Book: Поймать удачу



Виктория Плэнтвик

Поймать удачу

1

— Еще немного, девочка, и будем на месте.

Холли с легкой улыбкой скосила глаза на своего дядю, нетерпеливо ерзавшего на сиденье. Уж очень ему хотелось поскорее добраться до места назначения.

— Сейчас направо! — рявкнул Хэролд Мэннинг громовым голосом, совершенно не вязавшимся с его пухлой фигурой и добродушным выражением лица.

Холли снова переключила внимание на дорогу. Еще два месяца назад она и помыслить не могла о том, чтобы сесть за руль роскошного «ягуара». Однако после той памятной ночи у нее неожиданно развился дух авантюризма, который она прежде за собой не замечала. Теперь ей казалось, что море не то что по колено, а вообще по щиколотку ее стройных загорелых ног, и она справится с любыми проблемами, стоит только захотеть.

Холли невольно поежилась. События тех незабываемых часов, пролетевших как одно мгновение, отпечатались в ее душе навечно. Единственная ночь любви с незнакомцем — ее восхитительный греховный секрет… Страшная тайна, о которой никто и никогда не узнает. Иногда Холли удивлялась, что ей удалось выйти сухой из воды, хотя к чувству облегчения примешивалось легкое разочарование оттого, что ее тогда никто не искал и не наводил о ней справки. Ведь если…

— Вот здесь поворот! Давай, давай, сворачивай! — Короткий толстый дядюшкин палец замахал прямо под носом Холли.

— Да, я вижу знак, — мягко успокоила его племянница.

Они промчались мимо указателя, на котором огромными буквами было написано «Тихая обитель» и, свернув с автострады, покатили по широкой извилистой дороге, прорезавшей узкий холмистый полуостров, омываемый водами залива.

— Извини, что накричал, — смущенно произнес Хэролд. — Просто мне не терпится увидеть, какое лицо будет у Грейс, когда она узнает, что все ее тревоги позади.

С тех пор как врачи, обследовав Хэролда, вынесли вердикт «сердечная недостаточность», он старался избегать стрессов, что ему не очень удавалось. Бедняга перестал водить машину, отказался от жирной пищи и своих любимых сигар, но вот отступиться от привычки командовать было выше его сил. А уж расставание с его любимым детищем — строительной фирмой, которую он создал буквально из ничего, — превратилось для Хэролда в настоящую пытку. Даже несмотря на то, что фирма, по сути, оставалась в семье, ибо купил ее человек, собиравшийся жениться на единственной внучке сестры Хэролда.

Хэролду Мэннингу исполнилось шестьдесят пять лет, но он был еще полон энергии и постоянно твердил, что ему еще рано стареть. И хотя он переложил ответственность за «Мэннинг констракшнз» на плечи будущего мужа Сильвии, а сам удалился на покой в имение, прилегавшее к Тихой обители, Холли подозревала, что сидеть на месте ее дядюшка не станет. Он так и будет повсюду совать свой нос, пока не найдет новую возможность к чему-нибудь приложить застоявшуюся энергию.

— Не думаю, что с моим приездом все беспокойства тут же улягутся, — мягко возразила Холли. — Я просто не представляю, чем смогу помочь тете, ведь мне никогда не доводилось организовывать пышных свадеб.

Еще бы, с горечью подумала она, ведь с Гленном они даже не венчались в церкви. Просто зарегистрировались в мэрии, вот и все.

Однако дядюшка лишь отмахнулся.

— Грейс сама прекрасно знает, что делать. Ей просто нужно, чтобы рядом был кто-то из близких, который взял бы на себя беготню, пока она сама не встанет на ноги. Я ведь не чужого человека ей навязываю.

— Но тетя почти меня не знает, — возразила Холли. — Я все же думаю, что вам следовало предупредить ее о моем приезде. Может, она предпочла бы видеть рядом с собой кого-нибудь из своих подруг…

— Глупости, — фыркнул Хэролд. — Толпы подружек ей сейчас совсем ни к чему. Они сразу станут всем распоряжаться и испортят Грейс все удовольствие. Видишь ли, своих детей, над которыми можно трястись, у нее не осталось. Сильвия — ее единственная внучка, и свадьба этой девушки, пожалуй, последнее мероприятие такого рода, в котором Грейс отведена столь важная роль. Естественно, она мечтает организовать все сама, а я лишь хочу позаботиться о том, чтобы она не перетрудилась. — Он нахмурился так выразительно, что Холли почти физически ощутила его беспокойство.

— В ее возрасте, — продолжал Хэролд, — всякие растяжения и переломы могут быть очень опасны.

Счастье еще, что она не свернула себе шею, скатившись с этого несчастного холма. Старые косточки ведь ломаются как спички. Я консультировался об этом со своим врачом.

Точнее, пинками выбил из него информацию, хихикнула про себя Холли. И, кстати, о старых косточках: Грейс Редвуд была всего на два года старше брата, но тот взвился бы на дыбы, словно жеребец, вздумай кто-нибудь назвать его старым. Холли подавила улыбку. Она знала, что ее дядюшка-холостяк души не чает в старшей сестре и, уговорив племянницу помочь Грейс с предсвадебными хлопотами, он главным образом снял тяжесть с собственной души.

— Сколько раз я ей говорил — надо пользоваться тележками для гольфа, так нет же! Скачет по канавам, что твоя белка, — проворчал Хэролд. — Вся беда в том, что она слишком прижимиста и ей жалко денег на тележку, хотя, видит Бог, старина Энди оставил ей солидное состояние. Кончится тем, что я сам куплю ей эту чертову тележку.

Как ты думаешь, может, разрисовать ее веселенькими красками, а на борту написать ее имя?

Холли редко встречалась с теткой, но твердо знала — одного взгляда на нее достаточно, чтобы распознать утонченную благовоспитанную даму. При виде «веселенькой тележки» Грейс запросто может хватить удар.

— Мне кажется, мистер Мэннинг, обычная тележка без всяких надписей, подойдет больше, — заметила она.

— Ты снова за свое! — взорвался Хэролд. — Я понимаю, в офисе такое обращение вполне уместно, но хоть здесь называй меня по имени! — И, помолчав, пробурчал: — Твоя мать перевернулась бы в гробу, услышь она, как ты называешь родного дядю «мистер Мэннинг».

Холли снова с трудом подавила смешок.

— Мама жива, — осторожно напомнила она.

Миновав очередную развилку, Холли вывела автомобиль на вершину холма, откуда открывался вид на склоны и море по обе стороны полуострова. Северный склон, полого спускавшийся к океану, был усеян современными домами, мотелями и гостиницами. Внизу виднелась золотая полоска пляжа. Сине-зеленые волны мягко плескались, набегая на шелковистый мелкий песок. На южной менее фешенебельной стороне дома были попроще, но встречались и старинные неухоженные особняки. Скалистые утесы здесь круто обрывались в небольшую бухту, где рыбаки и яхтсмены ставили на якорь свои суда.

— Твоя мать что жива, что нет! — с обычной прямотой объявил дядюшка, которому излишняя деликатность всегда претила. — Это же надо было додуматься: похоронить себя заживо на краю света в какой-то секте! Никогда не любил религиозных фанатиков. Посмотри, что они натворили! Это ж надо было так промыть мозги твоей матери, что она не задумываясь бросила единственного ребенка и отправилась Бог знает куда — в какую-то африканскую глухомань к крокодилам!

— Ну нет, нельзя сказать, что она меня бросила на произвол судьбы, — вступилась Холли за мать. — К тому времени, как она решилась уехать, мне уже исполнилось восемнадцать.

Если честно признаться, то она испытала облегчение, попрощавшись с матерью в аэропорту. В последние годы, особенно после смерти отца Холли, религиозность Луис стала принимать маниакальные формы и жить с ней стало просто невыносимо. Тем более что она, стараясь проявлять дочернюю заботу, все же так и не смогла разделить апокалиптических настроений матери.

— Удостоверилась бы по крайней мере, что ты поступила в университет, — продолжал ворчать дядя. — И не худо было бы время от времени позванивать, чтобы хоть узнать, как там родная дочь.

— Но она же написала вам перед отъездом, — попыталась урезонить разбушевавшегося дядюшку Холл и.

Тогда она была страшно смущена тем, что мать после долгих лет молчания вдруг обратилась к своей семье, которую Холли совсем не знала, Луис была сводной сестрой Хэролду и Грейс. Самая младшая в семье, в детстве и юности она была страшно избалована и ни в чем не знала отказа. В шестнадцать лет Луис сбежала из дома, а когда ее благополучно водворили обратно, к родным пенатам, возненавидела родных со всем пылом своей необузданной натуры.

До совершеннолетия ее еще как-то удавалось держать в узде, но в двадцать один год, не закончив колледж, Луис выскочила замуж и уехала с мужем, ничего не сообщив родным. На первых порах она наотрез отказывалась с ними общаться. А позже, когда они с мужем оказались в стесненных обстоятельствах, врожденная гордость тем более не позволяла ей просить поддержки и помощи у преуспевающих брата и сестры. Бедной родственницей она быть не желала.

Со временем бурная энергия Луис нашла себе русло, и, целиком погрузившись в религию, она уже не думала о мирских связях. Но все же, как выяснилось потом, накануне отъезда в никуда она все же написала родным, поручая им заботиться о своей восемнадцатилетней дочери.

Холли была крайне обескуражена, получив однажды письмо от дяди. В своем послании он интересовался ее учебой на юридическом отделении и предлагал во время каникул немного потрудиться на благо «Мэннинг констракшнз» и собственного кошелька. Деньги пришлись очень кстати. Нужно было оплачивать учебу, общежитие, одеваться и питаться. Но она жила очень скромно, и ей удавалось даже кое-что откладывать.

— Хорошо, что она мне написала, — заметил Хэролд. — Ведь ты сама ни за что бы с нами не связалась, правда? И напрасно. В этом мире, что бы выжить, надо быть дерзким. Взять хотя бы твоего мужа. Гленн ведь не постеснялся обратиться ко мне насчет работы, причем нашел очень верные слова — заявил, что хочет обеспечить достойную жизнь своей жене и детям.

— Я помню. — Голос Холли против воли про звучал сухо и отчужденно.

Она по примеру матери изо всех сил старалась вести себя так, чтобы не выглядеть бедной родственницей. Однако Гленн вскоре после женитьбы заявил, что работа в агентстве по продаже недвижимости ему надоела. Молодой супруг убедил Холли, что с ее стороны просто эгоистично перекрывать ему возможность участия в их семейном бизнесе. И хотя Холли вовсе не считала, что имеет к этому семейному бизнесу какое-то отношение, она все же устроила мужу встречу с Хэролдом. Гленну удалось уговорить патриарха «Мэннинг констракшнз» дать ему работу в команде, которая создавалась для строительства Тихой обители.

Да уж, дерзости Гленну было не занимать, с горечью подумала она.

— Ну-ну, девочка, встряхнись. Я не хотел вызывать у тебя печальные воспоминания. — Хэролд энергично потрепал племянницу по руке, рискуя вырвать у нее руль. — Мне кажется, ты до сих пор по нему тоскуешь. Может, эти несколько недель в Тихой обители — как раз то, что тебе надо?

Холли выдавила из себя улыбку. Неуклюжая, но искренняя доброта дядюшки тронула ее до глубины души и одновременно усилила чувство вины. Знал бы тогда Хэролд, какой черной неблагодарностью отплатит ему Гленн за его великодушие!

— Да, конечно, — пробормотала она.

— И вообще, тебе следовало пожить у нас после его смерти, — не унимался дядюшка, подливая масла в огонь. — Грейс сумела бы тебя утешить. Она ведь сама пережила смерть мужа и знает, как это нелегко.

— Мне надо было доказать себе, что я смогу стоять на собственных ногах, — попробовала оправдаться Холли.

— Знаю, знаю, ты очень щепетильна в том, что касается твоей независимости, И все-таки могла посоветоваться хотя бы насчет дома. Время для продажи ты выбрала крайне неудачное, ведь ситуация на рынке недвижимости была хуже некуда.

Она и сама это понимала, но у нее не было выбора. Оставшись вдовой, Холли вдруг обнаружила, что ее муж погряз в долгах. Счета посыпались как из рога изобилия, денег у Гленна почти не осталось, а тут еще ее постиг новый удар. Спустя несколько дней после похорон к ней явилась рыдающая блондинка, которая принялась утверждать, что она много лет состояла в связи с Гленном и родила ему ребенка. Сначала Холли не поверила, но доказательства, которые привела ей та женщина, оказались неопровержимы. Это был тяжелый удар: ведь Гленн постоянно твердил, что им с Холли рано иметь детей, надо прежде всего обеспечить их будущее.

Хотя по сравнению с тем, что выяснилось позднее, и это оказалось не самым страшным. Так что Хэролд крупно ошибался, полагая, что племянница горюет по покойному мужу. Горевать той было некогда, поскольку предстояло срочно расхлебывать кашу, которую заварил Гленн. Хэролд же пребывал в блаженном убеждении, что Холли хорошо обеспечена, и она не собиралась его разубеждать.

— Дом все равно был слишком большим для одного человека, — пробормотала она.

— Ну, если тебе было так тяжело в нем жить, мы могли бы временно поселить тебя в одном из демонстрационных коттеджей. До работы тебе от туда всего час езды…

— Еще неизвестно, сохраню ли я место, когда появится новое начальство, — небрежно заметила Холли, и ее руки невольно крепче сомкнулись на руле.

Будущее новое начальство уже выдало распоряжение провести аудиторскую проверку фирмы, прежде чем окончательно оформить сделку о покупке. Если они обнаружат следы проделок Гленна, то прости-прощай ее должность!

— Напрасно ты беспокоишься. Питер Стэнфорд отлично разбирается в людях. Он, конечно, чело век жесткий и требовательный, но зато честный и, надо отдать ему должное, справедливый. Одного взгляда на твой послужной список будет достаточно, чтобы понять, что работа тебе досталась вовсе не из-за родственных связей.

А один взгляд на послужной список ее покойного мужа, в момент убедит нового начальника усомниться в репутации и самой Холли. И, возможно, ей придется покинуть фирму в первый же день, если дело не примет более худший оборот. Кто докажет, что она не была соучастницей Гленна?

Холли никогда не видела жениха Сильвии, ей было лишь известно, что он крупный предприниматель с Юга, обладающий многочисленными связями. Хэролд уверял, что в финансовых кругах Питер Стэнфорд пользуется большим уважением.

— Форман постоянно твердит, что ты — чуть ли не самый блестящий юрисконсульт из всех, с кем ему приходилось иметь дело, да и работаешь безупречно. Он считает, у тебя большой потенциал. — Хэролд немного помолчал. — И, кстати, этот ворчун был весьма недоволен, когда я объявил, что украду тебя на несколько недель для выполнения срочного задания. Но я сказал ему, что это одно из преимуществ моего положения, а поскольку мне недолго осталось занимать свой пост, то я имею право раз в жизни воспользоваться своими привилегиями.

— Я же предлагала оформить отпуск за свой счет… — начала Холли.

— Еще чего не хватало! Ты будешь нам помогать, да еще и бесплатно? Не пойдет? К тому же ты сама вызвалась поработать в офисе на площадке в свободное время, так что это уравняет счет.

Уравняет счет? Холли искренне на это надеялась.

— Ну вот мы и дома!

Они добрались до развилки почти на самой вершине холма. Одна дорога вела на запасную автостоянку, а вторая — к массивным воротам в стене из песчаника, которую украшала поблескивавшая в лучах предвечернего солнца внушительная бронзовая табличка с названием и логотипом Тихой обители.

— Впечатляюще, правда? Гленн ведь, кажется, ни разу не привозил тебя сюда, так?

— Ни разу, — покачала головой Холли. — Хотя я видела рекламные проспекты.

Муж вообще старался держать ее подальше от всего, что было связано с его работой в Тихой обители.

По другую сторону стены простирались зеленые поля еще неосвоенной территории. Дальше дорога змеилась вдоль размеченных площадок, обнесенных деревьями, где вовсю шло строительство. Домики уже сейчас выглядели очень импозантно. А за ними, по пути к мягко искрившемуся морю, тянулись законченные сооружения: «Кантри-клаб» с полем для гольфа и три башни многоквартирных домов-кондоминиумов, которые возвышались по обе стороны канала. Его воды плескались в искусственно созданной небольшой уютной бухте.

Холли знала по проспектам, что, подъехав ближе, они увидят многоярусные асфальтированные террасы, окружающие кафе, магазины и бары, расположившиеся на нижних этажах башен. А по обе стороны причалов — двухэтажные домики, спускающиеся к самой воде, чтобы истинные ценители водных видов спорта могли выходить из дорогих гостиных прямо к своим столь же дорогостоящим яхтам.

Следуя указаниям дядюшки, Холли свернула на узкую частную дорогу, петлявшую в естественных густых зарослях. Наконец серая лента шоссе вынырнула из-за деревьев, и показался дом — просторная двухэтажная деревянная вилла, казавшаяся посреди этого буйства современной роскоши настоящей элегантной леди из давно ушедших времен. Окруженная кринолином веранд, она скромно пряталась в тиши садов и среди нескончаемых дебрей местной флоры. С противоположной стороны окна виллы выходили на море, а аккуратные, засаженные розами клумбы перед парадным входом встречали гостей нежным благоуханием.



Холли, как ей было велено, обогнула дом и остановилась перед вместительным гаражом, который выглядел так, словно его переоборудовали из конюшен.

Выбравшись из машины, она с облегчением размяла затекшие ноги, радуясь, что догадалась надеть юбку, которая не очень мнется. Однако когда она сделала попытку вытащить свои вещи из машины, Хэролд замахал на нее руками.

— Гривз поставит машину и отнесет твои веши наверх. Он у нас вроде прислуги, да еще и шофер в придачу, если потребуется.

Но молодая женщина уже во все глаза смотрела в другую сторону.

— Дядя, что это там — похоже на бельведер, да еще на острове?

Хэролд лишь усмехнулся, видя ее изумление.

— Это была идея Грейс. Она решила, что там будет очень романтично устраивать обеды на свежем воздухе. Понадобилась целая армия бульдозеров, чтобы выкопать озеро и подвести к нему ручей. — Голубые глаза Хэролда весело блеснули. — Иди-ка ты погуляй на свежем воздухе, а я сообщу твоей тетке приятную новость.

Холли тоже считала, что ей лучше не присутствовать, когда дядя будет сообщать сестре «приятную новость», и поэтому с готовностью откликнулась на его предложение.

Небольшое озерцо было настоящим чудом инженерной техники. Холли вышла на деревянный причал, к которому были пришвартованы две маленькие весельные лодки, и стала с интересом разглядывать ажурный бельведер, от которого ее отделяла узкая полоса воды. Раскидистый дуб, осенявший своей тенью газон в конце острова, должно быть, вырос там за много лет до того, как сюда явились бульдозеры. Лет ему было не меньше, чем самому дому.

Жаркое послеполуденное солнце немилосердно жгло непокрытую голову, и Холли быстро пересекла лужайку, направляясь в тенистые заросли, окружавшие дом с одной стороны. Здесь было настоящее буйство вечнозеленых деревьев, перемежавшихся густым кустарником. Холли машинально сорвала глянцевитый лист и, обернувшись, стала смотреть на дом.

Ее внимание привлекло какое-то движение в одном из окон на первом этаже, и, присмотревшись, Холли разглядела мужчину, говорившего по телефону и нетерпеливо мерившего шагами комнату. До него было по меньшей мере сто метров, и сначала Холли увидела лишь, что он высок, светловолос и одет в официальный костюм. Однако мужчина на мгновение задержался недалеко от окна. С нелепо зажатой между плечом и ухом телефонной трубкой, он умудрялся еще и пролистывать бумаги, которые держал в руке. Холли смогла разглядеть его лицо.

И тут же оцепенела от ужаса и изумления.

Ее Ромео!

Лист медленно спикировал на землю, и Холли в испуге прижала руку ко рту.

В ту же минуту мужчина увидел ее. Он тоже застыл как вкопанный, и несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

Даже на таком расстоянии его поза говорила о многом. Сначала он напрягся — явно от удивления, а потом в недоумении подался вперед. Подойдя вплотную к окну, он стал напряженно вглядываться вдаль, и Холли тихонько попятилась, стремясь найти укрытие в спасительном кустарнике и моля Бога, чтобы он не сообразил, кто перед ним. И впрямь в легкой летней юбке и скромной блузке без рукавов она являла собой разительный контраст с накрашенной дерзкой особой, какой предстала перед ним в их единственную и такую памятную встречу.

По-прежнему прижимая к плечу телефон, мужчина высунулся в окно.

— Эй, кто вы?

Холли так и подскочила. Нет, этот кошмар не может быть наяву! Только не сейчас — и не здесь.

— Подождите, не убегайте! — К ужасу Холли, мужчина бросил трубку и перекинул длинную ногу через подоконник. — Джульетта, это ты?

Боже милосердный!

Он уже выбрался на веранду и зашагал к деревянным ступенькам, Холли круто развернулась и припустилась бежать, вслепую продираясь сквозь колючие ветки и уповая лишь на то, что удерет от него прежде, чем он бросится в погоню. Даже имея фору в сто метров, Холли понимала, что Ромео может без труда ее настигнуть.

К счастью, кусты, в которые она нырнула, были достаточно густыми. Ее худенькая фигурка протиснулась сквозь них с легкостью, подстегиваемой отчаянием, однако более крупному человеку это было бы не под силу. Пробираясь все дальше в чащу, она слышала, как позади нее тот мужчина ищет путь где-то поблизости, время от времени останавливаясь и окликая ее по имени, требуя, чтобы она остановилась.

Наконец Холли подбежала к огромной ели, распростершей над подлеском темные игольчатые ветви. Повинуясь инстинкту самосохранения, она остановилась и, отыскав глазами низко нависшую ветвь, поспешно нырнула под нее и затаилась. Здесь, на ее взгляд, была зона безопасности. Разглядеть ее сквозь густую хвою было невозможно, а перебирать ветви — бессмысленно, да к тому же и небезопасно для шикарного костюма, в который был облачен ее преследователь.

Спряталась Холли очень вовремя. Едва она успела прижаться к стволу, стараясь не обращать внимания на колючую хвою, нещадно царапавшую ей щеку, как по сухим иглам зашелестели тяжелые шаги.

— Джульетта! Черт побери, отзовись! Это и в самом деле ты?

К ужасу Холли, Ромео, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам, остановился совсем рядом с тем местом, где она была. Холли мысленно возблагодарила Бога за то, что не напялила с утра какую-нибудь яркую тряпку, способную ее выдать. Голова у нее закружилась, и только тут гостья спохватилась, что от волнения передержала дыхание. Не хватало еще хлопнуться в обморок прямо к его ногам.

— Какого черта! — В голосе мужчины звучало явное разочарование. — Послушайте, кто бы вы ни были, покажитесь. Если вы боитесь, что вам попадет за вторжение в частные владения, так пусть вас это не беспокоит. Выходите, я вам ничего не сделаю.

Он замолчал, прислушиваясь к тихому шепоту листьев и хвои, колыхавшихся в легком морском ветерке. Внезапно молчание нарушил звук шагов. К месту действия кто-то приближался. Ромео тяжело вздохнул и направился навстречу тому, кто двигался со стороны дома. Холли, все еще находящаяся в каком-то полузабытьи, смутно различила голоса. Слава Богу, его снова вызывали к телефону — это все, что она успела уяснить из негромкой беседы.

Холли несколько минут стояла неподвижно, прислушиваясь к замирающим вдали шагам. Затем стала медленно выбираться из гущи ветвей, радуясь, что надела расклешенную юбку и отказалась от чулок, с которыми наверняка бы пришлось распроститься. Выбравшись на ровное место, она принялась энергично вытряхивать иголки из волос и чистить одежду. Холли как раз заправляла выбившуюся из-за пояса блузку, как вдруг какое-то легкое покалывание в затылке заставило ее замереть. Она не сомневалась, что за ней наблюдают. Медленно, стараясь унять гулкие удары сердца, бившегося, казалось, прямо в горле, Холли повернула голову.

Из-за кустов на нее смотрела девочка-подросток. Худенькая, с копной золотисто-рыжих волос, бело-розовой кожей, покрытой легкой россыпью веснушек, какая бывает только у рыжих, она с любопытством рассматривала странную женщину. Одета девочка была в облегающие расклёшенные джинсы и пеструю блузку — батник. Яркие, почти неестественно голубые глаза смотрели спокойно и уверенно. Вполне современная с виду особа, хотя и дашь ей не больше тринадцати. И лишь одна деталь вносила странный диссонанс в ее внешний облик — совершенно не модные круглые очки в тонкой оправе, придававшие нежному, почти кукольному личику с мелкими и правильными чертами вид строгой секретарши из офиса.

Холли нервно заложила волосы за уши и выдавила непринужденную улыбку.

— Привет, — жизнерадостно произнесла она. — Ты откуда взялась?

Впрочем, ее интересовало сейчас не только это. Как долго пробыла здесь эта девочка? А вдруг Ромео на ходу успел найти себе помощницу, чтобы устроить охоту на нее? -

Девочка не ответила на ее улыбку, ее глаза по-прежнему смотрели на Холли очень пристально, почти строго.

— Привет, — только и сказала она.

— Ты здесь живешь? — бодро спросила Холли, пытаясь отскрести от ладоней налипшую на них смолистую хвою.

Девица засунула руки в карманы джинсов и приподняла плечи.

— Нет, — так же односложно отозвалась она и, бросив взгляд на царапины, украшавшие ноги необычной гостьи, поинтересовалась: — А вы что, лазили на дерево?

— Нет, конечно, — запротестовала Холли. — Я просто пыталась заглянуть сквозь ветви, мне показалось — там красивая бабочка.

Дожили! — подумала она про себя. Вот уж правду говорят: одна ложь влечет за собой другую. Из-за своей дурацкой эскапады двухмесячной давности докатилась до того, что приходится лгать ребенку.

— Бабочки в такой чащобе не встречаются, — совершенно серьезно отозвалась девочка.

— Ну, я не знаю, может, это была птичка. Потому-то я и хотела разглядеть ее поближе. — Холли снова выдавила улыбку.

— Вы разве не слышали, что вас зовут?

— А меня кто-то звал? — Холли невинно округ лила глаза. — Наверное, лес заглушает звуки. А ты сама-то знаешь, кто это был? — небрежно спросила она в надежде, что сумеет выудить из девчонки какую-то информацию. Авось это поможет ей вы работать стратегию дальнейших действий.

На лице девочки не отразилось никаких эмоций.

— Она была очень большая?

— Что?

— Ну, бабочка, раз вы так говорите…

— Очень большая, — решительно заявила Холли.

— А какого цвета?

— Такая… разноцветная.

— Вроде махаона?

— Да. — Холли вконец отчаялась. Надо же было так влипнуть!

— А какие у нее были крылышки?

— Ты прямо как Паганель. — невольно расхохоталась Холли, не выдерживая допроса.

— Только не такая рассеянная. Между нами если и есть что общего, так только очки.

Холли посмотрела на девочку с невольным уважением. Она-то разговаривала с ней снисходительно в расчете побыстрее отделаться, раз уж не удалось ничего из нее вытянуть. Однако девчонка, похоже, прекрасно понимала двусмысленное положение Холли и ловко загнала ее в ловушку.

— Вот уж не думала, что молодежь сейчас читает Жюля Верна, — заметила она, скрестив руки на груди, чтобы придать себе больше уверенности.

— Я вообще много читаю, — объявила юная эрудитка, поправляя роскошную гриву рыжих волос.

— Мне тоже нравилось глотать книгу за книгой в твоем возрасте, вот только легкомысленные произведения вроде фантастики и приключений мне читать не разрешали, — неожиданно для себя разоткровенничалась Холли.

— А сколько мне лет, по-вашему?

— Мы что, играем в «угадайку»? — вздохнула Холли. — Ну, ладно, по-моему, четырнадцать, — сказала она, намеренно слегка завышая свою оценку возраста девочки.

— Пятнадцать, — спокойно уточнила та.

— Ну, все равно, — отозвалась Холли. — Моя мама считала, что единственная книга, которую вообще стоит читать, — это Библия. Романы в нашем доме были под запретом.

На лице рыжеволосой феи отразился откровенный ужас.

— И вам что, совсем не разрешали читать беллетристику? — ахнула она.

Холли пожала плечами.

— Дома — нет. Но я держала целую кипу книг в моем шкафчике в школе.

— Но ведь это настоящая цензура! Вам следовало сказать матери, что она не должна нарушать ваши права. — Девочка была истинным продуктом современной цивилизации. — Мне вот разрешают читать все что угодно.

— Тебе повезло, что у тебя такая либеральная мама.

— Понятия не имею, какая она. Она живет в Мексике. Мои родители развелись, как только я родилась, и я осталась с отцом.

— Ой, прости, пожалуйста. Мне тебя очень жаль.

— Почему?

— Ну… — Холли совсем растерялась. — Мне жаль, что, когда ты была маленькой, рядом с тобой не было мамы, — осторожно пояснила она.

— Почему? Вы считаете, что мужчина не способен вырастить ребенка в одиночку?

Холли закатила глаза. Похоже, эта девочка-подросток по части ведения диспута даст ей сто очков вперед. И отвечать вопросом на вопрос — ее излюбленный прием.

— Послушай, ты меня извини, но мне уже пора, — спохватилась Холли. Надо же, она стоит тут и ведет праздную болтовню, а Ромео уже вполне мог организовать на нее охоту. Ей надо бы разобраться во всем, что тут происходит, а заодно выяснить, каким образом она может избежать встречи со своим случайным любовником. Если он просто заехал сюда ненадолго, то скорее всего она сумеет где-нибудь переждать, пока он уедет. Может быть, он решит, что обознался.

— Мистер Мэннинг и миссис Редвуд, наверное, уже беспокоятся, куда я подевалась. — Холли тревожно огляделась по сторонам.

— К дому надо идти вон туда. — Девочка мотнула головой в левую сторону и указала через плечо.

— Спасибо. — Холли все еще медлила.

— Повернете направо, когда выйдете на тропинку, обогнете папоротник и выйдете прямо к цветнику перед домом, — объяснила та.

Холли пристально посмотрела на собеседницу, но тонкое личико ничего не выражало. Если девочка собирается помочь ей выбраться из зарослей, стало быть, вряд ли она заодно с Ромео.

— Спасибо, — поблагодарила она. — И до свидания.

— Еще увидимся, — коротко отозвалась рыжеволосая.

Холли, уже собравшаяся уходить, обернулась.

— Вот как?

— Наверняка. Между прочим, меня зовут Айрис.

Женщина невольно улыбнулась. По-видимому, она сдала экзамен, раз ее удостоили столь ценной информацией.

— А я Холли. Я приехала помочь миссис Редвуд с устройством свадьбы ее внучки.

В глазах Айрис что-то мелькнуло, но она ничего не сказала. Холли помахала ей рукой и отправилась искать дом.

2

Айрис оказалась отличным гидом, ибо спустя пять минут Холли уже здоровалась в гостиной с теткой и извинялась за свои испачканные руки.

— У тебя такой вид, словно ты ползала по зарослям по-пластунски, девочка! — объявил Хэролд в ответ на объяснение Холли, что та сошла с тропинки и упала, зацепившись за лиану.

— Как тебе не стыдно, Хэролд! — укорила его сестра. Тонкая, элегантная, настоящая леди ста рой закалки, она прекрасно смотрелась на диване викторианской эпохи, да и сам дом и его окрестности, казалось, были созданы для Грейс Редвуд, настолько органично она в них вписывалась. — Твоя прямолинейность балансирует на грани откровенной грубости!

Загипсованная правая нога Грейс покоилась на специальной скамеечке, левая рука от запястья до локтя также была заключена в гипсовый каркас. Вся она была заботливо обложена подушками, а на столике перед ней рядом с остатками полдника лежал журнал для невест.

Тетка тепло улыбнулась Холли, понимая смущение молодой гостьи.

— Не обращай внимания, дорогая. Я оставила эти заросли специально для того, чтобы людям хотелось получше их исследовать, а не стоять и смотреть со стороны. — Она вскинула изящную хорошо ухоженную голову. — Присядь, пожалуйста. Сейчас попрошу миссис Гривз принести тебе прохладительного или чаю.

— Чаю, — распорядился Хэродд. — И булочки. Со взбитыми сливками и твоим потрясающим домашним абрикосовым джемом.

— Ну уж нет, — сурово объявила Грейс. — Чай и сухое печенье — вот и все, что ты получишь. Врачи велели тебе сидеть на диете.

— Боюсь, что у меня юбка может быть перепачкана в смоле, — заметила Холли, отказываясь присесть в одно из кресел с кремовой обивкой. Все ее чувства были обострены. С одной стороны, она старалась оказывать внимание хозяйке дома, а с другой — постоянно поглядывала на дверь, боясь, что в любую минуту в гостиную может пожаловать Ромео. Неизвестно, что тогда будет. — Может, мне лучше сначала переодеться?

— Конечно, а заодно и душ принять после поездки по жаре. Я сейчас позову Мэри, она отведет тебя в твою комнату. Только извини, постель там не приготовлена. Мы ведь не ждали, что у нас будут еще гости. — И она покосилась на брата, а тот насупился, скрывая смущение.

О чем бы там они ни говорили перед приходом Холли, похоже, грубоватое великодушие дядюшки одержало верх, и все же Грейс не могла удержаться, чтобы не выразить ему свое неудовольствие, хоть и в мягкой форме.

— Простите, тетушка. Я все понимаю и не хочу быть обузой. Мне и самой нетрудно застелить кровать, если покажут, где лежит постельное белье, — поспешно произнесла Холли.

— Господи, Холли, теперь уже я ставлю тебя в неловкое положение! — воскликнула ее тетушка с искренним чувством. — Прости меня, ради всего святого. Во-первых, ты вовсе не будешь обузой, а во-вторых, тебе нечего смущаться. Можно поду мать, я не знаю своего брата, Наверняка он вытащил тебя из дома без всякого предупреждения, как и меня не удосужился предупредить. Он утверждает, что семейство моего покойного мужа вечно стремится всеми командовать, но сам он ни чуть не лучше. Да к тому же не прочь отхватить лучшую часть пирога.

— Какой там пирог! — пожаловался Хэролд. — Сухие корки — вот и все, что мне здесь перепадает.

— И, пожалуйста, зови меня просто Грейс, — не обращая внимания на брата, продолжала тетя. — Мы не так давно познакомились и редко видимся, к сожалению, но все же не забывай, что ты моя единственная племянница. И если мы собираемся трудиться бок о бок в ближайшие несколько недель, нам просто необходимо чувствовать себя комфортно в обществе друг друга. Как ни грустно в этом признаваться, но помощь мне действительно понадобится. Я ведь левша, а тут придется писать бесчисленные письма и возиться с бесконечными списками. Сильвия мне не помощница — витает в облаках и ни на чем не может сосредоточиться.



Ну, слава Богу, с облегчением подумала Холли, хоть один камень с души. Отныне она не будет чувствовать себя в этом доме непрошеной гостьей.

— А теперь иди наверх и устраивайся, — скомандовала Грейс. — Позже Мэри покажет тебе дом, чтобы ты могла здесь свободно ориентироваться. Остальное отложим на потом. А я пока посмотрю, хватит ли нам еды еще на двоих. По-моему, Мэри собиралась запекать лососину в духовке.

Боже, неужели ей придется встретиться с Ромео за ужином в официальной обстановке!

— Вы сказали, что не рассчитывали на новых гостей, — не удержавшись, выпалила Холли. — Стало быть, у вас их много? — И, затаив дыхание, стала ждать ответа.

— Да нет, только Сильвия, — отозвалась Грейс. — Но и она частенько сбегает отсюда, чтобы переночевать у себя дома. Я имела в виду небольшую вече ринку, которую наша невеста устраивает вечером для местных обитателей. Очень удобно, кстати, там — то мы тебя со всеми и познакомим. А вообще-то, к нам постоянно кто-нибудь заходит в течение дня. Питер сейчас живет в Тихой обители, он регулярно заглядывает повидаться с Сильвией, ну и, конечно, Оливер — брат Питера. — Грейс внезапно замолчала, а потом поспешно перевела разговор на другую тему, словно коснулась чего-то запретного.

От Холли не ускользнуло, как неловко поежился ее дядя при упоминании имени Оливера Стэнфорда. В чем, интересно, провинился брат жениха? Может, он и есть ее Ромео?


По счастью, Холли не довелось столкнуться с ним, пока суровая миссис Гривз водила ее по дому. Комната, в которой Холли увидела Ромео, оказалась библиотекой, которая в тот момент была совершенно пуста, за что Холли мысленно возблагодарила Бога. Ужинали они тоже вчетвером, их небольшая семейная компания пополнилась лишь Сильвией.

Холли прежде не доводилось встречаться с двоюродной племянницей, которая была младше ее всего на пять лет. И по крайней мере на первый взгляд Сильвия показалась ей довольно милой. Впрочем, узнав о цели приезда Холли, она почему-то разнервничалась, но это можно было отнести за счет предсвадебного волнения.

А вообще, невзирая на светский лоск, часто присущий наследницам большого состояния, эта девушка казалась моложе своих двадцати лет, и ее якобы уверенная манера держаться не обманула Холли. Сильвия каким-то нервным жестом постоянно забрасывала тяжелую золотистую косу за спину. А когда начинала говорить о женихе, которого почему-то именовала «своим дорогим Пэром», в ее глазах появлялся странный лихорадочный блеск. Все эти странности наводили на размышления. Что-то тут было явно не так, подумала про себя Холли, однако решила не допытываться. В конце концов ее сюда пригласили помочь тетке, а проблемы Сильвии ее не касаются.

Спустившись вечером в гостиную, Холли обнаружила, что большую часть гостей, собравшихся на импровизированную вечеринку, составляют мужчины. Дом уже начинал трещать по швам от наплыва посетителей, и бедная Грейс, опираясь на костыли, вскоре совсем измоталась. Наспех представив Холли нескольким группам веселых симпатичных молодых людей, она откочевала в район кухни, предоставив племянницу самой себе. Народ держался дружелюбно и приветливо, и Холли окончательно успокоилась. Даже если она столкнется с Ромео, это еще не конец света. Миллионы женщин время от времени испытывают некоторые неудобства, встречаясь в неподходящих местах с бывшими любовниками. Ромео — человек светский и воспитанный, вряд ли он станет поднимать шум. — Ого, да я вижу тут у нас новое лицо! Привет прелестной незнакомке!

Холли как раз наливала себе безалкогольный пунш, когда за ее спиной раздался ленивый мужской голос. В простой черной юбке и белой атласной блузке, со стянутыми в тугой узел медно-рыжими волосами, она выглядела гораздо менее нарядной, чем остальные дамы. Неудивительно, что многих разбирало любопытство.

Обернувшись, племянница Грейс оказалась лицом к лицу с высоким белокурым молодым человеком. Бронзовый загар, ярко-голубые глаза, широкий разворот плеч и чуть кривая ухмылка, демонстрирующая великолепные зубы, — смерть поклонницам! У Холли на мгновение даже дух захватило — надо же, до чего хорош. По-видимому, лицо выдало ее чувства, ибо улыбка молодого человека стала шире. Теперь в ней не было ни снисходительности, ни самодовольства. Ему было просто приятно, и все тут.

— Вы не можете быть подругой Сильвии, иначе бы мы давно познакомились. Стало быть, вы принадлежите к местной аристократии, — объявил он, с интересом разглядывая Холли.

— Я Холли О'Брайен и приехала погостить к миссис Редвуд, — не вдаваясь в подробности, ото звалась она.

— Что вы говорите? Как удачно! А я Оливер.

Холли невольно застыла.

— Оливер Стэнфорд?

Тот лукаво прищурился и наклонился почти к самому ее лицу.

— Я вижу, моя слава меня опередила. А что вы обо мне успели узнать? Что я блестящий молодой человек, умница и красавец? Даю вам слово, все это чистая правда.

— Да я уж вижу, — расхохоталась Холли.

— Вот это я называю — проницательная женщина! Какая точность суждений! — широко улыбнулся Оливер.

Вокруг раздались смешки, кое-кто из девушек принялся поддразнивать Оливера, а тот отбивался с такой легкостью и остроумием, что она на мгновение забыла обо всем, искренне веселясь вместе со всеми. Однако тут ее и поджидала опасность. Внезапно перед носом Холли оказалась мужская рука с полным бокалом пунша.

— Похоже, вы осушили свой бокал до дна, миссис О'Брайен. Позвольте предложить вам мой, а то мой брат так увлекся флиртом, что совсем позабыл о своих обязанностях джентльмена.

Холли молча уставилась — не на бокал и даже не на саму руку, а на украшавшую манжету запонку. Дымчатый топаз, оправленный в золото. Те самые запонки, которые были ею, уходящей утром из его квартиры, оставлены Ромео на память. Медленно, с трудом она подняла голову и встретила пристальный взгляд серо-голубых глаз мужчины.

— В-ваш брат? — запинаясь, пробормотала Холли и внезапно почти физически ощутила, как напрягся стоявший рядом с ней Оливер.

Впрочем, сейчас Холли было не до него. Выходит, Ромео известно ее имя. Наверное, просто спросил у Сильвии. Ну вот и все. Истина вышла наружу. Оставалось лишь приготовиться к битве.

Губы мужчины улыбались, но в глазах не было и намека на улыбку. Холли перевела взгляд на Сильвию, нежно прильнувшую к руке мужчины, и на кольцо с огромным бриллиантом, украшавшее ее безымянный палец. И тут на нее наконец снизошло озарение, и она застыла как вкопанная, широко раскрыв глаза. Господи, какая она дура! Как же она раньше не догадалась!

Владелец корпорации — стало быть, намного старше Сильвии. Пользуется уважением в финансовых кругах — стало быть, миллионер и как раз тот тип, который подходит для того, чтобы жить в роскошном доме, куда она приходила на то памятное свидание…

«Дорогой Пэр» — так называла его Сильвия. Пэр — П.Р. Питер Роман Стэнфорд.

Холли невольно поднесла руку ко рту. Отлично! Выходит, она переспала с женихом внучатой племянницы своего нанимателя и к тому же собственной кузины. Ее страстный и нежный любовник, уверявший, что презирает людей, обманывающих своих партнеров, и есть тот самый мужчина, чью свадьбу она приехала сюда устраивать!

— И давно вы помолвлены? — выдавила Холли, немного придя в себя после шока.

— Почти два месяца, — радостно сообщила Сильвия, с обожанием глядя на жениха. В розовой накидке из тафты, наброшенной поверх черного платья, щедро отделанного оборками, она казалась идеальной невестой для своего жениха, одетого в строгий черный костюм и ослепительно белую рубашку. Как и любая женщина, которой не надо было работать, Сильвия могла уделять сколько угодно внимания своей внешности и туалетам. — Мы обручились во вторую неделю февраля, да, Пэр, милый? Как раз на день святого Валентина.

Холли закашлялась. Через два дня после их памятной встречи!

— Простите, — извинилась она. — Кусочек вишни попал не в то горло.

Оливер энергично похлопал ее по спине.

Слава Богу, хоть Питер не был помолвлен непосредственно в день их свидания! Впрочем, это его ни в коем случае не оправдывает. Не мог же он вдруг, с бухты-барахты решить жениться через два дня. И раз уж он в то время встречался с Сильвией, то почему не мог удовлетворить с ней свои плотские желания? Зачем ему понадобилось свидание вслепую с неизвестной девицей? Или, может, он из тех мужчин, кто четко делит женщин на две категории: на тех, с которыми спят, и тех, на которых женятся?

Однако, бросив взгляд на Сильвию, Холли засомневалась. Судя по тому, как та всей грудью навалилась на руку Питера и стреляла глазами то в одного мужчину, то в другого, эта леди явно не была невинной девственницей, невзирая на ее ангельский вид. Да и Питер был слишком умен, чтобы не попасться на женские уловки. Наверняка он прекрасно понимал, какова на самом деле его невеста.

Решившись наконец поднять глаза на Питера, Холли увидела, что он смотрит на нее с суровым осуждением. Расправив плечи, она гордо вскинула голову. Он, чего доброго, мог вообразить, что обиженная женщина явилась сюда нарочно, чтобы встретиться с ним! Холли ответила на его возможные скрытые опасения взглядом, исполненным горького презрения. Будучи сама обманутой женой, она презирала всякого, кто изменял своей половине. А тут еще Питер поставил ее в двусмысленное положение, где невольная соучастница событий, буквально вытащенная из дома беспокойным дядюшкой, вынуждена была выступать в роли этакой разлучницы!

— Ну как, теперь лучше? — заботливо спросил Оливер, растирая ей спину, в то время, как ноздри Питера свирепо раздулись.

— Вы всегда позволяете лапать себя мужчинам, с которыми только что познакомились, миссис О'Брайен? — презрительно протянул он.

При этом намеке на ее распущенность Холли чуть не выронила бокал из рук, а Сильвия на мгновение отстранилась от жениха, изумленная его неожиданной грубостью.

Оливер тут же ощетинился. Рука его упала и непроизвольно сжалась в кулак, словно ему не терпелось заехать старшему братцу по физиономии.

— Ее зовут Холли, — процедил он.

— Мне прекрасно известно, как она себя называет, — насмешливо протянул Питер. — Мы с миссис О'Брайен старые знакомые.

А теперь, похоже, старые враги! Холли сжала губы. С чего он так взбесился, ей было решительно невдомек.

— Совершенно верно, — подтвердила она. — Но хотя он и акцентирует слово «миссис», ему доподлинно известно, что сейчас я не замужем. Мой муж умер почти год назад.

— Одиннадцать месяцев назад, если мне не из меняет память, — с дьявольской усмешкой уточнил Питер и, медленно оглядев Холли с головы до ног, прибавил: — Судя по тому, как вы одеты, я так и не могу понять, то ли вы продолжаете носить по нему траур, то ли решили от него отказаться.

Сильвия издала какой-то сдавленный звук, а Холли с трудом удержалась, чтобы не выплеснуть пунш прямо в усмехающуюся физиономию Питера. Однако по блеску в его глазах она догадалась, что именно этого-то он и добивается. Неужели до него не доходит, что такая открытая враждебность может вызвать ненужные толки?

Однако в эту минуту ее внимание отвлек Оливер. Побагровев, он смачно выругался и обхватил рукой талию Холли, словно в попытке защитить ее.

— С каких это пор ты стал таким бесчувственным чурбаном, братец? — возмутился он. — И как только у тебя хватает жестокости издеваться над чужим горем? — И, обернувшись к Холли, он быстро заговорил, понизив голос. — Да будет вам известно, что мои родители: отец Питера и его мачеха — погибли во время пожара, когда какие-то подонки подожгли наш дом. Питер был серьезно ранен, спасая меня и нашу сестру, а потом ему пришлось за быть о карьере и бороться с папиными родными и партнерами, мечтавшими наложить лапу на наше наследство, за то, чтобы получить опеку над нами. Наверное, поэтому он считает, что получил некую монополию на мученичество и по сравнению с его несчастьем все остальное — просто ерунда!

— Я не просил тебя за меня извиняться, — сквозь зубы прошипел Питер. — И вообще как-то объяснять мои действия. И нечего трепаться с посторонними о моей личной жизни!

— Никто не извинялся, — перебил его Оливер. — Ты и сам прекрасно можешь это сделать. Я просто хотел, чтобы ты понял, каково это, когда кто-то публично вмешивается в твои внутренние проблемы. Пора уже хоть кому-то накормить тебя твоими собственными пилюлями. За этой вспышкой явно что-то кроется, сообразила Холли. И хотя она послужила катализатором ссоры между братьями, похоже, это была не единственная причина.

На щеке Питера дернулся мускул.

— Уймись, Оливер, — зловеще прошипел он.

— Иначе что? Ты урежешь мои карманные деньги? Я уже не маленький, и меня нельзя шантажом заставить жить по твоим меркам. Мне уже на десять лет больше, чем было тебе, когда ты взял на себя руководство папиной компанией. Я теперь дипломированный врач и могу сам заработать себе на жизнь, черт побери!

Врач? Ничего себе! А по виду — так просто лощеный бездельник, ошеломленно подумала Холли.

Впрочем, по мере того как распалялся Оливер, Питер как будто понемногу остывал. Наконец он полностью взял себя в руки.

— Я сказал, прекрати. Здесь не время и не место. Оливер вскинул руки вверх, словно сдаваясь, но на лице его по-прежнему было написано горькое презрение.

— Ну конечно. Как скажешь, братец. В конце концов ты у нас начальник. Глава семьи, так сказать. Человек, принимающий решения якобы на благо всех нас, а на деле исключительно в своих интересах. И считающий само собой разумеющимся, что мы будем выполнять его волю…

— Пожалуйста, Оливер, не надо! — К удивлению Холли, вмешалась Сильвия. Ее глаза влажно блестели, нижняя губа дрожала. — У нас же сегодня праздник, и я хочу, чтобы всем было хорошо. Пожалуйста, не надо мне все портить…

Очень ловко, подумала Холли, увидев, как оба мужчины тут же сникли, как два носовых платка, готовых вытирать слезы маленькой девочке. Интересно, сколько времени Сильвия отрабатывала этот прием перед зеркалом? Впрочем, зря она так. Чисто женская стервозность, и ничего более.

— Возможно, нам с Холли стоит прогуляться, — объявил Оливер, подхватывая девушку под руку и нимало не интересуясь, согласна она или нет. — Или давайте сплаваем на лодке к бельведеру. Я покажу вам, как он чудно смотрится в лунном свете.

Похоже, в этой семейке не один Питер считает само собой разумеющимся, что ему все должны беспрекословно подчиняться, подумала Холли. Быть пешкой в чужой игре ей вовсе не улыбалось, и она решительно высвободила пальцы.

— Спасибо, но в маленьких лодках меня укачивает, — сухо отозвалась она.

На мгновение воцарилась тишина, даже шум вечеринки, казалось, доносился откуда-то издалека. Первым молчание нарушил Питер.

— Ничего, — язвительно заметил он. — Такой замечательный врач, как Оливер, наверняка найдет какое-нибудь средство, чтобы вас не стошнило в самый романтический момент.

Холли окончательно вышла из себя. Если он рассчитывает толкнуть ее в объятия своего брата, чтобы нейтрализовать, то он крупно ошибается.

— Я предпочитаю не прибегать к стимуляторам для сохранения душевного равновесия.

— Да что вы? — Брови Питера взлетели вверх.

Холли надеялась, что краска, прилившая к ее щекам, не очень бросилась в глаза. Он явно намекал на алкоголь, бушевавший в ее крови в ту ночь, которую они провели вместе в постели, занимаясь любовью час за часом.

В ту ночь собственное душевное равновесие ее нисколько не заботило. Холли откровенно наслаждалась взрывной реакцией их тел. И любовью они занимались не только в постели, а и на стуле, и на полу, и в ванной… Холодная поверхность огромного зеркала ударялась о ее спину и ягодицы, покрываясь паром от жара разгоряченной плоти. А когда Ромео стянул ее вниз, на пол, чтобы усадить на себя, на зеркале остался огромный отпечаток ее тела, медленно исчезавший, словно стиравший ее грех…

При этом воспоминании Холли остро ощутила, как на нее снова накатывает волна жара. Соски напряглись и, казалось, вот-вот прорвут тонкую ткань блузки. Оставалось лишь надеяться, что окружающие, если и заметят ее дрожь, то отнесут за счет ледяного пунша, которым она тщетно пыталась освежить горло.

— Глупости! — не отступал между тем Оливер. — Озеро тихое, как застоявшийся пруд. Да и переплыть его — всего-то две минуты.

— Ой, ради Бога, Оливер, — пришла на выручку Сильвия. — Ты что, не видишь, что Холли пытается вежливо отшить тебя?

— У нас все шло отлично, пока вы двое не встряли не в свое дело, — огрызнулся брат Питера.

— Почему ты не хочешь уйти красиво?

— Откуда ты знаешь, может, наша гостья просто захотела, чтобы ее немного поупрашивали? Некоторым женщинам нравится, когда мужчины ползают у их ног.

Сильвия отлепилась от Питера и, выпрямившись, решительно уперла руки в бедра.

— Все зависит от того, что понимать под словом «мужчина». Настоящий мужчина, на мой взгляд, готов согласиться с тем, что женщина не вкладывает скрытого смысла в свои слова и прямо говорит то, что думает, — резко сказала она, и Холли решила, что, пожалуй, невеста вовсе не такая уж пустышка.

Сильвия между тем резко отбросила за спину волну золотистых волос.

— На самом деле ты не из-за этого затеял свару. Ты просто пытался достать меня и Пэра…

Красивое лицо Оливера стало мрачнее тучи.

— Теперь уже ты извращаешь мои слова…

— Пожалуй, кому пора бы отсюда удалиться, так это вам двоим, — негромко заметил Питер, но молодые люди, увлеченные перепалкой, его не слышали, и он, подхватив Холли под руку, спокойно увел ее в сторону от разбушевавшихся родственников.

— Хэролд показал мне тебя с другого конца зала и велел Сильвии нас познакомить, — пояснил ее бывший возлюбленный. — Патриарх считает, что мы должны поближе узнать друг друга, поскольку, если я правильно понял, ты будешь некоторое время работать в офисе Тихой обители… Хотя бы пока я знакомлюсь с делами. — У Холли ноги стали ватными от ужаса, а Питер невозмутимо продолжал. — Может, ты просветишь меня, каким образом женщина с незаконченным высшим образованием и без соответствующей квалификации получила хорошо оплачиваемую должность в юридическом от деле компании, ведущей сложнейшие операции? — Я ни с кем не спала, чтобы получить эту должность, если это то, что ты имеешь в виду! — отрезала Холли.

— Обмен любезностями? Понятно! Я спросил лишь потому, что у тебя это так хорошо получается… — Он поднял руку и потер подбородок.

Топаз на запонке зловеще подмигнул Холли, и ей стало нехорошо.

— В чем дело? — с невинным видом спросил Питер. — А, ты рассматриваешь мои запонки! Красивые, правда? И, как показало мое расследование, существуют в единственном экземпляре.

У Холли волосы на затылке встали дыбом. Что это еще за расследование?

— Кстати, примечателен тот факт, что они подарены мне дамой, — как ни в чем не бывало продолжал Питер. — Редкий случай, ведь, не считая моей сестры, женщины не дарят мне подарки, а я, будучи состоятельным мужчиной, предпочитаю дарить, а не принимать.

Какое бесстыдство!

— И как только у тебя хватает наглости носить их в присутствии Сильвии? — срывающимся голосом пробормотала Холли.

Питер лишь пожал плечами.

— А ты вообще не можешь представить, как далеко может зайти моя наглость, как ты выражаешься. Будь я мягкосердечным, всепрощающим и добрым, я не смог бы отстоять свою семью и наше состояние от своры голодных волков, готовых растерзать корпорацию моего отца на клочки. А что касается запонок, то я сегодня слишком торопился и надел первые подвернувшиеся под руку…

— Не ври. Ты знал, что я могу быть сегодня здесь, — оборвала его Холли.

— Скажем так, мне показалось слишком уж не вероятным совпадением то, что ты шныряла по окрестностям, шпионя за мной. Зачем тебе это понадобилось, если ты не собиралась со мной встречаться?

В комнате словно промелькнул призрак Айрис с ее расспросами.

— Я вовсе за тобой не шпионила — просто гуляла, вот и все. Если ты думаешь, что мне было приятно тебя видеть, ты глубоко ошибаешься.

Питер поджал губы.

— Если все было так невинно, то почему ты убежала? Вот уже второй раз ты сбегаешь от меня, но теперь мне известно, кто ты, и на будущее запомни — так просто тебе скрыться от меня не удастся. А Хэролд наверняка с удовольствием расскажет мне о тебе все, что можно, стоит мне сказать пару комплиментов в адрес его протеже. Ты ведь, кажется, его родственница?

— Племянница, — уточнила Холли, с удовлетворением отметив тень удивления, промелькнувшего на лице Питера. — И когда ты женишься на Сильвии, мы действительно породнимся, — с легким злорадством прибавила она.

— По-моему, степень своего «родства» мы уже установили, — не остался в долгу Питер. — Кстати, твой бокал снова пуст. Может, наведаемся в бар? — И, повернув голову в сторону Сильвии, объявил: — Мы с Холли хотим еще выпить. Тебе что-нибудь принести, Сильвия?

— Воды или пунша, — тут же отозвался Оливер и получил в награду свирепый взгляд Сильвии.

— Я бы выпила еще бокал шампанского, — за явила она, одаривая Питера ослепительной улыб кой.

— Ну еще бы! Как это на тебя похоже, — возмутился Оливер. — Валяй! Твои эгоистичные желания у тебя всегда на первом месте…

— По-моему, тебе действительно лучше выпить что-нибудь безалкогольное, — прервал его Питер.

Голос его звучал мягко, но почему-то от него по спине Холли побежали мурашки. Зато хоть в чем — то двое братьев были согласны. Она с любопытством взглянула на Сильвию, ожидая ее реакции.

— Ну хорошо, Пэр, дорогой, раз ты так считаешь, — кротко отозвалась та, слегка надув губки.

— Ты переигрываешь, — фыркнул Оливер.

Этого было достаточно, чтобы словесная перепалка между ними возобновилась с новой силой.

— Не будем им мешать, — прозвучал над ее ухом голос Питера, и его рука крепче стиснула ее локоть.

— Но я не хочу больше пить, — запротестовала Холли.

— Составишь мне компанию, — прервал он ее возражения и ловко повел, маневрируя среди гостей.

Холли невольно обернулась через плечо.

— Ты не боишься оставлять их наедине? Ведь они могут пришибить друг друга или еще что-нибудь!

— Или еще что-нибудь, — загадочно улыбнулся Питер.

Похоже, его нисколько не беспокоил тот факт, что его невеста осталась на попечении другого мужчины. Впрочем, неудивительно — с его-то самоуверенностью. Кто посмел бы отнять что-то или кого-то у самого Питера Стэнфорда?

Холли невольно съежилась. Теперь для нее было важно, как никогда, добраться до офиса Тихой обители, пока туда не нагрянули с проверкой аудиторы Питера. Из рассказа Эдны — любовницы Гленна, она узнала, что ее муж крал деньги у своего нанимателя, переводя их на счет липовой полиграфической фирмы, и теперь ей было жизненно необходимо возместить ущерб, который нанес Гленн ее дяде. Однако если ее застанут за этим занятием, она тут же попадет под подозрение в сообщничестве и ее доброе имя будет замарано навсегда.

Холли поверила Эдне, когда та стала со слезами уверять ее, что ничего не знала о проделках Гленна. Любовница с готовностью помогала ему обманывать жену, но ни разу не задумалась о том, на какие средства он ведет двойную жизнь. И пришла в совершеннейший ужас, наткнувшись спустя несколько дней после гибели Гленна на спрятанные в гараже документы, свидетельствовавшие о его подпольной деятельности, а заодно и на пачку купюр. В полицию перепуганная женщина идти побоялась и решила обратиться к умнице-жене Гленна, которая знала все юридические тонкости и уж совершенно точно не хотела бы публичного скандала, тем более что это отразилось бы и на ребенке ее мужа. Ребенке, которого должна была бы родить сама Холли…

Она была в шоке. Как мог Гленн злоупотребить доверием дяди Хэролда? Ее терзало чувство вины, ведь ничего бы не случилось, не сведи Холли этих двоих вместе. Хэролд гордился репутацией своей фирмы, славившейся честностью и неподкупностью, и она понимала, что он не переживет, если при аудиторской проверке в его компании обнаружится растрата. Не говоря уже о том, что это больно ударит по его кошельку.

Преисполнившись твердой решимости не допустить такого поворота событий, Холли внимательно изучила документы, ища способ возместить растрату Гленна, но так, чтобы об этом никто не узнал. По бумагам ей удалось установить точную сумму, которую присвоил ее покойный муж, и теперь оставалось лишь добраться до офиса Тихой обители, чтобы привести план в исполнение. Деньги Холли собрала, хотя для этого потребовалась не только вся сумма, найденная Эдной в гараже, но и деньги, вырученные за продажу дома и кое-каких личных вещей Холли…

3

— Это же не бар! — встрепенулась она, выйдя из задумчивости и обнаружив, что Питер тащит ее в какую-то пустую комнату.

Здесь на письменном столе горела лампа, и два светильника, свисавших с потолка, освещали ряды книжных полок. Библиотека!

Холли резко обернулась, услышав щелчок. Это Питер захлопнул дверь и для надежности привалился к ней спиной.

— Ты что, совсем с ума сошел?

— Я подумал, что для разговора на такую тему нам лучше уединиться.

— Ну и зря. Мне вообще не о чем с тобой разговаривать.

— Напротив. Нам надо еще во многом разобраться. — Питер скрестил руки на груди. — Во-первых, ты должна прекратить флиртовать с моим братом.

— Я и не думала с ним флиртовать! — вознегодовала Холли.

— Не притворяйся. Существует язык тел, понятный любому мужчине. Ты прямо-таки повисла на нем, пока вы разговаривали, а уж твои улыбочки и стреляющие глазки…

— Да ничего подобного! — возмутилась Холли. — Мы просто разговаривали, музыка играла слишком громко, и я его плохо слышала. И потом, я даже не знала, что он твой брат…

— Незнание не является оправданием с юридической точки зрения, тебе это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было. В общем, держись от Оливера подальше. И второе: сколько?

— Что значит «сколько»?

— Сколько ты хочешь за свое молчание?

— Не понимаю, о чем ты. Ты нарочно меня оскорбляешь…

— А ты нарочно делаешь вид, что ничего не понимаешь. Так не пойдет. По словам Хэролда, ты большая умница и хорошо умеешь использовать свои способности. К тому же умеешь ловко использовать любую возможность. Так сколько?

Холли прямо-таки зашлась от возмущения.

— Ты решил, что я приехала сюда, чтобы тебя шантажировать?!

Взгляд Питера метнулся к ее вздымающейся груди, затем к сверкающим от негодования глазам.

— Это вполне разумное предположение. Ты узнала, кто я и с кем помолвлен, и решила этим воспользоваться. Ты можешь пригрозить мне расстроить свадьбу, если я не заплачу тебе определенную сумму.

Какая ирония, невольно усмехнулась про себя Холли, учитывая то, зачем она сюда приехала. Чувство вины навалилось на нее с новой силой, и щеки девушки пошли красными пятнами. Однако его обвинения были столь чудовищны, что молчать она не могла.

— Какое у тебя буйное воображение! — язвительно сказала Холли. — Может, ты считаешь, что я нарочно столкнула Грейс с холма, чтобы добиться приглашения в ее дом?

Питер откинул голову и насмешливо усмехнулся.

— Ты прекрасно знаешь, какое у меня воображение, Джульетта, — произнес он неожиданно приглушенным голосом, который бритвой прошелся по натянутым нервам Холли. — Однако так далеко оно меня не заводит. Нет, я не думаю, что ты виновата в том, что случилось с Грейс. Однако продолжаю настаивать на своем: ты очень ловко умеешь ухватиться за предоставленную возможность и повернуть ситуацию в свою пользу.

— Мне жаль тебя разочаровывать, но еще меньше часа назад я понятия не имела, кто ты такой, — сквозь зубы прошипела Холли. — Что касается приглашения, то дядя Хэролд и тетя Грейс — практически единственные мои родственники, и их дом давно для меня открыт, просто я не пользовалась этой возможностью, что бы ты там ни говорил. И еще: кем бы ты ни был, меня это не интересует — ну ни капельки!

Питер лишь усмехнулся загадочной усмешкой, от которой Холли пришла в ярость.

— А в ту ночь в моей квартире я тебя очень даже интересовал, мне помнится…

— Не больше, чем все мои случайные связи! — выпалила Холли.

— Вот как? У тебя, должно быть, очень бурная личная жизнь. — Разомкнув руки, Питер нарочито одну за другой поправил запонки, с удовлетворением отметив, как расширились зрачки глаз Холли. — Ты оставила мне подарок на подушке, но мой подарок ты не взяла. Хотела дать мне понять, что я всего лишь игрушка?

— Какое унижение для тебя! — злорадно посочувствовала Холли, тихо радуясь про себя. Все же ей удалось взять верх над этим самоуверенным болваном, пусть хоть и на минутку!

— Ну, что ты, — невозмутимо отозвался Питер, хотя глаза его зловеще сузились. — Мне это показалось — как бы поточнее выразиться? — весьма стимулирующим. — Отклеившись от двери, он стал медленно приближаться к Холли. — И все же, по чему ты не взяла браслет? Я ведь видел, как ты его разглядывала, думая, что я принимаю душ.

Чувство торжества мгновенно испарилось. Холли ощутила, как ее вновь охватывает паника, и она невольно попятилась.

— Это меня больше всего и беспокоит, — продолжал Питер, подходя совсем близко. — Как-то не вяжется с обликом шантажистки, а? — Она продолжала пятиться, а он все наступал. — У тебя под носом была такая прелестная безделушка, стоило только руку протянуть — и она твоя, а ты вместо того, чтобы дождаться заслуженной награды, по чему-то сбежала и оставила меня встречать утро в одиночестве. Помимо всего прочего, это еще и не вежливо.

Холли наткнулась на вращающееся кресло и едва не свалилась на пол.

— Мне очень жаль, что я оскорбила твое понятие о приличиях, — пискнула она.

— А по-моему, тут все не так просто. Это был хорошо продуманный план. — Питер остановил крутившееся кресло, за которое ретировалась Холли. — Эти запонки, они что, оказались у тебя случайно, как рояль в кустах?

— Может, хватит надо мной издеваться? — попросила Холли, чувствуя, что еще немного, и она сорвется.

Однако мистер Стэнфорд был неумолим.

— Сначала объясни мне, что происходит.

— Да ничего не происходит, — в отчаянии вскричала девушка. — Все это — просто цепь дурацких совпадений. — И она бросила беспомощный взгляд на дверь.

— И не надейся, — поймав ее взгляд, предостерег Питер. — Я уже сказал: в этот раз сбежать тебе не удастся, Холли больно ударилась бедром о край письменного стола и невольно поморщилась, потирая ушибленное место.

— Как ты смеешь меня запугивать! И вообще, что подумают люди? Открой дверь сейчас же! В конце концов, это просто неприлично.

— Никто не видел, как мы сюда вошли, — невозмутимо возразил Питер. — В такой толпе нас вообще вряд ли кто-нибудь хватится.

— Даже Сильвия? — Холли выпрямилась во весь свой небольшой рост, решив прибегнуть к самому испытанному способу защиты — нападению. — Кстати, твое поведение тоже весьма подозрительно. Ты бы не боялся шантажа, если бы тебе было нечего скрывать. — На нее внезапно накатила вол на гнева, такая мощная, что даже в глазах потемнело. — Ты ведь в буквальном смысле слова вылез из постели после того, как провел ночь со мной, и тут же помчался делать предложение Сильвии!

На лицо Питера набежала тень.

— В тот вечер, когда мы с тобой были вместе, у меня еще не было никаких обязательств перед Сильвией, — неожиданно мрачно произнес он.

— Ах, вот как? Физически — может, и нет, а как же насчет чувств? — возмутилась Холли. — Ты ведь не с бухты-барахты сделал ей предложение!

Рот Питера странно искривился.

— На самом деле именно так все и получилось, — сухо сказал он. — Когда я ехал сюда в тот день по ее просьбе, у меня не было ни малейшего желания снова вступать в брак.

— Снова? — У Холли подогнулись колени. — Ты уже был женат?

— Мне тридцать пять лет. Было бы странно, если бы у меня не было в прошлом каких-то серьезных отношений, — отпарировал Питер и, воспользовавшись ее замешательством, подошел чуть ближе.

Внезапно открывшаяся сторона его жизни рождала целую волну новых предположений.

— И что же случилось в конечном итоге? Ты выгнал ее, узнав, что она охотится исключительно за твоими деньгами? — Это был выстрел наобум, но, похоже, стрела попала в цель, ибо легкая усмешка на лице Питера сменилась ледяной улыбкой.

— Собственно, так оно и вышло. И я не жалею ни об одной копейке, которая потребовалась мне, чтобы откупиться от моей женушки.

Холли вдруг стало очень грустно и страшно его жаль. Ведь помимо других обрушившихся на него ударов судьбы, Питер пережил еще и столь болезненный удар по самолюбию. Неудивительно, что его сердце ожесточилось.

— Тебе, наверное, было очень трудно? — сочувственно спросила девушка.

— Ничего подобного, — фыркнул мистер Стэнфорд. — В проигрыше осталась она, а не я. Я и тогда был богатым человеком, но за последние пятнадцать лет мое состояние существенно возросло.

— За деньги счастья не купишь.

Питер неожиданно развеселился.

— А с чего ты взяла, что я говорил о деньгах?

— Ну… Ты ведь богатый человек, вот я и решила… — Холли запнулась и замолчала.

— Делать предположения, не имея на руках всех фактов, — опасная штука, — вкрадчиво произнес он. — А у тебя, похоже, есть такая привычка.

Холли ничего не ответила, и он продолжал:

— В принципе, я владею некоторым опытом ухаживания за дамами и могу тебя заверить, что у меня и в мыслях не было ухаживать за Сильвией, когда я уложил тебя в постель. — Голос его стал совсем бархатным. — Точнее, когда мы уложили друг друга и занимались любовью в самых неожиданных местах…

— Ты хочешь сказать, что сделал предложение, повинуясь внезапному импульсу? Ни за что не по верю! — ледяным тоном заявила она, стараясь ото гнать образы, которые разбудили в ее сердце слова бывшего любовника. — Ты не похож на человека, способного вести себя импульсивно.

— Так оно и есть, — согласился Питер. — Тем более меня беспокоят порывы, которые не дают мне покоя сию минуту, — задумчиво произнес он, и Холли внезапно осознала, что все это время он сантиметр за сантиметром придвигался все ближе к ней и теперь оказался совсем рядом.

Мрачно хмурясь, он навис над Холли, и та испуганно поднесла руку ко рту.

— Какие еще порывы? — срывающимся шепотом спросила она.

Питер Стэнфорд поднял руку, и девушка невольно вздрогнула, но он лишь осторожно погладил пальцем шелковистый медно-рыжий локон за ее ушком.

— Если я скажу, тебе это не понравится. — Его палец на мгновение задержался на нежной впадинке за мочкой ее уха. Холли невольно закрыла глаза.

Похоже, у этого мужчины была редкая способность отыскивать наиболее чувствительные эротические точки в ее теле, о существовании которых она не подозревала до того, как он пробудил их к жизни.

— Большинство женщин любят принарядиться ради праздника, а ты совсем не носишь украшений, — внезапно произнес он, и Холли, вздрогнув, вернулась к действительности.

— Я… у меня аллергия на золото, — поспешно сказала она, с тоской думая, что вранье уже становится ее второй натурой.

Брови ее собеседника недоверчиво приподнялись.

— И на бриллианты тоже? — с насмешкой спросил он. — Я смотрю, ты даже часов не носишь.

— Они сломались, а я все никак не соберусь их починить, — снова солгала Холли. На самом деле все ее украшения, включая обручальное кольцо и часы, были проданы, чтобы собрать необходимую для погашения долгов Гленна сумму. И сейчас она не могла позволить себе купить даже самые дешевенькие часы.

Внезапно дверь библиотеки распахнулась, и Холли виновато отпрянула от Питера.

— Зачем это вы тут уединились? — В дверь просунулась голова Грейс Редвуд. Пожилая дама с любопытством обозревала их.

— Проверяете, на месте ли столовое серебро, Грейс? — как ни в чем не бывало, откликнулся Питер.

— Вы же знаете, как Хэролд носится со своими бесценными первыми изданиями, — засмеялась Грейс. — Я ему говорила, чтобы запер дверь, но как же, это ведь неудобно! Вдруг кто-нибудь решит, что он не доверяет соседям! — Пожилая леди, стуча костылями, медленно вошла в библиотеку. Впрочем, она все равно была великолепна: в дымчато-голубом шифоновом платье и жемчугах — настоящая светская дама.

— Вы обсуждаете свадьбу? — продолжала Грейс. — Надеюсь, Питер, вы не собираетесь вмешиваться? Мне с головой хватает Хэродда, который повсюду сует свой нос.

— И в мыслях нет, — засмеялся жених. — Я буду просто счастлив передать это дело в ваши умелые деликатные руки. Вы бы присели, Грейс, не то перетрудите ногу.

— Нет уж, спасибо, я достаточно насиделась за вечер. Немного походить мне вовсе не вредно, что бы там ни говорил Хэролд.

— Он велел нам с Холли познакомиться поближе, — мило улыбнулся мистер Стэнфорд. — Но выяснилось, что мы уже знакомы.

— Что вы говорите? — В глазах Грейс вспыхнуло любопытство. — И где же вы познакомились?

Питер открыл было рот, но Холли его опередила — уж очень ей не понравилось невинное выражение его лица.

— Мы встречались всего один раз, и то мимоходом, — поспешно вставила она. — Поэтому-то, когда дядя Хэролд назвал имя жениха Сильвии, мне оно ничего не сказало.

— Ну, стало быть, вы друг другу не совсем чужие, так что нам всем будет легче, — с удовлетворением подытожила Грейс.

— Да уж. — Вид у Питера сделался невинным до неприличия.

— Хэролд очень волнуется, он винит себя за то, что ничем не помог тебе, детка, когда Гленн погиб…

Слова Грейс вызвали у Питера живейший интерес, и Холли почувствовала, как у нее все тело леденеет от ужаса..

— Ради Бога, тетя, не надо! — перебила она. — Дядя Хэролд так много сделал для нас, когда муж был жив, это более чем достаточно.

Но Грейс уже было не остановить.

— Такая трагедия, когда молодой человек гибнет в расцвете сил, — со вздохом продолжала она.

— А долго вы были женаты? — поинтересовался Питер. Холли метнула на него сердитый взгляд. Знал ведь, дьявол, что в присутствии Грейс ей не удастся отвертеться от ответа.

— Чуть больше четырех лет.

— Вы, должно быть, вышли замуж совсем молоденькой.

— Мне было двадцать лет, — отозвалась Холли, теряя терпение.

— Надо же, какое совпадение! Мне было почти столько же, когда я женился. А сколько лет быловашему мужу?

— Он был на три года старше меня. А сколько лет было вашей жене? — выпалила Холли и запоздало спохватилась, что в присутствии бабушки его новой невесты задавать такой вопрос не очень-то прилично.

— По еще одному странному совпадению, она была на три года старше меня, — усмехнулся Питер, откровенно наслаждаясь ошеломленным видом Холли. — Интересно, сколько еще совпадений мы найдем в нашей прошлой жизни. У вас есть дети?

Холли вздрогнула — едва заметно, но это не укрылось от Питера.

— Нет.

— А почему? По совместному решению?

— По-моему, брак на том и стоит, чтобы принимать совместные решения, — огрызнулась она.

Грейс слегка наморщила лоб.

— Мне помнится, Гленн как-то сказал мне, когда заезжал сюда, что не хочет связывать себя детьми до тех пор, пока вы оба не встанете на ноги. Он очень серьезно к этому относился. И, кстати, очень хотел, чтобы Холли закончила университет. Ее муж шутил, что ему нужна жена, которой он мог бы гордиться и хвастаться в своем клубе.

Это была вовсе не шутка. Для Гленна имидж был главным в жизни. Он требовал, чтобы Холли училась на очном отделении, но ей приходилось постоянно подрабатывать, да еще и заниматься хозяйством. Помогать по дому у него времени не находилось, зато Холли крутилась как белка в колесе. Только теперь она поняла, что супруг стремился максимально загрузить ее, чтобы у нее не было возможности следить за его вечными отлучками. Когда же Холли заводила разговор о детях, которых ей очень хотелось иметь, он всегда решительно отказывался говорить на эту тему.

— А что полагалось делать вам, пока он хвастался бы вами в своем клубе? — поинтересовался Питер, похоже, слишком хорошо разобравшийся в ситуации.

— Если вы не против, мне не хотелось бы говорить об этом, — попросила Холли и бросила выразительный взгляд на Грейс, которая моментально все поняла и поспешила к ней на выручку.

— Конечно, моя дорогая, — воскликнула она и, взяв Холли за руку, ласково ее погладила. — Какой смысл ворошить прошлое, когда уже все равно ничего не исправишь? Надо все пережить и думать о будущем. Кстати, Питер, вы случайно не знаете, где Сильвия? Мне надо поговорить с ней насчет ужина, но внучка куда-то пропала — впрочем, это неудивительно, в такой толпе немудрено и затеряться. Несносная девчонка, даже не предупредила, что назвала столько гостей!

— По-моему, она была с Оливером, я видел их у террасы.

— О! — Тонкие, унизанные кольцами пальцы Грейс метнулись к шее и нервно затеребили нитку жемчуга. — Я не знала, что он приедет. Мне казалось, у него сегодня дежурство.

— Наверное, поменялся с кем-нибудь. Он останется ночевать у меня в Тихой обители.

— Если хотите, я пойду поищу Сильвию, — предложила Холли, радуясь возможности улизнуть от Питера и его расспросов, но не тут-то было.

— Мы все пойдем, — тут же откликнулся Питер и галантно вывел обеих дам из библиотеки, улучив при этом момент, чтобы шепнуть Холли на ухо: — Я серьезно сказал: держись от моего брата подальше. Ему, чтобы пофлиртовать, не нужно никакого поощрения, и если из-за тебя поднимется шум, ты будешь иметь дело со мной.

Легко сказать — держись подальше! У Оливера в голове, казалось, был установлен радар, который приводил его к Холли, причем именно тогда, когда Сильвия и Питер были поблизости, Оливер появлялся рядом с ней с пугающей регулярностью, а его грубоватые и по временам довольно плоские шутки не давали ей никакой возможности вежливо отшить его.

Позже, когда гости стали понемногу разъезжаться, Холли отыскала хозяйку дома и спросила, не нужно ли помочь с уборкой.

— Боже упаси, моя дорогая! — воскликнула Грейс. — Рестораторы уберут большую часть остатков пищи, а утром Мэри с целой армией помощников займется домом и садом. Ступай к себе, ложись и хорошенько отдохни. И не волнуйся — утром совершенно необязательно рано вставать. Обычно мы завтракаем в девять, но завтра я попросила Мэри сервировать в одиннадцать, чтобы мы все могли хорошенько выспаться и немного понежиться в постели.

Холли прокралась к лестнице, чтобы незаметно улизнуть, но там ее уже поджидал Оливер.

— Я провожу вас в вашу комнату.

— Не надо, я просто тихо уйду к себе, вот и все.

— А вдруг у вашей комнаты вас поджидает банда разбойников? В таком старом доме наверняка может укрыться целая толпа сомнительных личностей.

— Да, и, по-моему, с одной из них я сейчас и общаюсь, — сухо отпарировала Холли и решительно стала подниматься к себе. Однако Оливер и не думал отставать и последовал за ней. Их шаги заглушал пушистый ковер, устилавший ступеньки, а белый костюм младшего Стэнфорда, ярко высвечивающийся в моменты, когда они проходили мимо светильников, делал его похожим на некое стильное привидение.

— Могу вас заверить, что, будучи врачом, я являюсь личностью совершенно бессо… безупречной, — объявил навязчивый ухажер ей на ходу.

— Вы просто сегодня немного перебрали, — заметила Холли, когда они прошли по коридору и остановились перед дверью ее комнаты.

Оливер картинно положил правую руку на сердце.

— Увы, должен признать, что это правда. Не стану лгать — я нагрузился по самые пятки. — Другой рукой он картинно распахнул перед Холи дверь. — Хотите, я зайду проверить, не прячется ли у вас под кроватью какой-нибудь монстр?

— Я не хочу, чтобы вы испачкали свой замечательный костюм, ползая по полу, — отказалась Холли и, переступив через порог, включила свет в комнате. Затем повернулась и встала так, чтобы перекрыть доступ в комнату.

— Могу его снять. — Оливер принялся расстегивать пуговицы пиджака.

Холли уже не знала: то ли злиться, то ли смеяться.

— Спокойной ночи, мистер Стэнфорд.

— Да уж, иди-ка ты отсюда, Оливер, — раздался из полумрака коридора вкрадчивый голос. — Ты зашел дальше, чем положено, так что кончай свою клоунаду и отправляйся вниз, где тебе и место. Там на боковой террасе как раз подают кофе. Пара-тройка чашек тебе бы не повредила.

Оливер обернулся с нарочитым смешком.

— Какой сюрприз, надо же! Смотрите, кто пришел! Присматриваешь за мной, старший братец?

Взгляд Питера был совершенно невозмутимым, а поза — на удивление расслабленной и одновременно уверенной.

— Как всегда, — отозвался он.

— Ну-ну, — захихикал Оливер, однако подчинился безмолвному приказу и пошел по коридору к лестнице. На ходу он обернулся и залихватски отдал честь. — Спокойной ночи, Холли. Берегитесь монстров!

Девушка проводила его взглядом, недоумевая, отчего это у изгнанника такой торжествующий вид , словно он одержал невесть какую победу. Она покосилась на Питера, стараясь не встречаться с ним глазами.

— Спокойной ночи.

И быстро захлопнула дверь прямо перед его носом. Однако не успела она вздохнуть свободно, наслаждаясь кратковременным триумфом, как дверь снова распахнулась и Стэнфорд-старший решительно вошел в ее спальню. От такого нахальства Холли мгновенно пришла в ярость.

— Мог бы постучать! — резко бросила она.

— Зачем? Мы оба прекрасно знаем, что ты бы мне не открыла. — Питер невозмутимо прошелся по комнате, обозрел белое стеганое покрывало на односпальной кровати, открытый платяной шкаф, где на плечиках висели немудреные вещички Холли, туалетный столик с зеркалом, на котором была аккуратно расставлена ее косметика.

— А тебе не пришло в голову, что я не открыла бы, потому что не хочу впускать тебя в свою спальню? — с нескрываемым сарказмом заметила Холли и вновь вскипела, увидев, как Питер небрежно взялся за книжку в бумажной обложке, лежавшую на прикроватной тумбочке. И будь так добр, не трогай мои вещи!

Тот нарочито медленно перевернул книгу, перелистал страницы, слегка поглаживая каждый листок, а затем с той же нарочитой неторопливостью положил томик на место. Питер как бы давал понять, что для него не существует никаких запретов и он будет делать все что захочет как с ее вещами, так и с ней самой…

По телу Холли невольно пробежала дрожь, но не от страха, а от предвкушения.

— Я ведь предупредил: держись подальше от Оливера. Но ты, похоже, предпочитаешь расхлебывать последствия своего легкомысленного поведения.

— Ты сам же сказал, что твой брат флиртует, с кем попало, не дожидаясь поощрения, — возмутилась Холли. — Так вот, если хочешь знать, я его не поощряла! И сюда тоже не звала — он сам за мной потащился. И еще: что бы там ни говорили дядя с тетей, по сути дела, я у них работаю, и у меня нет ни малейшего желания начинать свою работу с нелепой ссоры с мужем…

Питер неожиданно круто развернулся и отрезал:

— Ты немного опережаешь события. Пока не настал день свадьбы, я еще не муж.

— Но тебе известно, о чем-я толкую, так что не надо играть словами, — решила не отступать Холли. Как бы там ни было, сейчас перевес был на её стороне, ведь это он вторгся на чужую территорию. — Оливер прилип ко мне, как пиявка. Что мне было делать — наподдать ему хорошенько, чтобы отстал? И то не помогло бы, ты же сам видел — он в стельку пьян!

— Хорошенько наподдать — это было бы как раз то, что надо, — согласился Питер. Его рука внезапно обхватила шею Холли так, что большой палец оказался прямо под подбородком. — Мне не нравится, когда он до тебя дотрагивается. По правде сказать, меня это просто бесит.

Девушка сглотнула, остро ощущая прикосновение его руки. Палец Питера скользнул вдоль ее горла к впадинке у основания шеи, где билась жилка.

— Тебе в этой комнате нечего делать, — сбивчиво пробормотала она, чувствуя, как ее голос отдается в его ладони. — Дверь открыта… кто угодно может зайти или заглянуть…

— Но мы же ничего плохого не делаем.

Пока, мысленно поправила Холли. Это невысказанное слово свинцовой тяжестью повисло в воздухе.

Питер между тем не сводил глаз с ее рта, и губы Холли невольно приоткрылись. Внезапно его голова резко опустилась, и дыхание обожгло нежную щеку.

— Скажи мое имя.

— Что?

Питер откровенно наслаждался, вдыхая аромат ее кожи.

— Я хочу услышать, как ты произносишь мое имя.

— Питер, — еле слышно, как ветерок, прошелестел ответ.

Голова мужчины склонилась еще ниже, ладонь непроизвольно сжала шею Холли, и ее губы приподнялись ему навстречу, раскрываясь, как цветок распускает лепестки навстречу солнцу. Он застонал.

— Пропади все пропадом! — На мгновение его губы с силой прижались к ее лбу, но в следующую секунду руки уже обхватили ее за плечи и решительно отстранили. — Мы не должны этого делать. — На его лице выступили капельки пота.

Глядя в затуманенные зеленые глаза Холли, он свирепо прорычал: — Ты для меня сейчас лишь ненужное осложнение, понятно?

Потрясенная, Холли вырвалась из его железных объятий и отпрянула. Гордость всколыхнулась в ней, и она подняла щит, готовясь обороняться.

— Взаимно! — воинственно заявила она.

Неизвестно, чем могла бы закончиться эта сцена, но тут в коридоре послышался шорох. Питер и Холли разом обернулись и увидели Сильвию, которая устало брела по коридору.

— Сильвия! — Питер в мгновение ока оказался рядом с ней.

Девушка остановилась и тупо уставилась на него невидящим взглядом. Она, похоже, даже не заметила, что ее нареченный выбежал ей навстречу из спальни другой женщины.

— Что тебе? — вяло спросила она.

— Тебе плохо?

В голосе Питера прозвучала забота и нежность, отозвавшаяся в сердце Холли невыносимой болью.

— Да, мне плохо. — Уголки пухлых губок Сильвии кисло опустились. — Я устала и хочу спать.

— Но ведь еще не все гости разъехались!

— Господи, и ты туда же, прямо как бабуля! — огрызнулась Сильвия и, приложив руку к своему плоскому животу, сердито прибавила: — Я неважно себя чувствую, вот и все. Ясно?

— Тебя снова тошнит?

— Да нет же! — раздраженно откликнулась Сильвия, и на ее шеках выступили красные пятна. — Вот завтра, когда я встану, меня действительно начнет тошнить, и я еще полдня буду чувствовать себя отвратительно. — В ее глазах заблестели слезы — в этот раз уже настоящие, а голос повысился почти до истерического визга. — Господи, как же все это противно — просто кошмар какой-то! Если бы в мире была хоть какая-то справедливость, мужчины тоже должны были бы через это проходить!

С этими словами она ринулась по коридору к своей комнате, находившейся в самом дальнем его конце. Холли хотела последовать за ней, но железная рука преградила ей путь.

— Пусть себе идет. Сейчас она бросится на кровать, хорошенько выплачется, и ей станет легче.

Она не могла скрыть своего удивления. Только что Питер разговаривал с Сильвией так нежно, и вдруг — такой цинизм.

— Но ведь ей явно нехорошо, — запротестовала Холли и, вспомнив, как невеста бокал за бокалом поглощала шампанское, покачала головой. — Может, она слишком много выпила и ей понадобится помощь?

— Она вовсе не больна и не пьяна, — все тем же чуть циничным тоном отозвался Питер.

— Не больна? Но тогда что же?.. — Внезапно ее осенило. Прозрение навалилось на нее с такой силой, что она едва не упала на пол.

Ухватившись за ручку двери, чтобы устоять на ногах, Холли несколько секунд смотрела на Питера, пока части головоломки складывались в ее голове в одно целое. Платье свободного покроя и целое море кружев, в которое облачилась сегодня Сильвия, предназначалось, оказывается, для того, чтобы скрыть ее грех!

— Боже мой! — пролепетала она, все еще не в силах поверить. — Так вот почему вы оба так спешите со свадьбой! Сильвия беременна? Да или нет, я тебя спрашиваю!

Лицо Питера застыло, как гранитная скала, и ответ прозвучал глухо — было видно, что ему стоит труда держать себя в руках.

— Да, она беременна, но Грейс пока об этом не знает. Сильвия не хочет ей говорить, так что прошу тебя, ради их обеих держи язык за зубами.

— Интересно получается! — Холли кипела так, что выбирать слова уже не могла. — Ты за ней не ухаживал, никаких обязательств перед ней у тебя не было, однако в постель ты ее затащил. Не станешь же ты утверждать, что у нее непорочное зачатие! Знаешь, кто ты после этого? Бессердечный лицемер, лживая похотливая скотина!

Холли с грохотом захлопнула дверь перед его носом, и больше на ее уединение в этот вечер никто не покушался.

4

Впрочем, заснуть Холли удалось далеко не сразу. Взбудораженное воображение разыгралось не на шутку, и сон бежал от нее, как ни старалась она принять удобную позу и задремать. Мысли роились в мозгу, не давая покоя. Наконец она безнадежно вздохнула и, откинувшись на подушках, погрузилась в воспоминания.

После смерти Гленна и обрушившихся на нее катаклизмов, подсчитав оставшиеся у нее средства, мисс О'Брайен с тоской поняла, что денег нет даже на то, чтобы снять самую скромную квартиру. Оставался единственный выход — снимать комнату или квартиру на паях. И тут в первый раз за долгое время ей повезло. Просмотрев объявления в газетах, она сразу наткнулась на предложение снимать квартиру на двоих.

Соседкой ее оказалась симпатичная девушка по имени Конни, примерно того же возраста, что и сама Холли. Компаньонка была свободной художницей и жила на деньги от случайных заказов и продажи своих картин, что случалось нечасто. Однако средств ей вполне хватало на сносное существование. Конни сразу произвела впечатление милой непритязательной девушки. А когда Холли привыкла к тому, что по всей квартире разбросаны ее кисти и краски, и научилась не спотыкаться о холсты и этюды, вечно стоявшие в самых неподходящих местах, собственная жизнь показалась ей вполне налаженной.

Девушки быстро подружились, и новая знакомая вскоре стала принимать живейшее участие в судьбе Холли. Больше всего ее беспокоило подавленное состояние соседки, и она изо всех сил ломала голову, как бы вернуть той душевное равновесие.

У художницы было множество друзей, среди которых выделялась особа по имени Селеста, подвизавшаяся в мире моды. Длинная и тощая как жердь, Селеста, тем не менее обладала яркой, почти экзотической красотой и столь же экзотическим темпераментом. Большую часть времени она по долгу службы проводила в разъездах, но, приезжая в город, непременно наведывалась повидаться со старой подругой. Каждое ее вторжение напоминало смерч. Одна Селеста создавала столько же шуму, сколько могли бы устроить человек двадцать. К величайшему неудовольствию Холли, эта неуемная особа вслед за Конни тоже прониклась к ней сочувствием и постоянно пыталась навязать вдове какие-нибудь светские развлечения.

— Сколько можно киснуть! — возмущалась Селеста при своем очередном появлении, бросаясь на диван и запуская руку в пакет с принесенными с собой пирожными. Холли не уставала удивляться ее прожорливости. По ее представлениям, все модели должны были сидеть на строжайшей диете, чтобы, не дай Бог, не набрать лишних килограммов. Однако подругу Конни, похоже, ничто не брало.

— Послушай, я тебя прекрасно понимаю, — объявляла она. — Ты потеряла мужа, это, конечно, трагедия. Но сейчас не девятнадцатый век, и ты вовсе не обязана хоронить себя заживо. Вдовство никого не красит, особенно в твоем возрасте.Пора тебе встряхнуться и начать жизнь заново.

В душе Холли была с ней полностью согласна, тем более что поводов оплакивать безвременно ушедшего из жизни мужа у нее, как ни грустно, не было. Только вот с чего ее начать, эту новую жизнь?

Случай представился совершенно неожиданно. В один из дней, когда Конни не было дома, а она сама только что вернулась с работы, Селеста, как обычно, ураганом ворвалась в их квартиру. Вид у красотки-манекенщицы был торжествующий.

— Вот что, — с места в карьер объявила она. — Сегодня снимаем вдовий траур. — И в ответ на вытаращенные глаза Холли пояснила. — Ты сегодня идешь на свидание, причем очень необычное. Это свидание вслепую. У меня есть приятель, который устраивает девушкам встречи с состоятельными мужчинами. Ужин в ресторане, прогулка при луне, а дальше уж как получится. Мы уже все попробовали — знаешь, это здорово! К тому же богатенькие мужички, еще и щедрые попадаются. Я, например, разжилась премиленьким колье. Сама бы в жизни себе такое не купила… В чем дело? Что ты на меня так смотришь?

Холли не верила своим ушам.

— Но, Селеста… это же проституция! Ты что, предлагаешь мне выступить в роли девушки по вызову?

— Смотрите, какие мы праведные! Ты в каком веке живешь, дорогая? У нас сейчас свобода выбора, разве нет? Тебя же никто не заставляет с ним спать, если он тебе не понравится! Поужинаешь и дело с концом, а потом — гуд бай, бэби! Ты ведь идешь на встречу не с каким-нибудь маньяком. У этого парня клиентура проверенная: все приличные мужики, и хорошо обеспеченные к тому же. Ой, Холли, — замахала она руками, видя, что та готовится протестовать, — только не надо читать мне проповедь! Я уже дала за тебя согласие, но если тебе и дальше хочется разыгрывать из себя убитую горем вдовушку, подыщу кого-нибудь другого. Подумай сама, ведь уже почти год прошел…

— Девять месяцев, — машинально поправила Холли.

— Какая разница! Неужели ты думаешь, что твой муж, или кто угодно, стал бы тебя осуждать за то, что ты снова пытаешься почувствовать вкус к жизни?

Последние слова хлестнули ее словно бичом. Посмел бы кто-нибудь ее осудить, а уж тем более — Гленн! Четыре года она была примерной женой — любящей, заботливой, преданной, внимательной, предупреждавшей каждое его желание. И что она получила за это? Холли вскинула голову. Собственно говоря, почему бы и нет? Она ведь и впрямь совсем скисла, перестала ощущать себя женщиной, причем случилось это задолго до того, как ее муж погиб в автомобильной катастрофе. Так почему бы ей и не попробовать сыграть женщину-вамп? Холли невольно усмехнулась, представив себе, как округлились бы от изумления глаза ее мужа, если бы он увидел, как его тихая скромница и труженица жена идет на свидание, да еще сама не зная к кому.

— Вот и умница, — подытожила пристально наблюдавшая за ее лицом Селеста. — Пора брать жизнь за рога. Вот, записывай адрес, ты должна быть там в восемь вечера. И не волнуйся насчет секретности, тут все тип-топ. Я даже имени твоего не называла, и вообще на это свидание должна была пойти Рина, но у нее что-то с желудком и она от туалета-то отойти не может, не говоря уж о том, чтобы выйти из дома. Записала? Ну вот и молодец. Желаю хорошенько повеселиться, и плевать на все условности.

Вот так и получилось, что в восемь часов вечера Холли, одетая в черное шифоновое платье, стояла в огромном фойе на последнем этаже четырнадцатиэтажного дома, судорожно сжимая в руках сумочку и собираясь с духом, чтобы позвонить в среднюю из трех дверей. Пустой холл казался ей мрачным и холодным, как ледяной замок. А когда двери лифта вслед за ней бесшумно затворились, у Холли создалось впечатление, что она попала в другой мир и идет прямо в логово коварного великана.

Осторожно ступая ногами, обутыми в изящные босоножки на высоких позолоченных каблуках, мисс О'Брайен подошла к двери и робко нажала кнопку звонка. Думай, что ты пришла на обычное свидание! — приказала она себе.

После казавшихся бесконечными секунд ожидания дверь квартиры открылась, и сердце Холли ушло в пятки. Ибо за дверью стоял низенький полный мужчина явно не англосаксонского происхождения, с круглым брюшком и весьма заметной лысиной. Черные глазки его подозрительно оглядели Холли.

— Чем могу служить? — поинтересовался он. Голос у него оказался неожиданно приятным, хотя говорил тот с сильным акцентом.

Холли на мгновение растерялась. Чего она не приняла в расчет, так этого того, что ее неизвестный кавалер может оказаться отнюдь не Аполлоном. Неужели ей весь вечер придется развлекаться в обществе этого колобка? Холли была далеко не каланчой, но мужчина, похоже, был ниже ее.

— Я… — Девушка невольно замялась. — Извините, что опоздала… Меня прислал… — И она назвала условное имя, которое должно было служить чем-то вроде пароля.

— Но вы мне совсем не знакомы, — возразил толстяк, окидывая подозрительным взглядом платье, целомудренно прикрывающее колени гостьи, и имеющее не менее скромное декольте. — Должна была прийти синьорина Рина.

Тут бы Холли и ретироваться подобру-поздорову… Но унизительное осознание того, что ее отвергают, даже не успев познакомиться, заставило взыграть ущемленную гордость. Стало быть, этот мистер, как его там… не желает иметь с ней дело только потому, что она не высоченная тощая жердь, с ногами, растущими от ушей? Ну ладно, она ему еще покажет!

— Рина заболела, — высокомерно вздернув подбородок, произнесла Холли, и мне предложили пойти вместо нее.

Недоверчивый мужчина еще раз очень внимательно оглядел гостью, затем, по-видимому, решил, что на грабительницу она не похожа, и, неохотно отступив, пригласил войти.

— Ваше имя, синьорина? — уже более любезно осведомился он.

— Ммм… — Холли замялась. Настоящее имя она называть не хотела, а псевдонима заранее не придумала. — Джульетта, — неожиданно для себя выпалила она.

Толстяк был явно похож на итальянца, а ее второе имя действительно было Джулия, так что идея пришла в голову как-то сама собой.

— Синьорина Джульетта, — повторил он, и внезапно лицо его расплылось в улыбке, способной растопить даже льды в Антарктиде. Холли невольно улыбнулась в ответ, поражаясь этому внезапному преображению. — А я Маурицио. Немного трудно для английского языка…

— Ну что вы, вовсе нет! — заверила его девушка. — Даже очень красиво. Маурицио, — старательно повторила она.

— К сожалению, синьор задерживается на совещании, — продолжал итальянец. — Он просил передать, что скоро будет. Время еще есть — банкет, на который вы должны пойти, начинается поздно.Синьор просил передать свои извинения. Располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Может быть, хотите чего-нибудь выпить и послушать музыку? У синьора большой выбор кассет на все вкусы.

— Синьор? — переспросила заинтригованная Холли. Стало быть, Маурицио — вовсе не тот, с кем ей предстоит провести вечер! Холли снова вос прянула духом. — Так вы, наверное, дворецкий?

— Я бы так не сказал, — с достоинством ответствовал Маурицио. Скорее, я помогаю синьору вести домашние дела.

В том числе и устраивать свидания с девицами! — усмехнулась про себя Холли, следуя за провожатым вниз по деревянной лестнице, ведущей в гостиную, располагавшуюся уровнем ниже прихожей.

Гостиная поразила ее не только внушительными размерами, но и какой-то спокойной элегантностью. В этом помещении с окном во всю стену, Откуда открывался вид на сверкающий огнями вечерний город, казалось, царила гармония и покой. Сверху лился мягкий свет ламп, стены были окрашены краской цвета слоновой кости, удобно расставленная мебель, обитая оливковым бархатом, словно звала отдохнуть. В одном конце комнаты находился отделанный мрамором камин, в другом же виднелись ступеньки, которые вели в столовую, где главным предметом обстановки был овальный стол орехового дерева. Повернув голову, Холли увидела небольшой коридор, соединявший, по-видимому, гостиную со спальней. Смутившись, она быстро отвела глаза и стала разглядывать камин.

— Как здесь красиво! — с искренним восхищением произнесла девушка, обернувшись наконец к Маурицио. — Просто симфония в пастельных тонах. У вашего хозяина безупречный вкус.

— Благодарю, — поклонился Маурицио. — Но эта квартира принадлежит корпорации, так что ею пользуется не только синьор. Я сам нанимал дизайнера, — с оттенком самодовольства в голосеприбавил он. — А потом присматривал за ремонтом и говорил, что и как делать.

— Вы? — Холли искренне удивилась. Неужели этот низенький толстячок способен создать такую красоту?

— Внешность бывает обманчива, синьорина, — скромно отозвался Маурицио, ничуть не обидевшись.

Ей ли этого не знать! Холли невольно крепче стиснула в руках сумочку. Гленн с виду был сущим ангелом — голубоглазый золотой мальчик с солнечной улыбкой. И кто бы мог поверить, что за ангельской внешностью скрывается бесчестный, расчетливый карьерист? Может, кто-то и раскусил бы его, приглядевшись повнимательнее, но только не его доверчивая жена.

Вплоть до того дня, когда Гленн погиб, врезавшись в дерево и искорежив свой драгоценный «мерседес», она считала, что у них вполне счастливый брак, который омрачался лишь мелкими невзгодами. Она восхищалась целеустремленностью мужа и уважала его амбициозность. И только после его смерти, когда на нее дождем посыпались счета, мисс О'Брайен впервые задумалась над тем, насколько неискренен был с ней супруг. А уж потом, узнав всю полноту его предательства, поняла, что прожила четыре года с человеком, совершенно не зная его.

Да уж, внешность чаще всего бывает обманчива, размышляла Холли, следя за Маурицио. Тот прошествовал к изящной стенке, открыл дверцу, демонстрируя установленные внутри специальной ниши телевизор и дорогой магнитофон. Затем усадил Холли на диван и, смешав коктейль — водку с тоником, поставил бокал на низкий столик.

— Ванная находится дальше по коридору, — сообщил Маурицио, указывая в сторону, ведущую к спальням. — Если вам захочется еще коктейль, воспользуйтесь баром или вызовите меня, нажав вот это. — И он продемонстрировал кнопку, искусно скрытую в стене.

Слегка поклонившись, Маурицио величественно удалился, а Холли, оставшись одна, быстро осушила бокал в надежде, что коктейль поможет ей расслабиться. Однако ожидаемого эффекта не последовало. И Холли, подойдя к бару, смешала себе еще один коктейль, решив не обращаться к помо-ши Маурицио, а то, не дай Бог, еще вообразит, что им прислали горькую пьяницу.

Медленно потягивая напиток, она принялась изучать содержимое стойки с музыкальными кассетами. Телевизор ей смотреть не хотелось, слушать музыку было бы гораздо приятнее. Она выбрала мелодии Гленна Миллера и, не без труда разобравшись в сложной технике, поставила кассету. Затем уютно устроилась на диване и закрыла глаза, наслаждаясь тихой волнующей мелодией и одиночеством.

Одним из недостатков ее нынешнего обиталища было практически полное отсутствие уединения. Приходя вечером с работы, Холли обычно обнаруживала в гостиной какую-нибудь личность из числа друзей Конни. А уж когда в городе появлялась Селеста, то поднимался немыслимый кавардак, ибо эта особа почему-то считала квартиру подруги своей собственностью и имела дурную манеру вламываться туда в самое неподходящее время, да еще и с толпой гостей. В итоге телефон непрерывно трещал, двери хлопали, в кухне кто-то постоянно рылся в шкафах и холодильнике, да еще и рок-музыка услаждала слух чуть ли не до полуночи, Конни, похоже, этот образ жизни вполне устраивал, а вот Холли, привыкшую к долгим одиноким вечерам в большом доме, вся эта суета утомляла.

Впрочем, суматоха позволяла ей отвлечься от переживаний. Девицы, весьма искушенные в светской жизни, были до смешного беспомощны в самых обыденных делах. Поэтому она была для них непререкаемым авторитетом во всем, что касалось быта: начиная с выведения пятен с шелковых блузок и кончая заполнением налоговой декларации. Конни, Селеста и их друзья были рады получить совет грамотного юриста, забывая о том, что Холли ушла с последнего курса, так и не закончив университета. Впрочем, для них главным было то, что ее советы им доставались бесплатно.

В гостиной снова возник Маурицио и разразился новым потоком извинений за то, что хозяин все еще задерживается. В руках он держал поднос с тарталетками и бокалом шампанского. Холли внезапно поняла, что подкрепиться ей не помешает. Ведь с утра она успела выпить лишь чашку кофе, а в обеденный перерыв наскоро проглотила небольшой сэндвич. После визита Селесты она едва успела одеться, чтобы прийти сюда, так что о еде и речи не было. От шампанского Холли отказалась, благоразумно решив, что лучше не мешать различные напитки, а вот на тарталетки, начиненные икрой, анчоусами, грибами и прочими вкусностями, набросилась с жадностью.

Покончив с содержимым подноса, Холли нажала кнопку, и, когда появился Маурицио, робко спросила, не найдется ли у него еще тарталеток.

— Они были просто восхитительны, — извиняющимся тоном сказала Холли. — У вас прекрасный повар.

— Спасибо на добром слове, синьорина, — отозвался, сияя улыбкой, Маурицио. — Их приготовил я сам. И рад, что они вам понравились.

Холли покончила с новой порцией тарталеток, смешала себе еще водки с тоником и устроилась на диване. После еды и спиртного, к которому она не привыкла, ее клонило в сон. Бросив взгляд на часы, стоявшие на каминной полке, гостья обнаружила, что ждет уже больше часа. Куда же подевался этот таинственный «синьор»?

Решив, что не стоит сидеть на диване, ежеминутно рискуя заснуть, Холли отправилась на поиски ванной. Она обнаружила ее в конце коридора — такую же роскошную, как и все прочее в этой квартире. Помещение было отделано мрамором, а сама овальная ванна оказалась раза в два больше, чем вся туалетная комната в ее нынешней квартире. На никелированной раме сушилки согревались пушистые полотенца, и даже сиденье унитаза было теплым. В многочисленных шкафчиках размещалось все, что могло понадобиться гостям, даже целый набор прокладок и презервативов, разложенных с педантичной аккуратностью.

Выйдя из ванной, Холли не удержалась и заглянула приоткрытую дверь соседней комнаты. Ею оказалась огромная спальня с кроватью немыслимых размеров, застеленной атласным покрывалом персикового цвета, и с зеркалом, занимавшим целую стену. Слава Богу, что хоть не потолок, со смешком подумала Холли, тихонько ретируясь. Да уж, тот, кто обустраивал эту квартиру, был явным эпикурейцем и понимал толк в настоящей роскоши. Два других помещения оказались кабинетом и гостевой комнатой, обставленными так же элегантно, как и остальные.

Холли вернулась в гостиную и, сбросив босоножки, забралась с ногами на диван. Теперь она была настроена более критически. Несмотря на роскошь и все удобства, квартира походила на гостиничный номер люкс и выглядела какой-то необжитой. Здесь не было ни книг, ни фотографий, ни случайно брошенных вещичек — ничего, что могло бы пролить свет на личность ее обитателя. Впрочем, это не так уж и важно, не замуж ведь она за него собралась, подумала Холли, закрывая глаза. Усталость и нервное напряжение все же брали свое.

Должно быть, она задремала, ибо очнулась, словно от толчка. В холле раздавались мужские голоса. Один явно принадлежал Маурицио, а другой, более глубокий и властный… Холли вскочила с дивана и, смущенно разглаживая платье, схватила с пола босоножки. Внезапно она замерла, широко раскрыв глаза, так как в гостиную уверенной походкой вошел незнакомый мужчина.

В первую минуту Холли решила, что воображение играет с ней злые шутки. Не может быть, чтобы это был именно он — тот, к кому она пришла на свидание вслепую! Наверное, очередная дурацкая ошибка, подумала Холли. Ибо стоявший перед ней мужчина был похож на принца из сказки.

Он был высок, широкоплеч, с тонкой талией и длинными ногами — настоящее воплощение атлета. Светло-русые волосы были зачесаны назад, открывая высокий лоб благородных пропорций. Правильности черт его лица мог бы позавидовать любой античный герой, а серо-голубые глаза под прямым разворотом бровей, отливающих бронзой, смотрели остро и проницательно.

— Позвольте мне, — вежливо произнес он, подходя к Холли.

Только теперь она сообразила, что от неожиданности уронила босоножки на ковер. Мужчина наклонился и поднял их.

— Спасибо, — невнятно пробормотала окончательно растерявшаяся Холли.

Теперь, когда тот подошел совсем близко, она обнаружила, что он старше, чем показался ей вначале. Вдоль его рта залегли усталые складки, придавая лицу чуть скептическое выражение, а на висках угадывались первые признаки седины. Ему лет тридцать пять, решила Холли, слегка опуская глаза, смущенная тем, что так откровенно вытаращила на него глаза. И тут она заметила над воротником его белой шелковой рубашки следы давно зажившего ожога. Стало быть, и его жизнь потрепала.

Только его шрамы, в отличие от ее пока еще не затянувшихся ран, на виду у всех. Опустив глаза на руку мужчины, небрежно державшую нарядные босоножки, она увидела и на ней следы ожога. Холли вдруг почему-то стало его жаль, но она тут же одернула себя. Человек такого склада, как он, вряд ли нуждался в чьем бы то ни было сочувствии.

— Я… ненадолго прилегла, — сбивчиво пробормотала Холли.

Тот понимающе кивнул.

— Извините, что заставил вас ждать. Маурицио сказал, вас зовут Джульетта.

— Д-да.

— Какое приятное совпадение. А меня можете называть Ромео. — И мужчина церемонно поднес ее руку к своим губам, Холли словно ударило током. Никогда еще ласковое прикосновение не вызывало у нее такой ошеломляющей реакции. Все ее тело словно занялось жаром. Это он! — промелькнуло в ее сознании. Неужели она и впрямь встретила своего принца?

— Вас действительно так зовут? — нерешительно спросила Холли, стараясь сбросить с себя наваждение.

— Ну, почти. — Ромео выпустил ее руку и улыбнулся.

Девушка неловко переступила с ноги на ногу. Он наверняка привык к искушенным светским красавицам, а она ведет себя как неуклюжая провинциалка.

— Мне жаль, что Рина не смогла прийти, — тихо произнесла она. — Надеюсь, вы не очень разочарованы.

Ромео слегка прищурился, пристально вглядываясь в ее лицо, словно проверяя, насколько она искренна. Холли почувствовала, что ее щеки вот-вот лопнут от прилившей к ним крови. Собственная внешность всегда была для нее источником переживаний. Мать всегда внушала, что следить за собой грешно, а накрашенная женщина — пособница дьявола. Гленн тоже не баловал ее комплиментами, и она стеснялась своего небольшого роста, слишком хрупкой комплекции, рыжих волос и веснушек. Она и не подозревала, что ее хрупкость придавала ей вид воздушного эльфа, а сочетание медно-рыжих волос, непокорными кудрями струившихся по плечам, ясных, зеленых, как молодой листок, глаз и нежнейшей молочно-белой кожи делало ее порой просто ослепительной. Впечатление усиливалось тем, что она явно не осознавала, насколько хороша собой. Вот и сейчас стоявший перед ней мужчина был искренне восхищен, но Холли это и в голову прийти не могло.

— Позвольте мне, — повторил он и, наклонившись, осторожно взялся за ее лодыжку, заставив немного приподнять ногу.

— Что вы делаете! — испуганно ахнула Холли, но он уже ловким движением надел босоножку и застегивал ремешок. Девушке оставалось лишь молча подставить ему вторую ногу и с бешено бьющимся сердцем наблюдать за его действиями. Теперь она понимала женщин, готовых броситься в объятия мужчины и отдаться ему безоглядно.

— У вас красивые ноги, — объявил Ромео, слегка проводя пальцем вдоль ее икры, отчего Холли чуть не рухнула на ковер.

— Спасибо, — еле слышно прошептала она и, просто ради того, чтобы что-то сказать, прибавила: — У вас усталый вид.

Она действительно успела заметить темные круги у него под глазами и напряженно сжатые губы.

— День был тяжелый, — неожиданно сухо отозвался Ромео. — Но не волнуйтесь, скоро у меня откроется второе дыхание. Он бросил взгляд на дорогой «ролекс» на своем запястье. — Боюсь, что коктейли нам уже не достанутся, но на банкет мы еще успеем.Дайте мне пять минут на то, чтобы переодеться.

Он решил, что она намекает на его опоздание!

— Я не это хотела сказать, — пробормотала Холли. — И вообще, можете не торопиться, — прибавила она, кладя руку ему на локоть.

— Глупости! — решительно заявил мужчина. — Вы пришли на свидание, чтобы посетить самый дорогой ресторан в городе, и я не стану лишать вас удовольствия.

Он и впрямь устал, но готов идти на банкет, потому что таково было неписаное правило. Он считает ее такой же пустышкой, какими в его представлении были жадные до развлечений Рина и Селеста.

— Знаете что? — Холли невольно крепче сжала его локоть. — Мне вообще-то все равно пойдем мы куда-нибудь или нет. — И, встретив его недоверчивый взгляд, поспешно прибавила: — Я уже наелась замечательных тарталеток Маурицио, и дорогой ресторан будет пустой тратой времени и денег. По мне, так мы можем вообще никуда не идти.

Глаза Ромео подозрительно сузились.

— Вы готовы отказаться от развлечений только из-за того, что у меня был тяжелый день? — спросил он.

— Полагаю, что здесь я найду все развлечения, какие мне потребуются, — неожиданно для себя храбро заявила Холли.

Ромео откинул голову и расхохотался.

— Вот уж не ожидал, — объявил он. — Вы просто идеальная спутница для человека, весь день пахавшего в офисе. Что ж, раз так, пойду попрошу Маурицио приготовить нам легкий ужин.

— Но вам, наверное, надо съесть что-нибудь существенное, — запротестовала Холли, но тот лишь улыбнулся и покачал головой.

Подняв руку, он легко провел пальцем по верхней губе девушки, и у нее сладко защемило внизу живота. Ее романтическое приключение обещало стать захватывающим…

— Не бойтесь, что я смажу вам помаду, — заметив, как вздрогнула Холли, сказал Ромео. — Она все равно уже стерлась.

— Я ее съела вместе с тарталетками, — засмеялась девушка. — Но я могу снова накрасить губы, пока вы разговариваете с Маурицио.

— Не надо, — улыбнулся он. — Мне нравится контраст между вашими тщательно накрашенными глазами и нежной невинностью ваших губ.

— Если вы рассчитываете встретить во мне невинную особу, то не надейтесь, — кокетливо отпарировала Холли, удивляясь сама себе. Оказывается, у нее есть все задатки женщины-вамп, а она об этом и не подозревала.

Ромео осторожно взял ее за подбородок и приподнял ее голову. Однако смотрел он вовсе не на лицо Холли. Его взгляд медленно скользил по ее шее к небольшой груди, приподнимавшей платье под вырезом. У нее вдруг возникло ощущение, что груди наливаются, а соски призывно набухают.

— На тебе нет бюстгальтера. — Мужчина сопроводил свое открытие медленным движением пальца по ее шее, намеренно избегая касаться нежных холмиков.

Холли, смутившись, отодвинулась.

— У меня слишком маленькая грудь, так что я в нем не нуждаюсь, — пробормотала она, чувствуя, как кровь молотом стучит в висках.

— Самое лучшее не всегда должно быть самым большим, — тихонько произнес Ромео, снова притягивая ее к себе. Он провел ладонью вдоль ее бедра и ниже — к колену. — На тебе чулки или колготки?

— Чулки, — выдавила Холли, едва ворочая языком.

С первых дней вдовства она выяснила, что дешевле покупать чулки, которые можно комбинировать, если один порвется, чем выбрасывать колготки, как только на них спустится петля. Однако сегодня она надела чулки вовсе не из этих соображений.

— Так, попробую угадать, — продолжал Ромео. — Черный кружевной пояс?

Холли вспыхнула. Как ни банально, но на ней действительно был черный кружевной пояс, который она сегодня надевала с особым ощущением. Пояс был у нее давно, еще с первой годовщины свадьбы, но воспользоваться им сегодня ей довелось впервые.

Ромео, не сводя глаз с ее раскрасневшегося лица, приподнял подол ее платья и дотронулся до кружевной резинки пояса.

— А еще что?

— Не понимаю. — Холли устремила на него затуманенный взгляд.

— Я хотел спросить, надето ли на тебе что-нибудь еще под платьем?

Холли широко распахнула глаза. Какая женщина пойдет на банкет без трусов? Господи, да за кого он ее принимает?

— А вы бы сняли их ради меня, если бы я попросил? — последовал новый вопрос.

— Прямо сейчас?

Она была по-настоящему шокирована. Ей казалось, что все идет так хорошо, и вдруг такой афронт! На мгновение она растерялась, но тут ей вспомнился Гленн. Он никогда не требовал от нее в постели ничего, кроме самых «дежурных» ласк, считая ее обыденной и скучной. Ромео хочет посмотреть, насколько далеко она может зайти? Что ж, она ему покажет. Решительно приподняв подол, Холли взялась за черные кружевные трусики.

Внезапно выражение лица Ромео изменилось, и он перехватил ее руки.

— Не надо. Я просто дразнил тебя и приношу извинения за свою грубость, — спокойно произнес он. — Не хочу портить нам вечер излишней спешкой. Пойду переговорю с Маурицио.

С этими словами он вышел, оставив Холли в полной растерянности. Она не знала, как себя вести дальше. Сделав шаг до дивана, она рухнула на подушки и закрыла глаза.

Через несколько минут Ромео вернулся. Он успел снять пиджак и галстук, воротник его белой рубашки был расстегнут, рукава закатаны.

Налив себе виски со льдом, он уселся на диван рядом с Холли. — Хочешь что-нибудь выпить?

Холли рассеянно огляделась. Его близость снова повергла ее в состояние, близкое к точке кипения, и она не очень хорошо соображала.

— Где-то тут был мой бокал с водкой и тоником.

— Ничего, я приготовлю тебе новый коктейль, — отмахнулся Ромео и, поднявшись, с небрежной грацией пантеры прошествовал к бару.

Холли была не в силах оторвать от него глаз. Она выпила уже достаточно, но решила, что еще глоток спиртного придаст ей храбрости. Поэтому, когда мужчина, снова усевшись рядом, подал ей бокал, она лихорадочно сделала большой глоток.

— Кстати, а как твой муж?

Холли показалось, что она неправильно расслышала.

— Что? — удивленно переспросила она и встретила неожиданно посуровевший взгляд мужчины.

Он спокойно взял ее левую руку и поднял к свету. На безымянном пальце отчетливо виднелся след кольца, но он тут же отпустил руку Холли, и та безжизненно упала.

— Ты замужем? — резко спросил он.

Некоторое мгновение поколебавшись и глядя ему в глаза, она решила тут же выяснить, что же он за человек.

— А если я скажу, что да?

— Тогда мне придется вежливо попросить тебя уйти. Я не сплю с чужими женами, глубоко презираю предательство и обман и никому этого не прощаю. Человек, потерявший мое доверие, никогда его больше не завоюет. Так что, если ты замужем, скажи об этом сразу, пока все не зашло слишком далеко, потому что лучше тебе не иметь меня своим врагом, — веско заявил Ромео.

Холли поразила жесткость его лица. Этот мужчина имел власть, волю и силу, он умел защитить свою честь и без колебаний воспользовался бы своим оружием против любого, кто нарушил бы его принципы.

— Я не замужем, — коротко ответила она.

— Но ведь была же? — резко переспросил он. — Ты разведена?


Холли покачала головой, к полному смятению обнаружив, что пытается крутить на пальце несуществующее кольцо.

— Мой муж умер. Разбился в автомобильной катастрофе.

Последовала пауза, наполненная глубоким содержанием.

— Мне очень жаль, извини.

Холли вскинула голову, словно ей дали пощечину. И, встретив взгляд Ромео, увидела, что стальная суровость в его глазах сменилась щемящим сочувствием. Она тяжело сглотнула. Не хватало еще, чтобы он ей сочувствовал!

— Не о чем тут жалеть, — с неожиданной силой сказала она.

— Ах, вот как? — Ромео был явно заинтригован. — И давно это случилось?

— Достаточно давно, — мрачно сверкнула глазами Холли.

Девять месяцев, в течение которых ей суждено было пройти через все круги ада. Она узнала, почему ее муж так настаивал на том, чтобы самостоятельно вести их финансовые дела. Узнала о том, что он растратил их сбережения, заложил дом, назанимал денег, а ей, как его законной вдове и наследнице, пришлось все это расхлебывать. Отсутствие завещания еще больше осложнило дело, и лишь совсем недавно юристы наконец объявили ей, что от их общего капитала почти ничего не осталось. А в довершение всего она узнала и почему. Последние остатки уважения к памяти мужа испарились, когда Холли поставили перед фактом, что все эти годы Гленн вел двойную жизнь, которую она, сама того не зная, финансировала.

Что ж, сегодня настал ее час. Она отомстит Гленну. Сегодня ей ни к чему быть нежной и понимающей маленькой женщиной, делающей то, чего от нее хотят! Сегодня она будет женщиной-вамл, настоящей грешницей.

— Так, стало быть, тебе хорошо и без мужа? — продолжал допытываться Ромео.

Памятуя о своем решении, Холли кокетливо повела плечами.

— Кое-чего, сопутствующего браку, мне, конечно, не хватает, — многозначительно произнесла она.

— Ах, вот как? Звучит многообещающе. — ГлазаРомео блеснули, и Холли поняла, что он готов принять ее вызов.

В эту минуту на ступеньках, ведущих в столовую, откуда уже некоторое время раздавался звон посуды, бесшумно возник Маурицио, и Ромео поднялся, приглашая Холли ужинать.

За едой, к которой Холли почти не притронулась, Ромео развлекал ее непринужденной беседой, смешил, но девушка никак не могла расслабиться. Стоило их глазам встретиться, как между ними проскакивала искра. К концу ужина она уже с трудом могла усидеть на стуле. Казалось, воздух был наэлектризован, и в комнате вспыхивали невидимые глазу молнии.

Стукнула дверь, и Холли, невольно вздрогнув, резко повернула голову.

— Я сказал Маурицио, что на сегодня мы больше не нуждаемся в его услугах, — спокойно произнес Ромео, откладывая в сторону салфетку. Затем встал и, подойдя к гостье, помог ей подняться из-за стола. — Настало время выполнить обещание.

— Какое обещание? — сдавленным шепотом спросила Холли, у которой сразу закружилась голова.

В ответ мужчина приподнял ее голову и прильнул губами к ее губам. Поцелуй длился так долго, что у обоих перехватило дыхание. Когда он наконец оторвался от ее лица, Холли почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Никогда прежде любовное прикосновение не отзывалось в ее теле такой томительной болью, она и помыслить не могла, что поцелуй может быть так сладок и отраден.

Ромео подхватил ее на руки и понес в спальню. Там, усадив девушку на персиковое покрывало и шепнув: «Я сейчас», вышел из комнаты.

Услышав, как за ним закрылась дверь ванной, Холли поднялась. Она вся дрожала, охваченная давно забытым возбуждением. Лихорадочно оглядев спальню, она заметила на прикроватной тумбочке какой-то блестящий предмет. Просто ради того, чтобы чем-то себя отвлечь, Холли протянула руку, чтобы рассмотреть безделушку. Ею оказался массивный золотой браслет весьма изящной работы. Вздрогнув, она едва не выронила украшение. Вот плата за ночь любви, о которой говорила Селеста!

Все страхи девушки внезапно как рукой сняло. Бросив браслет на тумбочку, она подбежала к двери спальни и осторожно выглянула в коридор. Из ванной донесся шум воды, и Холли поспешно проскользнула в гостиную. Схватив сумочку, она бегом вернулась в спальню и, присев на кровать, стала лихорадочно перерывать содержимое ридикюля.

Пальцы у нее так тряслись, что ей не сразу удалось выудить маленькую шкатулку. Холли на мгновение зажала ее в руке, затем решительно раскрыла. В шкатулке были запонки: эксклюзивная работа, золото и дымчатый топаз. Эти запонки она купила ценой строжайшей экономии на собственных маленьких нуждах, чтобы подарить Гленну на день рождения. Но муж погиб за две недели до того, как ему должно было исполниться двадцать семь, и подарок так и остался лежать невостребованным в ящике стола. В какой-то момент Холли совсем было собралась их продать, но потом решила оставить на всякий случай. И вот этот случай подвернулся.

Сегодня она извлекла запонки из небытия, решив, что если ей понравится новый знакомый и между ними что-то произойдет, то не он сделает ей подарок, а она ему. Холли не станет брать предназначенную ей безделушку, а, наоборот, оставит ему запонки. В глубине души мысль о близости с совершенно чужим человеком все же глубоко претила Холли. Поэтому идея столь необычного в деликатной ситуации поступка являлась к тому же и попыткой примирения ее со своей совестью.

Однако сейчас она вынула запонки с совершенно другим чувством. Неведомый партнер оказался мужчиной ее мечты. Холли узнала его с первого взгляда и, понимая, что скорее всего это свидание будет первым и последним, захотела оставить ему залог своей внезапно вспыхнувшей любви.

Холли положила запонки в шкатулку, захлопнула ее и, на мгновение закрыв глаза, мечтательно улыбнулась.

— Что у тебя там? — На пороге спальни появился Ромео. Он был полностью обнажен, не считая полотенца, обернутого вокруг талии.

Холли вздрогнула и, поспешно опустила шкатулку в сумочку.

— Я просто искала презервативы.

— Они не понадобятся, — отозвался Ромео и, встретив недоуменный взгляд Холли, пояснил: — У меня есть свои. — И, протянув к ней руки, тихонько позвал: — Иди ко мне.

Дальше все было как в волшебной сказке. Именно о такой близости с юности мечтала Холли, рисуя в воображении своего возлюбленного. Нежные руки уверенно сняли с нее одежду и уложили на атласные простыни. Ромео ласкал ее со страстью и одновременно с такой нежностью, что у Холли зсе поплыло перед глазами. Она цеплялась за него, как утопающий за соломинку, купаясь в новых, ;овершенно неведомых ощущениях. Этот мужчина знал толк в любви и умел доставить женщине наслаждение. Опыта в сексуальных отношениях, в отличие от Холли, ему явно было не занимать. И вместе с тем у нее почему-то возникло такое ощущение, что ее любят так, как можно любить ту самую женщину — единственную и неповторимую… И когда перед ее крепко зажмуренными веками мир взорвался на мириады сверкающих частиц, Холли устремилась навстречу этому новому блаженству со всем пылом своей неопытности.

Ночь тянулась долго. Они снова и снова любили друг друга, и их страсть напоминала два бурных потока, которые стремительно несутся навстречу друг другу, чтобы слиться в бешеный водоворот. А потом Холли долго лежала с открытыми глазами рядом со спящим Ромео и думала о том, что такое, наверное, в ее жизни никогда больше не повторится.

Она ушла, не дожидаясь рассвета. Тихонько выскользнула из кровати, оделась и, в последний раз взглянув на лицо мужчины, подарившего ей неземное блаженство, осторожно положила на подушку шкатулку с запонками — залог своей любви.

Потом на цыпочках вышла в холл, поднялась по деревянной лестнице и направилась к выходу. К счастью, дверь оказалась заперта не на ключ, а на защелку, и Холли благополучно удалось открыть ее и выскользнуть за порог…

Она судорожно вздохнула и зарылась лицом в подушку. Господи, кто бы мог подумать, что романтическое свидание получит такое неожиданное и неприятное продолжение?

Задремать ей удалось лишь тогда, когда небо за окном стало понемногу сереть, предвещая появление первых лучей солнца. Но сон ее был неглубок и полон неясных видений, которые она потом так и не смогла вспомнить.

5

Утром, спустившись к одиннадцати часам в столовую, усталая и не выспавшаяся Холли, к своему крайнему неудовольствию, обнаружила там бессердечного лицемера, смеющегося и как ни в чем не бывало болтающего с Грейс и Хэролдом. Мэри Гривз как раз ставила перед ним яичницу и пирожки с лососиной.

— Доброе утро, Холли, — проворковала Грейс со своего места во главе длинного стола. — Смотри, кто пришел к нам на поздний завтрак!

Хэролд что-то невнятно пробормотал с набитым ртом и помахал в знак приветствия ножом, измазанным в мармеладе. Зато Питер церемонно поднялся и помог гостье расположиться за столом, как раз напротив себя. Кляня в душе, на чем свет стоит, его хорошее воспитание, Холли поблагодарила Питера сухим кивком.

Теперь ей предстояло весь завтрак любоваться его физиономией! Положение усугублялось тем, что в светлом полосатом пиджаке и расстегнутой у ворота бежевой рубашке Питер Стэнфорд был ослепительно хорош, а для растрепанных чувств Холли признание подобного факта было весьма болезненно.

— Доброе утро, Холли, — мягко произнес Питер. Придвигая ей стул, он слегка задел полой пиджака короткий рукав ее вишнево-красного платья.

Мисс О'Брайен с трудом выдавила улыбку, которая получилась больше похожей на вымученную гримасу.

— Доброе утро, — эхом откликнулась она.

Мэри немедленно принесла ей стакан свежевыжатого апельсинового сока и предложила попробовать фрукты в йогурте. Холли поблагодарила и наконец оглядела стол.

В первый момент она была слишком ошарашена присутствием Питера и не сразу разглядела всех сидевших за завтраком. Однако теперь с изумлением обнаружила пару подозрительно знакомых ярко-голубых глаз, разглядывавших ее поверх внушительной стопки блинчиков.

— Привет, — подмигнула рыжеволосая девочка, очень довольная тем, что вызвала удивление Холли.

— Привет, Айрис, — пробормотала она. — Ты была вчера на вечеринке? Я тебя что-то не видела.

— Не-а. У меня с понедельника экзамены, вот и пришлось весь вечер сидеть дома и зубрить.

Питер, уже усевшийся рядом с Айрис, вскинул голову.

— Вы что, знакомы?

— В общем, да, — уклончиво отозвалась Холли, про себя моля Бога, чтобы та не вздумала разболтать всем обстоятельства их знакомства. Судя по тому, как лукаво блеснули глаза юной озорницы, она не прочь позабавиться смущением взрослого человека. Сегодня на ней была легкая белая блузка, волосы стянуты в аккуратный хвост на затылке, отчего девочка имела вид обманчиво невинный и простодушный.

— Вчера мы случайно столкнулись в парке и немного поболтали, да, Айрис? — Взгляд Холли красноречиво говорил о том, что лучше не заострять внимание на этом эпизоде, однако та не пожелала понять намек.

— Вы потом еще видели ту бабочку? — неожиданно повысив голос, спросила она.

— Зачем так кричать, мы же не глухие, — поморшился Хэролд.

— Извините, просто я думала, у Холли неважно со слухом. — И Айрис посмотрела на нее через стол прозрачными голубыми глазами.

Вот поганка! Холли бросила на девицу красноречивый взгляд, на который та отозвалась лукавой улыбкой и сунула в рот блинчик.

— С чего ты взяла? — удивилась Грейс.

Мисс О'Брайен выразительно приподняла и опустила плечи. К счастью, рот у хитрой девчонки был набит, и она была лишена возможности ляпнуть еще какую-нибудь гадость.

— По-видимому, Айрис неправильно поняла кое-что из того, что я ей сказала, — поспешила пояснить Холли. — Мы наблюдали за бабочками…

— За бабочками? — Брови Питера взлетели вверх.Он скептически посмотрел на девицу, с самым скромным видом жевавшую блинчик. — С каких это пор у тебя появилось столь банальное хобби, Айрис? Я-то думал, тебя больше всего на свете интересуют детективы. Впрочем, наблюдения за местной флорой и фауной — это настоящий прогресс. Все лучше, чем целый день лежать на диване с книжкой или торчать у экрана телевизора. По крайней мере так ты хоть будешь выходить на свежий воздух.

— Для юного пытливого ума нет ничего неинтересного, — возразила Холли, заметив нотки сарказма в тираде Питера. Если он собирается стать отцом, то неплохо бы ему пересмотреть некоторые свои взгляды! — По-моему, детей всегда надо поощрять к тому, чтобы им в жизни было интересно буквально все, а не заставлять их держаться за шаблоны, которые отбивали бы у них желание учиться…

Закончить свою назидательную речь Холли не успела. Возмущенная Айрис одним глотком отправила в желудок блинчик и запротестовала:

— Никакой я не ребенок!

— Я имела в виду детей в самом общем смысле этого слова, — мягко пояснила Холли, пытаясь исправить положение. — Пять тебе лет или пятьдесят, ты все равно остаешься чьим-то ребенком.

— Но ведь не ребенком вообще! Ребенок — это существо в период, начиная с рождения и кончая половым созреванием, — упорствовала Айрис.

Снова та же изматывающая тактика, которой девица пыталась добить ее накануне!

— Но если ты посмотришь в словарь, там слово»ребенок» будет иметь и значение «отпрыск», — решила не сдаваться Холли.

— Но это будет не первое значение, — упрямо заявила Айрис. — Готова поспорить, что мой вариант в словаре будет стоять перед вашим.

— На твоем месте я бы не стал с ней спорить, — сухо посоветовал Питер. — У нас голова забита не только детективами. Энциклопедии и всевозможные словари — это еще одно наше хобби.

— Я и не собираюсь спорить, — отмахнулась Холли. — Ну, хорошо, — продолжала она, обращаясь к Айрис и про себя удивляясь, насколько легко опустилась до уровня пятнадиатилетней девчонки. — Твоя взяла. Для обычного ребенка ты слишком занудна и педантична. Человек должен дожить по меньшей мере лет до девяноста, чтобы научиться с таким узколобым упрямством изводить окружающих бесконечными спорами по самым пустячным поводам. — Холли кротко улыбнулась. — По-моему, это называется «впадать в детство».

Айрис на мгновение замялась, а потом глаза ее сузились. У женщины екнуло сердце — уж очень неприятно знакомым показался ей этот взгляд.

— Но ведь вы тоже спорили!

— Да, потому что была права. Однако я доказала свою зрелость, уступив тебе, учитывая твой возраст. Кстати, когда я была ребенком, меня учили уважать старших.

Холли лукаво вздернула носик, и Айрис неожиданно ответила ей широкой улыбкой, а потом снова набросилась на блинчики.

— И вовсе вы мне не уступили.

— Как скажешь, моя дорогая, — пропела Холли снисходительным тоном, который, как она знала, не выносила ни одна женщина — ни старая, ни молодая.Айрис так и застыла с открытым ртом.

— Оставь, доченька. Есть люди, которые ни за что не успокоятся, пока за ними на останется последнее слово. И никогда не допустят, чтобы кто-то другой победил в споре.

— Но, папа, ты ведь сам учил меня никогда не сдаваться, если я убеждена в своей правоте!

Доченька? Папа?

Ложка в руке Холли конвульсивно дернулась, расплескав по бледно-желтой скатерти йогурт.

— Она… ты… Айрис твоя дочь? — тупо спросила Холли, поспешно протирая скатерть салфеткой в попытке скрыть дрожь в руках.

Но все прояснилось, как только она медленно перевела взгляд с лица мужчины на личико девочки. Только сейчас ей бросилось в глаза невероятное сходство: тот же овал, чуть сужающийся к вискам и говоривший об остром уме, та же четкая линия носа.

Глаза Питера сощурились точно так же, как за несколько минут до того глаза его дочери.

— По-моему, ты сказала, что вы с Айрис разговаривали?

— Да, но не о тебе же! — Как раз упоминания о нем Холли больше всего и старалась избежать в беседе с юной незнакомкой.

До Питера наконец дошло. Он внезапно развеселился, и его лицо прояснилось.

— Погоди, так ты не знала, кто она? Вы наверняка не представились друг другу по полной форме, так что до фамилий дело не дошло. Похоже, у тебя вообще такая привычка — не интересоваться именами людей.

Ну вот, никак не может удержаться от грязных намеков, мысленно вскипела Холли и, чтобы успокоиться, взяла со стола чашку с кофе и сделала глоток.

— Ты хочешь сказать, что когда вы с Холли познакомились, ты тоже не назвал ей свою фамилию? — засмеялась Грейс, с живейшим интересом прислушивавшаяся к разговору. — Вот уж правду говорят: яблоко от яблоньки недалеко падает. Каков папаша, такова и дочка!

Зеленые глаза скрестились с серо-голубыми, как два кинжала. Между ними словно встал призрак той незабываемой ночи, проведенной вместе.

— Я бы так не сказал, — мрачно пробормотал Питер, и Холли почувствовала, что краснеет под испытующим взглядом Айрис, тут же навострившей ушки. Девица с ее проницательностью наверняка что-то заподозрила, и мисс О'Брайен поторопилась сменить тему как можно скорее.

— А где у нас сегодня Оливер? — непринужденно спросила она.

Как выяснилась, хуже темы трудно было придумать. Грейс сразу помрачнела и, опустив глаза, стала тщательно размешивать сахарв чашке с чаем. А Хэролд выглянул в окно и сделал какое-то ничего не значащее замечание о погоде.

— Отсыпается после вчерашнего, — сухо отрезал Питер. — А почему он тебя так интересует? Ты рассчитывала увидеть его здесь?

— Да нет, конечно. Просто спросила, и все. — Холли так стремилась отвести от себя его дурацкие подозрения, что позволила Мэри положить ей в тарелку пирожок с лососиной, есть который ей совсем не хотелось. — Если он врач, то у него, наверное, много работы… — Холли осеклась, увидев, что этим нейтральным замечанием лишь ухудшила дело, ибо лицо Питера потемнело.

— Да уж, он много работает, но и развлекается не меньше. И спит не потому, что устал, а потому что вел себя как полный идиот.

— Дядя Оливер вчера свалился в канал по дороге домой, — хихикнув, сообщила Айрис. Слава Богу, хоть ее удалось отвлечь! — Я видела из окна, как он бил руками по воде и кричал. Папа крикнул, чтобы он перестал валять дурака и звать на помощь и что у него есть целых два выхода: либо пойти ко дну, либо выплыть. Дядя Оливер подплыл к берегу, и папа его выудил.

— Боже милостивый! — Грейс прикрыла рот рукой. Было непонятно, то ли она в ужасе, то ли пытается скрыть улыбку.

— Так ему и надо, молодому дураку, — провозгласил Хэролд.

— Но он же мог утонуть! — с упреком проговорила Холли. Похоже, она единственная выказывала здесь хоть какое-то сочувствие. — Особенно в таком состоянии.

— То есть, пьяным в стельку, — уточнил Питер.

— Почему ты сразу не пришел ему на помощь? — гневно сверкая глазами, теперь уже в открытую возмутилась Холли. — Да еще стоял и насмехался над ним. Потому что я считаю, что нечего потакать человеческим слабостям. Он сам в это вляпался, и должен был хотя бы попробовать выкарабкаться самостоятельно, — протянул он с безжалостной усмешкой. — Кроме того, мне не хотелось портить свой костюм и терять в мутной воде некие предметы, подаренные недавно, и с которыми у меня связаны сентиментальные воспоминания.

— Да ничего бы с ним не случилось! — вмешалась Айрис. Девочка явно разрывалась между преданностью отцу и восхитительно новым для нее событием: впервые при ней какая-то женщина осмелилась учить ее папашу, как себя вести. — В школе дядя Оливер был чемпионом по плаванию. И потом, папа бросил ему спасательный круг.

— Надо же, какое милосердие, — сердито буркнула Холли. Намек на запонки снова взбесил ее.

Каковы бы ни были связанные с ними сентиментальные воспоминания, они явно далеки от любовных.

— Я вообще мечтал, чтобы он пошел ко дну, — свирепо заявил Питер, и Холли неожиданно ощутила, что ее губы начинают кривиться в невольной улыбке. Усилием воли она заставила себя сдержаться, однако собственная реакция ее просто ошеломила. И как только ему удалось рассмешить ее, когда она была зла на него до смерти!

— Что же Сильвия не идет? Она ведь знает, что вы должны прийти, правда, Питер? — вмешалась Грейс, щурясь на изысканные часики с бриллиантами, украшавшие ее запястье. Циферблат часов становился, к сожалению, бледноват для ее стареющих глаз.

— По-моему, я не назвал точного времени. Я знаю, она хотела, чтобы мы покатались на яхте с Риганами, но, боюсь, у меня возникли срочные дела…

— Это в субботу-то?

— Деньги не знают выходных, Грейс, — назидательно произнес Хэролд. — При том, что творится сейчас на рынке, Стэнфорд не может никуда отлучаться. Можете снова воспользоваться моей библиотекой, если понадобится, Питер.

— Спасибо, но у меня уже наладили телефон, так что если удастся, то, может, сумею дозвониться до офиса продаж.

Однако на Грейс эти отговорки не произвели ни малейшего впечатления.

— Сильвия будет так разочарована!

Может, она передумает насчет плавания, когда увидит, какой сегодня ветер, — заметила Холли. Она-то считала, что женщина, страдающая тошнотой на первых месяцах беременности, и думать не сможет о прогулке на шаткой яхте. Какой у нее срок? Три месяца? Четыре? Явно недостаточный для того, чтобы организм освоился с дополнительным притоком гормонов, беснующихся в крови.

— Ничего она не передумает, — возразил Хэролд. — Эта девочка любит хорошую качку и переносит ее не хуже заправского моряка.

— Тогда стоит пойти и разбудить ее? — с некоторым сомнением предположила Грейс. Накануне, когда они перед сном пили шерри, пожилая леди призналась Холли, что в последнее время Сильвия стала совершенно непредсказуема. Настроение у нее теперь менялось каждую минуту, да и в том, что касалось ее уединения, она стала чрезмерно щепетильной. Из чего Холли поняла: Грейс сильно разочарована тем, что внучка, которую она с детства воспитывала после смерти ее родителей, не желала ей во всем доверяться.

— Полагаю, это своего рода взросление и подготовка к вступлению в новую самостоятельную жизнь. Но взбалмошность только все осложняет, когда заходит речь о подготовке к свадьбе, — делилась Грейс, досадливо морщась. — У Сильвии семь пятниц на неделе. Никак не могу добиться, чего же она на самом деле хочет. Детка то полна энтузиазма, то в следующую минуту зевает от скуки. Сегодня она на седьмом небе от счастья, а завтра вся жизнь для нее — сплошная трагедия.Думаю, ей пойдет на пользу, если рядом будет молодая женщина, которой знакомо предсвадебное волнение…


— Хотите, я взгляну, может, она уже проснулась? — предложила Холли. — А заодно сообщу, что Питер здесь.

— Сначала поешь как следует, дорогая, — возразила Грейс, наградив племянницу благодарной улыбкой.

— Я уже поела, — улыбнулась в ответ Холли и отодвинулась от стола, стараясь, чтобы никто не заметил, как явно она стремится улизнуть. — У меня по утрам обычно нет аппетита…

— Ты приберегаешь его на вечер? — негромко спросил Питер, поднимаясь одновременно с ней.Айрис сразу же перестала жевать и вежливо пожелала Холли доброго утра. Как бы там ни было, папочка все же постарштся привить дочери хорошие манеры. К тому же в их отношениях сквозило тепло и взаимное уважение. Они чувствовали себя комфортно в обществе друг друга, и это говорило о многом.

— Рада была снова увидеть тебя, Айрис, — приветливо сказала Холли, обращаясь к тому члену семьи Стэнфордов, с которым общаться было безопаснее. — Желаю удачи на экзаменах.

— Удача здесь ни при чем, — ответил за девочку ее отец. — Главное — это знания. Кстати, ты рано с нами прощаешься, Холли. Разве тебе не сказали, что кондоминиум, в котором я живу, куплен мною в виде личного вклада в проект? — Питер сделал многозначительную паузу, словно давая Холли прочувствовать, что топор, занесенный над ней, так и останется висеть в воздухе — до поры до времени. — Мой визит сюда оказался столь… продуктив-

ным, что я решил остаться в Обители, пока мы с Хэролдом не определим окончательные условия сделки. В город я могу съездить в любую минуту, так что, если мое присутствие в офисе будет необходимо, я без труда туда доберусь. У Айрис через несколько дней все равно начинаются каникулы. Готовиться к экзаменам она может и здесь, а потом ее ждут две недели свободы.

Три недели! Холли оставалось надеяться, что бледность, покрывшая ее лицо при этом сногсшибательном известии, не очень бросилась в глаза окружающим. Ей и два-то дня в обществе Питера с его завуалированными угрозами и дурацкими намеками были невыносимы. А представить себе, что он будет маячить перед ее глазами и дышать в спину почти целый месяц, — нет, это было выше ее сил! Кроме того, он, чего доброго, станет дотошно следить за ее работой в офисе, а это создаст реальную угрозу ее плану. Что же касается запретных желаний, которые пробуждало в ней его присутствие, то об этом Холли боялась даже думать. Да уж, в переделку она попала, хуже некуда!

— Папа говорит, что я смогу каждый день летать в город на вертолете компании! — с глубоким удовлетворением поведала ей Айрис.

— Замечательно, — слабо отозвалась Холли. — Только не слишком ли это накладно для самой компании?

— Возможно, но я могу себе это позволить, — снисходительно заметил Питер. — Я привык заботиться о своих близких, а затраты всегда оправдывают себя, если учесть то, что я получаю взамен.

— И что же это? — отважилась спросить Холли.

— Душевное равновесие.

— И, разумеется, вы сможете больше времени проводить с Сильвией, — вставила Грейс.

— Вот именно, — очень серьезно подтвердил Питер.

— Пойду посмотрю, где она там, — сказала Холли и поспешно вышла из столовой.Я привык заботиться о своих близких! — сказал он…

Холли в их число не входила. Она была чужой, да к тому же представляла угрозу его устоявшемуся образу жизни. Не оставалось ни малейших сомнений, что этот мистер Стэнфорд пойдет на все, лишь бы избавиться от ненужного источника неприятностей.

На тихий стук в дверь никто не отозвался, однако, когда Холли, поразмыслив, осторожно заглянула в комнату Сильвии, то обнаружила, что та проснулась и лежит в кровати с открытыми глазами. Когда дверь открылась, девушка приподнялась на локте.

— А, это ты, — пробормотала она и снова плюхнулась на подушки.

— Твоя бабушка спрашивает, придешь ли ты завтракать, — сказала Холли, приняв вялое приветствие Сильвии как приглашение войти. Спальня ее была вдвое больше комнаты, отведенной Холли. С кровати открывался чудесный вид на озеро, и обставлено помещение было очень элегантно и женственно — в бело-голубых тонах.

— Мне не хочется есть, — бесцветным тоном отозвалась Сильвия. В белой батистовой ночной сорочке, с волосами, заплетенными в косу, она казалась совсем юной. Незатейливое одеяние лишь подчеркивало природную красоту девушки, не нуждавшуюся в ухищрениях косметики. Наверняка ей неизвестно, что значит проснуться с мешками под глазами или с помятой физиономией, с завистью подумала Холли.

— Тебе надо поесть. Может, как раз после еды и станет лучше…

— Мне ни от чего не станет лучше! — с внезапной силой выкрикнула Сильвия.

— Давай я схожу на кухню и принесу тебе что-нибудь — тост и чашку чая, например.

— С какой это стати? — насторожилась она.

Холли терпеливо улыбнулась.

— Ну, если тебя тошнит, то это может помочь…

Загорелое личико Сильвии на мгновение покрылось свинцовой бледностью, которая тут же сменилась багровым румянцем.

— С чего ты взяла, что меня тошнит?

— Ну… вчера вечером ты сама так сказала.

Сильвия неожиданно произнесла целую тираду, состоявшую исключительно из слов, совершенно не подобающих воспитанной леди.

— Он тебе все рассказал, да? — Она яростно стукнула кулачком по подушке. — Это должно было оставаться тайной, а он все тебе разболтал!

— Да нет же!

— И не вздумай мне врать! Я видела, как вышептались. Этот негодяй тебе все растрепал! И у него еще хватает наглости называть меня незрелой и мстительной! А сам готов болтать о моих сокровенных тайнах с совершенно незнакомым человеком!

Холли была по-настоящему шокирована, однако последние слова Сильвии вывели ее из оцепенения.

— Честное слово, дорогая, он ничего мне не говорил, я сама догадалась. Ты ведь сказала, что тебя тошнит по полдня, так что вывод напрашивался сам собой. Твой Питер не мог сообщить мне ничего такого, о чем бы я не догадалась сама.

— Питер? — Сильвия явно была обескуражена, и красные пятна на ее щеках слегка побледнели.

— Ну да, а кто же еще? Я думала, больше никто не знает…

Сильвия провела тщательно наманикюренны-ми пальчиками по простыне.

— Нет, еще кое-кто знает. Только один человек — Оливер…

— А, он твой врач?

— Господи, да нет, конечно! — Казалось, при одной мысли об этом Сильвия пришла в ужас. -

Он ведь еще в ординатуре. И потом, он будет кардиохирургом, — Ну да, зачем же ему опускаться до того, чтобы возиться с матерями, готовыми плодить себе подобных, — неловко пошутила Холли.

Сильвия невольно засмеялась, но в ее смехе прозвучали нотки горечи.

— Да уж!

— А твой врач здесь, в Обители?

Сильвия нервно затеребила оборку ночной сорочки.

— Я еще не выбрала, к кому обратиться.

Потрясенная, Холли присела на край кровати.

— Ты что, еще не проверялась врача?

— Незачем было. — Глаза Сильвии вызывающе сверкнули. — Я знаю, что у меня всего лишь четвертый месяц, и…

— Но ты хотя бы сделала тест на беременность?

Губы той сердито сжались.

— Тест показал положительный результат. У меня будет ребенок. И никакие врачи ничего не могут отменить!

Однако обе знали, что это не так.

— Стало быть, ты ни разу не задумывалась о том, чтобы прервать беременность? — мягко спросила Холли.

— Нет, конечно! — с силой сказала Сильвия и невольно прижала руку к животу. — Иначе с чего бы мне так маяться? Наверное, для всех было лучше, если бы я тихо избавилась от ребенка, вот и все.

Лучше в первую очередь кому, будущему ее мужу? Теперь понятно, что страдает Сильвия из-за того, что беременность оказалась нежелательной.

— Я в это не верю, и ты сама тоже, — твердо заявила она. — Достаточно один раз взглянуть на Питера и его дочь, чтобы понять, что отцовство для него не обуза. По-моему, он человек, умеющий глубоко ценить свою семью. А ты вообще ладишь с Айрис?

— Она ничего, — рассеянно пожала плечами Сильвия. — Немножко всезнайка, но вообще-то она очень зрелая для своих лет. У нее потрясающий интеллект. Она ведь перескочила уже через два класса, и Пэр говорит, что на следующий год его дочь будет поступать в университет.

— Похоже, из нее выйдет замечательная старшая сестра.

— Наверное… — Голос Сильвии был лишен всякого энтузиазма.

Холли набрала побольше воздуха в легкие.

— Но вы ведь с Питером любите друг друга, — ровным тоном произнесла она. — И это самое главное, правда?

Однако попытка выудить такого рода информацию потерпела фиаско. Сильвия лишь вздохнула и задумчиво уставилась в окно.

— Пэр просто замечательный, — только и сказала она, а потом, поджав губы, добавила: — Ты знаешь, что он женился на своей жене, потому что она была беременна?

Руки Холли невольно сжались в кулаки.

— Нет, я этого не знала, — ошеломленно пробормотала она.

— Она нарочно залетела. Оливеру было всего десять лет, а их сестре — одиннадцать, Сид знала, что Пэр не хочет связывать себя семейными узами, пока не станет постарше, поэтому и забеременела. С его гипертрофированным чувством ответственности Пэр не мог допустить, чтобы его ребенок был незаконнорожденным. Оливер говорит, она была глупой стервой. Как только у нее на пальце появилось обручальное кольцо, Сид сразу стала настаивать, чтобы ее муж отослал брата и сестру в интернат. А когда тот указал ей, что она тратит слишком много денег, взяла и ляпнула, что, не будь он богат, ей просто ни к чему было бы рожать его ублюдка. Питер ничего не сказал, но на следующий день после рождения Айрис прислал ей бумаги на развод прямо в больницу.

— Господи! — Вот она, хваленая жесткость Питера Стэнфорда! — Наверное, ей нелегко пришлось, — с невольным сочувствием заметила Холли.

— Не думаю, — возразила Сильвия. — Оливер рассказывал, она улетела в Мексику через несколько недель и никогда даже не заикалась об опеке над дочерью. Так что, по-моему, Пэр хорошенько ей заплатил, чтобы откупиться от претензий.

Судя по тому, что поведал ей сам Питер, так оно и было. Однако Холли пришло на ум, что здесь не обошлось без угроз. Даже в двадцать лет Питер Стэнфорд наверняка обладал несгибаемой внутренней силой, учитывая то, как он себя повел во время свалившейся на их семью трагедии. Так что трудности в достаточной мере, закалили его характер.

— Но у тебя совсем другая ситуация! — мягко напомнила она. — Ты ведь не нарочно забеременела, правда?

— Нет, конечно, — тут же отозвалась Сильвия. — Я ни в чем не виновата и не понимаю, почему все ждут, что я должна вести себя, как кающаяся грешница!

— О чем это ты? — нахмурилась Холли. — Тебя никто не неволит идти замуж, правда? У Питера могли быть свои взгляды на рождение ребенка, когда родилась Айрис. Но ведь с тех пор столько воды утекло! Теперь в обществе на все смотрят гораздо проще. Тебе незачем идти замуж, если ты этого не желаешь. И я уверена, что твоя бабушка тебя поймет…

— Ты что, хочешь ей все рассказать? — перепугалась Сильвия.

— Нет, конечно. Но, по-моему, ты сама должна это сделать, причем до свадьбы.

— Я надеялась, что все как-нибудь образуется само собой, — мрачно вздохнула она. — Бабуля страшно расстроится, когда узнает, что я натворила. Будет считать, что я опозорила имя Мэннингов.

— Что за чушь! — возмутилась Холли. Она узнала тетку совсем недавно, но даже за это короткое время успела понять, что Грейс чужд снобизм. -

Какие-то средневековые нравы! А я вот считаю, бедняга расстроится гораздо больше, когда узнает, что ты боялась сказать ей правду. Для нее ведь важна не твоя свадьба, а твое счастье, поверь мне!

Сильвия испустила еще один тяжелый вздох и вдруг лукаво прищурилась:

— Я думала, ты приехала сюда помочь мне со свадьбой, а ты, похоже, всерьез намерена ее расстроить.

— Мне бы такое и в голову не пришло! — горячо запротестовала Холли, но внезапно осеклась.

Совесть подсказывала ей, что в этой ситуации она не просто сторонний наблюдатель.

— Ну, конечно, у тебя же нет для этого никаких поводов, — сказала Сильвия. Святая невинность!

Господи, а вдруг она расскажет об их разговоре Питеру! Он же вообразит самое худшее!

— Я просто хотела сказать, что у тебя есть выбор, — поспешно произнесла Холли, поднимаясь с кровати. — Что бы ты ни решила, тебе с этим жить, так что лучше сразу уяснить, каковы будут последствия твоего поступка и что тебе на самом деле нужно.

Выражение задумчивой нерешительности на лице Сильвии внезапно сменилось воинственным упрямством.

— Я прекрасно знаю, чего хочу, — заявила она, садясь в постели. — Кстати, знаешь что, — похоже, мне стало немного лучше.

— Тогда, может быть, спустишься вниз? Там пришли Питер и Айрис, поэтому-то Грейс и послала меня узнать, проснулась ли ты.

Сильвия отбросила простыню и, выбравшись из постели, лениво потянулась.

— Пожалуй, я спущусь. А Оливер тоже пришел с ними?

Холли рассказала ей о купании Оливера в канале, вызвав этим громкий хохот. Та даже приободрилась и, распахнув дверцы огромного платяного шкафа, принялась изучать его весьма внушительное содержимое.

— Так ему и надо, — заявила девушка, невольно повторяя слова двоюродного деда.

Тихонько напевая, она выудила из гардероба белые хлопковые шорты, свободный полосатый топ и бросила одежду на кровать.

— Сейчас быстренько приму душ. Скажи Питеру, что я буду через полчасика.

Интересно, подумала Холли, как отнесется мистер Стэнфорд-старший к этой очередной задержке. Впрочем, он, должно быть, привык к перепадам настроения своей невесты.

— По-моему, он что-то говорил насчет того, что ему надо работать, — решила предупредить Сильвию Холли. — Похоже, он не сможет сегодня отправиться кататься на яхте.

— Что ж, придется мне тогда подыскать себе другое занятие на день, правильно? — Вопреки ожиданиям Сильвия не выказала никаких признаков разочарования. — Может, сходим попозже в Обитель, пройдемся по магазинам, поглазеем на яхты и выпьем в кафе по чашечке «капуччино».Кстати, у Пэра сегодня обед на яхте, он будет принимать клиентов, которые собираются участвовать в регате на следующей неделе, так что мы сможем заглянуть и туда — выпить чего-нибудь на палубе…

— Может быть, г неуверенно согласилась она, внезапно осознавая все минусы чрезмерного сближения с Сильвией.

Когда Холли спустилась вниз, Питер был занят разговором по телефону, и ей удалось избежать новой стычки с ним. К тому же Грейс пожелала отвести ее в свой, как она выразилась, рабочий кабинет и показать, чем той предстоит заниматься с понедельника.

— Ты и так уже натрудилась за неделю, не можем же мы утомлять тебя еще и в выходные! — сказала она.

Рабочий кабинет оказался просторной швейной комнатой на солнечной стороне дома, где на самом видном месте стояла роскошная швейная машинка последней модели, которой, как смущенно призналась Грейс, еще не пользовались. Из мебели здесь оказался лишь пухлый диван, кресла и огромный секретер, чьи ящички были набиты пачками писем, счетами, еще какими-то бумагами, вырезками из журналов и карточками.

— Все не так страшно, как кажется, — улыбнулась пожилая леди, благодарно усаживаясь в поспешно придвинутое кресло. И тростью указав на второе, стоявшее рядом, пригласила племянницу присоединиться к ней. Холли послушно уселась и с сомнением оглядела комнату, напоминавшую скорее камеру хранения после налета похитителей.

— Хэролд вечно надо мной посмеивается, — продолжала Грейс. — Но, несмотря на кажущийся хаос, у меня есть своя система, которая прекрасно работает, конечно, когда я в состоянии действовать двумя руками.

И она тут же доказала эффективность своей системы. Каждый ящичек, как выяснилось, хранил то, что имело прямое отношение к предстоящему торжеству: в одном находились приглашения, в другом — список подарков, в остальных по порядку — все, что касалось распорядителей свадьбы, праздничного обеда, платья невесты, цветов, музыкантов, фотографа и размещения гостей.

Поскольку венчание и вечерний прием собирались провести в усадьбе, хлопоты предстояли нешуточные.Тетка показала Холли эскиз огромной палатки, расположенной у озера. Невеста последует к алтарю по дорожке, покрытой ракушечником и украшенной вдоль всего пути горшками с розами. А по обеим ее сторонам поставят скамьи для гостей. На случай плохой погоды над всем этим натянут огромный тент. Струнный квартет исполнит свадебный марш, оркестранты разместятся в крытой лодке на некотором расстоянии от причала, а потом их заменит современная музыкальная группа.

— Мы собираемся пригласить всего пару сотен гостей, — делилась планами Грейс, — потому что Сильвия хочет, чтобы все было тихо и неофициально. Сначала мы подумывали устроить церемонию в самом бельведере, но отказались от этой идеи.

Слишком уж утомительно было бы перевозить туда-сюда на лодках толпу гостей, особенно в дождь. А так, если погода испортится, мы всегда можем что-то переиграть.

— Вы все замечательно продумали, — улыбнулась Холли. — Тем более что пришлось действовать в такой спешке. — Она взяла со столика зеленый листок веленевой бумаги. — Это список гостей, да?А где папка с ответами? Надо же знать, сколько человек приняли приглашение.

Грейс неловко замялась, и на ее губах появилась смущенная улыбка.

— Видишь ли, мы еще не получили ответов, во всяком случае официальных. Возникла какая-то дурацкая ситуация в типографии, и боюсь, что наши приглашения не смогли вовремя напечатать.

— Их разослали слишком поздно?

— Признаться, мы их вообще еще не рассылали.Питер взял всю возню с типографией на себя, и мы надеемся, что на следующей неделе приглашения все же будут готовы.

— Но как же так! — ахнула Холли. Действительно, это была серьезная проблема. — Мне казалось, что приглашения на свадьбу всегда рассылают месяца за два, чтобы люди могли скорректировать свои планы и успели прислать ответ.

— Да, но тут уж ничего не поделаешь. К тому же приглашенные — в основном члены семьи и близкие друзья, так что большинство из них я уже предупредила по телефону. Особенно тех, кто живет за границей. Сестра Оливера, например, приедет со всей семьей из Канады.

— Сестра Оливера? Вы хотели сказать — Питера?

— Я разве сказала Оливера? — Грейс провела рукой по безупречно уложенным седым волосам. — Ну, разумеется, я хотела сказать — Питера, хотя Оливеру она тоже сестра. Кстати, я говорила, что Айрис будет подружкой невесты?

— Ну, это вполне естественно. А Оливер наверняка будет шафером жениха, да?

Щеки Грейс внезапно порозовели.

— Нет, насколько мне известно, шафером будет один из друзей Питера, — сказала она и в ответ на удивленный взгляд Холли пожала плечами. — Вообще это не наше дело. Пусть им занимается жених. В конце концов он имеет право самьвыбирать себе шафера.

Тут в комнату заглянула Сильвия, и тетка вздохнула с явным облегчением. Девушка поинтересовалась, готова ли Холли отправиться с ней по магазинам, потому что Питер предлагает их подвезти, а позднее — угостить обедом.

— Ну, разумеется, она готова! — воскликнула Грейс. — Ступай, — велела она, поймав нерешительный взгляд племянницы, — тебе просто необходимо немного развлечься.

— Я бы не хотела мешать жениху и невесте, — возразила Холли, лихорадочно соображая, какой бы еще повод найти, чтобы отказаться. — Может, я пройдусь с вами по магазинам, а потом вернусь, а вы останетесь обедать…

— Что ты, мы ни за что не бросим тебя одну, — промурлыкал Питер, черной тенью появляясь за спиной своей златовласой невесты. — Если уж ты собираешься вплотную заняться нашими проблемами, самое меньшее, что мы можем для тебя сделать, — это позаботиться о твоих развлечениях.

Иными словами, держать под постоянным присмотром, с насмешкой уточнила про себя Холли. Стэнфорд недвусмысленно давал понять, что не намерен предоставлять ей свободу перемещения по Тихой обители.

Что ж, если она хочет выйти из этой переделки с честью, придется действовать предельно осторожно!

6

— Что это вы тут делаете?

Холли так и подскочила.

— Господи, Айрис, нельзя же так пугать людей!

Я чуть инфаркт из-за тебя не заработала, — воскликнула она, поворачиваясь к девочке на вращающемся кресле и поспешно захлопывая гроссбух, который просматривала.

Айрис откинула со лба прядь волос.

— Извините, я вовсе не хотела вас пугать. А вы решили, что это папа?

— С какой стати? — притворно удивилась Холли, но все же не удержалась и бросила настороженный взгляд на дверь. А вдруг в этом шикарном просторном кабинете, где стены были увешаны фотографиями и эскизами с изображением Тихой обители, и впрямь появится его новый хозяин?

Офис продаж располагался на первом этаже основного здания кондоминиума. Сезон был в разгаре, и гавань буквально кишела яхтами. К тому же на регату, проходившую неделю назад, съехалась целая толпа туристов, и команда сбилась с ног, демонстрируя вероятным покупателям территорию, на которой велось строительство. Лишняя пара рук оказалась очень кстати, и Холли была рада помочь им с бумагами во второй половине дня.

— Потому что папа появляется здесь каждый раз, когда вы приходите, — заявила Айрис.

Сдав экзамены, она быстро нашла себе дело в офисе, подрядившись помогать с бухгалтерскими документами, в которых разбиралась на удивление хорошо. Сотрудники, желая услужить новому боссу, не мешали его дочери развлекаться. Та была для них подобием счастливого талисмана. Холли же теперь постоянно приходилось избегать уже двух представителей семейства Стэнфорд, ибо неуемное любопытство Айрис представляло не меньшую угрозу, чем присутствие самого папаши.

Первая неделя оправдала самые худшие ожидания. Питер проявлял столь повышенное внимание к своей невесте и ее семейству, что Сильвия стала нервничать еще больше. И даже Грейс выказывала некоторые признаки неудовольствия, поскольку он взял за правило слишком часто наведываться к ней в рабочий кабинет. Старая леди, конечно, могла только приветствовать энтузиазм жениха, и новость о том, что запоздавшие приглашения будут достаалены с курьером и вручены гостям лично, ее очень обрадовала. Впрочем, она не преминула вслух заметить, что жених проявляет больше интереса к свадьбе, чем невеста, и ему следует немного поумерить пыл.

Однако к ужасу Холли, Питер заручился согласием тетки возить женщин по делам, связанным с подготовкой к предстоящему торжеству. Сильвия была слишком на взводе, чтобы заниматься такой ерундой, и умела находить причины, объясняющие ее неучастие. Сама же Грейс, разрывавшаяся между тысячью мелочей, не могла служить надежной защитой против назойливого внимания Питера. Так что Холли пришлось выдерживать не только словесные баталии с ним, но и битву с самой собою против греховного притяжения, которое росло с каждой их встречей.

— Кстати, — ворвался в ее мысли голос Айрис, — похоже, папе известно, где вы находитесь даже тогда, когда никто об этом не знает, Странно, да? Можно подумать, он посадил вас на жучок. На вашем месте я бы проверила эти часы, которые он вам подарил.

Холли вспыхнула. На второй день после ее приезда за ужином Питер как бы невзначай извлек из кармана чудесные мужские платиновые часы и, невзирая на яростные протесты Холли, решительно нацепил их на ее запястье.

— И нечего так возмущаться, — с коварной улыбкой заметил он. — Я вовсе не собираюсь соблазнять тебя с помощью драгоценностей. — Холли стала красной как рак. Все присутствующие добродушно засмеялись. — Это не подарок, а просто заем. Это мои старые часы, я попросил ювелира здесь, в Обители, слегка укоротить браслет, чтобы они подошли на запястье поуже. У Грейс пунктик на почве точного времени, и, если у тебя не будет надежных часов, рано или поздно ты рискуешь нарваться на неприятности.

Холли заставила себя мило улыбнуться и вежливо поблагодарила своего мучителя.

— Они водостойкие и имеют защиту от ударов. Ты можешь вообще забыть о том, что их носишь, — сообщил он. — Можешь даже не снимать их, когда моешь голову. Хотя у меня есть подозрение, что ты предпочитаешь делать это, принимая ванну…

Он безмятежно улыбался. А глаза Холли метали зеленые молнии. Сразу же вспомнилось: обнаженный Питер, опирающийся широкими плечами о мраморную ванну, с мощного торса хлопьями падает в воду душистая пена. А рядом она, тоже обнаженная. И он сажает ее поверх себя, и волна их страсти поднимает настоящее цунами, готовое потопить обоих. Одного такого воспоминания было достаточно, чтобы нанести ее хрупкому душевному равновесию сокрушительный удар.

Между тем Айрис продолжала с невинным интересом рассматривать блестящий ободок на руке Холли.

— Как здорово, что на платину у вас нет аллергии, в отличие от золота, — проворковала она. -

Кстати, должна отметить, что вы работаете совсем по-дилетантски.

Холли тут же очнулась от грез и непонимающе уставилась на юную нахалку.

— О чем это ты? — с удивлением спросила она и, к своему полному смятению, обнаружила, что Айрис протянула руку к гроссбуху, который при ее появлении был поспешно захлопнут и отложен в сторону. Боже, что еще на уме у этой зануды!

При одной мысли о том, что девица могла следить за ней, у Холли вспотели руки и по спине побежали мурашки.

— Я тут просмотрела кое-что из того, что вы делаете, — отозвалась Айрис, — и пришла к выводу, что вы действуете очень неумело, хотя сама по себе идея и неплоха. У нас тут имеется некая компания, у которой в процессе ликвидации обнаружилось серьезное нарушение контракта с нашей фирмой. Что требует возмещения довольно солидной суммы. Тут главное — совпадение дат по мере поступления счетов. Вы пытаетесь возместить ущерб, да? Совсем как Робин Гуд.

Холли смотрела на девочку, лишившись дара речи.

— Что вы так на меня смотрите? Поверхностная проверка, может, и не обнаружит следов вашего вмешательства, но стоит копнуть поглубже, и все выплывет наружу. Между прочим, — со знанием дела объявила она, решительно тряхнув волосами, — я могла бы оформить все так, что комар носа не подточит. И не удивляйтесь, не зря же я собираюсь поступать на финансовое отделение. Папа считает, что в бухгалтерии я собаку съела, иначе никто меня сюда бы и близко не подпустил…

— Господь с тобой, Айрис! — В голосе Холли ужас мешался с невольным восхищением. — То, чем я занимаюсь, — противозаконно. — Она прикусила губу. Нет, все-таки эта девица с ее дотошностью совершенно невозможна! Добилась того, что пришлось проговориться.

— Подумаешь! Если ради доброго дела, то в этом нет ничего противозаконного. Не вы же сперли эти деньги, правда? — Ее непоколебимая уверенность тронула Холли до глубины души. — Вы просто кого-то покрываете. Кстати, я обнаружила, что деньги шли на имя некоего Колина Дугласа, но это сплошная липа. Хотите знать его настоящее имя? Гленн О'Брайен! Мне не сразу удалось докопаться, но в конце концов я все-таки его выследила… Холли приложила руку ко лбу и закрыла глаза. Господи, какой глупец! Даже замести следы, не сумел. Ее авантюра грозила провалиться, едва начавшись.

— Я знаю, — слабым голосом сказала она, решив, что скрывать правду от Айрис нет смысла. Раз та докопалась до Гленна, то неминуемо сообразит, кем он приходился ей, Холли. — Гленн О'Брайен — мой покойный муж, — со вздохом призналась она. — Этот человек присваивал деньги компании, заключая контракты на изготовление постеров и рекламных брошюр с фиктивной фирмой. На самом деле их выпускали за гораздо меньшую сумму, а излишки Гленн клал себе в карман. Я узнала об этом совершенно случайно уже после его смерти.

— Ни фига себе! Вот это круто!

— Круто? — яростно прошипела Холли, пугливо оглядевшись: а вдруг их кто-нибудь случайно услышит? — Это же самое настоящее воровство!

Но то, что я сейчас делаю, тоже неправильно. И мне вовсе нечем гордиться.

— Тогда зачем вы это делаете?

Холли беспомощно покачала головой. Какой смысл объяснять? Иногда она и сама кляла себя за то, что, поддавшись слепому гневу, пошла наперекор здравому рассудку и собственному характеру и ввязалась в рискованную авантюру.

Неожиданно Айрис обхватила ее рукой з плечи.

Не расстраивайтесь! Я никому не проболтаюсь. А если я тут кое-что подчищу, то никто вооб-щe никогда не узнает…

Холли беспомощно замотала головой. О таком она и помыслить не могла. Чтобы Айрис предала отца, которого любит и уважает! Совсем так, как это когда-то сделал Гленн? Нет уж, увольте.

— Нет, я не хочу, чтобы ты ввязывалась в эту историю.

— Но я в нее уже ввязалась.

Приходилось признать, что это так. Раз девица все знала и никому не сообщила, стало быть, они соучастницы.

— Самое правильное, что ты можешь сделать, — это пойти к кому-нибудь из руководства компании и рассказать о том, что ты обнаружила, — выдавила Холли. — Или хотя бы поставить в известность отца.

— Папу? С какой стати я должна ему что-то говорить? Пусть сам ищет себе развлечения.

Развлечения? Она смотрела на девочку так, словно та свалилась с Луны. Наверное, все дело в разнице поколений. Айрис могла быть каким угодно интеллектуальным гением, но физически и эмоционально оставалась ребенком, для которого жизнь — захватывающее приключение. Зато Холли по сравнению с ней чувствовала себя сейчас древней старухой, сморщенной и выжатой как лимон.

— Я рад, что ты так считаешь, Айрис, потому что именно этим я и собираюсь заняться, — прозвучал с порога низкий мужской голос, при звуке которого сердце у Холли забилось где-то в горле.

Ее вращающееся кресло крутанулось с яростной силой и тут же было резко остановлено ногой в безупречном ботинке итальянской ручной работы. Питер наставил на Холли палец наподобие пистолета.

— Поехали. Рабочий день подошел к концу, и мы отправляемся немного покататься.

Таким тоном какой-нибудь мафиозный Дон мог бы говорить со своим подчиненным, уличенным в двойном предательстве! Что он успел услышать?

— Покататься? — невнятно пробормотала Холли, почему-то решив, что получила приглашение на верховую прогулку. Не на автомобиле же он собрался ее катать! Для всемогущего Стэнфорда это было бы слишком тривиально. — Но я никогда не сидела верхом на лошади.

— Ну, это не труднее, чем сидеть верхом на чем угодно или на ком угодно, — небрежно заметил Питер, и глаза его лукаво блеснули. — Надо просто покрепче обхватить ее бедрами и двигаться в такт. Уверен, у тебя бы великолепно получилось.

Холли побагровела, поняв намек. Ну и нахальство! В своем стремлении уязвить этот тип забыл даже о том, что рядом с ним стоит несовершеннолетняя дочь. А такая продвинутая девица без труда может сообразить, на что намекает папаша!

— Впрочем, я имел в виду прогулку на яхте, — наслаждаясь смущением Холли, довольно ухмыльнулся он и обернулся к дочери: — Мы отправляемся в короткий круиз, а поскольку Сильвия и Грейс все время твердят, что Холли еще ни разу не плавала на яхте, мы берем ее с собой. Можешь еще часик здесь посидеть, — похоже, кое-кто из служащих задержится… Если будешь уходить последней, запри офис. Ключ ведь у тебя есть?

— Конечно, папа! — воскликнула Айрис, бросая на Холли торжествующий взгляд.

— Тогда я пошел. Мне надо перекинуться парой слов с менеджером до того, как мы отчалим. На следующей неделе начнется аудиторская проверка, и я должен знать наверняка, что мы готовы.

Как только Питер вышел, Холли, удостоверившись, что он не может их услышать, вскочила с кресла и крепко сжала плечо Айрис.

— Дай мне слово, что не будешь делать глупостей с моими… делами, пока меня не будет, — понизив голос, прошипела она.

Та задумчиво прикусила губу и закатила глаза.

— Айрис, я серьезно! — как можно строже сказала Холли, понимая, что реально никак не может помешать юному дарованию проявить свои таланты ради благого дела. — Никакого дурацкого рыцарства. Ты не Робин Гуд.

— Хорошо. — Глаза девочки за стеклами очков были по-детски ясными. — Обешаю.

Холли отпустила ее плечо и разгладила смятую ткань блузки.

— Извини, я просто не хочу, чтобы ты из-за меня нажила себе неприятности. Это не игра, понимаешь?

— Конечно. — Айрис поправила очки. — Я все прекрасно понимаю.

Холли слишком нервничала из-за неожиданно полученного приглашения, чтобы заметить нотки решимости в звонком девичьем голосе.

— Ты слышала? Твой отец даже не поинтересовался, хочу ли я кататься, — взволнованно сказала она. — Интересно, кто еще едет?

До сих пор ей удавалось держаться на расстоянии от роскошной двадцатипятиметровой моторной яхты. Если они окажутся с Питером наедине, то у него, несомненно, будет территориальное преимущество.

Наверное, будет весь экипаж — это пять человек, — успокоила ее Айрис. — Там, правда, очень здорово. Есть бассейн и сауна. Сильвия и дядя Оливер всегда говорили, что на яхте лучше, чем в любом шикарном отеле, и они поедут на ней в свадебное путешествие.

— В смысле… Сильвия и твой отец, — недоуменно сдвинув брови, поправила Холли.

— Да нет же, это было тогда, когда дядя Оливер и Сильвия были как бы… вместе.

— Что значит вместе?

— А вы не знаете? — От удивления Айрис даже заморгала. — Сильвия сто лет была девушкой дяди Оливера. Они даже обручились, но пару месяцев назад разругались вдребезги, и вдруг — на тебе!

Как гром среди ясного неба — Она выходит за папу!

Так вот оно что! Теперь все стало понятным: и напряженные отношения между братьями, и странное поведение ее тети и дяди, когда речь заходила о Стэнфорде-младшем.

Холли вышла из прохладного офиса в духоту предвечерья в состоянии, близком к сомнамбулическому. И засеменила рядом с Питером, с трудом примеряясь к его широкому шагу и плохо соображая, куда ее ведут. Они миновали булыжную дорожку, огибавшую сеть магазинов, ресторанов и кафе, размещенных на террасах в форме клеверного листа и спускавшихся к закругленному устью канала. Рядом с кафе и барами на открытом воздухе стояли затененные зонтами столики, и заведения, похоже, процветали. Жара начинала спадать. Загорелые яхтсмены, туристы и местные жители понемногу стекались сюда в поисках вечерних развлечений.

Он повел Холли вдоль деревянной пристани, мимо первых причалов к тому месту, где стояла «Ханна Стэнфорд» — стройная белоснежная красавица яхта. На ходу ее спутник пояснил, что Ханной звали его мачеху.

Он уже успел скинуть пиджак, сунуть в карман дорогой шелковый галстук и закатать рукава рубашки. Затем небрежно расстегнул ворот и из строгого бизнесмена превратился в отдыхающего плейбоя.

— А твоя родная мать? — осторожно спросила Холли, все еще не оправившаяся от впечатления, которое произвел на нее рассказ Айрис.

— Она умерла от рака. Отец женился на Ханне, когда мне было семь лет. Осторожнее!

Холли споткнулась на трапе.

— Не очень-то я готова ко всему этому, — пробормотала она, опуская глаза на свои босоножки на высоких каблуках. Строгий синий костюм, уместный в офисе, тоже определенно не годился для морской прогулки. И надежды на то, что не придется выглядеть белой вороной в толпе гостей, одетых специально для такого случая, не было.

— Ты сможешь переобуться на яхте, — сказал он и, натолкнувшись на ее недоверчивый взгляд, рассмеялся. — У нас там целый набор нескользящих сандалий всех размеров, думаю, ты себе что-нибудь подберешь.

Теперь, когда они поднялись на борт, Питер держался настолько спокойно и расслабленно, что она совсем растерялась. Зачем было так срочно срывать ее из офиса?

Крепкий седовласый мужчина средних лет, одетый в белые шорты и рубашку с короткими рукавами встретил их у трапа, вытянувшись в струнку. Под мышкой у него была зажата морская кепка.

— Добро пожаловать на борт… Мадам, сэр.

— Все в порядке, Мюррей, эта дама — моя приятельница, а не клиент по бизнесу, так что можно оставить формальности.

Плечи мужчины сразу расслабились. Он широко улыбнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами, казавшимися особенно яркими на фоне обветренного загорелого лица. Затем надел белую кепку с кокардой.

— Какая жалость! А я как раз хотел продемонстрировать свой самый классный салют.

— Знакомьтесь, это Холли. По-моему, на маленьких суденышках ее укачивает, — озорно пошутил Питер.

— Ну, здесь вам это не грозит. Малютка «Ханна» надежна как скала, — приветливо сообщил капитан Мюррей, пожимая Холли руку.

— Но ведь и скалы иногда рушатся, — засмеялась в ответ она.

— Только не эта, в ней слишком много лошадиных сил… — весело возразил капитан.

— Ну, сел на любимого конька, — вмешался Питер. — Яхта на самом деле его детище. Мюррей командует ею с того дня, как «Ханну» спустили на воду. Можете отплывать, когда хотите, капитан. Мы пока побудем на корме, но попозже я приведу к вам Холли показать, какой вид открывается с капитанского мостика.

— Есть, сэр. — В этот раз капитан все же отсалютовал Питеру, да так залихватски, что Холли невольно улыбнулась.

— Идем, я покажу тебе судно, — сказал он, открывая дверь в кают-компанию. Войдя, он бросил пиджак на ближайший стул.

Стены, отделанные панелями из красного дерева, дубовый паркет, белая с золотом плюшевая обивка массивной мебели — все это выглядело более чем впечатляюще. За обеденным столом, белеющим скатертью под сверкающей хрустальной люстрой и расположившемся в соседнем помещении, запросто могло поместиться человек двадцать. А камбуз, находившийся дальше по борту, был оборудован лучше, чем иная ресторанная кухня. За ним виднелись двери четырех гостевых кают с ванными. Затем шла общая ванная и сауна. Даже в своем смятенном состоянии Холли была поражена окружающей ее роскошью.

Под ногами ощущалась еле уловимая вибрация, — это пришел в движение мощный двигатель. Холли сделала вежливое замечание по поводу судна, и Питер тут же пустился в объяснения.

— Мы перекупили яхту у одного миллиардера, который… оказался в стесненных обстоятельствах.Она используется в основном для корпоративных развлечений, а иногда мы сдаем ее заезжим бизнесменам, которые не желают останавливаться в гостинице.

Ничего себе, следуя за Питером, подумала Холли. Аренда такой посудины на неделю будет стоить не меньше годовой зарплаты среднего американца!

Пока они были на нижней палубе, корабль отошел от пристани, и теперь, стоя на корме, Холли смотрела, как террасы позади Целого леса мачт медленно тают вдали. Внезапно она насторожилась.

— А где же все остальные?

— Какие еще остальные? — Питер оперся о поручни, вынул из нагрудного кармана рубашки солнечные очки и надел их.

— Но ты же сам сказал: «Мы отправляемся в короткий круиз».

— Вот именно. Мюррей немного модернизировал систему навигации и теперь хочет ее опробовать.

— Но ты сказал, что здесь будет Сильвия, вот я и подумала… — Холли осеклась, увидев, как губы Питера медленно складываются в саркастическую усмешку.

— Я же предупреждал, строить предположения на мой счет весьма опасно.

— Ты нарочно заставил меня подумать, что берешь с собой толпу народа, — обвиняющим тоном заявила Холли.

Ответом ей была лишь неторопливая улыбка.

— Ты что-то очень напряжена в последнее время, вот я и решил, что тебе было бы неплохо проветриться и отрешиться на пару часов от мирских забот.

Вряд ли это возможно, если учитывать, кто на самом деле был источником ее стресса.

— А что, если я захочу сойти на берег?

— Время нельзя повернуть вспять, так что у нас единственный путь — только вперед, — философски заметил Питер. Он небрежно скрестил лодыжки и оперся локтями о поручни. — Кстати, а что вы так серьезно обсуждали с Айрис, когда я вошел?

Холли вздрогнула. Она не могла видеть глаз Питера сквозь очки, однако чувствовала, что он буквально сверлит ее взглядом. Отвернувшись, девушка навалилась на поручень, притворяясь, что рассматривает яхты, мимо которых они проплывали.

Вот он, тот самый случай, когда надо поступить честно, откровенно признаться во всем Питеру, чтобы не втягивать Айрис в неприятности. Ей остается полагаться на чувство справедливости, которое у ее будущего босса очень сильно, и надеяться на его понимание — ведь она хотела сделать как лучше.

— Она к тебе очень расположена. Может, потому что вы обе рыжие?

Холли вскинула голову, и медная копна волос взметнулась, подхваченная ветром.

— Неужели? Я как-то не замечала.

— Да. И чем больше ты уделяешь ей внимания, тем сильнее она к тебе привязывается. Ей кажется, что она для тебя что-то значит.

— Так оно и есть. Мне эта егоза очень симпатична.

— Несмотря на то что она моя дочь? — коварно поинтересовался Питер.

— Одно другому не мешает. Айрис — очень славная девочка.

— Она бы тебя не поблагодарила за то, что ты назвала ее девочкой. Мисс Стэнфорд уже вполне сформировавшаяся личность, со своими страстями и сильным характером.

И с глупыми юношескими идеалами, прибавила про себя Холли, закусив губу. Питер подошел ближе и пристроился рядом, чуть задев плечом рукав ее костюма. Положив руки на поручень, стал задумчиво смотреть на бегущую воду.

— Айрис обожает трудности, и любая тайна обладает для нее неотразимой притягательностью. А ты для нее — некая труднообъяснимая величина, с такими женщинами она еще не сталкивалась. Она стоит на пороге взросления и проявляет вполне естественный интерес к дамам твоего возраста. К тому же, мне кажется, у вас много общего в характерах…

— Глупости! Я для нее новое лицо, вот и все.Она просто изучает меня, как новинку. — Холли покосилась на его профиль, машинально отметив, как ерошит ветерок его светло-русые волосы, как небрежно лежит на поручне его мускулистая рука.

— Да нет. Я знаю свою дочь лучше, чем многие отцы знают своих детей. Она прониклась к тебе необъяснимым доверием, и ты для нее сейчас большой авторитет.

— По-моему, ты преувеличиваешь.

Питер выпрямился, снял очки и устремил на Холли пристальный взгляд. Лучше бы он этого не делал, ибо в желудке девушки что-то перевернулось. Она нервничала. Этому можно было найти разумное объяснение. Им сейчас предстоял выход из бухты в открытое море, куда они уже неслись, минуя золотые, как дыня, пляжи.

— А ты почему-то намеренно себя принижаешь.Все время стараешься стушеваться, отойти в сторону, затаиться, как мышка, Ты словно заранее уверена, что не можешь быть интересна никому — ни мужчинам, ни женщинам. Почему, хотелось бы знать?

Пальцы Холли невольно сомкнулись на одном — безымянном левой руки, где уже не было обручального кольца.

— Я здесь не для того, чтобы ты устраивал мне сеанс психоанализа, — огрызнулась она. — Похоже, у тебя в горле пересохло, — мягко заметил Питер. — Не хочешь промочить его, пока мы тут дискутируем? — Он подал кому-то сигнал, и Холли при виде этого «кого-то», приближавшегося к ним с подносом в руках, начисто забыла о предмете спора.

— Шампанское или тропический коктейль, синьорина Джульетта?

Холли залилась яркой краской при виде круглого лица, расплывшегося в улыбке.

— Здравствуйте, Маурицио, — выдавила она, хватая с подноса первый же бокал.

— В действительности ее зовут Холли, — поправил Питер, принимая бокал с полосатой жидкостью, увенчанной спелой клубничиной. — А Джулию она приберегает для тех случаев, когда действует инкогнито.

Холли резко обернулась, готовая дать ему отпор, и нечаянно расплескала коктейль.

— Прошу вас, синьорина, доверьте мне ваш жакет, я замою пятно, пока оно не въелось. — Маурицио вынул бокал из оцепеневших пальцев Холли и, проворно сняв с нее жакет, исчез в кондиционированных недрах судна.

— По-моему, лучше тебе выпить шампанского, — заметил Питер, вручая ей высокий бокал и одобрительно разглядывая легкий трикотажный топ на бретельках, в котором она теперь оказалась.

— Как ты узнал мое второе имя?

— Навел справки, — пожал плечами Питер и поднял бокал в знак приветствия.

Холли прекрасно знала, что значило в понимании такого состоятельного человека «наводить справки».

— Ты нанял детектива за мной шпионить, — отрезала она.

— Что ж, почти угадала. Ты меня упрекаешь?

В том-то и дело, что нет. На его месте она поступила бы точно так же.

— Надеюсь, ты не напрасно потратил деньги, — сквозь зубы прошипела Холли.

Корма внезапно покачнулась, яхта с глухим рокотом набиралась скорость, и Холли едва не потеряла равновесие. Крепкая рука Питера пришла на помощь, обхватив ее за талию. Легкий бриз сменился устойчивым ветром, и судно стало рассекать волны все быстрее, осташтяя за собой бурлящий поток воды.

— Пока не знаю. — Питер убрал руку. — Отчеты, которые мне поступают, очень обрывочны. Голые факты, без эмоций. Может, заполнишь кое-какие пропуски?

Он подождал, но, видя, что ответа нет, стал излагать с сухой точностью хирурга.

— Имея мать — религиозную фанатичку и отца — пассивного алкоголика, ты неизбежно должна была вырасти сексуально подавленной и нуждающейся в привязанности и похвале. Для такого ловкого мошенника, как Гленн О'Брайен, ты была легкой добычей. Он разузнал о твоем родстве с Хэролдом Мэннингом и стал изображать из себя этакий идеал мужчины, вот ты и решила, что лучше мужа тебе не сыскать. Но после свадьбы он быстро отбросил притворство, правда?

Холли судорожно вздохнула. Высказанная так сухо и беспристрастно, истина казалась еще более уродливой.

— Ты не имеешь права… — слабо запротестовала она.

— Я сам через это прошел, — спокойно отозвался Питер. — И понимаю, каково это — узнать, что тебе все время лгали. Ты винишь себя в том, что с самого начала не разглядела, какой он мерзавец.

— Я не хочу об этом говорить.

— Прекрасно. Тогда поговорим о нас.

Холли резко поставила нетронутый бокал на столик, где размещался поднос.

— Нет никаких нас…

Питер оттеснил ее к поручням.

— Скажи мне, почему ты тогда пришла ко мне на квартиру?

— Почему бы тебе не спросить об этом своего осведомителя?

— Выяснять, что произошло в ту ночь, до сих пор не входило в его обязанности, — с угрожающей мягкостью отозвался Питер. — Но это можно изменить одним телефонным звонком.

Холли вздрогнула..

— Подруга моей соседки уговорила меня пойти на свидание вслепую. Я понятия не имела, чем это может кончиться.

— Это объясняет, как все получилось, но ничего не говорит о причине твоего поступка. — Питер, сузив глаза, пристально вглядывался в ее лицо. — И совершенно не вяжется с тем, что я о тебе узнал.

— Может, я обезумела от горя, — едко сказала Холли.

Однако он был неумолим.

— Было с чего обезуметь. Может, это как-то связано с визитом к тебе Эдны Пирс? До ее появления ты ведь не знала, что у твоего мужа была любовница?

Господи, если бы его интересовало, зачем она рылась в бухгалтерских книгах компании, и то было бы лучше!

— Что ты почувствовала, узнав, что он изменял тебе все эти годы? — безжалостно допытывался Питер. — А каково было услышать, что он предпочел иметь ребенка от нее, а не от тебя?

Давняя, глубоко запрятанная ярость волной поднялась из глубин сознания, сметая остатки самоконтроля.

— Что я почувствовала? А ты как думаешь? — взорвалась она.

В глазах Питера мелькнуло скрытое удовлетворение.

— Должно быть, у тебя было разбито сердце, — невинно предположил он, подливая масла в огонь.

Холли дерзко вскинула голову, и ветер разметал медно-рыжие кудри по ее пылающим щекам.

— Напротив! Мое сердце наконец-то излечилось! Я поняла, что оказалась дурой, полюбив его.

Мне было тошно, и я впала в ярость! Ты хочешь знать, зачем я пошла в тот вечер на свидание неизвестно с кем? — Вся дрожа, продолжала Холли. — Ну так я скажу тебе. Я хотела отомстить! — Увидев, как на мгновение оторопел Питер, она торжествующе рассмеялась. — Я сделала это только из мести.

Чтобы показать Гленну, что он не будет портить мне жизнь из могилы, что я не менее сексуальна, чем его пустышка-любовница. Он заводил интрижки, ну и я поступила точно так же.

— Ты переспала со мной, чтобы отомстить мертвецу? — ошеломленно переспросил Питер, явно не веря своим ушам. Наконец-то ей удалось задеть его мужское самолюбие!

— Ты здесь ни при чем. Сгодился бы любой мужчина. Неразборчивость и подразумевает, что ты не выбираешь партнера…

— Но тебе попался не любой мужчина, — с неожиданной силой оборвал ее Питер. — На твое счастье, глупышка ты этакая, тебе попался я.

Холли уперла руки в бока и, решительно наклонившись к нему, прошипела:

— На мое счастье? Да по иронии судьбы мне попался такой же бесчестный тип, как и мой покойный муж!

Оскорбление явно застало Питера врасплох.

— Какого черта! Что ты хочешь этим сказать? — форычал он, в мгновение ока приблизившись к ней.

Их тела оказались так близко, что, казалось, вот-вот соединятся. Оба просто дымились от ярости.

Наконец-то Холли удалось припереть его к стенке. Пора было нанести удар, пока он не поймал ее на лжи.

— Ты соблазнил невесту собственного брата! И не вздумай отрицать. Айрис сказала мне, что Оливер и Сильвия были помолвлены, пока на сцену не вышел ты!

Питер смачно выругался.

— Айрис, конечно, в своем роде гений, но и она может ошибаться.

— Ты хочешь сказать, что это неправда? Что Сильвия не была помолвлена с Оливером, когда ты переспал с ней и она забеременела?

— Такого Айрис тебе сказать не могла! — свирепо рявкнул Питер.

— Нет, но вывод напрашивается сам собой, стоит только сопоставить даты. Эта свадьба должна бы быть свадьбой Сильвии и Оливера, разве нет? — Холли успела заметить, что некоторые записи Грейс по поводу предстоящего торжества были помечены датой, предшествующей двум предыдущим месяцам, но как-то не придала этому значения. — Из-за тебя они поссорились и разорвали помолвку!

— Вот как? А тебе не кажется, что, зная мой характер, ты могла бы сделать другой, более лестный для меня вывод?

Боль, звучавшая в его голосе, поразила Холли в самое сердце. Питера явно уязвило то, что поставлена под сомнение его честность.

— О чем ты? Какой еще вывод тут можно сделать?

На щеке Питера дернулся мускул.

— Никакой, И вообще это не имеет значения.

Холли ему не поверила. Это имело значение, да еще какое, раз несокрушимый Питер Стэнфорд утратил контроль над собой. И если это имело значение для него, то для нее и подавно.

Ибо он был не таким, как Гленн. Тог не ринулся бы в горящий дом спасать людей, рискуя собственной жизнью. Никогда ни за что не отвечал, понятия не имел, что такое ответственность. И даже будущее собственного сына не сумел обеспечить. А вот Питер всегда вел себя благородно, даже если это было опасно и шло вразрез с его интересами и желаниями.

Яхта скользила по волнам, и свет угасающего дня проникал в душу Холли, словно неся прозрение. Но как ей было пробиться сквозь стальную стену его самозащиты?

— Ну, хорошо, предположим, ты не спал с Сильвией до их ссоры. Стало быть, это произошло потом. Разругавшись с Оливером, она кинулась к его старшему брату в поисках утешения, а ты бессовестно воспользовался беспомощностью девушки и соблазнил ее. Это и есть тот, более выгодный для тебя вариант, в который мне предлагается поверить?

Питер взял с подноса бокал и сделал большой глоток — Я тебе ничего не предлагаю. Вот это уже была откровенная ложь!

— Так это твой ребенок или Оливера? Или вы оба спали с ней одновременно, и теперь невозможно установить, кто из вас отец?

При этих словах, полных горького презрения, Питер явственно содрогнулся.

— Этот ребенок — Стэнфорд. И это самое главное.

— И тебе не противно подбирать объедки после брата?

Питер допил коктейль, стиснув бокал так, что побелели костяшки пальцев.

— Хватит, Холли.

Но девушка уже сорвалась с тормозов, так что ее невозможно было удержать.

— В чем дело? Тебе не нравится, что теперь все наоборот, и это я задаю тебе провокационные вопросы? — не думая о последствиях, беспечно продолжала она. — Может, у вас вообще было некое подобие кровосмесительного группового секса?

Скажи, тебя это заводит — делить женщину в постели с братом?

— Советую тебе очень-очень тщательно выбирать слова для последующих высказываний, — хрипло произнес Питер. — А еще лучше было бы тебе совсем заткнуться.

Но в крови Холли слишком бурно бушевал адреналин.

— Или что? Ты бросишь меня на съедение акулам? Какова же тогда цена твоей чести? Ах, да, я забыла, у тебя же ее нет. Может, Сильвия вообще идет на этот сказочный брак не по своей воле?Может, ты ее не соблазнил, а изнасиловал?

— Я к ней ни разу и пальцем не притронулся! — взревел Питер и тут же осекся, сообразив, что выдал себя.

Холли от потрясения застыла на месте.

— И ты все же собираешься на ней жениться! — выдавила она наконец, с трудом придя в себя от изумления. — Ты женишься на женшине, которую не любишь и которая не любит тебя. И поступаешь так только из-за того, что Оливер по каким-то там причинам отказывается от нежелательного отцовства? Заставить его вступить в брак ты не можешь и поэтому решил принести себя в жертву? Господи, это просто какое-то Средневековье! Тебе не кажется, что ты доводишь свое благородство до абсурда?..

Холли пришлось прервать тираду. Она испуганно вскрикнула и беспомощно заболтала ногами, когда две сильные руки оторвали ее от палубы.

— Я тебе сказал — замолчи!

— Но ты не уточнил, что будет, если я не замолчу, — дерзко отрезала на удивление быстро оправившаяся Холли, упираясь руками ему в грудь.

Питер стал медленно опускать ее, притягивая к себе. Мышцы его шеи и плеч напряглись.

— Это бы ничего не изменило. Ты нарочно вывела меня из равновесия. Любого мужчину я бы разорвал на куски, посмей он сказать мне половину того, что ты наговорила!

— Но я-то женщина, — примирительно уточнила она. Глаза Питера опасно блеснули, подтверждая это заявление, и голос девушки внезапно охрип, к ее величайшему смущению. — И потом, насилие еще никогда не помогало в решении проблем…

— Черта с два! — прорычал Питер и с силойприльнул к ее губам таким свирепым и жадным поцелуем, от которого у Холли перехватило дыхание. Затем он легко подхватил ее под колени и понес с палубы, освещенной предвечерним солнцем, в тишину и прохладу кают-компании, а оттуда — в темные глубины своей каюты.

— Ты же сказал, что этого не будет, — задыхаясь, прошептала Холли, когда Питер поставил ее рядом с кроватью и начал торопливо освобождать от топика и от юбки.

— Да простит меня Бог, я солгал…

7

Холли провела дрожащими руками по его обнаженной груди, ощущая под своими ладонями гладкие мускулы, затем скользнула пальцами ниже — по шелковистой поросли к напряженным мышцам его живота, с наслаждением вновь открывая для себя его красоту.

Питер оторвался от ее губ и, откинув голову, закрыл глаза. Он словно купался в ее легких прикосновениях, отдавая себя во власть чувственных ощущений.

— Ты вспомнила, как мне было с тобой хорошо, — простонал он, когда пальцы Холли заскользили по завиткам на его груди и прошлись по плоским соскам. — Да… да… еще… — Мышцы его живота резко сократились, грудь вздымалась, словно устремляясь навстречу рукам Холли, послушно выполнившей его приказание. — Господи, что ты со мной делаешь…

Холли видела это по тому, как напряглись мышцы его лица, по дыханию, со свистом вырывающемуся из его груди, по волнам дрожи, пробегающим по его телу… Ее охватило невыносимое возбуждение при мысли о том, что он так отзывается на ее прикосновения, что одного мимолетного касания достаточно для того, чтобы его желание прорвалось с невиданной мощью. В ту ночь в его квартире было именно так; он жаждал ее с такой силой, что она ощущала себя самой прекрасной и любимой женщиной на свете, единственной женщиной в мире, существовавшей для него, его самой сладкой мечтой, отвечавшей всем его надеждам.

Питер открыл глаза и медленно улыбнулся, глядя в ее раскрасневшееся лицо, любуясь приоткрывшимися навстречу ему губами и глазами, затуманенными желанием.

— Ах ты, маленькая тиранка, тебе доставляет удовольствие владеть мною, когда я отдаюсь на твою милость, правда? — притворно возмутился он, но тон его голоса говорил совсем о другом. Его ладони поглаживали руки Холли, скользили по ее спине, лаская тонкую ткань ее топа. — Тебе приятно знать, что в твоей власти лишить меня всякого соображения, заставить забыть о чести и совести.

В каком-то смысле так оно и было. В глубине души Холли испытывала глубокое удовлетворение от того, что может заставить его забыть обо всем.

— Это я должна просить тебя сжалиться надо мной, — страстно прошептала она, слегка вонзая ногти в его грудь. — Ведь это я похищена безжалостным пиратом, который сбил меня с ног и унес в недра своего корабля…

— Чтобы насладиться тобой в полной мере, — подхватил Питер, поглаживая ее лицо ладонью.Вдруг его глаза потемнели. — Но ведь ты не станешь утверждать, что это произошло против твоей воли.

Его явно задело обвинение в том, что он мог кого-то изнасиловать. Хотя он и понимал, что это было сказано намеренно, чтобы заставить его высказаться начистоту. Холли повернула голову и прильнула губами к линии жизни, пересекавшей его ладонь.

— Это было вовсе не против моей воли.

Услышав это тихое признание, Питер вздрогнул.

— Я не хочу делать тебе больно… — Подобное тоскливое признание сразу напомнило о том, что происходило во внешнем мире, за стенами каюты. — Я дал слово, и не стану… просто не могу отступить. Слишком многое поставлено на карту.

Холли не могла сказать ему, что уже слишком поздно, что боль прочно поселилась в ее сердце с того дня, когда она поняла, что ей нет места в его жизни. Она не могла взвалить на его плечи еще и это бремя. Оба знали, что поступают неправильно, но все же сейчас их грех был не столь велик. как если бы все случилось через месяц, когда Питер был бы уже женат на Сильвии. Как ни безобразно все это выглядело, но Холли мечтала оставить в своей памяти еще одно чудесное мгновение, прежде чем совесть навеки запретит ей даже думать о своей запретной любви.

Как все же странно устроена жизнь! Ей понадобилось несколько месяцев, чтобы понять, что она влюбилась в Гленна. Но с Питером не было никакого медленного пробуждения: сознание того, что она любит, было сродни удару грома среди ясного неба, взрыву, оглушившему ее насмерть. Холли не искала любви, напротив — любовь ворвалась в ее истерзанное сердце нежданно. И, к своему полному смятению, она вдруг поняла, что не может обуздать это чувство, повинующееся лишь ему одному известным законам.

Впрочем, в этот раз, в отличие от первой неопытной любви, она была готова к тому, что ее роман может кончиться очень печально.

— Я знаю, — прошептала Холли, благодарная за то, что Питер был честен с ней. — Знаю, что ты не обидишь меня, — шепнула она, расстегивая пряжку на ремне его брюк, — потому что я знаю, каков ты как любовник… сильный и нежный, и невероятно щедрый.

Ее пальцы коснулись молнии на его брюках, и Питер схватил ее за запястья, притягивая к себе. Он прильнул к ее губам, поглощая их с жадной страстью, и Холли сразу ощутила влагу между ног. Питер наклонил голову, упиваясь нежностью ее рта, скользя языком по ее деснам ритмичными движениями, вызывавшими у Холли страстное желание более интимных ласк.

Его руки стянули тонкую ткань ее топа, так, что обрисовались ее груди, и Питер пристально смотрел на нее, откровенно любуясь.

— Мне приятно знать, что ты не носишь лифчик, — глухо произнес он. — В тот вечер я видел, как сквозь ткань платья угадываются твои соски. Я знал, что они должны быть темными, как спелые вишни, твердыми и острыми.

— Это только из-за тебя, — шепнула Холли, выгибаясь ему навстречу и откидывая голову. — Потому что ты смотрел на меня, и я ждала твоих ласковых прикосновений, хотя и притворялась, что ничего не замечаю…

Питер провел рукой по холмикам ее грудей.

— Сейчас они тоже твердые. — Он нашел напрягшийся сосок и стал ласкать его, сначала осторожно, потом, видя, как наслаждение отражается на лице Холли, как трепещут ее веки, рдеют щеки и изгибаются в порыве восторга губы, — все более страстно.

Питер обвил рукой талию Холли, и она ухватилась за его плечи. Ловким движением он снял ее топ через голову, открыв своему восхищенному взгляду ее груди.

— Да, они просто пылают, — шепнул Питер, проводя пальцем от набухшего соска по линии вен, обозначившихся сквозь прозрачную кожу девушки.

— Ничего удивительного, — прошептала в ответ Холли. — Если бы ты знал, что у меня сейчас на уме, ты бы тоже вспыхнул.

— А что ты думаешь насчет… этого? — И Питер прижался к пылающему соску губами, рисуя на ее груди сложный рисунок медленными, ласкающими движениями языка. — Помню, как тебе нравилось, когда я так делал, — еле слышно шепнул он, не отрываясь от нежной кожи девушки. — Как ты просила, чтобы я повторял это снова и снова… Помню, как довел тебя до экстаза, всего лишь зажав свою ногу между твоих бедер и лаская твои соски.

А Холли вспомнила, как он умел находить нужные слова — не хуже, чем нужные ласки. Ноги ее стали ватными, казалось, она вот-вот растает. Между тем Питер ловко освободил ее от остатков одежды. Холли смутилась, когда он снял ее простые белые трусики, но тот, глядя на них, лишь улыбнулся.

— Просто и естественно, — заметил он. — Знаешь, как эротично они выглядят по контрасту с той полоской черного кружева, которая была на тебе в ту ночь? — И он мягко провел по кустику светлых завитков, которые скрывались под трусиками.

Гул двигателя под ногами, казалось, отдавался эхом в сердце Холли. Питер сбросил с себя остатки одежды почти с мальчишеской готовностью. Но когда он попытался слишком страстно заключить Холли в свои объятия, в этом уже не было ничего мальчишеского.

В углу кабины находилась большая кровать. Гладкое синее атласное белье поблескивало в свете лампочек, встроенных в книжные полки, которые висели над кроватью. Однако когда Питер вновь попытался притянуть Холли к себе, она воспротивилась.

Опустившись коленями на толстый пушистый ковер, она провела руками по его сильным бедрам, скользнув большими пальцами вдоль чувствительных точек по обе стороны его чресел.

Питер наклонился и замер, стиснув руками ее плечи.

— Холли…

Она бесстрашно подняла на него глаза.

— Я хочу любить тебя. — Она видела, как ее возлюбленный буквально пожирал глазами ее обнаженное тело, застывшее в позе покорности, и поспешно продолжила: — Я хочу любить тебя также, как ты любил меня в ту ночь…

Ноздри Питера раздулись. Холли взяла в рот его мужское естество и медленно повела его к вершинам экстаза. Он выгнул шею, на которой веревками вздулись вены, стиснул зубы, борясь с наступающим взрывом, пытаясь оттянуть момент высшего наслаждения. Потом запустил пальцы в ее волосы, как бы направляя каждое движение ее нежных губ, а когда оттягивать мгновение блаженства стало совсем невыносимо, он отпустил ее и, издав низкий гортанный стон, полностью отдался во власть наслаждения.

Только теперь Холли позволила себе лечь рядом с ним на смятое покрывало.


— Ты необыкновенно щедрая возлюбленная — прошептал Питер, приподнимаясь на локте , чтобы посмотреть, какова была реакция Холли на ее собственную дерзость. — Кстати, должен с сожалением констатировать, что ты, возможно, похоронила свой шанс на то, чтобы с тобой как следует занялись любовью.

Холли невольно захихикала, радуясь тому, что он оценил ее усилия.

— Сомневаюсь, учитывая то, что я о тебе знаю… — И тихо ахнула, ибо пальцы Питера в эту минуту легко прошлись по низу ее живота.

— Твой муж не удовлетворял тебя в постели, правда? — Он провел ладонью вдоль ее живота к груди и прильнул губами к влажному соску.

По телу Холли пробежала дрожь.

— Я думала, что удовлетворял, — еле слышно прошептала она. — До того как узнала тебя… тогда и поняла, что к чему. С ним я никогда… никогда не испытывала того же, что с тобой…

Глаза Питера затуманились почти серебристым светом. Он ласково провел рукой по ее волосам.

— У тебя никогда не было оргазма, да?Холли вспыхнула. В голосе Питера звучало скрытое удовлетворение и даже нотки гордости.

— Ты была такой восхитительно пылкой в ту ночь, по-моему, ты даже не сразу осознала, что с тобой творится. Зато потом ты была просто ненасытна и так жаждала новых экспериментов, что я не мог тебе отказать.

Он легко коснулся губами ее рта, дразняще скользнул языком вдоль щеки, а потом стал покрывать поцелуями ее тело и ласкал ее до тех пор, пока Холли не прижалась к нему, двигаясь с ним в едином ритме. Наконец Питер глухо застонал и, перекатившись на живот, лег поверх Холли.

— Ты моя кудесница, — хрипло прошептал он, раздвигая коленом бедра девушки.

Холли ощутила силу его желания, он уже почти вошел в нее, как вдруг она резко напряглась.

— Питер! У тебя ведь нет защиты…

Он замер и невольно опустил глаза вниз, затем поднял голову и встретил испуганный взгляд зеленых глаз Холли.

— Это небезопасно, — срывающимся шепотом произнесла она. — Я не принимала пилюли с тех пор, как умер Гленн. Он… не хотел, чтобы у нас были дети.

И тут Холли словно прорвало. Слова шли сплошным потоком, как лавина. Она сбивчиво рассказала Питеру всю историю отношений ее мужа с любовницей. Как Эдна призналась ей затем, что Гленн считал ее неподходящей кандидатурой на роль жены преуспевающего бизнесмена, говорил, что со своими крашеными волосами и огромным бюстом она слишком вульгарна и чересчур сексуальна, да и недостаточно образованна к тому же.

А Холли с ее воспитанием, образованием и связями была как раз той женщиной, которая подходила амбициозному Гленну для антуража. Как она, чтобы порадовать мужа, продолжала учиться на юридическом, хотя и поняла к тому времени, что профессия адвоката ей совсем не подходит. Как брала все новую и новую работу, чтобы дать возможность Гленну содержать большой шикарный дом в престижном районе, который, как он считал, соответствовал его имиджу. Как играла роль хозяйки дома, когда тому приходило на ум похвастаться своей «гармоничной» семейной жизнью.

Как никогда не устраивала ему сцен по поводу того, что он задерживался на работе или надолго отлучался из дома…

— Но что бы я ни делала, ему всегда чего-то не хватало, — с горечью заключила Холли. — И я никак не могла уговорить его завести ребенка. Эдне он позволил забеременеть, а надо мной стоял каждое утро, пока не убеждался, что я приняла противозачаточное …

— Бедная моя Холли. — Питер нежно прильнул к ее дрожащим губам, а потом прижался лбом к ее лбу. — Твой муж был просто жалкий обманщик, ничтожество. И, то, что он отказывал тебе в ребенке, характеризует его определенным образом. Хотя для него это имело свой особый смысл, поскольку как бы давало ему преимущество над женой, которая была умнее и образованнее, чем он, и вообще выше его во всех отношениях. Не расстраивайся. Надо, наоборот, радоваться, что у вас не было детей, с его-то наследственностью. — Он обхватил ладонью грудь Холли и легко погладил набухший бутон ее соска. — В один прекрасный день у тебя появится ребенок, и я уверен, что из тебя получится отличная мать…

Но этот ребенок будет не от тебя, грустно прибавила про себя Холли.

Питер соскочил с кровати, вышел и вернулся, прежде чем его гостья успела прийти в себя после всего сказанного. Он ловко натянул презерватив и стремительно прижал к себе девушку, словно понимая, что сейчас ее утешить может только страсть.

Питер не дал ей времени опомниться. Навалившись на хрупкую фигурку Холли всем своим крупным сильным телом, он вошел в нее и стал двигаться мощными, уверенными толчками, ни на мгновение не останавливаясь, так, что у нее закружилась голова и перед глазами все поплыло. Несмотря на прохладу, царившую в каюте, на его груди выступали капли пота, которые жемчужинами застывали в светлых завитках, а затем скатывались ручейками вниз, к плоскому животу, где смешивались с влагой на бедрах в том месте, где тела сливались воедино.

Лицо Питера было жестким и застывшим, его взгляд не отрывался от зрачков Холли, и все внимание было сосредоточено на ней и приближающемся миге блаженства. Тело молодой женщины содрогалось под его мощным натиском, с губ срывались тихие стоны, усиливая его возбуждение и страстное желание увидеть выражение ее кульминации, прежде чем страсть затуманит его голову окончательно. Холли уже ничего не видела. Ее разум, казалось, отделился от тела, наслаждение становилось непереносимой мукой. Перед глазами вспыхнули искры, и она рухнула в пропасть экстаза, купаясь в обладании мужчиной, устремляясь навстречу его великолепному телу. Он заполнил ее целиком, пленил своей любовью, и сладкое ощущение целостности все росло и росло, пока не произошел взрыв, и с губ Холли не сорвался крик, возвещающий о благословенном освобождении.

Стон Питера эхом отозвался в ее ушах — он тоже достиг пика страсти, и их тела погрузились в глубины сладостного блаженства, купаясь в лос-левкусии взаимного обладания. У Холли было такое ощущение, словно после долгих скитаний она наконец вернулась домой и душа и тело ее обрели долгожданный покой.

Отодвинувшись к краю кровати и отвернувшись от Питера, она изо всех сил старалась взять себя в руки, не дать душившим ее чувствам выплеснуться наружу. Теперь ей предстояло собраться с духом, чтобы смириться с неизбежным. Ее любимому не нужны сцены и слезы, он достаточно навидался их от Сильвии. Ради него нужно быть спокойной и собранной, сохранять присутствие духа. Не дай Бог, он еще захочет, чтобы они оставались друзьями!

— Мне очень жаль, — сокрушенно произнес за ее спиной Питер. В его голосе прозвучало искреннее раскаяние, наполнившее сердце Холли сладостной горечью. Она ощутила, как его палец прошелся вдоль ее позвоночника к копчику, и, слегка вздрогнув, повернулась к нему.

— А мне нисколько! — спокойно и уверенно сказала она, отказываясь сожалеть о том, что момент их чудесной близости закончился, и на все судьбой им было отпущено одно лишь мгновение.

— Ты не поняла. Я жалею не о том, что между нами сейчас произошло. — Питер легко погладил ее по плечу. — Мне плохо оттого, что я не могу предложить тебе большего… — Он нежно прильнул губами к ее маленькому уху. — Если бы я был другим человеком и ты была бы женщиной другого сорта, мы могли бы остаться любовниками, но мы оба слишком уважаем себя и друг друга, чтобы пожертвовать честью ради эгоистичной лжи.

Холли вспомнила, как он цитировал Шекспира, сравнивая ее с жемчужиной. И сейчас ей на ум пришла другая цитата, на удивление подходившая Питеру Стэнфорду и его представлениям о жизни: «Тебя не мог бы я любить, когда бы не любил я честь». Будь он не таким принципиальным, наверное, и она не любила бы его так сильно.

— Я знаю…

Питер с тяжелым вздохом прижал ее к себе.

— Оливер изо всех сил затягивал помолвку. Он не хотел терять Сильвию, но девушка отказалась переехать к нему до свадьбы, а жениться он был еще не готов. Когда она сообщила ему, что беременна, между ними произошла сцена. Оливер обвинил ее в том, что она нарочно забеременела, чтобы поймать его в ловушку, а она его в том, что он заставляет ее сделать аборт. Они наговорили друг другу кучу гадостей, уперлись, как два быка, и…

— Тебе незачем мне об этом рассказывать, — с болью в голосе прошептала Холли, но Питер решительно закрыл ей рот ладонью.

— В то утро, после того, как ты ушла из моей квартиры, мне позвонила Сильвия. Она буквально билась в истерике и умоляла меня приехать помочь. Они с Оливером уже неделю ругались, и несчастная женщина была уже на пределе. Бедняга не создана для роли матери-одиночки. В принципе она человек довольно сильный, но в некоторых отношениях — сущий ребенок. Сильвия доверилась моему брату, а он отвернулся от нее именно в тот момент, когда она больше всего нуждалась в его поддержке.

— Питер, но…

— Я пообещал, что ей не придется пройти через это одной, и слово свое сдержу. Пойми, я просто обязан сделать это, не только ради самой Сильвии, но и ради Хэролда с Грейс — ведь они так доверчиво приняли в свой дом моего брата. Мы решили, что, независимо от ее чувств к Оливеру, если поженимся, это будет настоящий брак, а не фиктивная сделка, заключенная ради соблюдения светских условностей. Я буду верным мужем, готовым всегда защищать ее, и сделаю все возможное, чтобы она была довольна .нашим браком. А ребенок будет расти братом или сестрой Айрис.

Какое благородство! Едкие слова вертелись у Холли на языке. Ей было невыносимо больно, что другая женщина будет объектом любви и заботы Питера. В то же время ей было приятно сознавать, что возлюбленный не искал ее после их единственного свидания не потому, что встреча была для него простым эпизодом, а из-за того, что у него возникли на то объективные причины. Его привычный мир был разрушен и превратился в хаос, и ради возложенных на себя серьезных обязательств он был вынужден оставить в прошлом всех других женщин.

Но прошлое все же вернулось в лице Холли, чтобы стать испытанием для его чести и достоинства.

Раздался тихий стук в дверь, и Холли, вздрогнув, оторвалась от своих невеселых размышлений.

— Хм… синьор. Извините меня, но я подумал, вы должны знать, что мы вернулись назад в гавань. Капитан уже причаливает, а на пристани ждет ваш брат.

— Оливер? — Питер приглушенно выругался, а она поспешно натянула на себя покрывало, прикрывая наготу. — Какого черта он здесь делает? Спасибо, Маурицио, — продолжал он, повысив голос. — Я сейчас приду. Скажите Мюррею, чтобы не спускал трап, пока я не поднимусь на палубу.

Он легко перебрался через неподвижно лежащую Холли и стал поспешно одеваться.

— Оставайся здесь, — велел он, когда та соскользнула с кровати и попыталась собрать разбросанную по полу одежду. Выпрямившись во весь рост перед зеркалом, украшавшим дверь, ведущую в соседнюю ванную, Питер пригладил волосы и застегнул воротничок рубашки, чтобы скрыть ярко-красное пятно на шее — свидетельство их греховной страсти. — Наверное, он просто хочет спросить, можно ли ему остаться в Обители на уикенд. Я вернусь, как только от него отделаюсь. — Стремительно наклонившись, он скрепил свое обещание легким прикосновением к губам испуганной Холли.

Как только дверь за Питером затворилась, она метнулась к ней и закрыла на задвижку. Затем подняла одежду и энергично встряхнула ее. Юбка слегка помялась, но на темной ткани это не должно быть заметно, а трикотажный хлопковый топ был тем более в нормальном виде. Она с удовольствием приняла бы душ, но побоялась, что шум воды может быть услышан на палубе, и ограничилась тем, что быстро обтерлась губкой, а потом поспешно оделась.

Стоя у мраморной раковины, Холли плеснула в лицо теплой водой и, взяв с полочки расческу, привела в порядок волосы. Собственное лицо без макияжа показалось ей каким-то голым, губы припухли, полностью выдавая ее, а на шее был заметен след жаркого поцелуя. К тому же Холли вспомнила, что оставила сумочку где-то в кают-компании, когда Питер показывал ей судно. К сожалению, на полочке стояли предметы исключительно мужского туалета, и Холли пришлось довольствоваться мужским увлажняющим кремом и каплей одеколона.

Хотя яхта уже остановилась, двигатель по-прежнему работал, и, как ни пыталась Холли напрячь слух, с палубы не доносилось ни звука. Очевидно, звукоизоляция была частью роскошного интерьера.

На всякий случай Холли закрыла дверь ванной и, опустив крышку стульчака, присела на нее и приготовилась ждать. Когда платиновые часы на ее запястье отсчитали пятнадцать минут, она осторожно вышла из ванной и заглянула в иллюминатор, однако не увидела ничего, кроме пришвартованной рядом стильной яхты.

Через двадцать пять минут терпение Холли лопнуло окончательно. Может быть, Питер уже увел Оливера? Все двухэтажные коттеджи, построенные у пристани, были оснащены воротами с сигнализацией, которые вели в частные дворики. У Холли был шанс проскользнуть незамеченной, если только эти двое не стояли у одного из огромных окон, выходивших на канал.

Холли бесшумно отворила дверь каюты и осторожно выглянула в коридор, ведущий в кают-компанию. Там все было тихо. Женщина решила пробраться к лестнице и послушать, не доносится ли из гостиной звук голосов. Однако едва она взялась рукой за полированные перила, как позади послышалось какое-то движение.

— Вы случайно не это ищете?

Холли круто развернулась. Может, это Маурицио, чудесным образом избавившийся от итальянского акцента?

У открытой двери одной из кают в дальнем конце коридора стоял Оливер Стэнфорд, держа на вешалке ее жакет.

Он был одет в обычные белые джинсы и полосатую футболку. Позади него на широкой кровати лежал открытый чемодан. Холли сообразила, что, приехав в Обитель на второй уикенд подряд, Стэн-форд-младший явно не рассчитывал на гостеприимство брата. Учитывая напряженность, возникшую в их отношениях, он явно собирался остановиться на яхте.

— Да, спасибо, — отозвалась Холли, от души надеясь, что голос не выдаст ее волнения. — Я пролила на него сок, и Маурицио взялся отчистить.

— Он оставил жакет на дверце в душевую кабинку в общей ванной, — пояснил Оливер. — А я его обнаружил, когда пришел туда подзарядить свою бритву. — Он перевел взгляд на дверь каюты, которую Холли по глупости оставила приоткрытой, и прибавил: — Я сразу понял, что это не может быть жакет Сильвии, она такой покрой не носит.

Холли с трудом выдержала тяжелый взгляд голубых глаз, а тот, подойдя поближе, снял жакет с вешалки и протянул ей.

— Похоже, его полностью отчистили. Хотите надеть?

Холли прочистила горло.

— Нет, спасибо, просто перекину через руку.Сейчас еще жарко. — Она улыбнулась молодому человеку, но тот смотрел на нее жестко и холодно.

— У вас здесь завтра будет хороший синяк, — сухо заметил Оливер, тронув рукой кожу Холли повыше топа, где глубокий вырез слегка приоткрывал грудь. — Да и вообще, судя по вашему виду, этот синяк будет не один. — И он обвел многозначительным взглядом ее шею и плечи. — А-то я всегда считал, что мой брат лает, но не кусает…

Холли вздрогнула и невольно попятилась, прижимая жакет к груди. Щеки ее запылали от стыда. Если бы Оливер застал ее совсем голой, и то не могло бы быть хуже.

— Я…

— То-то я удивился, что он так протестовал против того, чтобы я жил здесь. Уверял меня, что в доме мне будет удобнее, хотя нам обоим прекрасно известно, что я последний человек, которого бы хотела видеть Сильвия.

— Мне очень жаль, — неловко пробормотала Холли.

На лице Оливера дернулся мускул, и он стал вдруг удивительно похож на старшего брата: тот выглядел точно так же, когда злился.

— Ах, вот как, стало быть, вы уже осведомлены о наших семейных делах? — с горечью сказал он. — Обычно Питер более скрытен. Никогда бы не подумал, что он из тех, кто ведет долгие постельные разговоры, как, впрочем, не предположил бы, что секс для него — разновидность единоборства.

— Хватит, Оливер, — раздался резкий голос Питера. Прыгая через две ступеньки, он сбежал по лестнице и встал за спиной Холли. — Ты и так уже достаточно осрамился, лучше не усугубляй.

— Это я-то осрамился?

— Во всяком случае, тебе должно быть стьдно. Ты оскорбляешь нашу гостью. Мне казалось, что я тебя лучше воспитал. Идем, Холли, я отвезу тебя в дом.

— К чему такая спешка? Только из-за того, что я не вовремя подвернулся? — саркастически спросил Оливер. — Или, может, это тебе стьдно, что я застукал тебя со спущенными штанами?

Питер отодвинул Холли за спину и загородил собой.

— Ты напрашиваешься на то, чтобы тебе хорошенько врезали по морде.

— Почему же? Потому что я докопался до истины? — рявкнул Стэнфорд-младший. — И ты оказался не таким лилейно чистым и белым, каким тебя все считают? Я всегда знал, что ты ловкий мерзавец, но хитростью заставить Хэролда притащить сюда твою любовницу, чтобы ты мог крутить с ней шашни под носом ничего не подозревающей Сильвии…

— Я не заводил с ней шашни, и она не моялюбовница!

— Ты еще станешь утверждать, что вы с ней здесь мирно играли в шашки, перед тем как я явился?Не смеши меня! Да у нее твои отметины по всему телу, да что там — от нее так и разит тобой!

Холли обдало волной жара. Дай Бог, чтобы он имел в виду только одеколон.

— Черт побери, Оливер!

— Черт бы побрал тебя самого! Ты что, не понимаешь, какое это будет унижение для Сильвии, если та узнает? Она же верит тебе, негодяй! — В голосе Оливера звучала искренняя мука. — Девчонка поспешила поверить, что я предал ее, и даже не стала слушать, что бы я ни говорил потом, но мой старший братец надежный как скала! Он же у нас святой, а я грешник. И она к тому же искренне симпатизирует Холли, даже считает ее подругой. И все это время новоиспеченная подруга и ее так называемый жених…

— Замолчи, Оливер! — рявкнул Питер, обрывая брата, который уже готов был перейти к откровенной грубости.

Но тот в ответ лишь хрипло рассмеялся.

— Я знал, что ты к ней неравнодушен, но по наивности полагал, что при твоих лозунгах «всегда оберегать своих женщин» будешь молча терпеть все муки ада, отказывая себе в удовольствии.

Теперь было самое время Питеру сделать попытку угомонить разбушевавшегося братца, но он почему-то лишь подлил масла в огонь.

— Или, не вынеся этих мук, признался бы во всем Сильвии? Ты на это рассчитывал, Оливер?

Тогда бы ты бросился на помощь и снова разыграл романтическую сцену, которую устроил два месяца назад, только теперь ты выступал бы в роли благородного спасителя, а я — в роли вероломного предателя. И не надейся. У тебя был шанс но ты его упустил. А я как раз решил, что Сильвия для меня — идеальная пара, Для бизнесмена это очень существенное преимущество — быть женатым на хорошенькой, благовоспитанной девице, качающей на коленях впечатляющее свидетельство его мужской силы…

Этот безжалостный монолог больно задел сердце Холли, но Оливера он просто потряс. Лицо молодого человека посерело, и он смотрел на старшего брата, многие годы бывшего для него кумиром, с неприкрытым отвращением.

— Ты просто мерзавец. Думаешь, тебе все сойдет с рук, да? Так вот, я этого не допущу! Если ты хоть чем-нибудь обидишь Сильвию…

— Если ты будешь держать рот на замке, она ни о чем не узнает! — отрезал Питер. — Пора смотреть на веши реально, Оливер. Твоя бывшая возлюбленная, конечно, была воплощением твоих детских сексуальных фантазий, но, если смотреть правде в глаза, я для нее больше подхожу. А теперь, если не возражаешь, мы с Холли не будем дослушивать твою проповедь.

По пути домой Питер был мрачен. Он молчал, поджав губы, а потрясенной Холли и вообще было нечего сказать. Вечером она струсила и, сославшись на головную боль, отказалась от ужина. Ей было бы не под силу сидеть рядом с Сильвией и слушать ее болтовню про последнюю примерку свадебного платья и рассуждения о том, куда Питер повезет ее в свадебное путешествие.

Однако отделаться от Сильвии ей не удалось. На следующий день рано утром та ворвалась в ее спальню, когда Холли только-только задремала после тревожной бессонной ночи.

— Что случилось? — плохо соображая, спросила Холли, с трудом приподнимаясь в постели. Сильвия трагически бросилась на стул рядом с кроватью.

— У меня кровотечение, — простонала она.

Глаза Холли широко распахнулись, и сонливости как не бывало. Только теперь она заметила следы слез на гладких шечках Сильвии и необычную бледность ее лица.

— Господи! Думаешь, у тебя выкидыш? — с тревогой спросила Холли, выпрыгивая из постели.

— Да нет же! У меня кровь идет… у меня месячные! — Сильвия обхватила себя тонкими руками и стала раскачиваться в кресле. — Холли, что же мне теперь делать?

— Но как же так? Ты ведь беременна… — только и смогла выговорить Холли.

Сильвия покачала головой.

— В том-то и дело, что нет. Это была ошибка.

Холли без сил опустилась на край кровати.

— Ошибка? А как же тест?

— Он тоже был ошибочный. Так бывает, нечасто, но бывает, — мне врач сказал. Я ведь не ходила на осмотр, но вчера почувствовала боли и помчалась к бабушкиному гинекологу. А она… — Ясные глаза девушки наполнились слезами. — Сначала врач стала меня осматривать и сказала, что ничего не видит, а потом послала на анализ, и результат оказался отрицательный…

У Холли все это не укладывалось в голове.

— Подожди, но ведь у тебя были все симптомы…

— Врач сказала, что иногда женское тело может имитировать ранние симптомы такого состояния, если женщина абсолютно уверена, что беременна. А я была уверена! — Сильвия почти взвизгнула, словно пыталась убедить себя в собственной искренности. — У меня была задержка, тошнота почти все время, груди налились и стали болеть, я поправилась. Естественно, я решила, что беременна! — выкрикнула она и задохнулась. — Врач сказала, что это, по-видимому, просто дисфункция, — продолжала Сильвия, немного отдышавшись. — Я не поверила и даже не решилась никому сказать, — а вдруг это еще одна кошмарная ошибка? Но утром проснулась, и… обнаружила, что у меня началось. Никакого ребенка нет и не было никогда! — Голос Сильвии был не просто истерическим, в нем смешивались радость и боль, отчаяние и облегчение. — Выходит, зря я тогда разругалась с Оливером. Боже мой, теперь он ни за что не захочет иметь со мной дело! Он меня еще больше возненавидит, ведь я заставила нас пройти через эту муку напрасно! — Девушка закрыла лицо руками, и волосы опустились на него, прикрывая словно вуалью. Потом она подняла голову и застонала. — А бабушка? А свадьба? Холли, ради Бога, помоги мне! Что мне теперь делать, как ты думаешь?

Холли усилием воли заставила взять себя в руки, Надежда вспыхнула в ее душе с такой силой, что ей стало трудно дышать.

— Первое, что тебе надо сделать, — это сказать обо всем Питеру, — мягко произнесла она.

Глаза Сильвии округлились от ужаса.

— Ох, нет, я не могу сказать Пэру!

— Почему? — спросила Холли. Сердце у нее сразу упало. Неужели Сильвия сейчас заявит, что раз любила Оливера и влюбилась в его брата?

— Не могу, и все, — забормотала Сильвия, хватаясь за ручки кресла. — После всего, что он для меня сделал! Они ведь с Оливером в жизни ни разу не поссорились, пока я не встряла, теперь, когда Питер выручил меня, даже зная, как я люблю его брата… Боже, они в жизни мне этого не простят!

Все это так унизительно, ты просто не понимаешь!

Лучше уж унижение сейчас, чем вся жизнь в несчастье, жестко подумала Холли. И как только Сильвия могла вообразить, что будет счастлива в браке, который сделает ее сестрой любимого человека? И как мог Питер быть таким самонадеянным, рассчитывая, что сможет все наладить и успокоить несчастную девушку в такой ситуации? Это был прямой путь к беде, независимо от того, удаюсь бы преодолеть отчуждение между братьями или нет.

— Нет, не понимаю, — ровным тоном произнесла Холли. — Зато я очень хорошо осознаю, что ты не можешь выйти замуж за Питера, оставив его в заблуждении насчет ребенка. Ты же знаешь, каковы его понятия о честности. Вспомни, что случилось, когда он женился на женщине, пытавшейся использовать беременность как ловушку? Ты просто обязана ему все рассказать — ради твоей чести и его тоже.

Он решит, что я просто дура, и Оливер тоже! — Оливер — врач. Ради всего святого, Сильвия, подумай сама, ведь он должен был предвидеть возможность чего-то в этом роде и настоять на том, чтобы вы отложили какие бы то ни было решения, пока ты не пройдешь нормальный медицинский осмотр. Так что кто из вас дурак, это еще неизвестно! Правда, это было бы рациональное решение, а любовь не всегда умеет действовать логично.

Глаза Сильвии мечтательно затуманились.

— Это правда… Я понимаю, что обрушила на него эту новость внезапно. Мы в тот момент ругались совсем по другому поводу, и у него возникло ощущение, что его загнали в угол. Но ведь и со мной было то же самое! Может быть, мне стоит сначала сказать Оливеру, а он пусть скажет Пэру.

Холли саркастически приподняла брови.

— Не думаю, что Питеру будет приятно узнать эту новость из вторых рук.

Однако Сильвия, похоже, была сейчас неспособна воспринимать какие-либо советы, поэтому, когда после их содержательной беседы Холли спустилась к завтраку, голова у нее разболелась не на шутку, причем боль только усилилась, когда Хэролд жизнерадостно сообщил, что она пришла как раз вовремя, ибо в библиотеке ее ждет только что приехавший Питер.

— Я отправил его туда, потому что он сказал, что хочет поговорить с тобой по делу и желательно, чтобы вас никто не тревожил. Надеюсь, этот хитрец не собирается украсть тебя из нашей фирмы до того, как купит ее. Хотя это было бы глупостью: все равно, что красть у самого себя.

Смех дядюшки провожал Холли, пока она шла по коридору, но самой девушке было не до веселья. Войдя в кабинет, она первым делом увидела Айрис, неловко сгорбившуюся у письменного стола, нервно поправлявшую очки, и сердце ее упало.

Питер, стоял рядом. Он бросил на стол тяжелую бухгалтерскую книгу, и стук отозвался в ушах Холли громовым раскатом.

— Может, ты объяснишь мне, что это значит? — ледяным тоном, от которого стыла в жилах кровь, спросил он.

Краем глаза Холли заметила, как съежилась Айрис. Что бы там она ни натворила вопреки запрету Холли, нельзя перекладывать на нее вину.

— Я… не понимаю.

Питер грохнул кулаком по книге. Лед растаял, уступая место бешеному вулкану ярости.

— Не усугубляй своего положения, притворяясь святой невинностью! — рявкнул он. — Теперь меня не удивляет, что ты охотно отправилась вчера со мной на яхту. Обеспечила себе великолепное алиби! — Он окинул Холли взглядом, полным горького презрения. — Ты оставила в офисе мою дочь делать за тебя грязную работу, а меня аккуратно убрала с дороги. Поздравляю с безупречной тактикой: ты привлекла на свою сторону дочь и соблазнила отца!

Ничего подобного у Холли и в мыслях не было, но Питер был не в том состоянии, чтобы прислушаться к голосу разума. Она осторожно взяла гроссбух со стола.

— Но ты же видишь, что, ..

Питер стремительно наклонился вперед и выхватил гроссбух из ее рук.

— Я все вижу! — заорал он так, что она вздрогнула. — Я вижу, что ты ее использовала — мою дочь! — чтобы покрыть свое преступление. — В этом потоке неуправляемой ярости его пылкое стремление защитить свою семью проявилось со всей силой. — Ты воспользовалась ее привязанностью, чтобы сделать ее соучастницей мошенничества.Сегодня мне случайно удалось обнаружить на ее столе этот гроссбух, и я понял, каким же был дураком, что проглядел происходящее под собственным носом и потащился с тобой на яхте.

— Но, папа, я же тебе сказала, Холли не велела мне ничего делать…

— Помолчи, дочка, ты уже и так достаточно натворила! Что Холли говорит и что она на самом деле имеет в виду — это разные вещи. — Он снова перевел свирепый взгляд на бледное как мел виноватое лицо Холли. — Ты это задумала с самого начала, поэтому и явилась ко мне на квартиру?

Чувство вины сменилось яростью. Теперь мисс О'Брайен была не менее возмущена, чем он.

— Нет! Ты прекрасно знаешь, что этого быть не могло!

— И ты рассчитываешь, что я тебе поверю? — ядовито отрезал Питер, хотя, похоже, и сам понимал, что зашел в своих предположениях чересчур далеко, — слишком уж они не вязались с последующими событиями. — Что ж, значит, ты сориентировалась на месте, когда тебе представилась возможность приехать в Обитель и ты поняла, что наша… связь поможет тебе организовать дымовую завесу для твоих действий. А те штуки, которые ты проделывала со мной вчера, тоже часть твоей страховой политики? Чтобы мне не захотелось вызывать полицию, когда твой номер выплывет на свет Божий…

— Питер! — в ужасе вскрикнула Холли, невольно бросая многозначительный взгляд на Айрис, завороженно следящую за их перебранкой.

Однако ее беспокойство лишь подстегнуло Питера.

— Что? Боишься, что я оскверняю ее невинный слух? А я вот считаю, что на будущее Айрис очень даже полезно знать, что бывают честные женщины, а бывают и бессовестные хитрыешлюхи!

— Что значит — ты уезжаешь? Тебе совершенно незачем уезжать!

Сердитый отклик дядюшки в ответ на смущенное признание Холли согрел душу девушки. Ее роковое свидание с Питером закончилось вскоре после его безобразной вспышки, когда он понял, что неумение держать себя в руках по контрасту с выдержкой Холли лишь роняет его в глазах дочери — и в его собственных. Он пулей вылетел из дома, изрыгая угрозы, а Айрис, которую он тащил за собой, на ходу шепотом посылала Холли извинения и делала знаки, которые должны были означать, что все образуется.

Все произошло так быстро, что Холли показалось, будто ее ударила молния: боли еще не было, но все ее существо как-то застыло и онемело. Оставалось лишь зализывать многочисленные кровоточащие раны. С трудом волоча ноги, она вернулась в столовую и, собравшись с духом, призналась ошеломленным дяде и тетке в гнусном предательстве Гленна и своих тщетных попытках исправить то, что он натворил.

Она ни словом не обмолвилась об Айрис, сказала лишь, что Питер случайно разоблачил ее, и была совершенно потрясена, когда Грейс и Хэролд вместо того, чтобы обвинить ее в соучастии в грязных делишках покойного мужа или обозвать ее дурой, в два голоса бросились ее защищать.

Как ни отказывался Хэролд, Холли настояла на том, чтобы он принял ее заявление об уходе, однако, когда девушка сообщила, что немедленно уезжает, он яростно запротестовал.

— Я просто обязана уехать, дядя, — собрав остатки гордости, заявила Холли. — Вы доверяли мне, а я вас подвела.

— Не ты, а этот паршивый ублюдок Гленн! — сердито возразил Хэролд, как всегда, не слишком стесняясь в выражениях. — Если дело в деньгах, то не волнуйся, детка. Ты же знаешь, я все улажу.

Но Холли, просто убитая их неожиданной добротой и доверием, стояла на своем.

— Не надо, дядя! У меня наверху банковский чек на всю сумму, которую растратил Гленн, я его сейчас принесу.

— Послушай, Холли, не думаешь же ты, что мы отвернемся от тебя только из-за того, что тебе под влиянием стресса пришлось выбрать неправильную тактику поведения, — ласково сказала Грейс. — Довольно уже и того, что когда-то мы вот так же потеряли твою мать, но тебя мы ни за что не бросим. Главное, что тобой руководили добрые намерения. Мы понимаем, что тебе, дорогая, хотелось уберечь нас от лишних переживаний. Ты и так уже дорого заплатила за грехи Гленна, так что хватит себя терзать!

Холли сглотнула, с трудом сдерживая слезы. Как могла ее мать столько лет ненавидеть таких сестру и брата? Сама она была уверена, что родственники будут только рады отделаться от нее. Знай они про эту ее дурацкую эскападу с Питером, скорее всего, так оно и было бы. А потом тут еще эти осложнения со свадьбой! Холли понятия не имела, чем кончится дело, и изо всех сил старалась об этом не думать.

— Простите меня, но мне кажется, что Питер с вами не согласится. Я понимаю, что подвожу вас снова, но право же…

— Никаких «но»! — прикрикнул на нее дядюшка. — Я уверен, что Стэнфорд одумается, когда немного поостынет и будет в состоянии выслушать всю эту историю до конца.

— Он и так все знает, — выдавила Холли, боясь, что еще немного, и она ударится в слезы.

— Все равно, ты во всем призналась и сделала все, что могла, чтобы исправить положение. На мой взгляд, это тебя полностью оправдывает, так я ему и скажу, — проворчал Хэролд.

— Дело не только в этом. — Холли решила выложить на стол последнюю карту. — Боюсь, что я влюбилась в Питера, — без обиняков заявила она. — В данной ситуации это очень некстати и создает дополнительную неловкость. Мне не хочется все вам осложнять, и было бы лучше, если бы я и впрямь уехала.

Ее честное признание возымело свое действие. Хэролд еще продолжал что-то бурчать, но Грейс сразу прониклась к племяннице сочувствием. Сама мысль о неразделенной любви привела ее в ужас. Обняв Холли, она ласково сказала, что конечно же сможет обойтись и без нее, тем более что костыли ей уже почти не нужны и она быстро выздоравливает.

Холли уложила вещи, и менее чем через час молчаливый муж Мэри Гривз отвез ее в город.

По счастью, когда она вернулась, Конни была на этюдах, и ей не пришлось ничего объяснять. В квартире за запертой дверью остатки самообладания покинули девушку, и, бросившись на кровать, она дала волю слезам. Сказались месяцы напряжения, боли, страха и унижения, а тут еще новая, совершенно неожиданная потеря, по сравнению с которой все ее прежние беды казались сущей безделицей.

Когда приступ отчаяния миновал, горло Холли было словно забито песком, лицо опухло и стало похоже на раскисшее тесто, все тело болело так, словно по нему основательно прошлись бейсбольной битой. Холли выпила чаю с медом и лимоном, чтобы немного смягчить горло. Затем умылась холодной водой, ледяные струи из-под крана постепенно сняли отек. Но на самом деле Холли знала, что ее боль — вовсе не физического происхождения, и понимала, что пока она полностью не освободится от полученной ею психологической травмы, до тех пор не сможет вернуться к нормальному восприятию мира. К несчастью, способы, которые могли бы ускорить процесс исцеления, были ей неведомы.

Если бы она могла презирать Питера, как Гленна, ей было бы намного легче, но Холли слишком хорошо его понимала. Он имел все основания сомневаться в ее моральных принципах и подозревать в корысти. А уж того, что она втянула его дочь в неприглядную историю, он и вовсе никогда не простит. Не зря же он как-то сказал, что человек, утративший его доверие, теряет его навсегда.

Все с самого начала складывалось не в ее пользу. И она должна была понимать, что влюбиться в Питера значило открыть себе прямой путь к страданию. И все же… те сладостные минуты, которые она с ним пережила, стоили долгих лет боли и мук!

В течение последующих нескольких дней Холли изо всех сил старалась не думать о Тихой обители. Это было довольно сложно, ибо она каждую минуту ждала, что в ее дверь постучится полиция или ворвется, пылая гневом, жаждущий мести Питер. Перед уходом он не то чтобы напрямую запретил ей уезжать из города, но в его прощальных угрозах явно содержался намек на то, что он ее из-под земли достанет.

К тому же, вернувшись домой, Холли с ужасом обнаружила, что у нее на руке по-прежнему надеты его дорогие платиновые часы. Еще одно преступление, которое он запросто мог ей инкриминировать. И в этот раз правда будет на его стороне, ибо она намеренно ничего не предприняла, чтобы вернуть дорогую вещь. К этому времени Хэролд должен был уже внести деньги, отданные ему Холли, на счет компании, но девушка боялась даже надеяться, что на этом все и кончится, ведь Питер наверняка считал для себя делом чести рассчитаться с ней лично.

Отчаянно стремясь как можно дольше не сталкиваться с реальностью, Холли настоятельно попросила Конни не звать ее к телефону, а, оставшись одна, снимала трубку с аппарата. Один раз ей все же пришлось заставить себя сделать звонок, чтобы сообщить Эдне, что деньги выплачены и ей больше ничего не грозит — в отличие от самой Холли. Она нажала на рычаг, оборвав истерические вопли Эдны, не знавшей, как ее благодарить. Слава Богу, теперь с ее злосчастным браком было покончено навсегда.

Во второй половине следующего дня — это был четвертый день ее добровольного заточения, — уединение Холли было нарушено совершенно неожиданной посетительницей. Явилась Сильвия, пребывавшая на седьмом небе от блаженства после последней примерки свадебного платья.

— Привет! — немного робея, поздоровалась она. — Извини, что без предупреждения. Я уговорила бабулю дать мне твой адрес.

Холли была не в восторге, но все же впустила родственницу в квартиру. Она не знала, решилась ли Сильвия признаться своему жениху в том, что ее беременность оказалась ложной или ее совет повис в воздухе. Однако в любом случае девушка чувствовала себя немного виноватой за то, что уехала не попрощавшись. Но в тот момент она не могла позволить себе получить еще одну душевную травму.

— Я не смогла до тебя дозвониться. Но решила, что ты наверняка еще не нашла новую работу и не мешало бы тебя немного подбодрить, — улыбнулась Сильвия. — Вот, я купила печенья к кофе.

Бабуля рассказала мне, почему ты уехала, и о том, что натворил твой покойный муж. Бывают же на свете такие свиньи!

Холли не смогла уловить ни одной фальшивой ноты. Сильвия, похоже, была искренне к ней расположена, стало быть, Оливер не стал болтать о том, что произошло на «Ханне Стэнфорд».

К тому же она сразу подметила, что еще ни разу не видела Сильвию столь счастливой и безмятежной. Та с мечтательным видом оперлась на плиту, пока Холли ставила чайник.

— Стало быть, приготовления к свадьбе продолжаются? — осторожно спросила Холли, после того, как девушка сообщила, что она только что с примерки.

— Ну… — Это же надо обладать столь редкой способностью так жеманничать и не выглядеть при этом идиоткой! — В общем, да. Ой, а разве у вас нет кофеварки?

— Нет. Что значит «в общем, да»?

— Я по-прежнему готовлюсь к свадьбе, но с другим женихом, — выпалила счастливая невеста.

Холли выронила ложку, рассыпав кофе по столу.

— С Оливером?

— С кем же еще? — Сильвия как будто даже обиделась. Однако, увидев выражение лица Холли, тут же просияла и протянула вперед руку, на которой красовалось новенькое кольцо с бриллиантами и рубином. — Слава Богу, Оливер оставил его у себя после того, как я швырнула его ему в лицо. Два дня назад мы снова обручились.

— А Питер не возражал? — выдавила Холли.

— С какой стати? — весело отозвалась Сильвия. — Он с самого начала на это рассчитывал. Как ты думаешь, почему ни с того ни с сего наши приглашения на свадьбу так запоздали? Пэр все нарочно подстроил. Когда он предложил мне этот план, то сказал, что скорее всего нам не придется жениться. У него не было сомнений, что, когда дойдет до дела, Оливер ни за что не позволит мне выйти замуж за другого, поскольку слишком меня любит.

— Какая проницательность, — пробормотала Холли, в душе которой, заглушая боль, стал закипать гнев. И как он только посмел обвинить ее в двуличии, когда у самого было рыльце в пуху! Да еще и разводил сантименты по поводу чести и благородства!

— Но ведь он оказался прав, не так ли? — бросилась на защиту своего преданного рыцаря Сильвия. — И потом, если бы его ожидания не оправдались, Питер был готов действительно жениться на мне — ради ребенка, и за это я по гроб жизни буду ему благодарна! Хотя вообще-то все странно получилось. У Пэра в последние дни совершенно отвратительное настроение, он даже почти не отреагировал, когда я сообщила о том, что не беременна. Вел себя так, словно ему все равно. Он просто пожал плечами и велел мне как можно скорее рассказать все Оливеру. Я тут же к нему побежала, и, представляешь, он даже ругаться не стал. Мы проговорили чуть ли не полдня, признались, что оба были не правы, я поплакала, а потом… — Сильвии даже удалось слегка покраснеть. — В общем, кончилось тем, что мы оказались в постели.

— Ой, Холли, слышала бы ты, что он говорил, — продолжала щебетать она, видя, что Холли молчит. — Он признался, что ему было так плохо без меня, что он с ума сходил от ревности, когда я обратилась к Пэру. И еще — что он бы похитил меня у алтаря, но ни за что бы не дал мне выйти замуж за другого.

Холли представила себе эту картину и испытала нечто сродни мрачному удовлетворению. Вот было бы здорово, если бы всемогущий Питер Стэнфорд осрамился перед двумя сотнями гостей. Сам же оказался бы и виноват!

Набивая себе рот печеньем, от которого толстеют, Холли с каким-то мазохистским удовлетворением позволяла Сильвии радостно чирикать дальше. Та сообщила, что Айрис пока остается в Обители, а Грейс подрядила племянницу Мэри Гривз писать за нее письма. Сама Сильвия прилетела в город на вертолете компании, и с ней прилетел Питер, собиравшийся остаться здесь на ночь, а потом он, по-видимому, окончательно сюда переберется. Последнее сообщение заставило Холли похолодеть.

Перед уходом, светящаяся счастьем Сильвия вручила Холли изящное бело-золотое приглашение на свадьбу, написанное от руки.

— Оливер велел сказать, чтобы ты обязательно приехала, — радостно прощебетала она. — И еще предупредил, что попробуй только отказаться, он тебе такое устроит!

Холли пристально взглянула на родственницу, но у той на лице было совершенно безмятежное выражение. Очевидно, скрытый подтекст слов жениха до нее не дошел. Похоже, у братцев Стэнфордов имелась скверная привычка швыряться угрозами направо и налево, свирепо подумала Холли, закрывая дверь за счастливой невестой. Потом ринулась к телефону и решительно водворила трубку на рычаг. Хватит с нее! Больше никакого самобичевания, и конец затворничеству!

Телефон зазвонил в ту же минуту, и Холли, схватив трубку, рявкнула:

— Алло!

В трубке на мгновение воцарилось недоуменное молчание, затем женский голос произнес:

— Холли, это ты?

— Да, — резко ответила девушка. — С кем я говорю?

— Что это с тобой? Ты меня не узнала? Это я, Селеста.

Только этого еще не хватало.

— Привет, Селеста, — нехотя отозвалась Холли. — Извини, я только что из душа. — Тебе нужна Конни? Ее нет дома.

— Да нет, мне как раз надо поговорить с тобой. Тут случилось нечто довольно странное…


У Холли язык чесался сказать этой ветренице, что ее вовсе не удивляет тот факт, что с ней происходят странные вещи.

— Ну и что же это? — спросила она, вовремя прикусив язык.

— Понимаешь, мне позвонил тот парень, что устраивает нам свидания вслепую, и сказал, что разыскивает девушку по имени Джульетта.

В ушах Холли зазвенело так, что она на мгновение лишилась слуха.

— Так вот, я ему сказала, что не знаю никакой Джульетты, а он тут же возьми и ляпни, что ее настоящее имя — Холли О'Брайен. Ну я, конечно, сразу сказала, что ты вообще-то на такие свидания не ходишь и что он, наверное, ошибся. Но не тут-то было. Уперся рогом, подавай ему тебя, и никого другого. Я уж и так и сяк пыталась от него отделаться, но он такой настырный. Короче, мне велено тебя известить, что Ромео ждет свою Джульетту сегодня на том же месте и в то же время. Это все — ни фамилии, ни места встречи. И еще он просил передать: «Скажи Джульетте, пусть диктует любые условия». Слушай, это все из-за того свидания, в которое я тебя втравила? Может, ты все же нарвалась на какого-нибудь маньяка? Ой, мне так неудобно…

— Я пойду.

— В конце концов, тебе ведь необязательно… Что ты сказала?

— Я пойду. — Холли постаратась придать своему голосу твердость. — Перезвони ему, пусть скажет Ромео, что я согласна.

Отделанное мрамором фойе огромного дома было таким же холодным и пустым, каким Холли его запомнила, а дверь казалась такой же зловещей, но в этот раз она без колебаний нажала кнопку звонка.

Надо было быть полной идиоткой, чтобы так рисковать, но и отказаться от своего единственного шанса было бы непростительной глупостью. Ведь Питер обратился к ней через посредника, давая возможность сделать выбор: встретиться с ним или отказаться от встречи. Конечно, это могла быть ловушка, но Холли предпочла смотреть на вещи более оптимистично — сквозь призму любви. Ведь имитируя обстановку их первого свидания, Питер как бы давал понять, что готов попробовать начать все сначала, сделать попытку переписать их историю. Это было так свойственно его характеру, с одной стороны жесткому и прагматичному, а с другой — доброму и заботливому, с неожиданно проявляемым мальчишеством, из-за чего она в него и влюбилась!

Он просил передать, что Ромео нужна его Джульетта и что она может диктовать свои условия. Не похоже на человека, который жаждет мести, скорее это просьба… Во всяком случае, Холли было приятно так думать. Может быть, хоть раз в жизни Питер решил дать кому-то еще один шанс завоевать его доверие.

Возможно, она совершает ошибку, но если есть хоть малейшая возможность продолжить отношения с человеком, которого она любит, ее нельзя не использовать.

Впрочем, ожидая у двери, Холли старалась не тешить себя пустыми романтическими надеждами. Вполне возможно, что, снова став холостяком, свободным от всяких обязательств, Питер стремится к ни к чему не обязывающему, самому обыкновенному сексу. Что ж, дерзко подбодрила себя мисс О'Брайен, раз уж она не нашла счастья в браке, может, ей больше подойдет роль любовницы богатого мужчины.

Когда дверь отворилась, у нее уже была наготове дежурная улыбка.

— Добрый вечер, Маурицио!

— Синьорина Холли! — Дворецкий разинул рот и с трудом водворил челюсть обратно.

— Не Холли, а Джульетта, — лукаво поправила Холли. — Мне надо в этот раз говорить пароль или можно войти просто так?

— Право же, синьорина! — В голосе Маурицио прозвучал явный упрек, и Холли рассмеялась звенящим, воркующим смехом, в котором сквозило возбуждение, переполнявшее все ее существо. По чему-то вместо того, чтобы впустить ее в квартиру, Маурицио оглянулся через плечо, и Холли, которой было невтерпеж смотреть, как он переминается с ноги на ногу, легко проскользнула под его рукой и вошла внутрь.

— Подождите, синьорина, я должен доложить… — Маурицио захлопнул дверь и бросился наперерез Холли.

Она снова засмеялась.

— Вы хотите сказать, что сегодня он не задерживается на совещании и вы не будете угощать меня вашими изумительными тарталетками, пока я его жду?

Маурицио нахмурился.

— Право же, синьорина, позвольте мне…

В эту минуту со стороны лестницы раздался низкий голос.

— Кто там, Маурицио?

По лестнице небрежно поднялся Питер — в рубашке и серых брюках, держа в руках что-то, похожее на архитектурный проект. Подняв глаза от бумаги, он увидел Холли и застыл на месте как вкопанный. Он был явно поражен ее появлением.

— Холли?

Она перевела взгляд с его настороженного лица на необычно растерянное лицо Маурицио, и тут ее осенило: ее здесь не ждали! Боже, какое унижение!

Этот звонок не был ни приглашением, ни ловушкой — Питер попросту ничего о нем не знал и никому не звонил. А она, дурочка, была так рада поверить в то, что он жаждет увидеться с ней снова, что даже мысли не допустила о том, что это может быть чья-то злая шутка!

Кошмар!

Вся ее уверенность мгновенно испарилась, когда Питер внимательно оглядел ее, и его глаза хищно сузились. Он, разумеется, не забыл, в каком костюме она приходила к нему в тот вечер, и сразу узнал черное шифоновое платье, черные чулки и вечерние босоножки с золотыми каблуками. Даже сумочка, которую она взяла с собой, была та же самая.

— Холли, — повторил Питер, но теперь в его голосе слышалась некоторая задумчивость и смешливые нотки.

Ее затопила волна смущения. Она отчаянно соображала, как бы выкрутиться из этой дурацкой ситуации, ибо ей вовсе не улыбалось стать еще и объектом насмешек.

— Я… извини, тут какая-то ошибка.

Питер в два прыжка одолел лестницу, отбросив листок бумаги, который держал в руках.

— Почему ты так говоришь?

Девушка попятилась, наступила на ногу Маурицио, но даже не услышала его протестующего стона.

— Я, наверное, ошиблась дверью, — невнятно пробормотала она, понимая, что несет чепуху.

Питер многозначительно оглядел ее вызывающий наряд.

— И кто же тебе нужен: престарелая бабуля, которая живет слева от меня, или педераст-художник справа? — очень серьезным тоном полюбопытствовал он.

— Я хотела сказать, что ошиблась этажом, — поспешно поправилась Холли, невольно прикрывая рукой шею, чтобы скрыть бешено бьющуюся на ней жилку, с которой не сводил глаз Питер.

Это была еще одна ошибка. Ибо Питер немедленно увидел надетые на ее запястье часы — его часы — и улыбнулся так понимающе, словно знал, что она не снимала их ни на минуту с того самого дня, как он ей их подарил, вернее, одолжил. Словно знал, что, лежа в кровати ночью, она подкладывала руку под голову и прислушивалась к еле слышному убаюкивающему тиканью, которое погружало ее в сладкие грезы о мужчине, которому принадлежали часы — и она сама.

— Так почему бы нам не воспользоваться твоей ошибкой? — вкрадчиво предложил Питер. — Может, присядешь и выпьешь со мной по старой дружбе?

Холли отчаянно замотала головой, и Питер понизил голос почти до шепота.

— Ну, пожалуйста. — Он протянул руку ладонью вверх. — Джульетта… Всего один бокал.

Боясь, что голос ей изменит, Холли снова покачала головой, стараясь не поддаться на просительные нотки, звучавшие в его голосе.

— Составь мне компанию, — не унимался Питер.

Он сунул руку в карман брюк и извлек связку ключей.

— Маурицио как раз собирался уходить, да, Маурицио?

Он бросил ключи дворецкому, и тот ловко поймал их одной рукой.

— Разумеется, синьбр.

— Желаю приятно провести время, и не забудь запереть за собой дверь. Я не хочу, чтобы ко мне врывались, пока тебя не будет.

Маурицио неслышно выскользнул — так быстро, что Холли даже не успела сообразить, на что намекал его хозяин. Запоздало опомнившись, она схватилась за бронзовую ручку, но было уже поздно: ключ щелкнул в замке, и дверь отказывалась поддаваться. Холли в отчаянии закрыла глаза и ударила по ней кулаком.

— Ты должна понять, что теперь, раз уж ты здесь, я тебя не отпущу, — спокойно произнес Питер.

— Ничего я не должна понимать! — выкрикнула Холли. — Я же сказала, что пришла сюда по ошибке.

— В этом наряде? Сомневаюсь, — все с той же спокойной уверенностью возразил Питер. — Ты пришла сюда, чтобы увидеться со мной, правда? Причем в облике Джульетты, потому что Джульетта не такая ранимая, как Холли.

Она круто развернулась, прислонившись к двери, преграждавшей ей путь к свободе.

— И что же ты знаешь? — с горьким презрением спросила она.

В глазах Питера не было торжества, только спокойная грусть.

— О тебе? Боюсь, что очень мало. Я и себя-то знаю меньше, чем думал раньше. Мне казалось, я могу все держать под контролем, и уж себя — в первую очередь. Но, как выяснилось, я ошибался.

И очень сильно.

Он неслышно приблизился к девушке, гипнотизируя ее пристальным взглядом.

— Кстати, может быть, тебе будет интересно узнать, что я не собираюсь жениться на Сильвии.

— Я знаю, она сегодня ко мне приходила, — отозвалась Холли и тут же прикусила губу, увидев, как в его глазах блеснуло понимание. Надо же было так проговориться! Теперь еще вообразит, что, узнав об отмене его свадьбы, она тут же помчалась к нему сломя голову.

— Я оказался самой настоящей свиньей, — продолжал Питер, словно не замечая ее смятения. — Опыт научил меня видеть в людях худшее и не верить в их добрые намерения…

— Это что, извинение? — перебила его она. В голове ее вертелась единственная мысль: «Он тебясюда не звал». Он не звал ее и теперь решил, что она приползла к нему на коленях.

Питер мягко улыбнулся в ответ на ее вызывающий вопрос.

— Не просто извинение, а гораздо больше. Идика сюда и присядь. Придется тебе смириться с тем, что дверь я открывать не собираюсь. Я не открыл бы ее, даже если бы знал, где Маурицио держит свои ключи.

Он снова протянул Холли руку, но она тупо прошла к лестнице, не обращая на нее внимания. Питер не настаивал. Он молча спустился вместе с ней в гостиную, однако там твердо взял ее под локоть и повернул к себе.

— Не прикасайся ко мне! — Холли сделала попытку вырвать руку.

— Ничего не могу с собой поделать, — отозвался Питер и, схватив второй локоть девушки, притянул ее ближе. — Это просто какое-то наваждение. С самой первой нашей встречи я не могу находиться рядом с тобой, не умирая от желания прикоснуться. Ты меня сводишь с ума, и, должен признаться, сначала я не был уверен, что такое положение вещей меня устраивает. Я не был готов к подобному, это нарушало все мои планы.Мне нужно было отодвинуть свое чувство к тебе на второй план, пока не станет понятно, как с ним справиться. Но тут я выяснил одну малость, которая нравится мне еще меньше. Хочешь знать, какую?

Его чувство? Холли снова помотала головой, отказываясь верить тому, что услышала. Она могла лишь смотреть в его лицо широко распахнутыми глазами, не веря, что все происходит наяву, чго это не игра ее воспаленного воображения.

— Мне не нравится, когда тебя нет рядом. Мне плохо, когда ты не со мной. Ты мне нужна постоянно, нужна, чтобы заинтриговывать меня, приводить в ярость, успокаивать, возбуждать и выводить из себя. Да-да. Даже когда я злюсь на тебя, я все равно хочу, чтобы ты была рядом…

Холли затрясло, и Питер медленно прижал ее к себе.

— Мне тяжело сознавать, что я тебя обидел. Я так зациклился на ответственности за семью и собственном чувстве чести, что совершенно забыл о том, что и ть! можешь считать своим долгом защищать свою семью. Я так привык к тому, что все перекладывают свои проблемы на мои плечи, что растерялся и не знал, как себя вести, наткнувшись на человека, не желавшего ничего от меня требовать. Мне бы следовало восхищаться твоим мужеством, стремлением отстаивать свои убеждения, твоей необыкновенной преданностью своей семье. А я лишь разозлился из-за того, что ты продолжала защищать этого мерзавца — своего мужа даже после его смерти, а не доверилась мне, хотя я ничем не заслужил твоего доверия. Я понимал, что не могу допустить с тобой еще одну ошибку, и последние дни постоянно ломал голову, какую бы придумать логичную причину, чтобы с тобой увидеться.

Его руки крепче сжали Холли, и голос внезапно охрип.

— Но тебе ведь нужна от меня логика, да, Холли? Ты даже представить себе не можешь, что я почувствовал, когда увидел тебя сейчас и понял, что ты готова пожертвовать своей гордостью ради встречи со мной, даже после того, как я с тобой обошелся, что твое желание быть со мной рядом пересилило твои страхи…

— Не надо! — задохнулась Холли. Господи, ведь все же не так! Снова получается, что она его обманывает!

Питер улыбнулся ей с согревающей душу нежностью.

— Ты хочешь запретить мне говорить? Именно сейчас, когда я смиренно признаюсь тебе в своих ошибках?

— В этом нет необходимости…

— Есть. Во всяком случае, для меня. Все, что зависело от тебя, ты уже сделала, теперь пора мне внести свою лепту.

Холли мечтала об этой минуте всей душой, но сейчас ей надо было во что бы то ни стало прояснить ситуацию, причем сделать это до того, как он зайдет слишком далеко в своих признаниях.

— Питер…

Холли отвернулась, подыскивая нужные слова, и тихо ахнула, заметив на столике позади него большую фотографию.

— Что это?

Проследив за ее взглядом, он тут же отпустил ее и, схватив со столика фотографию, поспешно перевернул ее лицевой стороной вниз.

— Погоди-ка. — Холли взяла фотографию со стола. — Это же я!

Фотография была явно увеличена, причем изначально на снимке Холли была не одна, потому что рядом просматривался чей-то рукав. Приглядевшись повнимательнее, она сообразила, что снимок был сделан в первый вечер ее пребывания в Тихой обители на приеме, который устраивала Сильвия. Холли подняла вопросительный взгляд на Питера, и тот вздохнул.

— Это единственная твоя фотография, которая у меня есть, — просто сказал он, и глаза Холли невольно наполнились слезами. — На той вечеринке был фотограф. Снимал он в основном известных личностей, и ты попала в кадр случайно в самом начале приема, когда Грейс представляла тебя гостям. Я потихоньку стащил снимок и отдал его увеличить. Ты на нем немного нервничаешь, правда? Зато посмотри, какой у тебя разворот плеч. Он словно говорит: «Какого черта! Я все равно прорвусь». Ты ведь тогда боялась нарваться на меня, правда?

Он пристально рассматривал фотографию, а Холли следила за его лицом, на котором задумчивое выражение постепенно сменялось нежностью. Она представила себе, как этот мужчина сидел здесь совсем один, окруженный всеми роскошными вещами, какие только можно купить за деньги, и с тоской смотрел на снимок, подмечая каждую мелочь и стараясь проникнуть в ее мысли. Сердце Холли растаяло окончательно.

— Ох, Питер… — Она обвила его шею руками, словно стараясь защитить от одиночества. И с этой минуты была готова оберегать его всю жизнь. Пусть даже он ее не любит. Ее любовь так велика, что с избытком хватит на двоих.

— Теперь ты все знаешь, — мягко произнес Питер, поднимая ее голову и заглядывая в глаза. — После той первой ночи я был полон решимости разыскать тебя и назначить новое свидание, но тут позвонила Сильвия, и все пошло наперекосяк. Но в глубине моего сознания все равно постоянно существовала только ты. Когда я увидел тебя у Мэннингов, то решил, что у меня галлюцинации.

Холли поведала ему историю своего знакомства с Айрис, и Питер расхохотался.

— Неудивительно, что она к тебе так прониклась. «Прятки» всегда были ее любимой игрой… Кстати, об играх, — Питер наклонился и лукаво шепнул ей на ушко: — У тебя что-нибудь есть под платьем?

Холли залилась краской и сделала попытку вырваться из его объятий. Его глаза засияли радостным восхищением, когда он понял, как далеко готова была зайти Холли в надежде вернуть его.

— Нет? — шепнул он и разразился смехом, глухим и дразнящим. Холли смущенно спрятала лицо на его плече. Рука Питера скользнула вдоль платья, легко сжав ее ягодицы. — Да уж, детка, я вижу, ты как следует подготовилась к схватке. У меня нет никаких шансов на победу!

И тут девушка спохватилась. Надо же все-таки объяснить ему, как она здесь оказалась. Сейчас для нее это было очень важно. Холли подняла раскрасневшееся лицо и храбро заглянула в глаза Питеру.

— Знаешь, я ведь пришла сюда не по своей инициативе, — объявила она, пристально глядя ему в глаза. Пусть теперь попробует взять свои слова назад!

И Холли принялась торопливо рассказывать о звонке Селесты. — Естественно, я решила, что звонил ты, — заключила она и невольно усмехнулась. Выходит, Селеста, сама того не зная, сыграла роль Купидона. -

Я подумала, что это ты сделал первый шаг.

Ответом была легкая краска, выступившая на щеках Питера, однако он был слишком рад благополучному исходу дела, позволившему им объясниться, и слишком заинтригован загадкой, чтобы переживать по поводу своей невольной ошибки.

— Погоди-ка, дай мне подумать, — наморщив лоб, принялся размышлять он. — Я ведь не сам договаривался о том свидании. Тому типу звонил Маурицио. Разумеется, звонки делались не из офиса, как ты понимаешь. Телефон этого парня должен быть у меня записан в книжке, но туда, кроме Айрис, Маурицио и меня, никто не заглядывает. — Внезапно Питер замолчал, а потом вдруг быстро разомкнул объятия и отстранился. — Извини, я на минутку тебя покину.

Он стремительно вышел из гостиной. Отсутствовал он гораздо дольше минуты, а, когда вернулся, лоб его сердито хмурился, но глаза смеялись.

— Все подстроила моя драгоценная дочурка. Похоже, у нее развилась мания разыгрывать из себя Господа Бога. — И он сокрушенно покачал головой.

— Боже милостивый! — ахнула Холли. — Не могу себе представить, как ей это удалось!

Питер приподнял бровь.

— А вот меня это нисколько не удивляет, при ее-то увлечении детективами. Она проштудировала все домашние записные книжки, сопоставила даты, кое-что выудила из Маурицио, да так, что бедняга ни о чем не догадался, а потом на спор уговорила одного из школьных приятелей позвонить тому типу, который нас свел. Вот и все.

— Но откуда она узнала о том, как мы познакомились? И о том, что назвались друг другу Ромео и Джульеттой?

Питер провел ладонью по волосам. Вид у него был явно смущенный, что делало его еще более привлекательным.

— А вот тут, боюсь, уже я виноват. В тот вечер, когда я на тебя сорвался, я выпил больше, чем следует… И был просто взбешен тем, что ты снова меня обошла, — признался он. — В результате меня развезло и потянуло на откровенность. Во всяком случае, именно так выразилась моя прелестная доченька. Я прочел ей целую лекцию о том, какой следует быть настоящей женщине, и какие иногда попадаются подлые особы, ловко умеющие водить мужчину за… э-э-э… определенную часть тела. Айрис утверждает, что я упомянул о том, как было устроено наше свидание, а заодно и проговорился, как мы в шутку обыграли свои вторые имена.

— Ты слишком много болтал в присутствии впечатлительной пятнадцатилетней девочки, — осуждающим тоном сказала Холли.

— Да я и сам это понимаю, — покаянно согласился Питер. — А избыток интеллекта позволил ей заполнить пропуски. — В его голосе невольно прозвучали нотки отцовской гордости. — В частности, она сразу сообразила, что твое полное имя должно фигурировать в архивах фирмы Мэннингов. А уж забраться в архивы и выудить оттуда нужную информацию — это ей и вообще не составило труда. Ты же знаешь, что закон об охране частной собственности не является для моей дочери препятствием, когда она ведет свои расследования. Дай ей волю, так она запросто весь мир поставит с ног на голову.

— Но зачем ей это понадобилось? — недоуменно спросила Холли. Вряд ли Айрис задумала это как злую шутку, чтобы унизить ее и причинить ей боль. — Она ведь видела, как мы с тобой расстались.

— Именно поэтому, — вздохнул Питер. — Айрис вообразила, что это она во всем виновата, тем более когда узнала, что Сильвия нам больше не помеха. Вот она и решила, что достаточно свести нас вместе, а природа и чувство довершат все остальное. Правда, она выразилась немного по-другому… Похоже, моя дочь не такой уж ребенок, каким я ее считал. В каких-то отношениях она даже более зрелая, чем ее папаша.

Холли в смятении прижала руки к пылающим шекам.

— Она, должно быть, считает меня первостатейной шлюхой.

Питер понял ее смущение и ласково привлек к себе.

— Напротив, она считает тебя очень славной женщиной, от которой ее отец просто без ума, — утешил он, целуя Холли в кончик носа. — Кстати, она просила тебе передать, что не нарушала данного тебе обещания. Глупостей она никаких не наделала, и ее подвело лишь то, что она утащила домой гроссбух. Если бы я его не обнаружил, тоникто ни о чем и не узнал бы.

— Боже мой! — простонала Холли. Юная эрудитка снова ухитрилась взять над ней верх. Однако сейчас ее занимали совершенно другие мысли. — А что, если бы она ошиблась, и ты бы не захотел меня видеть?

Питер расхохотался.

— Радость моя, девочка сначала любовалась на то, как я тебя чуть не прирезал, а потом ей пришлось смириться с тем, что ее очумевший от безысходности папаша только о тебе весь вечер и говорил, глуша при этом виски лошадиными дозами. У нее, как ты уже догадалась, аналитический склад ума, так что выводы она сделала правильные. Айрис прекрасно разобралась в том, как я поступлю, стоит тебе попасть в мои руки.

— Придушишь меня?

Питер крепче прижал ее к себе и наклонился к самым губам.

— Никогда не отпущу.

— И не надо! — Прикосновение сильных рук и теплые губы на ее губах были для Холли подлинным благословением.

— Так ты готова принять мою дочь? — еле слышно шепнул Питер.

— Я уже полюбила ее как родную, — чуть смущенно отозвалась Холли.

— Я имею в виду, принять как свою собственную дочь, — пояснил он. — По-моему, все дети в одной семье должны называть матерью одну женщину. — Почувствовав, как напряглась Холли, Питер покачал головой. — Неужели ты думаешь, что я не предложу любимой женщине выйти за меня замуж? В особенности если она такая, как ты, и все время норовит от меня ускользнуть. Ты что, держишь меня за полного идиота?

Лицо Холли просияло от счастья.

— По-моему, ты не идиот, а самый настоящий гений. За это я тебя и полюбила.

Она впервые произнесла эти слова вслух, однако никакой романтической реакции не последовало. Питер лишь приподнял бровь.

— Докажи.

Холли расхохоталась. Сбросив босоножки, она потащила его в спальню и игриво бросила на кровать. Питер тихонько шепнул:

— В тот раз, когда моя Джульетта была со мной, она оказалась слишком горда, чтобы принять что-то от меня. Надеюсь, сейчас все будет по-другому.

— Гордость превыше всего, — напыщенно произнесла Холли.

— Мне ли этого не знать, — улыбнулся Питер и легко провел пальцем по нежным губам любимой. — Так как же? Ты готова смягчить ради меня эту малоудобную черту своего характера хотя бы на сегодня?

— А у тебя еще сохранился тот великолепный браслет? — поддразнила Холли.

Глаза Питера торжествующе блеснули.

— Так у тебя все же нет никакой аллергии на золото? — Она покачала головой, и он, вытащив один из ящиков прикроватной тумбочки, вытряхнул из него целую кучу шкатулочек. Раскрывая их по очереди, он принялся осыпать Холли целым шквалом драгоценностей: браслетами, кольцами, серьгами, ожерельями, — ослепительно засверкавшими на фоне ее черного платья.

— Питер! — смеясь, запротестовала Холли, отбиваясь от золотого дождя.

— Тебе этого мало? — И он обрушил на девушку новую порцию украшений. Холли уже просто изнемогала от смеха.

— Я купил все это, потому что у тебя нет никаких украшений, только я не знал, что тебе нравится, — неожиданно серьезно сказал Питер. — Мне хочется дать тебе все, понимаешь? — С нежностью произнес он. — Себя, свою жизнь, любовь, детей… все, что в моей власти подарить тебе. — Он достал последнюю вещицу, завернутую в несколько слоев папиросной бумаги, и осторожно развернув, извлек тоненькое старинное золотое колечко с тремя скромными бриллиантиками, уложенными в ряд. Холли, стряхнув с себя украшения, села и стала внимательно рассматривать кольцо.

— Это обручальное кольцо моей матери, а до нее оно принадлежало моей бабке, — пояснил Питер. — Отец сохранил его для меня после маминой смерти, чтобы я отдал его своей будущей жене. Сид объявила, что оно слишком старомодное и бриллианты слишком маленькие, а Сильвии я его даже не показывал. Сам того не зная, в течение последних пятнадцати лет я хранил его для тебя…

— Оно прекрасно, — дрожащим голосом произнесла Холли. — Светлое напоминание о любви прошедших поколений.

Питер надел кольцо на тонкий пальчик Холли.

— Я так и знал, что тебе оно будет впору.

— Маленькое, простое и незаметное? — лукаво поддразнила Холли.

— Тонкое, редкое и драгоценное, — отозвался Питер и опрокинул ее на кровать. Бесцеремонно стряхнув с покрывала свои щедрые дары, он приготовился к самому серьезному делу, которое было у него сейчас, — к любви.

— А ты знаешь, что мы с тобой подтвердили одну довольно банальную аксиому? — сказал он, поднося к губам руку Холли и нежно целуя кольцо.

— Какую же? — мечтательно прошептала она, готовясь принять его самый бесценный дар.

— Что каждому человеку раз в жизни достается счастливый билет. И надо только поверить в это и не упустить свою удачу, — нельзя позволить этой капризной гостье промчаться мимо твоей судьбы.

Эпилог

— Вот вы где!

Дверь библиотеки, где Холли с Грейс ненадолго уединились, чтобы отдохнуть от праздничной суеты, распахнулась, и вошел Питер.

— Снова пытаешься от меня улизнуть? — засмеялся он, подходя к Холли и обнимая ее за плечи. — Боюсь, мне придется прервать ваш тет-а-тет. Молодые уже готовы и собираются уезжать. Сильвия будет бросать свадебный букет на счастье, так что твое присутствие при этом знаменательном событии просто необходимо.

Грейс улыбнулась и поднялась с кресла. В платье цвета старой чайной розы с жемчугами на шее она была просто великолепна. Гипс уже сняли, и, хотя старушка еще опиралась на трость, но делала она это в основном для страховки. Холли тоже поднялась, последовав примеру тетки.

Из холла уже доносился смех и гул голосов — гости стекались туда проводить молодых в свадебное путешествие, которое те собирались совершить на яхте. Питер галантно распахнул дверь библиотеки перед обеими дамами, и Холли невольно улыбнулась, вспомнив, как он вот так же провожал их из этой же комнаты всего два месяца назад во время вечеринки, которую устраивала Сильвия. Следуя за теткой, она покачала головой. Казалось, времени прошло всего ничего, но как все изменилось! Сильвия с сегодняшнего дня стала миссис Оливер Стэнфорд, а два дня назад Питер и Холли официально объявили о своем намерении пожениться, что вызвало бурное одобрение у всех родных.

Свадьба Сильвии и Оливера, состоявшаяся после полудня, прошла именно так, как было задумано: у озера под белым балдахином среди узкого круга друзей и родных. Невеста, лучившаяся счастьем, была просто ослепительна в белом кружевном платье и серебристой фате. А Оливер, которого очень красило предсвадебное волнение, был хорош, как никогда. Когда они стояли у алтаря, среди гостей раздался шепот восхищения, да и потом все постоянно говорили о том, какая они красивая пара.

Как только Холли вышла, ее сразу же подхватила под руку Айрис. В розовом облаке газа с высокой прической она казалась совсем взрослой. Без особых церемоний оторвав ее от своего папаши, девочка потащила будущую мачеху к самым перилам лестницы, где вот-вот должны были появиться новобрачные. Холли даже не пыталась высвободиться. За последний месяц она отчетливо поняла, что спорить с будущим мужем и его дочерью, если они что-то твердо решили, совершенно бесполезно. А сама Айрис сейчас всем своим видом показывала, что у нее на уме какая-то очередная затея.

Раздались приветственные крики, — это на галерее появились новобрачные. Сильвия, уже переодевшаяся в прелестный жемчужно-голубой шелковый брючный костюм, держала в руке свадебный букет. Она немного помедлила, оглядывая гостей с лукавой улыбкой, а потом неожиданно ловко бросила букет вниз. В ту же минуту Айрис едва заметно подтолкнула Холли, и букет спикировал той прямо в руки. Холли ничего не оставалось, как поймать цветы под новый взрыв приветственных криков. Однако она успела заметить, как Айрис и Сильвия обменялись торжествующими взглядами.

— Все правильно, любовь моя, — раздался за ее спиной голос Питера. — Следующей свадьбой будет наша.

Холли спрятала в цветы пылающее лицо. От нахлынувших чувств ее душили слезы. Вот он, ее счастливый билет, ее пойманная удача! И видит Бог, она сумеет воспользоваться этим подарком судьбы!

Питер обнял ее за плечи. Они пока никуда не спешили, просто стояли и смотрели, как Сильвия с Оливером под веселые восклицания гостей спускаются по увитой цветами лестнице.


home | my bookshelf | | Поймать удачу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу