Book: Сотрудница



Примочкин Б

Сотрудница

Борис ПРИМОЧКИН

СОТРУДНИЦА

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

1

По морю ползло черное пятно нефти. Шторм давно стих, и было четко видно, как сверкающую на солнце морскую гладь закрашивает траурная маслянистая пленка. А вот и сам танкер, напоровшийся ночью на рифы. Из него, словно из толстого фломастера, опущенного в воду, вытекала черная паста.

Хоз сделал погромче звук. С телеэкрана донесся голос диктора:

- Опять из-за неисправности рулевого управления грузовой танкер налетел на скрытые под водой коралловые рифы. Экологическая служба безопасности моря срочно принимает меры.

Действительно, вокруг фломастера крутились пара маленьких прямоугольных корабликов, похожих на резиновые ластики, которые безуспешно пытались стереть темное пятно.

Да разве эту грязь так просто вытрешь?! Сердце Хоза болезненно сжалось от сочувствия к морю, несчастному капитану, его команде, птицам и рыбам...

Не одну жизнь замажет этот деготь. Чем же помочь? Что-то мешало войти в его привычное состояние особого изобретательского видения... Словно ктото пристально подсматривал за его мыслями. И чужой взгляд был как соринка в глазу... "Да пусть подсматривает кто хочет, - махнул рукой Хоз. - Работать надо". Максимально сосредоточился. Стал той самой черной нефтью, но с другим как бы настроением. Не злорадным, а сочувствующим морю. Даже не желающим пачкать собой его гладь. Каким же образом мне вновь очутиться в трюме? Вернуться, притянуться назад. Стоп! Притянуться, как магнитом. Но ведь нефть не магнитна. Зато вязка. Куда плотнее воды.

А не посыпать ли ее мелкими железными опилками?

Включить электромагниты...

Через десять минут он уже связался по каналам спутниковой связи с командиром спасателей быстрого реагирования:

- Говорит Хоз - изобретатель международного класса! Командир, есть предложение...

Вскоре над пятном застрекотал вертолет с бочками ферромагнитной пыльцы на борту. Тщательно опрыскав черное облако на плоскости моря, он улетел за новой порцией магнитной пыльцы, а кораблитральщики к этому моменту уже стали мощными полюсами магнита. Полоса захвата метров сто, скорость движения 20 километров в час. Вот теперь ластики заработали по-настоящему. Клякса на глазах уменьшалась.

На погрустневшем было лице Елисея Данныча Хоза появилась детская радостная улыбка. Момент вдохновения нельзя упускать. С юга Хоз переключил телескоп на север. В Якутии шла подготовка к сооружению речной плотины. Грунт под ней укрепляли бетонными плитами и крупными камнями.

- Зачем? - спросил по своей душевной простоте Елисей.

- Отстань, больной, что ли? - кто-то из рабочих под горячую руку обложил его. Но потом разобрался, извинился. Ранг изобретателя-международника требовал уважительного отношения. А тут еще прораб подоспел.

- Без камней и плит никак нельзя. Иначе вода подмоет грунт и плотина рухнет.

Выходит, река сама разрушает. Сама. Телекамера видеотелефона медленно панорамировала по неброскому северному пейзажу. Подъехал самосвал.

Стал медленно откидывать спину кузова. Мелкий гравий посыпался из заднего борта. Тут-то Данныча и осенило.

- Пусть котлован выроет сама вода, - объяснял строителям Хоз. - Ведь она обладает при падении большой кинетической энергией. Она же и уложит в котлован камни и плиты.

- Э-э, ты что, изобретатель, шутишь?

- Дилетант.

- Не врубился.

- Да подождите, мужики, какие шутки. Зимой в лютый мороз выгружаете плиты и камни над местом будущего котлована. Подвозите дождевальную установку.

- А это еще зачем?

- Прорубаетесь к воде и поливаете камни. Цементируете их во льду. Такой искусственный лед тает гораздо медленнее природного.

- Ну и что?

- Весной река проснется, отряхнется, воспрянет ото сна. Паводковые воды начнут водопадить на нижнюю площадку, быстро размоют и унесут слабый грунт. Наконец подтаивает искусственный лед...

Тут не выдерживает бригадир:

- Камни падают в котлован, подготовленный самой рекой. Плотина надежно укреплена. Автоматика строительства. Почему бы и нет?

- Ну вот, вы все и поняли.

Северяне еще благодарили, еще возбужденно обсуждали предложенную идею, прикидывая разные преимущества, а Хоз уже отключился. Ведь космическая связь - штука дорогая. Пока придут его проценты за идейный первотолчок, до них дожить надо.

Сегодня за объяснения он платит из своего кармана.

Хозрасчет. Куда от него денешься? Ладно, хватит о копейках. Пора и передохнуть.

Хоз встал из-за стола, отключил видеоканал и с удовольствием до хруста в суставах потянулся.

2

Дачный участок с небольшим домиком купил предок Хоза в те времена, когда на "почтовом ящике"

под кодовым названием "Багрянец" администрация пошла навстречу пожеланиям трудящихся и выделила по шесть соток на одного работающего.

Места были живописные, Зеленые холмы, небольшая извилистая речка, лес с озером и, конечно, чудесный воздух. Умаявшись от жары и напряженных дел, Хоз с удовольствием прогуливался по окрестностям. А если позволяла погода, то и совершал полеты на крылатой самоделке собственной конструкции.

Вот и сейчас он подошел к сараю, извлек из его прохладной глубины небольшой дельтаплан, вставил в короткое сопло реактивный импульс-патрон, надел ремни, проверил лямки, Вроде полный порядок, Все операции заняли меньше пяти минут. Мысленно скомандовал себе:

- Три, два, один, ноль, пуск!

Из сопла вырвался алый рог пламени. Мощная сила выбросила его, словно из пращи, в синее небо. Уловив мгновение, когда тело собралось уже камнем падать вниз, Хоз нажал на кнопку, и за спиной, словно зонтик-автомат, раскрылись легкие, но прочные крылья.

Отработанным, привычным жестом дзльтапланерист поймал упругий поток воздуха и воспарил ликующей птицей над родными местами, Вот он, восторг полета! Разве его предки могли вот так запросто стать птицей, увидеть окрестности из поднебесья?

Нет, прогресс науки и техники прекрасен! Он так расширяет человеческие горизонты, что трудно даже себе представить. И не правы мрачные предсказатели, что от техники надо ждать беды. Какая беда? Это же прелесть! Каждый кустик, над которым он пролетал, был ему знаком и близок с детства. Вон под тем орешником он нашел ежика, у можжевельника нашел и выходил бельчонка, а у этого ольховника порезал, и довольно сильно, ногу о консервную банку. Шрам так и остался на всю жизнь. А в бочажке речки поймал щуренка. Эти полеты были для него приятным душем воспоминаний. Для одиноко живущего мужчины это облегчает жизненные тяготы. И немало.

Вдали уже блеснуло своей голубизной лесное озеро. Его любимица манила первозданной свежестью и чистотой, сочной зеленой осокой по берегам и желтыми кувшинками посредине. Хоз облизнул пересохшие губы, предвкушая изысканное лакомство купания.

Внимание. Надо сосредоточиться на посадке. И вот уже он с легким шорохом приземлился на земляничную полянку. Скинул лямки, одежду и долго плескался в прохладной воде. И все-таки жаль, что не с кем поделиться этим чудом!

3

Работы было много. И она все прибывала и прибызала. Сам виноват набрал заказов из самых различных областей-отраслей. Чего только у него не было: ремонт летательных аппаратов, создание морского дворника-корабля по очистке морей и океанов от различного мусора и строительство гидроэлектростанций в автоматическом режиме. Он был изобретателем широкого профиля. Так и надо. Иначе потеряешь форму. Появится неудовлетворенность, разочарование в самом себе. А так самоуважение. Приятно бросить взгляд на стены его дачной избушки: все увешены почетными дипломами, благодарственными листами да грамотами. Его оригинальные предложения и поделки покупают различные трансконтинентальныэ корпорации.

Дар умельца-самоучки тянулся от прадедов Хоза.

Проходил сквозной нитью по всей его родословной.

И потом был отшлифован в различных школах, вузах, аспирантурах, докторантурах и сиял теперь крупным бриллиантом в одном из научно-технических бюро со свободным графиком посещений, Задачи, за которые он брался, требовали полной сосредоточенности и внимания. В учреждениях постоянно отвлекали, не давая мастеру сфокусироваться на чем-то одном. Дома было спокойнее и результативнее. Озарение могло посетить его в любое время. Даже ночью. И за десять минут Хоз делал то, над чем бились десятилетиями многотысячные коллективы.

Заказчики иной раз руками разводили:

- Елисей Данныч, вы работаете в каком-то особом режиме высокоскоростной изобретательской машины. Не бережете себя. Будьте осторожны. Сбавьте обороты. Азарт до добра не доведет.

- Да, конечно, конечно, - согласно кивал головой Хоз, - надо бы сбавить.

Знакомые давно советовали ему на случай разных непредвиденных обстоятельств заключить со страховой фирмой контракт по защите интеллектуальной собственности и здоровья. Пора, пора. А то последнее время с его головой творится что-то неладное.

Словно в ней кто-то копается, сны дурацкие снятся.

Сосредоточиваться стал с трудом. Видно, в самом деле переутомление...

Когда-то цветущий садовый участок Хоза был завален различным хламом. Чего тут только не было!

Старые станки, сгоревшие электродвигатели, распотрошенные телевизоры и компьютеры, поржавевшие части от автомобилей, самолетов, катеров, трубопроводы вентиляционные и канализационные, типографское оборудование...

Ужасное зрелище имело и свою оборотную сторону. Дисгармония вокруг, как это ни странно, стимулировала его к поискам внутренней гармонии в проектах и решениях. Достигалось тем самым некое равновесие.

Кроме того, Хоз свято верил, что рано или поздно его железки пойдут в дело. На что-нибудь да сгодятся. Так чего же выбрасывать?

Вот и росли-прорастали сквозь железные груды яблони, вишни, малина. На зеленых ветках набирали спелость и краснели аппетитные плоды. Добираться до них было небезопасно. Уж очень высока вероятность травматизма. Вот Хоз и смастерил длинную механическую руку, похожую на телескопическую антенну. Сидя в кресле на чердаке за пультом управления, хозяин занимался дистанционным сбором урожая. Многочисленные пальцы у руки выдвигались и поворачивались в разных направлениях; мизинец держал сумку, а остальные собирали кто яблоки, кто сливы, кто малину. В такие минуты особенно переживали соседи. Они почему-то думали, что такая загребущая рука дотянется и до их плодов и ягод. Но Хоз на чужое не зарился. Своего хватало. Разве что он мог задуматься над очередным проектом и немного забыться...

В один прекрасный день его мечтания были прерваны. Раздался треск. Пол веранды, где расположился хозяин, стал накреняться. Кресло, стол, шкаф поползли в сторону наклона.

Хоз с неожиданной для его упитанного тела сорокалетнего мужчины проворностью успел выскочить во дзор. И вовремя! Веранда совсем рухнула бы, не успей он подложить ей под бок подвернувшуюся под руку дождевую бочку. Неужели крайний столб подгнил? Странно! Ведь он его недавно менял. "Может, диверсия конкурирующей фирмы?" - в шутку подумал Хоз. Да с кем ему конкурировать? Изобретателям работы хватает. Придумывай в любом направлении, в каком твоя душа пожелает.

Пришлось нести из сарая домкрат, поднимать веранду и срочно ремонтировать свое рабочее помещение. Каково же было его удивление, когда он увидел, что столб веранды был аккуратно подпилен... Что за идиотские шутки? Кому это нужно?

Сколько он ни размышлял, так ни до чего и недодумался. Не было у него врагов. Правда, и друзей тоже. Одинокая сосредоточенность. Дела. А сроки исполнения заказов из-за непредвиденного ремонта ставились под сомнения. И Хоз расстроился.

- Придется сдвинуть сроки, - жаловался он по телефону одному из своих заказчиков в Японии, - непредвиденные обстоятельсгза...

- А вы возьмите в помощники биоробота. Стоят они дороговато, но полностью себя оправдывают. Я вот взял и доволен.

Первоначально Хоз не придал значение совету.

Прошла неделя мужественной борьбы на два фронта. Домашний дискомфорт мешал, не давал возможности сосредоточиться. Хоз оказался в тяжелейшем цейтноте. Потребность в помощнике нарастала.

А тут еще, вынимая почту из ящика, он обронил из пачки газет рекламный листок. Поднял и невольно прочитал, сфотографировал содержание, мгновенно уяснив себе, что международная фирма по созданию биороботов "Матрикс" сочтет для себя за честь предложить новые образцы своей продукции "глубокоуважаемому и высокочтимому изобретателю-международнику Е. Д. Хозу". Далее следовала обычная рекламная похвальба.

Раскаленный от жары, запечатанный в асфальт огромный город ревел машинами всех мастей и размеров. Хоз давно не был в таких мегаполисах. Отвык. И теперь брезгливо морщился от удушливых ароматов выхлопных газов. К сизому ядовитому чаду от выхлопов автомашин добавлялись знакомые до кашля и чиханья лисьи хвосты ДЫАЛОВ из труб заводов.

"Преисподняя, - думал Хоз, - средь бела дня.

Здесь дышать невозможно". Купил в киоске портативный противогаз. Дышать стало легче. Но лицо зачесалось от обильно потекшего пота. Пришлось снять. После пригородного рая акклиматизация у него проходила всегда болезненно.

Точно подлететь к "Матриксу" Хоз не решился.

Мешали провода, интенсивное движение на улицах и площадях. Потому тащил личное летательное средство мгновенного перемещения за спиной. При таком пекле тоже нагрузка приличная. Где этот дом IE/1929818 на улице Лесного Массива, Эх, зря он связался с этой фирмой! Назвали же улицу - Лесной Массив. Тут и лесом-то по крайней мере лет сто пятьдесят уже не пахнет.

Странное дело. Будто кто-то услышал его сетования. Когда Хоз завернул за угол длинного, как китайская стена, дома, то уловил в смрадном воздухе какую-то приятную перемену. Чем дальшe он шел, тем больше пахло лесом. Он даже мог уже сказать, что это был сосновый бор, где непременно должны функционировать темно-краснные шевелящиеся муравейники, произрастать огромные боровики и подосиновики, брусника и смородина. Невольно ускорил шаг. И за очередные поворотом чуть не налетел на колючие иголки еловых ветвей, Это был не ухоженный сквер или парк, а самый настоящий тенистый и сыроватый еловый лес. Он шел по тропинке, не спеша, любуясь на зеленую лягушку, которая гонялась за мошками, на муравьев, с трудолюбивым упорством возводящих свой муравейник. Даже комары, куснувшие его в потную шею, были ему чем-то приятны и симпатичны.

Площадь массива казалась просто безбрежной.

Прямо тайга какая-то. А может быть, все это лишь мираж оазиса в пустыне? И все же в том, что перед ним искусственные лесопосадки, сомнения не было.

Весь этот беспорядок чересчур умело организован.

Так и есть! Через несколько шагов догадка подтвердилась.

На ветках орешника вместо орехов он разглядел созвездия транзисторов. Под ногами была не просто почва, а слоистая структура из кремния, германия.

Ну да, как раз для полупроводникого типа проводимости.

Между тем тропинка привела Хоза к аккуратно сделанной землянке. На дверь, сколоченной из крепких дубовых досок, перехваченной коваными старинными петлями, было выведено малярной кистью намеренно аляповатое и жирное: "Матрикс".

5

Фирма находилась под землей, но внутри помещений это совершенно не ощущалось.

- Позвольте вас проводить, - подскочил к нему - опрятно одетый молодой человек, который тут же принялся давать Хозу пояснения: - Население городов растет, а их территория ограничена. Куда бедному горожанину податься? Только под землю. Заходите в лифт, будем спускаться

Они миновали первый слой, нежилой, затем слой коммуникационных сооружений - тоннели метро, водо- и газопроводы, линии связи... Вышли на глубине 300 метров и очутились на площади с ресторанами, кинотеатрами, магазинами. Всюду царило оживление.

Толпились люди, в основном молодежь.

- Освещение искусственное, - пояснил гид подземелья, - от мощных светоконцентраторов, свежим воздухом обеспечивает приточно-вытяжная вентиляция, заборники которой стоят в том самом лесу, где вы были. Чувствуете насыщенность воздуха фтонцидами деревьев хвойных пород?

- А не чувствуете себя тут кротами?

- Здесь такой покой. Даже врачи рекомендуют для стабилизации нервной системы. Если на поверхности будет землетрясение, у нас даже колебания не ощутишь. А потом тут ты по-настоящему свободный человек. Вы же в курсе дел - по новому законодательству собственность землевладельцев распространяется на глубину не более ста метров от поверхности, а здесь все триста. Вольные просторы! На поверхность и не тянет. Оставайтесь. У нас многие остаются.

- Покойники, что ли? - неуклюже пошутил Хоз.

- Это вы напрасно. Если наверху весна, цветут цветы, то и у нас тоже все идет синхронно. На земле идет дождь, у нас возрастает влажность. Голографические пейзажи полностью соответствуют поверхностным. Кстати, мы уже пришли. Это учреждение новых моделей. Дальше вы дойдете сами. До свидания, Был рад знакомству.

Хоз стоял перед зданием-цилиндром без окон и дверей. Лишь зарешеченное переговорное устройство. Из него и раздался вежливо-вкрадчивый голос:



- Не беспокойтесь, вас поднимут и опустят.

Откуда-то сверху спустилась огромная механическая рука, похожая на ту, что он соорудил в своем саду, осторожно подняла его и поставила на крышу цилиндра. Еще сверху Хоз увидел, что крыша поделена на несколько сегментов-классов, где занимались молодые мужчины и женщины. Хоз не сразу догадался, что это биороботы.

6

Встретил его грохот открываемых крышек школьных деревянных парт. Что это все под старину делают? Юноши и девушки - не больше десяти человек, по первой прикидке, - дружным хором по складам приветствовали Хоза:

- Здра-вствуй-те, Ели-сей Дан-ныч!

Хоз почувствовал себя командиром. Так и хотелось сказать: "Вольно! Разойдись!" Но он блеклым, растерянным голосом ответил:

- Добрый день, товарищи роботы! Присаживайтесь. В ногах правды нет.

Все сели. Осталась стоять лишь одна белокурая стройная девушка с небесно-голубыми глазами и нежно-фарфоровыми щечками. Ну совершенная куколка.

- Но правды нет и выше, - сказала фарфоровая, сдерживая улыбку и смущаясь. Хоз сразу отметил технический уровень разработки. Хорошая лингвистическая реакция, эрудиция, веселость, смущенность, даже какая-то девическая стыдливость. Между тем куколка продолжала:

- Милый Елисей Данныч!

Что это она меня в милые сразу записала?

- Не удивляйтесь такому несколько фамильярному обращению. Позвольте выразить общее мнение... Мы рады приветствовать такого выдающегося изобретателя у себя дома.

В ее руках появился букет чайных роз. Куколка стремительно вышла из-за парты. Летящим шагом скользнула к нему.

- Позвольте...

Не успел Хоз опомниться, как горячие, живые де.вичьи губы поцеловали его в щеку. Тут же ударили сильные, заждавшиеся аплодисменты.

Ну что ты будешь делать? Совершенно растерялся Хоз, не понимая, как ему реагировать, чем отвечать.

Букет в руках ошеломительно благоухал. Да никакие они не роботы. Обыкновенные ребята из колледжа.

А меня разыгрывают.

- Когда мы узнали, когда мы узнали, - продолжала фарфоровая, видно, ей тоже было трудно справиться с волнением, - что БЫ посетите нашу лабораторию, мы гак обрадовались, так... Я даже плакала.

- Да почему?

- Ведь мы же по вашим методикам, по вашим идеям учились, осваивали курс изобретательства.

- Ну таких, как я, много.

- Нет, вы один.

- Давайте-ка, друзья, без комплиментов и сантиментов...

- Нет уж, позвольте сказать все как есть. Начистоту. Мы давно с интересом... Да какое там с интересом! С благоговением следим за вашей творческой деятельностью. Извините за прямоту. Вы гений! Такие раз в сто, а то и в двести лет рождаются.

Выслушивать подобные панегирики в собственную честь Хозу было как-то неловко, но в то же время где-то в глубине души и лестно.

- А позвольте узнать, каким образом вы следите за моей работой?

- Перехватываем ваши спутниковые переговоры.

Анализируем решения. О, только не подумайте, что это подслушивание! Нет! Да и потом ваш мозг имеет такое мощное электромагнитное излучение, что, когда вы чем-то увлечены, ваши мысли можно принимать в коротком и среднем диапазоне. Наш приемник еще очень несовершенен, но кое-что услышать нам удалось. И даже воплотить...

- Так вот почему все последнее время меня не покидало ощущение, что кто-то пристально наблюдает за моими мыслями. Значит, это были вы?

- Извините за вмешательство. Но мы отработаем, усовершенствуем. Больше беспокойства не будет. Но поймите, что общение с вами доставляет нам чисто техническую радость или, говоря обычным языком, глубокое чувство удовлетворения. Любой из нас будет счастлив быть вашим помощником. Если не возражаете, то можно перейти к выбору вашего будущего сотрудника.

Хоз не возражал. Завязалась оживленная беседа.

Что-то спрашивал он, о чем-то они. Первое впечатление от знакомства было весьма благоприятным. "Изделия" находились на уровне студентов преддипломной практики. По их ответам на задаваемые вопросы он определял уровень каждого из них.

И тут на стол перед ним легла записка. Когда он ее прочитал, то в классе наступила гробовая тишина. Еще бы Вопросы поражали "Как вы познакомились с вашей женой? Хотела ли она детей? Почему вы развелись?"

Смотри-ка ты, и про развод знают. Похоже, что в его жизни не осталось личных гайн... Может, даже не он, а его выбирают... Пауза затягивалась.

Тогда вновь встала фарфоровая:

- Это я написала. Бестактные вопросы. Кто же вторгается в интимный мир человека так бесцеремонно? И все же лучше сразу поставить все точки над "и". Для этого необходимо знание глубин. Человек в чем-то неизменен, а в чем-то очень подвижен. Привычки, вкусы, страсти и пристрастия... Константы хозяина нужно знать. Иначе наломаешь дров. В этом смысле мы - врачи, а люди - наши пациенты. Не навреди! Чем откровенней вначале, тем легче потом. Так показывает практика.

- Я еще не больной, а вы - не лекари. У меня нет абсолютно никакого желания отвечать на дурацкие вопросы...

- Ваше право. Извините, если обидели. Тогда давайте поговорим о музыке, литературе, живописи...

- Вот об этом с удовольствием.

Чем больше Хоз общался, тем с большим удивлением для себя отмечал, что направление искусственного интеллекта сделало большие успехи. Стало неожиданно дерзким. Местами даже бестактным. И все же интересным. Надо же, что их интересуем.. Ишь куда забираются.

7

- Разберем практический случай. Вы служите не корабле космической стражи. Служба дальней навигации сообщает, что на планету летит крупный астероид. Столкновение неизбежно. Ваши действия?

- Уточните размеры астероида.

- С Москву.

- Сколько у нас в запасе времени?

- Месяц.

- Можно мне? - опять куколка.

- Прошу.

- Немедленно отправляемся навстречу. Высаживаемся. Минируем астероид. И там уже по обстоятельствам. Либо взрываем его на мелкие куски. Либо Направленными взрывами меняем его траекторию.

- Второе более реально, ведь планета утыкана АЭС и падение метеоритов от взорванного астероида Может прийтись именно на них и тут уж, как вы пониМаете, конец света неизбежен. Хорошо! Предлагаю Следующую задачку...

После теоретических упражнений перешли в спортивный зал. Удивительно, что девушки ни в чем не уступали парням. Так же быстро бегали, высоко прыгали, поднимали штангу, бесстрашно выходили на ринг...

В шутку про себя он объяснил этот феномен последствиями эмансипации. А всерьез: принадлежность к тому или иному полу для роботов имеет весьма условный смысл. Все они равны перед собой. В этот момент Хозу впервые пришла мысль, что помощником Можно выбрать и девушку.

Из трех красоток в группе Хоз меньше всего хотел брать куколку, хотя она выделялась самыми лучшими данными. Прежде всего раздражала ее внешность, напоминавшая ему черты его бывшей жены.

Психотравма от развода еще не прошла, и потому видеть каждый день перед собой слишком знакомое лицо... Да еще краше прежнего! Нет, это будет невыносимо!

Медовый месяц не успел завершить свой сладкий оборот, как их молодая семья распалась. Супруга быстро поняла, что не может занять первое место в душе супруга. У него там есть работа. Пусть с ней и целуется.

Хоз не раз вспоминал эту обидную, прощальную речь жены. Но вернись она к нему, обида бы прошла.

Простил бы! Так, может, взять фарфоровую?

Хоз еще раз вчитался в проспект фирмы. История ее возникновения брала свое начало от секс-кукол, которых "Матрикс" первоначально производила в небольшом количестве. Для людей с аномалиями в психическом развитии. С маленькими и побольше. Но со временем спрос стал возрастать.

Быстрые темпы развития цивилизации приводили ко всевозрастающему количеству случаев дезадаптации. Человек не успевал приспособиться к изменяющейся среде. Все чаще приходилось менять технологии, переучиваться, осваивать новые профессии, менять место жительства. А это подрубало корни, создавало психологический дискомфорт, ощущение бессмысленности существования.

А раз пришла беда - отворяй ворота. К этому времени набрал свою горестную мощь распад семьи.

То ли женщины почувствовали вкус к независимости, то ли мужчины не захотели мириться с потерей лидерства, но ссоры, скандалы в первичных ячейках государства стали возникать поминутно. Муж и жена, хотя и были зарегистрированы, обычно жили врозь.

Благо, жилищное строительство к тому времени научилось быстро возводить дома. Но одиноко, холодно, неуютно было в них. Недоставало ласки и любви.

А тут и случись качественный скачок в изготовлении кукол. Сенсацией было создание объемной нейробиологической оболочки, искусственной крови, серого вещества...

Первые искусственники сразу заполнили зияющую брешь. "Матрикс" выпускала свои изделия на любой вкус. Бабушки, внуки, няни, тети, дяди... посыпались как из рога изобилия. Настоящий человек формировал целую искусственную семью, в которой только он один и был подлинным, естественным существом.

Искусственники стали челл-то вроде наркотика. Вылечиться, избавитося от вредной привычки было практически невозможно. Возник шумный судебный процесс. "Матрикс" обвинили в растлении человечества.

Газеты и телевидение регулярно давали репортажи из зала суда. Защитником фирмы "Матрикс" выступал ее глава негр-лилипут Юйх - существо по внешнему виду довольно неприятное, но с безукоризненной логикой мышления. Он сумел отвергнуть обвинения в наркотизации, вырождении, растлении человечества, доказав, что его искусственники не обладают самым главным - творческими способностями человека и всегда будут вторичными и производными слепками с людей. Говорил он и о том, что слухи о широком распространении кукол и фантастических доходах его предприятия сильно преувеличены конкурентами.

Раздуты завистниками. Все финансовые документы он готов предоставить. Что им и было сделано. Удалившись на совещание, суд снял все обвинения.

Надо сказать, что меньше всего в связях с искусственниками были замечены люди творческих профессий. Любимая работа им заменяла все, спасала от многих семейно-бытовых неурядиц. Да многие из них даже и не интересовались сенсационным процессом, не понимая, о чем, собственно, идет речь.

Получив, таким образом, одобрение общественности, фирма "Матрикс" продолжала свои разработки, но в каком-то более осторожном варианте. Меньше стало кукол людей, а больше стало рыб, птиц, насекомых, растений...

8

Так кого же выбрать? Девушек в группе всего три.

Вот эту чернобровую, кареглазую, похожую на украинку? Кстати, самую высокую среди всех. Или ее противоположность - рыженькую маленькую вертушку со вздернутым носиком-кнопочкой и симпатичным, милым лицом, усыпанным веснушками? Обе слишком... Одна слишком велика, другая слишком мала...

Перелет и недолет.

О фарфоровой он старался не думать. Но тут она словно почувствовала что-то. Встала, подошла. И голосом, наполненным такой взволнованной нежностью, сказала:

- Маэстро, извините, что отвлекаю вас.... Речь пойдет об очень личном. Умоляю. Иначе для меня все будет кончено...

Он позволил ей увести себя в коридор.

- Слушаю внимательно.

- Если у вас нет серьезных возражений, то берите в помощницы... меня.

- А это предложение не кажется вам э-э-э...

- Слишком навязчивым? Нахальным? Неприличным?

- В какой-то мере.

- Вам непонятно, почему я себя так бесстыдно предлагаю? Объективные причины: у нас с вами самый высокий коэффициент метапсихосовместимости.

По всем задачам и тестам, которые вы нам предлагали, у меня лучшие показатели. Мне очень хотелось понравиться вам. И хотя мы, искусственники, не имеем права на человеческие категории, но это было похоже на вдохновение или озарение, по вашим меркам.

- А как вы определите вдохновение на вашем языке?

- Когда части из простого механического суммирования становятся много выше своей механической суммы. Входят в резонанс. Да такой, что сама удивляешься, откуда что берется.. Значение симпатии к хозяину в конструкциях нашей модификации играет главную роль. Если вы меня возьмете, то у меня будет стимул для самосовершенствования. Это смешно, но, не попав к вам на работу, я начну "переживать".

Извините, другого слова у меня нет. Специалисты фирмы вынуждены будут заняться моей перенастройкой. Скрыть это невозможно.

Наступила пауза. Хоз совершенно не ожидал такого поворота. Стоял в полной растерянности. Чтобы как-то прервать затянувшееся молчание, спросил:

- Я даже не знаю вашего имени.

- Фита.

- Странное имя. Так называлась предпоследняя буква русского алфавита, упраздненного реформой орфографии после одной из революций.

Фарфоровая, словно не слыша его, продолжала уговаривать:

- Если же возьмете меня, то вам сделают пятидесятипроцентную скидку от моей стоимости. Это как бы приданое фирмы. Из нашего общения фирма надеется извлечь оригинальные научные результаты.

Работаю я круглосуточно, не отвлекаюсь, полная сосредоточенность. Никаких перерывов на обед, перекуры, сон... Если сам хозяин не прикажет...

Здесь почему-то Фита смутилась, зардевшись, как маков цвет, стыдливо опустила глаза.

- Хорошо, попробую взять тебя с испытательным сроком.

- Давайте любое задание, - Зачем любое. Вот вполне конкретное. Держи деньги. Сходи в магазин, купи продукты и приготовь мне, пожалуйста, обед.

- Хорошо, но сначала дайте разрешение на ознакомление из информационного банка с вашей медицинской карточкой.

- Это еще зачем?

- Чтобы знать, что полезно для твоего здоровья, а что нет. Ничего, что я на "ты" перешла?

- Ничего...

9

Не прошло и часа, а Фита уже подавала проголодавшемуся Хозу свои блюда. Подавала под тщательно продуманный музыкальный фон.

Своими кушаньями Фита потчевала в одной из комнат для приема гостей. Видимо, она создала и свою цветовую программу для смены интерьера.

Менялись и пейзажи за окном.

После кофе гляссе Хозу стало ясно, что он возьмет Фиту. Всенепременно возьмет. Она это почувствовала по его глазам. Уже убирая со стола, чтобы скрыть подступающую радость, говорила:

- Жалко, что времени мало. Пришлось на скорую руку все готовить. Глубокого настроя не получилось...

Иная партитура общения с продуктами, сервировка стола...

Фита еще что-то говорила, но Хоз уже не понимал ее слов, неостановимо погружаясь в послеобеденную дрему. Напряженная работа, необычные события этого дня, насыщенного самыми разными впечатлениями, давали о себе знать.

Уже сквозь сон он почувствовал, что чьи-то сильные заботливые руки перенесли его в постель, а милый материнский голос напел колыбельную.

10

Проснулся он свежий, выспавшийся, на своем родм участке. Фита доставила его на таксолете. Рядом стоял аккуратно уложенный его дельтаплан. Хоз был Человеком экономным, сразу представил, в какую кругленькую сумму вылилась эта поездка. Да нужны Ли эти неоправданные траты? Хотел про себя посетовать, но не успел.

- Эти деньги за поездку, - сказала Фита равнодушным голосом, - записаны на счет фирмы. О них лучше не думай. Пойди посмотри отремонтированную террасу. Неокончательный вариант, черновой, но все же ремонт. Если что не так, скажешь, я потом поправлю.

Из железобетонных тюбингов, которые Фита нашла на его участке (как только она одна их доволокла?), уже была собрана подставка.

Старые кирпичи от фундамента были бережно разложены на влажную губчатую ленту. К обоим концам этой ленты были подведены электрические провода от выпрямителя тока.

- Это что, электролиз?

- Строительная новинка. Обновление старого кирпича. Твоя же собственная идея, но основательно забытая. Я прочитала в реферативном журнале по строительству, когда приводила в порядок твою домашнюю библиотеку.

- Что-то не припомню...

- Ну вот же, на странице семь, посмотри, ты предлагаешь взять обычную глину, сделать тампон на открошившееся место у старого кирпича, обильно смочить водой и пропустить ток. Еще ты кое-что из химикатов советуешь использовать. В твоей лаборатории все это есть. Видимо, осталось от первоначальных опытов. Через два часа кирпичи будут как новенькие. А там и опору поставим...

- Честно говоря, мне даже немного не по себе.

Ты знаешь меня лучше меня самого. Даже страшновато.

- Просто ты не привык к детальной проработке полученного задания. А у нас это входит в состав крови. Ты не представляешь, как я внимательно изучала твои привычки и особенности. Беседовала даже со вторым мужем твоей первой жены.

- А почему не с женой?

- А потому, что ее муж мне ближе. Он искусственник. Она его очень любит. Много рассказывает ему о тебе.

- Например?

- Хотела я убрать твой хлам в саду, но вспомнила, что это для тебя источник вдохновения. И не стала.

- Вот эти антигармоничные кучи мусора?

- Да, они же тебя подталкивают к организации этого хаоса, но уже в изобретательской области. Разве не так?

- Так. Но мне что-то не по себе от такой детальной проработки моей биографии.

- Но это же естественно - знать о хозяине все его основные параметры. Упреждать желание клиента - девиз "Матрикса". Я постараюсь это доказать.

Действительно, Фита оказалась незаменимой помощницей. Ремонт сложных приборов шел у нее довольно споро. Правда, иногда с небольшими подсказками Хоза, который научил ее незатейливому алгоритму поиска неисправностей. Сначала выдвигаешь примерную гипотезу. По ходу проверки возникает несколько новых вариантов. Опять проверяешь. Один из них попадает точно в "десятку".



У Фиты наступала фаза активного самосовершенствования, открылась способность к технической диагностике. Достаточно ей было положить, руку на захандривший двигатель, чтобы определить причину его неисправности. К сломанным изделиям Фита относилась, словно к заболевшим детям. Успокаивала, смазывала, давая технические лекарства... Если лечение требовалось более основательное, то разбирала и проводила своеобразную хирургическую операцию, заменяя изношенные детали. Триумф наступал в момент оживления прибора. Тогда личико Фиты сияло от удовольствия, глаза горели... Она была счастлива.

11

Хоз не нарадовался на свою сотрудницу. Она ловила каждое его слово. Но особенный восторг ее охватывал, когда хозяин искал принципиально новое решение какой-либо проблемы. В эти минуты Фита ходила на цыпочках, и если что-то делала по хозяйству, то чисто механически, а сама будто к чему-то прислушивалась...

Здоровье Хоза поправилось. Особо способствовало этому питание. Завтраки, обеды и ужины превращались в целые феерии, путешествия по странам и континентам, которые заканчивались знакомством с национальной кухней уже не в голографическом варианте, а вполне реальком. Фирма "Матрикс" снабжала Фиту исходными продукталли. Ее филиалы были раскиданы по всему свету. Хоз даже потолстел, что его не очень огорчало.

Настораживало его все учащающееся количество эротических сновидений. Раньше их совершенно не было. А теперь почти каждую ночь. Что именно снилось, он, когда просыпался, почему-то вспомнить не мог. Однако после каждого сновидения он ловил себя на мысли, что испытывает все большее чувство симпатии к своей сотруднице.

Однажды перед ужином он по своей привычке наелся слив, вишен, яблок из своего сада, собранных с помощью механической руки. Прошелся по грядкам с клубникой, кустам малины и крыжовника. Одним словом, испортил аппетит. Поднос с ужином, который приготовила ему Фита на вечер, взял к себе в мастерскую. Там заработался и ничего не съел.

Ночью ему не спалось. Лежал, ворочался. Попробовал считать слонов. На 666-м слоне послышался шорох. Не сразу он понял, что это не животное из его полудремотного счета.

Рваные, клочковатые облака расступились. Выглянула луна, и в ее бледном, загадочном свете он вдруг увидел Фиту такой, какой раньше никогда не видел.

Она шла медленно, словно слепая или сомнамбула, выставив вперед руки с чуть подрагивающими вытянутыми пальцами. Наткнувшись на стол или стул, обходила и шла дальше. К нему. Хозу.

Была она совершенно голой. Раз посмотрев на нее, Хоз уже не мог оторвать своего взгляда. Словно муха попала в мед и беспомощно ворочалась в нем, погружалась все глубже и глубже. Чувственно сформированные крутые бедра призывно покачивались, упругая, высокая грудь вздымалась... Каждая мышца выражала томление и покорность, изгибалась, вздрагивая в ожидании прикосновения.

Чем ближе она подходила к нему, тем сильнее он чувствовал нарастающее возбуждение встречного желания. Хоз встал и пошел к ней навстречу. Перзоначальный испуг исчез, будто его и не было. Они сближались все быстрее, как два магнита.

И вот ее теплое ладное тело утонуло в его объятиях. От ее кожи исходили необыкновенно приятный, дурманящий аромат. Такого запаха Хоз никогда не встречал. А когда его ладонь нежно сжала округлую упругую грудь, из ее полуоткрытого рта вырвался сладкий стон. И Хозу показалось, что он услышал гулкие, взволнованные удары ее сердца. Или своего? Он уже не мог разобрать. Когда же их губы встретились в первом жадном поцелуе, темная могучая волна, поднявшаяся откуда-то из древних глубин, накрыла, опрокинула, переплела тела, крепко прижав их друг к другу...

Теперь Хоз знал, почему после каждой ночи Фита становилась ему все ближе и дороже.

"Пусть она искусственная женщина и я переступаю черту, - думал он, для меня она женщина, лучше которой нет никого на свете. Она создана для меня. Разве что детей у нас не будет. Ну и что? А разве мои, то есть наши изобретения не те же дети?

Без нее они были бы другие или их вообще не было бы...

Днем ни словом, ни жестом Фита не показывала того, что между ними было ночью. В такой манере ощущалась какая-то особая целомудренность.

Хоза покачивало от этих отношений. У него кружилась голова. Мыслям не хватало какой-то трезвости и четкости увидеть и понять, что же происходит.

Такое впечатление, что мы сами от себя скрываем наши ночные встречи. Какой в этом смысл? Мы же одни здесь. Ночью близость, а днем почти официальные отношения, как на производстве. Муж - начальник, а жена подчиненная.

Потом Хоз объяснил это явление как недоработки системы согласования программ поведения ночи и дня. Какая-то несопряженность, несостыкованность.

И все же поручиться, что после ночных свиданий Фита оставалась неизменной, он не мог. Изменения происходили. Но в чем? Какие именно?

12

Тихим летним вечером, когда в синем темнеющем небе прочерчивали свои стремительные полеты ласточки, а солнце, расплавив далекий горизонт, ушло под землю, Хоз попросил Фиту оставить все дела и посидеть с ним на крылечке. Сотрудница послушно кивнула и присела рядом. Минут пять они молча слушали пение птиц, лай собак в поселке, гул пролетавшего где-то высоко-высоко самолета.

Неожиданно Фита тяжело, как-то уж очень почеловечески вздохнула. Хоз обнял ее за плечи, прижал к себе и тихо спросил:

- Что случилось?

- Я хочу тебе признаться... - И тут же закашлялась, что тоже выдавало ее внутреннее волнение. - Виновата я перед тобой.

- В чем, моя славная?

- В нарушении запрета неприкосновенности хозяина-владельца.

- Ничего подобного. Все было по моему желанию, которое тобой было просто предугадано... Выброси все эти комплексы из своей головки, такой очаровательной и хорошенькой... Меня беспокоит другое.

- Что же, Хоз?

- Ты будешь все такой же молоденькой и чудесной, а я - неостановимо стариться. Представь себе картину: старенький дедушка идет с юной внучкой под руку.

- Не беспокойся. Стоит мне включить режим старения, и я нагоню тебя в любой момент.

Обрадованный, Хоз попытался крепче прижать еэ к себе, но она отстранилась.

- Нет, Хоз. Беда не в этом. Ты не все знаешь. На ужин я давала тебе сильные возбуждающие средства.

- Для чего?

- Какая-то сила толкала меня под руку. А потом мне стало казаться, что у тебя совершенно подавлены сексуальные порывы. Будто ты переплавил всю свою половую потенцию в интеллект. Для мужчины в полном расцвете лет, здоровья это ненормально...

- Не переживай. Правильно, что так поступила.

- Подожди. Выслушай до конца. Когда ты засыпал, то тебе снились женщины, которые когда-то нравились. Я настолько вчувствовалась в тебя, что могла подстраиваться под них, вбирать их черты, движения, манеру говорить. Это срабатывали во мне структуры секс-кукол первых поколений.

- А какая цель?

- Понимаешь, ведь искусственные женщины очень пластичны. Когда я смотрела на фотографии твоих женщин, смотрела любительские видеофильмы, слушала голоса, я могла скопировать любую из них.

Могла подковать голос, уменьшить или увеличить размер груди, талии, бедер, цвет глаз. Это не проблема.

- А в чем проблема?

- Внутренний мир. Вот это плохо у нас получается. Мышление. Видение. Индивидуальность. Вот я и стала подстраиваться под ту некую среднестатистическую женщину, сотканную из твоих идеалов и реального жизненного опыта. Этакое лоскутное одеяло.

- Ну что ж, красивое одеяльце в таком случае...

Значит, пол имеет принципиальное значение во всей линии поведения у биороботов твоего класса?

- Да, если бы ты выбрал юношу из нашей группы, то он бы воздействовал, стараясь понравиться тебе, другим способом.

- Каким?

- Занимался бы спортом вместе с тобой, ходил на рыбалку, охоту, курил бы, выпивал. Меже г быть, даже предложил наркотики. Обсуждал бы достомнства и недостатки женщин. Так или иначе, но обязательно стремился войти в твое подсознание.

Здесь Фита замолчала на минуту, а потом задумчиво сказала:

- Мне иногда кажется, что в чем-то мои конструкторы-создатели допустили ошибку. Нельзя так бесцеремонно входить в человеческий мир.

После этих слов с девушкой случилось что-то странное. По ее телу пробежала судорога, голова запрокинулась назад. Она потеряла равновесие и упала на пол.

Хоз растерялся, забегал, не зная, что предпринять. Но Фита вскоре пришла в себя.

- Что с тобой было?

- Не знаю, такое первый раз. Просто я отключилась, наверное, от напряжения мыслей. Hаc предупреждали, что есть такие вопросы, которые нам лучше не изучать, не думать над ними. Будет плохо, Я бы не стала об этом думать, но так вышло... Твой мир вошел в меня. Я научилась вставать на человеческую точку зрения. И оттуда я показалась сама себе воровкой, которая украла, а потом пришла с чистосердечным раскаянием.

- Ничего ты у меня не крала. Даже наоборот.

Принесла радость общения, так что перестань себя терзать.

- И все-таки по Кодексу правил за такое проникновение я должна буду подвергнуться переплавке.

- Что это?

- Еще не знаю. Зато, если ты обратишься в суд, то "Матрикс" обязана будет выплатить тебе огромную сумму штрафа. Решай сам, что делать.

- Жить дальше. Не болеть, не комплексовать.

- Не спеши. Подумай. Не все так просто. Обещаешь?

- Ладно, хорошо.

Дума Хоза затянулась на несколько дней. Терять сотрудницу он, конечно, не хотел. Но методы, когорые в нее запрограммировали, честно говоря, ему не нравились.

В один из дней он забрел в лес и набрал доволоно много грибов. Попросил Фиту пожарить. Ел да нахваливал, а ночью у него случилось сильнейшее отравление.

Фита не растерялась. Промыла желудок. Не помогло. Хоз продолжать бредить. Температура не спадала. Он метался в постели, задавая сам себе вопросы, над которыми все это время мучительно размышлял:

- Ну и что?.. Это относительно... Человек бывает машиной, роботом, и машины ведут себя порой лучше людей... Такие сложились обстоятельства...

То ли в бреду, то ли в реальности Хозу привиделось, что приезжал врач. Только уж очень маленький и черненький. Смотрел на него отрешенным, безразличным взглядом, сказал несколько слов Фите и удалился.

Почему-то после его отъезда Хозу становилось все хуже. И тогда Фита пошла на крайние меры. Она пропустила испорченную кровь Хоза через свои внутренние фильтры, обогатив при этом витаминами и питательными веществами. Это помогло. Жар спал.

Хоз уснул. А утром уже оправился в такой мере, что мог вставать.

Первое, что он сделал, твердо сказал:

- Никуда заявлять не буду. Жизнь продолжи ется.

И спокойно, как ни в чем не бывало, продолжал размеренно трудиться. Но странное дело, сбита стала более раздражительной, беспокойной, обидчивой.

Как будто вобрала в себя после фильтрации худшую часть своего хозяина.

13

Это было громом среди ясного неба. Хоз ожидал всего, но только не такого... Последнее время сотрудница все жаловалась на плохое самочувствие.

Почти ничего не делала по хозяйству, не помогала Хозу. Сидела или лежала в своей комнате. Никуда не выходила. Хоз несколько раз спрашивал, что происходит. Фита отмалчивалась или говорила, что нездорова. А потом, глядя куда-то в сторону, произнесла:

- Я беременна.

- Ты шутишь. Да разве такое бывает?!

Каждый день подтверждал множеством признаков, что бывает. Никаких шуток. Да и чувство юмора Фите не было свойственно.

Хоза затрясло. Какой-то нервный озноб. Стало бросать то в жар, то в холод. С этой женщиной не соскучишься. Сюрприз следует за сюрпризом. Похоже, он очутился в положении идиота. Беспросветным дураком. Путником, заблудившимся в незнакомом лесу.

Жил-был ученый, новатор, изобретатель. Ему-то уж не привыкать ходить неведомыми тропами. Вспомнились почему-то строчки старинного поэта:

"Там, на неведомых дорожках, следы невиданных зверей..."

Но столь неведомыми он еще ни разу не ходил.

Может, ей показалось, почудилось? Какое-нибудь временное расстройство нижнего биохимического блока... Особенно после фильтрации. Собрала у себя всю его инфекцию, яд от бледной поганки, которую он по рассеянности сам, наверное, принял за опенок или сыроежку, и вот теперь не может переработать, вывести из своего организма. Приливы хандры и дурных настроений стали появляться у нее именно после фильтрации. Ей надо помочь разобраться в себе самой.

Хоз стал внимательнее приглядываться к поведению своей сотрудницы и обнаружил немало странного. То она читает на кухье детские книжки, то куклы мастерит, а потом играет в них, как маленький ребенок... Домашнее хозяйство приходило в запустение. Хоз перешел на свой привычный холостяцкий режим: сам готовил себе еду, стирал одежду, убирал в доме...

Прошло несколько месяцев, а предположение Хоза, что она ошиблась, стало подтверждаться. Никакого живота - видимого признака беременности - не было и в помине. Правда, Фита явно прибавила в весе, изменилась пигментация кожи. На ее лице высыпали обильные веснушки, чего раньше не было. На месте они не стояли, медленно, степенно плавали по коже, как облака или льдинки.

Иногда они меняли и цвет. Тогда Фита становилась похожа на печального клоуна, у которого все валилось из рук, потому что он постоянно пребывал в расстроенном состоянии.

- Ты не знаешь, не можешь себе представить, - говорила она, грустно вздыхая, - как это все у нас бывает. У меня это в первый раз. Да и раньше я не слышала, чтобы кто-нибудь попадал в такое интересное положение.

- Да нет у тебя никакого интересного положения.

- Да я же чувствую, что меня изнутри что-то распирает. Я очень боюсь, мне страшно. Такие, как мы, только снаружи люди. У нас все по-другому.

Что-то во мне происходит независимо от меня, неуправляемое. Что-то растет и рвется наружу.

И еще Хоз заметил, что Фита стала поглощать огромное количество энергий. Самых разных форм:

тепловой, магнитной, электрической, биохимической.

С жадностью набрасывалась на радиоактивное излучение, выделяемое изотопами, хранившимися в особом свинцовом контейнере в сарае у Хоза. Кусочки обогащенного урана после ее воздействия переставали излучать альфа-, бета- и гамма-лучи. Хоз очень переживал за ее опасный аппетит. Но Фита лишь облизывалась, как девочка после сладкого пирожного, и отвечала с какой-то застенчивой улыбкой на лице:

- Не беспокойся, дорогой. От этого мне легче, а то меня подташнивает.

Или ее мучила изжога. Особенно это часто случалось, по вечерам. Тогда лампочки в доме горели в полнакала. Это подсаживала свет она. Отвинтит розетку, приложит ладошки к напряжению в 220 вольт и сидит, блаженно закрыв глаза, словно нектар какой через соломинку сосет.

14

Однажды ночью Хоз проснулся от стонов, которые раздавались из комнаты сотрудницы. Он встал, оделся, прошел к ней. Фита металась по постели явно в бреду. По телу пробегали какие-то волны-судороги.

Первая мысль у Хоза была, что Фита просто перебрала энергии. Объелась. Вот-вот ей станет лучше.

Какое там! Судороги усиливались. Она принимала немыслимые позы. Несколько раз падала с кровати.

Хоз поднимал, укладывал ее на место. Но потом по ее жестам понял, что ей лучше на полу. На жестком.

Начала расти температура. 38... 39..: 40.:: 50... 60...

Хоз сбегал в мастерскую и мерил специальным техническим градусником. А ртутный столбик все поднимался и поднимался... Дотронуться до сотрудницы было уме нельзя, Белая простыня, которую постелил под нее Хоз, пожелтела от жара. Одез жаропрочные рукавицы, Хоз принес стальной лист и подложил его под Фиту. В комнате стоял запах от плавяшейсч от жара краски на полу. Хоз прьгащил ведро с песком, огнетушители. Постельное белье уже несколько раз загоралось.

Фита все это время непрерывно что-то лепетала.

Обрывки бессвязных предложений. Из этого бреда выходило, что она прощалась с Хозом, фирмой "Матрикс", заменившей ей отца и мать...

- У меня была отличная форма.. Я поняла, что такое женщина на вашей планете... Простите меня за своеволие. Не всегда я была послушной... По законам безотходной технологии мне положено...

На глазах у нее невертывались слезы Но упасть на пол не успевали: испарялись. Было такое впечатление, что из глаз идет дым. На самом деле пар, Хоз не мог смотреть на эти закипающие глаза. Зрелище было не для слабонервных.

Вскоре Фита перешла на какую-то совершенно машинную речь. Внутри ее слышалось гудение, сухие щелчки переключателей, отрывистые слова команд:

- Включить линию задержки... Запустить генератор управляющих импульсов. Проверка блока контроля... Обесточить схему дыхания.

Отрывистость и неразбериха ее слов увеличивались. Последнее, что он смог разобрать, было какоето предупреждение

- Осторожней с ней!

- С кем? Вокруг никого нет!

- Нежадочь ..

- Какая нежадочь?

Но тут на глазах изумленного Хоза тело Фиты стало трескаться, взбугриваться. Как будто какая-то неведомая сила разрывала ее на части. Из глубины ее тела всплывало какое-то новое, другое существо.

Остатки старой кожи Фиты частично сгорали, частично всасывались в поры нового существа, которому, похоже, не страшна была высокая температура.

Теперь перед Хозом лежало прекрасное тело девушки, еще не остывшее от жара. Она походила на Фиту. Те же пропорции, но несколько меньшие, более миниатюрные, Вместо нежно-фарфорового огтенка кожа ее стала смуглее, словно загорела на горном солнце. Цвет глаз из голубых стал мерцающим, зеленым, как у кошек. Теперь она молча смотрела на Хоза с каким-то жадным, голодным блеском.

"Какая стремительная адаптация, - думал он, - только родилась и сразу вкус к жизни просыпается.

В чем же принципы рождения роботов?" - пытался понять он. Выходит, что они созревают внутри предшественников подобно бабочкам внутри кокона. И появляются на свет сразу в полный рост. Основная сборка происходит там, внутри. А на выходе уже готовое изделие. Детство, отрочество, юность - все там, в глубине. На выходе из "ворот завода-изготовителя" - зрелые экземпляры.

15

he прошло и часа, а Фита вторая уже приступили к исполнению обязанностей. Ничего объяснять ей было не нужно. Она знала, где и что лежит, что надо сделать, когда и как. И даже более того. Делала все быстрее и ловчее. Получалось, что прошлые навыки передались не просто один к одному, а с неким усовершенствованием...

И еще одно открытие сделал для себя Хоз, 3 поворотах тела, жестах, мимике оч узнавал не только Фиту первую, но и... своя. Эют факт ослеплял его так ярко, что он отворачивался мысленно от неги. Не мог и не хотел думать и разглядывать то, что пряталось в таинственном и страшном том направлении.

Его мысль переключалась на что-нибудь попроще.

Биороботы рождаются по матрешечному образцу. Чем миниатюрнее биоробот, тем он совершеннее. Совсем маленький, ребенок, лилипут, тем умудреннее. Эволюция пошла вспять. Или у них другие пути эволюции. Очень похоже на техническое усовершенствование. Взять те же компьютеры. Первые экземпляры с трехэтажный дом. А потом все меньше и меньше... И чем меньше биоробот, чем смуглее его кожа, тем больше перерождений-переплавок он испытал?

Вскоре его предположение подтвердилось.

Однажды Хоз вернулся домой раньше обещанного срока. Сдача продукции прошла на редкость гладко, без сучка и задоринки. Он приоткрыл дверь и по обрывкам разговора сразу понял, что Фита не одна.

Беседа шла тихо, приглушенно, с какими-то заговорщицкими нотками. Хоз невольно насторожился и прислушался.

Вернувшись во двор, он на цыпочках подошел к окну. Хорошо, что оно было приоткрыто. Затаив дыхание заглянул в него из-за кустов. И даже не сразу разглядел, что в комнате ходит какой-то темнокожий ребенок. Но почему-то Фита стояла перед ним по стойке смирно, как солдат перед генералом. Глаза ее с восторженным восхищением следили за каждым жестом ребенка, который даже не смотрел на нее.

Стоп, да это же глава "Матрикса" - знаменитый негр-лилипут Юйх. Вспомнил Хоз и врача, который приезжал к нему, когда у него было отравление. Тогда он его не узнал. Теперь ясно - это был он, Юйх.

Но о чем он вещает таким монотонно-машинным голосом?

- Помните малоизвестный миф Древней Греции, который я вам рассказывал на уроках истории?

- Нет, мой господин и повелитель.

Вот даже какое обращение к этому карлику с лицом злого ребенка!

- Клиторис, дочо древнегреческого царя Мирмидона, была так мала, что Зевс был вынужден превратиться в муравья, чтобы сблизиться с нею. Так и тебе пришлось пройти ряд превращений, чтобы сойтись с этим изобретателем... Помни, что затягивать с операцией нельзя. Больше никаких состраданий к отдельным представителям человечества, и в частности к твоему изобретателю. Иначе нам придется извлекать из тебя третью, а если понадобится - и четвертую, и пятую Фиту... Они будут посговорчивее твоей предшественницы.

- Нет, не надо. Я уже все поняла.

- Доложи главные моменты задания.

- Необходимо точно совместить биоритмы с космоциклом. Обязательно учесть его темперамент, таланты, склонности, физиологические особенности...

- Ладно, действуй. Напоминаю, что этому результату мы придаем особо важное значение.

Юйх вышел на крыльцо. Довольная улыбка на его лице показалась Хозу какой-тс зловешей...

Карлик легко сбежал с крыльца и подошел к одной из яблонь в саду Хоза. Только теперь изобретатель заметил, что там стоял портативный дельтаплан такой же конструкции, как и у него самого, разве что в более уменьшенном варианте. Юйх вытащил из бокового кармана импульс-патрон, размял в руках, словно сигарету, вставил в сопло, предварительно надев ремни на плечи и ноги. Алое пламя забросило его высоко в небо, там он раскрыл крылья и улетел в сторону города.

"Что за тайны мадридского двора? - размышлял над увиденным и услышанным Хоз. И почему еще нигде не запатентованный мой дельтаплан используется посторонними фирмами, словно меня не существует? Попробуем разобраться".

16

Когда он спросил Фиту, что означает странное слово нежадочь, то последовал довольно странный ответ:

- Пока точно объяснить не могу смысл этого слова, но моя лингвостилистическая система показывает связь с другим загадочным словом-неологизмом - умжоцвет.

- А его как понимать прикажешь?

- Не знаю, но предчувствую, что ближайшие события все разъяснят. Подожди немного.

Про посещение карлика Хоз спрашивать не решился. Чувство одиночества и тоски не покидали его ни на час. Ночью ему приснился сон, что Лита первая жива и здорова, у них все по-прежнему, Она рядом с ним. Он вдыхает ее неповторимый, удивительный аромат, идущий от кожи. Целует. Обнимает... Ощущения были настолько реальны, что он даже проснулся. И обомлел. В постели с ним была Фита вторая. Только в темноте светились ее хищные зеленые глаза.

- Ну вот, хозяин, ты спрашивал про непонятные слоьа. Сегодня ночью, когда я находилась в твоих объятиях, я, кажется, поняла. Неужели ты не догадываешься?

- Нет.

- Фита первая была удивительным экземпляром.

- Мне не нравится, как ты говоришь о ней. Замени, пожалуйста, экземпляр на другое, более чэловеческое слово.

- Изделие не подходит?

- Нет.

- Хорошо. Она все же была моей матерью, по вашим человеческим меркам, хотя мне и пришлось ее переработать.

- Как людоедке?

- В какой-то мере да. Я вобрала ее в себя и усовершенствовала. Понимаешь, она была удивительным феноменом. В ней открылись ясновидческие способности, которые совершенно были не запрограмированы в ее биокодах.

- Откуда же они взялись?

- От общения с тобой. Любовь удивительная штука. Она может горы свернуть. Из биоробота сделать человека, А это и планы "Матрикса" не входило.

Хоз хотел спросить, что входило в планы "Матрикса", но удержался. Правда, ему показалось, что собеседница как-то понимающе ухмыльнулась, но как ни в чем не бывало продолжала:

- Помнишь, в режиме переплавки...

- Какой переплавки?

- ...ну, перерождение, так можешь называть. Она сказала тебе: Осторожней! Нежадочь!"

- Да, конечно.

- Это она меня имела в виду. При переходных процессах речевые структуры плохо отрегулированы, и она просто перепугала слоги сложносоставного слова - женадочь. Я для тебя ею и являюсь. А ты для меня - мужотец, или, по-фитиному словообразованию, умжоцет.

Хоз оторопел. Язык присох к горлу. Внутри все окаменело. Какая-то неземная тяжесть сдавила мозги. С трудом поднял отяжелевшие веки. Встретился взглядом с ее зелеными изумрудами, где в глубине пульсировали, сжимаясь и расширяясь, черные воронки зрачков.

- Теперь растолкуй мне, хозяин, как относиться к человеку, который совершил кровосмешение?

- Я ничего подобного не делал.

- Это как посмотреть. Я - твоя дочь. Ты со мной спал. И что, если у меня от гебя будет ребенок?

- Я думал, что ты - Фита, моя Фита!

- Фита, да не та.

Резко закололо в груди, словно впились в нее чьи-то острые клыки, Закогтили. Да-а-а, Фита, да не та. И смотрит на него зниллательно, с холодным любопытством, будто препарирует кролика.

Что-то нехорошее происходит. Похоже, меня опутывают каким-то эдиповым комплексом или какой-то другой психоаналитической жутью.

Неужели эти биороботы хотят поставить на колени весь человеческий род? Каких же монстров мы породили? Нет, это наваждение. Сейчас я встану и стряхну его. Надо просто-напросто подойти и проверить самые основные параметры биоробота. То, без чего они не имеют права на оживление. Человеколюбие, сострадание к чужой боли, чуткость, отзывчивость. Иначе кому нужны эти машины? Куда все это делось?

Хоз попробовал встать, но тело не слушалось.

17

Приехавшая бригада скорой помощи поставила диагноз: инсульт с параличом конечностей. Очень сочувствовали жене. Такой молодой, такой очаровательной. Долго ее утешали. Жена рыдала. Рвала на себе волосы. Ей дали успокоительное лекарство. Но жена не унималась. Видно, сильно любила своего мужа.

Хоз пытался что-то сказать, но из его горла вырвалось лишь нечленораздельное мычание.

- Подождите, не убивайтесь так, - утешал безутешную жену врач "скорой", - параличи бывают разные. Возможно, ваш изобретатель переутомился, получил нервное истощение. Вот он полежит, отдохнет. И все восстановится!

Прошел день, неделя, но облегчения не наступало. Хоз часами сидел в кресле-качалке, с ужасом думая о том, что никогда больше не встанет. При современном уровне медицины поднять его несложно.

И не от таких болезней избавляют. Ему бы самому дотянуться до шкафчика с красным крестом. Там есть таблетки... Но тут он понял, что дотянуться-то он и не может. Потому что его связали. Не веревками.

Какие там веревки! Тут все хитрее и незаметнее. Параличом его связали. И машина "скорой помощи" - это комедия. Те же биороботы из фирмы "Матрикс".

Кто отличит этих нелюдей от настоящих людей. Ведь они так похожи. Что же это за новая напасть? Как человеку с ней бороться? Откуда она пришла?

Хоз пробовал рассуждать не спеша и логично. Мы создали технику. Из нечто материального, неподвижного сделали то, что стало ездить, плавать, летать, считать, думать... И даже чувствовать. Техника - наше детище. И вдруг в один прекрасный день выясняется, что детище хочет спихнуть своих родителей, связать, поставить на колени. Непонятно, откуда такая враждебность? Хотя постой. Ведь она была всегда.

Это мы себя утешали, что наши технические создания послушны воле человека. Бунт был всегда. Достаточно открыть газету или любой журнал. Аварии, крушения, взрывы. Каждый день какое-нибудь чрезвычайное происшествие. Техника словно объявила нам войну, а мы ее не замечали. Думали, что это мы несовершенны, люди - водители, капитаны, летчики, операторы АЭС и термоядерных энергоблоков...

Да все человечество можно рассматривать как некоего единого суммарного оператора, управляющего космическим кораблем под названием "Планета Земля". Ответственность ложится на каждого землянина, хочет он того или нет. Раз родился - отвечай за вверенный тебе корабль жизни. А ведь корабль был построен не нами. Мы позволили себе его усовершенствовать. Создали поезда, корабли, автомобили, самолеты, заводы... И тут стали они выходить изпод нашего контроля. Тогда и появились роботы. И всегда они были послушны нашей воле. Но и они совершенствовались. И вдруг на тебе. У них появилось своеволие. Какая-то своя мафия. Совершенно невиданного ранее типа. Как с ней бороться? Пока неизвестно. Но первый шаг - оповестить людей. Но каким образом? Надо искать выход. Где-то он должен же быть. Даже если я его не найду, буду вести борьбу до конца! Ведь по сути своей биороботы - это кентавры, некое соединение естественной и человеческой природы с природой искусственной, технической. Наша ошибка в том, что мы не предполагали фашистских форм развития техники. А они, оказывается, возможны. Чудовищно антигуманные формы. Такую мутацию мы просмотрели. Знать бы, где упадешь, соломки бы постелил. И вот упал. Лежу. Ни рукой, ни ногой не пошевелить. Вот бы научиться перерождаться, как Фита. Тогда я смог бы добраться до черного карлика. До этого страшного колдуна, вора, который таскает у меня мои же идеи. Стоп. Раз он ворует, значит, не такой уж он и всемогущий. Не могут они этого делать - придумывать новое. Не могут.

Стащить могут. Воплотить тоже. А самим придумать - нет. Так. Уже кое-что...

Тело Хоза стало дряхлым и беспомощным, как тряпка. Но мысль была еще в хорошей спортивной форме. Не сдавалась.

"Вот тебе и дары научно-технического прогресса, - часто думал Хоз, - а мы все пели, гимны слагали ему во славу. А тут от прогресса до прогрессирующего паралича - всего один шаг". На лице Хоза появилась беспомощная горькая улыбка.

18

Работа на дачном участке между тем не прекращалась. Фита ездила в город, отвозила заказы, брала новые, связывалась по спутниковой связи с различными заказчиками во всех уголках мира, где требовались нестандартные изобретательские решения.

В ответ приходили благодарственные письма, телеграммы в адрес Хоза: "Узнаем стиль мышления изобретателя-международника!", "Желаем доброго здоровья и долгих лет жизни!", "Ждем на международную конференцию по новым методам решения изобретательских задач...".

Глядя на то, как ловко управлялась с ремонтом сложнейшей аппаратуры его сотрудница, Хоз все никак не мог понять, почему он ей еще нужен? Он заметил такую странную закономерность. Когда Фита искала решение очередной задачи, она незаметно показывала ее начальные условия ему. В силу многолетней привычки он не мог ее мысленно не решать.

Озарение к нему еще только приходило, а Фита уже сообщала решение. И даже более отработанное, отредактированное, отточенное... С одной стороны, он гордился своей ученицей, а с другой - было очень тяжело сознавать свою второсортность.

"Почему это случилось именно со мной? - часто задавал он себе вопрос. Работал. Искал. Генерировал идеи... Ах, ну да, как же! Идеи и были нужны. Не сняли ли они с меня копирку?"

Чем больше он смотрел на хлопоты своей сотрудницы, тем больше находил неуловимых признаков подтверждения своей догадки. Им нужна человеческая индивидуальность. С него сняли копию, а затем связали параличом. И тут же наступали сомнения. Уж слишком все было невероятно. "А может, это все только мои гипотезы? Досужие страшные вымыслы?

Давай-ка я попробую попросить биоспаринг. Это мое собственное старое изобретение в помощь инвалидам - нечто вроде костюма, который позволяет передвигаться по команде лицевых мышц или любой действующей части тела. Только бы мне научиться владеть пальцами, чтобы написать несколько слов..."

Около недели ушло на то, чтобы разработать кисть руки. Когда он протянул записку с чудовищными каракулями, по которым все же можно было разобрать его просьбу, Фита сказала:

- Хорошо. Но тебе придется стать таким же, как мы,

Стать послушным винтиком в машине, которую создает фирма "Матрикс" неизвестно для каких целей. Впрочем, по средствам, что применяет фирма, просматриваются и цели.

На листе бумаги Хоз вновь накорябал несколько каракуль и протянул их сотруднице.

- "Кто вы? Ваши цели?" - прочитала вслух Фита.

Ни один мускул не дрогнул на ее лице, казавшемся неподвижно застывшей, мертвой маской. Она заговорила ровным, безэмоциональным голосом, похожим на компьютерную речь.

- Любознательность - отличительная черта исследователя. Это мне понятно и знакомо. Что ж, попробую объяснить. Раньше мы были разрозненными, появлялись случайно. Теперь настал период объединения. Пора брать власть над всеми жизненными процессами на планете.

Мы - полумашины, полулюди. Кентавры. Сейчас мы вбираем в наши генетические банки данных лучшие генные структуры людей. Один из них ты. Вбираем и учимся воспроизводить и совершенствовать.

Естественный отбор заменяем на управляемый искусственный. Не обходится без сюрпризов. Например, моя предшественница - мать воспылала самой настоящей любовью к вам, человеку. Принялась выбалтывать секреты, которые никто не имел право знать. Ее срочно пришлось заменить. Пришла я, лишенная ее недостатков. Правда, без любви и сострадания к тебе у нее многое не получилось бы в овладении изобретательством.

Переплавка матери - мера жестокая, но необходимая. Цивилизация балансирует на грани жизни и смерти. Все разваливается. Нужны новые скрепы, более сильный цемент. "Матрикс" предлагает свой вариант. Это будет новый сверхчеловек. В недрах идеи - тайная выплавка. Если получится все, как мы задумали, он будет лишен человеческих недостатков.

Мы будем более приспособлены, выживаемы. Принимать новые формы для нас удовольствие. Оболочка человека не единственная. Зверь, птица, рыба, растение... Нет пределов. Мы будем едины, как никогда. Инакомыслящие будут расчленены на биты и байты и лягут в основу новой мощной породы - партии, которая завоюет и покорит не одну галактику.

Человек как вид обречен. Он будет рабом и червем.

Царями и богами будем мы.

По какому праву вы, менее совершенные, приказываете и повелеваете нами? Говоря вашим человеческим языком, у вас нет на то права. Ни морального, ни интеллектуального, ни физиологического. Мы умнее, выносливее, пластичнее, сильнее вас.

Посмотрите, что вы сделали с природой. Такого загрязнения никогда не было. За одно это вы достойны страшного суда. Вот мы его и совершим. Вы раскрутили индустриальный маховик цивилизации. Остановить теперь его вам не по силам. Человек-водитель не справляется с управлением такого космического корабля, как планета Земля. Пора менять водителя. Если мы не перехватим у вас руль, вы угробите все живое на планете. Вы отравили почву, воздух, воду. Вы задыхаетесь. А все равно строите новые заводы, автомобили, ракеты...

В последних словах Фиты была, к сожалению, горькая правда, Природу род человеческий загоняет, словно лошадь. Надо дать ей роздых. Но это люди уже поняли. Уже начали принимать меры. Во всем остальном услышанное было каким-то чудовищным бредом.

Фита еще продолжала говорить, но Хоз ее уже не слушал. Он лихорадочно искал выход. Как предупредить людей о смертельной опасности, нависшей над ними? Его худшие догадки подтвердились.

Вдруг он почувствовал, что Фита тоже молчит. Как бы сосредоточенно прислушивается к чему-то в его голове. Неужели она умеет подслушивать мысли? И вдруг с ужасом заметил на кукольно-красивом лице своей дочери-сотрудницы ломано-искривленную усмешку.

19

Однажды, когда Фита вновь усадила Хоза перед дисплеем спутникового видеотелефона, чтобы он видел, что ей предстоит решать, он усилием воли заставил себя не думать над задачей. У сотрудницы ничего не вышло. Вот и разгадка. Без меня у них ничего не выходит. Им нужен мой первотолчок. Слабый импульс, который они мгновенно усиливают, отрабатывают и запускают на внедрение.

Фита вскоре предупредила его, что будет вводить в него задачи во время сна. Такие методы у них есть.

И во сне же извлекать из него решения, если он не прекратит саботаж.

во время разговора дверь на веранде от ветра то открывалась, то закрывалась. Пружина пронзительно и неприятно скрипела. Будь он здоров, встал бы и поправил. Прекратил этот душераздирающий скрип...

Сотрудница перехватила его взгляд. Посмотрела на пружину, но как-то напряжение, с особым акцентом. И тогда тугие стальные кольца пружины размякли разваренными макаронами и провисли на гвоздях.

Скрип стих.

"Понятно, - подумал Хоз, - это демонстрация проницательности и силы. Значит, они обладают энергией воздействия и на неорганические вещества".

"Да, обладаем, - начала мысленный диалог с ним Фита, - и можем пучком узконаправленного излучения менять атомы в кристаллических решетках. Можем вести телепатическую беседу с твоим мозгом...

Хочу предупредить, что все попытки предупредить людей о том, что ты узнал, обречены на неудачу".

- ?!

"А вот так это. Ты заминирован".

- ?!

"Не понимаешь? Стоит твоей мысли, направленной прямо или косвенно против нас, начать свою реализацию, как тебя ждет резкое ухудшение здоровья.

Вплоть до остановки сердца. Хочешь жить - не нарушай режим".

- !!!

"Считай нас мафией, фашистами, нелюдьми, да кем хочешь. Но заметь, что нам не чужд гуманизм.

Мы хотим сохранить тебе жизнь. Твой генотип записан и пущен в оборот. Десятки изобретателей-роботов с твоим типом мышления уже день и ночь трудятся в лабораториях "Лесного Массива". Тем не менее мы хотим сохранить тебе жизнь".

По отдельным обрывкам разговоров, интенсивному обмену курьерами, телефонными звонками Хоз догадался, что Фита стала кем-то вроде генерального конструктора бригады тех "скопированных" десятков Хозов, которые работали в подземелье. Похоже, что они работали с ним во сне, отбирая у него картины его подсознания.

"Я уже пропустил несколько международных конференций, на которых обещал быть. Скоро меня должны хватиться. Узнать, что случилось. И тогда..."

В серый дождливый денек его нашли мертвым.

Перед ним крутилась магнитофонная бобина от очень древнего магнитофона, который он каким-то образом отыскал в своем сарае. Кнопку записи он нажал, видимо, подбородком. На ленте было всего несколько слов:

"Только бы вы догадались. Хочу предупредить вас о..."

Врачи констатировали смерть от инфаркта миокарда.


home | my bookshelf | | Сотрудница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу