Book: Храни меня, любовь



Храни меня, любовь

Светлана Полякова

Храни меня, любовь


«И убегала, словно лань от охотника…»

Лиза закрыла глаза. Она снова думала стихами, отвлекаясь от реальности. Черт знает что творится с нормальными женщинами в период беременности…

Раньше с ней это частенько случалось — особенно в юности. Она вдруг начинала думать стихами и даже говорила иногда стихами, сплетая из обычных и обыденных слов тонкие кружева. Но потом она справилась с этой напастью. Она ведь взрослая. Она серьезный человек.

«Я же следователь», — напомнила она себе. Но то, что происходило с ней сейчас, говорило ей совсем другое. Ты, Лиза Панкратова, женщина… И ты беременная женщина. И тебя тошнит…

Лиза судорожно сглотнула, стараясь не показывать вида, и подошла ближе к страшной находке.

Пожилой мужчина с маленькой собакой — терьер, определила Лиза, стараясь смотреть именно на эту самую собачку, а не на груду тряпья, там, в листьях опавших… Опять стихи, досадливо поморщилась она, пытаясь улыбаться собаке. Собака посмотрела удивленно, осторожно вильнула хвостом и покосилась на груду, листьями опавшими… Тьфу, снова…

«Листья опавшие…»

Лиза почувствовала снова приступ тошноты, потом тошнота сменилась злостью на саму себя, потом Лиза подумала, что все-таки ее будущий ребенок сильно изменяет ее, Лизины, привычки, и мысли, и самую ее сущность. Потом — про зарождающуюся внутри нее теплую жизнь подумала, и тут же взгляд вновь упал на «груду тряпья», еще недавно бывшую телом человеческим, наполненным теплой этой жизнью…

Ей стало страшно, и она поспешила отвернуться, инстинктивно прикрывая ладонью живот.

«Ой, маленький, ты не смотри сюда, — сказала она своему ребенку. — Насмотришься с такой мамашей, рождаться не захочешь… Лучше вот на собачку посмотри… Гляди, какая собачка… Со-ба-а-ачечка…»

Терьер, угадав Лизины мысли, тявкнул, а до этого внимательно наблюдал за Лизой, точно читал ее мысли и подслушивал безмолвные ее разговоры с ребенком.

— Мы с Абрикосом и не поняли сначала, думали, это бомж, — рассказывал мужчина. — Холода ведь начались, сейчас замерзать будут… Абрикос вдруг туда побежал и лаять начал… Знаете, так, словно заплакал…

«Собаку зовут Абрикос, — отметила про себя Лиза. — Странно…»

Собака была черной. Никакого сходства с абрикосом.

Лиза кивала, слушала, записывала, наблюдала…

А женщина там, в опавших листьях, слегка припорошенных первым снегом, не реагировала на происходящее.

Лежала и улыбалась небу.

«Ничего теперь не надо вам», — услужливо подсказал Лизе внутренний голос. Она недовольно поморщилась, вздохнула и посмотрела в ясное, морозное небо. Интересно, где теперь ее душа? В небе — или в безднах адовых?

И почему у Лизы в голове рождаются такие вопросы? Почему ее это волнует?

Она снова опустила глаза, стараясь все-таки поменьше глядеть на… опавшие листья, слегка припорошенные снегом. Судорожно глотнула воздуха, точно надеясь, что воздух поможет ей не думать о факте. О женщине, похожей на опавшие листья… Лиза совсем не хотела смотреть в ее сторону.

Нет, она уже привыкла к смерти, но последнее время — не могла… Может быть, из-за того, что зарождавшаяся в ней жизнь не хотела с этим смириться.

Со смертью вообще, и особенно — с насильственной смертью.

«Лань, — подумала она, глядя в серое небо. — Господи, почему Ты ей не помог? Почему Ты не укрыл эту лань от охотника?»

И на секунду ей показалось, что небо, как в песне у БГ, стало ближе… Как будто ей хотели дать ответ на этот вопрос. Но она не готова была этого понять и принять… Пока еще была не готова…

ГЛАВА 1

«Это только кажется, что все кончено и ты никогда не изменишься…»

За три месяца до…

— Да плевала я на все…

Шерри произнесла это таким усталым голосом, что сердце у Тони упало. Она с тревогой посмотрела на подругу. Та сидела на диване, прижав к груди огромного плюшевого зайца. Морда у зайца была глупая и оттого радостная. А у Шерри лицо было другим. Несчастное, заплаканное и безнадежное.

Подумав немного, Тоня пришла к выводу, что грусть придает осмысленное выражение даже не очень-то умным лицам.

И еще Шеррино лицо украшал огромный синяк.

«Свидетельство „страстной любви“, — усмехнулась про себя Тоня. — Господи, сохрани меня от такой вот страстной любви…»

— Может, тебе все-таки надо уйти от него? — осторожно спросила Тоня. — Раз он такой гад…

Шерри вскинула на нее глаза, полные праведного возмущения.

— Уйти? — переспросила она.

Она сердито хмыкнула и несколько раз повторила с разными интонациями то же самое слово. Точно пыталась ощутить его вкус или запомнить. Учит, как школьное стихотворение, подумала Тоня.

«Никуда она не уйдет, — сказала она самой себе. — И ты это прекрасно знаешь… Будет терпеть от него все „радости“, молча, всерьез полагая, что так оно и выглядит, широко разрекламированное счастье…»

Ни-ку-да. Ни-ког-да.

Будет приходить к Тоне со своими фингалами и рассказывать ей, какой он гад. И Тоня будет слушать. До самой старости…

От последней мысли Тоне стало совсем грустно.

— Уйти… — снова повторила Шерри. — Куда уйти-то? И к кому?

В голосе Шерри звучали сейчас нотки безнадежности. Ей ведь и в самом деле уйти было некуда. Разве что вернуться в маленький городок на самом отшибе области, к матери, уставшей от борьбы за жизнь, и вечно пьяному natiauie с бессмысленной улыбкой. Снять тут квартиру на зарплату продавца? Тоня невесело усмехнулась. Бедная Шерри. Ей ведь действительно этот Бравин — расплата за возможность жить в человеческих условиях. Если только эти условия можно назвать человеческими…

— Не знаю, — честно призналась Тоня.

И замолчала.

Потому что бессмысленно говорить, если не знаешь — куда человеку надо уйти…

Конечно, Тоня могла бы пригласить ее к себе. Но Бравин будет таскаться сюда, ломиться в дверь, пьяный в задницу, орать матерно — а Пашка все это будет слышать и нервничать, да и сама Тоня лишится покоя. Она вспомнила свою недавнюю семейную жизнь и невольно вздрогнула. Эти сцены уже достали ее, достали! Она ведь счастлива теперь, и ей ничего не надо, ей хочется тишины, мира и спокойствия! Ей не нужен этот Бравин! Опять все переживать заново, с каждым бравинским визитом вспоминая про бывшего супруга Лешеньку? Нет, Тоня этого не вынесет! Да ладно Тоня, но ребенок-то!

А потом она взглянула на Шерри. Та сидела, грустно перебирая, словно четки, ниточку фальшивого жемчуга. Смотрела в окно, и в глазах ее Тоне почудилась обреченность жертвенного животного. Словно она уже давно смирилась с нелепой своей, изуродованной судьбой, откуда один только выход. И Бравин будет пользоваться ею, покупая дешевые побрякушки, а потом издеваясь над ней, унижая, ведь она — его вещь… Тоне стало так жалко Шерри, особенно оттого, что Шерри, эта милая, нескладная, смешная и глупенькая Шерри, на всю свою жизнь обречена быть рабыней этого толстого, гадкого, ненавистного типа…

«Я злая и эгоистичная. Думаю только о себе и своем ребенке… Человеку и в самом деле некуда идти… Вытерпим мы с Пашкой, в самом деле!»

А если Бравин сюда заявится, Тоня просто вызовет ментов. Пусть сами с ним разбираются. Посидит пятнадцать суток и забудет сюда дорогу.

— А если ты у меня поживешь? — робко спросила она, втайне надеясь получить отрицательный ответ.

Шерри вытаращила на нее глаза и всплеснула руками:

— А правда можно? Тонечка, сердечко ты мое золотое… Можно?

— Только если тут появится твой Бравин… — начала было Тоня и тут же осеклась.

— Да не появится он, Тонечка! Вот тебе крест — не появится…

Креста у Шерри никогда не было. Поэтому Тоня усомнилась в правоте ее обещаний.

А Шерри уже пребывала в радости. Поначалу радость была благотворной. Шерри перемыла всю посуду, рвалась даже ужин приготовить, но Тоня отказалась.

Не из благородства, а потому, что Шерри привыкла к транжирству и состряпала бы ужин из всех продуктов, имеющихся у Тони в наличии. Ушел бы весь недельный запас…

Так что за ужин Тоня принялась сама. А Шерри уселась смотреть очередной «намыленный» сериал.

Тоня чистила картошку, а из комнаты неслись судорожные всхлипывания. Сначала она испугалась, что это Шерри снова осознала трагичность своего положения. Но Шерри никогда не стала бы разговаривать сама с собой, да еще и мужским голосом, и Тоня успокоилась.

Сериал…

Тоня была в этом плане непродвинутой и ничего в сериалах не понимала. Более того — ей казалось, что это все один и тот же сериал идет. Бесконечный такой. На всю жизнь. А такой длинный фильм Тоня вынести никак не могла… «Вот может случиться — умру, так и не дожив до конца, — рассуждала Тоня. — Зачем же сейчас на него силы и время-то тратить?»

А к вечеру у Тони обычно совсем не оставалось ни сил, ни времени. Стоило ей после работы переступить порог собственной квартиры, как на нее накатывала волной вековая усталость и она обнаруживала, что у нее одно-единственное желание — спать.

«Спать — и видеть сны…»

А можно было и без снов… Без белого домика на зеленом пригорке, о котором мечтала Тоня перед сном. Но тут же — засыпала. Видно, даже мечтать об этом домике было непозволительной роскошью…

Да и какие мечты в двадцать семь лет? Поезд ушел. В этом возрасте мечтать уже вредно… Старость уже подошла неслышно семимильными шагами и устроилась за Тониной спиной, тяжело и жадно дыша ей в затылок. Тоня раньше очень любила представлять себе, как она будет выглядеть в будущем. Сначала она представляла себе, какой будет в восемнадцать лет, потом в двадцать пять… Теперь остается уже все меньше и меньше знаковых чисел, а Тоня по сути своей почти и не изменилась!

«Как была дурехой, так дурехой и помру, — постановила она, вздохнув. — Разве что поседею, и морщины появятся… Буду просто седая и морщинистая дуреха…»

От этой мысли стало нестерпимо грустно — Тоня даже вздохнула, пытаясь представить себе, как она будет выглядеть. Получилось так — лицо осталось таким же детским, как и сейчас, только покрыла его сеточка морщин, отчего… Тоня даже всхлипнула, настолько смешным показалось ей будущее лицо!

Картошка была почищена, за окном стремительно темнело, и Шерри все не могла оторвать взор от телевизора… «Хорошо, что Пашка сегодня у матери, — подумала Тоня, — а то бы я вообще от этой суеты умерла…»

Представив себе на минуту заботы, связанные с непоседливым чадом, Тоня невольно улыбнулась. Лучше бы был Пашка, подумала она, оглядываясь на закрытую дверь, из-за которой доносились нервные голоса донов-педров.

Лучше бы был Пашка с его нехитрыми заботами, вечными вопросами и детсадовскими шутками…

Они бы почитали на ночь про Муми-тролля, и потом Пашка бы заснул, приоткрыв рот, такой теплый, забавный и — свой, родной.

А Тоня бы взяла книгу, села в кресло и под тихое бормотание телевизора отключилась от несуразностей мира. Она даже зажмурилась от удовольствия, представив себя с книгой. И Тони бы не было уже, а была бы Тави Тум, и мир стал бы сразу — блистающим, а все эти несуразности тягомотные растворились в тихом языке Грина. Шерри ее увлечения не одобряла. «Взрослая же баба, — говорила Шерри, — а все сказки читаешь…» Тоня была уверена, что это не сказки. Просто другой мир… Пока далекий. Кто знает, может быть, настанет такой момент, и откроется туда дверь, впуская Тоню?

«Ты забыл меня, Хуан!» — трагически восклицала в соседней комнате Лусия. Или ее звали по-другому?

Тоня вздохнула. Шерри тоже любила сказки. Только сказки должны были быть банальными и понятными, максимально приближенными к жизни.

Тоня хотела других сказок… Она слишком уставала от мира, в котором жила. От тусклых взглядов, от нагромождения банальностей, от бесконечности «надо», от тоскливого осознания, что этот «праздник жизни» не ее, она тут — так, случайный гость, и ей отведено место на обочине.

Как когда-то ей сказал ее бывший супруг: «Нечего из себя королеву изображать. Твое место на полу, раздвинув ноги…»

Сейчас эта фраза показалась особенно мерзкой, словно ее не только Леха сказал, но — хором с Бравиным, и вообще ей это целый хор пропел, как «краснознаменный», толпой самых разных мужиков. Тоне назло им всем захотелось стать королевой, пусть на несколько часов, но чтобы они сами были на полу, а она, Тоня, проходила мимо их распластанных, униженных тел.

И если бы она была королевой, она что-нибудь успела бы изменить, возможно. Чтобы мир принадлежал не им. И не их «боевым подругам» с опустевшей Тверской. Это они пытаются навязать Тоне и Шерри свое видение мира. Им так удобнее.

И поэтому Тонина душа отказывалась воспринимать «их» сказки и хотела своих — не навязанных, как этот глупый «стиль лайф» хозяев бала, а своих. Тихих. С чудесами и нежными хлопьями снега и голубым небом, украшенным облаками. С негромкими чудесами. Такими же тихими и негромкими, как сама Тоня.

Она очень любила Грина — но не «Алые паруса», в которых чудо творилось собственными руками, а — «Блистающий мир», где был Друд, человек с маленькими руками, способный взлететь и к куполу, и к небу, обняв маленькую Тави Тум. А еще она постоянно перечитывала «Корабли в Лисе» и плакала, потому что — будь она на месте Режи — Королевы Ресниц, не дала бы уйти Битт-Бою, она бы не проспала, нет-нет! Она побежала бы за ним, и остановила его, и была бы с ним до самых последних мгновений его присутствия на земле.

Но — в ее жизни Битт-Боя и Друда не было. Были другие — с маленькими, сальными глазками, с пошлыми улыбками, с предложениями, от которых она краснела и ей хотелось спрятаться. Был все тот же «краснознаменный хор».

Нелепо было думать, что кто-то из них может спокойно взмыть к облакам, держа ее в своих руках.

Нелепо было думать, что кто-то уйдет в ночь, чтобы она никогда не почувствовала, как пахнет его смерть.

И даже подумать, что кто-то из них купит алый шелк, чтобы попытаться наполнить серую жизнь самодельным чудом…

Они все были серые, и любили собственную серость, и ее хотели сделать такой же. И Шерри. И Пашку.

И от них жизнь тоже все больше и больше окрашивалась в серый цвет, и только Пашка, ее маленький Пашка, своим появлением на свет придал этому безнадежному серому оттенок жемчужного.


— Это как кому нравится…

Лора легким, привычным движением нанесла румяна. «Ну и что женщина без косметики? — подумала она, удовлетворенно разглядывая результат трудов своих. — А ничто…»

Это как Золушка, которой фея забыла подарить волшебную тыкву-карету. Или — это крошка Цахес, которому забыли те же крестные феи подарить волшебную способность всем нравиться.

Последнее сравнение ей показалось забавным.

И последняя фраза: «Это кому как нравится» — забавно сочеталась с ее новым умозаключением.

Кому как, да. Только она хочет нравиться всем. Без исключения. Даже тем, кто ей глубоко по…

Пусть восхищаются.

Как говорила ее мама: прямая обязанность женщины — быть всегда во всеоружии. Иногда Лоре совсем не хотелось этого, а когда Лора была маленькая, она думала, что надо быть обвешанной пистолетами, ружьями и саблями. И она смотрела на маму, пытаясь понять, куда же она все это прячет. Или она позволяет себе уже ходить без этого «всеоружия»?

Оказалось — все проще. Дело даже не в красоте, которая «великая сила». Потом, использовав красоту, можно не так стараться… Потом на вооружение берут другие «орудия». Их много.

«Правда, ты всю жизнь на войне за свое место под солнцем!»

— Лора, но это банально, это серо, это…

Она слушала вполуха то, что он ей говорил. Она уже привыкла к этому. Все равно он иногда начинает нести непонятную чушь… Лоре от этого становится тоскливо, и день бывает безнадежно испорчен. Лора сначала пыталась понять его слова — раньше, в самом начале этой «войны», а потом махнула рукой — ни к чему это ей.

Она не помнила даже, о чем они взялись спорить. Да и не важно было… За годы совместной жизни она так привыкла к спорам, что сам предмет ее уже не занимал. В конце концов, темы их словесных пикировок постоянно повторялись, как фильмы на Новый год. Одно и то же. Одно и то же. До бесконечности… «Ночь, улица, фонарь, аптека».

У Лоры от общения с ним нередко начиналась депрессия… Она, конечно, не задавалась вопросом, зачем живет с этим непонятным человеком. Они были разные. Раньше еще у них было что-то общее — но потом эти крупицы растворились во времени, и время обозначило их трагическую несовместимость и разность. Но…

Она вздохнула, глядя на серое небо, такое же серое, как ее жизнь.

Ее этот брак устраивал.

Она была заинтересована в этом человеке.

Вот и все…

— Лора, ты слышишь меня?

«Нет, и слава богу», — хотелось ответить ей.

— Да, солнце мое, — сказала она, пытаясь сделать интонацию нежней и голос — мягким. Не вышло. Голос ей мешал. Он был властным и резким. Она никак не могла модулировать, управлять им!

— Я вернусь поздно, — проговорил он совсем тихо. — Пожалуйста, забери сегодня Аньку из школы…

— Заберу, — механически кивнула она.

Он подошел к ней и дотронулся губами до щеки. Она судорожно дернулась, и поцелуй получился смешной. Вместо щеки — в глаз…



Почувствовав неловкость, он смутился, провел осторожно рукой по ее плечам и вышел.

«Я недостаточно нежен к ней», — подумал он.

— Боже, как мне надоела эта нелепая личность, — пробормотала она с коротким вздохом. — Сколько же у меня должно быть терпения, чтобы выносить его?

Она отложила в сторону косметичку, уронила руки на колени и кротко вздохнула. Получилось красиво. Лора вообще очень часто играла — даже когда оставалась одна. Как будто эта игра в саму себя уже давно стала ее второй натурой, дыханием, столь ей необходимым, что, казалось, оставь она игру — исчезнет…

Лора никогда не была актрисой. То есть — правильнее сказать, она ею была, но исключительно для себя. Профессию Лора получила самую банальную, и это Лору тоже раздражало. Лоре очень хотелось быть значимой, занять в жизни более заметное место, чтобы все на нее посмотрели и восхитились: «Айда Лора!»

До чего Лора успешна, красива, умна и талантлива…

Она закрыла глаза, представляя себе эту сказочную судьбу, и улыбнулась в пустоту собственных фантазий.

— Ай да Лора, — повторила она сначала очень тихо, словно боясь, что ее подслушают.

Потом испугалась, открыла глаза снова, оглянулась.

В доме было тихо.

Домработница еще не пришла. Лора вспомнила, что та сегодня собиралась задержаться, недовольно поморщилась — это он ее отпустил, сама бы Лора ни за что не пошла на поводу у желаний этой девки…

Но с другой стороны — полдня полного одиночества.

Свобода.

Свобода!

Лора почувствовала, как радость заполняет ее сладкой, горячей волной.

Она широко распахнула глаза, распростерла руки, словно для объятий, и воскликнула в полный голос:

— Ай да Лора!

Когда за ним закрылась дверь, он первый раз вздохнул с облегчением. И тут же испытал укол вины. Недовольство собой… Точно кто-то мог подслушать его тайные мысли. Что он освобождается, как только эта вот дверь разделяет два мира. Его и Лорин.

Может, они и в самом деле — несовместимы?

Он быстро пошел к машине, стараясь больше не оборачиваться.

И все-таки обернулся, увидел, как быстро шелохнулась занавеска, и подумал: «Л она? Она что чувствует, когда за мной закрывается дверь?»

И сам ответил себе на вопрос — она радуется. Тогда к чему вся эта комедия? Зачем эта двойная игра, это постоянное «мы так счастливы» на людях? И тихая ненависть друг к другу…

— Мы счастливы…

Он повторил это вполголоса с ее интонациями, как самовнушение.

Мы счастливы, черт побери, потому что так надо. Сделайте «чи-и-из», и пусть ее рука ляжет вам на плечо. Невидимый фотограф щелкнет замечательную пару, она скажет старательно нежно, все-таки не сумев справиться с холодными, властными интонациями, «солнце мое», проведет пальчиком по щеке… Именно так выглядит рекламное счастье…

И никак иначе.

Мир — это слепок с рекламного ролика.

Это ее, Лорин, мир. Дешевый мир.

— Зачем мы вместе? — снова спросил он кого-то невидимого, забираясь в свой «фольксваген-гольф», который Лора считала старым. Надо поменять машину. Надо поменять голову, смеялся он. Она тоже старая…

Раньше он писал сценарии за неделю.

Теперь на самый попсовый сценарий уходило полгода…

Может, просто потому, что ему хотелось другого. Его донимали ночами сны о… «чем-то большем».

И все чаще ему казалось, что он мечет бисер перед свиньями и та божия искра, что была ему дана, непременно погаснет. Ведь не для этих же кретинских сериалов про героического детектива, который всегда находит преступника, а рядом с ним в очередной серии возникает очередная Лора, потому что она все гениально угадала про себя… Она — тот самый требуемый типаж. Та самая идеальная женщина, которая почему-то нужна многим сотням мужиков, но вот ему-то — нужна ли?

«Я б отдал тебя этим сотням, — подумал он, заводя машину. — Потому что мне все это не нужно. Ни машина вот эта, ни дом, ни твой мир… Нет мне места, вернее… Моей душе там нет места. Только тело помещается со скрипом в строго отведенных ему границах. Поэтому я бы отдал тебя; может быть, эти сотни знают, куда им спрятать душу, чтобы она не рвалась прочь из этой затхлости…»

Отдал бы… Он остановился — снова потемнело в глазах. Так с ним бывало всегда, когда он ощущал собственное бессилие перед судьбой. Впрочем, судьба была ни при чем. «Иногда мы принимаем за судьбу собственную глупость». Хорошая фраза для сценария… И это тоже глупость, поморщился он. Теперь чувство недовольства собой прогнало отчаяние. Да, именно так… Во всем виновато его странное пристрастие к банальности. Ведь все должно было быть как у всех, ежели не лучше, да? Поэтому появилась красавица Лора. И не важно, что без косметики Лора не особенно и красива. Говоря по правде, она ничем не отличается от сотни других женщин. И при косметической обработке тоже… Но у Лоры было то, что напрочь отсутствовало у него самого. Несокрушимая уверенность в эксклюзивности собственной правоты. Какие бы банальные и мелкие мысли ни приходили ей в голову, Лора всегда была уверена, что она оригинальна.

Или он снова не прав? И вымещает на ней злобу на незадавшиеся отношения, без тепла, без любви… Просто так надо.

— Так надо, — выдохнул он.

Раньше надо было изображать огромное чувство, которого не было, для родных и близких. Потом для зрителей окружающих.

Теперь надо для маленькой рыжей Аньки.

Теперь он намертво прикован к Лоре Анькой.

Как наручниками…

Анькой, которая сначала была маленьким комочком тепла, с серьезными, изучающими глазами, а потом этот комочек научился улыбаться, и сердце каждый раз заполняла нежность — стоило только увидеть ее, коснуться ее. Анька, которая подарила ему наконец-то настоящую любовь — взаимную, эта Анька — наручники?

«Господи, как же это несправедливо», — подумал он, чувствуя, как снова рождается ненависть к Лоре, и напомнил себе привычно — Лора мать его ребенка, и ему снова послышались Лорины интонации и захотелось зажать уши, спрятаться и спрятать Аньку.

Куда?

Он судорожно вздохнул, зная, что сопротивление бесполезно. Анька любит Лору, и никуда они не сбегут, будут вынуждены подчиняться Лоре всю жизнь, предавая близких, как он сделал это когда-то с матерью и сестрой. точно так же…

Он прикован к Лоре Анькой, а Анька прикована к Лоре любовью.

— Как на-руч-ни-ками, — повторил он и усмехнулся, пытаясь найти в сером небе хотя бы маленький лучик солнца, как — надежду.

Чтобы отвлечься от своих мыслей, он стал думать о Волке. С этим Волком произошла странная история — в начале сценария он был главным злом. Оборотень. На него и шла охота. Но чем дальше Андрей «жил» со своим героем, тем больше начинал понимать, что Волк — не зло. Глядя на мир глазами Волка, он видел, как похож этот мир на тюрьму, и сам начинал задыхаться от высоких домов, от улиц, запруженных машинами, и ему начинало казаться, что однажды он не выдержит — превратится навсегда в волка, чтобы получить смертельную пулю от охотника-сыщика… Как расплату за свободу. Но в эти минуты Андрей, впустивший в себя Волка, не боялся смерти. Это ведь была плата за свободу.

И — еще была проблема с девочкой. Той самой девочкой, за которую, по замыслу Андрея, Волк эту свою жизнь и свободу отдавал, потому что Любовь была важнее и жизни и свободы, вместе взятых.

Андрей часами бродил по улицам, вглядываясь в девичьи лица, и не мог найти ту, во взгляде которой была бы наивность, чистота и та глубина, в которой и Волк мог бы утонуть сразу… Не то чтобы они были некрасивыми, эти девочки — нет, Андрей отметил про себя, что девушки похорошели необычайно… Но их красота была глянцевой, ненатуральной, а глаза… Андрей усмехнулся. У них всех почему-то был взгляд «идеальной женщины». Лорин взгляд.

И он не раз вспоминал «Тридцать первое июня» Пристли, думая, что женщину для Волка, пожалуй, можно найти только в далеком прошлом. А потом сделать попытку поместить эту сказочную принцессу в современный мир, и… Тут ему становилось так жаль эту принцессу, что даже ради Волка он не мог смириться с этим ужасным видением — принцесса, которая растерянно стояла на перекрестке и пыталась понять, что это за глупый, никчемный мир, в котором ей совсем нет места.

И он продолжал поиски. Здешней «принцессы». Безуспешные поиски, увы…


«Наручниками», — подумал Дмитрий, улыбаясь. Точно поймал откуда-то чью-то мысль… При чем тут наручники?

Да ни при чем, у Димы так часто случалось. Придет откуда-то мысль и живет секунду. А он, Дима, пытается найти ее смысл — потаенный, тщательно спрятанный, потому что — это как игра. Кто-то гадает на картах Таро, а он вот — на обрывках мыслей, забредающих в его голову.

Он лежал на кровати, вытянувшись блаженно, под одной простыней. Из приемника на улице орала Глюкоза, где-то ругались матом громко и с чувством.

— Ну, жизнь, короче, идет, — усмехнулся Дмитрий. — Все идет по плану, ничто не меняется, пока противник еще вовсю резвится, но скоро придут наши, и мы победим…

— «Замуж захотела», — противно ныли два гнусавых голоса на улице, и Дмитрий простонал:

— Да что ж у них все мысли о замуже, и ведь как гнусят-то гадко, боже мой!

Он посмотрел на часы.

Время еще было, пусть немного, просто поваляться вот так, позволяя телу получить несколько минут покоя, неги и истинного удовольствия…

А за окном надрывалась эта странная певица, и, если бы вместо нее Дмитрий услышал птиц, он был бы счастлив, но…

Этот мир был устроен совсем не так, как хотелось Дмитрию. Мир отчего-то подчинялся законам большинства. Большинство птиц не любило, а любило глупых кур с надтреснутыми голосами, трансвеститов и хамов.

Ушедший сон не оставил даже сладкого полудремотного состояния. Дмитрий понял, что спать ему больше не хочется, перевернулся на спину и уставился в желтоватый потолок. Надо, что ли, ремонт сделать. И тут же засмеялся. Да, да… Надо. Только не ему. Потому что от ремонта ровным счетом ничего не изменится в его восприятии жизни. Он стал циником, как все бывшие романтики, напялил на себя панцирь насмешки. И ему плевать, какой у него потолок. В конце концов, когда небо серое, никто же не лезет его ремонтировать и красить в голубой цвет? Хотя это было бы забавно.

На столике тикали часы, как бомба замедленного действия.

Дмитрий знал, что еще пятнадцать минут — и будильник разразится визгами. Он вздохнул и сел в кровати. Нажал на кнопку будильника, чтобы предотвратить эти ариозо взбесившейся коровы.

Настроение у него было средней паршивости, он срочно нуждался в кофе, которого не было, поскольку вчера он забыл его купить.

Он нуждался в отдыхе от человечества, в гордом одиночестве, но — это было недосягаемо. В девять утра он должен был объединиться с частью этого человечества в едином трудовом порыве.

Он еще в чем-то нуждался, но забыл, как это называется, да и не был уверен, есть ли это вообще на земле.

Да и в конце концов, это «что-то» тоже было недосягаемо, как кофе и гордое одиночество, и какой, стало быть, смысл задумываться, что же это такое?

Прошлепав на кухню, он остановился и загадал, что, если наберется кофе на маленькую чашечку, все будет сегодня хорошо. Что-то изменится в его жизни в лучшую сторону.

Банка из-под «Амбассадора» стояла в центре стола, пустая и важная. По этому поводу Дмитрию снова пришел в голову афоризм: «Всем наберется кофе на маленькую чашечку, все будет сегодня хорошо».

На дне лежали жалкие крошки, и Дмитрий снова улыбнулся.

— Вот и еще один афоризм, — пробормотал он себе под нос, выгребая из банки остатки кофе. — Вот тебе, Димочка, жалкие крохи счастья на сегодняшний день…

Кофе получился жидкий и противный.

Дмитрий вздохнул, допив последний глоток, подумал, что лучше б он удовольствовался крепким чаем, а такое «счастье» ему совсем не понравилось на вкус, и, тихонько напевая «Полет валькирий», отправился в душ.

«Лучше горечь полной мерой, чем жалкое, выпрошенное, убогое счастьице», — придумал он новую строчку. Но она ему не понравилась. В ней не хватало изящества.

— И в тебе не хватает изящества, — сообщил он своему отражению. — Но, если посмотреть вокруг, всему на свете не хватает этого самого изящества. Так что убиваться по поводу того, что его не хватило тебе лично, — в высшей степени смешно и неразумно.

Он долго стоял под горячими струями, приходя в себя, возвращаясь к надоевшей, скучной действительности уже окончательно, бесповоротно, без всяких надежд на спасение, потом он чистил зубы так, словно от их белизны зависела судьба всего человечества, слушающего Глюкозу с Веркой Сердючкой… Кстати, тут же ему вспомнилась и Вера Анатольевна, и настроение провалилось в преисподнюю… Он чуть не порезался, когда брился, и поморщился невольно, рассматривая себя в зеркале.

— Что она во мне нашла-то? — спросил он у собственного отражения жалобно. — Совсем баба не в себе… Или это у нее уже маразм наступил?

Ответа на этот вопрос он не знал. Подозревал он, что и сама Вера Анатольевна не сможет ему ответить трезво и вразумительно.

— Сердючка, — пробормотал он зло и насмешливо. — А мне теперь хоть на работу не ходи, право слово…

Ему и в самом деле было тошно ходить в редакцию с тех пор, как там появилась эта дама с орлиным взором и вечно поджатыми губами. Дело, впрочем, было совсем не в ее характере, хотя имела она нрав пренеприятный. Как говорила Танечка, этой дамой уже давно управлял комплекс неполноценности, плавно переросший в манию величия. Последствия подобного недоразумения всегда были губительны для окружающих.

Дело было в том, что Вера Анатольевна Карасева, поэтесса и драматург, пятидесяти пяти лет от роду решила влюбиться со всей страстью, на которую была способна, в скромного художника-иллюстратора Дмитрия Сергеевича Воронова, двадцати девяти лет от роду.

И что он, Дмитрий Сергеевич, с этой напастью мог поделать, он и знать не знал.


Больше всего на свете Тоне хотелось спать. Она стояла за прилавком, и ей было обидно, что кто-то снова решил все за нее. На сей раз это была Шерри.

Тоне к такому положению вещей было не привыкать. Она всегда принадлежала окружающим ее людям. У них были собственные жизни, а у Тони всегда получалась общественная. Она всегда почему-то была обязана прийти на помощь, заменить кого-то на работе, посидеть с детьми и так далее, тому подобное, до бесконечности…

Сейчас вот надо было поработать за Шерри. Потому что ее фингал, как следствие личной жизни, был важнее Тони. Важнее Пашки. Важнее всех Тониных и Пашкиных прав и свобод. То есть все права и свободы мигом превратились в обязанности.

Она вздохнула, расставила на прилавке баночки и флакончики, поболтала с соседкой Риткой и замерла как изваяние у бесконечно надоевшего ей стенда с продукцией двух французских фирм — «Ив Роше» и «Пьер Рико», дорогих и относящихся для самой Тони к разряду непозволительной роскоши.

И фирменный костюм Тоне тоже смертельно надоел. Если раньше она находила в синем платьице с белым воротником французскую изысканность, то теперь казалась себе в нем вышедшей из моды лет сто назад, тусклой и безжизненной куклой.

«Так нельзя, — подумала Тоня, страшно недовольная собой. — Нельзя же начинать день с нытья и ворчания… Надо найти срочно что-нибудь хорошее».

Из телевизионного отдела доносился бодрый голос ведущей. Та советовала непременно найти утром что-нибудь позитивное, отвечая Тониным желаниям.

Тоня решила, что это судьба прикинулась телеведущей. Это она настоятельно требует вспомнить что-нибудь хорошее, приятное, позитивное, чтобы и день прошел с улыбкой на лице.

В конце концов, от Тониной улыбки зависит выручка, а от выручки Тониной зависит уровень благосостояния Тони, Пашки и матери.

Тоня напряглась изо всех сил, пытаясь привлечь в голову приятные воспоминания, но ничего хорошего не вспоминалось.

Только Шерри, которую Тоня оставила на диване с чашкой кофе, смотреть разные сериалы.

Пашка, которого Тоня решила все-таки оставить у матери еще на денек, не очень-то доверяя Шерри.

Потом ей уж совсем непонятно вспомнилась машина, промчавшаяся мимо нее, такая красивая и недостижимая, и Тоне стало грустно до слез, что никогда она не станет богатой. Даже если поступит приказ свыше всем стать богатыми И правительство раздаст все деньги, чтобы все жители страны стали богатыми в обязательном порядке, Топя все равно умудрится остаться бедной.

Потому что планида такая, как любил говаривать Тонин друг детства Женька, утонувший по пьяни в мелководной речушке два лета назад.

В супермаркете царила утренняя тишина — только в продуктовых отделах наблюдалось шевеление. Люди по утрам не ходили глазеть на косметику, телевизоры и музыкальные инструменты. Они по утрам хотели есть. И пить.

Тоня достала журнал столетней давности — забытый здесь Шерри гламурный «Космополитен», и попыталась найти позитив там. Но только больше расстроилась от созерцания полированных красавиц, голубоватых красавцев и интервью с «успешными» женщинами. «Успешные» женщины врали Тоне нагло в лицо, что стать «состоявшимися» в этой стране так просто, раз плюнуть, плюнул — и все, здрасте-мордасте, Тоня состоялась, она теперь бизнесвумен! При этом у одной «состоявшейся» был папа чиновник, у другой — любовник бандит, а у третьей — муж заправлял нефтяным бизнесом…



У Тони любовника не было вообще, папа был инженером когда-то, потом пенсионером, а теперь и вовсе его не стало, а бывший муж работал охранником в какой-то мелкой фирме и все деньги пропивал, а то, что оставалось, тратил на тупые отечественные детективы и такую же недалекую отечественную порнуху.

Так что не было у Тони никаких шансов в этой «солнечной стране» стать успешной и состоявшейся женщиной. Обдумав все это, Тоня и сама удивилась, когда обнаружила, что от осознания данного неоспоримого факта у нее вдруг улучшилось настроение и на губах появилась улыбка.

«Да я просто и не хочу ей быть, — призналась она себе в полном восторге. — Не хочу я быть этой самой скучной, высокомерной, лакированной успешной тетехой! Вот и все…»

Грустное настроение еще плескалось где-то глубоко, на самом дне души, но Тоня уже словно птичка расправила крылья и спину выпрямила, сама удивляясь этому внезапному состоянию свободы и радости, посетившему ее в тот момент, когда она поняла, что ее вполне устраивает собственная судьба. И сама Тоня саму себя вполне устраивает.

А то, что люди в ней нуждаются, — так это же хорошо!

Это очень хорошо, повторила про себя Тоня, улыбаясь первой посетительнице — «успешной» и «состоявшейся», с усталым и надменным лицом. Тоне стало ее так жалко, когда та подбирала себе крем для снятия макияжа, и Тоня выбрала для нее самое лучшее, что было, и вздохнула ей вслед сострадательно. «Бедняжка, — подумала Тоня. — Сохранить здоровую кожу при таком слое косметики практически невозможно… Она ведь меня старше-то всего года на два, а выглядит, будто старше меня лет на двадцать…»

Так начался ее рабочий день, и уже через час она совсем забыла и о своих неудачах, и о Шерри, балдеющей перед телевизором в Тонин выходной день, и про все, что омрачало ей жизнь, потому что Тоне эта самая жизнь очень нравилась. Даже когда жить было трудно и казалось, что она Тоне в тягость только и никакого будущего у Тони нет, она все равно ее любила.

В конце концов, как говаривал тот же Тонин приятель Женька, безответная любовь всегда самая сильная.

«И получается, что вся моя жизнь — это сгусток сильных чувств, — мрачно усмехнулась про себя Тоня. — Или меня безответно любят, или я. Правда, я-то чаще люблю безответно».

И вспомнила вычитанное в каком-то гламурном журнале слово, мрачно уставилась в потолок и протянула:

— Ка-а-а-арма такая…


Шерри к тому времени уже устала смотреть телевизор. Она сделала то, чего делать не любила. Она задумалась о своей жизни.

Сначала-то она подумала о Бравине, который почему-то вчера не пришел. И не позвонил. Обычно он всегда ей звонил, умолял его простить, и Шерри прощала. Кстати, прощала она Бравина всегда с некоторой выгодой для себя. Результатами их совместных баталий были новые шубки, дорогая косметика, а один раз даже путевка в Анталию. Шерри даже разработала целую поведенческую тактику, чтобы безошибочно достигать желаемого.

Она даже хитренько провоцировала очередной скандал, когда понимала, что срочно нужен новый фен, например, или печка-микроволновка, или даже небольшой, но изящный несессер, увиденный ею в бутике.

Бравин был готов на любые подвиги, лишь бы Шерри его простила и вернулась. Так что и на сей раз Шерри была уверена, что все кончится тип-топ. Бравин три дня будет стоять на коленях, а потом Шерри начнет проявлять снисхождение. И вежливо намекнет, что очень хотела бы провести с ним пару недель на Средиземном море, потому что все их ссоры, на ее взгляд, происходят исключительно по той причине, что они последнее время отдалились друг от друга.

Причина была в отвратительной Эльке из соседнего отдела. Она, зараза такая, как раз вернулась из отпуска с гадким загаром, сияющая так, что у Шерри не оставалось никаких сомнений — эта барракуда сняла наконец-то дядьку побогаче Бравина.

Вот Шерри и решила, что им тоже пора съездить на это самое Средиземное море, и тогда Элька не будет проходить мимо с видом скучающей королевы Джиневры, загадочно мерцая улыбкой. Потому что она, Шерри, тоже будет стоять загорелая и красивая, гордая собой и состоявшейся удачной жизнью.

Впрочем, вчерашний скандал не был запланирован.

Шерри сразу загрустила, вспомнив его подробности. Мысль о награде пришла к ней ночью, когда она лежала, разглядывая черный потолок, с полными слез глазами, так и не дождавшись первого акта бравинского покаяния.

Это было как успокоительная таблетка перед сном. Подумав о море, Шерри стала успокаиваться, забывать о том, что произошло накануне, о том, что он так и не пришел и даже не соизволил позвонить…

Она видела только изумрудного оттенка воду, каких-то смуглых красавцев, щебечущих непонятные слова на птичьем языке и сверкающих ослепительными и обольстительными улыбками, низко над волнами кружащих альбатросов, и отовсюду — музыка Адриано Челентано и Тото Кутуньо… Этот удивительный мир так был заманчив и прекрасен, что Шерри с удовольствием бы там и осталась на всю жизнь, но она прекрасно понимала, что это только мечты, грезы, она заснет — и проснется в Тониной квартире, ожидая звонка Бравина, а потом все повторится…

Слава богу, она заснула, не успев додумать соцреалистические мысли. Они вернулись утром, после очередного конца какой-то серии, а следующим номером телепрограммы был уже отечественный сериал с озабоченными героями и странными девами с внешностью проституток. «На хрена ж мне смотреть про то, что я и так постоянно могу видеть», — подумала Шерри, щелкая пультиком в надежде найти что-нибудь еще. Она посмотрела про жизнь львиного прайда, но ей быстро это прискучило, потом послушала ток-шоу, где обсуждали идиотскую проблему трансвеститов, что тоже ее мало заинтересовало, и в конце концов выключила телевизор. Оставшись в тишине, она страшно затосковала.

«Так грустно, что хочется курить», — вспомнила она слова из дурацкой песенки, усмехнулась и отправилась на кухню, где сварила себе остатки Тониного кофе и закурила сигарету.

Бравин так и не позвонил.

Значит, все вчерашнее было правдой.

Шерри потрогала синяк под глазом, помешала ложечкой кофе, и ей стало так тоскливо, словно у нее закончилась внезапно жизнь.

— Все правда, — повторила она голосом безнадежно больного человека, которому сообщили, что недуг его смертелен, и горько заплакала.


Велосипед был лучше ног и лучше машины. В этом Дима был свято уверен. Остановившись перед неказистой хрущобой, Дима втащил его вверх по ступенькам и открыл дверь.

После того как у него два раза подряд сперли велик, он предпочитал оставлять его под надежным взглядом охранника.

За охрану приходилось расплачиваться то пивом, то новой компьютерной игрой, но это ничего. Куда хуже постоянно тратить деньги на новые велики.

Сегодня дежурил Василий, любитель компьютерных игр.

— Здорово, — обрадованно приветствовал он Диму, алчно взирая на велосипед.

— Привет, — ответил Дима и достал из сумки новую версию «Фарграй».

— Е-е-е-е, — удовлетворенно протянул Василий, разглядывая диск. — А тут пойдет?

— Тут не знаю, — честно признался Дима. — Попробуем. Но я дам тебе домой…

От счастья Василий «заклубился» розоватым дымом.

— А мымра уже пришла, — прошептал он доверительно, глядя в сторону редакционной двери. — Сидит там, курит свои папиросины… Слушай, а почему она курит папиросы? Как будто в войну произрастала…

— Она курит анашу, — сказал Дима с правдивым видом. — Привыкла от младости… Сам понимаешь — творческая элита…

— Мать ее, — уважительно поддакнул Василий.

Дима развел руками и шагнул в пропасть, именуемую редакцией журнала «Современная литература», за прекрасное оформление коей он отвечал.

Вера Анатольевна быстро материализовалась в пространстве большого кабинета, возле Диминого компьютера, с неизменной своей пахитоской и видом охотницы.

— Здравствуйте, Димочка, — пропела она голосом охрипшей от водки Дженнис Джоплин. — Что-то вы сегодня опоздали…

— Проспал, — улыбнулся Дима, целуя подставленную ему морщинистую руку, унизанную фамильными бриллиантами и пахнущую грубым табаком. — Молодость, женщины, вино…

Она рассмеялась покровительственно, погрозила пальцем с длинным, устрашающим ногтем и, снисходительно понизив голос, проговорила:

— Шалун…

— Не без этого, Вера Анатольевна, — признался он, втайне досадуя, что не умеет краснеть по заказу. А то как бы вышло чудно — отрок, мучительно краснеющий рядом со стареющей гранд-дамой… Просто сюжет для картины. Неравный адюльтер, мезальянс, Дмитрий Воронов, соблазняемый Верой Анатольевной. Художник, которого пытается обольстить королева Елизавета.

Она выжидательно смотрела на него, так пристально, словно и в самом деле ожидала немедленного объяснения в любви с последующим предложением руки и сердца. «Приложением», — усмехнулся Дима, отметив про себя, что нынче он что-то горазд на афоризмы. Может, ему уже пора бросить изобразительное искусство и податься в изящную словесность, заменив ушедших на покой Станислава Ежи Леца и Элиаса Канетти?

— Картинки посмотрим? — поинтересовался он охрипшим голосом, тон которого тут же был Верой Анатольевной совершенно неправильно истолкован, судя по самодовольной улыбке, искривившей ее лицо.

— Конечно, Димочка, — прошептала она с оттенком интимности, глядя ему в глаза и обещая райское наслаждение.

«Лучше бы ты предложила мне „Баунти“, — тоскливо придумал Дима новый афоризм и, чтобы не видеть ее призывно-устрашающего взгляда, сел за компьютер, поскольку теперь старая прелестница оказалась за его спиной. Что, впрочем, не мешало Диме испытывать судороги ужаса от ее навязчивого дыхания в затылок.

В принципе, подумал он, она неплохая тетка. Просто все представления о том, как должны выглядеть аристократы духа, она вынесла из примитивных книжек плохих и средних авторов, которые долгое время навязывались обществу в качестве «великих». Поэтому ей отчаянно хочется выглядеть Анной Андреевной Ахматовой, а не получается у нее… На самом деле-то она напоминает скорее чекистку на заслуженном отдыхе. Хотя верит ведь, что на самом деле именно так и должна выглядеть поэтесса.

И стихи… Дима невольно вздохнул от жалости. Такие стихи банальные, и глупые какие-то, и — что самое важное, никак тетка не поймет, что после пятидесяти смешно писать чувственную лирику, лучше уж за философские этюды взяться… А она все косит под семнадцатилетнюю девочку, сама не понимая, как это смешно…

«Я вслед тебе смотрю, как ты уходишь к другой… С прелестным запахом невинности и грез…»

Дима, конечно, молчал и рисовал даже юную красавицу и кучерявого бонвивана, хотя его так и подмывало изобразить старую графоманку с ее казбечиной в зубах и себя на велике, стремительно удирающего от ее объятий куда угодно, хоть к черту на рога, и даже не надо никаких соблазнительных красоток, право слово…

И без красоток он готов покинуть немедленно общество Веры Анатольевны.

— Как хорошо, — выдохнула она. — И как же правильно вы угадали…Он от удивления даже потерял дар речи и чуть не хихикнул глупо. «Что угадал? Она себя вот такой видит?» Слава богу, он удержался вовремя от опасной второй части, но первая успела вырваться на волю и завертелась прямо перед его носом, опасная, грозящая ссорой с работодательницей.

— Что угадал?

Она, слава богу, не придала этому вопросу судьбоносного значения, и Дима понял, что работу он пока не потеряет.

— Вы угадали внешность моей души, — кокетливо проворковала она и коснулась Диминых рыжеватых кудрей своими красно-вампирскими губами.

«Словно смерть меня коснулась», — подумал Дима, мужественно перенося эту смелую ласку.

И еще он подумал, что страшно недоволен обликом этой «красавицы», которая кажется ему глупой, напыщенной и расплывчатой, и еще вчера он стоял, глядя в ее пустенькие глазки, и думал, что надо что-то изменить в ее облике. Потому что — даже с этим бонвиваном в кудряшках все было нормально, а вот красавица должна быть другой. Похожей на деву светлую. Сошедшую с небес. Смотрящую в небо так, точно там ей видно что-то, чего не может никак разглядеть ни Дима, ни остальные представители человечества. Но раз Вера Анатольевна думает, что вот так неуклюже и пошленько выглядит ее душа, то… Дима невольно засмеялся.

А Вера Анатольевна, зардевшись от удовольствия, уже присела в кресло и затянулась новой папиросиной.

— Сварите-ка кофейку, — томно протянула она.

Дима хотел возразить, что для этих целей в офисе издательства присутствует секретарша Ритка, но промолчал. Покорно отправился за электрическим чайником, достал банку растворимого кофе, и тут ему снова пришел в голову афоризм. «Даже кофе, о котором мечтал только что, становится отвратительным в компании с неприятным человеком».

Поэтому чашку он достал только одну.

«Вот уйдет наша Вера Анатольевна, — решил он, — я этого самого кофе вволю напьюсь. А сейчас не хочу».

Правда, тут же подумал: а уйдет ли она сегодня вообще?

Ведь она на пенсии. И у нее, похоже, теперь одно только дело.

Изводить бедного Диму Воронова своим неминуемым присутствием в его жизни. Ах, в недобрый час появился он пред ее распаленными, страстными очами. Лучше бы ей Вася повстречался, право… Надо поток ее сознания направить на Васю. Это ведь чудо как романтично — поэтесса и охранник… И ново. И свежо.

Только было уже поздно — поезд поэтессиных чувств тронулся, и «колеса ее любви» нацелились именно на несчастного Диму, оставалось только дождаться, когда они раздавят его.

ГЛАВА 2

Казалось, этот день никогда не кончится. Тоня так устала, что ей уже не в радость были покупатели, вдруг свалившиеся откуда-то в таком количестве, словно был совсем не октябрь, а начало апреля. И почему-то покупали солнцезащитный крем и масло для загара, как будто им сказали, что лето снова настанет вот-вот, а то, что небо серое, это ничего. Временное явление, как в июне. Тоня, конечно, понимала, что это просто те счастливцы, которые растягивают себе лето, уезжая в солнечные края, где и слыхом не слыхивали об осенних дождях и неминуемом снеге.

Элька скучала рядом, положив голову на все тот же старый «Космополитен». Ее свитера и юбки почему-то никого сегодня не интересовали, а купальники старый азербайджанский хрыч Фарид почему-то не привез. Наверное, ему еще не сообщили, что осень и зима отменяются. Впрочем, куда больше скучала бедная Ритуля в музыкальном отделе — но для нее скучать было привычно. К музыкальным инструментам независимо от времени года народ особенно не тянулся. Ритуля подумала даже, не научиться ли ей с горя играть на арфе, но утешение было в одном. Ритуля уже давно позаботилась о себе, выбив у хозяина твердый оклад, не зависящий от продаж.

Она как-то сразу заподозрила, что продаж не будет. Правда, однажды ей повезло — какая-то группа закупила у нее целую партию инструментов, перед этим подвергнув ужасному истязанию громкими завываниями гитар и барабанной дробью. Ритуля все стерпела и в этот день горько пожалела о своем «окладе».

Обычно они болтали с Тоней, потому что с Элькой болтать было скучно и противно, но сегодня Тоня была занята.

У Тони не иссякал поток покупателей.

Тоня даже похудела от усердия.

И вообще подумала, что скоро начнет заговариваться.

«Нет, — думала она. — Я вообще к концу дня исчезну. Умру от усталости».

Потом выдалась свободная минутка, уже ближе к вечеру, и Тоня решила, что все закончилось.

«Все, — пообещала она себе. — Больше не стану связываться с Шерри. В конце концов, это ее день. Кто знает, вдруг она и выручку сегодняшнюю с меня потребует?»

Эта мысль показалась ей ужасной, потому что вместе с этой чертовой выручкой, плодом ее усилий, набиралась вместе с накопленными деньгами как раз необходимая для покупки роликовых коньков сумма.

Не то чтобы эти дурацкие роликовые коньки были так Тоне нужны, и нужны они были даже не Тоне, а Пашке, но в конце концов, если уж пришлось сегодня работать…

Когда в зале появился этот нелепый тип в старых джинсах, Тоня не обратила на него особого внимания, решив, что он по Риткину душу. Именно так вот, на Тонин взгляд, должны одеваться несчастные музыканты. Может, арфу даже купит, подумала она, отвернулась от него и вновь предалась мечтам о Пашкиных роликах.

Но тип направился прямо к ней, нахально разрушая все ее надежды на покой.

«Ну вот, — уныло подумала она, наблюдая за ним, — скорее всего, спросит сейчас дешевый лосьон после бритья… И мне придется объяснять ему, что самый дешевый стоит сто девяносто рублей… Он вытаращит на меня глаза, пожует сердито губами и начнет возмущаться. Как будто цены я и устанавливаю… И вообще — именно я и окажусь виновата в том, что он пришел сюда. А какого черта надо было ползти на второй этаж, если внизу отдел косметики и там можно купить дешевый „Арко“?»

И джинсы у него были старые, и плащ выглядел жутко. Какой-то нелепый, мешковатый. К джинсам вообще подошла бы больше куртка.

Странный тип.

Меж тем странный тип замер, беспомощно и близоруко щуря глаза, стал рассматривать выставленные за стеклянной витриной изящные флакончики духов, и особенно его заинтересовала пятицветная коробочка с пятью разными флакончиками, подарочный набор за баснословную, на Тонин взгляд, сумму.

— Пожалуйста, — начал он, оглядываясь на Тоню, — будьте так любезны…

Она изобразила на лице учтивость и живой интерес, догадываясь, что получилось у нее это так себе… Говорить ей не хотелось. Она сегодня так наговорилась на косметическую тематику, что к концу дня была похожа на выжатый лимон и стала врагом косметической продукции вообще.

— Да? — сказала она, удивляясь, что ей удалось выдавить из себя даже это.

— Покажите вот тот набор…

Тоня с сомнением и жалостью посмотрела на его унылый прикид и тихо сказала:

— Это подарочный набор. Он стоит пятьсот рублей. Для нее сумма была неподъемной. Но дяденька почему-то испуганно отшатнулся и пробормотал:

— Да, не пойдет…

— Дорого, — согласилась Тоня. — Хотя, с другой стороны, там целых пять флакончиков…

— Вот и я говорю, что ей это покажется дешевкой, — вздохнул странный тип. — Она не оценит…

Он перешел к стойке, где покоились дорогущие духи, и стал рассматривать их, низко наклонив голову и бормоча что-то себе под нос.

Он явно не собирался уходить. Тоня даже на часы посмотрела, но рабочий день заканчивался только через сорок минут и намекать странному покупателю, что здесь не выставка, и вообще отдел закрывается, она права не имела.

Придется терпеть.

Он все равно ничего не купит, а если и купит… На последние деньги. Порадовать молоденькую пигалицу, которой хочет пустить пыль в глаза. Вот какой, мол, я богатый и крутой… Что ж, за все удовольствия надо платить.

Она и сама не могла понять, почему этот мужик ее так раздражает. Если бы появился бритый гоблин, увешанный золотом и унизанный перстнями, с тупой физиономией, это было бы нормально. И лоснящийся чиновник тоже был бы к месту в своем желании выкинуть тысячу-другую государственных баксов на какую-нибудь крашеную куклу. Но не этот интеллигентный с виду дядька, начинающий лысеть, с беззащитным прищуром умных глаз…

Может, Тоне просто стало обидно за него? «Скорее всего, какой-нибудь учитель. Или преподаватель университета, — думала она, и раздражение постепенно уступало место жалости. — Получил денежку и теперь норовит ее выкинуть на мерзавку с крашеной башкой и отсутствием мыслей… А завтра жрать будет не на что…»

Она так прониклась сочувствием к глупцу, что не выдержала:

— Да купите вы эту коробочку! Откуда она узнает, сколько они стоят, эти духи? Они хорошие. «Ив Роше», между прочим. Старая известная фирма. А если она всякими «Кензо» предпочитает душиться, то она попсовая…

Он заинтересованно посмотрел на нее, и она отметила, что глаза у него странные. Красивые. И почему-то покраснела.

— Почему? — спросил он, не отводя взгляда.

— Что почему? — сердито буркнула она, наоборот, стараясь не встречаться с его глазами.

«И чего влезла, — отругала она себя мысленно. — Твои, что ли деньги?»

— Почему попсовая?

Он продолжал смотреть на нее с лукавым интересом, с легкой улыбкой на губах, которая удивительно ему шла.

— Потому что этими духами все душатся, — сказала Тоня, удивляясь собственной дерзости. — Как надо крутость показать, так непременно этими духами и надушатся… А чем «Ив Роше» хуже? Сами убедитесь, какой тонкий аромат…

Она достала коробку и открутила крышечку.

— Вот, — протянула странному покупателю флакон. — Ведь правда же, удивительная смесь? Такая почти неуловимая и окутывающая… А аромат должен именно окутывать… И еще… — Она убрала флакон в коробочку. — Если ваша дама хочет, чтобы ее запах существенно отличался от запаха, скажем, какой-нибудь заведующей оптовым складом, лучше брать духи малоизвестные… Наша Нина Иванна, толстенная и грубая дама, только дорогущими духами и пользуется…

Он слушал ее и улыбался.

— А какими, если не секрет? — спросил он.

— «Нина Риччи», — еще гуще закраснелась Тоня.

— Тогда давайте мне эту самую «Нину Риччи», — кивнул он. — И эту коробочку тоже…

Она вздохнула. Все-таки не пошли впрок ее наставления…

Он заплатил деньги и снова остановился рядом с ней.

— Эта Нина Иванна очень противная? — спросил он доверительно.

— Да нет, — сказала Тоня. — Просто она обычная, как половник… И надменная.

Он рассмеялся.

— Значит, эти духи то, что надо, — сказал он. И протянул ей набор из пяти флакончиков: — А это вам.

Она от растерянности открыла рот и попыталась впихнуть ему назад странный и неуместный подарок:

— Нет, что вы… Зачем это? Я не могу…

— Можете, — сказал он, продолжая улыбаться. — Потому что…

Он не договорил.

Тоня не успела сказать ничего, так быстро он повернулся и вышел прочь. Оставив ее с неожиданным подарком и глупой улыбкой, непонятно откуда появившейся на лице.


Он и сам не знал, зачем это сделал.

Сначала купил для Лоры подарок. И еще подарок. И духи. И цветы. Все подарки были нарочито банальными. За те годы, которые они с Лорой прожили вместе, Андрей уже научился великому искусству унижать подарком. Подчеркивать серость адресата.

Раньше, в первые годы брака, он в самом деле хотел порадовать ее, немного поражаясь тому, что порадовать Лору можно только «легкой промышленностью». То есть — тряпки, духи, дорогое белье… Если цветы, то непременно розы. А если повезет, — импортные, похожие на искусственные, или — орхидеи…

Лора всегда пыталась подчеркнуть свое сходство с этим бледным цветком, нежным и изысканным.

Она просто мечтала выглядеть именно так.

И сначала у нее это получалось. Тоненькая фигурка, мечтательные, грустные глаза, белокурые локоны…

После рождения Аньки все исчезло.

Оказалось, что фигура у Лоры массивная, с широкой костью, а волосы — темно-русые. И на орхидею она перестала походить совершенно. Наверное, все-таки надо иметь внутреннюю «орхидею», усмехнулся он про себя. А там нет вообще цветка. Все просто и примитивно.

Да, Лора не любила книги. Если она что-то и читала, это были исключительно «полезные» книги — здоровье, косметика, прически, диеты… и секс. То, что найдет практическое применение. То, что поможет Лоре вернуть облик орхидеи…

Он прикрыл глаза. «Боже, как стыдно, — усмехнулся он. — Я брюзжу, как старик. Я сам себя пытаюсь убедить, что не люблю ее. Свою жену. Бедную, запутавшуюся девочку, которая могла бы быть орхидеей, если бы не ошибочные представления об этом нежном и беззащитном цветке. Я бы должен сейчас умереть от жалости к этой девочке, а я пытаюсь мысленно ее уничтожить».

И все же он не мог уже снова полюбить ее, увидеть в ней ту хрупкость, которая пленила его много лет назад. Теперь она слишком изменилась. Даже кость стала шире.

Интересно, подумал он, останавливаясь на красный свет рядом с магазином «Дикая орхидея». А если бы она не посмотрела в юности фильм Залмана Кинга, любила бы она этот странный, нежный цветок?

И тут же перед глазами возникла маленькая продавщица с темными, собранными на затылке в хвостик волосами…

Он невольно улыбнулся, вспомнив нежную округлость щек, быстрый взмах длинных, темно-коричневых ресниц, удивление в больших, зеленоватых глазах.

И этот румянец на щеках, так украсивший ее полудетское личико…

«Орхидея», — подумал он, улыбаясь и почти забыв о Лоре.

Случайный подарок для его фантазии.

Образ, рожденный самим Богом, и образ, на который ему дали полюбоваться, запомнить ее случайные черты, чтобы воплотить в новом своем… «проекте»? Он ненавидел это обозначение.

И сериал тоже.

Новый фильм.

Длинный, загадочный, с маленькой героиней, похожей на Тави Тум, и на Режи — Королеву Ресниц, и на всех гриновских героинь, любимых Андреем всю жизнь…

И с Волком.

Он почти увидел ее, эту девочку, за которую Волк был готов отдать жизнь. Почувствовал ее теплое дыхание. И — несмотря на то, что эта маленькая продавщица была слишком хороша собой, а та, нужная ему девочка должна была обладать неправильными чертами лица и быть некрасивой, но прелестной, он почувствовал, что сможет теперь найти ее облик. В этой девушке из магазина было что-то от его героини. И, почувствовав это, он уже начал придумывать и ее…

Ах, как жалко, подумал он, трогая машину, что в жизни ему такие девушки встречаются нечасто! И случайно… А может быть, тут же нахмурился он, при ближайшем рассмотрении маленькая Ассоль окажется той же Лорой?

Все, что ни делается, исключительно к лучшему, вздохнул он, выезжая с городской магистрали в сторону Волги, где располагался его дом.

Их с Лорой дом.

Их любовное, черт его побери, гнездышко…

Он почувствовал, как сжалось сердце. Подстреленная на лету птица, усмехнулся он. Как в недавно увиденном фильме — летящая стая, а внизу охотники, и вот — сухие щелчки выстрелов, и птицы падают… Они пролетели огромное расстояние, стремясь обрести покой хоть на некоторое время, — и обрели вечный покой…

Никто никого не может обвинить. Птицы существуют для полета. Охотник существует для убийства летящей птицы. У каждого свой смысл существования.

И все-таки интересно, подумал он, а эта девушка в магазине — кто она? Охотник — или птица?

И недовольно поморщился, поймав себя на том, что мысли его снова вернулись к ней, а потом — улыбнулся…


Он не позвонил.

Шерри все еще не теряла надежды, стараясь не отходить далеко от телефона. Но Бравин не звонил.

Время, которое сначала текло медленно, убыстряло бег и теперь летело, превращая час в минуту…

Бравин не звонил.

В душе у Шерри начала подниматься паника. Она старалась не смотреть на часы. Она пыталась найти себе занятие, чтобы не думать о телефоне, молчаливом и безжалостном, но все ее занятия оставляли голову пустой и свободной. Она покрасила ногти на ногах и руках в темно-вишневый цвет. Ногти казались совершенно черными. Потом она зачем-то смыла макияж и снова накрасилась — продолжая при этом неотступно думать о Бравине. О телефоне. О том, что с ней теперь будет.

С этого дня у нее ничего не оставалось. Ни Бравина, ни квартиры, ни средств к существованию. Маленькую зарплату Шерри не могла посчитать средством к существованию. Скорее — к прозябанию. Вопрос «куда я денусь и как мне теперь быть?» не оставлял Шерри в покое. Когда она отправилась на кухню выпить кофе, вопрос последовал за ней и остался, не давая бедняге отрешиться от гнетущей реальности.

Она так измучилась, что была уже готова сама броситься к телефону, набрать бравинский номер и сдаться ему на милость, презрев остатки гордости. Искушение было так велико, что Шерри уже с трудом справлялась с собой.

— Скорей бы уж Тоня пришла, — бормотала она. — Если она будет ругать меня за то, что я все-таки позвонила Бра-вину…

Будет, усмехнулась Шерри, представив себе рассерженную Тоню. «Как ты могла, он же подлец, нельзя так унижаться…»

Она посмотрела снова сначала на часы, потом на телефон, потом снова на часы и, вздохнув, отпила из чашки обжигающий глоток кофе.

— Вот придет Тоня, — сказала она себе. — Посидим с ней, обе грустные, брошенные, несчастные… И станет нам хорошо. Поплачем, поговорим… Ну, поживу я у нее какое-то время, потом найду квартиру… А сдаться — всегда успеем.

И, решив так, с удивлением обнаружила, что паника исчезла и на губах появилась улыбка, и перестал ее волновать Бравин с его подозрительным молчанием, и телефон тоже…


День угасал, а работы было еще много. В принципе так было всегда. Дима уходил последним. В офисе оставались только он и охранник. И наступала благословенная тишина.

«Самое главное, что наша сексуально озабоченная старушка уйдет», — подумал Дима. Пока Вера Анатольевна не спешила. Она делала вид, что увлеченно рассматривает Димины иллюстрации, иногда издавала одобрительный возглас и долго смотрела в Димин затылок, призывая его обернуться. Когда же ей это не удавалось, она недовольно причмокивала вампирскими губами и щурилась, бормоча себе под нос, что это — «из рук вон плохо».

Диме было наплевать, что она думает. Его раздражало ее присутствие. Диму подмывало резко обернуться и спросить ее, чего она, собственно, ждет. И чего она хочет от него. Впрочем, он догадывался, чего именно. Задать такой вопрос было чересчур рискованно. Лучше промолчать. А то нарвешься на томный, многозначительный взгляд, и — не дай бог! — придется объясняться…

Поэтому Дима стоически терпел ее присутствие, стараясь не думать о ней. Пусть себе сидит. Пусть причмокивает. Пусть шепчет себе под нос мантры-заклинания.

Провожать-то ее он не пойдет, это пусть не надеется.

Видимо, последнюю мысль она уловила.

Поднявшись, посмотрела на часы и поинтересовалась:

— А вы, Димочка, домой не собираетесь?

— Нет, — буркнул он, не отводя взгляда от монитора. — Работы много… Надо успеть до завтра…

— Ну что ж, — протянула печально Вера Анатольевна. — Не судьба… Хотела вас пригласить на чашечку кофе… С коньяком.

«Боже ты мой, — подумал Дима. — Она хоть сама-то понимает, как это убого?» А ей сказал:

— Спасибо, как-нибудь в другой раз…

Она кивнула.

— Счастливо вам, Димочка, управиться… с работой…

— Спасибо, Вера Анатольевна…

«Шла бы ты скорее, оставила меня в покое».

Она замешкалась у выхода, обернулась и, обволакивая его томным взглядом, проворковала:

— До свидания, милый. До завтра…

Когда за ней закрылась дверь, Дима откинулся в кресле и выдохнул с облегчением:

— Слава богу…

Теперь можно было немного расслабиться.

Теперь можно было, подождав немного, отправиться домой.

Работу он сделал уже час назад…


Тоня и сама не знала, что с ней происходит. «Экая ты глупая, — думала она улыбаясь. — Какой-то дяденька подарил тебе духи на бедность, а ты и рада…»

И все же эта разноцветная коробочка грела сердце, и все вокруг казалось таким же разноцветным и радостным, как эта коробочка с духами, и Тоне хотелось сохранить это ощущение тепла и эту улыбку, пусть даже глупую…

Кто-то толкнул ее по дороге, проговорив что-то типа «двигаться надо, а не торчать тут как столб», но Тоня почему-то не отреагировала, только испугалась за благословенную коробочку с духами, покрепче ее прижала и пошла к остановке.

По дороге остановилась и увидела Бравина — он стоял в распахнутой куртке, прислонившись к машине. «Надо ему сказать, что Шерри нет», — подумала Тоня, но решила — не стоит, пусть себе постоит, подождет, так ему и надо! Уж к Бравину сострадания не стоит проявлять ни в коем случае.

Из дверей вышла девица и осмотрелась. Потом улыбнулась Бравину и быстро направилась к нему.

Тоня с этой девицей еще не успела толком познакомиться, да как-то и не стремилась. Девица была новенькая. Поставленная в «золотой и драгоценный» отдел, она и сама там стояла с видом «золота и драгоценности», всем своим видом источая надменность и презрение к окружающим. И только со своими клиентами она менялась, подобно хамелеону, становилась подобострастной и изогнутой в раболепном порыве. О, не со всеми — она словно вычисляла тех, которые могли бы, при желании, скупить весь отдел оптом. Вместе с продавщицей. На тех, кто победнее, девица посматривала с учтивым превосходством и скукой.

Дальнейшее показалось Тоне страшным сном, потому что Бравин ее поцеловал и распахнул дверцу машины, и девица забралась туда царственно, как владелица и Бравина, и машины, и целого мира…

И самым страшным в этом тандеме было рабское положение Бравина. Не то чтобы Тоня за него переживала, нет — она даже испытала нечто напоминающее ликование и подумала, что так ему и надо, этому животному. Но — воспоминание о том, как это самое раздавленное сейчас животное обращается с Шерри, словно вымещая на ней злобу за собственное теперешнее положение, заставило Тоню испытать и злость, и боль обиды за подружку, и жалость к ней.

Тоня немного постояла, провожая их ошеломленным взглядом, и подумала: что же теперь будет делать Шерри, дурочка Шерри, свято уверенная, что Бравин — ее, навеки?

Ей даже еще больнее стало там, глубоко внутри, и голова закружилась…

«Потом, — подумала она. — Я потом соображу, что делать… Или — пусть все образуется само?»

Она пошла дальше, и теперь ей казалось, что она несет что-то тяжелое, даже плечи ссутулились.

Мимо неслись машины, с фасада супермаркета хищно улыбалась белокурая красотка с ослепительными зубами, рекламирующая почему-то не зубную пасту, а краску для волос. Напротив нее куда-то устремился актер Хабенский в «Ночном дозоре», а Тоня наконец-то остановилась возле остановки своего автобуса, и ей казалось, что она живет своей жизнью и в своем маленьком мире, и нет там места ни для машин, ни для красотки этой саблезубой, ни для актера Хабенского… Только для Тони, для маленькой разноцветной коробочки и для мелкого Пашки. И для несчастной, глупенькой Шерри, которой кажется, что она любит этого самодовольного индюка, и которая будет сильно-сильно переживать и горько плакать, когда увидит этого надменного козла, раболепно изогнувшегося перед надменной «золотой» куклой.

Она покрепче прижала к себе разноцветную коробочку и даже прикрыла глаза, чтобы уйти от этих невеселых мыслей, и привычно стала придумывать свое «несбыточное», про дом на зеленом холме, и внизу было озеро, тихое-тихое, и небо было с медленно плывущими розоватыми облаками. Тоня сидела на берегу озера и рассматривала в чистой, прозрачной воде золотых рыбок. А из дома на холме доносились смех Пашки и голос матери и еще чей-то голос, мужской, незнакомый… И Тоня невольно улыбнулась, так все было хорошо в ее придуманном, тихом мире.

Автобус появился в конце улицы. Тоне даже стало немного грустно, что сейчас она вернется в привычный мир, к Шерри, войдет в свою малогабаритную квартирку, увидит привычное желтое пятно на потолке кухни, старую плиту с навсегда поселившимися на ее поверхности пятнами… Убогость этого мира была так несовместима с разноцветным миром Тониных грез, что ей стало грустно нестерпимо, как будто она ударилась о что-то твердое, и стало больно оттого, что ничто никогда не изменится к лучшему. «Все будет так, исхода нет» — тянутся нескончаемой серой чередой дни, работа-работа-работа! Ей захотелось вдруг громко закричать — она почему-то связала нескончаемую безнадежность будней вот с этой блондинкой, у которой были хорошие зубы. Как будто именно она и явилась причиной Тониной тоски.

«Да при чем тут она? У нее тоже жизнь скучная. Может, ей до смерти надоело сначала позировать, а потом на себя пялиться? И — кто знает, не чувствует ли она ежеминутно ненависть к себе людей, у которых не все в порядке? Не только с зубами, а с жизнью вообще?»

И — что случилось, Тоня? А ничего особенного…

Просто в очередной раз споткнулась о реальность, грустно усмехнулась она про себя. Мечтала бы поменьше, реже витала б в облаках, проще жить стало бы. Веселее. И как там Шерри? Позвонил ли ей уже Бравин? Тоня и не сомневалась, что позвонил, ему ведь Шерри необходима. Чтобы рядом с кем-то ощущать себя значимым и сильным. Люди, подобные Бравину, думают, что сила именно в этом. В унижении другого… Она вдруг вспомнила ту девицу, с которой он был, и ей стало не по себе. Как она скажет об этом Шерри? И надо ли ей об этом говорить?

И как вообще ей надо себя вести, если Бравин уже сидит у нее дома, с наглой своей мордой, прекрасно зная, что Тоня ничего не скажет своей подружке, дабы не расстроить ее?

Кто-то толкнул ее, продвигаясь внутрь, пробормотал «извините», и Тоня невольно обернулась. «Бывают же такие глаза», — невольно улыбнулась она, встретившись взглядом со взглядом молодого человека, только что вошедшего на остановке. «Такие яркие. Как… один из цветов там, на заветной коробочке. Из разноцветного мира».

И она невольно улыбнулась ему, а он — ей…

— Ничего, — почему-то покраснела Тоня. — Народу очень много…

— Час пик, — улыбнулся он ей, глядя на нее очень внимательно. — Никуда не денешься…

И пошел дальше. Странный, с рыжеватыми волосами и такими яркими, зелеными глазами…

«Как будто он живет в моем придуманном, разноцветном мире, — подумала Тоня. — Вышел оттуда ненадолго и сейчас снова там исчезнет…»

Она даже оглянулась, пытаясь увидеть его еще раз. Он стоял. И все-таки Тоне стало грустно. Потому что он сейчас исчезнет, растворится, и вообще — он из другой реальности. Не Тониной…

Она теперь даже знала, как выглядит тот жилец ее сказочного дома, чей голос она слышала. Именно так. И голос… Тоня испытала смятение, поняв, что голос, который она так часто слышит там, в ее белом доме на зеленом холме, именно такой.

Объявили Тонину остановку, и она пошла к выходу.

И когда она оказалась на улице, снова оглянулась, и ей показалось, что он тоже смотрит на нее с грустью. Или ей это снова придумалось?

Придумалось, решила Тоня. И пошла по дороге к дому, все же прижимая к себе пакетик, в котором пряталась маленькая разноцветная коробочка, хранящая в себе путь в другой мир…


Он остановился у двери. «Точно это и не мой дом, — усмехнулся про себя. — Не мой».

И, парализованный непонятным чувством страха, замер, пытаясь совладать с собой. «В конце концов, — напомнил он себе, — это я строил этот дом. Этот мир. Здесь ведь все — на моих плечах. Это мои гонорары — в каждом кирпичике. В каждом витражном стеклышке. В каждом диковинном растении…»

Но — и сам прекрасно знал, что только одно «диковинное растение» обладает неограниченными правами и на дом, и на сад, и на самого хозяина…

Лора.

Лорина тень мелькнула в окне, на минуту замерла там и тут же исчезла. Она не хотела, чтобы он ее видел.

Он заслонился, как щитом, подарком и букетом роз и шагнул к двери. Прекрасно понимая, что это его не спасет — он так и останется для нее приносящим дары данайцем.

Что-то сломалось в их отношениях раз и навсегда. Он же не слепец, он видит это.

Более того — он это чувствует, и, может быть, это самое страшное. То, что с каждым мгновением капля за каплей уходит из его души любовь, и он видит это, но ничего не может изменить.

От него это уже не зависит…

Дверь раскрылась, и Анька бросилась к нему с порога:

— Па…

Он схватил ее, поднял, прижал к себе крепко-крепко и зажмурился, вдыхая Анькин сладкий запах, слушая ее лепет, чувствуя себя наконец-то счастливым.

«А вот ей-то я ничего не принес, — подумал он с раздражением. — Потому что ее любовь не измеряется в потребительских единицах. Но боже, почему она должна страдать от этого?»

Он прижимал ее к себе все сильнее, чуть не плача от счастья, от близости этой «женщины своей жизни», и, когда поднял глаза и столкнулся взглядом с Лорой, стоящей на пороге, он был уже защищен от холодного и цепкого взора. Он был уже готов. Он даже смог улыбнуться ей тепло и ласково, снова воруя частицы любви у Аньки.

Она стояла и улыбалась одними губами, глаза же оставались странно безучастными. Раньше, в самом начале их знакомства, эта безучастность казалась ему таинственной грустью, возвышенной печалью — да мало ли какая ерунда придет в голову влюбленному мужчине. Потом он понял, открыл для себя, что это — взгляд человека, обращенного внутрь себя. Все остальные эмоции — просто попытка вежливости, не более того…

Тем не менее он отпустил Аньку и подошел к Лоре.

— Здравствуй, родная, — сказал он, целуя ее в губы, и, отстранившись, восхищенно добавил: — Как же ты хороша, радость моя…

«Хоть эта часть игры близка к правде, — отметил он про себя. — Она ведь и в самом деле хороша».

Этого у нее не отнять. Она умела преподнести себя, проводила много времени в салонах, великолепно владела искусством визажистки. Она служила своему телу, вспомнились ему слова из какого-то романа, и тело служило ей, оправдывая ее существование под небом, ибо ничего другого у нее попросту не было…

Он снова поймал себя на том, что его мысли саркастичны и он словно зол на нее, зол, неизвестно за что, впрочем… Известно. За ее присутствие в его жизни.

Боже! Когда это случилось? Когда ненависть пришла на смену любви и — была ли любовь вообще?..

Ему стало так грустно и так жалко их обеих, и маленькую рыжую девочку, и эту красивую, холеную женщину. И самого себя…

— Я люблю тебя, — прошептал он едва слышно, но — верил ли он произнесенным словам?

Она улыбнулась, на минуту ему даже показалось, что она услышала то, что он ей сказал, но он тут же вспомнил, что весь этот ритуал — только часть игры, не более, и ему стало легче. Как, осознав, что его положение безнадежно, больной успокаивается…

— Ох, чуть не забыл…

Он достал свои «данайские дары», протянул их ей, она изобразила радость, хотя теперь уже привыкла к этому, и они изобразили «по сценарию» жаркие и страстные объятия.

Для Аньки.

Он украдкой посмотрел на нее.

Девочка стояла, грустно наблюдая за плохо сыгранным спектаклем, и он вдруг ощутил, как ей хочется сейчас заплакать от этой фальши, но и она вынуждена принимать участие в этом спектакле.

И не в силах прекратить это, только вздохнул коротко и подмигнул своей единственной зрительнице, как бы намекая ей, что потерпеть осталось совсем немного, бездарная постановка вот-вот закончится…

Она по привычке достала ключи. Ее мысли все еще витали далеко, в мире, где она, Тоня, была не скромной продавщицей из магазина французской косметики. И куча бытовых проблем ее не одолевала. Она… На секунду она вдруг задумалась, а чего же она хочет, и сама удивилась, что все ее мечтания сводятся к одному. Теплу в доме. Уюту. Тихому, безмятежному покою. И — любви, не важно, кто ее будет любить, лишь бы… Она вздохнула, считая эту часть своих мечтаний самой невыполнимой. Лишь бы ее и Пашку любили…

Понимали.

Жалели, когда Тоне было плохо. Понимали, что Тоня устала, и просто гладили ее по плечу или ничего бы не делали, пускай… Просто — один взгляд, полный нежности и заботы. Один-единственный взгляд! Неужели она так много хочет?

Она почувствовала легкую боль в груди — ах, как бы было это хорошо, если б выполнимо.

Вздохнув, чуть не вставила ключ в замочную скважину, но вспомнила, что дома Шерри, повертела ключ в руке и позвонила в дверь.

За дверью тут же раздались быстрые шаги — Шерри ждала ее, и Тоня попыталась определить по шагам Шеррино настроение. Как она? Порхает от радости как птичка — и это значит, что невыносимый Бравин объявился, или она печальна, потому что… Тоня вздохнула. Если Бравин появлялся, то он еще лгун и лицемер. Ко всем его неприятным качествам — это просто кошмар какой-то получается, а не предмет страсти! И как Шерри могла его любить?

Но тут же в глубине ее сознания появился вопрос к самой себе — а как ты, Тонечка, могла любить своего драгоценного Алекса, который, если посмотреть, был куда хуже этого Бравина? Как ты могла его любить, жить с ним, тащить на себе помимо своих проблем еще и проблемы всей их семейки, мучить себя и Пашку постоянным общением с этими странными людьми, как ты могла? Тебе ли судить Шерри?

В это время открылась дверь, и Тоня, к счастью, была вынуждена отвлечься от этих правдивых размышлений о самой себе.

Шерри выглядела измученной, и лицо у нее было опухшим, с красными пятнами. «Значит, она плакала, — подумала Тоня. — Она плакала, и — одно из двух: или Бравин позвонил и рассказал ей всю долбаную правду, или он так и не удосужился набрать телефонный номер. Второй вариант мне нравится больше».

Она знала, что правда, горькая правда, неминуемо всплывет, не оставляя Шерри шанса сбежать от нее, но все-таки предпочитала отодвинуть этот момент истины на далекое «потом». Хотя бы — когда Шерри не будет уже воспринимать так остро все связанное с Бравиным.

В глазах подруги мелькнула радость, но Тоне все же показалось, что еще в Шеррином взгляде спряталось разочарование — как будто она все-таки ждала не Тоню…

Бравина.

Ах, Шерри, глупенькая Шерри, покачала она головой и подумала: «До чего хорошо, что я уже никогда не испытаю этого идиотского чувства влюбленности…»

— Привет, — сказала она и улыбнулась.

Шерри улыбнулась ей в ответ, кивнула и только тут увидела Тонину разноцветно-счастливую коробочку.

— Что это? — поинтересовалась она.

— Это?

Она и забыла, что так и несет в руках этот маленький кусочек иной жизни. Детскую мечту, которой никогда не суждено воплотиться. Маленькую, такую маленькую, что даже обидно становится — вот так, Тоня, и мечты у тебя должны быть совсем маленькие…

Крошечные.

— Это…

Она уже хотела сказать, что это ей подарили, но посмотрела на потухшие глаза подруги и пожалела ее быстрее, чем пробудился разум.

— Это тебе, — сказала она, с некоторой поспешностью протягивая коробочку с духами Шерри.

Шерри застыла, не сводя с чудесного подарка глаз, нервно облизнула губы и, подняв наконец-то огромные, изумленные глаза, переспросила:

— Мне?

Тоня кивнула.

— Тебе, — тихо повторила она.

— Но… почему?

Конечно, Тоня могла бы еще соврать, что это ей передал Бравин, или еще какую глупость сморозить, но она вовремя одумалась — уж такого счастья она этому толстому уроду не устроит!

— Просто так, — сказала она, стараясь не смотреть на уходящий в другие руки кусочек волшебства. — Это… бракованные… Там с коробкой что-то было. Списали. Я…

Врать дальше ей не хотелось. Да Шерри и не напрашивалась. Она просто счастливо улыбнулась, обняла Тоню и прошептала:

— Спасибо… Это так… чудесно. Правда, это ведь дорогие духи?

Тоня что-то пробормотала, отчаянно краснея, и подумала: «Тоня, ты просто дура, потому что завтра Шерри выйдет на работу и сама узнает, что никто никаких духов не списывал…»

И плевать, решила Тоня. Может, она внезапно нашла пятисотку. И решила вот так ее потратить… Мало ли что ей пришло в голову.

И что из того, что Шерри узнает?

Главное — чтобы никто не сообщил ей «приятную новость» о Бравине.

По крайней мере, пока она не придет в себя.


Он уже давно ловил себя на мысли, что собственный труд ему неинтересен.

Когда творчество продается, оно перестает быть наслаждением, подумал он и невесело усмехнулся.

А что делать? Где найти выход?

Дима рассмеялся и встал. Потянувшись, он посмотрел на экран. Там улыбалась пухлогубая красотка. И почему-то Диме она совсем не нравилась. Он даже подумал, что никогда не купил бы рекламируемые косметические средства, будь он женщиной. Его бы оскорбило такое видение женской красоты. Почему-то он подумал, что лицо той девушки, которую он сегодня случайно увидел, мельком, было бы более кстати…

Может быть, она не такая красавица, на взгляд «новых глашатаев красоты», усмехнулся он. Но — эта беззащитность, эта тихая улыбка… Бог мой, скоро их совсем не станет! Все женщины будут подражать образу Вампиреллы. И он, Дима Воронов, приложит свою руку к созданию нового «имиджа».

Как просто — надо заменить одно слово другим, и смысл бытия тускнеет…

Имидж — образ. Образ — имидж…

Одно слово — требовательное, насыщаемое душой, а второе…

Жалкая тряпочка-бикини, наполняемая только общим выражением лица.

Он открыл бар, достал бутылку «Шардонне», плеснул в стакан вина. Снова усмехнулся.

«Шардонне» в граненом стакане».

По радио снова говорили о заложниках и террористах. О страхе, боли, ненависти, — о том, что испокон веков называется емко и страшно — «зло» или «зло под солнцем», а потом снова включили рекламу — сразу, после рассказа о детях-заложниках. И кто-то по радио беспечно вопросил: «Маня, ты куда?», а Маня эта в сотый раз отправилась покупать шкаф-купе, и Дима уже не мог вспомнить, про что пелось в этой песенке раньше. И куда Маня ходила раньше, когда еще не было этих шкафов.

Эта рекламная песенка и Димины мысли были такими неуместными и отвратительными, именно сейчас, когда там, где-то далеко, несколько сотен детей были в руках упырей с человеческими лицами, этого «зла под солнцем». И Дима подумал, что «зло» плодится и размножается именно потому, что из этого мира неслышными шагами уходит красота. А вместо нее — этой вечной, тонкой красоты — рождаются гомункулусы, денатурированные красотки, и чем дальше удаляется оскорбленная этой заменой красота, тем меньше у мира шансов спастись…

И он, Дима, помогает плодить этот отвратительный денатурат.

Это ведь его творение, глупая красотка, которая плевала на все несчастья мира, заботясь только о состоянии своих зубов.

Ее ничто не волновало, кроме денег и страсти.

И она была похожа на…

Вино приобрело отвратительный вкус. Стало кислым.

Он поморщился и отставил стакан дальше.

«Зачем она мне? Я ее не люблю…»

Красотка улыбалась с экрана монитора.

Теперь ее улыбка казалась ему зловещей.

«Если ты меня бросишь, — вспомнил он, — я не буду жить… Но и ты тоже не будешь!»

Этот разговор, который тогда казался ему глупой и неуместной шуткой, теперь вдруг обрел смысл.

«Я не буду жить. Потому что — мне будет незачем…»

Тогда, полгода назад, он был слишком легкомысленным, чтобы поверить в серьезность ее слов.

Теперь он начинал в них верить. И начинал бояться…

Ей и в самом деле жить было — незачем…

Он усмехнулся. Заставил красотку исчезнуть, одним легким прикосновением пальцев к клавиатуре.

— А вот ее я не мог бы нарисовать тут, — пробормотал он. — Ее можно только легкой акварелью и тонкой кистью… На мольберте. Она — живая…

Но воспоминания уже овладели его сознанием. Он не мог отрешиться от них — слишком живыми они были, осязаемыми, и эти голоса из прошлого, и тихий смех…


Это была самая обычная «тусовка творческих единиц», как он это про себя называл. Группа помпезного народа, обремененного комплексом неполноценности с сопутствующей манией величия…

Дима там терпеть не мог находиться. Ему казалось, что он — только новая бабочка в чьей-то коллекции.

Но, как ему объяснила тогда его однокурсница Людка Крайнева, притащившая его сюда, «без этой тусни ты никуда не пробьешься — погаснешь в своем журнальчике, даже не успев разгореться толком».

Он скучал, рассматривая людей, знаменитых и не очень и совсем незнаменитых — с одинаковыми неуверенными улыбками на лице, с чересчур громкими восклицаниями и чересчур тесными объятиями…

Они перечисляли друг другу свои «удачи» так навязчиво, что у Димы появилось стойкое убеждение — они страшно боятся, что их посчитают неудачниками.

И — вот странность, Дима вдруг почувствовал, что ему нравится быть аутсайдером. Он бы даже громко объявил во всеуслышание: «Здравствуйте, у меня нет никаких долбаных успехов в жизни, и вообще — я в полном дерьме, и мне хорошо, потому что быть аутсайдером сейчас — очень даже здорово!»

Только этого никто бы не услышал.

Тут вообще не слышали друг друга. Каждый произносил собственный монолог, и каждый монолог по сути своей напоминал рекламный клип, посвященный себе, любимому.

Дима бродил, все время ел, пользуясь услугами шведского стола, он даже впервые попробовал суши, и ему нисколько не понравилось, а желание он загадал самое скромное — чтобы все скорее закончилось. Людка его все время кому-то представляла, с ним надменно знакомились, радуясь возможности рядом с его «незнаменитой» фигурой почувствовать собственную значимость, потом он снова что-то ел, пил, и в конце концов ему уже все это действо так надоело, что он решил уйти отсюда по-английски.

Вот тут снова появилась неутомимая Людка, поманила его рукой и представила самой странной паре, когда-либо им виденной.

Она была тоненькой, белокурой, хрупкой, с огромными, печальными глазами… Дима немного удивился, что у нее такие яркие глаза, потом понял — по невольному движению, говорившему о том, что она близорука, как и он. Только — он носит очки, а она — контактные линзы.

И из-за линз ее глаза кажутся ярче…

Но тогда, в первый момент, он даже не подумал об этом.

Она стояла рядом со своим спутником и рассеянно смотрела по сторонам, отстраненно и нисколько не интересуясь именитыми гостями и собственным отражением в их глазах. Погруженная в собственные мысли, она только тихо и кротко улыбалась, если ей что-то говорили, или кивала слегка в ответ на чужие приветствия.

Казалось, ее совершенно не беспокоят восхищенные взгляды мужчин и завистливые — женщин.

Она парила над ними, и над своим спутником тоже, кстати, о спутнике…

Он был полной противоположностью. Неказистый, долговязый, сутулый, с кудрявыми и седыми уже длинными волосами, и только глаза завораживали — яркие, без всяких линз, умные, смеющиеся и невыразимо печальные одновременно… Это сочетание настолько поразило воображение Дмитрия, что он подумал — написать бы их портрет, и еще неизвестно, кто приковал бы к себе взгляды…

Красавица и чудовище, отметил он про себя и невольно усмехнулся тому, что нашел для этой необычной пары такое банальное название.

Людка тоже не отводила глаз от странной пары, стиснув Димин локоть.

— Бли-и-ин, — прошептала она очень тихо. — Вот с кем бы я познакомилась поближе…

Он обернулся, удивленный, — почему-то ему почудилось, что она тоже говорит о красавице. Но Людка восхищенно глядела на ее спутника.

— Ты хоть знаешь, кто это? — шепотом спросила она. — Это звезда мирового масштаба… Его в Голливуд зовут. Говорят, лучше его никто сейчас не может написать сценарий триллера… А тут ему и делать нечего. Все убогонькое, все в жанре «чтоб народ понял». Бедный мужик! Не может уехать из-за этой твари…

И ее глаза сверкнули недобрым огнем, которым она с удовольствием испепелила бы его спутницу, если бы Бог наделил ее вдруг такими способностями…

— Ты просто…

Он не договорил, боясь обидеть давнюю подругу. Но она поняла.

Презрительно фыркнула и договорила за него:

— За-ви-ду-ю? Ей? Она же василиск. С какой стати мне завидовать ей? Хотя… Если честно, да. В одном. Я полжизни бы отдала за право любить этого человека. А она — не хочет даже просто принимать его любовь, не то что самой попробовать любить. Она неспособна любить никого, кроме себя самой. Маленькая, бездушная куколка Барби с наклеенными ресницами…

— Во всяком случае, он ее любит, — заметил тогда Дима. — А тебе не кажется, что это его право? И совсем не такая она бездушная — посмотри, как печальны ее глаза…

— Да брось ты, — хмыкнула Людка. — Она же первоклассная актриса. Она тебе что хочешь сыграет и покажет. От бесконечно опечаленного взора до стриптиза с «золотым дождем». Хотя последнее действие ей удается все-таки лучше…


Он покачал головой, вспоминая тот вечер, и рассмеялся.

Тогда ему показалось, что Людка несправедлива.

Тогда они оказались рядом, и она просто молчала сначала, а потом поинтересовалась, нравится ли ему здесь. «Вы ведь тут в первый раз…» — «Откуда вы…» — «Это видно… — Она тихо засмеялась. — Вы смотрите вокруг с таким выражением благоговейного испуга, что становится понятно: вы еще не привыкли к вычурным позам». — «Вы, на самом деле, угадали…»

Их разговор становился все более дружеским, уединенным, словно их обоих уже ничего вокруг не заботило и они пришли сюда с одной-единственной целью — встретить друг Друга.

И Дмитрий сам не заметил, как позволил ей завладеть собственной душой, собственной жизнью, собственными мыслями, чувствами, помыслами — всем, что еще недавно казалось ему столь важным и принадлежало только ему самому…

И только потом, уже оказавшись дома, в одиночестве, улыбаясь чему-то таинственному и манящему, он все-таки спросил себя — а она?

Впустила ли его в свою душу она?

Но ему не хотелось тогда находить ответ на этот вопрос.

Ему нравилось придумывать себе сказку о прекрасной принцессе-красавице, находящейся в плену у злого чудовища.

И когда однажды она приехала к нему, он почувствовал себя прекрасным принцем и был счастлив достаточно долго… Ровно три года.


«Вот такая ерунда», — подумала Тоня, вешая трубку. Она только что поговорила с мамой. И с Пашкой.

И ей стало обидно, что она сейчас так далеко от них. И вместо Пашки сидит Шерри. Она даже попробовала пожалеть свой подарок — но из этого ничего не вышло.

Она даже подумала, что ей почему-то совсем не обидно. Как будто эти духи и были предназначены для Шерри…

— Ты чай будешь? — спросила Шерри.

— Буду, — покорно ответила Тоня, хотя ей совсем не хотелось никакого чая. И еще ей совсем не хотелось разговаривать с Шерри. Она просто боялась с ней разговаривать. Вдруг что-нибудь вырвется ненароком?

Про Бравина этого…

При одном только воспоминании о нем ее передернуло. Даже тошнота подступила к горлу…

Эта круглая голова с оттопыренными ушами и взгляд — самоуверенный и трусоватый… И почему такими вот взглядами обладают все, кто хочет показаться круче и сильнее всех?

А поэтому, наверное, что — жалкие на самом-то деле личности…

Трусливые, жалкие и… В общем, чудаки на букву «м».

И она даже рассмеялась, потому что стало немного легче. Не дура же Шерри, в самом деле… Должна разобраться, что перед ней за уродец…

А потом подумала — а если нет? Любовь, как известно, горазда обожествлять козлов. И Шерри так и будет сходить по нему с ума. Пока она не знает, что с Бравиным все, конец, поэтому ей кажется, что все зависит от нее. А что будет потом, когда правда встанет перед ней и она поймет, что ничего от нее уже не зависит?

Тоня поежилась. Сама мысль об этом казалась ей страшной. Лучше и не думать об этом сейчас. Потом как-нибудь… Когда уже не будет возможности спрятаться от нее, мысли этой… «Вот тогда и подумаю», — сказала она себе, решительно прогоняя из сознания отвратительную бравинскую физиономию.

И тут же, в отдалении будто, кто-то тихо сказал: «Ах, дура ты, Тонька, дура… Вот отработала из-за своей подруги, стоишь теперь за плитой, а та и делать ничего не стала… Голову себе ее проблемами забиваешь, своих будто нет… Кто о тебе-то подумает? Сейчас будешь весь вечер стоны ее слушать, вместо отдыха честно заработанного, нет чтоб телевизор посмотреть или книгу почитать…»

Она привыкла уже к разговорам с самой собой и признала правоту в этих словах, но ответила: «Ничего, в конце концов, я же не самое главное…»

«А она что, самое главное? — тут же усмехнулось Тонино „альтер эго“. — Вот сейчас тебе тут стенать про здоровье начнут голосом полузадушенным, а у тебя самой будто стальное это самое здоровье… И духи ей отдала… Что у тебя дома, склад, что ли? Дура ты, Тонька…»

«Ну, пускай дура… А здоровье у меня и в самом деле лучше, у нее все время давление падает, так что…»

«Ага, давление у нее падает, — вредно усмехнулась Тоня-вторая. — Сексуальная активность у нее вот только не падает совсем!»

Тоне до Шерриной сексуальной активности никакого дела не было, поэтому она отмахнулась от трезвых доводов рассудка и пошла с Шерри пить чай.

В конце концов, может, и прав был внутренний голос, но и в Тониных рассуждениях была правота.

«И вообще, мама всегда говорит, что главное — доброй быть самой, а остальные люди от тебя научатся…»

Шерри сидела притихшая, словно подслушала Тонины «задушевные» разговоры с самой собой, и смотрела в окно. Тоня вдруг остро ощутила, что их с Шерри жизнь похожа на эту вечернюю черноту — без надежды на какой-то просвет… Работа, работа, работа — и никакой радости. Даже в любви им везло как утопленницам. Что у Тони парень был «хоть куда», что у Шерри Бравин — урод, каких поискать еще…

И ей стало так жалко и себя и подругу, что слезы подступили к глазам, а в горле застрял ком…

Только вот надо было сдержаться, виду не показать, спрятать ненужные эмоции…

— А… он не приходил? — тихо спросила Шерри. — Не спрашивал меня? Не искал?

Тоня молча покачала головой.

— Может быть, он заболел, — вздохнула Шерри. — Или это… с похмелья мучается…

Она уже пытается найти ему оправдания, устало отметила про себя Тоня. Она уже чувствует себя виноватой перед этой скотиной…

Ей так хотелось крикнуть, чтобы Шерри не смела этого делать, потому что он самый что ни на есть подлый козел, этот Бравин, и что он даже мизинца Шерриного не заслуживает…

По она сдержалась.

— Давай пить чай, Шерри, — глухо сказала она и даже выдавила из себя улыбку. — Все… Все у нас хорошо будет. Вот увидишь…

И хотя сама не верила своим словам, она еще раз улыбнулась и увидела, что у Шерри в глазах блеснула надежда на правоту подруги — у них двоих все и на самом деле будет хорошо.

— Знаешь, Тонь, — сказала она тихо, — вот заработаем мы с тобой денег и поедем в Ирландию.

— Куда? — удивленно переспросила Тоня.

Шерри вскочила, пробормотала: «Сейчас покажу», убежала в комнату и через несколько мгновений вернулась, таща в руках столетний журнал «Отдохни», потом полистала его в поисках нужной страницы и торжествующе положила на стол перед То вей.

— Вот, — сказала она.

Тоня сначала прочитала — Ламерик. А потом увидела — синее озеро, и зеленый холм, и — белый дом там, на самой вершине. Удивленно посмотрела на восхищенную Шерри. Потом снова уставилась на этот пейзаж из ее снов. Ламерик, повторила она про себя, точно старалась запомнить название этого места, где находилось воплощение ее мечты.

— Правда, здорово там? — шепотом спросила Шерри.

Тоня кивнула. Она хотела сказать, что никакой зарплаты им не хватит, чтобы туда добраться. Или — они доедут в этот благословенный Ламерик уже совсем старенькими и им будет к тому времени уже не нужно ни это озеро, ни зеленый холм, ничего…

Она промолчала. Потому что раз уж их грезы сейчас так таинственно совпали, может быть, это знак такой? Что это — исполнимо?

И она улыбнулась, прогоняя голос здравого смысла, поскольку сейчас ей ничего так не хотелось, как запомнить название места их с Шерри мечты.


Она долго смотрела на свои руки, лежащие на клавиатуре.

Когда-то эти руки были предметом ее гордости. Когда-то… Сейчас она не могла смотреть на них без злости — именно они отчего-то казались ей воплощением уродства, безобразия, с которым она не могла смириться…

Длинные пальцы, все еще ухоженные, но — вот это пятнышко, совсем маленькое, светло-коричневое пятнышко, появившееся прямо посередине указательного пальца, с обратной стороны…

Это старость, усмехнулась она, отказываясь смириться с безжалостным и торопливым временем. Это старость, нечего себя обманывать…

Старость… Она зло рассмеялась, и в голову пришли строчки из очень старой песенки Бреля: «Это смешно, смешно, о да, время уходит, как вода…»

Она ненавидела уходящее время особенно сейчас, когда больше всего ей хотелось быть юной, незатейливой, даже глупой — но обязательно юной! А время ушло, как вода, и это, черт возьми, смешно — о да…

Она взяла в руки небольшой черный томик, пытаясь спрятаться от собственных мыслей с помощью стихотворений в прозе Бодлера. И прочитала:

«Безобразный человек входит и смотрится в зеркало.

— Зачем вы смотритесь в зеркало, ведь вам неприятно видеть себя?

Безобразный господин отвечает мне:

— Сударь, согласно бессмертным принципам 1789 года, все люди равны в правах, следственно, я обладаю правом смотреться в зеркало, а с удовольствием или с неудовольствием — это уже дело только моей совести».

Она закрыла книгу. Усмехнулась про себя. Да, именно так. Согласно бессмертным принципам 1789 года, она имела полное право смотреться в зеркало. И видеть там себя молодую. И не верить, если увидит себя теперешнюю.

Она прекрасно сознавала, как глупо выглядит, когда пытается оказаться рядом с Димой и дотронуться до него — пусть на секунду, но дотронуться. Когда она просит его показать что-то и слегка касается грудью его руки. Как же глупо, и — как блаженно… Ах, видел бы кто, как Вера Анатольевна, превращаясь в молоденькую и глупенькую влюбленную Верочку, садится на его стул, когда он уходит из комнаты, кладет руку на мышку, к которой он прикасался, прикрывает глаза и улыбается, испытывая высшее наслаждение. Ведь так она его обнимала…

И что с того, что он делает вид, будто не замечает всего этого? Ведь она чувствует прикосновение его тела, и в конце концов — его молчаливая пассивность разве не двусмысленна, и, может быть, именно она возбуждает ее еще сильней…

Даже сейчас, лишь вспоминая о нем, она чувствует это томительное и сладкое волнение. Даже сейчас… Усилием воли она заставила себя очнуться от сладкого наваждения.

Надо было работать.

Работать ей не хотелось. Она тщетно уговаривала себя, что это, может быть, все, что у нее осталось, единственная возможность выговориться, но — мысли крутились вокруг этой старой песенки про уходящее чертово время. «Это смешно, смешно, о да, дамы и господа-а-а-а…»

Она выругалась, встала, заварила крепкий кофе.

Тут же напомнила себе — от никотина и кофе желтеют зубы и пальцы и появляются эти вот пятна, которые ты так ненавидишь. Это от кофе — не от старости…

Закурила сигарету, посмотрела в окно, — о да… Смешно.

Ночь чем-то напоминала ей старость.

Такая же неизбежная.

Ее собственная ночь. Ее собственная старость. Смешно…

Особенно сейчас.

Он не любит ее. Она стареет, он не может ее любить…

Обида укусила ее, как змея.

Она одним глотком выпила кофе, горячий, обжигающий, заставивший ее поморщиться невольно, затушила сигарету и встала.

Тут же отразилась в окне — смешавшись с ночью, высокая, тонкая фигура, растворяющаяся в собственной своей ночи, одна…

Подошла снова к компьютеру и поняла, что она должна сделать во имя самой себя, во имя своей угасающей плоти и неугасающей страсти…

Пальцы ее легко и привычно заскользили по клавиатуре.

Ее тайные желания стали осязаемыми и реальными…

Она знала, что он это прочтет — он тоже был сейчас в Интернете, разговаривал с кем-то по «аське». На секунду она попыталась представить, с кем он говорит, даже закрыла глаза, — как будто это могло ей помочь…

Ревность подсказала ей быстро — с какой-нибудь девицей, черт ее побери, все просто… Девица кокетничает, он улыбается…

Сейчас он получит ее послание и не будет знать от кого.

Она все предусмотрела.

У нее другое имя, и она другое существо…

Она молода. Она красива. Она позволяет себе все, скрывшись за эту маску…

И все-таки — как обидно, что она не может прочитать, что он пишет сейчас той, другой… О чем они разговаривают.

Она закончила, прочитала и нажала кнопку — отправить…

Теперь настроение улучшилось. Она снова зажгла сигарету, откинулась на спинку кресла и, довольно улыбаясь, промурлыкала себе под нос: «Это смешно, смешно, о да, время уходит…»


Он дочитал про муми-троллей, закрыл книгу и понял, что Анька уже спит. Дыхание ее было ровным и спокойным, длинные ресницы лежали на пухленьких щеках… Сердце мгновенно заполнилось нежностью, он почти поддался искушению наклониться, поцеловать свое сокровище, но вовремя остановился.

Она ведь могла проснуться…

Ради нее он был готов пожертвовать всем. Даже собственной любовью и жизнью. Как Волк. Он бы и Волком пожертвовал. Лишь бы ей было спокойно…

Стараясь не шуметь, он поднялся, стул предательски скрипнул, он обернулся. Аня спала, только губами чмокнула во сне и перевернулась…

Он на цыпочках подошел к двери, придержал ее осторожно, чтоб не скрипнула, и отправился в свою комнату.

Дверь в комнату жены была плотно закрыта, но из маленькой щелки внизу пробивалась слабая полоска света. Она еще не спала.

На секунду он остановился и чуть не постучал, но вспомнил про недавнюю ссору и почему-то подумал, что она будет недовольна.

Вошел в свой кабинет, включил ноутбук — ему надо было поработать над одной сценой, потому что во время читки актерами ему показалось, что текст звучит как-то дешево-сентиментально…

Открыв нужный файл, быстро пробежал текст глазами и убедился в своей правоте.

Сцена могла быть сильнее, если бы не этот мелодраматизм, денатурат настоящего чувства, сильного и простого. Выраженного в словах, таких же простых, емких и сильных.

Он начал работать, пытаясь придать словам нужную эмоциональную окраску, и быстро споткнулся — текст получался еще хуже, чем был, слова лениво выползали, оставаясь такими же мертвыми, а герои точно сошли с обложки глянцевого журнала.

Что с ним творится последнее время? Исписался, что ли? Или — забыл, как оно выглядит, это самое простое, сильное чувство?

Почему-то вспомнил девушку из магазина, с ясными глазами, и подумал, что она наверняка знает, как это — любить, верить, надеяться по-настоящему, не как в дешевых сериалах… А его жизнь уже давно напоминает этот сериал — высосанный из пальца и навязанный кем-то свыше сюжет, только Анька, одна Анька — живое существо в паноптикуме безмозглых и бесчувственных кукол…

Но это — пока… А потом она станет такой же, как мать — вбирая в себя все ее черты, и точно так же повиснет на остове жизни бездыханной куклой, наблюдая за происходящим с собой стеклянными глазами, подчинившись глупым общественным законам…

Сердце сжалось при этой мысли, он поспешно прогнал ее, как наваждение, — Анька не станет, нет… У нее достаточно сильный характер, и она все-таки его дочь тоже и…

«А ты сам? Старый паяц с поломанной шеей… Ты пишешь сценарии, пытаясь убедить себя в том, что тебе это интересно…

С Полякова «Храни меня, любовь»

Интересен же только материальный результат, вовсе не процесс… Ты врешь сам себе и продолжаешь, стиснув зубы, улыбаться окружающим… Которых — ненавидишь…»

Он на одну минуту представил себе, как входит в кабинет продюсера и говорит ему спокойно, чеканя каждое слово: «Поздравляю вас. Вы добились своего — я стал бездарен…»

И тут же зло рассмеялся — при чем тут он, толстый, круглолицый мальчик в очках, с вечной ласковой улыбкой на пухлых губах? Знающий, что можно впарить публике, что продается и покупается хорошо, а что нет?

И чем лучше режиссер, который, в отличие от продюсера, прекрасно сознает, что то, что они делают, пошло, безвкусно, убого, и тем не менее продолжает делать вид, что созидает высокое искусство?

И — чем он сам их лучше?

Все дело в нем самом. Это он позволил себе играть в чужую игру. Это он начал сдаваться раньше, чем произошла главная битва за право оставаться самим собой.

Дверь рядом открылась, он услышал легкие и быстрые шаги.

«Нет, я должен с ней поговорить», — решил он, поднимаясь так быстро, точно боялся передумать.

Лора стояла у окна, курила и улыбалась. Он хотел уже ей сказать, что так невозможно, что надо непременно изменить их жизнь, но слова не смогли вырваться наружу.

Она его не видела и не замечала. Она была погружена в собственные мысли и ощущения, даже тогда, когда обернулась и он увидел — она улыбается…

Как она улыбается…

Он что-то пробормотал, налил себе чай — плевать, что чай оказался холодным, — и быстро вернулся, спасаясь бегством от ее странной, непонятной, загадочной улыбки.


Дима потянулся — от долгого сидения за компьютером затекли мышцы, но работа еще не была доделана, и он был сам в этом виноват…

Давно бы закончил, если бы не долгие разговоры с другом, который теперь жил в Питере и настойчиво звал туда и Диму, вот только Дима никак не мог собраться…

Он уже собрался отключаться, но увидел, что кто-то прислал ему послание — кто-то неизвестный, попросивший разрешения на авторизацию, и Дима, не задумываясь, разрешил…

Текста было много, он даже подумал, не сохранить ли его и не прочитать ли завтра — очень устали глаза и хотелось спать, но все-таки начал читать.

— Черт, — не удержался он, когда до него начал доходить смысл полученного послания. Он посмотрел на имя — имя ничего ему не говорило, да и кто угодно мог выйти с. таким вот ником…

Дело было не в том, что это было мерзко, мало ли на какую гадость нарвешься в Интернете. Даже не в том, что адресовалось именно ему — мало ли спама приходит, может и такое прийти… Да и не в том даже было дело, что ему все время казалось, что автора этих отвратительных, липких гнусностей он знает, но никак не может угадать, кто это. Просто он не мог понять — почему это читает? Почему? Как будто некто сознательно пытался разбудить в нем что-то, глубоко спрятанное от самого себя. Животное. Оборотня. Глубоко загнанного внутрь оборотня, который теперь, подвластный этим словам, просыпался, приоткрыв маленькие, бесцветные глаза, и постепенно эти глаза наполнялись кровью…

Он читал и читал, чувствуя себя измазанным в грязи и все еще надеясь, что это чья-то идиотская шутка, какого-то прыщавого подростка, любителя острых сексуальных ощущений, если бы не обращение к нему по имени, свидетельствующее о том, что человек, пославший ему это, принадлежал к числу Диминых близких знакомых.

Кто же это, думал Дима, пытаясь представить себе хоть кого-то, кто подходил бы к авторству этого «шедевра», и — не мог…

Слишком грязны были откровения. Слишком пошлы образы. Слишком гадки ассоциации…

Он выключил «аську» и попытался рассмеяться — но отчего-то посмеяться над этим не удавалось.

«Грешно смеяться над чужим горем», — невесело подумал он.

Почему — над чужим? Оборотень-го в тебе, и горе это — твое… Он услышал этот шепот почти рядом, зная, что этот шепот — его, и все же…

Ах, как ему хотелось, чтобы он вернулся к себе, стал собой!

Недоделанный рисунок продолжал висеть перед ним, но Дима думал сейчас о другом. Он невольно возвращался мысленно к посланию и не мог понять, почему ему кажется, что он очень хорошо знает автора, так хорошо, что почти услышал вкрадчивый голос, почти увидел змеиную улыбку, но вот только не мог дать себе ответ — кому все это принадлежит?

Кто из его прошлого или настоящего так бесцеремонно ворвался к нему, обволакивая собственной липкой грязью и приглашая стать таким же?

Настроение было безнадежно испорчено.

Дима поднялся, оделся и вышел из дома в ночь.

Ему казалось, что дома все еще присутствует это непонятное, неведомое существо, распространяя по всему помещению гнилостный запах болота и греха, и на минуту ему даже стало страшно…

Лучше он прогуляется немного, решил Дима. Лучше так, может быть, за это время «призраки» исчезнут, оставят его в покое.

Он шел по улице, пытаясь убедить себя в том, что вот еще квартал, и он успокоится и сможет вернуться назад, в теплый дом, в ЕГО дом…

Но каждый раз, когда он останавливался, намереваясь вернуться, его переполняло ощущение, что кто-то следит за ним, смеется над ним, не пускает его назад…

И он шел, не ведая куда, уходя от своего дома все дальше и дальше…

Точно пытался сбежать. От этого темного — в себе…

ГЛАВА 3

Шерри извела тонну косметики, пытаясь «закрасить» синяк. Но он не желал сдаваться. Даже под напором тонального крема…

— Тонального, — усмехнулась Шерри.

Вон он, виден все равно… И ничего не «тонирует». Так, замазывает слегка. И глаз болел, зараза. Как будто у Шерри был ячмень.

Но делать было нечего.

С утра она уже пообещала Тоне, что пойдет на работу. Тем более, что у Пашки поднялась температура, и теперь уж совсем неприлично отказываться от своих слов… Получится, что она, Шерри, человек ненадежный…

С любым другим человеком Шерри бы и не задумывалась, поставила свои интересы выше, а с Тоней — нельзя.

Она особенная.

И ругаться с Тоней нельзя — нет у Шерри подруги лучше…

По радио тихо напевал Стинг.

Пахло кофе.

— Ну и фиг с тобой, — хмуро сказала Шерри своему зеркальному отражению. Лицо «зеркального отражения», после неумеренного употребления косметики, напоминало маску театра кабуки.

Она причесалась и вышла на кухню, уже готовая, благоухающая новыми духами — отказавшись от выбора, Шерри подушилась из всех пяти флакончиков. Получилась, конечно, странная смесь, но Шерри понравилось.

— Доброе утро, — сказала она Тоне. — Могла бы еще поспать — я же иду…

— А Пашка?

Шерри ничего не ответила, налила себе кофе и села напротив.

— Слушай, фингал здорово виден?

Тоня прищурилась и неуверенно покачала головой:

— Нет. Почти и не видно…

— Видно, — вздохнула Шерри, — иначе ты бы сразу сказала. И уверенно…

— Нет, правда, не видно, — принялась убеждать Тоня. И добавила: — Я бы сказала, если б видно было… — И тут же покраснела.

Шерри почему-то от этой Тониной способности легко и быстро краснеть всегда чувствовала нежность к подруге. Но всегда справлялась с желанием поцеловать ее — а теперь не выдержала. Подошла к ней и чмокнула в щеку.

— Что это с тобой? — удивленно спросила Тоня.

— Так, захотелось…

Теперь и Шерри невольно зарделась — так странно выглядел ее поступок, и ей самой стало немного смешно.

Она ведь грубоватая. Все удивляются, что Тоня с ней дружит. Тоня — она как нежный цветок. И Шерри рядом с ней… Она не стала думать об этом, слишком больно было, слишком она сама себе показалась грубой и громоздкой.

Быстро прошла в коридор, чтобы скрыться от Тониного взгляда, схватила сумочку, крикнула с порога «пока!» и захлопнула за собой дверь.

И только в подъезде обнаружила, что из глаз текут слезы.

— Вот еще! — фыркнула она, аккуратно вытирая их. — Не хватало, чтоб у меня косметика вся потекла… Столько стараний пойдет прахом!

Она достала зеркальце, долго и придирчиво рассматривала себя.

Тушь не потекла, слава богу… Но фингал бросался в глаза, бесцеремонно и навязчиво напоминая Шерри о ее незадавшейся жизни и действуя на нее удручающе.

— Ну точно, — пробормотала Шерри, — женщина без косметики раздетая… А я и с косметикой какая-то раздетая… И никакие ухищрения мне не помогут выглядеть нормально.

Настроение у нее совсем испортилось, и к автобусной остановке она подошла хмурая, погруженная в собственные несчастья, в темных очках, как в забрале, потому что никакого солнца в помине не было, а собирался пойти дождь…

Какая-то бомжиха с радостным и бессмысленным лицом, пьяная уже с утра, распевала во всю глотку песню Шевчука «Что такое осень», и Шерри невольно посмотрела на нее — детский плащик, детские движения, детский бессмысленный взгляд… Она уже собиралась пожалеть эту неуклюжую пьяненькую певицу без слуха и голоса, но бомжиха остановилась, уставилась на Шерри и радостно завопила:

— Вот дура! Солнышка нету — а она в очках!

И засмеялась пронзительным, неприятным смехом.

Настроение у Шерри теперь испортилось окончательно, она отвернулась поспешно, как будто для нее было в самом деле важно мнение этой забулдыжки.

Так и стояла, пряча лицо, стараясь не обращать внимания на идиотский смех, пока не подошел автобус…


«Томительное ожиданье закончится, и что увидишь ты?»

«Я увижу пустую реальность», — усмехнулся он. Захлопнув книгу, отбросил ее подальше. Вытянулся в кресле, закрыл глаза, пытаясь сфокусировать внимание на образе.

Белль дама…

Рядом валялись журналы — целой кучей, и там было очень много «белль дам», одна другой краше и — одна другой наполненнее пустотой…

Эта наполненность пустотой раздражала Диму тем больше, чем безнадежнее становилось окружающее его пространство. Оно теперь было заполнено гламурными красотками, их глаза были пусты, как и содержание журналов… Из чего сделаны эти девочки? Из глупеньких мыслей и представлений мужчин о любви и сексе…

Они так стараются быть глупыми и сексуальными, они так напряженно морщат узкие лобики, чтобы придумать новую позу, привлекающую внимание…

Они — позволяющие сделать из себя новую породу, Белль самочка, вместо Белль дама…

А он, Дмитрий Воронов, хочет увидеть в них тайну. Загадку. И в то же время — логическую завершенность образа, ту самую, нежную и ясную, простоту…

Он душу хочет увидеть!

Какая глупость, право…

Он невольно усмехнулся.

И вспомнил ту девушку, из автобуса…

«Если бы я был вправе, я нарисовал бы ее… Одетую в шубку, без головного убора, выбежавшую на улицу, задохнувшуюся от мороза…»

Вслед за…

Он невольно рассмеялся и покраснел невольно — вслед за ним. Ну, не за кучерявеньким же бонвиваном с пухлыми щеками?

Впрочем, они ведь больше никогда не встретятся. А мечтать можно о чем угодно. Мечты имеют право быть смелыми и решительными, в отличие от самого мечтателя…

И он волен придумывать ее, наделяя качествами души, которых может и не быть, но… Как Пигмалион создавать Галатею в воображении. Только в воображении.

Он вытянулся в кресле, закинув руки за голову, прикрыл глаза. Она явилась тут же — плоды воображения, даже наделяемые человеческими, реальными чертами, отличаются готовностью к ответной вежливости. Они появляются тут же, стоит только тихонько позвать. Они становятся в ту позу, которую ты им предназначаешь, и улыбаются тебе именно той улыбкой, которую ты хочешь увидеть.

Так и эта девушка — выбежав, застыла, пытаясь отыскать его встревоженным, испуганным, как у птицы, взглядом. На ее волосы падали хлопья снега, отчего они почти утратили темный цвет, снег был и на ресницах, и она часто моргала сначала, а потом, подняв руку, легким прикосновением пальчиков смахнула снежинки… Она, несомненно, искала его. Ее губы были приоткрыты слегка и шевелились беззвучно — и он знал, что с них готово сорваться его имя. Да, она зовет его душой своей, еще не выпуская его имя, но уже поняв, что ей нужен именно он.

Видение было таким живым, что он невольно подался вперед и чуть было не открыл глаза — намереваясь уже броситься ей навстречу, но вовремя вспомнил — это сейчас придумывается им, а значит, как все придуманное, неминуемо рассыплется, разобьется на мелкие кусочки разноцветного стекла, которое невозможно будет собрать. Придуманное ведь хрупко и не выдерживает соприкосновения с реальностью…

Ах, зря он подумал о реальности!

Тут же и случилась беда — мозаика начала рассыпаться. Девушка испуганно вздохнула, подняла на него последний раз глаза и отступила, растворяясь в тумане, а туман дрожал, отчего глазам стало больно, и он открыл их, чтобы справиться с накатившим головокружением.

Работа.

Он включил компьютер.

Работа.

И тут же содрогнулся от отвращения — вспомнил про вчерашнее послание.

Он даже отодвинулся, словно там продолжала жить гадкая ухмылка, пошлые слова, грязные фантазии неведомой женщины. «Да это, может быть, и не женщина». Что угодно. Мало ли на свете идиотов?

«Но ты на них реагируешь так стра-а-анно…»

«Глупости», — сердито одернул он себя. Нельзя же, черт возьми, обращать внимание на виртуальные игрушки. Нельзя относиться к ним так серьезно. При чем тут компьютер? Это его рабочее место.

Не более того…

А то, вчерашнее вторжение, тоже только плод больного воображения. Фантазия.

Но эта фантазия не собиралась уходить. Она вполне сочеталась с реальностью. Она была частью реальности.

Он поймал себя на том, что его руки подрагивают, а в голове тяжело, горячо и пусто. «Что за напасть? — усмехнулся он про себя. — Это просто стыд за вчерашнее? Ведь, если подумать, те слова нашли отклик в твоей душе. Раз темное задевает твою душу, то и душа темна или нет? Впрочем, в каждой душе есть темные струны… Тот, кто пишет подобное, прекрасно об этом знает и играет именно на них. Я не от них пытался убежать в ночь — от самого себя…»

От внезапно возникших фантазий, родившихся в голове от грубых слов.

И ему снова стало жарко, он провел ладонью по вспотевшему лбу. Рука сама тянулась к той кнопочке, и темная часть души рвалась снова испытать это. Он знал, что его ждет новое послание. Он не хотел его ни получать, ни читать.

И в то же время — ему было нужно за что-то уцепиться, чтобы снова не ввергнуться в пропасть.

Он выключил компьютер и достал краски. Ты ведь художник, напомнил он себе. Не просто иллюстратор.

Включил музыку.

Первые штрихи — и спустя несколько минут появились ее глаза.

Именно ее.

Он сам удивился, как легко получилось у него ухватить выражение ее глаз — немного напряженное, чуть насмешливое и ищущее…

Он улыбнулся ей — и тихо, едва слышно прошептал:

— А ты снова спасла меня от самого себя, моя Белль дама…

И с грустью подумал — никогда они не встретятся, но всю жизнь она будет с ним рядом. И может быть, это к лучшему. Потому что придуманный образ, увы, чаще всего куда лучше реального человека…


Очки пришлось снять.

Шерри тут же почувствовала свой фингал. Более того, она ощущала взгляды покупателей. И девчонки из соседних отделов, хоть и пытались делать это незаметно, невольно поглядывали на этот несчастный глаз, замазанный крем-пудрой.

«Главное — не зацикливаться на проблеме», — кисло улыбнулась Шерри, бормоча очередное «привет, здрасте, как дела?». И снова ощущая уцепившийся за желтоватое безобразие нескромный и пристальный взгляд.

Она даже была рада, что почти нет покупателей. Фиг с ней, с выручкой. Чем меньше народа любуется ее телесным повреждением, тем больше ему кислорода. А ей — спокойствия…

Все-таки она продала три флакона шампуня, коробочку крема и позволила себе немного помечтать. Как придет Бра-вин и начнет умолять ее о прощении, а она, гордо усмехнувшись, скажет ему — нет, никогда. Хватит. Расстанемся. И Бравин померкнет лицом, а потом и вовсе сникнет, осознав гибельность своего положения, заплачет крокодиловыми слезами. А она только улыбнется. Печально так, с сожалением о его незавидной участи. Прости, мол, но помочь ничем не могу. Так получилось. Ушла любовь, не вынеся позорных издевательств.

Мечтать об этом было хоть и грустно, а приятно. Шерри даже забыла, где она находится и что у нее неладно с лицом.

Облокотившись о прилавок, она улыбалась нежно, не реагируя уже больше на бестактные проявления внимания со стороны проходящих мимо людей. И время текло незаметно, быстро и легко.

Потом ей и мечтать надоело, она даже пожалела, что работает сегодня одна — хотя сама же отпустила Эльку, подумав, что одним любопытным взглядом будет меньше. Захотелось с кем-то поболтать, а как назло, за соседним прилавком высилась надменным изваянием нелюбимая ею новенькая Зина. Зина эта сошла с афиши какого-нибудь мелодраматического отечественного фильма 60-х годов. На башке она сооружала какую-то башню пизанскую, глаза удлиняла «кисками», а губы красила ярко-красным цветом. При этом на лице она хранила стойко-презрительное выражение строгой добродетели.

Зина продавала золотые украшения и часы. Часы, конечно, тоже были нехилые. Всякие там «картье». От этого Зинино лицо было исполнено значимости. И хотя она недавно тут работала, Шерри ее на дух не переносила. И иногда ей казалось, что Зина какими-то неведомыми, магическими путями завладела временем. И теперь ждет, когда все наконец осознают тот факт неоспоримый, что все зависит от Зины. И начнут ей поклоняться, одаривать всячески и возведут на престол. Потому как захочет Зина — и время остановится, не захочет — увеличит скорость…

Никаких видимых и явных причин не любить Зину у Шерри не было, но почему-то она вот все же ее терпеть не могла. А Тоня к Зине относилась спокойно, даже улыбалась ей в ответ на высокомерный кивок. И Элька тоже… И Ритуля. Может, у Шерри просто характер дурной?

Она вздохнула — да уж, характер у нее невыдержанный, это точно… Надо с ним бороться. Как — она придумает. Для начала не глядеть на эту расфуфыренную Зину такими злыми глазами исподлобья, а улыбнуться ей приветливо. Представив себе это, Шерри поморщилась даже — и глаз заболел… Заболел-то он от гримасы отвращения, но Шерри решила, что глаз заболел от вероятной нежности к Зине. Она украдкой посмотрела на нее, пытаясь найти что-нибудь симпатичное в ее лице. Но — ничего не увиделось. Наоборот. В голову пришла совсем глупая мысль, что эта Зина на досуге занимается черной магией и сейчас по ее повелению у Шерри разболелся глаз. Бывают же такие тетки-ведьмы, кажутся вполне нормальными, а вечерами колют восковые фигурки булавками, и несчастные их «враги и соперницы» помирают мучительной смертью. Шерри сама про такое читала и не раз слышала ужасные истории про таких теток. А Зина очень на роль такой ведьмы подходит.

От мыслей ее оторвали вежливым покашливанием. Она очнулась и увидела перед собой какого-то заброшенного мужика в старом плаще. Он смотрел на нее с вежливым ожиданием, как бы подобострастно.

— Простите, — заговорил он, когда она соблаговолила одарить его вниманием. — А… вчера тут была другая девушка…

Он стеснялся, Шерри была готова поклясться, что он краснеет. И прекрасно поняла, что речь идет о Тоне.

— Ага, была, — подтвердила она с легкой насмешкой. — А нынче нету ее… Нынче тут я.

— Вижу, — кивнул странный дядька.

— У нее выходной, — пояснила Шерри. — Меняемся мы. По сменам.

Зачем это говорила, Шерри не могла понять. Потом решила, что это у нее от скуки словоохотливость появилась и от любопытства.

«Не везет Тоньке, — подумала она с сожалением. — Вечно ее какие-то бомжи да пьяницы склеить пытаются…»

Почему этот дядька ей бомжом показался — она не знала. Он вообще-то был даже симпатичный. Может, потому, что у него волосы были длинные и плащ старый? Зато глаза хорошие, умные… Красивые. Шерри даже загляделась, потому что ей его глаза очень понравились.

Впрочем, возникшую было мысль дать Тонин телефон она тут же прогнала — ни к чему это… Не нужно Тоне этих ханыг больше — обойдутся… Даже интеллигентные ханыги. Найдет она Тоне приличного парня, с деньгами, чтобы ей жилось полегче.

— Значит, она будет завтра? — обрадовался «ханыга».

— Не знаю, — соврала Шерри. — Может быть…

Он, словно не расслышал ее последних слов, закивал седеющей кудрявой головой и тут совершил совсем странный поступок — схватил ее руку и чмокнул. Прямо в маленькую родинку рядом с костяшками пальцев. Шерри покраснела против воли, и обидные слова потерялись, хотя были готовы уже сорваться с языка.

— Спасибо вам, — проговорил этот странный человек и быстро пошел к выходу.

И Шерри смотрела ему вслед, а потом встретилась взглядом с Зинкиными сощурившимися глазами, и теплая волна заполнила ее сердце — вот так, Зиночка-красавица, хотелось сказать ей. Тебе-то руки никто не целовал! И не поцелует.

Словно уловив ее мысль, Зина мрачно и холодно улыбнулась и отвернулась от нее, пряча недовольство в щелочках глаз.

А Шерри счастливо вздохнула. Хоть и украденный вроде поцелуй был, а все равно — приятно…

Иногда на Лору накатывала волна ненависти. Не только к своему мужу — даже Анька начинала ей казаться врагом, потому что привязывала ее к этому ненужному дому. К этой жизни, в которой Лоре уже не хотелось быть.

Она начинала думать, что Анька — это возмездие от Бога, ведь когда-то именно Анька стала «тюремщицей» для него. Скорее всего, не роди она ее, брак бы распался, распался, распался…

И вот сейчас точно так же она, Лора, связана по рукам и ногам дочерью, хотя ей хочется быть свободной. Ей хочется видеть…

Она вздохнула и нахмурилась.

Да, другого. Ну и что? Только идиотки блаженные верят, что всю жизнь будут любить одного человека. Только блаженным идиоткам кажется приемлемым жить без страсти, без сладкого огня в жилах.

Она же нормальная женщина.

Лора рассмеялась, повторяя про себя эту фразу — «я нормальная женщина». Потом она прошла по комнате, видя себя как бы со стороны — вот идет Лора, и ее можно было бы назвать сучкой, но она же просто нормальная женщина. Сейчас она оденется, она очень сексуально оденется и выйдет на улицу. Она возьмет такси и уже через полчаса постучит в его дверь.

А что будет там, за дверью…

Лора остановилась и улыбнулась:

— Там…

Она прошептала это так тихо, что и сама едва услышала слова, слетевшие с губ, как белые лепестки роз, или красные лепестки, или черные…

Все не важно.

Где-то по радио пел какой-то француз, нервно, взрывая воздух своей страстью… Лора знала французский, — он пел про то, что та, которая ему изменила, умрет.

Она только улыбнулась — какая разница, чем потом придется заплатить за сладкий яд страсти, какая разница, ведь это будет потом. Сейчас она счастлива.

— И я свободна, — прошептала она.

Дверь за ней закрылась, она уже стояла на крыльце, вдыхая полной грудью холодный, пьянящий воздух, и счастливо, глупо улыбалась.

Мимо ограды прошла пожилая женщина, с мальчиком. Мальчик смотрел на нее, а женщина смотрела на асфальт.

Лора обратила внимание на то, что глаза у мальчишки огромные, как у инопланетянина, и почему-то, увидев Лору, он их еще расширил и даже остановился.

— Ты чего встал? — проговорила удивленно женщина, вынужденная остановиться тоже и поднять глаза на Лору.

Их глаза встретились. Во взгляде женщины мелькнула ненависть, сменившаяся удивлением, а потом удивление уступило место страху.

Лора едва заметно усмехнулась. «Я ее шокировала, — подумала она. — Я всегда шокирую таких вот теток…»

Женщина дернула мальчика, пробормотала: «Пошли-ка побыстрее, сейчас мама придет», и мальчишка послушался, пошел с ней, но все время оглядывался на Лору, не пряча любопытства.

«Какие у него глаза, — подумала Лора, улыбнувшись ему вслед. — Вырастет — будет сердцеедом…»

Она почувствовала себя счастливой, сильной и пошла к кольцевой дороге, выпрямив спину, напевая себе под нос мелодию, которая звучала ей вслед, про изменившую женщину, про любовь и про смерть… Потом она вспомнила отчего-то, что этот француз сейчас в тюрьме, потому что он убил свою возлюбленную, и тут же пришло в голову Уайльдово — «любимых убивают все», но почему-то это придало ее запланированному приключению особенный вкус…

Мимо прошел какой-то неприятный тип — руки спрятаны в карманах куртки, кепка надвинута на глаза… Он посмотрел на Лору, улыбнулся ей и, тоже напевая себе под нос, пошел дальше.

Но отчего-то Лоре стало холодно, неприятно, она поежилась и подумала: «Бывают же такие люди… Словно из…»

Она глотнула, боясь повторить слово, пришедшее на ум, и снова почувствовала неприятный укол в сердце, как будто темная тень коснулась ее.

Словно из… могилы.


— Ба, — взмолился мальчик, с трудом поспевая за женщиной. — Ба, ну куда ты бежишь?

Женщина остановилась. В самом деле — куда?

— Мама обещала прийти, — проворчала она. — А мы еще не вернулись из поликлиники. Как ты думаешь? Ключа-то у нее нет.

— Не надо было туда ходить, в поликлинику эту, — недовольно проговорил мальчик.

— Надо, — отрезала женщина.

И в то же время подумала, что мальчик прав. Не надо было… Тогда бы они не встретили эту женщину. Они бы ее не встретили. Они бы сидели сейчас спокойно дома, ничего не зная о той, в глазах которой жила беда. И — смерть…


День начался скверно. Тоня замерзла еще на остановке автобуса. Потом она долго шла по дороге, с завистью посматривая на тепло одетых прохожих. Сама она уже насквозь продрогла, тщетно пытаясь укрыться от промозглого воздуха. Пальто ее не спасало. «Надо купить куртку», — подумала она, с некоторой завистью провожая взглядом обогнавшую ее женщину. Женщина была красивая и яркая, не то что Тоня. И одета в леопардовую курточку, мягкую, теплую и придающую даме некую таинственную привлекательность.

Женщина остановила шикарную машину и уехала. Тоня только вздохнула ей вслед.

Потом она обогнала какого-то противного мужика в кепке, легонько толкнув его плечом. Пробормотала «извините» и тут же подумала, что не стоило перед ним извиняться — уж больно неприятно, зло сверкнули маленькие глазки из-под козырька дурацкой кепки и губы искривила гадкая ухмылка.

Ладно, ничего, вреда от вежливости не будет…

Она терпеть не могла поездки в этот район, который становился фешенебельным теперь, еще оставаясь частично городской окраиной, захолустьем.

С одной стороны высились особняки, а с другой томились от собственной неполноценности полуразвалившиеся бараки, обреченно ожидающие, когда их снесут, а жильцов отселят в высотные, плохо обустроенные дома в каком-нибудь спальном районе.

Мать жила еще дальше, там, где граница между городскими поселениями и дачами была уже практически незаметна. Да и сам домик напоминал скорее дачу, чем городское жилище. Еще несколько лет назад они с матерью надеялись купить маленькую квартирку, а из домика сделать дачу. Но после смерти отца мать наотрез отказалась уезжать, так и осталась Тоня в своей квартирке одна.

А дача… Что ж, вокруг дома был сад, так что вполне сгодится материнский домик и под дачу, если вдуматься…

Толкнув калитку, она вошла во дворик и тут же услышала голос матери, доносящийся из дома:

— Вот сейчас выпьешь молоко, и сразу придет мама…

Тоня невольно рассмеялась. До чего же они все похожи!

Когда-то точно так же говорила ей бабушка. Сейчас выпьешь молока — и придет мама… И ведь — приходила, на самом деле, как сейчас точно в тот миг, когда ненавистное молоко выпивается, появляется на пороге она, Тоня…

Мистика…

Когда-нибудь она, Тоня, точно так же будет говорить своим внукам. Вот только Пашка — мальчик. А мальчикам мистические знания передаются? Интересно…

Она открыла дверь, вошла в дом, втянула с наслаждением теплый воздух и запах блинчиков.

— Ма-а-а-ама!

Пашка бросился к ней, с белыми молочными усами, теплый, родной, и она прижала его к себе, испытывая настоящее, всепоглощающее счастье.

— Да, милый… Как дела?

— Плохо, — заявила мать, появившись на пороге. — Детских врачей надо всех повыгонять. Пришлось тащить ребенка по холоду, и ведь бестолково! Эта молоденькая дуреха знать не знает, чем вообще болеют ребятишки!

Она сурово посмотрела на Тоню, точно это она и была тем самым врачом.

— Отправила нас к фтизиатру. Там сидела другая такая же умница, чуть постарше. Заявила, что у ребенка признаки туберкулеза.

Тоня почувствовала, как у нее останавливается, замирает сердце и жизнь и вообще Тони больше нет.

— Как? — прошептала она одними губами, глядя на Пашку полными любви глазами, как будто он уже при последнем издыхании, и только ее любовь может удержать его в этом мире.

— А вот так, — развела руками мать. — Да еще слышала бы ты, каким тоном это было сказано! Просто изречено! Как на заседании суда…

«Туберкулез», — повторила про себя Тоня страшное слово. В каждой букве жила смерть. И слово было некрасивое, страшное, пахнущее больницей и кладбищем. А самое страшное для Тони было — что теперь это слово относилось к ее малышу.

Она даже не слышала уже, что говорит мать. Слова пролетали, они были легкими, невесомыми и не могли заслонить то страшное, тяжелое слово.

В глазах потемнело, и ноги стали ватными. Она прислонилась к стене, пытаясь удержаться. «Лучше бы это случилось со мной…»

— Тонь, ты что это?

«Господи, лучше пусть со мной… Все самое плохое. Пусть со мной».

— Тонечка…

И откуда-то она слышала музыку. Кто-то пел. Музыка была напряженная и безысходная, как будто неведомый ей француз плакал с ней вместе. Только она-то молилась, не желая признавать эту безвыходность для своего ребенка, а француз погружался в нее. И пытался Тоню забрать с собой.

«Я не хочу, — сказала она ему. — Если тебе хочется, это твое право. А я найду выход».

Она не знала, где он, этот ход в другое будущее, а Пашке было все равно — он еще не понимал, что какая-то женщина-врач подписала им всем приговор. Он с восторгом рассматривал подаренный ему набор «лего».

— Ма, у меня их уже пять! — обернулся он к ней. — Скоро я построю город, да?

Он смешно картавил, и Тоня невольно улыбнулась — привычно, потому что ответная улыбка ему уже давно была ее, Тониной, частью, и благословляя эти свои привычности. Он не должен заподозрить, что ей плохо. И — уж тем более попять почему.

— Они все врут, — прошептала она. — Они когда-то и с папой наврали…

Мать хотела ей что-то сказать, но только вздохнула.

— Пойдем обедать, а уж потом все обсудим, — наконец проговорила она.

— Да нечего обсуждать! — отмахнулась Тоня. — Я сама пойду к этой даме. И пусть она мне докажет, что Пашка…

Она остановилась. Тревожно посмотрела на сынишку — он, услышав свое имя, приподнял голову и смотрел на нее немного изумленно. Что про него должна там доказывать какая-то неведомая дама?

Тоня судорожно всхлипнула и, погладив сынишку по голове, пробормотала:

— Все в порядке, милый. Все в порядке…

Но чувство обиды на жизнь уже начинало овладевать ею — она почему-то вспомнила ту расфуфыренную даму, садящуюся в автомобиль. Подумала, что у этой дамы есть все для счастья, и — кто знает, может быть, именно она и есть тот самый врач, который пытается приговорить ее ребенка к смертной участи… А еще ей подумалось, что теперь врачи вообще никого не лечат, потому что не умеют или не хотят, они только диагнозы ставят и шантажируют — как это случилось с Тониным отцом, а потом, когда пациент умирает, никто как бы и не виноват…

И ей захотелось сесть на пол, по-детски уткнуться носом в коленки И — заплакать… Но ведь даже этой малости Тоня позволить себе не могла!

Это те, у кого есть ответственность только перед собой или вообще ее нет, могут позволить себе такую роскошь, как слабость.

Тонину же жизнь всегда сопровождало это самое чувство, оно сначала ее раздражало, а потом она к нему привыкла даже и успокоилась. В конце концов, каждому свое, у каждого свой крест и так далее, — смотри афоризмы, пословицы и другие мудрые изречения… Только иногда Тоне казалось, что она в конце концов рухнет под тяжестью этого креста, и — найдется ли кто-нибудь рядом, чтобы протянуть ей руку и помочь подняться? И еще — последнее время ей стало казаться, что она и не живет совсем, она просто тут с миссией находится, как раз вот с этой — ответственной…

Она смирилась. И не с таким смиряются! Но сейчас — ее переполняло чувство детской обиды. Вся. ее жизнь пробегала перед глазами — и только один вопрос рождался — за что, господи? Почему? Я ведь никогда ничего не делала совсем плохого, так — почему Пашка?

А если бы она была счастливой, ничего бы такого не случилось с ее ребенком… Откуда-то пришла эта мысль и застряла в голове, и Тоня снова почувствовала себя виноватой — теперь за то, что не сумела стать счастливой.

А Пашка не понимал, что происходит сейчас с мамой, и смотрел на нее немножко удивленно и выжидающе. Она собралась, улыбнулась, постаравшись, чтобы улыбка попала и в глаза, и сказала:

— Все в порядке. Мы сейчас будем читать про Винни, да?

Пашка обрадовался.

— Ты… останешься?

— Нет, — покачала Тоня головой. — Не получится. Завтра на работу…

Он вздохнул.

— Но я тебя скоро заберу, — поспешила она успокоить сына.

— Когда?

— Послезавтра.

— Он еще не выздоровеет, — вмешалась мать. — Да и тут ему лучше.

— Но мы не можем так долго находиться в разлуке! — по-взрослому воскликнул Пашка.

— Экий, — обиженно поджала губы мать. — С ней не можешь, а со мной — всегда пожалуйста! Разлучение возможно.

— Нет, ба, но… — Он замолчал, потом решительно сказал: — Прости. Я не подумал.

И Тоня вздохнула про себя, узнав в его взгляде то самое, что постоянно присутствовало и в ней.

То же самое.

Ответственность перед другими. За других.

От-вет-ствен-ность, будь она неладна.

«Ничего, маленький, — подумала она, открывая книжку, к которой испытывала нежность: эта книжка помнила еще ее, Тонино, детство. — Ничего. Мы ведь скоро уедем все вчетвером. В Ламерик. Там есть и озеро, и зеленый холм, и белый дом… По утрам там поют птицы. И врачи там добрые, даже если человек болен, они ему про это не говорят. Они лечат его молча, с добрым лицом, и глаза у них живые и теплые…»

Тоня знала, что это только недостижимые мечты, и все-таки успокоилась и смогла улыбнуться своему мальчику так, что ее спокойствие и сила передались ему тоже, и он улыбнулся ей в ответ.


Он все еще стоял, смотря на эту девицу — пытаясь понять самого себя, почему он не уходит?

Девица была простая, как яичный желток, все ее мысли и чаяния были напечатаны на лице крупными, плакатными, буквами. Собственно, им и места надо было мало.

«А та, другая? — усмехнулся он про себя. — Она-то чем лучше? Скажем так, Бог даровал ей внешность маленькой мадонны, но — там-то внутри что? Такая же пустота. Такое же узколобое стремление к „высокому положению“ или хотя бы к „материальному благополучию“.

И вообще — зачем он здесь? Хочет найти еще одну Лору? Да есть ли вообще в мире не-Лоры?

И Лора, скорее всего, совсем не худший вариант!

Он поймал ее взгляд — она смотрела на него с осторожным любопытством, как будто примеривалась — надо ли ей укусить или…

Ну да, сожрать. Этакая акулка.

Он невольно засмеялся.

Взгляд девы за прилавком стал жестче, глаза сузились — теперь она всем своим видом демонстрировала хладнокровное презрение. И этот ужасный фингал под глазом…

Наверное, в этом ее плебейском виде и таилась причина того негодования, которое бушевало у него внутри. «Вместо Рафаэлевой мадонны — это маленькое чудовище».

Да, именно так. Тогда зачем он тут? Почему он стоит и рассматривает ее, не уходя?

— Он словно очнулся, — и в самом-то деле, что он тут делает до сих пор? До свиданья, — зачем-то попрощался он с ней еще раз. «Акулка» удивленно вскинула глаза, и в ней появилось что-то детское, щенячье… И — человеческое. Она даже показалась ему в этот миг симпатичной.

— Д-до… свиданья…

Последние слова она выдохнула — он едва расслышал, скорее догадался. И вдруг увидел — Волк. Волк, как зачарованный, смотрел на эту девушку за прилавком и не мог оторвать взгляда. Словно нашел то, что искал.

«Наваждение, — подумал он. — Глупость. Волк, не сходи с ума. Это не то, что нам с тобой надо…»

Но Волк его не слушал. Он не хотел уходить. Еще минута — и он останется у ее ног. Свернется там калачиком и будет охранять ее, оставив навсегда своего хозяина. Своего создателя…

Он дернул Волка за поводок, как собаку.

Он вежливо улыбнулся ей, слегка наклонив голову, и пошел-таки прочь. Волк трусил рядом, понурившись, то и дело оборачиваясь с тоской, словно пытался запомнить. «Ты только часть меня, — сказал он Волку. — Ты не имеешь права на собственные чувства и эмоции…» Волк ничего не ответил. Он ведь на самом деле был только плодом воображения. И — хозяин был барин, даже если был глупым. И не видел, что в глазах этой девочки притаилась судьба, от которой не скроешься.

«И вот в этом — тоже судьба, — думал Андрей, меряя шагами проспект, ведущий к киностудии. — Что я хотел найти там? Маленькую мадонну, чистотой лика способную озарить мою грешную душу? Я мог бы нечаянно повредить ей — красота ведь так хрупка, а истинная красота и вовсе… Или я хотел найти ту самую героиню, которая сможет оживить действие этого занудства, которое сейчас я пишу? Но — они бы не смогли найти актрису… Даже грим не спасает этих новых девочек от цепкости взглядов… А маленькая продавщица из магазина косметики — разве она сможет сыграть, ведь эта ее красота — просто дар Божий…»

Мимо проехала машина, он же был настолько погружен в мысли, что не сразу заметил, как несколько капель грязи брызнули из-под колес на плащ — а заметив, поморщился, посмотрел вслед, и ему показалось, что женщина на переднем сиденье похожа на Лору, но он тут же подумал, что ему уже бог знает что мерещится, ну откуда она здесь и почему в чужой машине?

Он вытер эти грязные пятна — несколько маленьких пятнышек, ерунда, — и почему-то вспомнил про девицу с фингалом, — но на сей раз эта самая девица не показалась ему отвратительной, а наоборот…

«А ведь это именно тот самый типаж, — удивленно подумал он. — Да, это то, что мне нужно! Именно она бы оживила весь сценарий, да, именно так!»

Настроение его улучшилось, он подумал, что «иногда полезно, когда машина обдает тебя грязью, это… освежает мысли» — и рассмеялся.

Дальше он шел окончательно погрузившись в размышления, и образ девушки из магазина, помещенный в середину его мысленных процессов, странным образом придавал ранее бесформенной вещи форму, смысл, содержание…

Открывая дверь, показывая пропуск, идя по длинному коридору, здороваясь мимоходом, он продолжал думать о ней и даже пробормотал себе под нос:

— И образ девы магазинной… Надо подарить ей цветы!

— Простите?

Он не сразу заметил Лерочку, прелестную молодую актрису, претендующую на главную роль. Еще вчера он был за нее. А теперь, всматриваясь в ее аккуратное, тщательно выстроенное природой личико, обнаружил, что в нем чего-то не хватает.

Чего-то важного.

«Фингала», — пришла ему в голову хулиганская мысль, и он, не выдержав, снова рассмеялся.

И Волк внутри улыбнулся.


Она увидела его фигуру сразу.

На секунду она так испугалась, что ей захотелось свернуться в клубок, спрятаться.

Надо же, подумалось ей, как некстати он тут стоит…

Потом ей пришло в голову, что его появление здесь — дурная примета. Очень дурная.

Даже холодно стало от этой мысли.

Она прикрыла глаза.

Водитель бросил на нее осторожный взгляд — она почувствовала его страх и усмехнулась — да, у нее с детства была эта неприятная особенность — в те мгновения, когда ее касался страх или нехорошее предчувствие, она белела как мел. Как мертвая… А сейчас еще и закрытые глаза… Бедняга!

— Вам… нехорошо?

Надо взять себя в руки. Твоя ненависть к нему заставляет тебя становиться мистиком, моя дорогая. Еще немного — и ты начнешь бегать по бабкам, странным теткам с жуткими физиономиями и каким-нибудь больным на всю голову жрецам вуду…

— Нет, все в порядке, — улыбнулась она ему, открыв глаза.

В конце концов, что удивительного в том, что она увидела его именно на этой улице? Он же тут работает, да.

Это она неизвестно что здесь делает…

Ей стало легче дышать, и за оставшийся отрезок пути она почти полностью пришла в себя.

Почти…

Пока шла по узкому проулку, все-таки несколько раз оглянулась и потом, уже взявшись за ручку подъездной двери, набрав номер кода — обернулась еще раз, нервно облизнув губы…

«Боже, что это с тобой, Лора? Как будто за тобой идет маньяк».

«Ревнивый муж».

«А какая разница, Лора?»

А в подъезде она остановилась перевести дыхание и рассмеялась.

Да, ты сходишь с ума, дорогая. Ты разговариваешь сама с собой, боишься пустых подъездов, и даже собственный муж вызывает у тебя страх…

И вряд ли эта мысль могла принести облегчение. Напротив — вызвала целую волну протеста и раздражения на саму себя, на весь мир, на всю жизнь…

Лора быстро поднялась вверх по ступенькам, точно убегала от самой себя.

К нему.

Как всегда…

И как всегда после того, как она нажала на кнопку звонка, ей стало легко и страх отпустил ее.

Дверь открылась не сразу — Лора успела испугаться, что он уже ушел, она не успела… «Боже мой, — подумала она. — Боже мой, но — почему именно со мной происходят нелепости, трагические случайности, именно мой мир постоянно рушится?»

И мир — из-за тишины за дверью — на самом деле рушился, превращая Лору из взрослой женщины в маленькую девочку.

Рука снова потянулась к звонку — бесполезно, горько улыбнулась женщина-Лора, но девочка-Лора возразила ей — нет, не бесполезно, мы…

И в этот момент она услышала его шаги. Там, за дверью…

А потом дверь открылась, и она увидела его, с мокрыми волосами, с полотенцем в руках, с удивленными глазами…

— Лора? — удивленно спросил он.

Потом сделал шаг назад, пропуская ее, но — почему-то в этот момент, когда он сделал этот проклятый шаг назад, Лоре стало больно, так нестерпимо больно, как будто он не пропускал ее, а пытался от нее отодвинуться…

— Привет, — сказала она и даже улыбнулась ему — о, она научилась этому искусству улыбаться, когда этого совсем не хочется. Она много чему научилась, или жизнь ее этому научила, или люди, которые никогда не хотели ее понять… Не важно.

Она улыбнулась ему, и прошла внутрь, и посмотрела в его глаза. «Что я надеюсь там увидеть? Любовь? Страсть?»

— Ты будешь кофе? Я сварю…

«Что я боюсь там увидеть — страх, равнодушие?»

— Да, конечно, спасибо, Дима…

Она сняла пальто.

Плевать, что их встреча начинается совсем не так, как рисовало ее воображение. Жизнь столько раз обманывала ее ожидания — этот грех ничтожно мал и вполне искупается тем, что она появится с ним рядом.

Она будет с ним рядом, и это значит, что у нее будет шанс все переиграть.

Обмануть эту чертову жизнь.


С утра голова у Веры Анатольевны раскалывалась от боли. Она даже не хотела вставать и пролежала бы весь день, взяв в руки старую, незамысловатую книгу, благо и вставать было незачем, все равно сегодня она никуда не собиралась…

Но вот — встала, вопреки собственным желаниям, накинула старый фланелевый халат в мелких синих цветочках — бог знает почему она чувствовала себя только в этом халате удобно и комфортно, — умылась, стараясь не смотреть в зеркало, а потом отправилась на кухню.

Там она нашла таблетку баралгина, сварила кофе, и ей стало легче.

Она даже включила компьютер, хотя еще несколько минут назад не могла и помыслить о таком акте самоистязания. Открыла файл со своей пьесой, несколько минут тупо смотрела на свой текст и в конце концов свернула его.

Сил думать у нее не было, заниматься правкой не хотелось. Каждый раз, когда она правила свои тексты, ей казалось, что она все только уродует кривыми ножницами, приближает текст к какой-то там середине, вместо того чтобы оставить все как есть — ведь не правят же родившегося ребенка… Какой получился, такой и получился.

За окном выла сигнализация на какой-то машине, и Вера Анатольевна снова испытала приступ мигрени — а машина все выла, и так зловеще, что Вере Анатольевне захотелось закричать.

— Да хоть бы тебя угнали поскорей, — процедила она сквозь зубы.

Чтобы спрятаться от этих невыносимых звуков, она ретировалась на кухню, сварила себе еще кофе и устроилась там, у окна во двор, с чашкой.

Она любила вот так сидеть, смотреть в окно и придумывать что-нибудь про людей. С самого детства.

И там почти ничего не менялось — иногда Вере Анатольевне казалось даже, что жизнь остановилась в какой-то момент, потому что тетки, идущие по улице, одевались точно так же, как и двадцать лет назад, и даже вон тот мужчина, застывший у киоска с газетами — он тоже был тут всегда, в этой синей куртке и кепке… Она уже даже начала было придумывать ему историю, но ей быстро надоело.

И вид надоел.

«Ночь, улица, фонарь, аптека, — усмехнулась она про себя стоическому бессмертию этих блоковских строк. — Живи еще хоть четверть века, все будет так. Исхода нет».

Она вздохнула, вернулась в комнату — машину, видимо, угнали, потому что теперь стало тихо.

Писать ей по-прежнему не хотелось.

Она вышла в Интернет, побродила по сайтам, даже высказалась на каком-то литературном форуме по поводу безнравственности новой прозы — хотя какое она к ней имела отношение, к этой прозе?

Потом ей стало скучно, тем более что Димы там не было, а без Димы все теряло смысл.

Дима был ее призом в этой сумасшедшей скачке по имени Жизнь, где она была обязана хоть на старости лет что-нибудь выиграть.

Она выключила компьютер, снова вернулась к окну — мужчина все еще стоял и словно ждал кого-то — может быть, вот он, ее приз, грустно пошутила она. Надо только выйти и забрать его.

Но забирать этот жалкий приз ей не хотелось. Она вздохнула, пожелала незнакомцу удачи и включила телевизор. Там было какое-то убогое реалити-шоу, стайка сексуально озабоченных подростков, исцелившихся «клерасилом», пыталась доказать миру, что они что-то собой представляют, напоминая при этом семейство обезьян…

Ей это быстро прискучило. Она достала с полки любимый старый фильм. Она и сама не знала, почему любила этот фильм с юности — сюжет «Иезавели» был банален и прост: история женщины-вамп, из-за которой на дуэли погибал юноша. Потом, возмущенный ее надменностью, ее бросал жених, а потом она раскаивалась и приносила себя в жертву, сопровождая заболевшего желтой лихорадкой бывшего жениха на остров, куда свозили смертников…

Да и сам этот фильм она смотрела уже много-много раз. Просто она очень любила этого режиссера — Уайлера, и вообще любила старые фильмы.

Там было больше страсти, больше правды, и там — да, именно поэтому, наверное, она их так любила, эти черно-белые, медленные фильмы! — больше ценились личности, глубокие и странные, нежели эти жалкие «обезьянки»…

Жалкие, глупые обезьянки, с убогими душонками и мыслями.

Вера Анатольевна относила себя к личностям.

Сначала были прочитаны две главы из «Винни-Пуха» вслух, потом был выстроен огромный «лего»-замок, потом был просмотрен мультик про Шрека — и все это время, рядом с этим счастьем по имени Пашка, Тоня не могла до конца осознать себя ни счастливой, ни несчастной. Она зависла где-то посередине, готовая к смеху и слезам… Точно не могла найти выход из лабиринта, и никакой рядом Ариадны с нитью. Только они с Пашкой и мамой — втроем, а еще врачиха-фтизиатр, как злая колдунья, преследующая каждую Тонину мысль по пятам. Потому что если эта мысль была радостной, надо было тут же подослать напоминание о болезни и тем самым снова вернуть в озеро невыплаканных слез.

Так и проходил день, в серой дымке, и надо было уже ехать домой, потому что завтра работа…

— Тонь, ты оставь его еще на пару деньков у меня все-таки, — попросила мать.

Тоне хотелось закричать: «Как же так, ведь я и не знаю, сколько у нас вообще этих дней осталось!», но она тут же запретила себе эти мысли — навеянные злой колдуньей-врачихой, они не могли принести ничего доброго…

— Да, хорошо, — кивнула она. — Я что-нибудь завтра придумаю. Может быть, приеду с ночевкой…

Ей не хотелось тащить сейчас простуженного Пашку через весь город, и — там ведь Шерри, которая могла себе позволить и выругаться или пошло пошутить…

А ее бразильские сериалы чего стоят, где на протяжении целой серии могли устроить похороны или громко выяснять, от кого из героев понесла какая-нибудь Пакита-Розита!

Если бы не работа, до которой отсюда добираться тяжело, она бы осталась сама. Ей не хотелось сейчас в собственную квартиру — с появлением там Шерри квартира перестала быть ее.

— Тонь, а эта твоя Шерри…

— Да, мам, — ответила Тоня. — Она все еще у меня.

— Тонька, так нельзя! Ты добрая, слишком добрая…

— Дуреха, — кивнула Тоня, закапчивая материнскую мысль.

— Она же тебе на шею села!

— Ну да, села… А моя шея, мам, она всем подходит для этих целей!

Она рассмеялась, поцеловала Пашку и подошла к матери. «Кажется, что она уменьшается, — подумала Тоня, обнимая ее. — Стареет, уменьшается, истончается, как время… Или это ее время истончается? Или оно вообще проделывает с нами такую штуку, издевается над нами, самоуверенными и глупыми?»

— Все будет хорошо, ма, — пообещала она. — Моя шея сильная. Я выдержу.

И еще раз повторила эту спасительную «обманку», которой так хотелось верить, и так хотелось — чтобы она хоть однажды перестала быть утешительной «обманкой», став правдой:

— Все будет хорошо, да…

Но в горле застрял комок, и она боялась, что, если задержится хоть на минуту, из глаз польются водопады слез, а это ни к чему.

Поэтому улыбнулась из последних сил и быстро, стараясь не оборачиваться, чтобы они все-таки не вырвались на свободу, выбежала прочь, на холодный воздух, пытаясь справиться с внезапно накатившей слабостью и стать сильной.

Снова стать сильной…

ГЛАВА 4

«И будет снег лететь в окно…»

Он удивился — откуда взялась в голове эта песенка и почему она вдруг всплыла из потаенных уголков памяти…

Было странно лежать и молчать, обнимая женщину, которую его воображение заменяло другой, и стараться не смотреть на нее — а тупо смотреть в окно, за которым уже начинали сгущаться осенние сумерки.

Она тоже молчала — да и о чем им было говорить, в сущности? Та разность, которая раньше великодушно не замечалась, теперь стала такой огромной, что не замечать ее было нельзя. «Лора, я больше не могу делать вид, что я тебя люблю», — хотелось ему сказать.

— Я тебя люблю, — сказал он вместо этого, касаясь губами ее волос.

— Я тебя тоже люблю, — улыбнулась она ему.

«Сердце без любви похоже на храм без Бога…»

Он ведь соврал, так почему бы и ей не соврать? Она, как и он, держится за собственную привычку. Они стали друг для друга привычкой. Это вообще особенность любой страсти — когда огонь гаснет, остаются тлеющие угли. Это они с Лорой.

«Узнав, что храм пустой, соседи в него войдут и унесут украдкой от алтаря дощечку, черепицу и лампаду… Все это просто так, на память! А вслед за ними и грабители нагрянут…»

Они просто догорают, как эта лампада, которую просто так на память заберут соседи, и поделом! Будь они другими, испытывай на самом деле любовь — разве это случилось бы с ними?

«Сердце без любви испытывает только радость, когда его нещадно грабят…»

Ему было грустно. И еще — нестерпимо жаль и себя, и Лору. Ведь — грустно видеть храм опустошенный!

Хотелось все изменить.

Было невозможно изменить хоть что-нибудь…

— Пора, — сказал он, делая вид, что смотрит на часы.

— Уже?

Она села на кровати, испуганная и расстроенная.

— Ты куда-то спешишь?

— На работу надо, — соврал он.

— Ты не говорил…

Она и в самом деле была расстроена — он это видел.

— Я…

«Я тебя обманул, — хотел сказать он. — Я хотел… освободиться. Мы сейчас достанем вино, зажжем свечи и проведем этот вечер так, как тебе хочется».

— Да, — едва слышно прошептала она, и он не обернулся, понимая, что увидит в ее глазах те слезы, которые внутри, те самые, которые жгут тебя, по не спешат вылиться, подарив радость освобождения от боли…

«Я хотел бы соврать, но я не могу».

Снег в окно. Кровать и стулья осыпая…

Снега не было — была почерневшая от дождя улица, было темное небо, была тоска…

«Как же так, ведь правду говорить легко и приятно, а мне — гадко… Или это потому, что я говорю — полуправду?»

«И жди теперь, что грянет гром небесный и храм твой брошенный сгорит неоскверненным».

Ее руки оказались на его плечах (надо повернуться к ней лицом, надо продолжить эту игру), она прижималась к его спине, а он не поворачивался, как будто вот так — не видя этого обмана, ему легче обманывать самому…

Надо повернуться. Надо ее поцеловать. Надо засмеяться.

— Дим, тебе правда надо на работу?

Она спросила об этом детским голосом, растягивая слова.

— Правда, — сказал он.

— Жа-а-алко…

— Ничего не поделаешь. Надо.

Бессмысленное перекидывание фразами, усмехнулся про себя. И вообще все — лишено смысла… «Сердце без любви испытывает только радость, когда его нещадно грабят…» А его сердце устало наблюдать, как это происходит. Ему захотелось навести там порядок. Снова зажечь лампаду. Закрыть двери и окна от грабителей и соседей. И успокоить его.

Зачем это чувство, не приносящее радости?

Теперь он не мог отвернуться, спрятаться от ее взгляда, уйти в собственные фантазии о другой женщине.

Той, случайной, которой его халат подошел бы больше и которую он больше не увидит.

Случайное лицо, проявившееся на мутном стекле реальной жизни.

Случайный профиль.

Случайно услышанный голос…

Все это так глупо, Дима, так глупо. Когда же ты станешь взрослым человеком? Перестанешь придумывать свою жизнь, смиришься, прекратишь наполнять случайно встреченные лица обычных женщин — небесными, сказочными чертами?

И сам себе ответил — надеюсь, что никогда…

Не потому, что ему нравилось быть взрослым ребенком — нет, он старался бороться с собой, наступать на горло своим желаниям. Не поэтому…

В этом было что-то другое…

Он вспомнил, как давно, очень давно, зашел в храм. Случайно.

Навязанное ему еще в детстве неприятие всего, связанного с Богом, и теперь мешало. Он поднимал глаза к небу, и тут же ему становилось стыдно, как будто он делает что-то смешное и неприличное даже… Но как запретный плод был сладок, так и небо притягивало его взгляд, и он тайком, стараясь остаться незаметным, все-таки смотрел туда, надеясь, что однажды он научится молитве — пускай маленькой, чтобы можно было ее проговаривать незаметно, но непременно научится, и тогда он поймет важное…

Он найдет это важное, иначе нет смысла.

Нет смысла в этом мельтешении во имя денег, секса, или — человек и в самом деле только разновидность животного?

Нет! Даже животные умеют любить.

И чем дальше он шел по жизни, чем глубже подчинялся законам этого мира, тем глубже становилось в нем чувство, что это все должно быть не так, что человек не может и не должен жить так…

Тогда-то он и оказался в храме. Служба уже кончилась, он стоял одинокий и боялся — сам не зная чего, и почему-то ему было тут хорошо, но он все равно боялся — словно продолжал делать что-то запретное…

И вот тогда его взгляд остановился на Ней. Мягкое лицо, с теми тончайшими чертами, которые бывают лишь на иконах, и взгляд был живым и теплым… А рядом стояла совсем юная, тоненькая девушка в монашеской одежде, и ее лицо показалось ему очень похожим на образ, точно мягкое Его свечение тронуло и лицо этой девушки, превращая его в Лик.

Он не смел дышать, опасаясь, что дыхание разрушит это чудо. Девушка молилась. А он почему-то подумал, что ему очень хочется, чтобы она помолилась и за него, и еще он осознал, что за него никто не будет молиться — его мать и отец были убежденными атеистами, а кто еще его любит на этой земле?

И такой тяжелой, такой непереносимой была эта мысль, что он чуть не задохнулся и выбежал прочь, боясь заплакать.

Теперь, вспомнив о том случае, он понял, почему ему не дает покоя его незнакомка из автобуса…

Она была похожа на ту монахиню. Такое же выражение лица, такая же тонкость черт, и… Почему-то пришло в голову вот что — она за него, Диму Воронова, помолилась бы.

Она бы молилась за него день и ночь, теплыми самыми молитвами, и показала бы ему путь. Нашла бы смысл. И подарила бы — радость…

Рядом с ним же была Лора, женщина, которая не захочет никогда молиться.

— Лора, ты…

Он подумал, что вопрос повиснет в воздухе — в лучшем случае. В худшем — вызовет смех.

— Что?

Ее пальцы нежно коснулись его глаз, потом губ. Он молчал, не решаясь заговорить.

— Ты что-то хотел сказать или спросить?

— Лора, — решился он наконец, — а ты молишься? Хотя бы иногда?

Вопреки его ожиданиям, она не засмеялась. Она задумалась, немного удивив его этим, — на секунду ее лицо стало похожим на лицо ребенка, которому задали вопрос, на который он не знает ответа.

— А кому? — подняла она на него глаза.

— Что значит — кому? — переспросил он.

— Кому надо молиться? — улыбнулась она.

— Богу, святым, ангелам…

— Бог умер, святые ушли, а ангелы улетели, — тихо, без улыбки, сказала она. — По последним данным разведки, небеса пусты. Мы перестали быть интересны хоть кому-то, даже летающие тарелки там больше не показываются…

Ее глаза были серьезными, он напрасно искал там улыбку.

Она сейчас была серьезна и грустна, и он подумал — как же она будет молиться, у нее не получится, за нее саму надо молиться…

— Раньше я иногда молилась, — прервала она тишину, окутавшую их. — Давно… Потом я поняла, что это так же нелепо, как читать стихи в пустом зрительном зале… Никто не слышит.

Она потянулась, тряхнула роскошными волосами и обернулась с лукавой улыбкой.

— Странные вы задаете вопросы, сэр, — погрозила она ему наманикюренным пальчиком. — Почему это вас такие вопросы занимать стали после…

Она не договорила, рассмеявшись.

— Не после, — признался он. — Они уже давно…

— Глупый ты, Димка, — сказала она, нежно коснувшись губами его волос. Ее глаза были теперь совсем близко, он видел ту самую мистическую игру оттенков, которая когда-то давно заставила его остановиться, забыть все на свете и пойти за ней следом.

Он и сейчас замирал, увидев ее глаза вот так, близко, а потом его бросало в жар, но не теперь. Теперь с ним что-то произошло. Она поняла это, со вздохом отодвинулась и встала.

— Все понятно, — протянула она. — Тебе пришла в голову идея стать монахом.

Он приподнялся, наблюдая, как она одевается. Чужая. Ненужная. И — близкая…

Глупо все это, сказал он себе. Жизнь вообще глупа.

— Я… сварю кофе, — сказала она. Ему показалось, что ее голос дрожит.

— Лора, — тихо позвал он ее.

— Все в порядке, Дима, — проговорила она. — Все в порядке. Я сварю кофе.

Она быстро прошла на кухню, закрыла за собой дверь.

«Господи, — подумал он. — Почему я снова чувствую себя виноватым? Почему я всегда чувствую себя виноватым, когда отказываюсь делать то, чего я не хочу делать?»


Лора и сама не знала, почему ее так разозлил его вопрос.

Она стояла, помешивая кофе, прикусив губу, и злилась.

«Он думает, что я плачу, — усмехнулась она про себя. — И этот тоже… О душе. Хотят тела, говорят о душе. Молилась ли ты на ночь, Лора? После траха самое время поговорить об этом».

Кофе чуть не убежал — она успела быстро поднять турку, но несколько коричневатых пятнышек все-таки образовалось на белой поверхности плиты. Лора не удержалась, выматерилась.«Слишком много неприятностей на мою голову последнее время…»

Она вытерла пятна и подумала — ага, вот бы еще и жизнь так же протереть, убрать оттуда Андрея, потом Аньку, потом Диму, потом саму себя…

А не лучше ли с себя и начать, горько усмехнулась она. Ведь она никому не нужна из них… И вообще никому не нужна.

Даже самой себе.

Нет, надо остановиться, а то можно дойти неизвестно куда. До точки. Правильно говорила бабушка — думать вредно.

Особенно о себе. Как подумаешь — так сразу хочется прыгнуть с моста.

Ничего из того, что хотелось получить от жизни, Лора получить не сумела. Глупая Лора. Красивая Лора. Лора, которой обещали сказочную жизнь, а жизнь оказалась серой.

Принцесса Лора, которой никогда не быть королевой…

Она включила телевизор.

И, точно в насмешку, услышала — ангелы улетели.

Там заканчивалась очередная серия «Твин Пике». И героиню там тоже звали Лорой. Ее нашли на берегу. Утонувшую. И ее красота превратилась в тлен раньше запланированного срока.

— Лора, — тихо сказал за ее спиной Дима.

Она не слышала, как скрипнула дверь. И как он вошел, она тоже не услышала.

— Садись, кофе готов, — сказала она, очнувшись. — Все в порядке, просто…

Она не договорила.

«Все в порядке, просто очень жаль, что ангелы улетели задолго до моего рождения, и я даже не успела посмотреть, как выглядели их крылья…»

И ей стало обидно.

Все дети ждут чудес, ангелов — а ей сразу сказали, что в этом мире не бывает чудес и не бывает ангелов.

Когда она в детстве заговорила о чудесах, мать оборвала ее. «Лора, — сказала она. — Ты большая девочка. Человек должен всего добиваться сам. Понимаешь, Лора, если ты будешь забивать голову бесплодными мечтами, ты ничего не добьешься и останешься на обочине жизни. И тебе будет стыдно и горько, Лора. А нам с папой будет стыдно за тебя».

И Лора поняла — говорить о таких вещах неприлично.

А еще чудеса, ангелы и Бог плотно связались с возможностью остаться на «обочине жизни». То, что это стыдно, она поняла.

Она ведь верила своей маме.

Странно было, что Димка спросил ее о том, о чем она думала. Она однажды попробовала молиться. И после молитв ей стало хуже. Тогда она почувствовала сильную обиду на Бога, который не хотел ей помогать. Число неприятностей росло и увеличивалось, и вот когда она перестала молиться, все неприятности кончились самым волшебным образом.

И Лора поняла одну нехитрую вещь — Бог ей не друг. Может быть, Он любит всех, но вот Лору Он терпеть не может. И не хочет от нее никаких молитв. А если молитва — это разговор с Ним, значит, Он не хочет с Лорой разговаривать.

Ей стало сначала горько от этого открытия, но потом она успокоилась. Потому что не так уж плохо быть единственной, которую Бог не любит.

Она ведь одна такая. Единственная.

— Просто настроение какое-то дурацкое, — договорила она начатую фразу. — Наверное, погода действует…

— Да, погода омерзительная, — согласился он.

«Вот, мы уже говорим о погоде. Чтобы заполнить паузу…»

Ей захотелось встать и уйти, плевать куда.

Просто уйти.

Чтобы не говорить с ним о погоде.

— Дима, — начала она и тут же встретила напряженный взгляд. Он не хотел говорить с ней искренне. Он солжет ей. Сейчас она его спросит — любит ли он ее, и он солжет. Потому что — пожалеет.

— Что? — спросил он.

— Так, ничего. Кофе… горячий. — Она нервно рассмеялась.

— Да, горячий.

«Да, омерзительная… да, горячий… да, люблю… И не важно, что при этом он где-то далеко. И ему наплевать на погоду. Ему плевать на кофе. И на меня тоже…»

Она отставила чашку.

— Мне пора.

«Да, тебе пора…»

— Л… кофе?

— Не успеваю, — развела она руками. — Уже темнеет, а я обещала сегодня забрать Аньку.

Она быстро оделась, поцеловала его — и почти выбежала прочь.

«Почему так получается, что все время убегаю? — подумала она, почти с облегчением вдыхая холодный воздух. — Точно пытаюсь спастись…»

Или — найти что-то наконец. То, что предназначено только для нее, Лоры. Единственной Лоры.

Ему не нравилось то, что получалось.

Он устал уже через пятнадцать минут и подумал — а что будет со зрителем?

«Или я написал такой бездарный, тягомотный диалог, или так его сыграли, или все вместе…»

Актеры переходили из сериала в сериал, как переходящее знамя. Их лица уже давно перестали быть лицами. Стали брендами.

Одни и те же лица, тоскливо-то как, одни и те же… Он закрыл глаза. «Наверное, в конце концов люди начнут путаться…»

Он вышел в коридор, подошел к окну, достал сигарету.

— Здравствуйте, Андрей Ильич.

Можно было не оборачиваться — он определял уже по голосам. По интонациям. Можно было просто отвечать как заведенный автомат — здрасте, здрасте, как поживаете, как успехи…

Какой-то начинающий подобострастный сценарист остановился рядом, достал сигарету и застыл, ожидая от него, как от Господа Бога, «великие и богатые милости»… То есть в качестве оных — приятную беседу, переходящую в задушевную, и потом — помощь в продвижении по лестнице вверх, к заветной цели.

Есть две лестницы у Бога, подумал он, одна ведет к успеху и славе человеческой, вторая — на небеса…

Он когда-то выбрал человеческую славу.

Да какая же слава, девочка из отдела косметики и знать его не знает, а вот пришел бы к ней какой-нибудь попсовый певец… Или один из этих актеров, которые постоянно мечутся на экране телевизора. Ему стало нестерпимо обидно, он даже покраснел и неловко рассмеялся. В конце концов, почему он снова думает о ней? Или — это Волк о ней думает? Ну что ж. Каждому ведь свое. Актерам, говорящим его слова, и попсовым певцам — проклятье известности, когда тебе не принадлежит уже даже твое лицо.

А его слава — незаметна. Даже этот тип, который курит рядом, — умнее. И в ток-шоу примелькался, и в газетах интервью бесконечные дает… Пиарится как может.

«Когда он успевает работать?» — подумал Андрей и тут же усмехнулся про себя — стареешь, становишься брюзгой, завидуешь немного…

— Андрюша, милый, добрый день…

Он воспринял ее появление тут как месть. Вот она, плата за высокомерие, усмехнулся он про себя, давая «плате» заключить себя в объятия, запечатлеть на щеке поцелуй и даже выдавливая приятственную ответную улыбку. Лучше бы взял подобострастного молодого сценариста и отправился с ним в рюмочную… Нализались бы там, поговорили по душам. В конце концов, парень-то симпатичный.

— Здравствуй, Верочка, — проговорил он. — Какими судьбами поэты в наших краях?

Она была, как всегда, трагически вычурна, в этих ее узких брюках, балахоне, с демонстративно яркой шалью на плечах…

— Пьесу пишу, — призналась она громким шепотом. — Решила попробовать…

Он удивленно вскинул брови — словно играя роль, тщательно выработанный рисунок, к которому уже привык, и повторил многозначительно:

— Пьесу?

— Да, дружок, пьесу…

Она помолчала несколько секунд, выдерживая паузу, а потом всплеснула руками:

— О, что же мы так вот сразу о работе! Как Лора? Как Анечка?

— Лора прекрасно, Анечка тоже, — улыбнулся он.

— Я ее тут видела недавно, Лору, — сказала она. — До чего она хороша, просто удивительно…

— Да, Лора прекрасно выглядит, — согласился он.

«Сейчас мы будем минут пятнадцать восхищаться Лориной внешностью. Потом поговорим об Анькиных успехах. А на самом деле — ей на это плевать. Ей надо от меня, чтобы я прочитал ее дурацкую пьесу. Всем надо. Она же и пришла сюда именно тогда, когда я тут буду…»

Сценарист, поняв, что разговора по душам не выйдет, добычу увели самым наглым образом, кисло усмехнулся, затушил сигарету и пошел прочь.

Дождавшись его ухода, Вера Анатольевна заговорщицки улыбнулась и сказала:

— Андрюш, я ведь по твою душу… Мне бы так хотелось, чтобы ты мою пьеску прочел! Именно ты…

«Все, как я думал, — обреченно кивнул он ей. — Все, как я думал… Сначала я ее прочитаю. Потом я должен буду поискать театр, который согласится поставить эту бурду. О боги, яду мне…»

Он не сомневался, что будет бурда. Ему было достаточно ее стихов — заунывных, протяжных, примитивных…

— Прочитаешь? — Она обрадовалась. Даже ее обычная высокомерная спесь слетела. — Я же только тебе могу доверять, Андрюшенька! Ты у нас — мастер, великий, небожитель…

Она уже совала ему в руки стопку листов — даже не на дискете, подумал он. Еще и вот так…

— Специально для тебя распечатала, — быстро тараторила она. — Ты же не любишь с монитора читать…

Сейчас она была похожа на стареющую девочку. В принципе, она всегда была похожа на стареющую девочку, подумал он. Даже двадцать лет назад.

Даже когда они только что познакомились и она была молодой, она и тогда была…

Стареющей девочкой.

Девочкой, которая считала себя избранницей муз.

Она и на самом деле была тогда странной, загадочной, с обращенным внутрь себя взглядом — и первое время их знакомства он был под сильным впечатлением этого взгляда, который, как ему тогда по наивности казалось, обращен в заоблачные выси. На самом-то деле все было просто — Вера постоянно следила за собой, за выражением собственного лица, и для нее было очень важно — производить впечатление.

Именно такое впечатление.

«Небожительницы».

И почему-то он подумал — да, они с Лорой очень разные и в то же время — такие одинаковые в этом своем вечном стремлении нравиться, покорять, восхищать…

Вот она, стоит перед ним, будущая Лора, смешная Лора, Лора, которой уже коснулась старость, а она не хочет ее замечать. Потому что нет более сильного у нее страха, чем перед этой самой телесной старостью — ведь тогда она не сможет восхищать!

— Верочка, — сказал он тихо, пытаясь скрыть от ее глаз эту внезапно накатившую острую жалость, — пойдем-ка выпьем кофе, пока перерыв… И поболтаем.

Он и сам не мог себя понять, почему вдруг эта жалость появилась и оправдала в его глазах все недостатки Веры Анатольевны.

Да что там говорить — он до сих пор не мог понять, как эта самая жалость всегда умудряется оправдывать людей, до сих пор — а ведь не мальчик он уже…

«И кто — скажите на милость, — точно так же, безмолвно, безоглядно — сумеет пожалеть меня?!»

Он догадывался об ответе — никто, кроме разве что тебя самого и твоего ребенка. Да и за что тебя жалеть — твоя душа этот мир не принимала, но ты не пожалел ее когда-то, бросил в огонь этого мира, заставил служить ему…

Разве твоей душе были нужны эти бесконечные истории про «тайны и загадки», в которых один лишь вымысел, и как ты мог заставить в него поверить — если сам бежал от веры?

— Пойдем, — повторил он.

Она как-то растерянно кивнула, утратив сразу уверенность в своей исключительности, и они пошли вниз, где располагалось кафе.

На секунду ему показалось, что его жалость разбудила в ней ту, прежнюю Веру, еще не испорченную битвами за место под солнцем, еще открытую Небесам. Он даже представил ее себе на мгновение, застывшую хрупкую фигурку с удивленными, восхищенными глазами, воспринимающую мир через рифмы и звуки, и зажмурился — таким чудесным было это видение и таким болезненным…

Что с нами делает мир, подумал он горько, что он с нами делает…

Тоня чувствовала себя так, будто кто-то закрыл перед ее носом дверь. Там, за дверью, спрятался от Тони большой, красивый дом, наполненный теплом, светом и радостью. А она, Тоня, осталась стоять на унылой, тусклой улице, застывшей в ожидании вечера.

Сейчас она как раз по такой вот улице и шла — и сумерки сгущались не вокруг нее, а в ней самой. Внутри. В душе.

Мир вокруг был чужим праздником. Ладно бы, что она бедная, как церковная крыса, думала Тоня. Проехавшая мимо машина, точно в ответ на ее мысли, обдала ее грязью.

— Вот черт! — вырвалось у Тони, и она нагнулась, чтобы отряхнуть пальто или — скрыть злые слезы, появившиеся на глазах. Только этого еще не хватало…

Конечно, пальто от серых, мерзких пятен отчистить до конца не удалось. Тоня даже обрадовалась, что быстро темнеет.

Она пошла дальше, по улице, стараясь не думать о том, что все вокруг — против нее и что вовсе не обязательно ей быть счастливой — в конце концов, ей этого никто и не обещал. Но Пашка…

Боль была непереносимой. А потом появилось чувство вины. Если бы она тогда ушла, сразу ушла, и Пашка не жил бы в этом постоянном кошмаре, ничего не случилось бы с ним сейчас. Он не видел бы пустых, бессмысленных, жестоких глаз своего отца. Не вздрагивал бы каждый раз, прислушиваясь к его голосу, пытаясь вместе с Тоней угадать, в каком папочка пришел настроении. Не было бы этих последствий, если бы у Тони хватило сразу сил и воли послать этого вечно пьяного садиста к чертовой матери, прямо в ад, потому что… Потому что такие люди, которые устраивают этот ад на земле для других, этим людям самим надо оказаться в аду. Там им самое место… Но — почему невинный, маленький мальчик, и так вкусивший уже страданий, должен расплачиваться за своего отца?

Она бы принесла себя сейчас в жертву, сгорела бы на каком угодно костре, лишь бы Пашка был здоров.

Странное дело — от этих мыслей ей стало вовсе не тяжело, а даже намного легче. А еще она увидела маленькую церковь и почему-то остановилась.

В сумерках небольшой, белый храм показался ей сказочным, и нестерпимо захотелось туда войти. «Ведь Он может мне помочь, — подумала она. — Да, конечно, я, наверное, великая грешница, но Пашка-то еще никаких особых грехов совершить не успел… А значит, Он ему может помочь».

Почему-то заходить туда ей было страшновато, и бабка, стоящая у ворот с протянутой рукой, показалась ей какой-то жуткой, похожей на ведьму. «Вратарница», — подумала Тоня с робостью и уважением.

— Здравствуйте, — выдавила из себя Тоня улыбку, ощущая, как замирает сердце. Точно эта вратарница сейчас могла запретить Тоне войти в храм. Как апостол Петр не пускает таких, как Тоня, в рай.

Бабка не ответила, продолжая протягивать алчущую ладонь, и Тоня наконец-то поняла, что это не вратарница, а нищая. Протянула бабке мелочь из кармана и, краснея от собственного незнания и глупости положения, поспешила войти внутрь. «Как будто — спрятаться хочу, — подумала она. — От этой бабки. От своих проблем. От мира этого, где мне так угнетающе не везет».

Не везет…

Это мягко сказано.

Она несчастна.

Именно так. НЕСЧАСТНА.

Тоне захотелось спрятаться, убежать. Она совсем не хотела об этом думать, но кто-то словно бы написал это слово — огромными, горящими буквами-факелами.

Ты, Тоня, несчастна, да…

Как злая ухмылка повсюду.

Даже здесь, в тишине храма, от этого знания не убежишь. Ты несчастна, Тоня. И твоя мать. И твой ребенок. Вы всегда будете торчать на отшибе жизни, стучаться во все двери, и ни одна дверь не откроется…

Все двери заперты, Тоня, и незачем ждать милостыни. Лучше смириться. Осознать свое место. Свою норку…

Да плевать, отмахнулась Тоня от этих мыслей, плевать. Пусть мы будем несчастны. Пусть отшиб этот самый…

Пусть норка. Я ведь все это перенесу, лишь бы Пашка был здоров.

Или даже пусть будет больным, только… живым будет. Мы что-нибудь придумаем потом. Мы найдем способ его вылечить.

Мы…

Она и сама не помнила, как оказалась перед этой иконой. А ничего уже вокруг и не было — только Его глаза, и жалость в этих глазах, и любовь, и сострадание к ней, маленькой Тоне.

И еще были ее слезы, которые она не замечала. Она даже не знала, что плачет. Обнаружила это и удивилась…

И еще она подумала — что ведь ни о чем не попросила еще, молчала, как глупая курица, и как же Он узнает, что ей надобно?

И попыталась сформулировать свою просьбу — а ничего не выходило, только хор пел — «Господи, помилуй», и она, Тоня, тоже повторяла про себя: «Помилуй меня, Господи», а еще она смотрела в эти глаза, растворялась в них и плакала, сама не зная, что каждая ее слеза — и есть безмолвная молитва.

— «Я — СВЕТ, а вы не видите Меня. Я — ПУТЬ, а вы не следуете за Мной. Я — ИСТИНА, а вы не верите Мне. Я — ЖИЗНЬ, а вы не ищете Меня. Я — УЧИТЕЛЬ, а вы не слушаете Меня. Я — ГОСПОДЬ, а вы не повинуетесь Мне. Я — ваш БОГ, а вы не молитесь Мне. Я — ваш лучший ДРУГ, а вы не любите Меня. ЕСЛИ ВЫ НЕСЧАСТНЫ, НЕ ВИНИТЕ МЕНЯ».

Она удивленно обернулась. Слова за ее спиной прозвучали так внезапно, она даже подумала — это Он говорит с ней… Губы тихо прошептали:

— Я не виню. Я все понимаю.

Она где-то его видела, этого парня, но не могла вспомнить, где и когда.

Он смотрел поверх ее головы, на икону, и Тоне даже показалось, что он говорит не с ней.

И она показалась себе снова глупой и покраснела, пробормотав едва слышно:

— Простите… Я думала, это вы говорите мне.

— Это не я говорил, — сказал он. — Это говорил Он. Надпись на каменном кресте во Фландрии…

Она кивнула. Она даже не знала, где эта Фландрия находится, но спрашивать не стала. И так она наверняка кажется этому симпатичному парню глупой курицей.

Да что кажется — она и есть курица.

Но где же она его уже видела?

Она старалась смотреть на него украдкой, незаметно — потому что ей совсем не хотелось показаться еще и невоспитанной и надоедливой. И еще — ей очень не хотелось, чтобы он сейчас ушел. И вообще ушел. Она понимала, что это — случайная, мимолетная встреча, сейчас выйдут из храма и разойдутся в разные стороны жизни… Но почему-то Тоне хотелось еще немножко побыть рядом с ним, хоть немножко. «Он мог бы меня понять, — пришло ей в голову. — И мне хочется ему рассказать сейчас все, что творится в моей душе».

И еще ей не хотелось выходить из храма. Она чувствовала себя защищенной. И даже появилась надежда, что у них с Пашкой все изменится. Все невзгоды отступят, а если и не отступят — они перенесут их легко, потому что… «Ты Друг, — подумала она, глядя в Его бесконечно теплые, грустные глаза. — С таким Другом все можно вынести. Теперь я это знаю. Прости, что я раньше не обращалась к Тебе за помощью. Прости…»

Она бы так вечность целую стояла, смотря в Его глаза, и чтобы рядом с ней стоял этот парень, и вместе они постигали что-то странное, неведомое пока еще — но такое манящее, желанное, нужное им обоим.

И Пашке тоже…

Но служба уже закончилась, люди почти разошлись, только они остались в храме, да какая-то женщина в темном халате вышла с ведром с водой — Тоня еще подумала, ведро-то полное, к счастью, и тут же отругала себя — ну что за дурацкие мысли тут, в храме Божьем, ее посещают? Нет, Тоня — глупая курица, точно-точно…

— Кажется, нам надо уходить, — сказал он.

— Простите… Тоня подняла глаза.

— Можно вашего мужа попросить нам помочь?

Тоня хотела сказать этой женщине, что это не ее муж. Она даже не знает, как зовут этого молодого человека, но он опередил ее.

— Конечно, можно, — улыбнулся он сначала подошедшей женщине, а потом Тоне.

— Вон тот подсвечник помогите перенести. Очень тяжелый…

— Не тяжелей одиночества, — сказал он.

— С такой милой девушкой — одиночество? — рассмеялась женщина. — Вам Господь вон какую красавицу послал…

Он ничего не сказал, мягко улыбнулся только. Тоня же отчего-то покраснела.

Они отошли, и подсвечник в самом деле был тяжелый, Тоня это почти физически ощутила — да только нес его этот парень очень легко, как будто ему это и не стоило никаких усилий.

Одиночество нести тяжелей.

— Спаси вас Господь, — сказала женщина, когда они вернулись. — И… знаете что? — Она засмущалась, но йотом все-таки решилась продолжать. — Вот батюшка скажет, что я много болтаю снова, но… Я все-таки скажу. Я, когда вас увидела, подумала — какие вы оба красивые… И сразу видно, когда Господь пару благословляет — правда-правда… Вас — благословил. Значит, будете счастливыми. Даже в скорбях.

И быстро, словно боясь, что ее увидят, перекрестила их.

— Ангела-хранителя…

Странное дело — но Тоне показалось, что и в самом деле стало светлее и спокойнее, и даже где-то послышался ей легкий шорох крыльев, и сама женщина — уж не добрая ли фея это была, из детской сказки?

«Никогда ты, Тоня, не повзрослеешь… Так и состаришься глупеньким ребенком!»

Ну и пусть, отмахнулась Тоня от рассудительного внутреннего голоса.

И когда они вышли из церкви, замерла, ожидая страшной минуты. Сейчас они попрощаются. Сейчас он уйдет, и они больше никогда не увидятся.

— Как же вас зовут, дар Божий? — спросил он, взяв се руку. Он смотрел на нее, а она прятала глаза, боясь, что он увидит в ее глазах ее панический ужас расставания — навечно.

— Тоня, — едва слышно сказала она.

Хотела прибавить: «А зачем вам мое имя, ведь все равно сейчас простимся, и каждый пойдет своей дорогой…» Но промолчала. А вдруг эти слова окажутся правдой?

— А меня — Дмитрий. Дима. Вот и познакомились.

— Да, — кивнула она.

И они замолчали, продолжая стоять возле церковной ограды.

И вдруг пошел снег. Медленными хлопьями он падал на землю, первый снег в этом году… И Тоня забыла про неловкость ситуации, она высоко задрала подбородок, пытаясь поймать губами снежинку — она ведь помнила из детства, что, если удастся поймать снежинку губами и загадать желание, оно непременно исполнится.

А Дима засмеялся.

— Снег, — сказал он. — Первый снег… Как рано…

И оба знали, что этот снег скоро растает, потому что ему еще не пришло время, но почему-то жалость к первому снегу не могла омрачить тихой радости там, внутри сердца, как будто совершилось в их жизни очень важное чудо сейчас.

И этот ранний снег был тому подтверждением.


«Я бы хотела быть настоящей, но я только восковая кукла».

Откуда эти строчки?

Лора сидела, прислонясь к мягкой спинке стула, у стойки бара. Помешивала соломинкой коктейль и снова думала: «Меня занесло снегом, я восковая кукла…»

А за окном и правда пошел снег. Ранний. Как предчувствие беды. Восковой кукле, занесенной первым снегом, ранним…

Откуда эти дурацкие строчки? Почему они пришли ей в голову?

«А, — отмахнулась она от своих мыслей. — Просто прочитала где-то… Может быть, у моего благоверного. Он горазд на такие глупости».

Она зашла сюда отвлечься.

Мысли в ее голове жили мрачные, неуютные, как эта глупость про восковую куклу.

«Я бы хотела быть настоящей».

Лора усмехнулась, тряхнула головой и отпила глоток.

Потом поймала на себе пристальный взгляд, обернулась, пытаясь угадать в расплывчатой темноте знакомые черты — слишком пристальным был этот взгляд.

Ей и в самом деле показалось, что она его где-то видела. Он смотрел на нее задумчиво, слегка откинув голову, и красноватый отблеск лампы делал его похожим на вампира. Что ее привлекало в нем? Она не знала. Загадочность потаенного зла? Но она сама придумала себе сказку про вампира. И что теперь? Это ни к чему ее не обязывает. Она просто развлекается, ей скучно. Они никогда не будут близки в реальности. Он — только фантазия. Ее фантазия. Ее игрушка на сегодня.

Ее восковая кукла.

Осмелев, она даже улыбнулась ему, и ей показалось, что уголки его губ слегка дрогнули — «сейчас она увидит два клыка», — но лицо осталось невозмутимым, он продолжал смотреть на нее. И это еще больше волновало — страшная сказочка, которую Лора придумывала себе сама. По коже пробежали сладкие мурашки, Лора невольно поежилась, превратившись на один миг в маленькую девочку, которая стоит на пороге темной комнаты, прочитав перед этим Эдгара По, и ей очень хочется войти внутрь и увидеть там привидение, только она-то знает, что никаких привидений нет, поэтому не решается…

Чтобы не разочароваться.

Чтобы не разрушить аромат магической тайны.

Он продолжал рассматривать ее, иногда делая маленький глоток из своего высокого бокала — красная жидкость, невольно отметила Лора, и добавила еще — кровь, да, наверняка…

Словно угадав ее мысли, он рассмеялся, приподнял бокал и кивнул ей. Выпил залпом.

И Лоре стало страшно, она вдруг так испугалась, словно он и в самом деле был вампиром, а она — девочкой, которая осмелилась войти в комнату и на самом деле — увидела призрак…

«Ерунда какая, — попыталась успокоиться Лора, но ничего не получилось. Только еще сильнее забилось сердце. — И вообще мне пора. Уже поздно».

Пора, да, пора спасаться бегством, куколка… «Во-о-оско-вая куколка. А знаешь, что делают с восковыми куколками? В них втыкают булавки».

Она резко поднялась и быстро пошла — побежала почти! — к выходу.

Па ходу застегивая свою леопардовую куртку, легкую как пух. И почему-то не открывалась входная дверь — Лора вдруг почувствовала себя птицей, которая не может вылететь из ловушки, поставленной умелым охотником. Она даже хотела закричать — да откройте же эту дверь, пожалуйста!

«Смешно, Лора, право, смешно! Что с тобой? Ты боишься придуманных тобой страшных сказок?»

Это нервы, сказала она себе устало. Да, я просто открываю дверь не в ту сторону. Я…

— Вы открываете дверь не в ту сторону, — услышала Лора мягкий голос, и она уже знала, чей это голос.

Даже оборачиваться было не нужно.

Она почувствовала, как страх растворяется во всех клеточках ее организма, превращаясь в покорность судьбе.

И обернулась.


Каждый раз, когда Дима выходил из «мест сохранения души», как он это называл, его раздавливала окружающая среда. «Я не был подготовлен к столкновению с окружающей средой». Эти строчки Диме очень подходили. Точно, открывшись в тепле, его душа еще не успевала спрятаться, а увидев и почувствовав красоту, уродство ослепляло глаза…

Так было всегда, но не сейчас…

Сейчас даже уродливые нагромождения грязного базара не трогали. Он просто не замечал этой серости.

Он шел рядом с ней. И она хранила его. Она была частицей дыхания Красоты. Тихая, странная, как почти неслышная музыка. Как хрупкие крылья Ангела.

Украдкой он посмотрел на ее профиль, боясь спугнуть ощущение Тишины. Она улыбалась слегка и тоже старалась не смотреть на него. «Она ведь тоже боится, что я исчезну», — догадался он и рассмеялся. Ему стало так легко, и там, внутри, в душе его теперь поселилось чувство тепла и свободы. «Девочка моя…»

Уже — моя?

Он отмахнулся от ехидного голоса внутри. Моя. Это моя девочка. Так бывает иногда — вдруг понимаешь, что это — твое. Данное тебе свыше сокровище, которое именно ты должен сберечь.

Она обернулась и смотрела на него удивленно.

Ее глаза…

Он вспомнил.

Он видел ее раньше, эту девочку.

Древняя фреска, найденная в Намибии. Девочка, которая потом станет святой Анной. Пальчик, прижатый к губам. Распахнутые глаза, полные детского ожидания чуда и готовности стать святой.

Еще ребенок…

Он был потрясен этим сходством и невольно замер — потому что это открытие тоже было чудом, и мир, который казался ему еще день назад безнадежно тусклым, постаревшим настолько, что стали видны глубокие, грязные морщины… Этот самый мир, который был больным, старым, ворчливым стариком, как по мановению волшебной палочки, превратился в юную девочку с глубокими, как океан, глазами!

Ее губы шевелились — едва-едва, и ему показалось, что она читает стихи. Он даже услышал их, эти стихотворные строчки.

Услышал так явно, словно она произнесла их на самом деле — только голосок был другой, звенящий, как сотня колокольчиков в небесах…

«Говорят, что глаза лучистые, говорят — в них небо и Бог… Светильник для тела есть око, и я знаю тело свое. Хочется знать, что не солгано. И хотелось бы быть святой, как большеглазая девочка, что закрыла вопрос рукой».

Он не знал, откуда пришли эти строчки. Он помнил только, что очень давно прочитал их, и говорили, будто их написала юная монахиня-католичка. С чистой, как утреннее небо, душой. И — почему-то он представил ее, в черном платье, смотрящую в небо. На вершине зеленого холма. Ее лицо было похоже на личико его спутницы. Точно святая Анна растворила в их лицах свое сияние.

Когда он впервые увидел фреску и услышал эти стихи, ему подумалось: как жаль, что — монахиня, потому что он мог бы безоглядно полюбить существо, которое так думает. Так чувствует.

И словно кто-то услышал его мысли, его безмолвную молитву.

Подарили ему это чудо.

Эту большеглазую девочку.

— Вы так на меня смотрите…

Он хотел бы ей сказать, что не может смотреть иначе, потому что — как же еще и смотреть на ангела, спустившегося с неба?

Но побоялся ее напугать и спросил:

— Как?

— Так, — ответила она. — Будто я по воде взялась разгуливать прямо перед вашим носом…

«Я бы не удивился, — подумал он. — Я бы не удивился даже, если бы ты сейчас взлетела, как птица. Огорчился бы. Испугался, что ты не вернешься. Но — с чудом в руках нельзя бродить по дорогам этого мира. А ты — чудо. Сияющее. Впрочем, разве — чудо может ходить без защиты?»

И он невольно обрадовался — да, именно так. Он должен стать защитой для Чуда.

Все сразу сложилось — ему, возможно, выпало счастье быть ее оберегом.

— Воды нет, — рассмеялся он.

— А была бы? — спросила она, лукаво улыбаясь.

— Пожалуй, я бы не удивлялся, — серьезно ответил он, но она не поверила его серьезности. И засмеялась.

Точно сто колокольчиков зазвенели — и в ответ им зазвонил церковный колокол, и не было в том никакого чуда, просто закончилась служба, а в то же время — для него чудо все равно было.

Потому что — было это в ответ. На его немой вопрос.

В предсказание и — благословение…

И ему показалось, что теперь все изменится, и он сам изменится тоже. Назло буддистским утверждениям о том, «что не изменить направления пути в земных пределах», он теперь понял — нет, можно. Можно изменить направление этого самого чертового пути, если путь был неправильным и вел не туда.

Впрочем, петляя по жизненным закоулкам — разве он не вышел в конце концов к этой девочке с глазами святой Анны?

Которой — невозможно было солгать даже в малом, ибо это было бы преступлением против самого Бога.

«Солгать», — повторил он про себя. А сколько раз до этого он лгал другим и себе? Почему-то сразу вспомнилась Лора — его недавняя ложь, последняя… И тут же прибавилась эта ехидная приставка «ли», потому что — ведь сначала тоже была любовь, и Лора казалась пришелицей из другого мира, нежной, тонкой, осиянной внутренним светом.

А потом — много позже, пришла и поселилась в их отношениях ложь.

«У нее не было таких глаз, — сказал он себе. — Не было. У нее глаза привыкшие к лжи».

Найдя такой довод для самооправдания, он слегка успокоился, позволяя себе погружаться в любовь, но внутри осталось маленькое это «ли», как серое облачко, предвещающее грядущую грозу.

Последняя ли?

Чтобы прогнать эту мысль, он даже мотнул головой, нахмурился — и тут же встретил ее удивленный и немного испуганный взгляд.

— С вами все в порядке?

— Голова немного болит, — рассмеялся он.

Даже не осознав, что это тоже ложь. Пусть маленькая, но…

«И любовь ложь, — произнес кто-то внутри, — поскольку это чувство — самообман…»

Он даже вспомнил, когда и с кем они об этом говорили.

Голос, несомненно, принадлежал Вере Анатольевне. Ложь, самообман… Да, на каком-то светском рауте. Сборище интеллектуальной элиты. Они говорили о творчестве и немного о любви. О том, что любой творец занимается обманом и самообманом. Фактически описываются чувства, о которых мечтается. Вряд ли наяву они так же сильны, как потом — в воплощении их посредством кисти или слова. «Представьте себе на минуту человека, испытывающего наяву, в реальности, такой накал страсти, как, скажем, у Шекспира, — рассуждал какой-то новомодный писатель. — Человек просто сойдет с ума или покончит с собой… Нормальный, средний человек вряд ли способен перенести подобное чувство». Он говорил очень много, долго, пространно, используя сложную терминологию, любуясь собой. Там была какая-то юная девочка, с первого курса ВГИКа, кажется. Ее привел с собой режиссер — тоже именитый, и девочка все время сидела молча, потрясенная и немного раздавленная количеством «живых памятников», еще не знающая, что в большинстве своем это — «голые короли». Но — будучи сама влюбленной в режиссера, она осмелилась тогда противоречить писателю. «А — любовь?» — спросила она очень тихо, почти и неслышно. Писатель приподнял брови, рассматривая ее с искренним недоумением, потом снисходительно улыбнулся, приготовился ответить ей, но его опередила Вера Анатольевна. «Любовь? — переспросила она. — Дорогая, ну это вообще — самообман…»

Как странно, подумал Дима. Странно, что он вспомнил этот давний разговор именно сейчас. Ему показалось даже, что Вера Анатольевна нарочно проникла в его мысли, чтобы помешать ему.

И ответ девочки он вспомнил тоже. «Для кого как», — сказала она тогда очень спокойно.

Только теперь он понял, что у той девочки были такие же глаза.

Глаза девочки, которой суждено было стать святой Анной.

И он совершенно успокоился и сам повторил одними губами, неслышно: «Да, для кого как…»


Для кого как, подумал он.

— Па, ты меня слышишь?

Анька держала его за руку, доверчиво глядя снизу вверх. Он покрепче сжал ее ладошку. Бедная девочка…

Лора, Лора, что же ты делаешь?

Звонок на мобильный и встревоженный голос молодой учительницы: «Ваша Анечка до сих пор здесь, я попробовала позвонить вам домой, но дома никого нет, что мне делать?»

Дома. Никого. Нет.

«Лора, — думал он, — мне наплевать, что ты ушла, но — мы же договаривались, что ты заберешь ребенка… Неужели это так трудно — просто забрать собственного ребенка из школы?»

— Я приеду сейчас, — сказал он, чувствуя себя бесконечно виноватым. Перед этой юной учительницей, которой сейчас пришлось сидеть в школе из-за чужого ребенка. Перед Анькой, которая начинает уже чувствовать себя ненужной.

Может быть, для кого-то Лора и являет собой «образец женщины», но — это для кого как… Он уже давно понял, что скрывается за этой красивой оболочкой.

Надо разводиться, подумал он, и тут же понял, что это невозможно. Суд отнимет у него Аньку. Лора сделает трогательное лицо — о, она это умеет! И все… Аньки в его жизни не будет. И у Аньки жизнь станет другой. Лора прекрасно все просчитала — она ведь умеет думать рационально, черт бы ее побрал!

Он никуда не денется. Он вынужден будет постоянно торчать рядом с этой куклой.

И Анька.

Они вдвоем…

На улице было темно. Но Анька позвала прогуляться — он спросил ее зачем, она что-то пробормотала, но он и сам понял — ей не хотелось возвращаться домой.

Ее, как и его, угнетал этот дом, устроенный по Лориным законам.

— Ладно, — согласился он, — давай погуляем немножко… Потом поедем домой.

Она благодарно улыбнулась. Ему даже показалось, что она вздохнула с облегчением, но — неужели его ребенку так плохо в доме?

Нет, постарался убедить он себя. Ей просто хочется подышать воздухом. И сам усмехнулся — таким, беспомощным и глупым был этот довод.

Они шли по улице, мимо ярких витрин, мешающих городу погрузиться в ночную темноту, и в конце концов им стало весело так идти, рассматривая в витринах игрушки — он бы купил Аньке этого огромного медведя, будь магазин еще открыт. Но ничего, он купит его завтра. Обязательно.

У медведя были круглые, грустные глаза, а сам медведь был с коричневой, блестящей шерсткой и в лапках держал маленький барабанчик. Анька, влюбленная в медведей, возлюбила и этого — она молчала, но ее восхищенный взгляд свидетельствовал о том, что ее любовь сильная и вечная.

Сердце защемило — ах, как бы ему хотелось именно сейчас сотворить для Аньки маленькое чудо, но магазин был закрыт.

Тот самый магазин, где он незадолго перед этим покупал Лоре дурацкие духи.

— Анют, я завтра тебе его куплю, — пообещал он дочери. — Сегодня магазин закрыт уже…

Внутри магазина еще двигались фигуры, и Анька хотела возразить, что он не закрыт, там люди… Он понял без слов, по одному лишь взгляду — как уже давно понимал свою дочку.

— Лапушка, это продавцы… Они собираются домой. Сдают кассу. А магазин закрыт. Завтра, моя хорошая…

— А если его завтра не будет уже? — прошептала Анька с отчаянием.

— Я его найду.

— Такого?

— Такого, — пообещал он. — Точь-в-точь…

Она коротко вздохнула и снова посмотрела на медведя — как будто он был ее ребенком и она волновалась за него.

— Знаешь, пап, ты другого уж не покупай, — сказала она. — Потому что он будет все равно не этот… А я буду любить этого, даже если… — она секунду молчала, смиряясь с возможностью потери, — если его купят.

Он не знал, что ей ответить.

Хотел сказать, что все равно — никто не даст именно этого мишку, с витрины. Но промолчал. Только сжал ее руку покрепче и предложил:

— Хочешь, мы еще на него посмотрим?

— Хочу, — благодарно кивнула она.

И замерла снова у витрины.

Он достал сигареты, закурил, наблюдая за фигурами за стеклом, по привычке наделяя мир там, внутри, загадочными, мистическими свойствами и придумывая на ходу сюжет.

Двери открылись, вышла группа девушек. Они что-то оживленно обсуждали, потом весело прощались…

Одна обернулась, всматриваясь в его лицо, и радостно крикнула:

— Ой, здравствуйте!..

Он ответил — из вежливости, стараясь вспомнить, кто она, и тут же улыбнулся — ну да, конечно… Та забавная девчонка из отдела косметики. Где-то внутри замер от восторга Волк.

— Здравствуйте, — сказал он еще раз, почему-то смущаясь, и добавил: — Добрый вечер…

Анька отвлеклась от созерцания медведя и теперь ревниво вцепилась в его руку, глядя на Шерри мрачно и испытующе.

— Дочка? — спросила Шерри.

— Да, дочка…

— Как тебя зовут, дочка? — поинтересовалась Шерри, присаживаясь на корточки.

— Анна, — вежливо ответила Анька, но тут же спряталась за широкую отцовскую спину.

— А меня зовут Шерри, — сообщила она.

— Вы американка? — поинтересовалась Анька.

— Нет, я русская…

— А чего вас тогда зовут по-собачьи?

— Аня! — одернул ее он.

— Да бросьте, — рассмеялась Шерри. — Дети говорят то, что думают! А я жутко не люблю свое имя. С детства. Правда, на собачью кличку похоже. Но — это пана придумал. «Я скажу тебе с последней прямотой, все лишь бредни, шерри-бренди, ангел мой…»

Она засмеялась. А он удивился. Странно было слышать из ее уст стихи Мандельштама. Впрочем, , а чему удивляться? Если их теперь, стихи эти, включили в попсовый репертуар. Может, она и знать не знает ничего об авторе.

— Вот собак я, кстати, люблю… Показать тебе мою любимую собаку?

Анька кивнула. Теперь в ее настороженных глазах появилась теплота и интерес.

Шерри потащила ее к витрине и показала огромного плюшевого сенбернара.

— Вот… Каждое утро я говорю ей: «Доброе утро, Веста». А уходя — непременно прощаюсь с ней…

— А откуда ты знаешь, что это девочка? — спросила Анька.

— Так видно… Она — нежно смотрит. Присмотрись повнимательнее…

— Ага, правда! — обрадовалась Анька.

— Вот. Мальчики так не умеют.

— Значит, мой Мишка тоже девочка, — сказала Анька.

— Мишка? А какая? Вот эта? — Она безошибочно показала на облюбованного Анькой медведя. — Конечно, девочка… Посмотри, как тебе улыбается…

И засмеялась. А он тоже улыбнулся, так заразительно они смеялись, две маленькие девочки, рассматривающие игрушки за витриной.

А Волк сидел рядом, не сводя со своей избранницы взора, полного нежности. «Что ты в ней нашел, интересно?» — «То, чего нельзя найти в твоих избранницах», — огрызнулся Волк.

«Ну да, конечно. Ты же умный. Умеешь видеть в темноте». — «Умею, в отличие от тебя». — «И вот за эту девушку ты готов отдать жизнь?» Волк грустно усмехнулся: «Да. Знаешь ли, не хочется умирать во имя бездушной куклы. А ты все-таки не умеешь выбирать скакуна. Смотришь на телесную оболочку, как последний идиот, забывая про душу. Умирают за душу. Когда ты это, наконец, поймешь?»

Андрей очнулся. Интересно, какая степень шизофрении, когда автор начинает болтать с собственным персонажем, подумал он, усмехаясь.

— Анют, я завтра обязательно тебе куплю твою Мишку, — пообещал он дочери снова.

— Завтра? — обернулась Шерри. — Завтра будет завтра… Да и не работаю я завтра, а кто ей достанет Мишку с витрины…

Она задумалась на минуту, прикусив губу.

— Денег нет? — тихо спросила она с понимающим видом. — Хотите, я вам взаймы дам? У меня на эту Миху наберется…

— Да деньги есть, — рассмеялся он. — По — магазин-то уже закрыт…

— А Ленка еще там, — сообщила Шерри, радостно улыбаясь. — Пошли, я с ней договорюсь… Ребенку радость, а Ленке практическая польза…

Не дожидаясь ответа, она пошла назад и постучала.

— Лень, открывай, это я…

Коренастый охранник осмотрел их с плохо скрытым недовольством и поинтересовался:

— Чего тебе?

— Ленка из «игрушечного» еще не выходила?

— Нет, кажись…

— Ну вот. Мы к ней…

И, не дожидаясь возражений, быстро потащила Аньку за собой, а Андрею уже не оставалось ничего иного, как идти за ними вверх но лестнице.

Ленка оказалась и сама похожа на плюшевую игрушку — полненькая, с забавным, смешливым личиком и круглыми глазами.

— Привет, — бросила Шерри, входя в Ленкино волшебное обиталище.

— Виделись уже, — ответила Ленка. — Что случилось?

— Мишку хотим. Срочно. Того, с витрины…

— Шеррик, ты как всегда, — протянула Ленка. — Тебе все надо срочно…

— Ну, давай тут до утра потусуемся, — согласилась кротко Шерри. — Если тебе моя срочность не нравится…

— Так завтра же можно.

— Не-а, завтра будет поздно… Ладно тебе, Ленка, ты все равно еще кассу снимаешь! Продай нам медведя с витрины. Нам очень этот медведь нужен. От него прямо жизнь зависит!

Ленка тоскливо посмотрела на Шерри и поинтересовалась:

— Типа от тебя все равно не отвяжешься?

— Типа да, — кивнула Шерри, и они засмеялись.

— Ладно.

— Только именно того, который на витрине!

— Понятное дело… Тебе именно самый пыльный медведь нужен, кто бы сомневался!

— Не пыльный. Мне нужен Единственный Медведь, около которого мое сердце становится живым, — отозвалась Шерри.

— Поэтесса хренова, — рассмеялась Лена. — Сейчас принесу тебе вожделенного медведя.

Она пошла уже к выходу, и вдруг Андрей понял, что он должен сделать. Сейчас.

— Подождите! — крикнул он, выбегая вслед за Ленкой. — Там еще собака есть… Сенбернар. Она… Вы ее тоже…

— Тоже с витрины? — удивленно приподняла Ленка брови. — Еще один любитель пропыленных животных?

— Да.

— Маньяки, ага, — рассмеялась Ленка. — Ладно… Мне не жалко.

И пошла вниз, весело стуча каблучками.

Андрей вернулся и замер на пороге, пораженный тем, что ему тепло. Так тепло, рядом с этими забавными девицами и с Анькой… Он блаженно улыбнулся, наблюдая, как Шерри и Анька восторженно рассматривают фарфоровых кукол, сложенных в коробках, и лица у обеих — светятся, как будто они увидели чудо. Он и дышать старался тише, лишь бы их не потревожить, двух маленьких девочек… Но они и не замечали его, погруженные в созерцание. Волк тоже его больше не замечал. Он свернулся у ног Шерри клубочком, как верный пес, закрыв глаза. «Если бы ты оставил меня с ней, если бы ты дал мне возможность находиться с ней рядом, защищать ее…»

Он почувствовал себя виноватым перед Волком. «Не могу. Ты это знаешь. Не могу. Прости».

Они тихо перешептывались — иногда подолгу задерживаясь взглядами у одной куклы, потом откладывали ее и брали новую.

— Знаешь, — услышал он слова Шерри, — я вот когда думаю, какую куклу купить, обязательно встаю перед выбором и никого не беру… Их надо или всех, или никого!

— Да, — согласилась Анька. — С мишкой не так…

— Вот-вот, плюшевые игрушки разные, и — если уж кто тебе полюбился, так на всю жизнь!

Дверь хлопнула, появилась Ленка.

Вернее сказать, сначала-то появилась голова Мишки, потом улыбка собаки, а потом уже Ленка.

— Вот ваши любимцы, — сказала она, складывая их на стол поверх кукол. — Забирайте.

— А… собака-то…

Шерри смотрела растерянно и, уже догадываясь о том, что собака отныне ее, — счастливо.

— Собака — вам, — сказал Андрей улыбаясь.

— Господи, зачем…

Она смутилась и покраснела отчаянно, как тогда, когда он коснулся губами ее руки.

— Так надо, — сказал он, тоже мучительно краснея и удивляясь этому, потому что — и сам не мог вспомнить, когда он так смущался последний раз.

— Раз говорят, значит, и в самом деле — надо, — деловито сказала Ленка. — Нечего фордыбачиться! Чай, не белье тебе «Дикая орхидея» преподносят… А собака — это такой тихий, приличный подарок. Ду-у-ушевный.

Она молчала, глядя то на собаку, то на него…

— Спасибо, — тихо наконец шепнула Шерри и слегка коснулась губами его щеки.

А он почему-то подумал, что нет на свете ничего чудеснее двух девочек с огромными плюшевыми игрушками… Одна — с Мишкой, а другая — с сенбернаром.

И он — рядом с их детским, искренним счастьем. Сам — ставший маленькой частицей их радости.

И — впустивший эту радость в свою душу, как — молитву… Как — надежду.

Как Волка с любящим, нежным сердцем.


«Что это со мной было?»

Она и сама не понимала, почему пошла с этим типом.

Она даже не удосужилась спросить, как его зовут. Как телка на веревочке… Молча. По неумолимому приказу его холодных глаз.

Она и теперь поежилась, вспоминая его стальные глаза. Без цвета. Странные. Суженные… И там, внутри, — о, она была теперь готова поверить и в бесов, потому что там, у него в глазах, этот самый бес жил…

Кто-то крикнул из машины похабные слова — она не сомневалась, что эти слова адресованы именно ей, и даже усмехнулась. Ну что ж… Она вела себя как шлюха. И она похожа на шлюху.

А то, что было там, в этом старом доме, с обшарпанными стенами, облупившимся потолком… Почему-то там на стене висел старый плакат Брюса Ли и еще какая-то красотка, застывшая в унизительно-порнографической позе, в которой потом так же покорно застыла и она, Лора, ловя себя на том, что ей нравится, когда ее унижают…

Она достала пачку сигарет, закурила, пытаясь прийти в себя. «Пет, тебе это не нравилось, — постаралась она убедить себя. — Тебе это не может нравиться… Это было просто помутнение. Ты просто…»

Она не докурила, бросила окурок в рыхлый снег, стараясь унять ярость и боль внутри себя.

В конце концов, это было приключение, — мрачно усмехнулась она.

Было дьявольски холодно, и Лора, запахнув шубку, переключилась на «насущные проблемы». Она представила, что сейчас ей скажет Андрей. Да, он скажет ей: ты забыла про Аньку, ты, как всегда, забыла про нее… А она ему не ответит. Просто…

Она представила себе эту картину и поняла, что на этот раз ей будет трудно сохранять невозмутимо-презрительную мину, потому что она же шлюха, да, на этот раз — именно она… И ей стало страшно возвращаться домой, захотелось погрузиться в грех дальше, еще дальше и глубже, потому что — так ей было бы легче.

Легче.

Гораздо легче.

Но — она собралась с силами. Остановила машину.

И, оказавшись внутри, тихо заплакала, потому что ей подумалось — теперь все. Теперь их с Андреем жизни пришел конец. Как будто кто-то сказал: вы и раньше были больны раком, но теперь процесс уже не остановить. Вы сгнили.

И где-то в глубине сознания родился вопрос — а как же теперь Анька?

Ей захотелось спрятаться, глубоко-глубоко, забраться в узенькую щель — от реальности этой, от Аньки, от Андрея, от самой себя, и — от странного типа, с глазами-льдинами, и она поглубже зарылась в шубу, подумав — если бы могла, с головой бы спряталась, а машина уже несла ее к дому, где — неминуемая расплата за все ожидала ее, и она сказала себе: «В конце концов, это было в последний раз. Больше ведь не будет. И — я как-нибудь выкручусь, я придумаю что-нибудь…»

Она даже немного успокоилась, потому что знала — ради Аньки Андрей поверит любой лжи, даже зная, что это ложь, а значит…

«Ты всегда прикрываешься Анькой».

Лора усмехнулась. Ее внутренний голос уже говорит с интонациями мужа. Раньше были интонации матери. А теперь… Получается, что Лоры нет. И никогда не было. Только отражения других людей в ней, Лоре, как в зеркале. Она и есть — зеркало, впитывающее в себя чужие черты и предлагающее их остальным как свои собственные.

Боже, как глупо…

— Что? — обернулся водитель.

В машине кричала Земфира, но он расслышал ее голос. Или — голос ее мужа. Сейчас спросит: «А почему вы разговариваете с собой мужским голосом?» — усмехнулась Лора.

А потом подумала еще, что и в самом деле начинает разговаривать с собой, потому что больше ей говорить не с кем.

И никогда не было — с кем поговорить…

И правильно, потому что с зеркалами разговаривают только психи.

— Да ничего, это я о своем, — улыбнулась она водителю.

— Вы расстроены или мне показалось?

Даже участливый вопрос вызвал странную реакцию — горло сжало, и Лора поняла, что она сейчас расплачется. Даже голос предательски дрогнул, когда она ответила:

— Нет, все в порядке…

— Значит, показалось…

Водила был пожилым, интеллигентным — наверное, подрабатывает, подумала она. К пенсии. Содержит семью.

Она даже представила себе его жену — интеллигентную, пожилую даму, с томиком Баратынского в руках. Или Тютчева. И чтобы на плечах у этой женщины была уютная, мягкая шаль, а в комнате — старое кресло с высокой спинкой, и круглый абажур с бахромой у лампы, и фарфоровый чайник, и…

Стоп, приказала она себе. Сейчас ей захочется в этот дом. Ей захочется оказаться там и рассказать все про себя, зная, что они будут слушать, слушать, и даже дадут ей совет, и они увидят в ней живое существо, а не собственное отражение в зеркале. А она — как и положено зеркалу, украдет их черты, присвоит их, но — бог мой, какие же у них прекрасные черты, и, значит, Лора тоже наконец-то станет прекрасной…

— Приехали, — сказал водитель, останавливая машину.

«Приехали», — откликнулась эхом Лорина душа и съежилась от горя и невозможности простоты.

Она кивнула молча, расплатилась и прошептала «спасибо», уже выходя.

Ей очень хотелось обернуться, но она не стала этого делать.

Чтобы он не увидел отчаяния в ее глазах. Отчаяния и — страха.

Пусть лучше все видят Лору вот такой — высокомерной, сексуальной, с гордо поднятой головой, с холодным взглядом…

Пусть. Раз она только зеркало, которое вобрало в себя такие отражения!

И все же она остановилась возле ворот своего собственного дома (она усмехнулась — собственного, как же, она там только тень, и в этом доме нет ничего ее) и перевела дыхание. Перевела дыхание, усмехнулась про себя — ну, перед смертью не надышишься, все равно, — и толкнула калитку.

Окна в доме были освещены. Андрей и Анька были дома. Она поняла, что все в порядке, с Анькой ничего не случилось, и ей стало немного спокойней. Там, в окне, когда подошла ближе, она увидела их обоих — размытые силуэты ее настоящей жизни или, наоборот, вымышленной жизни, она уже сама запуталась.

Надо идти.

Надо идти туда, Лора.

«Мне страшно», — призналась она себе. И — тот, недобрый голос внутри ответил на ее мысль злым смехом — а с незнакомцем страшно не было? Или — это твоя темная душа, Лора, боится своих родных?

Она выпрямилась — этот голос она ненавидела. Больше всего на свете. Он всегда сковывал ее, мешал свободно дышать, жить, быть самой собой.

Ей хотелось сделать что-то назло, наперекор, и от этого — да, именно от этого! — Лора совершала иногда безумные, непонятные даже самой ей, поступки.

Она усмехнулась, сказала себе: «А что, собственно, случилось?» — и пошла к двери. Она пыталась быть спокойной. Если сейчас ее встретит град упреков, она, Лора, найдет, что сказать в ответ.

Она толкнула дверь — уже приготовившись к отпору, — а ее встретил только его усталый взгляд и крик Аньки: «Мама!»И сразу появился в горле предательский ком.

— Привет, — тихо сказала она. — Дверь была открыта…

— Мы тебя ждали, — сказал он. — Привет…

Она погладила по голове Аньку, мягко отодвинула ее и, пробормотав, что устала и ей хочется под душ, а ужинать она не хочет, по крайней мере — пока, спаслась бегством в ванную.

Пустив воду, долго сидела на краешке ванны, еще не плача. Только готовясь к истерике. Сейчас все происшедшее с ней казалось ей омерзительным и грязным. Руки случайного любовника. Его размеренный, спокойный голос. У-ни-же-ние…

Оно тебя возбуждало, Лора, ведь так?

Она дернулась. Внутренний голос не заглушишь ни громкой музыкой, ни шумом воды… Он будет просачиваться в мозг, подобно вору. Он будет говорить с ней, и она будет знать, что он говорит — правду…

В этом и ужас.

«А просто я привыкла к унижениям», — подумала она. Она к ним привыкла, черт бы всех побрал. Все только и делают, что ее унижают. Даже вежливый Андрей. Даже харизматичный Димочка.

И она сама себя — тоже… Потому что вот так она устроена. Идет вместе со всеми… В общей струе.

Она стояла под душем долго, освобождая тело от воспоминаний о холодных и липких руках. Освобождая себя. «Раньше мне часто снилось, будто я птица и летаю», — почему-то пришла ей в голову мысль. И тут же вспомнилась реклама детского йогурта — «ты растешь», а бабка оттуда была похожа на ее бабулю… И ей как тогда, в детстве, захотелось закричать: я не расту, я именно летаю! Но даже в детстве надо было расти. Никаких полетов. Ведь они где-то вычитали, что от фантазий ребенок дезориентируется в реальности. Потом. Когда вырастает. Поэтому Лора не имела права летать. Даже в детстве. «Да, я расту. Я не летаю. Я расту. Но, знаете ли, я почему-то перестала летать сразу, как только мне это запретили. Как только нашли объяснение. Видишь, мама, видишь, бабушка, какая я послушная девочка?» И Лора рассмеялась — или заплакала? Она не знала. Капельки воды, в конце концов, или слезы катятся по твоему лицу — какая разница?


Он дотронулся до ее запястья и тут же испуганно отдернул руку. А Тоня поймала себя на том, что от этого мгновенного прикосновения ей стало тепло, и совсем не хотелось ей, чтобы он вот так свою руку убирал.

Ну, не самой же его за руку хватать?

Тоня не могла понять, что с ней происходит. Почему она вот так, запросто, рассказывает этому человеку всю свою жизнь. И про Пашку тоже рассказывает и плачет вдруг, точно он ей самый близкий на свете, этот странный Дима.

А еще, когда она заплакала, он снова взял ее за руку, и Тоне пришло в голову — а если он подумает сейчас, что она нарочно, потому что ей ведь хотелось, чтобы он держал ее за руку, медленно и нежно поглаживая пальцы? И Тоня отдернула руку.

— Я не стал бы верить врачам, — сказал он и, как ей показалось, покраснел. «Наверное, потому, что я руку отдернула», — подумала она.

— Почему? — спросила она, просто чтобы что-то спросить — врачам она и сама не верила, после смерти отца.

— Потому что они иногда перестраховываются.

Она хотела закричать: так нельзя, я же испугалась, и мама… Но подумала, что это выйдет глупо, по-детски, и удержалась.

— Надо просто найти хорошего детского пульмонолога и показать малыша ему, — сказал он. — Я попытаюсь что-нибудь придумать. В конце концов, наверняка у моих знакомых есть кто-нибудь…

Она даже не знала, за что она больше благодарна — за то, что он принимает такое участие в судьбе ее сына, или — за то, что сказанная только что фраза обещала продолжение их знакомства. Робко подняла глаза и зажмурилась — таким ослепительным и добрым показался ей его взгляд.

Он тихо засмеялся:

— Вы — сами еще такой ребенок, Топя…

Она хотела сказать ему, что вовсе нет, но почему-то ей на самом деле захотелось быть ребенком, и рядом с ним она могла себе это позволить — быть ребенком…

И засмеялась.

— Кстати, мы уже второй час бродим вокруг вашего дома…

Она и не заметила. А сейчас испугалась — ей казалось, что прошли несколько мгновений — они вышли из храма, и он предложил ее проводить, неужели — уже так долго? И покраснела мучительно — снова ее фантазии, она же наверняка отвлекает его дурацкими своими историями от важных дел.

— Простите, — едва слышно прошептала она.

— За что? — рассмеялся он.

— За то, что я вас… — Она судорожно вздохнула-всхлипнула и, окончательно смутившись, добавила: — Отвлекаю…

— Вы? Меня? — Он снова рассмеялся. — А мне кажется, это я вас отвлекаю…

Он остановился и взял ее руки в свои — крепко и на сей раз совсем не случайно.

— Я… Мы уже будто сто лет знакомы, правда?

— Правда, — едва слышно повторила она кротким эхом.

— Давайте уж на «ты», а то мне все время кажется, что из-за этого холодного «вы» все закончится быстро и неминуемо.

«Как смерть», — подумала Тоня.

— Давай… те, — кивнула она.

И окончательно смутилась. «Веду я себя глупо», — рассердилась она на себя. Даже глаза поднять боится… Девочка-школьница.

А поднять глаза она все-таки не рискнула, вспоминая свое ослепление несколько мгновений назад.

Он же стоял, не выпуская ее ладошки, и смотрел на нее — она почему-то догадалась, что он улыбается.

— А «те» — это что? — поинтересовался он. — Приставка такая? Или слово?

Она не удержалась и хихикнула. «Ну в самом деле, — укоризненно подумала она, — и ведешь ты себя, Тоня, как маленькая и глупейшая девица…»

— Давай, — поправилась она.

— Что давай? — переспросил он.

Она все-таки подняла глаза — он смеялся, и так у него это получалось — славно и мягко, и еще она вдруг поняла, что он тоже сейчас ведет себя как мальчишка, точно они оба впали в детство, забывая, что уже взрослые, и им хорошо… И ничего в этом нет постыдного или смешного, все нормально…

В конце концов, на них смотрит только луна да темное небо над ними, а больше ведь никто и не видит…

«Ну разве что Шерри из окна», — подумала Тоня и испугалась — она же про все забыла сейчас, и про Пашку своего, и про маму, и про бедную Шерри… Разве ей может быть так хорошо? Разве она имеет на это право?

И эта мысль была как удар кнута… Точно она только что парила на мягком, теплом облаке высоко-высоко в небе, а потом явилась Реальность с кнутом, и теперь она, Тоня, летит на землю, зная, что удар от соприкосновения с твердой земной поверхностью неминуем.

Хоть закрывай голову, хоть не закрывай…

Он угадал перемену ее настроения — улыбка исчезла, а глаза стали как у собаки, которую сейчас выгонит любимый хозяин.

— Что-то случилось?

— Нет, — помотала она головой. — Просто…

« Просто я не имею права на счастье», — хотелось признаться ей, как признаются в тяжком грехе.

— Просто мне пора, — вздохнула она.

— Но еще рано, — возразил он. — Еще очень рано… Тебя кто-нибудь ждет?

— Да, — тихо сказала она.

И испугалась, что он подумает, будто ее ждет какой-нибудь муж или любовник, тут же добавила:

— Шерри… Моя подруга. Она там одна…

Она даже рассказала ему про Шерри, совсем немного, но он почему-то стоял нахмурившись.

«Он же думает, что я просто хочу от него избавиться», — догадалась Тоня. И рассмеялась, снова позволив себе несколько мгновений счастья…

— Знаешь что? — предложила она, уже не в силах сопротивляться этому странному чувству радости внутри. — Давай поднимемся… Я сварю тебе кофе. Может, еще осталось вино — мы ведь на брудершафт не выпили… А ты познакомишься с Шерри. Она славная, ты сам увидишь.

«В конце концов, завтра ведь все вернется на круги своя, — подумала Тоня, когда они уже вошли в подъезд. — Все вернется. А сегодня просто такой день… День утешения. Назовем его так… Если с человеком случаются одни неприятности, имеет же он право на один-единственный утешительный день?»


Шерри так летела домой, точно на крыльях, так торопилась рассказать Тоне обо всем — и расстояние преодолела, не заметив даже, и по лестнице взлетела как птица, только вот Тони дома не оказалось…

Шерри долго звонила, потом открыла дверь ключом, предусмотрительно выданным ей хозяйкой квартиры. Сначала она хотела позвонить Тониной маме, подумав, что Тоня еще там, но остановила себя — ни к чему это, вдруг Тоня уже ушла и мать волноваться за нее будет. Шерри и сама стала волноваться, но успокоилась мгновенно — Тоня, в конце концов, взрослая девушка. Мало ли какие у нее могут быть дела?

Чтобы не скучать, Шерри включила телевизор, посидела немного, тупо наблюдая, как Розита целуется с Педро, и почему-то ей впервые стало скучно наблюдать за ними. А ее жизнь показалась ей куда интереснее бразильского сериала. И этот Андрей с маленькой дочкой, и то, как Шерри им медведицу добывала — ах, Шерри и сейчас улыбнулась и прикрыла глаза, так здорово было ей вспоминать все это! И в осеннем воздухе вдруг отчетливо запахло весенней свежестью, такими милыми были эти воспоминания…

Она переключилась на другой канал, там шли местные новости. Показывали школьников, и серьезная девчушка, чем-то похожая на Анечку, рассказывала, что у них сейчас в школе проходит неделя Добра. Шерри почему-то стало еще веселее — потому что, сама того не зная, она тоже в эту неделю Добра включилась, и надо было продолжать.

Она поднялась, потянулась и принялась за «продолжение добрых дел». Сначала она убралась в квартире — чисто-чисто, сама даже удивилась, что получилось все так замечательно. Потом приготовила ужин, с надеждой, что к завершающему моменту появится и Тоня. И за ужином Шерри ей все расскажет. И как ей руку поцеловали, и про мишку, и про неделю Добра. Подумав, она достала бутылку кагора, стоящую в холодильнике, и красиво сервировала стол.

А Тони все не было…

Шерри уже разволновалась не на шутку — стрелки на часах неумолимо двигались к девяти вечера, Тоня никогда так не задерживалась.

Шерри хотела все-таки позвонить ее матери — вдруг она осталась ночевать, и сделала уже шаг к телефону, но услышала, как в дверном замке поворачивается ключ и дверь открывается, а еще она услышала тихий, приглушенный Тонин смех.

Она вышла в коридор и застыла.

Тоня пришла не одна! Вместе с ней на пороге стоял светловолосый высокий парень и отчаянно смущенно глядел на Шерри. Она даже догадалась без труда, что ему очень хочется понравиться ей, как будто от Шерри зависела его дальнейшая судьба, разрешит ли она ему остаться рядом с подружкой…

— Знакомьтесь, — сказала Тоня, — это Дмитрий. А это — Шерри…

«Да ладно, — снисходительно подумала Шерри, — ты мне нравишься… Конечно, у меня на этот вечер были другие планы, но… Я всегда успею рассказать Тоне о сегодняшнем удивительном дне. В конце концов — неделя Добра же…»

И она широко и приветливо улыбнулась, сказала, что ей очень приятно с ним познакомиться, и она словно чувствовала — достала бутылочку вина, так что — сейчас они будут ужинать…

— И пить на брудершафт, — тихо добавила Тоня, глядя на своего спутника новыми, счастливыми глазами, и оба почему-то тихонечко засмеялись.

«Вот так дела, — подумала Шерри. — Похоже, Антонина-то моя влюбилась…»

И еще подумала, что она сама тоже хотела бы влюбиться, и даже знает в кого…

В Андрея.

И не было в ее голове ни одной мысли о Бравине.

Потом, когда уже они с Тоней оказались на кухне, предоставив Диме украшать стол, она тихо призналась в этом Тоне.

— Знаешь, а я почему-то сегодня только вспомнила про Бравина…

— Да о нем и вспоминать не стоит, — улыбнулась ей Тоня, не переставая тереть морковь для салата. — Урод он.

Ага, урод, — кивнула Шерри. И засмеялась, вспомнив, как смешон этот Бравин с его важной физиономией. И ведь ничего собой не представляет… А Андрей — совсем другой. Простой он, улыбчивый и смущается все время. Она оглянулась на собаку, сидящую на диване. И снова тихо и счастливо засмеялась.

И этот Дима Тонин — видно же, что он из этих, из элиты, кажется. Шерри слово забыла, там другое было, кажется, в каком-то фильме она слышала. А, вот — богема…

Видно ведь, что Дима этот из богемы — а тоже улыбается так хорошо и смущается… А Тоне спасибо надо сказать — если бы не она, Шерри никогда бы с Андреем не познакомилась… И тут Шерри подумала — он ведь искал Тоню. А если у них с Тоней чувство зарождалось и она туда теперь бестактно влезла, растоптав это самое чувство грязными сапожищами?

Ей даже стало нехорошо, тревожно, она перестала резать огурец — и остановилась, глядя на Тоню со смертельным ужасом.

— Тонь, а этот Андрей, — наконец набралась она решимости, — он тебе кто?

Тоня подняла на нее удивленные глаза.

— Андрей? — переспросила она. — Какой Андрей?

— Этот… в плаще.

— В плаще? — снова не поняла ее Тоня. — В каком плаще?

— В таком, — сообщила Шерри. — В синем. Он тебя спрашивал сегодня…

— Меня? В синем плаще?

Тоня выглядела озадаченной. Этим она Шерри немного успокоила — или и в самом деле она этого Андрея не знает, или ее Дима очень отвлек от Андрея.

— Так ведь мы с ним так и познакомились… Он спрашивал про тебя.

Тоня пожала плечами.

Она уже хотела снова сказать, что не знает, но тут вспомнила. Синий плащ. И та коробочка духов… Правильно, она же потом подарила их Шерри! Как смешно. Сначала она подарила эти духи, а потом Шерри с ним познакомилась… Она засмеялась, но тут же осеклась. А вдруг он вспомнил про эти самые духи? И Шерри узнает, что…

Но тут же успокоилась, прогнала эту мысль. Да зачем ему об этом говорить? Если он хотел понравиться Шерри и сделал это, судя по ее глазам мечтательным, вполне успешно, к чему ему портить впечатление рассказом о другой женщине, которую он одаривал духами?

Да и что она, в самом деле, прицепилась к этой мысли?

Она улыбнулась Шерри, поймав ее ответную улыбку, и удивилась тому, что в Шерриных глазах появилось что-то новое, незнакомое — пожалуй, Тоня назвала бы это «мерцающей загадкой». «Откуда в ней это, в Шерри? Может быть, было, да я этого не замечала? Или — спрятано было так глубоко, что и заметить-то сложно? Или — это живет в каждой женщине, дремлет до назначенного часа, а потом — раскрывается, как цветок по весне под действием солнечных лучей?»

И вечер был странный, тихий, как будто ветер унес на крыльях все недоразумения, все несчастья нынешнего дня, оставив только золотистый свет лампы, тихую музыку в приемнике и аромат позапрошлого века…

Тоне почему-то стало легко, и она невольно рассмеялась. Дима посмотрел на нее и тихо сказал:

— А тебе говорили, что ты смеешься так, точно колокольчики звенят?

Она кивнула:

— Говорили, только немножко не так…

— А кто бы ей сказал? — вступила в разговор Шерри. — Мы ведь общаемся-то с грубыми, неотесанными личностями все больше. У них комплименты знаете какие?

И презрительно фыркнула. Но тут же вспомнила об Андрее и подумала — нет, не всегда…

— А вы с такими не общайтесь, — посоветовал Дима. — Пусть друг с другом разговаривают, раз у них с русским языком плохо…

— А куда от них денешься? Работодатели. Покупатели.

Шерри чуть не добавила «содержатели», вспомнив про Бравина, но осеклась — Тоню-то это не касалось, а мало ли что мог этот Дима подумать?

— Ну, когда вы с ними общаетесь, читайте про себя стихи, чтобы их глупостей не слышать, — рассмеялся Дима. — Очень помогает!

Шерри представила себе эту картинку — как Бравин с ней разговаривает, в обычном своем стиле, продолжая при этом жевать бесконечную свою «орбитовую» жвачку без сахара, а она, Шерри, про себя повторяет, как мантру, «Наша Таня громко плачет», и ей захотелось самой и плакать и смеяться. Одно она поняла — Бравин теперь почему-то в ее жизнь не вписывался. Совсем. Рядом с Андреем. Рядом с Димой. Ну, не стоялось ему в этой компании, Бра-вину…

А она, Шерри, нормально выглядела тут, даже со своим фингалом… Как будто от общения с Андреем она взяла да изменилась. Вроде немножко, а вот, нате вам…

И ей почему-то так сильно захотелось, чтобы это все продолжалось — и Дима был с Тоней, и она была с Андреем, и чтобы все они были счастливы, счастливы, счастливы…

Телефонный звонок заставил ее очнуться — она вздрогнула. Почему-то ей пришло в голову, что это — Бравин. Как не вовремя, подумалось ей. И она хотела уже крикнуть Тоне — не подходи, но Тоня, в глазах которой метнулась тревога, уже бросилась к телефону.

— Она за Пашку беспокоится, — объяснила Диме Шерри.

Он знал.

Но — Тоня вдруг обернулась к Шерри и сказала:

— Тебя. Мужской голос.

ГЛАВА 5

«Право, смешно как, — думал он. — Взрослый человек. Я взрослый человек. А мои руки дрожат».

Он опасливо обернулся на закрытую дверь ванной. Звук воды успокоил его. Она не услышит. Она там, и в конце концов, их ведь уже нет. Их. Двоих. Уже давно по одному…

Он зашел в Анькину комнату.

— Па, тише, — прошептала девочка. — Ты разбудишь Мишку…

Она лежала, прижав к себе «новообретенное счастье», и сама старалась дышать как можно тише. Ее вера в существование у Мишки души была так трогательна и так заразительна, что он и сам старался ступать неслышно и сдержал дыхание, наклоняясь к дочке, чтобы поцеловать ее на ночь.

— Спокойной ночи, — прошептал он. — И хороших снов.

— А ее? — сонно спросила девочка, указывая на игрушку.

Он поймал себя на том, что улыбается невольно, глядя на добродушную морду нового Анькиного друга. «Она держала его в руках».

И — как она бросилась помогать им, смешная девочка с несчастным личиком, и — ему вдруг до боли стало обидно, что она — несчастна… «Я хотел бы сделать тебя счастливой, — подумал он. — Чтобы на дне твоих глаз плескалось не отчаяние и боль. Чтобы ты смотрела спокойно и уверенно, зная, что твоя жизнь — наполнена светом и любовью…»

А Анька уже посапывала, прижимая к себе эту Мишку, еще хранившую воспоминание о ее прикосновениях. Он осторожно дотронулся до нее и закрыл глаза, пытаясь почувствовать ее легкие пальчики, и — ему показалось, что она на самом деле коснулась его руки.

Маленькая девочка. Такая же, как Анька.

Он вздохнул.

Осторожно, стараясь не шуметь, вышел из комнаты. Посмотрел в сторону закрытой двери ванной — почти с ненавистью. «Если бы ты исчезла, — подумал он. — Просто исчезла. В конце концов, у тебя же есть любовник. Почему тебе не уйти к нему? Я же не хочу, чтобы ты умерла. Просто — чтобы ты ушла…»

И тут же ему стало стыдно, потому что — даже ее смерть не огорчила бы его, он снова лицемерил сам с собой. И эта привычка лицемерить — тоже была от этой жизни, в ее убогом, жалком мирке.

Он вспоминал сейчас все ее слова — такие старательно уверенные, схематичные, все ее интонации… И — невольно снова и снова попадал в сети ее незыблемой правоты.

И рука снова потянулась к телефону. Так к соломинке тянется утопающий, усмехнулся он.

Он помнил номер, который она дала. «Я сейчас у подружки живу, — сказала она. — Так получилось…»

Он понял, что его догадки были правильными. Она несчастна. И ему захотелось взять в свои руки ее замерзшие ладошки и нежно коснуться губами — чтобы успокоить ее…

Она ведь так была похожа на Аньку…

Он долго слушал гудки, оглядываясь на дверь, как школьник, и больше всего боялся двух вещей. Что сейчас откроется эта чертова дверь. И появится Лора. И он не успеет услышать ее голос.

И — второе, чего он боялся еще больше. Что, услышав ее голос, он ничего не скажет. Он повесит трубку…

Потому что так ведь будет лучше. Для них всех. Так будет спокойнее. Каждый останется со своим несчастьем.

Но дверь не открылась. Он услышал Лорины шаги. Она прошла мимо. И трубку наконец взяли. Чувствуя, как прерывается дыхание, он попросил позвать ее к телефону.

А потом услышал ее голос.

— Алло…

Голос был напряженный, он понял, она кого-то боится. И даже подумал, что она боится его. Точно так же, как и он. Это вечный парадокс, усмехнулся про себя невесело, про него еще Александр Степанович Грин писал — все мы жаждем чуда, но — когда оно перед нами, на обломках серого дня, засияет, готовы спрятаться… Вот и держимся за серость дня, за наше вечное несчастье…

— Алло, я вас слушаю, — повторила она.

— Это Андрей, — сказал он тихо.

Голос прозвучал глухо, и — как будто он признавал себя виноватым в чем-то, и — боялся…

— Андрей? — переспросила она.

«Ну да… Она ведь не обязана меня запомнить…»

— Вы помогли мне сегодня. Мишку помните?

— Да, конечно, помню. — Ее голос зазвучал по-другому. Она обрадовалась. И ее радость передалась ему, и стало так легко, что он улыбнулся.

— Спасибо вам, — сказал он. — Анька заснула счастливая и наделила эту Мишку человеческими чертами…

— Дети всегда такие, — рассмеялась она. — У моей подружки сын даже своей кровати говорит «спокойной ночи» и «доброе утро»…

Она что-то рассказывала ему еще про сынишку своей подруги, а он стоял и улыбался, слушая ее голос. Она неправильно произносила некоторые слова — а ему и это нравилось, вот ведь какая странность.

— Как хорошо, что вы позвонили…

Он замер, пытаясь унять дыхание, ставшее отрывистым, похожим на дыхание Волка, когда тот волновался. «Как хорошо, что вы позвонили», — повторил про себя.

Он был готов слушать ее вечность, растворяясь в звуках се голоса, и больше всего ему хотелось быть ей нужным.

Именно ей. Именно — нужным. Необходимым как воздух. И оттого что это — невозможно, хотелось этого еще сильнее. Напротив телефона было зеркало — Лора старалась сделать так, чтобы эти зеркала были повсюду. А он ненавидел их. И сейчас это зеркало, безмолвный Лорин союзник, ее агент, усмехалось ему в лицо — с помощью его собственного отражения. Взгляни на себя, ты стар, ты обрюзг, ты выглядишь отвратительно… Неужели ты надеешься стать необходимым этой юной девочке, именно ты — а не твои чертовы деньги, не твое положение?

Стало больно дышать. Ему хотелось положить трубку. Ничего не объясняя. Просто — положить трубку. Вернуться в строго ограниченный собственный круг бытия.

Но он, собрав последние силы к сопротивлению, сказал:

— Я хотел завтра пригласить вас куда-нибудь…

Она молчала.

— Я не настаиваю, — сказал он. — Я понимаю, что… — «Выгляжу смешно», — чуть не добавил он, но вовремя спохватился: — У вас могут быть другие планы…

— Нет, у меня нет планов никаких, — сказала она. — Я с удовольствием. Я… Просто я растерялась. Немножко…

И он понял — она говорит правду. Он назначил ей встречу, и она ойкнула — «там же дорого», а он рассмеялся. И когда уже повесил трубку, поймал себя на том, что ему хочется смеяться еще, и почему-то появилась незамысловатая песенка, внутри, неизвестно откуда…

«Я же своей рукою сердце твое прикрою, можешь лететь и не бояться больше ничего…»


Шерри положила трубку. Она улыбалась и — сама не могла понять чему. Она шла к телефону, уверенная, что это Бра-вин. И ей было… Нет, не хорошо. Ей было по-другому. Она прикусила губу, нахмурилась, пытаясь определить свое состояние. Ей было торжествующе… Вот как.

Хорошо ей сейчас.

А тогда — ей казалось, что ей хорошо, но…

Какая разница, махнула она рукой и рассмеялась снова. Можно называть то, что она испытывала сейчас, разными словами. Главное — что она испытывала…

А потом она посмотрела в зеркало. Ну да. Фингал. И этот ночной клуб, весь из себя элитарный, куда ее только что пригласили…

Она, как ни крути, больше подходит Бравину. С его, бравинской, отметиной. Его же, бравинского, превосходства. Он ее пометил, как корову. Тавро поставил… Что Шерри принадлежит ему. И никому больше принадлежать не будет.

Шерри стало обидно. Сначала она подумала заплакать, а потом разозлилась. И топнула ногой.

— Да плевала я на этот фингал, — пробормотала она. — И на этого придурка. Я замажу эту гадость. Или надену черные очки. Я же видела — эта богема вечно ходит в черных очках, даже ночью… У них такой стиль…

Она стала на цыпочки и подняла руки. Как в детстве — чтобы почувствовать себя принцессой, она всегда делала это движение… Принцессы, которых она видела, были в балетах, а они всегда делали именно так… И с детства это движение ей помогало. В самые трудные моменты, когда реальность пыталась уверить ее, что Шерри никакая не принцесса, она поднимала плечики, потом руки и, встав на носочки, вздергивала подбородок. Реальность всегда была вынуждена отступить. И сейчас Шерри победила.

Она почувствовала, как выпрямилась ее спина, а глаза поднялись к потолку, точно пытаясь там, через этот потолок, увидеть небо…

И — в конце концов, какая разница, как она будет выглядеть?

Он позвонил. Это уже чудо. Он позвонил — пусть в знак благодарности. В конце концов, может быть, послезавтра она станет снова самой собой. Но — ведь два дня она может побыть Принцессой. Она может обманывать себя. Ведь Шерри будет знать, что это был просто обман. И — когда часы пробьют двенадцать раз и карета снова превратится в тыкву, даже если ей сильно захочется плакать, она улыбнется. Она ведь будет готова к этому превращению… — Превратиться назад всегда успеется, — прошептала она. — И так нам в этой жизни мало праздников досталось. И легкомысленно подмигнула самой себе. Принцессе на два дня. Принцессе с фингалом. Принцессе с дурацкой кличкой Шерри. Принцессе из парфюмерного отдела в дурацком магазине. Но — это все ничего сейчас не значило.

Потому что — если кто-то хочет побыть Принцессой, всего два дня, он имеет на это полное право!

«Ой, я же не спросила его, можно ли мне отдать Весту Пашке», — вспомнила она. Посмотрела на улыбающуюся собачью морду. Ей очень хотелось порадовать еще одного малыша. И то, что она так эгоистично не попросила разрешения у него это сделать, больно укололо ее. Какая же она эгоистичная… По потом она вспомнила об их встрече. Она, конечно, спросит его об этом. Или так отдаст, без разрешения. Несмотря на то что эта собака ей теперь нравилась еще больше. Ведь это он ей ее подарил. Но — почему-то ей казалось, что, совершив добрый поступок в эту неделю Добра, она и сама будет непременно вознаграждена. Или — уже вознаграждена. И… Она совсем запуталась. И рассмеялась. Это, в конце концов, не важно. Важно то, что завтра она его еще раз увидит. Хотя бы — раз.


— Что же она не идет так долго, — вырвалось у Тони. Дима заметил, что она напряжена и все время посматривает на дверь.

— Разговаривает, — пожал он плечами.

«Странно… Она беспокоится сейчас за подругу. Почти забыла о моем существовании. А меня это не угнетает. Мне просто хорошо и спокойно. И я с тоской думаю только об одном. Что мне пора уходить, наверное… А мне не хочется».

Ему в самом деле не хотелось возвращаться домой. И это было странно. Обычно Дима стремился уйти пораньше, чтобы оказаться в привычной своей обстановке. Он даже без компьютера своего не мог долго обходиться. И вообще Дима был необщительный, это всегда отмечали его знакомые. Но сейчас он был согласен остаться тут в качестве собаки. Сторожевой. Или даже побыть рядом с ней этой отвратительной маленькой карманной собачонкой. Или стать вот этой, плюшевой. Лишь бы не уходить.

И дело было не в том, что теперь в его компьютере подобно вирусу поселилась эта странная особа, которая пишет ужасные вещи. И не в том, что его квартира сейчас кажется ему пустой и лишенной дыхания.

Ему просто нравится смотреть на это лицо, вот в чем дело.

Она уже покусывала от нетерпения губы, а он улыбается и говорит ей успокоительные глупости…

— А если ей звонит этот придурок?

— Какой?

— Ее парень… Бравин. Знаешь, он просто из породы пиявок, этот Бравин!

— Пиявки иногда полезны для здоровья…

— Тогда как клоп… Клопы, надеюсь, не полезны?

Он рассмеялся:

— Пет, клопы вроде нет…

— Тогда он клон. Он впивается в нее, изводит, терроризирует ее, потом находит другую и на время исчезает. А потом все снова… — Она вздохнула. — Обычно он исчезает на месяц. Дает ей отдохнуть. Но через месяц возвращается… Господи, неужели он раньше решил?

— Она же не маленькая девочка, разберется…

— Шерри? Да она же ребенок. Ей кажется, что одинокая женщина — это позорище.

— Да никакое не позорище, — сказал Дима. — Сейчас все наоборот.

— В ее окружении совсем даже не наоборот, — вздохнула Тоня. — О боже, скорей бы она уже, а?

Она даже вскочила со стула, подошла к двери и вернулась.

— Она смеется… Или это на самом деле Бравин и он ей уже навешал на уши лапши, или…

Дверь открылась. Тоня сразу выпрямилась, придав лицу безмятежное выражение.

Шерри стояла на пороге совершенно изменившаяся. Дима даже удивился, что так может измениться человек за столь короткий промежуток времени. Шеррины глаза сияли. Подбородок был слегка вздернут. И в самой Шерриной фигурке появилась плавная легкость и еще что-то неуловимое, точно Шерри и не шла, а танцевала.

Она молча подошла к Тоне и поцеловала ее.

Потом вдруг рассмеялась и закружилась по комнате. Как бабочка.

— Та-а-а-ак, — протянула Тоня. — Бравин, да?

Шерри ничего не ответила, только улыбнулась, продолжая выделывать свои танцевальные па, и Дима отметил, что она грациозна…

— Шерри!

— Да?

— Это был Бравин?

— Не-а…

Она увеличила громкость, закружилась по комнате, подпевая: «И мы с тобой попали на прицел… Я же своей рукою сердце твое прикрою… Можешь лететь и не бояться больше ничего…»

Слова были печальные, Диме они казались зловещими немного, не оставляющими надежды, потому что луна на небе ухмылялась, прямо как Вера Анатольевна или Лора, внимательно следя за собственным порядком на земле, где ни Дима, ни Тоня, ни Шерри не имели права вот так беспечно кружиться по комнате в счастливом танце. Но Шерри, казалось, не желала слышать дурных пророчеств. Она была похожа на птичку, летящую под облаками. Этой птичке сейчас было не до спрятавшихся в зарослях камыша охотников. Слишком ей было хорошо под лучами солнца. И — к чему думать о луне, когда солнце так близко?

— А кто? Почему ты теперь скачешь по комнате, как слон?

Она рассмеялась, даже не обидевшись на такое нелестное сравнение.

— А слоны скачут по комнате? — лукаво переспросила она.

— Когда сходят с ума, — мрачно сообщила Тоня. — Если это не Бравин довел тебя до экстатического состояния, то кто?

Шерри наконец остановилась, сделала глубокий реверанс и села за стол.

— Принц, — сообщила она. — Самый настоящий Принц. Как и положено Принцу, прекрасный. Па белом коне… Все как обещано. Мы будем счастливы теперь и навсегда… В течение…

И тут она закусила губу, и личико ее стало мрачным. Словно луне удалось дотронуться до ее щеки холодной рукой. Но тут же она взмахнула рукой и налила себе вина, не дожидаясь Димы. Выпила залпом, как водку, и мрачно закончила мысль:

— В течение двух дней… Строгий лимит счастья ведь только обостряет его восприятие, разве нет?

И — заплакала…

Тоня испугалась. Как ребенок, подумалось ей.

— Шурка, ты чего?

Она вскочила, подошла к ней и обняла за хрупкие плечи. «У нее и плечики как у Пашки, острые…»

— Шурка, кончай… Мы твоего Бравина сюда не пустим! Не бойся…

Дима смотрел на них и улыбался слегка — как будто понимал то, что Тоне оставалось пока непонятным. Тоня даже рассердилась на него — разве он не видит, что человеку плохо? Сидит себе и улыбается… Все-таки они высокомерные люди, эти, из богемы-то.

— Шур, ну не плачь. Пожалуйста! То как слон скачешь, то рыдать начинаешь. Что с тобой?

А подружка подняла на нее такие счастливые глаза, что Тоня этого огромного счастья — испугалась еще больше, чем слез.

— Тонь, я дура, да?

Тоня хотела сказать — ага, дура, еще какая. Влюбчивая. И глупая.

Но смутилась. И тоже почему-то шепотом ответила:

— Нет, ты как мой Пашка. Ребенок. И — я хочу знать, что происходит.

— Она просто боится войти в дверь, — сказал Дима. — Как ты не понимаешь?

— Я и тебя сейчас не понимаю, — нахмурилась Тоня. — В какую дверь?

— В открытую. Сейчас перед ней открылась тайная дверь.

Он встал и подошел к окну. Тоня невольно задохнулась от странного чувства — этот человек у окна, кажущийся при слабом освещении только тенью, — он будет принадлежать ей, да? Даже Шерри отошла на задний план, потому что — эти длинные ресницы, эта полуулыбка на его губах, все это — о, как ей хотелось забрать это себе, спрятать, завладеть этим всем богатством!

— Человек идет в темноте и начинает к этому привыкать, — говорил он. — Настолько привыкает, что уже начинает чувствовать себя счастливым даже. И не мыслит уже себя в другом мире. Тем более, что этот туннель, эта темная дорога кажется бесконечной. И вдруг он видит эту дверь. Он понимает, что ее надо открыть. Оттуда же просачиваются лучи света. И его жизнь, она непременно изменится, когда он эту дверь откроет. Но — вот в чем дело… Даже зная, что все изменится к лучшему, хотя бы потому, что он узнает, как выглядит солнце, он боится. И еще он боится того, что, открывшись на минуту, эта дверь захлопнется. Он, узнавший, как выглядит свет, снова останется в темноте. Но — теперь темнота станет мучительной.

Они обе слушали его как завороженные. Особенно Шерри. Стараясь не дышать, она впитывала каждое его слово. «Это ведь именно так. Это то, чего я больше всего боюсь. Почувствовать его рядом — и снова оказаться потом в темноте Бравина. Но что же делать?»

— Что делать? — вырвалось у нее отчаянно, криком.

Она и сама испугалась собственных эмоций.

— Я… я все это понимаю, — сказала она уже тихо. — Но — что делать?

— А ты как думаешь?

Он подошел к ней и ласково посмотрел ей в глаза.

— Понимаешь, я могу сказать только, что сделал бы я. А ты? — И, переведя взгляд на Тоню, повторил свой вопрос уже ей: — А ты?

Тоня пожала плечами. Ей почему-то было страшно отвечать на этот вопрос именно ему. Как будто от ее ответа сейчас зависело что-то очень важное. Вся ее жизнь. Как будто эта самая дверь уже оказалась перед ней и надо было решаться.

И она поняла — это на самом деле страшно. Ведь то, к чему ты сознательно приучала себя, — все это исчезнет. Начнешь ощущать снова темноту, как несчастье.

Она даже закрыла глаза. Чтобы снова привыкнуть к темноте? Да, да, пусть так. Пусть лучше так!

— Даже если придется заплатить жизнью? — услышала она тихий и серьезный голос Шерри.

— Возможно.

Тоня открыла глаза. Зачем он так? Она испугалась этих слов. Так боятся — пророчества, и почему-то ей показалось, что сегодняшний их разговор — на самом деле и является этим самым откровением, как будто кто-то там, наверху, решает их судьбу.

Всех троих.

И эта серьезная решимость Шерри — она никогда ее такой не видела, свою легкомысленную подружку. Тоня отметила, что она даже изменилась сейчас — точно у Шерри два крыла появились. И сама она стала похожа на ангела.

Шерри сидела на диване, прижимая к себе огромную плюшевую собаку, и смотрела вдаль так серьезно и печально, как будто и в самом деле сейчас решала для себя что-то очень важное. Потом подняла глаза и посмотрела сначала на Тоню, а потом на Диму.

— Да, — кивнула Шерри. — Я открою. Даже если и так. Потому что — может, и в самом деле лучше умереть. Чем жить в этом туннеле. Как крыса…


Он стоял, глядя в темное окно, и улыбался. И почему-то ему казалось, что он улыбается ей в ответ. А она — там, в этой мгле ночной, кружится в легком танце, как маленький светлячок. Как фея Динь, про которую они с Анькой недавно читали. И сам он — не старый идиот, а вечно юный Питер Пэн. И он никогда не состарится рядом с ней, а так и будет вечным мальчишкой.

«Да чем она меня взяла, эта девочка, с несчастными и в то же время дерзкими и веселыми глазами? — думал он. — Что я в ней увидел? Я — искушенный в женской красоте, почему вдруг остановился рядом с ней?»

Он мог бы понять себя, если бы влюбился в ее подружку, с точеным профилем и личиком Мадонны. Но — Шерри, маленькая Шерри, обычная мордашка, каких миллионы… Или — нет?

«Она даже говорит неправильно…» Пускай! Она говорит прелестно… «Она растолстеет со временем. Они все толстеют». И пускай. Он даже рассмеялся. Пускай она растолстеет рядом с ним. Ей это наверняка пойдет.

Он был готов сейчас все бросить и уйти туда, в ночь, чтобы найти там своего светлячка с легкими крылышками. Все, кроме Аньки. Аньку он заберет с собой. И в его жизни все изменится. Он будет просыпаться от звонкого смеха на кухне и пить кофе в обществе двух самых замечательных девчонок на свете. Они купят себе другой дом. Там будет много травы, и по утрам они будут бегать босиком и касаться ступнями росы… И рядом будет река. Тихая и величественная. Они уедут из этого огромного города в маленький, отдаленный, похожий на деревню, с тихой, замедленной жизнью, потому что — их жизнь будет слишком счастливой, чтобы ее торопить…

Он увидел это так явно, что счастье показалось возможным, реальным, и ему так хотелось, чтобы эта сказка стала реальной — до боли…

Когда за спиной скрипнула дверь, он зажмурился и вцепился в оконную раму — точно там, за ней, еще оставался волшебный мир и по влажной траве бегали две девочки, но сейчас их смех становился все глуше, и сами они таяли в ночном воздухе, там, за окном…

— Чайник горячий?

«Я убил бы тебя…»

— Горячий, да…

Она подошла к нему, встала рядом. «Я убил бы тебя, если б хватило сил…»

— Дикая все-таки привычка — пить кофе на ночь, — сказала она. — Я знаю, что потом не удастся заснуть.

Он пожал плечами. Отвечать ей не хотелось. И разговаривать с ней тоже. «Ты соткана из порока, и красота твоя отвращает…»

О, как ей подходили эти строчки! «Отвратительная красота». И его жизнь — где голос тел заглушает голос душ, где души уже давно молчат, потому что им, душам, нечего сказать друг другу! «Мы задыхаемся в этой жизни, в этом убогом мирке, который кажется окружающим нас счастьем, боже ты мой, как же смешно — ведь нам завидуют!»

— Ты на меня обиделся, солнце?

Она положила руку ему на плечо. Эта узкая, холеная рука с изящными пальчиками, с идеальным маникюром, с этими изящными колечками, эта рука, которая раньше сводила его с ума, теперь казалась тяжелой, как камень, который привязывают к шее, чтобы скорее жертва пошла ко дну…

«Убил бы тебя, дабы узнать, что такое свобода и жизнь…»

— Нет. За что?

Она улыбнулась и коснулась губами его щеки.

— Вот и славно, — сказала она. — Я думала, ты из-за того, что я вовремя не забрала Аньку…

— Вообще-то лучше бы ты ее все-таки забирала вовремя.

— Прости, я правда забылась. Понимаешь, встретила школьную подружку, я ее не видела сто лет! И мы заболтались с ней — сам понимаешь, как любят хвастаться друг другу женщины!

Она засмеялась натянуто — или ему просто уже мерещится то, чего нет?

— Лора, — сказал он, кашлянув. — Я…

О, как он близко подошел к опасной черте! Сейчас он ей скажет: «Лора, зачем нам быть вместе? Мы ненавидим друг друга. И Анька тебе не нужна. У тебя есть любовник. Я даже догадываюсь, кто это. Тот художник, ведь так, Лора? Зачем мы друг друга обманываем? Тебе нужны мои деньги, Лора? Я буду платить тебе ежемесячное содержание. Как и сейчас. Подумай, как это будет здорово, а? Ты будешь свободна от нас с Анькой. А мы — от тебя. Лора, кому нужен брак, в котором нет любви и даже дружбы нет, а только холодная ненависть и усталость друг от друга? Кому?»

Ему казалось, что он кричит, и безмолвный этот крик она должна услышать.

Да, он чуть не сказал все это вслух.

Чуть не сказал.

— Не надо больше так, пожалуйста. Анька очень переживает, когда ты ее не забираешь вовремя. Ей начинает казаться, что она никому не нужна.

— Андрей, я же сказала, что обещаю больше никогда так не делать…

В ее голосе уже начинало сквозить раздражение. Еще мгновение — и она перестанет себя сдерживать.

— Ладно, — вздохнул он. — Ты хотела кофе. Пока мы разговариваем, чайник остынет…

Он повернулся и вышел из кухни, оставив ее одну.

И как только освободился, снова почувствовал в своей руке ладошку Шерри. Уже зная, что во всем происходящем с ним сейчас виноват Волк. Это ведь он заставил его полюбить свою избранницу, потому что — так и Волк мог никуда не уходить от нее надолго. Или — он сам стал Волком?


«Старый идиот, — подумала она ему вслед. — Ты же старый индюк. На твоем месте я бы вообще не напоминала о своем убогом существовании…»

Она прикусила губу. В глазах стояли злые слезы.

Кофе. Да, она будет пить этот треклятый кофе, хотя она-то пришла сюда не за этим. Она же хотела поговорить. Просто поговорить. Раз уж они муж и жена, черт побери, могут они хотя бы говорить иногда?

Лора потрогала чайник — он безнадежно остыл. Включила его и уселась напротив окна, подперев подбородок рукой. Там, за окном, царила ночь, и Лора подумала — и зачем он туда так долго пялился, старый козел? Что он там увидел, в этой непроглядной мгле? Сочинял уничижительную речь, которую даже не смог произнести? В ее, Лорин, адрес? Какая она плохая мать, плохая жена, плохая Лора?

А так и не сказал… Она бы тогда ответила ему словами матери — у плохого мужа и жена не хороша. Лора эти слова запомнила с самого детства. Именно так. А все эти слова про любовь — ерунда. Ее просто нет, этой любви.

Чайник засвистел. Лора достала турку, бросила туда несколько ложек кофе — не много ли на ночь? Подумала немного, удивляясь тому, что мысли так смешиваются — кофе, не много ли, старый придурок, Димка не любит, кофе, не любит тоже, и вообще — кто ее любит? Этот садист-извращенец, чьего имени она даже не узнала? Так и не упорядочив свои мысли, она положила сахар, налила кипяток и поставила кофе на огонь, продолжая размышлять. Кофе чуть не убежал.

— Черт, — выругалась Лора, добавив еще матерное слово, — нет, когда варишь кофе, лучше не думать о всяких гадостях.

Она включила магнитофон — тихо, чтобы музыка не долетала до спальни. Он ведь заснет, пока она тут будет. Она знает. И тогда она сможет просто вспоминать других мужчин. И улыбаться мстительно — так ему и надо, так и надо… Ведь нет для мужчины большего унижения, чем это. Когда его молодая и красивая жена вспоминает рядом с ним молодых и сильных.

Кофе обжег ей гортань, она закашлялась. Музыка была приятная, но — его… Все его она сейчас ненавидела. Она ведь сделала первый шаг! А он…

Она была неприятно поражена, вот в чем дело. Обычно ведь он заговаривал первым. Униженный, с взглядом побитой собаки. Это было всегда, это было привычно, и — правильно. Какая муха его сегодня укусила? Почему он даже говорил каким-то другим голосом? И этот плохо сдерживаемый огонь ярости в глазах…

Что-то нарушилось в порядке жизни.

Или Лора нечаянно переступила грань дозволенного?

Как бы то ни было, надо все вернуть на свои места.

Тихий женский голос наполнял кухню, но — это была его музыка, и Лора выключила магнитофон, предпочитая мертвую тишину, изредка нарушаемую звуками с улицы — то проехавшей машиной, то воплем сигнализации, то дребезжанием трамвая. Эти звуки раздражали ее тоже, но в меньшей степени, чем эти джазовые завывания.

— Надо все вернуть на свои места…

И для этого Лоре придется на какое-то время стать «приятной во всех отношениях». Да, ей этого совсем не хочется. Да, это значит потерять на время Диму. А он и в этот раз вел себя холодновато, кто знает, чем это закончится? А вдруг она потеряет его навсегда?

Может быть, надо просто развернуться и уйти? Бросить этот дом, этого самодовольного индюка, и…

Она знала — Аньку тоже придется оставить. Она не сможет. Дело не в деньгах — он будет содержать их и дальше, просто Анькой надо заниматься. А это — Лора прекрасно отдавала себе отчет — ей не по силам.

Да и Анька похожа на него. Вся. Даже привычки его. Странное дело — она так старалась в свое время подчинить Аньку своему влиянию, сделать ее их копией, а она все равно повторяет отца и ею чертову семейку. Насмешка над ней, вот так. Даже собственный ребенок. Что за треклятая жизнь?

Лоре стало зябко, она поежилась, как от холодного ветра, от внезапной мысли — просто ты их не любишь, вот и все… Никого.

Ей хотелось возразить, что это они все ее не любят, это им всем она не нужна. Но — не станешь же возражать самой себе, даже если тебе не нравится, что ты подумал.

Она допила свой кофе и перевернула чашку — по привычке всегда узнавать, что ее ждет, с помощью гадания.

И, когда перевернула чашку снова, увидела — крест. На секунду ей стало жутко. «Это крест на моей жизни, — подумала она. — Я ничего уже не смогу исправить, да?»

И несмотря на то, что сама себя пыталась уговорить, что это только дурацкое гадание, не более того, что она справится, что ничего не изменится, и — куда он денется, этот старик, из ее жизни, она не могла сдержать себя. Она бросила эту чашку об пол, и тонкий фарфор, послушный ее воле, разлетелся на мелкие осколочки…

А Лора стала их собирать и порезалась об один.

— Господи, — прошептала она, опускаясь на пол и прижимая палец с капелькой крови к губам. — Господи, за что?

Она плакала и задавала этот вопрос снова, а перед ее глазами все так же торчал этот крест, как будто судьба Лоры уже была решена и ничто не могло уже ее изменить.

Тем более такая глупая выходка, как эта…

Она взяла себя в руки. Не сразу, потому что, когда умывалась, она еще всхлипывала, а глаза стали похожи на щелки, и Лоре пришлось долго держать тампоны с ледяной водой на веках — а иначе завтра она не сможет справиться с этой напастью, с этими уродливыми веками. Ах, как же она позволила себе так расслабиться! Она не должна никогда так забываться больше! Ни-ког-да!

И тем не менее — она не могла успокоиться, и ей все еще хотелось забиться в угол, и там плакать, наплевав и на эти мешки под глазами, и на сами глаза, и на то, что сейчас она была похожа на пьяную китаезу, и на то, что у нее дико щипало в глазах от туши и слез, ей хотелось плакать, да! Как будто это было счастьем!

— Нет, я не должна.

Наконец она победила саму себя. Она почти совершенно успокоилась. Вспомнила, как мать когда-то советовала ей в такие мгновения выпить теплой воды с разведенным там сахаром.

Она вернулась на кухню. Вода в чайнике была еще теплой. Лора развела в теплой воде две ложки сахара, выпила залпом.

Теперь она совершенно успокоилась.

Лора даже улыбнулась. Какой крест, подумала она. Он никуда не денется. Она не отдаст ему Аньку, и он навечно будет прикован к ней. Потому что он не сможет бросить Аньку. Лору — да, сможет. Но не своего ребенка, свою копию.

Она подмела в кухне, убирая эти следы своего безумия, эти осколочки. И ей стало легко. Выбросив все в мусорное ведро, она выпрямилась и дерзко прошептала, глядя в ночное небо:

— Вот и весь ваш крест…

Потом она тихо, стараясь не шуметь, открыла дверь в спальню.

Он спал.

Она обрадовалась тому, что он спит. Даже если он притворяется спящим, это все равно гарантия того, что продолжения разговора не будет.

Но его дыхание было ровным, он действительно спал, и…

Да, когда она присмотрелась, ей стало снова не по себе. Ей захотелось разбудить его, грубо встряхнув за плечо, отхлестать по щекам за это его выражение лица.

Он улыбался во сне.

Он так счастливо улыбался, что Лоре снова вспомнился почему-то этот крест на дне разбитой чашки и стало нестерпимо больно и страшно от этой его улыбки.

Потому что он уже очень давно вообще так не улыбался.

Даже во сне…

Как будто он видел что-то недоступное ее пониманию. А в ней живет несчастье, черт побери, оно в ней всегда жило… Она слышала, что несчастье заразительно, она им заразилась в свое время — так почему же она не может заразить им сама? Она особенно остро чувствует его, сейчас, именно сейчас, рядом с Андреем, который вот так улыбается во сне. И ее несчастье, ее болезнь, ее врожденный порок сильнее душит ее, пытаясь лишить рассудка.

По щекам Лоры снова ползли слезы, как дождевые червяки, как… Она так ненавидела себя за проявленную уже второй раз слабость! «Я сильная, — напоминала она себе, — я сильная. Я должна быть сильной, иначе меня раздавят. Вот этот человек и все, кто рядом с ним и со мной, они только и ждут момента моей слабости, чтобы лишить меня воли, превратить меня в подобие себя».

— Я сильная Лора, — едва слышно прошептала она, стараясь не смотреть в его сторону. Его улыбка сияла в темноте, не давая ей покоя.

Она долго лежала в темноте и не могла расслабиться и заснуть, пока он не вздохнул во сне о чем-то своем и не перевернулся на другой бок. Только тогда, когда она интуитивно угадала, что он уже не улыбается, она вздохнула с облегчением, и — сон пришел к ней…


Когда за Димой закрылась дверь, Тоня повернулась к Шерри.

— Ну, — сказала она. — Рассказывай. Я весь вечер была как на иголках…

Почему? — скорчила Шерри удивленную рожицу. — Тонь, уже три часа… Завтра на работу. Я же тебя не спрашиваю, что за отношения связывают тебя с этим милым парнем… Кстати, он правда милый.

Она чмокнула Тоню в щеку и исчезла в ванной. Оттуда доносился плеск воды и тихое пение.

Тоня толкнула дверь. Она, как и ожидалось, была закрыта на задвижку.

— Шурка, открой!

— И никакого нрава на интимное времяпровождение, — вздохнула Шерри, открывая дверь.

Она чистила зубы, поэтому получилось у нее — «и ниаоо аа а…», но Тоня поняла.

— Никакого, — мрачно кивнула она. — Колись. Отчего ты так возрадовалась?

Шерри засмеялась:

— Тебе не нравится, когда я источаю флюиды несчастья. Тебе не нравится, когда я смеюсь и радуюсь. Ты непостоянна в желаниях.

— Да радуйся себе на здоровье, только удовлетвори любопытство-то, — отозвалась Тоня.

— А любопытной Антонине… Блин, ну и что мне делать-таки с фингалом?

— Замазать тональным кремом, — машинально посоветовала Тоня.

— Ага, я пробовала, — сказала Шерри, внимательно рассматривая свой синяк. — Он еще безобразнее становится…

— Ну, очки…

— И прямиком в фешенебельный ресторан, — фыркнула Шерри. — Матрица форевер.

— Да там все как из матрицы, в ресторане…

До Тони наконец дошел смысл фразы.

— Погоди… А в какой это ты ресторан намылилась? Неужели и правда снова это «мачо» проявилось?

— Какое? Бравин? Да он сдохнет от жадности по дороге к ресторану, — рассмеялась Шерри.

«Ну, все интереснее и интереснее становится, — подумалось Тоне. — Значит, это не Бравин вновь нарушил наш девический покой, уже хорошо. Хотя с Шуркиными вкусами не думаю и не надеюсь, что новое увлечение окажется более приличным…»

— Тогда кто?

— Тонь, не приставай, да?

— Нет уж. Говори. Кто?

Она закрыла дверь.

— Не выйдешь, пока не скажешь.

— Тонь…

— Я уже знаешь сколько лет гордо ношу это имя?

— Да столько и не живут, — хихикнула Шерри.

— Заплатишь за неуместные шуточки… Говори, кто он?

— Тонь, а если я сглажу?

— Что? — удивилась Тоня. — Что ты сделаешь?

— Сглажу, — совершенно серьезно сказала Шерри. — Я скажу тебе все, и мне ужасно хочется тебе рассказать, прямо рвется из меня, но… Вот я тебе поведаю, поделюсь с тобой, а он исчезнет. Какая-нибудь тварь ведьмаческая подслушает — и конец моему хрупкому счастьицу…

Тоня хотела сказать — говори шепотом, чтоб не услышали, но в глазах Шерри было столько страха, что она и сама прониклась этим священным ужасом, даже оглянулась.

— Ладно. Но я тоже тебе ничего не скажу.

— А и не надо, — улыбнулась Шерри. — У вас обоих и так все на лице было написано… Хочу остаться, и глупая девица Шерри только мешается под ногами. Я даже побаивалась, что меня сейчас колеса вашей любви раздавят ненароком…

— Ах ты! — шутливо возмутилась Тоня и даже схватила полотенце.

— Не надо, второй фингал будет уже совершенно лишним в моем завтрашнем вечернем прикиде! — закричала Шерри, прикрывая лицо руками.

— Очень даже будет кстати! Введешь новую моду на симметричные фингалы!

— Не хочу! Пусть сами моды свои вводят!

— Пускай вводят, — легко согласилась Тоня. — Шурка, а он… Он правда на меня особенно смотрел, да?

— Особенно, — кивнула Шерри и лукаво улыбнулась. — С плохо скрытым отвращением. Специально сюда притащился, чтобы на тебя так вот посмотреть…

Топя вздохнула.

— Знала бы ты, как я себя весь вечер стеснялась, — призналась она. — Он такой умный. Красивый. А я…

— Продавщица, — тихо, почти шепотом отозвалась Шерри грустно. — Он — такой прекрасный. Принц из сказки. И глаза… Тонька, я никогда таких глаз не видела в жизни! Точно там все. Как, помнишь, мы пьесу смотрели? «Лишь бы на меня смотрели твои глаза…» Пожар и Мрак, в общем. И — утонуть там можно запросто. И плакать хочется и смеяться, а душа с этим согласна. Полностью. И только голосок внутри мерзкий — ты для него только развлечение. Девочка из магазина. На тебе эта печать — разве ты в силах что-то изменить? Лучше бы ты не открывала эту дверь. Кто знает, чем это обернется? Сказать можно все — как ты бросила в запальчивости, что готова и жизнью заплатить… Но — разве оно стоит того? Стань же собой прежней. Ни к чему тебе все это… Смотри на жизнь проще. Разве это не будет справедливым — сделать развлечение из пего, опередить его, разве так — не лучше для тебя, глупая Шерри?

Ей даже плакать захотелось. И Тоня поняла это, коротко вздохнула, обняла за плечи, притянула к себе.

— Ну, ты что?

— Так, — выдохнула коротко Шерри. — Тонь, почему мы с тобой такие несчастные?

— Несчастные? — удивленно переспросила Тоня. — Почему мы с тобой несчастные-то? Вот, сидим в ванной. Разговариваем. Где-то там ангелы за нами наблюдают и улыбаются. Слушай…

Она вспомнила про сегодняшнее приключение и даже всплеснула руками.

— Я сегодня в церкви была. Мне так плохо было, потому что у Пашки нелады со здоровьем, и мама стареет, и я себе казалась такой несчастной, что хоть к реке беги срочно!

— Господи, — испугалась Шерри. — С Пашкой-то что?

— Подозрение на туберкулез, — сразу помрачнела Тоня. — Мама обещала его к врачу отвести хорошему. Еще из папиных знакомых. И Дима обещал…

— Тоня, а откуда взялось это подозрение?

— Фтизиатр сказала…

— О, эти… — презрительно махнула рукой Шерри. — Слушай, к нам же ходит одна врачиха! Помнишь, старая такая, мы над ней еще посмеивались? Ей уже лет восемьдесят с хвостиком, а она все косметику затаривает!

— Помню, только я над ней не смеялась, я ей завидовала, если честно…

— Да я тоже. Мне бы так, чтобы до самой старости женщиной оставаться! Так вот, она-то, кажется, окулистка какая-то… Но знакомые у нее наверняка есть! Хочешь, я с ней поговорю? Или ты сама…

— Нет, лучше ты… У меня язык перестает слушаться, когда о чем-нибудь попросить нужно, — призналась Тоня.

— Вот и дура ты, — деловито заметила Шерри. — Не оторвется твой язык от простой человеческой просьбы. А фтизиатров этих слушать не надо. Это логика такая — кто чем занят но жизни, тому вокруг это и мерещится.

Она вздохнула. По этой же логике ей должны были мерещиться исключительно флакончики духов, тюбики туши и шампуни с гелями для душа, а мерещилась ей всякая гадость, в виде Бравина, например. О Бравине лучше вообще было не вспоминать — Шерри почему-то каждый раз, когда вспоминала о нем, ощущала себя падающей в пропасть, прямо с высоты, а на высоте был Андрей, и ей совсем не хотелось именно сейчас расставаться с ним. Пусть даже воображаемый — он должен был пока быть с ней. «Там посмотрим, а сейчас…»

— В общем, раньше времени переживать не стоит, — заключила она, ободряюще улыбаясь. — Лучше расскажи про церковь…

— Ах да. Я и забыла. Так вот, я туда зашла. Потому что вдруг так остро поняла — не к кому мне больше за помощью обратиться, Шурка. Нет у меня никого. Говорят, Его Отцом зовут. А мне сейчас так нужен отец… Глупо, да?

— Почему глупо?

— Да мне было плевать, как я выгляжу. Я просто вошла туда. Боялась очень, почему, не знаю… Наверное, потому, что нам в детстве еще все эти ужасы внушали. Ну, там бабки набросятся, и священник тоже… И вообще, откуда я знаю, почему у нас этот дурацкий страх сидит.

— Из пионэрского детства, — фыркнула Шерри. — Вот откуда.

— Ну да. Наверное, — невольно засмеялась Тоня. — В общем, никто там на меня не набросился. И вообще — мне там вдруг так спокойно стало, только стыдно нестерпимо. Как будто я и в самом деле к отцу пришла, про которого в хорошие минуты забывала. И мне было все равно, как Он там, без меня. Может, Ему одиноко было или Он болел… А сейчас, когда саму-то приперло, я к Нему и бросилась со всех ног… Стыдно, очень было стыдно! Я даже заплакала, кажется. Стою, слезы катятся, ловлю на себе сочувственные взгляды, кто-то даже мне платок протянул, и какая-то бабулька спросила — что со мной… А я только плачу и не могу признаться, что это — от стыда моего. И вот в этот миг я вдруг почувствовала Его ответ…

— Как это — почувствовала?

— Ну, так. Не услышала, нет, или… Услышала, но внутри. Точно Он мне ответил, понимаешь?

Шерри почувствовала, как по спине мурашки побежали. Она так заслушалась, что даже про свое думать забыла. Потому что — Шерри это тоже вдруг почувствовала, — Тоня не придумывает. Не сочиняет, пытаясь спрятаться от возможности горя, подступившего так близко, а так все и было на самом деле.

Она даже вверх посмотрела, точно надеялась там не потолок, нуждающийся в ремонте, увидеть, а небо безграничное, а потом и самого Бога.

— И что Он сказал? — спросила шепотом.

— Что надо было и раньше Его звать… И Он поможет. Тоня тоже ответила шепотом, точно их кто-то мог подслушать. Даже оглянулась. «Глупости какие, — одернула она себя. — Мы же вдвоем. Или я уже во всякую чушь верю? Сглазы всякие, порчи… Это ведь с Богом-то совсем не сочетается». И тут же пришла ей в голову глупая мысль, что странно — Дима сочетается. А всякие заговоры-приговоры, и прочее — почему-то нет совсем. И более того — в темноту уползают, щурятся там, скворчат что-то свое, злобное, неслышное…

— А потом появился Дима, — шепотом закончила она. И ей захотелось сказать об этом громко. Во весь голос. Назвать его по имени еще раз. — Дима, — очень громко сказала она, точно позвала. Или — прикоснулась губами хотя бы к звуку его имени…


«Дима», — услышал он и даже обернулся. Почудится же, покачал головой. На темной улице никого не было. Только он один. И ночь. И луна на небе. Даже окна в домах уже не светились.

Только в Диминой душе что-то жило теплое и освещало все вокруг, потому что — слишком много там сейчас было света, в душе не помещалось.

И голос, позвавший его, был Тонин. Он заставил свое воображение вернуть ее образ, сделать зримым — ее детский профиль, ее широко распахнутые глаза, и — самое главное, ее улыбку. Ни у кого из его прежних женщин не было такой вот ясной, доверчивой, искренней улыбки.

А у нее была и у подружки ее…

Ему и самому хотелось улыбаться в ответ — даже сейчас, даже воображаемым улыбкам в ответ.

Он с сожалением вошел в свой подъезд. В другой мир. В реальность эту, на которую уже научился не обращать внимания, но сейчас она точно наступала или — угрожала?

Открыл дверь, включил чайник, потом привычно нажал на кнопку приемника: «Счастье есть, его не может не быть» — вырвалось оттуда, и снова с угрожающей интонацией, точно кто-то пытался предупредить его о расплате за это самое счастье.

Спать ему не хотелось. Несмотря на то что до рассвета оставались мгновения и надо было выспаться хоть немного, он заварил кофе, успокаивая себя тем, что это — растворимый и некрепкий и он заснет…

Потом покрутил ручку приемника, пытаясь найти что-нибудь спокойное, приятное, — и нашел Офру Хазу, песню из «Королевы Марго», напоенную печалью и болью.

— Как странно, — прошептал он, глядя в окно и ощущая, как в душу проникает тревога. — Почему-то всегда ждешь подвоха от судьбы, когда она начинает благоволить к тебе…

И почему-то ему вспомнилась Тонина подружка и ее — такое исполненное решимости: «Да, даже если придется заплатить жизнью».

Потому что лучше умереть, чем вот так, всю жизнь, в туннеле, как крыса, повторил он ее слова про себя. Лучше так…

ГЛАВА 6

С утра Вера Анатольевна чувствовала себя неважно. Голова напоминала свинцовый шар, наполненный пламенем. Глаза ломило, и все свидетельствовало о смене погоды. Больше всего Вере Анатольевне не нравилось, что немели пальцы рук. Она впадала в панику каждый раз, когда это происходило. Ее отчаянно пугал старческий артрит. Она представляла, как ее красивые, холеные руки превращаются в скрюченные лягушачьи лапы, опухшие, с искривленными пальцами, и ей хотелось закричать. А еще этот сон, который приснился ей ночью, — не то чтобы Вера Анатольевна снам верила, но неприятности почему-то всегда следовали после таких сновидений, да и настроение портилось.

Сон ей приснился отвратительный.

Будто Вера Анатольевна в каком-то огромном аэропорту, совершенно одна. А от людей остались только голоса — и Веру Анатольевну особенно пугало то, что она слышит рядом с собой разговор, и говорят о ней, ехидно так, обсуждают, а людей-то не видно…

Она даже не знала, что делает в этом чертовом аэропорту и куда ей надо лететь.

Где-то рядом детский голос отчетливо спросил: «Ма, а вон та тетя такая страшная, потому что злая, да?» И Вера Анатольевна снова обернулась, пытаясь увидеть маленького негодника, потому что она и не сомневалась, что это замечание было сделано в ее адрес. Ни ребенка, ни мамаши, его отчитавшей, она, конечно, не увидела. Она еще больше напугалась, попыталась найти в кармане куртки сигареты — сигарет не было… Только пустая пачка «Мальборо», которую Вера Анатольевна зло швырнула в урну. Был киоск, где разноцветные пятна сигаретных пачек, кока-колы и жевательных резинок свидетельствовали о присутствии жизни, и она побежала туда.

— Пачку «Мальборо», — попросила Вера Анатольевна, и ей ответили — да, минуточку, а потом пачка появилась на прилавке сама собой, и это стало последней каплей.

В исступлении Вера Анатольевна бросилась прочь, не забыв, впрочем, прихватить сигареты, и долго бежала, не разбирая дороги и ничего не видя перед собой, натыкаясь на невидимые тела, бормоча привычно «простите» и вздрагивая от омерзения — она и думать никогда не думала, что прикосновения к невидимому так отвратительны…

Она выбежала из огромного зала, который больше напоминал длинный туннель, с облегчением вдохнула воздух, хотела воскликнуть «Слава богу!» и тут обнаружила, что стоит на взлетной полосе, а прямо на нее, набирая высоту, со страшным грохотом мчится огромный самолет. Веру Анатольевну парализовал страх, она застыла, боясь смотреть на этого монстра-птеродактиля, ей даже померещилось, что и в самом деле у него не колеса, а чешуйчатые лапы и он ее видит и прямо на нее, такую маленькую, нацелился… Она ойкнула, присела, глупо прикрыла голову руками и зажмурилась. Так и сидела, слушая грохот и рев приближающейся и неминуемой смерти. А он был все ближе, ближе, и тут она, по счастью великому, проснулась от собственного крика.

Сначала она даже не поняла, что находится у себя в комнате. Продолжала несколько минут конвульсивно биться и кричать «нет, не хочу!», а потом все-таки пришла в себя. Простыни были сбиты в комок, одеяло сползло на пол, а в зеркале напротив кровати виднелась всклокоченная голова Веры Анатольевны с вытаращенными от страха глазами.

За окном уже занимался рассвет, и Вера Анатольевна поднялась с кровати, едва только успокоилась немного. Можно было еще поспать, но она почему-то была уверена, что стоит ей закрыть глаза, как этот самолет вернется. Поэтому она, морщась от головной боли, уже в половине седьмого варила кофе. В пепельнице дымилась сигарета «Мальборо», на которую Вера Анатольевна посматривала с чувством неприятного страха, потому что пока даже эта сигарета напоминала ей о пережитом ночном кошмаре.

Ей очень хотелось курить, но рука замирала, приближаясь к сигарете, и где-то слышался рев самолета.

— Чертовщина какая-то, — пробормотала Вера Анатольевна. — Это что, быстрый способ бросить курить?

Она даже рассмеялась — вышло невесело и натянуто, но Вера Анатольевна твердо решила преодолеть страх и все-таки взяла сигарету в руки. С наслаждением и опаской затянулась, ожидая, что сейчас на нее свалится самолет из сна, но ничего не произошло. Странное дело — она вернулась окончательно в реальность с первой затяжкой, и даже немного улеглась головная боль, а после первого глотка кофе ей стало совсем хорошо. В голове прояснилась.

Только сильно захотелось спать.

— Ну нет, — заявила Вера Анатольевна. — Спать я пока не буду.

Она включила радио — голос диктора был восхитительно банален. Он что-то быстро рассказывал о событиях дня — в основном все касалось суда над опальным олигархом, которого пытались представить ангелом доброты и честности. Вера Анатольевна сама подписывала недавно какие-то петиции, хотя знала этого парня, и неплохо, и совсем не видела в нем образец честности.

Потом шли новости авторынка, который занимал ее еще меньше, чем проблемы олигархов. Вера Анатольевна пробормотала: «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить», выключила радиоприемник. Допила кофе — с некоторым сожалением, затушила сигарету и достала увесистую тетрадь и ручку.

Вера Анатольевна пренебрегала компьютером и работала по старинке, находя в этом особенную прелесть и оригинальность. Ручкой и писалось легче. К тому же, как она полагала, было нелепо писать стихи на компьютере, поскольку их вообще следует писать гусиным пером. И хотя в данный момент она собиралась продолжить начатый труд в области драматургии, она давно решила, что будет писать именно ручкой.

Прямо в халате она уютно устроилась в кресле и принялась за работу. Ей была нужна тишина — иначе она не могла сосредоточиться на мысли. Вот и теперь доносящийся с улицы скрип качелей раздражал ее, и она никак не могла найти нужное слово. «И кому это пришло в голову качаться на дурацких качелях в такой холод?» Она вздохнула. Встала, отложив тетрадь, подошла к окну. Отсюда были видны эти чертовы качели, и она попыталась рассмотреть, кто же там. И — невольно отпрянула.

Качели раскачивались сами. Двор был совершенно пуст.

«Это ветер», — постаралась она себя успокоить, но сердце говорило другое.

Она-то знала, что там, на этих качелях, в этом пустом дворе, качается тот самый ребенок из ее сна.

Невидимый ребенок.


— Лора, я…

Он стоял уже на пороге. Все утро он не то что молчал, о нет… Он разговаривал с Лорой и с Анькой, как всегда. Как всегда? Лора даже рассмеялась коротко и зло. Нет, он и раньше умудрялся говорить с ней, думая о своем. Но — не так, не так… Сейчас он столь явно отсутствовал в ее, Лори-ном, измерении, что это бросалось в глаза. И — когда он думал, что Лора его не видит, снова улыбался. А Лора не спускала с него глаз, чувствуя, как в ее душе все больше и больше распространяется страх, смешивается со злостью и уверенностью, что она ничего не может вот с этой улыбкой поделать, ничего не может изменить.

— Я задержусь сегодня, ты меня слышишь?

— Да, слышу, — отозвалась она чисто машинально, все еще погруженная в собственные мысли, и, когда до нее наконец дошел смысл этой фразы, удивленно посмотрела на него. — Как это ты задержишься? — вырвалось у нее помимо воли.

Он вскинул брови. В глазах мелькнула искорка недовольства.

— А в чем дело, Лора?

Эти слова были сказаны с плохо скрываемым раздражением.

— Я… У меня были планы на сегодня, — словно оправдываясь, начала она.

— Лора, у тебя и вчера были планы, — холодно напомнил он. — Если ты не сможешь сегодня забрать Аню снова, скажи мне об этом. Я попрошу Татьяну съездить за ней и отвезти домой.

Татьяна была его племянницей и всегда недолюбливала Лору. Встречаться с ней совсем не хотелось. Да и планов у Лоры не было никаких. Просто…

Но почему ей так больно, так плохо от вот этого его вранья? От его потаенной улыбки?

— Я заберу Аню, — холодно сказала она. — У меня нет никаких планов.

Он усмехнулся. Они смотрели друг другу в глаза. Он — спокойно, с насмешкой, а она — глазами, слегка сощуренными от бешенства, пытаясь сдержаться. Планов у нее и в самом деле не было никаких. Но — бог мой, как ей хотелось нарушить его планы! Даже если это касалось работы. Даже если бы это касалось визита к английской королеве. Раз это не было связано с ней, именно сейчас она хотела разрушить все с ней не связанное!

«А если бы он вот так не улыбался?»

Может быть, тогда ей бы хотелось одного — чтобы ее оставили в покое. Но… Да, глупо ты выглядишь, Лора. Глупо. Ревнуешь, что ли? И к кому? К чему? К — его улыбке?

— Вот и хорошо, — сказал он. — И ужинайте без меня. Не ждите… Я не знаю, когда смогу вернуться.

— Может быть, под утро, — отрывисто рассмеялась она. Он внимательно посмотрел на нее и повторил спокойно:

— Да. Может быть, и под утро…

И быстро спустился по ступенькам к машине.

Она стояла прижавшись спиной к косяку, пока его машина не отъехала, а потом с бешенством ударила по косяку, так сильно, что чуть не заплакала от боли.

— Ма, ты что? — услышала рядом голос Аньки.

— Ничего, — сказала она.

Анька стояла с этим жутким медведем. Медведь улыбался глупой улыбкой. И злой. Лора была уверена, что это плюшевое чудовище ненавидит ее точно так же, как она ненавидит его. По крайней мере, хоть это чувство взаимно, сказала она себе.

— Ань, ты с ним в школу собираешься?

— Мне просто не хочется с Мишкой расставаться, — прошептала девочка. — Ну мам… Можно я ее с собой возьму? А потом она останется в машине…

Перспектива ездить с этим «вражиной» весь день Лору не вдохновляла.

— Нет, — решительно отрезала она. — Держи этого урода у себя в комнате.

И, стараясь не обращать внимания на блеснувшие в Анькиных глазах слезы, ушла к себе в комнату. Надо было собираться. Надо было, но Лора вместо этого опустилась на краешек кровати, прижав ладони к пылающим щекам, и некоторое время сидела неподвижно. Она долго так сидела, уставившись в распахнутый шкаф, пытаясь унять и бешенство свое, и жалость к Аньке, и жалость к себе, и слезы, которые скопились внутри и давили на нее, образуя в горле отвратительный комок.

Надо собираться, напомнила она себе.

Хотя бы потому, что она должна выглядеть так, чтобы этот старый кретин понял, что он рискует потерять.

— Ты должна всегда быть самой красивой, Лора, — сказала она себе и с тревогой и страхом поймала себя на том, что ее голос похож сейчас на голос матери. — Ты просто обязана выглядеть всегда лучше всех…

Она даже помнила ее странную улыбку — красота, Лора, это наше оружие. И только потом, уже намного позже Лора узнала, что есть еще одно оружие. И сама Лора была этим оружием. Или — цепью, которой привязывают к себе. Слава богу, она узнала об этом уже позже, когда стала взрослой. Потому что именно тогда, в тот момент, когда Лора узнала, что она беременна, и страшно испугалась этого, так испугалась, что плакала весь день, не зная, как ей поступить, и уже собиралась сделать аборт — мать сказала ей, что она дура. Что это — ее шанс. И — ребенок, который родится, тоже станет ее оружием. Мужчины ведь всегда привязываются к своим детям. Даже если не любят своих жен, то всегда обожают детей. Собственные отражения в зеркале жизни — даже если это не их дети, но им сказали, что их, они тешат так свое самолюбие, глупые самовлюбленные болваны. Нет, ей не было сказано впрямую, что с ней поступили точно так же, использовали ее, маленькую и наивную Лору, но она сама догадалась тогда по материнской улыбке. И отец не мог понять, почему Лора вдруг стала избегать общения с ним — думал, что Лора его больше не любит, мучался, а Лоре просто было нестерпимо стыдно. За то, что она стала оружием в этой вечной материнской войне. Ей хотелось все исправить, ей хотелось поднять на этом крейсере бунт, она даже ушла тогда из дома и целый месяц не возвращалась — жила у школьной приятельницы, пока ей не надоело быть там в тягость и пока она не встретила Андрея.

Она даже вздохнула с облегчением, когда отец ребенка отказался выполнять условия перемирия и капитулировать, а в сражение вступила его мамаша, которая умудрилась выиграть битву — наверное, на сей раз матери достался серьезный и подготовленный противник. И все чаще возникала мысль о том, что пускай Лора станет первой неудачей, и это даже хорошо. Но в один прекрасный вечер, когда Лора уже все для себя решила, к ней подошел этот уверенный в себе человек, сел рядом на скамейку, помолчал, а потом — встал и так же молча ушел, оставив Лору в недоумении. Она даже забыла о собственных невзгодах, заинтересовавшись его поведением. Даже попытки заговорить с ней не было, надо же… А он — вернулся, с двумя порциями мороженого и протянул ей это дурацкое эскимо, которое она ненавидела с детства и всегда морщилась, когда липкая гадость, тая, стекала по пальцам, делая их отвратительными и липкими. На этот раз она взяла мороженое, и они молча его лизали, глядя друг на друга, и он так тепло на нее смотрел, что Лора улыбнулась, и эскимо показалось ей удивительно вкусным.

Сколько они так просидели? Час? Два? Или их время счастья равнялось одной порции эскимо?

Может быть, если бы они всю жизнь вот так сидели и молчали, все было бы по-другому? И тот, не родившийся, ребенок стал бы для него своим?

Как бы то ни было, когда она узнала, что он — известный сценарист, на нее это не произвело такого впечатления, как на мать. А мать обрадовалась. Вот, сказала она, и ни к чему нам было плакать… Видишь, как все прекрасно устраивается?

А потом все завертелось в бешеном ритме — она даже не успела опомниться, как снова забеременела, несмотря на угрозы врачей, и появилась на свет Анька, похожая на Андрея, его отражение в зеркале, и Лора тогда поняла, о.чем ей говорила мать.

О том самом главном оружии, которое дает тебе полную власть над мужчиной.

Когда ты можешь делать что тебе захочется и он будет во всем с тобой согласен, потому что — больше всего на свете будет бояться потерять это смешное существо, свое отражение…

Пока все не изменится, как сейчас. Пока что-то, или кто-то, не заставит его посмотреть на окружающий мир своими собственными глазами.

«Но почему мне кажется, что сейчас происходит именно это?» — подумала она. В конце концов, он ведь и раньше задерживался на работе. Из-за его странной улыбки?

Он писатель. Может, сейчас он просто думает о какой-то очередной сцене…

Она почти успокоила себя, и, когда они с Анькой ехали в машине к школе, за рулем была уже прежняя Лора — уверенная и красивая, та самая, на которую оглядывались и мужчины и женщины.

И все-таки, когда Анькина фигурка скрылась за массивной школьной дверью, Лора закурила, достала мобильник и набрала номер Веры.

Только Вера сейчас могла помочь ей советом. Только она.


— Шерри… Шурка, ты вставать собираешься?

Шерри приоткрыла глаза и тут же снова их закрыла. Губы сами сложились в улыбку. За окном было серо, , по небу медленно плыли набрякшие черные тучи, а в Шеррином сне было солнечно, и было море, и она в этом сне валялась на пляже, подставляя свое лицо солнечным лучам, и рядом был он.

— Шерри, я тебя сейчас водой оболью!

— Сейчас… Не вредничай! Ну, еще несколько минуток, Тонечка! Пожа-а-а-алуйста…

— Какие несколько минуточек? — возмутилась Тоня. — Нас же оштрафуют! Опаздывать нельзя, ты меня слышишь?

Шерри вздохнула. Опаздывать и в самом деле было нельзя. Разве можно опаздывать в реальность, а? Да никак нельзя. Она этого не любит.

Шерри захотелось закрыться подушкой и показать этой реальности язык. А потом продолжать спать, с надеждой снова увидеть море.

— Шурка! — В Тонином голосе зазвучали угрожающие интонации.

Шерри вздохнула.

— Все, — пообещала она. — Сейчас. Открываю глаза. Смиряюсь с серым небом. Одеваюсь и иду на каторгу.

— Вместе идем, — заметила Тоня. — Вместе каторгу легче переносить.

— Это кому как, — заметила Шерри. — Мне от осознания факта, что не я одна страдаю, легче не становится. Я добрый человек. А кофе будет?

Тоня посмотрела на часы.

— Это зависит от тебя, — сказала она. — Если ты сейчас встанешь, то мы успеем. А если проваляешься еще, то придется мчаться на работу сломя голову.

— Встаю, — вздохнула Шерри. — Кофе очень хочется…

Она потянулась всем телом, точно пытаясь оставить в себе хоть чуточку неги и моря и ЕГО улыбки, и резко поднялась на кровати.

— Пойду исследовать свой фингал, — сообщила она. — Пока ты делаешь кофе…

— Нахалка, — возмутилась Тоня. — Почему бы мне как раз не…

— У тебя нет фингала, — сообщила Шерри. — Тебе нечего исследовать. Так что — отправляйся на кухню, женщина без фингала.

Она прошлепала босыми ногами в ванную.

Фингал побледнел, и синий цвет местами уступил место желтому, но Шерри показалось, что дела это не улучшило, а даже наоборот.

— Эхма, — вздохнула она. — Похоже, я нынче потрясу их воображение. Они запомнят меня, завсегдатаи хороших ресторанов, любители высокой кухни… Может, я даже введу в моду фингалы.

Почистив зубы и сделав попытку замазать это безобразие тональным кремом, она немного приободрилась и, когда ее посетила следующая мысль, уже была совершенно готова к жизненным битвам.

— А собственно, что он во мне нашел? — поинтересовалась она у своего отражения. — Я была после долгого и утомительного рабочего дня. Вряд ли и в хорошие времена я выгляжу но вечерам как Катрин Денев. А уж с таким украшением — и вовсе кошмарная тетка.

Она продолжила свои рассуждения уже на кухне, решив, что вдвоем с Тоней они успешнее найдут решение этой задачи.

— Только не надо мне говорить, что он сумел увидеть мою прекрасную душу, — сразу предупредила она Тоню.

— Ты о чем? — удивленно спросила та.

— Я о своем прекрасном принце. Представь, что он зашел в этот идиотский магазин и увидел там тетку с фингалом. Страшную и измочаленную работой и жизнью. Ты бы в такой кошмар на тонких ножках влюбилась?

— Ножки у тебя очень даже симпатичные, — рассудительно заметила Тоня. — И совсем ты не кошмар.

— Еще скажи, что мне фингал к лицу, — усмехнулась Шерри.

— Нет, совсем даже не к лицу… Но — с чего ты взяла, что он уже влюбился?

Шерри нахмурилась. Да, Тоня права. С чего, в самом деле, ей пришла в голову такая нелепая мысль? Потому что ей этого хочется?

— Ну… Он же меня в этот навороченный ресторан пригласил…

— Может, из благодарности? — предположила Тоня. — Ты ведь помогла ему. Может, ему было очень важно порадовать девочку. Может, он в разводе и ему хочется, чтобы редкие встречи с ребенком запоминались ей именно радостью… А тут ты. Откуда он знает, как тебя отблагодарить? Ему показалось, что это тебе будет приятно…

Шерри и сама уже подумала так же, и нельзя сказать, что это новое направление мысли было ей в радость. Она даже приуныла.

— Нельзя так играть с человеческими чувствами, — пробормотала она. — А если я его полюбила на всю жизнь трагической любовию?

— Шерри! — строго сказала Тоня. — Мне кажется, ты слишком быстро трагически влюбляешься! Как девочка-подросток! Ты все-таки уже должна думать немножко.

Ах, как было неприятно расставаться с иллюзиями, как не хотелось… Но — в словах Тони есть истина, Шерри была вынуждена это признать.

Хотя и не хотелось этого признавать совершенно.

— Ага, — невесело согласилась она с Тоней. — Натура пылкая. Надо завязывать эти сериалы смотреть. Буду капал «Рамблер» смотреть. Развивать интеллект и взрослеть потихоньку.

Поэтому она сама посмотрела на часы и подскочила:

— Ох, Тонька, опаздываем! Все! Думать будем потом. Завтра. Когда я посещу места общественного пользования для богатых и знаменитых! Мы опаздываем!

Она стремительно собралась — Тоня за ней едва поспевала, и уже спустя несколько мгновений они мчались по улице к автобусу.

От свежего прохладного воздуха Шерри снова повеселела и даже перестала задаваться вопросом, что он в ней, собственно, нашел. И влюблен ли он в нее вообще.

В конце концов, все еще только начинается. Посмотрим…


— Да вы сошли с ума, — сказал ему режиссер. — Андрей, это сериал. Его смотрят домохозяйки. Вы что, не понимаете этого? Все хотите стать отечественным Кингом?

Он бросил распечатку сценария на стол.

— Я не понимаю этого. Все было нормально сначала… А это? Что это такое?

Палец ткнулся в его строчки, точно пытаясь расплющить их, уничтожить. Ему даже стало так жаль эти свои строчки, точно они были живыми и, убивая их, он на самом деле убьет на потребу этим самым домохозяйкам что-то важное…

— По логике герой должен погибнуть, — упрямо возразил он.

— Госпо-о-о-оди, — простонал режиссер. — По какой такой логике? Да нет у нас в бизнесе другой логики, кроме необходимости нравиться, как же вы этого не понимаете? Не мальчик уже… Логика ему… С логикой будете без штанов сидеть, ага…

Режиссер был его моложе. Намного. Почему-то именно это сейчас бросилось ему в глаза. Раньше он как-то спокойнее относился к чужой молодости. А сейчас… «Он меня моложе и уже знает, что надо делать и как жить, — подумалось ему. — Как понравиться домохозяйкам…»

Почти с ненавистью он смотрел на полное лицо, украшенное самоуверенной значимостью, пытаясь рассмотреть глаза — тщетно… Андрею пришло вдруг в голову, что большинство людей сейчас нарочно надевают очки. Чтобы никто не мог увидеть глаз. Потому что в глазах их уже ничего нет. Никаких чувств. Только… Он рассмеялся. «Стремление понравиться домохозяйкам».

— Что? — вскинул брови режиссер, поймав его тихий смех. — Хотите сказать мне что-нибудь о законах драматургии? Про ружье, которое должно выстрелить? Про накал страстей и пограничные ситуации, в которых глубже раскрывается человек?

— Да что вам говорить, вы и сами все это, оказывается, знаете…

— Знаю. Но… В этом мире все идет по другому закону. Главное — что можно продать. А вот это… — Он снова безжалостно ткнул в страницу. — Это продать будет нельзя. Ни один канал не возьмет вот это…

Сказано было с таким отвращением, что Андрею стало противно.

Не возьмут, согласился он молча. Зато возьмут много мусора. И будут кричать, что это и есть искусство. Настоящее. Скоро все должно будет напоминать рекламу. Просто. Понятно. Со вкусом. Все стали богатыми, поженились, а потом Господь послал за ними колесницы, украшенные гавайскими венками, и они под звуки бравурного вальса вознеслись прямо на небо, где им уже приготовили коттедж с ванной-джакузи.

Главное — все домохозяйки заплакали от счастья и умиления.

А режиссер и сценарист срубили «капусты» в баксах. Всем хорошо. И нечего артачиться. И незачем вспоминать старика Шекспира — говорят, его вовсе не было… И никого не было. Только — этот режиссер и его армия домохозяек, которые мечтают о счастливых концах…

Он прикрыл глаза.

Он еще помнил, как писал эту сцену. Где старый Волк погибал, спасая прелестную, юную девочку. Полуволк-получеловек, он не мог сказать ей правды, боясь испугать ее. Он просто отдал за нее жизнь, когда было нужно. Это была простая любовь, без счастливого конца. Несмотря на то что сериал был «мистическим», сама история — удивительно жизненной и реальной. Почему-то сейчас ему она казалась особенно реальной. Как будто он напророчил себе судьбу.

И та сцена, где Волк изо всех сил пытается устоять на ногах, не подпуская к себе уже подкравшуюся Смерть, и невольно рычит на нее, немного пугая и девочку, а потом требует, чтобы она убиралась прочь, единственная, кого он смог полюбить так, чтобы отдать жизнь, и девочка уходит, и он остается, чтобы умереть… Одному.

Как он выл вместе с Волком на луну, когда писал это… Как боль стискивала сердце, а руки дрожали. В тот момент он был счастлив. Да, ему было нестерпимо больно — ведь он выполнял условие творца — испытывал и сам все, что происходило с его героем. Но это было — настоящим. Пусть больным. Но — именно это и есть творчество.

А сейчас ему предлагают выкинуть именно эту сцену. И вообще переписать все. Чтобы его Волк стал нормальным человеком. А он не сможет. А если сможет — будет уже не Волк. Будет простой оборотень.

Без той внутренней борьбы с самим собой. Без его Великой Любви к хрупкой девочке. Обычной, смертной девочке, которую надо защищать от оборотней-крыс…

«Да что мой сценарий… Они и жизнь готовы переписать под домохозяек. И Библию. И все замыслы Господа Бога подгоняют под запросы домохозяек… Надо смириться».

Надо смириться. Хотя ему не хочется. Ему не хочется до дрожи в пальцах этого делать.

Он каждый раз ощущает себя Иудой, продающимся за тридцать сребреников, когда это делает. Потому что каждый раз он убивает героя, делает его мертвым в угоду публике. Как объяснить этому напыщенному идиоту, режиссеру «признанному», продукту меинстрима, что очень часто именно через СМЕРТЬ приходит бессмертие, а неубедительный, размытый герой, не совершивший того, для чего он был задуман, превращается в безвольную куклу, ничего не значащую марионетку из балагана? И нельзя превращать это великое оружие добра и зла, это самое искусство в валериановые капли на ночь для пресыщенных жизнью дамочек бальзаковского возраста. Но — по всем законам жанра, особенно теперешнего, уже навязанного им всем извне мужьями этих самых дам, режиссер был прав. А Андрей — нет.

— Но, если мой герой останется жив, весь фильм будет мертвым, — еще пытался сопротивляться он. — И — мне придется переписывать практически весь конец… Как же вы не понимаете, что все потеряет смысл?

— Андрей, это вы не понимаете, наверное… В жизни и так много трагичного. Много, очень много… Люди устают от этого. — Режиссер промокнул большим клетчатым платком капельки пота, выступившие на лбу. — Посмотрите, мир ужасен. Вы хотите, чтобы зрители, включая телевизор, не расслаблялись, забывая обо всех этих кошмарах, о растущих ценах, о взрывах в метро? Вы хотите, чтобы их еще и там ожидали великие потрясения?

«Я хочу, чтобы они задумались! Чтобы они почувствовали, какой бывает настоящая любовь! Не ее жалкое подобие, а та самая, которую не так часто можно встретить и за которую не жаль и жизнь отдать!» — хотелось закричать ему, но он, как всегда, промолчал. Презирая себя за это. Ненавидя. Уже готовый снова совершить предательство.

И снова откуда-то донеслись строчки из той песенки — наверное, в ассистентской включили магнитофон.

«Я же своей рукою сердце твое прикрою, можешь лететь и не бояться больше ничего».

И ему показалось на одну секунду, что его Волк — это он сам, пытающийся устоять на ногах, чтобы сохранить хотя бы одну живую душу. Душу той девочки, и у этой девочки теперь было лицо Шерри, а совсем не прелестной кукольной юной актрисочки, и под глазом у нее был фингал. И сердце Андрея-Волка сжималось от нежности, любви, ревности и непонятной печали, что в этих широтах такой любви не бывает, или — если она случается, все заканчивается так быстро, что ты не успеваешь даже понять, что это была именно она…

— Андрей, вы меня слышите?

Весь облик режиссера говорил: как же трудно разговаривать с этими писателями, с этими «ранимыми» душами…

— Да, я слышу, — глухо отозвался он. «Па небе ухмыляется луна, и мы с тобой попали на прицел…»

Волк смотрел на него, печально и осторожно, словно спрашивая: ты меня убьешь? Ты сделаешь из меня куклу? Ты отнимешь у меня возможность погибнуть за мое право любить и защищать? «Что поделаешь, брат, — молча вздохнул Андрей. — Такова жизнь…»

Волк ничего больше ему не сказал. Только развернулся и потрусил прочь, поджав хвост и став похожим на дворнягу…

И Андрею стало нестерпимо больно и хотелось остановить Волка, но… Он не имел права. В этом праве ему было отказано. Он ведь должен зарабатывать деньги. Он должен содержать семью.

— Ладно, — сказал он. — Попробую исправить до завтра…

И пошел прочь, зажав в руке сценарий, почему-то тоже став похожим на обычную дворнягу.


Вера Анатольевна, положив телефонную трубку, задумчиво посмотрела в окно. Нельзя сказать, что она обрадовалась грядущему визиту. Лору она недолюбливала по вполне понятной причине. Это Лорин супруг, глупый и смешной рогоносец, не знал про Лорины шашни с Дмитрием Вороновым. А она-то, Вера, знала. От ее взгляда никогда ничего не укрывалось — и она подметила уже давно, как загораются Лорины глаза, когда она видит Димочку, и как сам Димочка покрывается испариной и краснеет, да и сколько раз Вера Анатольевна могла воочию наблюдать эту парочку. Однажды она даже застукала их на месте преступления. И хотя Лора, пытаясь сохранять спокойствие, нагло врала ей, что забежала к Дмитрию по делу, на минуточку, а он вот пригласил испить кофею, Вера Анатольевна все прекрасно поняла.

«Неужели именно о Димочке решила со мной поговорить моя юная приятельница?» — усмехнулась она, умело накладывая макияж. Перед соперницей, даже не подозревающей, что она таковой является, надо было выглядеть комильфо, надо было выглядеть красивее, сильнее, увереннее.

Особенно если соперница счастливее тебя.

Конечно, все еще досаждала Вере Анатольевне эта тупая головная боль, это проклятое давление и нежелание организма быть независимым от погодных условий и дурацких снов.

Она выпила еще таблетку баралгина — несмотря на то что ненавидела этот баралгин, от него голова проходила, но кружилась, и все-таки это было лучше.

Когда в дверь позвонили, Вера Анатольевна уже была воплощением изысканности, строгой элегантности и красоты. В ее понимании, конечно.

По телевизору шла старая «Сильва», и Сильва там была в возрасте за …. и почему-то казалось Вере Анатольевне, что Сильва эта на нее похожа, отчего в сердце у нее тут же возникла симпатия к этой актрисе с губами бантиком и пошленькой мушкой над губой.

— Ах, Лорочка, — всплеснула она руками, открывая дверь и впуская гостью. — Что случилось? На тебе лица нет…

Лора и в самом деле выглядела не лучшим образом — была бледна, а в глазах жило странное, лихорадочное беспокойство. Вере Анатольевне даже почудилось, что она вот-вот расплачется.

Вера Анатольевна, несмотря на чувство тайного удовлетворения, даже невольно пожалела бедняжку, так странно выглядела ее соперница.

— Вера, я вас разбудила? — спросила та, пытаясь улыбнуться. — Простите меня…

Да что ты, Лорочка, — рассмеялась Вера Анатольевна, источая добродушие. — Что ты… С утра уж на ногах. Вся в работе. Пьеса, дружочек, пишется с невероятным трудом, а в театре ждут, торопят…

Никто ее особенно не ждал и не торопил, по признаваться в этом даже себе Вера Анатольевна не собиралась. Это расслабляет. А Вере Анатольевне расслабляться никак нельзя было.

— Кофе? Чай? Есть мате… Лорочка, мате — это такое чудо! Так бодрит…

— Нет, Вера Анатольевна, лучше простой чай, я запаха мате не переношу, — призналась Лора.

— Что так? Такой волшебный аромат…

— Не знаю, не могу привыкнуть. Андрей любит, а я… — Она махнула рукой и рассмеялась. — Мне вот не нравится.

— Ну, не нравится и не нравится, сейчас заварю простой зеленый… У меня сливки есть. Будешь со сливками?

Лора машинально кивнула, погруженная в собственные мысли. Со сливками она тоже чай не любила, особенно зеленый, но — придется теперь пить.

Чай уже стоял на столике в гостиной, в вазочке были красиво уложены печенья в шоколадной глазури и конфеты «Мишка на севере», от вида которых Лорино сердце защемило, — припомнилось детство. Ах, детство, когда ничего не надо было решать. Все волшебно решалось за тебя. Даже — на каком инструменте тебя учить играть. А у Лоры не было тогда никакого желания играть вообще. И почему-то ей совсем не нравилось, что за нее все решали. Глупая была…

Вера Анатольевна смотрела на нее, терпеливо ожидая исповеди. Иногда Лоре было не по себе от этого ее пронзительного взгляда. В такие минуты Лоре казалось, что Вера Анатольевна похожа на Змею. Ту самую, которая искушала Адама и Еву. Проницательная, умная, хитрая. Знающая, что там, у Лоры, внутри. Видящая ее насквозь. Она знала, что это оттого, что глаза у Веры Анатольевны такие, карие, небольшие, цепкие, вот и кажется Лоре невесть что. Мерещиться-то мерещится, а все равно как-то зябко стало. Виду она не показала, продолжая вежливо улыбаться, но от Веры Анатольевны Лорино минутное замешательство не укрылось.

Она едва заметно, одними уголками губ, улыбнулась, посмотрела в окно и заметила:

— Какая погода, просто ужас… Этот ветер, неизвестно откуда налетевший… Дождь и снег, просто — сплошной катаклизм природный…

— Да, ветер поднялся внезапно, — согласилась Лора. — Я даже испугалась, что будет ураган.

— Вряд ли… Вот ведь какая странность, Лорочка, я, как поэт, просто обязана любить вот такие стихийные беснования, а я люблю тихую, ясную погоду.

Она тихонечко рассмеялась и посмотрела Лоре прямо в глаза, с непонятной лукавой усмешкой, у Лоры похолодело в районе солнечного сплетения, как всегда, когда она пугалась чего-то неведомого и непонятного. «Точно мысли мои прочитала», — подумала она.

— Да мало найдется людей, которым нравится такая непогодь, — проговорила она. — Это надо быть Байроном каким-нибудь…

— А я иногда думаю, что и Байрон бы соврал, утверждая, что ему это нравится. Все-таки он с большим удовольствием потягивал вино возле камина, укрыв колени пледом, этот ваш Байрон, — усмехнулась Вера Анатольевна. — А для публики всякие небылицы про себя сочинял. Люблю бурю, ураганы, и вообще я демоническая личность, как же…

Она коротко рассмеялась.

— Как ваши дела? — вежливо поинтересовалась Лора. — Как пьеса?

— Пишется, — ответила Вера Анатольевна. — Я ведь увлекаюсь, Лорочка, и сама становлюсь героиней. А героиня у меня юная, так что… — Она снова засмеялась. — Считай, я, как ведьма, напитываюсь жизненной силой вымышленного персонажа. Да что я тебе буду рассказывать — ты сама знаешь… Андрей ведь тоже кровью персонажей питается.

— Нет, у него как-то по-другому. Он скорее теряет силы, когда пишет. Отдает свои. Он иногда выходит бледный, измученный. Как будто его герои выпивают у него кровь.

Вера Анатольевна вскинула брови и посмотрела на Лору, как той показалось, неодобрительно. Лора даже невольно смутилась — надо было соглашаться, кто ее за язык тянул с Андреем? И почему вдруг она сейчас испытала к Андрею эту нежность и невольное желание защитить его и — противопоставить Вере?

— У каждого по-своему, — пробормотала она едва слышно, точно извиняясь за свой порыв.

Вера Анатольевна ее поняла. Улыбнулась ободряюще, погладила по руке.

— Так что у тебя случилось, детка?

«И с кем? С Андреем или с Димочкой?» Вера Анатольевна по дальнейшем размышлении все-таки склонилась, что Лорина «нервенная горячка» касается второго героя. Андрей вряд ли был способен причинить Лоре беспокойство. Разве что эта маленькая гадина задумала от него избавиться и пришла к Вере за советом — какой яд лучше использовать.

Лора покраснела и, пряча глаза, пробормотала:

— Да ничего не случилось…

— Да брось, девочка, я же вижу…

Вера Анатольевна накрыла Лорину руку своей ладонью и посмотрела ей в глаза.

— Я помню твою маму, девочка, — мягко сказала она. — Она поручила тебя моей заботе. Мы же были подругами с Леночкой.

— Да, я… Я помню.

Лора постаралась посмотреть в эти пронзительные глаза спокойно.

— Но… в самом деле, ничего не случилось. Может быть, одни только мои фантазии…

Сейчас Лоре и самой казалось, что это — только ее фантазии. Все себе придумала и так в это поверила, что примчалась сюда. Зачем?

Она сама себе казалась смешной и нелепой.

— Ну, сейчас мы посмотрим, фантазии ли это, — рассмеялась Вера Анатольевна.

Она убрала со столика чашки и вытерла его сверкающую поверхность тщательно, насухо. Достала карты.

— Только не Таро, — взмолилась Лора. — Мне почему-то было плохо в прошлый раз…

Вера Анатольевна приподняла вопросительно брови, взглянула на Лору, пожала плечами и коротко засмеялась.

— Лорочка, девочка, ты слишком серьезно к этому относишься… Так нельзя. Ну хорошо. Давай на простых.

— Правда, Вера Анатольевна, я и сама не знаю, может быть, это было совпадение, но…

Она до сих пор помнила, как тогда ей было плохо, как болело сердце, и она думала, что не доживет до утра. С тех пор она пообещала никогда не прикасаться к этим странным картам. И начала бояться их особенно, когда Андрей заметил в какой-то беседе с друзьями, что эти карты Таро нарисованы самим дьяволом и поэтому человеку, за душу которого идет борьба, лучше до них не дотрагиваться. Кажется, тогда он рассказывал сюжет своего нового сценария. Конечно, это был его вымысел, но — Лоре вспомнилось тогда ее странное недомогание, и стало страшно.

— Да конечно же совпадение, но — как хочешь…

Вера Анатольевна тасовала карты. «В принципе, так даже лучше, — думала она, уже уверив себя, что дело касается Димы. — Таро трудно использовать в своих интересах, даже с такими молодыми дурочками, как Лора. Они говорят сами. А обычные…» Она чуть не рассмеялась. Даже в беспечной и наивной юности она, научившись нехитрому искусству гадания от своей бабки-цыганки, знала разницу между этими, нарисованными рукой человека, и теми…

Она быстро и умело перетасовала карты.

— На тебя? — поинтересовалась она, посмотрев на Лору.

— Нет, — покачала та головой. — На… короля. На крестового короля.

«Странно, — подумала Вера Анатольевна. — Почему крестовый? Неужели все-таки ее беспокоит Андрей? Или она и от меня пытается скрыть свои отношения с Димой?»

Она ничего не сказала вслух.

Крестовый король выпал в середине. Рядом с ним легла бубновая дама.

С правой стороны. А с левой выпала бубновая любовь.

И Вере Анатольевне почудилось, что крестовый король улыбается нежнейшей и радостной улыбкой. Ей совсем не нравилось и самой наличие рядом этой самой бубновой дамы. Сама Вера Анатольевна вряд ли могла претендовать на эту роль в связи с преклонным возрастом. Может быть, это все-таки не Дима… Но — она с трудом верила в то, что Лора пришла к ней погадать на Андрея. Она ведь прекрасно видела, что Лора уже давно его не любит, и не любила никогда, и замуж-то вышла, потому что — партия выгодная.

Обе женщины смотрели на бубновую даму, одна с недоумением, другая же — с плохо скрытым волнением, облизывая пересохшие от страха губы, уже не желая продолжения этого гадания, боясь узнать будущее, которое, в связи с появлением этой юной блондиночки с ясным взором, уже не сулило ничего хорошего.

Вера Анатольевна все-таки продолжала.

Но, когда выпали две новые карты, она вздрогнула и смешала их.

— Лора, — тихо сказала она. — Я не буду гадать дальше. Выпали пиковый туз и девятка. Надо ли мне говорить, что означает это сочетание, девочка?

— Нет, я сама знаю, — кивнула Лора.

Ее сердце сжало предчувствие беды.

— Смерть, девочка. Кого-то из близких ему людей. Или его самого. Прости, детка, я бы хотела тебе соврать, ведь ты шла ко мне за успокоением…

— Нет, вы ни при чем. Значит, ничего не исправишь…

Она стояла уже, подойдя к окну. Вера Анатольевна не могла видеть ее лица, но плечи Лоры были как поникшие крылья. Она выглядела напуганной еще больше, чем в тот момент, когда появилась перед Верой Анатольевной.

— Лора, глупо ведь верить картам, — попыталась она успокоить ее.

— Да, глупо, — отозвалась Лора покорным и безжизненным эхом. И обернулась: — Но — чему тогда верить? И как — узнать, что происходит?

Она подошла к Вере Анатольевне совсем близко и теперь смотрела в ее глаза безумным, темным взглядом.

— Почему он улыбается во сне, Вера Анатольевна? Почему? Мне страшно, мне так страшно от этой его улыбки, что… Мне так никогда еще не было страшно, понимаете?


— Ну и ветрюга, — пробормотала Шерри. — Бррр… И откуда налетел?

— Хорошо, автобус быстро подошел, — заметила Тоня.

Ветер и в самом деле налетел внезапно, холодный, яростный, сбивающий с ног… Тоня зябко поежилась в своей легкой курточке.

— Да уж…

Шерри засмеялась и тихонько напела:

— Завтра ветер переменится, завтра, прошлому взамен, он придет, он будет добрым, ласковым, ветер перемен…

— Не думаю, завтра снег обещали, — рассудительно отозвалась Тоня.

— Да ну тебя с твой оглушающей реальностью, — отмахнулась Шерри, выпрыгивая из автобуса.

Теперь они шли к супермаркету. Вернее сказать — Шерри летела, а Тоня пыталась за ней успеть, пряча нос в воротник куртки. Она ничего не видела перед собой и, когда нечаянно налетела на какого-то парня, пробормотала:

— Извините…

— Да ничего, — отозвался тот.

Она подняла глаза. Голос показался ей странным, властным.

Парень был в синей куртке и кепке, надвинутой на лоб так, что глаз почти не было видно. Ей показалось, что она его уже где-то видела. Внешность, правда, была у него расплывчатая, как у многих, если бы не эта холодная властность во взгляде.

Она смутилась от его цепкого взгляда, стало не по себе.

— Простите, — еще раз пробормотала она и поспешила за Шерри, стараясь не оборачиваться, точно хотела побыстрее спрятаться за подружку.

Но — она даже спиной чувствовала, что он продолжает смотреть ей вслед. И ей снова показалось, что они встречались уже…

— Ну, и где ты замешкалась? — поинтересовалась Шерри, когда Тоня догнала ее.

— Да так, — махнула она рукой, почти бегом влетая в здание супермаркета, и только там вздохнула с облегчением.

Только там, ощутив себя в безопасности, она наконец решила обернуться.

И — побледнела.

Он все еще стоял и смотрел, смотрел прямо на Тоню. «Глупость какая, — подумала она, невольно отступая, — он же не может меня видеть… Да и что такого, почему я так испугалась? Просто парень. Я теперь всех боюсь, что ли?»

— Эй, — позвала ее Шерри. — Ты чего?

— Ничего, все в порядке…

— В порядке? — переспросила Шерри. — Тогда почему у тебя физиономия такая? И побледнела… Точно смерть свою увидела…

Тоня снова вздрогнула, но взяла себя в руки и даже постаралась рассмеяться:

— Да ничего, просто голова закружилась…

Парень усмехнулся, продолжая смотреть на нее, словно видел и как она испугалась, и слова Шерри услышал, и, развернувшись, пошел прочь.

«Ну вот и все. Он ушел, видишь? И нечего бояться… Просто нервы стали совсем никудышные, от всех переживаний, от ветра этого, от всей жизни…»

И все-таки, даже когда они уже стояли за прилавком, Тоня снова вспомнила его странный взгляд, и ей стало холодно.

Шерри болтала с ней о чем-то своем, смеялась и выглядела счастливой, Тоня снова это отметила, невольно улыбнувшись. Хоть бы у Шурки все было в порядке, подумалось ей. Раз уж самой Тоне вряд ли в жизни повезет, пусть хоть у Шурки…

И от этой мысли ей стало теплее. Она, продолжая слушать болтовню Шерри о грядущем визите в ресторан с неведомым еще пока ей Шерриным «счастьем», забыла про странного типа на улице. Да и мало ли этих странных типов мотается по этому холодному, ветреному миру, с такими же странными, холодными, как этот мир, и властными глазами?

ГЛАВА 7

«Приделать бы этому дню крылышки», — думала Шерри. Или себе приделать бы их и улететь отсюда.

Почему-то сегодня ее особенно раздражали покупательницы. И покупатели тоже. Все, кто подходил к прилавку со своими пошлыми целями, — мешали Шерри думать. И еще у них точно были магические ключи от времени — каждый раз, когда они начинали к Шерри приставать со своими нуждами, время замедлялось.

Хорошо, хоть сегодня они с Тоней, а Тоня — Шерри подумала о ней с нежностью — тоже частичка ее, Шерриной, тайны. И еще ей казалось, что Тоня привела к ней это счастье. Потому что — он ведь ее искал вначале. О ней спрашивал? Стоп-стоп, Шерри… А почему он ей так живо интересовался? Она ведь не задумывалась об этом до этого момента… А если он ловелас какой-нибудь? Или маньяк, помешанный на маленьких продавщицах галантерейных отделов? Вид у него, конечно, не маньячный. И девочка с ним была. У маньяков обычно не бывает детей… Или — бывают? Шерри хотела спросить у Тони, бывают ли дети у маньяков, но Тоня была занята, показывала какой-то клиентке крем против целлюлита. Клиентке уже никакой крем помочь не мог. Даже дорогие тряпочки от Версаче или еще какого кутюрье, Шерри в них некогда и незачем разбираться, ее уже не спасали. Она была похожа на жену председателя сельсовета, которой повезло в жизни, она выиграла бесплатный абонемент в салон красоты на месяц. Там ей сделали приличную стрижку, над ней долго трудился, изнемогая, визажист, и стилист замучился, подбирая, что же хоть немного украсит нескладную коренастость этой дамы. Но их старания пропали втуне, все равно было видно, что ей куда больше подошла бы белая косынка, цветастый халат и лузганье семечек на деревенской завалинке.

Переодев даму в более приличествующие одежды, она поняла, что дама стала гораздо симпатичнее, даже уютнее, и невольно улыбнулась. Дама ее улыбку поймала, удивленно вскинула выщипанные бровки, округлила глаза, но, подумав, улыбнулась Шерри в ответ. Видимо, у Шерри все-таки улыбка получилась дружелюбная.

Да и в самом деле, сама-то Шерри чем лучше? Почему-то ей живо представилось, как она входит в этот затемненный зал ресторана, который представлялся ей аляповатым и огромным, как тот, в который как-то раз водил ее Бравин. И там все сияют бриллиантами, все красивые, и она, Шерри… Среди них. Со своим синячищем. В своих шмотках дурацких. Специально для таких дурех, как Шерри, открывают эти бутики, где за сумасшедшие деньги продают вышедшее из моды тряпье. Ей Бравин как-то рассказывал, как он в свой «бутик» вещи в испанском секонде покупал за бесценок… Воспоминание о Бравине и собственном дурацком туалете заставило ее загрустить. Шерри подумала, что вот это платье, с большим декольте, черное, обтягивающее телеса «элитарной дамы», с маленькими, вышитыми бисером ангелами, подошло бы Шерри куда лучше. А даме уже все равно, она бы и в Шеррином зеленом сарафанчике походила этим вечером.

Идти в этот самый ресторан ей совсем расхотелось. Она даже подумала позвонить Андрею и попросить его встретиться где-нибудь в парке или на набережной и просто погулять. Но тут же пришло в голову, что ведь про свидание-то речи и не шло, и вообще Шерри себе просто напридумывала всякое разное «счастье», а сам-то Андрей ее из чувства простой человеческой благодарности приглашает, Тоня права. И это ее уже дело — воспользоваться этим маленьким шансом или отказаться от него… Отказываться ей не хотелось. Лучше уж помучиться от насмешливых взглядов в этом убогом сарафанчике. Вдруг ей удастся поразить его в самое сердце? Шерри в этом сомневалась, но… Дело было даже не в шансе этом. Она даже себе боялась признаться в том, что ей просто очень хочется еще хоть один разок увидеть его. Поговорить с ним. Ей очень хочется еще раз испытать то сладкое ощущение внутри, когда он касается губами ее руки, наклоняя голову, как верный рыцарь. Ей хочется еще хоть на одно мгновение почувствовать себя принцессой. Королевой. Подняться над отведенным ей местом и посмотреть, как выглядит этот дурацкий мир с высоты птичьего полета.

И ради этого она пойдет куда угодно. Даже на эшафот бы пошла, что уж там говорить… Как Тонин Дима говорил про открытую дверь?

И — она ведь и сейчас бы это повторила. Теперь она на разодетую «жену председателя» почти с ненавистью смотрела. Хорошо, что та уже затарилась новомодными косметическими мазями от целлюлита и повернулась спиной.

А то Шерри наверняка огребла бы по полной программе.

Нельзя ведь прожигать взглядами платьишки от-кутюр, напяленные на мощные телеса «хозяек жизни».


В колонках играл Брегович. «Едерлези». Дима стоял у мольберта. Эта дурная привычка — обгрызать кончик кисти — сейчас почему-то была приятной. Сладкой на вкус. Как из детства. Он улыбнулся.

Ее профиль. Ее. Вздернутый нос, пухлые губы и вопросительный, немного удивленный взгляд.

Девочка с лицом святой Анны.

Он невольно обыграл сейчас это сходство, придав ее чертам еще большее сходство со старинной византийской фреской. Даже пальчик застыл возле губ и такое же ожидание чуда в огромных глазах…

Ах, как это чудесно, что он может сейчас с помощью кисти оказаться рядом с ней, преодолев расстояния и реальность! Смотреть в ее глаза и улыбаться так, как никогда бы не решился улыбнуться ей — настоящей.

Если бы он еще мог вдохнуть в изображение жизнь, чтобы дотронуться до этих полураскрытых губ, прижать к своему сердцу ее теплое, легкое тело… Но — зачем, зачем это делать? Ведь — она есть, она живая, она настоящая…

Господи, как же хорошо, что она есть!

Ему так захотелось ее увидеть, что он подумал — сейчас он не справится с собой. Он оденется и помчится в этот жуткий магазин, чтобы схватить ее на руки и полететь прочь от этих тяжелых, косметических запахов — туда, под самые облака, где пахнет только дождем, и пусть вокруг никого не будет, кроме них двоих и легкокрылых стрижей…

«Ибо что есть любовь, как не обретение крыльев, и научиться летать можно только вдвоем… Взявшись за руки, душами соприкоснувшись, ввысь подняться, туда, где с земли не достигнет печальная песня прощанья и смерти…»

И снова он споткнулся о слово «любовь», испугался его, как боятся чуда, как боятся откровенности с самим собой. Как будто — и эта изреченная мысль становилась ложью, и лучше было никак не называть эту странную, теплую, трепетную птицу, поселившуюся в его груди, а — наслаждаться этим новым состоянием души, когда небо обретает яркие краски и ты начинаешь ощущать тонкие запахи весенних трав в осеннем, холодном воздухе.

И сам он становился другим. Точно возвращался к себе — утраченному когда-то. Откуда-то из глубины сознания выплыли стихотворные строчки: «Я был полон отваги, не ведал разочарований и страха… Вот сердце мечтателя и бродяги — глядите… В нем столько фантазий и планов, в нем зов океанов, ревущих под Южным Крестом, в нем грезы о жизни в Париже на бульварах Рембо и Бодлера, в городе Аполлинера…»

И оттого, что все эти слова, ощущения, запахи — все это рождено снова в его сердце ее мимолетной улыбкой, в сердце огромной звездой вспыхнула нежность и благодарность, и… Пет, улыбнулся он ее портрету. Нет, милая. Я слишком боюсь потерять тебя, чтобы назвать это чувство словами.

Я слишком боюсь, что моя мысль станет ложью, найдя словесную форму.

И, подмигнув ей, прошептал вслух:

— Да и к чему это, если мы и так знаем с тобой, как оно называется? Пусть это будет нашей с тобой тайной…


Это была странная прихоть — смотреть на свое лицо как на чужое. Но он ничего не мог с собой поделать. Он пытался увидеть себя другим. Может быть, молодым. Полным романтических иллюзий, с дерзкими глазами. О, как было бы тогда все просто! Он просто протянул бы ей руку и сказал бы ей: пойдем. Она спросила бы: куда? И он просто показал бы ей вверх. Туда. К маленьким звездам. И она бы засмеялась своим нежным, журчащим смехом. Так все и было бы, он в этом не сомневался. Сейчас ему казалось, что в юности у него не было комплексов. Ему хотелось в это поверить, хотя он знал, что они были. В этой жизни, усмехнулся он про себя, мы всегда находим яд для собственной души.

Тот, который смотрел на него из зеркала, был с ним полностью согласен. Он ведь и сам был ядом для Андреевой души.

Где-то, словно в насмешку, прозвучали едва различимые, почти неслышные слова песенки — «видней мужская красота в морщинах и седине». Кто-то просто смотрел телевизор на полной громкости. Шла «Собака на сене». И ведь услышались же именно эти строчки. Как насмешка. Как…

— Капельки яда для моей души, — невесело улыбнулся он.

А вот Волк об этом не думал, пришло ему в голову. Он просто любил. Он просто был готов отдать за нее жизнь, но даже в этом праве ему было отказано строгими цензорами человеческих и волчьих чувств.

И ему вдруг отчаянно, мучительно захотелось, чтобы вокруг был лес, уже покрашенный осенью в золотисто-красные цвета, чтобы опавшие листья мягко шуршали под осторожными его лапами, чтобы он шел сейчас по лесу, пытаясь отыскать ее.

Девочку. Которой угрожает смертельная опасность. Отдать за нее жизнь, испытав величайшее наслаждение любви. Не убогой страсти, а — той, единственной, Великой любви.

Уже почти забытой глупыми людьми и доступной только Волку. Люди уже стали забывать, какой она бывает — эта самая Любовь. Они давно перепутали с ней страсть. Они попытались подчинить Любовь себе, заставить поблекнуть, стать оружием, — но она просто ушла от них. К Волку, который помнил это — «я на любой костер могу взойти, лишь бы только на меня смотрели твои глаза…».

Он, Андрей, не мог позволить себе роскоши быть смешным и великим. Волк — мог. Один выход. Стать на время Волком.

О, как сейчас он жаждал чуда, как он хотел стать собственным героем, взять его силу и его храбрость чувств. Как ему мучительно, страстно хотелось стать этим великолепным оборотнем с благородной душой и нежным сердцем!

И на какое-то мгновение чудо свершилось — он боялся дышать, боялся спугнуть его. Там, в глубине его глаз, словно блеснул опасный огонек, и мышцы напряглись, перестав быть расслабленными и вялыми, и…

Где-то стукнула дверь. Он услышал шаги, кто-то быстро прошел мимо, потом до него долетели голоса, и чудо закончилось.

Не было леса. Не было Волка.

Был он.

Он стоял, рассматривая в зеркале свое лицо. Зеркало висело на стене туалета. В офисе студии. Прямо над банальными умывальниками, розовыми бумажными полотенцами и сушилкой для рук.

Он рассмеялся — ибо реальность была смешна.

И почему-то вспомнилась строчка из стихотворения Борхеса: «Боюсь, что предстоящее (теперь — исчерпанное) взойдет аркадой напрасных, убывающих и смутных зеркал, приумножением сует».

Он поспешил прочь, чтобы сбежать от этого «приумножения сует», сохранить в сердце хотя бы немного Вечного Волка. Остановился у большого окна в коридоре, посмотрел на часы. До встречи с пей оставалось два часа. Половина жизни. Целая вечность. И зачем он позвал ее в этот ресторан? Потому что боялся испугать? Да, ресторан выглядел безобидно, ни к чему не обязывая… Как простая благодарность ей за то, что была так добра к ним с Анькой.

Она ведь могла отказаться, если бы он пригласил ее на… свидание. А ему больше всего на свете хотелось сейчас еще хотя бы раз увидеть глаза, за которые не страшно и на костер взойти. И коснуться губами нежной ее руки, хотя бы так, едва, легким касанием губ — выпустить частичку нежности, заполняющей сейчас его душу.

Даже если прав старик Борхес и «предстоящее» окажется «исчерпанным». Может быть, ему удастся уловить еще одно мгновение?


Время тянулось медленно. К половине пятого началась небольшая передышка. Праздные дамы уже отправились по домам, готовить ужины, а рабочие еще не пошли с работы. Раньше Шерри бы этому обрадовалась, как всегда радовалась, но не сейчас. Сейчас она волновалась. Тоня видела, как напряглась Шерри.

— Да что с тобой? Шуркин, успокойся. Все будет хорошо, вот увидишь, — попыталась она успокоить подружку.

Та кивнула, выдавила улыбку, но она даже слова Тонины вряд ли расслышала, погруженная в свои мысли.

— И вообще — тебе уже пора, — решительно сказала Тоня. — Надо привести себя в порядок. Принять душ. Ты же идешь на свидание. С приличным человеком. Давай я тебя прикрою… Скажу, что тебя стошнило от вида Бравина.

— Бравина? — Шерри посмотрела на нее удивленно и настороженно. — А где…

Ну все, подумала Тоня. Даже Бравина не видит, так взволнована. В другое время она бы даже обрадовалась, что Шерри не обратила внимания на мощный бравинский затылок, застывший в конце салона, там, где эта курвочка его стерегла изысканные золотые украшения. Она стерегла их, а Бравин стерег ее.

«А ведь Шерри придется сейчас идти мимо него, — подумала она с тревогой. — Зря я ей его показала. Или — наоборот? Пусть уж будет готова к этому жизненному препятствию грядущему счастью…»

— Вон он, — решительно показала она коренастую фигуру бывшего Шерриного бойфренда.

— Тьфу ты, напасть какая… Вот совсем мне с ним сейчас встречаться не хочется…

— А ты сделай вид, что его не видишь.

— Ага, а если он меня увидит?

— Ну, ты же спешишь… Вовсе не обязательно с этим гадом разговаривать. Так и скажешь ему, что торопишься.

— Нет, я лучше подожду, когда он уйдет…

— И из-за этого Бравина явишься на первое свидание замарашкой? — возмутилась Тоня. — Нет уж. Давай, быстрее… Считай, что это твое первое испытание.

— Какое испытание? — запинаясь, спросила Шерри.

— Такое! Сама же говорила, что готова шагнуть в открытую дверь. Даже если там тебя ждет смерть. Что это лучше, чем жить в туннеле с крысами. А Бравин — это просто одна из крыс. И тебе сейчас нужно как раз выйти в дверь… Навстречу свету. Давай, ну?

Она не знала, откуда вдруг в ее голосе появилась эта уверенность, эта убедительность. Она и сама поверила в значимость своих слов. А Шерри выпрямилась вдруг, обернулась к Тоне, чмокнула ее в щеку, прошептала едва слышно — спасибо, и пошла к двери, точно это и в самом деле была — та самая. Хрупкая. Решительная. На секунду у Тони кольнуло сердце тревогой, особенно когда Шерри поравнялась с Бравиным и он проводил ее удивленным взглядом. «Бык, — мысленно пригрозила ему Тоня. — Только попробуй к ней подойти. Я заору на весь магазин. Я тебе такой праздничек устрою!»

Но он, к счастью, остался на месте, какой-то странно застывший, даже рот приоткрыт. «Вот и правильно, — удовлетворенно подумала Тоня, когда Шеррина фигурка исчезла за стеклянной дверью. — И выражение морды у тебя сейчас, Бра-вин, самое что ни на есть дурацкое. Очень тебе такое вот выражение к лицу. То есть — к морде твоей самодовольной…»

И когда он уставился на нее, словно уловив ее мысли, Тоня не смогла отказать себе в маленьком удовольствии.

Скорчила этому индюку рожицу и показала ему язык.


На улице снова начинался дождь. Мелкий, осенний и холодный дождь. Лора с тоской посмотрела в серое, набрякшее слезами небо и, вздохнув, поспешила к машине. «Я совсем не люблю осень», — подумала она. Даже в этом они с Андреем никогда не совпадали. Он мучился летом от палящего зноя, ненавидел пляжи, тосковал, когда удавалось вытащить его на шашлыки с друзьями… Как вышло, что они вместе? Такие разные.

Он — мрачный анахорет, сын осенней прохлады, и она — дитя солнечного лета… Машина тронулась. Лора усмехнулась. В конце концов, кто же знал, что все будет именно так. Мы ведь в юности не задумываемся, какая нас ожидает жизнь. И как придется платить за маленькие, но такие приятные жизненные удобства…

Дождь уже начался. Лора включила «дворники» — тяжелые капли «небесных слез» уже мешали видеть дорогу.

Проспект, еще недавно заполненный людьми, быстро пустел. Кто мог, прятался под яркими навесами маленьких магазинчиков, со смешными и гордыми названиями «Парижанка», «Хелен», «Мулен Руж»… Все они называли себя самыми странными и вкусными, леденцово-карамельными именами, оставаясь на самом-то деле лавочками. Как будто надеялись вырасти. Дотянуться с помощью собственных иллюзий и имен до высоких вершин. Тора рассмеялась невольно, встретив еще одну вывеску на углу. «Гран-бутик». Этот «Гран-бутик» сиротливо прижался к большому, старому гастроному. И гастроном гордо носил собственное имя, уже лет сорок, как минимум, а маленький «бутик» с приставкой «гран» казался рядом с этим величественным монстром жалким сироткой.

Рядом с ним, на углу, стоял человек, при виде которого улыбка сползла с Лориных губ, и она резко затормозила, чтобы не врезаться в широкий зад джипа. Лоб покрыли мгновенно маленькие бисеринки пота, она не могла оторвать взгляда от этого человека. «Господи, — попросила она беспомощно и жалко, — пусть он уйдет сейчас. Мне же не хватит сил проехать мимо. Я остановлюсь. Я спрошу его, не надо ли подвезти… Я даже на расстоянии чувствую его странную власть над собой. Почему это со мной происходит, господи?»

Он стоял, как будто не замечал дождя. Руки в карманах этой смешной синей куртки. Низко надвинутая на лоб кепка. Она не видела его глаз, и это было счастьем. Его взгляд… Она старалась не вспоминать его, но даже сейчас, при одном только воспоминании об этом странном, холодном, властном взгляде по спине пробежали мурашки, и она снова почувствовала, как поднимается внутри острая волна желания. Смесь сладкого и острого, острой необходимости снова и снова быть рабыней…

«Нет!» Она справилась с собственным замешательством. По-ме-ша-тельством. Так будет вернее, усмехнулась Лора. Она должна забрать Аньку из школы.

Она поехала дальше, стараясь не смотреть в его сторону. Но когда проезжала мимо его мрачной, одинокой фигуры, застывшей под дождем, неприятно кольнуло сердце и вспомнилось дурацкое гадание — туз и девятка пиковые, дающие в сочетании смерть, и этот человек, который идеально сочетается с этими тузом и девяткой вкупе… Она мотнула головой, волосы рассыпались.

Он смотрел на нее. Она поняла, что не сможет сделать вид, будто его не видит. Он улыбался ей. Он ее узнал. Улыбка была холодная, как его душа. Улыбка скользила по его губам, оставляя глаза мертвыми и пристальными, как у змеи.

Она постаралась улыбнуться в ответ. Приоткрыла окно.

— Подвезти тебя? — спросила с замиранием сердца, пытаясь выглядеть беспечной.

— Как хочешь, детка, — пожал он плечами.

— Я? Как ты хочешь…

— Да я-то обычно ничего не хочу… Он усмехнулся холодно и надменно. Она разозлилась.

«Сейчас я скажу ему все, что думаю. Что он урод. Что я его ненавижу и боюсь. Что… Пошел он, в конце концов…»

Но вместо этого только жалко улыбнулась и проговорила, словно извиняясь:

— Я… Я не могу. Мне надо сейчас по делу…

— Ну, я же тебя и не держу, детка, — осклабился он. — Езжай по своему делу. Счастливого пути…

Она почувствовала, как щеки заливает нестерпимая, горячая волна стыда и злости. Он смотрел мимо нее безмятежным взглядом. Мимо нее… Даже он.

Лора непроизвольно обернулась.

По улице, быстро, прячась от дождя, бежала странная девица, совершенно нелепая. Длинные ноги-. Шнурованные ботинки с тупыми носами. Зеленый джинсовый сарафанчик с красным свитерком. И джинсовая куртка с голубыми розами. Господи, еще один «гран-бутик» на тонких ножках… И — в такую погоду, серую, ненастную, дождливую, — эта девица была в черных очках!

«Идиотка», — подумала Лора с внезапной злостью.

И резко, напугав маленький «пежорожец», двигавшийся впереди на небольшой скорости, рванула с места.

Только возле Анькиной школы, припарковав машину, она слегка успокоилась. В конце концов, ничего не произошло. Она и не хотела с ним встречаться еще хотя бы раз. Она же решила для себя все. Она будет примерной матерью. Идеальной женой. Сколько таких, как она, женщин держатся за свое «счастье» и живут себе безмятежно, наслаждаясь тихим спокойствием маленького, уютного мирка? Лора ничем не лучше их. И ничем не хуже.

Она вышла, открыла зонтик — дождь еще шел, мелкий, противный, колючий… Теперь к прозрачным каплям примешивался снег.

— Ну и погода, — поежилась она. И почему-то вспомнила снова ту странную девицу в идиотских очках и подумала — она ведь замерзнет, эта глупая телка, этот «гран-бутик» на длинных ножках…


Проводив Лору, Вера Анатольевна по инерции включила компьютер. Но, вспомнив, что собиралась сегодня поработать, тут же выключила.

Голова снова начала болеть. Как будто соприкосновение с любыми мыслями вызывало в ее голове чувство протеста. «Ну хорошо, — согласилась Вера Анатольевна с требованием головы. — Мы найдем компромисс. Мы выпьем кофе, крепкого, сваренного на маленьком огне, с белой пеночкой, и закусим таблеточкой баралгина… А уж потом поработаем».

Так она и сделала. На улице, за окном, резко потемнело. Она достала свою тетрадь, надела очки. На улице начинался ливень. А Вера Анатольевна не обращала теперь на непогоду внимания. Она устроилась в огромном кресле, укрывшись пледом, с этой огромной тетрадкой, сама себе напоминая девочку-подростка…

Собственно, она поэтому и старалась работать так. Ведь эта вот тетрадь, и ручка, и мягкий свет настольной лампы напоминали ей о юности.

«Тише, Верочка пишет», — вспомнился ей голос матери. О, как она гордилась неординарностью своей дочери, бедняжка! Как надеялась на необычность судьбы…

Что ж, ее судьба на самом деле сложилась необычно.

А была ли она счастлива, это второй вопрос. В конце концов, люди с такой исключительной судьбой и дарованием и не бывают счастливыми в обычном, примитивном понимании этого слова.

Она уже собиралась подумать об этом, но остановила себя усилием воли. «Работать», — приказала себе.

И принялась писать слова. Обычно Вере Анатольевне было легко, она любила подчинять себе эту вольную стихию, но сейчас они, точно сговорившись и взбунтовавшись, управляли ею.

— Благословенная страсть, — прошептала она губами вслед за своей героиней, и тут же ее мысленному взору предстал Дима. Как джинн из бутылки.

Вера Анатольевна попыталась сначала и этого мысленного Диму подчинить своей воле, но — даже воображаемый, он отказывался подчиняться ее воле. Она пыталась заставить его смотреть на героиню с плохо скрываемой страстью и глубокой нежностью. Благословенная страсть… Но он только растерянно улыбался и пытался уйти. Повернуться к собственному счастью спиной. А героиня, расстроившись от такого недостойного поведения своего избранника, почему-то зло усмехалась и начинала нести какую-то чушь несусветную. Просто «бежала с изменившимся лицом к пруду».

Работа не клеилась совершенно. Можно было отвлечься, выпить еще кофе, подумать, но Вере Анатольевне ничего этого не хотелось, кроме последнего, а думать ей хотелось только про Диму…

Она прекратила с собой бороться, осознав, что и на сей раз придется капитулировать бесславно, и снова включила компьютер, ненавидя и себя, и этот мертвый свет монитора.

— Вот ведь, — пробормотала она. — Неужели я не в состоянии справиться с этой страстишкой? Я ведь всегда была сильным человеком. Или — только казалась себе таковой? А теперь мне показывают, что это не так, я — всего лишь жалкий червячок?

Быть жалким червячком ей не хотелось. Она решительно встала, предпочтя все-таки кофе, от которого снова начала побаливать голова, отставила чашку, посмотрела в окно, где бушевал ливень, и пододвинула к себе телефон. В конце концов, можно просто послушать его голос, успокоиться немного или спросить его о какой-нибудь ерунде. И еще больше успокоиться. А потом вернуться к работе. Должна же она написать эту пьесу. Почему-то ей казалось теперь, что, написав ее, она точно проснется утром знаменитой.

Она набрала его номер, чувствуя себя глупеньким подростком. Она даже захихикала нервно.

Трубка ответила ей короткими гудками. Там, на другом конце провода, было занято.

Он с кем-то разговаривает, подумала она. Почему-то ей пришло в голову, что он разговаривает с Лорой. И сердце заболело ревностью. Теперь мысли о работе совершенно испарились, уступив окончательно место беспокойству о Диме.

Она повесила трубку.

Как всегда, когда она не могла добиться чего-то именно в этот момент, желание получить это немедленно становилось нестерпимым. Она закурила, нервно поглядывая в сторону телефона и запрещая себе звонить. Кофе остыл. Где-то там, за заплаканным окном, в сгущающихся сумерках, предмет ее последней страсти жил собственной жизнью, не оставляя в ней, этой жизни, для Веры места.

«Это смешно, милая», — рассудительно сказала она себе. Прямо перед ней, с зажатой между пальцев сигаретой, моталась ее рука. Бесконечно постаревшая. С узловатыми пальцами. Можно убрать подальше все зеркала и по-прежнему тешить себя иллюзией собственной молодости. Но — руку не спрячешь… Никто не учит нас стареть достойно, подумала Вера Анатольевна.

«Я стала громоздкой мебелью под слоем пыли», — грустно признала она. И разозлилась на саму себя за эту крамолу.

В конце концов, слова «старость» и «страсть» очень похожи.

Она встала, слишком резко. От ее движения пепельница упала.

— Ну вот еще…

Она наклонилась, поднимая ее, и вскрикнула от боли в пояснице. Да, старость и страсть очень похожи, подумала она, разгибаясь с трудом. Обе причиняют боль.

С ненавистью поглядывая на телефон, она собрала с пола рассыпавшийся пепел — «пепел моей страсти», — и вернулась в комнату, под уютный свет настольной лампы, в кресло, позволяющее ей почувствовать себя молодой безболезненно и непостыдно…

Дождь начался сразу, как только Шерри вышла на улицу. «Теперь я буду еще похожа на мокрую курицу, — подумала она. — Мокрая курица в черных очках… Смешно…»

Она и в самом деле засмеялась, чтобы не подумать о грустном, и поспешила к автобусной остановке — может быть, за то время, пока она проедет эти две остановки, дождь кончится.

Ей было весело, несмотря ни на что. Страхи растаяли в дождевых каплях, и теперь она перестала бояться. «Ну, ужасну я его своим видом, и что? И почему я его тогда сразу не ужаснула? Ведь в тот день, когда мы встретились, фингал был вообще черным… А сейчас — вполне даже ничего… Вытерпеть можно».

Пробегая мимо перекрестка, Шерри почти столкнулась со странным парнем — ей он показался знакомым и очень неприятным, скользким каким-то… Она удивилась тому, что он стоит под дождем, словно кого-то ждет. А может, и в самом деле ждет свою девушку. Она представила эту грустную историю — он стоит под дождем, а она не идет. Может быть, сейчас Андрей так же одиноко стоит и думает, что Шерри не придет, испугавшись ливня. Или — он сам испугается этого ливня и не придет, а Шерри сейчас приедет и будет стоять точно так же, как этот парень. Грустная. Одинокая. Промокшая.

Она улыбнулась ему сочувственно. Он не ответил на ее улыбку. Продолжал смотреть на нее, она это видела, но и не думал улыбаться в ответ.

И Шерри вспомнила, что уже налетала на него. И он ей вообще часто встречается почему-то. Живет, наверное, недалеко. Или работает где-нибудь поблизости. Грузчиком в огромном гастрономе. Потому что внешне он совсем не похож на какого-нибудь менеджера. Разве что этим надменным выражением лица. Но менеджер не станет напяливать на себя дурацкую китайскую куртку, которая к тому же явно мала. И кепку такую дешевую и старомодную ни один уважающий себя менеджер не наденет.

«Ну разве что он какой-нибудь не уважающий себя менеджер. Или продавец».

Она, впрочем, скоро перестала думать про незнакомца, потому что подошел автобус.

И она, оказавшись внутри, в тепле, снова испугалась грядущей встречи с Андреем.

«А если он не придет?»

Что ж, если он не придет, Шерри все спишет на дождь. И будет продолжать верить в невозможное и несбыточное. Мечтать о том, чего не может быть вовеки, — уже счастье.

Автобус был почти пустой. Она села у окна, в которое продолжал стучаться дождь, дотронулась до стекла пальчиком. Мокрое, отметила про себя. Точно дождь гонится за ней, преследует, настигает…

Автобус тронулся, она проехала мимо того самого перекрестка, где все еще мок тот бедолага, как будто и правда кого-то ждал. Увидела, что рядом с ним стоит машина, вздохнула с облегчением. Ну вот, она приехала. Та, кого он ждал. Почему-то ей очень захотелось, чтобы все было именно так, как будто от этого зависело и ее грядущее свидание.

Объявили ее остановку. Она вылезла из теплой утробы автобуса под этот нескончаемый дождь, к которому теперь примешивались и снежинки. В куртке ей было холодно.

Оглянулась, ища нужную вывеску.

И сразу увидела его.

Андрея… Он стоял, засунув руки в карманы, воротник плаща был поднят, и почему-то у него не было зонта. Она почти угадала его внутреннее смятение и его надежду, и сердце сжалось от жалости и нежности и еще какого-то тихого чувства… «Как странно, — подумала она, переходя дорогу, — я ведь его почти не знаю. А он кажется мне таким родным, таким нужным, как будто — он часть меня…»

Он увидел ее. Улыбнулся. Лицо осветилось радостью, и оттого, что эта радость была адресована ей, и — принадлежала именно ей, сердце Шерри забилось сто крат быстрее, она даже испугалась, что оно сейчас выскочит из груди и помчится прямо к нему, чтобы прыгнуть мячиком в его теплые ладони…

«О нет, я даже сердцу собственному не отдам его рук, — подумала она, пытаясь обогнать собственное дыхание, туда, к нему. — Нет, это…»

Она уже точно знала, чего ей хочется больше всего на свете.

Навсегда остаться в его руках. И чтобы он всегда был рядом. Она даже на минутку поглядела в серое небо, пытаясь увидеть там солнечные лучи, и прошептала: «Пожалуйста, Господи… Пожалуйста! Я знаю, что это не Твой мир. И тут очень мало счастья таким, как я. Но — сотвори же одно маленькое чудо, Господи. Ты уже сделал так, что мы встретились. Так — хоть ненадолго… Дай пройти нам хотя бы маленькую часть пути вдвоем…»

И на секунду ей показалось, что там, за серыми тучами, на одно маленькое мгновение, блеснул яркий солнечный луч, как будто кто-то открыл перед ней дверь и пригласил — входи же…

И она — словно на крыльях легких, вошла. И увидела прямо перед собой, близко-близко, лицо Андрея. И его глаза. Такие нежные, наполненные радостью, что ей захотелось сделать еще шаг, и еще чтобы — раствориться в его взгляде навсегда…


Он пришел раньше. Намного раньше. Стоял, пытаясь придать лицу выражение беспечности, равнодушия, и, поймав себя на этом, усмехнулся — как мальчишка, право… И почему-то почувствовал себя и в самом деле молодым и счастливым, и одновременно — одиноким и несчастным… В этой странной мешанине чувств и мыслей ему было до странности уютно и радостно. Когда пошел дождь, он и не заметил сначала, а потом, уже промокший, спрятался под крышу навеса, но испугался, что она его не увидит.

И снова вышел туда, под бесконечные, сверкающие струи, ругая себя, что не взял зонт.

Не из-за себя, нет. Он волновался за нее. Почему-то он подумал, что она наверняка тоже без зонта и наверняка легко одета, а это грози г неприятностями, она же простудится…

Сердце защемило нежным страхом за нее, и, когда он увидел ее летящую, тонкую, смешную фигурку, ему захотелось побежать ей навстречу, прижать к себе крепко-крепко, спрятать на своей груди, под этим старым плащом. А еще — чтобы она была маленькая-маленькая и могла поместиться в его ладонях… Тогда ей никакой дождь не был бы страшен. И ветер… Она бы так и жила там, в его ладонях, всегда…

Она на секунду остановилась, точно замешкалась, не замечая дождя, подняв к небу лицо. Оттого что лицо ее было мокрым от струй дождя, ему на секунду показалось, что она плачет, он испугался, подумав, что кто-то обидел ее по дороге.

Он невольно шагнул ей навстречу, еще не зная, что скажет, и как это вообще будет выглядеть со стороны, и как она отнесется к тому, что он вот так, внезапно, прижмет ее к себе, успокаивая, как ребенка.

Но он вдруг понял, что именно сейчас этого делать нельзя, потому что она не плачет. Она разговаривает молча с Богом. Она молится о чем-то или о ком-то, и — он догадался, что эта ее молитва касается и его тоже…

Она вернулась к нему взглядом, улыбнулась и даже машинально сняла очки… Маленькая, нежная птица. Ласточка. Летящая по жизни и случайно залетевшая в его… И на крылышках ее хранятся лучи солнца…

«Я же своей рукою…»

О, он больше всего на свете хотел прикрыть своей рукой ее сердце, чтобы она больше никогда и ничего не боялась и продолжала летать!

Она шагнула к нему.

— Такой ливень, — проговорила она. — Я боялась, что вы не придете…

— Я пришел, — глупо отозвался он.

Все слова сейчас были тяжелыми и банальными. Если бы он мог дать разговаривать своей душе — на каком бы языке она говорила? А слова мешали.

— А жалко, что дождь, — рассмеялась она. — Потому что мне, если честно, совсем не хочется в ресторан. Я бы погуляла с большей охотой.

— Мне тоже, — признался он и рассмеялся. Неловкость и натянутость теперь если и не исчезла совсем, то стала слабее, уменьшилась и истончилась…

Правда, откуда-то появился страх, что она сейчас повернется, скажет: ну и хорошо, пока, мне пора… Но — по ее взгляду он угадал, что она тоже боится того же.

— Теперь делать нечего, — сказала она. — Придется нам с вами в этот ресторан идти. Не под дождем же мокнуть, как бездомным подросткам…

И решительно шагнула внутрь.


Вечер тянулся для Тони медленно. Она очень волновалась за Шерри. Как она там, глупышка?

С тревогой смотрела на часы, но стрелки двигались медленно, как всегда, когда хотелось, чтобы время убыстрило свой бег. Ей так хотелось, чтобы Шерри была счастлива хоть недолго. Как будто от этого зависела Тонина дальнейшая жизнь. «Глупости какие», — подумала она. Поставила чайник. Сделала себе яичницу — готовить для одной себя ужин не хотелось. Позвонила матери. Поговорила с Пашкой. Пообещала завтра приехать за ним. Он обрадовался, в отличие от матери. Тоня подумала, что надо как-то решить этот вопрос. В конце концов, если бы они жили втроем, было бы легче всем. Но мать просто вцепилась в эту полуразвалившуюся хибарку на окраине города. А Тоне, чтобы добираться до работы, надо было обзавестись машиной. И водителем. Потому что даже под страхом смертной казни Тоня не хочет садиться за руль.

Потом она включила телевизор и снова вспомнила о Шерри — там шел очередной сериал, а Шерри была как будто частью этого сериала, и все доны педры крутились вокруг Шерри, предлагая ей свои смуглые руки и пылающие страстью сердца. А Шерри в это время сидела в баре-ресторане и с обожанием смотрела на смешного дядьку в синем плаще и старых джинсах, даже отдаленно не похожего на этих донов.

И Тоня почему-то очень обрадовалась, что доны ничего не получат и отправятся восвояси несолоно хлебавши. Она пощелкала пультиком, но везде шли эти сериалы и реклама. Она решила, что уж лучше смотреть рекламу, и принялась переключать каналы, как только реклама па одном заканчивалась. Один рекламный ролик ей особенно понравился. Она даже к пятому его просмотру твердо решила отныне пить сок «J7», и только его. И Пашке покупать. Потому что молодой человек там был очень похож на Диму. Если бы Тоня не была уверена, что Дима никогда не станет сниматься во всяких рекламных клипах, она бы вообще подумала, что это он и есть, только волосы немного темнее. Или его брат. Потом она подумала, как смешно они будут жить втроем — Шерри, она и Пашка. Шерри будет врубать сериалы, Пашка мультики, а Тоня будет прибегать, когда они ее позовут, посмотреть на «Диму», который пьет сок. Правда, он там этот сок пил с какой-то блондинкой, но Тоня к этому очень спокойно отнеслась. Во-первых, она же понимает, что это и не Дима совсем. А во-вторых, мало ли с кем сок приходится пить, ради денег?

Потом зазвонил телефон. И никаких дурных предчувствий у нее не появилось. Она подумала, что это Шерри. Или Дима. Правда, все-таки скорее Шерри, подумала она, оглядываясь на часы. Звонит сообщить ей, что не придет. И вообще выходит замуж. И уезжает в Ламерик.

Она схватила трубку, боясь опоздать ухватить хоть маленький кусочек Шерриного счастья, и услышала этот мерзкий голос.

— Привет-привет… Какая ты радостная, просто иззавидуешься…

Сердце Тонино сразу упало, она почувствовала, как этот голос парализует ее волю. И — словно убивает ее будущую жизнь. Даже глаза закрылись, но Тоня заставила себя их открыть — в темноте появлялись и воспоминания, живые, угнетающие, и — только глядя на окружающие ее предметы, на стены, даже на этот потолок с желтым пятном, Тоня могла сопротивляться. На сей раз именно реальность давала ей эту возможность.

— Завидуй, — сказала она и повесила трубку.

Она не желала с ним разговаривать.

Именно сейчас.

На экране «Дима» продолжал пить сок «J7». Она невесело ему улыбнулась. «Это мой бывший муж, — вздохнула она. — Впрочем, ты с ним никогда не познакомишься. Потому что я этого не хочу».

Телефон снова зазвонил. Тоня почти наверняка уже знала, что это он, но все-таки в глубине души продолжала надеяться, что это — Шерри. Или Дима.

— Не вешай трубку, эй… Вообще-то я хочу с сыном пообщаться. Ты мне не нужна.

«Пьяный», — отметила про себя Тоня. Как обычно. Пьяный и злой на весь мир. Но больше всего — на Тоню. Не потому, что Тоня ему так ненавистна. А просто потому, что она слабая. И на нее можно свалить собственную ненависть.

А разве Тоня слабая?

Парень на экране, так похожий на Диму, подмигнул ей. Ты не слабая. Ты, может, и не сильная. Ты нормальная. И тебе до смерти надоели крысы в этом туннеле.

— Перетопчешься, — хмуро сказала Тоня.

И снова повесила трубку. Больше она ее брать не будет.

Телефон продолжал звонить. Звонки были злыми, тревожными, заставляющими Тоню сжиматься в комочек и лететь вниз, в пропасть. Как птицу. Вот она, Тоня-птица, вздумала полетать над озером в Ламерике. Посмотреть оттуда, с недосягаемой высоты, на белый дом. А для пули охотника, притаившегося в камышах, никакой недосягаемости нет.

И до Ламерика сказочного долетит.

Она уже не могла смотреть на этого парня в телевизоре. Нажала на кнопку, и экран потух. В доме повисла гнетущая тишина, и в этой тишине теперь была только Тоня и несмолкаемые звонки телефона. Она хотела выдернуть шнур из розетки. Это ведь было бы так просто. Но подумала — сейчас он смолкнет. И позвонит Шерри. Или Дима.

Он ведь сейчас смолкнет, этот чертов телефон, правда? Он и в самом деле смолк. Тоня перевела дух. «Ну вот и хорошо, — сказала она ему. — Даже у такого упертого придурка, как Леха, не хватило терпения. Это у нас с Пашкой было терпение все сносить. И унижения, и издевательства, и постоянное безденежье, и пьяную рожу его, и побои… А ему даже на злость терпения не хватает».

Настроение было испорчено. Почему-то она испытывала тревогу и за Шерри, и за Пашку, и за себя, и даже за Диму. Как будто над ними всеми нависла страшная, снеговая туча. И сейчас пойдет снег. Не обычный, а смертоносный. «Глупости, — подумала она. — У тебя нервы ни к черту. Все навалилось на тебя разом, кучей — и плохое, и хорошее, и ты не можешь понять, что с этим всем делать».

Она все-таки выпила на всякий случай ново-пассит, который, как ей было обещано, успокоит все страхи и уберет все тревоги. И села на диван, прикрыв глаза, пытаясь сейчас оказаться рядом с озером. Рядом с зеленым холмом. Рядом с белым домом. Услышать Пашкин смех и Димин голос. Ей сейчас так остро захотелось услышать его голос, что она чуть не расплакалась.

И тут телефон зазвонил снова.

Она взяла трубку. Времени уже прошло достаточно, чтобы этот гад успокоился.

— Слышь, сука, ты у меня дождешься, — услышала она снова его вкрадчивый, злой шепот. — Я ведь тебя на улице заловлю, поняла? И так тебе вмажу, что на этот раз ты живой не останешься…

Она снова бросила трубку. Рука потянулась к телефонному шнуру. Но — почему-то ей вспомнилось лицо Шерри — в тот момент, когда она говорила про открытую дверь. И Димин вопрос — а ты? Ты, Тоня, вошла бы в эту дверь?

Можно вечно прятаться. Можно трусить. Пока не станешь такой же крысой, как этот Леха. И — ничего ей этот трус не сделает. Не сможет сделать.

Когда телефон зазвонил снова, она сама взяла трубку, не раздумывая.

— Послушай, — заговорила она спокойно, — если ты не отвяжешься от меня, я тебя сама убью, ты понял? Мы без тебя — счастливы, скотина. Я хочу, чтобы ты это знал — с тобой никто счастлив никогда не будет, потому что ты крыса. И я люблю другого человека, понял, ты?

На другом конце провода молчали, слушая ее, и Тоня удивилась. А где же мат? Где угрозы? Или ей и в самом деле удалось на этот раз раздавить этого таракана?

— Это, конечно, замечательно, — услышала она в трубке Димин голос. — Но — можно поинтересоваться, кто же тот счастливец, к которому ты питаешь такие страстные чувства?


Это был небольшой, тонущий в мягком полумраке ресторанчик. Он находился в подвале. Шерри подумала, что тут уютно. А еще — вывеска.

Ресторанчик назывался «Ламерик».

Когда она увидела это название, даже замерла. Боясь обернуться. Она только смотрела, и в голове клубились мысли, откуда… она разве говорила с ним об этом… или это рука судьбы?

Она подумала — да, именно рука судьбы.

О, как ей понравилось внутри! Она почему-то сразу почувствовала себя там как дома. И ей даже показалось, что, выйдя отсюда, она поедет не в обшарпанном, грязном трамвае домой, а прямо окажется на берегу синего озера. Ла-ме-рик…

Андрей смотрел на нее и все больше и больше понимал Волка. Сам же Волк был счастлив. И молчал, точно боялся даже дыханием нарушить это волшебство, превращающее девочку из магазина в ирландскую принцессу, вступившую в собственные владения. В этих своих смешных черных очках, нелепом сарафанчике, Шерри теперь наполнилась изнутри мягким сиянием, совершенно ее преобразившим. Как будто невидимая рука стерла все случайные черты. Она сняла очки, потом смутилась и снова попыталась их надеть.

— Не надо, — попросил он.

— Но…

Он взял у нее эти чертовы очки. Ему хотелось видеть ее глаза. Он сказал это вслух — вырвалось… Потом он прикусил язык, сам испугавшись своей откровенности, и подумал: «Я-то не преобразился. Я выгляжу пошло. Как „папик“, соблазняющий юную красотку. Бог мой, какая нелепость…» Но Волк был с ним категорически не согласен.

Волк сказал это вместо него. «Я на любой костер готов взойти, лишь бы на меня смотрели твои глаза».

— Я хочу видеть твои глаза…

Она смутилась. Спросила:

— Да? — И тихо добавила: — В них же ничего такого нет… Они обычные.

— Это тебе так кажется, — сказал он. — Каждому человеку кажется, что он обычен. А потом оказывается, что это не так.

— Да, я знаю, — серьезно кивнула она. — Когда открывается дверь. И ты стоишь перед выбором — остаться ли тебе в туннеле, темном и полном жадных крыс, или шагнуть туда, в сияние, которое может тебя сжечь или ослепить.

Он удивленно посмотрел на нее. Эти слова, сказанные так серьезно… Волк не ошибался. Он знал, что там, на дне ее души. Он видел лучше его. Впрочем, чему удивляться? Волк знал про туннель. И про крыс. И умел видеть в темноте, различая то, что скрыто от обычных, человеческих глаз.

И, повинуясь внезапному порыву честности, он начал ей рассказывать про него. Про Волка. Точно чувствуя себя обязанным это сделать.

Как она его слушала! Она впитывала в себя каждое его слово про Волка. Ее глаза были распахнуты и горели, рот приоткрылся… Он даже поймал себя на том, что начинает ее ревновать к Волку, и несколько раз пришлось напоминать себе, что Волк ведь — плод его воображения, часть его самого, а вовсе не самостоятельная единица. «Только вымысел». И точно услышал тихий голос, насмешливо отозвавшийся из самой глубины души. «Вымысел не есть обман».

Он сам знал это. И сейчас — разве этот самый вымысел, этот старый Волк, не шагнул в реальность, соприкоснувшись с ней, не стер тонкие грани, изменив тем самым и его жизнь тоже?

И она — эта девчонка, эта маленькая поклонница дешевого «мыла», не стала только что по чьей-то могущественной воле сказочной принцессой? Откуда нам вообще знать, кто живет внутри каждого из нас, заставляя иногда поднять глаза к небесам и смотреть туда, точно именно там — наш истинный дом?

Он рассказывал ей все, до того момента, где Волк должен был погибнуть. Вот тут он запнулся. «В мире и так много страшного и жестокого», — вспомнил он слова режиссера. И в первый раз вдруг очень остро ощутил, что, даже если Волк останется живым, все равно ничего не изменится. Катастрофы не исчезнут в этом мире. Реки будут выходить из берегов, прихватывая по возвращении несколько человеческих жизней. И людей будут брать в заложники. И тупая жестокость по-прежнему будет заявлять свои права на этот мир, но — некому будет заступиться за то единственное чувство, которое мешает пока еще этому миру стать добычей стервятников окончательно. За Любовь. Некому будет — потому что Волк, согласно веяниям времени и пожеланиям публики, станет простым обывателем. По вечерам он будет смотреть футбол или бокс и ждать, когда Девочка приготовит ему ужин. И только в темные ночи, когда луна становится полной, он будет задирать голову и жалобно выть, оплакивая свою Любовь, за которую ему не суждено отдать жизнь.

И…

— Будет ли она его любить? Такого, смирившегося, забывшего о свободе?

— Будет, — услышал он ее слова. И посмотрел на нее. — Она будет его любить, — тихо повторила она. — Потому что это так просто, как ты не понимаешь? Волк все равно отдаст ей свою жизнь. А она ему — свою. Это же и есть Любовь. И совсем ничего в нем не изменится, он все равно останется Волком, а ночами, когда ему захочется повыть, она просто будет садиться с ним рядом. Если у нее получится, она будет выть с ним вместе. А не получится — что ж, она помолчит с ним рядом, слушая его плач. И… Она не будет мешать ему оставаться Волком. Разве он мог бы ее полюбить, если бы она была серая и хотела бы заразить своей серостью и его тоже?

Почему ему показалось, что она только что сказала ему о том, что она любит его? Или — Волка любит?

Волк… Этот хитрец нежно лизнул ее руку, и она словно почувствовала это — улыбнулась так нежно, что защемило сердце.

За окном все еще шел дождь. И это было частицей счастья. Огромного счастья, от которого перехватывало дыхание…


— Понимаете, мой дорогой, в пьесе важней всего характер и диалог…

Вера Анатольевна остановилась на пороге. Слова застыли на ее губах. Лекция по сценарно-драматургическому искусству закончилась, едва успев начаться. Славный во всех отношениях молодой человек, сопровождающий ее, недоуменно посмотрел на нее, ожидая продолжения. Собственно, никакого продолжения ему не было нужно. Была нужна протекция. Молодой человек затем и пригласил Веру Анатольевну в этот маленький ресторан. Случайная встреча могла оказаться чрезвычайно полезной.

Но внезапная остановка «поучительной лекции» для Веры Анатольевны была сродни остановке дыхания. Она стояла побледневшая, глаза ее сузились, и он даже заинтересовался невольно — что же могло вызвать у нее такую злость.

Проследив за ее взглядом, в самой глубине полутемного зала, он увидел смешную пару. Он даже не сразу узнал Андрея Ильича Старцева — потому что для него Старцев был небожителем, предметом поклонения и зависти. Уж в чем, а в банальности он его никогда не смог бы упрекнуть. А теперь он стал свидетелем самой банальной сцены на свете. Старый хрыч обольщал молоденькую идиотку, да еще с синячищем на смазливой мордашке… Спутник Веры Анатольевны не сдержался и хмыкнул. «Мир все-таки примитивен», — подумалось ему. И он, привыкший записывать все свои мысли, на этот раз отметил, что эту простую истину даже записывать не надо. Она просто лежит на поверхности, протяни руку и возьми. Почему-то вспомнилось, как этот самый Старцев, прочитав его сценарий, задал ему при встрече вопрос: вы примитивист? И он тогда покраснел и весь вечер переживал, потому что отзыв был нелестный. «Но я просто рисую мир!» — «Вы записываете собственные впечатления о мире, — сухо ответил тогда Старцев. — Мир сложнее. Просто у вас такой узкий взгляд. Пытайтесь понять его. Пытайтесь увидеть глубину. Тогда вы можете стать писателем. А пока вы пытаетесь придать сложному черты собственного непонимания, вы станете не писателем, а одним из безмозглых вандалов, отрезающих крылья у птиц ради собственного благополучия».

Теперь «небожитель» пойман им с поличным. Он сам был примитивен. Экий хороший рассказ может получиться, подумал привычно спутник Веры Анатольевны. Про знаменитого сценариста, который учит искать в мире глубину, а сам обольщает молоденькую профурсетку.

Потом он снова посмотрел на Веру Анатольевну. Ее тоже стоило ввести персонажем, что-то она очень близко к сердцу принимает эту игривую ситуацию…

— Смотрите-ка, Старцев! — воскликнул он, умело разыгрывая удивление. — Подойдем?

Вера Анатольевна поступила совсем странно, схватила его за руку и потащила прочь из этого ресторанчика.

— Нет, — прошипела она. — Мне совсем не хочется сейчас с ним встречаться.

— Да что вы, Вера Анатольевна? — делано удивился он. — Из-за этой девчушки? Да полно вам, он же ее снял на вечер…

Вера Анатольевна хотела что-то сказать, но почему-то предпочла усмехнуться.

— Ну и не будем им мешать, — процедила она сквозь зубы. — Или вы расстроились, мой дорогой, что остаетесь без ресторана нынче?

— Да в общем-то, не стану скрывать, — умело разыграл он «вечно голодного молодого писателя». — Я не часто могу позволить себе роскошествовать…

На самом деле ему было плевать на этот ресторан. Одна лишь жажда «снедала его», как говорится. Он хотел известности. Остальное — придет потом. Но если сейчас они с Beрой Анатольевной разойдутся по домам, этот миг отодвинется. Он же не виноват, что так устроена жизнь. Чтобы пробраться на писательский Олимп, надо вылизать кучу морщинистых, или толстых, или нормальных, или еще каких-нибудь рук, надо гнуть перед ними спину, шляться по тусовкам бесконечным, а иначе… Иначе сдохнешь в неизвестности.

Даже будь ты гением, как Пушкин.

Все дело — в подобострастности.

Он был так счастлив, когда эта старая кочерга предложила ему договорить в ресторанчике, уже предвкушая тот момент, когда под действием его «простецкого» обаяния она пленится им и начнет помогать ему «ползти» на этот их олимп. А то ведь без помощи, пока до олимпу доползешь, он окажется той горой, на которую японцы свозят помирать своих престарелых родителей.

Кстати, почему она так занервничала? Неужели, усмехнулся он про себя, сердце Веры Анатольевны уже занято? И вот этим самым Старцевым, который сейчас внимательно, наклонив слегка голову стареющего льва, слушает, что поет ему юная птичка, попавшая в силки? Ему стало смешно. Вот такие нюансы, подумал он. Психология, мать вашу… Прав был старик Фрейд на все сто процентов. Наверное, сам, старея, открыл эти странные процессы в организме. И вычислил, что сие свойственно всем.

— Да пойдемте же, — позвала его нетерпеливо Вера Анатольевна. — Что вы вылупились на них, как баран на новые ворота? Хотите, чтобы он нас заметил?

— А что в этом такого? — Он даже невинно похлопал ресницами. — Можно было бы и подойти!

— Нет уж, увольте, — проговорила Вера Анатольевна, и он отметил про себя, что лицо у нее неприятное. Особенно в минуты раздражения.

— Хорошо-хорошо, я не настаиваю… Хотя так жаль лишаться вашего общества!

Он постарался сыграть искренне, убедительно, и, кажется, у него получилось. Вера Анатольевна посмотрела на него испытующе и подозрительно, но — поверив его наивному взору, даже вздохнула.

— Почему вы его лишаетесь? — смягчилась она. — Это не единственная забегаловка в этом месте. Чего-чего, а забегаловок тут полно…

Он кивнул. Да, ему тут хотелось остаться, посмотреть на эту комедию, но… Он же может потом сам придумать. Сюжет-то — вот он, простенький и незамысловатый.

Он бросил прощальный взгляд. Старцев теперь, словно услышав их, слегка обернулся. «Да не на льва он похож, — подумал спутник Веры Анатольевны. — Не на льва. На… волка. Одинокого, несчастного. Волка».

Даже жалость появилась на одну секунду, но потом — исчезла.

Не до жалости было…

Да и Вера Анатольевна вела себя странно. Ему показалось, что она убегает. «Как лань от охотника», — подумал он. И глупо хихикнул — таким смешным, право, показалось сравнение… Вера Анатольевна, спешащая прочь от этого «гнездилища разврата» гренадерскими шагами, с прямой оскорбленной спиной, остановилась.

— Что вы смеетесь? — поинтересовалась она.

Он замялся, ругая себя за неуместную веселость.

— Да вот подумал, как смешно выглядит старик, обольщающий девочку, — нашелся он. — Эти восхищенные девичьи глаза… Это, наверное, обретается с годами — умение использовать слово в личных целях. Но — почему он пленился этой пейзанкой? Неужели не нашел посимпатичнее?

И он снова засмеялся, на сей раз делано, ожидая, что Вера Анатольевна подхватит его смех. Но она молчала. Смотрела на него холодно и строго, как учительница, и молчала. Он стушевался — кажется, снова наболтал лишнего.

— Я хотел сказать…

Вы уже сказали все, что хотели, — перебила она его. — Молодые люди глупы. Они не знают, что время идет для всех. Нет избранных, для которых время останавливается на точке «золотого» тридцатилетнего возраста. А вы все равно любите. И хотите, чтобы вас любили. Несмотря на то что время… — Она рассмеялась невесело, подняла глаза к небу, словно ожидая нового дождя, и продолжила: — Это смешно, смешно — о да, время уходит, как вода… Так что, милый юноша, вы тоже станете седым. Не знаю, достигнете ли вы тех высот, которых достиг Старцев. Но — его возраст будет и вашим тоже. Тогда мы поговорим о смешном.

Он совсем запутался. Только что ему казалось, что Вера Анатольевна сама не расположена к Старцеву. И вот — нате вам, бросилась на его защиту. Или это — такая солидарность у них?

— Ладно, пойдемте, — сказала она. — И кстати, если сейчас нас увидит юный драматург, идущий мимо, знаете, что он может подумать? — Она засмеялась, как закашляла. Отрывисто и нервно. Потом наклонилась к нему близко-близко и прошептала: — Что Карасева обольщает самым пошлым образом юного пиита. А тот, ради грядущей славы, согласен на все. Даже прыгнуть к Карасевой, этой смешной старушке, в постель…

Она снова засмеялась, пристально наблюдая, как он, помимо воли, краснеет, точно стыдливая девица.

— Я пошутила, — сказала она. — Пойдемте. Никто так не подумает. К женщинам вообще принято относиться иначе. — Она погрустнела и добавила: — Женщины еще смешнее выглядят, позволяя себе такие вольности, как любовь в предпенсионном возрасте…

ГЛАВА 8

«И нет ни печали, ни сна…»

Он хотел остановить время. «Что ты мчишься, такое неумолимое…» Оно и в самом деле мчалось. А ему казалось — расставание подобно смерти. И Волк внутри напряженно смотрел вдаль, точно видел, как двигаются огромные стрелки Вечности, забирая в свои владения этот вечер.

Дождь кончился. Когда они вышли, было уже совсем темно, и луна выглядывала из черной тучи, закрывавшей полнеба. «Черная луна», — подумал он, и сердце сжалось. Его не покидало чувство тревоги. Он знал — так с ним бывает всегда, когда он подходит близко к счастью. И сейчас он просто знает, что потеря неизбежна. Сейчас она повернется к нему и скажет: ну вот и все… Спасибо. А потом, протянув ему руку на прощанье, даст возможность дотронуться хотя бы до руки сухими от волнения губами. Он ее, конечно, проводит до дома. И останется совершенно один в Вечности, ощущая, как уходит время. Его время. Осталось несколько минут. И все закончится. Только — Волк останется. Если не уйдет от него с этой девочкой-птицей.

Она остановилась и робко посмотрела на него. «Ну, говори же, — обратился он к ней мысленно. — Говори. До свиданья. Мы непременно еще встретимся. Вы знаете, где я работаю». Он проговорил за нее мысленный диалог, и ему стало легче. В конце концов, у каждого из них своя жизнь. И никто не обязан ее менять.

В конце концов, «не изменить направленья пути в земных пределах».

— Вы, наверное, ужас как спешите? — услышал он ее голосок.

— Нет, — сказал он.

«Глупенькая, как я могу спешить… От тебя? Зная, что, может быть, никогда больше не повторится в моей жизни этого вечера?»

— Тогда… Тогда…

Она отчаянно смутилась, и это вызвало в нем новую волну нежности.

— Знаете, — наконец решилась она. — Я хотела посмотреть в последний раз на реку. Понимаете? Скоро зима, и она покроется льдом. И я ее не увижу…

Почему-то ему стало холодно. Он прекрасно понимал, что она имеет в виду. Зиму. Но откуда-то донеслись слова: «Он уснул, подобно Нилу-реке пред холодной зимой…»

«Это просто моя вечная тревога, — постарался убедить он себя. — Когда мне кажется, что именно сейчас, именно в данный момент я нашел то, что искал, вполне естественно, что я смертельно боюсь потерять это. И жизнь, в которой отныне присутствует смысл, может оборваться именно в этот момент».

Эти мысли о смерти, усмехнулся он невесело, почему-то всегда появляются в тот момент, когда — любишь. А он — любит?

Ему стало немного страшно. До этого мига он не думал об этом. Просто — принимал происходящее с ним как дар Божий. Маленький. Может быть, последний…

Но ведь любовь — это порыв, это страсть, а тут — что-то другое. Он украдкой посмотрел на нее. Это просто нежность к птице. Замерзшей, маленькой птице. Летящей одиноко… Просто — желание согреть ее немного в ладонях и заставить сердце биться в такт ее сердцу. Чтобы — почувствовать себя живым…

Или — это и есть любовь?

Она так обрадовалась, когда он согласился, и теперь они шли по улице, ведущей к реке. Они молчали, но почему-то ему казалось, что на самом деле они разговаривают. Просто души всегда разговаривают молча. Приглядываются друг к другу. Опять фантазии, одернул он сам себя. Посмотри на себя. Разве не видно, что ты уже из другого мира? Из мира, где «седой сон» уже близок. А она — наполнена жизнью. Она же птица. Она рвется под облака. Глупо думать, что она относится к тебе серьезнее, чем к случайному спутнику, который согласился прогуляться с ней к реке, чтобы ей не было страшно.

«Глупо, но… Очень хочется!»

— Знаете, — сказала она, — а мне всегда бывает тяжело привыкать к смене времен года. Потом ничего. Но… Я непоседливая, наверное. Мне надо, чтобы все было понятно сразу. Если зима — то зима. А вот это межвременье — слишком зыбкое. Это плохо, да?

— Почему? — удивился он. — Нормальная реакция.

— Я просто думаю, что никогда не стану взрослой. Я пытаюсь, но — у меня не получается. И от этого все мои несчастья…

— А они есть? — спросил он.

— Ну…

Она замялась. Ей не хотелось говорить ему о своих глупых несчастьях. Зачем? Надо было сказать о Бравине. Теперь она начинала понимать, что Бравин был тоже глупой попыткой выглядеть взрослой. А она убеждала саму себя, что это любовь. Просто она не знала тогда, как она, эта любовь, выглядит. Она смотрела, как это у них, у «взрослых». И постаралась слепить себе нечто подобное. А сейчас она узнала. Любовь как теплая волна. Нежность. К этому человеку. Когда хотелось его слушать. Когда важнее всего было — видеть его, всегда, или — просто знать, что ты его вот-вот увидишь… И самое главное — ей было совершенно наплевать, что про нее скажут. И что подумают. Потому что ничего важнее их двоих сейчас попросту не было.

«И может быть, это единственный вечер, — рассудила она. — Зачем я ему нужна? Рядом с ним — наверняка красивые, холеные женщины. Как говорит Фарид — ухоженные… А я? Сверчок на длинных ножках. Страшила. И ко всему — глупая. Права была Тонька — мне надо было умные книги читать, а не сериалы всякие смотреть… А сейчас даже говорить с ним боюсь. Чтобы дурой колхозной не казаться».

Они уже добрели до набережной, не обращая внимания на холод и непрекращающийся дождь.

А там…

Шерри остановилась, замерев от этой красоты. От свободы…

Река была похожа на море. Тут, возле каменной ротонды, не было видно берегов. И над этим величественным, гордым спокойствием сияла в черных облаках луна. Шерри даже показалось, что луна на нее смотрит. Вполне целенаправленно и — по-человечески. С нескрываемым любопытством. Спрашивая: «Ну, как ты, Шерри? Все еще стучишься в открытую дверь? Ты посмотри, Шерри, дверь-то открыта. Входи. Помнишь, ты уверяла нас всех, что готова к этому? Что и жизнь отдать не жаль?»

— Не жаль, — едва слышно прошептала Шерри. — Только где же она открыта? Разве что-то уже произошло?

Луна усмехнулась и промолчала на сей раз. Шерри и сама поняла уже, что надо самой увидеть открытую дверь. Надо непременно самой. Без подсказок.

Она обернулась. Он стоял и смотрел на нее так, что у Шерри заколотилось сердце. С такой нежностью, что и в темноте было видно это нежное сияние его глаз. Так на Шерри не смотрела даже мать. Она все еще боялась поверить в то, что это ей предназначен этот взгляд, этот свет, эта нежность… Она так боялась, что поспешно отвернулась, но… Уже не было сил жить без этого, и она снова обернулась. А он все еще смотрел на нее, и ей нестерпимо захотелось броситься к нему.

Потому что эта самая дверь, оказывается, была совсем не на небе, а тут, на земле. В его глазах.

Она замерла, впервые ощущая страх и в то же время нестерпимое желание броситься к нему и — раствориться в его руках. Он стоял, словно ждал от нее этого, и ей показалось, что ему тоже этого хочется, но он боится, точно так же… И он тоже смотрел на луну, она это видела, и что-то шептал…

— Что… вы говорите? — спросила она, робко подходя к нему ближе.

Он посмотрел прямо ей в глаза и проговорил уже громче:

— Можешь лететь и не бояться больше ничего… Она улыбнулась. Потом тихо спросила:

— Правда?

Он кивнул. Глаза были серьезными и напряженными. Точно он ждал от нее чего-то. «Моего шага в открытую дверь», — догадалась она. И вдруг, порывисто, стараясь не обдумывать именно этот свой шаг, она подошла к нему совсем близко, стараясь забрать в свои глаза всю нежность — из его. Ее руки взметнулись как крылья и обвили его шею, продолжая смотреть ему прямо в глаза. Ей было очень страшно — вдруг ему не нравится то, что она сейчас делает? Вдруг он не прижмет ее к груди и она не почувствует его рук на своей спине?

Он вздрогнул и прижал ее к себе так крепко, словно хотел, чтобы она там, у него на груди, в его сердце, растворилась…

— Ламерик, — выдохнула Шерри, счастливо улыбаясь. Теперь ей и в самом деле было совсем не страшно. Она шагнула в эту дверь — и ничего не произошло. Кроме бесконечного счастья…

— Почему Ламерик? — тихо, улыбаясь, спросил он и нежно погладил ее по голове.

— Ламерик — это символ недостижимого счастья, — пояснила Шерри. — Не отпускай меня, пожалуйста… Я могу снова испугаться.

— Чего? — рассмеялся он, послушно обнимая ее.

— Не знаю… Я трусиха. Я всегда нахожу чего бояться.

— Теперь не надо… Я что-нибудь придумаю, чтобы быть с тобой рядом, — пообещал он. — И Ламерик твой вполне достижимое счастье…

— Правда? — вскинула она на него огромные, счастливые глаза.

— Правда, — кивнул он.

Он понял, как продлить их счастье. Он возьмет два билета. И они поживут в этом Ламерике, раз ей так туда хочется. В конце концов, это материально, а материальное выполнимо.

Он вдруг представил себе, как им будет там хорошо — на берегу озера, и так захотел оказаться в Ламерике немедленно, прямо сейчас, вместе с Шерри…

И все еще боялся поверить, что она в его руках, она подошла сама и в ее глазах — весь свет мира…

— Дай сигареты, — попросил Бравин.

Ничего нет глупее, чем трахаться в машине. Зина приподнялась, потянулась за сигаретами. Бравин почему-то испытал глухое раздражение, глядя па ее полную руку. И на высокую прическу.

— Глупо как-то… Не лето, а мы как уроды бомжующие…

— А ты что хочешь? У меня родители, — огрызнулась она.

— Можно было ко мне…

— Спасибо. Чтобы твоя истеричка ворвалась внезапно. И устроила разнос.

В принципе, все вышло спонтанно. Бравин не смог с собой справиться. И в машине было тепло.

— Вон тем хуже, — хихикнула Зина. — Смотри, стоят, обжимаются… И пойти бедолагам некуда. Старый хрен, отсюда видно. Дома, наверно, супруга. А у девки и хаты нет…

Бравин приподнялся, закуривая, и увидел парочку, вызвавшую такой интерес у Зины.

Они стояли возле ротонды. Освещенные слабым светом луны. Отсюда было плохо видно бесплатное шоу, и Бравин тихо выматерился. Обычно такие типы имеют возможность снимать хату для удовлетворения потребностей. А тут было что-то не то. Как они стояли, точно дождя не было. И вообще — как будто их тут не было.

— Пугануть их, что ли? — с ленивой, плохо скрытой злостью проговорил Бравин.

Он и сам не знал, чем его так разозлила эта парочка.

— Да пускай себе, — рассмеялась Зина. — Нам-то до них дела-а-а… — Она потянулась и сладко зевнула. — Домой надо, — деловито сказала она. И стала одеваться.

Бравин кивнул.

Да. Надо домой.

Там, возле ротонды, мужчина взял лицо девушки в ладони и что-то говорил ей. Бравина разозлил этот жест — лица девицы он не видел, но почему-то ужасно хотелось раздавить эту пару. Как будто они делали что-то, оскорбляющее лично его. Ему недоступное…

Ехать надо было в обратную сторону, и, когда Зина поняла, что они едут в сторону ротонды, она нахмурилась и выкрикнула:

— Куда тебя несет? У нас времени нет! Меня отец убьет…

Но Бравин словно не слышал ее. Он осветил две фигурки у ротонды фарами и коротко, зло гуднул. Девица обернулась.

— Вот это номер, — пробормотала Зина. — Смотри, кто это!

Он сам узнал уже.

Ее лицо, с ослепшими от света фар и счастья глазами. Она продолжала улыбаться и не спешила даже освободиться от рук своего спутника, точно ее совершенно не волновало, что творится вокруг нее. Более того, она и Бравину улыбнулась приветливо, не зная, что именно он за рулем этой бесцеремонной машины.

Он мог остановиться. Выйти и дать им обоим по хорошей порции тумаков. Посмотреть, как они оба превращаются в комки грязи. Унизить их — обоих…

Но рядом была Зина.

Она, словно угадав его намерения, гут же принялась ворчать, что ее точно убьет панаша, и спросила с плохо скрываемой злостью, неужели его все еще заботит Шерри.

— Пет, — буркнул он, проезжая мимо парочки. — С какой стати меня должна заботить эта шлюха?

«И она свое всегда успеет получить… Чтобы узнать, кто хозяин».

Эти мысли его немного успокоили. Но, оставшись один, он долго сидел, уставившись в одну точку. Потом налил себе водки. И мрачно пробормотал:

— Я научу эту суку…


— Муж, — ответила Тоня на Димин вопрос.

Дима удивился тому, как глухо ударило сердце. Он испугался.

— Муж? — переспросил он по возможности беспечно. — Так ты замужем?

— Ага, была, — рассмеялась Тоня невесело. — Приобретала дурной опыт в жизни. Теперь вот иногда в нем просыпаются знойные чувства. Ко мне и к Пашке.

У Димы отлегло от сердца. «Была», — повторил он про себя. Ну мало ли где неразумные, юные леди шатаются по молодости?

— А теперь как? Мужей не прячешь в шкафу, как скелеты?

— В шкафу я прячу только ребенка, — честно призналась Тоня. — С мужьями на будущие двадцать лет завязано. Слишком много неприятных впечатлений…

— Ну вот, — протянул Дима. — А если я захочу быть твоим мужем?

На другом конце замолчали. Он слушал ее дыхание, пытаясь угадать, что она сейчас испытывает. Потом подумал, что она наверняка решила, что он пошутил.

— Я серьезно, — сказал он.

И сам испугался своей решимости. Сейчас она скажет ему: дурак, и повесит трубку.

— Дурак, — сказала она и засмеялась. Но трубку не повесила.

— Почему?

— Потому что, — понятно объяснила она и снова засмеялась.

— Я сейчас приеду, — то ли пообещал, то ли попросил он.

— Ночью? — удивилась Тоня.

— Я же дурак…

— Л, ну если так…

Она снова тихо засмеялась, и он подумал — какой у нее удивительный смех все-таки… Даже не видя ее — можно представить себе, как она выглядит. Смех удивительно ей подходит. Эти рассыпавшиеся колокольчики…

— Шерри до сих пор нет, — сказала она, обрывая волшебство смеха. — Я волнуюсь.

— Она на работе задержалась?

— Нет. Она сегодня встречается с ним…

Дима не знал, кто этот «он». Но спрашивать не стал. Просто вспомнил почему-то про их разговор про открытую дверь. И ляпнул:

— Она вошла в дверь.

— И не знает теперь, как оттуда выйти, — вздохнула Тоня.

— А зачем? Если ей там хорошо?

— А если — нет?

Он хотел возразить, что тогда она бы уже пришла вся в слезах. Но вместо этого снова сказал:

— Я сейчас приеду. Дождемся твоей потерявшейся подружки. И будем решать, что нам с тобой делать. Потому что так дальше продолжаться не может.

Раньше чем она успела опомниться и возразить что-нибудь, он повесил трубку. Оделся и вышел на улицу.

Дождь кончился. Только небо было все равно затянуто тучами, сквозь которые смотрела луна.

— Подглядываешь? — поинтересовался Дима. — Что ж тебе еще делать?

Было уже поздно, на улице почти никого. Один раз на бешеной скорости пронеслась машина, чуть не облив Диму грязью. Он подумал, что люди бывают такими злыми, когда узнают нехитрую истину, что мир принадлежит не им, а Богу. И что они только думали, что им удастся подчинить Его себе. Или — вычеркнуть из мира, который они почитали своей собственностью.

Он сам не знал, почему так подумал. Ему в данный момент было до того хорошо, что, если бы даже его облили грязью с ног до головы, ему было бы наплевать. Он даже пожалел бы этого человека — понимая, что тому просто недоступно это самое счастье. И не будет доступно. Потому что — Дима теперь знал это на все сто процентов, счастье могло быть только принято как величайший дар из рук Бога. Остальное — только подделка.

Он вспомнил, как сам довольствовался раньше этими подделками, пытаясь внушить себе, что это — настоящее… Сколько раз, господи! И — наконец он нашел то, что было настоящим. И теперь не позволит себе это потерять. Никогда.

— Никто не может отнять у человека то, что дал Бог…

Он шел и молился. Слова сами складывались в молитву.

«Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою…»

Он был готов принести любую жертву.

За то, чтобы наконец-то научиться дышать. Научиться жить. И — научиться быть счастливым…


Анька уже спала. Одеяло сползло на пол, рядом валялись «Муми-тролли», а Анька обнимала свою огромную Мишку. И улыбалась во сне чему-то своему. Или их с Мишкой сны перемешались?

Лора поправила одеяло, подняла упавшую книгу. Включила ночник с плавающими рыбками — Анька боялась темноты. Осторожно закрыла дверь в комнату. Вышла в кухню. Андрей даже не позвонил. Она могла бы сама набрать его номер, но почему-то ей было страшно. Как будто совсем не хотелось знать, что сейчас с ним происходит.

— Да, я боюсь, — шепотом призналась она себе. — Боюсь.

Сейчас ей был так нужен этот мир, именно этот. Наверное, когда появляется угроза все потерять, это самое «все» становится необходимым как воздух. Раньше, пока казалось, что это — принадлежит тебе и не может никуда деться, казалось — вот оковы, мешающие тебе двигаться. А теперь…

— Я сама мешала себе двигаться. Только сама. Глупая и самоуверенная Лора. В один момент теряющая все. Даже саму себя.

Ей впервые было грустно по-настоящему. Без примесей злобы, обиды, недовольства. Просто — грустно.

«Значит, на самом деле что-то происходит».

Она вспомнила почему-то давешнее гадание. Ну что ж… Смерть. Ее смерть — кто знает, может, это был бы наилучший выход для них всех?

«Гуд-бай, Америка, оу», — пел по радио Бутусов.

— «Где я не буду никогда», — подпела Лора. А потом они спели всю песню вдвоем, и Лоре стало казаться, что все хорошо, хотя она знала — это не так.

У нее все очень плохо.

Сейчас придет Андрей. И скажет ей, что он любит другую женщину.

Потом, увидев ее слезы, поинтересуется, почему она плачет. Ведь он ей уже давно не нужен. Она станет свободной наконец, зачем же эти слезы?

И даже если она закричит, что любит только его, он ей не поверит. И правильно сделает. Она бы сама себе не поверила.

— Но беда в том, что так оно и есть, — пробормотала она, глядя в черное окно. В темное, покрытое тучами небо, где притаилась вуайеристка-луна. Луна, конечно, подглядывала за ней, Лорой, и усмехалась.

— Ай да Лора, — прошептала Лора, вытирая тыльной стороной ладони неизвестно откуда появившиеся слезы. — Умница Лора. Кра-а-а-асавица… Вот такая вот вся Лора. — И сердито добавила: — Аж саму от себя тошнит…

Она попыталась прийти в себя. Нашла очень много трезвых, нужных, полезных доводов. Она очень честно пыталась это сделать.

Даже успокоила себя почти — ведь это она просто себе напридумывала. Ничего и нет на самом деле. Все в порядке. Он действительно устал просто от ее вывертов. И решил преподать ей урок. Она все поняла. Она будет ласковой, нежной, смиренной. Она научится его любить.

Все изменится.

«Дай мне шанс, пожалуйста…»

Она снова запнулась, как всегда, в молитве, на имени адресата. Вместо «Господа» всегда она вставляла «небо». Или «судьба». Так ей было проще. Спокойнее. Так она привыкла.

И сегодня она хотела сказать так же — но почему-то оборвала себя. Лучше уж и не называть вообще. Он ведь поймет?

За окном царила темнота и одиночество, . Теперь она знала — это слово состоит из двух корней. Одна. И — ночь… Одна в ночи. Это она, Лора. Одна. В вечной ночи теперь будет блуждать.

— Снова твои фантазии, — пробормотала она. — Ты слишком много придумываешь глупостей. Всегда.

«Но как справиться с собой?»

Скорей бы он пришел… Первый раз в жизни Лора очень хотела, чтобы ее муж пришел домой. И помог ей справиться с дурными мыслями.

Первый раз в жизни…

Но почему-то ей вспомнились строчки стихотворения о жене Мольера:


В мужьях держала гения она,

Вполне пренебрегая им.

Теперь в постель легла с другим -

Хоть и не гений он, но малый не из робких.


Строчки больно ударили, в глазах стало темно. Странное дело, когда она читала историю Арманды Мольер и по привычке ставила себя на ее место, Арманда вызывала у нее сочувствие. А теперь — нет. Презрительную жалость — как и к самой себе.

— Он же придет, ничего не случится, — прошептала она. — Он придет. Все будет как было.

Или — снисхождения не будет?


— Какая странная ночь, — сказала Шерри.

— Странная, — согласился Андрей, — Потому что в эту ночь все находят свой Ламерик.

— Не все, — покачала головой Шерри. Ее взгляд стал грустным. — Некоторые ничего не находят. И кричат от боли. Почему-то именно сегодня это ощущается очень сильно.

— Потому что мы…

Он не договорил, боясь произнести это вслух, сделать драгоценную мысль ложью и перестать верить ей. А Шерри не боялась.

— Счастливы? — спросила она улыбаясь.

В ее устах изреченное не стало ложью. Он тихо засмеялся и повторил за ней: да, счастливы. И — пусть это только ночь, единственная, от этого счастье еще острее, и — такое же невыносимое, как боль.

Впрочем, почему одна ночь?

«Потому что ты сам еще не знаешь, как сможешь встроить это счастье, посланное тебе, в размеренный порядок своей жизни. Ты этого еще не знаешь. Твоя жизнь уже не принадлежит тебе. Если бы ты встретил эту девочку раньше…»

Ты бы тогда не обратил на нее внимания, сказал ему Волк. Это ведь он, Волк, нашел ее. А Волк появился только недавно. И хотел только одного — быть с ней рядом. И сделать то, что он должен был сделать, чтобы стать бессмертным.

— Когда я была маленькая, осенью кидала монетку в реку, — сказала она. — Чтобы лето вернулось. Мне казалось, что, если я этого не сделаю, оно заблудится. Как будто лето ищет эти мои копеечки как опознавательный знак в реке… — Она засмеялась. — И знаете что?

— Знаешь, — мягко поправил он, нежно касаясь ее руки. — Иначе я чувствую себя невыносимо старым. Рухлядью. Ветошью. Говори мне «ты»…

Она отчаянно смутилась и одними губами повторила «ты», а потом рассмеялась. И продолжала:

— Однажды я не смогла бросить монетки. Я заболела, и мама не пустила меня гулять. И я так долго болела, что река успела покрыться льдом. Всю зиму и всю весну я боялась, что лета не будет из-за меня. А оно все равно наступило! И… Я не знаю, чего было во мне тогда больше. Счастья, что оно все-таки наступило, или детской обиды, что от меня в этом мире ничего не зависит… Смешная я была, правда?

— Все дети забавные, — кивнул он. — Наверное, это непросто — открывать для себя закон земного бытия… Анька тоже задает странные, философские вопросы.

Он вспомнил об Аньке, и сердце заболело, кольнуло тревогой.

А что будет с ней? Неужели ей придется расплачиваться за его счастье?

И ему стало страшно. Он теперь больше всего на свете любил двух этих женщин, маленьких, странных, смешных, похожих на птиц, запутавшихся в силках. Обе они — такие похожие — были ему бесконечно дороги. И вот он понял, что не сможет не ударить одну из них…

«Что же мы наделали, Волк?»

Что я делаю? Все стало казаться ему сейчас таким эгоистичным, таким мелким. И самое страшное было в том, что выхода он не видел.

И сам себе был смешон — нашелся, право, романтичный юноша, бросившийся в омут с головой… Ведь он взрослый. У него ребенок. Этот ребенок любит его и никогда не будет счастлив, оставшись с Лорой… А Шерри? Разве он может обманывать ее?

— Что-то случилось? — спросила она, точно угадав его мысли.

Он хотел рассказать ей о всех своих сомнениях, но не смог. «Я могу подарить ей хотя бы Ламерик», — подумал он. Сделать ее немножко счастливее.

— Мне просто пришла в голову одна неплохая идея, — улыбнулся он, прекрасно понимая, что эта улыбка не вышла веселой. — Почему бы нам с тобой не поехать на пару недель в этот твой Ламерик?

Она остановилась. Обернулась, точно пытаясь понять, правду он говорит или смеется над ней. Ламерик… Вместе с ним. Разве такое — возможно? Разве случается это? Она даже зажмурилась на секунду, не больше, чтобы увидеть — синее озеро, так близко, как наяву, и белые чайки над ним, и зеленый холм, но самое главное — рядом с Шерри был Андрей. Они сидели с ним на берегу озера. И на ее плечах был его пиджак…

Она не сомневалась — этого не может быть. Такого не бывает. Но — все равно…

— Так ты поедешь со мной?

Она кивнула. И вдруг так защемило сердце, что Шерри с трудом удержалась от крика боли — и почему-то пришло в голову, что «непременно, наверняка, вот сами увидите, не будет никакого Ламерика, а будет — беда…».


Оказавшись перед ее дверью, Дима остановился. «Что я делаю? — Он едва усмехнулся. — Стою перед закрытой дверью. Не решаюсь ее открыть». Да, ему было страшно. Он и не думал, что это вот так — как в омут головой. Все изменится. Назад пути не будет, иначе — если остается возможность отступления — дверь не та…

И вдруг — в самом-то деле — он ошибается?

Ошибается? Но у нее — лицо святой Анны. Он не ошибается. Эта дверь — та самая.

Рука потянулась к звонку.

И в этот Момент дверь открылась.

Она смотрела на него немного испуганно.

Он хотел сказать «здравствуй» и даже попробовал улыбнуться ей, но она смотрела серьезно и словно чего-то ждала.

Он ничего не сказал. Просто притянул ее к себе. Крепко-крепко обнял, поцеловал ее глаза. Она коротко вздохнула и спрятала у него на груди лицо.

Они стояли на пороге, и он понял — что надо войти. Дверь-то открыта.

Или они уже сделали шаг?

— Я… люблю тебя, — прошептал он. — Я не знаю, почему так получилось. Но если я не останусь с тобой, моя жизнь будет бессмысленной и глупой. Зачем она мне — такая?

Она ничего не отвечала, молча плакала. Он испугался.

— Почему ты плачешь? Я сказал что-то не так?

Она покачала головой и прошептала:

— Нет. Это защитная реакция организма. Он просто успел привыкнуть к несчастьям. И теперь начинает привыкать к счастью…

На несколько минут им обоим показалось, что они и на самом деле только что открыли эту дверь и сильный ветер почти сбил с ног, а за дверью оказалось бескрайнее небо… Им стало страшно. И Тоня еще сильнее прижалась к нему, уже боясь потерять. И зная по собственному жизненному опыту, что наверняка потеряет.

— Какая жалость, — вырвалось у нее вслух.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Жалость? — переспросил он. — Ты о чем-то сожалеешь в такой торжественный момент?

Она засмеялась.

— Момент, конечно, весьма торжественный, — согласилась она.

— Да вот именно, что со мной, например, такое случается не часто… Я объясняюсь в любви далеко не каждой девушке…

— Через одну? — лукаво посмотрела на него Тоня.

— Через пять…

— Я шестая?

«Сейчас мы смеемся, а через неделю… Или через месяц. Или — не важно когда, но произойдет это непременно. Я ведь невезучая, да?»

Она сама не знала, кому задавала этот вопрос, и даже смирилась с тем, что ответа не получит. И ей действительно было страшно привыкать к его рукам, и к нему, и к счастью — потому что пусть уж лучше не будет ничего, чем — все, обреченное на потерю…


«Ламерик»…

Шерри пробовала это слово на вкус, заменяя им другое. Впрочем, ей оба слова нравились, а еще ей нравилось произносить его имя. Она и не знала никогда, что это имя такое прекрасное, такое оригинальное, такое… Она засмеялась. Первые лучи солнца пробивались сквозь завесу утренних сумерек, и улицы еще были почти пустынными, и еще очень хотелось спать. Потому что, когда Шерри заснет, она снова увидит его — и все-все повторится, а еще перед сном можно помечтать о Ламерике.

«Это… правда?» — «Да». — «Все-все правда?»

Она засмеялась. Это — правда. Кто вообще сказал, что в ее жизни будут только серые дни? Кто все решил за нее, отведя именно ей самое скромное место?

В ее, Шерриной, жизни теперь все будет по-другому. Она научится любить, и она еще многому научится!

Она увидела перед собой плакат, на котором белокурая красотка с идеальными зубами что-то рекламировала, и показала этой самодовольной дуре язык.

— Вот так, — сообщила она ей. — Ты думаешь, все на свете принадлежит тебе и таким, как ты? А вот и нет… Нам тоже находится место в уголочке неба, поняла?

Ей показалось, что рекламная красотка презрительно скривилась, но Шерри это мало волновало. В конце концов, может, ей Шеррино счастье кажется глупым? Наверное, для этой девицы счастье — нацепить на себя шмотье из бутика да увешаться с ног до головы драгоценностями…

Шерри ее даже жалко стало.

— Знаешь, — доверительно прошептала она. — Я раньше тоже была такая же дура. В твоей жизни тоже все изменится. И ты узнаешь, как здорово стоять возле подъезда рано утром и разговаривать с рекламным плакатом… И думать об одном человеке, с которым вы поедете в сказочное место, вдвоем, и… Ладно, мне пора. Наверное, я вообще сейчас выгляжу как идиотка. Пока…

Она взбежала по ступенькам и остановилась перед дверью. Нашла ключ, чтобы не разбудить Тоню. Открыла дверь. На цыпочках прошла в комнату и достала свою сумку, в которой хранились документы.

Надо было как можно скорее найти паспорт. Без него Ламерик откладывался. А Шерри совсем не помнила, куда его задевала, этот дурацкий паспорт.

В квартире было тихо и сонно. На столике стояли две чашки, в одной на дне остался недопитый кофе. Шерри многозначительно хмыкнула и покосилась на дверь спальни. Дверь была плотно закрыта.

«Спи-и-ит», — с легкой завистью подумала Шерри и тихонько засмеялась. На одно мгновение она представила себе, как было бы сладко сейчас нежиться в кровати, под мягким и теплым одеялом… Она даже легонько зевнула, но тут же встряхнулась — в конце концов, как любила говаривать ее мама, в гробу отоспишься, Шерри… Сейчас не до сна. Где же этот чертов паспорт?

Она перерыла сумку — чего там только не было! И какие-то бестолковые бумаги, и счета, даже чеки из супермаркета, только паспорта вот не оказалось! Шерри запихнула всю гору ненужных бумаг назад и села, нахмурившись.

— Надо же быть такой бестолковой и легкомысленной, — посетовала она шепотом. — Кажется, я его потеряла. Или оставила у Бравина в квартире.

Второй вариант ей нравился больше. По крайней мере, она сможет его там найти. Ключ-то у нее есть. Выберет время, когда Бравина не будет дома. Но — если она все-таки его потеряла? Ламерик откладывается, да?

Она стукнула кулачком по коленке.

— Нет уж, дудки…

Она снова вскочила и закружила по квартире в бессмысленных, хаотичных поисках.

— Ты чего? — услышала она тихий голос Тони.

Та стояла на пороге спальни, в халатике, с распущенными волосами. Мягкая, сонная и счастливая.

— Паспорт потерялся, — сообщила Шерри. — А он мне жизненно необходим именно сейчас… Ты не видела его?

Тоня задумалась. Она попыталась вспомнить, видела ли она вообще этот паспорт, и не смогла… Беспомощно развела руками:

— Нет, Шурка, я не помню… Может, он у тебя в сумке лежит?

— Не-а, ничего там не лежит, кроме хлама ненужного, — вздохнула Шерри. — Похоже, в порыве чувств и экзальтации я забыла его у Бравина… Придется тащиться туда. Заодно и вещи заберу…

— Хочешь, я с тобой съезжу? — предложила Тоня. — Вдвоем веселее…

— Вот еще, придумала, — усмехнулась Шерри. — Нет, Тонь. Спасибо тебе… Но…

Она и в самом деле была ей благодарна, только все Шерри сейчас должна была сделать сама. И послать Бравина навсегда в края, откуда нет возврата к Шерри. И выдержать взрыв его эмоций. Только так она, Шерри, перестанет быть глупой девочкой. Вырастет и станет достойной и Ламерика, и Андрея… И Волка, про которого он ей рассказывал.

— А где ты была всю ночь? — поинтересовалась Тоня, потягиваясь. — Давай рассказывай…

— А с кем ты тут пила кофе на ночь, прекрасно, сознавая, что это вредно? — передразнила Шерри.

Тоня рассмеялась.

— Я же в пределах квартиры, — показала она ей язык.

— А мне вот было мало квартиры. Мне надо было неограниченное пространство, — парировала Шерри.

Ей очень хотелось рассказать все Тоне — и про луну над ночной рекой, и про Андрея, который ведет себя иногда как мальчишка, и про то, как они забрались на парапет и там изображали парочку волков, и про то, что у Андрея очень сильные и нежные руки, а еще — про Волка, который помог ему найти ее, Шерри, и почувствовал ее… Но это было так длинно, а ей надо поехать к Бравину…

Она потом все расскажет. Когда вернется.

Она вдруг почему-то очень сильно ощутила любовь. К Тоне. К этой квартирке, такой нелепой и бедной. К огромному шкафу, пережившему уже стольких хозяев и потому надменному. К пятну на потолке. К дивану, на котором сидела собака, подаренная ей Андреем. И — все это было из-за него, Андрея, вся эта любовь… Просто ее было так много, и она была такая огромная, что не помещалась в Шерри.

— Слушай, Тонь, я же хотела эту собаку подарить Пашке! — вспомнила она.

Она бросилась к собаке — радуясь тому, что может отдать часть нежности тому, кто заслуживал ее более всех. Схватила, чмокнула в черный мягкий нос, прижалась к плюшевой шерстке щекой. И протянула Тоне:

— Вот…

— Зачем? — прошептала Тоня. — Это же твоя… Шерри помотала головой:

— Нет. У меня теперь так много есть, Тонь. У меня… Она уже хотела начать ей рассказывать — и про Андрея, и про Ламерик, и про то, что теперь ее жизнь изменилась самым волшебным образом, но, подумав, замолчала.

Потом.

И — даже Тоне она боялась рассказать о своем счастье, потому что — счастье ведь подобно пугливой птице, вдруг испугается Шерриных слов или она скажет что-нибудь неправильно, грубо — и птица эта диковинная улетит?

И она тихо, почти шепотом, сказала:

— У меня теперь есть Волк.

Тоня не расслышала. Или не поняла. Но взяла эту собаку из Шерриных рук и обняла ее. «Для Шерри это почему-то очень важно сейчас, — подумала она. — Странно, ведь еще недавно Шерри была обычной. Слегка взбалмошной. Эгоистичной и жадноватой… Что с ней случилось? Или — это в самом деле было с ней из-за жизненных обстоятельств? А теперь — словно жизнь решила согреть ее солнечными лучами и Шеррина душа распустилась, подобно цветку…»

— Спасибо, — сказала она вслух, улыбаясь Шерри.

Шерри хотела еще что-то сказать, и на минуту ей стало так жалко расставаться с Вестой — даже рука дернулась вслед, но она сдержалась. Это прежней Шерри было жалко. А нынешняя была так богата, что ей хотелось всех сделать счастливыми, хоть на несколько мгновений, и ради этого Шерри сейчас и жизнь отдала бы, не то что Весту.

— Ее зовут Веста, — сказала она.

— Одевайся теплее, — посоветовала Тоня. — Обещали похолодание… Хочешь, возьми мою куртку и джинсы…

— Спасибо, но я уж так добегу. Не замерзну. Там и переоденусь. Заодно вещи заберу…

«Только надо узнать, какая погода будет в Ламерике», — подумала она и счастливо улыбнулась, повторяя про себя это чудесное слово, звучащее для нее сейчас как слово «любовь»… Так же. Одинаково.

ГЛАВА 9

Он пришел утром.

Лора не спала всю ночь. Ощущение неминуемости потери не оставляло ее. Она даже не плакала — хотя очень хотела бы, но изнутри ее просто съедал сухой огонь, и от этого некуда было деться.

Она вставала, курила, смотрела в черное окно и пыталась заплакать, но вместо этого только вслушивалась в боль, которая заполняла ее с каждой минутой этой ужасной, дождливой, тяжелой ночи все сильнее. Мирно и безмятежно спала Анька — Лора подходила к ее кроватке, пытаясь успокоиться, но и это не помогало. Мысли почему-то возвращались к Андрею, и снова ее одолевала ярость — он даже на Аньку сейчас наплевал…

Потом она подумала, что с ним что-то случилось. Сначала ее даже немного успокоила эта мысль, примирила с его отсутствием — но затем она испугалась, потому что, в самом деле, мало ли что могло произойти? Она даже собиралась позвонить куда-нибудь — в милицию, в больницу, в морг, наконец, но от вида телефона к горлу подкатил страх, смешался с болью, превратился в комок тошноты, и Лора отпрянула от этой «вероятности». Нет. Она почему-то вспомнила, как в какой-то книге, которую ей давала Верочка, прочитала — страх притягивает несчастья. То есть — кто чего боится, то с тем и случится…

Ночь тянулась медленно, Лоре даже казалось, что она никогда не кончится. Она пыталась посмотреть телевизор — но там по всем программам шли триллеры или любовные драмы, где все героини стали похожими па Лору, а все герои — на Андрея. И Лоре это не нравилось: «В любом случае твоя жизнь сегодня ночью может измениться. Совсем не в лучшую сторону. Да, Лора, совсем не в лучшую…»

Словно в насмешку, героиня на экране сказала, глядя Лоре в глаза:

«Я раньше никогда и не думала, что в один момент весь мир может дать трещину… Как корабль, который затонет в считаные минуты…»

Лора щелкнула пультом.

— Пошла ты с такими откровениями, — прошептала она.

В квартире теперь стало тихо. Где-то капала вода. И даже в этом невинном звуке Лоре померещился намек на происходящее с ней. Так, по каплям, сейчас исчезает все, что Лора строила. Что создавала.

Она попыталась заснуть, чтобы не думать. Честно просчитала слонов, медленно бредущих в никуда и уносящих в это никуда саму Лору. Но мысли пробивались через этих слонов или вовсе прикидывались погонщиками и нагло усмехались Лоре — а вот и мы, твои черные предчувствия, и никуда ты от нас не денешься…

Входная дверь хлопнула в шесть утра.

Было еще темно.

В этот момент Лора окончательно пришла к выводу, что его уже нет в живых.

Но он вошел в комнату, включил торшер и увидел ее. Лора, к собственному удивлению, обнаружила, что ее настроения меняются с быстротой ветра. От «слава богу, жив» молниеносно она перескочила на «лучше бы умер»… Он был растерян. Слегка виноват. И отвратительно, нахально счастлив.

В нем почти ничего не изменилось, кроме взгляда. И улыбка, которая раньше появлялась только на его губах, когда он думал, что его никто не видит, теперь была везде. Она заполняла его. Она не помещалась в нем. Она просто пыталась заполнить вокруг собой все, включая и Лору.

— Привет, — сказал он. — Прости, что не позвонил…

Она не ответила. Только усмехнулась.

— Будешь врать? — поинтересовалась она, нарочито равнодушно потягиваясь.

Он сел, не снимая плаща, на краешек кресла, достал пачку сигарет — смятую и, как выяснилось, пустую.

— Нет, не буду, — сказал он. — Так вышло. Наверное, я полюбил другую женщину. Наверное, я должен тебе это сказать сейчас. Потому что — нам надо с тобой решить, как мы будем жить дальше…

На одно мгновение стало легко — то, самое плохое, уже случилось. Она даже нашла в себе силы улыбнуться. Но потом обманчивая легкость прошла. Она попыталась встретиться с ним взглядом — но тщетно. Он старался смотреть в сторону. Ну и правильно, подумала она. Правильно. Ощущение вины — самый большой сейчас ее союзник, Она знает это по себе. Ей хотелось крикнуть: ну и что, я тоже тебя не люблю, однако это не повод рушить всю жизнь! Жизнь важнее какой-то там любви!

Но Лора промолчала. Она продолжала молча стоять, как истукан на острове Пасхи, с таким же бессмысленным и глупым лицом. Как будто ожидая продолжения. Или пытаясь сделать вид, что оглохла и ничего не слышала. Да и вообще — были ли эти слова?

Андрей тоже молчал, отвернувшись к окну, нервно теребя пустую пачку. Лора стряхнула с себя оцепенение.

— Сварить тебе кофе? — спросила она как ни в чем не бывало.

Сначала он кивнул.

Потом, когда кофе уже булькал в джезве, он снова повторил:

— Лора, ты меня слышишь? Я полюбил другую женщину.

— Тсс, — улыбнулась она, продолжая смотреть на кофе. — Что ты как маленький? Сотни мужчин однажды решают, что полюбили другую. И не бегут, как подростки, сообщать об этом утром своим женам. Милый, твои интрижки на стороне…

— Это не интрижка, Лора!

— Твои интрижки на стороне, — продолжала Лора, снимая кофе с огня и думая: «Главное — выдержка, спокойствие и терпение, что бы он сейчас ни начал плести…», — не делают чести ни тебе, ни мне, и я охотно бы оставалась в неведении относительно твоих сексуальных побед… Но — если ты хочешь об этом поговорить, давай поговорим.

Ему хотелось взорваться, даже ударить ее. Она видела, как трудно ему сдерживать себя. И даже немного испугалась. Но надо было продолжать бороться за себя. За свою жизнь.

— Ты путаешь, Лора, — тихо проговорил он. — Интрижки у тебя. А у нас другое…

Как он мог ей это объяснить словами? Когда кажется, что небо опускается на ладони и где-то далеко, в Ламерике, поет женский голос — а они вдвоем слышат одну и ту же песню, грустную и в то же время — уводящую их обоих прочь, туда, к звездам, и ничего не надо, ничего не хочется — потому что молчит голос плоти, и только души соприкасаются, как ангелы, крылами, вдруг став девственно чистыми…

Как это объяснить Лоре, ходячей плоти, разлагающейся, в отличие от души, которая бессмертна. Лоре, для которой любовь уже давно стала страстью, потеряв при этом свой свет негаснущий.

Он не виноват, что только недавно стал понимать разницу между ними, любовью и страстью. Только тогда, когда встретил взгляд огромных глаз и детскую, насмешливую улыбку и прикоснулся к ее руке губами… Если бы Бог даровал ему это понимание раньше! Не было бы Лоры. Но — и Аньки бы не было. И он снова понял, что, может быть, все их страдания, вся их ложь взаимная — были во имя Аньки, а значит, были вполне оправданы. И Бог простил их. И дал ему это щемящее, крылатое чувство.

Но Лоре этого не объяснить. Она не поймет этого. Не укладывается в систему представлений о жизни, и наплевать, что эти самые представления упрощены до примитивизма…

— Давай пить кофе, Лора, — устало сказал он. — А поговорить мы всегда успеем. О любви. И о том, как нам все-таки теперь быть…


Шерри торопилась. Она летела по улице, точно на крыльях. Улица уже заполнялась людьми. Раньше Шерри чувствовала себя одной из них. Такой же. Она ничем не отличалась от этих озабоченных, или веселых, или легкомысленных женщин. Она была одной из них. По сейчас Шерри была просто одной. Любимой. Любящей… Она остановилась, чтобы вслушаться в тихую радость, бьющуюся подобно птичке в ее сердце, и тихо рассмеялась. Ей вдруг захотелось остановить этих женщин и сказать им: «Послушайте! Я ведь тоже не знала, что именно со мной это произойдет. Что я окажусь перед открытой дверью. Знаете, милые мои, вы не бойтесь. Открывайте эту дверь. Там — такой свет и такие чудеса, что не пожалеете! Главное — не ошибиться. Но, я думаю, вы не сможете ошибиться». Она бы им многое сказала, да, но к чему это, если можно хотя бы попробовать согреть их замерзшие сердца своей улыбкой, вложив туда по капельке нежности, которой теперь так много в ее сердце?

Она дарила им эти капельки, и некоторые улыбались ей в ответ, а некоторые почему-то хмурились озабоченно или смотрели на нее недоуменно…

Перед дверью в бравинский подъезд Шерри остановилась — ей стало немного страшно и почему-то ужасно противно. Она вспомнила, какой была с Бравиным. А вдруг он сможет ее убедить и она согласится с ним, снова станет той, прежней, глупой и пустой Шерри, ничего не знающей о Волке? Но разве это теперь возможно?

Дверь стояла перед ней, закрытая и массивная, и надо было войти. Иначе, если Шерри не переступит через эту змею, она не будет свободной.

— В конце концов, это надо будет когда-нибудь сделать, — сказала она себе.

И тут же подумала, что можно было прийти сюда с Тоней. И с Тониным Димой. Только не с Андреем. Вот с ним она никогда не согласилась бы посетить место ее обитания. Вдруг он, увидев Бравина и поняв, что Шерри тут была другой, разлюбит ее?

Да и какая глупость ей пришла в голову! Тащить сюда Тоню и Диму… Как будто она боится. А она совсем не боится. Нисколечки. Ни капельки.

Она набрала комбинацию цифр на кодовом замке. Дверь открылась, простонав.

— Ну вот, и все дела, — рассмеялась Шерри. — Дверь я открыла, вот вам всем…

И она уверенно и легко зашагала вверх по ступенькам.


«Все будет нормально».

Она же не говорит — хорошо. Просто будет как было. Ничего не изменится… Но — там, внутри, кто-то сказал Лоре, усмехаясь: ничего не будет нормально, детка, и ты это знаешь. Ничего не будет как прежде.

Лора остановилась, пытаясь заставить голос замолчать. Все будет как прежде. Она повторила это уверенным голосом. Анька, уныло ковырявшая вилкой омлет, подняла на нее удивленные и испуганные глаза.

— Ешь, мы опаздываем…

Получилось грубее, чем ей хотелось бы. Она попыталась смягчить интонации улыбкой.

— Ешь, а то мы не успеем, — повторила она.

Анька послушалась, но сейчас Лоре показалось, что в этой покорности все равно содержится вызов. Анька ведь — папина дочь. Он ее не бросит, подумала она. Никакая на свете женщина не сможет заставить его бросить Аньку. Никакая — даже самая великая любовь…

Ей стало легче от этих мыслей, но лишь чуть-чуть — все равно ее одолевало беспокойство. Где он сейчас? Уехал на студию, как сказал, или… Лора, которая сама столько раз лгала, теперь чувствовала себя униженной, когда лгали ей. Теперь она будет всегда видеть рядом с ним ту, другую… Зачем он ей это сказал?

Внутренняя истерика снова усилилась.

— Да быстрее же, — сорвалась она на Аньку. — Что ты ковыряешься? Мы опоздаем!

Анька втянула голову в плечи, испуганно, и тут же встала, засеменила в свою комнату. Лора почувствовала острую жалость к ней — она-то была тут ни при чем…

Всю дорогу Лора молчала, до самой школы, и только там позволила себе нежность по отношению к дочери — обняла ее, поцеловала и сказала:

— Я заеду за тобой…

Анька кивнула, равнодушно и покорно, и, пока она шла по дорожке, пока не скрылась за тяжелой школьной дверью, Лора стояла у машины, провожая взглядом ее фигурку. «Даже ребенок от нас устал», — подумала она.

Как же им теперь быть?

Она чуть не выкрикнула это, выплеснув вместе с криком и обиду за происшедшее с ней. Мимо шли спокойные люди, их существование в этом мире было тихим, незыблемым, неизменным. И только ее, Лорина, жизнь в данный момент катилась ко всем чертям, и никого это не волновало.

Лоре даже поговорить не с кем было.

Только Дима. Только Верочка Анатольевна. С Димой говорить на эту тему глупо, и вообще надо с этим завязывать. Хотя бы на время.

Она подумала и достала мобильник. Диме она все объяснит, он поймет. Потом, позже.

Она набрала номер Веры Анатольевны.

В конце концов, она мудрая женщина, она посоветует ей, что делать…

«Да брось, Лора… Что она тебе посоветует? Она же не ЛЮБИТ тебя. Тебя вообще никто не любит. Даже Анька…»

Эти слова обожгли, Лоре стало жарко — кровь прилила к ее щекам — и нестерпимо стыдно.

Она даже остановилась. В глазах потемнело, она мотнула головой, стараясь прогнать ощущения стыда и боли, и пробормотала:

— Тоже мне новости в цветоводстве… Я это знаю давно. Я живу с этим.

И почему ей вдруг именно сейчас стало вот так невыносимо это осознавать?

Рука потянулась к сигарете. Пустая пачка… Лора забыла, что сигареты надо купить. Лора вообще сегодня про многое забыла. И про то, что она есть в пространстве, — почти забыла…

Она вышла и направилась к киоску, на котором сверкала гордая надпись «Эксклюзив Мальборо лайт».

Мысли продолжали вертеться вокруг Андрея — «черт бы побрал его, и его шлюху, и все, с ними связанное», — и Лору даже поташнивало от этого кружения. Она даже не сразу среагировала, когда перед ней выросла чья-то тень.

— Здравствуй, — сказали ей, и Лора вздрогнула.

— Ты… следишь за мной? — выдавила она улыбку, хотя ей почему-то стало страшно. Потому что — и на самом деле эта его способность появляться рядом с Лорой в самых неожиданных местах начинала ее настораживать.

Он усмехнулся — одними губами, как умел только он, оставив глаза холодными и равнодушными. Его лицо ничего не выражает — как маска, снова подумала Лора. И если подумать, он похож на идиота. И может быть, он и есть идиот. Он ведь не говорит — действует. От воспоминаний о «действиях» ее снова бросило в жар, и он заметил это — усмехнулся, продолжая молча смотреть на нее.

В этой своей дурацкой кепке.

— У меня кончились сигареты, — проговорила Лора, словно извиняясь.

«Что со мной происходит, когда я вижу этого человека перед собой? И почему мне кажется, что и не человек это вовсе… Словно это тот самый мистер Death, он притягивает меня и отталкивает, и я все равно знаю, что я в его власти, рано или поздно я засну в его цепких объятиях…»

Ей даже показалось, что он прочитал сейчас ее мысли, его губы неслышно прошептали — «навечно», но — только показалось. На самом деле он достал из кармана пачку этих ужасных, дешевых сигарет без фильтра, которые Лора ненавидела, от которых ее бил сухой кашель, и протянул ей. И она взяла. Сразу же закашлялась.

— Нет, я не могу их курить, — пробормотала она. — Это извращение…

— Я думал, тебе нравятся извращения, — сказал он первые слова за их встречу.

Она выбросила окурок, вздохнула и сказала:

— Думай и дальше, если тебе так нравится.

Обошла его и двинулась к киоску. Купила у молоденькой продавщицы пачку «Мальборо», вернулась.

Он продолжал стоять, в той же позе, с тем же выражением лица, с той же улыбкой на губах.

Точно знал, что Лора сейчас вернется.

И когда она действительно вернулась, посмотрел на нее и спросил:

— Ну что? Пошли?


«А страшно ведь, — сказала себе Шерри. — Это я просто храбрюсь. На самом деле — очень даже страшно».

Но думать о страхе было нельзя. Она на всю жизнь запомнила слова своей бабушки — страх есть только один, перед Господом. Остальные-то наши страхи — все от лукавого…

И сейчас, как в детстве, Шерри почудилась ехидная, скользкая улыбка этого «лукавого», и этот «лукавый» был похож на Бравина. Такой же самодовольный, и в сердце его не было любви.

А у нее теперь она жила, эта чудесная любовь, теплая, трепещущая… Как бабочка. Как ангел. И — бояться было подло по отношению к ней, этой бабочке-ангелу.

По отношению к собственным, таким чудесным, крыльям.

Шерри открыла дверь — «кстати, надо оставить теперь эти ключи. Они ведь мне больше не нужны. Мне теперь вообще ничего не нужно в бравинском мирке. Пусть сам живет тут, в своем болотце…». В квартире никого не было, и Шерри вздохнула с облегчением. Ей совсем не хотелось с ним встречаться.

Она прошла в комнату. Ничего не изменилось. В углу торчала боксерская груша, новомодный тренажер, на котором Бравин упражнялся, когда рядом не оказывалось другой «боксерской груши», по имени Шерри. Воспоминания об этом были невеселыми, и еще — Шерри было теперь стыдно, что она так долго позволяла себя унижать… А может быть, потому и появился сейчас Андрей, со своим чудесным Волком, что Шерри слишком долго страдала вот в этом доме, где пахло только Бравиным? Его дезодорантом, его телом, его духом? «Души-то у него не было никогда, только дух…»

Ее не давила эта атмосфера — словно теперь была другая Шерри, а та, маленькая, запуганная, глупая — осталась в прошлом. Со своими нехитрыми, дурацкими мыслями и желаниями, она оставалась в воздухе этой квартиры, и Шерри-теперешней было ее нестерпимо жалко. Она взяла бы ее с собой, как младшую сестренку, но там, с Андреем, Шерри не могла быть прежней. Она не имела на это права.

Шерри посмотрела на часы. Да, скорей всего, Бравин уже уехал «на фирму». Шерри усмехнулась, вспомнив, как значительно это звучало в бравинском исполнении. «Я на фирму…» А фирма-то была — небольшая, сигаретно-водочная…

А раз он туда отправился, у Шерри достаточно времени, чтобы найти свой паспорт. Он не скоро вернется. Не раньше обеда.

Она попыталась вспомнить, куда могла засунуть свои документы. Открыла ящик один — там валялись какие-то бумаги, Шерри просмотрела их, бегло, — паспорта не было.

Во втором почему-то лежали тонкие брошюры — из серии «Как стать богатым, заработать миллион, увеличить мускулатуру» и прочая фигня. Шерри усмехнулась.

Она уже устала от путешествия в мир Бравина. Там было скучно. Она сейчас не понимала, как же это получилось, что она так долго пребывала в этом мире? Или сама была тогда скучной?

Паспорт она нашла в самом неожиданном месте — он лежал в баре, и Шерри бы его ни за что не нашла, если честно. Ей показалось, что кто-то подсказал. «Там, за бутылкой „Хеннесси“. Она даже пробормотала одними губами — спасибо, неизвестно кому, но — ей показалось, это был Волк. А еще ей послышалось встревоженное „уходи!“, и в сердце кольнула тревога, но она погасила ее. „Перестань, чего бояться“, — попыталась успокоить она себя. Она накинула куртку и уже собралась уходить, но — дверь открылась.

Да, она открылась, и на пороге появился Бравин собственной персоной. Его фигура закрыла дверной проем — «точно дверь от меня закрывает», пришло ей в голову. В горле защипало, как всегда, когда начинал подступать страх, чертов страх, гадкий страх…

Бравин смотрел на нее сощурившись. Сначала удивленно, потом вопросительно, потом — обрадованно (но радость эта была какой-то злой и угрожающей) и, наконец, спросил:

— Что ты тут делаешь?

Он не спросил: «Ты вернулась?» Именно так — что ты тут делаешь? Шерри хотела сказать: «Да ворую у тебя сбережения» или еще как-нибудь пошутить, но — под его тяжелым взглядом теряла остатки мужества, и себя тоже — теряла.

— Я за паспортом, — сказала она и с ужасом обнаружила, что ее голос дрожит, как будто она, Шерри, делает что-то постыдное и совсем-совсем неправильное. — И за своими вещами, — добавила она.

— Есть куда податься? — холодно усмехнулся он.

Она кивнула:

— Есть, да…

«Что со мной происходит? — с тревогой подумала она. — Он давит меня взглядом… Еще минута — и вернется прежняя Шерри. Я не хочу».

Она зажмурилась, пытаясь увидеть Андрея, точно звала его на помощь. Но — Андрея не было. Увидела она совсем другое. По заснеженной равнине летел белый волк. Он спешил, он так торопился, точно боялся не успеть.

В его глазах сверкали опасные огоньки, и Шерри вдруг поймала себя на том, что ей стало спокойнее. Она открыла глаза — «теперь я знаю, Волк бежит сюда, ко мне, на помощь», — и спокойно улыбнулась.

Бравин недоуменно поднял брови и выпрямился.

— Нашла нового папика, маленькая б…?

Он шелестел словами, и слова были мерзкими, скользкими. И Шерри подумала — он сам мерзкий и скользкий, и любые слова становятся такими же… И еще подумала — как она могла спать с этим человеком, ведь он способен и других превращать в животных, подобно тому, как Мидас превращал все в золото, так этот — превращает все прикосновением руки в дерьмо… И Шерри была с ним? Он дотрагивался до нее? Какими же волшебными были руки Андрея, вернувшие ее в человеческое состояние…

— Говори что хочешь, — сказала она спокойно. — Твои слова так же омерзительны, как твои мысли. Как ты сам. И… пропусти меня. Меня ждут.

Волк мчался быстрее, и Шерри видела — он торопится, он боится не успеть Шерри на помощь.

«Да не волнуйся, Волк, что он мне сделает?» — сказала она ему.

— С кем ты разговариваешь?

— Не твое дело, пусти…

Он усмехнулся.

— Сначала покажи, что ты взяла у меня, сучка, — проговорил он. — Ты же воровка… Я тебя знаю.

— Я ничего не брала твоего, — отрезала она, почему-то краснея. Подозрения в воровстве были тоже постыдными.

Все, что исходило от этого человека, было тягостным и постыдным.

«Я с ним жила», — напомнила она себе. Зачем она это сделала? Острая волна жгучего стыда окрасила щеки, и Шерри почувствовала в уголках глаз слезы.

— Пусти, меня ждут…

— Я сказал, покажи сумку. Она разозлилась.

Зло вытряхнула содержимое на пол.

— Смотри, козел…

Зря она это сделала… Теперь, чтобы уйти, ей надо собрать все с пола. Он смотрел сверху, и, что самое гадкое, переворачивал ее вещи носком ботинка. Это было так унизительно, что Шерри захотелось броситься на него, самой превратиться в волчицу, перегрызть этот кадык на его шее… Ей даже почудилось, что она зарычала угрожающе. Или — кто-то рядом зарычал? Коротко. Совсем коротко и тихо, но так, что по спине поползли мурашки от близости опасного чуда.

— Это ты на меня, что ль, рычать вздумала? — услышала она.

Она старалась быстро собрать вещи, но вдруг закричала от невыносимой, резкой боли. Носок ботинка, как в страшном сне, снова двигался в ее сторону. И по лицу текло что-то горячее. Она догадывалась, что это — кровь…

«Волк!»

Она попыталась встать, но он опрокинул ее — новым, сильным, болезненным ударом ноги.

«Нет в этом мире Волка. Нет и любви. Нет открытой двери… Есть только бравины. Их много. Глупо верить чудесам — ты большая девочка…»

От этих мыслей Шерри становилась прежней, но они появлялись — помогая отчаянию. «Лучше лежи, — советовал внутренний голос. — Он успокоится. Ему ведь главное — унизить тебя. Указать тебе место в своем мире. Не вставай. И это кончится…»

«Но как вырасти крыльям, если ты позволил оттолкнуть себя от двери? Как им вырасти на согнутой спине?»

«Лучше умереть, чем жить среди крыс в туннеле…»

Она встала. Было нестерпимо больно. «Это ничего, когда крылья растут, всегда больно».

Медленно выпрямилась. Его глаза были рядом. Красные, маленькие, злые.

И сам он был смешным. Она вдруг поняла, как он смешон — разъяренный, что-то пыхтящий, воображающий себя самым сильным. А Волк был уже рядом. Совсем рядом. Она ведь слышала его рычание совсем близко… Или — это она рычала?

Она засмеялась. Сама почти не понимая уже от боли, почему ей так смешно. Наверное, потому, что эти ублюдки бра-вины ничего не знают об открытой двери, в которую от них можно убежать. Тем более — когда ты уже на пороге…


Вера Анатольевна решила устроить себе маленький праздник. «Ну да, — думала она, надевая свой праздничный костюм, подкрашивая губы, — в моей жизни так мало праздников, и приходится заботиться о себе самой…»

Она долго примеряла шляпку — красную, экстравагантную, с огромными полями, «английскую». Шляп у нее была целая коллекция, и у каждой — собственная национальность. Например, надевая маленькую и круглую, Вера Анатольевна ощущала себя француженкой. И вообще — шляпки помогали ей забывать о своей старости…

Ах, зачем она об этом вспомнила? Она усмехнулась, совсем невесело.

Но — нет, сегодня праздник.

Она кокетливо подмигнула своему отражению, взяла в руки маленькую, изящную сумочку и вышла из квартиры.

На улице было холодно и сыро, в воздухе ощущалось приближение снега, но Вера Анатольевна запретила себе обращать внимание на такие мелочи.

Она дошла до своего любимого кафе — «Прекрасная шоколадница», толкнула дверь со старинным колокольчиком. Колокольчик приветливо звякнул, и Вера Анатольевна улыбнулась. «Сегодня чудесное утро», — подумала она.

Ее любимый столик у окна был свободен — народу вообще было еще мало. Она заказала чашку горячего шоколада и круассаны, и ко всему этому еще маленький кувшинчик густых, деревенских сливок. Очаровательная девушка, одетая в старинном, пейзанском духе, принесла ей все это с вежливой улыбкой, и Вера Анатольевна приготовилась блаженствовать. За окном становилось все пасмурней и пасмурней, и это серое небо начинало уже действовать на Верино безоблачное настроение — появилась откуда-то невнятная, но настойчивая тревога, от которой Вера Анатольевна тут же постаралась избавиться.

Она даже решила отвернуться от окна, чтобы вид свинцового неба не портил ей настроения.

Но в этот момент она увидела парочку — в самом конце улицы, и невольно залюбовалась ими — они шли медленно, не обращая внимания на это небо, грозящее опрокинуться на землю, и на начавшийся уже дождь, к которому примешивались мелкие и холодные крупинки снега. Шли, держась за руки и глядя друг другу в глаза, точно виделись последний раз в жизни… Она знала, что начинает уже придумывать сюжет и фантазирует. На самом деле — они были так далеко от нее, почти неразличимы. Откуда она может знать, что они смотрят друг другу в глаза?

И тем не менее она это знала, и даже поспорила с самой собой на еще одну чашечку горячего шоколада, что это именно так, и теперь с нетерпением ждала их приближения.

Они остановились вдруг, — Вера Анатольевна даже нетерпеливо топнула ногой, потому что они стояли как раз на границе видимости. Еще один шаг — и Вера Анатольевна могла бы их разглядеть! Но они, точно ей назло, теперь стояли, и девушка вскинула руки, как крылья, и обняла своего спутника за шею, а он так же нежно и бережно обнял ее в ответ. Они не обращали внимания на людей, идущих мимо, на непогоду и ничего не знали о существовании в этом подлунном мире Веры Анатольевны, да если бы и знали — им было бы наплевать, потому что во всем мире были только эти двое… И Вера Анатольевна завидовала им, потому что она уже не способна была испытать это величайшее счастье — одиночества вдвоем, в целом мире…

А потом они все-таки отпустили друг друга и двинулись дальше, приближаясь к ней, и на самом деле — смотрели Друг другу в глаза.

Но Веру Анатольевну это уже не волновало. Она застыла с чашкой в руках, и почему-то ей в голову пришла обидная мысль, что теперь праздник ее безнадежно испорчен и лучше бы она вообще сюда не приходила и не смотрела в окно, а потом она вдруг расхохоталась — зло, коротко. И подумала, что нет ничего смешнее влюбленной старухи, увидевшей предмет своих воздыханий с другой женщиной.

Ведь это был Дима…

Она подалась вперед, пытаясь увидеть ту, которая заставляла его вот так смотреть. Сама не зная, зачем ей это нужно. И что она хотела увидеть. И еще — почему-то поймала себя на мысли, что она не ревновала Диму к Лоре, которая была гораздо красивее этой девицы. Девица-то была самая обычная. Да, хорошенькая — но личико было ничем не примечательно, одно из многих…

А Дима смотрел так, точно видел перед собой явленное чудо.

Наконец они расстались. Дима последний раз тронул губами нежно и легко ее губы, сказал ей что-то — она рассмеялась, легко взмахнула рукой, и он пошел быстрыми шагами в сторону остановки, а она осталась стоять. Вера Анатольевна видела, как она подняла лицо к серому небу и что-то прошептала, снова засмеялась, и откуда-то Вера Анатольевна знала, что эта девушка видит сейчас небо совсем не серым, а — нежно-голубым, и там, на ее небе, светит солнце.

Дальнейшие свои действия Вера Анатольевна объяснить не могла и потом, по прошествии времени. Она быстро встала, чуть не опрокинув стул, расплатилась и почти выбежала из кафе.

Девушка шла вниз по улице медленно, не торопясь, и Вера Анатольевна зачем-то пошла за ней следом.

Как детектив или — что вернее — как обманутая жена. Ей больше нравилось ощущать себя именно обманутой женой.

Около церкви девушка остановилась. Потом вдруг решительно вошла внутрь. Вера Анатольевна вошла следом.

Девушка стояла у Распятия. Она как раз ставила свечку, когда Вера Анатольевна отыскала ее взглядом. Потом что-то шептала, долго, глядя на Него с такой детской и радостной благодарностью, что Вера Анатольевна невольно подалась назад, испугавшись той вспышки злобы и зависти, которые ударили ее в самое сердце.

Потом девушка улыбнулась — опять же Ему, широко так и по-детски. И пошла к выходу.

Вера Анатольевна зачем-то тоже подошла к Распятию, пытаясь увидеть то, что только что видела эта девица, но сколько ни пыталась, ничего такого рассмотреть не смогла. Только досадливо поморщилась, что живопись грубовата и все-таки она не разделяет всеобщего восхищения византийским искусством. И пошла прочь, вспомнив про девицу.

Она увидела ее не сразу. Потом все-таки рассмотрела в толпе ее плащ и аккуратный хвост на затылке. Она стояла теперь на автобусной остановке. Продолжая улыбаться серому небу, и эта ее способность улыбаться чему-то невидимому для Веры Анатольевны раздражала ее больше всего.

И все-таки она почему-то влезла вместе с этой девицей в переполненный автобус и подумала: нет, сегодня не праздник, сегодня день глупых поступков…

Водитель попался странный. Вместо привычного радио или блатного шансона у него в салоне звучала странная музыка какого-то француза.

Вера Анатольевна немного знала французский. Он пел: «В этот день, в это утро кто-то умирает от любви…»

И по своей вечной привычке Вера Анатольевна отнесла эту фразу на свой счет.


— В этот день, в это утро кто-то умирает от любви, — пробормотала Лора.

Она с тоской посмотрела на ужасный потолок и перевернулась на живот, чтобы не видеть этой ветхой убогости.

Простыни, на которых она лежала, тоже были несвежими. Несмотря на это, ее партнер в данный момент принимал душ. Точно отмывался от Лоры. Самой же Лоре было отказано даже в этом праве. Она ведь была только его игрушкой.

Она даже не смогла узнать его имени.

— Зачем тебе? — пожал он плечами.

Да, согласилась Лора, мне незачем.

Завтра я точно сюда не приду. И найду в себе силы сказать ему «нет», если встречу на улице. И снова дала себе обещание измениться и стать другой — понимая, что это обещание снова не будет выполнено. И — какая дорога в ад вымощена благими намерениями? Она, Лора, уже давно в аду. И ей это нравится.

И не важно, что в это утро кто-то умирает от любви.

Она, Лора, уже давно умерла — и тоже от любви, просто пока об этом никто не знает. Все думают, что она живая.

Лоре стало жаль себя и своей жизни, она даже собиралась заплакать, но поймала на себе его взгляд.

Он стоял на пороге комнаты и смотрел на нее равнодушно, холодно, презрительно.

— Одевайся, — приказал он. — Это не место для отдыха. И тебе пора…

Она только коротко кивнула, в очередной раз удивляясь, почему ему не может даже возразить, покорно встала, поправила эту отвратительную кровать, оделась — под его взглядом, и пошла к двери.

И вдруг подумала, что знает причину. Он просто знает, что Лора давно уже умерла. Никто не знает, кроме него. Кроме них двоих…

Ведь не знает же никто, что она посылала Диме те ужасные письма. Никто. Впрочем… Лора посмотрела на него. Он усмехнулся, и Лоре пришла в голову странная, неправильная, но обжигающая мысль.

Что и про эти письма он тоже знает…


Андрей не слышал, что ему говорит продюсер. Потом была долгая беседа с режиссером — он кивал, а мыслями был далеко, почти не ощущая себя в этом — заданном — пространстве.

«Ведь все мы в поисках души здесь, — думал он, глядя, как шевелятся беззвучно губы его собеседников. — Да, мы устали ее искать. Мы стоптали башмаки в поисках. И ведь у каждого она была раньше, просто часть людей ее теряет и ищет снова, ищет, потому что без нее — и радость не в радость… И наверное, ничего важнее ее и нет, иначе — зачем бы нам так упорно внушали, что ее просто нет?»

И теперь он знал — душа сама находится, или нет, не так… Душу приносит в своих ладонях девочка из магазина, смешная, тоненькая, как птенец… Птенец Ангела. Птенец-Ангел. Может быть, это и называется у людей — счастьем и любовью? Кто-то хранит по воле Божией твою душу, пока она тебе не понадобится, а потом, когда ты начинаешь задыхаться, подходит и протягивает ее тебе… И ты уже не можешь теперь без этого человека, который так вовремя принес тебе в своих руках твою собственную душу. Вернул ее тебе.

Он вдруг вспомнил о Волке, и на секунду ему стало страшно — что-то случилось с Волком, его почему-то не было рядом. Сердце кольнула тревога. Да еще на компьютере начали вдруг быстро меняться картинки — но одна почему-то застыла там, и это был лес, ночной, окрашенный в сине-голубые тона, а на холме стоял волк, высоко задрав голову, и выл, и Андрей откуда-то знал, что этот волк — белый, а значит — это его Волк.

— Вы меня слышите, Андрей?

Он кивнул чисто машинально. Он пытался спросить у этого посланца Волка: что случилось? Где ты?

— Я говорю, что вы совершенно правы, — пробивался в его сознание голос режиссера. — Мы снимаем фильм о Любви. Давайте все-таки начнем произносить это слово с большой буквы — честно говоря, мне и самому уже изрядно надоело то, что мы позволяем все большие буквы уменьшить… Никому ведь не становится легче от того, что скоро эти понятия вообще умрут. Понимаете, от того, что большое мы пытаемся в угоду части публики засунуть в маленькую форму — ничего хорошего не происходит…

Режиссер обернулся к продюсеру.

— Вот представь себе, что тебя одели в одежду меньшего размера, да еще стиснули корсет, чтобы ты туда поместился…

— Может, не будем всей этой мистической мерихлюндии разводить? — поморщился продюсер.

— Нет уж, давай по-честному… Когда ты снимаешь бездарный фильм о похождениях тупой ведьмы, где у тебя свободно треплются о картах Таро, заговорах-приговорах и так далее, ты разве не разводишь эту «мистическую мерихлюндпю»? И почему вдруг большое, огромное, не помещающееся в узколобом сознании — ты называешь именно так? Если мы работаем для идиотов, скажи нам об этом честно… Может, мы тогда подумаем, стоит ли нам тратить свои интеллектуальные способности на это неблагодарное занятие… В конце концов, сейчас полно всяких писак и снимальщиков, они тебе все, что хочешь, сделают — потому как сами уже стали идиотами…

— Ну зачем ты так о людях? — поморщился продюсер.

— Да вот так, — усмехнулся режиссер. — Скоро мы визит к проститутке будем называть «любовью» благодаря этим… Знаешь, каким будет мир, если будет именно так? Тебе там, может, будет уютно и хорошо, но мне лично — нет…

Он встал. Повернулся к Андрею.

— Андрей, что ты-то молчишь? Ну, скажи хоть что-то… Чего я один? Вдвоем мы с ним справимся… Или тебе наплевать, будет Волк Волком или — станет комнатной болонкой, игрушкой для толстеющей леди? Ан-дрей!!!

Он кивнул. Он хотел сказать: понимаете, я… не знаю, куда он делся, мой Волк. Его почему-то нет. И я не могу понять, где он. Мне даже почему-то сейчас кажется, что с Волком что-то случилось.

Что-то случилось…

Но — разве он мог им это сказать? Чтобы его окончательно посчитали сумасшедшим?


Бравин не знал, что с ним произошло. Точно кто-то в нем заставлял его продолжать — кричал внутри: «Научи ее жизни, пусть она лижет твой ботинок, убей эту шлюху!» И он повиновался этому голосу, более того — словно и не было самого Бравина. Был кто-то другой. Бестелесный. Без глаз. Серая тень, которая сейчас управляла им. Проникла во все клеточки его организма. Эта серая тень была могущественна. Но — еще Бравин знал это — она не властна над Шерри. И поэтому так ненавидит ее. И сам Бравин, он такой же, потому что тоже ненавидит Шерри именно поэтому.

Слишком дерзко она смотрит.

Впрочем, Шерри уже не смотрела, и не улыбалась, и Не пыталась подняться.

Она даже не прикрывала голову руками. Точно не чувствовала больше боли…

А потом вдруг появилась огромная собака. Белая, наверное — лайка.

Совершенно невероятных размеров. Он бы подумал, что это волк. Но откуда тут волки?

Собака прыгнула в окно. Бравин уже потом начал задумываться — как она запрыгнула на его пятый этаж?

А тогда — он насмерть перепугался и звона стекол, и этой огромной морды, появившейся перед ним, и рычания, и… Да, Бравин так перетрухал, что с ним даже случилась оказия…

Неприятное это ощущение, когда по ногам течет тонкая горячая струйка. Но в тот момент его это мало волновало. На него надвигалась смерть. Эта смерть была огромной, злой белой собакой. И даже серая тень внутри него съежилась, перестала им управлять. Испугалась… Что ж о Бравине говорить?

Хорошо, что он вспомнил про пистолет.

И даже чудом каким-то нащупал его в ящике стола. Прицелился собаке прямо в лоб. Собака зарычала, но не остановилась — Бравин догадался, что она не уйдет. Она закрывает своим телом Шерри. Пытается Шерри защитить. И от этого своего открытия он еще больше разозлился. Потому что собака не имела права на чувства. Не имела она права, слышите? Он никогда бы не признался даже самому себе, что завидует ей, этой чертовой собаке, потому что сам он никогда ничего подобного не испытывал. А значит, он получался меньше и незначительнее.

Собака его не боялась.

— Слышь ты, дура, уходи, — пробормотал Бравин. — Я тебя пристрелю, слышишь?

Собака даже и не подумала уйти. А еще говорят, лайки умные… Как волки. И похожи на волков как две капли… Он теперь и сам знает, что похожи. Даже клыки такие же.

— Иди отсюда…

Собака зарычала, и теперь он видел эти клыки совсем близко… Струя между ног стала сильнее и горячее. Он зажмурился и выстрелил.

Как раз в тот момент, когда эта чертова собака (или все-таки волк) прыгнула на него.

Бравин свалился на пол — это он успел почувствовать, да еще подумалось — как мешок с дерьмом, а потом оказался в черноте, и вокруг него плавали серые бесформенные тени, похожие на ту, которая только что была в нем, и эти тени были какие-то осклизлые, как огромные медузы, и еще — ему было нечем дышать…Он сам не знал, сколько он там времени болтался, только очнулся он оттого, что кто-то тряс его за плечо и оглушительно визжал:

— Ты, придурок, что натворил?

Он боялся открыть глаза, хотя знал, что голос это — Зинкин, но больше всего на свете боялся, что, когда откроет глаза, Зинка будет тоже серой и бесформенной, похожей на медузу, и без глаз, а самое главное — там будет эта собака…

— А… собака еще тут? — спросил он.

— Какая собака? Ты совсем сдурел?! — Зинка уже орала. — Ты чего с Шерри сделал, козел? Куда нам ее теперь? Ты вообще, что ли, без руля? Ты же УБИЛ ее! Тебя посадят теперь, мудила!

Убил… Эти слова отпечатались в сознании, и ему стало снова страшно, он открыл глаза…

Шерри лежала возле окна. Он помнил, что она там раньше не лежала. Сама доползла? Пыталась выпрыгнуть? Или — ее кто-то тащил?

— Зин, ты ее зачем туда перетащила? — спросил он.

— Я? — Она зло рассмеялась. Как ворона каркнула. — Я вообще не рада, что мне в голову пришло сюда прийти… Надо мне еще во всю эту историю ввязываться…

— Значит, это собака ее пыталась утащить, — сказал Бравин.

Он почему-то не мог оторвать глаз от Шерриного лица. Она улыбалась. Просто лежала, раскинув руки, точно собиралась кого-то обнять, и улыбалась себе… Или тому, кого хотела обнять.

И почему-то он сам не смог удержаться от улыбки.

— Ты чего, с ума съехал? — со страхом спросила Зинка. — Ты чего лыбишься? То про собаку какую-то спрашиваешь, то лыбишься…

— Собаку я пристрелил, — сказал Бравин.

— Да не было тут никакой собаки, слышишь?! — истерично завопила Зинка. — Лучше думай, что нам с твоей подругой делать… Не тут же держать, как восковую куклу…

— Надо «скорую», — проговорил Бравин. — Живая она… улыбается… ты не видишь, что ли?

Зинка повертела пальцем у виска.

— Точно, крышу сорвало, — проговорила она зло. — Какая она живая, если — не дышит?


Он с трудом дождался вечера. Он сам не знал, как его дождался. И что происходило в течение дня — Андрей просто не помнил. Кажется, утвердили его сценарий.

Его сейчас это мало волновало. Куда важнее была пропажа Волка.

Куда он подевался?

Андрей чувствовал — это связано с Шерри. Что-то случилось?

Но — что могло случиться в таком обычном, таком реальном мире?

Мимо него неслись машины, на углу две маленькие веселые бабульки сворачивали торговлю семечками, собираясь домой, это был такой спокойный мир… Незыблемый.

Он даже не помнил, сколько времени он простоял на этом углу, дожидаясь Шерри. А ее все не было…

Он позвонил ее подруге. Там не брали трубку.

Еще постоял, выкурил неизвестно какую но счету сигарету. Шерри не было.

И Волка не было.

Уже совсем стемнело, а он, Андрей, продолжал стоять, ощущая в надвигающейся на него темноте собственное одиночество.

И еще пошел снег. Крупными хлопьями, медленно. Он почему-то подумал, глядя на него: как будто клочья шерсти Волка. И еще он понял, что Волк ушел. Навсегда. Он сам не понимал, откуда вдруг у него появилась такая уверенность, но, когда на темном небе, в проеме между тучами, на секунду показалась луна, Андрею вдруг сильно захотелось задрать голову и громко завыть.

— Андрей? — услышал он за спиной голос и обернулся. Это была Вера Анатольевна. Он подумал, что с ней, наверное, что-то произошло. Куда-то исчезла вся ее вычурность. Она была даже одета просто. Вместо ее авантажных шляп — скромный берет. И пальто. И смотрела она как-то по-человечески, просто, потерянно.

— Как хорошо, что я тебя встретила, — улыбнулась она ему, и на этот раз улыбка была искренняя. Она на самом деле была рада. — Знаешь, невыносимо сегодня одиночество… Вот, даже ушла из дома. Чтобы среди людей…

И ему показалось, что она всхлипнула. Он взглянул на часы.

Оказывается, он стоит тут уже два часа.

Она не придет.

«Она не придет», — ударило его как выстрел, опрокинуло в страшное, огромное, болотистое одиночество. Он утонет. Он не выберется теперь. Потому что…

Она не придет.

Он не знает, что случилось. Но скорее всего — ничего и не случилось. Зачем он ей, старый неудачник?

Сочиняющий глупые сказки про Волка и про Любовь, потому что — их нет, ни Волка, ни Любви, а ему просто хочется, чтобы это было, и он сочинил и себе сказку…

Может быть, он простоял бы тут до смерти своей, чтобы доказать самому себе, что это — не сказки, что все это есть.

Мимо проехала машина, из которой насмешливо проскрежетал голос:

— Счастье есть, его не может не быть…

И — ему стало смешно.

Старый кретин.

— Андрей, ты кого-то ждешь, да? Мне уйти?

— Нет, — сказал он, бросая опустевшую пачку в урну с такой злостью, словно выкидывал свою опустевшую душу. — Пойдем-ка, Вера, посидим с тобой вон в том баре… Поговорим. Вспомним молодость. Это ведь только нам с тобой, Вер, кажется, что мы еще живем, дышим, что мы молодые… А они — они так не считают!

Вера удивленно посмотрела на него, и он почувствовал, что на языке у нее вертится вопрос, но она не решается спросить.

И так это было странно — видеть нерешительную Веру, что он ее пожалел даже больше, чем только что жалел самого себя.

— Пойдем, — сказал он, обнимая ее за плечи, и все-таки, уходя, еще раз оглянулся — не бежит ли к нему из темноты Шерри, но увидел только холодную, насмешливую луну.

ГЛАВА 10

— Лиз, зачем ты это делаешь? Она же мертва… «Зачем я это делаю? — устало подумала Лиза и усмехнулась: — Самой бы понимать…»

И тем не менее почему-то, повинуясь внезапному порыву, продолжала бессмысленное действие — надавливала на грудь, массировала сердце, делала искусственное дыхание, пытаясь оживить эту девушку, не дать ей уйти.

Собственно, она знала, что этого хочет ее ребенок. И даже не он сам, а еще кто-то, большой, неведомый ей, но — ведомый ее ребенку, и все это она делает совсем не для этой девушки, а для самой себя. И для малыша.

— Лиз, кончай!

— Оставьте меня в покое.

— Бестолково ведь… Тебе любой медик скажет.

— Слушай, — не выдержав, огрызнулась Лиза. — Мне плевать, что скажут твои медики. Я делаю то, что…

Она осеклась.

Они бы этого не поняли. Это и сама Лиза стала понимать совсем недавно.

Иногда надо что-то делать вопреки здравому смыслу. Да, именно так… И тогда случается чудо.

А самое главное — ее дитя готово отдать этой девушке свое дыхание. Она не знает почему. Но лучше уж Лиза отдаст свое дыхание, но ее дитя пусть побережет силы.

И она продолжала и продолжала, не давая отчаянию говорить громко — несмотря на то, что девушка все не подавала признаков жизни, а «скорая» все не появлялась, да и дело не в «скорой», дело в ней самой, Лизе, и в этой девушке, которую надо было убедить вернуться…


Шерри и Волк шли долго. Сначала они шли по темному коридору, и Шерри слышала злое шипение отовсюду — иногда ей казалось, что в углах прячутся серые, безглазые тени, похожие на медуз, но ей не было страшно, потому что Волк был рядом, и она знала — он их не подпустит.

Потом они оказались перед дверью — самой обычной, Шерри даже испытала легкое разочарование, потому что ей казалось всегда, что эта дверь должна быть… Она не смогла найти слов, потому что для описания у нее и слов не было, такой воздушной, такой ажурной, такой сверкающей должна она была быть, ее волшебная дверь в небо…

А эта — была обычная. Такая же, как у Тони в квартире.

Даже старая. Местами торчали клочья ваты из порванной обивки, как будто ее царапали кошки. Или крысы. Или… эти, которые прятались по углам.

Волк прошептал ей:

— Теперь все зависит от тебя. Откроешь ее? Или вернешься?

Она бы вернулась, но только вместе с Волком.

— А ты? — спросила она. — Ты — вернешься?

— Может быть, когда-нибудь, — уклончиво ответил он. Ее не устраивало «когда-нибудь». И она покачала головой.

— Нет, я тогда тоже… когда-нибудь…

— Люди не возвращаются, если они не образы, — сказал Волк. — Пойми, я не настоящий.

— Ты настоящий, — сказала Шерри. — Это Бравин не настоящий. И такие, как он. Они просто мухи какие-то… А ты — настоящий.

И, подумав, добавила:

— Если ты не настоящий, то и я буду… образом.

Она совсем близко подошла к двери. Протянула руку.

— А Андрей? — почти крикнул Волк.

Рука замерла, только слегка прикоснувшись к двери. Она словно увидела перед собой Андрея — на темной улице, одного, всматривающегося в темноту, и еще она увидела, как со всех сторон обступают его серые тени, те самые, и если ее, Шерри, не будет рядом с ним, они его победят.

У них есть такое страшное оружие, самое страшное — одиночество.

Она обернулась.

Волк смотрел на нее, ожидая ответа.

В глазах у Волка жила боль неминуемой разлуки, но он был сильным. Она посмотрела туда, в сторону двери, и спросила: что мне делать?

Вернуться?

И тут же поняла, что она сама должна это сейчас решить.

Шерри подошла к Волку, села рядом с ним, обняла его за шею и спрятала лицо в белоснежной шерсти.

— Я не смогу без тебя, — прошептала она.

— Он тоже без тебя не сможет, — ответил он.

— Почему ты не хочешь вернуться туда со мной?

— Потому что мое время там вышло, — усмехнулся Волк. — И… не будь эгоисткой. Думаешь, мне легко в вашем душном и глупом мире? Я хочу быть свободным…

Она знала, что ей не следует ему верить, но — еще она знала, что, если она ему сейчас не поверит, там, внизу, в мире что-то будет не так. Эти серые, похожие на медуз, победят. И пускай они победят одного человека, но — ведь именно этот человек ей дорог!

Она обняла Волка еще сильнее и заплакала.

— Я… не хочу без тебя, — снова повторила она.

Он вздохнул И устало согласился:

— Хорошо, пойдем к двери. В конце концов, что нам какой-то один человек перед безграничной свободой и светом?

Шерри постаралась не думать о его словах. И кивнула, поднимаясь.

И в этот момент где-то далеко отчаянно заплакал ребенок.

— Что это? — остановилась она. Ты о чем? — спросил Волк.

— Слышишь? Ребенок плачет… Так горько, точно он… умирает сейчас.

— Ну и умирает, — откликнулся Волк. — Что нам какой-то один человек перед безграничной свободой и светом?

Шерри остановилась:

— Постой, он что, из-за моего решения…

— А ты как хотела? Конечно, все ведь взаимосвязано, просто люди этого не видят… У Бога нет ничего лишнего и случайного… Тем более — это ведь твой ребенок.

— Подожди, — остановила она его. — Как мой? Плачет — мой ребенок?

— Нет, твой умирает тихо. А плачет один еще не родившийся мальчик. Там, на земле. Наверное, он тоже умрет. Потому что ему незачем рождаться. Если на этом свете не будет твоей дочери — зачем ему жить?

Шерри замерла. Она смотрела на Волка и уже хотела ему сказать, что он сейчас рассказывает ей сказки и ничего нет, просто…

Но ребенок захлебывался в плаче. И Шерри стало так его жалко, потому что — если в темноте одиночества взрослый человек — это страшно, ну а совсем крошечное дитя? И она, Шерри, будет в этом виновата?

Она обернулась снова.

— Я…

Она уже хотела снова повторить: «не смогу без тебя», но Волк усмехнулся. И она сказала то, что он от нее ждал:

— Я… остаюсь.

И, поняв, что уже никогда больше его не увидит, никогда на свете, никогда — во времени, бросилась к нему снова, обняла, прижала к себе белую волчью морду и заплакала, выпуская вместе со слезами всю боль неизбежной разлуки.

— Иди же, — сказал он. — И… не оборачивайся…

Она кивнула, вытирая тыльной стороной руки слезы. И пошла прочь.

И только когда ее фигурка растаяла в темноте совсем, Волк завыл, прощаясь с ней, и с любовью своей, и с жизнью…


Лиза смертельно устала. И совсем не от физических усилий. Она устала от безнадежности.

«Ничего не получится у меня», — подумала она обреченно. И посмотрела вверх, в небо, которое сейчас закрывало от нее Бога. И все-таки — она попыталась докричаться, всей своей душой — помоги же мне, Господи! Я не знаю, почему это для меня так важно! Помоги мне!

Но девушка лежала без движения и все так же странно улыбалась, этим самым небесам…

А над ней кружился белый снег, крупными хлопьями, похожий почему-то на клочья белой волчьей шерсти…

Лиза закрыла лицо руками, и даже слез у нее не было, а кто-то пытался ее поднять с земли, говоря что-то о ребенке — а, да, чтобы она пожалела дитя, если уж себя пожалеть не хочет…

«А он не хочет теперь сюда, — хотелось ответить ей. — Не знаю, что происходит с ним — может, он увидел, какой у нас мир и что мы с этим миром сделали…»

Но — кому она это объяснит? Кто ее поймет? Эта девушка, что лежит сейчас на земле и улыбается — она бы поняла, наверное…

Лиза слышала, как подъехала машина «скорой», и подумала: «Это все, теперь я уже точно не смогу помочь ей…»

И — тихо, почти не слышно, прошептала в последний раз:

— Пожалуйста… Ради моего ребенка…

Где-то рядом с ней зазвучали голоса, смех, шаги. Лиза этого не слышала почти — она медленно погружалась в боль. Ей было так нестерпимо сейчас больно — потому что ее ребенок умирал…

Тиски боли становились все сильнее. Она хотела крикнуть «помогите!», но у нее не было сил, и вокруг стало совсем темно…


— Обеих в машину, — приказал врач.

Он был молодой и веселый. Даже в самые страшные моменты шутил. А сейчас стоял непривычнссерьезный и смотрел куда-то вдаль.

— Да, — пробормотал он, — «есть многое на свете, друг Горацио…».

Потом пошарил в кармане халата.

— Вы же курить бросили, — напомнила медсестра.

— Ну да, — кивнул он рассеянно. — А у тебя нет?

— Сейчас добуду…

Она принесла ему сигарету, зажгла, а он, пробормотав «спасибо», курил и смотрел куда-то вдаль.

— Как же такое могло случиться? — недоуменно спросил он. — Как у одной маленькой девушки хватило сил сделать то, что иногда и врачам нашим не удается сделать? Как она смогла ее оживить, а?

Медсестра пожала плечами.

Откуда она могла это знать? Но — поверить в чудо было страшно. Потому что наличие в жизни этого самого чуда подрывало все ее представления о жизни.

А ей так было проще.

И не так страшно жить.

ЭПИЛОГ

Он стоял, глядя, как падает крупными хлопьями снег. Последнее время так часто с ним случалось — точно внутри что-то застыло. Навсегда. Он мог подолгу стоять, ни о чем не думая, и только смотрел куда-то вдаль.

Точно надеялся увидеть там, вдали, фигурку Шерри. Пусть даже — на облаке…

Он почти не вспоминал Волка. Потому что — Волк был не нужен без Шерри. И мир вокруг тоже был ему без нее не нужен. Сериал имел бешеный успех. Он стал знаменитым. Но это его не волновало… И он даже начал думать — не уехать ли отсюда. Навсегда…

Несколько раз он звонил ей, но никто не брал трубку. Он заходил в магазин, но почему-то ни разу не встретил там ее подругу. И Шерри тоже не было. А спросить…

Он усмехнулся невесело.

У кого?

Может быть, он придумал всю эту историю. И Шерри придумал — как и Волка…

Он очнулся внезапно, испугавшись, что не видит Аньку.

Поискал ее глазами. Анька играла в снежки с каким-то мальчишкой, весело так, что он невольно улыбнулся. Рядом стояли санки, а на санках…

Улыбка медленно сползла с его лица.

Там, на санках, сидела собака. Сенбернар плюшевый. И подойдя ближе, он даже замер на минуту, потому что узнал это пятно, то самое, желтоватое — от долгого сидения в витрине…

«Веста», — чуть не сорвалось с губ. И — следом, неслышным стоном: «Шерри…»

Мальчишка уловил его движение к собаке. Нахмурился, бросил игру и подошел к санкам. Взял собаку, прижал ее к груди и хмуро, исподлобья, теперь смотрел на Андрея.

— Па! — закричала Анька, подлетая веселым шариком, но тоже почувствовала неладное, остановилась. — Это… Это мой новый друг, его зовут Пашка…

Она почти прошептала эти слова. Андрей улыбнулся.

— Может, Павлик? — спросил он, продолжая смотреть на мальчугана.

— Нет, Пашка, — угрюмо и упрямо проговорил тот.

— Пашка, а эта собака…

Парнишка тут же снова нахмурился, спрятал собаку за спину.

— Да не отниму я ее у тебя! — заверил его Андрей. — Просто… мне кажется, я знаю эту собаку. Не зовут Веста. Так?

В глазах у Пашки мелькнуло удивление.

— Да, — кивнул он. — Откуда вы знаете-то?

— Так, знаю, — загадочно и грустно улыбнулся ему Андрей. — Я был знаком с прежней хозяйкой…

— С тетей Шерри? — спросил Пашка. — Это она мне подарила… Давно уже, до болезни…

Сердце Андрея сжалось.

— До… болезни?

— Ну да, вы же знаете, наверное, раз вы ее знакомый? Она в больнице сейчас… Мама говорит, она выздоравливать не хочет почему-то…

— Пашка! — услышал он звонкий голос.

К ним подошла молодая женщина — он ее узнал не сразу, а она его узнала. Улыбнулась широко и сказала:

— Ой… Здравствуйте!

Потом почему-то нахмурилась и даже отвернулась, как будто подозревала его в чем-то.

— Здравствуйте, — ответил он ей. — Вас, кажется, зовут Таня?

— Нет, меня Тоней зовут, — сказала она, продолжая смотреть в сторону.

— Тоня, что с Шерри?

И она обернулась к нему, не выдержала:

— Почему вы к ней ни разу не пришли? Почему вы ее не ищете? Она ведь любит вас, понимаете вы это или… — Махнув рукой, горько засмеялась: — А, что с вами говорить… Разве такие, как вы, вообще знают, как это — когда любят? Вы другой сорт людей. А она там… Не хочет возвращаться.

Она взяла собаку, санки и приказала:

— Пашка, пошли!

— Подождите, — попросил он. — Пожалуйста… Я ведь ничего не знаю. Поймите, я… Искал ее. По не мог найти… Что с ней? Где она? Поверьте же мне, пожалуйста!

Он должен был рассердиться, но вместо этого был сейчас готов упасть на колени, сделать все, что Тоня пожелает, — лишь бы узнать о Шерри. И почему-то самым главным были ее слова — «она ведь любит вас».

Она — любит…


Шерри жила между небом и землей уже давно. Она знала, что это не самое лучшее место на свете. И надо решить, где ей остаться. Вернее — остаться ей или уйти.

Она не видела, кто к ней приходил, только слышала голоса. Однажды она услышала детский плач — и поняла, что сейчас рядом с ней тот мальчишка, из-за которого она не ушла с Волком, и ей стало спокойно — потому что мальчишка был с матерью, мать с ним разговаривала, значит, он живой. Это самое главное.

Вот и сейчас она их слышала — они приходили к ней чаще всех, потому что лежали в той же больнице, только в другом отделении. И эта женщина была с ней как-то связана. Шерри, правда, не знала, как именно.

— Вот, ты же видишь, тетя скоро выздоровеет, как мы с тобой, и все у нее будет хорошо…

А Шерри и сама не знала, будет ли хорошо. Волка не было. И Андрея тоже.

«Если бы ты показался, Волк, я бы все-таки ушла теперь с тобой…»

Дверь скрипнула.

Шерри вздрогнула. Еще до того, как зазвучал голос, она уже знала, кто пришел. Ей не надо было открывать глаза.

Он говорил что-то девушке — «спасибо вам» и еще что-то, а потом…

Потом он подошел к ней. Взял ее руку в свою. Поцеловал — как тогда. Осторожно, нежно и так, словно она была королевой.

— Прости меня, — прошептал он. — Я… не знал ничего. Думал, я тебе не нужен. Я люблю тебя, Шерри. По кажется, я тебе это уже говорил.

И тогда она улыбнулась и открыла глаза.


Лиза стояла у окна, держа на руках Сашку, и шептала:

— Вот, сам видишь… А ты мне не верил. Теперь-то веришь? Все будет хорошо. Все будет так, как нужно… И этот мир — наш. Только кажется, что он принадлежит тем… Так что нечего нам бояться в нашем-то мире… — И тихонечко пропела: — Ибо что наша жизнь, как не пир во имя любви?

А за окном шел снег, крупными хлопьями, похожими на клочья белой волчьей шерсти.


home | my bookshelf | | Храни меня, любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу