Book: Преодолевая препятствия



Памела Робертс

Преодолевая препятствия

1

Он еще раз надавил на педаль газа, мотор в ответ снова чихнул, что-то судорожно буркнул и заглох. Теперь уже окончательно и бесповоротно.

Из кабины древнего видавшего виды «доджа» вылез молодой — лет двадцати двух-двадцати трех — парень с широченными плечами и мускулистыми руками профессионального бодибилдера, трижды обошел вокруг машины, с силой стукнул по задней покрышке и выругался. Огляделся вокруг и снова выругался. Шоссе было совершенно пустым, в пределах видимости не наблюдалось ни единого населенного пункта.

Ну естественно, могло ли быть иначе? Как раз сейчас, когда Хэнк Сандерс спешил навстречу впервые в жизни улыбнувшейся удаче, судьба решила напомнить ему о его месте и сыграть очередную злую шутку. Будь все проклято! Почему, ну почему эта чертова рухлядь решила испустить дух именно здесь, посреди огромного, безграничного НИГДЕ? Он снова раздраженно пнул кучу железа, которую последние шесть лет жизни называл своим автомобилем, и выругался в третий раз.

До торжественного бракосочетания с этой удачей по имени Стефания Гриффите оставалось всего четыре недели. Теперь уже даже меньше. Состояться это невероятное, немыслимое, невообразимое всего три месяца назад событие должно было на Западном побережье, в Лос-Анджелесе, в шикарном особняке мультимиллионера Энтони Гриффитса в Беверли-Хиллз. Почти в двух тысячах миль отсюда…

Дав таким образом выход досаде, Хэнк поднял капот и заглянул внутрь. Увы, познания его в области устройства двигателя внутреннего сгорания были, скажем прямо, невелики. Поэтому он хмыкнул, открутил крышку радиатора, зачем-то понюхал ее и закрутил снова. Выкрутил одну свечу, подул, вернул на место. Потом вторую, третью… И, поняв безнадежность этих попыток оживить двигатель и еще большую — своего положения, вернулся в кабину. Там, по крайней мере, было пока еще тепло. Впрочем, ненадолго. С неработающей печкой оно сохранится минут пятнадцать, максимум двадцать. А у него и вещей-то теплых с собой почти нет. Ха! Вот это попался! Чего только не бывает на свете.

Хэнк покинул Дайтона-Бич, что в штате Майами, пять дней назад гордым победителем, с карманами, набитыми долларами. Ему посчастливилось выиграть в баккара почти десять тысяч! И вот теперь, всего-навсего сто с небольшим часов спустя, он застрял посреди канзасских степей с какими-то жалкими несколькими сотнями и единственным приличным костюмом.

Впрочем, деньги для того и созданы, чтобы их тратить. А особенно такие — шальные, перепавшие ему совершенно случайно! Да и распорядился он ими наилучшим образом. Теперь уж ему долго не придется тревожиться о Селии, о том, как она без него справляется. И слава богу, потому что у него и других поводов для беспокойства более чем достаточно.

А впрочем… впрочем, похоже, все его волнения вот-вот подойдут к концу. Как только он станет зятем великого Гриффитса и подпишет обещанный контракт с киностудией, финансовые проблемы окончательно канут в небытие. Его ждет безмятежное будущее с богатой женой в красивом доме на холме, с гаражом на шесть машин и собственным «мерседесом».

Гм… неплохо, очень и очень неплохо для простого парня из Теннесси, еще полгода назад мечтавшего как о несбыточном чуде о покупке подержанного «кадиллака-эльдорадо» с откидным верхом. Но поскольку просили за кабриолет целых три тысячи, а лет ему было больше десятка, да и на спидометре почти сто пятьдесят тысяч миль, то Хэнку ничего не оставалось, кроме как внушить себе, что удовольствие владеть этим восхитительным творением автомобильной промышленности более чем сомнительное. А что еще можно было сделать? Ведь ему не хватало на покупку больше полутора тысяч. Но зато теперь… о, теперь он сможет позволить себе многое, очень многое. Практически все, что только может пожелать человек…

Воспоминания о прежних неудачах и мечты о ближайшем лучезарном грядущем отвлекли его от стоящей перед ним проблемы, но ненадолго.

В кабине заметно похолодало. Хэнк поежился, потер руки и нехотя вылез наружу. Снова огляделся. Увы, заметных перемен за истекшее время не произошло. Дорога, прямая как стрела, по-прежнему уходила куда-то далеко-далеко, туда, где холодное безоблачное небо встречалось со столь же холодной землей. Ничто не задерживало взгляда. Вокруг все так же ни дерева, ни строения, ни даже случайной машины.

М-да… положеньице, однако, тоскливо, подумал Хэнк и снова поежился. Взглянул на заднее сиденье, но, к своему нескрываемому неудовольствию, не обнаружил там ничего теплее ветровки. Что ж, ждать тут явно нечего. Когда еще кто-то проедет мимо… Нет, если рассчитывать на это, можно и заночевать.

Придя к такому выводу, он уперся руками в крышку багажника, а ногами — в асфальт и попытался сдвинуть машину с места. Но старик «додж» и тут решил проявить свой несговорчивый нрав и категорически воспротивился его первой попытке.

— Ах вот ты как! — возмутился Хэнк. — Ну ладно, погоди, ты у меня дождешься. — И с этой неясной угрозой начал толкать изо всех сил.

Потрепанный ветеран шоссе издал жалобный звук — нечто среднее между скрипом, визгом и стоном — и покорился.

Спустя двадцать минут новый «двигатель» остановился, выпрямился, вытер со лба пот и в очередной раз посмотрел вперед. Пейзаж остался неизменным. Никакого населенного пункта в пределах видимости не появилось. И шоссе было все таким же пустынным.

Вот дьявольщина! Ну и влип же я… Следовало все же купить другую машину, пока деньги были, уныло размышлял незадачливый путешественник. Хотя Селии они сейчас нужнее. Намного нужнее. И я просто обязан был сделать для нее все, что в моих силах. Иначе не мог бы считать себя порядочным мужчиной.

Что ж, в таком случае, порядочный мужчина, обратился Хэнк к самому себе с немалой долей иронии, кончай отдыхать и продолжай заниматься делом. А чтобы было не так тяжело, думай о своих замечательных морально-нравственных качествах или о Стефании. Да, это должно помочь лучше всего. Каждый шаг, каждый вдох, каждый затраченный джоуль энергии будут неотвратимо приближать тебя к ней. С таким стимулом и оглянуться не успеешь, как окажешься уже в Оклахоме. Там, кстати, и теплее будет. Впрочем, пока не похоже, чтобы ты замерз. Так что давай, парень, шевелись, двигайся.

И Хэнк Сандерс продолжил свою энергоемкую и многотрудную борьбу с непокорной грудой железа, проклиная ту минуту, когда выбрал именно эту невзрачную местную дорогу вместо огромного межштатного шоссе, где его давно бы кто-нибудь подобрал. Здесь же оставалось надеяться либо на чудо в виде случайно затерявшегося тут проезжего, либо на то, что вскоре попадется мотель или заправка.

Он толкал, толкал и толкал, останавливался на несколько минут перевести дух и снова толкал. Наконец, по прошествии то ли полутора, то ли двух часов, сзади раздался шум приближающейся машины. Хэнк выпрямился, оглянулся и убедился, что слух не обманул его. Он просиял и уже начал было в очередной раз вытирать пот, когда огромный пикап пронесся мимо, не снижая скорости.

— Черт! Черт, черт, черт! — вслух выругался неудачник и швырнул на асфальт мокрый и грязный платок, уже ничего не впитывавший. Сорвал футболку, протер лицо и шею, бросил и ее, как ненужную тряпку, и со всех сил пнул ногой. — Вот ведь гад! Подонок вонючий! Вот тебе и дорожное братство!..

Хэнк пробушевал бы еще долго, но ноябрьский холод остудил его пыл и привел в чувство, напомнив о неприятных последствиях простоя.

Он нырнул в кабину, раскрыл сумку, вытащил первое, что подвернулось под руку — по иронии судьбы это оказалась веселая гавайская рубашка с пальмами, — и приготовился к очередной схватке с тяжестью, холодом, пустотой и медленно, но неуклонно подкрадывающимся отчаянием.

Трудно сказать, что у него не было на то оснований. Солнце постепенно склонялось к горизонту. И что будет, когда наступит ночь, даже подумать страшно. Без огня, без теплой одежды, посреди степи…

Хэнк уже собрался вылезти наружу, как взгляд его упал на некое пятно вдали по левой стороне дороги. Он пригляделся, но привлекший его внимание объект находился слишком далеко. Еще минут двадцать усиленной работы, и вот уже с уверенностью можно было сказать, что это — здание. Не предаваясь излишним размышлениям о том, чем бы оно могло оказаться, утомленный парень схватил спортивную сумку и заставил себя бежать.

Расстояния на пустых и плоских поверхностях всегда обманчивы, и Хэнк убедился в этом на собственном опыте. Спустя четверть часа он вынужден был перейти на быстрый шаг, а проклятое сооружение, казалось, не приблизилось даже на сотню ярдов. Скоро уже он плелся, даже не глядя вперед, просто механически переставляя сначала левую ногу, потом правую, и снова левую, и снова правую…

И все же счастье почти всегда улыбается упорным и настойчивым. Так что и Хэнк Сандерс в конце концов был вознагражден за все страдания и муки этого дня. Здание оказалось мотелем!

Он вошел внутрь и сразу оказался в тепле. Просторный холл слабо освещался настольной лампой, стоящей на регистрационной стойке. Но для него, проведшего последние два часа практически в полной темноте, свет показался настолько ярким, что заставил прищуриться.

— Господи, да вы же, похоже, совсем замерзли! — приветствовал его приятный голос, обладательницы которого разглядеть пока не удавалось.

Впрочем, сейчас Хэнка не могли заинтересовать даже самые прекрасные и обольстительные красавицы с самыми что ни на есть музыкальными голосами.

— Пожалуйста, номер с ванной и обогревателем. И большой бокал бренди, если найдется, — то ли прокаркал, то ли прохрипел он, уронив на пол сумку.

Хэнк пошарил в кармане, бросил на стойку двадцать долларов и протянул руку, в которую незамедлительно вложили ключ.

— По коридору направо, пожалуйста, вторая дверь, номер четыре, — ответил все тот же милый голос. — Бренди, к сожалению, у нас нет. Но если вас устроит виски…

— Вполне, — буркнул гость, зажал в кулаке ключ и, пошатываясь, направился к указанной двери.

Не прошло и пяти минут, как он лежал в большой ванне, до краев наполненной горячей водой. Боже праведный, ему еще за все двадцать два с половиной года жизни не доводилось испытывать такого блаженства! Какое же это ни с чем не сравнимое наслаждение — согреться и расслабиться после почти пяти часов, проведенных под открытым небом на пронизывающем ледяном ветру практически без одежды. Да еще чуть ли не волоча на себе этот проклятый драндулет!

Тут Хэнк резко сел, расплескав немалое количество воды. Как же это он мог забыть о машине? Надо же было дойти до такого состояния, чтобы даже не поинтересоваться, есть ли тут поблизости мастерская, или гараж, или просто механик — что или кто угодно, способный позаботиться о его брошенном на шоссе автомобиле.

Он уже собирался вылезти из ванны, но усталость буквально схватила его за горло и помешала.

Ну ничего, лишние полчаса, а то и час ничего не решат, подумал Хэнк, прикрывая глаза и снова расслабляясь. В конце концов за то время, что прошло с момента поломки, мимо прошел только один автомобиль. И если даже проедут еще несколько, едва ли кто-то в здравом рассудке позарится на его развалюху. А может, лучше вообще подождать до утра? Завтра все равно придется решать насущные проблемы.

И все-таки мысль о покинутом «додже» не давала покоя. Если он лишится этого, пусть и непрезентабельного, но все же средства передвижения, то перспективы поспеть к свадьбе вовремя станут весьма и весьма туманными. Особенно учитывая нынешнее состояние его кошелька.

Можно, конечно, в любой момент позвонить Стеф и рассказать о своем затруднительном положении, но…

Нет-нет, только не это! Мистер Гриффите хоть и отнесся к нему на удивление хорошо как при их первой, так и при последней встрече, но едва ли одобрит в качестве зятя растяпу, который не в состоянии самостоятельно пересечь страну. Он беспредельно изумил Хэнка, когда не отказался повидаться с ним и выслушать сбивчивую просьбу позволить жениться на его младшей дочери. И еще больше — когда, улыбнувшись, дал свое милостивое согласие. А ведь Хэнк не скрывал ни того, чем занимается, ни своего незавидного финансового положения.

— Да не волнуйся ты так, сынок, — хлопнув его по плечу, проговорил великий Гриффите, — деньги — дело наживное. Пристрою тебя в какой-нибудь фильм, и ты сам удивишься, как быстро все наладится. Внешность у тебя вполне подходящая, фигура хорошая. Думаю, вестерны самый лучший для тебя жанр. По крайней мере, поначалу. Да, точно. У тебя отличная фактура. Станешь вторым Клинтом Иствудом. Что, соблазнительно? А что касается твоего нынешнего занятия, так ему любой нормальный мужик только позавидует. Весь день торчать на вышке да в бинокль на девочек пялиться, а при случае и подержаться за них… — Он мечтательно вздохнул и прибавил: — Эх, был бы я лет на сорок помоложе…

Хэнк потянулся и открыл глаза. Он еще и сейчас, спустя месяц после разговора, не переставал удивляться тому, какой замечательный, все понимающий и сердечный человек великий Энтони Гриффите, перед которым трепещут крупнейшие деятели и авторитеты Голливуда. А какая у него дочь!

Несмотря на горячую воду, он вздрогнул, вспомнив томные глаза, страстные поцелуи и жаркие ласки Стефании. Она приходила к нему в бунгало каждую ночь, и они без устали предавались любви чуть ли не до рассвета — иногда на его кровати, а то и на берегу океана под лениво колышущимися пальмами и внимательным взглядом луны.

Стефи, Стефи, богиня секса, колдунья наслаждения! Чего бы только он ни отдал, чтобы оказаться сейчас рядом с ней, в ее объятиях! Только вот, увы, отдать-то ему, к величайшему сожалению, и нечего. Все богатство — немногим больше шестисот долларов, спортивная сумка с бритвенными принадлежностями, небольшим запасом белья да единственным хорошим костюмом и оставшаяся на неизвестном шоссе развалюха, давно не заслуживающая гордого звания автомобиля.

Мысли эти подстегнули молодого путешественника к окончанию приятных процедур. Нечего расслабляться, а то и это потеряешь! Он быстро вымылся и вышел из ванной, обмотавшись большим пушистым полотенцем.

На тумбочке у кровати стоял стакан, больше чем наполовину наполненный обещанным ему виски. Хэнк довел напиток до привычной концентрации, плеснув немного воды из сифона, заботливо поданного вместе со спиртным, сделал глоток и медленно опустился на кровать.

Жар быстро покатился вниз, к желудку, а оттуда растекся по всему телу. Руки и ноги стали как ватные, веки вдруг словно свинцом налились. Но он не поддался, не уступил искушению мягкой постелью, а заставил себя умыться ледяной водой и одеться. Потом вышел в коридор и подошел к стойке регистрации.

— Мисс! Будьте добры…

Молодая женщина, внимательно смотревшая телевизор, вздрогнула и подняла глаза.

— О, это вы! Чуть не напугали меня. Не слышала, как вы подошли. Ну как, согрелись?

— Да, благодарю. Виски было очень кстати.

— Приятно слышать. Вечер сегодня и правда прохладный.

Хэнк возмущенно фыркнул.

— И это вы называете прохладным? Да я чуть не закоченел! Если бы не ваш мотель, то не знаю, пережил ли бы я вообще эту ночь. Моя машина сломалась еще днем. По этому чертову шоссе никто не ездит. Я толкал ее черт знает сколько часов, пока не заметил вдали это строение. Тогда забрал вещи и пошел пешком.

— Не может быть! — поразилась его собеседница. — Как же вам не повезло, что вы оказались на этой дороге! Всего в полумиле отсюда проходит большое шоссе. Там день и ночь идут тяжелые грузовики.

— Да уж, действительно, — усмехнулся Хэнк. — Кстати, о моей машине. Нет ли тут неподалеку мастерской или просто механика? Я оставил ее где-то там… — Он махнул рукой в ту сторону, откуда пришел.

— Ближайший город в полутора милях отсюда. Там есть две мастерские, но они уже закрыты. Можно, пожалуй, попробовать позвонить Джонни… Джонни Гарднер — местный мастер на все руки, а уж в машинах так просто с закрытыми глазами разбирается. Но он недавно женился, так что не знаю, отпустит ли его супруга среди ночи…

— Попытайтесь, пожалуйста, — попросил молодой человек. — Для меня это сейчас крайне важно. Мне на ней еще через всю страну ехать. Пожалуйста! Я не могу себе позволить остаться без транспорта.

— Хорошо, я позвоню. Обязательно. Вам еще что-нибудь нужно?

— Перекусить у вас тут где можно? И еще мне необходимо позвонить. В Калифорнию. Как это сделать?

— Насчет позвонить — проще простого. Телефон у вас в номере. Счет за разговор оплатите здесь, когда будете уезжать. Что касается перекусить — это несколько сложнее. У нас кухни не предусмотрено, а ближайшее кафе — на том большом шоссе.

— Ладно, тогда завтра. Сегодня я больше отсюда не выйду ни за какие блага. Даже ради куска жареного мяса. Позаботьтесь о моей машине, не забудьте. Завтра утром вы дежурите или…

— Я. И сегодня, и завтра, и все остальные дни. Это мой мотель…



— Вот как, — безразличным тоном перебил ее Хэнк. — Очень приятно. И еще одно. Если этот ваш Джонни, или как его там, скажет, что на ремонт уйдет время, не устроите ли мне что-нибудь на замену? А то сами понимаете, без машины тут как без рук, вернее ног. Ни поесть, ни развлечься…

— Да, конечно, мистер…

— Сандерс. Спасибо. И до завтра.

— Спокойной ночи. Отдыхайте хорошо. Надеюсь, вам у меня понравится.

— Да, конечно, — с трудом сдерживая зевоту, отозвался новый постоялец мотеля и побрел к себе в номер.

Этим вечером поговорить со Стеф ему не удалось. Оказавшись в комнате, он повалился на кровать и тут же заснул крепким сном, позабыв и о голоде, и о пережитых испытаниях, и о неясности дня завтрашнего…

2

Габриелла вздохнула и с невольной тоской посмотрела вслед удаляющемуся парню. Вздохнула еще раз и сняла трубку. Следующие полчаса она провела, пытаясь выполнить его просьбу, но безуспешно. Джонни, согласно ее совершенно справедливому предположению, не согласился покинуть на ночь глядя молодую жену.

— Да что ты так волнуешься, Габби? — раздраженно сказал он, когда она начала настаивать. — По той дороге одна машина в два дня проходит, сама прекрасно знаешь. Ничего с его тачкой до утра не случится. Тем более в такую погоду.

Холодно простившись с Джонни и потратив еще несколько минут на равно неудачную беседу с еще одним знакомым механиком, хозяйка мотеля приуныла. Похоже, выполнить данное постояльцу обещание не удастся…

Перед ее внутренним взором снова встало его лицо — красивое, с сильными, ярко выраженными чертами, с высоким лбом, прямым носом, пронзительно-синими глазами и твердой линией рта.

И фигура… Господи, какая у него фигура! Эти плечи, эта шея, эти руки… Не говоря уж об узких бедрах, подчеркнуто обтянутых потертыми джинсами… Она едва не застонала, но сдержалась, тряхнула головой, прогоняя взволновавший ее образ.

Обычно Габриелле Маскадо было несвойственно предаваться сладострастным мечтам о первом встречном, вовсе нет. Но этот парень…

Она даже самой себе боялась признаться в том, о чем думала, глядя на него.

— Не сходи с ума, девочка, — строго сказала она вслух. — Даже помышлять не смей о нем. Вспомни-ка лучше, чем такие дела кончаются.

Но разумные слова едва ли были услышаны ее внутренним «я». Потому что не прошло и пяти минут, как она оделась, отыскала ключи от машины и двинулась в том направлении, что указал ее гость, пытаясь убедить себя, что движет ею всего лишь совершенно естественная для хозяйки мотеля забота о благополучии постояльца.

Отыскав на темном пустынном шоссе брошенный автомобиль, Габриелла включила фары и вышла из кабины. Ледяной ветер тут же пронизал ее до самых костей. Она поежилась.

Ну и погода! Ну и осень в этом году! Чего же тогда ждать от января и тем более февраля? Ее внезапно охватила тоска при мысли, что еще одну зиму придется провести вот так, коротая вечера у телевизора, ожидая редких случайных проезжих и лишь изредка позволяя себе провести пару-тройку часов в кафе в соседнем городке. А может, и не одну…

На глаза навернулись слезы, горло судорожно сжалось, но Габриелла взяла себя в руки и отказалась поддаваться пагубной жалости к самой себе. Она пошла к багажнику, отыскала буксировочный трос и начала соединять две машины. Через минуту пальцы окоченели и перестали сгибаться, но она подула на них и продолжила. Наконец ей удалось приладить трос к своему «олдсмобилю», но вот к «доджу» никак не получалось. Пришлось возвращаться в кабину, заводить мотор, включать печку и отогревать негнущиеся пальцы. И снова вылезать наружу, несмотря на завывающий ветер, и снова становиться на колени и шарить под бампером, сдирая кожу и проклиная все и всех на свете. И снова возвращаться в свою машину и отыскивать фонарь, и опять опускаться на колени. Со светом дело пошло легче, и через пару минут упрямый крюк сдался и встал на место. Ну наконец-то!

Дотянув обездвиженный «додж» до мотеля, Габриелла вбежала внутрь и кинулась в свою квартиру на втором этаже, мечтая о ванне, полной горячей воды.

— Габби, это ты? — послышался скрипучий голос. — В чем дело? Что ты тут делаешь в такое время? Кто остался внизу, у конторки? Сколько сегодня посетителей?

Она остановилась как вкопанная. Вот тебе и погрелась!

Приоткрыв дверь в спальню, молодая женщина негромко, но раздраженно ответила:

— Полно тебе, папа, во все лезть. Ну что за охота? Будто и так не знаешь, что делать сейчас внизу совершенно нечего. И внизу никого, кроме меня, не может быть. С таким доходом странно, что мы еще управляемся. Ради чего я провожу свои ночи кое-как, сплю не в постели, а в кресле, словно ожидаю каждую минуту бешеного наплыва туристов? Ради ста двадцати — ста тридцати долларов в неделю. А то и меньше. Сколько посетителей? Сколько посетителей? — передразнила она. — Один! И тот заблудился на шоссе, поэтому и наткнулся на нас. Все, отец, хватит! Оставь меня в покое! Не выводи из себя!

— Ну-ну, не кричи на старика, детка, — перепуганно забормотал тот же голос. — Знаю-знаю, что дела идут неважно. Но скоро все поправится, вот увидишь.

— Да прекрати, папа, никогда они не поправятся. Посетителей у нас с каждым днем становится все меньше и меньше. И если бы не твои капризы, я бы давно закрыла мотель. Неужели ты не понимаешь, что он не приносит прибыли? Что я вкладываю в него то немногое, что зарабатываю днем, печатая Джо его накладные и счета? Что…

Габриелла резко замолчала. Отец, безусловно, знал все это не хуже нее. Но все равно отказывался расстаться с приносящим одни убытки мотелем. И она прекрасно понимала почему. Нет смысла заново растравлять его раны. И нечего срывать на нем дурное настроение.

— Я быстро приму душ и спущусь вниз, — сказала Габриелла после короткой паузы уже другим, спокойным, размеренным тоном, каким принято говорить с тяжело больными. — А ты отдыхай, папа. Все будет хорошо. Спи, дорогой. Спокойной ночи.

Она плотно закрыла дверь и бессильно опустилась в ближайшее кресло.

Да что же такое с ней стряслось? Почему вдруг позволила себе так распуститься, что накинулась на старика отца? Тяжелый был день? И что же именно в нем было такого тяжелого? Полтора часа утром, проведенные за несложной уборкой комнат после отъезда двух неожиданных постояльцев? Или следующие четыре за пишущей машинкой в теплом и приветливом офисе Парсонса? Нет, эти привычные дела никак не могли вызвать такого напряжения… Тогда получается, что…

Габриелла внутренне застонала. Да, отпираться нечего — именно этот незнакомец, потерявшийся на полузаброшенном шоссе и с трудом добредший до их мотеля, и был причиной ее нервного состояния. Его появление глубоко взволновало ее. И дело было отнюдь не только в его внешности, хотя этот Сандерс выглядел удивительно привлекательно, даже сексуально-притягательно.

Едва ли она стала бы сначала изводить людей своими просьбами, отлично понимая, что дело спокойно может ждать утра, а потом еще торчать около получаса на ветру и холоде, рискуя подхватить жесточайшую простуду, а то и что похуже из-за каких-нибудь двадцати долларов. Ей вся эта история с якобы собственным бизнесом опостылела уже два года назад. Окончательно и бесповоротно. Только ради отца, так и не оправившегося после потери жены, своей ненаглядной Саманты, терпит она это невыносимо унылое существование. Исключительно и единственно ради него.

Да и могла ли поступить иначе любящая дочь, оставшаяся единственной его опорой? Могла ли предать человека, столь много для нее сделавшего? Даже пошедшего на жертвы! На жертвы… На жертвы…

Мысли начали путаться, отяжелевшие веки медленно опустились на утомленные глаза. Габриелла уснула.

И только тогда смогла наконец расслабиться и унестись далеко-далеко, прочь от холодной осени, от унылого мотеля, от горестного одиночества. Ей снился берег океана, высокие, мягко колышущиеся на ветру пальмы, звенящий смех, веселые крики, красивые длинноногие девушки в дорогих бикини и загорелые парни, все как один сильные, мужественные и широкоплечие, похожие на него — того единственного, о котором она тосковала. А потом… потом она увидела и его. Он шел ей навстречу и улыбался широкой белозубой улыбкой, а когда приблизился, то взял за плечи, притянул к себе и…

Увы, в этом несправедливейшем из миров только плохое длится долго. Прекрасный же сон закончился очень быстро, причем самым неприятным образом.

Габриелла пришла в себя от настойчивого звона снизу и тут же услышала капризно-раздраженный голос отца:

— Габби! Где ты, Габби? В чем дело? Куда ты подевалась, безответственная девчонка?

Она вскочила и тут же снова упала — от неудобной позы, в которой ее застиг сон, у нее затекла правая нога.

А звон все не прекращался. Более того, начал перемежаться громким стуком и неясными, но явно возмущенными возгласами.

Торопливо массируя ступню, Габриелла взглянула на часы и тут же в окно. Господи! Да она же проспала всю ночь!

И кто, черт пробери, устраивает такой шум? Боже, хоть бы отец замолчал, что ли!

Наконец, убедившись, что снова может твердо стоять на ногах, она сбежала вниз и у стойки увидела его — прибывшего накануне вечером парня. Как там его звали?.. Ах да, Сандерс.

— В чем дело, мистер Сандерс? — ледяным тоном поинтересовалась Габриелла. — Что это вы себе позволяете? Прекратите немедленно этот грохот! Других постояльцев разбудите.

— Какого дьявола! — взорвался Хэнк. — Почему моя машина до сих пор не работает? Я же сказал вам вчера вызвать механика!

— Что?! — изумилась, нет, возмутилась молодая женщина. — Вы мне сказали? Может, еще и приказали? Вы в своем уме, мистер Сандерс? Я вам не девочка на побегушках и не прислуга. И в мои обязанности решительно не входит забота о ремонте транспортных средств постояльцев. Жалобы на комнату, белье или горячую воду есть?.. Нет? Значит, вы получили все, что я должна предоставить за ваши двадцать долларов.

Хэнк был несколько ошарашен столь яростным отпором. А Габриелла продолжала атаку, не сбавляя тона и, очевидно, нимало не заботясь о покое выше упомянутых ею гостей. Что, впрочем, и неудивительно, поскольку она их просто придумала.

— Но… но позвольте, мисс… — попытался прервать ее гневный монолог незадачливый гость. — Я, вероятно, что-то не так понял… Я и не говорил, что вы обязаны… Но поскольку машина здесь, я подумал, что тот парень, о котором вы вчера упомянули…

Ваша машина здесь, потому что я лично съездила и притащила ее сюда на буксире! — заявила Габриелла и замолчала, переводя дыхание.

Собственное поведение вдруг показалось ей смешным и совершенно нелепым. Срывать настроение на постороннем ей человеке? Вымещать на нем разочарование? И все потому, что он…

Нет-нет-нет, даже не думай об этом, твердо сказала себе Габриелла и с трудом улыбнулась.

— Я позвонила вчера, как и обещала. По трем телефонам. Но никто не согласился ехать и заниматься ночью осмотром и ремонтом вашей машины. А поскольку вы так беспокоились о ней, то я решила хотя бы пригнать ее сюда.

Окончательно растерявшийся Сандерс пробормотал:

— И-извините, что так нашумел, мисс, но я просто полагал…

— Нет, это вы меня извините, — уже совершенно нормальным голосом прервала его Габриелла. — Я не должна была заставлять вас ждать. Случайно уснула… — Она пожала плечами. — Мне полагается всегда быть на месте, но иногда так устаешь, просто до изнеможения…

Фраза повисла в воздухе неоконченной, приведя Хэнка в состояние неуверенности и расстройства. Ему показалось, что именно он был причиной ее усталости. В конце концов, если бы он не застрял на этом проклятом пустом шоссе, то и не наткнулся бы на этот жалкий мотель, вчера, впрочем, показавшийся просто манной небесной. И тогда ей не пришлось бы ночью выходить в кошмарный холод и заниматься совершенно неподобающим женщине занятием — буксировкой автомобиля, который к тому же и не заслуживал такой заботы.

Хэнк в очередной раз пожалел, что не купил новую машину, когда у него еще были деньги. Но тут же напомнил себе, что Селии они нужнее.

— Еще раз прошу прощения за свое поведение, мисс… или миссис… — Он сделал паузу, взглянул на нее.

— Маскадо. Мисс Маскадо, к вашим услугам, сэр, — шутливо представилась Габриелла, раскаявшаяся в своей вспышке. — Итак, предлагаю обмен извинениями завершить, счесть нашу стычку недоразумением и перейти к делам насущным.

— Принято, — с чувством глубокого облегчения откликнулся Хэнк.

— Вот и отлично, — оживленно-деловым тоном продолжила она. — Полагаю, вы голодны, но, как уже говорила, тут помочь ничем не могу. А вот что касается кофе… Хотите кофе?

— Очень хочу! — с энтузиазмом отозвался Хэнк, ощутив, что и впрямь голоден как волк. Как целая стая волков. И это вернуло его к первоочередным задачам. — И еще, мисс Маскадо, не хочу показаться нахальным или назойливым, но что же все-таки делать с моей развалюхой? Не поможете мне? Или хотя бы не подскажете, к кому обратиться? А то я могу тут у вас надолго застрять… — Он криво усмехнулся. Это было бы просто катастрофой. Настоящей катастрофой.

Не волнуйтесь, я сейчас все устрою, — покоренная сменой манеры его поведения, немедленно откликнулась молодая женщина, щелкая рычагами кофеварки. — Боюсь только, что вынуждена задать вам, возможно, неприятный вопрос. Какими средствами вы располагаете?

Габриелла сразу обратила внимание на промелькнувшую по его лицу тень и тут же сказала себе, что не стоит предоставлять ему комнату в кредит. Ей уже несколько раз встречались неплатежеспособные клиенты, и она твердо решила больше на эту удочку не попадаться.

Но Сандерс спокойно ответил:

— Небольшими, но вполне достаточными, чтобы оплатить и ремонт, и номер. На этот счет не волнуйтесь.

Габриелла смешалась. Неужели ее мысли столь очевидны? И если да, то заметил ли он ее вчерашнее смятение? Впрочем, едва ли… В конце концов, его реакция на ее вопрос совершенно естественна. Конечно, он справедливо решил, что владелицу мотеля не может не волновать платежеспособность постояльцев.

— Не сомневаюсь. Я просто хотела понять, какого механика приглашать.

— О, думаю, я бы предпочел хорошего, но не самого дорогого. Знаете, чтобы было разумное соотношение цены и качества работы.

— Ясно. Есть у меня один знакомый, отличный парень и великолепно разбирается в машинах. Даже лучше, чем Джонни. И за работу берет в полтора, а то и в два раза меньше.

— Великолепно! То, что мне надо. Вы можете связаться с ним, мисс Маскадо?

О да, без проблем. Есть только одно «но». Реджи не любит торопиться. Он предпочитает разобраться во всем основательно, проверить все возможные источники неприятностей. Так что помимо ремонта за те же деньги его клиенты получают еще и полный техосмотр с квалифицированными рекомендациями, на что обратить внимание.

— Что ж, это меня устраивает. Мне предстоит еще немалый путь на этой развалюхе. В такой ситуации совет понимающего механика лишним не будет, особенно если он ничего не стоит. Как считаете?

— В общем, да. Но предупреждаю, это может занять пару-тройку дней. Так что решайте. А вот и кофе готов.

Хэнк с нескрываемым удовольствием выпил свою порцию, поблагодарил и сказал:

— Ладно, думаю, немного могу позволить себе подождать. Вы позвоните ему, мисс Маскадо? Задаток надо оставить?

— Думаю, так будет лучше. Чуть-чуть подстегнет Реджи.

Сандерс достал из кармана сотенную купюру, положил на стойку.

— Двадцать задаток, пятьдесят — аванс за номер и междугородние переговоры. — Габриелла молча кивнула, забрала деньги и положила на стойку сдачу. — И еще одно. Где мне найти временную замену? — Он смешно наморщил нос, потер пальцами переносицу и машинально сунул деньги в карман.

Она вдруг ощутила, как по коже пробежали мурашки, но быстро взяла себя в руки, не дав ему заметить охватившего ее волнения. Впрочем, он и не смотрел на нее.

Немного поколебавшись, Габриелла открыла небольшой напольный сейф, порылась там и достала ключ.

— Держите. Машина с другой стороны здания. «Шеви» синего цвета. За аренду ничего не возьму, им никто не пользуется. Бензин, естественно, за ваш счет. С ручной коробкой передач справитесь?

— Благодарю вас, мисс Маскадо, — с искренней признательностью ответил Хэнк. — Разумеется, справлюсь.

Не прошло и четверти часа, как он уже сидел в маленьком ресторане и заказывал завтрак. Такой, какого хватило бы и на троих. Ему еще в жизни не доводилось делать утром такой заказ. Но, если как следует подумать, он еще ни разу в жизни и не был так голоден…


Оставшись в одиночестве, Габриелла бессильно опустилась на стул и закрыла лицо руками. Сердце ее подскочило вверх, застряло в горле и бешено забилось там, лишая возможности дышать.

Это невозможно, невозможно! — мысленно вскричала она в полном отчаянии. Это наваждение! Так не бывает, не в жизни, по крайней мере. В романе, да, в романе все случается, но здесь, сейчас… Господи, за что ты посылаешь мне такое испытание?..



— Габби! Габби! — послышался сверху голос отца.

Боже, ни минуты покоя, ни секунды…

Габриелла тяжело вздохнула, проклиная тот день, когда ее родители приобрели этот мотель. Медленно, словно преодолевая боль, встала и поднялась наверх.

— Доброе утро, папа, — сказала она ровным, приветливым тоном, ни единой нотой не выдав своего состояния. — Как ты спал-отдыхал?

— Как-как, — раздраженно пробубнил старик. — Как тут можно отдохнуть, когда тебя будят ни свет ни заря?

— Извини, папа, — покорно проговорила дочь. — Вышло небольшое недоразумение с клиентом.

— С клиентом?! — чуть не задохнулся старик. — Что ты себе позволяешь? Почему допускаешь, чтобы наши гости были недовольны? Что, хочешь окончательно остаться за бортом?

— Успокойся, папа, все уже улажено.

— Он уже уехал? Заплатил полностью? — беспокойно спросил ее отец.

— Он остался на несколько дней. Его машина сломалась вчера в нескольких милях к северу по Двести двадцать восьмому шоссе. Он добирался своим ходом, чуть не замерз. Я потом съездила, привезла ее на буксире. Знаешь, ночью никто не пожелал заниматься этим, так что пришлось мне. Сандерс очень беспокоился, ему далеко ехать на ней. Я решила позвонить Реджи, знаешь ведь, на него можно положиться.

— Реджи? Гм… да, он, конечно, лучше всех и берет недорого, но уж очень большой волокитчик. У этого парня хватит денег-то торчать тут, пока Реджи разберется?

— Угу. Он заплатил вперед. Не волнуйся на этот счет. Кстати, я одолжила ему твой «шеви». Не возражаешь?

Мою машину?! Да ты в своем уме? А если он с ней сбежит? Что у тебя останется взамен? Сотня долларов и его колымага?

Молодая женщина вздрогнула. Об этом она как-то не подумала. Действительно, что может быть проще? А она ничего не знает о нем, вчера даже документов не спросила… Но он же заплатил наличными и так замерз!.. Ей даже в голову не пришло… Впрочем… Да нет, нет, он не поступит с ней так! Ведь она сама предложила! Он не похож на грязного мошенника, да и на человека, способного обмануть беспомощную женщину, тоже.

— Успокойся, я в своем уме. Мне уже двадцать шесть, и я немного разбираюсь в людях. Если бы я не одолжила ему машину, то мне пришлось бы думать, как накормить его. А это тебе понравилось бы еще меньше. Кстати, чем бы ты хотел перекусить?

— Яичница с беконом, картофельный салат, кофе со сливками и булочка, грейпфрут и…

— И достаточно, — перебила Габриелла. В последнее время ее начал беспокоить беспрерывно растущий аппетит отца. — Давай, папа, умойся перед завтраком. Я сейчас позвоню Реджи, а потом перестелю тебе постель и займусь готовкой.

День начался. Длинный и нудный день, наполненный заботами, не приносящими ни удовлетворения, ни денег…

Габриелла занялась привычными делами, но машинально. Мысли же ее были заняты незнакомцем, случайно забредшим в их мотель…

Случайно? И незнакомцем?

Эй-эй, оборвала она себя, не сходи с ума, девочка. Поразмысли-ка лучше о том, что сказал отец. И реши, не пора ли звонить в полицию.

Молодая женщина кинула тревожный взгляд на часы — с момента отъезда Сандерса прошло уже больше часа. Ничего, надо дать ему время. Пока он найдет город, пока закажет, пока поест… Подожду до полудня, потом буду думать, что делать дальше.

Приезд Реджи немного отвлек ее от волнений.

— Ой, да не суетись ты, Габби, — заявил он, выслушав ее рассказ. — Все сделаю. Сегодня я занят, а завтра прямо с утра примусь за твоего подопечного.

— Сколько ты с него возьмешь?

— А черт его знает. Смотря, в чем там дело.

— Слушай, может, сейчас глянешь. Вдруг там что-то совсем примитивное, а?

— Не-а… — протянул Реджи. — Я уже заглядывал ему под капот. С ходу пока не понял. Так что заберу эту рухлядь с собой. Скажу тебе честно, Габби, мне даже странно, что парень хочет приводить ее в порядок. Она не стоит ни времени, ни денег. Лучше бы другую приобрел.

Габриелла похолодела. Сандерса все не было. Возможно, он так и поступил.

— Договоримся так, Габби. Я завтра выясню, в чем дело, и прикину, во что обойдется ремонт. Позвоню и обговорю с клиентом. Захочет — буду приводить в порядок, нет — значит нет.

— Ладно, Реджи, согласна. Не думаю, что он будет возражать. Сколько за осмотр? Он оставил аванс.

« — Погоди, не спеши. Пусть деньги у тебя пока побудут. Потом рассчитаемся.

Они вышли наружу. Габриелла поежилась. Ну и погодка! Вчерашний вечер казался знойной августовской ночью по сравнению с сегодняшним утром. И невольно вспомнила о том, что Сандерс явился в одной только тонкой ветровке. Наверное, у него и нет ничего теплее…

Ничего, согреется в машине, которую ты ему подарила, ехидно усмехнулся голос естественного недоверия.

Нет! Нет, он вернется! Непременно. Я уверена.

Уверена.

Уверена…

Уверена?

3

Пока Габриелла занималась делами, беседовала с Реджи и терзалась сомнениями, ничего не подозревающий Хэнк позавтракал, с наслаждением выкурил сигарету и вышел наружу. Ледяной ветер немедленно пробрал его до костей, напомнив о том, что он совершенно не подготовлен к таким суровым условиям. Избалованному климатом Флориды молодому спасателю и в голову не пришло, отправляясь в дорогу, захватить с собой теплые вещи. Впрочем, у него их и не было. Кому нужны шарфы и куртки в стране вечного лета?

Поспешно вскочив в кабину и захлопнув дверцу, Хэнк завел мотор, включил обогрев и протянул руки к струе горячего воздуха. О, хорошо…

Итак, порядок действий определился сам собой. В первую очередь надо заехать на заправку и залить полный бак. Потом озаботиться приобретением подходящего обмундирования. После этого вернуться в мотель и выяснить перспективы ремонта машины. Хотелось верить, что эта девица не позабыла связаться с механиком… И уж затем позвонить Стеф.

Хэнк достал из кармана бумажник и пересчитал его содержимое. Гм… неутешительно, и весьма. Деньги тают как сахар в горячем чае. Осталось всего пятьсот пять и какая-то мелочь. Если придется проторчать здесь еще как минимум два дня, считай, еще долларов пятьдесят уйдет, а то и больше. Да ремонт, наверное, не меньше пятидесяти. Плюс куртка, плюс поесть, сигареты, пиво… Невеселые перспективы. Следовательно, необходимо подумать о том, как раздобыть деньжат.

Может, казино? Если повезло раз, почему бы не повезти и второй?

Только вот как найти приличное игорное заведение в этой глуши? Да и средств, чтобы рискнуть ими, не так много. Нет, проигрыш может обернуться катастрофой. Надо придумать что-нибудь другое…

Ладно, спрошу у хозяйки, решил он и обвел внимательным взглядом пустую площадь перед ресторанчиком. Прямо перед ним находился одноэтажный магазин с гордым названием «Империя моды», куда Хэнк и направился.

Вышел он через десять минут, потратив еще пятьдесят семь из своих немногочисленных долларов, но весьма довольный тем, что получил за каждый из них. На нем были новая синяя непродуваемая куртка, перчатки и теплые ботинки. А в таком виде уже можно мириться даже с этим климатом.

Весело посвистывая, Хэнк забрался в машину и хотел уже возвращаться в мотель, но передумал. А, черт с ним со всем! Он провел в дороге несколько дней, но не видел ничего по пути, только безжалостно гнал старика «доджа», стремясь поскорее добраться сначала до Селии, потом до Стефании.

Покатаюсь немного, решил Хэнк, огляжусь по сторонам, может, найду себе какое-никакое занятие на пару дней. И он вывел «шевроле» на шоссе и двинулся к западу, обгоняя тяжелые грузовики и наслаждаясь движением. Машина, не чета развалюхе «доджу», шла плавно, послушно подчиняясь малейшему усилию с его стороны. Мимо мелькали придорожные бензозаправки, кафе, мотели, указатели… На один из них он обратил внимание: Салина, 87 миль .

Притормозив на обочине, Хэнк достал карту, разыскал это название. Черт возьми, первое маломальское подобие города, и до него еще ехать и ехать.

Ну и повезло же, вздохнул Сандерс. Видно, судьба решила, что была слишком уж благосклонна ко мне. Впрочем, это — небольшая плата за выпавшее счастье.

Он проверил время и решительно развернул «шеви» в обратном направлении. Был уже первый час дня, значит, на Западном побережье — начало одиннадцатого. Стеф скоро проснется и будет удивлена, что он до сих пор так и не позвонил. Она недавно сказала, что без его звонков не сможет прожить ни дня.

Хэнк улыбнулся — он ясно представил себе, как Стеф потягивается изящным кошачьим движением, как простыня соскальзывает вниз, обнажая ее изумительную, восхитительную грудь. Как проводит ладонями по нежной коже, поглаживая свои бедра. Как протягивает руку, разыскивая рядом с собой его, Хэнка, находит и, облизнув губы, склоняется над распростертым перед нею мускулистым, загорелым телом, покрывая мелкими, быстрыми поцелуями сверху вниз… и еще вниз… и еще…

Он передернулся. К чему эти мысли, когда до повторения утреннего ритуала их совместного пробуждения так далеко? Как, интересно, она переносит его отсутствие? Тяготится ли им так же сильно, как он? Думает ли непрестанно о нем, мечтает ли об их свадьбе, о том дне, когда они смогут заниматься любовью когда, где и сколько угодно?

О да, наверняка. Ведь она постоянно говорит ему об этом, нашептывая своим восхитительно сексуальным, чуть хрипловатым от неутоленного желания голосом обещания всех тех радостей, что ждут их по окончании разлуки.

Хэнк сильнее надавил на педаль газа, торопясь снова услышать этот шепоток, упиться словами, вызывающими в воображении их прошлые жаркие встречи…

Он несся по шоссе, не обращая внимания на то, что обгоняет мчащиеся в том же направлении машины так, словно те стоят на месте. Первый попавшийся автоинспектор лишил бы его прав, вне всякого сомнения. Но ему повезло. Молодой влюбленный добрался до мотеля, не натолкнувшись ни на одного из блюстителей дорожного порядка, и бегом бросился в свой номер, к белому аппарату, способному перенести его в несколько мгновений в дальний Лос-Анджелес, к его желанной Стефи…

— Мисс Гриффите не может сейчас подойти к телефону. Вы можете оставить для нее сообщение, — процедил холодно-надменный голос, принадлежащий одной из служанок, который он уже успел узнать и возненавидеть.

Ну подожди, мерзавка, дай мне только взять бразды правления в свои руки, мстительно подумал Хэнк. Сама не заметишь, как вылетишь на улицу…

— Передайте, что это был мистер Сандерс. Я перезвоню позднее.

— Боюсь, вам придется подождать до вечера, мистер Сандерс, — ответил тот же голос, в котором послышались злорадные нотки. — Мисс Гриффите будет занята весь день. Всего хорошего, мистер Сандерс.

В трубке раздались короткие гудки. Озадаченный Хэнк положил ее на место, размышляя, чем же именно так занята его ненаглядная Стефи, что не может найти свободной минутки и поговорить с ним. Наверное, подготовкой к свадьбе, сказал он себе. Да, конечно. Ее мысли сейчас заняты только платьем, и цветами, и тортом, и приглашениями. Все это должно поглощать массу времени…

Но что-то, однако, не давало ему покоя. И этим «чем-то» был вызывающе-наглый тон, которым разговаривала с ним, женихом, та служанка. Как? Почему? Непонятно. Совсем непонятно…

Впрочем, стоит ли портить себе настроение из-за дурных манер прислуги? — сказал он себе. Пусть говорит, как хочет. Знаю я таких холуев, гордящихся положением своих хозяев и задирающих по этой причине нос перед всеми остальными. Все равно выгоню эту стерву в два счета, это точно. Нахальная девка, она еще пожалеет, что посмела так разговаривать со мной.

Окрыленный принятым решением и мыслями о будущем своем положении в обществе в качестве зятя великого Гриффитса, Хэнк вышел из номера и направился к стойке регистрации.

— О, мистер Сандерс, а я и не видела, как вы вернулись, — с плохо скрытым облегчением в голосе приветствовала его Габриелла. Слава богу, подозрения отца, передавшиеся и ей, оказались необоснованными. — Ну как, вам удалось позавтракать?

— Да, благодарю, все в порядке, — не замечая ее волнения, ответил он. — Скажите, что там слышно по поводу ремонта моей колымаги? Вы дозвонились до механика?

— О да. Он уже приезжал и забрал вашу машину. Сказал, что займется ею завтра с утра. Выяснит причину неполадок, прикинет, во что обойдется ремонт, потом позвонит и сообщит вам.

— Отлично.

Она неуверенно взглянула на него, не зная, стоит ли передать ему слова Режди. Но решила, что он имеет право знать правду.

— Но не очень-то радуйтесь, мистер Сандерс, реджи сказал, что, по его мнению, в нее не стоит вкладывать ни денег, ни времени.

Хэнк усмехнулся, и сердце молодой женщины подскочило и перевернулось.

— Будто я сам этого не знаю. Но у меня нет иного выхода. С моими финансами другой не купишь. А добираться мне еще пару тысяч миль.

— Вот как, — изо всех сил борясь с фокусами непокорного жизненно важного органа, заметила Габриелла.

— Да, именно так. И, кстати, хотел спросить у вас…

Хэнк чуть заколебался, стоит ли задавать этот вопрос, не засомневается ли она в его платежеспособности и не заберет ли ключи от машины. Да нет, едва ли… Ведь она сказала, что за прокат ничего не возьмет. Но лучше все-таки не рисковать. И он небрежно-нагловатым тоном заявил:

— я тут проехался по ближайшему городку, думал найти спорткомплекс или тренажерный зал, но, увы… А я в дороге уже несколько дней. Только сижу и баранку кручу. Так что сами понимаете, форму теряю. Вот и подумал, нет ли тут какого-нибудь места, где требуется грубая физическая сила. В конце концов, все равно я буду болтаться тут без дела… — И Хэнк пожал плечами, словно это было для него самым обычным занятием — наниматься на работу в целях поддержания здоровья.

Какая ирония судьбы! Всего две минуты назад в своем номере он размышлял о том, как, став мужем младшей мисс Гриффите, выгонит дерзкую девицу — ее служанку. А теперь словно с небес спустился на грешную землю и вынужден думать о хлебе насущном как в прямом, так и переносном смысле слова.

Габриелла смотрела на него во все глаза, не веря тому, что видела. И снова мелькнула отчаянная мысль: нет, так не бывает! Не бывает! И тут же ускользнула. Он стоял перед ней, усмехался такой знакомой усмешкой, морщил нос и потирал переносицу…

Габби, Габби, не сходи с ума, тысячи мужчин усмехаются именно так, а не иначе, десятки тысяч трут переносицу, стоит им задуматься. И у сотен тысяч такие же светлые волосы и глаза пронзительной синевы…

Она тряхнула головой, прогоняя наваждение, и как можно спокойнее ответила:

— Ну, не знаю… Изредка кое-кто из фермеров использует это время для разного ремонта, но…

Габриелла пожала плечами. С одной стороны, ей хотелось помочь этому парню, с другой… О, с другой, ей хотелось зажмуриться, завизжать и не открывать глаз, пока не будет уверена, что он исчез и никогда больше не появится. Но она всегда была сильной, поэтому и сейчас решительно взяла себя в руки.

— Дайте подумать минутку. Гм… полагаю, вам стоило бы заглянуть к Джорджу Лебоку, потом к Стэну Крику и… и еще, может быть, к Дугу Бреннану. Хотя…

— Как мне их найти?

Габриелла указала на стенд в углу с газетами, журналами, картами и еще кое-какими мелочами для нужд клиентов.

— Карта штата — семьдесят центов. Очень подробная. Я помечу все точки.

Хэнк кивнул, положил на стойку доллар и через минуту был готов отправляться. Что и сделал, оставив Габриеллу в полном смятении.


День тянулся долго и тягостно. Она печатала счета, накладные, и снова счета, и какие-то письма с требованиями, но делала это машинально, не понимая их содержимого, да и не желая понимать. Потому что все мысли ее были заняты им. Им одним и только им. Единственным…

А когда пришла пора возвращаться в мотель, садиться за стойку и дожидаться… дожидаться неизвестно чего, отлично зная, что жизнь закончилась, давно закончилась и никогда не начнется заново, потому что в одну реку нельзя войти дважды…

— Нет, не могу! Только не сегодня! — воскликнула она, решительно сняла трубку и позвонила Бекки, единственной своей подруге, которая иногда подрабатывала тем, что сидела с чужими детьми. — Бек, привет! Как дела?

— Габби! Привет, милая! Миллион лет тебя не слышала! — Ребекка Трек славилась своей склонностью к преувеличениям, но была таким хорошим человеком, что все легко с этим мирились. — Как поживаешь? Что у тебя новенького? Как бизнес? Как настроение? Что собираешься делать сегодня? — Она сыпала вопросами как из рога изобилия.

Да ничего, Бекки. Все потихоньку. Очень потихоньку. По правде говоря, так тихо, как на кладбище. Дела никак почти не идут. И, если честно, то чувствую я себя неважно. Поэтому и звоню тебе.

— О, конечно, дорогая. Друзья проверяются в беде, это верно. Что я могу сделать? У тебя температура или что? Тебе нужны какие-то лекарства? Или просто надо за продуктами съездить? Я могу… — затараторила приятельница, но Габриелла перебила:

— Нет-нет, Бек, я здорова. Просто… просто настроение немного… Ну, сама понимаешь…

— О, ты что-то слышала…

— Нет! — выкрикнула Габби, потом глубоко вдохнула, выдохнула и уже тише повторила: — Нет, я ничего не слышала. Просто хандра одолела. Но в любом случае мне необходимо немного развеяться, отвлечься. И я хотела попросить тебя поехать в мотель, покормить отца и присмотреть за делами. Если они вдруг подвернутся. — Она грустно хмыкнула. — Сейчас далеко не разгар сезона. Но несколько человек за неделю все же бывают… Ты как, сможешь сегодня? Я, естественно, заплачу.

— Ну конечно смогу. Не волнуйся ни о чем. — На другом конце провода раздался смешок. — Обожаю с твоим отцом разговаривать. Отличный он человек, дядя Рауль. Такой остроумный. И вечно говорит приятные вещи. Комплименты делает. Настоящий дамский угодник. — Бекки снова хихикнула.

Удивительно, как по-разному люди ведут себя в различном окружении. И почему это с ней отец всегда такой нудный или, хуже того, раздраженный? А с ее подругой любезничает, словно молодой.

— Спасибо, Бек, ты все понимаешь. Я знала, что могу на тебя положиться.

— Ну еще бы! И я, пожалуй, сделаю тебе скидку. По-дружески. Понимаешь? Пятьдесят процентов. Что скажешь?

— Уже чувствую себя лучше, — призналась Габриелла. Щедрое предложение Бекки было как нельзя кстати в ее стесненных обстоятельствах. — Спасибо, подружка. Увидимся, когда вернусь. Постараюсь быть не очень поздно.

— Можешь не спешить. Расслабься как следует. Тебе это надо.

— Спасибо. Да, еще одно. Сейчас у меня один постоялец, в четвертом. Если кто приедет, зарегистрируй в книге и обязательно возьми аванс. И еще, если позвонит Реджи, запиши, что он скажет. Ну, целую тебя, Бек. До встречи.

— Отдыхай, малышка, ни о чем не тревожься. Я справлюсь с твоим хозяйством.

Габриелла повесила трубку и мысленно поблагодарила Бога за такую подругу. Что бы она делала без Бекки тогда, три года назад? Да и теперь, когда душа обливается кровью, а тоска хватает за горло и душит…

Погибла бы, призналась она самой себе и начала убирать рабочее место: медленно сложила бумаги, разобрала заполненные формы, накрыла чехлом пишущую машинку. Оглянулась — все в полном порядке. Ну вот, теперь можно идти. Вздохнула, взяла ключи, подкинула их на ладони, решая, куда бы податься.

Хотя по-настоящему думать тут не о чем. Конечно же в «Три подковы». Темный, но уютный ресторан на сорок посадочных мест, славящийся не только отличным пивом, но и великолепной едой. И, что немаловажно, своими ценами. В «Три подковы» народ съезжался со всей округи, некоторые даже да сорок, а то и за пятьдесят миль. Владелец — тридцатипятилетний Джек Мортон — поселился в Хоупе и купил полуразвалившийся кабачок на грани банкротства пять лет назад, когда по ему одному известной причине покинул Нью-Йорк и высокооплачиваемую работу шеф-повара одного из модных французских ресторанов. Но здесь его специальностью стала мексиканская кухня, и он вскоре приобрел широчайшую известность своими энчиладами, тако и тамале, превосходной обжигающей сальсой и исключительными, просто тающими во рту бобами.

И еще он, безусловно, привлекал своей таинственностью. Джек никогда и никому не рассказывал, что заставило его покинуть «столицу мира», отказаться от всех благ цивилизации и похоронить себя в этой, по большому счету, глуши. Одни спорили, даже делали ставки, что причиной тому была несчастная любовь, но достоверно ничто не знали. Другие же утверждали, что он был вовлечен в процесс над одним из членов мафии, давал показания и здесь жил «под крышей» ФБР, скрываясь от мести главарей. Впрочем, таких было немного и над ними посмеивались. Большинство же придерживалось мнения, что Джек просто слегка тронулся от бешеного ритма нью-йоркской жизни и переехал сюда по совету своего психоаналитика.

Постепенно ставки росли, а с ними и призовой фонд тому, кто наконец-то сумеет проникнуть в тайну, и сейчас, по прошествии нескольких лет, он составлял уже около полутора тысяч долларов.

Габриелла печально улыбнулась. Люди почему-то всегда склонны искать романтическую сторону в любом самом прозаическом поступке. Лично она полагала, что Джек неудачно играл или на бирже, или на скачках, не смог расплатиться с долгами и вынужден был продать квартиру и все, что у него было, и уехать туда, где мог более или менее комфортно существовать на оставшиеся в его распоряжении средства, которых в Нью-Йорке не хватило бы и на неделю.

Но, так или иначе, а Джек Мортон преуспел в своем начинании и теперь был уважаемым и неотъемлемым членом общества.

И, кроме всего прочего, Джек разрешал немногим избранным, к числу которых относилась и она, пользоваться его роскошным инструментом, превосходным концертным фортепиано…

Дома у нее была гитара, причем неплохая, и Габриелла с удовольствием играла, но фортепиано было ее истинной страстью. Страстью, которую она никогда не могла удовлетворить. Потому что не имела денег…

А сегодня ей было просто необходимо коснуться кончиками пальцев белых и черных клавиш и излить свою тоску и муку…

Итак, к Джеку, в «Три подковы».

4

Хэнк провел день, колеся по округе, объезжая отмеченные на карте фермы и разговаривая с владельцами, предлагая свои услуги в чем угодно и за любые деньги. В последнем месте ему повезло, хотя стоило ли считать это везением? Противный и злобный человечишка лет пятидесяти с небольшим, с лицом, напоминающим сушеную грушу, кинул на него оценивающий взгляд, потом процедил сквозь зубы:

— Ладно. Видишь сарай? В нем цементные блоки. На фундамент. Пошли за мной. — Он провел Хэнка за дом, мимо курятника, и указал на кучу навоза. — Перевезешь это вон под тот навес, а тут потом выроешь котлован. Двенадцать на пятнадцать футов. В глубину — три. Грунт легкий, так что не перетрудишься. Заложишь теми блоками. Работать надо быстро, пока мороз не ударил. Все инструменты или вон там, под навесом, или в пристройке. Платить буду три доллара в час. Расчет по окончании каждого дня. Но смотри, парень, без перекуров.

— Три доллара? — поразился Хэнк. — За такую-то работу? Да минимум уже…

— Эй, ты чего, митинг открыть собираешься? Мне всякие комми тут на фиг не нужны. Хочешь — работай, нет — проваливай. Чтоб и духу твоего не было. Давай-давай, топай отсюда.

— Нет-нет, — поспешно ответил бывший спасатель. — Идет. Я согласен.

— Договорились. Приступаешь завтра, в восемь утра.

С этими словами Дуг Бреннан смачно сплюнул себе под ноги и не оборачиваясь ушел в дом.

Хэнк посмотрел ему вслед и вернулся к машине, не вполне уверенный, как реагировать на своего нового работодателя: то ли плюнуть в свою очередь, то ли не обращать внимания и заниматься делом.

Гордость, естественно, подсказывала первый вариант, но благоразумие стояло за второй.

И Хэнк решил прислушаться к голосу разума. К тому же едва ли этот противный Бреннан будет надоедать ему своим присутствием. Ну, подумаешь, увидятся раз в день. Ну, получит он от него свои тридцать долларов. Неприятно? Да, пожалуй… Но не смертельно. А эти деньги ему не помешают. Пойдут на ремонт машины и на еду. Да и в конце концов, сказал он себе, бросить могу в любой момент.

Придя к этому выводу, Хэнк почувствовал, что заслуживает небольшой передышки. Да и поесть не мешало бы. Он завел мотор и вернулся в близлежащий городок, тот самый, где утром завтракал, и был тут же остановлен местным шерифом.

— Ваши документы, сэр, — вежливо, но весьма прохладно произнес верзила в форме, ростом чуть меньше семи футов.

Хэнк достал права и протянул их ему с приветливой улыбкой.

— Вы проездом или остановились у нас где? — все с тем же холодком поинтересовался шериф, не отдавая прав.

Остановился. В мотеле тут неподалеку. Не знаю даже, как называется… У меня машина сломалась вчера вечером на Двести двадцать восьмом шоссе, я пешком несколько миль топал, пока не заметил тот мотель.

— А, у Габби. — Голос местного стража порядка заметно потеплел.

— Д-да, наверное, — пробормотал Хэнк. Он понятия не имел, как зовут ту женщину, но спорить не собирался. — Мисс Маскадо любезно взяла на себя заботу о ремонте моей машины. Она с кем-то договорилась, так что придется мне тут у вас недолго поболтаться.

— Ясно.

— А поэтому, не посоветуете ли, где можно прилично поесть и вечер провести? — Он изо всех сил старался завоевать благосклонность шерифа, инстинктивно ощущая, что с таким ссориться не стоит. Просто на всякий случай.

— Поесть? Есть тут у нас несколько заведений. Например, неплохой ресторан вон там впереди, через квартал…

— А, знаю, я там завтракал сегодня утром.

— Угу. Еще бар «У Гарри». Там в основном тихо, почти одни местные собираются, кроме дней, когда парням из соседнего городка приходит в голову поразвлечься. Тогда, конечно, без драки не обходится, — почти мечтательно произнес шериф.

Ясно, что дел ему в Хоупе не хватает и бедняга буквально изнывает от тоски.

— Гм… — Хэнк наморщил нос и потер переносицу. — Скучновато, однако, получается…

Шериф, казалось, был уязвлен таким отзывом.

— Вот уж нет. Есть и у нас, где отдохнуть по высшему разряду. Пивной ресторан «Три подковы». Отменное место. Еда отличная — мексиканская кухня. Джек свое дело знает, и музыка почти всегда бывает.

— Звучит заманчиво, — согласился гость. — А где это?

Шериф объяснил, отдал права и вернулся к своим немногочисленным обязанностям, в число которых входил и звонок в указанный незнакомцем мотель. Парень вроде бы сказал правду, но проверить-то никогда не мешает… Спокойствие городка превыше всего. Так было и будет, пока он, Сэм Доуэлл, остается шерифом.

А Сандерс, недолго раздумывая, последовал данным ему указаниям и через несколько минут подъехал к длинному одноэтажному зданию, над входом в которое горели три огромные неоновые подковы. На парковочной площадке, несмотря на довольно-таки ранний час, стояло уже около десятка машин. Неплохой сбор, по крайней мере, по провинциальным масштабам. Похоже, заведение-то и впрямь популярное.

Выключив мотор, молодой бывший спасатель, а с завтрашнего дня — чернорабочий, землекоп, грузчик и еще бог знает кто, вылез из теплой кабины и с удовольствием вдохнул свежего, почти морозного воздуха. Легко наслаждаться такой погодой, когда на тебе теплая куртка!

Он захлопнул дверцу и вошел внутрь. За столиками там и сям сидели посетители, у стойки бара стояли несколько мужчин. В зале царил приятный полумрак, звучала негромкая музыка. Но главной достопримечательностью был, безусловно, аромат… Сногсшибательный, головокружительный аромат мяса с примесью чего-то пряного, острого, щекочущего как ноздри, так и воображение.

И Хэнк внезапно понял, что голоден. Не просто голоден, а буквально умирает. И готов не то что деньги, а душу отдать за порцию того, что источает этот умопомрачительный запах.

Сев за ближайший столик, он поднял руку, привлекая внимание официантки, и принялся нетерпеливо ждать.

Но когда та наконец подошла, Хэнк чуть было не позабыл и о голоде, и обо всем остальном. Перед ним стояла длинноногая девица в короткой юбке и обтягивающем джемпере, не скрывающем, а подчеркивающем ее пышную грудь.

— Что будем заказывать? — игр и во-кокетливым тоном спросила она, естественно тут же заметив произведенный ею эффект.

Впрочем, и замечать-то особенно было нечего. Потому что за шесть лет, что Джуди работала официанткой в самых разных заведениях, она привыкла, что все мужчины реагируют на нее одинаково — так же, как и этот симпатичный парень.

Хэнк тяжело сглотнул, с трудом оторвал взгляд от притягательной груди и перевел его на лицо стоящей перед ним женщины. Но смотреть в зеленые кошачьи глаза, словно подернутые дымкой чувственности, было еще труднее, и он поспешно отвел свои.

— Я… гм… принесите мне… — Он ощутил, как его тело отозвалось на немой зов этой великолепной самки, и утратил способность и мыслить, и говорить…

— Да-да, что именно вы желаете? — Призывные нотки в голосе официантки стали слышнее.

«Тебя!» — чуть не выкрикнул Сандерс, но вслух с трудом выдавил:

— Что вы можете порекомендовать?

— Сегодня прекрасные тамале и, конечно, кочинита…

— Кочинита? — машинально повторил Хэнк. Он слышал это название впервые, и оно привлекло его внимание.

— Кочинита — свинина, запеченная в банановых листьях со специями, — пояснила Джуди. — Вы, судя по всему, не знаток мексиканской кухни.

— Нет.

— Тогда я подам вам то, что считаю лучшим, а вы скажете потом, что думаете о моем выборе. Идет?

Хэнк молча кивнул, потому что если бы открыл рот, то сказал бы, что лучшее блюдо в этом заведении — она и только она.

Джуди повернулась и удалилась в сторону кухни, позволив Хэнку любоваться ее длинными стройными ногами и маняще покачивающимися бедрами.

И только когда возбуждающее видение скрылось за дверями, он с трудом перевел дух. Черт побери, вот это женщина! Да за одну ночь в постели с такой не жаль отдать пару лет жизни!

Еда вскоре прибыла. Но Джуди, после того как расставила на столе блюда и две бутылки легкого мексиканского пива, не осталась поболтать и пококетничать, как он ожидал, а, к величаишему его разочарованию, тут же отошла и занялась другими посетителями. Хэнк, не отрываясь, следил за каждым ее движением. Это был настоящий праздник для глаз, но одним созерцанием утолить взыгравшее желание невозможно.

Впрочем, у его организма были и другие, не менее здоровые требования, и скоро Хэнк невольно обратил часть своего внимания на стоящую перед ним снедь. Первый же положенный в рот кусок опалил нёбо и вызвал слезы на глазах, но второй уже показался восхитительно вкусным, а отказаться от третьего было так просто невозможно. Как бы ни называлось это произведение кулинарного искусства и как бы ни обжигало, Сандерс отдал ему должное, не оставив ни крошки. Рот его пылал так же, как и душа, и он поспешно начал заливать пламя холодным пивом, но лишь разжег его еще больше.

Он попытался снова призвать Джуди, попросить принести еще пива, но ее нигде не было видно. Подойдя к стойке и взяв еще две бутылки, Хэнк вернулся за столик и сидел, неторопливо потягивая ледяную ароматную жидкость, и думал… О Джуди, о Стефании, обо всех остальных встреченных им за короткую жизнь женщинах, даривших его своим вниманием и милостями. Чего бы только он сейчас ни отдал, чтобы насладиться хотя бы часом в жарких объятиях страстной Стефи… Но, увы, до этого еще очень и очень далеко…

И Хэнк затосковал — затосковал, что снова возникли препятствия на его дороге к счастью, что опять он остался один и без денег, что завтра его ждет тяжелая работа за жалкие три бакса в час…

Он обхватил голову руками и некоторое время сидел, упиваясь своим отчаянием и буквально купаясь в унынии и жалости к самому себе, возникших в какой-то мере от неудовлетворенного желания, а в какой-то, и, вероятно, большей — от выпитого пива, оказавшегося не столь уж безобидным.

И только неожиданно сменившаяся музыка вывела его из этого слезливо-жалостливого состояния.

Он взглянул на сцену, откуда доносилось берущее за душу негромкое пение, и с удивлением увидел сидящую за фортепиано свою знакомую — хозяйку мотеля. Голосом низким, чуть хрипловатым, вибрирующим от эмоций она пела старинную песню о несчастной девушке, о покинувшем ее неверном любимом, о печали, разлуке, смерти…

Хэнк впервые внимательно смотрел на Габриеллу. И вдруг ему в глаза бросились и нежный овал ее лица, и смуглая, удивительно гладкая кожа, и высокие скулы, и прямой нос, и рот… довольно большой, но такой выразительный, такой влекущий, с полными яркими губами, заставляющими думать о поцелуях…

А ведь хороша, ничего не скажешь, подумал он. Странно, что я раньше не заметил этого. Или дело не только во внешности, но и в голосе? Потрясающем, идущем из самого сердца голосе…

И что только она делает в этой дыре? Почему не пытается вырваться? Неужели это предел ее мечтаний — сидеть у стойки, подавать приезжим регистрационный журнал, брать скомканные доллары, убирать комнаты, менять белье на чужих кроватях? Не может быть… Да у нее талант, настоящий талант!..

Хэнк обвел взглядом зал и увидел, что все, как и он сам, прекратили разговоры и обратились в слух.

Л Габриелла, ничего не замечая и не отдавая себе отчета в том, что является центром внимания, продолжала играть и петь, выплакивая все то, что накопилось, наболело на душе… Одна песня, другая… пятая… Прошел почти час, когда женщина исчерпала свой репертуар и замолчала, ощущая, что острая боль наконец-то ушла, сменившись опустошенностью.

Раздавшиеся аплодисменты заставили ее вздрогнуть. Она пришла в себя и ужасно смутилась, заметив устремленные на нее взгляды. Вскочила с табурета, вернулась к своему столику, схватила сумочку и начала рыться в ней, отыскивая кошелек.

— Габби, сегодня угощение за мой счет, — услышала она и подняла голову. Перед ней стоял Джек Мортон, владелец «Трех подков». — Я благодарю тебя, Габби, за доставленное удовольствие, — мягким, проникновенным тоном продолжил он. — Ты… ты никогда еще не пела так, как сегодня. Это было удивительно, изумительно.

— Спасибо, Джек. — Габриелла выдавила улыбку, хотя ей по-прежнему было неловко, что позволила себе так забыться на людях и выказать свои истинные чувства, которые привыкла таить. — Ты мне льстишь, честное слово.

— Вовсе нет. Ты просто великолепна. Уж поверь мне, Габби, я немало слышал на своем веку, но ты… Почему бы нам не выпить немного шампанского?

Он присел рядом с ней, сделал неуловимый жест рукой, и на столике тут же оказались ведерко с бутылкой и бокалы.

— Никогда не знала, что в твоем заведении бывает шампанское, — заметила Габби, удивленно взглянув на Джека, вызывающего столько кривотолков в городке своими загадочностью и отстраненностью, который вдруг снизошел к ней и заговорил как с равной.

— В заведении и не бывает. У меня лицензия только на продажу пива. Это из личных запасов. — Он откупорил бутылку с легким хлопком и разлил вино по бокалам. — За твой талант, Габби!

Она наклонила голову, принимая комплимент, сделала глоток, сказала:

— А ведь вкусно. Спасибо, Джек, и за добрые слова, и за шампанское. Только ты преувеличиваешь. Ну какой у меня талант? Так, немного играю, немного пою. Просто для себя… Для удовольствия, для развлечения…

— Уж поверь мне, — повторил Джек, — я знаю, о чем говорю. И… — Он слегка поколебался, потом закончил: — И знай, что мой инструмент к твоим услугам в любую минуту.

Габриелла была удивлена его щедростью, его любезностью, его галантностью. И даже немного напугана. Впервые Джек Мортон словно спустился на грешную землю с высот окутывающей его таинственности и заговорил с ней не как с клиентом, а как с человеком… Или не как с человеком, а как с… женщиной?

Она украдкой кинула на него взгляд и подумала: а ведь, пожалуй, и верно. Похоже, я нравлюсь ему.

Но эта мысль мелькнула только на одно мгновение, потому что в следующее взор ее метнулся в сторону и упал на Джуди, которая изо всех сил кокетничала с одним из посетителей. Сердце Габриеллы упало: она узнала Сандерса, светловолосого красавца Сандерса, взволновавшего ее и своей внешностью, и своим неожиданным появлением.

О, Боже, нет, не надо! — мысленно вскричала несчастная. Довольно, пощади, дай мне хоть немного передохнуть! Нет! Нет! Только не Джуди! Нет!

Глаза ее затуманились, в груди что-то больно сжалось, дыхание занялось. Она попыталась судорожно сглотнуть, тряхнула головой и быстро заморгала, надеясь прогнать непрошеные слезы.

Зачем только она приехала сюда? Развеяться? Отвлечься? Ну и что, развеялась? Отвлеклась? Расслабилась?..

— Габби, что с тобой? Тебе нехорошо? Ты побледнела, — заботливо заглядывая ей в лицо, спросил Джек.

Она прикусила губу и начала лихорадочно рыться в сумочке, отыскивая ключи от машины. Нашла, ощутила в руке их спасительную тяжесть и только тогда пробормотала:

— Извини, пожалуйста, Джек, я вдруг вспомнила, что обещала отцу вернуться в девять. Спасибо за шампанское и вообще, но мне надо немедленно ехать. Он… он такой мнительный… С его нервами ему нельзя волноваться… Никак…

— Ты можешь позвонить…

— Нет! — перебила она и решительно встала. — Спасибо еще раз, Джек. Мне всегда очень приятно бывать у тебя. Жаль, что так вышло. Извини.

Он тоже поднялся, помог ей надеть куртку, проводил к машине. Там взял за руку и проникновенно сказал:

— Габби, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, помни, ты можешь рассчитывать на меня. В чем угодно. Хорошо?

— Да, Джек. — На свежем воздухе приступ паники стал проходить, и она начала адекватно реагировать на окружающее. — Симпатичное у тебя заведение.

— Заглядывай при случае, — пригласил он и захлопнул дверцу.

Габриелла кивнула и, больше не глядя на него, завела мотор и рванула с места.

Она мчалась все быстрее и быстрее в надежде, что скорость прогонит стоящую перед глазами сцену.

Увы, когда впереди замаячили огни мотеля, перед ее внутренним взором по-прежнему стояла Джуди, склонившаяся над столиком и облизывающая губы, а ее светловолосый собеседник по-прежнему вожделенно пялился на полуобнаженную, вызывающе выставленную грудь.

Она нажала на педаль газа с такой яростью, словно давила ядовитую гадину, словно наступала на горло самой ненавистной Джуди. Тормоза жалобно завизжали. Машина остановилась. Габриелла долго сидела, не разжимая судорожно вцепившихся в руль пальцев и не открывая глаз, пока не услышала голос Бекки:

— Габби, что с тобой? Габби, ты меня слышишь? Ты в порядке?

Только тогда она подняла голову, разжала зубы и совершенно ровным голосом сказала:

— Да, дорогая, в полном. Идем, я тебе сейчас такое расскажу…

И она провела следующие полчаса, развлекая подругу подробным отчетом о том, как сам Джек Мортон, мечта всех женщин в радиусе пятидесяти миль, угощал ее шампанским и восхвалял ее вокальные данные.

— И ты после этого собралась и уехала?! — ахнула Бекки. — Ну ты и дура, Габби! Да, у тебя была возможность сегодня же вечером оказаться в его постели, и ты ею не воспользовалась!

— Ничего, — усмехнулась та. — Он заглотнул крючок, а мой отъезд поможет загнать его поглубже.

— Какая же ты коварная! — мгновенно изменив мнение о подруге, восхитилась Ребекка. — Кто бы мог подумать, что наша крошка Габби способна так вываживать добычу?

— Почему же это, хотелось бы знать, обо мне такого нельзя подумать? — деланно-возмущенно поинтересовалась Габриелла. — Что же я, не женщина? Не в состоянии увлечь мужчину? Это самый примитивный и старинный способ, и тебе это известно не хуже, чем мне.

Да. Да, конечно. Но ведь Джек! Сам Джек Мортон!.. — бессвязно восклицала Бекки, не представляя, как кто-то может найти в себе силы противиться таинственному владельцу «Трех подков».

Она не сомневалась, что, представься ей такой случай, она бы, ни секунды не раздумывая, воспользовалась им, не помышляя ни о дне завтрашнем, ни о чем другом.

— Да брось ты, Бекки, — прервала ее Габриелла. — Джек Мортон такой же мужчина, как любой другой. У него те же две руки, две ноги и один… — Она хихикнула.

Бекки в ответ залилась смехом.

— Ну уж ты и скажешь, Габби! Может, физиологически он и не отличается от всех остальных, хотя я лично сомневаюсь и в этом, но… О, такой мужчина, с прошлым, окутанным плотным покровом тайны…

— Вечно ты слушаешь глупые сплетни. Если тебе так безумно интересно, почему Мортон бросил Нью-Йорк и приехал сюда, поезжай в Канзас-Сити, пойди в библиотеку и проштудируй нью-йоркские газеты пятилетней давности. Убеждена, ты найдешь там ответ на эту загадку.

— Ну, Габби, какая же ты прозаичная. Не понимаешь, что это за прелесть все эти тайны, секреты… Неужели никогда не фантазировала?

Ну все, Бекки, довольно, — перебила Габриелла, уже достаточно утомленная этим шумом из ничего, поднятым подругой. — Уверена, что все совсем не так романтично, как тебе кажется. И в поведении Джека — тоже. В конце концов, он провел всю сознательную жизнь в центре жизни. Наверное, ему не хватает культурных развлечений, и в нашей глуши мои несколько песен показались ему чем-то вроде оперных арий.

— Ну-ну, что за желание испортить человеку все удовольствие? Я могла бы всю ночь представлять, как будет развиваться твой роман, а ты… — Она посмотрела на Габриеллу с укором.

— Ладно, не сердись. Скажи лучше, как папа.

— О, отлично! Он просто прелесть. Какие истории рассказывает! А какие манеры за столом!.. — Ребекка мечтательно вздохнула. — Надо сказать, дядюшка Рауль так повысил мои стандарты, что просто не представляю, как смогу встречаться с кем-то, не умеющим держать нож и вилку так изящно, как он…

Они поболтали еще немного о том о сем, и наконец Бекки собралась домой. Габриелла осталась одна. Она опустилась в старое кресло с вылезающей снизу набивкой, закрыла глаза… и тут же снова открыла их. Болтовня с подругой не принесла облегчения ее истерзанной душе. Перед глазами тут же встали Джуди, соблазнительно улыбающаяся и облизывающая губы, и светловолосый широкоплечий мужчина, с нескрываемым вожделением взирающий на ее грудь…

5

Хэнк покинул «Три подковы» на полтора часа позже, чем Габриелла. Он был переполнен разнообразными противоречивыми впечатлениями и изумительной пищей, насыщающей один аппетит, но возбуждающей иной. Откровенные заигрывания Джуди, которая, однако, не позволила прикоснуться к себе, глубокое волнение, пережитое под влиянием пения Габриеллы Маскадо, воспоминания о Стефании и угрызения совести, что всего за три с небольшим недели до свадьбы он испытывает вожделение к другой женщине, — все сплелось в один тугой узел.

Он вернулся в мотель и подошел к регистрационной стойке, надеясь увидеть Габриеллу и сказать ей… Но, слава богу, ее там не было, потому что он не знал точно, что именно хотел сказать ей.

Быстро пройдя в свой номер, кинув взгляд на часы и обнаружив, что время близится к часу ночи, Хэнк оставил мысли о звонке невесте и с кружащейся от выпитого головой упал на кровать. Спать ему оставалось чуть больше пяти часов.

Несмотря на бурный вечер, а может, именно благодаря ему Хэнк уснул, как только опустил голову на подушку. Долго ли он спал, неизвестно, но в какой-то момент сновидения его приобрели откровенно-эротический характер. Ласки Стеф делались все жарче и настойчивее, и вскоре он уже ощутил неотвратимое приближение оргазма. Острота ощущений неумолимо нарастала, он застонал от наслаждения… и проснулся.

Но, к его несказанному изумлению, с возвращением сознания любовная битва не осталась за пределами реальности, а продолжалась еще яростнее.

Хэнк протянул руку, нащупывая выключатель. Но тонкие пальцы невидимой партнерши помешали ему, остановили нежеланное движение и заскользили по его телу, возбуждая и волнуя с неистовой силой. Потом поднялись к лицу и нежно накрыли рот.

— Шшш… — услышал он и тут же окончательно утратил способность думать или удивляться и покорился, полностью отдался танцу бешеной страсти.

В темноте раздавались только вздохи — и его, и ее. Они становились все чаще и напряженнее, пока не достигли апогея и не окончились криками обоюдного восторга.

Незримая любовница упала ему на грудь и со всхлипом простонала:

— О, Арти…

«Никакой я не Арти!» — хотел возмущенно выкрикнуть Хэнк. Однако усталость взяла верх, и он, не в состоянии бороться, погрузился в крепкий сон.


Когда он открыл глаза, в окно светило яркое солнце, а на часах было начало девятого.

Черт побери, проспал!

Хэнк вскочил, кинулся в ванную, потратил ровно десять минут на свой туалет и, одевшись в самые старые рубашку и джинсы и прихватив куртку, выбежал в коридор.

Габриелла подняла красные, воспаленные не то от слез, не то от бессонной ночи глаза и спросила:

— Уже уходите? Реджи обещал позвонить сегодня после одиннадцати.

Хэнк притормозил уже в дверях, обернулся, непонимающе взглянул на нее.

— Реджи?

— Да, Реджи. Тот механик, что забрал вашу машину, — напомнила она.

— О черт, совсем забыл! Что же делать? Мне надо было уже полчаса назад быть у мистера Бреннана…

— У старика Дуга? Вы будете работать у него? — тихо спросила Габби.

Что-то в ее голосе привлекло внимание Хэнка, но он спешил и не понял, что именно.

— Д-да, договорился кое-что сделать за пару-тройку дней, — неловко признался он и, как тонущий отчаянно цепляется за спасательный круг, повторил свою прежнюю версию: — А то форму теряю… — И перевел разговор на другую тему: — Я вчера вечером был в «Трех подковах». Вы изумительно пели, мисс Маскадо. У вас прекрасный голос.

— Габриелла. Можете звать меня Габриеллой. Спасибо, но вы слишком любезны. Ничего особенного, просто я люблю и пою только хорошие песни, которые невозможно испортить никаким исполнением… — Она говорила с явным усилием, но Хэнк в спешке ничего не замечал. — Так как же со звонком Реджи? Он хотел поговорить с вами.

— Знаете, если вам нетрудно, Габриелла… — Он с удовольствием произнес ее звучное имя. — Послушайте, что он скажет, и передайте, что я перезвоню ему позднее, когда освобожусь. Или даже заеду, если скажете мне, где найти его.

Хорошо. — Она набросала схему на листе бумаги, протянула ему и предложила: — Кофе хотите? Недавно только сварился.

— Нет, спасибо, мне надо спешить. Похоже, мистер Бреннан не отличается приветливым нравом, так что лучше поторопиться.

— Да уж, — вздохнула Габби, — и это, заметьте, мягко говоря. Мне даже жаль, что я дала вам его адрес…

— Нет-нет, — перебил ее Хэнк, — не беспокойтесь, потому что этот сварливый старик оказался единственным, кто предложил мне работу.

— Да, сейчас не сезон. И все же Дуг далеко не подарок. Но вы не бойтесь в случае чего постоять за себя, даже рявкнуть — это помогает. Приводит его в чувство.

— Спасибо, Габриелла. Ну а теперь мне пора…

Идти ему, надо заметить, никуда не хотелось. Неплохо было бы поваляться еще в постели, потом неторопливо выпить чашечку кофе с этой симпатичной женщиной и отправиться завтракать в «Три подковы». Возможно, удалось бы увидеть Джуди… Он содрогнулся, вспомнив события прошедшей ночи. Естественно, ему не пришлось долго ломать голову, кто была его ночная любовница, пожелавшая сохранить инкогнито. Ай да женщина! Огонь, настоящий огонь!

Увы, жизнь диктует свои требования и законы, а посему Хэнк простился и отправился на ферму Дугласа Бреннана.

А Габриелла, оставшись в одиночестве — накануне не прибыло ни одного нового постояльца, — уронила голову на руки и разрыдалась. Она задыхалась от слез, все тело ее сотрясалось, пытаясь избавиться от невыносимой муки унижения.

И только нетерпеливо-раздраженные, как и обычно по утрам, крики отца заставили ее выпить воды, вытереть глаза и отправиться в ванную вымыть распухшее лицо и воспаленные глаза.

— Ну что? Что ты кричишь? Я занята была. — С такими словами она появилась в спальне старика Рауля и открыла жалюзи, впустив в комнату солнечный свет. — Давай окно приоткрою, а то тут дышать нечем.

— Смерти моей хочешь! — выкрикнул отец. — Святая дева Мария, ну почему, за какие грехи послала ты мне такую дочь? Вот твоя же подруга, малютка Бекки, какая обходительная молодая женщина, не то что ты. Двадцать раз спросила, удобно ли мне, да что бы я хотел на ужин, да…

— Господи, отец, неужели ты вчера заставил ее готовить? — ужаснулась Габби. — Ну почему ты делаешь такие вещи? Как я смогу в другой раз пригласить ее, если ей приходится не только за делом присматривать, но еще и тебя кормить?

— Вот-вот, — с удовлетворением констатировал он. — Ты только и вопишь на старика. Вечно подозреваешь меня в самом плохом. Думаешь, твой отец не умеет себя вести с молодыми женщинами? Ничего я не просил. Бекки сама любезно все приготовила, и мы с ней вместе поели. Она даже вина привезла, сказала, специально для меня купила. Удивительно милая женщина, эта Ребекка Трек. Черт, мне бы скинуть лет тридцать… — Он мечтательно вздохнул. — Ну хоть двадцать, я бы женился на ней, клянусь, женился!

— Да ладно тебе болтать-то, — с улыбкой заметила Габби.

Ей приятно было, что подруга сумела немного развлечь и оживить старика, который морально сломался после того, как три года назад погибла его вторая жена.


Саманта была моложе Рауля Маскадо почти на пятнадцать лет, но это не мешало ей любить его пылко и преданно, так же как и то обстоятельство, что во время их встречи он уже был женат и имел двоих детей — Габриеллу, которой тогда едва исполнилось два года, и ее старшего брата Джерико.

Рауль отвечал Сэмми взаимностью, да и естественно. Она была так хороша, что не любить ее было невозможно. Но верность семье всегда стояла для него на первом месте, и Сэмми уважала эту его черту и соглашалась оставаться в тени, ничего не требуя от него, кроме любви и надежды.

Мать Габриеллы и Джерико — болезненная желчная женщина — умерла, когда девочке было двенадцать. Но и тогда отношения Рауля и Саманты не изменились. Маскадо решил, что сначала дети должны вырасти, а уж потом он сможет подумать и о себе. Только после того, как девятнадцатилетний Джерико покинул отчий дом, Рауль решился заговорить с дочерью на деликатную тему их будущей жизни.

И тогда, к своему несказанному удивлению, узнал, что «маленькая» Габби, которой на самом-то деле было уже почти пятнадцать, давно догадалась об их с Самантой отношениях, более того, мечтает, чтобы та стала ее мачехой. Девочке в таком возрасте необходимо, чтобы рядом была женщина, она остро нуждается в материнском совете.

И вот после тринадцати лет ожидания Саманта Корреро стала Самантой Маскадо.

Их счастье было полным и длилось бы много дольше восьми лет, если бы в один сумрачный декабрьский день, незадолго до Рождества, Сэмми не собралась в Канзас-Сити за подарками своим дорогим Раулю и Габби, которая должна была приехать домой со своим женихом.

Машина, утром этого дня угнанная вдребезги пьяными шестнадцатилетними бездельниками, отправившимися покататься и поразвлечься, вылетела на встречную полосу и столкнулась с маленькой «тойотой» Саманты. Тридцатипятилетняя женщина скончалась на месте. А ее убийцы, весело улюлюкающие и не отдающие себе отчета в содеянном, покатили дальше, не обращая внимания на оставшиеся позади пылающие обломки.

Только около трех часов дня патрульный автомобиль соседнего округа, уже собираясь поворачивать обратно, заметил дым на шоссе и вызвал «скорую» и пожарную команду. То, что осталось от машины, отбуксировали в ближайший город, а обуглившийся труп перевезли в морг, где он пролежал до следующего утра, никем не востребованный. Установить личность погибшей не удалось, ибо все документы сгорели.

Рауль, начавший волноваться в пять вечера, хотя знал, что жена вряд ли вернется раньше шести, к восьми часам забеспокоился всерьез. В десять он отправился к Колу Диллану, тогдашнему шерифу, но тот не отнесся к его тревогам с должным вниманием. Диллан, женатый больше двадцати лет, прекрасно знал, что для провинциальной женщины значит вырваться в большой город.

— Не смеши меня, Рауль, — заявил он. — Да сейчас еще только магазины закрываются. Подожди пару часов, вернется твоя благоверная.

Увы, ни через пару часов, ни в пять утра Саманты не было.

И Маскадо, вне себя от ужасного предчувствия, разбудил Диллана и заставил его приступить к поискам. Сделав пять телефонных звонков в течение получаса, двое мужчин затем погрузились в полицейский автомобиль и направились к Порту, тому городку, куда отвезли жертву вчерашней катастрофы.

Габриелла, приехавшая вскоре после трагедии, отца едва узнала. Этот мужчина с почерневшим от горя и трехдневной щетины лицом показался ей чужим. И неудивительно. Рауль погрузился в свое горе и отстранился не только от нее, но и от всего мира.

Он вышел из этого состояния лишь на время суда над убийцами Саманты. Увы, двое из участников оказались сыновьями влиятельных бизнесменов, которые не пожалели средств, чтобы вызволить своих «напроказивших» чад. После оглашения приговора — детки отделались условным сроком — Рауль вернулся в мотель, поднялся в спальню, которую последние годы делил с Самантой, и закрылся там.

Ничто — ни уговоры, ни мольбы, ни угрозы — не могло заставить его отпереть дверь. На третий день Габриелла, доведенная до полного отчаяния, влезла по приставной лестнице, разбила стекло и ввалилась в комнату вся в крови. Рауль сидел на кровати с заряженным пистолетом в руке.

Ей пришлось остаться с ним. Почти полтора года Рауль не разговаривал. Единственным словом, которое он издавал, было короткое, но твердое «нет» в ответ на ее постоянные предложения запереть мотель и перебраться в город. Мотель был последним, что оставалось у него в память от любимой…

Габриелла несколько раз взывала к брату, просила его о помощи, но он заявлял:

— О таком, как он, должно заботиться государство. Иначе какого дьявола я плачу налоги?

И вот в результате этих несчастий молодая двадцатишестилетняя женщина прозябала в глуши, занимаясь содержанием мотеля — делом, которое не любила, не понимала, не могла наладить, — горевала и проклинала судьбу, которая позволила четырем негодяям изувечить столько жизней невинных людей.


— Ну что, парень, так-то ты работаешь? Я велел тебе быть в восемь, а сейчас сколько? Думаешь, я такой дурак, что поверил бы тебе на слово и заплатил бы за час, что ты провалялся в теплой постели? Черта лысого! Щенок ты наглый! Городской хлыщ! Так дело не пойдет!..

Злобные глазки Дуга Бреннана поблескивали от возбуждения и радости, что наконец-то и ему удалось на кого-то излить свое вечное раздражение. И он бы еще долго продолжал в том же духе, если бы Хэнк, помнящий о совете Габриеллы, не оборвал его на середине фразы.

— Вот что я вам скажу, мистер Бреннан. Я выслушивать ваши поношения и ругательства не намерен. И я не собирался говорить, что вкалываю с восьми, раз приехал в девять. Если хотите, чтобы я работал, то оставьте меня в покое и идите орите на кого-нибудь другого. Если не хотите, я поехал. Посплю еще.

Он повернулся и хотел уже возвращаться к машине. Но, как Габби и предсказывала, Бреннан немедленно сбавил обороты.

— Ладно-ладно, больно уж вы, молодые, гордые стали да заносчивые. Иди работай, парень, и не дерзи.

Сандерс сунул руки в карманы, резко повернулся и побрел к ароматной куче, ожидающей его внимания и заботы, проклиная вздорного старикана и еще больше — свою бедность, толкнувшую его на такое унижение. Он, без пяти минут, можно сказать, зять Энтони Гриффитса, возится с навозом!

Хэнк даже сплюнул от досады. А во всем виновата эта чертова рухлядь, недотянувшая до Калифорнии!

Ну конечно, нашел крайнего. Странно, что она у тебя до сюда-то дотянула, учитывая, как ты с ней обращался. Масло, и то менял раз в год, а уж чтобы на профилактический ремонт когда загнать, так ни за что. Денег все жалел, сварливо напомнил внутренний голос его второго, лучшего, более правильного и честного «я».

Не жалел, а не было их, вяло огрызнулся представитель первого.

А почему не было? Потому что работы не искал порядочной, а все по пляжам болтался, дамочек богатых выискивал…

Такая дискуссия могла тянуться часами, но сегодня Хэнк был не расположен участвовать в ней, поддакивая одному или другому. Сегодня он был занят увлекательным занятием, вполне способным конкурировать с подвигом Геркулеса по очистке авгиевых конюшен. По крайней мере, в части ароматов.

Гм… а ведь есть люди, которые вынуждены заниматься этим всю жизнь. Наверное, мистер Бреннан поэтому и злющий такой, что вечно возится с навозом, думал он, нагружая тачку. Впрочем, нет, сейчас он платит за это мне. Так что положение его в эту конкретную минуту получше моего будет…

Однако эти невеселые мысли занимали Хэнка совсем недолго. Он отбросил их примерно в то же время, что и куртку, и размеренно зачерпывал полную лопату отличного удобрения, швырял его в тачку и снова зачерпывал. Наполнив, отвозил под указанный навес, возвращался и продолжал. Вскоре он уже не замечал ни запаха, ни чего бы то ни было окружающего. Единственной мыслью было поскорее покончить с этой частью задания и перейти к другой, не столь отвратительной.

В половине третьего дня, вернувшись с пустой тачкой за очередной порцией «ароматного» груза, Хэнк обнаружил, что нагружать-то больше и нечего. Уронил лопату, выпрямился и вытер со лба пот. Несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул теперь уже свежий воздух, прочищая нос и легкие, потом присел на перевернутую тачку и с наслаждением затянулся сигаретой.

Впервые за последние пять часов жизнь внезапно перестала казаться ему такой уж мрачной. А выполнение простого арифметического действия, сказавшее, что ему причитается уже шестнадцать с половиной долларов, подстегнуло к завершению перекура.

Хэнк продолжал работать мерно и настойчиво. Не спеша, не срывая кожу на ладонях, не перетруждая излишне отвыкшие от нагрузки мышцы, но и не прерываясь.

В начале седьмого, когда уже стало смеркаться, появился хозяин и невольно с уважением присвистнул.

— А ты молодец, парень, — заметил он, доставая бумажник и отсчитывая три десятидолларовые бумажки. — Здесь чуть больше. Но да ладно, так уж и быть, считай это премией за ударные темпы. — Бреннан похлопал Хэнка по плечу и добавил: — Завтра приезжай в девять. Полагаю, лишний час сна тебе не повредит.

Хэнк хмыкнул, взял деньги, сунул в карман джинсов и спросил:

— Могу я где-нибудь немного почиститься?

Мне еще в одно место съездить надо. В таком виде неловко.

Вскоре он уже сидел в машине умытый и причесанный и направлялся к ферме, где обитал механик золотые руки. Добравшись до указанного на схеме места, Хэнк поначалу решил, что Габриелла что-то перепутала. В главном доме царила кромешная тьма. Но, немного походив вокруг, он услышал какой-то лязгающий звук и, оглядевшись, заметил вдали какое-то ветхое строение, откуда тот и доносился.

При приближении Хэнка невысокий симпатичный мужчина лет тридцати, с небольшой аккуратной бородкой отложил в сторону инструмент и поднялся ему навстречу.

— Вы по поводу той машины? — спросил он, кивая в угол.

Хэнк взглянул в указанную сторону и разглядел свой злосчастный «додж».

— Да. Здравствуйте. Меня зовут Сандерс. Хэнк Сандерс. — Он протянул механику руку и приветливо улыбнулся.

Тот ответил не менее приветливой улыбкой, вытер правую ладонь о штаны и пожал протянутую руку.

— Я Реджи. Приятно познакомиться, Хэнк.

— Ну, что скажешь о моей развалине? Как считаешь, доктор, жить еще будет?

Механик немного смущенно мотнул головой.

— Пока не знаю. Слушай, я сегодня был занят под завязку. Не успел даже толком под капот ей взглянуть. Давай так договоримся. Я сейчас закончу с этим хламом, перекушу и займусь твоей тачкой. А как выясню, так сразу и позвоню. Ты ведь у Габби в мотеле остановился, верно?

— Верно. Ладно, договорились.

Мужчины обменялись еще одним крепким рукопожатием, и Хэнк отбыл, крайне довольный встречей. Реджи произвел на него очень приятное впечатление. Отличный парень, подумал он, и специалист, похоже, знающий. Иначе откуда бы у него столько работы, что не успевает со всем справиться?


Вернувшись в мотель, он первым делом бросился звонить Стефи, движимый острым чувством вины. На сей раз, к счастью, она оказалась дома и сразу же подошла к телефону.

— Милый, как давно я тебя не слышала, — проворковала Стефания. — Какой плохой мальчик, почему ты до сих пор еще не приехал?

— О, Стефи, любимая моя, если бы ты знала; как я соскучился, — проникновенно произнес Хэнк.

— Ну уж, наверное, не больше меня, — кокетливо ответила его невеста. — Почему ты не звонил уже целых два дня, Хэнки, малыш?

— Я звонил вчера днем, но мне сказали, что ты занята и раньше вечера не освободишься…

Возникла крошечная пауза, которую Хэнк не заметил, потом Стефи небрежно обронила:

— Да, конечно, милый, у меня, знаешь ли, масса светских обязанностей. Вчера был большой благотворительный базар в пользу… — Она замялась, потом продолжила: — А, не помню, в чью. Впрочем, какая разница? Все они бесполезные бездельники, которые не желают работать, зато громко кричат о своем бедственном положении. Мне, естественно, пришлось участвовать. Но обещаю, как только мы поженимся, я брошу эти дурацкие занятия и посвящу все свое время только моему дорогому маленькому… нет, совсем не маленькому… — В ее голосе послышались хрипловатые нотки. — Скажи мне, Хэнки, он ведь скучал по мне тоже, да?

От ее тона его бросило в жар.

— Да, Стефи, да, еще бы! Он так скучал по своей дорогой норке…

Они продолжали беседовать в том же духе еще четверть часа. И когда Хэнк повесил трубку, то вынужден был немедленно отправиться в ванную и встать под ледяной душ. Только тут до него дошло, что Стеф так и не поинтересовалась, что его задерживает и когда же он приедет. Возбуждение не давало думать ни о чем, кроме ее ласк…

Или не ее? А чьих-то еще, не менее страстных… Таких, как прошлой ночью…

Выключив воду, которая не смогла охладить его пылающего тела, Хэнк покинул ванную в не менее наэлектризованном состоянии, чем вошел туда. Затем, стыдясь даже самому себе признаться, зачем и куда едет, направился в «Три подковы», где и провел весь вечер, отчаянно флиртуя с Джуди, которая старательно делала вид, будто накануне ночью между ними ничего не происходило.

6

Габриелла уже накрывала пишущую машинку пластиковым чехлом и перебирала в уме список продуктов, за которыми собиралась заглянуть в магазин, когда раздался телефонный звонок. Она вздрогнула от неожиданности и слегка занервничала. В такое время сюда никто и никогда не звонил. Первая ее мысль была об отце: неужели что-то случилось?

Трепещущей рукой она подняла трубку и услышала мужской голос:

— Добрый день. Я хотел бы поговорить с Габриеллой.

Брови ее сами собой подскочили вверх не меньше чем на дюйм. И неудивительно, ведь голос принадлежал… да-да, Джеку Мортону.

— Это я. Добрый день, Джек.

— Габби, я так рад тебя слышать! Надеюсь, ты вчера нормально добралась до дома?

— О да, нормально.

— У меня есть к тебе небольшое предложение.

— Да, слушаю.

— Хочу пригласить тебя на обед. В соседнем округе открылся не так давно неплохой ресторан…

Габриелла весело рассмеялась.

— Подумать только, и от кого я это слышу? От владельца лучшего ресторана штата!

— Ну, ты мне льстишь, — засмеялся и Джек. — Хотя спасибо на добром слове. Так как насчет моего предложения? Согласна?

— О… — задумчиво протянула Габриелла. С одной стороны, ее почти три года никто никуда не приглашал и она была не прочь согласиться.

Но с другой… с другой — она уже провела вчерашний вечер, бросив и мотель, и отца на попечение Бекки. — Я бы с удовольствием, Джек, но, боюсь, не получится. Мотель, знаешь ли, требует моего присутствия. Да и отец… — Она вздохнула. — Извини, Джек…

— Ну конечно, я понимаю. Но на такой случай я предусмотрел другой вариант. Приезжай в «Три подковы», мы поедим, немного поболтаем, может немного выпьем, а потом я отвезу тебя домой. Идет?

А пропади все пропадом, вдруг решила Габби. Почему бы и нет, в конце концов? Отец, благодарение Богу, не инвалид, в состоянии себя обслужить. И если не делает этого, так, по правде говоря, только потому, что не желает. С какой стати я должна торчать в этом проклятом мотеле и тосковать?

Перед ее внутренним взором мгновенно возник мускулистый парень с песочными волосами, но она отмахнулась от него. Нет! Не буду думать о нем! Не буду, и все!

— Идет, Джек, — услышала она собственный голос, все еще борясь с непрошеным видением.

— Вот и отлично. Заеду за тобой через полчаса, подходит?

— Давай лучше минут через сорок — сорок пять, если не возражаешь. Мне надо сначала заскочить домой, носик попудрить. — Габби почти игриво усмехнулась.

— Отлично. Буду у тебя через сорок минут,

Даже услышав короткие гудки, она не сразу опустила трубку, а какое-то время задумчиво смотрела на нее.

Правильно ли она поступила, согласившись принять предложение Джека? Ни один мужчина не будет делать первый шаг и приглашать женщину на обед, если не собирается сделать и второй — в направлении постели.

Он скорее всего расценил ее согласие как обещание, но она-то ведь не намеревалась и не могла его сдержать…

Стоп! — резко одернула себя Габриелла. Он пригласил меня поесть. Только и всего. А я уже нафантазировала бог знает что. Вот до чего доводит долгое сексуальное воздержание. Все мысли вращаются вокруг постели.

И в знак согласия с собственным благоразумием тряхнула головой, быстро закончила сборы и спустилась к машине.

Когда Джек подъехал к мотелю точно в оговоренное время, Габриелла уже ждала его у входа, свежая, оживленная и внешне беззаботная, хотя только что едва не поссорилась с отцом, возмущенным ее «преступным легкомыслием» по отношению к делу.

Брюзжание старика никак не отразилось на ее искусственно приподнятом настроении, и всю дорогу до «Трех подков» она весело болтала.

Джек проявил себя по-настоящему галантным кавалером. Помог ей выйти из машины, любезно распахнув дверцу и подав руку, провел к лучшему, уже накрытому столику и усадил, подвинув стул.

Еда была восхитительной, вино — выше всяких похвал, а Джек оказался интересным собеседником и вел легкий разговор о музыке, кино, книгах, рассказывая и расспрашивая, выясняя ее вкусы и пристрастия, спокойно и ненавязчиво.

Габриелла наслаждалась и тем, и другим, и третьим, позабыв о своих опасениях и подозрениях. Давно уже она ни с кем не чувствовала себя так хорошо и свободно. Джек обращался с ней не как с перспективным объектом сексуального наслаждения, а как с хорошим приятелем. И она отвечала ему тем же — говорила легко, не заботясь о выборе слов, шутила, смеялась.

И только когда Джек, извинившись, поднялся, чтобы лично проследить в кухне за следующим блюдом, она подняла глаза, обвела зал… и сердце ее упало. За третьим столиком слева от них сидел Хэнк и улыбался… улыбался Джуди, которая томно, в своей обычной манере, взирала на него.

Настроение Габриеллы резко испортилось. Настолько, что ей не удалось полностью скрыть это, и Джек, вернувшись, тут же заметил перемену. Надо отдать ему должное, он не стал доискиваться до причин, а продолжал беседовать как ни в чем не бывало.

Она пыталась подыгрывать ему, хотя бы из простой вежливости, но это ей плохо удавалось. Взгляд ее снова и снова устремлялся к Хэнку и безошибочно регистрировал все подробности его флирта с официанткой. В конце концов Габриелла не выдержала, подняла на Джека почти умоляющий взгляд и… Он немедленно пришел ей на помощь.

— Голова разболелась? Да, душновато здесь. Надо бы запретить курить, но, боюсь, тогда разорюсь. Выйдем на воздух?

Она молча, но благодарно кивнула, встала и пошла к выходу, изо всех сил стараясь не смотреть туда, откуда в этот момент донесся хрипловатый смешок Джуди.

И далее Джек продолжал вести себя безукоризненно вежливо, как и подобает истинному джентльмену. Он усадил Габриеллу в машину, довез до мотеля, не переставая рассказывать что-то легкое, не требующее никакой реакции с ее стороны, довел до дверей и там вежливо простился.

— Спасибо, Джек, — выдавила Габби. — Извини, что испортила вечер…

— Ну что ты, — по-прежнему великодушно ответил Джек. — У меня и самого голова тяжеловатая. Тебе надо отдохнуть, поспать. — Он улыбнулся, кивнул и вернулся в машину.

А Габриелла с тяжким сердцем вошла внутрь, еле переставляя ноги, поднялась на второй этаж… и услышала доносящийся из отцовой спальни веселый женский смех.

Она окаменела. На мгновение ей показалось, что она сходит с ума. Саманта погибла, скоро три года как! Это невозможно! Невозможно! Что это с ней творится, на самом деле?

Стряхнув оцепенение, она подбежала и рывком распахнула дверь. В кресле рядом с кроватью отца сидела Бекки и до слез смеялась чему-то, что говорил ей Рауль. Они настолько были поглощены разговором, что не сразу заметили ее.

Наконец Бекки всхлипнула последний раз, вытерла глаза и тут увидела Габриеллу.

— Габби, привет! Что так рано?

— Какая неожиданность, Бек! Как ты тут оказалась?

— О, не забывай, мы живем практически в деревне. Полагаю, ты еще не доехала до «Подков», а мне уже Мэг позвонила и поведала колоссальную новость. Ну а я решила составить компанию дяде Раулю. И не жалею об этом.

Отец светло улыбнулся и похлопал молодую женщину по коленке.

— У тебя прекрасная подруга, Габби. Почему ты так редко приглашаешь ее?

— Наверное, ревную, — усмехнулась Габриелла. — Ладно, голубки, воркуйте, я что-нибудь приготовлю, пока вы не доворковались до голодной смерти.

— Да уж, изволь, — притворно-бранчливо буркнул старик. — Сама-то небось наелась всяких деликатесов!

— Все-все-все, ухожу, а то вы меня вдвоем на куски растерзаете! — вскричала Габби и кинулась в кухню, закрыла за собой дверь, привалилась к ней спиной и изо всех сил прикусила губу, чтобы не разрыдаться.

Она вынуждена была терпеть эту пытку еще больше двух часов, пока они сидели за столом, ели ее скромную стряпню, пили привезенное Бекки кьянти, подсмеивались и подшучивали над одержанной ею победой. Ей хотелось закричать, стукнуть кулаком по столу, а они все говорили, говорили, говорили…

Наконец Бекки собралась домой. Отец удалился в свою спальню, которую покинул чуть ли не впервые после того памятного процесса. И Габби осталась одна.

Она спустилась вниз как раз вовремя, чтобы столкнуться с возвратившимся вне себя от гнева Сандерсом.

Он прошагал в свой номер, даже не заметив ее, и с силой захлопнул за собой дверь.

Будь проклята эта Джуди! Подумать только, что за лицемерка! Вчера ночью сама отыскала его, прыгнула к нему в постель, стонала и извивалась от страсти, а сегодня…

Он сплюнул, откупорил привезенную с собой бутылку, отпил из горлышка и повалился на кровать, даже не позаботившись о том, чтобы завести будильник. Но сон не шел. За закрытыми веками в пляшущих разноцветных кругах перед ним танцевали обнаженные и полуобнаженные знакомые и незнакомые женщины. Прокрутившись с четверть часа, он понял, что так дальше не пойдет, встал, принял холодный душ — второй раз за день — и снова лег, предварительно сделав еще глоток.

И в эту ночь его посетило то же эротическое сновидение. Ему снилось, что он лежал, распростертый на спине, совершенно голый, когда появилась она, одетая в одну лишь карнавальную маску, скрывающую ее лицо, опустилась над ним и начала ласкать и покрывать поцелуями его тело сверху вниз, потом снизу вверх, и снова вниз…

Где-то посередине этого пути Хэнк очнулся и понял, что это уже не сон. Но старательно продолжал дышать ровно, чтобы не вспугнуть свою любовницу, лишь временами постанывая, когда наслаждение становилось слишком уж острым и грозило закончиться раньше, чем ему бы хотелось.

Она, как и накануне, овладела инициативой и уверенно вела любовный поединок к их взаимному удовлетворению, все увеличивая и увеличивая темп. И когда Хэнк понял, что не может больше сдерживаться, и застонал, отдаваясь уже окутывающему его туманом безумия оргазму, она выкрикнула:

— О, люби меня, люби меня, люби! — И забилась, отдаваясь той же могучей, неистовой силе, что захлестнула и его.

Но когда раскаты любовной битвы отгремели и замерли, Хэнк пришел в себя первым и обеими руками обхватил ее тонкую талию.

Сегодня он не собирался позволить ей ускользнуть.

Нет, дорогая Джуди, больше тебе не удастся водить меня за нос, прикидываясь святой невинностью, подумал он, с силой обнимая стройное, покрытое потом тело, и осторожно, чтобы она не заметила, нашарил лампу.

Щелчок. Свет вспыхнул, и…

И Хэнк потрясенно уставился на зажмурившуюся Габриеллу. Она была изумительно хороша. Черные волосы рассыпались по плечам, длинные ресницы, спрятавшие чудесные глаза, лежали на скулах густыми темными полукружьями, влажные губы чуть приоткрылись, а между ними поблескивали жемчужины зубов. Голова была откинута назад, и изумительный изгиб шеи так и манил прикоснуться к ней. Высокая грудь вздымалась, в свою очередь требуя его внимания. Взгляд Хэнка скользнул ниже, восхитился изумительно тонкой талией, переходящей в сладострастно изогнутые бедра, и плоским животом, и нежной, едва заметной полоской волос, сбегающей вниз, к тому месту, где они все еще были едины…

Он поднял руку и медленно провел пальцами там, где только что блуждал его восторженный взгляд.

Габриелла вздрогнула; словно он ударил ее хлыстом, открыла глаза и неожиданно едко сказала:

— Удивлен? Извини.

Именно в этот момент его изумление и достигло вершины.

— Извинить? За что?

— За то, что я не Джуди.

Хэнк передернулся от незаслуженной обиды и тут же возразил:

— Ничего. Надеюсь, я тебя устроил в качестве замены Арти. — На глаза Габриеллы навернулись слезы, и он раскаялся. — Прости. Не плачь.

Он попытался притянуть ее к себе на грудь — интимность их положения вроде бы подразумевала, что это не возбраняется, — но Габриелла хлестко ударила его по щеке и вскочила.

Каким бы странным это ни показалось, но Хэнк даже не разозлился. Открытие, что его неожиданная любовница вовсе не Джуди, на первый взгляд такая сексуальная, но на второй, честно говоря, довольно вульгарная, а Габриелла, доставило ему удовольствие. Такое, что он поймал ее за руки и, крепко обняв, чтобы лишить возможности повторить атаку, заставил лечь на кровать и целовал нежно и долго, пока она не затихла.

— Вот так-то лучше, — оторвавшись от ее рта и слегка задыхаясь, сказал Хэнк. — Давай считать, что мы еще ничего друг другу не сказали. Начнем заново. Идет?

Она отвернула голову в сторону и, не открывая глаз, тихо ответила:

— Я не хочу ни о чем говорить. Мне безумно стыдно. Позволь мне уйти. Пожалуйста…

— Почему ты хочешь уйти? — мягко спросил он. — Тебе было плохо со мной? — Она молча покачала головой. — Тогда почему?

Его голос, в котором не было ни презрения, ни отвращения, ни негодования, позволил ей взглянуть на него.

— Мне очень стыдно.

Хэнк наклонился и снова припал губами к ее рту, на этот раз горячее. Потом сказал:

— Не надо. Тебе нечего стыдиться. Ты — совершенство. А я — счастливчик. За то наслаждение, что ты подарила мне, любой мужчина с радостью отдал бы несколько лет жизни. Веришь?

— Нет. — Ее тон был полон горечи.

Хэнк ощутил, как его захлестнула волна нежной жалости, смыв зарождающееся шевеление страсти. А потом пришел гнев.

Кто, как и почему сделал ее такой? Кто посмел лишить ее веры в себя и в других? Таинственный Арти, которого она, видимо, любит?

Сострадание уступило место ревности, вспыхнувшей внезапно и с такой силой, что он едва не застонал от боли.

Хэнк еще никогда в жизни не. испытывал ничего подобного и не знал, не понимал, даже не догадывался, что ему повезло намного больше, чем он думал. Ему не просто довелось обладать этой женщиной. На него снизошла величайшая благодать на земле — он полюбил.

— Габриелла… — прошептал он, обводя кончиками пальцев нежный контур ее лица и глядя в черные колодцы глаз. — Габриелла, твое имя звучит как музыка.

Но она не расслышала его простых слов признания. Ею сейчас владели два желания, полностью исключающих одно другое. Ей не терпелось немедленно убраться из этой комнаты, подняться к себе и оставаться там, пока Сандерс не покинет мотель. И в то же время почти до боли хотелось, чтобы номер погрузился в темноту и любовный акт возобновился. Последнее желание переполнило ее стыдом, и она снова рванулась.

— Пожалуйста, я прошу тебя, отпусти меня. Я… я понимаю, что ты презираешь меня, считаешь доступной… Естественно, раз я сама пришла сюда, сама залезла к тебе в постель, можно сказать, изнасиловала… — Голос ее сорвался.

— Это не насилие. Это были самые прекрасные мгновения в моей жизни. И подарила их ты. Позволь мне отплатить тебе тем же, — прошептал Хэнк, не выпуская ее. — Сначала ты любила меня, теперь я буду любить тебя. Ты же хотела этого. Сама так сказала…

— Нет! — в панике выкрикнула Габриелла, вспомнив свою бессознательную, но постыдную мольбу. — Нет! О, пожалуйста, не надо. Ты же не хочешь этого, только вид делаешь… Не знаю только зачем… Чтобы унизить меня еще больше, да? Но тебе не удастся унизить меня больше, чем я сама это сделала…

— Ты слишком много говоришь, — перебил ее он. — Помолчи немного… Помолчи, расслабься, доверься мне…

Так, бормоча успокаивающие слова, Хэнк начал ласкать ее, покрывая поцелуями каждый дюйм шелковистой кожи, упиваясь небывалым ощущением нежности и яростного вожделения одновременно.

И она уступила ему, расслабилась и наслаждалась, чувствуя его нарастающее желание, словно обволакивающее ее коконом забвения.

Это было самым прекрасным, самым восхитительным, самым упоительным, самым изысканным, самым… да просто самым… Потому что это был не только превосходный секс, а нечто большее, много большее… Огненная феерия страсти, пылающий океан чувственной неги, умопомрачительный фейерверк любовного безумия…

А когда финальные стоны и возгласы свершения затихли, Хэнк, совершенно обессиленный, упал на подушки и произнес полным невыносимой нежности голосом:

— Спасибо тебе, Габриелла, дорогая…

Она лениво пошевелилась и открыла глаза.

— Мне было хорошо с тобой… очень… — томно прошептала она, а потом внезапно охнула.

— Что? Что случилось? Я сделал тебе больно?

— Нет. — Она поднялась, села на край кровати, оттолкнула его руку, последовавшую за ней. — Боже мой, я ведь даже не знаю, как тебя зовут! Господи, какой позор!

Ну, это легко поправимо, — любовно усмехнулся он. — Меня зовут Хэнк. Фамилию ты знаешь. А теперь, раз уж мы наконец познакомились и повод для стыда исчез, иди обратно ко мне. Я хочу еще поцеловать тебя…

Но Габриелла и не подумала вернуться в ожидающие ее объятия любовника, а вскочила и начала судорожно искать халат, в котором пришла.

— Габриелла! Габби, малышка! Что с тобой? Почему ты встала? Я сказал что-то обидное? Прости, ради всего святого, я не нарочно! — взмолился озадаченный Хэнк.

— Не понимаешь?! — Она яростно обернулась и обожгла его взглядом черных глаз. — А что ты вообще понимаешь? Думаешь, я потаскуха и обычно прыгаю в постель к любому проезжему, едва только узнав его, только потому, что он симпатичный и с хорошей фигурой? Считаешь, что я сексуальная маньячка, да?..

Она бы продолжала свою тираду и дальше, но Хэнк помешал ей, встав следом и попросту закрыв поцелуем ей рот.

А когда отпустил, То тихо и грустно сказал:

— Не надо, не говори так. Никогда больше не говори так. Я, конечно, не Эйнштейн, но все же смог догадаться, почему ты пришла ко мне…

— Ты догадался?! — Габриелла прикрыла рот рукой и в ужасе уставилась на него широко открытыми глазами. — О господи, какой кошмар! Это… это еще хуже!.. Нет-нет-нет, не может быть!..

Хэнк сел на кровать, притянул ее к себе на колени.

— Ты все расскажешь мне, когда сочтешь нужным. Ладно? Но то, почему ты пришла в первый раз, уже не имеет значения. Правда? Теперь… теперь ведь ты со мной, да? Со мной, Хэнком Сандерсом, верно?

В его голосе было столько невыносимо трепетной нежности, что ни одна нормальная женщина не смогла бы устоять. И конечно же Габриелла, с ее измученным, израненным, истерзанным сердцем, не оказалась исключением. Она ответила единственно возможным способом — крепко прижавшись к нему губами и всем телом.

— Да, — шепнула Габби и погрузилась в забытье, дарованное его сильными, но столь ласковыми объятиями.

7

Когда он с трудом разодрал словно бы склеенные намертво веки, в комнату лились потоки солнечного света. Протянув руку, Хэнк ощупал постель — пустая. Он резко сел. Габриеллы не было. Уж не привиделось ли ему все это? Не приснилось ли? Он почти готов был поверить в это — слишком уж фантастичными казались события минувшей ночи. Но смятая вторая подушка подсказывала, что нет, не приснилось…

Беглый взгляд на часы сказал, что надо поторопиться. Хоть мистер Бреннан и предложил ему приехать к девяти, но едва ли ему понравится большое опоздание. До начала же оставалось ровно полчаса.

И Хэнк заспешил, потому что сейчас, как никогда, нуждался в этой работе. А как иначе занять долгие часы до следующей ночи, когда он сможет снова насладиться любовью с ненаглядной Габриеллой? Впрочем, дело было не только в физической стороне любви. Ему хотелось говорить с ней долго-долго, чтобы узнать о ней все до мельчайшей подробности. Потому что она потрясла его, взволновала до глубины души. Потому что он полюбил…

Он настолько был переполнен этим новым, сильным, неизведанным до сей поры чувством, что совершенно забыл о кратковременности своего пребывания здесь, да и о невесте тоже… Или не забыл, а просто загнал неприятные мысли в самый дальний уголок сознания, чтобы не мешали, не портили мгновений счастья. Туда же, где до поры до времени лежало и смутное, но в высшей степени тревожащее воспоминание о призыве его возлюбленной «О, Арти!».

Несмотря на спешку, он сам застелил кровать, чтобы Габби не пришлось заниматься этим, и положил на покрывало листок бумаги с одним-единственным словом, написанным крупно и четко: «ЛЮБЛЮ!».

Она сидела за стойкой, одетая в светлое, самое красивое свое платье, и с трепетом ожидала его появления. Щеки ее пылали, сердце стучало часто-часто, дыхание было тяжелым и прерывистым. Все то, что случилось с нею сегодня ночью, казалось невероятным, невозможным. Неужели он на самом деле любил ее так нежно и страстно, что тело ее, истомившееся без секса, до сих пор пело и ликовало?

— Габриелла, какая ты красавица! — Хэнк появился в тот момент, когда она нагнулась над зеркалом, чтобы посмотреть, хорошо ли выглядит. — Почему ты ушла, милая?

Он наклонился и поцеловал ее прямо в губы. Ее ответ был столь откровенно пылким, что, когда они оторвались друг от друга, оба задыхались.

Хэнк скосил на себя взгляд и с усмешкой заметил:

— Ну и как же я в таком виде поеду, а?

Она еще больше залилась краской, хотя всего две минуты назад нельзя было поверить, что цвет ее лица может стать хоть на йоту ярче.

А он, как нельзя более довольный и полученным поцелуем, и ее реакцией, полушутливо предложил:

— Зайдем ко мне на минутку? Она округлила глаза.

— Сейчас? Ты с ума сошел!

— А почему нет? У тебя дела? Или боишься, что за минуту не управимся?

— Послушай, я не сказала тебе вчера, но дело в том… — Габриелла замолчала, вздохнула, заставила себя продолжать: — Я живу не одна и не могу…

Хэнк не дал ей закончить.

— Не одна? — выкрикнул он. Ему показалось, что его столкнули в пропасть с той вершины блаженства и счастья, на которой он пребывал. — Не одна… — тупо повторил он.

Это не то, что ты подумал, — поспешила заверить его Габриелла, мысленно поражаясь самой себе. Когда, каким образом случилось так, что этот парень стал ей небезразличен? Ведь не о нем она думала, не к нему в номер приходила эти две ночи, не к нему! И все же… все же его явное разочарование требовало от нее каких-то разъяснений. — На втором этаже моя квартира. Там живем я и мой отец. — Хэнк продолжал смотреть на нее во все глаза, взывая к продолжению. — Он… он не встает с постели последнее время, но постоянно прислушивается к тому, что я делаю. Понимаешь?

Он кивнул, не отводя от нее взгляда. Потом сказал:

— Я совсем ничего о тебе не знаю. Кроме единственного — того, что жить без тебя не могу. — Поднял руку, отгораживаясь от уже готового слететь с ее губ возражения. — Не спорь, ты даже не представляешь, что я чувствую. Давай поговорим вечером, хорошо?

Она молча кивнула, потрясенная прозвучавшей в его словах искренней убежденностью.

Хэнк снова поцеловал ее, на сей раз легко, словно пером коснулся, и, помахав, ушел.

А Габриелла осталась одна, ничего не понимающая, но неожиданно счастливая… Настолько, что даже привычно-ворчливый голос отца, столь отличный от вчерашнего, не вывел ее из восхитительного состояния легкой эйфории.

— Ну что это ты, папа, снова недоволен с самого утра? — спросила она, поднявшись наверх. — Вспомни, как вчера веселился… Вспомнил? Ну вот, значит, все не так плохо. Сегодня прекрасное утро — солнечное и немного ветреное. Давай-ка я жалюзи открою, а то ты тут, как крот в норе, ничего не видишь. Так лучше? Ну а теперь расскажи, как ты спал, что во сне видел…

Габби присела на край его кровати и поцеловала заросшую щетиной щеку.

Глаза старика затуманились.

— Как же я, наверное, измучил тебя, девочка моя, — со вздохом прошептал Рауль.

— Ну что ты, папа! — тут же воскликнула Габриелла. Сердце ее болезненно сжалось от любви и жалости к этому недавно еще сильному мужчине, так быстро состарившемуся, потерявшему не только горячо любимую жену, но и сына, оказавшегося безжалостным и бесчувственным эгоистом. — Не говори так! Ты же единственный на свете родной мне человек. Скажи лучше, тебе правда Бекки нравится?

Рауль Маскадо улыбнулся.

— Конечно. Как же она может не нравиться? Но только… надеюсь, ты не приняла за чистую монету мои слова? Ну, что я бы на ней женился и вообще…

— Ах вот как! Уже отпираешься! — вскричала дочь. — Хорош же у меня отец. Так и норовит вскружить женщине голову, а потом отречься от своих обещаний! Ох, бедняжка Бекки!

— Ты что, рассказала ей? — испугался Рауль. — Нет, не смейся, отвечай, говори серьезно, рассказала?

Габби снова чмокнула его.

— Да что это ты так разволновался, а? Боишься, что тебя поймают на слове? Да ладно уж, успокойся, конечно, ничего я не сказала. К тому же и не разговаривала с ней после того твоего заявления. Я понятия не имела, что она приедет к тебе, честное слово.

Отец тут же успокоился и, чуть поколебавшись, задал мучивший его со вчерашнего дня вопрос:

— Скажи, малышка, это, конечно, не мое дело, но у тебя с ним серьезно?

Габриелла залилась багровой краской.

— Серьезно? О чем это ты, отец? О ком? — Господи, в панике подумала она, неужто он что-то слышал ночью?

— Ладно, не прикидывайся непонимающей. О Джеке, конечно, о ком же еще?

— О Джеке? — Габби не сразу вспомнила, кто такой этот Джек. — Да перестань ты ерунду болтать! — засмеялась она, наконец поняв, кого отец имеет в виду. — Он пригласил меня поужинать, только и всего! Господи, Бек права: мы живем практически в деревне. Стоит женщине разок встретиться с кем-то, так ее уже чуть ли не помолвленной считают. Нет, папа, ничего у меня с ним нет. Джек — интересный человек, но…

— Но — что?

— Ничего. Совсем ничего.

— Ты… — Рауль поколебался, но все же решился спросить: — Ты все еще вспоминаешь о нем?

Габриелла поднялась с кровати, подошла к окну и долго-долго глядела вдаль, на бескрайние степные просторы.

— Да.

— Меня винишь?

И снова наступило молчание — долгое и тягостное.

— Нет.

Старик Маскадо понурился, опустил голову. Ее тон — безжизненный и безучастный — ясно говорил: не суйся не в свое дело. Но совесть давно мучила его, требуя хотя бы объясниться с дочерью. И он попытался.

— Ты понимаешь, малышка… Габриелла повернулась к нему и твердо сказала:

— Я не виню никого, отец, кроме себя. Так что не волнуйся и не думай на эту тему. Ладно? В конце концов, не забывай: что Бог ни делает, все к лучшему.

Он вздохнул.

— Если бы все было так просто, родная моя. Иди, Габби, сюда, ко мне. Хочу тебе признаться кое в чем. — Она подчинилась, поправила ему подушку, села и обняла. И отец сказал: — Знаешь, малышка, я, похоже, утратил веру. Да-да, не смотри так на меня. Я, сколько ни ищу, не нахожу никакого благого смысла в том, что погибла Сэмми. Вот так-то.

— Но, папа, — вскричала потрясенная Габриелла, — смерть Саманты — дело рук не божеских, а человеческих! Ты сам знаешь, кто это сделал! При чем тут Бог?

— Да при том, что он не остановил негодяев. И даже не покарал их. А ведь они сгубили невинную душу, самую лучшую, самую нежную, самую любящую… — Он задохнулся и замолчал, борясь с подступившими рыданиями.

Дочь похлопывала его по спине и успокаивающе покачивала, словно ребенка баюкала, помогая справиться с приступом горя.

Столько лет прошло, столько лет, а боль еще так сильна. И его боль, и ее…

Хотя, может быть, думала Габриелла, продолжая безмолвно утешать отца, может быть, моя скоро пройдет… Возможно ли, что этот молодой человек, почти юноша, внезапно появившийся ниоткуда и готовый уйти в никуда, исцелит ее, подарит утраченную веру в себя и в других? Рассеет мрачное облако, накрывшее ее тогда, давно, и до сих пор державшее в плену?.. Невероятно, но сегодня утром она ощутила себя на редкость свободной. Смущенной, безусловно, ибо кто бы ни смутился от такого поведения? Но и свободной тоже. И более того — полной ожидания… Да-да, волнующего и очень приятного ожидания…

Как это он сказал?.. «Я совсем ничего о тебе не знаю. Кроме единственного — того, что жить без тебя не могу».

Ерунда, возразила она себе. Так не бывает. Мы были вместе всего две ночи, нет, по-настоящему только одну. Но все равно, ах, все равно, какие удивительные слова!..

И она тоже ничего не знает о нем, кроме того, что он замечательный, талантливый любовник и так похож на Арти. Но… но и так отличается от него.

— Прости, малышка, что так раскис, — вытирая глаза и освобождаясь из ее объятий, выговорил отец.

Габриелла очнулась от грез, поднялась и, не желая смущать отца еще больше, начала что-то раскладывать по местам.

— Все в порядке, папа, я понимаю… понимаю. Мы, знаешь ли, не обязаны быть сильными друг с другом. Для чего нужны родные, если с ними нельзя расслабиться, поговорить откровенно о самом-самом…

Рауль грустно ухмыльнулся.

— Верно. Только вот ты со мной почему-то никогда такие говоришь и не плачешь, когда я рядом… Только когда остаешься одна… Я ведь все слышу, родная моя девочка, и…

— Давай, папа, оставим эту душещипательную беседу до другого раза. У меня еще полно дел, — предложила Габриелла. Она находилась в таком состоянии, что вполне могла пуститься в откровенности и сболтнуть лишнего, о чем позже скорее всего пожалеет. — Скажи лучше, чего бы тебе хотелось на завтрак.

Сюрпризы сегодняшнего утра не окончились. Отец хмыкнул и нежданно-негаданно заявил:

— Пожалуй, яйца всмятку будет достаточно. И кофе, если тебе нетрудно.

Черные глаза дочери, и без того немаленькие, распахнулись до размеров кофейных блюдец. Вот это да! Ай да Бекки! Это ее чудесное влияние, не иначе! И как это она только до сих пор замуж не вышла? Ведь она, похоже, и почти мертвого в состоянии оживить!

А Рауль, не замечая ее потрясения, добавил:

— И еще, пожалуй, я бы побрился.

— Сегодня? — уже не сдержавшись, изумленно ахнула Габриелла. — Ты же брился всего восемь дней назад!

Отец потер рукой щеку, поморщился.

— Думаю, стоит начать делать это почаще.

А то уж больно я зарастаю с таким режимом. Прямо как дикобраз. Как считаешь?

— Д-да, конечно… — заикаясь, ответила Габби, мысленно проклиная себя за невнимание к отцу.

Ведь, что греха таить, последние года полтора она, погруженная в собственные горести и неприятности и отчаявшаяся, на него практически рукой махнула. Только следила, чтобы у отца было белье чистое, да кое-как пыталась бороться с его нарастающим аппетитом. А он, оказывается, уже готов выйти из состояния глубочайшей депрессии, в которое погрузился после суда.

— Может, ты тогда уж и встанешь? Позавтракаем вместе на кухне, а? — предложила она. — А то ты все лежишь да лежишь, будто больной…

— А что, пожалуй, неплохо бы.

— Отлично, — оживленно произнесла Габби. Она с самого пробуждения чувствовала себя удивительно легкой, готовой вспорхнуть и полететь. А такая перемена в отце только прибавила ей легкости. — Даю тебе четверть часа. Приводи себя в порядок, я пока быстро тут проветрю и постель перетряхну, а потом кофе поставлю.

Все было так замечательно, что ей хотелось петь и танцевать. Нетерпеливое ожидание вечера и встречи с Хэнком, явно не только для обещанного разговора, наполняло ее ощущением пьянящей радости. Настолько, что это было заметно даже окружающим.

Джо Парсонс, у которого она полдня исполняла обязанности секретарши, стуча по клавишам пишущей машинки, несколько раз поглядывал на нее и наконец решился сказать:

— Ты сегодня сама на себя не похожа, Габби. Что это с тобой творится, а?

— Со мной? Ничего.

— Ха! Ничего… Да ты в зеркало на себя взгляни! Так и сияешь вся. Влюбилась небось. Слушай, Габби, а это правда?

— Что — правда?

— Ну, то, что говорят про тебя и Джека из «Трех подков»…

Габби, которая как раз достала зеркальце и изучала свое отражение, пытаясь понять, что же в ней такого особенного, от неожиданности уронила его на пол.

— Что? О господи, вот уж действительно деревня. Ну просто невозможно чихнуть, чтобы тебе тут же пять человек не пожелали доброго здоровья. Не знаю, что именно тебе наговорили про меня и Джека, но, что бы ни было, это неправда. Ясно? — отрезала она.

— Да ладно, чего ты завелась? Я так просто спросил… не потому, что хочу в твою личную жизнь влезть или еще что… — тут же начал смущенно оправдываться ее друг и работодатель.

Но Габриелла не дала ему договорить.

— У меня нет никакой личной жизни, Джо. И ты прекрасно это знаешь. И уж от кого-кого, а от тебя я никак не ожидала, что ты будешь собирать всякие сплетни.

Брось, Габби, успокойся. Никаких сплетен я не собираю. А могла бы, казалось, и поделиться со мной. Я ж тебе только добра желаю, а ты вон как на меня накинулась… — Он принялся хлопать ящиками своего стола, якобы в поисках какой-то бумаги, но на самом деле, чтобы не смотреть на Габриеллу. Но та уже пришла в себя.

— Ну, не дуйся, Джо. Извини. Я не хотела тебя обидеть. Сама знаю, как ты ко мне относишься. Просто меня раздражает и возмущает, что у нас ничего нельзя сделать, чтобы тебе не начали тут же кости перемывать. Джек пригласил меня пообедать с ним, только и всего.

— Ого! «Пообедать, только и всего»! Это не только. Это первый раз за все пять лет, когда Джек на кого-то обратил внимание. Теперь я понимаю, что ребята не зря болтали…

— Фу ты, черт возьми! — окончательно рассвирепела Габби. — Все, Джо, прекрати! Хоть ты не веди себя как последняя кумушка. Господи, подумать только, мужики, а болтают, как бабы. Я-то думала, вы там в своем баре о бейсболе да урожае разговариваете, о кредитах и засухе, а вы…

— Все-все! — Он вскинул руки, прося пощады. — Молчу! Больше ни слова. Не злись… И вообще, мне пора.

— Ну конечно, — полным едкой насмешки тоном отозвалась Габби. — Еще бы не пора. Небось отправишься сейчас в заведение к Гарри и расскажешь, как я возмутилась. И все твои «ребята» дружно решат, что мы с Джеком послезавтра сбежим в Рино и поженимся…

Джо уже понял, что совершил непростительную ошибку, задав первый вопрос, и поспешно удалился, не дослушав ее тирады. Впрочем, Габби была частично права: он сделал именно такой вывод из ее слишком уж бурной реакции, хотя и не собирался пока им ни с кем делиться.

А его возмущенная помощница, оставшись одна, выместила раздражение на невинной машинке и так забарабанила по клавишам, что каретка задвигалась со скоростью железнодорожного экспресса. Не то чтобы ее очень уж беспокоили досужие разговоры по поводу ее вымышленного романа с Джеком. Нет, но ведь не исключена была возможность, что кто-то обратит внимание на то, что некий молодой проезжий слишком уж задержался в ее мотеле… А вот этого ей как раз и хотелось избежать.

Пальцы, летающие по клавишам, замерли.

Слишком уж задержался? Но ведь… но ведь он уедет в любую минуту!

Господи! Габриелла прикусила нижнюю губу. Как же это она могла забыть, что Хэнк только и ждет, когда его машина вернется из ремонта. А может… может, Реджи уже все закончил и его уже сегодня вечером не будет в мотеле?

Она зажмурилась, проклиная себя за глупые надежды. Смутные, туманные, расплывчатые и не совсем понятные даже ей самой, но все же надежды… Однако, несмотря на это, рванула телефонную трубку, быстро набрала несколько цифр и долго слушала длинные гудки.

Наконец звучный мужской голос отрывисто рявкнул:

— Да! Кто там?

— Реджи, привет, это я, Габби.

— О, Габби! Какая неожиданность. — Он заметно сбавил громкость и, как ей показалось, поскучнел.

— Как дела, Реджи? Как поживаешь? — Она сделала вид, что не заметила его прохладного приема.

— Страшно занят. Дел по горло. Покурить некогда.

— О, извини. Я на минутку. Только хотела узнать, как там обстоит дело с машиной моего клиента. Она уже готова?

В трубке послышалось сопение. Потом ее собеседник нехотя ответил:

— Знаешь, мне необходимо сегодня закончить с комбайном Треммера, и потом я сразу же примусь за машину того парня. Вечером позвоню, идет? Честное слово, Габби, его машина — следующая. Поверишь, я сегодня спать лег в четыре утра! Сделаю быстро. Завтра же будет готова. Договорились?

— Нет, Реджи, не договорились, — возразила Габриелла. — Что значит «сделаешь быстро»? Он сказал, ему до самого Западного побережья добираться. Еще не хватало, чтобы он отъехал на двести миль и снова сломался. Я вроде как рекламировала тебя, сказала, ты лучший механик в округе, а ты хочешь кое-как…

— Ладно-ладно, понял, не читай мораль. В общем, сейчас закончу с треммеровой развалюхой и сразу же примусь за тачку твоего парня. Все, пока. Вечером позвоню. — И он швырнул трубку.

А Габриелла облегченно перевела дух. И действительно, что это она заволновалась? Всем ведь прекрасно известно, какой Реджи волокитчик. Вот и отец так вчера говорил.

Хэнк, между прочим, почему-то даже не упомянул о машине, когда уходил утром, словно и не очень-то озабочен скорейшим отъездом. А ведь вроде бы торопился… Куда он, интересно, едет и зачем?

И Габриелла, сама того не замечая, снова погрузилась в свои неясные мечтания-размышления, которые, однако, вскоре были прерваны самым грубым образом — телефонным звонком. Она вздрогнула и схватила трубку.

— «Парсонс и Парсонс, поставки и контракты».

— Габриелла, привет, это Джек. Решил вот узнать, как ты себя чувствуешь.

Черт, мысленно выругалась она, как же он некстати! Но милейшим голосом ответила:

— Здравствуй, Джек. Спасибо за беспокойство, мне немного лучше. Голова уже прошла, но… — Она заколебалась, не зная, что бы такое сказать, чтобы сразу же исключить возможность еще одного приглашения с его стороны.

Но Джек Мортон и не нуждался в более откровенных намеках, чем это легкое, едва ощутимое колебание в ее голосе.

— О, конечно, не так сразу. Женщины — существа нежные. Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет-нет, простое недомогание. Скоро все будет в порядке, — заверила она, радуясь проявленному им такту.

— Что ж, отдыхай и выздоравливай поскорее. Надеюсь скоро увидеть тебя.

— Непременно, Джек. Еще раз спасибо за внимание. И за вчерашний обед тоже. Мне так неловко, что я…

Он, как истинный джентльмен, отмел ее извинения.

— Я был чертовски рад нашей встрече. И я все понимаю, не волнуйся. Ну, до скорого, Габби.

— До скорого, — эхом отозвалась она. И облегченно вздохнула, когда связь окончательно прервалась.

Ну и дела! А ведь Джек-то, пожалуй, и впрямь проявляет к ней интерес. Три года ничего, кроме удушающих тоски и одиночества, а теперь вдруг сразу двое, одновременно…

Она засмеялась, махнула рукой и сказала вслух:

— Не придумывай себе красивой сказки, Габби, малышка. И ни на что не надейся. Помни, чем все это кончается.

Но несмотря на столь строгое внушение, продолжала свою скучную работу с радостной улыбкой на губах, мысленно снова и снова возвращаясь к предстоящему вечеру…

8

Габриелла мчалась домой, не чувствуя привычного груза свинцовой усталости не от количества сделанного за день, а от гнетущего ощущения пустоты. Сегодня все было иначе. Сегодня ее ждал спокойный и приятный вечер с отцом, внезапно, похоже, решившим завершить затянувшийся траур и вернуться к жизни. А потом… о, потом, когда он уснет, она наденет что-нибудь сексуально-обольстительное и спустится вниз, в номер четыре, где ее встретит и примет в свои нежные и сильные объятия он, Хэнк… Хэнк Сандерс, а не мерзавец Арти.

И будь она проклята, если потратит эти драгоценные часы на разговоры!

После — да, возможно. Но не до того, как еще раз, и хотелось бы не один, вкусит сладость его любви.

Любви? Эй, детка, очнись и подумай, что за ерунду ты несешь! — строго приказала она себе, но поспешила отмахнуться от благоразумных увещеваний.

Да, любви. Он сказал, что любит меня! Так красиво сказал… И я ему верю, отозвался мягкий голос ее истинного «я» — ласкового, нежного, полного светлых надежд и ожиданий, того самого, который она старательно подавляла в себе эти долгие и тяжелые последние годы.

И отлично. Он не лгал. Только любит он не тебя, а трахать тебя. А это немножко другое, милая…

Не немножко, а совсем другое. Не думай, что я этого не понимаю.

Ну так тогда и не веди себя подобно изголодавшейся по любви дуре.

Это почему же? Я действительно изголодалась по любви. Мне двадцать шесть, даже с половиной, а меня так никто еще и не любил, кроме отца.

А как же твой драгоценный Арти? Высокий светловолосый красавец, по которому ты с ума сходила?

Ха! Нашла о ком вспомнить! Уже даже я поняла, что никакой любви между нами не было.

Это я его любила, я! А он… Да что говорить! Ты сама отлично все знаешь.

Неизвестно, до чего бы довела ее эта внутренняя беседа, полная разногласий, если бы впереди не замаячил мотель.

Черт, опять половина лампочек на вывеске не горит, заметила Габриелла, моментально объединив обе половины своего «я». Наверное, и на шоссе не лучше дело обстоит. Никудышный из меня управляющий… У Сэмми все всегда пребывало в полном порядке, поэтому к ней и не ленились заезжать.

Так оно и было. Но не только постоянная и неустанная забота о бесконечных мелочах, создающая ощущение комфорта и почти домашнего уюта, обеспечивала непрерывный поток постояльцев, а значит, и долларов в их мотель. Нет, главным, безусловно, была сама Сэмми — вечно улыбающаяся, веселая, оживленная, всегда готовая перекинуться словечком, пойти навстречу…

Каково же было горе постоянных клиентов — шоферов-дальнобойщиков — при известии о ее трагической гибели! Они еще некоторое время продолжали сворачивать с основного шоссе, чтобы заночевать в знакомом месте, пытаясь хоть таким образом оказать моральную, да и финансовую поддержку убитому скорбью вдовцу и его дочери. Но постепенно эти визиты становились все реже и реже, пока не прекратились совсем.

Габриелла прекрасно понимала, что их отпугивало ее унылое выражение лица, зачастую залитое слезами. Но ничего поделать с собой не могла. Она ведь не планировала провести свою жизнь в крошечном мотеле посреди канзасских степей. Нет, тысячу раз нет!

Она покинула отчий дом через четыре года после того, как Сэмми стала ее второй матерью, перебралась в Остин, столицу Техаса, выучилась на секретарских курсах и устроилась в окружную прокуратуру. У нее были интересная работа, очень приличная зарплата и возможность удовлетворять свои желания и стремления. Она проработала помощником референта главного прокурора мистера Борленда почти четыре года, когда тот принял на должность своего второго заместителя некоего Артура Дилана. Ее Арти…

Высокий, накачанный, красивый, остроумный и бесконечно обаятельный, он в первую же неделю свел с ума весь женский персонал. Дилан был настолько хорош, что Габби, никогда не ценившая себя по достоинству, даже не надеялась на внимание этого великолепного представителя мужской половины рода человеческого. Но вскоре выяснилось, что она ошиблась.

Через два месяца все дамы единодушно пришли к выводу, что Дилан либо имеет любовницу, поглощающую всю его энергию, остающуюся после четырнадцатичасового рабочего дня, либо опасается за свою репутацию, либо попросту интересуется не женщинами. Но тут Габриеллу вызвали на другой этаж, где находился кабинет второго заместителя, и попросили временно заменить его внезапно заболевшего секретаря.

Она сидела за столом и бойко строчила в стенографическом блокноте, а Дилан, диктуя, расхаживал по кабинету и искоса поглядывал на ее обтянутые чулками цвета загара стройные ноги. Габриелла была девушкой скромной и юбки носила не выше колена, но то, что являлось глазу, вызывало неодолимое желание взглянуть выше.

Так начался их роман, ставший предметом широкого обсуждения. Но поскольку оба были свободны и имели полное право любить, кого пожелают, то никакого внимания на праздную болтовню и недоброжелательные, а часто и попросту злобные сплетни и вымыслы не обращали.

Габриелла полюбила впервые в жизни и буквально задыхалась от огромности счастья. Самый красивый, самый умный, самый красноречивый и самый обаятельный — в общем, единственный на всем земном шаре — мужчина принадлежал ей!

Артур Дилан ухаживал красиво. Он непрестанно говорил ей о своих чувствах, осыпал ее комплиментами, посылал цветы и дорогие коробки обожаемого ею шоколада, водил в рестораны и на концерты, провожал до дома. Но прощался всегда на пороге, по-старомодному изысканно поцеловав руку.

Она была одновременно очарована и разочарована его сдержанностью. С одной стороны, ей льстило такое уважение, почти преклонение перед ее чистотой. Ибо она и в самом деле была чиста и невинна — ни один мужчина еще не смущал ее покоя ни в прямом, ни в переносном смысле. Но с другой… о, с другой — даже эти безобидные поцелуи оставляли ее бездыханной и смутно жаждущей продолжения.

Габриелла, естественно, знала о сексе почти все по многочисленным рассказам подружек и, хотя не спешила отведать его радости с первым встречным, но Арти… Арти — не первый встречный. Ему и только ему она готова была подарить свою девственность, с ним и только с ним впервые вкусить сладость любовного безумия…

А он все не спешил перейти к главному, хотя постепенно ритуал прощального целования руки дополнился поцелуем в губы. И Габриелла, прижимаясь к нему, ощущала возбуждение его плоти и чуть не с ума сходила, мечтая, чтобы он поднялся с ней в квартирку, швырнул на кровать и сделал все то, о чем она до сих пор только слышала.

Так продолжалось несколько месяцев. И наконец в один из теплых осенних вечеров Арти пригласил ее в только что открывшийся ресторан французской кухни, попасть куда было практически невозможно. И там, глядя на нее, сияющую счастьем любви, взял за руку и попросил закрыть глаза. Она покорилась и с трепетом ощутила прохладное прикосновение металла, а затем жгучее — его губ.

— Моя испанка… Моя прекрасная Кармен… — шепнул Арти. — Можно открывать.

Габриелла подняла длинные ресницы и…

— О, Арти!..

На безымянном пальце левой руки сияло и сверкало кольцо с бриллиантом.

— О, Арти!.. — повторила она, не отрывая благоговейно-восхищенного взгляда от роскошного произведения ювелирного искусства. — Это… это слишком дорогой подарок. Я не могу принять его…

— Можешь, если согласишься стать моей женой, — улыбаясь, ответил Дилан.

Габриелла вскинула на него глаза и внимательно посмотрела, по лицу пытаясь прочесть, не ослышалась ли она.

— Женой?

— Да, дорогая, красавица моя, испанка моя. Я прошу тебя оказать мне честь и выйти за меня замуж! — страстно и одновременно торжественно ответил Арти.

Габриелла не в состоянии была вымолвить ни слова, но ее лицо все сказало лучше любых слов. Она просияла, расцвела такой улыбкой, что ему пришлось полушепотом добавить:

— Думаю, нам пора уходить. Если в принципе у тебя нет возражений, то, полагаю, подробности стоит обсудить в менее людном месте.

Только тут к ней вернулся голос.

— Да! О да, Арти, любимый мой! Тысячу раз да!

На следующее утро она проснулась не счастливейшей на свете девушкой, а счастливейшей на свете женщиной.

Они договорились пожениться весной, в начале марта…

А потом… потом случилась трагедия с Сэмми. Габби примчалась к отцу и уже не смогла его покинуть. Арти несколько раз приезжал, уговаривал ее вернуться в Остин, говорил, что не может жить без нее, что мечтает об их будущей совместной жизни, когда она станет лучшим украшением его нового дома.

— Я собираюсь выставить свою кандидатуру на пост генерального прокурора. Мне нужно, чтобы ты была рядом, представляла меня, поддерживала, — снова и снова повторял он.

Для молодого Я честолюбивого карьериста действительно необходима была спутница умная, красивая, тактичная и внимательная, думающая и заботящаяся лишь о муже и его продвижении, занимающаяся укреплением его позиций у влиятельных отцов города и крупных финансистов. Габриелла идеально подходила на эту роль. Она обладала всеми требуемыми качествами и, кроме того, еще изумительным голосом, способным привлекать и пленять всех и каждого. К тому же он любил ее. Любил больше всего на свете. Почти больше всего… кроме своей карьеры.

Но она категорически отказывалась покинуть отца до окончания процесса, назначенного на апрель.

— Давай перенесем свадьбу на май, — предложила она.

Ей было тяжело, очень тяжело откладывать свадьбу. У нее ведь даже платье уже было готово — восхитительный струящийся поток белоснежного бархата, отделанный пеной шифона, настоящее чудо дизайнерского гения.

Арти нехотя согласился и уехал. Вернулся только тогда, когда Габби срывающимся от ужаса голосом рассказала, как отец едва не покончил с собой.

Они сидели в «Трех подковах», пока Рауль Маскадо спал, одурманенный большой дозой снотворного.

— Габби, малышка моя, испаночка моя, — уговаривал Арти, — это не твоя обязанность следить за ним. Для этого есть специальные учреждения. Склонность к самоубийству свидетельствует о подвижке психики. Ты это знаешь не хуже меня. Вспомни, сколько дел подобных персонажей проходило через наши руки…

— Арти! Он не персонаж, как ты говоришь! Он мне отец! — яростно выкрикнула Габриелла, пораженная черствостью жениха. — Он пожертвовал ради меня и Джерико несколькими годами жизни и счастья, растил нас один, без матери! Он имеет право рассчитывать на мою привязанность и благодарность!

— Я тоже имею право рассчитывать на твою привязанность, — заявил Дилан. — Ты моя будущая жена и твое место со мной, а не в этой дыре.

— Я знаю, Арти, любимый, знаю! Но пойми, прошу, я не могу, не могу бросить его в таком состоянии… и сдать в психиатрическую лечебницу тоже не могу, — с мукой в голосе проговорила Габриелла, схватив его руку и сжав ее. — Ведь его отчаяние так естественно…

— Что ж… — Он освободил руку из ее пальцев и неожиданно ледяным тоном заявил: — В таком случае, полагаю, мне не остается ничего другого, как поставить тебя перед выбором: или он, или я. Ты мне нужна сейчас, а не через год, два или неизвестно сколько, когда у твоего отца пройдет эта нездоровая тяга к драматическим представлениям.

Габриелла смотрела на него во все глаза и не узнавала. Это был не он, не ее Арти, такой чуткий, мягкий, любящий и все понимающий, а какой-то бездушный, холодный незнакомец.

— Что… что ты такое говоришь? — прошептала она.

И он повторил все слово в слово.

Она не сдержалась, влепила ему пощечину, ни слова не говоря, поднялась, повернулась и вышла. А на следующее утро узнала, что Артур уехал, но лишь после того, как нашел утешение в объятиях Джуди, которая весь вечер крутилась около них, строя ему глазки и выпячивая свой силиконовый бюст восьмого размера.

Она бы, наверное, простила его. Конечно, простила… Потому что продолжала любить самозабвенно, до умопомрачения… Но все та же Джуди не преминула как-то вечером показать ей выпуск «Остин сегодня» с цветными фотографиями церемонии бракосочетания молодого, но перспективного помощника прокурора Артура Дилана и дочери его босса Милены Борленд.

Жизнь для нее закончилась. Потянулись сначала черные, а потом серые унылые, неотличимые один от другого часы, складывающиеся в дни, недели, месяцы. Резкая, почти нестерпимая боль постепенно притупилась, но осталась сидеть в сердце саднящей занозой. И так длилось почти три года, до того вечера три дня назад, когда Хэнк Сандерс, внешне практически копия Роберта, вошел в мотель и разбередил незажившую рану…


Но обо всем этом Габриелла сейчас не думала. В настоящий момент ее волновал только предстоящий вечер. Она нетерпеливым взглядом окинула парковочную площадку перед мотелем, обогнула его сзади и убедилась, что Хэнк еще не вернулся.

Черт бы побрал тебя, Дуг Бреннан! — раздраженно подумала она. Есть у тебя совесть или нет? Заставляешь парня вкалывать до темноты. За лишний доллар готов чуть ли не удавить другого, скряга несчастный.

Она поднялась на второй этаж, заглянула к отцу, который, против обыкновения, не лежал, а сидел в кресле и читал, быстро приняла душ и направилась а кухню.

Ей хотелось сделать что-нибудь простое, но вкусное, чтобы порадовать и отца, и Хэнка, который, ясное дело, вернется голодным. Тихо напевая себе под нос, она приступила к приготовлению бараньего филе с соусом «Адобо» по старинному рецепту бабки Маскадо, несколько скорректированному ею самой. Отец его просто обожал. И Хэнку оно непременно понравится. Чудесное сочное мясо подкрепит его после тяжелого дня у Дуга, придаст новых сил, а жгучий соус…

Габриелла смущенно улыбнулась, поняв, что подтолкнуло ее к выбору именно этого рецепта. О да, жгучий соус распалит его желание и страсть. У них будет длинная и жаркая схватка, и ему понадобится и то, и другое, и третье.

Проследив за ходом своих мыслей, она подумала: «Ай да тихоня! Ай да скромница Габби!». И серьезно посоветовала себе: «Не увлекайся! Опасно! Помни, он с тобой всего на несколько дней, и то лишь благодаря случайности».

Но сердце не слушало советов трезвого разума, а ликующе пело, радуясь возрождению к жизни и любви. Да-да, любви. Потому что то, что цвело сейчас в нем, было так похоже на ощущения, пережитые ею с Арти в те дни, когда ничто еще не предвещало ужасного конца.

Шум машины привлек ее внимание. Габриелла подскочила к окну, надеясь увидеть своего возлюбленного, и замерла с ложкой в руке. Из допотопного черного «кадиллака» вылезли двое мужчин, огляделись и направились к входу.

Господи, как некстати!

Она быстро убавила огонь, сорвала фартук и бегом кинулась вниз, так что у стойки регистрации оказалась одновременно с прибывшими.

— Добрый день. Чем могу быть вам полезна? — стараясь спрятать свое огорчение и быть любезной, осведомилась она.

— Номер на двоих, — кратко произнес тот, что повыше, окинул ее оценивающим взглядом и быстро посмотрел на своего спутника. Тот коротко кивнул. — Тихо тут у вас, — продолжил он. — Народу никого. Мы, пожалуй, отдохнем до утра.

Габриелле вдруг стало не по себе. Но она подавила неприятное трепыхание в желудке, протянула им регистрационную книгу и холодно сказала:

— С вас двадцать пять долларов.

— Двадцать пять? — удивился первый. — А на рекламе там, на шоссе, сказано двадцать.

— Это за одноместный, — отрезала она. — Ну так что, берете или поедете искать то, что вам по карману?

— Приятель, она, кажись, нас за дешевку держит, — заметил второй, пониже, и злобно взглянул на нее.

— Брось, не заводись, — отозвался первый. — Леди немного не в духе, вот и все. Видишь, у нее дела идут неважно. Кроме нас, никого нет. — И снова последовал обмен взглядами.

Трепыхание в желудке Габриеллы переросло в тошноту. Она инстинктивно посмотрела в окно, словно ища помощи, но там, естественно, кроме двух машин — ее и прибывших — не было никакой другой.

Не глупи, сказала она себе, чего перепугалась? В первый раз как будто с хамами сталкиваешься.

Она взяла деньги и сняла с доски ключ.

— Номер семнадцать, по коридору налево, последняя дверь.

Низкий потянулся словно бы за ключом и поймал ее руку. Угрожающе глядя ей в глаза, прошипел:

— А ну-ка, детка, подойди поближе. — И с силой дернул так, что ей волей-неволей пришлось выйти из-за стойки. — Я тебе не нравлюсь, да? Не нравлюсь?

Она попыталась высвободить руку, но безрезультатно. Кинула испуганный взгляд на высокого, но не увидела на его лице ничего хорошего.

Габриеллу охватила паника. Ей захотелось заорать во все горло, завизжать так, чтобы услышали в Хоупе, но страх парализовал ее. Похоже, низкий ясно прочел это ее желание, потому что резко развернул к себе спиной и зажал рот.

— Я держу ее, Гарри, — сказал он. — Взял ключ? Иди открывай номер. С ней я сам справлюсь.

Она корчилась, тщетно пытаясь вырваться из его железных объятий. Гарри уже открывал дверь в дальнем конце коридора, а низкий тащил ее в том направлении. Втроем они ввалились в номер, и Гарри захлопнул дверь. Повалив свою жертву на кровать и по-прежнему зажимая ей рукой не только рот, но частично и нос, низкий принялся срывать с нее одежду.

Габриелла боролась изо всех сил, извивалась, царапалась, мотала головой, чтобы освободить рот и укусить, но силы быстро убывали. Низкий почувствовал это и слегка ослабил хватку. Она немедленно воспользовалась его мгновенной оплошностью, вцепилась зубами ему в руку и заорала что есть мочи. Низкий взревел от ярости и боли, но высокий Гарри не растерялся и нанес ей сокрушительный удар по голове. В глазах Габби потемнело, на черном фоне поплыли красные круги. Потом все исчезло…

Сознание возвращалось к ней медленно. Голова болела, но не очень сильно. Издалека, словно из-под воды, доносились какие-то голоса. Они не ушли! Они все еще здесь! Ужас продолжается!

Господи, почему ты не дал мне умереть? За что мне такое? Я не буду открывать глаза, не буду… Может, они решат, что убили меня, и уйдут?

Но не тут-то было. К ее плечу прикоснулась чья-то рука… Габриелла вздрогнула от страха и отвращения и…

И услышала знакомый голос:

— Габби. Габби, ты в порядке? Наклонившись над ней и тревожно вглядываясь в ее лицо, стояли Сэм Доуэлл и Хэнк.

— Сэм, Хэнк… — с трудом прошептала она, — как… что… где… — Лицо ее перекосилось от омерзения. — Где эти двое? Тут были двое мужчин… Они… они…

— Шшш… не продолжай, я все знаю, — успокаивающе произнес Сэм. — Они у меня в машине, в наручниках и в полной отключке. Тебе больше ничто не грозит.

— Но… — Габриелла слегка тряхнула гудящей головой, прислушалась к шуму в ней, снова тряхнула. — Я ничего не помню. Они бросили меня на кровать и хотели… хотели… — С ее губ слетел сдавленный всхлип, но она справилась с собой. — Я боролась, и мне удалось укусить одного, а потом… Нет, больше ничего не помню.

— Тебе повезло, Габби, что он вернулся вовремя. — Сэм кивнул на Хэнка. — Он и позвонил мне. Я, когда приехал, нашел их обоих в том же состоянии, что и тебя, — без сознания. Хэнк так их отделал… — Он покрутил головой, дивясь, с какой легкостью тот разделался с двумя мерзавцами. — Только что не убил. Ладно, сейчас я «скорую» вызову, отвезем тебя в больницу…

— Не надо, — поспешно остановила его Габриелла, не отрывая глаз от своего спасителя. — Не надо. А то отец с ума сойдет.

— Я уже подымался к нему, сказал, что все в порядке. Как ты себя чувствуешь? Давай все же съездим в город. Тебе нужно…

Ей пришлось-таки посмотреть на шерифа.

— Сэм, прошу, успокойся. Я в порядке. Сейчас немного полежу и встану. А завтра загляну в больницу и сделаю рентген. Ты лучше следи, чтобы эти не сбежали.

Доуэлл усмехнулся.

— Куда уж им сбежать. Они еще, думаю, с полчаса не очнутся. Ну ладно, раз не хочешь сейчас в больницу, не надо. Но завтра обязательно загляни. Ты, Хэнк, присмотришь за ней? В случае чего, звони мне, ладно?

— Конечно, — твердо ответил тот. — Пока я здесь, с ней ничего не случится. Точно.

Шериф внимательно посмотрел на молодого парня, перевел взгляд на Габриеллу, что-то как будто понял и согласно кивнул.

— Будь здорова, Габби. Счастливо оставаться, Хэнк.

Мужчины обменялись рукопожатием, и.Сэм наконец-то удалился, тихо, но плотно закрыв за собой дверь.

9

Они смотрели друг на друга так, словно встретились после многолетней разлуки. Габби заговорила первой.

— Спасибо тебе, Хэнк. Но как… — Голос ее прервался. Пережитое взяло верх.

Хэнк подошел, сел на край кровати, прижал ее к себе. Молча коснулся губами растрепанных волос. Покачал, успокаивая и утешая.

— Я чуть не убил их, Габби, — очень тихо сказал он. — Не понимаю, как это у меня получилось… Я в жизни своей не дрался. Железо качал, это да, но драться как-то не случалось. А тут… Я вернулся, машинально отметил, что, кроме твоей машины, еще одна стоит. Когда услышал шум… — Он вздохнул, вспоминая те минуты. — Когда услышал шум, то сразу подумал, нет, даже не подумал, а почувствовал, что что-то неладно. А уж когда ты закричала… — Хэнк замолчал, борясь с переполняющими его эмоциями. — Тогда я доподлинно понял, что ты для меня значишь, Габби. Я… у меня в голове помутилось… Никогда не думал, что со мной такое может произойти. Я хотел убить их. По-настоящему хотел. И мог. Их спасло только то, что они еще ничего не успели с тобой сделать…

Габриелла подняла голову и отыскала губами его губы.

— О, Хэнк, — шепнула она и приникла к нему, предлагая единственную награду, которую могла предложить.

Они целовались долго — сначала легко и нежно, потом все жарче и пламеннее. Их прервало смущенное покашливание.

— Папа! — воскликнула Габриелла, высвобождаясь из объятий Хэнка, вскочила и пошатнулась.

Молодой человек поймал ее, поддержал, помог подойти к старику, тоже нетвердо держащемуся на ногах.

— Папа, ну зачем же ты спустился? Посмотри, ты еле стоишь. Иди, сядь скорее. — Габби потянула его к кровати.

Уф… — Рауль тяжело опустился на край и вытянул отвыкшие за три года лежания в постели от физической нагрузки ноги. — Слава богу, ты цела, девочка моя. Этот Сэм так перепугал меня своим рассказом. Что произошло, малышка? И… — он перевел взгляд на Хэнка, — кто этот юноша?

— Ох, пап, я так перепугалась, — обняв его, призналась Габриелла. — Приехали какие-то двое на «кадиллаке», сказали, что хотят номер снять, а когда я дала ключ, один схватил меня за руку, зажал рот и потащил сюда. А второй шел впереди, он дверь открыл… Мне удалось укусить одного, а второй меня ударил. Потом… потом я пришла в себя и тут были Сэм Доуэлл и Хэнк. — Она взяла его за руку и сказала отцу: — Это Хэнк Сандерс, папа. Я рассказывала тебе о нем… Ну, у него еще машина сломалась. Реджи ею занимается. Хэнк вернулся и услышал, как я закричала. Он и спас меня.

Старик приподнялся, протянул молодому человеку руку.

— Благодарю вас, мистер Сандерс, от всей души благодарю. И приглашаю отужинать сегодня с нами, если не возражаете.

Хэнк пожал протянутую руку и с признательностью ответил:

— Спасибо, сэр, почту за честь.

Слова его потонули в громком возгласе Габриеллы:

— О боже! Баранина! Мой соус!

— Не волнуйся, — успокоил ее отец. — Я выключил огонь. Запах божественный… Габби, малышка, как ты себя чувствуешь? Не обманывай старика отца, скажи честно.

— Правда же, папа, я в полном порядке. Немного голова побаливает, но именно немного. Давай, я помогу тебе подняться наверх. Хэнк, ты приходи через полчасика, хорошо? Я как раз стол накрою.

Ужин превзошел все ожидания. Баранина таяла во ртах, обожженных жгучим, фантастически ароматным соусом, вино смягчало, остужало и ублажало, беседа текла легко и непринужденно. Опасения Габриеллы, что отец, как и положено мексиканским папашам, заставшим незамужнюю дочь в объятиях мужчины, будет пытать Хэнка, задавая неловкие вопросы, не сбылись.

Напротив, Рауль поглядывал на него с одобрением, а на нее… Она затруднялась сказать, с каким чувством смотрел на нее отец, но почему-то ей все время казалось, что он словно хочет попросить у нее прощения.

В конце вечера Рауль вдруг попросил:

— Спой нам что-нибудь, девочка моя. Она великолепно поет, — пояснил он, повернувшись к Хэнку.

— О да, — с нескрываемым энтузиазмом согласился тот. — Я слышал Габриеллу позавчера, она… она изумительна. Истинный талант.

— Позавчера? А, в «Трех подковах», наверное. Джек очень любезен, что позволяет ей иногда воспользоваться своим инструментом. Знаете, мистер Сандерс…

— Хэнк. Называйте меня, пожалуйста, Хэнком, мистер Маскадо.

Старик кивнул в знак согласия и продолжил:

— Знаешь, Хэнк, я когда-то брал ей учительницу. Появилась у нас в Хоупе одна леди из Бостона. Бог знает, как она тут оказалась и почему — дама была неразговорчивая, — но прожила почти два года. Габби ходила к ней заниматься. И та тоже говорила, что у нее талант… Но с дальнейшей учебой не сложилось, так только, от случая к случаю. Фортепиано мне было не потянуть, но я купил Габби гитару, и она самостоятельно ее освоила, а вскоре и петь начала. И знаешь, что я тебе скажу, Хэнк? Красивее инструмента, чем человеческий голос, я не представляю себе. Никакое пианино, никакая скрипка, на мой лично взгляд, в сравнение с ним не идут. Они — творение рук человеческих, а голос — он от Бога…

Габриелла, вернувшаяся с гитарой, прервала его хвалебную речь и запела. Ее сегодняшний репертуар отличался от того, что Хэнк слышал раньше. Сейчас она пела не о несчастной любви, разлуке и смерти, а старинные мексиканские песни и баллады, любимые ее отцом, — о родине, о страданиях, о свободе…

— Спасибо, малышка, — утирая влажные глаза, с чувством произнес старик. — Уж потешила ты мою душу. Когда я был пацаном, у нас в деревне так пели. Я ведь в Мексике родился, — пояснил он, повернувшись к Хэнку. — Сюда, в Штаты, мы с матерью перебрались, когда мне почти тринадцать исполнилось…

— Полно, отец, — остановила его Габриелла. — Ты про Мексику можешь до утра проговорить, но уже поздно. Нам всем надо отдохнуть.

К ее крайнему удивлению, он не заспорил, а сразу же согласился.

— Да-да, конечно. Хэнк, рад был познакомиться с тобой. Если еще задержишься у нас, загляни ко мне как-нибудь, поговорим, если не скучно.

— Непременно. — Хэнк поднялся, пожал протянутую ему руку. — Спасибо вам, мистер Маскадо, за приглашение. Габриелла, ужин был изумительный, а пение еще лучше.

Он вежливо склонил голову в знак признания, распрощался и спустился вниз, пылко надеясь, что она поняла его красноречивый взгляд.

И не ошибся.

Прошло, правда, около часа, и он уже начал было терять надежду, когда раздался легкий стук, дверь отворилась… и он задохнулся.

Окутанная почти прозрачным облаком нежнейшего персикового кружева Габриелла тихо, на цыпочках приблизилась, словно подплыла, к кровати, остановилась в ногах и посмотрела на него таким взглядом, что все его тело мгновенно отозвалось на него. Медленно-медленно она высунула кончик языка и все так же медленно провела им по верхней губе. Хэнк потянулся к ней, но она остановила его движением руки и тихим «не спеши».

Потянула за ленту и едва уловимым движением плеча скинула одеяние. Под ним оказалось еще одно — длинная, до самого пола, полупрозрачная ночная сорочка, так маняще драпирующая ее тело, что эффект был более возбуждающим, чем от наготы.

Габриелла подняла руку, провела ею по шее, позволила пальцам сбежать ниже и, не отрывая глаз от восхищенного, задыхающегося от вожделения любовника, погладила грудь и начала играть с затвердевшим соском, дразня, соблазняя, искушая, приглашая…

Это переполнило чашу его терпения. Со стоном Хэнк упал к ее ногам, обхватил одной рукой тонкую талию, а второй начал ласкать стройные бедра, одновременно покрывая быстрыми, опаляющими поцелуями ее живот.

Она выгнулась навстречу, отпустила сосок и кончиками пальцев начала приподнимать край сорочки, обнажая длинную ногу.

Его руки последовали за ее, а губы за руками. Они трогали, ласкали, целовали и упивались ее даром — этим роскошным, полным неутоленного, внушенного им и только им желания телом.

— Габби, Габби, Габби… — Он шептал ее имя как молитву, как заклинание, держался за него, как за спасительную нить, что выведет его из темного запутанного лабиринта жизни на светлый путь к единственному настоящему счастью.

Она опустилась на ковер рядом с ним и тоже стала покрывать поцелуями его тело, и тоже шептала имя — его имя!

Он обезумел, услышав этот тихий полувздох-полустон «Хэнк, о, Хэнк». Для него он прозвучал признанием в любви, стал символом его победы. Хэнк, а не Арти! Она пришла к нему, именно к нему, потому что любит его, а не просто хочет. Он завоевал ее!

Они любили друг друга то яростно, страстно и исступленно, то медленно, невыносимо нежно, почти печально. Они длили это упоение так долго, как только могли, и поднимались на вершину страсти, и, утомленные, спускались вниз и засыпали, но вскоре снова пробуждались и опять тянулись друг к другу.

И даже когда их неистовая жажда была утолена, они не пожелали расстаться, уступив усталости и сну, а долго лежали и разговаривали.

Габриелла, счастливая и блаженствующая, рассказала ему о себе, обо всей своей жизни, не скрыв ничего — ни подробностей злосчастной страсти к Арти Дилану, ни того, как и почему она завершилась.

— Вот так и закончилась моя помолвка, — вздохнула она.

Хэнк прижал ее к себе, уткнулся носом в пышные, рассыпанные по подушке волосы, вдохнул их запах и шепнул ей на ухо:

— Я никогда тебя не брошу. Никогда,

Габби тихо засмеялась, потом чмокнула его в нос и сказала:

— Никогда — это очень-очень долго. Хорошо, если еще хотя бы три дня. Ты уедешь, я останусь…

Он внезапно приподнялся на локте и непонимающе взглянул на нее.

— Уеду? Куда я уеду?

— Как это куда? Разве ты не помнишь, куда едешь? В Калифорнию, кажется…

И ведь верно, он забыл. Напрочь, совершенно, словно начал жизнь заново, с чистого листа, откинув все, что было до вчерашней ночи…

— Да, не помню… Я помню теперь только тебя. Габби, любовь моя… Я хочу быть с тобой всегда, вечно… только с тобой… с тобой… с тобой… — уже засыпая, продолжал повторять Хэнк.

А она еще лежала рядом и любовалась его красивым лицом, гладила широкие плечи, трепала светлые шелковистые волосы и мечтала, чтобы то, что он бормотал, погружаясь в сон, сбылось.


Наутро, когда Габриелла, едва успевшая подняться к себе до пробуждения отца, снова спустилась вниз, Хэнка уже не было. Наверное, к Дугу отправился, подумала она, вернулась на второй этаж и занялась привычными делами. Но сегодня они не вызывали у нее ни скуки, ни раздражения. Душа ее была настолько переполнена ликованием и счастьем, что остальным чувствам не оставалось места.

Настолько, что, несмотря на прошлый печальный опыт, молодая женщина верила — или надеялась? — нет, верила, что на сей раз все будет иначе. Было в Хэнке нечто надежное, сильное, твердое, что заставляло безоговорочно доверять ему. Уж он-то не обманет, не променяет ее на карьеру, на положение, на дочь кого-то влиятельного и могущественного.

Он сам так сказал! Сам!

Сияя от радости, которую не в силах была скрыть, Габби вошла в спальню к отцу и обнаружила, что тот, против своего обыкновения, сидит не в постели, а в кресле.

— Как ты себя чувствуешь, малышка? — тут же с беспокойством спросил он. — Как спала?

И хотя старик не имел в виду ничего дурного и меньше всего хотел смутить ее, она немедленно залилась пунцовой краской и отвернулась к окну.

— В общем-то неплохо, — кое-как справившись с замешательством, ответила она.

— Как твоя голова? — продолжал Рауль, не замечая ее состояния. — Не болит?

Габби поняла, что ее ночные похождения или неизвестны, или безразличны отцу, что его тревожат исключительно последствия вчерашнего ужасного происшествия.

— Н-нет, пожалуй, нет. Только поташнивает немного, — неуверенно проговорила Габби, прислушавшись к своим ощущениям.

— Поташнивает? Сильно?

— Да нет, чуть-чуть,

Рауль покачал головой.

— Надо тебе, детка, к врачу все же обратиться. Симптомы неприятные. Не стоит пренебрегать здоровьем, родная моя.

— Ладно-ладно. Когда соберусь в город, в контору, тогда и в больницу заеду. Доволен? — неохотно пообещала Габриелла, всю жизнь не терпевшая врачей.

— А Сэм еще не звонил?

— Сэм? Зачем ему звонить?

— Ну как же, по поводу тех двоих… Сэм же арестовал их, завел дело. Теперь следствие будет. Он по идее должен снять с тебя показания…

Дочь не дала ему докончить фразу, испуганно охнув.

— Господи, как это я не подумала? Это невозможно! Абсолютно невозможно! Ты понимаешь, меня начнут допрашивать, куда-то таскать, выставлять напоказ мою личную жизнь! Разве ты никогда не слышал, как жертву изнасилования позорят на суде адвокаты подсудимых? Я не желаю, не желаю, не желаю! Я не буду давать никаких показаний! Не буду, и точка!

Старик опешил от ее реакции. Ему и в голову не приходило, что его дочь, проработавшая несколько лет в системе правосудия, будет так яростно протестовать против того, чтобы виновные понесли заслуженное наказание.

— Ну-ну, успокойся. Успокойся, тебя нельзя волноваться. Слышишь меня? Нельзя. Твое дело сейчас — забота о здоровье, и больше ни о чем. Поняла? И учти, Габби, девочка моя единственная, я всегда на твоей стороне. Что бы ни произошло. Всегда.

Она утихла, тронутая до глубины души его словами. Слава богу, отец наконец-то вынырнул из своего состояния тяжелейшей депрессии и обратил внимание на ее существование и дела. Вспомнил о том, что она — его дочь.

— Спасибо, па, я понимаю. — Габриелла подошла, присела рядом с ним, поцеловала в щеку. — Извини, что так раскипятилась. Давай-ка лучше вставай, скоро завтрак будет готов.

— Уже встаю. А твой спаситель Хэнк с нами будет завтракать?

Она снова вспыхнула, но смогла ответить довольно спокойно, хотя сердце заколотилось от одного только упоминания его имени:

— Нет, он, похоже, уже уехал. По крайней мере, машины его нет. Ну, то есть не его, а твоей.

— Он долго у нас пробудет?

— Не знаю. Пока его собственная машина не вернется из ремонта.

— Ах да, как это я забыл? Она же у Реджи.

Ну, значит, долго. Ты уж ему тогда скидку сделай, за длительность пребывания.

Габриелла едва не свалилась с подлокотника кресла, на котором сидела, обняв отца за плечи. Впервые ей довелось услышать, чтобы он предложил сделать кому-то скидку. Дружба — дружбой, дело — делом, всегда говорил старик Маскадо, даже когда еще не был стариком. Видно, он по-настоящему признателен Хэнку за то, что тот сделал для нее, Габриеллы.

— Ладно, — усмехнулась она и снова чмокнула не привычно заросшую, а гладкую, выбритую щеку отца. — Уговорил. Только вот, думаю, Реджи обиделся бы на такой твой отзыв о нем. Мне всегда казалось, что он тебе нравится.

— Ха! Еще как нравится. Отличный парень, этот Реджи. И мастер, каких поискать. Но уж очень необязательный… — Он помотал головой. — Помнится, лет шесть-семь назад я отдал ему нашу газонокосилку. Так потом полтора месяца косил вручную, представляешь? И продолжал бы, если бы сам не съездил в соседний город и не привез ту деталь, что вышла из строя.

— Ты придумываешь, папа! — расхохоталась Габби.

— Истинная правда. Клянусь Девой Марией и всеми святыми, сам ездил. Хочешь, чек найду, если не веришь?

— Да брось, верю. — Она помолчала, потом вздохнула и добавила: — Похоже, я оказала Хэнку дурную услугу.

— Если он действительно торопится, то безусловно. Хотя…

— Что?

Старик Маскадо хитро взглянул на дочь.

— Что-то вчера вечером мне не показалось, что он так уж спешит покинуть наш гостеприимный мотель. А тебе как?

— Не понимаю, на что ты намекаешь, — отрезала Габриелла.

— Чего ж тут не понять? Взять хотя бы то, с какой скоростью он действовал. Я еще в себя прийти не успел и разобраться, что творится, что мне делать, а он уже и Сэма вызвал, и потом, позже…

— Что — позже? О чем это ты? — вскинулась Габриелла.

— Да о том, какими глазами он на тебя смотрел, когда ты пела. Девочка моя родная, ты бы только видела!

— Ну ладно, не сочиняй. Он «такими глазами» на мясо смотрел, а не на меня. А ты все перепутал. — Она любовно погладила его седые волосы и решительно поднялась. — Ах ты, выдумщик мой. Лучше скажи, что будешь на завтрак.

— Что-нибудь легкое, мне все равно.

— Ой-ой-ой, с чего это ты вдруг стал таким воздержанным в еде? — Габриелла погрозила отцу пальцем. — Теперь я понимаю, откуда у тебя такие фривольные мысли. По себе других меряешь?

Теперь уж пришла очередь вспыхнуть Раулю.

— Не стыдно тебе над стариком смеяться? Где твоя дочерняя почтительность?

Они бы препирались еще долго, подшучивая и поддразнивая друг друга, но Габриелла вдруг охнула и присела на ближайший стул.

— Что? Что с тобой?

Она помахала рукой перед лицом.

— Ничего. Вдруг голова закружилась… Пустяки, сейчас пройдет.

— Слушай, так нельзя, — всполошился отец. — Давай я все же врача вызову. Мало ли что…

— Нет, не надо. Не привлекай ко мне лишнего внимания, ладно? Сейчас я тебя накормлю и сама подъеду к кому-нибудь. Может, к доку Бергману…

— К Бергману? Да ему уже за восемьдесят… — заспорил было Рауль, но Габби тут же пресекла его возражения:

— Да, и за все эти годы он ни разу не был источником сплетен. Я не желаю, чтобы меня обсуждали на всех углах. Довольно и того, что от Сэма разойдется. Прямо хоть беги теперь куда-нибудь, пока толки не затихнут. А когда это случится, одному Господу известно, — тяжело вздохнула Габриелла.

Ей ясно представилась картина райского блаженства. Она и Хэнк, вдвоем, вдали от всех, не опасаясь чужих нескромных взглядов, не думая о необходимости сдерживать рвущиеся из груди крики и стоны наслаждения, предаются любви…

На этом их разговор и окончился. Габби отправилась в кухню, а старик Рауль озабоченно поглядел ей вслед, тяжело поднялся с кресла и, с трудом передвигая ноги, пошел бриться. Второй день подряд…

Что-то, скорее всего неспокойная совесть, подсказывало ему, что пора серьезно взяться за себя. Слишком долго он пребывал в своем горе, не обращая внимания на последнего оставшегося у него родного человека — дочь. Не годится молодой женщине, пожертвовавшей ради него личной жизнью, и дальше прозябать в этой глуши.

10

Выйдя от дока Бергмана, она немного поколебалась, но потом села за руль и двинулась в сторону, противоположную «Парсонс и Парсонс, поставки и контракты».

Позвоню Джо из дома, решила она. Док, пожалуй, прав, мне стоит отлежаться. Да и встречаться с кем бы то ни было не хотелось. Уж если док, известный своей сдержанностью, дал ей понять, что в курсе происшествия, то остальные жители городка только и ждут ее появления, чтобы накинуться с расспросами.

Подозрения Габриеллы оправдались немедленно и в полном объеме. На ближайшем перекрестке, когда она притормозила на красный сигнал светофора, ее окликнула миссис Стетсон:

— Габби, милочка, это правда то, что я слышала? Что два каких-то подонка изнасиловали тебя и чуть было не убили? Какой кошмар! Жить в наше время стало совершенно невозможно. Нигде не чувствуешь себя в полной…

Свет сменился, Габби с силой нажала на газ и умчалась, не дослушав сочувственно-гневной тирады. Впрочем, на следующем перекрестке ее ждало аналогичное испытание. И на парковке перед супермаркетом тоже. Она плюнула и поспешно покинула Хоуп, отказавшись от мысли запастись продуктами. Всегда можно попросить Бекки, хотя…

Нет, к дьяволу! Сама справлюсь. Съезжу в Дроуд. Пятьдесят семь миль — расстояние слишком большое для сплетен. Уж там-то я смогу не чувствовать себя предметом пересудов и сочувственных взглядов.

Она вернулась в мотель и обнаружила там… ну естественно, Сэма Доуэлла.

— Габби, как ты? У врача была? — был его первый вопрос.

— Была, — сдержанно ответила жертва нападения и всеобщего интереса.

— И?

— И я в полном порядке, — уже раздраженно отозвалась она. — Спасибо за беспокойство, Сэм, но, честно говоря, мне бы хотелось, чтобы меня оставили в покое. Все. Даже ты.

Он хмыкнул и покрутил головой.

— Вот и проявляй заботу о гражданах. Да, быть шерифом — занятие неблагодарное.

— Извини, Сэм, — без тени раскаяния сказала Габриелла, — но меня уже в городе затравили вопросами. И ты, как я понимаю, не на мои глаза полюбоваться приехал. Я не желаю ничего больше слышать об этом. Слышишь, не желаю! Я устала от того, что каждый хочет влезть в мою личную…

— Тихо-тихо, Габби, не кричи. Никуда я лезть не собираюсь. И между прочим, приехал как раз за тем, чтобы выяснить твою позицию. Потому что, возможно…

— Что — возможно? Что будет процесс, наедут репортеры и все такое прочее?

— Нет, как раз наоборот.

— Что? Ты это серьезно, Сэм? Ты готов замять дело? Ради меня?

— Не то чтобы готов… Но если ты не настаиваешь на выдвижении обвинения…

— Настаиваю? Нет, я не настаиваю. И хотя все внутри протестует против того, чтобы подонки ушли безнаказанными, я категорически не желаю быть публичным развлечением.

— Габби, Габби, не горячись. Ты сама должна понимать, что я не мог бы просто отпустить их ради твоего спокойствия. Но дело в том, что, когда я послал в Канзас-Сити отпечатки их пальчиков, тут такое началось!..

— Началось? Что началось, Сэм?

— Сегодня в восемь утра оттуда примчался местный представитель ФБР. Эти твои ребятки им хорошо известны. Он заберет их с собой, если ты…

— Пусть забирает. Я только рада буду.

— Спасибо, Габби, — с чувством произнес шериф. — Ненавижу, когда на меня давят. С огромным удовольствием избавлюсь и от тех, и от других. И еще одно… — Он немного поколебался, не зная, какие слова выбрать. — Могу дать тебе совет? По-дружески?

— Ну, попробуй.

— Если ты так не хочешь быть объектом лишних сплетен, избавься поскорее от Хэнка.

Габриелла вспыхнула от негодования.

— Избавиться от Хэнка? Да с какой стати? Если бы не он, сам знаешь, что было бы. После меня и отца могли бы…

— Не возмущайся, Габби, я согласен. На сто процентов. На двести, если хочешь. Да и нравится мне этот парень. Только я уже слышал разговоры, что что-то он слишком уж долго тут задержался…

— У него машина сломалась. Ею Реджи занимается! — воскликнула она.

— Габби, да пойми ты меня правильно. Я ничего не имею ни против Хэнка, ни против того, что он живет у тебя в мотеле. Для того мотели и существует, чтобы в них могли остановиться кому надо. Просто… Ну, в общем, сама знаешь, что у нас за народ.

— Знаю, — вздохнула Габриелла.

Да и кому, как не ей, знать? Ведь после разрыва с Арти ей перемывали косточки чуть ли не полгода.

— Ну ладно, я все сказал, за чем приезжал. Счастливо оставаться, Габби… Подумай, кстати, может, проведешь все же прямую связь с участком? Так, на экстренный случай, а?

— Спасибо. Подумаю.

С тяжелым сердцем Габриелла сидела за стойкой и смотрела в окно вслед отбывающему блюстителю порядка. Ну почему всем есть до нее дело? Кого касается, как и чем наполнена ее жизнь?

Именно пустословие и якобы заботливые взгляды так называемых доброжелателей еще больше бередили раны, нанесенные Арти. Именно они сделали ее отшельницей, скрывающейся от всех и каждого.

И даже сейчас ее начальник и старинный приятель Джо Парсонс с удовольствием заполняет досуг, обсуждая ее вымышленные взаимоотношения с Джеком.

Если Сэм говорит, что Хэнку лучше бы уехать, это значит только одно: разговоры уже поползли по городку…

Но она не может и не хочет расставаться с ним! По крайней мере, не сейчас…

Входная дверь громко хлопнула, и на пороге появился объект ее размышлений. Боже, до чего же он все-таки хорош! Особенно теперь, когда стал для нее Хэнком, а не внешним двойником Арти. И как же она его любит!

Любит?

Да разве я люблю его? — перепуганно подумала Габриелла. Разве я еще в состоянии кого-то любить? А если… если и он обманет меня? Нет, он просто нравится мне. Очень сильно нравится, конечно, но это и все.

Хэнк увидел ее, подошел и улыбнулся, сразу развеяв все страхи. Такой не обманет. Никогда. Вон как глаза сияют!

— Габби, любимая… — Он обнял ее, прижался носом к волосам, глубоко втянул ее запах. — Ты так чудесно пахнешь, так бы и съел тебя.

Она засмеялась в ответ — как приятно слышать такие слова! — и приникла к нему всем телом. Шепнула на ухо:

— Хочу, чтобы съел.

Он чуть отстранился, взглянул ей в лицо, проверяя, серьезно ли она говорит.

— Ну так идем…

— Нет. Не сейчас. Подожди.

Подождать? Чего? Я сейчас в наилучшей форме. Хочешь убедиться? — И он прижался к ней бедрами, демонстрируя, что это не пустое хвастовство.

Габриелла задохнулась и невольно потянулась туда рукой, но сдержалась.

— Эй, Хэнк Сандерс, изволь вести себя благопристойно, — с деланной строгостью произнесла она, потом уже нормальным тоном добавила: — Не хочу, чтобы отец знал о наших отношениях.

— Думаешь, он не догадывается?

— Если и догадывается, то хотя бы не знает наверняка. Не забывай, он выходец из Мексики, ярый католик. Ему тяжело было бы… — Габби не закончила фразу и махнула рукой.

— Я понимаю, — поспешно ответил Хэнк. — И ни за что не хотел бы оскорбить его чувств. Знаешь, твой отец — классный старик. Он мне очень понравился. Но только ты не должна так провоцировать меня. Я же не каменный.

Габриелла хихикнула и выразительно взглянула на его джинсы.

— Странно. А мне как раз показалось, что каменный.

— Эй, так не честно. Тебе что, а мне под ледяной душ лезть.

Они еще несколько минут обменивались любовными нежностями и подтруниваниями, потом Хэнк вспомнил:

— Ты, кстати, была у врача?

— Угу.

— И что?

Сказал, что лучше бы мне несколько дней полежать. Ничего страшного, просто отдых нужен. — Она вздохнула и мечтательно проговорила: — Вот бы на самом деле отдохнуть. Закрыть мотель и уехать куда глаза глядят…

— Что мешает? Давай так и сделаем. Хоть на пару дней.

— Как у тебя все просто. Разве я могу отца оставить? Он вчера первый раз на ноги встал. Сам же видел, он еле ходит. Чуть не упал после того, как по лестнице спустился.

— Да, верно. А уехать было бы здорово…

— Ну, ты-то, наверное, скоро уедешь. Как только Реджи закончит с твоей машиной, — с плохо скрываемой грустью заметила Габриелла.

Хэнк внимательно посмотрел на нее, словно что-то решая. Потом сказал:

— Послушай, нам с тобой надо поговорить. Где бы это сделать так, чтобы никто не мешал?

— Да прямо здесь. Чем плохо?

— Всем.

— Тогда в твоем номере.

— Ну, разве мы сможем там разговаривать?

— Хэнк, ты пугаешь меня. Что ты собираешься поведать мне? Ты…

— Ничего страшного. Я хочу обсудить наше с тобой будущее.

— Наше с тобой будущее?! Ты… ты серьезно? — недоверчиво спросила молодая женщина.

— Знаешь, я не приучен шутить такими вещами. Я же сказал, что люблю тебя, что…

Телефонный звонок прервал его горячие слова. Габби зашла за стойку, сняла трубку, коротко бросила:

— Перезвоните позднее, я занята! — И снова повернулась к нему.

— Нет, так невозможно. Давай поедем куда-нибудь. Пожалуйста, прошу тебя!

— Хорошо. — Она кинула ему ключи от своей машины. — Иди заводи, а я поднимусь к отцу на минуту.


— Куда поедем? — спросил Хэнк, когда она устроилась рядом с ним на пассажирском сиденье.

— Прямо. По тому шоссе, по которому ты приехал. Там нас точно никто не потревожит.

Они ехали молча, погруженные каждый в свои мысли, пока Хэнк не затормозил и не свернул на обочину.

Габриелла отодвинулась к самой дверце и повернулась к своему спутнику.

— Итак, — голос ее заметно дрогнул, — я слушаю. Ты ведь хотел что-то сказать мне… Что-то неприятное, верно?

Хэнк колебался лишь мгновение.

— Отчасти. Только отчасти. Пожалуйста, я прошу тебя, не реагируй на мои слова бурно, а выслушай от начала и до конца. Хорошо?

Она ощутила, как внутри нее все сжалось. Ну конечно, все было слишком хорошо, чтобы так оставаться и впредь.

— Не знаю, почему ты считаешь, что я должна как-то там особенно среагировать. — Тон ее был деланно-безразличным, но с нотками враждебности.

Габби… — Хэнк взял ее руку и не отпускал, хотя она и старалась вырваться. Лишь убедившись, что попытки сопротивления окончены, продолжил: — Габби, я хочу, чтобы ты знала: все, что я сказал вчера ночью, — истинная правда. Я больше всего на свете хочу провести с тобой всю свою жизнь. И проведу. То есть… — Он смутился, усмехнулся, поправился: — Если, конечно, ты хочешь того же.

Она продолжала молча и внимательно смотреть на него, интуитивно чувствуя, что все не так просто, как кажется.

— Почему ты молчишь, Габби? Ты… ты не любишь меня? Или не веришь мне?

Габриелла вздохнула.

— Я немного старше тебя, Хэнк, и понимаю, что ты что-то от меня скрываешь. Иначе не настаивал бы так на том, чтобы нам не мешали. Верно ведь? Поэтому ты говори, а не спрашивай, верю я или нет. Ладно?

Он сглотнул, понимая, что задача предстоит нелегкая. Но всепоглощающая любовь и безумная, почти невыносимая нежность к этой женщине, ожидающей от него смертельного удара, заставили пойти напрямую. Потому что ложь и уклончивость — первые и основные враги истинного чувства.

— Когда у меня сломалась машина, я, как ты правильно запомнила, направлялся в Калифорнию. Я ехал на свадьбу. — Хэнк опустил голову, потом решительно поднял ее и посмотрел прямо на Габриеллу. — На свою свадьбу. Этим летом я работал на пляже в Майами, спасателем. И встретил там одну девушку. Мы вроде понравились друг другу. Ну и… ну и сама знаешь, как это бывает.

— Знаю, — безжизненным голосом отозвалась Габриелла.

— Так вот, значит, мы с ней встречались какое-то время, в основном по ночам… — Габби с такой силой стиснула зубы, что едва не сломала, но промолчала. — А потом… потом… ну, в общем, кто-то из парней на пляже сказал, что она дочь Энтони Гриффитса, того самого, киномагната, знаешь? И я… короче говоря, я решил, чем черт не шутит, и сделал ей предложение. А она вдруг согласилась. Да с таким восторгом! Словно сто лет мечтала замуж выйти, да никак жениха не могла поймать… Ну, пошли к отцу ее. Он тоже там с ней отдыхал. Я побаивался, но мистер Гриффите принял меня с распростертыми объятиями. Отличный мужик оказался. Такой простой, приветливый. Сроду бы не поверил, что у него денег куры не клюют. Пообещал меня сниматься пристроить в вестерне, сказал, меня ждет большая карьера в кинематографе. Будущим Клинтом Иствудом назвал… В общем… — Хэнк замолчал, покосился на Габриеллу, но та смотрела в сторону. — В общем, до свадьбы остается три недели.

— Ясно. — С ее губ упало одно только слово, но упало тяжело, словно булыжник.

— Нет, Габби, нет, не говори таким тоном, дорогая! Ты все неправильно поняла! — Он попытался прижать ее к себе, но она отвернулась от него. — Я не собираюсь жениться на ней, Габби! Слышишь? Не собираюсь! И не женюсь. Потому что хочу, чтобы ты стала моей женой! Ты и только ты! Я люблю тебя, Габби. Габриелла… Габриелла…

Она медленно повернула к нему залитое слезами лицо и еле слышно спросила:

— Это правда? Прошу тебя, Хэнк, не шути такими вещами.

— Господи, да за кого ты меня принимаешь, Габби? Неужели считаешь меня подлецом? Где, ты думаешь, я был до сих пор?

— Не… не знаю, — всхлипнув, ответила Габриелла.

— Ездил в Абилен.

— В Абилен?

— Угу. Вот за этим. — Он сунул руку в карман куртки, достал небольшой бархатный футляр и показал ей. — Как думаешь, что там внутри? А?

— Не знаю, — снова сказала она.

— Так уж и не знаешь? И даже не догадываешься? Ну-ка подумай, ты ведь девочка сообразительная, — улыбаясь, уговаривал Хэнк, крутя маленькой красной коробочкой перед ее глазами.

Габриелла, безусловно, знала, что именно продается в них. Более того, ей уже случалось получать такой подарок… Жизнь словно пошла по кругу. Похожий мужчина, похожий футляр… Будет ли финал таким же?

Нет! Потому что схожи эти двое мужчин только внешне.

И она улыбнулась в ответ, протянула левую руку и зажмурилась. Ее доверчивость была немедленно наказана. Потому что Хэнк тут же прижался к ней и начал покрывать жаркими поцелуями, одновременно расстегивая ее куртку.

Габби, смеясь, попыталась оттолкнуть его, но не тут-то было.

— Ничего у тебя не выйдет, красавица, теперь на тебе моя печать, — заявил он, принимаясь за пуговицы рубашки.

Она подняла руку — и верно, на безымянном пальце весело поблескивало кольцо с маленьким, но все же бриллиантом.

— Хэнк… — Голос ее прервался от волнения, но он услышал и поднял голову.

— Что?

— Ты это серьезно?

— Ха! Полагаешь, что кто-то может в шутку разбрасываться такими побрякушками? — Он взглянул ей в лицо и заметил, что на глаза его возлюбленной навернулись слезы. — Габриелла, любовь моя, я хочу… я прошу тебя быть моей женой. На всю жизнь… И в горе, и в радости, покуда смерть не разлучит нас.

— А как же… как же твоя невеста?

— Ты — моя невеста! Ты и только ты! Понимаешь? Веришь? Габби, ты веришь мне?

Она молча кивнула раз, другой, потом сама кинулась к нему на шею, обхватила изо всех сил руками, прошептала:

— О, Хэнк, я так люблю тебя… — И тихо заплакала.

Они долго сидели, прижавшись друг к другу, изредка целовались, изредка говорили что-то глуповато-нежное…

Наконец Хэнк предложил:

— Давай вернемся домой и скажем твоему отцу. Попросим, так сказать, родительского благословения.

— Подожди…

— Что? Почему?

А как же мисс Гриффите и ее отец? Они же ждут тебя. Ты говорил, что день уже назначен…

— Я позвоню ему вечером и скажу, что встретил свою истинную судьбу. Он поймет. Вот увидишь, поймет.

— А она?

Хэнк немного подумал, вспоминая последний телефонный разговор со Стефи, и медленно произнес:

— Знаешь, мне кажется, она не очень расстроится. Если честно, то нас связывал в основном только… — Он закашлялся, не зная, как произнести это слово из четырех букв, не оскорбив любимой.

Габриелла прижала палец к его губам.

— Не надо. Не продолжай. Я поняла.

— Тогда поедем к мистеру Маскадо! Мне не терпится…

— Подожди…

— Опять? Но почему? Ты ведь принимаешь мое предложение? Габби, скажи, ты согласна? — взмолился Хэнк, видя ее нерешительность.

— Я согласна, да…

— Тогда… — прервал он ее.

Но она подняла руку и в свою очередь остановила его.

— Послушай меня, пожалуйста, любимый. И не перебивай, хорошо? — Она твердо взглянула в его ярко-синие глаза и заговорила: — Я верю тебе, и я люблю тебя. Но я старше и видела в жизни чуть больше. Я знаю, как важна для мужчины работа, карьера. То, что тебе предложил мистер Гриффите, выпадает одному из ста тысяч. Голливуд! Это слово для многих и многих синоним земли обетованной, края вечного счастья. Если я сейчас лишу тебя возможности не то что попробовать, а хотя бы взглянуть на эту жизнь, ты мне потом, когда пройдет первая страсть, никогда и ни за что этого не простишь… Молчи! Дай мне закончить. Я верю тебе, твоим словам и признанию и хочу доказать это. Я принимаю твое предложение, но с одним условием. Мы не поженимся прямо сейчас. Ты пока останешься свободным. Поедешь, как и собирался, в Голливуд, встретишься с этим мистером Гриффитсом и лично ему скажешь о своем решении. Или не скажешь…

— Габби, ты все же не веришь мне, — с укором произнес Хэнк. — Я понимаю, ты сравниваешь меня с Арти… — с невыносимой горечью заметил он.

— Нет! Нет, любимый, поверь, я не сравниваю тебя с ним. Но я хочу, чтобы ты шел на такой серьезный шаг, как брак, с открытыми глазами. Чтобы не жалел потом об утраченных возможностях. Пойми, дорогой мой, я не отказываюсь соединить свою жизнь с твоей, но я отказываюсь завязать тебе глаза, сковать тебя цепями и, ослепленного и беспомощного, затянуть в паутину… Да и, в конце концов, в такой ситуации телефонный звонок — недостойный мужчины выход из положения. Поезжай, встреться с ними лично и скажи обо всем, глядя в лицо. А потом, если почувствуешь, что решил правильно, возвращайся. Я буду здесь. Я буду ждать тебя. Обещаю.

— Но, Габби…

— Нет, Хэнк. Это мое единственное, но непременное условие. В противном случае мне придется сказать…

— Не говори! Не говори этого слова. Пусть я таким образом отниму у нас обоих почти две недели жизни, которые уйдут на дорогу туда и обратно, но я сделаю, как ты хочешь. Мне важнее всего, чтобы ты была спокойна. А теперь ты готова возвращаться домой?

— Ты по-прежнему настаиваешь на том, чтобы сказать отцу?

— Безусловно. Старик отлично ко мне отнесся, и я не смогу оставаться под его крышей, если не буду достоин этого отношения. Как я взгляну ему в глаза, зная, что соблазнил его дочь?

Габриелла засмеялась.

— Ты все перепутал, дорогой мой. Это я тебя соблазнила, а не наоборот.

— Ладно, сначала пусть ты. Но потом-то все-таки я. И опять это сделаю, прямо здесь и сейчас, если мы не стартуем немедленно.

В темных глазах Габриеллы запрыгали лукавые бесенята. С серьезным Арти ей ни разу не довелось заниматься любовью в машине, хотя она пару раз и пыталась. Ей это казалось страшно смелым и ужасно романтичным. Но он слишком заботился о своем положении и репутации. Хэнк, к счастью, совсем другой…

И она призывно улыбнулась и приоткрыла губы, приглашая его к игре.

11

Увы, намерениям Хэнка сбыться было не суждено. По возвращении в мотель они застали там Джека Мортона, который любезно и терпеливо беседовал со спустившимся вниз Раулем. Увидев хозяина «Трех подков», Хэнк моментально помрачнел и удалился в свой номер. Его терзала ревность — он припомнил, как Джуди заявила, что Джек явно неравнодушен к Габриелле.

— Он еще никого в жизни не приглашал за свой столик и уж тем более не поил «Клико» из личных запасов. Везет же этой Габби, черт бы ее побрал! — с плохо скрытой завистью заметила тогда она.

И вот теперь Джек был здесь и заботливо, на взгляд Хэнка излишне, как-то даже приторно заботливо, расспрашивал Габриеллу — его Габриеллу! — о самочувствии, высказывал какие-то опасения, советы и предложения. Да какое ему до нее дело? Кем он себя воображает?

Новоиспеченный жених кипел от негодования, не замечая молниеносных взглядов, которые периодически бросал на него гость и конкурент. В противном случае он, возможно, в дальнейшем поступил бы совсем по-иному…

Но Габриелла с ее врожденной чуткостью тут же догадалась, что должен испытывать Хэнк, и кинула ему ободряющий взгляд. Она даже воспользовалась моментом, когда Джек отвернулся к мистеру Маскадо, и закатила глаза, показывая, как же он утомил ее.

Наконец внимательный посетитель распрощался и удалился.

— Папа, ты спустился вниз! Вот чудо-то! — воскликнула Габби. — Как ты себя чувствуешь? Не устал? Может, на сегодня хватит? Хочешь, Хэнк проводит тебя в спальню? — И она подмигнула жениху, показывая, что он может воспользоваться этим временем, чтобы поговорить с отцом.

Но Рауль запротестовал:

— Ни в коем случае! Мне пора уже привыкать к здоровому образу жизни. В конце концов, физически я в полном порядке, просто мышцы совсем одрябли.

— Но, папа, надо бы постепенно нагрузки увеличивать, а не так, как ты. Что ж, собираешься весь день сегодня на ногах пробыть?

— Нет, только до обеда. — Рауль кинул на нее странный, смущенно-хитроватый взгляд и сообщил: — Твоя подруга собиралась заехать ближе к вечеру. Она все, естественно, слышала и страшно беспокоится о тебе.

— Подруга? Ты имеешь в виду Бекки? — Габби усмехнулась. — Ну конечно, мне бы следовало сразу догадаться, что ты тут делаешь! Ой, отец, отец! Кто бы мог подумать, что ты в твоем возрасте и…

Габриелла! — рявкнул Рауль, сверкнув глазами. — Во-первых, мне пятьдесят пять, я не такой древний старик, каким ты пытаешься меня представить. И во-вторых, твои намеки совершенно неуместны, даже непристойны. Мисс Ребекка — чудесная молодая женщина, проявляющая ко мне внимание. И я, естественно, ей признателен и благодарен. Только и всего. Изволь прекратить свои инсинуации и займись лучше обедом. Это твоя подруга, лучшая подруга, и она приедет навестить тебя!

— Ой, да перестань ты кипятиться! Ну пошутила я неудачно. Что, теперь меня к стенке поставить и расстрелять? А твой обед, торжественный, между прочим, как нельзя некстати. Мог бы хоть со мной посоветоваться, прежде чем звать Бекки. У нас холодильник пустой. Я ничего не купила в Хоупе.

— Это еще почему? — возмутился разгоряченный ссорой Рауль.

— Да потому что каждый встречный и поперечный норовил спросить, что да как. Пропади пропадом этот городишко. Ненавижу! Ненавижу мелочность интересов, ненавижу ничтожность существования, ненавижу страсть к сплетням и подглядыванию за чужой жизнью! — выкрикнула она, повернулась, взлетела по лестнице в квартиру и захлопнула за собой дверь.

Рауль же остался внизу и быстро остыл. А остыв, немедленно раскаялся. Вспомнив о присутствии Хэнка, поднял глаза и хотел извиниться за неприглядную сцену, но того уже не было.

Молодой человек тактично покинул поле семейной битвы, дабы не смущать ни одного из участников. Пока у него еще не было права вступить в их число. Пока… Но скоро все изменится… Он немного полежал на кровати в своем номере, потом позвонил Реджи и долго слушал длинные гудки. Наверное, с машиной возится, сказал он себе, но как-то не очень уверенно. Потому что уже понял, что необязательность является основной чертой симпатичного в остальном механика. Вздохнул, подумал, что стоило бы позвонить Гриффитсам и сказать, что немного задерживается, но тут же отказался от этой мысли. Говорить со Стефи ему решительно не хотелось, а ее отец в это время дня наверняка занят.

Наконец он решил, что прошло уже достаточно времени, чтобы Габби успокоилась. И верно, когда он вышел из номера, она как раз спускалась вниз. Хэнк быстро оглянулся — старика Маскадо видно не было — и подошел к ней.

— Габби, любимая… — Он притянул ее к себе, обнял и поцеловал. — Успокоилась? Не обращай внимания, ненаглядная моя. Люди везде одинаковы. И в больших городах, и в маленьких. Ничто так не возбуждает их аппетит, как чужие несчастья. Кстати, по поводу аппетита. Хочешь, я съезжу за продуктами, раз тебе неприятно появляться в городе? Заодно загляну к Реджи…

— К Реджи? О господи, я совсем забыла о нем! А что, твоя машина уже готова?

— Полагаю, нет. По крайней мере, он мне ни разу не звонил, хотя и обещал. Хочу поторопить его.

— Не терпится уехать? — с легкой иронией спросила она. — Соскучился по богатой наследнице?

— Габриелла! — В его возгласе прозвучал явный упрек. — Как ты можешь?

Она взглянула на него и поняла, как жестоко обидела его.

— О, Хэнк… — Габби прижалась к нему всем телом, почти невесомо дотронулась губами до его губ, легко провела по ним кончиком языка и с удовольствием констатировала, что он моментально отозвался на ее ласку. — Прости, дорогой, я немного не в себе от всего этого. Не обижайся, прошу. О, если бы ты знал, как бы мне хотелось удрать куда-нибудь подальше отсюда, только с тобой, одним тобой и провести так остаток жизни… на необитаемом острове, вдали от чужих любопытных глаз.

— Что же нам мешает? Мы оба свободны…

— Свободны, да не очень. Ты еще пока связан предыдущими обязательствами, и тебе необходимо разрешить это цивилизованным образом. А у меня на руках отец. Сам видишь, его в таком состоянии оставить нельзя.

— Но мне показалось…

— Тебе правильно показалось, что ему стало много лучше. Но я боюсь за него еще больше, чем полгода назад. Потому что его резко возросший интерес к жизни, как мне представляется, связан с Бекки. Это моя подруга. Лучшая. Она очень милая женщина, чуть старше меня, ей двадцать девять.

— Она замужем?

— Нет. И никогда не была. Не сложилось, увы, хотя я совершенно не понимаю, куда мужчины смотрят. Лучшей жены, чем Бек, и представить нельзя. Но… — Габби замолкла на минуту, тяжело вздохнула. — Но ее предыдущие неудачи не означают, что она согласится кинуться на шею любому, кто ее позовет, лишь бы надеть кольцо на палец. Боюсь, отец не отдает себе отчета в том, насколько она моложе его и… и будет жестоко разочарован. Ты ведь заметил, как он говорит о Бекки?

— Трудно не заметить. Но мне кажется, ты несколько не права. Твой отец не мальчик и не воспылает просто так, ни с того ни с сего к женщине почти вдвое моложе его. Думаю она дала ему понять, что он ей интересен. И почему бы и нет? Да кроме всего прочего, ты должна радоваться, что он наконец-то пришел в себя. Что плохого в том, что ему понравилась твоя подруга?

— Ничего, кроме того, что это может обернуться для него еще одной травмой. От которой он уже не оправится… Так что, как видишь, я далеко не свободна.

— Ты рано отчаиваешься, любимая. Твой отец, как мне кажется, далеко не глупец и не слабак. Если он нашел в себе силы все же вернуться к жизни после того, что пережил, то больше уже не повернет обратно. Поверь опыту спасателя, инстинкт жизни — самый сильный инстинкт у человека.

— Хотелось бы и мне в это верить, — с грустью вздохнула Габриелла.

— Ладно, время покажет, кто из нас прав. А пока, как насчет моего предложения?

— Какого? Ах да, по поводу продуктов. Ну, не знаю… С одной стороны, конечно, соблазнительно, но с другой… Представляю, чего понапридумывают, если ты начнешь за меня моими хозяйственными делами заниматься.

Ну, полагаю, правильнее, чем есть, не напридумывают, — засмеялся Хэнк. — Разве я не имею права помогать будущей жене? Да и вообще, успокойся и прекрати видеть все в черном или сером цвете. Нас впереди ждет только самое яркое, самое праздничное, самое лучшее! Я позабочусь об этом!

— О, дорогой мой, — улыбнулась Габби.

Она, кажется, никогда еще не была так счастлива, как сейчас, и все потому, что ее любимый с таким оптимизмом смотрел вперед, переполненный нетерпеливым ожиданием их будущей совместной жизни. Уж он-то не обманет ее! Точно!

Ей хотелось получить от него еще одно уверение в вечной преданности, самое надежное, хотя после последнего прошло чуть больше полутора часов. Увы, проклятый телефон опять стал на пути ее коварных планов.

Недовольно-ворчливый голос Дуга Бреннана пробубнил:

— Это кто, Габриелла? У вас там еще есть некий Сандерс?

— Да, мистер Бреннан, он как раз неподалеку, — мило пропела Габби и протянула любимому трубку, состроив смешную гримасу. — Твой работодатель, — шепнула она, прикрыв рукой микрофон. — Как всегда не в духе.

Хэнк скривился, словно от зубной боли, и покорно взял предложенное средство коммуникации. Молодая женщина удалилась, не желая смущать его и мешать.

— Ну хорошо, Хэнк, надеюсь все же завтра тебя увидеть, — миролюбиво закончил десятиминутную беседу, начавшуюся на повышенных тонах, Дуг. — Жаль будет, если ты уедешь, не закончив. Но я понимаю, дела есть дела…

Вернувшаяся Габриелла с крайним удивлением увидела, что Хэнк, заканчивая разговор, улыбался.

— Знаешь, он не такой уж плохой старик, — сообщил он ей с ухмылкой. — Надо только найти с ним общий язык.

— Вот это да! Да тебе в цирк надо идти, милый.

— В цирк? Это еще зачем? — непонимающе уставился на нее Хэнк.

— Дрессировщиком работать. Львы, тигры, пантеры просто домашние котята по сравнению с Дугом Бреннаном. Раз уж ты его приручил, то с ними и подавно справишься, — хихикнула Габриелла и протянула ему листок бумаги. — Я решила воспользоваться твоим любезным предложением. Вот список и деньги. — Она привстала на цыпочки и нежно поцеловала его. — Не задерживайся надолго. Я буду скучать без тебя.

Хэнк, у которого от таких слов закружилась голова, с трудом заставил себя оторваться от сладостного бутона ее рта и, слегка задыхаясь, сказал:

— Эй, детка, так не делай, а то я никуда не поеду.

Габби хихикнула.

— Ладно уж, обещаю потерпеть еще… — она взглянула на часы, показывающие начало пятого, — еще шесть, максимум семь часов. А потом… держись, тебя ждет сегодня серьезная работа в ночную смену.

— Ловлю тебя на слове, плутовка!

Хэнк поспешно выскочил на улицу, понимая, что с каждой последующей минутой сделать это будет все сложнее и сложнее. Никогда в жизни его не тянуло ни к кому с такой силой, как к ней, его Габриелле, пылкой черноглазой красавице. Как же ему повезло, что этот Дилан оказался таким жалким идиотом! Держать в руках и упустить, променять такую женщину, такое фантастическое сокровище на какую-то там карьеру! Возможно ли что-нибудь более идиотское? Нет, ему этого не понять. Никогда.

Покупки заняли у него совсем немного времени, а вот встреча с Реджи — побольше. Пока он разыскал его в самом дальнем сарае, пока оторвал от какого-то грохочущего прибора, пока вытащил на улицу, чтобы поговорить без помех, уже стемнело.

Бородатый механик отводил в сторону глаза, неубедительно рассказывал о проблемах с нехваткой времени и еще менее убедительно клялся, что его, Хэнка, машиной займется сегодня вечером уж точно.

— Вот что я тебе скажу, — оборвал его Хэнк. — Я заеду завтра во второй половине, и, если все будет в том же состоянии, уволоку ее на буксире. Идет?

— Договорились. Да ты не злись, приятель, — широко и обезоруживающе улыбнулся Реджи. — Все будет тип-топ.

— Ха! — было единственным, чем Хэнк смог ответить на эту реплику, полную невинного нахальства.

Он вернулся в мотель и был встречен Габби с такой радостью, словно не за продуктами в ближайший городок уезжал, а уходил на войну, с которой скорее всего мог и не вернуться.

В этот вечер обед прошел не хуже, а даже лучше, чем накануне. Обе женщины были в прекрасном настроении, смеялись, шутили, подтрунивали над мужчинами, которые в свою очередь отвечали им тем же. О неприятном по общему молчаливому согласию не говорили. Видно, Рауль заранее предупредил Ребекку, что Габриелла крайне нервозно реагирует на повышенное внимание к тяжелому происшествию.

Хэнк несколько раз вопросительно поглядывал на свою невесту, но она отрицательно качала головой. Ей не хотелось, чтобы их новость стала известной не только отцу, но и Бекки. Пока, во всяком случае…

Впрочем, ее подруга была не настолько уж наивна. Она сразу заметила блестящее на безымянном пальце Габриеллы кольцо и сделала правильный вывод. Тем более что для этого, в общем-то, и кольца не требовалось. Достаточно было взглянуть на обоих молодых людей, на то, как сияют, встречаясь, их глаза.

А вот Рауль не обращал внимания ни на что и ни на кого, кроме Бекки. Габриелла с тревогой наблюдала за необычным оживлением отца, но видела, что ее подруга с удовольствием беседует, смеется и шутит с ним, словно и нет между ними четвертьвековой разницы в возрасте. И удовольствие ее было искренним.

Странно… Хорошо и странно… Неужели из этого что-то выйдет? — размышляла Габби. Что привлекает в нем Бекки? Внешность? Конечно, до несчастья Рауль был очень красивым мужчиной, но длительное пребывание взаперти сказалось на нем далеко не лучшим образом. Зато он не утратил своих прекрасных манер, своей обходительности, учтивости и, самое главное, огромного обаяния.

Да, видно, дело именно в нем. Оно и прежде притягивало к нему толпы поклонниц, заставляя мать Габби жестоко страдать от приступов ревности. Сэмми, правда, не обращала на них внимания, даже подсмеивалась над его «жертвами». Но кто бы мог подумать, что и сейчас, перевалив за пятидесятипятилетний рубеж, Рауль сохранит достаточное количество этого дара, чтобы прельстить молодую и интересную женщину?

Потому что Бекки была явно увлечена им. Хоть она и подшучивала вслух над собой, но Габби уже не сомневалась, что в этих шутках содержится немалая толика правды.

Господи, неужели ты сжалился над стариком и решил все же подарить ему на закате жизни несколько счастливых лет? — думала Габриелла. Может ли быть, что Бекки заменит ему трагически ушедшую Саманту? Вообще-то, если как следует приглядеться, то можно заметить сходство между этими двумя женщинами. Не внешнее, нет. А самое главное — духовное.

Но отношения отца и подруги не могли полностью поглотить ее внимания. Взгляд ее постоянно возвращался, словно магнитом притянутый, к Хэнку, и она снова и снова думала о своем собственном везении. Ведь он буквально свалился ей на голову, когда она уже не ждала ничего хорошего.

Это судьба. И значит, все, что случилось с ней до сих пор, было ненастоящим, а лишь подготовкой, дорогой к нему, единственному… Ее увлечение Арти и последующее разочарование в нем были лишь для того, чтобы она могла в полной мере оценить его, Хэнка.

Габриелла улыбнулась и подумала: какая же я счастливая! Самый лучший на свете мужчина любит меня, хочет меня и только меня. Ему не нужны ни богатые наследницы, ни блеск и роскошь, ни деньги, а только я. И скоро он будет моим! Совсем, окончательно… Я не боюсь этой его поездки. Не боюсь. Я уверена в нем, как в самой себе.

12

И еще три дня, наполненные абсолютным, безоблачным счастьем, были подарены Габриелле и Хэнку симпатичным, но крайне неорганизованным Реджи.

Но на четвертый он самостоятельно пригнал «додж» к мотелю и весело посигналил.

— Эй, Хэнк, хватит спать, вылезай, принимай свою развалюху! — радостно завопил бородач, вылезая из кабины и обходя машину со всех сторон.

Хэнк выскочил на улицу и подошел к своему автомобилю.

— Ты только послушай, как мотор урчит, — гордо предложил Реджи. — Красота, да и только! Все починил, привел в порядок, отрегулировал в лучшем виде. Что надо — подтянул, где надо — смазал. В общем, провел ей полную профилактику. Теперь на ней еще сотню тысяч миль проедешь, а может и две. Тачка что надо, не сомневайся. Раньше машины с пониманием делали, на совесть. Не то что теперь. Ну ладно, держи ключи, а мне пора.

— Эй, Реджи, погоди, а деньги? И куда ты пошел? Как до дома доберешься? — еле успел поймать его Хэнк.

— Ах да, — спохватился тот. — Действительно, деньги. Ну, я заменил пару деталей. Полтинник ты мне должен.

— Полтинник? А за работу?

— Не-а… что за ерунда. К тому же я тебя так задержал. Уж извини, приятель, и не злись на меня.

— Да что ты, Реджи, я тебе так благодарен, — совершенно искренне отозвался Хэнк.

Еще бы, ведь именно этому неторопливому, мягко говоря, парню, он был обязан своим счастьем.

— Вот и отлично! — Реджи сунул в карман полученные деньги и протянул Хэнку руку. — Ну, будь здоров, приятель.

— Эй, подожди, давай я тебя отвезу хоть.

— Не-а, меня там, на шоссе, сейчас один мужик подберет. Мы с ним едем тут неподалеку на молотилку взглянуть. Он купить хочет, просил меня проверить, как она в плане механики.

Мужчины обменялись еще одним крепким рукопожатием и расстались.

Хэнк постоял возле машины, не замечая пронзительного ветра.

Вот и все. Теперь он должен ехать. Тащиться на другой конец страны, расставшись с любимой женщиной неизвестно зачем. Да почему он, в конце концов, обязан делать такую глупость? У богатых свои проблемы, свои причуды, ему до них нет никакого дела. И Стефании он тоже, похоже, не нужен. Она без него совершенно не скучает. Несмотря на обещание Габриелле поехать и лично переговорить с мистером Гриффитсом, он все же пытался позвонить ей несколько раз и сказать, что свадьбы не будет, чтобы церемонию отменили. Но ее никогда не оказывалось дома.

Так почему, ради чего он покинет Габби и поедет бог знает куда и зачем?

Не поеду! Не поеду, и все! — постановил Хэнк и вернулся в номер. Его встретили большие, широко раскрытые в испуге глаза любимой. Он задохнулся от прилива эмоций, кинулся к ней и схватил в объятия.

— Габби, любимая моя, дорогая, единственная! — бормотал он, покрывая поцелуями ее лицо и ощущая губами вкус соли, вкус ее слез. — Не надо, милая моя, не плачь, счастье мое. Я никуда не поеду. Мы с тобой просто пара дураков. Да с какой стати мы должны расставаться? Зачем, кому это надо?

Она осторожно высвободилась, вытерла руками слезы.

— Мне надо. Пойми, Хэнк, это надо мне. Я хочу быть уверенной, что…

— Ты не веришь мне? — Он отпустил ее и отступил на шаг. — После всего, что у нас с тобой было, ты все еще не веришь мне? Только потому, что какой-то негодяй бросил тебя три года назад, ты теперь не веришь мне?!

— Нет! Нет, Хэнки, родной, нет! Конечно, я верю. Но я буду терзать себя всю оставшуюся жизнь, что ты мог стать звездой, а я помешала тебе.

— Я не хочу и не могу быть никакой звездой. Я хочу быть только одним — твоим мужем!

— О, милый, поверь, я хочу того же. Больше всего на свете. И все же… все же поезжай, дорогой мой. А вдруг тебя ждет там самая большая удача в жизни?

— Самая большая удача стоит рядом со мной! — выкрикнул Хэнк. — Большей не бывает, не может быть!

— Ну-ну, полно, успокойся, мой родной. Чего в конце концов ты так боишься? Ведь я же буду ждать тебя. Столько, сколько понадобится. Подумай сам: а вдруг… вдруг ты и правда можешь стать вторым Клинтом Иствудом? Нельзя упускать такой шанс. Нельзя! Это преступно!

— Но, Габби, о каких шансах ты говоришь? Кто меня там ждет? Гриффите, конечно, отличный дядька, но что ему за дело до какого-то бедного паренька? Если бы я стал его зятем, это одно дело, а так…

— И все же, милый, и все же… Мы с тобой ведь договорились. Посмотри, вот на пальце у меня твое кольцо. А второе, обручальное, ты купишь мне в салоне «Тиффани» в Голливуде, ладно? А я буду ждать… буду ждать… Я всегда буду здесь и буду ждать тебя… — повторяла она снова и снова, уже начиная сомневаться в правильности своего решения.

И верно, зачем подвергать их чувство таким испытаниям, такой разлуке? Почему бы не позволить Хэнку остаться, не выйти замуж, жить тихо и мирно, на скромные средства, которые удастся заработать совместными усилиями?

Но опасения продолжали оставаться опасениями. Тревожащими, не дающими возможности расслабиться и отдаться прекрасному светлому чувству.

Я не имею права испортить ему жизнь, не дав попробовать то, что может стать его призванием, его судьбой, говорила она себе снова и снова. Но в глубине-то души знала, что это ложь. Что заботится она сейчас не столько о нем, сколько о себе. Что отправляет его на это испытание, чтобы потом не ждать, когда же он бросит ее. Уж если его не прельстит женитьба на дочери Гриффитса, если он все равно будет любить ее и только ее, , тогда больше бояться будет нечего.

И незачем говорить, что он и так готов отказаться от этого брака. Нет, сейчас, вдали от блеска богатства и роскоши, это просто. Но ведь он хотел… Он ехал к ней… чтобы жениться на ней…

Вот пусть доедет и только тогда решит. Да, только в такой ситуации это будет настоящее, взвешенное, разумное решение, незамутненное внезапно вспыхнувшим влечением к другой. И если оно окажется в ее пользу, что ж, она будет счастлива. Тогда она смело свяжет свою судьбу с его, потому что будет знать — Хэнк Сандерс воистину ее вторая половина.

Габриелла обвила руками крепкую шею возлюбленного и впилась губами в его губы, стремясь упиться сладостью поцелуя и в нем почерпнуть уверенность, которой не испытывала…

Он, не отрываясь от ее рта, потянул Габби к номеру, который за эти дни стал их. домом, там уложил на кровать, только что убранную, и начал торопливо расстегивать ее рубашку.

— Когда мы поженимся, — пробормотал он, — я отрежу все эти проклятые пуговицы и крючки. Почему никогда невозможно быстро добраться до тебя?

Габриелла не отвечала. Ей было некогда — она боролась с поясом на его джинсах…


Часы показывали пятнадцать тридцать, а любовники все еще лежали в постели, крепко обнявшись, не решаясь расстаться. Они снова и снова шептали то нежные, то страстные слова, опять и опять повторяли много раз данные клятвы, строили планы на будущее. И будь воля Хэнка, так бы продолжалось до следующего утра, и еще до следующего, и всю неделю, и всю жизнь. Но Габриелла твердо помнила о своем решении. Она еще раз склонилась над Хэнком, покрыла его пламенными поцелуями и потом решительно отстранилась.

— Все. Теперь тебе пора.

Он попробовал удержать ее, но с тем же успехом можно было попытаться поймать ртутную каплю.

— Нет, милый. Пора. Давай не терзать друг друга больше необходимого. В конце концов мы же не навеки расстаемся.

— Габби, малышка, я хочу попросить тебя кое о чем.

— Да. Конечно. И что же это?

Он молчал, не зная, как признаться в том, что терзало его. Габриелла заглянула ему в глаза, увидела в них тень сомнения.

— Хэнки, ты можешь просить меня обо всем, что хочешь.

— Пока меня не будет, ты, пожалуйста… — Он откашлялся. — Пожалуйста, не езди в «Три подковы». Я не то что… ну, в общем…

— О, Хэнки, глупыш, — засмеялась и тут же заплакала Габриелла. — Не только пока тебя не будет, я могу больше вообще никогда не ездить туда. Неужели ты подумал…

— Ничего я не подумал, — одновременно смущенно и воинственно перебил ее Хэнк. — Но раз ты предоставляешь мне полную свободу до возвращения, то справедливость требует, чтобы и ты пользовалась ею в той же мере. Просто… просто…

— Я обещаю. Не надо лишних слов, любимый. Раз ты так хочешь — значит, так и будет, — закрыв ему рот пальцами, заверила Габриелла. — Больше об этом не думай, слышишь?

И снова последовали поцелуи — жаркие, страстные, пылкие, головокружительные, сводящие с ума и лишающие воли…

И снова она первой сделала усилие и разорвала их объятия.

— Уезжай, Хэнки, уезжай, пока я могу отпустить тебя. Иначе будет поздно…

— Вот и отлично. Иди сюда. Пусть станет поздно. Не хочу никуда ехать. Все к черту, все…

— Нет. Мы же договорились.

— Да. — Он закинул руки за голову, закрыл глаза и мечтательно проговорил: — Знаешь, ненаглядная моя, мне иногда так хочется иметь кучу денег. Чтобы я мог осыпать тебя драгоценностями, купить виллу на берегу океана и повезти в круиз вокруг земного шара.

Габби усилием воли пропихнула вниз огромный ком, вставший поперек горла от дурного предчувствия. И услышала, как отчетливый голос в ее сознании произнес: «Не отправляй его. Пусть остается. Люби и будь счастлива, сколько возможно».

Но она мысленно приказала ему заткнуться, вслух же почти небрежно сказала:

— Что ж, может, в конце концов так и случится, а, будущий Клинт Иствуд?

— Габби! Габриелла! Посмотри на меня! Посмотри! — Она зажмурилась, прогоняя вставшие в глазах слезы, потом открыла их и буквально погрузилась, словно в озеро прыгнула, в синеву его очей. — Ты веришь, что я люблю тебя, Габби? Что я вернусь к тебе? Что мы поженимся? Ты веришь в это?

Хэнк смотрел на нее, требуя правдивого ответа.

Она повторила его вопросы, короткие, простые и в то же время бесконечно трудные.

Верит ли она? Да. Да, конечно, верит. Но крошечный червячок сомнения все же копошился где-то в самой сердцевине ее существа, той, что была отравлена изменой Арти. Да, именно в этой сердцевине и крылась та моральная гниль, та слабина, что вынуждала ее подвергнуть его столь жестокому для обоих испытанию. Увы, ничто в жизни не проходит бесследно…


И все же он уехал. Как ни тяжела была мысль о разлуке, как ни угнетающе действовала на сознание, что выбрасывается на ветер драгоценное время, которое мог бы провести вместе с ней, своей единственной любовью, он все же уехал.

Ибо Габриелла была непоколебима. Она не желала вступить в будущую жизнь, терзаемая сомнениями и ожиданием той минуты, когда он упрекнет ее в том, что пожертвовал всем — и богатой невестой, и карьерой, и деньгами. Жить и знать, что в любой день он поднимется и отправится на поиски упущенных из-за нее и ради нее возможностей… Нет, невозможно, невыносимо, нестерпимо!

И он уехал…

А она осталась.

Осталась стоять на пороге.

Одинокая, закоченевшая…

Не от холода — от страха, от дурных предчувствий и опасений и от уже накативших сожалений…

Зачем? Ну зачем? Какой в этом смысл? Не лучше ли было наслаждаться счастьем, пока оно возможно, чем мечтать о вечном и бесконечном и в поисках невозможного лишиться того, что уже держала в руках?

Габриелла обняла себя за плечи и неотрывно смотрела вдаль, туда, где растворился он — ее любовь, ее страсть, ее награда за перенесенные страдания, ее вселенная…

И она сама, своими собственными словами лишила себя всего этого…

— Боже, какая же я дура! — простонала несчастная, бессильно опускаясь на колени.

Правду говорят, что, кого Всевышний хочет покарать, у того отнимает разум. Что я натворила? Зачем? Почему не держалась за него руками, ногами и зубами? Господи великий и всемогущий, прошу Тебя, сжалься надо мной, неразумной! Верни мне его! Я забуду об этих идиотских, бредовых идеях и буду каждое утро и вечер благословлять Тебя за ниспосланное мне чудо!

Но что толку взывать к милосердию и пониманию? Никто, а уж тем более боги, не любит, когда их дары отвергают — и неважно, из высокомерия, надменной гордости или от самого обычного человеческого недомыслия.

Следовательно, мольбы ее были тщетны. Габриелла захлебывалась рыданиями, задыхалась и стонала, позабыв, где находится. Да если бы и помнила, какое теперь ей было дело до того, кто и что о ней подумает? Ведь жизнь ее лишилась смысла…

Раздавшийся визг тормозов заставил ее вздрогнуть и прийти в себя.

Вернулся! Хэнк, дорогой мой, любимый, какое счастье, что ты не послушал меня!

Габриелла подняла глаза и увидела, что возле нее остановился нe старый неказистый «додж», а веселый красный «жучок». Дверца распахнулась, и Ребекка, выскочив из кабины, кинулась к подруге, подняла ее и, испуганно заглядывая ей в лицо, закричала:

— Габби, Габби, что с тобой? Что-то болит? Живот? Голова? Что? Да говори же! В чем дело, Габби? Или… что-то с отцом? Что с ним? Говори немедленно, черт бы тебя побрал!

Она в полном отчаянии изо всех сил встряхнула безжизненное тело Габриеллы, но, видя, что та не реагирует, пошла на крайние меры и влепила ей звучную затрещину.

Это возымело желаемый эффект — та вздрогнула, подняла глаза и спросила:

— Зачем ты это сделала?

— Что с отцом? — каким-то чужим голосом проговорила Бекки.

Габриелла непонимающе взглянула на подругу.

— С отцом? А что с ним такое?

Ребекка почувствовала, как захлестнувшая ее волна паники стала отступать.

— Это я у тебя спрашиваю, что с ним. Что случилось, Габби? Почему ты тут, раздетая и вся в слезах? Я так испугалась, когда увидела тебя. Думала, Рауль…

— Насколько мне известно, с ним все в полном порядке, — безучастно произнесла Габриелла.

Она высвободилась из цепких рук Ребекки и поднялась на ноги. Отряхнула пыльные колени. Вытерла руками слезы, не замечая, что размазывает по лицу грязь. Повернулась и вошла в холл, где ее догнала возмущенная подруга.

— Ты скажешь мне или нет, что с тобой такое? Габби повернулась к ней и яростно выкрикнула:

— Да тебе-то какое дело? Что ты суешься, куда не просят? Ты ко мне, что ли, приехала? Нет! К отцу. Вот и отправляйся к нему! И не приставай ко мне, слышишь, не приставай! И без тебя тошно!

Но этот агрессивный отпор уже не мог сдержать Бекки. Избавившись от удушающего страха, что Рауль умер или тяжело заболел, она стала своим нормальным «я» — сострадательным, сочувствующим, сердечным, готовым прийти на помощь в любую минуту.

Она обняла Габриеллу, довела до ближайшего кресла, усадила и, заглядывая в глаза, мягко произнесла:

— Габби, дорогая моя подружка, ты ведь мне как сестра, которой у меня никогда не было. Не отталкивай меня, родная, не надо. Не держи в себе свое горе, дай ему выход, выговорись. Тебе легче станет, вот увидишь. Ты же знаешь, что я люблю тебя, не бойся рассказать мне. Дальше меня это никуда не пойдет, я обещаю. Правда. Честное слово. Ну, милая, ну же, скажи сестренке, что случилось? Ты ведь не заболела? Или… — Ее вдруг посетила неожиданная мысль. — Габби, ты… ты беременна, да?

Габриелла тяжело вздохнула.

— Хотелось бы мне…

Ее глаза снова наполнились слезами, которые быстро становились все крупнее и крупнее, потом повисли на несколько секунд на нижних ресницах и скатились вниз.

— Да что же это такое, девочка моя? Ну что с тобой творится?

— Ох, Бекки, Бекки, если бы ты только знала!.. — задыхаясь, прошептала несчастная женщина.

— Так скажи мне. Тебе сразу легче станет. Обещаю.

— Бекки, он уехал… Уехал!

— Хэнк?! — так и ахнула Бекки,

Габриелла спрятала лицо в ладонях и еле слышно ответила:

— Да.

Ребекка ошеломленно молчала и ожидала продолжения. Она, естественно, давно уже поняла, каковы чувства двух молодых людей, и искренне радовалась за них. Ей и в голову не приходило, что возможен такой исход. Хэнк показался ей порядочным парнем, честным и надежным, как гранитная скала. И она уж никак не ожидала, что он вот так, ни с того ни с сего, возьмет и бросит свою возлюбленную.

Но Габби не могла пока сказать больше, она только молча плакала. Минуты текли одна за другой, но Бекки не торопила ее. Пусть выплачется, думала она. Может, потом выговорится.

— Он ехал к своей невесте, — заговорила наконец Габриелла, но так тихо, что старшей подруге пришлось напрягать слух, чтобы услышать, — когда у него машина сломалась. Он пришел сюда пешком, совершенно обессиленный, среди ночи. И я сразу увидела… — Голос ее прервался, но она заставила себя продолжать: — Я сразу увидела, на кого он похож. Ты заметила?

Ребекка нахмурилась, задумалась, неуверенно ответила:

— Н-нет… по-моему… нет, не знаю. Лицо и правда после твоих слов кажется знакомым. Но… не знаю.

Хэнк — вылитый Арти, Арти Дилан. У него и лицо, и фигура, и даже некоторые жесты такие же. Словно братья-близнецы. Фантастическое сходство. Когда он потер переносицу, я чуть со стула не свалилась. — Габби хмыкнула, вспомнив этот эпизод. — Он на меня совсем не обращал внимания, Бек, а я просто с ума сходила. Не по нему, конечно. По Арти… — Она вздохнула. — Черт, почти три года прошло, а я ведь все еще любила его… Представляешь? Ну а дальше… даже не знаю, как и сказать-то… На следующий день мне стало совсем невмоготу. Тогда я тебе и позвонила, а сама отправилась к Джеку в его заведение. И там… там увидела, как Арти… то есть Хэнк, конечно, но я его тогда воспринимала как Арти… он заигрывает с Джуди. Ты не представляешь, что со мной было! Я едва с ума не сошла. А ночью… ночью я пришла к нему в номер и… Ну, в общем, сама понимаешь…

Бекки слушала ее в полном изумлении. Но это было лишь началом. Габриелла постепенно расслабилась, преодолела первоначальную неловкость и говорила, говорила, говорила — откровенно, словно на исповеди, заново переживая все подробности бурного романа.

Когда же дошла до причин, по которым они расстались, тут уж Бекки не смогла остаться беспристрастным слушателем.

— Ну ты и дура, Габриелла Маскадо, скажу тебе честно! Всяких я видала дур, сама такая же, но ты… ты, Господь свидетель, превзошла всех! Ну чего тебе не хватало? Отличный парень, любит тебя до беспамятства. Какого дьявола тебе надо? Проверить его? Зачем искушать судьбу? Тебе, можно сказать, прямо на дом суженого доставили, а ты что натворила?

Господи, Бек, ну как ты не понимаешь? Я же тебе ясно сказала: он помолвлен с дочерью Гриффитса. Того самого! У них свадьба назначена через пару недель. Как я могла поступить иначе? Задержать его здесь? А что я могу ему дать взамен? Ты хоть представляешь, что это такое — быть зятем киномагната? Тот ему и роли обещал, не говоря уж обо всех благах, что дают неограниченные денежные средства. Ну что я могу противопоставить? Свою любовь? Ты же прекрасно понимаешь, что первое чувство быстро прошло бы. И он, отправляясь по утрам на работу, начал бы жалеть, что остался, что вообще встретил меня. А потом… Кто знает, может, как-нибудь, ночью собрал свое барахло и ушел.

— Может, Габриелла Маскадо, может, — яростно прошипела Ребекка. — А может, и нет. Зато уж теперь нет никаких «может», теперь все наверняка.

— Думаешь, он не вернется? — упавшим голосом спросила Габби.

— Вернется? Я бы лично на его месте не вернулась. И не из-за Гриффитса или чего другого, а из-за того, что с такой кретинкой не хотела бы больше никакого дела иметь! Уф, как же я зла! Ты даже не представляешь, до какой степени! И как только у такого умницы, как Рауль, могла такая тупица дочь вырасти?

Этот разговор продолжался до позднего вечера, перемежаясь слезами, жалобами, проклятиями и сочувственными речами. А когда Бекки уехала, Габриелла кинулась в номер четыре — по коридору направо, вторая дверь — упала на кровать и уткнулась носом в еще пахнущую любимым телом подушку.

— Позвони, умоляю, позвони…

Но Хэнк не услышал ее призыва. Он гнал машину на большой скорости, торопясь скорее добраться до Калифорнии. Потому что она разрешила ему позвонить ей только оттуда…

13

И потянулись мрачные, унылые дни. Пустые дни. Не наполненные ничем, кроме тягостного ожидания. Один, другой… Только в середине третьего он позвонил. На тридцать шесть часов раньше, чем она предполагала.

— Хэнк, о, Хэнки, любимый, — только и смогла выговорить Габриелла.

— Габриелла, Габриелла! О, дорогая, как же я соскучился! Черт, я почти не спал, чтобы поскорее добраться до Лос-Анджелеса и позвонить тебе. Ты такая жестокая, Габби, ты истерзала меня своими требованиями! Я… О, если бы ты только знала, сколько раз я останавливался, собираясь повернуть назад… Но каждый раз слышал твой неумолимый голос, гонящий меня прочь… Неизвестно зачем… И теперь между нами две тысячи миль. Ты довольна, жестокая владычица моего сердца? Габриелла! Габби! Почему ты не отвечаешь? Ты слышишь меня, Габби?

— Да, Хэнк, да, дорогой мой, слышу. Как… как твои дела? — проглотив уже привычные слезы, спросила его возлюбленная.

— Как мои дела? А ты как думаешь? Я тоскую по тебе и почти валюсь с ног от усталости, вот и все мои дела.

— Ты уже виделся с Гриффитсом?

— Нет. Я только что остановился в мотеле на окраине и первым делом кинулся звонить тебе. Сейчас приму душ и буду спать, пока не проснусь.

О, Хэнк, — выдохнула она, — если бы ты только знал, как мне тяжко без тебя. Как мне плохо… Я так люблю тебя, родной мой… Я сплю каждую ночь в нашем номере…

— Тебе хоть такое утешение доступно, а я тут… Когда мне можно вернуться к тебе?

Сейчас, чуть не закричала она, но вместо этого сказала:

— Повидайся с Гриффитсом, а после этого решим. Хорошо? Пожалуйста, любимый!

— Ладно. Сделаю, хоть и считаю, что это бессмысленно. Но раз ты так хочешь…

— Да, хочу. Сделай это ради меня… Ради нас…

— Габриелла, ты даже не представляешь, на что я готов пойти ради тебя. Даже на встречу с Гриффитсом и его дочерью.

Сердце Габриеллы болезненно сжалось — чем-то закончится эта встреча? Что принесет ей завтрашний день: вечное счастье или величайшее несчастье?

И снова потянулись длительные часы томительного ожидания — от одного звонка до следующего, и следующего, и еще следующего… И каждый раз она говорила ему одно и то же, что он должен встретиться с отцом своей невесты.

— Она мне не невеста! — возмущенно кричал Хэнк. — Как ты смеешь называть неизвестно кого именем, которое принадлежит тебе?

— Ну хорошо, хорошо, не злись. Но согласись, дорогой, если ты вернешься обратно, так и не встретившись с Гриффитсом, то наша с тобой разлука была впустую. Сделай это, дорогой, сделай.

Если бы он только знал, думала Габриелла, чего мне стоит просить его об этом. Вернется ли он ко мне? Выдержит ли испытание блеском, роскошью и богатством? Тот ли он, за кого я его принимаю?

Эти сомнения изводили ее, мешая уснуть, и не было ей ни минуты покоя. А подруга Ребекка только подливала масла в огонь, снова и снова повторяя, какая она тупица, высокомерная тупица.

— Если он не вернется к тебе, то виноватой будешь только ты сама. Никто не вынуждал тебя толкать его в объятия богатой наследницы. Не надо искушать судьбу, никогда. Добром это не кончается.

И Габби трепетала, ожидая исхода, проклинала себя… Но продолжала считать, что поступила верно. Ради себя. Ради него…

А еще через день Хэнк позвонил вне себя от возбуждения.

— Габби, ты даже представить себе не можешь, что случилось! — захлебываясь от эмоций, кричал он в трубку. — Даже представить не можешь!

— Ну так расскажи мне, — с замирающим от испуга сердцем предложила она.

— Я сегодня все же отправился на встречу с Гриффитсом. Пошел к нему на студию, а не домой. И меня сразу провели к нему. Он меня ждал!

— Ну естественно, ведь приближается день твоей свадьбы с его дочерью.

— Уже нет! Габби, уже нет! Я все ему сказал! Про то, что со мной произошло по пути, про то, как встретил тебя, как полюбил. Про то, что мы с тобой поженимся, как только я вернусь.

— Правда?

— Истинная!

— И что же он тебе на это сказал? — с опаской спросила Габби.

— Это самое фантастическое, что только могло случиться. Он сказал, что прекрасно меня понимает. И не упрекает. И не держит зла. Более того, он предложил мне роль. Представляешь? Несмотря на то что я отказался жениться на его дочери, он все равно предлагает мне роль! В новом фильме. Они там как раз приступают к съемкам на его студии, и он сказал, что видел в ней именно меня. Так и заявил режиссеру!

— О, Хэнк, — выдохнула Габриелла, — я так за тебя рада…

Ее тон моментально отрезвил его.

— За меня? — осторожно переспросил Хэнк. И взорвался: — За меня?! А за себя? Ты что же, полагаешь, я соглашусь, не посоветовавшись с тобой? Не узнав, хочешь ли ты этого?

— О, я, конечно, хочу этого. Больше всего на свете. Ведь ты же мечтал стать вторым Клинтом Иствудом. — Она замолчала.

— Габби. Габриелла. Мне кажется или я действительно слышу, что ты плачешь?

— Кажется, любимый, кажется, — глотая горько-соленые слезы, заверила его бедняжка.

— Тогда скажи, ты хочешь быть женой восходящей кинозвезды?

— Что… что ты имеешь в виду?

Как что? Только то, что сказал. Если ты не возражаешь, я подпишу контракт. А когда обустроюсь тут… ну, квартиру сниму, машину возьму нормальную напрокат, в общем, сделаю все, чтоб жить можно было по-человечески, ты приедешь ко мне.

— Правда? Хэнки, правда? Ты хочешь, чтобы я была с тобой?

— Естественно! Как ты можешь сомневаться? Ты и только ты — смысл и цель моей жизни. Мне ничто не нужно, кроме тебя. И я… я бы не соблазнился на предложение, если бы не думал, что смогу сделать все то, о чем говорил. Но я хочу построить тебе особняк на холме в этом краю вечного лета, я хочу осыпать тебя драгоценностями и показать весь мир. Я хочу, чтобы наши дети пошли в лучшие школы, и я хочу, чтобы старик Рауль никогда и ни в чем не нуждался.

Габриелла была глубоко тронута его словами, его искренним тоном. И рада. Рада, что не ошиблась в нем. Рада, что ему улыбнулась удача. И что она настояла, чтобы он не отказывался от нее.

— Хэнк, ты даже не представляешь, какое ты чудо, — прошептала она. — Я обожаю тебя, ненаглядный мой, сокровище мое единственное.

— Эй, Габби, и знаешь еще что?

— Что?

— Я уже присмотрел тебе кольцо. Как ты и говорила. В салоне «У Тиффани». Как только получу аванс, сразу куплю.

— О!.. — только и смогла выдохнуть Габриелла, до краев переполненная счастьем.

— Как там у тебя дела обстоят? Что Рауль? И подружка твоя? Все еще навещает вас каждый день?

Отец здоров. С каждым часом сил набирается. И Бекки постоянно приезжает. Знаешь, как ни удивительно, но, мне кажется, у них это серьезно. Представляешь?

— Гм… Чего же тут удивительного? Они такие же люди, как и все остальные. Почему не могут полюбить?

— Но, милый, — запротестовала Габриелла, — он же почти вдвое старше ее.

— Ха! А я на три года моложе тебя, и что из этого? Возраст не играет никакой роли. Было бы сердце молодое. Передавай им обоим огромный привет. Мне не хватает наших обедов. И твоей отличной стряпни. Проклятые гамбургеры скоро доведут меня до изжоги,

Габриелла ужаснулась. Они проболтали еще с полчаса, восторженно обсуждая их будущие планы, и уже прощались, когда Хэнк вдруг спросил:

— Габби, а как насчет твоего обещания? Ты не забыла?

— Какого, милый?

— Насчет «Трех подков»…

— О! — Она весело рассмеялась. — Да ты у меня ревнивец. Или уже роль репетируешь?

— Габби, не издевайся.

— Ну, прости, не сердись, дорогой. Конечно же я держу свое слово. А как же иначе?

— Хорошо. Я рад. — У него отлегло от сердца. Мысли о Джеке Мортоне и воспоминания о том внимании, что он оказывал Габби, нет-нет да и мучили его.

На следующий день Хэнк Сандерс подписал контракт на исполнение им главной роли в фильме с условным названием «Бандит и ковбой».

— Габби, привет, сто лет тебя не слышал. И не видел. Как поживаешь? — раздался в трубке голос Мортона.

Габриелла даже вздрогнула от неожиданности и промахнулась мимо нужной клавиши.

— О, Джек, добрый день. У меня все в порядке. Спасибо.

— Как себя чувствуешь?

— Хорошо.

— А мистер Маскадо?

— Тоже хорошо.

— Я слышал, он начал выходить.

— Да, точно, — ответила Габби, недоумевая, к чему он ведет, и немного нервничая.

Едва ли Хэнку понравилось бы, что она беседует с Джеком по телефону. Они, конечно, говорили о «Трех подковах», но все же…

— Значит, ты уже свободнее можешь распоряжаться своим временем, верно? Я подумал, что мы с тобой давно не виделись. Хотел пригласить тебя…

— Нет-нет, Джек, — не дав ему закончить, перебила она. — Спасибо большое, но я сегодня никак не могу.

— Ну, тогда, может быть, завтра?

Габриелла даже вспотела от волнения. С одной стороны, ей хотелось поскорее завершить разговор, с другой — она боялась обидеть Джека. Ведь он не сделал ей ничего дурного.

— Прости, Джек, но завтра тоже едва ли получится, — кое-как выдавила она, проклиная себя за неумение найти достойный выход в подобной ситуации.

Впрочем, Джек, как и всегда, проявил себя в высшей степени тактичным человеком. Он не стал терзать ее ни вопросами, ни дальнейшими предложениями.

— Жаль, Габби, но я понимаю. Все бывает. Тогда как-нибудь в другой раз. Всего доброго.

— Да, тебе тоже, Джек.

Габби повесила трубку с чувством невероятного облегчения, хотя прекрасно понимала, что передышка ей предоставлена лишь временная. Без сомнения, владелец «Трех подков» человек весьма настойчивый и предпримет еще не одну попытку встретиться с ней.

Надо же, какие странные номера выкидывает жизнь. Скажи ей кто-нибудь месяц назад, что Джек Мортон будет искать с ней встреч, Габриелла расхохоталась бы в ответ на подобное утверждение. И вот теперь это случилось, а она не знает, как уклониться от оказанной ей чести.

Она решила было посоветоваться с Бекки, но представила себе ее насмешки и предпочла воздержаться.

Впрочем, это хоть немного отвлекло ее от трудного ожидания.

Считать дни и часы, остававшиеся до долгожданной встречи с любимым, было еще рано. Точной даты они пока не назначили. Но Габби все же заранее выяснила расписание рейсов от Топека и Канзас-Сити до Лос-Анджелеса, выбрала наиболее подходящий, прикинула, что возьмет с собой, а что оставит дома, и даже не отказала себе в удовольствии съездить в Абилен и посетить там свадебный салон. Это было, пожалуй, самым большим и приятным, не считая разговоров с Хэнком, событием за истекшие дни. Она провела там больше трех часов, окруженная приветливыми, улыбающимися продавщицами, и перемерила почти все имеющиеся в наличии платья.

После звонка Джека прошло около недели, и Габриелла уже начала успокаиваться. Наверное, он все-таки понял, что она не настроена встречаться с ним, и решил оставить ее в покое.

В этот день Габриелла вошла в контору «Парсонс и Парсонс, поставки и контракты» и сразу же увидела лежащий на футляре ее машинки большой конверт с надписью «Мисс Габриелле Маскадо лично». Она покрутила его в руках, зачем-то поднесла к носу, понюхала. И хоть запаха никакого не было, но где-то глубоко внутри у нее появилось противное ощущение. Еще никогда она не получала анонимных писем…

Анонимных? Откуда тебе это известно? — строго спросила она себя.

Известно. Не знаю откуда, но известно. Открой и убедишься.

Габби преодолела внутреннее сопротивление, распечатала конверт и достала оттуда даже не письмо, нет, а газетный выпуск — незнакомый ей жалкий бульварный листок, издаваемый в Лос-Анджелесе, от вчерашнего числа.

Небольшая заметка в пять строк была обведена красным фломастером. Габриелла быстро пробежала их глазами, побледнела и упала на пол…

— Габби, Габби, что с тобой?

Голос донесся откуда-то издалека, вторгся в ее сознание и разорвал блаженную пелену забытья.

Она приоткрыла глаза и увидела склонившуюся над ней грузную фигуру Джо Парсонса. Он осторожно похлопывал ее по щекам и озирался по сторонам в состоянии весьма близком к панике. Старый холостяк не привык к дамским обморокам и истерикам и боялся их больше всего на свете. Собственно, и холостяком он остался ровно по этой причине.

— Габби, ты пришла в себя? Встать можешь?

Она выдавила слабое подобие улыбки и,

опершись на его руку, поднялась.

— Спасибо, Сэм, не волнуйся. Это, наверное, последствия того случая…

Объяснение было совершенно неправдоподобным, учитывая, что происшествие, на которое она ссылалась, произошло около трех недель назад. Но Джо им удовлетворился и, убедившись, что второй обморок ей как будто не грозит, отпустил ее домой.

Там Габриелла поднялась к себе, закрыла дверь на ключ, опустила все жалюзи, погрузив комнату в полную темноту, зашла в ванную и достала знакомый пузырек с таблетками, бросила в рот несколько штук, запила водой из-под крана и, не раздеваясь, легла на кровать. Она мечтала и молила Создателя даровать ей беспамятство. Хотя бы на время…

И оно пришло — тяжелое, глубокое, почти мертвое. И в то же время спасительное. Оно было прервано лишь на несколько мгновений ежевечерним звонком.

Не открывая глаз, Габриелла протянула руку, нащупала трубку, поднесла к губам и медленно, отчетливо выговаривая слова, произнесла:

— Не звони мне больше. Никогда.

Аккуратно вернула ее на место, нащупала провод и вырвала его из розетки.

Спустя месяц она получила и приняла предложение Джека Мортона. Свадьбу назначили на пятнадцатое февраля.

Эпилог

Пять лет спустя

Габриелла, облаченная в длинный изысканный французский пеньюар из натурального шелка цвета слоновой кости, превосходно оттенявший ее блестящие черные волосы, рассыпанные по плечам и спине, сидела на залитой теплым солнцем террасе и наслаждалась последними минутами затишья перед бурным и утомительным днем. Перед ней на мраморном столике стоял серебряный кофейный прибор и лежал большой альбом с фотографиями и вырезками.

Сейчас, за несколько часов до начала торжества, когда многочисленные гости соберутся на прием по поводу выхода в свет ее третьего сольного альбома, ей хотелось вернуться назад и снова мысленно пройти тот путь, что привел ее сюда — на вершину счастья и славы.

Она налила в чашку немного крепкого густого кофе, вдохнула неповторимый аромат и с наслаждением сделала глоток.

Хорошо… просто чудесно… Да, Жанетта все-таки готовит превосходный кофе. Лучший, пожалуй, в этом городе…

Еще один глоток, и она подтянула к себе альбом и раскрыла его. На первой странице, прикрытая полупрозрачным листом, лежала газетная вырезка.


Как нам стало известно из достоверных источников, свадьба Стефании Гриффите, дочери известнейшего киномагната Энтони Гриффитса, состоится двадцать второго декабря сего года в поместье мистера Гриффитса в Беверли-Хиллз. Женихом несравненной мисс Стефании является восходящая звезда нашего кинематографа мистер Сандерс, занятый сейчас в съемках вестерна «Бандит и ковбой».


Габриелла снова перечитала слова, хотя знала их наизусть, и опять ощутила укол боли. Всего лишь укол, совсем слабый, почти незаметный, хотя тогда… Тогда боль открытия свалила ее с ног и едва не убила.

Удивительно, как быстро все меняется. Проходит, не оставляя даже следа.

Господи, какой же она была дурочкой! Нашла, из-за чего переживать. Впрочем, ей ведь казалось, что жизнь ее окончена, что впереди ждут длинные, пустые, бессмысленные годы, лишенные любви, зато наполненные тоской и отчаянием, и одинокая, жалкая старость. И это несмотря на то, что она собиралась в ближайшем будущем стать миссис Джек Мортон.

Габриелла смотрела на маленький, пожелтевший от времени прямоугольник газетного листа невидящим взглядом и вспоминала…

Джек был великолепен. Со свойственным ему безграничным тактом, он не приставал к ней с мелочами, не требовал заниматься свадебными хлопотами, а все взял на себя.

Она только достала телефонный справочник Топеки, позвонила в первый попавшийся свадебный салон, назвала свои мерки и адрес, по которому они должны были выслать платье по своему выбору.

Бекки навещала ее каждый день и пыталась снова и снова заговорить о Хэнке. Но Габби была непреклонна и категорически отказывалась слушать лучшую подругу.

— Но ты же даже не выслушала его! — увещевала ее Ребекка. — Ты не знаешь, ни что произошло, ни…

— Все, Бекки, довольно. Если ты не хочешь, чтобы мы поссорились, то больше никогда не упоминай при мне его имя. Ты даже представить не можешь, насколько мне стыдно. На двадцать седьмом году жизни оказаться настолько глупой, чтобы второй раз наступить на те же самые грабли. Все, довольно! Слышишь меня? И вообще, нечего меня утешать. У меня все великолепно. Мой жених — прекрасный, умный, интеллигентный, заботливый, наконец, преуспевающий человек. Мы уедем из этой жалкой дыры и устроимся где-нибудь на побережье, подальше от этого мерзкого холода. Ясно?

Ребекка грустно кивнула и понуро отправилась к Раулю, с которым в последнее время проводила все свое свободное время.

Жизнь Габриеллы начала входить в более или менее нормальную колею, по крайней мере внешне.

Отец, окончательно оправившийся от трехгодичной депрессии, взял на себя немногочисленные хлопоты по управлению мотелем, а Габби начала работать у Парсонса целый день. Ежедневно в шесть часов она накрывала машинку чехлом и выходила на улицу, где ее уже ожидал Джек. Они ехали обедать, потом иногда в кино или просто катались, и Джек говорил об ожидающей их жизни.

К ее удивлению, выяснилось, что он не просто хорошо обеспечен, а богат, и может позволить себе купить большой дом и яхту. Габби молча слушала, иногда даже задавала вежливые вопросы. Но Мортон явно чувствовал, что она витает где-то далеко-далеко, а рядом с ним находится лишь ее оболочка.

Впрочем, ощущения его были в высшей степени ошибочными. Нигде Габриелла не витала. Она пребывала в состоянии оцепенения, полного безразличия к собственной судьбе и уж тем более к великолепным перспективам, которые рисовал ей жених.

Она вздохнула, вспомнив эти тягостные дни, допила остывший кофе, позвонила и приказала подать новый кофейник. Потом вернулась к альбому.

На следующей странице была свадебная фотография. Ее свадьбы. Она — сияющая невеста, рядом — светящийся от счастья жених, за ее спиной — улыбающаяся Бекки под руку с Раулем, за спиной жениха — высокий пожилой мужчина, его свидетель и друг.

Как хорошо Габриелла помнила тот день, когда впервые встретилась с ним. Это был единственный сумрачный, дождливый день в ту зиму. Дверь кабинета, где она терпеливо стучала по клавишам, отворилась, и вошел он — статный, седовласый, уверенный в себе, одетый в дорогой темно-серый костюм и не менее дорогую более светлого оттенка рубашку.

Несмотря на то что она никогда прежде не видела его, сомнений в его личности у нее не возникло ни на секунду.

— Мисс Маскадо? — вежливо, приятным, хорошо поставленным голосом поинтересовался вошедший.

Она склонила голову, но не произнесла ни слова.

— Вы меня не знаете и, вероятно, удивлены моим визитом, — начал он, но Габриелла перебила:

— Я вас не знаю, но знаю, кто вы такой. Поэтому и посещением вашим не удивлена. Я ожидала его. Вы ведь приехали уговорить… убедить… короче, позаботиться о том, чтобы я не стала причиной скандала в вашем семействе. Но вы напрасно потратили свое драгоценное время. Я не собираюсь причинять никому никаких неприятностей. Ни сейчас, ни в дальнейшем. А чтобы вы не беспокоились, могу сообщить, что через десять дней состоится моя свадьба, после которой мы с мужем покинем этот город навсегда…

Ее седовласый гость поднял руку.

— Подождите, мисс Маскадо. Выдали артиллерийский залп из всех орудий, но даже не выслушали, что я имею сказать. Если бы моей целью было, как вы выразились, «позаботиться о том, чтобы вы не стали причиной скандала», то я не стал бы терять время и приезжать лично. Мой доверенный секретарь обладает даром убеждать и имеет право распоряжаться крупными суммами. Так что причина моего визита вовсе не в этом.

— А в чем же? — ровным тоном спросила Габби. Ее сотрясала крупная дрожь, унять которую не удавалось никаким усилием воли.

— В том, чтобы сказать вам то, о чем, казалось бы, любой человек должен знать по достижении двадцатилетнего возраста. Никогда не верьте полностью тому, что пишут в газетах.

Габриелла задохнулась и приоткрыла рот. Чего-чего, а таких слов она никак не ожидала.

— Что… — Она попыталась сглотнуть, но рот был таким сухим, словно туда высыпали машину песка. — Что вы имеете в виду? — еле слышно выдавила несчастная.

— Только то, что небезызвестный и, как я понимаю, небезразличный вам Хэнк Сандерс, к моему великому сожалению, не является моим родственником. Пока…

— Пока?!

— Да. Потому что этот парень мне очень нравится. Он — настоящее золото. Я всю жизнь мечтал о таком сыне. И надеюсь, что скоро он им станет. Отчасти…

— Зачем вы так жестоко шутите, мистер Гриффите? — спросила Габби. Естественно, она знала, кто был ее посетителем. — Значит, газеты ошиблись, но только в дате. Он все же женится…

— Нет, Габриелла. — Гриффите подошел к ней, взял ее ледяную руку в обе свои и заглянул в черные, наполненные страданием глаза молодой женщины. — Нет, Габриелла, это не он, а я женюсь. На Селии Сандерс, его матери. Удивительная женщина… Такое же чудо, как и сам Хэнк. Она приехала поддержать его в трудную минуту, когда вы отвергли его. Так что он все же будет моим сыном. Что же касается той якобы свадьбы… — Он вздохнул. — К сожалению, верных людей в наше время найти трудно. Один из моих служащих продал «Голливудским сплетням» непроверенные сведения, при этом все перепутав. Моя дочь действительно вышла замуж двадцать второго декабря, но совсем за другого. Стыдно признаться, но она на редкость непостоянная и легкомысленная особа, вся в мать. Ошибка с именем возникла вследствие того, что этот продажный служащий — теперь, естественно, бывший — нашел в моем столе кое-какие записи, относящиеся к первоначальному проекту, на тот момент уже недействительному. Вот так все и случилось. Мне очень жаль, мисс Маскадо, что это недоразумение, стоившее немало горя и вам, и Хэнку, не разрешилось раньше. Но законы бизнеса суровы. Я сумел выделить время только сейчас.

— Но… но почему же он… Почему Хэнк не приехал и не сказал мне все это сам?

— Вы же сами категорически отказывались разговаривать с ним. Поэтому ему и пришлось ждать перерыва в моем расписании.

— А если бы я… если бы я уже вышла замуж?

— О нет, милая мисс Маскадо, до этого бы не дошло. Хэнк поддерживал постоянную связь с вашей подругой Ребеккой и…

Но Габриелла уже не слышала его. Потому что в дверях офиса появился он. Он!

Хэнк подошел к ней, протянул ладонь и раскрыл ее. Там лежало кольцо.

— Вот, как и обещал, — сдавленным от волнения голосом произнес он. — От «Тиффани».

Мистер Гриффите, осторожно ступая, вышел и неслышно закрыл за собой дверь…


— Мама, мама!

Ее воспоминания были прерваны самым бесцеремонным образом. Светловолосый мальчуган трех с половиной лет с такими же пронзительно-синими, как у отца, глазами вскарабкался к ней на колени и ткнул пальцем в фотографию.

— Это ты, мама?

— Да, милый. Я и папа. Это день нашей свадьбы.

— А сегодня тоже будет ваша свадьба? — сморщив нос, продолжил он расспросы.

Она весело рассмеялась.

— Нет, Дэнни, дорогой. Сегодня все приедут поздравить твою мамочку с тем, как она хорошо поет.

— И дед Тони придет? — воскликнул маленькая копия Хэнка.

— Конечно, дорогой, и дедушка Тони, и бабушка Селия с ним.

— Ура! — завопил малыш. — Подарки, подарки, подарки! Дед в прошлый раз обещал мне гоночную машину!

О боже! — Габби всплеснула руками в шутливом испуге. — Нам скоро придется строить отдельный гараж для твоих машин.

— Да, точно, — серьезно ответил ребенок. — А бабушка Бекки тоже приедет?

Габриелла вздрогнула. Она никак не могла привыкнуть к тому, что ее сын зовет Ребекку бабушкой.

— Дэнни, милый, сколько раз тебе говорить, чтобы ты не звал Бекки бабушкой?

— Почему? — Он нахмурил брови. — Дедушка Рауль ведь мой дедушка, правильно?

— Да, конечно.

— А Бекки — его жена, верно?

— Абсолютно.

— Ну, так, значит, она — моя бабушка,

Габби не устояла перед его железной логикой,

потрепала по светлым волосенкам и сказала:

— Ты абсолютно прав, мой дорогой. А теперь беги, поиграй у бассейна. Вот-вот папа приедет, а я еще ему костюм не приготовила…

Она не закончила фразу. Потому что по нагретой солнцем мощеной дорожке, небрежно перекинув через плечо шелковый пиджак, шел он — самый популярный актер прошлого года Хэнк Сандерс — ее муж, отец ее ребенка, ее единственная, истинная и вечная любовь.


home | my bookshelf | | Преодолевая препятствия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу