Book: Моя маленькая шалунья



Пэйдж Лори

Моя маленькая шалунья

Лори ПЭЙДЖ

МОЯ МАЛЕНЬКАЯ ШАЛУНЬЯ

Анонс

Колтер Маккиннон, опекун дочери своего умершего друга, намерен выполнить его предсмертную волю: выдать Белл за богатого и достойного молодого бизнесмена. Но маленькой шалунье нужен лишь один человек на свете - сам Колтер.

Как ей переубедить своего избранника?

Глава 1

Белл окончательно проснулась именно в тот момент, когда поняла: все, что казалось кошмарным сном, происходит с ней наяву. На нее свалился огромный жуткий осьминог. Девушка почувствовала множество извивающихся щупальцев, похожих на человеческие руки и ноги. Ей было трудно дышать, но, сколько она ни пыталась, никак не могла вырваться из страшного плена. Белл чертыхнулась.

- Что случилось? - спросил грубый мужской голос.

- Кольт? Это ты? - удивилась девушка.

- А кого еще, черт побери, ты ожидала здесь увидеть?

Белл сразу успокоилась и обняла мужчину, крепко-крепко прижавшись к нему. Она была так счастлива, что он опять рядом с ней. Белл попыталась разглядеть его в темноте, однако различила лишь неясный силуэт, в котором было явно что-то необычное.

- А ну-ка, убери руки, - капризно потребовал женский голос.

И только тут Белл поняла, что они с Кольтом не одни. Это открытие сразу прояснило ситуацию и заставило девушку рассмеяться.

- Вот так так! Всего минуту назад я было подумала, что ты, Кольт, отрастил себе парочку щупальцев, совсем как у спрута, - сквозь смех сообщила она ему. Ты не мог бы чуть-чуть сдвинуться в сторону, а то мне трудно дышать, - мягко попросила она.

После короткой шутливой борьбы "спрут", придавивший девушку, откатился в сторону, и Белл услышала, как Кольт неуклюже шарит в кромешной тьме, пытаясь найти выключатель. Наконец его старания увенчались успехом, вспыхнул яркий свет. И на Белл пристально уставились две пары настороженных глаз: одни, темно-серые, - Кольта, другие, голубые, - какой-то незнакомой и довольно странной особы женского пола, которая рассматривала девушку так, будто та была омерзительной, холодной и скользкой ящерицей, забравшейся в ее теплую чистую постель.

Белл с интересом разглядывала мужчину, который несколько лет назад просто-напросто сбежал от нее. А вся ее вина заключалась лишь в том, что она ошибочно сочла их влечение взаимным.

Да, в семнадцать лет еще слишком многого не знаешь о взаимоотношениях мужчины и женщины... Глядя на Кольта и его красивую, изысканную и явно умеющую подчеркнуть все свои достоинства даму, которая прямо-таки источала надменность и недоброжелательство, Белл поняла, что ей следовало бы взять у нее несколько "уроков жизни". Хотя со времени их последней встречи с Кольтом прошло три года и она тоже многому научилась...

- Ты что, явилась сюда, чтобы устроить стриптиз-шоу? - донесся до девушки голос Кольта, в котором не было ни капельки радости от встречи с ней.

Тут только она поняла, что сидит в постели в высоко задранной рубашке, сверкая маленькой полоской мини-трусиков. Быстро рванув тонкую ткань вниз, она прикрыла бедра.

- Это все из-за вас, - оправдываясь, пробормотала Белл. - Если бы ты и твоя подружка не шлепнулись на меня в порыве страсти, мне не пришлось бы от вас защищаться...

- Да уж, действительно чудесное оправдание, - с иронией заметила женщина.

- Все, достаточно, - пытаясь говорить сурово, заявил Кольт.

Обвиняемая сидела на кровати и молча огромными глазами смотрела на мужчину. Так умела смотреть только Белл. Девушка даже попыталась выжать из себя слезинку, но для этого надо было подумать о чем-нибудь печальном, а ее душою владел восторг оттого, что она вновь видит любимого, он рядом и все так же красив! Темно-серые глаза, длинные ресницы, черные как смоль волосы, худое мускулистое тело. Светская куколка пришла окончательно в себя, поправила прическу и одарила Кольта ядовитым замечанием:

- Вот уж не подумала бы, что ты можешь развлекаться с малолетками!

- Я уже не ребенок. Мне двадцать лет, почти двадцать один. Исполнится через четыре месяца, - уточнила Белл.

- И когда ты приехала? - не обращая внимания на дамский "обмен любезностями", спросил Кольт.

- Около полуночи. Я ехала на машине два дня без остановок. Я.., ммм.., подумала, что вполне могу остановиться у тебя...

- Исключено, - резко возразила светская львица, однако хозяин дома с таким недовольством взглянул на нее, что дама поспешила смягчить свои слова:

- Если, конечно, ты не родственница.

- Нет, - одновременно произнесли Белл и Кольт.

Затем мужчина решил все же представить дам друг другу:

- Познакомьтесь: Марша Монтбаттен -Белл Гламорган.

- Послушай, дорогой, этой девчонке все же неприлично оставаться у тебя, уже другим, заботливым, тоном произнесла хитрая особа, стараясь представить все в таком свете, будто ее единственная цель - защита интересов и репутации друга.

Пока парочка выясняла вопрос о приличиях, девушка еще раз оглядела "полицию нравов". На вид ей можно было дать около тридцати. Черное шелковое платье с глубоким декольте и высокими соблазнительными разрезами по бокам. Драгоценные камни в серьгах и колье - возможно даже, настоящие, не фальшивка. Возле двери на полу - небрежно брошенная белая кружевная накидка.

Прекрасно зная вкусы и характер Кольта, Белл вздохнула с облегчением. Судя по всему, это знакомство случайное. Кольт никогда бы не смог влюбиться в эту холодную, расчетливую светскую куклу.

Напряжение, охватившее Белл в первые минуты встречи, исчезло, и теперь девушка начала спокойно рассуждать. Холостяк, пригласивший к себе домой даму, вовсе не обязательно испытывает к ней нежные чувства, почти весело решила она про себя.

Однако, взглянув на суровое выражение лица любимого, его плотно сжатые губы, бедняжка пришла к совершенно неутешительному для себя выводу - хозяин дома совсем не рад ей. Инстинктивно потянув вниз край рубашки под пристальным взглядом холодных глаз, непрошеная гостья начала оправдываться:

- Не могла же я знать.., я полагала... Потому что всегда останавливаюсь именно здесь... Как же я уйду прямо сейчас вот в таком виде... - лепетала провинившаяся, пытаясь хоть как-то оправдаться.

- Хорошо, успокойся, - вдруг мягко произнес Кольт. Это было неожиданно и приятно для Белл.

Марша изумленно взглянула на своего друга.

- Да, разумеется, ты можешь пожить здесь. Некоторое время, - окончательно подвел итог хозяин дома.

Мужчина потянулся и развязал галстук, затем снял пиджак.

- Марша, я вызову такси, - обратился он к красотке.

- Ах вот как! Меня гонишь, а эту пигалицу оставляешь у себя? - взорвалась Марша.

- Отец Белл был моим деловым партнером, - успокаивая даму, говорил Кольт. - После его смерти по завещанию я назначен ее опекуном. - Немного помедлив, молодой человек добавил:

- Однако нам с тобой надо кое о чем серьезно потолковать. Увидимся завтра, за ланчем. Хорошо?

- Ах, ты официально присматриваешь за ней... - облегченно вздохнула Марша. Казалось, теперь она совершенно успокоилась и даже удостоила воспитанницу своего возлюбленного снисходительно-жалостливым взглядом. - Все в порядке, дорогой. Заезжай за мной в час дня, и мы все спокойно обсудим и решим, ласково добавила она.

- Идет. - Обняв Маршу за плечи, мужчина проводил ее. - До завтра.

Настроение Белл вновь резко упало. Ну действительно, кто же станет радоваться появлению еще одного препятствия в жизни?!

Девушка и не рассчитывала на радушный прием, но все же привыкла считать компаньона отца своим лучшим другом и никак не могла поверить, что он отнесся к приезду своей подопечной как к неприятной помехе. А она так скучала вдали от него!

Белл села в постели, вся сгорбившись, обняв колени и еще раз проверив, полностью ли закрыла голые ноги ночная рубашка; затем, мрачно нахмурившись, она стала ждать возвращения опекуна, мысленно представляя себе, как он провожает свою красотку до машины.

Колтер Маккиннон был именно тем достойным со всех точек зрения джентльменом, которого отец Белл незадолго до смерти выбрал в качестве опекуна для дочери. И все было прекрасно, пока три года назад этот опекун не рассердился и не запретил своей воспитаннице навещать его без особого приглашения. Но, как рассудила про себя девушка, с тех пор многое изменилось прежде всего она стала совсем взрослой и ею уже нельзя понукать и командовать, как маленьким ребенком. У нее теперь свои взгляды на жизнь и собственные планы на будущее.

- Это я, - Кольт прошел через красиво отделанную арку входа в дом и плотно прикрыл за собой дверь.

Ссутулившись, Белл прошла за ним в кухню, оборудованную по последнему слову техники и моды, по пути стараясь собрать все свое мужество и придумать на ходу наиболее веские аргументы в пользу своего внезапного появления.

Этот дом Кольт приобрел почти сразу после того, как Белл окончила школу; а она сочла эту покупку знаком готовности будущего опекуна к созданию собственного семейного очага.., разумеется, вместе с ней. Поэтому после сдачи выпускных экзаменов, усевшись ему на колени и нежно обняв за шею, "будущая жена" сообщила избраннику о своих планах. Его ответ быстро развеял все иллюзии, вернув мечтательницу на грешную землю. Фантазерке пришлось проглотить обиду и, подальше запрятав уязвленную гордость, объяснять, что предложение о замужестве было всего лишь невинной шалостью. Когда же отец отослал дочь в то лето в одно из нескончаемых путешествий по Европе для расширения кругозора в компании скучной престарелой гувернантки, девушка впервые за много лет обрадовалась случаю уехать куда подальше. Однако шесть недель спустя турне было прервано известием из дома. От сердечного приступа умер отец Белл. Через два дня, прямо к похоронам, путешественница вернулась домой.

Гарольд Гламорган, крупный рыжеволосый техасец, чьи предки были выходцами из Ирландии, унаследовавший горячую кровь жителей этой страны, обожал пропустить стаканчик виски и насладиться послеобеденной сигарой, предпочитая бифштекс с жареной картошкой всем другим блюдам на свете. И он мертв? Да это просто не укладывалось в голове.

На несколько мгновений Белл вернулась мысленно в далекое прошлое и припомнила те времена, когда отец получил работу на нефтяном промысле и по вечерам возвращался домой ужасно уставший, грязный, но абсолютно довольный жизнью, веселый и жизнерадостный; войдя в дом, он нежно и крепко обнимал жену и дочку...

Мама... Боль утраты самого родного и близкого ей человека, наверное, не утихнет никогда. Девочке исполнилось всего лишь двенадцать лет, когда первое несчастье вошло в их дом: она потеряла мать. Вдруг Белл Гламорган поняла, что в огромном мире не осталось ни одного человека, кому бы она была нужна.

Когда-то ее идеалом был Кольт. Но теперь все изменилось. Мир стал совсем другим еще более холодным и враждебным. Отношение опекуна тоже переменилось, он начал относиться к девочке куда более требовательно, чем самые строгие родители: скрупулезно расспрашивал об успехах, контролировал, и весьма придирчиво, каждую оценку, полученную ею в женском колледже, куда она была определена еще при жизни отца...

Раздумья девушки прервал строгий мужской голос:

- Если я не ошибаюсь, в данный момент ты должна путешествовать по Греции в обществе компаньонки.

- Я не поехала туда.

- Ну это и так очевидно. Его пристальный взгляд, казалось, заглянул в душу Белл.

- И все же, объясни, что случилось. Объяснить? Планы, которые казались ей такими ясными, сейчас, под суровым взором мистера Маккиннона, показались глупым ребячеством.

- В октябре мне исполнится двадцать один год, - чтобы как-то начать неприятный разговор, напомнила Белл. - И я вступаю в права наследования.

Скрестив руки на груди, Кольт задумчиво разглядывал свою воспитанницу.

- Ты сможешь вступить в свои права наследницы лишь в том случае, если я одобрю перевод твоего фонда из денег компании, напомнил он. - В моей власти задержать выплаты до исполнения тебе двадцати пяти лет.

- Я знаю. И мне кажется, что самый простой путь узнать, смогу ли я занять достойное место в вашей с отцом фирме, - это попытаться обучить меня бизнесу. Хотя бы минимуму того, что я обязана уметь. И тогда все сразу станет ясно.

- За четыре месяца?

- Ну не всему... Ты дашь мне самые необходимые начальные сведения. Если я оправдаю надежды, последует продолжение учебы.

- Тебе осталось учиться всего один год в колледже. Может быть, разумнее знакомиться с делами корпорации после выпуска?

- Ни тебе, ни папе не понадобились никакие академические премудрости для того, чтобы добиться успехов в работе.

Видя, что последний довод не показался Кольту убедительным, будущая бизнесменша решила подойти к вопросу с другой стороны.

- Хорошо, но почему я не могу закончить бизнес-колледж здесь, в Далласе, и параллельно проходить обучение на практике в твоей компании? По-моему, это было бы вполне разумно и рационально.

- Твой отец... - возразил было Кольт.

- ..хотел, чтобы я посещала колледж в Вирджинии, - завершила за него фразу Белл. -Я это и делала. Выполняла его волю. А теперь очень хочу вернуться домой. Кольт, понимаешь, я...

Ну как ему объяснить? Что сказать? Одинока? Устала? Несчастна?

И тут в Белл проснулось упрямство, унаследованное от Гэла Гламоргана. Ну уж нет! Никому не удастся свернуть ее с выбранного пути!

- Ото! Кажется, сейчас я увижу истинную дочь своего друга, и она задаст мне жару! поддразнил свою воспитанницу Кольт. - Послушай, может, ты провалила экзамены? - с явным сочувствием спросил он.

- Нет.

Белл даже не взглянула на печенье, зато сделала глоток очень горячего и крепкого кофе. И, не сдержавшись, поморщилась: это был самый плохой кофе на свете. Затем девушка все же решила объясниться.

- Со времени смерти мамы я почти не приезжала в Техас, а еще реже навещала Даллас. В течение безумно долгих восьми лет меня то отсылали в интернаты, колледжи, пансионы, то отправляли путешествовать по всему миру. Господи, когда же я наконец смогу обрести свой собственный родной дом взамен комнаты в студенческом общежитии или номера в отеле?!

Огонек сочувствия и понимания промелькнул в глазах Кольта.

Настроение Белл сразу же улучшилось, как только она уловила эту перемену в воспитателе. Но, заглянув в глубину серых глаз, девушка вновь съежилась - ей показалось, будто в них плавают прозрачные колкие льдинки.

Колтер Маккиннон тяжело вздохнул и рукой взъерошил черные волнистые волосы. От этого жеста одна непослушная прядь выскользнула из прически и упала на лоб. И сразу мужественное холодное лицо мужчины стало по-мальчишески юным и привлекательным. Он улыбнулся. За все последние встречи Белл редко удавалось видеть его таким.

- Так почему же ты все-таки здесь? - уже совсем другим, мягким, тоном повторил он свой вопрос.

- Да потому, что мне больше просто некуда пойти, - не задумываясь ответила девушка, удивленная настойчивостью и интересом именно к этой теме.

Отец продал их ранчо и дом после смерти мамы; из их жизни ушло все, что так ценила и любила Белл и что являлось ее единственным прибежищем и защитой.

- И у тебя нет никаких подружек, которые могли бы пригласить тебя к себе погостить?

Задумавшись на минуту, Белл честно перебрала в уме всех своих знакомых.

- Нет.

Девушка вспомнила балы, на которые, к превеликому восторгу пансионерок, приглашались молодые студенты университета. Белл ненавидела эти "дружеские вечеринки", их фальшиво-радостную атмосферу, хихиканье сокурсниц, когда они вертелись перед зеркалом, примеряя наряды к торжеству, их пересуды о грядущих встречах и влюбленностях.

Все гости мужского пола в своих пристрастиях и вкусах были совершенно одинаковы и стремились достичь лишь одной цели - потихоньку увести партнершу по танцу подальше в темноту для дальнейших развлечений. Неандертальцы. Разумеется, "джентльмены" воспитывались в самых богатых и родовитых семьях, поэтому из года в год были желанными кавалерами на совместных вечеринках в пансионах.

- Белл, ты меня слушаешь? - прервал ход ее мыслей требовательный голос Кольта.

- Большинство людей, с которыми меня сводила судьба за эти годы, снобы и ужасно кичатся своим положением в обществе, - вернулась в русло прерванной беседы девушка. -Ну прямо как твоя подружка... - она не успела вовремя прикусить язычок, и слова сами выпорхнули на свет.

- Благодарю за комплимент, вы очень любезны, - усмехнулся по своему обыкновению опекун. - Но именно этой даме я собирался сегодня вечером сделать предложение выйти за меня замуж.

- Ох, боже мой. Кольт, только не это! - с болью в голосе пролепетала Белл. - Не может этого быть... Ты не сделаешь... Она ужасна... Неужели ты любишь ее?..

Брови мужчины удивленно поползли вверх, затем он прищурился и стал пристально разглядывать свою подопечную.

- Любовь - это игра для дураков, - наконец после раздумий проинформировал девушку Кольт. - Ты еще не пришла к тому же выводу?

Она отрицательно помотала головой.

- Зачем жениться на женщине, которую не любишь? - продолжала настаивать собеседница.



- У ее отца очень нужные деловые связи. Кроме того, Марша - прекрасная хозяйка.

- Что за гадость, Кольт? Неужели ты собираешься пробиваться вверх по социальной лестнице любой ценой, отбрасывая моральные принципы?! Ну прямо как мой отец!

Хозяин дома выпрямился и со стуком отставил чашку с остывшим кофе.

- Что это ты такое говоришь? Гарольд Гламорган стремился достичь материального благополучия, не считаясь ни с кем? - возмущенно воскликнул он. - Где это ты выкопала подобную идею?

- Я сама совершенно ясно поняла это через два года после гибели мамы.

На мгновение резкие черты лица Кольта смягчились. Он всегда любил жену Гэла и восхищался ею.

- И как же ты это обнаружила?

- Когда папа разбогател, он стал требовать, чтобы мама постоянно присутствовала на всевозможных благотворительных мероприятиях - вечерах, обедах, заседаниях каких-то правлений. Его перестали удовлетворять наша прежняя простая жизнь и отношения в семье. Он любил нас, но его требования были тягостны для мамы. Она очень старалась стать такой, какой ее хотели теперь видеть, но. Кольт, дорогой, она же была всего лишь простой официанткой в маленьком провинциальном городишке, когда познакомилась с будущим мужем и они без памяти влюбились друг в друга. А он был простым подсобным рабочим в нефтяной компании. Они были самими собой и счастливыми людьми, пока на нас не обрушились эти деньги...

Белл надолго умолкла, вспомнив тот самый страшный день в их с папой жизни, когда погибла мама. Лили возвращалась с делового обеда. Она никогда не любила вино и не пила, стараясь отказаться под любым предлогом; но на вечеринке ей волей-неволей пришлось следовать протоколу и поддерживать компанию. Она сама вела машину и не почувствовала опасности, не заметила, что начался прилив, что вода в заливе поднялась и затопила тот участок дороги, который она должна была обязательно пересечь. Мама утонула вместе с погрузившейся в воду машиной...

- Знаешь, иногда я мечтаю о том, чтобы ты и отец никогда бы не открыли это проклятое месторождение, - с болью в голосе заметила Белл. - Мы были так счастливы до тех пор, пока не разбогатели...

- Белл...

Девушка жестом показала, что разговор о днях минувших завершен.

- Ты не станешь возражать, если я пробуду в твоем доме до утра? Завтра я постараюсь уехать как можно раньше, обещаю.

Кольт встал и подошел к ней так близко, что девушка почувствовала тепло его тела, оно согрело ее, наполняя душу тихой радостью и мучительно-сладкой тоской и нежностью к этому лучшему в мире мужчине. Ей показалось, что Кольт печален и задумчив. Его сильные руки легли ей на плечи, голос звучал ласково:

- Ты можешь оставаться в этом доме столько времени, сколько тебе нужно. И тут же, словно испугавшись своих чувств, Кольт добавил:

- Можешь здесь жить, правда с условием, что будешь хорошо вести себя и не повторишь прежней попытки совратить меня...

Краска стыда залила щеки Белл.

- Об этом не беспокойся. Я уже не глупый подросток, и больше никогда не стану пытаться навязать тебе мои чувства.

Опекун рассмеялся и игриво подергал прядь ее волос, упавшую на плечо.

- Как жаль, что ты теперь совсем взрослая. Я буду очень скучать по тому худенькому маленькому сорванцу, который обожал находить и показывать мне красивые паутинки со сверкающими каплями росы и пестрые яйца в гнездах куропаток.

Белл отпрянула в сторону.

- Той сорвиголовы больше нет. Я собираюсь стать холодной, твердой, безжалостной деловой женщиной.

Хозяин дома лишь хмыкнул скептически в ответ.

Тогда его воспитанница сурово добавила:

- Я непременно стану такой. Затем сюда и приехала. Хочу, чтобы ты научил меня всему, что для этого необходимо. Ведь ты мне поможешь, правда?

Будущий педагог так долго молчал, что девушка решила, что получит отказ в своей просьбе. Наконец он изрек:

- Хорошо, попробую. Возможно, что-то получится.

Ученица нахмурилась, чувствуя по тону мужчины, что он хочет поставить какое-то условие.

- Возможно?!

- Ну, если ты будешь в точности выполнять все, что я стану требовать.

- Разумеется, буду!

- Никаких "разумеется". Или ты даешь мне слово во всем слушаться меня, или даже не стоит начинать.

Выбирать не приходилось. Пусть будут приказы, а не поручения. Никакого обсуждения заданий, никакой инициативы, лишь строгое исполнение. Сейчас она это пообещает, даст торжественную клятву делать все, как он скажет.

- Даю честное слово!

- Ну хорошо, начнем занятия с понедельника. У тебя впереди выходные, чтобы все как следует продумать и подготовиться. А теперь - спать!

Хотя приказной, насмешливый тон возмутил девушку, она не стала спорить. Кратко кивнув на прощанье, Белл отправилась в спальню. Засыпая, она старалась представить себя роковой красавицей - умной, утонченной, опытной и, главное, не знающей сострадания к людям. Кольт еще будет гордиться ею, ее успехами в бизнесе!

Колтер, выпроводив подопечную в спальню, сел на диван, налил себе стаканчик бренди, да так и не донес его до губ; рука застыла на полпути, а глаза уставились куда-то вдаль. Как будто он открыл какую-то новую истину и это открытие совсем в ином свете показало ему всю его жизнь.

Во-первых, он ужасно злился на Маршу. А причина этой неприязни, как он сам честно себе признался, крылась в ее высокомерном отношении к Белл. Такую гордыню и чванливость мистер Маккиннон в людях не любил. И злость.

Во-вторых, Белл, повзрослевшая Белл, у которой нет своего дома. Он вспомнил их прежний дом. Родители Белл радушно приняли Кольта в свой круг, как только услышали о смерти его родителей. Он стал членом их семьи.

Кольт был предан другу, обожал Белл и боготворил Лили. Но быть отцом-благодетелем он не готов. Черт бы побрал Гэла с его последней волей!

Суровый магнат был твердо уверен, что какой-нибудь проходимец без копейки за душой обольстит Белл и женится ради денег и потом его девочка всю жизнь будет несчастна. Именно поэтому он завещал своему другу и партнеру по бизнесу выдать подросшую малышку за равного ей по богатству молодого человека, причем из "хорошей" семьи, такой, как, например, у Марши.

Деньги. Опять деньги. Всегда только деньги!

Мисс Монтбаттен, завидная невеста из старинного богатого аристократического рода. А Кольт имеет возможность положить к ее ногам огромное состояние. В следующую минуту мужчину самого поразило, с каким сарказмом он об этом подумал.

Сам Колтер родился в захудалом местечке Техаса, в бедной семье. И земля, и люди там были одинаково грязными и истощенными; пустынные равнины, которые пытался обработать его отец. Хотелось бы теперь Кольту знать, как к его выбору супруги отнеслась бы мама. Только это невозможно. Оба его родителя погибли однажды темной ночью - их маленький убогий каркасный домишко был снесен мощным ураганом. На месте их жилища не осталось ничего, как будто и не было никакого строения. Они не дожили до того дня, когда смогли бы насладиться всеми благами, которые дает богатство, - деньгами, заработанными их сыном вместе с Гэлом Гламорганом. Компаньоны провернули рискованную операцию и начали добывать нефть одиннадцать лет назад. Купленное Колтером и отцом Белл нефтяное месторождение в морских глубинах оказалось даже богаче аляскинского. Их черное золото стало сенсацией, вернув былую славу Техасу. Разве такой успех не дает простому рабочему Кольту Маккиннону титул короля?! В этом месте "король" усмехнулся, припомнив Маршу. Она наверняка с омерзением отвернула бы свой хорошенький носик от подсобного рабочего с нефтяных вышек. Вот Белл - совсем другая натура. У этой девушки всегда найдется время, чтобы выслушать любого человека и посочувствовать ему. Итак, Белл. Ее жизнь, судьба, благополучие то, о чем он обещал Гэлу позаботиться. План номер один. Постараться сделать из нее настоящую деловую женщину. Однако здесь будут большие проблемы.

План номер два. Выдать девушку замуж за богатого молодого человека из старинного почтенного рода. Да, это, пожалуй, реальнее, чем карьера деловой женщины. Старинный богатый род. Деньги. Опять проклятые деньги!

Кольт тяжело вздохнул и откинулся на спинку черного кожаного дивана. Легкое, нежное благоухание коснулось его ноздрей, такое же знакомое и родное, как запах желтых цветков шалфея, который повсюду растет в Техасе. Неповторимая, чудесная свежесть аура Белл. Именно эта чудесная дымка окутала его и закружила голову, когда три года назад Белл, еще совсем подросток, забралась к нему на колени и объявила, что согласна выйти за него замуж и желает, чтобы у них было не меньше полдюжины детишек... И теперь он вновь, как и тогда, размышлял: что смутило его больше - выражение чувств, о которых не принято говорить столь явно и открыто, или его собственная реакция на близость стройного, загорелого тела и ласковые слова?

И вновь жаркая волна окатила его с головы до пят. С огромным, неимоверным усилием Кольт заставил себя вернуться из мира грез в реальность. Прощай, Белл!

Воспоминания о Белл невольно заставили Кольта улыбнуться, хотя идея выдать ее замуж вызывала раздражение. Ну ладно. One-кун вытащил чистый лист бумаги и медленно, обдумывая, казалось, каждую букву, написал три самых известных имени, еще трех кандидатов он поставил в резерв.

- Вот уж взорвется крошка Белл, если обнаружит мой перечень, - невесело ухмыльнувшись, пробормотал он.

Допив бренди, Кольт отставил стакан в сторону, и вновь ироничная улыбка тронула уголки его губ. Деловая женщина? Ха-ха! Он, конечно, позволит ей остаться и начнет обучение (во всяком случае, сделает вид, что дает ей уроки), но лишь затем, чтобы поскорее выдать замуж.

В конце концов, хорошее замужество - это наилучшая судьба для Белл.

Глава 2

Белл весело напевала под шелест струящейся по телу воды. Несколько минут девушка пыталась найти источник своей радости, но вскоре пожала плечами и отказалась от раздумий. Зачем анализировать прекрасные чувства? Самое главное в жизни - быть здоровым, ощущать в себе силы. А хорошее настроение - подарок судьбы.

Закончив водные процедуры, она обернула мокрые волосы мягким махровым полотенцем, а другое обмотала вокруг загорелого, стройного тела. Продолжая мурлыкать песенку, Белл выбежала в холл и принялась бесцельно и весело бродить по нему, удивляясь и восхищаясь своему внутреннему блаженству.

Позади раздался какой-то шорох. Быстро обернувшись на звук, она встретилась с хмурым, недовольным взглядом хозяина дома.

Белл радужно улыбнулась ему, твердо решив делать вид, что не замечает недружелюбного выражения его лица.

- Доброе утро, Кольт. - Девушка пристально взглянула на него. - Ты выглядишь так, будто спал не раздеваясь.

Действительно, его одежда была сильно помята, а свежая щетина на подбородке и скулах придавала его загорелому лицу мрачное выражение. Зато макушку серьезного бизнесмена украшал задорный хохолок.

- Да, я заснул в чем был на диване, - честно признался опекун. И тут девушку осенило.

- Пожалуй, я приготовлю к завтраку что-нибудь из того, что когда-то любила делать мама. Что бы вы предпочли, мистер Маккиннон?

- Не беспокойся, ничего не нужно, - тоном, не терпящим возражений, отозвался Кольт. - Лучше побыстрее одевайся и приведи себя в порядок. У нас масса дел.

Постаравшись умерить свое веселье и безудержное желание скакать и петь, чтобы не раздражать мрачно настроенного опекуна, девушка проскользнула в комнату для гостей. Быстренько натянув на себя джинсы и оранжевую футболку, Белл подобрала густые волнистые волосы в "конский хвост" и галопом помчалась на кухню. Проходя мимо ванной комнаты, она услышала шум воды. Прекрасно. Пока опекун принимает душ, у нее есть время.

Итак, печенье. Повариха замесила тесто по рецепту Лили, разделила его формочкой на порции, выложила на лист и сунула в духовку. Пока печенье подрумянивалось, девушка ловко накрыла на стол.

Кольт вошел в кухню, освеженный после душа, в белоснежно-чистой рубашке, галстуке и словно только что отглаженных брюках. Как раз вовремя. Слегка нахмурясь, опекун наблюдал, как по сигналу таймера его воспитанница открывает духовку и достает оттуда печенье. Белл выложила угощенье на тарелку и, сияя улыбкой, поставила перед хозяином дома.

- Сюрприз, - весело сказала она.

- Не было необходимости столько возиться со всем этим, - занимая свое обычное место за столом, проворчал Кольт.

Весь завтрак за столом царило молчание. Когда с едой было покончено, девушка осторожно заметила:

- Я думаю, мне следует поискать себе работу и отдельную квартиру.

Ответом ей было ироничное хмыканье, ясно дающее понять точку зрения опекуна на это предложение.

- И что ты умеешь делать?

- В пансионе нас учили, как правильно сервировать стол. Полагаю, что смогу справиться с подобного рода работой в фирме, обслуживающей банкеты, свадьбы и другие мероприятия, - улыбнулась Белл.

- А печатать ты умеешь?

- Конечно, я же окончила компьютерные классы.

- Ну что же. Для начала годится. Но разве ты не изучала бухгалтерское дело и бизнес? Лицо Белл покрылось красными пятнами.

- Да.., но я.., хм.., не слишком много из всего этого усвоила...

- Это очевидно.

Но воспитанницу Колтера Маккиннона не так-то просто было смутить.

- Ни ты, ни мой отец не заканчивали никаких колледжей.

- Мы учились в суровой жизненной школе.

- Только, пожалуйста, не надо нотаций.

- Хорошо, убедила. Мы начнем наши уроки с азов. Эта футболка ужасна.

Сбитая с толку такой неожиданной переменой темы, девушка попыталась со всех сторон рассмотреть не понравившийся опекуну туалет - что в нем не так, как надо. Цвета отличные, супер, и вон как сверкают блестки.

- И что же тебя в ней не устраивает?

- Все. Тебе нужно подобрать гардероб, соответствующий твоему новому имиджу. Я не могу взять тебя в офис в таком виде. Правильно выбранный костюм для делового человека это сто один процент успеха в бизнесе. Я отвезу тебя к консультанту. В десять часов сорок пять минут мы должны выехать из дому. Будь готова к этому времени, не опаздывай.

Налив себе еще чашку кофе, Кольт ушел в кабинет и плотно прикрыл за собой дверь.

- Я видела кольцо с бриллиантом. Кольт на миг оторвался от каких-то мрачных размышлений и бросил быстрый взгляд на подопечную.

- Что?

- На кофейном столике под плющом была спрятана коробочка-футляр. Извини, но я из любопытства заглянула внутрь, пока ждала тебя. Вот и обнаружила бриллиант размером с кусок скалы. Марше понравятся и его стоимость, и размер, хотя, возможно, она предпочла бы камень покрупнее.

- Этот подарок весит три карата, солнышко.

- Да, я же говорю, что твоя невеста, как и все хищницы, предпочитает добычу покрупнее. Чем больше улов, тем радостнее улыбка щуки.

- Послушай, ты видела эту женщину всего лишь один раз в жизни, да и то не в самое подходящее время. - Опекун метнул на девушку сердитый взгляд.

Краска гнева залила нежные щеки Белл, но, к удивлению Кольта, она промолчала. Вот так. Никаких возражений. Взрослая Белл.

Молчание длилось вплоть до того момента, как они сели в машину. Ей все же пришлось напомнить ему:

- Ты забыл кольцо, а оно тебе понадобится сегодня за ланчем.

Девушка открыла свою сумочку и вручила ему черную бархатную коробочку.

Не глядя, опекун взял ее и сунул в ящичек для перчаток.

- Но это слишком дорогая вещь, чтобы валяться здесь! - притворно возмутилась воспитанница.

- Я переложу ее в сейф, как только доберусь до офиса.

- Но разве ты не собираешься вручить его мисс Монтбаттен?

- Не сегодня.

- Отлично.

- Не обнадеживайся.

Девушка лишь ласково улыбнулась в ответ, и он вдруг увидел две милые ямочки на щеках и отметил, что губы у нее стали взрослыми, сочными, манящими. Осознание этого факта словно огнем опалило Кольта. Спокойно, приказал сам себе потрясенный опекун.

Взглянув на часы. Кольт убедился, что они прибыли вовремя. Ровно десять.

- Продавца-консультанта зовут Келли. У тебя есть деньги на ланч и такси до дома?

- Угу - Покажи.

Порывшись в сумке, Белл вытащила две купюры по двадцать долларов.

Маккиннон удовлетворенно кивнул.

Девушка вышла из машины и, соблазнительно покачивая бедрами, направилась к входу огромного торгового центра. И снова Кольт поразился, как выросла его подопечная...

- Привет! Здесь кто-нибудь есть? Белл остановилась в центре небольшого, но элегантно и современно обставленного офиса и выжидательно посмотрела на еще одну служебную дверь.

- Минуточку, пожалуйста, - донесся приятный женский голос.

Девушка присела на один из массивных позолоченных стульев, стоящих вдоль стены, положила ногу на ногу и широко зевнула. После долгой дороги и бурных событий прошлой ночи она все утро чувствовала себя разбитой.

Появилась женщина - у нее были огромные прекрасные карие глаза, нежные и чуть-чуть раскосые - как у лани. Их взгляд сразу же покорил Белл, и она даже не сразу нашла, что сказать. Келли Мошер, а, судя по табличке на письменном столе, именно так звали хозяйку, выжидающе глядела на незнакомку и профессионально-вежливо улыбалась. Роста красавица была небольшого, черты лица правильные и нежные. Пышные каштановые волосы собраны в аккуратный узел на макушке. Все в облике Келли ужасно понравилось воспитаннице Кольта.



- Здравствуйте, вы, очевидно, мисс Гламорган. - Видя замешательство клиентки, дизайнер пришла ей на помощь. Голос мисс Мошер идеально соответствовал ее фигуре и лицу: мягкое, нежное контральто.

- Пожалуйста, зовите меня просто Белл. А вы - Келли?

Когда женщины пожимали друг другу руки, девушку поразило, что у мисс Мошер рука слегка подрагивала, как у очень сильно расстроенного чем-то человека. Ей под тридцать или даже слегка за, отметила про себя мисс Гламорган, еще раз пристально взглянув на поразившую ее даму.

- Итак, Белл, мистер Маккиннон сказал, что вам необходим комплект одежды для работы в офисе. Я правильно поняла его?

- Да, что-то вроде того. Меня приняли на ставку обучающегося менеджера.

Прекрасные карие глаза чуть шире распахнулись от удивления, но их обладательница лишь сдержанно кивнула. Секретарша мисс Мошер принесла кофе. Уютно расположившись с полными чашками превосходно сваренного кофе за низеньким столиком, дамы принялись обсуждать возможные варианты гардероба Белл. К концу разговора они перешли на "ты".

- Сколько у тебя костюмов?

- Ни одного, - честно созналась Белл.

- А жакеты, куртки, пиджаки?

- Есть замшевый жакет, лыжная парка и одна действительно великолепная вещь - черное пальто-полушинель, купленное в одном из фешенебельных магазинов. Ох, чуть не забыла твидовое пальто с кожаными "заплатами" на локтях.

- И это все?!

Девушка заметила отблеск отчаяния, промелькнувший в карих глазах.

Мисс Мошер, понимая всю трудность задачи, решила действовать.

- Ты не могла бы встать? Белл вскочила на ноги и застыла на месте, ожидая, какие указания последуют дальше. Келли обошла вокруг нее.

- Тебе к лицу чистые, благородные тона ярко-красный или рубиновый, изумрудно-зеленый и янтарный. Первое:

- юбка из плотной ткани под твой твидовый жакет. Так. Еще платье, фасон я уже прикинула. - Келли быстро подошла к телефонному аппарату на столе и набрала номер.

В кабинете появились клерки с заказанными вещами. Глядя на прибывающие платья, юбки, блузки, Белл неожиданно обрадовалась и со все возрастающим удовольствием встречала все новые и новые сокровища из коллекции модельера. Да и какая женщина сможет остаться равнодушной к красивым вещам!..

Когда Белл добралась до дома, руки ее едва удерживали груду свертков, пакетов и пакетиков. Швейцар поспешил ей на подмогу, и только благодаря его своевременному вмешательству весь багаж был благополучно погружен в лифт и доставлен по назначению.

- Большое вам спасибо, мистер Чивер, - от души поблагодарила его девушка. Швейцар расплылся в добродушной улыбке и, взяв у нее электронную карточку, помог открыть дверь.

Оставшись наедине со своими покупками, Белл улыбнулась. Ей не терпелось поскорее продемонстрировать свои обновы опекуну, поэтому она буквально считала минуты до его прихода. Умница Келли помогла ей найти в одежде точное сочетание изысканности и повседневности, а самое главное, отобрала именно те вещи, которые больше других шли Белл.

- Ау! Ты дома?! - позвал Маккиннон, плечом стараясь прикрыть за собой дверь. Руки его были заняты пакетами из китайского ресторана.

- Добро пожаловать! Только закрой, пожалуйста, глаза.

Сердито пыхтя, Кольт направился на кухню. Он достал содержимое упаковок, расставил тарелки и разложил вилки. Быстро заварив зеленый чай, который обожала Белл, он открыл бутылку красного вина.

- Ну ты сделал, как я просила? - спросила девушка, просовывая голову в проем кухонной двери. Он повиновался и раздраженно закрыл глаза, решив не портить радостного настроения Белл.

- Хорошо, будь по-твоему. Я готов.

- Там-там-там-тарам, - победно пропела новоявленная фотомодель, вплывая легкой, изящной походкой в кухню. - А теперь можешь смотреть.

Господи! Кто же это? Прекрасная незнакомка в рубиново-красном платье стоит перед ним и ждет его оценки. Черный поясок змейкой охватывает тонкую, изящную талию, подчеркивая стройность и красоту форм. Скромные золотые сережки закрывают ушные мочки, а шейку украшает цепочка простого плетения. Общее очарование дополняют черные туфли-лодочки и такого же цвета маленькая сумочка. Белл даже прическу изменила: короткая челочка, а сзади длинные блестящие волосы.

- Я принес ужин, - только и сумел выдавить из себя Кольт.

- О'кей. Остальные модели я могу продемонстрировать и после еды. Кстати, Келли великолепна. Я ее обожаю. - Белл убежала в свою комнату, чтобы переодеться в обычный домашний наряд. Через минуту она уже вприпрыжку влетела в кухню в джинсах и сереньком свитере.

Чудеса! Принцесса вновь обернулась Золушкой. Неожиданное превращение нервировало Кольта и лишало присутствия духа.

- Итак, ты говоришь, тебе понравилась Келли?

- Угу. Она просто душечка. И ужасно жаль, что у ее родных не заладились отношения с соседями, как ты считаешь?

- А я и не знал об этом.

Кольт отделил себе из общей кучки, лежащей на столе, две деревянные палочки для дегустации китайских блюд и, с видом опытного эксперта подцепив кусок подрумяненного мяса, ловко отправил его в рот.

- Моя новая подруга немного рассказала мне о своих проблемах за ланчем. Кстати, где и как ты с ней познакомился?

- Мне ее порекомендовала Марша, которая давно пользуется ее услугами.

Белл сморщила носик.

Уловив выражение лица воспитанницы, опекун сухо заметил:

- Скажи я тебе заранее, кто рекомендовал мне обратиться к этому дизайнеру, Келли вряд ли понравилась бы тебе.

- Кольцо все еще у тебя? - вместо ответа осведомилась девушка.

Несостоявшийся жених сурово нахмурил брови.

- Да, - в конце концов честно признался он.

Девушка вздохнула с явным облегчением.

- Марша - хищница. Ей нужны твои деньги.

- Господи, это же смешно. - Он ухмыльнулся. - Признайся честно, ведь ты просто ревнуешь меня к ней, а?!

- Да. Ты прав. Если ты не хочешь взять в жены меня, то я хочу видеть рядом с тобой любящего и порядочного человека.

Кусок свинины, тушенной в кисло-сладком соусе, застрял в горле Кольта, и ему пришлось долго откашливаться. Он пробормотал пару фраз из словарного запаса своей юности. Белл мило улыбнулась.

- У меня есть еще проблема, этическая. Как ты думаешь, я правильно поступила, когда в магазине самостоятельно выписала чек на оплату расходов за свою новую одежду? Ведь счет придет в бухгалтерию компании. У меня нет достаточного количества наличных, чтобы оплатить его самой. Правда, я приобрела только необходимый минимум для начала работы и лишь те вещи, которые выбрала Келли, - заверила опекуна девушка.

- Ничего страшного, я подпишу твой счет к оплате. Ты сможешь вернуть эти деньги, когда будешь получать зарплату и откроешь собственный счет.

- Но мне, возможно, для этого понадобятся годы.

- Не думаю. Компания начнет выплачивать тебе зарплату, как только ты приступишь к работе, то есть с понедельника. Могу выдать аванс прямо сейчас.

- Что? Мне будут платить? За то, что я всего лишь учусь?

Опекун искренне поздравил себя с тем, что заранее продумал данный вопрос. Его воспитанница всю жизнь жила на выделяемое ей специальное пособие и вынуждена была считать каждый цент. Такова была последняя воля Гэла. Он хотел, чтобы его дочь научилась с детства разумно тратить деньги. Эти ограничения отпадут, когда наследница достигнет определенного возраста и получит право распоряжаться всем имуществом.

Кольт рассеянно наблюдал, как девушка добрала все крошки в одной картонной коробке и перешла к другой. Надо бы ускорить выполнение матримониальных планов относительно Белл. Один из юношей, которых он включил в список предполагаемых женихов, его сосед по ранчо. Дом на природе Маккиннон купил совсем недавно, пару месяцев назад, - просто сделал себе такой подарок, чтобы почаще выбираться из города на природу.

Точно! Надо устроить вечеринку и представить на этом мероприятии молодых людей друг другу. А дальше все образуется само собой, природа обо всем позаботится.

Глава 3

Белл устало выпрямила спину и смахнула одной ей видимые пылинки с подола юбки.

- Ты готова? - спросила Кольт, просовывая голову в дверной проем комнаты-архива.

- Угу.

Девушка зевнула, потянулась и, закрыв картотечный ящик, рысцой потрусила за своим боссом. Сделала она это с такой радостью, с какой молодой натренированный пес на охоте преследует указанную ему дичь.

Сегодня с самого утра первым рабочим заданием новой сотрудницы компании "Галфко" стал разбор и систематизация документации. Впрочем, в хранилище Белл трудилась уже с понедельника. Сначала она ужасно обиделась, что ей поручили такой легкий участок. Однако, когда вникла в содержание документов, ее мнение о значимости полученной должности резко изменилось. Она вчитывалась в отчеты, доклады, письма, которые сортировала, и за короткий срок узнала о деятельности своего отца куда больше, чем за все предыдущие годы совместной жизни. Мисс Гламорган быстро уяснила, что ее папа большую часть своего времени проводил за игрой в покер, а со всеми проблемами Кольту приходилось справляться в одиночку.

Белл не удержалась и прошлым вечером изложила все свои выводы опекуну. Он отреагировал совершенно спокойно и объяснил, что это поспешные умозаключения, ведь именно Гэл научил своего компаньона всему, что знал и умел сам в нефтяном бизнесе.

По пути Белл зашла в дамскую комнату и тщательно вымыла руки. Когда девушка по коридору добралась до офиса, Кольт уже ждал ее. Лифт плавно заскользил вниз по огромному зданию, один из этажей которого был собственностью компании мистера Маккиннона. Судя по архивным материалам, нефтяная компания "Галфко" стала холдинговой, так как обладала паями в других самостоятельных фирмах, занятых родственным бизнесом. Главным координатором нового образования был избран Кольт. Ему доверили контроль за ходом всех проводимых операций.

- Знаешь, мне кажется, будет лучше, если я подыщу себе отдельную квартиру, - чувствуя, что молчание в кабинке лифта чересчур затягивается, поспешно произнесла девушка.

- Мне бы хотелось на уик-энд съездить с тобой на ранчо, показать его тебе. Завтра вечером я устраиваю там небольшой прием.

- Но это же... - Голос Белл задрожал.

- Нет, нет, это не ваше прежнее ранчо, поспешно пояснил Кольт. - Я купил себе совсем другое, недалеко от города. И мне хотелось бы поближе познакомиться с соседями. Но, если у тебя другие планы...

- Господи, разумеется, у меня нет неотложных дел, - тут же откликнулась девушка, удивившись, однако, его загадочной улыбке. У нее сразу возникло подозрение, что он чего-то недоговаривает и лукавит. Ну и пусть! Дикие лошади, ранчо - перед таким соблазном трудно устоять. И все же на всякий случай она уточнила:

- А как же!

Когда они наконец добрались до дома, Белл сразу же побежала к себе собирать вещи.

- Возьми красное платье для завтрашнего приема, - на ходу распорядился Кольт. - Да! Упакуй еще спортивную куртку! Мы сможем вдоволь покататься на лошадях.

- Здорово! - В считанные минуты сборы были завершены. - Готова.

Кольт вел машину на юго-запад. Через час свернул с основной магистрали на сельскую дорогу, а еще минут через пятнадцать Белл увидела заасфальтированную подъездную аллею. Пять минут спустя Кольт уже открывал двери трехместного гаража, примыкавшего к двухэтажному дому, очень красиво вписавшемуся в окружающий пейзаж. Ранчо сразу понравилось девушке.

Комната, приготовленная специально для нее, была оклеена золотисто-алыми обоями с мелкими сверкающими точками-звездочками по всему пространству; в глубине располагалась уютная ниша, в которой стояли два глубоких мягких кресла и между ними - журнальный столик.

- Ой, какая прелесть! - Белл впорхнула в спальню и сразу же широко распахнула окно, разразившись новой серией восторженных возгласов.

День был чудо как хорош. Белл увидела почти отвесный берег из известняка, сверкающий в солнечных лучах. Вокруг простирались зеленые луга и пастбища Херефорда с голубоватыми вкраплениями небольших озер и причудливым узором из колючих проволочных ограждений участков. Само ранчо занимало небольшую возвышенность, с которой открывалась прекрасная панорама.

Насладившись чудесным видом и чувствуя, что ее душу переполняют восторг и желание поделиться своими эмоциями, девушка обернулась: комната была пуста, Кольт покинул ее, даже не сказав ни слова. Радостная улыбка медленно погасла на устах Белл. Она уселась в удобное кресло и вернулась к созерцанию красот, однако теперь душой ее овладела тихая грусть.

Время текло незаметно. Начало вечереть. Небо медленно погружалось во тьму, меняя ярко-голубые и золотистые тона на темно-синие, фиолетовые и бордовые, закатные. Белл никак не могла избавиться от мыслей о том, как они с Кольтом могли бы быть счастливы здесь, как они гуляли бы по этим полям и играли бы со своими детьми, ездили бы верхом, а долгие вечера коротали бы все вместе у камина...

Уперев локти в колени и положив подбородок на кулаки, Белл решила набраться мужества и представить свое будущее без любимого. И не смогла. О чем бы она ни грезила, повсюду в ее планах присутствовал Кольт.

- Ты готова спуститься к ужину? - Кольт поднялся к ней в комнату и нарушил тяжелые раздумья.

Белл с трудом вернулась из мира печальных мыслей, однако острое, щемящее чувство грусти не исчезло, оно лишь затаилось где-то глубоко, давая знать о себе ноющей болью в сердце.

- Пойдем, - тихо отозвалась девушка. Вместе, рука об руку, они спустились вниз, в столовую, где за большим дубовым столом их ожидал обильный поздний ужин в обществе управляющего ранчо мистера Мэтта Тейлора, его пухленькой добродушной жены Джинни и их четырех сыновей в возрасте от одиннадцати до семнадцати лет. Миссис Тейлор приготовила мясо по-техасски.

- А ты умеешь ездить верхом? - первым нарушил молчание за трапезой младший из братьев, Джейсон, повернувшись к гостье.

- Да.

- Поедем завтра на водопады, хорошо? просительным тоном обратился мальчик к Белл и тут же метнул полный надежды взгляд на отца - хоть бы тот не возразил. Но мистер Тейлор лишь ласково улыбнулся в ответ.

Девушка взглянула на опекуна, ища его поддержки. Ведь он не успел еще посвятить ее в распорядок дел на завтра.

- Поезжай, но при условии, что вечером тебе хватит сил принимать гостей в качестве хозяйки дома, - с усмешкой сказал Кольт.

- Ну тогда все в порядке, едем, - весело успокоила подростка Белл.

- И я с вами, - подхватил старший брат Джон.

- А тебе нужно починить сломанный участок забора, - осадил его Мэтт. Сначала закончи работу, а уж потом будешь ухаживать за девушками.

Уши бедняги Джона так и запылали. Белл заметила, что оба средних брата ухмыляются, видя, как сильно он смутился. Ей стало жаль провинившегося, и она пришла ему на выручку, сменив тему разговора.

- Господи, какая вкуснотища! Сто лет не ела настоящего мяса по-техасски и такого чудесного жареного картофеля, - объявила она, отправив в рот кусочек мяса.

Лицо миссис Тейлор просияло благодарной улыбкой. И сотрапезники принялись обсуждать различные яства и их достоинства.

После ужина Белл помогла убрать со стола остатки еды и вымыть посуду, а затем поднялась наверх в свою комнату. Кольт еще раньше куда-то отправился с мистером Тейлором по делам.

Надев ночную рубашку и накинув поверх легкий халатик, девушка спустилась в гостиную и до одиннадцати просидела у телевизора, но так и не дождалась возвращения Кольта.

- А теперь галопом, наперегонки! - задорно крикнул Джейсон и, пришпорив своего пегого жеребца, пустил его во весь опор. Заражаясь все больше и больше его безудержным мальчишеским весельем, Белл перевела свою лошадь на легкий галоп, потом не выдержала и помчалась во весь дух.

Коровы, встречавшиеся на их пути, испуганно шарахались в стороны. Солнце мелькало в глазах яркими, слепящими зайчиками, свежий ветер приятно охлаждал разгоряченные лица наездников. Как это и всегда случалось с ней на природе, Белл сразу ожила, к ней вернулось прежнее утраченное ощущение счастья, все грустные мысли улетали прочь.

- Давай наперегонки вон до того дуба, что растет на утесе?! - прокричал Джейсон, когда их лошади поравнялись.

- Даю старт. Раз, два, три!

Возле дерева наездница придержала коня, и соревнующиеся стороны завершили бег почти вровень. Потом не спеша, бок о бок молодые люди спустились к водопаду.

- Там есть даже пещера, - таинственным шепотом сообщил Джейсон. - Вон, за падающей водой.

- Хочу попасть в нее. Пошли, будешь проводником, - отважно заявила Белл.

Перепрыгивая с одного валуна на другой, путники пересекли белый от пены водный поток.

С расстояния, достаточно большого, чтобы не быть замеченным любителями экзотики, Кольт с интересом наблюдал за двумя фигурками, то прыгавшими с камня на камень, как горные козы, затеявшие веселую игру, то шумно и радостно о чем-то перекликавшимися.

Успешно преодолев все трудности перехода, туристы достигли заветной пещеры. Сунув внутрь головы и напряженно вглядываясь в темноту, уходящую футов на десять в глубь известняковой скалы, ребята замерли в напряженном ожидании открытия чего-то нового.

Кольт наблюдал, как они, насладившись видом пещеры, вылезли из нее и сели на камни, сняв обувь и носки. Он направил своего крупного поджарого жеребца галопом мимо дуба на вершине утеса прямо к веселящимся друзьям. Спешившись, он окликнул:

- Эй, Джейсон, твоя мама просила передать, что звонил твой друг Тимоти. Он приглашает тебя сегодня к себе домой с ночевкой и походом в кино. Поедешь?

- Конечно, сэр!

- Ну тогда отправляйся прямо сейчас. Мама обещала довезти тебя на машине до города, когда поедет в бакалейный магазин за покупками.

Мальчик мигом обулся и, извиняясь, взглянул на Белл.

- Не беспокойся, - понял его виноватый взор хозяин ранчо. - Я сам прослежу, чтобы твоя дама не заблудилась на обратном пути.

Через пять минут от сорванца и его коня осталось лишь облачко пыли.

Девушка не проронила ни слова и продолжала сидеть на крупном валуне, выставив на солнце ноги.

- Ты сегодня выглядишь счастливее, чем когда-либо, - констатировал опекун, усаживаясь рядом на соседний валун.

- Просто мне здесь очень нравится. Я действительно испытываю чувство счастья и полного удовлетворения жизнью в таких местах, как это. Ты, наверное, тоже очень доволен тем, что можешь приезжать сюда каждые выходные.

А Кольт тем временем сделал странное и удивительное открытие. Внимательно изучая лицо девушки, пока та говорила, он вдруг понял, что перед ним прежняя и в то же время совсем другая Белл. Она еще не переступила порог, за которым кончается девичья пора, но балансировала на самом краешке, готовая сделать последний решительный шаг в свое взрослое завтра. Фигура девушки расцвела, становилась все более женственной. И Кольт сознавал, что его подопечная готова влюбиться и скоро станет для кого-то самым дорогим существом на свете. Страсть, грубое и требующее удовлетворения чувство, охватила его.

- Давай лучше поедем обратно, - словно прочтя его мысли, сказала девушка, и ее голос звучал совсем незнакомо, с новыми женскими интонациями.

Глаза Белл встретились с его взглядом, что-то прочли в нем и сделались еще загадочнее и огромнее. И сама девушка затаила дыхание и не двигалась. Пальцы Кольта дотронулись до ее губ, ощутив их трепет, мягкость и прелесть. Ему следовало отдернуть руку и уйти, но он не мог Вместо этого наклонился вперед и слегка коснулся своими губами ее губ, как будто хотел еще раз проверить первое впечатление. Да, верно, они такие чудесные нежные, сочные, манящие...

- Как сладко, - будто про себя пробормотал Кольт, и голос его прозвучал хрипло и глухо. Он глубоко втянул в легкие воздух и вновь почувствовал свежий аромат цветущего шалфея, исходящий от Белл. Сильный порыв ветра взъерошил волосы молодого человека и унес с собой последние здравые мысли из его закружившейся головы.

Время остановилось, он увидел яркую вспышку солнечного света прямо перед собой, такую же ослепительную, как взрыв страсти, любви, тяги к стоящей перед ним женщине, и эти чувства всецело завладели всем его существом.

В это мгновение его жеребец вдруг всхрапнул и встал на дыбы.

Кольт резко выпрямился, здравый смысл вернулся к нему.

- Едем, - хрипло и отрывисто приказал он и вскочил в седло.

В глазах Белл он прочел сначала смущение, а потом явное разочарование. В конце концов, она все еще ребенок, если все эмоции так легко читаются на ее лице. Моргнув, будто пытаясь скрыть выступившие слезы, девушка отвернулась, а когда вновь взглянула на Кольта, лицо ее приняло спокойное и непроницаемое выражение.

- Да, конечно, возвращаемся, - вежливо ответила она и, сев на камень поудобнее, натянула носки и ботинки. - Нам ведь еще нужно приготовиться к приему гостей.

Кольт уже говорил ей, что к его соседям на выходные приехал сын со своим другом, оба студенты престижного учебного заведения, однако, когда он назвал имена, Белл состроила презрительную гримасу.

- Я знакома с этими Тоддом и Гэри. Они из тех "неандертальцев", что приезжали на вечеринки к нам в колледж из университета. Не выношу их. Но обещаю, что буду весь вечер мила и никак не проявлю своей неприязни, поспешно добавила она, заметив тревожный взгляд опекуна.

- Полагаю, этих двоих можно вычеркнуть из списка, - пробормотал тот, мысленно проглядывая в сотый раз "список женихов" и вымарывая из него две первые фамилии.

При этом он не стал задумываться и объяснять себе, почему испытал облегчение и радость, когда его подопечная так презрительно отозвалась об этих парнях.

- Тебе вовсе незачем отказывать им в приглашении, - по-своему истолковав услышанное, отозвалась Белл.

Девушка чуть пришпорила свою пегую кобылку, и всадники поехали бок о бок.

- Хорошо, будь по-твоему. Просто в дальнейшем ты не станешь с ними встречаться, подытожил разговор хозяин ранчо.

Уже несколько дней девушка трудилась в фирме "Галфко", но все еще не имела полного представления о том, что входило в обязанности всех сорока сотрудников офиса Кольта и какие проблемы стояли перед их компанией в целом.

Рядом с ней ежедневно решали всевозможные вопросы бухгалтеры, клерки, менеджеры, курирующие дочерние подразделения, отдел компьютерщиков и служба обеспечения, которая доставала все необходимое для функционирования нефтяной империи громадных размеров, начиная с основного оборудования для разработок залежей на дне моря, на морских шельфах, и трубопроводов для перекачки черного золота и кончая туалетной бумагой.

Секретарша президента компании внезапно заболела, и Белл замещала ее. В обязанности девушки входили ответы на телефонные звонки, просмотр почты, ее оформление и доставка шефу на рассмотрение.

Едва девушка успела расположиться за письменным столом, как с обеда вернулся начальник. Ей ужасно хотелось узнать, где тот провел ланч: с прекрасной, изысканной Маршей или с деловым партнером. Ревность обдавала мисс Гламорган жаркой волной, склоняя ее в сторону первого варианта. Ее мысли так были заняты любимым мужчиной, что ей казалось, будто она ощущает легкую вибрацию воздуха в комнате, когда шеф широким шагом пересек кабинет.

- Привет. Надеюсь, ланч доставил тебе удовольствие? - невинно поинтересовалась Белл.

Кольт окинул ее изучающим взглядом и кивнул в знак согласия. Вообще он стал вести себя как-то настороженно.

- В пятницу у меня намечен ужин для нескольких деловых партнеров, - сухо проинформировал Кольт. - Закажи, пожалуйста, необходимую еду и напитки человек на двадцать.

Он наблюдал, как его новая помощница, умело скрыв удивление, старательно внесла его распоряжения к себе в блокнот.

- Легкий ужин а-ля фуршет или горячие закуски?

- Закуски, но поразнообразнее и поосновательнее.

- Будет сделано.

Кольт присел на край рабочего стола Белл.

- Один из приглашенных, мистер Валтерс, - бизнесмен, очень нужный мне человек. Я его всячески обхаживаю, так как планирую купить одну из его фирм производство оборудования для нефтеразработок. Его хобби - американское наивное искусство и археологические сокровища.

- О'кей. Я порассуждаю с ним о простых и вдохновенных картинках Матушки Мозес. Девушка улыбнулась боссу, однако, заметив, как тот нахмурился, уловив излишнюю веселость в ее голосе, поспешно добавила:

- И разумеется, я буду приветливой и очаровательной хозяйкой. Разве тебе пришлось краснеть за меня на вечеринке на ранчо?

- Да ты просто потрясла их уже при встрече, когда вышла в своем красном платье. Они прямо как два петуха сражались за право первым исполнить любое твое желание.

- Я же предупреждала, что они туповаты.

- А кстати, где это ты научилась так кокетничать? Вспомни-ка, как ты строила глазки и делала губки бантиком!

Девушка нерешительно улыбнулась, не зная, как отреагировать на последнюю фразу Кольта:

- что это было - комплимент или осуждение? И вообще, она сама не считала свою мимику во время беседы с молодыми людьми там, на ранчо, кокетством.

- Женщина всегда знает массу мелких уловок и приемов, - дипломатично, как ей показалось, вышла она из щекотливого положения.

Реакция босса оказалась совершенно неожиданной. Он вплотную приблизился к ней, губы его от злости превратились в две тоненькие ниточки, весь он пылал гневом и яростью.

- И насколько же ты успела стать женщиной?

Девушка подумала, что сейчас должно произойти нечто совершенно ужасное. Что с ним? О чем это он толкует?

Кольт взял себя в руки, встал, отошел к окну и уставился на букашки-машины, бегущие внизу, на десять этажей ниже их. Руки его были сжаты в кулаки, он сунул их в карманы, чтобы скрыть это, затем вообще повернулся спиной к своей секретарше. Белл видела, насколько напряжено все его тело, каждый мускул. Она поднялась и, подойдя, нежно положила руку ему на плечо.

- Хочешь, я уеду. Кольт? Я и так расстроила твои планы. Возможно, сейчас ты уже был бы обручен с Маршей, если бы не мой приезд.

- Нет, не уезжай, прошу тебя, - отрывисто и хрипло пробормотал он. - Но до чего же это чертовски тяжело, дорогая.

- Что "это"? - девушка глядела на опекуна с непониманием и невинным удивлением. Вместо ответа он издал короткий смешок:

- Ситуация.

Белл вдруг озарило. Господи, какая же она глупая!

- Ох, извини. Ты упустил.., ты, наверное, привык встречаться.., ну, ты понимаешь, как с Маршей...

- Расскажи, как тебе удается оставаться такой наивной? - изумился он. - Я никогда не спал с Маршей, не хочу этого и сейчас. И проблема вовсе не в этом.

- Тогда в чем же?

- Во мне. В том, что я хочу, чтобы ты оставалась здесь, хочу заниматься с тобой такими вещами, которые оскорбляют чувства невинных девушек.

Белл показалось, что началось землетрясение. Вот уж никогда бы ей не пришло в голову, что опекун захочет делать что-то опасное и ужасно неприличное с ней. Ну и пусть! От Колтера она готова принять все, научиться всему, чего он только от нее пожелает.

- Какими? Покажи!

Сквозь стиснутые зубы он хрипло выдохнул:

- Нет.

- Поцелуй меня.

- Не дождешься.

Кольт слегка встряхнул ее за плечи.

- У меня сразу начинает кружиться голова и земля уходит из-под ног, когда я думаю о твоих поцелуях и ласках, - прошептала Белл и крепче прижалась к Кольту.

Бережно, но твердо Кольт отстранил девушку от себя и быстро прошел в свой кабинет, при этом так хлопнув дверью, как будто вместе с этим ударом вычеркивал из своей жизни все предосудительные чувства.

Щеки Белл пылали. Прижав ладони к разгоряченному лицу, она изо всех сил пыталась сдержать душившие ее слезы. Боже мой! Неужели три года, прошедшие со дня "обольщения" Кольта, ничему ее не научили?! Но ведь не она же начала весь этот разговор. Значит, он тоже тянулся к ней, хотя и пытался побороть себя. Что-то, что было сильнее их обоих, толкало их в объятия друг друга.

Колени все еще дрожали, и девушке пришлось сесть, чтобы унять дрожь и успокоиться. Но, когда дверь в комнату босса открылась и Кольт появился на пороге, каждый нерв в теле Белл отозвался на звук любимого голоса.

- Пожалуйста, не принимай всерьез того, что я тебе наговорил, - пытаясь держаться непринужденно, проговорил Кольт. - В конце концов, я всего лишь мужчина и соответственно реагирую на проявляемое девицами кокетство.

- Именно так я и поняла наш разговор, бодро заверила его Белл. - Тебя беспокоят не мои ощущения и чувства, а твои.

Кольт сделал нерешительный шаг вперед, но заставил себя остановиться. На этот раз его смех звучал по-настоящему весело и от души.

- Может, ты и права, детка. Устами младенца глаголет истина.

И шеф удалился, на сей раз тихо и аккуратно прикрыв за собой дверь.

Белл удрученно покачала головой. И мужчины еще жалуются, что женщин трудно понять!

Глава 4

Белл попробовала кусочек рулета из омара, а затем тонкий ломтик паштета.

- Вкуснотища!

И она направилась в гостиную проверить, все ли готово к приему гостей.

- Все прекрасно, спасибо, - похвалила девушка служащего фирмы, обслуживающей приемы и банкеты.

Обсудив с ним тонкости сервировки и меню, Белл вновь обошла дом и теперь окончательно убедилась, что все в полном порядке и остается лишь дожидаться Кольта и его гостей.

Просмотрев список приглашенных, она убедилась, что Марша в нем не значилась. Но кто знает, возможно, хозяин вечера пригласит ее лично. Неопределенность в этом вопросе раздражала Белл. Придет соперница или нет?

- Ты уже подобрала напитки? Генри Валтерс после обеда обожает выпить скотч. Мне казалось, что у нас есть бутылка настоящего шотландского виски, - с порога деловито осведомился Кольт.

- Прости, я не подумала о дополнительной выпивке.

- А, вот то, что нужно. Его и возьмем. Кольт достал из шкафчика с цветным стеклом граненую бутылку и отнес в кабинет. Девушка тут же принесла бокалы, и они вместе возвратились в гостиную, встали в центре и еще раз придирчиво осмотрелись по сторонам.

- Да, здесь мы, пожалуй, и побеседуем с Генри о наших делах. Ты сможешь занять гостей, пока мы будем вести переговоры?

- Конечно.

Ответ девушки прозвучал так уверенно, что Кольт пристальнее взглянул на нее. И вновь ощутил что-то новое в ее облике, что ошеломляло и притягивало его к ней как магнит, - сложное сочетание очарования, обаяния, иронии и еще тысячи мелких нюансов, которые можно было скорее почувствовать, чем дать им четкое определение.

Поймав оценивающий взгляд шефа и ошибочно истолковав его как сомнение в ее способностях, Белл пожала плечами с деланным равнодушием:

- Если ты считаешь, что это задание мне не по силам, то позвони Марше.

- Да нет, я не сомневаюсь в твоих способностях.

Интонация фразы и прозвучавшие в ней теплые нотки озадачили и встревожили девушку. Вот так было всю эту неделю. Опекун пытался быть суровым, критиковать, посмеиваться над ее способностями к бизнесу. Может быть, он и сейчас подшучивает над ней?

- Почему тебя так интересует мистер Валтерс? Что ты хочешь у него купить?

- Компанию по производству материалов, необходимых для добычи нефти, - в основном насадки на сверла и буровой раствор.

Воспитанница Маккиннона с детства была знакома с буровым раствором не понаслышке. Им пользовались нефтяники при всех видах бурения. Когда отец брал дочку с собой на работу на скважину, оба возвращались домой с головы до ног перепачканные липкой жижей. Мама сначала ахала при виде своих трудяг, а потом, махнув рукой, весело смеялась вместе с ними.

Воспоминания девушки прервал звонок в дверь.

- А вот и гости, - ласково сказал опекун. К великому облегчению Белл, мисс Монтбаттен на вечеринке не было. Все двадцать человек, посетившие мистера Маккиннона, оказались сугубо деловыми людьми.

Мистера Валтерса девушка узнала сразу же, как только услышала глубокий бас. Манеры и разговор были типично техасскими - напористыми и самоуверенными. Сын мистера Генри Валтерса, Спокам, был таким же крупным, как и отец, однако далеко не таким толстым. Он унаследовал от родителя роскошный могучий бас, однако манера поведения была мягче, спокойнее, речь тише. На вид молодому человеку можно было дать лет двадцать восемь.

- Гламорган... - задумчиво пробасил Генри, когда его подвели познакомиться с Белл. -А имеет ли какое-нибудь отношение к вам Гарольд Гламорган?

- Это мой отец, - с гордостью ответила девушка.

- Самый азартный игрок в покер, которого я когда-либо встречал, констатировал бизнесмен, и в его устах это звучало как лучший комплимент. - Я ужасно сожалел, когда услышал о его кончине.

- Спасибо за сочувствие. - И Белл обратилась к сыну магната:

- Вы живете в городе или на ранчо?

- Я - сын делового человека и, кроме того, юрист по образованию, - с легкой усмешкой ответил тот, хотя в словах прозвучала некоторая горечь.

Мисс Гламорган приняла из рук официанта бокал вина и взяла с подноса крохотный бутербродик с кусочком паштета. Спокам выбрал для себя бренди.

- А как насчет других сыновей? У вас есть братья? И кто они по специальности? Собеседник поморщился.

- У меня есть старший брат. Он - бизнесмен.

По его тону девушка поняла, что сына мистера Валтерса что-то беспокоит. Они подошли к окну и несколько минут молча разглядывали с высоты ночной город в сверкании огней.

- А кем бы вам хотелось быть? - наконец осторожно осмелилась задать вопрос Белл.

Спокам тряхнул головой и, казалось, вернулся из мира грез.

- Да нет, работа меня вполне устраивает, я ее даже люблю. Вот только папа все время припирает меня к стенке.

- О, понимаю. У моего отца была навязчивая мысль, что я обязательно должна стать крупным магнатом. И вот теперь Кольт обучает меня бизнесу.

Спокам ужасно удивился.

- Мой родитель считает, что у мистера Маккиннона - большое будущее, и постоянно твердит моему брату, чтобы тот перенимал его деловые приемы.

- Тогда какого же рода разногласия у вас с родными?

- Им не нравится девушка, на которой я хочу жениться.

- А вы ее очень любите? А она вас? Секунду поколебавшись, ведь он так мало знал свою собеседницу, чтобы откровенничать с ней, Спокам все же решился и утвердительно кивнул.

- Мэри - чудесная женщина. Она - медсестра. Мы познакомились с ней в отделении неотложной помощи, куда меня привезли друзья. Я тогда упал с лошади и сломал ключицу. Когда я впервые увидел ее.., то...

- Влюбились с первого взгляда? Да? Уши молодого человека заалели.

- Да. Она прекрасный, порядочный, добрый человек, но папе все время кажется, что ей нужен не я, а мои деньги. Деньги! Как же! У него их и не допросишься. Мы с братом трудимся в фирме за мизерное жалованье.

- Послушайте, а почему бы вам не подыскать себе другую работу? Мне кажется, что нельзя мириться с положением раба, пусть даже у своих родственников.

- Из-за мамы. У нее больное сердце. - Он тяжело вздохнул.

Белл успокаивающе положила ладонь на его рукав.

- Ситуация сложная. Но полагаю, да я просто в этом совершенно уверена, что самым большим счастьем для вашей мамы будет видеть вас счастливым.

- Вы правы, но Мэри принимает его сторону, а не мою.

- Господи, неужели ей действительно нужны ваши миллионы? - ужаснулась собеседница.

- Нет, конечно. Но она считает, что мы не подходим друг другу. Я моложе ее на семь лет.

Он вдруг умолк и уставился на Белл таким взглядом, что ей стало неловко.

- Что-нибудь не так? - встревоженно спросила она.

- Я даже не предполагал, что вы... Боже мой.., нет, ничего, не обращайте внимания, пробормотал взволнованно Спокам.

- Да что случилось? - Девушка взяла инициативу в свои руки.

- Только обещайте, что не рассердитесь и выслушаете меня спокойно, хорошо? - наконец медленно проговорил несчастный влюбленный. - Вы нравитесь моему отцу. И я вдруг подумал, что если бы он был уверен, что мы с вами встречаемся, то у меня появилось бы время для свиданий с Мэри. Но, пожалуйста, забудьте все, что я сказал...

Белл очаровала романтика этого плана.

- Это же чудесная мысль. Послушайте, мы будем согласовывать с вами время и место свиданий и притворяться, что вместе проводим время, а заодно пригласим Мэри и кавалера для нее.

- Положим, я посвящу Мэри в нашу затею и она согласится в ней участвовать. Но кому мы доверим роль ее "жениха"?

Союзница по "заговору" в раздумье наморщила лоб и задумчиво обвела взглядом гостей. Спокойные, неторопливые деловые люди беседовали, отдыхали, ели, пили. И тут ее осенило!

- Кажется, я нашла подходящую кандидатуру.

Маккиннон впоследствии никак не мог вспомнить, как позволил уговорить себя пойти в оперу, которую терпеть не мог с самого детства. Билеты на постановку достал Спокам Валтерс. Спектакль был благотворительным, пели три знаменитых тенора. Белл уверяла, что зрелище будет захватывающим. Все эти разговоры вокруг предстоящего вечера совершенно заморочили Кольту голову, и он дал, наконец, свое согласие.

Он плохо спал всю неделю перед походом в театр, но это не было волнением от ожидаемого чуда. Скорее причиной тому служили ежевечерние свидания его воспитанницы с сыном мистера Валтерса, от которых, казалось бы, ему следовало прийти в восторг. Ведь Спокам был достойным кандидатом в женихи Белл.

Сын Генри ему даже нравился. Толковый, симпатичный парень.

Кольт и сам не мог понять, что же настораживало его в сыне магната. Профессия? Он недолюбливал юристов-крючкотворов. Но не в этом дело.

А тут еще воспитанница придумала моду закрываться в своей комнате, когда ей звонил Спокам, как будто у нее с ним были секреты. Это просто выводило его из себя!

Кольт еще раз пристально посмотрел на женщину, сидящую между ним и сыном мистера Валтерса, а затем перевел взгляд на Белл, которая занимала место еще дальше, за юристом. Все же очень странно. Спокам уделяет куда больше внимания этой даме, некоей Мэри Клайн, а ведь предполагалось, что ее пригласили составить компанию ему. Кольту.

В это время свет в зале стал гаснуть и послышались звуки увертюры. К величайшему удивлению Кольта, программа, составленная целиком из оперных арий мировой классики, ему даже понравилась. Теноры были великолепны. Когда концерт закончился, он аплодировал и кричал "бис" вместе со всеми.

- Это было просто восхитительно! - мечтательно воскликнула Мэри.

Белл сидела на переднем сиденье рядом с молодым Валтерсом. Стараясь не смотреть на нее, Колтер даже потряс головой. Ведь он так усердно пытался не замечать Белл в течение всей рабочей недели в офисе. Напрасно!

Кармен, его секретарша, выздоровев, вышла на работу и теперь сидела в одном кабинете с Белл, с которой сразу подружилась. Шефа удивляли эти теплые, сердечные отношения двух разных по возрасту женщин двадцатилетней мисс Гламорган и пятидесятилетней миссис Блу. Но факт оставался фактом. Они вместе проводили время перерывов и иногда вдвоем ходили на ланч. А в прошлую среду в пиццерии Кольт встретил их за столиком с Келли Мошер. Все трое наслаждались фирменным блюдом и приятным общением.

Его мысли прервал Спокам.

- Друзья, вы не будете возражать, если я вас высажу первыми? - выруливая в ночной транспортный поток, осведомился он.

- Ну, конечно, нет, - быстро ответила Белл, не дав Кольту и рта раскрыть.

Тот нахмурился. Играя в покер или занимаясь бизнесом, он всегда чувствовал, когда кто-то начинал мошенничать. То же ощущение возникло и сейчас. Когда они подъехали к дому, Чивер со всех ног кинулся открывать им дверь, его морщинистое лицо озарилось улыбкой при виде Белл. Вот так всегда, констатировал про себя Кольт.

- Послушай, ты настолько доверяешь своему дружку-адвокату, что позволяешь ему провожать другую женщину, а сама спокойно едешь домой? - сердито начал Кольт.

- Ты о Слокаме? Но он не ухаживает за мной. Мы с ним просто друзья. И я ему полностью доверяю. Он очень порядочный и искренний молодой человек.

Белл сняла черное пальто, зевнула и отправилась на кухню.

- Ужасно хочется спать. А тебе?

- Нет.

- Приготовлю какао. Присоединишься ко мне?

- Хорошо.

Весь во власти мыслей о ее сочных, манящих губах. Кольт остановил ее в дверях кухни.

- Я никому не отдам тебя, - прорычал он глухо.

Глаза девушки широко раскрылись от удивления.

- О чем это ты. Кольт?

- О тебе. Обо мне. Не знаю. Ни о чем.

Он наклонился и порывисто обнял ее, прижался к губам. Хотел остановиться и не мог.., да и не хотел...

Белл придушенно пискнула: "Ох!", прежде чем их уста слились в поцелуе.

Первым ощущением, потрясшим Белл, было чувство, что губы любимого одновременно грубые и нежные, сильные и ласковые. Это невероятное сочетание напора и мягкости поразило ее. Сбитая с толку внезапностью его "нападения" и своими эмоциями, она в глубине сознания поняла, что Кольт целует ее, но совсем не почувствовала, что он держит ее в объятиях и ласкает. Наконец тело Белл подало сигнал, что тоже вовлечено в любовные игры. Сначала пришло ощущение твердости мышц Кольта и его тяжести, навалившейся на девушку, затем ее груди отозвались на ласку сильных ладоней, а ноги оказались столь тесно переплетены с его ногами, что касание это казалось не менее интимным, чем поцелуй.

Сначала Белл охватил ужас, но длился он не более секунды, так как разум подсказал ей, что, выкажи она сейчас страх и недовольство, их только что возникшие близкие отношения рухнут навсегда. Пересилив себя, она обвила еще крепче руками его шею, прижалась к нему и погрузилась в блаженство...

Наконец Кольт оборвал поцелуй, и она смогла набрать в легкие воздух. Его губы нежно скользнули по ее щеке к уху.

- Останови меня, - то ли приказывая, то ли умоляя, хрипло прошептал Кольт.

Она едва разобрала слова. Отказаться от чуда?

- Нет, ни за что на свете.

Вместо того, чтобы отпустить его, девушка собрала горсть густых, блестящих, черных волос, потянулась к его губам и еще крепче прижала любимого к своему телу. Ее все сильнее захлестывали незнакомые ранее чувства - дикая страсть, безумный голод, сладкое предвкушение.

Следующим открытием было то, что она каким-то образом оказалась лежащей на черном кожаном диване, а рядом, плотно прижавшись, вытянувшись вдоль всего ее тела, расположился любимый. Туфли на высоких каблучках потерялись где-то по дороге.

Его колено скользнуло между ее ног, разъединяя их, а рука касалась самых интимных мест, которые Белл только могла себе вообразить, представляя себя наедине с любимым. Все новые и новые ощущения сменяли друг друга, поражая девушку остротой и прелестью, даря наслаждение. Именно о такой близости и мечтала юная влюбленная.

- Пожалуйста, скажи "Нет!", прогони меня, - вновь попросил он.

- Никогда, ни за какие блага мира, - откликнулась она, продолжая ласкать мужское тело все более раскованно, входя во вкус и все более теряя страх. Пожалуйста, я хочу познать все, не останавливайся.

Его большие, сильные, умеющие дарить наслаждение руки погрузились в ее волосы, а губы покрывали бесконечными поцелуями лицо девушки.

- О Боже, нет, хватит, - сказал он наконец с непонятным ожесточением. И сам же не внял своим словам.

- Прошу тебя, научи меня всему, - опять попросила Белл.

Она почувствовала, как содрогается его сильное тело, тесно прижатое к ней. Тогда Белл расстегнула ему рубашку и ласково коснулась груди. Интересно, когда это он успел снять пиджак? Галстук? Кожа любимого оказалась нежной, а ее аромат еще сильнее вскружил голову девушке. Ее пальцы добрались до спины и ощутили пробежавшую дрожь желания.

- Все. Я хочу уметь все, что умеешь ты, прошептала Белл. - Научи меня.

Кольт на секунду замер, даже перестал дышать, затем грубо и сильно прижал ее к себе.

Его ладони ласкали ее груди, сжимали и гладили бугорки сосков, и волны наслаждения пробегали по всему телу Белл, которая, казалось, впитывает его ласки всей кожей, ставшей необыкновенно чувствительной и отзывавшейся на любое прикосновение.

- Ну как, это именно то, чего ты хотела? потребовал он ответа от нее, нежно шепча слова ей на ушко, целуя и покусывая шею.

- Да, у меня ни с кем никогда ничего подобного не было! - в экстазе воскликнула она. Он коротко и хрипло рассмеялся.

- Ты говоришь "ни с кем". Но ты ведь невинна, не правда ли?

- Я предназначена для тебя. И никому не разрешу делать то, что ты делаешь со мной, заверила Белл. - Обними меня снова так, как только ты это умеешь. Она взяла его руку и положила себе на грудь.

Сейчас она желала Кольта так сильно, как никогда прежде; его прикосновения нужны ей были больше, чем воздух.

Мужские руки вновь стали гладить, ласкать ее тело, потом опять вернулись к грудям. От его движений в глубине ее существа вспыхнул нестерпимо жгучий огонь, по всему телу разлилось непреодолимое желание обладать мужчиной, который был ей так дорог.

Кольт внезапно выпустил девушку из своих объятий и теперь лежал рядом совсем тихо. Его дыхание было едва различимо возле ее виска.

- Если бы ты только знала, что подобное обучение делает с мужчиной!.. еле слышно проговорил он наконец.

Белл готова была услышать желание, призыв в словах любимого, но никак не могла понять, что чудо этого вечера завершилось так внезапно, не достигнув своей кульминации.

- Я сделала тебе больно? - Она с тревогой взглянула на любимого.

- Да, такая любовь ранит. А тебе разве не больно? Не хочется большего? Эти слова уже звучали как призыв.

- Да, да, я хочу, чтобы между нами произошло все. - Белл радостно засмеялась, чувствуя, как оживает ее надежда. - Я очень хочу тебя.

Кольт закрыл глаза, но больше не притронулся к ней и даже не поцеловал.

- Встаем, - устало приказал он. Она послушно поднялась и села на диване. Он подал ей свитер и пиджак. Губы Кольта вдруг вновь прикоснулись к ее грудям, сосредоточившись сначала на одной, затем на другой, замирая каждый раз на долю секунды от невыразимого блаженства. Беля подумала, что сейчас потеряет сознание от вихря сладких ощущений.

- Ну так я удовлетворил твое любопытство? - хрипло и отрывисто спросил опекун.

Она обхватила его лицо дрожащими ладонями и заглянула в темную глубину серых глаз.

- Я готова с тобой на все, любимый. Сомнения живут в тебе, а не во мне.

Его взгляд, казалось, проник ей в душу. Девушку вдруг обуял страх, что она не обладает необходимым жизненным опытом и сексуальными навыками, чтобы заинтересовать такого искушенного партнера, как Кольт.

От этих горестных мыслей слезы сами выступили на глаза, и весь мир стал туманным и расплывчатым.

Губы Кольта нежно осушили влагу ее очей. Его лицо смягчилось, хмурые складки между бровей разгладились.

- Не бойся, радость моя. Я буду еще ласкать тебя, но мы не должны переходить грань.

Она не стала вникать в то, что он имел в виду, ей было все равно. Они вместе, любимый будет опять целовать и обнимать ее. По крайней мере теперь она знала, что это такое быть в объятиях самого желанного в мире мужчины и чувствовать, что ты для него желанная женщина.

- Ох, Кольт, до чего же мне хорошо с тобой! - прошептала Белл, лаская его волосы, пока он прижимался к ее соскам горячими настойчивыми губами.

Рука девушки легла на мускулистый плоский живот мужчины и начала нежно двигаться по нему. Все мускулы его тела напряглись и превратились в сталь. В следующую минуту мужчина поймал шалунью за руки, отвел их вверх, за голову девушки, и крепко сжал в своих ладонях, а его губы жадно впились в ее рот.

- Ну уж сейчас я тебя заставлю заплатить за все твои штучки, - пробормотал он с деланной яростью.

Выполняя свою угрозу, Кольт с таким неистовством начал ласкать "провинившуюся", что заставил ее то стонать от наслаждения, то вскрикивать, то издавать короткий смешок, в зависимости от того, какие трюки проделывали его руки и губы.

Когда он отпустил Белл, чтобы передохнуть, сердце ее бешено и гулко стучало.

- Господи, хоть бы эта ночь никогда не кончалась, - задыхаясь, с трудом выговорила она.

Он нежно убрал влажную прядь волос с ее виска.

- Я-то полагал, что времена, когда я без устали мог часами заниматься любовью и мне все было мало, давно ушли в прошлое. Считал, что такие игры, как у нас с тобой, только для молодых и я к ним никогда не вернусь.

- Ага, и к поцелуйчикам на заднем сиденье машины, припаркованной на тихой безлюдной улочке, - весело продолжила воспитанница, ярко представив себе подобную картинку. Кольт в ярости приподнялся на локте и сердито заглянул девушке в глаза.

- И сколько же в твоей жизни было таких эпизодов?

- Ни одного, - успокоила любимого Белл. -Отец убил бы любого, кто попытался бы подъехать ко мне. Был один случай... Это случилось на Рождество в нашем доме. Я уже училась в старших классах. И в моей душе вдруг что-то ужасно взбунтовалось, ведь меня опять отсылали на Восток, от семьи, учиться в женском пансионе. Как же я ненавидела все это! Мне так хотелось остаться в родных местах, жить с папой и ходить в местную школу. Возможно, именно из-за этих всех ужасных огорчений я и позволила в гараже сыну садовника поцеловать меня. Отец застал нас за этим занятием, немедленно выгнал мальчишку, а меня запер в комнате на все каникулы...

- Глупышка, ты потом могла бы долго и горько об этом сожалеть. Хорошо, что Гэл появился вовремя, - наставительно заметил Кольт.

И, стараясь не замечать несчастное, словно у раненой, выражение глаз любимой, он быстрым широким шагом пошел прочь от нее из гостиной, через холл, в свою спальню. Плотно прикрыв за собой дверь, он запер ее на ключ, опасаясь прежде всего себя...

Глава 5

У секретарши Кармен Блу были острый ум и деловая хватка. Это именно она предложила заказать рекламные проспекты, чтобы распространить их по городу и ознакомить жителей с услугами, которые они могут получить в фирме "Майти мейдз" ("Опытная прислуга для вас"), организованной совсем недавно Ди, дочерью швейцара Чивера. Помочь распространить листовки взялись все родные и знакомые Ди.

- А чем я могу помочь? - огорченная своим бездействием, спросила Мэри, еще не получившая задания.

- Спокам ведь тоже сидел со сломанной ключицей и ждал своей очереди, лукаво напомнила Белл, и медсестра слегка зарделась от приятных воспоминаний.

- Знаете, девушки, меня беспокоит еще одна проблема: вдруг работы наберется больше, чем я смогу одна самостоятельно выполнить? - сказала Ди.

Белл удивленно потрясла головой, настолько поразило ее это опасение.

- Господи, да ведь ты же босс и не должна работать сама. В твои обязанности входит наем рабочих и обеспечение бесперебойного обслуживания клиентов. Конечно, может возникнуть ситуация, когда кто-то из служащих не справится с заданием или внезапно заболеет, а на его место еще никого не наняли. В этом случае, разумеется, тебе придется заменить его.

- Ты так считаешь? - удивилась Ди.

- Белл права, - подала голос Кармен. - Это самая разумная организация труда. Ты составляешь расписание работ и проставляешь ответственных за них, оформляешь контракты и внимательно следишь, чтобы дела шли гладко, без сучка и задоринки.

- Тебе даже незачем увольняться из банка. Днем ты вполне можешь быть занята на прежней работе, - посоветовала Келли. -Ведь тебе понадобятся кредитные карточки и наличные деньги для оплаты счетов на период становления бизнеса. Причина, по которой прогорают многие хорошие толковые бизнесмены, это нехватка капитала. И если ты подумываешь о партнерстве, то знай - я с удовольствием внесу свою долю капитала в фонд новой компании.

- Я разговаривала со Слокамом, и он обещал подписать несколько контрактов среди своих клиентов без всяких комиссионных и других затрат с твоей стороны.

- А вдруг у меня ничего не получится? Вы так все верите в меня, и окажется, что я всех обманула. - Ди уселась на ковре и обвела свою группу поддержки испуганным взглядом.

- Все будет хорошо, - принялась утешать девушку Мэри.

Белл еще раз проанализировала ситуацию.

- Никогда ничего не пытаться попробовать, по-моему, гораздо хуже, чем работать и даже потерпеть неудачу, - заключила она.

- Полностью согласна, - поддержала Келли.

- И я, - подхватила Кармен. Мэри в знак согласия кивнула головой. Все подруги молчали и ждали, какое же окончательное решение примет сама Ди.

- Вы правы, мои дорогие, - наконец с улыбкой подвела итог дискуссиям новоиспеченная бизнесменша. - Я начну свое дело так, как вы мне подсказали. И не оставлю свою работу в банке, пусть даже мой шеф - несносный скользкий тип.

Кольт положил телефонную трубку и прислушался к звонкому девичьему смеху, доносящемуся из кухни. Его подопечная и вся ее компания с упоением занимались планированием блестящего будущего дочки привратника. Белл уже обращалась к нему за советом, как составить бизнес-план для представления в банк в том случае, если Ди понадобится ссуда.

Маккиннон уже приготовился как можно мягче раскритиковать их документ, однако был приятно поражен - проект был простой и жизнеспособный и мог дать очень хорошие результаты.

Автором программы была Белл. Кольт глубоко задумался. Белл всегда, с самого детства, была такой заботливой и внимательной, когда речь шла о помощи другим людям. Почему же она не прикладывает никаких усилий для достижения своих собственных честолюбивых целей? Ей интереснее совместный бизнес, чем открытие собственного дела. Почему?

Судя по всему, у нее, как и у окружающей природы, свои законы, пришел в конце концов к выводу Кольт. Один сезон сменяется другим. Сегодня ей важно это, завтра то.

Потом Кольт снял телефонную трубку и набрал номер.

- Генри? - осведомился он, услышав на том конце провода гудящий бас Валтерса-старшего. - Прогнозы отличные. Это будет великолепная сделка для обеих компаний. Да, и для твоего сына, и для моей воспитанницы.

- Мне кажется, что он встречается с другой женщиной, - расстроенно говорила Кармен. - На днях я его видела в обществе какой-то дамы, но они переходили улицу на большом расстоянии от меня.

- Может быть, это была его мама или сестра, - предположила Белл, старавшаяся, как могла, успокоить миссис Блу. Та безумно волновалась за свою дочь.

У Кармен было трое детей. Два сына, уже взрослые и самостоятельные, обзавелись своими семьями и жили отдельно от родителей. А вот двадцатидвухлетняя дочка, Лия, училась на физиотерапевта и жила с мамой. Из-за нее и возникли все переживания.

- Он дважды отменил их свидания на прошлой неделе. В очень вежливой форме, правда, позвонил в последний момент, извинился, что по каким-то причинам не может встретиться. А я в тот день как раз пошла в кино. Мы с друзьями выходили после фильма и случайно увидели его. Он шел вдоль дома с какой-то женщиной и очень взволнованно о чем-то с ней беседовал.

Белл задумалась. Голова была занята проблемами Лии, а руки в это время ловко просовывали рекламные листочки в щели почтовых ящиков в адвокатской конторе, помогая другой подруге, Ди. Уже третий день подряд, в обеденные часы, они вдвоем с Кармен обходили одну за другой фирмы в районе их офиса, распространяя информацию об услугах "Майти мейдз". Однако, несмотря на все их усилия, откликнулись всего несколько человек. Все члены команды сочли это ужасной неудачей, даже провалом, и, слегка приуныли.

Их упадническое настроение рассеял Кольт. Опытный в делах бизнеса, он сказал, что все идет нормально и, как правило, лишь три человека из ста заинтересуются предлагаемыми услугами и позвонят для получения дополнительной информации. А уж из этих троих хорошо и даже отлично, если двое заключат договор на уборку своих квартир. Келли окрестила себя и своих неутомимых партнеров "могучей пятеркой".

- А я все стою и гадаю, вернетесь вы сегодня или нет, - приветствовал их на пороге офиса Кольт.

- Мы с Кармен разносили рекламу Ди, пояснила, оправдываясь, Белл. Немного задержались. Так что извини, пожалуйста. Кстати, можно мы сделаем еще несколько ксерокопий?

- Хорошо, пожалуйста. Проблема с набором клиентов?

- Пока ты - наш единственный заказчик, уведомила опекуна подопечная. - А мы разнесли уже почти пятьсот экземпляров. Позвонили четыре человека и поговорили с Ди, но ни один не подписал договор.

- Если на следующей неделе она проведет хорошую уборку в моем доме, я дам ей рекомендацию.

- Ох, Кольт, правда?! Это же будет просто великолепно!

- Да, но это все лишь после того, как я увижу ее работу, - осторожно напомнил босс.

- Келли посоветовала ей не увольняться из банка, пока не наладится бизнес, а я обещала подключаться к работе, если возникнет необходимость, по вечерам и уик-эндам. Лицо опекуна помрачнело.

- Ты и так перегружена в офисе, - наконец произнес он.

Воспитанница состроила лукавую гримаску, стараясь отгадать, так ли уж сурово настроен на самом деле ее начальник.

На прошедшей неделе в задание Белл входила работа с потенциальными клиентами-покупателями. Ну и, конечно, девушка помогала разбираться с текущими делами в офисе. Она не переставала удивляться, сколько же всего нужно знать и держать в уме, чтобы успешно вести производство и продавать свой товар. Пришлось выучить наизусть все расценки на нефть, следя за их колебаниями на мировом рынке.

Вся погруженная в заботы, девушка зашла в небольшой конференц-зал, примыкавший к офису, разложила документы и погрузилась в чтение.

В полдень к ней заглянул опекун, увидев ее, вошел и плотно прикрыл за собой дверь.

- Я подумал, что тебе захочется ознакомиться с финансовыми новостями, как-то загадочно обратился он к Белл и выложил перед ней на стол развернутую газету.

- "Монтбаттен объявлен банкротом", вслух прочла она, затем быстро пробежала глазами содержание материала. - Отец Марши?

- Угу. - Кольт, стоя рядом с ней, подбросил в воздух монетку и ловко поймал на лету. Затем повторил трюк еще раз. - Ты была права, - с раскаянием признал он. - Марша ведь наверняка знала о состоянии дел в компании. Ее семье нужен был кто-то, кто вытащил бы их из долгов.., или взвалил бы проблемы на свои плечи.

- Милый, мне действительно ужасно жаль, что все так случилось. - В голосе подопечной звучало искреннее сочувствие.

- Да, и что сердце мое навеки разбито?! весело и с иронией закончил ее фразу опекун.

- Ты уверен, что она просто хотела использовать тебя? - Девушка подумала, что опекун, может быть, захочет излить ей душу.

- Полагаю, что такова и была ее цель, спокойно ответил тот.

- Но она могла ведь и влюбиться в тебя.

- Вот уж нет.

Кольт поймал ее ладонь, бережно задержал в своей и стал пристально изучать бегущие по ее нежной коже линии.

Наконец он заговорил:

- А ты вообще-то осознаешь, что своим приездом спасла мне жизнь? Когда я встречался за ланчем с Маршей на следующий день после твоего приезда, то вдруг ясно осознал, что женитьба на ней была бы крайне глупой ошибкой, да к тому же еще и опасной. Белл казалась расстроенной.

- Бедная Марша. Теперь она разорена. Ей будет очень трудно приспособиться к новым условиям жизни.

- А ты похлопочи. Может быть, Ди сможет предоставить ей работу в своей новой компании, - лукаво предложил опекун.

- Вот уж не знаю...

- Остановись, дорогая. Марша уже объявила неделю назад о своей помолвке с одним банкиром, другом ее отца.

Девушка просияла.

- Ну тогда все в порядке, она добилась того, о чем мечтала. Прекрасно.

Лицо Кольта вдруг оказалось совсем рядом с ее, он пристально вглядывался в ее глаза, как будто собирался заглянуть в душу.

- Иногда я поражаюсь тебе, - пробормотал он.

Белл замерла в удивлении, сердце ее сильно-сильно забилось, когда она прочла выражение его глаз.

- Что ты имеешь в виду? - невинно осведомилась она.

- Ничего. - Кольт явно старался уйти от дальнейшего обсуждения темы.

- Хорошо. Послушай, Кольт, у меня к тебе дело. Не могли бы мы пригласить Кармен и ее дочку с женихом на ранчо на эти выходные? уводя разговор в сторону, спросила Белл. -Миссис Блу призналась мне, что сомневается в чувствах жениха Лии. Ты и я могли бы ей помочь, составив о нем собственное мнение.

- Это большая честь для меня, что ты хочешь узнать мою точку зрения. Кольт поднял карандаш, выпавший из рук Белл. - Конечно, приглашай их. Попасем коров или придумаем еще какое-нибудь занятие для городских пижонов.

- Можем позвать еще Слокама и Мэри, добавила девушка, стараясь копировать манеру речи опекуна.

Тот остановился и изучающе взглянул на нее.

- По-моему, ты вынашиваешь какие-то далеко идущие планы относительно меня и Мэри. Если я прав, то предупреждаю сразу - выбрось их из головы.

- Вот уж чего нет, того нет.

- Что ж, приглашай хоть весь город. У меня прилив великодушия.

- Это оттого, что ты все еще остаешься владельцем бриллианта в три карата. Он рассмеялся.

- И не собираюсь с ним расставаться. Глаза воспитанницы в изумлении округлились, и, чтобы не развивать брачную тему дальше, она сочла за благо удалиться на рабочее место.

Список гостей, согласованный с Маккинноном, лежал перед ней на кофейном столике рядом с телефонным аппаратом. Девушка обзвонила всех и пригласила на уик-энд на ранчо. Белл резонно решила, что хозяин дома не станет возражать против двух-трех неоговоренных приезжих, и без всяких угрызений совести вновь сняла трубку.

- Ну разумеется, дорогая, я пожарю мясо. Что еще прикажете? Какие будут дополнительные распоряжения? - шутливо допытывался Кольт, уверенно ведя машину по дороге к загородному дому.

- Больше ничего не требуется. Я уже позвонила Джинни Тейлор на ранчо и обо всем договорилась. Она обещала приготовить салаты и десерт. А я купила в булочной замечательный хрустящий хлеб. Мистер Тейлор обещал достать пива и колы. Я подумала, что мы все могли бы съездить к водопадам где-нибудь около полудня, а к восьми вернулись бы на ужин.

- Прекрасная программа.

- Что-то ты очень легко со всем соглашаешься, - подозрительно покосилась на опекуна Белл.

Девушка чуть-чуть ослабила ремень безопасности, мешавший ей подвинуться на сиденье немного в сторону, чтобы лучше видеть собеседника.

- Что такое? В чем проблема? - не выдержав, осведомился Кольт.

- Просто хотела узнать, не собираешься ли ты еще раз поцеловать меня?

Лицо Маккиннона стало хмурым.

- Ну уж нет, - твердо ответил он.

- Скажи, что ты делаешь, если тебе нравится какая-нибудь женщина? Я имею в виду, как ты даешь ей об этом знать?

Кольт бросил на девушку быстрый взгляд.

- Интересуешься моими методами обольщения, а, Белл?

- Да, - сказала она, не смутившись и не давая сбить себя с толку.

Кольт вырулил на подъездную дорогу, въехал в гараж и заглушил мотор. Отстегнув ремень безопасности, он внимательно посмотрел на девушку.

- Если бы Гэл был жив и стал свидетелем наших горячих поцелуев в прошлую пятницу, он бы, наверное, связал меня по рукам и ногам и повесил бы на первом суку.

- Мне уже почти двадцать один год. Я сама теперь отвечаю за себя.

Он вылез из машины, обошел ее, открыл дверцу со стороны Белл. Потом отошел от машины и направился к дому.

Белл состроила забавную рожицу ему вслед, соскользнула со своего сиденья и последовала за ним, перекинув через плечо дорожную сумку с вещами для загородной поездки.

- Господи, как же здесь красиво. - Опытным взглядом дизайнера Келли окинула интерьер.

Белл только рассеянно улыбнулась в знак согласия. В данный момент ее внимание было всецело поглощено организацией и распределением спальных мест среди гостей. По ее первоначальному замыслу Кармен со своей дочерью Лией должны были разместиться в одной комнате, а Спокам, Джеми и жених Лии, Даррел, - в другой, куда мальчики Тейлоров заранее внесли походные кровати; свою же спальню девушка планировала предоставить Келли и Мэри, а самой занять диван в кабинете Кольта.

Однако миссис Блу в очередной раз подхватила грипп и не смогла приехать; Валтерс-младший сразу попросил разрешения поселиться с Мэри, а Келли и Джеми, одобрив эту инициативу, сказали, что предпочли бы то же самое и для себя.

И теперь хозяйку мучили сомнения: если мисс Блу и ее предполагаемый жених поселятся вместе - к чему это приведет?

Ей вовсе не хотелось, чтобы Кармен потом обвинила ее в сводничестве. Поэтому Белл предпочла предоставить диван в кабинете Даррелу, а самой поселиться с его любимой.

Все еще хмурясь, девушка прошествовала через гостиную в кухню - проверить, все ли готово для ланча. Добравшись до цели, она с удивлением обнаружила там Кольта, оживленно беседовавшего с Джинни Тейлор.

- Отчего это у нашей гостеприимной хозяюшки такое мрачное выражение лица? - весело осведомился он у входящей воспитанницы.

- Просто я ошибалась. Мне казалось всегда, что чем старше становишься, тем меньше трудностей у тебя возникает. А уж распределение спальных мест среди взрослых членов компании - вообще пустяковое дело, - озабоченно пояснила Белл, невинно глядя на мужчину.

Тот то ли поперхнулся и закашлялся, то ли коротко хохотнул, но затем взял себя в руки и, пытаясь быть серьезным, дал совет:

- Ну если тебе не хватает кровати, то можешь спать со мной.

- Это пожелание?

Жена управляющего вовсе не выглядела шокированной их беседой и особенно последним предложением Кольта, что навело девушку на мысль, что ее опекун, очевидно, неоднократно приглашал на это уютное ранчо своих подружек и миссис Тейлор уже приноровилась к привычкам хозяина.

Все проблемы со спальными местами отступили на второй план, и настроение Белл заметно улучшилось после сытного, обильного завтрака, во время которого все шумно и весело переговаривались и много смеялись.

Когда все вышли во двор дома, сыновья управляющего привели лошадей.

Всадники пересекли прекрасные, нежно зеленеющие пастбища. Кони спокойно рысили, прогулка доставляла всем несказанное удовольствие. Кольт учел все нюансы при выборе лошадей - в том числе и уровень подготовки группы. Поэтому были выданы лишь самые спокойные животные. Однако такой темп езды был явно не для Белл. Пустив коня легким галопом, она вырвалась из рядов наездников и догнала опекуна, ехавшего впереди всех.

- Хочу устроить скачки.

- Белл желает посоревноваться. Кто-нибудь еще жаждет быстрой езды? шутливо обратился Кольт к экскурсантам.

Мэри тоже решила принять участие в забеге. Пришпорив своего красавца, она рысью выехала из строя и, перейдя на легкий галоп, догнала зачинщицу состязания. Спокам, естественно, последовал за ней.

- Скачем вон до того дуба на скале, - пояснила маршрут Белл.

Сначала впереди были Спокам и Белл, но затем Мэри вырвалась в лидеры. Но, даже оказавшись первой, она не сбавила темпа, а все продолжала пришпоривать свою лошадь.

Белл наслаждалась ощущением полета. Девушка раскраснелась, темные волнистые волосы рассыпались по плечам, она радостно смеялась, летя во весь опор по полю вслед за Слокамом.

Но мисс Клайн вовсе не желала проигрывать без боя. Прикрикнув на лошадь, она огрела ее хлыстом и, низко пригнувшись, полетела вперед.

Именно такую азартную гонку и любила Белл. Сигнал к началу, легкий быстрый топот копыт, смех всадников, задор, выкрики. Но кульминацией становился миг, когда все звуки как будто бы переставали существовать, а сохранялось лишь одно ощущение - полная гармония человека и лошади в едином устремлении вперед, и музыкой, гимном этой скачки становился свист ветра в ушах.

На финише Белл обогнала всех. Раскидистый дуб показался впереди, но, поравнявшись с ним, девушка на своем мустанге вихрем пролетела мимо, оставляя за собой лишь облачка пыли. Наконец с победным, радостным гиком победительница натянула поводья, повелевая коню остановиться. Она знала, что впереди обрыв, заливчик и огромные валуны и через эти препятствия не перепрыгнет ни одна лошадь.

Невеста Слокама ни о каких опасностях не ведала и, пролетая мимо остановившейся подруги, лишь еще сильнее пришпорила свою гнедую. Предупреждающий крик достиг ее ушей слишком поздно. Запнувшись о камни, лошадь упала на колени. Всадница от резкого толчка вылетела прямо в воду.

- Боже, Боже мой, Мэри! - пронзительно кричала в ужасе Белл, видя, как ее подруга ударилась об огромный валун.

Надо было спешить на выручку. Недолго думая, она направила своего коня прямо в бурлящий водоворот. Приблизившись к раненой, она прыгнула на большой валун и за рубаху вытянула Мэри из ледяной воды.

Спокам прискакал на помощь как раз в тот момент, когда запыхавшаяся, вся вымокшая Белл сумела затащить несчастную на камень. Бережно подняв свою возлюбленную на руки, Спокам вынес ее на берег. Белл выбралась следом, поймала оставленных без присмотра лошадей и привязала их всех вместе неподалеку, в то время как Спокам и примчавшийся следом Кольт осматривали раны пострадавшей.

Девушка присоединилась к ним, ругая и обвиняя во всем только себя.

- Не вини себя ни в чем. Спасибо, дорогие мои, я уже чувствую себя намного лучше, приходя в себя, слабо улыбнулась Мэри. - Я должна была послушаться тебя и сразу же остановиться, услышав твой крик.

- А я подумала, что мой голос заглушили порывы ветра, - удивленно сказала Белл. Она нагнулась и осмотрела голову подруги. - У тебя на голове довольно большая рана.

- Поступим так, - тоном, не терпящим возражений, распорядился Кольт. - Я вернусь верхом на ранчо, пригоню машину, и мы втроем съездим в местную больницу.

Раненая, поняв, что дальнейшие пререкания бесполезны, умолкла и позволила друзьям поступать так, как они сочтут нужным.

Лишь поздним вечером Кольт привез пострадавшую и ее жениха домой. Раненая сидела на переднем сиденье машины, на голове ей в четырех местах наложили аккуратные швы, на ушибленное плечо положили пакет со льдом, рука была на перевязи.

Белл попросила Джеми и Даррела взять на себя приготовление еды, и когда хозяин и гости собрались в полном составе на ранчо, их уже дожидался аппетитный горячий ужин.

Белл позаботилась, чтобы Мэри за столом заняла самое удобное место, Кольт принес и поставил ей под ноги маленькую скамеечку, Спокам собственноручно приготовил чашку горячего чая.

- Эге-гей, дорогие мои, так я, пожалуй, сделаюсь великим тираном. Добавьте мне еще ложечку сахара, - обратилась Мэри к Слокаму таким притворно-капризным тоном, что вызвала взрыв смеха и аплодисменты.

Глава 6

Кольт окинул ревнивым взглядом молодежь, веселящуюся в гостиной. Спокам почти ни на минуту не отходил от Мэри и все внимание уделял лишь ей. Валтерс-младший так нежно и с таким рвением оказывал ей всевозможные знаки внимания.., как будто был безумно влюблен в нее. Но как же тогда Белл? Маккиннон был явно сбит с толку. Он-то полагал, что перед ним - будущий жених его подопечной...

Луч света упал на блестящие волнистые локоны Белл, когда она нагнулась над головоломкой, которую собирала вместе с Келли, Лией, Даррелом и Джеми. Низко нагнувшись над столом, молодые люди весело спорили и смеялись.

В одиннадцать часов, посмотрев телевизор, гости разошлись по спальням.

Сон не шел к Маккиннону. Он поднялся и стал ходить взад-вперед по кабинету, потом попробовал почитать. Вдруг вошла Белл, под мышкой она несла подушку, в руке - одеяло.

- Что это ты делаешь? - с удивлением спросил Кольт.

- Собираюсь разместиться на диване. Но я могу пойти и в гостиную на софу.

- Можешь остаться здесь. Я уже иду в спальню. А кто спит в твоей комнате?

- Ммм... Кедпи и Джеми, полагаю. Я все предоставила на их усмотрение.

- Ну я надеюсь, хотя бы Лия не осталась наедине с Даррелом?

- Вот за это ручаюсь. Кстати, что ты о нем думаешь?

Мужчина неопределенно пожал плечами.

- Хороший парень, неплохой бухгалтер. Воспитанница одобрительно кивнула.

- У меня такое же мнение. И все же есть в нем нечто таинственное. Попытаюсь разузнать, что же такое он скрывает ото всех. Полагаю, он столкнулся с какими-то трудностями и никак не может их разрешить.

- А где спит Спокам?

- Где-нибудь в комнатах, - неопределенно указав куда-то в глубь дома, ответила Белл. Затем положила одеяло и подушку на диван.

О чем-то она умолчала. Наверху нет свободной комнаты. Может, Валтерс лег в холле? Желая выяснить все до конца, Кольт вышел из кабинета и, крадучись, пробрался вверх по лестнице.

Слокама нигде не было. Кольт тихонько приоткрыл дверь спальни Мэри и осторожно заглянул внутрь. Сначала до него донесся звонкий голосок раненой, а ответил ей явно мужской глубокий бас, который вряд ли можно было перепутать. У хозяина дома от негодования сжались кулаки, первым его желанием было вломиться и выяснить все до конца здесь же на месте. Но он сдержал себя и, тихонько отойдя от двери, сошел вниз, бесшумно ступая босыми ногами по лестнице.

Дверь в его кабинет была плотно прикрыта. Девушка уже легла в постель, а может, и уснула. И хорошо. Пусть их беседа состоится после того, как он все выяснит с этим Казановой из будуара наверху.

Кольт прошел в кухню и поставил чашку с оставшимся от ужина кофе в микроволновку. Новая волна злости поднималась в его душе. Не собирается он тут стоять как истукан и бездействовать, пока какой-то мошенник пытается использовать в своих грязных целях его добрую наивную девочку. Надо защитить Белл от ненужных разочарований.

Неожиданный шум прервал его невеселые мысли. Он обернулся и обнаружил своего противника у себя за спиной. Спокам приветливо улыбался ему.

- Я подумал, что неплохо поставить полный кувшин со свежей водой возле кровати пострадавшей. Вдруг она проснется ночью и захочет принять лекарство.

- Какого черта тебе надо? - дал волю своему гневу Кольт.

Молодой человек одарил хозяина ранчо удивленным взглядом и осторожно поставил кувшин на стол.

- Хм, я просто хотел налить немного холодной воды.

- Нет, какого рожна ты околачиваешься в комнате мисс Клайн?

- Ox, - только и ответил Спокам, но на его губах появилась улыбка. - Я перенес один из матрасов с походной кровати в ее комнату на пол. Вдруг потребуется помощь.

- Итак, ты спишь с ней. А Белл верит тебе, считает искренним человеком.

- Полагаю, что наши отношения с мисс Клайн тебя ни в коей мере не касаются, - холодно возразил Валтерс.

- А я думаю, что очень даже касаются, с явной угрозой прорычал разгневанный Кольт. - Пойдем-ка лучше на улицу, там и разберемся.

- О Боже, не сейчас. Там темно. И я босиком.

Несчастный Казанова быстро отступил к дверному проему.

- Ну что ж. Я тоже босиком. Ладно. Встречаемся через пять минут в конюшне. И не заставляй меня силой тащить тебя туда, - пригрозил хозяин дома, развернулся и исчез в спальне.

- Белл, ты здесь? - жалобно позвал Спокам, просовывая всклокоченную голову в дверь кабинета.

Девушка, секунду назад еще витавшая в приятных снах, подскочила на диване.

- Спокам, что с Мэри? - Белл включила лампу.

Парень со страхом оглянулся и прикрыл за собой дверь комнаты.

- По-моему, твоему другу плохо, - объяснил он, подходя ближе к постели.

- Да что случилось? - повторила в ужасе девушка, перебирая в уме все неприятности, которые, как ей казалось, могли бы приключиться с подругой. Все-таки обнаружилось сотрясение мозга? Сейчас вызовем...

- Да нет же. Я говорю не о Мэри, с ней все в порядке. Я о Кольте, пояснил Валтерс. Дорога каждая минута. Если опекун застанет гостя у кровати воспитанницы, то уж точно убьет или покалечит, не вникая ни в какие объяснения.

- Кольт? Боже мой, что с ним?

- Он собирается убить меня. Ну не убить, а избить. И уже чуть не выполнил обещание, вздохнул Валтерс-младший. - Он велел мне через пять минут явиться в конюшню. А если не явлюсь, то он притащит меня туда силой.

- Кто? Кольт? - удивилась девушка.

- Угу.

Белл откинула одеяло.

- Пойду-ка лучше я к нему на свидание. Ты сказал, в конюшню? - Угу... Понимаешь.., он думает, что мы с Мэри.., и это, по его мнению, нечестно.., по отношению к тебе.., неискренне... - запинаясь, добавил молодой человек.

Белл быстро встала, сунула ноги в ботинки и, накинув теплую куртку, направилась к выходу.

Резкий ледяной ветер налетел на нее сразу же, как только она захлопнула дверь. Плотнее запахнув полы, девушка добежала до конюшни и рванула на себя тяжелую дверь. Аромат сена и неповторимо-прекрасный запах лошадей успокоил ее. Прикрыв за собой дверь, Белл негромко окликнула:

- Кольт!

- Вот трус! - Негодующий опекун выступил из темноты. - Прислал вместо себя женщину!

- Пожалуйста, объясни, что случилось? Спокам сказал, что ты просто взбесился.

- Ничего не произошло.

- Ты вызываешь нашего гостя среди ночи на улицу, чтобы подраться, и говоришь мне, что все в порядке? - Белл расстроенно вздохнула. - Кольт, милый, Спокам - мой друг, но не более того.

- Ха, ничего себе дружок.

Белл поняла, что придется рассказать все.

- Спокам и Мэри любят друг друга, но его родители против этого брака. Она на семь лет старше. И к тому же разведена. Помимо этого, муж, уходя, оставил ей довольно крупный карточный долг. Поэтому Валтерсы уверены, что девушку интересуют лишь деньги их сына.

Удивленная, но все еще сердитая складочка легла между бровями Кольта.

- Но что происходит между тобой и Слокамом? - продолжал допытываться он.

- Ну хорошо. Мы с ним договорились притвориться, будто он за мной ухаживает, чтобы отвести подозрения его отца, а тем временем он пытается убедить Мэри. Она ведь принимает сторону его родных, считая себя недостойной партией для такого молодого человека, как Спокам...

- И ты сразу же посочувствовала молодой парочке и, не колеблясь, вступила с ними в заговор?

- Да. - Белл сделала шаг назад, потом отступила еще дальше. - Ну теперь, когда все объяснилось, можно пойти спать. Уж извини, пожалуйста, что так вышло. Я не осмелилась рассказать тебе все с самого начала.

- Ну что ты, какие пустяки. Ты всего лишь заставила меня и отца Слокама думать, что между вами есть симпатия и дело идет к свадьбе. Кстати, я только что ему так и сказал. Он очень обрадовался, уже начал все готовить, вплоть до заказа шампанского, - притворно-ласково продолжал Кольт, придвигаясь к девушке.

Белл поняла, что настало время решительных действий. Резко толкнув дверь, она птицей вылетела на свободу, оставив своего опекуна сражаться с задвижкой. Вскочив опрометью в кабинет, девушка повернула ключ, хотя понимала, что для рассерженного Маккиннона препятствий не существует. Затем замерла и прислушалась. Пять минут прошли в напряженном ожидании.

Белл села на диван, завернулась в одеяло. Минут через десять она услышала осторожные шаги Кольта. Он прошел к себе в комнату, нарочно хлопнув дверью.

Повесив куртку на стул, Белл ничком бросилась на диван и зарылась лицом в подушки. Завтра придется держать ответ за свою ложь перед Колтером Маккинноном. Но все это будет потом. А сейчас - спать.

К величайшему изумлению воспитанницы, наутро ее опекун был в превосходном настроении: спокоен, весел и улыбчив. За завтраком обратился к Слокаму:

- Должен принести свои извинения, старина. Я не правильно истолковал сложившуюся ситуацию. Моя подопечная все мне объяснила.

- Да что ты, нет проблем, - с явным облегчением отозвался Валтерс-младший. - Кстати, мы с Мэри хотим сделать небольшое заявление. Мне наконец-то удалось ее убедить, что жизнь слишком коротка и сложна, чтобы еще самим воздвигать на своем пути дополнительные препятствия. Короче говоря, Мэри согласилась стать моей женой, и мы даже назначили день свадьбы - семнадцатое июля.

Первой на это сообщение отреагировала Белл. Радостно рассмеявшись, она вскочила из-за стола и бросилась поздравлять друзей.

- Я так рада за вас, вы просто молодцы, нежно щебетала она. - Но, дорогие мои, семнадцатое уже не за горами. Надо сегодня же начинать приготовления. И я знаю одно местечко, где на заказ готовят необыкновенно вкусные торты. А лучшую закуску в городе можно найти только у месье Пьерре.

- Я же говорил тебе, Мэри, что у нашей подруги найдется масса ценных предложений. -И Валтерс обернулся к Белл. - Спасибо за все. Твои проекты великолепны. А как ты думаешь, где бы нам провести главную церемонию? У нас с Мэри не так уж много денег.

- Как насчет парка возле реки? Я знакома с одной особой, у которой самые красивые розы на свете. Полагаю, она позволит нам воспользоваться ее гостеприимством.

Все оставшееся время прошло в разговорах на тему подготовки предстоящего праздника. Кольт даже предложил устроить небольшой прием в деревенском клубе в честь новобрачных.

Воскресенье пришлось на четвертое июля, День Независимости. После чудесного пикника гости насладились фейерверком, устроенным местными властями в честь праздника. Поздно вечером, после ужина, Белл и Кольт проводили друзей, очень довольных уик-эндом. Оставшись одни, опекун и воспитанница разошлись каждый по своим делам: Белл пошла к себе наверх упаковывать вещи, Кольт же направился к управляющему - еще раз обговорить все текущие дела на ранчо.

Уложив походную сумку, Белл спустилась вниз и зашла на кухню. На прощание еще раз выглянула в окошко и залюбовалась мирной картиной сельского пейзажа: коровы с двумя телятами спокойно паслись на лугу. И вдруг душу ее охватило тоскливое чувство - показалось, что время летит слишком быстро. Эта мысль отозвалась щемящей болью в груди, так что девушке даже пришлось прижать руку к сердцу.

- Что с тобой? - испуганно бросился к ней на помощь Кольт, как раз зашедший в кухню и увидевший ее жест.

- Я просто размышляла о жизни... О том, какая это радость - иметь детей... - тихо и кротко объяснила Белл.

Кольт, казалось, перестал дышать. Сердце его сделало отчаянный рывок куда-то в пустоту.

- Сразу обо всех шестерых детишках? стараясь обратить все в шутку, осведомился опекун, припомнив, что, делая ему предложение, Белл упоминала именно это количество.

Белл стояла перед ним, излучая любовь, тепло и ласку и, главное, готовность подарить, отдать все это ему, Колтеру Маккиннону. И когда его руки обняли ее, она призывно прильнула к нему, нежно касаясь его груди. Сердце его вновь вышло из повиновения, все существо, каждая клеточка ощущали близость любимого существа. Он хотел...

Сомнения и терзания Кольта были прерваны его подопечной.

- Идем?

- Да. - Он подхватил свою куртку, ключи от машины и последовал за Белл в гараж.

Уже по дороге домой Кольт испытал явное облегчение. Он чуть было не совершил неверный шаг, но сумел удержать себя от него. Как будто судьба послала ему испытание.

Белл стояла дома у окна и наблюдала за движением машин и спешащими прохожими; и водители, и пешеходы мечтали, очевидно, об одном: скорее добраться до надежного укрытия и насладиться чашкой горячего чая.

Такой ливень с грозой бывает, наверное, только в этом штате, размышляла девушка. А в пятницу вечером движение на шоссе особенно оживленное.

Кольт еще не вернулся с работы. Весь день его не было и в офисе, он вел какие-то деловые переговоры.

Настроение Белл полностью соответствовало мрачному вечернему пейзажу за стеклом. Примерка свадебного наряда Мэри сегодня в полдень, в мастерской Келли, разбудила в девушке какую-то непонятную тоску, страстное стремление изменить что-то и в своей собственной жизни. И это желание острой болью пронзало сердце, оставляло в душе растерянность и чувство, что вот она, Белл Гламорган, не нужна никому.

Услышав, как поворачивается ключ в замке, Белл обернулась.

Тот, о ком она только что грезила, как всегда стремительным шагом вошел в комнату. Человек, умеющий проворачивать дела и управлять людьми. Казалось, он всегда знал, как поступить и куда следует направить свои усилия в следующую минуту.

- Что-то уж очень вкусно пахнет у нас на кухне. - Легкая улыбка озарила его худощавое лицо.

Как же он красив! - про себя отметила девушка. Вслух же произнесла:

- Ужин уже готов. Сегодня у нас жареный цыпленок, рецепт этого блюда я знаю от мамы.

- Здорово! Можно я только схожу переоденусь?

- Да, конечно. Мне как раз понадобится несколько минут, чтобы накрыть на стол.

Девушка закончила приготовления к трапезе как раз к приходу Кольта. Опекун вошел в кухню в коротких "бермудах" и голубой рубашке, очень гармонирующей с цветом его глаз. Как всегда, он был босиком. Белл отметила, какие у него сильные загорелые ноги.

Сердце ее сжалось от боли - ну почему они не могут быть вместе? Тяжело вздохнув, она взяла себя в руки и постаралась принять веселый, беззаботный вид.

- Цыпленок, картофельный салат, жареные бобы, кукурузный хлеб! Боже мой! Сколько всего, и все мое любимое! - Кольт и в самом деле был рад. - Твоя мама обязательно приглашала меня на ужин, когда готовила все эти блюда!

- На десерт банановый пудинг! Кольт усмехнулся:

- Ты всегда умеешь меня умаслить. Я не пробовал это лакомство с... - Он не закончил фразу, оборвав себя, и позвал:

- Белл! Что с тобой?

- Нет, ничего. Просто... Мэри сегодня примеряла подвенечное платье. Она была в нем так прекрасна и счастлива...

Ужин прошел в полном молчании. Так же, не проронив ни слова, они убрались в кухне и помыли посуду. Но, когда Белл направилась в гостиную, опекун не заперся в своем кабинете, как обычно это делал по вечерам, а пошел за ней.

Она остановилась у окна и стала смотреть на дождь. В мокром блестящем окне Белл видела отражение расположившегося на одном из черных кожаных диванов Кольта.

- Знаешь, мне лучше подыскать себе отдельную квартиру, - тихо сказала она.

Кольт вскочил и, быстро подойдя к Белл, резко повернул ее к себе лицом.

- Нет, - в это жесткое короткое слово он вложил все свои чувства.

Маккиннон даже не понял, как это произошло, но в следующую минуту он уже целовал ее мокрые щеки.

Глава 7

Первой реакцией Белл на неожиданный поступок Кольта было удивление, а затем ликование. Она вся отдалась во власть горячих, требовательных поцелуев, которых так жаждало все ее существо.

Господи, как долго ждала она всего этого ласк, наслаждения, объятий. И теперь, когда все это было у нее, нервы не выдержали и горячие потоки слез дождем пролились прямо на ее сомкнутые губы, которые так жадно целовал Кольт.

Он на миг замер. Он мечтал о наслаждении и совсем не ожидал слез.

С неимоверным трудом Кольт заставил себя отстраниться. В глазах Белл он прочел муку, удивление и еще какие-то непонятные ему мысли.

- Все. Извини. Обещаю, что это больше не повторится, - хрипло сказал он.

Огонек пробежал в глубине ее зрачков, затем исчез. Боже мой, я, наверное, причинил ей боль, в смятении подумал Кольт и пробормотал:

- Я не хотел обидеть тебя.

- Ты ничего такого и не сделал. Таинственная улыбка скользнула в уголках ее губ, озадачив и заинтриговав его. Он нежно погладил ее по щеке.

- Объясни, почему ты так говоришь? В чем моя ошибка?

- Начав меня целовать, ты вспомнил, что перед тобой твоя подопечная.

Зажав в ладонях ее лицо, он пристально заглянул девушке в глаза, затем, обдумывая и взвешивая каждое слово, заговорил:

- Маленькая дурочка. Я весь извелся оттого, что хочу тебя.

Белл осторожно высвободилась из его рук и с сомнением покачала головой.

- Я не верю тебе. Если это правда, то докажи мне. - Что-то неуловимо изменилось в ней, и лицо ее озарила лукавая улыбка. - Ну же.

- Нет.

Белл вдруг подалась вперед и всем своим теплым телом прильнула к нему. Его изголодавшееся по ласкам тело отозвалось огнем. Волна желания, не считающаяся с доводами разума, поднималась в нем.

- Нет, - еще раз с трудом произнес он. Собрав всю свою волю и призвав на помощь все мужество, Кольт отступил и быстро вышел за дверь.

В четыре часа сорок пять минут в кабинет Белл позвонили представители торговой фирмы, и девушка с головой ушла в рабочие вопросы - обсуждала заказы, рассматривала возможные варианты закупок. Так продолжалось до шести вечера. Свое место Белл покинула последней.

Когда она вышла на улицу, отчаяние и одиночество с новой силой овладели ее душой. Вокруг куда-то спешили люди, и им не было никакого дела до ее проблем. Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, Белл решила прогуляться по парку, расположенному по дороге к дому.

Часы показывали уже семь с минутами, однако солнце вроде бы и не собиралось скрываться за горизонт.

Внимание Белл привлекла большая клумба чудесных летних цветов.

Сердце девушки сжалось от восторга. Время цветения, любви, праздник жизни. Глаза Белл наполнились слезами - почему счастье так упорно обходит ее стороной? С негодованием на себя, что позволила себе расслабиться и распустить нюни, она утерла ладонью слезы и отправилась дальше. Ей вдруг ужасно захотелось быстрого движения и энергичных действий. У каждого свои трудности в жизни, и глупо стенать и клясть судьбу за то, что она не старается строго следовать вашим планам и желаниям!

Девушка быстрым шагом направилась к виднеющейся впереди дубовой рощице. Тропинка неожиданно сделала поворот и вывела ее к старой-престарой эстраде, на которой когда-то выступали оркестры, развлекая посетителей летними погожими вечерами.

Неподалеку остановилась парочка. Мужчина и женщина не обратили на Белл никакого внимания, занятые своими проблемами. Молодой человек слегка наклонился к своей даме и стал что-то взволнованно говорить ей, она же опустила голову и как будто рассматривала свои ноги, вся поза ее свидетельствовала о том, что ей или стыдно, или она сердится на слова юноши. Говорящий же был чем-то ужасно недоволен - это было сразу видно. И тут до Белл наконец дошло, что она знает этого молодого человека! Даррел, жених Лии!

Девушка заметила, как Даррел передал собеседнице - весьма, кстати, похожей на бродяжку, - небольшую скомканную пачку купюр. Господи! Шантаж! промелькнуло молнией в голове Белл. Эта мадам "вытягивает" из Даррела деньги.

Стоп! Стоп! Стоп! Все может быть гораздо проще и не столь трагично. Предположим, эта дама одолжила ему денег, и теперь он выплачивает свой долг. Нет. Не похоже.

Другой вариант. Она работала на бухгалтерскую фирму.., и... Нет. Не то.

Белл усиленно пыталась придумать какой-нибудь предлог, ну хотя бы один, почему Даррел вечером в парке проводит время со столь странной особой, да еще сует ей купюры.

Тем временем жених Лии яростно взмахнул рукой. Дама подняла впервые за всю беседу голову и, похоже, что-то ему возразила. И тут Белл увидела ее лицо и поняла, что она старше Даррела, хотя и ненамного. Девушку настолько захватил азарт, что она едва не выскочила из своего укрытия, чтобы тут же прояснить ситуацию. Удержало ее, пожалуй, лишь то, что беседа завершилась. Мужчина, явно недовольный и рассерженный, направился к выходу из парка, а женщина медленно побрела куда-то в глубь рощицы. Белл застыла в растерянности: какой объект наблюдения сопровождать? Выбор пал на незнакомку. Но та как сквозь землю провалилась...

В десять часов вечера Белл услышала, как во входной двери повернулся ключ. Выглядел Маккиннон крайне утомленным, и Белл решила пока не обременять его своими рассказами об удивительных открытиях этого дня. Когда он отдохнет и придет в себя, она спросит его совета.

- Ну и как прошла встреча с мистером Валтерсом? Сделка состоялась? поинтересовалась девушка.

- Да. Теперь осталась только одна проблема - мне нужен управляющий для нового подразделения нашей компании.

- А почему бы тебе не нанять Слокама? Он занимается такой работой уже много лет. Возможно даже, что Валтерсы-младшие разбираются в бизнесе уже гораздо лучше своего папочки.

Кольт замер, так и не развязав свой галстук. Сощурившись, он одарил подопечную подозрительным взглядом, пытаясь отыскать скрытые мотивы в ее предложении.

- Спокам, говоришь? Хм-хм-хм... - Он наконец освободился от пиджака и галстука, сел, сбросил с ног ботинки, расстегнул ворот сорочки, манжеты и закатал рукава.

Девушка сочла необходимым добавить:

- Вчера он проходил собеседование в юридической фирме. Мне кажется, необходимо перехватить такого способного работника.

- Он что же, уходит из семейного бизнеса, от своего отца?

Белл лишь молча кивнула в ответ. Затем взяла пиджак и направилась к двери, чтобы повесить его в гардеробную. Но, прежде чем она успела перешагнуть порог, Маккиннон поймал ее и отобрал свой пиджак.

- Ты здесь не для того, чтобы убирать за мной, - нарочито сердитым голосом напомнил он. - Я уже большой мальчик и сам могу позаботиться о себе.

- Прости, пожалуйста.

Когда Маккиннон ушел к себе, девушка совершенно без сил привалилась к стене, колени ее дрожали, в душе поднимался стыд. Как он на самом деле к ней относится? Что чувствует? Желанна ли она ему? Или нет?

- Быть или не быть - вот в чем вопрос! вслух продекламировала она шекспировскую строчку. - И что готовит нам будущее? Позор поражения или победу над Колтером Маккинноном?

После этой маленькой стычки Белл решила не посвящать Кольта в свои планы на выходные и не рассказывать о событиях в парке. Встав пораньше на следующее утро, она быстро натянула джинсы, беговые кроссовки и рубашку из ткани "шамбре", собрала волосы в "конский хвост". Легкий завтрак на скорую руку, записка для опекуна "пришпилена" на дверь холодильника магнитиком - и вот уже девушка в парке.

Однако того, кто был ей так нужен, нигде не было видно.

Белл уже совсем впала в отчаяние и собралась уходить, как вдруг появилась женщина. Материализовалась из воздуха? Минуту назад никого на этом месте не было, и вот уже стоит живой человек. И тут девушку осенило: да ведь незнакомка живет под самой эстрадой! Теперь стало понятно, почему вчера девушке показалось, будто женщина провалилась сквозь землю, растворилась в вечернем воздухе. На деле та просто отодвинула часть решетчатой конструкции сбоку сооружения и юркнула туда.

Поборов свой испуг, Белл двинулась за странной особой, стараясь, чтобы та ее не заметила.

Женщина бродила по парку, собирая пустые жестяные банки и бутылки. Из кармана потрепанного старого пальто она извлекла вместительную сумку и трудилась до тех пор, пока не нагрузила ее доверху. После этого она отправилась в маленькое кафе и заказала ланч.

Весь день девушка неотступно бродила за собирательницей вторсырья. Когда сумка в очередной раз наполнилась настолько, что ее обладательница едва могла устоять на ногах, Белл подошла к ней.

- Давайте, я помогу вам, - и, не дожидаясь ответа, девушка взялась за одну из ручек сумки. - Куда вы идете?

Незнакомка окинула неожиданную помощницу подозрительным взглядом:

- Не твое дело. Отойди-ка от моих банок, не то получишь.

- Меня зовут Белл. Я - подруга Даррела, - доброжелательно пояснила Белл и замерла, ожидая, какова будет реакция.

- Даррел?..

- Разве вы его не знаете?

- Ха! - Она позволила Белл помочь ей донести сумку и даже поторопила:

- Давай-ка побыстрее, а то торговый центр ночью не работает.

Белл взвалила тяжеленную сумку себе на спину и двинулась в указанном направлении. Прохожие на улице с удивлением оборачивались на хорошо одетую девушку, согнувшуюся под бременем громоздкой ноши. Впереди на всех порах неслась оборванная бродяжка. Наконец их путь завершился у пункта приема использованной посуды. Оказалось, что приемщица в торговом центре прекрасно знакома с новой компаньонкой Белл.

- Привет, Пэт. Как дела? Ну ты и нагрузилась сегодня. Да у тебя, я смотрю, подружка появилась, - приветствовала продавщица собирательницу бутылок.

- Ее подослал мой сын. Наверняка она из какой-нибудь социальной службы, пояснила нищая с горечью.

Сумка сама собой начала выскальзывать из рук Белл. Боже! Мама Даррела! Собравшись с духом, девушка как можно спокойнее попыталась прояснить ситуацию:

- Вы ошибаетесь. Меня никто не посылал сюда. Я оказалась здесь случайно. Как-то раз видела вас вместе с Даррелом.

Приемщица тем временем взвесила их груз и, отсчитав несколько банкнот, вручила Пэт.

- Спасибо, Джули. - И нищенка двинулась вниз по улице в сторону своего "дома". Белл догнала ее и потрусила рядом.

- Миссис Хендерсон... - робко начала она.

- Даррел хочет, чтобы ты уговорила меня переехать к нему? Ни за что, пусть даже не надеется. Никогда я ни от кого на свете не зависела и сейчас сидеть на шее у сына не собираюсь.

- Так деньги от продажи бутылок и есть весь ваш доход? - сочувственно осведомилась девушка, которая наконец-то приспособилась к широкому шагу спутницы.

- Компания разорилась. Квартира мне не по карману, но я еще получаю пенсию за мужа, так что кое-как свожу концы с концами.

- И поэтому.., живете под эстрадой?

- Да. Уютное и укромное местечко. Девушка кивнула, соглашаясь. Собеседницы продолжили свой путь в молчании, каждая была занята собственными мыслями. И обе не заметили Даррела, идущего навстречу по дорожке. Бежать и прятаться было поздно, поэтому Белл, вспомнив, что лучшая оборона это наступление, широко улыбнувшись, первая обратилась к мужчине:

- А мы с твоей мамулей сегодня потрудились на славу!

Лицо молодого человека залила краска стыда.

- Ты не думай ничего плохого, она не сумасшедшая. Доктор говорит, это вид невроза, объяснил он.

- Да, конечно. Но когда же ты представишь Пэт Лии?

- Кто такая Лия? - вмешалась в беседу женщина.

- Это моя невеста, мама, - ответил Даррел. Пэт понимающе улыбнулась.

- Ох, какой ты уже взрослый мальчик. Да, тебе пора жениться. А мне ужасно хочется понянчить дюжину внуков.

- Послушайте, у меня идея! - радостно сообщила Белл. - Ди и Келли подыскивают себе секретаршу. Пэт могла бы быть диспетчером на телефоне, а в случае чего и подменить отсутствующего сотрудника.

Девушка вопросительно взглянула на мать Даррела.

- Разумеется, это бы мне подошло. Я вообще не боюсь никакой работы, немедленно откликнулась та. И обе женщины посмотрели на главного арбитра, ожидая его реакции. Тот вновь покраснел от смущения, но выглядел гораздо более оживленным, чем раньше.

- Буду только рад. Нельзя же, в конце концов, прожить всю жизнь под эстрадой.

- Пэт, почему бы вам не пожить пока у сына, чтобы пользоваться его телефоном? А как только накопите немного денег, сразу сможете снять отдельное жилье.

- Думаю, мне следует согласиться. Даррел в изумлении потряс головой.

- Господи! Не сплю ли я?

- Стоп! - прервала его Белл и снова повернулась к Пэт:

- Я хотела бы представить вас Ди и Келли из "Майти мейдз" завтра вечером. Как вы смотрите на это? Согласны? Тогда я приглашаю вас на ужин к себе домой, где вы все и познакомитесь.

Они быстро договорились о времени, девушка дала свой адрес, а затем мать и сын отправились к себе домой.

Белл пулей влетела в квартиру, намереваясь как можно быстрее выложить свои потрясающие новости Кольту. Однако ее ждало разочарование. Дом был пуст, а на дверце холодильника прикреплена записка, что мистер Маккиннон уехал на ранчо. Даже не пригласил Белл! Вот так. Что ж, может быть, ему просто захотелось побыть одному и не спеша разобраться во всем, утешала себя девушка.

Кольт скакал по полям до тех пор, пока не почувствовал, что совершенно выдохся. Он вернулся домой, завел коня в конюшню и насыпал ему в кормушку свежего овса на ночь.

Дом был пуст, в нем не горело ни единого огонька. Надо было оставить зажженной хоть одну лампу, запоздало укорил себя Кольт.

Маккиннон принял душ, переоделся, сел в машину и добрался до ближайшего маленького городка. В баре напротив крошечной, словно игрушечной, почты весело играла музыка в стиле кантри и вовсю звучал беззаботный смех. Кольт заказал себе кружку пива, потом еще одну и, пока ожидал выполнения заказа, с интересом оглядел зал.

- Привет, - произнес низкий женский голос за его спиной. - По-моему, тебе одиноко, ковбой.

Маккиннон повернулся к даме.

- Ты права.

- Я тоже одна сегодня. - Женщина уселась за стойку рядом с ним.

- А хочешь вина? Шампанского?

Ее глаза блеснули в неярком свете бара.

- Ну, если ты такой щедрый, то, пожалуйста, шампанского. Кстати, меня зовут Сью.

- А меня - Кольт.

Женщина кокетливо засмеялась, строя ему глазки.

- А почему бы нам не присоединиться к другим?

Кольт кивнул и велел бармену принести пиво для всех. Общество приняло их благожелательно, и вечер прошел довольно приятно в разговорах на общие темы и в усиленных попытках Сью понравиться ему.

В два часа ночи огни в баре замигали, сигналя о закрытии заведения. Женщины переглянулись, ожидая, пригласит ли Кольт их подругу к себе. Он и сам последние несколько минут раздумывал над этим вопросом.

- Ну что ж, всего вам самого доброго. - Затем тихо обратился непосредственно к Сью, ласково коснувшись ее плеча:

- И спасибо, что утешили одинокого ковбоя.

Потом помахал рукой всей компании и направился к двери.

Уже сидя в машине, он не переставал удивляться сам себе: почему он не увез красотку с собой?

Дома его опять встретила темнота. На ощупь пробравшись через прихожую. Кольт вошел в кухню и нащупал клавишу выключателя на стене. Вспыхнул свет, без Белл дом был пустым.

Час спустя Маккиннон встал, оделся и направился к машине, чтобы ехать в город. К Белл.

Глава 8

Когда Кольт глубоко за полночь открыл дверь, его встретил мягкий приглушенный свет. Тихие голоса доносились из гостиной он понял, что это по телевизору шел какой-то фильм. На кофейном столике в огромной вазе стоял роскошный букет алых роз.

С мягкого кожаного дивана свешивалась стройная загорелая нога. Белл спала. Цветастый плед, прикрывающий девушку, уже начал сползать на пол. Золотистые кудри рассыпались по диванной подушке. Одна рука закинута за голову, другая лежит на животе. Белл была одета в красивый золотисто-желтый вязаный вечерний костюм. А может, это пижама такая нарядная?

Кольт проскользнул в свою спальню, переоделся и отправился на кухню что-нибудь перекусить, ведь сегодня он еще не ужинал.

Белл появилась в дверях, как раз когда он готовил себе большой бутерброд с ветчиной.

- В холодильнике стоит куриный бульон, предупредила она.

- Сойдет и так.

Белл сама вытащила кастрюльку с бульоном и поставила ее в микроволновку. Потом налила себе полную тарелку и уселась за стол. Кольт же остался стоять возле кухонной стойки, наспех заглатывая хлеб с ветчиной и запивая его газированной водой.

Покончив с поздним ужином, Белл сообщила:

- Я сегодня приглашала к нам на обед Кармен, Лию и Даррела с его мамой.

- Отмечали какое-то событие?

Он сам огорчился иронии, невольно прозвучавшей в его голосе. Но девушка, казалось, ничего не заметила.

- Да, дорогой, ты совершенно прав. Представь: род невроза - мать Хендерсона собирает бутылки на помойке, чтобы прокормить себя, и живет под эстрадой в парке, и, самое главное, это именно она была той таинственной незнакомкой, с которой регулярно встречался жених Лии. А он молчал, так как опасался, что его мать сочтут безумной и он навсегда потеряет свою невесту. Хотя.., спохватилась она, - ты ведь ничего не знаешь...

Кольт внимательно слушал рассказ, а взгляд его становился все суровее.

- И ты носилась по всему парку, выслеживая какую-то нищенку?.. - наконец не выдержав, проревел он.

- Маму Даррела, - прервала его Белл.

- Но ведь ты не знала, что это миссис Хендерсон. - Маккиннон попытался взять себя в руки. - Да у тебя вообще-то есть хоть капля здравого смысла? Что, если бы занятие бродяжки оказалось лишь прикрытием для убийцы или наркомана?

- Но она не была похожа ни на то, ни на другое.

Кольт разъяренно взмахнул кулаком.

- Мне следует всегда брать тебя с собой на ранчо. Очевидно, это единственная возможность оставаться спокойным за твою жизнь.

- Ну и что же ты не взял меня с собой на этот раз?

Кольт вдруг ощутил, как за окном начали сгущаться грозовые тучи, а воздух в комнате стал таким густым и вязким, что стало невозможно дышать.

- Мне нужно было побыть одному. И кроме того, я хотел поразвлечься с дамой.

Лицо девушки вспыхнуло краской гнева, сменившейся затем мертвенной бледностью.

- Ну и как? Нашел кого-нибудь?

- Да.

- И пригласил ее к себе на ранчо?

- Я подумывал об этом.

Маккиннон выдержал пристальный взгляд Белл, потом отвернулся, отошел к раковине и ополоснул свой стакан.

- Так вот, что касается миссис Хендерсон, девушка как ни в чем не бывало продолжила прерванный разговор. - Я хотела спросить тебя, нельзя ли взять ее на работу в твой офис секретарем. Я планировала устроить ее в "Майти мейдз", но Ди собирается оставить свою должность в банке и вести все дела сама.

Маккиннон никак не мог понять, что на самом деле творилось у нее в душе. Прежняя малышка Белл разразилась бы горькими слезами в ответ на причиненную ей обиду. Взрослая Белл и глазом не моргнула.

- Итак, что ты думаешь об этом?

- Пусть придет на собеседование. Попроси Кармен заняться ею.

- Большое спасибо. Единственная проблема в том, что миссис Блу может быть необъективна.

- Знаешь, порой ты чересчур опекаешь людей. А это плохо. - В голосе Кольта прозвучала ирония. - Опека лишает людей права принимать решения самостоятельно.

Девушка слегка порозовела.

- Через три месяца заканчивается твой срок опеки надо мной.

- В том случае, если я сочту возможным передать тебе трастовые фонды компании.

Белл слегка склонила голову набок, как будто прислушивалась к какой-то чудесной мелодии.

- Передашь. Иначе я потребую аудиторской проверки и подам на тебя в суд в случае растраты или махинаций хотя бы с одним моим пенни.

Да как она смеет! Он ринулся прочь из кухни. С каждым шагом ярость возрастала в нем.

Наконец на пороге его прорвало:

- Я работал, не зная отдыха, многие и многие годы, чтобы Гэл мог спокойно играть в покер с дружками, а ты - посещать лучшие школы, а на каникулах путешествовать по всему миру. И такую благодарность я от тебя заслужил? Угрожаешь? Как только тебе исполнится двадцать один год, можешь забрать свои проклятые деньги и распоряжаться ими по своему усмотрению.

- Что ж, звучит обнадеживающе, - холодно отрезала Белл и с достоинством, высоко подняв голову, вышла из кухни.

Черт! Если он отдаст ей деньги, то она наверняка по неопытности тут же доверится какому-нибудь охотнику за богатыми невестами, выскочит за него замуж и искалечит себе жизнь.

И Кольт выбежал в прихожую, совершенно позабыв о том, что сразу по приезде собирался лечь спать.

А Белл направилась в свою.., то есть в комнату для гостей, как она со всей жесткостью напомнила себе. Чувство обиды переполняло ее, слезы стояли в глазах, готовые в любой момент пролиться бурными солеными потоками.

Что ж, Кольт всегда был честен с ней.

Девушка уселась на кровать, прижала к животу подушку и уставилась в темноту, как будто пыталась прочесть в ней ответы на свои вопросы. И смотрела, смотрела, смотрела...

Лицо ее горело, голова раскалывалась, в носу щекотало, в горле стоял ком, который она безуспешно пыталась проглотить. Плечи устало сгорбились. Все разбилось вдребезги. Тьма из комнаты начала заползать ей в душу медленно, но неотвратимо.

Дверь распахнулась так резко и с такой силой, что, ударившись о стенку, отскочила от нее. В комнату проник лучик от лампы в гостиной. Белл сощурилась и часто-часто заморгала.

Кольт ворвался в спальню и теперь стоял перед ней, охваченный болью и страстью.

- Прости, я был зол. Когда ты начала угрожать, я вышел из себя.

Он пошел в ванную и принес мокрое полотенце. Нежно приложил этот приятно-прохладный компресс к пылающему лицу Белл. Она отвела его руку и взглянула на себя в зеркало. Ужас! Вся физиономия в красных и белых пятнах, глаза неестественно большие, с расширенными зрачками.

- Полежи, - посоветовал Кольт, откидывая край простыни.

Девушка осталась сидеть, не меняя позы, с прижатой к животу подушкой.

- Дорогая, ну, пожалуйста, прости, я совсем не хотел обидеть тебя...

Она не собиралась отвечать, но слова вырвались сами собой:

- Но ты сделал это.

Он провел рукой по любимому лицу.

- Да. Я обезумел, когда ты начала угрожать мне. Я ведь никогда, ты слышишь, никогда, не взял ни единого пенни из твоего наследства и очень надеялся до сегодняшнего дня, что ты знаешь об этом не хуже меня.

- Да, знаю. Я так сказала, потому что...

- Почему?

Да потому, что не могла вынести твоих рассказов о флирте с другой женщиной, про себя ответила Белл. Вслух же она никак не могла выговорить эту фразу. У нее ведь нет никаких прав распоряжаться его жизнью и желаниями. Так же как и у других его дам. Только он сам может выбрать себе жену.

Девушка тяжело вздохнула. Ее мечты были, с одной стороны, слишком несбыточны, чтобы цепляться за них, а с другой, очень уж дороги ей, чтобы можно было их вот так просто в один миг отбросить и забыть.

- Давай позабудем все обиды. Пусть события идут своим чередом. Мы оба чересчур измотаны и можем наговорить друг другу такого, о чем будем потом сожалеть, - наконец решил Кольт.

Он дотронулся до плеча девушки, помог ей лечь в постель и заботливо укрыл простыней. Потом наклонился и поцеловал, и нежность этого прикосновения никак не соответствовала угрюмому выражению их лиц. Однако его не удовлетворила эта беглая ласка. Рука Кольта скользнула к локонам Белл и зарылась в шелковистые пряди. Поцелуй стал требовательным и жадным, жаждущим ответа. Язык мужчины настойчиво пытался добиться более острых ощущений.

Белл со вздохом подчинилась. Она даже не заметила, как ее руки обвили шею Кольта.

Он лег рядом с ней в кровать, их тела сблизились и были разделены теперь лишь тонкой тканью простыни. Гнев их обратился в любовный пыл и нашел выход в страстных долгих поцелуях. Нежность ушла из их душ и тел, на время уступив место грубому, неутоленному желанию плоти. Их переполняла безумная, беспричинная радость бытия... Однако в глубине души у Белл шевельнулась досада на то, что ее любимый никак не решится на последний шаг.

- Не ниже талии, - хрипло и отрывисто предупредил он.

В коротких перерывах между ласками и поцелуями Кольт помог ей стянуть кофточку через голову и сам сбросил с себя футболку. Их горячие обнаженные тела соприкоснулись, и у нее перехватило дыхание от восторга; пересилив себя, она с трудом глотнула воздуха, и все ее существо преисполнилось дрожью желания.

- Я больше не могу, милый. Мой любовный голод так силен, что кажется, будто какое-то чудовище поселилось внутри меня и требует удовлетворения своих страстей, - попыталась она объяснить свои женские ощущения.

- Ты думаешь, я не испытываю того же чувства? - Его рука легла ей на плечо и скользнула затем вниз до запястья. Потом этот путь проделали его губы. Он покусывал, ласкал все уголки ее разгоряченного, ноющего от жажды тела, страстно целовал губы, уши, шею, груди. Ее руки легко пробежались по его спине, лаская и возбуждая одновременно, спустились ниже... Пальцы Белл пролезли под ремень брюк и ринулись вниз, дальше, в недозволенную глубину. Маккиннон замер, но не пресек эту опасную игру.

- Все, дорогая, хватит, пора остановиться, пробормотал он.

- Но почему?

- Потому.

- Я понимаю, на что ты намекаешь. Мне недостает сексуальной привлекательности и опыта.

Маккиннон приподнялся на локте и пристально взглянул на девушку.

- Чего-чего?

- Ну как у Марши или у кого-нибудь ее типа.

- Белл, - в его голосе звучала убежденность, - у тебя есть абсолютно все, что полагается. Да ты можешь свести с ума любого мужчину штата Техас. Это-то тебе известно?

Да, любого, только не тебя, горько подумала девушка, но вслух ответила:

- Конечно. Наверное. - И тихо попросила:

-Поцелуй меня еще.

- Очевидно, я сошел с ума, - со стоном произнес Кольт.

Часы пролетали, а их ласкам и поцелуям не было конца. Губы Белл припухли, стали ярко-алыми, и до них было больно дотронуться. На его шее и груди появилось множество мелких синяков от покусываний, когда страсть его любимой, не находящая своего естественного развития, пыталась хотя бы так добиться от партнера еще большей близости.

- Все, отдыхаем, - приказал Кольт, отодвигаясь от девушки.

Белл вдруг подумала, как было бы ужасно, если бы вечером она спокойно уснула в своей комнате и ничего этого не произошло бы. Ни один самый лучший сон не смог сравниться с чудом, которое они с любимым пережили сегодня наяву. Вздохнув, она положила голову на плечо Кольта и крепко прижалась к нему. А он обнял ее одной рукой за плечи, другой - за талию. Согретая его теплом, Белл уснула.

Пробуждение девушки было внезапным. Просто она ощутила, что тепло, окружавшее ее всю, исчезло. Повернув голову, Белл увидела, что Маккиннон проснулся и сидит на краю кровати.

- Господи, неужели я здесь уснул? - пробормотал он. В его голосе звучала скорее усталость, чем гнев, да и на лице отражалось лишь утомление.

- Конечно, это далеко не то, что ты испытал с той дамой на ранчо, я полагаю? - осведомилась подопечная, чуть приподняв бровь. - Или вы с ней тоже не переходили границу ниже талии?

Кольт подался вперед.

- Ха-ха, вот уж не знал, что у тебя язычок острее бритвы.

- У всех нас есть скрытые до поры до времени достоинства. - Она смерила Кольта оценивающим взглядом. - Думаю, что и у тебя кое-что найдется...

Не ответив, мужчина поднялся с кровати, прошел в ванную, ополоснул лицо холодной водой и вытер мягким махровым полотенцем. Затем вернулся в спальню. Белл сидела в кровати, опершись спиной на подушки. В ее душу снизошло удивительное спокойствие, которое приходит к людям в решающие минуты жизни.

- Никак не пойму, почему ты все время пытаешься меня оттолкнуть?

- Невозможно быть одновременно любовниками и деловыми партнерами. Это бред, ведущий к...

- Осложнениям. А ты их не любишь и всячески избегаешь. - Белл пристально глядела на опекуна, стараясь понять, что творится у него в душе и каковы его истинные желания. -А с Маршей могли возникнуть подобные проблемы?

- Нет.

- Почему?

Кольт ребром ладони побарабанил по наличнику двери.

- Потому что нас не связывали глубокие чувства. - Он одарил Белл сердитым взглядом.

Загадочная улыбка тронула губы девушки. Впрочем, теперь мужчине казалось, что на него смотрят прекрасные янтарные глаза мудрой, опытной женщины.

Все утро Маккиннон был мрачен: и когда принимал душ, и пока одевался, чтобы идти в офис. Поглощенный своими мыслями, он завороженно, не отводя взгляда, смотрел на девушку, когда она вошла в кухню, одетая в светлую юбку и блузку персикового цвета. Она же вообще не взглянула в его сторону.

Просторное помещение кухни вдруг оказалось мало и тесно для них двоих. В полном молчании они доели свой завтрак и принялись за чтение газет и кофе. Первой не выдержала Белл - отложив газету в сторону, она подняла взгляд на Кольта:

- Наверное, то, что происходит с нами, просто вызвано волнением от сегодняшней свадьбы Мэри и Слокама.

- Может быть, ты права. - Он налил себе еще кофе. - Ну, мне пора. Какие у тебя планы?

- Пойду полюбуюсь платьем невесты. Свои вещи заберу с собой, там на месте и переоденусь. Увидимся на церемонии.

Кольт кивнул и быстро вышел. Белл не спеша дочитала газету, потом, - не торопясь, с удовольствием приняла душ и, сделав маникюр, занялась прической. Когда все приготовления были завершены, девушка осторожно заглянула в кабинет к опекуну и предупредила:

- Я ухожу.

- Тебя подвезти?

- Нет, спасибо, поймаю такси.

Когда началось венчание, Спокам стоял и ждал - вопреки опасениям подруг совершенно спокойный и счастливый, - когда к нему подведут невесту. А выражение его лица было столь нежным и умиротворенным, улыбка так ослепительна, что у Белл больно сжалось сердце от восторга и страстного желания самой оказаться участницей такой же церемонии.

Клубный зал был полностью готов к приему новобрачных - повсюду цветы, музыка, еда. Да, это самая красивая свадьба, которую я когда-либо видела, со вздохом подумала Белл. Украшение помещения и музыку заказал Кольт, остальное выбирали молодые.

Старший брат Слокама произнес длинную, торжественную речь. Кольт удивил всех присутствующих, произнеся тост, в котором с таким тонким, добрым юмором описал стычку с женихом на ранчо, что все гости долго не могли успокоиться.

- Прости, старина, - напоследок обратился он к Валтерсу, - но мой опыт опеки слишком мал, поэтому я так смешно смотрюсь в роли заботливого родителя.

- Возможно, скоро тебе придется опекать собственных отпрысков, - лукаво заметила Келли, и хитрый веселый огонек блеснул в ее глазах. - Может быть, ты предстанешь перед алтарем следующим.

Взгляд Кольта невольно обратился к Белл.

- Я думаю, мне это не грозит, - со смехом ответил мужчина.

Белл танцевала с новоиспеченным супругом Мэри, потом с ее отцом и наконец с мистером Валтерсом. Отец Слокама очень нравился девушке, хотя она и не одобряла его сурового отношения к сыновьям.

- Вы уже познакомились с моим старшим отпрыском Гарри? - осведомился он у партнерши, кружа ее в танце.

- Да.

- И что вы о нем думаете?

- Что он такой же великан, как и его папочка, - дружески улыбнулась Белл.

- Это все хорошо развитая мускулатура, с гордостью пояснил мистер Валтерс. - А вот и мой мальчик. Гарри, сынок, потанцуй-ка с моей партнершей, а то у меня уже голова кружится.

И мисс Гламорган очутилась в могучих объятиях Валтерса-среднего, а его отец подошел к стойке бара и заказал себе кружку пива.

Белл была рада, что в отличие от отца Гарри не считал танцы своего рода спортивными гонками и прекрасно вел партнершу в такт музыке.

Закончив танец, он отвел свою даму в зал, а затем весь вечер как будто случайно оказывался возле нее. Ужинать они сели вместе на тихой веранде, откуда могли любоваться заходом солнца.

- Осень придет так скоро, что мы и не заметим, - бросил Гарри.

- Да. И я, наверное, вернусь обратно в колледж. Мне ведь остался еще один год учебы.

- И что вы изучаете?

- Бизнес. Но подумываю о переходе на курс психологии. Люди с их чувствами и проблемами волнуют меня больше, чем сухие цифры.

- Конечно, надо заниматься тем, что тебя увлекает, - живо откликнулся собеседник.

После ужина они вернулись в зал. К ним тут же подошел Кольт:

- Потанцуем?

Минуту поколебавшись, Белл все же согласно кивнула головой, и они присоединились к плавному движению танцующих пар. В глубине темно-серых глаз Маккиннона поблескивали дьявольские огоньки.

- Тебе обязательно надо анализировать все происходящее? - осведомился опекун, угадав, что подопечная прочла его взгляд.

- Да. И поэтому мне кажется, что если мы некоторое время будем избегать встреч друг с другом, то это пойдет нам на пользу.

- До тех пор, пока я не смогу обуздать свое влечение к тебе?

- Нет, пока я не научусь контролировать мое. - Белл старалась не замечать, как сильно бьется ее сердце, и тщетно пыталась выглядеть спокойной.

Когда же ей все-таки удалось немного утихомирить свои чувства, она подняла глаза и встретилась с его взглядом. Ей показалось, что горячая пелена обволакивает ее всю, с ног до головы.

- Господи, ты так вкусно пахнешь, что так и хочется откусить от тебя кусочек, - в каком-то полузабытьи пробормотал Кольт. - Думаю, именно это и собирался сделать брат Слокама, когда вы вдвоем ужинали на веранде.

- Не правда, он вел себя очень мило.

- И понравился тебе?

- Да.

- Хм.

- И что тебя в нем не устраивает?

- Все в порядке. - Опекун задумчиво взглянул на подопечную. - Но он слишком стар для тебя. Ему ведь не меньше тридцати пяти.

- А тебе - тридцать четыре.

- Ну и я, значит, стар. Ты достойна лучшего.

Девушка остановилась, прервав танец. Попыталась отстраниться, но его руки не отпустили ее. Она уступила и позволила увести себя в один из дальних уголков зала.

Она представила Кольта в роли жениха, а себя - невестой на свадебном торжестве, кружащимися в танце вокруг огромной чаши белых роз, которые наполняют воздух нежным пьянящим ароматом.

Но, посмотрев в строгие глаза Маккиннона, Белл тяжело вздохнула: да, все это только ее воображение, фантазия...

Глава 9

- Чем развлекал тебя Кольт в том темном уголочке во время танцев? потребовала отчета Келли, когда подруги встретились за ланчем, чтобы как следует поболтать. После свадьбы Мэри прошло уже две недели, наполненных разными интересными событиями, а девушки все никак не могли побыть вместе. И вот наконец настал долгожданный четверг, и они сидят в уютном кафе, перед ними дымятся кружки ароматного кофе и лежит на красивых тарелочках пицца.

- Все как обычно, - честно ответила Белл. -Он защищал меня от своей безумной страсти, в то же время отгоняя других соперников, которые, по его мнению, подходят мне в качестве мужей.

Лия, сидевшая как раз напротив собеседницы, в немом изумлении уставилась на нее, не зная, чему из сказанного верить и не шутка ли это вообще.

Келли, лучше осведомленная об отношениях Белл с опекуном, просто закатилась от безудержного смеха.

На этой неделе Белл выполняла на работе обязанности Кармен, которая взяла отпуск и отправилась отдохнуть. Пэт, бывшая сборщица бутылок, теперь трудилась в офисе Кольта, заменяя ушедшую в декрет секретаршу, а в свободное время принимала заявки по телефону для фирмы "Майти мейдз". Маккиннон редко появлялся в своем рабочем кабинете, занимаясь делами только что приобретенной им компании. За ним всюду следовал вице-президент и генеральный менеджер нового подразделения "Галфко" - Спокам Валтерс.

- А у меня для вас есть сообщение. Возможно, вы и сами догадываетесь, о чем я хочу сказать. - Лицо Лии озарила радостная улыбка. Белл и Келли вопросительно взглянули на подругу.

- Мы с Даррелом назначили дату свадьбы. На праздничной неделе по случаю Дня Благодарения. Приедут мой папа и братья со своими семьями. И конечно, мама жениха. Мы очень хотели бы видеть среди гостей и вас, мои дорогие. Придете? Все будет скромно, но очень надеюсь, что вам понравится. И, разумеется, мы ждем Кольта, Мэри, Джеми и Слокама.

- Ну уж я приду точно, - заверила Белл подругу.

- И я, конечно же, приду, - согласно закивала Келли. - Мы с Джеми договорились до Рождества тоже объявить о помолвке. А свадьбу планируем сыграть в Валентинов день.

- Вот молодцы! Если вы поженитесь в будущем году, то получите отсрочку на выплату налогов. Ведь эта сторона жизни тоже немаловажна?

Все оставшееся время ланча собеседницы посвятили обсуждению предстоящих бракосочетаний. Как и дочка Кармен, Келли хотела сделать венчание скромным и домашним, без такого размаха, какой был у Слокама и Мэри.

- Ведь ни у одной из нас нет таких больших семей, поэтому и приглашенных будет намного меньше.

- А мое семейство вообще крошечное, печально пошутила Белл. - Только я одна. И никаких родственников.

- Ты еще встретишь своего мужчину, непременно, - заверила ее заботливая Лия.

Вечером после работы Белл осталась дома совсем одна. Она уселась в гостиной на диван и начала переключать каналы телевизора в поисках интересной передачи.

Скрежет ключа в двери и телефонный звонок раздались одновременно. Белл сделала глубокий вдох, пытаясь успокоить забившееся сердце. Затем подняла трубку.

- Алло, я слушаю.

- Белл? Это Гарри Валтерс, - пробасили с другого конца провода.

- Гарри? Рада тебя слышать. Как поживаешь?

- Отлично. - В голосе мужчины чувствовалась некоторая неуверенность. Наконец он решился. - Мне хотелось бы пригласить тебя пообедать со мной в субботу вечером. Спокам на днях порекомендовал мне новый итальянский ресторанчик с отличной кухней.

- Да-да. Хорошо. Пойдем. - Тонкие пальцы девушки осторожно перебирали спиральные витки телефонного шнура, пока сама Белл обдумывала, правильно ли она поступает, соглашаясь на свидание.

Ощутив колебания собеседницы, молодой человек сам пришел ей на помощь.

- Если ты занята... - начал он.

- Нет, вовсе нет, - решилась Белл. Они условились встретиться в семь вечера и распрощались. Когда Белл вешала трубку, она уловила какие-то звуки на кухне. Кольт был там.

- Звонил Гарри, - входя к нему, доложила девушка. - И мы договорились в субботу пообедать.

- А я надеялся, что на выходные мы поедем отдохнуть на ранчо.

- Я не знала, что ты собираешься взять меня с собой.

Из-за распахнутой дверцы холодильника он одарил девушку хмурым взглядом.

- Хотел съездить с тобой на аукцион арабских годовалых лошадей. Я подумываю о разведении племенных арабов.

Прижавшись плечом к дверному косяку, Белл молча наблюдала, как Маккиннон готовит себе сандвич. Она вспомнила, как уговаривала отца заняться выращиванием породистых лошадей на их ферме. Он отказал дочери, а затем продал ранчо и отослал ее в пансион.

- У меня нет ранчо, - наконец сказала она. -И тебе не нужна моя помощь в отборе молодняка. С этим прекрасно справится твой управляющий.

- Разве ты не так же хорошо разбираешься в породе и статях лошадей, как в человеческих характерах?

- Нет, ты ошибаешься, - стараясь говорить беззаботно и шутливо, ответила девушка. - Я все же останусь в городе и схожу в итальянский ресторанчик вместе с Гарри.

Мужчина поставил тарелку на стол и нахмурился.

- Белл...

- Да что ты вообще имеешь против него? Он действительно мне интересен.

Секунду поколебавшись, Кольт тихо произнес:

- Я только хочу, чтобы ты была очень-очень счастлива. Больше ничего.

Она вздохнула, издала нервный смешок и уселась на свое место за столом.

- Я никогда и не думала, что ты желаешь мне зла, но откуда тебе известно, что даст мне счастье, что лучше для меня? Разве ты знаешь мои самые сокровенные мечты?

Кольт сделал глоток пива из банки и поставил ее на стол.

- Мне кажется, знаю.

Их глаза встретились, и Белл почудилось, что она тонет в черном омуте, в котором, сколько ни пытайся, все равно никогда не достанешь до дна. Почувствовав, что дальнейшие разговоры ни к чему не приведут, девушка пожелала опекуну доброй ночи и удалилась в свою спальню.

То, что рекламировалось в каталоге, просто не доходило до сознания Кольта. Лошади с их родословными вылетали из головы, как только он заканчивал читать информационный материал. Отложив брошюру, Маккиннон решил честно ответить себе самому на вопрос, зачем он собирался заняться коневодством. Ответ был совершенно очевиден: из-за Белл. Когда-то она выразила такое желание.

По телевизору передавали новости, и голос диктора вернул хозяина дома в реальность. Уже поздно, пора в постель. Но зачем? Он же все равно не сможет заснуть. Во всяком случае, сейчас, когда его подопечная проводит где-то время с братом Слокама.

Кольт обошел комнату широкими шагами, затем прошелся еще раз взад-вперед, выключил телевизор, погасил свет и, заперев дверь дома, сел в машину и отправился назад, в город.

До своей квартиры он добрался еще до полуночи. Маккиннон переоделся и отправился в кабинет. Разбирая бумаги, он наткнулся на список кандидатов в мужья, подумал и вписал новое имя. Теперь необходимо устроить "случайное" знакомство молодых людей, лучше всего это сделать на каком-нибудь обеде в загородном клубе.

Маккиннон выключил свет и откинулся на широкую кожаную спинку кресла. Господи, до чего же он устал! Снаружи донеслись неясные голоса. Час ночи. И она так поздно возвращается!

Кольт опрометью кинулся к себе в спальню. По дороге заглянул в гостиную. Оттуда хорошо просматривалась прихожая и силуэты Белл и Гарри, сплетающиеся с тенями деревьев в лунном свете.

- Спасибо за чудесный вечер, - тихо сказала девушка.

- Это тебе спасибо. Мне было очень хорошо с тобой, - мягко и нежно пробасил Гарри, не отрывая восторженных глаз от спутницы. Руки его легли на плечи Белл.

У Кольта от такой наглости сжались кулаки. Гарри притянул девушку к себе, и та не сопротивлялась, а даже, напротив, погладила его по щеке.

- А ты не боишься оставаться дома одна? заботливо спросил Гарри.

Ага, очень ее обезопасит пребывание в доме такого пылающего страстью развратника, ехидно подумал Кольт.

- Конечно, не боюсь. Спасибо тебе за чудесный вечер, - отозвалась девушка.

- Мы можем его повторить. - Пальцы Гарри ласково убрали прядь волос с ее виска, нежно погладили щеку и коснулись губ.

Из своего укрытия Кольт испепелял соперника взглядом. Он почти наяву ощущал мягкость губ своей подопечной, которые совсем недавно отвечали на его ласки. Проклятие! Гарри наклонился к девушке и вновь поцеловал ее. На сей раз это был скорее знак прощания, чем призыв к дальнейшим действиям.

Маккиннон вновь тихо прокрался в свой кабинет и замер возле стола в темноте, боясь зажечь свет и прислушиваясь к шагам Белл. Наконец он решился, протянул руку и нажал выключатель настольной лампы.

За его спиной раздались осторожные, тихие шаги, голова Белл показалась в дверном проеме.

- Ох, ты напугал меня до смерти! - с притворным ужасом воскликнула девушка. - Я не ожидала, что ты вернешься сегодня.

Кольт остолбенел. На его подопечной было очень короткое красное платье, скорее даже просто маленький кусочек алой материи, скрепленный на плечах двумя тонюсенькими бретельками, которые, казалось, не смогли бы удержать и кружевной носовой платочек. Под такой наряд вряд ли возможно подобрать нижнее белье.

- Что это такое на тебе? Где ты это взяла?

- У Келли, - как ни в чем не бывало объяснила Белл.

- И зачем же ты так вырядилась в ресторан? Чтобы сразу свести Валтерса с ума?

Поглядев на себя в зеркало, Белл равнодушно пожала плечами. Сбросив с ног пару черных лакированных туфелек на высоких каблуках, она ловко подхватила их двумя пальцами, сладко зевнула и, помахав Маккиннону ручкой, пожелала ему доброй ночи. А тот застыл на месте, ошарашенно глядя, как его малышка не спеша, покачивая бедрами, удалилась в холл.

Это было уже слишком. Сорвавшись с места, он понесся за ней. Его руки легли ей на плечи - полуобнаженные, не правдоподобно нежные, с гладкой смуглой кожей, и сразу гнев Кольта уступил место совсем другому чувству. Девушка сперва озадаченно нахмурилась, а затем, все поняв, лишь тихо вздохнула.

Кольт нагнулся над ней, а она привстала на цыпочки навстречу его поцелую. Ей уже хорошо были знакомы и эта ярость, и растерянность, и беспокойство, и безудержный голод вся смесь чувств, которые были вызваны ревностью и бросали их в объятия друг друга...

Руки Кольта крепко обнимали девушку, а его тело все теснее прижимало ее к дверной раме, удерживая для жадного страстного поцелуя. Дрожь желания пробежала по его членам, эхом отозвавшись в ней. Их ласки стали грубыми, как будто они боролись, чтобы отнять наслаждение силой. Наконец Белл в изнеможении откинула голову, а Кольт, целуя ее шею, спустился до ложбинки между грудями и начал ласкать груди. Девушка застонала от желания, поднявшегося в ней горячей, обжигающей волной.

- Дорогой, ну пожалуйста, прошу тебя, снова и снова уговаривала она Маккиннона, чувствуя, как ее любовь рвется наружу. Он подхватил ее на руки, перенес в кресло возле письменного стола и усадил к себе на колени. И с новым неистовством полились его ласки на ее грудь, губы, шею...

- Пойдем в постель, милый, ну, пожалуйста, прошу тебя. Возьми меня. Прямо сейчас. Прошу, умоляю тебя, - шептала Белл.

Из горла опекуна вырвался хриплый стон, как у тяжело раненного зверя.

- Нет, - пробормотал он, - мы должны сохранить твою невинность для...

- Для кого? - целуя колючую щетину на скулах любимого, спросила Белл.

- Для твоего будущего мужа.

Она не смогла унять дрожь, охватившую ее, когда его сильные руки крепко обняли ее, а горячие губы страстно и порывисто стали покрывать все тело поцелуями. Другой мужчина? Муж? Это же просто бред!

- Но я хочу только тебя, и никого, кроме тебя, - сердито сказала она. Мне вовсе не нужен Гарри. Если бы я нуждалась в нем, то пригласила бы остаться на ночь. И уж он-то не отверг бы меня!

Смысл ее слов поразил Кольта. А девушка оттолкнула его от себя, выпрямилась и поправила платье на груди.

Брови ее были сурово нахмурены, между ними пролегла упрямая складочка. Она нагнулась над бумагами, лежащими на столе. Это был знаменитый "список женихов", который по неосторожности опекун забыл спрятать.

Белл углубилась в чтение. Два хорошо известных ей "неандертальца" из университета были жирно вычеркнуты. Та же участь постигла и беднягу Слокама. И еще двух других кандидатов. Аккуратный почерк Маккиннона не давал повода сомневаться, что сие творение - дело рук ее опекуна.

- Господи, что это?

Кольт не ответил. Еще раз просмотрев бумажку, девушка потрогала зачем-то карандаш, лежащий рядом. Заметила пометку на полях с проставленной датой. Значит, опекун начал работать над планом сразу после ее приезда.

- Угу, так вот кого ты прочишь мне в мужья. - Голос девушки был тихим и почти угрожающим.

- Черт побери, Белл, наши с тобой отношения начинают выходить из-под контроля. Гэл, наверное, весь извертелся в гробу...

- А какие возражения против нас с тобой были у папы?

- Я обещал ему... - Кольт прикусил язык, но было уже поздно.

- Он взял с тебя клятву выдать меня замуж за одного из богатых молодых людей Техаса, обязательно из семьи с хорошими традициями, не так ли? А как же он сам? Почему же Гэл не отхватил себе богатенькую вдовушку, когда погибла Лили? А может, миллионер из простых рабочих оказался чересчур грубым для этих изысканных дамочек с тугими кошельками? Теперь я понимаю, почему отец не разрешал мне жить дома, все время отсылая подальше от себя в разные дорогие пансионы.

Чтобы я ему не мешала, - с яростью в голосе прошипела Белл.

- Все было совсем не так... - попытался утихомирить воспитанницу Кольт, но та его не слушала.

- Нет, так. А ты потакал его планам. Это ведь Гэл посылал тебя ко мне всякий раз, когда, доведенная до полного отчаяния одиночеством, я мечтала лишь об одном - как бы мне умереть?!

- Это не правда.

- И он, умирая, вручил тебе этот список женихов для меня? - Девушка с отвращением указала на листок.

- Я сам составил этот список.

Девушка отошла от него и встала в дверях.

- Так вот почему ты разрешил мне остаться в своем доме, - с горечью произнесла она. -Вовсе не для того, чтобы обучить бизнесу, а чтобы выгодно выдать замуж. Я во всем доверяла тебе, считала, что мы с тобой верные друзья...

- Конечно, я и есть твой самый надежный друг и ни в чем никогда не изменял тебе. Поэтому и пекусь о твоих интересах.

- Ты пытаешься заставить меня принять твой выбор.

Кольт стоял сгорбившись, как будто свалившаяся на его плечи ноша оказалась чересчур тяжелой.

- Давай поговорим завтра, - предложил он. - Уже поздно, и мы оба устали. Девушка кивнула и покинула комнату. Кольт прислушивался с напряженным вниманием к удаляющимся шагам - вот Белл вошла в спальню и заперла дверь на ключ. Сейчас в ее душе бушует ярость, к утру она стихнет, и девушка сможет взглянуть на мир с его позиций. И за завтраком они все спокойно обсудят.

Но когда Кольт проснулся на следующий день, Белл уже ушла из дому. Кляня все на свете, он набрал номер телефона Келли.

- Нет, Белл у меня нет. А она собиралась зайти?

- Нет.

- Тогда в чем дело?

Его молчание длилось довольно долго. Наконец он ответил, обдумывая каждое слово:

- Вчера вечером мы поссорились. Сегодня, когда я встал, ее уже не было в квартире.

- Позвони Кармен.

- Хорошо, спасибо.

Потом он звонил Кармен, Лии, Ди, затем Мэри. Никто ничего не знал.

Он даже позвонил мистеру Тейлору, управляющему на ранчо, но там никто не снял трубку. Она просто решила довести меня до безумия. Что ж, это у нее уже начинает получаться.

Через двадцать четыре часа к поискам был привлечен знакомый полицейский.

- Так ты говоришь, что она забрала все свои вещи? - деловито уточнил тот.

- Да.

- Ей уже исполнилось двадцать лет?

- Да. - В голосе Маккиннона звучало неприкрытое нетерпение.

- Глупо, конечно, но мы мало чем можем тебе помочь. Она ведь не подросток. - Полицейский говорил любезно, не скрывая своего дружеского расположения к Кольту. - У вас что, маленькая любовная неурядица?

- Едва ли, - скрипнул зубами опекун. Приятель лишь понимающе хихикнул:

- Ну-ну, хорошо. Все образуется. Твоя крошка обязательно вернется, вот увидишь. Обзвони ее друзей.

- Я это уже сделал. - Кольт почувствовал, что от нервного напряжения у него так свело челюсти, что он едва выговаривает слова.

- Позвони им завтра. К тому времени пропавшая обязательно объявится. Ну, дружище, не вешай нос и держи меня в курсе. Да, и не забудь позвать на свадьбу...

Маккиннон отставил телефонный аппарат в сторону. Может, послушать совета и подождать, когда Белл объявится сама? Взгляд его случайно упал на список кандидатов в женихи, на который наткнулась вчера так некстати его воспитанница. Опекун повертел исписанный листок в руках, а затем начал аккуратно и методично рвать бумагу на мелкие клочки...

Оставшуюся часть дня Кольт провел дома, бесцельно меряя широкими шагами комнату. В полночь к нему пришла уверенность, что девушка больше никогда не вернется. Если бы ему только разыскать ее, он бы.., он бы.., целовал, ласкал ее и ничего не стал бы опасаться, никаких границ...

Господи! Каким же глупцом он был! Ведь Белл уже давно пыталась объяснить ему все, но эти простые истины до него не доходили. Если он когда-нибудь отыщет ее... Нет, не так. Когда он найдет свою любимую...

Когда-то Белл сама предложила ему свою любовь. Но теперь забрала ее с собой. Да, у него был шанс, но он его упустил. Может, навсегда? Нет, конечно, нет. Уж Кольт знал лучше кого бы то ни было, какое доброе и всепрощающее сердце у его воспитанницы. Он обязательно разыщет ее и расскажет ей, каким дураком он был и как изменился с тех пор. Любимая внимательно выслушает его и простит.

Осталось только ее отыскать.

Глава 10

Белл обошла аккуратную маленькую квартирку - одна крохотная комнатка, в нише которой оборудована кухонька. Ванная рядом.

Дверь в прихожей отделяет эти владения от остального дома. Чудесные золотисто-розовые обои придают жилью особый уют и очарование.

Девушка осталась довольна осмотром.

- Мне все подходит, благодарю вас, - обратилась она к пожилой вдове миссис Каммингз, терпеливо ожидавшей решения клиентки.

- Только, пожалуйста, помните, никаких шумных компаний и наркотиков, - еще раз строго предупредила хозяйка.

- Уверяю вас, что меня не интересует ни то ни другое, - с легкой иронией заверила новая жилица.

Да, воспитанница Кольта Маккиннона всегда была далека от всевозможных безумств, кроме одного-единственного - влюбилась в мужчину, который всеми силами пытается от нее избавиться.

Как всегда, когда девушка вспоминала опекуна, сердце начинало громко и тревожно стучать. Белл достала чековую книжку из изящной маленькой сумочки и выписала чек за аренду на месяц.

- Могу я въехать уже сегодня? - спросила она.

- Разумеется, дорогая. - Чек исчез в кармане широкого платья миссис Каммингз. - Вы ведь сказали, что изучаете психологию?

- Да, я собираюсь специализироваться на внутрисемейных конфликтах, в частности на тех, в которые вовлечены дети.

- Половина семейных неурядиц сегодня это проблемы и трудности при воспитании ребятишек.

- Возможно, вы правы. - Арендаторша направилась к дверям. - Пойду за вещами. И еще мне нужен ключ.

- Ох, да, конечно, он у меня в кармане. Иногда я бываю рассеянна. Но думаю, что в восемьдесят три года человек может себе это позволить. Морщинистое лицо миссис Каммингз расплылось в добродушной улыбке.

Девушка усмехнулась: интересно, какой станет она сама в таком возрасте? Что будет вспоминать? Будут ли ее окружать любящие внуки и правнуки?

Белл отправилась в местный отель, чтобы забрать свои вещи. По дороге забежала в университет удостовериться, что ее документы пришли в деканат.

Час спустя молодой водитель такси уже помогал ей выгружать вещи из багажника и перетаскивать их в дом. Расплатившись с любезным помощником, Белл прошла квартал и отыскала бакалейный магазин. Там она купила молока, овсяных хлопьев, фруктов и все необходимое для сандвичей.

Вернувшись к себе, девушка занялась чемоданами и принялась раскладывать вещи. Комната становилась все более обжитой, теперь в нее будет приятно возвращаться после работы или занятий в университете.

Вот на белом свете и появилось место, принадлежащее Белл Гламорган. Теперь она стоит на собственных ногах и не зависит ни от Кольта, ни от трастовых фондов - и это так здорово! Отныне ей придется рассчитывать лишь на свои силы, но и жить она будет по-своему. Начнет изучать те предметы, которые ей нравятся. И если у нее ничего не выйдет, что ж, и виновата будет лишь она одна.

В пять вечера девушка оделась и пошла на работу.

- Есть что-нибудь от Белл? - С этого вопроса, обращенного к Кармен, Колтер начинал каждый рабочий день в течение вот уже трех недель.

Но ответ всегда был отрицательным, и надежда на радостное известие угасала в Кольте с каждым новым днем. На этот раз миссис Блу подтвердила с улыбкой:

- Да.

Смысл ее слов не сразу дошел до сознания Кольта, и по инерции кивнув, он прошел в направлении кабинета. Однако на полдороге он резко остановился и обернулся к секретарше:

- Вы что-то сказали?

- Да. - Женщина вновь приветливо улыбнулась.

- И Белл сказала вам, где она находится?

Миссис Блу молча протянула письмо боссу. Адрес на конверте был выведен чужой рукой, но вот сам листочек был исписан почерком его подопечной. Сердце Кольта сделало мощный рывок, пытаясь сбежать из тесной грудной клетки, но в конце концов нашло себе пристанище где-то под горлом, не позволяя своему хозяину дышать.

- Черт побери, - пробормотал Маккиннон. Пальцы его слегка подрагивали, когда он изучал исписанную страничку.

Послание было очень кратким. Его воспитанница сообщала, что у нее все в порядке: она сняла квартиру, устроилась на работу и перевелась в университет, где будет изучать психологию.

Мужчина согласно кивнул: да, это как раз для нее.

Читая письмо. Кольт почувствовал некоторое облегчение. У Белл все ладилось, и можно было за нее не волноваться. Однако конец письма заставил его похолодеть.

"Начав изучать те дисциплины, которые нравились мне, я нарушила условие финансирования моего образования. Поэтому я больше не рассчитываю на материальную помощь из фонда компании. Моя настоящая должность, а также сбережения, которые мне удалось сделать этим летом, позволят мне оплатить первый год учебы. Далее я собираюсь обратиться в соответствующие инстанции, ведающие вопросами образования, с просьбой о предоставлении займа для окончания университета. Спасибо тебе за все. Особенно за то, что, трудясь в "Галфко", я встретила так много прекрасных людей, ставших моими добрыми друзьями. Моего адвоката зовут Эндклоуз, и он теперь будет вести все мои дела.

Очевидно, мы больше никогда не увидимся, надеюсь, ты будешь счастлив.

С наилучшими пожеланиями. Твоя Белл". Кольт не верил своим глазам. Вновь изучил конверт, печать, адрес, как будто это могло дать дополнительные сведения об их отправителе. Нет, стиль явно не его подопечной. Впрочем, она вообще уже не его, сурово напомнил он себе. Маккиннон бережно убрал письмо в ящик рабочего стола. Зазвонил телефон. Нахмурившись, он снял трубку. Требовалось решить неотложный производственный вопрос, надо было возвращаться к исполнению своих обязанностей.

- Нет, он больше не расспрашивает о ней, сказала в телефонную трубку Кармен Блу. -Да, с того самого времени, как получил письмо. Что бы она там ни написала, это было явно чересчур... Да, Кольт очень сильно изменился.

- Я тоже беспокоюсь, - ответила с другого конца провода Келли. - Прошло уже два месяца. Белл даже вскользь не упомянула его имени, когда мы недавно завтракали вместе. У меня такое чувство, будто она тяжело переживает утрату. Беседует, очаровательно улыбается, но понимаешь, что все разговоры скучны ей и обременительны.

- А Маккиннон работает двадцать четыре часа в сутки. Мой шеф здорово похудел, - сообщила обеспокоенно секретарша.

- Пора нам всем собраться. Сегодня в полдень я встречаюсь с Мэри. Ты можешь связаться с Лией и Ди. Совместными усилиями мы что-нибудь придумаем. Я приглашу еще Пэт. Встретимся у меня дома завтра вечером. Следует поторопиться. В воскресенье день рождения Белл.

В пятницу утром Кольт вошел в свой офис в джинсах и рабочих ботинках. Пятна от нефти причудливым узором покрывали его рубашку, Секретарша взволнованно говорила по телефону:

- Рядом с домом Белл? Прямо на улице? И перестрелка велась из машины?

При последних словах миссис Блу ее шеф застыл на месте. Сердце его бешено колотилось, ему стало трудно дышать.

- Что случилось? - не дойдя до своего кабинета, он вернулся к столу Кармен. - Какая перестрелка?

Продолжая внимательно слушать отчет с места событий, та лишь помахала рукой, давая понять, что все объяснит позже. Едва не подпрыгивая от нетерпения. Кольт ждал окончания беседы. Подняв на начальника невинно-удивленный взгляд, секретарша заверила его:

- Ничего ужасного не произошло. Не надо так нервничать. Может, с выстрелами что-то напутали. Белл считает, что это был просто выхлоп газа, а полиция раздула из этого целое дело.

- Господи, полиция, - машинально повторил Кольт.

Кармен показалось, что шеф вот-вот рухнет в обморок.

Появившаяся на пороге Пэт включилась в беседу:

- Знаете, когда я жила на улице, я видела, как один мужчина застрелил другого. По тротуару было разлито море крови. Оказалось, что это нападение было связано с ограблением в супермаркете.

- О Боже, - застонал президент "Галфко". Зазвонил телефон, и Пэт вышла из кабинета, чтобы поднять трубку в соседней комнате. Кармен же с волнением наблюдала за боссом.

- Как вы считаете, - наконец обратилась она к нему, - безопасно ли для молоденькой девушки подобное соседство? Белл уверяла меня, что этот городок безопасное и тихое местечко и она совершенно спокойно возвращается домой с работы в полночь.

- В полночь, - глухим эхом прорычал Кольт в ответ. Наконец, взяв себя в руки, он твердо и уверенно распорядился:

- Все, Кармен. Я еду к Белл. Если этот городок действительно так опасен, то моя подопечная окажется дома так быстро, что и глазом не успеет моргнуть.

- Только поторопитесь, шеф, в воскресенье нашей девочке исполнится двадцать один год, и вы больше не будете иметь никаких прав приказывать ей что-либо.

Кольт пристально взглянул на мудрую миссис Блу. А ведь он совсем забыл об этом. Ну ничего, все равно, не может же он оставаться безучастным, когда жизни и здоровью его подопечной угрожает опасность. Как друг семьи Гламорганов, он просто обязан вмешаться и прервать этот дурацкий поход за независимостью.

Белл закончила укладывать феном волосы. Затем скользнула в шорты, составляющие часть ее форменной одежды, оправила белую блузку, надела поверх нее строгий форменный жакет и пристегнула под ворот кофточки галстук-бабочку. Затем наложила макияж - хозяин заведения, в котором она работала, любил, когда официантки не жалели косметики.

Кто-то постучал в дверь. Белл осторожно приблизилась к двери и заглянула в глазок. Затем резко отступила назад.

- Белл! - позвал знакомый голос. Она распахнула дверь.

- Привет, Кольт! Какими судьбами? - стараясь не выдать волнения, девушка жестом пригласила его войти.

- Деловая поездка. Я был по соседству и решил тебя проведать. - Маккиннон протянул хозяйке дома горшок нежно-розовых комнатных роз.

Оглядевшись вокруг, Белл поставила подарок на кофейный столик и спросила лукаво:

- Ты приезжал в соседний квартал?

- Прости, я специально приехал повидать тебя.

Кольт обошел крошечную квартирку, поочередно останавливаясь возле безделушек и пристально рассматривая их. Его внимание задержалось на двух фотографиях, которые девушка всегда и всюду возила с собой. На одной стоял он с Гэлом возле их первой нефтяной скважины; с другой приветливо улыбались его воспитанница и Лили.

- Чудесное местечко, - закончив обход, констатировал Кольт.

- Спасибо.

- Не угостишь чашечкой кофе?

- Хорошо, сейчас сварю. Через полчаса мне нужно уходить на работу, иначе я опоздаю.

- Я подвезу тебя, - пообещал Маккиннон. -Келли сказала, что ты работаешь в маленьком ресторанчике на берегу реки, где готовят исключительно морские продукты.

- Да, верно. Там очень мило. Мой босс очень приятный человек, да и все сотрудники тоже.

Кофеварка перестала булькать, и Кольт сам налил себе полную чашку.

- Выпьешь со мной?

Белл кивнула и уселась напротив него.

Кольт подал ей чашку с кофе.

- Как твоя учеба?

- Прекрасно.

- Когда ты заканчиваешь работу?

- В полночь.

- Домой идешь пешком?

- Это совсем рядом, - быстро ответила Белл.

Девушка начала рассказывать о своей работе и так разговорилась, что подробно описала Кольту сотрудников, преподавателей и даже домохозяйку, сдавшую ей жилье.

- Ну а что с этой перестрелкой? - как бы невзначай спросил опекун.

- Что ты имеешь в виду?

- Кто-то ведь стрелял совсем недавно в соседнем квартале, да? - спросил Маккиннон.

- Господи, да здесь сто лет не было ничего подобного. Городок очень тихий, живут в нем в основном респектабельные богатые семьи и студенты, занятые учебой.

- Хм.

Губы Кольта тронула улыбка. Запустив пальцы в густые черные волосы, Кольт взъерошил их так, что несколько прядей упали на лоб. Нетерпеливым жестом он возвратил их на место.

Взглянув на часы, девушка объявила:

- Все. Мне пора.

Маккиннон довез ее до места и дружески помахал вслед. Зачем он приезжал? гадала Белл. Взгляд его был нежен и кроток... Нет, не может быть. Это все ее фантазии. Просто он приехал проверить, как у нее дела. В конце концов, он все еще остается ее добросовестным опекуном - она посмотрела на часы, да, еще ровно на шесть часов.

Кольт удивился, когда понял, как сильно нервничает.

Сразу после полуночи Белл вышла из своего заведения. Уже наступил субботний день, а за ним последует долгожданное воскресенье. Она еще не успела свернуть за угол, когда знакомый голос окликнул ее:

- Белл!

Замедлив шаг, девушка оглянулась.

- Кольт?

- Ты не станешь возражать, если я подвезу тебя до дома?

- Вообще-то я... Спасибо. - По темной дорожке между лужайками она быстро добралась до его машины и села рядом с ним. Они медленно ехали по ночным улицам к дому Белл. Городок был приветлив, тих и хорошо освещен.

- Все выглядит добропорядочно, - заметил Кольт. Это была единственная фраза, нарушившая молчание.

Возле дома девушка помедлила, не зная, как ей поступить. Рука ее сжимала ручку двери, а брови нахмурились, когда она взглянула в лицо опекуну.

Видя ее нерешительность, он предложил:

- Пригласи меня на кофе.

Получив согласие. Кольт прошел в комнату.

Заглянув в кухню, девушка включила кофеварку. Извинившись и сунув в рот конфетку, она исчезла в ванной комнате. Кольт еще раз обошел апартаменты, вновь остановился у фотографий на письменном столе. Ему не было еще и двадцати одного года, когда Белл щелкнула их с Гэлом. А ей самой, стоящей рядом с Лили, исполнилось десять.

Белл вернулась, одетая в темно-голубой спортивный костюм, лицо ее было свежим. Такой она нравилась ему гораздо больше. Они взяли чашки и уселись за стол.

- У тебя очень уютно.

- Да, я тоже так считаю. Мне повезло, что я нашла эту квартирку.

- Да, ты говорила. И полагаю, ты будешь грустить, расставаясь с ней.

Белл казалась озадаченной его словами. А опекун весело улыбнулся и, отодвинув свой стул, вытянул ноги.

- Когда ты вернешься назад, домой, - пояснил он.

Два красных пятна проступили на щеках девушки, прямо как в детстве, когда кто-то наносил ей незаслуженную обиду.

- Я не поеду обратно. - Губы ее сжались в упрямую твердую линию.

Кольт аккуратно поставил чашку на стол и приблизился к ней.

- А мне кажется, что ты согласишься, вкрадчиво продолжал он.

- Нет, ты ошибаешься, - сердито ответила она.

- Но я скучаю без тебя.

- Ха!

- И еще по твоим обедам и ужинам, я уже привык к домашней пище. И по печенью. А уж что говорить о тушеном цыпленке с жареным картофелем.

Белл сидела, угрюмо уставившись в чашку с кофе.

- Не пойму, о чем ты толкуешь?

- Обо мне. О тебе. О нас.

- Знаешь, дорогой, уже поздно. Мы оба устали. По-моему, тебе лучше уйти.

- Но только вместе с тобой.

- Зачем ты мне все это говоришь? - подозрительно спросила Белл.

Он встал и, обогнув маленький стол, остановился возле нее.

- Я понял, что не могу жить без тебя. Вскочив на ноги, Белл отпрянула от Кольта. Он бросился за ней, в глазах его плясали веселые огоньки, уголки губ все еще хранили прежнюю улыбку. Девушка покачала головой.

- Глупо и не правда. Тебе никто и никогда не был нужен.

- Ты не права.

Кольт положил большие теплые ладони ей на плечи.

- Когда-нибудь я расскажу тебе все, а теперь... Я старше тебя на тринадцать лет. Это беспокоит тебя?

Белл покачала головой:

- Нет.

- Хорошо. - Тогда он опустился перед ней на одно колено.

- Что ты делаешь?

- Предложение. Ты готова?

- Нет. - Девушка сделала последнюю попытку вырваться, но Кольт надежно удерживал ее.

- Стой спокойно. - Сунув руку в карман пиджака, он достал какой-то футляр.

Сердце Белл едва не пробило своими ударами грудную клетку, девушка завороженно смотрела на кольцо с бриллиантом - оно лежало на бархатной подушечке. Не три карата Марши, машинально отметила она про себя.

- Это другое кольцо, - прочтя ее мысли, пояснил Кольт. - Не такое крупное, как то, что ты видела у меня раньше. Здесь, пожалуй, нет и двух карат, зато камень намного лучше. Я искал самый совершенный.

Кольт поймал руку девушки и задержал в своих ладонях.

- Ты ведь выйдешь за меня замуж, Белл? Я клянусь быть любящим мужем и прекрасным отцом нашим детям, - торжественно произнес он.

- Почему?

- Потому что я безумно люблю тебя. И всегда любил. - Он нежно улыбнулся. Все недоразумения между нами происходили исключительно из-за моей глупости. Ты меня простишь?

Белл молчала.

Кольт склонился над ее рукой и поцеловал ладошку. Кольцо скользнуло на ее палец. Точно впору.

- Ну скажи же хоть что-нибудь, - попросил Маккиннон, озадаченный затянувшимся молчанием. - Ответь мне "да".

- Да. - Ее руки обвили его шею. - Ох, ну конечно, да! - оживая, радостно воскликнула девушка, улыбаясь самому дорогому в мире человеку.

Он поцеловал ее, и вся вселенная замерла. Это было так восхитительно...

- Еще, - потребовала невеста, когда поцелуй оборвался из-за того, что им уже не хватало воздуха. - Покажи мне все.

- Не сегодня... - Вид у Кольта был несколько растерянный. - Мы же еще не...

- Продолжение мне известно, - прервала она его, нахмурившись.

Кольт мягко отстранил девушку, когда она попыталась продолжить ласки, и тяжело вздохнул:

- Давай не будем торопиться.., пока мы не женаты.

- Ну так давай поженимся, назначим дату.

- Как насчет Рождества? Тогда у нас будет две праздничные недели - что-то вроде медового месяца. Я понял, что хочу быть с тобой целыми днями, а не урывками.

Он сел за стол и ласково притянул ее к себе на колени.

- Если завтра утром, когда зазвонит будильник, я проснусь и пойму, что все происходящее мне просто пригрезилось, я не выдержу и умру, - пробормотала Белл, целуя шею любимого.

- Не бойся, родная, это все явь. С улицы донесся шум проезжавшего автомобиля.

- Знаешь, мне понадобится собственная машина, чтобы добираться на лекции.

- Ты получишь ее в подарок на Рождество.

- Папа говорил, что я самый бездарный шофер в Техасе, - предупредила Белл.

Кольт нежно рассмеялся:

- Теперь я знаю точно на собственном опыте, что и Гэл порой ошибался.

ЭПИЛОГ

- Белл, какая же ты красивая в подвенечном платье! - Келли расправила складки на белом шелке и отступила в сторону, любуясь подругой.

Белл чувствовала себя по-настоящему счастливой; исполнялись все ее самые заветные желания. Взглянув на жениха, она получила в ответ ласковый и любящий взгляд, который вызвал в ее душе ликование и наполнил сердце нежностью.

Девушка ощутила, что ей хочется открыто при всех рассмеяться, но тут же вспомнила, что невеста должна быть спокойной и элегантной. Белл приложила все свои актерские способности - и лицо ее приняло строгое и торжественное выражение. Келли не выдержала:

- Да улыбнись же, наконец. - И они обе рассмеялись.

Приглашенный на свадьбу фотограф отщелкивал кадр за кадром. Острое чувство сожаления вдруг тронуло душу Белл - ни ее родители, ни родители Кольта не могли в этот день присутствовать на церемонии. Хорошо, конечно, что рядом преданные друзья, готовые в любую минуту прийти на выручку. Белл стояла и улыбалась, окруженная плотным кольцом гостей. Так продолжалось целый длинный, бесконечный день - и во время поездки по городу свадебным кортежем, и за праздничным столом, когда они принимали поздравления.

Улучив момент, Кольт обернулся к жене и мягко спросил:

- Ты готова? Едем?

Девушка кивнула в ответ.

У жениха сначала родилась идея сразу после венчания отправиться в свадебное путешествие на Гавайи, но Белл отклонила это предложение. Про себя она уже давно решила, где хочет провести свою первую брачную ночь. Ее желание пришлось по душе и Кольту. Сразу после застолья молодые супруги, осыпанные дождем зерен на счастье, сели в машину и отправились на ранчо. Новобрачной хотелось, чтобы их первая ночь прошла в доме, где они собираются жить постоянно, как только появится на свет их первенец.

Вспомнив все хлопоты, радости и волнения минувшего дня, Белл, полная счастья и надежд, вздохнула: как хорошо жить на свете!

По приезде в свои владения Кольт проводил жену в дом, а сам, пробормотав что-то о необходимости похлопотать по хозяйству, исчез. Девушка поднялась в спальню и облачилась в красивую ночную сорочку - свадебный подарок ее дорогих подружек. Затем скользнула в постель, пытаясь решить про себя нервничает она или нет и нужно ли испытывать в такой момент волнение? Однако долго размышлять ей не пришлось. На пороге послышались шаги босых ног. Сев рядом с любимой, Кольт задал неожиданный вопрос:

- Ты очень хочешь спать?

- Ужасно, - она игриво улыбнулась.

- Хм. - Его рука обвила ее талию поверх одеяла, он нагнулся и нежно поцеловал свою избранницу. Потом выпрямился и затих, продолжая обнимать девушку и не говоря ни слова. Белл терпеливо ждала, но он, казалось, и не собирался предпринимать никаких попыток к сближению. Супруга деликатно кашлянула, намекая, что пора бы и вспомнить о своих обязанностях.

Кольт улыбнулся и взял ладонь девушки в свои сильные горячие руки...

- Ну и когда же между нами все начнется? не выдержала Белл.

Он поднял голову и нежно взглянул на нее:

- Я прочел специальную книгу психолога о девственницах. Там сказано, что девушке необходимо некоторое время, чтобы привыкнуть к мужу, - он придвинулся чуть ближе. -Сразу после свадьбы жену советуют вообще не трогать...

- Ну знаешь! Я столько ждала тебя! - возмутилась Белл. Она привстала, обняла мужа и стала нежно целовать его, затем расстегнула рубашку и провела рукой по его груди. Однако этого ей показалось мало. Добравшись до молнии на джинсах, она решила обследовать то, что скрывалось под плотной материей. -Разденься-ка лучше, - шепот ее был требовательным и страстным.

- Ты права, как всегда, - ловкими быстрыми движениями он сбросил с себя одежду. Всем телом Белл прильнула к любимому.

- Я буду ласкать и целовать тебя до тех пор, пока ты сам не захочешь любить меня.

Пять, десять, пятнадцать минут неземного блаженства, безумно приятных прикосновений...

Сладкая, страстная волна заставила Кольта ответить жене ласками, сначала нежными, потом все более настойчивыми и требовательными.

Перекатившись, Кольт лег поверх Белл, опираясь на локти, чтобы облегчить свой вес. Его сердце затопила сладкая истома, какое-то восхитительное ликование - он понял, что это любовь.

- Давай снимем твою рубашку, дорогая. -Голос его был хриплым и страстным, сильные руки помогли стянуть шелковую преграду.

Белл нежно положила ладонь на руку Кольта.

- Но, милый, не забудь о правиле.

Он замер.

- Тебя что-то беспокоит?

- Да. Закон талии. - Лицо девушки озарила веселая улыбка.

- Что?

- Нельзя спускаться ниже пояса, мой хороший.

Из груди "законодателя" вырвался взрыв смеха, подобный рыку льва.

- Ну так я сам его и нарушу. До этого меня довели твои ласки. Держись теперь, искусительница.

Когда Белл наконец удалось высвободиться, чтобы перевести дух и хоть немного глотнуть воздуха, она пробормотала:

- Вот теперь я все поняла и про Еву, и про соблазны, и про Змея-искусителя...


home | my bookshelf | | Моя маленькая шалунья |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу