Book: Всякое - 92



Пригов Дмитрий

Всякое - 92

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '92

# # #

Девочка в платьице красном

В возрасте лет так пяти

Гуляет в пустом и прекрасном

Лесу

И видит: стоит на пути

Собака - несобака

И смотрит так тихо и смутно

Как будто бы: съесть иль не съесть

Думает, идет, поминутно

Оглядываясь

И все-таки, все-таки есть

В этом

Какая-то недосказанность, недовершенность, трагическая прорезь какая-то посверкивающая

# # #

Ну что, комар? - ну тонна, ну полтонны!

Ну - легкий танк! или мотоциклет

Бронированный!

Но помыслы! Но помыслы бездонны!

Черны, черны - им точной меры нет

О точечный злодей! питон пищащий!

В ночи я поднимаюсь - аще

Взыщу

Уже

# # #

Мышь окотила восемь котят

Премерзеньких

В наше ведерко - вот и лежат

В помойном ведре

Вот понесли их, вот их сейчас

В страшный бушующий унитаз

Спустят

Вот и спустили, обратно ведерко

Ставят на место, а все-таки горько

Что-то

На душе

Хотя, конечно, - грызуны будущие, вредители, разносчики заразы

# # #

Как бы герой классичской Греции

Патрокл, скажем

В снегах дремучей Подмосковии

Ему навстречу как Лукреция

Наша

Медведица идет раскованно

Отпущено

Преподавать ему науку

Страсти

И он мохнатую ей руку

Целует с обожанием уже почти

# # #

Посмотри-ка, Дашенька

Вот у нашей кошеньки

Мягкие подушеньки

На лапках

Как подушеньки поджав

Да прыгнет на матрасик

Ой-ой-ой, ведь там лежал

Только что

Наш маленький Тарасик

Где Тарасик?

# # #

Что ты, ворона, все без роздыха

Крылами машешь, слабо держишься

Вот промахнешься мимо воздуха

Да мордой в землю-то и врежешься

Я подойду тебя стыдить:

Вставай! Лети! - а ты, ебить

Твою мать

Уже ничего и разглядеть не можешь - где воздух, где не воздух Все смешалось

# # #

Ах ты, дитятко мое

Птичечка колибри

Все кругом хуе-муе

Но страшного калибра

Несоразмерно в смысле ни с чем

# # #

На тонких эротических ногах

Едва держа в руках свой член огромный

Вбегает и хватает что попало

И начинает удовлетворять

Спазмически лишь вскрикивая: Сийя!

Тут входит обнаженная она

Прекрасная, что можно бы Россией

Ее назвать

А у него и сил уже нет

И поделом

# # #

Мысли по утрам приходят разные

Скажем, несуразно-безобразные

Так соткутся в нечтое пригожее

Вроде бы

На меня безумно так похожие

И пошли по улице гулять

А мне люди вечером звонять:

Что-то ты такой противный был

Сегодня?

А я ведь безвылазно сидел

Дома

Весь день

# # #

Вхожу, а она словно снег

Лежит раскидавшись в постели

В какой-то безумной метели

Вина, одеяла и нег

И в воздухе что-то в руке

Вертит и смеясь отвечает

Что нету ей больше печали

Чем быть от меня вдалеке

Врет, наверное

# # #

Кошка в полночь родила

И какой-то зверь жестокий

Тут же прискакал с Востока

Закусивши удила

Запыхавшись говорит:

- Посмотри, звезда горит!

- Понимаю, понимаю!

Кошка тихо говорит

Развернула полотенце

Показать ему младенца

А что-то вроде там ежа!

А где младенец? - А сбежал

Младенец-то

На Запад

В дали египетские

# # #

Смотрю - повсюду пыль да прах

А на прилавках гниль да плесень

Но было же - еще в умах

Еще в садах прекрасных песен

В какой-то дымке неземной

Оно немыслимое сзади

Вечное

Над зачарованной страной

Была страна - просрали, бляди

# # #

Даже в мерзостном клопе

Сколько понамешано

Всего

Не говоря уж

Как прекрасно в прошлом пел

Русский тенор Лемешев

В сороковых

# # #

Ее какашки и макашки

Он тихо выносил на двор

Он их рассматривал и нюхал

И возвращался не спеша

Он приходил - она лежала

Он руку клал ей на живот

В ее ж руке наоборот

Оказывалось его жало

Горячее, она вводила

И вскрикивала и лежала

Как мертвенькая, и опять

Ее какашки и макашки

Он тихо выносил во двор

По частям

# # #

Стоит корова рот раскрыв

Глупая

И воздух луговой вдыхает

И вслед за этим проникает

В нее эпоха,обратив

Ее

В потенциального борца

За счастье естественное

Вот левый глаз ее сверкает

Но Бог, но Бог не попускает

Ей раствориться до конца

В обвораживающем воздухе эпохи

# # #

Раньше, скажем, было трудно

По-своему

Но стабильно, прочно

А теперь сплошные трупы

Воют по обочинам

Политические

Да и не только политические

Поэтические, скажем

Да и просто - трупы

# # #

Прекрасным летним днем мы с ней лежали

В траве высокой с ней в лесу лежала

И ласково друг друга целовали

И я ее безумно целовала

И люди шли - не захотели нас понять

И начали критиковать нас хвыстко

А что я? - старая я коммунистка

Уж как-нибудь сама могу понять

Едрена мать

Что хорошо, а что плохо

Тоже небось проходили

# # #

Я не был никогда в раю

Но знаю много мелких тонкостей

Как воду пить и как в строю

Держать равненье и жестокостей

Разных

Навидался

А рай - там на подходе аж

За километр, в саду за столиком

Там крокодильчик с мягким кроликом

Сидят и неземной пейзаж

Наблюдают

# # #

Она явилась в семь утра

Белая

В моей палате госпитальной

Как ласковое испытанье

И говорила мне: Пора!

А за окном был дивный май

В немецкой ласковой округе

Уже? - я спрашивал в испуге

Она в ответ смеялась: Найн!

Найн! - смеялась она

Пока

# # #

К дите твоей издалека

По ходу дел зверея

В крови вся тянется рука

Марксиста и еврея

Он кровь из детских горл сосет

Держа рукой одною

Другою золото несет

На свой алтарь - так кто ж спасет

Дитя твое родное

Кроме тебя самого!

Так, примитивно апеллируя к самым

низменным, непросветленным чувствам

обывателя, пропагандисты Третьего Райха

пытались утвердить свою власть, разжигая

национальную ненависть и неприязнь

# # #

Мое детство пришлось на войну

Когда с чистых высоких небес

Поутру и под вечер ко сну

Миллионы кровавых и бес

Кровных

Рук отрубленных в корень и ног

Выпадали змеясь на порог

И пугали ребенка

# # #

Доктор, скорее, скорее сюда!

Девочка стонет! она умирает!

Мать от бессилия рядом рыдает

Кровь холодеет как в склянке вода

Доктор скрестив госпитальные руки

Смотрит на детский чернеющий рот

Смотрит на эти знакомые муки

После наклонится, вымолвит: Тод

Смерть по-немецки

# # #

Ко мне прибегают в холодной воде

По струям умершие дети

Ласкают и моют, в моей бороде

Играют, пока на рассвете

Петух где-то не пропоет вдалеке

Они убегают стремглав, убегая:

Замолви словечко! - кричат

Перед кем

Словечко замолвить? - не слышат - такая

Вот

Страшная история происходит

# # #

Возле вашенской мормышки

Ебаной

Пять стоит и тридцать пять

Сам посчитай!

Потому что нету силы

Больше думать и гадать

О невообразимом

Быть как суслик нежной тенью

Всего неведомого

Вот такое вот смятенье

На всех уровнях власти нынче царит

# # #

Выхожу на светлую полянку

Девушка прозрачная как сон

Обернувшись ласковым ягненком

Львенком таким

На крылах летит и мне: Ясон!

Шепчет

И меня слезами умывает

Одевает в шелковый палас

Под воду со мною уплывает

В угольный черно-горючий пласт

Увлекает

# # #

По улице маленький Гитлер идет

Как козочка

Идет и идет да внезапно вдруг вскочит

На тумбочку

И всякий прохожий его узнает

По имени тут же назвать его хочет

Да не может

Одна лишь смогла: Мы с ним вместе за партой

Сидели! - А где это было? - В Урарту

Еще

# # #

Неземные луга и леса

Многошумные травы и листья

Прибегает к порогу лиса

Смотрит глазом своим золотистым

Из ведерочка просит попить

Оборачивается девицей

Как обычно

Остается до осени жить

Улетает по осени птицей

И заносится снегом подол

Утром выйдешь - под снегом искрится

Белый-белый нетронутый дол

Только тоненький след серебрится

До самого горизонта

# # #

Я шел как-то вечером без утайки

И вдруг увидал их неловкую стайку

Неловкую стайку умерших отцов

Они мне совсем даже и мертвецов

Не напоминали

Но они увидали меня - и бежать

Постойте! я вас не хочу воскрешать!

Когда же достаточно отбежали

То что-то издали мне возражали

Возбужденно

Я и не разобрал

# # #

Я помню, мы с подругой вместе

В Баварии, на дальнем юге

Только вступили в гитлерюгенд

А он на черном мерседесе

Вдруг налетает черной вьюгой

С севера откуда-то

Что сталося потом с подругой

Не припомню

А мы с ним долго-долго жили

И вместе головы сложили

Под Берлином

# # #

Гляжу в резной проем окна

Отвлекшись от обильной снеди

Как там бесстыжая она

На рамочном велосипеде

Летит, летит к нему в поля

И следом полнотелый вижу я

Как расступается земля

С велосипедом всю бесстыжую

И тощую

Ее покрывая

# # #

Я видел Гитлера во сне

Он мне явился дымкой легкой

С огромной бородой, как снег

Белой

В холщовой, схваченной бечевкой

Рубашке

Я тронул его за плечо

Он вдруг отскочил от меня: Горячо!

Горячо! Горячо!

Мне горячо!

Не трогай меня

# # #

Ксения, Ксения

Нет тебе спасения

На этой земле

Вот придет на злой волчице

Ленин

Под землей тебя отыщет

Свой покажет острый Жишь

Революционный

Вот ты и мертвая лежишь

Вот лежишь ты в мертвой силе!

- Да, да

Только я Анастасия

Анастасия я!

Да, да!

Вспомнил

Прости

# # #

Как приятно стоять одиноким в лесу

Изымая неистовый запах

Взять у волка слезу, золотую осу

Прочувствовать

Позаимствовать задние лапы

У зайцевидного

И вернуться в свой обыкновенный

Дом

Быть неузнанным, узнанным, пленным

Быть

# # #

Как будто бы кто-то за окнами воет!

Жена говорит: Словно умерший зверь

Какой!

Я куртку накидываю и за дверь

Выхожу

И вижу: обнявшись сидят они двое

На крыльце

Два плюшевых мишки, один из них вовсе

Оставлен был где-то в далеком Свердловске

В эвакуации

Другой из них, может, лет десять назад

Пропал вот, и оба обнявшись сидят

Под дверью

# # #

Вспомним годы былые

Голубые поляны

Юнкера молодые

А и лошади пьяны

Так ведь лошадь проспится

Оглядится кругом

Перед ней волк-девица

Полыхает огнем

Безумным

Все - подумает - это из неблизкого будущего

Ан нет

# # #

Вот я лечил ее как зверь

И она вовсе излечилась

Но смерть ее как пущий зверь

Взяла и мне не подчинилась

И умертвила ее

И своему тогда я зверю

Вскричал: Вот, я тебе не верю!

Он взял и в доказательство умертвил меня

# # #

Я вижу дикий сад в окошко

К стеклу прижавшись жарким лбом

Она выходит с дикой кошкой

В атласном платье голубом

Внезапно падает недвижно

Лежит, все изодрав белье

И кошка нежно ее лижет

И на меня глядит, ее

Продолжая упорно облизывать

# # #

Один, словно стакан пригубленный

Лежит в большом саду с отрубленной

Головой

Второй весь в золотистой гамме

Засыпанный землей с ногами

Отрубленными

А третий среди этих тоже

Такой, что и глядеть-то, Боже

Сердце разрывается!

Но все это не в буквальном, а в

метафорическом смысле по поводу

идеологических фантомов времен моей юности

# # #

Не все так в прошлом плохо было

В кино, я помню, раз иной

В немецкой форме вороной

Наша разведчица входила

Через распахнутую дверь

В их штаб - там почему-то зверь

Сидел

# # #

Парис стоит и сзади Блок

Вульгарной женщиной подходит

Рукой по волосам проводит

И ядовитых пчел клубок

Находит и бежать пытается

Но передумал и впивается

Зубами красными

В мраморное бедро Париса

# # #

Еврей - он любит птицу жирную

Талмуд, алмазы и сосну

А русский отходя ко сну

Одну молитву шепчет чудную

Заветную

И как среди живого сна

В ней прорастают вдруг сосна

Еврей, алмазы и Талмуд

И сон как слон, как дивный уд

Растет, растет, встает, встает и касается неба

в вершинной незавершенной части своей

# # #

Не все так в прошлом плохо было

Цвела персидская сирень

И синим пламенем ходила

Среди уснувших деревень

Безумствовала от заката

И просыпалась у леска

И мускулистые ребята

В неведомые им войска

Дальние

Уходили служить

# # #

С ребенком на руках один

Средь моря дикой повилики

Великий Салтыков-Щедрин

Стоял с подъятым к небу ликом

И думал:

Что делать с ним? вот он пытается

И силится! - а ну-ка зайцу

Отдам его

И отдал

# # #

Кричит, кричит за Доном птица

С раздетыми костями ног

Содрал с них мясо сильный Бог

А мы-то все на коммунистов

Валим

Грешным делом

Содрал и бросил в реку Дон

Пусть плавает как рыба-сом

Вещая

# # #

Не все так плохо было в прошлом

На праздник, помню, Первомай

Заставили меня калоши

Одевать

Я плакал горько: Ну, снимай!

Сказал отец, пряча в усах лукавую улыбку

И словно солнце засветило

Нет, нет, не все так плохо было

В прошлом

# # #

Ее подружка с трактористом

Всю ночь гуляла до утра

Когда же по траве росистой

Домой вернулась, то она

Подружку стала вопрошать:

- Ну, что?

- Ах, Анна, тебе не понять!

Отвечала подружка

- Отчего же, - сказала Анна - я и медведицу могу понять! - И та упала замертво

# # #

Вижу вид скота собачий

Вижу вид жилья овечий

Голос вроде человечий

А на деле - поросячий

Визг

И вокруг состав летучий

Разгоняется горячий

Кто-то целится и мучит

Кто-то давится и плачет

Среди всего этого непонятного

# # #

Она сидела среди зала

И некоему толстяку

Шептала как холостяку:

- Ты - Пушкин! Я тебя узнала!

Он выхватил тут трость с хлыстом

И ее бросил на колени

Под опрокинувшийся стол

И стало ясно - Бог и гений

Он!

И все

# # #

Пришла собака, лижет лужицу

А лужица красна как кровь

Что над пустой загадкой тужиться

Здесь, здесь истекла она - любовь

Собака же как тварь природная

Мгновенно чует однородное

Не испещренное рытвинами рефлексии

# # #

Приходит Чехов на погост

Слезу случайную роняет

Змея из гроба выползает

Чехов берет ее за хвост

Ее тревожит и ласкает

Она ж мурлычит и поет

Потом она его кусает

В мужской незащищенный рот

И оба смеются

# # #

Два японца - Рубинштейн и Пригов

Вместе вышли к краешку земли

Видят: в поле загорелись риги

Видят: тени мечутся вдали

И пошли, пошли огнем палимы

Тот на Север, этот - на Восток

Всякий малой смертью одолимый

Во вселенский шумный водосток

Чрез то

Навсегда опускаемые

# # #

Я беру колбасу и рыдаю

И меня, знаю, каждый поймет

Сразу молодость вспоминаю

Незабвенный какой-то там год

А при чем колбаса? - и не знаю

Все, чего бы ни взял - зарыдаю

По молодости своей утраченной

# # #

Жизнь бесконечно утомительная

И в этом лишь одна опора

Все кончится и очень скоро

И это даже удивительно

Как скоро

Гораздо скорее, чем это нужно и желательно для осознания как ласково-желательного

# # #

Когда мне делать было нечего

В детстве

Я брал пятнистую змею

С утра

И целовал ее до вечера

Она премного жизнь мою

Украшала

Я был немного паралитиком

От полиомиелита

И все под радио лежал

Все абсолютно о политике

Мировой

Знал

И было мне себя не жаль

Всюду шли войны

# # #

- Купи мне сладкое мороженое

В стаканчик вафельный положенное

Ослепительное!

- Оно тебе ведь не положенное

По положению

Статусу

- А я его как неположенное

И буду есть!

- Ишь ты, тоже ведь выход!

# # #

Когда собака к нам приходит

Как дивной мякоти кусок

Дивно дышащий

То разве ж в голову приходит

Ударить чем-то ей в висок?

В голову - никогда!

Но эти пакостные руки

Их не возьмешь ведь на поруки!

Разбить, разбить их сразу после рождения

# # #

На Никитском бульваре сижу

Ночью

Вдруг она налегке появляется

И зубами мне в шею впивается

Брызжет кровь. Она спит. Я гляжу

На нее

И смотрю, как спокойно лежит

Грудь так тихо и ласково дышит

Ничему не внимает, не слышит

Ничего

Только верхняя губка дрожит

Над клыком

# # #

Побежали девушки по льду

А он взял да и не выдержал обеих

Провалился

И вправду - кто их выдержать сумеет

Образованных таких и современных

И я бы не выдержал

Хотя я и не лед, а пламень

Ужас какой я

А те девушки-то - потонули, видимо

# # #

Душа знает свое тело

Когда в будущей жизни

По кусочкам собирать

Станет

А один назад не хочет

Он к другому прикипел

Телу

Она гонит его, гонит

А потом возьмет и плюнет:

Бог с тобой!

Так и буду в новой жизни

Без руки или без уха

Или еще какого там

Органа

Господи

Да, ладно

Зачем они такие

# # #

- Зверя, зверя во мне пробуди!

Пробуждает живого котенка

И сама же заливисто звонко

Смеется

Над своею же шуткой

- Ну, красавица, погоди!

Говорю я ей из котенка

Лет семнадцать в дому поживу

Лет семнадцать в земле полежу

Лет семнадцать с небес погляжу

А потом сам в себе разбужу

Такое!

# # #

Горит на небе пыльный знак

Предшествующий времени

И плачет неземной казак

У порванного знамени

И точит голубой резак

Среди живого пламени

И гной течет ему в глаза

Из проткнутого вымени

Матери-Отчизны

# # #

В небе синем! в небе синем

Вьется мальчик-самолет

А внизу девочка-Россия

Он ей покоя не дает

Словно рыбка серебристый

Он играет, лезет ввысь

Экий шустрый! экий быстрый!

А она внизу как рысь

Призрачная

Следит

# # #

Зеленеют зеленя

Пустоцветные

Росту цен способствуя

А на кухне у меня

На меня же злобствуя

Старая больная мышь

Крыса в смысле

Ходит громко топая

- Что ж ты, зверь, в висок стучишь?

- А что же с тощей жопою

Паутиной заросшею

Как шарик пуховый, что ли, пред тобой на цырлах,

как лебедь озерная, кружиться должна?

# # #

Сидишь под вечер - он приходит

С лица течет зеленый гной

Столовый нож под сердце входит

По рукоять - и никакой

Реакции

И ты бросаешься бежать

Но он червей клубок кровавый

На голову, словно терновый

Венец кладет, чтобы прижать

Тебя к месту

Мол, сиди, сиди, коли ты такой выискался






home | my bookshelf | | Всякое - 92 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу