Book: Всякое - 91



Пригов Дмитрий

Всякое - 91

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '91

# # #

Это в церкви случилося маленькой

На окраине города Рима

Великого

Он приходит в тулупе и валенках

После долгой дороги, томимый

Смятением

И она в виде девочки маленькой

До последней черты обнаженная

Появляется и говорит:

- Я и есть эта церковка маленькая

Только вся красотой обожженная

Предвечной

Это было как бы пророчество Достоевского всем нашим

# # #

Шошик бежит а и вдруг пропадает

Все вдруг кидаются: Шошик! Где Шошик?!

Наш маленький!

А он вдруг сзади к бедру припадает

Да и кожицу, словно неведомый вошик

Прокусывает

Да изнутри нам кричит лицемерно:

Я за свободу быть может и веру

Здесь страдаю

Единственный

# # #

Малютка Христос у отца на руках

Уснул и вдруг видит, что где-то

Он крест волочит и уже на ногах

Почти не стоит и раздетый

Висит на кресте

И он просыпается и замирает

Отец ему кровь с бороды утирает

И молча стоит

# # #

Вавачка лапти плетет из пеньки

Лаптик сплетет и на печку положит

Чуть подогреет его и погложет

Так и проходят живые деньки

Редко как выйдет на вольную волю

Свистнет в два пальца - по снежному полю

Коммунисты разбегаются

И Вавачка в дом возвращается

И они снова подбираются к дому

# # #

Палата просторна как некая арка

Здесь умер старик и его увезли

И белая ходит как смерть санитарка

Простите, насельцы земли

Его увезли, а меня не пускают

Все ходят и держат за пульс

И нежат, целуют меня и ласкают

Целуй не целуй - я пробьюсь

К ним

# # #

Иветка босая поля обегает

Подол от росы тяжелеет сырой

И влага по юбке к трусам подбегает

За ноги хватает и шепчет: Постой!

Постой, дорогая! Ну, хочешь, как сестры

Мы будем! а хочешь - ласкаясь в тиши

Мы будем как мыши! как крысы! и острый

Росток, стебелечек, младенец Иши

Взойдет над нами

# # #

Крыска мордочкою вот

Вверх лежит убитая

Вспорот у нее живот

Шкурка вся раскрытая

Содрана, да и червями

Уже мясо скушано

Чистый прах ее ветрами

Унесен, просушено

Место, где лежала она

Мордочкою вверх

# # #

Лупочка озеро видит в огне

Черную книгу в руках Теофраста

Времень и вымень! и льва-педераста

- Страшно мне! - Лупочка шепчет, - И мне

Страшно!

Признается кто-то за ее левым плечом

Она оборачивается

Никого

# # #

Прибежали дети в сад

А назад и нету силы

Кто-то странный и красивый

Не пускает их назад

Побежали мы за ними

А они уже с усами

С бородою и седые

А они уже и сами

Нас не пускают

# # #

Собачка на коврике нежит себя

До самого беспредела

Дойдя, никому нету дела

Как мучится в страсти дитя

Природы

Никем не утешаемое

Лишь я одинокий на коврик ложусь

Мы ночь вместе с нею проводим

Под утро больные выходим

Из дома: Прощай! - говорю и сажусь

В подошедшее такси

И уезжаю

# # #

Коровицы-красавицы

Стоят себе в лугах

А мимо ходят девицы

С цветами на руках

И всякий запах мужеский

На сотню верст окрест

Откачан - только дружеский

Посереди небес

Ангел головой слабо-заметной покачивает

# # #

- Роди мне зверя! - говорю

Она мне враз рожает зверя

- Нет, убери назад! не верю!

Роди мне светлую зарю!

Она в ответ зарю рождает

И самому ж мне подтверждает

Тем

Неутраченную способность зачинать чистым словом

# # #

Садится Пушкин на коня

А дальше делать что - не знает

Тогда к нему зовут меня

А я как на беду был занят

Тогда позвали Достоевского

С тех пор все и пошло - и не с кого

Спросить

# # #

Я вижу вас зари светлее

Когда вы платья подобрав

Спешите в тишину дубрав

И светитесь вдали аллеи

Крест обнажив пересеченья

Ног и воздушных ягодиц

И тихий голос шепчет: Ниц!

Другой кричит: Без промедленья

Вослед!

И я в совершеннейшей сумятице чувств, доверяясь обоим

# # #

Вот мышь бежит срезая путь

И всяк готов уж как-нибудь

Порешить ее

Но если б бросилась на грудь

И зарыдала бы - убить

У кого бы поднялась рука

# # #

Не трогайте Ленина в тихом гробу

Он жив там себе словно зайчик

Не трогая нас, а иначе

Как встанет! дотронется! - а так в гробу

Жизни

Видели мы вас всех

# # #

Я вижу девушек в цвету

Под сенью времени утраченного

Неведомо на что потраченного

И я, снимая на ходу

Штаны, бегу вослед как пиния

Но по другой какой-то линии

Мировой

Прямо над ними пробегая

Но на страшной высоте

# # #

Когда Мадонна из Японьи

Однажды ехала на пони

То ее приняли за Будду

Но никогда я не забуду

Как возле города Орла

Ее приняли за орла

Двуглавого причем

# # #

Огромный женский человек

В младого юношу влюбился

Преследует его весь век

И вот его почти добился

Взаимности, раскрыл объятья

- И все же не могу понять я

Говорит юноша

Каким способом с тобой взаимоотноситься

# # #

Волк стадо охранял

К нему пастух подкрался

Да и ногой в капкан попался

И как безумный закричал:

- Пусти, пусти! я здесь нечайно!

Прости! - какое ж одичанье

Средь нас

# # #

Близь обглоданной опушки

Повстречался людям Пушкин

Народ и говорит:

- Посмотри, поэт великий

Нету есть чего народу!

Он вдруг своим черным ликом

Свою светлую природу

Явил

Ниц народ-подлец в ответ

Весь попадал - а все нет

Чего есть-то

# # #

Папа, папа, папочка

Своего сыночечка

Ты кормил как пташечку

Дай теперь хоть крошечку

Только вот у папеньки

Кушать нет ни капельки

И завернуты мы с сыночкой

Словно в влажную простыночку

Вечности уже

# # #

Музечка, Музечка, ты же убийца!

Вот ты котеночка насмерть убил!

И неповинную ведец-птицу

Только дотронулся - и погубил

Насмерть!

Да, я убийца! но гляньте в глаза им

Это же оборотни! - не влезает

Ни в какие рамки порядочности, нам заповеданной

# # #

Скребется немочка у дома

Как мышка малая какая

Головки не приподнимая

Головка-то уж вся седая

А что скребет-то - а Содома

Следы пытаясь и Гоморры

Все оттереть, и вот умора

Ведь удается

А у нас как-то все в общем смысле, а каждый конкретно - нет, не пытается

# # #

Одна старушечка другую

Ласкает в маленьком кафе:

Ты помнишь ли, как мы лежали

На Фридрихштрассе в дни войны

Была ты русская шпионка

А я гестаповкой была

Но мы поверх идеологий

Друг друга так любили мы!

И в соответствии с идеологией - скажем мы

Обуреваемы идеологией - скажем мы

А также - скажем мы - в экстазе некоем идеологическом

Господи, о чем говорят, Боже мой

На каком языке говорят!

На языке любви, видимо

# # #

Наша Масюточка в саде гуляет

Травку сорвет или камушек пнет

Платьице-трусики где потеряет

Может, из лужицы где прихлебнет

Может, где лапку о лапку, иль, может

Сереньким ушком пошевелит

Сбросит листву вдруг поля растревожит

Или в гостиную с шумом влетит

В платье крапивном, подвенечном

# # #

Слетают маленькие листья

Река словно котенок лисий

Щебечет песенку про пальчик

Порезанный, что каплет кровь

Еще о том, что тихий мальчик

Узнавший правду про любовь

Дикую

Лежит на дне

# # #

Покуда буду праведн и неистов

Но жив, я буду петь во все концы

О человечском отношеньи к коммунистам

Хотя, они,конечно, подлецы

Ну, не все, конечно

Но в основном

Но покуда я буду жив в качестве праведного

и неистового, я буду во все концы нашей

необъятной Родины петь о человеческом

отношении к коммунистам, хотя, конечно,

они большие подлецы, но все же

# # #

Мы лежали с милым в травке

Целовались нежно

А во поле его трактор

Все ворчал обиженно

Кругом люди загалдели

И корить нас стали

Я им говорю: Злодеи!

На гомосексуальный

Путь его толкаете!

# # #

Идет беременная женщина

Куда идет!

Рожай, глупая! деревенщина!

Ведь скоро все вокруг помрет

И твой рожденный идиот

Такой вот слабенький блондин

Будет бродить, как перст, один

И плакать: Мама! Маааама! - все сорок лет своей беспросветной жизни

# # #

На просторах родины чудесной

Над цветеньем ласковой земли

Ящеры летали в поднебесье

И людей губили, как могли

Им навстречу по двое, по трое

Вылетали, крыльями звеня

Летчики, воздушные герои

И ложились мертвыми в поля

И мы с тихой песнею девичьей

По ночам блуждали тут и там

Их широкогрудые и птичьи

Тельца собирая по холмам

# # #

Ой, подружки, силы нет

Словно на сердце заноза

Полюбился мне брюнет

Из соседнего колхоза

На нем китель боевой

Сбоку орденская планочка

Ой, девчата, что со мной

Вся горит моя бараночка

Побегу и под его

Трактор лягу вечером

А под утро - ничего

Вроде бы полегче мне

# # #

Так что же ты меня подводишь

И не туда куда-то ходишь

Приду домой, а ты приходишь

Часа через полтора!

К ноге я обращаюсь левой

Она ж мне отвечает: Лжец!

Ты жил-гулял себе, подлец

Бессовестный, а я болела

Все детство твое!

И вправду ведь, болела

Ну, прости, прости, запамятовал

# # #

Выйду, выйду к тихой речке

Да на бережок

Где же ты, мое сердечко

Миленький дружок

А он выплывет рыдая

Из пучины той:

Здесь я, здесь, моя родная

Председатель злой

Довел меня

# # #

Крот лежит, совсем не дышит

Тихий воздух полевой

Веер мух над ним колышет

Взводит купол нулевой

Миленький, едрена мать!

В нем и было помирать-то

Всего каким-то десяткам граммов живого вещества - Ан помер, помер, несчастный! помер!

помер! Господи! всего несколько десятков

граммов-то, а помер! помер! и не дышит!

воздух полевой колышет над ним веер

мух и взводит нулевой купол

# # #

Я больше мышею не назовусь

А то неправильно все понимают

Все говорят на это: Ишь!

Выебываться нынче мода!

А я на самом деле мышь

Как ее мыслит Бог, а не природа!

# # #

Выйду в поле, выйду в лес

Скину платье белое

Без трусов, чулочек без

Лягу я несмелая

В дальнем поле молотьба

Мне отсюда видится

Милый мой придет сюда

Скажет мне: Ленивица

Меня крепко обоймет

Назовет Одаркою

И опять в поля уйдет

На работу жаркую

# # #

С утра мне совесть говорит:

Пойдем, пойдем на демонстрацию!

А у меня с утра болит

Если я мужчина

Или там, скажем - менструация

Если я женщина

А к вечеру мне хорошо

Она же вьется проклиная:

Вот ты, подлец, ты не пошел

Тебе, видите ли, хорошо

А я, а я теперь больная!

Вот, она теперь больная

А все ведь на мне сказывается

# # #

Вот они - из чудес совершающихся

Совершившиеся наконец

Вижу Сталин куницею кающейся

И куницею же на коне

В жилу сонную ему впивается

Вижу Ленин несется-просыпается

Тоже кающийся

Правда, одним глазом

# # #

Неся неподвижное тельце

Огромной страны на руках

Борис Николаевич Ельцин

Бредет в равномерных снегах

К холму нежилому подходит

И вслух произносит: Ерёт!

И кто-то оттуда выходит

И белое тельце берет

Скорее как идею

И пытается отогреть дыханием

# # #

Где конница наша в боях проходила

Неясные знаки окрест находила

Однажды она грызуна повстречала

В полях опустелых и хором вскричала:

Что ищешь внутри обгорелого злака?

Молчите, злодеи, я землю Ирака

Ищу!

Отвечал им зверь мгновенно преобразившийся

# # #

Как Ленин приходил к рабочим

До революцьи

То было тихо и светло

В квартире

И кошка странное пророча

Уже висела над столом

Прозрачная

Как бы в Москве увековечась

Ильич к ней обращался: Нечисть!

Я знаю, о чем ты

# # #

Мэн крутой лежит не дышит

Только что он был живой

Господи!

Возле раны ножевой

Крылышками лишь колышет

Оса

В отдалении враги

Хлопнув дверью мерседеса

Отъезжают, а могли б

С белою очей завесой

Лежать так же бездыханно

В районе Малаховки

# # #

Опять немыслимая драка

Затеялась между сторон

С одной идут страны ООН

С другой - идет земля Ирака

И спрятанный девичий стон

Колеблет грудь мою лукаво восторгающуюся поединком пред лицом ее

# # #

Конечно, в юности, бывало

По трое суток мог не спать

А щас лишь что-то заболело

Бочком, бочком и на кровать

Отлежаться

Очухаться

Эй, старый! - все кричат кругом

Ну, старый, старый! - и я в дом

Ушел

# # #

Что нужно нам от Клинтона

Да, в общем, ничего

Ну разве что он с клитором

Рифмуется, чего

Нельзя сказать о Рейгане

Он с клитором не рифмовался

И Буш с клитором не рифмовался

А вот Клинтон - рифмуется

А так - ничего

# # #

Я был болезненный ребенок

За что ни тронешь - все болит

Даже от розовых пеленок

Шел дух такой, словно Аид

Дышит

И вдруг настлался тонкий дым

И словно силы в меня влили

И все задумались над ним:

Откуда дым? Не от земли ли

Ирака?

И вострепетали

# # #

Они друг друга славно били

Живые члены отрывали

В моче-говне шутя топили

И дружно вены отворяли

Когда же пламенем и льдом

Пошли мочиться - то я в дом

Ушел

# # #

Здравствуй, Ельцин-батюшка

Как живешь, родной

На дворе скотинушка

Плачет, Боже мой

Как плачет!

Накормил б сердешную

Да нечего ей дать

Что ж ты медлишь, батюшка!

Глянул

А он в тесте весь

По горло аж

# # #

Она вся голая стояла

Выделывая, о мой Бог

Черт-те что

Грудь плоскогубцами сжимала

Сама себе, то между ног

Банан засовывая, там

Его вертела - и я в дом

Ушел






home | my bookshelf | | Всякое - 91 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу