Book: Как заарканить миллионера



Как заарканить миллионера

Элизабет Беверли

Как заарканить миллионера

1

Когда это случилось в четвертый раз за день, Дорси забеспокоилась.

В первый раз она и бровью не повела — подумаешь, чего не бывает. И во второй ни капельки не удивилась: что случилось однажды, может повториться и дважды. Третий вообще приняла как должное, ибо всем известно, что бог троицу любит. Но на четвертый раз расхожие объяснения кончились — пришлось призадуматься.

Впервые произошло это… гм… происшествие в начале девятого, на вводной лекции по социологии. Дорси терпеть не могла вводные лекции — но что ей еще оставалось? Настоящие занятия с настоящими будущими социологами ведут настоящие профессора, а на долю скромной младшей преподавательницы выпадает нянчиться с первокурсниками, запихивать в них совершенно ненужные и неинтересные им знания с одной-единственной целью — чтобы не торчали в учебное время на улице и, упаси бог, не натворили бы чего. Конечно, все изменится, когда Дорси защитит диссертацию — но до защиты еще ой как далеко…

Обычно на вводных лекциях стоял шум и гам, и Дорси приходилось повышать голос, чтобы перекричать скучающую аудиторию. Но только не на первой паре. С восьми до половины десятого здесь царила неестественная, даже какая-то жутковатая тишина, нарушаемая лишь монотонным голосом лектора. Даже храпа не слышалось, ибо юным леди несвойственно храпеть во сне. А поскольку в колледже «Северн» обучались исключительно юные леди, на первой паре Дорси частенько ощущала себя этакой злой феей в окружении двадцати спящих красавиц.

Вот и сегодня она ничуть не удивилась, заметив, что большая часть студенток клюет носом. Куда больше удивило ее то, что девица на задней парте не спит.

Девица не просто бодрствовала: уткнувшись носом в книгу и лихорадочно шелестя страницами, она старательно впитывала в себя новые знания. Жаль только, что знания эти не имели ничего общего с социологией. По крайней мере, с той социологией, какую преподают в колледжах.

— Мисс Дженнингс! — воззвала Дорси своим фирменным преподавательским голосом — голосом, которому позавидовал бы иной настоящий профессор.

Но мисс Тиффани Дженнингс не вняла гласу свыше. Мисс Тиффани Дженнингс вообще ничего вокруг не слышала и не замечала — так увлекла ее книга. Не пухлый учебник по социологии — нет, худосочная книжонка в бумажной обложке с интригующим заглавием: «Как заарканить миллионера». Над заглавием красовалось нелепое и явно вымышленное имя автора: Лорен Грабл-Монро.

— Мисс Дженнингс! — сделала Дорси вторую попытку.

На сей раз «профессорский» голос подействовал несколько успешнее: две-три спящие красавицы вздернули головы и испуганно заморгали. Мисс Дженнингс по-прежнему ничего не замечала.

Испустив тяжкий вздох, Дорси бросила на поднос огрызок мела, поправила очки в металлической оправе, обеими руками пригладила непослушные рыжие кудри, одернула мешковатый свитер над выцветшими джинсами и двинулась в атаку.

Женский колледж «Северн», уютно расположившийся в тихом пригороде Чикаго, недавно отметил столетний юбилей. Однако в местных обычаях совсем не чувствовалось накрахмаленной чопорности, свойственной многим учебным заведениям «с традициями». И преподаватели, и студенты приходили сюда запросто, словно забегали в гости к другу. Может быть, поэтому Дорси так нравилось сначала здесь учиться, а потом и учить.

Старинные деревянные полы приглушали звук шагов, поэтому мисс Дженнингс не замечала приближения грозы, пока Дорси не подошла вплотную и не взяла книжку у нее из рук.

— Эй, вы что делаете? — воскликнула студентка. — Я только-только дошла до седьмой главы, а там-то и начинается самое интересное!

Дбрси закрыла книгу и прочла вслух заглавие:

— «Как заарканить миллионера». Хотите попытать счастья, мисс Дженнингс?

Девица энергично закивала:

— Еще бы! А кто же не хочет?

Дорси могла с ходу перечислить целый список нежелающих — на первом месте, разумеется, стояла бы она сама, — но вместо этого открыла оглавление и поискала название седьмой главы:

— «Глава седьмая. Как заманить его в постель». Да, мисс Дженнингс, понимаю, что вас так заинтересовало. В самом деле, сладкая дрожь проходит по телу, как представишь себя в постели с человеком, у которого вместо головы компьютер, а вместо сердца — бумажник! — Она устремила на студентку строгий взгляд поверх очков. — Вы из кожи вон лезете, чтобы его, как выражаются в этом сочинении, «заманить», а он тем временем обдумывает последние сообщения биржевых маклеров или предстоящее заседание совета директоров. Что уж говорить о том, какая бездна сексапильности скрыта в лысине, брюшке и дряблой коже?

Поскольку ответа сей вопрос не требовал, Дорси вновь обратилась к оглавлению:

— «Глава первая. Лучшая наживка».

— Это о том, как надо выглядеть, чтобы он на тебя клюнул! — прокомментировала Дженнингс.

— Подумать только! — заметила Дорси. — Как же я двадцать семь лет прожила без этих жизненно важных сведений? — Найдя соответствующую главу, она просмотрела несколько страниц. — Странно! Мне-то казалось, что охота за миллионерами интересует в основном бедных девушек. А судя по этой книге, чтобы заарканить богача, надо сперва обзавестись собственным миллионом! Иначе откуда взять денег на все эти… как бишь тут сказано?

Вздернув очки на лоб, она зачитала вслух

— «… откровенные топики, изящные маленькие платья, соблазнительные пеньюары и прозрачные ночные рубашки». Гм, мне казалось, прозрачные ночные рубашки безвозвратно ушли в прошлое…

— А я только вчера видела просто потрясающую в «Лучших нарядах» на Мичиган-авеню! — сообщила вдруг девица с соседней парты.

Дорси и мисс Дженнингс подняли на нее глаза: первая — с неудовольствием, вторая — с надеждой.

— А по воскресеньям у них тридцатипроцентная скидка! — с энтузиазмом продолжала та.

В первый раз за лекцию аудитория разом распахнула тетради. Пока подопечные Дорси записывали название и адрес магазина, сама она, оглядываясь по сторонам, заметила, что из рюкзачка еще одной студентки торчит книга со знакомой обложкой. Ну разумеется, еще один экземпляр творения мисс Грабл-Монро! Подавив тяжкий вздох, Дорси продолжила чтение вслух.

— «Берлога миллионера», «Охота за диким миллионером», «Содержание в неволе». Странно, что нет главы «Как набить из миллионера чучело» — по-моему, к этому все клонится!

Захлопнув книгу, она с преувеличенным интересом вгляделась в обложку.

— Знаете, о том, что внутри, можно судить уже по имени автора. Лорен Грабл-Монро — очевидный псевдоним, и это говорит только об одном: что эта дама… гм… э-э… ну, например, стыдится подписывать такую чепуху своим настоящим именем.

— Ну что вы! — возразила мисс Тиффани Дженнингс. — У нее такая биография! Тут все про нее написано. Она крутила романы с целой кучей миллионеров! А имя свое скрывает, чтобы другие охотницы за богачами не подали на нее в суд за разглашение профессиональных секретов.

— Она скрывает свое имя, — высказала свое мнение Дорси, — чтобы друзья и знакомые не начали презирать ее за эту пошлую книжонку, написанную исключительно ради денег.

— И каких денег! — горячо подхватила мисс Дженнингс. — Держу пари, на этой книжке она заработает собственный миллион! У нас в общежитии все ее читают. В Интернете только о ней и говорят: в какой чат ни зайдешь, все разговоры сводятся к этой книжке. Да что там — у меня даже мама попросила ее почитать!

Дорси переваривала эту информацию со смешанными чувствами. И со смешанными реакциями, ибо в желудке у нее от слов мисс Дженнингс началась такая катавасия!

Закрыв книгу, Дорси вернула ее студентке и произнесла:

— Что ж, мисс Дженнингс, счастливой вам охоты. Только, пожалуйста, постарайтесь перенести ловлю богатеев на внеучебное время. Надеюсь, проблем у вас не будет: ведь наш «Северн» так и кишит миллионерами!

В последней фразе заключалась горькая ирония: Дорси не хуже своих студенток знала, что в колледже не только богатых мужчин, но и богатых женщин днем с огнем не сыщешь. Большинство студенток поступило в «Северн» из-за скромной платы за обучение и приличных стипендий; очень немного здесь было таких, что смогли бы получить образование где-то еще.

И сама Дорси совсем недавно была такой же бедной студенткой. Занять нынешнее положение ей помогли мозги. У нее не было ни денег, ни связей в обществе, ни даже семьи — только мать. Но Карлотту Дорси принимала во внимание только в те дни, когда та не доводила ее до белого каления; а это значило, что и теперь, как, впрочем, и прежде, настоящей семьи у нее нет.

Вернув мисс Дженнингс книгу и тряхнув головой, чтобы прогнать смутное огорчение, Дорси продолжила лекцию. Остаток первой пары, а за ней и вторая прошла без приключений. Как обычно, Дорси впихивала в скучающих студенток сведения, которые они забудут на другой день после зачета (если запомнят что-нибудь вообще). О дурацкой книжонке она и не вспоминала.

До следующего раза.

Дорси стояла в очереди в столовой, чтобы заплатить за ленч — крошечный «Спикере» и банку диет-пепси. Напротив, перед книжной лавкой, переливался кричащими цветами огромный рекламный плакат. Громадные алые буквы на плакате возвещали о появлении в продаже книги, изображение которой красовалось тут же. Разумеется, это была она — «Как заарканить миллионера». Возле этой громадины кучковались три первокурсницы: нетрудно было догадаться, что они с таким громадным интересом обсуждают.

Что ж, о вкусах не спорят, сказала себе Дорси, видя, как, поболтав и похихикав вволю, вчерашние школьницы вытряхивают из рюкзачков приличную сумму и покупают по экземпляру «Миллионера».

Третий случай произошел, когда, окончив занятия, Дорси ехала в метро на свою вторую работу. Оторвавшись на секунду от биографии Ганди, которую искала несколько месяцев, она увидела перед собой все ту же знакомую обложку. Читательница, весьма юная девица, шуршала страницами с таким энтузиазмом, словно Лорен Грабл-Монро открывала ей заветные тайны мироздания.

Дорси тяжело вздохнула и вернулась к истории ненасильственного пассивного сопротивления. Мысли ее, впрочем, были весьма далеки и от пассивности, и от ненасилия. Ее одолевало желание прикончить кого-нибудь. Она еще не определилась окончательно — себя или мисс Лорен Грабл-Монро.

Этот вопрос мучил ее вплоть до последнего, четвертого за день, случая.

Выйдя на нужной станции, Дорси вошла во впечатляющий небоскреб из стекла и бетона, поднялась на лифте на шестнадцатый этаж и торопливо проскользнула в служебный вход эксклюзивного клуба «Дрейк». Здесь она торопливо освободилась от очков и тяжелых ботинок, скинула свитер и джинсы и сунула свои вещи вместе с рюкзаком в шкафчик, надела белую рубашку, черные туфли, черные ботинки и галстук — все в строгом мужском стиле.

Именно так одевались барменша и официантки в клубе «Дрейк».

Облачившись в униформу, Дорси устроилась перед тусклым зеркалом и принялась заплетать свои буйные кудри во французскую косу. Практики было маловато — она носила косу только в «Дрейке» и только потому, что это предписывалось правилами, — так что скоро ее рыжие кудряшки снова выбились из прически. Дорси скривила губы. Ну вот, теперь Линди, хозяйка клуба, сделает ей выговор за неаккуратный вид! Однако времени на тщательное плетение косы не оставалось — по своей привычке, Дорси опаздывала. Махнув рукой, она поспешила назад к шкафчику, где хранился последний элемент ее амуниции.

Обручальное кольцо.

Двадцать долларов, уплаченные лет шесть назад в комиссионном магазине за простенькое золотое колечко, оказались чрезвычайно разумным финансовым вложением. Ибо, начав работу за стойкой, Дорси скоро обнаружила, что аппетиты многих посетителей не ограничиваются порцией «Мартини». Обручальное кольцо надежно защищает от пьяных посягательств — а о том, что никакого мужа у нее нет и никогда не было, никому здесь знать не обязательно.

Конечно, из-за кольца Дорси теряла в чаевых. Ну и что? Блондинкам всегда дают более щедрые чаевые — что ж ей теперь, перекраситься в блондинку? И вообще, она здесь вкалывает не ради денег!

На часах не было еще и половины пятого, но в клубе уже дым стоял коромыслом. Выражение чисто фигуральное, если учесть, что большую часть посетителей составляли немолодые (где-то от сорока и выше), откормленные, самодовольные и, на редкость нудные мужики.

Глядя на своих клиентов, Дорси невольно вспоминала о египетских мумиях. Хотя были среди них и такие, что самому Тутанхамону дали бы фору — и по обилию золотых побрякушек, и по общей ветхости и засушенности. Казалось, стоит дунуть порыву ветра — и они разлетятся на клочки, развеются в воздухе, словно обрывки пергамента, на котором когда-то их предки подписывали Декларацию независимости.

«Независимости для мужчин», — мысленно добавила Дорси, напомнив себе, что в основополагающем документе страны нет ни слова о правах женщин. Для этих чванливых фараонов, как и для длинного ряда их именитых предков, женщина — предмет обстановки, этакий безотказный домашний робот, чья единственная задача — чистить фамильное серебро и рожать детей, коим предстоит это серебро унаследовать.

Дорси отметила, что сегодня работы будет много — зал был полон. Кто-то, устроившись в креслах с кожаной обивкой, лениво перелистывал газеты или бизнес-отчеты, другие отдыхали после трудов праведных на многочисленных уютных диванчиках. Многие разговаривали по мобильным телефонам. Возможно, договаривались о покупке нового загородного дома, или заключали пари на скачках в Саратоге, или назначали свидание (отнюдь не с собственной женой).

Клиентура клуба «Дрейк» Дорси не вдохновляла, однако нельзя было не признать: обстановка и атмосфера в заведении продуманы до мелочей. Линди Обри, хозяйка клуба, была женщиной в своем роде гениальной — не только обладала безупречным вкусом, но и точно знала, что нужно мужчине для покоя и комфорта. Элегантная мебель в георгианском стиле, картины с изображением сцен охоты на стенах, персидские ковры… — словом, куда ни глянь, все напоминает о «добрых старых временах», «хорошем обществе», «настоящей аристократии» — обо всем, что так дорого сердцу миллионера.

Женщины (не считая Линди, в которой завсегдатаи видели «своего парня») допускались в это святилище лишь в качестве прислуги. Умелой, бесшумной и безгласной. Дорси это устраивало: если же вдруг становилось совсем невмоготу, она напоминала себе, что это не навсегда. Всего на каких-то несколько месяцев. Добившись своей цели, она с радостью сделает ручкой элитному клубу «Дрейк».

Стильный европейский декор сохранялся и в баре — битком набитом людьми, несмотря на ранний час. Дорси напомнила себе, что сегодня пятница; очевидно, магнаты покинули свои рабочие места пораньше, чтобы загодя подготовиться к выходным. Ибо выходные принадлежат им. Как, впрочем, и остальные дни недели. Это рядовой клерк под страхом начальственного гнева корпит над работой с утра до вечера; президент фирмы — сам себе хозяин и вправе расслабиться, когда пожелает.

Лица мужчин были знакомы Дорси, но запоминала она посетителей не по лицам, а по заказам.

Вот «Севен-энд-Севен», рядом — «Солги Дог», а чуть подальше — двое любителей джина, «Джимлет» и «Джибсон». За ними шли рядком «Мартини, да побольше!», «Хейнекен» в бутылке» и «Кир Ройал».

Подумать только — «Кир Ройал»! — в который раз удивилась Дорси, глядя, как огромный мужик, похожий на медведя, сжимает в лапе хрупкий бокал с дорогим вином. Директор грузоперевозочной компании, господи помилуй! Знали бы его дальнобойщики, как он снимает стресс после трудового дня!

Дальше шла скотч-бригада — «Роб Рой», «Расти Нейл», «Скотч-с-водой» и «Дьюар-доверху». А за ними, у самого изгиба стойки, на своем обычном месте… Дорси закусила губу, чтобы невольный вздох не вырвался из груди.

Там сидел «Обен-со-льдом».

Самый привлекательный из всех клиентов Дорси.

Конечно, само по себе это ни о чем не говорит — Дорси не слишком-то жаловала своих клиентов. Всех, кроме «Обена-со-льдом». Вот он ей нравился. Даже слишком.

В жизни он звался Адам Дариен. За месяц работы Дорси успела довольно много о нем узнать, и неудивительно — в баре он проводил почти все вечера, обычно здесь же и ужинал, и частенько Дариен заводил с Дорси разговоры.

Дорси было известно, что Адам Дариен издает журнал под названием «Жизнь мужчины» — невыносимо снобистское и сексистское издание, которое ни одна уважающая себя женщина просто в руки не возьмет! Хотя нельзя не признать, в литературном отделе попадаются очень неплохие рассказы… да и рецензии и обзоры по качеству куда выше, чем в других изданиях такого плана… Но во всем остальном этот журнал — просто плевок в лицо феминизма!

Еще Дорси знала, что Адам Дариен недавно обзавелся новым «Порше 911» антрацитового цвета. Знала потому, что он спрашивал у нее совета — что купить, «Порше» или «Ягуар»? Мистер Дариен склонялся к «Ягуару», но Дорси Горячо убеждала его, что английское производство с немецким даже и сравнивать нельзя. «Если решитесь на „Ягуар“, — так закончила она свою речь, — не забудьте приобрести в комплекте механика-англичанина».



Будь мистер Дариен другим человеком — не таким богатым, процветающим, уверенным в себе и потрясающе красивым, — Дорси решила бы, что в клубе он спасается от одиночества. Но нет! Чтобы такой мужчина — и оставался одинок? Очевидно, ему просто нравится товарищеская атмосфера и мужское общество. Не зря же каждый вечер он уходит задолго до полуночи. Правда, обручального кольца не носит (это Дорси заметила в первый же день — хотя не смотрела специально, честное слово, и не думала смотреть!), но в наше время это ничего не значит. Скорее всего, дома его ждет соблазнительная красотка. А может, и не одна. С него станется.

Но, впрочем, ей, Дорси Макгиннес, до этого дела нет.

Потому что мистер Дариен, при всей его сногсшибательной красоте и неземном обаянии, остается членом этого клуба. А значит — одним из легиона мужчин, которые ходят в костюме и при галстуке, скупают акции, заключают сделки, а в женщине видят что-то вроде усовершенствованной скамеечки для ног.

И вообще, нет у нее времени о нем думать! Своих дел по горло. Она о нем вспоминает лишь раз или два (ну хорошо, хорошо, если быть честной — раз десять или двадцать) в день, когда больше заняться нечем. Да и как можно совсем о нем не думать, когда он сидит тут и пялится на нее, не отрываясь?

Вот как сейчас.

Этими своими чудными карими глазами.

С этой своей бесстыжей ухмылочкой.

И темные волосы его, как обычно, растрепаны, словно их обладатель не раз и не два в задумчивости запускал в них руку. Так и хочется еще больше взъерошить его гриву… Только не здесь. Где-нибудь в другом месте. Наедине. В темноте. И лучше всего — в постели…

И пиджак висит на одном плече, и верхняя пуговица рубашки всегда расстегнута, а галстук всегда ослаблен, словно он носит костюм лишь по необходимости, из уважения к традициям, а

Будь его воля, с удовольствием надел бы что-нибудь попроще. Например, сексуальную джинсовую рубашку и обтягивающие «Ливайсы». Или пижамные штаны без верха. Или, может быть, совсем ничего…

Так, на чем мы остановились?

Ах да! На том, что у нее нет времени думать об Адаме Дариене. Других проблем хватает. И вообще, чем больше о нем думать, и предаваться разным дурацким фантазиям, тем труднее будет выбросить его из головы, когда она уйдет отсюда. То есть через несколько месяцев.

Так что пусть неотразимый мистер Дариен держится подальше от ее мыслей!

Вертя на пальце обручальное кольцо и старательно не замечая, что мистер Дариен глаз с нее не сводит, Дорси между столиками пробиралась к стойке. Подойдя ближе, она с неудовольствием заметила, что поклонник Эди опять тут как тут.

Эди Малхолланд стояла за стойкой в баре в дневную смену, а мистер Дейвенпорт, известный также как «Столичная-до-краев», наносил ей визиты с регулярностью часового механизма. Если верить Эди, он являлся каждый день ровно в половине третьего и просиживал в клубе до четырех — до конца ее смены.

Обладай Дорси сентиментальным взглядом на жизнь, она могла бы вообразить, что мистер До-Краев питает к Эди отеческие чувства. Однако хоть к другим девушкам он не приставал, Дорси нутром чуяла, что намерения у него самые подлые.

Выглядел он на сорок с лишним — выходит, не меньше чем на двадцать лет старше Эди. Однако Дорси не могла не признать скрепя сердце, что мистер До-Краев весьма и весьма привлекателен. Что голубые глаза его блестят умом и добродушием, строгий костюм не скрывает сильного, поджарого тела, а седеющие виски не только не портят впечатления, но и придают их обладателю какое-то особое очарование.

Все эти достоинства перечеркивала лишь одна деталь. Но очень существенная. Обручальное кольцо на левой руке.

Подлость мистера До-Краев в доказательствах не нуждалась: даже не считая нужным снимать кольцо, он каждый день являлся в бар и отвешивал Эди сомнительные комплименты вроде…

— Эди, тебе нужен мужчина, который сможет о тебе позаботиться.

Именно эту фразу услышала Дорси, направляясь на свое место за стойкой.

— Вы правы, мистер Дейвенпорт, — прозвенел в ответ чистый хрустальный голосок Эди, — мне действительно не хватает защитника.

Эди Малхолланд — самое милое и вежливое существо на свете. Ляпни такую глупость любая другая женщина, Дорси вышла бы из себя. Хлопнула бы ее по лбу и заорала: «Выкинь из головы эту сексистскую дурь! Сколько можно цепляться за мужиков!»

Однако Эди сказала чистую правду. Ей-то в самом деле нужен защитник. Потому что она не только мила и хорошо воспитана, но еще и потрясающе наивна и доверчива.

За такими вот красными шапочками и охотятся волки вроде мистера До-Краев.

— Знаете, мистер Дейвенпорт, — продолжала Эди, помахав Дорси рукой в знак приветствия, — если повезет, я найду себе защитника. И очень скоро.

— Эди, извини, что опоздала, — пробормотала Дорси, торопливо завязывая на себе форменный белый фартучек. — Засиделась в читалке и совсем забыла о времени.

— Все нормально, — откликнулась Эди. Сняв и аккуратно сложив собственный фартук, она пригладила свои белокурые волосы. — Я еще успею в библиотеку.

— В понедельник приду на полчаса раньше, договорились?

— Не стоит, — широко улыбнувшись, ответила Эди. — Все в порядке!

Голубые глаза ее сияли чистосердечной радостью жизни, и Дорси в который раз подумала: есть все-таки на свете по-настоящему симпатичные люди!

Тем временем Эди выудила из-под стойки свой рюкзачок, битком набитый книгами. Пока бар был пуст, она штудировала учебники, а когда начинали собираться посетители, переходила на модные журналы, ибо в баре клуба «Дрейк» умные женщины чаевых не получали.

— И все-таки я сменю тебя пораньше.

— Ладно, — улыбнулась Эди. — Постарайся как следует отдохнуть в выходные!

— Постараюсь, — вздохнула Дорси, подумав про себя «Какой там отдых, когда за диссертацию я еще и не бралась!»

Эди уже застегивала рюкзак, когда Дорси заметила, что ее приятельница кое-что забыла. На полочке под стойкой валялась тоненькая книжка в бумажной обложке.

— Эй, ты забыла… — проговорила Дорси, взяв книжку в руки… И тут же скривилась. — Господи! И ты, Эди! Как ты можешь читать эту чушь?

Эди поспешно потянулась за книгой.

— Что ж такого? Все только о ней и говорят, и в списке бестселлеров она на первом месте.

— А что за книга, девочки? — спросил мистер До-Краев с искренним интересом.

Не желая давать ему ключ к душе Эди, в особенности такой ключ, Дорси притворилась, что не расслышала, и молча передала книгу подруге. Но наивность Эди была беспредельна: широко улыбнувшись, она продемонстрировала книжку своему воздыхателю.

— «Как заарканить миллионера», — вслух произнесла она без малейших колебаний.

«Господи, вот дуреха! — в отчаянии подумала Дорси. — Нашла, с кем откровенничать!»

— Автор — Лорен Грабл-Монро, — добавила Эди. — Сейчас эта книга — бестселлер № 1.

Однако она не сунула проклятую книжонку в рюкзак к остальным, а протянула ее Дорси. Та недоуменно вздернула брови.

— Я оставила ее для Рене, она хотела почитать, — поспешно объяснила Эди. — А потом обещала ее Элисон. Дорси, а тебя включить в список?

— Нет уж, спасибо! — с чувством ответила Дорси.

Эди захихикала.

— Ну разумеется! Наша Дорси — единственная женщина в мире, которая не мечтает выйти замуж за миллионера!

— А почему так? — вступил в разговор второй мужской голос.

Резко обернувшись, Дорси заметила, что Адам Дариен смотрит на нее с большим интересом. Пожалуй, с большим, чем обычно.

— Ах да, я и забыл, — прибавил он, улыбнувшись. — Вы ведь замужем, верно, Мак?

Вообще-то Дорси Макгиннес терпеть не могла, когда ее называли Мак. Но Адаму Дариену позволяла это. Себя же она убеждала, что, поступая на работу в «Дрейк», обязалась выполнять все желания клиентов — в этом-то, мол, и дело. Но была и другая причина, куда более веская. Ей нравилось, как произносит Адам это слово. В его устах простенькое и короткое Мак было как глоток дорогого коньяка из хрупкого хрустального бокала, согретого рукой истинного джентльмена; в нем появлялись какие-то сладкие, мурлыкающие обертоны; они плавно проскальзывали в ухо, стекали вниз по горлу, согревали грудь и устремлялись ниже…

Стоп!

Короче говоря, в устах Адама Дариена это прозвище Дорси не раздражало. Даже нравилось. Хотя порой и вызывало какое-то странное беспокойство. Вот и сейчас она вдруг почувствовала, что галстук затянут слишком туго, а в баре вдруг стало жарко — наверно, Линди включила отопление на полную мощность.

— Ладно, мне пора бежать, — проговорила Эди, дав Дорси возможность не отвечать на вопрос Адама Дариена.

Она ловко проскользнула под стойкой и бросила Дорси книгу, которую та поймала одной рукой.

— Смотри, чтобы Линди не увидела, как ты ныряешь под стойку, — заметила Дорси. — Или что ты здесь читаешь.

Эди только улыбнулась и помахала ей рукой, вскидывая на плечо рюкзачок.

— До понедельника! Удачных тебе выходных!

Мистер До-Краев развернулся на табурете и провожал ее взглядом, пока она не скрылась за дверью. «Хоть бы людей постеснялся!» — неприязненно подумала Дорси.

Наконец мистер До-Краев отвернулся от дверей и прикончил свою порцию «Столичной».

— Да, этой девушке определенно нужен заботливый мужчина, — глубокомысленно изрек он.

— И вы, конечно, видите в этой роли себя, — саркастическим полушепотом заметила Дорси.

За такие слова, не говоря уж о таком тоне, Дорси могла в два счета вылететь с работы. Стоит мистеру До-Краев пожаловаться Линди… Однако беспокойство за Эди пересилило в ней осторожность.

К чести мистера До-Краев, он вовсе не обиделся. Поставил пустой стакан на стойку и мягко улыбнулся Дорси.

— Почему бы и нет? — ответил он. — Эди очень милая девушка. Ничего удивительного, если мне хочется о ней позаботиться.

В ответ Дорси промолчала — что толку искушать судьбу? — но устремила красноречивый взгляд на его обручальное кольцо.

Мистер До-Краев перехватил ее взгляд.

— Да, вы правы, — заметил он. — Это все усложняет.

— Так, может быть, Эди стоит поискать кого-нибудь еще в защитники? — не удержалась Дорси.

— Так она и собирается поступить, судя по ее кругу чтения.

Дорси машинально взглянула на книгу, которую все еще держала в руке. Изрядно потрепанную книжку, с переломленным корешком и пятнами на обложке: сразу видно, что она побывала уже во многих руках. Заглавие, отпечатанное огромными малиновыми буквами, и претенциозное имя автора были вполне безобидны, однако на Дорси наводили почти панический страх.

— Ненавижу эту книжонку! — пробормотала она совершенно искренне.

Швырнув книгу на полку, Дорси приказала себе выкинуть ее из головы. В конце концов, думать тут не о чем. Ей прекрасно известно, кто такая эта Лорен Грабл-Монро и что она хотела получить, выпуская в свет эту чушь.

Деньги. Много-много зеленых бумажек

Дело в том, что пресловутую книгу написала Дорси Макгиннес. Именно она скрывалась под псевдонимом Лорен Грабл-Монро.

2

Адам Дариен не поверил своим ушам.

Наконец-то ему встретилась женщина, которая ненавидит эту книжонку! Не глотает с жадностью каждое слово, не вооружается для охоты… Да Адам готов был перепрыгнуть через стойку и ее расцеловать!

Не только поэтому, впрочем, и не только сейчас. Поцеловать ее Адаму хотелось с первого дня знакомства.

Новая девушка за стойкой бара сразу бросилась ему в глаза. Адам с первого взгляда оценил ее вкус; на груди у нее красовался шелковый галстук от «Гермеса» — точь-в-точь такой же, какой недавно купил себе он сам! Впрочем, и сама грудь была очень ничего. Правда, хороший вкус девушки он отметил в первую очередь, а грудь — уже потом, и это был настораживающий факт.

Раньше всегда бывало наоборот.

За месяц, что Дорси проработала в баре, не было дня, когда бы Адаму ни хотелось остаться с ней наедине. Но фантазии так фантазиями и оставались.

И виной тому — тонкое золотое кольцо на безымянном пальце ее левой руки.

Адам никогда не имел дела с чужими женами. Слишком много связано с адюльтером проблем морально-этического и философского свойства, не говоря уж о насущном вопросе где найти время? Однако он не раз замечал, что с замужней женщиной флиртовать интереснее, чем с одинокой. Быть может, потому что безопаснее?

Как бы там ни было, он охотно флиртовал с Дорси, а она с не меньшей охотой откликалась на его заигрывания. Разумеется, он не собирается тащить ее в постель, разрушать семью и так далее. Но в жизни так мало радостей — почему бы не поболтать с ней в баре, если от этого никому не будет вреда?

Интересно, каков ее муж?

— Ненавидите эту книжонку? — недоверчиво повторил он. — С чего вдруг? Ведь эту чертову книгу обожают все женщины Америки!

Выражение ее лица напомнило Адаму человека, которого хлестнули по физиономии мокрой рыбиной.

— Прошу прощения? — с очевидным изумлением переспросила она.

— Да я об этой чертовой книге, — объяснил он, указывая жестом под стойку, куда Дорси засунула подлую книжицу. — Не могу поверить, что вы в самом деле ее ненавидите! В последнее время все женщины, с

которыми я сталкиваюсь, только об этой чертовой книге и говорят!

Дорси опустила глаза, затем снова подняла недоуменный взгляд на Адама.

— Вообще-то у этой книги есть название, — заметила она.

— Знаю, — проворчал он. — Но меня от него тошнит!

— Может быть, в таком случае стоит показаться врачу? — осторожно поддела Адама обиженная Дорси.

— Естественная реакция на противоестественное явление. Все женщины Америки видят в этой книжонке новую Библию. Неудивительно, что при одной мысли о ней у мужчин начинается изжога.

Дорси почему-то смутилась.

— Что ж, как видите, и женщины не все от нее в восторге, — суховато ответила она.

Адам сдержал удовлетворенный смешок. Эта девушка нравилась ему все больше! И дело не в груди (и даже не в галстуках!) — просто впервые за долгий срок он встретил женщину, с которой можно разговаривать. Умную, но не зануду, откровенную, но не навязчивую, честную без резкости, привлекательную без дешевого кокетства.

— Вы сами-то ее читали? — поинтересовался он.

И снова ему показалось, что она смутилась.

— M-м… да, читала. А вы?

Он решительно затряс головой.

— Нет и не собираюсь, черт меня подери! По-моему, эта проклятая книжонка — преступление против природы, общества и порядка вещей!

Дорси задумчиво прищурила зеленые глаза.

— Какой пространный ответ. Могли бы просто сказать — «нет». У меня такое впечатление, что вы…

— Не надо обо мне! Значит, вы прочли книгу и она вам не понравилась? — уточнил Адам.

Дорси вздохнула. Что-то ее тревожит, подумал он.

— Скажем таю меня смущает реакция читателей.

Несколько мгновений он молчал, задумчиво глядя ей в лицо, затем пододвинул к ней свой опустевший бокал.

— Интересно. Чем же вам не угодили читатели?

Машинально наполняя бокал, Дорси ответила:

— Вокруг этой книги развернулась настоящая массовая истерия. А массовая истерия может привести к чему угодно — вплоть до шовинизма.

— Ну вот, началось, — пробормотал Адам. Она с любопытством взглянула на него.

— Что началось?

— В вас заговорил социолог, — объяснил он. — «Шовинизм». А дальше, наверно, в ход пойдут «эзотерика», «экзегеза» и «догмат». Мак, дорогая моя, все хорошо на своем месте: ученым словам место на кафедре, а за стойкой бара.

— Да ладно вам! — рассмеялась она. — Лучше спасибо скажите, что я повышаю ваш интеллектуальный уровень!

— Спасибо, — серьезно ответил Адам.

Глядя на нее, он в который раз подивился тому, каким светом искрятся ее глаза. Никогда еще ни у кого не видал он таких ярких зеленых глаз. Цвет их напоминал волны, бьющиеся о берег одного островка в Карибском море — островка, на котором он хотел как-нибудь побывать вместе с Мак. Вдвоем, только вдвоем…

Поймав себя на такой мысли, Адам всерьез забеспокоился. Не то страшно, что он мечтает об уединенном отдыхе с замужней женщиной. Странно, что в голову вообще лезут подобные мыслишки. От совместной поездки к морю один шаг до постоянных близких отношений. Нет, черта с два! Один раз он уже сделал ошибку — во второй раз он ее не повторит!

— Сейчас я говорю не как ученый, — нарушил его мысли голос Мак

Голос у нее тоже чудный. Идеальный голос — низкий, грудной, хрипловато-чувственный. Напоминает томительные гитарные риффы старого доброго блюза…

— Тут дело не в социологии, — заключила она своим чудным голосом. Затем вдруг улыбнулась:

— Но, если хотите обсудить проблему в социологических терминах, я к вашим услугам.

Адам подавил стон и поспешно отвел глаза.

— Да нет, спасибо. — Справившись с собой, он продолжал:

— Я, как и вы, ненавижу эту чертову книгу. И реакцию публики тоже. — И добавил, видимо, желая донести свою мысль во всей полноте:

— Ненавижу ее обложку. Формат. Рекламу. Язык, на котором она написана. Шрифт, которым напечатана. Типографскую краску…

Дорси усмехнулась и пододвинула к нему полный бокал «Обена» со льдом.

— Что ж, неудивительно. Книга-то про вас. Вы и есть желанная добыча охотницы за миллионерами.

— Не в этом дело, — возразил он горячо. — При чем тут я?



— Да неужели? — лукаво улыбнулась она. Адам решительно потряс головой.

— Эта книжонка удар по всем мужчинам, независимо от их финансового положения!

Она наклонилась вперед, опершись локтями о стол. Глаза загорелись. С чего, интересно, Адам решил, будто ее что-то беспокоит? Сейчас перед ним была та же Мак, какая ему так нравилась — живая, остроумная, уверенная в себе.

— И это все? — ласково поинтересовалась она.

— Мак, я серьезно, — настаивал он. — Этот опус просто унижает мужчин. Превращает их в дичь, в добычу. А это… ну, противоестественно, что ли. Охотниками должны быть мужчины, а не женщины — так повелела природа. Но как, скажите на милость, нам охотиться, когда женщины каждый день меняют правила игры?

— Наши правила легко узнать, — ответила Мак — Достаточно читать все последние бестселлеры. Например, «Как заарканить миллионера».

— Очень смешно!

— Это правда, — серьезно продолжала Дорси. — Мужчины и женщины всегда старались переиграть друг друга. И правила игры меняются не стихийно, а вместе со взглядами общества. Хотите быть в курсе дела — читайте книжные новинки.

— Хм-м… Да, в этом, пожалуй, есть смысл, — проворчал он. — И, по правде сказать, творение мисс Грабл-Монро ничем не хуже других популярных книжонок в том же роде. Пожалуй, даже получше многих. По крайней мере, эта дамочка не учит женщин бегать от нас, как от чумы, или, того хуже, подвергать психоанализу. Или надевать на нас передники и отправлять на кухню — вот это всего страшнее! Но, — наставительно поднял он палец, заметив, что Мак готова возразить, — я все-таки стою на своем: эта книга оскорбляет мужчин. Оскорбляет тем, что превращает мужчину в какой-то неодушевленный предмет, которым женщина старается завладеть ради собственной выгоды, престижа или черт знает зачем еще!

— Раз уж вы об этом заговорили, — медовым голоском пропела Дорси, — позвольте напомнить, что именно так во все времена относились мужчины к женщинам.

— Это совсем другое!

— То же самое! Адам потряс головой.

— Нет, Мак, это не одно и то же.

Она усмехнулась, и от этой безмятежно-лукавой усмешки его бросило одновременно в жар и в холод. Странное ощущение — и не сказать, чтобы неприятное.

— Для вас — нет, — мягко ответила она, — потому что на сей раз «неодушевленным предметом» оказались вы.

— .Это противоестественно, — стоял на своем Адам. — Бороться, стремиться к победе, добиваться желаемого — все это свойственно мужчинам, а не женщинам…

— Так было раньше, — возразила Дорси. — Я, конечно, не специалист, но знакома с теорией эволюции.

Последние два слова она произнесла по слогам, словно имела дело с трехлетним ребенком.

— Не сомневаюсь, что все это хорошо известно и вам. Идет эволюция. Все меняется — климат, растения, животные. И люди тоже.

Адам молчал. Но вовсе не потому, что Мак его озадачила. Эволюционные процессы в данный момент его нисколько не занимали. Взгляд зеленых глаз девушки вызывал в нем чувства, какие уважающий себя мужчина не должен испытывать к чужой жене.

Но сейчас он мечтал об одном — забыть о ее муже. А потом сделать так, чтобы и она о нем забыла.

Загнав запретные чувства в глубины подсознания, Адам вернулся к разговору:

— А вам не кажется, что эта книга оскорбительна и для женщин? Что в ней проповедуется? Что всякая женщина спит и видит, как бы заполучить богатого муженька, который возьмет на себя все ее проблемы. Разве не с такими взглядами борются феминистки уже бог знает сколько лет?

Дорси покачала головой.

— Нет! Бог знает сколько лет мы боремся за то, чтобы женщины получили возможность выбирать. Что станет делать та или иная женщина, когда получит право выбора, — ее дело. Важно, чтобы выбор был. И потом, — добавила она, — Лорен Граб л-Монро вовсе не утверждает, что каждая женщина обязана найти себе миллионера.

— Вот как! А о чем же, по-вашему, книга? — фыркнул Адам.

Дорси пожала плечами.

— На мой взгляд, это прежде всего социальная сатира.

— Социальная сатира? — изумился Адам. — Ну и1ну! Что же «сатирического» в убеждении, что деньги — чужие деньги, заметим — могут решить все проблемы?

Она снова взглянула ему в глаза, и Адам снова ощутил страстное желание выкинуть из головы все мысли о ее муже. Может быть, он работает в ночную смену и не узнает, если она немного задержится…

— Деньги действительно могут решить почти все проблемы, — спокойно ответила она. — Хотите знать, почему чужие деньги?.. Скажите, пожалуйста, давно ли мужчины позволили женщинам самим зарабатывать себе на жизнь? Даже сейчас за одну и ту же работу женщина получает меньше, чем мужчина.

— Вы любой разговор превращаете в лекцию, — пробормотал Адам.

Знал бы Адам, как он недалек от истины!

— И не пытайтесь сменить тему! — нервно оборвала его Дорси.

— Вы в самом деле так думаете? Что женщинам меньше платят? По-моему, это из области городского фольклора, — усмехнулся Адам.

Она выпрямилась и закатила глаза к потолку.

— В самом ли деле я так думаю? Да, я на самом деле так думаю. Больше того, я хорошо это знаю!

Он разочарованно покачал головой.

— А я-то считал вас умной женщиной, Мак.

— Я и есть умная, — без ложной скромности ответила она. — Женщины действительно получают меньше. И знаете, почему? Потому что деньги — это независимость. А мужчины, которые, увы, до сих пор правят миром, не позволят нам выйти из-под контроля.

— Господи, с чего вы это взяли?

Дорси сделала многозначительную паузу.

— Да потому, что тогда вы станете нашими рабами.

От такого ответа Адам на несколько секунд потерял дар речи. Восстановив самообладание, улыбнулся — по крайней мере, понадеялся, что эта гримаса сойдет за улыбку. От одной мысли стать рабом такой женщины мозги его, казалось, размягчились… а вот кое-что другое, наоборот, затвердело.

— Хотелось бы продолжить эту увлекательную беседу, — проговорил он, — но что-то мне подсказывает, что с замужними женщинами подобных разговоров вести не стоит.

Она залилась краской — словно только сейчас вспомнила, что у нее есть муж…

Но тут их беседу прервало появление нового посетителя. Глядя, как Мак широко улыбается новому клиенту, Адам сказал себе: «Спокойнее, приятель, эта женщина не для тебя» — и повернулся к вновь прибывшему.

Двадцатичетырехлетний Лукас Конвей был младше Адама на пятнадцать лет — и на целую жизнь. В своих мешковатых «докерах», свободной белой рубашке и кислотной расцветки галстуке он казался полной противоположностью шефу, не являвшемуся в клуб иначе как в тройке от Хьюго Босса. Светлые волосы, синие глаза и широкая мальчишеская улыбка молодого журналиста составляли разительный контраст с черноволосым, смуглым и суровым Адамом.

Впрочем, по характеру шеф и его сотрудник были похожи. Оба гордились своим журналом и из кожи вон лезли, чтобы сделать его лучшим в стране мужским журналом. Оба не признавали авторитетов, смеялись над стереотипами и не боялись бросать вызов обществу. Наконец, оба были упрямы и умели добиваться своего.

Порой Адам опасался, что это последнее качество рано или поздно выйдет боком. Им уже случалось сталкиваться лбами: до сих пор все разрешалось миром, но Адам понимал, что так будет не всегда. Что ж, мир журналистики жесток, и выживает в нем сильнейший. Даже если речь идет не о горячих новостях, а всего-навсего о развлекательном чтиве для мужчин.

И тем не менее журнал стал для Адама радостью и гордостью, любимым ребенком, лучшей половиной души, смыслом жизни. «Жизнь мужчины» появилась на свет всего шесть лет назад — и уже завоевала первое место по продажам среди аналогичных изданий. И неудивительно — в этом журнале находилось место для всего, что дорого сердцу среднестатистического мужчины: гоночных автомобилей, изысканных вин, хороших книг, дорогих сигар, красивых и умных женщин — словом, для всего, без чего мужчине жизнь не в жизнь. «Жизнь мужчины» оправдала надежды Адама: теперь издатель и главный редактор мог сказать, что мечта его жизни осуществилась.

— У меня есть идея для статьи, — заговорил Лукас, устраиваясь на соседней табуретке. Не давая Адаму ответить, он торопливо заговорил:

— Вчера я три раза подряд наблюдал одну и ту же сцену. Три раза! По-моему, об этом стоит написать.

Он призывно поднял руку, и Дорси кивнула, дав понять, что сейчас подойдет.

— Три раза подряд? — с невольным интересом переспросил Адам. — Да, любопытно…

— Это знак свыше, — подтвердил Лукас. — Вчера я три раза в трех разных местах натыкался на женщин, читающих «Как заарканить миллионера».

— О нет! — возопил Адам, закатывая глаза. — Только не это!

— Что же мне оставалось? — невозмутимо продолжал Лукас. — Пришлось зайти в книжный магазин и купить.

Адам уставился на него такими глазами, словно у Лукаса выросли рога.

— Как ты мог?! Ты предал весь род мужской!

Лукас небрежно пожал плечами.

— Послушай, я журналист, а эта книга — событие месяца.

— И что же, — слабеющим голосом продолжал Адам, — ты ее… прочел?

— А как же! И, доложу тебе, эта книженция подала мне классную идею.

— Решил заарканить миллионера? Лукас заулыбался:

— Не-а. Хочу заарканить Лорен Грабл-Монро. Звучит многообещающе!

— И что ты с ней сделаешь? — поинтересовался Адам.

Улыбка Лукаса стала прямо-таки демонической.

— Разоблачу перед целым светом! Держу пари, этой дамочке есть что скрывать!

Последние его слова утонули в звоне стекла. Подняв глаза, Адам обнаружил, что Мак смотрит на Лукаса расширенными глазами, приоткрыв рот: губы ее побелели, а на щеках выступили алые пятна. Переведя взгляд на ее протянутую руку, а затем перегнувшись и заглянув за стойку, Адам убедился в правоте своего предположения: разбитый бокал блестел мельчайшими осколками, отражая приглушенный электрический свет.

С чего она вдруг так разволновалась? — недоумевал Адам. Никогда прежде он не видел, чтобы Мак теряла самообладание — тем более била посуду. Обычно она такая ловкая, умелая и четкая. Может быть, так подействовало на нее неотразимое обаяние Лукаса? Этому Адам вряд ли бы поверил, но тем не менее его охватило мгновенное и острое желание услать Конвея спецкором куда-нибудь в Южную Дакоту.

Но, к сожалению, это невозможно. Ибо не кто иной, как Лукас, своим репортажем с Уолл-стрит в июньском выпуске на шесть процентов поднял продажи. И не кто иной, как Лукас, только что предложил идею, которая, как ни печально это признавать, прибавит журналу популярности. Вот только не превратится ли журнальная статья в дополнительную рекламу ненавистной Лорен Грабл-Монро?

Но почему Мак так пялится на Лукаса своими лучистыми зелеными глазищами (на тридцать девятом году жизни Адам впервые узнал, что лучистые глаза встречаются не только в романах), почему приоткрыты ее крупные, сочные, алые губы, почему на лице написано изумление — и еще что-то трудно определимое, как будто она… как будто…

И почему, черт побери, здесь так жарко? Какого дьявола Линди включила отопление на полную мощность?!

— Не уверен, что хочу видеть у себя в журнале интервью с этой Лорен Грабл-Монро, — проговорил Адам, ослабляя галстук.

Лукас улыбнулся и повернулся к Дорси:

— Мне «Танкерей» с тоником.

Адам отдавал должное Мак: вкусы своих клиентов она знала наизусть и обычно, едва завидев постоянного посетителя, начинала готовить для него любимый напиток. Вот и теперь, не дожидаясь просьбы, она подала Лукасу «Танкерей» с тоником и поставила бутылку обратно на полку. Но после этого не повернулась, как ожидал Адам, к другим посетителям. Нет, маячит перед ними — и глаз не сводит с Лукаса.

Вот черт!

— Читателям такой материал понравится, — продолжал, ничего не замечая, Конвей.

— Смотря как подать…

— Это будет настоящая бомба, — торопливо заговорил Лукас. — Я вытащу на свет всю подноготную мисс Грабл-Монро. Посмотрим, есть ли у нее моральное право учить других жить!

Адам вздохнул и ничего не ответил. В душе его ангел-хранитель боролся с демоном. «Не рискуй, — предупреждал ангел, — пустишь эту мерзкую» бабу к себе на страницы — вовек не отмоешься». А лукавый бес нашептывал: «Давай, Адам, врежь ей как следует!»

Ясно одно: если кто-нибудь сможет написать о новоявленной знаменитости блестящую, острую и безжалостную статью — это Лукас Конвей.

Порой Адам удивлялся: отчего этот парень сидит в его журнале? С такими-то талантами надо репортажи из «горячих точек» делать или разоблачать тайные преступления ФБР, а не пописывать статейки о том, как хороши гаванские сигары в сочетании с калифорнийским коньяком.

— А зачем вам это так нужно — разоблачить Лорен Грабл-Монро?

Этот вопрос задал не он. Задала его Мак. И, похоже, с немалым интересом ждала ответа.

Лукас отхлебнул вина, блаженно вздохнул и только после этого ответил:

— Потому что она на наших глазах превращается в идола масс-культуры. Лорен Грабл-Монро — женщина, о которой говорят все. Это модно. Это популярно. Это характеризует общество. Здесь есть о чем писать. — Помолчав немного, он добавил:

— И потом, у меня сложилось впечатление, что эта Лорен — девушка горячая! Ты книгу-то читала?

Дорси кивнула, и щеки ее снова заалели. «Так она еще очаровательнее…» — подумал Адам, но тут же остановил себя. «Очаровательная» — это еще что за словцо? Редактору мужского журнала не пристало сюсюкать и отпускать галантерейные комплименты. Скажем лучше: она выглядит, как…

Черт побери, да очаровательно она выглядит — иначе не скажешь!

— Помнишь седьмую главу? — продолжал Лукас. — «Как заманить его в постель»? Да что за вопрос, конечно, помнишь! — Он повернулся к Адаму. — Ты не поверишь, что она там пишет! Взять хотя бы ее совет, как использовать сливки для… — Он покосился на Мак и оборвал себя:

— Ладно, скажем так в постельных удовольствиях эта дамочка знает толк. На редкость возбуждающее чтение.

— Возбуждающее? — отозвался Адам, не поднимая глаз. На Мак он и взглянуть боялся. — По-моему, скорее раздражающее!

— Понимаю, старик, в твоем возрасте меняется отношение к сексапильным телкам. Но не переживай, ведь есть «Виагра»!

Последнее, о чем мечтал Адам, — беседа о пользе «Виагры» в присутствии Мак

— Оставь в покое мой возраст. Сам-то давно ли снял со стены картинку из «Плейбоя»?

— А кто тебе сказал, что я ее снял? — усмехнулся Лукас.

— Мне кажется, мистер Дариен прав, — медовым голоском вставила Дорси. — Не стоит завлекать читателей бульварными темами. Вы верно сказали: Лорен Грабл-Монро — идол масс-культуры. А читатель «Жизни мужчины» — это, — тут голос ее сделался еще слаще, — сексист, шовинист и закоренелый сноб. Ваши читатели, — продолжала Дорси, — много трудились и многим пожертвовали, чтобы сохранить свои сексистско-снобские взгляды на жизнь! Не надо их дразнить. Исследование масс-культурного феномена такого рода в рамки их предпочтений не впишется.

— Нельзя ли попроще, Мак? — заметил Адам. — Вы ведь не лектор, а мы не ваши студенты.

Мак нахмурилась, но промолчала, — как оказалось, кстати, поскольку Лукас еще не высказался до конца.

— Я как раз и хочу разоблачить Лорен Грабл-Монро, — продолжил он, — и показать, что она поступила безответственно.

— Это еще почему? — заинтересовался Адам.

— Ее книга может принести горе множеству людей, — подумав, ответил Лукас. — Тысячи женщин начнут искать себе миллионеров, следуя инструкциям, — и останутся ни с чем.

Адам лениво кивнул.

— Подумать только, сколько будет разочарований! — горячо продолжал Лукас. Адам взглянул на часы.

— Сколько разбитых сердец!

Адам внимательнейшим образом разглядывал свои ногти.

— Да выслушай же меня, наконец!

Адам закинул ногу на ногу.

— С удовольствием. Только давай поговорим о чем-нибудь другом. Я по горло сыт этой книгой!

Лукас уставился в свой бокал, задумчиво водя пальцем по ободку.

— Адам, — заговорил он наконец, — я очень хочу сделать этот материал.

— Да? С чего бы это?

— У меня на то свои причины.

— Не хочешь поделиться?

Лукас взглянул ему в глаза:

— Не хочу.

Адам не стал настаивать. И не потому, что ему не хотелось знать, что взбрело в забубенную головушку «молодого пера» (очень даже хотелось!) — нет, дело в том, что в его собственной голове в этот миг блеснула идея. Блестящая, но совершенно безумная. Безумная — но блестящая. Он не успел ее остановить: идея пустила корни, а в следующий миг уже расцвела пышным цветом.

Вот что нужно для журнала! — думал он. Читатели от счастья умрут. Все на месте: и сексизм, и снобизм… Правда, бульварности хватает — но у «желтизны» есть свои плюсы. В конце концов, самый упертый женоненавистник и сноб — тоже человек!

— Отлично, — заговорил он торопливо, боясь передумать. — Согласен. Пусть мисс Грабл-Монро станет темой номера. Но, — предостерегающе поднял он палец, — на моих условиях.

— Адам, так нечестно! — взвыл молодой журналист.

— Мой журнал — мои правила.

Лукас смотрел на него так, словно вот-вот заплачет.

— Не переживай, — утешил его Адам. — Тебе понравится. Ибо тебе, дорогой мой санитар леса, предстоит отправиться на охоту.

— Звучит отвратительно, — упрямо проворчал Лукас. — Ты же знаешь, как я отношусь к убийству беззащитных зверюшек!

— Знаю, — спокойно ответил Адам. — На зверюшек тебе плевать. И охотиться ты будешь не на зверей, а на женщин.

— Если так — можешь на меня рассчитывать! — просиял Лукас.

— Вот и молодец. Посмотрим, что у тебя выйдет.

Лукас презрительно фыркнул:

— А когда у меня что-то не выходило?

— Верно. Поэтому я и выбрал тебя. Задание сложное, никто, кроме тебя, не справится.

— Что за задание? Выкладывай скорее, я весь дрожу от нетерпения!

На сей раз пришел черед Адама расплываться в улыбке:

— Лукас, раз уж ты прочел книгу и она тебе понравилась, я хочу, чтобы ты взялся за дело и попробовал заарканить себе миллионершу.

— Опять прикалываешься! — разочарованно простонал Лукас.

— Я серьезен как никогда. Лорен Грабл-Монро обращается к женщинам, желающим заполучить богатого мужа. Почему бы ее советами не воспользоваться мужчине, желающему заполучить богатую жену?

Несколько секунд Лукас молча открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная на песок.

— Ты… ты… — заговорил он наконец, — т-ты у психиатра давно проверялся? Не нужна мне никакая жена, ни богатая, ни бедная! Еще чего не хватало — жениться, а потом мучиться всю жизнь!

Адам оставался невозмутим.

— Жениться я тебе не предлагаю. Просто зааркань ее. Захомутай. Замани в свои сети. Очаруй, обворожи, заставь оплачивать твои милые прихоти. Словом, проделай все, что предлагает мисс Грабл-Монро. А потом поделишься впечатлениями, расскажешь, что у тебя из этого вышло.

— Ни за что! — с дрожью в голосе ответствовал Лукас.

— Настоящий журналист, — наставительно произнес Адам, — на все готов ради хорошего репортажа. А репортаж получится убойный. Молодой человек, симпатичный, неглупый, с большими планами на будущее — словом, точь-в-точь ты — читает книгу, принимает ее как руководство к действию и отправляется на поиски своей миллионерши. Подумай, сколько пикантных поворотов…

— Ни за что!

— Хорошо-хорошо, можешь обойтись без пикантностей. Просто сделай хороший репортаж. Увлекательный. С юмором. Но и с моралью.

— Куда уж увлекательнее! — с горечью отозвался Лукас. — О юморе и не говорю. А что до морали… Мораль будет, например, такая: «Как ошибался мой отец, когда уверял, что в богатую женщину влюбиться легче, чем в бедную!»

— Ты просто циник и не веришь в любовь, — нравоучительно заметил Адам.

— Странное замечание в устах сорокалетнего холостяка.

Адам хотел ответить: «Мне еще нет сорока!», но подавил искушение. Хотел попросить Лукаса заткнуться, но и с этим соблазном справился. Пусть говорит: из того, кто затыкается по первому требованию, не получится хороший журналист.

— Но все же мне хотелось бы заняться Лорен Грабл-Монро, — настаивал Лукас. — Давай так: я делаю для тебя этот идиотский репортаж, а в награду получаю возможность…

В следующий миг Адам в полной мере оценил правоту древней мудрости: «Язык мой — враг мой». Он открыл рот, желая ответить: «Трупом лягу, но не пущу эту стерву в свой журнал!» — однако, сам того не ожидая, ответил нечто совершенно иное:

— Нет, Лукас.

— Почему нет?

Адам с ужасом ощутил, как губы его сами собой изгибаются в хищной усмешке.

— Да потому, — ответил он, — что Лорен Грабл-Монро займусь я сам.

3

— А ты как думаешь, Дорси? Голубое или зеленое?

Дорси и рада была бы ответить матери, но мысли ее были далеко. Съежившись на краешке огромной кровати, застеленной розовым покрывалом, и закрыв лицо руками, она не чувствовала в себе сил даже поднять глаза на Карлотту Макгиннес. Ибо в ушах у нее до сих пор звучали эти слова:

«Лорен Грабл-Монро займусь я сам!»

Прошло три дня, но Дорси по-прежнему была в панике. Напрасно убеждала она себя все выходные, что слова Адама Дариена — пустая угроза. Что никакой, даже самый упорный журналист не сможет раскрыть истинное лицо Лорен Грабл-Монро. Что редактор и издатель найдут способ сохранить тайну — в конце концов, они обещали! И вообще все будет хорошо.

Но солнечный и ясный понедельник открыл горькую истину: уик-энд она потратила зря. Ибо все ее самоутешения были ложью. Ложью с первого до последнего слова.

До позднего вечера Адам и Лукас обсуждали, что сделают с мисс Грабл-Монро, когда она попадется им в лапы. В выражениях охотнички не стеснялись, не подозревая, что предполагаемая добыча слышит каждое их слово.

А фантазия у них была, надо сказать, на редкость живая и изобретательная.

К концу вечера эти двое успели раздеть Лорен догола, вымазать медом, привязать к столбу под палящим солнцем пустыни и повесить над головой плакат: «Стервятники, налетайте!»

Раздеть и вымазать медом предложил Адам — и Дорси эта идея… гм… ну, не то чтобы понравилась, конечно… Скажем таю чем-то привлекла. Даже против привязывания она особо не возражала. Но тут Лукас заговорил о пустыне и стервятниках — и все испортил!

Итак, они намерены ее разоблачить. Выяснить, что Лорен Грабл-Монро — на самом деле Дорси Макгиннес, скучная почти профессорша социологии в скучном и респектабельном колледже «Северн». Вопрос лишь в том, долго ли она сможет от них прятаться. И какой ущерб нанесет это журналистское расследование ее научной и преподавательской репутации. Да и всей ее жизни тоже.

Конечно, журнал «Жизнь мужчины» ни одна уважающая себя женщина в руки не возьмет, однако Дорси порой его почитывала. И знала, на что способны Адам Дариен и Лукас Конвей. По отдельности. Если же они объединят усилия… даже подумать страшно!

Одним словом, выходные у Дорси напрочь пропали.

А сегодня, заскочив домой перекусить перед тем, как отправляться в «Дрейк», она с ужасом обнаружила, что совершенно лишилась аппетита. В желудке творилось такое, что для прозаических бутербродов с сыром ни места, ни желания не оставалось.

А вот ее мамочка отсутствием аппетита не страдала. Ее-то никто не разоблачает, не выставляют на съедение стервятникам под палящим солнцем пустыни! Ведь не она написала эту чертову книгу!

Карлотта Макгиннес была всего-навсего вдохновительницей. Первопричиной. Творящей силой. Но до таких глубин ни один чертов журналист не докопается.

В этот ясный осенний день Карлотту волновала лишь одна проблема: что надеть, голубое или зеленое? Отняв руки от лица, Дорси взглянула — не на саму мамочку, нет, на это ее отваги не хватило, — а на отражение в зеркале. Как всегда, Карлотта выглядела светской дамой, безмятежной и безукоризненно элегантной. Платиновые волосы лежали безупречно — волосок к волоску. Домашняя униформа — вельветовые джинсы и туника — сегодня была выдержана в сиреневых тонах: цвет подчеркивал бледную голубизну глаз, а покрой — хрупкость фигуры.

Трудно поверить, что мать и дочь разделяет четверть века! В свои пятьдесят два Карлотта так же хороша, как и тридцать лет назад. Может быть, даже стала еще красивее, ибо к пятидесяти годам она приобрела опыт и знание жизни, какого у двадцатилетней быть не может. А еще — взгляды, каких не встретишь у подавляющего большинства женщин ни в двадцать, ни в сорок, ни в семьдесят.


К подавляющему большинству принадлежала и Дорси. Нет, она очень любила мать (несмотря на то, что Карлотта частенько доводила ее до белого каления) — любила, но не понимала ни одного ее поступка.

— Пожалуй, надену голубое, — не дождавшись ответа от дочери, приняла наконец решение Карлотта.

Голубое в самом деле идет ей больше зеленого, мысленно одобрила выбор матери Дорси. Но все прочие решения Карлотты были на первый взгляд лишены смысла. Это при том, что мать Дорси очень решительная и самостоятельная женщина, хотя ни одного дня в жизни она не проработала (по крайней мере, с девяти до пяти).

— Очень милое платье, — вяло откликнулась Дорси.

Изысканная шелковая штучка без рукавов была, пожалуй, покороче, чем обычно носят дамы среднего возраста, но Дорси не сомневалась, что на Карлотте платье будет смотреться превосходно.

— А куда ты идешь? — поинтересовалась она.

— Холлис Барнетт празднует свое пятидесятилетие, — объяснила мать. — Судя по всему, вечеринка будет шумная.

— Здорово, — без особого энтузиазма заметила Дорси. — Пятьдесят лет — важная веха в жизни.

Карлотта снова перевела взор на зеленое платье.

— В самом деле, — откликнулась она. — Особенно если учесть, что на самом деле Холлис эту веху прошла семь лет назад.

Она приложила зеленое платье к себе, посмотрелась в зеркало, затем снова бросила его на кровать рядом с голубым и принялась, склонив голову, внимательно разглядывать оба.

— Знаешь что? — заговорила она наконец. — Почему бы тебе не пойти со мной? Надень зеленое платье. Ты в нем будешь великолепна.

Платье из изумрудного бархата было еще короче голубого и не имело не только рукавов, но и бретелек Дорси взглянула на него, затем выразительно перевел взгляд на свое собственное одеяние — джинсы, ботинки и неописуемую фланелевую рубаху.

— Не знаю, Карлотта. По-моему, такой наряд не для меня.

Мать негодующе фыркнула:

— Очень даже для тебя! Брось наконец эти кошмарные джинсы, свитера и… — тут ее передернуло, — фланелевые рубашки! Честное слово, Дорси, ты одеваешься как лесоруб. Тебе бы следовало сменить имя и назваться Ларсом.

— Ларсом?

Едва открыв рот, Дорси тут же об этом пожалела. Когда же она поймет, что Карлотту нельзя поощрять?! Ее мать и без поощрений способна говорить часами.

— Именно Ларсом, — отозвалась Карлотта — Дорси не успела ее отвлечь. — Был у меня один знакомый лесоруб, швед, по имени Ларе — так вот, он из фланелевых рубах не вылезал. Конечно, иногда это даже пикантно — например, если на мужчине, кроме этой рубахи, ничего нет. Но в иной, не столь интимной обстановке… Ему надо было бы зваться Бьерном. Он был огромный и неуклюжий, как медведь. Ты знаешь, что «Бьерн» по-шведски «медведь»? Интересно, а что по-шведски значит «Ларе»? Может быть, «фланелевая рубаха»? Кстати, если подумать, его могли бы звать и…

— Карлотта! — воззвала к ней Дорси своим фирменным «профессорским» голосом. Мать удивленно подняла тонкие брови.

— Что такое?

— Мы, кажется, говорили о чем-то другом.

По счастью, Карлотта с ней согласилась:

— Да, в самом деле. О том, что ты наденешь это платье и пойдешь со мной на вечеринку.

Дорси покачала головой.

— Нет. Мы говорили о том, что это платье, — она ткнула пальцем в зеленый бархатный лоскуток, — с этим телом, — ткнула себя в грудь, — не сочетается.

Но мать не сдавалась.

— Дорси, ты только примерь! Ну что тебе стоит!

— Оно не в моем стиле, — непоколебимо ответила Дорси.

— Глупости! Фигура у тебя великолепная, черты лица такие, за какие любая женщина готова миллион отдать. — Она потрепала дочь по щеке. — Не говоря уж о чудных зеленых глазах и рыжих волосах, которые ты унаследовала от отца.

Само собой подразумевалось, что больше Дорси от отца не получила ничего хорошего. Но она промолчала (зачем же говорить о том, что само собой подразумевается?), и Карлотта не стала развивать неприятную тему. Реджинальд Дорси был в их маленькой семье persona non grata. Главным образом потому, что уже много лет отсутствовал.

— Тебе просто надо поработать над… э-э… манерами, — добавила Карлотта.

Дорси едва не расхохоталась. С каких пор мамочка стала так деликатно выражаться?

— Иными словами, стать другим человеком. А зачем? Чтобы заарканить миллионера? Спасибо, я лучше над диссертацией поработаю.

Пухлые губы матери сжались в тонкую линию.

— Дорси, диссертациями сыта не будешь.

— Предпочитаю духовную пищу, — отрезала Дорси.

Карлотта выгнула тонкую пшеничную бровь.

— Сегодня вечером ты пойдешь со мной на день рождения к Холлис! В этом платье! Вот увидишь, мужчины от тебя глаз не оторвут! К концу вечера твоя судьба будет устроена, поверь мне!

«Утверждение по меньшей мере смелое, если не самонадеянное», — подумала Дорси.

Дело даже не в том, что она считает ниже своего достоинства сидеть у кого-то на шее. Дело в том, что до сих пор ни один знакомый мужчина не выражал желания обеспечить ее на всю жизнь. На несколько месяцев — пожалуйста; самое большее — на год-два. Даже блудный папаша Реджинальд и десяти лет не провел рядом с любимой женой и дорогой дочерью.

— Спасибо, Карлотта, — великодушно ответила Дорси, — но я действительно не смогу — сегодня работаю в «Дрейке». И потом, — добавила она торопливо, страшась, что при слове «Дрейк» Карлотта в очередной раз заведет речь о холостых миллионерах, — не думаю, что Холлис Барнетт будет рада меня видеть. Меня ведь не приглашали.

— О, Холлис против незваных гостей не возражает, — отмахнулась Карлотта. — Сама она именно так встретилась с мистером Барнеттом — явилась без приглашения на день рождения его первой жены. — Поколебавшись, она добавила:

— Собственно, там же и я с ним познакомилась. Но женился он в конце концов на Холлис.

— Я знаю эту историю, ма, — терпеливо ответила Дорси.

— Ну, оно, может, и к лучшему, — продолжала мать, махнув унизанной кольцами рукой. — У него ужасно пахнет изо рта. Не понимаю, как Холлис столько лет его терпит?

Дорси невольно прыснула и хотела ответить, но в этот миг на тумбочке мягко замурлыкал телефон.

Резкие звуки и кричащие цвета в спальне Кар-лотты были под запретом: на всем здесь — от обоев в цветочек до широкой кровати с пышным розовым покрывалом, от глубокого кресла цвета слоновой кости до ковра пастельных тонов на полу — лежала печать женственности. Борьбой за равноправие здесь и не пахло, и порой Дорси не верилось, что у них с матерью один хромосомный набор.

Размышляя о том, как дети бывают не похожи на родителей, Дорси рассеянно потянулась к телефону, приложила трубку к уху и пробормотала: «Алло!»

— Дорси! Привет! Это Анита!

При звуках бодрого голоса редакторши ее книги с Дорси случилось то, что повторялось уже десятки раз: ужас охватил ее, ледяной клубок паники притаился в глубине ее существа. Но Дорси отчаянным усилием воли взяла себя в руки.

Сказав себе, что вся эта мелодраматичность ни к чему — она же не собирается писать готический роман! — Дорси нажала на кнопку громкой связи. Пусть Карлотта тоже послушает — ее вся эта история с книгой прямо касается.

— Это Анита, — объяснила она матери.

— Хелло-о, Анита! — пропела Карлотта, снова устремив взор на разложенные на кровати платья. — В последний раз ты звонила, чтобы сообщить, что выходит третий дополнительный тираж. А какие приятные новости ты для нас сегодня приготовила?

— Всего два слова, — гордо объявила Анита. — Рекламное турне!

«Рекламное турне?» Эти слова прозвучали в ушах Дорси, словно удары похоронного колокола. «Рекламное турне?! Не-е-е-ет!!!»

— Эти два слова мне не нравятся, — твердо ответила она. — Может, выберешь другие? Например, «до» и «свидания».

— А как насчет «интервью» и «телешоу»? — забросила удочку Анита.

— Эти мне нравятся еще меньше, — стояла на своем Дорси.

— Привыкай, Дорси, — посоветовала Анита. — Лорен Грабл-Монро становится знаменитостью.

«О господи! Только не это!»

Ошибочно приняв ее молчание за добрый знак, Анита продолжала как ни в чем не бывало:

— Книга расходится мгновенно, читатели и книготорговцы с ума сходят от желания увидеть Лорен. Ты не поверишь, нас просто забрасывают письмами!

— Но, Анита… — слабо пролепетала Дорси. Так слабо, что Анита, по всей видимости, ее не расслышала. И продолжала:

— Народу Америки нужна Лорен Грабл-Монро. Наша задача — дать народу то, что он хочет!

«Дать то, что он хочет?» Может быть, скорее — швырнуть на растерзание?

Среднему американцу при словах «народ Америки» представляется нечто милое и трогательное. Мамы с колясками, мальчики, играющие в бейсбол, суровые ковбои, добрые провинциальные старушки с яблочными пирогами… Но в данном случае под «народом» явно имелась в виду толпа фанаток с безумными глазами и пеной у рта.

— Но, Анита, — сделала Дорси вторую попытку, — как же…

— Как, спрашиваешь ты? — подхватила редакторша. — Очень просто. Проведем рекламное турне. Лорен выступит перед читателями и даст автографы во всех крупнейших городах Америки, начиная, естественно, с Чикаго. Кроме того, мы уже зарезервировали место на весенней книжной ярмарке.

— Но, Анита, как же ты…

— Дорси, ты не представляешь, что делается в редакции! Нам уже дважды звонили из «Доброе утро, Америка!». Дважды, понимаешь? Мы не можем больше тянуть с ответом. Не можем и не хотим. Ты знаешь, каких трудов стоит попасть на национальное телевидение? А в этот раз они сами звонят и предлагают! Просто чудо какое-то!

Дорси понуро опустила голову. Дождавшись, пока Анита остановится, чтобы перевести дух, она воскликнула:

— Анита, как ты собираешься все это устроить? Ты, может быть, забыла, что Лорен Грабл-Монро не существует?

Об этом вопросе она тут же пожалела. Не потому, что боялась обидеть Аниту, нет, потому что предчувствовала, каков будет ответ.

На том конце провода наступило молчание. Секунду спустя послышался мягкий голос Аниты:

— Да, Лорен Грабл-Монро не существует. Но, Дорси… существуешь ты!

Дорси закусила губу, удерживая рвущийся наружу беззвучный крик. Да, такого ответа она и боялась.

— Верно, существую, — признала она. — Но я — не легкомысленная девица, у которой цель жизни — окрутить миллионера. Я — социолог, преподаватель, собираюсь посвятить жизнь науке. Если наш ректор узнает, что эту книгу написала я, из «Северна» я вылечу в два счета. Да и с защитой диссертации начнутся сложности.

— Не понимаю, почему тебя так волнует эта дурацкая диссертация, — вздохнула Анита. — Как там у тебя: «Элитный клуб для состоятельных мужчин как микрокосм маскулинизированного общества»? По-моему, скука смертная. Не могу вообразить человека, который дочитает этот твой талмуд до конца.

Дорси прикусила язык, хотя с уст ее рвался резкий ответ. Да, бестселлером ее будущая диссертация не станет, но Дорси гордилась своей работой. И надеялась, что, когда придет время, на социологическом факультете «Северна» она произведет сенсацию.

Если, конечно, Анита Диксон и издательство «Рок-Касл Букс» не добьются своего. Потому что; если они раззвонят на весь свет, что Лорен Грабл-Монро — на самом деле Дорси Макгин-нес, с карьерой социолога можно будет проститься.

Этого мало: признание запросто может ее разорить. Ибо руководство «Северна» вообразит, что Лорен Грабл-Монро богата (откуда же им знать, что и гонорар, и проценты с прибыли достались Карлотте?), и потребует назад стипендии и прочую финансовую помощь, которую Дорси пол чала несколько лет в качестве талантливой, но бедной студентки. А это очень немалые деньги Особенно если учесть, что доходы Дорси ничтожны.

Каким-то чудом ей удалось справиться с собой и не разреветься.

— Я не могу изображать Лорен, — твердо заговорила она. — Не могу. Во-первых, я преподаватель колледжа, а не великосветская тусовщица. Во-вторых, Карлотта только что сказала, что я одеваюсь как лесоруб. И знаешь что? Она права. Я действительно одеваюсь как лесоруб. Во мне нет ни капли очарования, изысканности, шарма, сексапильности — словом, ничего даже отдаленно похожего на Лорен Грабл-Монро, охотницу за миллионерами! Ты хоть понимаешь это?! Разве народ Америки хочет увидеть такую Лорен?! Да после любого телешоу со мной книгу никто и покупать не захочет! Ну скажи мне, Анита, что я не права!

Дорси нетерпеливо махнула матери рукой.

На миг наступила тишина. Затем в трубке послышался робкий голос Аниты:

— Ты можешь измениться, Дорси. Дело того стоит.

— Не могу, — решительно ответила Дорси. — У нас с Лорен нет ничего общего. Я никогда не написала бы книгу, если бы не Карлотта. И вообще, настоящий автор — она, от меня там только литературная обработка!

— Нет, Дорси, написала книгу ты, — вдруг вмешалась в разговор Карлотта. — Я просто… э-э… дала несколько советов и предложений. А остроумие, ирония, смелые критические суждения — все твое.

— Я слышала, что говорит твоя мать. Она права, — Анита была явно взволнована. — Именно смелость и остроумие определяют образ Лорен.

— Дорси, дорогая, может, мне поговорить с Анитой? — с осторожностью предложила Карлотта.

— Говорить тут не о чем! — отрезала Дорси, метнув гневный взгляд на мать. — Анита, когда вся эта история только начиналась, ты обещала, что сохранишь мою анонимность!

На другом конце провода молчали. Потом послышался тяжелый вздох.

— Знаешь, Дорси, — призналась Анита, — боюсь, вопрос об анонимности нам придется пересмотреть.

— Ни за что! В договоре было сказано, что книга выйдет под псевдонимом!

— Она и вышла под псевдонимом! И во всех рекламных текстах и издательских документах ты фигурируешь под псевдонимом. В чем проблема-то?

— Ты уверяла, — сурово продолжала Дорси, — что выход книги никак не повлияет на мою личную жизнь. Так вот, я не собираюсь объявлять всему свету, что Лорен Граб л-Монро — на самом деле преподаватель социологии из колледжа «Северн»!

— И здесь проблемы не вижу, — уверенно возразила Анита. — Мне и самой не по душе объявлять, что наша скандальная суперзвезда — на самом деле преподаватель социологии из какого-то старорежимного женского колледжа! Ничего себе реклама для издательства!

«Она вовсе не хочет меня оскорбить, — попыталась не взорваться Дорси. — Социология действительно скучная наука для тех, кто в ней не разбирается. А „Северн“ — в самом деле довольно-таки старорежимный колледж».

— А еще ты обещала, что не станешь использовать личность Лорен Грабл-Монро в рекламных целях!

— Да, вот это действительно проблема…

— Анита!

— Послушай, Дорси, — уже в который раз прервала ее редактор. — Просто помолчи минутку и послушай меня. Даже сейчас, пока Лорен держится за сценой, продажи у книги неописуемые. Если… когда мы выведем Лорен на публику, продажи взлетят до небес. До небес, — раздельно повторила она. — Мы попадем в рейтинг «Нью-Йорк таймс». В список «платиновых» изданий. Продадим права на перевод ведущим европейским издательствам…

— Тем больше причин сохранить в тайне мое имя! — почти простонала Дорси, исчерпав все разумные аргументы.

— Нет, Дорси, ты меня не слушаешь. Чем выше уровень продаж, тем больше авторские проценты. Десятки тысяч, сотни тысяч долларов — понимаешь ты это? Ты будешь обеспечена на всю жизнь.

«Удар ниже пояса», — растерялась Дорси.

— Мне казалось, ты именно этого хочешь. Ты и книгу-то написала только для того, чтобы обеспечить матери безбедную старость. А теперь отказываешься от такого шанса!

Дорси поняла: она в ловушке. Отказаться от такого шанса она и вправду не сможет. Ибо Анита совершенно права: вся эта авантюра затеяна ради Карлотты.

Мать Дорси, при всем своем жизненном опыте, в финансовых вопросах была не сообразительнее подростка: деньги текли у нее меж пальцев, как вода, а зарабатывать она не умела, поскольку лучшие годы жизни провела в поисках богатых кредиторов. Пока Карлотта была молодя, за «папочками-толстосумами» дело не стояло; но в последнее время — хоть сама Карлотта ни за что бы в этом не призналась — с богатыми благотворителями начались перебои. Вот почему Дорси хотела обеспечить ее будущее, чтобы остаток жизни мать привела в относительном комфорте и независимости.

Однако ради маминого спокойствия пожертвовать карьерой… это уж слишком!

— Анита, — простонала Дорси, не желая признавать, что дело ее проиграно, — я не могу объявить, что эту книгу написала я.

— Да почему же? — явно теряя терпение, воскликнула редактор.

Дорси могла бы, не сходя с места, перечислить десяток причин, но догадывалась, что энергичной, жизнерадостной и склонной к авантюрам Аните их не понять.

Хотя все очень просто. Дорси от жизни нужно одно: уверенность в завтрашнем дне. И до исполнения этой простенькой мечты уже рукой подать. Вот-вот она защитит диссертацию, получит ученую степень, укрепится в колледже — и жизнь ее покатится по уютной наезженной колее. Скромная, но постоянная зарплата, расписание на каждый день, раз в месяц — ученый совет, раз в год — поездка на конференцию. Никаких черных и белых полос, никаких подъемов и падений, неожиданных поворотов и скрытых ловушек. Это-то и прекрасно.

Именно об этом Дорси мечтала с детства. Слишком часто в их с Карлоттой жизни роскошные апартаменты сменялись комнатушками в трущобном районе, обеды в дорогих ресторанах — черствыми бутербродами. Все зависело от того, удастся ли Карлотте подцепить очередного благотворителя — а благотворители, к несчастью, слишком часто исчезали без предупреждения. Тогда-то, в этой кочевой безденежной жизни, Дорси поклялась себе, что никогда не станет зависеть от мужчины.

«Счастье не купишь», — гласит народная мудрость. Дорси знала, что это неверно — по крайней мере, для нее. Ибо уверенность в завтрашнем дне купить проще простого, а никакое иное счастье ее не интересует.

И все же она не отступала:

— Я объясню почему. Потому что сейчас я наслаждаюсь спокойным, упорядоченным существованием. То, что ты предлагаешь, внесет в мою жизнь хаос — и никаких гарантий взамен. Мне не нравится хаос. И еще меньше нравится отсутствие гарантий. Через полгода мне защищать диссертацию. Если все вокруг узнают, что Лорен Граб л-Монро — это я, ни один серьезный ученый со мной дела иметь не захочет! И в «Северне» мне больше не работать. Даже уборщицей.

— Дорси, подумай о куче денег! — соблазняла Анита. — Тебе вообще не придется больше работать!

— Что, если ты ошибаешься? Если не будет никакой кучи денег?

— Я не ошибаюсь.

— А что, если?..

Анита, кажется, почувствовала, что Дорси колеблется, и, как истинная нью-йоркская бизнес-леди, вцепилась в собеседницу мертвой хваткой:

— Дорси, если Лорен Грабл-Монро выйдет из подполья, продажи поднимутся еще выше, чем сейчас. Гораздо выше. Твоя мать получит целое состояние. Разве не этого ты хотела? Ты написала книгу, чтобы обеспечить мать — так или нет? Так почему же теперь отказываешься от своего замысла? Лорен Грабл-Монро должна выйти из тени, и как можно скорее. Мы должны предъявить ее публике. Она должна обрести плоть. — Анита хихикнула и умолкла.

— Дорси, она права, — твердила свое Карлотта. — Мы все это затеяли ради денег. Ты настояла, чтобы вся прибыль шла мне. Так что у меня есть право голоса. Надеюсь, ты не сочтешь меня бездушной эгоисткой — но все же, подумай еще раз!

И Карлотта туда же!

Дорси знала: мать, хоть и бодрится, в глубине души она страшится приближающейся старости. Осень жизни не за горами, а многочисленные «благотворители» всегда предпочитали осыпать свою возлюбленную драгоценностями, ужинами в дорогих ресторанах, поездками на курорты, но никак не прозаическими денежными знаками.

Будущая судьба Карлотты их не интересовала. Ведь богачи по большей части относятся к женщинам, как избалованные дети — к дорогим игрушкам: поиграют немного и выбросят.

Карлотта старела, число ее поклонников стремительно уменьшалось, а те, что остались, становились прижимистее. Конечно, она и сейчас привлекательная, жизнерадостная женщина и по-прежнему может добиться почти всего, чего хочет. К несчастью, она поставила себе единственную невыполнимую цель: найти богача, который захочет взять заботу о ней на себя.

Дорси никогда не могла понять стремлений матери. Точнее, не понимала, почему мать настолько себя недооценивает. У Карлотты есть все: живой ум, энергия, обаяние; она могла бы столького достичь в жизни! А вместо этого — впустую тратит время и силы, ублажая разных козлов-толстосумов!

Дорси не раз спорила с матерью, но переубедить Карлотту было невозможно. Она так жила с восемнадцати лет и полагала, что ни на что другое не способна. Вся жизнь ее прошла под девизом: «Я молода, красива, обаятельна и нравлюсь богачам!» Она училась в десятке колледжей, но не окончила ни одного и ни дня в жизни не проработала (если не считать работой профессиональную охоту на миллионеров).

Теперь, когда «спонсоры» разбежались, Карлотта с ужасом поняла, что вполне реально может умереть в нищете, одинокая и всеми покинутая. Немудрено — всю жизнь она видела в себе товар, который надо показывать лицом, а теперь срок хранения подошел к концу!

Жизненная стратегия Карлотты не предусматривала достойного ухода на покой. Вот почему только к пятидесяти годам Карлотта начала всерьез задумываться о будущем. Как назло, в голову ничего стоящего не приходило. Пока в один прекрасный день она не включила телевизор.

Собственно, телевизор Карлотта смотрела каждый день. Но на этот раз ей повезло. По «ящику» рекламировали пособие для одиноких женщин, желающих найти себе мужа. Переключив канал, Карлотта наткнулась на старый фильм «Как выйти замуж за миллионера».

Тогда-то ее и осенило.

Карлотта Макгиннес никогда не искала мужа. Она искала миллионера. Рожденная в нищете, она мечтала стать богатой — и положила на это всю жизнь. Богатства Карлотта не получила, но кое-чего добилась. Через ее нежные ручки прошли десятки, если не сотни миллионеров. Положим, женить на себе ни одного из них она так и не смогла — но вот заарканить одного… или двух… или трех…

Одна беда: даже ради спасения собственной жизни Карлотта не смогла бы написать книгу.

Но зачем писать самой? Разве нет у нее ученой дочки, которая всю жизнь провела за сочинением разных тезисов, рефератов, курсовых?

Из матери и дочери получился отличный тандем. Беда лишь в том, что Дорси, в отличие от Карлотты, не стремилась к приключениям.

— Если я появлюсь на публике как Лорен Грабл-Монро, — заговорила Дорси, оборачиваясь к матери, — вся моя жизнь превратится в цирк.

— Что же в этом дурного? — удивилась Карлотта. — Цирк — это прекрасно, я всегда его обожала. Кроме клоунов, конечно. По-моему, клоуны просто ужасны — ты согласна, дорогая? Взять хотя бы их грим. Не знаю, кто додумался раскрашивать клоунам лица? Говорят, это нравится детям. Глупости! Накрашенный мужчина — это насилие над реальностью; такое не по душе ни детям, ни взрослым. Я всегда говорила, что любить сюрреализм могут только ненормальные. Взять хотя бы этого… Дали: и сам был со странностями, и поклонники его…

— Карлотта, — с бесконечным терпением произнесла Дорси.

— Что, дорогая

— Мы сейчас говорим о другом.

— Да, в самом деле. О том, почему тебе необходимо явиться перед публикой в облике Лорен Грабл-Монро.

— Нет, Карлотта. Мы говорили о том, почему этого делать не стоит.

— Дорогая моя, это же будет так интересно!

Вдруг Дорси просияла — ее озарила гениальная мысль:

— Послушай, а почему бы тебе самой не…

Карлотта горестно покачала головой.

— Девочка моя, я бы всей душой — но, к сожалению, это невозможно. По двум причинам. — Она взяла у Дорси телефонную трубку. — Анита, может быть, ты перезвонишь через час? Нам с Дорси надо поговорить.

— Отлично, — бодро отозвался голос из трубки. — Но учтите: ответ мне нужен сегодня.

— Ответ ты получишь через час, — пообещала Карлотта.

Дорси уже открыла рот, чтобы возразить, но, повинуясь знаку матери, со вздохом повесила трубку и подвинулась на кровати, чтобы дать Карлотте место рядом с собой:

На миг ей вспомнилось детство. Испуганная дурным сном, девочка всегда бежала к матери. А дурные сны снились ей часто — сны об одиночестве и отчаянии.

Карлотта крепко обнимала дочь, прижимала к себе и баюкала, пока не утихали слезы. А потом говорила — всегда почти одно и то же, так что в конце концов Дорси запомнила ее маленькую речь слово в слово:

— Милая моя девочка, в жизни у тебя будет и одиночество, и отчаяние. Без этого не проживешь. Люди приходят и уходят; все они ищут в тебе то, что нужно им, и не замечают остального. Только мама будет любить тебя всегда, что бы ни случилось, — любить такой, как есть. Только мама никогда тебя не бросит!

Дорси становилась взрослее, и речи матери звучали иначе: все чаще она заменяла слово «люди» на «мужчины».

Прошли годы, и предсказания Карлотты сбылись. В горе и в радости мать оставалась рядом с дочерью. А люди (то есть мужчины) — что ж, они приходили и уходили, хоть и не совсем так, как имела в виду Карлотта: такого обращения с собой Дорси не допускала. Но все они (особенно мужчины), как и предупреждала мать, искали в Дорси то, что нужно им самим, и на все остальное им было наплевать.

Адам Дариен… Может, и он такой же: видит в ней «своего парня», приятельницу, с которой можно поболтать о том о сем, — не более. Едва ли он сумел разглядеть в ней женщину. Она ведь не Лорен Грабл-Монро — сексуальная кошечка с повадками тигрицы-людоедки, а всего-навсего Дорси Макгиннес, которая готовит для него напитки.

Быть может, ее публичная известность сможет нарушить кровожадные планы Адама? Он стремится разгадать тайну Лорен; если дать ему понять, что никакой тайны нет, может быть, он оставит свою затею с «разоблачением»? И никто не узнает, что под блистательной маской великосветской хищницы скрывается Дорси Макгиннес, младшая преподавательница, подающий надежды социолог, девушка серьезная и увлеченная своей научной работой… Короче говоря, зануда, каких свет не видал.

— Так почему же ты не можешь изобразить Лорен? — поинтересовалась она у матери, желая потянуть время, ибо все яснее понимала, что согласиться придется.

Карлотта грустно улыбнулась.

— Ах, дорогая, ничего бы мне так не хотелось, как попасть на телевидение! Особенно в передачу к Мэтту Лауэру — он такой душка! Но я же тебе говорила, это совершенно невозможно. По двум причинам.

— Каким же?

— Во-первых, — вздохнула Карлотта, — если я объявлю о своем авторстве, многие мои знакомые мужчины узнают в этой книге себя. Хуже того, своих мужей узнают и их жены. Ты только представь себе, во что превратится жизнь этих людей! А ведь эти мужчины были добры ко мне, и я им многим обязана…

— Ничем ты им не обязана! — возмущенно перебила мать Дорси.

— Вот в этом ты заблуждаешься, дорогая, — невозмутимо ответила Карлотта. — К тому же у всех этих людей есть адвокаты. Вот уж они-то вцепятся в меня и не успокоятся, пока не отсудят весь гонорар до последнего цента.

— Значит, ты боишься превратить в кошмар жизнь своих бывших поклонников, — подытожила Дорси. — А мою жизнь в кошмар превращать можно?

— Ты ошибаешься! Видишь ли, Дорси, мужчины — очень хрупкие существа. Мы, женщины, куда выносливее. Что для женщины мелкая неприятность, для мужчины — катастрофа. Наш долг — оберегать их и защищать. И потом, — тут Карлотта мечтательно улыбнулась, — что, если этот «кошмар» тебе понравится? Дай себе шанс. Я никогда не понимала, что хорошего ты находишь в этой скучной, по часам расписанной затворнической жизни.

«Разумеется, не понимает, — сказала себе Дорси. — Где ей понять, что я ценю прежде всего стабильность и спокойствие!» Но вслух она только спросила:

— А вторая причина?

— Видишь ли, милая, — печально улыбнулась мать, — женщине, написавшей такую книгу, просто не может быть за пятьдесят.

— Карлотта, не думаешь же ты…

— Не думаю, а знаю, Дорси. Ты можешь стать Лорен Грабл-Монро, я — нет.

— Серая кабинетная мышь во фланелевой рубахе? — язвительно отозвалась Дорси. — Очень сомневаюсь!

— Ты говоришь о Дорси Макгиннес. А Лорен Грабл-Монро — о, это совсем другое дело! Прежде всего, она блондинка. Яркая. Вызывающая. Сексуальная. Все о мужчинах знает. Такой она и будет… такой ты и будешь, Дорси, когда я над тобой поработаю!

— Что ты задумала? — дрогнувшим голосом спросила Дорси.

Вместо ответа мать встала и жестом пригласила ее подняться. Словно во сне, Дорси позволила подвести себя к зеркалу.

— Для начала отправимся в поход по магазинам, — объявила Карлотта с веселой решительностью. — Купим белокурый парик и что-нибудь из одежды — приличной одежды, без… э-э… скандинавских мотивов. — С этими словами она снова устремила взор на платья — голубое и зеленое. — Затем, набор косметики «Ланком» и, разумеется, лифчик «Уандербра». Я давно говорила: такую грудь, как у тебя, надо подчеркивать.

— Карлотта…

Интеллигентный негромкий голос безнадежно подвел Дорси — мать ее просто-напросто не услышала.

— У нас все получится, Дорси. Обещаю. Когда ты выйдешь в свет, ни одна душа не заподозрит, что под маской Лорен Грабл-Монро скрывается Дорси Макгиннес!

— Ничего у нас не выйдет, — в панике простонала Дорси. — Ничего не…

Но Карлотта уже протягивала ей оба платья

— Так как ты считаешь, Лорен, — промурлыкала она, лукаво улыбнувшись, — голубое или зеленое?

4

До того, как стать издателем мужского журнала, Адам Дариен перепробовал в жизни

немало занятий. Но сидеть в засаде ему еще не приходилось.

Точнее, стоять, ибо присесть здесь было негде.

Укрывшись за высоким стеллажом под вывеской «Популярная психология» и старательно изображая из себя самого заинтересованного читателя, Адам считал минуты до появления блистательной Лорен Грабл-Монро. В девятнадцать ноль-ноль здесь, в магазине «Мир книги», что на Мичиган-авеню, начнется первая встреча Великой Женщины с читателями.

Работа соглядатая была Адаму не по душе. Единственное утешение — вместе с ним нес вахту Лукас Конвей. Он-то комплексами не мучился — напротив, судя по всему, наслаждался ролью тайного сыщика. Адама же сейчас раздражало все на свете. Особенно то, что прямо перед носом у него выстроилась разноцветная шеренга книжек — господи помилуй! — об импотенции.

По закону подлости, самый удобный наблюдательный пункт оказался именно здесь.

— Ну-ка, ну-ка, интересно… — протянул Лукас, доставая с верхней полки какую-то тощую книжицу.

«Что он делает?! — думал Адам. — У всех на глазах… Ненормальный!»

— Какое завлекательное заглавие: «Я и мой пенис: путь к просветлению»!

Адам стиснул зубы и возвел глаза к потолку, а затем принялся стряхивать с пиджака несуществующие пылинки. В магазин он приехал прямо из офиса и в своей тройке от «Хьюго Босс» (даже с расстегнутым пиджаком и жилетом) чувствовал себя здесь, словно слон в посудной лавке. То ли дело Лукас — в вечном свитере и жеваных брюках цвета хаки он в магазине был, как дома.

— Да это настоящий триллер! — восклицал Лукас, листая книгу. — Непременно куплю. Буду читать всю ночь под одеялом. И умирать от волнения: чем-то дело кончится?

— Ты бы заткнулся, что ли, — от всей души посоветовал ему Адам.

Молодой журналист послушно поставил книгу обратно, но тут же вытянул с полки следующую.

— «Познай свои половые органы»! — прочел он. — Знаешь, Адам, это ведь сложная философская проблема. Почти что: «Познай самого себя». Может ли кто-нибудь из нас сказать, что в самом деле знает свои половые органы?

— Лукас!

— А это, оказывается, про любовь втроем! Только послушай, какая порнуха: «Любишь меня — любили мой…»

— Лукас!!!

Молодой человек с тяжелым вздохом вернул книгу на место.

— Что-то ты сегодня не в духе, — укоризненно заметил он.

«Это уж точно», — подумал Адам. Сам он не понимал, что с ним творится: его колотит от волнения — а ведь речь всего-навсего о встрече с женщиной, которую он даже ни разу не видел!

Хотя, правду сказать, весь месяц только о ней и слышал.

Ибо за последние четыре недели Лорен Грабл-Монро засветилась в пяти утренних телешоу и семи глянцевых журналах, не говоря уж о немыслимом количестве радиопередач.

В журналах и газетах ее имя мелькало чаще, чем название книги. А это говорило о многом — особенно если учесть, что книга по-прежнему прочно держалась в первой десятке бестселлеров. Продажи все росли, и Адам не сомневался, что скоро «Как заарканить миллионера» взлетит на первое место.

И, возможно, останется там надолго. Ибо статистика гласит, что в стране миллионы женщин и примерно две трети из них не удовлетворены своей личной жизнью. А печальный опыт добавляет, что подавляющее большинство одиноких дам спит и видит, где бы раздобыть себе мужика. Миллионера, профессора, сантехника… да хоть черта лысого! Но лучше всего, конечно, миллионера.

Пока первое издание раскупят, подрастет новое поколение охотниц за тугими кошельками. А потом следующее… И «Как заарканить-так-его-растак-миллионера» останется в списке бестселлеров до Страшного суда.

На взгляд Адама, перспектива не слишком привлекательная.

Лукас обшарил взглядом полки, но, как видно, прочие сочинения на животрепещущую тему импотенции не привлекли его внимания, ибо скоро он отвернулся и обвел взглядом магазин.

— Что-то она запаздывает.

— Она женщину, — без особой необходимости напомнил Адам.

— Думаешь, женщинам свойственно опаздывать?

— Если бы это был самый серьезный их недостаток!

— Не могу сказать, что не разделяю твоих воззрений на прекрасный пол, — заметил Лукас. — Но я знаю, почему думаю так, а не иначе. А вот за что ты на женщин ополчился?

Этот вопрос застал Адама врасплох. Нет, не сам вопрос и даже не очевидное любопытство Лукаса. Поразило Адама то, что его младший коллега решается задавать ему подобные вопросы. Адам не привык обсуждать свою личную жизнь с посторонними. Его общение с окружающими редко выходило за рамки светской болтовни или деловых распоряжений. Даже приятелей он старался держать на расстоянии — быть может, поэтому при огромном количестве приятелей у него почти не было настоящих друзей.

Но Адам напомнил себе, что одергивать Лукаса не стоит. Перед ним человек другого поколения, воспитанный на совершенном телевидении и злободневных ток-шоу, привыкший говорить о своих проблемах открыто и без стеснения и того же ждущий от других. Вечная проблема отцов и детей.

— Я был женат, — коротко ответил он.

— А-а, — ответил Лукас.

И, как ни странно, умолк. Очевидно, иных объяснений ему не требовалось.

Адам отвернулся от стеллажа и в который раз за вечер попытался, впрочем, без особого успеха, изобразить на лице нечто вроде удивления: «Куда это меня занесло? Импотенция? Ну надо же… никогда о таком не слыхивал!»

— Вижу толпу возбужденных девиц! — объявил Лукас. — Похоже, приближается мисс Грабл-Монро!

Так оно и есть! Адам еще ее не видел, но каким-то мистическим образом ощутил ее приближение. В ушах зашумело, по спине пробежал холодок. И — что удивительнее всего — время вдруг пошло вспять, и он снова ощутил себя взволнованным и смущенным подростком.

Точнее, перенесся на двадцать четыре года назад, в девятый класс — в то блаженное утро, когда Митси Моран, подойдя к нему перед уроком биологии, спросила: «Не возражаешь, если я пересяду к тебе?» По случаю открытия футбольного сезона она пришла в школу в униформе «команды болельщиц» — микроскопической красной юбочке, желтой водолазке, обтягивающей тело, словно вторая кожа, и в белых носочках, которые ему в то время казались неописуемо эротичными…

Ах, что это был за день! До сих пор Адам полагал, что подобные ощущения для него навсегда в прошлом. Но сейчас он испытывал тот же безумный, головокружительный, пугающий восторг.

«Все из-за того, что я слишком долго ждал», — поспешно нашел он подходящее объяснение.

В самом деле, этой встречи Адам с нетерпением ждал почти месяц. С тех пор как получил из «Рок-Касл Букс» пресс-релиз о предстоящем рекламном турне блистательной Лорен.

Весь месяц Адам изумлялся и негодовал на себя, не понимая, почему снова и снова перечитывает брошюрку, зачем так жадно, с таким волнением ловит обрывки сведений о создательнице трижды проклятого «Миллионера».

Лорен Грабл-Монро, как оказалось, живет с ним в одном городе. Этот факт почему-то обрадовал Адама.

Далее рекламщики соизволили сообщить, что ее дурацкое имя — Лорен Грабл-Монро — псевдоним, составленный из имен трех актрис, снимавшихся в фильме «Как выйти замуж за миллионера». А то он сам не догадался!

А вот о том, кто же скрывается за псевдонимом, авторы не сказали ни слова. Обнародование этих сведений, видите ли, может повредить общественному положению мисс Грабл-Монро, которым она весьма дорожит, а для издательства обернуться судебным иском.

Но кое-какие биографические сведения в пресс-релизе все же приводились. Оказывается, Лорен — или как там ее зовут — родилась и выросла на Золотом Берегу в Чикаго, в семье состоятельного торговца недвижимостью, где она была единственным ребенком. Она купалась в роскоши, танцевала на балах — словом, жизнь ее текла легко и приятно, как вдруг какая-то скандальная афера, в которой оказался замешан ее отец (в этом пункте показания пресс-релиза становились, мягко говоря, расплывчаты), разорила семью. Лорен пришлось бороться за существование — и она начала делать то, что у нее лучше всего получалось, благо любвеобильных и щедрых миллионеров вокруг было предостаточно. Мысль написать книгу о своей «профессии» возникла у нее довольно давно, но Лорен боялась огорчить родителей. Теперь же, когда оба они отошли в мир иной, решилась поправить финансовые дела таким экстравагантным способом.

Все замечательно. Одна беда: вранье с первого до последнего слова.

Адам сам родился и вырос на Золотом Берегу. Конечно, он не прислушивался к сплетням, но скандальная история с разорением мимо него бы не прошла. А мимо девушки из хорошей семьи, занятой тем, чем, по уверениям рекламщиков, занимается таинственная мисс, не прошел бы он сам. Адам таких девушек не пропускал.

Но не лживая насквозь биография так захватила Адама. Нет, глаза его (да и не только глаза) привлек приложенный к пресс-релизу рекламный снимок.

От такой красотки недолго сна лишиться! И не на одну ночь. На цветном глянцевом снимке Лорен Грабл-Монро представала в облике кинозвезды сороковых годов — шик, гламур и сексапильность. Платиновые волосы спадают на плечи, карие выразительные глаза полуприкрыты трепетными ресницами, соболиные брови, а рот…

Боже, что за рот!

Полные, сочные алые губы, казалось, ожили в обольстительной легкой улыбке. Подбородок покоится на изящной руке; в тонких пальцах — сигарета. Но больше всего потрясло Адама выражение лица: судя по приоткрытым губам и влажно блестящим глазам, нетрудно было вообразить, что Лорен Грабл-Монро близка к оргазму.

Но это еще не все. Голос ее (к стыду своему, услышав в очередном интервью ее голос, Адам не торопился выключать приемник) вполне соответствовал внешности: низкий, грудной, чувственный, полный наивной веры в свою женственность и сексуальность!

Да, голос ее просто сочился сексом. Чего в нем только не было — сексуальный зов, сексуальный опыт, сексуальная власть… И что-то еще, что Адам затруднялся определить, но от чего кровь его вскипала.

Да, черт побери, эта Лорен умеет завести мужчину! А ведь он еще ни разу не встречал ее лицом к лицу!

Что ж, еще мгновение — и он узнает, насколько рекламные обещания соответствуют действительности. Вытянув шею и приподнявшись на цыпочки, Адам выглянул из-за стеллажа. И увидел…

Ух ты!

…увидел, что действительность превосходит всякую рекламу.

Первое, что он заметил, — волосы Волны цвета шампанского бледно-золотым каскадом падают на плечи. Второе, что бросилось ему в глаза, — формы. Узкая, шоколадного цвета юбка не прикрывает колен, предоставляя желающим возможность оценить длинные-длинные ноги, стройные и изящные. Под коротким жакетиком из той же темной ткани Адам заметил бледно-золотистый топ с низким вырезом, открывающим высокую полную грудь. От стола, за которым заняла свое место мисс Грабл-Монро, Адама отделяло добрых двадцать или тридцать футов, но он едва удержался, чтобы не преодолеть это расстояние одним прыжком, не схватить ее в охапку и…

— Вот это да!

Это восторженное замечание исходило от Лукаса. Но, право, Адам ничего не мог добавить. Разве что написать те же слова большими буквами. И курсивом. И с тремя восклицательными знаками:

ВОТ ЭТО ДА!!!

Самое подходящее определение для Лорен Грабл-Монро.

Толпа сгрудилась вокруг стола, заваленного экземплярами «Миллионера». По такой же книге держала в руках каждая читательница. Постепенно публика расселась на приготовленные места. Стульев хватило не всем — многие остались стоять. Теперь Адам мог рассмотреть почитательниц Лорен как следует. В основном девушки студенческого возраста, даже несколько явных школьниц. Но много женщин и постарше. Даже слишком много. Есть и такие, что явно старше его самого, некоторые — ни на один десяток лет. Как видно, желание выйти замуж за богача — или, по крайней мере, добраться до его бумажника — не знает возрастных пределов.

— Леди и джентльмены, если здесь есть джентльмены! — так начала свой спич хозяйка магазина. Адам заметил, что и у нее в руке сияет всеми цветами радуги вожделенный томик «Миллионера». — Сегодня в нашем магазине особое событие. Именно здесь начинается рекламное турне Лорен Грабл-Монро! Сейчас мисс Грабл-Монро расскажет о своей книге, в течение двадцати минут будет отвечать на ваши вопросы, а затем подпишет столько экземпляров, сколько сможет. Судя по всему, очередь будет длинная, так что прошу запастись терпением. А теперь давайте поприветствуем Лорен Грабл-Монро!

Ох, что тут началось! Фанатки словно с ума посходили: на новоявленную звезду обрушился целый шквал аплодисментов!

Лорен приветственно помахала толпе изящной рукой с безукоризненными алыми ноготками.

— Добрый вечер, — поплыл по залу, усиленный микрофонами, ее хрипловатый чувственный голос. — Спасибо всем за то, что пришли. Сколько вас, друзья мои! Какой сюрприз: я не ожидала такого успеха!

«Не ожидала, как же!» — откликнулся про себя Адам.

Словно завороженный, наблюдал он за тем, как Лорен Грабл-Монро очаровывала, околдовывала, гипнотизировала, сводила с ума и без того сумасшедшую аудиторию. Таинственная леди оказалась не только красива, но и остроумна: несколько раз, к большому своему удивлению, Адам вместе со всеми рассмеялся ее находчивым ответам на острые вопросы. А самое удивительное — ему все сильнее хотелось поднять руку и задать пару вопросиков самому. Начать, например, с такого:

— Не объясните ли, любезная мисс, отчего все словно помешались на этой вашей книге?

— Думаю, мистер Дариен, моих читателей привлекает прежде всего глава седьмая. О том, как заманить в постель миллионера — например, такого, как вы.

— Да что ж там такое, в этой седьмой главе? Только ни слова о сливках — об этом я слышал уже раз десять от десяти разных людей!

— Прочтите книгу — узнаете.

— Что? Купить вашу книгу — и положить вам в карман лишний доллар? Ни за что! Сдаваться — не в моем стиле.

— А что в вашем стиле, крутой парень?

— Покопайтесь во мне — узнаете…

Быть может, сама судьба привела Адама в секцию популярной психологии. Книги по импотенции ему, конечно, пока ни к чему, а вот почитать что-нибудь о внутреннем голосе…

И о раздвоении личности. Или как там называется состояние, когда хочешь того, чего на самом деле вовсе не хочешь… то есть нет, на самом деле хочешь, но вовсе не хочешь хотеть… то есть хочешь, но тебе это вовсе не нужно… то есть очень даже нужно, но не в том смысле…

Все, приехали! Пора к психоаналитику!

Тем временем Лорен Грабл-Монро закончила отвечать на вопросы и подписывать книги, встала из-за стола и послала поклонницам воздушный поцелуй.

— Кстати, Лукас, как продвигается твой репортаж? — не поворачивая головы, поинтересовался Адам.

— Не так, чтоб очень, — признался Лукас. — С героиней сложности.

— Не можешь найти миллионершу? В Чикаго полно богатых женщин!

— Да, но все какие-то не такие…

— А тебе какая нужна?

Лукас тяжело вздохнул:

— Слушай, не дави на меня. Дай мне время, ладно?

— Что я слышу? — комически закатил глаза Адам. — У нашего героя-любовника проблемы с прекрасным полом?

— Репортаж будет, — заверил его Лукас. — Просто дай мне еще неделю-две. — И, не теряя времени, перешел в атаку; — А как твоя статья?

«Какая статья? Ах, черт!»

Адам не понимал, как мог об этом забыть. Но тот вечер в баре, когда они с Лукасом строили планы наказания негодяйки Лорен (как же, как же — нагишом под палящим солнцем пустыни! — такое не забывается), напрочь вылетел у него из головы.

Точнее, кое-какие воспоминания сохранились. Например, образ соблазнительной обнаженной красотки, привязанной к столбу и густо обмазанной медом, то и дело всплывал перед ним во сне, а порой и наяву, и обычно в самые неподходящие моменты. Особенно с тех пор, как Адам увидел фотографию Лорен. Вот и сейчас при одной мысли о дерзкой белокурой головке, о нагих плечах, трепещущей груди, гибком бронзовом теле…

Гм! Так на чем он остановился?

На том, что из-за разных неотложных дел идея журналистского расследования все отодвигалась и отодвигалась на потом; пока наконец не исчезла с горизонта. Но теперь Адам не понимал, как мог отказаться от этой мысли. Особенно теперь, когда узрел таинственную леди во плоти (и, надо признаться, в очень соблазнительной плоти!).

— Тружусь не покладая рук, — соврал он.

— Не покладая рук, говоришь? — расплылся в нахальной ухмылке Лукас.

Не дожидаясь, пока младший товарищ отпустит очередную пошлую шуточку, Адам уточнил

— Раскапываю ее подноготную. Хочу выяснить все: кто она такая, откуда, где живет, чем занимается и как ей в голову пришло написать эту проклятую книгу!

— А дальше что? — с энтузиазмом подхватил Лукас.

— Что дальше — не знаю. Хотя кое-какие мысли на сей счет имеются. Не знаешь, в каком разделе продаются книги о пустыне Гоби и кровожадных стервятниках?

— Ну что, разошлись? — вздернула голову Дорси.

Френ Скотт, служащая рекламного отдела «Рок-Касл Букс», прикрыла дверь складского помещения, и невнятный гул голосов в зале сменился благословенной тишиной.

— Если бы! У дверей дежурит не меньше дюжины поклонников — мечтают перемолвиться с Лорен еще парой слов. Большая часть — мужчины, и некоторые очень симпатичные.

— Скажи им, что Лорен уже ушла, — вздохнула Дорси.

— Думаешь, я не говорила? Но кто-то из них видел, как Лорен — то есть ты — скрылась за этой дверью. Теперь они не разойдутся, пока ты — то есть Лорен — не покажешься. Боюсь, придется ей — то есть тебе — сидеть здесь до закрытия.

До закрытия? Да она и пяти минут больше не выдержит!

Кожа на голове под париком чешется. Туфли безбожно жмут. Макияж весит, кажется, не меньше тысячи тонн, а лифчик «Уандербра» так сдавил грудь, что она вообще не понимает, как до сих пор не умерла от удушья.

При этом, как ни странно, встреча прошла вполне успешно. Особенно если учесть, что на протяжении всего мероприятия Дорси погибала от страха. И сейчас мечтала об одном: вернуться домой, принять ванну и вернуться к спокойной, размеренной, такой привычной жизни Дорси Макгиннес.

— Так что устраивайся поудобнее, — продолжала рекламщица. — Можешь что-нибудь почитать.

— У меня сейчас одно желание: домо-о-ой!

— Неудивительно, — сочувственно улыбнулась Френ. — Такие мероприятия даже при благоприятных обстоятельствах чертовски выматывают. А у тебя, насколько я понимаю, обстоятельства не самые благоприятные.

Френ Скотт, разумеется, была осведомлена обо всех проблемах «Лорен Грабл-Монро» — иначе не смогла бы играть роль сопровождающей в рекламном турне. Давая ей это задание, начальство строго предупредило: «Не будешь держать рот на замке — останешься без работы!»

— Я не предполагала, что возникнет такой ажиотаж, — извиняющимся тоном объяснила она. — Иначе заранее подогнала бы машину к черному ходу. Но мне казалось, что все пойдет своим чередом: ты ответишь на вопросы, раздашь автографы — и все разойдутся… Может быть, тебе выйти и перемолвиться с ними еще парой слов?

Дорси решительно замотала головой.

Знала бы Френ, каких трудов стоило ей превращение в Лорен! Несколько дней они с матерью бегали по магазинам, закупая амуницию женщины-вамп. Первое преображение заняло четыре часа: к концу его и Дорси, и Карлотта едва не падали от усталости.

Но результат превзошел все ожидания. Белокурый парик, цветные контактные линзы, лифчик «Уандербра», увеличивающий грудь, туфли на шпильках и два-три — а может, и десять-двадцать! — слоев губной помады, румян, теней и черт знает чего еще сделали из нее совершенно другого человека. Дорси Макгиннес превратилась в Лорен Грабл-Монро.

Наполовину.

Предстояло еще изменить голос. Но это не самое страшное: хрипловато мурлыкать на низких нотах и чувственно растягивать слоги Дорси скоро научилась. Плавными движениями и чувственной походкой, хоть и не без труда, овладела. Страшнее всего оказалось другое: научиться держаться вызывающе и сексуально.

Нельзя сказать, что Дорси презирала секс. Те несколько раз, когда это с ней случалось — давным-давно, в прежней жизни, — так вот, те несколько раз ей определенно понравилось. Дело в другом. Дорси ненавидела сексапильность. Все существо ее восставало при мысли превратиться в товар на продажу, в приманку для двуногих хищников.

Однако именно это требовалось от Лорен Грабл-Монро.

О господи, как чешется голова под париком!

Дорси потерянно оглянулась вокруг… и в этот миг взгляд ее упал на джинсовый студенческий рюкзачок, скромно притулившийся в углу пустой полки. Ее собственный рюкзачок, между прочим. В котором скрывались синие джинсы, ботинки и свитер, которому позавидует любой лесоруб. Именно в этой униформе Дорси вела занятия в «Северне», откуда забрала ее Френ.

Так, кажется, где-то здесь была служебная уборная…

— Я ухожу, — решительно заявила Дореи.

— Бросишь Лорен на растерзание фанатам? Да ты храбрее, чем я думала!

Усмехнувшись, Дорси принялась отклеивать фальшивые ногти.

— Лорен останется здесь. Уйду я.

Четверть часа спустя элегантная кареглазая блондинка превратилась в зеленоглазую, рыжеволосую и вовсе не элегантную особу. В выцветших джинсах, растянутом свитере, в очках и, конечно, безо всякой косметики. Костюм, шпильки, парик и прочие атрибуты Лорен Грабл-Монро исчезли в рюкзаке.

Удовлетворенно улыбнувшись, Дорси застегнула «молнию» и бросила рюкзак Френ.

— А теперь пойду вниз, в кафе, — объявила она, — выпью капуччино со льдом.

— Но… как же ты доберешься домой?

— Возьму такси. — Она улыбнулась и подмигнула. — Лорен оставляю на тебя. Присмотри за ней, ладно?

И Дорси вылетела за дверь.

5

Если бы Адам смотрел, куда идет, то не столкнулся бы с женщиной, внезапно вынырнувшей из-за стопки бестселлеров. Не выбил бы у нее из рук пластиковый стаканчик с кофе. Не подхватил бы за талию, испугавшись, что она вслед за кофе полетит на пол. Не ощутил бы, как по телу прокатилась жаркая волна… только вот чего?

Существует ли антоним у «импотенции»?

Может быть, мужественность?

Нет, «жаркая волна мужественности», да еще «прокатившаяся по телу» — это никуда не годится. Однако именно это небывалое ощущение поразило Адама, когда он взглянул в такие знакомые — и такие вечно новые — глаза цвета июньской листвы.

И возблагодарил небеса за то, что не смотрел, куда идет.

— Мак! — воскликнул он, пораженный этим нежданным подарком судьбы, который в самом буквальном смысле свалился ему в руки.

А в следующую секунду осознал, что наконец-то, после двух месяцев томительных мечтаний, пустых раздумий, бесплодных фантазий, держит ее в объятиях! И от этой мысли жаркая волна непонятно чего превратилась в раскаленное цунами.

Никогда прежде Адам не предполагал, что в стихийных бедствиях таится столько блаженства.

Но не успел он подумать о чем-нибудь еще (если, конечно, был способен о чем-нибудь думать), как Мак опомнилась, выпрямилась, отстранилась… и сделала бо-о-ольшой шаг назад.

Только сейчас Адам заметил, что выглядит, она не так, как обычно. Исчезла толстая коса, без которой Мак в «Дрейке» не появлялась: буйные темно-рыжие кудри рассыпались по плечам, окружили лицо пылающим нимбом. И само лицо изменилось — теперь на носу сидели круглые очки в металлической оправе. Обычно очки портят женщин, но Мак и в этом не походила на других. Толстые стекла увеличили ее глаза, сделали их ярче и выразительнее.

И отражался в этих зеленых омутах… страх?

Что за чушь! Ради всего святого, с чего бы Мак бояться Адама? Если на то пошло, это она — нежная, чувственная, соблазнительная — для него опаснее любого дикого зверя!

— Что ты здесь делаешь? — поинтересовался он.

И тут же сам ответил на собственный вопрос:

— Подожди. Не говори. Попробую сам догадаться. Пришла посмотреть на новую гуру и пророчицу женского движения?

— И кто же это? — прищурилась Мак. Адам снисходительно улыбнулся:

— Неплохо придумано. И все же готов спорить на что угодно, что передо мной — преданная ученица Ее Стервичества мисс Лорен Грабл-Монро.

— А, вот вы о ком!

— Только, пожалуйста, не притворяйся удивленной.

В глубине души Адам чувствовал, что девушка вовсе не притворяется. Она действительно удивлена. Только не разговором о Лорен Грабл-Монро. Удивление ее — и еще какое-то иное чувство, которого Адам определить не мог, — явно связано с его появлением, в магазине.

Что ж, вполне естественно, сказал он себе. Впервые они встречаются не в «Дрейке». Там, в клубе, их роли четко определены. И, помимо всего прочего, их разделяет стойка бара. Никогда еще Адам и пальцем к Мак не притрагивался. Теперь же, когда и физические, и психологические барьеры разом исчезли, он изнывал от желания дотронуться до нее! Ничего удивительного, если оба они ошарашены и напуганы.

Но больше всего Адама поразило собственное волнение, тревога, неуверенность… почти страх. Черт побери, что это на него нашло? Он в жизни ничего не боялся!

Почему же при виде этой милой девушки он, такой уверенный в себе, всегда теряется?!

— Рада была увидеть вас, мистер Дариен, — заговорила Дорси и присела на корточки, чтобы поднять с пола стаканчик. Стаканчик был закрыт, и большая часть напитка не разлилась — лишь тонкая коричневая струйка вытекала из-под пластиковой крышки на пол. — Пойду найду кого-нибудь, попрошу, чтобы здесь прибрались. До встречи в «Дрейке».

«Иными словами, „вали-ка ты отсюда!“, — мысленно перевел Адам.

— Я помогу, — предложил он.

Приседать с ней рядом он не стал, а вместо этого помахал рукой, привлекая внимание служащих Очевидно, кто-то из них видел происшествие: тут же к ним подлетел молодой человек с целой охапкой бумажных полотенец.

— Я куплю тебе новый ко…

Тут Адам опустил глаза — и едва не подавился, увидав в чашке кубики льда и белую пену сливок. Господи помилуй, что за издевательство над благородным напитком?

— Новую порцию того, что ты пьешь, — уточнил он.

Служащий заверил, что сейчас устранит беспорядок. Мак, поднявшись, рассыпалась в извинениях, хоть и была ни в чем не виновата.

— Тебе незачем извиняться, — заметил Адам. — Это моя вина.

Мак смело встретила его взгляд: зеленые глаза ее полыхнули.

— Верно, — ответила она, — но вы ведь не извинились?

Мгновение они вели молчаливый поединок взглядов, затем Адам повернулся к служащему.

— Прошу прощения, — произнес он и, не дожидаясь ответа, снова обернулся к Мак:

— Я куплю тебе еще.

Она испустила вздох и потрясла головой:

— Вы никогда не считаетесь с чужими желаниями?

— Разумеется, нет, — коротко ответил Адам, не утруждая себя дальнейшими объяснениями. В самом деле, что тут рассусоливать?

Мак кивнула:

— «Разумеется, нет». Иного ответа я и не ждала.

Адам ее не слушал — он смотрел, не в силах отвести глаз, жадно пожирая взглядом каждый дюйм ее тела. Случалось ли ему когда-нибудь видеть Мак ниже талии? Наверняка случалось; почему же он забыл, как прекрасны ее ноги?

Свободные брюки — часть униформы официантки — не подготовили Адама к лицезрению стройных, не правдоподобно длинных ног, обтянутых выцветшими джинсами. Свитер, к сожалению, не обтягивал тела — однако при столкновении он сполз с плеча и обнажил белую бретельку лифчика, не говоря уж о белоснежной коже. Так Адам узнал, что и у мешковатых свитеров есть свои плюсы. Нельзя сказать, что Мак обладала каким-то выдающимся бюстом, но и то, чем наградила ее природа, смотрелось весьма впечатляюще.

— Я куплю тебе еще кофе, — повторил он в третий раз, раздраженный тем, что Мак не желает повиноваться его предложению — точнее, приказу.

— Не нужно, — торопливо ответила она. — Все в порядке. Я все равно собиралась зайти куда-нибудь перекусить.

— Тем лучше, — подхватил Адам. — Я тоже

Еще не ужинал. А в двух кварталах отсюда есть очень симпатичный ресторан. Пошли. Я угощаю. Снова она окинула его взглядом, исполненным неземного страдания, и испустила мученический вздох. Что такое? Чем она недовольна? Намекает, что он чересчур раскомандовался? Да, он умеет настоять на своем — и привык считать это достоинством, а не пороком! Чего стоит мужчина, не способный переубедить оппонента? Переубедить, уговорить, заставить… хм… да кого интересуют такие нюансы?

— Адам, вам совершенно незачем угощать меня ужином, — решительно проговорила Мак

На сей раз Адам понял: она твердо вознамерилась, дать ему от ворот поворот. И сам изумился, когда осознал, насколько это его задело.

— Да ладно тебе! — сменил он приказной тон на вкрадчивый. — Подумаешь, большое дело — ужин! Что в этом такого?

Едва эти слова слетели с его губ, как Адам вспомнил, что в этом такого. Муж. Она ведь замужем. Да, большое дело…

Почему-то ее муж всегда представлялся Адаму большим. Во всех отношениях (ну, почти во всех). Двухметровый мужик под полтора центнера весом. Волосат и могуч. Рожа зверская Шеи не видно. Огромное пивное брюхо. И крохотный…

Но тут его размышления сделались столь тошнотворно-натуралистичны, что Адам тряхнул головой и взглянул на левую руку Мак, где привык видеть кольцо. Однако, к величайшему его удивлению — и еще большему любопытству, — тонкого золотого ободка на безымянном пальце не было.

Тут же его поразила новая мысль, казалось бы, никак не связанная с предыдущей. В

последнее время Мак несколько раз пропускала свою смену. Ее частенько подменяли другие девушки. Быть может, отсутствие Мак на работе и отсутствие кольца на пальце как-то связаны? Что, если у нее проблемы в семье? А может, она разошлась с мужем? И теперь (об этом даже думать страшно — но что делать, против логики не попрешь!) пришла на встречу с Лорен Грабл-Монро, стремясь поскорее заарканить какого-нибудь завалящего миллионера?

— Не нравится мне эта мысль, — возразила она.

Однако — и на это Адам обратил внимание — не стала объяснять почему.

— А по-моему, отлично придумано! — отрезал он.

И быстро — пока она не успела возразить, а сам он не успел пожалеть о своем решении — подхватил ее под руку и повлек к выходу.

— Кроме того, — поспешно добавил он, — я давно уже собирался с тобой кое о чем поговорить, а «Дрейк» — не лучшее место для разговора по душам.

Дорси сама не понимала, как Адаму удалось ее уговорить. Однако и четверти часа не прошло, а она уже сидит напротив него за удобным столиком на двоих в тихом ресторанчике.

Впрочем, зачем себя обманывать? Никакой загадки нет: он ее уговорил, потому что она ему позволила. А вот почему позволила — это другой вопрос. Ждущий отдельного исследования…

Хотя лучше сразу внести ясность: Дорси прекрасно понимала, почему дала себя уговорить. Тому были две причины.

Первая: Адам застал ее врасплох

Вторая, и главная: а кто бы отказал такому потрясающему мужчине?

С первого же дня знакомства она обнаружила, что не может устоять перед его обаянием. Он скрывал в себе загадку — а она с детства обожала головоломки. Адам воплощал в себе все, что Дорси в мужчинах ненавидела: богатый, самоуверенный, сноб, эгоист — и все же было в нем что-то этакое…

Что — Дорси сама не могла объяснить. Но это туманное нечто в нем взывало к такому же затаенному и неопределимому в ней. Звучит расплывчато и довольно глупо, но иначе выразиться она не могла. Стоило ему появиться в «Дрейке» — и каким-то шестым чувством она ощущала его присутствие. Могла стоять спиной к двери, могла сосредоточиться на приготовлении незнакомого сложного коктейля, но, едва Адам Дариен пересекал порог, она знала: он пришел, он здесь.

Подобных чувств она не испытывала никогда. Привычка все анализировать не позволяла ей пройти мимо этого необъяснимого феномена.

Интуитивно Дорси чувствовала, что непробиваемая самоуверенность Адама — лишь маска. В глубине души он сложнее и интереснее, чем тот блестящий фасад, который он предъявляет миру. В отличие от большинства снобов, Адам — умный и интересный собеседник. При всей своей самоуверенности он умеет слушать других и, даже когда не согласен с Дорси (а не согласен он с ней почти всегда), неизменно дает понять, что с интересом относится и к ее мнению.

Да, Адам — настоящий кладезь противоречий. То грубоват, то безукоризненно галантен. То сговорчив, то готов спорить до хрипоты. Противник — но противник, с которым интереснее, чем с иными союзниками. Пожалуй, ни один из ее знакомых мужчин не был способен заинтересовать ее и как человека, и как женщину.

«Ну и наконец, — призналась себе Дорси, уткнув нос в меню и исподтишка поглядывая на Адама, — наконец, нельзя не признать, что он невероятно хорош собой! „Невероятно“ — это еще слабо сказано», — вздохнула Дорси. Вздохнула, ибо привыкла гордиться своими мозгами и презирать грубое, примитивное сексуальное влечение. Однако желание, что охватывает ее всякий раз, когда в поле зрения появляется Адам, именно примитивно. Без сомнения, грубо. И неописуемо сексуально!

Одного этого, мрачно думала Дорси, достаточно, чтобы держаться от Адама Дариена подальше. Все ее перепады настроения, приступы грусти и ожидание чуда… Похоже, такого состояния она никогда не испытывала. Кажется, она и вправду теряет голову. Голову свою Дорси ценила. И, уж конечно, не собиралась отправляться в экспедицию по неизведанным землям, пока на ней, словно камень на шее, висит неотразимая мисс Лорен Грабл-Монро!

— Ну, чего тебе хочется? — поинтересовался Адам, поднимая глаза от меню.

Она не успела отвернуться; он поймал ее взгляд и ухмыльнулся — ужасно самодовольно! — заметив, что она глаз с него не сводит.

«Лучше ему не знать, чего мне хочется!» — сказала себе Дорси.

— Знаете, не могу выбрать.

— Странно, — протянул он, не отводя от нее глаз. — А вот я точно знаю, чего хочу.

От этих слов по телу Дорси пробежала жаркая волна. Что ответить, боже, что же ответить? Эх, была бы на ее месте Лорен Грабл-Монро! Уж она-то бы выкрутилась!

По счастью, в этот миг у стола появился официант с напитками. Напитки заказывал, конечно, Адам. Разумеется, не поинтересовавшись, что она будет пить. Интересно, с чего ему в голову взбрело вместо капуччино со льдом поставить перед ней бокал дорогущего «Мерло»?

Адам немедленно ответил на ее невысказанный вопрос.

— На улице холодно, — заметил он, — я подумал, что тебе не помешает немного согреться.

Спасибо, она уже… гм… согрелась. Даже слишком. Только ему об этом знать необязательно.

Пробормотав «спасибо», Дорси покорно поднесла бокал к губам. Густое темное вино приятным теплом разлилось внутри. Но куда сильнее Дорси пьянил обращенный на нее смущающий взгляд Адама. А если когда-нибудь этот мужчина будет лежать рядом с ней…

Нет, только не думать об этом!

Официант торопливо записал их заказы (секунду спустя Дорси уже не могла вспомнить, что заказала) и удалился, снова оставив их вдвоем.

Дорси чувствовала: она должна заговорить, должна что-то сделать — что угодно, лишь бы унять пожар, сжигающий их… — с чего это она вообразила, что их, — ладно, сжигающий ее изнутри. Но Адам, по мужской традиции, перехватил инициативу, заговорив первым.

И такое сказанул…

— А теперь, Мак, расскажи мне о своем муже.

Все, что угодно, ожидала услышать Дорси, но такое… Верно, в «Дрейке» он пару раз заговаривал о ее семейном положении, но это были ничего не значащие слова, в порядке легкого флирта, что-то типа: «Не будь ты замужем, я бы тебя сводил туда-то и туда-то…» Никогда прежде Адам не расспрашивал ее о муже. И Дорси не могла понять, почему это его вдруг заинтересовало.

А в следующий миг вспомнила, что обручальное кольцо — атрибут ее униформы — осталось на своем обычном месте, в шкафчике раздевалки в «Дрейке». Моля бога, чтобы Адам этого не заметил, Дорси осторожно убрала левую руку со стола и опустила под скатерть.

— Почему это мой муж тебя заинтересовал?

Он пожал плечами, но в этом жесте не было ни грана беззаботности.

— Как-то раз в разговоре ты заметила, что, по-твоему мнению, деньги могут решить все проблемы.

Наклонившись вперед, Адам поставил локти на стол и опустил подбородок на скрещенные руки. В перемене позы не было ничего угрожающего, но сердце у Дорси заколотилось, словно зайчишка, попавший в капкан.

— Если это правда, почему же ты не нашла себе богатого мужа? Почему не заарканила миллионера? Ведь тогда твоя жизнь стала бы намного проще.

— А с чего ты взял, что мой муж беден? — уклончиво ответила она.

В ответ Адам рассмеялся низким хрипловатым смехом. Боже, что за смех! Голова кругом идет…

— Прежде всего, ты из «Северна». Всем известно, что в этом колледже учатся студенты с доходом ниже среднего. И потом, есть еще такая мелочь, как твоя работа в «Дрейке». Можешь считать, что я полон предрассудков, но жена богатого мужа в «Северне» учиться не станет, и, уж конечно, ей и в голову не придет подрабатывать в баре! Для такой милой девушки это не самое подходящее место.

Услышав такие слова, Дорси замолчала надолго. И не потому, что затруднялась с ответом — нет, просто Адам назвал ее «милой девушкой», так, словно… Словно действительно так думал. Словно она и вправду ему нравится.

Но Дорси слишком хорошо знала: такого быть не может. Для клиентов «Дрейка» официантка ничем не отличается от проститутки.

— Может быть, — ледяным голосом ответила она, — я работаю в «Дрейке», потому что мне нравится встречаться с интересными, людьми и вести занимательные беседы.

«Господи, — ужаснулась Дорси, — глупее ответа и не придумать! Что я несу?!»

Адам, похоже, думал точно так же, он усмехнулся, поглаживая пальцами бокал. Сердце Дорси колотилось как бешеное: сама не понимая почему, она не могла отвести взгляда от его рук. Какие красивые руки! Большие, сильные, широкие ладони, длинные гибкие пальцы с крупными ногтями… Такие руки и должны быть у настоящего мужчины.

— А еще может быть, — заметил он насмешливо, — что сегодня ночью, пока мы будем спокойно спать в своих постелях, на Землю обрушится астероид размером со штат Техас!

— Почему бы и нет? — пожала плечами Дорси. Адам рассмеялся, а затем снова начал упрашивать:

— Ну, Мак, выкладывай. Мне не терпится узнать, какими же добродетелями этот прекрасный принц пленйй твое сердце?

— Ну знаешь, то есть знаете, так сразу и не скажешь?

В самом деле, что сказать, кроме того, что «прекрасного принца» просто-напросто не существует? Может быть, этим он и пленил сердце Дорси? Порой и небытие бывает полезно. Жаль, эта «добродетель» не присуща большинству ее знакомых мужчин.

О присутствующих, разумеется, речи нет.

— Как его зовут? — спрашивал тем временем Адам.

— А тебе на что? — огрызнулась она, окончательно перейдя на «ты». — Я ведь не спрашиваю о твоих подружках!

— Подружках? — повторил Адам, изумленный и, кажется, несколько сконфуженный. — Во множественном числе? Почему ты думаешь, что у меня их много?

Дорси дернула плечом.

— Понятия не имею. Как-то не интересовалась твоей личной жизнью. Просто ты похож на мужчину, у которого…

— Что-что? — переспросил он с явным интересом, ухмыляясь своей фирменной бесстыжей ухмылкой.

— Ничего, — отрезала Дорси, гадая, что за нелегкая дернула ее поднимать эту тему. — Неважно.

Несколько секунд Адам молчал, задумчиво разглядывая ее, потом заговорил:

— Ладно, мы ведь говорили о тебе.

Ах, черт! Вот что значит журналист — раз уж пристал, не отцепится!

— Я не хочу говорить о себе, неужели не понятно?

Как бы перевести разговор на безопасную тему? Почему-то в «Дрейке» Адам не задает ей неудобных вопросов. Они просто болтают обо всем дна свете, и чем сильнее Дорси увлекается разговором, тем шире улыбается Адам (и тем щедрее становятся его чаевые). А увлекается Дорси почти всегда — не потому, что любит деньги, а потому, что ей нравится его улыбка. Даже слишком нравится. Дорси никогда не отличалась болтливостью, но порой ловит себя на мысли, что готова говорить без умолку, лишь бы он все смотрел и смотрел на нее и улыбался…

— Держу пари, он «синий воротничок», — прервал ее размышления Адам.

— Кто?

— Твой муж. Готов спорить, он работает на какой-нибудь здоровенной машине.

Дорси невольно прыснула.

— С чего ты взял?

Адам пожал плечами.

— Например, водит экскаватор. Или нет, подожди… Бульдозер! Я угадал, верно?

Дорси открыла рот, но тут же снова закрыла, ибо, по совести, не имела представления, что ответить.

Приняв ее молчание за знак согласия, Адам продолжал:

— Так я и знал! Я знаю женщин. И знаю, какие мужчины их привлекают. Ты просто не могла не запасть на здоровенного парня с огромными ручищами, в промасленной спецовке.

Дорси наклонила голову.

— Понятно. А что еще ты скажешь об этом бульдозеристе, за которого я вышла замуж?

Он, казалось, задумался.

— Хм, дай подумать. Имя у него должно быть короткое, простое, рабочее. Ну, например… например…

— Кнут? — предложила она, едва сдерживая смех — Рокки? Эксель? Булл?

Адам прищурился:

— Мне скорее кажется… да, пожалуй… Дейв.

— Значит, Дейв-бульдозерист?

— Если я не прав, скажи.

— У тебя интересный склад ума, — заметила Дорси, не желая отвечать ни «да», ни «нет».

— И не только ума, — тихо ответил он, глядя ей в глаза и чему-то загадочно улыбаясь.

Компания за соседним столиком громко расхохоталась, но смех донесся словно из дальнего далека. Дорси не могла оторвать взгляда от этих огромных карих, словно у олененка Бемби, глаз. Она тонула в его глазах, медленно, но верно погружалась в омут, откуда нет возврата…

А в следующий миг Адам, заговорив, развеял очарование.

— По крайней мере, приятно знать, что хоть ты не гоняешься за миллионерами, — заметил он, поднося бокал к губам, — Попадись мне эта Лорен Грабл-Монро, она бы на собственной шкуре узнала, что миллионер — зверь опасный! — Поставив бокал, он мечтательно повторил:

— Ну, попадись мне только эта Лорен Грабл-Монро!

Дорси приказала себе не отвечать и хотела перевести разговор на что-нибудь отвлеченное и безопасное. Религия, например, или политика, женское равноправие, мода — все сойдет. Но, будучи от природы женщиной импульсивной и вспыльчивой и к тому же приняв эти слова на свой счет… словом, она поняла, что этого ему так не оставит.

— А с чего ты взял, — произнесла она самым медовым голосом, на какой только была способна, — что я не мечтаю заарканить миллионера?

Адам удивленно поднял брови. «А я ведь могу его поцеловать, — вдруг подумала Дорси. — Так просто — нагнуться к нему и… И пусть смотрит весь свет — плевать!»

Нет-нет, что за глупости, она вовсе не хочет с ним целоваться! На глазах у всего ресторана! Надо ж такому в голову прийти!

Вот в спальне — другое дело…

— Ты мечтаешь заарканить миллионера? — как издалека донесся до Дорси голос Адама. — Значит, ты решила расстаться с мужем?

Что это? Неужели в голосе его прозвучало волнение? Да нет, ей показалось.

— Пока не знаю, — протянула Дорси. — Это зависит…

— От чего?

Она улыбнулась своей самой озорной улыбкой.

— От того, постирает ли он сегодня белье.

Адам едва не вскочил с места.

— Что-о? Ты заставляешь беднягу стирать?

— Но ведь половина грязного белья — его, так почему бы ему не стирать? — невозмутимо парировала Дорси.

— Не могу себе представить, как Дейв-бульдозерист сортирует грязные носки!

— О, если бы ты только знал, на что способен бульдозерист Дейв!

Дорси совершенно не ожидала, что ее слова прозвучат так двусмысленно. Напрасно она расслабилась: в их с Адамом беседах всегда рано или поздно появляются фривольные нотки. Может быть, поэтому ей так нравится с ним разговаривать? Без скабрезностей, без красноречивых жестов или пошлых признаний, одними лишь шутливыми, словно невзначай брошенными словами он дает понять: она ему нравится. Его влечет к ней. И Дорси сгорает от желания ответить: «Да, и ты мне нравишься, и меня к тебе влечет…» Хотя этого как раз говорить нельзя, иначе беседа могла принять опасный оборот…

— И чем же так неотразим бульдозерист Дейв?

По-настоящему опасный оборот.

Ибо от его слов — точнее, от того, как произнес он эти обыденные слова, — повеяло таким жаром, что Дорси боялась открыть рот, не доверяя ни собственному голосу, ни собственному рассудку. Адаму же, как видно, смятение было неведомо. Он медленно поднес бокал к губам и отхлебнул вина — а сам ни на секунду, ни на миг не сводил с нее испытующего взгляда. Беспомощно, словно кролик, завороженный удавом, следила Дорси, как перекатываются мускулы у него на шее, и с ужасом ощущала, что все гуще заливается краской.

Но еще больше ее испугала улыбка Адама — он улыбался так, словно понял ее состояние, угадал ее мысли и чувства. И сказал, поставив бокал на стол:

— Можешь не отвечать. Сейчас меня занимает куда более важный и интересный вопрос: в чем же твоя неотразимость, Мак?

6

Адаму так и не довелось этого узнать. По крайней мере, в тот вечер. Ужин окончился, Адам вез Дорси домой по тихим вечерним улицам. В машину Дорси пришлось затаскивать почти что силой — она упрямо настаивала, что пойдет домой пешком.

Адам не только не получил ответа на свой вопрос — это бы еще полбеды! — но и не понимал, зачем вообще его задал. Что за сила исторгла из его уст эту двусмысленную фразу? С чего ему вздумалось интересоваться ее… гм… способностями? Должно быть, потерял контроль над собой от раздражения, слушая, как ловко она обходит вопрос о своем муже. Говорить полчаса и не сказать ровно ничего — это надо умудриться! В чем же тут штука?

Замужем она? Или в разводе? Нет, начнем с начала: а был ли муж? Положа руку на сердце, теперь Адам в этом сомневался Отсутствие кольца, уклончивые ответы — все заставляло усомниться в существовании бульдозериста Дейва.

Так замужем или нет?.. И почему, черт побери, его это так занимает?

Черный «Порше» катился по Оук-Брук, мягко рокоча мотором, должно быть, наслаждался свежестью и прохладой вечернего воздуха. А вот из пассажиров ни один не подавал голоса. И за ужином их беседа была более чем натянутой, что довольно странно, если вспомнить, какие словесные перестрелки вели Адам и Мак в клубе «Дрейк».

Может быть, дело в том, что там их разделяет стойка бара — не говоря уж об очевидной разнице в общественном положении? Как ни странно, благодаря этим внешним ограничениям оба чувствуют себя свободнее. И без стеснения разговаривают на самые разные темы. А теперь, когда все барьеры рухнули, живой свободный разговор уступил место (тут Адам скривился от отвращения) натянутой светской болтовне. Они проговорили целый час — и не сказали друг другу ничего конкретного!

Например, о муже Мак. Или его отсутствии.

Так все-таки — замужем или нет?

Сейчас, в конце вечера, Адам склонен был ответить: «Нет». Причина тому — не кольцо. И даже не словесные увертки.

Нет, дело в том, какими глазами смотрела на него Мак за ужином. Так, словно мечтает о десерте, не обозначенном в меню. Замужние женщины не пожирают посторонних мужчин откровенными взглядами — если, конечно, они счастливы в браке.

Но если Дорси замужем, вопрос закрыт. И неважно, счастлива она со своим бульдозеристом или мечтает погулять на стороне. Адам не из тех, кто станет разорять семейный очаг — чужой или свой собственный. Слишком хорошо известно ему, что такое измена: на собственной шкуре он узнал, как больно ранят обман и предательство.

Но если она не замужем…

Что ж, даже в этом случае — стоит ли рисковать? Что, если вместе со своими коктейлями Мак смешает, взболтает, перевернет вверх тормашками (а может быть, и разобьет) его жизнь? Они с ней друзья — зачем же все усложнять? К чему портить дружбу?

— Теперь направо, — вдруг прервала его размышления Мак. — Дом семьдесят три. Второй от угла.

Притормозив, Адам приблизился к миленькому (обычно он, как всякий нормальный мужчина, избегал этого слова, но сейчас оно пришлось как нельзя кстати) двухэтажному домику и при-парковался у подъезда. В этот поздний час на улице было пустынно. В блекло-голубом свете уличного фонаря Адам различил крыльцо с витыми перилами, разноцветные хризантемы в цветочных ящиках под окнами, кружевные занавески.

Дома в этом районе стоят недешево, невольно подумал Адам. А аренда, должно быть, еще дороже обходится. Откуда у молодой преподавательницы, подрабатывающей в баре, или у ее мужа-бульдозериста такие деньги? Если, конечно, есть муж.

Так замужем или нет?

Есть только один способ это выяснить.

— Я тебя провожу, — произнес Адам, очень надеясь, что в его предложении не звучат приказные нотки.

Однако, заглушив мотор и обернувшись, он обнаружил, что Мак, распахнув дверцу, уже выскакивает из машины. Спрыгнув на землю, она бросилась наутек.

— Эй! — завопил Адам, бросаясь в погоню. Он настиг ее уже на крыльце. Не в силах удержаться, схватил за локоть. Должна быть, этот жест застал ее врасплох — Мак пошатнулась, и Адам, как и полтора часа назад, инстинктивно обхватил ее за талию, чтобы спасти от падения. Но теперь был готов к ее реакции и не дал сделать бо-о-ольшой шаг назад.

— Куда ты так спешишь? — задыхаясь, спросил он.

Адам не понимал, почему задыхается после такой короткой пробежки. Но вот взглянул ей в лицо — и сразу понял почему. Один взгляд ей в глаза — и у него перехватило дыхание.

Во время ужина Мак сняла очки (должно быть, это что-то значило, но в тот момент у него не было ни времени, ни настроения разгадывать психологические шарады). В тусклом блеске фонаря глаза ее казались еще больше, ярче, зеленее. Губы — пухлые, сочные, зовущие губы — чуть приоткрылись, от удивления или от чего-то еще — бог его знает! А волосы, буйные медные кудри, что весь вечер огненными языками плясали вокруг лица, словно моля о прикосновении мужской руки, — они и теперь разметались по плечам и словно притягивали его.

Как тут удержаться?

Протянув руку к ее плечу, медленно, словно во сне, он пропустил между пальцами рыжий локон. Рука его придвинулась к ее лицу: миг — и пальцы уже касаются нежной гладкой кожи. Мак прерывисто вздохнула: глаза ее расширились, губы приоткрылись сильнее. И тогда — не думая, ни о чем не спрашивая — Адам склонил голову и припал к ее губам. Пламя вспыхнуло в его чреслах, когда он в первый раз ощутил ее вкус — вкус вина и женщины. Страстно желая большего, он шагнул вперед и приблизился к ней вплотную. Рука его легла ей на затылок, откинула голову назад, чтобы без помех наслаждаться нежностью поцелуя. Другой рукой Адам обхватил ее за талию и прижал к себе.

На миг она замерла, упершись сжатыми кулаками ему в грудь, словно хотела оттолкнуть его — но так и не оттолкнула. Вместо этого — вдруг, без предупреждения — прильнула к нему, обняв рукой за плечи, а другую руку запустив ему в волосы. Адам крепче прижал ее к себе и уткнулся лицом в нежную кожу ее шеи. Сладкий, волнующий запах ее кожи сводил его с ума Тихо, почти беззвучно вздохнув, она откинула голову. Кончики ее волос щекотали ему руку — Адам никогда не подозревал, что это ощущение так возбуждает!

Боже, как чудно от нее пахнет! Что это за духи? Что-то густое, пряное, головокружительное, опьяняющее… Не ее запах — и все же удивительно ей подходит. Этот запах дразнил, искушал, звал. Оттянув в сторону ворот ее свитера, Адам прильнул губами к шее Мак он покрывал ее кожу поцелуями, скользя вверх-вниз полураскрытыми губами, касаясь языком.

Чувственно застонав, Мак прильнула к нему. Ощутив прикосновение ее мягкой груди, Адам потерял голову. Рука, что лежала у нее на талии, словно по собственной воле скользнула вниз, легла на упругие ягодицы, прижала Мак ближе — бедрами прямо к его мощной, яростно вздымающейся мужской плоти.

Едва бедра их соприкоснулись, бурное желание овладело Адамом. На краткий пугающий миг ему показалось, что он не сможет справиться с собой.

«Слишком быстро! — пронеслось в голове. — Остановись!»

Каким-то чудом ему все же удалось овладеть собой. С трудом оторвавшись от Мак, он поднял голову. Мак уткнулась лицом ему в плечо: она тяжело дышала, все тело ее трепетало. Адам почувствовал, что она не хочет смотреть ему в лицо, но не мог понять, радоваться этому или огорчаться.

На долгий-долгий миг застыл он в молчании, стремясь понять, что же, черт побери, только что произошло. Постепенно заставил сердце успокоиться, желание — утихнуть.

Наконец Мак подняла голову — и не отстранилась. Но и не подняла глаз. Вцепившись в отворот его пиджака, уставилась ему на грудь, словно увидела там что-то необыкновенно интересное.

Никто из них не произнес ни слова.

Наконец Адам заговорил:

— Может быть, я круглый идиот, но… ты ведь не замужем? Я прав?

Мак коротко фыркнула, на миг взглянула на него — и тут же отвела глаза. Но в этот краткий миг Адам успел заметить, что она потрясена и смущена, пожалуй, не меньше его самого.

— Поздравляю, Шерлок, — тихо ответила она. — Нет, не замужем. А кольцо надеваю только в «Дрейке», чтобы клиенты не считали меня легкой добычей.

— А была замужем когда-нибудь? — задал он новый вопрос.

Она покачала головой, глядя в темноту ночной улицы.

— Нет.

— И нет никакого Дейва-бульдозериста?

— Нет.

— Вообще никого?

На этот раз она поколебалась. И по-прежнему не поднимала глаз.

— Нет человека, о котором ты думаешь днем и который согревает твою постель по ночам? — уточнил формулировку Адам.

Она на миг зажмурилась, затем открыла глаза и медленно, очень медленно повернулась к нему лицом.

— По ночам я сплю одна.

«Значит, есть кто-то, о ком она думает!» — решил Адам. Однако не осмелился спросить, кто же это.

— Что ты делаешь завтра вечером? — вырвался у него неожиданный вопрос.

Она снова поколебалась, но не отвела взгляда.

— Работаю.

— Ах да, — кивнул он. — Я забыл. — И, надеясь, что волнение его не отразится в голосе, словно между прочим поинтересовался:

— А ты не можешь попросить кого-нибудь тебя подменить?

— Не могу, — сухо ответила она. — Я и так в последнее время много пропускаю. Линди уже сделала мне замечание.

Адам хотел спросить, почему в последнее время Мак начала пропускать работу, но снова, к собственному удивлению, спросил нечто совершенно иное:

— Когда у тебя выходной? Я хочу снова увидеть тебя.

Она долго молчала, озабоченно нахмурив темные брови. Адам не мог понять, что ее тревожит. Сам он уже давно не испытывал подобного волнения.

— Выходной у меня в четверг, — ответила она наконец. — Но я… нет, я буду занята. Не смогу. Извини.

— Тогда в субботу или в воскресенье? Она снова решительно покачала головой.

— Нет. Не получится. Я… мне нужно кое-что сделать.

От этих слов внутри у него словно туго стянулся узел. Когда она ответила на поцелуй, он вообразил, что они…

Они. В этом-то и дело. Можно ли говорить о них? Есть ли они — или только он и она? Этого Адам пока не знал.

— Это из-за твоей работы в «Дрейке»? — предположил он, — Боишься, Линди тебя уволит, если узнает, что мы встречаемся? Мак, если причина в этом, то не беспокойся, она ничего не узнает. Или, если хочешь, я могу с ней поговорить…

— Не в этом дело, — прервала его Мак.

— А в чем же?

Лицо ее омрачилось.

— Мне нужно заняться кое-чем другим.

«Кое-чем другим». Яснее некуда. Черт побери, его откровенно отшивают!

— Прекрасно, — пробормотал он. — Всего хорошего! — И, разжав объятия, он отпустил ее и сбежал по ступеням вниз.

— Адам!

В первый раз он услышал, как она позвала его по имени — и голос ее звучал жалобно, словно Мак разрывалась между долгом и затаенным желанием. Он понимал, что это безумие, но не мог уйти. Развернувшись, Адам бросился к ней, обнял, зарылся лицом в душистую копну ее волос, а затем прильнул к губам в новом поцелуе — страстном, властном, яростном.

Покорно и сладко вздохнув, она уже готова была прижаться к нему, как вдруг на крыльце вспыхнула лампа, залив их обоих резким желтым светом. Адам и Мак отпрянули друг от друга.

Дверь отворилась: на пороге стояла хрупкая изящная блондинка. При виде целующейся пары она с наигранным изумлением округлила голубые глаза и выгнула тонкие брови.

— Дорси, дорогая! — заговорила незнакомка, переводя взгляд с Мак на Адама и обратно. — Я и не подозревала, что ты здесь! Вот, решила сходить проверить, как там коты миссис Хуфдорп… — Она с улыбкой повернулась к Адаму. — Видите ли, миссис Хуфдорп, наша соседка, путешествует… Между нами, подозреваю, что она в клинике Бетти Форд — именно туда она «путешествовала» в последний раз, — но я у нее, разумеется, не спрашивала. Так вот, она оставила мне ключ и попросила кормить Мучи и Джестера, пока ее не будет…

— Мой гражданский долг — тебя предупредить, — вставила Мак, повернувшись к Адаму, — Карлотта способна говорить часами, причем собеседники ей не требуются.

Адам счел за лучшее промолчать.

— На самом деле Мучи и Джестеру не мешало бы сесть на диету, — продолжала блондинка, оправдывая предупреждение Дорси. — Джестер жирный, как… Ну, как зовут того здоровенного парня из рекламы гамбургеров?

— Э-э… Верзила? — помог ей Адам.

— Совершенно верно, как Верзила, — благодарно улыбнулась женщина. — А Мучи мне напоминает одного злодея из старого телесериала про Бэтмена. Не из тех, что одеваются в линукс… ах нет, в латекс. Все время путаю названия. «Линукс» — это что-то компьютерное, а я в компьютерах не сильна. Так вот, я не о таких говорю, а о том бандите, который одевался как египтянин. Я едва его увидела — сразу сказала: «О, египетские мотивы!» Уж в этом-то я разбираюсь — в колледже «Браун» я ходила на лекции по египтологии. Или не в «Брауне»? Подождите-ка… Не помню. Видите ли, я во многих колледжах училась, но, к сожалению, ни в одном не продержалась дольше первого семестра. Хотя не могу сказать, что меня это расстраивает. Я ведь туда поступала только для того, чтобы знакомиться с симпатичными студентами. И, вы знаете, всегда получалось! Я хочу сказать, удивительно, какие чудные мальчики попадаются в колледжах…

— Карлотта, — прервала ее Мак мягко и терпеливо, как заметил Адам.

— Что, дорогая?

— Мы, кажется, говорили о чем-то другом.

— Да, в самом деле. — Она снова одарила Адама обворожительной улыбкой. — Дорси, представь мне своего приятеля!

«Кажется, мы говорили о котах», — подумал Адам, но промолчал — ему не хотелось возвращаться к Мучи и Джестеру.


Мак испустила тяжкий вздох, и Адам почувствовал, что подобные сцены разыгрываются между двумя женщинами достаточно часто. Даже слишком часто, судя по тому, какая тоска написана у Мак на лице.

— Карлотта, это Адам Дариен, — неохотно сообщила она. — Адам, это моя мать, Карлотта Макгиннес.

Значит, Мак живет с матерью? И мать имеет дурную привычку включать свет на крыльце, когда замечает там целующуюся парочку? Должно быть, это очень раздражало ее предыдущих ухажеров… Эта мысль принесла Адаму облегчение — до следующей секунды, когда он сообразил, что будущего ухажера это будет раздражать ничуть не меньше.

— Добрый вечер, Адам, — любезно произнесла Карлотта.

— Миссис Макгиннес, — ответствовал Адам, — рад с вами познакомиться.

— Мисс Макгиннес, дорогой мой, — поправила она. — Я никогда не была замужем.

Так-так. Интересно, какие еще сюрпризы готовит ему Мак?

— Мисс Макгиннес, я очень рад с вами познакомиться.

— И Дорси тоже мисс Макгиннес, — вздохнула Карлотта. — Надо ли объяснять, как это тяжело для материнского сердца?

— Карлотта! — простонала Мак. Мать изящно махнула на нее рукой.

— Так что же, дорогая, ты войдешь?

Мак кивнула, но не трогалась с места.

— Я жду! — настаивала мать.

Мак снова тяжело вздохнула и повернулась к Адаму. В зеленых глазах ее он прочел огорчение… и тревогу.

— Спасибо за ужин.

— Тебе спасибо, — ответил он.

— За что же? — удивленно улыбнулась она. Забыв о приличиях, Адам наклонился и прошептал ей на ухо:

— За все остальное.

А затем, не в силах удержаться, запечатлел на ее щеке быстрый целомудренный поцелуй.

Хорошо, будем честны: не слишком целомудренный. По крайней мере, верный друг в штанах отреагировал на этот поцелуй мгновенно.

Но несомненно быстрый. Однако не настолько быстрый, чтобы Карлотта Макгиннес его не заметила. Ладно, какая разница? Одним поцелуем больше, одним меньше… Не для того же она, в самом деле, вышла на крыльцо в двенадцатом часу ночи, чтобы спасти от голодной смерти соседских котов!

Однако Карлотта промолчала. Не подняла крик, не попыталась защитить честь дочери. Просто окинула Адама задумчивым взглядом и проговорила:

— Дариен… Вы случайно не сын Ната и Аманды?

Адам не смог скрыть изумления:

— Вы знаете моих родителей?

— Ну, отца вашего, пожалуй, немного ближе, чем мать… — загадочно обронила она.

— Мама! — На этот раз в голосе Мак не слышалось ни мягкости, ни долготерпения.

— Дорси, дорогая, я совсем не это имела в виду! — с негодованием отозвалась мать.

— О чем это вы? — переспросил Адам.

— Ни о чем, — коротко и холодно ответила Мак — Мне пора идти. — И торопливо добавила:

— Еще раз спасибо за ужин. Увидимся в «Дрейке».

Не оборачиваясь, она проскользнула в дом, и Адам остался наедине с мисс Карлоттой Макгиннес, совершенно не понимая, что говорить и что делать дальше.

По счастью, Карлотта подобными вопросами не мучилась.

— Очень приятно было с вами познакомиться, дорогой мой, — пропела она. — Спасибо, что подвезли Дорси домой. Я всегда волнуюсь, когда она ходит одна по вечерам, но с вами она в безопасности. Мать всегда это чувствует.

С этими словами она скрылась. Щелкнул замок в двери, а секунду спустя погасла лампа — вежливый, но Недвусмысленный намек..

«С вами она в безопасности», — крутились у него в голове слова Карлотты. С этим можно поспорить. Он привез ее домой, это верно, но вот насчет безопасности…

Оба они чертовски опасны друг для друга.

7

Из книжного магазина Лукас направился прямиком в «Дрейк». Настроение у него было — хуже некуда.

Лукас Конвей, надо сказать, вообще к оптимистам не относился. Но обычно умел себя контролировать. Сегодня же ему рвать и метать хотелось — так разозлили его неприкрыто-зазывные манеры Лорен Грабл-Монро. От одного вида этой наглой бабы в нем восстала такая злоба… Не она одна, кстати — встало и кое-что другое. А хуже всего, что Лукас не видел способа разрядить свое… э-э… напряжение.

Было от чего свихнуться!

А если вспомнить, что он так и не подыскал себе миллионершу — неудивительно, что сейчас ему хочется на клочки разорвать любого, кто подойдет чересчур близко.

Что, черт возьми, приключилось с богатыми женщинами? Скромность в сторону (впрочем, скромности за ним отродясь не водилось): нельзя не признать, что Лукас молод, хорош собой и обаятелен. Интеллект выше среднего. Дурных болезней нет. Умеет вести себя за столом, способен поддержать разговор. На минном поле так называемой светской беседы чувствует себя свободнее, чем большинство знакомых ему мужчин. Почему же миллионерши на него и смотреть не хотят?

Он в точности следовал всем советам Лорен Грабл-Монро. Ну, кроме «прозрачных ночных рубашек», «откровенных топиков» и тому подобного. Однако женщины не спешили подпадать под его чары. Как он ни строил глазки, как ни играл мускулами, в глазах «подопытных крольчих» отражалось лишь легкое удивление. Странно, как это еще ни одна не погладила его по головке и не посоветовала идти домой, в постельку!

Может быть, сменить возрастную категорию и поискать свою судьбу среди первоклассниц?

Занятый невеселыми мыслями, Лукас не посмотрел, кто сегодня стоит за стойкой. И совершенно не заботясь о том, на кого выплескивает свое дурное настроение, рявкнул:

— «Танкерей» с тоником! Да пошевеливайся, черт побери!

Зловещая тишина была ему ответом.

Подняв глаза, Лукас с ужасом обнаружил, что только что наорал на властительницу «Дрейка» — Ее Величество Линди Обри. И значит, жизнь его — и, что гораздо важнее, мужская честь — оказалась на краю гибели.

Лукас глубоко уважал Линди Обри… и смертельно ее боялся. Не он один: те же чувства разделяли все члены клуба. Удивительно, в каких ягнят превращались самые надменные и чванливые богачи, стоило Линди окинуть их суровым взглядом!

В Чикаго Линди была своего рода знаменитостью. О ее клубе много писали в прессе — и не только в местной; а Адам не раз поговаривал, что надо бы опубликовать материал о ней в «Жизни мужчины».

Линди Обри родилась и выросла в видном районе; с четырнадцати лет ей пришлось самой пробивать себе дорогу в жизни. Одному богу ведомо, где и как она раздобыла деньги на устройство клуба; но, едва открывшись, «Дрейк» превратился в культовое место, известное едва ли не всей стране. Прежде всего потому, что в клуб — это в нашу-то эпоху воинствующего феминизма! — допускались только мужчины. Обиженные женщины осыпали Линди судебными исками; но она нанимала лучших адвокатов и из всех юридических баталий выходила победительницей.

Во многих отношениях она была круче любого мужика — и все же оставалась женщиной. Даже сейчас, в сорок с лишним, выглядела она потрясающе. Густые черные волосы ровной волной падали на плечи; ясные серые глаза светились острым насмешливым умом. Короткая юбка огненно-красного костюма открывала великолепные ноги. В ушах, на шее, на пальцах, на запястьях — везде сверкали драгоценные камни. В «Дрейке» поговаривали, что Линди не выходит на улицу без револьвера и будто бы уже несколько раз пускала его в ход.

Глядя на нее, Лукас охотно этому верил.

Линди подняла голову и улыбнулась широкой, обманчиво благожелательной улыбкой. Кто-нибудь, незнакомый с Линди Обри и ее манерами, мог бы счесть такую улыбку притягательной — но только не Лукас.

— Какой милый мальчик! — проворковала она. — И где же твои родители?

— А… э-э… Линди… то есть мисс Обри… то есть мэм… — начал запинаться Лукас, — я… я вас не заметил.

Линди молча смотрела на него, и во взгляде ее ясно читалось: «Я таких, как ты, с кашей ем!»

— Я так и поняла, — ответила она, сполна насладившись его испугом. Лукас заерзал на табурете.

— Я… м-м… я, пожалуй… я сейчас…

«Сейчас обделаюсь!» — подумал он с ужасом.

— Я… э-э… подожду, пока подойдет кто-нибудь из девушек.

Линди улыбнулась еще шире:

— Разумеется.

Черт, а она ведь красивая женщина… У него вдруг зародилась мысль… если разобраться, совершенно безумная мыслишка, но что-то в ней было. Что, если заарканить Линди? Чем она не миллионерша? Хороша собой, несомненно богата, умна, ценит хорошую шутку, даже сексуальна — на любителя, конечно…

Одна ма-аленькая загвоздка: он готов штаны намочить всякий раз, как она приближается к нему ближе чем на сто ярдов.

Это может все дело испортить. Нет, лучше поискать кого-нибудь еще.

Окинув Лукаса последним презрительным взглядом, Линди обернулась через плечо, позвала: «Эди!» — и вернулась к своим бумагам; точь-в-точь гиена, что, насытившись, бросает недоеденными ошметки падали.

Она оставила Лукаса в покое — это хорошо. Но передала его в ведение Эди Малхолланд — это плохо.

Эди-Солнышко. Сладенькая Эди. Вот что нужно, чтобы окончательно испортить вечер.

Хрупкая золотоволосая фея, словно сошедшая с какой-нибудь слащавой рождественской открытки. Мордочка удивленного котенка, повадки дружелюбного щенка. Широко распахнутые голубые глаза — сама невинность! И намертво приклеенная идиотски-блаженная улыбка.

Боже, как он ненавидит оптимистов!

— Добрый вечер, мистер Конвей! — бодро поздоровалась Эди, радостно улыбаясь новому клиенту.

Конечно, бодро. И, разумеется, радостно. Иначе не умеет. А от этого ее «мистера Конвея» просто выть хочется!

Конечно, официальное обращение — дань традициям клуба. Когда другие девушки называют Лукаса «мистер Конвей», ему это даже нравится. Как-то поднимает в собственных глазах. Но только не Эди! Господи помилуй, они же с ней ровесники! Хоть и выглядит она невинной девочкой.

Сегодня Эди подобрала свои золотистые волосы и заколола их на макушке. Несколько прядей, выбившись из прически, обрамляли нежное личико лучистым нимбом. Этот нимб напомнил Лукасу о прерафаэлитовских мадоннах — такие же хрупкие фигурки, огромные голубые глаза, высокие аристократические скулы… И нежные губы ее, казалось, принадлежали не обычной женщине, а какому-то небесному существу, словно при рождении Эди коснулся ангел и отметил ее своим благословением.

Где провела она свое детство и юность? Этого Лукас не знал, но не сомневался, что родом она из Волшебной страны, где эльфы бренчат на лютнях, а единороги повинуются девственницам, где человек человеку брат, где неведомо значение слов «подлость», «жестокость» и «предательство». Из страны, куда под страхом смерти воспрещен вход злобным циничным троллям вроде него самого.

— Привет, Эди, — ответил он, споткнувшись на ее имени. Черт побери, даже имя ее лучится светом! — Ты что здесь делаешь? Я думал, ты работаешь только днем.

— Подменяю Дорси, — улыбнулась она. — У нее сегодня какие-то дела.

— А-а, понятно!

Дела Дорси Лукаса совершенно не интересовали, а потому он сказал просто:

— Мне «Танкерей» с тоником, пожалуйста!

— Будет сделано! — отрапортовала она — как всегда, бодро и радостно.

Лукас с трудом сдержал стон.

А затем, не удержавшись, впился взглядом в ее изящные ручки, сноровисто порхающие над стойкой. Конечно, от Сладенькой Эди его тошнит, но, надо признать, дело свое она знает.

— Спасибо, — поблагодарил он, потянувшись за бокалом.

— Не за что, — лучезарно улыбаясь, ответила она.

Сделав добрый глоток, Лукас поднял взгляд — и, к величайшему своему неудовольствию, обнаружил, что Сладенькая Эди по-прежнему торчит перед глазами. Ах да, она ведь из тех девиц, что любят — господи, помоги! — поболтать с клиентами. Лукас не собирался потворствовать этой мерзкой привычке, но вдруг, к большому своему удивлению, услышал собственный голос:

— Как прошел день, Эди?

Она, разумеется, просияла. Каким-то чудом Лукасу удалось не скорчить гримасу.

— Просто чудесно! — с воодушевлением ответила она. — Только вот после обеда…

— И что же после обеда? — покорно спросил Лукас.

Хорошенькое личико ее омрачилось, и Лукас мысленно возликовал.

— Я нарушила верность, — тихо и горестно призналась она.

Ух ты! Вот это новость! Лукас уже готов был вскочить на стойку и исполнить победный танец, как вдруг вспомнил, что Эди некому изменять.

— Погоди-ка. Как ты могла нарушить супружескую верность, если ты не замужем?

Эди удивленно заморгала, а в следующий миг залилась краской, словно майская роза.

— Да нет, не супружескую! Что вы! Такого я бы никогда не сделала! Я изменила своему парикмахеру.

— Парикмахеру? — изумленно переспросил он. Она кивнула.

— Мне очень нужно было подровнять волосы, а мой обычный парикмахер куда-то уехал. И я… — Она оглянулась направо, потом налево, чтобы удостовериться, что их никто не слышит, и понизила голос. — Я пошла к другому!

— Э-э… понимаю, — соврал Лукас.

— И знаете, что хуже всего? — добавила она, хотя он мысленно молил ее не продолжать. — Оказалось, что этот парикмахер стрижет лучше, и теперь я хочу и в следующий раз пойти к нему. Наверное, это просто нечестно. Прямо не знаю, что мне делать.

— М-да, — вздохнул Лукас. — Представляю, как это отравляет твое безмятежное существование. Действительно, серьезная проблема!

— Но в остальном день был просто чудный! — радостно сообщила Эди.

— Эди, — спросил вдруг Лукас, — ты когда-нибудь просыпаешься в дурном настроении?

— Никогда! — лучезарно улыбнулась она.

— Почему?

Она беззаботно пожала плечами.

— Потому что это пустая трата времени.

— Пустая трата времени? — недоверчиво переспросил Лукас.

Она кивнула.

Лукас отпил из бокала и задал следующий вопрос:

— Слушай, а ты часом не инопланетянка?

Она весело рассмеялась.

— Да ладно, я никому не скажу! — уговаривал Лукас.

— Нет, не инопланетянка, — добродушно ответила она.

— Тогда, значит, ты из параллельного мира, — предположил он. — Ты вселилась в тело Эди Малхолланд, а настоящую Эди твои сообщники держат где-нибудь в космической тюрьме. И, держу пари, она просыпается в очень дурном настроении. Если просыпается вообще.

Голубые глаза Эди весело блеснули.

— Нет, я не из параллельного мира. Просто не вижу смысла поддаваться отрицательным эмоциям.

Лукас изумленно уставился на нее.

— Отрицательные эмоции, — провозгласил он, — это двигатель прогресса! Что бы мы без них делали? Всеми великими достижениями цивилизации человечество обязано отрицательным эмоциям!

— Например? — с сомнением, но все равно чертовски бодро и радостно поинтересовалась Эди.

Он на секунду задумался.

— Ну, например, Римская империя. Римлян просто снедала жажда крови — вспомни все эти гладиаторские бои, игры со львами и прочее. И что же? Эти ребята создали великую цивилизацию.

— Всему, что знали римляне, — возразила Эди, — они научились у этрусков. А этруски были очень приличные люди. Правда, они приносили человеческие жертвы — это, конечно, нехорошо, — уточнила она. — Но что ж делать, тогда это было в порядке вещей. А в остальном этруски жили мирной и спокойной жизнью.

— Ну хорошо, положим, — прищурился Лукас. — Но этруски были покорены, а римлян никто не мог покорить. Это они всех поработили.

— А кельты? — мягко возразила Эди. — Кельты в Британии их разбили в пух и прах

— Ах да, об этом я как-то забыл, — нахмурился Лукас.

— Эти кельты, — уверенно продолжала Эди, — хоть и были очень дикие, умели ценить безмятежную красоту окружающей их нетронутой природы.

— Ладно, — предпринял новую попытку Лукас. — Оставим в покое римлян. Возьмем другой пример. Когда русские запустили своего парня в космос, мы разозлились, решили во что бы то ни стало их перегнать — и отправили своих на Луну! Вот тебе и сила отрицательных эмоций!

Но улыбка Эди стала только шире.

— Наши космонавты высадились на Луне, — возразила она, — не потому, что мы разозлились на русских, а потому, что верили: у нас все получится. Вера в лучшее — положительная эмоция.

Что толку с ней спорить? — сказал себе Лукас. Они никогда не сойдутся. Эди — неисправимая оптимистка: для нее стакан всегда наполовину полон, а для него… чаще всего — почти пуст. По счастью, в этот миг с другого конца стойки Эди окликнул новый посетитель. Обернувшись, Лукас узнал в нем этого… как его… Дейвенпорта. Странно, обычно этот парень бывает в «Дрейке» днем… когда работает Эди. Похоже, этот Дейвенпорт из тех, кто не прочь приударить за хорошенькой барменшей. Сам Лукас, впрочем, такой же — флиртует напропалую со всеми девушками в «Дрейке». Кроме Сладенькой Эди, разумеется.

Может быть, кто-то и видит в ней сексуальный объект, но у Лукаса это маленькое-миленькое-сладенькое-беленькое-мягонъкое существо ничего, кроме тошноты, не вызывает. Нет, она совершенно не в его вкусе. Он предпочитает смуглых брюнеток. Нетребовательных, покладистых и не обремененных предрассудками. А Эди наверняка мечтает о белом подвенечном платье, свадебном марше и собственном домике в пригороде!

Оборвав эти размышления — они могли слишком далеко завести, — Лукас вернулся к своему бокалу. Но наслаждаться «Танкереем» ему пришлось недолго: скоро ушей его достиг звонкий и невыносимо счастливый смех Эди.

Невольно повернув голову, Лукас обнаружил, что Дейвенпорт тоже хохочет вовсю. Должно быть, только что отпустил какую-то шутку. Скорее всего, в миллионный раз произнес свою коронную фразу: «Эди, тебе нужен мужчина, который сможет о тебе позаботиться!»

А вот дальше произошло нечто неожиданное. Протянув руку, Дейвенпорт осторожно и ласково погладил Эди большим пальцем по щеке.

К немалому своему удивлению, Лукас увидел, как она отшатнулась и прижала руку к лицу, словно обжегшись.

Заметив на физиономии Дейвенпорта нескрываемое изумление, быстро опомнилась, выпрямилась и пробормотала что-то, отчего ее ухажер расцвел в улыбке. Но Лукаса было не обмануть: наметанный глаз журналиста ясно видел, что Эди потрясена почти до обморока.

От этой сцены внутри у него болезненно сжалось. И не оттого, что Дейвенпорт нарушил одно из неписаных, но твердых правил Линди: никто и никогда не дотрагивается до ее служащих, — а от того, как Дейвенпорт смотрел на девушку. Так, словно знает о ней какой-то секрет. Словно что-то замышляет. Словно готов на все, чтобы добиться своего.

От его взгляда у Лукаса мурашки по коже поползли. А ведь Лукаса не так-то просто напугать. Он бывал в таких переделках, какие этому Дейвенпорту и не снились. Да и чего бояться, раз опасность (если вообще можно говорить об опасности) угрожает не ему?

Кто для него Эди? Не сестра, не любовница, не подруга. Она ему даже не нравится… И тут же Лукас с удивлением услышал свой собственный голос:

— Эди, поди-ка сюда!

Эди, удивленная, но явно благодарная, поспешила к нему.

Черт, что же дальше? Как он объяснит, зачем позвал ее, если еще не допил свою порцию? Не раздумывая, Лукас поднес почти полный бокал ко рту и опустошил его тремя торопливыми глотками.

На лице Эди отразилось настоящее смятение.

— Да, мистер Конвей?

В первый раз за все время знакомства он не испытал неприязни при виде ее улыбающегося личика. Может быть, потому, что в глазах ее еще отражалось пережитое потрясение, и улыбка стала какой-то… ну, более естественной, что ли.

А может, все дело в двух унциях джина, — это спиртное так подействовало на нее.

— Пожалуйста, повтори, — попросил он. Эди взглянула на него с опаской.

— Вы уверены? — поинтересовалась она. — Я хочу сказать, та, первая…

— Ее уже нет, — прервал Лукас. — Отличный повод налить вторую.

Эди подняла бровки, затем, пожав плечами, ответила: «Хорошо» — и потянулась за пустым бокалом.

Пока маленькие ручки ее порхали над бокалом, Лукас перевел взгляд на Дейвенпорта. Тот косился на Лукаса подозрительно, словно чуял какой-то подвох.

Лукаса вдруг охватило безумное желание показать ему язык и крикнуть: «Ну что, взял? Не получишь, не получишь!»

С чего бы это? Какое ему дело до Эди Малхолланд?

Обернувшись к ней, он — совершенно неожиданно для себя — задал вопрос:

— Кстати, Эди, откуда ты столько знаешь о римлянах?

Когда Лукас Конвей свалился под стол, Эди Малхолланд встревоженно перегнулась через стойку, чтобы взглянуть, не ушибся ли он. Лукас был цел: пострадало лишь его самолюбие.

Что на него нашло? — удивлялась Эди. Он редко заказывал больше одной порции и никогда не напивался. А сегодня каждый раз, стоило ей подойти к другому столику, как Лукас требовал новую порцию выпивки, а заодно задавал вопросы типа: «Я, кажется, позабыл, что такое акведук…» или: «Расскажи поподробнее про эту… как ее… Паппиеву дорогу?»

Нет, пожалуй, это случалось не каждый раз, — вспоминала Эди, озабоченно наблюдая, как Лукас поднимается на ноги, отряхивает пострадавшее самолюбие и взгромождается на табурет. Только когда ее подзывал мистер Дейвенпорт.

Однако мистер Дейвенпорт уже полчаса как ушел — но Лукаса это не остановило. Даже напротив: именно в последние полчаса их с Эди беседа приобрела чересчур личный характер.

На личные вопросы Эди, разумеется, не отвечала и поскорее сворачивала на римлян. Ибо ничто так не охлаждает любовное пламя — пусть даже это сомнительный жар, подогретый алкоголем, — как древняя история, покрытая пылью веков.

Мужчины стараются не вспоминать о прошлом, а вот Эди никогда о нем не забывает. И не только потому, что изучает историю в колледже.

— С вами все в порядке, мистер Конвей? — заботливо поинтересовалась она, с некоторой тревогой следя за тем, как он садится на табурет и очень осторожно ставит локти на стойку.

Разумеется, с ним не все в порядке. Он пьян как сапожник. Но сказать об этом Эди прямо не может. Линди ее уволит, если узнает, что она, простая буфетчица, посмела сделать клиенту замечание.

— Все хорошо, Эди, — откликнулся он. — И, пожалуйста, зови меня Лукасом.

«Ага, как же!» — подумала она.

Одно дело — думать о нем как о Лукасе, и совсем другое — называть его по имени вслух! Сначала она назовет по имени. Потом скажет, что он пьян. Потом стащит дневную выручку. А под конец вскочит на стойку и спляшет «Ла Вида Лока», одновременно декламируя последнее письмо Вертера. Погибать — так с музыкой!

По-настоящему следовало бы доложить Линди, что Лукас напился. Линди пьяных не терпела и приказывала обо всех подобных случаях сообщать. Но Эди кое-что останавливало. Во-первых, Лукаса, в отличие от многих здешних завсегдатаев — как пьяных, так и трезвых, — можно было не опасаться. Во-вторых, такое с ним приключилось в первый раз. У всякого бывают дурные дни, когда хочется отключиться и обо всем забыть. У всякого — только не у Эди. Она-то себе такого не позволяет. Просто не может позволить.

Вот почему она не побежала с докладом к Линди. А вместо этого предложила:

— Хотите, я вызову вам такси?

Лукас расплылся в улыбке:

— Лучше вызови во мне желание! — Последнее слово он протянул нараспев, словно подражал героям любовного сериала, а в следующую секунду звонко, по-мальчишески расхохотался.

Эди укоризненно покачала головой, но и сама невольно улыбнулась. Слава богу, Лукас не буен во хмелю. Ей много раз случалось иметь дело с пьяницами, но не с такими милыми.

— Как-нибудь в другой раз, — пообещала она. — А сейчас вам гораздо нужнее такси.

— Мне нужна ты, — упрямо возразил он.

На этот раз Лукас не смеялся: глаза его опасно потемнели, и на миг Эди почудилось, что он вполне трезв и прекрасно владеет собой.

Удивительно, что это она так взволновалась? Никогда прежде Лукас с ней не заигрывал. Наоборот, с самого начала ясно дал понять, что она ему абсолютно безразлична. Не хамил, не обижал, но Эди знала, что за глаза он именует ее Сладенькая Эди и Эди-Солнышко.

На такие прозвища она не обижалась. Скорее, носила с гордо поднятой головой. Ведь не от рождения она была Сладенькой Эди. Нет, чтобы превратиться в диснеевскую Белоснежку, ей пришлось немало потрудиться. Она вышла из такого ада, о каком Лукас Конвей, при всем своем журналистском опыте и скороспелом цинизме, не имеет представления. Зубами и ногтями прокладывала она свой путь наверх. Каждая ее улыбка, каждый невинный взмах ресниц, каждое мгновение спокойной жизни оплачены слезами и кровью. Лучше, чем кто бы то ни было, она знает цену простым человеческим радостям. Она не позволит какому-то сопливому пижону из тех, что настоящего горя никогда не видели, разрушить мир, созданный ее волей и мужеством.

И плевать, что он такой красавчик!

И все же — почему ей так нравится смотреть на него сейчас, когда глаза его затуманились, по лицу блуждает смутная улыбка, когда он выглядит таким беззащитным и таким… счастливым? Да, несомненно, Лукас Конвей счастлив — или это джин так размягчил его? Никогда прежде она не видела его счастливым. Интересно, почему?

«Осторожнее, Эди. Не лезь не в свое дело».

— Вам нужна чашка горячего кофе и холодный душ, — твердо заявила она, без особого успеха убеждая себя, что глаза у него сияют вовсе не оттого, что он на нее смотрит.

Лукас снова улыбнулся широкой добродушной улыбкой пьяного.

— Э…ди… — протянул он. — Зайка ты моя… рыбка… кро… крохо… — Запнувшись, недоуменно пошевелил бровями. — …Кро-хо-тулечка… Если хочешь, только скажи, и мы примем душ вместе…

«Ладно, пора звать Линди», — решила про себя Эди.

Но Лукас, кажется, сообразил, что зашел слишком далеко.

— Извини, — пробормотал он, и на лице его отразилось искреннее раскаяние. — Ты права. Я слишком много выпил… не смогу сам добраться домой. Сейчас… — Тут он порылся в кармане брюк — Вот… возьми. Ключи от машины.

Прежде чем она успела отказаться, прежде чем сообразила, чего он хочет, он перегнулся через стойку и взял ее за руку. Инстинктивно — она не выносила прикосновения мужских рук — Эди выдернула руку и отшатнулась. Он, похоже, удивился не меньше мистера Дейвенпорта, да и Эди разозлилась не меньше, чем в тот раз. Но почему-то с Лукасом ей не хотелось сдерживать гнев.

Почему, черт побери, мужчины считают себя вправе хватать все, что вздумается, даже не спросив разрешения? И еще: почему всегда стараются взять больше, чем ты можешь дать?

— Прости, — пробормотал Лукас, явно ошарашенный ее реакцией. — Я не хотел… то есть… я знаю, Линди не разрешает… Я не собирался тебя трогать…

— Тогда зачем трогали? — зло поинтересовалась Эди.

Он недоуменно заморгал.

— Просто… хотел отдать тебе ключи, только и всего.

Эди коротко кивнула. Сердце ее отчаянно колотилось.

— Хорошо. Положите ключи на стойку.

Лукас молча сделал, как она велела. Эта внезапная покорность изумила, даже смутила Эди. Лукас не похож на мужчину, способного безропотно подчиниться приказу женщины! Да что там — ни безропотно, ни с ропотом повиноваться не станет! Особенно пьяный. И особенно — служащей в собственном клубе. Ему ведь достаточно слово сказать, и у Эди будут большие неприятности.

Однако он подчинился. Кажется, даже с охотой. Эди не привыкла командовать мужчинами и не знала, как истолковать такую уступчивость — а потому решила об этом не задумываться.

Протягивая руку за ключами, она старалась забыть о прикосновении Лукаса. Забыть, что его теплая сильная рука так несхожа с иными руками — холодными, грубыми, жестокими. Что глаза его, когда он до нее дотронулся, сияли каким-то особым светом — светом, который смутил ее и одновременно пробудил в ней надежду. Надежду на что?! Не желая выдать себя, Эди поспешно взяла связку ключей.

— Точно хотите, чтобы они остались у меня? — переспросила она, понимая, что при любом ответе ключей не отдаст — не в том он сейчас состоянии, чтобы садиться за руль.

— Я тебе доверяю, — ответил он.

Что ж, приятно слышать.

— Где вы живете? Я вызову для вас такси, а ключи отдам водителю.

Лукас долго молчал. Так долго, что Эди уж забеспокоилась: может быть, его затуманенные мозги не в силах понять фразу более чем из трех слов? Да нет, не так уж много он выпил. Он ведь крупный: выше ее на голову, широкий в плечах, мускулистый, весит, должно быть, килограммов восемьдесят. Бутылка джина могла его развеселить, но, чтобы превратить мозги в кашу, одной бутылки не хватит.

— Мистер Конвей! — окликнула она его. — Где вы живете?

Улыбка его из рассеянной вновь превратилась в игривую.

— Не скажу, — улыбнулся он.

Похоже, он решил усложнить ей задачу.

— Почему?

— Не хочу, чтобы ты явилась ко мне в гости без приглашения.

«Ишь, размечтался!» — подумала Эди.

— Лучше попроси кое-чего другого! — пробормотал он, подкрепив свои слова выразительным жестом.

— Мистер Конвей! — отпрянув, негодующе воскликнула Эди.

Господи, ну почему у мужиков на уме одно и то же?!

До сих пор заигрывания пьяного Лукаса ее… ну, скажем так, забавляли. Но теперь он явно зашел слишком далеко. Счастье еще, что он не пускает в ход руки! Может быть, и этого недолго ждать?

— Вы забываетесь, мистер Конвей, — сухо объявила она. — Скажите свой адрес, и я вызову вам

такси. Иначе мне придется обо всем сообщить Линди, а она запросто может исключить вас из клуба.

Лукаса эта угроза не испугала. Откинувшись назад, он пробормотал:

— Неважно. Все равно меня скоро исключат.

— Почему?

«Мне до этого никакого дела нет, — напомнила себе Эди. — Честное слово! Просто… просто любопытно».

— Потому что мне никак не дается эта трижды проклятая статья для трижды проклятого журнала о трижды проклятой книжке, — туманно объяснил Лукас и, видимо, желая прояснить ситуацию, добавил:

— Будь оно все трижды проклято!

— Да о чем вы говорите?

Ей просто любопытно, больше ничего!

— Никак не могу найти одного человека, — заговорщически произнес он.

— Ну, не у вас одного такая проблема, — вырвалось у Эди, прежде чем она сообразила, что этого говорить не стоит.

Он удивленно уставился на нее:

— Вот как?

Эди не ответила, надеясь, что он сменит тему. Но не таков был Лукас Конвей: почуяв запах жареного, он вцеплялся в собеседника, словно собака в кость.

— И кого же ищешь ты? — поинтересовался он.

— Никого я не ищу. Вы меня не правильно поняли.

— Нет, ты определенно кого-то ищешь, — настаивал он, — поделись со мной своим секретом. Честное слово, я умею хранить тайны.

— Я, видимо, неверно выразилась, — отрезала она. — Я никого не ищу.

Он явно не поверил, но, как ни странно, промолчал. Отчаянно желая увести разговор подальше от своей личной жизни, Эди подняла ключи и выразительно ими позвякала.

— Ну ладно, — сдался он наконец. — Вызывай такси, если без этого никак нельзя.

Что Эди и сделала.

Даже два раза. Однако время близилось к закрытию, а такси так и не появлялось. Эди, не теряя времени, поила Лукаса крепким кофе, и скоро он более или менее пришел в себя. Вести машину, конечно, не мог, но, по крайней мере, изъяснялся довольно связно, не пытался больше с ней заигрывать и не выяснял, кого она ищет…

— Эди, ты мой цветочек!

Гм… насчет заигрываний она поторопилась. Но, по крайней мере, теперь она «цветочек», а не «зайка» и не «рыбка».

Ни «зайкой», ни «рыбкой», ни тем более «крохотулечкой» ее никто еще не называл. Слова-то — бог с ними; важен тон, каким они произносились. И улыбка Лукаса — улыбка, от которой теплеет на сердце…

Линди давно уже бросала на Лукаса гневные взгляды. Вот-вот попросит уйти… точнее, потребует — Линди никого никогда ни о чем не просит. Опасаясь, что хозяйка в буквальном смысле вышвырнет Лукаса на улицу, Эди перегнулась через стойку — будто бы для того, чтобы взять пустую кружку — и прошептала:

— Встретимся в холле через пятнадцать минут, и я сама тебя отвезу.

Он вздернул голову, удивленно приоткрыл рот. Спросил с надеждой:

— К себе?

— К тебе, — уточнила Эди.

Он улыбнулся медленной ленивой улыбкой.

— Только до входной двери, — поспешно добавила Эди.

Квартира Лукаса оказалась совсем не такой, как ожидала Эди.

А вот сам Лукас оправдал все ее ожидания. Едва она открыла дверь, он ринулся мимо нее — она едва успела отпрянуть, чтобы он до нее не дотронулся, — бросился прямиком в гостиную и без лишних слов, не сказав даже «спасибо», рухнул на диван.

Эди вошла следом, чтобы отдать ему ключи. Не удержавшись, украдкой огляделась. Она полагала, что квартира Лукаса должна являть собой типичную мужскую берлогу — минималистский интерьер и никаких излишеств. А увидела нечто… ну, не совсем идеальное, конечно, но вполне пристойное: удобная мебель, элегантные аксессуары. Бледно-желтые обои, широкая софа, у камина — два кресла; на дубовом полу — ковер с геометрическим рисунком. На каминной полке — сувениры из разных стран. По обеим сторонам от окна — полки с книгами.

Однако вещей, которые могли бы сказать что-то о личности хозяина, здесь не было. Ни фотографий в рамках, ни вышитых салфеточек — подарков бабушки Конвей, ни кубков победителя школьных соревнований, ни растений в горшках. Прекрасная комната, но какая-то безликая. Впечатление усиливала царящая здесь чистота. Видимо, Лукас немало времени тратил на уборку.

— Bienvenue a chez Lucas! — объявил с дивана хозяин.

И сделал широкий приглашающий жест. При этом рубашка его расстегнулась и над брючным ремнем мелькнуло мускулистое загорелое тело. Эди поспешно отвела глаза. Похоже, Лукас не только квартиру, но и себя самого держит в форме.

— Mi casa es su casa , — продолжал он уже на испанском. — Спорю, ты не подозревала, что я говорю на двух языках?

Неохотно переведя взгляд, Эди обнаружила, что он насмешливо улыбается. Она подняла брови и скрестила руки на груди, словно говоря: «Ну, меня этим не проймешь, прибереги свои штучки для кого-нибудь другого!»

— Да неужели? — ответила она так равнодушно, как только могла.

Лукас горделиво кивнул.

— На самом деле даже на четырех. Французский, испанский, родной английский, довольно беглый немецкий. Ich bin ein Berliner , — произнес он в подтверждение своих слов.

Но Эди молчала.

— Только не подумай, что я хвастаюсь, — подумав, добавил Лукас.

— Много путешествовали? — поинтересовалась она.

Он помотал головой.

— Ты удивишься, но на самом деле я никогда не был за границей.

— Почему? — с любопытством спросила Эди. — Вы ничем не связаны, у вас хорошая работа, вы можете себе это позволить. Боитесь летать?

Он удрученно покачал головой:

— Боюсь жить.

Эди открыла рот, чтобы спросить, что это значит, но тут Лукас бодро вскочил с дивана и направился на кухню.

— Хочешь кофе? — спросил он на ходу. — Я, пожалуй, выпью чашечку. Как видишь, я еще не протрезвел. Слишком много болтаю. — Судя по всему, откровенность представлялась ему страшнейшим из грехов.

Эди принялась энергично отказываться.

— Нет, спасибо, мне действительно пора домой.

Лукас резко обернулся: лицо исказилось тревогой.

— Не надо! — воскликнул он — и тут же, заметив ее удивление, почти испуг, добавил:

— Пожалуйста!

Протянув руки, двинулся к ней — на какой-то безумный миг Эди показалось, что сейчас он ее схватит. Но Лукас остановился в нескольких шагах от нее и заговорил:

— Пожалуйста, Эди, останься ненадолго. Поговори со мной. Я все равно сейчас не засну.

Тем более лучше уйти. Эди не доверяла предутренним часам, тоскливым и туманным. Сама она в такие часы никогда не могла заснуть — и не собиралась делить свою бессонницу с посторонними.

— Нет, я… мне в самом деле пора. — Она сделала шаг назад. — У меня завтра в восемь утра семинар.

Он кивнул — покорно, с какой-то безнадежностью. Словно ничего иного и не ожидал. Словно был даже доволен, что его снова оставили в дураках.

Странно: почему-то ей вдруг стало неловко. Как будто она бросает его в беде. Но почему? Он ей никто — не любовник, не брат, не друг. Она ничем ему не обязана. Совсем его не знает. Он ей даже не нравится! Только оттого, что, выпив лишнего, он повернулся к ней иной, неведомой ранее стороной… И оттого, что эта сторона ни с того ни с сего ее заинтересовала… Оттого, что где-нибудь в иной жизни, при иных обстоятельствах она непременно захотела бы разобраться в этом колючем, несговорчивом и, как видно, несчастном парне…

Нет, нет! Все равно она не останется. Среди ночи пить кофе с Лукасом Конвеем — это полное безумие… да что там — просто идиотизм! И не потому, что у их отношений нет будущего; нет, потому, что у Эди Малхолланд есть прошлое. И с таким прошлым, как у нее, лучше не рисковать.

— Я… увидимся в «Дрейке», — пробормотала она, пятясь к дверям.

Вспомнив, что все еще сжимает в руках кольцо с ключами, предупреждающе звякнула ими и бросила через комнату. Лукас ловко поймал ключи — что было не так легко, поскольку он не спускал глаз с Эди. Такой красивый, в который раз подумала она. Красивый. Умный. Обаятельный. С ним так интересно. С ним…

Ну хватит! Оборвав себя на полумысли, она вздохнула, прощально помахала Лукасу рукой и переступила порог.

— Эди! — позвал он.

Она неохотно обернулась.

— Спасибо, — мягко произнес он. — За все.

— Нет проблем, — улыбнулась она. Он сухо, безрадостно рассмеялся. — Хорошо сказано, детка. Везет тому, у кого нет проблем!

8

Всю следующую неделю — после поцелуев на крыльце — Адам Дариен в «Дрейке» не показывался.

В пятницу вечером, сидя в раздевалке, Дорси размышляла о том, что вовсе не этого хотела. Когда она сказала, что не сможет с ним встречаться, то имела в виду лишь свидания — романтические встречи в нерабочее время А вовсе не то, что он должен навсегда исчезнуть из ее жизни.

Но он исчез. Пожалуй, Дорси была даже рада этому. Она не представляла, как вести себя с Адамом теперь после той сцены на крыльце. До прошлой пятницы их роли были раз и навсегда четко распределены. Но теперь граница между ними исчезла, и Дорси не понимала, что делать дальше. А самое ужасное — что бы она ни предприняла, рядом с ней всегда будет невидимой тенью стоять Лорен Грабл-Монро.

Дорси не может завести роман с Адамом — или с кем-то еще, — не впутывая в дело Лорен. Быть может, Лорен по душе любовь втроем — что с нее взять! — но Дорси не из таких. Она девушка строгих правил.

Хотя… в тот краткий миг, когда Адам сжимал ее в объятиях, а губы его прикасались к ее устам, она чувствовала, что с этим мужчиной готова на все.

Не было дня — да что там, часа! — когда бы ей не вспоминались те поцелуи. Какое наслаждение — обнимать Адама! Словно прижимаешь к груди ураган, дикую неукротимую силу, и черпаешь из нее мощь и страсть.

Пламенные поцелуи Адама не только возбудили Дорси, но и пробудили в ней новое чувство. Ощущение силы, уверенности в себе, всепобеждающей женственности. Если такой мужчина рядом с ней потерял голову — значит, она может все! Никогда прежде Дорси не испытывала ничего подобного… и подозревала, что вряд ли испытает впредь. Вот почему ей так отчаянно не хватало Адама.

Не только поэтому, конечно. Ей не хватало его дружбы, не хватало разговоров обо всем на свете, беззлобного поддразнивания и шутливого флирта. Не хватало его улыбки и смеха. Не хватало его смехотворной мужской самоуверенности и невыносимо сексистских взглядов. Не хватало даже той грусти, что охватывала ее всякий раз, когда Дорси готова была погладить его по взъерошенным волосам и тут же вспоминала, что этого делать не стоит…

Определенно, она скучала по Адаму. Скучала отчаянно. Беспрерывно прокручивала в памяти те поцелуи на крыльце. Не могла забыть, как сильные руки его скользили по ее ягодицам, как касались ее шеи влажные губы Адама. Каждый звук, каждый запах, каждое чувственное ощущение — все навеки запечатлелось в памяти. Ничего она так не желала, как испытать это снова! Все это — и, может быть, кое-что еще…

Но еще ей хотелось вернуть прежние беззаботно-приятельские отношения. И как же, скажите на милость, совместить любовь с дружбой? Быть может, это и возможно, но только не сейчас, когда в ней совмещаются три личности: Дорси Макгиннес, преподаватель социологии в «Северне», Мак, буфетчица из «Дрейка», и суперзвезда книжного рынка Лорен Грабл-Монро. Как она ухитряется вести тройную жизнь, Дорси сама не понимала. Так что, может быть, это даже к лучшему, что Адам исчез с горизонта.

Да, без него тоскливо — но что ж поделаешь?

Впрочем, до сих пор особенно тосковать не приходилось. Неделя пролетела как в тумане: у Дорси ни минутки свободной не было. Лорен Грабл-Монро взлетела на пик популярности: в понедельник она раздавала автографы в книжном магазине в Шомбурге, в среду выступала перед группой сексопатологов из Шампани, а в шесть утра в четверг уже мчалась на радиостанцию, где намечалось утреннее шоу с ее участием.

Это вчерашнее шоу оставило у Дорси неприятное ощущение: вот и сейчас, стоило об этом вспомнить, кошки заскребли по сердцу. К обычным вопросам радиослушателей (чаще всего они касались ее вымышленной биографии) Дорси уже привыкла, научилась непринужденно и остроумно на них отвечать; но в этот раз к стандартному набору вопросов приметалось нечто новое. Вчера наряду с хихикающими школьницами на радио звонили раздраженные домохозяйки и их мрачные мужья. Одна дама, прочитав книгу, впала в депрессию, другая подала на развод… Дорси не знала, что ответить: ей было очень не по себе. Неужели ее книга действительно разрушает семьи, приносит людям несчастье?

До начала смены оставалось десять минут. Ее форма висела в шкафчике; в рюкзаке прятались доспехи Лорен Граб л-Монро — сегодня утром она встречалась с репортером из местного еженедельника. Вроде бы все прошло нормально. Сразу после интервью Дорси помчалась на лекции в колледж, а после колледжа не успела заскочить домой — надо было нестись в «Дрейк»… Честно говоря, она уже не помнит, когда в последний раз была дома.

Она прикрыла усталые глаза — всего на секунду… а в следующий миг очнулась от недовольно-болезненного тычка в плечо. Распахнув глаза, Дорси обнаружила, что над ней стоит Линди Обри в похоронно-черном костюме: брови нахмурены, губы поджаты, вид самый зловещий.

«Что на этот раз не так? — удивилась Дорси. — В кои-то веки я не опоздала на работу — так нет, она опять недовольна!»

— Ты знаешь, сколько времени? — обрушилась на нее Линди.

— Без десяти четыре, — не задумываясь, ответила Дорси.

Линди покачала головой.

— Ошибаешься. Пять минут пятого.

Дорси бросила взгляд на часы. В самом деле, ей уже пять минут как пора быть за стойкой, а она даже не переоделась!

— Не может быть! — пробормотала она. — Я пришла без четверти четыре…

— И чем же занималась последние двадцать минут? — язвительно поинтересовалась Линди.

— Я… э-э…

«Спала», — с ужасом поняла она. Господи, что же это такое: присела, закрыла глаза — и вырубилась на четверть часа?!

— Я… должно быть… не заметила… забыла о времени…

Линди скрестила руки на груди.

— Дорси, с меня довольно, — заговорила она. — За последний месяц ты пропустила больше половины рабочих дней. Мое терпение на исходе.

— Но я всегда прошу кого-нибудь меня подменить… — слабо оправдывалась Дорси.

— Неважно, — отрезала Линди. — Я наняла тебя на тридцать часов в неделю, и ты согласилась работать тридцать часов в неделю. Понимаю, бывают разные чрезвычайные обстоятельства. Я готова давать своим служащим отгулы — два-три в месяц. Но ты переходишь все границы. Если ты не справляешься с работой, я найму на твое место кого-нибудь другого. Ты все поняла?

Дорси кивнула.

— Очень хорошо. Больше никаких прогулов. И никаких опозданий.

— Но…

— Еще один случай — и ты уволена. Если не можешь работать по расписанию, лучше не работай вообще. Во всяком случае — у меня!

Дорси покорно кивнула:

— Хорошо, Линди.

— Да, кстати, на этой неделе тебе придется поработать сверхурочно. В субботу вечером. Один из членов клуба устраивает у себя вечеринку, и ему нужен бармен. Начнешь работу в шесть вечера. Вот адрес.

И, не дожидаясь ответа (а что тут можно было ответить?), Линди сунула ей в руку листок бумаги с адресом.

— В шесть часов, — повторила она. — И не опаздывай!

— Не опоздаю, — заверила ее Дорси.

Линди уже собиралась повернуться и уйти, как вдруг взгляд ее упал на верхнюю полку приоткрытого шкафчика. Нет, не обручальное кольцо привлекло ее внимание — историю с обручальным кольцом Линди знала и хитрость Дорси одобряла. Хозяйка клуба не сводила глаз со стопки пухлых, мелко исписанных блокнотов — рабочих заметок для будущей диссертации.

Дорси порой сомневалась, стоит ли держать материалы в раздевалке «Дрейка», где они могут попасть в чужие руки. Но это было удобнее всего, а за сохранность своей тайны она почти не опасалась. Линди была помешана на неприкосновенности частной жизни — прежде всего своей, естественно, но и чужую уважала. Она никогда не задавала служащим личных вопросов, не совала нос в чужие дела. И не заглядывала в шкафчики своих служащих.

Бросив на Дорси последний предупреждающий взгляд, Линди повернулась на каблуках и пошла прочь. Она не сомневалась, что в шесть часов в субботу Дорси послушно явится по указанному адресу. А сейчас спешно переоденется и сломя голову помчится на рабочее место.

Конечно, помчится! Куда же она денется?

Как только найдет в себе силы сдвинуться с места.

С тяжелым вздохом Дорси поднялась и начала расстегивать любимую фланелевую рубаху. О предстоящих выходных она старалась не думать. Поскорее бы прошла эта суббота! Беспрерывная беготня, а главное — необходимость постоянно менять роли (от строгой преподавательницы — к бойкой улыбчивой барменше, от барменши — к секс-бомбе, и снова по кругу) совершенно ее вымотала. А впереди — никакого просвета. Работа, работа, работа… Нет, так больше нельзя. Ей надо отдохнуть. И ей, и Мак, и Лорен — всем трем.

Однако не идти на вечеринку нельзя. И не только потому, что за отказ ее уволят; завтра вечером она, если ухитрится не заснуть, увидит нечто новое и чрезвычайно интересное — миллионера в домашней обстановке. До сих пор Дорси наблюдала своих «подопытных кроликов» только в клубе, что, конечно, сужало поле исследования. А теперь узнает, как выглядит жилище изучаемого объекта, поглядит на ритуалы ухаживания… Или нет, лучше не надо. От ритуалов ухаживания, принятых в микросоциуме чикагских миллионеров, у нее надолго пропадет аппетит.

Вдруг Дорси подскочила от ужаса, вспомнив, что на эти выходные у Лорен намечена лекция в Северо-Западном университете! Ах нет… это в воскресенье. В субботу вечером и Лорен, и Дорси свободны.

Дверь шикарного пентхауза, куда явилась Дорси в субботу к, шести часам, открыл… Адам Дариен. Первая мысль Дорси была: «Так я и знала!» А вторая: «Но до чего же он хорош!»

Безупречно белая рубашка и угольно-черный костюм смотрелись, конечно, не так сексуально, как в «Дрейке» в конце дня, но тоже очень, очень ничего… А галстук от «Валентине»! Дорси охватило искушение немедленно его снять. А потом, прильнув к Адаму, спустить с его плеч пиджак и рубашку. Ботинки и носки он, должно быть, снимет сам, а вот с брюками она ему поможет. А потом в восторге пробежит ладонями по его освобожденному нагому…

— Привет, Мак. Давненько не виделись.

Ну вот, так всегда! Вечно ей не дают помечтать!

— Э… привет, — нерешительно ответила она, не зная, что к этому прибавить.

Точнее, не то чтобы совсем не зная… Во рту у нее вертелись и рвались с языка два животрепещущих вопроса. Только задавать их не стоило, потому что первый вопрос звучал так: «Адам, когда ты еще раз меня поцелуешь?» А второй так «Чем собираешься заняться после вечеринки?»

— Сегодня я поработаю за стойкой твоего бара, — сообщила она. — Линди сказала, что тебе не хватает… э-э… рабочих рук.

— А-а! — Он отступил, пропуская ее. — Проходи! Добро пожаловать!

Черт побери! Она-то думала, что он тоскует в одиночестве и жаждет новой встречи, а этот плей-бой, похоже, попросту забыл о том, что произошло в прошлый раз! Интересно, какие новые события (или, новые женщины — добавил внутренний голос) отвлекли его внимание? Как мог он забыть, что всего неделю назад на крыльце ее собственного дома… о-ох, не надо об этом!

Ну хорошо. Он все забыл — значит, забудет и она. Окинет его равнодушным взглядом, независимой походкой войдет в дом, притворяясь, что ей вовсе не интересно, как…

Ух ты! Вот это гостиная!

Стеклянная стена открывала вид на вечерний Чикаго, сияние электрических огней смешивалось с дымным маревом заката. Мебель темного дерева, кожаная обивка диванов, пол, покрытый восточным ковром с классическим узором, модели кораблей на каминной полке, книжные шкафы, полные томов в кожаных переплетах, огромная картина в тяжелой раме на стене, изображающая многолюдную гавань столетней давности, все властно заявляло о том, что здесь живет мужчина.

Поблизости от окна стоял обеденный стол; рядом Дорси заметила дверь на кухню, откуда доносился яростный звон посуды — очевидно, там готовится угощение. Пора и ей приступать к своим обязанностям…

— Мак, ты идешь?

Только сейчас Дорси сообразила, что стоит на пороге и глупо таращится вокруг, словно деревенщина, никогда в жизни не бывавшая в приличных домах. Адам, элегантный и неотразимый, стоял в арке напротив дверей в кухню. По-прежнему он держался так, словно между ними ровно ничего не произошло.

Можно подумать, эти поцелуи ей приснились! Ни в словах его, ни в голосе, ни в жестах ничто не намекало на то, что в их отношениях была и другая страница. А что, если она и вправду все выдумала? Что, если приняла фантазию уставшего мозга за реальность? Может быть, Адам и не сжимал ее в объятиях, и не думал зацеловывать до бесчувствия? Может быть, он по-прежнему не чувствует к ней ничего, кроме дружеской симпатии? И все ее мечты, воспоминания, надежды — самообман?

— Бар мы устроим здесь, в библиотеке, — сказал Адам, кивнув в сторону соседней комнаты. — Помещение довольно просторное и вполне подойдет для приема гостей.

Дорси с трудом осознавала смысл его слов — все мысли ее были заняты собственными чувствами. Разве не этого она хотела? Стереть из памяти происшествие недельной давности, сделать так, чтобы все осталось по-прежнему? Что ж, похоже, именно такое решение принял и сам Адам. Почему же она, Дорси, теперь чувствует себя так, словно ей плюнули в душу? Чего она еще хочет? Неужели не понимает, что более тесные отношения между ними обречены?! Даже дружба окажется под вопросом, когда Адам узнает, что милашка Дорси по прозвищу Мак и бесстыжая стерва Лорен — одно и то же. Разгадав обман, он уже не сможет относиться к ней по-прежнему.

Так что надо поблагодарить его за равнодушие. И сделать вид, что он ей тоже абсолютно безразличен. Но как это сделать, когда все мысли, все чувства стремятся к одному: броситься к нему через всю необъятную гостиную, повиснуть у него на шее, прильнуть к губам — и будь что будет дальше…

Должно быть, все дело в домашней атмосфере. Если уж Адам неотразим в «Дрейке» (а в «Дрейке» он неотразим), то у себя дома — просто неописуем! Элегантная, тщательно продуманная обстановка гостиной не создает, как часто бывает, ощущения безликости — нет, здесь в каждом штрихе видна личность хозяина. Чувствуется: это дом, в котором живут — и живут полной жизнью! Здесь Адам на своем месте, здесь ему удобно и покойно — от этого и выглядит он более уверенным в себе (хотя, казалось бы, куда уж увереннее?) и более… чего уж там скрывать — более сексуальным.

Сердце ее стучало в ритме хип-хопа; но каким-то чудом Дорси удалось сдвинуться с места. Шажок, еще шажок. Адам не шевелился, молча наблюдая за ее приближением. Слишком поздно Дорси сообразила, что он не намерен уступать ей дорогу. И еще — что дверной проем не так уж широк.

Она замерла.

Он не двигался.

Она вопросительно подняла брови. Он улыбнулся, по-прежнему не трогаясь с места.

— Ты… м-м… не возражаешь? — осторожно поинтересовалась она.

— Что ты! Жду с нетерпением.

Сердце ее заколотилось еще сильнее.

— Адам, уйди с дороги.

— Прошу прощения? — с наигранным удивлением откликнулся он.

— Ты мешаешь мне пройти, — твердо проговорила она. — Подвинься, пожалуйста.

Он притворился, что только сейчас это заметил:

— Ах да, конечно! Прости! Я и не заметил, что загораживаю проход.

И… не двинулся с места.

Мысленно махнув рукой, Дорси начала обходить Адама. Она очень старалась его не задеть. Очень… но, видимо, недостаточно. Ибо, едва она успела подумать, что ее маневр удался, как Адам вдруг повернулся, и они оказались стиснуты в узком арочном проеме лицом к лицу. Грудью к груди. Бедром к бедру. А он, негодяй этакий, еще и улыбнулся так, словно…

О боже!

Нет, пожалуй, это все-таки был не сон.

Как же здорово снова оказаться с ним рядом! Возможно ли на свете равное наслаждение? Ответ — нет, по крайней мере, в рамках закона. Но. Дорси упрямо старалась не замечать, как по телу разливается томный сладостный жар. Не думать о том, как красив Адам, как прекрасно сжимать его в объятиях. Не зря же она поклялась себе, что это никогда, никогда не повторится!

Каким-то образом ей удалось двинуться вперед, но в этот миг Адам вытянул руку и уперся спиной в стену, перегородив ей путь. Так, не рановато ли она принялась давать клятвы? Может, стоит изменить формулировку? Например, так: возможно, это никогда не повторится. Быть может. Может, нет, а может, и да…

Потому что грудь ее плотно прижалась к его плечу, и от этого прикосновения Дорси пронзила огненная стрела желания. Она хотела попятиться, но Адам был начеку и преградил ей путь другой рукой.

Так Дорси оказалась в ловушке. На пятачке едва ли в квадратный фут величиной у нее не было возможности уклониться от обжигающих прикосновений Адама. Самое пугающее состояло в том, что она потеряла власть и над собственным телом: сердце бухало о ребра кузнечным молотом, кровь мчалась по жилам со скоростью курьерского поезда, дыхание вылетало из груди с какими-то всхлипами, а мозги… В отчаянии Дорси отступила, вжавшись спиной в прохладное дерево стены. Но Адам тут же сделал шаг вперед. Теплое дыхание его ерошило ей волосы.

— Адам… — простонала она.

Но так и не договорила то, что хотела сказать. Возможно, потому, что на самом деле говорить ей вовсе не хотелось…

— Я скучал по тебе всю неделю, — проговорил он едва слышно и, склонив голову, жадно впился в ее губы своими.

Ах, что это было! Всем поцелуям поцелуй! Адам начал прямо с того, на чем остановился неделю назад: раз, другой, третий легко касаясь губами ее губ, а затем пустил в ход язык. Дорси, не помня себя, в восторге приоткрыла рот ему навстречу, словно приглашая исследовать нежные глубины; обхватив Адама за шею, она запустила руки ему в волосы. Обрадованный этим молчаливым поощрением, он крепко обнял ее и прижал к себе, а поцелуй становился все глубже, все яростнее…

Ее обволакивал его запах, сводил с ума жар его тела. Ничего она больше не желала — только бы раствориться в нем, затеряться в нем навсегда! Как же ей не хватало Адама! Как она скучала — ужасно, немыслимо, невозможно!

…Только бы не появился кто-нибудь из «Дрейка»!

Но прежде, чем Дорси успела высказать свое опасение, Адам оторвался от ее губ и, запрокинув ей голову, припал к нежной ямке на шее. Дорси разочарованно застонала, но в следующий миг он снова прильнул к ее губам, а затем выпустил ее из объятий.

Все произошло так быстро, что Дорси испугалась: не привиделось ли ей это чудо? Но, взглянув на себя в зеркало, поняла: все было по-настоящему. Лицо ее раскраснелось, зрачки расширились от страстного желания, бурно вздымалась и опускалась грудь под форменной рубашкой.

Да, все было по-настоящему. И она… она хочет еще!

— Нам надо поговорить, — мягко заметил Адам.

— Адам… — простонала она, сама не зная — или, быть может, слишком хорошо зная, — о чем его молит.

— Я все время думаю о тебе, — продолжал он. — О том, что произошло между нами в прошлый раз. Всю неделю я не появлялся в клубе — думал, так будет лучше для нас обоих. Но я все равно думаю о тебе. И что-то мне подсказывает, что и ты думаешь обо мне.

— Адам, пожалуйста, я…

Он шутливо прижал палец к ее губам.

— Поговорим позже. Придумай какой-нибудь предлог, чтобы задержаться, когда все разойдутся.

«Не стоит, — твердо сказала себе Дорси. — Из этого ничего не выйдет. Во-первых, он не в моем вкусе. Именно таких мужчин я поклялась избегать. Во-вторых, у нас с ним нет ничего общего. В-третьих, его не интересуют прочные, стабильные отношения. В-четвертых, меня тоже. В-пятых, вполне возможно, что моя мать была в связи с его отцом. И наконец, Адам никогда не уживется с Лорен Грабл-Монро!»

Дорси и сама-то с трудом с ней уживается.

Но если так… выходит, у них с Адамом все-таки есть что-то общее! Значит, вторая и шестая причины отпадают. Карлотта, скорее всего, никогда не спала с Натом Дариеном — отпадает причина номер пять. Да и против серьезных отношений Дорси, в принципе, ничего не имеет — еще одну причину долой. Остались всего… раз, два… две. А две причины — это не так уж много.

— Хорошо, — мягко ответила она. — Поговорим позже.

Однако он не сразу убрал руку, и, повернувшись, чтобы пройти в библиотеку, Дорси коснулась грудью оголившейся руки чуть выше локтя. Так она Адама еще не трогала: новое ощущение оказалось очень, очень приятным, а каменная крепость мускулов наводила на мысли об иных, столь же твердых частях тела… Должно быть, та же мысль посетила и Адама: он тихо застонал и придвинулся к ней.

— Позже, — со вздохом повторила она. — Поговорим позже.

— Поговорим? — непонимающе переспросил он. — Да… непременно. И это тоже.

К несчастью, между «теперь» и «позже» торчала эта, черт бы ее побрал, вечеринка.

Вообще-то Адам терпеть не мог шумные сборища. И собирал у себя в доме гостей исключительно из деловых соображений. В приватной обстановке у коллег и конкурентов развязываются языки; из застольной болтовни можно почерпнуть множество полезных сведений, которых не получишь, сидя у себя в кабинете. А поскольку народ на вечеринках собирается самый пестрый, не раз Адаму случалось слышать забавные или поучительные истории, которые потом (без имен, разумеется) появлялись на страницах «Жизни мужчины».

Для обслуживания вечеринок он всегда нанимал поваров и официантов из «Дрейка»: это было удобнее всего, к тому же Линди хорошо знала, что ему требуется. Но, поскольку по выход ным Мак не работала, Адаму и в голову не приходило, что Линди пришлет к нему Мак. И вдруг исполнилась его заветная мечта: она здесь, у него дома! Как он желал оказаться здесь с ней вместе…

Впрочем, «вместе» — понятие широкое. И «здесь» — тоже. Какие только любовные плацдармы не представлялись ему в горячечных фантазиях! Стол в рабочем кабинете. Палуба яхты. Заднее сиденье машины. Колесо обозрения. Каноэ. Песчаный пляж. И еще… и еще… Так, на чем он остановился?

Ах да. Исполнилась его заветная мечта. Правда, даже в страшном сне Адаму не представлялось, что Мак явится к нему домой по долгу службы.

Совсем не так воображал он себе их первое свидание! Он пригласит ее на чашечку кофе. И оденется она, разумеется, не в клубную униформу, а во что-нибудь куда более женственное, дразнящее и соблазнительное…

«Прекрати немедленно! — приказал он себе. — Чем мечтать о Мак, подумай лучше о том, как будешь развлекать гостей — например… так, кого же я пригласил?»

О боже! О дьявол! И все прочие высшие и низшие силы! Только не это!

Дезире!!!

Погруженный в свои мысли… или фантазии… или, быть может, планы на будущее (ну, может человек помечтать?), Адам совершенно забыл, что сегодня будет ужинать с дамой.

Что же делать? Дезире может доставить массу неприятностей. Особенно если вобьет себе в голову остаться у него на ночь. Что было вполне предсказуемо — осталась же она в прошлый раз! И, кажется, не пожалела об

этом. Правда, это было два месяца назад… Надо же, как летит время!

Какого черта он вообще ее пригласил? Ах да, вспомнил. В прошлый раз у нее под платьем обнаружилась такая миленькая кружевная штучка…

Да нет, конечно, дело не в этом. Он хотел доказать самому себе, что Мак — не единственная женщина на свете. А потом замечтался (о Мак, разумеется) — и Дезире напрочь вылетела у него из головы.

Теперь перед ним стоит задача, достойная Талейрана: управиться с двумя женщинами, ухитрившись при этом ни одну из них не обидеть и себя не подставить под удар. Последнее особенно важно, если учесть, что у одной из них — острые коготки, а у другой — столь же острый язычок.

Да, нелегкий предстоит вечер!

Где-то за спиной у Дорси часы мягко пробили девять. Только девять? Господи, когда же это все кончится?!

Гости начали собираться всего два часа назад, но Дорси казалось, что прошла целая вечность. Конечно, все дело было в том, что в числе первых явилась подружка Адама. Да, да, именно так: подружка Адама. И он еще имел наглость предложить — да нет, приказать! — Дорси остаться после вечеринки. Интересно, для чего?

Подавать этой сладкой парочке коктейли в постель?

Боже, ну и вид у этой дамочки! Сама Дорси была среднего роста и носила размер «медиум», однако рядом с этой крошкой мгновенно ощутила себя какой-то неуклюжей великаншей. Розовые щечки, розовые губки, розовые ноготки. А как ее зовут, знаете? Нарочно не придумаешь! Дезире! Стрижка «под эльфа», белокурые волосы чуть тронуты розовой краской (да, именно розовой), а хрупкую изящную фигурку облегает костюм от Шанель кораллового цвета.

Да, костюм точно от Шанель. И, надо признать, очень миленький: точь-в-точь такой, какой рекомендует в своем бестселлере Лорен Грабл-Монро. Интересно, найдутся ли в гардеробе у Дезире откровенные топики, изящные маленькие коктейльные платья, прозрачные ночные рубашки — и так далее по списку? Что, если эта Дезире действительно поставила себе целью заарканить миллионера? Например, Адама Дариена?

И всему виной — Лорен Грабл-Монро. Господи, зачем она вообще написала эту чертову книгу?

Дорси предавалась самобичеванию до тех пор, пока Дезире, рассеянно остановившись у стойки бара, не попросила налить ей… ну, это… как его… представляете, забыла название… помню только, что он розовый…

Конечно, розовый. Как же иначе?

— Хорошо, тогда налейте что-нибудь под цвет костюма.

Под цвет костюма? Сейчас получишь, милочка! Сладко улыбаясь и понимая, что завтра будет корить себя за вредность (а, наплевать!), Дорси вручила ей коктейль «Космополитен» — жидкость, подкрашенную розовой водичкой, на вид совершенно невинную, но способную свалить быка. Если Дорси хоть что-нибудь понимает в своей работе, скоро Розовая Куколка исчезнет в уборной (ах нет, простите, пойдет попудрить носик!) и останется там надолго.

Коктейль Дезире понравился, она попросила еще. А потом еще. Дорси с нетерпением ждала развития событий.

Схожее нетерпение отражалось и на лице Адама: он вошел в библиотеку с таким хмурым и озабоченным видом, что Дорси невольно порадовалась. Так ему и надо, не все же ей одной умирать от ревности!

— Чем ты, черт побери, весь вечер поишь Дезире? — без предисловий поинтересовался он.

Дорси пожала плечами — воплощенная невинность!

— Коктейлем «Космополитен», — безмятежно ответила она.

Он задумчиво прищурился.

— Звучит вполне прилично… И что там, в этом коктейле?

— Водка.

— А еще?

— Немного клубничного сока для цвета. Она сама попросила что-нибудь под цвет костюма.

— А еще?

— Лимонный сок. Совсем чуть-чуть.

Он изумленно уставился на нее:

— Ты что, хочешь сказать, что Дезире весь вечер пьет почти чистую водку? Да ты понимаешь, что может случиться от такого, с позволения сказать, коктейля с такой хрупкой женщиной?

— Может быть, растолстеет? — с надеждой предположила Дорси.

Адам нахмурился, но промолчал.

— В самом деле, — продолжала она, — не мешало бы ей набрать вес. Какой-то ужас, кожа да кости!

Адам, без сомнения, разгадал ее коварный умысел.

— Не знаю, не знаю, — протянул он. — Мне ее фигура нравится.

— Еще бы! — пробормотала Дорси и, не в силах удержаться, добавила:

— Только как бы ей не задохнуться в этом своем лифчике с жесткими чашечками. Эти накладные штуки ужасно давят на грудь.

Адам с любопытством взглянул на нее.

— Ты так говоришь, словно знаешь по опыту. Без обид, Мак, но ты не похожа на женщину, которая носит такие штуки. — Опустив взгляд на ту ее часть тела, что, быть может, нуждалась в подобном приспособлении, он нанес еще один удар:

— Абсолютно не похожа.

За такие слова Дорси едва не съездила ему по физиономии!

— Надевала как-то раз на Хеллоуин, — объяснила она, донельзя смущенная и разозленная как его словами, так и беззастенчивым разглядыванием.

— А-а… — хмыкнул он. Затем добавил:

— Кстати, если тебе интересно, Дезире «Уандерб-ра» не носит.

Дорси определенно ощутила укол ревности. Хотя нет, это был не укол, а проникающее ранение в области сердца.

— Мне это совершенно неинтересно, — выпалила она, прекрасно понимая, что лучше бы помолчать, — но, кажется, теперь ты говоришь так, словно знаешь по собственному опыту!

— Может быть, так оно и есть, — коварно усмехнулся Адам.

И снова Дорси поняла, что еще секунда — и она развалится на части. Прямо у него на глазах

— Понятно, — пробормотала она, опустив глаза.

Адам потер ладонью лоб, словно отгоняя головную боль.

— Послушай, Мак, я пригласил Дезире до того, как мы с тобой… — Он нетерпеливо вздохнул. — Да, у меня с ней кое-что было, но давным-давно.

Дорси не поднимала глаз. «Лучше помолчи, — уговаривала она себя. — Он сказал все, что хотел сказать. И вообще, это не твое дело. Не напрашивайся на неприятности. Поверь, ничего хорошего ты не услышишь». Но сознание предполагает, а подсознание располагает, и внезапно в тишине библиотеки раздался ее голос:

— «Давным-давно» — это когда?

— Несколько месяцев назад, — поколебавшись, ответил он.

— Сколько месяцев?

— Много.

— Сколько? — повторила она настойчиво, словно от его ответа зависела жизнь.

Нетерпеливо дернув головой, Адам буркнул:

— Я уже не помню.

— Месяца два, наверно, — подумав, заметила Дорси.

Адам закатил глаза к потолку, но промолчал. «В яблочко!» — подумала Дорси. Ох уж эти мужчины — все как на ладони!

— Ну что, я права? Всего два месяца назад вы…

— Да, — признался он. — Это было два месяца назад.

— Не так уж давно.

— Для женщины — может быть, — возразил он. — Но для мужчины два месяца — целая вечность.

Но это замечание не смягчило ее сердца.

— Ты, наверно, уже не хочешь, чтобы я осталась после вечеринки?

Он твердо встретил ее взгляд.

— Хочу.

— А Дезире…

— Дезире здесь не будет.

В груди у Дорси встрепенулась надежда.

— Не будет?

— Нет, — ответил Адам.

И ответил, надо сказать, очень решительно.

— О-о…

Однако, как видно, Дезире он в известность не поставил. Ибо она, вдруг появившись из ниоткуда, подхватила своего кавалера под руку и повисла на нем, прижимаясь всем телом, словно мечтала срастись с ним в одно целое. Секунду спустя выяснилось, что, в сущности, так оно и есть.

— Адам, — капризно протянула она, поигрывая пустым бокалом, — когда же мы с тобой поженимся?

Адам застыл, словно ледяная статуя. Дорси тоже.

«Поженимся?!» — думала она в ужасе.

— Поженимся?! — в не меньшем ужасе повторил Адам.

Блондиночка закивала и — хоть Дорси и могла бы поклясться, что это невозможно! — прижалась к нему еще теснее.

— Да, поженимся! — подтвердила она. — А то что же это такое: уже четыре месяца я стараюсь тебя зара… заарканить — а ты все не поддаешься!

Ух ты! До сих пор Дорси полагала, что знает, каков Адам в гневе. Оказывается, его настоящего гнева она еще и не видывала. Ибо, услышав это простодушное признание, мистер Дариен вдруг сделался очень холоден, очень спокоен, очень…

Ой-ой-ой!

— Ты… так ты все это время пыталась меня заарканить? — удивительно мягко поинтересовался он.

Блондиночка кивнула, лучезарно улыбаясь.

— Я все делала, как написано у Лорен Грабл-Монро! Познакомилась с тобой именно там, где она советует. Расставляла тебе разные ловушки с приманками. А ты так и не попался! И в прошлый раз, — уже чуть не плача, продолжала она, — не обратил внимания на мою прозрачную ночную рубашку!

Она подняла к нему жалобно сморщенное личико. Но — невероятно! — не заметила его гнева.

— Продолжай, Дези, — попросил он все тем же пугающе мягким голосом.

— Дезире, мне кажется, вам стоит немного выпить, — вмешалась Дорси, надеясь разрядить напряжение.

Она перегнулась через стойку, чтобы взять из крохотной ручки с розовыми ноготками пустой бокал. Дезире благодарно улыбнулась.

— Спасибо. Вы так обо мне заботитесь! Как Адаму с вами повезло!

На миг Дорси стало стыдно. Но только на миг.

— А ведь сейчас так трудно найти хорошую прислугу! — продолжила Дезире. Дорси крепче сжала бокал.

— Продолжайте, Дези. Вы рассказывали о том, как пытались заарканить Адама. А он, мне кажется, из тех хищников, что, попав в капкан, скорее лапу себе отгрызут, чем пойдут в неволю. Так продолжайте же, мне не терпится узнать, почему у вас ничего не получилось!

— Вы тоже читали «Как заарканить миллионера»? — просияла Дезире, не услышав издевки. Дорси величественно кивнула:

— От корки до корки прочла. От седьмой главы просто не могла оторваться.

Лицо Дезире омрачилось.

— Странно, почему все только и говорят об этой седьмой главе? Ничего там особенного нет, разве что этот фокус со сливками… — Теперь на хорошеньком розовом личике ее отразилось нечто, отдаленно напоминающее задумчивость. — Может, и мне стоило бы попробовать? Тогда Адам сделал бы мне предложение. Но больше я бы повторять не стала, потому что от жены такой изобретательности не требуется, жена должна просто лежать и…

— Дези! — прервал ее Адам. Полный бокал, протянутый Дорси, он перехватил и поставил на стойку. — Мне кажется, с тебя хватит. С меня, во всяком случае, точно хватит. Я найду Лукаса, и он отвезет тебя домой.

В это мгновение в библиотеку с подносом, полным пустых бокалов из-под шампанского, вошла Эди Малхолланд — она сегодня тоже здесь работала.

— Что вы такое говорите? — весело воскликнула она, заглушив слабые протесты Дезире. Дорси показалось, впрочем, что веселье ее не вполне искреннее. — Чтобы Лукас отвез Дезире домой? Да с ним она никогда до дома не доберется!

— Это еще почему? — удивился Адам.

— Ну что вы… Лукас Конвей! — Видя, что такого объяснения недостаточно, Эди развила свою мысль:

— Как можно доверять ему хорошенькую девушку в таком состоянии?

— Что ты такое говоришь? — в свою очередь удивился Адам. — Лукас — единственный знакомый мне мужчина, которому можно без опаски доверить хорошенькую девушку в таком состоянии.

Дорси заметила, что Эди удивлена, и мимолетно задумалась о том, почему подруга принимает моральные установки Лукаса так близко к сердцу.

— Почему? — недоумевающе спросила Эди. — Он что, «голубой»?

Адам расхохотался.

— Лукас Конвей — «голубой»? Нет, конечно! Просто ему и в голову не придет воспользоваться беспомощностью пьяной женщины. Это не в его духе.

Эди удивленно подняла брови — и Дорси, кстати, тоже. Что там этот наглец собирался сотворить с Лорен Грабл-Монро, предварительно раздев ее и привязав к столбу под палящим солнцем пустыни? Если это не называется «воспользоваться беспомощностью», то…

Часы пробили четверть одиннадцатого, и Дезире, по всей вероятности, восприняла этот гулкий удар как разрешение забыться. Она уже давно хлопала ресницами и клонилась набок, а теперь рухнула на стойку и, если бы Адам в последний момент ее не поймал, непременно плюхнулась бы физиономией в свой нетронутый «Космополитен».

Зря он ее поймал, подумала Дорси.

Адам тяжело вздохнул и взглянул на часы.

— Черт побери! — пробормотал он. — Похоже, эта вечеринка никогда не кончится!

9

Гости разошлись далеко за полночь.

Заглянув в библиотеку — посмотреть, как Мак справляется с посудой, — Адам невольно подумал, что никогда еще не видел ее такой усталой. Кажется, за последние дни она похудела и осунулась. Неудивительно: днем вкалывает в «Северне», вечером — в «Дрейке», в промежутках корпит над диссертацией — есть от чего переутомиться! Работа, работа, работа — и никакого просвета!.. Странно, никогда бы не подумал, что у них с Мак есть что-то общее!

Но Адам своей работой наслаждается; а Мак, несомненно, рада была бы избавиться от кучи утомительных обязанностей. И зачем она так выматывается? У Адама все ясно: он в поте лица своего зарабатывает деньги, а затем наслаждается своим богатством. И не испытывает ни малейших угрызений совести, когда покупает себе очередную безумно дорогую машину, музыкальный центр или еще какую-нибудь мужскую игрушку. Все, что у него есть, честно заработано: он не тратит наеебя ни копейки из семейного состояния.

Что же касается Мак…

Странно: живет она гораздо хуже, чем, судя по всему, зарабатывает. Ни собственной квартиры, ни машины. Едва ли проводит отпуск на курортах (если вообще когда-нибудь берет отпуска). А ведь преподавателям в «Северне», насколько ему известно, очень прилично платят, да и клиенты «Дрейка» не скупятся на чаевые. Куда же она девает деньги? Да и зачем работать на износ, если твоя мать живет в шикарном районе и одевается, словно модель с обложки «Вог»? Странная семья, интересно, какие у них с матерью отношения?

— Выпей со мной, Мак, — услышал он свой собственный голос. — Мне кажется, тебе не помешает выпить.

Мак поставила в ящик пустые бутылки и выпрямилась, усталым жестом убирая с лица упавшую пряди волос. Рыжие волосы ее, как обычно, были стянуты в тугую косу — как мечтал Адам ее распустить! «Скоро, — сказал он себе. — Уже скоро».

По крайней мере, она ослабила галстук, расстегнула две верхние пуговицы и закатала рукава. Адам невольно улыбнулся при виде этой картины.

— Не стоит отказываться, — улыбнувшись, согласилась Мак

Достав широкий стакан, она положила туда льда, плеснула немножко «Джонни Уокера» и долила содовой.

Адам вздохнул, разочарованно покачал головой.

— Ты пьешь виски, как барышня.

— Не оскорбляй женщин. — Она поднесла стакан к губам.

Он усмехнулся:

— И не думаю. Хорошо, ты пьешь виски, как никудышный мужичонка. Что за цыплячья порция? Да еще и разбавленная. — Помолчав, он добавил:

— Что ж, по крайней мере, ты не пьешь ничего… — он поморщился, — розового. Быть может, я неисправимо старомоден, но выпивке не идут пастельные цвета.

— В следующий раз, — лениво заметила Дорси, — ты пожалуешься на феминизацию баскетбола.

— Уже жалуюсь, — ответил Адам.

— Как, ты отказываешь женщинам в священном праве напяливать идиотскую форму и проливать семь потов, неизвестно зачем гоняя по полю мяч? — Она ласково улыбнулась. — А я так надеялась, что наконец-то встретила разумного и просвещенного мужчину!

Дабы похоронить ее надежды, Адам сделал хороший глоток неразбавленного виски.

— Вы, женщины, все у нас отбираете, — проворчал он.

— Ах, бедный! Подожди минутку — возьму платок, утру скупую женскую слезу.

Он рассмеялся.

— Я серьезно. Ты не читаешь мои ежемесячные обзоры в «Жизни мужчины»?

— Я не читаю «Жизнь мужчины», — немедленно откликнулась Дорси.

— Врешь, — улыбнулся он. — Прочитываешь от корки до корки. Я же только и слышу, как ты критикуешь наши материалы!

— А тебя жаба душит? — невозмутимо заметила Дорси. — Не нравится, когда женщина лезет в ваш мужской мир?

— Вовсе нет, — честно ответил он. — Что бы там обо мне ни говорили, я не шовинист, не сексист и не самодовольная свинья.

Дорси насмешливо вздернула брови.

— Сенсация! Побегу звонить на телевидение!

— Это правда, — отсмеявшись, серьезно прот должал Адам. — Я никогда не думал, что мужчины в чем-то лучше женщин.

Она не отрывала от него пристального взгляда, задумчиво водя пальцем по ободку стакана. Это простое движение словно загипнотизировало Адама. В горле у него пересохло, и он залпом опрокинул в себя остатки виски. Однако крепкий напиток не усмирил его, он разогрел еще больше.

— Значит, ты считаешь, что мужчины и женщины ничем друг от друга не отличаются? — спросила она.

— Нет, — ответил он. — Мы совсем разные.

— Хм… Не думаешь, что это сексизм?

— Конечно, нет. Я ведь не говорю, что мужчины умнее, способнее, порядочнее женщин — или наоборот. Мы просто разные. У каждого пола свои сильные и слабые стороны. И мне кажется, — добавил он, — что мужчины и женщины идеально друг друга дополняют.

— В чем же? — с интересом спросила она. Он пожал плечами.

— Мужчины сильнее физически; женщины более выносливы эмоционально. Мужчины все делят на белое и черное; женщины умеют различать оттенки. Мужчины ищут кратчайший путь к цели; женщины наслаждаются путешествием.

Дорси смотрела на него круглыми глазами.

— Удивительно, — проговорила она. — Наконец-то мы с тобой в чем-то согласились!

— Ты согласна, что мужчины и женщины не похожи друг на друга? — не скрывая удивления, переспросил Адам. — Мне казалось, ты из тех, кто твердит, что мы во всем равны. Я думал, ты ярая феминистка.

— Я и есть ярая феминистка, — с готовностью ответила она. — Я считаю, что оба пола важны и необходимы, но не говорю, что они одинаковы! Конечно, мужчины и женщины устроены совсем по-разному. По-разному воспринимают мир, по-разному говорят, действуют. Мы должны понять, в чем мы похожи, а в чем — нет, и научиться уважать друг друга — вот моя позиция.

— Так ведь и в моем журнале об этом! — воскликнул он. — Мы рассказываем о том, что делает мужчин мужчинами, и даем жизненно важные сведения о прекрасной половине человечества.

— О том же и в книге «Как заарканить миллионера». Она тоже дает женщинам жизненно важные сведения о мужчинах

Адам поперхнулся. Как она осмелилась упоминать об этой трижды проклятой книге? Более того — как осмелилась сравнить эту дешевую книжонку с его солидным журналом?

— Ну, я бы так не сказал! — выдавил он наконец.

— Так оно и есть, — настаивала Дорси. — Твой журнал воспевает радости мужской жизни, а книга Лорен Грабл-Монро рассказывает о радостях жизни женской и о том, как их заполучить. Да, способы предлагаются не совсем честные, но мужчины сами виноваты, что не дают женщинам играть честно!

Адам закатил глаза:

— Опять ты о том, как мы вас угнетаем!

Он отошел от стойки и сел на диван у камина, где плясали оранжевые язычки пламени. Поставил свой бокал на стол, скрестил руки на груди. Не одна Мак предпочитала внешнему блеску комфорт: устроившись поудобнее, Адам скинул пиджак и ботинки, расстегнул рубашку и ослабил узел галстука.

— Сколько же раз ты обвиняла нас во всех смертных грехах? Веришь или нет, я помню каждый случай. Могу подсчитать. — Тут он принялся загибать пальцы:

— Первый раз, второй, третий, четвертый…

— И не замолчу, — прервала его Мак, — пока положение не изменится к лучшему. Тысячи лет мужчины не давали женщинам работать и зарабатывать. И эта традиция действует и по сей день.

Дорси вышла из-за стойки, пересекла комнату и, не дожидаясь приглашения, села на край дивана. Она тоже сняла туфли с усталых ног и непринужденно облокотилась на подлокотник. Адам невольно улыбнулся при виде такой самоуверенности.

— Мужчины ни в чем не стесняют женщин, — возразил он.

Голос его прозвучал резко, но поза оставалась спокойной и расслабленной. Давненько ему не было так уютно и спокойно… Если быть точным — целую неделю. Оказывается, ему очень не хватало споров с Мак! Впрочем, скорее ему не хватало самой Мак.

— Женщинам нравится зависеть от мужчин, — продолжал Адам. — Да, это не всегда легко, но они получают свою, награду. Безопасность. Любовь. Наконец, нас самих.

Дорси расхохоталась:

— Да ты шутишь! «Вас самих» — тоже мне награда!

Адам покачал головой.

— Нет, я совсем не шучу. Мужчины — действительно желанная добыча. И доказательство тому — пресловутая книжка о миллионерах и способах охоты на них. Хоть я и всеми фибрами души ненавижу Лорен Грабл-Монро, не могу не признать: эта женщина нашла в себе смелость выйти вперед и прямо объявить то, что все вы думаете, но сказать боитесь.

— Так скажи, сделай милость, — сладко улыбнулась Мак, — о чем же мы все думаем, но боимся сказать?

— О том, как здорово жить за спиной сильного мужчины, который о тебе заботится и тебя защищает.

Мак поднесла руку ко лбу и покачала головой, словно изумляясь его непроходимой тупости.

— Ты понятия не имеешь, чего на самом деле хотят женщины, — произнесла она наконец. — Потому что не представляешь, что значит быть женщиной в мире мужчин. И не представляешь, что значит быть бедным. Не только потому, что ты из богатой семьи, но и потому, что… — Она пожала плечами. — Ты мужчина.

«Ну наконец-то подошли к делу!» — подумал Адам.

— Рад, что ты это заметила.

— Адам… — строго начала она. Он шутливо поднял руки, как бы прося пощады, и вернулся к теме разговора:

— Хочешь сказать, что тебе все это знакомо. Ты знаешь, что значит быть бедной, а что касается женщины в мужском мире…

Тут он окинул ее ленивым взглядом — от свободно болтающегося галстука и расстегнутого воротника до мягких округлостей груди, особенно заметных под строгой рубашкой мужского покроя. Взгляд его торопливо пробежал по ее бедрам и длинным ногам.

— Да, ты, несомненно, женщина, — заключил он.

— Ну, спасибо, рада, что ты это заметил!

Осмотра с головы до ног она предпочла не заметить.

— Так вот почему ты пошла изучать социологию? — поинтересовался он. — Потому что принадлежишь к угнетаемому классу?

Адам с любопытством ждал ответа. Ему было интересно, почему Мак направилась по стезе общественных наук. Она, умная и способная девушка, могла бы проявить свои таланты в чем угодно. Почему бы не заняться чем-нибудь… ну, чем-нибудь таким, что приносит деньги?

— Нет, потому что принадлежу к униженному полу.

Он воздел руки:

— Опять?!

— Ты сам спросил.

— Да, действительно. — Он снова скрестил руки на груди. — Раз спросил, должен выслушать ответ.

Дорси раздирали совершенно несовместимые желания. «Беги от него!» — говорил ей внутренний голос, но тут же она осознавала, что больше всего ей хочется броситься ему на шею. Как они забрели в такие дебри? Неужели она расскажет ему то, о чем не рассказывала даже самым близким подругам?

Вздохнув, она положила голову на руку и запустила другую в рыжую копну непокорных волос. Может быть, сослаться на поздний час и сбежать домой? Забыть о том, как это здорово — быть рядом с Адамом. Не вспоминать, как тосковала она без разговоров с ним… и без поцелуев… и как она мечтала, что когда-нибудь Адам наконец… Нет, об этом она вообще не должна думать.

Но вместо того чтобы забыть обо всем и отправиться домой, она вдруг услышала свой собственный ГОЛОС:

— Ты, конечно, знаешь мою мать.

— Очаровательная женщина, — кивнул Адам.

— Да, Карлотта очаровательная, — согласилась Дорси.

— Почему ты называешь ее Карлоттой? — с любопытством спросил Адам.

— Ну, как тебе сказать… Прежде всего, потому, что ее так зовут.

Он усмехнулся:

— Нет, я спрашиваю, почему ты не зовешь ее мамой?

— А разве Карлотта похожа на мамашу взрослой дочери? — искренне удивилась Дорси. Адам на секунду задумался.

— Пожалуй, не похожа. Но все равно это необычно.

— Может быть. Но я всегда ее так называла. Наверно, потому, что с детства слышала, как все вокруг зовут ее Карлоттой — так это и осталось. Но мы отклонились от темы, — добавила она

— Да, мы говорили о том, что Карлотта — очаровательная женщина.

— Ничего удивительного, это ее работа.

— То есть?

Дорси тяжело вздохнула, поставила стакан на столик и проговорила:

— Это часть ее работы — очаровывать мужчин.

— И где же она работает? — недоуменно спросил Адам.

— Моя мать — образец женщины «по Адаму Дариену». Всю жизнь она мечтала об одном: чтобы ее защищали и о ней заботились. Вот о ней и заботились… все, кто попадется.

— Не уверен, что я тебя понимаю, — озадаченно произнес Адам.

— Конечно, понимаешь. Ты же не дурак. Ну, подумай немного.

Адам открыл рот. Затем снова его закрыл. Наконец опять открыл и проговорил:

— Так что же, твоя мать всю жизнь провела в любовницах у какого-то мужчины?

— Думаю, Карлотта могла бы называть себя куртизанкой. И почему ты говоришь об одном мужчине? Их было много. Но в главном ты прав. Всю свою сознательную жизнь моя мать зависела от милости мужчин.

Адам молчал — видимо, переваривал свалившееся на него известие. Неудивительно, подумала Дорси. Не каждый день узнаешь такое: твоя знакомая — плод преступной любви. Если, конечно, можно назвать подвиги Карлотты «любовью». Нет, если бы кто-то из «друзей» Карлотты всерьез ее любил, под старость лет она не осталась бы у разбитого корыта. Ее к мужчинам влекли только их деньги, а их к ней…

Честно говоря, Дорси не очень понимала, что в Карлотте привлекало мужчин — кроме секса, разумеется. Ясно одно: любовью там и не пахло.

— В тот вечер твоя мать сказала, что никогда не была замужем, — прервал паузу Адам.

— Это правда, — кивнула Дорси.

— Но все-таки я думал, что она и твой отец… — Адам не закончил фразу, боясь причинить боль Дорси.

Вот и пришло время, подумала Дорси. Неожиданный поворот разговора не застал ее врасплох. Ни сама Дорси, ни ее мать никогда не скрывали обстоятельств ее появления на свет — хоть и не показывали пальцем на Реджинальда Дорси.

Не в первый раз Дорси приходилось объяснять, почему у всех есть отцы, а у нее нет. За прошедшие годы она выдумала множество историй об отсутствующем отце — такое множество, что в конце концов сама перестала понимать, где правда, а где ложь во спасение.

Но сейчас не время для лжи. Почему-то Дорси не хотелось ничего выдумывать.

Реджинальд Дорси был одним из бесчисленных покровителей Карлотты. Их связь ничем не отличалась от всех предыдущих и последующих… кроме одного: Карлотта забеременела и родила девочку. Первые шесть лет жизни Дорси Реджинальд заботился о дочери, но, когда Карлотта ему наскучила, вышвырнул их обеих из своей жизни. С тех пор Дорси его больше не видела.

Знала она о нем достаточно — и не только из воспоминаний Карлотты. Реджинальд Дорси был известен в своем кругу — видный бизнесмен местного масштаба. Долго и счастливо — насколько она знала — женатый.

Дорси знала и то, что он овдовел в прошлом году. Трое законных детей, все старше Дорси. Живет один, если не считать слуг, в огромном и величественном особняке в Хинсдейле.

Поскольку Карлотта продолжала вращаться в том же кругу, время от времени они сталкивались — в театре или на приемах. Обменивались парой вежливых слов и расходились. Очень редко Реджинальд спрашивал о дочери.

У Дорси же был свой круг общения, и она с Реджинальдом не встречалась и не делала таких попыток.

Карлотта и не таила обиды на Реджинальда, объяснив себе его предательство издержками профессии. Но Дорси не состояла у него на жалованье и простить не могла.

— Мой отец, — ответила она теперь, — был одним из «благотворителей» матери. Много-много лет назад, — добавила она, хотя это и так было ясно.

— Ты говоришь в прошедшем времени, — заметил он.

— Да, потому что все в прошлом.

— Он больше не видится с твоей матерью?

— Думаю, нет.

— А с тобой?

— Тем более нет.

— Ты знаешь, кто он?

Дорси почувствовала, что краснеет, разозлилась на себя и от этого покраснела еще гуще. Чего ей стыдиться? Не ее вина, что она незаконнорожденная. И вообще, кого это волнует в наш просвещенный век?

К сожалению, двадцать лет назад это волновало очень и очень многих. Например, учителей в школе, родителей ее школьных подруг…

— Да, — ответила она. — Знаю.

— А он знает о тебе?

— Да.

— И он никогда не пытался наладить с тобой контакт?

— Никогда.

Адам молчал, скрестив руки на груди и пристально вглядываясь в ее лицо. Дорси тоже молчала. Ей было интересно узнать, что-то он теперь скажет. Ей уже подумалось, что он онемел навеки, когда Адам заговорил:

— Знаешь, милая моя Мак, я наконец-то начинаю тебя понимать.

«Тоже мне, психолог доморощенный!» — сердито подумала Дорси, изо всех сил стараясь не

Растаять от нежного обращения. Почему он назвал ее «милой»? И что же он понял? Лучше об этом не думать… и безопаснее всего вернуться к вопросу, который Адам задал раньше.

— Вот почему я заинтересовалась социологией, — объяснила она. — Из года в год, наблюдая… м-м… социальное поведение матери, задавалась вопросом: что же происходит между мужчинами и женщинами? И вот что я тебе скажу: хотя мужчины правят миром, и это, конечно, безобразие, на самом деле, мне кажется, не так-то просто понять, кто главнее.

— Хочешь сказать, что миром правят женщины? — заинтересовался Адам.

— Нет, миром, конечно, правят мужчины. Но вспомни, сколько царей, полководцев, героев ставили на кон и теряли все, что имели, из-за женщины! Взять хотя бы Антония и Клеопатру… И посмотри, — продолжала она, незаметно для себя увлекаясь любимой темой, — какой получается занятный парадокс: миром правят мужчины, а мужчинами — женщины. Почему же женщины не возьмут власть в свои руки? Почему мирятся со своим подчиненным положением? Почему мы по-прежнему позволяем себя унижать?

— На этот вопрос легко ответить, — заметил Адам.

— Так ответь.

— Потому что твоя гипотеза ошибочна. Женщины не властвуют над мужчинами.

— Да неужели?

— Конечно. Ты сама сказала: твоя мать всю жизнь зависела от милости мужчин. Не она над ними властвовала, а они над ней.

— Я пока не спорю, — осторожно заметила Дорси, — просто размышляю вслух. Подумай вот о чем. Нам кажется, что мужчина властвует над своей любовницей. Он ее выбирает, он ей платит. Но ведь содержать любовницу — дело не только дорогое, но и опасное. Может узнать жена, будет семейный скандал, развод, возможно, пострадает даже деловая репутация… И все же он идет на это. Потому что у женщины есть нечто такое, что ему нужно. Ради чего он готов рискнуть. Но что именно — я не понимаю.

Адам выпрямился, явно заинтересовавшись.

— Как же так ты, специалист, без пяти минут профессор, не можешь понять таких простых вещей?

— Не могу, — призналась Дорси. — Я и диплом по этой теме писала: накатала сто двадцать страниц рассуждений и выводов и все равно осталась недовольна.

Адам покрутил головой.

— Столько труда — и все попусту! — Улыбка его стала шире, и у Дорси возникло неприятное ощущение, что он над ней смеется. — Может быть, тебе в твоих изысканиях не хватает… партнера?

— Ну нет, спасибо! — возразила Дорси, с ужасом ощущая, как по телу разливается какое-то странное томление. — Все необходимые источники и материалы мне вполне доступны.

— Хотел бы я добраться до твоих… источников и материалов, — мечтательно произнес Адам.

— Послушай… — начала она.

Но что намеревалась сказать Дорси, Адам так никогда и не узнал. Ибо он без лишних слов придвинулся к ней. Диван был широкий и длинный, а они сидели далеко друг от друга, так что Дорси наивно полагала, будто в случае чего успеет вскочить. Она ошибалась. Не успела она и глазом моргнуть — а Адам уже был рядом.

Слишком поздно она догадалась о его намерениях, слишком поздно вскочила, готовая броситься наутек. Адам поймал ее за руку и мягко потянул обратно. Дорси ничего не оставалось, как приземлиться обратно на диван — прямо в объятия Адама, как он, впрочем, и рассчитывал.

— Хочешь знать, кто властвует в любви — мужчина или женщина? — промурлыкал он ей на ухо. — Что ж, почему бы не провести эксперимент?

Дорси убеждала себя, что не вырвалась из его рук по одной-единственной причине: устала, была не в силах шевельнуться. Но секунду спустя пришлось ей признать, что дело вовсе не в усталости. Стоило Адаму провести пальцами по ее шее, коснуться губами чувствительной кожи ее уха, как всю ее усталость словно волной смыло. Какая-то неведомая сила наполняла ее новой энергией, такой мощной, что Дорси почувствовала: сейчас она может сделать все, что хочет.

А она хочет… О, как она хочет…

Его. Адама Дариена.

Жаждет его мощного, мускулистого, гордого тела. Хочет, чтобы он оседлал ее сверху, распростерся снизу, прильнул к ней. Хочет жадно пробежать по его телу руками, хочет, чтобы в ответ он исследовал каждый дюйм ее тела. И в миг, когда Адам повернул ее голову к себе и впился губами в ее уста, все тревоги и опасения Дорси рассеялись без следа.

Когда чуткие пальцы его принялись расстегивать на ней рубашку, Дорси и не подумала его остановить. Одной рукой она сама обхватила его за шею и притянула к себе, а другой рукой начала гладить его мягкие волосы. С равной страстью, с равным жаром, с равной жаждой отвечала она на его поцелуи — и с каждым их движением возрастало желание, усиливался голод, многократно увеличивалась жажда.

Ах, какой чудный вкус! Какое наслаждение касаться его тела! Все, что было в ее жизни до Адама, померкло и растаяло во мгле. Мир исчез, остались только он и она. Адам затмил прошлое, заполнил настоящее, стал ее будущим. Мысли, чувства, ощущения — все было лишь от него, к нему и о нем. Новые ощущения захватили ее без остатка. Все, что происходило между ними, казалось удивительно чистым и правильным, и Дорси просто была не в состоянии думать о том, что будет дальше.

Адам оторвался от ее губ, и Дорси неохотно выпустила его из объятий. Но Адам только чуть отстранился. Она по-прежнему видела его лицо: карие глаза потемнели, губы изогнулись в легкой улыбке. От него исходил аромат виски и легких сигар — смесь соблазнительно-порочных мужских запахов усиливала и без того мощное желание. В этот миг Дорси поняла: она побеждена. Но поражение показалось ей слаще победы.

— Поправь меня, если я ошибаюсь, — пробормотал он, заправляя ей за ухо непослушную рыжую прядь, — по-моему, нам действительно давным-давно стоило этим заняться.

Она рассмеялась низким грудным смехом.

— И почему только мы так долго тянули?

Дорси коснулась рукой его подбородка, провела пальцем по губам.

— Надеюсь, мы не совершаем ужасную ошибку? — голос Дорси дрожал.

— Не надо! Никогда не думай, что это ошибка. Что бы ни произошло дальше — сейчас, сегодня ночью мы поступаем правильно, — горячо возразил ей Адам и поцелуем закрыл ее рот, не дав произнести ни звука.

Потом он поцеловал ее еще раз. И еще. И еще. Адам на ощупь распустил ленту, что туго стягивала косу, и освобожденные огненные волосы рассыпались по плечам. Он нежно привлек ее к себе — Дорси подчинилась без колебаний. А в следующий миг он уже осыпал поцелуями ее шею и плечи.

Слишком поздно Дорси разгадала этот отвлекающий маневр: Адам уже успел расстегнуть ее рубашку. Прежде чем Дорси успела возразить, он уже нащупал под рубашкой кружевной лифчик. Сжал пальцы на чашечках, пощекотал чувствительную кожу над ребрами. И всюду, где к ней прикасались его пальцы, вспыхивали крошечные, жаркие огоньки.

Как сквозь сон услышала Дорси собственный голос: «Пожалуйста!..» Что «пожалуйста»? О чем она просит? Дорси не знала. Знала одно: того, что делает с ней Адам, недостаточно. Ей нужно больше.

Иного поощрения Адаму не требовалось: с новой силой он обрушил свои поцелуи на ее плечи, шею, лицо, мочки ушей и в конце концов снова слился с ней устами. Дорси приоткрыла губы ему навстречу, страстно и требовательно отвечая на поцелуй. Он захватил ее рот, как завоеватель покоренную крепость, и движения его языка разожгли в Дорси неведомый прежде огонь.

Он навалился на нее, опрокинув на спину, вжав в мягкие подушки дивана. Теперь Адам казался огромным, он закрыл собой весь мир. Дрожь предвкушения прошла по телу Дорси, когда он с новой силой прижал ее к себе. Одна его рука покоилась у нее под головой; другая легла на грудь, сжала нежный холмик, принялась поглаживать вершину. Дорси услышала звук разрываемой ткани: рубашка ее распахнулась сильнее, и прохладный воздух освежил обнаженную пылающую грудь.

Но гораздо приятнее свежего воздуха были прикосновения Адама. Рука его легла на грудь Дорси. Но скоро Дорси почувствовала обжигающий жар поцелуев Адама. Поцелуи, легкие, как крылья бабочки, подбирались все ближе и ближе к соску: наконец Адам втянул сосок в рот и принялся сосать, одновременно лаская языком.

О, что за наслаждение! Что за восторг! Что за блаженство! Но, страстно извиваясь в его объятиях, Дорси ждала большего. И Адам ответил на ее молчаливый призыв, теперь он языком проводил по ее груди, едва касаясь сосков, а руки его тем временем скользили все ниже, к застежке брюк, к резинке трусиков.

Завороженная новыми ощущениями, Дорси не замечала, где блуждают руки Адама. До тех пор, пока он не скользнул под шелковую ткань. Пока не погрузил пальцы в ее нежную плоть. Дорси замерла, напрягшись всем телом; из горла ее вылетел низкий хриплый звук.

Адам остановился, словно ожидая сигнала. Встретившись с ним взглядом, Дорси увидела, что на губах его играет хищная улыбка — улыбка человека, получившего желаемое. Но шли секунды; Дорси молчала и не шевелилась, и улыбка его чуть поблекла. Не потому, что он огорчен, поняла Дорси, а потому, что подумал о чем-то другом.

Рука его снова двинулась вперед: пальцы легко коснулись мягких волосков внизу, двинулись дальше и проникли внутрь. Дорси зажмурилась, хватая ртом воздух. Адам начал двигать рукой — осторожно, мягко, плавно скользя взад-вперед во влажном жару ее естества.

— О, Адам! — шептала она. — Как хорошо! Как…

Она слышала его хриплый смех, но не могла открыть глаз. Ибо никогда прежде не ощущала ничего подобного и страшилась лишь одного, что это блаженство может прерваться. Но Адам не спешил. С каждым уверенным движением его чутких пальцев Дорси откидывалась немного назад — пока наконец не вытянулась на диване, запрокинув голову и открыв тело для сладостного жертвоприношения.

Она смутно чувствовала, что брюки ее, трусы куда-то исчезли. Смутно сознавала, что и Адам избавился от одежды. Смутно ощущала, как он подсовывает ей под бедра подушку. Но смутные ощущения мгновенно приобрели почти невыносимую остроту, когда вместо пальцев к чувствительным складкам женской плоти прильнули его губы! Дорси широко открыла глаза и вскрикнула, пораженная и смущенная таким небывалым натиском. Никто никогда… Она никак не ожидала… Нет, она не позволит… Неужели он хочет…

Ни одну мысль ей не удалось додумать до конца. И неудивительно: сейчас она и собственного имени не помнила. Исчезла Дорси, исчезла Мак, исчезла Лорен Грабл-Монро. Осталась женщина — не больше и не меньше. Женщина, знающая, что всегда будет благодарна Адаму за этот миг самоосознания.

Но это волшебное, трудноопределимое чувство тут же рассеялось, сметенное напором других, еще более чудесных и непонятных. Дорси ни о чем больше не думала, ничего не сознавала — только чувствовала, кружилась в калейдоскопе тысячи разноцветных чувств и ощущений.

Достигнув вершины наслаждения, она громко вскрикнула и, схватив Адама за плечи, инстинктивно притянула к себе в страстной жажде слиться с ним, принять его в себя, стать с ним одним целым. Она не успела сказать ни слова, а он уже раздвигал коленом ее ноги и устраивался между ними. Просунув руку меж бедер, чтобы направить на верный путь его мощное, гордо вздыбившееся орудие, Дорси с удивлением заметила, что Адам уже защитил себя презервативом. Но разочарование ее сменилось сладостным предвкушением, едва Дорси увидела его мужское естество. О, какой же он… какой… Раздвинув ноги еще шире, она подалась ему навстречу.

Адам вошел в нее одним мощным движением, до предела заполнив пустоту. Одним рывком он погрузился в нее целиком, пробуждая спящие уголки плоти, согревая прохладные глубины ее тела. На миг он застыл, словно сам не верил содеянному, но затем вышел из нее и вонзился снова, еще глубже, чем в первый раз. В этот миг Дорси поняла: что бы ни случилось, чем бы ни обернулся для нее этот безумный роман — образ Адама навсегда останется с ней. В самых сокровенных тайниках ее существа.

Больше она уже ни о чем не думала, ибо движения его становились все быстрее, все ритмичней, все настойчивей. Снова и снова он вонзался в нее — глубже и глубже, резче и резче, яростнее и яростнее. Обвив его ногами, Дорси страстно вздымала бедра ему навстречу: казалось, пылающие тела их слились в единое целое. И в миг, когда ей показалось, что слияние завершено, что они поистине стали одной плотью, Адам вдруг остановился.

Если бы не рукотворный барьер, защищающий их обоих от нежелательных случайностей, Адам излился бы в ее глубины и его влага смешалась бы с ее собственной. Что-то в Дорси жалело об этой потере, но она понимала, что Адам поступил правильно. Довольно с нее духовного и душевного единства. В конце концов, это всего важнее.

Содрогнувшись в последний раз, Адам выскользнул из нее и ловко перевернулся, уложив Дорси на себя.

— В следующий раз, Мак, — прошептал он, ероша ей волосы дыханием, — мы займемся этим в кровати. Согласна?

Каким-то чудом она нашла в себе силы кивнуть.

— Хорошо.

Через минуту он объявил:

— Кажется, я созрел для следующего раза. А ты?

10

До машины оставался еще целый квартал, когда Эди Малхолданд почувствовала, что в спину ей упирается чей-то пристальный недобрый взгляд.

Первый раз это ощущение возникло у нее еще в подъезде, но тогда Эди не придала ему значения. Она устала, проголодалась, хотела спать, да к тому же, что вполне естественно, опасалась предстоящего ночного путешествия — потому и решила, что пугается собственных фантазий.

Однако странное чувство не исчезало; пройдя метров двести, Эди уже не сомневалась, что кто-то идет за ней следом.

Она зашла в кафе и попросила чашку кофе с молоком, надеясь, что таинственный преследователь, кто бы он ни был, не станет ее дожидаться и отправится по своим делам или переключится на другой объект. Но, стоило выйти на улицу, неприятное ощущение вернулось. Кто-то следовал за ней по пятам. Оглянуться она боялась, но ясно различала, как эхом ее собственных шагов звучат на пустынной улице тяжелые шаги.

Эди не думала, что придется идти до машины в одиночку. Она надеялась уйти вместе с Дорси, но та сказала, что приберет все сама, и почти вытолкала Эди за дверь.

Если бы Эди призналась, что боится ходить в одиночестве так поздно, Дорси, а может быть, и Адам согласились бы ее проводить. Но, взглянув сперва на Дорси, а потом на Адама, Эди не нашла в себе духу обращаться к ним с такой просьбой. Казалось, даже воздух между этой парочкой так сгустился — хоть топором руби! Между ними явно происходило что-то важное, и Эди не хотела становиться им помехой.

Никогда бы она не подумала, что Дорси способна увлечься Адамом! И не только потому, что у них нет ничего общего; ей казалось, что Дорси умная девушка и не клюнет на такого смазливого самоуверенного самца.

Но что только не случается в жизни: думаешь, что «знаешь человека как облупленного, а он вдруг преподносит тебе сюрприз!

Ладно, это ее не касается. Дорси и Адам — взрослые люди, знают, что делают, и в своих отношениях разберутся сами. А Эди самое время подумать о себе.

И о том, что тяжелые мужские шаги явно приближаются…

Днем этот район Чикаго так и кишит людьми, но в час ночи превращается в пустыню. Ярко освещенную — спасибо городским властям, — но все-таки пустыню. Правда, рестораны еще обслуживают последних посетителей, а один раз мимо Эди, сверкая мигалкой, проехала патрульная машина — так что, если завизжать изо всей мочи, кто-нибудь придет на помощь… Может быть.

Жаль, ей не удалось припарковаться прямо перед домом Адама. Но, к сожалению, только героям телесериалов удается всякий раз оставлять машину у подъезда.

В сериалах вообще все происходит иначе, чем в жизни. На каждого героя — по паре любящих родителей. Если любовь — то до гроба. Если работа — то сказочная, если квартира — шикарная, если шмотки — баснословно дорогие. Разумеется, все это выдумки. Интересная работа и хороший заработок еще достижимы, а вот идеальные семьи встречаются крайне редко. А парковка прямо перед домом — такая удача выпадает еще реже.

Эди остановилась, притворившись, что разглядывает меню в витрине ресторанчика. Шаги преследователя стихли. Как и следовало ожидать. Что дальше? Вести его прямиком к машине и идти на отчаянный риск? Или, может быть… А ведь она и в самом деле проголодалась!

Эди заглянула в распахнутую дверь — и на нее пахнуло чудесным уголком Средиземноморья, каким-то чудом занесенным на Средний Запад. На столиках красовались накрахмаленные белые скатерти; настенная роспись изображала берег лазурного моря и деревушку в тени оливок. Томительно-сладостный голос Паваротти воспевал «Жизнь среди роз».

Эди устала и очень хотела спать. Она почти не спала прошлой ночью, и краткая беспокойная дремота не освежила ее. (Она вообще часто мучилась бессонницей и дурными снами.) Однако таинственный преследователь шел за ней по пятам, а средиземноморское кафе звало зайти, успокаивало, обещало безопасность.

— Вы еще подаете ужин? — спросила она, подойдя к стойке.

Из-под стойки вынырнул бармен с тряпкой в руке — дюжий толстяк с веселым круглым лицом и широкой улыбкой, в котором Эди сразу предположила добрую душу.

— Только закуски, — ответил он. — И через полчаса закрываемся.

— Хорошо.

— Присаживайтесь, где хотите. — Широким жестом он обвел пустой зал. — Марджи сейчас подойдет.

— Спасибо.

Эди выбрала хорошо освещенный столик на двоих примерно посредине между стойкой и дверью… или нет, пожалуй, поближе к стойке. Взяла в руки меню. Скоро к столу подкатилась симпатичная толстушка, очень похожая на бармена. Напитков Эди брать не стала, а заказала французские пирожные.

От пирожных толстеют — но что с того? Романтических приключений в ее жизни не было и не предвидится, так что можно в кои-то веки побаловать себя сладким.

Приняв такое решение, Эди настороженно оглянулась на дверь — и замерла в изумлении.

В кафе вошел Лукас Конвей. В том же костюме, в каком был у Адама, — джинсы, белая рубашка и черный блейзер. Только узел галстука ослаблен и ворот расстегнут. Ледяной взгляд его был устремлен прямо на Эди, и та мгновенно сообразила: это же Лукас шел за ней следом!

Как он мог? Как посмел так ее пугать? Что ему нужно?

Не здороваясь и не дожидаясь приглашения, Лукас направился прямиком к ее столику. С грохотом отодвинул свободный стул, плюхнулся на него и снова принялся сверлить Эди взглядом — так, словно уличил ее в каком-то страшном преступлении.

— Будь как дома, — сухо предложила Эди. — Это ведь так старомодно — спрашивать разрешения присесть!

— А ты что, против? — поинтересовался он.

— Что, если против?

Лукас только пожал плечами.

— Замечательно, — подвела она итог. — Что ж, добро пожаловать. — Эди демонстративно поджала губы.

— Спасибо, — ответил Лукас, явно не желая замечать иронии в ее приглашении.

«Похоже, мы поменялись ролями, — невольно подумала Эди. — Ирония, сарказм — это его амплуа». Но не успела она додумать свою мысль до конца, как к столику поспешила официантка и спросила, что желает Лукас. Тот заказал чашку кофе — и больше ничего. Почувствовав, что между клиентами что-то происходит, официантка не стала задерживаться у их столика и удалилась.

Несколько минут оба молчали, сердито глядя друг на друга. «Сел за стол без приглашения — пусть сам и объясняется», — думала Эди. Но Лукас упорно молчал.

Наконец он наклонился вперед, опершись локтями о стол, и заговорил:

— Черт побери, Эди, что ты себе думаешь — расхаживаешь по улицам темной ночью совсем одна?

Эди недоуменно подняла брови.

— А ты что себе думаешь? Зачем ты за мной следил? Ты меня напугал до полусмерти!

— До полусмерти, говоришь? Вот и хорошо. Может, в другой раз будешь умнее. Женщина ходит ночью одна… ты хоть представляешь, что с тобой может случиться?

— Я могу сама о себе позаботиться, — отрезала она.

Лукас только усмехнулся в ответ:

— Ну да, конечно!

— Именно так, — настаивала она.

— Хорошо-хорошо, как скажешь.

— Можешь мне не верить, но это не дает тебе права меня преследовать!

Секунду поколебавшись, Лукас ответил:

— Видишь ли, Эди, я не тебя преследовал. А того парня, что шел следом за тобой.

— Какого еще парня? — недоуменно переспросила Эди.

Тяжело вздохнув, Лукас бросил на нее взгляд, ясно говорящий, что Эди безнадежно испортила ему вечер — если не жизнь.

— Я сидел у себя в машине напротив подъезда, собирался трогаться с места, когда…

— Ты припарковался напротив подъезда?! — не удержавшись, воскликнула Эди.

Ну почему судьба так несправедлива? Почему некоторым, вроде Лукаса Конвея, с рождения дается все: красота, блестящий ум, образование в дорогой частной школе, работа, о которой большинству смертных остается только мечтать? Од на загвоздка — души недостает. Но в наше время это далеко не главное.

Лукас смерил ее взглядом, от которого Эди вмиг ощутила себя трехлетней глупышкой.

— Да, а что?

Эди молча покачала головой. Сказочная работа, шикарная квартира и баснословно дорогие шмотки у него имеются — сама видела. Остается спросить, как дела с семейным счастьем и любовью на всю жизнь. Но тут же Эди поняла, что не хочет этого знать. Не хочет знать, что в мире нет справедливости и все дары богов достаются человеку, который даже не способен их оценить.

— Ничего, просто интересно, — ответила она наконец.

— Так вот, я уже собирался ехать, когда увидел, что из подъезда выходишь ты. Я снял ногу с педали и смотрел на тебя, пока ты не свернула за угол.

— Зачем? — искренне удивилась Эди.

Несколько секунд Лукас молчал, не сводя с ее лица пристального взгляда. Наконец серьезно ответил:

— Мне нравится твоя походка, скажем так.

От его взгляда Эди залилась краской, опустила глаза и почувствовала себя маленькой девочкой. Неудивительно, что она ответила только: «А-а…» — да и то едва слышно.

По счастью, в этот миг появилась официантка с кофе, дав Эди возможность прийти в себя.

Пока официантка наливала кофе, Лукас молчал — он не отрывал глаз от Эди, да так, словно и вправду было на что смотреть. Хм, нашел чем любоваться! Вид усталый, глаза покраснели, на щеках пылают красные пятна смущения. Из тяжелого узла волос выбились непокорные русые пряди. Выходя на улицу, она натянула поверх униформы выцветший зеленый свитер с эмблемой «Северна» и теперь с ужасом понимала, что фигура ее, и так не блестящая, сейчас похожа на мешок с картошкой.

И тем не менее Лукас буквально пожирал ее глазами. Взгляд его блуждал по ее лицу: от губ — к глазам, от глаз — к волосам, от волос — к щекам, от щек возвращался к губам. Эди чувствовала, что лицо ее пылает. И не оно одно: горело сердце, кипела кровь в жилах, да и вся она превратилась в пылающий костер. Никогда еще до такой степени не теряла контроль над собой.

Слишком хорошо она знала, как называется это трепетное пламя. Желание. Жажда страсти. Сексуальное влечение.

До сих пор Эди не испытывала влечения к мужчине. Жила, замкнувшись в своем размеренном, упорядоченном мирке, уверенная, что ей никто не нужен. И теперь негодовала на собственное тело, которому вздумалось ее предать — именно здесь, именно сейчас, из-за этого Лукаса Конвея!

— Так вот, — прервал ее смятенные мысли Лукас, — я видел, как ты дошла до поворота, и уже хотел тронуться, как вдруг увидал, что из подъезда вышел какой-то парень и двинулся в ту же сторону.

— Почему ты решил, что он идет за мной?

Лукас улыбнулся знакомой невеселой улыбкой, и Эди вдруг подумала, что ни разу не видела его радостным. Взбудораженным, язвительным, резким, озлобленным — сколько угодно. А радостным — ни разу.

— Как тебе сказать? Привык ждать от людей худшего.

— Почему-то меня это не удивляет, — пробормотала она.

— Я подумал о том, что он может сделать с хорошенькой девушкой в пустынном переулке, — продолжал Лукас, словно не услышав ее замечания, — вышел из машины и пошел следом. Просто хотел убедиться, что с тобой ничего не случится, — добавил он, словно извиняясь, но не за то, что напугал ее, а за то, что о ней беспокоился. — Не знаю, кто это был, — продолжал он, отвечая на ее невысказанный вопрос. — Когда ты нырнула сюда, он пошел дальше. Может быть, заметил, что я иду следом, и решил не рисковать. Но это он следил за тобой, Эди. Он — не я. Я никогда бы так не сделал. У меня и в мыслях не было тебя пугать.

«Может, ты и не хотел, — подумала Эди, — но тебе это удалось!»

— Не представляю, что ему от меня было нужно, — растерянно проговорила она. Лукас прищурился.

— Так уж и не представляешь?

Она медленно покачала головой.

— Подумай немного. Красивая девушка поздно ночью идет по улице одна. Что нужно от нее мужчине?

Слишком хорошо, черт побери, слишком хорошо она знала, что нужно мужчинам от женщин! Просто не хотела об этом думать. И проклинала Лукаса, заставившего ее вспомнить…

Но что это? Он, кажется, назвал ее «красивой»?

— Ты думаешь, я красивая? — совершенно неожиданно для себя пролепетала она.

Едва эти слова вылетели из уст, Эди захотелось спрятаться под стол. Зажмурившись, она мысленно взмолилась о том, чтобы Лукас на секунду оглох и пропустил ее идиотский вопрос мимо ушей.

Увы, молитвы Эди исполнялись нечасто.

— Эди, деточка, — проговорил он, — объясни мне, как тебя еще никто не слопал в наших джунглях?

Она открыла глаза, пораженная злостью в его голосе. Он говорил так, словно готов был кого-то ударить. Может быть, даже избить до полусмерти.

— Откуда ты знаешь, что меня не слопали? — тихо ответила она.

Эти слова она произнесла не задумываясь — так разозлила ее снисходительность Лукаса — и тут же о них пожалела. Но сказанного не воротишь: теперь Лукас смотрел на нее по-другому — с удивлением и каким-то совсем новым интересом.

— Я хотела сказать… — «попятилась» она. — Ну… м-м… в общем, я совсем не то хотела сказать.

— Да ну?

— Да.

Но голос ее дрожал, и легко было догадаться, что Лукас ей не поверит.

— Кто… кто обидел тебя, Эди? — тихо спросил он.

— Никто.

Но он не сводил с нее пристальных глаз.

— В ту ночь, когда ты отвезла меня домой, — проговорил он, пробуждая воспоминания, которые Эди хотела бы навсегда похоронить, — я сказал тебе, что ищу кое-кого. И ты ответила, что тоже кого-то ищешь.

— Я как раз сказала, что никого не ищу! — быстро проговорила Эди.

— А я не поверил, — ответил Лукас. — Не поверил тогда — и не верю сейчас.

Она не успела возразить — он заговорил снова:

— Ищешь того, кто тебя обидел? Хочешь отомстить? — Он мрачно усмехнулся:

— Кто бы мог подумать, что Эди-Солнышко умеет ненавидеть?

Надо немедленно переменить тему, сказала себе Эди. Свести разговор на что-нибудь простенькое, обыденное. Незачем ему знать, кого и зачем ищет Эди Малхолланд.

Но вместо этого сказала:

— Нет, я не ищу мести. — И словно в пропасть кинулась:

— Я ищу свою мать. Родную мать.

Улыбка стерлась с его губ, но лицо оставалось бесстрастным.

— Я не знал, что ты — приемная дочь.

Она кивнула.

— Меня удочерили во младенчестве. Приемные родители давно умерли.

«И, надеюсь, горят в аду», — мысленно добавила она, как добавляла всегда, когда приходилось вспоминать об этих подонках

— Мне всегда хотелось узнать, кто моя родная мать, почему она от меня отказалась, откуда я родом, какая у меня наследственность — на случай, если… — Почувствовав, что голос дрожит, она умолкла на полуслове, кашлянула и закончила уже почти спокойно:

— В общем, хочу узнать, кто я и откуда.

Лукас кивнул.

— Значит, ты не из Чикаго?

— Мои приемные родители жили в Кентукки. Сначала в Хопкинсвилле, потом в Нейпервилле.

— Тогда, скорее всего, ты и родилась в Кентукки, — спокойно заметил Лукас. — Вот я и разрешил твою загадку. Можешь спать спокойно.


Эди хмыкнула:

— Благодарю за помощь, но мне хотелось бы знать о себе что-нибудь помимо места рождения.

— Зачем?

— Да так, знаешь, любопытство одолевает. — Она подняла на него глаза:

— А ты сам откуда?

Секунду поколебавшись, он ответил коротко:

— Из Висконсина.

— И все? «Из Висконсина» — и только? Ни города, ни дома, ни семьи — ничего?

— Ничего, — глухо ответил Лукас.

— Совсем ничего?

— Ничего такого, о чем стоит говорить.

«С чего бы это?» — удивилась она. Выходит, не такой уж он счастливчик, как ей представлялось?

— Несчастливое детство? — осторожно спросила она.

Губы его скривились:

— Нечто вроде этого.

— Понимаю, — кивнула она.

— Едва ли.

Но Эди не собиралась откровенничать в ответ. Не потому, что для признаний обстановка не самая подходящая. Не потому, что терпеть не может ныть и жаловаться. Не потому, что никогда и никому об этом не рассказывала. А просто потому, что в игре «Кто тут самый несчастный?» она безусловно выиграет. И пробовать не стоит.

Эди не жалела себя — нет, за прошедшие годы она научилась думать о своей безжалостной судьбе холодно и трезво. Потому что знала: стоит раскиснуть — и превратишься в страшненькое бесполое создание из тех, что едят отбросы и ночуют в благотворительных приютах. Эди довольно насмотрелась на таких опустившихся бродяг и знала, какая тонкая грань отделяет благополучие от мрака и гибели.

Вот почему она поспешно поинтересовалась:

— А ты кого ищешь?

Лукас снова сухо, безрадостно рассмеялся и отвел глаза.

— Миллионера, — пробормотал он. — Миллионера, которого можно заарканить.

Лукас сам не понимал, зачем делится своей бедой с Эди Малхолланд. Не говорил ли он себе много раз, что со Сладенькой Эди разговаривать невозможно — разве что о самых незначительных вещах? Однако последние несколько минут они обсуждают вопросы вовсе не простые. И судя по всему, непростые для обоих

Какого черта он вообще за ней потащился? Вообразил себя рыцарем на белом коне? Хорошо, положим, решил защитить бедную беззащитную крошку. Это пережить можно. Но зачем вошел вслед за ней в кафе? Зачем сел без приглашения за ее столик? И зачем рассказывает ей о своем редакционном задании?

Должно быть, просто для того, чтобы была тема для разговора. Чтобы прогнать тоску из ее огромных синих глаз. Кто бы мог подумать, что Эди Малхолланд — бодрая, энергичная, неизменно веселая Эди способна тосковать? Что ангельское личико ее может омрачиться грустью?

Сколько раз, устав от ее неиссякаемого оптимизма, Лукас мечтал посмотреть, какова-то Эди в печали! Его желание исполнилось: увидел — и готов был жизнь отдать, чтобы она снова развеселилась.

«Ну и раскис же ты, Конвей! — упрекнул он себя — А ведь на этот раз даже не пил».

И, поморщившись, вспомнил, какой размазней показал себя в тот вечер. Чего только он ей не говорил! Умолял не уходить, твердил, что она ему нужна…

Господи, как ему было паршиво! Когда за ней с мягким щелчком закрылась дверь, он почувствовал, что умирает…

Все это очень и очень нехорошо. Он ведь поклялся себе, что никогда ни в ком не будет нуждаться. Что никто больше не причинит ему боли.

— Миллионера? — повторила Эди, возвращая его к настоящему. — Да ведь в «Дрейке» их полно!

— Не таких, как мне нужно.

В этот миг у стола возникла официантка с огромной тарелкой, на которой возвышалась гора французских пирожных. Едва увидев их, Лукас сказал себе, Что Эди такую кучу сладостей точно не съест.

— Боже мой, почему так много?! — почти с ужасом спросила Эди.

Официантка с гордостью кивнула, пожелала приятного аппетита и удалилась.

— Давай я тебе помогу! — великодушно предложил Лукас и взял с тарелки пирожное.

— Ну спасибо! Без тебя бы я не справилась, — ответила Эди.

— Ты что, собираешься все это съесть одна? И вообще, французские пирожные не едят в одиночку — я-то знаю!

— В Париже узнал? — ехидно спросила Эди.

— Touche! — признался он. Она улыбнулась:

— Я и забыла, что ты говоришь по-французски.

— Mats oui!

— А кроме этого джентльменского набора, можешь что-нибудь сказать?

— По-моему, ты тоже говоришь по-французски, — увильнул он. — Я как-то слышал, у тебя прямо парижское произношение.

— Итак, ты сказал, что ищешь миллионера, — вернулась к теме Эди, не желая превращать разговор в пустую болтовню.

Лукас испустил тяжелый вздох

— Верно! Точнее, миллионершу. Адам хочет, чтобы я нашел богатую женщину, которая согласится меня содержать.

Эди как раз собиралась проглотить пирожное: услышав такой ответ, она поперхнулась и отчаянно закашлялась. Лукас вскочил, готовый похлопать ее по спине.

Но продемонстрировать свои таланты Лукасу не пришлось. Ибо, едва Лукас коснулся спины Эди, девушка вскочила, опрокинув стул, и бросилась в сторону.

«Господи, что это она так испугалась? — изумился Лукас. — Я ведь ее едва коснулся». Он совсем расстроился, когда увидел лицо Эди. На ее лице отражался настоящий ужас.

Точно так же, припомнил он, перепугалась она, когда он хотел отдать ей ключи из рук в руки. И до этого, когда Дейвенпорт погладил ее по щеке. Оба жеста были совершенно невинны, но всякий раз Эди отскакивала, словно испуганный кролик.

— Эди! — позвал он, шагнув к ней — просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

Она в ответ отступила назад.

— Что с тобой?

Он поднял опрокинутый стул и жестом пригласил ее сесть. Как ни странно, она молча повиновалась.

— Все нормально, — хрипло сказала она, хотя вид ее говорил о другом.

Лукас тоже вернулся на свое место.

— Наверное, воспитанные люди таких вопросов не задают, но я никогда не мог похвалиться воспитанием. Что с тобой такое?

Она подняла на него огромные глаза. Сейчас они казались еще больше и ярче обыкновенного и блестели влагой.

— О чем ты? — как ни в чем не бывало спросила она. — Просто кусок пирожного попал не в то горло.

Лукас нахмурился:

— Не надо, Эди. Я сам отъявленный лгун и умею отличать ложь от правды. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

— Я просто подавилась, — упрямо твердила она.

— Ты едва из кожи не выпрыгнула, стоило мне хлопнуть тебя по спине. То же самое было и в «Дрейке», когда я хотел отдать тебе ключи.

Лицо ее вдруг стало белым, как маска.

— Что ты хочешь сказать?

Он чертыхнулся сквозь зубы.

— Эди, ты боишься чужих прикосновений?

Она встретила его взгляд.

— Да, — отважно сказала она.

— Почему? — Лукас, как известно, тактичностью не отличался.

Глаза ее сузились, но голос прозвучал спокойно:

— А вот это, мистер Конвей, абсолютно не ваше дело. Предлагаю вернуться к нашему разговору. — Наигранная вежливость ее испарилась, уступив место вполне искреннему изумлению. — Ты действительно хочешь пойти на содержание к миллионерше? Господи, зачем? Неужели тебе не хватает денег?

Так вот что она подумала! Неудивительно, что подавилась пирожным!

— Не совсем так, — улыбнулся он. — Я должен сделать репортаж. Использовать советы из книги «Как заарканить миллионера» и посмотреть, может ли с их помощью мужчина зацепить богатую женщину. Это для журнала, понимаешь? — Он улыбался все шире. — Для «Жизни мужчины». А ты что, подумала, я в самом деле решил податься в альфонсы?

И он, не выдержав, рассмеялся. Не тем мрачно-язвительным смехом, что слышала от него Эди до сих пор, — о нет! Искренне. От души. Так, словно ему действительно весело. Словно он счастлив.

Эди смутилась, и, заметив это, Лукас расхохотался еще заразительнее. Какая же она хорошенькая, когда краснеет! Черт побери, кто бы мог подумать, что Сладенькая Эди — совершенно нормальный человек? Что с ней может быть интересно и весело?

Странно, почему он раньше этого не замечал?

— Репортаж для журнала? — переспросила она.

— Ну да, для журнала.

— Ой, а я… я подумала… я не поняла…

Лукас тряхнул головой — мол, не о чем беспокоиться. Вдруг стало так легко, словно свалился с плеч давний тяжкий груз. Разве мог такое представить: провел два вечера в компании Эди Малхолланд — и чувствует себя почти человеком! Что бы это значило?

— Похоже, ты обо мне не самого лучшего мнения, — сказался, отсмеявшись. — Неужели больше чем на жиголо-любителя не тяну? Может быть, поэтому и миллионерши на меня не клюют?

Эди промолчала — на этот вопрос явно не требовалось ответа. Подумав, сказала осторожно, словно сомневалась в своем решении:

— Знаешь… я могла бы тебе помочь.

Никогда в жизни Лукас Конвей не просил и не принимал помощи. Всего, что хотел, он добивался сам — или делал вид, что не очень-то и хотелось. Но сейчас ему стало интересно.

— Это как?

— Видишь ли, я умею разыскивать людей. Свою мать я уже почти нашла. И, кроме того, хорошо изучила нравы и повадки миллионеров.

«Должно быть, на работе в „Дрейке“, — подумал Лукас и решил, что не станет интересоваться подробностями.

— Вот как? — только и спросил он. Эди кивнула:

— Да. Хочешь заарканить миллионершу? Я тебе помогу.

11

В это воскресное утро Дорси проснулась совершенно счастливой. Она уже и не помнит, когда ей было так хорошо!

Нежный шелк простынь приятно холодил обнаженную кожу. Щека утопала в мягкой подушке. В ушах, в лад счастливому биению сердца, приглушенно звучали торжествующие аккорды фортепианного концерта Баха. Глубоко вздохнув, Дорси ощутила чудный горьковатый аромат кофе. Он прогнал остатки сна: Дорси распахнула глаза и увидела, что в спальню входит Адам, в одних сапфирово-синих пижамных штанах, а в руках у него — поднос, обещающий обильный и вкусный завтрак.

Прошлой ночью Дорси потратила немало энергии и, бросив взгляд на поднос, сразу почувствовала голод! Сонными глазами разглядывала она блюдо со свежими булочками, карафу с черным кофе, две простые белые чашки и абрикосового оттенка розу в узкой серебряной вазе. Вот это да! Каким романтиком оказался Адам Дариен!

Неяркий свет, сочащийся сквозь жалюзи, позволял разглядеть Адама как следует. Стоит ли удивляться, что при одном взгляде на него сердце Дорси растаяло, словно масло на солнце? Широкая нагая грудь покрыта кудрявыми темными волосками; треугольник волос спускается вниз и исчезает за поясом. Живот плоский, гладкий и твердый; на руках при каждом движении рельефно обозначаются мускулы. Волосы соблазнительно взъерошены, глаза светятся нежностью. Под мышкой зажат пухлый воскресный выпуск «Трибьюн» — деталь, удивившая и насторожившая Дорси. Захочет ли он вернуться в постель — на королевское ложе красного дерева, с высокой резной спинкой, изукрашенной затейливыми восточными узорами, и тяжелым пологом, в эти стены, окраска которых напоминала о кронах вековых деревьев, чуть шелестящих от ветерка в прохладный летний день?

Куда ни бросишь взгляд: на кровать ли, на огромный, того же красного дерева, шкаф, на стены, на толстый восточный ковер на полу — все вокруг буквально кричало о богатстве и роскоши. И в голове у Дорси возникла одна забавная мысль: «А ведь к этому легко привыкнуть!»

Может быть, не так уж это и глупо — заарканить миллионера? Двенадцать часов назад Дорси отринула бы эту мысль с негодованием, но теперь с ужасом обнаружила, что все ее жизненные убеждения пошатнулись за одну ночь. Может быть, не так уж это страшно, когда о тебе заботятся? Может быть, не так уж плохо зависеть от мужчины? Может быть, не так уж невыносимо быть связанной с кем-то на всю жизнь? Ведь если это значит — каждое утро просыпаться счастливой… и знать, что Адам рядом…

Да, пожалуй, Лорен Грабл-Монро не так уж и не права.

Дорси сонно улыбнулась, прогоняя настойчивые мысли. Не хочет сейчас она ни о чем думать.

— Доброе утро, — промурлыкала она, потягиваясь и незаметно прикрывая обнаженную грудь простыней.

Странно, с чего она вздумала скромничать? Ведь ночью Дорси совсем не стеснялась своей наготы. Стоит только вспомнить, что проделывали они вдвоем на этой самой кровати… Адам, как видно, не стеснялся и сейчас; пижамные штаны его сидели низко на бедрах, и, перехватив красноречивый взгляд Дорси, он ничуть не смутился — напротив, расплылся в улыбке, ясно показывающей, что…

Что с кровати она сегодня не встанет.

— И тебе доброе утро, — ответил он счастливым, чувственно-хрипловатым голосом, ставя поднос на стол. — Я уж думал, ты проспишь весь день.

Испуганно ахнув, Дорси огляделась в поисках часов.

— Еще нет и половины десятого, — рассмеявшись, успокоил ее Адам. — А что? Тебя ждет ревнивый жених?

Он постарался, чтобы вопрос прозвучал шутливо, но в голосе Дорси почудилась неуверенность, словно Адам в самом деле опасался какого-то неведомого соперника. Неужели ревнует? От этой мысли по сердцу ее разлилось приятное тепло. Что было по меньшей мере странно, ибо всю свою сознательную жизнь Дорси ненавидела ревность и ревнивцев. Мужчина, ревнующий женщину, доказывает этим, что подсознательно видит в ней вещь, свою собственность… Но, оказывается, иногда очень приятно бывает чувствовать себя чужой собственностью. И потом, разве сама она не ревновала Адама к бедняжке Дезире?

О боже! Еще немного — и все ее научные разработки полетят к чертям!

— У меня сегодня назначена встреча, — объяснила она, снова прогоняя неприятные мысли и заставляя себя расслабиться. — Но это после трех часов. — И, подхваченная каким-то безумным порывом, добавила:

— До трех я — твоя.

От его ответной улыбки Дорси охватил такой восторг, словно она выиграла главный приз в каком-то немыслимом состязании. Адам налил ей кофе и поставил на прикроватную тумбочку: она поблагодарила, но пить пока не стала, не желая расставаться с чудным полусонным настроением.

Адам тоже не спешил приниматься за кофе.

— Должен тебя предупредить, — заговорил он, — хоть я и не религиозен, но каждое воскресное утро неукоснительно исполняю один обряд.

— Какой же? — невинно поинтересовалась она.

— Валяюсь в постели до полудня и прочитываю от корки до корки «Трибьюн».

— Даже объявления? — улыбнулась она.

— Даже объявления.

— Ух ты! Впечатляет. Надеюсь, ты не против, что я здесь? Я тебя не отвлекаю?

— Еще как отвлекаешь! — улыбнулся он. — Но я не против.

И, отложив газету, одним плавным, тигриным движением вытянулся на постели, с ней рядом. Опершись на локоть, несколько секунд пристально всматривался в ее лицо — словно не знал, что сказать и что сделать дальше. И вдруг… улыбнулся. Медленной, ленивой, чувственной улыбкой, от которой внутри у нее жаркими искрами вспыхнуло пламя.

— Признаться ли мне, — заговорил он низким чувственным голосом, — как здорово было проснуться рядом с тобой?

От удивления Дорси даже рот приоткрыла. Он не стесняется говорить о своих чувствах! «Пожалуйста, не надо, — молчаливо взмолилась она. — Не своди меня с ума — я и так голову потеряла!»

— Рассказать ли, какая ты мягкая и нежная, как чудно пахнешь?

«Пожалуйста!»

— Рассказать, как сладко сжимать тебя в объятиях? Как давно я не испытывал такого желания?

«Не надо!»

— Каким чудом стала для меня эта ночь?

«Адам…»

Кажется, он догадался о ее смущении, ибо, вдруг посерьезнев, спросил совсем иным тоном:

— Или с подобными откровениями лучше подождать?

Сердце Дорси билось, как сумасшедшее, кровь птицей летела по жилам. «Не может быть, — думала она в смятении. — Не может быть, чтобы он серьезно… Это всего лишь увлечение, только и всего — на самом деле он, конечно, так не думает! На самом деле эта победа ничем не отличается от прочих его любовных побед.

Но если так, почему Адам не выглядит победителем? Почему больше похож на побежденного? Многим ли своим любовницам он приносил кофе и розы в постель?»

— Нет-нет, — тяжело сглотнув, с трудом произнесла она. — Все в порядке. Продолжай.

Он снова изогнул губы в самоуверенной, неотразимо сексуальной улыбке.

— Сказать ли, что я хотел бы просыпаться рядом с тобой снова и снова? Что желаю тебя, как никогда еще никого не желал? Или тебя отпугнут такие признания?

Если до сих пор кровь ее птицей летела по жилам — теперь она достигла скорости реактивного самолета. Непонятно, как еще Дорси не рухнула в обморок? Впрочем, голова уже кружится…

— Я не знаю, — растерянно пробормотала она.

Улыбка его потухла.

— Да, — мягко ответил он. — Боюсь, я тебя отпугну. Поэтому лучше помолчу. Пока.

Дорси ощутила странное разочарование, но тут же сказала себе, что жалеть не о чем. И незачем выслушивать пугающие признания. Ей и без того есть чего опасаться.

Несколько секунд Адам молчал, глядя на нее так, словно хотел навеки запечатлеть в памяти ее образ. Затем осторожно пропустил между пальцев прядь ее волос.

— Я рад, что ты осталась со мной, — просто сказал он.

Мгновение поколебавшись, она ответила:

— Я тоже рада.

Костяшками пальцев он нежно провел ее по щеке.

— Надо бы как-нибудь… повторить.

У Дорси перехватило дыхание:

— Ты д-думаешь?

Он кивнул, проведя пальцами по ее нижней губе:

— Угу. И как можно скорее.

Нежные прикосновения его, казалось бы, такие невинные, сводили ее с ума, не давали думать.

— Я… хорошо, — сдалась она без боя. Теперь он ласкал ее шею, нежно поглаживал плечи:

— Например, сегодня ночью?

— Сегодня ночью? — повторила она внезапно севшим голосом. Он снова кивнул.

— Днем мне надо быть в Эванстоне, но к шести часам я освобожусь. Могу за тобой заехать. Мы перекусим где-нибудь, может быть, послушаем джаз, а потом вернемся сюда. Что скажешь?

Что могла сказать Дорси, если при слове «Эванстон» ее обдало волной холодного ужаса? Прикосновения Адама по-прежнему зажигали в ней огонь, но где-то в глубине ее тела угнездилась ледяная игла — колола, давила, не давала дышать.

— Ты… ты едешь в Эванстон? — пролепетала она, с трудом шевеля вмиг онемевшими губами. — Зачем?

Он уронил руку на одеяло; Дорси вздрогнула от облегчения — и разочарования.

— Сегодня в Северо-Западном университете выступает Лорен Грабл-Монро, — объяснил он, поморщившись. — Хочу поймать ее после выступления и взять интервью. Глаза бы мои не видели эту бабу — но, к сожалению, публика хочет знать о ней как можно больше.

— Почему же ты просто не позвонишь ее рекламному агенту? — поинтересовалась Дорси так безразлично, как только могла.

Он ответил с готовностью, словно только этого вопроса и ждал:

— Можно сделать и так. Но эта женщина будит во мне примитивные охотничьи инстинкты, хочу выследить ее и захватить врасплох.

«Вот ты и прокололся, охотничек», — с горьким злорадством подумала Дорси.

Примитивные инстинкты… Несколько часов назад Адам тоже поддался «примитивным инстинктам», хоть и иного сорта…

А вот об этом вспоминать не стоило, ибо Дорси мгновенно обдала горячая волна воспоминаний. О, что он с ней делал! А она — с ним! Что они делали друг с другом! Хоть до ста лет проживи — этого не забудешь. Особенно если знаешь, что такой сказочной ночи не суждено повториться.

Ибо между нею и Адамом стоит другая женщина. Бесстыжая многоопытная стерва по имени Лорен Грабл-Монро.

«Что же будет?» — со страхом думала Дорси. Что же теперь делать? Она провела самую сказочную ночь в своей жизни с человеком, которого, кажется, готова полюбить (если — о господи! — уже не влюбилась); но Лорен Грабл-Монро не позволит им быть вместе. Надо все рассказать Адаму. Он имеет право знать правду. Разве может она его обманывать — после того, что произошло между ними?

Но какова будет его реакция? Дорси с горечью призналась себе, что, как ни странно это звучит, она совершенно не знает Адама. Что, если он разозлится? Не простит ей обмана? Или, узнав в ней автора ненавистной книги, возненавидит и ее саму? Что, если захочет ее наказать за обман? Разоблачит на страницах журнала, выдаст ее тайну, превратит ее жизнь в кошмар?

Скрепя сердце Дорси признала, что это вполне возможно. Трудно поверить, что Адам способен на жестокость, но люди не всегда таковы, какими кажутся. Как он ни прекрасен, ни нежен, ни добр — доверять ему нельзя. По крайней мере, пока.

— Адам, я…

Договорить она не успела — он потянул с нее простыню и по-хозяйски накрыл руками ее грудь. От этого Дорси бросило одновременно в жар и холод: влечение боролось в ней с сомнениями, желание — со страхом. Но желание сме-лб все сомнения, и она, обвив рукой его шею и запустив пальцы в его густые темные волосы, нетерпеливым возгласом притянула его к себе.

Какой он прекрасный… нежный… удивительный! Она обязательно поговорит с ним, непременно все объяснит — но позже… гораздо позже… А теперь…

— Я опять тебя хочу, — шепнул он в ухо.

И замер, пристально глядя ей в лицо и лениво поглаживая затвердевший от возбуждения сосок. Дорси поняла, чего он ждет: застонав, она подалась вперед и прильнула к его губам. Он открыл рот ей навстречу — и, нырнув языком в бархатистую глубину, Дорси узнала, каков на вкус Адам Дариен.

Время объяснений еще настанет, успела подумать Дорси, а это воскресное утро они посвятят любви.

Она молилась лишь об одном: чтобы никогда не настало время сожалений.

Ровно в половине четвертого Лорен Грабл-Монро заняла свое место на сцене актового зала Северо-Западного университета и начала свое выступление.

Адам пришел заблаговременно, пока все места не оказались заняты безумными фанатками, и сел в первый ряд. Не для того, чтобы лучше слышать — для того, чтобы лучше видеть.

О, тут было на что посмотреть! Микроскопическая алая юбка открывала взору длинные-длинные ноги в черных чулках. Расстегнутый жакетик давал возможность лицезреть черный топ с низким вырезом, обнажающим соблазнительные округлости грудей. Стоило закрыть глаза — и Адам, кажется, ощущал аромат роковой женщины, пряный, горьковатый, опасно-чувственный.

Теперь он понимал, что означает любимая присказка Лукаса: «Конфетка для глаз». Золотистые волосы, темные влекущие омуты глаз, алый рот, словно молящий о поцелуе… Да, увидев такую женщину, и умереть не страшно! Один взгляд на нее поднимает до небес дух… и не только…

Едва она появилась на сцене, Адам перестал жалеть о том, что не остался дома. Хотя, сказать по совести, уходил он с большой неохотой. Его воля — весь день не вылезал бы из кровати. Он ведь не солгал Мак, когда рассказывал, как здорово было проснуться с ней рядом. Хотя нет, солгал. Не просто здорово — необыкновенно, изумительно, волшебно!

Первое, что ощутил Адам, едва проснулся, что в ладони у него покоится теплая мягкая грудь, а к возбужденному мужскому орудию прижимаются не менее теплые и мягкие ягодицы. В первый миг он готов был овладеть Дорси прямо так, пока они лежат, слившись телами, словно две горошинки в стручке.

Но Адам не стал ее будить. Он не знал, сколько времени пролежал так, сжимая ее в объятиях, наслаждаясь зрелищем ее мирного, невинного сна. Как приятно ее обнимать! Так приятно, что не хочется отпускать… никогда. Эта мысль, дойдя до сознания, потрясла Адама. Да, он желал Мак, как никогда еще ни одну женщину; но желать — одно, а хотеть, чтобы женщина осталась с тобой навсегда, — совсем другое! Однако в глубине души он понимал, что действительно этого хочет. Чтобы Мак осталась с ним навсегда. Пока смерть не разлучит их. И разрази его гром, если он понимал, почему!

Да, она красивая, умная, страстная женщина. Таких в Чикаго пруд пруди. Почему же Мак кажется ему иной, совсем не похожей на всех его прошлых приятельниц и любовниц? Откуда это странное, головокружительное, томительно-пугающее чувство, что он свернул с привычной колеи и пустился в путь по неизведанным тропам?

Да, будь его воля, он бы весь день не вылезал из постели. Но Дорси тоже надо было уйти — еще раньше, чем ему. Она так и не объяснила, куда идет. Ни ласками, ни уговорами (видит бог, Адам пробовал и то, и другое!) не смог он убедить ее остаться. А как старался! Он, если можно так выразиться, извлек из ножен все орудия любви — а арсенал его, если можно так выразиться, не оставлял желать лучшего, — убеждая ее плюнуть на все обязательства и деловые встречи и провести день вдвоем. Лучше всего — в постели. Предпочтительно — без одежды. По возможности-не размыкая объятий.

Но у Мак нашлись дела поважнее. Ни ласки, ни уговоры, ни мольбы не заставили ее остаться — или хотя бы объяснить, что за неотложные дела объявились у нее в воскресенье.

«Тебе это неинтересно», — отвечала она на все расспросы. Или: «Да ничего особенного». Или: «Нужно кое-что сделать». Или: «Я договорилась заранее и не могу отменить».

Адам твердил себе, что беспокоиться не о чем. Куда она идет, с кем встречается — ее личное дело. Да, они провели вместе сказочную ночь, но это еще не дает им никаких прав друг на друга. Мак имеет право на личную жизнь. Тем более что об этой встрече она договорилась задолго до субботы. Даже если она встречается с мужчиной — что ж…

Что ж, Адам найдет этого парня и свернет ему шею!

Мак ушла, и у Адама не осталось причин сидеть дома. Без особой охоты вышел он из дому и отправился, как собирался, в Эванстон, на выступление мисс Лорен Грабл-Монро.

Он ожидал, что Великая Женщина будет пространно говорить о своей книге — однако Лорен скоро перешла на общие вопросы женской психологии и сексуальных отношений. И говорила, надо признать, с блеском.

Как ни противно Адаму это признавать, Лорен — определенно умная женщина. И изучила свой предмет во всех подробностях. Что, впрочем, неудивительно, если вспомнить о том, чем она зарабатывает себе на жизнь. Но откуда у игрушки богачей такое глубокое понимание сложных мировоззренческих вопросов, такой отточенный стиль, совершенное чувство юмора, такой порою убийственный сарказм?

Жаль, он не позвал с собой Мак — ей бы понравилось! Ах да, у нее другие дела. Может быть, другой мужчина — при этой мысли у Адама сжалось сердце. Но потеплело вновь, едва он вспомнил, что сегодня вечером снова ее увидит. Даже если Мак не согласится ночевать у него, они договорятся о том, когда встретятся снова.

Лорен Грабл-Монро закончила свою речь и предложила задавать вопросы. Поначалу слушатели смущались, но вскоре в разных концах залах замелькали поднятые руки. Лорен сама выбирала того, кто будет задавать вопрос, но пока Адам не мог понять, есть ли в ее выборе какая-то система.

— Пожалуйста, вы, — обратилась она к студенточке из первого ряда.

Совсем юная девушка — должно быть, первокурсница, подумал Адам, в классической студенческой униформе: джинсах и безразмерной футболке — вскочила, откинула со лба непослушные черные кудряшки, поправила очки на носу и заговорила звонко:

— Мисс Грабл-Монро, не могли бы вы сказать несколько слов о комплексе Золушки? О том, как некоторые женщины сидят сложа руки и ждут Прекрасного Принца, который изменит их жизнь?

— С удовольствием поговорю о комплексе Золушки, — бодро ответила писательница. — Тем более что вы, кажется, не имеете представления, что это такое.

Студентка открыла рот от удивления, но не успела сказать ни слова в свою защиту — Лорен Грабл-Монро заговорила снова:

— Принято считать, что женщина с комплексом Золушки боится брать на себя ответственность за собственную жизнь. Она, как вы верно заметили, сидит сложа руки и ждет, пока явится Прекрасный Принц и увезет ее на белом коне в сказочный замок — подальше от осточертевшей обыденщины. Короче говоря, Золушка — жертва, Принц — ее спаситель. Таково общепринятое — и, осмелюсь сказать, совершенно неверное — истолкование этой сказки. Давайте посмотрим, что происходит там на самом деле? Кто в ком нуждается?

— Я н-не совсем вас понимаю… — пробормотала сбитая с толку девица.

Лорен Грабл-Монро задумчиво склонила голову набок — что-то в этой позе показалось Адаму отдаленно знакомым.

— Мы привыкли считать Золушку несчастной. Бедная замарашка! Но ведь у нее, если вдуматься, есть все необходимое. Семья — неблагополучная, конечно, но кто из нас может похвастаться идеальными родителями? Постоянная работа. Можно возразить, что работа тяжеловата, а зарплата маловата, но у некоторых и того нет. Еда, одежда, крыша над головой. К моменту, когда в ее жизни появляется Прекрасный Принц, она ни в чем не нуждается. И, не появись он, преспокойно обошлась бы без него. Теперь посмотрим на Прекрасного Принца, — бойко продолжала она. — В чем нуждается он? Семья, крыша над головой, условно говоря, работа — все это у него есть. Но этого недостаточно. Ему нужен наследник. В средневековой стране правитель без наследника — не правитель. Если с ним что-нибудь случится, страна погрузится в хаос. Но мужчины детей не рожают — значит, ему нужна женщина! И тут появляется Золушка. Которая, в отличие от Принца, способна рожать детей. Так кто же кого спасает? Она без него может обойтись, а он без нее — нет.

— А как же любовь? — воскликнула студентка. Лорен Грабл-Монро улыбнулась:

— Любовь — это совсем другое. Совсем другая история. Когда на сцену выходит любовь,

отношения становятся куда более гармоничными. Об этом я и рассказываю в своей книге.

Такого Адам стерпеть не мог.

— Мисс Грабл-Монро! — воззвал он, высоко подняв руку.

И — о чудо! — из нескольких сотен жаждущих писательница выбрала его.

— У вас вопрос? — бесстрастно поинтересовалась она.

— Нет, — ответил он. — Возражение.

Она удивленно изогнула темные дуги бровей.

— Какое же?

— Вы сказали, что ваша книга — о любви.

— Видите ли, мистер…

— Дариен, — представился он. — Адам Дариен. Журнал «Жизнь мужчины».

Она просияла улыбкой — улыбкой, на которую откликнулось его сердце.

— Вот как! — пропела она своим чудным грудным голосом.

Вся кровь вскипела у него в жилах

— Вы знакомы с моим журналом, — сказал Адам удивленно.

Это был не вопрос, а утверждение: Адам ни на минуту не сомневался, что Лорен знакома с его журналом.

— Разумеется, — ответила она. — Но вы меня не поняли. Я не сказала, что моя книга о любви. Моя книга — о гармоничных отношениях.

Адам усмехнулся:

— Вы, должно быть, шутите!

На прекрасном лице ее отразилось легкое удивление:

— Шучу? Почему вы так решили?

— Вы учите женщин разным хитростям и уловкам, чтобы заманивать мужчин в ловушку, а потом всю оставшуюся жизнь ездить на них!

— Серьезно? — удивленно откликнулась Лорен. — Вы считаете, моя книга об этом?

— Конечно.

— Честно говоря, для меня это новость.

— Вы это отрицаете? — спросил он напрямик

Но Лорен Граб л-Монро ответила собственным вопросом:

— Скажите, мистер Дариен, вы книгу-то читали?

Адам неловко переступил с ноги на ногу.

— Собственно говоря, нет, — признался он. — Но…

— Так я и думала, — безмятежно улыбаясь, заключила Лорен.

— Мисс Грабл-Монро, дело не в этом, а…

— А в том, что вы не читали книгу, но считаете себя вправе судить о том, что в ней написано. Нет, мистер Дариен, я не учу женщин хитростям и уловкам. Я учу их пользоваться своими природными способностями, чтобы сравнять счет в борьбе полов.

— А это, по-вашему, не уловки?

Она покачала головой:

— Нет. Это честная игра. Я учу женщин защищаться.

— Боюсь, я не совсем вас понимаю…

Лорен снова чуть склонила голову и устремила на Адама взгляд, от которого он вдруг почувствовал себя смущенным мальчишкой.

— Столетия, — задумчиво проговорила она, — мужчины диктовали женщинам свои правила и свои условия. На их стороне была, во-первых, физическая сила, а во-вторых, законы, написанные мужчинами ради блага мужчин. В наши просвещенные времена, — эти слова она произнесла с явной иронией, — законы, конечно, усовершенствуются. Но, увы, о-о-очень медленно. Пока положение не меняется, женщины вправе отстаивать свои права теми способами, какие дала им природа.

— Простите, я все равно не вполне уловил…

— Прочтите книгу, мистер Дариен, — ослепительно улыбнулась Лорен. — А потом позвоните моему агенту. И мы с вами… поболтаем.

Он не успел сказать ни слова — она повернулась к очередной студентке, потеряв к Адаму всякий интерес.

Черт побери! Вот так история: хотел сконфузить Лорен Грабл-Монро — и оказался сконфужен сам!

Адам неохотно опустился в кресло и задумался о комплексе Золушки. Гм… пожалуй, в том, что говорила Лорен, есть доля истины. Но что значит вся эта болтовня об извечной борьбе полов? Почему в ней чувствуется что-то очень знакомое? И кого же, черт побери, напоминает ему сама мисс Грабл-Монро? Нет, ее он определенно никогда раньше не видел. Но она очень похожа на кого-то из его знакомых… вспомнить бы, на кого?

— Очевидно, что в отношениях между Красавицей и Чудовищем ведущую позицию занимает Красавица, — говорила тем временем писательница. — Он в ней нуждается — ведь только она может снять чары! — а вот она и без него прекрасно проживет. Разумеется, — прибавила она, — я сейчас не говорю о любви. Когда отношения строятся на любви, картина разительно меняется. И становится гораздо более гармонична.

Адам изнывал от желания поднять руку, но понимал, что еще одной публичной порки не перенесет. Но вот кто-то задал вопрос, который как раз собирался задать он сам:

— Почему вы считаете, что любовь уравнивает мужчину и женщину? — поинтересовалась девушка из последнего ряда.

Казалось, Лорен на несколько секунд задумалась.

— Очень немногие станут отрицать, — заговорила она наконец, — что мужчины и женщины совсем не похожи друг на друга. Мы по-разному видим мир, по-разному думаем, по-разному действуем. Разумеется, это не значит, что мужчины лучше женщин или наоборот — просто мы разные.

«Звучит очень знакомо, — подумал Адам. — Впрочем, это расхожая истина».

— Многие теоретики, — продолжала Лорен, — утверждают, что мужчин и женщин побуждают к близости совершение различные желания, уходящие корнями в далекие первобытные времена. Мужчина хочет продолжить свой род; женщина ищет защиту от опасностей окружающего мира. Возможно, на заре истории это так и было, но мне представляется, что эволюция, изменившая человека до неузнаваемости, развила и преобразовала эти примитивные нужды. Теперь, думается мне, мужчина и женщина стремятся друг к другу с одним и тем же желанием — дарить и принимать любовь.

«А ведь она хорошо говорит! — невольно думал Адам. — Да и сама она… наглая баба, стерва, хищница — но до чего же хороша!»

Некоторые выводы о Лорен Грабл-Монро Адам сделал вполне уверенно.

Судя по всему, у нее высшее образование. О многих вопросах философии и психологии она рассуждает с легкостью, какую дает только академическая подготовка. Ясно, что у нее за спиной колледж — а может, и университет. Но зачем образование профессиональной содержанке? И откуда она взяла деньги на обучение, когда семья ее — если верить рекламной брошюре, которой Адам ни на йоту не верил, — осталась без гроша? Зачем женщине, посвятившей себя совсем иной… гм… карьере, тратить время и деньги на учебу?

Кроме того, она родилась и выросла в Чикаго. Типичный выговор уроженки Среднего Запада не оставляет в этом сомнений. С какой же стати женщина, тщательно скрывающая свое настоящее имя, остается в городе, где прошла вся ее жизнь, где ее многие знают, где в любой момент может объявиться какой-нибудь бывший «благодетель»? Тем более теперь, когда, заработав на книге несколько миллионов, она может бросить прежнюю профессию и ехать куда угодно — хоть загорать в Рио-де-Жанейро, хоть кататься на лыжах в Швейцарии.

И вот что еще странно, рассуждал про себя Адам. Лорен — яркая женщина, такую нельзя не заметить. И сама она явно наслаждается своей известностью. То, что сам он ее не знает, легко объяснить, Чикаго город большой; но почему создается впечатление, что у нее в городе вообще нет ни родных, ни друзей? Почему не являются на свет божий школьные подруги, бывшие любовники, дальние родственники, изнывающие от желания прославиться и подзаработать? Почему обиженные жены не кидаются разоблачать разлучницу? Почему никто из Адамовых приятелей по «Дрейку» не хвалится: я, мол, спал с Лорен Грабл-Монро? Почему никто не видел ее в театре, на концертах, на великосветских тусовках? Такое впечатление, что она выходит из дому только ради интервью и встреч с читателями.

Кто же, черт побери, она такая, эта Лорен Грабл-Монро?

За эти полтора месяца Адам испробовал, кажется, все виды частного сыска, но так ничего и не узнал. Агент Лорен молчала, не помогали никакие посулы. Выследить таинственную писательницу не удавалось.

Оставалось одно: прочесть эту чертову книгу. Может быть, там Адам найдет ключ к разгадке?

— Наша встреча подходит к концу, — объявила вдруг Лорен. — Есть ли у кого-нибудь вопросы по темам, которых мы еще не касались?

— У меня есть вопрос, который мы еще не осветили, мисс Грабл-Монро, — раздался вдруг звучный женский голос из центра зала.

С места поднялась женщина, очень напомнившая Адаму его мать: лет пятьдесят с небольшим (да нет, пожалуй, ближе к шестидесяти), безукоризненно элегантный серый костюм, тщательно уложенные седеющие волосы, нитка жемчуга на шее, аристократизм в каждом движении.

— Слушаю вас? — приветливо улыбнулась Лорен. — О чем вы хотите спросить?

— Я хотела бы знать, — заговорила женщина, — спокойно ли вы спите по ночам?

С хорошенького личика Лорен стерлась улыбка. И неудивительно, подумал Адам.

— П-простите? — пробормотала она растерянно.

— Я спрашиваю, — возвысила голос женщина, — спокойно ли вы спите по ночам? Не мучает ли вас совесть?

— Я не совсем вас понимаю… — пробормотала Лорен, совершенно потерявшись.

— Да что вы, мисс Грабл-Монро! — торжествующе пропела дама. — Вы умны и образованны, вы с блеском выходите из любой ловушки — а такой простой вопрос ставит вас в тупик! Может быть, оттого, что совести у вас попросту нет?

Лорен выпрямилась, сжав губы.

— Вы правы, я в тупике. Потому что мне крайне редко приходится сталкиваться с такой откровенной и непристойной злобой. Право, не знаю, как себя вести в такой ситуации.

— Непристойной? — язвительно переспросила дама. — Это вы мне говорите? Разве я зарабатываю на жизнь услугами известного сорта? Разве я увожу из семьи достойных мужчин? Разве я разрушаю браки и оставляю детей без отцов? Нет, все это — ваша работа! — прошипела она.

«Ух ты! — подумал Адам. — Становится жарковато! Ну-ка, посмотрим, как выпутается блистательная Лорен».

И не он один — вся аудитория обратилась в слух.

Несколько секунд писательница молчала, скрестив взгляд с ненавидящим взглядом пожилой дамы. Наконец заговорила — негромко, размеренно, выверяя каждое слово:

— Я не разрушила ничьей семьи.

— Как же! — перебила дама. — Кто бы говорил! Вы же прямо признаетесь, чем зарабатываете на жизнь!

— Никогда, — все так же размеренно продолжала Лорен, — ни одного мужчину я не заставляла изменять жене. Мужчина ищет себе любовницу — и находит. Если из-за этого рушится семья, очевидно, виноват мужчина. Хотя, если он начал искать развлечений на стороне, очевидно, с браком с самого начала что-то было не в порядке.

«Один — ноль в пользу разрушительницы семейных очагов!» — подумал Адам.

Однако сердитая дама не собиралась сдаваться

— И вы смеете утверждать, — с убийственной холодностью проговорила она, — вы смеете утверждать, что мужчина способен по доброй воле оставить любящую жену и броситься в объятия дешевки вроде вас! Но этого вам мало — теперь вы учите своему ремеслу невинных молодых девушек!

Аудитория зашумела — одобрительно, с удивлением понял Адам. Удивительно, как быстро меняются симпатии толпы!

Лорен вздохнула:

— Очевидно, мистер Дариен — не единственный в этом зале, кто осуждает мою книгу, не удосужившись ее прочесть.

Адам поморщился.

— Видите ли, мисс… — Лорен замолкла, ожидая, что ее противница представится. Сердитая дама расправила плечи.

— Я миссис, — холодно поправила она. — Миссис Харрисон Энрайт.

«Что-то неладно у нее в семейной жизни», — подумал Адам.

— Миссис Энрайт, — уже мягче произнесла писательница, — уверяю вас, я вовсе не проповедую измену и внебрачные связи. Я просто учу женщин использовать свои природные данные. Надеюсь, вы прочтете мою книгу и сами увидите…

— Никогда! — объявила миссис Энрайт. — За бесстыдные откровения публичной женщины я гроша ломаного не выложу! И вот что я вам скажу, мисс Грабл-Монро: можете жить как хотите и с кем хотите, только держитесь подальше от моего мужа!

Адам поздравил себя с верной догадкой: значит, не совсем еще утерял журналистский нюх.

Лорен удрученно вздохнула и потерла лоб.

— О господи! — пробормотала она. Усиленное микрофоном, это восклицание звучно разнеслось по залу.

И сейчас Адам Дариен был с ней совершенно согласен.

12

— Так вот, эта старуха буквально орет на нее, в глаза обзывает проституткой и дешевкой, а бедняжка Лорен, не поднимая глаз, лепечет что-то вроде: «Не виноватая я, он сам пришел!» — увлеченно рассказывал Адам.

Дорси выслушивала эту историю уже в третий раз.

Первый был в воскресенье вечером. Тогда они ужинали в ресторане, потом танцевали, а потом самозабвенно целовались на крыльце. На крыльце ее дома, разумеется. К Адаму Дорси, несмотря на все его уговоры, не поехала, сославшись на усталость.

Второй раз она выслушала историю своего унижения два дня назад, когда Адам вводил в курс дела Линди Обри. Линди слушала с интересом, чем немало удивила Дорси — ей-то казалось, что хозяйка «Дрейка» ничем, кроме своей персоны и своего драгоценного клуба, не интересуется. Когда же Линди удовлетворенно заметила: «Так этой шлюхе и надо!», Дорси почувствовала, себя так, словно начальница ее предала.

Теперь же историю падения Лорен Грабл-Монро слушал Лукас Конвей. И слушал, надо сказать, с большим энтузиазмом.

В джинсах, в белой оксфордской рубашке, с ярким платком на шее, Лукас сидел на своем обычном месте и лениво потягивал неизменный «Танкерей» с тоником. Их с Адамом рабочий день закончился — а у Дорси он только начинался. Что в последнее время безумно ее раздражало. Надоело все работать и работать, не видя никакого просвета.

— Начала объяснять, что не отвечает за мужей, решивших погулять на стороне, — продолжал Адам. — А сама одета — ты бы только видел! Красная короткая юбка, совершенно ничего не скрывающая, от одного взгляда на которую сердце…

Дорси, не выдержав, громко прокашлялась.

— В самом деле? — поинтересовалась она, вопросительно изогнув бровь. — Ты заметил, что на ней надето? Я думала, мужчины никогда не обращают внимание на женские наряды!

Адам явно смутился:

— Э-э… м-да…

— Точно, — поддержал Лукас. — Не замечают. За одним-единственным исключением: если на тебе красная мини-юбка, совершенно ничего не скрывающая, от одного взгляда на которую… Ну вы сами понимаете…

— Кстати, Мак, — запоздало вставил Адам, — на тебе сегодня очень милый галстук

— Правда? Ну спасибо. Надеюсь, у тебя сердце падает, когда на него смотришь?

— В самом деле, замечательный галстук, — подтвердил Адам и снова повернулся к Лукасу:

— А эта миссис Харрисон Энрайт, должен тебе сказать, выражений не выбирала!

— Неудивительно, — откликнулся Лукас. — Ты что, не знаешь, кто такая эта миссис Харрисон Энрайт?

Адам нахмурился:

— Нет. А кто она?

— И еще называешь себя журналистом? — Лукас возвел глаза к потолку. — Дружище, последние дни все только о ней и говорят!

Дорси заметила, что Адам метнул быстрый жаркий взгляд в ее сторону.

— Видишь ли, Лукас, — объяснил он, — в последние дни я был занят… э-э… другими делами.

«Точнее, одним-единственным делом, — поправила про себя Дорси. — Старался затащить меня в постель».

Воскресным вечером Адам не делал секрета из своих намерений — и был очень разочарован, когда Дорси твердо попросила отвезти ее домой. Всю неделю она поддерживала статус-кво, отговариваясь от свиданий то занятиями в «Северне», то работой в «Дрейке». Адам понимал и не настаивал. Но приближались выходные, когда и Дорси Макгиннес, и буфетчице Мак положено наслаждаться отдыхом. Да что там — даже Лорен Грабл-Монро выпала редкая возможность отдохнуть!

Хотя, если вдуматься, ничего хорошего в этом не было. Встреча с читателями в большом книжном магазине была отменена в последний момент, поскольку группа местных церковных активистов пригрозила устроить у дверей пикет с плакатами типа: «Блудница и прелюбодейка Лорен Грабл-Монро растлевает наших детей!»

Как видно; сердитая миссис Харрисон Энрайт — не единственная, кто испытывает к Лорен недобрые чувства. Это всерьез беспокоило Дорси; но хуже всего, она не понимала, откуда эта ненависть.

— Миссис Харрисон Энрайт, — продолжал тем временем Лукас, — основательница и бессменная председательница НАЖИМа.

— Что такое НАЖИМ? — поинтересовалась Дорси, хотя Лукас обращался вовсе не к ней.

— Сокращение «Независимая Ассоциация Жен И Матерей». Борются с тяжелым роком, порнографией и прочими «сатанинскими» штучками. А теперь переключились на Лорен Грабл-Монро. Эта миссис Энрайт умело взялась за дело — уже провела несколько передач на радио и телевидении и привлекла на свою сторону немало людей.

Дорси слушала, открыв рот, не в силах произнести ни слова

— Не только блюстители нравственности нападают на Лорен, — продолжал Лукас. — Ребята из «Гарвардского обозрения» написали пародию на ее книжку. Называется: «Как сделать конфетку из дерьма». Я читал — прикольная штука! Так что, похоже, слава Лорен Грабл-Монро близится к закату.

Дорси зажмурилась и замотала головой. Во рту стоял отвратительный привкус страха. И раньше ей приходилось слышать насмешки и упреки в адрес Лорен Грабл-Монро, но откуда вдруг столько Лорено-ненавистников?

Последние несколько дней она не читала газет и не смотрела телевизор. И неудивительно — вымотавшись на двух работах, она приходила домой и без сил падала в постель. Поэтому и не знала, что против Лорен уже развернута целая кампания и множество людей жаждет ее крови.

— А ты читал статью в последнем выпуске «Роллинглбтоун»? — не унимался Лукас. — Называется «Королева макулатуры». Ух, как они проехались и по ее книжке, и по ней самой!

— Я не понимаю, — не выдержав, дрожащим голосом заговорила Дорси, — что, всем этим людям заняться больше нечем? Мало ли на свете занятий, чтобы убить время, — можно вышивать крестиком, или расписывать фарфор, или искать следы пришельцев… Что им всем сделала Лорен Грабл-Монро?

— Это еще что! — с энтузиазмом откликнулся Лукас. — Ты в Интернет загляни и почитай, как ее там кроют! Эти ребята в выражениях не стесняются: самое мягкое…

— И слушать не хочу! — отрезала Дорси.

— Типичный парадокс американской массовой культуры, — вступил Адам. — Сначала создаем себе героев из воздуха, а потом начинаем втаптывать их в грязь.

— Точно, — согласился Лукас. — Затаптываем так, чтобы человек больше не поднялся, а потом пинаем еще пару раз, для верности. Надеюсь, я не открываю для тебя секрета? — обернулся он к Дорси.

— Конечно, не открываешь, — вздохнула она. — Не понимаю только, почему все так набросились на Лорен Грабл-Монро.

— Она — яркая личность, — объяснил Лукас. — В одночасье прославилась. Заработала кучу денег. Представляешь, как завидуют ей обыкновенные серенькие людишки?

— Не думаю, что все американцы такие, — проговорила Дорси. — Конечно, озлобленные крикуны всегда на виду, но…

Лукас язвительно рассмеялся — от его смеха по спине у нее пробежал холодок.

— Думай как хочешь. Одно тебе скажу: будь я на месте Лорен Грабл-Монро, я бы не расставался с огнеметом. Кто знает, что взбредет в голову взбудораженной толпе?

В тот вечер Адам оставался в «Дрейке» почти до закрытия. Не мог заставить себя уйти. Всю неделю он так редко видел Мак, и с каждым днем ему все сильнее ее не хватало. От насыщения голод лишь возрос: с того самого воскресного утра Адам не чувствовал себя удовлетворенным (во всех смыслах, не только в сексуальном). Чего он только не делал, чтобы направить мысли в иное русло! Но испытанные средства — часовая утренняя пробежка, занятия на тренажерах, плавание в бассейне — не помогали: он по-прежнему думал только о Мак, только ее желал.

Однако Адам понимал, что Мак — женщина занятая, и уважал ее занятия. В конце концов, в числе прочего он любит в ней и эту преданность своему делу…

Стоп! Перекрутим-ка назад!

В числе прочего он любит в ней и эту преданность своему делу… Он любит в ней… любит…

«Возможно ли это?» — спрашивал себя Адам, прихлебывая кофе и наблюдая, как Мак запирает бар. Неужели он в нее влюбился?

До сих пор Адам любил, а скорее, полагал, что любит, лишь свою бывшую жену. Да и ее он почти забыл. А может, их брак был обречен на гибель оттого, что оба они по-настоящему не любили друг друга? Или любили, но не настолько, чтобы прожить вместе всю жизнь? Вот почему, узнав о ее измене, Адам не захотел ее простить. И она не попыталась загладить вину, добиться его прощения. Они разошлись без объяснений, без надрыва и двинулись каждый своим путем.

Тогда-то Адам и решил, что попросту не способен любить. Что чистое, глубокое, самоотверженное чувство — не для него. А значит, ему суждено остаться холостяком — что, впрочем, до сих пор его нимало не угнетало.

Почему же чувства его к Мак не похожи ни на что, что случалось испытывать в прошлом? Что, если он действительно в нее влюбился? Влюбился… Или полюбил?..

Что ж, это не так уж страшно. Ну, влюбился — и что? Во всяком случае, пугаться тут нечего. И удивляться тоже не стоит. С самого начала у него с Мак сложились приятельские отношения, несомненно, их влекло друг к другу, а когда они поняли, что ничто не мешает им быть вместе, сделали следующий шаг и стали любовниками.

И, боже, какими любовниками! Такого глубокого, всепоглощающего наслаждения Адам не знал еще ни с однй женщиной. Возможно, думал он, дело в том, что в Мак он видит не только возлюбленную, а подругу. Секс и скрепляет их отношения, и придает им новое измерение. Еще до всякого секса Адам научился любить Мак и доверять ей — доверять, как ни одной женщине в жизни.

Ни с одной женщиной он не делился своими задушевными мыслями! Даже с женой. Почему-то ему казалось: заговорив о том, что его волнует, он потеряет часть себя. Так было всегда, со всеми, но только не с Мак

С первого дня он почувствовал, что с Мак можно говорить обо всем. В чем тут причина — в том ли, что она была замужней женщиной и потому безопасной, то ли в разделяющей их стойке и клубной униформе, но ей он не боялся довериться, с ней не боялся потерять себя. Что-то в ней привлекло его с первого дня знакомства — и какой смысл теперь думать да гадать, что именно?

Какая разница, откуда пришло это чувство? Главное, что оно пришло и остается с ним. Важно, что Адам любит Мак, она нужна ему. Он не мыслит себе жизни без нее. Стоит день или два ее не видеть — и его охватывает невыносимая тоска одиночества. Да, надо признать — он хочет быть с ней.

Как можно чаще. И как можно дольше.

— Еще кофе? — отвлекая его от размышлений, послышался рядом ее чувственный низкий голос.

Он поднял взгляд — лишь для того, чтобы утонуть в ее бездонных зеленых глазах, а сейчас еще и очень грустных. Да и сама Мак выглядела измотанной. Хотел бы он знать, зачем, черт побери, она надрывается на двух работах?

— Поедем сегодня ко мне! — предложил он вдруг. — Проведем выходные вместе.

Приоткрыв рот от изумления, Мак торопливо огляделась кругом — не слышал ли кто? Но бар уже опустел, и даже Линди уже часа два не выходила из своего кабинета, где, вероятно, подсчитывала недельную выручку. Разоблачение им не грозило; и все же на лице Мак отразилась тревога.

— Адам, я очень хотела бы, но не могу, — тихо ответила она.

— Почему? Тебе не нравится мое предложение?

Мак молчала, подыскивая подходящий предлог — предлог, которому он поверит.

«Так-так! — сказал себе Адам. — Значит, ее ничто не удерживает — ничто, кроме страха и неуверенности. Что ж, могу себе представить. Если ее чувства хоть немного походят на мои — ей сейчас нелегко приходится».

Мак удрученно покачала головой.

— Не могу, Адам. За эти выходные мне нужно много всего сделать, позаниматься.

— Возьми книги с собой, — предложил он, не желая смиряться с провалом такого прекрасного плана.

— И еще мне надо отоспаться, — заметила она со значением.

— Что? А у меня в кровати ты спать не сможешь?

Мак выразительно вздернула брови.

— Понимаю, понимаю! — рассмеялся Адам. — До сих пор тебе в моей кровати много спать не приходилось. Но послушай, Мак… — Он потер виски напряженными пальцами, словно отваживаясь на серьезное признание. — Я очень хочу, чтобы ты была рядом. Всю неделю мы почти не виделись, и теперь я хочу побыть с тобой. Неважно, чем ты будешь заниматься. Пока ты читаешь, я могу просматривать материалы для журнала. Захочешь спать — я лягу в другой комнате. Нам ведь необязательно… ну, ты понимаешь. Не пойми меня неверно, — поторопился он добавить, — я очень хочу… ты понимаешь — чего. Очень! — И пожал плечами. — Но, если ты устала, я просто побуду рядом с тобой. Только ты и я — больше никого. По-моему, будет здорово. Пожалуйста, соглашайся!

Несколько секунд она внимательно смотрела на него, но на ее лице Адам, всегда гордившийся своей проницательностью, ничегошеньки не мог прочесть. Наконец Мак нерешительно улыбнулась.

— Ты прав, это будет здорово! Я закончу через пятнадцать минут. Встретимся на первом этаже, у лифта. Только сначала давай заедем ко мне, я захвачу кое-какие вещи.

Прошедшие выходные Дорси вспоминала долго. Два дня и три ночи, вопреки его обещаниям, они с Адамом ровно ничего не делали, только наслаждались друг другом.

Впрочем, Дорси все же удалось просмотреть некоторые из взятых книг. Хотя нет, это не совсем верно. Кое-чем они, конечно, занимались. Дорси читала, Адам делал вид, что редактирует статьи для «Жизни мужчины». И, как ни удивительно, им даже удалось немного поспать. И все время они были вместе — отдыхали, просто радовались друг другу.

И, конечно, занимались любовью. Каждый вечер. Каждое утро. И после обеда. Просто не могли удержаться.

Словом, уик-энд прошел потрясающе, и Дорси вспоминала эти дни с благоговейным трепетом, словно до сих пор не могла поверить, что все это происходит с ней — Дорси Макгиннес, младшей преподавательницей из «Северна».

Хоть говорят, что понедельник — день тяжелый, но и утро понедельника оставило у Дорси самые приятные воспоминания. Будильник зазвенел без четверти шесть: они с Адамом проснулись в объятиях друг друга, улыбнулись — и переставили будильник на десять минут позже. Просто удивительно, что можно успеть за каких-нибудь десять минут! Когда снова раздался звонок, Дорси и Адам со стонами разочарования отстранились друг от друга и бросились в ванные. В разные ванные: окажись они в одной, на работу попали бы только к вечеру. Приняв душ, одевшись и торопливо опрокинув в себя пару чашечек кофе, спустились они в подземный гараж, где стояла машина Адама. Он отвез ее в колледж, а затем, помахав на прощание, поехал к себе в офис. И все это было так по-домашнему, по-семейному, что Дорси впервые подумала: может быть, семейная жизнь не так уж плоха?

Лишь одно омрачало ее счастье: за три ночи и два дня Дорси так и не решилась рассказать Адаму правду про Лорен Грабл-Монро. Но в остальном все было просто сказочно!

Бог свидетель, она пыталась! Несколько раз открывала рот, чтобы сказать: «Адам, нам надо поговорить»; или: «Адам, я должна тебе кое в чем признаться»; или: «Адам, настало время тебя узнать мою тайну…»

Но всякий раз либо сама она решала повременить, либо Адам каким-нибудь соблазнительным предложением отвлекал ее от признания. И с каждым разом снова подступить к разговору становилось все труднее.

А с понедельника все пошло по-другому. Перед тем, как поцеловать Дорси на прощание и расстаться, Адам сказал, что хочет (о господи!) познакомить ее со своими родителями. Нет, конечно, так прямо он не выразился — просто пригласил ее на прием в доме Дариенов-старших. Каждый год в начале декабря родители Адама устраивали в своем особняке на Золотом Берегу торжественную встречу зимы; и на этот раз Адам захотел, чтобы Дорси отправилась с ним.

Вот почему теперь она стоит в холле размером с небольшое суверенное государство, с ужасом думая: «Боже мой, и Адам здесь вырос?!» Взгляд ее скользит по дубовым панелям на стенах, лепному потолку, электрическим свечам в канделябрах. Господи помилуй, да это настоящий дворец! Все вокруг: росписи на потолке, ковер на полу, цветные стекла в окнах, роскошная мебель, смелая цветовая гамма — просто кричит о богатстве и аристократизме. Как здесь вообще можно жить нормальной, обыденной жизнью?!

Но если верить Адаму, здесь жили, любили и умирали пять поколений Дариенов. Дорси не удивилась бы, узнав, что призраки их до сих пор бродят по мрачным коридорам. При всем богатстве и роскоши семейного особняка, было в нем что-то зловещее, отчего у нее сжималось сердце и неприятно сосало под ложечкой. В таком доме, думала она, и должны водиться привидения.

А может быть, все дело в том, что она здесь чужая и в таком шикарном доме ей не место. В материнском изумрудном платье без бретелек, материнском жемчужном ожерелье и жемчужных серьгах Дорси чувствовала себя так, словно она превратилась в Карлотту. И в этом образе она просто не знала, как вести себя.

Как будто и без того мало проблем!

С тех пор как Дорси стала достаточно взрослой, чтобы понять, чем Карлотта зарабатывает на жизнь, она прилагала все силы, чтоб ни в чем не быть похожей на мать. И не потому, что презирала Карлотту или осуждала ее поведение, — о нет! Дорси любила мать и, хоть никогда не понимала ее решений, не позволяла себе ее судить. Она вообще не считала себя вправе кого-то судить. Карлотта — взрослый человек и сама за себя отвечает. Каждый человек сам отвечает за себя, за свои поступки и их последствия — это исповедовала и Карлотта и всегда внушала эти принципы дочери. Поэтому Дорси никогда и не пыталась переделать мать. Да, не понимала ее — но принимала такой, какая она есть.

И много раз клялась себе, что никогда, никогда не повторит ее путь.

С самого детства Дорси, как и учила ее Карлотта, сама за себя отвечала. Главным в жизни для нее стала независимость: страшнее смерти казалась ей ситуация, когда твое благополучие зависит от кого-то другого. Вот почему она не жалела сил, чтобы занять прочное место в научном мире. Она, словно в противовес матери, была абсолютно равнодушна к своей внешности и была чужда женского кокетства. Свела к минимуму романтические отношения. Во всем Дорси привыкла полагаться только на себя. Собственным умом и решимостью собиралась она создать свое счастье, свое будущее — всю свою жизнь.


И никто другой для осуществления этих планов ей не нужен!

Но в глубине души Дорси не оставлял страх. Страх стать такой же, как мать. Как ни любила она Карлотту, но закончить так же не хотела. Не хотела бояться новых морщин, седых волос, не хотела под старость лет остаться одна и со страхом ждать, что же принесет ей будущее. А ведь для Дорси — при ее-то образе жизни — такое было очень вероятно. Что ж, пусть она останется одинокой и несчастливой, но на своих условиях. Потому что сама так решила, а не потому, что кто-то ее отверг.

К сожалению, это не слишком утешало.

Вдруг, словно дух, вызванный ее невеселыми мыслями, в глубине холла облачком алого шифона промелькнула Карлотта. Красивая, элегантная, уверенная в себе… кажется, она даже смеялась.

Грустная улыбка тронула губы Дорси. Да, она совсем не похожа на свою мать! Карлотта среди богатства и роскоши всегда чувствовала себя естественно, а вот Дорси в элегантном платье, посреди родового гнезда миллионеров, кажется себе жалкой притворщицей. Снова она стала кем-то иным — не Дорси, не Лорен и, уж разумеется, не Мак

Где ты, любимая фланелевая рубаха?

— Не бойся. Обещаю, они тебя не укусят.

Это, конечно, Адам. От его шепота, от теплого дыхания над ухом по телу Дорси прошла жаркая волна. А он, как всегда, прочел ее мысли. Хорошо, что Адам рядом — от одного его присутствия ей легче. Да нет, не просто «легче»: от одного взгляда на его статную фигуру в безукоризненном черном смокинге все сомнения и страхи забываются, сменяясь самыми безумными фантазиями…

— Ты уверен? — Дорси кивнула в сторону разноцветной гудящей толпы гостей. — Кажется, среди гостей я заметила свою мать. Может быть, мне не стоит там появляться?

Улыбнувшись, Адам помог ей снять плащ. Кстати, свой плащ ей тоже дала Карлотта.

— Ничуть не удивлюсь, если она в самом деле здесь, — ответил он. — На ежегодный прием у моих родителей собираются сотни людей. Кого только здесь не бывает! Но никто из них не кусается, — снова заверил он. — Они совсем безвредные и даже милые.

Дорси предпочла промолчать. Молча смотрела она, как Адам передает оба плаща — ее и свой собственный — женщине, которая в ответ сделала книксен (господи, самый настоящий книксен!).

«С ума сойти!» — изумлялась Дорси. Никогда в жизни ей не делали книксена, и она понятия не имела, как надо ответить в этом случае.

— Э-э… спасибо, — пробормотала она, с трудом подавив в себе желание сделать в ответ глубокий поклон. И прошептала Адаму:

— Слушай, а номерков или чего-нибудь в этом роде она нам не даст?

Он от души рассмеялся:

— Нет. Марисса помнит все. Это ее работа.

Ничего себе: служанка, чья единственная обязанность — запоминать, какое пальто кому принадлежит! Интересно, каково ее место в служебной иерархии дома Дариенов? Выше или ниже главного дегустатора блюд?

Адам протянул Дорси руку. Сердце ее отстукивало бешеную мамбу, но, собравшись с храбростью, она коснулась холодными пальцами его ладони и двинулась вперед, на покорение неизведанной территории.

Шаг за шагом. Ноги, казалось, не слушались ее, походка была деревянной. Раз, два — кругом голова. Три, четыре — нет мне места в этом мире… Спокойно, спокойно. Дыши глубже. У тебя все получится.

Должно быть, почувствовав волнение Дорси, Адам сжал ее похолодевшую руку в своей и повел по бальной зале, переходя от одной группки гостей к другой и представляя всем свою спутницу.

Он называл ее сегодня по имени. И не добавлял: Официантка из нашего клуба» или: «Моя единственная любовь». Просто говорил, улыбаясь: «Это Дорси Макгиннес» — и при звуках теплого, нежного голоса, каким произносил он ее имя, в груди у нее словно били крыльями пестрые бабочки.

Почему он так редко называет ее по имени? Не то чтобы Дорси не нравилось прозвище Мак в его устах оно звучит весело и нежно, особенно теперь, когда они с Адамом стали любовниками. Но Дорси хотелось бы, чтобы Адам видел в ней не только девушку из клуба Мак. Не только подружку и собеседницу. И даже — не только любовницу. Она хочет, чтобы Адам видел в ней человека. Женщину, начинающего ученого, преподавательницу, любительницу фланелевых рубах. Дорси Макгиннес во всей полноте ее личности.

Прием продолжался, и постепенно Дорси немного расслабилась. Адам оказался прав: никто здесь не кусался, и даже его родители оказались очень симпатичными людьми. Невероятно богатыми и тем не менее симпатичными. Фигурой и чертами лица Адам пошел в отца, а вот цвет волос и глаз унаследовал от матери. Аманда и Нат были приветливы и гостеприимны, и Дорси даже позволила себе помечтать о том, как когда-нибудь войдет в их мир…

Но, разумеется, тут же отринула дурацкие фантазии. В этот мир она едва ли войдет на равных, даже несмотря на свою наследственность. Да, Карлотта здесь как дома, а ее отец вообще в этом мире родился и вырос, но к Дорси это не относится. Она — незаконный ребенок. Самозванка. И не избавится от этого груза, пока не откроет Адаму всю правду о Лорен Грабл-Монро.

Что в этом блистающем мире ей делать нечего, Дорси поняла, едва вошла в бальную залу. Ибо в первый же миг она наткнулась на своего отца. Он стоял в каких-то десяти футах от нее — высокий, подтянутый, в, смокинге, погруженный в беседу с еще одним смокингоносцем. У Дорси подогнулись колени: она смотрела на него и не могла отвести взгляд. Должно быть, Адам заметил ее смятение; остановившись, он взглянул в ту же сторону, затем перевел взгляд на Дорси:

— Что такое, милая?

Она молчала, не отрывая глаз от Реджинальда. Отец, как видно, что-то почувствовал: он обернулся, расширил глаза, приоткрыв рот от удивления, и даже двинулся к ней, но тут же опомнился, поколебавшись, отвернулся и с неохотой продолжил прерванный разговор. Все продолжалось не дольше нескольких секунд, но Дорси показалось, что прошла целая вечность.

— Ты знаешь Реджинальда Дорси? — с нескрываемым удивлением спросил Адам, когда она обернулась. — Он друг моего отца. Довольно известный человек. Очень…

Осекшись на полуслове, вдруг повернулся к Реджинальду, каким-то новым взглядом окинул его седеющие рыжие волосы и ярко-зеленые глаза…

— Дорси! — тихо сказал он. На этот раз в том, как он произносил ее имя, не было нежности — только глубокое изумление.

— Да? — ответила она, не слыша собственного голоса — его заглушало биение сердца.

— Нет, я хочу сказать… Дорси. Тебя зовут Дорси — как его.

— Верно, — подтвердила она.

— Он… он твой отец.

Это был не вопрос, а утверждение: Адаму понадобились секунды, чтобы прийти к верному выводу. Что ж такого — он ведь умный парень. Знает, что почем. Удивительно, как Лорен Грабл-Монро до сих пор ухитрялась обвести его вокруг пальца.

— Да, — ответила она. — Реджинальд Дорси — мой отец. Бывший любовник моей матери. Бывший благодетель моей матери, — поспешно поправилась она.

Адам молча смотрел на нее — смотрел так, словно с трудом переваривал эту новость. «А чего ты ждал? — сердито подумала Дорси. — Ты знаешь, кто я и откуда. Что изменилось оттого, что теперь тебе известно имя моего отца?»

— Хочешь поговорить с ним? — полушепотом спросил Адам.

— Нет, — поспешно ответила она. Адам с любопытством взглянул на нее.

— Уверена?

— Абсолютно. — Жесткий ответ — без размышлений, без колебаний.

Но Адам не сводил с нее пристального задумчивого взгляда.

— Знаешь, его жена умерла в прошлом году.

— Знаю, — коротко ответила Дорси.

— Дети выросли и живут своей жизнью.

— Тоже знаю.

— Не будет ничего страшного, если они узнают о тебе…

— Они ничего обо мне не узнают, — прервала она. — Он никогда им не расскажет.

— А что, если ты…

— И я не расскажу. Никогда!

— Но…

— Адам, пожалуйста, пойдем.

Поколебавшись секунду («Не настаивай!» — мысленно умоляла его Дорси), Адам подчинился

— Хорошо. Как хочешь.

По совести сказать, сейчас Дорси хотела одного — уехать домой. И уже приготовилась озвучить это желание, как вдруг перед ними в облаке алого шифона материализовалась Карлотта и, обняв Дорси, быстро чмокнула в щеку.

— Дорси, дорогая, потрясающе выглядишь! Я же говорила; что это зеленое платье создано для тебя!

Это еще вопрос, уныло подумала Дорси. Конечно, оно маленькое (даже слишком!) и облегает тело, как вторая кожа; но беда в том, что в этом платье Дорси не чувствует себя собой. Хотя в этом, быть может, и не платье виновато. Просто за последние дни она совершенно перестала понимать, кто же она на самом деле.

— Спасибо, Карлотта, — без особого энтузиазма ответила она. — Как… интересно… тебя здесь встретить.

Мать беззаботно помахала рукой.

— Ничего удивительного: на приемах у Дариенов собирается весь город. Добрый вечер, Адам, как поживаете?

И, приподнявшись на цыпочки, запечатлела у него на щеке быстрый поцелуй. Абсолютно родственный поцелуй, черт бы его побрал!

— Разве я не права? — прощебетала она. — Весь Чикаго бывает на ежегодных приемах у ваших родителей!

Адам кивнул.

— То же самое я говорил Дорси, когда мы вошли. Вот почему я не удивлен, что и вы здесь. Карлотта просияла.

— Какой вы милый! Будьте душкой, принесите мне коктейль. Я где-то потеряла своего спутника.

Адам почтительно склонил голову, готовый лететь по ее приказу. Удивительно, думала Дорси, как удается Карлотте так командовать мужчинами? Она целую книгу об этом написала, но так и не смогла понять, почему они летят к матери, словно бабочки на огонь. И, как видно, даже Адам — не исключение. И дело не в красоте, не в сексуальной привлекательности, даже не в обаянии: просто в Карлотте было это. Что именно — бог его знает. То, что Дорси всегда презирала. То, от чего упорно отрекалась. Что сумела совершенно в себе истребить. И теперь с изумлением понимала, что завидует матери, потому что та обладает этой загадочной силой, которой у дочери нет и, наверно, никогда не будет.

— Есть принести коктейль! — отрапортовал он. — Дорси, тебе что-нибудь взять?

— Бокал вина, пожалуйста, — попросила она. Адам кивнул и исчез.

— Выпрямись, дорогая, — прошептала Карлотта, едва Адам скрылся из виду. — Мужчины не любят, когда женщина горбится.

Дорси нахмурилась, но послушно расправила плечи.

— По крайней мере, сегодня я женщина, — заметила она. — Обычно на таких вечеринках я — всего-навсего официантка или барменша.

Мать неодобрительно поморщилась.

— Милая, для мужчины ты — всегда женщина! Пока твое тело вырабатывает эстроген, неважно, кем ты являешься — официанткой, горничной, монашкой или офицером Морского корпуса. — Помолчав немного, Карлотта добавила:

— Иногда это даже лучше. Некоторым нравятся переодевания. Возьми меня — кем только я не переодевалась за свою жизнь! Помню, один мужчина попросил меня одеться, как учительница в частной школе, и отхлестать его…

— Карлотта! — нервным шепотом прервала ее воспоминания Дорси. — О таких вещах матери с дочерями не говорят! Тем более здесь, где кто угодно может нас услышать!

Карлотта поправила ожерелье на шее.

— Знаешь, милая, я жалею, что так мало с тобой об этом разговаривала. У тебя множество странных предрассудков в области секса.

— Карлотта, тише! — отчаянно прошипела Дорси.

— Нет, я серьезно.

— Ну… да… может быть… а что тут такого? — защищалась Дорси полушепотом. — Предрассудки в области секса есть у всех. Это, знаешь ли, все-таки важная часть жизни.

Карлотта покачала головой и выразительно вздохнула:

— Не понимаю, с чего ты взяла, что секс так важен. Сам по себе он ничего не значит.

Дорси в изумлении уставилась на нее:

— И это говоришь ты? Женщина, которая сексом зарабатывает себе на жизнь?

— Милая моя, — холодно ответила Карлотта, — я зарабатываю на жизнь вовсе не сексом.

— Карлотта, не надо! Обе мы прекрасно знаем, что стоит за подобными отношениями. Ты никогда не трудилась скрывать своих целей. Или скажешь, что не спала со своими… благотворителями?

— Не будь дурочкой, дорогая. Разумеется, спала. Но я оставалась с ними не ради секса.

— Это понятно! — язвительно заметила Дорси.

— И они оставались со мной не ради секса.

— Вот как! Зачем же тогда? — непонимающе воскликнула Дорси.

Вместо ответа мать вздохнула и горестно покачала головой:

— Неужели не понимаешь?

— Как видишь, нет.

Карлотта вдруг улыбнулась лукавой, озорной улыбкой.

— Ничего, у тебя еще все впереди. Думаю, этот милый мальчик — Адам Дариен — многому тебя научит.

— Карлотта!

Но мать, как обычно, не обратила на ее вопль никакого внимания.

— Только научись им управлять, дорогая, — невозмутимо продолжала она. — Я расскажу тебе, как это делается. Я ведь не все свои секреты раскрыла в книге. Самые важные оставила при себе. Не всякая женщина способна их понять. Но ты, мне кажется, сможешь. В конце концов, ты все-таки моя дочь.

Как будто это нуждалось в напоминаниях!

— Спасибо, Карлотта, — сухо поблагодарила она, — но я не собираюсь управлять Адамом. У нас не такие отношения.

«И вообще, — мысленно добавила она, — наши отношения пока что под большим вопросом».

— Что ж, — вздохнула Карлотта, — что легко достается, дешево ценится. Может быть, со временем ты меня поймешь. Кстати, вы с Адамом еще не пробовали тот фокус со сливками?

Дорси зажмурилась и потрясла головой. «Господи боже, — думала она, — ну почему все великосветские вечеринки длятся вечно?»

13

— Ты просто позор на весь род мужской! — прошипела Эди.

Какое затмение на нее нашло, когда она предложила Лукасу свою помощь в поимке миллионерши?!

Нет, с внешним видом у него все в порядке. Не зря Эди таскала его по магазинам. А потом завела в парикмахерскую и заставила сделать стодолларовую стрижку. В черной тройке вид у Лукаса гордый и внушительный, подстриженные волосы кажутся мягче, шелковистей и блестят каким-то особым золотистым блеском, а сапфирово-синий галстук так гармонирует с цветом глаз, что… что…

Да что там скрывать — от одного взгляда на него у нее перехватывает дыхание.

Но, если он не перестанет кривить рожу, к нему не только миллионерша не подойдет — муха залетная не подлетит! А Эди так старалась, добывая два приглашения на благотворительную выставку-продажу коллекции абстрактной живописи миссис Саймон Престон!

По совести сказать (хотя Лукасу об этом знать необязательно), особенно стараться не пришлось. Мистер Дейвенпорт чуть от счастья не умер, когда Эди спросила, не знает ли он, кто бы мог помочь ей с приглашениями на выставку. Дамы из высшего общества, рассудила она, таких мероприятий не пропускают — а вот их мужей там вряд ли встретишь.

Мистер Дейвенпорт с радостью согласился помочь. Расплылся в улыбке, поведал, что и сам там будет, тут же позвонил по сотовому миссис Саймон Престон, которую именовал попросту «тетя Битей», и попросил внести в список приглашенных Эди Малхолланд и ее спутника.

Теперь Эди чувствовала себя обязанной мистеру Дейвенпорту. А это нехорошо. Она не хотела быть обязана никому — особенно мужчине. Хотя мистер Дейвенпорт ни взглядом, ни жестом не намекнул, что намерен взыскать с нее должок. Просто по-отечески улыбнулся, заверил, что всегда рад помочь, и добавил…

Да, вы угадали. «Эди, тебе нужен мужчина, который сможет о тебе позаботиться!»

Но все же Эди не оставляло дурное предчувствие: ей казалось, что рано или поздно любезный мистер Дейвенпорт потребует расплаты. И дай бог, чтобы плата не напомнила о прошлом, которое она так хочет забыть…

Но Лукас абсолютно не ценит ее усилий. Весь вечер он открывает рот лишь для жалоб. Костюм ему, видите ли, жмет. На стрижку ушло целое состояние. Он чувствует себя мальчиком по вызову. И одновременно — полным идиотом. (Впрочем, одно другому не мешает.) Фуршет отвратительный («Где „Будвайзер“, я тебя спрашиваю?»), обстановка безвкусная, картины бездарные. А от окружающих мерзких рож хочется волком выть!

Эди чувствовала, что и сама вот-вот взвоет.

Если бы не нытье Лукаса, она бы наслаждалась вечером. Отсутствие «Будвайзера» ее не волнует — обойдется и первоклассным шампанским. Галерея «Мершон», где разместилась экспозиция, была невелика, но оформлена необычно и с отменным вкусом. На малиновых стенах, под полночно-синим потолком, словно звездочки, горели в канделябрах рождественские свечи, и огоньки их отражались на отполированном до блеска деревянном полу.

Прекрасны были и сами картины — буйство акварели в стиле Марка Ротко, тревожно-резкие вспышки цвета, напоминающие о Джексоне Поллоке. Перед каждой из картин можно было стоять часами, пытаясь проникнуть в ее настроение и угадать тайный смысл.

Публика понравилась Эди несколько меньше картин. Ее окружали сливки чикагского общества в самых роскошных вечерних нарядах, какие только можно купить за деньги. Рядом с ними Эди особенно остро чувствовала, что ее черное платье для коктейлей куплено в магазине секонд-хенд, что ожерелье досталось ей на распродаже, а жемчуг в ушах даже отдаленно не напоминает настоящий.

— Позор на род мужской, говоришь? — проворчал Лукас, дергая себя за галстук. — Да ни один уважающий себя мужчина на такое, с позволения сказать, мероприятие и носу не покажет! По крайней мере, ни один гетеросексуальный мужчина, — добавил он, подозрительно оглядываясь кругом.

— Гетеросексуальным мужчинам стоило бы почаще ходить на выставки, — возразила Эди. — Неужели ты не чувствуешь, что душа твоя жаждет эстетического наслаждения?

— Наслаждения-то я жажду, — хмыкнул Лукас, — только не эстетического. И не душой…

— А я-то, — поспешно перебила она, — в лепешку расшибаюсь, чтобы помочь тебе охмурить какую-то несчастную, ни в чем не повинную миллионершу! Ты должен бы мне на шею кинуться!

При этих словах Лукас бросил на нее взгляд, абсолютно не подобающий джентльмену в тройке. Он не произнес ни слова — это было и не нужно. Прочесть его мысли сумела бы любая дуреха, а Эди вовсе не была дурой, что бы там ни думали о ней иные завсегдатаи «Дрейка».

— Ну, ты понял, что я имею в виду, — прошипела она, чувствуя, как жар приливает к щекам.

Как получается, что от одного его взгляда ей становится сразу и холодно, и жарко? И главное — почему ей это нравится?

— Поверить не могу, что позволил себя втянуть в такую передрягу, — с отвращением заметил Лукас. — Последний раз я надевал костюм на похороны дядюшки Фенвика. Если память не изменяет, мне было двенадцать лет.

— Хватит ныть! — прошипела Эди. — Хочешь заарканить миллионершу — улыбайся! Грудь колесом! И никаких жалоб! Мужчины и женщины на золотоискателей смотрят по-разному: мужчине все равно, сам он привлекает женщину или его кошелек, а вот женщина всегда хочет знать, как и почему.

— Да неужели?

— Женщина хочет, — проникновенно продолжала Эди, — чтобы ее любили не за богатство, а за женскую привлекательность. Ты же читал книгу — почему ничего не усвоил? В первой же главе Лорен Грабл-Монро пишет о том, как важно выглядеть уверенной в себе! Поверь, в костюме вид у тебя куда более уверенный, чем в жеваных рубашках и этих кошмарных галстуках с Микки-Маусом!

— Тебе не нравятся мои галстуки? — изумленно переспросил Лукас. — Да ты что? В чем другом — еще ладно, но в галстуках-то я разбираюсь!

Эди возвела глаза к потолку:

— И это мне говорит Лукас Конвей! Лукас Конвей, которого я своими глазами видела в галстуке со Скруджем Макдаком и всеми тремя его племянниками!

Он потрясение уставился на нее:

— Ты разве не знаешь, что это последний крик моды? Не так давно на сетевом аукционе ушла за две сотни баксов коробочка для завтраков с Дональдом Даком — такая же, как та, что я в школу носил, когда был пацаном!

— У тебя была коробочка для завтраков с Дональдом Даком? — борясь с улыбкой, переспросила Эди.

Лукас несколько смутился:

— Ну… да. Перешла по наследству от старшей сестры, — добавил он, словно защищаясь, и тут же перешел в наступление:

— А что было нарисовано на твоей коробочке для завтраков? Наверно, Барби и много-много розовых цветочков!

— У меня не было коробочки для завтраков, — ответила она. — Нас кормили в школе.

— Ты училась в частной школе? — с явным — и непонятным для нее — интересом спросил Лукас.

Черт! Они подходят к опасной теме. О своем прошлом Эди не собиралась рассказывать никому, в том числе и Лукасу. Нет, вот так особенно Лукасу. Однако что-то побуждало ее говорить. «Все равно не отвяжется, он же репортер!» — мысленно воскликнула она в свое оправдание.

— Да, это была частная школа.

— Католическая? — продолжал он расспросы. — Обожаю их школьную форму: юбочки в клетку, круглые воротнички, гольфы…

Она подняла руку, прерывая его излияния.

— Нет, не католическая. Но форма у нас была.

— В клеточку? — спросил он с надеждой.

— Нет, темно-синяя.

— Круглые воротнички были?

— Да.

— А гольфы?

— И гольфы.

— Держу пари, ты играла в хоккей на траве!

— Что ж, если хочешь знать…

— Конечно, хочу!

— Наша хоккейная команда была непобедима! Лукас устремил на нее мечтательный взгляд.

— Хотел бы я на это посмотреть: ты несешься по полю, растрепанная, раскрасневшаяся, в коротенькой юбочке… Должно быть, все ваши мальчишки были от тебя без ума.

— Я училась в школе для девочек, — ответила она.

Словно в экстазе, он зажмурил глаза и потряс головой:

— О, прекрати! Я сегодня ночью глаз не сомкну!

— Мы, кажется, говорили о тебе, — прервала его Эди. Вид Лукаса в притворном экстазе лишал ее самообладания и наводил на мысли, которым предаваться не стоило. По крайней мере, не здесь и не сейчас.

— Да, о том, что я всегда на шаг опережаю моду, — как ни в чем не бывало, подхватил Лукас.

Эди снова закатила глаза.

— Лукас, я тебя умоляю! В вопросах моды ты — просто ходячее бедствие! Не понимаю, как ты с таким вкусом — точнее, с таким отсутствием вкуса — дожил до двадцати пяти лет? Может быть, поэтому и миллионерши на тебя не клюют? — злорадно добавила она.

— Не надо, Эди, мне и без тебя тошно, — почти нежно попросил он.

— Повезло тебе, что я согласилась помочь сегодня вечером, — ласково продолжала она. Он расплылся в улыбке.

— Что я слышу? Эди, почему ты не сказала заранее? Я бы надел чистые носки!

— Ты же знаешь, я не об этом, — нахмурилась она.

— Я знаю только, что в голосе у тебя, когда ты говоришь о миллионершах, звучит что-то этакое… — Он выразительно поиграл палевыми бровями. — Может быть, ревность?

По позвоночнику ее побежали жаркие искорки.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Собственный голос показался ей жалким и неубедительным.

Он улыбнулся еще шире. Искорки сделались жарче и спустили ниже.

— Губы твои говорят «нет», но глаза…

— А глаза говорят: «Кончай пороть чушь!» — отрезала Эди. — С чего ты взял, что я ревную тебя к каким-то миллионершам?

— Попробую угадать. Может быть… я тебе небезразличен?

Вопрос этот, как легко понять, ответа не требовал — Эди повернулась к Лукасу спиной и, потягивая шампанское, устремила взгляд на ближайшую картину. Вспышки пурпура и серые тени на бархатно-синем фоне… Здорово. По-настоящему здорово. Интересно, сколько стоит?

Всего каких-то двадцать две сотни долларов. Для миллионерши — сущий пустяк.

— Тебе действительно нравится? — прозвучал над ухом голос Лукаса.

Она кивнула, не отрывая глаз от картины:

— Да, очень. Смотри: как будто фиалки под летним дождем!

Когда она наконец повернулась к Лукасу, он представлял собой довольно забавное зрелище: склонив голову и едва не высунув язык от усердия, он всматривался в картину. Несколько секунд спустя, выпрямившись, покачал головой:

— Нет, не понимаю. Не вижу. По-моему, напоминает боксера с расквашенной физиономией.

Эди презрительно фыркнула и снова повернулась к картине.

— Ничего удивительного. Мужчины всегда видят насилие там, где могли бы найти красоту.

Лукас снова склонил голову набок, но на этот раз разглядывал не картину, а саму Эди. Задумчиво прищурился, прикусил губу. И вдруг… Эди едва не задохнулась от острого желания узнать, каковы его губы на вкус. «Что за глупость? — думала она, потрясенная и испуганная. — Зачем мне это? И как это возможно, если, стоит ему ко мне прикоснуться, я с криком брошусь наутек?»

— Почему ты думаешь, что мужчина везде видит насилие? — поинтересовался он. Она пожала плечами.

— Потому что мужчины жестоки.

— Не все.

— Все до единого.

— Да ты мужененавистница! — изумленно воскликнул Лукас.

— Нет, просто реалистка.

— Ты думаешь, я жесток? — спросил он напрямик.

Этот вполне естественный вопрос застал Эди врасплох. Ибо, как ни странно, ей больше всего хотелось ответить «нет». Она чувствовала: несмотря на язвительность Лукаса, на его цинизм и неотступную внутреннюю горечь, настоящей жестокости в нем нет. Однако он — настоящий мужчина. Мужчина в высшей степени. Значит, должен быть жесток по натуре — разве не так?

— Да, — не вполне искренне ответила она. — Думаю, что ты способен на жестокость.

— Я не об этом спрашиваю.

— Разве?

Он покачал головой.

— Каждый из нас в принципе способен на что угодно. Речь не об этом. Скажи, сейчас я жесток?

— В данный момент — нет, — поколебавшись, пробормотала она.

— Ты когда-нибудь видела меня жестоким?

На этот раз она ответила, не колеблясь:

— Нет.

— Значит, ты считаешь меня жестоким только потому, что я мужчина?

— Да, — помолчав, тихо проговорила она. Лицо его оставалось бесстрастным, но Эди немедленно захотелось взять свои слова назад.

Заверить Лукаса, что в нем она видит исключение, что ни на секунду не подозревает его в склонности к насилию… К сожалению, сама она в это не верила.

Тогда — в прошлом, о котором вспоминать не стоит — ей часто случалось ошибаться в людях. Сколько раз она убеждала себя, что уж этот-то мужчина не поднимет на нее руку, а он избивал ее до синяков. Лукас, при всем его воспитании и самообладании, такой же мужчина, и значит, так же способен к жестокости… нет, поправила она себя, так же жесток, как другие.

— Понятно, — произнес он наконец. И умолк. Не стал развивать тему.

За что Эди была ему от души благодарна.

Поставив пустой бокал из-под шампанского на поднос проходящего мимо официанта, он принялся дергать себя за галстук.

— Лукас, не надо! — воскликнула Эди, инстинктивно потянувшись к нему.

Но тут же остановила себя, потрясенная и испуганная. Что с ней происходит? Она же никогда не прикасается к мужчинам по собственной воле! Эди поспешно отдернула руку.

— Не ослабляй галстук, — договорила она. — Ты должен выглядеть безупречно, если хочешь привлечь внимание женщины.

Он испустил вздох мученика, но оставил галстук в покое.

— Эди, мы торчим здесь уже почти час, но я не видел ни одной женщины, которую мне хотелось бы привлечь!

Красноречивый взгляд его, брошенный на Эди, уверял, что это не правда — есть здесь по крайней мере одна женщина, которую он просто мечтает привлечь. Но, судя по всему, это дело безнадежное.

— Никто не требует, чтобы она тебе нравилась, — возразила Эди, тщетно стараясь говорить спокойно. — Это же для статьи!

— Очень смешно!

Как же ему идет этот костюм и небесно-синий галстук! Впрочем, Лукас и без галстука… и без костюма… и, может быть, совсем без ничего… Господи, что за дикие мысли лезут ей в голову?

— Где ты взяла приглашения на эту шикарную тусовку? — спросил ее Лукас. Она пожала плечами:


— Знакомый помог.

— Какой знакомый? — подозрительно поинтересовался он.

— Мистер Дейвенпорт из «Дрейка».

— Что?!

Теперь уже Эди подозрительно уставилась на Лукаса, не понимая, отчего он вдруг так разъярился.

— Да, а что такое?

— А ты как думаешь? — злился он, глядя на нее испепеляющим взором.

— Не понимаю, что ты злишься? Объясни, пожалуйста.

— Я не доверяю этому парню, — мрачно заговорил Лукас. — А ты приняла от него помощь — и оказалась в положении…

— Каком?

— Неужели сама не понимаешь?

— Объясни, будь добр, в каком положении я оказалась?

Лукас заскрипел зубами.

— Теперь ты обязана ему отплатить. Сделать что-то для него. Можно мне не продолжать?

— Нет, мистер Параноик, продолжайте, пожалуйста. Что вас так пугает? Мистер Дейвенпорт — прекрасный человек, он был только рад мне помочь.

— Еще бы ему не радоваться!

Эди тихо охнула — до нее наконец дошло, что имеет в виду Лукас. То же самое, о чем думала и она, опасаясь принимать любезное предложение мистера Дейвенпорта.

— Хочешь сказать, в обмен на свою помощь он может потребовать что-то…

— Договаривай!

— Неприятного… или…

— Или?..

— Или… непристойного, — нетвердым голосом закончила она. — Попросит сделать то… то, чего я не хочу.

— Вот именно! — закивал Лукас. — Только, боюсь, не попросит, а потребует.

Эди удивленно покачала головой.

— Ну и кто теперь ревнует? — мягко спросила она.

Лукас мрачно усмехнулся:

— Ревность тут ни при чем. Я волнуюсь за твою безопасность.

— Во-первых, — холодно начала она, — я способна сама о себе позаботиться.

— Ну хорошо!

— Во-вторых, — сухо продолжала она, — ты, кажется, вообще никому не доверяешь?

— Никому, — ответил он мгновенно, без колебаний.

— Даже мне?

Он шумно вздохнул:

— Разумеется! Кто обрядил меня как на похороны и заставил выложить за стрижку больше, чем за ремонт автомобиля?

— Для твоего же блага, Лукас. Вот увидишь.

Лукасу только предстояло увидеть, но Эди видела уже сейчас. Дама за спиной у Лукаса вот уже несколько минут не сводила глаз с его… гм… скажем так, с очертаний его кормы. Даме было лет сорок с небольшим; элегантно подстриженные рыжие волосы, потрясающая фигура и сногсшибательное изумрудное платье с вырезом по самое «не могу». И смотрит она так, словно изнывает от желания свести с Лукасом очень близкое знакомство.

— Добыча сзади! — прошептала Эди, наклонившись к его уху.

Лукас вздернул брови:

— Что?

Она склонилась еще ниже.

— У тебя за спиной стоит женщина и глаз с тебя не сводит. Выглядит на пять баллов — думаю, ты не откажешься привлечь ее внимание. Должно быть, она видела, как мы спорили, и решила, что теперь ты свободен. Я спрячусь в дамской комнате, — торопливо продолжала она, видя, что Лукас готов пойти на попятную. — Надеюсь, когда вернусь, ты уже расставишь свои капканы. Счастливой охоты! А теперь, если не возражаешь…

Отступив на шаг и изобразив на лице праведное негодование, она с размаху шлепнула его ладонью по щеке и вскричала:

— Как ты смеешь, Лукас Конвей! Никогда, никогда в жизни я больше никуда с тобой не пойду!

Не дожидаясь ответа, с трудом удерживаясь от смеха при виде его ошарашенной физиономии, она повернулась на каблуках и бросилась в уборную, оставив Лукаса расставлять ловушки ничего не подозревающей жертве. Пока что он похож скорее на добычу, чем на охотника! Эди хихикнула и ускорила шаг. Если повезет, удастся увидеть конец представления. Она обожает романтические комедии!

Подняв руку к пылающей щеке, Лукас следил, как тает в полутьме зала стройная фигурка Эди. Какая она сегодня хорошенькая — просто глаз не оторвешь! Маленькое — очень маленькое — платье для коктейля; дымчатые — очень дымчатые — чулки; высокие — очень высокие — каблучки… Да еще это ожерелье из черных бусин! Стоит закрыть глаза — и видишь, как блестят эти бусины на обнаженной груди… Господи, весь вечер он почти только об этом и думает!

Но не сейчас. Ибо то, что произошло несколько секунд назад, поразило его до глубины души.

Она до него дотронулась! Сама, по собственной воле! И не отшатнулась с ужасом в глазах!

Положим, пощечина — не самое приятное из прикосновений. Но это мелочи. Главное — она не побоялась к нему прикоснуться! Несомненный прогресс… Другой вопрос — прогресс в чем?

— Боже мой, какая драматическая сцена!

Круто обернувшись на звук бархатного голоса, Лукас встретился взглядом с рыжеволосой незнакомкой, бесцеремонно обшаривающей его глазами — точь-в-точь как сам он только что обшаривал Эди.

Ух ты, какая фигура! Почему же он сам ее не заметил? Не потому ли, что взоры и мысли его были заняты Эди?

Лукас принужденно улыбнулся незнакомке. Точнее, надеялся, что вышла улыбка, а не гримаса — левая сторона лица у него онемела и ничего не чувствовала.

— Э-э… м-да, — красноречиво ответил он. — Думаю, для случайного зрителя это выглядело весьма… драматично.

Улыбнувшись в ответ, она придвинулась ближе.

— Поверьте, я наблюдала за вами вовсе не случайно.

— Вот как, — пробормотал Лукас, отступая назад.

Ничуть не смущенная, незнакомка сделала еще один шаг.

— И вот неслучайное наблюдение подсказало мне, что вам сейчас очень не хватает… друга.

Лукас попятился.

— Да… да… действительно… не хватает…

Только тут он сообразил, что ведет себя отвратительно. Ни один уважающий себя мужчина не станет пятиться от такой женщины… если, конечно, ему только что не съездила по физиономии Эди Малхолланд. Да, пожалуй, пощечина объясняет его замешательство. С отчаянием во взоре Лукас покосился в сторону дамской комнаты. Скоро ли Эди вернется и спасет его от этой пираньи?

Рыжая приблизилась к нему вплотную; в ноздри Лукасу ударил аромат «Шанель № Неизвестно Какой, Но Очень Сильно Пахнет».

— Она, кажется, очень расстроилась, — заметила дама, тоже покосившись в сторону туалета.

— Вероятно, — кивнул Лукас.

— Похоже, вам придется потрудиться, чтобы ее вернуть!

— Ага… похоже.

Рыжая устремила на него долгий задумчивый взгляд — ни дать ни взять удав перед кроликом.

— Мне кажется, — промурлыкала она (по-настоящему промурлыкала!), — такому мужчине, как вы, не стоит цепляться за такую девушку.

Так-так.

— Вы думаете? — переспросил он озадаченно.

Дама удивленно кивнула и, подняв руку, стряхнула с его лацкана явно несуществующую пылинку.

— Безусловно. Вы производите впечатление мужчины, которому нужна ласка и забота.

«Ни фига себе!»

— Вот как?

Дама кивнула.

— А юные девушки порой так инфантильны, не правда ли?

— Э-э… да Да, наверно. Эди — она такая… м-м… зайка. И рыбка. И кро… крохотулечка.

Но рыжую его откровения не впечатлили.

— Да, в ней что-то есть, — равнодушно бросила она. — Но, мне кажется, вам нужна женщина с большим опытом. Разумная. Терпеливая. Женщина, которая умеет обращаться с такими мужчинами, как вы.

«Вот это да!»

— Вы действительно так считаете?

— Разумеется, — проворковала она. (Да-да, по-настоящему проворковала. Ох, какая гадость!) — Почему бы нам с вами не уединиться в более… интимной обстановке?

«О боже!»

— Интимной? — холодея, переспросил or

— Именно, — улыбнулась она. — Я на своей машине, а мужа со мной нет. Мы отлично развлечемся вместе! И не только сегодня. — И добавила:

— Разумеется, я плачу за все. За все, — повторила она со значением.

«Невероятно!» — думал Лукас. Все, чего он тщетно искал почти два месяца, без чего не мог написать статью, о чем, наконец, втайне от самого себя мечтал всю жизнь, — все это свалилось на него с неба. Достаточно открыть рот и сказать: «Я согласен» — и репортаж, масса развлечений, а заодно и недурной приработок ему обеспечен.

Он уже открыл рот, чтобы сказать: «Я согласен» — но сказал нечто совершенно иное.

— Благодарю, но, с вашего позволения, пойду лучше найду свою подругу.

Со всей возможной галантностью (хотя какая уж там галантность!) высвободился из когтей озадаченной хищницы, послал ей прощальную улыбку, полную искреннего сожаления, и кинулся бежать так, словно за ним гналась свора адских псов.

На кой черт ему все эти миллионерши-шмиллионерши, если где-то у выхода поджидает его Солнышко-Эди, известная также как Зайка, Рыбка и Крохотулечка?

— Ты все провалил! Она уже была на крючке, а ты все провалил! Знаешь, кто ты такой? Просто король неудачников! С ума сойти! Не могу поверить, что тебе удалось все провалить!

Лукас не сводил глаз с дороги и терпеливо ждал, когда Эди перестанет его ругать. С самой галереи она снова и снова, с каким-то извращенным удовольствием твердила ему, что удача была совсем рядом, а он, такой и этакий, позволил миллионерше сорваться с крючка. Однако Лукасу почему-то казалось, что она совсем не сердится. Не странно ли — из кожи вон лезла, чтобы помочь ему заарканить богатую дамочку, а когда его замысел едва не увенчался успехом (успехом ли? — еще вопрос, кто кого заарканил!), едва не прыгает от радости, что он все провалил!

Интересное развитие событий.

— Рассказать кому — не поверят! — продолжала неуемная Эди. — Такой провал… Господи, Лукас, как ты мог? Ты все провалил!

— Ты уже говорила. Шестьдесят четыре раза.

— Но ты действительно все провалил!

— Шестьдесят пять.

Осмелившись бросить взгляд в ее сторону, Лукас увидел, что Эди устало облокотилась на окно и положила голову на руку. Она выглядела утомленной, подавленной, раздосадованной. И вовсе не счастливой.

— Прости, — проговорил он, снова переводя взгляд на дорогу. — Я знаю, что ты очень старалась, и жалею, что не сумел тобой воспользоваться…

Он почувствовал, как она замерла.

— Извини, я оговорился. Хотел сказать — не сумел воспользоваться твоей помощью, — быстро поправился он. — Если бы я воспользовался тобой, то извиняться не стал бы. Думаю, тебе бы понравилось.

— Мечтай, мечтай.

— Поверь, Эди, я только об этом и мечтаю.

Она промолчала, и Лукас не стал настаивать. Ему снова вспомнилось, как она прикоснулась к нему сегодня, и подумалось, что не стоит на нее давить. Очевидно; секс для нее — больной вопрос. Нужно быть осторожным и деликатным. Беда в том, что Лукас не умел осторожно и деликатно говорить о сексе.

— Кстати, Эди, о той пощечине, — начал он. Он не умеет ходить вокруг да около — значит, и пробовать не стоит, будем переться напрямик. — Мне понравилось, а тебе?

Снова бросив на нее быстрый взгляд, Лукас заметил, что она улыбается. Устало, подавленно, но улыбается. Хорошо. С этим уже можно жить.

— Ты не представляешь, как мне понравилось, — ответила она. Он улыбнулся в ответ:

— Я так и думал.

— Но, может быть, по другой причине, — уточнила она.

— Какая разница? Главное, что понравилось нам обоим.

Она принужденно рассмеялась:

— Я такого чудака, как ты, еще не встречала!

— И это говорит женщина, — не подумав, парировал Лукас, — которая способна без всякого повода врезать мужику по физиономии, но едва не падает в обморок, когда ее берут за руку?

Эди снова застыла на сиденье.

— Лукас, это не твое дело.

— Может, и так, — возразил он. — Но из-за этого мне чертовски трудно узнать тебя получше.

— А ты не пытайся меня узнать.

Не отрывая глаз от дороги, он процедил:

— Вот тут я с тобой поспорю.

— А что тебя не устраивает?

— Видишь ли, Эди, я очень хочу узнать тебя получше.

Она молчала; уголком глаза Лукас заметил, что она отвернулась и смотрит в ночную тьму.

— Это пройдет, — мягко сказала она наконец.

— Может быть, — согласился он. — Но я не хочу, чтобы это прошло!

— Это пройдет, — повторила она бесстрастным, далеким голосом, словно призрак, ведущий беседу с живым.

Он хотел ответить, хотел продолжить спор, но не успел придумать ответа. Впереди показался дом Эди — уродливое угловатое здание из серого кирпича. Не успел Лукас затормозить у подъезда, как Эди толкнула дверь и бросилась прочь из машины.

— Эди, подожди! — крикнул он ей вслед. Но крик его потонул в хлопанье дверцы.

— Черт! — пробормотал Лукас, распахивая дверь со своей стороны.

Он нагнал ее на втором этаже — она уже поворачивала ключ в замке. Лукас бросился вперед и, не думая, что делает, уперся ладонью в дверь, не давая ее открыть. Эди отшатнулась, хотя Лукас до нее не дотрагивался, она прижалась к двери спиной, и в глазах ее застыл настоящий ужас.

Смертельный ужас.

Губы ее дрожали, грудь тяжело вздымалась, из горла, казалось, готов был вырваться отчаянный безумный крик.

— Не бей меня! — всхлипнула она. — Пожалуйста… не бей…

Сердце Лукаса отчаянно заколотилось. Теперь то, о чем он только подозревал с того памятного вечера в «Дрейке», предстало перед ним во всей беспощадной наготе. Кто-то обидел Эди Малхолланд — жестоко обидел. Думать об этом было нестерпимо, но Лукас знал: этих мыслей не избежать. Однако сейчас он ничего не может сделать — разве что тряхнуть головой, прогоняя алый туман ярости перед глазами, и постараться успокоить Эди.

— Эди, я никогда тебя не обижу! — проговорил он так мягко, как только мог.

Больше всего на свете хотел он сейчас заключить ее в объятия, но знал: этого она не вынесет.

— Никогда, никогда я не подниму на тебя руку! Никогда не причиню тебе боли, Эди!

— Дай мне войти в дом, — прошептала она. — И уходи. Пожалуйста, Лукас, оставь меня.

Как ни нестерпима была для Лукаса мысль уйти и оставить ее в таком состоянии, он понимал, что сейчас Эди слишком напугана и взывать к ее рассудку бесполезно. Он отступил назад и протянул к ней руки ладонями вперед — жест смирения и добрых намерений. Несколько секунд Эди не двигалась с места, следя за ним расширенными от ужаса глазами — глазами жертвы, перед которой изготовился к прыжку хищник. Затем медленно повернулась к нему спиной и повернула ключ в замке.

— Эди, давай поговорим! — взмолился он, когда дверь открылась. — Я не хочу, чтобы наш вечер так закончился!

Она проскользнула в прихожую, но не стала захлопывать за собой дверь, чего так боялся Лукас. Эди остановилась на пороге и повернулась к нему. Дыхание ее немного успокоилось, взгляд прояснился, но на щеках пылали алые пятна, и рука, сжимающая дверную ручку, дрожала. Что-то пугало ее: может быть, не сам Лукас, но какие-то давние воспоминания, искажающие и чернящие его образ.

— Эди! — повторил он, бессильно сжимая кулаки.

Заметив этот жест, она нахмурилась. Сообразив, что Эди неверно истолковала его движение, Лукас немедленно разжал руки, но было поздно.

— Эди, прошу тебя! — сделал он последнюю попытку. — Поговори со мной!

— Уходи, Лукас, — тонким, ломким, словно механическим голосом ответила она. — Оставь меня в покое.

В ее словах не было ни злости, ни яда — только какая-то печальная решимость. Будь у Лукаса чувствительное сердце, оно разбилось бы в этот миг. Хорошо все-таки быть бессердечным сукиным сыном! — подумал он, но эта мысль не принесла утешения.

— Эди…

— Спокойной ночи, Лукас. — Она потянула дверь на себя. — Спокойной ночи… и прощай.

Он молчал, понимая, что слова бесполезны. Эди ошиблась: эта ночь для него не будет спокойной.

14

Едва распахнув свой шкафчик в «Дрейке», Дорси почувствовала: что-то не так.

И дело не в том, что сегодня она для разнообразия явилась на работу вовремя. Нет, в воздухе витало смутное, но угрожающее предчувствие беды.

Тряхнув головой, чтобы прогнать тревогу, Дорси переоделась и вышла в зал. Все здесь было как обычно: завсегдатаи сидели на своих местах. В конце стойки Дорси увидела Адама; при ее появлении он, как обычно, поднял голову и улыбнулся ей легкой загадочной улыбкой, которую она успела узнать и полюбить. Как обычно, Эди болтала с мистером До-Краев. Вот только выглядела подруга Дорси непривычно хмурой и озабоченной.

— Привет! — поздоровалась Дорси, проскальзывая под стойку. — Что-то ты сегодня не в духе. Неприятности?

Вяло пожав плечами, Эди потянулась к завязкам форменного передника.

— Просто плохо себя чувствую.

Странно, подумала Дорси. За все время их знакомства ей не случалось видеть Эди усталой или больной. Даже простуды обходили ее стороной — должно быть, улыбка Эди отпугивала самых злобных микробов.

Но сейчас Эди не улыбалась. Нежные губы ее сжались в тонкую линию, под глазами темнели синие круги, словно она провела несколько ночей без сна. Белоснежная кожа побледнела сильнее обычного. Плечи сгорбились, словно на Эди давил невидимый груз. И, что хуже всего, погас свет в глазах

Дорси вопросительно повернулась к мистеру До-Краев, но тот только покачал головой и развел руками, давая понять, что сам хотел бы знать, в чем дело.

— Ты заболела? — осторожно спросила Дорси.

Эди мотнула головой:

— Ничего особенного. — И почему-то тяжело вздохнула:

— Просто… визит трех сестричек. Это у меня бывает перед месячными. Через несколько дней все пройдет.

— Прости, что за три сестрички? — поинтересовалась Дорси, хоть и видела, что Эди сейчас не расположена к болтовне.

На губах Эди показалась слабая улыбка.

— А ты их не знаешь? Плакса, Хныкса и Крикса. Навещают бедных женщин каждый месяц. Тебя они никогда не мучили?

— А как же! — откликнулась Дорси, радуясь, что к Эди вернулась хоть малая толика бодрости. — Бывает, что и чаще. Но я никогда прежде не видела, чтобы эти надоеды так доставали тебя.

Эди пожала плечами, возясь с завязками передника.

— Просто… — пробормотала она. — Просто на прошлой неделе мне пришлось сказать одному человеку, чтобы он ушел и оставил меня в покое.

Дорси понимающе кивнула:

— А он не ушел?

— Нет, ушел, — ответила Эди, раздраженно дергая завязки. — И уже неделю не появляется.

— И из-за этого ты такая грустная? — Дорси не могла скрыть удивления. — Знаешь не думала, что тебе нравятся самоуверенные нахалы!

— Самоуверенные нахалы мне совершенно не нравятся, — заверила ее Эди. — Я думала, будет хорошо, если он уйдет, но ошиблась. Стало гораздо, гораздо хуже. Я не понимаю, почему мне теперь так плохо, и не понимаю, почему он пропал, и… и вообще ничего не понимаю!

При этих словах Эди так дернула за непослушную завязку, что та осталась у нее в руке. Скорчив раздраженную гримасу, Эди сорвала с себя передник, сердито скомкала его обеими руками и швырнула в мусорное ведро.

— Черт! — пробормотала она, сообразив, что потеряла самообладание.

Брови Дорси взлетели едва ли не к потолку. Никогда еще она не слышала, чтобы Эди Малхолланд чертыхалась!

— Знаешь что, — заговорила она, — отправляйся домой и поспи.

— Поспать? — словно эхо, откликнулась Эди. — Интересная мысль. Поспать… Если засну.

Побросав свои вещички в рюкзак и даже не попрощавшись, она нырнула под стойку и устало двинулась к дверям.

— Этой девушке нужен человек, который сможет о ней позаботиться, — изрек мистер До-Краев, едва Эди скрылась из виду.

Но на сей раз в его словах звучало искреннее беспокойство. И Дорси, как ни удивительно, с ним от души согласилась.

Но стоило ей повернуться к Адаму, как все мысли о подруге вылетели у нее из головы. Ибо Адам не сводил с нее глаз, пожирая откровенным взглядом, словно и знать не желал, что любой сторонний наблюдатель может прочесть на его лице желание, нежность, привязанность и, может быть, даже…

Одним словом, на лице у него было написано все.

— Привет! — поздоровался он. Должно быть, на лице ее отразилось беспокойство, потому что он поинтересовался:

— Трудный день?

— Да нет, как обычно, — ответила она.

Если не считать дискуссии на первой паре. На которой все былые поклонницы мисс Грабл-Монро во главе с Тиффани Дженнингс дружно объявили, что «Как заарканить миллионера» — пошлая книжонка, рассчитанная на идиоток, что ее популярность ясно доказывает, как низко упал интеллектуальный уровень публики, наконец, что Лорен Грабл-Монро развращает молодежь.

И вообще, не пора ли ввести цензуру?

Дорси не знала, что и думать. С одной стороны, надо радоваться, что ее студентки не поддаются влиянию рекламной шумихи (и двух месяцев не прошло, как они разобрались, что к чему!). С другой стороны, печально видеть, что они поддались влиянию нескольких озлобленных крикунов. Увы, их пламенные речи всерьез задевали Дорси, хотя онa не могла не признать, что девушки во многом повторяют ее собственные слова.

От всех этих противоречий кругом пошла голова. Чертовски неприятно!

Как видно, судьба (и не она одна) повернулась к Лорен Грабл-Монро спиной. Весь день Дорси пыталась дозвониться Аните в Нью-Йорк, но редактора не было на месте. Ничего, она поймает Аниту завтра. Они обсудят ситуацию и придумают, как достойно спровадить Лорен куда подальше. Пусть уедет в кругосветное путешествие, уйдет в монастырь… или заползет обратно под камень, из-под которого выползла.

Ничего иного не остается. Лорен Грабл-Монро свою роль сыграла, и нетерпеливая публика жаждет возвести на пьедестал нового героя. И Лорен — Дорси могла за нее поручиться — будет только счастлива очистить ему место. Чем скорее, тем лучше.

— Так что же, хорошо прошел день? — вернул ее к реальности Адам.

— Да, пожалуй, — ответила она. — Неплохо.

— У меня тоже, — улыбнулся он и, понизив голос, добавил:

— Потому что я весь день думал о тебе.

От этих слов сердце ее вмиг утонуло в чем-то теплом, мягком и пушистом. Какой же он… милый!

Милый? Странно, никогда Дорси не думала так об Адаме Дариене. В первые недели их знакомства он представлялся ей какой-то несокрушимой всепобеждающей силой, прекрасной, но жестокой и безжалостной. Теперь же в нем появилась мягкость, человеческое тепло, которого раньше не было, — и сердце Дорси сладко сжималось при мысли, что этим преображением он обязан ей.

— Какое совпадение! — прошептала она, наклоняясь к нему. — Я тоже весь день думала о тебе.

Лицо ее осветилось улыбкой, как она догадывалась, очень похожей на улыбку Адама: были в ней и желание, и нежность, и привязанность, и, может быть, даже… ну, одним словом, на лице ее было написано все. И, что самое удивительное, на сторонних зрителей Дорси было плевать.

— Я все думал о тех днях, что мы провели вместе, — признался Адам, заговорщически улыбаясь.

— Я тоже.

— Может быть, нам провести вместе и эти выходные?

— Думаешь? Он кивнул:

— Давай встретимся после твоей смены и…

— Дорси!

За спиной у нее выросла Линди Обри. Боже!

Что, если она слышала…

— В мой кабинет. Немедленно. И вы тоже, Адам, — обернулась она к посетителю. — Думаю, вам тоже будет интересно послушать.

«Точно, все слышала!» — в ужасе подумала Дорси.

Адам бросил на Линди удивленный и весьма недовольный взгляд.

— Подождите минутку, Линди. Вам нет нужды…

— Нужда есть, — отрезала она. — Ваше присутствие при разговоре не необходимо, но, думаю, вам стоит услышать то, что я собираюсь сказать.

Она развернулась на каблуках и зашагала к себе, не оборачиваясь, совершенно уверенная, что Адам и Дорси покорно последуют за ней. И, как всегда, не ошиблась.

— Уже боюсь, — пробормотала Дорси. — Должно быть, она все слышала, и теперь меня уволят.

— Не понимаю, как она могла услышать, — возразил Адам. — Ее же здесь не было! Она выпрыгнула словно из ниоткуда. Должно быть, шныряла вокруг и что-то разнюхивала…

— Значит, подслушивала, — заключила Дорси.

— Мак, — мягко заговорил Адам, — если она… Словом, мне жаль, что так вышло. Это моя вина, и, разумеется, я помогу тебе всем, чем смогу.

Он накрыл ее руку своею. Дорси хотела отдернуть руку, но вспомнила, что это уже незачем. Их накрыли. Сейчас Линди попросит ее собрать вещи — и все будет кончено.

Что ж, оно и к лучшему. Не только потому, что материалы для диссертации собраны — нет, потому, что Дорси устала притворяться. Устала от лжи и обмана. Устала быть барменшей Мак и скандальной писательницей Лорен Грабл-Монро. Сегодня вечером, покинув «Дрейк», она расскажет Адаму правду. Всю правду. И о книге, и о диссертации.

Она попытается ему объяснить, почему до сих пор держала его в неведении. Как-нибудь заставит его понять свой страх перед разоблачением и позором. Как-нибудь загладит свою вину. И он, она надеялась на это, простит ее.

Потому что иначе она не выживет.

— Если хочешь подождать здесь, — сказала она Адаму, — я пойму. С Линди не так-то приятно иметь дело. А за то, что произошло, отвечаю я

— Черта с два! — возразил он. — Отвечаем мы оба. Я не брошу тебя, Мак. Что бы ни случилось!

Дорси улыбнулась, благодарная за его поддержку. Она не обманывала себя: если она решится рассказать правду, им с Адамом предстоят трудные времена. Но Дорси не сомневалась: он поймет. Что же до диссертации — она ничего не теряет. Материал собран, осталось лишь его Оформить. А защитившись, она получит место преподавателя — и жизнь ее вернется в обычную колею.

Все получится, говорила она себе по дороге — бесконечно длинной дороге — в кабинет Линди. Все получится. И сама в это верила. Впервые за много дней ей было хорошо и спокойно…

До той секунды, когда оба они вошли в кабинет Линди и Адам прикрыл дверь. Ибо, едва бросив взгляд на стол начальницы, Дорси сообразила, что насторожило ее в раздевалке. В шкафчике не было ее блокнотов с записями! Разумеется, не было: ей не требовалось бежать в раздевалку и проверять. Пухлая стопка блокнотов лежала у Линди на столе.

— Я хочу, чтобы ты собрала вещи и немедленно покинула мой клуб.

Линди не стала ходить вокруг да около. Сегодня на ней было угольно-черный костюм, а на лице — ни следа обычного бесстрастия. О нет, сегодня Линди Обри не скрывала своих чувств! Она пылала гневом. Содрогалась от ярости. Кипела бешенством. Горела жаждой мести.

И нетрудно было догадаться, кто станет ее жертвой.

— Как видишь, я начала собирать твои вещи сама, — продолжила она, кивнув на стопку записей. Казалось, Линди из последних сил сдерживалась, чтобы не обрушиться на Дорси с грубой бранью.

— Вижу, — тихо ответила Дорси.

— Однако, — продолжала хозяйка, ткнув пальцем в полудюжину блокнотов, — не жди, что получишь это назад!


— То есть как? — воскликнула Дорси, явно проигрывая начальнице в самообладании. — Они мои. Вы не можете их отнять!

— Теперь уже не твои, — заверила ее Линди. — Теперь это важная улика.

Дорси ошарашенно уставилась на нее. Тревога ее мало-помалу уступала место страху.

— Улика? Но я не совершила никакого преступления!

В ответ Линди принялась загибать пальцы:

— Ты проникла в мой клуб, не открывая своих истинных намерений. Ты лгала мне. Ты вела записи порочащего характера. Ты пыталась скомпрометировать мой клуб и его членов.

— Все это не преступления! — возразила Дорси, с ужасом чувствуя, что отрицать свою вину бесполезно.

— Пусть решает полиция. Я туда уже позвонила.

О боже!

— Хорошо, — собрав остатки мужества, заговорила Дорси, — признаю, я кое-что скрыла от вас при поступлении на работу, хотя никогда вам не лгала. Признаю, я вела записи. Но компрометировать «Дрейк» или его членов я вовсе не собираюсь! Эти записи для моей диссертации. Из печатного текста я, разумеется, выброшу все имена и названия, в том числе и название «Дрейк». Я гарантирую полную анонимность. Поверьте, Линди, у меня и в мыслях нет вам вредить!

Линди показала зубы в крокодильем оскале.

— Трогательно, но неубедительно, милая. Скажи лучше, что решила продолжить писательскую карьеру!

Вот когда Дорси испытала настоящий ужас! Ужас, от которого холодеет в животе, звенит в ушах, а в горле встает тугой ком, мешающий дышать…

— Н-не понимаю, о чем вы говорите, — пролепетала она.

— Да неужели? — усмехнулась Линди.

Забыв обо всем — и о том, что сопротивляться бесполезно, и о собственном решении покончить с обманом, Дорси молча замотала головой. Говорить она не могла — да это и к лучшему, ибо все ее слова прозвучали бы либо очередной ложью, либо мольбой о пощаде.

— Линди, объясните, что за чертовщина здесь творится?

О господи! Дорси совершенно забыла, что за спиной у нее стоит Адам! И все слышит.

Ужас ее превратился в нечто неописуемое. В черную дыру отчаяния. Теперь — она знала точно — ничего у нее не выйдет. Она не сможет очистить душу признанием. В задушевном разговоре наедине она могла бы все объяснить, но после того, как подаст ее историю Линди, никто и ничто не убедит Адама, что у нее не было дурных намерений.

Она порывисто обернулась к нему:

— Адам, нам надо поговорить!

— Поздно, — раздался из-за спины голос Линди.

— Это не то, что она думает!

— Поздно, Дорси.

— Дай мне объяснить!

— Нет, позвольте мне все объяснить.

— Объясните мне хоть что-нибудь, — прорычал Адам; взгляд его метался от одной женщины к другой, — потому что я ни черта не понимаю!

— Адам… — начала Дорси.

Но Линди заглушила ее голос своим:

— Адам, вы знаете, что спите с врагом?

Подлый прием, но эффективный. Адам мгновенно уперся взглядом в Линди.

— О чем вы говорите? — требовательно спросил он.

На губах Линди выдавилась острая, как бритва, злорадная усмешечка.

— Видите ли, Адам, нас почтила своим присутствием знаменитость. Дорси Макгиннес — не кто иная, как Лорен Грабл-Монро!

Адам ошарашенно перевел глаза на Дорси, затем снова на Линди.

— Линди, вы с ума сошли!

Линди медленно, почти с сожалением покачала головой:

— Были в моей жизни времена, когда я совершала ошибки, но те времена давно позади.

— Линди! — простонала Дорси.

Не обращая на нее внимания, хозяйка клуба продолжала:

— Эти блокнотики мне давно уже казались подозрительными. И однажды вечером, после того, как все служащие ушли, я открыла шкаф и их просмотрела.

— Вы читали мои личные бумаги? — воскликнула Дорси. — Обыскивали мои вещи? И еще смеете меня обвинять в непорядочности!

— Я защищаюсь, Дорси. Ты не знаешь, а если бы и знала, все равно бы не поняла, на что мне пришлось пойти и чем пожертвовать, чтобы начать свое дело. Я должна быть уверена, что никто не отнимет у меня клуб. «Дрейк» — дело моей жизни, а ради жизни я готова на все. Так было и так будет. И если для защиты клуба мне придется обшарить чужой шкафчик — поверь, я не лишусь сна. Мне случалось делать вещи и похуже.

— Но…

— Так вот, прочтя твои записи и обнаружив, что ты ведешь досье на клиентов и служащих «Дрейка», в том числе и на меня, я обратилась к частному детективу, чтобы выяснить, кто ты и что тебе нужно. Он раскопал всю твою подноготную.

Дорси задыхалась от ужаса и ярости. Значит, Линди следила за ней? Выведывала ее тайны? А она ничего не знала? Господи, какая мерзость!

— Представь же себе мое удивление, — продолжала Линди, — когда в один прекрасный день сыщик сообщил мне, что Дорси Макгиннес и Лорен Грабл-Монро — одно и то же лицо! — Она повернулась к Адаму. — Поначалу я тоже сказала, что он с ума сошел. Но он предъявил неоспоримые доказательства.

— Какие же?

Этот вопрос задала не Дорси — Адам. Лицо его превратилось в бесстрастную маску: Дорси не могла угадать, о чем он думает, но понимала, что лучше готовиться к худшему.

— Фотографии, — ответила Линди. — Видеозаписи. Аудиопленки. И копии издательских документов.

К горлу Дорси подступила тошнота. Кто-то в издательстве ее предал… Ее фотографировали, снимали на пленку, записывали ее голос — все без ее ведома… Кто знает, к кому теперь попадут ее записи, кто будет грязно хихикать над ее секретами?

Теперь она понимала, почему так разъярилась Линди. Она вообразила, что Дорси намерена написать о «Дрейке» книгу — скандальное сочинение в духе «Как заарканить миллионера», где все герои будут названы своими именами или укрыты под прозрачными псевдонимами. Что Дорси собирается выставить ее клуб на позор перед всей Америкой. В, таком злодейском замысле Дорси, конечно, была неповинна, но сейчас это ее совершенно не утешало.

— Послушайте, Линди, — заговорил Адам, — это невозможно! Это какая-то ошибка. Мак просто не может быть Лорен Грабл-Монро!

— Да неужто? — отрезала Линди. — А мой детектив так не думает.

— Вот как? — усмехнулся Адам. — Я сам нанимал детектива, чтобы установить личность Лорен Грабл-Монро — мне это было необходимо для статьи в журнале. Но мой человек так ничего и не выяснил. Как же вашему удалось столько раскопать?

— А вы нанимали легального детектива?

— Конечно.

— В этом-то и была ваша ошибка. — Она повернулась к Дорси. — Ты уволена. Но это еще не все: я привлеку тебя к суду. Выдвину все обвинения, какие только возможны. Сделаю так, что тебе небо с овчинку покажется! А теперь убирайся — и жди звонка от моих адвокатов.

— Линди, я не совершила никакого преступления! — дрожащим голосом повторила Дорси. — Меня не за что судить!

Вместо ответа Линди вытащила из ящика стола пухлую белую папку и бросила на стол. У Дорси упало сердце, когда Адам без колебаний и с явным интересом шагнул к папке. Сделав несколько шажков вперед, она заглянула ему через плечо.

Кровь заледенела у нее в жилах. Здесь было все: издательский договор Лорен Грабл-Монро, расписание рекламных акций, соглашение, по которому все авторские доходы получала Карлотта Макгиннес. Фотографии Лорен, входящей в дверь, и Дорси, выходящей из той же самой двери.

И, что хуже всего, фотографии Дорси с Адамом. Вот они, держась за руки, идут по улице, вот танцуют, прижавшись друг к другу, вот самозабвенно целуются на крылечке ее дома. Все существо Дорси содрогалось при одной мысли об этом грубом вторжении в ее личную жизнь. Адам, должно быть, чувствует себя не лучше. Да нет, куда хуже — ведь он ни в чем не виноват! Он влип в эту грязную историю только потому, что связался с ней!

— У меня есть и видеозаписи, — пояснила Линди. — Просто удивительно, сколько раз случалось, что Лорен Грабл-Монро входила в дверь, а несколько минут спустя из той же двери появлялась Дорси Макгиннес. Интересно узнать, что она прятала у себя в рюкзаке?

— Я все объясню… — пробормотала Дорси.

— Не трудись, — оборвала ее Линди. — И так все ясно. Ты собирала материал для следующей книги. Для продолжения «Миллионера». Об этом любой идиот догадается. Как будет называться твоя следующая книжка, Дорси? «В постели с врагом»?

Она повернулась к Адаму.

— Надеюсь, вы не сообщали ей ничего такого, что не хотели бы делать достоянием гласности. Представляю, как обрадуется публика сочным интимным подробностям из жизни богатого холостяка! — Зло прищурившись, она нанесла последний удар:

— Надеюсь, в постели вы нашу Лорен не разочаровали? Не хотелось бы прочесть в ее следующей книге, что как мужчина вы ниже всякой критики!

Эта ядовитая стрела попала в цель: вздернув голову, Адам резко повернулся к Дорси. Лицо его по-прежнему было непроницаемо, но в глазах стояло что-то такое, от чего у нее разрывалось сердце. Она не знала, о чем он сейчас думает, что чувствует — ясно только, что ничего хорошего. Пожалуй, ей пришлось хуже, чем ему.

— Адам, Линди ошибается, — непослушным языком проговорила она. — Ошибается во всем.

Что толку говорить? И так ясно, что она его потеряла. Но Дорси продолжала, ведомая какой-то безумной надеждой:

— Я не собиралась никого компрометировать — ни «Дрейк», ни Линди, ни тебя. Никогда, ни за что я не выставила бы напоказ наши отношения. Клянусь, Адам, я никогда не причинила бы тебе боли!

Он молчал, не сводя с нее взгляда, холодного, тяжелого и неумолимого, как гранитная скала.

— Пожалуйста, Адам! — взмолилась она. — Дай мне все объяснить!

— Что ж тут объяснять, Мак? — каким-то пустым, бесцветным голосом отозвался он. — Сыщик Линди поработал на совесть.

Лучше бы он ее ударил! Дорси зажмурилась, чувствуя, как стискивает сердце ледяная рука отчаяния. Краски мира поблекли, голоса, заглушаемые биением сердца, звучали глухо и искаженно.

Она потеряла Адама. Все кончено. Что ни говори, что ни делай — того, что было между ними, не вернуть. Адам уверен, что она его предала. Даже если Дорси каким-то чудом сумеет все ему объяснить — утраченного доверия не вернешь.

Но этого мало: он не успокоится, пока не отомстит. Адам Дариен — не из тех людей, что прощают предательство.

— Думаю, Дорси, тебе пора идти, — бесстрастно, как автомат, произнесла Линди.

Каким-то чудом Дорси нашла в себе силы выпрямиться и поднять голову.

— Отдайте мне записи.

Линди расхохоталась.

— Будут еще какие-нибудь пожелания?

Но Дорси была готова к такому ответу. Метнувшись вперед, она схватила со стола блокноты и зашагала к выходу, храбро обещая себе, что не побежит, ни за что не побежит… если только Линди не выхватит свой знаменитый револьвер.

Но Линди не видела нужды в стрельбе.

— Иди-иди, — почти промурлыкала она. — У меня есть копии. Жди звонка от моих адвокатов.

Вылетев за дверь кабинета, Дорси прижала блокноты к груди и бегом устремилась в раздевалку. «Я не заплачу, — твердила она себе. — Не заплачу». Сорвав с себя передник, швырнула его на пол — а то, пожалуй, Линди в дополнение ко всему прочему обвинит ее в воровстве! Достала из шкафчика свой рюкзак. Сняла с пальца кольцо и положила на опустевшую полку. К чему хранить бессмысленный кусок металла, с которым не связано никаких дорогих воспоминаний?

А в будущем обручальное кольцо ей не понадобится.

Адам чувствовал себя так, словно его только что переехал автомобиль. Скорее всего, грузовик. С прицепом. На скорости сто миль в час. Без тормозов. И с подбитыми железом шинами.

Спрашивая себя, что же именно испытывает, он с удивлением понял: ничего. Или, может, его раздирают такие противоречивые чувства, что перегруженный мозг не справляется с избытком информации? Казалось, все человеческое в нем отключилось; от прежнего Адама Дариена осталась одна тень. Даже к Линди он не ощущал ни злобы, ни ярости, ни досады — ничего. Полная пустота Что, если так будет продолжаться вечно?

Линди молчала, сверля Адама выжидающим взглядом. Он прокашлялся, готовясь заговорить, но не сказал ни слова. Что сказать, если он не знает, что и думать? О чем думать, если он не может взять в толк, что чувствует?

— Вы хотите, — заговорил он наконец, — чтобы я с помощью своих связей в журналистике разоблачил Лорен Грабл-Монро? Для этого вы пригласили меня сюда?

— Да, была такая мыслишка, — невозмутимо ответила Линди. — Вы ведь не из тех, кто позволяет втаптывать себя в грязь. Вы умеете защищаться и мстить. В этом мы с вами похожи.

На секунду Адам задумался. Пожалуй, она права. По крайней мере, до сих пор он никому не прощал обмана и предательства. Но как знать, в самом ли деле Мак готовила предательство? Почему его обманывала? Кому верить — Линди или Мак? Конечно, все улики подтверждают правоту Линди. Каждое свое слово она подкрепила вещественными доказательствами, а Мак только что-то жалко бормотала в свое оправдание. Даже не отрицала того, в чем ее обвинили! Не отрицала, что она — Лорен Грабл-Монро.

И неудивительно. Теперь Адам сам не понимал, как мог быть таким слепцом.

Разрозненные кусочки головоломки сложились вместе. Разве он не заметил тогда, в Северо-Западном университете, что Лорен подкована в психологии и социологии? Разве ее речи не напомнили ему об их с Мак жарких спорах? Разве Лорен Грабл-Монро не казалась ему странно знакомой? Разве не испытывал он к ней необъяснимого влечения?

Если она и Мак — одно лицо, это все объясняет. А, судя по фотографиям Линди, так оно и есть.

— Мне хотелось бы тщательно изучить ваши документы, — проговорил он наконец, желая отложить решение.

— Разумеется, — ответила она.

— Еще я хочу получить копии блокнотов.

— Конечно. Кстати, о вас там тоже идет речь.

Сегодня, еще до рассвета, решил Адам, он изучит все документы, тщательно просмотрит фотографии. Прочтет от первого до последнего слова все записи Мак. И сам вынесет решение. Странно, но, несмотря ни на что, его обуревало безумное желание защитить ее. Почему? Ведь, как бы там ни было, неоспоримо одно — она его обманывала!

— Знаете, Линди, — вдруг услышал он свой собственный голос, — можно было обойтись с ней и помягче.

Линди вздернула подбородок.

— Разумеется. Но так куда интереснее, верно?

Пару месяцев назад Адам от души бы с ней согласился. Пару месяцев назад он сам присоединился бы к ядовитым обвинениям Линди. Пару месяцев назад не стал бы раздумывать, стоит ли разоблачать Мак Нет, он немедленно сел бы на телефон, чтобы сообщить всем друзьям и коллегам, что Лорен Грабл-Монро — на самом деле Дорси Макгиннес, преподавательница социологии из старого доброго консервативного колледжа «Северн». Он растоптал бы ее, уничтожил, опозорил навеки, а потом выбросил из головы. Да, пару месяцев назад он был настоящим сукиным сыном, безжалостным и бессердечным.

А теперь…

Теперь он знает, что такое сострадание. Что такое нежность. Желание защитить. Что такое…

Любовь?

Скажем так: привязанность.

Пару месяцев назад Адам не сомневался, что сердце его покоится где-нибудь в хрустальном ларце за семью морями. И нимало не стремился его найти, ибо полагал, что бессердечным сукиным сынам куда легче живется на свете. Но Мак отправила его на поиски утраченного.

Поиски еще не окончены. Он блуждает по неведомым землям, где не обойдешься без проводника. И вот в тот самый момент, когда впереди блеснула вожделенная цель, проводница его сошла с дороги и растворилась под сводами зловещего хмурого леса. Вернется ли?

Навряд ли.

Что ж, ему остается одно. Провести собственное расследование. Попытаться понять, что движет его загадочной подругой, спутницей, каковы ее желания и цели. Самому решить, можно ли ей доверять. А потом…

А потом перейти горы, переплыть реки, прорубиться сквозь непроходимые джунгли — но найти ее.

— Не возражаете, если я возьму эти бумаги с собой в салон? — поинтересовался он, указав на пухлую папку. — И чашечку кофе. Думаю, спать мне сегодня не придется.

— Разумеется, — царственно кивнула Линди. — Но имейте в виду, если вы не захотите разоблачить Дорси, этим займусь я.

Адам кивнул. Этого он и боялся.

15

Домой Дорси вернулась затемно.

Сегодня она не опасалась идти в темноте. Если бы солнце погасло и над землей повисла вечная ночь, Дорси едва ли бы это заметила. Ибо в ее жизни больше не было света. Все, что она могла сделать, — рухнуть на кровать, залезть с головой под одеяло, провалиться в сон и подольше не просыпаться.

Может быть, не просыпаться никогда.

Дом, где жила она с матерью, встретил ее темными окнами. Странно, подумала Дорси; днем, когда она забегала домой перекусить, Карлотта разбирала старые вещи, и ясно было, что до ночи она не управится. Дорси невольно улыбнулась, вспомнив, что для уборки мать надела «что похуже»: нежно-персиковую блузку и джинсы от Ральфа Лорена, а платиновые волосы стянула шелковым шарфом от Лауры Эшли.

— Карлотта! — позвала Дорси, войдя в дом.

— Я здесь, Дорси! — донесся до нее голос матери. — На чердаке!

Теперь понятно, почему в доме не горит свет. Но что Карлотта там делает?

Невольно поморщившись — больше всего ей хотелось остаться в темноте, — Дорси зажгла лампу от Тиффани, бросила рюкзачок на вишневый бархатный диван. Пройдя гостиную — такую же стильную и женственную, как спальня Карлотты, — поднялась на второй этаж и вышла на лестничную площадку.

Вход на чердак был открыт: слабый желтоватый свет освещал лесенку.

— Привет! — крикнула Дорси. Что-то зашуршало, и в проеме показалась голова Карлотты.

— Залезай сюда! Ты не поверишь, что я здесь нашла!

Не колеблясь, Дорси поднялась по шатким ступенькам. Карлотта сидела на полу в желтом круге света от единственной голой лампочки, окруженная мириадами танцующих пылинок — ни дать ни взять заколдованное царство. Вокруг громоздились всевозможные коробки, чемоданы и сундуки. Несколько глянцевых розовых коробок, что стояли перед Карлоттой, показались Дорси очень знакомыми.

— Вот это да! — воскликнула она, с улыбкой подходя к матери. — Ты нашла моих кукол!

Искренне радуясь открытию — по крайней мере, куклы отвлекали от мыслей о Линди, Адаме, Лорен и всем этом кошмаре, — она присела рядом с Карлоттой и провела пальцем по розовой картонной крышке, покрытой толстым слоем пыли.

— Не могу припомнить, когда я в последний раз играла в куклы, — с грустью проговорила Дорси. Голос ее предательски задрожал.

Хорошо было бы снова стать ребенком, маленькой девочкой, не знающей большего огорчения, чем порванное платье Барби…

— А я помню, — ответила Карлотта. — Окончив шестой класс, ты объявила, что выросла и детские игрушки тебя больше не интересуют. И мы убрали их на чердак.

Дорси кивнула:

— Верно. Теперь и я припоминаю. Мне было двенадцать лет, и я мечтала поскорее стать взрослой.

— Мне всегда казалось, что это глупо. Необязательно быть маленьким, чтобы играть.

— Знаешь, теперь я готова с тобой согласиться.

Достав из коробки куклу Барби, Дорси провела рукой по ее шелковистым искусственным волосам. Барби была одета в элегантное синее вечернее платье — работа матери, должно быть.

Дорси порылась в коробке в поисках более подходящего наряда.

— Что я вижу? — мягко улыбнулась мать. — Наша феминистка играет с Барби? Не вы ли вечно твердите, что Барби вредна для детской психики, что она вырабатывает у девочек завышенные требования к собственному телу и способствует возникновению анорексии?

Дорси отмахнулась и, найдя подходящий наряд, принялась раздевать куклу.

— Анорексия возникает по самым разным причинам. Но Барби тут ни при чем. Ты когда-нибудь слышала, чтобы я, глядя на Барби, говорила: «Хочу иметь такой же пышный бюст и такую же осиную талию!»?

— Ни разу, — ответила Карлотта.

— Вот видишь, — кивнула Дорси. — Кого интересует внешность куклы? Важно, во что ее одеть. И какую жизнь ей придумать. Помнишь, как мы с тобой сочиняли приключения Барби?

— Конечно, помню! — рассмеялась Карлотта. — Моя Барби объездила весь мир: побывала и в Монако, и в Рио-де-Жанейро, и в Швейцарии, встречалась с принцами и кинозвездами. А еще у нее был роман с солдатом Джо, — и она извлекла из коробки другую куклу — солдата в черной форме коммандос. — А твоя Барби такими глупостями не увлекалась: она бегала по пустыням и джунглям, боролась с кровожадными тиранами, защищала от истребления тропические леса.

— Да, моя Барби спасала мир! — кивнула в ответ Дорси.

— А моя — просто жила. И наслаждалась жизнью.

Дорси задумчиво подняла глаза на мать. Та уже отложила солдата в сторону и теперь обряжала свою Барби в кружевной персиковый пеньюар.

— Карлотта!

— Что?

— Ты уверена, что тебе не подменили ребенка при рождении?

Мать улыбнулась в ответ.

— Совершенно уверена. С тех пор как ты вылезла из меня и подняла крик, я глаз с тебя не спускала.

— Правда? — Дорси чувствовала, как к глазам подступают слезы.

— Правда.

— Спасибо.

— За что же, милая? Тебе спасибо, что ты есть.

Сидя рядышком на полу, с полуодетыми куклами в руках, обе несколько минут не произносили ни слова. Наконец Дорси решилась:

— Сегодня я потеряла работу.

— В «Дрейке»?

Дорси кивнула. Она чувствовала на себе внимательный взгляд матери, но боялась поднять глаза.

— Работу в «Северне», наверно, тоже скоро потеряю. И еще, — добавила она, чувствуя, что больше не может держать это в себе, — еще я потеряла Адама.

Несколько секунд мать молчала. Затем спросила осторожно:

— Что случилось? Вы разошлись?

Дорси горько усмехнулась:

— Как мы могли разойтись, когда еще по-настоящему не сошлись?

— Может быть, расскажешь мне все с самого начала? — вздохнула Карлотта.

Дорси встретилась глазами со взглядом матери и торопливо, чтобы не успеть опомниться, выложила ей всю историю. О том, что произошло в кабинете Линди. Об откровениях хозяйки «Дрейка» и о том, как (точнее — никак) воспринял их Адам. О том, что теперь Линди грозит подать на нее в суд. Что Лорен Грабл-Монро грозит публичное колесование на потеху толпе.

Не рассказала она только об одном — что смертельно боится будущего, а одна мысль о жизни без Адама наполняет ее невыносимым отчаянием. Не рассказала, потому что это и так ясно. Она слышала нотки отчаяния и страха в собственном голосе — не сомневалась, что слышит их и Карлотта.

Выслушав печальную повесть до конца, Карлотта заметила:

— Во-первых, ни засадить тебя в тюрьму, ни привлечь к суду Линди Обри не сможет.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Ты не сделала ничего противозаконного. Вот если бы ты опубликовала книгу, вывела в ней Линди под собственным именем и обозвала ее стервой — тогда да. Да и то сначала ей пришлось бы доказать, что она не стерва. И, ручаюсь, едва эта стерва вышла бы на свидетельское место, суд принял бы твою сторону.

— Не знаю…

— Линди угрожала тебе, потому что очень разозлилась. И испугалась. Она обратится к адвокатам, и они объяснят, что преследовать тебя не за что. Так что не беспокойся, Дорси. Бояться нечего.

— Тогда она меня просто прикончит, — фыркнула Дорси. — Держу пари, у нее полно дружков-гангстеров! А может, и сама нажмет на курок.

— Перестань, — нахмурилась Карлотта. — Работа, диссертация — все это мелочи. Как быть с Адамом?

Дорси надеялась избежать этой темы — как видно, зря надеялась.

— Что ты ему скажешь?

Плечи Дорси поникли:

— Ничего не скажу.

— Что?!

— Карлотта, он не станет меня слушать. Я пыталась ему все объяснить там, в «Дрейке», но он уже сделал выводы и встал на сторону Линди. Он мне не поверит.

Несколько секунд Карлотта пристально всматривалась ей в лицо.

— Объясни, пожалуйста, — заговорила она, — почему ты держала свои записи в «Дрейке»?

Мысли Дорси сейчас были так далеки от этих трижды проклятых записей, что она не сразу поняла, о чем спрашивает мать.

— Поначалу я оставляла их дома — боялась, что в клубе они попадут в чужие руки. Но скоро выяснилось, что это очень неудобно. Наблюдения и идеи необходимо записывать сразу же — через несколько часов они забываются. Поэтому я носила блокноты с собой и делала записи в перерывах и после работы. И потом, мне казалось, что Линди… — Она пожала плечами. — Что она не станет копаться в чужих вещах. Она просто помешана на неприкосновенности собственной частной жизни и, мне казалось, с уважением относится и к чужой. Не думала я, что она на такое способна. Я ей доверяла.

— Так же, как Адам доверял тебе, — заметила Карлотта.

— Да, — тихо ответила Дорси.

— А теперь он думает, что ты предала его доверие.

— Знаю. В этом-то и беда. Не такой он человек, чтобы простить измену.

— Вот как? — переспросила Карлотта. — А какой он человек?

Закончив одевать Барби, Дорси положила ее на пол рядом с Кеном и съежилась, прижав колени к груди. Поза эмбриона, подумала она. Что дальше? Назад в материнское чрево? Ну нет, на такое Карлотта не согласится.

— Адам, — заговорила она наконец, — человек властный, твердый, решительный. Безжалостный. Готов на все, чтобы защитить себя и то, что ему дорого. Он с радостью бросит Лорен Грабл-Монро — то есть меня — на растерзание волкам.

— Ты так думаешь?

— А ты, Карлотта? Ты же знаешь, как он ненавидит эту книгу! Да он своими руками меня на клочки разорвет!

— Может быть, он и готов был разорвать на клочки Лорен Грабл-Монро. Но не тебя, Дорси. Ты сама сказала: он на все готов, чтобы защитить то, что ему дорого.

— Я ему не дорога, — пробормотала Дорси.

— Вот как?

Дорси медленно покачала головой.

— Что бы ты там ни говорила, — продолжала Карлотта, — Адам не бросит тебя на растерзание волкам.

— Не уверена.

— А я уверена.

— Почему?

— Потому что он похож на тебя, Дорси. А ты бы никогда так не поступила.

— Он совсем на меня не похож! — изумленно воскликнула Дорси.

— Похож как две капли воды, — возразила мать. — Поэтому тебя так тянет к нему. Поэтому ты так отвечаешь на его зов. Ты узнаешь в нем себя.

— Нет, он… я… мы… — Беспокойно вздохнув, она попыталась объяснить то, чего сама как следует не понимала:

— Он совсем не похож на мужчин, которые мне нравились раньше. Отчего же мне так больно его терять?

— Неужели до сих пор не. понимаешь? — мягко улыбнулась Карлотта. — В этом твоя беда: ты всегда выбирала Кенов, не понимая, что тебе нужен солдат Джо.

— О чем ты? — непонимающе уставилась на мать Дорси.

— Посмотри на Кена. — Она указала на куклу, лежащую рядом с Барби. — Таких мужчин всегда выбирала себе я. Добродушный. Бесхарактерный. На все согласный. С ним всегда легко. Никаких неожиданностей. Он стабилен и предсказуем.

— Позволь спросить, что же в этом такого ужасного?

— Для меня это прекрасно, — объяснила Карлотта. — Но не для тебя. Ты сильная женщина, Дорси. Тебе нужен сильный мужчина. Достойный противник и равный партнер. В Кене ты этого не найдешь — однако до Адама ты встречалась только с Кенами.

— Кен не так уж плох, — заметила Дорси. Карлотта вздохнула:

— Дорси, ты всегда одевала Барби в деловой костюм, а Кена — в тенниску и шорты. И сейчас так делаешь. Заметила?

Дорси взглянула на кукол. В самом деле, Барби готова была хоть сейчас отправляться на работу, а Кен выглядел так, словно вышел вынести мусор.


— Да, ну и что? Кену идут шорты.

— Это значит, что ты никогда не принимала Кена всерьез, — объяснила мать. — Для твоей Барби он всегда был всего-навсего игрушкой. А вот солдат Джо… — Карлотта протянула ей другую куклу. — Вот где сила, которую ты ищешь!

Отложив белокурого и белозубого Кена с безжизненной улыбкой, Карлотта положила на его место солдата — сурового, с резкими чертами обветренного лица, с шрамом через бровь.

— Посмотри на них. Вот это настоящая пара! Такого бравого парня нельзя не принимать всерьез. От него не отмахнешься, как от Кена. Нет, Кен — это для моей Барби.

И она положила Кена рядом с собственной Барби — утонченной красавицей в кружевном пеньюаре. Нельзя было не признать, что с ней рядом он смотрится куда лучше.

— Моя Барби будет с ним мягкой и нежной, — продолжала Карлотта. — Она будет заботиться о нем, опекать, как мать опекает дитя. А ты, Дорси, не сможешь быть мягкой и нежной. Не сможешь никого опекать. Это не твое. Ты сильная женщина, — повторила она. — Ты знаешь, чего хочешь, и не сомневаешься в своих силах. Ради победы ты готова на все. И заслуживаешь, чтобы рядом с тобой был такой же сильный мужчина.

— Значит, я заслуживаю солдата Джо? — принужденно улыбнулась Дорси.

Карлотта задумчиво склонила голову, разглядывая кукол.

— Знаешь, дорогая, — заметила она, — а ведь они оба — евнухи. — И с этими словами убрала и солдата Джо. — Взгляни, дорогая. Барби осталась одна. Она улыбается, но, кажется, ей не очень-то весело. И я ее понимаю. Как можно найти счастье с бесполым куском пластмассы?

Она помолчала. Дорси подняла глаза, догадываясь, что мать скажет дальше.

— Ей нужен мужчина, — со значением проговорила Карлотта. — Тебе нужен мужчина. Настоящий мужчина. Похожий на тебя.

— Адам Дариен, — договорила Дорси. Карлотта кивнула.

— Он — достойный соперник, Дорси, и достойный товарищ. Сильной женщине нужно и то и другое. — Она тяжело вздохнула. — Ты, дорогая, совсем не похожа на меня, и я этому рада. С каждым годом я все яснее вижу, какие мы разные. Совсем по-разному думаем, чувствуем, стремимся к разным целям. Но это прекрасно, Дорси. Это не мешает нам любить друг друга.

— Мне кажется, стремимся мы к одному и тому же, — возразила Дорси.

— Например?

— Например, к стабильности, — немедленно ответила она. — Зачем же еще, по-твоему, мы затеяли эту авантюру с книгой?

Карлотта покачала головой:

— Не ради стабильности, дорогая моя, а ради денег.

— Какая разница?

Карлотта загадочно улыбнулась.

— Боюсь, этого ты никогда не поймешь. Да, я хотела заработать немного денег, чтобы обеспечить свою старость. Но при чем тут стабильность? Если бы я хотела стабильности, вышла бы замуж за кого-нибудь из тех, кто предлагал мне руку и сердце…

— Так-так! — прервала ее Дорси. — Это что-то новенькое! Кто-то предлагал тебе руку и сердце? Их даже было несколько? Почему же ты не согласилась?!

— Я же говорила, что ты не поймешь, — покачала головой Карлотта. — Не согласилась, потому что не хотела. Никакой муж мне не нужен.

— Карлотта, что ты такое говоришь! — схватилась за голову Дорси. — Тебе предлагали выйти замуж, и не один раз, а ты… почему ты мне ничего не рассказывала?

Наступило короткое молчание. Затем Карлотта проговорила:

— Пожалуйста, Дорси, не обижайся, но, видишь ли… откровенно говоря, это не твое дело.

— Что?!

— Это не твое дело, — безмятежно повторила Карлотта.

— Но…

Карлотта ясно дала понять, что лучше оставить эту тему. Но прежде Дорси должна была получить ответ на один вопрос. Только на один.

— Скажи, пожалуйста, — осторожно заговорила она, — мой отец… он тоже делал тебе предложение?

Карлотта молчала, поправляя пеньюар на Барби. Молчала так долго, что Дорси уже хотела спросить еще раз (и повторять вопрос, пока не получит честного ответа!), но Карлотта подняла голову и взглянула ей прямо в глаза.

— Да, — ответила она. — В том числе и твой отец.

Дррси тяжело сглотнула, но промолчала, надеясь услышать что-нибудь еще.

— В первый раз он предложил, когда узнал, что я беременна, — начала рассказ Карлотта. — Долго уговаривал, но я стояла на своем.

— Но почему?

— Дорси, он был женат. Женат на женщине слабой, беспомощной, которая во всем от него зависела. Если бы он ушел из семьи, ей пришлось бы в одиночку растить троих детей. Он отвечал за свою семью.

— А… а как же я? — пробормотала Дорси, не в силах удержаться, хоть и понимала, как холодно и эгоистично это звучит.

— А за тебя, — спокойно ответила Карлотта, — отвечаю я. Так я и сказала Реджи.

— Но…

— И никаких «но», — твердо ответила мать. — В то время, Дорси, мир был не таким, как сейчас. Бросить жену и детей и жениться на беременной любовнице — значило вызвать скандал, надолго, если не навсегда, замарать свою репутацию. Твой отец — не сильный мужчина. Намерения у него были самые добрые, но я понимала: такого испытания он не вынесет. И все это плохо кончится. Плохо для всех нас.

— Но он остался с тобой! Я ведь его помню!

— Да, он не хотел с нами расставаться, и я не возражала. Но он по-прежнему упрашивал меня выйти за него замуж, твердил, что готов ради нас оставить жену и детей. Я каждый раз отвечала: «Нет», но он не отставал. Однажды я сказала: «Еще раз заговоришь об этом — и между нами все будет кончено». Скоро он заговорил об этом снова. И тогда я с ним порвала.

— Карлотта…

— Я не любила его. Точнее, может быть, и любила, но не настолько, чтобы прожить с ним жизнь. Не уверена, что ты меня поймешь, но все же постарайся. Я никого никогда не любила — так, например, как ты любишь Адама. Мне нравятся мужчины, Дорси. Все они. Нравится, как они говорят, как двигаются, как флиртуют, как занимаются любовью, нравится просыпаться с ними рядом. Но никто из них не нужен мне навсегда. Никогда я не отдам себя мужчине.

В каком-то смысле Дорси понимала и уважала решение матери. Но поняла она и другое: они действительно совсем разные. Потому что ей нужен один мужчина — и навсегда. Она хочет отдать себя любимому. Всю, без остатка. И столько же получить взамен.

И зовут этого мужчину Адам Дариен.

Но разве он уже не отдал ей свою душу и сердце? Разве не раскрылся весь, без остатка? Он поступил с ней куда благороднее, чем она с ним: не скрывал своих намерений, не притворялся кем-то другим. Не лгал.

Дорси опустила глаза на одинокую Барби в элегантном деловом костюме. Карлотта права: Барби улыбается, но вид у куклы не очень-то счастливый. Можно делать карьеру, можно спасать мир, но все это не согреет тебя долгими одинокими ночами.

— Что же мне теперь делать? — прошептала Дорси, словно обращаясь к самой себе.

Когда Адам закончил чтение последнего документа, неоспоримо удостоверяющего тождество личностей Мак и Лорен Грабл-Монро, за окном уже светало, а клуб «Дрейк» уж три часа как был закрыт. Последние полтора часа Линди сидела за столом напротив — посасывала сигару, потягивала «Арманьяк» и читала «Доктора Живаго» в бумажной обложке. Один раз Адам заметил, что она вертится на табурете и как-то странно шмыгает носом — должно быть, дошла до какого-нибудь трогательного эпизода. Приятно видеть, что и Линди Обри не чужды человеческие чувства

Да, ее сыщик поработал на совесть. Разузнал о Мак все, кроме разве что размера ее белья. Трусики — шестого размера, лифчик — 36В, вспомнил Адам и поздравил себя с тем, что знает о своей возлюбленной немного больше, чем ищейка Линди.

Он не прочел блокноты Мак, как обещал, с первого до последнего слова. Главным образом потому, что ничего там не понимал — настолько напичканы были ее записи всякими заумными социологическими терминами. Адам едва не заснул, разбирая первую страницу. Что взять с академических сухарей — они даже приятное местечко вроде «Дрейка» способны выпотрошить, засушить и засунуть под пыльное стекло!

Книгу на таком материале едва ли напишешь. А вот диссертацию…

Хоть Линди и уверяла, что Адам встретит в записях свое имя, он не нашел там вообще никаких имен. Только прозвища. Серый Кардинал, Священная Корова, Мямля… Несколько раз появлялся некто Плейбой — может быть, это он? Хотя Адаму куда больше понравилось бы встретить в блокноте персонажа по имени Мой Самый Главный Человек…

В одном Линди ошиблась — или сознательно исказила истину: Адам не нашел в блокнотах никаких подтверждений тому, что Дорси интересовалась его частной жизнью. Или же — что хотела написать скандальную разоблачительную книженцию. Ее черновики никак не тянут на скандал — скорее уж на снотворное средство.

Но больше всего заинтересовали его документы из «Рок-Касл Букс», на каждом из которых красовалась несомненная подпись Дорси Макгиннес. Договор о продаже рукописи: в графе «выплата» стоит внушительная, но вовсе не астрономическая сумма. Соглашение о конфиденциальности, где издатели обязывались держать настоящее имя и личность автора в тайне. И, наконец, документ, согласно которому все доходы от продажи книги выплачивались не Дорси Макгиннес, а ее матери!

Именно это окончательно убедило Адама, что Мак — не бездушная авантюристка, какой постаралась ее представить Линди. Да, она написала книгу ради денег, но не ради личной выгоды. Она отказалась от плодов своего труда в пользу матери. Что может быть благороднее?

Конечно, она вела себя не совсем честно. Но не ради себя. Этого и ожидал Адам от Мак, которую успел узнать и полюбить. Да, полюбить: до сих пор он это только подозревал, но на исходе ночи уверился в своих чувствах. Несмотря на все, что узнал о ее обманах, несмотря на то, что Мак многое от него скрывала, несмотря на то, что она сочинила эту трижды проклятую книгу, — он ее любит.

Любит — и не хочет потерять.

Адам не обманывал себя — до безоблачных дней еще далеко. Дорси придется многое объяснить и ответить на множество вопросов. Один бог знает, во что превратится ее жизнь, если Линди выполнит свою угрозу и раскроет тайну Лорен Грабл-Монро. Но какие бы ловушки ни ждали их на пути, Адам не сомневался: вместе они преодолеют все.

Но об отдаленном будущем Адам подумает после: сейчас его волновало будущее самое что ни на есть ближайшее. Линди убеждена, что Мак хочет погубить дело ее жизни — клуб «Дрейк». И готовится нанести удар первой. Адам пытался ее отговорить, но все было напрасно. У Линди много друзей, в том числе и среди журналистов. Стоит ей шепнуть кому-нибудь, что Лорен Грабл-Монро — на самом деле скромная преподавательница по имени Дорси Макгиннес, телефон такой-то, адрес такой-то, в такие-то часы можете застать ее в колледже «Северн»…

Словно почувствовав, что Адам думает о ней, Линди оторвалась от книги.

— Итак? — спросила она.

— Что «итак»?

— Что вы намерены делать?

— Не знаю, Линди, — ответил он. — Честно говоря, не знаю.

В последний раз пыхнув сигарой, Линди затушила ее в хрустальной пепельнице.

— Хорошо. Думайте. Я-то прекрасно знаю, что мне делать.

Адам понимал ее не переубедить. Да и как, если в голове у него вертятся два слова: «Бедняжка Мак!»?

Часы Лорен Грабл-Монро сочтены. И чтобы их пересчитать, хватит пальцев на одной руке.

16

Одинаковые безликие кирпичные дома. Одинаковая чахлая зелень у подъездов. Одинаковые видавшие виды машины у бортика тротуара. Одинаковые хмурые прохожие. Должно быть, потому Эди Малхолланд и выбрала этот район, что здесь легко слиться с асфальтом.

Неделю назад она велела Лукасу оставить ее в покое. Всю неделю он старательно исполнял ее желание. В «Дрейке» появлялся только по вечерам, после окончания ее смены. Колледж «Северн» объезжал за несколько кварталов. Всякий раз, как его охватывало искушение набрать ее номер, старался занять себя чем попало.

И что же получил он в награду за свое благородство?

Тоску. Уныние. Одиночество.

Многого он еще не понимал в Эди Малхолланд, но одно понял определенно. Кто-то обидел ее в прошлом. Не просто обидел — искалечил ее душу. Научил бояться близости. Отскакивать в ужасе от чужих невинных прикосновений. В каждом мужчине видеть зверя-насильника.

Быть может, Эди готова провести жизнь в одиночестве, но Лукас с таким решением не согласится. Ибо в один прекрасный или поганый вечер — бог знает почему — его охватило желание приблизиться к ней. Прикоснуться. Сжать в объятиях и никогда не отпускать. Понять, что ранило ее нежное сердце, и научить снова доверять людям. И желание это росло и росло, пока не стало для Лукаса сильнее всего на свете.

Почему? Черт его знает. Должно быть, потому, что Эди его удивила. С первого дня знакомства он видел в ней Сладенькую Эди, беленькую, миленькую и добренькую, этакую сказочную фею, душащую нормальных людей (вроде него самого) своим тошнотворным оптимизмом. Не сомневался, что она выросла в каком-то идеальном мире. Что в ее душе нет ни теней, ни острых углов. Что ни разу в жизни — это в свои-то двадцать с лишним лет! — не ощущала на горле ледяных зубов реальности. Что ей неведома боль.

Словом, воображал ее какой-то одномерной картинкой из слащавой детской книжки.

Но оказалось, что он ошибался. Есть в ней и тени, и острые углы. Доброта ее вскормлена злом. Свет ее окружен тьмой. Нежность ее покоится на горечи.

Как это несправедливо!

Странный возглас в устах Лукаса Конвея. Он ведь девизом своим сделал слова: «Кто сказал, что жизнь справедлива?», он написал этот лозунг на своем знамени и на все лады растолковывал эту горькую истину всякому, кто хотел слушать (а порой и тем, кто не хотел). И за слоганом «Жизнь несправедлива» всегда следовал второй: «Смирись с этим!»

Но сейчас он чувствовал, что смириться с несправедливостью не может. Только не теперь. Только не в отношении Эди.

Если бы речь шла о нем — да ради бога! Не простил, нет (кого тут прощать? Судьбу? Карму? Законы Вселенной?), но оставил прошлое в прошлом и научился жить дальше. Нищета, бесприютность, отчаяние — все это для него лишь тени из ночных кошмаров. Да, у него не было счастливого детства, да, он никогда не станет таким же, как беззаботные детишки богатых отцов. Душа его отравлена горечью, ненавистью, подозрительностью — и до самой смерти никуда не денешься от этого наследства. С этим он смирился. В конце концов, кто сказал, что жизнь справедлива?

Но он не позволит судьбе проглотить Эди.

Багровое солнце коснулось горизонта. Лукас затормозил у подъезда Эди. Обычно в это время он уже дома — в квартире, пустой и безликой, словно его жизнь, — готовит себе одинокий ужин, ломает голову, чем заполнить долгий тоскливый вечер. Но сегодня Лукас нарушил данное Эди обещание, когда, заглянув после работы в «Дрейк», узнал, что сегодня она ушла, не закончив смену.

«Заболела», — сказала Линди.

И помчался, как дурак, узнавать, не нужно ли ей чего. Может, горячего супчику. Или чашку чая. Или злобного циничного тролля, которому чертовски плохо без нее.

Немного помедлив у двери, он постучал. Выждал минуту, постучал еще раз. И еще. И уже собирался плюнуть и ехать домой, как вдруг услышал по ту сторону двери легкий шелест дыхания.

— Эди, я знаю, что ты здесь, — произнес он, глядя прямо в дверной «глазок». — Я слышу, как ты дышишь.

Полная тишина была ему ответом.

— А теперь ты задержала дыхание, — продолжал он. — Но я могу подождать, а вот ты долго ждать не сможешь.

После паузы щелкнул, неохотно поворачиваясь, дверной замок. Медленно-медленно приоткрылась дверь. Очевидно, Лукас поднял Эди с постели: золотистые волосы ее были растрепаны, стройную фигурку облегал пестрый халат, расшитый пальмами и попугаями. Глаза покраснели и опухли, под ними залегли глубокие тени.

Чего бы он ни отдал сейчас, чтобы ее утешить!

Вздохнув, Эди отступила от двери:

— Вижу, уйти подобру-поздорову не хочешь. Что ж, входи. Не хочу, чтобы обо мне сплетничали соседи.

— О тебе? — переспросил он. — Да что ты! Что они могут сказать? Что ты милая, вежливая, ласковая, всегда улыбаешься и любому готова помочь?

Она хмыкнула:

— Да уж, о тебе такого не скажешь!

Закрыв за ним дверь, Эди слабо махнула рукой в сторону гостиной. Будем считать, что это приглашение, решил Лукас.

— Ты велела уходить и оставить тебя в покое, — заговорил он, входя и осматриваясь. — Согласись, я очень старался!

Эди остановилась в дверях гостиной, сложив руки на груди.

— В самом деле. — По измученному лицу ее промелькнула тень улыбки. — Очень старался.

Показалось ему — или она в самом деле разочарована?

— Но теперь ты здесь.

— Видишь ли, — заторопился Лукас, — ты не уточнила, сколько продлится опала, и я решил, что неделя — срок достаточный…

— И ошибся. Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое насовсем.

«Врешь», — подумал он. А вслух сказал:

— Это будет трудновато.

— Почему?

— Потому что я не могу тебя забыть.

Она открыла рот, хотела что-то сказать, но вместо этого, повернувшись к нему спиной, подошла к окну и устремила взгляд на тающий в сумерках город.

В убранстве ее гостиной не чувствовалось ни особенного богатства, ни особенных стараний, ни даже особенного вкуса. Стандартная дешевенькая мебель, безделушки, купленные где-нибудь на распродажах. Много фотографий в рамках. На окнах — белые занавески. Паркетный пол. Голые стены, окрашенные в практичный бежевый цвет, украшены фоторепродукциями известных картин. Лукас заметил, что Эди нравятся Пауль Клее и Густав Климт.

— Хорошо у тебя здесь, — заметил он.

— Спасибо, — ответила она, поворачиваясь к нему лицом. Кажется, она немного успокоилась. — Ничего особенного, но это мой дом.

Теперь и Лукас понял, что так привлекло его в этой скромной обстановке. Здесь было то, чего не хватало его элегантному, со вкусом (постаралась подруга приятеля — профессиональный дизайнер) обставленному жилищу. Дыхание жизни. Цветы в горшках, упавшая на пол подушка, забытый на тумбочке раскрытый журнал — все говорило, что здесь живут. Квартира Лукаса напоминала картинку из журнала; квартира Эди — картинку из реальной жизни. А он еще воображал, что Эди незнакома с реальностью!

— Почему ты раньше времени ушла с работы? — поинтересовался он, старательно делая вид, что спрашивает просто из любопытства.

Ответила она не сразу — сначала тяжело, покорно вздохнула (такие вздохи Лукасу были уже хорошо знакомы) и села в кресло-качалку у окна, футах в десяти от своего собеседника.

— Я ушла с работы, — тихо заговорила она наконец, — потому что плохо спала всю неделю, и теперь это сказалось.

Халат ее распахнулся, обнажив колени. Лукас очень старался не глядеть на ее ноги.

— Плохо спала, говоришь? Странно: меня тоже всю неделю мучает бессонница. — И невинно он взглянул ей прямо в глаза:

— Ума не приложу, с чего бы это?

— Обычно бессонница меня не беспокоит, — ровным голосом сообщила она.

Лукас хмыкнул:

— Меня тоже. Обычно я сплю как убитый.

— Я не это хотела сказать, — пояснила она. — Я всегда сплю мало, но обычно это мне не мешает. Только на этой неделе почему-то…

— Почему ты мало спишь? — прервал он ее.

— Просто не люблю спать, — ответила она, не глядя ему в глаза.

— Почему?

— Это потеря времени.

— Угу…

— Ты не уйдешь, пока я не объясню, почему так вела себя в тот вечер? — напрямую спросила Эди.

Не видя причин ходить вокруг да около, Лукас честно ответил:

— Да.

«И когда объяснишь, не уйду», — добавил он про себя, рассудив, что Эди знать об этом пока необязательно.

Она кивнула:

— Хорошо. Это не такой уж большой секрет. Даже Линди знает о моем прошлом. Когда она брала меня на работу, я рассказала, что имею приводы в полицию. Она должна была об этом знать.

— Приводы в полицию? — с нескрываемым изумлением воскликнул Лукас. — За что? Перешла улицу на красный свет? Припарковалась в неположенном месте? Выгуливала собаку без поводка?

Эди покачала головой; лицо ее было бесстрастно, словно у античной статуи.

— Проституция Воровство. Употребление наркотиков.

У Лукаса буквально отвисла челюсть. Он понимал, что вид у него дурацкий, но нимало об этом не беспокоился. Если уж Сладенькая Эди оказалась матерой преступницей, Лукасу Конвею сам бог велел выглядеть дураком!

— У нас с тобой как-то был разговор о несчастном детстве, — воспользовавшись его замешательством, продолжала Эди. — Помнишь?

Он кивнул. И каким-то чудом ухитрился закрыть рот.

— Что же было у тебя? — спросила она. И, прежде чем он успел возразить, добавила:

— Я собираюсь излить перед тобой душу, и самое меньшее, что ты можешь для меня сделать, — отплатить тем же.

Пожалуй, она права. Сквозь зубы, стремясь поскорее с этим разделаться, Лукас начал рассказ:

— У моего отца была маленькая ферма в Висконсине. Дохода она не приносила. Вообще. Сколько я себя помню, мы жили на грани разорения. Отец работал на износ, дневал и ночевал в поле, но не мог выбиться из нищеты. Мать пила без просыпу и твердила, что мы с сестрой разрушили ее жизнь. Пьяная, она была… не самой ласковой из матерей. Отец нас защитить не мог — он почти не бывал дома. Мне было одиннадцать, и я уже учился давать сдачи, когда мать объявила, что встретила мужчину, который сумеет о ней позаботиться, и укатила с ним неизвестно куда. Три года спустя она умерла в Денвере, в больнице — одна. Все хозяйство легло на меня и сестру. А несколько лет спустя отец умер от сердечного приступа прямо за плугом. Все, что у нас оставалось, отобрали власти в счет неуплаты налогов. А нам с сестрой сказали: «Живите как знаете». Мы и жили, как умели, — голодали, брались за любую работу, чтобы прокормиться… — Он осекся и замолчал. — Ну а потом я выбился в люди. Вот и вся история Лукаса Конвея. На «мелодраму года» не тянет — не хватает какой-нибудь неизлечимой болезни, но для слезливого ток-шоу сойдет. Теперь твоя очередь.

Эди долго молчала, прежде чем заговорить.

— Как ни странно, у нас с тобой есть нечто общее. Мой отец — приемный отец — был наркоманом. Как и твоя мать, он ушел из семьи. Мать тоже была не подарок, но, в отличие от твоей, не пила. И колотила меня не со злобы, а просто ради развлечения. Когда мне было шестнадцать, она на своем «Мерседесе» врезалась в бетонное ограждение. Конец семейного счастья. После похорон я узнала, что у меня нет ни гроша и идти мне некуда. Отец за несколько месяцев до этого умер от передозировки. Меня взяли к себе дядя и тетя. Скоро я убедилась, что они ничем не отличаются от мамы с папой, и сбежала из дому. Это долгая история: я не буду тебя мучить и расскажу только самое главное. Я росла дикой и озлобленной. С тринадцати лет пила, а оказавшись на улице, скоро подсела на кокаин. Попросила помощи у дружков отца, а они «уговорили» меня продолжить семейную традицию… — горько усмехнулась она. — Я опускалась все ниже и ниже и наконец превратилась в классическую маленькую бродяжку. — Лицо ее передернулось судорогой. — Я стараюсь не вспоминать, кем я была и что делала, а когда вспоминаю, начинаю ненавидеть себя.

Чувствуя, как внутри у него сжимается тугой тяжелый комок, Лукас проговорил с усилием:

— Эди, если не хочешь рассказывать — не надо…

— Я хочу, чтобы ты знал, — ответила она, поворачивая голову, чтобы взглянуть ему в лицо. — Мне важно, чтобы ты все знал.

Снова отвернувшись, она продолжала:

— Я… зарабатывала на жизнь проституцией. Иногда подворовывала. Жила одним днем; все мысли были об одном — где раздобыть денег на наркотики? И знаешь, что самое страшное? Что я об этом не забуду. Никогда. Весь этот мрак, вся грязь и ужас навсегда останутся со мной.

— Эди… — начал он.

Но она продолжала, словно не слыша его:

— Тот, кто этого не испытал, не поймет. У наркомана нет ни мыслей, ни чувств, ни желаний, ни совести. Только жажда и страх. Он как животное: только животными управляет инстинкт, а наркоманом — его пристрастие. Но я больше не такая! — воскликнула она вдруг, словно опасаясь, что Лукас до сих пор этого не понял. — Я с этим покончила много лет назад!

Лукас открыл рот — и снова закрыл, не зная, что сказать.

— За пару недель до моего восемнадцатилетия, — продолжала она тихо, не глядя на него, — один мужчина… клиент… жестоко меня избил. Я попала в больницу. Там познакомилась с одной женщиной, социальной работницей, по имени Элис Донахью. Не знаю, как и почему, но чем-то я ей понравилась. И она начала бороться за меня. Поначалу было очень трудно — и мне, и ей. Но Элис не отступала, не опускала рук. Она верила, что за меня стоит сражаться, и я, Глядя на нее, доверила, что я чего-то стою.

— Где она теперь? — хрипло спросил Лукас. Привычный мир его опрокинулся, и он пытался хоть за что-то зацепиться.

— Она умерла, — ответила Эди, — Несколько лет назад. Неоперабельный рак груди. Врачи слишком поздно поставили диагноз. Как несправедливо, — почти прошептала она, — она спасла мне жизнь, а ее никто не спас. — Тяжело сглотнув, она продолжала:

— Перед смертью она взяла с меня обещание…

Голос ее дрогнул и затих.

— Какое же? — подбодрил ее Лукас.

— Что я… что я проживу свою жизнь достойно. Ради нее. Так я и делаю. Стараюсь жить достойно — ради Элис и ради себя.

Лукас покачал головой, не зная, что ответить. Всю жизнь он работал со словами, но теперь как никогда ясно понимал, что слова не всемогущи. Самая патетическая речь, самая остроумная шутка не смогут рассеять мрак прошлого Эди, снять с ее плеч тяжелую ношу. Даже собственную горечь он не в силах разогнать словами, а ведь его беды не идут ни в какое сравнение с бедами Эди. Она — милая, добрая, чистая — вышла из такого ада, какого он и вообразить не мог. Она тонула в бездонной пропасти — и вознеслась к сияющим высотам. Она видела вокруг столько горя и зла, но сумела окружить себя покровом добра и света…

Что за необыкновенная девушка эта Эди Малхолланд!

А он-то, глупец, воображал, что за ее оптимизмом стоит наивность и незнание жизни. В ней видел глупенькую девчонку, в себе самом — этакого умудренного жизнью мэтра, который огонь и воду прошел и знает что почем… Как можно было быть таким слепцом?!

«Жизнь несправедлива — смирись с этим», — призывал он. А Эди не смирилась. Вышла на битву с судьбой — и победила.

Он считал себя зрелым, опытным мужчиной, а вел себя как мальчишка. Растравлял раны, упивался своими несчастьями и не замечал, как прошлое отравляет его жизнь, не дает наслаждаться настоящим, мешает поверить в будущее. Не замечал, как мало-помалу оно берет над ним верх, грозя уничтожить все, чего он достиг тяжелым трудом. Гонимый прошлым, он уехал из родных мест, порвал с сестрой, с немногими друзьями юности. Не помышляет о том, чтобы с кем-нибудь связать свою судьбу, — боится предательства. Что это, если не путь к гибели? Пока он держится на плаву, даже движется вперед, но, подобно наркоманам, о которых рассказывала Эди, живет одним днем, боясь заглянуть в будущее.

Что ждет его дальше? Безрадостная одинокая жизнь? Поиск забвения в рюмке или в шприце? Или, может быть… путь к исцелению?

Путь будет долгим и трудным. Но Лукас пройдет его до конца, ибо на этом пути будет не один. Его спутница, отважная хрупкая девушка, которая побывала в аду и вышла оттуда чистой, поможет ему найти дорогу. Поддержит, если он лишится сил. Протянет руку помощи. И, может быть, не откажется в ответ принять помощь от него…

Но как можно сказать все это вслух? И Лукас молчал.

— После смерти Элис, — заключила Эди, — я решила найти свои корни. Узнать, кто же я на самом деле. И начала искать свою родную мать.

— И как продвигаются поиски? — поинтересовался Лукас, радуясь, что Эди сменила тему, хоть и понимая, что тот разговор не окончен.

— Продвигаются, — пожала плечами она. — К сожалению, закон охраняет тайну усыновления. Но дело движется, и я не теряю надежды.

«Это для меня не новость», — подумал Лукас.

Хоть он и радовался, что Эди сменила тему, но вдруг, неожиданно для себя самого, выпалил:

— Так вот почему ты боишься чужих прикосновений? Потому что твои… клиенты… тебя били?

Она подняла на него глаза — удивленные, но без тени страха.

— Да. И не они одни.

Лукас решил не выспрашивать подробностей. Не только потому, что, к несчастью, обладал не в меру живым воображением; ему не хотелось оживлять воспоминания, которые Эди хотела навсегда оставить в прошлом.

Оставался еще один вопрос. Самый главный.

— Эди, ты позволишь мне к тебе прикоснуться?

Глаза ее широко распахнулись, потемнели от страха.

— Ни за что! — решительно ответила она. Он протянул к ней руку ладонью вперед.

— Я просто возьму тебя за руку.

Она затрясла головой так, что золотистые пряди запрыгали по плечам.

— Нет.

— Просто накрою твою руку своей.

— Не надо.

— Дотронусь одним пальцем.

— Нет.

— Тогда…

— Нет!

Он вздохнул:

— Тогда подойди и прикоснись ко мне сама.

Глаза ее вдруг заблестели, но не радостью — слезами. Несколько секунд Эди молча смотрела на него, затем медленно покачала головой. Одинокая слеза скатилась с ее ресниц и проползла по щеке, и в груди у Лукаса что-то сжалось.


— Эди, просто коснись меня, — умолял он. — Ты же понимаешь, что я не причиню тебе вреда. Скажи, понимаешь?

— Умом — понимаю, — тихо ответила она. — Но во мне все еще живет несчастная, запуганная семнадцатилетняя девочка. Девочка, которая смертельно боится мужчин.

— Тогда дай мне поговорить с ней! — настаивал Лукас. — Дай мне к ней прикоснуться! Эди издала тихий, сдавленный стон.

— Не могу. Она слишком глубоко. Ты не сможешь до нее достучаться.

— Не верю! — возразил Лукас. — Она здесь, рядом! Ведь это она кидается в панику всякий раз, как до тебя дотрагивается мужчина!

Не в силах усидеть на месте, он встал. И тут же вскочила Эди. Нет, не она — обезумевшая от страха семнадцатилетняя девочка, какой она была когда-то. Хотя Лукас не сделал к ней ни шагу, она метнулась к окну и замерла там, обхватив себя руками, словно боялась развалиться на части.

— Эди, я не причиню тебе вреда, — говорил Лукас. — Никогда, никогда я не сделаю тебе больно.

Он осмелился шагнуть вперед — и поздравил себя с тем, что Эди не отпрыгнула, не забилась в угол. Еще шаг — она неподвижно стоит на месте. Не идет ему навстречу — но, по крайней мере, и не убегает.

Третий его шаг, по всей видимости, ее смутил; в глазах ее блеснуло что-то — Лукас не смог бы сказать, что именно. Опасаясь, что она бросится в спальню и запрется, он сделал еще несколько шагов, загородив от нее выход.

Теперь Лукас стоял от нее на расстоянии вытянутой руки. Но не спешил протягивать руку. Эди забилась в угол между окном и стеной, вся как-то съежилась; руки ее дрожали, грудь бурно вздымалась, на лицо было больно смотреть — так перекосилось оно от нескрываемого ужаса.

— Я не сделаю больше ни шагу, — пообещал Лукас. — Но и не отступлю.

— Лукас, — заговорила она вдруг, — я понимаю, что ты хочешь мне помочь, и очень ценю твои усилия, но… не надо. Слышишь? Просто не надо.

— Эди, дай мне руку. Это все, чего я прошу. Протяни мне руку.

Она затрясла головой:

— Слишком многого просишь!

— Нет, потому что в следующий раз я попрошу твое сердце.

Эди изумленно уставилась на него. Нет, не ослышалась. Может быть, он шутит? Но что-то в его взгляде подсказало ей, что Лукас совершенно серьезен. Потрясенная, она едва не выпалила, что сердце ее давно принадлежит ему. С того вечера в «Дрейке», когда она отвезла его домой… а может быть, и еще раньше. Он единственный, кто ей важен и дорог. Единственный, к кому она хотела бы прикоснуться. Единственный, с кем хотела бы — будь это возможно — прожить жизнь.

Зачем она рассказала ему свою историю? Бог свидетель, на то не было никаких причин. Какое ему дело до ее несчастий? Ничто между ними не предвещало такого взрыва откровенности… но почему-то ей вдруг стало очень важно, чтобы он все узнал. Может быть, потому, что Лукас видел в ней «Сладенькую Эди», идеальную героиню, у которой все хорошо, потому что иначе и быть не может, — и это очень раздражало. А может быть, сама она устала быть феей с рождественской открытки. И, как ни странно, теперь, очистив душу, чувствовала себя лучше. Она словно родилась заново.

Теперь он просит ее сердце. О, как хотела бы она отдать ему себя всю! Без сомнений, без боли, без страха. Рука его — сильная, надежная рука — повисла в воздухе, ожидая ее решения. Что, если…

И вдруг Эди увидела, что рука ее, словно обретя собственный разум и собственную волю, тянется к его руке. Лукас не сводил с нее глаз, но не шевелился. Ни шага вперед, ни единого движения. Приободрившись, Эди раскрыла ладонь. Пальцы ее дрожали, но она не позволяла себе поддаться страху, полная решимости сделать то, что должна, что хочет сделать. Лукас неотрывно смотрел на нее, но не на руку — в лицо. Теперь их разделяло всего несколько дюймов.

Подняв руку, Эди медленно приблизила пальцы к его губам. И — замерла в каком-то сантиметре от него, не решаясь сделать последнее движение. Лукас не шевелился: губы его приоткрылись, жаркое дыхание обдавало ее пальцы.

— Коснись меня, Эди! — прошептал он.

Эти слова обвили ее руку, властно потянули к себе — ближе… ближе…

И вот она уже гладит кончиками пальцев теплый бархат его губ — сперва нижнюю, потом верхнюю, и опять нижнюю, и снова, и снова, ибо никогда в жизни не касалась ничего столь нежного, мягкого, полного жизни. Глаза его закрываются, прерывистый вздох обвевает пальцы, словно легкий летний ветерок.

Хорошо… как хорошо…

Сердце ее колотилось, как безумное; отняв пальцы от губ Лукаса, она осторожно погладила его по подбородку, где проступала щетина, по щеке, по скуле. Взъерошила мягкие волосы на виске. Словно слепая, пробежала пальцами по лбу, бровям, тонкой горбинке носа. И снова, словно завороженные, пальцы ее вернулись к губам…

А Лукас стоял, не шевелясь — только дышал шумно и прерывисто. Он не торопил ее. Он позволил ей решать.

И Эди решилась. Она пойдет дальше — и не остановится, пока не познает его до конца. Не сейчас. Не завтра. И даже не на следующей неделе. Она надеялась лишь, что он поймет и будет с ней терпелив. И не откажется подождать.

— Эди, я буду ждать, сколько потребуется, — прошептал он, словно подслушал ее мысли. — У нас все получится. Все будет, как ты хочешь. Только пообещай, что дашь мне шанс.

Она кивнула, поглаживая его по подбородку:

— Обещаю, Лукас. Обещаю.

Остаток вечера они проговорили — он сидел на диване, она — в кресле. Говорили обо всем на свете: о книгах и фильмах, о том, что любят есть на завтрак и какие виды спорта предпочитают, о своих мечтах и планах на будущее.

А в конце вечера Эди позволила Лукасу до себя дотронуться. Большим пальцем он гладил ее по горячей ладони, где суматошно бился пульс, и думал, что готов ждать ее вечно. Хотя, судя по выражению ее лица при прощании, на такие жертвы идти не придется.

Улыбаясь, он вышел из подъезда и направился к своей машине, припаркованной напротив дома. И в этот миг заметил, как в тени деревьев мелькнула какая-то фигура. Лукасу показалось, что мужчина (ибо это определенно был мужчина) смотрит вверх, на окна Эди. Оглянувшись через плечо, Лукас увидел в окне ее темный силуэт. Что-то подсказывало ему, что догадка верна: незнакомец следит за ее квартирой.

Насвистывая сквозь зубы, Лукас неспешно, вразвалочку подошел к машине, но вместо того, чтобы открыть дверцу и сесть, метнулся в кусты, где, он видел, исчез незнакомец. А в следующий миг, словно во сне, он уже гнался за негодяем по пустынной улице.

Лукас бежал быстрее: не прошло и минуты, как он схватил незнакомца за воротник пальто (дорогого шерстяного пальто — с каких это пор бандиты так хорошо одеваются?), со всех сил вмазал в кирпичную стену дома и, не дожидаясь, пока тот опомнится и бросится наутек, схватил за горло.

— Дейвенпорт?! — воскликнул он в изумлении, вглядевшись своему противнику в лицо. Так вот кто охотится за Эди! — Что ты тут делаешь, грязный ублюдок? Подглядываешь за ней?

— Я не подглядываю! — прохрипел Дейвенпорт, стараясь высвободиться из железной хватки Лукаса.

Но Лукас был моложе и сильнее, а кроме того, ярость придавала ему сил.

— Это ты шел за ней следом после вечеринки у Адама? — Та ночь была еще слишком свежа в его памяти.

— Да, — пробормотал Дейвенпорт. — Я.

— А теперь бродишь вокруг ее дома? — допрашивал Лукас, все крепче сжимая хватку.

— Конвей, пожалуйста… Я все объясню! Я не хотел сделать ничего дурного!

— Сначала ты идешь за ней по пятам по ночной улице, — подытожил Лукас, с каждым словом чувствительно встряхивая своего противника, — теперь стоишь у нее под окнами и уверяешь, что не хотел сделать ничего дурного! Чего же ты хотел, черт побери?

— Убедиться, что она в безопасности, — сквозь зубы проговорил Дейвенпорт. — Сегодня она раньше обычного ушла с работы. Я хотел удостовериться, что с ней все в порядке.

— Решил о ней позаботиться? — словно выплюнул Лукас.

Дейвенпорт кивнул.

— Хочешь стать «папочкой-толстосумом»?

Дейвенпорт покачал головой.

— Нет. Просто отцом.

— Какого черта… О чем ты говоришь?

— Дело в том, — обреченно произнес Дейвенпорт, — что я — отец Эди. Ее родной отец.

— Когда мы с твоей матерью познакомились, ей было восемнадцать, а мне — двадцать два.

Трудно описать, какое изумление отразилось на лице Эди, когда через четверть часа после прощания Лукас вновь возник у нее на пороге, держа за воротник мистера Дейвенпорта!

С трудом овладев собой, она пригласила мистера Дейвенпорта присесть на диван, налила ему кофе, а сама устроилась в кресле-качалке. Лукас прислонился к стене, готовый при первых признаках опасности ринуться на защиту Эди. Не то чтобы он не доверял Дейвенпорту… Хотя почему же? Именно что не доверял. И чертовски не хотел, чтобы Эди снова страдала.

Но больше всего беспокоили его глаза Эди. Такого взгляда — голодного, жадного, почти молящего — он у нее никогда еще не видел. Слишком хорошо он понимал, что происходит. На глазах у него решалась ее судьба, а он был бессилен.

Но мистер Дейвенпорт… и вдруг ее отец? Невероятно!

— Продолжайте, мистер Дейвенпорт, — тихо, почти неслышно попросила Эди.

Дейвенпорт поморщился. А чего он ждал, подумал Лукас, что она кинется ему на шею с криком: «Папочка!»?

— Как я уже сказал, — со вздохом продолжил он, — оба мы были очень молоды. Я только тогда окончил Стэнфорд и проводил лето в Чикаго с родителями перед тем, как поступить в Калифорнийский университет. Твоя мать работала в. — магазине продавщицей. Она была родом из Кентукки, из бедной деревенской семьи, и приехала в город, чтобы устроиться на работу и помочь родителям. — Он коротко, печально улыбнулся. — Я влюбился в нее сразу, едва услышал, как она спрашивает: «Чем могу помочь?» Серебристый голос, сияющая улыбка… И вся она была словно из сказки.

— Как ее звали? — чуть охрипшим голосом спросила Эди.

— Мелоди, — ответил он. — Мелоди Чанс. Я обожал ее имя. Обожал ее голос, ее улыбку. Ее всю.

— Что же было дальше? — на этот раз вопрос задал Лукас.

Дейвенпорт тяжело вздохнул, поставил нетронутый кофе обратно на стол, пригладил ладонью темные седеющие волосы.

— Я не был формально помолвлен, но между нашими семьями существовала договоренность, что мы с Люсиндой поженимся, как только закончим учебу. И мы с ней хотели пожениться, — с готовностью добавил он. — Мы знали друг друга с детства и очень любили друг друга. Но Люсинды в то лето не было в городе — она путешествовала с бабушкой и тетушкой по Европе — и я просто… Не знаю. Не видел ничего дурного в том, чтобы, пока мы не женаты, развлекаться с кем-нибудь еще. Короткий необременительный роман — вот как я себе это представлял. Не сразу я понял, что полюбил Мелоди. Знаю, это звучит ужасно, но я был еще мальчишкой. Избалованным, эгоистичным мальчишкой.

— И она забеременела, — закончила за него Эди.

— Да, — кивнул Дейвенпорт. — Но я об этом не знал. Мелоди мне так и не сказала. Потом оказалось, что она и сама не знала, пока не вернулась домой. Лето подходило к концу, мне пора было уезжать в Калифорнию, а Мелоди заговорила о том, что хочет вернуться домой. Что скучает по семье, что Чикаго для нее слишком велик, что лучше она подыщет работу в маленьком городке, поближе к дому. Я уговаривал ее остаться, говорил, что сумею о ней позаботиться, но она стояла на своем.

Он тяжело вздохнул:

— Я был очень молод. Не понимал, что со мной происходит. Я любил Мелоди, но и Люсинду любил и не хотел ее терять. Знал, что семья никогда мне не простит, если я не закончу учебу. А если откажусь жениться на Люсинде, опозорю не только себя, но и всех Дейвенпортов. Но если бы я только знал, что Мелоди беременна…

Он вдруг поднялся с места, и Лукас немедленно принял боевую стойку на случай… на всякий случай. Но Дейвенпорт просто нервно прошелся по комнате и вновь опустился на диван. Лукас уже начал подумывать, что зря подозревал его во всех смертных грехах. В самом деле, глаза у него такие же голубые, как у Эди, да и в профиль они очень похожи. И потом, трудно не верить человеку, изнывающему от тоски и запоздалого раскаяния.

— Где же она теперь? — спросила Эди, в голосе ее вера смешалась с сомнением.

Мистер Дейвенпорт пошевелил губами, но ничего не ответил.

— Мистер Дейвенпорт!

— Я не прошу, чтобы ты называла меня папой, — принужденно улыбнулся он, — но давай оставим в покое «мистера Дейвенпорта». У меня есть имя. Пожалуйста, зови меня Рассел.

— Где моя мать? — повторила Эди.

Улыбка стерлась с лица Рассела Дейвенпорга.

— Она умерла в прошлом году. Мне очень жаль, Эди.

Эди побледнела, но не произнесла ни слова.

— Неоперабельная опухоль мозга. Она узнала об этом за два месяца до смерти, а за две недели нашла меня. И рассказала, что у меня есть дочь. Если бы не ее решение, я никогда бы о тебе не узнал. Никогда бы не нашел тебя. Но она решила, что не должна уносить эту тайну в могилу — и за это я вечно буду ей благодарен.

— Значит, она умерла? — словно эхо, повторила Эди.

— Да.

Дейвенпорт еще что-то говорил, но Эди слушала вполуха. Так что пришлось Лукасу вслушиваться в рассказ Рассела, чтобы пересказать Эди услышанное, когда она будет более… более расположена слушать.

А Дейвенпорт тем временем рассказывал, как после смерти Мелоди Чанс нанял частного сыщика и с его помощью выяснил, что Эди Малхолланд, его дочь, работает буфетчицей в клубе «Дрейк», всего в нескольких кварталах от его офиса; как немедленно вступил в клуб и приходил туда каждый день, чтобы полюбоваться на Эди и поговорить с ней, но никак не мог решиться рассказать ей, какие узы их связывают. Всякий раз, как он открывал рот, слова застревали у него в горле Дейвенпорт боялся того, как воспримут эту новость жена и законные дети, но более всего страшился, что Эди его отвергнет.

— Отвергну? — изумленно воскликнула она, пробуждаясь от своих невеселых мыслей. — Почему? Ради всего святого, с чего мне вас отвергать?

— Не знаю, — ответил Дейвенпорт. — Я боялся, что ты, когда узнаешь правду…

— Что же?

— Увидишь во мне врага. Незваного гостя, который пришел разрушить твою жизнь. Уничтожить счастливые воспоминания о детстве, о приемных родителях. Но, клянусь, этого не будет! Я не собираюсь занимать место твоих родителей, и память о них останется для меня священна

— О, об этом не беспокойтесь! — с чувством произнесла Эди.

Несколько минут Рассел Дейвенпорт молчал, глядя на обретенную дочь с нежностью и любовью.

— Не знаю, что будет дальше, Эди. Не могу тебе обещать, что все пройдет гладко. Боюсь, мои родные и семья не придут в восторг от этой новости. Но, так или иначе, я выполню свой долг. И сделаю все, чтобы доказать тебе, что… что люблю тебя.

Губы Эди задрожали, и она высоко подняла голову — чтобы удержать слезы, понял Лукас Но слезы не хотели оставаться под веками: они переполнили глаза и покатились по щекам. Все молчали — да и что тут было говорить?

— У меня два сына, — мягко проговорил Дейвенпорт, — а дочь только одна. Ее зовут Сара, она на три года младше тебя. Ей всегда хотелось иметь сестру.

— Сестру, — дрожащим голосом прошептала Эди, — У меня никогда не было… ни братьев, ни сестер.

— У нас хорошая семья, Эди, — заверил Рассел. — Вот увидишь, в конце концов все уладится. Дейвенпорты друг друга в беде не бросают. Для нас семья и кровные узы — главное в жизни.

— Семья, — словно эхо, повторила Эди. Смотрела она при этом не на Рассела, а на Лукаса. — Никогда не думала… не надеялась, что у меня будет семья.

— Все будет хорошо, Эди, — успокаивал ее Рассел, — вот увидишь!

Она кивнула, по-прежнему не отрывая глаз от Лукаса:

— Я верю. Теперь — верю.

17

Разоблачение Лорен Грабл-Монро произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Дорси и Карлотта оказались в осаде. Телефон звонил, не переставая; у подъезда кружили репортеры и фотографы с камерами наперевес. Даже на Рождество журналистская братия не давала Дорси покоя. Неудивительно, что праздники в семействе Макгиннес прошли не слишком радостно.

Не было в Америке печатного издания (за исключением разве что «Медицинского вестника»), где бы не склонялись на все лады имена Дорси Макгиннес и Лорен Грабл-Монро. Одни превозносили Дорси до небес, другие рассказывали о ней небылицы, третьи смешивали с грязью. К сожалению, третьи были всего многочисленнее — или, может быть, всего заметнее. Некоторые (в том числе очень известные и уважаемые люди из консервативной прессы) даже позволяли себе намекать, что в былые времена подобных бойких дамочек сжигали на кострах.

Были, конечно, новости и получше. Так, некая дама из Нью-Йорка выразила желание написать о Дорси роман, а за неделю до Рождества в дом к ней явился бойкий человечек из Голливуда и предложил экранизировать ее историю.

Дорси вежливо отказалась.

Журнал «Пипл» включил Лорен Грабл-Монро в число «Пятидесяти красивейших людей года». Сама Дорси в список не попала. Зато Говард Стерн пригласил в свое телешоу не кого-нибудь, а «Дорси Макгиннес, социолога». Только фланелевую рубаху попросил оставить дома.

Дорси вежливо отказалась.

Журнал «Плейбой» предложил Дорси или Лорен — они не уточняли, кому именно — сняться для разворота. К сожалению, там требовалось снять не только рубашку.

Дорси вежливо отказалась.

Известная компания по производству женского белья «Секрет Виктории» пригласила Дорси и Лорен рекламировать новые модели лифчиков. Лорен — черную кружевную штучку с бисерными бретельками под названием «Капкан для миллионера». Лифчик для Дорси назывался «Серьезная женщина» и выглядел куда проще. Он был из тонкой фланельки. И в клеточку.

Дорси вежливо отказалась.

Собственно, она вежливо отказывалась от всего, что предлагали ей или Лорен. Даже уговоры Аниты и угрозы хозяев «Рок-Касл Букс» не могли поколебать ее решимости. С Лорен Грабл-Монро — скандальной суперзвездой книжного бизнеса — было покончено. Дорси мечтала об одном: разделаться с этим ужасом и вернуться к обычной, спокойной, по дням и часам расписанной жизни. Мечтала стереть из памяти эту кошмарную главу своей неудавшейся жизни.

Всю — кроме нескольких строк.

Адама Дариена забыть ей не удастся, как ни старайся. Несмотря даже на то, что после того рокового вечера в «Дрейке» он исчез из ее жизни.

Сколько Дорси ни пыталась ему дозвониться, всегда получала один и тот же ответ: мистера Дариена нет на месте. Может быть, хотите что-то ему передать? Нет? Тогда позвоните попозже.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: Адам не хочет иметь с ней дела. И нет смысла надеяться, что рано или поздно у них все наладится. Ибо «их» больше нет, и налаживаться нечему.

Только безгранично наивный человек мог бы думать, что Адам вернется к ней теперь, когда жизнь ее превратилась в публичное шоу. Неудивительно, что он так быстро и бесповоротно исчез с горизонта. Какой мужчина в здравом уме согласится участвовать в этом цирке? Положение Дорси, и так не из лучших, из-за шумихи в прессе превратилось попросту в безнадежное.

Она не давала интервью, не делала публичных заявлений, отказывалась от встреч с представителями прессы — словом, не желала подбрасывать дров в костер, надеясь, что рано или поздно он сам погаснет. Так и случилось. Весь декабрь репортеры вились вокруг ее дома, словно мухи. Однако к середине января ажиотаж начал стихать. Теперь у крыльца Дорси дежурили лишь несколько самых стойких, да и те приставали к ней без энтузиазма, словно по обязанности.

Но Адам так и не появлялся. А ей страшно, его не хватало. Не хватало его хрипловатого смеха, ленивой улыбки, внимательных взглядов искоса. Не хватало его сильного тела, жарких, требовательных губ, изощренных любовных ласк. Не хватало его страсти, мощи, огня.

Как ни пошло это звучит, как ни противоречит всем ее заветным убеждениям, Дорси все яснее понимала, что не может без него жить.

Что за ирония судьбы! Пока Адам был рядом, они виделись урывками: у Дорси не было ни минуты свободной, все ее время уходило на «тройную жизнь». Теперь же Адама нет — а свободного времени хоть отбавляй.

За два дня до начала весеннего семестра ей позвонили из «Северна». И сообщили, что (кто бы мог подумать?) ее услуги колледжу больше не требуются. Так получилось, сказали ей, что штат младших преподавателей в «Северне» явно превышает норму. Да, и не будет ли она так любезна забрать из кабинета свои личные вещи? Как можно скорее. Да, лучше всего прямо завтра.

Нет-нет, заверили ее, разумеется, она сможет защитить диссертацию. Только пусть работает над ней где угодно, только не в библиотеке колледжа. Потому что, где бы ни появилась Дорси Макгиннес, следом за ней несется стая гиен с фотокамерами, что, безусловно, нарушает учебный процесс и вредит деловой репутации солидного учебного заведения, каковым является… Ну, вы поняли.

Только пусть мисс Макгиннес не думает, что ее сокращение как-то связано с этой шумихой в прессе. Никоим образом. Просто так уж случилось, что в нынешнем семестре у нас младших преподавателей хоть пруд пруди.

Да, и не забудьте, пожалуйста, о нашей просьбе. Ну, ваши личные вещи. Да. Как можно скорее. Всего хорошего.

Вот почему в воскресенье после обеда Дорси, пройдя по пустынным коридорам социологического факультета, в последний раз отперла свой кабинет и принялась складывать в картонную коробку небогатые свои пожитки. Фотографию Ганди. Пресс-папье в виде горгульи. Кофейную чашку с надписью: «Пей, да дело разумей!» Ручки, карандаши, блокноты, дискеты. Сняла со стен пожелтевшие плакаты с любимыми мультяшны-ми героями, со стола — фотографию Марлона Брандо в роли Джонни в «Дикаре».

Она не услышала тихих шагов в коридоре. Не заметила, как чья-то рослая фигура загородила дверь. Не заметила, пока не обернулась — и не оказалась лицом к лицу (точнее, лицом к груди) с Адамом Дариеном.

Он стоял, прислонившись к дверному косяку. Лицо его было непроницаемо; под глазами залегли тени, в уголках рта обозначились легкие усталые морщинки. Кожаная летная куртка распахнулась, открыв мешковатый бежевый свитер и наброшенную поверх него клетчатую фланелевую рубаху. На плечах таяли сверкающие снежинки. Капельки воды блестели в темных волосах. Щеки раскраснелись от мороза и ветра.

Ничего Дорси так не хотела, как броситься ему на шею — и целовать, целовать, целовать! Но она молча застыла на месте, беспомощно подняв руки к голове, словно хотела поправить прическу, да вовремя сообразила, что непослушные рыжие пряди, выбившиеся из хвоста, обратно уже не загонишь. Господи, в каком она виде! Ни косметики, ни украшений — хорошо хоть зубы утром почистила! Дорси не хотела, чтобы Адам видел ее такой. При встрече с ним она мечтала быть хоть чуточку похожей на… на… ну, хотя бы на Лорен Грабл-Монро!

Черт, опять эта Лорен!

— Привет, — тихо проговорила она, не понимая, что еще сказать.

— Привет, — так же тихо и неуверенно ответил он!

«Зачем он пришел? — гадала Дорси. — Хочет отомстить? Унизить меня? Да разве возможно большее унижение?»

Адам указал на дверную табличку с надписью: «Дорси Макгиннес, МП».

— Можно узнать, что значит МП? — спросил он, и на губах его мелькнула тень улыбки.

Дорси судорожно выдохнула воздух — только сейчас она заметила, что задержала дыхание. Кажется, он не намерен вцепляться ей в горло, Или унижать. Или обвинять во лжи. Кажется, он хочет…

Может быть, она поспешила проститься с надеждой?

— Это значит «Мрак Полный», — охрипшим от волнения голосом ответила она, подойдя к двери и снимая пластмассовую табличку. — Точное и исчерпывающее описание моей жизни в последние несколько недель.

С этими словами она бросила табличку в коробку с барахлом. Незачем ей здесь оставаться. Много-много лет спустя Дорси покажет ее внукам (а будут ли внуки? Интересный вопрос…) и скажет: «Смотрите, детки, было время, когда ваша бабушка преподавала в колледже!»

Адам глубоко вздохнул, не отводя от нее глаз.

— Почему ты ничего мне не сказала? — спросил он тихо. Очень тихо. Но вопрос этот громом прогремел у нее в ушах.

Дорси открыла рот — и снова закрыла, ибо понятия не имела, что ответить.

Оттолкнувшись плечом от косяка, Адам вошел в кабинет. Как ему это удалось, непонятно — Дорси и одна-то в этой комнатушке с трудом помещалась. Каким-то чудом сумел прикрыть за собой дверь. Прислонился к столу, где сиротливо маячили ее ноутбук и настольная лампа. Скрестил руки на груди, поднял на Дорси задумчивый взгляд.

Температура в кабинете внезапно подскочила до небес. Снаружи шел снег, а здесь извергался огонь и лились потоки раскаленной лавы. Стало так жарко, что Дорси захотелось немедленно сорвать с себя одежду и…

Нет, с этим лучше подождать.

— Тебе не жарко? — вдруг спросил Адам.

И он о том же!

Он скинул куртку и бросил ее на спинку кресла, которое Дорси отодвинула в угол. Туда же отправил и рубашку. Закатал рукава свитера, провел обеими руками по влажным волосам. И снова поднял на нее выжидающий взгляд.

— Зачем ты сюда приехал? — спросила она.

— Твоя мать сказала, что ты здесь.

— Ты разговаривал с Карлоттой?

Он кивнул.

— Сначала я поехал к тебе домой. Карлотта сказала, что ты здесь, собираешь вещи. — Адам мотнул головой в сторону полупустой коробки. — Это Ганди? — спросил он, заметив фотографию в рамке.

Дорси кивнула.

— Я фанатка пассивного сопротивления.

— Поэтому ты мне не звонила?

Она ошарашенно уставилась на него.

— Звонила много раз! Тебя никогда не было на месте, и я решила, что ты не хочешь меня видеть.

— Я очень хотел тебя видеть, — возразил он. — Но решил подождать, пока не уляжется шумиха вокруг Лорен Граб л-Монро. Тебе и без того нелегко приходилось, и мое появление только бы все усложнило. Я подумал, что тебе — нам обоим — стоит немного подождать.

Дорси подняла на него тоскливые глаза. «Знал бы ты, как мне тебя не хватало!» — хотела воскликнуть она, но вслух сказала только:

— Напрасно ты так долго ждал.

Долго, очень долго он смотрел на нее и молчал. И Дорси, кажется, догадывалась, о чем он думает.

— Ты использовала меня, Дорси?

Она замотала головой:

— Нет, никогда! Линди все поняла неверно!

Он тяжело вздохнул:

— Ты бы видела, как она рвала и метала, когда поняла, что судить тебя не за что.

Дорси невольно вздрогнула: она понимала, что Линди может стать опасным противником.

— Не знаешь, не наняла она каких-нибудь мафиози, чтобы они… ну, скажем, переломали мне ноги?

Адам рассмеялся.

— Один раз я слышал, как она говорит по телефону с человеком по фамилии Корлеоне…

— Правда? — недоверчиво воскликнула Дорси.

— Но это оказался поставщик виски.

— А-а…

И снова — долгое напряженное молчание.

— Почему ты ничего мне не сказала? — снова спросил он. — Мак, я думал, мы с тобой друзья. Нет, куда больше, чем друзья. Почему же ты не сказала мне правду?

— Я пыталась, — призналась она. — Несколько раз хотела признаться. Но всякий раз, как только открывала рот…

— Ну?

Дорси вздохнула.

— Передо мной возникала такая ясная и пугающая картина, что я не отваживалась сказать ни слова.

— Какая картина?

Теперь она вгляделась ему в лицо — лицо, которое так мечтала увидеть все эти долгие, долгие недели.

— Я представляла тебя, — призналась она. — Представляла, как ты будешь смотреть на меня… вот так, как сейчас. И не решалась признаться, потому что знала: этого твоего взгляда я не вынесу, Но вот правда вышла наружу, и уже не в воображении, а по-настоящему ты смотришь на меня таким взглядом, какого я и боялась… и я не могу этого вынести! — воскликнула она, бессильно сжимая руки. — Ты меня ненавидишь, Адам, и я не знаю, не знаю, что теперь делать!

— О, Мак! — Шагнув вперед, он положил руки ей на плечи. — С чего ты взяла, что я тебя ненавижу?! Я никогда… никогда бы…

С тихим стоном он обнял ее и привлек к себе. Уткнувшись лицом в его пушистый свитер, Дорси боялась пошевельнуться, чтобы не развеять чары. За несколько недель тоски и одиночества она успела забыть, как это прекрасно, когда тебя обнимает любимый. Этот страшный месяц она прожила словно во сне и только теперь с ужасом понимала, что она могла потерять навсегда. Одно прикосновение его рук воплотило в жизнь все ее фантазии. Свежий, чистый запах Адама окутывал ее благоуханным облаком; жар его тела сливался с ее собственным жаром, а кровь, возбужденная его близостью, неслась по жилам, словно скакун арабских кровей.

— Весь этот месяц я пытался разобраться в своих чувствах, — заговорил Адам, — и, говоря по правде, ничего понять не мог. Ты — не та, кем я тебя считал. Ты — не Мак, которую я успел узнать и полю… — Он осекся на полуслове и торопливо продолжил:

— И, конечно, ты — не Лорен Грабл-Монро! Я думал, что изучил тебя как свои пять пальцев, а оказалось, что я совсем тебя не знаю.

Притянув Адама за пояс, Дорси положила голову ему на плечо и прислушалась к биению сердца под толстым свитером. Сердце Адама билось часто и гулко, его удары словно давали силу самой Дорси.

— Я Дорси, — тихо ответила она. — Всегда была Дорси. И всегда хотела быть Дорси. Для всех.

— Дорси… — словно эхо, повторил Адам. Склонив голову и подняв брови, он всматривался ей в лицо так, словно решал какую-то трудную задачу.

— Не жду, что ты поймешь, — продолжала она. — Я и сама-то толком не понимаю. Но… я не просто Мак. Да, во мне есть Мак. Наверно, есть и Лорен Грабл-Монро. Но обе они — только часть меня. Никто, кроме меня,

об этом не знает, да и я сама узнала совсем недавно.

Адам молчал, глядя на нее так, словно хотел вобрать в себя ее волосы, глаза, губы… душу. И вдруг — расплылся в озорной улыбке:

— Может быть, мне пора узнать тебя получше? Во всех твоих проявлениях?

Дорси не успела ответить — он припал к ее губам.

О, что за поцелуй! Ничего хищного, жадного, требовательного — только наслаждение. Только нежность. Только просьба о понимании. Медленно, мягко, ласково пробовал он на вкус сочную мякоть ее губ — и Дорси отдавалась ему с радостью, без остатка, таяла, растворялась в его поцелуе, смутно понимая, что здесь ее место, что здесь она хотела бы остаться навсегда, что ничего иного не желает и не захочет пожелать во веки веков…

Приподнявшись на цыпочки, она обвила руками его шею, запустила пальцы в густую копну темных волос. С жаром отвечая на поцелуй, она ощущала горьковатый привкус кофе, мятный — зубной пасты, и что-то еще — такое смутное… такое неопределимое…

Надежда. Вкус надежды. Чувствует ли его Адам? Этого Дорси не знала — могла лишь догадываться. Но знала: у них все получится. Любовь, рожденная в их сердцах, вскормленная долгими задушевными беседами, страстными взглядами, прощальными поцелуями на крыльце, жаркими ночами, проведенными вместе, эта любовь истинна. А истинные чувства не умирают. Пусть впереди у Дорси еще много пасмурных дней — вместе с Адамом она преодолеет все.

С неохотой оторвавшись от ее губ, Адам взглянул ей в глаза.

— Как же мне не хватало тебя… Дорси. — Он улыбнулся, со значением произнеся ее настоящее имя. — К этому имени мне придется привыкнуть. Но, господи, как же я по тебе скучал! Я на все готов, чтобы тебя вернуть!

«Он на все готов, чтобы меня вернуть?» — изумилась Дорси. Господи боже! А она-то все это время изнывала от тоски и отчаяния при мысли, что потеряла его навсегда!

— Прости меня! — прошептала она. — Если можешь, прости.

— Давно простил, — с готовностью ответил он. — Только пообещай, что с этой секунды между нами не будет никаких секретов.

— Обещаю, — ответила она;

— Я тоже, — улыбнулся он. — И, пожалуй, начну сеанс откровений прямо сейчас Дорси, я люблю тебя. Во всех твоих ипостасях.

Она выдавила нервный смешок

— Даже Лорен?

— А что плохого в Лорен? Она — яркая, смелая, остроумная женщина. И классно смотрится в мини-юбке

— Лучше, чем Мак в галстуке? — рассмеялась Дорси.

Он задумчиво прищурился:

— Как сказать. Это зависит…

— От чего?

— От того, где завязан галстук.

— Ах ты развратник! — в притворном негодовании воскликнула Дорси.

Подтверждая это обвинение, он усмехнулся совершенно развратной усмешкой.

— Точно, детка, и сейчас ты в этом убедишься! — И снова притянул ее к себе.

«Как легко все получилось!» — думала Дорси. После этого кошмарного месяца она не сомневалась: искать дорогу к Адаму будет не легче, чем прорубаться через джунгли в дождливый сезон. Кухонным ножом. Босиком и с завязанными глазами. С бешеным ягуаром на закорках и тучей москитов над головой.

А оказалось…

— Знаешь, — прошептал он, касаясь губами чувствительного местечка у нее за ухом, — у меня к тебе одна просьба.

«Ну разумеется!» — сказала она себе.

— Хочешь, чтобы я встала перед тобой на колени и молила о сексе?

Он удивленно выгнул темные брови.

— До сих пор мне это в голову не приходило, но вообще-то мысль интересная…

— Адам!

— Может быть, попозже, — сжалился он. — Сейчас я прошу о другом. Скажи, что ты ко мне чувствуешь? Только честно.

В.глазах его явственно читалась неуверенность, тревога… даже страх. Господи, и он еще сомневается? Что ж, всю свою жизнь Дорси будет показывать Адаму, что именно к нему чувствует. Самыми разными способами. Во всех своих воплощениях. Мак будет любить его как верный и надежный друг. Лорен — как страстная, чувственная любовница. А Дорси… Дорси будет просто любить. Всем сердцем. Всей душой. До конца жизни — а может быть, и дольше

И все это кипение мыслей и чувств она уложила в три коротких слова.

— Я люблю тебя, — ответила Дорси. — Люблю. Честное слово.

— Никогда не думал, — промурлыкал Адам, — что честность так возбуждает!

Дорси давно уже заметила, что он возбужден — не зря тесно прижималась к нему бедрами.

— Итак? — спросил он, сообразив, что она заметила его возбуждение. — Что же дальше?

— Карлотта сейчас дома, так что поедем к тебе, — без колебаний ответила она. Адам просиял улыбкой.

— Непременно, и очень скоро, — пообещал он. — Но я хотел знать, что ты будешь делать дальше?

— Хм… — Дорси задумалась, стараясь не показывать разочарования. Пока она удовлетворилась тем, что прижалась к нему покрепче — Ректор ясно дал понять, что в «Северне» для меня нет места. По крайней мере, на факультете социологии. Может быть, ведро и тряпку мне доверят, — горько усмехнулась она.

— Может быть, тебе стоит послать резюме в другой колледж или университет? — предложил он. — В Чикаго множество учебных заведений.

— Я уже получила несколько предложений, — призналась Дорси. — И из местных колледжей, и из других штатов.

Улыбка стерлась с его лица.

— Каких еще других штатов? Из Индианы, что ли?

Она покачала головой:

— Нет, из Новой Англии.

— Из Новой Англии?

Она кивнула:

— Да, и на длительный срок.

— Новая Англия?!

— И зарплата подходящая.

— Новая Англия!!

Дорси, не выдержав, расхохоталась.

— Но они предлагают читать лекции по масс-культуре и средствам массовой информации.

Адам с явным облегчением улыбнулся в ответ.

— А мне это неинтересно, — добавила Дорси и прижалась к Адаму еще крепче. — С массовой культурой я не хочу больше иметь ничего общего. Мне нравится преподавать, но преподавать именно социологию. Беда в том, что никто больше не видит во мне серьезного ученого. Все воспринимают меня как Лорен Грабл-Монро, только без парика. Ума не приложу, где теперь искать работу.

— Попробуй писать, — предложил Адам.

— Ни за что! С писательства-то и начались все мой беды! — простонала Дорси.

— Да, но только потому, что ты прятала свое истинное «я». Не желала признать, что Лорен Грабл-Монро и Дорси Макгиннес — одно и то же. А теперь все знают, что вы с Лорен — одно лицо, и ничто не мешает тебе писать под собственным именем.

— Но о чем писать?

Он чуть отстранился, и она подняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо.

— Для начала опубликуй свою диссертацию. Дорси от души расхохоталась:

— «Элитный клуб для состоятельных мужчин как микрокосм маскулинизированного общества»? Да уж, представляю, какие очереди выстроятся за этим бестселлером!

— Непременно выстроятся, если ты кое-что там подправишь, добавишь сенсационности и придумаешь броское заглавие. Как тебе, например, такое «В логове врага: феминистка в мужском клубе»?

— Прекрати! — тщетно пытаясь справиться со смехом, воскликнула Дорси. — Ты же знаешь, Линди с меня шкуру сдерет!

— А ты не называй имен.

— Нет, ни за что! — отсмеявшись, решительно объявила Дорси.

— Можно ведь писать книги по социологии, — заметил Адам. — Ярким, популярным языком — так, как написана «Как заарканить миллионера».

— Но…

— И бросать преподавание тебе не придется, — продолжал он. — Только делиться знаниями будешь не с разгильдяями-студентами, а с теми, кому действительно интересно тебя слушать. Как Лорен на встречах с читателями.

— Но это не преподавание!

— Почему? — возразил Адам. — Я прекрасно помню, как в Северо-Западном университете Лорен прочла своим читателям целую социологическую лекцию. Я ведь там был, помнишь?

— Да, но, Адам…

— И ты никогда меня не убедишь, что тебе не нравилось быть Лорен, — прервал он ее. — У тебя так здорово получалось, так убедительно! Значит, Лорен отвечала каким-то твоим внутренним устремлениям.

— Может быть, — нехотя согласилась Дорси. — Но все же…

— А в Лорен есть что-то от Мак, — продолжал он. — Вспомни свою книгу: ее остроумие, житейская мудрость — разве это не подарок от барменши?

— А откуда ты знаешь, что там, в моей книге? — подозрительно поинтересовалась Дорси. Адам чуть смущенно улыбнулся.

— Я ее прочел, — пожав плечами, объяснил он. — И знаешь, что самое интересное? Мне понравилось. Ты отлично пишешь, Дорси. Ты не только умна и остроумна — у тебя нестандартный взгляд на мир, ты не боишься идти вразрез с общественным мнением. Да, а тот фокус со сливками мы непременно испробуем — и как можно скорее!

Дорси не знала, что ответить. Она никогда не думала о Лорен в таком ключе — однако, как ни странно, в словах Адама был смысл. Да, по большей части она тяготилась маской Лорен, но в иные минуты искренне наслаждалась этой игрой. В обличий Лорен она чувствовала себя свободной: могла дурачиться, откровенно кокетничать, отпускать вольные шутки — словом, вести себя так, как никогда себе не позволяла серьезная молодая преподавательница в круглых очках и фланелевой рубахе

И Мак, в свою очередь, была частью самой Дорси — и все же многим от нее отличалась. Дорси замкнута, стесняется чужих, не любит шумных компаний; а Мак — человек веселый, компанейский и открытый. До сих пор Дорси не позволяла этим чертам своего характера показываться на поверхности, опасаясь, что они разрушат ее сложившийся образ — образ серьезной деловой женщины, которую не интересует ничего, кроме науки и карьеры. Но если смешать все это вместе и взболтать, то получится…

Получится Дорси Макгиннес — настоящая.

От всех этих размышлений и открытий у нее голова пошла кругом, и Дорси решила, что отложит самокопание на потом. Разберется в себе как-нибудь на досуге. Но не сейчас, когда к ней вернулся Адам. Когда*1 перед ними лежит их общее будущее. Когда, после месяца бурь и гроз, из-за туч наконец-то выглянуло солнце.

— В последние несколько недель, — говорил тем временем Адам, — журналисты осаждали тебя со всех сторон. Неудивительно, что ты прячешься от них, словно от стаи кровожадных хищников. Но, поверь, мы не так уж плохи. Может быть, мы тебе понравимся, если ты сойдешься с нами поближе.

— О чем ты? — непонимающе спросила Дорси.

Несколько секунд он задумчиво смотрел ей в лицо, словно собираясь принять какое-то важное решение

— Дорси Макгиннес, — торжественно произнес он наконец, — я намерен сделать тебе предложение, от которого вы — и ты, Дорси, и ты, Лорен, и ты, Мак, — не сможете отказаться.

— Вот как? — подняла она брови. Именно так. Но чуть позже. Сейчас у меня к тебе куда более важный вопрос

— Какой же?

Он усмехнулся очень развратной усмешкой.

— Правду ли говорят, что в колледже «Северн» звуконепроницаемые стены?

— К сожалению, нет, — улыбнулась она в ответ.

— А я-то думал… — разочарованно протянул он.

— А почему ты спросил? — поинтересовалась она, заранее зная ответ.

— Просто заметил, что ты ходишь босиком. Напрасно она решила, что знает ответ!

— Ботинки промокли по дороге, и я поставила их на батарею сушиться. А что тебе до моих ботинок?

Вместо ответа Адам задумчиво оглянулся кругом и задал новый вопрос:

— Хорошо, через стенку все слышно — а хотя бы замок на двери есть?

— не-а, — протянула она, боясь предположить, к чему он клонит.

— А этот стол выдержит нас обоих?

Ага! Теперь-то Дорси не боялась ошибиться!

— Боюсь, что нет, — отозвалась она с глубоким и искренним сожалением.

Но Адама ничем нельзя было смутить:

— А ты когда-нибудь занималась любовью на рабочем месте? — как ни в чем не бывало поинтересовался он.

— Пока нет.

— Хочешь попробовать?

— Я не упускаю случая пополнить свое образование, — смело улыбнулась она. Он рассмеялся:

— Дорси, сколькому нам предстоит научиться друг у друга!

— Чего же мы ждем? — засмеялась и она. Как выяснилось секунду спустя — ничего. Ибо не успела Дорси договорить, как Адам сжал ее в объятиях и прильнул губами к ее губам. На сей раз поцелуи его были жарки, требовательны, почти яростны. В них был голод и жажда. От таких поцелуев не вернешься к дружеской беседе — нет, они могут послужить лишь прелюдией к чему-то совсем иному…

«Вот оно, начало новой жизни!» — мелькнуло в голове у Дорси, а потом все мысли куда-то испарились. Подняв обе руки, Дорси запустила пальцы в шелковистую гриву Адама: она успела забыть, как любит ерошить ему волосы, как сладко прижиматься к нему все теснее, какой неземной восторг заключен в простых словах: «Этот мужчина — мой!» Адам, должно быть, угадал ее чувства и желания: обхватив ее обеими руками за ягодицы, он прижал ее тело к своему. О, что за чудо — прижиматься к нему вот так, уста к устам, грудь к груди, бедра к бедрам! Ей казалось, что она могла бы стоять так вечно!

Но вечность подождет, а Дорси ждать не могла Адам, как видно, тоже не любил ждать: пронзая ее до глубины души огненным, хищным поцелуем, он положил руку ей на грудь и чувствительно сжал. Пламенная волна прокатилась по ее телу при этом прикосновении: Дорси прерывисто вздохнула и невольно потянула его за волосы. В ответ Адам сжал грудь Дорси еще сильнее, и из потаенных глубин ее существа вырвался сладостный стон.

— Еще! — пробормотала она.

Адам повиновался — и не один раз!

Не думая, что делает, полагаясь лишь на инстинкт, Дорси расстегнула пуговицу у него на джинсах и торопливо потянула вниз «молнию» ширинки. В руку ей легло что-то твердое и горячее, едва прикрытое мягкой хлопковой тканью. Дорси ощутила, что Адам напряжен и влажен от желания, и возликовала при мысли о том, какой властью обладает над ним. Умелыми пальцами Адам расстегнул джинсы на ней и, распахнув ширинку, легко и быстро просунул руку во влажную, пылающую сердцевину ее существа Колени Дорси подогнулись. В этот миг она поняла — в любви мужчина и женщина имеют равную власть друг над другом.

Адам держал ее за талию, не позволяя бессильно осесть на пол. Но только одной рукой — другая продолжала свой бесстыдный натиск. Взад-вперед двигались пальцы, поглаживая чувствительную плоть, возбуждая безумные желания. Снова и снова проникал он в нее, сперва одним пальцем, затем двумя, пока Дорси не ощутила, что еще миг — и она сойдет с ума от наслаждения и жажды.

Но и сама она времени не теряла: то пробегала пальцами по всей длине его мужского орудия, то водила ладонью по стволу, то сжимала головку — и дыхание Адама все учащалось, движения все ускорялись, и казалось, вот-вот он забудет обо всем на свете.

Но в тот миг, когда Дорси поняла, что больше не вытерпит, каким-то чудом она нашла в себе силы проговорить — нет, простонать:

— Адам!

Он застыл, но не сразу нашел в себе силы ответить.

— Что? — слабо проговорил он.

— Я хочу тебя по-настоящему.

— Хорошо, — задыхаясь, прошептал он. — Очень хорошо. Потому что я тоже хочу тебя по-настоящему.

— Но здесь негде… — почти в отчаянии простонала она.

Но не успела она договорить, как одним быстрым, плавным движением Адам потянул вниз ее джинсы и трусики, затем бросил на стол свою кожаную куртку и уложил на нее Дорси. Мягкая кожа куртки ласкала ее обнаженное тело; Дорси догадывалась, что не скоро забудет это неописуемо эротичное ощущение. Она боялась, не затрещит ли под ней стол, но стол стоял крепко.

Как и Адам.

Не теряя ни секунды, он стащил с нее джинсы и трусики и бросил на пол. Когда Дорси поняла, что он задумал, глаза ее расширились от изумления, а тело пронзила молния сладостного предвкушения.

— Ты действительно этого хочешь? — пролепетала она, невольно придвигаясь ближе к краю стола — и к Адаму.

— О да! — откликнулся он. — Ты не представляешь, как долго я об этом мечтал! И об этом способе, и еще о миллионе других! Но все остальное мы испробуем потом, — пообещал он. — А этого я ждал с таким нетерпением… — с этими словами он достал из заднего кармана джинсов защитную броню, — что, смотри, заранее вынул презерватив из упаковки, чтобы не терять ни мгновения.

Дорси лишь улыбнулась в ответ.

— Надеюсь, ты захватил с собой не один презерватив?

Вместо ответа Адам воздел руки к небу.

— Боже, благодарю тебя за эту женщину! Она — ответ на все мои молитвы, исполнение всех желаний, воплощение всех фантазий!

— Я люблю тебя, Адам, — прошептала она. Глядя ей в глаза, он ответил тихо и очень серьезно:

— И я тебя люблю.

Дальше слова им не требовались. Дорси открылась ему навстречу. Он сделал шаг вперед, оказавшись между ее ног; она приподнялась и обвила руками его шею. Какой он теплый и сильный, думала она, какой мощный и живой!

И вся эта сила, мощь, все это жизненное тепло принадлежат ей. Навсегда.

«А я принадлежу ему», — промелькнуло у нее в голове, когда Адам вошел в нее одним мощным рывком, словно навеки утверждая свое право на нее. Первый толчок его эхом отдался в ее сердце, в самых тайных глубинах ее «я»; и Дорси громко вскрикнула от наслаждения, Он погрузился на всю глубину и на миг остался недвижим, словно даже на краткую долю секунды не желал с ней расставаться. Но затем очень медленно вышел — лишь затем, чтобы тут же вонзиться в нее снова

Обвив его руками и ногами, Дорси прильнула к нему так тесно, как только могла. Снова и снова сливались их тела в могучем таинстве страсти. Вместе с телами все крепче сплетались и души — до тех пор, пока на месте двоих не явился единый дух, древний, как само время, дух не мужской и не женский, но порожденный любовью мужчины и женщины.

Эпилог

— Ненавижу лето торчать в городе! Что за адская жарища! Можно подумать, мы не в Чикаго, а где-нибудь в Нигерии!

С такими словами Лукас передал Адаму ароматизированный уксус для салата

Жара в самом деле стояла страшная. Оба друга возились на кухне в расстегнутых рубашках с закатанными рукавами — они только что вернулись с работы. По средам друзья по традиции обедали вместе, и сегодня Адам и Лукас пообещали дамам, что не поведут их, как обычно, в ресторан, а приготовят что-нибудь своими руками.

Лукас, по вечной своей привычке, ныл и жаловался. Уже неделю — с того самого дня, как Эди объявила ему, что намерена выходить замуж в розовом платье. Да, в розовом, и никак иначе. И подружки ее тоже оденутся в розовое.

«Пусть надевает, что хочет, — восклицал Лукас. — В конце концов, желание невесты — закон. Но ведь это значит, что и мне придется прикалывать к лацкану розовый бутон?!»

Видимо, втайне он надеялся, что Эди не выдержит его нытья и передумает. Зря надеялся.

Как изменился его приятель за какие-то полгода! — с радостным удивлением думал Адам, выкладывая на сковородку мясо и сладкий перец. Скажи ему кто-нибудь несколько месяцев назад, что Лукас решится на женитьбу — тем более по любви! — Адам расхохотался бы. Но нежное сердце Эди преобразило Лукаса, а он своей отвагой и настойчивостью помог своей возлюбленной преодолеть старые страхи. Эди излечилась: она больше не боялась мужчин и не шарахалась от чужих прикосновений. Адам от души радовался за них обоих, и радость его омрачалась лишь одним соображением: ведь шаферу тоже придется идти в церковь с розовой розой в петлице!

— А. к алтарю ее поведет Рассел Дейвенпорт? — поинтересовался Адам.

— Конечно! Он ни за что себе не простит, если пропустит такое событие. — Лукас покачал головой. — Знаешь, Адам, хоть я и всегда был оптимистом…

Адам многозначительно хмыкнул.

— Так вот, я, конечно, всегда был оптимистом, — без тени смущения продолжал Лукас, — и все же не могу понять, как удалось Эди так быстро и легко войти в семью Дейвенпортов. Ты знаешь, что тетушка Битей порекомендовала ее для работы в галерее «Мершон»?

— Очень мило с ее стороны.

— Рассел создал для Эди доверительный вклад, как и для других своих детей. А на свадьбу они с Люсиндой решили подарить нам яхту. — Он расплылся в улыбке. — Яхту, представляешь? Я и на надувной матрас не рассчитывал!

— Жаль, что матери Эди на свадьбе не будет, — с ноткой грусти заметил Адам.

— Да, жаль. Но хорошо, что перед смертью она нашла Рассела и все ему рассказала. Теперь у Эди есть семья, а иначе она так бы и осталась одна на всем белом свете.

— Сомневаюсь, — понимающе улыбнувшись, заметил Адам.

— И правильно делаешь, — усмехнулся в ответ Лукас. — Только бы отговорить ее от этого чертова розового платья…

— Хватит ныть, — остановил его Адам. — Дурное настроение портит цвет лица.

— Это что, последнее откровение из нашей колонки добрых советов? — фыркнул Лукас. — Да, кстати, а о чем будет писать Дорси в следующем номере? Надеюсь, не о том, как модны нынче свадьбы в розовых тонах?

— Ошибаешься, — улыбнулся Адам. — Ее любимая тема: «Почему женщинам меньше платят?»

— Представляю, как это повысит продажи, — кисло заметил Лукас.

И, как ни странно, был прав. Потому что за те полгода, что Дорси вела в «Жизни мужчины» ежемесячную колонку «Женский взгляд», продажи журнала, к общему удивлению редколлегии, выросли едва ли не вдвое.

Дорси писала об актуальных вопросах и событиях, равно интересующих мужчин и женщин. Однако ее точка зрения — точка зрения женщины — часто оказывалась для читателей неожиданной и интересной. Ирония ее, острая и бесстрашная, била прямо в цель, многие замечания поражали глубиной и верностью мысли. Дорси не только развлекала читателей, но и заставляла их задуматься. Нет, «Жизнь мужчины» осталась журналом о мужчинах и для мужчин, но Дорси придала ему новое измерение. А если учесть еще, что на фотографии, сопровождающей колонку, она выглядела настоящей красавицей…

Адам расплылся в улыбке, вспомнив, что и Дорси за последние шесть месяцев очень переменилась. Не настолько, чтобы знакомые перестали узнавать ее на улице. Но фланелевые рубахи и джинсы в ее гардеробе мало-помалу сменились блузками и короткими юбками. Рядом с тяжелыми ботинками теперь стоят туфельки на высоких каблучках. С простеньким хлопковым бельем в шкафу соседствуют элегантные кружевные трусики и лифчики из черного шелка. Соединив в себе женственное начало Лорен с повадками Мак, Дорси превратилась в удивительно чувственное и интригующее создание.

Она никогда не переставала удивлять Адама. Хотя у них и не было друг от друга секретов. С каждым днем Адам любил ее все сильнее и готов был назвать себя самым счастливым человеком на земле. Ну… может быть, за исключением Лукаса.

— Какие у вас с Дорси планы на выходные? — поинтересовался Лукас.

— Пока не знаю. Реджинальд Дорси приглашает нас провести уик-энд в его загородном коттедже.

— И коттедж небось размером с хороший отель?

— Что-то в этом роде

— И что же, вы поедете?

Адам пожал плечами и принялся резать на дольки очередной стручок зеленого перца.

— Сомневаюсь. С самим Реджинальдом у Дорси отношения потихоньку налаживаются, но своих сводных сестер и брата она еще побаивается.

— Ничего, привыкнет, — заметил Лукас. — Эди тоже поначалу робела, а теперь души не чает в своих новых родственниках!

Адам что-то пробормотал в знак согласия и вернулся к работе. Едва он поставил сковороду на газ, а Лукас приправил салат мелко нарезанной зеленью, как из прихожей послышался звонкий женский смех.

— О, прекрасные дамы вернулись! — заметил Лукас, хотя мог бы этого и не объяснять — упомянутые дамы уже входили на кухню, каждая — с большими пакетами в руках

Увидев, чем занимаются их благоверные, дамы застыли как вкопанные.

— Как, вы готовите?! — изумленно спросила Дорси.

Выглядела она, на взгляд Адама, бесподобно — как всегда. Сегодня на ней была солнечно-желтая блузка без рукавов, шорты и босоножки; рыжие волосы подобраны и уложены в узел на макушке, нос и щеки чуть покраснели от солнца. Да и Эди, усталая, взмокшая, в спортивной маечке и цветастой юбке, для Лукаса была прекраснее всех на свете.

— Конечно, готовим, — отозвался Адам. — Мы же обещали, что приготовим вам ужин!

— Да, но еще утром в холодильнике у тебя было пусто! — возразила Дорси. — Поэтому мы с Эди по дороге зашли в магазин.

— Как ни странно, я об этом вспомнил, — ответил Адам, — и мы с Лукасом по дороге домой тоже заглянули в магазин. Ужин будет готов через полчаса.

— Господи, куда же я дену все, что мы сейчас накупили? — схватилась за голову Дорси.

— Не переживай, Дорси, — пропел серебристый голосок Эди. — Зато в выходные вам с Адамом по магазинам ходить не придется.

Дорси задумчиво закусила губу.

— Знаешь, Эди… может быть, на эти выходные мы с Адамом уедем. За город.

«Так-так!» — сказал себе Адам.

— Так что лучше забери все себе.

— Хорошо, но пока что я положу продукты в холодильник

— Давай я помогу! — немедленно воскликнул Лукас.

Воспользовавшись тем, что Эди и Лукас заняты, Адам обхватил Дорси за талию и, бросив на ходу: «Сейчас вернемся!», увлек ее прочь с кухни.

Дорси со смехом последовала за ним в спальню.

— Мы с Лукасом сейчас говорили о свадьбе, — начал он без предисловий. Дорси мечтательно улыбнулась:

— Все еще не может смириться с розовым платьем?

— Верно, — ответил Адам. — Но я пообещал, что на нашей с тобой свадьбе ты будешь в голубом.

Это заявление, как он и ожидал, застало ее врасплох Дорси округлила глаза, удивленно приоткрыла полные губы. «Какая же она у меня красавица!» — в тысячный раз подумал Адам.

— На нашей свадьбе? — словно эхо, повторила она.

— Ну да. Что скажешь?

— Я… Адам… — Она робко улыбнулась. — Ты никогда не предлагал мне выйти за тебя замуж!

— Ты тоже не выражала такого желания.

— Я ждала, пока ты предложишь!

— А я ждал, пока предложишь ты.

— Право, не знаю, что сказать, — нервно пробормотала она. — Просто… просто не знаю! Мы ведь и так с тобой счастливы… разве нет?

— Разве ты не хочешь безопасности? Стабильности? Уверенности в завтрашнем дне?

— С тобой я и так уверена в завтрашнем дне. И даже в послезавтрашнем.

Что такое? Неужели ему придется ее уговаривать? Но тут Адам заметил, что зеленые глаза Дорси влажно блестят.

— Ты ночуешь у меня чаще, чем у себя дома, — заметил он. — А не далее как сегодня утром я обнаружил у себя в шкафу твои трусики. Это было… невероятно эротично!

— Это потому, что я не хочу путаться под ногами у Карлотты, — усмехнулась Дорси. — Она сейчас очень сблизилась со своим финансовым консультантом. Он холост и все свободное время проводит с ней. Для нее такие отношения в новинку.

— Я, кажется, слышу звон свадебных колоколов, — рассмеялся Адам.

— По правде говоря, не знаю, — подумав, ответила Дорси. — Ты думаешь?

Он притянул ее к себе и прижался лбом к ее лбу.

— Насчет Карлотты — не знаю, а вот насчет нас с тобой…

— Адам…

— Мне кажется, мы созрели для этого шага, — усмехнулся. Адам и добавил уже серьезно:

— Я люблю тебя, Дорси, и всегда буду тебя любить.

— Я тоже тебя люблю, — прошептала она. — И всегда буду любить.

— Так давай объявим об этом миру!


Она медленно кивнула — и вдруг расплылась в улыбке:

— Идет. Только на голубое платье я не согласна. Надену персиковое.

— Персиковое?! — в ужасе взревел Адам.

— Или лавандовое.

Он зажмурился и потряс головой.

— Хорошо, дорогая. Как скажешь, дорогая. Командуешь здесь ты, дорогая

— Так-то лучше! — расхохоталась Дорси и привстала на цыпочки, чтобы era поцеловать.


home | my bookshelf | | Как заарканить миллионера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу