Book: Дороже всех сокровищ



Памела Робертс

Дороже всех сокровищ

Пролог

— Рэнди, мы с ребятами собираемся сегодня в «Луну на берегу». Выпьем по кружке-другой пива или чего покрепче, подхватим девчонок и отправимся танцевать. Пойдешь с нами? — весело потирая руки, спросил пухлый молоденький второй пилот своего старшего — и по возрасту и по званию — коллегу. — К тому же с тебя причитается, за повышение…

— Ну, не знаю, — с сомнением в голосе отозвался Таунсенд. — Что-то устал я за последние дни, да и дела кое-какие есть… Может, в другой раз?

— Дела? У тебя? Закоренелого холостяка? — недоверчиво засмеялся Джерри. — С каких это пор? И что за дела?

— Ну… — Он замялся, проклиная себя, но почему-то не решаясь сказать Джерри, чтобы не совал нос не в свое дело. — Не очень интересные, но сделать их необходимо. Съездить в супермаркет, химчистку, позвонить водопроводчику…

— Ото, как ты заговорил! Как настоящий женатик, которого благоверная держит на строгом поводке.

— Вот уж нет! — возмутился «закоренелый» холостяк. — Если у мужика есть, как ты выражаешься, «благоверная», так она и занимается всем этим. А мне приходится самому.

— Да ладно, брось, Рэнди. Не принимай всерьез мои слова. Ну, не можешь, значит, не можешь. Без тебя, конечно, не так весело, но… полагаю, ты имеешь право на личную жизнь, — продолжал подшучивать младший пилот, не меняя, однако, серьезного выражения лица. — Лучше признайся, что попался на удочку…

— На удочку?! — чуть не закричал Таунсенд.

— А что же в этом такого? Каждый парень рано или поздно встречает девушку и…

— И что?

— Попадает в ее сети, угождает разным капризам и в конце концов отказывается провести с друзьями вечер в баре, — торжествующе закончил Джерри.

— Ну все, довольно, надоели мне твои шуточки! Только ради того, чтобы доказать глубину твоего заблуждения, я пойду с вами. И потрачу на хозяйственные заботы единственный за последние две недели выходной…

— Отлично, Рэн, дружище! Вот слова не мальчика, но настоящего мужчины! Значит, через сорок минут у служебного выхода?

— Договорились, — вздохнул Таунсенд, небрежно кивнул Мэгги, стюардессе их экипажа, одарившей его влюбленным взглядом, и направился к трапу.

Какой же я бесхребетный дурак, мрачно размышлял он. Чего испугался? Насмешек парней?

Малыша Джерри? Так ведь он это просто так, в шутку… А что я теперь скажу Молли? Мы не виделись почти неделю, а перед этим поссорились… именно из-за того… из-за того…

Он не помнил точно повода, приведшего их к ссоре, но причина была все та же: его нерешительность или, вернее, боязнь сделать ей официальное предложение. Оба наговорили друг другу много лишних, ненужных слов, о которых теперь жалели. По крайней мере, он жалел.

Молли не заслуживает такого отношения. Никоим образом. Они вместе уже почти два года, все свои выходные и свободные дни он проводит у нее и все же… все же… никак не может заставить себя открыто признать их отношения.

Не только сделать предложение, но даже просто представить ее друзьям.

И все почему? Потому что когда-то давно, больше пяти лет назад, какая-то легкомысленная финтифлюшка задела его драгоценную гордость. И он, уязвленный ее решением расстаться с ним, признанным первым парнем летного училища, поклялся держаться в стороне от прекрасной половины человечества. Более того, остаться на всю жизнь холостяком… Или из-за обидных и незаслуженных насмешек бывшего друга и коллеги…

Но что, если он обманывает себя и причина совсем в другом? В его неуверенности в Молли… Неужели он настолько злопамятен, что до сих пор не в силах забыть происшествия, вернее недоразумения, пережитого ими в самом начале знакомства? Нет, не может быть! Молли Маккивер — красавица и умница, знакомством с которой может гордиться любой мужчина. Она больше ни разу не подала ему даже незначительного повода для недоверия или сомнения… Он не имеет права так обращаться с ней!

Полный искреннего раскаяния Рэндалл уже направился к ближайшему телефону, как тут же понял, что не в состоянии обсуждать такие вещи, не видя прекрасных и любимых зеленых глаз.

Но, ничего, он все наверстает… когда вернется.

Увы, добрым намерениям сбыться было не суждено. Вечер затянулся. Из пивной большая и шумная команда пилотов и их помощников отправилась в ресторан, оттуда в клуб потанцевать. И Рэнди, проклинающий себя за нерешительность, но тем не менее неспособный просто повернуться и уйти, ездил с ними. Лишь в начале одиннадцатого, взглянув на часы, пришел в ужас и, ни с кем не прощаясь, удрал…

— Молли! Молли, малышка! — позвал он, открыв дверь своим ключом.

Не услышав ответа, вошел, включил свет и онемел…

В гостиной был накрыт стол — с кружевной скатертью, свечами и парадной посудой. В ведерке стояла бутылка шампанского…

Рэнди похолодел.

Проклятье! Как же он мог так запамятовать?

Но разве сегодня… да, точно, семнадцатое мая…

Ее день рождения…

Рэнди сунул руку в карман и облегченно выдохнул. Хоть о подарке не забыл, и то слава богу… Он на цыпочках пробрался в темную спальню, не включая света, присел на краешек кровати и прислушался. И тут же уловил сдавленный всхлип. Он протянул руку и прикоснулся к теплому вздрагивающему плечу.

— Молли, малышка моя, прости, любимая…

Она отпрянула, словно ее ужалила гадюка.

— Не смей прикасаться ко мне, Рэндалл Таунсенд! Никогда больше. Слышишь? Никогда! — выкрикнула молодая женщина, нащупала на столике лампу и щелкнула выключателем.

Зеленые глаза сверкали от гнева, но красивое лицо было мокрым от слез.

— Но, Молли… — умоляюще начал Рэнди.

— Не смей! Даже не пытайся оправдываться!

Я не желаю больше слушать тебя. И не поверю ни одному твоему слову! Потому что тебя никогда нет рядом, когда я нуждаюсь в тебе! И еще потому, что звонила и узнала, в котором часу приземлился твой самолет. К тому же Джин все мне рассказала!

— Все рассказала? — опешил молодой человек.

— Да, все! Включая и то, что ваш дорогой Джерри на пари пытается свести тебя с Мэг. Ты просто наплевал на меня, Рэндалл. На меня и на мой день рождения. А я-то, идиотка, старалась, ужин праздничный готовила, с работы удрала пораньше. Барри чуть не обидела… — Она не выдержала и разрыдалась.

Он попытался придвинуться и обнять ее, но безуспешно. Молли перекатилась на дальний край кровати и зарылась головой в подушку, отказываясь смотреть на него. Она рыдала, рыдала и рыдала — горько, обиженно, тяжело, так, словно у нее сердце разрывалось. И все его попытки успокоить, утешить, вымолить прощение были тщетными.

— Уходи, Рэнди. И больше никогда не возвращайся. Я скорее застрелюсь, чем еще хоть раз в жизни поверю мужчине. Даже тебе, — с трудом, задыхаясь, выдавила она и снова уткнулась в подушку.

Молодой человек обхватил голову руками и, покачиваясь, вышел из спальни.

Что же он натворил? Как мог забыть? Ну зачем пошел с парнями? Они все свободные, независимые, а он…

А я? Разве я не свободен? — спросил он самого себя. И тут же ответил: «Как бы не так!

Разве эта женщина, которую я так обидел, ничего для меня не значит? Разве она не занимает никакого места в моей жизни? Как же я смог так поступить с ней?»

Рэндалл кинулся обратно, опустился перед кроватью на колени и снова попытался погладить рассыпанные по подушке черные кудри. Но Молли только отодвинулась и продолжала безутешно рыдать.

Не зная, что еще сделать, он горестно вздохнул и вернулся в гостиную. Достал из кармана футляр, открыл крышку, полюбовался изящными серьгами с небольшими бриллиантами, которые купил для нее три дня назад в Нью-Йорке, и положил на скатерть. Вытащил ручку, быстро набросал несколько слов на поздравительной открытке и поставил рядом с футляром. Еще раз тяжело вздохнул и покинул уютную квартирку.

Доехав до своего дома на противоположном конце Сан-Франциско, Рэнди загнал машину в гараж, поднялся на второй этаж и, не раздеваясь, упал на кровать. Он проворочался с боку на бок почти всю ночь, размышляя о своих отношениях с Молли и о том, как их поправить, и забылся только к утру. А когда открыл глаза, на часах было двенадцать двадцать.

Черт побери, проспал! Ведь он собирался приехать к Молли с самого утра и вымолить прощение за невнимание и небрежность. И не только это… За долгие бессонные часы у него родился план, гениальный план. И ему не терпелось поделиться им с ней.

Рэнди вскочил и первым делом кинулся звонить любимой. Долго слушал длинные гудки, потом решил, что она ушла на работу, и занялся делами. Быстро принял душ, привел себя в порядок, переговорил со старым знакомым отца, проявил настойчивость и добился положительного ответа на свою просьбу, после чего снова набрал номер Молли. И опять долго слушал длинные гудки. На сей раз, однако, с медленно нарастающим беспокойством. Потому что вспомнил: по четвергам у нее нет занятий.

В очередной раз перед внутренним взором встало залитое слезами лицо, в ушах прозвучал сдавленный голос: «Больше никогда не возвращайся. Я скорее застрелюсь, чем еще хоть раз в жизни поверю мужчине».

Рэнди изо всех сил сжал челюсти. Ну естественно, она не желает разговаривать с ним.

Ничего, у него есть что предложить ей… И он докажет, что достоин ее доверия…

Сев за руль верного «форда», Рэнди заскочил в цветочный магазин, откуда появился с огромным букетом, похлопал по карманам, проверяя, не забыл ли дома вторую половину подарка, и направился к Молли. Он спешил… спешил помириться, искупить свою вину, сказать очень важные, очень значимые для них обоих слова…

Не тратя времени на дальнейшие звонки, он выбрал кратчайший маршрут и уже через полчаса остановился у трехэтажного кирпичного дома, где в прекрасной квартире на втором этаже жила Молли Маккивер. Рэнди вылез из машины, поправил галстук, разгладил складки на брюках и достал с заднего сиденья цветы. Набрал полную грудь воздуха и взбежал по ступенькам. Постучал в дверь. Подождал. Постучал еще. Никакого ответа.

Где же она? Куда могла подеваться? На работе ее нет — он уже проверил. Отправилась к Джин, своей лучшей подружке? Зачем? Чтобы рассказать о неудачном окончании вчерашнего вечера и пожаловаться на него, Рэнди? Едва ли.

Молли не любит обсуждать с кем бы то ни было свои личные дела. Хотя… что это она говорила вчера о разговоре с Джин? О том, что малыш Джерри якобы пытается свести его с Мэгги?

Откуда, черт побери, Джин это взяла? Кто плетет такие интриги? И что же наконец теперь делать? Войти или дожидаться тут?

Подождав пару минут, Рэнди услышал какие-то доносящиеся изнутри звуки и прижался ухом к двери. Звонил телефон. Три, пять раз, восемь… Но ответа не было и на этот призыв.

Почему Молли не подходит? Где она? Что произошло?

Рэнди всерьез заволновался, нащупал в кармане ключ и открыл дверь. Вошел. Огляделся по сторонам. В гостиной со вчерашнего дня ничто не изменилось. Даже оставленные им подарок и открытка были на том же месте… Он сделал несколько шагов вглубь… и остановился как вкопанный, увидев на светлом паласе отвратительные, тревожные темные пятна.

Господи! Не может быть! Нет!!!

Рэнди уронил букет, упал на колени, коснулся пальцем одного из них. И содрогнулся, поняв, что это может быть только одним — кровью, запекшейся кровью.

«Больше никогда не возвращайся. Я скорее застрелюсь, чем еще хоть раз в жизни поверю мужчине»… Молли!! Девочка моя родная… Ну зачем… зачем ты сделала это?! И почему я вчера ушел?!

Он сидел на полу, покачиваясь и тупо глядя на застывшие кровавые пятна, и вспоминал, как два года назад впервые увидел Молли…



Глава 1

Самолет приземлился с опозданием почти на пять часов — они провели их в Чикаго, пережидая грозовой фронт. Рэндалл Таунсенд, двадцативосьмилетний пилот первого класса, покинул кабину последним, сбежал по трапу и уже направился было к служебному выходу, но тут вспомнил, что мать просила купить бутылку французского коньяка, которую проспорила приятельнице по покерному клубу.

Черт, чуть не забыл, подумал он. Придется заскочить в «Дьюти-фри», а то неприятностей не оберешься.

Рэндалл вошел в здание аэровокзала, смешавшись с толпой только что прибывших пассажиров, и двинулся к магазину, как вдруг заметил одиноко стоящую у большой стеклянной стены девушку, запнулся и едва не упал.

Боже, что это была за девушка! Высокая, стройная, с ногами чуть ли не от шеи, тонкой, почти осиной талией, приятно округлыми бедрами и копной блестящих черных кудрей. Она стояла к нему спиной, и Рэндалл не мог видеть ее лица, но был твердо убежден, что оно столь же прекрасно, как и фигура.

Еще никогда молодой летчик не испытывал ничего подобного охватившему ему в это мгновение чувству: непоколебимой уверенности, что именно она — его истинная судьба. Он не рассуждал, не раздумывал, не медлил, а заспешил к ней, позабыв и о матери, и о ее просьбе, и обо всем остальном на свете. Приблизившись сзади, осторожно тронул за локоть и сказал:

— Мисс, извините меня, пожалуйста…

Девушка повернулась, и Рэндалл убедился в верности своей догадки. У нее было необыкновенное, изумительно красивое лицо. Высокий лоб, чуть вздернутый небольшой нос, прекрасные, круто изогнутые брови. Но, главное, конечно, это глаза. Огромные, зеленые, в обрамлении длинных густых ресниц.

И эти чудесные глаза смотрели на него с нескрываемой враждебностью.

— Что вам угодно? — ледяным тоном спросила незнакомка.

— П-простите… — Он моментально утратил ту минимальную долю совершенно несвойственного ему нахальства, что помогла приблизиться к ней, и начал заикаться от смущения. — Я подумал, что… может быть… вы заблудились и вам нужна… гм… помощь…

— Ваша, естественно? — иронично осведомилась она, окинув его полупрезрительным взглядом.

— Н-нет, но… — Он окончательно растерялся и замолчал.

Незнакомка же покачала головой и холодно заявила:

— Я была бы весьма признательна, если бы вы оставили меня в покое. — Она снова отвернулась к стеклу.

А Рэндалл понуро побрел прочь, не понимая причин ее агрессивности и глубоко огорченный подобным неудачным исходом. Выйдя из аэропорта, он отыскал машину и машинально поехал домой, так и не вспомнив ни о магазине, ни о французском коньяке.

Почти неделю Рэндалл ходил как в тумане, не обращая внимания на окружающих, их обеспокоенные вопросы и полные удивления взгляды. Он был занят тем, что проклинал свою нерешительность. Где теперь найти прекрасную незнакомку? Как узнать, кто она такая?

Сверкающие зеленые глаза преследовали его на каждом шагу, не давая ни минуты покоя. Они словно говорили: «Ну что, испугался? Теперь вот страдай, только проку от этого не будет».

Что же с ним творится? Отчего в нужный момент он, Рэндалл Таунсенд, летчик, далеко не трусливый человек, вдруг отступил и стушевался? Почему побоялся последовать за девушкой и узнать, где она живет или работает?..

Эти терзания продолжались бы еще бог знает сколько времени, если бы судьбе не заблагорассудилось завести его в торговый центр в Саут-Лодже.

Рэндалл потом никак не мог вспомнить, каким образом там оказался и что искал. Знал только, что находился перед витриной ювелирного отдела и невидящим взглядом смотрел на разложенные под стеклом блестящие побрякушки, когда услышал за спиной мучительно памятный чуть хрипловатый голос:

— Вот приятная неожиданность! Как же я рада вас видеть!

Он обернулся — прямо перед ним стояла она. Та самая черноволосая незнакомка, мысли о которой преследовали и терзали его все последние дни.

— Правда? — с трудом выдавил Рэндалл. У него даже дыхание перехватило от волнения.

— Конечно, правда, — блеснув глазами, отозвалась она. — Я ужасно переживала, что обидела вас тогда, в аэропорту.

— В аэропорту? — туповато повторил он.

Девушка едва заметно усмехнулась, потом помрачнела.

— Вы, может статься, не помните меня… Вы подходили ко мне в здании международного аэропорта двадцать пятого июня. Я еще стояла у окна, выходящего на летное поле… Правда, не помните? Или…

— Ну что вы, — придя наконец в себя, перебил ее Рэндалл. — Конечно, я вас помню. Просто мне показалось, что вам неприятно было мое… внимание…

— Нет-нет-нет, — торопливо оборвала его незнакомка. — Я… я как раз хочу извиниться за свое поведение в тот день. Понимаете, я провожала тогда одного человека… и мне хотелось… побыть одной… Ну, в общем, это неважно. Я была непозволительно груба. Недопустимо. Мне искренне жаль, что я обидела… нет, оскорбила вас. Пожалуйста, простите меня.

— Ну что вы, мисс, не беспокойтесь, прошу вас. — Рэндалл набрался решимости и протянул ей руку. Он не собирался второй раз быть таким дураком и упускать счастливый случай. — Меня зовут Таунсенд. Рэнди Таунсенд.

— Очень приятно. А я Молли Кивер.

Их пальцы соприкоснулись. Рэндалл почувствовал, как по руке вверх разлилось тепло. Никогда еще он не испытывал ничего подобного.

Он не был девственником, начиная с четырнадцати лет пользовался успехом у девчонок, не раз проводил время на заднем сиденье машины, целуясь, и не только, с самыми хорошенькими из тех, что добивались его внимания, но ни одна из них не оказывала на него подобного воздействия.

Что за девушка эта Молли Кивер! Какие глаза! Какие волосы! Чудо как хороша. Настоящая красавица. И смотрит на него сегодня как будто с удовольствием, не то что неделю назад.

Ну уж теперь-то он не прозевает своей удачи.

— Я вот что подумал, Молли… Раз уж нам повезло снова встретиться, то почему бы не выпить вместе кофе? Чашку мира, так сказать.

Я знаю тут симпатичное маленькое кафе, где варят изумительный кофе и подают великолепные пирожные, всегда самые свежие, — уверенно произнес Рэндалл, но, к крайнему своему удивлению, заметил, что она качает головой. — Нет? Но почему?

Она порозовела, но ответила, глядя прямо ему в глаза;

— Боюсь, я вынуждена отказаться.

Его словно ледяной водой окатили. Приветливый тон девушки вначале разговора никак не намекал на возможность отказа. Значит, он обманулся? И она заговорила с ним только потому, что терзалась из-за своей, как ей казалось, грубости?

— Но… почему? — растерянно повторил Рэндалл.

— Я не могу… не могу ни с кем встречаться…

— Не можете? Да отчего же? Я не обижу вас… клянусь… — забормотал молодой летчик, понимая, что она вот-вот исчезнет, а он останется в одиночестве, с той же ужасной занозой в сердце. — Молли, прошу вас! — взмолился он. — Не надо так говорить! Я не собираюсь навязываться, если вам неприятно мое общество. Но мы могли бы просто посидеть и поговорить… как друзья… Поверьте, я не имел в виду ничего дурного. Честное слово!

Она улыбнулась его пылу. И верно, почему бы не посидеть с этим приятным парнем? У него такое приветливое, открытое лицо, ясные, искренние голубые глаза. Почему бы не отбросить на короткое время сдержанность, не скинуть лежащий на сердце груз и не поболтать с ним несколько минут? Что заставляет ее ходить с низко опущенной головой, словно она в чем-то виновата? Разве так уж необходимо отталкивать всех и каждого? Закутываться в траурное покрывало?

— Что ж, считайте, что убедили, — ответила Молли и поразилась тому, как просиял ее новый знакомый.

— Ну так идемте же! — Он подхватил ее под руку и легонько потянул к эскалатору.

Молодые люди поднялись на второй этаж и вошли в симпатичное маленькое заведеньице в самом дальнем углу.

— Как здесь мило, — произнесла Молли, опускаясь в придвинутое Рэндаллом кресло и оглядываясь по сторонам. — Подумать только, я бываю здесь минимум раз в две недели, а этого кафе ни разу даже не видела!

— Ничего страшного. Сейчас вам предоставляется шанс наверстать упущенное. — С этими словами Рэнди протянул ей меню. — И, знаете что, Молли, — он с искренним наслаждением выговорил ее имя, — настоятельно рекомендую попробовать вот это. Мне лично очень нравится.

Она улыбнулась в ответ.

— Ну, раз рекомендуете… Я, честно говоря, не очень-то разбираюсь в пирожных. Наверное, потому что редко их ем. Может, закажете мне что-нибудь на свой вкус, а я потом скажу, понравилось или нет?

— Конечно! Но могу я спросить, почему вы редко едите пирожные? Вам не нравится? Мне всегда трудно поверить, что кто-то может не любить сладкое. Думаю, потому что сам я жуткий сластена.

— Ха! Я тоже была бы сластеной, если бы могла себе это позволить. Но девушки вынуждены постоянно думать о фигуре…

— Ну, вам-то это совсем ни к чему! — воскликнул Рэнди и покраснел, поняв случайную двусмысленность фразы. — Я… я имел в виду, что с такой потрясающей фигурой, как у вас, не нужно терзать себя диетами и прочим вздором.

Молли усмехнулась.

— Спасибо, конечно, за комплимент, но вы решительно не правы. Если позволять себе все, что нравится, то хорошей она недолго останется. Но иногда, особенно в приятной компании, я позволяю себе расслабиться. И сделаю это сейчас… Думаю, я заслужила чуточку удовольствия, неожиданно погрустнев, добавила она.

Смена ее настроения, естественно, не укрылась от пристального внимания Рэнди. Ему очень хотелось спросить, чем она вызвана, узнать, что же такого произошло в ее жизни, отчего Молли не хочет ни с кем встречаться, но решил пока воздержаться. Не стоит говорить .с ней о неприятном. Иначе она может замкнуться, спрятаться в панцирь и — не дай бог вообще исчезнуть. И он никогда больше ее не увидит. Нет-нет, все, что угодно, только не это!

Рэндалл сделал заказ подошедшей официантке, повернулся к своей новой знакомой и легко сказал:

— А я, Молли, последние дни несколько раз вспоминал нашу мимолетную встречу. Наверное, каждый раз, когда приезжал в аэропорт…

— О, я тоже, — тут же отозвалась она. — Вы даже не представляете, Рэнди, как мне было стыдно, что я так обошлась с вами. Поверьте, у меня нет обыкновения грубить незнакомым людям. Да и знакомым тоже. Сама не понимаю, что на меня нашло…

— Полно, не стоит возвращаться к этому.

— Пожалуй, вы правы. А скажите, Рэнди, что вы тогда делали в аэропорту? Встречали кого-то или провожали? Или сами прилетели откуда-то?

— Прилетел. Из Нью-Йорка, по-моему…

— Вы что, не помните, откуда прилетели? — удивилась Молли. — Так часто летаете?

— Угу. Почти каждый день. Рейсы иногда путаются в голове. Тогда помню, сидели в Чикаго, пережидали грозовой фронт. А откуда вылетели…

— Так вы что, летчик?

— Ну да. Я думал, вы заметили форму.

— Ох, какая же я рассеянная, — смущенно хихикнула Молли и только сейчас поняла, в насколько же невменяемом состоянии находилась тогда. Слава богу, хоть лицо его запомнила… А то бы он так и думал о ней, как об отвратительной хамке. — Но, Рэнди, это же просто замечательно! — с энтузиазмом воскликнула она. — Ну, иметь такую интересную работу! Вам… вам она нравится? Хотя что за ерунду я несу?

Иначе вы бы и не летали. А это трудно? Вы большие самолеты водите? А куда летаете? И как вы стали летчиком?

Вопросы сыпались из нее, как из рога изобилия. А глаза — чудесные зеленые глаза — горели огнем неподдельного интереса.

— Нравится, конечно, — начал говорить Рэнди, обрадовавшись, что удалось завладеть ее вниманием. — Я с детства мечтал о небе. Мой дед был летчиком-испытателем. Он в молодости летал на военных истребителях и рассказывал о полетах с такой увлеченностью, что я мог слушать его целыми днями. К сожалению, он умер, когда мне было только семь. Все думали, что я скоро забуду об этих рассказах и заинтересуюсь чем-нибудь более подобающим мальчишке моего возраста. Но они ошиблись. Я читал все, что только мог найти, о самолетах, об истории авиации, о современных ее достижениях. Мама страшно волновалась, что я пойду по стопам деда, и делала все возможное, чтобы увлечь меня чем-то еще, но безуспешно. Я просто бредил небом…

— А почему мама не одобряла вашего увлечения?

— Она боялась, что я могу тоже пойти в военную авиацию. Дед ведь умер довольно-таки молодым. В пятьдесят четыре. Он подорвал здоровье на испытаниях одного из новых истребителей. Там были какие-то конструктивные недостатки, и перегрузки оказались существенно выше допустимой нормы. Внимания на это своевременно не обратили, вернее, не сразу проявился эффект, а через несколько лет, когда дед обратился к врачам, выяснилось, что сделать ничего нельзя. Его, конечно, немедленно со всеми почестями отправили в отставку и выплатили приличную денежную компенсацию, но разве это заменит утраченное здоровье?

— Какая грустная история.

— Да, очень. Но дед никогда не роптал. Даже когда он уже с трудом передвигался, то все равно продолжал говорить о небе с такой любовью, что сумел заразить ею и меня.

— Но вы все-таки прислушались к мнению мамы?

— О да, — сказал Рэнди. — Но, помимо того, меня манило небо, а не средства разрушения и уничтожения. Безграничное, безбрежное небо… — Он вздохнул.

— Значит, вам повезло в жизни, — заметила Молли. — Найти свое призвание — это очень важно. Почти так же, как обрести родную душу.

— Безусловно, — подтвердил Рэнди и посмотрел ей в глаза. — Но недавно я понял, что работа — это еще далеко не все, что необходимо человеку для счастья. Даже такая интересная и любимая, как у меня.

Молли немедленно помрачнела.

— Ода…

— А вы, Молли, чем вы занимаетесь? Чем, так сказать, добываете хлеб насущный? Или… — Он запнулся.

Ему внезапно пришла в голову мысль, что она может быть замужем и совсем не нуждаться в работе. В конце концов, сказала же она, что не может ни с кем встречаться.

— Я — лингвист, — просто, словно и не заметив его колебания, сообщила Молли. — Специализируюсь на романских языках. Сейчас преподаю в колледже.

— Ото! Вы так просто говорите «специализируюсь на романских языках». И сколько же всего языков вы знаете? — поинтересовался Рэнди.

— Восемь, — спокойно ответила она. — Кроме английского, конечно.

— Восемь?!

— Угу. Испанский, французский, итальянский, немецкий, финский, шведский, арабский и хинди. Еще немного читаю по-русски, но довольно плохо, так что его не считаю.

— Господи, — благоговейно прошептал Рэндалл. Он, всю сознательную жизнь гордившийся собственными достижениями, внезапно ощутил себя Гулливером в стране великанов. — Еще немного и по-русски, но не считаете его…

— Да. Русский всегда был для меня непростым языком, а практики не хватало.

— Молли, вы хоть понимаете, какой вы необыкновенный человек?

— Необыкновенный? Потому что знаю несколько языков? — Она казалась искренне удивленной.

—  — Да среди моих знакомых найдется всего несколько человек, знающих еще один язык кроме родного. И это, заметьте, в Калифорнии, где испанский скоро может стать вторым официальным языком… Как вы выучили столько?

— Мой отец был дипломатом, — ответила Молли. — Мы много ездили. Ребенку ведь совсем просто учиться. Слова не запоминаются, а буквально залипают в память. Ну и вообще… очевидно, у меня есть определенная склонность…

Кроме того, мне это просто интересно.

— Извините, Молли, вы сказали, что ваш отец был дипломатом. А чем он сейчас занимается? — Рэнди хотелось узнать о ней как можно больше всего.

Она вздохнула, покрутила кофейную чашку, взяла пирожное, поднесла ко рту и опустила, так и не откусив. Снова вздохнула.

— Он умер. Шесть лет назад.

— О… простите, ради бога. Не хотел причинить вам боль.

— Ничего, Рэнди. — Молли легко коснулась пальцами его руки. — Вы же не знали. И потом… мне надо иногда говорить о нем. Молчание не помогает. Боль, естественно, постепенно отступает, но на смену приходит забвение… А мне кажется, нет, вернее, не кажется… я глубоко уверена, что забвение хуже всего. Как странно, Рэнди, — вдруг перебила она саму себя, — мне почему-то очень легко разговаривать с вами. Вы внимательный слушатель. Хочется поведать вам все, что давно наболело…

Рэнди грустно усмехнулся. Он бредил этой женщиной целую неделю, мечтал встретиться с ней, готов был пойти на любые жертвы, но ни на одно мгновение не думал оказаться в роли исповедника… Однако ей, несомненно, надо выговориться, излить то, что накопилось в душе.

И дело было не только в давно умершем отце…

Что ж, коль скоро судьба уготовила ему это испытание, нужно выдержать его с честью и попытаться помочь Молли преодолеть то тяжелое и неприятное, что терзает ее.

— А ваша мама? — спросил он, подталкивая ее к продолжению рассказа. — С ней вы не разговариваете об отце?

Молли помрачнела еще больше.

— Она… — Замолчала, потом с трудом заставила себя продолжать:

— Она ушла от нас, когда мне было пятнадцать… с другим мужчиной… испортила отцу карьеру…

— О, Молли… — Рэнди накрыл ее руку своей, сочувственно сжал тонкие длинные пальцы. — Простите меня ради всего святого. Я такой неловкий. Все время задаю вопросы невпопад.



— Нет. Хорошо, что вы спросили. Мне надо кому-то сказать это. Не могу больше кричать об этом в пустой комнате, изливать душу бездушным стенам. Я… я ненавижу ее! Ненавижу за то, что она сделала с отцом! И полностью виню ее в его смерти. Он любил всю жизнь только одну женщину — ее. Благоговел перед ней… А она… И с его лучшим другом… Отец превратился в посмешище для всего дипкорпуса. Нам пришлось вернуться в Штаты.

И он вынужден был терпеть эту пытку, пока я не встала на ноги… — Одинокая слеза повисла на кончике длинной ресницы, потом сорвалась и покатилась вниз по нежной коже щеки.

Рэндалл осторожно стер пальцем теплую каплю и тихо спросил:

— Он… покончил с собой?

— О, нет-нет-нет, что вы! Папа никогда бы так не поступил со мной. Он был слишком внимательным и ответственным человеком. И никогда сознательно не причинил бы мне горя.

Просто сердце не выдержало. Я была тогда на последнем курсе. Наверное, он наконец-то убедился, что я уже в состоянии сама о себе позаботиться… и позволил себе расслабиться. — Еще одна слеза скатилась вниз и остановилась в уголке рта. — Мы жили тогда в Филадельфии. Отец преподавал в университете. В том самом, где я училась. И однажды я вернулась домой после занятий, а он… он уже остывал… — Молли закрыла лицо руками и надолго замолчала.

А молодой человек придвинулся вплотную к ней и бережно обнял за хрупкие плечи.

— Ну-ну, Молли, не надо… — успокаивающе забормотал он. — Ну-ну…

Прошло несколько минут.

Наконец она опустила руки и посмотрела на Рэндалла глазами, до краев наполненными болью.

— Она приехала на похороны. Представляешь? Она… — Молли задохнулась, но заставила себя продолжать:

— И вместе со своим новым мужем… Этим самым так называемым папиным «лучшим другом». Как только люди могут быть настолько бесчувственными? Не понимаю! И никогда не пойму! У меня все внутри перевернулось, когда я их увидела… Как они посмели?

Это… это было надругательством над всем, чем я дорожила. Я так и сказала им. А они, оказывается, полагали, что я перееду и буду жить с ними. С виновниками его смерти! Какая… наглость!

— Но, может быть, она раскаялась в том, что ушла от твоего отца? Что испортила ему карьеру? Поэтому и приехала? — тихо предположил Рэндалл. — Она не могла не тосковать по тебе. Она ведь мать…

— Она мне не мать! — выкрикнула Молли. — Она предательница, жалкая и гнусная предательница!

— Молли, Молли, — зашептал он, — не надо так говорить. Пройдет время, и ты, может быть, сама поймешь, что люди не всегда властны в своих поступках, тем более в чувствах.

Она раздраженно стряхнула его руку с плеча и уже хотела сказать что-то резкое, как вдруг опомнилась и поняла, где и с кем находится.

Выражение ее лица смягчилось.

— Извини, Рэнди. Не понимаю, что на меня нашло. Мы с тобой едва знакомы, а я вывалила на тебя все свои старые обиды и горести. — Молли тяжело вздохнула. — Черт знает, что такое со мной творится… — еле слышно закончила она и отвернулась к стене.

Рэнди понимал, что надо бы оставить ее в покое, дать возможность прийти в себя, но окружающие уже поглядывали в их сторону с нескрываемым любопытством. Молли потом будет неприятно ловить на себе их взгляды. Он решительно встал, прошел к кассе и оплатил счет. Вернулся к столику, тронул ее за локоть и негромко произнес:

— Идем, Молли.

Она поднялась и, стараясь не поворачиваться к залу лицом, по которому снова струились слезы, покорно последовала за ним. Рэнди вывел ее на улицу и подвел к своей машине. Открыл дверцу, включил кондиционер и только после того, как в раскаленном салоне стало прохладнее, усадил Молли.

Прошло несколько минут, и промежутки между всхлипами стали длиннее. Наконец она успокоилась, порылась в сумочке, нашла платок и, насколько это было возможно, попыталась привести себя в порядок. Потом повернулась к своему терпеливому спутнику.

— Мне так стыдно…

— Прекрати. Не болтай ерунды, — немного грубовато от неловкости тут же отозвался Рэнди. У меня есть предложение. Только не отвечай сразу, а подумай, ладно? Давай поедем ко мне домой, посидим и поговорим. Выпьем немного, если захочется. — И добавил, сразу заметив ее порыв отказаться:

— Я не обижу и уж тем более не оскорблю тебя, не волнуйся… Просто сам знаю, что бывают в жизни моменты, когда необходимо выплеснуть все, что накопилось внутри.

Она помолчала. С одной стороны, его предложение показалось ей странным и довольно опасным, но, с другой… Рэнди никак не производил впечатления злодея, только и ждущего случая зарезать или изнасиловать кого-то. Так почему бы и нет? С кем ей поделиться своей болью, своими обидами? С подругами? Так у нее нет подруг, одни только приятельницы, к тому же Морин уехала в отпуск. А Полин… Полин — болтушка, с ней нельзя говорить ни о чем сокровенном… Зато Рэнди совершенно посторонний ей человек. Они встретились случайно и скорее всего никогда больше не увидятся.

А ей так надо, просто необходимо излить душу!..

И Молли кивнула.

Глава 2

Вскоре они уже сидели в светлой и довольно уютной кухне и пили приготовленную хозяином горькую бурду.

— Как это людям удается сварить приличный кофе? — пробрюзжал Рэнди, поморщившись от отвращения. — Никогда не умел и, наверное, уже не научусь.

Молли неожиданно для него, да и для себя тоже, хихикнула.

— Все очень просто. Надо покупать не растворимый, а обычный кофе. Есть, конечно, еще несколько маленьких секретов, но этот — основной.

— Правда? Слушай, по-моему, у меня где-то есть пакет с зернами. Может, сделаешь? А то это даже благородным именем кофе называть стыдно, — предложил Рэнди, радуясь, что гостья немного повеселела.

Он тут же вскочил и, не дожидаясь ее ответа, начал открывать и закрывать многочисленные шкафы.

— Ага! Вот и он! Так-так-так… А вот и кофемолка!

Молли открыла пакет, сунула туда нос, потом вынесла вердикт:

— Пойдет. Только мне нужна еще сковородка.

— Сковородка?!

— Угу. Обжарю, чтобы усилить аромат.

Она энергично принялась за дело, а Рэнди сел за стол и с необычайным удовольствием отдался созерцанию. Молли двигалась легко и грациозно, как восхитительная тропическая бабочка, и в то же время от нее веяло теплом и настоящим домашним уютом.

Каким же счастливым должен быть мужчина, которому она достанется, думал он. Или уже досталась? Почему он вообще решил, что она свободна? Потому что работает? Так сейчас подавляющее большинство замужних женщин работают… Или потому что согласилась поехать с ним? Да мало ли что с ней происходит. Может, она с ним поссорилась… Ясно же, что она в таком расстроенном состоянии не из-за умершего шесть лет назад отца… Хорошо, что. ему пришла мысль пригласить ее. Пусть выговорится. И ей полегчает, и он побольше узнает.

Вдруг… вдруг ему повезло и она еще свободна?

Похоже, он ей не противен…

К тому времени как Молли поставила на стол кофейник, Рэнди уже откупорил бутылку ледяного шабли и подал бокалы.

Он попробовал сваренный ею напиток и едва не застонал.

— Молли, да ты настоящая волшебница! Это просто восхитительно. Я даже не представлял, во что можно превратить это старье, если постараться. Готов поспорить, ты научилась этому на Востоке. Угадал?

Молли немедленно погрустнела, перенесясь мыслями в то благословенное время, когда десятилетней девчонкой жила с обоими родителями при американском посольстве в Тунисе и понятия не имела, что ждет ее впереди. Потом с трудом заставила себя улыбнуться.

— Угадал. Счастливое было время…

— Расскажи мне о себе, — попросил Рэнди, наливая вино и придвигая ей бокал.

Она с удовольствием отпила, посмаковала и проглотила. Потом еще немного. И еще.

— Неплохое вино.

— Да, вполне. Французское. Подлить еще?

— Угу. С удовольствием. Отец тоже предпочитал французские вина всем другим. Мы с ним часто отмечали окончание его рабочей недели праздничным ужином или в ресторане, или дома. Я-то предпочитала дома, но часто так уставала, что сил не хватало на кулинарные изыски. Хотя мне очень нравится готовить. Однажды я сделала петуха в вине по старинному рецепту.

Нашла его в очень древней кулинарной книге — французской, между прочим, — которую купила по случаю в лавке букиниста. Отец сказал, что подобного даже в Париже не пробовал. — Молли улыбнулась приятному воспоминанию. — Но, конечно, ему просто хотелось сделать мне комплимент.

— Почему ты так думаешь? Может, он говорил совершенно серьезно? — вставил Рэнди.

— Сроду не поверю, — тут же отозвалась она.

— Это еще почему? Разве твой отец обманывал тебя?

— Нет, что ты! Просто потому, что тогда остается только признать, что выбрала себе не ту профессию. Хотя… — улыбка растаяла как снег на апрельском солнце, — хотя я, к несчастью, и так выбрала не ту…

— Да? А чем же ты хотела заниматься?

Молли помолчала. Рэнди скоро заметил, что глаза ее снова подозрительно заблестели, и пожалел, что спросил.

— Я должна была тоже пойти по дипломатической линии. Только вот… — Голос ее прервался.

— Только что? Что тебе помешало?

Она тяжело вздохнула.

— Если честно, то глупость. Настоящая женская глупость. И слабость. Когда отец умер, мне было так плохо, так одиноко… Видно, поэтому Кларенс и произвел на меня такое впечатление…

— Кларенс? — осторожно повторил Рэнди, отдавая себе отчет в том, что вот-вот услышит нечто очень важное и сокровенное.

Молли кивнула.

— Он приехал в университет по приглашению декана прочитать цикл лекций по французской литературе восемнадцатого-девятнадцатого веков. Это было почти через два месяца после папиной смерти. Господи, как он был хорош… — с невероятной тоской в голосе протянула она. — Высокий, широкоплечий, с резкими чертами лица и с копной совершенно белых волос. Нестарый, лет сорока, но уже профессор. Он чем-то напоминал отца… Думаю, это меня и покорило. Если не с первого, то с третьего взгляда уж точно…

Несколько минут оба сидели, не произнося ни слова. Молли, казалось, полностью ушла в воспоминания, а Рэндалл… Что ж, Рэндалл терзался невыносимой завистью и ревностью к неведомому ему Кларенсу.

— И что же потом? — не выдержав этой двойной атаки, спросил молодой человек.

— Потом? — Молли вздрогнула и посмотрела на него так, словно увидела впервые в жизни. — Ох, извини, я задумалась…

— Ничего, — ободрил ее Рэнди. — Я понимаю.

— Понимаешь? Тебе случалось влюбиться с третьего взгляда? Самозабвенно? До беспамятства?

Пришла очередь Рэнди медлить с ответом.

Что же сказать? Правду? Что именно так и влюбился — в нее, тогда, неделю назад, увидев стоящей у стеклянной стены? Гм… Да нет, пожалуй, преждевременно… Поймет ли она его правильно? Но тогда что остается? Солгать?

Противно, пошло и гадко. Особенно женщине, которую боготворишь…

Благодарение судьбе, Молли пришла ему на помощь и сама разрешила дилемму, продолжив рассказ:

— Ну вот, а я влюбилась… Теперь мне даже уже вспомнить непросто в подробностях, как все было дальше. По-моему, я подошла к нему после третьей лекции… Да, точно, после третьей. И сказала, что получила огромное удовольствие. Протянула его недавно вышедшую книгу и попросила надписать ее для меня. — Она усмехнулась воспоминанию. — Он внимательно посмотрел на меня… так, что аж мурашки по коже пробежали, потом быстро что-то написал на первом листе, закрыл и протянул мне.

И сказал: «Только одно условие, милая мисс.

Вы посмотрите, когда вернетесь домой. Идет?»

Я, естественно, пообещала. И умчалась со скоростью ветра. Даже такси схватила — так мне не терпелось посмотреть, что он написал.

— И что же?

— Всего семь цифр — номер его телефона в отеле.

Рэндалл хмыкнул — ему это показалось неслыханной дерзостью. Кто он такой, этот Кларенс, чтобы быть настолько самоуверенным?

Подумаешь, сорокалетний профессор! Ну и что из этого? Да мало ли на свете профессоров, пусть даже французской литературы? Но, с другой стороны, конечно, такой разносторонне образованной девушке должно было быть лестно его внимание. Ничего удивительного, что она влюбилась…

Только вот одно еще не совсем ясно: поженились ли они? Впрочем, что за идиотский вопрос? Разве может пожилой мужчина упустить такой шанс?

Когда еще ему могла бы представиться такая возможность? Черт. Черт, черт, черт!

Ох, как же мне не повезло! — вздохнул Рэнди. Почему не я попался ей на пути шесть лет назад, когда она так нуждалась в поддержке?

Проклятье!

Он скрипнул зубами и с трудом выдавил вопрос:

— И что же было дальше? Ты… позвонила ему?

Она ясно расслышала странные нотки в его голосе — нотки ревности — и слегка покраснела.

— Ты считаешь меня легкомысленной, да?..

Или распущенной?

И столько муки было в ее словах, что Рэнди немедленно устыдился своего вопроса.

— Нет-нет, что ты! — воскликнул он. — Да у меня и права нет никакого судить тебя! Ты взрослый человек, самостоятельный и можешь поступать так, как хочешь.

— Да, конечно… — протянула она. — Только все дело как раз в том, что тогда я была совсем не взрослым человеком, а маленькой перепуганной девочкой. Внезапно оказавшейся лицом к лицу с враждебным миром.

— Почему враждебным?

— Не знаю… Наверное, все кажется враждебным тому, кто неожиданно лишился самого близкого человека, — задумчиво ответила Молли. — По крайней мере, мне было очень страшно. Очень.

Рэнди не выдержал — встал, обошел вокруг стола и обнял ее за плечи.

— Не сердись на меня, пожалуйста, — прошептал он, склонившись к самому ее уху, — но я хочу задать тебе один вопрос. Неужели ты тогда ни разу не подумала о матери? О том, чтобы позвать ее… Или поехать к ней…

Молли покачала головой.

— Нет. То есть думать я, безусловно, думала.

Но совсем не с теплым чувством. Я тогда решила, что лучше умру, чем обращусь к ней за поддержкой.

— Но… а как ты справлялась материально? Я так понял, что ты еще училась?

— О, с этим-то как раз было проще всего.

Отец был вполне обеспеченным человеком. Он, когда вышел в отставку, купил в Филадельфии прекрасный трехэтажный дом в престижном районе. Да и финансовые вложения делал с умом.

Он пользовался услугами одного из самых опытных нью-йоркских брокеров. Так что с деньгами у меня проблем не возникло. Только с самой собой. Полагаю, это еще и потому, что мы с отцом последние пять лет жили вдвоем. Только он и я, никого больше… — Голос ее дрогнул и сорвался.

Рэнди сел рядом, налил еще вина. Сделал глоток из своего бокала, второй подвинул Молли.

— Если тяжело, то не говори об этом, — предложил он. — Мне хотелось бы только одного; чтобы ты немного отдохнула и расслабилась. Я не собираюсь мучить тебя, выспрашивая какие-то неприятные или болезненные подробности.

— Нет-нет, я хочу… То есть… если ты не возражаешь, конечно…

— Послушай, Молли, я ни против чего не возражаю. Пожалуйста, рассказывай все, что сочтешь нужным. Или не рассказывай, если тебе трудно. Мне твое доверие приятно и лестно. И мне хочется, чтобы и ты ощущала себя комфортно в моем обществе.

— Спасибо, Рэнди, — не поднимая глаз, произнесла она и на минуту коснулась лбом его плеча. Вздохнула. Легко провела рукой по его щеке и неожиданно для самой себя призналась:

— Странно, я знаю тебя всего пару часов, а чувствую так, словно ты мой старый и верный товарищ.

И снова наступило молчание, но не напряженное, не нервозное, а спокойное и удобное, как мягкие домашние туфли. Потом Молли снова заговорила:

— В общем, хорошо это или дурно, но я позвонила ему. Тем же вечером.

— И…

— И мы встретились. На следующий день. В ресторане при его отеле. Провели вместе целый вечер. Говорили обо всем на свете: и о литературе, и о живописи, и об архитектуре, и о Европе, и о нашей внешней политике. Проболтали часов шесть. А потом…

— Потом?

— Потом ресторан закрылся и Кларенс Пригласил меня в номер выпить по рюмке коньяка. Я согласилась, и… ну, короче, мы стали любовниками.

— Понимаю… — протянул Рэнди. Еще бы не понять! Какой же мужчина в здравом уме откажется от близости с такой восхитительной женщиной?

— Он был удивительно хорош, — задумчиво промолвила Молли. — Нежный, внимательный, заботливый и одновременно страстный и пылкий. Для меня… для меня это было впервые… И Кларенс сделал так, что я всегда буду с благодарностью вспоминать этот мой первый опыт любви. Мы были с ним практически неразлучны оставшиеся две недели его пребывания в Филадельфии. А потом, когда я в слезах провожала его в аэропорт, он пообещал что-нибудь придумать. И придумал… Кларенс нашел мне место в колледже. Окончив последний курс, я продала дом и переехала сюда, в Сан-Франциско. Мы стали часто видеться. Нам было так хорошо вместе!.. — Она улыбнулась, и выглядело это так же здорово, как солнце, засиявшее на небе после страшной грозы. — Я была счастлива… так счастлива, что даже и не передать.

Самый умный, самый красивый и самый добрый на свете мужчина принадлежал мне!

Совершенно неожиданно Молли всхлипнула и уронила голову на стол. Хрупкие плечи затряслись от рыданий.

Он начал тихо поглаживать ее по спине.

— Шшш… ну-ну, малыш, ну-ну… шшш…

Постепенно Молли утихла, подняла мокрое лицо и по-детски трогательно вытерла его руками.

— Спасибо, Рэнди, все уже прошло. — Она в очередной раз вздохнула, теперь с облегчением. — А знаешь, мне как-то вдруг легче стало.

Надеюсь, ты не будешь очень возражать, если я скажу, что ты отличный парень. У тебя талант, настоящий талант, Рэнди.

— Какой это? — изумился он.

— Талант слушать. И облегчать чужую боль.

Думаю, если бы ты не стал летчиком, то из тебя вышел бы прекрасный психоаналитик.

— А ты когда-нибудь была на консультации у психоаналитика? — поинтересовался Рэнди.

— Нет, но наслышана… от одной приятельницы. Она вынуждена была прибегнуть к профессиональной помощи после развода. Тяжелого и крайне неприятного… Но я хотела сказать совсем не это. А то, что ты прямо-таки располагаешь к тому, чтобы излить тебе душу. Все-все, что накопилось за долгие-долгие годы… И выплакать боль на твоем плече.

Он усмехнулся — немного грустно.

— Оно в твоем полном распоряжении.

— Ох, Рэнди, какой же ты замечательный человек, — прошептала Молли и тут же воспользовалась его приглашением.

Новый поток слез хлынул из чудесных зеленых глаз. Рэндалл нежно покачивал ее, словно баюкал ребенка. Не поднимая головы с гостеприимного плеча, Молли продолжила свою невеселую исповедь:

— Мы были счастливы вдвоем. Просто идеально подходили друг другу. И не только сексуально, но и эмоционально… Так прошло почти полгода, и я уже начинала подумывать, что, когда Кларенс сделает предложение, не буду колебаться и медлить, а сразу приму его. А потом…

— Что потом, малышка?

— Потом я совершенно случайно узнала, что он давно женат, — еле слышно прошептала несчастная женщина и попыталась еще глубже вдавить голову в его плечо. — Господи, какой же я была дурой! За полгода меня ни разу не удивило, почему он так редко остается у меня ночевать… Почему никогда не приглашает к себе, почему мы почти никогда не встречаемся в уик-энд. Ты способен поверить, что кто-то в здравом уме и трезвой памяти может позволить обманывать себя так долго? И абсолютно ничего не подозревать? Способен?

— Безусловно, — совершенно спокойно ответил Рэнди. — Это свидетельствует только о том, что ты хороший, честный и нравственный человек. Потому что каждый в первую очередь судит о других по себе. Так что твоя ошибка вполне естественна.

— Думаешь? — Молли подняла голову и взглянула ему в глаза. — Ты правда так думаешь?

Господи, до чего же она хороша, подумал Рэнди, а вслух произнес:

— Убежден. На сто процентов. Нет, на двести!

— Интересная мысль… И такая утешительная… Я ведь просто истерзала себя…

— Не надо, — твердо сказал он. — Никогда не терзай себя. Это бессмысленно. И ведет к саморазрушению личности. Не зацикливайся на этом. Скажи мне, что было дальше. Он ушел от жены? Или ты бросила его?

Молли снова уткнулась в его плечо, зажмурилась и еле слышно призналась:

— Ни то, ни другое. Конечно, я какое-то время отказывалась видеть его, но потом… потом приняла… Он наговорил мне обычной в таких обстоятельствах чуши. Ну, что давно не спит со своей женой, что остается с ней только потому, что она смертельно больна и он не чувствует, что имеет право оставить ее на произвол судьбы. Даже то, что лечащий врач прямо сказал ему, что развод только усугубит ее состояние.

— А чем она была больна?

— Я сейчас уже точно и не помню… Едва ли это вообще было так. Впрочем, неважно… Потому что я позволила ему обмануть меня… Нет! Нет, я не имею права так говорить. Потому что это не он, а я виновата. Разговаривала сама с собой долгими одинокими ночами и в конце концов убедила себя, что все обстоит именно так, как он и говорит. Я не могла отказаться от него. Просто не могла. Потому что Кларенс… В общем, у меня никого больше в жизни не было, кроме него. Понимаешь? Ты знаешь, что такое одиночество? Полное одиночество? — Рэндалл отрицательно мотнул головой. — А я знаю. Узнала в двадцать лет. Поэтому-то и боялась потерять Кларенса. Он казался мне надежным якорем… Я даже зашла настолько далеко, что попыталась его дурные качества обратить в достоинства. Говорила себе, что если он не бросает больную жену, то никогда не бросит и меня, свою настоящую любовь. Представляешь? — Он кивнул. — А я нет.

Ты молодец, Рэнди. У меня впечатление, что ты готов объяснить и оправдать любую мою глупость.

С тобой так легко…

— Могу я задать вопрос?

— Конечно… Да, конечно.

— Кого ты тогда провожала? Когда я подошел к тебе?

— Его… — Она ответила так тихо, что Рэндалл не услышал, а, скорее, догадался.

— Кларенса?

— Увы, да… Я позволила ему присвоить почти шесть лет моей жизни. Лучших лет моей молодости. А он бросил меня, как ненужную игрушку… в обмен на место профессора Рокфеллеровского университета. В Нью-Йорке…

— Молли! Не может быть!

— Может… Еще как может! И теперь мне остается только презирать себя… За нерешительность. За глупость. За слабоволие. За то, что не смогла отличить зерна от плевел. За то, что цеплялась за жалкого обманщика целых шесть лет!

О-о-о… — Она застонала как раненый зверь.

— Ну, Молли, ну, прошу тебя, не надо! Он не стоит твоих слез. Да кем надо быть, чтобы обманывать тебя? Такую чудесную, такую… восхитительную, искреннюю? О, Молли, не надо, не горюй о нем… — уговаривал Рэнди.

Через несколько минут Молли вдруг сказала:

— Я уже прошла ту стадию, когда горевала о нем. Теперь… теперь я оплакиваю себя. И проклинаю за то, с какой легкостью разрушила собственную жизнь…

— Полно, милая, полно. Как ты можешь говорить, что разрушила жизнь! Тебе всего… сколько? Двадцать пять?

— Двадцать шесть…

— Всего двадцать шесть? Да твоя жизнь только начинается! Ты наконец-то освободилась от пиявки, которая высасывала у тебя самоуважение и радость существования.

— Да… — неуверенно согласилась она. — Но я упустила время, потеряла возможность сделать ту карьеру, о которой мечтала… И осталась ни с чем…

— Почему?

— Потому что… Господи, ну как объяснить это? Потому что ты должен непрерывно вращаться в дипломатических и приближенных к ним кругах, чтобы пойти по этой линии… А я забросила все и вся, когда переехала сюда. Вместо того чтобы отправиться в Вашингтон, я жила только Кларенсом и для Кларенса… После похорон отца я, по-моему, даже ни разу не встречалась с дядей Джорджем…

— У тебя есть дядя? Со стороны отца?

Молли усмехнулась.

— Нет. Дядя Джордж работал с папой. Он всегда говорил, что поможет мне пробиться, если я захочу… А я… о, Рэнди, я выбросила свою жизнь на потребу сорокапятилетнему бабнику!

Она отвернулась к окну и время от времени машинально отпивала из бокала. Рэнди грустно размышлял о несправедливости жизни. Он отдал бы все на свете, чтобы его полюбила такая женщина, как Молли. А другой, этот Кларенс, не оценил, какое сокровище держал в руках, пренебрег им ради какой-то кафедры, пусть даже в Нью-йоркском университете, но… Такая женщина!

Неожиданно Молли повернулась к нему, провела пальцем по его щеке и заглянула в голубые глаза.

— Рэнди… О, Рэнди… не думай обо мне плохо… Но, пожалуйста… возьми меня сейчас! — выдохнула она.

Рэндалл не поверил своим ушам, но глаза подтверждали, что со слухом у него все в порядке. И его захлестнуло жаркой волной — любви, сексуальной жажды, отчаянной жалости.

Он принял ее в объятия и, неотрывно глядя в бездонный зеленый колодец прекрасных очей, легко коснулся губами ее приоткрытых губ. Молли застонала и ответила на поцелуй — пылко и самозабвенно.

Он подхватил ее на руки и понес наверх, в спальню. Осторожно опустил на прохладные простыни и, не отрываясь от сладостного ее рта, принялся снимать с нее одежду, постепенно обнажая прекрасное молодое тело, созданное для любви. Для бессмертной, пламенной и благоговейной любви.

Скоро уже руки его дрожали от возбуждения и нетерпения — Молли стонала и извивалась, не скрывая своей страсти. Он сорвал с себя рубашку, кое-как избавился от джинсов и наконец-то… наконец-то… обрел ее, слился с ней, захлебнувшись и едва не утонув в невыносимой сладости.

Любовная схватка была яростной, но короткой. Молли закричала первой:

— Да! Да! Да! — И содрогнулась, достигнув вершины наслаждения.

Он ответил низким горловым стоном…

Глава 3

Когда Рэнди открыл глаза, уже совсем стемнело. Он повернул голову — подушка рядом с ним была пуста. Прислушался, не шумит ли вода в ванной. Нет, не шумит.

— Молли! — позвал он.

Ответом ему было молчание.

Он спустил ноги на пол, медленно встал, включил лампу. И сразу увидел лежащий на кровати листок бумаги. С тяжелым сердцем взял его в руки и прочел:


Спасибо, Рэнди. Ты чудесный. И как любовник, и как человек. Ты даже не представляешь, чем я обязана тебе! Прощай.

Молли.


И все! Ни предложения встретиться, ни обещания позвонить, ни номера ее телефона или адреса. Ни-че-го!

Рэнди рухнул обратно на кровать, обхватил голову руками и застонал.

Ну конечно, так и должно было быть! Так и никак иначе! После всего, что Молли наговорила ему, ей стало стыдно, нестерпимо стыдно.

И своего признания, и тем более откровенно бесстыдной, с ее точки зрения, просьбы.

Этот проклятый — как его там? — а, Кларенс… Он просто изувечил ее. Истерзал душу молодой и неопытной девушки, женщины, воспользовался ее потребностью в защитнике, в ком-то, кто заменил бы ей отца.

А какой из него защитник, тем более отец!

Кем надо быть, чтобы вызвать ее в Калифорнию, помешав отправиться в столицу, лишь ради своей похоти? Что он дал ей? Нашел «роскошное» местечко в захудалом колледже, где она имеет теперь «шикарную» возможность преподавать французский и какие-то еще языки тупоумным балбесам. Великолепно! Просто исключительная забота!

Откуда же только берутся такие негодяи?

Господи, как Ты, великий и милосердный, допускаешь, чтобы они обманывали молодых и беззащитных, калечили их души?

Но она же сама осталась с ним, напомнил ему голос разума.

Но второй голос — голос неистовой страсти, разбуженной этой необычной, восхитительной женщиной, — тут же возразил: «А что еще оставалось делать ей, оставшейся без единого близкого человека в мире?»

Рэнди прогнал все эти мысли, вскочил и нетерпеливо достал телефонную книгу. Скорее, скорее! Пальцы его так дрожали, что даже порвали несколько страниц. Ага, вот и буква К. Ка, Ке, Ки, Киб… Кива… Киверро… Но… Кивер, просто Кивер — нет! Ни одной Кивер…

О нет, это невозможно. Смотри внимательнее, строго приказал он себе и медленно повел пальцем по странице вниз. Потом обратно. И снова вниз.

Оставалось признать горькую истину: ее телефона в справочнике не значилось. Что это означает? Что она скрывается от всех и каждого? Но… почему? Причина должна быть серьезной… Или…

Ему внезапно пришла в голову мысль, от которой стало противно поташнивать.

Или… может быть, она вовсе не Молли Кивер?! Что, если она… Господи! Нет, только не это! Или все же… Ведь он видел ее всего второй раз в жизни и совсем ничего не знает о ней, кроме того, что она наговорила…

Возможно ли, что эта черноволосая красавица — простая мошенница, зарабатывающая себе на жизнь воровством?

Нет…

Нет.

Нет!

Рэнди вспомнил полные боли и искренних слез бездонные зеленые глаза. Нет, трижды нет!

Это невозможно!

И все же, хоть и стыдясь своих подозрений, но подспудно тревожась, проверил карманы валяющихся на полу джинсов. Ключи и от дома, и от машины были на месте. Потом обернул бедра простыней и спустился вниз. Еще раз позвал ее — без всякой надежды на успех. Ему никто не ответил. Огляделся, заметил бумажник, открыл его. Документы, деньги, кредитные карточки — все было на месте, все лежало так, как и всегда. Ясно, Молли до него не дотрагивалась.

И тут Рэнди содрогнулся. Он вспомнил то, что сам же говорил ей всего несколько часов назад: человек судит о других по самому себе.

Когда же и каким образом он дошел до того, что смог заподозрить в воровстве милую, измученную молодую женщину?

Но она же исчезла так внезапно! — слабо и неубедительно попытался оправдаться разум.

И что же из этого? — возмутилась праведница-совесть. Мало ли почему она ушла? Ты же только что говорил, что она застыдилась. Еще бы не застыдиться! Сама предложила тебе заняться любовью. Попробуй теперь еще заявить, что она распутница!

Но Рэнди решил не продолжать философскую беседу о нравственности или ее отсутствии и причинах оного с этими двумя голосами, а вернуться к ней в более спокойное и подходящее время. Теперь же у него были другие дела, поважнее.

Ему необходимо срочно найти Молли. Потому что одному Господу ведомо, что она сейчас переживает. Одна, совсем одна…

Непонятно только, как сделать это. Решить — это одно, а вот привести план в исполнение — совсем иное.

Сейчас почти ночь, завтра утром он отправляется в рейс и вернется не раньше пяти вечера. Значит, может приступить к розыскам только послезавтра и все, что остается сделать сегодня, — это составить список колледжей.

Сказано — сделано. Рэнди отыскал «Желтые страницы», нашел нужную рубрику и с изумлением и недоверием уставился на несколько страниц с названиями, адресами и телефонами. Господи, да сколько же их? Два десятка?

Три? Около сотни? Или еще больше? Да нет, не больше, но около того… Как же все это перелопатить?

Он слегка передернулся, поняв, что дело ему предстоит далеко не простое.

Это работа для сыщика-профессионала, негромко подсказал здравый смысл. Но Рэнди отмахнулся: едва ли Молли будет приятно оказаться объектом выслеживания. Нет, он должен отыскать ее самостоятельно. По крайней мере, хотя бы попытаться. Если ему это не удастся, то тогда… тогда, возможно, и не останется другого выхода.

Но с чего же начать? Думай, Рэнди, думай!

И он придумал: конечно, с Саут-Лоджа. Ведь она сказала, что бывает в этом торговом центре минимум раз в две недели. Значит… значит, либо живет, либо работает неподалеку. Или и то, и другое.

Он спустился в гараж и достал старую карту города. Наметил на ней пять точек — задание на послезавтра.

Вот так, а потом посмотрим, решил Рэнди и уже направился в ванную, как вдруг его осенила блестящая идея. Как же он сразу об этом не подумал? Конечно! Надо дать объявление в газету!

Рэнди быстро набросал текст, набрал телефон «Хроники Сан-Франциско», продиктовал свое отчаянное воззвание и назвал номер кредитной карточки.

— Ваше объявление будет публиковаться в течение недели, начиная с восемнадцатого, сэр, — произнесла-пропела девушка-приемщица.

— С восемнадцатого?! — заорал Рэнди. — Но это же… это же только через десять дней! Я не могу ждать так долго!

— Извините, сэр, но это самая ранняя возможная дата, — уже совсем не певуче и не приветливо отозвался голос на том конце провода.

Рэнди тут же понял свою ошибку, немедленно понизил тон и почти умоляюще заговорил:

— Мисс, скажите, пожалуйста…

— Миссис, — перебила его приемщица. — Миссис Старк.

— Тем более, — удовлетворенно продолжил он. — Раз вы замужем, то понимаете, что такое любовь. — Миссис Старк вздохнула. — И наверняка представляете, как это тяжело, как невыносимо быть в разлуке с любимым человеком.

Вспомните, как чувствовали себя, если ему случалось уехать на несколько дней по делам…

— Ладно, уговорили, — сдалась женщина. Вы, мистер Таунсенд, попали в самую точку.

Билл как раз позавчера ушел в рейс… — Она вздохнула. — Вернется не раньше чем через четыре дня. А то и позже. Ваше объявление выйдет послезавтра.

— Спасибо, миссис Старк. Я так вам благодарен! — Рэнди облегченно вздохнул. — Если вы скажете мне свой адрес, то я пришлю вам цветы. В знак признательности за отзывчивость.

Женщина рассмеялась.

— Благодарю, но не стоит. А то неизвестно, что еще придет Билли в голову. И… удачи вам, мистер Таунсенд.

Они расстались в высшей степени довольные собой и друг другом.

И Рэнди отправился спать не то чтобы с легким сердцем, но в значительно лучшем настроении, чем пребывал еще час назад.

Однако несмотря на все предпринятые шаги, следующий день он провел в тоске и беспокойстве. Образ черноволосой красавицы Молли не давал ему покоя. В ушах звучал ее голос — то грустный, то гневный, то презрительный. Вспоминался полный горечи рассказ. И потом… потом хрипловатый призыв: «Пожалуйста… возьми меня сейчас, Рэнди…».

— Эй, парень, что с тобой сегодня творится? — спросил его приятель-штурман.

— А что со мной творится? — деланно-невинно поинтересовался Рэнди, не отрывая взгляда от приборов.

— Да ты с самого взлета то краснеешь, как девица на выданье, то бледнеешь, будто вот-вот в обморок грохнешься. Тебе, может, к врачу надо было заглянуть? Сумеешь это корыто посадить-то?

— Да не волнуйся ты, Марки, я отлично себя чувствую. И это, как ты изысканно выражаешься, «корыто» могу посадить и поднять с закрытыми глазами. Возможно, даже в полусознательном состоянии.

— Ишь ты, расхвастался! — усмехнулся тридцатисемилетний Марк Козловски. — Давай-ка лучше от ответа не уклоняйся. Рассказывай, что произошло-то.

— Да ничего не произошло. Отстань. Занимайся лучше своим делом. За курсом следи.

— Мы ж на автопилоте идем.

— Не важно. Скоро посадка. Свяжись с башней.

— Ладно-ладно, не злись, — усмехнулся Марк. — Не хочешь признаваться — не надо. Я и сам вижу, что дело в бабе.

Тут уж Рэнди разозлился не на шутку. Он не мог допустить, чтобы о Молли — его Молли — кто-то отзывался столь неуважительным тоном.

— Знаешь что. Марки, — ледяным тоном процедил он, — не стоит судить обо всех по себе. Не каждый озабочен только погоней за юбками, хотя, возможно, тебе и трудно в это поверить.

В ответ старший приятель только присвистнул — таким он видел Рэнди впервые. Похоже, что-то зацепило его всерьез. Более того, похоже, это «что-то» на самом деле было женского пола. Марк Козловски, несмотря на свою репутацию дамского угодника и ловеласа, был верным и любящим мужем. Вся его легкомысленная болтовня о классных ножках, шикарных бедрах и роскошных грудях была только болтовней.

Поэтому он прекратил поддразнивать молодого пилота и перевел беседу в рабочее русло.

Они долетели спокойно, без неожиданностей и неприятностей. А когда приземлились, Рэнди встал со своего кресла и хлопнул его по плечу.

— Извини, Марки, что я так вспылил. Ты ведь знаешь, как я на самом деле к тебе отношусь, — слегка смущенно произнес он.

— Успокойся, Рэн, все в порядке. Я сам напросился. Нечего было лезть не в свое дело.

— Постой, не говори так. Я виноват. Прости меня, Марки, и давай забудем, хорошо?

Тот усмехнулся.

— Договорились. Если ты уверен, что не хочешь мне ничего рассказать… — Тон штурмана был весьма многозначительный.

Рэнди покачал головой, но потом передумал и предложил:

— Давай-ка пойдем поедим.

Марк слушал его признание внимательно и немного сочувственно. А когда пилот закончил, хмыкнул и кратко прокомментировал:

— А еще меня бабником называют! Да я в жизни ничего подобного себе не позволял. И, надеюсь, никогда не дойду до такой подлости.

Не дождавшись продолжения, Рэнди спросил:

— Как считаешь, Марки, я смогу найти ее?

Тот задумчиво покачал головой.

— Едва ли. Если она не захочет. Ты же не знаешь о ней ничего точно. Может быть, ее даже не Молли зовут? Хотя… про языки вряд ли кто-то сочинит такое. Но даже по этой примете отыскать ее будет очень и очень непросто. Если бы у тебя хоть фотография была…

Оба вздохнули. Потом Рэнди уныло сказал:

— Жалко, техника не дошла еще до того, чтобы фото с мозга делать. Она так и стоит у меня перед глазами… — И снова вздохнул, еще тяжелее. — Ох, Марки, видел бы ты ее! Какая красавица. Волосы роскошные. Густые, волнистые… Да что там говорить! — Он махнул рукой. — Ее видеть надо.

Марк глубоко задумался, лениво ковыряя вилкой в стоящей перед ним тарелке, потом сказал:

— Знаешь, Рэн, ты навел меня на одну мысль… — И снова замолчал, словно взвешивая ее.

— Какую?

— По поводу фото с твоего мозга…

— И что? — удивился Рэнди.

— Есть у меня один приятель в полиции. Так вот он как-то рассказывал, что устроил брата туда художником. Знаешь, тем, что портреты делает со слов свидетелей?

— И…

— И я подумал, что мог бы попросить моего приятеля свести тебя с его братом.

— Да разве он согласится?.. — уныло протянул Рэнди. — Полицейские вечно заняты…

— Естественно. Но этот парень обязан мне кое-чем, поэтому вряд ли откажет. К тому же, если ты действительно так хорошо представляешь ее себе, то вряд ли это займет много времени. Ну что, позвонить?

— Да, Марки, пожалуйста. Кстати, ты ничего не потеряешь. Просто сменишь одного должника на другого, — усмехнулся младший приятель и с внезапно вернувшимся аппетитом в мгновение ока покончил с огромным стейком.

Жизнь стала казаться ему намного проще и веселее. С такой помощью он скоро разыщет Молли. А уж после этого… после этого он убедит ее, что далеко не все мужчины такие, как этот ее Кларенс. Что он, Рэнди Таунсенд, не собирается вести с ней каких-то нечестных игр.

Если уж на то пошло, он вообще не собирается играть с ней. Он человек ответственный и не обманет ее доверия, если она сочтет возможным одарить его таковым.

Летчики допили кофе, расплатились и направились было к выходу, как Рэнди замялся и неловко произнес:

— Слушай, Марки, у меня есть к тебе одна просьба… гм… небольшая, но для меня это важно… очень…

Козловски окинул его внимательным взглядом.

— Что? Никому не говорить, да?

Рэнди смущенно кивнул.

— Ох, парень, — вздохнул Марк и покачал головой. — Не прав ты, поверь уж мне, не прав. Не годится так оглядываться на людское мнение. Особенно в серьезных, касающихся только тебя делах. Я, безусловно, никому ничего не расскажу, но и скрывать тут особенно нечего. А если все у тебя с Молли получится, то ты еще можешь пожалеть об этом. Попомни мои слова.

— Ну, Марки, не надо так серьезно. У нас ведь пока еще ничего нет. Разве так уж необходимо, чтобы все знали, что я пытаюсь найти женщину, сбежавшую от меня после часа любви, и смеялись?

— Нет, конечно, необходимости в этом нет.

Но ты приучаешься бояться чужого мнения. А это вот уже дурно. Неужели какая-то сопливая девчонка смогла так запугать тебя своими ту, поумными и бесчувственными шпильками?

Рэнди только пожал плечами, но его вид ясно сказал штурману, что лучше этот разговор прекратить. Они молча вышли из ресторана и вернулись к уже заправленному и готовому к обратному рейсу лайнеру.

Вернувшись в Сан-Франциско, Марк выполнил обещание, тут же, не выходя из аэропорта, дозвонился до своего приятеля в полиции и кратко, без лишних подробностей, изложил суть дела. Тот выслушал его, немного насмешливо хмыкнул и ответил:

— Твоему приятелю повезло, Марк. Сейчас у нас временное затишье, так что мой отдел мог бы даже помочь ему в розысках…

— Нет-нет, — поспешно перебил Козловски, но капитан полиции даже не обратил внимания и продолжил:

— Не думай, что я предлагаю свою помощь.

Никоим образом. Моим людям полезно иногда чуть-чуть побездельничать. А с Фрэнки я сейчас поговорю и перезвоню тебе.

— Нет Брайан, лучше я сам перезвоню. Я еще в аэропорту. Скажи, когда.

— Гм… Ну, попробуй через четверть часа.

— Идет.

Капитан Брайан Перри не подвел старинного приятеля. Не прошло и часа, как Рэнди Таунсенд сидел в небольшой и крайне душной комнате, которая считалась рабочим кабинетом художника-криминалиста Фрэнка Перри, и описывал ему Молли. У парня определенно был талант. Большой талант. Через четверть часа Рэнди держал в руках портрет своей красавицы и восхищенно благодарил Фрэнка.

— Даже не знаю, как мне с тобой расплатиться.

Ты не представляешь, что для меня сделал!

— Да ладно, брось. Ну, хочешь, угости меня пивом и считай, что мы квиты.

Они провели вечер в отличном пивном баре — просторном, светлом и, главное, прохладном.

Рэнди вернулся домой около одиннадцати с чувством выполненного долга. Он был готов к поискам и твердо верил в их успех.

Завтра часов в десять он направится в Саут-Лоджский колледж изящных искусств. И кто знает, может, удача улыбнется ему именно там?

Глава 4

А что же Молли? Что происходило с ней, пока Рэнди спал, а потом страдал и томился, обнаружив ее исчезновение?

Излишне говорить, что, как оно обычно и бывает в подобных случаях, она тоже переживала, но по иной причине.

Молодая женщина выскочила из дома молодого летчика и побежала не разбирая дороги, терзаясь стыдом и отвращением к самой себе.

Но не за свое бесстыдное поведение, как предполагал Рэнди, и не за излишнюю откровенность, а за то, что использовала этого незнакомого, но явно хорошего парня. Использовала хладнокровно и в то же время трусливо… Сначала излив на него свои, мягко говоря, неприятности, а потом сбежав, не оставив ни адреса, ни настоящего имени, ни телефона. Позор, Молли Маккивер, просто позор!

А главное, что толку? Ведь все равно облегчения не испытала. Потому что побоялась высказать вслух то самое страшное, самое больное, что совершенно извело и измучило ее за последние несколько недель.

Кроме того, неясным оставалось и ее настоящее чувство к Кларенсу. Что бы там она ни наговорила Рэнди, но шесть лет — слишком большой срок, чтобы просто повернуться к ним спиной, сказав самой себе, что стыдишься и презираешь себя за глупость и доверчивость. Нет, все далеко не так просто. И Кларенс отнюдь не обычный преподаватель-волокита, который посвящает досуг тому, что залезает под юбки ко всем студенткам подряд.

Они любили друг друга…

Да, она верила в это! Кларенс любил ее не меньше, чем она — его. И почему «любил»? Он любит ее и сейчас.

Любит?! Но тогда почему же так ухватился за это место? Конечно, Рокфеллеровский университет — заведение в высшей степени уважаемое и престижное, где работают и преподают известнейшие и сильнейшие специалисты страны. И да, безусловно, приглашение туда — это признание профессиональных заслуг. Она все это понимает, прекрасно понимает. И все же… все же…

— О, Клар… — простонала она, вытирая текущие слезы, споткнулась и упала.

Раздался громкий визг тормозов.

— Мэм! С вами все в порядке?

Молли села на тротуаре и подняла голову.

Рядом с ней остановился пикап «додж» неимоверной зелено-рыжей расцветки. Из его открытого окна выглядывал мужчина лет тридцати с небольшим, лысоватый, зато с бородой.

— Да, спасибо. В полном.

— Ничего не сломали? Встать можете?

Она перевела взгляд на свои ноги, потерла лодыжку, попыталась подняться. Но вскрикнула и тяжело опустилась обратно. Лысоватый бородач вылез из машины, присел рядом с ней.

— Эй, мэм, у вас на колене синяк. Большущий.

— Синяк — ерунда, — отмахнулась Молли. — Я, похоже, лодыжку растянула.

Мужчина присвистнул.

— Неудачно. Давайте-ка я вас в больницу подкину, пусть рентген сделают. Вдруг у вас не растяжение, а трещина?

— Нет-нет, — поспешно отказалась Молли, — благодарю, вы очень добры, но это совершенно излишне. Я уверена, что всего-навсего растяжение. Не тратьте на меня свое время.

— Перестаньте, мэм. Я бы сам себя не уважал, если бы бросил вас тут одну. Обопритесь-ка на меня и вставайте. Не хотите в больницу, так я вас домой доставлю… Не бойтесь, — усмехнулся он, заметив ее колебание, — я парень миролюбивый. И для вас безобидный.

— Почему именно для меня безобидный? — поинтересовалась, даже слегка обиделась Молли. — Неужели я такая страшная, что…

— Нет-нет-нет, — поспешно перебил ее бородатый. — Вы очаровательная женщина. Просто я — гей.

Молли вздрогнула. За почти пять лет, проведенные в Сан-Франциско, она так и не привыкла к тому, что в этом городе никто не скрывает своей сексуальной ориентации, наоборот, выставляет ее напоказ и даже гордится.

Ее собеседник все заметил и спросил:

— Что, осуждаете?

— Нет, что вы. Только… я не так давно переехала сюда и мне кажется немного странным, что здесь не стыдятся откровенно признаваться в гомосексуализме.

— А чего тут стыдиться? — удивился бородатый, подхватывая ее под руку. — Ну как, дойдете, если я поддержу вас, или лучше донести?

Да не стесняйтесь, если очень больно, то лучше пока не наступать на ногу.

— Спасибо, думаю, дойду, — ответила Молли, попробовав перенести часть веса на травмированную ногу. — А как вас зовут, благородный спаситель неуклюжих женщин?

— Барри.

— А я Молли.

— И куда же вас доставить, прекрасная Молли? Кстати, готов поспорить, у вас — ирландские предки.

— Точно! — засмеялась она. — Как вы догадались?

— Да очень просто! И лицо, и глаза, и имя все говорит само за себя. У вас и фамилия небось или на Мак или на О начинается.

— И тут угадали! Маккивер. Молли Маккивер.

— А я Барри Стефенс. Вот и познакомились.

А знакомые должны помогать друг другу. Так куда же доставить вас, о прекраснейшая из прекрасных ирландок?

Молли расхохоталась и безбоязненно назвала свой адрес. Барри запустил мотор, и они двинулись в неблизкий путь по ночным улицам «розово-голубой столицы» Калифорнии.

Позднее, лежа в постели с туго забинтованной лодыжкой, Молли размышляла о своей невеселой жизни, снова и снова возвращаясь к Кларенсу и их странным отношениям.

Почему же я все-таки не порвала с ним, когда узнала, что он женат? — в миллион первый раз думала она. Да потому что полюбила его. Пора уж признаться самой себе. Влюбилась как кошка с самого начала. И не могла мысли вынести о том, чтобы расстаться с ним. Нечего придумывать других причин или пытаться сваливать вину на него. Если бы даже он сам попытался тогда бросить меня, я бы все равно цеплялась за него руками и ногами. Думала, лучше пусть уж будет и с ней, и со мной, чем только с ней.

Господи, мысленно застонала Молли. Какая гадость! Какой позор! Неужели я настолько не в состоянии управлять собственными чувствами? Утратила всю свою хваленую гордость?

Ну еще бы, отозвался ехидный голос здравого смысла. До такой степени, что стала жалкой наложницей женатого мужчины. Еще и укреплению его семейных отношений помогала.

Это каким же образом? — изумилась Молли.

Да известно каким, с усмешкой ответствовал голос. Все мужики, что по бабам таскаются, потом к женам подлизываются. От этого их сексуальная жизнь только выигрывает. Такие, как ты, для них отличный стимулятор, понимаешь?

Молли не вынесла этих психических атак, вскочила с кровати и тут же застонала, неудачно наступив на травмированную ногу. Но все же кое-как дотащилась до кухни, достала из холодильника бутылку любимого виноградного сока и присела к столу, надеясь отвлечься от кошмарных терзаний. Подтянула к себе утренний выпуск местной газеты, лениво полистала, бросила на пол. Не глядя, включила магнитофон и попыталась погрузиться в прекрасный мир музыки — единственный возможный для нее полный уход от действительности.

Но не тут-то было. По иронии судьбы зазвучала ария «Смейся, паяц» — трагичный вопль любящей, но покинутой души. И несчастная женщина разрыдалась, всхлипывая и задыхаясь. Она плакала долго да так и заснула — с головой, упавшей на кухонный стол, и с мокрым от горьких слез лицом…

В весенне-летний триместр жизнь в колледже всегда замедлялась — группы становились меньше, большинство студентов разъезжались на отдых или устраивались подработать, но кое-кто все же оставался. И для незначительной части этих немногих Молли должна была сегодня вести занятия по французскому языку. Она проснулась, лениво потянулась, подумала, не стоит ли позвонить и отменить занятия — нога все еще побаливала. Но отказалась от этой мысли — лучше выйти из дома, попытаться хоть немного развеяться. Потому что последние три дня, что она провела наедине с собой, оказались мучительнее самой ужасной пытки. Мысли ее постоянно и неотвратимо возвращались к одному и тому же — к Кларенсу, к его предательству, к его отъезду…

Довольно! Кларенса больше нет. Он ушел, исчез из ее жизни. Пора встряхнуться и обратить внимание на себя. Не вечно же носить траур по тому, кто с такой легкостью променял ее на выгодную должность? И не надо думать, что все мужчины таковы.

Словно в ответ на эти раздумья раздался громкий и уверенный стук в дверь. Изумленная Молли накинула халат, кое-как прохромала по коридору, открыла… и онемела.

Перед ней с газетой под мышкой и объемистым бумажным пакетом в руках стоял сияющий Барри Стефенс — тот самый лысоватый бородач, который помог ей добраться до дому, когда она упала.

— Привет! Решил вот заглянуть по пути на работу, справиться о здоровье! — радостно сообщил он, окинув Молли придирчивым взглядом. Особенно ее ногу. — Болит еще? Врачу показывалась?

Она засмеялась и впустила гостя в квартиру.

Легко чмокнула в щеку и ответила словно старому доброму другу:

— Спасибо за заботу, Барри. Нога почти не болит, врачу показывалась. Я была права: это всего лишь небольшое растяжение связок, так что жить буду. Как хорошо, что ты заехал! Давай кофе вместе выпьем, — пригласила она, направляясь в сторону кухни.

— Я искренне надеялся, что ты предложишь.

Это, кстати, тебе. — Он протянул ей пакет и газету.

— Молли тут же сунула туда нос и захлопала в ладоши.

— Персики! Бело-розовые! Мои любимые!

Как ты догадался?

— Скажу по секрету, я их сам обожаю. А, газету не хочешь посмотреть?

— Потом, — отмахнулась она. — Сначала кофе заварю. Может, сделать тебе что-нибудь перекусить?

— Садись лучше и посмотри газету, а я похлопочу.

Молли удивленно взглянула на него.

— Барри, у меня нет обыкновения начинать утро со знакомства с прессой. К тому же я редко читаю «Хронику Сан-Франциско». Почему ты настаиваешь?

— Загляни в частные объявления. По-моему, там есть кое-что для тебя.

Она нахмурилась.

— В частных объявлениях?!

— Читай-читай. — Барри прошел к плите и загремел чайником.

Молли села к столу, развернула газету, нашла названную им рубрику. И взгляд ее тут же упал на подчеркнутые ногтем слова:


Зеленоглазая и черноволосая красавица Молли «Кивер», отзовись! Тебя разыскивает знакомый летчик.


Она непонимающе прочитала их один раз, потом другой. И вдруг залилась краской.

Черт побери, да ведь встреча с Рэнди Таунсендом совершенно выскочила у нее из головы! Словно ее и не было! Ай да Молли, легкомысленная кокетка! Переспала с парнем и через четверть часа напрочь забыла о его существовании!

А он… он не только помнит о ней, но и предпринимает шаги, чтобы разыскать ее. Внимательный молодой человек, не то что Кларенс, еле слышно шепнул внутренний голосок.

Перед ней оказалась чашка с дымящимся кофе. Молли подняла глаза и встретила пристальный взгляд Барри.

— Судя по твоему виду, я не ошибся. Но… может, я зря принес газету? — неуверенно спросил он.

— Нет-нет, — заторопилась Молли, — все в порядке. И ты прав: это действительно для меня.

— Я сразу подумал, что у такой девушки, как ты, отбоя нет от кавалеров, — усмехнулся он. — Я бы и сам влюбился в тебя, если бы не…

— Правда? — немного кокетливо откликнулась Молли, пытаясь справиться с пылающими щеками.

— Истинная! — картинно приложив руку к сердцу, ответил Барри. — Попробуй, устроит тебя моя бурда?

Она сделала глоток и прикрыла глаза в деланно-почтительном благоговении.

— Божественно! — Но потом не выдержала нарочитой торжественности и расхохоталась. — Ох, Барри, как же мне легко и хорошо с тобой! Просто удивительно, словно знаю тебя всю жизнь.

— Женщинам всегда просто дружить с геями.

Потому что они не ждут от нас сексуального внимания и не напрягаются, решая заранее, как реагировать.

— Гм… интересная мысль. — Молли сделала еще глоток. — А у тебя отличный кофе получается.

— Угу, — согласился Барри, усаживаясь напротив.

Некоторое время они молча сидели и пили, потом Молли заговорила:

— Я встретилась с ним случайно. Провожала одного человека в аэропорту, а он подошел ко мне. Я была не в лучшем настроении и рявкнула на него, а потом долго раскаивалась, что вылила злость не на того. И, представляешь, прошло несколько дней и я наткнулась на него в магазине. Подошла извиниться, и вскоре мы уже начали беседовать. Он… — она усмехнулась, он чем-то напоминает тебя… , — Неужели тоже гей? Может, тогда мне стоит откликнуться на его объявление, выдав себя за тебя?

Молли фыркнула.

— Интересно, каким образом? Парик наденешь? — Слава богу, Барри не обиделся на ее бестактный намек, а весело рассмеялся в ответ. Нет, я имела в виду, что с ним так же легко разговаривать, как и с тобой.

— Собираешься позвонить ему? — спросил он.

Молли вздохнула и потупилась.

— Едва ли…

— Почему? Чувствуется, ты произвела на него неизгладимое впечатление. Раз уж он пошел на такой шаг…

— Да, похоже.

— Тогда почему же не хочешь? Он что, урод?

— Нет! — воскликнула она. Потом повторила уже спокойнее:

— Нет, напротив. Он удивительно хорош собой. Высокий голубоглазый блондин. Фигура ошеломительная!

Барри даже застонал.

— Вот это да! Я бы на твоем месте… Впрочем, я на своем, а ищет он тебя. А ты…

— Знаешь, мне неловко с ним встречаться.

Потому что повела себя… как бы это сказать… — Молли замолчала, пытаясь скорее не ему, а себе объяснить, что же тогда произошло.

— А, понял! Ты переспала с ним, точно?

— Откуда ты знаешь? — изумилась она.

— Да чего ж тут непонятного? Все вполне естественно.

— Ты считаешь естественным прыгать в кровать с мужчиной, которого видишь второй раз в жизни?

— Может, для женщины и не совсем, они все же в основной своей массе крайне неискренние создания. Но вообще не вижу тут ничего особенного. Жизнь коротка, и надо спешить пользоваться тем, что она предоставляет… Впрочем, это моя точка зрения… Не собираюсь тебе ее навязывать. Ты — взрослый человек, сама решишь, что тебе делать. — С этими словами он допил кофе, поднялся и легко чмокнул ее в щеку. — Ладно, мне пора бежать.

— Уже? — разочарованно воскликнула Молли.

— Я, знаешь ли, вынужден зарабатывать себе на жизнь, как и все остальные. Если хочешь, заскочу к тебе завтра утром. Узнать, что ты решила с этим летчиком. Вдруг тебе захочется пооткровенничать?

— Давай! — обрадовалась она. — А сегодня вечером не сможешь?

Барри помрачнел. Ответил односложно:

— Нет.

И Молли поняла, что не у нее одной есть в жизни проблемы. Возможно, проблемы Барри намного сложнее… Она не стала ничего выяснять, только попросила оставить ей номер его телефона. «На всякий случай», И заметила, что он вроде бы обрадовался просьбе.

Проводив Барри до двери и получив приглашение звонить в любое время, когда только вздумается, вернулась в кухню, выбрала персик и перечитала объявление заново. Закрыла глаза и ощутила руки Рэнди на своей груди, почувствовала, как его губы покрывают поцелуями ее тело — и содрогнулась.

Да что такое со мной творится? — в ужасе подумала она. Неужели это произошло не случайно? Может быть, я превратилась в сексуально-озабоченную особу, готовую кинуться на шею, вернее не на шею, первому встречному?

Внутренний голос ответил — точнее, попытался ответить, — что это далеко не так. Что дело не в сексуальном голоде или озабоченности, а в личности Рэнди. Но Молли отмахнулась от него, предпочтя заняться самобичеванием.

Время, однако, не позволяло отдаться ему с полным самозабвением, и она вынуждена была перейти к более насущным делам, оставив тоскливые раздумья на более подходящий момент.

День прошел скучно и невыразительно. Студенты были невнимательны, тема занятия неинтересна ни им, ни самой Молли. А отвратительное самочувствие постоянно напоминало о главной ее проблеме, которую еще только предстояло решить.

Она вздохнула с облегчением, когда пришла пора возвращаться домой. Но, оказавшись там, затосковала еще больше и поняла, что уютная маленькая квартира постепенно и поэтому незаметно превратилась для нее в тюремную камеру. Она задыхалась в знакомых четырех, стенах, пропитанных воспоминаниями о Кларенсе, а телефон вообще казался заклятым врагом.

Потому что вызывающе молчал…

О, Клар, почему же ты не звонишь? Разве ты не скучаешь по мне так же, как я по тебе?

Возможно ли, что карьера и новая жизнь так ударили в голову, что заставили совсем забыть о нашем чувстве?

Разве я требовала от тебя чего-нибудь? Ты ведь сам говорил мне, сам! И о том, что хочешь жить со мной, и о том, что непременно разведешься. Вот только выполнишь свои обязательства, и потом мы будем вместе… навсегда… на всю оставшуюся жизнь…

Я не тянула тебя за язык, Клар! Зачем же ты тешил меня надеждами? Чтобы удержать? Но во имя чего? Желая удовлетворить свое мужское тщеславие? Вот ты какой потрясающий любовник — влюбил в себя девчонку вдвое моложе! Недостойно… Мелочно… Омерзительно…

Ее затошнило от отвращения. Молли вскочила, схватила телефон и швырнула его в стену.

Чтобы не ждать больше проклятого звонка. Никогда!

Оставалось только покончить с основной проблемой, решение которой она откладывала так долго. Будь проклят Кларенс Уайнберг, так подло поступивший с ней!.. Но ведь ребенок ни в чем не виноват…

Глава 5

А неделю спустя случилось то, что за нее решило проблему. Организм не выдержал нервного перенапряжения, и Молли лишилась ребенка. Она вернулась домой после нескольких дней, проведенных в больнице, опустошенная, измученная, в отчаянии от того, что произошло. Утешало лишь, что отныне ее ничто больше не будет связывать с Кларенсом, она освободится от гнета своей зависимости и начнет жизнь заново, с новой страницы!

Молли оглянулась по сторонам — квартира показалась ей вдруг чужой, мрачной и неприветливой. И она в ней — одна, совсем одна, как в тюремной камере, без единого просвета, без крошечного лучика надежды.

Она прошла к холодильнику, открыла его и постояла, глядя внутрь невидящим взглядом.

Зачем я пришла сюда? Что я тут делаю? Ах да, мне надо выпить лекарство. А врач приказал принимать его после еды. Фу, какая гадость!..

Отвернувшись и борясь с приступом тошноты, Молли поспешила захлопнуть дверцу.

Господи, как же мне нужен кто-нибудь живой, с кем можно поговорить, поделиться своей болью, своей горечью…

Почему у меня нет подруги? Ни одной? Почему сейчас, в тяжелую минуту, когда хочется разыскать в шкафу старую бельевую веревку, намылить ее и повеситься, рядом со мной нет человека, который бы утешил, ободрил, посоветовал?

Из-за твоего ненаглядного Кларенса, тут же отозвался ненавистный правдолюб — голос здравого смысла. Только из-за него, и никого иного.

Ведь друзья… они имеют обыкновение звонить или, еще того хуже, заглядывать в самые неподходящие моменты. Каково это для репутации женатого профессора французской литературы — быть застигнутым на месте преступления с незамужней преподавательницей вдвое моложе его самого?

Господи, ну почему ты не дал ему смелости сказать эти четыре коротких слова «Я не люблю тебя»? Почему позволил ему терзать меня призрачной надеждой на будущее счастье?

А зачем ты верила? Разве не понимала, что жизнь — это то, что здесь и сейчас, а не в каком-то отдаленном и весьма туманном будущем?

Верила, потому что любила, защищалась Молли. И потому что думала обрести в нем надежную опору. В которой так отчаянно нуждалась.

И что, обрела? Вот то-то же. Твоя опора сейчас на другом конце континента, а ты погружаешься в трясину тоски и безнадежности и подумываешь о веревке.

— Ох, отец… — вслух простонала несчастная женщина, сползая на прохладные плитки пола, — если бы ты знал, как мне не хватает тебя! Если бы я только могла поговорить с тобой!.. Ты мог бы дать мне сил пережить эти дни и забыть Кларенса…

Раздавшийся стук заставил ее вздрогнуть.

Молли потерла виски ладонями и смутно посмотрела в сторону двери. Кто бы это мог быть?

А ладно, черт с ним, кто бы там ни был. Она никого не ждет. Наверное, кто-то что-то продает… Постучит и уйдет.

Но «продавец» был настойчив. Он постучал еще раз и еще… Потом забарабанил кулаками.

Какого дьявола? — возмутилась Молли. Сейчас я ему покажу!

Она вскочила и распахнула дверь.

Совершенно пьяный Барри ввалился внутрь, едва удержавшись на ногах. Она ахнула, поддержала его, помогла добраться до гостиной и усадила в кресло.

— Боже мой, Барри, что с тобой случилось?

В ответ он вытащил из кармана полупустую бутылку виски, отвинтил крышку, сделал глоток и только потом, с трудом ворочая языком, пробормотал:

— П-прости, Молли… я на-напился к-как свинья…

— Что случилось? — настойчиво повторила обеспокоенная женщина.

Она достаточно хорошо узнала Барри за последние дни, и его состояние встревожило ее.

Совершенно очевидно, с ним произошло нечто из ряда вон выходящее.

— Молли, мне не к к-кому пойти, кроме тебя. Я… я не могу сегодня идти д-домой… не могу… — с нескольких попыток выговорил он и, к полному ее ужасу, заплакал, даже не спрятав лица.

— Господи, Барри, ну что ты!

Молли кинулась к нему, обняла и начала успокаивать, бормоча какие-то бессвязные, но добрые слова. Потом вскочила, побежала в кухню, заварила крепкого кофе и принесла ему.

— Выпей, тебе станет лучше, вот увидишь, уговаривала она, но, видя, что Барри не реагирует, начала поить его с ложки.

Постепенно он успокоился, забрал у нее кружку и допил все до дна. Выдохнул, взглянул на нее неожиданно прояснившимися глазами и попросил:

— Не сделаешь еще? Прости, что навязался, но…

— Успокойся, все в порядке.

— Ох, если бы… — Он снова потянулся за бутылкой, но Молли остановила его.

— Не надо. Не сейчас. Выпей сначала еще кофе.

А потом, — она грустно усмехнулась, — если хочешь, могу тебе компанию составить.

Барри кивнул и поднялся.

— Давай. Пошли в кухню… Черт, малышка, ведь я настоящий подонок — совсем забыл о тебе. Как ты? Я имею в виду… ну…

— Нормально, Барри.

— И…

— Врач сказал, что все прошло хорошо. Я смогу иметь детей в дальнейшем. Если ты это имеешь в виду.

— Угу. Знаешь, я завидую тебе, малышка. Ты, если полюбишь человека, имеешь возможность сохранить его навсегда. В виде его ребенка… А у меня… — Он всхлипнул — ужасный звук для взрослого мужчины. — У меня нет даже этого утешения… Господи, ну почему мы не можем иметь детей? — И он расплакался.

Молли растерянно посмотрела на него. Она впервые видела Барри таким, хотя, как ей казалось, отлично узнала его за последние дни.

Они стали настоящими друзьями. Им было так легко друг с другом…

— Барри, что-то… с Джошем? — осторожно спросила она, придвигая ему очередную порцию кофе, и села напротив.

Он вытер лицо и бороду обеими руками, еще несколько раз всхлипнул и, не поднимая глаз, сказал:

— Джош ушел.

— Ушел?! — ахнула в изумлении Молли.

Ей казалось, что она давно знакома с этим очаровательным юношей блондином — другом Барри. Тот столько всего успел рассказывать ей про Джоша, так описать его внешность и характер, что она представляла его как живого. И поверить не могла, что эти два коротких, но таких ужасных для ее нового знакомого слова прозвучали наяву, а не в ее воображении.

Но Барри мрачно кивнул, давая знать, что она не ослышалась, быстро допил кофе и снова взялся за бутылку.

— Постой, подожди секунду, — мягко остановила его Молли.

Он угрюмо взглянул на нее.

— Брось, Молли. Любой человек имеет право напиться в такой ситуации.

— Конечно, — согласилась она. — Я просто хочу достать бокалы. Ты на машине приехал?

Барри хмыкнул.

— На чем же еще?

— Значит, останешься ночевать тут. И не спорь! Ну вот, а теперь наливай. — Она села напротив него, отпила немного темно-янтарной жидкости и одобрительно кивнула. — А ты понимаешь толк в виски, как я посмотрю.

— Я много в чем понимаю толк, — отозвался он. — Кроме человеческих характеров. — И замолчал.

Через несколько тягостных минут Молли не выдержала и спросила:

— Не хочешь рассказать, что произошло?

Бородач поднял на нее полные такой неизбывной тоски и невероятной боли глаза, что она содрогнулась.

— Самая обычная история. Один любит, второй позволяет любить себя. В нашем случае вторым был Джош. Я думал, этого достаточно для счастья. Нам было так хорошо вместе… Но потом… потом… — Он снова замолчал.

— Потом Джош встретил кого-то еще? — тихо спросила Молли. Он только кивнул. После долгой паузы она задумчиво сказала:

— Знаешь, Барри, наверное, мне было бы не так тошно, если бы Кларенс полюбил кого-то еще. Но сознание того, что тебя бросили ради карьеры… — Она вздохнула тяжело-тяжело. — Это оскорбительно… нестерпимо…

Барри вдруг засмеялся — безрадостным, жутковатым смешком.

— Отличная мы с тобой парочка, малышка.

Брошенные любовники, плачущие друг другу в жилетку.

— Черта лысого! — вызывающе воскликнула Молли. — Я не желаю продолжать плакать из-за Кларенса. Не желаю, и все тут! Я отдала ему шесть лет молодости. Целых шесть! Остальные принадлежат мне. Я сделала все, что могла, и даже больше, чтобы стереть саму память о нем, и теперь не собираюсь распускать сопли.

Она допила виски и с такой силой хлопнула бокалом по столу, что разбила. Вскрикнув и выругавшись, схватила левой рукой правую и увидела, что в ладони торчит тонкий и острый, как игла, осколок.

— Стой, Молли! Ничего не делай! — Барри вскочил, быстро разыскал маникюрный набор, достал пинцет и осторожно, но уверенно извлек осколок и торжествующе показал ей. — Ну вот, все в порядке. А то ты могла бы не вытащить целиком. Где у тебя йод и бинт?

Молли не шевелилась, изо всех сил борясь с навернувшимися на глаза слезами. Не от боли, нет, вернее, не от физической боли. За долгие годы, прошедшие после смерти отца, ни один человек не проявлял столько заботы о ней, сколько Барри, которого она знала не больше десяти дней! Она проиграла это сражение, сдалась, упала ему на грудь и зарыдала.

А он обнимал ее и слегка покачивал, давая возможность оплакать тяжелые утраты. Потом поднял на руки, отнес в спальню и уложил на кровать.

— Не у-уходи… — дрожащим голосом попросила она.

— Нет-нет, не уйду. Я здесь. Я с тобой. Поплачь, малышка, поплачь еще. Я буду рядом.

Он сдержал слово. Когда Молли проснулась, было уже светло, и она увидела Барри, прикорнувшего в кресле, которое подтащил к ее кровати. Он все еще держал ее за руку…

Она едва верила своим глазам. Брошенный, оскорбленный, переживающий собственную трагедию Барри провел всю ночь рядом с ней, охраняя ее сон, чтобы она не чувствовала себя одинокой…

И Молли снова расплакалась — но не от горечи и отчаяния, как раньше, а от радости и благодарности. Она утратила так много в этой жизни, пережила столько несчастий — предательство матери, смерть отца, неудачную любовную связь и как завершающий удар — потерю ребенка. И после всего этого, когда казалось, что не стоит продолжать муку этого кошмарного существования, обрела друга. Настоящего. На которого может положиться в трудную минуту.

Барри зашевелился, застонал и открыл воспаленные глаза. С трудом повернул затекшей шеей и снова застонал.

— Черт, как все болит.

Молодая женщина вскочила.

— Давай разотру тебе шею, станет лучше.

— Как же, лучше, — проворчал он. — Когда это массаж помогал от похмелья? Мне виски бы надо…

— На работу сегодня не пойдешь?

Он вздохнул, почесал всклокоченную бороду. Снова вздохнул. Красные мутные глаза постепенно прояснились. В них появилось осознание случившегося, а с ним боль…

— Нет. Ни сегодня, ни завтра. Никогда.

— Но почему?

— Дай мне выпить, малышка, пожалуйста…

Она не стала спорить и побежала в кухню.

Обнаружив, что принесенная Барри бутылка пуста, отыскала оставшийся после празднования чего-то «Мартель». Кларенс обожал его и предпочитал всем другим крепким напиткам. Он откровенно презирал виски и джин, говорил, что это питье плебейское. Не то что благородный французский коньяк.

С чувством злорадного удовлетворения она схватила бутылку и вернулась в спальню. Барри сидел на краю кровати, обхватив голову руками и покачиваясь. Молли тут же налила половину бокала и протянула ему.

— Вот. Не знаю, устроит ли тебя коньяк, но ничего больше нет.

— Устроит, устроит… — пробормотал Барри, одним глотком осушил живительную влагу и откинулся на спину. Полежав с минуту, снова сел и взглянул на нее совсем уже ясными глазами. — Откуда у тебя такой бальзам?

— От Кларенса остался. — Молли сначала немного печально усмехнулась, потом вдруг расхохоталась. Барри удивленно вскинул брови, и она пояснила:

— Представила себе выражение его лица, если бы он увидел, как ты пьешь его драгоценный коньяк.

Смех ее был столь искренним и заразительным, что Барри вскоре присоединился к ней.

Отсмеявшись, Молли вытерла выступившие слезы и посерьезнела.

— У меня сегодня лекция в девять. Ты пока поспи, а я вернусь, как только она закончится.

Привезти тебе что-нибудь?

— Зубную щетку, набор разовых бритв и газету, — сонным голосом отозвался Барри.

— Новые щетки и бритвы в тумбочке возле душевой кабины. Какую газету?

— «Хронику Сан-Франциско».

— Ладно. Хочешь сейчас чего-нибудь перекусить?

— Не-а… Только спать… — Он снова лег и закрыл глаза.

Молли наклонилась и нежно поцеловала заросшую щеку.

— Спасибо, что ты есть, Барри. Отдыхай. Я скоро вернусь.

В полдень оба сидели в кухне и завтракали.

Барри за время ее отсутствия успел принять душ и побриться. Он настолько переменился, что Молли вздрогнула, выронила газету и чуть не закричала, войдя в квартиру и наткнувшись на незнакомого мужчину. И, только заметив его ухмылку, узнала.

— Вот это да! Ты стал совсем другим человеком!

— Это только внешнее. Внутри я все тот же.

Несчастный, одинокий, к тому же теперь еще и безработный…

Молли ахнула.

— Как безработный? Что случилось, Барри?

Как же твое агентство?

— Я не могу туда вернуться, — ответил он и подобрал уроненную ею газету. — Завтрак готов.

Прошу к столу.

Молли села, машинально взяла вилку и тревожно посмотрела на непривычного, бритого Барри.

— Но почему?

— Ох, Молли… Джош ушел к начальнику моего отдела. Я… я не могу вернуться туда и… Не могу, и все…

Голос его дрожал, и Молли пожалела, что настаивала. Она накрыла его руку своей и тихо произнесла:

— Все пройдет, Барри. Все пройдет…

Он кивнул, потом вдруг признался:

— А знаешь, я ведь сам, идиот, познакомил их. И знал ведь, что Джош понравится Биллу, но все равно познакомил. Хотел нос ему утереть. Вот и утер…

— Но, Барри… прости, если я скажу что-то не то. Но ведь дело не только в сексе…

— Ох, не надо, малышка, не сыпь соль на раны. Они слишком свежи. Я знаю, что ты хочешь сказать, и полностью согласен. Грош ему цена, если он с такой легкостью мог… — Он не договорил, снова тяжело вздохнув. — Ох, как же больно, Молли, как больно… Если бы ты знала…

— Знаю, Барри. Увы, это я знаю слишком хорошо, — еле слышно произнесла она, заставив его вспомнить о том, что выпало на ее долю.

— Да. — Тряхнув головой, Барри пришел в себя и посмотрел ей в глаза, прекрасные, полные печали зеленые глаза. — Прости, малышка, я такой эгоист. Совсем забыл, что тебе намного хуже, чем мне.

— Нет. Ты не эгоист. Далеко не эгоист. И я считаю, что несмотря ни на что, мне очень повезло. Я встретила тебя. Ты настоящий друг, Барри. Ты человек, с которым я чувствую себя совершенно свободно, с которым могу говорить о чем угодно.

— Это точно. Иногда я сам себя представляю большим оттопыренным ухом. Что-то во мне располагает людей к откровенности.

— Полагаю, твоя отзывчивость, Барри.

— Кто знает?.. Ладно, хватит чувствительных излияний. Ты ешь, а я почитаю объявления. Не забывай, перед тобой безработный рекламщик.

Некоторое время оба молчали. Молли с наслаждением уплетала приготовленный им завтрак — жареную колбасу, оладьи с апельсиновым джемом, сок и кофе. Барри с головой ушел в газету.

Неожиданно он присвистнул.

— Что такое?

— А твой приятель настойчив.

— Что? Какой приятель?

— Твой красавец летчик. — С этими словами он перекинул ей свернутый лист и указал пальцем. — Могу сказать тебе, что такое объявление на протяжении двух недель не полдоллара стоит. И даже не десять. Видно…

Но Молли уже не слышала, что он говорит.

Она взяла газету и изумленно уставилась на следующие строчки:


Молли «Кивер», зеленоглазая колдунья, я продолжаю искать тебя. И не успокоюсь, пока не найду. Отзовись, умоляю!

Рэнди.


— Черт побери, — выдохнула она, — а ведь я совершенно забыла о нем.

— Что ж, он не забыл. Надо отдать ему должное: этот твой Рэнди — парень настойчивый.

Перед внутренним взглядом Молли встал улыбающийся высокий блондин с ярко-голубыми глазами. Она побледнела, потом вспыхнула, вспомнив их случайную встречу и последовавшую за ней непродолжительную, но яростную любовную схватку. Рэнди оказался изумительным любовником, она в жизни своей не испытывала ничего подобного. Впрочем, скольких мужчин она знала? Одного только Кларенса… Вспомнив о нем, Молли немедленно помрачнела.

— Эй! Что с тобой? Ты ведь говорила, что он тебе понравился.

— Да, верно, понравился. — Молли тряхнула головой, прогоняя непрошеное воспоминание. Довольно, чем скорее я выкину Кларенса из головы, тем лучше, в очередной раз сказала она себе. А вслух ответила; — Но что же я могу сделать?

— По-моему, все очень просто. Ты можешь открыть телефонный справочник, найти его номер, набрать семь цифр и сказать: «Рэнди, привет, это я, Молли». А если ты такая ленивая, то я могу и сам принести справочник. Тебе надо будет только поговорить. Ну как, идет?

Но Молли сделала круглые глаза, отчаянно замотала головой и закричала:

— Нет-нет! Не смей! Я запрещаю! Категорически!

— Малышка, да ты что? Успокойся, я пошутил.

Она пришла в себя. Выдохнула.

— Извини. Сама не понимаю, что на меня нашло.

— Что ты, не волнуйся, все в порядке. У тебя просто нервы немного расходились, но это совершенно естественно после всего, что выпало на твою долю. Давай-ка отведу тебя в спальню. Тебе надо бы полежать, а еще лучше поспать.

Молли покорно встала и покачнулась. Барри тут же подхватил ее и помог добраться до кровати. Уложил, укрыл пледом, опустил жалюзи.

— А теперь отдыхай. Не надо было тебе сегодня выходить. Наверное, слишком рано…

Она слабо, невыразительно улыбнулась, попыталась подавить очередные подступившие рыдания, но не смогла и зарылась лицом в подушку. Барри сидел с ней, поглаживая по рассыпавшимся по подушке черным кудрям, пока она не затихла и не начала мерно дышать. Лишь тогда вернулся в кухню и продолжил изучение объявлений о приеме на работу…

Глава 6

Она скоро проснулась, но продолжала лежать, прячась от мира. Мысли и чувства ее были в полном смятении.

Господи, как все запуталось! Зачем Рэнди Таунсенд так настойчиво разыскивает ее? И именно сейчас, когда она меньше всего настроена на новый роман. Когда и душа, и тело истерзаны предыдущим…

И все же перед глазами ее то и дело всплывал облик красавца летчика. Вспоминались ей не только привлекательная внешность, но и обходительность молодого человека, его внимательность по отношению к ней, безграничная терпимость, с которой он дал ей возможность излить душу. И — стоит ли скрывать от самой себя — еще и яростная страстность его объятий, и то полное сексуальное удовлетворение, которое он подарил ей…

Что же теперь делать? Откликнуться на его призыв, столь лестный для измученного сердца, для попранного самоуважения? Соблазнительно, конечно… Похоже, она не вызвала у него отвращения или презрения своей откровенностью. Более того, он не относится к ней как к женщине, готовой к легкой связи. Потому что кто же в здравом уме так долго и настойчиво стремится встретиться с той, которую подозревает в доступности?

Нет, кажется, Рэнди по-настоящему заинтересовался ею, может быть, даже испытывает к ней какие-то чувства… И это делает ее положение куда более трудным… Что она может дать ему? Да и хочет ли? Разве она в состоянии сейчас думать о любви?

Сколько еще времени пройдет, прежде чем она перестанет опасаться мужчин, бояться возможного предательства? Какой жуткий след Кларенс оставил в ее душе…

Нет, сейчас ей хорошо с Барри. Он не внушает страха, он заботлив, мягок, нежен и внимателен. К тому же нуждается в ней не меньше, чем она в нем.

А Рэнди… Молли горестно вздохнула. Как ни жалко и ни стыдно причинять ему боль, но лучше все же дать возможность остыть и забыть о ней. Она, со своими проблемами и комплексами, — настоящая отрава для приличного человека. У нее ни малейшего права обременять его своими неприятностями, не имея возможности дать хоть что-нибудь взамен…

— Стоп! — воскликнула она. Достаточно копаться в себе и снова и снова возвращаться к одному и тому же.

Жизнь продолжается, и она обязана сделать все, чтобы больше не ошибиться. А пока… почему бы не сходить к декану и не попросить отменить ее курсы в этот летний триместр? Их ведь всего-то два — французского и финского языков. На первом осталось четверо слушателей, а на втором вообще один-единственный.

Стоит ли тратить на них силы и время? Едва ли декан будет возражать… Может, устроить себе каникулы? Отправиться в горы или еще куда-нибудь? И Барри пригласить, коль скоро уж он теперь безработный… Снять где-нибудь в глуши домик, порыбачить, покупаться и просто погулять? Разве плохо?

И Рэнди тем временем успокоится и забудет о ней…

Эта идея так понравилась Молли, что она решила незамедлительно обсудить ее с Барри. Но, к ее великому разочарованию, в кухне его не было. В гостиной тоже… И в гостевой спальне…

Она вернулась в кухню и только теперь заметила на столе записку. Барри писал, что отправился на интервью в одно рекламное агентство, и обещал вернуться сразу же после его окончания.


Надеюсь, ты не будешь возражать. Мне невмоготу пока ехать домой

Б.


Молли довольно улыбнулась. Ей даже представить было страшно, что она останется одна.

Но Рэнди и не думал забывать о ней. Он действовал по разработанной им схеме, планомерно объезжая все учебные заведения подряд. В некоторых распустили студентов на летние каникулы, и ему приходилось беседовать с представителями администрации или преподавателями, что было отнюдь не просто.

В одном из первых колледжей его встретила весьма неприветливая особа, окинула подозрительным взглядом из-под роговых очков, придающих ей сходство с очковой змеей, и процедила:

— Молодой человек, боюсь, ваши расспросы не правомочны. Такие сведения я могу давать только представителям властей. А сейчас прошу вас покинуть мой кабинет и не отрывать меня от работы.

Озадаченный, но далеко не обескураженный подобным приемом Рэнди решил обратиться к студенту, читающему в тени раскидистого дерева. Тот оказался куда более приветливым, внимательно изучил рисунок, но покачал головой.

— Хорошенькая. Но здесь она не работает.

— Точно? Вы уверены?

— Абсолютно. Я тут уже третий год и знаю всех преподавателей. Так что рад бы помочь, да нечем.

— Ладно, спасибо. Отсутствие результата тоже результат.

Рэндалл пожал юноше руку и вернулся в машину, сделав для себя вывод, что разговаривать лучше со студентами. Так он и поступал в дальнейшем, если представлялась возможность.

В целом за все это время он успел посетить тринадцать колледжей и сейчас готовился к визиту в четырнадцатый. Не так много, но рабочее его расписание было довольно плотным и на розыски оставалось мало времени.

Усевшись на раскаленное сиденье, он тут же подскочил и выругался, потом включил кондиционер и достал карту. Итак, куда теперь? В колледж имени Терри Джеймса или Вест-Гейтский. Или вообще закончить на сегодня, вернуться домой и проверить, не откликнулась ли вдруг Молли на его объявление…

Рэнди заколебался. С одной стороны, день клонился к вечеру и визит по этой причине мог оказаться безрезультатным. Но с другой — прошло уже около десяти дней, а он объехал чуть больше дюжины из восьмидесяти с лишним учебных заведений, обозначенных в «Желтых страницах». Так что нечего тянуть и колебаться — при таких темпах ему понадобится еще не один месяц, чтобы разыскать Молли.

Он постоянно думал о ней, вспоминал мельчайшие подробности их встречи и беседы, негодовал, думая об оскорбившем и бросившем ее негодяе Кларенсе. Молли снилась ему по ночам, повсюду мерещилось ее прелестное лицо.

Ни один раз он кидался следом за темноволосой девушкой — только чтобы обнаружить, что в очередной раз ошибся.

О, Молли, Молли, зеленоглазая чертовка, обворожительная колдунья, лишившая покоя и сна! Как разыскать тебя? И как жить, если не найти?

Рэнди решительно отмахнулся от пораженческой мысли. Он найдет ее! Во что бы то ни стало найдет! Если не удастся самому, наймет сыщика. Он добьется благосклонности пленительной красавицы, сделает все, чтобы она полюбила его, и будет благодарен за это всю жизнь.

Пока смерть не разлучит их…

Итак, в путь. Рэнди изучил карту, отдал предпочтение Вест-Гейтскому колледжу и через сорок минут уже входил на его территорию.

Первый же встреченный им студент оказался довольно общительным и с интересом выслушал рассказ Рэнди. Подумал, почесал в затылке, сказал:

— Кого-то мне это описание напоминает, но неуверен…

Рэнди тут же вытащил карандашный портрет и показал ему. Студент хлопнул себя по лбу.

— Точно! Как я сразу не догадался? Это же мисс Маккивер. Моя подружка занималась у нее в прошлом триместре испанским.

— В прошлом? А сейчас?

— Сейчас она уехала домой, с родителями повидаться. А я…

— Как домой? — перебил его потрясенный Рэнди. Он прекрасно помнил драматичный рассказ Молли о прерванных отношениях с матерью. — К кому домой?

— К себе, естественно, — ответил не менее удивленный парень. Потом понял:

— Ах вы про мисс Маккивер? Простите, я все о Джулии думаю… — — А мисс Маккивер? Давно вы ее видели?

— Ну… — он снова почесал в затылке, — на днях вроде видел… Знаете что? Сходите в студенческий корпус, посмотрите расписание. Я точно знаю, что она ведет испанский и французский. Вернее, вела. А вот как сейчас… Спросите лучше еще у кого-нибудь…

— В учебную часть имеет смысл обратиться?

Или там какая-нибудь мегера сидит?

— Нет, что вы! Миссис Престон — милейшая старушка. И всегда в курсе всех сплетен.

Точно, вы можете справиться у нее. Она в административном корпусе, в двадцать шестом офисе. Только, боюсь, ее уже нет…

Рэнди тепло поблагодарил парня и направился к указанному двухэтажному зданию. Парень, естественно, был прав: кабинет миссис Престон оказался заперт. И Рэнди бросился изучать расписание, которое сказало ему, что следующее занятие французским языком состоится только через два дня…

Впрочем, это было уже не так важно. Ведь теперь он знал ее фамилию. И Рэнди устремился домой — туда, где его ждали телефонный справочник, автоответчик и благодатный душ…

Душ, безусловно, принес облегчение, а вот автоответчик — нет. Молли и сегодня не откликнулась на его отчаянный призыв.

Рэнди стоял посреди гостиной, обмотав бедра полотенцем, и задумчиво смотрел на лежащий на журнальном столике справочник, не решаясь подойти и открыть его. Сейчас, когда наконец-то узнал ее фамилию и вот-вот выяснит номер телефона, он вдруг растерялся и не знал, что же делать дальше. Позвонить? Или поехать? А что, если… если этот ее Кларенс вернулся и сделал ей предложение? Как ему тогда поступить? Смириться с утратой или бороться?

О чем ты думаешь? — насмешливо шепнул внутренний голос. Ты же ведь еще ничего толком не знаешь, а уже чего только ни придумал!

Может, она лишь ждет твоего звонка, чтобы примчаться?

Тогда почему же не откликнулась на объявление?

Ха! Кто тебе сказал, что Молли читает именно «Хронику Сан-Франциско»? Скорее всего она и в глаза не видела твоего объявления. А теперь давай-ка смотри номер.

И он заставил себя сделать два шага, отделявшие его от толстенного тома, опустился в кресло и, глубоко вдохнув, словно готовясь нырнуть, открыл его.

Все оказалось и лучше, и хуже одновременно. Молли Маккивер значилась в числе абонентов. Но не одна, было целых девять Молли Маккивер. Против шести имен стояли адреса. Более того, в наличии были еще четыре М. Маккивер.

Итак, что же теперь? Рэнди озадаченно уставился на столбец с номерами телефонов Молли и М. Маккивер. Если бы она была в списке одна, то он, пожалуй, и не колебался бы. Но как позвонить незнакомой женщине и сказать:

«Привет, это я, тот самый летчик, от которого ты сбежала десять дней назад»? Или: «Здравствуйте. Я Рэндалл Таунсенд и ищу ту Молли Маккивер, которая исповедовалась мне, а потом по-быстрому одарила своей любовью»?

Нет! Невозможно! Ни за что!

Он должен лично увидеть ее. Конечно! Как это ему раньше не пришло в голову? Он прикинется почтальоном или… нет-нет, лучше продавцом… чего-нибудь глупого, что точно не купят. Например… Рэнди обвел глазами комнату, Что бы это такое могло быть?

Господи, до чего же он поглупел. Почему не сказать, что он ищет Молли Маккивер? Как все оказывается просто, стоит лишь немного подумать.

И Рэнди забегал, заметался, засуетился как однорукий человек в крапивной лихорадке. Он натянул футболку, сорвал ее, достал белую рубашку и строгий галстук, остался недоволен и ими, примерил пеструю гавайскую рубаху… Все не то… Мелькнула идиотская мысль: может, форму надеть? Но он тут же прогнал ее как совершенно нелепую.

Успокойся, строго сказал себе Рэнди. Ты ведешь себя как девчонка-восьмиклассница перед первым свиданием. Стыдись! Ты же взрослый мужчина! В конце концов она уже видела тебя и в форме, и в повседневной одежде, и без них…

Эта трезвая мысль не помешала ему остановить свой выбор на самой лучшей своей сорочке, серой шелковой, которую мать подарила ему на последний день рождения, и дорогом галстуке. Белые брюки дополнили комплект. Подойдя к зеркалу, Рэнди придирчиво оглядел себя и остался доволен достигнутым результатом. На него смотрел элегантный и уверенный в себе молодой мужчина.

Выписывать адреса было невтерпеж, поэтому он захватил с собой толстенный том и выбежал к машине.

Скорее, скорее! Ведь он уже на верном пути.

Итак, с кого начать? Адреса находились в разных районах, но Рэнди решил не обращать внимания на расстояния, а двигаться по порядку — сверху вниз. Так он по меньшей мере не запутается и не потратит полвечера на разработку маршрута.

В первом месте ему навстречу вышла строгая дама лет пятидесяти и на робкий вопрос молодого летчика сказала, что она и есть Молли Маккивер. Он извинился за недоразумение и поспешно ретировался, вычеркнув адрес из списка.

Второй, в пятнадцати милях от него, принадлежал молодой женщине, матери прелестных двойняшек, которая, сразу заметив разочарование Рэнди, любезно предложила угостить его кока-колой.

В окнах третьей квартиры царила темнота. Он побродил полчаса вокруг, вернулся, но перемен не было. Сделав отметку о необходимости вернуться, отправился дальше.

В половине одиннадцатого, объехав четверых Молли Маккивер, так и не встретив той единственной, которую искал, но поняв, что дальнейшие поиски сегодня уже невозможны ввиду позднего часа, Рэнди возвратился домой. Итак, из тринадцати возможных кандидатур он отсеял около трети. Шансы на успех возросли, следовательно, втрое. Если все так пойдет и дальше, то завтра, в крайнем случае послезавтра, он встретится с ней, владычицей его грез.

Внушал сомнения, правда, тот адрес, где он никого не застал. Хорошо, если его обитательница отсутствовала только сегодня. Но не исключена возможность, что она уехала в отпуск.

Но тогда это не его Молли. У нее ведь занятия через два дня. Если верить расписанию…

Что ж, если ему не удастся найти ее среди указанных мисс Маккивер, он поедет в колледж. Двенадцать пятнадцать, аудитория триста сорок восемь, если память ему не изменяет.

Следующий рабочий день — среда — прошел почти как в тумане. Рэнди выполнял рейс «Сан-Франциско — Сиэтл — Чикаго» машинально, едва замечая, что делает. Пальцы автоматически переключали положенные рычаги в предписанном порядке, губы произносили обязательные слова, а уши регистрировали полученные ответы без сознательного участия мозга. И ему, и всему экипажу, и тем более пассажирам крупно повезло: случись что-нибудь непредвиденное, неизвестно еще, как бы их капитан справился с этим.

Но он был настолько погружен в свои переживания, что только слова штурмана Козловски при посадке в Сиэтле немного отрезвили его:

— Эй, Рэн, не знаю, что с тобой творится, но хочу напомнить, что на тебе лежит ответственность за людей. Почти двести человеческих жизней зависят от тебя и твоего профессионализма. Очнись, иначе мне придется потребовать, чтобы тебя заменили.

— Да ты что, Марки? — поразился Рэнди. — Я в порядке. В полном!

— Если ты в полном порядке, то я — балерина! — рявкнул штурман.

Рэнди потряс головой, прислушался к себе и изрек:

— Знаешь, ты не похож на балерину, Марки.

— И я о том же. Итак, что с тобой? Неприятности? Могу чем-то помочь? Давай-давай, выкладывай.

— Да ты уже помог, — с нескрываемой благодарностью ответил пилот старшему товарищу.

— Это из-за той девушки, верно? — догадался Марк. — Я не спрашивал раньше, думал, сам расскажешь. Но теперь, полагаю, могу и поинтересоваться. Кстати, как тебе Фрэнки показался?

— На все сто. Классный парень, еще лучший художник, — ответил Рэнди и достал из бумажника копию сделанного им портрета. — Вот, взгляни.

Марк посмотрел и присвистнул.

— Ого! Вот это красотка! — Он усмехнулся и хитро взглянул на Рэнди. — Теперь я не удивляюсь, что ты в облаках витаешь не только в прямом, но и в переносном смысле. Что, пока не нашел ее? Или, наоборот, уже упиваешься счастьем?

Рэнди вздохнул, забрал портрет, взглянул на Марка и снова вздохнул.

— Пока ищу. Узнал, где она работает и настоящую фамилию. Вчера проверил некоторые адреса. Сегодня, если вернемся без задержки, надеюсь встретить ее. Если нет, послезавтра поеду к ней на работу.

— Отлично! А ты настойчивый, как я посмотрю. Видно, она сильно зацепила тебя.

— Думаю о ней дни и ночи, — признался молодой летчик. — В жизни не представлял, что могу испытывать нечто подобное, но вот поди ж ты…

— Что ж, желаю удачи. Только смотри не угробь себя и всех нас, мечтая о ней. — И Марк с силой хлопнул его по плечу, давая понять, что не шутит.

Внушение пошло Рэнди на пользу, он сосредоточился на своих прямых обязанностях и лишь изредка возвращался мыслями к Молли и предстоящему вечеру…

Увы, погода изменила его планы. Налетевшая гроза помешала своевременному обратному вылету, и в Сан-Франциско они оказались лишь следующим утром.

Несмотря на усталость, Рэнди позволил себе лишь небольшую передышку и отправился объезжать оставшиеся по списку адреса. Но успеха не добился. Из М. Маккивер двое даже оказались мужчинами. Он дважды возвращался к той квартире, что встретила его неприветливой темнотой в первый визит, но все с тем же результатом.

Исчерпав все возможности, Рэнди вернулся домой и уныло уставился на номера телефонов.

Призвав на помощь всю силу воли, он набрал первый из тех, при которых не было адреса, но разговор вышел совершенно нелепым. Как он и опасался. Даже хуже. Настолько, что ему стыдно было вспоминать о нем еще целую неделю.

Итак, ничего другого не оставалось, как отправиться завтра в Вест-Гейтский колледж и встретиться со своей мечтой там.

Глава 7

— А знаешь, мне нравится твоя идея. Я сам хотел предложить тебе уехать на время. И даже знаю, куда мы можем отправиться.

— Куда же?

— У одного моего приятеля есть хижина в Скалистых горах. Он вечно хвастается ею, приглашает туда всех знакомых, но никто пока не соблазнился. Думаю, Ларри не откажет мне, если я попрошу ключи на пару недель.

— Может, он сам захочет поехать туда? — нерешительно возразила Молли. Перспектива провести отпуск в обществе постороннего человека как-то не улыбалась ей. — А мы будем мешать…

— Вот уж нет! Ларри — отличный парень. Но тебе не надо его опасаться…

Молли вопросительно посмотрела на Барри — так ли она поняла его намек. Он кивнул.

— И мне тоже. Не бойся, ты не станешь свидетелем каких-то неприятных для тебя сцен…

— Нет-нет, — поспешно перебила его Молли, но он остановил ее движением руки.

— Меня всегда удивляло, что все почему-то считают, будто геи озабочены только сексом.

Мы такие же, как и они, за исключением одного. И мы так же стремимся к прочным отношениям, как и все остальные нормальные представители человечества. Развратные особи есть ведь и среди гетеросексуалов, думаю, ты не будешь спорить с этим? Я очень любил… и до сих пор люблю Джоша… Мне очень тяжела его измена, и я не собираюсь…

— Барри, не надо, не мучай себя! — воскликнула Молли. — Ты не должен объяснять мне такие примитивные вещи. Я все понимаю.

— Да. — Он кивнул. — Ты действительно все понимаешь, малышка. Что бы я без тебя сейчас делал?

— А я — без тебя? — печально усмехнувшись, отозвалась молодая женщина, убирая со лба упавшую прядь.

— О, с тобой все было бы в порядке! — воскликнул Барри, перекидывая ей через стол, за которым они завтракали, очередной выпуск «Хроники Сан-Франциско». — Твой приятель не теряет надежды.

Молли подхватила газету, пробежала глазами по строчкам и убедилась, что ее друг не шутит. Настойчивость Рэнди начинала беспокоить ее. Он так хорошо отнесся к ней, а она…

Впрочем, зачем заново начинать обсуждать то же самое? Она делала это уже не раз и всегда приходила к одному и тому же выводу: сейчас ей не под силу затевать новый роман. Да и желания особого нет…

Молли небрежно уронила газету на пол в попытке скрыть смущение и притворно-равнодушно смотрела на рассыпавшиеся по всей кухне страницы.

— У меня складывается впечатление, что ты побаиваешься встречи с ним, — спокойно заметил Барри и наклонился подобрать листы.

— Нет!.. — тут же выкрикнула она и запнулась, Поняла, что слишком уж остро среагировала на вполне невинное замечание. Потом вдруг призналась:

— Немного. Он… он понравился мне.

— Очень?

— Угу.

— И что, ты все еще опасаешься, что он дурно о тебе думает? После… ну, после того как ты переспала с ним?

— Да нет, едва ли. Просто… ну что я ему могу дать? У меня сейчас сплошная черная полоса.

Зачем портить ему жизнь своими проблемами?

Какое у меня на это право? В прошлый раз все кончилось, сам знаешь чем, а теперь… теперь я и на секс не способна… Нет, это нечестно по отношению к нему…

— Ох, Молли, малышка, было бы неплохо, если бы ты побольше думала о себе, поменьше — о других.

— Я и так думаю о себе. Поэтому и не хочу осложнений и очередных душевных потрясений.

— Да какие у тебя с ним могут быть потрясения? Видно же, что он с ума сходит. Иначе не выбрасывал бы деньги на эти объявления.

— Ты прав, Барри: я боюсь, — тихо призналась она. — Он… Не знаю даже, как объяснить это… Может быть, боюсь даже того, что могу с ним забыть Кларенса…

— Кларенса?! Ты боишься забыть Кларенса?! — громким, театральным шепотом, чтобы не заорать, повторил Барри. — Да ты в своем уме?

— Сама не знаю… Просто мне иногда приходит в голову, что, если я с такой легкостью забуду его и то, что со мной произошло, значит… Черт, не знаю даже, как это выразить?..

Не значит ли это, что с моей стороны и чувства-то серьезного не было. Что я выбросила шесть лет жизни непонятно почему и зачем.

Понимаешь, что я хочу сказать? — Она с надеждой заглянула ему в глаза.

Барри поколебался, неуверенно ответил:

— Ну, не совсем… Хотя… да, пожалуй… да, наверное, понимаю. Ты хочешь саму себя убедить в том, что тебя связывала с ним великая любовь. А не страх одиночества или чего-то еще.

Ты думаешь, что…

— Что я только из трусости терпела все эти унижения, — закончила за него Молли. — Да, именно так я и думаю, именно это меня и гложет. — И она с силой поставила пустую чашку на стол.

— Эй, поаккуратнее, в эту игру мы уже играли! И мне не понравилось быть доктором.

Слишком много крови. Брр…

— Ты был чудесным доктором, — улыбнулась Молли. — Ну, мне пора собираться. Так что, поговорить мне с деканом?

— Попробуй. Чем черт не шутит, вдруг он отпустит тебя? Кстати, хочешь, подброшу? Все равно заниматься мне сегодня нечем…

— А потом что я буду делать? На такси поеду?

— Не понимаю, что может мне помешать тебя встретить? В конце концов, я и так навязался тебе в постояльцы. Могу хоть минимумом комфорта отплатить за твое великодушие…

— Брось, Барри, не болтай ерунды, — перебила она его излияния. — Но если хочешь ехать со мной, поторопись. Кстати, давно хочу спросить тебя. Можно?

— Попробуй.

— Почему ты вдруг сбрил бороду? — Молли еще не успела рта закрыть, как уже пожалела, что задала этот вопрос. Гримаса боли, исказившая лицо ее друга, сказала ей, что она затронула больное место. — Не надо, не отвечай…

— Нет. Почему же и не ответить? Это Джошу нравилась моя борода. Сам я терпеть не могу растительности на лице. Поэтому, полагаю, я побрился, чтобы убедить себя в том, что возврат к прошлому невозможен. Видишь, я так же ни в чем не уверен, как и ты. Наверное, хотел таким образом сказать самому себе, что, если он вдруг раскается и захочет вернуться, я не приму его. Показать, что еще не окончательно утратил гордость. Но, знаешь…

Он сел рядом с ней, взял ее пальцы в свои, погладил. Мечтательно заметил:

— У тебя руки похожи на его. — Вздохнул. — Нет, Молли, что уж тут кривить душой. Если Джош вдруг оставит Билла, я… я засуну эту пресловутую гордость куда подальше…

Молли молчала, не зная, чем утешить беднягу Барри. Он боролся со слезами. И победил.

Тряхнул головой и почти беззаботно заявил:

— Пойду заведу машину. А ты одевайся.

В половине двенадцатого Рэнди стоял перед входом в трехэтажное здание факультета иностранных языков Вест-Гейтского колледжа и нетерпеливо поглядывал то на часы, то на дорожку, идущую к зданию от парковки преподавательского состава.

В руках он держал изящный букет каких-то мелких, но очень нежных и безумно дорогих цветов, рекомендованных продавщицей, но, заметив, что привлекает к себе внимание, попытался спрятать его под мышку. На нем была летная форма — ему предстояло отправиться в рейс в три пятнадцать пополудни.

Проходящие мимо немногочисленные студентки поглядывали на него с нескрываемым интересом. И неудивительно — не каждый день на территории колледжа попадаются такие красивые парни, да еще в форме, да к тому же летом — в практически мертвый сезон. Кого же он ждет? Кто та счастливица, которой уготованы эти дивные орхидеи, которые он держат непочтительно, словно веник?

«Счастливица» же, ни о чем не подозревая, ехала в направлении Вест-Гейта в сопровождении Барри Стефенса в его непрезентабельном «додже».

Мгновение встречи неудержимо приближалось.

Рэнди трясло от нетерпения, Молли же заливисто и беззаботно смеялась над очередным рассказом приятеля о его работе в рекламном бизнесе.

— Ой, ну хватит, ни за что не поверю, что бывают такие идиоты! — Она вытерла глаза.

— Клянусь, это чистая правда! Готов съесть старый башмак, если вру.

— Господи, это единственное достоинство летнего триместра, — вздохнула Молли, указывая на полупустую парковку. — Остановись вон там, ладно?

Барри исполнил ее пожелание, выключил мотор, вышел и подал ей руку.

— Прошу!

— Бог ты мой, какая галантность! — хихикнула Молли.

— Могу даже проводить тебя до места. И когда прикажете подать карету на обратный путь, милели?

«Миледи» взяла его под руку, и они двинулись к факультету.

Рэнди нетерпеливо повернулся на каблуках и…

Нет!

Не может быть!

Сердце его упало. В голове замелькали обрывочные, отчаянные мысли.

Она же говорила, что рассталась с ним!.. Он же уехал в Нью-Йорк… И почему он так открыто демонстрирует их связь?.. Или он вернулся за ней?.. Развелся и…

Молодой человек побледнел как смерть и в это мгновение понял, что любит эту женщину.

По-настоящему, всем сердцем.

Барри внезапно ощутил, как пальцы Молли сжали его локоть мертвой хваткой стального капкана. Он повернулся, взглянул в ее лицо и испугался.

— Что с тобой?

Она не ответила. Просто не услышала. Машинально передвигала ноги и неподвижно смотрела в одну точку широко открытыми глазами.

Барри проследил за направлением ее взгляда и тихо спросил:

— Мне уйти?

Но Молли помотала головой: нет.

— Это Кларенс? — так же тихо продолжил Барри, но понял, что вопрос глупый. Форма говорила сама за себя.

Она снова отрицательно тряхнула своей роскошной шевелюрой.

— Твой летчик?

Молчание.

Они проследовали мимо оцепеневшего Рэнди в здание факультета. Только там Барри остановился, разжал пальцы Молли и повернул ее к себе лицом.

— Почему ты прошла мимо, словно не знаешь его?

— Барри, не надо… — задыхаясь, пробормотала Молли и прижала ледяные пальцы к пылающим щекам.

— Почему ты так поступила? Неужели не понимаешь, что он подумал? За кого меня принял?

Она наконец-то посмотрела ему в глаза. Нахмурилась.

— Думаешь, за…

— Да, думаю. Ты ведь все рассказала ему.

— Но ты совсем не похож на Кларенса…

— Да? А откуда он может об этом знать? Ты должна выйти и представить нас друг другу.

— Нет! — выкрикнула Молли. Несколько проходящих мимо девушек шарахнулись в сторону и окинули их удивленными взглядами. — Нет, — уже тише продолжила она, потом снова зачастила:

— Я не могу. Не могу. Зачем он приехал сюда? Как нашел меня?

— Молли, Молли, прекрати истерику! — Барри схватил ее за плечи и встряхнул. — Черт бы тебя побрал, Молли! Неужели ты до конца дней своих собираешься упиваться свалившимися на тебя несчастьями и не замечать удачу, даже когда она буквально под ноги падает? Да ты хоть видела лицо этого парня? Дьявол, Молли, если бы на меня кто-то хоть раз посмотрел такими глазами, я был бы счастливейшим из смертных! Да он без ума от тебя.

Ведь… — Он замолчал, видя, что она не слушает его. Снова встряхнул. — Эй, малыш, ты в порядке? Пошли-ка, я отведу тебя в кабинет.

Тебе надо присесть.

Молли безмолвно подчинилась.

Через несколько минут, убедившись, что она пришла в себя и в состоянии вести занятия, Барри простился и выбежал из здания.

Он-то, благодарение Господу, не был таким слабонервным и не собирался упустить Рэнди.

Но высокого светловолосого парня на прежнем месте уже не было. Барри осмотрелся по сторонам и бегом кинулся в самом разумном направлении — на стоянку для посетителей. И успел как раз вовремя: Рэнди уже готовился сесть в машину. Не колеблясь ни мгновения, Барри крикнул:

— Эй, летчик!

Рэнди оглянулся и увидел того отвратительного типа, что только что шел рядом с его Молли. Какого дьявола ему надо? Хочет позлорадствовать? Кулаки его сжались сами собой. Он шагнул навстречу неприятелю.

— Ну?

— Привет! — Тот протянул руку. — Я Барри Стефенс. А вы — тот самый Рэнди, так настойчиво разыскивающий Молли?

Барри Стефенс?! Рэнди тупо смотрел на протянутую ему руку, ничего не понимая. Почему Барри? Кто такой этот Барри? А где же Кларенс?

Он настолько растерялся, что последний вопрос произнес вслух.

— Кларенс? Насколько мне известно, этот мерзавец в Нью-Йорке, — спокойно ответил Барри, не опуская руки.

Обескураженный Рэнди разжал кулак и обменялся с незнакомцем рукопожатием.

— Простите, но кто вы такой? И откуда меня знаете?

— Это непростая история. Думаю, нам надо поговорить. У нас всего полтора часа, пока не кончатся занятия.

— Меньше. Мне надо к двум тридцати быть в аэропорту.

— Тем более. Не будем терять времени. Пригласишь к себе в машину или пойдем в мою?

Рэнди вдруг очнулся.

— Эй, послушайте, да о чем нам с вами говорить? Я вас не знаю…

— Точно. Зато я тебя знаю уже скоро две недели. Каждый день читаю твои объявления. Она, между прочим, нет. «Хроника Сан-Франциско» не относится к числу ее любимых газет. Итак, твоя машина или моя?

Рэнди распахнул дверцу. Он уже понял, что этот странный, даже подозрительный незнакомец — его единственный шанс узнать о Молли что-то достоверное. К тому же с удивлением обнаружил у себя странное нежелание набить морду этому «сопернику». Было в нем нечто неуловимо убедительное…

Через полчаса беседы Рэнди уже знал, что именно было это «нечто». И, пожалуй, впервые в жизни не испытывал брезгливого чувства к представителю «голубой» части человечества.

Более того, был благодарен и почти очарован теплым и дружеским отношением Барри к Молли, его искренностью в этом отношении, желанием помочь.

— Надеюсь, тебя не шокирует тот факт, что она рассказала мне о вашей встрече? — спросил он молодого летчика.

Тот грустно усмехнулся.

— Не шокирует. Хотя… наверное, немного смущает… В конце концов она сбежала прямо из моей постели…

— Меня можешь не смущаться, — спокойно заявил Барри. — У меня неприятности того же плана. Только… от тебя она удрала совсем по другой причине. Поверь мне. Если бы она категорически не желала тебя видеть, то я бы ни за что не побежал за тобой. Но я глубоко уверен, что это не так. И меня волнует ее будущая судьба. Я не желаю, чтобы она всю свою жизнь зачеркнула из-за какой-то одной-единственной неудачи. Молли… она очень нежная, очень впечатлительная, а теперь еще и ранимая. Поэтому я взял на себя смелость поговорить с тобой. И рад, что не ошибся.

— Ты поможешь мне, Барри? Я, честное слово, не знаю, как к ней подступиться. Ты бы видел, как она на меня посмотрела только что!

Словно ядовитую змею увидела…

— Брось, не преувеличивай. Она, конечно, испугалась… Мы с ней разговаривали о тебе только сегодня утром. Я, кстати, пока живу у нее. Так лучше для нас обоих. Ты… ты твердо понимаешь, что я тебе не соперник? Что я отношусь к ней как к младшей сестре?

— Д-да… да, думаю, понимаю… Иначе вряд ли бы ты затеял со мной этот разговор, верно?

— Абсолютно. Я рассчитывал, что ты разберешься в ситуации. Но учти одно: сейчас она тебя не примет. Ни как любовника, ни как друга.

Она боится мужчин, боится боли и разочарования. Ей необходимо время, чтобы прийти в себя. Я планирую увезти ее на время из города на две-три недели, если нужно, то и дольше.

Молли надо полностью сменить обстановку, отвлечься от всего, что напоминает о Кларенсе и том, что он с ней сделал. Лучше всего было бы, чтобы она и работу поменяла, и квартиру, но пока не уверен, что мне удастся ее уговорить.

— Эй, Барри, ты устроишь так, что я снова потеряю ее. Скажи мне хоть номер телефона и адрес.

— Не волнуйся, скажу. Обязательно. Но самое лучшее, если ты оставишь мне свои. Чтобы я мог связаться с тобой в любую минуту. Мало ли какие возможны перемены…

— Ладно… А, как считаешь, сколько мне ждать?

Барри почесал в затылке, словно раздумывая. На самом-то деле размышления были не нужны. Молли требовалось еще около месяца, чтобы оправиться от последствий выкидыша. Но не мог же он сказать об этом влюбленному парню. Молли сама потом решит, поведать ему или нет. Поэтому произнес:

— Около месяца, думаю, хватит. В любом случае, я буду держать тебя в курсе. Не забудь кассеты менять в автоответчике.

Они обсудили еще кое-какие детали и разъехались.

Глава 8

— Я уже поговорил с Ларри, вечером можем подскочить к нему за ключами. Погляди-ка, хижина примерно вот здесь. Около тысячи миль.

Не знаю, дотянет ли мой драндулет…

Молли кинула незаинтересованный взгляд на карту и отвернулась.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросил Барри.

— Я никуда не еду, — глубоко безразличным тоном произнесла она.

— Молли… Молли! — Он притормозил, схватил ее за плечо и как следует встряхнул. — Что случилось?

— Ничего.

— Два часа назад ты горела энтузиазмом. А теперь еле слова цедишь. Это… из-за того летчика?

— Ха!

— Извини, не понял.

— Я сказала: ха!

— Это я слышал. Можешь, не откажешь в любезности пояснить, что оно означает?

— Только то, что мне не дают никакого отпуска.

— Почему?

— Якобы потому, что у меня слишком плотное расписание. Ха-ха! Я предложила отработать все часы после возвращения, но Фингер уперся.

— Фингер — это кто?

— Декан моего факультета.

— Странно. Ты же говорила, у тебя всего четыре или пять часов в неделю.

— Именно.

Барри остановил машину, повернулся к ней и сказал:

— Ну-ка, выкладывай', почему у тебя такой тон? Что ты скрываешь?

Молли глубоко вздохнула. На глаза навернулись слезы.

— Ничего я не скрываю. Сама была ошарашена. Сперва — Рэнди, потом еще такой разговор с Фингером.

— Такой разговор?

— Угу. Разговор — это мягко сказано. Он попросту наорал на меня. Сначала, понимаешь ли, прогуляла два дня, а теперь, видите ли, еще и отпуск требую. Вместо того чтобы спасибо сказать, что он меня не уволил.

— Прогуляла? — удивился Барри. — Когда?

Молли сокрушенно вздохнула.

— Я не могла заставить себя как-то объяснить свое отсутствие… ну, когда попала в больницу…

— Понимаю… — задумчиво протянул Барри. Ладно, ты не расстраивайся. А знаешь, малышка, есть у меня к тебе одно предложение. Давай-ка заедем куда-нибудь, перекусим и поговорим.

Молли печально усмехнулась и согласилась.

— Ну, вези. — И когда он снова завел мотор, уныло заметила:

— Не понимаю, почему на меня сплошь одни несчастья сыплются? Что уж я такого ужасного в жизни натворила?

— Ну-ну, не впадай в беспросветный пессимизм. Попытайся взглянуть на это по-другому.

— Это как же, интересно? Сказать себе, что потеря ребенка — это благо? Или…

— Ну, не так круто, конечно, — перебил ее Барри. — Но… считай, что этим черная полоса в твоей жизни закончилась. Ты молодая, красивая, умная, свободная. Перед тобой открыт весь мир. Что же в этом плохого?

— Во-первых, я не молодая. Мне уже двадцать седьмой год. Во-вторых, уж никоим образом не умная. Была бы умной, не связалась бы с Кларенсом и уж тем более не забеременела бы. А что касается свободной… — Она усмехнулась, покачала головой. — Я не свободная, Барри, я брошенная. А это большая разница. Что еще там остается из твоего списка?.. Красивая?

Да разве это так уж важно? Я бы с удовольствием отдала свою внешность в обмен на спокойное и тихое женское счастье.

— О!.. — Барри покачал головой. — Вижу, ты в куда худшем состоянии, чем я полагал. Значит, мое предложение как нельзя более своевременно… Ага, вот и ресторан. Вылезай. Тут отличные цыплята.

— Цыплята?! Барри, я и салатный лист сейчас не смогу проглотить, не то что…

— Не спорь, женщина. Тебе надо перекусить.

Хотя бы для того, чтобы лекарство принять. И нам надо спокойно поговорить, а это прекрасное место.

— Ох, Барри, ты за мной присматриваешь какие знаю даже… как брат, наверное. Старший.

— Естественно. Ведь я же старше тебя. На целых восемь лет.

— Правда? Никогда бы не подумала.

— Это потому, что я бороду сбрил. Ладно, садись. Вот тебе меню. Изволь что-нибудь выбрать.

— Н-ну… не знаю. Может, летний салат, но только без масла, с лимонным соком…

— Отлично, я тоже закажу такой. И предлагаю все же взять цыпленка. На двоих.

— Барри!..

— Не спорь со старшим братом, — притворно-сурово сдвинув брови, оборвал ее возражения Барри. — Официант, мы готовы сделать заказ! — Покончив с этим, он снова повернулся к своей спутнице и продолжил:

— Итак, вернемся к нашим баранам. Только прошу сначала выслушать меня, потом возражать. Идет? Молли кивнула. — Я предлагаю тебе уволиться.

Сегодня же. — Увидев, что она широко раскрыла глаза, поднял руку, пресекая возможные возражения. — И уехать отдыхать. Деньги у меня есть, так что мы вполне сможем продержаться, пока я не выйду на работу.;.

— Деньги у меня тоже есть. Это не проблема, — поспешно вставила Молли.

— Подожди, ты же обещала не прерывать.

Стало быть, о чем это я? Да, уволиться. Объяснюсь. Тебя пока слишком многое в жизни связывает с этим твоим Кларенсом. Ты приходишь в колледж и неизбежно вспоминаешь о нем. Мне кажется, этому необходимо положить конец. Так ты скорее сможешь забыть и о нем, и обо всем, что с ним связано. Кроме того, я глубоко убежден, что ты со своими знаниями с легкостью найдешь лучшую работу. Намного лучшую. А теперь можешь говорить. — И он посмотрел на нее, ожидая ответной реакции.

Но Молли молчала. Она совершенно растерялась, просто понятия не имела, что сказать…

Предложение Барри поразило ее и своей неожиданностью, и решительностью, и глубокой верой в ее способности. Немного пугающее, немного обидное, немного лестное…

Он что, считает ее неспособной справиться с последствиями несчастливого романа? Слабонервной истеричкой-неудачницей, падающей в обморок от любого напоминания о бросившем ее любовнике? И ради того, чтобы разуверить его, ей теперь надо кинуться в авантюрную затею по смене работы?.. Хотя он, безусловно, прав: она заслуживает лучшего места в жизни, чем занимает сейчас. И способна занять его. Так почему бы не попытаться?

Ей хотелось так и сказать Барри, но что-то в глубине души мешало. Что же именно? Молли пока сама не была уверена, но постепенно начинала понимать. Да это ведь Рэнди, наконец-то разыскавший ее в колледже! И если она уйдет оттуда, то сможет ли и захочет ли он продолжать розыски? Не подумает ли, что она скрывается от него?

С другой стороны, она-то знает и его имя, и его адрес… И имеет таким образом возможность встретиться с ним в любой момент, когда вздумается. После того как вернется из отпуска…

Так что же тогда сдерживает ее? Неужели смутное чувство благодарности к Кларенсу, преданность ему? Вопреки всему происшедшему с тех пор, как он перевез ее сюда… Или она втайне надеется, что он вернется или позовет ее, и хочет быть в полной готовности, когда это случится?

Эта мысль настолько глубоко возмутила Молли, что она обрела наконец дар речи.

— А что, мне, пожалуй, нравится твоя идея.

Что-то мне и правда все тут опротивело. Неплохо было бы сменить обстановку. Полностью.

Да, Барри, — задумчиво продолжила она, машинально беря вилку и принимаясь за поставленный перед нею салат, — ты прав. Мне надо вырваться из этого заколдованного круга. Точно! Я сейчас же вернусь к этому надутому индюку Фингеру и заявлю, что не желаю больше терять время на его захудалом факультете. Черт возьми! Как представлю себе его рожу, даже приятно делается.

Она хихикнула от удовольствия и едва не подавилась непрожеванным куском. Потом вспомнила о предстоящем отъезде и загрустила.

Ведь это означает, что в ближайшие две-три недели она уже не встретится с Рэнди…

Так, стало быть, ей все же небезразличен этот высокий красавец блондин в летной форме? Значит, ее волнует его настойчивый интерес? Может быть, она даже не возражает против того, чтобы снова оказаться в его объятиях? И не только в объятиях, но и в постели?..

Нет-нет, остановила она себя, ощутив пугающий симптом — разливающийся по всему телу жар. Это невозможно. Я не такая. Я не привыкла кидаться на шею первому встречному… Не говоря уже о большем…

«Старший брат» молча наблюдал за выражением прекрасного лица Молли. От его внимательного взгляда не укрылось, как радость от предвкушаемой предстоящей беседы с деканом внезапно сменилась сумрачностью. Что творилось в ее голове в эти мгновения? Вспоминала ли она о Рэнди, о том, что не сможет увидеться с ним, если уедет? Или, вопреки его расчетам и ожиданиям, затосковала вдруг о Кларенсе?

Кто поймет женское сердце? Уж явно не он, который не в состоянии понять свое собственное. Потому что, если быть до конца откровенным, ему внезапно захотелось пойти на попятный, забыть об отъезде и постараться встретиться с Джошем…

Барри вздохнул, потер рукой непривычно голый подбородок и снова вздохнул. Потом поймал на себе взгляд Молли, пожал плечами и смущенно улыбнулся.

— Это просто так. Не обращай внимания.

Итак, что же ты решила?

— Н-ну, мне нравится твоя мысль… о том, чтобы сменить место…

— Рад слышать, — энергично отозвался он, борясь с охватившим его отчаянием. — Тогда доедай, и вернемся в колледж, а потом будем собираться. Позволь напомнить, что отпуск — это твоя идея.

— Угу, — нехотя согласилась Молли. — Моя.

Но… — Она заколебалась. — Разве благоразумно ехать сейчас, когда мы оба безработные?

— Ох, малышка, что-то ты мудришь, — усмехнулся Барри. — Еще утром сама предложила, а теперь… Признавайся-ка, что это на тебя нашло?

— Ничего не нашло, — покраснев, огрызнулась она. — Просто утром безработным был только ты, а через час нас станет двое!

— Значит, ты твердо решилась уйти из Вест-Гейта? — обрадовался ее собеседник.

— Да. — И еще раз, громче, чтобы убедить себя, повторила:

— Да!

— Вот и молодец. Но мы же выяснили, что денег у нас пока хватает, а в большинстве приличных учебных заведений сейчас каникулы.

Или вот-вот начнутся. Так что тебе пока некуда отправляться на собеседование. Разве я не прав?

— Прав-прав, — нехотя согласилась Молли.

Перед ее внутренним взглядом все еще стоял яркий образ Рэнди Таунсенда в летной форме с букетом под мышкой, такого, каким он предстал перед ней меньше трех часов назад. И другой, смутный, но саднящий, как давняя заноза, — Кларенса, коварного и неверного возлюбленного…

Так что ждет ее дальше? Пустая, невыразительная жизнь, полная сожалений о потерянном времени и утраченной молодости, воспоминаний о предательстве и измене? Может ли она надеяться на что-то иное? На то, что у нее еще будет любовь и семья, и счастье, и дети.

Но когда? И откуда?..

— Ну так как? — вмешался в ее невеселые мысли Барри. — Что решила? Заскочим вечером к Ларри? Или хочешь сидеть в пыльном городе и погружаться в депрессию? Упиваться жалостью к самой себе? А? — И, видя, что она молчит, продолжил:

— Впрочем, как знаешь. А я так послезавтра отправляюсь. Прихвачу удочки, сапоги болотные, бинокль, несколько банок репеллента, и только ты меня тут и видела!

— Ладно, чего взъелся? Я тоже поеду. Вот ведь брюзга, — проворчала Молли, принимая единственно возможное в настоящий момент решение: покинуть Сан-Франциско, а вместе с ним и все проблемы. Хотя бы временно.

Барри прав: ей необходимо передохнуть. И, главное, перестать думать о Кларенсе, об утраченной молодости, о своих потерях… Жизнь нельзя повернуть вспять. Но зато можно извлечь уроки и провести остаток дней так, чтобы на старости лет в рождественские праздники сидеть у камина в окружении любящей семьи — седовласого супруга, троих детей, восьми внуков и бессчетного числа кошек и собак.

Придя к этому выводу, Молли положила в рот кусок курятины, пожевала и заметила:

— Слушай, а ведь действительно отличные цыплята. У меня даже аппетит появился.

— Вот и хорошо. Силы тебе понадобятся, чтобы с этим твоим Фингером побеседовать как следует. Нам еще надо столько всего сделать. Мне придется в спортивный магазин сгонять. А то весь инвентарь дома остался…

Молли взглянула на него.

— Хочешь, я съезжу и соберу твои вещи? Ты можешь составить список, рассказать, где что лежит…

— Нет! — выкрикнул он. — Не надо! А то я буду потом расспрашивать, видела ли ты Джоша, и тебе придется отвечать… А врать ты не умеешь… Нет, заскочим лучше в «Мир приключений». Обожаю эти магазины!

— Предлагаю не тянуть, Барри. Сейчас вернемся в Вест-Гейт, потом по магазинам, вечером заглянем к твоему приятелю. Почему бы не стартовать завтра утром? Что нам мешает? Побросаем джинсы и футболки в рюкзаки, прихватим книги и домино, или шахматы, или во что ты там любишь играть, фотоаппарат, пленок побольше, и рванем. Идет?

Молли поняла, что слишком погрузилась в свои переживания и забыла о том, что ее собеседнику не легче. Может, даже тяжелее. Ведь его-то бывший друг здесь, в городе, совсем рядом, стоит только проехать пару десятков миль. Барри переживает не менее, а более мучительные времена, чем она. И ей необходимо поддержать его.

Какое счастье, что этот удивительный человек попался ей на пути в тяжелую жизненную минуту! Что бы она делала без его помощи, его сочувствия, его заботы?

Да погибла бы! — выкрикнул внутренний голос. И Молли с ним согласилась. Что бывало с ней далеко не часто.

— Идет, — в конце концов согласился Барри.

Они уехали в половине первого следующего дня, загрузив багажник под завязку припасами и инвентарем и пообещав Ларри позвонить и рассказать, в каком состоянии нашли его собственность. Молли пребывала в приятно возбужденном состоянии и от волнения даже на время забыла и о Кларенсе, и о Рэнди, и о том, что осталась без работы… Барри хохотал и рассказывал анекдоты. Начало отпуска было явно удачным.

Глава 9

Рэнди вскочил и потряс головой, прогоняя остатки кошмара. Потер ладонями виски, взглянул в окно и снова упал на подушку.

Настроение было отвратительное, состояние крайне подавленное. После того дня, когда он мельком видел Молли на территории Вест-Гейтского колледжа, прошла уже почти неделя.

Накануне он вернулся домой поздно, после полуночи, из-за небольшой задержки в Хьюстоне.

Будь прокляты эти технические службы! Никогда не могут подготовить машину в срок!

Обычно Рэнди терпеливо относился к опозданиям и проволочкам, но на сей раз…

Он застонал, вспомнив, как вчера, узнав, что вылет откладывается больше чем на час, к нему подошел Марк Козловски, по-дружески хлопнул по плечу и пригласил выпить по чашечке кофе. Рэнди с удовольствием согласился.

Штурман всегда ему нравился, а уж после того, как свел его с полицейским художником, и вовсе стал предметом чуть ли не благоговейного почитания.

Летчики отправились в турецкую кофейню рядом с аэропортом. Но невинное на первый взгляд приятельское времяпрепровождение неожиданно обернулось для Рэнди в весьма неприятное.

— Давненько мы с тобой не разговаривали, парень, — начал Марк. — Все хотел спросить, как твои дела с той девушкой? Нашел ты ее?

Рэнди было засмущался, отвел глаза, потом собрался с духом и ответил:

— И да, и нет.

— Что-то я не понимаю. — Козловски удивленно приподнял левую бровь.

— Я узнал, где она работает, — вздохнув, пояснил Рэнди.

— А что дальше? Встретился с ней?

— Н-нет. Я купил цветов и ждал, когда она придет на занятия…

— И…

— И она появилась… под руку с каким-то парнем.

— Та-а-ак. — Марк помолчал, потом спросил:

— Она что-нибудь сказала тебе? Показала, что узнала?

— Нет. Даже не взглянула в мою сторону. Но…

— Но?

Рэнди пожал плечами. То, что произошло дальше, было так странно, что он порой сомневался, случилось ли оно на самом деле.

— Я уже собирался уезжать, как меня догнал тот парень, что был с ней…

— Надеюсь, ты как следует вломил ему?

— Вломил? — удивился Рэнди. — Ты имеешь в виду — подрался?

— Ну да, подрался, набил морду… Как тебе больше нравится.

— Нет, совсем нет. Скорее наоборот… — неуверенно ответил пилот.

Козловски недоверчиво уставился на него.

— Хочешь сказать, что позволил какому-то типу увести твою девушку совершенно безнаказанно?

— Во-первых, к моему огромному сожалению, Молли не моя девушка. А во-вторых, этот парень оказался очень симпатичным человеком.

И он ей не любовник и не ухажер. Так прямо и сказал, что он мне не соперник…

— А ты и уши развесил? Э-эх… Знал бы я, что ты такой тюфяк и трус, не стал бы беспокоиться и звонить Перри.

— Слушай, Марк, ты не так понял, — едва сдерживая моментально вспыхнувший гнев, сказал Рэнди.

— Не так? А как же еще можно это понимать? С трудом разыскал девушку, увидел, что к ней кто-то клеится, и не только не избил его, но и вступил с ним в переговоры!

— Слушай, вообще-то тебя это не касается, но, так и быть, скажу. Этот Барри… он ей как брат. И не может быть никем другим, потому что он гомосексуалист.

— Ха! Это он тебе так сказал?

— Угу.

Козловски покачал головой.

— Ну ты даешь, Рэн! Да тебе, оказывается, можно любой чуши наговорить, а ты и поверишь. Не ожидал, ох не ожидал! — с грустью и немного презрительно изрек он.

Рэнди ощутил, что запасы его терпения подходят к концу.

— Вот что, Марк, я рассказал тебе все как есть только потому, что ты помог мне. И я считал тебя своим другом. Но теперь вижу, что ошибся. Друг никогда бы так не оскорбил меня, даже не разобравшись, что к чему. Я — тюфяк и трус?! — Его кулаки сжались сами собой, но Рэнди заставил себя успокоиться и разжать пальцы. — Ладно, Марк, Бог тебе судья. Думай, как тебе нравится, но меня оставь в покое. Очень жалею, что вообще поделился с тобой столь личным делом.

Он решительно поставил кофейную чашку на стол, поднялся, одернул китель и с достоинством покинул ароматное и приветливое заведение, внезапно показавшееся душным и сумрачным. Мир вокруг поблек. Марк, Марки Козловски, к которому он всегда так хорошо относился, вдруг проявил себя бесчувственным и ничего не понимающим чурбаном! И он, Рэнди, лишился, вероятно, самого близкого друга.

И именно в тот момент, когда больше всего нуждается в нем…

Как, почему Марк не пожелал выслушать его? Или… или он на самом деле дурак, позволивший безнаказанно провести себя? Но ради чего Барри было затевать тот разговор? Он ведь уже собирался уезжать…

Так ведь ты бы вернулся, разве нет?

Гм… наверное… даже скорее всего…

Вот именно для того, чтобы предотвратить твое возвращение. Может, он не настолько пока уверен в привязанности Молли, что опасается любого соперника?

Минуточку! Какого соперника? Ведь он же гомосексуалист!

А ты и поверил? Марки прав: ты настоящий тюфяк, Рэнди Таунсенд. Кто тебе сказал об этом? Сам Барри?

Ну и что? Какой мужик добровольно признается в этом?

Вот именно! Только тот, который готов на любую хитрость, чтобы обойти возможного конкурента. Особенно если этот конкурент такой простак, что готов поверить любой байке, даже самой не правдоподобной! С чего бы такая женщина, как Молли, шествовала под руку с гомиком? Провели тебя, Рэнди, надули как младенца. Наивного и невинного…

Этот внутренний диалог был прерван необходимостью возвращаться на борт.

Обратный рейс был настоящим кошмаром.

Обычно Рэнди наслаждался вечерними полетами с востока на запад, вслед за садящимся солнцем, этой погоней в безбрежном небесном океане, но вчера… Он напряженно следил за приборами, делая все возможное, чтобы не смотреть направо, в сторону Марка, не слушать его болтовни с экипажем. И, наконец-то приземлившись, вопреки всем правилам, первым выскочил из кабины, бросив остальным короткое «Увидимся!».

Разыскав на парковке свой «форд», он вернулся домой и, не раздеваясь, повалился на кровать. Проворочавшись с полчаса в безуспешной попытке забыться сном, поднялся, разделся, принял горячий душ и снова лег. И еще полчаса крутился и так и этак с равной неэффективностью. Потом прошел в кухню, налил виски, кинул в бокал пару кубиков льда и залпом выпил.

Эта решительная мера принесла с собой желанный сон, но, увы, не облегчение. Потому что ему снились отвратительные, тревожные сны. То Молли в объятиях разных мужчин, то ехидно ухмыляющийся Марк в окружении знакомых летчиков, насмешливо рассказывающий о его, Рэнди, простоте и наивности, то странные гомосексуалисты, которые почему-то цеплялись к женщинам и требовали выйти за них замуж…

Проснувшись, он понуро побрел в душ и пустил холодную воду. Тугие струи хлестали его мускулистое тело, массировали кожу головы, прогоняя остатки тяжелой ночи. Окончив омовение и обмотав махровым полотенцем бедра, Рэнди вышел из ванной и решительно подошел к телефону. Он набрал оставленный Барри номер и долго слушал долгие гудки. В который уже раз за истекшие с той памятной встречи дни. Потом аккуратно положил трубку на место и вздохнул.

А ведь Марки был прав, с горечью подумал он. Я дал провести себя как слепого кутенка. Ну да ладно, теперь поздно локти кусать. Надо вернуться в колледж и попытаться поговорить с Молли. Во что бы то ни стало. Невозможно находиться в таком подвешенном состоянии. Пусть уж сама скажет, что не желает меня видеть, что любит другого, что…

Да все что угодно! Он готов услышать и принять любые ее слова, только чтобы прекратить эти муки, эту пытку неуверенностью и сомнениями. В конце концов, всем свойственно заблуждаться. И если он ошибся и та их встреча не имеет для нее решительно никакого значения, то, хотелось бы верить, что он постепенно успокоится и забудет… Забудет ее прекрасное лицо, чудесный нежный голос, полные слез огромные глаза, дрожь губ, созданных для поцелуев, а не горестных слов… Забудет жар ее рук, стон, вырвавшийся у нее в минуту страсти…

Забудет Молли…

Будет ли это достижением? Нет! Конечно нет.

Такие женщины встречаются не каждый день.

И даже не каждый год. Возможно, такой шанс дается человеку только раз в жизни… А он свой упустил… Упустил…

Тут Рэнди разозлился, швырнул полотенце на пол, быстро оделся и выбежал на улицу. Руки его так сильно тряслись от нетерпения, что он несколько минут не мог открыть дверцу.

Да, он увидится с ней и потребует объяснений! И не отступит, пока не получит их.

Рэнди рванул с места, подняв столб пыли и распугав что-то клюющих неподалеку голубей.

Ему повезло — он добрался до Вест-Гейтского колледжа в рекордно короткое время, ни с кем не столкнувшись и ни разу не остановленный полицейским. Не потрудившись запереть машину, бросился к зданию факультета, где работала Молли, и быстро обежал все аудитории. Безрезультатно. Ее нигде не было. Не теряя времени, кинулся в учебную часть и нашел там миссис Престон — ту самую «милую старушку», о которой говорил случайно встреченный им студент.

— Мне очень жаль, молодой человек, — покачала головой седовласая леди, действительно очень приветливая и милая. — Но мисс Маккивер больше не работает у нас. К моему величайшему сожалению.

— Не работает?! — Рэнди едва мог поверить своим ушам.

— Увы…

— Черт! Черт, черт, черт! — вне себя от отчаяния воскликнул он.

— Ну-ну, молодой человек, — произнесла милейшая миссис Престон с невозмутимым достоинством. — Извольте успокоиться и воздержаться от подобных выражений в присутствии дамы.

— Простите. — Он очнулся и устыдился своей несдержанности. — Но я очень надеялся увидеться с мисс Маккивер.

— Я тоже, — величественно кивнула седой головой старушка. — Но она, к сожалению, даже не зашла попрощаться со мной.

— А вы случайно не знаете, где я могу найти ее? — Рэнди еще не успокоился, но уже понял, что скандалить и чего-то требовать бессмысленно. С этой дамой надо обходиться как можно любезнее, и тогда она может чем-нибудь помочь.

Но миссис Престон пожала плечами.

— Нет. Она никому ничего не сказала. Вернее, она беседовала с деканом, а он молчит о содержании их беседы. Мне, видит бог, очень жаль, что она ушла. Молли — эрудированная и высокообразованная молодая женщина, прекрасный педагог. Наш колледж лишился в ее лице блестящего лингвиста. И одному лишь Всевышнему известно, кем мы сможем заменить ее в следующем триместре. — Она тяжело вздохнула.

Рэнди достал бумажник, вытащил из него визитную карточку и протянул ей.

— У меня к вам огромная просьба, миссис Престон. Если вы что-то узнаете о мисс Маккивер, не откажите в любезности позвонить мне.

Для меня это очень важно. Очень.

Она взяла картонный прямоугольник, прищурившись, изучила его и сказала;

— Что ж, мистер Таунсенд, не откажу. Но далеко не уверена, что мне представится такая возможность. Единственное, что я знаю точно и могу сказать вам прямо сейчас: за нее с восторгом ухватится любое учебное заведение в городе. Включая ведущие университеты.

— Ага! Благодарю за информацию. Но до этого еще далеко, верно? А пока… не знаете ли вы случайно, где она живет?

Миссис Престон смерила его с ног до головы оценивающим взглядом. Обдумала свои впечатления и только потом ответила:

— Ладно уж, дело молодое… — Она поднялась, подошла к картотеке, порылась в ней и, достав папку с личным делом Молли Маккивер, торжествующе заявила:

— Вот оно! — И продиктовала Рэнди уже известный ему номер телефона, а к нему и соответствующий адрес.

Невелика победа…

Но он не подал виду, все записал, вежливо поблагодарил миссис Престон и, попросив еще раз позвонить ему, если она узнает что бы то ни было о Молли, покинул кабинет и здание факультета.

А потом долго сидел в раскаленной машине и размышлял о возможных дальнейших шагах.

Так и не придя ни к какому выводу, завел мотор и медленно поехал по незнакомым улицам, пока, сам того не заметив, не оказался перед трехэтажным зданием в самом конце Семьдесят восьмой авеню.

— Остановившись у обочины, Рэнди вылез из машины и внимательно осмотрел приятный кирпичный дом. Да, как раз подходит для его Молли…

Его?!

Полно, Рэнди Таунсенд, ты совсем из ума выжил, насмешливо заявил трезвый голос рассудка. Это после всего, что с тобой произошло, ты еще пытаешься назвать ее своей? Один раз она удрала из твоей постели после секса, о котором сам до сих пор вспоминаешь, трясясь от возбуждения. Второй — не пожелала узнать тебя, когда ты заявился к ней на работу как последний влюбленный идиот, с самим дорогим букетом, который тебе доводилось покупать. Третий — уехала из города с этим типом…

Все обстоит совсем не так, возразил он. Ничего странного, что она сбежала в первый раз.

Ни одна нормальная женщина не будет чувствовать себя комфортно с мужчиной после того, как отдалась ему спустя несколько часов после знакомства. А тогда, в колледже, она просто растерялась. Этот Барри так ведь и сказал…

Ну, не прямо сказал, намекнул…

Ну, ты совершенно не в себе, парень! — насмешливо продолжал его непрошеный, но весьма навязчивый советчик. Снова пытаешься заставить себя поверить этой сказочке, что он тебе наплел? Про то, кто он на самом деле и что с Молли у него ничего нет, кроме дружеских отношений…

Заткнись! — рявкнул Рэнди. Я пока еще в состоянии отличить гея от нормального мужика!

Ну да, ну да, конечно. Где же тогда обещанные им сообщения, а? На автоответчике-то?

Естественно, их нет. Ведь ему некогда позвонить. Он занят. Очень занят. Тем, что развлекается с «твоей» Молли.

Рэнди не сдержался и с силой двинул кулаком по ни в чем не повинному крылу, оставив глубокую вмятину. Боль физическая на мгновение облегчила душевную. Он потер рукой по ноге, потом погладил пострадавшее крыло, выясняя размер бедствия.

Веду себя как истеричка, с осуждением сказал он самому себе. Машина-то в чем виновата? Если не в состоянии разобраться в своих чувствах, так себя и бей.

Рэнди тяжело вздохнул и направился к увитому плющом подъезду. Поднялся на второй этаж и остановился перед дверью с номером пять. Постоял, перетаптываясь с ноги на ногу.

Что делать? Постучать или уйти? Зачем стучать, если она не подходит к телефону? Уехала из города? Или все же, может, никуда и не уехала? А зачем было приходить, если не попытаться увидеть ее?

Разрываясь от сомнений, Рэнди повернулся, спустился на один пролет, потом вернулся к двери, поднял руку, с силой стукнул костяшками три раза и стал ждать. Сердце колотилось как бешеное. Откроет или нет? И если да, то как посмотрит? Что скажет?

Внутри квартиры царила тишина. Похоже, никто и не собирался откликаться на его стук.

Он повторил его настойчивее и громче. И снова стал ждать, с волнением прислушиваясь.

После трех попыток оставалось только признать, что Молли в квартире нет. Но он не знал, что делать дальше, поэтому предпринял четвертую попытку. И тут открылась дверь этажом выше.

— Эй, молодой человек, вам чего тут надо? — сурово спросил появившийся оттуда старик.

— Я… я ищу мисс Маккивер.

— Да? А вы кто такой? — Взгляд старика был полон недоверия.

— 3-знакомый… — запнувшись, ответил Рэнди.

— Какой же вы знакомый, если не знаете, что она уехала?

— Меня не было в городе. Я вернулся только сегодня утром. Звонил-звонил, а она не отвечает. Вот и решил заехать, — солгал Рэнди, собираясь поспешно ретироваться.

Неизвестно почему, грозный старикан смягчился.

— Ну, если не знали… Она в отпуск уехала.

Оставила мне ключи, попросила почту доставать и за цветами присматривать.

— О! А вы не знаете, когда она вернется? ободренный сменой его настроения, поинтересовался Рэнди.

— Не… Она сказала, что уволилась с работы, поэтому, полагаю, спешить ей особенно некуда.

Что передать-то, когда вернется? Кто приходил?

Молодой человек нервно почесал в затылке, хмыкнул, потер внезапно вспотевшие ладони и решился:

— Передайте, пожалуйста, что заходил Рэндалл Таунсенд. Ее знакомый летчик.

— Ладно, передам. — Старик уже собрался было закрыть дверь, как вдруг его посетила тревожная мысль. — Кстати, если вы не тот, за кого себя выдаете, то учтите: я всегда дома и присматриваю за квартирой. Ясно?

— Вы ошибаетесь, подозревая меня в дурных намерениях, — улыбнулся Рэнди. — Но я учту. — Он махнул рукой и буквально скатился с лестницы.

И только снова оказавшись на улице, пожалел, что не спросил про Барри. Но неизвестно, как прореагировал бы подозрительный сосед. К тому же вряд ли Молли понравились бы его расспросы.

Делать нечего — надо возвращаться домой.

Рэнди кинул взгляд на часы. До вылета оставалось не так много времени. Придется поторопиться. Хотя сегодня у него не было ни малейшего настроения лететь.

Черт, как это люди могут все испортить! Ему настолько не хотелось видеться с Марком Козловски, что даже думать было тошно о предстоящем рейсе. А ведь до вчерашнего дня он всегда наслаждался каждым мгновением полета: и ревом мощных турбин, и резким, почти вертикальным взлетом, и потрясающей панорамой, открывающейся его взору с высоты двадцати тысяч футов…

Но сегодня все было иначе. И мысль о предстоящей встрече со штурманом, о его насмешливых или, еще того хуже, сочувствующих взглядах, о том, что Марк знает о его секрете, отравляла привычное ожидание удовольствия.

Настроение, которое и с утра было отвратительным, упало еще на пару порядков. Рэнди сел в машину и двинулся в сторону дома, не ожидая ничего хорошего…

И оказался совершенно прав. Хотя автоответчик и встретил его мигающим красным сигналом, внушив мгновенную надежду, но она тут же и умерла. Голос, зазвучавший с пленки, принадлежал матери, которая строго спрашивала, куда это он пропал.

Глава 10

— Молли, малышка, ну что с тобой делается? — тревожно спросил Барри, пытаясь заглянуть ей в глаза.

Но Молли отвернулась. Ей хотелось скрыть их весьма подозрительный блеск.

— Не хочешь разговаривать? Ладно. Дело твое.

Но учти, мы приехали сюда отдыхать, зализывать душевные раны и готовиться к новой жизни. А вовсе не киснуть.

— А я и не кисну, — откликнулась наконец она. — Просто… думаю, размышляю, вспоминаю… Разве ты не тем же самым занят? Ты ведь не только купаешься и рыбу ловишь.

— Нет. Я еще иногда езжу верхом. А через пару дней возьму двухместное каноэ и повезу тебя по местной речке.

Молли тяжело вздохнула.

— Скажи мне, Барри, только без дурацких шуток и глупой бравады. Ты… ты вспоминаешь Джоша?

Он посерьезнел.

— Естественно. Как же я могу забыть человека, которого люблю? А кого вспоминаешь ты?

Она отвернулась, покачала ногой, поднялась, достала из холодильника бутылку кока-колы и снова присела к столу.

— Не кого, а что. Всю свою жизнь. И, оглядываясь назад, понимаю, что счастлива была только половину ее. Пока не распалась наша семья. К сожалению, и это счастье призрачное. Я ведь искренне верила, что родители любят друг друга. Оказалось, все совсем не так. А мне даже в голову не приходило, пока не грянула буря.

Не знаю, догадывался ли отец… Едва ли. Супруги в подобных ситуациях всегда узнают о несчастье последними. Он так и не оправился от этого удара. — Сделав слишком большой глоток, Молли захлебнулась и начала задыхаться.

Она кашляла и кашляла, пока на глазах не выступили слезы. А когда смогла перевести дух, слезы не исчезли. Напротив, полились потоком.

Барри пристроился рядом и утешал ее как мог, хотя и понимал, что это не только бессмысленно, но и не нужно. Вся накопившаяся в ней боль должна была постепенно выйти с этими очистительными слезами. Только тогда ей удастся примириться с прошлым и вступить в будущее, не оглядываясь на каждом шагу назад. И он должен помочь ей в этом, дать возможность вылить все, что скопилось в душе темного, мрачного, оскорбительного, тяжелого и, само главное, безысходного. Потому что только надежда в состоянии вывести ее на дорогу, ведущую к жизни и счастью.

Прошло какое-то время. Плач стал утихать, и Барри потянул Молли за руку.

— Идем, полюбуемся закатом. Я лично не знаю лучшего средства для израненной души.

Ну, вставай же!

Она слабо улыбнулась. Живительная сила природы уже была известна ей. Краткие мгновения захода солнца наполняли душу благоговейным трепетом, умиротворением и желанием упасть на колени и благодарить Создателя.

За все. За жизнь, за красоту земли, за право ходить по ней и вдыхать чистый, свежий горный воздух…

Боль и отчаяние медленно, но верно отходили на задний план. Сердце наполнялось надеждой и нетерпеливым ожиданием чуда… Счастья… Удачи…

Они долго сидели на пороге хижины и любовались сверхъестественной, фантастической, почти нереальной игрой красок. А когда стемнело, Молли негромко произнесла:

— Как хорошо… Ты прав, Барри: лучшего и не придумаешь. И я хочу завтра тоже поехать кататься верхом. Можно?

— Естественно. А теперь, может, попробуешь проявить кулинарные таланты и попытаешься побаловать нас чем-нибудь вкусненьким?

Она засмеялась.

— Не подлизывайся, обжора. Тоже мне — таланты. Ладно, пошли посмотрим, что у нас есть в холодильнике.

— Давай. Кстати, может, мне завтра съездить в Пелтон, запастись продуктами?

— В Пелтон? А как же… как же обещанная прогулка верхом?

— Покатаемся с утра. Потом быстро сгоняю к парню, который обещал одолжить мне каноэ.

Это в двадцати милях от нас. А оттуда уж заскочу в город за покупками. Так устраивает?

— Ну, в общем… — Молли замялась.

— Что тебя смущает?

— Не хочу оставаться одна. Можно, я с тобой поеду? — поколебавшись, спросила она.

— Но почему? Я думал, тебе тут нравится…

— Ода, очень. Но…

— Что «но»?

— С тобой я чувствую себя увереннее.

Барри засмеялся. Потом слегка нахмурился.

— Я, безусловно, польщен твоими словами.

Но, Молли, малышка, тебе надо постепенно приучаться обходиться без меня.

— Почему? Ты… ты тоже собираешься бросить меня? — Голос ее задрожал.

Он тут же обнял ее за плечи и, смеясь, прижал к себе.

— Вот поэтому-то, наверное, я и предпочитаю мужчин. Женщина всегда остается женщиной. Вечно болтает глупости. Ну подумай сама, почему я должен тебя бросать?

Она шмыгнула носом.

— Н-не знаю… Меня все бросают…

Барри повернул ее лицом к себе, взял за подбородок и попытался заглянуть в глаза. Было уже слишком темно, но он и так прекрасно знал, что увидит в них слезы отчаяния и горечи.

— Прекрати, малышка, прекрати. Не стоит переносить на все человечество вину одного мужчины. Да, Кларенс поступил как самый обычный негодяй, но далеко не все люди таковы…

— О, я имела в виду не только его. Вспомни о моей матери. Ведь когда она уходила от отца, то должна была ясно отдавать себе отчет в том, что покидает также и меня. Потому что я никогда бы не согласилась иметь дело с человеком, который так обошелся с ним. И она знала это. Точно тебе говорю. Ведь я всю жизнь была папиной дочкой. Конечно, ее я тоже любила, но отца… отца просто боготворила. И заметь, что только он и оправдал мою веру, мои ожидания. Он, несмотря на разбитое сердце, сумел продержаться, пока я не встала на ноги.

— Ну вот видишь. А говоришь, все тебя бросают. Отец-то не бросил. И еще один человек…

— Еще? — удивилась Молли, потом догадалась:

— А, ты имеешь в виду себя. Да, конечно, но ты, Барри, мой друг. Так ведь? Правда?

— Конечно, правда. Как ты можешь сомневаться во мне? После всего, что мы с тобой вместе пережили. После того как ты мне помогла…

Молли положила голову ему на плечо, сглотнула заново подступившие слезы и вздохнула.

— Я не сомневаюсь…

— Но я говорил не о себе.

— Да? А о ком же?

— Нет, я ничего не скажу. Сама догадайся.

— Н-ну… нет, не знаю. Точно не знаю. Ты это придумал, пытаясь утешить меня.

— Вовсе нет. Разве ты уже забыла о своем пылком поклоннике? Который просадил кучу денег, тщетно взывая к тебе со страниц «Хроники Сан-Франциско». И который умудрился разыскать тебя в колледже. Ты хоть имеешь представление, сколько в нашем городе подобных заведений?

— Ах, ты о нем… — деланно-равнодушно протянула Молли, радуясь темноте, которая мешала Барри заметить вспыхнувший на ее щеках румянец.

— Именно о нем. Такая настойчивость говорит о многом. В первую очередь о том, что он достоин доверия.

— О! — Молли махнула рукой, то ли отметая его замечание, то ли защищаясь от него. — Ну и что же, что нашел? Пока нас нет, он забудет обо мне. Может, заедет еще разок в колледж, узнает, что я уволилась, и успокоится. Не думаешь же ты, что он будет продолжать розыски?

— Не то что думаю, а совершенно уверен в этом. Помяни мое слово: как только мы вернемся, он сразу объявится.

Молли пожала плечами.

— Поживем — увидим. Мы вообще сначала говорили не о нем.

— Похоже. Только я уже успел забыть, о чем.

Не напомнишь?

— О, всего-навсего о завтрашней поездке в Пелтон. Давай отправимся вместе.

— Да пожалуйста, если тебе так хочется трястись по разбитым дорогам и таскаться по магазинам, — притворно-безразлично отозвался Барри.

Но в глубине души расстроился. Он-то предполагал, что сможет заодно наконец-то позвонить Рэнди и сказать, что все в порядке, что они задерживаются, но, когда вернутся, он сразу даст ему знать. Ясно, что при Молли сделать это невозможно. А жаль!

Парень будет волноваться. Он и Так наверняка уже вне себя от беспокойства. Он, Барри, ведь обещал держать его в курсе, а сам ни разу так и не выбрал случая связаться и оставить сообщение…

Что ж, видит бог, он хотел сделать как лучше. Но Молли… Молли — его главная забота. И если она пока не чувствует себя в силах надолго оставаться в одиночестве, то придется Рэнди потерпеть.

Придя к такому выводу, Барри поднялся и потянул ее за собой.

— Вставай, малышка, отправляемся спать.

Завтра у нас много дел.

Молли легко вскочила, потянулась и с блаженной улыбкой откликнулась:

— И все приятные! Вот бы всегда жить так чтобы завтрашний день сулил одни лишь удовольствия…

Барри хмыкнул.

— Ты через полгода взбесилась бы от тоски.

Неприятности необходимы для разумного баланса. А то любая радость будет не в радость.

— Брось, не придумывай!

— Ни одной секунды, — заверил ее Барри.

— Ладно, придется поверить тебе, потому что проверить мне едва ли удастся.

— Все, Молли, довольно на сегодня черного пессимизма. Увидишь, завтра все будет иначе. Встанем пораньше, полюбуемся восходом…

— Конечно! Но, Барри, ты не должен из своей кожи лезть, чтобы развеселить меня. Правда.

Не волнуйся, мой пессимизм скоро пройдет… надеюсь… — Последнее слово она произнесла еле слышно, но Барри разобрал.

— А я не надеюсь. Я твердо уверен.

Молли легко чмокнула его в щеку.

— Точно, тебе надо было стать психоаналитиком. У тебя настоящий талант смягчать боль.

И придавать уверенности в себе.

Прошла еще неделя.

— Барри, давай, я быстро сгоняю в Пеятон?

— Зачем?

— Куплю упаковку «Будвайзера», мяса свежего, сделаем барбекю. Если хочешь, заеду к Тому и приглашу его.

— Это еще за каким чертом? — рявкнул Барри.

Молли пожала плечами.

— Просто так… Ты такой нервный последние дни. Я подумала, что тебе надоело нянчиться со мной. Что тебе нужна компания… Здесь, конечно, народу немного, но…

— Прекрати! Не пори чушь. И вовсе я не нервный. Нечего придумывать.

Разговор этот, если, конечно, подобный обмен репликами можно считать разговором, имел место за завтраком. Молли и Барри сидели за столом, на котором стояли две большие глиняные чашки с дымящимся кофе, сахарница и пустые стаканы из-под сока. Барри вытащил из кармана пачку сигарет.

— Не возражаешь?

И, не дожидаясь ответа, чиркнул спичкой, прикурил и глубоко затянулся. Выпустил дым.

Молли широко раскрыла глаза.

— Я думала, ты не куришь.

— Угу. Бросил шесть лет назад.

— Так зачем же…

— Затем! Могу я что-нибудь сделать, не отчитываясь постоянно в своих поступках? — взорвался вдруг он. — Что ты ведешь себя как мамаша? Или как любовница? Ты мне ни то и ни другое, помни об этом!

— Но… — Она отпрянула, насколько это было возможно, и съежилась, словно от страха.

Но Барри уже успел прийти в себя и схватил ее за руку.

— Прости меня, Молли, извини, ради бога, малышка, не сердись! Сам не понимаю, что на меня нашло…

Она выдохнула, высвободила пальцы и тихо произнесла:

— Ничего, Барри, все в порядке. Не беспокойся. Я понимаю. Понимаю. — И подняла ладони в успокаивающем жесте.

— Ни черта ты не понимаешь, — с болью в голосе отозвался Барри.

— Это из-за Джоша, да? — негромко продолжила Молли. Он молча кивнул. — Ты… скучаешь по нему? — Снова кивок. — И если бы… представь себе, если бы мы вернулись и он…

То ты…

— Я… я был бы счастлив. Ни о чем его не спрашивал бы, ни в чем не упрекал… Просто… просто…

Он глубоко затянулся, борясь с волнением, и закашлялся. Раздраженно ткнул сигаретой в блюдце и выругался. Потом последовало молчание.

Молли первой прервала его.

— Послушай, Барри, мы с тобой друзья, верно? Значит, ты можешь смело говорить со мной обо всем, что тебя тревожит. Понимаешь? Я на твоей стороне… что бы ни случилось. Это ясно?.. Так вот мне вдруг пришло в голову, что, может, ты хотел позвонить ему?

Ну, когда я навязалась тебе в компанию? И ты застеснялся, да?

Он грустно усмехнулся.

— Эх, малышка, добрая ты душа! Не думай об этом. Я не могу позвонить Джошу, но не из-за тебя. — Барри покачал головой. — Представить себе не могу, что будет, если вдруг не он подойдет к телефону.

— Считаешь, что он мог привести своего нового… — Молли запнулась, проглотила окончание фразы, попробовала еще раз:

— Джош не может никого привести в ваш дом. Не может, понимаешь? Потому что это ваш дом. Твой.

— Да. Мой. И он никого не приведет туда.

Потому что сам ушел оттуда. Ушел к этому проклятому франту Биллу Томсону. Дерьмо поганое! Хренов щеголь! Ненавижу! Ненавижу, ненавижу, ненавижу! — И он уронил голову на руки.

Молли дала ему время успокоиться, потом негромко заговорила:

— Ты ведь сейчас переживаешь больше, чем вначале… Потому что первые гнев и обида отступили, и ты вспоминаешь теперь только хорошее… Я права, Барри?

Он поднял голову и посмотрел на нее.

— У тебя так же?

— Угу. Я постепенно начинаю забывать, что он меня оставил, о той боли, что испытывала, даже о горечи от потери ребенка… Мне на память приходят только лучшие минуты нашей жизни. Взаимная страсть, жаркая, испепеляющая, безумная и бесстыдная. Знаешь, Барри, он ведь был у меня первым. И я с первого раза испытала оргазм. Да-да, — подтвердила она, встретив его удивленный взгляд. — Знаю, что это редкость. Зачастую женщины узнают, что это такое, только через некоторое время после первой ночи, многие — вообще никогда. Но Кларенс… — Молли заметно содрогнулась, улыбнулась какому-то своему воспоминанию. — О, он был изумительным любовником. Довел меня до такого возбуждения, что я даже боли не почувствовала, когда он наконец-то взял меня. Представляешь? Только ликующее упоение тем, что оно свершилось. Я сразу же кончила, но он не спешил. Он принялся целовать меня… везде… О, Барри…

Она снова содрогнулась, сильнее, чем в первый раз. Лицо залилось краской. Дыхание участилось. Молли опять переживала ту первую ночь любви и страсти.

— Не знаю, сколько это длилось, помню только, что я снова извивалась и умоляла его овладеть мной. А он… он взял мою руку и накрыл ею свой… член. Я не знала, чего он ждет от меня, не понимала, что нужно делать, но инстинктивно начала ласкать его. И тут Клар застонал… — Она закрыла глаза, а когда открыла, то подняла на Барри невидящий взгляд. — Я чуть с ума не сошла от восторга, от потрясения, от изумления. От того, что я, несмышленая и неопытная, сумела довести взрослого мужчину до такого состояния… Потом мы соединились, и это было прекрасно. Настоящее чудо. Истинное произведение искусства секса.

Он играл на мне как на податливом инструменте. Я… я даже считать перестала, сколько раз доходила до вершины и кричала от несказанного наслаждения. И только когда Клар ощутил, что я на грани изнеможения, только тогда он приступил к последней части атаки. И его финальные стоны были для меня слаще самой сладостной музыки.

Она замолчала. Ее широко открытые глаза по-прежнему смотрели на Барри, но видели не его, а ту комнату в отеле, огромную, королевского размера кровать и распростертое на ней сильное тело возлюбленного. Но постепенно они прояснились, взгляд сфокусировался.

Магия рассказа начала развеиваться. Молли вздохнула.

— Теперь я вспоминаю об этой и других наших встречах. И понимаю, что не все было плохо. Вернее, все было очень хорошо. Удивительно хорошо. Кроме того, конечно, что он сразу не рассказал мне о том, что женат… Хотя, полагаю, тогда это не имело бы для меня никакого значения. Я влюбилась в него без памяти. Но, надо сказать, нас связывал не только секс. Клар — человек весьма одаренный, интеллектуал и эстет. Мы проводили бесконечно долгие часы, беседуя о литературе, живописи, о театре и музыке… Вернее, Клар говорил, а я слушала, слушала, наслаждаясь каждым его словом. Мне казалось, что они преисполнены мудрости и значимости. Впрочем, мне и сейчас так кажется.

Он очень умен, очень…

Она снова замолчала, теперь уже окончательно, очевидно устав как от своей исповеди, так и от вызвавших ее воспоминаний.

— Конечно, — вздохнув, согласился через какое-то время Барри, — только духовное общение создает прочную связь. Одного секса для этого, увы, мало…

— Почему «увы»?

— Потому что иначе лично мне жилось бы намного проще. Ты еще не испытала этого на себе, потому что с самого начала была с мужчиной, который подходил тебе по обоим параметрам. Найти сексуального партнера не проблема. А вот встретить близкого по духу человека… Поэтому-то я, видно, так и привязался к Джошу… Ему нравится та же музыка, что и мне, те же фильмы, те же шмотки… — Барри грустно усмехнулся. — Мне так приятно было иногда заскочить в «Диллард» или «Мэсис» и выбрать ему новую рубашку, или куртку, или еще какой-то пустяк. Джош всегда очень радовался тряпкам…

— Расскажи мне немного про него, — тихо попросила Молли.

Он опять печально улыбнулся.

— Не надоело еще? Я и так, по-моему, непрерывно болтаю.

— Нет.

И Барри заговорил. В глазах его светилось такое глубокое, искреннее чувство к неверному любовнику, что Молли отчетливо ощущала и сопереживала его невосполнимую утрату. Настолько, что на время забыла о своей…

Глава 11

— Привет, Рэнди, это я, Барри. Извини, никак не мог позвонить раньше. Твоя «зеленоглазая колдунья» в порядке. Мы вернемся через недельку, максимум через десять дней. Тогда сразу же и позвоню. Не вешай нос, летчик!

Договорив эти слова, Барри повесил трубку и облегченно выдохнул. Наконец-то ему удалось выполнить свое обещание. Это терзало его на протяжении последних двух недель, не давая спокойно наслаждаться отдыхом. Но Молли только сейчас, спустя почти месяц их пребывания в хижине Ларри, немного успокоилась, расслабилась и обрела достаточно уверенности в себе, чтобы остаться одной на пару часов и отпустить его за покупками. Правда, пока еще отказывалась думать о возвращении, хотя август неудержимо близился к середине и им обоим пора было подумать о работе.

Ну ничего, время пока терпит, решил Барри, быстро загрузил багажник купленными продуктами и завел мотор.

Рэнди вернулся домой только в начале одиннадцатого вечера, физически усталый после тяжелого дня и морально измученный долгим и бессмысленным ожиданием чуда.

Открыв дверь, швырнул на пол форменный китель, прошел в гостиную и утомленно упал в кресло. Прикрыл глаза. Посидел немного, потом встал, нашел бутылку виски, плеснул в стакан на пару пальцев ароматной янтарной жидкости и вернулся в кресло. Сделал глоток, еще один и еще… Блаженное тепло побежало по жилам, возвращая его к жизни. Он покрутил головой, пальцами размял затекшую шею и кинул равнодушный взгляд на телефон. Красный мигающий огонек автоответчика говорил, что его ждут сообщения.

Рэнди вздохнул. У него уже не осталось ни искры надежды на звонок Барри. Следовало признать, что Марк оказался прав: его провели как наивного простофилю. Так что зря он перестал разговаривать с ним. Слава богу, Козловски недавно объявил, что работает только до конца месяца. Переходит в другую компанию.

Вставать снова и убеждаться лишний раз в правоте штурмана ему совершенно не хотелось.

Но мысль, что он может пропустить звонок матери, все же заставила его сделать над собой усилие. Рэнди смутно подумал, что пора перенести аппарат ближе к креслу, но тут же забыл об этом. Потому что услышал знакомый, но практически забытый голос:

— Привет, Рэнди, это я, Барри. Извини, никак не мог позвонить раньше. Твоя «зеленоглазая колдунья» в порядке. Мы вернемся через недельку, максимум через десять дней. Тогда сразу же позвоню. Не вешай нос, летчик!

Господи! Неужели?! Можно ли верить этому сообщению? Или… или это продолжение коварной шутки? А Молли? Возможно ли, что она принимает в ней участие? Или один только Барри?

Вопросы сталкивались в его голове, налетая один на другой и откатываясь куда-то вглубь. Так продолжалось, пока на поверхности не осталась единственная мысль: они скоро вернутся!

Значит, я поверил ему? — спросил он себя.

И тут же ответил: «Поверил, почему же нет?

Людям надо верить. Я же сам говорил Молли, что каждый судит о других по себе. Если я не верю Барри, значит, сам всего лишь жалкий лгунишка».

Довольно сомнений, колебаний, недоверия.

Теперь остается только ждать. Ждать их возвращения, ждать звонка Барри, ждать встречи с Молли…

Сеанс психологического аутотренинга, надо признать, пошел ему на пользу. И ближайшие дни Рэнди провел в состоянии, близком к эйфории, испорченном лишь однажды — когда Марк Козловски подошел к нему, протянул руку и сказал:

— Хочу попрощаться с тобой, Рэн. Извини, что у нас с тобой не все гладко вышло. Я, видит бог, погорячился. Сунул нос не в свое дело. Прости меня, Рэн, и не поминай дурным словом.

Рэнди пожал руку штурмана, пробормотал положенные в таких случаях слова. Они расстались. Но на душе у него было скверно. Ведь Марки не взял назад тех слов, что сказал тогда, а только извинился. Значит, несмотря ни на что, продолжает считать его, Рэнди, легковерным и, следовательно, обманутым дурачком. Эта мысль не то чтобы непрестанно жгла и сильно терзала, но подспудно точила и саднила, словно на открытую рану понемногу капали кислотой, не давая ей закрыться и зажить.

Так продолжалось, однако, недолго, и легкая броня уверенности поддалась на девятый день. Молодой летчик снова упал духом и в тоске думал, что старший приятель был прав в своих оценках, а он действительно всего лишь доверчивый простак, которого любой может обвести вокруг пальца. И вскоре настолько уверился в этой мысли, что уже собрался было позвонить Марку и в свою очередь попросить извинения и признать справедливость его хоть и горьких, но таких верных слов.

Однако судьба была к нему снисходительна.

Она помешала ему сделать это, позволив телефону зазвонить почти в то самое мгновение, когда Рэнди уже готовился к разговору с приятелем-штурманом.

— Рэнди? Это ты? — послышался в трубке голос Барри. — Привет, летчик! Как поживаешь?

— Барри! Где Молли? Что с ней? Как она себя чувствует? Когда вы вернетесь? — Рэнди откликнулся на его приветствие целой канонадой вопросов.

— Ну-ну, не части. Твоя Молли в полном порядке. Мы вернулись полчаса назад. Она отлично себя чувствует и с нетерпением готовится к поискам новой работы. Я воспользовался тем, что она принимает душ, и сразу же позвонил тебе. Сегодня дай ей отдохнуть, а завтра…

— Я могу прийти завтра? — взволнованно перебил его Рэнди.

Барри поколебался, потом ответил:

— Насчет прийти я не уверен…

— Почему?

— Мы много разговаривали с ней за это время. Я пытался как можно чаще вспоминать тебя.

Она постепенно начинает привыкать к мысли, что ты неравнодушен к ней, но…

— Но…

— Мысль о серьезных отношениях пока еще пугает ее. Может, лучше начать с якобы случайной встречи? Где-нибудь на улице или в магазине, или… ну, не знаю, где еще… К тому же так она не догадается о моей роли…

— Ах, вот оно что. Боишься упасть в ее глазах. Сводник и все такое… — В голосе Рэнди прозвучали едва уловимые презрительные нотки, но чуткое и опытное ухо собеседника тут же уловило их.

— Ты вот что, парень, — сурово произнес он, — говори да не заговаривайся. Мне знакомы такие интонации. Наслушался их за всю жизнь предостаточно. Но от тебя терпеть подобного не желаю. Ясно?

— Извини, Барри, я совсем не это имел в виду, — поспешил заверить его Рэнди. И верно, как бы это ни казалось странно, но он не испытывал к Барри ни отвращения, ни даже легкой брезгливости. — Прошу, прости меня, если для тебя это прозвучало обидно, но я…

— Хорошо-хорошо, — перебил его тот. — Верю.

Давай больше не возвращаться к этому. Я считаю тебя неплохим парнем, так что дай мне возможность продолжать так и считать.

— Понял, Барри, понял, извини еще раз. Сам понимаешь, издергался я за эти недели…

— Еще бы! В общем, завтра с утра я ухожу по своим делам, а ты уж думай, что тебе предпринять. Удачи тебе, Рэнди.

— Спасибо. Я искренне признателен тебе, Барри, правда.

— Да не за что, парень. Думаю, ты догадываешься, что я действую таким образом в основном в ее интересах.

— За это отдельное спасибо. Ну, счастливо и удачи в поисках работы.

Рэнди положил трубку и облегченно вздохнул. На лице его медленно расплывалась широкая и счастливая, немного глуповатая улыбка.

Завтра! Завтра он увидит Молли! Наконец-то! А ведь уже почти не надеялся… Почти что поверил словам Марка.

Естественно, этой ночью он не сомкнул глаз ни на мгновение. Разумеется, вскочил в пять утра, обжигаясь, выпил чашку привычной противной горькой бурды, называемой кофе, и тут же вспомнил, какой божественный напиток приготовила в ту памятную встречу Молли. После чего, тяжело вздохнув, отправился принимать душ, бриться и собираться.

Куда? Да ждать ее, зеленоглазую колдунью, небрежно, не желая того, укравшую его бедное сердце…

Ровно в семь Рэнди вышел из дому в лучшем своем летнем костюме — правда, от галстука все же удержался, чтобы не выглядеть слишком уж напыщенно в столь ранний час, сел в машину и повернул ключ зажигания. Верный «форд» не стал капризничать и сразу мягко заурчал мотором. Рэндалл Таунсенд двинулся навстречу своей судьбе.

Он провел больше четырех часов, слоняясь вокруг дома Молли на почтительном расстоянии, стараясь не привлекать нежеланного внимания соседей, но в то же время стремясь не пропустить ее. Барри, загоревший и отдохнувший, вышел в начале девятого, тут же заметил нетерпеливого влюбленного и махнул ему рукой, но подходить не стал. Редкие прохожие с любопытством поглядывали на высокого красивого парня и улыбались.

Наконец в начале двенадцатого, когда Рэнди уже начал отчаиваться, он услышал постукивание каблуков, обернулся, и…

Навстречу ему шла, нет, не шла, а плыла она — владычица всех его мыслей и чаяний на протяжении последних двух месяцев, У него захватило дух от восторга — так она была хороша.

Густые блестящие черные кудри украшали гордо вскинутую голову, наряд — широкая юбка с поясом и блузка с короткими рукавами — подчеркивал достоинства бесподобной, несравненной фигуры. Босоножки на высоких каблуках так нежно охватывали ноги, что Рэнди испытал острый приступ ревности. Он отдал бы все на свете, лишь бы иметь возможность вот так же обнимать эти стройные ступни, вместо тонких ремешков оплетать пальцами стройные щиколотки… Мечты, мечты…

Подумать только — она принадлежала ему полностью и безраздельно, как только женщина может принадлежать мужчине, пусть недолго, но принадлежала, а он, жалкий идиот, не сумел удержать ее!..

Смотри же, мысленно сказал себе Рэнди, тебе дается второй шанс. Не упусти его!

И, приняв решение воспользоваться им должным образом, он «надел» на лицо приветливо-безмятежную улыбку и приготовился к «случайной» встрече.

Молли заметила его на расстоянии всего десятка ярдов и растерялась — от внезапности, смущения, удовольствия и еще не меньше полудюжины самых разных эмоций, свившихся в единый клубок. Она мгновенно залилась румянцем, настолько ярким, что его было заметно даже сквозь загар, потом побледнела и снова покраснела.

Расстояние сократилось до двух шагов. Рэнди заговорил:

— Молли, привет! Вот это неожиданность!

Молодая женщина смотрела на него широко открытыми глазами, вспоминая, узнавая черты его красивого лица. И почему она так боялась увидеть этого парня, который не сделал ей ничего дурного? Который так долго и упорно искал ее? Который потратил немало сил, времени и денег, чтобы добиться встречи с ней?

И Молли улыбнулась в ответ и чуть лукаво ответила:

— Неожиданность? Правда? — Но, заметив, что он в свою очередь побагровел от замешательства, поспешно добавила:

— Привет! Я рада тебя видеть.

Рэнди внутренне проклял себя за предательскую краску. Ну почему, почему он, серьезный взрослый мужчина, летчик, которому доверяют жизни сотен пассажиров, ведет себя как несмышленый мальчишка, столкнувшийся с объектом своих тайных воздыханий? И, собравшись с духом, выпалил:

— Я тоже рад тебя видеть! Очень. И ты права: это не неожиданность. Я искал встречи. Ждал, когда ты вернешься. Даже с твоим соседом как-то разговаривал…

Молодая женщина не знала, злиться на его настойчивость или быть польщенной таким вниманием. А Рэнди продолжал, уже не в состоянии остановиться:

— Я не забывал тебя ни на минуту. После той нашей самой первой встречи, еще в аэропорту, помнишь? Молли, я целыми днями думаю только о тебе. Я… я люблю тебя, Молли!

Люблю!

Она отступила на шаг, словно опасаясь страсти, звучащей в его голосе, подняла руку, защищаясь от нее, и растерянно пробормотала:

— Но, Рэнди, как же так… Ты же совсем ничего обо мне не знаешь… Понятия не имеешь, какая я на самом деле…

— О, Молли, не говори так, слышишь, не говори!.. Не отнимай у меня последнюю надежду! Ты удивительная, восхитительная, упоительная! Ты женщина моей мечты! — Слова любви и восторга лились непрерывным потоком. — Я так долго искал тебя, Молли, не лишай же меня возможности видеть тебя, говорить с тобой, умоляю! Мне кажется, что я всю свою сознательную жизнь шел именно к тебе.

Не прогоняй меня, Молли, дай мне шанс!

Один только шанс!

Молли была потрясена, ошеломлена пылом и искренностью молодого летчика. Никто никогда еще не говорил ей таких слов. Они легли на израненную, измученную душу целительным бальзамом, принеся мгновенное облегчение. Как оттолкнуть его? Да и зачем?..

Поднятая рука упала, словно признавая, что сопротивление сломлено.

— Я не прогоняю тебя… — неуверенно произнесла Молли и тут же увидела, как просветлело его лицо.

Потому что Рэнди сам был несказанно удивлен неожиданно вырвавшимся у него признанием и ждал ее ответа с отчаянием осужденного на казнь, ожидающего у подножия виселицы ответа на просьбу о помиловании. И, получив его, поспешил закрепить успех.

— Позволь мне сводить тебя куда-нибудь вечером. Давай поужинаем в ресторане, а потом, если захочешь, потанцуем. Или просто погуляем…

Молли заколебалась. С одной стороны, такое внимание было приятно, но, с другой…

Один раз она, уже уступила с легкостью, и чем все кончилось?

Эй, девочка, тут же вмешался назойливый советчик — внутренний голос, не стоит, один раз обжегшись на молоке, всю оставшуюся жизнь дуть на воду. Этот парень совсем не похож на Кларенса!

Но осторожность победила.

— Может, не сегодня… — пробормотала она. У меня непростой день впереди… Мне надо работу искать. Я бросила тот колледж…

Рэнди мгновенно помрачнел.

— Завтра у меня рейс в полдень. Не знаю, когда вернусь. Еще не слышал метеопрогноза.

И Молли немедленно раскаялась. Потому что ее тянуло к этому красивому высокому парню, только что горячо признавшемуся ей в своем чувстве. Месяц, проведенный вдали от людей и всего, остро напоминавшего ей о первом неудачном романе, пошел на пользу. Она готова была возродиться к жизни, к любви, к ожиданию счастья… Зачем, ну зачем надо было отказываться? Что заставило ее пробормотать эти жалкие слова? Память о нем, бросившем ее Кларенсе, больше ничего…

— Ну, тогда послезавтра? — заглянув летчику в глаза, предложила она.

— Ладно, — согласился Рэнди. А что еще ему оставалось делать? Но как дожить до этого послезавтра? — Ты сказала, что тебе надо работу искать, — немного нерешительно, опасаясь показаться навязчивым, произнес он. У меня сегодня выходной, хочешь, отвезу тебя?

День, две минуты назад казавшийся безнадежно испорченным, снова заиграл яркими красками.

— Спасибо, — тут же отозвалась Молли и просияла улыбкой искренней радости.

Ей уже казалось совершенно непонятным, почему она так страшилась встречи с ним.

Перспектива провести несколько часов в его автомобиле не пугала, а, совсем наоборот, привлекала с каждой минутой все больше и больше.

Рэнди, как галантный кавалер, распахнул дверцу «форда» и с нескрываемым наслаждением смотрел, как красавица Молли грациозно скользнула на сиденье, расправила широкую юбку и скрестила ноги.

Ему казалось, что именно это и есть настоящее счастье: когда такая женщина сидит в твоей машине, как в своей собственной. И он мысленно поклялся, что сделает все возможное и невозможное, чтобы так оно и было в будущем.

— Ну, поехали? — спросил он, заводя двигатель. — Куда отправимся? Приказывай, такси в твоем распоряжении.

Молли, ни на секунду не переставая улыбаться, ответила:

— Вперед и только вперед! Пусть дорога сама подскажет. — Ей уже расхотелось заниматься серьезными проблемами, настроение было праздничным, и такие скучные материи, как трудоустройство, казались жалкими и бессмысленными. — Предлагаю сначала выпить кофе.

Рэнди довольно усмехнулся — прошлая их встреча тоже началась с кофе.

— Договорились!

Спустя четверть часа молодые люди сидели у окна крошечного, но уютного кафетерия и беззаботно болтали, не замечая ничего вокруг.

Молли весело щебетала, рассказывая о встрече с Барри, о том, каким он оказался удивительно отзывчивым и чутким человеком, как фактически стал ей страшим братом. О том, что ушла из Вест-Гейтского колледжа, поругавшись с руководителем кафедры. Живописала прелести жизни в уединенной хижине, восторгалась природой, катанием на каноэ и верховыми прогулками.

Рэнди упивался каждым мгновением, глаз не мог отвести от оживленного лица Молли.

Звук ее голоса казался ему нежнее самой сладостной музыки. Он тайно завидовал Барри, который целый месяц прожил с ней рядом, и не понимал, как мужчина может не влюбиться в нее.

— Знаешь, я, пожалуй, не отказалась бы провести всю жизнь в подобном месте. Устроилась бы преподавателем в школе в соседнем городке, работала бы с детишками. А что, отличная мысль. Мне нравится.

Рэнди пришел в себя, услышав последние слова, и перепугался. Вдруг она действительно решит уехать? Что тогда ему делать? Она-то с легкостью найдет себе работу в любом месте. А « кому в глуши нужен летчик? Чем он станет заниматься?

— Правда? А как же радости и преимущества цивилизации? — спросил он.

— Да зачем они мне? — небрежно отмахнулась Молли, но подсознательно отметила перемену в тембре его голоса и внимательно взглянула на Рэнди.

О, да он занервничал. Почему? Что такого она сказала? Ах да, какую-то ерунду по поводу переезда.

— Не обращай внимания, это просто болтовня. На самом деле я вряд ли смогу существовать в тихом уединенном месте, без библиотек, театров, концертных залов, да и крупных магазинов тоже. Обожаю иногда просто поглазеть на витрины. Меня пленяет пульсирующий ритм жизни большого города. Ой, Рэнди, если бы ты знал, как мне иногда хочется попутешествовать, увидеть что-то новое… — Она замолкла и вздохнула. Потом прибавила:

— Мы вечно переезжали с папой с места на место, и мне это нравилось… Правда, тощая была маленькой… — Несколько минут прошло в молчании. — Ну вот, снова я тебе исповедуюсь! Наверное, тебе уже надоело меня слушать?

— Совсем нет! — возразил Рэнди. — Мне интересно и, кроме того, приятно, что вызываю у тебя доверие.

Молли улыбнулась.

— А кофе-то совсем остыл! — Она поднесла чашку к губам, сделала глоток и вдруг заявила:

— Почему бы нам не отправиться куда-нибудь покататься? Устроить своего рода маленькое путешествие, а? Сегодня такой чудесный день, что просто жаль тратить его на серьезные дела. Колледжи и завтра никуда не денутся, верно?

Кого-кого, а Рэнди уговаривать не пришлось.

Он немедленно согласился, и вскоре уже они выбрались за пределы города и направились на юг по одному из самых живописных шоссе.

Глава 12

Солнце уже медленно опускалось в океан, когда Рэнди остановил машину у дома на Семьдесят восьмой авеню. Молли повернулась к нему и немного печально произнесла:

— Вот и приехали. Как быстро день закончился. Спасибо, Рэнди. Мне было очень приятно кататься с тобой.

Он немедленно откликнулся:

— Давай повторим!

Но Молли качнула головой.

— Не-а. А то я могу привыкнуть к праздной жизни в удовольствиях и развлечениях. Мне все же надо найти работу. Скоро занятия начинаются…

Однако Рэнди отказывался сдаваться.

— Тогда, может, займешься этим завтра? У меня рейс во Флориду, а послезавтра снова выходной. — Собственно говоря, это было не совсем так, но он был уверен, что сможет договориться, чтобы его подменили. — Ну, что скажешь? — И, видя, что она заколебалась, добавил:

— Соглашайся. Ну хотя бы на вторую половину дня. Пожалуйста…

Он накрыл ладонью ее руку, слегка сжал.

Молли заметно вздрогнула. Это простое прикосновение потрясло ее как разряд электрического тока.

Господи, как давно никто не прикасался к ней… Как давно никто не относился к ней с такой нежностью и в то же время сдержанной страстью, как этот мужчина… Ей захотелось припасть к нему и утонуть в его объятиях, раствориться в его поцелуях, забыв обо всем на свете… И все же… все же она сдержалась. Рано, еще слишком рано… Ей нужно время, чтобы забыть Кларенса… время, чтобы полюбить Рэнди…

Полюбить? Значит, она готова? Снова готова рискнуть отдать мужчине свое сердце? О да, да, готова… Но не кому угодно… А ему, Рэнди, так долго стремившемуся к ней…

Молли улыбнулась и кивнула.

— Позвони мне завтра, когда вернешься, и мы договоримся. Телефон знаешь? — Не дожидаясь ответа, потому что и так была уверена в нем, она выскочила из машины и помахала рукой. — Пока!

Рэнди еще долго смотрел ей вслед, даже после того, как захлопнулась дверь. Потом завел двигатель и поехал в сторону дома с глуповато-счастливой улыбкой.

— Барри! Барри! Ты дома? Послушай, что я тебе расскажу! — закричала Молли, влетев в квартиру.

— Дома-дома, — послышался с кухни его голос. — Что у тебя стряслось?

— Ты даже представить себе не можешь! — возбужденно продолжала она. — Я сегодня вышла и наткнулась… Как думаешь, на кого?

Барри усмехнулся.

— Полагаю, на твоего летчика. По крайней мере, я, когда уходил, видел именно его.

— Правда?

— Истинная. Я же говорил, этот парень так просто не отступится. Так что ты хотела рассказать?

— Он предложил отвезти меня, и дело кончилось тем, что мы с ним прокатались целый день. Поехали на юг, дальше Монтерея. Какие там места роскошные, Барри!..

— Я рад.

— Признаться, я тоже. Не понимаю, почему я избегала его? Мы с ним проговорили все это время. Он… он чудесный, Барри, просто чудесный! — Она задыхалась от переполняющих ее эмоций.

— А я что тебе говорил?

— Ох, Барри, ты даже не представляешь, как я довольна!

Он выключил огонь под кастрюлькой с каким-то ароматным и аппетитно побулькивающим соусом, еще раз помешал и негромко сказал:

— Значит, у тебя день прошел наилучшим образом.

Тут только Молли заметила, что ее друг, несмотря на старания казаться веселым, находится в довольно-таки подавленном состоянии.

— Д-да… — неуверенно протянула она. Уж не ее ли ликование тому виной? Вдруг она напомнила ему о неверном возлюбленном? — А как твои дела, Барри? Где ты был? Нашел работу?

— Можно сказать, да. В одном месте попросили зайти завтра, но я убежден, что они уже решили взять меня. А в другом согласились сразу, но я как-то не уверен, что мне там понравится. Хотя денег предложили больше…

— Барри, но ведь это просто здорово! Надо же, вот так сразу устроиться. Да не просто, а иметь возможность выбирать! Я и не подозревала, что ты настолько ценный специалист!

— Да в общем, если без ложной скромности, то первоклассный.

— А почему же ты тогда такой…

— Такой? Какой — такой?

— Ну, грустный, я бы сказала… Что-нибудь неприятное произошло?.. — Она растерянно замолчала.

— Да нет, малышка, ничего не произошло.

Не обращай внимания. Просто… я подумал, что пора мне возвращаться к себе. Сколько можно прятаться? От себя, от… от всех… — Барри вздохнул, повернулся к плите, попробовал спагетти и взялся за дуршлаг.

Молли потупилась. Ей стало стыдно, невыносимо стыдно. Как она могла так бестактно радоваться, позабыв о его утрате? Уж не принял ли он ее слова за намек, что пришла пора освобождать место?

— Но как же так, Барри? Нам же хорошо вдвоем… — начала было она, но он прервал:

— Не надо, Молли, пожалуйста. У тебя вид побитой собаки. Будто ты виновата в чем-то. А это ведь совсем не так… Давай-ка лучше есть, пока все горячее.

Молли села к столу, и Барри разложил по тарелкам дымящиеся спагетти и полил тем самым соусом, что едва не свел ее с ума своим ароматом.

— У-у, божественно, — пробормотала она, с набитым ртом.

— Ешь-ешь, не болтай, — отозвался он, разливая вино по бокалам. — Проголодалась, наверное?

— Угу, — не переставая жевать, подтвердила Молли. — Хотя мы днем останавливались перекусить в ресторанчике на берегу. — Она улыбнулась воспоминанию, потом смутилась, что снова вернулась к разговору о Рэнди, о своей радости.

— Ну, давай расскажи мне, как вы развлекались, — приветливо предложил ее друг.

Она успокоилась и начала говорить.

— Так-так-так, — шутливо заметил Барри минут через десять, — смотрю я, ты обо всем на свете позабыла с ним. Это хорошо. — Он легонько похлопал Молли по руке, заметив разлившийся по ее лицу румянец. — Эй-эй, малышка, чего ты так застеснялась? Дело самое естественное. Все отлично. Как и должно быть.

И поэтому тоже, между прочим, я должен выметаться. Тебе необходима определенная свобода… времени, жизненного пространства, да вообще всего. А я, как сторож какой-то, постоянно рядом, постоянно…

Он не договорил, и молодая женщина помрачнела. С одной стороны, она не желала даже думать о возможности вот так сразу лишиться постоянной опеки, заботы, внимания человека, на которого привыкла полагаться, за которым была как за каменной стеной. Снова начать вести самостоятельную, вернее, одинокую жизнь? Нет-нет, ни за что! Она еще не готова!

Нет, нет и еще тысячу раз нет!

Но, с другой… О, с другой — она, безусловно, понимала справедливость слов своего друга.

Пора, пора возвращаться к прежнему, считавшемуся нормальным распорядку. Более того, пора дать возможность ему привести свои личные дела в порядок. Она не имеет права и дальше висеть у него на шее, цепляться за него, как за спасательный круг. Барри — взрослый мужчина со всеми вытекающими из этого последствиями. Значит, она должна, просто обязана освободить его от добровольно взятой на себя обязанности присматривать за ней…

— Хорошо, Барри, — произнесла Молли, приняв это похвальное решение, — может, ты и прав… Но где же ты будешь жить? Ведь твоя квартира… — Она замолчала.

— О, не волнуйся. Моя квартира свободна. — Барри кривовато усмехнулся. — Джош освободил ее. Переехал к этому… этому грязному типу…

Забрал все вещи. Так что ничто не мешает мне вернуться.

— Да… — Молли кивнула и понурилась. Ей невыносимо больно было видеть печаль в его глазах. — Ничто…

— Тогда давай закончим этот разговор. Решено, завтра я переезжаю. Но, учти, это не означает, что ты окончательно избавилась от меня.

Я рассчитываю видеться с тобой если и не каждый день, то уж по крайней мере не меньше трех раз в неделю.

— Угу, — отозвалась Молли.

На этом они и закончили обсуждение болезненной для обоих темы.

Уже на следующий день Молли поняла, что принятое решение было ошибочным. Она провела почти восемь часов в поисках нового места работы, посетив четыре колледжа и один университет, но положительного результата не добилась. И вовсе не потому, что производила дурное впечатление, а потому, что голова ее была занята мыслями о Рэнди. Ей никак не удавалось сосредоточиться на собеседовании, и все же в одном из колледжей она получила предложение прийти еще раз через два дня и поговорить с ректором, а в другом — оставить свой адрес и номер телефона, чтобы секретарь мог связаться с ней и известить о времени собеседования с деканом факультета. До начала очередного учебного года оставалось около недели, и Молли следовало поторопиться, но…

Но сосредоточиться на мыслях о работе, а тем более представить себя снова в аудитории, окруженной десятью, а то и двадцатью совершенно незаинтересованными в скучном предмете студентами, оказалось почти невозможным.

Особенно в такой прекрасный, теплый, солнечный день, который она могла бы провести вместе с молодым летчиком, катаясь по шоссе, гуляя по пляжу, купаясь в океане, сидя за столиком в прибрежном ресторанчике…

Вернувшись домой, Молли первым делом кинулась к телефону и прослушала оставленные ей сообщения. Барри говорил, что сегодня проведет вечер дома, приводя квартиру в жилое состояние, что дела у него идут нормально и настроение неплохое. Второй звонок был от брокера, управляющего ее скромными финансами, с предложением обсудить в ближайшее время новые возможности вложения капитала.

Третий же заставил ее вздрогнуть и попятиться, как от ядовитой змеи.

— Молли, дорогая, любимая моя Молли, здравствуй! Соскучился безумно! Позвони как можно скорее. Мой номер… — Далее следовали цифры, которые она не собиралась запоминать.

Молодая женщина долго и недоверчиво смотрела на аппарат, потом тряхнула головой, пытаясь уверить себя, что это ей только послышалось. Наконец, решив, что ей это удалось, перемотала пленку и тут же убедилась, что это не слуховая галлюцинация. Прозвучавший голос принадлежал Кларенсу, неверному любовнику, бросившему ее на произвол судьбы, с легкостью променявшему чувство, если и не свое, то, по крайней мере, ее, на успешную карьеру.

Молли прижала пальцы к дрожащим губам, не зная, что предпринять в такой ситуации. Но по мере того, как текли минуты, исчезал и испуг. На его место пришли негодование, гнев, ярость, постепенно тоже начавшие улетучиваться. И ее захлестнула тоска, острая и едкая, тоска женщины, лишенной любви, нежности, ласки и, наконец, секса…

Она ощутила физическое томление. Господи, как же давно Кларенс любил ее в последний раз! Два месяца назад? Нет, почти три.

Не может быть! Она еще слишком молода, чтобы довольствоваться жизнью, приставшей монахине.

А как же Рэнди? — немедленно напомнил голос подсознания. Ты забыла о нем?

Ничего я не забыла, покраснев, возразила ему Молли. Он очень хороший парень, очень.

Но Клар… С Кларом мы шесть лет занимались любовью. Любовью, а не просто сексом. И он не может за такой короткий срок стать мне совершенно чужим и безразличным.

С Рэнди ты тоже занималась любовью, напомнил ее докучливый собеседник. К тому же в отличие от твоего драгоценного профессора он не скрывался, а разыскивал тебя. До тех пор, пока не нашел. Вспомни вчерашний день!

Вспомнила? Тебе было хорошо?

О да, очень! Но с Кларом все совсем иначе…

Вот именно! Кларенс принес тебе боль, разочарование и отчаяние.

Не правда! Ну, не совсем… По крайней мере, не только их и не с самого начала… Мы были счастливы. Полностью и совершенно счастливы.

Чушь! Ну что за чепуху ты несешь? А еще считаешься умной. Счастье тайком, украденное у другой женщины… Да разве это счастье? Это позор, это боль, это разочарование и отчаяние.

То есть все то самое, что и дала тебе связь с Кларенсом.

Молли ничего не оставалось, как признать справедливость последнего утверждения. Она решительно подошла к автоответчику, нажала кнопку и стерла растревожившее ее с трудом обретенное равновесие сообщение, даже не прослушав еще раз. После чего упала в кресло и разрыдалась, поняв, что сама лишила себя связи с бывшим возлюбленным. Какой же номер он назвал? Двести двенадцать — это точно. Это код Нью-Йорка. А дальше? Как же дальше?

— Три-воеемь-четыре? Три-шесть-семь? Нет, не так. Но первая точно тройка… Три-пять-шесть? Черт, не помню! Не помню! — в отчаянии выкрикнула несчастная молодая женщина, готовая рвать на себе волосы.

И именно в этот момент раздался звонок.

Молли схватила трубку и крикнула:

— Клар! Кларенс, наконец-то! Я… — Она остановилась, услышав, вернее, осознав, что на другом конце провода воцарилось гробовое молчание. Сердце ее провалилось куда-то в желудок. Ее затошнило. Это Рэнди, наверняка он. И она с трудом выдавила:

— Алло… — И еще раз, громче:

— Алло!

— Привет, малышка, — послышался такой знакомый голос Барри. — Я, похоже, не вовремя.

— Нет-нет-нет, — отозвалась Молли. Сердце ее туг же вернулось на свое законное место, а тошнота прошла, как и не было. — Я просто… просто недавно вернулась, и… — Она не закончила, не зная, что сказать, как объяснить свои слова.

— И?

— О, Барри, — простонала она, — мне так тебя не хватает! Я знаю, что у тебя полно дел.

Но, может, выберешь полчасика и заглянешь ко мне, а? Я чувствую себя… О, не знаю даже, как сказать…

— Ну-ну, малышка, успокойся. Я, конечно, приеду. Но сначала ты должна сказать, что случилось.

— Пока меня не было, звонил Кларенс; Он оставил сообщение на автоответчике…

— И что же он сказал? — с еле уловимой иронией в голосе спросил Барри.

— Что ужасно соскучился и просит сразу же позвонить ему.

— Да? И что же ты, позвонила?

— О, Барри… — она чуть не плакала, — я такая дура, ты даже не представляешь!

— Значит, позвонила. — Ирония стала явственнее, но Молли была в таком состоянии, что не заметила.

— Нет… Я стерла, ., стерла запись, не записав номер телефона…

Барри даже не обратил внимания на донесшийся до него всхлип.

— Ай да молодец, девочка моя! — воскликнул он. — Умница!

— Молодец? — недоверчиво повторила Молли. — Что ты такое говоришь, Барри? Ты, ставший мне почти братом! Ты радуешься, что я выбросила в помойку свой последний шанс стать счастливой?

— О нет, малышка, конечно нет. Я радуюсь, нет, ликую, что ты дала себе шанс стать по-настоящему счастливой. Потому что, извини за откровенность, но как бы классно твой Кларенс ни трахал тебя, счастье — это последнее, что он способен дать тебе. Скажу даже больше, Молли, это последнее, что он намерен дать.

Потому что таких кларенсов интересуют в жизни только собственные удобства и удовольствия, ничего больше. Он использовал тебя, пока ему это было приятно и удобно, а потом бросил, как фантик от съеденной конфетки, не оглянувшись и не задумавшись.

Барри говорил горячо и убедительно, и Молли постепенно начала успокаиваться, вслушиваться в его слова и понимать их справедливость.

— Спасибо, Барри, ты… ты настоящий друг, истинный старший брат. Ты возвращаешь меня к жизни! — воскликнула она, но сразу же застеснялась высокопарности своих слов и поправилась, перейдя на нормальный тон:

— Приезжай, если есть время, я приготовлю что-нибудь вкусное. Специально для тебя.

— Договорились, сестренка. Но с одним условием.

— Каким?

— Ты не подходишь к телефону до моего приезда. Независимо от того, кто звонит.

— Идет!

Они провели вместе спокойный вечер, не нарушенный ни единым звонком. Молли, поначалу постоянно поглядывавшая в сторону аппарата, вскоре позабыла о нем и увлеклась рассказами Барри. Только провожая его к машине, она вернулась к разговору о Кларенсе.

— Знаешь, думаю, я так среагировала просто от неожиданности. И еще по привычке… Да, я просто не отвыкла слушаться его, вот и все.

Мне даже кажется, что я больше не люблю его.

Я почти уверена, что не люблю.

— Почти?

Молли молча кивнула. Потом усмехнулась и сказала:

— На девяносто девять процентов. Но как я могу ручаться за сотый, пока не проверю?

— Очень надеюсь, что сможешь. Кстати, а как твой симпатичный летчик?

— Обещал позвонить сегодня, если его рейс не задержится. Но, судя по всему, не смог. Мы договорились завтра снова отправиться на прогулку.

— Ты не передумала? После этого звонка?

Ты как-то не представляешься мне женщиной, крутящей одновременно два романа.

— Никогда не пробовала, — фыркнула она. — Но полагаю, ты прав. Нет, я не передумала. Рэнди… он нравится мне. Да, нравится. Мне легко разговаривать с ним. Почти как с тобой.

— Почти, но все же не так? — спросил Барри. — Почему же? — Его «младшая сестра» вместо ответа залилась краской. — Судя по твоей реакции, могу сделать единственный вывод: он привлекает тебя как мужчина. Верно?

Молли кивнула, обняла его и звонко чмокнула в щеку.

— Очень уж ты проницательный, аж жутко делается. Кстати, как у тебя с работой? Ты уже определился, куда пойдешь? И когда приступаешь?

— Да, определился. Завтра начинаю. Работа непыльная, деньги неплохие. А там посмотрим.

— Уже завтра? — ахнула Молли. — Быстро же ты. Вот что значит хороший специалист.

— Угу. А у тебя как?

Она поморщилась.

— Так себе. Один колледж и один университет как будто проявили определенный интерес к моей скромной особе. Пока не знаю, какой мне больше нравится и нравится ли вообще. Но я, пожалуй, не буду капризничать и соглашусь на первое, что подвернется. В конце концов, это же не на всю жизнь, верно?

— Если ты так чувствуешь, то безусловно.

Поступай так, как тебе лучше. Если сейчас тебя не увлекает карьера, значит, что-то этому мешает. Я прав?

Она засмеялась и снова поцеловала его.

Глава 13

Следующий день начался для Молли со звонка Рэнди, который накануне вернулся за полночь, но спал плохо и с трудом дождался утра, чтобы поговорить с ней.

Они снова катались, и снова гуляли по берегу океана, и даже купались. А вечером отправились в ресторан и танцевали в полумраке, тесно обнявшись…

Когда же вечер завершился, договорились увидеться на следующий день. На следующий тоже и так далее… При каждой встрече Рэнди говорил о своей любви, и Молли слушала со все возрастающим удовольствием. А через неделю вынуждена была признаться себе, что любит его. Любит всем сердцем, всей душой. И всем телом тоже… Потому что каждой клеточкой стремилась к нему, мечтая не только о сладостных поцелуях, на которые он не скупился, но и о большем. О много большем… Обо всем…

Как ни странно, Рэнди, хотя и постоянно заверял ее в том, что она сделала его счастливейшим из смертных, и говорил, что его, любовь к ней «безбрежнее самого неба», но как-то не спешил перейти к утехам плоти. Ей иногда даже казалось, что он немного отстранялся от нее во время поцелуев, когда они становились слишком уж страстными.

Молли временами не знала, быть ли благодарной за такое излишне джентльменское поведение своего поклонника или обижаться на него. Возвращаясь в свою квартиру после получаса, проведенного с ним в машине в пылких объятиях и жгучих поцелуях, она думала и не понимала, как же он, мужчина, способен выносить такое напряжение, когда она, женщина, чуть с ума не сходит от вожделения. И, становясь под холодный душ, представляла себе, как он направляется к какой-нибудь подружке и утоляет страсть. Мысли эти становились неотвязными спутниками ее одиноких ночей, и скоро ей было все труднее справляться с приступами бешеной ревности.

Спустя три недели этой утонченной пытки она не выдержала и недвусмысленно дала ему понять, что хочет, жаждет близости, физической близости с ним.

— Не пойми меня не правильно, Молли, но я не могу. Нет, не в том смысле… Я, конечно, могу, но мне мало только секса с тобой. Я хочу твоей любви. Настоящей, на всю жизнь… — Он замолчал, а Молли отвернулась.

Что она могла ответить на такие слова? Сказать, что уже любит его? Да, тысячу раз да! И все же… все же… на всю жизнь… В тот вечер, когда ей звонил Кларенс, она сказала Барри, что на девяносто девять процентов уверена в том, что преодолела свое чувство к нему. Но поклясться не могла.

А может ли сейчас? Что будет, если Кларенс снова позвонит ей? Позовет к себе? Поспешит она послушаться или… Нет, конечно нет.

Ну хорошо, а если не просто позовет? Если предложит выйти за него замуж, переехать в Нью-Йорк, вращаться в изысканно интеллектуальном обществе?

Рэнди было очень больно наблюдать за ней.

Но он понимал, что ее реакция естественна и что спешить нельзя, что Молли еще не готова к столь серьезным решениям.

Поэтому не стал настаивать и торопить ее с ответом, а притянул к себе и поцеловал в губы, медленно и страстно, а затем, приложив нечеловеческое усилие, заставил себя оторваться от нее, шутливо щелкнуть по носу и легко сказать:

— Хочешь, пойдем завтра куда-нибудь потанцевать? — Но она молча покачала головой. — Тогда покататься? Погода пока хорошая… Или давай на концерт сходим.

Молли наконец ощутила, что может доверять своему голосу, что он не задрожит и не сорвется, и сказала;

— Завтра не могу, у меня вечером дополнительные занятия. Может, послезавтра?

Рэнди расстроился, потому что узнал, что как раз в этот день ему предстоит заменить внезапно заболевшего коллегу. Но поверит ли ему Молли или решит, что он обижен ее отказом и просто не хочет увидеться? Впрочем, почему это он вдруг вздумал сомневаться в ней? Они встречаются уже около месяца или даже больше почти каждый день, и до сих пор у него не было ни малейших оснований подозревать ее в непонимании.

И Рэнди выложил все как есть, а потом предложил:

— Слушай, в пятницу один наш пилот празднует день рождения. Приглашает всех к себе домой. Хочешь, пойдем вместе? Будет весело.

— Правда?.. Ты хочешь познакомить меня со своими друзьями?

— Конечно. Почему же нет? Такой девушкой любой может гордиться. Боюсь только…

— Боишься? Чего?

— Не слишком ли ребята будут увиваться за тобой? А то еще кто-нибудь вскружит тебе голову… Риск уж слишком велик.

Молли радостно хихикнула. Она была довольна, чрезвычайно довольна. Кларенс ни разу за все годы не пригласил ее на вечеринку, не познакомил ни с одним из своих друзей.

Они договорились, что Рэнди заедет за ней в половине седьмого. Вечеринка начиналась в восемь, а дом приятеля находился на противоположном конце города.

Но, естественно, он не мог ждать так долго, не в состоянии был отказаться от удовольствия видеть зеленоглазую владычицу его мыслей и снов. Поэтому на следующий же день, купив букет разноцветных, изумительно растрепанных осенних астр, в половине девятого подкатил к крошечному колледжу, которому посчастливилось заполучить Молли в состав своего более чем скромного преподавательского коллектива.

Выскочив из машины, Рэнди прошелся по парковке раз, другой и только тогда заметил, что не видит ее серого «шевроле». Неужели он опоздал? Или Молли заболела и отменила занятия? Но вид ярко освещенной аудитории на втором этаже, где она теперь проводила занятия, противоречил его предположениям и опасениям.

Он успокоился и стал нетерпеливо ожидать ее появления. Вскоре из дверей потекла тоненькая струйка молодых людей, но Молли среди них не было, хотя обычно она покидала помещение одной из первых. Удивленный Рэнди подошел к одной из студенток и спросил:

— Простите, мисс Маккивер еще в аудитории или…

Закончить ему не удалось. Девушка тряхнула рыжим хвостом и заявила:

— А мисс Маккивер сегодня не пришла. Ее заменял мистер Трент.

Рэнди рассеянно поблагодарил ее и, огорченный, направился к своему «форду». Черт, и почему ему не пришло в голову позвонить перед выездом? Они могли бы провести этот вечер вместе. Впрочем, и сейчас еще не поздно.

Или все же поздно? Да нет, если он поспешит, то приедет к ней в начале десятого.

Можно пойти в кино, последний сеанс в ближайшем кинотеатре начинается в девять тридцать, или в кафе — поболтать, выпить по бокалу вина, или в парк, просто посидеть на скамейке, целуясь и обнимаясь. Последний вариант понравился ему больше всего.

Рэнди провел весь день, мечтая о ней, о том моменте, когда она скажет ему три коротких, но таких важных, самых важных в жизни слова, и тогда… О, тогда он будет совершенно счастлив! И этого мига он готов ждать столько, сколько ей потребуется, чтобы увериться в том, что он достоин ее любви и доверия. Только вот… ждать становилось все сложнее. Он едва не поддался вчера соблазну. И только воспоминания о первой их встрече и о том, как Молли убежала, даже не дождавшись, пока он проснется, удержали его от почти непреодолимого желания сорвать с нее одежду и упиться сладостью ее прекрасного тела…

Рэнди вздрогнул и потряс головой, прогоняя пленительное видение, стоявшее перед его внутренним взором, лишая остатков решимости и благоразумия. Возможно, сегодня лучше все же пойти в кафе. Многолюдное. И обязательно ярко освещенное…

Но планам его не суждено было осуществиться. Окна второго этажа были темными, и на стук Молли не отзывалась. Рэнди забеспокоился. Что же могло произойти с ней? Почему ее нет ни на работе, ни дома? Заболела? Едва ли, вчера при расставании она выглядела совершенно здоровой.

Он огляделся по сторонам. Да, точно, машины на обычном месте не было. А что, если Молли попала в аварию? И ее отвезли в больницу?

О господи, только не это! — мысленно взмолился влюбленный и начал торопливо рыться в карманах в поисках мелочи. Надо позвонить Барри, он может быть в курсе, если с ней, не дай бог, что-то произошло. Если он, конечно, дома…

Увы, звонок не внес ясности. Барри был дома, но понятия не имел, что случилось.

— Я звонил ей сегодня несколько раз, пока не вспомнил, что Молли вечером работает.

Впрочем, — усмехнулся он, — если бы она не работала, то шансы застать ее дома едва ли увеличились бы. Я прав?

— Пожалуй, — признал Рэнди. — Но я только что был у нее на работе, и мне сказали, что она сегодня не появлялась.

— Хм… странно.

— Она ничего тебе не говорила?

— Нет, ничего. Да ты успокойся, что ты завелся? Может, она с подружками куда-нибудь отправилась. Или в магазин? Знаешь, на женщин иногда находит желание потратить деньги на какие-нибудь пустяки.

— Слушай, может, приедешь? — предложил Рэнди.

— И что мы будем делать?

— Ну, мы могли бы посмотреть, не оставила ли она какой-то записки.

— Да ладно тебе, парень, что ты психуешь как слабонервная дамочка? Ты сам дома-то был?

Нет?.. Поезжай, может, она звонила тебе и сказала, куда отправилась.

Рэнди хлопнул себя по лбу. Естественно, это самое разумное, что он может сделать. Точно, от любви люди глупеют. И почему такая простая вещь не пришла ему в голову?

— Верно. Ну пока, Барри, я помчался.

— Эй-эй, погоди! — крикнул тот в трубку. — Ты мне позвони, когда выяснишь, в чем дело.

— Ладно.

Он бегом вернулся к машине, рывком завел мотор и надавил на педаль газа, почти вогнав ее в пол. Дорога, обычно занимавшая около сорока минут, сейчас отняла половину времени, и даже так показалась бесконечной. Влетев в квартиру, Рэнди кинулся в гостиную, но остановился в дверях. Потому что сразу увидел, что никто ему сегодня не звонил. Потом все же подошел и нажал кнопку автоответчика, понимая всю глупость своего поведения и все же надеясь вопреки доводам рассудка. Негромкое шуршание пленки было единственным и закономерным ответом на его бессмысленный поступок.

И снова его одолели тревоги и сомнения, которые он так старательно гнал от себя после разговора с Барри. Итак, что теперь? Обзванивать больницы? Кидаться в полицию?

Не желая принимать поспешных и необдуманных решений, он снова набрал номер Барри. Тот снял трубку при первом же гудке.

— Ну что?

— Ничего. Она не звонила.

Оба помолчали. Потом Рэнди спросил:

— Ты не проверял, может, она домой вернулась, пока я ехал?

— Только что.

— Что же делать? Где она может быть? У тебя есть какие-то предположения?

— Нет. А у тебя?

— Боюсь даже вслух сказать.

— Давай уж, выкладывай.

— Не попала ли она в аварию? Может, лежит сейчас в больнице без сознания… или… — запинаясь, начал Рэнди, но Барри не дал ему закончить.

— Вот что, давай-ка пока не паникуй. Я сейчас съезжу к ней и проверю ее автоответчик.

Оттуда сразу перезвоню тебе.

— И я поеду.

— Э нет, парень. Ты сиди у своего телефона. И Барри повесил трубку.

Они расстались. Время шло. Рэнди нервно метался из угла в угол, беспрестанно поглядывая на проклятый аппарат, который пугающе молчал. Часы в углу мерно тикали, раздражая и без того натянутые до предела нервы. В конце концов он не выдержал, швырнул в них первым, что подвернулось под руку, — тяжелым атласом автодорог — и они, благодарение Всевышнему, замолкли.

Наконец раздался звонок.

Он так резко сорвал трубку, что аппарат свалился на пол.

— Да! Слушаю!

— Рэнди, думаю, тебе надо приехать сюда, — раздался голос Барри.

— Что… что…

— Не спрашивай, а приезжай. Сейчас.

Ничего не соображая, Рэнди буквально скатился по лестнице и, не разбирая дороги, отправился в обратный путь. Как ему удалось добраться до места, никого не сбив, известно только Создателю.

Взлетев на второй этаж, он рванул дверную ручку и увидел сидящего в кресле с бокалом в руке странно осунувшегося и внезапно словно бы даже постаревшего Барри.

— Она…

— ..Жива и невредима, — сухо закончил тот. — Заходи, закрой дверь. Виски там. Наливай.

— Что…

— Наливай-наливай, тебе понадобится. И мне подлей, — сурово буркнул Барри. Когда же Рэнди выполнил его пожелание, приподнялся и ткнул кнопку на автоответчике.

— Молли, любимая, прошу, позвони скорее! Номер телефона ты знаешь. Твой Клар.

Потом шуршание, голос Молли, говорящей, что ее нет дома, и предлагающий оставить сообщение после сигнала, гудок и снова тот же голос:

— Любимая, дорогая, ненаглядная, умоляю, позвони сразу же! Я совершил ужасную ошибку и больше всего хочу ее исправить!

И снова слова Молли, гудок и опять надрывные выкрики Кларенса:

— Девочка, любимая моя, я с ума схожу по тебе! Ночами тебя во сне вижу! Не мучай меня, позвони!

Последний щелчок и потом только тихое шуршание перематывающейся пленки.

Рэнди судорожно глотнул, бессознательно поднес бокал к губам, отпил и поперхнулся.

Он кашлял долго и мучительно, до слез. Наконец вытер глаза руками и вопросительно взглянул на Барри.

Тот пожал плечами, прикончил остатки виски и спросил:

— Что так смотришь на меня?

— Не знаю.

— Думаешь, я в курсе был?

— Не знаю.

— Он звонил уже. В тот день, когда вы с ней в первый раз встречались… Ну, после отпуска.

Она сказала мне, что стерла запись, не запомнив номера, что не собирается ему звонить, что разлюбила его, что ее влечет к тебе. После этого я ни слова не слышал о нем. Полагал, что ты уже сумел победить пожилого ловеласа.

— Значит, нет, — невыразительно заметил Рэнди.

Он снова наполнил свой бокал, теперь уже наполовину, выпил залпом. Потом обессиленно упал в кресло напротив друга своей коварной возлюбленной. Некоторое время оба молчали.

Первым не выдержал Барри. Он с силой хлопнул ладонью по ручке кресла и заорал:

— Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! Все в этой паскудной жизни дерьмо! А то мне своих проблем мало, чтобы еще и ваши расхлебывать. Черт бы побрал эту девицу! И ведь знал, всегда знал, что у баб в голове мозгов и чайной ложки нет, и все же связался с ней. Думал, она другая, с ней можно дружить, как с мужчиной, говорить, как с разумным человеком. Нет! Баба она и есть баба. Чертова тупица, дура! Ведь говорил ей, говорил…

— Что именно? — неожиданно заинтересованно спросил Рэнди.

— Что от этого проклятого старого сластолюбца добра не жди. Что он просто использует ее, больше ничего. Один раз уже бросил, бросит и еще. Кретинка хренова!

— Значит, она все-таки не столь безразлично отнеслась к тому первому звонку, — заметил Рэнди.

Их разговор с Молли накануне вечером и ее молчание представлялись ему теперь в совсем ином свете. Стало быть, она ничего не ответила, потому что не любит его, потому что бывший любовник все еще властен над ее мыслями, чувствами и поступками. Поманил, и она побежала… Ну естественно, этот Кларенс — профессор, не то что он, самый простой парень.

Что такое летчик гражданской авиации? Да почти что водитель автобуса. Каждый день по одному и тому же маршруту. Ну, если и не по одному и тому же, то по трем-четырем. Рычагов на приборной доске побольше — вот и вся разница. А она… она привыкла к духовной, возвышенной жизни… Что он может дать ей? Да ничего, решительно ничего. Так что выбор ее совершенно естественен и понятен.

Что же касается его, то ему ничего другого не остается, как отойти в сторону, проститься со своими романтическими мечтами об идеальной любви и продолжать влачить скучное холостяцкое существование.

Рэнди пришел в себя, заметил, что Барри продолжает свой гневный монолог, но слушать или прерывать его не стал. Поднялся, отнес бокал в кухню, методично вымыл и насухо вытер его. Вернулся в гостиную, похлопал Барри по плечу и почти спокойно сказал:

— Наплюй. В конце концов ты не обязан ее сторожить. Жизнь есть жизнь. Мы не властны в поступках других. Занимайся своими проблемами и будь счастлив. Я пошел.

— Погоди, парень, — остановил его тот. Ты немало виски выпил, не стоит за руль садиться. Возьми такси.

— Брось, я не маленький. В состоянии о себе позаботиться.

С этими словами Рэнди вышел, тихо и плотно затворил дверь, спустился вниз и постоял, в последний раз глядя на дом, где жила любимая женщина. Любимая, но не его. И слава богу, что ничего у них не сложилось. А то ведь осознание могло бы прийти к ней позднее, когда исправлять ошибку было бы уже поздно.

Глава 14

Как хорошо, что у людей есть необходимость зарабатывать себе на жизнь! Именно она выгоняла Рэнди Таунсенда в последовавшие за этими невеселыми событиями дни из дому, не давая возможности погружаться в вязкую трясину безнадежности и слезливой жалости к самому себе. А строгие требования к летному составу не позволяли махнуть на себя рукой. Приходилось бриться, следить за чистотой формы, гладить рубашки. Что помогало хотя бы на несколько минут отвлечься от мыслей о Молли, о том, как она проводит сейчас время в Нью-Йорке.

Бывали, правда, моменты, когда накатывало отчаяние, захлестывало, как волной, не давая дышать, лишая остатка сил, мужества и даже желания жить.

Излишне, пожалуй, говорить, что ни на какую вечеринку он не пошел. Кое-кто из приятелей прошелся по поводу того, что, видно, подружка ему нос натянула, но Рэнди так посмотрел на них, что надолго отбил желание шутить. Однако насмешки остались занозой сидеть в мозгу, терзая и изводя и без того измученного молодого человека.

В субботу, когда стало совсем уже тошно, позвонил Барри, позвал его в бар. Но вечер не удался. Тот никак не мог успокоиться и постоянно возвращался к разговору о Молли. Дело кончилось тем, что оба выпили намного больше, чем следовало, и чуть не поссорились.

Все это привело к тому, что в воскресное утро Рэнди проснулся в далеко не праздничном расположении духа. Нехотя поднялся, побрел в кухню, вскипятил чайник и сделал себе кофе. Хлебнул раскаленной горечи, обжег рот, выругался, отставил кружку и обхватил руками голову.

Господи, ну за что мне такое? — мысленно простонал он. Почему единственная женщина, которую я хочу и могу любить, плюет на мое чувство? Почему не в состоянии расстаться с негодяем, столько лет унижавшим и обманывавшим ее? Почему кидается к нему по первому же зову, напрочь забыв обо мне? Да потому что человек не властен в себе и своих чувствах, пришел ответ. Ты ведь тоже не можешь забыть ее…

Но Рэнди не готов был смириться с ним. Он стукнул кулаком по столу и яростно выкрикнул:

— Нет, я властен! И я забуду ее! Я справлюсь с собой и с этой жалкой страстью! Если она не желает меня, то я не собираюсь бегать за ней и умолять!

На что внутренний голос резонно заметил:

«Да она, в общем-то, и не нуждается в тебе. Судя по всему, ее прекрасно устраивает тот, другой… Едва ли она вспоминает о тебе. А если и вспоминает, то наверняка смеется, а может, даже рассказывает своему знаменитому профессору, как покорила неискушенного дурачка-простачка…»

Неизвестно, до чего бы договорился этот насмешник, если бы его не прервал телефонный звонок.

Мрачный Рэнди снял трубку и…

— Рэнди, милый, доброе утро! — прозвенел радостный голос Молли. — Как ты? Прости, что не смогла в пятницу пойти с тобой. У меня возникли непредвиденные обстоятельства, так что я даже предупредить тебя не успела…

— Ну естественно, где уж тебе было успеть, с едким сарказмом ответил обманутый поклонник и, не дожидаясь продолжения, нажал на рычаг.

Неужели она настолько бесчувственна, что, выпорхнув из объятий одного любовника, готова немедленно кинуться на шею другому?

Телефон тотчас зазвонил снова, но он не ответил. Да и что он мог сказать такой женщине? Упрекнуть ее в неверности? Глупо и несправедливо, она же ничего ему не обещала, ни в чем не признавалась. Они даже не спали вместе, так что, строго говоря, он себя и любовником-то не имеет оснований считать. Сказать, что разбила ему сердце? Так кто в этом виноват, кроме него самого? Не надо было бездумно дарить его той, что не нуждалась в таких подношениях…

Назойливое и одновременно тревожащее дребезжание аппарата вскоре прекратилось.

Ну вот и все, с невыносимыми тоской и горечью сказал себе Рэнди. Вот и кончилась моя великая любовь.

Он встал и побрел в ванную, включил горячую воду, настолько горячую, насколько мог терпеть, и долго стоял под тугими струями, ожидая, когда немного утихнет боль. Если и не утихнет, то хотя бы притупится…

Увы, короткий разговор с Молли еще больше разбередил пока и не начинавшую затягиваться рану, только прибавил немалую щепотку соли. Душа стонала, изнывала, корчилась в моральных судорогах… Таких, что он готов был отдать все что угодно за передышку, за краткое беспамятство…

Обмотавшись полотенцем, Рэнди направился к бару, где хранился источник временного забвения. Достал бутылку «Джека Дэниелса», откупорил, понюхал, поморщился. После излишеств вчерашнего вечера запах крепкого напитка показался особенно отвратительным, но он наполнил бокал почти на две трети и поднес к губам.

В дверь постучали.

Господи, ну почему даже в воскресенье его не могут оставить в покое? Кого там дьявол несет?

Рэнди раздраженно рванул ручку и открыл рот, чтобы высказать все, что думает, о непрошеном визитере. Да так и остался стоять — мокрый, в одном полотенце, с разинутым ртом, оцепеневший, лишившийся дара речи.

На пороге стояла она — зеленоглазая черноволосая красавица Молли. Боже, до чего же хороша, аж голова кружится! Так бы и подхватил на руки, отнес в спальню, уложил на кровать.

А потом целовал долго-долго, покрывая быстрыми и легкими поцелуями каждый дюйм ее восхитительно гладкой и нежной кожи. А затем, затем…

Рэнди вздрогнул, заметив направление ее взгляда, и понял, что предательская плоть выдала его тайные мысли. Он резко повернулся и удалился в ванную, подобрав по пути разбросанную одежду. А через минуту вернулся уже внутренне собранный, словно на нем были не джинсы и рубашка, а железные латы.

Молли все так же стояла в дверях. Губы ее слегка вздрагивали, в глазах сверкали готовые пролиться слезы, но она сдерживала их, не желая взывать к жалости. Ей нужно было добиться его понимания, прорвавшись сквозь непроницаемую броню.

— Мне необходимо поговорить с тобой, Рэнди. Пожалуйста, выслушай меня… — начала она неожиданно твердым голосом.

Он качнул головой в сторону гостиной, отступил в сторону, позволяя ей войти, закрыл дверь и прошел следом. Остановился в дверях и взглянул на нее.

— Слушаю.

— Помнишь наш последний разговор? Когда ты сказал, что…

— Я помню все, что сказал. Забыть не могу, — с горькой усмешкой прервал он. — Так же, как и то, что ты не ответила мне.

— Я не могла. Тогда не могла. Но теперь могу…

— Не сомневаюсь. Впрочем, не трудись озвучивать ответ. Я, конечно, идиот, но не такой, чтобы не понять его, даже если он и не в словесной форме. Я был у тебя дома, Молли, и слышал сообщения твоего… — Рэнди тяжело сглотнул, пытаясь пропихнуть вставший поперек горла противный сухой комок, и продолжил:

— Твоего любовника. Так что не пытайся что-то придумывать. Не унижай ни себя, ни меня жалкой ложью.

— И не собиралась. Я… я хотела сказать, что тогда не могла ответить… Я люблю тебя, Рэнди, люблю…

— О, ты прекрасно и убедительно продемонстрировала мне свое чувство. Каково же, интересно, придется тому, кого ты возненавидишь?

Молли словно и не заметила его замечания.

— ..Очень люблю. Но в тот день я не могла поклясться, что это по-настоящему, на всю жизнь. Я не знала, что будет, если вдруг Кларенс захочет вернуться в мою жизнь…

— Зато теперь мы оба это знаем.

— Нет, Рэнди, теперь я одна знаю это, — твердо сказала она, поднялась с кресла и подошла к нему почти вплотную. — Да, я поехала к нему, когда он снова позвонил. Но не потому, что хотела вернуться. Нет, Рэнди, не потому.

Мне нужно было убедиться, что чувство, которое я испытываю к тебе, самое, единственное и неповторимое, «безбрежнее неба», как ты говоришь… Мы с ним встретились… словно чужие люди. По крайней мере, он показался мне таким. Я… я даже поверить не могла, что когда-то этот пожилой мужчина занимал такое важное место в моей жизни!.. Мы сидели в ресторане и разговаривали на самые разные темы… нейтральные и личные. Я слушала его с вежливым интересом, отвечала на вопросы, даже на интимные. Честно сказала, что в моей жизни появился ты, человек, который мне очень нравится, которого я… люблю. Он не поверил, стал утверждать, что это не настоящая любовь, а просто вожделение, нормальное, естественное состояние женщины, долго лишенной сексуальных удовольствий. Я… признаюсь, я разозлилась и вспылила, наговорила не самых лестных для него слов.

Мы расстались почти враждебно… Но на следующее утро он разыскал меня в отеле и попытался убедить, что я по-прежнему люблю его…

Молли прервалась. Во рту у нее пересохло, но не от долгой речи, а от волнения. Слишком уж многое зависело от того, сможет ли она найти веские, правильные слова. Рэнди молча ждал продолжения, глядя через ее плечо на стену.

— Посмотри мне в глаза, Рэнди, посмотри и реши сам, лгу ли я тебе. Я не спала с ним. Не спала, потому что мне отвратительна была даже мысль о том, чтобы принадлежать кому-то, кроме тебя. Я люблю тебя, Рэнди, только тебя, по-настоящему, на всю жизнь! И никогда не буду принадлежать никому, кроме тебя! Если, конечно, ты захочешь меня… — закончила она упавшим голосом.

И он поступил так, как она просила, — заглянул в самую глубину этих зеленых озер, и увидел там…

Что именно?

Столько всего, что даже и не перечислить в одном предложении: и мольбу поверить, и искреннее, неподдельное чувство, и обещание счастья на долгие-долгие годы, и кипение страсти, от которой у него занялся дух, и призыв…

Такой призыв, что Рэнди позабыл обо всем на свете и сделал именно то, о чем думал, открыв дверь и увидев ее на пороге, — подхватил на руки, отнес в спальню, положил на кровать и принялся покрывать жадными поцелуями…

И Молли отвечала, отвечала со всей силой долго сдерживаемой и неутоленной страсти. У нее даже руки дрожали от волнения и нетерпения, когда она начала расстегивать пуговицы его рубашки. Они не могли ждать больше ни единого мгновения и соединились…

Эпилог

Рэнди вздрогнул, заново переживая те мгновения, обвел смутным взглядом комнату и снова увидел ужасные, отвратительные пятна.

Поверил ли он ей тогда целиком и полностью? Да, поверил, конечно, ибо как можно было сомневаться в правдивости этих глаз, этих губ, этих ласк? Но какая-то подспудная сдержанность все же мешала ему сделать Молли то предложение, которое она бесспорно ждала. По крайней мере, в последний год.

И вот теперь… теперь, когда он прозрел и наконец-то готов сказать эти слова и связать их жизни в одну, теперь уже поздно…

Рэнди застонал и прикрыл глаза, еще на мгновение оттягивая ту ужасную минуту, когда ему придется подняться и войти в ванную или в спальню и увидеть…

Ему померещился негромкий стук двери и звук быстрых шагов, перенося его в те дни, когда он возвращался с работы раньше Молли, готовил сандвичи и сидел в кресле, с удовольствием потягивая пиво и дожидаясь ее прихода, нежного объятия и поцелуев, которые становились все жарче и жарче, пока…

— Рэнди, милый, как хорошо, что ты пришел! Я ужасно переживала из-за того, что наговорила тебе вчера!

Он уставился на присевшую возле него улыбающуюся молодую женщину безумным взглядом, как на привидение. Что это с ним творится? Неужто совсем помешался от горя и раскаяния? Н-нет, не может быть, вот же она; рядом, живая, теплая, смеющаяся Молли, его любимая Молли!.. Но как же?.. Откуда же тогда эти ужасные кровавые пятна?..

Рэнди с трудом поднял руку и коснулся дрожащими пальцами нежной щеки.

— Молли, малышка, это на самом деле ты… выдавил он и заплакал, притянув ее к себе и уткнувшись носом в пышные рассыпанные по плечам волосы.

Она чмокнула его в щеку, отстранилась и недоуменно ответила:

— Естественно, я, кого еще ты ожидал встретить тут?.. Рэнди, да Рэнди же! Что с тобой стряслось, дорогой мой? — Но он продолжал молча цепляться за нее с отчаянием утопающего, и Молли стало страшновато. Она с силой тряхнула его за руку. — Эй, Рэн, очнись! Что с тобой, милый? Ты… ты обиделся на меня за вчерашнее?

Ну, прости, пожалуйста, я погорячилась. Все в жизни случается. Подумаешь, забыл про день рождения, велика важность! Мы сегодня его отметим. Барри с Джошем придут, Джин со своим парнем. Ну, Рэнди, прости меня…

Он наконец-то поверил, что это она, его ненаглядная зеленоглазая колдунья, живая и невредимая.

— Господи, Молли, родная, если бы ты только знала, что я пережил! О, Молли, ты даже не представляешь! Я чуть с ума не сошел…

— Да почему, Рэнди, что случилось? Я ничего не понимаю, — забормотала она, но уже успокаиваясь, понимая, что он вышел из того странного ступора, в котором нашла его.

— Я думал… думал… ты выполнила свою угрозу…

— Угрозу? Какую? О чем ты говоришь?

— Ты вчера крикнула, что скорее застрелишься, чем…

— Я?! — изумилась Молли. — И ты решил, что я на самом деле застрелилась? Это на каком же основании? Да мало ли что люди не говорят в запале? С чего это ты взял, Рэндалл Таунсенд, что я слабонервная истеричка?

Он молча подвинул ее и указал на уже окончательно высохшие пятна крови. Молли всплеснула руками, вскочила и кинулась в кухню, откуда тут же вернулась с мокрой мыльной губкой и начала яростно тереть светлый палас.

— Черт, как же это я не заметила сразу? А какого дьявола ты до сих пор ничего не сделал? возмутилась она. — Теперь наверняка придется специальную химчистку вызывать!

Рэнди окончательно пришел в себя и, сбегав в свою очередь за щеткой и целой бутылью жидкого мыла, присоединился к Молли в ее титанической борьбе за спасение паласа.

— Все-таки от чего они? — поинтересовался он.

— Да от печенки, — ответила Молли, сдувая упрямо лезущую в глаза прядь волос. — Я утром съездила в супермаркет, решила приготовить твой любимый паштет и не заметила, что пакет протек. Верно говорят, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным, — раздраженно добавила она.

Рэнди расхохотался, бросил щетку и схватил Молли в объятия. Она посмотрела ему в глаза и выронила губку. Их губы слились в страстном поцелуе, а четыре покрытые мыльной пеной руки сразу начали лихорадочно расстегивать пуговицы, крючки и молнии, сталкиваясь и мешая друг другу.

Они и не подумали добраться до спальни, а сплелись воедино в яростной эротической схватке прямо тут же, на полу…

Когда же вздохи, стоны и крики страсти утихли, Рэнди приподнялся на локте, взглянул на томно улыбающуюся возлюбленную, поцеловал ее и произнес:

— Молли, ты сделала меня счастливейшим из смертных. И самым гордым.

Она приоткрыла один глаз и любовно-насмешливо заметила:

— Ага. Именно поэтому ты вчера решил проигнорировать день моего рождения.

— О, Молли, я повел себя как последний мерзавец, — с искренним раскаянием в голосе сказал Рэнди. — Прости меня, любимая, умоляю, прости!

— Давно простила. Что с тебя взять, Рэндалл Таунсенд. И между прочим, не зазнавайся и не думай, что я всерьез ревную тебя к какой-то там Мэг.

— У тебя нет к тому ни малейших оснований! — пылко заверил он и снова начал целовать еще разгоряченную, покрытую капельками пота кожу подруги.

Она нежно тронула его за плечо.

— Но-но, Рэнди, не начинай снова. У нас не так много времени. Не забывай, в шесть гости соберутся.

Он нехотя прервал свое увлекательное занятие и поднял голову.

— Да, гости… Что ж, отлично, у нас сегодня сразу несколько поводов для торжества.

— Вот как? И какие же? — лениво поинтересовалась Молли.

— Во-первых, естественно, твой день рождения… — начал Рэнди.

— Кстати, спасибо, милый, за чудесный подарок, — перебила она его. — Серьги — просто чудо!

— Тебе понравились? Правда?

— Очень! — восторженно воскликнула Молли.

— Ну хорошо, я рад, — странноватым тоном произнес Рэнди. — Во-вторых, мое повышение, которое, между прочим, ребята и уговорили меня вчера праздновать.

— Повышение?

— Угу, — гордо подтвердил он. — Меня переводят на международные линии. Теперь передо мной откроется по-настоящему безбрежное небо. — Молли немедленно помрачнела и отвернула голову в сторону. — Что с тобой? Ты не рада за меня? Только представь себе: Париж, Венесуэла, Сингапур, Мельбурн, Токио, Кейптаун, весь земной шар! — Она только молча кивнула. — Ну что с тобой, малышка?

Рэнди тронул ее за подбородок и заставил повернуться.

— Ничего. Конечно, я рада за тебя. Только вот…

— Что «только вот»?

— Только теперь мы еще реже будем видеться…. И моя жизнь станет намного скучнее и невыразительнее. Что мне останется в твое отсутствие? Общество тупиц-студентов и скучных приятельниц. Пустые разговоры о погоде, чужих мужьях, росте цен и о том, кто с кем спит…

— Вот и нет! — ликующе воскликнул Рэнди. — И это третий, но не последний повод для сегодняшнего празднества. Я разговаривал со старым приятелем моего отца в правлении нашей авиакомпании, и он пообещал устроить тебя на ускоренные курсы стюардесс. Там вообще-то очередь безумная и обучение рассчитано на несколько месяцев, но для моей жены пообещали сделать исключение. Конечно, твое знание языков сыграло немаловажную роль, вернее основную… Так что через четыре недели сможем летать вместе. Что скажешь, Молли?

Разве это плохая идея?

Он остановился, вдруг заметив, что она молчит, только смотрит на него широко раскрытыми глазами.

— В чем дело, родная? Не нравится мой план?

Но мне казалось, что колледж давно уже тебе опротивел…

— Д-да…

— Ты ведь говорила, что мечтаешь о путешествиях, хочешь снова посмотреть мир, побывать везде, где еще не была.

— О да, Рэнди, да, тысячу раз да! Особенно с тобой вместе…

— О, Молли, ненаглядная моя, бели бы ты знала, как я счастлив! Разделить с тобой мое безбрежное небо — об этом можно только мечтать!

— Да, — тихо повторила Молли.

— Ты какая-то странная… В чем дело? Ты все-таки чем-то недовольна, да?

— Нет, конечно, нет. — Она улыбнулась. — Просто мне хотелось бы понять, не ослышалась ли я. Как меня назвал тот твой знакомый?

— Ах вот ты о чем! — с облегчением засмеялся Рэнди. — Так, говоришь, серьги тебе понравились?

— Эй, Рэндалл Таунсенд, не пытайся уклониться от ответа на поставленный вопрос! — притворно возмутилась Молли.

— Ну что ты! Потому что серьги продавались в комплекте. Вот я и решил узнать, хочешь ли ты получить его вторую составную часть?

— В комплекте? С браслетом?

Рэнди полез в карман и вытащил бархатную коробочку. Открыл крышку — и Молли ахнула.

А он двумя пальцами достал изящное кольцо с играющим на солнце бриллиантом и спросил:

— Ну так что, Молли Маккивер, согласна ли ты стать миссис Рэндалл Таунсенд?

Она кинулась к нему на шею, покрыла его лицо десятком поцелуев и закричала:

— О да, Рэнди, да! Да! Да! Да!

И новоиспеченный жених торжественно заявил:

— Видит бог, Молли, я благоговею перед безбрежностью небесных просторов, но моя любовь к тебе еще безбреж…

Впрочем, ему не удалось закончить возвышенную речь — последний слог был заглушен страстным поцелуем будущей супруги.

Увы, к приходу гостей обещанный паштет так и не был готов… Времени не хватило.


home | my bookshelf | | Дороже всех сокровищ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу