Book: Гром и Молния



Ольга Безмирная


Гром и Молния

Профессор, старый, как пень от дерева, срубленного еще великанами, и такой же трухлявый, расхаживал по аудитории взад-вперед. Этот маятник уже давненько стал меня раздражать. К тому же старик применил магию бодрости и никак не удается заснуть. А я, честно говоря, планировал выспаться на сегодняшнем уроке. Особенно после такой сумасшедшей ночки.

Довольная улыбка отразилась на зеркальном боку небольшого котла, стоящего передо мной. Буро-серое зелье булькнуло и заиграло множеством разноцветных пятен, в буйном мельтешении которых мне виделась тоненькая фигурка.

Веселые пляски под серебристой луной на зачарованной поляне. Тимры издавали игривые ноты, фигуры новых знакомцев выписывали такие па, что я был готов удавиться от зависти. Ну никак мне не давалась эта наука. И загадочный взгляд моей партнерши, бившейся со мной, неуклюжим так, словно от моего умения танцевать зависела её жизнь. И все равно, что она почти на голову выше меня. И совсем наплевать, что она тощая эльфийка, а не пышногрудая красотка-дроу. Веселый нрав и некая сумасшедшинка покорили меня еще в первую встречу. А готовность бросить все ради эфемерного светлого будущего даже немного пугала. Но и притягивала.

Эта чокнутая эльфийка уже неделю таскала меня на все студенческие вечеринки и балы. Вечером, ночью, ранним утром я только и делал, что танцевал. С ней. И ни оша у меня не выходило. Обтоптанные ноги Нарве в расплющенных туфлях утром напоминали снегоступы, какими зимой пользуются людишки из ближайшей деревни. Но девушка никогда не высказывала недовольства. Хм… то ли колдовство накладывала вместе с гримом, чтоб страдали только туфли, то ли пристрастия эльфийки за пределами моей компетенции.

Лучше бы первое, иные изыски, придуманные заскучавшими ловеласами, не казались мне такими уж привлекательными.

– Как мило, - прошамкал на ухо старческий голос, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. - У господина принца почти получилось…

Обращенные к нам физиономии других студентов выражали те же эмоции, что бурлили во мне. Получилось?! Да я просто задумчиво подкидывал очередную гадость, смевшую именоваться ингредиентом, и припечатывал сверху для верности каким-нибудь скоропалительным заклинанием, придуманным только что…

– Да, как ни странно, получилось, - профессор осторожно принюхался и покачал головой еще более удивленно, - вот только понять бы… что?

– Как это - что? - пискнула пухленькая эльфийка, которой не посчастливилось сегодня оказаться со мной за одним столом. Я с усмешкой покосился на кругленькие бедра, выглядывающие из остатков юбки, на которую только что попали несколько капель из соседнего котла. То ли девушка еще не заметила метаморфозы, произошедшей с одеждой, то ли ей страшно польстило 'внимание' Элмора, с мечтательным видом помешивающим полуистлевшей ложкой смердящее варево в своем котле.

– Так это - что, - нехотя буркнул старик, обходя котел с видом голодного кота, обнаружившего в мышеловке добычу, но не знавшего, как её оттуда выковырять. - Зелье закончено, исходящий рисунок это подтверждает. Но я впервые встречаюсь с таким орнаментом и позволю себе предположить, что оно может быть опасно…

– То есть, проще говоря, Вы даже приблизительно не знаете, что оно может выкинуть, - подвел итог прямой как метла ведьмы, Набокьюйль, которого все зовут просто Юльчик. Прямой он в во всех смыслах, за что парню часто достается… И от своих тоже.

Профессор передернулся, но промолчал. Юльчику вообще мало кто отвечал. А что ответишь на правду? Никакого простора для фантазии и темы для спора.

– Тогда нужно проверить, - на всякий случай отодвигаясь, произнес Юльчик. Старик подавился.

– Давайте, не будем спешить, - прокашлявшись, прохрипел он. - Может, господин Громвэдхазьер прояснит суть своего изобретения.

– Нет уж, - хмыкнул я, - нежной кожей в горячий котел? Увольте!

Пухлая эльфийка обиженно надула губки, в результате чего стала похожа на одуванчик. Она так огорчилась, что экспериментов с моим тощим тельцем сегодня не будет! Интересно, чего я ей сделал-то?

Я хихикнул, и, прежде чем профессор смог меня остановить, махнул длинной ложкой в сторону девушки, одновременно подул на неё, словно и правда хочу сдуть с одуванчика все его пушистые зонтики.

Откуда вдруг взялся ураганный ветер, я так и не понял. Обычно такие порывы возникают из вихря и разворачиваются вокруг заклятия. Тут же порыв возник ниоткуда и исчез в никуда сразу же, как сделал свое дело.

А дело было сделано…

В полной тишине огромной аудитории звон упавших очков профессора болью вонзился в уши. Я вздрогнул.

Кто-то прыснул. Звуки, похожие на сдавленное рыдание, прокатились по задним рядам. Профессор втянул в себя воздух, вспомнив, что эльфу свойственно дышать. Парни поближе медленно наливались краской. Я подозреваю, что больше от сдерживаемого смеха, чем от врожденной скромности. Ну да, конечно, а что я еще ожидал?

Вытянутая в струнку эльфийка смотрела на меня расширившимися от ужаса глазами. На ней не осталось ничего. Ни единой ниточки.

Я пожал плечами:

– Все равно Элмор ей все продырявил…

Эльфы взвыли, не в силах больше сдерживаться. Громогласный хохот парней оттеняло смущенное хихиканье девушек.

Профессор наконец подтянул трясущуюся челюсть и движением руки объял девушку в свой длинный шелковый плащ.

– Понятно, - задумчиво потер он подбородок, - Это зелье, оголяющее за мгновение. Никогда с таким не сталкивался…

– Не только профессор, - а вот подруга пухленькой и не думала смеяться. Она не отрывала пристального взгляда от девушки. - Оно еще избавляет от лишних килограммов.

Теперь все девушки в аудитории разглядывали несчастную эльфийку, которая так и не произнесла ни одного слова.

– Забавно, - отметил старик.

А вот мне так не показалось, поскольку в следующее мгновение внимание эльфиек было обращено на меня. Множество взглядов, в которых медленно просыпалось безумие, заставляли сжиматься мое сердце. Насколько я понял, эльфийский символ совершенной красоты это длинная изморенная девица с вечно голодным взором и полным отсутствием каких бы то ни было округлостей. Воспитанный на других ценностях, я не понимал восхищенных взоров местных парней, когда мимо проплывала… почти пролетала такая вот полупрозрачная тень.

И теперь мне грозила реальная опасность. Угораздило же меня создать такое зелье. Теперь эти дамы готовы даже оказаться абсолютно голой на центральной площади, лишь бы стать еще немного больше похожей на обтянутый кожей скелет.

– Гром, - страстно прошептала чуть оправившаяся жертва моего колдовства, почти подползая ко мне на слабых ногах. - Спасибо…

Она вдруг резко рванулась и впилась мне в губы таким жарким поцелуем, что мы плашмя рухнули на пол.

Ой ё! Как бы она не похудела, падение на мое тощее тельце отозвалось резкой болью в грудине. Лишившись остатков воздуха, я попытался высвободиться из-под девушки. Задыхаясь, я трепыхался, в скользких складках плаща, попутно отбрыкиваясь от прыткой девицы и её жадных губ.

Вокруг нас нарастал визг. Кажется, эльфийку пытались стянуть с меня другие страждущие моей магии. Во сильна! Ну ладно, сама напросилась…

Уже теряя почти теряя сознание от недостатка воздуха, я прошептал любимое заклинание, придуманное мной в дни счастливого босоногого детства, когда приходилось удирать от обиженных братцев, причем преимущественно по крутому склону заброшенных шахт. В такие моменты мое ставшее на время круглым тело позволяло детским мячиком катиться вниз, а упругость оболочки иллюзии создавало совершенную защиту даже от падений с большой высоты.

Испуганно-изумленный ах совпал с моим судорожным глотком живительного воздуха. Немного отдышавшись, я с трудом поднялся и во второй раз обвел изумленные лица эльфов. Только теперь вокруг витали почти осязаемые вихри страха.

Я дроу. Я иной. Я чужой здесь. Я опасен. Как враг…

Глава 1

– Уф, Гром! Ну ты даешь! - опять расхохоталась Нарве, в бессилии уткнувшись в острые кулачки, вспомнив, как выкатывали круглую эльфийку, стыдливо прикрывая круглые бока шелковым плащом.

Урок я сорвал и, когда учеников отпустили, эльфийки рванулись из аудитории так резво, словно лошади из горящей конюшни. Впрочем, парни тоже старались держаться подальше, делая вид, что у них появились дела поважнее, чем попортить жизнь заезжего принца.

И только Элмор все также задумчиво водил рукой над своим котлом. От ложки осталось лишь слабое напоминание в самых кончиках пальцев эльфа. И ядовитая жидкость уже подбиралась к загорелой коже задумавшегося парня. Я с силой ударил по его руке, выпавший кусочек поглотило содержимое котла, так утробно при этом булькнув, что Элмор очнулся. Недоуменно посмотрел на меня, на котел, на пустую аудиторию:

– А где все?

– Ты так активно болтал свое зелье, что забрызгал всех до одной сплошной дыры! - восхищенно промолвил я. - Ты же изобрел исчезательное зелье!

– А почему ты тогда остался? - моргнул эльф.

– А на дроу не действует, - нагло заявил я.

– А! - Элмор с интересом посмотрел на булькающую жижу в своем котле, видимо прикидывая дальнейшее использование этого биологического оружия.

– Мне жаль тебя разочаровывать, - преувеличенно нежно проворковала на ухо Элмору незаметно подкравшаяся эльфийка, - но на таких ведьм, как я, тоже не действует.

– И правда жаль, - задумчиво пробормотал эльф, перебирая длинными загорелыми пальцами по чуть опушившемуся подбородку.

Чем заслужил подзатыльник от Нарвэ.

– Ладно, - хихикнул я, - потом додумаешь, как усовершенствовать свое зелье. Пойдемте лучше куда-нибудь, развеемся.

– Ну да, - восхищенно подхватила неугомонная эльфийка, - развеем еще парочку лишних нарядов. Из жертв твоего колдовства получаются такие замечательные статуи!

– Угу, - без энтузиазма кивнул я, - только потом они имеют обыкновение набрасываться на создателя с целью придушить…

– Это вы о чем? - Элмор переводил удивленный взгляд с Нарвэ на меня.

– А! - радостно встрепенулась девушка. - Это у Грома взыграли юношеские фантазии… и он решил претворить их в жизнь. Много-много голых девушек, таких прытких и страстных…

– Друг, - простонал я, опираясь на Элмора. - Давай я помогу тебе с зельем…

– Зараза к заразе не пристанет, - отрицательно покачал головой действительно огорченный эльф.

И с удивительным проворством увернулся от следующего подзатыльника Нарвэ. Вот так, этот парень меня все время удивляет… Надо бы порасспросить о его предках, наверняка какие-нибудь прабабки бегали на свидания к дроу.

Смеясь и толкаясь, мы вышли из абсолютно пустого помещения… и попали в сумасшедший дом. В узком высоком коридоре, соединяющем все классы в эльфийской школе, столпилось столько представителей этого славного народа, что казалось они расположились в два, а местами и в три яруса.

И только перед дверью было свободное пространство. И абсолютная тишина.

– Вот так и становятся знаменитыми, - флегматично высказался Элмор.

– Спасибо, - проворчал я, - я и так не страдал от недостатка внимания. А теперь уже вообще не знаю, как от него избавиться.

– Есть способ, - хихикнула Нарвэ, периодически приветливо махая знакомым в молчаливой стене, - но тебе он не подходит.

– Это почему это? - возмутился я. - Что за странный секрет?

– Да не секрет, - эльфийка наконец обернулась ко мне. - Все просто: не надо его к себе привлекать!

– Да, - утвердительно кивнул я Элмору, - в зелье надо добавить печень горундца и эксперимент должен завершиться успехом.

– Кого? - заинтересованно пододвинулся эльф, не замечая, что попутно отдавил ногу Нарвэ. К моему удивлению, эльфийка взвыла и заскакала на здоровой ноге, отпугивая прибежавших поглазеть на нас зевак.

Точно, она защищала ноги заклинанием перед каждым нашим походом, облегченно решил я. Хорошо, а то уже навыдумывал себе всякого…

Элмор отчаянно тормошил мою несчастную руку, требуя ответа, а окружающие нас эльфы с наслаждением наблюдали бесплатный спектакль.

Я зажмурился. Хочу домой!

– Вот ты где! - неожиданный окрик остановил тормошение меня любимого парочкой эльфов. - Я так и знала!

– Лейла? - я чуть приоткрыл один глаз.

– Принцесса, - прокатился по коридору шепот, и студенты скоренько рассосались, оставив на полу бумажки от съеденных лакомств. Ну я так и знал! Нашли величайшего комика всех времен и народов…

– Гром, ты в своем репертуаре, - обняла меня девушка, - я бы удивилась, не застань я подобную картину.

– И ты, Лейла! - простонал я.

Принцесса хмыкнула и обернулась к моим друзьям… Да, а ведь эти двое и правда стали моими друзьями. Особенно на фоне романтического увлечения друг другом Динзи и Волдрея. Я не видел эту сумасшедшую парочку… уже очень долго.

– Разве сейчас не должно проводиться занятие?

– Должно, - холодно кивнула Нарвэ. Эти двое смерили друг друга презрительными взглядами. В воздухе ощутимо запахло грозой.

– Вот только вмешался Гром, - захихикал Элмор, разряжая обстановку.

– Ну конечно, - рассеянно кивнула Лейла, теперь демонстративно не замечая эльфийку. - Ладно, это дело второе. Гром, тебя хочет видеть мой отец… И, честно говоря, давно не видела его таким рассерженным. Ты случайно не встречался с Магистром в пролете только что отремонтированного окна?

– Если бы, - вздохнул я. - Я только изобрел новое зелье и провел мааааленький эксперимент.

– С этого места поподробнее, пожалуйста, - плотоядно облизнулась эльфийка, не имея на мой счет иллюзий. - Ты превратил профессора в горундца или устроил в классе охоту на Гаркуша?

– Ну и фантазия у тебя, - пораженно покачал я головой. - Я просто устроил небольшой сеанс оголения…

– Что?!.. - прыснула Лейла.

Я поперхнулся и протестующе махнул рукой:

– Не самооголения… И вообще, Лейла! Ты появляешься в Вестрагене, то бросаешься мне на шею, то убегаешь прочь, втягиваешь в истории. В конце концов все это оказывается частичками большой интриги, достойной такой светлой и светской принцессы. Получив желаемое, спровадив женишка и устроив личную жизнь подружки-оборотня, ты пропадаешь, кидаешь меня на произвол судьбы и попутно на ваших чокнутых студентов. Ни вести, ни полслова столько времени. И вот теперь ты спокойно приходишь и хочешь чтобы все было так, словно между нами нет невероятной хитрости, такой светлой подлости во имя высоких идеалов. Это так по-эльфийски: рваться спасти одну светлую душу по головам сотен светлых и не совсем… и заодно выгадать для себя максимальную пользу.

Я сам не заметил, как под конец тирады сорвался на крик.

Губы девушки задрожали, личико некрасиво скорчилось, глаза стали большими и влажными. Я отвернулся. Ну и пусть себе ревет, раз уж так приспичило.

Нарвэ юрким броуном скользнула в сторону, дабы насладиться этим зрелищем со всех сторон. Видимо не каждому удается довести до слез наследную принцессу. Впрочем, мне это всегда удавалось без особого труда. Эх, даже полегчало немного на душе!

– Ну что, приятель, проводишь меня по вашим катакомбам до дворца? А то я месяц буду плутать, трагически завывая во все заброшенные коридоры, - я хлопнул Элмора по плечу.

– Я тоже могла бы проводить, - обиженно надула губы Нарвэ.

– Обойдетесь, - тихо всхлипнула принцесса. - Грома провожу я, как было велено отцом. А урок, думаю, возобновят…

– И что у вас за система, - все не мог успокоиться я. - Нет бы как нормальные дроу проводили в день несколько различных уроков, так нужно отличиться, как же! Ну какое существо выдержит полдня монотонного гудения об одном и том же?

– Доказано, - лекторским тоном, так не вязавшимся с её покрасневшим носом, объяснила Лейла, - что если день посвящен одному предмету, урок лучше укладывается в голове эльфа…

– А! Ну конечно, эльфа! - хмыкнул я. - Вот почему вы все, как один, такие зануды…

Элмор поперхнулся, а Нарвэ возмущенно фыркнула.

– Ну то есть, в основе своей, - поспешно поправился я, с опаской наблюдая за гордым профилем эльфийки, дабы успеть заключить её во временную петлю до того, как получу по шее. - Ну кто еще выдержит подобные измывательства? Лично я отрубаюсь уже после первой четверти урока и вхожу в состояние голодной спячки горундца.

– Да? - удивился Элмор. - Вот никогда бы не подумал, что ты способен удержать внимание так долго. Лично я не выдерживаю и шестой части.

– Зато наша всезнайка занимается сутками напролет, - мерзко захихикала Нарвэ. - Что впрочем не помогает ей стать лучшей.

Лейла смерила презрительным взглядом девушку и зашагала прочь:

– Впрочем, принц и сам доберется.

– Нарвэ, - я проводил принцессу задумчивым взглядом, - мне все чаще кажется, что твоя белая кожа - только иллюзия. Ты больше походишь на дроу, чем на светлую эльфу. Во всяком случае, в язвительности тебе не откажешь.



– При чем здесь язвительность, - Нарвэ меланхолично пожала плечами. - Я правду говорю. Лейла всегда была зубрилой, но это не особо помогало ей постигнуть смысл. А оттарабанить предмет на экзамене мало, надо еще познать его практическую сторону.

– Мне казалось, у принцессы с этим проблем нет, - удивился я. - Она и меня научила кое-чему…

– Просто ты неусидчив, - эльфийка с озорством потрепала мою челку. - Теорию ненавидишь, а практику схватываешь на лету… если разжевать в твоей любимой манере - параллельно поиздевавшись над ближним.

– Скажешь тоже, - польщено хмыкнул я.

– А Нарвэ вообще все легко дается, - внес свою лепту в объяснения Элмор, внимательно наблюдая за крохотной тварью, имевшей неосторожность высунуть свои лапки из-под защиты плоского камня в выемке на стене. - Поэтому ей все смертельно завидуют. А Лейла в особенности, ведь её положено быть лучшей.

– Понятно, - зевнул я. Честно говоря, тема мне уже поднадоела, зато появилось острое любопытство - что же хочет от меня его светлейшее повелительство?

Махнув на прощанье скривившейся эльфийке и практически залезшему на стену в исследовательском экстазе Элмору, я направился к выходу из здания. Где-то впереди мелькали встревоженные группки эльфиек, которые едва завидев меня, будто просачивались сквозь стены. Иногда встречались мрачные юноши с вызовом в светлых глазах. Темный ош, не нравится мне здесь! И эти белые стены, и увитые растениями балки. А особенно большие цветы, в изобилии покрывающие любую ровную поверхность. Их тошнотворный запах часто доводил меня до полуобморока, вызывая слезоточивость и постоянные чихи.

Попав на свежий воздух, я с облегчением вздохнул полной грудью… и благополучно подавился попавшей в рот маленькой бабочкой. Еле отплевавшись остатками насекомого, я высказал окружающему миру и его обитателям все, что я думаю о ярких красках, цвете, свете и существах, возводящих эту безвкусицу в ранг истины.

Не удовольствовавшись тирадой, я превратил стаю кружащих вокруг моей головы мотыльков в симпатичных мохнатеньких и многоглазых паучков, которые шустро разбежались в разные стороны, прячась от яркого света где придется. Особенно не повезло девушкам, чьи свободно облегающие платья показались привлекательными моим милым созданиям.

Поднялся жуткий визг. Эльфийки метались по выложенной разноцветными камешками площадке перед школой, отчаянно пытаясь вытряхнуть из-за пазухи или, кхе, подола маленьких шебурщунчиков. Кому это удавалось, тут же сбрасывали с ног изящные сандалии и хлопали ими по камням, стараясь сократить число бегающих паучков.

Неодобрительно покачав головой на жестокосердных девушек и поблагодарив Тьму, что это зверство недосягаемо для глаз чувствительного Элмора, я побрел в сторону дворца.

Вообще-то я старался днем не ходить по улицам Светлого леса. Ну неуютно мне, пялятся все. Ну чего такого: не так уж мы и отличаемся: только цветом, магией… Нет, все-таки сильнее. Например, в Вестрагене никто не будет остолбенело впериваться в эльфа, даже если он один светлый среди темных. Скорее всего его просто будут игнорировать, поскольку у дроу всегда найдутся свои дела, более интересные.

В очередной раз поежившись под пристальным взглядом невысокой эльфийки с усталым взглядом светло-серых глаз, я юркнул к увитым растениями воротам дворца.

Стражи не было и это меня всегда удивляло. У дроу стража что-то вроде украшения дворца. Дроу стражами просто так не становятся, как у эльфов. Это многовековой клан, только они способны несколько дней стоять, не шевелясь, не покидая пост даже для естественных нужд… Честно говоря, я вообще сомневался, что они таковые испытывают, что было подтверждено множеством засад и не слишком добрых проверок.

Ну, магия конечно дворец охраняла, но меня никогда не останавливала. Почему? Кто знает. Может, на дроу не действует, что вряд ли. А скорее всего, просто есть уровни допуска, а я до сих пор не лез дальше разрешенного. Да и некогда мне было: днем спал на лекциях, ночью обтаптывал ноги Нарвэ.

Проскользнув в створку ворот, я оказался в благодатной темноте. Понежившись в ласковой полутьме, я с вздохом пошагал вперед. Гулкое эхо дробилось в ходах, скрытых в стенах. Отголосок древних тайн приятно холодил затылок, дремлющей опасностью пробегая вдоль позвоночника.

Я вспоминал свое первое посещение этого места и не понимал, как не смог почуять все это великолепие вкуса. Теперь я проникся большим уважением к Повелителю Цвейго, вспомнив упоминание Лайнеса, что дескать они прилично пошумели в молодости.

Яркий свет огромной залы накрыл меня словно волна утопающего. Судорожно втянув в легкие воздух, я немного проморгался и оглядел помещение.

Цвейго стоял ко мне спиной у отремонтированного окна. Сгорбленная спина и нервно дергающиеся пальцы свидетельствовали о том, что мой приход остался в тайне для Повелителя.

Удивившись, я прошел вглубь залы, отчаянно громыхая сапогами так, что заныли суставы. Эльф не пошевелился. В чем нам, дроу, не откажешь, так это в бесшумной походке, даже если мы не стараемся сделать её таковой. Тогда я кашлянул.

Цвейго резко подпрыгнул в воздух, развернувшись в полете и выпрямляясь в струнку, творя руками заклятие.

Порядком струхнув, я машинально оставил иллюзию своей фигуры и, плюнув на гордость, рванул под укрытие утыканного разноцветными камешками трона.

В том месте, где метался мой эфемерный двойник полыхнуло светом, пол ощутимо содрогнулся. С потолка посыпались небольшие плитки лепнины, разлетаясь на мелкую крошку от удара. Стихло.

Я нервно выглянул из-под большого золоченого стула, тут же столкнувшись лбом с самим эльфом. Охнув и схватившись за головы, мы разлетелись в стороны. Ну, Цвейго просто упал на пятую точку, а я же откинулся назад, пребольно стукнувшись об острый край трона, в дополнение заработав приличную шишку и на затылке - очевидно для симметрии.

– А, это ты, - меланхолично заметил Повелитель, потирая разбухающий бугор на лбу. Я осторожно потрогал такое же украшение на своем челе, согласился:

– Вроде я…

– Вылазь, - вздохнул эльф, с ощутимым трудом поднимаясь на ноги.

Я осторожно выбрался из-под прикрытия, держась к трону так, чтобы чуть что рвануть обратно. Может, эльфу станет жаль всей этой бутафории, и он не будет рушить свою яркую игрушку.

Цвейго усмехнулся моим стратегическим переходам и поманил к себе поближе. Я вздохнул и вышел на открытое пространство, ярко освещенное полуденным солнцем.

– Я тебя вызвал, дабы… - начал Повелитель.

– Ну я не виноват, - поспешно перебил я эльфа. - К тому же, эльфийка уже наверняка сдулась. Эта иллюзия придумана мной еще в далеком детстве, использовалась мной не раз, причем на самом же себе. А то, что она голая оказалась - кто ж знал, что это зелье так подействует? К тому же, она-то как раз осталась довольна… в конечной итоге.

– Чего? - оторопело вытаращил глаза Цвейго.

– Ну, она же похудела. Я вообще-то не понимаю, зачем эльфийки так себя морят голодом, и так округлости в зачатке. Но уж раз такое дело, путь остается жердью, ей вроде очень нравится так выглядеть…

– Погоди, Гром. Ничего не понимаю, - эльф даже головой помотал для подтверждения достоверности своего заявления. - Кто похудела? Почему голая? Что за зелье?!

– Э, - опешил я, быстренько соображая, что моя школьная выходка похоже не причем, - никто. Это я так, в тему.

– К-какую тему, - эльф уже тер виски длинными пальцами. - Ты вообще о чем?

– Это я с перепугу чушь несу, - я 'стыдливо' опустил глаза.

– Хе, - проницательно сощурился Цвейго. - ну ладно, это я выясню попозже. А теперь о причине приглашения…

Эльф нервно крестил пальцы и зашагал в сторону окна. Видимо вид на улицу нравился ему больше моей удивленно вытянутой физиономии. И я его не мог в этом винить.

– А чего, собственно произошло? - я отошел в тенек в поисках прохлады. На стене поблескивали капельки влаги. Стерев одну пальцем, я удивленно поднес её поближе к глазам. Если это вода, то волшебная: капля переливалась всеми цветами радуги и беспрестанно дрожала по своим собственным законам. Переведя взгляд на стену, я увидел, что капельки еще и движутся, довольно хаотично друг относительно друга.

Увлекшись разглядыванием неизвестного мне явления, я пропустил начало тихой речи Повелителя. Очнулся, лишь услышав:

– …зверски зарублены. Дверь разнесена на щепки и хранилище пусто. - Цвейго устало потер наморщенный лоб, но, задев свежую шишку, тихо взвыл и выругался себе под нос.

Я машинально коснулся своей травмы.

– А что было в хранилище? - спросил я, кажется, уловив суть.

– В том то и дело, Гром, - обреченно вздохнул Цвейго. - Что в этом хранилище был только один предмет. Твой клинок. Сияние.

– Но это невозможно! - изумленно воскликнул я. - Его никто не мог взять. Я сам по вашей просьбе отнес его в какой-то подвал на все время своего пребывания… - Тут я осекся и пристально глянул на Повелителя.

– Я тоже думаю, принц, что кроме тебя никто его взять бы не смог, - холодно согласился эльф, сверля меня неожиданно жестким взглядом.

– Но… я… - спина стала противно-сырой от холодного пота. Эльф говорил, что кто-то зарублен.

Повелитель стоял, сложив руки на груди, и спокойно наблюдал за мной. В светлых глазах читался то приговор, то сомнение, а временами даже… жалость. Как бы не резвились дроу, до смерти эльфа еще ни разу не доходило, даже по случайности. Кто посмеет нарушить договор?

Хотя, светлые всегда считали, что договор чтят только они, а мы играем с ним, насмехаемся над высокими идеалами эльфов. И ждали от нас подобной каверзы. Видимо, от меня следование договору ожидали в последнюю очередь. Вспомнив, как приняли нас в первый день, я окончательно убедился в этом. И потом, слава обо мне в Светлом лесу была сильно раздута и исковеркана, любой мой шаг трактовался только как подозрительный. Ни Динзи, ни Волдрей не вызывали того панического ужаса, какой сразу начинал виться в воздухе, стоило мне показаться днем на улице.

Кричать о том, что я невиновен бесполезно, бежать тоже. Если бы я не знал о коротких ходах, пронизывающих весь Светлый лес, словно огромная паутина, я бы может и попытался… Но Нарвэ мне показала их в первый же день, будто заранее предупреждая…

– Скажи мне, - произнес наконец Повелитель, с ощутимым трудом удерживая в себе сомнение, - проникал ли ты в хранилище? Можешь сказать, где сейчас твой клинок? Только отвечай честно, от этого зависит…

Я кивнул - понятно, моя жизнь. Оглушенный обвинениями и тяжестью осознания шаткости доверия к своей персоне, я не мог подобрать слова, которые, по моему мнению, в достаточной мере прозвучат убедительно. Тьма, да я даже не помню, как пройти к тому хранилищу и уж точно как отличить его от сотен таких же…

В дверях появился придворный эльф с бледным лицом. Скользнув ненавидящим взглядом по моей фигуре, он уставился на Цвейго. Почуяв, что передаваемое относится ко мне, я попытался словить хвостик мыслей. Что-то про мою комнату и свет… нет, сияние.

Сияние в моей комнате?! Я оторопело перевел взгляд на Повелителя. На светлом челе эльфа таяли последние сомнения. Мой шок от новости теперь трактовался как молчание виновного.

– Прости, Гром, но я вынужден задержать тебя до расследования этого дела, - бесстрастно произнес Цвейго.

Он поднял руку и переливающиеся капельки, скользившие по стенам в кажущемся беспорядке, взметнулись в воздух и оседали в полшаге от моего тела, медленно плетя мерцающий кокон. Вдох, и кокон вырос до уровня колена. Выдох - и я замурован по пояс. Безучастно наблюдая за пленением моего тощего тельца, я вдруг понял, что это за влага. Зелье Морфа! Окруженный таким вот коконом, я буду напоминать мушку, попавшую в плен к пауку, обмотанную крепкими нитями, находящуюся в состоянии искусственного сна, плавно перерастающего в смерть.

Это не плен, это казнь! И я уже не чувствую ступней, не могу пошевелить коленями. Омертвение змеей скользит по мышцам ног.

Отчаянно дернувшись, я пытался опрокинуть проклятый полукокон. Но зелье держало крепко, капли собирались в плотный шлейф, стекая со стены, где я их заметил. И все мои иллюзии напрасны, я не знал, что можно противопоставить этому древнему зелью драконов.

Цвейго вновь отвернулся к окну, его помощь заклятию не требуется, а на мои тщетные попытки освободиться он только грустно качал головой.

Драконы, вот кто мне мог бы помочь. Эх, если бы Магистр был более разговорчив, мог бы и научить меня парочке драконовских заклятий, старый скупердяй!

Вдруг отремонтированное недавно окно разлетелось вдребезги, щедро осыпав прикрывшего голову эльфа разноцветным дождем разрушенных витражей. Воспрянув, я в надежде ожидал увидеть знакомую наглую драконью морду, пытаясь рассмотреть происходящее через край зелья, уже добравшегося до подбородка.

Но в окно впрыгнула… Нарвэ. Она размахивала двумя мечами так же изящно, как двигалась в танце. Против обыкновенного просторного, полупрозрачного платья на ней были темные полотняные брюки, белая мужская рубаха и жилет на шнуровке. Не обращая внимания на Повелителя, девушка рванулась ко мне, разрывая ворот рубахи. Я оторопел было, но эльфийка просто добиралась до предмета, спрятанного на груди.

Сорвав с шеи амулет из старого позеленевшего металла, она коснулась им поверхности кокона, который тут же обрушился вниз водопадом обычной воды, лишившись силы заклинания. Я проводил взглядом вылетевшее в окно разноцветное облачко и увидел, как в проем вскочили несколько стражников с обнаженными мечами. Удивленно посмотрев на неподвижного Повелителя, так и стоящего у окна с поднятыми руками, они соскочили в зал и бросились на нас.

– Бежим! - Нарвэ потянула меня за рукав, и я плашмя грохнулся на пол.

Ноги еще не слушались, хотя онемение отступало довольно быстро. Нарвэ отпустила мою руку и приготовилась отражать атаку стражи.

Пока я пытался подняться на дрожащих ногах, девушка отбивалась сразу от двух стражников. Я удивился: вроде в окно их лезло больше, и оглянулся в поисках остальных. Еще двое остались возле Цвейго, а трое обходили нас так сказать с тыла… То есть подбирались к безоружному мне.

Проворчав: 'Сами напросились', я создал небольшой вихрь, направив его на эльфов. Но неожиданно для меня, вихрь вышел из-под моего контроля и направился к окну, где он насытился осколками витражей, вобрав в себя все, что просыпалось на пол. Взбесившееся от неожиданной свободы заклинание заметалось по зале, нашпиговывая сверкающими стеклышками любой объект на пути.

Метнувшись в сторону, я потащил за собой сопротивляющуюся эльфийку. Стражники, с которыми она сражалась, благоразумно отскочили в другую сторону.

Когда заклинание нашло троих стражников, перекрывших нам путь к двери, я отвернулся, но все равно успел заметить, как рубиновый веер кровавых стекол взметнулся по белой стене. Вихрь, исчерпав силу заклинания распался над алым месивом, лопнув словно мыльный пузырь.

Нарвэ обернулась, и я съежился. Во взгляде девушки плескался ужас и уважение. Но не было ненависти. А ведь я только что убил троих её соотечественников! Растерянно моргнув, я медленно повторил про себя эти слова: 'Я убил…опять'

Передо мной пронеслись картины произошедшего в 'Жиле'. Покрытые слоем крови камни, трупы знакомых, мертвое лицо друга.

– Гром, очнись, - Нарвэ с силой хлестнула меня по лицу. - Надо бежать!

Встрепенувшись, я побежал за эльфийкой к выходу, старательно огибая кровавое месиво. Грохот шагов позади не оставлял надежды, что стражники от нас отстали. Припечатав двери заклинанием, я получил ощутимый тычок кулачком под ребра.

– Гром, ты в своем уме? Дворец нашпигован магией, блокирующей чужую энергию. Или хочешь, чтобы нас с тобой тоже разорвало на куски каким-нибудь взбесившимся заклинанием?

Я вздрогнул и, прогоняя кровавую картину из сознания, вновь побежал за моей спасительницей.

Сзади раздался грохот, двери выгнулись парусом, но устояли.

– Что это было? - удивился я, огладываясь. За что тут же поплатился: споткнувшись, пролетел кубарем вперед, столкнув Нарвэ и припечатав её к стене.

Девушка застонала:

– Ты мне, кажется, ребра сломал!

– Прости, я нечаянно…

– Ну да, конечно, - фыркнула девушка, поднимаясь на ноги и морщась. Ощупав свой бок, она с трудом вздохнула: - Нет, вроде все в порядке. Мне повезло, что у меня такие твердые кости. Судя по началу, мне они очень пригодятся.

– А что теперь? - я только что осмотрелся: мы находились в небольшом каменном закутке неправильной формы с грубо отесанными углами. Вход сюда представлял собой широкий, но низкий проем с зазубренным верхом. Я порадовался, что мы пролетели близко к полу, а то бы наши тела разорвали эти каменные зубы…

– Ничего, - эльфийка прислушалась к чему-то и махнула мне рукой, - просто ждем.



– Чего ждем? - удивился я. - Когда прибежит стража и утыкает нас клинками?

– Помолчи, - зло сверкнула глазами эльфийка. - Я и так рисковала всем непонятно из-за чего.

– Все, молчу, - я примирительно улыбнулся и присел в уголке, откинувшись на неровную каменную поверхность стены.

Попытался осмыслить произошедшее: меня обвиняют в убийстве стражников и проникновение в хранилище. То, что украдена моя собственность, зачем мне воровать у себя, очевидно для эльфов не довод. А вот в то, что я задумал пакость и проник в хранилище тайком, зверски растерзав светлых для собственного удовольствия, очевидно, кажется им логичным. А уж то, что произошло в дворцовой зале, окончательно сотрет все сомнения у обвинителей. И в первую очередь у Цвейго… если он жив. Что с ним произошло? Он замер, словно статуя при появлении Нарвэ и не двигался до нашего отхода.

Еще загадка: кто мог украсть Сияние? Это вообще нонсенс! Дэйдрэ как-то объяснила, что клинок не дастся в руки никому, кроме своего владельца… или пленника, с какой стороны посмотреть. Очень своенравная железяка может даже убить того, кто попытается похитить её.

А что, если?.. Кто-то из стражи захотел посмотреть, что за меч такой, которого боятся все эльфы, и решил поиграть с Сиянием. Такие игры закончились для него плачевно, как и для товарища, который пришел к нему на помощь.

Нет, тогда куда делся сам клинок? Не сходится.

Я вздохнул и стал наблюдать за девушкой, нервно прохаживающейся у входа и периодически к чему-то прислушивающейся.

Вот она радостно подпрыгнула и довольно потерла ладони. Я не уловил никакой перемены, но тоже уставился в темноту прохода.

Раздался тонкий свист и в закуток влетел… Сияние! Подскочив от удивления, я метнулся в другую сторону, уворачиваясь от излишне прыткого клинка. Меч упал на то место, где я только что сидел, обиженно звякнув.

– Что это? - я с надеждой посмотрел на эльфийку, ожидая благоразумных объяснений этой ситуации.

– Твой меч, - спокойно констатировала Нарвэ.

– Это я вижу, - отмахнулся я. - Что вообще происходит?!

– Тебя подставили, - так же меланхолично произнесла девушка, не сводя с меня пристального взгляда.

– Но кто? - удивился я. - Кому это понадобилось? И как кто-то смог коснуться Сияния?

– Как много у тебя вопросов, - усмехнулась эльфийка. - Жаль у меня ответов намного меньше. Честно говоря, вообще одни предположения.

– Давай хоть предположения, - попросил я.

– Хорошо, - согласилась она. - Кто-то, причем очень хороший колдун, поскольку мало кто знает, как правильно обращаться с такими древними артефактами, проник в хранилище и похитил Сияние… не спрашивай - как, я не знаю. К тому же убил стражников. Это вообще странно, скорее всего для того, чтобы они не опознали похитителя. Можно предположить, что это существо довольно известно здесь. Но, похитив артефакт, укрыло его у тебя. Или с целью подставить тебя, или же с целью пока припрятать.

– Да уж, понятнее не стало, - огорчился я. А собственно, чего я ожидал? Нарвэ не оракул, да и если бы была, те настолько прозрачно все объясняют, что только еще больше запутываешься. - А почему Сияние прилетел ко мне?

– Он не прилетел, - эльфийка покосилась на меня как-то странно. - Я его позвала от твоего имени.

– То есть, - осенило меня, - кто-то мог попросить меч от моего имени и тот мог оказаться в моей комнате. И похитителю не надо бы было даже прикасаться к Сиянию! Но почему убийство? Зачем надо было убивать стражников, если можно было это сделать на расстоянии?

– Нельзя на расстоянии, - объяснила Нарвэ. - Или ты забыл, что происходит во дворце с чужеродной магией?

– Забудешь такое, - я передернулся. - Тогда как ты позвала его? Мы же еще во дворце.

– А надо знать, где поставлены основные заклятия, чтобы уметь воспользоваться вот такими белыми пятнами, - хитро сощурилась девушка. - Нас тут даже поисковики не найдут. Но все равно, оставаться здесь долго опасно, так как могут прочесать весь дворец визуально. А от толпы стражи нас не спасут никакие пятна: ни белые, ни черные.

– Это-то понятно, - протянул я. - Только как же нам по-тихому ускользнуть? Дворец наверняка окружен.

– Наверняка, - согласно кивнула девушка. - Но есть ходы, которые нестабильны в Светлом лесу. Это опасный путь, но он единственный.

– То есть, - насторожился я.

– То есть, - эльфийка протянула руки к неровной поверхности стены и начала нежно поглаживать камни, - ходы сотворены с помощью магии древних. Те, которыми часто или хотя бы иногда пользуются, очевидны. А те, которые заброшены, нестабильны. А уж если забыты, то вообще могут закинуть в такие дали, которые и не снились самым сильным магам. Одна беда: нельзя даже предположить, куда они приведут…

– А может, попытаемся прорваться? - с надеждой спросил я, стараясь не видеть, как под длинными пальцами оживает холодный камень, прорастая внутрь темным провалом с исчезающими краями. - Чего-то не очень хочется бросаться в неизвестность.

– Тебе больше нравится броситься навстречу к смерти? - холодно улыбнулась Нарвэ. - Тебе действительно кажется, что это более известно?

Я передернулся:

– Просто мне кажется, что это равнозначно. Даже не так: неизвестная смерть более страшит, чем известная.

– А еще дроу, - огорченно покачала головой Нарвэ. - Где твоя знаменитая жажда приключений?

– Наверное, кончилась, - сокрушенно ответил я. - Спасибо, накушались.

– Хе, ты еще скажи, что хочешь осесть, завести семью, пару гномов для полного комплекта и писать мемуары о приключениях юности, - расхохоталась Нарвэ.

– Хорошая идея, - саркастично ухмыльнулся я. - Вот только гномы не кажутся мне сексуально привлекательными, так что не получится у меня привнести новаторство в кровь дроу.

– Скажешь тоже, - передернулась эльфийка. - Я имела в виду, в качестве прислуги их завести…

– Ой, что это? - я попятился от расширяющегося прохода.

Нарвэ резко отдернула руки и с визгом отскочила за мою спину:

– Паук!

– Ну и чего так орать? - скрючилось существо в проходе. - Чего вам вообще понадобилось здесь? Это забытый ход. Эх, если эльфы опять будут шастать по забытым ходам, куда нам-то деваться?

– А ты кто? - умильно спросил я, любуясь фиолетовым панцирем паукообразного существа, не забывая, впрочем, держаться как можно дальше от него.

– Хвала Тьме, тоже из забытых, - усмехнулось существо. - И мне не очень хочется, чтобы обо мне вспомнили…

– Не вспомнят, - уверенно закивал я. - Мы никому не скажем.

– Конечно, не вспомнят, - зашуршало существо. - И вы уж точно никому ничего не расскажете…

Панцирь паука потемнел и взорвался: слизь фиолетово-бордового оттенка разлетелась по всему помещению, попав и на нашу одежду. Нарвэ завизжала и, судя по бледности, приготовилась упасть в обморок. Меня это не вдохновило, поэтому я ударил девушку по лицу, оставив внушительный след на скуле Нарвэ. Кажется, переборщил, но извиняться было не перед кем, так как сам отправил девушку в беспамятство.

– Тьма, - выругался я. - Еще этого не хватало…

– Что за эльф, что призывает тьму? - удивилось существо, замерев в шаге от нас.

– Сам ты эльф, - обиделся я. - Я дроу, разуй глаза, паучара!

– Разул бы, - грустно хмыкнуло существо, - да только нет у меня глаз. Да и не нужны.

– А как определил, кто мы? - удивился я, пристально разглядывая туловище существа, пытаясь определить, какие наросты какую функцию выполняют. Схожесть с пауком ограничивалась мохнатыми лапками и немного брюшком.

– Так вы стоите в начале забытого эльфийского хода, - сделало вывод существо. - И, кстати, раз ты и правда дроу, значит сам определишь, как обезвредить мой яд. У вас, темных, это в крови… Вот и посмотрим, правду ли ты говоришь.

– Яд? - в ужасе прошептала пришедшая было в себя девушка.

Нарве попыталась было отключиться снова, но я отчаянно затряс её за плечи:

– Не вздумай! Мне нужна помощь. Уж не знаю, что там в моей крови, но я не так прилежно изучал науку ядов, чтобы вот так с бухты-барахты найти противоядие!

– Не тряси меня, Гром… - прошипела прикусившая язык эльфийка. - И вообще, я тебе тут не помощник, так как о ядах дроу знаю только то, что от них нет противоядий.

– Почему? - я так удивился, что отпустил плечи Нарве. Девушка, оставшись без поддержки, рухнула на каменный пол.

– Ой, прости, - я рванул было помочь, но отступил под многообещающим и злым взглядом девушки. - К твоему сведению, противоядия есть почти всегда… Точнее есть они всегда, но некоторые были утеряны за ненадобностью…

– Вот-вот, - чему-то обрадовалось существо. - Забытые!

Мы с Нарвэ обменялись мрачными взглядами.

Я осторожно потрогал слизь. Полупрозрачная, она уже стала немного подсыхать. Для одежды оказалась безвредна: никаких дыр и расползающихся прорех я не заметил. Попытавшись отряхнуться, понял, что подзасохшая она прекрасно отстает от ткани, даже не оставляя следов.

Паук пристально с интересом прислушивался к происходящему.

Подковырнув пальцев слизь с одежды Нарвэ, я заметил, что она светлее и не думает подсыхать или отряхиваться с одежды. Более того, она расползалась, пропитывая рубашку девушки насквозь.

– Странно, - подвел я итог. - Мне эта дрянь кажется абсолютно безвредной. Но на твоей одежде она ведет себя по-другому. Мне кажется удачным то, что слизь не попала на кожу.

– Верно мыслишь, - довольно уркнуло существо. - Ты и правда дроу. И тебе даже не надо искать противоядие. Оно у вас в крови. А вот девушка умрет. И станет для меня чудесной пищей. Эта, как ты говоришь, слизь, мое оружие для охоты. Вырабатывается такой запас около дюжины раз в год. А чтобы выжить, раз в сезон мне необходимо поглотить пищу достаточного объема.

– Так что это? - уточнил я, наблюдая, как эльфийка в ужасе срывает с себя жилет, насквозь пропитавшийся этой дрянью.

– Ну это как у вас желудочный сок, - охотно пояснило существо. - Только переваривает снаружи меня. А потом я всасываю образующуюся кашицу.

Бледная эльфийка сползла по стене, не в силах пережить открывшуюся правду. Её переваривали живьем! Едва совладав с трясущейся челюстью, девушка взвизгнула:

– Сделай же что-нибудь!

– Не надо кричать, - поморщилось существо. - Я конечно от этого не умру, но очень неприятно. К тому же, все хотят есть и жить, даже мы.

– А вас много? - заинтересовался я, не бросая надежды, что наткнусь на подсказку противоядия.

– Уже не так много, - понурилось существо. - Старые уходят, а молодых все меньше. Вы, дроу, бросили нас, как только мы перестали быть нужны вам. Не то, чтобы мы особо обиделись, но вдруг оказалось, что так желаемая ранее свобода не так уж и нужна нам. С дроу клану вийров жилось гораздо лучше. Немного крови, которую жертвовали хозяева давали нам возможность производить потомство…

Вийры. Теперь я понял, что это за существо: разведчики, и одновременно подрывники в тылу врага, вийры верно служили дроу на протяжении многих тысячелетий. А после заключения договора они словно канули в лету. И колодцы, куда раньше взрослые здоровые дроу жертвовали немного своей крови, поросли кружевом каменного мха, превратившись в подобие гнездышек, где часто уединялись влюбленные парочки…

– Кровь! - закричал я, осененный догадкой. - Противоядие в крови!

Бросившись к эльфийке, я полоснул себя Сиянием по руке. Существо забеспокоилось, заметалось в поисках наших тел…

– Пей, Нарвэ, - я приложил разрез к губам девушки. - Это тебя спасет.

Клинок обиженно гудел в правой руке, считая, что я воспользовался им нечестно. Ничего, плевать мне на его чувства! Вообще, все с него и началось, так что пусть терпит.

– Ну вот, разболтался, старый хрыч! - вийр перестал метаться и плюхнулся на брюшко, потешно раскинув в стороны мохнатые лапки. - Опять жить впроголодь…

С трудом оторвав руку от жадных уст эльфийки, я пробормотал простенькое заживляющее заклинание, попутно помянув добрым словом дручию, обучившую меня подобным штучкам. Ранка затянулась, клинок успокоился, Нарвэ с наслаждением вздохнула полной грудью:

– Вот уж не думала, что когда-нибудь пойму жажду крови вампиров.

– Все хотят жить, - повторил я слова вийра.

Мне было жаль это существо. И дело не в вине за своих предков, давным-давно даровавших свободу этим существам, которая им не была нужна. А просто я сочувствовал его настроению безысходности. Дроу они действительно не нужны. Слишком много они натворили бед, слишком много светлых эльфов стали пищей.

Я не должен был этого делать, но сочувствие к существу заставило меня встать, подойти к нему. Страха перед вийром у меня теперь не было. Я знал, что он не причинит мне вреда. Просто не сможет. Наклонившись, я вытер запястье о кожу существа. Сам не знаю, почему я выбрал именно это место между двумя шарообразными наростами. Видимо, подсказала кровь предков.

Кожа забурлила, заколыхалась, раскрываясь множеством крупных пор, поглощая те капли моей крови, что попали на неё. Вийр заурчал, словно сытая пантера, Тоненькие щупальца, а вовсе не шерсть, что покрывали лапки существа, извивались словно червяки в предсмертной агонии.

– Повелитель, - просипело существо. - Спасибо! Спасибо, мой господин! Я буду служить тебе и твоему клану.

– Опаньки, - я чуть не сел на землю. А вот это никак не входило в мои планы. - Ну… ладно, служи. Вот только не покидай забытых путей. Жди указаний.

– Я буду ждать, повелитель! - благоговейно взвыл вийр. - Мои дети будут ждать твоих приказов! Спасибо тебе, Повелитель!

– Он понял, что ты преемник? - Нарвэ удивленно качала головой. - Просто по крови? Ну и порядочки у вас.

– Кто же знал, - я пожал плечами. - Впредь не буду разбрасываться такой предательской жидкостью. Кстати о жидкости: как ты себя чувствуешь?

– Вроде нормально… Честно говоря, я вообще не чувствовала каких было изменений. Но сейчас просто уверена, что эта слизь мне не повредит. Смотри, она подсыхает и отваливается. Ой, смотри, что стало с жилетом!

Я посмотрел… Лучше бы я не послушался, так как эта булькающая серо-бурая масса без намека на исходное состояние вызывала только одно чувство: радости, что я не успел сегодня поесть.

А вот вийр подполз к массе, опустил брюшко и всосал эту гадость заостренным книзу отростком.

Передернувшись, я отвернулся к девушке:

– Ну так что, рискнем посмотреть, какие еще сюрпризы нам готовит забытый ход или все-таки попробуем пробиться снаружи?

– Никаких сюрпризов, повелитель, - булькнуло существо. - Ход пуст… по крайней мере сейчас.

– Откуда ты знаешь? - удивился я.

– Просто ощущаю, хозяин.

– А может ты знаешь, куда он ведет? - с надеждой спросил я.

– Нет. Прости, я не могу выходить на поверхность. Солнце убьет меня.

– Жаль, - вздохнул я. - Вот бы он вел к дому, в Вестраген…

– А вот туда тебе нельзя ни в коем случае, - серьезно заявила Нарвэ, закончив стряхивать с одежды комочки засохшей слизи.

– Почему? - удивился я.

– Сам подумай, - девушка раздраженно постучала костяшками пальцев по моей голове. - Ты нарушил договор. Ты изгой со всех сторон.

– Но я же принц, - я почесал тыковку - все-таки у Нарве это получилось больно. - Все уладится…

– Ага, уляжется. С тобой в могилку. И как ты думаешь, эту новость воспримут противники вашей династии? Ничего не наводит на мысли о перевороте? - язвительно уточнила Нарвэ.

– Что же делать? - пригорюнился я.

– У тебя есть еще друзья? Не в Поднебесной Цепи?

– Друзья? - я задумчиво почесал подбородок. - Ну Магистр… не, он рядом с дроу. Да и не уверен я, что он на самом деле друг. Кто знает этих драконов… Херон, ну оборотень. Хотя у него сейчас должно быть семья и не захочется влипать в неприятности. Дэйдрэ. Пожалуй только она, но до неё очень долго добираться…

– А ты куда-то спешишь? - подмигнула эльфийка. - Ну вийр, - рассмеялся я, - показывай, где тут у вас этот хваленый забытый ход.

Глава 2

О благодатная темнота! Во время своего пребывания у светлых я порядком успел устать от постоянного света. Даже ночью не было подходящего отдыха для измученных глаз. Мягкое рассеянное освещение родного Вестрантерна, нежная искристость друз аметистов, в обилие украшающих стены домов, благоприятны для чувствительного зрения дроу. У эльфов же лучи солнца тщательно улавливались, отражались во множестве зеркал и стекол, что создавало постоянное и максимально яркое освещение каждого уголка помещений.

Понежившись немного в такой приятной полутьме и прохладе, я начал с интересом осматриваться по сторонам. Вийр монотонно шуршал впереди, приноравливаясь к нашим шагам, чтобы находиться ровно на расстоянии роста дроу.

Ход представлял собой неровную поверхность чуть мерцающего камня с множеством крутых поворотов и очень узких ответвлений. В некоторые отверстия невозможно было даже протиснуться. Мне нравилось здесь: ощущение нестабильности и легкой опасности исчезнуть в никуда приятно щекотала нервы. Теперь у меня даже не возникало сомнений, что мы избрали правильный путь.

Магия, создавшая эти ходы не была ни темной, ни светлой, ни какой либо иной. Она была цельной и благоприятно подходила любому существу мира. Эта магия древних, еще не знающих противоречий, эльфов, которые уживались между собой и в окружающем мире с завидной гармонией.

В очередной раз испытав легкий страх перед расколом, я задумался о причинах такого поворота, явно неблагоприятного для всех эльфов. Древняя истина "Разделяй и властвуй!" опять пришла на ум. Что же послужило причиной разделения? Или кто? И почему все эльфы так быстро подверглись адаптации со стороны нового обиталища и новой магии. Такой частичной… такой ущербной. Пусть светлой или темной, но не цельной. Мы все потеряли могущество и власть над своими судьбами и судьбой нашего мира.

Великая война стала следствием этой великой потери. Эльфы не исчезли лишь благодаря крупицам древней мудрости, с таким трудом сохраненной и передаваемой из поколения в поколение.

Мы все до сих пор пользуемся вечными порождениями древней магии, в то время, как результаты теперешней не сильно отличаются от моих иллюзий… не считая той магии, что приносит смерть. Эта магия самая простая - боевая, которую нечто нам оставило во всех проявлениях: темных или светлых. Но породить жизнь, создать новое, вечное, мы не в состоянии.

С такими мыслями я пробирался вперед, не слишком обращая внимание на многочисленные повороты и перемену оттенков в поверхности мерцающих стен. Отметил только, что значительно потемнело и камни приобрели игру черного цвета и еще большую нестабильность в форме своей. Ход словно дышал. На ровной поверхности вырастали бугры и острия, которые тут же втягивались обратно, либо мгновенно рассеивались без следа.

– Как здесь странно, - глухо прокомментировала Нарвэ.

– Да, - так же тихо согласился я. И тут меня осенило: - Ой, эльфы же не видят во Тьме! Держись за руку, Нарвэ, тут очень легко споткнуться и улететь неведомо куда.

Девушка недовольно покосилась на меня, но ладошку протянула. Вцепившись в неё, я тут же отдернул эльфийку от разверзшейся за её спиной дыры, которая тут же сомкнулась, утробно при этом булькнув.

Я порадовался тому, что она ничего не увидела, хотя и оглянулась беспокойно, и решил впредь внимательнее следить за поведением стен, и на всякий случай, пола.

– Вот здесь есть выход на поверхность, - прошуршало существо.

– Где? - озадачился я, оглядывая ничуть не изменившуюся картину.

– Ну не стоит все воспринимать так буквально, Повелитель, - уркнуло существо. - Я не могу приблизиться к свету. Но если вы пройдете немного по правому ходу, то найдете выход.

– Вийр, - уточнил я, - а мы сможем потом найти вход, если этот выход нас не устроит?

– Так вы же сами вызвали вход, - существо от удивления даже сложило все свои лапки, от чего стало похоже на гигантский гриб.

– Сможем, Гром, сможем, - сухо ответила мне Нарвэ, потащив меня за руку в указанный вийром ход.

Я покорно побрел следом, воспроизводя в памяти её поглаживающие камень движения рук. Что ж, возможно и я так смогу.

По мере продвижения, становилось светлее. Вскоре, мы столкнулись с тупиком. Но стена впереди периодически покрывалась рябью, словно поверхность воды, и мерцала оттенками голубого.

– Странно как-то, - оглянулся я на девушку, которая тоже разглядывала "выход". - Не нравится мне это…

– Ты плавать умеешь? - неожиданно спросила Нарвэ.

– Умею, конечно, - удивился я. - А зачем ты спрашиваешь?

– Сейчас узнаешь, - хмыкнула девушка и с силой толкнула меня в спину.

Не сумев удержаться, я полетел головой прямо на нестабильную поверхность и зажмурился в ожидании боли.

Удар и моя голова погрузилась в камень, потом за ней последовало тело. Я в удивлении открыл глаза и рот, и тот час же захлебнулся наполнившей его водой.

Задергавшись, я инстинктивно рванулся к свету и вплыл на поверхность. Судорожно вдохнув воздух, я долго отплевывался от воды и мелких водорослей.

Холодная вода сковывала движения, а сильно течение вело вдоль берега. Оглянувшись, я понял, что мы оказались почти в середине реки, с одной стороны которой простирался пустой берег, с другой быстрые волны громыхали об острые скалы.

Испугавшись, что мы оказались вблизи от Поднебесной гряды, я задрал голову вверх и облегченно вздохнул. Нет, эти скалы мне незнакомы.

Оглянувшись, уже в поисках своей спутницы, я в очередной раз испытал страх. Нарвэ нигде не было видно. Похоже, она утонула или не смогла пройти через "выход".

Глубоко вдохнув, я нырнул, осматривая каменистое дно в пределах возможного, но понимал, что меня уже значительно отнесло течением от места выхода. Тогда я поплыл к берегу в сторону от скал, к которым меня упорно гнало течением. Перспектива разбиться в лепешку об острые камни не входила в мои планы.

Поборовшись с рекой, я наконец выполз на берег, сплошь покрытый мелкими сероватыми камешками. Стуча зубами от холода, я тщетно пытался совладать с непослушными пальцами. Чтобы согреться, мне нужно ощущать их, а чтобы начать их ощущать, явно нужно было согреться. Не найдя выхода из замкнутого круга, я побрел в сторону, противоположную течению реки в надежде найти следы Нарвэ или хотя бы увидеть её тело. Возможно, девушка была более хладнокровна и сразу поплыла к берегу вместо того, чтобы пытаться понять, где она оказалась.

Воображение нарисовало мне яркую картину противоположного: безвольное тело эльфийки, бьющееся о скалы, острыми кромками разрывающие тонкую ткать и дробящие белые кости изящных конечностей. Содрогнувшись, я побежал. Через короткое время я понял, что принял правильное решение: трупа я не нашел, но сумел достаточно согреться, чтобы воспользоваться заклинанием и высушить свою одежду. Повинуясь движению пальцев, с ткани сорвалось горячее облако, чуть обжигая лицо. Стало немного тесно, но это пройдет. А вот чего ошово: от меня стало резко пахнуть протухшей тиной, и одежда приобрела ядовито-зеленый оттенок. Ладно, Тьма с ним, запахом. Стараясь не замечать тошнотворное амбре, я постарался насладиться относительным комфортом сухой одежды и без промедления вновь отправился на поиски.

На берегу стали появляться редкие приземистые кустарники, росшие прямо на камнях. А скала по ту сторону реки начала сдавать свои позиции обрадовавшемуся небу. Камни постепенно переходили в плодородную почву, усеянную такими же остролистными кустарниками, а иногда даже толстоствольными деревьями. Наверняка еще выше по течению берега станут абсолютно идентичными и, скорее всего, лесистыми.

Что-то резко рвануло меня на полу одежды. Я кубарем полетел в колючий кустарник, с трудом уклоняясь от длинных шипов, успешно прячущихся среди таких же длинных и острых листьев. Какая хищная растительность! Никогда не слышал о живых растениях, нагло охотящихся на дроу.

В следующее мгновение хищный кустарник явил мне свое озверевшее лицо, очень напоминающее потрепанную физиономию хитрой эльфийки:

– Гром! У тебя вообще глаза есть?!

Я поперхнулся от неожиданности: смирившись с потерей спутницы и похоронив её в своих мыслях, я меньше всего рассчитывал встретить это чудо. Откашлявшись, я запоздало обрадовался:

– Так ты жива?!

– Жива, - шикнула на меня девушка. - Но если и дальше будешь так орать, это быстро изменится!

– Чего? - опешил я.

– Я не зря спросила тебя про зрение, - усмехнулась Нарвэ. - Глянь-ка на тот берег повнимательнее.

Послушно устремив свой взор в указанном направлении, я теперь увидел, что по едва заметной тропке к реке быстро приближается группа существ.

С еще большим изумлением я узнал среди них Динзи, Волдрея и… Лейлу! Она шла, осторожно пробираясь среди колючих кустов, ведя на поводу белоснежную Тиклию. Вооруженная до зубов, принцесса постоянно оглядывалась по сторонам.

– А вот и охотнички, - мрачно прокомментировала Нарвэ. - Ну как тебе, принц, прочувствовать себя в роли затравленной дичи?

– Охотники? - удивился я. - Но там мои друзья… и Лейла.

– Там нет друзей, - жестко ответила эльфийка. - Там есть дроу, которые помогают эльфам найти отступника. И там есть принцесса, которая жаждет отомстить за отца…

– За отца, - тихо повторил я, вспоминая неподвижную позу Повелителя. Что же она с ним сделала?

Мне трудно было поверить, что существа, с которыми меня так много связывало, которые были мне ближе родных братьев, стали моими палачами. Но я и сам не знал, как бы я отнесся к эльфу, который натворил бы подобное в Вестрантерне и по вине которого мог погибнуть мой отец. Ведь никому из них неизвестно, что я не имею к случившемуся отношения. А мой побег наверняка рассеял сомнения у самых стойких.

Но уж лучше быть неправым и живым, чем правым и мертвым.

– Что будем делать? - угрюмо спросил я.

Нарвэ поманила меня за собой и начала медленно отползать вглубь кустов.

Я пополз следом, собирая прошлогодние колючки и обдирая ладони об острые края опавших листьев. Сосредоточившись на выборе пути, по возможности минимально усеянном вышеупомянутыми орудиями пыток матушки-природы, я не заметил оврага и кубарем полетел вниз.

Помянув всех первопоследователей Великой богини, я кое-как отряхнулся от грязи и сердито глянул на Нарвэ.

– Не надо так косить на меня взглядом, - тихонько рассмеялась эльфийка. - Эту канаву вырыла не я, уж поверь!

Я тоже захихикал, представив с лопатой эту высокомерную девицу, но решил оставить эту картинку при себе… ради собственного здоровья.

– Лучше создай над нами сферу, - Нарвэ показала на края оврага над нашей головой, и я восхитился её практичностью: и правда, если соединить их сферой и прикрыть иллюзией, то никто и не заметит, что тут была яма.

Пока я пыхтел над нашей маскировкой, эльфийка сгребла сухие листья под выдающиеся над оврагом корни дерева, так что великому магу, то бишь мне, скромному, вскоре было приготовлено место для отдохновения. Куда я и плюхнулся, любуясь переливами своей работы.

– Надеюсь, с другой стороны это больше походит на землю, чем на радугу? - ворчливо поинтересовалась девушка.

– Все путем, не переживай, - уверенно кивнул я. Не то, чтобы я и правда был в этом уверен, но сильно надеялся, что так оно и есть.

– А звуки оно скрывает? Можем разговаривать? - не отставала Нарвэ, которую моя бравада ничуть не убедила.

– Попробуем, - вздохнул я. - Во всяком случае, я не могу уловить ни звука с той стороны, почему бы и там не быть похожей ситуации?

– С тобой все возможно, - покачала головой Нарвэ. - Я вообще впервые встречаю существо, представляющее такую опасность… прежде всего для себя самого.

– Смейся, смейся, - меланхолично ответил я на её поддевку. - Думаешь, ты самое совершенно существо в этом мире? Тогда почему от тебя не добьешься ни слова правды?

– Хочешь сказать, что ловил меня на лжи? - девушка заинтересованно подобралась поближе. От неё тоже сильно пахло тиной, так что я усмехнулся:

– Мы с тобой похожи на высохший русалок… особенно по запаху.

– Ты не уходи от ответа, - хихикнув моему сравнению, настаивала Нарвэ.

– Ну… просто при беседе с тобой не покидает ощущение недосказанности. А ответы порождают еще большее количество вопросов.

Эльфийка пристально на меня посмотрела и отвернулась:

– Просто мне не легко…

– Я вообще не понимаю, зачем ты все это устроила, - я осторожно приобнял Нарвэ за плечи и развернул к себе, заглядывая в темные глаза. - Зачем спасла меня?

– Ты добиваешься признания в любви, мальчик? - холодно спросила Нарвэ, стряхивая мою руку. - Забудь! Просто пришло время.

Я пожал плечами, изобразив на лице равнодушную мину, но себе мог признаться, что несколько разочарован. Видимо я и правда о себе слишком высокого мнения.

– Ну вот опять, ты ответила, а я ничего не понял.

– Я знаю, что ты не виновен, - терпеливо объяснила девушка. - И подозреваю, что виновен кто-то из своих. Если бы план этого некто удался, то никто никогда не смог бы узнать, кто это. А так потянем время, вдруг недоброжелатель покажет свое истинное лицо.

– А, понятно, - невесело усмехнулся я. - Мне выпала великая честь быть приманкой.

– Ну вот, а говоришь, ничего не понимаешь! - заразительно рассмеялась эльфийка.

– А что случилось с Цвей… - начал было я.

– Тихо! - зажала мне рот Нарвэ, прислушиваясь к чему-то.

Я замер.

Моя так тщательно поставленная сфера лопнула с оглушительным треском.

– Ну вот, - раздался незнакомый голос. - Это была просто магия, прикрывающая опасный овраг. Между прочим, хорошая замена моста, прослужила бы лет пятьдесят.

– Не верю я в такую предусмотрительность без прибыли, - жесткий голос второго мне был тоже незнаком, но я не сомневался. Что эльф этот опасен и не горел желания познакомиться поближе. Особенно сейчас, когда я изгой. - Эльф такими глупостями не будет заниматься, а человек не станет расходовать свой и без того небольшой запас магической энергии.

– Ну ты брат, вообще без фантазии родился! Представь: шел себе эльф или человек по лесу, да вдруг свалился в канаву. Еле выбрался - сырой, грязный, злой. И чтобы больше не попадать в такую ситуацию - сделал магический мост.

– Фантазии у меня поболее твоего, - усмехнулся его собеседник, - как впрочем и ума. Попади я в такую ситуацию, я бы уничтожил овраг, это быстрее, да и сил требует намного меньше. Вот так…

Земля ощутимо задрожала. Нарвэ в панике попыталась выбраться наверх, пока нас не погребли заживо, но я силой удержал девушку. Земля посыпалась сверху, заполняя собой небольшой овраг. Мы забирались все больше под корни дерева, выступающие над краем, чтобы нас не накрыло.

– Мы задохнемся, - в ужасе прошептала эльфийка мне на ухо.

Земля подступала, но небольшая воздушная подушка под самым корнем осталась.

– Ну какое то время у нас есть, - я оглядел основание дерева изнутри. - А при некотором везении мы сумеем выбраться.

– Как? - пискнула Нарвэ.

– А еще эльф, - усмехнулся я. - Дерево-то почти полое, чуешь сквознячок с душком тления?

– Нет, - пробурчала девушка. - От тебя жутко воняет той грязной рекой!

– Как и от тебя, - парировал я. - Только я сумел от этого абстрагироваться и не циклясь на недостатках искать преимущества…

– Твое преимущество в том, чтобы поверх тины нанести слой гнили? - саркастично осведомилась эльфийка. - Если ты решил соблазнить друидку, ты на верном пути!

Меня всего аж передернуло. Нарвэ сама не зная, всколыхнула в моей памяти воспоминание о прекрасной и опасной Ариане. Я даже заволновался, что не сразу узнал её лес. Но нет, там все было по-другому. И дух, и звуки… В зачарованном лесу совсем не было звуков. А вообще, интересно бы было навестить Ариану и её нового возлюбленного - Мефа. Желательно на расстояние полета Магистра и под прикрытием магической силы моих друзей.

Которых у тебя больше нет, - услужливо подсказал мне внутренний голос. Боль сжала коготками горундца мое сердце. Взбалмошная, надменная, но веселая Динзи, криворукий, бесшабашный Волдрей, раздражающая меня непредсказуемостью эльфийская принцесса и чокнутый на мелких и крупных паразитах Элмор. Такие близкие и такие чужие теперь.

– Гром, ты чего? - почти испуганно спросила Нарвэ.

Я вдруг понял, что тихонько вою, словно раненый зверь.

– Да так, накатило, - горько усмехнувшись, успокоил я девушку.

– Давай потоскуем потом, - предложила она. - Если выберемся, конечно.

– Выберемся, - уверенно повторил я. - Только надо немного подождать, а то перспектива свалиться в горячие объятия преследователей меня лично не устраивает. Если нас ищут, пусть уйдут подальше, а мы пойдем в другую сторону.

– Мы пойдем другим путем, - хихикнула Нарвэ. - Кстати, я кажется поняла, где мы находимся.

– Где? - не то, чтобы мне было это сейчас интересно, но я заставлял себя не думать о потерянном прошлом.

– Мы северней Светлого Леса. Это хорошо, чтобы побыстрее попасть к дручии. Но есть и плохая новость…

– Плохая? - нахмурился я.

– Да, - Нарвэ пожала плечами, задев висящий корень. Сверху посыпались прогнившие щепки и мелкая пыль. Эльфийка чихнула, уткнувшись мне в плечо. Переждав, когда облако чуть рассеется и можно будет дышать посвободнее, девушка продолжила:

– Преследователи тоже здесь. Возможно они знают о ходах… Но скорее всего, они сами направляются к дручиям, зная, что тебе некуда пойти, кроме как к их Повелительнице.

– Что логично, - сник я. - А с учетом того, что у них лошади и вообще они не скрываются и двигаются группой, у нас нет шансов. Эльфы убедят Дэйдрэ. Что я сошел с ума и крушу все и всех направо и налево. А с Сиянием это становится опасным для любой страны. И встреча будет гораздо горячее, чем я рассчитываю.

– Ну не вешай нос, - эльфийка потрепала меня по плечу, о чем тут же пожалела - поднявшаяся пыль снова заставила её чихать.

Признаться, я позлорадствовал: проживая у светлых, я не переставал чихать от тошнотворного запаха их чудовищных цветов, которые произрастали абсолютно везде.

– Ну ладно, придется осквернить Сияние, - решился я. - Воспользуюсь им, как обычным топором, дабы выбраться наружу. А ты сиди пока и жди.

Я достал меч и потыкал им в дерево над головой. Как я и ожидал, сверху посыпалась труха. Нарвэ поспешно уткнулась в ладошки.

Расширив проход наверху до максимального, я попытался удержаться ногтями, воткнув их глубоко в дерево. Поставив ногу на причудливо изогнутый корень, я подтянулся на левой руке и вонзил меч еще выше. Опять посыпалась труха, и внизу раздались многочисленные чихи. Теперь ноги ставить некуда, так что я вытащил левую руку и в образованную ямку просунул носок левой ноги, а ногтями впился в дерево повыше. Собираясь подобным образом вылезти наружу, я не учел, что дерево сужается кверху, и трухлявая сердцевина закончилась довольно неожиданно.

Ругнувшись, я с трудом вытащил клинок из древесины и тут наконец удача улыбнулась мне: на месте дыры от лезвия блеснул свет. Стенка гораздо тоньше, чем я думал, прорубить её будет нетрудно.

Приноровившись, я с силой ударил Сиянием рядом с предыдущей прорехой. Рука провалилась, дерево покрылось трещинами и рухнуло…

Конечно же на меня. Чудом успев сгруппироваться, я полетел вниз наперегонки с еще нетленной верхушкой.

Нам повезло: ствол свалился ровненько между мной и Нарвэ. Правда, кажется, сухими ветками мне исцарапало все лицо. Но глаза видели, уши слышали, а о большем я сейчас и мечтать не смел.

– Гром, - прошипела эльфийка, - я тебя убью.

– Может, сначала выберемся? - невинно осведомился я.

Забираться вверх по веткам свалившейся верхушки было гораздо удобнее, чем методом ногтей и зубов. Правда все равно эти зубы и ногти ежесекундно подвергались опасности быть изъятыми из наших тел острыми колючими ветками.

Добравшись до прорубленного выхода, я перевалился через трухлявый край и почувствовал, что опять падаю. Прямо день полетов сегодня! Вот только на сей раз меня припечатало к земле не стволом гнилого дерева, а не менее жестким тельцем Нарвэ, вывалившейся вслед за мной.

Немного отдышавшись, мы оглядели друг друга и, не в силах остановиться. Долго смеялись, размазывая грязь по щекам. Ободранные, с кровавыми подтеками, припорошенные землей и серой пылью, с зеленоватой трухой в волосах, мы были похожи на жертвы экспериментов некроманта-недоучки с ближайшего кладбища людишек.

– Да уж, - простонал я, не в силах больше смеяться. - Даже если бы ты кричала на весь лес, что ты эльфийка, тебе бы никто не поверил.

– Как и тебе, - хихикнула Нарвэ. - С той лишь разницей, что тебе и так никто не верил.

– Язва, - я кинул в девушку щепку и мы снова расхохотались.

– Ладно, - реальность вернула меня на землю. - Только не говори, что отмываться мы будем в той вонючей речке.

– Нет уж, - вздрогнула Нарвэ. - Лучше уж так ходить.

– А тут я не согласен, - поморщился я. - Давай компромисс? Ищем какой-нибудь ручей.

– Хорошая мысль, - одобрила эльфийка, расслабившись.

Я тщательно отер клинок от пыли и трухи, и мы отправились на поиски.

– Интересно, как наши преследователи успели так быстро перебраться через реку? - подумалось мне.

Нарвэ с безразличием пожала плечами, двигаясь впереди меня.

– Ну ладно, - сдался я после недолгого раздумья, так и не найдя разумного объяснения. - Скажи, а мы еще на земле эльфов?

– Считается, что так, - не оборачиваясь ответила девушка.

– А почему тогда не видно эльфов, стражи… я всегда считал, что стража эльфов сидит на деревьях, приготовив стрелу для незадачливого путника.

– А я всегда считала, что дроу по ночам вылезают из своих пещер, где спят на паутине, и отгрызают головы всем, кого встретят на своем пути.

– Э, - я протестующее поднял руки. - Что за чушь?

– Тогда сам думай, что говоришь, - зло ответила Нарвэ. - Эльфы не разбойники, чтобы стрелять во все, что движется, и не птицы, чтобы сидеть на деревьях целыми днями.

– Логично, - примирительно улыбнулся я. - Если все деревья такие, как то, из которого мы едва выбрались, ничего удивительного…

Нарвэ не выдержала и рассмеялась:

– Гром, ты невозможен! Попасть в такую переделку и забавляться ситуацией: ты либо не понимаешь, что происходит, либо ты еще опаснее, чем я думала.

– Я и правда не совсем понимаю, что происходит, - вздохнул я и, прислушавшись, добавил: - Кажется, я слышу шум воды.

– Доверимся чуткому слуху дроу, - хмыкнула эльфийка. - Надеюсь, ты не перепутал журчание ручья и гул водопада.

Я подержал ан лице выражение крайнего недовольства, но потом махнул рукой: эльфийка так и не обернулась, ответил:

– Вообще то это ни то, ни другое. Скорее всего, это плеск волн.

– Озеро? - удивилась девушка. - Не помню в этой части леса озер. Хотя, я никогда не отличалась знанием карт.

– Ну наконец-то! - счастливо выдохнул я. - И у тебя есть недостатки!

– У кого их нет? - удивилась эльфийка, и тут же подмигнула: - Но ты не особо радуйся: может поближе я узнаю местность.

Деревья расступились в стороны, преклонив перед нами тяжелые ветви, и блеск воды в лучах заходящего солнца багрянцем слепил глаза.

– Кровавое озеро, - в восхищении прошептала эльфийка.

Впрочем, к восхищению приплюсовывалась и изрядная порция страха, что помешало мне в полной мере оценить великолепие открывшегося вида.

– В чем подвох? - с напряжением спросил я.

– Это невозможно, - Нарвэ подошла к воде и хотела было коснуться рукой бордовой волны, но та поспешно откатилась назад.

– Все возможно, - я осторожно подошел следом и вгляделся в воду. - У нас есть фиолетовое озеро. Такой цвет оно приобрело в результате размножения мельчайших водорослей яркого фиолетового цвета. Может и здесь подобный эффект…

– Нет, - эльфийка грустно покачала головой и опустилась на розовый песок. - Это озеро - легенда. Кто-то может всю жизнь провести в поисках этого места и не найти его. Элмор, кажется, искал его целый месяц. А мы нашли… так просто. Теперь он удавится от зависти. Но прежде замучает меня вопросами об этом месте.

– Так, - я плюхнулся рядом. - С учетом того, какая доля "везения" досталась мне от судьбы и Великой богини, я могу предположить, что открывается оно только приговоренным к смерти или тем, кому посчастливилось слить свою кровушку в угоду местному древнему злу, или…

– Хватит, - девушка печально покачала головой. - Не дразни это место, а то еще сбудутся твои мечты.

Озноб пробежался по моей спине, но я упрямо тряхнул головой. Вокруг посыпались труха и комочки земли.

– Ну хоть искупаться-то можно?

– Не знаю, - растерянно ответила Нарвэ. - Ничего не слышала ни о запрете, ни о разрешении…

– Тогда можно, - решил я. - Не вечно же ходить таким страшилой. Пусть буду красным, но чистым.

Я даже не стал раздеваться: какой толк? Только скинул сапоги и вошел в воду. Честно признаться, я слегка трусил, осторожная боязливость эльфийки сделал свое дело, но решимости помыться это не убавляло. Даже наоборот: приятно щекотала нервы чувством неизведанной опасности.

Волны, что мерно лизали берег, замерли. Потом отползли, словно щупальца, собравшись вокруг меня. Я уже не ощущал той бравады, что была со мной еще мгновение назад. Теперь меня переполняло страстное желание очутиться на берегу. Но я не мог и пошевелиться, хотя ничего не сковывало мои движения. Просто все тело наполнила необычайная леность, а душа напротив заметалась в поисках выхода. Кажется, я почувствовал, как зашевелились волосы на голове. Ужас не находил выхода - я не смог даже закричать.

А Нарвэ смотрела на меня, так спокойно, не предполагая что со мной творится. Видимо, со стороны не было заметно всех эмоций, что я испытывал.

А озеро-то живое! И я стоял и ждал, когда оно решит - годен я в качестве пищи или не особо. Самое противное ощущение, что я испытывал в жизни. Наконец, меня признали невкусным и буквально выплюнули на берег.

– Ты чего? - испуганно спросила эльфийка. - Тебя укусило что ли чего? Впервые в жизни вижу такой прыжок!

– Прыжок? - машинально спросил я, отползая подальше от волн, которые продолжили неторопливо облизывать берег. - А что ты видела до него?

– Что видела: ты вошел, замер, постоял секунду, а потом как выпрыгнешь на берег! - у меня чуть разрыв сердца не случился. Я ожидала, что за тобой как минимум выскочит морское чудовище!

– Это и есть чудовище, Нарвэ, - тихо сказал я, отползая все дальше. Кажется, я не в силах подняться на ноги. Я просто не уверен, что дрожащие коленки выдержат вес моего, пусть и тощего, тельца. - Все озеро и есть одно огромное чудовище. Мне повезло, что оно забыло вкус дроу и остереглось меня кушать.

– Что? - эльфийка всплеснула руками и пошла вслед за мной. И вовремя: я увидел, как одна волна-щупальце протянулось вслед за ней, но, видимо исчерпав возможное расстояние, с сожалением откатилось назад. - А вообще-то правильно: дроу можно и отравиться, с вашей-то любовью к всевозможным ядам! А еще обожают пугать девушек. Мог хотя бы умыться… вот лентяй.

Девушка покрутила пальцем у виска и повернула обратно к озеру.

– Нарвэ! - окрик получился высоким, почти визгом. - Посмотри под ноги!

Эльфийка послушно опустила глаза и застыла, зачарованно глядя, как медленно, но неуклонно волна-щупальце подбирается к её ногам. И я почему-то знал, что эльфийкой озеро закусить совсем не против.

А девушка стояла просто смотрела на воду. И тут меня осенило: гипноз! Так озеро завораживает свои жертвы: животных, что пришли к водопою, существ, что любуются переливами кроваво-красной воды…

Бросившись вперед, я оттащил девушку подальше. Озеро недовольно забурлило, запенилось, в раздражении от того, что добыча ушла из-под носа… щупалец.

Эльфийка пробормотала:

– Как красиво. - И уснула прямо на моих руках.

– А вот с твоей стороны очень некрасиво ставить меня в такое положение, - ворчливо заметил я спящей девушке и, вздохнув, потащил её в лес, подальше от хищного озера-легенды. Ну их к ошу с их забытыми тайнами, обойдемся как-нибудь! Зато и в живых останемся… еще на какое-то время.

Дотащив Нарвэ до маленькой полянки, я согласился с эльфийскими канонами женской красоты: будь девушка чуть потяжелее, я вполне мог пойти на поводу у внутреннего голоса, и скормить её озеру, дабы не практиковаться в перетаскивании тяжестей на расстояние.

Повалившись рядом, я поежился от вечернего сырого ветерка в промокшей от пота одежде, но сил на заклинание явно не оставалось и пришлось смириться с неудобствами. Так и заснул: мокрый, грязный, в разодранной одежде и рядом с такой же "красавицей".

Глава 3

Огромный огненный вихрь надвигался прямо на меня. Я дернулся, но понял, что двигаться просто не в состоянии, словно тело вовсе мне не принадлежало. Не смог даже почувствовать рук и ног, хотя прекрасно чувствовал свое обожженное лицо. Кажется, я уже ощущал, как горят брови, противный запах паленых волос ударил в ноздри. В панике я заорал, но понял, что не могу выдавить ни звука. Ошова магия непонятного происхождения скрутила все мои члены…

Тут я открыл глаза и облегченно рассмеялся: это же сон. Какое счастье, мне просто приснился кошмар! Правда с пробуждением жара не убавилось, и очередная волна горячего воздуха ударила мне в лицо. Повернув голову в сторону источника теплового воздействия, я заорал. На сей раз мне ничего не помешало, как и вскочить на ноги и рвануть под укрытие ближайшего дерева.

Немного успокоившись, я пораскинул мозгами, что если бы огромная шишковатая морда хотела бы меня съесть, ей не помешало бы осуществить это желание пока я спал. А посему, можно хотя бы попытаться выяснить, что это за чудо и почему ему так приспичило дышать на меня спящего.

Осторожно высунувшись из-под прикрытия старого ствола, я постарался рассмотреть огромное существо, что зависло над беспокойно спящей Нарвэ.

Магический дракон! Поменьше Магистра будет, но я так отвык видеть рядом таких громадин, что почувствовал, как по спине пробежался целый строй мурашек. И мне нравится думать, что от восхищения такой величественностью и неземной красотой.

Дракон с очень изящной, вытянутой мордой, в отличие от того же Магистра, длинной шеей, неподражаемо бирюзовой чешуей, переходившей в необыкновенно иссиня-черный хребет. Он обладал к тому же глазами цвета аметиста, что было так гармонично, что хотелось нарисовать это великолепие… если бы я умел мало-мальски передавать на бумаге то, что иногда видел в своей нескучной жизни.

Вот дракон повернул голову ко мне и в полуразинутой пасти мелькнул по-змеиному быстрый раздвоенный язык темно-фиолетового оттенка:

– Хрррром?

Я сглотнул и осторожно кивнул на обращение. Конечно, возможно, что это убийца, подосланный эльфами с целью пришить зарвавшегося дроу и уточняющий имя жертвы. Но особого выбора у меня не оставалось - что я мог противопоставить этому красавцу, обладающему древним знанием, ускользнувшим из рук дроу еще за тысячелетия до моего рождения?

– Ты бы вылез оттуда, - вдруг раздался обычный голос обычного… эльфа. Вот тут я подпрыгнул и бросился наутек: все сошлось - это за моей бедовой головой.

Не успел я пробежать и несколько шагов, как на меня пахнуло жаром и что-то змеей обвилось вокруг пояса. Зажмурившись, я попытался сорвать веревку, но ногти скользили по ней, не причиняя вреда. Глаза страшно слезились от невыносимо высокой температуры, невозможно было даже вдохнуть.

Смирившись с долей пищи, я расслабился… и почувствовал под ногами землю. Жар отдалился, и я смог разлепить веки: морда дракона удалялась, медленно втягивая в пасть длинный раздвоенный язык. Теперь понятно, что это за веревка и почему я не смог её разорвать.

– Не надо убеххххать, - прошипел дракон. Говорил он не как Магистр - немного тише и нараспев. - Мы тррррусссья…

Друзья, как же! Я усмехнулся, но бежать больше не стал, какой смысл убегать от дракона в лесу?

Ко мне подошел улыбающийся эльф. Это был Эрлиниэль! Пусть я видел эльфийского принца раз в жизни, но при таких обстоятельствах, что забыть невозможно.

– Принц, прошу тебя, выслушай нас. Мы были представлены в Светлом Лесу. Я Эрлиниэль, а это моя жена - Эжона.

– Так это, - я растерянно осел в траву, - дочь Магистра?!

– Фффнущка, - застенчиво поправила дракониха.

– А, - неуверенно протянул я, - если ты магический дракон, то можешь перекинуться в человека? Мне было бы немного спокойнее…

– Не время, - серьезно покачал головой эльф, переглянувшись с голубым чудом. - Нам надо срочно отсюда улетать.

– Уже? - искренне огорчился я. - Рассказали бы новости…

– Ты не понял, Гром, - нетерпеливо перебил меня юноша. - Вы должны лететь с нами. Собственно мы за вами и прилетели. То есть за тобой, но я вижу, Нарвэ увязалась следом.

– Ну как сказать - увязалась, - хмыкнул я. - Скорее меня за собой увязала. Не вмешайся она, меня бы наверняка поместили бы уже в музей огромных коконов. А вас каким ветром сюда занесло?

– Тетттт ошень перешшшивал, - склонила Эжона огромную голову. - Но ссстоило ему вылететь…

– Как за ним увязалась целая армия дроу на карликовых драконах, - закончил за неё эльф. Эжона благодарно взглянула на мужа: я знал, как тяжело им общаться в таком обличье с нами, мелкими.

– Так в Вестрантерне уже все знают? - огорчился я.

– А ты как думаешь? - усмехнулся Эрлиниэль. - думаю, там узнали все новости первее, чем ты. Шпионская сеть у дроу до сих пор на высоте!

– Какая сеть, - удивился я. - Не слышал…

– Неважно, - отмахнулся эльф. - Главное, что твой отец сумел передать просьбу Магистру, а он донести её до нас.

– Какую просьбу? - в волнении вскочил я.

Отец просил Магистра позаботиться обо мне? Я-то думал, он теперь меня видеть не захочет!

– Гром, - Эрлиниэль потянул меня за рукав снова вниз и сам присел на землю. - То, что случилось вызвало немалую шумиху в Поднебесной цепи. И в первую очередь во дворце. Я думаю, для тебя не секрет, что существует некий ведущий дом, который считает себя более достойным правления, чем ваш… Просто выслушай, - поспешил он, увидев, что я собираюсь задать вопрос, - я не очень разбираюсь в вашей системе и просто передаю слова.

Я кивнул, смирившись.

– Так вот, дроу из этого дома очень понравилась новость, и они сумели настроить против вас те дома, которые пользуются наибольшим влиянием при дворе… Уф, как у вас все не просто! Короче, твой отец закрылся в каких-то секретных комнатах с небольшой группой преданных ему дроу, не сумев противостоять перевороту, а на твои поиски брошен отряд самых опасных магов-воителей и наверняка дополнительно множество наемников-одиночек. У них цель одна - тебя убить…

– А братья? - уточнил я, чувствуя, как сердце проваливается в желудок.

Эльф только опустил голову, избегая моего молящего взгляда.

– Собственно потому Повелитель и предпринял такую опасную вылазку к Магистру, - тихо ответил он.

– А сссам он не мошшшшет рисссковать, - тихо прошипела Эжона. - Нашшш малышшш у них…

Я хлопнул себя по лбу: ведь это же из-за моей выходки яйцо оказалось у Крола! Во всем виноват я один.

– Гром, - нерешительно прервал эльф мои самобичевания, - может вопрос не к месту, но чего вы такие грязные и ободранные?

– Да так, - отмахнулся я. - Нас хотели похоронить заживо, мы выбрались, сдуру искупались в Кровавом озере, чудом спаслись…

– Хех, - усмехнулся Эрлиниэль. - Какая у некоторых жизнь интересная. А что за озеро? Это то, что мы видели, подлетая? Правда, с виду оно обычное - синее.

– Это где? - вяло поинтересовался я. - Только нужно именно синее, хватит с меня этих приключений. Хочется просто помыться…

– Чувствую себя разбитым корытом, - протерла глаза только что проснувшаяся Нарвэ. - Гром, ты где?

И осмотрев полянку в поисках меня, уткнулась взглядом в морду дракона. Я восхитился выдержкой девушки: она не стала ни метаться, ни вопить, в отличие от меня. Хотя тут же все прояснилось:

– Привет, Эжона, - девушка приветливо помахала рукой. - Отлично выглядишь. Как семейная жизнь? Не съела еще принца?

Дракониха затряслась от смеха, щедро обдавая нас жаром.

– Нарвэ, язвительна, как всегда, - эльф галантно помог девушке подняться на ноги. - Рад тебя встретить…

– Зато я не рада, - буркнула она, отворачивая от принца расцарапанное и испачканное личико. - Хотя, по сравнению с Кровавым озером ваша компания очень даже ничего.

– Поторопимссся, - прервала Эжона дальнейшие расшаркивания. - Ссссабирайтесссь ко мне на сссспину.

– С чего это? - подозрительно уточнила Нарвэ.

– Давай-давай, - подтолкнул я девушку. - Нас повезут купаться.

– Чтобы не мучились, сбросят в середину Кровавого озера? - сопротивлялась девушка.

– Далось тебе это озеро, - разозлился я. - Лезь наверх!

Эльфийка внимательно посмотрела на меня, но не стала больше спорить, и я ей был очень благодарен. Не то, чтобы меня с братьями связывали нежные чувства, даже наоборот. Слишком много мне от них доставалось: и за то, что именно я родился преемником, и за то, что имел больше прав. Но они были мне братьями, и за их смерть я буду мстить до самого конца… Моего или их палачей.

Торопливо вскарабкавшись на хребет к внучке моего хорошего приятеля, и едва успев вцепиться в первый попавшийся нарост, я почувствовал сильный рывок непоседливой драконихи. Летела Эжона не так ровно, как дед, посему любоваться красотами, открывающимися под нами, было затруднительно. Но к счастью полет продлился недолго: мы приземлились около симпатичного озерца, образованного горной речушкой с кристально-чистой водой.

И хоть это было совсем не похоже на вчерашнее озеро, мы с Нарвэ приближались к воде с явной опаской. Но потом природа взяла верх и мы наперегонки бросились в прозрачную воду прямо в одежде, остервенело оттирая грязь и тошнотворный запах тины, казалось, впитавшийся в ткань и кожу навечно.

Немного отстиравшись и наскоро просушив одежду щелчком пальцев, я вышел к молодоженам. Эжона серией коротких плевков поджигала хворост, наспех собранный мужем и одновременно подталкивала лапой небольшую тушу уже где-то добытого кабанчика к Эрлиниэлю. Эльф брезгливо поморщился, но безропотно принялся за разделку мяса, пытаясь отсечь тонким клинком конечности животного.

В животе у меня громко заурчало, что не удивительно: я ведь в последний раз ел позавчера! Поэтому я вытащил мокрый клинок Сияние, который забыл снять перед большой стиркой и, намеренно не замечая взгляда Эрлиниэля, полного опаски, помог знакомцу с приготовлением завтрака.

Так что к тому времени, как Нарвэ наконец решила, что достаточно чиста при создавшихся условиях, мы уже водили носами над почти готовым жаркое.

Эжоне, разумеется, досталось туловище, которое мы почти и не трогали, но парочки ароматных окороков нам троим хватило, чтобы насытиться до отвала.

За завтраком словоохотливая Нарвэ рассказала про наше романтическое путешествие, закончившееся свиданием у Кровавого озера. И чуть было не завершившимся для нас смертью.

Эрлиниэль с трудом вспомнил, о какой из множества легенд идет речь:

– Странно, подлетая, я не видел никаких красных озер. Как и красных рек или других водоемов с таким неподходящим цветом.

– Может, оно уже покушало, - пожал я плечами, - каким-нибудь невезучим животным или путником и утекло восвояси переваривать. А вот как вы умудрились нас так быстро найти? Не хотелось бы мне, чтобы другие преследователи были столь же удачливы…

– По сссапаху, - охотно поделилась Эжона.

– Не мудрено, - невольно расхохотался я. - Запашок от нас еще тот…

– По твоему запаху, Гром, - хитро сощурился Эрлиниэль. - Магистр рассказал про него моей жене.

– Да не переживай ты так, - хихикнула Нарвэ, предварительно насладившись моим замешательством, - он говорит про персональный рисунок твоей магии. Просто драконы способны его учуять, и определяют это чутье как запах.

– Напугают, понимаешь, - проворчал я.

– Пора, - решила Эжона, наступая на костер и вдавливая тлеющие ветки в землю.

Я вдруг подумал, что если меня мутило до завтрака на спине у этой егозы, что же будет сейчас! А расставаться с вкусным мясом ой как не хотелось. И не мне одному, судя по хмурым физиономиям моих спутников.

– А куда мы направляемся? - без энтузиазма уточнила Нарвэ.

– К Дэйдрэ, - удивленно ответил эльф. - А разве вы не туда шли? Магистр сказал, что больше вам идти некуда…

– Это точно, - вздохнул я. - А что именно хотел отец от дракона?

– Как чего? - еще больше удивился Эрлиниэль. - Чтобы мы вытащили тебя живым из этой передряги и доставили в тихое место. Пока все не уляжется.

– Отсидеться, значит? - вспылил я. - Братьев убили, отец в осаде, за мной погоня с двух, а то и с трех сторон, а мне прятаться?

– Почему убили? - эльф смотрел на меня жалостливо, как на душевнобольного. - Их пленили и каким-то ритуалом лишили возможности перенять трон у Повелителя. Я про убийства ничего не говорил.

Я испытал два сильнейших чувства одновременно: радость оттого, что братья живы и вместе с этим мне страшно захотелось придушить этого прилизанного красавчика, дабы не повадно было так пугать ни в чем не повинных дроу.

– А почему тогда тебя хотят убить? - спросила Нарвэ. - Не проще ли подвергнуть такому же ритуалу?

– Не проще, - горько усмехнулся я. - Преемник еще до рождения прошел ритуал посвящения. Эта магия необратима, лишить этой привилегии, - при этом слове я скривился еще сильнее, - способна только смерть. Я прекрасно понимаю их план: сначала лишить возможности переложить это право на другого сына, потом лишить страну преемника… После этого все дроу поймут, что наш дом не имеет будущего и Повелителя даже не надо будет убивать, он и так станет никем. Только теперь мне стала ясна вся эта затея с похищением. Не понятно только одно: кто же смог все это провернуть. Кто так вхож в доверие и у эльфов, и у дроу?

– Магистр уверен, что эта девушка из рода дручий сможет вам помочь, - заметил бесстрастный эльф.

– Нам, милый, - прошипела Эфона. - Всссем нам.

– Конечно-конечно, - поспешно поправился парень, со страхом поглядывая на женушку.

Да, интересная ситуация у них в семье. А если вспомнить, что еще и Магистр провел с бедолагой предварительную беседу о пользе верности в отношениях и ответственности за совершенные поступки…

Пока я размышлял о тяжелой судьбе молодого человека, мои приятели уже пытались комфортно устроиться на черном хребте Эжоны. Сказать, что у них это без труда получалось нельзя. Но мне предстояло повторить их попытки, так что было отнюдь не смешно. И я поспешил вскарабкаться поближе к Нарвэ, рассчитывая, что девушка слишком много сил потратила на спасение моей жизни, чтобы не попытаться помочь и на этот раз.

А вот рассчитывать на помощь эльфа мне не приходило в голову. Всем своим видом парень показывал, что будет думать прежде всего о себе любимом, а уж если останется время и силы… то снова направит их в свою пользу. Я покачал головой, вдруг пожалев ослепленную любовью девушку. Как больно её будет прозреть в какой-то миг. И еще больнее было Магистру принять в семью такого себялюбца.

Эжона стартовала как всегда неожиданно для всех. Желудок закрутило, завтрак подступил к горлу. Да уж: даже самые рискованные полеты на Рийисе были спокойными прогулками под луной по сравнению с катанием на молодой драконихе.

Запомнить полет было мудрено: весь путь я молил Тьму, чтобы это неземное наслаждение наконец завершилось, хотя и помнил путешествие с отцом в страну дручий.

Эжона наверняка забыла, что в небе не одна, если судить по бесшабашным виражам, которые она выписывала над облаками. Я оглянулся на Эрлиниэля, ожидая увидеть на его лице скуку или отчаяние от своего незавидного положения, но был крайне удивлен: на лице молодого эльфа играла такая восхищенная улыбка, а глаза сияли таким восторгом, что до меня дошло, что семья-то вполне счастливая. И дракон ведет себя в небе таким образом только для удовольствия своей второй половинки. Молодых объединяет бесконечная влюбленность в небо.

Я обернулся к Нарвэ с намерением поделиться своим невероятным открытием, но тут меня ждал еще один сюрприз: девушка спала! Вцепившись в хребет так, что пальцы побелели от напряжения, прильнув всем телом к жестким наростам на спине потомка самых древних существ, но с таким безмятежным лицом, с полуулыбкой на губах. Заснуть в небе ош знает на каком расстоянии от земли, мне это показалось верхом безрассудности.

Так что, похоже, только мне этот полет приносит неудобства. Что странно, поскольку я раньше не испытывал при полетах подобного дискомфорта. Взрослею? Или уже старею? Попытался было расслабиться и поразмыслить о создавшейся ситуации и возможном противнике, в результате деятельности которого я так влип, но понял, что неспособен сосредоточиться на этой задаче не забывая о необходимости держаться, дабы не смерзнуться вниз.

Уже тогда, когда я перестал чувствовать спои скрюченные пальцы, Эжона резко завернула вниз. Земля закрутилась перед глазами, слившись в единый темно-зеленый ковер.

Рывок, удар и небо вернулось на нормальное место над моей головой, земли я пока не видел, но надеялся, что она тоже теперь расположена правильно. Все время когда дракон аккуратно складывала свои темно-синие крылья я пытался разжать свои закоченевшие пальцы от нароста. И когда у меня наконец получилось, с изумлением обнаружил на их местах вмятины от ногтей. Нервно сглотнув, я воровато огляделся и поспешно скатился на землю. От природы острые ногти дроу меня выручали не раз и не два в жизни, но я не знал, повлияет ли такая метаморфоза на, пусть не так заметно, но помятого дракона.

Эжона нежно фыркнула в лицо своему возлюбленному, тот покачнулся, но устоял. Немного поморщившись, парень тщательно поправил шевелюру. Он поспешно помог спуститься Нарвэ, поймав эльфийку на руки. Теперь, на поверхности, Эрлиниэль выглядел точно так же, как раньше: самовлюбленным надменным светлым эльфом, не упускающим возможности покрасоваться перед девушками.

– А что за необходимость была опускаться? - зевнув, спросила Нарвэ. - Насколько я знаю, нам лететь еще долго.

– Надо передохнуть, - улыбнулся ей эльф, галантно помогая переступить через хвост Эжоны. - Драконам тоже нужен отдых и еда, как ни странно.

Дракониха проводила их фиолетовым глазом и, развернувшись в другую сторону, потопала прочь.

– Куда она? - забеспокоился я.

– За едой, - соизволил пояснить эльф, усаживая Нарвэ на поваленное дерево. - У моей жены охота в крови, так что остается немного подождать и обед будет обеспечен.

– Так просто сидеть и ждать, пока пища свалится на голову? - меня покоробило такое отношение парня к жизни, но чужая жизнь потемки и лезть со своими советами зачастую очень опасно. А, вспомнив поведение супругов в воздухе, я решил что все мы имеем право сами решать, как будет протекать наша жизнь и без глупых замечаний окружающих.

Так что я позволил Нарвэ благосклонно принимать льющиеся из сладкоголосого красавца комплименты и огляделся по сторонам, стараясь понять, куда же меня занесло на сей раз.

Огромное пустое поле без признаков лесистости даже на линии горизонта. Трава местами по пояс, пожухло-зеленого цвета с черными стрелами странных цветов. Позади на единственном поваленном дереве ворковала парочка светлых эльфов, пусть одна из них и черноволосая. За ними начиналась полоса высоких холмов, среди которых иногда мелькала темная голова Эжоны, уже довольно далеко.

– Какое странное место, - тихо сказал я сам себе, но меня услышали.

– А ты знаешь, где мы, Гром? - лукаво спросила Нарвэ, поднимаясь с сухой коряги.

Я помотал головой: откуда? Я всю жизнь провел в Поднебесной цепи. Эльф тоже подошел поближе, но общаться с дроу не рвался, держась подле девушки.

– Это долина великанов, - заунывным голосом прорицательницы взвыла Нарвэ.

Меня передернуло:

– Так эти холмы…

– Просто могилы, - кивнула девушка. - Красиво, правда?

– Ну не знаю, - хмыкнул я. - Я немного другого мнения о красоте. И вообще не понимаю кладбищ и прочих захоронений. Не все ли равно, где и как гниет мертвое тело? А что это за трава?

– По легенде, - эльфийка провела рукой по черным цветам, вызвав водопад темной пыльцы, - это засохшая кровь погибших исполинов. На этом поле и произошла великая битва двух кланов, в результате которой не осталось ни одного живого великана.

– Как не осталось? - удивился я. - А я видел в Валийске отель, построенный великанами. И он был явно создан гораздо позже той битвы… если я ничего не путаю в былинной истории. Что-то в памяти всплывает, что великаны исчезли постепенно, изживая себя как вид существ. Профессор объяснил это деградацией в развитии. Типа, как только вид перестает развиваться, он начинает вымирать.

– Ну, Гром, - Нарвэ раздраженно махнула рукой, - вечно ты все испортишь своим прагматизмом. Такое настроение здесь витает…

– Ага, - подхватил я, - смерть, тлен, кровь, много мертвых мужчин. Все, как ты любишь!

Девушка надулась, но, не выдержав, расхохоталась под изумленным взглядом Эрлиниэля. Вот так, красавчик, не одними комплиментами можно девушек развлекать!

Поднявшийся ветер и шум крыльев оповестил нас о возвращении дракона. Задрав головы, мы едва успели отскочить от брошенной ей тушки некрупного зверя. Убедившись, что добыча попала в наши руки, Эжона улетела прочь.

– Ну вот, - я проводил взглядом дракониху, - куда она опять?

– Все к лучшему, - меланхолично пробормотал эльф, осторожно поворачивая тушку и явно пытаясь идентифицировать зверя, - вряд ли вам бы доставило удовольствие зрелище трапезы дракона.

– Ну, она вроде аккуратно позавтракала, - неуверенно проговорил я. А в памяти всплыла неопрятная сцена поглощения якуса дедушкой его жены.

– Так, перекусила, - отмахнулся Эрлиниэль. - Но чтобы совершить такой далекий полет этого количества пищи мало. Так что давайте сами пообедаем… и поужинаем заодно. Вряд ли потом будет подобная возможность.

– Правда, Гром, - поддержала его Нарвэ. - Я тоже думаю, что нужно воспользоваться этой минутой для отдыха. Здесь очень подходящее место: большинство существ добровольно в эту долину не сунется…

– Почему? - насторожился я. - Вроде здесь тихо и пусто…

Эльфы переглянулись и таинственно заулыбались. Мне это еще больше не понравилось, но большего я от них так ничего и не добился и, обидевшись, побрел отламывать сухие ветки от старой коряги. Надо же приготовить добычу, так любезно подкинутую нам драконом.

Вернувшись с охапкой сучьев, я застал очень странную картину: эльфы очень скрупулезно выдергивали из земли траву и цветы. Вместе с корнями и отбрасывали как можно дальше. Они уже расчистили круг диаметром около моего роста.

– В середину, - указала мне Нарвэ. - Костер разожжешь?

– Куда ж я денусь, - проворчал я, сбрасывая ветки в кучу на сырую землю.

Эти двое, явно наслушавшись про меня сказок, уставились на мои руки с любопытством малолетних детей. Но я не доставил им удовольствия и очень осторожно создал маленький огонек и переместил его в груду сучьев. Костерок весело захрустел сухими ветками, забираясь на самый верх кучки. Дождавшись, когда прогорит основная масса поленьев, я поместил в раскаленные угли ободранную Эрлиниэлем тушку животного.

– А зачем надо было так тщательно пропалывать землю для костра, - уточнил я у девушки. - Оборвать и дело с концом.

– Именно из-за этой травы и все те беды, которые приписывают данному месту, - ответил за Нарвэ эльф.

– Какие беды? - не отставал я.

– При сгорании травы, - Эрлиниэль пошевелил угли и перевернул тушку, от которой пошел умопомрачительный аромат, - выделяется газ, который может сильно воздействовать на мозг разумного существа.

– Усыплять? - предположил я. - Или сводить с ума?

– Всего понемножку, - кивнул эльф, не отрывая взгляда от костра. - Усыплять разум и высвобождать те чувства и желания, о которых не догадывается даже сама жертва этой долины. А так как дожди здесь редки и пожары случаются очень часто, особенно по вине самих нерадивых путников, то жертв меньше не становится, что поддерживает жуткую репутацию долины великанов. Легковерные люди считают, что духи оставшиеся без тел злобствуют и изводят путников, превращая их в безумных убийц…

– Ох. Эрлиниэль, - насмешливо протянула эльфийка. - С каких это пор ты стал прислушиваться к тому, о чем говорят люди? Я до сих пор думала, что ты и не подозреваешь об их существовании.

– Не преувеличивай, Нарвэ, - буркнул эльфийский принц. - В школе есть профессор-человек… Ну и в числе друзей моей новой семьи насчитывается несколько представителей этой расы. Увы, они сами осознают, что раса эта значительно уступает нашей, так что разногласий между нами не возникало.

– Что, если перевести, означает: люди общались с тобой крайне почтительно и признавали слова, роняемые тобой за истину в последней инстанции, - иронично сощурилась эльфийка.

Эрлиниэль замолк, надменно поджав губы. Никто не любит правду.

Поели мы в полном молчании, не нарушая его, тщательно затоптали костер. В ожидании Эжоны тишина наполнялась уже звоном, но никто так и не проронил ни слова.

На горизонте показалась долгожданная точка, которая быстро разрослась, являя перед нами голубого дракона. Обрадовавшись, мы не сразу заметили неровность полета: Эжону бросало из стороны в сторону, крылья иногда провисали, проваливая тело вниз.

– Что такое? - изумился эльф, что ввергло нас в еще большее беспокойство: уж он-то знал жену и мог понять, что с ней приключилось. А теперь произошло что-то из ряда вон выходящее.

Дракон рухнул вниз, даже не пытаясь мягко приземлиться. Мы поспешно метнулись в разные стороны ради спасения собственных жизней. По счастливой случайности никто не был раздавлен, и мы бросились обратно к драконихе.

Глаза Эжоны еще больше потемнели, веки набрякли, зрачки сузились до вертикальных черточек. Обычно аккуратно сложенные крылья парусами полоскались на ветру, выворачиваясь в разные стороны.

– Милая, что с тобой? - с искренним беспокойством воскликнул Эрлиниэль. И опять он изумил меня резкой переменой: на обычно слащавой физиономии плескались вполне реальные чувства.

– Надо уххххходить, - прошелестел шепот дракона. - Дым…

– Быстро, - сообразила Нарвэ, подталкивая нас, - чувствуете, как усилился ветер? Я все гадала - что за дух доносится. Это горит долина! Уходим!

В панике мы забрались на хребет Эжоны, отчаянно надеясь, что дракон сумеет подняться в небо и унести нас из проклятого места. Вот так: искали защиты от преследователей, а попали в переделку похлеще нападения наемных убийц.

Я уже ощущал легкое головокружение, сладковатый запах вперемешку с гарью окутывал голову, проникал в мозг. Ежона дернулась, словно в конвульсии и тяжело поднялась в воздух. Тут нам открылась чудовищная картина: полукругом впереди рассекал небо черный дым. Оглянувшись, я с ужасом обнаружил такую же картину позади нас, только немного дальше.

Дракон поднимался все выше, но ветер успевал доносить до нас черных сладкий дым. В какой-то момент я обнаружил, что с наслаждением впиваюсь в голубой панцирь ногтями, любуясь оставленными вмятинами. Я слышал, как поем мой меч, как зовет меня, просится на свободу. Но я не слушал его, не потому что понимал всю опасность, а потому что у меня было более увлекательное занятие: еще несколько вмятин и на панцире Эжоны будет написано мое имя…

Черный туман, удушающий сладостью смерти, подрагивающее тело дракона, песни древних битв и горящие безумием глаза Нарвэ, медленно подбирающейся ко мне с жестокий оскалом на красивом лице…

Внезапно все кончилось. Вместе с воздухом. Девушка схватила себя за горло, оставив свои попытки добраться до меня. Лицо её слегка посинело. И хоть мне тоже не хватало воздуха, голова прояснилась и я с благодарностью погладил измятый хребет дракона. Создав критическую ситуацию, дракон добилась возвращения рассудка в наши измученные тела.

Над головой простиралось темное небо, под нами очень далеко белели облака. Я привык к разреженному воздуху, живя в горах, а вот эльфам приходилось очень туго: они хрипели, распластавшись на броне дракона, и цветом едва отличались от её пластин.

Почуяв неладное, Эжона устремилась к земле. Когда мы опустились до уровня облаков, дышать стало значительно легче. Эльфы стали приходить в себя, а Эрлиниэль подал первый признак жизни с момента выхода из черного тумана.

Я виновато поглядел на творение своих рук: искореженный хребет драконихи, а потом вспомнил лицо Нарвэ. Передернувшись, я задумался, что же в действительности входило в планы девушки? Эльфийка старательно избегала моего взгляда.

Эжона летела очень осторожно, ровно, уже и не думая красоваться перед мужем. Она постоянно оглядывалась на его чуть подрагивающую фигуру, явно страшно беспокоясь. Собравшись с духом, я переполз к эльфу и помог ему приподняться.

– Так кружится голова, - прошептал парень белыми губами.

– Это от недостатка воздуха, - приободрил я его. - Скоро пройдет.

– Это от отравления, - возразила Нарвэ, по-прежнему не глядя на меня. - Но пройдет, это точно.

– Вы видели, что огонь почти равномерно окружал нас? - волнуясь, спросил я у эльфов. Оба уставились на меня с недоумением. - Словно живой, загонял в ловушку, сужал хватку…

– Нет, но я склоняюсь поверить тебе, - глаза Эрлиниэля беспокойно сверкали. - Я чуял, что Эжона хотела меня предупредить. Она поняла в чем дело и поспешила на помощь, бросив добычу. Но я не смог сразу понять, в чем дело и мы чуть не попались.

– Бросила добычу, - тихо повторила Нарвэ. - Дракон почти без сил. Боюсь, что из одной опасности мы попали в другую. Сохранив разум, мы рискуем разбиться.

– Ну, может все обойдется, - попытался успокоить я сам себя.

Но дракониха летела рывками, часто зависая и проваливаясь вниз. Темнота ночи не давала оценить насколько близко мы к земле. На замерзшем лице я почувствовал мокрую дрянь…

– Дождь, - констатировала Нарвэ.

Я хмыкнул: до полного счастья добавить молнию и наши, уже успевшие промокнуть до нитки, тела можно будет идентифицировать только по остаточному рисунку магии, исходящему от одинаково-черного пепла на земле.

– Тьма! - в сердцах произнесла Нарвэ, я вздрогнул и непонимающе уставился на девушку. - Мы над городом.

Я глянул вниз и успел заметить неясное мельчешенье световых пятен, как Эжона завалилась на бок и ухнула вниз, закручиваясь по оси.

Я заорал, вцепившись в безвольное крыло, ибо меня чуть было не сбило порывом ураганного ветра. Мир вокруг превратился в поток воды, бьющей со всех сторон, невозможно понять, где небо, где земля. Бешеное вращение вызывало тошноту, я зажмурился, но разноцветные пятна, плясавшие перед глазами, и не думали исчезать.

Страшный грохот добавил в происходящее новую ноту обреченности. Вращение резко прекратилось, меня подбросило, с силой оторвав от спасительного крыла дракона. Только ногти скользнули по гладкой и жесткой поверхности. Чуть зависнув, я ощутил падение в пустоту по пути, прокладываемому дождем.

Упал я на что-то жесткое, удар выбил из легких весь воздух и я не смог дышать какое-то время. Сипло закашлявшись, я приподнялся и мутными глазами оглядел картину катастрофы: в неясном отблеске языков пламени, что шипели на непрекращающийся дождь, можно было разглядеть большую залу, крашенные стены, обломки мебели, огромную дыру вместо потолка и крупно-дрожащую тушу дракона, чешуи которого приняли темно-синий оттенок.

Со стороны Эжоны донесся свист, и тело её окуталось неровным сиянием, размывая контуры. Подобное я уже наблюдал, когда Магистр показывал мне смену ипостаси, но его внучка делала это с явным трудом и даже, похоже, страдая от боли.

Не отрывая глаз от зачаровавшего меня зрелища древнего чуда, я, опираясь об обломки стула, поднялся на ноги. Тело дракона сильно уменьшилось, свет иссяк.

Я еще раз пристально оглядел помещение, уже в поисках своих спутников:

– Эй, кто-нибудь выжил?

Ответом мне была тишина, нарушаемая лишь стуком капель о деревянный пол.

Кривясь от боли во всем теле, я двинулся в сторону безвольно раскинувшегося тела человекоподобной Эжоны. Девушка не подавала признаков жизни. Я пригляделся: миловидное личико покрывала смертельная бледность. Взяв её за холодную руку, я попытался нащупать пульс. Потом истерически рассмеялся бессмысленности своих действий: все-таки драконы ящеры, пусть и древние. А ипостась лишь искусная иллюзия.

Стон, раздавшийся за моей спиной, заставил меня подпрыгнуть от неожиданности: кто-то выжил! Я бросился на звук и, в мгновение раскидав обломки когда-то огромного стола, нашел Эрлиниэля. Эльф был тоже очень бледен, но явно жив, на что явно указывала рывками вздымающаяся грудь. Но стонал не он: немного левее снова раздался звук. С трудом приподняв уцелевший край стола, я увидел Нарвэ. Дела её были плохи: правая рука была почти раздроблена, кровь пропитала уже почти всю рубашку.

Сглотнув, я вернулся к эльфу и несколько раз с силой ударил его по щекам. Эрлиниэль перевернулся на бок и закашлялся: на пол попало несколько сгустков крови. Тьма, он, кажется, получил серьезные внутренние повреждения! И только я остался невредим. В панике, я осмотрел друзей, не зная, кому помочь в первую очередь.

– Схватить! - Раздавшийся позади меня приказ заставил подскочить от неожиданности.

Я молниеносно обернулся, готовя эхар для защиты, но получил мощный удар в грудь, от которого перед глазами опять забегали цветные блики. Рухнув на пол я услышал, как незнакомец в длинном плаще, который атаковал меня, добавил властно:

– Живыми!

Глава 4

Чужаков было несколько и все были укутаны в длинные темные плащи с капюшонами, надвинутыми так, что не было видно даже подбородка. Ош знает, как им удавалось что-то рассмотреть сквозь ткань.

Скрутили меня грамотно: я мог разве что глазами вращать. И, увы, не веревками, а магией… почти как в моем кошмаре! Тьма, а вот это настоящий кошмар: неужели я постигаю науку предвидения!? Да меня в школе дохлыми броунами закидают и навеки прилепится прозвище типа пифии…

Внутренне передернувшись, я снова попытался осмыслить происходящее. И снова безуспешно. Убивать меня не пытались и вообще относились к моему тощему тельцу, как к редкой драгоценности. Аккуратно пленили, перенесли в другое помещение, отличающееся от предыдущего только тем, что в потолке не было дыры. Положив на пол, деликатно растворились в воздухе. Может быть, конечно, сыграло мое воображение, а уход чужаков я банально проморгал. Внесли еще одно тело и положили рядом с моим. Я во все глаза уставился на фигуры в плащах, стараясь либо подтвердить, либо опровергнуть свою теорию, но тело рядом застонало. На секунду машинально я отвлекся в сторону звука, потом резко обернулся, очнувшись, но уже все: фигур в черном уже не было.

– Чего головой мотаешь, как заведенный? - слабый, но весьма раздраженный голос эльфа указывал на то, что надменный эльф, увы, очнулся и требует внимания к своей персоне.

– Уж и помотать нельзя, - огрызнулся я. - Слушай, приятель, а ты случаем не заметил, каким образом уходят эти существа?

– Я тебе не приятель, - сухо ответил эльф и обиженно замолк.

Хотя, присмотревшись повнимательнее, я понял, что он просто-напросто опять отключился. Неприязненно пошевелив плечами, я настроился на ожидание еще одного торжественного вноса тела, но покореженный временем проем двери оставался пустым и напоминал больше вход в заброшенную штольню, украшенную кружевом паутины и расплывчатым следом древних тайн.

Вскоре у меня начали мелко трястись скрученные руки и ноги: то ли от могильного холода, исходящего от монолитной плиты на полу, то ли от предчувствия некой весьма мерзкой таинственности, окутывающей внешне почти чистые стены и потолок помещения.

Эрлиниэль больше признаков жизни не подавал и не скажу, что меня это очень удручало. Скорее освобождало от натужной заботливости, которую пришлось бы проявлять мне по отношению к этому хлыщу. И вообще, целителя из меня явно никогда не получится, но если попросят - не откажу, может удастся навсегда избавиться от чем-то очень раздражающего меня эльфа.

В процессе самокопания я пропустил приход главаря. То, что эта, ничем не отличимая от других фигура в длинном плаще - главарь чужаков, я не сомневался. Уж очень сильной и действенной была его магическая атака, чтобы позволить мне хоть когда-нибудь забыть своеобразный рисунок враждебной магии. С резко выгнутыми краями поверхности, утыканной острыми иглами, как обломанные сучья когда-то мощных ветвей дерева, погибшего во время пожара… И словно дух тления и склизкие остатки чужой противной тайны, в которую меня угораздило вляпаться волею нелепого случая.

Внутри у фигуры уркнуло и я очнулся от своих невеселых дум. Чужак удивленно смотрел на меня. Глаз, как и лица, я до сих пор не разглядел. И мудрено это сделать сквозь тщательно задрапированные складки темной ткани, которая даже не колышется на легком сквознячке, уже продравшем мои озябшие члены.

Удивление же чужака наваливалось на меня тяжелыми волнами дурманящего сна. Стало нечем дышать. Я хватал ртом воздух, стараясь избавиться от назойливого роя черных точек, которые казалось, беспрестанно атаковали мою голову.

Незнакомец перевел тяжелый взгляд на свою грудь. Дышать сразу стало легче, точки рассеялись. С облегчением, я посмотрел на место пристального внимания своего противника и обомлел: в груди чужака зияла прореха величиной со средний эхар. Края дыры развевались в стороны прозрачными лохмотьями, напоминая паутину, украшенную хлопьями сажи. Создалось впечатление, что чужака и нет вовсе, а в воздухе висит плащ, сотканный из отходов времени и искажения пространства.

В душе моей поднимался ужас: что же это за существо?! Я даже не слышал о подобном: материальном и в то же время несуществующем, обладающем совершенной магией и в абсолютном безразличии к ней.

Взор чужака медленно поднимался. Еще секунда и снова на меня нападет кусок пространства, в котором нельзя дышать, шевелиться, странно жить…

Но ничего такого не случилось. Я немного расслабился. А черная фигура расставила руки в стороны и с наивно-детским изумлением воскликнула:

– Так ты не дракон!?

От неожиданности я хихикнул. Звук получился настолько странным, что я прикусил себе кончик языка от испуга. Ну вот, дожили: сам себя испугался, будто больше бояться нечего!

Позади чужака появились и другие тени. Другого слова я не смог подобрать для этих существ. Вожак повелительно взмахнул руками, и одна тень подошла к нему поближе. Тот глубоко вдохнул. Я, кажется, даже разглядел, как воздух движется навстречу тому месту под плащом, где обычно располагается рот. Только вот вслед за воздухом потянулась и вторая тень, вместе с черной тканью и своей непостижимой сущностью. Растворяясь по пути, смешиваясь с вдыхаемым главарем воздухом.

В стороны метнулись маленькие ручейки грязно-серой массы и другие тени скользнули ближе, жадно ловя остатки чудовищной трапезы своего предводителя.

Главарь же, не замечая кроме меня ничего вокруг, скользнул ближе.

– Ты не человек! - обвинил он меня.

Ха, не то, чтобы я обиделся… скорее я даже рад этому. Я осторожно кивнул. Существо удовлетворительно вздохнуло. Но потом озадачилось:

– Так что же ты?

Я открыл было рот, дабы поведать правду о себе, любимом, как вдруг мне подумалось: а если это мое преимущество - мое происхождение? Вдруг удастся выбраться из этой передряги невредимому?

– Э-э… Я это… - мучительно подбирал я себе маску. - Эльф!

И облегченно рассмеялся: практически и не наврал, просто не уточнил - какой.

– Не, - уверенно помотало головой существо. От плаща отслоилось пару облачков массы, словно пыли. Чужаки сзади жадно потянулись поближе. Видимо, главарь увлекшись, расплескивает свою сущность направо и налево. Расточительно! Так глядишь, к концу разговора и его схрумкают, обрадовался было я.

Но, словно прочитав мои радужные планы, главарь обернулся на свою свиту и прошелестел:

– Вон!

И чужаки в плащах пропали. Вот теперь я смог это наблюдать воочию: растворились, как миленькие! Только вот, почему-то легче мне от этого знания не стало. А главарь не отставал от меня. Обернувшись, он указал на Эрлиниэля:

– Вот эльф!

Я кивнул: а смысл спорить? Остается понять, почему он не знает, что я дроу. Не видел что ли никогда темных эльфов?

– Ну мы не сильно и различаемся, - попробовала я доказать свою расу. - Только цветом кожи…

– Чем? - озадаченно хрюкнуло существо.

– Цветом: он беленький, я - черненький, - кривлялся я.

– Не понимаю, - помотал головой главарь. В стороны опять полетели серые обрывки. Наглые тени опять заскользили внутрь комнаты. Видимо не в силах видеть, как улетает драгоценная субстанция и, не взирая на приказ вожака, они тянули воздух, сталкиваясь и мешая друг другу.

Главарь, не тратя больше сил на восстановление порядка, схватил ближайшего и одним глотком выпил его. Тени испуганно отпрянули, поспешно растворились во мраке углов.

Главарь опять обернулся и терпеливо, как несмышленому ребенку объяснил мне:

– Он - эльф. Как все эльфы в дисбалансе с магией. Вот этого перекосило в сторону Света. Очень сильно перекосило, впервые с таким встречаюсь, но я понимаю его. Тебя же мы приняли за дракона, - я почувствовал, как глаза мои полезли на лоб. - Твоя магия находилась в жестком балансе, как у всех их. Но, в какое-то мгновение Тьма разрослась и хлестнула в пространство с силой выбившегося на поверхность подземного ручья. Обычно нас невозможно уничтожить, мы перерастаем из одного в другое, только теряем при этом личность, опыт. Но эта энергия уничтожила часть меня безвозвратно… Кто ты?

Вот так легко и бескорыстно тварь подсказала, как её убить. Причем убить прямо сейчас, даже со связанными руками и блокированной привычной магией. Но вопрос-то как раз и стоит в том, что привычной то нет. А то, о чем болтает этот оптический эффект, еще познать надо… Так, о чем же я думал в тот момент?

Я почуял, что они такое, словно попал внутрь одного из них. На мгновение, как он там произнес? "В мгновение Тьма разрослась и хлестнула в пространство"… Я попытался было ухватить за хвостик эту догадку, но второе "Я", дотошное и вечно не вовремя влезающее подкинуло мне другую пищу для размышлений: а почему, собственно, он во мне не разглядел простого эльфа, которого "очень сильно перекосило" в сторону силы Тьмы? У меня магия так сильно схожа с драконовской? Хе, это что-то новенькое. Жаль, маму сейчас не допросишь, с кем и кто в молодости по кустам лазил… Хотя, с кем - как раз понятно. Наверное, поэтому она и ушла, я ведь младшенький. Хотя, почему тогда преемник? Преемником не может быть полукровка. Чушь все это!

– Мне нужен дракон, - как-то просто и обыденно сказал чужак, не дождавшись моего ответа. Так бы любой произнес: мне нужен воздух. Без патетики, но понятно, что нужен как раз для того, чтобы выжить.

– То есть, вы выбрали меня, - констатировал я, гадая: так съедят или сначала, все-таки, зажарят?

– Нет, - удрученно помотало головой чудище. - Ты не дракон.

Немного помолчав, совсем сникши, добавил:

– И он не дракон…

Я кивнул, напрягшись: они что, не нашли девочек?

– Но вы летели на драконе.

– Откуда ты знаешь? - изумился я.

– Ну, мы сбили дракона. Вы упали…

– Железная логика, - хмыкнул я. И тут до меня дошло: - Так это вы нас сбили?!

– Да, - бесхитростно призналось ответило существо. - Самых сильных по моему приказу отнесли сюда, умирающий эльф и человек нам не интересны…

Я вздрогнул от слова "умирающий". Нарвэ совсем плоха?

– А зачем вам нужны мы? - осторожно уточнил я, пересилив тревогу за сумасшедшую эльфийку. - Мы же не можем заменить дракона.

– Нет, - согласился главарь. - Но драконы в последнее время научились обманывать нас, прятаться. Может… ты и есть дракон, - и задумчиво так уставился на меня.

Я сжался в комок, приготовившись к очередному сеансу жизни в безвоздушном пространстве, но ничего подобного не случилось. Слегка удивившись, я решил продолжить выяснение своей судьбы:

– Тогда к началу: зачем вам дракон? Что вы хотите с ним сделать?

– Насытиться его магией, - существо, казалось, слегка удивилось моей безграмотности в этом вопросе. - Производить силу мы не в состоянии, а выжить в этом мире смогли только когда поняли, что возможно переработать силу дракона в энергию, удобоваримую для нашей сущности…

– Э… Вы не из этого мира? - чего-то я уже ничего не понимаю. Кто же они и как умудряются выживать, если драконов почти не осталось? Или, как раз поэтому-то их почти и не осталось? - А откуда вы?

Существо с готовностью было хотело мне ответить, но тут замешкалось. Немного подергавшись, задумалось серьезно, словно память дала трещину. С подола плаща ручьями потекла серая субстанция. Похоже, мыслительный процесс для теней проходит очень энергоемко. Так что, если не пойму, каким образом я чуть не убил главаря, можно запытать его до смерти, подкидывая проблемы мироздания для их логического решения.

Изрядно поистаскавшись, главарь тяжело поднял голову:

– Мы давно не ели, нам немедленно нужен дракон…

Тут перед моими глазами сверкнуло. Я зажмурился, приготовившись украсить собой праздничный стол тварей. Грохот, свист… Меня затрясло, резко отпустило. Я почуял, что могу пошевелить пальцами. Хотя, это громко сказано: затекшими пальцами не очень-то пошевелишь, но сама возможность движения меня порадовала необычайно. Как и возможность еще немного пожить…

Я открыл глаза и сразу их захлопнул: дабы от удивления из орбит не повыпадали. Потом немного подумал и еще раз открыл, заранее приготовившись к зрелищу.

От комнаты остались воспоминания в виде острых обломков стен, стремящихся в небеса. Посреди этого великолепия висел в воздухе Эрлиниэль и сверкал… Не знаю уж чем, но свет от него исходил почище, чем от утреннего солнышка, когда вылезаешь из полутемной пещеры. Приятного мало, короче.

А под этим факелом нерукотворным столпились тени в своих неизменных плащиках и переругивались между собой. Обсуждение шло явно не первую минуту и к всеобщему решению приходить явно не желало.

Чуть скривившись, я поднялся на негнущихся ногах и захромал в компании:

– А что, собственно, происходит?

– Схватить дракона! - был мне ответ. Ну вот, опять двадцать пять.

В мою сторону полетело несколько склизких штырей, которые я с омерзением отшвырнул еще на подлете. Тени разлетелись в стороны, роняя пух серой массы. И только потом я понял, что смотрел на происходящее магическим зрением. Увидел их атаку и неосознанно воспользовался подсказкой главаря, как их уничтожить… Ну до уничтожить, правда, еще далеко, но первый шаг сделан. И это хорошо. Я вдруг очень ярко почуял необходимость избавить наш мир от этих тварей, которые и извели драконов - тут я уже не сомневался.

– Эрлиниэль! - позвал я фонарик. - Ты как там, жив еще, солнышко ясное?

Ответом была тишина. Эльф чуть покачивался в своем свете. Тени в испуге жались по углам. Мдя, что же делать? Летать у меня особо никогда не выходило - не моя стезя. Ну, кроме разве что того случая, после гномьей самогонки, но я до сих пор не понимаю, как мне это удалось. Вот сюда бы сейчас человеческую ведьму… Еванику, кажется… Приделала бы к эльфу веревочку, совсем замечательно бы было: и кормить не надо, и изречений мудрых эльфийских больше не слышать, да и вообще - дорожку освещает круглые сутки.

Эльф упал. Просто перестал светить и рухнул прямо на меня.

С трудом увернувшись от нелегковесного подарочка небес, я ругнулся в адрес непредсказуемого спутника, но решил подойти помочь. А может и это… ну того, чтоб не мучался долго. Эх, погубит меня как-нибудь моя доброта.

Эльф схватил меня за шиворот, подтянулся и, глядя мне в глаза еще чуть светящимися белками глаз, прохрипел умирающим тоном:

– Не отдавай им Эжону!

И грохнулся в обморок. Немного полюбовавшись исчезающими искорками на коже эльфа, я обернулся к чужакам:

– Ну что - есть идеи?

И очень вовремя: тени-то вполне оправились от моего удара. И, хоть их стало чуть поменьше, направились в мою сторону с явным желанием продолжить трапезу. Вот маньяки!

Машинально я схватился за меч. Сияние обрадовался и озарил тусклую картину руин радушным свечением. Чужаки нерешительно остановились, с опаской ощупывая взглядами мою любимую игрушку. А я в это время соображал, как я смогу противостоять сущностям, совершенно мне неизвестным, но явно очень опасным и имеющим по поводу моей особы гастрономический интерес.

– Сдавайтесь, - пискнул я, не найдя никакого решения.

Кажется, они не расслышали, поскольку решили подойти поближе, что меня абсолютно не устраивало. Но и отступить я не мог. Вот только героизм тут не причем: твари окружили меня со всех сторон, так что отступать было попросту некуда.

Что-то светлое мелькнуло в разрушенном проеме двери: шатающаяся и смертельно бледная Эжона с невообразимой ненавистью смотрела на существ в черных плащах. Я мечом резанул воздух вокруг себя, еще раз попытавшись отпугнуть чужаков, но клинок прошел сквозь их тела, словно они были сотканы исключительно из кусочков тумана.

И совсем в панике наблюдая за неукоснительным приближением врагов, я выбросил Сияние вверх и заорал:

– Повинуйтесь, ошовы тени!

Чужаки замерли и грузно осели на обломки. Вокруг взметнулся столп серой пыли, и я уже не мог разглядеть ни стен, ни оборотня-дракона, ни даже чужаков. Темнота застлала глаза, погрузив меня в пучину нескончаемого шепота.

– Повинуемся, Повелитель!

Вздрагивая от отвращения и чувствуя каждой клеточкой магическую слизь серой кружащейся массы, я пробормотал:

– Очистите воздух от этого… - и не смог подобрать сравнения, только с трудом сдерживал рвотные позывы.

Но слова и не потребовались: мерцая, серая масса стала собираться хлопьями, падать вниз и исчезать за мгновение до падения на обломки стен на полу.

Первое, что я увидел - огромные от изумления и страха глаза Эжоны, стоящей на коленях в паре шагов от меня. Похоже, девочка спешила ко мне на помощь. Это было приятно…

Но, переведя взгляд на причину столь сильных ощущений драконихи, я потерял все разумные мысли и наверняка со стороны выглядел еще более ошеломленным: то, что еще недавно было серой массой скопления отвратительных существ, в это мгновение ослепляло своей не менее чудовищной красотой.

Ростом чуть повыше меня, абсолютно прозрачные, но прекрасно различимые в темноте, в воздухе парили несколько фигур. Головой я понимал, что это те же существа, но сердце отказывалось принимать правду.

Невероятно тонкие и длинные конечности, продолговатые лица, огромные глаза с продольными щелками радужных зрачков… Но все терялось на фоне потрясающих, словно сотканных из блеска драгоценных камней и брызг горного ручья, постоянно меняющих форму и цвет, крыльев за спинами существ.

Они ждали. Но пока я любовался прозрачной красотой, свечение перешло в мерцание, существа медленно оседали на пол. Тонкие конечности изгибались змеями в болевом синдроме. Кончики крыльев рассыпались разноцветной росой на серых обломках. Но глаза светились силой и жесткостью. Они ждали приказа, моего приказа. Сияние подчинило себе эти невероятные, чужие существа.

Я мучительно подыскивал слова. Мне хотелось узнать, кто они, откуда и почему прятались за такой неприглядной маской. Я жаждал отомстить за наше падение и в то же время извлечь пользу для себя из такого странного сотрудничества.

Существа, не зная о моих душевных метаниях, опускались все ниже и постепенно умирали, осыпаясь таящими блестками.

В поисках поддержки и совета, я бросил взгляд на Эжону, но девушка не видела ничего вокруг, кроме цветного водопада. На губах девушки блуждала улыбка глубокого удовлетворения. Как и была, на коленях, сложив руки ладонями, дракон наслаждалась каждым мгновением чужой смерти.

В апатии, я опустил Сияние. Клинок, обиженно полыхнул, мол дело не завершено, чего тогда звал? А я просто не знал, чего дальше предпринять. От чужаков остались только вялые искорки на полу, да и они быстро гасли, стоило задержать взгляд на какой-нибудь из них.

Руку резко обожгло: окончательно разобидевшийся клинок выпал из разжатой ладони на пол, ворчливо звякнув, и померк. Я раздраженно пожал плечами и оставил его валяться, направившись мимо коленопреклоненной Эжоны на поиски Нарвэ.

Девушка никак не отреагировала на мое движение, устремив бессмысленный взгляд в пустоту.

А эльф тут славно поработал: я едва уклонился от парочки особо вредных осколков, решивших рухнуть именно тогда, когда я проходил мимо. Заброшенный город гудел и содрогался, вздымая вихри пыли, словно рыдал по ушедшим в небытие жителям.

Стряхивая наваждения и страхи и убеждая себя в том, что город вовсе не живой, я передвигался все быстрее и, в конце концов, сорвался на бег, стремясь быстрее найти девушку. Но полуразрушенные помещения были похожи одно на другое, и я вскоре испугался, что не смогу найти дороги назад.

Метнувшись в обратную сторону, я сразу натолкнулся на то помещение, где и разыгралась чужая трагедия. Опешив, я чуть не получил по макушке еще один метким броском разрушающегося города. Едва увернувшись, я бросился к клинку, не обращая внимания на бурчание железного друга, запихал его в ножны, схватил Эжону, видимо так и не двинувшуюся с места и потащил девушку к бесчувственному эльфу.

– Что происходит? - испуганно воскликнула словно только что проснувшаяся дракониха, озираясь по сторонам.

– Сам бы хотел знать, - буркнул я, сграбастывая в охапку белобрысого эльфа.

Пылевые вихри становились все сильнее, город содрогался все чаще, в воздухе то и дело пролетали мелкие и крупные камни, словно выпущенные из катапульты.

Древний город, лишившись своих хозяев, следовал за ними в небытие, грозя захватить с собой и нас. И единственное, что мне пришло на ум в этот момент - старая детская уловка со сферой, в которую я "одевался" каждый раз, когда понимал, что избежать наказания невозможно, но так хотелось отсрочить его.

Абсолютно бесполезная выдумка, как называл сферу мой отец, позволяла оградиться от внешнего мира на сутки - трое, в зависимости от моего страха и рождалась только от этой эмоции. Не помню, когда я это придумал - мне казалось, что это знание родилось вместе со мной. Отец пытался искоренить это во мне и никогда не отменял наказания. И около сферы всегда вынужден был находиться один из учителей, ожидая, когда она лопнет.

Единственным неудобством для меня было то, что я ничего не мог поделать, пока сфера сама не изживала себя. Невозможно было ни пошевелиться, ни читать, ни играть, только ждать и думать. Теперь-то я понимаю, что искусственно создавал условия, какие были в утробе матери, что приносило ощущение покоя и защиты.

И вот теперь это спасло жизнь мне и еще парочке чокнутых существ, рискнувших связать со мной часть своей жизни.

То ли страх был более велик, чем я думал, то ли изрядно возросшие за последний год магические способности усилили детское заклинание, но сфера продержалась очень долго.

Сначала меня это радовало: я видел, как разрушается город, перерастая в чудовищный ураган, сметающий с поверхности остатки развалин. Сфера защитила нас и от плотного тумана серой пыли, сквозь которую ничего невозможно было разглядеть, но что еще хуже - я знал, что попади мы в такой туман, то сразу бы погибли от удушья.

Прощальных подарок этому миру от иных существ, непостижимым образом оказавшихся здесь неизвестное количество времени назад и почему-то не сумевших вернуться, наверняка нанес огромный урон. Но мы этого не знали, терпеливо ожидая освобождения. От нечего делать, я попытался докричаться до эльфа и его жены или хотя бы почитать их мысли, но ничего не добился.

На третьи сутки, когда я уже почти скончался от скуки, туман поредел. Ветер быстро разогнал остатки чужеродной массы, открыв нашему взору широкую равнину без следов странного города, без каких-нибудь растений и живых существ.

Впрочем, я быстро устал от однообразного пейзажа и, наконец, заснул.

Сон был неровным и тревожным: обрывки воспоминаний, крики, тающие вдали. Нервировало то, что голоса были знакомы, но я не узнавал тех, кто кричал. Как не различал, что именно они кричали. Было ли это предупреждение или крик о помощи, или просто зов… Лица друзей, тающие и теряющие блики разноцветных брызг. Их зрачки приобретали форму горизонтальных щелок, а глаза излучали жестокость и страдание одновременно.

Открыв глаза, я обрадовался: сон вымотал меня так, что я почувствовал себя еще более уставшим.

Сфера все еще существовала. Пустынный пейзаж немного оживился - чистое небо открывало вид на великолепную россыпь звезд. Ночь. Это показалось мне хорошим знаком. В следующее мгновение сфера лопнула мыльным пузырем.

Я упал на что-то мягкое и немедленно столкнулся взглядом с горизонтальными зрачками. Похолодев от ужаса, я вскочил и облегченно рассмеялся: это просто Эжона недовольна, а зрачки как и положено - вертикальные и черные. Чего только с перепугу не привидится.

Девушка выразительно потерла ушибленный бок и показала мне кулачок. Я неловко пожал плечами и примирительно улыбнулся, протягивая руку для помощи.

– А где эльф? - спросил я Эжону, когда девушка встала. Голос неприятно скрипнул в горле: неудивительно, за столько времени молчания хорошо, что я вообще еще помню как это делается. - Вроде я его тоже брал…

– Да уж, - сипло ответила девушка. И, прокашлявшись, добавила: - Да вот он. Спит.

Оглянувшись, я увидел, что Эрлиниэль опять висит в воздухе. Хвала Тьме, хоть не светится, а то неизвестно что бы привлекло наше солнышко ночью в пустыне.

– Он всегда так спит? - я осторожно тронул эльфа, тот покачнулся, словно привязанный на невидимую веревку к звездам.

– Вообще-то нет, - с сомнением покачала головой Эжона, - но мы не так давно женаты… Хотя, я думаю, это твоя магия.

– Думаешь? - хмыкнул я польщено. - Может ты и права, у меня уже один раз так выходило, - я хихикнул, вспоминая лицо Крола, - с одним преподавателем…

– С преподавателем? - изумилась девушка. - Чего же он такого тебе сделал?

– Долго объяснять, - смутился я, вдруг подумав, что стало причиной того похода, когда мы познакомились с её дедом. Как ни крути, а я уничтожил еще не родившегося дракона, что был на уничтоженном этаже школы, да еще и способствовал пленению их с эльфом чада.

– А может, принц все-таки соблаговолит опустить меня на землю? - ворчливо поинтересовался невесть когда проснувшийся Эрлиниэль.

– Виновен, - обреченно согласился я. - Знать бы еще - как это сделать…

Эльф гневно сверкнул глазами, и старательно замахал руками, пытаясь приблизиться к земле. Побарахтавшись так немного, он сдался и замер с непроницаемым лицом, делая вид, что не замечает еле-сдерживаемое хихиканье жены и моего откровенного ржания.

– Милое дело, - заявил я, вытерев слезы, - такой мирный молчаливый эльф. Может и правда к тебе веревочку прицепить?

– Гром, - Эжона укоризненно дернула меня за рукав, - ну хватит, опусти его.

– Эх, ну я правда понятия не имею… - начал было я, но эти двое наградили меня взглядами: презрительным и насмешливым. - Ну ладно, - сдался я. - Но за последствия не ручаюсь. - И показательно закатал рукава.

Кажется, я добился-таки испуга во взгляде эльфа. Рассмеявшись, я звонко хлопнул того по лбу и Эрлиниэль свалился на землю… Потом отскочил и снова рухнул - уже избавившись от невесомости.

Девушка обеспокоено бросилась к мужу:

– С тобой все в порядке?

– Все в норме, - хмуро отстранил девушку Эрлиниэль, поднимаясь на ноги. - Только держите от меня подальше недоучек.

Я хмыкнул: это он хотел меня задеть? Ха, послушал бы светленький, что мне выговаривал отец, когда преподаватели опускали руки, я иногда рвался даже записывать! За что мне перепадало еще больше, но какие фразы появлялись в моем лексиконе - друзья замолкали, в восхищении вслушиваясь только в их звучание! И никто не верил, до чего можно довести всегда такого сдержанного Повелителя.

– Кстати, а где мы? - эльф недоуменно огляделся по сторонам. - Последнее, что я помню, как на меня налетел Гром… И крик Нарвэ. Не понял, чего она кричала.

– Кричала? - в груди защемило. Досада на себя, даже кажется подступало чувство вины. Я вопросительно глянул на Эжону, но девушка старательно избегала моего взгляда, делая вид, что её что-то заинтересовало под ногами. - Я не слышал… точнее слышал, но во сне. Или нет, я не знаю… и вообще, почему я оправдываюсь? Я спас кого смог.

– Ты прав, Гром, - тихо ответила дракониха. - И спасибо тебе… за все, но я тоже слышала голос Нарвэ.

– Может, хоть кто-нибудь расскажет мне, что тут произошло? - терпеливо спросил эльф у ночного неба. - Я немного был не в себе… ничего особенного, всего лишь пара сломанных ребер, - Эжона вздрогнула и метнулась к мужу. Эрлиниэль отмахнулся от девушки, впрочем, довольный что слова попали в цель: - И немного пропустил…

– Да ничего особенного, - я присел на голую землю, приготовившись к повествованию, - по сравнению с твоим фейерверком все пустое…

– Чем? - опешила Эжона.

– Да, устроил твой муж представление во славу дамы сердца, - хихикнул я. И, отбиваясь от Эрлиниэля, который постоянно порывался заставить меня замолкнуть, поведал девушке о героизме её избранника.

Потом, в полной мере насладившись красными ушами смущенного эльфа и благоговейным восторгом драконихи, осторожно спросил девушку:

– Ты ведь знаешь, что это было?

Эжона померкла, сжавшись в беспомощный комочек, но в глазах её опять зажглась та ненависть, которой мне уже довелось любоваться в процессе сомнительного приключения.

– Хорошо, - после продолжительного молчания ответила девушка, - я расскажу, ведь мы обязаны тебе очень многим: этих тварей не так-то просто убить. А ты уничтожил целый клан…

– Один клан? - насторожился я. - Значит их в нашем мире еще больше?

Эльф молчал, настороженно поглядывая на жену. Драконы скрытны и чужих до своих тайн не допускают… путь даже он часть семьи. А, возможно, тем более, что он часть семьи, поскольку еще неизвестно, что принесут с собой в твою жизнь эти самые древние тайны…

Глава 5

Ночное небо добавляло трагизма ситуации. Три фигурки на абсолютно голой земле напоминали горные цветы, невесть каким способом умудряющиеся все-таки распускаться там, куда с трудом долетают наши карликовые дракончики. Нежные, абсолютно бесполезные и постоянно подвергающиеся камнепадам…

Что-то я расфилосовствовался, но все вокруг навевало мысли о бренности собственного существования: пустые глаза Эжоны на бледном личике, неестественно прямая и напряженная поза эльфа, старательно сдерживающегося, чтоб не бросить обеспокоенный взгляд на жену. Гладкая, ровная, как искусно обработанный драгоценный камень, черная земля и огромное, мерцающее, непостижимое и прекрасное в своем величии, небо.

– Садись, Эрл, - я похлопал рядом с собой. Земля отозвалась глухим звуком, словно была пустым сосудом с тоненькой стеночкой. Вздрогнув, я отдернул руку и попытался себя убедить, что показалось.

Эльф проигнорировал мое приглашение, делая вид, что очень увлечен рассматриванием своих изящных ногтей… а может так оно и было, эти светлые все время собой любуются.

Девушка молчала. Она села поодаль и нервно сцепила поцарапанные руки. На светлом, заостренном личике менялись выражения страдания и ужаса. Видимо, своей просьбой, я разбудил воспоминания, которые ей безумно хотелось оставить в прошлом и возвращение их доставляет физическую и душевную боль.

– Эжона, - тихо позвал я, - если так тяжело, я наступлю своему буйному любопытству на горло, чтоб больше не вякало, и забудем об этой истории.

– Не получится, - девушка нервно хихикнула. По щеке поползла слезинка. - Это судьба. К тому же, раз тебе удалось один раз, может ты довершишь…

Дракон захлебнулась эмоциями, не в силах завершить фразу. Мотнула головой, рассыпав посеребренные луной пряди волос по плечам, и посмотрела на меня так яростно, что я почувствовал ужас, царапающий мой затылок. Сколько ненависти и жажды чужой смерти, сколько решимости пойти на все, чтобы еще раз увидеть поверженного врага.

– Одержимость, - прохрипел эльф. Прокашлявшись и нервно поежившись, он опасливо подсел к жене. - Одержимость ни к чему хорошему не приводит, милая. Ты же знаешь Грома - уж чего-чего, а исполнять свои планы с его помощью просто верх неосмотрительности. Это все равно, что играть в прутву на гномьих взрывающихся шарах.

– Что за игрушки? - я презрительно скривился, но меня это и правда заинтересовало: эльфы играют в игры?

Эрлиниэль примирительно погладил по тонкой руке девушки, которая начала выражать возмущение: мне - за смену темы, эльфу - за рухнувшие планы, ночи - за холод, а жизни - за несправедливость…

– Очень просто: нужно на гладких шарах, величиной с голову взрослого эльфа, прокатиться определенное расстояние, стараясь сбить с других шаров своих соперников. Нельзя хватать других руками, нельзя сходить с шара… тем более падать.

– И все? - я пытался сообразить, зачем эльфам это безобразие. В голове картинка выходила какая-то уж очень гротескная.

– Да, - высокомерно ответил эльф. - Игра проводится ежегодно перед праздником открытия школы. И тот, кто победит - получает право зайти первым.

– Хм, и много эльфов соревнуются? - я с трудом сдерживал смех, но хихиканье уже просачивалось из меня в мир.

– Все учащиеся, - отрезал эльф. - Но тебе, гром, этого не понять. С твоей посещаемостью и полным отсутствием рвения к познанию, я удивляюсь, как вообще тебя сумели чему-то научить! Видимо, у вас есть гениальные преподаватели…

– У нас есть гениальный закон: я делаю, что хочу! - я гордо задрал подбородок, словно я был выше эльфа и его жены, вместе взятых.

– Тогда понятно, почему тебя выслали из родного города, - ощетинился Эрлиниэль. - Видимо, твой отец понимал, что стань ты Повелителем, и горы обрушатся на землю в первый же день! Вот только он зря не подстраховался: надо было еще убийцу нанять для верности!

– Не мели чушь… это в тебе зависть говорит: не судьба народом своим повелевать, так на других отыграться! - Я в бешенстве вскочил на ноги.

– У меня была возможность, - эльф перешел на повышенные тона, - я сам добровольно отказался от этого!

– Ага, - гадко усмехнулся я, - в добровольно-принудительном порядке и по совету добренького Магистра!

Светлый сжал кулаки и рванулся ко мне.

Оскалившись, я приготовился к схватке, чувствуя во всем теле пробуждающуюся радость от приближающейся драки. Давно хотел намять бока этому прилизанному франту. Он выше, но это можно обыграть в своих интересах. Собственно, это у дроу в крови: столько уже приходилось пользоваться преимуществами своего роста. И вообще: чем больше эльф, тем громче падает!

– Гром! - истошно заорала Эжона. А я то тут причем? Это её муженька надо тисками оттаскивать - вон как замахивается!

Только я на мгновение отвлекся на девушку, как почувствовал ужасную боль в виске. Мир засверкал тысячами увеличивающихся звезд, земля разверзлась под ногами. Грохот разрывал слух.

Только не это! Если я отключусь сейчас, то светлый будет всю жизнь кичиться тем, что одной левой уложил преемника! А ведь он и правда бил левой… ужас какой. Я замотал головой в надежде, что это поможет сохранить сознание. Но почувствовал, что лечу. Совсем худо, видимо я уже давно в отключке… или вообще… того. Раз думаю и рассуждаю при этом. В прошлых своих приключениях мир просто выключался и включался, когда ему приспичит.

– Гром! - истошный крик драконихи раздавался в ушах снова и снова…

Пока я не понял, что это на самом деле её крик. Попытался поймать девушку в фокус. Вроде получилось, вот только она размытая какая-то, словно тряпка, что полощется на сильном ветру.

– Гром, очнись! - кричала она. - Мы падаем!

– Куда? - удивился я. Ящерицей извернувшись в воздухе, увидел стремительно приближающуюся землю, на которой, как и положено, росли деревья, кусты, и прочая колкая гадость. Через несколько мгновений будем похожи витиеватые украшения, что раньше носили великаны. Я очень четко представил сейчас это уродство, что хранилось в нашем дворцовом музее. С грубыми дырами и неровными кровавыми камнями, тускло поблескивавшими шершавыми гранями, словно окаменевшие куски плоти…

Так, спокойно: мы имеем Эжону, барахтающуюся слева от меня на расстояние вытянутой руки и эльфа чуть подальше… почему-то безжизненного на вид и темную твердую громаду перед собой.

– Я не умею летать! - в панике взвизгнул я, приготовившись к болезненной смерти.

И тут же упал на что-то твердо-острое, отбив правый бок. Воздух полностью вышел из меня, вместе с остатками здравого смысла.

Слева с визгом пролетала Эжона. Изловчившись, девушка схватила меня за руку. Другая рука у неё уже была занята: дракониха мертвой хваткой держала за шиворот безжизненное тело своего незадачливого мужа. Рубашка эльфа уже сползла наверх, собравшись вокруг горла. Лицо светлого приобрело приятный голубой оттенок.

Но это стало мне все равно, так как вся эта тяжесть стаскивала меня со спасительной твердыни, хоть я не понимал, что это и откуда взялось в воздухе, чутье мне подсказывало, что до земли еще лететь и лететь.

Причем оно двигало тоже вниз, но с медленной скоростью, что дало мне преимущество и возможность не разбиться, поскольку на ощупь твердь напоминала грубо отесанный камень.

Плохо, что отесанный - схватиться было абсолютно не за что, а уж про то, чтоб вытащить друзей не было и речи! Скатываясь с пологого края, я снова прощался с жизнью, приготовившись к падению, но судьба предоставила мне еще один шанс: слева покачивалось нечто, очень напоминающее толстое бревно. Заскрежетав ногтями, я постарался сползать в нужную сторону и вскоре скользнул около шевелящегося нароста. Не теряя времени даром, я свободной рукой обхватил бревно у основания. Сделав усилие, я из последних сил подтянул Эжону. Девушка судорожно вцепилась в меня, обхватив ногами, как заправский жук, переползла на бревно, и подтащила эльфа. С невероятной быстротой она разорвала на нем рубашку и привязала его к шевелящейся опоре.

Лицо светлого начало потихоньку розоветь. Я тяжело вздохнул: выжил, гад! И закинул ногу на бревно, намереваясь тоже сесть верхом, как вдруг небо с землей поменялись местами. С трудом сдержав бунт желудка, я постарался удержаться во чтобы то ни стало.

– Да отцссссссепитессссссь выыыыхххх! - возникла перед нами огромная морда.

– Д-дракон, - нервно икнул я. Эжона серьезно кивнула, всматриваясь в темноте в огромного ящера.

Ну конечно - она-то сразу поняла, куда мы приземл… придраконились.

– Знаешь его? - с надеждой прокричал я девушке.

Девушка помотала головой, а я похолодел от ужаса: драконы нетерпеливы и уж точно терпеть не могут, когда на них с неба чего-то валится. А этот никогда не будет всматриваться, что же это такое было. Просто стряхнет и все.

А дракон тем временем начал активными действиями подтверждать мои догадки: таких кульбитов не выкидывала ни Эжона, ни Магистр, что уж вспоминать Рииса!

Эжона ногами и руками обняла основание крыла дракона, одновременно стараясь удерживать мужа. На лице девушки я не разглядел ни капли надежды, но там хватало упрямства держаться до конца. Я же удерживался исключительно чудом: постоянно соскальзывал с опоры и снова натыкался на крыло, конечно животом. В конце концов меня вывернуло, хотя вроде уже было нечем: сколько суток назад я ел, не вспомнит никто.

Разозлившись, я решил высказать дракону все, что я думаю о нем, о пируэтах, и о всем драконьем роде, включая седьмое колено. За невозможностью сказать все это в лицо… то есть в морду, я решил воспользоваться эльфийскими уроками и пообщаться с ящером мысленно. Не то, чтобы у меня получалось, но послать пару мыслей иногда выходило. А уж послать эту вертлявую скотину получится и подавно!

Я напрягся. Конечно, напрягаться не для чего, и даже мышечная активность весьма мешает процессу, но я ничего не мог с собой поделать. Даже когда на уроках надо мной - пыхтящим смеялись все эти светлые.

Потом постарался представить эльфа, всего такого в короне посреди Пресветлого Леса, себя - во главе коленопреклоненных дроу и на сладкое - Эжону в образе прекрасной драконихи…

Вот тут его проняло. Дракон дернулся, судорожно выгнулся, беспомощно замахал крыльями и рухнул вниз.

Хвала Тьме, ящер умудрился справиться с чувствами и выровнять полет. Я даже приоткрыл один глаз, дабы убедиться в нужном положении звездного неба, хотя сперва не понял, как звездочки действительно существуют, а какие - плод моего воображения, жестоко замешанного с воздушной болезнью.

Дракон приблизил к нам морду и пристально уставился на девушку. Потом судорожно вдохнул и пошел на посадку.

Ночь тоже стремительно заканчивала свой полет. Уже вершины деревьев посеребрены легкой шалью утреннего тумана. Краешек горизонта решил покрасоваться переливами цветов в преддверии яркого солнца. Я вздохнул: похоже, день будет жарким. Ничего страшного, конечно, но так хочется немного понежиться в прохладе.

Мы быстро снижались. Позади нас небо тщательно проглатывало тускнеющие звездочки. Легкий пух редких облачков так симпатично гармонировал с клочками мыльного тумана внизу, укутывающего теперь деревья полностью…

Ой, а внизу ведь сплошной лес. Куда этот бесшабашный дракон хочет сесть?!

А интересно, он переворачивается в человека? Скорее всего нет, Магистр говорил, что кровь становится жиже, способность менять ипостась теперь перепадает единицам. Судя по темпераменту, дракон молод, горяч и весьма опасен. Лишь бы не решил, что мы Эжону обижали, а то съест нежареными. Хотя жареными тоже не очень хочется быть съеденным. И вообще - почему-то хочется жить.

Тем временем лес внизу поредел. И к тому времени, как дракон мог бы задевать брюхом вершины деревьев, задевать собственно стало и нечего. На смену туманным таинствам дикого леса пришла вполне светлая поляна с ручейком посередине.

Дракон опустился на землю с первыми лучиками солнца, заигравшего на неожиданно красивой чешуе ящера разноцветными огнями.

– Вот это да! - невольно восхитился я, сползая на землю. Приземлился я не особо удачно: на четвереньки. Но дракон так поглотил мое внимание, что у меня не возникло мысли подняться.

Очень тощий и длинный - не понятно, как я вообще умудрился на него попасть, - с узкими длинными чешуйками цвета перламутр. Посередине каждой чешуи виднелся чуть выпуклый нарост. Вот почему возникла ассоциация с грубо отесанным камнем.

На длинной шее вместо обычного для драконов гребня из треугольных щетинок наблюдалась грива! Шикарно черного цвета, она контрастировала с глазами цвета серебра.

– Что, нравитсссссяааааа? - прошипел дракон, выпуская черный змеиный язык практически рядом с моим лицом.

Я икнул и кивнул.

Кхекающие звуки были мне знакомы: я опять повеселил ящера!

Собравшись из осколков икоты, скрученного желудка и дважды оставленную надежду на жизнь, я поднялся и даже постарался стоять не шатаясь. Немного смирившись с тем, что меня болтает от слабости, я хлопнул дракона по морде и добавил:

– Прям красавец! Очень оригинальный экземпляр.

Дракон застыл от такой наглости, морда смешно вытянулась. Потом мстительно фыркнул мне в лицо - я упал на землю, - и повернулся к Эжоне.

– Привффетсссствффую, потомок древффниххх, - при всей внешней почтительности, голос дракона звучал весьма насмешливо. - Сссстранно видттеть тебя в такой неподттобпающщсссей компании…

– Приветствую, драмис, - холодно ответила Эжона, отвязывая эльфа от крыла этого перламутрового чуда. - Эта неподобающая компания: мой друг - дроу Гром и мой муж - эльф Эрлиниэль.

– Мушшшш?! - драмис, как назвала его Эжона, подавился, пару раз кхекнул - на землю упала прилично прожаренная птица, и гулко закашлялся в сторону.

Хорошо, что в сторону - мы остались живы. Плохо, что именно в ту сторону - я как раз приглядел там симпатичное поваленное дерево, которое могло нам стать и дровами на костер, и сиденьем. Теперь, конечно, это уже не имело значения - в получившемся пепле только картошку жарить. А её у нас почему-то с собой нет.

Я вздохнул и отломил крылышко от почерневшего трупика невезучей птахи.

Эжона тем временем разложила останки своего мужа на земле и думала, как привести в чувство светлого. Похлопывания по щекам и нежные поцелуи должного действия не возымели.

Девушка в отчаянии посмотрела на меня своими огромными глазами, полными мольбы. Я благополучно поперхнулся вторым крылом и, вздохнув, подошел поближе.

Драмис не вмешивался, переваривая новость, что нас устраивало всех, но меня озадачивало: ну и что? Раз уж Магистр был не против, а он такой ревнитель чистоты крови!

Наклонившись к эльфу, я отметил, что тот, к сожалению, жив. Грудь равномерно вздымалась, даже без рывков, что еще хуже: как видимо, внутренних повреждений у него нет. Живучий, гад. Ведь и душили его, и прикручивали к вертлявому крылу драмиса. Все нипочем!

– Гром, почему он никак не очнется? Он выживет? - взмолилась Эжона, глядя на мое огорченное лицо и сделав не совсем верные выводы.

– Будем надеяться, что нет, - не сумел я сдержать свои эмоции. Немного смутился, заметив слезы в глазах Эжоны и поправился: - Да все будет нормально, девочка. Просто кормить надо мужика. Хоть иногда!

Усмехнулся и поднес остаток крылышка к носу эльфа:

– Вот, смотри!

Эрлиниэль пошевелил носом, резко открыл глаза и рванулся вперед. Я еле успел отдернуть руку и клацнувшей челюсти. И, на всякий случай отошел подальше, отломив ножку светлому и кинув её тому на колени. Эльф тут же заурчал, как большой довольный кот, вгрызаясь в ароматно пахнущее мясо.

– Жестковато, но есть можно, - прокомментировал я, стараясь не замечать ручейка слюны, стекающей по подбородку эльфийского принца. И обернулся к девушке: - На, подкрепись, сама на грани голодного обморока…

– Спасибо, - грустно улыбнулась девушка, отстраняя протянутую ножку. - Мне этого мало. Не беспокойся, Гром. Если не менять ипостась, я еще протяну без пищи как минимум месяц.

– А если менять? - уточнил я, ожидая самое худшее.

– Умру, - кивнула Эжона. - Если, конечно сразу кого не съем.

Последнее она произнесла настолько хищно, что я поневоле отступил назад. Дракониха смущенно потупилась и вернулась к мужу.

– Вот это скромница, - покачал я головой и оперся о драмиса. Мою наглость проигнорировали, и вообще, драмис вел себя так, словно его тут и нет: даже почти не шевелился. - Но надо бы найти жертву, а то Магистр из меня коврик себе в пещеру сделает. И желательно тоже не меня… а вот своего муженька она есть не будет точно. Драконы друг друга не едят, так что ты тоже можешь расслабиться…

Драмис тихонько фыркнул, но снова промолчал.

– Значит, надо искать кого-то извне, - я оглядел поляну.

Абсолютно пустынное место, прозрачный ручей посередине, в котором не мелькнула ни одна тень рыбешки. Впрочем, рыбкой дракона замучаешься кормить.

Пока я задумался, ко мне коварно подполз эльф и стащил остатки птицы. Светлый сразу отпрыгнул и отвернулся, чтоб не отобрали, и захрустел крупом птахи.

– Осторожно, принц, - усмехнулся я, - она ведь не потрошеная!

В ответ мне донеслось невнятное бормотание. Оценив бугры мышц на обнаженном торсе эльфа, я не стал больше выпендриваться и снова обернулся к драмису. Вот только того на месте не оказалось, но я, уже начавшись опираться на привычное место, не успел выпрямиться и рухнул в траву.

– Эй, куда он делся? - тут же вскочив, я огляделся по сторонам, но не увидел парламутрика.

– Гром, - чуть улыбнулась Эжона, устало прислонившаяся к камню. - Дракона всегда ищи наверху.

– Логично, - я тут же задрал вверх голову.

И правда: странный дракон, более похожий на змею с волосами, которой по недоразумению приделали крылья, улетал в сторону, обратную той, откуда мы прилетели.

– Куда это он? - удивился я.

– Никогда не угадаешь, - мягко улыбнулась Эжона. - Драмисы крайне непредсказуемы и свободолюбивы. Эти не будут жить ни в стае, ни в клане…

– А кто такие драмисы? - спросил жену уже почти довольный эльф.

– Метисы, - Эжона нежно погладила светлого по щеке. - Как раз, что ждет нас с тобой: дитя эльфа и дракона…

– Что?! - лицо эльфа вытянулось так, что стало удивительно походить на морду драмиса.

– Хе, весьма сочувствую, - я старательно делал серьезное лицо. - Только меня потом с вашим дитяткой не знакомьте, пожалуйста!

Эрлиниэль раздраженно пожал плечами и замолк.

Тут рядом с ним упала туша огромного кабана. Тот еще дышал и бешено вращал глазами. Вот только убежать не мог, хоть и пытался: ноги судорожно перебирали воздух, и с каждым движением из огромной раны на животе фонтаном вырывалась багрово-черная кровь… прямо на эльфа.

Эрлиниэль замер на миг, потом заорал, вскочил на ноги и бросился наутек. Я было подорвался за ним, да тут до меня дошло, что собственно ничего страшного нет. И упал кабан не на меня, и кровью облили эльфа.

Посмотрев наверх, я увидел улетающего драмиса. Тот поднялся очень высоко и уже с трудом просматривался сквозь легкую дымку серых облачков, что спешили к нам со стороны леса.

– Какой заботливый попался, - покачала головой Эжона. - Даже странно…

– А мне нравится его логика, - поддакнул я, - не удалось убить - так покормить!

– Гром, - несчастным голосом позвала меня дракониха. - Уйди, пожалуйста. Не могу при тебе, да и опасно это… И Эрла придержи, а то он весь в крови. Мало ли чего…

– Да-а? - протянул я, смакуя такую возможность.

Но, увидев почти безумный взгляд Эжоны, направленный на тушу, решил не искушать судьбу: а ну как разойдется. От дракона маленькому дроу в чистом поле никуда не скрыться!

И поспешил за эльфом, старясь не оглядываться на всполохи и тягучие звуки, что раздавались за спиной.

– Эрл, - заорал я в панике. И куда он уже успел запропаститься, поле же кругом.

– А? - высунулась окровавленная голова из-под большого причудливой формы валуна.

– Вот ты где, - облегченно вздохнул я. - Я уж думал, что ты рванул домой, под мамино крылышко, - я захихикал, проникнувшись двусмысленностью фразы. - С такой скоростью, что ты выдал…

– Ну тебя, - отмахнулся эльф, опасливо заглядывая за мою спину.

– Ну меня, - миролюбиво согласился я. Не то, чтобы я стал таким добрым, мне просто хотелось разговорить немногословного светлого. - Интересно, ты каждый раз сбегаешь, когда супруга трапезничает?

– Ты прекрасно понимаешь, что нет, - огрызнулся Эрлиниэль. - Чем бы смыть эту дрянь?

– Ну, могу попробовать создать немного воды… - мечтательно протянул я, с насмешкой поглядывая на эльфа: вот дилемма - и хочется и колется. - А ты сам ничего не придумаешь? Ты такой у нас хороший маг!

– В другой области, - надменно процедил светлый.

Устроился было под камнем, потом раздраженно вскочил, оглянулся. Сорвал кусок жесткой травы, среди которой уже виднелись желтые стрелки скорой осени. Попытавшись оттереть хоть руки этим безобразием, поцарапал свою холеную кожу, взвыл. Плюнул на ранку, чтобы не дать крови кабана попасть в свой организм, потом сплюнул на траву и в раздражении сел на землю.

Я с удивлением заметил, что тот чуть не плачет. Ну, Тьма, прям красна девица!

– Ладно, Эрл, давай поэкспериментируем, не такой уж я плохой маг… - Заметив, что эльф собирается как всегда ответить какой-то колкостью, перебил, дабы не спугнуть тень сочувствия, так некстати проявившуюся во мне. - Знаю-знаю, недоучка. Но у меня от природы талант к магии и многие экзамены я сдавал экспромтом, выдумывая совершенно новое решение задаче. Профы чесали тыковки и вырывали друг у друга мое творение, дабы впоследствии, выдав его за свое открытие, получить награду у Повелителя.

Эрлиниэль закрыл рот и смиренно поднялся на ноги. Клянусь, лицо его стало еще несчастнее, чем до этого. Но он понимал, что его "нет" икнется ему множеством моих подколок на тему его трусости. Я понимающе хлопнул его по плечу и развернул так, чтобы не видеть пиршества Эжоны… да и вообще все в той стороне.

Размяв пальцы, я сделал на всякий случай зверское выражение лица и зарычал для сущей эффектности. Эльф совсем спал с лица и приготовился закатить глаза. Я не удержался и подмигнул:

– Да я еще ничего не начинал.

Эрлиниэль не выдержал и бросился на меня, сбив с ног. Мы покатились по траве, мутузя друг друга во все, что попадалось под кулаки. Царапаясь и пихаясь… и смеясь, мы упали в канаву. Раздалось звонкое "плюх".

– Это что? Вода?! - озадаченное выражение лица на перепачканной физиономии эльфа хорошо сочеталось с глиняными разводами на его голом торсе, где начали расцветать первые синяки. Я с гордостью оценил свою работу, стараясь впрочем не думать о своих украшениях, надежно срытых кожаной жилеткой.

– Вода, - прыснул я. - Мы были в нескольких шагах от ручья, а ты был готов рискнуть жизнью… или, что страшнее - Светом, решившись отдаться в мои темные лапки.

– Ну тебя, - эльф бросил в меня комок грязи.

– Повторяешься, - огорченно покачал я головой, легко увернувшись.

И тут же собрав со дна канавы немного глины, ответил светлому метким броском. Эльф увернулся, но не рассчитал силы и со всего размаху плюхнулся головой в лужу, полную застоявшегося ила.

Когда он поднялся, я уже не смог устоять на ногах, и дело не в меткости эльфа. Просто выражение детского изумления, сдобренного изрядной долей брезгливости, запашок еще тот, невероятно шло Эрлиниэлю.

Эльф обиженно надулся, когда я, катаясь по дну канавы, ржал изо всех сил. И, конечно же угодил в такую же ароматную лужицу. Эрл оттаял и хихикнул. Через мгновение мы хохотали от души, хлопая друг друга по спинам грязными руками. Так и застала нас Эжона: уже постанывающими от смеха и в обнимку.

– Рассссвлекаетессссь, мальчщщщики? - огромная морда с любопытством заглянула в канаву.

– А мы решили: помирать, так весело! - икнул я, даже не предпринимая попыток встать.

Эльф же попробовал встать и немного привести себя в приличный вид.

– А, - выдохнула дракониха клуб пара, - ты решшшил ссссменить ориентассссию моему мушшшшу.

– Гы, - обалдел я. - Чего?

Эрлиниэль замер в полусогнутом состоянии, в таком положении от отряхивал брюки. Резко выпрямился и грозно сверкнул глазами.

– Магичсссесссскую ориентассссссию, - фыркнула Эжона. - Ффнешшшносссть ушшше, как у дтттроу…

И, устав с нами общаться, исчезла.

Мы настороженно переглянулись и наперегонки бросились к ручью. Эльф оттирался так остервенело, что казалось и правда сдирал с себя черную кожу. Я же скинул жилет и брюки, подобрал пару плавающих в ручье листочков, сделал из них нечто похожее на чашку… ну ладно, не с первого раза. Но в третий раз у меня получилось. Эрлиниэль, каждый раз пренебрежительно фыркал, но как только сосуд оказался у меня в руках, проворно вытянул его у меня и сразу отпрыгнул подальше.

Я тяжело вздохнул и потянулся за следующими листочками. Благо в ручье их плавало не мало. Теперь у меня получилось со второй попытки. Я начал быстро обливаться, так как уже порядком промерз. Лето подходит к концу, и сидеть голышом в холодной воде приятного доставляет мало. Немного пополоскал одежду и выпрыгнул на берег, где эльф уже тщательно сушил одежду.

Оной осталось немного: одни штаны, посему Эрлиниэль нежно проводил чуть светящейся рукой по брючинам, высушивая ткань. Я демонстративно бросил свое добро на траву и щелкнул пальцами: от одежды пошел горячий пар. За пару секунд все просохло, и я с наслаждением облачился. Немного тесновато…

Эльф выразительно фыркнул и вернулся к своему занятию.

– Ну и что, - беззаботно отмахнулся я. - Села чуток, но растянется - уже проверено. Зато тепло и сухо. - И брызнул чуть-чуть воды на шею светлому.

Эльфа передернуло, на шее показались пупырышки. Удостоившись очередного коронного взгляда эльфа, я с чувством выполненного долга отправился к драконихе, которая наверняка уже заскучала.

Выбрав местечко почище, чтобы выбраться из канавки, я пошел к ориентиру - заляпанному кровью камню, под которым прятался эльф, но позади меня окликнула Эжона:

– Ххххром, - я повернулся и увидел, что дракон лежит в другой стороне, нежась на полуденном солнышке. - Не ссстоит тута хотиттттть.

Я быстро закивал, соглашаясь с женской логикой, и бодрым шагом потопал к Эжоне. Остановившись от неё в нескольких шагах, я позволил себе немного полюбоваться этой чудовищной красотой. Все в драконе было настолько гармонично, что я чувствовал себя рядом с ней просто неловким троллем рядом с изящной бабочкой… Ну да: таким низеньким троллем-недоростком рядом с огромной хищной бабочкой!

Стряхнув оцепенение, я заставил себя улыбнуться: кажется, Эжона вздрогнула от моего приветливого оскала. Но кто знает этих драконов, от чего они там резко колыхаются.

– Привет, - глупо, а что скажешь после всего пережитого? - я вот тут подумал: ты так и не успела рассказать об этих тварях.

Эжона устало опустила голову на землю и закрыла глаза.

Не дождавшись ответа, я подошел поближе:

– Эжона, - на зов дракон не отреагировала.

Тьма, кажется, она уснула. Ну вот так всегда: на самом интересном месте!

– Очаровываешь мою жену? - весело спросил меня подходивший эльф. В сухих брюках, выглядевших так, словно он их только что купил, Эрлиниэль шел бодрым шагом… эльфа, полностью довольного жизнью. И под его левым глазом так же жизнерадостно голубел синяк.

Я смущенно хихикнул и быстро посмотрел в сторону его женушки. Дракон и не думала просыпаться. Пока пронесло. И эльфу я ничего не сказал, дабы спокойно провести остаток дня. Хотя это не означает, что у меня нет подобных украшений: зеркал-то здесь нет. Да и Эрл что-то уж очень довольно на меня посматривает…

– Конечно, - кивнул я ему. - Пытаюсь её уверить, что дроу более любвеобильные и неприхотливые мужья…

Лицо Эрлиниэля резко помрачнело. Тьма, он смотрел на меня с явной угрозой.

– Да ладно тебе, - сдался я. - Шуток не понимаешь, ревнивец ошов!

– Таких - не понимаю, - с вызовом ответил эльф, но глазами подобрел. - Эжона, он к тебе точно не приставал?

– Спит твоя ненаглядная, - хмыкнул я, опираясь о лапу дракона и жуя сочную травинку.

– Логично, - эльф тоже прислонился к женушке: чешуя нагрелась на солнышке и дарила телу приятное тепло, - поели - надо поспать.

– Ага, - улыбнулся я, совсем растекаясь на искрящейся лапе Эжоны, - она отключилась сразу после того, как я напомнил об обещании.

– Каком обещании, - опять напрягся эльф. Мысленно я пожалел Эжону: с ревностью у её муженька явно перебор, но уж, как говорится, любовь зла…

– Поведать нам о тайнах древних, - замогильным голосом ответил я, пытаясь снять напряжение. Я вообще неловко чувствую себя в роли героя-любовника, а уж если обвинения беспочвенны, то и подавно!

Напряжение снялось как миленькое, убегая от веселого смеха эльфа.

– А вообще-то я сомневаюсь, что Эжона чего-нибудь расскажет, - отсмеявшись, заметил Эрлиниэль. - Во всяком случае, мне - точно. Если уж тебе и поведает, то постарается меня куда-нибудь сплавить…

– Сплавишь тебя, - хитро усмехнулся я.

– Но постарается, - в ответ усмехнулся эльф. - Жена вообще мне ничего о драконах не рассказывала… Даже хуже: когда мы познакомились, я даже не представлял, что она такое!

– И такое бывает, - удивился я. - Неужели совсем не почуял?

– Ну было что-то, - нехотя ответил Эрл. - Но меня привлекают как раз необычные девушки, а необычность Эжоны не сильно зашкаливала, чтобы заподозрить такое…

– И когда ты узнал? - сощурился я, уже догадываясь.

– Когда уже было поздно, - кивнул светлый. Потом усмехнулся и неожиданно горько добавил: - Пришла Нарвэ и хитро так уточнила - знаю ли я, кто моя избранница…

Мы замолчали, задумавшись каждый о своем, но оба о невеселом. О чем были печальные мысли эльфа, я даже не хотел предполагать, лезть ему в душу не хотелось, дабы совсем не разочароваться в спутнике жизни родственницы моего приятеля. Да и меня посетили не менее неприятные мысли, смешанные с легким чувством вины: Нарвэ.

То, что девушка погибла, я даже не сомневался: в такой пыли не выживет никто, ни травинка, на жучок, ни эльф…

Я и сам не заметил, как меня разморило на ярком солнышке. И не смог отличить, где мои мысли, а где уже тяжелый полуденный сон.

Нарвэ, израненная, грязная, с клочками разодранной одежды в жестких тисках рук незнакомых загадочных существ, роняющих на землю искры своих тел.

И шепот, нескончаемый гул чужих голосов: "Нам нужен дракон"…

Нарвэ преображается, свет застилает глаза, и под радостный вой чудовищ оборачивается в дракона. У меня екнуло сердце: это Эжона! А чужаки раздирают чешую, кромсают крылья, отрывают куски плоти и жадно засовывают в пасти, которые удваиваются, утраиваются и вот уже чужаки - это сплошное скопище клыков и жадных глоток, бездонных, затягивающих непознанной бездной, загадочной неизвестностью…

И душераздирающий стон умирающего дракона.

Глава 6

Когда проснулся, первое что я увидел - лежащих рядом голубков, сплетенных между собою тесными объятиями. Хмыкнув, я подумал, что это было бы сделать весьма затруднительно, останься Эжона в ипостаси дракона. Жаль, что девушка успела перевернуться, пока мы спали - зрелище потрясающе красивое. Ну да ладно, еще не расстаёмся.

Встав и сладко потянувшись, я констатировал, что наступили сумерки, на носу ночь, и мы продолжим путешествие как настоящие злобные дроу… и тех, про которых рассказывают страшные байки пугливые людишки.

И огорчился, посмотрев на смену ипостаси Эжоны с другой стороны: я-то рассчитывал с комфортом полететь. Благо, лошадка наша сыта и, судя по выражению на светлом личике, вполне довольна. Теперь все мои надежды таяли с последними всполохами игры заката на темнеющем небе.

– Гром, - девушка тихонько тронула мое плечо. Ух, а я даже не заметил, как она проснулась, видимо залюбовался закатом. - Ты о ней думаешь?

– О ком? - я растерялся. И тут же подмигнул: - Вы девчонки видимо считаете, что парни о вас постоянно думают?

– Нет, конечно, - захихикала она. - Но иногда все-таки думают о той самой…

– О той самой может и думают, - хмыкнул я. Эжона устроилась рядом со мной. - Не спится?

– Я давно уже не сплю, - девушка печально склонила голову. - Или сплю так давно, что уже не понимаю, что это всего лишь сон.

– Эк тебя, - удивленный, я присмотрелся к маленькой худенькой девчушке и в который раз себе напомнил, что это лишь иллюзия. Искусная иллюзия древних драконов. - Ну раз уж понесло на такие разговоры, может, исполнишь свое обещание и поведаешь мне о тех?

– Хорошо, - просто согласилась Эжона. - Мне сейчас проще говорить об этом…

Она несколько замешкалась, подбирая правильные слова.

– Когда муж спит, - понимающе кивнул я.

Она покосилась на меня слегка обижено, но потом грустно улыбнулась:

– Да, конечно. Я просто не хочу…

– Не надо объяснять, - оборвал я девушку. - В конце концов, мне это все равно. А вы в своей семейке сами разбирайтесь. Меня интересуют лишь странные речи чужаков. И каким образом это может повредить или помочь мне.

Эжона немного надулась.

– Да-да, - тихо засмеялся я, подмигивая драконихе. - Вот такая я самолюбивая и весьма практичная скотина. Так что давай ближе к делу, а то твой благоверный захочет присоединиться, а ты сама против.

– Против, - серьезно подтвердила Эжона, осторожно оглядываясь. Потом придвинулась ко мне ближе. И еще ближе. Так, что я почуял теплое дуновение, всколыхнувшее воздух, когда девушка прислонилась ко мне, почти касаясь пухлыми губами моей щеки. Я невольно скосил глаза вниз на открывшуюся моему взору нежную ложбинку в вырезе блузки.

Судорожно сглотнув, я подумал, что иллюзия драконов весьма… соблазнительна. Девушка заговорила, и я мужественно старался вслушиваться в цепь повествования и не замечать, как по моему плечу шелковыми змеями струятся локоны Эжоны.

– Они пришли очень давно. Такие прекрасные и непостижимые. Наш мир был свеж и полон магии, которая только и ждала, что кто-нибудь направит русло полноводной реки на сотворение новой жизни. Драконам это было не интересно. Нам было достаточно своей жизни и магии, которая была сродни основам мира. Да и что скрывать, драконы всегда считали себя вершиной, совершеннейшим творением и на низшие формы энергии им было наплевать. Гости были очарованы нашим миром, драконами и фонтанирующей незавершенностью. Изображения тех пришельцев еще можно наблюдать на руинах храмов наших разрушенных городов. Гости были не меньше драконов, но их сущность была непостижима, как и энергия, их которой те были сотканы. Они могли перетекать одно из другого и умножать свои силы, а могли делиться… но сила и мудрость их не уменьшалась. Все во имя созидания…

Эжона немного помолчала, отвернувшись, а я потряс головой, пытаясь отогнать несвоевременное желание игриво куснуть её за ушко. Дракониха тяжело вздохнула. Ткань на груди натянулась… От ушка я отвлекся, но легче мне не стало.

– Это их и погубило, - очевидно, что каждое слово дается Эжоне с трудом. - Потом… Сначала они внушили драконам, что нехорошо пропадать такому количеству дармовой энергии, пусть и низшей. Драконы были так восхищены чудными созданиями, что соглашались с любой бредовой идеей. Совместными обрядами, симбиозом магий им удалось сотворить эльфов…

Я вздрогнул, мигом забыв об изящности линий бедер девушки, о чем собственно и размышлял последние две минуты.

– Эльфов? - воскликнул в изумлении и благополучно подавился белой ладошкой, прижатой к моим губам.

– Тссс! - Эжона испуганно сжалась в комочек, бросая обеспокоенные взгляды на темный силуэт спящего эльфа.

Эрлиниэль резко всхрапнул, почесал бок, перевернулся на живот и засопел дальше. Мы оба с облегчением вздохнули: Эжона - что муж не проснулся, а я - собственно потому, что мне позволили дышать, убрав маленькую, но весьма неслабую ладошку ото рта.

– С ума сошел? - рассерженно шикнула на меня девушка.

– Теперь понятно, почему ему лучше не знать этой истории, - хмыкнул я.

Да уж, представляю, что станется со светленьким, узнай он правду о своем… ну нашем происхождении. Светлый эльф, вершина мира и истинная мания в последней инстанции - продукт дикого эксперимента чудиков из другого мира и очумевших от скуки драконов!

– Это только начало, - мрачно кивнула Эжона, пододвинувшись еще ближе. Такая же невысокая, как и я, что позволяло обнять её хрупкие плечики. Конечно, делая вид, что это для лучшей слышимости, ведь она снизила тон до чуть слышного шепота.

– Давай дальше, - страстно простонал я.

Девушка рассеянно взяла мою руку и покачала её на коленке, любуясь темным переливом на хищных ногтях дроу. Я уже готов был взвыть и утащить её в ближайший лес.

– Эльфы получились весьма любопытными созданиями. И, что изумило драконов, весьма самостоятельными. И гордыми. Настолько, что не признавали своих создателей. А со временем они научились ненавидеть их…

– Ненавидеть? - я опешил. Да, между драконами и эльфами никогда особой любви не наблюдалось, но чтобы ненавидеть…

– Не забывай, Гром, что я говорю о древних драконах, в крови которых еще не было примесей созданных ими же существ.

– Но погоди, - я помотал головой, которая отказывалась принимать новую информацию и грозила обрушить все мировоззрение, если это безобразие не прекратится, - драмисы другие, они одиночки, а драконы всегда жили стаями.

– Стаями, - сдавленно захихикала Эжона, уткнувшись мне в грудь личиком - у меня в глазах поплыли разноцветные пятна, - сказанешь иногда - хоть стой, хоть падай!

– Лучше падай, - я полушутливо сграбастал девчушку. Эжона смущенно захихикала и сделала попытку высвободиться из моих объятий. Я галантно уступил, а то не получиться дослушать историю, а другой удачный момент вряд ли представится.

– Понимаешь, драконы взяли за основу созданий свою вторую ипостась, а гости внесли свою коррективу…

– Ага, значит, от драконов деткам досталось непомерное самомнение и самолюбие, а от гостей похоже получили любопытство и дивную способность сначала делать, потом думать, - хмыкнул я.

– Весьма самокритично, - дракониха пропустила колкость мимо ушей. - Ну уж чего выросло, то выросло. И весьма скоренько заполонило земли, обосновав государства. А потом выяснилось, что драконы мешают эльфам жить, развиваться и делать с этим миром все, что вздумается, - горько добавила девушка, бросив на меня укоряющий взгляд. Я быстро убрал ладонь с голой коленки Эжоны. - И началось истребление драконов, переросшее в травлю. Магия новых созданий была неуравновешенна, постоянно колебалась, меняла очертания. Мир стал опасен, и прежде всего для тех, кто вмешался в его устройство. Гости быстренько смекнули, что к чему и удрали обратно, в свой мир. Драконы же пытались исправить ситуацию, шли на большие уступки. Но когда выяснилось, что эльфы не щадят даже общих детей, которые интуитивно стремились к гармонии и принимали вид драконов, стало ясно, что все напрасно. В отчаянии, драконы начали создавать других существ. Все они были слабее эльфов и к тому же рано или поздно отворачивались от своих демиургов, считая, что теперь они сами по себе. Истинных драконов становилось все меньше, магия смешивалась и уже невозможно было определить - где высшая, где низшая… Вот только на драконов это действовало слабее. Они только разобщались, стремились к одиночеству, реже создавали семьи. А вот на нестабильных эльфов перекос магического поля мира повлиял сильнее - они разделились. В момент огромного хаоса, когда перемешалось абсолютно все, и магический фон напоминал яростные всплески разноцветного сияния, что украшает небо северных гор, наступил перелом. Мир, дабы выжить, сменил магическую полярность, что вызвало четкое разделение существ и конкретизацию магической искры в каждом теле… Именно тогда и произошло то событие, которое вы называете…

– Великим расколом, - пораженно прошептал я. - Так вот вы какие - драконы…

– Правда, не всем повезло, - лицо девушки болезненно скривилось от этого слова. - Например, люди почти лишились возможности влиять на мир, да и у других эта связь сильно ослабла и теперь нужно приложить немало усилий, чтобы вырастить в себе свою искру до состояния, которое позволяет проявить магические способности. Тогда в мире установилось подобие равновесия. Эльфы больше не преследовали драконов, им теперь было чем заняться, и нам даже удалось наладить какие-то отношения между расами…

– Угу, - сладко муркнул я, немного замечтавшись об этих "отношениях". Эжона посмотрела на мою уж очень довольную физиономию непонимающе и даже с подозрением. Я поспешил исправиться: - Отношения вооруженного нейтралитета.

– А другие были и невозможны в то время, - серьезно кивнула дракониха. - Учитывая всю историю…

– И войну между самими эльфами, - мрачно подвел я. - Девочка моя, это называется: разделяй и властвуй. Чего же драконы тогда всех под себя не подмяли?

– Во-первых, разделили эльфов уже не драконы, - вспыхнула Эжона. - А во-вторых, это логика эльфа. Драконы никогда не стремились к власти, они и так жили в абсолюте.

– Раньше, - ехидно кивнул я, не сдаваясь.

Девушка обиженно засопела и отодвинулась, лишив меня сладкой муки противоречивых переживаний, порождаемых близостью непостижимой, но чрезвычайно соблазнительно, иллюзии нежного тела.

– Нет, стой! - схватил я Эжону за руку. Девушка в испуге отшатнулась. Пришлось поработать над своей физиономией, стараясь придать дружелюбный оскал. - Ты не закончила про гостей. Они же ушли в свой мир, почему же они сейчас здесь?

Эжона немного постояла, переминаясь с ноги на ногу, посмотрела на мирно спящего мужа. Пристально вгляделась в мое лицо: я постарался придать ему максимально честное и открытое выражение.

– Прости, больше не буду, - я решил подкрепить мину словами, видя, что она не вызывает доверия у драконихи.

– А больше и не надо, - в тон мне продолжила Эжона. И так же нежно добавила: - А то спалю.

Я сделал вид, что испугался.

– Или съем, - мечтательно продолжила девушка.

Вот тут я и правда содрогнулся. А довольная произведенным эффектом девушка плюхнулась на землю и даже ласково потрепала меня по шее.

– Да ладно, Гром, не трусь: не очень то ты питательный, - произнесено немного с сожалением, но я решил довольствоваться и этим. Тем более что девушка оставила руку, и даже оперлась на меня, приобнимая.

Я уже хотел было задать вопрос, приемлет ли дружба такие тесные объятия, как Эжона горько вздохнула. Взгляд её затуманился, в уголок пухлых губок закралась жесткая складочка.

– Они вернулись, - очень тихо продолжила девушка свой рассказ. - В момент разделения. Видишь ли, Гром, миры тесно связаны между собой. И если ты достиг таких высот, что можешь проходить в другие, то должен позаботиться о чистоте своих помыслов и действий.

– В смысле, - растерялся я.

– Нельзя напортачить и тихо смыться, думая, что это не твой мир и тебе не придется отвечать за содеянное. Это живой организм, и если ты живешь в сердце и не видишь легких, это не значит, что их не существует. Как и не значит, что их состояние не повлияет на работу сердца. Эта мудрость была выстрадана драконами.

Я почувствовал, что мои мозги плавятся, словно лед под жарким весенним солнцем. Но покивал девушке с видом старого мудрого дроу, который все это видел своими глазами. Чувствовал себя при этом весьма мерзко, но Эжона удовлетворилась видимостью понимания.

– Вот так и получилось: когда существо вновь пришли в этот мир, они увидели последствия и стали искать драконов. Это было непросто сделать, ибо драконы уже были разобщены и жили каждый сам по себе и небольшими кланами. Предки удивились приходу иномирцев. Как оказалось, свой мир гостей просто выкинул их за пределы… или в тот мир, где произошло что-то неправильное с их помощью. Но гости не изъявили желания исправлять чего-либо. И, как предполагают, наш мир тоже стал избавляться от них. Существа стали таять. Они сохраняли форму, разум, знания, но стремительно уменьшались в размерах. Разделенное магическое поле подействовало и на них. Они разделились. Те, кто смирился с участью, переродились в существа, пригодные для обитания здесь. Это маленькие почти прозрачные существа с крыльями… люди прозвали их феями. Мир наделил их обязанностями, но подарил им жизнь. Но те, другие, кто не хотел подчиняться, умирали.

Эжона замолчала, дыхание её было прерывистым и тяжелым. По щеке поползла капля, оставляя мокрый след. Я с невероятным удивлением промокнул её пальцем, убеждаясь, что это настоящая слеза. Ночь разнообразна на сюрпризы: никогда не слышал, что драконы плачут! Девушка благодарно улыбнулась, приняв мой жест за утешение.

– Они стали убивать драконов, да? - спросил я, чтобы заполнить звенящую паузу.

Эжона кивнула и, с трудом сглотнув, добавила:

– Так они получали отсрочку. Обладая удивительными способностями, они извлекали магию из дракона и создавали щиты от мира. Дракон при этом погибал, не в силах жить без искры. Когда предки поняли причину внезапной и чудной эпидемии, унесшей жизни нескольких десятков драконов, они покинули свой последний город. Нам нечего было противопоставить этим тварям, - с болью в голосе добавила Эжона. Помолчав и восстановив психологическое равновесие, она продолжила:

– Они охотились, пока могли. Но щиты дряхлели и старились вместо своих хозяев. Гости скапливались в городах, где раньше жили драконы. Воспользовавшись остаточной магией древних, они окутали щитом старые жилища. Подпитывали силы, охотясь на свободолюбивых драмисов, случайно пролетавших мимо. Какие-то еще живы… Городов было великое множество, но они скрыты от нас щитами, - Эжона со злостью стукнула кулачком по моей коленке: - До нападения!

Я постарался не взвыть от боли. Маленькая, а сильная как… дракон. Иллюзия, темный ош!

– Но ты уничтожил целый клан! - девушка смотрела на меня с неподдельным восхищением и даже некоторым обожанием, так, что я забыл о пострадавшей коленке и мог только смотреть в эти удивительные глаза цвета аметиста. И когда это интересно они приняли свой естественный для дракона вид? Потрясающие, чуть светящиеся, отражающие многочисленные звезды, словно грани алмаза. Они поразили меня до глубины души еще во время нашей первой встречи. Я потерялся в них, словно нырнул в водопад с самого высокого пика… То ли плыву, то ли лечу и непомерная сладость волнами захлестывает мое тело.

– Эй! Что здесь происходит?! - гневный окрик Эрлиниэля посыпался на мою разгоряченную голову кубиками льда. Кажется, я даже слышал шипение.

Будто очнувшись, я осознал, что мы с Эжоной лежим на земле, сплетенные в страстный кокон и даже сейчас я жадно целую мягкие губы девушки. Вздрогнув, я откатился и резко встал на ноги, готовясь к нападению, которое не замедлило быть.

Эльф засветился. Искаженное в ярости лицо уже ничем не напоминало слащавого красавчика. От тела оторвались несколько ярких эхаров и с невероятной скоростью устремились ко мне. Страшно закричала Эжона, окутываясь сиянием и разрастаясь в размерах. Я машинально схватился за сияние, но клинок обжег мне руку и упал на землю, гудя, как разозленный шмель. Не было времени гадать, почему меня предал клинок, и я взмахнул рукой, вызывая силовое поле. По движению руки послушно возникла… струя воды. Чуть зависнув в воздухе, они рухнула на землю потоком водопада. Белые эхары с треском врывались в водную стихию. Парочка взорвалась в водопаде, остальные, разбрызгивая искры и немного уменьшившись в размере, метнулись ко мне.

Я не придумал ничего более умного, как пытаться сбить их своими эхарами. Щелкая пальцами, осознал, что всех мне не уничтожить. Последняя встреча черного и белого эхара взрывом опалила мне брови. Удар! Я на земле, живой, хоть и с горящими волосами. Хлопая по голове, я пытался сбить огонь, пока он не сделал меня похожим на речной голяш, и попутно осматривался в поисках угрозы. Я увидел, как медленно исчезает крыло дракона. Эжона спасла меня, сбив с ног в последний момент.

Огромного и темного на фоне ночного неба дракона с распростертыми крыльями, затмил искрящийся магией эльф, летящий ко мне. Летящий?! Вскочив, не обращая внимания на обожженные руки, я вдруг почувствовал легкое веселье, будто тяпнул стопочку гномьей самогонки. Заорав что-то несусветное, я крутанулся, набирая скорость, и с силой швырнул в эльфа ярко-оранжевый шар, раза в три превышающий размеры эхара. Шар был прозрачным и переливающимся, как мыльный пузырь… Вот только летел с невероятной скоростью. Удивленное лицо вмиг ставшего оранжевым эльфа, посыпавшиеся с него ярко-белые эхары различных размеров, доделанные и не очень. Эрлиниэль напоминал эльфийскую грушу, которую мы с Нарвэ трясли, дабы чем-то закусить очередную гадость, которую она притащила на нашу встречу у поваленного дерева, где я на неё впервые свалился.

Расхохотавшись сравнению, я пропустил маленький шарик, величиной с орех. Эльфийский эхар врезался мне аккурат между глаз и я с наслаждением, что все кончилось, провалился во тьму.

– Эй! - хлесткий удар по щекам прервал мой сладкий полет в никуда.

– Ну зачем так обращаться с иноземными принцами? - раздраженно буркнул я, ощущая дикую боль в голове. Мне казалось, что от неё сейчас отвалится все. Чего прикрепила природа, включая глаза, ноющий нос, непослушные губы…

– На себя посмотрите, ваше высочество, - с сарказмом парировал собеседник.

Я замер, вслушиваясь в голос. Резко поднял голову: она отомстила мне новой волной жуткой боли, от которой потемнело в глазах.

– Лейла?!

– А кого ты хотел увидеть? Никак, прекрасную и опасную Дейдру, коварный соблазнитель? - расхохоталась эльфийка.

– Да неплохо бы было, - с удовольствием усмехнулся я, вновь откидываясь на спину.

Наказание последовало незамедлительно. Меня подняли за шиворот, встряхнули и поставили в вертикальное положение. Вокруг поплыли яркие пятна, красиво перетекая одно из другого. Я восхищенно вздохнул и завалился на собеседницу, уткнувшись аккурат промеж теплых грудей. Как же хорошо, что она немного выше, приятно так вот… пригрудиться. Еще бы побольше бы… повыпуклее…

– Ну же, ваше облезлое высочество, не притворяйся, - кажется, я различил в голосе принцессы нотки смущения. Это уже прогресс, раньше бы она в обморок сразу бы грохнулась. - Ноги у тебя есть, так что стоять ты можешь!

Лейла меня опять встряхнула, голова ответила гулом и острой болью меж бровей.

– Весьма затруднительно стоять без головы, - осоловело хмыкнул я, заваливаясь на бок и метясь в приглянувшееся местечко.

Эльфийка взвизгнула и отскочила в сторону. Еще не совсем придя в себя, я не успел отреагировать и плашмя брякнулся о землю.

– Смотри, болван, куда падаешь! - грозно пропищали над ухом.

Я так удивился, что передумал опять терять сознание. Открыв глаза, я увидел, как малюсенький светящийся человечек, порхая около носа, пытается что-то вытянуть из-под моего подбородка. И такие маленькие беленькие крылышки, знакомое смазливое личико, голый торс…

– Эрлиниэль?!

Я вскочил и уставился на чудо во все глаза.

– Ну чего ты так орешь? - существо прижало к ушам ладошки и поморщилось.

– Не может быть! - я истерически расхохотался. - Что с тобой произошло?

Эльф… или уже фея, аж задохнулся от гнева, двинул мне малюсеньким кулачком по носу и отлетел в сторону на пару шагов. Моих, конечно.

– Будто сам не догадаешься, - ехидно сощурилась Лейла. - Я и то сразу поняла, что с ним. Вот только что у вас произошло?

Вот тут я вспомнил, что произошло, и поперхнулся. Ох, как здорово, что дроу не краснеют. Я же самым подлым образом приставал к законной жене эльфа! И собственно сам напросился на хорошую трепку. А Эжона меня еще и защищала от своего взбешенного мужа. Кстати:

– А где дракон?

– Эжона? - удивилась эльфийка. - Она была с вами? Увы, Гром, не знаю. А я как раз хотела спросить - где Нарве… Видимо там же, где дракон.

Я содрогнулся.

– Очень надеюсь, что нет… Что Эжона не там, где Нарвэ.

Эльфийка взволнованно положила руки мне на плечи и заглянула в глаза:

– Не тяни, Гром. Что случилось? Почему ты украл Сияние? Зачем устроил… такое в Светлом Лесу? Почему похитил Нарвэ? Где она? Ты убил её?

– Нет, - я отчаянно отгонял шепот второго "я" - да, убил. - Я ничего не делал, поверь! Меня подставили у вас, Нарвэ мне помогла, спасла меня… вот только я не смог спасти её… А ты? Ты преследовала меня? Хочешь отомстить? Убить меня пришла? Где же твоя стража?

Я оглянулся вокруг, стараясь разглядеть засаду. Но увидел только Эрлиниэля, парящего на уровне моего лица и выразительно крутящего пальцем у виска. Показав язык новоявленному фею, я вновь обратился к молчаливой мрачной эльфийке:

– Я видел, как вы преследовали нас. С тобой были мои друзья… хотя наверняка они уже перестали быть таковыми, после всего.

– Громик, - Лейла нежно потрепала меня по остаткам волос. Меня передернуло от такого обращения. - Мы не враги тебе. Ни я, ни твои друзья не поверили в твою виновность… Ну во всяком случае, что ты со злого умысла все сделал, - хитро сощурилась эльфийка. - Динзи и Волдрей немедленно рванули к тебе на помощь, как только почуяли неладное…

– А я то думал, что они способны чувствовать лишь друг друга, - обиженно буркнул я, но сердце чуть оттаяло.

Девушка рассмеялась:

– Ну так любовь у них… хотя куда тебе понять.

– Ну уж, - совсем надулся я.

– Ладно, не надо так сердито вращать глазами, а то поверю, - веселилась Лейла.

И куда интересно подевалась стеснительная девица из Вестрантерна?

– И ты не хочешь мне отомстить за отца? - осторожно задал я свой самый мучительный вопрос.

– В смысле? - опешила принцесса. - Он сам за себя отомстит, если приспичит. Чего это мне за него стараться?

– Ну он это… хотел меня казнить, наслал на меня Зелье Морфа. Нарвэ видимо заколдовала его, или я, уже не помню…

– Ну заколдовал кто-то, так ведь столбнячное заклятие не смертельно, - недоуменно пожала плечами Лейла. Но умно, заклятие простейшее и магия дворца на него не реагирует, в отличии…

– От моих заклятий, - мрачно завершил я. - Тогда это точно Нарвэ, я до такого бы не додумался.

– Не мучай себя, Гром, стражники бы без сомнения убили бы тебя, представься им такая возможность.

– Не понимаю, я убил нескольких светлых эльфов, пусть и обороняясь, а ты ведешь себя так, словно ничего существенного не случилось, - разозлился я. Сам не знаю, на кого.

– Ну понимаешь, Гром, в свете последних событий, это и правда несущественно, - помялась Лейла.

Эрлиниэль с любопытством подлетел поближе. Я мельком подумал: интересно, это я его так или женушка постаралась? И улетела, значит, бросила его. Да и меня, мол ну вас, мелкие идиоты… И ойкнул от боли. На не совсем здоровую голову даже легкое вмешательство Лейлы подействовало оглушающее. Эльфийка смущенно отвела глаза. Я понимаю, тут такие пикантные ситуации, а иначе ничего не узнаешь. И так не узнаешь, любопытная моя, не зря же я учился закрываться!

– Ну давай, выкладывай, - я опустился на землю, ощупывая ссадину на лбу. Мне повезло, что эхар не был готов, а то бы эльф ощупывал дырку в моей голове. - Что у нас еще плохого…

– Да хорошего мало, - вздохнула погрустневшая принцесса. - Мы спешили к тебе, я пыталась ощутить тебя, как Дейдрэ… Но после наших уроков думаю и её бы это не очень удалось. Но однажды мы почти обнаружили вас в долине великанов, но нас отогнал пожар, начавшийся ниоткуда. Я сначала подумала, что это твоих рук дело…

Фей, висящий в воздухе рядышком, гнусно захихикал. Я дунул на него, и Эрлиниэля отнесло к жиденькому кустику. Выпутавшись из острых веточек, бывший эльф припорхал обратно, но устроился уже на плечике принцессы.

Лейла улыбнулась, но промолчала, видимо в память о связывающей когда-то их помолвке, и продолжила:

– Но огонь уходил вглубь долины, к тому же, как живой, расширялся, словно окружая добычу…

Я содрогнулся, вспоминая этот ужасный день. Жуткий запах вновь возник в носу и звериный оскал Нарвэ на спине ослабевшего дракона.

– Мы ничего не смоги поделать - это был магический огонь, - продолжала Лейла. - Но пытались, чтобы вас спасти… ведь мы понимали, сам оттуда не выбраться. Но вы как-то выбрались. Я вдруг остро почувствовала, что ты в безопасности. Вот только мы тогда попали, ветер резко переменился, долина словно обезумела тем, что добыча ускользнула и начала охотиться на нас. Дым нас гнал до самой деревеньки вейльев, у леса. Жители там - полувеликаны. Может, последние, поэтому и забрались так далеко от людей. Знакомые с какими-то старыми рецептами, они прогнали дым. Усмирили долину, а нас приютили. Я еще очень удивилась такому гостеприимству, никогда им не свойственному. И тут из леса появляется Херон!

– Херон? - удивился я. - Он же в магической… как там, академии, что ли. У людей.

– Я тоже удивилась, - кивнула принцесса, отмахиваясь от жужжащего Эрлиниэля: - Ты его не знаешь… Он и был там. Да, знаешь, он показал мне, чему научился, теперь может переворачиваться практически в волка, так есть пара огрехов. Ухо там овечье, шесть не того оттенка и с завитками, но уже гораздо лучше!

– Представляю, - хохотнул я. Этого парня откопал где-то один из стражей, а порой сердобольная Дейдрэ разрешила парню тащиться с нами. - А девушка его… Айриш?

– Умерла, - опустила голову Лейла. - Судьбу не обманешь, Дэйдрэ была права, но пыталась её обмануть.

– Что случилось? - удивился я. - Она же среди магов. Они хоть и люди, но знали на что шли, забирая её.

– Знали, - кивнула принцесса. - Но обстоятельства порой выше нас. Херон рыдая рассказал, что именно в ту ночь, когда все лучшие маги ушли, у Айриш начались роды. Ей резко стало хуже и никто ничем не смог помочь бедняжке. Не спасли и малыша. Херон пошел куда глаза глядят и погиб бы, не найди его в лесу вейльи. Отпоили чем-то, подлатали…

– Понятно, - протянул я. - А чего это маги куда-то рванули? Да еще все лучшие? Чего стряслось у людей?

– А вот тут начинается самое любопытное, - усмехнулась девушка, искоса поглядывая на меня. - Ты не против, если я начну эту историю с начала?

– Валяй, - смирился я. А что остается делать? Зная упрямство Лейлы. Я не мог претендовать на то, что она поступит по-моему.

Подождав, пока Эрлиниэль устроится поудобнее на жесткой походной жилетке, эльфийка вдруг спросила:

– Помнишь Гром своих охранничков в любопытственных таких жилетиках?

Я недоуменно моргнул, потом расплылся в довольной улыбке: бреденовцы! Ну конечно, как я мог их забыть!

– Забавные ребята, - кивнул я. - Очень полезные после обработки Сиянием.

Я почувствовал бедром, что клинок на мгновение потеплел. Ага, комплименты мы любим, а вот помочь в трудной ситуации почему-то не смогли. Ладно, я ее с тобой поговорю.

– Забавные, - опустила глаза эльфийка.

– Ну так что с моими бравыми солдатиками? - нетерпеливо поторопил я принцессу.

– А чего им сделается-то, - пожала она плечами. - А вот группе светлых эльфов, что направлялись с официальным визитом в Вестрантерн, не поздоровилось.

– В смысле? - не понял я.

– Как нормальные эльфы, все решили, что ты направишься домой, и отец послал официальный протест твоей деятельности в Светлом лесу, - мрачно ответила эльфийка. - А твои "бравые солдатики" уничтожили весь отряд. Вот только никто не знал, что они твои… хотя может это к лучшему, сейчас не поймешь. Разнесся слух, что светлые эльфы напали на людей, объединившись с дроу… ну, поскольку на их землях произошло. Люди начали собирать войска и всех боевых магов, которые могут противостоять эльфам. Дроу решили, что люди объявили им войну, а эльфы решили, что дроу уничтожили отряд… тем самым порвав в клочья и так подпорченный тобой договор.

Я пораженно молчал, не в силах принять обрушивающиеся на меня новости.

– И теперь, - после непродолжительного молчания Лейла подвела итог, - родная деревенька Херона окружена со всех сторон: со стороны гор армия дроу, у одного рукава реки - армия эльфов, у другого - людей.

Маленький фей подлетел к моему носу. Эрлиниэль забавно помахивал кругленькими крылышками, заложив руки за спину. На лице бывшего принца расплывалась довольная ухмылка:

– Поздравляю, ваше высочество, - пропищал он. - Вот вы и уничтожили этот мир!

Глава 7

Я сконфужено молчал, пытаясь переварить информацию, а Эрлиниэль надоедливо мельтешил у меня перед лицом, строя рожицы.

– Ты то чему радуешься, - проворчал я светящемуся ехидным зеленоватым цветом Эрлиниэлю. - Недолго мучаться осталось? Поверь - жизнь прекрасна, даже если ты уже не эльф!

– Лейла, - задумчиво пропищал фей. - А если мы убьем Грома, это может помочь разрулить ситуацию без жертв?

– Хы, то есть моя жертва считаться не будет? - усмехнулся я. - Ну уж нет… да и не выйдет у вас ничего.

– Какое самоуверенное высочество, - запел фей… и со зверской рожей вынул из штнов маленькую стеклянную палочку с искоркой на конце. - О Свет! Как же это работает?

– Может заклинание подсказать, - с издевкой спросил я, заинтересованно наблюдая, как бывший эльф старается освоить новую ипостась.

Лейла смотрела на нас, как на идиотов, но пока молчала, списав наше дурачество на шок.

– Что за бесполезная штуковина, - гневно завизжал фей, остервенело махая палкой. С розовой звездочки только осыпалась разноцветная пыльца.

Внезапно сухое коряжистое бревно, что мы избрали для сидения, угрожающе затрещало и завибрировало. Эрлиниэль с невероятной скоростью метнулся ко мне, отбросив свою палочку подальше, и забрался мне под жилет. Я так опешил от неожиданной наглости фея, что не смог подобать слов, чтобы поведать эльфийскому принцу как нехорошо искать защиты у того, кого только что собирался прикончить.

Треск усиливался, и мы с Лейлой на всякий случай отпрыгнули подальше в стороны. И вовремя: бревно приподнялось и закрутилось вокруг собственной оси, все ускоряясь. Так, что уже не было видно ни коры, ни торчащих сучьев - только стремительно вертящийся столб, окутанный словно светлячками разноцветными искрами.

Искрящийся, словно гипертрофированная фейская палочка, столб резко взлетел высоко вверх, и, перевернувшись в воздухе, рухнул с высоты, стремительно вворачиваясь в землю. И застыл, оставив на поверхности лишь невысокий пенек. Искорки осыпались на землю и таяли.

Фей осторожно высунулся у меня из-за пазухи

– Ну вот, - прервал я изумленное молчание, ногтем осторожно прикрывая отпавшую челюсть эльфийского принца с крылышками, - было у нас несколько посадочных мест, осталось только одно.

Лейла нервно хихикнула. Потом напряглась, к чему-то прислушиваясь. Через мгновение и я почувствовал, как под ногами подрагивает земля.

– Что это? - нервно спросил я у фея.

– А я знаю? - с деланным безразличием спросил Эрлиниэль и торопливо залез под жилет, щекоча мне грудь своими крылышками.

– Вылазь оттуда, противный, - невольно захихикал я и захлопал ладонями по жилету, пытаясь избавиться от причины щекотки. Но бывший эльф оказался более чем проворным.

– Гром! - нервно окрикнула меня Лейла. - Смотри!

Я послушно проследил за её рукой, но там оказался лишь уже надоевший мне мелко подрагивающий пенек.

Через несколько мгновений пристального вглядывания, я все-таки заметил изменения: на пенек стремительно заползали тонюсенькие зеленые змеи. Через некоторое время неизвестные твари будто осмелели, их становилось все больше. С невероятной скоростью змеи разрастались, становились толще. И вот уже старое дерево совсем не видно за переплетением гадов, на которых вдруг начали появляться… листья!

– Дерево возрождается! - зачарованно прошептала эльфийка.

И точно - то, что я принял за змей, оказалось всего лишь ветками, растущими с нереальной скоростью. Земля продолжала ощутимо дрожать, дерево поднималось все выше, стебли расползались в стороны, словно стремясь захватить как можно больше пространства.

Я неосознанно стал отступать. Эльфийка осторожно обошла чудовище и постаралась укрыться за моей спиной.

– Невероятно, - испуганно прошептала она, вцепившись мне в плечо всеми ногтями.

Я крякнул от боли и с укором посмотрел на Лейлу, потом на Эрла. Фей в ужасе вращал глазом. Это действие отлично просматривалось через приличную дыру в моем жилете… Странно, не помню такой прорехи, прогрыз он её, что ли?

Вот так эльфы прячутся от странных чудес за широкой черной грудью… тощего дроу, на которого в мирных условиях и смотрят-то свысока. Хотя, в случае с Эрлиниэлем это уже исправлено.

А тем временем чудовищная растительность продолжала свое наступление на мир. Чтобы разглядеть верхушку, стремившуюся в предрассветное небо, нужно иметь глаза дракона… ну или применить небольшую магию. Ствола так и невозможно было разглядеть за извивающимися многочисленными ветками, занявшими место примерно со средний дом. И похоже, на этом эти твари не желали останавливаться…

Тут эльфийка больно задергала мою руку, в панике кивая в сторону облезлого куста. Все, надоело! Я отодрал от себя девушку и нежно оттолкнул в сторону, потом методично обследовал пазуху, отловил пищащего фея и отшвырнул его подальше уже гораздо менее бережно.

– Ой! - пропищал Эрлиниэль, брякнувшись о землю недалеко от куста, на который показывала Лейла. Глубокий вздох наслаждения свободой от эльфов застрял у меня в груди.

Теперь я заметил несколько похожих на нашего фея фигур, чуть светящихся в предрассветных сумерках. Эти светлячки летели в сторону разрастающегося чудовища, но, услышав брань, которой разразился бывший эльф, резко изменили направление. Эрлиниэль увидел гостей, поспешно заткнулся и, кажется, даже перестал дышать.

– О! - растерянно хмыкнул я. - Кажись, это за тобой, приятель. Встречай-ка представителей своей новой расы.

Эльф даже не обернулся на издевку. Кажется, он здорово испугался встречи со своими так называемыми родственничками.

– Ой, какой хорошенький! - запищал подлетевший розовенький светлячок. - Ты новенький, да?

– Откуда ты взялся, милый? - в тон первому, запищал еще один подлетевший фей, кажется нежно-голубенький.

Эрлиниэль в панике пополз по земле, видимо забыв, что умеет летать.

– Феи? - в замешательстве прошептала Лейла, даже забыв обидеться на мое непочтительное поведение с её пресветлым телом.

Светлячки не прореагировали. Более того, они даже не смотрели в нашу сторону и вообще не подавали вида, что кроме них еще кто-то здесь есть.

– Новенький! Какой лапа! Прелесть! - щебетали маленькие человечки, легко нагнав ползущего Эрлиниэля. Подхватив его под руки, они бережно подняли эльфа в воздух.

– Ай-яй! - шутливо покачал головой розовенький, подлетев ко все увеличивающемуся растительному чудищу. - Что же ты натворил, ну кто так растит деревья, шалунишка!

Эльф весь передернулся и попытался вырваться из цепких ручонок фей.

– Какой прыткий! Прелесть, прелесть! - с удовольствием веселились светлячки, облепив принца со всех сторон.

– Спасите меня! - в отчаянии закричал перекосившийся Эрлиниэль.

– Ну что ты, - хихикнул я и подмигнул: - Они тебя так любят! Тебе понравится, я обещаю…

– Гром, прошу, - эльф весь сжался, он уже не противился многочисленным чмокам излишне слащавых маленьких созданий.

В груди у меня что-то дрогнуло. Чтобы отвлечься от непредвиденного приступа сочувствия, я принялся наблюдать за розовым существом.

Светлячок методично облетал гиганта и неодобрительно качал головкой, мол, как тебе не стыдно так расти. И чудовище, словно действительно устыдившись, вжималось обратно, убирая змеи-щупальца и даже как будто стало ниже… хотя тут трудно что-то сказать наверняка.

– Не переживай, солнышко, - мурлыкали над Эрлиниэлем облепившие его существа, - мы тебя научим всему-всему! Просто нужно было одну искорку на бревнышко… А еще можно вот так махнуть и даже зацветет!

– Гром, - тихо обратилась ко мне Лейла, зачарованно следя за действиями розового. - Вообще-то фей почти невозможно увидеть… даже эльфам.

– Странно, - я нервно передернул плечами, вспоминая свой опыт жизни в Светлом лесу. - Вроде я у вас видел парочку.

– Нет, - покачала головой принцесса. - Это были файрии, не путай, совершенно другие существа.

– Мелкие, с крыльями, все одно, - мрачно буркнул я, стараясь не смотреть в сторону веселящихся чудиков. Убедить свое внутреннее "я", что Эрлиниэль заслужил сполна эту пытку, оказалось несколько сложнее, чем я предполагал.

– Ну не скажи, - энергично помотала головой эльфийка. - Файрии просто могут сделать мир немного красивее… на небольшой площади. Феи же обладают огромными магическими возможностями, но их предназначение - помогать миру… растительному миру, устранять неравновесие в магии. Хотя лично я подозреваю, что не только в растительном. Не зря же их почти невозможно увидеть.

– А они то нас видят? - заинтересовался я. - Почему-то они на нас совсем не реагируют.

– Вполне вероятно, что нет, - задумчиво протянула принцесса. - Это же почти легенда, Гром. Хотя, может просто игнорируют…

– О! - осенило меня, - так это же перерожденные гости! И как я сразу не догадался… Угораздило же Эрлиниэля! Эх, если бы он знал, кем стал, гордился бы чуточку больше!

Эльфийка вопросительно посмотрела на меня, ожидая продолжения. Я же, увлекшись размышлениями, не осознал сразу, что это тайна…

– Хотя, конечно, - я искоса глянул на полуобморочного эльфа, - тоже своеобразный плен. Ну драконы и скрытники…

– Ничего не понимаю, - разозлилась Лейла, топнув ножкой. - Гром, ты о чем?

– Э, - я попытался придумать правдоподобную версию, но ничего путного в голову не приходило, а говорить правду Лейле не хотелось. Даже не то, что такая уж страшная тайна - просто я знал, что эта информация не для её прелестных остреньких ушек. - Да так, бред сумасшедшего, не бери в свою прекрасную головку. А эти… феи, они всегда такие… ласковые?

– Да откуда мне знать? Я только слышала истории о том, как кому-то когда-то показалось, что он видел фею, - еще сердито буркнула Лейла, хотя уже немного оттаяла. - Да и то, от очевидцев каждый раз подозрительно попахивало гномьей самогонкой.

– Да, сильная вещь, - кивнул я со знанием дела. - А чего собственно ты так нервничаешь? Вроде все нормально, этим летучим на нас начхать, как и на то, что мы их видим. Мне вообще кажется, что они нас принимают за зверей или вообще за кучки чего не слишком ароматно пахнущего… - Лейла вздрогнула и наклонила голову к подмышке, старясь незаметно принюхаться. - Сейчас проверим…

– Может не стоит? - принцесса испуганно схватила меня за руку. Я поморщился - как раз за то место, куда сегодня уже запускала свои коготки.

Тем временем кружение розовенького вокруг кустика-переростка имело свои положительные плоды: в высоту чудовище уже было не выше дракона, а ветки почти исчезли, обнажив гладкий лоснящийся ствол дерева. Лишь вверху тревожно шумела темная листва. Похоже, деревцу нравилось быть таким большим и теперь оно весьма неохотно возвращалось в нормальный размер… хотя если учесть, что оно вообще было сухим бревном, я его могу понять.

Я решительно пошел навстречу летучему розовому светлячку и, когда был на расстоянии вытянутой руки, резко наклонился к нему и сказал:

– Бу!

Существо не прореагировало, а, столкнувшись с моим носом, лишь слегка озадачилось, почесало ушибленное место, и продолжило свой путь.

– Интересно, - пробормотал я. И направился к группе фей, которые все еще тискали бедолагу эльфа. Эрлиниэль искусно имитировал обморок, что впрочем не мешало существам весьма интенсивно с ним общаться. Такое ощущение, что летучие находились под действием алкоголя… или видели мир не таким, каким видим его мы. Это слегка пугало, но щекотало любопытство.

– Эй, Эрл, - тихонько позвал я. Эльф открыл один глаз. - Скажи мне одну вещь - ты им чего-нибудь говорил?

Эльф растерянно моргнул открытым глазом.

– Ну, ты с ними общался? Они отвечали на твои вопросы или как-то реагировали на твои слова? - не сдавался я, требуя подтверждения своей догадки. Ведь раз эльф с нами общается, то он не стал настоящим феем. Скорее всего, это иллюзия, сродная той, что меняет ипостась драконов. Что весьма любопытно: видимо прощальный подарок рассерженной женушки?

– Н-нет, вроде, - похоже, сам эльф только сейчас обратил внимание на чудное поведение фей. - Эй, красотка… аль красавчик, не разберешь тут у вас, - позвал он веселенькое существо, что с серьезным видом давало ему инструкции по использованию волшебной палочки. Чудо не прореагировало, тогда Эрлиниэль легонько хлопнул того по щеке. Фей заливисто рассмеялся и погрозил эльфу пальцем, остальные слегка приуныли, решив, что новенький выбрал себе фаворита.

– Что и следовало доказать, - удовлетворенно кивнул я, выуживая эльфа из разноцветного клубка и с кривой гримасой запихивая его обратно за пазуху. Феи растерянно застыли, не в силах понять, что произошло и куда подевался красавчик-фей, к которому они липли практически до самого рассвета. Особенно расстроился "фаворит".

– Спасибо, Гром, - глухо пропищал Эрлиниэль из-под ткани. - Я этого никогда не забуду.

– С тебя станется, - тяжелым вздохом ответил я на угрозу. - А что у нас с розовым умельцем?

– Сам посмотри, - хитро произнесла усевшаяся на землю эльфийка.

Я обернулся к выращенному эльфом чудовищу.

И застыл, словно оглушенный. Вместо растительного гиганта на старом пне росло изящное деревце, которому розовенький эльф усердно придавал знакомые очертания, заставляя ветки расти в нужном направлении.

Перед нами была почти точная копия облика эльфа в образе фея. Особенно розовый фей трудился над оголенным торсом и округлыми крылышками. Но не успел закончить композицию, так как был атакован группой расстроенных соплеменников, которые принесли ужасную новость.

Мы зачарованно наблюдали, как несчастные человечки лили слезы и надрывно призывали своего нового кумира. Я все время пытался заинтересовать светлого такой незабываемой драмой, но эльф категорически отказывался даже высунуть кончик носа в дырку и сидел у дроу за пазухой, заткнув уши и зажмурив глаза.

Отчаявшись, феи прекратили поиски и исчезли с первыми лучиками солнышка, карабкающегося на чистое небо. Я с надеждой заглянул за жилет и с легким разочарованием увидел Эрлиниэля в той же позе. Что-то сверкнуло на поясе фея. Присмотревшись, я разглядел его розовую палочку и удивился.

– Эй, - я дернул фея за крылышко. Эрлиниэль вздрогнул и испуганно сжался, но глаза открыл. - Что там у тебя, палочка? Ты же выбросил эту гадость.

– Тихо, - с мольбой пропищал эльф, - а то меня найдут.

– Какое мужество, - восхитился я, вываливая принца на землю. Лейла с улыбкой придвинулась поближе. - Так это все-таки твоя палочка или прощальный подарок толпы поклонников?

– Догадайся, - уже спокойнее буркнул Эрлиниэль. Осмотревшись по сторонам и не найдя причины угрозы, он немного расслабился.

– Смотри, покоритель сердец, что тебе оставили на долгую вечную память! - подмигнул я Эрлиниэлю и развернул за хрупкие плечики к растительному творению. - Это же надо так восхитить народец! Думаю, тебе будут поклоняться веками…

Эрлиниэль зачарованно рассматривал произведение магического искусства.

– Интересно, - задумчиво спросила Лейла. - А дыра в груди - это что-то символическое?

– Скорее всего, - я только заметил, что одна упрямая веточка скользнула в сторону, открывая видимую брешь в левой стороне зеленой груди. - Мол, похитим сердце хотя бы твоей копии, неприступный!

Девушка рассмеялась, а эльф повернулся к нам с неожиданно мрачной физиономией:

– Думаю, это плохой знак.

– Откуда столь несвойственный оптимизм? - удивился я. Вот уж не думал, что принц обращает внимание на такие мелочи. - Это случайность.

– Ну, вообще то, - тоже посерьезнела Лейла. - если стоит верить мифам, феи физически неспособны допустить случайность… Или скажем так - у них все случайности весьма закономерны.

И тут с воздуха что-то упало, обдав нас жаром. Наученные нашим нелегким походом, мы разом рухнули за землю и лишь потом осторожно проявили любопытство.

– Что это было? - я глянул на небеса и увидел давешнего драмиса, улетающего в сторону восхода. Что было не совсем приятно для глаз, поскольку солнышко набирало свою силу, дабы прилежно опалить жаром землю. - Драмис?!

– Эрл горит! - эльфийка с шумом втянула в себя воздух, но поперхнулась дымом и закашлялась.

Я вздрогнул и глянул на эльфа, который прикрылся пожухлым листиком. Этот в порядке. В стороне раздался треск пламени, и я понял, что горит лиственная статуя нашего красавчика.

– Так это драмис, - я ничего не понимал. - Но почему? Он же нам помогал недавно…

– Он помогал Эжоне, - горько ответил эльф и добавил тихо: - Вот и не верь знакам.

– Выше нос, фея, - сказал я преувеличенно бодрым голосом. - Ты жив, а статуя честно говоря, была немного… чересчур. Хотя, если тебе понравилось, можем подождать твоих поклонников и попросить на бис еще раз проявить свое искусство живой скульптуры.

– Думаю, он прав, - Лейла как всегда встала на сторону эльфа. Я поморщился - иногда эльфы слишком предсказуемы. - Драмис думал, что это - Эрлиниэль, и бил на поражение.

– Он что, слепой? - не сдавался я. - Или драмисы такие тупые, что не отличат зеленую копию от нормального белого эльфа?

– Да нет, - пожал плечиками фей. - Драмисы не уступают драконам, хотя именно такие вот немного обижены природой. Они не различают цветов…

– Даже если так, - сам не знаю, почему, но мне не хотелось отступать. - Он же все равно дракон и может чуять запах… ну то есть магию.

– Но дерево создал Эрлиниэль, - мягко сказала эльфийка, глядя на меня слишком пристально, - и ты видел, что он вложил в него немало. Хоть и по незнанию. Ну что спорить? От предмета преткновения не осталось даже пепла. Мы живы, давайте двигаться дальше.

На самом деле, пока мы спорили, деревце как-то быстренько обуглилось и рассыпалось пеплом, который улетел с первым порывом ветерка.

– Ладно, - что-то беспокоило меня в этой истории. - Давайте рассуждать логически…

В этом месте эльфы прыснули и залились дружным гоготом, словно я рассказал анекдот.

– Не обижайся, Гром, - сквозь слезы выдавила Лейла, глядя на мою озадаченную физиономию, - но ты и логика…

Больше она не смогла говорить. Эрл же просто катался по земле, держась за животик. Я криво ухмыльнулся: да мне собственно весьма льстит такое мнение, при чем тут обиды. Быть непредсказуемым очень выгодно, я не раз прочувствовал это на своей шкуре, которой иногда только это давало возможность оставаться живым.

– Просто мне кажется, он мстит… за Эжону, - я задумчиво посмотрел в сторону, куда улетел драмис. - Может, она где-то рядом с ним? Надо разузнать, где живет летун и проверить.

Эльф стал серьезен и взлетел на уровень моего лица, всем видом выражая готовность двигаться в путь. А вот Лейла решительно помотала головой:

– Нет, Гром. У нас нет времени. Ты не понял, что сейчас происходит?

– Как раз, понял, - печально улыбнулся я девушке. - Но видишь ли, в чем дело: я не могу сейчас вернуться в родную страну. Видимо, ты не в курсе. В Поднебесной Цепи переворот. Повелитель укрылся, братья пленены, а за мной идет охота… и, честно говоря, я немного в шоке, что меня до сих пор не поймали.

Девушка растерянно перевела взгляд на порхающего эльфа. Тот активно закивал:

– Это правда, мы с Эжоной прилетели к Грому, еле его отыскали, чтобы дать шанс выжить. Магистр остался на месте, чтобы хоть попытаться спасти нашего малыша… или Повелителя. Или хотя бы ценой собственной жизни разрушить Вестрантерн. Он почему то считает, что это даст Грому шанс все исправить…

Я передернулся. Все исправить… скорее, все заново построить. Конечно, мне это будет легко, когда дроу потеряют столицу и ведущие дома, естественно они будут за преемника готовы жизнь отдать, лишь бы не началась гражданская война. А я, дурак, сомневался в дружбе Магистра! Стыд сжал мое сердце тисками. Такого самопожертвования я не ожидал ни от кого.

– Но Гром! Тогда тем более стоит поспешить… не к месту событий, естественно, сейчас там появляться опасно. И в основном опасность будет для других, если ты там появишься, если честно. Надо быстрее попасть к дручии. Твое Сияние и Око власти позволят проникнуть в тайное хранилище. По легенде там содержится артефакт, который все может исправить…

– Не спеши, Лейла, а то можно и успеть. Во-первых, все равно уже война началась, ничего назад не вернешь…

– Ну не совсем, - хмыкнула эльфийка. - Все пока выжидают - никто из трех сторон не предполагал, что у них будет целых два противника. Да и кто чей, разобраться…

– А во-вторых, - перебил я. - На драконе мы попадем туда значительно быстрее, и будет больше шансов увернуться от погони.

– Логично, - нехотя согласилась принцесса. - До сих пор вам везло, было бы неправильно искушать судьбу. Но надо вернуться за нашими в деревню вейльев, а это тоже потребует времени… Вот только драконов там особо не жалуют…

Я вдруг заметил, что мы остались вдвоем. Фея нигде не было, я заглянул себе за пазуху и даже в декольте Лейлы. Получив пощечину, слегка охладел к поисковым работам.

– Гром! - воскликнула принцесса, густо покраснев и прижимая блузку к груди.

– Извини, увлекся, - я потер щеку, улыбаясь. Увиденная картинка стояла перед глазами. - А ты случайно не видела, куда делся наш покоритель фейских сердец?

– Ой, правда, - растерянно оглянулась Лейла. - О свет! Безумец один полетел искать свою жену!

– Ну вот и разрешился наш спор, - усмехнулся я. - Ты давай, беги к вейльям, - я развернул девушку и шлепнул её по кругленьким ягодицам. Лейла взвизгнула, подпрыгнув от неожиданности. - А я за нашим героем, может сохраню его крылышки на память.

И помчался в сторону, куда улетел драмис, пока принцесса не очухалась от моей наглости настолько, чтобы влепить мне еще одну пощечину.

Я пытался послать мысль Эрлиниэлю, как учила Дейдрэ. Или, хотя бы, прочесть мысли летающего самоубийцы. Почуять его. Увидеть при свете дня фея будет затруднительно - все и так излишне светло. Остается надеяться, что он все-таки не сунется один в жилище драмиса. Если они вообще живут не там, где просто захотелось сесть на землю.

Увлекшись бегом, я едва не провалился в крупную расселину. С трудом затормозив у самого края, я перевел дыхание и осторожно заглянул вниз.

Это не расселина. Огромный обрыв уходил вниз, открывая взору продолговатую долину, похожую на утопленный глубоко в землю след гигантской ноги невероятного исполина. Так как равнина, где мы остановились, немного увеличивала склон в сторону рассвета, то немудрено, что долину не было видно.

Зрелище красивое, но немного жутковатое. Может потому, что солнышко осветило половину долины, надежно скрыв во мраке тени вторую. Земля казалась пустой. Только лишь ровный покров короткой мягкой травы. Создавалось ощущение, что нечто огромное сковырнуло часть почвы, обнажив шкуру неведомого спящего животного, которое мы по ошибке принимаем за свой мир и живем на нем. Не замечаем, что эти просто живое существо, покрытое слоем грязи наших отходом и пыли веков.

– Чего пялишься? - я вздрогнул, на миг подумав, что со мною разговаривает эта невероятная долина. Потом осознав, что голос несколько более писклявый, чем тот, которым могла бы говорить вечность, сфокусировал взгляд на объекте. Конечно, это был эльф.

Эрлиниэль вальяжно развалился, греясь на солнышке, небрежно откинув за спину свои округлые крылышки. Все бы ничего, только он лежал на воздухе, аккурат вровень с поверхностью равнины, но уже над пропастью.

– Эрл, - осторожно прошептал я, - ты висишь в воздухе… Не то, что меня это раздражает - виси на здоровье. Но мне было бы намного спокойнее, если бы ты при этом еще и махал крылышками.

– Зачем? - озадачился эльф. - Чего зря тратить энергию, если можно просто полежать. Благо здесь приятнее, чем просто на травке. Она, знаешь ли, при моем росте уже не кажется такой мягкой и пушистой.

– Она и мне такой не кажется, - фыркнул я, бросая взгляд на желтеющую траву с черными иглами кончиков. - Осень же скоро… Но это не дает мне повода повисеть между небом и землей. Хотя, может, это просто неведомое свойство фей? Кто знает, на что вы там еще способны кроме как построить живую лестницу в небо!

– Не городи! - поморщился эльф. - Никакой магии… во всяком случае моей. Просто эта долина не пускает меня вниз.

– А тебе очень приспичило туда попасть? - ехидно спросил я.

– Я совершенно уверен, что Эжона там.

– Почему? - удивился я, оглядывая ровную травку и гладкие стенки, покрытые затейливым рисунком трещин.

– Думаешь ты один способен учуять нужное существо на расстоянии? - хитро сощурился он.

Вот ведь жук! Мои мысли явно достигли цели, но этот вредный фей очень качественно укрывался от меня. Эх, все-таки эта магия светленьким явно дается проще. Может и не зря у нас этого не преподают, все равно толком не применить. Уж против эльфов явно.

– А нашу связь еще усиливает любовь, - Эрлиниэль посмотрел на меня так укоризненно, что почувствовал себя последней сволочью, отбивающей жен у знакомых, друзей и родственников.

Нашли великого соблазнителя всех рас и магий! Хотя, конечно, не оказался бы… кто же в здравом уме откажется от такого дара. С усилием придавив своим эго червячка, что кропотливо прогрызал дырки в соей невесть откуда взявшейся совести, я поспешил переменить тему:

– Тогда мы должны найти способ проникнуть туда.

– Попробуй, - пожал плечами фей. - Я уже все испробовал… и даже чуть больше. Но кто вас, недоучек, знает. Сейчас твои выкрутасы будут очень кстати - завеса весьма качественно сделана. Причем маг легко мог бы сделать долину вообще невидимой, даже не шевеля мизинцем. Но он оставил все так, как есть. Думается мне, что специально.

– Специально, - задумчиво протянул я, осторожно пробуя воздух над пропастью на предмет невидимой опоры. - Интересно: издевка или показательные меры, мол - не суйтесь? - Я осекся, ощущая, нечто странное.

Примерно на том уровне, где должна быть опора, которой пользовался Эрлиниэль, я внезапно ощутил вязкую субстанцию. Более того, эта дрянь крепко обхватила мою ступню и планомерно затягивала меня внутрь. Я никогда не попадал в болото, но думаю, ощущения были сходные.

Эрлиниэль с интересом наблюдал за моими попытками выдернуть ногу из воздуха и, только видимо когда мои глаза от паники совсем вылезли из орбит, поинтересовался:

– Извини, что отвлекаю. Мне немного любопытно, что ты делаешь? Это какая-то ненормальная дровская магия? Должен заметить, Гром, не очень-то привлекательно вы выглядите колдуя…

– АААААА! - только и смог ответить я, потеряв равновесие. Машинально оперся рукой о несуществующую поверхность и тотчас же почувствовал себя гигантской мухой, попавшей в паутину.

Когда-то давно я любил наблюдать, как мой домашний паук Ли Сандро заманивает в любовно сплетенную паутину мошек и жуков. Как они, чуть зацепившись, сами себя окутывают сверкающей каплями яда паутиной. Как паника все более овладевает ими. И как медленно и смачно следит мой любимец за их мучениями, ожидая, когда затихнет ком и я с чувством произнесу: "Кушать подано!".

И вот теперь я ощутил на себе такой вот внимательный спокойный взгляд, терпеливое и уверенное ожидание хозяина. А паника не позволяла мне мыслить здраво, заставляя тело рваться к свободе. И неведомая субстанция окутывала меня со всех сторон, все быстрее и надежнее сковывая мои движения.

Эрлиниэль кажется только сейчас заподозрил неладное. Метнувшись ко мне, эльф изо всех сил пытался вытянуть меня наверх, напрягая все свои мизерные мышцы на обнаженном торсе и махая крылышками стремительней стрекозы. Но что мог сделать меленький фей?

– Гром! Ты расплываешься! Что происходит? - визгливый писк эльфийского принца неприятно давил на перепонки.

Если бы я знал! На воле теперь была только голова, но тело продолжало погружаться в неведомую субстанцию, сковав все члены. Я бросил прощальный взгляд на панически метающегося надо мной эльфа и машинально вдохнул побольше воздуха, словно перед нырком на глубину. Неведомая пучина поглотила мое тело целиком.

И вот, я уже не могу ни говорить, ни дышать, ни видеть, лишь ощущать свою беспомощность и зависимость от чужой власти. И гулкий стук крови в висках, словно табун коней несется по каменному гроту.

Интересно, эта дрянь отравленная? Будоражащие ассоциации с паутиной наводили на неприятные выводы, заставляя ожидать только худшего. Но пока никаких неприятных ощущений в теле я не испытывал. Глаз открыть я не мог, как и пошевелить чем-либо, но четко ощущал, что продолжаю медленно погружаться. В легких я уже чувствовал толчки спазмов, видимо от перевозбуждения воздуха хватило ненадолго.

Глава 8

Медленное погружение сводило с ума, спазмы в горле заставляли тело сделать глоток воздуха. Но так как вместо него я мог впустить внутрь непонятную вязкую жижу, то всячески сопротивлялся этому желанию. Стоило только в нюансах представить себе, что эта дрянь проникает внутрь меня, как сразу появились силы. Я быстро восстановил внутри себя равновесие и ледяное спокойствие дручий… даже улыбался, как она, полагаю.

Спазмы ушли вместе с паникой, мысли очистились, вот только решения проблемы мне это не принесло. Но я смирился и стал ждать. Раз куда-то погружаешься, то рано или поздно обязательно достигнешь дна.

Прошла вечность, наполненная гулкой тишиной. Вдруг я ощутил, что могу двигать пальцами правой руки. Не поверив в свое счастье, я рванулся всем телом… и ничего. Я по-прежнему мог шевелить только пальцами руки. Хотя нет, я уже мог поворочать кистью. Видимо, медленно пленив меня, магическое болото и отпускало не быстро. Ладно, могу и подождать… тем более, делать все равно ничего не оставалось.

Теперь я спокойно ощущал, как свобода облизывает мою руку сантиметр за сантиметром, не выдавая нетерпения ни единым движением. Ибо почувствовал, что любое движение лишь замедляет путь к свободе, а без живительного глотка воздуха я мог протянуть не так уж долго. Я уже считал разноцветные круги в слепой темени закрытых век.

Легкий ветерок ласково погладил правое ухо. Это хороший знак, значит субстанция отпускает мою голову и я все-таки не потеряю ускользающее сознание.

Моргнул правым глазом. И сразу пожалел об этом - вязкая жидкость не полностью освободила веко и, уловив движение, радостно обволокла зрачок. Тьма с ней, со свободой, а вот зрение терять не хотелось. Честно говоря, свободу тоже, но это уже был бы вопрос второй.

Боли не было. Зрения тоже. Веко закрыть я уже не смог. Но тело продолжало "выгружаться" из вязкой стихии, и тонкие струйки субстанции стремились вернуться в своеобразное болото, сохраняя целостность. И вот наконец с глаза неохотно поползла змейка прохладной дряни, стремящейся соединиться с магическим болотом. Ощутив её на только что освобожденном носу, я, не сдержавшись, чихнул. Магия, удерживающая меня, замерла, а я с чувством ругнулся… про себя - рот еще был в плену.

Открыв освобожденный глаз, я увидел странную картину. Прямо напротив меня в воздухе висела и извивалась тоненькая змейка радужной субстанции. Она явно стремилась вверх, но узы, связывающие частичку с целым, явно слабели. И она, растеряв всю свою радужность и став просто кляксой воды, уныло полетела вниз.

Вниз…

Это слово прошлось эхом по всему моему телу, вызвав судороги и вновь "напугав" удерживающую меня субстанцию. Я медленно перевел взгляд вслед за каплей. Далеко внизу повинуясь нежному ветерку, переливалось нежно-зелеными гранями мягкое поле короткой травки. И что-то мне подсказывало, что это поле было недостаточно мягкое, чтобы сохранить мне жизнь, если я упаду с такой высоты. Но зато оно будет так красиво гармонировать с красно-черным пятном…

Еле сдержав дрожь ужаса, я почувствовал, что магия отпустила мои волосы. Как в награду за сдержанность. И я был благодарен за окончание медленной пытки. Кажется, за это время я умудрился пересчитать все свои волоски, ибо прочувствовал, как каждый из них судорожно цепляется за мою голову, выпутавшись из болота. Голова безвольно повисла над пропастью, радостно раскинувшей объятия мне навстречу. Ветер тут же взялся за мои белые космы, словно проказливый карликовый дракончик за серо-зеленую гриву скального лиантория. И сотворил с ними примерно такой же беспорядочный ком, я полагаю. Что ж, зато мне не видно больше пропасти.

Я посмотрел наверх и содрогнулся. Голубое небо с редкими облачками… и из них торчит плечо. Ощущение, что меня нет. И видимость та же. На границе кожа слегка расплывается и исчезает. Точнее, наоборот: из ничего формируется еще немного моего тела, словно таинственные силы создают меня заново. Странно, что я оказался головой вниз, все-таки, ведь погрузился я в болото сначала ногами. Хотя, с другой стороны, окажись я вниз ногами, мне не пришлось бы придумывать выход из ситуации - спасать было бы не кого. Даже у дроу есть предел.

Кстати, о спасении. Я опять пытался придумать что-либо путное, но совершенно ничего не приходило в голову. Сфера? Нет, я не на земле. Вот и вторая рука свободна. Теперь ощущение, что мне просто отрубили нижнюю часть… с самым сокровенным. Так, стоп. Спокойно. Что я могу сделать двумя руками? Вихрь? Как бы он самого меня не размазал по жестким стенам ущелья. С чавкающим звуком из болота выпала правая нога. Колено непроизвольно согнулось и с силой ударило меня в грудь. Я взвыл от боли и укоризненно посмотрел на свою безвольно болтающуюся конечность.

Магия теперь словно избавлялась от меня. Все быстрее и быстрей. Ой, какая все-таки тяжелая голова у меня, оказывается! Жаль, что не от хороших идей.

А меня могли выплюнуть вниз в любой момент, но решения не приходило. Я, конечно, мог создать массу иллюзий, но они не давали мне спасения… даже иллюзорного. Вспомнить, как я умудрился летать дома, я не мог и раньше, тем более бесполезно это делать в таких экстремальных условиях. Украшать своим трупом и так не очень приветливую долину ой как не хотелось.

Чувствуя, что левая нога вот-вот освободится, я в панике заорал и замахал всеми доступными мне в данный момент конечностями. И со всей дури пнул правой ногой ошову субстанцию. Нога застряла. И вовремя - правая освободилась. Ощутив, что ненадежная опора вот-вот выпустит и левую, я намеренно погрузил правую стопу в субстанцию, но уже намеренно в сторону. Вот так, левая - правая… совсем как по земле. Ну, не считая того, что вверх ногами и намного медленней.

"Чмок" - раздраженно огрызалось небо на мои манипуляции. "И не говори", - мысленно отвечал я каждый раз, с омерзением погружая вверх стопу.

"Дошагав" до стены, я пощупал прохладную поверхность. Камень! Благодарю тебя, Тьма! Мне сегодня везет. Прилепившись к скале, я дождался свободы для ноги и пополз вниз.

О, привычное и полузабытое чувство! А еще можно закрыть глаза и представить, что нет солнца, и мягкая полутьма приемного зала ласкает взор. А внизу за мной настороженно наблюдает отец, ожидая очередной каверзы. Как же это было давно! Теперь-то я совсем другой, чем то своенравное дитя, считающее себя взрослым…

Замечтавшись, я даже не сразу понял, что врезался. Боль, недоумение и ехидный голос:

– Работаешь головой, Гром?

Я сел, помотал головой и, наконец, сообразил открыть глаза. Не так уж я и сильно отличаюсь от себя того, оказывается. Ну какой умный взрослый дроу будет на полной скорость бежать вниз с закрытыми глазами? А даже если и будет - теперь ума у него явно поубавится. Хвала Хроссу, мне терять было особо нечего.

Я со стоном и угрызениями совести пытался собрать воедино несколько расплывчатых фигур перед глазами. Чутье не обмануло - собеседник и впрямь был только один… Вернее одна.

– Эжона, - страдальчески взвыл я.

– Так, ну что узнаешь меня - уже хорошо, - рассудительно произнесла девушка, заботливо ощупывая здоровенную шишку на моем лбу. - Хорошо, что у тебя голова такая крепкая.

Сжав разламывающуюся черепушку в ладонях, я старательно прогонял боль и гул. Голова не особо слушалась, но и не отваливалась. За что ей огромное спасибо.

Замечтавшись о прошлом, я угодил лбом в небольшую выемку в камне, которая служила маленькой террасой для скрытой пещерки. А вот вниз, до дна, я мог бы еще бежать и бежать… делов-то было - шаг вправо или влево.

– Наставили камней, - обиженно буркнул я, с тайной радостью ощущая небольшое отступление боли.

Эжона озадаченно хихикнула на мою наглость. Потом отняла ладошку ото лба и села рядом:

– Уж поверь, не для тебя старались.

– Не верю, - фыркнул я, удивленно ощупывая абсолютно ровный лоб. - Спасибо…

– На здоровье, - засмеялась дракониха. - Хотя, с твоими талантами, сомневаюсь я в твоем здоровье.

– А мне везет с друзьями, - нахально парировал я, облапывая тонкий стан девушки. - Эжона! Ты жива! Я жив! Это здорово!

– Да ну тебя, - девушка выскользнула из моих рук и грозно погрозила кулачком. Я пожал плечами и с наслаждением растянулся на террасочке. Эжона осторожно подошла и тихо спросила: - Ты вообще чего пришел?

– Ну, не знаю, - пожал я плечами. - Я ничего не понял. Сначала меня целовали, потом защищали от мужа. Потом вообще нас обоих бросили… Да еще ты закрылась здесь непонятным щитом… который, между прочим, меня чуть не прикончил. Два раза.

– Я запуталась, Гром, - девушка села рядом и обхватила коленки, словно замерзла. - Я люблю мужа, но что-то промелькнуло между нами ночью. И это что-то не дает мне покоя.

– Да не бери в голову, - я удивился такой реакции девушки… и честно говоря, немного испугался, предположив, что у неё ко мне чувство. Да Магистр меня замаринует и сделает парадным блюдом на их примирении! - Ну, поцеловались раз, чего шуры-муры разводить?

– Не переживай, - Эжона улыбнулась с небольшим напряжением, легко раскусив меня. - Я не претендую на твое повелительское тело.

– Вот и хорошо, - я немного расслабился. Пусть уж Эрл и ему подобные проявляют мужество жениться на таких вот двуличных особах… - Тогда что же тебя беспокоит?

– Ты особенный, Гром, - всхлипнула девушка. Я вздрогнул, как от удара хлыстом. - Особенный, но нереальный. Словно ты не на месте сейчас и не можешь раскрыться. Я знаю, Гром, что говорю. Я четко ощутила, что ты заперт. Это немного похоже на ощущения дракона в ипостаси человека. Но нам комфортно…относительно. А ты испытываешь мучения.

Я почувствовал озноб, даже на голове волосы приподнялись. Какая же она тяжелая! Особенно когда пытаешься думать. Видимо, последствия удара.

– Но я не чувствую себя так, - несчастным голосом протянул я. - Наоборот, думаю, я сейчас счастлив, как никогда, не смотря на все, что свалилось на мою бедовую голову.

– Иллюзия, Гром, - печально покачала головой Эжона. - Очень искусная иллюзия. Причем твоя же.

– Прекрати, - простонал я. Во мне разгоралась паника. Я словно разделился на две части, и они боролись между собой на смерть. Одна считала, что я - это я. А вторая удивительно правдоподобно доказывала обратное. - Хочешь, чтоб я спятил?!

– Ты тоже чувствуешь что-то, да? - девушка пытливо вгляделась в меня и утвердительно кивнула.

– Приятно посмотреть, как жена отшивает поклонников, - запищал эльф, выбираясь из спутанного кокона моих волос… Так вот почему голова казалась такой тяжелой! - Сначала она сводит их с ума неземной красотой, потом добивает неземными речами.

– Эрлиниэль! - Эжона в ужасе смотрела на благоверного.

Я истерически расхохотался. Да, нелегко им будет исполнять супружеские обязанности! А если уж Эжона примет свой истинный облик…

Эрл обиженно повис над нами, махая крылышками, Эжона застыла каменным изваянием, буравя огромными глазами это чудо, а я катался по террасе, не в силах успокоиться.

Резко потемнело. Привыкшие к ежеминутной опасности, мы прекратили балаган и забились в пещерку. Сверху кто-то спускался, огромный, как дракон. Собственно это он и был.

– Это он, - побелевшими губами прошептала Эжона. - Я надеялась, что он не вернется…

Я увидел, как наш давешний знакомый драмис пролетел вниз мимо нашей пещерки вниз.

– А чего ты так испугалась? - чуть дрожащим голосом уточнил я, выглядывая из-за худенького плечика девушки. - Вы же вроде родственники… во всяком случае, раса одна.

– А ты со всеми дроу счастлив общаться? - ехидно пропищал эльф мне на ухо. - А с полудроу как?

Приготовив достойный ответ на первый вопрос, я благополучно подавился им на втором вопросе наглого принца.

– Эрлиниэль прав, - кивнула Эжона. - А драмисы еще и в сильной обиде на судьбу… да и на магических драконов. Наша жизнь им представляется более интересной и приятной.

– Ну да, - хмыкнул я. - Можно выбирать пару практически из любой твари.

Сказав это, я тут же пожалел о несдержанности языка. Заслуженный убийственный взгляд Эжоны цели не достиг, в отличие от меткого удара тонким предметом сверху. Эрл бил единственным, что имел в своем распоряжении - палочкой фей.

Волосы махом распутались и красиво рассыпались по плечам. Не успел я поблагодарить эльфа за восстановленную прическу, как локоны вдруг стали завиваться и приняли отчетливый зеленоватый оттенок.

– Ах ты… - Я попытался схватить фея, но упустил мерзкого крылатого между пальцами. - Сейчас я тебя зеленым сделаю!

– А тебе идет, - хихикнула дракониха, одаривая благоверного нежным взглядом.

Правду говорят: муж и жена - две ипостаси одного чудища!

– Никогда не женюсь, - обиженно буркнул я. Супруги одинаково вопросительно подняли брови.

А тем временем драмис методично прочесывал ущелье в поисках своей гостьи. Или пленницы? Я решил уточнить:

– Ладно с вами, помешанными на браке, лучше ответь: ты в плену или в гостях?

– С какой стороны посмотреть, - девушка опасливо заглянула вниз, определяя местонахождение драмиса. - Сначала гостья, но покинуть это место не смогла. Так что логично предположить…

– Мдя, - кивнул я, - заманили дракона в ловушку. Значит, это вязкое поле создала не ты, а он?

– Какое поле? - не поняла Эжона. - Помню, что летела… сама не знаю куда. Как во сне, лишь бы лететь все дальше и дальше. И тут в воздухе вижу драмиса. Такой привычный, такой свой. Он привел меня сюда. Мы опустились на мягкую траву. Я была счастлива, что есть такое укромное местечко, где можно полежать, подумать, осмыслить произошедшее. А драмис приносил мне лакомства и воду, предугадывал любое мое желание… Но, когда я поняла, что не я и не Гром всему виной, а просто какая-то непостижимая тайна притянула нас, я хотела вернуться. Но не смогла улететь. Драмис спокойно наблюдал, как я взлетаю. И я была уверена, что мое прощание и благодарность приняты им… Не знаю, что произошло. Просто я почувствовала сильный удар… кажется у меня сломано крыло, - эльф беспокойно запорхал вокруг возлюбленной. - Я упала вниз. А драмис просто улетел… Взлетел без проблем и препятствий. Потом он вернулся и принес мне еще какую-то вкусность. Но я уже наблюдала отсюда, так как не стала дожидаться развития событий и сменила ипостась в его отсутствие. Пока мне удается скрываться, тут немыслимое количество пещер, плюс несколько секретов магической маскировки. Драмис словно обезумел когда меня не нашел - метался по всему ущелью, бился о стены… мне даже стало его немного жаль. Потом он в бешенстве растерзал тушу быка и улетел. Но я знала, что рано или поздно он почует, что я еще в пещере. Вот и почуял…

– Но зачем ты ему? - настороженно спросил Эрлиниэль, следя за действиями драмиса внизу. Эжона лишь грустно улыбнулась спине мужа в ответ. Я уверен, что он бы обеспокоился еще больше, если б увидел эту улыбку.

– А меня интересует другое, - я задумчиво присел, облокотившись о каменную стену. - Что за дрянь стоит на входе. Она впускает магического дракона, но не выпускает его. Она беспрепятственно впускает и выпускает драмиса. Она не впускает фей, а с дроу вытворяет такое… - я содрогнулся от воспоминаний. - Неужели это магия драмисов? Ты же говорила, они ущербны.

– То есть ты хочешь сказать, что выход перекрывает магическое поле? - уточнила Эжона. Странно, но мне показалось, что она и озадачилась, и обрадовалась.

– Да я все время об этом говорю, - поморщился я.

– Ну это многое объясняет, - дракониха покивала самой себе, взгляд её немного посветлел.

– А мне нет, - вздохнул я. - Например, меня интересует, как сюда прошмыгнул этот проныра, - Я кивнул на эльфа. - Или это очередной трюк фей?

– Да нет, - Эрлиниэль устало приземлился мне на плечо. Видимо крыльями махать работа нелегкая. - Просто я… даже подумать не успел. Решил, что это единственная возможность проникнуть вниз, раз тебе каким-то образом удается. Замотался в твоих космах, потом меня затащило за тобой. Но тут я потерял сознание, думал все - конец приключениям.

– Выходит, я контрабандой протащил эльфа в это славное местечко, - довольно хмыкнул я. - Знаете, а ведь выбраться не удастся даже мне. Я так понимаю, на дроу… или только на меня эта дрянь реагирует иначе. Но если я в неё залезу, или допустим Эжона меня запихает туда - я все равно опущусь обратно… наверное. Но, знаете, не очень хочется ставить эксперимент над собой, любимым. Особенно после и так излишне тесного знакомства с подобием болота.

– Болота? - с неприязнью удивилась дракониха. Какие-то светлые мысли в её хорошенькой головке рухнули с произнесением этого слова.

– Ну да, меня очень грамотно затянуло магическое поле, немного продержало и выплюнуло. Мерзкое ощущение, уверяю.

Эрл согласно закивал головой. О! Так он мне должен, я ведь и ему жизнь спас. Раз эльф был без сознания, он тоже разбился бы в весьма живописное, хоть и малюсенькое, пятнышко. И, судя по кислому выражению на миниатюрной физиономии Эрлиниэля, эта неудобоваримая мысль пришла в голову и ему. Я ухмыльнулся: это мы обсудим позже.

– Все равно, для эксперимента мне нужно перевернуться, - грустно подытожила Эжона. - Да еще не факт, что я вообще взлечу.

– И драмис, - совсем мрачно завершил эльф.

Я оглянулся назад. Драмис нудно ползал по дну, взлетал, осматривая пещерки. Пока мы были недосягаемы. Судя по скрупулезности существа, до нашего местопребывания он доберется нескоро, но зато обнаружит сразу. И это наталкивало на весьма грустные размышления.

– Ну ладно, уговорили, - недовольный правотой эльфа, буркнул я. - Какого оша драмису нужно от тебя, подруга?

– Точно не знаю, - пожала плечами Эжона. - Только немного догадываюсь…

– Еще один поклонник? - поддел жену Эрлиниэль.

– Почти, - спокойно согласилась та. - Правда нужна ему не столько я, сколько мои магические способности. А именно магия смены ипостаси. Я что-то смутно чуяла, когда он вел меня сюда.

– И сразу не сбежала? - взорвался эльф. - Как ты могла подставить себя под удар?

– Пойми, - Эжона заломила руки, - я была немного не в себе. Растеряна, испугана, сбита с толку…

– Все понятно, - фей с мрачной миной сложил ручки на груди. - Драмис преследовал тебя с первой встречи. А может, давно за тобой следил. И помогал только с одной целью… чтобы ты для него выжила. И нас чуть не прикончил чтобы соперников больше не осталось.

– Что? - Эжона испуганно сжалась. - Он хотел вас убить?

– Только его, - хмыкнул я, тыкая пальцем в маленькое пузико фея. - Но немного напутал и прикончил результат многочасового труда ревнивых фанатов нашего маленького символа неземной красоты.

– Каких фанатов? - кажется, я уловил нотки ревности в намеренно сладком голосе Эжоны. Эрл погрозил мне кулаком. Кажется, он действительно испугался вспышки ревности своей супруги.

– Не переживай, - сжалился я. - Он разбил им сердце и бросил всех сразу. И все это ради тебя одной… - Я немного помедлил и решил не отказывать себе в маленькой мести за зеленые локоны. - Хотя они ему обещали такие удовольствия!

– Э, - поспешил замять тему фей. - Может все-таки вернемся к нашему врагу? Он-то времени зря не теряет.

Я вздохнул, проследив за взглядом Эрлиниэля. Верно, драмис двигался в нашу сторону быстрее, чем я предполагал.

– Придется рисковать, - я прикинул наши силы, - используем имеющиеся возможности…

– Боюсь, у меня пока особых возможностей нет, - печально покачала головой Эжона.

– Не беда, - я ухмыльнулся в предвкушении: мысль и правда мне нравилась. - Ты даже не предполагаешь, на какие подвиги с твоей легкой руки теперь способен твой муж…

– С моей чего? - не поняла Эжона. Я не обратил внимания, видимо девушка превратила мужа в нечто когда была в состоянии не очень разумном. Повернувшись к эльфу, я выложил свой план:

– Ты летишь вниз со всех крыльев и заколдовываешь какую-нибудь палку так же, как недавно бревнышко. Пока драмис соображает, что к чему, Эжона перевоплощается… Надеюсь, что у тебя хватит сил подняться самой. Судя по предыдущей скорости, цветочек Эрлиниэля должен за это время вырасти раза в два выше, чем нужно.

– На что ты надеешься, Гром? - деловито спросил эльф, доставая палочку и проверяя её на наличие искорок: площадка под ногами мгновенно зазеленела. Но, хвала Тьме, ничего не выросло.

– На чудо, - я не стал лукавить. - Вдруг твое детище прорвет поле…

– А если нет? - с ноткой безнадежности в голосе спросила Эжона.

– Тогда нам остается только драться, - с пафосом произнес я. - И мы примем бой!

– Тише ори, - осадил меня фей. - Драмис уже близко, вдруг у него тонкий слух?

– Лети, птичка, - я вышвырнул эльфа из пещерки. Тот закувыркался в воздухе, с трудом вышел из пике, но разбираться не полез, а быстро полетел вниз. Я усмехнулся:

– Интересно, драмис его почует?

– Слишком мал, - отрицательно покачала головой Эжона. - Я бы не почуяла. Отличная маскировка, браво, Гром!

– А я тут причем, - удивился я. - Это твои лавры.

– Нет, - хитро сощурилась Эжона. - Твоя магия, Гром. Уж поверь!

Я вспомнил, как она нашла меня "по запаху" моей магии и озадачился. И Лейла была права, это я его так. Видимо, тот странный оранжевый эхар подсобил.

Пока я копался в себе и своих возможностях, Эрл успешно пролетел прямо между лап драмиса и приземлился. Засверкали искорки - фей не скупился ради спасения своей любимой. Кажется, он даже перестарался: вверх с нереальной скоростью полезли абсолютно голые зеленые стволы. Они быстро достигли преграды поля, но тут нас ждало разочарование. Вместо того чтобы протыкать поле, они гнулись и росли теперь беспорядочно: в стороны, вниз…

– Ой, - тут я испугался. Вся расселина чрезвычайно быстро зарастала чудовищными щупальцами, грозя заполонить собой все вокруг. Драмис заметался, но вскоре повис между небом и землей, словно в клетке, созданной гладкими блестящими прутьями.

– Эрлиниэль, довольно! - в панике закричала Эжона.

– Да я давно уже не при чем, - пропищал эльф, подлетая. - Кажется, я перестарался.

– Когда кажется, надо палкой меньше махать, - заорал я на него.

– Это твой план, - огрызнулся фей и обиженно надулся.

– Они его сейчас задушат! - Эжона в ужасе следила за агонией драмиса.

– Ну и хорошо, - довольно кивнул Эрлиниэль. - Одним соперником меньше. - И бросил на меня многообещающий взгляд.

– И кто нас тогда отсюда выпустит? - холодно спросила у нас девушка.

Мрачно переглянувшись, мы приняли правоту дракона. Неожиданно лицо Эжоны просветлело:

– Гром, миленький, ты же можешь его спасти!

– Как, спрашивается? - я в растерянности оглянулся на драмиса.

Тот еще был жив. Панически отплевываясь огнем по гигантским росткам, что сжимали его жизненное пространство, ему удавалось отсрочить гибель от удушья. И тут раздался страшный крик боли: одна из зеленых тварей пробила перепонку на крыле ящера.

– Есть, - тихо, но очень эмоционально, со смаком, произнес эльф. И виновато вздрогнул под взглядом жены.

– Гром, скорее, сделай с ним тоже, что и с Эрлиниэлем, - Эжона тормошила меня так, что у меня с подозрительным хрустом щелкнула челюсть. - Вспомни, ну пожалуйста!

– Эжона, - я пытался выпутаться из цепких ручек драконихи. - Так я забуду последнее! Не тряси меня!

– Извини, - пискнула девушка, пряча руки за спиной, и умоляюще произнесла: - Пожалуйста, Гром, спаси его…

– Чем только не приходится заниматься, - буркнул я.

Потом старательно прицелился и запустил обычный боевой эхар по направлению раненого зверя.

– Правильно, - удовлетворенно кивнул эльф. - Добить болезного, чтоб не мучался.

Эжона даже не прореагировала на высказывание мужа, разочарованно и растерянно наблюдая за полетом черного эхара. Как и спокойно застывший в ожидании драмис. Он мгновенно почуял опасность и определил наше местонахождение, но даже не попытался защититься.

И правильно - умная животина, эхар всего лишь уничтожил наглую гигантскую траву, что пришпилила драмиса, как тонкая палочка бабочку.

Я пытался воссоздать все чувства, которые охватывали меня во время борьбы с разгневанным эльфом. Теперь я понимаю, что сознательно не хотел причинить вред… ну да, другу, ош меня побери! И мешал сам себе. Я представил на месте драмиса Эрла и воссоздал желание… нет - намерение! Намерение сделать его подобным нам.

Оранжевый эхар летел точно в грудь зверю, оплетаемому коконом из зеленых чудищ фея. Мы все с напряжением ждали результата. Я сам не знал, чем обернется моя непредсказуемая магия. Но, по мере продвижения миниатюрного солнышка к драмису, я становился уверенней, что все будет правильно.

Эхар беспрепятственно просочился сквозь зеленые прутья и ударил драмиса в грудь, мгновенно окутав того оранжевым сиянием. Когда сияние померкло, драмиса не было.

– Лети, птичка, принимай в объятия нового сородича, - подмигнул я эльфу. - Только смотри не очень на него засматривайся - Эжона кажется весьма ревнива!

Фей обиженно надулся, но все же полетел смотреть результат. Я подозреваю, что палочку наготове он держал не для защиты, а чтобы тихонько прикончить соперника.

Посмеявшись вслед эльфу, я поднял взгляд на Эжону и замер. Девушка сверлила меня своими драконьими глазами с вертикальными зрачками, и я ощутил себя абсолютно голым… даже больше того.

– Эжона, - умоляюще произнес я, интуитивно стараясь прикрыться руками, хотя и понимал, что бесполезно. - Ужасно неприятно! Прекрати!

– Прости, Гром, - глаза девушки приняли свой нормальный вид - иллюзорный. - Не смогла удержаться. Все-таки подобное происходит на моих глазах впервые… Да я даже я и не слышала, что возможно вот так просто дарить вторую ипостась. Мне бы пришлось для этого очень многим пожертвовать. И я бы пожертвовала, чтобы быть снова с мужем. Ты даже не представляешь, как я тебе обязана теперь… да все мы, включая моего тюремщика.

Вернулся Эрл со странным выражением на маленьком лице.

– Что там? - с замирающим от любопытства сердцем спросил я.

– Нечестно, Гром, - эльф обиженно пыхтел, старательно отворачивая от меня взгляд. - Мог бы и меня превратить в человека, а не в… это!

– Человека? - я удивился.

В это время, пыхтя и цепляясь за каменные выступы, в пещерку залез молодой человек. Абсолютно голый, длинный и тощий. Он откинул со лба сосульки зеленых локонов (все-таки Эрл пытался свести счеты?) и посмотрел на нас спокойным взглядом абсолютно черных глаз.

– Ы! - сказало существо. Мы все разом вздрогнули.

– Чего? - осторожно, чтобы не обидеть его, уточнил я.

– Ы-ы! - медленнее повторил драмис.

– Тьма! Проблемы с языком, - огорчился я.- И как мы, интересно, будем общаться?

– Он понимает, - Эжона с чувством сжала мне ладонь. Глаза её светились счастьем. Эрлиниэль чего-то пробурчал под нос. Явно не в пользу драмиса.

– Ладно, - поверил я и обратился к человеку: - Ты сможешь выпустить нас отсюда? Пока мы тут все гербарием не стали…

Существо радостно закивало, потом показало на свою грудь и ткнуло пальцем в меня.

– А это чего? - настороженно уточнил я.

Драмис исподлобья уставился на Эжону. Эрлиниэль попытался встать между ними, но драмис не заметил геройского поступка эльфа, как впрочем и его самого. Глаза существа засветились, зрачки приняли вертикальную форму…

– Он благодарит тебя за подарок, - словно в трансе заговорила Эжона. - Он разрушит заслон и выпустит нас всех. Он пойдет с нами.

– Ну уж нет, - я выставил руки ладонями вперед и живо замотал головой. - Зачем он нам? Пусть живет своей жизнью.

– Он благодарен тебе, Гром, - девушка посмотрела мне в глаза своими аметистовыми глазами, и я вмиг растаял. - Он не успокоится, пока не отплатит тебе за подарок… и за то, что ты дал ему возможность не переступить закон.

– Что за закон? - не понял я.

– Гром, - тихо прошептала Эжона. - То, что он мог сделать со мной и правда не очень приятно. И это страшное нарушение древнего закона, грозящее нарушителю еще большими неприятностями.

Драмис активно закивал в согласие с девушкой.

Я лишь обреченно вздохнул: ну вот, опять попутчик непредвиденный!

Драмис не стал любоваться моей озабоченной физиономией, а, развернувшись, простер руки к небу. Никаких визуальных эффектов не последовало, просто на нас хлынул свежий воздух, принесенный вечерним, не магическим, ветерком. Да наружу из ущелья хлынули толстые прутья фея, напоминая гигантские пружинки лиан.

Мне еще пришлось вытаскивать драконов из ущелья! Вот так: сначала ты на них, потом они на тебе ездят. Уф, оказывается, они только с виду такие тощие и невесомые! На самом деле весу в них больше чем во мне будет… Хвала Тьме, Эрлиниэль выбрался самостоятельно. Еще не родился тот эльф, который прокатится на дроу!

Кажется, теперь я больше уже никогда не буду с таким удовольствием лазить по каменным стенам! Я развалился на жесткой траве, не обращая внимания на уколы черных кончиков, и попытался восстановить дыхание.

Эльф с отсутствующим видом сел мне на грудь спиной к моему лицу и помахивал крыльями. Я был ему благодарен на дополнительный приток свежего воздуха, но пока не мог простить факта, что пришлось тащить на себе его жену. Да еще и её чокнутого приятеля. Так что не дождется ни слова!

Внезапно эльф вздрогнул, прислушиваясь. Потом резко вскочил и в панике забрался мне за пазуху.

– Опять, - страдальческим тоном протянул я, терпеливо перенося щекотку его крыльев.

– Что опять? - Эжона закончила мастерить для нового родича набедренную повязку из части своего платья. То, что было платьем, сейчас напоминало длинную рубашку и открывало чудный вид на стройные ножки жены эльфа. И нет ничего удивительного, что я ответил именно этим ножкам:

– Клуб поклонников вашего мужа на подходе для очередного исправления его фонтанирующего колдовства.

– Ы! - подтвердил драмис, невежливо показывая пальцем на приближающиеся в темноте сумерков огоньки.

– Пойдем отсюда, - предложил я, тяжело поднимаясь. - Не будем травмировать и без того слабую психику нашего принца.

– Быстрее! - в страхе пискнул Эрлиниэль откуда-то из моей подмышки.

– Кстати, милый, - Эжона бесцеремонно оттянула жилет с моей груди и заглянула внутрь в поисках благоверного. - Ты вполне можешь принять наиболее привычную тебе ипостась. Хватит изображать из себя непонятно кого.

– Мне так вполне понятно, - огрызнулся эльф. - Вот только непонятно, как стать прежним.

– А! - Эжона хлопнула себя по лбу. - Ну, конечно! Пойдем, покажу.

Девушка пошарила у меня за пазухой: я еле перехватил её руку, продолжающую движение к поясу штанов. Хитро погрозив пальцем покрасневшей драконихе, я сам выудил эльфа и торжественно передал его жене.

– И проследи, чтоб он больше не приставал к мужчинам! - подмигнул я её.

– Прослежу, - хихикнула Эжона, косясь на надувшегося мужа.

Они отошли в сторону. Я не стал лезть в семейные тайны, да и не так уж мне было интересна смена ипостаси. Ибо наконец понял, что хочу быть тем, кем и являюсь и никакие маски мне не нужны.

Драмис, в нелепо обмотанной вокруг бедер юбке Эжоны, внимательно наблюдал за суетливыми действиями маленьких существ с таким удивленным выражением на колоритной физиономии, что было сразу видно: он и понятия не имел о существовании подобных им. Как и многое в этом мире, ибо покинул родителей еще в раннем детстве… если они у него вообще были. Многие драконы просто выкидывают яйца, как подтверждения запретной любви. Некоторые выживают, но за неимением нормального общения, изгои своего рода, дичают и немногим отличаются от простых хищников.

Хотя, как раз этот драмис ой как не прост. Чутье меня еще не обманывало.

Глава 9

Пока я любовался отвисшей челюстью пещерного человека, супруги проводили какой-то семейный обряд. Вскоре к нам подошли довольная Эжона и крайне счастливый Эрлиниэль. В своем привычном виде… если не включать отсутствие рубахи и драные штаны, некогда поражавшие своей белизной.

Но что самое интересное - на спине эльфа образовался небольшой горб, словно он спрятал там свои прозрачные крылышки. Да и вообще эльф производил впечатление существа, разучившегося ходить.

– Ну и как тебе? - ехидно спросил я принца. - Непривычно небось, такое вдруг большое тело… Наверняка будет очень неудобно лезть на грудь к мужчинам?

– Гром, сейчас даже твои черные шуточки не смогут испортить мне настроение! - нагло заявил эльф. Что-то он много разговаривать стал. И куда только делась его знаменитая высокомерность. Что ж, еще парочка моих чудо-эхаров и парень вообще станет нормальным! Насколько это вообще возможно для светлого, конечно…

Эльф подозрительно покосился на мою лыбящуюся физиономию, но уточнять причину веселья не стал. Оно и к лучшему - пока я был одет лучше всех спутников, а в драке всякое могло случиться…

– Как твое здоровье, Эжона? - я решительно сменил тему. Темнело быстро, и скоро могли появиться мои друзья, а "лошадка" наша не в форме.

– Думаю, самое худшее, - тяжело вздохнула девушка. - Явно перелом.

– Плохо дело, - огорчился я. - Тогда надо доставать лошадей.

– Ы! - драмис стукнул себя кулаком в грудь.

– Да ты вряд ли сможешь, - отмахнулся я от бедолаги. - Хорошо если люди тебя за убогого примут. А если за колдуна черного, живым не уйдешь из деревни. Лично я бы так и подумал. Одни глазки чего стоят!

– Он предлагает себя в качестве лошадки, - хихикнула девушка, "пообщавшись" с сородичем.

– А он сможет перевернуться обратно? - неуверенно уточнил я.

– Ыыыы! - нежно пропело существо.

– Мечтает об этом, - перевела Эжона.

– Надеюсь, не о том, чтобы сбросить нас над морем, - хмуро буркнул я. Ну не мог я доверять этому парню. Да и языковой барьер… - Эжона, а мыслями он может обмениваться?

– С дроу? - задумалась дракониха. - Вряд ли. Но он очень быстро всему учится. Попробуй.

Интересно, чему он учится, что-то не видно мне результата. Хоть какого-нибудь.

Я предельно сконцентрировался и послал драмису: "Не доверяю тебе. Прикончу при первом промахе".

Существо как-то погрустнело, даже плечи опустились. Конечно, я не поверил в этот театр, но главное - меня поняли.

– Ладно, переворачивайся, - разрешил я.

Драмис радостно сверкнул глазами и засветился, расплываясь в контурах.

– Видимо не слишком ему понравилось в этой ипостаси, - хмыкнул я, подходя к Эжоне с мужем. - А стремился-то как! Правду говорят мудрецы: "Бойся исполнения своих желаний".

Эрлиниэль согласно закивал, не отрывая ревнивого взгляда от нового знакомца. Ну, хвала Тьме - пока жив драмис, я в относительной безопасности от мести эльфийского принца.

Драконья сущность драмиса тоже претерпела изменения: он стал серебристо-оранжевым с красными глазами и угольно-черным хребтом. Красиво, что ни говори! В эту минуту я почувствовал себя демиургом, и это было невероятно приятное ощущение. Закрывшись на всякий случай от друзей, дабы не "подслушали" мысли, я позволил себе понежиться иллюзией безграничного могущества.

И был невежливо сбит с ног длинным хвостом ящера.

– Гром! Заснул что ли? - наклонилась ко мне Эжона. - Полетели скорей! И так времени потеряли кучу. Еще, не дай Тьма, твои преследователи нагрянут.

Я ласково улыбнулся дракону, призывающему Тьму. Эльф скорчил болезненную гримасу.

– Да я бы с радостью, но надо подождать Лейлу со товарищи. Странно, конечно, что их до сих пор нет… - я растерянно оглядел пустой горизонт.

– Лейлу? - настороженно уточнила Эжона. - Эльфийскую принцессу? Но как же, Гром, ты говорил что она преследует тебя вместе с другими, кто устроил охоту на дроу-отступника?

– Ну не знаю, - я пожал плечами. - Она объяснила свое присутствие очень просто…

Дракониха упрямо качнула головой. Почему-то мне пришло в голову, что Лейлу и Эрлиниэля долгое время официально считали женихом и невестой.

– А я так и не смог поверить, что Лейла пошла на поводу досужих сплетен, - безопеляционно заявил эльф. - Да и привязанность ко всему нетривиальному… и неправильному, темному, всегда была у принцессы сильнее стремления к Свету.

– Нетривиально, неправильное и темное - это я? - уточнил я у эльфа.

Тот кивнул и хитро улыбнулся, глядя на жену. Конечно, от принца не укрылись и её ревнивые слова. Ох, не доверяют ребята друг другу… Сами напросились - надо выбирать пару своей расы дабы в будущем не было таких проблем.

Драмис наклонил оранжевую голову к Эжоне и заглянул в глаза девушке.

– Он спрашивает - почему не летим? - немедленно перевела дракониха.

– Ждем остальных, - ответил я драмису.

Тот мгновенно расплылся в контурах и съежился в размерах, как крупный апельсин в камине у гнома.

– Чего лишний раз привлекать внимание, раз летим позже, - с улыбкой объяснила перемену образа драмиса Эжона.

И улыбка эта была с равными долями восхищения и зависти. Еще бы! Что Магистр, что Эжона меняли ипостась не так легко, с значительными затратами жизненной энергии и магии. А драмис перевернулся два раза… а если считать мой коронный удар - и три, с такой легкостью, словно перепрыгнул через пенек с воткнутым в него ножом оборотня!

– А как нам тебя величать? - прищур мой назвать дружеским явно было нельзя, но драмис сам делал все, чтобы вызвать подозрения. - Не драмисом же?

Я надеялся, что имя существа хотя бы натолкнет меня на хвостик ответов на все возрастающую кучу недомолвок.

– Ы! - равнодушно махнуло рукой существо.

– Ему все равно, - Эжона похоже уже свыклась с ролью посредника и даже пыталась защитить сорасника от моих неприязненных взглядов, каждый раз оказываясь межу нами. - Но если тебе будет проще по имени, будем звать его Аг.

– Это он так сказал? - я удивленно покосился на спину драмиса, внимательно рассматривающего горизонт. Небрежно повязанная тряпица на бедрах сползла, чуть обнажив иссушенные бедра спортсмена.

Эжона кивнула и, покраснев, поправила драмису набедренную повязку. Тот недоуменно посмотрел на девушку, но возражать не стал. Хотя ему явно было невдомек - зачем таскать на себе стесняющие движения грязные тряпки. Почему-то мне захотелось объяснить, что эта рвань вначале нашего путешествия представляла собой добротные образчики дорожной одежды, призванные защищать нежную кожу эльфов от царапин, ссадин… и вообще, что ходить голым неприлично.

Но, стоило мне раскрыть рот, как я тут же подавился приготовленной воспитательной тирадой - драмис неожиданно бросился ко мне, тыкая пальцем в горизонт:

– Ы! Ыгы!

Я тупо проследил за направлением, указанным длинным грязным пальцем существа, обдумывая новый звук в речи драмиса.

– Точно, кто-то едет, - обрадовано воскликнула Эжона.

Мы с Эрлиниэлем переглянулись с одинаковым чувством некоторой зависти к исключительному зрению драконов. Но, через некоторое время и мы увидели приближающихся всадников. Эжона с мужем взошли на пригорок, а вот драмис наоборот отошел за наши спины. Я оглянулся на него - по лицу существа бродило растерянное выражение. Я перевел взгляд вперед. Все вроде хорошо, друзья уже скоро подъедут… почему же меня не покидает чувство опасности. Или это из-за драмиса?

– Лейла! - дракониха уже приветливо махала рукой, обняв другой улыбающегося Эрлиниэля за талию.

Группа всадников становилась все ближе, и до меня вдруг стало доходить что не так. Чтобы двигаться с такой скоростью, всадники должны лететь на карликовых дракончиках, а не легкой рысью на лошадях. И это во весь опор.

Лейла скакала впереди на сером огромном жеребце. А что сталось с Тиклией? За девушкой ровной линией на одинаково пегих лошадках следовали Волдрей, Динзи и Элмор. Последнего я не ждал и очень обрадовался появлению друга, придавив горло пытающемуся паниковать подсознанию. Ведь Эл был единственный, кто помог мне не сойти с ума в светлой школе эльфийской столицы. Его причудливые и порой крайне опасные зверушки поднимали настроение и заставляли держать себя в форме и не раскисать в Пресветлом лесу.

Лейла осадила коня, тот встал, как вкопанный, и залихватски спрыгнула вниз. И когда это она успела так здорово обращаться с лошадьми? Помнится, её и Тиклия не всегда слушалась. Дроу и Эл остались в седлах.

Принцесса весело рассмеялась и раскрыла объятия женатой парочке. Эжона вытолкнула мужа навстречу, старательно скрывая смущение. Видимо, Лейла приятно удивлена, что Эрлиниэль теперь почти прежний. Она дружески хлопнула по плечу принца… а левой рукой достала из-за пояса короткий меч.

Я окаменел на месте. Вокруг, словно кисельный морок, застыл воздух. Ни движения, ни лишней мысли. И очень медленное следование событий. Пока меч двигался навстречу открытому животу принца, я успел в деталях рассмотреть изящную вязь узора на рукояти, что виднелась между тонкими пальчиками Лейлы. Шея поворачивалась неумолимо медленно, чрезвычайно тяжело. Я поймал взглядом Эжону.

Девушка медленно отпускала руку, которой двигала мужа навстречу принцессе. И на лице её еще искрится смущенная улыбка. Но вот она видит, как из спины мужа вырывается острие меча, как дернулось тело Эрлиниэля, как первые капли крови медленно пробираются по пояснице, стремясь обагрить грязно-серую ткань штанов…

Крик, надрывный, раздирающий, вернул меня к реальному времени. Я моргнул без усилия. Лейла резко вынула меч и сделала шаг назад. На лице девушки играла то же самая доброжелательная улыбка, словно то, что она сделала - лишь дружеский поцелуй в щеку. С опущенного лезвия багровая кровь струйками стекала на землю

Эжона больше не кричала, она бросилась к оседающему на землю мужу, обхватывая его тонкими руками. Эрлиниэль дрожал и не отрывал недоуменного взгляда от раны на животе, даже не пытаясь зажать её рукой.

– У! - буркнуло сзади меня существо. Я подпрыгнул от неожиданности, но принял сигнал к действию, как приказ, не вдаваясь в размышления - почему драмис приказывает мне.

– Это не Лейла! - заорал я, выбрасывая черный искрящийся голубыми молниями моего страха за друга эхар. Эжона, пытаясь удержать мужа, одновременно приготовилась к отражению атаки. Но никто из прибывших не двинулся. Лжепринцесса спокойно проследила полет эхара до своей груди, даже не попытавшись уклониться. Сгусток энергии с чавкающим звуком воткнулся в тело. Лейла подняла на меня ироничный взгляд:

– Ты не сможешь причинить мне вред, Гром, - сказала она неожиданно мужским голосом… знакомым мужским голосом. И от этого узнавания мне стало ой как не по себе. - Но можешь развеять иллюзию, - заключил маг, наблюдая, как тело Лейлы тает, обнажая сущность нападающего.

– Лайнес, - с захлестывающей ненавистью процедил я.

– Узнал, - дручий оправил свои неизменно белые одежды и откинул назад белоснежные волосы, - это приятно. Значит, не забываешь старых друзей.

Ответить я не смог, так как задохнулся от гнева.

– Расслабься, Повелитель, - усмехнулся Лайнес, оглядываясь назад и взмахом руки растворяя иллюзию спутников за спиной, равно как и серого жеребца, - не по твою душу я пришел… ой, то есть пока всего лишь преемник. Но это скоро изменится. - Дручий резко обернулся и оказался совсем рядом со мной. Холодный блеск его глаз обжег меня не меньше, чем его клинок моего друга. Неожиданная, как всегда, обманчиво мягкая улыбка коснулась красивых тонких губ Лайнеса. Он нагнулся к моему уху: - Ты молодец, приятно с тобой работать. И полетел от долины великанов именно в город-призрак. И сам постарался вывести из строя дракона… Вообще-то я планировал, что драмис убьет его, но так даже лучше. К тому же ты избавил меня от лишней кровавой работы. Я летел прикончить драмиса, он бы получил огромную мощь, и наверняка захотел бы свести со мной давние счеты. Так что спасибо, Гром… Вот только эльф-фей не входит в мои планы, прости.

Лайнес выпрямился и снова дружески мне улыбнулся, похлопав по плечу. Я весь сжался в комок, готовясь броситься на него в любой момент.

– О! я вижу ты все еще испытываешь странную привязанность к отребью, - фыркнул Лайнес, заметив грязное существо в набедренной повязке. Неприязненно фыркнув, он отвернулся от беспокойно ерзающего драмиса. Я растерянно моргнул, но прикусил язык - готовый сорваться недоуменный вопрос мог лишить нас неизвестного врагу козыря. - Это твой парикмахер? Не очень удачный образ…

– Так чего ты добиваешься? - прохрипел я, пропустив мимо ушек издевку.

– Всего-навсего - всего, - рассмеялся Лайнес. - Мне предложили охоту на тебя, за хорошие деньги. - Я вздрогнул. Да, враги Повелителя знали к кому обращаться, этому субъекту я мало что мог противопоставить. - Смешно, да? - продолжал дручий, весело подмигивая Эжоне. Я сжал кулаки. - Вот только мне не выгодня твоя смерть… по крайней мере сейчас.

– Что же тебе выгодно? - я еле сдерживался, чтобы не двинуть в лицо этому франту, вальяжно прохаживающемуся вокруг меня. Сейчас нужна информация, а личные счеты можно и потом свести.

– Выгодно… - протянул дручий. - Шагай себе к Дэйдрэ. Но шагай, без спешки, без драконов и прочей летающей твари…

– Но тогда мы опоздаем, - крикнул я. - Если разразится война, ничего уже нельзя будет исправить…

– Смирись, принц, - усмехнулся Лайнес, устремляя взгляд в небо. - Все равно ничего нельзя изменить. Война неизбежна и от тебя тут ничего не зависит. Иди за своей судьбой и ты найдешь судьбу для меня…

Я вздрогнул от могильного холода, которым повеяло от слов дручия. Лайнес помахал рукой и взлетел в заметно потемневшее небо. Я проводил его задумчивым взглядом до самых облаков, где тот благополучно растворился.

– Гром! - рыдая, выкрикнула Эжона. Я метнулся к друзьям. Эрлиниэль был совсем плох: голова откинута, зрачки расширены, на губах кровавая пена. Руки Эжоны прикрывали рану и были красными от крови.

– Я не могу его исцелить, - в истерике крикнула девушка. - Не могу, не получается! Что делать? Он умирает!

– Тише, тише, - я оттащил дракониху от мужа. Эрлиниэль опустился на землю, издав слабый стон. Эжона не сопротивлялась, она обхватила голову, размазывая по лицу кровь и грязь, все время повторяя:

– Он умирает, он умирает…

Ко мне неслышно подошел драмис и тронул за плечо:

– Фы, - с трудом произнес он, кривясь от боли.

– Чего? - я чувствовал, что существо подсказывает мне выход, но не понимал какой.

– Фы-ы-и, - очень старательно произнес драмис. И начал активно размахивать руками.

– Он умирает, умирает, - стонала девушка.

Я разозлился и с силой ударил Эжону по лицу:

– Так! Ты - прекрати истерику! - Развернулся к драмису, тот отпрянул: - Ты - хватит махать лапами, не дракон чай! А ты! - я наклонился к другу… и тут меня осенило: - Давай переворачивайся! Быстро, пока еще жизнь теплится!

По лицу Эрлиниэля прошла судорога, я видел, как он прилагает все мыслимые усилия чтобы выполнить мой приказ. Эльф затрясся и исчез.

Нет, конечно он не исчез, но поискать его махонького в траве ночью все-таки пришлось.

– Фыий, - облегченно произнес драмис, разглядывая фея, что без сознания лежал на моей ладони.

– Фый, фый, - истерически рассмеялся я, не обнаружив на теле у Эрлиниэля никаких следов повреждений. - А ведь ты прав, дружище! Эжона сломала крыло, но рука у неё не повреждена… и на чокнутом эльфе кажется тоже сработало! Дышит!

Я развернулся к Эжоне. Та сидела на траве и горько плакала, уткнувшись в колени.

– Эжона, сработало!

– Не могу, Гром, это магия мне не под силу… - Девушка разрыдалась еще сильнее, явно не понимая, что я говорю.

– Да жив он, смотри! - я схватил девушку за волосы, поднял голову и сунул под нос фея.

Несколько горьких капелек упали на Эрлиниэля. Тот пошевелился.

– Что это? - недоверчиво спросила дракониха, рассматривая фея. - Раны нет…

– А разве у тебя рука сломана? - я радостно чмокнул Эжону в кончик носа. Лицо девушки просветлело, но она еще боялась поверить.

– Что за?.. - простонал эльф на моей ладони.

Он открыл глаза и, охнув, схватился за пузико. Но, не найдя там дыры, поднял на нас недоверчивый взгляд:

– Все-таки исцелили?

– Не-а, - хихикнул я, вытряхивая Эрлиниэля на колени супруге. - Ты сам исцелился… точнее обманул смерть. Честно говоря, я не знаю, как это работает. Но работает! Поменяв ипостась, ты отсрочил конец, а может, и вообще, выздоровел.

– Я поняла, - Эжона подняла на меня заплаканные, но невероятно счастливые глаза. - Ты молодец! Это же так просто, мы пользуемся, даже не задумываясь…

– Это наш Аг все придумал! - я потянул скромнягу за тощую руку. - Вот кого благодарите, я бы не додумался.

– Спасибо, - в один голос произнесли супруги и рассмеялись.

Драмис пробубнил чего-то неразборчивое себе под нос и отвернулся.

– Однако Лейлы подозрительно долго нет, - я задумчиво осмотрел горизонт.

При этом имени эльф вздрогнул.

– Гром, - тихо произнесла Эжона. - Ты же не думаешь, что этот странный белый маг уничтожил их?

– Я не думаю, что он белый маг, - жестко усмехнулся я. - А вот предположение возможно. И поэтому нам нельзя терять ни мгновения. Аг, переворачивайся, летим к вельям!

– Полувеликаны ненавидят драконов, - в ужасе воскликнула Эжона. - И, увы, имеют на это право… А еще имеют весьма неприятные средства против нас.

– Я должен попытаться спасти хоть кого-нибудь, - упрямо ответил я. - Подлетим поближе, чтобы я мог почуять их… хотя бы одно - живы они или нет.

Драмис не стал терять времени. Он с легкостью окутался радужным сиянием - на фоне ночного неба зрелище было настолько нереально-красивым, что захватывало дух. И к нам склонилась оранжевая голова исполина, по которой еще пробегали тоненькие искорки.

Я привычно запихнул эльфа за пазуху и полез на дракона. Эжона, немного потоптавшись в растерянности, полезла следом:

– Интересно, Гром, а как ты собираешься их искать? Драмис же не знает, где деревня вельев… - Аг повернул свою огромную голову к нам и сощурился. - А, ну да. Конечно, знает. Просто я нервничаю, да и через долину великанов чего-то не очень хочется лететь.

– А я нервничаю, что мы практически топчемся на месте, - я удобно разместился на хребте дракона. Самое удивительное - шипы на ощупь оказались невероятно приятными и немного пружинили. - Вот опять летим назад. Лайнесу нужно, чтобы я как можно дольше провел время в пути, причем живой. И не сувался ни к Поднебесной цепи, ни в государство Дэйдрэ. Похоже, так все и будет, но все мое нутро сопротивляется этому. То ли чувствую что-то, то ли просто из упрямства…

Драмис снова посмотрел на нас и, убедившись, что мы устроились как следует, взметнулся ввысь. Именно взметнулся, иначе не скажешь. Таким резким стартом меня не баловал ни Магистр, ни даже его шустрая племянница. Уши мне заложил восторженный визг Эжоны. Полностью почувствовать восторг полета мне помешал Эрлиниэль. Эльф вцепился в меня всеми конечностями, выпустив в мое многострадальное тело весь арсенал ногтей.

– В чем дело? - я заглянул за пазуху. - Тебе вроде нравилось летать.

– Я был несколько больше, а скорость была несколько меньше, - проблеял зеленоватый принц. - Да и сидел на попе, а не цеплялся за волосатую грудь дроу!

– Где ты видишь волосатую грудь? - оскорбился я. - Не выдумывай!

– Мне лучше видно, - захихикал эльф. - А что не так-то? Знаешь, женщинам нравятся волосатые мужчины.

– Я не знаю, с какими женщинами ты общался, - фыркнул я, отмечая появление румянца на щеках фея, что было весьма кстати - не люблю, когда фей тошнит у меня за пазухой, - но, по-моему им не к нормальным мужчинам, а к троллям… ну на крайний случай - к гномам!

Рассмеявшись, осмелевший эльф высунул голову наружу и присвистнул:

– Такими темпами мы прибудем по назначению задолго до рассвета!

И правда - драмис летел невероятно быстро, и так же невероятно мягко. Кульбиты Эжоны на гораздо меньшей скорости казались просто чудовищным риском, со спины так и норовило смыть волной воздуха. На драмисе же скорость почти не ощущалась. Ветер небрежно трепал волосы, ощущение - словно стоишь на вершине горы, подставив лицо ночному ветру. И только по смазанным стрелам ночных звезд можно было догадываться о настоящей скорости. Загадочное существо, загадочная магия. Драконы говорят, драмисы ущербны. Я стал подозревать, что эти слухи распустили сами драконы, чтобы не выглядеть ущербными на фоне драмисов.

Внезапно засвистело в ушах. Эжона вновь издала восторженный визг и подняла руки вверх. Я увидел внизу стремительно приближающуюся темную поверхность.

"Снижаемся", - мысль пролетела как раз перед первым стуком лап драмиса о землю.

Скатившись вниз, я приготовился ко всему, ведь Агу приспичило приземлиться прямо посредине деревни вельев. Эжона спустилась следом и укрылась за моей спиной. Как же они все-таки боятся полувеликанов! Но только не драмис. Тот спокойно водил мордой над черными стенами. Ни единого огонька.

Аг наклонился к нам.

– Он не чует жизни, - пискнула Эжона моей спине.

– И что? Ваши хваленые полувеликаны всегда ходят мертвыми стаями и пожирают всех драконов, что встретят? - насмешливо спросил я.

Девушка неуверенно вышла из-за моей спины. Оглянувшись, она немного расслабилась.

– А! - в панике заорал высунувшийся было эльф, и снова нырнул за пазуху.

– Чего он? - я удивленно озирался, но заметив маленький огонек у самой земли, понимающе хмыкнул. - А вот и наши старые знакомые!

– Феи, - зачарованно прошептала Эжона. Она осторожно наклонилась к маленьким существам, сидящим на земле. Крылышки у них поникли, полочки валялись в беспорядке, а сами существа мерно раскачивались, устремив взгляд в никуда. - Эй! Привет!

– Можешь не стараться, - вздохнул я, выуживая эльфа. - Они нас не видят. Зато видят Эрлиниэля. Но и тут загвоздка - его не слышат. Но может хоть расскажут, что здесь произошло…

Эрлиниэль пытался сопротивляться, цеплялся за жилет, волосы. Но я был неумолим - надо же выяснить, до утра ждать я не мог, после встречи с Лайнесом в голове постоянно звучало: "лишь преемник… скоро изменится".

Эльф, оказавшись прижатым к земле рядом со светлячками, зажмурился и в испуге прижал к себе крылышки.

Сначала ничего не происходило, и я даже стал беспокоиться, что Эрлиниэль утратил свою способность, как самый крайний фей словно очнулся ото сна:

– Ой, ты кто? Смотрите, совсем как тот красавчик, что мы видели недавно! - и подлетел ближе. - Да это он и есть! Мы тебя искали…

Принц сжался в комочек и посмотрел на меня несчастным взглядом. Даже я проникся, но эксперимент не прекратил.

Фей щебетал, остальные постепенно отмирали и присоединялись к нему. В какой-то момент я увидел, что оставшиеся феи, которые не прореагировали на эльфа - даже не раскачиваются. Просто сидят с широко раскрытыми глазами. Потом до меня дошло второе отличие - они не светились! Наклонившись, я нечаянно задел крайнего и тот мгновенно рассыпался в прах.

Вздрогнув, я коснулся другого - та же история. Я сел на землю и стал наблюдать за живыми. Кажется, в прошлую нашу встречу они светились чуть ярче. Оглянувшись, чтобы поделиться наблюдениями, я увидел, что драмис вновь перевернулся. Я даже не заметил! Аг успокаивающе держал Эжону за руку. Та все время дергалась и оглядывалась.

Покачав головой, я прислушался к феям.

– Вот, а тебя так и не нашли, - огорченно кивал головой светлячок. Эльф немного расслабился - сегодня его никто не тискал, и вообще феи вели себя на удивление вяло. - Сначала ты, потом вильи… Все исчезают. И многие из нас…

– Они что, видят вильев? - удивился я. Эрлиниэль пожал плечами, видимо да.

Тут разговорчивый немного погас, присел на траву рядом с эльфом и рассыпался от дуновения ветерка. У принца отвалилась челюсть, а другие никак не прореагировали на смерть товарища - только обступили Эрлиниэля плотнее.

– Интересно, - пробормотал я. - Странно, но интересно. Это мир освобождает их? Они же вроде повинность несут. Но вильи - это порождение нашего мира, при чем тут они?

Эльф смотрел на меня с выражением гномихи, которая неожиданно снесла драконье яйцо.

Феи тускнели один за другим. Эжона упорно не подходила ближе, как я не призывал, чтобы поделиться сенсацией. Девушку била крупная дрожь, она покрылась крупными каплями пота, губы посинели. Я заподозрил, что тут дело совсем не в страхе. Ведь как-то вильи отгоняли драконов от себя? Может даже с их исчезновением магия все еще действует?

– Аг, отведи-ка её за деревню, - посоветовал я драмису. А вот тот как раз не испытывал подобных трудностей и выглядел как всегда - обнищавшим на ненужных опытах, темным магом-оборванцем.

Драмис серьезно кивнул и повел девушку в сторону. Эжона с трудом передвигалась, кажется, ей становилось все хуже. Я поглядел на фей. И тут меня пронзила мысль - а вдруг это не магия вильев, может тут кто-то другой постарался. Ведь "своих" заклинания полувеликанов не тронули бы. Я без слов сграбастал оставшихся светлячков и устремился вслед за драмисом. Драконоподобных я догнал уже за оградой - драмис и по земле передвигался с умопомрачительной скоростью.

Еле отдышавшись, я осторожно поставил за землю светящийся ком из фей. В стороны полетели сгустки пыли, видимо кто-то представился по дороге. Но те, кто выжил, выглядели гораздо лучше.

– Спасибо, - благодарно произнесла Эжона и счастливо вздохнула всей грудью, словно её только что вывели на свободу после десяти лет заточения в темнице.

Драмис осторожно усадил девушку на землю и подошел к нам.

Эрлиниэль поспешно выкапывался из кома крыльев, ног и палок. Он быстро отполз в мою сторону. Другие феи не были столь прытки, но и тлеть больше пока никто не желал. И даже сияние чуть усилилось.

– Сияние! - я радостно рассмеялся. Меч заворчал, что мол вспоминают раз в пятилетку, так и заржаветь не долго. - Ты мой хороший, - ответил я ему, вынимая из ножен.

Под недоуменными взглядами друзей, я простер клинок над феями и с пафосом произнес:

– Слушайте и повинуйтесь, дети мои!

Феи, как один, перестали барахтаться, и уставились на меня. Впервые в глазах малявок появилось нормальное выражение - пусть и навеянное магией древнего артефакта.

– Прекратите это безобразие, - я укоряющее покачал головой. - Никому не умирать, не гаснуть, быть в полном здравии и рассудке! Меня видеть, слышать, отвечать на вопросы. Все понятно?

Махонькие головки дружно кивнули.

– Ну, что у вас произошло? - я осторожно убирал Сияние. Меч гудел и вибрировал, недовольный краткой и мелкой работой.

– Не знаем, - пожал плечами зеленоватый. Он заметно выделялся из толпы тем, что когда другие трещали без умолку - молчал. А когда понадобились ответы - выдвинули именно его. - Мы искали странного новичка. Он был таким необычным, таким обнадеживающим, но пропал… А потом почуяли пустоту в деревне вельев. Мы не можем терпеть пустоту в мире - это причиняет нам боль. И пришли сюда, чтобы заполнить её жизнью. Но увидели, как вихри странной невероятно холодной магии уничтожают все вокруг. Вильи, последние из живых в этом мире, исчезали один за другим…

– Последние из живых? - поперхнулся я. - А эльфы, дроу, драконы, люди, наконец что, все мертвые?

– Не знаем, - зеленый пожал плечами. - Мы знаем великанов, вельев, тройлов…

– Троллей, - машинально поправил я.

– Тройлов, - упрямо возразил фей. - Но и они вымерли, как и великаны, как и…

– Погоди, погоди, - я помотал головой. - Я о таких и не слышал и не собираюсь забивать голову несуществующими мифами. Ты лучше скажи, не было в то время в деревне двух дроу, эльфийки?

– Двухдроу это как ты? - уточнило существо. - Или ты как эльфийки?

Эрлиниэль закашлялся, пытаясь подавить хохот. Даже Эжона улыбнулась, привстав из травы. Выглядела она гораздо лучше.

– В любом случае, мы никого больше не видели, - покачал головой зеленый. - А вы откуда появились? Из странного серебряного предмета?

– Ну да, - рассмеялся я, поглаживая потеплевший меч. - Откуда же еще? И нас много, гораздо больше, чем здесь!

– А, - меланхолично отозвалось создание. - Ну мы пойдем? Работы и так много…

Мы наблюдали, как печальные существа разбредаются в разные стороны, забыв о Эрлиниэле, чем вызвали у эльфа бесконечную радость.

– Кажется, ты дал им ум, - задумчиво пропела Эжона, полулежа на земле и подперев голову ладонью. Она смотрела вслед существам: - мне хочется надеяться, что это им на пользу. Хочется, но очень трудно…

– Я понимаю, - кивнул я. Я действительно её понял и оценил большой шаг к прощению, который только что пытался совершить представитель древней расы драконов.

– А я нет, - буркнул эльф, - и не собираюсь. Когда я думаю об этом, меня прошибает холодный пот!

– Не думай, счастье мое, - захихикал я. - От этого морщины появляются и не будут тебя больше мальчики любить!

– Ид-ом, - произнес за моей спиной хриплый голос. Я вздрогнул и резко провернулся в воздухе, приготовив эхар.

– Какой ты нервный, - неодобрительно покачала головой Эжона. - Учти, если прикончишь Ага, некому будет везти ваше высочество к Дэйдрэ!

За спиной и правда стоял драмис и настойчиво тянул меня за жилет:

– Ид-ом!

– Куда тебя понесла нелегкая? - удивился я. Следуя за драмисом, я запулил готовый эхар в ближайший колодец. Земля отозвалась ворчанием и дрожью, а я подумал, что Аг исчезал куда-то, пока мы общались с феями.

Эжона неохотно поднялась, прихватила все еще дующегося мужа и последовала за нами. Я бы тоже ни за что не остался один в этих местах.

Обойдя деревню со стороны озерца, мы вышли к лесу. Там, на окраине, но за забором, стояла одинокая избушка. В окне еле теплился мерцающий свет. Сердце мое забилось чаще. Может, это друзья? Спаслись, поселившись за пределами деревни… А может, засада. Ведь, Лайнес не стал бы принимать образ Лейлы без уверенности, что она намеревалась прийти на встречу с нами. А узнать об этом он мог только одним способом. Грудь сжало тисками страха. Страха не за свою жизнь, страха потерять то немногое, что теплилось в моей груди, когда я смотрел на золотистые локоны эльфийской принцессы…

Глава 10

Избушка была низенькой, по меркам вельев так вообще конурой, наполовину развалившейся. Создавалось ощущение, что полувеликаны держали здесь гостей деревни. И размеры были соответствующие, и располагалось жилье за пределами деревеньки.

Драмис довел меня до корявой покосившейся двери и отошел в сторону. Я нерешительно взялся за ручку. Та, словно почуяв мой страх отреагировала мгновенно - оказалась у меня в ладони с приличным клоком прогнившего дерева.

– Здоров ты, Гром, двери ломать, - с ухмылочкой пропищал эльф. - Что теперь? Будешь отрывать по кусочку?

– Долго, - покачал я головой, - лучше так!

И ударил дверь ногой, планируя, что та развалится сама. Дверь, оказавшись на удивление крепкой, не превратилась в труху. Она влетела внутрь, обдав все вокруг пылью. Когда грохот стих, я услышал короткий стон.

– Ты в кого-то попал, кажется, - прошептала испуганная Эжона, прислушиваясь к звукам внутри дома.

– Оставайтесь здесь, - приказал я. Уж если там засада, то подставлю свою голову, а друзья возможно успеют смыться. В этом я надеялся на драмиса, который умудрялся менять ипостась с невероятной скоростью и легкостью.

– Ну уж нет, - строго сдвинул брови фей, - твоя шкура сейчас похоже по тройной цене идет. Так что давайте пустим кого не жалко…

– Это кого же, - ревниво поглядела на него жена. Кажется, Эжона взяла серьезное шефство над нашей новой летающей лошадкой.

– Меня, - невинно ответил эльф и, даже не полюбовавшись на смену эмоций выразительного личика драконихи, залетел внутрь.

Мы старательно прислушивались. Я непроизвольно создавал на руке искорки будущих эхаров. Зародыши часто меняли цвет и сталкиваясь, обдавали все вокруг снопом черных брызг.

Эжона, в очередной раз зашипев на меня из-за легкого ожога, решительно прошла внутрь. Я рванулся следом. Драмис благоразумно остался снаружи.

Низенькая комнатка с заваленной противоположной стеной была освещена тусклыми всполохами деревенской лучины. Так вот откуда такой странный отсвет. Я никогда еще не видел, чтобы кто-то пользовался этим древним способом освещения. Посреди помещения завис немного мерцающий эльф с палочкой наготове и тщательно осматривал все углы.

– Пусто, - разочарованно сказала Эжона.

– Не совсем, - немного отстраненно ответил Эрлиниэль, отрицательно покачав головой.

Эльфийский принц сознательно пытался применить дарованную ему чужую магию, и это ему потихоньку удавалось.

– Под дверью, - указал он на кучу обломков в углу.

Я метнулся туда и поспешно разгреб остатки гнилого дерева.

– Херон! - удивленно воскликнул я, ощупывая вьющуюся шерсть на вытянутом теле тощего волка.

– Кто? - удивленно переспросила Эжона, осторожно вытягивая шею из-за моего плеча. Подходить к хищнику, пусть и беспомощному, ей явно не хотелось. Я усмехнулся: будь она в ипостаси дракона, то иначе смотрела бы на оборотня… увы, но и так привлекательным он ей показался бы только из гастрономического интереса.

– Ты его знаешь? - деловито спросил подлетевший эльф.

– Да, это наш старый знакомый, оборотень. Не могу ощутить признаки жизни…

– Еще бы, - жестко усмехнулся Эрлиниэль. - Если он еще и был жив, то ты его добил своей манерой заходить в гости.

Тут зверь пошевелился и по-человечески застонал.

– Жив, - обрадовался я.

– Пока, - не сдавался эльф.

– А ты не вредничай, а попробуй помочь, - обозлился я на поведение светлого.

– Чем? - фей покрутил у виска. - Он не растение!

– А ну да, - опомнился я. - У тебя же магия узкопрофильная.

– Я могу попытаться, - тихо и очень неохотно предложила Эжона.

Она тяжело вздохнула, словно сама не верила что могла пойти на такое, и отодвинула меня в сторону.

– Драконы недолюбливают оборотней? - удивленно посмотрел я на эльфа. Странно, за дядюшкой я такого не наблюдал.

– Их все недолюбливают, - отмахнулся Эрлиниэль, увлекшись манипуляциями жены над зверем.

Девушка запустила пальцы в пушистую шерсть Херона, чему-то вдруг улыбнулась. Это было настолько же неожиданно, как увидеть веселый солнечный лучик во время мутного осеннего ливня. Она тщательно обследовала живот, лапы, шею…

– Вот! - довольная Эжона дернула рукой. Херон содрогнулся всем телом и открыл глаза. Зрачки его были расширены настолько, что в полутьме создавалось впечатление пустых глазниц. Передернув плечами, я воззрился на ладонь Эжоны, которую та выставила с гордостью бродячего фокусника.

На узкой ладошке в замысловатых вензелях крови слабо поблескивал металлический предмет.

– Что это? - я прикоснулся к железке и тут на меня нахлынул поток чужих образов.

Странные человекообразные существа медленно отступали от огромного серебряного шара. Но тот планомерно настигал каждого, заглатывая внутрь. По поверхности шара мерно проходили волны, как по туловищу удава, который поедал кроликов один за другим.

Стремительный бег и новый образ. Двое дроу спиной к спине оборонялись от серебристых шаров, меньших по размеру. Летели черные эхары, с треском лопались защитные щиты. Один повернулся и что-то закричал… Волдрей! Значит та, что отбивалась от новой волны чудовищных пузырей - Динзи.

Кружение… белоснежно-белый эхар разбился о серебряный шар, окутав тот сиянием. Шар съежился и опал на землю бесконечным множеством мельчайших точек. За шаром обозначилась крайне-испуганная волчья морда. Оборотень вздрогнул, как от окрика и рванул навстречу.

Рука с нежной светлой кожей сорвала с груди предмет и, отбросив в сторону меч, погладила зверя по голове. В глазах Херона отразилась бездонная тоска. Он кивнул. Левя рука взметнулась и всадила в шею оборотня тот железный предмет, который вытащила Эжона. Мир содрогнулся, стал виден словно через пелену. Поворот, лица дроу. Они близко. Бегут. Вокруг сплошное серебряное мерцание и волны. Заглоченные вильи тают на глазах, превращаясь в пыль. Вспышка…

Звон упавшего железа и слабый вскрик. Я обнаружил себя лежачим на полу рядом с телом подрагивающего лапами волка. Надо мной наклонилась Эжона, активно махал крыльями Эрлиниэль. На лицах - безмерное любопытство. Я посмотрел на пустую руку, измазанную кровью Херона.

– Лайнес забрал их, - хрипло ответил я на невысказанный вопрос. - Вильев развоплотил. То, что сейчас в деревне - лишь тень той магии, что бушевала здесь. Херон остался благодаря магии Лейлы. Это, - я нащупал на грязном полу остроугольный медальон, - вроде письма… записки.

– То есть они живы, - кивнула Эжона. - Это хорошо.

– Чего хорошего? - огрызнулся я. - Мы понятия не имеем где они, и будут ли живы в дальнейшем. Лайнес не будет держать их, если они ему станут не нужны!

– А вот это хороший вопрос, - вмешался эльф. - А зачем, собственно, они ему нужны?

Я молчал под их пристальными взглядами. А что мне говорить? Что я понятия не имею, чего этот хлыщ добивается? Мне и самому интересно, какого броуна ему понадобилось от меня, моих друзей, почему он подрядился меня убить, а сам даже и не думает этого делать… пока. Почему Лайнес хочет, чтобы мы шли к Дэйдрэ и не пускает нас туда быстро? И главное: почему он сказал тогда, что я еще не Повелитель, но буду им вскоре.

Эжона отвела взгляд первая и перенесла свое целительное внимание на оборотня. Фей же не отступал:

– Гром, я понимаю, что ты в растерянности. Но причины всегда есть, и мы их знаем, стоит только копнуть поглубже в той куче информации, что сидит в каждом из нас.

– Не знаю! - вспылил я. - Он хотел Сияние и Око власти. Но клинок достался мне, а украшение - Дэйдрэ. Он пас нас до самых эльфов и спокойно заявился во дворец, где весьма по-дружески пообщался с Повелителями темных и светлых эльфов и отправился восвояси. С тех пор я даже никогда не слышал о нем, а тут - здрасьте, вот он я, ваш верный репей!..

Херон пошевелился и попытался встать.

– Тише, тише, - мягко остановила его девушка. - Еще рано…

– А что с ним было, эжона? - переключился я на оборотня.

– Он словно бы умер, - Эжона была растеряна, она даже не замечала, что ласково поглаживала ужасного оборотня. - Но иногда сердце выдавало один стук, а гортань - один стон. Стоило вынуть это, - она с омерзением покосилась на мою все еще разжатую ладонь, - и сразу восстановились все функции. Но чтобы привести работу органов на рабочий режим, требуется немного времени. Мне даже не пришлось задействовать целительную энергию.

Я покосился на медальон. Острая вещица, словно обломок острия меча, была украшена витиеватыми письменами светлых, веревка с узлом была немного обрезана.

– Магия Света, - прокомментировал я, - словно он дарит смерть на время, чтобы обмануть тех, кто хочет забрать жизнь насовсем. А чтобы его не посчитали мертвым свои - изредка дает знак. Лейла спасла его, чтобы мы знали, что случилось. И что это сделала она. Но что дальше?

– Может, было еще послание? - предположила заинтересовавшаяся Эжона. - Допустим, Херону было дано устное указание. Где их искать, например…

– Не думаю, что Лейла даже предполагала, где их можно будет искать, - криво усмехнулся я, вспоминая видение.

Мне очень не хотелось пересказывать увиденное, особенно Эжоне, но я понимал, что вопроса мне не удастся избежать.

– Так что же… - начала девушка, но Херон вдруг засипел и вытянулся еще больше. Эжона обеспокоено метнулась к нему, падая на колени.

Но хитрый оборотень и не думал умирать, он пошипел что-то себе под нос, и мне друг стало больно смотреть на него в упор. Моргнув, я увидел перед собой уже мальчика Херона, которого сплавил Дэйдрэ страж северных ворот.

Херон открыл глаза и посмотрел на Эжону. Лицо его приняло восхищенное выражение, и парень тихо прошептал:

– Фея! Видимо, я уже умер…

Дракониха смущенно зарделась, явно польщенная, но Эрлиниэль, сердито помахивая крылышками, подлетел к мальчишке:

– Ошибочка! Фея сегодня я! И ты к великому сожалению не умер… но знай, что это не так сложно исправить.

Херон расширившимися от ужаса глазами смотрел на маленькое сердитое существо.

– Ф-фей не существует, - заикаясь пробормотал он. - А это не фейрия, т-так что… похоже, я действительно откинул копыта.

От хохота я завалился на спину и треснулся головой о завал у стены.

– Ой, Херон, я тебя уверяю - другие феи понравились бы тебе еще меньше, - потирая ушибленное место, процедил я. - Кстати, если учесть твою теорию о том, что фей видят только мертвые, то мы ту все давно уже… - Я ехидно покосился на вытянутое лицо оборотня, вспоминая его проблемы с магией. - Откинули копыта!

– Гром?! - Похоже, что Херон только узнал меня или осознал, что это я, а не глюк какой потусторонний.

Тут в домик, нагнувшись, влез Аг. Видимо, надоело ждать снаружи, когда у нас так весело.

– Это кто? - настороженно, по-волчьи, принюхался Херон.

– Да собрат твой, - усмехнулся я.

– Это как? - настороженности в Хероне удвоилось.

– Это с легкой руки Грома, - захихикал Эрлиниэль, расслабившись. На его ненаглядную больше никто не покушался, можно и поехидничать.

– Ну да, - я пожал плечами. Чего толку отрицать, увы, есть свидетели. - Ты стараешься из человека превращаться в волка, а он старается из дракона превратиться в человека.

– Д-дракона? - в панике заерзал Херон, выглядывая пути отступления.

– А что такое, - удивился я. - Магистра помнишь? Вы с ним вроде нормально ладили…

– Ага, - Херон старательно отводил глаза. - Когда тот не поил всякой гадостью из своего любимого котелка.

– Было дело, - хохотнул я, подмигивая не понимающей сути Эжоне. - Я тебе потом расскажу страшные тайны твоего дяди.

– Дяди, - опять подпрыгнул нервный оборотень. - Так значит эта прелестная девушка…

– Дракон! - завывающим голосом ответил крайне довольный Эрлиниэль, зависая над головой бедолаги. - Чистокровный магический дракон!

– Но котелка у неё нет, - я успокаивающе похлопал по плечу совсем сникшего парня. Надо бы узнать, чего там у него с драконами приключилось за период, что я его не видел.

– Хрон, да? - осторожно уточнила Эжона, легко касаясь оборотня.

Тот вздрогнул и поправил:

– Херон.

– А я Эжона, - мягко улыбнулась девушка. От такой улыбки любитель женщин слегка оттаял… я бы тоже оттаял, если бы мне так улыбнулись. Эльф беспокойно заметался по комнате, но сцену ревности устраивать не стал. Он понял, что хотела спросить его жена.

– Лейла просила что-нибудь нам передать? - так же осторожно поинтересовалась девушка.

Херон моргнул, потом сморщился, как от резкой боли. Я понял - воспоминания были весьма неприятны, судя по тому отблеску, что увидел я. Парень сжал голову в ладонях, словно пытаясь вспомнить.

– Нет, - он устало отпустил руки, ссутулившись. Кажется, он стал еще худее, хотя я раньше думал, что это невозможно. Сейчас оборотень напоминал скелет, обтянутый серой кожей. Я вспомнил, что он попал к вильям полуживой и те выходили мальца. Но как могут полувеликаны, питающиеся исключительно зеленью, откормить мясоеда? Совсем отощал на травке-то.

– Может, еще вспомнишь, - утешительно произнес я. - Сейчас у тебя шок, но она произнесла несколько слов. Может, они спасут им жизнь… или нам.

Херон растерянно моргнул. Я взглядом предупредил его, что не надо высказывать вопрос, готовый сорваться с его губ. Он понял, что я что-то видел, знаю и этого достаточно.

– Етим, - старательно выговорило существо и мотнуло головой к двери.

Да, Аг прав, здесь больше делать нечего, а в путь отправиться мы должны были еще вчера.

– Летим! - я пружинисто поднялся и потянулся. С усмешкой посмотрел на скрючившегося в три погибели Ага. Вот, есть и преимущества у невысокого роста!

– Куда летим? - подорвался за мной Херон.

– К Дэйдрэ, - коротко ответил я, повесив медальон на шею и направляясь к выходу. На улице Аг с ощутимым наслаждением распрямился и в три прыжка оказался от нас довольно далеко. Я восхищенно присвистнул: совсем как дроу! Этот парень начинал мне нравиться - краткий, исполнительный, неприхотливый, умный и кажется действительно быстро обучается, звуков в речи драмиса становилось все больше. Глядишь, через пару дней будем свободно общаться без переводческих услуг Эжоны.

Вслед за мной, покачиваясь, вышел Херон, заботливо поддерживаемый драконихой. Эрлиниэль вылетел последним, делая вид, что его ничего не интересует и вообще - все есть прах.

Аг принял свою яркую ипостась. У Херона открылся рот, и широко распахнулись глаза. Я, не без некоторой бравады, одним прыжком залетел на спину ящера и сделал пригласительный жест. Херон с опаской потрогал крыло драмиса. Эжона, не теряя времени, бодро карабкалась на собрата. Аг терпеливо дождался пока все усядутся и повернул ко мне морду. В глазах я прочитал вопрос. Ну да, конечно, маршрут.

– На север, - махнул я рукой и, дождавшись когда эльф привычно скользнет мне за пазуху, устроился поудобнее на хребте ящера. Честно говоря, я планировал немного вздремнуть в полете, так как жизнь меня не особо баловала минутами отдыха. К тому же еще не факт, что потом удастся, да и комфортная магическая завеса драмиса давала шанс не свергнуться в бездну во сне.

Укачивающая мягкость полета, размытые линии звезд, мирное посапывание у меня за пазухой - все создавало атмосферу спокойствия и безопасности. Я понимал, что это иллюзорно, но готов был поверить. Нежная темнота приняла меня, как ласковая хозяйка загулявшего кота: приютила, омыла душу от волнений и тревог, усыпила…

– Повелитель, мы нашли девушку в лесу. Она утверждает, что вырвалась из плена. Эльфийка, - по-военному отрапортовал молодой эльф.

Я помотал головой - видение не прошло. Какой любопытный сон, мне еще никогда до этого не снились эльфы… ну если только… Ну мне никогда до этого не снилось их больше одной… одного!

Я повернул голову. Как всегда, во сне, это движение далось с трудом. Даже появилось ощущение кружения. Напротив молодого бойца, на небольшом и явно неудобном троне восседал Цвейго. Я удивился еще больше. Повелитель светлых! Или это у меня угрызения совести вдруг проснулись? Мол, что я скажу папаше, не уберег девочку… Хотя, девочка сама помчалась сломя голову навстречу неприятностям.

– Давай сюда, Прегио, - устало ответил Повелитель.

Молодой исчез. А я пригляделся к светлому. То, что он меня не видел и вообще не реагировал, добавляло мне уверенности, что это просто сон. Поскольку эльфы такого уровня могут легко почуять вторжение.

Цвейго выглядел не лучшим образом. Он осунулся, глаза беспокойно бегали, расшитый золотом плащ придавал лицу еще более болезненный вид. В руках он держал портрет. Я попробовал приблизиться и медленно поплыл к Повелителю, словно был туманным облаком.

Заглянув за плечо Цвейго, я удивился. Вместо того, чтобы рассматривать портрет жены, дочери или хоть какой-нибудь дамы, светлый уставился на четырех молодых людей. Среди них был один светлый, один дроу, необыкновенно красивая светлокожая девушка с черными глазами и оранжевыми волосами и… Лайнес! То, что этот молодой невероятно красивый дручий - Лайнес, я понял сразу. Да, он сильно изменился внешне. Оказывается, у него не всегда были белые волосы… Но холодный, насмешливый, внимательный взгляд остался прежним. Художнику очень хорошо удалось передать это вечное выражение интереса к бабочке, которую только что пришпилили аметистовой иглой к золотой доске с другими, уже мертвыми, насекомыми.

Не знаю почему, но я почувствовал страх. Раньше Лайнес был просто опасным психом, которому приспичило иметь Сияние, око власти… саму власть. Она ускользнула из рук, и он как-то особо и не расстроился. Сейчас я почувствовал, что это была лишь прелюдия к игре. А игра начинается здесь, в эпицентре событий, на трех рукавах речушки вблизи родной деревни Херона. И я не сплю, просто часть моего сознания каким-то непостижимым образом попала сюда. Или это очередная иллюзия Лайнеса?

Цвейго, нежно поглаживающий девушку на картине, вздрогнул и прикрыл портрет подолом золотого плаща.

Через пару мгновений в палатку вошла девушка. Нет, это все-таки сон! Это же Нарвэ…

– Повелитель, - девушки низко склонила голову. Черные волосы скользнули по худеньким плечикам. Нарвэ была в длинном полупрозрачном платье цвета утреннего неба. Она всегда знала, что может выгодно подчеркнуть её красоту. Мне никогда не нравились долговязые излишне тонкие девицы, но я в очередной раз восхитился её величественным поворотом головы, изящным движениям, спокойному взгляду холодных глаз. И тут же испытал неприятное давление чувство вины - я её не спас, не смог…

– Нарвэ? - Повелитель вскочил на ноги. Портрет соскользнул с колен и полетел прямо под ноги девушке. Цвейго дернулся было следом, но сдержался, с трудом восстановив на лице бесстрастное выражение.

Нарвэ склонилась за портретом. По лицу девушки пролетела саркастичная усмешка - она явно знала, кто был изображен на портрете. Но когда нарвэ выпрямилась и протянула портрет Повелителю, на лице её не было написано никаких эмоций. Я удивился.

– Повелитель, я понимаю вашу реакцию, но позвольте мне объяснить, - ровным голосом начала Нарвэ.

Цвейго помедлил, потом положил портрет на стоящий рядом стол рисунком вниз, присел на краешек трона и серьезно кивнул.

По лицу эльфийки промелькнуло недовольное выражение - ей присесть не предложили. Но быстро справившись с эмоциями, Нарвэ продолжила с тем же ледяным спокойствием:

– Оказывая знаки внимания преемнику, я не заметила, как подпала под влияние неизвестной мне магии. Я не могла позвать на помощь, не могла справиться сама. Я все понимала, что делаю, но перечить принцу было выше моих сил. Он мог толкнуть меня на любое преступление. Моя воля была полностью подавлена.

Сказать, что я был поражен, значило сейчас просто промолчать. Если бы я был не облачком, и у меня была бы челюсть, я бы уже ползал по полу в её безуспешных поисках. Чего она несет? Ничего я с ней не делал… хотя и хотелось порой.

А вот Цвейго явно не разделял моего мнения. Он как-то расслабился, сел поглубже и показал Нарвэ на стул, приглашая присесть. Девушка повернулась, чтобы взять стул, и я увидел торжествующую улыбку. Вернув на лицо жертвенное выражение, Нарвэ уселась на стул и продолжила:

– Он приказал мне стоять у окна дворца в дорожном костюме и с оружием и ждать, когда он меня позовет. Потом вы знаете, что было. Я сопротивлялась из последних сил. Принц не приказывал мне вас уничтожить, только остановить, и это самое большое благо… потому что я… просто не пережила бы…

Нарвэ разрыдалась, уткнувшись в ладошки.

Я почувствовал, как у меня подкосились колени. То, что коленей не было, меня ничуть не смущало. В отличие от того бреда, что несла эта чокнутая!

На лице Цвейго появилось сочувствие, но вывода он еще не сделал. Я подумал, что парню уже не первое столетие порой приходится наблюдать подобный цирк. Попробуй отличи правду от вымысла - эльфы невероятно-талантливые актеры!

Нарвэ немного успокоилась и, всхлипывая, продолжила:

– Я вывела его по тайным тропам. Преемник приказал вести его кратчайшим путем в Вестрантерн. Мне пришлось… - Девушка громко сглотнула и, решившись, выпалила: - Мне пришлось телепортироваться с ним прямо во дворец Повелителя горных дроу. Да, - она кивнула на невысказанный вопрос Цвейго, - по пути послов. Там он…

Нарвэ мелко задрожала, побледнев:

– Там он встретил Дарва, - выдохнула Нарвэ.

Я вздрогнул. Истинное имя отца я слышал третий раз в жизни. А слышать его из уст эльфа было как-то неправильно.

– Он… убил своего отца! Убил его одним ударом! - Нарвэ затрясло в истерике, она вскочила и упала на колени, закрывая лицо.

Но Цвейго и не думал успокаивать девушку. На лице Повелителя светлых отразился такой ужас, что у меня по всему несуществующему телу прошел озноб. Он встал, лицо эльфа исказилось, в глазах проносились ураганы эмоций, которые он так старательно, век за веком. Учился скрывать от подчиненных.

Но его буря была ничем по сравнению с моей. Я чувствовал, словно оглох, ослеп и умер, оставаясь жить, видеть и слышать. Разум отказывался вообще что-либо воспринимать. Я остро чувствовал, что это не сон. Я действительно каким-то образом проник сюда и слышу то, что происходит здесь и сейчас.

Может, я просто умер, а мое занятое сумасшедшими духами тело метается по замку моего детства, круша все вокруг и убивая всех тех, кого я любил?

И память начала услужливо мне подсовывать подтверждения этой гипотезы: мол, и фей-то я вижу. А их ведь по всеобщему мнению не существует! И эльфов в фей превращаю, а драмисов в людей… Уничтожаю каких-то иномирных существ и соблазняю чужих жен… нет, это как раз нормально. Поцелуй был как настоящий. Да, но как я оказался здесь? Это невозможно. Охранная магия эльфов давно бы меня засекла или сам Цвейго бы почуял. Что он сильный маг - я даже не сомневаюсь. Значит я умудрился "отбросить копыта", как говорит Херон, и летаю по миру бестелым призраком. Когда только успел? Может, это кокон Цвейго такие глюки насылает? Или иномирные лохмотья постарались? Или это Нарвэ выжила тогда, а мы представились, несмотря на мою сферу… а может и благодаря ей?

Но тогда почему Нарвэ несет такую чушь? Ведь я её не завораживал до случая похищения Сияния! Или это кто-то другой её заворожил? Я чувствовал, что начинаю злиться, потому что тогда я знал, кто!

– Дарв мертв? - отсутствующим голосом уточнил Цвейго.

Нарвэ кивнула, не поднимая головы.

– Тогда он знает, кто он, - мрачно подытожил Повелитель.

Тут я заметил быстрый скользящий взгляд Нарвэ сквозь пальцы.

Нет, тут что-то нечисто. Завороженные так себя не ведут.

И тут меня пронзила мысль: отец мертв?! Лайнес говорил, что скоро все изменится. Нет, не верю, Повелитель никогда бы не дал себя убить…

– Прибежало много дроу, - тихо сказала Нарвэ, обняв себя за плечи так, словно ей холодно. - Они были недовольны, они бунтовали против Грома… Я убежала. Коридоры были пусты. Мне удалось выбраться, сама не знаю - как. Я была как во сне.

Грома. Я усмехнулся. Девушка впервые назвала меня по имени. Да она же лжет, Цвейго! Все придумала, не верь ей!

Но Повелитель кивнул и стремительно вышел из палатки. Нарвэ медленно поднялась с колен, поправила волосы, вытерла с лица следы слез и взяла в руки портрет, что разглядывал Цвейго.

Глаза девушки полыхнули ледяным огнем, красивый рот перекосила жестокая усмешка:

– А теперь следующий!

Она положила картину на стол, достала кинжал и с силой воткнула его. Резко развернувшись, так, что прозрачное платье обнажило стройные бедра, Нарвэ выбежала.

Я усилием воли подплыл к столу.

О, нет!

Острие кинжала пропороло ткань картины в районе груди юного дроу. Отец! Это портрет молодых улыбающихся друзей: Лайнеса, Цвейго, Дарва… Кто эта девушка, я даже предположить не мог.

Я хотел выплать из палатки, чтобы последовать за Нарвэ, чтобы попытаться остановить её, но почувствовал, как слабею, таю…

– Да проснись же, Гром! Проклятье! Проснись! - кричала Эжона, тряся меня так, что челюсти стучали друг о друга. Кажется, я по чистой случайности до сих пор не сумел откусить себе язык.

– Чего ты? - прохрипел я, пытаясь освободиться их цепких рук истеричной девушки. - Убить меня хочешь?

– Да мы сейчас все тут погибнем! Да оглянись же вокруг!

Я послушно огляделся. Как прежде, мы летим, скорость та же, только звезд не видно. Справа в глаза било яркими лучами бодрое утреннее солнышко. Под нами слились в один желто-зеленый ковер поля и леса. Позади меня покачивался с закрытыми глазами бледный Херон, за пазухой мертвецким сном дрых Эрлиниэль. Надо же, удивился я, при такой тряске даже храпеть не перестал!

– Ну и что? - я усмехнулся, повернувшись к драконихе. - Скажи еще, что сон дурной. С моим все равно не сравнится…

– Какие сны, - Эжона жестко подняла мое лицо вверх. - Смотри!

Я послушно посмотрел, да так и застыл с открытым ртом.

Над нами, на высоте примерно в два роста вилья, с такой же скоростью, летели три дракона. Они были ледово-белыми, с черно-синими хребтами и глазами.

Глаза я рассмотрел весьма четко, ибо они этих самых глаз с нас вообще не сводили.

– Аг! - нервно позвал я.

– Бесполезно, - Эжона истерически расхохоталась, - он не слышит!

– А как же ваша хваленая связь? - кажется, я начинал поддаваться панике.

– Визуальная связь тоже нужна! - закричала на меня девушка.

– Что за шум, а драки нет, - забубнил эльф, протирая глаза и выбираясь на свет. - О! Уже утро. Надеюсь, вы не делали сейчас то, что я думаю, воспользовавшись моей слабость? А?

– Посмотри наверх, - буркнул я, - и ты сразу захочешь, что бы мы лучше эти занимались!

– Небо что ль на землю рушится? - едко усмехнулся эльф, всматриваясь в наши лица.

– Да почти, - я убрал голову, давая фею в полной мере насладиться видом снизу.

– Свет! Ненавижу, когда он прав! - Эрлиниэль дернул меня за зеленый локон и перелетел на плечо к жене. - Чего делать будем? Дорогая, ты их знаешь?

– А ты знаешь в лицо всех эльфов? - саркастично отозвалась "дорогая".

– Понятно, - спокойно ответил эльф. - Ну чего паника? Пока ведь не нападают?

– Милый, - нежно протянула Эжона. - Когда нападут, паниковать будет некому!

Фей замолчал и глубоко о чем-то задумался.

– Надо предупредить Ага, - решил я.

– Ты куда? - испуганно остановила меня Эжона.

– Не бойся, - улыбнулся я девушке. - Я уже проделывал этот трюк с твоим дядей. Только не будите Херона, он и так драконов почему-то стал бояться, а тут… Кто знает, чего вытворит.

Я глубоко вздохнул и полез драмису на шею, намереваясь добраться до головы. Через какое-то время я был пренеприятно удивлен невесть откуда взявшимся ветром и диким свистом в ушах. Кажется, я ошибся - драмис не был полностью окружен защитным полем, а просто старательно оберегал нас, его пассажиров, от неприятностей скоростного путешествия. А теперь я оказался беззащитен перед опасностью быть сметенным первым же порывом ветра или легким движением головы драмиса. Сглотнув, я подумал, что если верить моему сну - я или псих, рубящий всех направо и налево, или уже давно труп, так что переживать особо нечего.

Как ни странно, эта бредовая мысль придала мне сил, и я пополз, применяя все навыки дроу, по шее ящера.

Ближе к голове чешуйки хребта становились все мягче, чем я был безмерно благодарен драмису. Ибо от сильного ветра в лицо уже ничего не видел, глаза застилали слезы. Руки вспотели от напряжения, и я бы давно соскользнул, но цепляться за мягкие податливые чешуйки было удобнее. Хребет становился все ниже, я рассчитывал вскоре добраться до ушных чешуек, хотя с трудом представлял, где они находятся у данного ящера.

Аг почуял что-то и повернул голову. Видимо, цепляясь за чешуйки, я доставлял ему примерно такое же удовольствие, как блоха собаке. То есть он намеревался почесаться, но вовремя увидел меня. Я облегченно выдохнул, сквозь слезы разглядев удаляющуюся лапу драмиса. Потом меня аккуратно взяли в зубы за многострадальный жилет и возвратили на спину. Да еще с прижимом: мол, сиди и не лазь, где не положено!

Пока я корчился от боли в том месте, которым пришлось сесть с размаху на хребет, Эжона поймала взгляд драмиса.

Аг посмотрел наверх.

Ледяные драконы, увидев, что их наконец заметили, пошли на снижение.

Осознав это, я забыл о таком пустяке, как физическая боль…

Глава 11

Два ледяных заняли места по бокам Ага, а третий надвигался на нас, словно намереваясь раздавить нас, сбить вниз. Я интуитивно прижался к хребту, ожидая удара, но ледяной неожиданно пропал.

Моргнув от неожиданности, я старательно завертел головой. Тихий вздох восхищения и ужаса раздался рядом. Только Эжона могла выдавать такие звуки. Проследив за её взглядом, я едва различил на месте ледяного нечеткое облачко, в котором кружились радужные вихри. Через мгновение из облачка сформировалась фигура, и на спину Ага изящно спрыгнул молодой человек в белоснежных развевающихся одеждах.

Он сделал шаг ко мне, а я не мог оторвать взгляда от его глаз, которые ежесекундно меняли цвет и были похожи на то облачко, которым он только что был. Это завораживало, но заставляло легкому морозцу ужаса шевелить волосы на затылке. С моих пальцев посыпались черные искры на спину Ага. Драмис мелко задрожал, и мы потеряли равновесие, посыпавшись на задницы, словно спелые сливы при землетрясении. И только радужный гость остался непоколебим в своей холодности, он даже не замедлил шага!

Спохватившись, я остановил подсознательное формирование эхара, и мысленно извинился перед бедолагой Агом. Дрожь прекратилась, и я снова поднялся, чтобы как раз встретиться взглядом с изменчивым взором пришельца.

Полупрозрачная кожа не скрывала голубоватого свечения множества вен. Молочные губы были тонкими, словно плотно сжатыми. Тонкий изящный длинный нос разделял лицо с невероятной точностью. Вообще лицо незнакомца казалось выточенным изо льда уникальным мастером. И жизни в нем было столько же… кроме глаз. Глаза ледяного казались тем единственным местом, где теплилась жизнь. Странная, непостижимая, бесконечно разная жизнь.

Завороженный игрой красок в радужной оболочке глаз незнакомца, я пропустил момент, когда он возложил кисти рук мне на грудь, аккуратно раздвинув жилет.

Непонимающе поглядев на голубоватые полупрозрачные руки, я снова перевел взгляд на лицо ледяного. Тот не сводил с меня взгляда. Я почуял, как в левом боку бьется в молчаливой истерике эльф.

– Что вам нужно? - перешел я к переговорам, слегка прижимая Эрлиниэля к ребрам, чтобы тот своим шебуршанием не отвлекал меня.

Мужчина не ответил, продолжая буравить меня взглядом и прижимать холодные руки к моей груди. Мне стало очень неуютно. Я ничего не понимал и не чувствовал ничего особенного. Угрозы от незнакомца не исходило… во всяком случае прямой. Он не дрался, не проявлял признаков жизни, просто стоял рядом, словно прилепился.

Эльф решился высунуть кончик носа. Оценив обстановку, он перелетел мне на плечо.

– Вот, теперь поймешь мои чувства в тот момент, когда бросил меня на растерзание к феям! - Эрлиниэль задорно болтал ногами. - И вообще тебе по заслугам!

– За что это? - возмутился я.

– В следующий раз, когда полезешь обниматься с драконом, спросишь меня, а хочу ли я с тобой! - фей нагло потянул меня за нос.

В это время незнакомец резко отнял руки от моей груди. Эрлиниэль испуганно нырнул мне под мышку. Я замер в ожидании, на всякий случай развернув ладони к мужчине и приготовившись мгновенно выпустить эхар.

Ледяной моргнул. Кажется это был первый раз за все время, что мы его видели. Во взгляде его появилось разочарование. Он медленно развернулся вокруг своей оси, внимательно разглядывая каждого из нас. Под его радужным взглядом эльф стрелой вылетел из-под мышки и безжизненно завис в воздухе на уровне глаз ледяного. Эжона метнулась было к мужу, но застыла и съежилась, как только на неё упал взгляд ледяного.

Потом незнакомец замер, заметив спящего Херона. Не успел я восхититься выдержке и богатырскому сну оборотня, как тот резко открыл глаза. Увидев ледяного, он смертельно побледнел. На лбу выступили крупные капли пота.

Незнакомец некоторое время изучал его. Потом развернулся к собрату, что летел слева, тот мгновенно свернул в сторону. То же самое произошло с другой стороны драмиса. Наш конвой отпал, но я не знал - что несут с собой эти перемены, и не расслаблял кисть.

Ледяной внезапно пролился водопадом разноцветных брызг на спину драмиса. Аг вздрогнул и замахал крыльями еще активнее, хоть мне казалось, что дальше уже некуда. Цветные струйки находили себе дорожки среди чешуек и растворялись в воздухе миллионом радужных брызг.

– Что это было? - чужим, деревянным голосом спросил Херон, нарушая тягостное молчание.

Эжона вздрогнула и, словно очнувшись ото сна, подбежала к мужу, бережно взяла его в руки, привела в чувство.

– Странно все это, - я зябко повел плечами. Изо рта порхнуло белесое облачко, словно внутри у меня внезапно оказался кусок льда.

Испуганно схватившись за живот, я почуял тепло тела и немного расслабился. Потом набрался смелости и выдохнул - морозного облачка больше не наблюдалось.

– Какой странный юноша, - с облегчением продолжил я рассуждать. - Чего ему надо-то было?

– Какой юноша? - в один голос спросили Эрлиниэль, Эжона и Херон.

– Как какой? - опешил я, - Которому ты, Эрл, меня сватал, аки к феям.

– Ну-ну, - фей выразительно покрутил пальцем у виска. - Ты, Гром, видимо от холода свихнулся. Ни к кому я тебя не сватал, хотя хорошая идея, спасибо…

– Эжона, - как к соломинке у берега, я метнулся к девушке. - Те ледяные драконы… радужное облачко…

– Какие драконы, Гром? - обеспокоено переспросила Эжона. Взгляд её заметался по сторонам.

– Ребят, хватит придуриваться! - взмолился я. - Я и так себя нормальным не чувствовал с тех пор… как связался с вами!

– Вот именно, Гром, - Эрлиниэль успокаивающе погладил жену по ушку и сердито на меня глянул: - Хватит! Никаких драконов тут нет. Мы видимо попали в ледяное облако, говорят, оно может спровоцировать галлюцинации.

Драмис повернул голову и встретился взглядом с Эжоной.

– Что?.. - девушка побледнела.

Эрлиниэль обеспокоено заерзал, теребя жену за локоны.

Аг закончил передавать мысль Эжоне и обвел нас взглядом, словно считая. Чуть фыркнул, как мне показалось - довольно, и отвернулся.

– Гром прав, - тихо прошептала девушка. Глаза её расширились от ужаса. - Они были, но ушли. Аг сказал, что нам повезло - они не смогли ничего почуять…

– А что они должны были почуять? - я заинтересованно подсел поближе к девушке. Правда, чего добивался этот чокнутый? Что он оскал на моей груди? Или просто любовался неземной красотой своих бледных рук, подчеркнутой моей черной кожей?

Эжона нервно хихикнула, глаза её стали почти безумными:

– Я ничего не помню… А когда пытаюсь вспомнить, такой холод пронизывает душу…

– Меня ничего не пронизывает, - Эрлиниэль активно потирал виски. - Но я тоже ничего не могу вспомнить.

– А я помню, - буркнул Херон, - Хотя лучше б забыл.

– Что ты помнишь? - я подполз к оборотню и схватил того за плечи, словно намереваясь вытрясти из него воспоминание, пока и оно не растаяло льдинкой на солнцепеке.

– Глаза, - Херон уцепился за меня так, словно падает с огромной высоты. Я стиснул зубы от боли, которую причиняли моим запястьям волчьи когти. - Страшные глаза смерти… и много цветных пятен.

– Этого не может быть, - Эжона закрыла руками лицо. - Самая страшная легенда моего рода! Они не могут существовать! Я не верю!

Голос девушки сорвался на крик и оборвался.

– Так, спокойно, - я рубанул воздух ребром ладони, - панику долой! Мы живы, этих… кто бы это ни был, сейчас нет. Все хорошо, путешествие продолжается.

– Ты не понимаешь, Гром, - Эжона подняла на меня заплаканное личико.

– Так объясни, - я начинал злиться.

– Хорошо! - дракониха бешено встряхнула головой и сверкнула вертикальными зрачками. - Истинные драконы тоже не коренные жители этого мира, хоть и самые старейшие из ныне выживших. Точнее даже не так… Этот мир и есть порождение некой силы, куда смогли сбежать несколько существ - истинных драконов из жестокого мира, где их считали недостойными жить.

– Как это? - я тихо терял способность здраво мыслить, но напротив углядел совершенно шальные глаза эльфа и нервно рассмеялся. Кому-то сейчас еще хуже, и это успокаивало.

– Не знаю, - девушка зло оттерла слезы. - Меня тогда не было!

– А эти тогда кто? - я надеялся, что Эжона раскроет и эту тайну при муже, пока находится не совсем в себе.

– Уничтожители миров, - вскрикнула дракониха, и тут же уткнула личико в колени, забормотав: - Это легенда, их нет, их просто не может быть! Они не существуют!

Эрлиниэль брякнулся на острую чешуйку. Сначала, я подумал, что эльф в обмороке, но потом разглядел, что нет. Похоже, фей просто забыл, что надо шевелить крыльями. И немудрено, после таких новостей!

– Интересно, - я пытался сопоставить факты. - А что они ищут? И чего они не заметили? Так хочется допросить наше средство передвижения… похоже, он знает немного больше нас.

– Драмисы вообще очень умны, - кивнула немного поуспокоившаяся Эжона. - На уровне интуиции им известно практически все о мире. Потому что они не пытаются осмыслить информацию, а принимают все таким, какое есть. И это благо, ибо наш жалкий мозг и представление мира не могут объять истину. Короче, я считаю, что лучше ни о чем не спрашивать. Если бы уничтожители пришли в наш мир за смертью, мы бы уже не разговаривали.

– Опять таки, не все так просто, Эжона, - задумчиво покачал я головой. - Они что-то ищут… или кого-то. И мне чрезвычайно интересно, почему они искали это во мне? Такое внимание к простому дроу… я ведь даже не дракон! И почему мне оставили память? Чтобы знал, что они ищут, и знал, что я в это замешан. И чего я всем сдался-то?!

Спутники мои напряженно молчали, старательно избегая моего взгляда. Я вдруг понял, что сердиться на них по крайней мере глупо, а по-честному, так низко! Они как раз сделают все возможное и невозможное, чтобы помочь мне. Кто еще может похвалиться такими друзьями?

– Простите, - я резко сел, отвернувшись от них. Яркое солнышко вскарабкалось на небо и бодренько подмигивало мне из-под крыла драмиса. Среди снежных склонов внизу мелькали голубые тарелки незамерзающих северных озер. Яркие, влажные, они напоминали мне глаза застенчивой эльфийки. Я сжал амулет на груди, тот кольнул меня острием в основание ладони.

Полутьма. Я испытал настоящее наслаждение освещением… точнее его отсутствием. Все-таки, как приятна для глаза такая вот мягкая нежная, мерцающая полутьма.

Мерный звук на заднем плане обрел свое значение. Это капала вода, стекая по влажной каменной стене. Внизу, на каменном полу, уже было выдолблено углубление, где она скапливалась, и расползающиеся трещины по полу, позволяющие воде свободно растекаться ручейками по помещению.

Комната была небольшой, абсолютно пустой. Нет, не абсолютно.

В самом углу виднеется что-то. Я подплываю, медленно перемещаясь над каменным полом. Цепь. Кусок старой ржавой цепи, от которой исходит белесое сияние. Магия. Она не чует меня, но я знаю, стоит её учуять хотя бы мышь, цепь мгновенно охватит её тельце, заковав навеки вечные.

Словно подтверждая мою догадку, по полу поползла… нет, не мышь. Но странное существо, более всего похожее на паука, но со змеиной головой. Симпатичная тварь, но видимо не очень умная - ползла прямо к цепи. Мгновенная вспышка, и оно слабо подрагивает лапками на стене, пришпиленная цепью.

Шевеление вверху. Я медленно поднимаю глаза. Она…

– Тварь! - я машинально оттолкнул теребящие меня руки.

Эжона испуганно отпрянула.

– Прости, - я протер глаза. Вокруг белым-бело и это доставляло мне жуткий дискомфорт. Хотелось вернуть в сон, где полутьма и покой… И она.

– Тьма! - я вскочил на ноги.

Мы стояли на высоком заснеженном холме. Вокруг была лишь белая равнина, кое-где пробивались хилые остовы деревьев, полоска леса темнела на горизонте.

– Где мы? - Я посмотрел на спутников. Эжона смотрела на меня с тревогой и опаской, на её плече насупился эльф. Драмиса и Херона нигде не было видно. - Что случилось?

Эжона робко улыбнулась и осторожно приблизившись, положила ладошку на мое плечо:

– Ты заснул… очень резко. Через некоторое время Аг спустился вниз и улетел подкрепиться, Херон ускользнул тоже, видимо тоже рассчитывал на добычу…

– Лишь бы сам не оказался добычей, - сердито буркнул эльф.

Я вопросительно приподнял бровь, Эрлиниэль отвернулся.

– Он уговаривал его остаться, - хихикнула Эжона. - Но твой друг весьма невежливо…

– Эжона, - возмущенно оборвал её муж.

– Ладно, - покорно переменила тему девушка. - А что у тебя? Ты так резко выключился, что почти свалился с драмиса! Мы тебя еле поймали и оттащили от края. А еще ты кричал во сне… очень страшно. Пришлось тебя разбудить.

– Похоже, я не спал, - я внимательно изучал ладонь в том месте, куда почувствовал укол амулета. - Мне кажется, что амулет, переданный Лейлой, нечто большее, чем просто записка. И было уже два подтверждения. И уж очень они похожи на правду…

– Видения? - заинтересовалась Эжона. - Ты говорил, что Лайнес мастер на правдоподобные иллюзии…

– Может и он, - я передернул плечами. - Хотя, мне кажется, что все верно, он показывает правду. Очень неприятную, но правду. Я каким-то образом умудряюсь перемещаться во времени и пространстве и видеть события, происходящие в других местах…

– Как это? - заинтересовался эльф, видимо плюнув на свое покарябанное оборотнем достоинство. Он перелетел на мое плечо и принялся внимательно разглядывать амулет.

– Мне кажется, все дело в крови, - я сунул ему под нос свежий шрамик на запястье. - Первый Ра - в крови Херона, я увидел то, что происходило в деревне вильев. Второй Ра, во сне… это странно, не вписывается. Но, - я отогнул край жилета и старательно ощупал грудь. - Вот! Свежий шрам, что и требовалось доказать. Я поранился об острый край железки во сне и увидел… - тут я опасливо покосился на друзей.

Серьезные глаза Эжоны и настороженный взгляд Эрлиниэля, направленный на амулет. Эльф не доверял ему, видимо никогда с такими прежде не сталкивался. Они должны знать.

– Встречу Цвейго и Нарвэ, - наконец решился я. Эрлиниэль непонимающе изогнул бровь, а Эжона обрадовано вцепилась мне в руку. - Практически на поле боя, - мрачно закончил я.

– То есть, - фей нахмурился.

Я обстоятельно рассказал друзьям о видении, стараясь не упускать ничего из увиденного.

– Вот стерва, - выругался взбешенный эльф. - Чего она добивается? На чьей она стороне? Людей, что ли?!

– Людей? - я не рассматривал такую версию, она казалась мне неправдоподобной. - Скорее, Лайнеса. Он подчинил сознание девушки и использовал её в своих целях. Нет сомнений, это он пытался похитить Сияние!

При упоминании имени Лайнеса супруги вздрогнули и переглянулись. Да, у них теперь свои счеты с дручией, после того, как тот пытался прирезать эльфийского принца.

– А теперь ты видел третье видение? - мягко напомнила Эжона, успокаивающе погладив благоверного по голове мизинчиком.

Я кивнул, думая об увиденном.

Там, на стене, в объятиях магический цепей, висела Лейла. Без сознания, в изодранной одежде, грязная. Светлая головка девушки безвольно опущена, длинные волосы висели грязно-серыми сосульками.

– Правда ли это, или иллюзия? - тихо прошептал Эрлиниэль. - Даже заклятый враг не посмеет так поступить с эльфийской принцессой… С эльфийской принцессой, которая наследует трон!

– Мне кажется, это не только из-за крови, Гром, - произнесла задумчивая Эжона.

– То есть? - я внимательно глянул на девушку.

– Ты кормишь этот предмет каплей крови, а он показывает тебе определенные вещи, которые не обязательно происходят сейчас. Они могли произойти до этого… как в случае в деревне вельев. Но обязательно показывают события, где присутствует сила, магия. Ты хотел знать, что произошло в деревне, амулет показал сразу, ибо мы стояли на месте, где еще существовали отголоски магии. Ты хотел узнать, что произошло с Лейлой, где она. Амулет показал тебе момент, где цепь схватила какую-то тварь, обнаружив магию…

– А в случае с Нарвэ? - я мрачно пытался вспомнить хоть какое-то движение силы в том видении.

– Не знаю, - пожала плечами Эжона. - Я и не говорила, что моя догадка истина в последней инстанции. Но ты ведь страстно хотел, чтобы Нарвэ выжила тогда? И хотел знать, что она жива?

– Верно, конечно, - буркнул я. - Хотя лучше бы она…

– Сдохла, - поддержал меня Эрлиниэль, заслужив укоряющий взгляд жены.

– Мы не знаем, что подвигло её на обман… да и вообще был ли обман.

– То есть ты считаешь, что я её заколдовал? - вспылил я. - Может, магия была - и это как раз то, что девушкой управляли.

– Нет, Гром, - холодно усмехнулся Эрлиниэль. - Цвейго не стал бы Повелителем, не сумей он чуять подобные фокусы… еще до того, как только собираются ему показать. И вообще, вся эта история смахивает на сведение каких-то старых счетов между Повелителями… если бы Лайнес тоже стал Повелителем. Говоришь, на картине они были вместе?

– Да, - кивнул я. - И еще какая-то девушка. А вообще-то твоя догадка не такой уж бред, - Эрлиниэль высокомерно фыркнул. - Двое друзей стали Повелителями, а у третьего трон каким-то образом уплыл из рук. И он дал понять, что он его по праву и добивается этого. И, если он подчинил себе Нарвэ, или она каким-то образом его сообщница, он пытается столкнуть между собой горных дроу и светлых эльфов… причем не на жизнь, а на смерть. Ведь вполне возможно, единственное, что останавливало Цвейго - это то, что он выступает против друга. А теперь, когда он думает, что друг мертв, причем убийца - его собственный сын, он не будет мешкать с нападением… А потом Нарвэ явно дала понять, что теперь будет мутить воду у дроу. Хотя, я даже не предположу, как она это собирается делать. Ведь Повелитель скрывается, у армии дроу другой полководец и я даже предположить не могу, кто это может быть.

– А может, они не в курсе, что у дроу изменения, - осторожно предположила Эжона. Судя по азартному блеску в её глазах, она рада активно включиться в игру, в корой до сих пор мы чувствовали себя лишь пешками. - Может, посмотришь, как она провела время у вас?

Дракониха подмигнула мне, эльф смотрел на распалившуюся жену и не знал, как отнестись к новому образу. Такие вот они, драконы, непредсказуемые. Непредсказуемые, но мудрые. Уж этого не отнять!

– Может и получиться, - с не меньшим азартом воскликнул я. - Во всяком случае, знание никогда не бывает ненужным, особенно в нашей ситуации, когда мы не знаем почти ничего.

– Почти тоже хорошо звучит, - хищно усмехнулась Эжона. - Кстати, сдается мне, что Лайнес не знает еще об одно вещи…

– Какой? - в один голос спросили мы с Эрлиниэлем.

– Люди, - хитро сверкнула весельем в глазах девушка. - Похоже, наш злодей даже не предполагает, что в войну ввязались люди. И кто бы предположил, что в план вмешаешься ты со своим странным отрядом… этих…

– Броуновцев, - рассмеялся я. - Ты права, кажется, мы изрядно подпортили план Лайнеса. Теперь главное - извлечь из этого максимальную пользу. Надо скорее добраться до Дэйдрэ, рассказать все и выступать!

Я метнулся на поиски драмиса.

– Погоди, Гром, - остановил меня Эрлиниэль. - Ты ничего не забыл? Как насчет глянуть, что так творится у дроу?

– Да, точно, - я огляделся в поисках подходящего места. Кругом, естественно, был только снег. - Холодно, темный ош!

– Не девица, не растаешь, - хмыкнул Эрлиниэль.

– Это уж точно, - поддакнул я, - ни то, ни другое, в отличие от бесполых феев! А вот превратиться в ледышку - запросто!

– Тебе помочь? - невинно осведомился эльф, доставая палочку. - Из тебя получится такая красивая ледышка - черненькая…

– Точно, дружище! - обрадовался я.

– Чего? - опешил Эрлиниэль.

– Давай, сотвори какое-нибудь растение, да помягче!

– Ну вот, используют бедных фей, как рабов, - заворчал Эрлиниэль, рассматривая какие-то палочки, да камешки. - Так и норовят, сесть и ножки свесить…

– Не пущу больше за пазуху! - пригрозил я ворчуну. - Будешь теперь у супруги греться… что собственно и правильней. А то у тебя какое-то странное влечение к мужским подмышкам…

– Ну уж нет, - оборвала меня Эжона. Я смутился было, но девушка продолжила: - Разбирайтесь без меня. Первый, кто полезет мне за ворот, получит по наглой морде!

Тем временем Эрлиниэль потоптался на месте и подлетел к нам:

– А теперь отойдем на всякий случай. Непривычно мне еще…

– Да, к такому трудно привыкнуть, - усмехнулся я, но отошел. И правильно сделал.

На месте пристального внимания эльфа пошел пар, снег стремительно таял, обнажая голую землю.

Мы отступали все дальше от эпицентра локального потепления, огибая множество ручьев, стремившихся во все стороны. Впрочем, вода не успевала утечь далеко. В нескольких шагах вниз она застывала, образуя причудливые фигуры из завитков и пузырей.

– Ну, это не совсем то, что я хотел, - обронил я. - Но, во всяком случае, не придется лежать на снегу. Правда, на голой промерзшей земле то еще удовольствие…

Эрлиниэль лишь криво усмехнулся, не отрывая взгляда от обнаженной земли.

Я пожал плечами и направился на свою природную кровать. Вдруг из-под земли, навстречу мне, взметнулись тонкие ветви, обвивая ноги.

Я вскрикнул и отпрыгнул назад, обрывая упругие стебли, и вскарабкался на снежный сугроб под снисходительное хихиканье фея.

Похоже, Эрлиниэль входил во вкус, получая удовольствие от новой подчиняющейся ему силы магии. Равно как и оттого, что результаты были непостижимы для нас, хоть зачастую выбивались и из-под его контроля.

Голая земля тем временем, превращалась в зеленое озерцо мягчайших на вид стеблей. Несмотря на мое подозрение, стебли не стали активно размножаться и разрастаться, а остановились на уровне высокой травы, образуя переплетенный упругими ветвями матрас.

– Вот! - подытожил Эрлиниэль, гордо задрав нос. - А крику-то было…

Да, эльф каждый раз все более качественно пользовался магией фей.

– Остается надеяться, что они меня не съедят во сне, - я осторожно присел на краешек зеленой "постели". От стеблей не исходило угрозы или опасности, лишь только тонкий запах хвои, невесть откуда взявшийся в растении, больше похожем на толстую траву.

– Эх, надо было, - сокрушался эльф, - да теперь уже поздно, спи спокойно… пока.

– Ладно, - я убрал с лица неуместную улыбочку и постарался настроиться на Нарвэ и дроу, словно хочу их почуять. Мои комнаты, дворец… я словно видел все наяву. Как же я успел соскучиться по всему этому!

– Гром, - осторожно позвала меня Эжона. - Ты забыл уколоться…

– Ах, ну да, - я взял в руку талисман и проколол кожу, добывая чудодейственную каплю крови, без которой эксперимент может завершиться, даже не начавшись. Когда на поверхности кожи появилась блестящая капля, я вдруг вспомнил, как мы пробирались с Нарвэ по забытым тропам. Там мы повстречали вийра, которому я дал каплю своей крови и тот присягнул служить мне вечно…

Выбросив из головы не вовремя всплывшее воспоминание, я возродил в душе жгучее желание узнать все о походе Нарвэ в лагерь дроу, если таковой поход имел место. Уже сознательно я нырнул в омут транса, который старательно создавали излучения из талисмана, напившегося моей крови.

– Аквидор?! - крик застревал у меня в горле, не давая выплеснуться в реальный мир. Я словно был окутан пеленой, прозрачным одеялом, сковывающим движения. И это было к лучшему, ибо меньше всего на свете хотел я, чтобы меня увидели здесь.

Мой лучший друг сидел в палатке и с ненавистью буравил глазами что-то на полу. От пола иногда исходили неровные волны магии, которые мой друг гасил, отправляя обратно с садистским удовольствием наблюдая, как создатель захлебывается от собственной атаки.

Сдержанный стон. Вот это личность! Судя по лицу Аквидора, это был первый стон за все время пытки, а пытка явно длилась долго.

– Что ты сказала? - уточнил дроу.

– Ничего нового, - прохрипела Нарвэ. - Мертв твой Гром. Убил его Цвейго, лично. Сказал передать вашему Повелителю, что это месть за то, что тот сделал… Отведи же меня к нему!

– Так что же он сделал? - почти нежно поинтересовался Аквидор, проводя тонким кинжалом по нежной руке девушки.

Нарвэ сжала зубы и с ненавистью выплеснула еще одну волну атаки. Но девушка была ослаблена, и Аквидор легко вернул магию ей обратно, сменив направление удара. Нарвэ потеряла сознание.

Дроу разочарованно вздохнул, отбросив кинжал в сторону.

– Отвел бы я тебя… но если разнесется весть, что Гром мертв… Поднебесная Цепь просто провалится под землю от междоусобных войн!

– Так это мне и нужно, мальчишка, - за спиной Аквидора раздался насмешливый голос. Я с ужасом увидел белесое облачко, в котором стоял Лайнес, сложив руки в замок на груди. Аквидор его не слышал и не видел.

Лайнес проплыл к телу девушки и наклонился, пытаясь определить степень повреждений:

– Мда, придется отложить это дело, а то Нарвэ долго не протянет, как ни прискорбно…

– Да и отвести тебя к Повелителю будет затруднительно, - грустно продолжил Аквидор, снова склоняясь над девушкой и щупая пульс. - Повелитель в осаде, главы домов грызутся между собой, примеряя на себя ипостась Повелителя чуть ли не ежедневно, и также ежедневно бывают свергнутыми. Кто будет вести войну - одной Тьме известно. Напади на нас люди сейчас, от дроу бы за неделю никого не осталось - сами бы себя перебили!

Как бы то ни было, как бы не горьки мне были слова Аквидора, но я не мог не испытать удовольствия от выражения растерянности на лице Лайнеса. Тот выглядел так, словно с неба посыпались разноцветные эхары, которые, падая, превращались в еще одну копию Лайнеса и спорили - кто настоящий.

Но Лайнес быстро оправился от шока:

– Вот как! Ладно, надо подумать. Здесь нам больше делать нечего! Зато ты, сопляк, получишь по заслугам!

Лайнес с жесткой усмешкой на тонких губах выпустил в воздух плоскую сферу, которая тихо загудев, начала раскладываться в пространстве.

Аквидор, почуяв неладное, обернулся и замер в ужасе: сфера напоминала серебристый цветок, но каждый появляющийся лепесток был тонок и остер, словно острие меча. Сфера неумолимо приближалась к дроу…

– Нет! - рванулся я, пытаясь эхаром сбить эту дрянь.

Аквидор и Лайнес одновременно вздрогнули и обернулись в мою сторону. Вот только Аквидор лишь услышал меня:

– Гром? - обрадовано прошептал он. - Так ты жив! Слава Тьме!

– Гром? - изящно поклонился Лайнес, видимо осязая меня полностью. - Удивил, поздравляю. Но пользоваться магией в таком состоянии надо учиться… долго.

Мой эхар растворился во мне, вызвал невыносимую боль в конечностях. Последнее что я увидел - это как Лайнес забрал тело Нарвэ и исчез, а сфера коснулась Аквидора… Все потонуло в кровавом зареве.

– Он мертв! - я орал так, что звенело в ушах. Немедленно заткнувшись, я приоткрыл глаза. С облегчением увидев вместо кровавого месива очумелые лица друзей, я перевел дыхание.

– Он мертв! - прошептал я. Непрошенная слезинка скользнула в сторону уха, я поспешно повернул голову в бок, чтобы скрыть мокрый след.

– Кто мертв, Гром? - тихо спросила поникшая Эжона.

– Аквидор, - я закрыл глаза, сдерживая еще одну мокрую пакость.

Резко поднявшись, я столкнулся взглядом с оранжевыми глазами Ага. Взгляд его выражал безмерное сочувствие. Как если бы ему довелось терять всех друзей и родных на протяжении нескольких веков. Я вздрогнул от такого проявления чувств драмиса, тот отвернулся.

Твердым, чужим, тихим голосом я поведал то, что видел.

– Значит так, - выслушав меня, подытожила дракониха, - первое - мы точно теперь знаем, что Нарвэ на стороне Лайнеса, что она выполняет его приказы. Он даже дорожит её жизнью… хоть и не очень заботится. Ведь послал же он её в лагерь дроу.

– Есть еще одно открытие, - я помотал головой, стараясь придти в себя. Мне необходимо быть здесь и сейчас, дабы спасти остальных от неуемной жажды власти Лайнеса. - Я посещаю те события, которые осчастливил своим участием и дручий. И это не прошлое, это происходит в данный момент! И он может действовать, а я нет! И каким-то образом мы связаны с ним…

– Можно посмотреть амулет? - попросила Эжона.

Я протянул ей окровавленную железку.

Пока Эжона рассматривала затейливую вязь, ко мне подлетел Эрлиниэль:

– Как постелька? Тепло ль тебе было? - паясничал он и, вдруг, резко изменив тон, буркнул: - Сочувствую тебе, дружище. Но надо смотреть вперед, мы уже можем лететь, Аг наелся и готов.

Я посмотрел на довольного драмиса. Его обычно впалый живот был непривычно округлен.

– Хорошо поел? - уточнил я.

– Бык, - мечтательно пропел Аг, - два дикий собака, адин…

– Хватит-хватит, - поспешно перебил я его, удивившись потрясающим успехам драмиса в овладении языком. - Я понял, что много. А где Херон… надеюсь, он не был в списке?

– Нет, - Аг активно замотал головой, при этом выглядел несколько обиженно.

– Здесь я, - хмуро отозвался оборотень, поднимаясь по склону.

– Ты как - перекусил? - поинтересовался я, разглядывая тощего и унылого Херона.

– Поймал зайца… и не смог убить, - мрачно ответил Херон.

Он сел на снег и зарыдал:

– Чего эти великаны со мной сделали? Зачем спасали, я же все равно от голода подохну?!

– Почему? - удивился Эрлиниэль. - Ты же поймал зайца…

– А, - к нам присоединилась Эжона, мельком засовывая амулет мне в руку, - это и есть оружие вильев. Они своей ненормальной магией могут превратить существо из мясоеда в… травоеда! Я знала одного такого дракона. Бедолага, даже не мог ни с кем общаться, все летал от леса к лесу, поскольку чтобы прокормиться ему нужно было сожрать траву с парочки больших полян. Зрелище не для слабонервных. Мне даже участь драмиса кажется приятной…

Тут девушка прикрыла рок рукой, виновато покосившись на Ага.

– Все нормально, - улыбнулся он девушке. - Без обид!

– Жуть какая, - хихикнул я. - И что же нам делать с оборотнем-травоедом? А, есть выход, смотри какая полянка, словно для тебя выращена заботливым феем! Так что знай, если проголодаешь - это к Эрлиниэлю. И тебе пропитание, и ему польза, нечего филонить - пусть тренируется!

– Ну я же говорил! - мученическим тоном пропел эльф. - Стоит сделать добро, как дроу припахает тебя на всю оставшуюся жизнь его делать!

– Учись, пока я жив! - гордо ответствовал я.

– Актуально, - прыснул Эрлиниэль.

Я расхохотался совершенно искренне, сбрасывая с плеч все тревоги. Хорошо, что есть друзья. А ледяного с его голубоватыми пальцами на моей черной груди и кровавое месиво в палатке дроу я задвинул подальше в чулан воспоминаний.

Аг перевернулся кажется еще быстрей, наслаждение от процесса просто светилось на его черно-оранжевой морде.

Пока Эжона устраивалась на драмисе, Херон методично уничтожал зеленый оазис посреди снежной пустыни.

Я подумал, что вельи были не так уж далеки от истины: в конце концов парень сам не мог определиться, то ли он волк, а то ли овен! Вот только зеленоватый оттенок кожи не очень ему к лицу.

Хотя, если вспомнить, что я до сих пор щеголяю с зелеными локонами, дарованными Эрлиниэлем…

– Кстати, фея! - осенило меня.

Эрлиниэль, молча наблюдавший за трапезой оборотня, удивленно развернулся ко мне лицом… и был тут же сбит метким ударом. Нет, не эхара, я просто запустил в эльфа снежок.

Пока Эрлиниэль протестующее пищал, пытаясь выбраться из сугроба, я назидательно молвил:

– И так будет каждый день, пока ты мне не вернешь нормальную шевелюру! А то как я буду соблазнять красавицу Дэйдрэ? Да она тихо скончается от хохота едва меня увидит и даже не успеет услышать ни одного комплимента!

Высказавшись, я запрыгнул на драмиса, старательно избегая укоризненного взгляда Эжоны. Херон бодро вскарабкался следом и, устроившись на обычном месте, сразу уснул.

Последним появился Эрлиниэль, мокрый и взъерошенный. Мрачно окинув меня взглядом, он с нарочитым безразличием направился к жене. Но, наткнувшись на предупреждающий взор Эжоны, совсем сник и уселся на спине драмиса, трясясь от холода.

Я почувствовал легкое прикосновение магии и увидел, как зеленые локоны распрямляются и светлеют. Вскоре ко мне вернулась моя шевелюра.

– Вот теперь меня будут девушки любить! - восхитился я поступком эльфа и заграбастал того к себе. - Иди уж, чудо зеленое, погрею.

Засунув Эрлиниэля за пазуху, я услышал его довольное бурчание:

– Мог бы и попросить по-хорошему…

– Ага, - усмехнулся я, растягиваясь на неровной спине Ага, - и получил бы красные пакли или вообще черные косички… Знаю я тебя!

Эльф хихикнул, подтверждая мои предположения.

Аг, не обращая внимания на наше ребячество, плавно набирал высоту. Закат ослеплял невероятными бликами на оранжевой чешуе драмиса, а слева зарождалось и расцветало магическими красками северное сияние.

До земель дручий теперь рукой подать…

Я представил себе черноволосую девушку с холодными насмешливыми глазами, и в груди приятно защемило.

Глава 12

Мы летели в мягком свете ночи. Над головой мерцали звезды, отражаясь бесчисленным количеством искорок в чешуйках драмиса. Аг в ночи приобрел кроваво-черный окрас. Херон спал без задних ног. Как впрочем, и без передних. Оборотень каким-то образом перевернулся прямо во сне и теперь радовал взор волчьей мордой с витыми бараньими рогами. Лапы его мерно подрагивали, точно Херон бежал куда-то.

Эжона покачивалась, задремав. Её муж давно сопел у меня за пазухой, иногда недовольно ворочаясь.

– Гром, прекрати шуметь, - не выдержал он, снова услышав раздражающий звук.

– Я не виноват, - протянул я. - Но может, в следующий раз, вспомните, что дроу тоже иногда нужно кормить.

В подтверждение этого заявления мой живот снова издал утробный рык.

– Мы тоже на празднике не пировали, - огрызнулся эльф. - Но, если так сильно желаешь перекусить - могу устроить! Вам вершки или корешки?

– Спи, Эрлиниэль, - я нежно затолкал раздраженного эльфа обратно, - не буди во мне зверя!

– Ты прав, я очень боюсь крыс! - пискнул придавленный фей.

Я тихо рассмеялся:

– Чем меньше эльф, чем больше наглости!

Эрлиниэль пробурчал себе под нос нечто неразборчивое. Я благоразумно не стал уточнять - что, за это и был вознагражден. Эльф раскатисто захрапел.

– Ну как в таком маленьком тельце может производиться такой мощный звук? - в очередной раз удивился я способностям фея. - Или это побочный эффект перевоплощения? Хорошо, что я не попал на ночь к феям. Групповой храп фей - это наверняка нечто умопомрачительное!

Эрлиниэль мне не ответил. Впрочем, я и не ждал ответа, пусть дрыхнет.

Мне очень хотелось побыть одному, подумать. И вот, наконец, такая возможность представилась. Вот только я не знал, что же мне надумать. В голову лезли всякие романтические глупости, а вот насчет найти решение, спасти цивилизацию эльфов, дроу… драконов, привести в порядок разрозненные кусочки знания, различные события…

Я пытался осмыслить происходящее, сформировать что-то вроде плана действий. Но понимал, что ничего изменить не смогу. События настолько стихийны, неподвластны логике, что голова начинала пухнуть и трещать как только я пытался осознать всю глобальность ситуации. Множество существ, внешне между собой не связанных постоянно воюют между собой и абсолютно все пытаются прикончить меня… даже те, которых я считал своими друзьями.

Нарвэ… Что я сделал не так? Почему она встала на сторону Лайнеса. Мне вначале нравилось думать, что она под его контролем. Но я понимал и признавал правоту Эрлиниэля. Цвейго не повелся бы на внушение, раскусил бы Лайнеса, понял бы, что девушка под воздействием… если бы она под ним была. Эрлиниэль ни капли не сомневался и сразу признал в Нарвэ врага. Тем более странно, что он всегда был галантен с ней, а вот девушка его не любила. И очень активно презирала.

Я вздрогнул. А ведь Нарвэ презирала всех светлых эльфов. Восхищалась темными, носилась со мной и моими друзьями-дроу везде. Избегала общения с девушками, но никогда не упускала возможности разбить сердце еще одного эльфа. А влюблялись в неё часто, ибо тайна и опасность всегда привлекают. А очарование одиночества добавляют харизмы. Очередному наивному мальчику кажется, что эта черноволосая чертовка просто не знает любви, что её никто не понимает. А вот он сможет растопить её ледяное сердечко, научит её любить, проникнет в её тайну и личное пространство. А Нарвэ, в пример любому пауку, плетет сети вокруг простачка, с холодной усмешкой добавляет еще одно сердце в свою коллекцию.

И стыдно подумать, я сам чуть не попался на этот же крючок. И хоть мне было до факела её неземная красота - ибо я не считаю эльфийский идеал таким уж красивым, и её непознанная душа и тайна… Мне нравилось в ней чувство свободы. От условностей, от суеты жизни, свободы от эмоций. То есть эмоций у неё всегда было с избытком, но она не зависела от них. Чувства появлялись, взрывались, переворачивая окружающий мир, и уходили от неё взрывной волной во все стороны. А Нарвэ в это время могла уже забыть об этом и жить в свое удовольствие уже другим. Но несмотря на это, в девушке постоянно чувствовалась какая-то гадкая пустота внутри. Словно изумительной красоты ваза внутри которой хочешь обнаружить сокровища, оказывается пустой. И разочарование от разбитой мечты. Я подсознательно чувствовал, что Нарвэ ничего не сможет дать. Ей нечего давать. И та тайна, что так привлекала парней, оказалась просто воздухом в вазе.

Лейла же совсем другая. У неё свобода заключена внутри и это делало её еще более загадочной, ибо снаружи не видно ничего. Она напоминает природный драгоценный камень, который может пролежать на дороге и его никто не заметит, но если он попадет в руки мастера, то на полированной поверхности расцветут неземные цветы, и сказочные птицы будут петь свои безмолвные песни, озаряя все вокруг светом.

Это прекрасно, но я не чувствую себя великим мастером. И это останавливает меня на пути к развитию отношений. Я боюсь испортить шедевр, боюсь, что из-под моих корявых рук выйдет нечто уродливое, что я не смогу открыть всем этот удивительный мир под названием "Лейла"… или в худшем случае посыпятся лишь осколки. И поэтому ставлю любые мыслимые и немыслимые препятствия между нами. Сначала бессознательно, сваливая все на девушку, теперь - осознанно, поскольку хватило храбрости определить это для себя.

Дэйдрэ. Я постоянно чувствовал её любовь. За внешней холодностью и высокомерностью скрывается такое буйство пламени, что я не мог понять, как ей удается удержать стихию за тонкими стенками льда. Но любовь, увы, не ко мне. Эта любовь была настолько безгранична, что покоряла навсегда сердца всех, кто с ней сталкивался. Она окутывала всех сиянием тепла, даже врагов. Дэйдрэ прирожденный Повелитель. В самом лучшем смысле этого слова. Она накажет, но с любовью, воспитает подчиненных качественнее, чем любой тиран. Внешняя жесткость, четкость действий и мягкая силища её любви сотрут с пути все препятствия. И еще она умеет ждать. Не стремясь получить все здесь и сейчас, она может бесконечно ждать, используя это время на самосовершенствование. Поскольку знает, что любая поставленная ей цель будет достигнута. Вот только любовь к мужчине ей недоступна. Дручия не сможет выделить часть в своем сердце большую, чем любому другому существу. Все поделено еще до её рождения, поскольку это и есть её личность. Да и корка льда вокруг девушки никогда не исчезнет, даже для самых близких. А это тяжело, а для любящего мужчины просто невыносимо. Но желать её он не перестанет, хоть и разобьется глупой птицей о стекло.

Эжона меня привлекает своей мудростью и одновременно неуемной сексуальностью. Она настолько противоречит самой себе, что остается только удивляться - почему девушка до сих пор не страдает раздвоением личности, и как она умудрилась остановить свой выбор только на одном мужчине. И, если честно признаться себе, я увлекся ей из соперничества с Эрлиниэлем. Подсознательно я стремился доказать свое превосходство. Глупо, по-ребячески, но в светлом есть тот шик, которым должен обладать всякий уважающий себя принц, и который мне так отчаянно пытались привить мои учителя, да и отец. Конечно, это маска. И настоящий Эрлиниэль просматривается из-под неё все чаще, но факт остается фактом. Я ему банально завидую.

Ну вот, хотел осмыслить глобальную ситуацию мира в мире, а скатился до самобичевания. Вот до чего доводит голодуха! Надеюсь, у Дэйдрэ будет пара буйволов для гостей. Одного, так и быть, отдам для драконов, а вот другой целиком мой!

Дэйдрэ с распахнутыми объятиями, роскошная грудь мягко колыхается… Нарвэ, в своем дерзком полупрозрачном платье, показывает язычок… Лейла, из одежды на ней только цепи… Эжона подмигивает и помахивает острым хвостом, в этой ипостаси ей так идет хвостик!.. Лица… руки… ноги… кожа… губы… глаза…

Я проснулся на рассвете от жуткого холода. Зубы кажется еще во сне начали отбивать дробь. Огляделся. Друзья мирно спали, лица незамерзшие, дышат мерно, один как всегда, храпит.

Под драмисом разверзлась огромная долина, по которой в хаотичном порядке разбросаны голубые дома с синими покатыми крышами. Ни единой души не было видно, что не удивительно в такой ранний час.

Солнышко только начинало карабкаться из-за горизонта. Первые лучики щекотили мне нос и запутывались в прядях волос, окрашивая их в нежно-розовый цвет. Я панически глянул на эльфа. Тот мирно дрых, так что это не магия фей, можно немного расслабиться.

Но почему же мне так неудержимо холодно? Я сосредоточился на ощущениях, пытаясь выявить причину столь некомфортного состояния. Холод шел из самой груди, так что эпицентр находился там. Мурашки приподняли волоски на теле, теперь от ужаса, поскольку я вспомнил о ледяных драконах.

Я медленно перевел взгляд на свою грудь. Как раз в том месте, где к коже прикасались кисти уничтожителя миров, проявился след. Четкое очертание ладоней, можно различить каждый палец. Кожа в этом месте приобрела голубоватый оттенок, словно покрылась инеем.

Я приложил ладони, стараясь передать груди немного тепла. Под пальцами разрядом скользнул холодок, в груди потеплело. Убрав ладони, я увидел, что след немного померк, но совсем не растаял. Хотя бы не видно со стороны, только если сильно приглядеться. Я затянул шнуровку жилета повыше и пошел будить остальных.

Эжона проснулась самостоятельно, стоило мне только протянуть руку. Я даже не успел коснуться плечика девушки, она открыла глаза и улыбнулась:

– Привет!

– Привет, - буркнул я, отводя глаза. Не к месту вспомнился мой сон и признание самому себе в чувствах к ней.

Вывалив храпящего эльфа ей на колени, я направился к Херону.

– И как ты можешь выдерживать этот оркестр? - удивилась Эжона мне вслед. - Это наверное, фейская ипостась на него так влияет…

– А обычно он так не храпит? - ехидно поинтересовался я, расталкивая оборотня.

– Ну, - смутилась девушка, - у нас особо не было времени это проверить…

– Понятно, - хмыкнул я, отдергивая руку. В волосе от пальцев щелкнули челюсти рогатого волка.

Херон вскочил и огляделся. Весь его вид бел настолько воинственным, но так нескладно сочетался с витыми рогами, что мы с Эжоной прыснули от смеха.

– Умеешь ты жути нагнать, - стонал я. - Вот когда тебе нужно зайца подсовывать! И все твое вегетарианство как рукой снимет!

– Грешно смеяться над калеками, - проворчал оборотень, перевернувшись в тощего паренька с зеленоватой кожей.

– Ну все, совсем себя похоронил, - хихикнул я, - Не бойся, калека, Дэйдрэ тебя подлечит!

При упоминании имени дручии лицо парнишки просветлело, на лице появилась мечтательная улыбка. Я вздохнул, еще одно подтверждение моей теории. Хотя, Херон обладал невероятной тягой к женскому полу и жил по типу "кого вижу - того люблю". Весьма по-звериному, между прочим. Правда, упоминание о бывшей семье приносили ему жуткую, тоже нечеловеческую боль. Досталось от жизни пацану.

– Мы прилетели? - уточнила Эжона, нежно будя своего благоверного. Эльф глаз не открывал, но трели уже прекратились, что радовало.

– Скоро увидим замок, - кивнул я.

– Где? - вытаращил глаза Херон. - Тут же гор нет, он должен был уже виден.

Я только открыл рот, чтобы объяснить, но тут голова Ага исчезла. Его шея постепенно таяла под дикий крик ужаса Эжоны. Эльф как миленький проснулся, вскочив и ошалело крутил головой:

– Что случилось?

Я понял, что стоять с открытым ртом как-то не по статусу и произнес:

– Да вот, собственно…

И мы тоже пропали… чтобы появиться с другой стороны невидимой завесы, которая выполняла функцию стен замка. С той лишь разницей, что постепенно сужалась кверху, образуя купол. Так что дручии жили почти как дроу внутри горы. Та же твердь, те же лазейки. В момент войны завеса становилась непроницаемой для любого вида магии, увы, с двух сторон. Проникнуть туда невозможно, но и выйти тоже. И приток воздуха прекращается. Так что эта мера временная, но весьма эффективная. Сейчас же завеса просто скрывает замок от любопытных глаз.

Пройти сквозь неё не представляет труда, но выглядит весьма эффектно, судя по выражению лиц моих спутников. Я самодовольно хмыкнул, откинув воспоминание детства. В свое время мой отец с улыбкой наблюдал на моем лице такое же выражение.

– Просто приехали, - закончил я фразу. Мне пришло на ум, что Аг не выказал никакого удивления или паники, хотя карликовые дракончики, которые не проходили до этого завесу, устраивали бунт и даже пытались скинуть наездников, которые направляли их туда, где на их глазах исчезли другие дракончики.

– Что это было? - хриплым голосом спросила девушка и облизала бледные губы.

– Да просто невидимая завеса, - я пожал плечами. - Ты раньше такого не видела?

– Нет, как видишь, - расстроено буркнула девушка. - Обычно это что-то более осязаемое… и менее холодное.

А ведь точно, - вспомнил я, завеса настолько холодная, что ощущаешь, что нырнул в ледяную воду. А вот я ничего не почувствовал на этот раз. Вздрогнув, я заглянул за ворот жилета. Следа не было, даже напоминания о нем. Я развязал шнуровку и посмотрел внимательнее.

– Эй, - кашлянул эльф. - Вообще-то я здесь, красавчик. Но ты только позови…

И с хохотом уклонился от шипящего мини-эхара, который я послал этому наглецу в качестве воздушного поцелуя. И с соответствующими жестами.

Аг снизился и мягко опустился на шуршащий гравий. Мы, наученные опытом. Быстро скатились вниз, поскольку драмису всегда не терпелось перевернуться в человекообразное чучело. Но уж кому что нравится. Аг благополучно сменил ипостась и шокировал случайных свидетелей своей грязной набедренной повязкой, едва прикрывающей его достоинства.

Случайными свидетелями оказались две миловидные девушки с льдистыми глазами и иссяня-черными волосами. Почти девочки, но уже с оформившимися фигурками, которые очень выгодно подчеркивали черные блестящие комбинезоны с соблазнительными и многочисленными вырезами.

– Приветствую, о прекрасные леди, - заголосил Херон, падая на колени перед незнакомками.

Леди испуганно завизжали и окружили себя ледяными сферами защиты. Судя по усилиям, на большее их не хватит, так что это не воины. Я немного разочаровался, так как думал, что в стране дручий живут прекрасные женщины воительницы. Это представление сформировали наши посещения этого замка. Правда, мы всегда садились на главную башню, а не во двор. И нас всегда встречали воители и сильные маги. Я теперь понимаю, что сливки общества, но мне было жаль детскую мечту.

– Отойди, Херон, - я оттащил оборотня, который, не смотря на сферу, пытался облобызать изящные туфельки напуганных красавиц. - Мы сейчас больше похожи на оборванцев, чем на нормальных существ…

– Это точно, - раздался позади знакомый мягкий голос. Я стремительно развернулся для того, чтобы вовремя угодить в теплые объятия насмешливой Дэйдрэ. - Свались с неба без предупреждения, до полусмерти напугали моих фрейлин… Я что, зря так старалась - учила тебя передавать мысли? Хорошо, что я посмотрела в окно. Еще немного и сюда принеслись бы вызванные девочками воины и устроили бы битву. А, зная, твое непочтение к чужой… да и своей собственности, парой сломанных дверей бы дело не обошлось. А восстанавливать замок из пепла в мои планы пока не входит.

И она расцеловала меня в обе щеки, и выглядела при этом такой счастливой, что у меня закружилась голова и подкосились ноги.

Девушка выглядела просто ослепительно: ярко-синий плащ расшит серебром, он выгодно подчеркивал цвет её глаз; серебряное платье было сильно декольтировано спереди, что лишало меня остатков здравого смысла…

– Ой, что это? - дручия смотрела на мою грудь и улыбка сползла у неё с лица.

Я вздрогнул, мгновенно обретая почву под ногами. След опять проявился…

Звук, больше похожий на тот, что издает летящий смерч, раздался радом. Аг стремительно подскочил и, вырвав меня из объятий Дэйдрэ, уставился на мою грудь. Все последние краски жизни пропали с его лица. Драмис не грохнулся в обморок только по одной причине - он схватился за меня так, что даже мы вдвоем с Дэйдрэ с трудом его отодрали.

– Так, - дручия вытерла пот со лба и передала серого драмиса на руки невесть откуда взявшемуся мужчине, - давайте сначала приведем вас в нормальное состояние, помоем, покормим, а потом вы мне все расскажете…

Мой желудок тут же отозвался не очень приятным для слуха бурлением.

Рассмеявшись, я почувствовал, как уходит прочь смятение, что навеял Аг своим странным поступком.

То, что нас встретили именно эти милые девушки, дручия посчитала хорошим знаком и отправила их провожать нас до гостевых покоев. Красавицы слегка расслабились. И даже сняли защитные сферы, но испуганно шарахались всякий раз, как неугомонный Херон снова пытался осыпать их комплиментами.

Дэйдрэ, извинившись, растворилась где-то на середине пути, сославшись на дела государственной важности, но пообещала присоединиться к нам в скорости.

Замок дручий представлял собой скопление множества башенок различной ширины и высоты, соединенных между собой удобными широкими проходами. Даже Аг в своей драконьей ипостаси может свободно прогуляться по этим переходам.

Ровная поверхность голубоватых стен при ближайшем рассмотрении оказалась набранной из малюсеньких кирпичиков. Что это за камень, я сказать не мог, но больше всего он напоминал голубой опал - сияющий, внешне кажущийся прозрачным, но мерцающий дымкой в середине камня.

Внутреннее убранство башен оказалось неприхотливым. Те же голубоватые стены, спиральные лестницы, закругленные коридоры. Освещали помещение эти же камни, из которых были выложены стены. Каждый лишь немного мерцал, но в целом нас окружал ровный мягкий свет.

Я снова испытал ощущение другого мира, как в детстве, когда проходил по этим коридорам вслед за отцом. Мне всегда хотелось пройтись тут одному, поскольку я представлял, что эти камни волшебные и не реагируют на большое скопление народу, а встречало нас всегда невероятное их количество. А если ты отдаешься волшебству, открываешься ему, то стены унесут тебя в другой, совершенный мир, где все по твоему вкусу. Где тебя ожидают настоящие чудеса, где нет школ и всюду следующих за тобой придворных…

– Гром? - окликнула меня Эжона. Коридор отозвался мягким эхом. Поежившись, как от холода, девушка спросила: - Ведь ты бывал здесь? У тебя на лице написано…

– Что? - заинтересовался я.

– Ожидание чуда, - немного смутилась Эжона. - Но чужого, страшного… во всяком случае для меня. Не пугай меня, пожалуйста.

– Больше не буду, - улыбнулся я, стараясь придать своей физиономии благодушное настроение и прогнать детскую мечту об ином.

– Спасибо, - с облегчение ответила дракониха.

Это ж надо умудриться напугать магического дракона только выражением лица, подумал я, поднимаясь по синей винтовой лестнице. Все таки цветовая гамма жилища дручий меня жутко раздражает, поскольку дезориентирует в пространстве. Лестница кончилась, но я еще довольное долгое время пытался остановить кружение мира.

Наконец перед нами открылась дверь, и мы попали в нужное помещение. Я с облегчением вздохнул, взору предстала родная мне обстановка. Черно-серый камень, аметистовые статуэтки, светящиеся жучки на стенах выложены в красивый узор. Это комнаты для гостей-дроу. Дручии прекрасно осведомлены, как угнетающе действует на других любимая ими расцветка, и стараются расположить гостей с большим комфортом.

– О! - угрюмо высказался Эрлиниэль, влетая в комнату. Полет его был очень неровным - эльфа постоянно заносило от стены к стене. - Фиолетовенькое! Это глюк? Или я уже в отключке?

– Это комнаты для дроу, - немного смущенно ответил я. Ведь дроу здесь только я, но я не знал - есть ли у дручий комнаты для светлых эльфов.

– Да, - провожающие нас девочки неуверенно топтались на пороге, - Повелительница приказала всех разместить в одних покоях, а не разводить по соответствующим… простите.

– Да не за что, - отмахнулась Эжона и устало плюхнулась на огромный диван. - В нашей компании каждой твари… по одному, да еще из присутствующих только Гром знает кто он на самом деле. Он только дроу. Да и не очень хочется по одному жить неизвестно на каком расстоянии друг от друга. Так что все нормально…

– Правда?.. - недоверчиво удивилась одна из девочек.

Ответить мы им не успели, так как красавицы с визгом выпорхнули из комнаты. На их месте возник тот угрюмый мужчина, что возник следом за дручией. На плече он нес Ага, тот еще не пришел в себя. Мужчина вспотел и с трудом переводил дух. Он направился прямиком к дивану. Эжона еле успела вскочить с него, как Аг полетел вниз.

Угрюмый дручий оттер пот, застилающий ему глаза и буркнул обвиняющее:

– Тяжелый… кто хоть это?

– Тяжелый? - удивился я. - Хотя, может, он еще быка не переварил, да собак двух, да еще кого-то так…

Мужик с опаской покосился на бесчувственного Ага.

– Драмис это, - не стал я мучить охранника. И понял, какую спорол дурь. Драмисы не переворачиваются… то есть нормальные. Следствием стало еще большая опаска во взгляде угрюмого. К тому же прибавилось настороженности. Ну вот, теперь Агу шагу будет тут спокойно не ступить. Но делать уже нечего, переубедить охранника можно только препарировав бедолагу драмиса.

Обведя нас всех взглядом, под которым я почувствовал себя воришкой, убийцей и предателем одновременно, угрюмый важно удалился из комнаты, бурча под нос что-то типа: "Понаехали тут…"

– Чего с ним? - Эжона осторожно наклонилась над бесчувственным Агом.

– Да он просто спит! - проворчал Эрлиниэль, тщательно исследуя драмиса.

– Что неудивительно, - хмыкнул я. - Мы все сидели на его горбу, бессовестно дрыхли в свое удовольствие, а бедолага пахал за четверых, махал крыльями, защищал нас от ветра и приносил всяческую пользу…

– Жаль только, что еды не приносил, - проворчал эльф.

Я замолчал, поскольку к нам вошло существо.

Больше всего это походило на… Тьма, это ни на что не походило! Я ничего такого в жизни не видел. Круглое тело, на вершине которого два глазика на отростках. Причем отростки шевелились во все стороны не хуже щупалец. Что касается последних, они тоже имелись, в количестве… кажется не меньше двадцати, в два уровня. Первый круг щупалец был на уровне, где у меня плечи, второй - чуть пониже того места, откуда ноги растут. Вместо рта огромная присоска. Все тело покрыто камневидными наростами. То есть - лежи это существо на каменной дороге, я бы его и не заметил! В одном щупальце существо держало ящик. Конечности, которые не участвовали в движении существа и не несли ящик, хаотично двигались, завивались и не секунды не находились без движения.

– Не бойтесь, - привычно произнесло существо, явно осведомленное о том впечатлении, которое производит на окружающих. - Я доктор.

Я поспешно втянул сформировавшийся эхар, эльф убрал фейскую палочку, а Эжона захлопнула отвалившуюся челюсть. Херона не было видно, только диван слабо подрагивал.

– Херон вылезай, это доктор, - позвал я струсившего оборотня. Но диван задрожал еще сильнее. - А может, сиди, - передумал я, вспомнив, как на него подействовало "лечение" вильев.

– У вас есть проблемы? - уточнило существо.

– Есть, - вздохнул я, - только я ожидал, что Дэйдрэ нас подлатает…

– Повелительница сейчас занята, - сухо ответил доктор. - К тому же, со всем уважением, у Повелительницы целительство только на уровне первой помощи хорошо отработано, что собственно и требуется для её призвания. Я же лучший лекарь на всю страну и вы можете мне довериться.

– Ладно, я пожал плечами, не ожидая такой напористости. - Вы драконов лечить умеете?

– Умею, - неожиданно мягко усмехнулось существо. - Хотя он прекрасно держался в воздухе… сейчас посмотрим…

Он уверенно проскользил к дивану и склонился над Агом.

– Ну все понятно, - щупальца заскользили вдоль тела драмиса. - Переутомление… Пусть спит, это эго лекарство, потом покормим. Что ж вы так загнали своего друга? На пожар спешили?

– Э, - я временно потерял дар речи. - Да он сам… А вы видели нас, когда мы прилетели?

– Конечно, - закивало существо, щупальца радостно завернулись в колечки. - Красиво летел, прекрасный экземпляр…

– Вообще-то это драмис, доктор, - подала голос Эжона, - а дракон - я!

– Что? - присоска существа удивленно вытянулась, отростки с глазками закувыркались в стороны.

– Да, у неё сломано крыло, - подлетел к самому существу Эрлиниэль.

Увидев фея, доктор вытянулся в струнку, щупальца все развернулись, образовав кокон вокруг существа. Он стал похож на камень.

– Что с вами? - озабоченно спросил Эрлиниэль.

– Кто-нибудь еще это видит? - пробулькал доктор.

– Все видят, док, - успокоил я его. - Это наш друг, эльф. Светлый.

Существо стало меньше. Кажется, он просто сел на пол.

Мы переглянулись и подошли поближе. Доктор сипло булькнул и пополз к выходу, бросив свой ящик на пол, и поспешно исчез за дверью.

– Он чего, - фей сел на ящик, - испугался?! А еще доктор.

– Кажется, он принял нас за сумасшедших, - задумчиво произнесла Эжона. - И он прав - мы почти все не то, кем выглядим.

– Чушь, - отрубил я, - мы все не то, кем являемся. Не то, кем выглядим… философия пусть останется в школьных учебниках! И вообще - сам псих какой-то… со щупальцами!

– Псих со щупальцами, - весело отозвалась Дэйдрэ, входя в помещение, - это мой личный врач Ллуух. Вы его напугали до полусмерти… вы решили всех моих подданных доводить до состояния не стояния, о, великий преемник?

Необыкновенно красивый, но напыщенный наряд, что был на дручии раньше, сменил простого покроя черный комбинезон, расшитый серебром и голубыми драгоценными камнями. Это меня обрадовало и огорчило одновременно: в облегающем одеянии Дэйдрэ смотрелась соблазнительно, но умопомрачительных декольте не было. Можно было сохранять рассудок почти трезвым.

– О, великая воительница, - в тон ответил я, откровенно любуясь девушкой, - я выполню это без промедления, дабы любоваться твоей красотой безраздельно, пусть это и разобьет мое нежное сердечко!

– Нежное?! - расхохоталась бывшая наемница. - да скорее камень заплачет, господин льстец!

Я сделал обиженное лицо, но девушка не купилась. Она подошла и щелкнула по рукояти сияния.

– Ты все еще таскаешь за собой эту железяку?

Сияние довольно загудело, вопреки моим предположениям, но я вспомнил, что оно реагирует не на девушку, а на то, что у неё есть:

– А где твой артефакт?

– На месте, - туманно ответила девушка. Она развернулась к остальным: - Где тут иномирный пришелец?

– Это я, должно быть, - осклабился Эрлиниэль. - Но должен разочаровать, я простой эльф… то есть был, пока…

– Не вмешался Гром, - хихикнула Дэйдрэ. - Можешь не объяснять. Скажи лучше про способности свои.

– Ну, это, - задумался эльф. - Палка вот у меня есть. Причем мне даже её таскать не надо. Как подумаю, что надо колдовать - она в руках. Я уж выбрасывал ее, не помогает.

– Угу, - Дэйдрэ уселась на диван, с грациозной легкостью пододвинув тихо спящего Ага. У Херона, только что вылезшего из-под дивана отвисла челюсть - он видел, как Ага тащил охранник. Девушка нежно водворила челюсть мальчишки на место. - А что колдовать можешь?

– Растения, в основном, - Эрлиниэль усмехнулся, - ну еще прически менять! А если серьезно - кто его знает, я только начал осваивать.

– Ипостась менять можешь? - деловито уточнила Повелительница.

Эльф кивнул.

– Только сейчас не может, - вмешалась Эжона, сажая благоверного себе на плечико. - Он серьезно ранен… почти умирал. Но в ипостаси этой целехонек! И у меня крыло повреждено…

– Остальные целы? - Дэйдрэ внимательно осмотрела меня с ног до головы.

– Целы… - улыбнулся я. - Только очень грязные и невероятно голодные!

– Это исправимо, - отмахнулась дручия, я огорчился - завтрак опять откладывается. - А что произошло? Вкратце.

– Вкратце не получится, - серьезно ответил я. - Я скончаюсь раньше от голода!

– Мужчины, - фыркнула Дэйдрэ, - все вас накорми, напои, спать уложи, а потом расспрашивай!

– Да-да, - оживился я. - Только к пунктам программы добавь - вымой! И одень во что-нибудь чистое…

– Ну вот, опять расходы непредвиденные, - покачала головой дручия. - Казны не хватит - одевать заморских принцев! Ну ладно, найдем тебе какую дерюжку! Купальни направо, помойтесь, скоро принесут одежду. За обедом все расскажете. А потом я займусь вашими ранами, на сегодня мой рабочий день завершен.

– А доктор сказал, что его уровень выше… - робко заметила Эжона.

– Ллуух - хороший доктор, но порой завышает свою значимость, - холодно усмехнулась Повелительница. - Я приняла его на работу, ибо он лучший лекарь среди подданных, а мне самой просто некогда заниматься целительством. Но друзей ему не доверю…

– Зачем же ты его послала сюда? - удивился я.

– Да незачем, - отмахнулась девушка, направляясь к двери. - Он сам направляется куда надо без наставлений. Видите ли, у Ллууха невероятное чутье на кровь, и хоть вы сменили ипостась, он чует ваши раны. Но он труслив, столкнувшись с неизвестным и необъяснимым - сразу пасует, прикидываясь камнем. Что только не делала - все бесполезно, - дручия мягко улыбнулась нам всем и взялась за ручку двери. - Приводите себя в порядок, скоро встретимся.

Она открыла дверь, но вернулась, чтобы спросить:

– Все-таки, сердце не на месте: кто чуть не убил эльфа?

– Лайнес… - с ненавистью произнесла Эжона.

Дэйдрэ выпрямилась в струнку, брови сошлись на переносице, глаза сверкнули синевой ярости так, что дракониху, которой не повезло поймать на себе этот взгляд, просто откинуло назад. Девушка, потеряв равновесие, замахала руками, но не удержала равновесие, сев на пол.

– Лайнесссс? - прошипела до неузнаваемости изменившаяся дручия, переводя на меня взгляд синих глаз.

Теперь это была не радушная девушка, встретившая гостей, а великий воин, учуявший опасность. Я отметил, как возросла магическая сила Повелительницы, дрожь пробежалась по позвоночнику, обозначая тропинку страха. Пол ощутимо затрясся, со стены посыпались жучки, светить они уже перестали. Лопнула аметистовая статуэтка. Эжона испуганно вскрикнула, закрываясь рукой от осколков.

Собравшись, я постарался хотя бы внешне спокойно выдержать этот взгляд ярости и сухо кивнул.

Дэйдрэ резко развернулась вокруг своей оси и стремительно выбежала из комнаты.

Я осмотрелся: бледная Эжона упорно не отрывала взора от пола, в углу забился кудрявый волк, а над ним порхал задумчивый Эрлиниэль. Аг бессовестно дрых, пропустив вспышку ярости великой Повелительницы рода дручий.

Глава 13

– Эжона! - гаркнул я, чтобы вывести всех из стопора. Друзья вздрогнули, даже Аг чуть шевельнулся во сне. - Марш в ванную, надо приводить себя в порядок, а то еще сутки еды не дождешься! Тогда вспомню, что я страшный и ужасный дроу, и зажую одним прелестненьким дракончиком…

Девушка рассеянно улыбнулась и направилась в указанную дверь, бурча на ходу:

– Ну, теперь-то точно получишь по заслугам…

– А мы? - обиженно проблеял Херон.

– Дамы вперед, - хмыкнул я,- или тебя вежливости не обучали?.. ой, о чем это я? Какая вежливость в деревне? И вообще, зверям в ванну вход строго запрещен!

– Переворачивайся… - снисходительно добавил сникшему оборотню улыбающийся эльф.

– Гром! - закричала Эжона. - Идите сюда!

– Любопытненько, - рассмеялся я. - Прямо при муже! Смелая…

Эрлиниэль оглядел меня с головы до ног взглядом, словно это я фей, а он - великан, и полетел на зов жены.

– Что, дорогая?

Ухмыляясь, я двинулся следом, прихватив за ухо сменившего ипостась Херона.

– Смотрите! - глаза девушки сияли восторгом, рука протянута в сторону нескольких альковов.

Купальня оказалась отнюдь не ванной комнатой, а огромным залом с множеством альковов. В каждом находилась круглая каменная ванна с ароматной водой. Пар стелился по полу, дух редких масел витал в воздухе. Каждый альков мог легко трансформироваться к отдельную комнату - стоило только опустить тяжелые занавеси.

– Невероятно! - прошелестел эльф.

Я согласно кивнул, хоть никто на меня не смотрел. Такого размаха я не видел ни в Пресветлом Лесу, ни в Поднебесной Цепи, ни… а собственно, я больше нигде и не был. Здесь я был, конечно, но было не до купания, и никто из дроу туда не заходил, все было рассчитано, времени не было. Хотя, представляй я, что тут такое великолепие, я бы обязательно сунул свой любопытный нос.

– Ага, ждать не надо, - быстро сообразил юркий Херон и проскользнул в ближайший альков.

– Занавеси опусти, бесстыдник! - крикнул я, когда мальчишка, раздеваясь на ходу, с размаху нырнул в воду, заставив покраснеть Эжону.

Оборотень проигнорировал, а может просто не услышал, так что пришлось самому идти и опускать рычаг. Удивительное дело - стоило ткани опуститься, как пропали все звуки, в избытке раздававшиеся из алькова Херона: плеск, визг, фырканье…

– Удобно, темный ош, - одобрил я. - Ну, расходись кто куда!

– А как же Аг? - спросил меня эльф, следя за передвижением жены в противоположный альков. Эжона старательно опустила рычаг, и Эрлиниэль перевел вопросительный взгляд на меня.

– А чего Аг? - я безразлично пожал плечами. - Проспится и вымоется. Он не так голоден, как мы - ел недавно. Да и тащить его на обед к Дэйдрэ бессмысленно. Он же ничего не понимает…

– А ты уверен? - эльф проницательно заглянул мне в глаза.

Я снова пожал плечами и, выбрав альков, от которого исходил тонкий аромат с пряной ноткой, решительно направился туда от вездесущего эльфа.

Эрлиниэль выбрал альков рядом с женой и долго возился с рычагом. Я стоял и ждал, когда он попросит помочь. Но эльф только бросал на меня сердитые взгляды и пыхтел, пытаясь сдвинуть с места рычажок. Щелк. Красный, взмокший, еле махающий крылышками, но невероятно довольный эльф исчез за тяжелой тканью занавеси.

Я восхищенно покачал головой и отгородился от зала. Спешно скинув грязные штаны и замусоленный донельзя жилет, я с наслаждением погрузился в нежную ароматную воду. На уровне груди закололо. Тьма, я уже забыл про след.

Тем временем тот под воздействием водички постепенно исчезал, неприятное ощущение покалывания утихло. Я нырнул на глубину, наслаждаясь мягким сопротивлением воды. Усталость таяла, уступая место спокойному равновесию. Сейчас мне казалось, что ничто в мире не способно вывести меня из этого состояния. Я вынырнул и отфыркался. Амулет, который я по неосторожности забыл снять, полоснул меня по плечу рваной стороной.

Я еще не успел испугался непредвиденному сеансу видений, как увидел, что рана стремительно затягивается… вскоре не осталось даже шрама. Осмотрев себя в местах недавних ранений, я не нашел ни единого шрама, словно и не было ничего.

Обрадовавшись, я схватил себя за ногу - под коленом был очень некрасивый шрам от удара мечом, который я заработал еще в раннем детстве на одном из восстаний. Шрам часто отзывался болью на мышечном напряжении, когда я лазал или прыгал… нет, чуда не произошло. Шрам на месте, значит, действует целебная водичка только на свежие порезы. Ну что ж, и на том спасибо.

Рядом, в небольших выемках на стене обнаружился целый арсенал различных средств для омовения, чем я незамедлительно и воспользовался и через небольшое время сиял чистотой как начищенный кубок!

Выкарабкавшись, я закутался в большущий кусок белоснежной толстой и очень мягкой ткани и отжал рычаг.

Похоже, я был единственным, кто поспешил помыться вместо того, чтобы нежиться в целебной ванне.

Посреди зала появился столик с ворохом одежды. Действуя по правилу: "кто первый сел на трон, того и корона", я выбрал самые приятные для себя вещи, переворошив все, что принесли.

Выбор мой остановился на темно-фиолетовых брюках из плотной чуть мерцающей ткани, черной полупрозрачной рубахе свободного покроя и фиолетовом же жилете, расшитом серебром. Нашлись и мягкие кожаные сапожки черного цвета. Вернувшись в альков, я отстегнул Сияние от грязного тряпья и костюм мой стал действительно цельным.

Из алькова напротив, покачиваясь, вышла Эжона, закутанная с ног до головы в белый балахон. Она, не видя меня, подошла к столу, вытянула первое попавшееся платье, прихватила обувку и ушла обратно.

Я хмыкнул, забавные вкусы у драконов. Судя по тому, что я разглядел, это голубое полупрозрачное платье, расшитое серебром, и красные сапожки с золотыми цепями и пряжками.

Я заглянул в альков к Херону, но неугомонный оборотень уже оттуда испарился. Он нашелся в гостевой комнате, где растянулся на мягком ковре во весь рост. Вот тут я откровенно рассмеялся, опираясь о косяк, чтоб не упасть.

Первый парень на деревне! Брюки, расшитые золотом, красная рубаха, синий жилет, сплошь усыпанный голубыми драгоценными камнями, белоснежный кафтан на два размера больше мальчугана и все вершили эльфийские зеленые сапоги с длинными загнутыми носами. Херон насупился и запахнул кафтан.

Не в силах больше любоваться этим чудом и держась за ноющий от смеха живот, я пошел в гости к Эрлиниэлю.

– Ты тут как, жив еще, солнце мое? - спросил я, еще хихикая. - Не превратился в рыбу?

– Нет, - буркнул эльф. Он сидел абсолютно голый на белой куче, которой оказалось то самое толстое покрывало.

– Чего не одеваешься? - невинно поинтересовался я. - Любуешься своим богатырским сложением?

Эрлиниэль бросил на меня уничижительный взгляд и отвернулся.

– Ладно, красна девица, выкладывай, - сжалился я над феем.

– Мне чего, голым туда лететь? - закричал эльф, теребя неподъемную для него ткань. - Или в грязное свое рванье обратно облачаться?!

– Да успокойся, - опешил я от такого взрыва, - так бы сразу и сказал. Сейчас чего придумаем…

Я вышел и покопался в тряпье, но ничего подходящего найти не мог. Похоже, таких маленьких размеров у дручий не нашлось. Но тут у меня возникла идея. Я, зная любовь эльфа к белому, схватил белые брюки, рубаху, жилет, нашел сапоги из белоснежной кожи и рванул обратно к Эрлиниэлю.

– Доставай свою палку, - приказал я фею, игнорируя его выразительный взгляд на кучу одежды, по объему в несколько раз превышающему его собственный.

Эрлиниэль не спорил и непонятно откуда материализовал палку.

– Так, а теперь вспомни ощущения когда меняешь ипостась, но думай про одежду.

Эльф передернул плечами с раздражением, но я подтолкнул его высочество к куче и тот поднял палочку.

Одежда уменьшилась мгновенно. Вот она была, и вдруг лежит маленький сверток. Я растерянно моргнул, еще не веря в то, что опыт удался.

– Гром! Ты гений! - обрадовано закричал Эрлиниэль, натягивая одежду. - Но как ты догадался?!

– Просто, - я почесал в мокром еще затылке. - Я вспомнил, что когда ты сменил ипостась, брюки остались на тебе, значит, они тоже подвергаются метаморфозе. Стоили попробовать…

– Конечно, стоило! Я твой должник! - эльф в белом вылетел из алькова, я вышел следом.

Как раз чтобы запечатлеть выход нашей красавицы. Эжона все еще слабо покачивалась, но нам это было все равно. Про свои челюсти мы благополучно забыли и они нелицеприятно отвисли.

Платье оказалось практически прозрачным. Видимо одевалось поверх чего-то. Эжона напоминала эфемерную соблазнительную нимфу: платье мягко обтекало округлую грудь, не скрывая, а скорее даже подчеркивая вызов сосков. Книзу от талии платье становилось еще прозрачнее почти воздушным. Эрлиниэль залился краской, да и я бы тоже… если бы мог. Взгляд опускался все ниже.

И вершили все это сексуальное великолепие задорные красные сапоги с позвякивающими цепями.

Я переглянулся с эльфом. Краснота лица его переросла в багровый оттенок. Я хихикнул, скорее нервно.

И тут эльфа прорвало, он загоготал во все горло, плавно, словно осенний лист, опускаясь на пол. Я тоже не смог больше себя сдерживать и присоединился к фею. Мы в истерике катались по полу, а Эжона наблюдала за нами непонимающим, все еще отстраненным от внешнего мира взглядом. Когда я мог только постанывать от смеха, девушка немного пришла в себя, зрачки перестали быть угрожающе огромными, и посмотрела на меня более осмысленным взглядом.

– С вами все в порядке? - обеспокоено поинтересовалась она.

Вопрос вызвал новый приступ смеха у эльфа, а смог лишь вздохнуть:

– А с тобой?

– А что со мной? - озадачилась дракониха.

– Вот это! - я, красноречиво размахивая руками, показал причину нашей истерики.

Эжона опустила глаза и густо покраснела:

– Отвернитесь! - гневно приказала она.

Я послушно отвернулся, прихватил чуть поуспокоившегося эльфа.

– Сапоги… - слабо простонал он, не в силах больше смеяться. - Вот это сапоги! Драконовские!

– А мне интересно, - я решил, что поразмышлять вслух не помешает, чтобы скрасить неловкую ситуацию, - вот дракон меняет ипостась и становится человеком в одежде. А что происходит с одеждой, когда он становится снова драконом? И откуда она появляется потом? Я раньше думал, что одежда такая же иллюзия, что и человекообразный дракон…

– Не все так просто, Гром, - неожиданно спокойно отозвалась Эжона. - Но мне трудно объяснить, лучше пообщайся на эту тему с дядюшкой.

– Угу, - не согласился я. - Он далеко, ты близко, а я могу мучаться долгое время над загадкой. Так что делись знанием с ближним!

– Ну понимаешь… при смене ипостаси, дракон как бы задействует своеобразный кокон, который есть у каждого магического с рождения. Он не виден, не ощутим, даже нами, но он очень качественно сворачивает пространство в определенную форму…

– В человека, - кивнул я.

– Ну, не совсем, можно и без формы. Кстати, можете повернуться. Так не очень смешно?

Мы послушно развернулись. Эжона оделась практически дублируя мужа - в белое, но без жилета. И откопала где-то маленькие белые мягкие туфли на ноги. Конечно считается, что на торжественный обед женщина должна одевать платье, но заикнуться сейчас об этом я бы не решился. Судя по тому, что молчит даже эльф - он тоже хочет жить и жить хорошо. А ведь все знают, как эльфы привержены традициям. Это большая уступка со стороны мужа, видимо в извинение за произошедшее.

– Стильно, - кивнул я. - Будете с Эрлиниэлем двое из ларца, одинаковы с лица. Так что там с "не совсем"?

Эжона немного посомневалась, потом решительно нацепила серебристый длиннополый кафтан, с небольшой натяжкой похожий на платье.

– Просто, мальчики, драконы в принципе могут превращаться во что угодно, хоть в камешек под ногами… в идеале, даже в ничто. Но это в принципе и на своем веку я подобного не видела. И дядя не рассказывал, что видел…

– А сам он? - я с легкостью мог себе представить Магистра за подобным опытом… лет на тысячу помоложе.

– Нет, - покачала головой Эжона. - Он вообще ненавидит менять ипостась. Все энергию бережет.

– Ну так откуда одежда? - поинтересовался невозмутимый теперь эльф.

Вот так, мое неуемное любопытство чуть приоткроет Эрлиниэлю тайну под названием "жена".

– Когда мы в ипостаси дракона, этот кокон пустует и в него можно спрятать многие вещи… в принципе даже живых существ… но…

– На твоем веку этого не случалось, - закончил я за девушку. - А если там что-то хранится, можно сменить ипостась?

– Можно, - улыбнулась Эжона, - но трудновато. И чем больше затолкать туда, тем неприятней находиться в человеческой ипостаси.

– Но можно и потерпеть, - уточнил я.

– Можно, - Эжона вдруг занервничала и отвела взгляд.

Я понял, что перестарался с догадками и затронул что-то важное. Заткнувшись, я прошел в комнату отдыха и застал любопытную картину:

Херон пестрым петухом ходит вокруг покрасневших девиц, в которых я узнал девочек, что привели нас сюда, а на диване, вытаращив в недоумении глаза, сидит проснувшийся Аг. И что-то мне подсказывает, что девочки покраснели отнюдь не из-за смущения, хотя поэт-самоучка декларировал им весьма пикантное произведение в их честь.

– Отставить балаган, - спас я несчастных девушек. Те стремительно выпорхнули из комнаты. - С добрым утром… днем, Аг. Рад, что ты наконец присоединился к нам. Иди, быстренько вымойся и одень что-нибудь приличное… - я косо посмотрел на Херона, - лучше позови меня, чтобы мы выбрали тебе одежду для обеда у Повелительницы дручий. Одного клоуна нам хватил с лихвой!

Аг проковылял в дверь купальни и плюхнулся в ближайшую ванну. Эрлиниэль полетел следом, указывая какое средство для какой части тела. Что-то он сегодня подозрительно добрый к драмису. Я же, решив скоротать время, подошел к столу. Порывшись в вещах, откопал брюки нужной длины на нашего долговязого драмиса, рубаху, сапоги и отнес прямо в альков.

– Кстати, нужно попросить Эжону прочитать драмису лекцию по поводу - куда прятать одежду. А то переворачивается он быстро, а повязку все время в зубах носит. Безобразие! - заметил я Эрлиниэлю.

Тот кивнул и указал драмису чем вытирать мокрое тело. Вскоре наша лошадка была вымыта и прилично одета. Мы немного полюбовались на результат. Эльф, немного смутившись, вернул Агу природный цвет волос и избавил его от девчоночьих локонов, поскольку они не вязались с этим высоким красивым мужчиной, что стоял перед нами.

Аг важно вышел из купальни. Херон, занятый только собой, не обратил внимания, а вот дракониха оценила кардинальное изменение внешнего вида драмиса.

– Чего-то не хватает… - протянула она.

Потом встрепенулась, подбежала к Агу и стянула ему волосы в хвост. И эта деталь стала точкой в образе свежеиспеченного оборотня. Тот выразил благодарность неожиданно изящным поклоном.

– Так, лоск наведен, - подвел я итог, - а где обед? Когда же нас позовут?

– Так уже звали, - крикнул Херон с другой стороны комнаты. Там стояло большое зеркало, и оборотень не мог оторваться от созерцания себя. Такого красивого! - Те две…

– А куда идти, они сказали? - грозно спросил я.

Херон покачал головой:

– Не успели. Ты их прогнал…

– Я их прогнал? - я не поверил своим ушам. - Надо было все-таки тебя Агу скормить.

Драмис оценивающе оглядел оборотня. Херон побледнел и вылетел из комнаты в коридор. Вскоре он притащил какого-то упирающегося мальчишку.

– Вот, - гордо сказал Херон. - Поваренок!

– Его съесть? - деловито уточнил Аг.

Глаза мальчика поползли на лоб. Он даже не сопротивлялся и не пытался убежать, остолбенев от ужаса.

– Погоди, - охладил я драмиса. - Ты можешь показать нам, где будет обедать Повелительница? - спросил я мальчугана. Тот молчал, не сводя с меня круглых от страха глаз. Я вздохнул: - Ну ладно, пусть будет так! Если покажешь, тебя не съедят!

Тут мальчишка мгновенно ожил и закивал головой и рванулся к двери, показывая путь. Покачнувшись, я почти полетел следом, так как цепко держал поваренка за куртку, чтобы тот не вздумал сбежать. Друзья метнулись следом.

Мы бежали по абсолютно одинаковым коридорам, сворачивали бесчисленное количество раз, и я уже потерял ориентир, как после очередного поворота, перед нами материализовалась дверь в четыре моих роста. Перед дверью стояло дручий двадцать охраны. Увидев нас, они ощетинились оружием, раздался сигнал тревоги.

И я их понимаю, если бы на меня из-за угла выбежало чудо в виде Херона, я бы в штаны наделал! Хватило бы и его одного, а тут еще и я, весь такой черный, и остальные…

Поваренок пискнул, вывернулся из моих ослабевших пальцев и исчез. Я подумал, что надо узнать у Дэйдрэ, обязаны ли их поварята проходить школу телепортации. Если выживем, конечно. Через мгновение нас окружили целая толпа воинов, но нападать они почему-то не решались, видимо не имели права без приказа.

– Что тут происходит? - громогласный окрик угрюмого мужчины, которого я принял за охранника Дэйдрэ, изменил все в считанные мгновения.

Воины выстроились в две шеренги с правой и левой стороны от нас. Позади была дверь, впереди к нам двигался знакомый угрюмец с соответствующим выражением на лице.

– Ну где вы запропастились? - он укоризненно покачал головой. - Все вас давно ждут!

Прошел мимо нас и распахнул двери в зал.

Я ослеп от брызг света и разноцветных искр.

Меня активно подталкивали в спину, и я двигался вперед, не видя дороги. Пока я с закрытыми глазами привыкал к излишне яркому и пестрому освещению, мы подошли вплотную к столу. Что это стол, я понял, наткнувшись на его край пустым брюхом. В нос ударили чудесные ароматы пищи. Живот тут же ответил выразительным урчанием. Почти в полной тишине он разнесся на весь зал и отразился эхом от стен. Раздались сдавленные смешки. Я решился приоткрыть глаз, настроив зрение на яркий свет.

Зал действительно был огромен, еще больше зала советов дроу. Но не это привлекло мое внимание. Длинный, почти от стены до стены, стол ломился от разнообразной еды. На длинных скамьях восседало множество существ. От количества народу, которые будут присутствовать на "обеде" я впал в состояние, близкое к шоку.

В этом состоянии меня провели вдоль всего стола, одного, словно демонстрируя всему честному народу, до его начала. Началом оказался золотой трон, больше похожий на жесткий стул, на котором восседала улыбающаяся Дэйдрэ.

Меня усадили рядом с ней, по левую руку, на небольшой стульчик, так как на скамьях места не оказалось. Куда делись мои друзья, я не успел проследить, и теперь найти их за этим столом просто не представлялось возможным.

Похоже, здесь и правда нас ждали, даже не начинали есть. И как только я уселся, все изменилось. Словно кто-то невидимый подал сигнал, и тишина сменилась радостным гулом, звоном фаянса, позвякиванием металла и даже чавканьем на разный манер…

Я в изумлении повернулся к Повелительнице.

– И при всей этой куче народу мы будем разговаривать?

Дэйдрэ хитро на меня поглядывала из-за богато украшенного бокала, который только поднесла ко рту. Она была чудо как хороша в длинном роскошном платье цвета ночи, доходящим до пола. Оно открывало её округлые плечики цвета алебастра, подчеркивало тонкую талию, и давала простор фантазии, надежно скрывая все остальное. Высокий, украшенный жемчугом воротник поднимался из-за спины и доходил до последнего завитка тщательно уложенных черных волос дручии. Вокруг головы Повелительницы красовался виденный мной ранее драгоценный обруч с Оком власти на уровне лба.

– Я хочу посмотреть, чего ты еще помнишь, - она отставила бокал и широко улыбнулась, - из того, чему тебя учили. К тому же, так удобней, не мешает приему пищи… кажется, тут кто-то был невероятно голоден!

Я простонал:

– Нет, ну нигде нет мне покоя! - и схватил аппетитную поджаристую ножку, когда-то бывшую бегательной конечностью кого-то летающего.

– Покой не твоя стезя, - лукаво произнесла девушка и сразу перешла к делу… то есть к приему пищи, а заодно и к моему допросу.

Я почувствовал, как вокруг нас образовался невидимый кокон. Не выдержав, я проверил его волной магии. Кокон оказался мягким и податливым, но удивительно прочным.

"Это что бы некоторые умельцы не подслушали то, чего их не касается", - возникла в моей голове мысль, принадлежащая Дэйдрэ.

То, что мысль принадлежала ей, я теперь мог понять практически сразу. Я словно бы смаковал её какими-то загадочными рецепторами, которые неожиданно обнаружились в моей голове. Мысль дручии была щекотно-дерзкой, со шлейфом терпкой пряности. Она заставляла дрожать сердце и отдавала легким шумом в ушах.

Я улыбнулся, вспомнив свое определение Повелительницы и своего отношения к ней. И сейчас мне это определение помогло не потерять голову от некой интимности, созданной защитным коконом и таинством нашего общения.

Повелительница очень грустно улыбнулась. Конечно, мои мысли для Дэйдрэ никогда не были тайной, а в данной ситуации они становились ей известны даже прежде, чем я их подумаю. Дэйдрэ улавливала за хвостик еще ощущения, легкие вихри, из которых рождаются слова. И теперь мне стало понятен способ общения дручий. Он кардинально отличается от чтения мыслей эльфов… как я раньше этого не видел? Как мог считать все одинаковым, это же совершенно разные стороны магии!

"Ты научился понимать, слушать сердцем, - словно легкий воздушный змей крутился вокруг моей головы. - Это хорошо. Тогда тебе не обязательно сосредотачиваться, пыхтеть над передачей мне информации. Просто жуй и вспоминай свою историю с самого начала, ничего про себя не проговаривая. Хватит образов и твоих чувств. Если задену что-то личное - заранее прошу прощения, иначе никак. Это общение на высшем уровне, поздравляю, даже среди дручий это не так часто встречается".

Я послушно наполнил тарелку мясным разнообразием, до которого только мог дотянуться. Уловив укоризненный взгляд какой-то милашки, сидящей недалеко от меня, пожал плечами, но положил сверху листик из ближайшего салата. Послав милашке воздушный поцелуй, чем привлек внимание её спутника, я расслабился - теперь на меня никто не пялился, можно спокойно поесть… и вспомнить былое.

Вкусная все-таки птица, надо узнать, что это за вид такой, нежный и сочный… яснарь. Откуда я знаю, как называется эта птица? Ах, простите, забыл. Да-да, не отвлекаюсь. Нарвэ… Да, я знаю, она была чересчур со мной любезна, но все так хорошо было… до похищения.

Сияние. Умная скотинка… Ай! Зачем жечься? Ну то есть боевой товарищ, хоть и не очень часто приходится им пользоваться… или ему мной. Да, ты права, наверное ему со мной просто скучно. Нет? Даже слишком весело, что не хочется мешать? Это новость, спасибо, еще никогда не общался мысленно с мечом, хоть иногда и понимал его.

Да-да-да, не отвлекаюсь. Ух, вкуснотища! Это мясо просто восхитительно… барнад. Надо запомнить, пристрелить парочку до отъезда. Что? Ядовит? Это как? Ах, кожа. Но как же его убить, не повредив кожу? И как потом освежевать? Ну вот, опять секреты…

Ну, не хмурьте брови, красавица. Подземные ходы, река, погоня. Все ясно, небольшое воздействие на мой разум. Кому понятно, а мне нет! Я ничего не чувствовал. Уже заткнулся. Тьма, мне кажется, что у меня раздвоение личности начинается…

Эжона, поцелуй, жаль, что я такой правильный, надо было воспользоваться ситуацией. Сам дурак! То есть… Ай, больно же! Да, именно, мне всех и сразу… нет, пожалуй сразу я не выживу, по очереди, пожалуйста! Ну и ладно, не очень-то и хотелось…

Сейчас. Положу себе еще вот того замечательного блюда, пока это толстяк все не сожрал… Ну министр, все равно похудеть бы не мешало. Это я-то тощий? Да я в самом расцвете сил! Да и кормить меня никто не хочет… ну разве что ты смилостивилась, госпожа. Заканчиваю паясничать.

Эльф… фей… снова эльф… опять фей. Ну нравится мужику, что поделаешь, может он ночами не спит, мечтает вернуться к ним? Ну да, почти погиб. Зачем? Увы, я не читаю мысли этого чокнутого дручия! Да, миражи… летал по воздуху, уничтожил целую деревню вильев, развоплотил несколько фей. Ну, положим, эти сами нос сунули не в свое дело, а вот вильи чем-то ему насолили. Может, он тоже испытал на себе их магию и теперь питается травкой, как бедолага Херон. Кстати, чем хоть он сейчас… ладно, потом.

Нарвэ… Цвейго… картина… кинжал. Ну, я не знаю, такая ли она, как ты назвала, может все-таки это Лайнес… Что, он может так подчинить себе женщину? Чего же он с тобой так не поступил? Ну, он же рвался к власти? В смысле, не о тебе речь, мне же интересно. Нет, по любопытному носу не надо, а то не почую больше этот дивный аромат барнада.

Лейла… цепи… подземелье. Вот так, я сам не понимаю, почему он так с ней. Откуда знаю? Так талисман…

– Дай сюда! - неожиданно вслух произнесла Дэйдрэ.

Я подпрыгнул от резкой смены общения, от лопнувшей сферы, встряхнулся, словно мокрый жеребец. Немного придя в себя, полез за пазуху.

– Вот, - я дрожащей от шока рукой протянул дручии железяку.

Она потянулась было, но коснувшись моих пальцев, резко отдернула руку. Быстро встала. Стул-трон со звоном упал на пол. Подскочили слуги, все присутствующие поднялись. Разговоры смолкли.

– Дело государственной важности! - жестко произнесла Дэйдрэ.

Схватив меня за шиворот, она быстрым шагом вошла в проем, скрытый позади трона за тяжелой синей занавесью. Угрюмый было увязался следом, но дручия остановила его одним лишь жестом. Она буквально тащила меня за собой, я только успевал ноги переставлять, но перечить пока не решался. Дэйдрэ всегда относилась ко мне, как к младшему брату и исправлять эту ситуацию было уже поздно. От такой "опеки" мне не уклониться.

Две юные служанки растворились в воздухе от одного взгляда Повелительницы, мы зашли в небольшую комнатку, в которой стояло только два белоснежных дивана, и лежал большой синий ковер.

– Это моя комната отдохновения, сюда никто не имеет права входить, - пояснила Дэйдрэ. - Протяни руку, держи амулет на ровной ладони.

Я поднял руку с зажатым предметом, выпрямил пальцы.

Дэйдрэ крутилась вокруг меня змеей, пробуя воздух вокруг вещицы, нащупывая что-то в пространстве.

– Это оставила Лейла, - сказал я.

– Да помню я, - фыркнула дручия. - Помолчи немного.

Я закрыл рот и просто смотрел на странный, но завораживающий танец дручии. Через какое-то время на меня нахлынула волна холода, сквозь которую пронизывались тонкие струйки энергии. Повелительница остановилась, тяжело вздохнула, потом добрела до дивана и почти рухнула на него.

– Что с тобой? - испуганно спросил я, ежась от холода.

– Да ничего, - вяло отмахнулась девушка. - Утомилась немного, все-таки уровень мой ниже…

– Чем у кого? - насторожился я.

– Хочешь посмотреть, что было на самом деле? - с энтузиазмом спросила Дэйдрэ, вскочив на ноги.

– В смысле? - удивился я.

– Иди сюда, садись, - девушка притащила меня к дивану, усадила.

Потом осторожно взяла амулет за шнурок и подвесила его прямо в воздухе.

– Чтоб не чуял нас, - пояснила она, увидев мой недоумевающий взгляд.

Она осторожно подула на амулет, и меня снова обдало холодом, но на сей раз, это не прошло даром для моего организма: перед глазами померкло.

В ушах шум. Я увидел сферы, я опять в деревне вильев. Опять паника, смерть, Лейла… что-то не так. Слева от меня деревня вильев и эти шары, что гоняются за полувеликанами, а справа - дроу, Лейла и оборотень. Троица стояла, понурившись, Херон скалился и рвался в бой… но не мог сдвинуться с места.

Смех… я всегда узнаю его смех! Я смотрю с позиции Лайнеса! Он уничтожил деревню и обездвижил моих друзей. Рука в белом одеянии протягивается в сторону Херона. Волк становится вялым и поднимается в воздух, летит навстречу. Другой рукой Лайнес срывает с себя амулет. Почти как мой… только. Понятно! Он разламывает его на две части. И одну часть втыкает в оборотня. Волк вытягивается во весь рост и валится на пыльную землю. Глаза Лейлы, полные ненависти и отчаяния. Она думает, что дручий убил волка…

Я судорожно втянул в себя воздух.

Картинка сменилась. Большая светлая комната, белоснежная мебель, распахнутые окна. На полу, обхватив согнутые ноги руками, сиди Лейла. Поднимает глаза. Сколько ненависти и злобы в них! Никогда не думал, что эта светлая девчушка может выдавать такие эмоции!

Лайнес что-то говорит, лицо девушки еще больше искажается. Смех, опять его издевательский смех. Он поворачивается и протягивает руку к стене. В воздухе постепенно материализуется сырая стена подземелья, цепи, прикованная фигура…

Лейла бросается на мага, колотит того кулачками. Лайнес отшвыривает девушку. Видение тает. Лейла в бессилии рыдает на полу.

Грудь ощутимо сдавило, раздался хрип. Через мгновение я понял, что это мой хрип и нервно рассмеялся. Синий ковер перед глазами, я опять у Дэйдрэ. Я метнулся к девушке.

– Я видела, - остановила меня дручия.

Она размышляла о чем-то, скрестив руки на груди.

– Но Нарвэ… - вспомнил я. - Значит, это тоже неправда? Значит, Аквидор жив!

– Боюсь, нет, - Дэйдрэ отвела взгляд. - Два видения были спланированы, театр для одного зрителя, и то - второе Лейла остановила в самом начале, два были вызваны другими причинами. И это каким-то образом связано с Нарвэ. Нет, с Лайнесом! Он пользовался другой половинкой амулета, чтобы следить за девушкой и твоя часть в это время тоже активировалась. Так что, увы, твоя магия тут не причем. И похоже это тоже сюрприз для умника Лайнеса!

– Ну вот, - огорчился я. - А я, как идиот, железяку своей кровью кормил!

– Просто совпадение, - мягко улыбнулась Повелительница. - Гораздо больше меня беспокоит другое событие… те белые драконы. Есть в них что-то чудовищное, их спокойствие смертельно опасно. Их внимание к тебе настораживает.

– Ты видела их? - я почувствовал, как холодеет от ужаса сердце, как всякий раз при воспоминании о прикосновении мужчины с радужными глазами. А с учетом, что в комнате дручии и так стало невыносимо холодно, я рисковал брякнуться вскоре хладным трупом.

– Никогда, - дручия заметила, что я растирал свои плечи, пытаясь согреться, и щелкнула пальцами. В комнате стало заметно теплее, вот только к ужасному холоду, поселившемуся в сердце, это к сожалению не относилось. - Даже не слышала.

– Эжона сказала… - начал было я.

– Да, я знаю, - раздраженно перебила меня Дэйдрэ. - Усвой, наконец, что этот период твоей жизни я знаю так, словно сама его пережила в твоем теле!

Мы немного помолчали.

– Прости, - Дэйдрэ отстегнула свой огромный и наверняка тяжелый воротник, отшвырнула его в угол и устало опустилась на диван. - Я нервничаю каждый раз, когда сталкиваюсь с неизвестным… или Лайнесом. А тут два в одном! Прямо не знаю, с чего начать.

– С меня, - решительно ответил я. - Я должен остановить эту войну! И остаться в живых, если получиться. И еще спасти отца… и Лейлу.

– Сколько много пожеланий, - усмехнулась Повелительница. - Слушаюсь и повинуюсь, мой господин! Тебе с голубой каемочкой, али по-простому?

– Ну ладно, - смирился я. - Меня можешь в расклад не брать.

– Ох, Гром, за кого ты меня принимаешь? - Дэйдрэ потерла виски. - Я что, самая великая воительница всех времен и народов? Да и еще вопрос: кто будет управлять государством, пока я занимаюсь неизвестно чем на краю земли?

– Эрлиниэль, - расхохотался я. - Он вам ту всю гамму поменяет! Первый вопрос - я принимаю тебя за единственное существо, которое может что-то противопоставить Лайнесу! И не надо так печально головой качать, я в тебя верю! А что касается воительницы - ты самая-самая, но честно говоря, я планирую объединить силу Сияния, Ока власти и некого предмета в тайнике, про который ты упоминала…

– А! - Дэйдрэ весело подмигнула. - Голова у тебя работает! Пошли…

И тут в комнату ввалился угрюмый… правда таким он уже не был. Лицо огромного мускулистого дядьки исказилось от ужаса, глаза чуть не выпадали из орбит:

– Повелительница!..

– Что такое? - судя по лицу Дэйдрэ, кто-то посмел беспокоить её в комнате отдохновения впервые. - Нашествие, что ли?

Глава 14

Угрюмый моргнул, подумал и закивал головой.

– Очень похоже, госпожа!

Мы переглянулись, неужели Лайнес решил напасть на государство Дэйдрэ?

– Ваши гости, - продолжил охранник, переведя дыхание, - они все съели! Все, что было на столе, а так же все, что принесли с кухни… Придворные в панике, дамы в обмороке… они решили, что должно быть сейчас будут есть их… Даже это маленький, с крылышками, съел больше меня в два раза!

Уже на середине фразы я начал хихикать, представляя картинку. Под конец я ржал самым неподобающим образом, упав на ворсистый мягкий ковер.

Повелительница усмехнулась, слегка расслабившись:

– А что, собственно, вы ожидали от двух молодых здоровых драконов?

– Драконов? - мужчина вытаращил глаза еще больше. Судя по бледности, неприсущей даже дручиям, он теперь и сам приготовился упасть в обморок.

– Ну да, - невозмутимо кивнула Дэйдрэ, учтиво приглашая меня подняться. Учтиво с её точки зрения - потянув меня за волосы. - А вы понесете наказание за вторжение на мою личную территорию… Кто вам давал разрешение так врываться сюда? Мало ли чем мы бы тут занимались.

Угрюмый густо покраснел. Я восхитился обширной гамме цвета лица, доступной ему. В обморок тот видимо падать передумал и весь как-то съежился, старясь стать незаметным, но при его внушительной комплекции это было невероятно затруднительно.

– Ну, что ж, пойдем спасать мой двор, - вздохнула Дэйдрэ. - Все тайны пока откладываются.

Угрюмый выкатился из комнаты в совершенно невменяемом состоянии. Это ж надо так мужчину довести! Зная дручий, я задумался: что за причины побуждают этих славных белолицых настолько бояться свою повелительницу? А потом вспомнил про Око власти. Прикажи сейчас дручия умереть угрюмому, тот бы подчинился как миленький и задушил бы себя… или голову об стену разбил. Очень яркая картинка встала перед глазами и холодок прошелся по спине. Я покосился на идущую лядом Дэйдрэ, ощутив легкую щекотку в голове. Девушка смотрела прямо, на губах её залегла жесткая складка.

Я встряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли о моем полном неведении относительно прекрасной воительницы. Заодно защитился от непрошенных гостей в моей голове. К тому же это не мое дело, не мое государство. А есть и проблемы ближе. Но я помнил чувства, которые она вызывала у меня долгое время, тот детский восторг силой и женственностью, головокружение от созерцания совершенной фигурки и таинственных глаз… Сейчас это чувство казалось таким далеким, словно не моим, а другого дроу, поделившегося со мной переживаниями.

Дэйдрэ стала другой. Жесткой, властной, непримиримой. Настоящей Повелительницей. Она очень напоминала моего отца в чем-то сейчас. И лишь временами, когда она была легка, весела, эта тина обнажала знакомую мне дручию, словно чистую искрящуюся воду.

И самое неприятное думать о том, насколько я изменился. Было ли это действие артефактов или стремительно разворачивающиеся события так повлияли на наши черты. Или же это груз ответственности придавил к земле юношескую легкость восприятия жизни?

Я был рад своей способности закрыть от дручии свои мысли, чувства. Было бы весьма неприятно от осознания того, что девушка знает мои мысли о ней сейчас. Это бы разрубило последнюю ниточку симпатии, что связывала нас ранее толстым канатом.

Угрюмый рассосался в каком-то из многочисленных коридоров, но дручия никак не прореагировала на это исчезновение. Или это был неслышимый мною приказ.

Мы проскользнули в зал, где проходил "обед" и застали следующую картину:

Абсолютно пустой огромный стол, все тарелки и блюда поблескивают пустотой. Богато украшенные стулья и скамьи в беспорядке валяются на полу, а придворные распластались по стеночкам зала. Женщины сидели на полу, уткнувшись лицом в колени, или лежали без чувств. Мужчины со страхом косились на середину зала.

Там, развалившись в шикарном троне Повелительницы, сидел Херон и сыто почесывал себя пяткой за ухо… видимо забывшись, что в человеческой ипостаси. Ладно, хоть пока не вылизывается! Вокруг него двумя голодными волками ходили Эжона и Аг, мрачно косясь друг на друга.

Я в недоумении подошел к столу. Посредине, в самом огромном блюде без движения лежал Эрлиниэль. Когда я наклонился к нему, проверить, жив ли фей, тот приоткрыл глаза, сыто рыгнул мне в лицо и снова отключился.

– Безобразие, - прокомментировал я. - Больше никогда не возьму вас с собой. Совершенно не умеете себя вести. Вы прям хуже… дроу!

Аг весело сверкал глазами. Игра явно пришлась ему по вкусу и он в полной мере наслаждался своим участием в этом балагане. А вот Эжона кажется всерьез высматривала, чтобы еще съесть. Глаза её выдавали в полной мере: вертикальные зрачки и голодный взор не могли оставить равнодушным даже меня. Я прикинул, сколько она не ела, да еще учтя ранение. Наверняка, на самоисцеление требовались значительные силы.

– Отставить! - гаркнул я.

Аг остановился, Эжона вздрогнула и непонимающе оглянулась. На лице её появилось нормальное выражение. Херон застыл на троне с вытянутой ногой. Тьма, он все-таки собирался…

– Эрлиниэль, - беспокойно заметалась уже совершенно очнувшаяся Эжона.

– Брысь, - Дэйдрэ щелкнула наглого оборотня по носу, сгоняя его с трона. Тот мешком свалился на пол и в ужасе отполз подальше под стол.

Эжона нашла мужа и счастливо прижимала того к груди. Эрлиниэль заметно позеленел.

– Вот так, приятель, - хихикнул я, вызволяя объевшегося бедолагу из страстных объятий дракона. - Не появись я, твоя женушка не только бы не вспомнила о тебе, так еще бы и закусила… если бы нашла!

Эжона выпустила фея из рук и отчаянно покраснела.

– Надо же так довести дракона, - сочувственно покачала головой Дэйдрэ, усевшись на троне. Она нащупала под столом испуганного Херона и отвесила тому пинок. Оборотень с воем выскочил из-под стола и спрятался за мою спину от суровой воительницы.

Я развернувшись, схватил мальчишку за ухо:

– В следующий раз выбирай местечко соразмерно своему положению в обществе и не нарвешься на монарший гнев.

Аг стоял и широко улыбался, наслаждаясь каждым мгновением. Я безошибочно почуял в нем родственную душу, которая только и ждет, чтобы нарушить размеренный устой жизни… ну или поучаствовать в чужой игре.

Придворные, углядев Повелительницу, расслабились и начали потихоньку приходить в себя. Некоторые смельчаки даже возвращались за пустой стол, выбирая себя кресло получше. Видимо, в качестве премии за смелость.

– О, да ты прекрасное успокоительное средство для своего народа, - хмыкнул я, плюхаясь рядом с Дэйдрэ. - В любой ситуации, похоже, им главное - это видеть тебя.

– Привычный страх дисциплинирует, - печально улыбнулась мне девушка. Я мгновенно потонул в её ледяных глазах, ощутив прежнюю Дэйдрэ в грозной воительнице. - В любых событиях, существо цепляется за свои сильные эмоции. Это помогает им вернуть почву под ногами, обрести разум и четкое видение ситуации. И иллюзорное ощущение безопасности. Даже если сейчас дракон набросится на них, они спокойно дадут себя слопать во имя высшей цели, каковая имеет место лишь потому, что их Повелитель одобрил это действие.

Я поморгал, но смысл сказанного стал мне ясен не более абракадабры человеческой ведьмы. Или монотонного жужжания лекции профессора.

Дэйдрэ больше не смотрела на меня. Она спокойно ждала пока все приглашенные рассядутся по местам и громко объявила:

– В мире происходят большие изменения. Я удаляюсь для размышлений в комнату отдохновения. Любой, кто осмелится меня побеспокоить, умрет на месте, лишь коснувшись двери. Связь будет поддерживать Деллоу, - дручия мягко очертила воздух рядом с собой и из мерцающего тумана, рожденного её рукой, вышел тощий древний старик с выцветшими белыми глазами. - Подчиняться ему беспрекословно. Вы знаете, что стены не препятствие для моего взора и моего гнева. Ничто не останется в тайне для меня.

Дэйдрэ медленно обвела взглядом собравшихся: каждый из присутствующих съеживался от внимания Повелительницы. Только сейчас я понял, что это собрание было не для нас. И оно не было обычным. Хитрая воительница уже решила идти с нами и устроила показательное выступление для своего двора. А точнее для той части двора, которую считала особо неблагонадежной. Я усмехнулся своему открытию. К Оку Дэйдрэ явно прибегала нечасто, не пренебрегая старыми как мир методами управления.

Повелительница величественно поднялась и прошествовала в сторону комнаты отдохновения. Я махнул рукой друзьям и посеменил за ней. Всю нашу вереницу замыкал молчаливый старик Деллоу.

В темном коридоре Дэйдрэ неожиданно обернулась и подмигнула мне:

– А на мне вообще подделка!

Опешив от неожиданности, я ощутил как врезался в мою спину долговязый Аг, чуть не сбив меня с ног.

Опять я не закрылся от дручии и она с легкостью прочитала все кружащееся в моей голове. Вот и про Око тоже… Я дал себе слово ни на секунду не расслабляться. Все-таки, хотелось сохранить хоть какое-то подобие личной жизни.

– Это нечестно, - обиженно буркнул я изящной спине девушки.

– Интересно, где ты понахватался понятий о чести, горный дроу, - парировала Дэйдрэ. И добавила строго: - Это тебе же на пользу.

На пользу… я злился. На какую это интересно пользу? Когда я что-то сам хотел передать - это одно, а читать меня просто так, всегда, как раскрытую книгу. В этом есть что-то гадкое, неправильное. Острое желание открыть защиту и показать наглой девчонке что я чувствую пронизывало меня. Но останавливало то, что у нас в данный момент общие интересы… даже не так. Дэйдрэ шла навстречу моим интересам и просьбам и ничего не просила взамен. Это дружба, и я должен быть благодарен ей, несмотря на какие-то чудачества. Но неприятное чувство не оставляло меня. Я ведь не мог видеть всей картины происходящего. Уже много существ не раз удивляло меня, а порой вводило в ступор своими неожиданными действиями, а порой и предательством…

На мое плечо мягко легла тонкая кисть Ага с длинными узловатыми пальцами. Вздрогнув, я ощутил, как через эту руку в мое сердце вливается отрешенное спокойствие, и немного расслабился, позволяя драмису лечить мою ярость своей необычной магией.

В конце концов, то, что я считал подлостью, у дручий было обычным делом… да и у эльфов. Вот тебе и Свет, а все Тьму ругают.

Комната отдохновения Повелительницы потрясла моих спутников. При небольших размерах и более чем скромной обстановке, она оказала воздействие насыщенностью воздуха и холодом. Это те остатки магии, которые употребляла Дэйдрэ чтобы раскрыть истинный смысл "подарочка" Лайнеса. Я поежился от воспоминаний.

Притихшие Эжона и Аг присели на краешек белоснежного дивана. Херон в панике забился в угол, фея я не видел.

– А где Эрлиниэль? - в тишине мой голос показался неестественно громким и чужим.

Эжона молча раскрыла ладошки, сложенные лодочкой. Фей мирно дремал, не ощущая колебаний температур и магических вихрей.

– Здесь пока не очень комфортно, - тихо произнесла Дэйдрэ, усаживаясь напротив нас на второй диван. Она махнула старику у входа, и тот исчез с той стороны, плотно прикрыв за собой дверь. - Это временно…

– Рассеется? - меня опять разбирало любопытство. Судя по ощущениям, за то время, что мы находились в зале, вихри и холод ничуть не уменьшились.

– Нет, - спокойно ответила Повелительница. - Так теперь будет… если не всегда, то время очень долгое. Придется менять привычную комнату на другую. Но это не суть. Наше с тобой прошлое посещение поселило внутри этой комнаты некий магический вакуум… Постой, дай мне закончить, - остановила она мои возражения. - Я знаю, что сейчас здесь гуляют неуправляемые потоки. Но они слабы, это остатки вихревого заклинания, что я употребила. И когда они потухнут, холод, что сковывает ваши сердца, займет все пространство…

– И как долго они будут стихать? - настороженно уточнила Эжона, с тревогой оглядываясь на закрытую дверь.

– Уже недолго, - мягко улыбнулась Повелительница. - Не смотри, выйти сейчас уже нет возможности…

– Как нет! - в ужасе воскликнул Херон. Он метнулся в сторону двери и попытался коснуться ручки.

Дэйдрэ предостерегающе подняла руку, но не успела ничего сказать, как раздался хлопок, и Херона отбросило на ярко-синий пушистый ковер. Тот замер без движения.

– Мы в плену? - уточнила Эжона, сверля исподлобья черноволосую красавицу.

Дэйдрэ заливисто расхохоталась:

– Ох, девочка, - с трудом переведя дыхание, проговорила воительница. - Не там ты ищешь опасность… хотя мне очень польстило твое предположение.

– Ей, приятель, ты живой? - я подошел к оборотню и пошевелил расслабленное тело.

– Просто отключился, - небрежно отмахнулась Дэйдрэ. - Не будет лезть, куда не просят. Это, кстати, всех касается. Ничего не предпринимать без моего приказа. Времени у нас остается все меньше, и постараюсь объяснить.

Мы подошли к дручии, подальше от чуть мерцающих стен. Вихри заклинания гасли один за другим, и я сердцем ощущал ледяной холод, что подступал от этих стен. Почти такой же, как от ледяного дракона с радужными глазами.

Дручия стояла с чуть прикрытыми глазами, собираясь с мыслями или прислушиваясь к происходящему.

– Сначала я хотела отправиться в долину, где расположились три армии, которые разорвать этот мир в клочья. Но Гром подсказал мне идею… В принципе, это как раз то, что хотел от нас Лайнес, и это пугает меня. Но, похоже, он хотел, чтобы данный процесс произошел гораздо позднее, что было бы на руку ему и бесполезно для разразившейся войны. Это наш шанс. Мне бы не хотелось брать с собой всех, но я не знаю, кто может нам понадобиться там. И я верю судьбе, которая возможно специально привела вас ко мне таким вот разнопестрым составом. Я склонна считать это тоже плюсом. Готовьтесь ко всему и ни к чему. Скоро мы перенесемся…

– К…к-куда, - заикаясь, спросила донельзя испуганная Эжона, инстинктивно сжимая неласково разбуженного мужа так, что у того скоро глаза из орбит вылезут. Я отобрал фея у девушки, стараясь удержать наше преимущество в разнопестром составе… и желательно не в раздавленном виде. Фей судорожно вцепился в мой палец непонимающе крутя головой во все стороны.

– В тайник, - просто ответила Дэйдрэ, не реагируя на наши манипуляции.

– А как же старик… государство, - промямлил я, с ужасом осязая, как мерцание со стен подступает ближе и холод усиливается. Он уже покалывает кончики пальцев.

– А… это, - отмахнулась Повелительница дручий. - Деллоу знает все дела государства. Собственно, он и занимался этой мелочевкой, мне сразу не понравилась рутина правления. Да и я могла позволить себе заниматься по настоящему интересными делами…

– Какими, например, - что-то подсказывало мне, что ответ на этот вопрос касается и данного нашего положения, хотя пару косых взглядом друзей показывал, что они не считают вопрос уместным. Лишь Аг оставался невозмутимо спокойным, с легким налетом интереса.

– Например, изучением древних тайн, - подмигнула мне дручия, притягивая меня поближе. - Вы должны встать немного кучнее, а то растеряем половину по дороге…

– Дороге куда? - дрожащим голоском пропищал ничего не понимающий эльф.

– Туда, - хохотнула Дэйдрэ и зажмурилась.

Прежде чем последовать её примеру, я успел заметить, как мерцание затягивает нас в кокон, ласково окутывая волнами холода и света. Нестерпимого света, который продолжал резать мне глаза и под плотно зажмуренными веками. Холод пронизывал мое тело, и я почти не ощущал руками крепких объятий друзей, а вскоре и вообще ничего. Клонило в сон, там темнота и глаза не болят от нестерпимо яркого луча, который кажется буравит все тело насквозь. Там хорошо и нет ни тайн, ни войн…

Резкая боль вернула меня к действительности. Сияние, почуяв смертельную опасность, нагрелся так, что ожог привел меня в чувство и даже вернул часть чувствительности телу. Я заорал так сильно, как только был способен. Думаю, девочки, которых я прижимал окостеневшими руками, просто оглохли бы… вот только они не подавали признаков жизни. Я не понимал, где нахожусь.

Яркий свет сменился мягким полумраком, словно светящимся изнутри голубоватыми лучиками. Не было ни стен, ни потолка, ни пола. Наш кружок держался только лишь за счет моих усилий: никто из спутников не шевелился и даже не дышал. Слой инея покрывал их лица и отсвечивал мертвенной бледностью в странном освещении. Снова ожог. Я опять заорал от боли, но был благодарен несносному Сиянию, хоть и шрам от двойного ожога на бедре останется навсегда. Это была плата за жизнь. И я очень хотел надеяться, что не только за мою жизнь.

Из последних сил я разбудил в себе магию и создал вокруг нас защитную сферу. Это усилие подорвало хрупкое состояние осязания себя в магическом вакууме, и я отключился.

Пробуждение не было приятным. Я понял, что мне невероятно трудно дышать, а тело болело и ныло так, словно я провел ночь в тесном ящике без окон, дверей и щелей, куда мог бы попадать свежий воздух.

Я попытался подняться, но попытка оказалась неудачной. Но шевелиться у меня получалось, это уже надежда. На лице лежало что-то ужасно тяжелое, но теплое…

– Слазь с меня… Эрлиниэль? - я судорожно пытался вылезти из-под большого светлого эльфа. Я уже и забыл, каким высоким он был. И тяжелым! - Я всегда подозревал, что у тебя ко мне нетривиальное влечение, но, уж поверь, это не взаимно!

С трудом выбравшись из-под бесчувственного эльфа, почему-то сменившего ипостась, я осмотрелся.

Первое, что я увидел - небо! Почти белое, сияющее небо без признаков солнца, звезд и прочей атрибутики. Оно светило само, как свежим утром после ночного дождя. И пахло так же - совершенно потрясающая свежесть и чистота. У меня закружилась голова от такой совершенной простоты. И еще не скоро я смог отвести взгляд от этого прекрасного покрова тайника. То, где мы - я не сомневался. Не знаю откуда - просто знание присутствовало во мне и все. И еще, что все мы живы, просто мои спутники спят очистительным сном, ибо существовать в этом месте не может их разум. Или пока не может, а сон каким-то образом подготавливает их к безболезненному восприятию этой совершенной чистоты.

Почему не спал я - не было понятно. Знание молчало, а я мог лишь строить гипотезы. Может, я так сказать очистился болью… или заплатил ей. Благодаря Сиянию, я не сплю в этот прекрасный момент одиночества…

Я наконец оторвал взгляд от неба и посмотрел под ноги. Там лежал лишь Эрлиниэль. В своих совершенных белых одеждах. Как я и предполагал, одежда изменила свои размеры. Оно и к лучшему - голые мужчины, даже такие светлые, как эльфы, не сочетались бы с совершенной красотой этого удивительного места. Да, правду сказать, мы и так не сочетались, даже в одежде. Мы были чужими здесь, и это удручало.

Я поискал взглядом девочек. Кроме Эрлиниэля никого рядом не было. Но зато я увидел больше: нас окружала стена с шестью углами и несколькими проемами без дверей. Стена уходил в небо, растворяясь в нем так, что не было понятно где стена, а где уже воздух. Поэтому я сразу и не понял, что стою в комнате.

Я осторожно заглянул в проемы: за каждым находилась еще одна такая комната с множеством проемов… и так дальше, напоминая огромный чудовищно прекрасный лабиринт… и еще что-то. Соты!

Я содрогнулся: с горными осами лучше не встречаться. А что же за создания обитают здесь? Хотя, ходы сделаны для невысоких существ: Аг бы задевал головой верхний проем.

В следующем помещении я увидел Эжону в ипостаси дракона. Она мирно спала, на выдохе выпуская тонкую струйку огня. В стороне, куда ударялась струйка, уже кипело небольшое облачко пара.

Я хмыкнул: уже двое сменили ипостась, оказавшись здесь. К тому же они выглядели вполне здоровыми, сон их был безмятежен, улыбки играли на лицах… во всяком случае у эльфа - в драконьих ужимках я не очень разбирался.

Я быстренько обыскал ближайшие помещения, стараясь не очень отдаляться от первоначальной соты. Вскоре я нашел Дэйдрэ и Херона. Девушка лежала на спине, вольготно раскинув конечности в стороны, Херон притулился в уголке, свернувшись калачиком. Выглядел он человеком, так что я мог не сомневаться, что это его изначальная ипостась… впрочем, я и не сомневался.

Не найден только Аг. Не то, чтобы я волновался за драмиса, но очень хотелось увидеть, какую ипостась он принял: первоначального неприметного драмиса, которым он был до моего вмешательства, остался человекообразным, или стал тем красивым оранжево-черным драконом?

Я обыскивал соту за сотой, но не мог найти нашего нового знакомца. Возможно, он на смог попасть в это место. Может, его вибрации не слились с магическим вакуумом, а может, он погиб, не сумев сохранить с нами единство.

С печалью в сердце, я возвращался в первоначальную соту, где я очнулся. Ага мне было жаль в любом случае: не увидеть это место сейчас для меня равнялось смерти.

– Не меня ищешь? - прекрасная незнакомка двигалась мне навстречу.

Оранжевые волосы, прекрасные своей нереальной глубиной черные глаза и белая, словно алебастровая кожа. Девушка шла, изящно покачивая бедрами, и даже мешковатые одежды не могли скрыть стройные изгибы её тела.

Я готов был пасть к её ногам. Да что там, я готов был миры сложить к её ногам за одно прикосновение к этим шелковистым волосам сумасшедшего цвета, к прекрасным, словно нарисованным кистью гениального художника, губам, к белоснежной, отражающей свет этого чудного неба… нет, это небо пытается повторить излучение кожи, но является лишь слабым отсветом совершенного творения, приближающегося ко мне.

– Гром, - нежно пошептала девушка, касаясь тонкими пальцами моей щеки. Словно тысячи искорок пронзили мое сердце, которое уже боялось лишний раз удариться о грудь, дабы не спугнуть это видение совершенства. Глаза девушки излучали море любви и нежности, в котором я тонул, радостно прощаясь с этим миром, с жизнью, со всем, что казалось теперь лишь грандиозной иллюзией. Лишь она была настоящей.

У меня подкосились ноги, и я рухнул на колени перед незнакомкой, уткнувшись лицом в мягкий податливый животик. И ощутил, как она обняла мою голову, прижимая к себе. Хотелось продлить это ощущение блаженства навсегда, навеки быть с ней…

– Наконец-то мы увиделись, - взволнованно прошептала она, - сынок.

Я поперхнулся: чего?!

Отпрянув, я уставился на девушку. Теперь-то я вспомнил её - она была на портрете, что рассматривал Цвейго в моем видении. Нервно рассмеявшись, я подумал, что девушка просто не в себе. Да еще бы: может она просидела пленницей в этом месте как раз с того момента, когда был сделан этот портрет. А это было очень давно, судя по следам, которое оставило время на лицах трех друзей. А вот она осталась такой же. Даже не так: художнику не удалось передать всей красоты и грации, хотя он явно очень старался.

Тайник поддерживал в ней красоту и молодость, но видимо взамен забрал её разум. Собственно, не очень большая плата, учитывая, что у девушек и так мало чего в голове содержится… ну у большинства. Я судорожно оглянулся, вспомнив, что опять не поставил защиту от проникновения Дэйдрэ.

Никто из спутников не очнулся, и я вздохнул с облегчением.

Бедная красотка, свихнулась тут в одиночестве за столько тысяч лет, вот и кажется, что я сынок. Эльф, видимо, братец, Дэйдрэ - мамочка, а Аг у нас будет дедушкой…

– Э… мама, - я решил не нервировать несчастную и поиграть в её бредовые фантазии, может еще получиться вытянуть чего стоящее об этом месте. Не очень бы хотелось тут застрять навечно, особенно с такой семейкой… ну разве что я буду не сыночком, а мужем. Тогда я на все согласен! - Ты помнишь, как здесь оказалась?

– Конечно, - смех незнакомки колокольчиком зазвенел в радужном воздухе. - Ты меня сюда притащил… правда как в тумане. Эта твоя смешная иллюзия сильно меня угнетала. Хотя, в отличие от предыдущей, хотя бы не перекрывала полностью. Я лишь чуточку направила поле, а то вы закинули бы нас вообще в параллельный мир, с такой-то прытью! Хотя, новичкам прощается многое, а для новичка у тебя недурно получается, несмотря на твою просто бесстыдную молодость.

Мир поплыл у меня перед глазами, я почти перестал соображать, пытаясь вникнуть в смысл сказанного. Безрезультатно, но я ухватился за одно предложение, как за соломинку:

– Иллюзия? - переспросил я, пытаясь остановить вращение света в глазах. Яркое пятно снова приобрело прекрасные черты незнакомки. - Что за иллюзия? Моя?

– Ну да, такой забавный человечек получился. Особенно мне понравилось, что он имел доступ к моей любимой ипостаси дракона. Хотя я тоже была как в тумане…

– Д-дракон… - я нервно хихикнул. - Я понял! Ты - плод моего воображения! Это место убивает всех, кто сюда попал, насылая приятный сон. А сам в это время хрум-хрум… Я запал на девушку на портрете и здесь мне заботливо подсовывают видение. Вот только почему мама? Хочу, требую как подругу! Помирать, так с наслаждением!

"Мама" кашлянула и покраснела. Ей это невероятно шло, даже глаза стали еще выразительнее.

Я решительно поднялся и шагнул к незнакомке, пытаясь заключить её в объятия. Девушка ловко выскользнула из моих рук и подняв изящную ручку на уровень головы, холодно усмехнулась.

Из указательного пальца вылетела оранжевая искра и полетела прямо мне в лоб.

– Ой! - я схватился за ужаленное место. - Больно! Ты чего вытворяешь?

Лоб горел так, словно на меня напало сразу пять горных ос.

– Мозги немного прояснились, герой-любовник? - лукаво спросила девушка, довольно дуя на палец.

– Так ты - Аг? - сердито спросил я, потирая зудящий лоб.

– Я - Агкрайя, - девушка подошла и легонько подула на мой лоб. Боль мгновенно прошла, словно и не было ничего. - Но можешь звать меня Аг, как привык, или Молния, как звали меня друзья.

– И среди них мой отец? - спросил я, снова вспоминая картину.

– Твой отец был моим мужем, - улыбнулась она. - Так что, мальчик, ты мой сын, и ты ничего уже с этим не поделаешь.

Я пытался осознать происходящее, испытывая некоторое смущение. Еще наверное никто не влюблялся в свою собственную мать. Девушка с ехидной усмешкой наблюдала за моими душевными терзаниями, но не вмешивалась, давая возможность восстановить картину мира самому.

– Мама? - неуверенно прошептал я. Это слово давалось мне с трудом, словно губы рвались на каждой непривычной букве. На глаза навернулись непрошенные слезы. Я всегда надеялся, что найду её. В детстве страстно мечтал, планировал, как буду искать, но потом это желание осело в моей душе несбыточной мечтой. Ибо я понимал, что было бы это возможно, отец бы давно её нашел. А теперь я был в этом уверен. Будь эта женщина моей женой, я бы перевернул мир в поисках…

В глазах Молнии была необъятная грусть и нежность. Она не подходила, не говорила, не торопила меня, за что я был её безмерно благодарен. Мне еще предстояло смириться с этой мыслью и реальностью.

– Где мы? - я решил временно переключиться на другую тему, дабы сохранить остатки рассудка.

– В тайнике, - Молния одобрительно качнула прекрасной головой. И добавила со значением: - Моем тайнике.

– Твоем? - растерялся я. - Дэйдрэ говорила, что есть тайник, в котором содержится третий артефакт небывалой силы. И его сотворил древний маг её рода.

– Не совсем так, - хмыкнула Молния. - Когда я сотворила, какое точное слово, тайник, не было ни дручий, ни даже вашего мира.

– Как это? - я все-таки прощался с остатками разума. Каждое слово, оброненное этой невероятной женщиной, повергало меня в состояние крайнего шока.

– А вот так, - Молния шутливо щелкнула меня по носу. - Не торопи события, а то крышу не поймаешь, уплывет в параллельные миры и все - конец маленькому дроу. А у меня на тебя несколько другие планы.

– Планы? - оживился я, стараясь забыть второе упоминание о параллельных мирах. - Какие планы?

– Какой нетерпеливый! - восхищенно пропела Молния сияющему небу. То ответило мерцанием, словно подмигивало. Мурашки снова затанцевали на моем многострадальном затылке.

– Ладно, - смирился я. - Скажи тогда, что мне нужно знать.

– Такой молодой, а такой мудрый! - еще более восхищенно воскликнула ехидная девушка. - Ну прямо весь в меня! Даже Дарв тебя не смог испортить…

Упоминание имени отца заставило меня вздрогнуть.

– Почему ты ушла? - тихо спросил я.

Я знал сейчас откуда-то, что она не пропала, а именно ушла. Молния тяжело вздохнула и отвела взгляд. Ответа я не дождался.

Тогда я поднялся и пошел к Эрлиниэлю, чтобы как-то скрыть боль в сердце. Кажется, я понял, почему. И чтобы не выпытывать подробности, решил отвлечься.

– Не стоит их будить, - мягко остановила меня Молния. - Это место только для таких, как мы. Они не смогут существовать здесь.

– Не смогут? - мой голос дрогнул. - Они умрут?

– Развоплотятся, - Молния печально склонила свою милую головку на плечико. - Растают, словно неумелые иллюзии. Но не беспокойся - сейчас они защищены моей магией и все будет в порядке… если ты не будешь их касаться.

– Но я коснулся Эрлиниэля! - в панике заорал я. - Когда выбирался…

– Успокойся, - Молния подошла и положила руку мне на плечо. От ладони в тело проник тонкий шлейф её совершенной магии. - В тот момент я его поддержала. Я просто ждала когда ты немного освоишься.

– Мама, - смакуя океан нежности произнес я, ощущая её любовь каждой клеточкой тела. - Теперь мы будем вместе… ведь ты вернешься? К Повелителю, к братьям… твоим сыновьям?

– Ну, - глаза девушки забегали, она отдернула руку. - Видишь ли, они не совсем твои братья… и уж точно не мои сыновья. Мне трудно тебе сейчас объяснить. Ведь даже ты был чудом.

– Как это? - я опять ничего не понимал, погружаясь в ощущения невероятности происходящего. И упрямо добавил: - Ты же вернешься?

– Не могу, - тихо ответила Молния. - Я слишком долго была в плену чужих иллюзий. Мне просто необходимо восстановиться… Но ты всегда можешь навестить меня здесь. Пока…

– Пока? - уточнил я.

– Пока ты сам не поймешь, кто ты есть, - твердо произнесла Молния, буравя меня испытующим взглядом.

– И кто я есть? - я вспомнил, что уже слышал подобное, в иллюзии, навеянной мне Лайнесом.

– Об этом позже, - решительно оборвала меня мама. - Сперва о деле: как я понимаю, ты пришел сюда с целью.

– Да, - вспомнил я о войне. - Артефакты… есть третий…

– Третьего нет, - хмыкнула Молния.

Насладившись созерцанием растерянности на моей физиономии, она продолжила:

– Эти два и есть третий артефакт.

– В смысле? - я пытался сообразить, поскольку чувствовал, что Молния подвергает меня какому-то испытанию на сообразительность. - Есть два артефакта, если их соединить, то получается просто два соединенных вместе артефакта…

– Мыслишь, как низшее существо, - фыркнула женщина. - Если б я не была уверена, что ты мой сын, я бы сейчас засомневалась.

– Ну и ладно, не очень-то и хотелось, - обиделся я.

– Куда подевалось твое чувство юмора? - расхохоталась Молния. - Я-то надеялась, что ты его от меня унаследуешь, а то у Дарва при всех его достоинствах, оно весьма посредственное.

– Ничего не посредственное, - буркнул я. - Он… например…

– Ну? Ну? - хихикала Молния.

Я не выдержал и расхохотался, махнув рукой на глупые обиды:

– Да ты права! Но все равно он замечательный!

– Да никто не спорит, - серьезно кивнула мама.

– Так что насчет артефакта? - напомнил я.

– Ладно, так уж и быть, - усмехнулась Молния. - Смотри!

Она протянула руку ко мне. Сияние скользнуло рукоятью ей в ладонь. Молния протянула левую руку в сторону, где спала Дэйдрэ. Из декольте девушки выскользнул кулон и полетел к маме, на пути освобождаясь от оправы. В ладонь опустился сияющий камень.

– И правда, подделка, - усмехнулся я, глядя на нетронутую диадему с лже-Оком.

– Не смейся, - серьезно отозвалась Молния. - Таким сильным артефактом невозможно пользоваться постоянно, это очень тяжело для других. Она еще молодец, сильная - раз пыталась хотя бы носить его на себе. Артефакт размывает магическое поле владельца и покоряет его себе, лишая воли и тяге к жизни.

– Тогда понятно, - я вспомнил странное поведение Дэмеца, редкие проблески его настоящего. Того, кем он был до исполнения своей миссии. И он об этом знал, - Остается загадкой, почему Око не завершило свое дело, а выбрала Дэйдрэ…

Молния не отреагировала на мою реплику. Она смотрела на свои руки. Я уставился туда же, стараясь ничего не пропустить.

Неожиданно Сияние и Око власти потянулись друг к другу, оставаясь при этом на месте, и соединились. Я протер глаза: артефакты остались разделены, но каким-то непостижимым образом они составляли единое целое. Словно существовало еще одно измерение, в котором и находился третий артефакт.

Молния подошла ко мне, обомлевшему и ничего не понимающему, и толкнула меня в грудь. Я приготовился внутренне к удару, но того не последовало. Её рука свободно прошла в мою грудную клетку и вышла ладонью кверху. В этой руке было Око.

Молча, она засунула Сияние в ножны и посмотрела мне в глаза. Она прощалась. Я хотел обнять её, но мне не удалось даже поднять руку. Внутри меня пульсировало Око, а по контуру моего тела меня обтекал непостижимый третий артефакт. Сознание попросилось в отставку, и я с удовольствием и некой трусостью принял его предложение.

Глава 15

Проснувшись, я улыбнулся веселой игре утренних лучиков и с наслаждением потянулся. Прекрасное утро, такой свежий воздух, словно насыщенный искрами чистейшего снега горных вершин. Приятное воспоминание о доме. Легкий прохладный ветер принес тонкий запах подснежников, что растут только на горных вершинах. Я еще сплю?

– Где мы? - испуганный голос Херона вырвал меня из остатков дремы. - Что произошло? Это из-за меня?

Я вскочил на ноги. Поднебесная Цепь! Мы на самой вершине одной из гор. Разреженный воздух, под ногами чахлые кустики почти замерзших подснежников, шапки искрящегося в лучах солнца снега вокруг. Это не сон.

– Спокойно, щенок, - прикрикнул я на скулящего от ужаса Херона. - Это не твоя вина… и ничья. Это и есть цель нашего путешествия. Лучше соберись с остатками мозгов, да помоги сориентироваться, здесь же недалеко твоя родная деревня. Если я ничего не путаю, эта гора как раз Лысая, за три мергона до Вестрантерна…

– Откуда мне знать, - взвизгнул оборотень. - Я по горам не лазаю!

– Ну да, ну да, - рассеянно покачал я головой и огляделся.

Все на месте. Мирно пускающая струйки огня Эжона и раскинувшийся на неудобных камнях Эрлиниэль. Я подошел к эльфу и оголил его живот. Раны от клинка Лайнеса не было. То ли его исцелил сон в тайнике, то ли он сам восстановился в фейской ипостаси.

Эрлиниэль зябко поморщился и открыл глаза, застукав меня за разглядыванием его торса. Красноречивый взгляд принца заставил бы покраснеть даже камень, но не меня!

– Крепенький такой, - я демонстративно похлопал по голому животу. - Кушай хорошо, слушайся маму, будешь всегда таким хорошеньким и пузатеньким!

Оставив офигевшего эльфа соображать что к чему я направился на поиски остальных. Дэйдрэ обнаружилась на драконе. И правильно - не пристало Повелительнице на голой земле спать! Нам с эльфом еще учиться и учиться… хотя ему быть Повелителем не светит, он же изменил Лейле с драконом.

А вот Ага нигде не было. Я печально вздохнул и дотронулся до щеки в том месте, где еще помнил след прикосновений прекрасной Молнии.

Вернулся к парням.

Эльф встал и сердито запихивал белоснежную рубаху в брюки. Поймав парочку косых взглядом, я хлопнул светлого по плечу:

– Хватит дуться, как барышня, честное слово! Я же просто проверил твою рану… точнее её отсутствие.

– Да я понял, - буркнул эльф. - Но разве нельзя было сразу сказать, без балагана?

– Нельзя, - серьезно ответил я и подмигнул. - Мы должны получать удовольствия любым путем. Направляясь в самое пекло нужно осознавать, что испытал в этой жизни все и больше не о чем жалеть!

Эрлиниэль съежился в ожидании подвоха, а я вспомнил слова Молнии о чувстве юмора и расхохотался от души.

Разбуженная Эжона недовольно пошевелилась. Дэйдрэ соскользнула с неё и свалилась в небольшой сугроб. Через мгновение из сугроба вылетела разъяренная фурия, готовая смети с пути любого, кто осмелился такое с ней проделать.

Но вместо гипотетических врагов и предателей трона увидела нас с Эрлиниэлем, гогочущих и катающихся по земле, донельзя испуганного её грозным видом Херона и ничего не понимающего дракона.

– Где мы? - уже спокойнее спросила она, пытаясь пригладить волосы.

– В Поднебесной… - пискнул оборотень и сам испугался своей смелости.

– И правда, - удивленно прокомментировала Повелительница, обводя взглядом заснеженные горы. - А как мы здесь оказались? Видимо, не сработало… или тайник не пустил нас.

Мне неудержимо хотелось рассказать друзьям о тайнике, маме, их исцелении, но я промолчал. Это уже не было только моей тайной. И хотя Молния ни словом не обмолвилась о том, что разглашать произошедшее не стоит, я чувствовал, что это не для их ушей. Ну или пока.

– А где Аг? - воительница закрутила головой. - Он отправился с нами, верно? Или не успел схватиться за нас? Тогда есть вероятность, что магический вакуум просто разорвал бедолагу. Жаль, красивейший был дракон!

Вздох вырвался из моей груди.

– Шшшто произошшшшло? - прошипела Эжона.

– Ладно, - осадил я растерянных друзей. - Давайте мыслить и действовать исходя из ситуации. Мы очутились здесь. И это не случайно - мы ведь хотели направиться сюда. И хорошо, что не появились посреди трех армий или, что еще хуже, в Вестрантерне. Сейчас у нас преимущество. Надо разузнать, что происходит сейчас, где Магистр и по возможности - где Повелитель дроу… и жив ли он.

– Ой, - хмыкнула Дэйдрэ, в глазах её мелькнуло уважение. - Когда это ты успел стать таким мудрым военачальником?

– Жить захочешь, еще не так закрутишься, - усмехнулся я. - Пойдем-ка, пошушукаемся чуток.

Я отвел воительницу в сторону. Она ждала, заинтригованная. А я стоял молча, не зная с чего начать. Дэйдрэ нетерпеливо постукивала кончиком туфли по камешку. Она была в вечернем платье, что дико сочеталось со снегами и вершинами, но смотрелось невероятно романтично.

– Тебе не холодно? - сочувственно спросил я, проводя пальцами по вырезу на спине девушки. Кожа мгновенно покрылась пупырышками.

Дэйдрэ сузила глаза, я отдернул руку.

– Это все, чего ты хотел спросить? - холодно осведомилась она. - Или еще предложить погреться в твоих объятиях?

– Не с того начал, - смутился я.

– А, - захихикала девушка. - По плану этим должно было закончиться?

– Помолчи немного, а? - жалобно простонал я, потирая виски. Ну почему все, что я пытаюсь сказать трактуют не так?

– Уговорил, - кивнула ехидная Дэйдрэ. - Только давай без рук, я немного не в своей тарелке… точнее не в своем государстве в обществе чокнутого придурка собираюсь на войну. Это немного нервирует.

– Лестно, - поперхнулся я.

Прокашлявшись, я замолк окончательно. Ну раз не получается сказать - надо показать. Я расстегнул жилет. Дэйдрэ отступила на шаг, в глазах её зажегся странный огонек. Я зажмурился: так убьет или помучает немного? И рванул рубашку, обнажая грудь.

Немного подождал и приоткрыл глаз. Дэйдрэ стояла, скрестив руки на груди, и насмешливо смотрела мне в лицо:

– Теперь я должна броситься на тебя и облобызать?

Я зарычал, вскипая:

– Девочка, у тебя проблемы - все мысли настроены только на одну волну. Может, тебе пора замуж?!

Повелительница побледнела, глаза сверкнули синим, обдавая меня волнами гнева.

Но я тоже был на взводе, подошел и схватил её за голову. Повернул вниз, чтобы она обратила внимание на мое солнечное сплетение:

– Да ты посмотри на это с высоты твоего недосягаемого величия! Раскрой свои прекрасные очи!

Дэйдрэ схватилась было за меч… но тут взгляд её упал на Око, засевшее в моей груди в обрамлении кожи и являющее миру лишь несколько граней.

Меч выпал из руки ослабевшей девушки. Из-за камней показалась голова любопытного Херона:

– А чем это вы тут занимаетесь?

Я отвлекся, а Дэйдрэ осела на землю в обмороке. Херон подобрался поближе, за ним показалась голова Эрлиниэля. Я вздохнул и запахнул рубаху.

– А чего это ты ей показал? - Херон обшаривал меня взглядом, задерживаясь на брюках.

Демонстративно отвернувшись от оборотня, я осторожно приподнял Дэйдрэ. Не думал, что нервы её так слабоваты. Эрлиниэль бросился мне на помощь.

– Что произошло? - удивленно спросил он.

Земля задрожала, через мгновение появилась голова дракона:

– Вфффот вы ххде всссе.

Ну вот, уж и не уединишься, сразу вся компания стекается.

Дэйдрэ застонала: кажется она немного приложилась затылком о камень при падении. Крови не было, но неприятно.

– Извини, - смущенно пробурчал я. - Не знал, что это на тебя так подействует…

Эрлиниэль навострил свои и без того не тупые уши, а Херон забегал вокруг еще суетливее, сгорая от любопытства.

– И как ты жив то еще, с таким длинным носом! - с досадой сорвался я на мальчишку.

– Он вам помешал? - подмигнул мне хитрый эльф.

– Да ну вас, - я усадил девушку на землю и пошел в сторону.

– Да нет, Гром, ты не так понял, - хихикал мне вслед эльфийский принц. - Лично я раз смене твоих интересов, да еще так быстро! Девушками интересоваться гораздо естественнее!

– Кто бы говорил! - парировал я. - Фей недобитый!

– Тихо, - разозлилась Дэйдрэ, держась за голову. - И без вас голова раскалывается.

Все замолчали. Лишь дручия что-то нашептывала себе под нос, видимо лечила шишку на голове. Закончив, она подняла на меня глаза и строго сказала:

– Как бы это ни произошло, Гром, я благодарна тебе за освобождение. Оно мне и не нужно было… я только показала его раз и все. Хватало муляжа. А при себе держала на случай, если Лайнесу опять приспичит занять мой трон. Это защита только от него. Видеть это больше не хочу! - Дэйдрэ с омерзением покосилась на мою грудь. Я вздрогнул: меньше всего я хотел видеть это выражение при взгляде на меня. - Так что прошу тебя, больше…

– Хорошо, - поспешно прервал я её.

Эрлиниэль насупившись молчал, понимая, что у нас есть некая тайна и его не посвятят. Неугомонный Херон наворачивал вокруг меня круги, слова Дэйдрэ его еще больше заинтриговали. Я отвесил парню подзатыльник:

– Тебе не хватило еще, щенок? Помнишь волшебную дверку в комнате Дэйдрэ? Или тебе понравилось?

Херон несколько приутих, но упрямое выражение на вытянутой мордочке не ввело меня в заблуждение.

Эжону, казалось, не интересовали чужие тайны - благо драконам и своих хватало. Она положила голову между лап и чуть прикрыла свои аметистовые глаза.

– Времени у нас на раскачку, как всегда, нет, - вздохнула Дэйдрэ, тяжело поднимаясь на ноги. Она немного осунулась, под глазами залегли темные круги. Я почувствовал себя последней сволочью, что не подготовил её к увиденному, не объяснил, хотя и решил ничего не рассказывать. Может, зря? - Давайте составим небольшой план действий. Гром прав - надо разведать, как обстоят дела на треугольнике фронта. Этим займется Херон…

Оборотень сильно побледнел и плюхнулся на задницу.

– И Магистр, - невозмутимо продолжала воительница. - Эжоне опасно лететь туда, да и идти, - пресекла она возможные предложения. - Полетит Эрлиниэль. Смени ипостась.

– Ну вот, опять, - недовольно буркнул эльф.

– Разговорчики в строю! - весело гаркнул я.

– А тебе, командир, - съехидничала Дэйдрэ, - самое ответственное задание.

– Сидеть и не высовываться? - с надеждой предположил я.

– Ага, жди, - фыркнула Дэйдрэ. - Не удастся тебе отсидеться в теплом местечке, твое высочество!

– Это точно, - грустно протянул я. - Здесь холодновато.

– Ну вот, - восторженно кивнула воительница. - Заодно и погреешься…

– К эльфам или дроу? - страдальческим голосом спросил я.

– Самоубийца! - покачала головой Дэйдрэ. И поучительно произнесла: - К людям!

– К людям?! - опешил я. - А чего мне там делать?

– Вдохновлять на ратные подвиги, - хихикнула Дэйдрэ. - Опят у тебя уже есть, бреденовцы были первопроходцами и отчасти виновниками заварухи, так что может это и в другую сторону сработает? Не даром говорят, что клин клином вышибают!

– А Гром Громом, - ехидно добавил Эрлиниэль.

– Ты еще эльф? - возмутилась Дэйдрэ.

– Уже нет, - философски пожал плечами принц и засветился, выпуская из небольшого горба на спине прозрачные крылышки. Вскоре он уменьшился до размеров фея.

Херон судорожно вздохнул и перевернулся в волка. В критической ситуации у него это получилось как никогда точно. Оборотень зыркнул на нас злобным взглядом и скрылся меж камней.

Я обернулся, чтобы сказать пару прощальных слов Эрлиниэлю, но маленький светлячок уже таял вдали.

– Эжона, скинь Грома около армии людей… аккуратненько, - добавила Дэйдрэ в ответ на мой очумевший взгляд. - И возвращайся сюда. Нам с тобой еще предстоит работка.

– Вот спасибо, - ворчливо отозвался я. - А что куда это вы собрались?

– Если повезет, - тяжело вздохнула Дэйдрэ. - Спасать твою принцессу, герой.

– А если не повезет? - подозрительно уточнил я.

– В ловушку к Лайнесу, - еще более мрачно ответила Повелительница.

– Но теперь ты безоружна, - ахнул я, пожалев, что камень застрял в моей груди.

– Ты так думаешь? - Дэйдрэ грозно помахала мечом… не очень уверенно, как мне показалось. - Ты же сам мне говорил, что я единственная, кто может что-то противопоставить Лайнесу!

– Да, но это было еще до посещения тайника… - неслышно прошептал я.

– Расслабься, Гром, - ободряюще улыбнулась Дэйдрэ. - Думай про свою миссию: ты должен убедить людей, что эта война им ни к чему, что это ошибка… Используй Око. А если не получится… по какой-то причине - используй Сияние и обращай их на нашу сторону, там решим как быть.

– Среди людей есть маги… - осторожно напомнил я. - Вдруг у них есть какое средство?..

– Да какие там маги? - отмахнулась дручия. - Оку и Сиянию подчинялись гораздо более древние и сильные существа. Ты у нас сейчас грозное оружие, принц, прямо два в одном…

– Вообще-то три в одном, но это еще неизвестно, - пробормотал я себе под нос.

– Встречаемся здесь, - завершила наставления Повелительница, подталкивая меня к дракону.

Я беспрекословно забрался на Эжону и мы немедленно взлетели. Даже для моей насыщенной событиями жизни все это было слишком. Я понимал, что на счету каждый миг, но растерянность и неуверенность навалились на меня, пригнули к земле тягу к приключениям. Хотелось забиться в угол и трусливо подождать чем все закончится.

Но я летел на драконе к людям нести свет магии Ока, пользоваться вплотную дарами Молнии. Сияние, часто поддерживающее меня теплой вибрацией, на сей раз молчало. Я вынул клинок из ножен. Блеск холодного металла не отразил никаких эмоций артефакта. Может, он обиделся на меня за то, что Око ближе? Ну и пусть, не хотелось бы мне разгуливать по миру с лезвием меча в груди. Одним бы обмороком не обошлось точно. Я задвинул Сияние обратно в ножны.

Эжона облетела всю долину, вглядываясь своим драконовским зрением во что-то мне недоступное, и решительно направилась в центр. Держалась она при этом максимально близко к верхушкам деревьев. Как только лес закончился, дракониха скользнула к земле и перевернулась вокруг своей оси.

Я кубарем полетел вниз. То, что я не ожидал такой подлости, это еще мягко сказать. Я был в полнейшем шоке от действий девушки. Видимо, это ее маленькая месть… Маленькая для нее - смерть для меня. Я все еще посылал проклятия улетающему дракону, как, ударившись о поверхность, погрузился в прохладную воду. Она сбросила меня в реку!

Потерев под водой мягкое место, на которое пришелся не очень мягкий удар, я занырнул поглубже и поплыл по течению. Увидев над водой что-то темное и продолговатое, я поспешил вынырнуть на поверхность, чтобы под тенью прикрытия набрать свежего воздуха. И вынырнув, забыл про свои планы.

По маленькой речушке дрейфовал корабль. Из маленьких окошек по бокам торчали темные дула пушек, над моей головой раздавались крики матросов и птиц, что питались объедками с корабля.

Эта посудина явно принадлежала людям. Ни эльф, ни дроу не стали бы пользоваться столь громоздким и неудобным средством передвижения. Есть же быстрые тропы и телепортация, которые можно проложить даже через океан. Это гораздо быстрее и приятнее, чем тащиться на качающейся деревяшке, питаясь протухшей пищей и завися от стихии… А путешествовать можно на карликовых драконах… а еще лучше на магических, если повезет. Я самодовольно улыбнулся.

Так, раз здесь корабль людей, хотя я не понимаю, как они умудрились доставить его на такую маленькую речушку, значит и лагерь их неподалеку. Эжона "высадила" меня верно.

Я вздохнул поглубже и, нырнув, вплавь добрался до берега. Осторожно прикрывшись легкой сферой невидимости, я вышел на сушу и осмотрелся. Одежда неприятно хлопала меня по телу, в сапогах хлюпало, но я не мог себе позволить обсушиться, ибо привлек бы внимание густым облаком пара, поскольку еще не умею делать это аккуратно.

Вокруг суетливо сновали люди в военном облачении, некоторые даже в доспехах. Никто не обращал на меня внимания, и это радовало: хороший маг учуял бы мою защиту сходу. Соблюдая осторожность и держась поближе к палаткам, я обследовал лагерь людей.

Множество серых низких палаток, полуразбитые повозки, беспорядочно пасущиеся лошади, все создавало весьма гнетущее впечатление. Судя по всему, военные действия еще не начались и три стороны выжидают, но в лагере уже множество людей ходило с грязными серыми повязками. Всюду сновали оборванные женщины со щербатыми улыбками призывного характера. Меня передернуло, захотелось уйти и не оборачиваться, но я не мог себе позволить подобной роскоши. У меня было дело.

Я решительно прошел сквозь весь лагерь к большой разноцветной палатке, где, по-видимому, располагался главнокомандующий. По-наглому, не скрываясь и не выбирая тропы побезлюдней. В конце концов - у меня два могущественных артефакта в запасе, а может и все три!

Волшебников я не встретил, так что испытать артефакты в действии пока не удалось, но я надеялся проделать это с главарем. И я скользнул в палатку, прикрыв за собою полог.

Внутри никого не оказалось, но, судя по многочисленным корявым картам, разбросанным по столу, зажженному огню и дымящейся пище на серебряном блюде, это вскоре будет исправлено. И, правда, не успел я оглядеться, как в палатку важно прошествовал высокий мужчина в затейливо расшитом кафтане и уселся за стол. Поникшие серые усы, мутный взгляд светлых глаз и сальные сосульки волос, торчащие из-под широкополой шляпы с фиолетовым пером, вызывали у меня отвращение и недоумение. Напевая, он принялся разрезать мясо изящным эльфийским ножичком для чистки подошвы сапог. Я хихикнул. Мужчина вздрогнул и резко вскочил, обронив резной деревянный стул.

Щелчком удалив сферу, я предстал перед выпучившим глаза воякой во всей своей красе и театрально распахнул рубаху на груди. Мужчина углядел камень и позеленел. Это было несколько не то, на что я рассчитывал. Я вдруг понял, что не спросил инструкцию у Дэйдрэ, как эта штука работает. Теперь придется импровизировать.

– Подчинись мне! - утробным голосом возопил я серому.

Того вырвало. Тошнотворный запах распространился по палатке, спазмами сжимая мое горло. Как бы не присоединиться к пиршеству. Едва переведя дыхание, я не отступал:

– Покажи мне свои войска!

Мужчина всхлипнул и осел на пол.

– Не действует, что ли, - я подолом рубашки протер грани камня на груди.

Мужчина в кафтане застонал и отключился.

– Может, третий артефакт изменил свойства камня? - задумался я. - Есть только один способ проверить. К тому же оставаться здесь выше моих сил!

Я стрелой вылетел из палатки и метнулся к ближайшему скоплению людей, на ходу выхватывая Сияние.

– Повинуйтесь мне! - заорал я. - Следуйте за мной… как там было… к светлому будущему!

Мужики, которые в это время чистили оружие, замерли, открыв рты от удивления.

– Встать! - гаркнул я, тряся мечом.

Воины переглянулись. Один выразительно покрутил пальцем у виска. Навстречу мне поднялся какой-то заросший верзила. Я сглотнул.

– Сияние, ну пожалуйста! - молил я клинок, памятуя, что он и раньше давал сбои. - Хоть маленькая демонстрация!

Клинок оставался тускл и ничем не выдавал страшную силу артефакта.

– Эй, приятель, - довольно дружелюбно обратился ко мне верзила. - Чего разорался, людей морочишь? Заблудился, ничай? Дык вон они, твои, по ту сторону…

Небритый махнул волосатой ручищей толщиной с меня с сторону Поднебесной Цепи.

– Ступай-ка домой, проспись, - продолжал он ласково. - Мы с эльфами пришли драться, вас не тронем… если нас не тронете. И больше не перебарщивай с самогонкой-то, с гномьей… Несет от тебя…

А! Они решили, что я пьян. Да и запах. Тьма, я пропитался жуткой вонью в палатке.

Тут меня пронзила дикая идея:

– А эльфы где?

– Тише, малый, - даже испугался детина. - Пошто тебе одному туда тащиться! Прибьют ведь, и не заметят… они на вас зуб имеют.

– А что за зуб? - заинтересовался я, вдруг люди знают что-то больше меня?

– Хто ж его знаить, - пожал мощными плечами верзила. - Слухом земля полнится. Може вообще озверели в своих лесах - на всех кидаются. Недавно вон полгорода Бредена ни за что, ни про что извели. Женщин, детей, никого ироды не пожалели.

Я вытаращил глаза: ну и фантазия у людишек! Маленький отряд уже превратился в полгорода! И наверняка еще и с душераздирающими подробностями.

– Я хочу узнать, чего им от нас надо… да и от вас тоже, - решил я подлизаться к воинам, раз силой не удалось. Правильно говорит Дэйдрэ - старые простые методы самые эффективные. - Я вроде как… парламентер!

– У, - уважительно покачал головой верзила. - Много же в тебя самогонки налили, чтоб ты на такое согласился. Ну да ладно, дело ваше. Щас мы тебе выделим отряд, раз ваши не удосужились, чтоб все по чину было. И отправим к эльфам. Заодно выяснишь и для нас пару вопросов…

– А ты кто? - я решил, что никогда не поздно узнать, с кем имеешь дело.

– Вроде как глава отряда, - гордо ответил тот, для пущей важности ударив себя кулаком в грудь. - Мой отряд и возьмешь. Вот только схожу к генералу, чтоб узнать нужные вопросы, - и верзила прямиком отправился в расписную палатку.

Я напрягся в ожидании. Через пару секунд верзила вылетел наружу и, хватая ртом воздух, побежал на меня. Я приготовил было эхар, но детина подбежал к своим мужикам:

– Генерал свихнулся вроде как, - выдохнул он вращая глазами. - Говорит, смерть к нему приходила и приказывала уничтожить все войско его… Сам зеленый, обсерелся…

Мужики загалдели, обсуждая, что теперь делать надо. Седой, с короткой бородкой, в сердцах стукнул кулаком по земле:

– Говорил я, нечего этим вельможам на войне делать. Хуже баб, чесслово!

Одобрительный ропот вторил ему.

– Ладно, - обрубил детина. - Схожу к главному, ты жди. Суровый он, не любит ваших… всяких…

Я кивнул, давясь от смеха. Ну вот, можно пройтись по палаткам людского лагеря и вывести из строя всех генералов, которые, как я понял, были набраны в срочном порядке из изнеженных вельмож. И лишь таких вот прожженных вояк ничем не напугаешь… ну если бы тут Эжона только покрасовалась…

Мужики меня приняли, как своего, усадили на жесткое бревно, пытались напичкать какой-то вонючей отравой, убеждая, что это каша с мясом. Я не стал уточнять, гавкало это мясо или мяукало, просто вежливо отказавшись от щедрого угощения.

Через какое-то время к нам подошел сухонький старичок еще ниже меня ростом. Седая борода до земли, цепкий взгляд черных глаз, простая одежда. Но как только вояки увидели его, вытянулись в струнки, побросав деревянные плошки на землю. Из мисок слизью вытекало тошнотворное кушанье.

Старик легонько качнул головой, и здоровые мужики в доспехах тихонько разбежались кто куда. Передо мной остался лишь седобородый и знакомый детина маячил у того за спиной.

– Дроу, - смачно прошамкал старик. Несмотря на дряхлость тела, в нем безошибочно угадывалась крепость духа. Это был сильный противник… был бы, если бы владел хоть каплей магии. Но я ясно видел, что человек был напрочь неспособен к ней. - Горный дроу осчастливил нас своим присутствием. Парламентер, говоришь? Не похоже. Дроу никогда раньше не высылали парламентеров… из дроу.

Тьма, и это было правдой. Похоже, старик сталкивался с нашими не раз, и явно не за чарочкой самогонки.

– Верно, - я сам не узнал своего голоса - столько в нем было спокойствия и уверенности, которых во мне не наблюдалось ни на каплю. - Но раньше никогда и не было такой ситуации…

– Верно, - в тон мне кивнул старик, - но если бы они выслали - то явно не одного…

– Верно, - я принял игру, стараясь не кривляться, - но зачастую один может добиться большего, чем целая армия.

Старик хмыкнул, как мне показалось, довольно.

– Хорошо, - медленно протянул он. - Я вижу, вы здравомыслящий дроу явно из высокого дома, - я с трудом подавил смех, - и ничуть не пьяны, - жесткий взгляд на детину. Тот съежился и по-детски прикусил губу. - К тому же я все равно собирался посылать парламентеров, ибо ситуация не разрешается ни в какую из сторон, а дух армии падает с каждой минутой…

Старик пожевал губы, и грустно добавил:

– Развращается… а ведь были времена…

Детина деликатно кашлянул за спиной седобородого.

– Да, Гоч, не время, - вздохнул старик и совсем сник.

Я поразился, что люди доверили войну с эльфами подобному старому грибу. Да, несомненно, он был когда-то великим воином… И в армии не видно ни одного мага. Странно все это, да и вельможи… Если только люди не решили попытаться обмануть эльфов и обойти тех с тыла. Глупо с их стороны, неужели многовековая история их ничему так и не научила?

– Ну так что спросить для вас у эльфов? - задал я наводящий вопрос.

Старичок вернулся из воспоминаний и жестко усмехнулся:

– Когда начнем заварушку.

Детина суетился вокруг меня, чем утомил меня донельзя. Меня обрядили в тяжелые невероятно неудобные доспехи, какие-то соплячки, хихикая, заплели мне волосы, чтобы я мог надеть шлем, потом усадили на коня. И я, бряцая и громыхая всем этим идиотским добром, поехал на свидание с Цвейго. Эскорт из таких же бряцающих болванчиков окружил меня со всех сторон.

Теперь я понял, зачем людям корабль: нас водрузили на это шаткое сооружение, где сотня полуголых гребцов взялась за весла и, обливаясь потом, рвала мышцы, пытаясь перевезти нас на другой берег. Да я бы вплавь добрался… один и без груды железа. Но вся эта ситуация давала мне некий шанс быть неузнанным, а значит, узнать немного больше, прежде чем я расстанусь с жизнью. Ведь против людей эльфы изначально ничего не имели… до конфликта с бреденовцами.

Нас выгрузили на берегу, где обосновались эльфы. Постовые с отвращение и холодной иронией наблюдали за нашим бряцающим отрядом, но движению не препятствовали… до определенного момента. Нам преградили путь маги-лучники, окружив со всех сторон. Я-то знал, что эти стрелы пробивают железо гораздо толще, чем то, из которого сделаны доспехи и не тешился иллюзорным ощущением безопасности, как мои спутники.

Навстречу нам вышел Цвейго. На непокрытой голове прочно сидел золотой обруч - знак трона. Простая походная одежда, не стесняющая движений, следы усталости на лице.

Я спешился, проклиная людей, их глупость и тех, кто придумал железо вообще и доспехи в частности. Мне показалось, что лошадь, которая несла меня, облегченно вздохнула. Да я бы тоже облегченно вздохнул, милая, если бы с меня все это сняли! Но пока нельзя, конспирация.

– Гром, - устало произнес Цвейго. - Не считай меня совсем уж идиотом.

Я застыл. Ну вот, вся конспирация коню под хвост, а столько мучений! Щелчком я превратил железо в прах под дикое ржание непривычных к магии лошадей. Весь мой эскорт попадал на землю, создавая какофонию звуков.

– Любишь ты приходить эффектно… и уходить, слабо улыбнулся Цвейго, наблюдая за спектаклем. Эльфы, окружившие нас, стояли с непроницаемыми лицами, но по изменившемуся цвету их лиц я догадался, что бедолаги еле себя сдерживают, что бы не биться в истерике от хохота. Вот это выдержка!

– Цвейго, - обратился я к Повелителю эльфов. - Вы должны отвести войска. Все это, - я обвел рукой три войска по разные стороны двух рукавов реки, - часть злодейского плана Лайнеса. Я не знаю, чего он добивается, но явно хочет столкнуть между собой все расы. Удивительно, что пока этого избежали подземные и дручии…

– Не мели чушь, - спокойно ответил Повелитель. Холод его глаз стал еще пронзительнее.

– Но это правда, - воскликнул я. - И Нарвэ все наврала… Да, я знаю что она вам говорила, и Лайнес знает, это он её послал. Я не убивал своего отца. Но Лайнес хочет, чтобы вы так думали.

Лицо эльфа оставалось непроницаемым. Я решился:

– Смотрите, - я рванул рубашку на груди, открывая Око. Впервые за все время на лице Повелителя отразились чувства. Замешательство, страх… - Молния вставила мне его в грудь. Да, я нашел её. Лайнес каким-то образом запер её в облике драмиса, она сама сказала, что долго жила под гнетом чужих иллюзий, а Лайнес - мастер иллюзий! Я освободил её, она теперь в тайнике…

Цвейго не слушал меня. Он в ужасе отступал назад, не отрывая глаз от сверкающего гранями Ока.

– Цвейго, я говорю правду, - взмолился я. - Он пленил вашу дочь!

– Убить, - прошипел Повелитель.

Сердце мое упало в унисон с грохотом железа. Бравые вояки сгрудились вокруг меня. Сначала я подумал, что они пытаются искать у меня защиты, но вдруг понял, что их движения вполне вменяемы и поддаются логике. Они меня защищали! Люди пытались закрыть дроу своими телами! Я настолько растерялся, что даже почти забыл, что нас сейчас будут убивать. Это мне вежливо напомнили резкие многочисленные звуки натягиваемой тетивы.

Я взмахнул руками, и нас окружили три защитные сферы. Я чувствовал, что это не остановит стрел, начиненных магией светлых, но хотя бы задержит.

Засвистели стрелы, воины инстинктивно сдвинули ряды, зажав меня в капкан железа.

– Э… так не годится, - прохрипел я. - Вы меня раздавите.

Немного отдышавшись, я осмотрел поле боя… нет, скорее убоя. Одна сфера не выдержала залпа.

– Разойдитесь чуток, дайте мне попытаться защитить нас, - заорал я на людей. - Не выдержат ваши железки этих стрел!

Воины немного разошлись, давая мне простор. Я лихорадочно соображал. Эхарами отбиваться бесполезно, их слишком много, к тому же придется снять защитную сферу. Телепортироваться тоже не удастся - я вижу второй ряд за лучниками, пусть они и скрываются так тщательно, в надежде, что я попадусь на эту удочку. Стоит мне попытаться - меня разорвет на тысячу маленьких Громиков.

Залп. С душераздирающим треском лопнула вторая сфера. Качественные сферы получились! Честно говоря, я думал, что они все лопнут от первого же залпа.

Мелькнула идея. Дикая, но оригинальная, эльфы явно этого не ожидали.

– Снимайте доспехи, - закричал я воинам. Те мешкались, я заорал: Быстро!

Доспехи летели мне под ноги, а я телепортировал их в разные стороны, где они взрывались за вторым кругом окружения на мельчайшие кусочки и разлетались с невероятной скоростью. Созданные с помощью эльфийских магов снаряды, косили всех, кто встречался на их пути, ибо были пронизаны эльфийской магией.

Вскоре железо закончилось, а нас окружали груды раненых, а возможно и убитых, тел. Стрелять больше было некому, и я мог спокойно телепортироваться на тот берег, но не мог бросить этих людей, что готовы были погибнуть за жизнь страшного и ужасного дроу.

Зарычав на свою глупость, я телепортировал воинов одного за другим боясь, что в пылу битвы они превратятся в месиво, если я отправлю их всех сразу.

За спиной раздалось гудение. Сфера лопнула. Оставался один воин и я. Развернувшись навстречу опасности, я увидел приближающийся столп огня, который множился, делился, окружал нас со всех сторон. Теперь ясно, почему больше никто не полез в драку. Зачем своих то жечь испепеляющим столпом?

Я толкнул обезумевшего от страха человека в последний просвет прежде чем столп снова разделился и занял все пространство. Выхода не было.

Машинально я коснулся Ока и прошептал:

– Молния…

Что-то кольнуло меня в палец.

Глава 16

Ничего не вижу. Вспышки, крики. Боли нет. Может, я уже умер? Надо же, как мягко убивает этот огонь.

"Не будь так беспечен, сын мой, - голос Молнии раздался у меня в голове и я мгновенно окунулся в океан блаженства и любви. - Иллюзии тоже могут убивать, и тебе это должно быть известно…"

Свет. Яркий свет солнышка, отраженный во множестве крупных снежинок, летящих ко мне. Я лежу на спине. Я жив.

– Тьма, - простонал я, тяжело поднимаясь. Тело отозвалось болью в каждой клеточке. - Лучше б я умер!

– Это еще не поздно устроить, - насмешливый голос за спиной заставил меня вздрогнуть.

Тело мгновенно напряглось, мобилизируя все силы для защиты. Я вскочил и развернулся к говорящему. Лайнес!

– Ой-ёй! Мне уже страшно, - дручий сделал испуганную мину и закрылся руками. - Но может погодишь с убиением младенцев и поговорим немного?

Маг выглядел чистым, ухоженным в своих белоснежных одеждах, словно пылинки старательно избегали даже касаться его. Я бы тоже избегал, если честно.

– О чем ты хочешь поговорить, - настороженно спросил я. - Впрочем, мне не интересно. До сих пор общение с тобой не приносило мне никакого удовольствия. Так что прости, я вынужден отказаться…

– Ты даже не выслушаешь мои благодарности? - Лайнес заговорчески мне подмигнул.

О, мое любопытство когда-нибудь меня доконает! Но я физически не смог отказаться от такого незабываемого монолога. А тот обещал быть незабываемым. Не меняя позы и ни на секунду не расслабляясь, я кивнул:

– Начинай, только поскорее. Видеть тебя - всегда худшее из зол.

– Столько комплиментов, - усмехнулся мужчина и откинул взлохмаченные ветром белые волосы. - Но позволь внести коррективу.

Лайнес взмахнул руками, и я даже не успел создать защитную сферу, как оказался на земле, сбитый с ног выпущенным им световым кольцом. Сердито жужжащий круг завис над моей головой, потом осторожно начал опускаться. Я затаил дыхание: внутренний диаметр кольца был ненамного больше меня и одно неловкое движение… Я не знаю, что конкретно делает эта штука, но узнавать это на своей шкуре ой как не хотелось.

– Ненавижу разговаривать в напряженной обстановке, - обаятельно улыбнувшись, Лайнес присел рядом со мной. - А так посидим, поболтаем. Прямо как… старые друзья.

И дручий заливисто рассмеялся, явно считая свою шутку очень удачной. Я лишь кисло улыбнулся.

Еще немного позубоскалив, Лайнес отвернулся. Он довольно долго пристально наблюдал за долиной, представшей нашему взору.

Я понял, что каким-то образом оказался на одной из вершин гряды, под которой и располагалось государство. Каких-то полмергона отделяло меня от родного Вестрантерна. С этой точки открывался прекрасный вид на долину, в которую вытекала быстрая горная река, превращаясь в широкополую тихую реку. Словно показывая жизнь разбитной девицы, что постарев, остепенилась и стала скромной благообразной старушенцией.

У нашей старушенции наблюдалось раздвоение личности, так как через какое-то расстояние река разделялась на два рукава. Где-то там была деревушка Херона. Была, потому что теперь её совсем не видать из-за огромного скопления на этом прекрасном месте разнообразных существ.

Вот, со стороны гор, на берегу правого рукава, расположилась армия дроу. Там не наблюдалось ни единого движения. Маленькие палатки не могли обмануть меня, ибо я знал, что под ними вырыты ямы и ходы, через которые и общались дроу, справедливо опасаясь лазутчиков. Лишь строгие безмолвные стражи окружали скопление палаток. И воины эти не знали устали, могли несколько дней не есть и не пить и не… кхе, справлять естественные надобности. Уж я проверял!

На берегу левого рукава постоянно шевелился и гудел, словно гигантский муравейник, стан людей. Кажется, даже отсюда я мог унюхать гарь, пот и зловония, царящие в нем. Еще раз туда бы я не сунулся ни за что, хотя люди меня несказанно удивили своей бесстрашностью. Я понимал, что это скорее исключение, но вспоминал вояк с благодарностью за их рвение.

Между рукавами светлым пятном завис лагерь эльфов. Небольшие передвижения. Насколько я мог разглядеть в том месте, где меня пытались убить, было пусто. Трупы унесли, людей не было видно среди этих существ, считающих себя совершенными творениями этого мира. Я поморщился, Повелитель эльфов меня здорово разочаровал. Кажется, он даже не вслушивался в мои слова. А если и слушал, то не понял ни слова из сказанного. Даже упоминание про Молнию не отразило на его лице ни единого чувства, а я помнил его лицо, когда он разглядывал портрет! И пленение Лейлы осталось без внимания.

– Любопытно, да? - нарушил молчание Лайнес. - Столько времени три армии стоят друг против друга. И при всей ненависти, которую они питают к каждому противнику, никто так и не удосужился напасть первым. Выжидают… Что это, как ты думаешь? Слабость? Трусость?

– Скорее трезвость ума, - буркнул я. - Каждый понимает, к чему приведет первый удар. В отличие от тебя…

– Да и я понимаю, - весело рассмеялся дручий. - В том-то все и дело, что очень хорошо понимаю. Правда не совсем понимаю, что тут делают люди, но так даже интереснее, не находишь?

Он намеренно подтвердил мои догадки, что идея столкнуть дроу и эльфов - его рук дело, задуманное давно и планомерно выполненное. А вот то, что война все еще не началась, его раздражает. Но он долго ждал, когда это все-таки произойдет. А сейчас его терпение видимо иссякло и поэтому он здесь…

– Это ты меня спас? - мрачно спросил я.

Быть спасенным Лайнесом все равно, что быть спасенным из пасти магического дракона тупоумным драмисом, который тебя слопает на ужин и никакие убеждения и обещания сокровищ не помогут… как помогли бы в случае с драконом.

Я поежился, ощущая угрозу от магических оков, кружащихся вокруг моего тела.

– Я спас? Ну уж нет, - безудержно расхохотался он, словно я рассказал ему свежий анекдот. - Я и понятия не имел, что ты будешь настолько глуп, чтобы сейчас идти к Цвейго. И это после всего, что ты умудрился узнать! Где были твои мозги? Исчезли вместе с малахитовыми локонами, в которых ты красовался на нашей предыдущей встрече?

– В тайнике забыл! - разозлился я и тут же прикусил язычок.

– А, - понимающе протянул Лайнес. - Это как раз то, о чем я хотел с тобой поговорить. Я тебе безмерно благодарен за экскурсию в тайник. Я не понимаю, каким образом Молнии удалось выжить и даже освободиться, но увидеть её снова было безумным удовольствием. Видишь ли, когда-то у нас была страстная любовь, - Лайнес с ехидцей покосился на меня. - Примерно что-то около твоего рождения…

– Что?! - задохнулся я.

Вот теперь мне стали понятны оковы. Это не пленение меня, чтобы убить. Лайнес надежно связал меня, чтобы мучить меня наговорами на самое прекрасное существо в этом мире. Я заскрежетал зубами. Как жаль, что я не могу сейчас размазать эту ехидную ухмылочку по его физиономии с такими идеально-правильными чертами.

– Ты все лжешь, мерзавец! - заорал я. - Ты пленил Молнию и превратил её в безмозглого драмиса! И даже подстроил все так, чтобы я сам убил её, не зная кто это! Подлец!

– Довольно комплиментов, - отмахнулся дручий. - Я тебе кое-что объясню. Никто не похищал твою мать. Никто во всем мире не смог бы этого сделать. Ты сам не знаешь кто она и кто ты. Я здесь чтобы объяснить тебе. Ибо теперь ты мне не помеха…

– Почему именно теперь? - беспокойно заерзал я.

– Все очень просто, - чересчур покладисто ответил Лайнес, любуясь долиной. - Я хотел, чтобы ты держался подальше от дроу и эльфов, ибо с Сиянием ты мог помешать моим планам. Теперь же ты неопасен.

– Неопасен? - холод сжал мое сердце. Надо было сразу идти домой! Зачем я послушал Нарвэ? Я упустил шанс и сейчас предчувствовал, что Лайнес подтвердит мои самые жуткие догадки.

– Видишь ли, - обернулся дручий. Во взгляде его не было ни ненависти, ни презрения, только спокойный вежливый интерес. - Получив от Молнии третий артефакт ты стал собой и одновременно перестал быть избранным для этого мира. Если бы Дэйдрэ тебе отдала Око, ты бы стал Властелином всего мира, ибо он сам избрал тебя. А теперь ты для него невидим. Как Молния. Ты могущественен, но ты иной, из другого теста. Когда я вызывал в мир артефакты Молнии из тайника, я знал, что они будут тянуться к тебе - это естественно, но надеялся перехватить их до этого момента. Но ты нейтрализовал их для меня, но и сам не воспользовался. И теперь ты слаб как котенок, поскольку снова не имеешь понятия, как пользоваться своей новой силой. А старая тебе и так не особо удавалась, не правда ли? Ты не знал, что третий артефакт напрочь уничтожает возможности Сияния и Ока для нашего мира.

Спасибо, об этом я уже и сам догадался! Теперь артефакты бессильны, и я зря полез на рожон. И чуть не потерял жизнь.

– Но раньше я был опасен для тебя, - не унимался я. - Ведь тебе представлялось немало возможностей… Почему ты меня просто не убил? Только не говори, что былая дружба с Дарвом помешала и бла-бла-бла…

– Не буду, - неожиданно мягко улыбнулся Лайнес. - Видь ли, тебя не так-то просто убить, что бы ты сам не думал по этому поводу. Я не буду раскрывать тебе это сейчас, ибо знание это принесет вред мне… К тому же, у меня есть все основания подозревать, что ты… - дручий поколебался, но упрямо продолжил, - скорее всего мой сын.

Гром не разверзся надо мной, молнии не сверкали, и я не упал без чувств, да и не рвал волосы в отчаянии… Я просто не поверил:

– Ага, а дракон Магистр мой двоюродный дедушка!

– Я знал, что ты так отреагируешь, - улыбнулся Лайнес.

– А как мне еще реагировать? - спокойно произнес я, пожимая плечами. - Разуй глаза, чудик - я черный!

– Ну и что? - хмыкнул этот придурок.

– А ты белый! - я бы покрутил у виска для дополнительного эффекта, но боялся коснуться оков.

– Хочешь, я расскажу тебе сказку? - хитро сверкнул ледяными глазами Лайнес.

– А у меня есть выбор? - с тоской простонал я.

– Да нет, - безразлично пожал плечами дручий.

– Тогда давай, - обреченно кивнул я.

Может он расчувствуется и вообще отпустит меня. Ведь убивать меня он, кажется, пока не собирается. Это хороший знак. Исполнит свою невостребованную отцовскую обязанность рассказать дитю сказочку и отстанет, болезный!

– Когда-то очень давно, - заунывным голосом начал Лайнес. Я заранее зевнул, предвкушая дикую скуку. - Жили-были три друга: светлый эльф, горный дроу и юный дручий. Все они были кровей королевских и всех ожидала участь стать Повелителями своих государств… Как их звали, догадайся сам. - Я вздрогнул и напрягся: а сказочка-то со смыслом! - Это было еще до подписания Великого договора и в мире бушевали войны, но приятелям на это было начхать… примерно как тебе когда-то. Поскольку предопределенность положения их угнетала, и нечего было желать: принцам всегда во всем потакали. А вот запретная дружба, обещающая незабываемые приключения как раз приносила им острые эмоции, которых им недоставало в обыденной жизни…

– Уж куда обыденней, - усмехнулся я. - Война, кровь, смерть… Так скучно!

– Ты прав, - хихикнул Лайнес, явно войдя в состояние себя молодого. - Но не ёрничай, ибо так оно и есть. Понимаешь, когда ты родился во время войн и рос среди этого бедлама, это действительно становится обыденным и скучным. Ты преемник, тебе подвластна любая женщина, ибо война и тебя могут в любой убить, и детей нужно иметь не по одному. Даже разрешалось иметь несколько жен. За пару лет это надоедает, - осадил он меня, заметив заинтересованный блеск в глазах. - Так вот, о наших героях… Они и правда были героями, совершали безумные действия, нелогичные, порой чудовищные… И в какой-то момент появилась она. Теперь-то я понимаю, что мы притянули её как бабочку на свет, ибо в мире, который медленно, но верно идет к самоуничтожению, мы были чужими. Мы были готовыми ко всему.

Лайнес сам не заметил, как перешел в рассказе к первым лицам. На его лице заиграла мечтательная улыбка. Это в самом деле были для него прекрасные времена. Мне вдруг стало интересно: как из этого симпатичного мне юноши, про которого вел рассказ Лайнес выросло… ну уж что выросло, то выросло, конечно…

– Мы сразу полюбили её. Страстно, безудержно. - Это я мог понять, ибо сам чуть было не… - Мы не ссорились, не стремились бороться между собой за её любовь. Молния не была обычной женщиной. Она была загадкой, над которой надо думать не одну жизнь. Каждый из нас стремился к новому. Она знала. И начала нас учить…

Лайнес замолчал, уставившись на свои изящные ладони. Я так увлекся содержанием рассказа, что забыл об оковах, надвигающейся войне и прочих мелочах.

Солнце стояло в зените и жгло немилосердно, что весьма странно для начинающейся осени, которая обычно приносила с собой прохладу. Даже здесь, на вершине, где в воздухе всегда летало множество крупных снежинок, пекло как летом на жухлой опушке. Шевеление в лагере людей стало еле заметным и ленивым. У эльфов и дроу я не заметил ни одного движения. Нетерпеливо перебирая камешки, я ждал продолжения рассказа. Лайнес словно собирался с мыслями. Но думаю, он просто набирался смелости, чтобы вновь нырнуть в свои воспоминания, ранящие своей яркостью и силой эмоций.

– Молния - из другого мира, - тяжело дыша, продолжил Лайнес. - Точнее даже не из мира. Она ниоткуда. Она никто. Мы их называем Поглотители миров. Да, Гром, миров великое множество и Поглотители занимаются тем, что уничтожают те миры, которые уже не могут принести для них чего-то нужное. Не спрашивай чего, у меня до сих пор волосы встают дыбом, когда я вспоминаю её слова. Она убежала, ибо не хотела выполнять работу, которая казалась её скучной. Она всегда хотела создавать, а не разрушать. И спряталась в этом мире немыслимое количество времени назад. Может, он еще тогда зарождался. Она создала драконов, они ей всегда нравились. Впустив в этот мир жизнь, она открыла его для развития. Теперь тут много существ. Мы как и прежде дурачились вместе, но она всегда объясняла причину и следствие наших действий. Оказывается, самые безрассудные и как оказалось ненужные вещи, идущие вразрез с привычной картиной мира помогают развитию. Если все идет размеренно, мир гибнет… или приходят Поглотители, что собственно то же самое. Тогда она выбрала…

Дручий побледнел и с явным трудом продолжил:

– Дарва. Я готов был разорвать его в клочья, но не мог… Я говорил Молнии, что Дарв не сможет понять её, с ним быстро станет скучно. Он даже учиться не особо хотел, ибо был более привержен к порядку, чем я. Он придумал этот договор, и Молния его почему-то поддержала. Я же всегда творил хаос, а друзья лишь следовали за мной, пока не наигрались. Они приняли свои мелочные коронки, променяли неизвестность на рутину. Я не мог…

– Погоди, - недоуменно остановил я его. - Но ты же добивался трона своего народа.

– Это потом, когда у меня зародился мой план. Я хотел снова начать войну, направив наших воинов на завоевание мира, - чуть пожал плечами дручий. - Это случилось много позже. А тогда я не мог смириться с выбором Молнии и часто навещал их в Вестрантерне. Вскоре, как я и предполагал, ей стало скучно. У Дарва никогда не было времени на неё. К тому же, его скучная тяга иметь большую семью угнетала Молнию.

– Ничего не угнетала, - взорвался я. - Иначе бы у меня не было столько братьев.

– А у тебя и нет, - рассмеялся Лайнес. - Молния - великий мастер иллюзий. Как ты думаешь, она создала драконов?

Я пожал плечами:

– Ну, может, вылепила их из глины…

– Ага, ты еще скажи - довела парочку Поглотителей до состояния обжорства и прилепила им крылышки! - сощурился дручий. - Просто иллюзии Молнии всегда обретали реальность. Это её магия, магия Поглотителей. Раз они могут уничтожать, значит, могут и творить, чтобы не было нарушено их драгоценное равновесие. Так как она ублажила твоего папочку наследниками, догадаешься?

Я тихо ахнул. Вот почему я был так отличен от остальных. И никогда не мог понять их - Молния создала их по подобию других дроу, в них не было той сумасшедшинки, которая досталась мне. А досталась ли? Может, я тешу себя лживыми надеждами?

– А почему ты уверен, что я не такая же иллюзия, как остальные? - спросил я мага.

– Они уже не иллюзия, Гром, - мягко возразил мне Лайнес. - Они живые, из плоти и крови, как и все остальные. И не их вина, что они не рождены в муках. А вот когда родился ты, мы все узнали, что ты сын Молнии. И ты - опаснейший для всех Поглотитель миров! Дарв, как увидел тебя, сразу понял, кто ты и кто - остальные сыновья. Он окончательно замкнулся, и Молния не выдержала. Я был рядом и как прежде был готов на все…

– Мразь, - рявкнул я в бешенстве. - Ты соблазнил её и потом хотел убить. Это что, месть за то, что она сразу тебя не выбрала?

Лайнес уколол меня взглядом своих ледяных глаз. Губы его изогнулись в усмешке:

– Это еще вопрос, кто кого соблазнил.

– Ложь, - я не хотел слышать.

Мы помолчали. Я чувствовал, что Лайнес намерен рассказать еще что-то, и не собирался извиняться за свою вспышку. Чтоб не заговаривался!

– Я учился, строил иллюзии. Молния прекрасный учитель. Пусть мои иллюзии не оживают, но они сильны. А потом я совершил ошибку… - как ни в чем не бывало, продолжил рассказ маг.

– Какую, - удивленно спросил я. - Что пытался её убить?

– Помолчи, мальчишка, - впервые вспылил Лайнес. Белые волосы взвились змеями, глаза сверкнули синим. Я был настолько ошеломлен, что потерял на какое-то время дар речи.

Через мгновение дручий принял прежний вид ледяной глыбы и продолжил, как ни в чем не бывало:

– Я захотел семью. Молния поскучнела, но пошла навстречу. Я всегда понимал, что Нарвэ…

– Нарвэ!? - у меня перехватило дыхание. А чего собственно я ждал?

– …Нарвэ не дочь Молнии, - бесстрастно продолжал Лайнес. - Но она живая и она мне близка, как дочь. Тогда Молния захотела уйти. Я не мог этого допустить. И, чтобы удержать её…

– Превратил в драмиса, - мрачно заключил я.

– Нет, - слегка улыбнулся дручий. - Нападать открыто на Поглотителя невероятно опасно. Я действовал хитрее. Молния была очень падка на все новое, бессмысленное, неординарное. Она любила менять ипостаси, по нескольку раз в день. Ей это было невероятно легко. Говорила, что хочет чувствовать, как живут её иллюзии. Я без труда уговорил её сменить ипостась драмиса. Это были первые мои эксперименты по созданию существ. Конечно, не полностью, пришлось кое-что корректировать - драконы уже были очень редки и радели за чистую кровь. А когда она менялась, я немного направил процесс в нужную мне сторону. Я хотел показать, что я учусь и с ней готов на все, но Молния разбушевалась, разнесла все наше жилище в пух и прах. Моя магия сильно её гасила. Я так понял, что она была будто заперта в железном ящике без окон и дверей. Я оставил все как есть и отпустил паникующего драмиса на свободу. Так, Молния осталась со мной, в этом мире. И осталась моей.

– Гад ты, - у меня не осталось сил злиться, я только мог тихо его ненавидеть. - И ты хотел, чтобы я убил её.

– Не совсем, - хмыкнул маг. - Я хотел найти её, чтобы освободить… И убивал одного драмиса за другим. Для Молнии это было абсолютно безопасно. Я внушил драконам, что драмисы ущербны и даже опасны, чтобы те выгоняли их. Так мне было легче их отслеживать и убивать. Нарушив иллюзию, я бы выпустил Молнию на свободу.

– Она бы все равно ушла, - убежденно молвил я. - Она и ушла!

– Опять-таки, не совсем, - покачал головой Лайнес. - Она слаба и не может покинуть тайник, это её давнишнее убежище. А ты неспособен мне помешать. И скоро мы с Молнией будем вместе. Навечно!

– Ты спятил, - я смотрел на него во все глаза. - Каким образом?

– Мой план, - с удовольствием проговорил дручий, - подходит к финальной части. Видишь ли, я планирую уничтожить этот мир. А полученные мной знания помогут мне самому при этом не погибнуть и даже обрести статус и силу… - он пристально посмотрел на меня, - Поглотителя миров!

– Точно псих, - простонал я, закатив глаза. - Мамочка, ты очень неразборчива в связях! Как же здорово, что ты не оказался моим отцом!

– Ты так уверен? - хитро блеснул глазами маг. - Возможность есть…

– Нет, - твердо ответил я. - Ты дальтоник? Я же черный, сколько раз тебе можно повторять?

– Я прекрасно вижу, - ухмыльнулся Лайнес. - Даже больше, чем ты. Твоя мать - Мастер. Ты подумай - если бы ты сильно отличался от сверстников, какой бы была твоя жизнь? Мать никогда не пожелает зла своему ребенку. Я считаю, прекрасная маскировка!

– Чушь, - я вертел головой так, что казалось, что она сейчас отвалится. - Не верю!

– Оставь, - снисходительно отмахнулся дручий. - Потом сам поймешь, когда придет время. Так что, подводя итог сказки, не все действительно обстоит так, как тебе может показаться в этом мире иллюзий. И я благодарю тебя за освобождение Молнии и предварении её в мастерскую, мне бы это сейчас вряд ли удалось… точнее, вряд ли удалось выбраться оттуда живым, учитывая возможный гнев за обман.

– А ты-то как узнал обо всем этом, раз не следил за мной? - я пытался понять.

– Все просто, - Лайнес вздохнул так, словно объяснял прописные истины идиоту. - У тебя вторая половина моего амулета. Ты коснулся его и частично перенесся в то место, где в тот момент жаждал оказаться… Я точно не знаю что произошло, может Молния перетащила твое дрыхнувшее тело сама. Но при этом ты активизировал мою часть и мне пришлось и самому отлучаться… причем в самый неподходящий момент. У меня там, знаешь ли, проблема одна требовала разрешения. Кстати, позволь я заберу свою собственность.

Лайнес потянулся и сорвал с меня амулет, который чуть позвякивал, касаясь Ока.

Я спокойно смотрел, как он забирает единственную ниточку, которая могла бы показывать его действия. Меня сейчас интересовало иное.

– А твоя проблема связана с Лейлой или с Дэйдрэ? - деланно-безразличным голосом спросил я.

– Давай, лучше посмотрим на представление, - ушел от ответа маг. - Остальное уже не важно.

– Какое еще представление? - насторожился я.

– Первый акт спектакля под названием "Конец мира", - высокопарно произнес Лайнес и, поднявшись, протянул руки в сторону долины.

И его рук, сияя, вырвались тонкие полотна магических полей и полетели вниз, постепенно оплетая всю долину. Когда все внизу мерцало, словно покрытое легким кружевным покрывалом, Лайнес опустил руки и почти ласково улыбнулся, смотря в небо:

– Закат, - тихо произнес он. - Как символично, не правда ли?

– Не правда, - буркнул я, нутром ощущая страшную опасность.

– Занавес! - резко крикнул дручий и холодно рассмеялся.

Я во все глаза смотрел вниз.

Туман замерцал сильнее, и в лагерях одновременно произошло движение, раздались крики тревоги, бряцало оружие. Люди, эльфы, дроу выбежали из убежищ и, на ходу выхватывая оружие, начали битву… ни с кем. Они дрались с воздухом!

– Что происходит? - ошалело протянул я.

– Иллюзии, мальчик мой, иллюзии, - улыбнулся Лайнес, не отрывая взгляда от сражения. - Красиво… Это и есть начало конца.

– Ничего не понимаю, - я вглядывался с трудом, долина темнела, покрываясь сумерками, как одеялом. - Почему они падают?!

– Иллюзии тоже могут убивать, - снисходительно ответил Лайнес.

Я вздрогнул. Неужели, Молния могла обучить такого опасного психа? Где были её глаза?

За лагерем эльфов раздалась новая волна криков. С горизонта надвигалась темная волна существ. Свет факелов бликами мерцал в сумерках, отягощая темноту. Что это?

– О! - оживился дручий. - Люди решили применить старый прием. Глупо соваться в тыл к эльфам, разве столетия войн их ничему не научили?

Я обреченно смотрел, как люди, доходя до определенной отметки возле лагеря эльфов, просто рассыпались на глазах. Испуганные люди хотели было отступить, но задние ряды напирали и им ничего не оставалось, как рассыпаться на защитном щите или быть раздавленными своими же. Вскоре граница щита была очерчена кровавой насыпью. Раздался треск…

– А может, как раз весьма умно, - задумчиво прокомментировал Лайнес. - Людям никогда не была свойственна идея бережного отношения к жизни подданных. Главари всегда использовали других как пушечное мясо…

Щит лопнул со страшным грохотом, и лавина людей хлынула на лагерь эльфов. Я очень надеялся, что в лагере не оказалось Элмора.

– Ну вот, - хмыкнул маг, довольно складывая руки на груди. - Люди подвели черту первому акту. Теперь можно приступать ко второму.

– И что за… - начал было я, как из-за камня позади выскочила огромная тень и метнулась к Лайнесу.

Херон, а это был именно оборотень, со всем смаком впился в филейную часть мага. Лайнес от неожиданности заорал, замахал руками, но не удержался и рухнул вниз. Волк с окровавленной пастью метнулся ко мне с диким блеском в глазах.

– Дверь! - закричал я. И потом только сам понял, что сморозил глупость.

Но Херон затормозил, хищный зеленый блеск в его глазах потух, взгляд стал более осмысленным. Интуитивно я выбрал правильное слово, емкое и содержательное, ибо оборотень никогда не забудет, как ответила ему дверь в комнате отдохновения Повелительницы дручий.

Тут я обратил внимание, что обруч, сковавший меня, рассеялся. Обернувшись, я увидел, что мерцание, окутывающее долину, тает как первый снег. Быстро и без остатка. Сражающиеся встали как вкопанные, не понимая, куда исчез противник. Ни хлопков телепортации, ни отступления. И лишь эльфы отчаянно дрались с людьми. То и дело, в куче существ, вспыхивали магические огни, мелькали эхары и мерцали защитные щиты. Это указывало на то, что среди людей было множество магов, и для многих эльфов эта битва была последней… впрочем, как и для многих людей. А еще недавно она могла стать последней для всего мира. Но пока еще не стоило расслабляться.

Я осторожно приблизился к краю выступа и заглянул вниз. Там, немногим ниже, находилась небольшая площадка, загроможденная осколками скалы. Вот туда-то и упал Лайнес. На белых одеждах неподвижно лежащего лицом вниз мужчины отчетливо виднелись алые следы от челюстей Херона.

– А я думал, что справиться с ним под силу только Дэйдрэ, - хихикнул я. - А обошлось острыми зубками обыкновенного оборотня! Не зря тебя дручия всюду с собой таскала!

Херон коротко рыкнул и почесал себя за ухом. Потом довольно облизнулся.

– Разбился, что ли? - предположил я. Лезть, проверять мне совсем не хотелось. К тому же магия рассеялась. Я потрепал волка по загривку: - Как ты здесь оказался, чудо?

Оборотень посмотрел на меня и отбежал в сторону. Я оглянулся на долину. Битва не думала стихать. Напротив, люди, что остались живы из первого лагеря, бросились на помощь своим. Эльфы в долгу не оставались. Уже ярким факелом пылал огромный корабль, что перевозил меня с эскортом вояк на берег.

А вот дроу не спешили лезть в пекло. Они убрали раненых и убитых и со своего берега наблюдали за разворачивающимися событиями. Я восхитился умным предводителем, что командовал дроу на передовой. Отменная выдержка и спокойствие не взирая на провокации иллюзорных убийц Лайнеса. И я четко отдавал себе отчет, что вряд ли был бы столь же рассудительным.

Херон тем временем перевернулся и подошел ко мне:

– Я бежал в наше место, чтобы сообщить все, что я успел узнать, как увидел вас. А как увидел этого… - оборотень рыкнул, смешно приподняв верхнюю губу. - Так не смог удержаться.

– А как же твое отношение к крови? - хихикая, спросил я. - Облизывался ты с большим удовольствием!

– Ой, и правда, - испугался Херон.

– Ладно, считай, что кровь злодея - прекрасное лекарство от магии вильев, - успокоил я бедолагу и добавил серьезно: - А теперь ноги в руки и бегом, чует мое сердце - Дэйдрэ напоролась на какую-то ловушку, расставленную Лайнесом. Слишком уж довольно он говорил, что его отвлекли не вовремя…

Никогда еще я так быстро не бегал по горам. Херон отстал где-то после третьего подъема - волку трудно карабкаться по скалам. А мне это привычное дело. Я даже успел за время путешествия невероятно соскучиться по этому виду спорта. И плевать на то, что говорил белый маг - я дроу до мозга костей! Оставалось только надеяться, что я выбрал правильное направление и мое чутье приведет меня именно к месту сбора, где осталась Эжона, а не в темные руки стражников дроу.

Судя по ощущениям, я уже пробежал два мергона и вот-вот увижу нужную вершину. Вот она, родимая, я так и знал! И Эжона на небольшой площадке, с любопытством вытягивающая голову, стараясь разглядеть долину и лагеря. Молодец, не поддалась соблазну, осталась на месте.

Я немного не рассчитал и взял левее, поскользнулся и кубарем свалился вниз, прямо на любопытную голову дракона. Не удержавшись за гладкую чешую, я обреченно полетел вниз. Эжона от испуга и неожиданности выпустила струю пламени в сторону, откуда я упал, а потом только посмотрела на меня.

– Хххха, это тыыыы, - фыркнула она на меня клубом дыма, видимо от облегчения.

Я закашлялся, отползая в сторону, где возможно еще остался чистый воздух.

– Я, - сипло ответил я дракону, отмахиваясь от остатков дыма. - А ты кого ждала, любовника?

Дракон вздохнула, это было зрелище - вздыхающий дракон. Круче только ухохатывающийся - как её дядюшка.

– Эрлиниэль еще не вернулся, - констатировал я.

Дракон молча отвернулась, а из-за камней почти выполз абсолютно выдохшийся Херон. Он посмотрел на меня мутными глазами и отключился.

– Осталось двое, - подвел я итог над бесчувственным оборотнем. - Правда у меня есть подозрение, что Дэйдрэ в беде, а вот насчет фея никаких предположений…

Эжона встрепенулась, оживилась и, прежде чем я успел её остановить, взлетела. Когда она скрылась за скалами, я мрачно прокомментировал:

– Рано обрадовался, теперь трое неизвестно где.

Но через короткое время Эжона вынырнула из-за скалы. Летела она очень осторожно, плавно, словно несла нечто по-настоящему драгоценное.

Когда она приземлилась, со спину дракона мне в руки скользнул маленький, чуть светящийся в темноте ночи комочек.

– Эрлиниэль, - облегченно вздохнул я. - Ну наконец-то! На свидание, небось, отлучился по дороге.

Фей с трудом поднялся и сел на моей ладони, раскачиваясь из стороны в сторону:

– Ну ты и… Я можно сказать, рекорд поставил. Наверняка еще ни один фей не летал на такие расстояния, а он тут… - и, закатив глаза, демонстративно повалился обратно.

– Ну-ну, - я встряхнул маленького человечка за шиворот. Ноги и руки эльфа качнулись, как у марионетки. - Не жалоби, говори, что узнал! Времени нет совсем. Война уже началась!

– Уже? - встрепенулся Эрлиниэль. - Кто? С кем? Где?

– Люди, эльфы, там, - нетерпеливо ответил я. - Не тяни, Эрл, Магистр жив? Что-нибудь известно об отце?

Эжона тоже склонилась над нами и часто-часто дышала, образуя облачка пара.

– Жив, - объявил эльф, скорее супруге. А потом повернулся ко мне: - Мне удалось пробраться туда, хотя было сложно. Дроу осадили Магистра, они требуют выдачи Повелителя. Все обыскали, но не отступают. Они уверены…

– Откуда такая уверенность? - казалось, сердце мое упало в живот.

Фей из последних сил перелетел на землю и засветился ярче. Смена ипостаси произошла быстро, и эльф продолжил:

– Дроу вскрыли тайное убежище Повелителя, но там находились только лишь приближенные Дарва и верные его дому.

– Они ссссснают, - прошипела Эжона.

– Что знают? - не понял Эрлиниэль.

– Ну не знают, а догадываются, - проворчал я. - Хотя, от этого не легче. Как ты думаешь, Эрлиниэль, куда твоя суженая прячет одежду, принимая ипостась дракона? Почему это она ни разу не явилась голая после перевоплощения…

Эльф хотел было возмутиться, но я перебил, не желая сейчас выяснять отношения:

– И куда они прячут свои сокровища, если их никто не находит в пещерах, когда дракон улетает? Куда они могут спрятать небольшого дроу на какое-то время?

– А ведь правда, - эльф задумчиво посмотрел на жену, - куда?

– Вот какой, милая, тебе умный муж достался, - хихикнул я.

И тут же потух:

– Что же теперь? Магистр в осаде, а Дэйдрэ кажется попала в ловушку Лайнеса…

– Кто попал в ловушку? - весело спросила Дэйдрэ, грациозно опускаясь из ниоткуда.

У меня упала челюсть.

Довольная произведенным эффектом девушка покрутила перед моим носом неприметным предметом:

– Корпат незаменимая в хозяйстве вещь. Я рада, что здесь все, и все живы и… - Дэйдрэ шевельнула носком туфли бесчувственного Херона. - Почти здоровы. Интересно, это теперь его обычное состояние? Ладно, я скоро.

И дручия снова пропала.

Супруги переглянулись, а я оттащил оборотня в сторону на всякий случай. И не зря. Ровно на то же место, где лежал вымотавшийся волк, опустилась небольшая компания.

– Гром! - радостно воскликнула Динзи и бросилась мне на шею, потом резко отскочила, виновато посмотрела на широко улыбающегося Волдрея и быстро оттерла кулачком слезы.

Друг деловито похлопал меня по плечу и сдержанно кивнул, но по его глазам я понял, что он рад не меньше девушки. Дроу сильно повзрослел за это время, стал суше, сдержаннее и худее.

Позади всех стояла Лейла и смотрела на меня со страхом. Я опешил:

– Лейла… ты как? Все в порядке? Что с тобой?

Я хотел было подойти к девушке, обнять, успокоить, но эльфийка отступила назад так резко, что ударилась затылком и каменный выступ. Она разрыдалась и бросилась к дручии. Та ошеломленно погладила принцессу по голове.

– Тот, в белом, - скривился Волдрей. - Болтал о тебе всякие гадости. А эта дурочка готова верить всему…

Он презрительно сплюнул и отвернулся. Я озадаченно почесал в затылке: чего такого мог обо мне порассказать Лайнес. Если только… но он же не совсем чокнутый! Хотя, если он плел все это мне, почему бы не навешать лапшу на уши и своим пленникам?

Вдруг мне вспомнилось, как поглаживал картину Цвейго… Нет, невозможно. Я резко обернулся на девушку. Лейла не смотрела на меня, уткнувшись в плечо к Дэйдрэ. Хотя, почему невозможно? А вдруг Молния хотела уйти к Цвейго, и поэтому Лайнес так разозлился, что был готов на все, чтобы её удержать от этого шага. А может, она уже ушла, когда он обманул её? Что в рассказе дручия правда, а что бред пьяного гнома?

Почему-то подумалось, что Лейла никогда не называла Марвадэ мамой.

– Война началась, - нарушил молчание очнувшийся, и уже успевший тихо сменить ипостась, Херон.

Все слаженно кивнули. Похоже, это ни для кого не осталось тайной.

– Есть плохая новость, Гром, - сурово сказала воительница, осторожно усаживая эльфийку на камень. - Подземные дроу встали на сторону людей.

– Подземные? - волосы зашевелились у меня на голове. Эти не знают ни страха, ни жалости, только лютая ненависть к себе не подобным ведет их. И если их включили в игру, они доведут клан светлых до полного исчезновения… только потом они перебъяют и людей. Почуяв кровь, они просто так не остановятся. - Как? Откуда…

– Откуда я знаю? - печально усмехнулась дручия и помахала разодранным в клочья подолом платья. - У нас была милая встреча в убежище Лайнеса. Кто бы мог подумать - он отгрохал такое милое жилище, почти замок. Вот только использует его для пленения принцесс, а также для пункта сбора подземных дроу. Я как раз угодила в разгар спора, кого первым они будут пытать - мальчика или девочку-дроу. Лейлу нашла лишь потом, Лайнес с неё как раз пылинки сдувал…

Лейла вздрогнула, еще больше побледнела и забилась в самый темный уголок.

– Похоже, Лайнес нашел замену твоей армии дручий для своих целей, - мрачно подытожил я. Дэйдрэ вопросительно подняла брови. - На нашей милой беседе он умолчал, что умудрился занять место Повелителя подземных. Просто так бы они ему не подчинялись. То-то его почти не было видно. Занят был, не до мелочей…

– Я думаю, Гром, пора включать в игру артефакты, - перебила меня воительница.

– Да у меня тоже есть новость не из приятных, - кисло улыбнулся я. - Артефакты как раз вне игры.

– Что же делать? - занервничал Эрлиниэль. - Так они уничтожат всех эльфов…

– Не самое страшное, - раздался слабый голос Лейлы. - Так скоро погибнет весь наш мир. Лайнес… он решил привести мир к гибели. Поглотители скоро будут здесь, если еще не пришли. Жаль, что никто в начале не догадался, почему всплыли артефакты и преемника обвинили в убийстве…

– Похххлотители?! - Дракониха была на грани истерики. Воистину, я-то считал, что драконьи морды не способны к передаче эмоций. - Пппелые ттттххххаконы! Тттты хххаскасссывал о ниххх, ххххром!

Я мгновенно ощутил прикосновение ледяных рук к груди. Так вот кто были эти загадочные и страшные существа!

– Они уже здесь, - мрачно кивнул я. - Мы их видели, когда летели к Дэйдрэ. - И упавшим голосом продолжил. - Они знают, кто я, но я им не нужен. Похоже, они ищут Молнию!

Друзья непонимающе смотрели на меня, дроу - неверяще, в глазах Лейлы мелькал панический страх. Я вздохнул и обратился к дручии:

– Есть еще какой-нибудь способ попасть в мастерскую?

– В тайник? - удивилась Дэйдрэ. - Не знаю, я думала, что есть, но у меня не получилось…

– Получилось, - выдавил я неохотно. Они, - кивнул я на дроу и Лейлу, - все тебе расскажут, похоже Лайнес им все поведал. А мне немедленно надо в мастерскую. Может, еще есть какие-нибудь шансы сохранить этот мир…

– Попробуй обратиться к артефактам, - пожала плечами Дэйдрэ. - Может, еще чего придумаю…

Левой рукой я взялся за рукоять мертвого Сияния, правой прикоснулся к Оку, и обратился к загадочному третьему артефакту с просьбой перенести меня в тайник.

– Ничего не происходит, - с разочарованием произнес я и открыл глаза.

Белый свет ослепил меня.

Глава 17

Я ойкнул и зажмурился. После ночной темени перемена была не из приятных. Я подождал, когда яркие круги потухнут перед моим внутренним взором, и попытался снова.

На этот раз меня встретил легкий приятный полумрак.

– Ты ведь никогда особенно не испытывал неприязни к свету, верно? - ласковый голос Молнии всколыхнул в душе забытые детские фантазии о маме, которая всегда рядом.

Прекрасная женщина с оранжевыми волосами подошла, чтобы обнять меня, но я резко отстранился. Пока это было выше моих сил. Я беспокойно покосился на Молнию, не зная как выразить свои чувства, но она лишь иронично сощурилась:

– Знаешь, мне тоже не так-то легко. Ты мой первый ребенок… которого я, к тому же, не видела так долго, что он успел вырасти. А я, когда не знаю, как себя вести, иду на поводу своих эмоций или делаю глупости… Ты же не хочешь, чтобы я делала глупости?

Не, - я замотал головой, расплываясь в улыбке. - Думаю, ты их уже наделала достаточно.

Общаться с Молнией было невероятно легко, и меня тронуло то, что она тоже не своей тарелке и не знает, как поступить и что сказать.

– Что поделаешь, - с ложной скромностью вздохнула кокетка. - Делать глупости - моя профессия.

– Ты, правда, Поглотитель миров? - затаив дыхание, спросил я.

Молния расхохоталась так легко и заразительно, что я просто не смог не присоединиться. И я чувствовал, что с этим смехом из меня испаряются все тревоги, страхи и появляется задорная бесшабашность, провоцируя небольшое головокружение. Я постоянно напоминал себе, кто эта женщина, чтобы не потерять голову.

– Они так забавно нас называют, - отсмеявшись, выдохнула Молния. - Прости, но это правда, забавно. Существа этого мира вообще забавные, обязательно каждому дадут название: эльфы, драконы, маги, люди, оборотни… Это так смешно.

– Просто удобно, - я непонимающе пожал плечами. - Так как вы себя называете? Или никак?

– Не вы, малыш, а мы, - хихикнула Молния, безусловно заметив, как я вздрогнул от такого обращения. - Привыкай к мысли, что ты больше, чем весь этот мир. Я понимаю, что ты тоже слишком долго был в плену чужих иллюзий, но угнетения на тебе нет, поскольку это было лишь маскировкой и не сковывало твою личность… В отличии от меня.

Девушка погрустнела и как-то внутренне потухла. Я внезапно ощутил, насколько повредило ей пребывание в плену тела драмиса. Сочувствие нахлынуло на меня волной и вскоре я застал себя нежно обнимающим оранжевоволосую бестию.

– Не переживай, - Молния мягко освободилась. - Все можно исправить, я восстановлюсь и этот мир, - она сделала плавный жест рукой, словно очерчивая пространство. - Поможет мне. Ведь это наш дом, здесь наши вибрации и энергия творения.

– Мир? - несказанно удивился я. - А я думал… что это просто скрытое место. Но тогда здесь можно встретить и других Поглотителей!

– Ну да, - рассеянно пожала плечами женщина, не обратив внимания на произнесенное название. - И что? Ты же встречался с другими дроу, выходя из своей спальни? И вроде тебя это не сильно беспокоило…

– Так это какой-то дом? Замок? - я прикинул, сколько тут может быть комнат и почему все построено под открытым небом.

– Дом, - согласилась Молния. - Не замок, и не другое сооружение. Это дом нашей семьи и ты можешь столкнуться с кем-то из них, когда будешь гулять тут. Не пугайся, они уже знают о тебе.

– Как? - я бы предпочел, чтобы никто обо мне не знал, ибо и так каждый день мне приносил излишне много новостей и встреч. - Они искали меня? Я встретил белых драконов недавно. Один из них приложил руки мне к груди… кажется, я до сих пор ощущаю холод смерти идущий от него.

– Не смерти, глупый, - снисходительно улыбнулась Молния. - Лишь неизвестности. А чем, ты думаешь, веет от тебя. Даже моя маскировка не смогла скрыть это. Ты получился на редкость сильным. Возможно, что ты обскачешь свою мать и перейдешь на четвертый уровень. Это дано лишь единицам.

– Что за уровни? - с любопытством спросил я.

– Ну вот, а то всех боюсь, никого не хочу видеть, - довольно рассмеялась Молния. - Умеешь же ты прикидываться никем. Что ж, для нашего брата это весьма полезное умение, уж поверь. Увы, иллюзии тоже могут убивать…

Я вздрогнул, как от удара хлыстом.

– Лайнес! - воскликнул я, кляня себя за забывчивость. Мир в опасности, а я тут рассуждаю.

– Чего Лайнес? - моргнула женщина в замешательстве.

– Он хочет привести мир к уничтожению, хочет стать Поглотителем и добраться до тебя, хочет…

– Хочет, хочет, - раздраженно перебила меня Молния. - Ну и что?

– Как что? - опешил я. - Он уничтожит весь мир! Поглотители уже появлялись там.

– Ой, не кричи так, - Молния поморщилась. Только сейчас я заметил, что стены завибрировали и загудели. - Столько энергии не по делу! Поглотители искали меня, поскольку чуяли, что я в опасности, в плену иллюзий. Сейчас братья знают, что я тут и больше не посетят этот мир. Во всяком случае, пока. Если бы они хотели его уничтожить, уже давно бы это сделали. Но мое первое творение вызывает у них уважение, так что миру пока можно сделать еще пару глупостей.

– Твое творение? - не понял я.

– Ну да, - Молния коснулась указательным пальцем стены и из белого камня вышла яркая искра, переместившись на кисть женщины. Вибрация прекратилась. - Смотри, какой яркий! Ты просто умница! Я пожалуй вернусь к уровням, ибо хочу, чтобы ты понял. Когда появляется один из нас, он - уонельо. Это не название - это титул. Он беззаботен, может переходить по мирам, проживать жизнь разных существ. В мирах он не выделяется. Рождается, живет, умирает, возвращаясь сюда. Он нарабатывает опыт, знания и силу. Возможно, наступит время, когда он становится олейва. Это тот, кто может сам создавать иллюзии, и они будут долговечны, некоторые обретут самостоятельность, а может и настоящую жизнь. Третий, - Молния изящно поклонилась. - Локра. Это те, кто способен создавать миры, населять их существами. Это мой первый мир и для первого был невероятно удачен. Это не бахвальство, ибо признано всей семьей. Четвертые - орун. Они создают вселенные, это скопления миров со своими законами. Тебе повезло родиться олейва.

– Не знаю, - я пожал плечами. Все это казалось абракадаброй, нереальным сновидением, иллюзией. - Я никогда не замечал, чтобы созданная мной иллюзия паука реально пожирала своего собрата, а моя собственная копия заявлялась во дворец и спорила, кто из нас настоящий принц!

– На все нужна практика, - отмахнулась Молния. - Главное - потенциал. Ты очень могущественен.

– Да ни оша я не могущественен! - вспылил я. Стены опять дрогнули. Я притих и уже спокойнее продолжил: - Раз я не могу помочь друзьям. Еще до визита сюда я мог что-то. Сейчас же все идет наперекосяк!

– Это просто срабатывает техника безопасности, - объяснила женщина. - Тебе не нужны артефакты, эта сила уже в тебе. Они слабы по сравнению с ней, поэтому молчат, словно шавки перед диким волком. К тому же, сейчас они выполняют несколько другие функции, чем для простых обитателей миров. Они служат олейве.

– Какие еще функции?

– Око ведет тебя в пространстве и позволяет заглянуть в самые дальние уголки вселенной. Сияние выявляет истинную цель, если хочешь - освещает твой жизненный путь. Поможет сразить свои сомнения…

– А третий? - с замиранием сердца спросил я.

– Это, чтоб я была спокойна, - улыбнулась Молния. - Ты молод и горяч. А иллюзии могут убивать. Это твоя защита. При смертельной опасности ты будешь сразу попадать домой.

– Всегда? - у меня голова шла кругом. Получается, Лайнес не врал, когда говорил, что меня теперь не так просто убить. Или так было и раньше, но более завуалированно?

– Увы, нет, - покачала головой Молния. - Любое заклинание истощается. А такое еще быстрее других. Один раз ты уже использовал его. Осталось еще три. Будь осторожнее.

Я безудержно расхохотался. Мама непонимающе смотрела, ожидая, когда я успокоюсь.

– В людском народе есть детская сказка, - выдохнул я, растирая слезы от смеха. - Что у дроу девять жизней. Что ж, не девять, но они почти угадали… хотя бы в моем случае.

– В мире иллюзий только лишь сказки несут истину, - рассеянно пробормотала Молния.

– Око проведет меня, Сияние укажет куда… а как пользоваться силой? - поторопил я замечтавшуюся Молнию. - Ты обучила Лайнеса этой премудрости, теперь обучи меня, как его остановить.

Молния презрительно фыркнула:

– Маленький глупый мальчишка! Как ты можешь равнять себя с простыми магами!

Я опешил от такой реакции и несколько мгновений мог только хватать ртом воздух. У мамы настроение изменчиво даже больше, чем у меня.

– Вот видишь, - неожиданно расплылась в улыбке Молния. - Я вспылила, но в Доме тихо. Я не разбрасываюсь силой. Учись, малыш!

– Прекрати так меня называть, - поморщился я.

– А как? - включилась в игру Молния. - Салага? Сопляк? Щенок? Мелкий? Детка?

Я поперхнулся:

– Да уж лучше малыш.

– Договорились, - захихикала она.

Ну и ехидная же у меня мамочка, ей палец в рот не клади.

– Я, конечно, учила эту троицу, но, увы: каждый из них слышал только то, что хотел слышать. И пользовался силой, чтобы уладить что-то в своей жизни. Просто пользовался, но вперед не шел. А без развития…

– Сюрприз, - мрачно перебил я её. - Лайнес научился слишком многому.

– Да нет, - отмахнулась Молния. - Он просто пошел по пути власти. Это все, что его когда-либо волновало в жизни. И весь кайф от жизни лишь только от ощущения власти над кем-то, особенно сильнее его. Это намерение двигало его сильнее других, и он достиг определенных высот, но двигался-то он по прямой!

– Ну и что? - буркнул я. - Эта прямая далеко его завела.

– Да, но в поисках истины движутся исключительно по спирали! - ликующе произнесла Молния. - Он приближался к одним истинам и все дальше удалялся от других. И к чему привел такой дисбаланс?

– К мании величия и поехавшей крышке, - кивнул я. - Кажется, я начинаю что-то понимать.

– Ну, наконец-то! - с облегчением воскликнула Молния, демонстративно вытирая несуществующий пот с высокого белого лба. - А теперь - практика!

– Чего? - вытаращил я глаза.

– Того, - подмигнула она. - Лекция прочитана, отрабатывай её на практических занятиях. Али в школе не обучен?

– Не обучен, - хмыкнул я. - Я злостный прогульщик. Отец запихал меня в обычную школу со всеми, хотя братцы обучались персонально во дворце. Вот я…

– И обиделся, - хихикнула Молния. - Кстати, жалобщик, со стороны твоего отца это было весьма разумное решение. Дарв единственный, кто понимал, что к цели напрямик идут только идиоты!

– Кстати, - осторожно начал я, не зная как поднять столь волнующую для меня тему. - Мой отец - Дарв?

– Ну да, - от удивления Молния уронила искорку, которой ловко поигрывала все время разговора. - А что?

– А Лайнес сказал, что… Ну, то, что я черный - маскировка.

– Правильно сказал, - хмыкнула Молния. - Не ожидала, что в нем осталась хоть капля здравого смысла. Что ж, это хорошо.

– Что… правда? - я начал заикаться, пол, казалось, поплыл под ногами. - А как я выгляжу на самом деле?

– Да как захочешь, - безразлично пожала плечами Молния. - Тебе комфортно в этом облике?

– Весьма, - отозвался я.

– Ну, вот тебе и ответ, - подвела черту этому вопросу Молния.

– Рождающий еще больше вопросов, - тихонько буркнул я. - Ладно, хоть выяснил, что Лайнес мне не отец.

– Ну не совсем, - нахмурила изящные брови женщина, поднимая и перебрасывая искорку мне в руки.

– Не понял, - я посмотрел, как яркий кусочек чистой магии лег ко мне в ладони. Это был сгусток энергии в невероятное число раз превосходящий по силе магический эхар. - Ты же сказала, что Дарв…

– Ой, мальчик, не смеши меня, - раздраженно взмахнула руками женщина. - Неужели ты думаешь, что, такие как ты, рождаются биологическим путем? Глупо! Ты появился из ниоткуда, рожденный силой моего существования, силой моей любви к тем троим, что долгое время были рядом со мной и совершали безумства в мою честь. Миру эти энергии уже не требовались, новый я еще не отважилась создавать.

– Так они тут не при чем? - с некоторым облегчение спросил я.

– При чем, - хитро ухмыльнулась она. - Без их беззаветной любви ничего бы не получилось… Все было замечательно, пока они не стали раздирать меня по частям и тянуть каждый в свое логово. И даже когда я выбрала Дарва и вышла за него замуж, других это не остановило. Я пыталась откупиться от них, сотворив им по девочке, чтобы было на кого перенести свою любовь…

Я похолодел: Лейла была рождена иллюзией! Бедняжка узнала это и поэтому была не в себе в тот вечер. А более приземленные дроу просто подняли на смех слова дручия. Лейла и Нарвэ были прощальными подарками и извинениями, что Молния выбрала другого.

– Получилось только с Цвейго, - печально завершила Молния. - Лайнес сделал вид, что смирился, приезжал к нам в гости, сопровождал меня в моих путешествиях, где я творила и набиралась новых сил, чтобы жить под землей. И однажды нанес удар.

– Вот лгун, - в сердцах я сжал кусочек силы в кулак. - Все переврал!

Искра, зажатая между пальцев, напряглась и стала нестерпимо горячей. Вскрикнув, я выпустил её, разжав ладонь. Кусочек силы, нестерпимо сияя, упал на пол и рассыпался на куски, каждый из которых превратился в крошечную копию Лайнеса. Множество карликовых магов в развевающихся белых одеждах с паническими криками разбегались в стороны.

Я стоял посреди этого безобразия с открытым ртом, не понимая, что произошло.

– Практика, - со значением повторила Молния. - Оставь, их потом всех отловят.

– Они живые? - с ужасом спросил я.

– А ты как думаешь, - подмигнула она. - В доме тебе намного легче всему обучиться, поэтому я и требую, чтобы ты начал незамедлительно осваиваться со своим могуществом. Ты, кажется, хотел помочь своим друзьям?

– Если бы я еще знал, что делать! - рассердился я. - Когда нас учили - делай так и так - получишь эхар. Делай эдак - будет сахар! Это было понятно. А сейчас пойди туда - не знаю куда, найди то, не знаю что!

– Очень правильная инструкция, - Молния даже язычком прищелкнула от удовольствия. - Надо запомнить, если придется обучать еще одного умника.

– Мама, - страдальчески простонал я.

Молния сжалилась, насмешливые черные глаза покрылись поволокой. Так, я, кажется, нашел ключик к этой ехидне! Но потом она опомнилась:

– Вспомни, Гром, - с властными нотками в голосе заговорила Молния. - В любую магию, которой тебя учили с детства, ты вкладывал свое значение. Из упрямства, от обиды, чтобы выделить или спастись, не важно. Твои эхары черные - только по твоему приказу. Зеленые дарят существам новые ипостаси - чистое проявление силы…

– Но откуда… - я посмотрел в мерцающие глаза Молнии и обомлел. Они приобретали ту радужную субстанцию, что наполняла глаза Поглотителей. От женщины повеяло холодом. Но теперь во мне не было страха. Я принял неизвестность, и она благосклонно признала меня своим.

И я знал, что Молния видела сейчас всю мою жизнь, словно вся временная линия свернулась в крохотную точку. Кажется, ей было известно все про меня и даже больше. То, что я скрывал сам от себя. Еще я понял, что Поглотитель тоже проводил со мной такую процедуру и искал любое упоминание о том, где могла быть пленена Молния. Но я же правда не знал, поэтому он и был разочарован. А то, что мама не касалась при этом меня, объясняется нашей близкой связью. Мы были из одной силы.

– Тебе нужно просто знать, что для прежних действий тебе потребуется в несколько раз меньше усилий. Если бы сила подчинилась тебе и выполнила то, что ты от неё просил, миру бы пришел конец быстрее. Вместо эхара вылетел бы огненный шар - в точности такой, каким локра уничтожает опасный для всей вселенной, деградирующий мир.

Я содрогнулся. Казалось, что владеть подобной силой мне было равнозначно подарить несмышленому ребенку возможность раздавать боевые эхары направо и налево.

– Поэтому потренируйся немного здесь, дом в клочья ты не разнесешь, не волнуйся, - Молния похлопала по стене. - Как ты уже знаешь, дом берет на себя излишнюю силу и отдает её в виде созидательного сгустка. Наберешь мешочек - можешь в миру драконов клепать!

Я хихикнул, представляя, как подарю Магистру несколько чистокровных драконов, похожих на него как братья-близнецы!

– Твоя задача - научиться контролировать свою силу, подружить с ней, слиться воедино. Используй каждый момент, каждый подходящий случай. Никогда не бойся все менять, поставить все с ног на голову. Это, и только это подарит тебе крылья. Как только привяжешься к чему-то, забоишься потерять - сразу завязнешь в болоте чужих иллюзий и потеряешь контроль над миром, остановишь развитие не только свое, но целого мира. Это и есть ответственность. Это самый тяжелый, но необходимый урок. Только пройдя его ты станешь локра!

– Как все сложно! - простонал я, стараясь ограничить энергию эхара. На руке уже разгорался ослепительно белый шар с мою голову! А ведь я только подумал о формировании.

– Все очень просто, - покачала головой Молния. - Так же просто как научиться ходить. Какое-то время болезненных падений и о-па - ты уже сам не замечаешь, как твои мышцы работают практически самостоятельно! А тебе лишь стоит приказать и они совершать кучу сложных движений одновременно, напрягаются и расслабляются. А ты бежишь и думаешь о совершенно иных вещах: куда успеть, чего сделать, как и так далее.

– Хорошо тебе говорить, - я в сердцах разорвал паутину, которая образовалась из множества маленьких сгустков силы, которые постоянно растекались, тянулись в нити, липли ко всему, с чем соприкасались…

– Не стони, - оборвала меня Молния. - Я родилась не таким гением, мне пришлось пройти не одну жизнь, чтобы подняться до олейва! И немногие из них были приятными! А тебе лишь маленький кусочек, да и то - сила оставалась при тебе.

– А воплощаясь в какое-то существо силу теряешь? - удивился я, стараясь даже не моргать - кажется, у меня получился обычных боевой эхар. Правда серый и с красными искрами, но все же…

– В том и урок, что надо умудриться осознать, кто ты и найти хоть кусочек её. А потом еще научиться пользоваться! - буркнула Молния, поморщившись. - Кстати, в моем мире очень много уонельо, так что будь настороже. Не помогай им, будет только хуже. У них свои задачи. А учить можешь лишь тогда, когда полностью уверен, что перед тобой - чистый лист.

– А правда, что существо может стать уонельо? - спросил я, вспомнив манию Лайнеса, и перебирая левой рукой множество красивеньких черных эхарчиков.

– Правда, - подтвердила Молния. - Правда путь нелегок… или легок. Тоже примерно как учиться ходить. Только вот мало кто понимает, что это значит. В основном стремятся к бессмертию, власти, прочей белиберде… Почти нащупал истину только один, как я ни старалась за все время. Но один на мир - это уже неплохо. А для начинающей - так вообще замечательно! Я думаю - в смерти своей он возродится уонельо!

– Лайнес? - скорчился я, упуская несколько эхаров из круга, в который их поднял по подобию пленения дручия.

Сгустки энергии ударялись о пол, вызывая небольшую вибрацию. Я привычно ткнул пальцем стену, и на мою кисть перешла еще одна искорка. Засунув её в карман брюк к остальным, я пробубнил:

– Это несправедливо, он же псих!

– Пусть его сила ущербна, но он на пути, - мягко улыбнулась Молния. - Знаешь, стоять на месте - это все равно что деградировать. Существа пугливо смотрят в неизвестность и говорят - лучше не ходи. А мы всегда говорим - лучше иди! Это девиз развития.

Молния с одобрением проследила за небольшим вихрем, сорвавшимся с моих ладоней. Он стирал различные иллюзии, заполонившие комнату.

– Он достоин стать уонельо, особенно если немного попридержит свою жажду власти.

– Что-то ты излишне добра к дручию, - я ревниво прищурился. - Он же хотел уничтожить твой мир!

– Ну это тоже возможный путь, - пожала плечами Молния. - У тебя уже хорошо получается, весьма быстро научился, молодец!

– Ну не совсем, - смутился я, но работать с силой оказалось гораздо проще, чем с магией. В несколько раз быстрее и эффективнее. Главное - как говорит Молния - жесткий контроль себя в этот момент.

– А вообще-то я говорила про Дарва, - неожиданно произнесла мама и подмигнула. - Тебе пора.

Я потоптался на месте, потом решил спросить:

– А как меня зовут здесь?

– Дарв решил, что твое истинное имя достойно звучать в мире, - серьезно ответила оранжевоволосая красавица и медленно направилась к одному из проемов, словно прощаясь.

– Последний вопрос, - окликнул я её. Молния обернулась и вопросительно подняла брови. - Почему тебя прозвали Молнией?

В комнате сверкнуло, сияюще-белый след ударил по глазам. Девушка вдруг очутилась вплотную ко мне, словно материализовалась из воздуха.

– А почему тебя зовут Громом? - шепотом спросила она и, взяв мою руку, положила её на Око.

Легкий толчок.

– Явился, - ворчливо прокомментировал сидящий у костра эльф.

– И тебе - здравствуй, - весело ответил я. Никакой ворчун не испортит сейчас легкости моего настроения.

Судя по светлеющему небу, ночь уже подходила к концу.

Посередине площадки был разведен небольшой веселый костерок, который довольно потрескивал каждый раз, когда Эрлиниэль подкидывал очередную ветку. Вокруг костра расположились оборотень, обнявшиеся дроу и Дэйдрэ. Все спали. Лейлу я разглядел в том же углу, куда она забилась еще вечером. Девушка сидела без движения с закрытыми глазами. Эжоны нигде не было видно.

– А где наш доблестный дракон? - просил я насупившегося эльфа.

– Знаешь, драконам свойственно иногда есть, - буркнул Эрлиниэль. - И не только драконам…

– Голодный, что ли? - подмигнул я ему, усаживаясь рядом.

– Предупредил бы, - эльф не смотрел на меня, вороша угли костра, - что уходишь. Кто знает, жив ты или опять проделки Лайнеса или еще что… А тут, понимаешь, война, все валится к броунам. - Я хихикнул, услышав свое любимое ругательство из уст светлого. - К чему готовиться, может сейчас на нас посыплются злобные подземные дроу…

К нашим ногам, почти в костер, упало что-то теплое. Мы вскочили. Я схватился за меч, в руке Эрлиниэля засветилась магическая дуга. В свет костра склонилась голова дракона. Эжона лизнула мужа раздвоенным языком и снова исчезла в предрассветной тьме.

Эльф философски пожал плечами, убрал эхар и подошел к тушке зверя. А я застыл с Сиянием в руке. Эрлиниэль еще ворчал, разрывая на куски испеченное драконьим пламенем мясо, но я не слушал его.

Меч светился изнутри. Ровное радужное сияние охватывало все лезвие. Он отозвался на опасность и был готов к проявлению силы. Точнее был готов подсказать правильный путь, куда нужно было направить эту силу. У меня возникла идея.

Отпихнув ароматный кусок мяса, который заботливо совал мне под нос чуть подобревший эльф, я метнулся в сторону горы с большой пещерой, которую когда-то облюбовал магический дракон.

– Ждите здесь, я скоро! - На бегу прокричал я.

Вслед раздались злобные проклятия эльфа. Рядом со мной рассыпался камень, в который попал яркий эхар Эрлиниэля. Ну вот, повелся со мной, и от всей его знаменитой сдержанности не осталось даже воспоминания. Я оскалился, а потом забыл об эльфе, о войне и обо всем, даже о себе, прыгая с камня на камень, совершая гигантские прыжки на скалы и зависая над пропастью. Чтобы не говорила Молния, сейчас я чувствую свой дом здесь, среди этих гор. И солнце приветствует меня овацией первых лучей, что окрашивают небо и небольшие облачка в затейливый орнамент драгоценных камней. Я люблю этот мир.

Опомнился я только на горе, где и жил Магистр. Привели меня в чувство голоса дроу-стражников. Мне повезло: дракона охраняли обычные дроу, примерно моего возраста, может даже мои одноклассники. Это не важно. Важно лишь то, что они не были предназначены в стражи, и они понятия не имеют о законах охраны. Иначе бы они молчали и смотрели в одно предназначенное каждому направление, не моргая, не зная сна и отдыха. Такие были нужны в другом месте, на войне. И еще эта беспечность стражей сказала мне: дроу не уверены, что Дарв у дракона. Они обыскали всю пещеру, наверняка даже отважились посмотреть его сокровищницу… пожертвовав десятком-другим рядовых солдат. Не обнаружив ничего, они почти отступили.

Какое дело дроу до легенд! Тот, кто искал Повелителя, явно был не особого ума и не задумался о причинах исчезновения сокровищ во время отлучки дракона из пещеры. Но на всякий случай, оставил охрану.

Сконцентрировавшись до предела, я очень медленно и очень осторожно создал сферу невидимости вокруг себя. Неудобство обычной сферы составляло то, что в ней можно было ходить только по ровной поверхности, даже по лестнице подняться составляло невероятного труда. А еще она не защищала от возможного шума, если что-то вдруг попадет под ноги. Треснувшая ветка, покатившийся камешек, все могло бы меня выдать. Все это я учел при создании сферы. И через мгновение меня окружал не пузырь магии, а легкое покрывало силы, повторяющее все мои движения и даже немного приподнимающие меня над землей - всего на волос, но этого достаточно.

Голова шла кругом от открывающегося мне могущества, когда я скользил легкой бесшумной тенью мимо балагурящих дроу, которые сгрудились около потухающего костра. Огромным усилием воли я запретил себе дернуть длинную белую прядь крайнего. Пусть они сейчас беспечны, но стоит произойти чему-нибудь необычному, как все сразу будут при оружии. Ибо я не должен забывать, какова бы ни била сейчас моя сила - я живу в мире магии.

Проникнув в пещеру, я старался держаться ближе к стеночке. Во-первых, дракону может приспичить зажарить парочку шумных гостей. А во-вторых, дракон меня может сразу и не узнать… ведь мой магический след, что драконы чуют как запах, должен был кардинально измениться с появлением третьего артефакта.

Сфера мерцала и таяла. Я сделал вывод, что иллюзии мои практичны, но недолговечны и не стоит особо полагаться на них, пока… Молния была права, мне еще учиться и учиться.

Я уже производил достаточно шума, чтобы дракон меня услышал. Морозец пробирался по спине. Ибо я знал не понаслышке, насколько чувствительны драконы. Особенно, когда дело касается их жилища. И сокровищ.

Я увидел огромного дракона, распластавшегося на камнях круглой пещеры. Магистр спал. Оглядевшись, я присвистнул: стены утратили свою гладкость и текучесть, которую дракон устанавливал не один год. Все было словно изъедено огромными личинками-камнеедами. Многочисленные сколы и углубления показывают, что дроу не ограничились просто осмотром пещеры, а искали скрытые помещения и ходы. Удивительно, как Магистр мог смотреть на это все и даже не предпринять попытки для сохранения вида своего жилья…

Но, присмотревшись к старому дракону, я вдруг заметил паленые отметины на некогда гладких, мерцающих матовым отблеском, чешуйках. Дракон заметно похудел и выглядел крайне изможденным. Его сдерживали, когда "осматривали" пещеры! И делал это не один маг. Если честно, дракона вряд ли могли удержать самые сильные маги дроу. Даже если бы объединились вместе, хотя за ними такого уже несколько столетий не наблюдалось. Странно…

Магистр до сих пор спал. Неровное дыхание колыхало множество обломков на полу пещеры.

Полный сочувствия, я подошел поближе и потрепал друга по веку:

– Магистр! Ты жив? Впал в спячку? Или ты просто мне мерещишься?..

Дракон резко всхрапнул и выпустил длинную тощую струйку огня. Я еле успел отпрыгнуть в сторону, высматривая углубление в стене, по величине способное укрыть небольшого дроу.

– Магистр, это я - Гром! Помни, как будет называться твое новое блюдо, если не остановишься сейчас! - кричал я из ненадежного укрытия.

Планомерный обстрел неожиданно прекратился. Я не мог предположить: то ли дракон правда узнал меня, то ли, вымотанный, собирает силы для следующего залпа.

– Магистр?

Ответом мне тишина. Ни шороха. Похоже, мой добрый друг заманивает меня в ловушку. Я выгляну поглядеть, и тут же из меня сделают жаркое.

Немного поколебавшись и не дождавшись какого-либо звука со стороны дракона, я осторожно выглянул из выбоины.

Магистр не готовил мне ловушку и даже не собирался с силами… ибо израсходовал последние. Он лежал без движения, распластавшись по камням, и его голова была неестественно откинута, глаза закатились.

Вздрогнув от тяжелого зрелища, я бросился к Магистру.

– Кто же тебя довел до такого состояния? - сочувственно бормотал я, ощупывая голову друга в поисках хоть какого-нибудь намека на жизнь.

Почуяв прикосновения, дракон вздрогнул и попытался встать. Тощие ребра выгнулись, грозясь прорвать подпаленные магией чешуйки. Магистр снова готовился защищаться. До последнего вздоха… который, судя по всему, и так был недалеко.

Я двумя руками с силой раздвинул веки Магистра:

– Разуй глазки, спящая красавица! - заорал я на него в бешенстве. - Это я - Гром! И если не хочешь закончить свои дни, догнивая сведи развалин, ты будешь слушаться меня и вести себя тихо, как домашний дракончик!

Магистр вздрогнул всем телом. Он немного притих, но глаза его смотрели недоверчиво:

– Ххххром? Так ты вышшшшшил?

– Представь себе! - ворчливо ответил я, немного остывая. - Не только выжил, но и хочу, чтобы и с тобой приключилась эта чудесная история! Что с тобой произошло? Кто тебя так?

– Потттззземнные, - почти прошептал дракон.

Я похолодел: подземные сделали вид, что перешли на сторону людей, и тоже самое проделали с дроу! И какой идиот среди дроу поверил этим типам? Очень захотелось взять у Лайнеса парочку уроков по развоплощению… только вот тот, с легких зубов Херона, уже покинул этот прекрасный мир.

– Ладно, дружище, давай выбираться! - решительно сказал я. - Подняться сможешь? А перевернуться?

Магистр только устало вздохнул и снова опустил морду на камни. Я неодобрительно покачал головой:

– Совсем сдался, и как, скажи мне на милость, мне удастся вытащить отсюда такое вот чудище? При условии, если незаметно…

– Они мориллли менння холодоммм, - словно в оправдание, прошептал Магистр.

Я хмыкнул, конечно! Только обессилив дракона и объединив магию горных и подземных дроу, они смоли удержать магического дракона и обшарить его пещеру.

– Есть хочешь? - с некоторым апломбом спросил я, чем заслужил убийственный взгляд Магистра. Хвала Тьме, что он не сопровождался реально убийственной струей пламени! - Щас будет!

– Только не ттттроу, - взмолился дракон. - Они тощщщие, есссть неччччего!

Я поперхнулся, оглянувшись на друга. Хотя, какой спрос с голодного дракона, который хотел лишь восстановить силы, глотая своих тюремщиков!

Покачав головой, я засунул руку в карман, моля Тьму о том, чтобы те кусочки силы, которые я взял с собой из тайника, не растаяли, словно бредовый сон больного. Соприкоснувшись с чем-то остро-вибрирующим, я сжал кулак и вытащил руку. Разжав ладонь, я увидел, как сверкнула небольшая искорка. Облегченно вздохнув, я победно продемонстрировал Магистру сгусток силы.

Донельзя удивленная и даже несколько испуганная морда дракона была мне наградой.

– Вот так, приятель, не будешь больше потешаться над принцами в своей пещере, - подмигнул я ему и с силой сжал ладонь, бросил искру на пол.

На месте вспышки появился огромный яг, который непонимающе крутил головой, но уже выпускал пар из ноздрей, настраиваясь на битву. И правильно, животное чутье безошибочно указывало на дракона, а большей опасности невозможно себе представить.

Дракон, учуявший вкусную и полезную пищу, рванулся в нашу сторону. Я еле успел отпрыгнуть, как справа от меня клацнули огромные клыки Магистра. К моему несчастью, яг тоже успел отпрыгнуть и приземлился ровнешенько мне на ногу.

Пока я скакал по пещере на одной ноге и старался не оскорблять нежный слух эха непристойными выкриками о драконах вообще и их пище в частности, дракон гонял по пещере мохнатую тварь, оказавшуюся чересчур прытким для такого тяжеловеса.

Немного поуспокоившись и обретя способность смыслить здраво, я присел и попытался вызвать магию регенерации, снабдив её свежеобретенной силой. К моему изумлению, мне это удалось, кости быстро срослись, сапог выровнялся, кровь перестала капать. Я самодовольно усмехнулся: а раньше магия целительства мне особенно не давалась! И тут сапог прорвали пять острых и длинных шипов. Ошалев от подобного зрелища, я не сразу понял, что это мои собственные ногти, подвергшиеся воздействию силы и принявшие её. Магия регенерации заставила их расти с невероятной скоростью. Они уже загибались вниз. Не придумав ничего более умного, я создал несколько маленьких эхарчиков и запустил их в растущие с чудовищной скоростью ногти.

Повторно взвыв от боли - теперь от ожога, я опять поскакал по пещере на одной ноге, сопровождаемый недоуменным взглядом чавкающего Магистра.

Дракон, наконец, понял, что жертву не надо гонять - похудеет еще! А можно просто поджарить. Что он и проделал - припечатав яга струей огня к стене. И теперь с аппетитом пожирал огромную кучу запеченного мяса.

Я поставил ноющую от несправедливости такого обращения ногу на камень и сделал вид, что все хорошо - не хватало только, чтобы эта история стала известна всем!

Скоро тушка милого яга исчезла целиком в недрах огромного дракона. Тот сыто икнул и наклонился ко мне:

– И как ппппутемммм выппппираттттьссссаааа?

– Проще, чем ты думаешь, - самодовольно хихикнул я, поигрывая искрами силы в своем кармане. В следующий момент одна из искр ужалила меня. Я вскрикнул и поспешно вытащил руку и подул на неё. Потом спросил Магистра потише: - Теперь сможешь сменить ипостась?

Дракон тяжело поднялся, тускло осветился… Мне уже казалось, что из затеи ничего не получиться, как свет сгруппировался и навстречу ко мне пошатываясь, шел худенький юноша.

Он споткнулся о камень, замахал руками, и я еле успел поймать Магистра, когда он полетел вниз лицом.

– Получилось, - счастливо улыбнулся мне юноша. - Я уже думал, что подохну здесь… Спасибо тебе, Гром.

Я отмахнулся, усадив Магистра на землю:

– Да ладно, ничего особенного…

– И правда, ничего особенного, - кивнул наглый дракон. - А теперь к серьезному…

– Не переживай, Магистр, выберемся, - обнадежил я друга.

– Да я и не переживаю, - фыркнул Магистр. - Ты лучше скажи: где мой котелок?! Я его уже несколько дней не видел!

– О! Только не это, - простонал я.

А мальчишка поднялся и, шатаясь, стал рыскать по всей пещере, ворча, что некоторые ленивые дроу совсем не уважают его старость.

Разозлившись, я решил не обращать внимание на дракона и продолжить исполнение своего плана.

Достав из кармана ту искорку, что постоянно жалила меня, я с силой сжал её в ладони, представив Магистра. И, с силой бросив её о землю, как можно скорее отпрыгнул в сторону шаркающего ногами Магистра.

На том месте, где я только что находился, стоял дракон - точная копия Магистра, только моложе, здоровее и явно упитаннее. Он смотрел на нас с ледяным спокойствием.

– Я создал тебя, - чуть дрогнувшим голосов проорал я. - И ты свободен. Можешь остаться в этой пещере, можешь оправиться на исследование этого мира. Выбирай!

Магистр, который стоял рядом со мной, победно помахивая котелком, икнул и выронил свою находку.

Котелок, громыхая, подкатился к ногам сотворенного мною гиганта. Тот наклонил голову, изучая сей предмет. Потом лицо его осветилось радостью и узнаванием. Аккуратно подхватив котелок, дракон расправил крылья и вылетел из пещеры…

Со стороны входа в пещеру послышались отдаленные крики, лязг металла.

– Гром, я тебя убью, - застонал Магистр, неверяще смотря вслед улетевшему дракону.

– Лучше бы было, если бы он нас съел? - я насмешливо приподнял бровь, наблюдая за его скорбью по пропавшему любимому предмету.

– Это еще кто кого бы съел, - Магистр почти плакал. - Но отдавать ему мой котелок…

– Ну, приятель, извини, - взорвался я. - Это ты его выронил! Найдешь себе новый!

– Такого уже не найдешь, - мальчишка утер нос рукавом.

– Прекрати, Магистр, такой взрослый дракон, а ведешь себя, как… маразматик! Достану я тебе такой же котелок!

– Ха, - Дракон скосил ставшие сухими глаза, - теперь я с тебя с живого не слезу!

– Страшно-то как! - засмеялся я, представив дракона верхом на себе. Магистр тоже заржал. - Ладно, сиди здесь, я посмотрю, что там творится. А дальше составим план, надо доставить тебя племяннице. А то Эжона места себе не находит от беспокойства.

И оставив Магистра переваривать эту новость, я отправился к входу, где расположилась стража.

Осторожно выглянув из пещеры, я убедился, что площадка опустела. Ну, почти опустела. Пара трупов, раскинувшихся на камне, и еле дымящий костерок лишь подчеркивали пустоту. То ли дракон всех съел, то ли дроу отправились в погоню…

Впрочем, меня это полностью устраивало. Предоставлялась возможность вывести отсюда Магистра, не перегружая его старческую психику моей новой силой. Что будет, когда он узнает, что я Пожиратель миров? Хотелось отсрочить этот момент как можно дальше.

– Что тут? - я вздрогнул от голоса Магистра за спиной. - Ой, твоя иллюзия всех напугала до смерти? Да ты мастер, Гром! Когда успел так научиться?

– Жить захочешь… - буркнул я, стараясь замаскировать радость. Магистр самостоятельно объяснил себе случившееся чудо. - Ну, пошли. Нас давно ждут…

Пришлось идти медленно, постоянно помогая почти обессиленному дракону, подсаживая его на особо высоких местах. Даже смена ипостаси не замаскировала суровых изменений в Магистре. Я чувствовал, что магический потенциал друга серьезно подорван теми издевательствами, что ему пришлось перенести.

И хоть до пещеры я один добрался очень быстро, путь обратно отнял у нас почти полдня. Я вымотался больше, чем, если бы самостоятельно облазал всю Поднебесную Цепь. Магистр держался молодцом, хотя я видел каких усилий ему стоит преодоление очередной вершины.

Навстречу неожиданно вылетел Херон в образе волка, который облизал мне нос и игриво куснул Магистра в ляжку. Видимо, от радости. Но парнишку это доконало, и дракон повалился на землю в глубоком обмороке.

Вздохнув, я водрузил несчастного на притихшего оборотня, обмотал своим ремнем и отправил Херона вперед. Похоже, оборотень нашел обходной путь, какие-то горные тропки. Скакать по скалам у меня не было ни сил, ни желания.

С этой стороны гор не было видно долины, и я мог только предполагать, что творится сейчас там. Красная река, окрашенная кровью погибших эльфов? Или новая битва с дроу?

Размышляя, я обогнал волка, приметив знакомые места. Скоро стоянка. За следующим поворотом я увидел всю нашу компанию. Мрачные мысли ушли в тень, как ночные кошмары при первых лучах солнца. Молния права, я никогда не испытывал настоящей неприязни к яркому светилу.

И отражение его я видел в радостных лицах друзей. И даже Лейла несмело улыбнулась за спинами дроу. За мной, высунув от натуги язык, семенил Херон.

– Дядя! - вскрикнула Эжона, которая сейчас находилась в наиболее неприметной ипостаси, бросилась к Магистру. - Что произошло? Он жив?

Дэйдрэ, немного путаясь в длинном парадном платье, бросилась ей на помощь. Они отвязали дракона и осторожно опустили на землю.

– Жив, - я прошел к огню, обшаривая голодным взглядом все вокруг в поисках остатков той вкусно пахнущей тушки, что предлагал мне эльф.

Но вместо ароматного мяса около костра я обнаружил лежащее тело в некогда белых одеждах:

– Лайнес?!

Глава 18

Мужчина не открыл глаза и вообще никак не прореагировал на мой вопль. Дручий лежал без движения, на лбу повязка.

– Не убивай его! - тут же подскочила донельзя взволнованная Дэйдрэ, словно намереваясь закрыть мага своим телом.

– Да я и не думал, - удивленно приподнял я брови. - Интересно, а задницу вы ему тоже перевязали?

– Та рана не представляет угрозы для жизни, - высокомерно фыркнула дручия, убедившись, что кровавой расправы пока не будет.

– Кстати, - будто, между прочим, произнес я, развернувшись к девушке. - Откуда вдруг такая забота?

– У нас есть план, - глаза девушки азартно сверкнули. - Мы выкрадем всех главарей, объясним им причину ситуации и вынудим подписать договор!

– Вы тут чем занимались? - несчастным голосом спросил я. - Может, мимо пролетало галлюциногенное облако из пустыни великанов? Ладно, выкрасть - хоть даже это безумие! Но как вы собираетесь им все объяснить?!

– А вот здесь и поможет наш пленник, - торжествующе ответила Дэйдрэ, совершив движение, словно собиралась пнуть Лайнеса. Но по пути передумала и просто кокетливо топнула ножкой в изящной туфельке. - Эжона увидела его фигуру, распластанную на камнях. Перенесла сюда… он оказался жив. И это поставило точку в наших спорах.

– Ага, - я обернулся к остальным. Друзья стояли молча, держать близко друг к другу. Лишь Эжона хлопотала над дядюшкой. В очередной раз я изумился, что у нас такая разношерстная кампания. И ведь до сих пор не перегрызлись между собой, хоть и старались отменно. - Кто из вас оказался таким мудрым, что спорил против этого, с позволения сказать, плана?

– Я, - очень тихо, будто все еще сомневался в своем решении, произнес преобразившийся Херон. - И… принцесса…

Бледная эльфийка старательно избегала моего восхищенного взгляда. То, что она не прячется среди камней уже достойно похвалы, но то, что у девочки в голове оказались мозги, это вообще потрясающе! И зашуганный жизнью Херон словно обрел второе дыхание и даже осмелился возразить такой женщине, как Дэйдрэ! Да еще и не с целью произвести впечатление и затащить в постель, а просто - высказал свое мнение… По истине, в моем мире все становится с ног на голову. Жаль только, что у остальных это скорее шаг назад.

– Отставить самодеятельность, - с удовольствием рявкнул я. У дроу глаза весело полыхнули, они знали это мое состояние. Правда, обычно до такого я доходил с помощью некоторого количества веселящих напитков… немалого, скажем так, количества. Но в этом бесшабашном состоянии я мог вытворить такое, о чем даже не предполагали самые старые и мудрые дроу. Теперь я понимаю, что просто освобождался от условностей этого мира и использовал силу. А теперь мне не надо напиваться до броуновского писка чтобы ощутить себя всемогущим. Молния дала мне право быть собой… и даже отдала свой первый мир на растерзание. Что ж, посмотрим, чьи иллюзии окажутся более живучими!

Правда, не все восприняли мое новое состояние предводителя на ура. Эльф недовольно дулся, но молчал. А вот рассерженные глаза Дэйдрэ выдавали молнию за молнией. И того гляди, грозная Повелительница дручий выкажет свой гнев…

– Дэйдрэ, - как можно мягче улыбнулся я. - Я понимаю, что сам не давал тебе повода видеть во мне взрослого самостоятельного мужчину, способного позаботиться о других… Скорее, у тебя сложился образ, что я и о себе не в силах позаботиться. - Кривая усмешка и ехидный взгляд девушки подтверждали мои слова. Я вздохнул, собираясь с мыслями. Сейчас было просто необходимо заручиться поддержкой всех моих спутников, но так, чтобы они не мешали, прежде всего, мне. - Но с некоторых пор все изменилось. Ты знаешь, что иногда все берет и просто меняется, без возврата. И ты просто не можешь быть тем, кем тебя все еще считают. Ты сама прошла через это и должна понять… нет, должна позволить мне быть иным, чем тот молодой дроу, что все еще живет в твоей памяти.

Дэйдрэ смотрела на меня в упор и кусала губы. Я видел, что причинял боль девушке, взывая к неприятным воспоминаниям. Но также знал: никакие иные слова не достигли бы цели.

– Мне сейчас очень важно ваше доверие, - продолжил я, не отрывая взгляда от заблестевших глаз дручии. - Полное доверие. Знаю, что хвастаться мне нечем, и что я не заслуживаю этого. Но если мы сейчас будем словно броун, паук и змея, тащить добычу в разные стороны, ничего не получится. Предводитель должен быть один. Остальные должны беспрекословно ему подчиняться, даже если вам покажутся безумием некоторые его действия и приказы. Беспрекословное и быстрое повиновение, никакой самодеятельности… от этого зависит большее, чем просто наши жизни. Если вы согласны, переходим к следующему пункту плана, если нет…

А что я могу сказать им, если они не согласятся? Уходите? Но я четко осознавал, что наша компания не случайна и только вместе мы исправим ситуацию и выведем мир из завихрения хаоса, в который его вверг честолюбивый Лайнес.

Мучительная тишина нарушалась лишь завыванием ветра в горах и мерным постукиванием хвоста Херона о мой сапог. Когда мальчишка опять успел перевернуться? Вот уж неугомонный тип! Оборотень по-собачьи преданно заглядывал мне в глаза, расположившись у ног. Родные ли края, реальная ли опасность поспособствовала возрождению Херона? Или целебные свойства нескольких капель крови мага сняли чары вильев? В любом случае, мне нравилась эта перемена. Я благодарно потрепал оборотня по загривку.

– Я пойду за тобой, - тихий голос заставил меня вздрогнуть.

Я поднял голову и встретился взглядом с огромными печальными глазами эльфийки. Сейчас она как никогда напоминала ту девчушку, что я впервые увидел в Вестрантерне. Испуганная, чужая, словно нежный цветок непонятно каким чудом расцвел на самой вершине черной скалы. И в то же время смелая и отчаянная, с упрямым взглядом голубых глаз.

Я нервно сглотнул и просто кивнул, не в силах ответить на неожиданное согласие девушки. Лейла опустила голову и, будто сама испугавшись своего поступка, поспешно отступила в тень.

– Ну скажи… - Динзи отчаянно выталкивала вперед сопротивляющегося Волдрея. - Давай же!

– Да брось, Ди, - выворачивался тот, - Гром и так знает, что мы за ним в огонь и в воду. Не заставляй меня произносить высокопарные словечки. Ты же знаешь, я не любитель громких фраз!

Рассмеявшись, я сграбастал эту парочку и крепко прижал к груди. Динзи всхлипнула и выскользнула, укрывая от моего взора покрасневший носик.

– Надеюсь, не обязательно приносить клятвы верности и лобызать ноги предводителю, - высокомерно уточнил Эрлиниэль, опираясь на скалу и сложив руки на груди.

– Ну, я бы не отказался, - мечтательно протянул я. - Но уж ладно, только для тебя! В этот раз отменю.

Эльф чуть наклонил голову, позволив мне считать этот жест согласием, и обратил свой взор на безоблачное полуденное небо. Я перевел взгляд на драконов.

– Даже не думай отделаться от нас в самый интересный момент, - заявила Эжона. Очнувшийся Магистр хитро сощурился и одобрительно похлопал племянницу по коленке. Он больше не выглядел бледной тенью, но и вставать не спешил. Оставалась только Повелительница.

– Дэйдрэ, я… - начал я было пламенную речь, но девушка остановила меня, прижав прохладную ладошку к моим губам.

– Не надо, Гром, - она отрицательно покачала головой. - Ты прости меня… Ты абсолютно прав. Я смотрела на тебя, а видела только маску избалованного отпрыска Повелителя дроу, не позволяя тебе быть кем-то иным и закрывая глаза на очевидные перемены. Требуя гибкости от других, я сама её не проявляла. Это мне урок и я с радостью пройду его. Ибо, не умея подчиняться, не сможешь и командовать. К тому же, - девушка хихикнула, - дело не из легких, и я с не меньшей радостью сниму с себя ответственность. Честно говоря, я не знала, что предпринять в такой ситуации и в какой-то момент даже показалось, что Лайнес нам поможет…

– Лайнес поможет, - твердо кивнул я. - Раз уж остался жив, пусть попыхтит.

– Но как? - изумилась Эжона. - Ты же сам говорил, что он намного сильнее всех нас и только Дэйдрэ…

– Я ошибался, - криво улыбнулся я. - Дэйдрэ ничего не смогла ему бы ему противопоставить.

Повелительница метнула на меня взгляд исподлобья, но возражать не стала. Тем не менее, правда была ей весьма неприятна.

– Еще интересней, - мрачно хмыкнул эльф. - И чем же он тогда поможет? Побыстрее погрузит мир во Тьму?

– Ну, тут уж я и сам справлюсь, - я присел у потухшего костра и послушал громкое заявление своего пустого желудка, - если не повезет. А вы тут все-все доели? Мне скоро на рожон лезть, а я готов пугать врагов грозным рычанием своего брюха!

– Есть вредно, - обрубила как всегда ехидная Динзи. - Кровь от мозгов отливает, а это сейчас ни к чему. И так рассчитывать почти не на что…

– Ди! - Волдрей с укором посмотрел на девушку. - Ну как ты разговариваешь с преемником… - Динзи показала любимому язычок. Но дроу не обратил внимания, подсаживаясь ко мне поближе: - Гром, а ты, правда, Поглотитель?

Дракон резко вскочил на ноги и уставился на меня тяжелым взглядом, не мигая.

– Или Лайнес нес полную чушь? - допытывался Волдрей. - Он тут вообще сказал, что Лейла…

– Волдрей! - испуганно вскрикнула еще больше побледневшая Лейла.

– Так, тихо, - я схватился за голову, - всем успокоиться. Лайнес, при всей моей к нему ненависти, сказал много правды. Но не меньше лжи… Поймите, что правда от Лайнеса - это дикая смесь фактов, домыслов и древних легенд. Я не Поглотитель, в смысле, какой придают ему драконы. Про Лейлу вообще ерунда! Она дышит, чувствует, живет… Важно сейчас лишь одно - Лайнес умудрился почти довести мир до уничтожения. Осталось чуть-чуть. Честь и хвала Херону - он дал нам шанс…

Херон отчаянно замахал хвостом и стыдливо прикрыл морду лапой.

– Так может его прирезать по-тихому, пока не очухался? - Эрлиниэль подошел к бесчувственному Лайнесу, задумчиво поигрывая невесть откуда взявшимся кинжальчиком. - А то решит закончить начатое…

Дроу в кои веки выразили полную солидарность с мнением эльфийского принца. Я замотал головой:

– Нельзя, у меня будет еще больше шансов закончить начинания мага, если того не будет в живых. Я рассчитываю на некоторую информацию…

Эльф разочарованно убрал кинжал и обиженно отошел к драконам. Магистр все еще посматривал на меня с недоверием:

– Единственная цель Поглотителей - уничтожать, - тихо произнес он. - Эти существа не имеют чувств, они не испытывают жалости…

– Опять легенды, - устало вздохнул я. - Ну сам посуди, Магистр - ты видел их? Смотрел, как они уничтожают миры? Как безжалостно отправляют в небытие тысячи существ?

– Легенды чистокровных драконов не врут! - упрямо качнул головой дракон.

– Забытые легенды, тайны, закрытые от всех остальных существ мира… Мне кажется, Магистр, что драконы специально напридумывали себе ужасов и хранят память о них. Это возвышает над всеми остальными, верно? Не дает раствориться в толпе. Вы так радеете за чистую кровь, что высокомерно отказываетесь от драмисов, отдавая их на растерзание мира. Не научив ничему, выкидываете из гнезда… Сколько выживает от такого "освобождения"? Один из сотни? Два?

Магистр холодно молчал, глаза Эжоны расширились от ужаса:

– Гром, - потрясенно промолвила она, - как ты можешь…

– Могу, - я с раздражением ударил кулаком по камню. Тот рассыпался на глазах. Нужно держать себя в руках, от гнева сила рвется на свободу. А свобода моих способностей без должного контроля - разрушение и хаос. Немного поуспокоившись, я примирительно промолвил: - Поймите, вы, что я не осуждаю вас. Просто во время перемен нужно идти навстречу новому, а не вырывать зубами из забвения привычное.

– Хочешь сказать, что мы должны забыть о величии предков? - с напряжением спросил Магистр. До моего слуха донесся отчетливый скрип зубов, словно дракон выдавливал эти слова вопреки себе.

– Я хочу сказать, что вы должны прежде всего позаботиться о живых, - мне не хотелось спорить, но я должен подготовить своих друзей к возможным всплескам моей еще плохо управляемой силы. - Конечно, я не призываю забыть о предках, но ведь можно постараться помнить о них, но жить по законам нашего времени. Ведь ты же позволил Эжоне выйти замуж за эльфа? Что тобой двигало? По идее ты должен был просто его убить… По законам предков.

Магистр стушевался, бросил вороватый взгляд на племянницу:

– Да я и собирался…

– Что?! - подскочила к нему разъяренная Эжона. - Ты же говорил…

– Вот и я про то, - миролюбиво промолвил я. - Законы предполагают, а живые располагают. Не все новое - плохо. Особенно если это хорошо и надежно забытое очень-очень старое…

– Ну так что будем делать? - тихий голосок Лейлы вернул меня к действительности.

А вот что конкретно мне делать, я не знал. И даже не предполагал. Просто надеялся, что моя новоявленная сила подскажет мне, что некто мудрый внутри меня поведет вперед войска и восстановит мир и равновесие. Но даже если некто мудрый и старый и присутствовал вол мне, то он уступал дорогу более глупым и молодым, дескать, пусть свои шишки набивают. И это удручало.

– Ну… - протянул я под прицелом вопросительных взглядов друзей. - Сначала приведем Лайнеса в чувство и зададим пару вопросов…

– Ну так задавайте, - неожиданно отозвался Лайнес. Не открывая глаз, ровным голосом он продолжил: - Я уже выслушал множество высказываний и ни одного вопроса.

– Так подал бы знак, что уже очнулся, - нарушил я тягостное молчание, установившееся после его реплики.

– Я и не отключался, - Лайнес иронично изогнул тонкие губы и открыл глаза. - Просто меня укусил оборотень, и мне следовало прибегнуть к экстренным мерам, чтобы не провести остаток дней в столь низменном существовании.

Херон зарычал, и, намереваясь закончить начатое, бросился на мага. Лайнес в последний момент выбросил руку вперед и щелкнул оборотня по носу. Херона с силой отбросило в сторону. От удивления и растерянности волк заскулил и… превратился в мальчишку. Не перевернулся, а именно превратился. Я остолбенел от такой силы. А Лайнес применил именно силу, заставив иллюзию мгновенно сменить облик, без магии.

– Что ты с ним сделал? - зарычала взбешенная Дэйдрэ. У девушки просто мания брать всех обиженных под свою защиту.

– Ничего особенного, - пожал плечами маг. - Просто какое-то время он не будет кусаться.

– Не вздумай переворачиваться, Херон, - предупредил я беспокойно метающегося мальчишку. - Сейчас это просто невозможно, только головную боль заработаешь. А ты, - я ткнул пальцем в дручия, - не делай резких движений.

– С чего бы это? - деланно возмутился Лайнес. - Я не обязан подчиняться тебе