Book: Стриптиз на гонках



Нэнси БАРТОЛОМЬЮ

СТРИПТИЗ НА ГОНКАХ

Глава 1

Джон Нейлор и Винсент Гамбуццо пытаются свести меня с ума. Если бы они объединили свои усилия, сидеть мне в психушке в смирительной рубашке как пить дать. Пока, к счастью, я с ними справляюсь, но они меня уже изрядно достали.

Джон Нейлор — детектив из полицейского управления Панама-Сити, и до тех пор, пока я не застала его целующимся с миниатюрной брюнеткой, я думала, что он интересуется мной. Наши отношения складывались непросто, но в них было много личного, и я надеялась, что в ближайшем будущем они перейдут в горизонтальную плоскость. Но когда Джон посмотрел на меня, а потом поцеловал ту женщину, я поняла, что очень и очень ошибалась.

Ну и ладно. Если разобраться, Нейлор не в моем вкусе, слишком лощеный. У него прямые каштановые волосы, и он вечно щеголяет в отглаженном костюме, белоснежной рубашке и при галстуке. А когда я в своих любимых туфлях на пятидюймовых каблуках, он даже ниже меня ростом. И все же есть в нем нечто такое, из-за чего я порой забываю, что мне куда больше нравятся мотоциклисты на “харлеях”.

Может, все дело в глазах? Нейлор никогда не отводит взгляд, когда я смотрю ему в глаза… то есть так было до брюнетки. Тогда-то он отвел взгляд.

Винсент Гамбуццо сводит меня с ума совсем по другой причине. Он мой босс и считает своим долгом превращать мою жизнь в кошмар. Клуб “Тиффани”, где я работаю, — его маленькое королевство. Винсент воображает, что если он будет правильно управлять своими танцовщицами, особенно их ведущей — это я, — то в один прекрасный день его клуб станет так же знаменит, как “Золотой клуб” в Атланте. А я лично думаю, что все, что Винсент знает об искусстве управления, можно уместить на булавочной головке, да еще свободное место останется.

Взять, к примеру, сегодняшнюю ночь. Я на сцене, танец в самом разгаре, я играю роль Дороти из “Волшебника страны Оз”, и в это время вваливается шеф с каким-то коротышкой в черном атласном пиджаке. Винсент ничего не умеет делать тихо. Весу в нем около трех сотен фунтов, и все это упаковано в черный костюм и черную шелковую рубашку без воротника. Он говорит громко и даже в клубе, где и так темно хоть глаз выколи, носит огромные темные очки.

— Привет, — проорал он. — Принеси-ка мистеру Роудсу джин с тоником. А мне как обычно.

Ну никакого уважения к труду артиста! Из динамиков звучит песня “Где-то за радугой” в исполнении Джуди Гарланд, я только-только завела руки за спину, чтобы расстегнуть красный бюстгальтер, расшитый блестками, парни внизу пыхтят от возбуждения… Надо же так испортить кульминационный момент!

Но Винсент даже ничего не заметил, он был слишком занят, пытаясь устроить поудобнее мистера Большая Шишка. Для человека, который любит намекать, что связан с мафией и потому никого не боится, Винсент слишком лебезил перед этим мистером Роудсом. Впрочем, мой босс — такой же “мафиози”, как моя школьная учительница, сестра Мари Роз, вот и хватается за любую возможность завести знакомство с важной персоной. Однако это еще не дает ему права втягивать в свои дела меня. Если бы Гамбуццо не втянул меня в это дело, связанное с Микки Роудсом и гонками на треке “Дэд лейке”, я бы не увидела, как Джон Нейлор целуется с той брюнеткой, и, уж конечно, не попала бы в эту жуткую переделку.

Дождавшись, когда на мне останутся только трусики — крошечный атласный треугольник — и красные туфли в блестках, он показал на меня своему гостю, наклонился через стол и проревел:

— Ну как, хороша? Что я говорил! Вот вам пример того, что я называю талантами “Тиффани”.

Я еще не знала, что за идею пытается продвинуть Винсент Гамбуццо, но предчувствовала, что Кьяре Лаватини надо бежать от этого как от чумы. Я не сажусь на колени к клиентам и вообще не позволяю им себя лапать. Винсент, должно быть, рехнулся, если решил, что я готова на что-нибудь в этом духе ради его важного гостя. Я бросила на Винсента взгляд, в котором постаралась выразить все, что о нем думаю.

Винсент расхохотался.

— Она с норовом, эта Кьяра, зато собирает толпы клиентов.

Я подумала — когда этот тип уйдет, пожалуй, стоит поговорить с Винсентом, может, даже напомнить, что я, Кьяра Лаватини, связана с синдикатом Большого Лося Лаватини из Кейп-Мей, что в штате Нью-Джерси. Это всегда помогало поставить Винсента на место. Ему незачем знать, что на самом деле я не имею никакого отношения ни к Лосю, ни к мафии вообще.

В финале, когда я три раза щелкнула каблуками и пропела заключительную фразу “Нет места лучше дома”, Винсент снова подал голос. Из-за него я наверняка получила вдвое меньше чаевых, чем могла бы!

— Точно говорю, — пробасил он. — Выберите любых двух девушек, какие вам понравятся, а я прослежу, чтобы в ночь открытия они были на треке.

Чтобы привлечь внимание босса, я щелкнула резинкой своих трусиков, но он и бровью не повел. Ну нег, если он вообразил, что я потащусь на какой-то трек и буду спокойно терпеть, пока всякие водилы лапают меня за все места грязными промасленными пальцами, то ошибается, не на такую напал.

Разве что мне очень хорошо за это заплатят… тогда можно подумать.

Глава 2

Как только Руби Даймонд впервые появилась в “Тиффани”, я поняла, что она прирожденная танцовщица. Обычно это бывает видно сразу, уже по тому, как женщина двигается. Руби ступала так, словно ласкала Она выглядела одновременно и уверенной в себе, и ранимой. Когда началось прослушивание и она поднялась на сцену, все мужчины в зале повернулись посмотреть на нее. И не потому, что у Руби потрясающая фигура, хотя это так, а потому, что в ней было нечто такое, что их притягивало.

Заиграла музыка, Руби вышла на сцену, но целых тридцать секунд не двигалась с места. Она просто стояла, глядя прямо перед собой, словно высматривала кого-то или что-то за огнями софитов. На ней были только футболка и бикини, она стояла, покусывая нижнюю губу. У нее были большие карие глаза с поволокой, длинные темно-каштановые волосы девушка уложила узлом на затылке. На несколько мгновений каждый мужчина в зале поверил, что Руби — девственница и собирается предложить себя ему, только ему одному.

Как стадо, они сгрудились перед сценой, на лицах появилось одинаковое выражение — что-то вроде покровительственной нежности старшего и более мудрого любовника. Казалось, Руби смотрит на каждого мужчину в отдельности, на ее губах заиграла улыбка, и тут она начала двигаться. Все зрители были у нее в кулаке, и еще до того, как она сняла футболку, подвязка была битком набита банкнотами. Мужчины не свистели и не кричали, как обычно во время выступлений стриптизерш. Они одобрительно перешептывались и улыбались, словно молодые мужья в первую брачную ночь. Они были очарованы. В своей мягкой, открытой манере Руби, казалось, отдавала себя им совершенно искренне, беззаветно, но я следила за ее глазами и поняла: Руби, как и я, профессионал. У нее, конечно, маловато опыта и технике недостает отточенности, но тем не менее у нее задатки настоящей танцовщицы.

После того как Винсент взял девушку на работу, я устроила для нее небольшую экскурсию за кулисы и задала пару вопросов, как всем новеньким.

— Ну, что ты об этом думаешь? — Взмахом руки я обвела раздевалку с длинным гримерным столом, зеркалом во всю стену и металлическими шкафчиками, местами поржавевшими.

Руби просияла.

— Здесь здорово, просто здорово!

В гримерной было светло, и я поняла, что ей не больше девятнадцати лет — примерно столько же, сколько было мне, когда я начинала.

— Это твоя первая работа? — спросила я.

Руби повернулась ко мне, глаза у нее блестели от сознания, что она только что покорила зал.

— Да, — кивнула она. — Первая. Но в прошлом месяце я выиграла на пляже конкурс мокрых футболок.

“Как будто это имеет какое-то значение”, — подумала я, но промолчала.

Я узнала этот взгляд: Руби только что поняла, что существует дело, которое она может делать по-настоящему хорошо. Она могла заставить мужчин ее желать и заработать на этом кучу денег. После своего первого выступления я испытала такой же кайф, да и по-прежнему испытываю, во всяком случае, после большинства выступлений. Стоять на краю сцены, над толпой возбужденных мужчин, и сознавать, что все они — твои рабы, — с этим ничто не сравнится. Они принадлежат тебе.

— Я недавно приехала из Уевахитчки, — вдруг сказала Руби. — У меня есть жилье и все такое, но девушка, с которой мы вместе снимали квартиру, неожиданно уехала. Я не знала, что делать, как расплатиться за квартиру, и тут наткнулась на объявление о просмотре. Словно какой-то голос сказал мне: “Не упускай ни единого шанса, у тебя наступает полоса везения”.

Руби говорила возбужденно, вся на адреналине, ей не терпелось посвятить меня во все детали своей короткой жизни.

— Честно говоря, не знаю, получится ли у меня, — призналась она. — Мистер Гамбуццо сказал, что у нас должны быть какие-то темы, своя постановка. Я, правда, училась танцевать, брала уроки в городской танцевальной студии у мисс Лорен, но это не совсем то.

Она понизила голос, словно подавленная тяжестью поставленной задачи, а потом посмотрела на меня так, словно видела впервые в жизни.

— Что же мне делать? — Руби села, вернее, осела, как будто ноги перестали ее держать, на стул возле гримерного стола и вздохнула: — О, черт!

— Руби, возьми себя в руки! — сказала я. — Ты новенькая, совсем еще зеленая, но у тебя есть талант. Техника без таланта — ничто, просто виляние задом у шеста. Винсент — болтун, никто и не ждет от тебя, чтобы ты с первого дня все умела. Переймешь у нас кое-какие движения, и очень скоро у тебя все будет получаться естественно, как будто танец идет изнутри.

— И мне будет казаться, что никто никогда меня этому не учил, как будто я делала это в прошлой жизни, да?

“Нет, — подумала я, — ничего подобного”.

— В прошлой жизни? — Я пожала плечами. — Насчет этого ничего не могу сказать. Знаю только, что когда я вышла на сцену впервые, то чувствовала себя точно так же, как ты. Поначалу страшно, но когда ты видишь их лица, видишь, как в твой карман, вернее, за твою подвязку, сыплются деньги, ты постепенно входишь в раж. Это ни с чем не сравнимое ощущение, начинает казаться, что это лучшее, что ты когда-либо делала. Тут-то и понимаешь, что ты танцовщица. Если не бороться с этим чувством, оно придет и захватит тебя целиком. А дальше ты выходишь на большую сцену, заколачиваешь большие деньги и становишься сама себе хозяйкой. Никто больше тобой не командует, никогда.

Глаза девушки стали огромными и круглыми, как два серебряных доллара.

— Да-а, — вздохнула она, — это точно. Об этом я и мечтаю.

С этой минуты Руби привязалась ко мне, как щенок. Когда я приходила в клуб на репетицию, она была уже там. Когда она работала над своим первым номером, я ей помогала. Другие девушки в лучшем случае не обращали на нее внимания, а то и насмехались над новенькой — в нашей работе это обычное дело, очень много зависти кругом. Но я рассуждаю так: если ты умеешь танцевать, никто у тебя этого не отнимет. Бездарности либо уйдут сами, либо их выгонят, и нет никакого смысла тратить на них порох, пусть себе выкаблучиваются. Настоящие танцовщицы — вот кого надо искать, вот за кого нужно держаться. Мы все в некотором роде изгнанники, одиночки, чтобы выжить, надо держаться вместе.

Руби была хороша, но молода и неопытна. Чтобы узнать все, что я знаю, мне понадобились годы. Я, конечно, не старушка, но ее девятнадцать и мои двадцать девять разделяет расстояние в десятки световых лет. Днем я, конечно, могу, если надо, сойти за ранимую девственницу, но зато могу и подарить незабываемую ночь тысячи наслаждений. В девятнадцать лет таким вещам не научишься.

Я была страшно рада, когда Микки Роудс выбрал мне в пару для выступления на треке “Дэд лейке” Руби Даймонд. Моей протеже предстояло первое большое выступление.

— Почему он выбрал меня? — то и дело спрашивала Руби. — Почему не Марлу, не Ивонн? У них больше опыта, чем у меня.

Мы лежали на полу в моей гостиной, уставшие от работы над новой программой. Мне надоело, что она задает один и тот же вопрос, и я решила ее просветить.

— Послушай, Руби, наш босс и Микки Роудс заключили сделку. “Тиффани” спонсирует открытие гонок и одного из гонщиков. В обмен на то, что Винсент вкладывает небольшую сумму наличными, клуб получает отличную рекламу, а мы с тобой — просто пешки в этой игре. То, что Роудс выбрал нас, не особая честь и не привилегия. Что это означает для нас? Ничего особенного, морока одна. К тому же нам предстоит выступать перед болельщиками, и одному Богу известно, насколько эти обормоты могут распустить руки и языки, а денег на этом мы много не заработаем.

Руби помолчала, обдумывая мои слова, потом рассмеялась.

— Будет тебе, Кьяра, ты что, совсем ничего не знаешь о гонках? Мистер Гамбуццо — спонсор Роя Делла Паркса, я его знаю, потому что училась в одном классе с его младшим братом. Паркс скоро будет вторым Ричардом Петти.

Надо же такое сказать! Боясь оскорбить ее чувства, я отвернулась к окну и закусила губу, чтобы не расхохотаться. Господи, Руби Даймонд всерьез вообразила, что гонщик с захудалого грунтового трека, у которого вся длина-то три четверти мили, может покорить “Инди-500”! Я ни черта не смыслю в гонках, но одно знаю точно: маленький трек в северной Флориде — не то место, где рождаются великие гонщики.

Руби села и серьезно посмотрела на меня большими карими глазами. У меня вдруг возникло ощущение, будто мы ступили на опасную почву.

— Кьяра, я выросла в Уеве, знаю всех этих ребят с трека, мы ходили в одну школу. Многие из них за глаза говорили обо мне гадости, и знаешь почему? — Руби не ждала ответа. — Потому что меня удочерили, взяли из приюта, когда мне было три года. Только поэтому! Ну может, еще потому, что я верю в реинкарнацию.

— Реинкарнацию?

— Ну да, в переселение душ. — Руби заговорила с некоторым вызовом, словно оправдываясь. — В прошлой жизни я была кем-то другим. Мадам Жанет думает, что я была Матой Хари.

Я снова закусила губу, на этот раз еще сильнее, но все равно не смогла бы удержаться от смеха, если бы в это самое время в комнату не вбежала Флафи [1] — моя собачка, гладкошерстная чихуахуа — и не отвлекла нас. Скользя лапами по полу, Флафи вбежала в комнату и остановилась перед Руби. Моя малышка не ластится к кому попало, более того, поскольку я плохо разбираюсь в людях, особенно в мужчинах, я обычно подвергаю их испытанию, которое про себя называю “тестом Флафи”. Если мой новый знакомый не понравится моей собаке, я не буду с ним встречаться. Припоминаю только один случай, когда Флафи ошиблась: это было, когда она сразу приняла Джона Нейлора. Ее оправдывает только одно: она-то не видела, как Нейлор целовался с той красоткой на гоночном треке “Дэд лейке”.



Глава 3

По мнению большинства, Панама-Сити — маленький городок, хотя и пользуется репутацией Ривьеры для белых бедняков. К нам прилетает уйма народу из Л. А., правда, здесь у нас это сокращение обозначает вовсе не Лос-Анджелес, а Нижнюю Алабаму. Наш поселок стал известен благодаря полоске белого песка и Эм-ти-ви. Торопясь застолбить горсточку этого самого белого песка, большинство туристов проезжает мимо самого города, и местных жителей это вполне устраивает. Оно и к лучшему, что туристы не знают об огромных викторианских особняках, что выстроились вдоль залива Сент-Эндрюс, пусть лучше держатся подальше от дядюшки Эрни или Джо. Пусть хорошая жизнь достанется тем, кто способен ее оценить.

Вряд ли жители Уевахитчки относятся к своему городку так же, как мы к своему. Городишко, где главным местным аттракционом является грунтовой трек длиной в три четверти мили, неизбежно столкнется с проблемами со стороны Коммерческой палаты. И приезд танцовщиц из такого большого города, как Панама-Сити, для него тоже не бог весть какое событие. Я сразу поняла, что нам тут не рады. Когда я подъехала на своей черной “камаро” восемьдесят третьего года к воротам трека, там уже ждала кучка людей. Пикетчики держали в руках плакаты: “Нагота — проблема общая”, “Бог так возлюбил мир, что подарил Адаму и Еве одежду”.

В основном с плакатами стояли старушки, но среди голов с фиолетовыми кудряшками виднелось и несколько черноволосых. Те, что помоложе, выглядели довольно зловеще, особенно один мужчина в роговых очках и с бычьим рогом в руках. Я слышала о демонстрациях протеста, но обычно их устраивают перед клубами. Или эти старички вообразили, что мы с Руби собираемся раздеваться прямо у ворот? Когда мы подъехали ближе, Руби вжалась в сиденье.

— Боже, — простонала она, — это брат Эверит из церкви, в которую ходит моя мама.

Я покосилась на Руби. Девушка съежилась, замотала голову шарфом и скрыла глаза под огромными темными очками.

— Разве ты не знала, что такое может случиться? — спросила я, глядя в окно на небольшую кучку демонстрантов.

Женщины в полиэстеровых платьях пастельных оттенков уставились прямо перед собой, не обращая внимания на машины, выстроившиеся за нами. Казалось, они даже не замечали оглушительного рева моторов, работающих на пределе своих возможностей.

— Ну, я надеялась, что обойдется. Брат Эверит, конечно, большой мастер на всякие такие вещи, но я думала, в этот раз он не придет, ведь гоночный трек формально находится за пределами Уевы, он даже ближе к Панама-Сити, чем к нам.

Руби снова вздохнула и нервно поправила волосы. Я забыла сказать, что на ней был светлый парик, в котором девушка походила на Долли Партон [2].

— Так вот зачем ты напялила парик? Она улыбнулась:

— Да. Классно, правда?

“Не очень”, — подумала я, а вслух сказала:

— Да, классно. А теперь выкинь-ка из головы этих идиотов и давай готовиться к работе. Пусть с ними разбираются другие, это не твоя забота.

Руби села прямо и сделала очищающее дыхание по системе йогов, как я учила.

— Установи контакт со своим внутренним ребенком, — распорядилась я, въезжая в ворота заправочно-ремонтной зоны. — Ты должна быть в мире с самой собой.

Возможно, мои рекомендации сработали бы, не окажись мы лицом к лицу с Роем Деллом Парксом, самопровозглашенным королем местного трека.

Только я выжала акселератор своей “камаро”, собираясь пересечь трек, чтобы добраться до зоны боксов, как откуда ни возьмись прямо передо мной возникла пыльная желтая “вега” выпуска семьдесят второго года. Она вылетела поперек дороги, словно потеряла управление.

— Кьяра, осторожно! — завизжала Руби. — Роя Делла занесло!

Давать задний ход было поздно. Я сжалась в ожидании удара, от которого содрогнутся все мои косточки. В последнюю секунду перед столкновением увидела перекошенное ужасом лицо мужчины с косматой рыжей бородой. Он отчаянно крутил руль обшарпанной желтой “веги”. Это не помогло. Паркс врезался в правую часть капота моего автомобиля, отбросив нас назад.

Я была так ошеломлена, что несколько секунд не могла шевельнуться. Меня здорово тряхнуло, но, не считая этого, пострадала только бесценная “камаро”. Как только до меня дошло, что какая-то занюханная “вега” смяла правую переднюю часть моей любимицы, я выскочила из машины и решительно двинулась к Рою Деллу Парксу, преисполненная жаждой мщения.

Рой Делл уже успел выбраться из машины, которая, как ни странно, на вид почти не пострадала, и отдавал распоряжения команде механиков, сбежавшихся ему на помощь. Увидев меня, он пошел навстречу и протянул руку вперед, как будто собираясь со мной поздороваться.

— Меня зовут Рой Делл Парке, мэм. Этой “веге” ничего не сделалось, будет бегать как ошпаренная собака, верно?

Тут я не выдержала. Я как следует замахнулась и врезала по физиономии, на которой было написано угодливое выражение. Рой оказался слабоват, из разбитой губы хлынула кровь, колени подогнулись, он выкатил глаза и медленно осел на землю.

Подбежавшие отреагировали почти мгновенно. Половина из них бросились к лежавшему на земле Рою Деллу, остальные просто наблюдали — удивление, написанное на их лицах, сменилось восхищенными улыбками. Думаю, нечасто им доводилось встречать в своих краях женщин, способных дать в зубы мужчине. Но когда ты родом из северной Филадельфии и у тебя четверо братьев, умение драться становится такой же неотъемлемой частью образования, как учеба в католической школе. Я всего лишь отнеслась к этому предмету чуть более серьезно.

Руби стояла рядом со мной, светлый парик слегка съехал набок, а глаза стали большими, как плошки.

— Боже всемогущий, они нас убьют! — прошептала она.

— Убьют? — спросила я. — С какой стати? Потому что какой-то тип, сам себя объявивший королем гонок, помял мою машину?

Словно в подтверждение опасений Руби от группы отделился какой-то костлявый тип с довольно-таки мускулистыми для его худобы руками, сплошь покрытыми татуировкой, и двинулся к нам. Чуть поодаль я заметила двух помощников шерифа, которые быстро шагали в нашу сторону.

— Какого черта ты себе позволяешь? — прорычал долговязый.

За ним потянулись остальные. Судя по настроению толпы, дело запахло судом Линча. Руби спряталась за мою спину, а я лихорадочно прикидывала, успею ли добежать до машины, чтобы схватить разводной ключ. Тут как раз Паркс подал признаки жизни.

— Оставь, Фрэнк, — сказал он слабым голосом, — я сам разберусь. Разве не видишь, леди действовала в состоянии шока. — Он встал, слегка покачнулся и хмыкнул: — Шок был очень силен, если судить по силе удара.

Фрэнк еще раз угрюмо взглянул на меня и оскалился, как Флафи, когда ей кто-то не нравится. Рой Делл медленно подошел, встал между нами и снова протянул руку.

— Рой Делл Паркс, мэм, король трека.

Я с секунду смотрела на протянутую руку и все-таки решила ее проигнорировать.

— Кьяра Лаватини, — процедила я. — Королева-черт-его-знает-чего.

Гонщик захохотал, потом поморщился и потрогал разбитую губу.

— Не злитесь, мэм, я правда ничего не мог сделать. Похоже, кто-то из моих ребят вынул болт из рулевой колонки. — Он поднял руку, словно предупреждая все мои возможные возражения. — Понимаю, вы переживаете из-за своей машины, но, честное слово, вы зря волнуетесь. Ребята отгонят ее в гараж, и к утру она будет как новенькая.

Мой гнев сам собой пошел на убыль.

— Спасибо, Рой Делл. — Руби выступила из-за моей спины. — Я знаю, Кьяре будет гораздо спокойнее, если вы позаботитесь о ее машине. Понимаете, Кьяра ею очень дорожит.

Рой Делл уставился на Руби. Глаза у него расширились, он вытер мясистую руку о штанину комбинезона и протянул ей.

— Как тебя зовут, цыпочка?

Она вспыхнула и вложила свою ладошку в его лапу.

— Руби Ли Даймонд, — почти прошептала она. — Очень рада с вами познакомиться.

Мне стало тошно. Эти двое распустили между собой столько розовых слюней, что любого нормального человека вывернуло бы наизнанку. Рой Делл все еще не выпускал руку Руби из своей, а она не могла отвести от него глаз.

Если бы к нам не присоединился Микки Роудс со своей свитой и в сопровождении помощников шерифа, мы, наверное, простояли бы всю ночь, дожидаясь, пока небо ниспошлет благословение новоиспеченному роману между Роем Деллом и Руби.

— Дамы, — сказал Микки, — мне очень жаль, что так получилось. — Его маленькая круглая физиономия сморщилась в гримасе сочувствия. — Естественно, трек возместит вам все расходы, вызванные небрежностью мистера Паркса.

Это наконец вернуло Роя Делла к реальности. Он побагровел и развернулся, чтобы посмотреть на хозяина трека.

— Вот что, давайте внесем ясность, — начал гонщик. Его голос стал на две октавы ниже, и в нем зазвучала угроза — такого я от него не ожидала. — Это был несчастный случай, и мисс Кьяра и мисс Руби это знают. Все произошло из-за какого-то несчастного болта, который плохо закрутили механики. Я починю эту “камаро”, она станет лучше, чем новая, и деньги ваши нам не нужны.

Микки выпятил грудь, как бойцовый петух, а я тем временем подумала, что если Рой Делл отремонтирует мою машину — это, конечно, замечательно, но и от денег трека отказываться не стоит. В конце концов, осторожность никогда не помешает, вдруг у меня позже проявятся последствия аварии?

Я потерла затылок, потом шею…

— О-о-ох!

Руби обернулась ко мне:

— Кьяра, что с тобой?

Небольшая толпа, собравшаяся вокруг нас, смолкла, всеобщее внимание переключилось на меня.

— Не знаю, — сказала я, осторожно потирая шею. — Я просто вдруг почувствовала острую боль.

Микки Роудс побледнел, предчувствуя грядущие неприятности.

— Эй, Толстяк, позови-ка санитаров! Похоже, у нас есть пострадавший.

От толпы отделился высокий плотный тип и трусцой побежал в сторону боксов. Я посмотрела ему вслед. Мы стояли на самом верхнем участке покатого грунтового трека, откуда были видны и боксы внизу, и трибуны вверху. Даже сейчас, когда на треке не было ни одной машины, рев, доносившийся со стороны боксов, где механики испытывали двигатели автомобилей, был так силен, что, казалось, моя грудная клетка гудела, как большой барабан.

— Думаю, это пройдет, — сказала я.

Руби нерешительно мялась рядом, ее парик совсем скособочился.

— Мисс Лаватини, я не хочу рисковать, когда дело касается вашего здоровья. Пусть уж лучше вас осмотрят медики, а вашу машину отгонят к боксам и ей займутся механики Роя Делла.

Прибыла бригада “Скорой помощи”, а с ними парень, которого Роудс назвал Толстяком.

— Возможно, у мисс Лаватини травма шеи, — объяснил им Микки.

Медики стали меня осматривать, точнее, поворачивать мою голову туда-сюда. Я морщилась, как будто от боли.

— Эй, ребята, полегче! Этак от вас будет больше вреда, чем пользы.

Они ощупывали мою шею, а я правдоподобно морщилась, и все шло хорошо, пока я не заметила какое-то движение у боксов, где собрались зеваки. Мне показалось, что я разглядела человека, очень похожего на Джона Нейлора. Чтобы присмотреться получше, я резко повернула голову налево и чуть не забыла застонать. Мужчина стоял чуть поодаль от основной толпы и смотрел, если не ошибаюсь, прямо на меня. “Если это не Джон Нейлор, — подумала я, — то его двойник”. Была только одна проблема: я не могла представить себе Джона Нейлора на грязном треке, это совершенно не вязалось с его образом.

Как всегда, когда я видела Нейлора, мой желудок слегка подпрыгнул — это стало своего рода тестом, подтверждавшим, что мое подсознание его “узнало”, даже если глаза еще сомневались.

— Вот что, ребята, — сказала я, сбрасывая со своей шеи чужие руки, — вроде бы со мной все в порядке. Я повертела головой в разные стороны, и кажется, это помогло.

Микки Роудс вздохнул с облегчением. Если я хоть немного разбираюсь в людях, то в конце вечера можно рассчитывать на щедрые чаевые с его стороны. Значит, Флафи на этой неделе сможет полакомиться собачьими деликатесами.

— Идем, Руби, пора заняться делом, — сказала я. Девушка радостно улыбнулась и проворно залезла в мою машину. Если это действительно Джон Нейлор, то он мог оказаться на треке только с одной целью — чтобы увидеть меня.

— Езжайте за нами, — крикнул Рой Делл, запрыгивая в свою обшарпанную “вегу”. Мы медленно въехали следом за ним в ворота и покатили по узкой грунтовой дороге. Повсюду стояли гоночные машины, в их открытых капотах, окунувшись туда чуть ли не до пояса, ковырялись механики. Кое-где за машинами виднелись трейлеры, у некоторых крыши были огорожены на манер веранды, и на них стояли легкие алюминиевые стулья. Возле трейлеров маленькие дети возили в пыли игрушечные машинки. Но Джона Нейлора нигде не было видно.

Как только я запарковала свою подбитую малышку, к нам подскочил фотограф, упитанный лысый коротышка в белых носках и черных кроссовках. Лысина и фигура придавали ему сходство с блестящим коричневым яйцом, вот только воняло от него куда хуже, чем от тухлого яйца, — это выяснилось, когда он подошел ближе.

— Леди… — Он так шепелявил, что казалось, будто его рот полон каши. — Меня зовут Гарольд Вонкопидж, мы выбились из графика. Следуйте за мной.

Гарольд привел нас к небольшому дощатому помосту, на котором, судя по всему, собирался сфотографировать нас с каждым гонщиком и механиком с трека “Дэд лейке”. Не представляю, как он собирался делать снимки, потому что я даже ничего не видела. Все вокруг тонуло в густом облаке красноватой пыли, поднятой с трека, а от едких выхлопов, изрыгаемых гоночными машинами, у меня слезились глаза. Однако как только мы с Руби поднялись по лестнице на помост, стали появляться люди. Подчиняясь указаниям фотографа, они выстроились в очередь.

— Вы готовы? — спросил Гарольд, подняв брови с таким видом, словно хотел сказать: “Попробуйте только не быть готовыми! ”

Я оглянулась на Руби. Она подкрасила губы кроваво-красной помадой, подтянула повыше лиф костюма маленькой датчанки и кивнула Гарольду. Я попыталась отряхнуть свой наряд французской горничной, но это оказалось пустой затеей, пыль уже въелась.

— Секундочку! — крикнула я (в основном для того, чтобы позлить Гарольда) и достала из сумочки пудреницу.

Мои длинные светлые волосы были собраны в пучок на макушке, и я казалась даже выше своих шести футов (это вместе с пятидюймовыми шпильками). К концу вечера волосы наверняка станут рыжими, как ржавчина. Я медленно облизнула губы, мужчины в первых рядах очереди застонали. Мне хотелось наклониться, чтобы они смогли в полной мере оценить мои щедрые округлости, но я не стала — мероприятие было почти семейное. Боюсь, не каждый здесь оценит мой 38ДД [3].

Я убрала зеркальце и кивнула Руби. Потом протянула руки к первому в очереди и проворковала:

— А ну-ка, большой мальчик, иди к мамочке. Вечер начался.

Мы простояли, позируя фотографу, около часа, когда с губ Руби сползла улыбка. В промежутке между двумя снимками она жалобно прошептала:

— Кьяра, почему ты меня не предупредила, что они любят щипаться? У меня весь зад будет в синяках, а во что превратится костюм, представить страшно. Представляешь, они перед этим даже не вытирают руки!

Я улыбнулась:

— Добро пожаловать в реальную жизнь, детка. Ты набираешь себе постоянных клиентов. С этого вечера каждый уйдет с твоей фотографией, и половина из них придет потом в “Тиффани”, чтобы на тебя посмотреть. Считай, что синяки на заднице — это инвестиции в твое будущее благополучие.

Кажется, мои слова не вполне убедили Руби, но когда следующий гонщик поднялся на помост, она натянула на лицо приветливую улыбку. Я наблюдала за ней весь вечер, и эта улыбка не сходила с ее лица, хотя пару раз я заметила, как она хватала особо ретивого поклонника за руку и щипала за мясистую часть между его большим и указательным пальцами — она заметила, что так делала я. Но при этом она продолжала сиять, и мужчины оба раза улыбались в ответ.

Хуже всех оказался Рой Делл Паркс. Он то и дело находил поводы для того, чтобы подойти и поговорить с Руби, а она, судя по всему, была вовсе не против. Девушка улыбалась и ворковала что-то в ответ тихим нежным голоском. Ума не приложу, что она нашла в этом громиле.

Был поздний вечер, когда я снова заметила Джона Нейлора, на сей раз это был точно он. К тому времени состоялось бог знает сколько заездов, громкоговоритель так искажал голос диктора, что почти невозможно было разобрать, что он объявляет. Все ждали главного события вечера. Рой Делл Паркс и еще двадцать гонщиков готовились к большому заезду — в пятьдесят кругов, разыгрывался главный денежный приз. Последний заезд должен был стартовать через полчаса, и после этого мы с Руби наконец могли уехать. Я с нетерпением считала минуты, когда, подняв голову, обнаружила, что на меня уставился Джон. Я уже собиралась его окликнуть, как вдруг поняла, что во всем этом что-то не так. Джон, тот самый парень, который приходил в клуб столько раз, что я уже и со счета сбилась, и далеко не всегда по делам, тот самый Джон, который отвез меня домой после того, как один пьяница ударил меня по голове, сейчас стоял в каких-то двадцати ярдах от меня в обнимку с миниатюрной брюнеткой.



Думаю, стоит пояснить, что наши отношения балансировали на грани между физическим влечением и дружбой, и я рассчитывала, что со временем эта привязанность примет более конкретную физическую форму. Не отрицаю, что я не имею никаких прав на Джона, но искры, которые не раз проскакивали между нами, давали мне повод верить, что мы кое-что значим друг для друга.

Нейлор наблюдал за мной точно так же, как бывало в самом начале нашего знакомства — с бесстрастным выражением лица, словно ему до меня и дела нет, но я-то знала, что это не так. Таким же взглядом он смотрел на меня в нашу первую встречу, Джон тогда расследовал убийство и считал, что я и моя подружка имеем к нему какое-то отношение. Он смотрел так всякий раз, когда являлся, чтобы со мной поговорить, но ведь он приходил снова и снова, даже когда в этом не было нужды.

Итак, я уставилась на Джона Нейлора и застыла с широко раскрытыми глазами и разинутым ртом. Он все смотрел и смотрел на меня. Его спутница заметила, что парень отвлекся, и потянула его за локоть, как будто хотела вытащить на сцену, чтобы он сфотографировался с нами. Джон повернулся к ней, потом снова посмотрел на меня — на этот раз лишь мельком, — потом отвернулся, наклонился к брюнетке и поцеловал ее.

Он целовал эту женщину именно так, как я мечтала, чтобы он когда-нибудь поцеловал меня: крепко, с чувством и так, будто это для него всерьез. Потом схватил ее за руку, развернул в противоположную от помоста сторону, и они ушли. Его грубоватые манеры, судя по всему, удивили девицу, но она была обрадована таким поворотом событий. Я бы, конечно, могла сказать ей, что я все это уже повидала, но было некогда: вонючий фотограф снимал меня с очередным гонщиком, который, естественно, щипал меня за задницу.

Теоретически я давно должна была научиться относиться к такой ерунде равнодушно. Это, конечно, был не первый случай, когда я ошиблась в парне, далеко не первый. Дело не в этом, просто обычно мне приходится общаться с мужчинами такого сорта, способными на любую подлость. Но уж от Джона Нейлора я никак не ожидала, что он может намеренно причинить мне боль, и тут же решила, что должна разобраться, в чем дело.

— Перерыв, девочки, — кстати объявил Гарольд. — Через пятнадцать минут начнутся большие гонки. Потом я сфотографирую вас с победителем, и после этого можете быть свободны.

Руби мечтательно посмотрела на Паркса — тот, кажется, подзывал ее к своей машине. В нашу сторону двинулся Микки Роудс, он вел с собой босса и еще каких-то типов в костюмах. “Опять реклама”, — подумала я, у меня абсолютно не было настроения. Найти бы Джона Нейлора и остаться с ним наедине, тогда посмотрим, будет ли он держаться таким же храбрецом, как несколько секунд назад.

— Сейчас приду, — бросила я, направляясь к лестнице.

— Кьяра, ты куда? — окликнула Руби, но я не ответила. Я направилась в ту сторону, где мелькала голова Джона рядом с головой маленькой брюнетки. Если Джон нарочно выбирал полную противоположность мне, то он не ошибся. Его спутница была безнадежная коротышка, думаю, даже на каблуках ее рост был не выше пяти фунтов четырех дюймов. Кроме того, она была плоскогрудой, а плоская грудь — тот недостаток, которым я не страдала и страдать не буду. У крошечной брюнетки был такой вид, словно стоит на нее дунуть — и она улетит, как пушинка.

Высматривая в толпе эту парочку, я мысленно ругала себя. Что со мной, с какой стати я так разволновалась из-за какого-то мужика? Это совсем на меня не похоже. Вернее, если вспомнить, какой я была раньше, когда жила в северной Филадельфии, то это как раз было в моем стиле, но с тех пор, как два года назад я переехала в Панама-Сити, я больше никому не давала выставить себя дурочкой. Более того, я даже ни с кем не встречалась — просто охоты не было, честное слово.

Я прошла мимо гонщиков и механиков, едва замечая их свистки и выкрики. Запах кофе и гамбургеров, доносившийся из закусочной, напомнил мне, что я с полудня ничего не ела. И там, где разум потерпел поражение, желудок победил. Я решила, что куда разумнее сначала съесть гамбургер, выпить чашечку кофе, а уж потом подумать о моей неудаче с Джоном.

Я зашла в грязно-белую закусочную. Девушка за стойкой сунула мне в руки гамбургер, завернутый в вощеную бумагу.

— Все гамбургеры с чили и капустным салатом с майонезом, — сказала она. — Вместе с кофе это будет три доллара.

Мой костюм французской горничной, должно быть, смотрелся нелепо на гонках, но продавщица этого даже не заметила. Ее внимание было приковано к треку, где только что закончился последний полуфинальный заезд.

— Черт! — бросила она, обращаясь к девочке-подростку, которая заворачивала в бумагу хот-доги. — Толстяк проиграл Фрэнку. Представляю, какой у нас дома сегодня будет скандал! Он наверняка вернется пьяный. — Девочка кивнула, не поднимая глаз и продолжая заворачивать хот-доги. — Сукин сын! — пробормотала кассирша.

Я взяла свой гамбургер, вышла наружу и зашла за закусочную. Внутренний круг зоны боксов был зарезервирован для парковки, там было темно, под ногами похрустывала смесь гравия, битого стекла и красной глины.

— На моих каблуках тут не очень-то погуляешь, — пробормотала я.

Наткнувшись в темноте на легкий пластмассовый стул, я решила, что безопаснее всего будет сесть и съесть гамбургер, пока глаза привыкнут к темноте.

Несмолкающий рев моторов, работавших на предельных оборотах, перекрыл голос, оравший из громкоговорителя. Насколько я могла понять, участникам последнего заезда дали команду на старт. Я не слишком старалась разобрать, что говорит комментатор, хотелось только одного: чтобы этот вечер поскорее кончился и я могла вернуться домой, где меня ждали Флафи и мягкая двуспальная кровать.

Глаза постепенно стали привыкать к темноте, и я разглядела футах в тридцати мусорный контейнер, потом стала различать темные силуэты, двигавшиеся по направлению к автостоянке или от нее. Кто-то бросил бутылку, она ударилась в стенку контейнера, звон на миг перекрыл глухой рев, доносившийся с трека.

Мне вдруг стало жалко себя. Сидя в одиночестве за пластмассовым столом, я спросила себя: “Что я здесь делаю? Почему я не дома, не лежу в своей уютной постельке с хорошей книжкой? ” Винсент, правда, посулил мне неплохие деньги за сегодняшний вечер, но стоят ли они того, чтобы тащиться до самой Уевахитчки, да еще и наблюдать крушение своих иллюзий? Вряд ли.

Я встала и осторожно пошла в темноте к мусорному контейнеру, собираясь выбросить остатки гамбургера и вернуться на помост. Раз уж я оказалась здесь, стоило посмотреть гонки и поговорить с Руби — все лучше, чем выслеживать Джона и его новую пассию.

— Сукин сын, — пробурчала я, вспомнив кассиршу из закусочной. — Все вы одним миром мазаны.

Кто-то захихикал. Мне показалось, что звук донесся с другой стороны мусорного контейнера.

— Даже не знаю, что и сказать, — произнес женский голос.

Это была Руби. Я хотела дать о себе знать, но передумала и промолчала. Если она хочет испортить себе вечер, путаясь с Роем Деллом, то кто я такая, чтобы ей мешать? Мисс Даймонд скоро на собственном опыте убедится, что все мужчины одинаковы. Или ей известно нечто такое, чего не знаю я? Как-то не верится.

Я собралась уйти, но Руби снова заговорила:

— Честное слово, я не могу.

В ее голосе послышались новые нотки, появилась какая-то нервозность. “Ну нет, — подумала я. — Если этот деревенский недоумок решил, что может приставать к Руби, то его ждет сюрприз”.

Я развернулась и пошла обратно, но девчонка снова захихикала. Я остановилась в нерешительности. Мужской голос что-то пробубнил, но слов я не разобрала — снова загремел громкоговоритель. Я повернула обратно. Комментатор замолчал.

— Вот, смотри, — сказал мужчина.

Руби снова хихикнула, а потом раздался жуткий, отвратительный звук, я узнала его безошибочно — это был треск ломающихся костей. Я бросилась бегом, огибая мусорный контейнер, но, завернув, наткнулась на что-то или кого-то, ударившись с такой силой, что искры из глаз посыпались. Последним, что я запомнила перед тем, как провалиться в темноту, было беззвучное “Нет! ”, прозвучавшее в моем мозгу.

Глава 4

Я услышала чьи-то быстрые шаги, скрип гравия, потом такой звук, будто кто-то переступал с ноги на ногу, и натужное кряхтенье. Я зашевелилась, но тут же сообразила, что надо двигаться с осторожностью, мне могла угрожать опасность. В крови забурлил адреналин, сердце пустилось вскачь. Внезапно я поняла, что не одна. Какой-то мужчина, стоявший на коленях, повернулся в мою сторону, и я узнала его даже в темноте.

Джон поднялся с колен и подошел ко мне.

— Не двигайся, полежи минутку спокойно, я посмотрю, не ранена ли ты.

Я широко раскрыла глаза, вглядываясь в темноту, и попыталась сесть. Что-то кольнуло меня в уголок левого глаза, я подняла руку, чтобы стряхнуть эту штуку с лица.

— Черт побери, я же сказал, не двигайся! — прошипел Джон. — У тебя лицо поцарапано, ты ударилась о мусоросборник, дай мне взглянуть.

Я раздраженно оттолкнула его руку, села. На меня разом нахлынули звуки и образьт. Джон целует брюнетку… Руби смеется… Потом я вспомнила хруст костей. Я толкнула Нейлора так сильно, что тот покачнулся, и встала. На земле лежала какая-то бесформенная груда, Джон нарочно встал так, чтобы загородить ее от меня.

— Руби!

Я закричала и, пошатываясь, бросилась к подруге, но, еще не приблизившись, уже знала, что она мертва. Джон схватил меня за руку.

— Кьяра, не надо. Остановись и послушай меня.

Я набросилась на него с кулаками, но он схватил меня за обе руки и заставил посмотреть ему в глаза.

— Кьяра, как это произошло? — спросил он.

Я молча уставилась на него, вспоминая, как бежала к контейнеру, с кем-то столкнулась… а потом увидела Джона, склонившегося над телом Руби. Она говорила с каким-то мужчиной. Может, с Джоном? Мне казалось, что я хорошо его знаю, но ведь это было до того, как он на моих глазах целовался с другой женщиной. Теперь я уже сомневалась в нем.

Я завизжала — надеюсь, достаточно громко для того, чтобы кто-нибудь услышал и поспешил на помощь. Выражение лица Джона изменилось, теперь вместо участия на нем читалась тревога и, если не ошибаюсь, раздражение.

— Черт, зря ты это сделала! Сейчас сюда сбежится весь трек.

Интересно, а что, по его мнению, должно было произойти? Руби была мертва, и я не могла с уверенностью сказать, что ее убил не он. У меня в мозгу словно произошло короткое замыкание, я ничего не соображала. Джон посмотрел на меня и тихо сказал:

— Извини, Кьяра, но теперь я ничем не смогу тебе помочь. Я с изумлением увидела, как Джон Нейлор повернулся, побежал и скрылся в темноте, оставив меня одну рядом с безжизненным телом Руби. Послышались шаги, в нашу сторону бежали несколько человек.

— Я слышал, как какая-то женщина визжала, — сказал один из них. — По-моему, она должна быть где-то здесь.

— Помогите! — закричала я. — Полиция!

Глава 5

Полицейское управление Панама-Сити расположено на той же улице, что и санитарное управление. Думаю, это логично — и то и другое имеет дело с отбросами города. Полицейское управление — первое здание, перед которым вы окажетесь, хотя, если вы не ищете его специально, можете и не обратить на него внимания. Это приземистое одноэтажное строение точно такого же цвета, что песок на дороге перед ним.

В ту ночь мне выпала сомнительная честь войти сюда через черный ход, предназначенный для полицейских и горожан, которых по какой-либо причине доставляют в управление. Сопровождавшие вели меня через лабиринт коридоров и проходных кабинетов, которые разделяли явно перенаселенное управление на отдельные ячейки. Мы прошли по длинному коридору и оказались к комнатке немногим больше моей крошечной гардеробной. В это время я должна была уже быть дома, но, похоже, предстояло задержаться.

На месте преступления мне ясно дали понять, что я веду себя враждебно и не желаю сотрудничать с полицией, — не знаю, с чего они это взяли. Но чем бы я ни рассердила полицейских на треке — словами или какими-то действиями, — это обеспечило мне бесплатную доставку в город в заднем отсеке полицейского седана, который был отделен от водителя глухой пластиковой перегородкой без ручек.

Было почти два часа ночи, я устала — не просто устала, а была совершенно измотана, — однако чувствовала, что в душе бурлят эмоции, словно бомба с часовым механизмом, готовая в любой момент взорваться. Я только надеялась, что успею добраться до дома раньше, чем полностью потеряю контроль над собой.

Рано или поздно Винсент Гамбуццо должен был прислать адвоката фирмы, Эрни Шварца, чтобы тот похлопотал о моем освобождении. Арест танцовщицы считался чем-то вроде несчастного случая на производстве, и услуги адвоката были лишь частью социального пакета, которые Винсент предоставлял всем своим служащим. Хотя я подозреваю — Винсента раздражало, что нельзя просто откупиться. Ему, возможно, и удалось бы это сделать, имей он нужные связи, но коль скоро связей не было, приходилось действовать по закону. Бедный Винсент, как же ему хотелось, чтобы его считали крутым парнем, с которым опасно связываться, а не тем, кем он был на самом деле — сыном третьесортного торговца подержанными машинами.

Дверь распахнулась, и в кабинет вошел высокий, худощавый, довольно привлекательный мужчина с густыми усами.

— Мисс Лаватини? — спросил он низким глубоким голосом с южным акцентом. Не то от недосыпания, не то по причине простуды, трудно сказать, его голос звучал хрипло. — Я детектив Уилинг.

Должно быть, он был у них старшим. Держался он так же, как и все его коллеги, то есть выглядел уверенным, но был все время настороже, постоянно следил за каждым словом и движением подозреваемых, стараясь не пропустить несоответствия в показаниях. Меня в чем-то заподозрили — не знаю, в чем именно, — и он наблюдал за мной, как кот за мышкой. Я ждала, когда Уилинг приступит к делу, но тот, похоже, собирался тянуть резину, чтобы я занервничала.

Он сел на стул напротив меня и принялся изучать планшет с бумагами, по виду похожими на официальные документы. Потом достал авторучку, снял колпачок, сделал несколько пометок на полях и дописал кое-где несколько слов. Довольно долго тишину в комнате нарушало только шуршание бумаги да тиканье настенных часов.

— Мисс Лаватини, — сказал он наконец, — если не ошибаюсь, этот кабинет вам уже знаком.

Я пожала плечами и посмотрела на детектива, дожидаясь, когда он оторвется от бумаг и наши взгляды встретятся.

— Если вы имеете в виду то обстоятельство, что в прошлом году я нашла пару трупов и, как законопослушная гражданка, сообщила о них в полицию, то да, можно сказать, что я в этом учреждении не впервые.

Уилинг не сразу отвел взгляд, а уставился на меня своими зеленовато-карими глазами. Думаю, когда-то давно, может быть, в детстве, у него были огненно-рыжие волосы, но сейчас они поблекли и стали каштановыми с проседью.

— Расскажите мне, что произошло сегодня ночью. — Он достал небольшой диктофон, положил палец на кнопку и спросил: — Вы ведь не возражаете? Мне так проще, не надо отвлекаться, чтобы все записывать. — Он улыбнулся, что, по-видимому, должно было меня подбодрить. — А потом мы просто распечатаем ваши показания и вы их подпишете.

Я пожала плечами. Какая разница? Поняв это как знак согласия, Уилинг включил запись.

— Первое мая тысяча девятьсот девяносто седьмого года. Показания Кьяры Лаватини, снятые детективом Джеффом Уилингом. Начинайте, мисс Лаватини.

Я начала говорить. Еще не добралась до того места, когда увидела тело Руби, когда в комнату ворвался Эрни Шварц. Волосы адвоката были растрепаны, но не потому, что его подняли с постели, он всегда так выглядел. Похоже, таков был его стиль. Эрни был невысокий, плотный и носил очки. Их толстые, как от бутылки из-под кока-колы, стекла скрывали пару прекрасных ярко-голубых глаз.

Глядя на Эрни, всякий думал, что перед ним вялый книжный червь, но я-то знала, каков он на самом деле. Я видела иного Эрни Шварца — например, когда он в подпитии играл на гавайской гитаре не хуже профессионального музыканта, причем делал это, стоя на моем кухонном столе. Это было в ночь на четвертое июля, часа в три. Да, забыла добавить, что Эрни был в чем мать родила и орал песни во все горло.

А еще Эрни любит собак, во всяком случае, чихуахуа. Об этом я узнала, когда попросила его составить для меня завещание и он указал себя в качестве опекуна моей маленькой Флафи. Он сделал это бесплатно и, думаю, вовсе не потому, что я обещала никому не рассказывать о том, как он пел песню Оскара Мейера в костюме Адама.

— Ни слова больше, — монотонно бросил он мне. А детективу Уилингу заявил: — Моя подзащитная устала. Не сомневаюсь, она уже рассказала вам все, что могла, а теперь ей пора домой, выспаться. Вечер был очень трудный.

Детектив оценивающе уставился на адвоката, по-видимому, прикидывая, может ли тот помешать допросу, и если да, насколько это серьезно.

— Еще пять минут, мистер Шварц, и мы закончим.

— Нет, детектив Уилинг, моя подзащитная устала. Мы продолжим разговор утром.

Эрни положил руку мне на плечо и сжал его, намекая, что я должна встать. Я вздохнула.

— Эрни, я справлюсь. Готова ответить еще на пару вопросов, если это поможет найти убийцу Руби.

Уилинг только этого и ждал, он сразу перешел к делу.

— Мисс Лаватини, меня тревожат некоторые моменты в показаниях, которые вы дали офицеру на треке. Думаю, перед тем, как продолжать следствие, мы могли бы внести ясность.

— Детектив, я сказала, что сама слышала, как моей подруге сломали шею, что может быть тревожнее?

Уилинг откинулся на спинку стула и провел рукой по слегка вьющимся волосам.

— Меня беспокоит ваше заявление, что вы якобы видели на месте преступления одного из наших офицеров.

— Да, кстати, почему его здесь нет? Почему бы вам не спросить у него самого, что случилось?

— Мисс Лаватини, я уже спрашивал. Я поехал к нему домой, разбудил его и спросил, где он провел вчерашний вечер. И знаете, что он мне ответил? Что сидел у себя дома, пил пиво и смотрел телесериал.

Я и хотела бы что-нибудь сказать, да не могла.

— Он также сказал, что не был на треке, что вообще не любит гонки и не представляет, с какой стати вы приплели его к этой истории. — Уилинг снова наклонился вперед, положил руки на стол, развернув их ладонями вверх, и пожал плечами. Его обручальное кольцо тихо звякнуло об стол. — Ну зачем вам это?

У меня запершило в горле от слез, ком в горле мешал мне говорить. Что происходит, в конце концов?

— Он там был, — сказала я. Детектив вздохнул.

— Мисс Лаватини, насколько я понимаю, вы очень сильно ударились головой об этот контейнер. Возможно, вы видели кого-то похожего на детектива Нейлора. Вы были напуганы, возможно, дезориентированы, было темно. Перед вами на земле лежала ваша подруга, она была мертва. Возможно, вы кого-то увидели и спутали его лицо с другим, более знакомым? Или вам очень хотелось, чтобы там оказался детектив Нейлор. — Уилинг говорил со мной терпеливо, как с несмышленым ребенком. — А может, вы испугались, представив, как отнесется полиция к тому, что вы снова нашли труп.

— Детектив Уилинг, я не была ни напугана, ни дезориентирована, как вы выражаетесь. Может, вам хочется, чтобы я не видела там детектива Нейлора, но я его видела, и точка. Мою подругу убили, и там был детектив Нейлор.

Я посмотрела Уилингу в глаза, думая, хватит ли ему наглости снова возразить, но он не успел ничего ответить — в комнату вошла молодая женщина-полицейский и протянула ему листок бумаги. Уилинг уставился на листок, но его лицо оставалось непроницаемым.

— Вы узнали голос мужчины? — спросил он, не отрывая взгляда от бумаги. Женщина подошла чуть ближе, как будто для того, чтобы лучше слышать мой ответ.

— Нет.

— Сможете его узнать, если услышите еще раз?

На этот раз он посмотрел мне в глаза, ожидая ответа.

— Не уверена, — сказала я. — Попробую.

— Он не был похож на голос кого-нибудь из ваших знакомых?

— Не знаю, может быть, но вряд ли, не могу сказать точно, пока не услышу.

Я прижала пальцы к вискам и задумалась. Я устала и совсем запуталась. В голове все перемешалось: образы, звуки, голоса.

Эрни встал за спинкой моего стула и решительно положил руки мне на плечи.

— Вот что, господа, давайте на сегодня закончим. Если вы, детектив, захотите снова с нами побеседовать, просто позвоните мне в офис и я с радостью назначу время встречи.

Уилинг кивнул и встал.

— Мы с вами свяжемся, — пообещал он.

— Буду ждать вашего звонка, — ответил адвокат.

Не теряя времени даром, Эрни вывел меня из здания полицейского управления. Обняв за талию и мягко подталкивая к выходу, он провел меня через лабиринт коридоров, которые вели к выходу, на свободу. Пройдя через двойные стеклянные двери, мы оказались на улице. Стояла теплая ночь. Эрни, в крови которого бурлил адреналин профессионала, все еще пребывал в воинственном настроении, чувствуя себя защитником слабых и обездоленных. Он не проронил ни слова до тех пор, пока не усадил меня в свой “мустанг” шестьдесят седьмого года. Этот автомобиль, сохранивший не только первоначальный цвет, но и подлинные, неотреставрированные чехлы сидений и радио, был его красой и гордостью.

— Кьяра, что, в конце концов, происходит? — начал Эрни, выезжая со стоянки на главную улицу. — Никогда еще не видел Винсента таким расстроенным. Кто такая эта Руби, я ее знаю?

Я замотала головой, безуспешно пытаясь убрать волосы, падавшие на лицо.

— Нет, она новенькая. Вряд ли ты успел побывать у нас с тех пор, как Винсент взял ее на работу.

Затормозив на красный свет, Эрни повернулся и посмотрел на меня через толстые стекла очков.

— Скажи, Кьяра, есть ли что-нибудь такое, что мне следует знать об этом деле, пусть даже какая-нибудь мелочь?

Красный свет сменился зеленым, но Эрни все смотрел на меня.

— Я сказала полицейским все, что знала, честное слово. Я слышала, что она с кем-то разговаривала, но не поняла, с кем. Потом я услышала этот жуткий звук и почувствовала, что дело плохо, но когда я добежала до Руби, она была уже мертва. И еще, Эрни, это мог быть Нейлор, Богом клянусь! Не знаю, что происходит, но он точно был на треке.

— Черт, Кьяра, не нравится мне это! Дело дрянь. Поэтому они все на тебя и напустились.

Отъехав от здания полицейского управления, Эрни вырулил на Байю-драйв, и мы направились из города в сторону трейлерного городка “Дубовая роща”. Внезапно он спросил:

— Скажи, как ты ухитрилась расслышать голос Руби при таком шуме на треке?

— Черт побери, Эрни, в чем дело? Ты ведешь себя как коп! Я объясню: это было в перерыве между заездами. Я находилась футах в пятнадцати от контейнера, когда они заговорили. Это что, проблема?

Эрни сосредоточился на дороге и смотрел прямо перед собой, не глядя на меня. Наконец он произнес:

— Не знаю, Кьяра. Мне кажется, все это как-то дурно попахивает. Ты говоришь, что видела на месте преступления полицейского, а он это отрицает. Винсент сказал, что полицейские интересовались тобой и задавали очень много вопросов.

— Ты же знаешь босса, ему обязательно нужно из-за чего-нибудь волноваться. Я чиста.

Эрни, кажется, это проглотил, потому что умолк. Он загнал машину на мое место для парковки и заглушил мотор.

— Кьяра, я мало тебя знаю. Я засмеялась.

— Не так хорошо, как я тебя, Эрни.

— Не важно. Хочу дать тебе один совет: старайся на этот раз не очень раздражать полицейских. Панама-Сити — город маленький, он способен сам о себе позаботиться, здесь полицейские не ведут себя так, как в Филадельфии. Не пытайся учить их, как они должны делать свою работу, и не лезь на рожон. Если они еще раз тебя вызовут, сразу звони мне.

— Не волнуйся, позвоню. И еще одно, Эрни. — Что?

В голосе адвоката прозвучала надежда, словно он мечтал, что в благодарность я приглашу его к себе. Я, конечно, была ему признательна за помощь, но не до такой степени. Мне вспомнилась венская мелодия Оскара Мейера, и перед глазами всплыло зрелище — голый Эрни у меня на столе…

— Спасибо, Эрни, я тебе позвоню.

На секунду его плечи поникли, потом парень улыбнулся и дал задний ход.

— Я для того и нужен, Кьяра, — заключил он, — чтобы отгонять волков от твоей двери.

Но я уже слушала его вполуха, думая только о том, чтобы поскорее войти в дом и забраться в постель. Все как-нибудь образуется, но не сегодня. Я вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь, ведущую в кухню. Щелкнула выключателем, но свет не загорелся.

— Черт!

Похоже, лампочка снова перегорела, а ведь я только недавно ввернула новую. Или дело в патроне? С домами-трейлерами вечно так: их строят изо всякого дешевого барахла, и никогда не знаешь, что сломается в следующий раз.

Закрыв за собой дверь, я осторожно вошла в кухню: не хватало еще споткнуться в темноте о миску Флафи. Кажется, обошлось. Я сделала еще шаг и застыла, по спине пробежал холодок, тоненькие волоски на коже встали дыбом. В трейлере кто-то был!

Я скорее почувствовала, чем услышала позади какой-то шорох, кто-то схватил меня сзади за шею и крепко зажал рот своей большой ладонью.

— Не двигайся. Просто прислонись ко мне. Если пошевелишься, то сделаешь себе больно, — прошипел мужской голос.

Я попыталась вырваться — скорее для очистки совести, чем действительно в надежде освободиться, — но его хватка и впрямь оказалась железной.

— Вот видишь? — сказал он. — Лучше расслабься.

Я подчинилась, но мысленно стала планировать следующий шаг. Куда девалась Флафи? Что этот гад сделал с моей собачкой?

Мы медленно переместились в гостиную.

— Сейчас я тебя отпущу и уберу ладонь со рта, — продолжал он, — но только если пообещаешь не визжать. Ну что, даешь слово?

Я кивнула. Визжать я не собиралась, я собиралась убить мерзавца.

Глава 6

Мне нравится мой трейлер — совсем не то, что консервная банка, в которой я жила в Верхнем Дерби. Да и окружение здесь получше, по крайней мере в Панама-Сити под окнами не грохочет железная дорога и поезда не останавливаются с жутким скрежетом прямо за моей дверью. Здесь чисто, и соседи — если не считать одной ненормальной по имени Рейдин — гораздо приличнее, чем в Филадельфии. Поэтому, обдумывая убийство Джона Нейлора, мне приходилось учитывать два обстоятельства: во-первых, при этом могла серьезно пострадать моя гостиная, а во-вторых, это подпортило бы мой имидж в глазах соседей.

Нейлор подтолкнул меня в темную гостиную и провел к единственному предмету мебели, который я оставила в комнате, — к любимому мягкому дивану. Там он медленно опустился на подушки, набитые натуральным пухом, потянув за собой и меня, в результате я уселась, вплотную прижавшись к нему. Я поняла, что будет довольно трудно его убить, не испортив при этом льняную обивку дивана, но ее, наверное, можно будет сменить.

— Знаю, о чем ты думаешь, — прошептал Нейлор, — оставь эту затею.

Он чуть-чуть ослабил хватку пальцев на моих запястьях. Я не пошевелилась, и тогда он медленно убрал руки. Дождавшись, пока он опустит руки и слегка расслабится, я нанесла удар. Но Нейлор в ту же секунду снова схватил меня за запястья и силой заставил скрестить руки на груди.

— Ой, больно!

— Я же предупреждал, не дергайся. Сама виновата.

От него слабо пахло кожей и мужским одеколоном. Несмотря ни на что, я почувствовала, что мое тело на него реагирует. Черт бы побрал этого Нейлора!

— Отпусти!

— А я думаю, не стоит.

Он стиснул меня еще крепче. В это время Флафи наконец решила объявиться. Цокая когтями по полу, она вошла в комнату, остановилась и сладко потянулась. Едва она нас увидела, ее хвост стал вращаться со скоростью пропеллера вертолета. Она потрусила к нам и игриво прыгнула на ногу Джона.

— Привет, Флафи.

Она лизнула его ногу. Джон рассмеялся, он явно забавлялся этой ситуацией.

— Флафи, взять его, фас! — приказала я.

В ответ она лизнула мою ногу. Узнаю свою собачку, в критической ситуации от нее очень много толку.

— Я не могу задерживаться надолго, просто зашел убедиться, что у тебя все в порядке.

— В порядке? Ты что, издеваешься? С какой стати ты сбежал? Почему сказал следователю, что тебя не было на треке? И вообще, что происходит? Почему ты не помог Руби?

Я обрушила на Нейлора град вопросов, стараясь выдать их все как можно быстрее. Мне нужны были ответы, и не какие попало, а правильные.

— Кьяра, Руби уже ничем нельзя было помочь. Когда я ее нашел, она была мертва. Я шел за тобой, потом увидел, как ты понеслась в сторону баков с мусором. К тому времени, когда я до тебя добежал, было слишком поздно помогать Руби, а ты тоже лежала на земле. Я не знаю, что произошло.

— Тогда почему ты сбежал?

Моя голова была крепко прижата к груди Джона, поэтому я не могла заглянуть ему в глаза. Я только чувствовала, как бьется его сердце, и меня окутывало тепло его тела. Что все-таки происходит?

— Кьяра, когда я обошел вокруг контейнера, то чуть не споткнулся об тебя. Ты была без сознания, но начинала приходить в себя. Прежде чем успел что-нибудь предпринять, я увидел Руби. Нужно было убедиться, что она действительно мертва, но еще до того, как я к ней подошел, мне стало ясно, что это так.

Я вспомнила те минуты, и у меня защипало глаза от слез. Чувства, которые я подавляла, грозили вырваться на свободу, как вода, прорвавшая дамбу, и захлестнуть меня целиком. Я еще пыталась сдержаться, но тело непроизвольно задрожало. Джон это почувствовал. Он ослабил хватку, передвинул руки выше, с моих запястий на предплечья, и обнял меня. Потом стал слегка покачивать, как будто убаюкивал. Его дыхание щекотало мне ухо.

— Ш-ш-ш, — прошептал Джон. — Успокойся.

Он меня обнимал, а я пыталась совладать с собой, чтобы не разрыдаться. У меня было сразу несколько причин плакать — во-первых, я была напугана, во-вторых, было жаль Руби, а в-третьих, я чувствовала себя беспомощной, потому что ничем не смогла ей помочь. Может быть, она не погибла, если бы я действовала быстрее.

— Почему ты тогда не остался? — спросила я наконец.

— Не мог.

У меня в памяти всплыло лицо миниатюрной брюнетки, и я сразу все вспомнила: как Джон стоял в стороне от толпы, как посмотрел мне прямо в глаза, убедился, что я за ним наблюдаю, и только потом поцеловал свою даму. Это меня быстро отрезвило. Воспользовавшись тем, что он держал меня уже не так крепко, я освободилась, повернулась и посмотрела ему в глаза.

— Еще бы, конечно, не мог! — усмехнулась я. — Торопился к своей девице! Не мог же ты задерживаться, чтобы помочь другу, когда тебя ждала такая краля!

Это его задело, я видела по глазам, но выражение боли быстро сменилось чем-то другим. Взгляд смягчился, появилось какое-то странное выражение, почти грусть. Что это было? Сочувствие? Жалость? Этого мне только не хватало!

— Кьяра, я не мог.

Джон замолчал, все еще глядя на меня.

— Вот и я говорю, что ты не мог, — с издевкой подтвердила я.

Подумать только, всего пару недель назад я доверяла этому типу безраздельно, готова была доверить ему даже свою жизнь! Но сейчас я не оставила ему даже права на сомнение. Я это сознавала, но ничего не могла с собой поделать.

— Кьяра, мне сейчас очень нужно, чтобы ты мне доверяла, — сказал Джон. По тому, как напряглось его тело, я догадалась, что он с трудом держит себя в руках. — Знаю, тебе было больно это видеть.

— С какой стати мне должно быть больно? Может, из-за того, что ты не остался и не помог мне? Или потому, что выставил меня перед полицией лгуньей? Или, может, потому, что ты оказался не тем, за кого я тебя принимала?

Он снова сжал мои руки крепче — так крепко, что я чуть не вскрикнула от боли.

— Кьяра, я бы не допустил, чтобы с тобой что-нибудь случилось, поверь. — Он встал и потянул меня за собой. — Я не могу здесь задерживаться и не могу объяснить, что происходит. Но если меня сейчас увидят с тобой, нам обоим грозят большие неприятности.

В трейлере было по-прежнему темно, мне вдруг стало страшно. Что все-таки происходит? Продолжая держать меня за руку, Джон направился к двери. У выхода он остановился, повернулся и привлек меня к себе. Он крепко обнял меня за талию, рука двинулась выше, задержалась на спине, затем легла на плечо. Тут он немного отстранил меня от себя и прижал к кухонной стене. Проведя руками по моей шее, он стал нежно касаться моего лица, словно пытался в темноте запомнить его на ощупь. Мое сердце громко забилось, желудок, казалось, подпрыгнул.

— Кьяра, — хрипло прошептал Джон.

Когда он меня поцеловал, из головы вылетели все мысли до единой, и тело откликнулось на его ласку. Руки сами собой легли ему на грудь и поднимались до тех пор, пока не обняли его за шею. Тепло его тела окутывало меня, и наши тела словно сплавлялись в одно целое.

Джон целовал меня совсем не так, как брюнетку на треке. В его поцелуе не было никакого насилия, ничего показного. Джон был нежен, но настойчив, пытаясь своим телом убедить меня в том, что пытался отрицать мой разум. Это был наш первый поцелуй, тот, который обозначает начало чего-то, а не конец. Джон заставил меня наслаждаться каждым его мгновением. Этот Джон Нейлор был тем самым человеком, которого я знала. Что бы ни происходило на треке, что бы он ни делал прошедшим вечером — со всем этим можно было разобраться позже. Мужчина, который меня обнимал, снова стал тем, кому я доверяла.

Ни слова не говоря, Джон ушел — бесшумно открыл дверь и выскользнул наружу, в темноту. Я стояла неподвижно, почти не дыша, и прислушивалась. Наконец где-то в отдалении заурчал мотор автомобиля, и я поняла, что Джон снова исчез.

Глава 7

Хмурое утро, как и полагается, оказалось мудренее вечера. Я проснулась, но не спешила вставать, рядом со мной пристроилась Флафи, и меня снова стали одолевать сомнения. Я осознала, что вчера позволила Джону Нейлору заговорить мне зубы. Ласковыми словами и лестью он заставил меня забыть, что он бросил меня на месте убийства Руби и обманул полицию. В довершение всего я позволила ему поцеловать меня и вела себя так, будто этот поцелуй для меня куда важнее, чем тот, которым он одарил брюнетку на треке. Но даже это еще не самое страшное, куда там! Если уж смотреть правде в глаза, то нужно признать: смерть Руби Ли Даймонд — на моей совести. Я взяла девочку под свою опеку, научила ее разным движениям, а потом оставила без присмотра, и вот она мертва.

Я не смогла защитить свою подругу, и она погибла. Значит, именно я должна позаботиться, чтобы все было по справедливости — насколько это вообще возможно в нынешней ситуации. Может, кто другой и предоставил бы это дело полицейским, но только не Кьяра Лаватини. Во-первых, полиция вообще не очень-то переживает из-за смерти стриптизерши, по их мнению, одна дрянь убила другую — и счет сравнялся. А во-вторых, тот, кто обидел друга Лаватини, обидел Лаватини. Мы привыкли сами о себе заботиться. Вот почему мне нравятся танцовщицы — они относятся к семье так же, как я. Стать танцовщицей — все равно что стать членом большой семьи обездоленных, мы крепко держимся друг за друга. Поэтому, кто бы ни убил Руби, он или они напрашивались на то, чтобы я занялась ими лично, отомстила за ее смерть, исправила чудовищную несправедливость судьбы. Найти убийцу Руби — отныне мой долг.

Я поплелась в кухню, почти машинально покормила Флафи и включила кофеварку. Я не жаворонок, по утрам обычно двигаюсь как в тумане и более или менее просыпаюсь только после третьей чашки кофе. Потом открыла дверь, достала из ящика газету и развернула, собираясь почитать, пока варится кофе. Тут возникло сразу две проблемы. Во-первых, кофеварка не заработала, потому что я с вечера ее не заправила, а не заправила потому, что у меня кончился кофе. Я собиралась купить его по дороге с трека. Вторая проблема заключалась в заголовках и фотографиях на первой полосе газеты. Аршинными буквами там было напеча-тано: “На гоночном треке “Дэд лейке” убита танцовщица. Подруга погибшей готова опознать подозреваемого”.

Я стала читать, недоумевая, кто же такая эта подруга Руби, которая может опознать убийцу. Дальше — больше. Со ссылкой на неназванный источник в полиции журналист писал: “Кьяра Лаватини, подруга и коллега убитой мисс Даймонд, заявила полиции, что она охотно поможет следствию и готова опознать подозреваемого по голосу, который отчетливо слышала”.

— Вот это здорово, Флафи, — сказала я. — Интересно, с какой стати детективу Уилингу вздумалось говорить такую чушь?

Флафи не ответила, она подошла к миске и принюхалась. Кажется, запах ей не понравился.

— Ладно, завтра постараюсь купить тебе что-нибудь повкуснее, — пообещала я и стала читать дальше.

“Детективы допросили нескольких человек, которые видели мисс Даймонд в тот вечер. От дальнейших комментариев в полиции отказались”.

Я начинала потихоньку вскипать. Хорошенькое дело, написать про меня как про человека, который, вероятнее всего, сможет опознать убийцу! Это все равно что сделать из меня приманку!

Я посмотрела на Флафи.

— Прости, дорогуша, что не составлю тебе компанию за завтраком, но мне нужно срочно выпить кофе, а то умру. — Похоже, собачке было все равно. — Если я тебе понадоблюсь, то буду у Рейдин.

Флафи усмехнулась по-своему, по-чихуахуански, и продолжила свой завтрак.

У моей соседки Рейдин — она живет через дорогу — обязательно найдется кофе. Правда, общаться с ней нелегко, зато она охотно угостит меня. То есть если она в подходящем настроении и если к ней не заявились инопланетяне. Рейдин не просто пенсионерка, это сразу понимаешь, как только подойдешь к ее дому. Ее трейлер — единственный в нашем трейлерном городке, к которому бесстрашная местная ребятня боится подходить близко. Сам по себе фургончик выглядит вполне безобидно, но двор загроможден всякой всячиной вроде скульптур, купален для птиц, тропических растений и кактусов. Все это напичкано хитроумными ловушками, предназначенными для того, чтобы заманить и замучить ничего не подозревающего посетителя. Несколько человек, которым Рейдин достаточно доверяет, чтобы допускать их в свое жилище, знают, что нельзя наступать на третий сегмент мощеной дорожки, что, подходя к двери, нужно пригнуться, а потом коротко постучать три раза, но ни в коем случае не звонить в дверной звонок, иначе ударит током. А еще всем соседям известно, что ни под каким видом нельзя упоминать в разговоре фламандцев, пока Рейдин не побывала в психиатрической клинике (куда ездит раз в месяц, чтобы ей сделали укол проликсина), — она уверена, что фламандцы — это иноземные существа, которые пытаются захватить власть над миром.

Большинство из нас узнали о странностях Рейдин опытным путем, и опыт этот дался нам нелегко. Бывало, мы просыпались под истошные вопли и ружейную пальбу, думая, что на нас напали бандиты, но оказывалось, что просто у Рейдин кончилось действие инъекции. Однако большую часть месяца, когда Рейдин спокойна, она ведет себя как милейшая, добрая женщина и соседка, всегда готовая помочь. Меня лично Рейдин не раз выручала в самых сложных ситуациях, просто надо учитывать ее особенности.

Не переодеваясь, я прямо в лиловом велюровом халате и изящных домашних шлепанцах на каблуках, с помпончиками из перышек, перешла через дорогу, осторожно перешагнула через третью секцию мощеной дорожки и, пригнувшись, стала подниматься по ступенькам. Занавески на слуховом окне трейлера качнулись — Рейдин покинула свой наблюдательный пункт за кухонной дверью.

— Кто там? — спросила она хриплым голосом.

Рейдин прекрасно знала, кто пришел, но в мире, в котором она жила, осторожность никогда не бывала излишней. Я произнесла пароль, который соседка в свое время заставила меня заучить.

— Я пришла с миром.

— Откуда мне знать, что это так?

Рейдин замолчала в ожидании следующей реплики, предусмотренной этим безумным ритуалом.

— В моем сердце — только любовь, — сообщила я. Это, конечно, было враньем, но если не соблюдать правила Рейдин, то на кофе можно было не рассчитывать.

Рейдин стала один за другим отпирать многочисленные замки и запоры, призванные оградить ее от инопланетного вторжения. Наконец дверь слегка приоткрылась. Морщинистое лицо пожилой женщины расплылось в улыбке.

— А, это ты! — сказала она.

Широко распахнув дверь, она отступила, пропуская меня внутрь. То обстоятельство, что на дворе почти полдень, а я явилась в халате и шлепанцах, ее совершенно не удивило. Сама она была в линялом розовом домашнем платье и гольфах, спущенных до щиколоток и аккуратно закатанных. Из седых волос торчали ярко-розовые бигуди.

— Куда-нибудь собираешься? — спросила я, намекая на бигуди.

— Нет, это мера предосторожности, — ответила Рей-дин, направляясь в кухню. — Хочешь кофе? Я как раз только что сварила.

Рейдин была заядлой кофеманкой и обожала печенье “Мои пайз”.

— Спасибо, я бы не отказалась.

Рейдин прошла через кухню к кофеварке, по пути задержавшись, чтобы переставить дробовик, прислоненный к кухонному столу, в нишу возле буфета. Она была отлично вооружена. В каждой комнате своего трейлера она держала на видном месте как минимум одно ружье или пистолет, и я подозреваю, что оружия, которого я не видела, было еще больше.

Налив мне кофе, Рейдин подошла к столу.

— Вчера вечером в твой дом было совершено вторжение, — спокойно заметила она, ставя передо мной чашку. — Он вошел в двадцать минут восьмого вечера и вышел в пятнадцать минут третьего ночи.

— Почему ты меня не предупредила? — спросила я, подумав: Джону Нейлору повезло, что он остался жив.

Рейдин захихикала.

— Я собиралась, а потом узнала симпатичного парня, с которым ты меня познакомила, когда мы играли у тебя в карты. Я решила, что ты ему обрадуешься.

— Ничего подобного!

Рейдин погрустнела и в упор посмотрела на меня своими птичьими глазками.

— Я сделала что-то не так? — спросила она как-то трогательно, по-детски.

Я поняла, что задела ее чувства.

— Все нормально, Рейдин, извини, я просто растерялась.

— Знаю, что это такое, — пробормотала она.

— Вчера ночью на гоночном треке произошла неприятность.

В разговорах с Рейдин я обычно старалась не слишком вдаваться в объяснения, никогда не известно заранее, отчего она может сорваться.

— Неприятности в раю.

Соседка вздохнула, покачала головой и уставилась на стоявший перед ней стул. На стуле лежала утренняя газета, и я поняла, что Рейдин в курсе событий.

— Ты уже читала об этом?

— Детка, мне не обязательно читать газеты, чтобы знать плохие новости с гонок. У меня есть племянник, которому хватило глупости связаться с этим делом. Он называет себя королем трека. — Во взгляде Рейдин читалось отвращение. По моей спине пробежал холодок. — Его жена грозится, что, если Рой Делл не прекратит возиться с машинами и путаться с бабами, она его бросит. — Рейдин усмехнулась. — Хотя, если хочешь знать мое мнение, это было бы только к лучшему. Его жена — дрянная бабенка, мальчику повезет, если он от нее избавится.

— Вчера вечером я с ним случайно столкнулась, — начала я.

Рейдин посмотрела на меня и расхохоталась.

— Ничего удивительного! Полуобнаженная женщина на гоночном треке? Да Рой Делл наверняка тебя учуял, как охотничья собака. — Я нахмурилась, и она поспешила добавить: — Но ты не волнуйся, он безобиден.

Насчет этого я могла бы еще поспорить, но в это время с другой стороны улицы до нас донесся лай Флафи. Рейдин вскочила, схватила дробовик и подбежала к окну, встав так, чтобы ее не было видно с улицы.

— Ну вот, предупреждаю, — бросила она. — У тебя гости, на этот раз кто-то незнакомый. Смотри, не дай себя одурачить волосами на лице, в них может быть спрятан передатчик. Современная технология — опасная штука, когда попадает в плохие руки!

Сначала я заподозрила, что соседке пора делать очередную инъекцию. Мне стало ясно, что она имела в виду, только когда я тоже подошла к окну и посмотрела в щель между занавесками. На крыльце перед дверью моего трейлера стоял детектив Уилинг и нажимал кнопку звонка. Не думаю, что вина за случившееся несколько минут спустя целиком и полностью лежит на мне. Трудно сказать…

Все еще держа в руке чашку с кофе, я вышла на крыльцо трейлера Рейдин и окликнула Уилинга. Детектив оглянулся, увидел меня и быстро зашагал через дорогу.

— Подождите, — крикнула я, — я сейчас подойду.

Но он либо меня не слышал, либо решил поступить по-своему, потому что продолжал идти в нашу сторону. Флафи выскочила через собачью дверку и, повизгивая, побежала за ним по пятам. Уилингу пришлось вилять, чтобы не споткнуться о нее. Я пошла ему навстречу, спустилась по лестнице и оказалась на дорожке в то самое мгновение, когда детектив ступил на ту часть лужайки Рейдин, где было полно ловушек. Умница Флафи повернула обратно и от греха подальше убежала домой, она-то знала, что будет дальше. Детектив Уилинг был не так предусмотрителен, и ему повезло меньше. Для начала включилась поливалка и окатила его водой с головы до ног.

Вероятно, этот инцидент сильно подпортил мои отношения с полицией — не потому, что Уилинг промок насквозь, а потому, что мне это показалось забавным и я рассмеялась. Описав вокруг Уилинга широкую дугу, я направилась к себе домой. Уже переходя дорогу, оглянулась и бросила:

— Если захотите обсушиться, у меня найдется полотенце.

У детектива был выбор: либо уйти — тогда бы ему пришлось сесть за руль мокрым, — либо зайти ко мне. Я чувствовала, что он борется с собой. Уилинг был зол как черт, однако, по-видимому, принадлежал к разряду людей, которые не терпят беспорядка в салоне автомобиля. Я еще не успела открыть дверь кухни, когда услышала, что он идет за мной.

В доме я протянула ему полотенце и даже разрешила присесть на высокий табурет перед кухонной стойкой.

— Кажется, мой адвокат сказал, чтобы вы звонили ему, если пожелаете говорить со мной.

После того как Уилинг вытер голову, его коротко стриженные волосы встали торчком во все стороны, сделав его похожим на панка.

— Я хотел поговорить с вами насчет газетной статьи. Думал, она может попасться вам на глаза и…

— И что? — перебила я. — Могу подумать, что вы нарочно все подстроили, чтобы выйти на подозреваемого? Что вы пытаетесь подставить меня ему в качестве наживки, потому что все мы, танцовщицы, одним миром мазаны, одной больше, одной меньше — какая разница, так, что ли?

Уилинг покраснел.

— Мы можем поговорить спокойно, или вы пошлете меня к черту и я уеду? Вам решать.

— Ладно, говорите, зачем пришли.

Уилинг сгорбился, как будто у него затекла шея.

— Во-первых, я не общался с газетчиками. Мы делаем заявления для прессы после того, как дело закончено, а не в процессе расследования.

— Что вы хотите этим сказать? Что никто в полицейском управлении ничего не говорил журналистам, а вся эта история от начала до конца ими выдумана?

Уилинг запустил руки в волосы и растрепал их еще сильнее. Почему-то от этого он стал выглядеть гораздо моложе, почти мальчишкой — раздосадованным мальчишкой.

— Я бы рад сказать, что никто в управлении ничего не говорил прессе, но мы оба знаем, что это не так. Я изо всех сил стараюсь выяснить, говорил ли кто-то с журналистами, и если да, то кто, и одновременно я ищу убийцу вашей подруги.

— Интересно, много народу знает о том, что я — свидетель?

Можно было не спрашивать, в Панама-Сити все узнают обо всем в считанные секунды. Уилинг заерзал на табурете.

— Ну… вас видели полицейские, которые осматривали место преступления, но они не знали, что вы можете идентифицировать убийцу.

— А я и не говорила, что могу. Я сказала “попробую”.

— Ладно, об этом знаю я и знает детектив Нейлор.

— Что-о? А он откуда узнал? Уилинг пристально посмотрел на меня.

— Нейлор — детектив из отдела по расследованию убийств, как и я. Обычно мы работаем над делами вместе, если один из нас уже не занят другим расследованием, что в Панама-Сити редкость — за год у нас происходит шесть — восемь убийств, не больше.

Пока Уилинг все это рассказывал, я думала о том, что Нейлор, похоже, единственный, кто знаком с моими показаниями во всех подробностях. Видно, придется самой провести небольшое расследование. Нейлор появлялся в самых неожиданных местах: сначала на гоночном треке, затем у меня в трейлере, а теперь вот оказалось, что он участвует в расследовании убийства Руби. Нужно было разобраться, что все это значит.

Мое внимание привлекло яркое пятно, мелькнувшее за окном. Я повернулась и увидела, что мимо трейлера медленно проезжает огненно-красный “порше” с затемненными стеклами и табличкой с номером, сделанной по спецзаказу, цифры на которой я знала наизусть. В наш трейлерный городишко пожаловал сам мистер Винсент Гамбуццо. Он выехал из-за угла, заметил на стандартном бежевом “таурусе” опознавательные знаки полиции и решил не высовываться, пока пыль не уляжется.

— Послушайте, — я снова переключила внимание на детектива Уилинга, — мне на самом деле все равно, как вы попытаетесь все это объяснить. Я просто хочу попросить, чтобы вы похлопотали о моей защите силами полиции.

Уилинг хотел что-то сказать, но я не дала ему рта раскрыть.

— Знаю, вы не можете поставить у моей двери полицейского на двадцать четыре часа в сутки — может, потому, что вам не хватает людей, а может, причина в моей профессии и в профессии убитой. Не важно, мне нужна хотя бы видимость защиты. Например, пусть мимо моего дома каждый час проезжает патрульная машина с опознавательными знаками.

Я подошла к двери и открыла ее в надежде, что Уилинг поймет намек и уберется.

Он вышел на яркий солнечный свет очередного душного летнего дня. Флафи снова припустилась за ним, пытаясь представить дело так, будто это она выгнала незваного гостя.

Не прошло и тридцати секунд с того момента, как “таурус” детектива скрылся из виду, как на его место перед моим домом запарковался босс. Судя по звуку, мотор его “порше” слегка барахлил. У Винсента был не самый дорогой “порше” и, уж конечно, не эксклюзивная модель, но это был лучший автомобиль, какой мог себе позволить делец средней руки вроде него.

Винсент вытащил свое грузное тело из машины и, пыхтя от затраченных усилий и от жары — несмотря на почти тропические восемьдесят градусов [4], он был в черном костюме, — зашагал к моему дому.

— Вовремя убрался этот коп, — сказал он, отдуваясь. — Еще немного, и у меня бы бензин кончился. Тогда бы мне здешняя мелюзга все покрышки изрезала, если не поснимала. Господи Иисусе, Пречистая Дева и все святые, ну и жарища!

Винсент воровато оглянулся и, кажется, даже принюхался, пытаясь прикинуть, что тут происходило и кто кому что сказал. Затем, не спросив разрешения, протопал прямиком к холодильнику, распахнул дверцу и встал так, чтобы холодный воздух пахнул ему в лицо.

— Как, Кьяра, у тебя тут ничего нет! Какая-то минералка и фруктовый салат! Что за дела?

— Знала, что ты придешь, вот и припрятала все, что получше, — съязвила я. — Ты зачем пришел: поесть или поговорить? — В случае с Винсентом было трудно отделить одно от другого.

— Ага, нашел. — Винсент наконец нагнулся достаточно низко, чтобы заметить пиццу.

— Не стесняйся, будь как дома, — сказала я, но мой сарказм пропал даром.

Поставив тарелку с едой в микроволновую печь, Винсент приступил к делу.

— Кьяра, я давно работаю в этом бизнесе и не потерял ни одной танцовщицы.

Он замолчал и медленно покачал головой. Я знала, что он слегка согрешил против правды: в свое время навела кое-какие справки и выяснила, что босс занимается нашим бизнесом не больше пяти лет — именно пять лет назад он перебрался в Панама-Сити и открыл клуб экзотических танцев. До того как переехать во Флориду, он жил в Майами и работал на своего отца, мелкого букмекера и торговца подержанными машинами. Клуб “Тиффани” был первой попыткой Винсента открыть самостоятельное дело, но он не хотел, чтобы мы догадывались, как мало он знает о стриптизе. Если бы кто-то попытался оспорить его авторитет, он бы напыжился, а потом попал впросак и ради того, чтобы сохранить лицо, вполне возможно, мог сделать что-нибудь необдуманное. Этого я хотела меньше всего, потому благоразумно промолчала.

— Ах, Кьяра, — вздохнул он, — она была прекрасна! Винсент достал горячую тарелку из микроволновой печи и осторожно перенес на стол.

— Человек не должен умирать таким молодым. — Его голос дрогнул, отчасти от переполнявших его эмоций, отчасти оттого, что в пицце было слишком много перца. — Но ведь они не отнесутся к этому всерьез, как мы, правда, Кьяра?

У меня засосало под ложечкой от неприятного предчувствия. Винсент явно гнул свою линию, и я подозревала — то, что он скажет дальше, мне не понравится.

— Да, Винсент, это нехорошо, — осторожно согласилась я.

— Копы наверняка замнут это дело, потому что Руби была танцовщицей и все такое. Если в газетах поднимется шум, ничего хорошего из этого не выйдет. Начнут говорить, что, мол, молодая девушка ввязалась в опасное занятие, выставляла себя напоказ, и вот чем все кончилось. Ты ведь понимаешь, к чему это приведет?

Я кивнула.

— Станут говорить, что нечто в этом роде обязательно должно было случиться, что в этих танцклубах полным-полно уголовников. Глазом моргнуть не успеешь, как очернят весь наш бизнес. — Винсент вошел в раж, у него на щеке задергался мускул — так всегда бывает, когда босс приходит в возбуждение. Его подбородок был измазан красным соусом. — Что будет дальше? Я тебе скажу. Про Руби забудут, а “Тиффани” закроют к чертовой бабушке заодно со всякими паршивыми стрип-клубами! Но мы этого не допустим, Кьяра, верно? — грохотал Винсент.

Его голос не понравился Флафи, она зарычала и прибежала на кухню.

— Винсент… — начала я, но продолжать не стала. Босс снял темные очки, а это было верным признаком того, что предстоит длинная тирада.

— Это не дело, Кьяра, так не должно быть!

— Не должно, — согласилась я.

— Значит, мы должны действовать, и действовать прямо сейчас.

Винсент перестал заталкивать еду в рот, отодвинул от себя тарелку и поставил на пол — для Флафи. Она сначала посмотрела на благодетеля с опаской, но потом решила отбросить осторожность и занялась пиццей. Зыбкий мир между Флафи и Винсентом базировался на системе взяток: в обмен на то, что Винсент подкидывал ей еду, моя малышка соглашалась его не кусать.

— Мы будем действовать по двум направлениям. — Винсент встал со стула и опять устремился к холодильнику. — Начать надо с подходящей ПДЛ.

— С чего?

Босс не ответил. Повернувшись к холодильнику спиной, он заглянул в буфет. По-видимому, он искал десерт.

— С публичной демонстрации любви, — пояснил он. — Мы все любили Руби, ее поклонникам нужно дать возможность выразить скорбь. Я имею в виду не только похороны, хотя там, конечно, мы тоже должны напомнить о себе. Я думаю, будет правильно в ее честь устроить в клубе нечто особенное, например, посвятить ей целый вечер или надеть траурные повязки на руки, как делают в армии.

— Может, задрапировать наши трусики черным, как полицейские драпируют щиты?

Снова мой сарказм не достиг цели: Винсент отыскал мои шоколадные запасы.

— Да, что-нибудь в этом роде, просто, но со вкусом. — Он набрал горсть шоколадных хлопьев и отправил себе в рот. — Что-нибудь такое, что показало бы, что мы скорбим, и одновременно напомнило, что у танцовщицы тоже есть сердце и свои принципы, до которых другим еще тянуться да тянуться. Улавливаешь мою мысль?

О да, я улавливала — даже слишком хорошо. Винсент пекся об интересах дела. Не поймите меня превратно, я думаю, боссу действительно было жаль Руби, но его самой большой любовью был клуб “Тиффани”.

— Перейдем ко второй части. — Винсент понизил голос на целую октаву. Аккуратно сложив уцелевшие лакомства, он повернулся ко мне лицом. В его глазах появилось ужасное выражение, я такого еще не видела, взгляд стал ледяным. — Вторая часть состоит в том, что мы должны найти ублюдка, который это сделал, и разобраться с ним. — Винсент выдержал паузу, его слова словно повисли в воздухе. Мне стало холодно, и я поплотнее запахнула халат. — Ты же знаешь полицейских, они не смогут найти этого гада так быстро, как мы. Как бы то ни было, мы должны ясно дать понять всем: “Тиффани”, то есть Винсент Гамбуццо, никому не позволит безнаказанно убивать своих танцовщиц!

До сих пор босс не сказал ничего, с чем я не была бы согласна. Мне только не нравилось, что он все время говорил “мы”, будто считал, что я обязана участвовать в его планах возмездия.

— Короче говоря, позвони кому следует, я тоже позвоню, а там посмотрим, чьи люди сделают эту работу быстрее!

— Винсент, — осторожно начала я, — боюсь показаться глупой, но о чем ты толкуешь? Кому я должна звонить?

Винсент метнул в мою сторону ледяной взгляд, означавший “смотри не вздумай со мной шутки шутить”, и снова надел темные очки.

— Кьяра, — многозначительно сказал он, — ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Позвони Лосю и скажи, что тебе нужна его помощь. Вы одна семья, для него провернуть это дело — пара пустяков.

Сестра Мари Роз учила нас, что за вранье рано или поздно приходится расплачиваться. Она вдалбливала эту истину в наши головы каждый день все годы учебы в католической школе. Я ее слушала, но мне почему-то всегда казалось, что расплата грозит со стороны Господа Бога, а уж никак не со стороны Винсента Гамбуццо. И вот теперь мне пришлось пожинать плоды собственной лжи: когда-то я сказала своему боссу, чтобы он не пытался меня дурачить, потому что у меня есть связи в мафии, и что если Винсент посмеет причинить мне хотя бы малейшее неудобство, семья камня на камне не оставит от “Тиффани”.

— Винсент, — осторожно предложила я, — не думаю, что стоит беспокоить Лося. Это дело местное, по-моему, тут больше подойдут ваши люди, ведь они тоже местные.

Винсент покачал головой. Я знала, что он блефует, нет у него никаких людей, ни местных, ни неместных. Но настал момент истины — если я не предъявлю ему на блюдечке Лося, вскоре мои растерзанные внутренности будут разбросаны по всему “Тиффани”.

— Ладно, Винсент, позвоню, но обещать ничего не могу. Панама-Сити вне его юрисдикции. И еще одно: нам-то это дело кажется чрезвычайно важным, но Лось может отнестись к нему по-другому.

Винсент снял телефонную трубку и сунул ее мне в руки.

— Звони.

Я уставилась на телефон, потом на Винсента. Сердце забилось так сильно, что мне стало жарко. Некоторое время я молчала, потом рассмеялась.

— Нет, Винсент, так дело не пойдет. Я не собираюсь ему звонить, пока ты стоишь над душой. Во-первых, мы говорим по-итальянски, а во-вторых, если он, не дай Бог, догадается, что нас слышит кто-то посторонний, не член семьи, то мне не поздоровится. Да и вообще я не могу позвонить ему напрямую, нужно набрать номер, оставить сообщение, а потом ждать, когда мне перезвонят. Это может занять несколько часов.

На скулах босса заиграли желваки, но он не собирался отступать.

— Звони.

Делая вид, что Винсент мне надоел, я взяла трубку.

— Отвернись, — потребовала я, — не хочу, чтобы ты видел, какой номер я набираю.

Винсент тяжко вздохнул и снова повернулся к буфету и моему шоколаду. Но я знала, что он прислушивается к щелканью кнопок, поэтому сделала единственное, что могла в этой ситуации, — набрала номер родителей.

— Алло?

Мама всегда отвечает по телефону таким тоном, словно боится, что могут звонить из полиции или из похоронного бюро. И наверное, ее опасения не совсем беспочвенны, учитывая, что папа и три моих брата работают в пожарной охране, а младший брат служит в полиции.

— Это Кьяра, — сказала я.

— О, это ты! — Мама вздохнула с облегчением. Она набрала в грудь побольше воздуха, явно приготовившись задать мне те четыреста восемьдесят вопросов, которые задает всегда, но я опередила ее.

— Мне нужно оставить сообщение для Лося.

Я покосилась на Винсента. Тот повернулся и весь обратился в слух.

— Лося? Господи, Кьяра, кто это такой? — воскликнула мать. — Кьяра, что с тобой? Что за Лось? Я его знаю?

— Нет, — сказала я, — это меня устраивает. Если не позже чем завтра, то я согласна.

Мамино удивление сменилось паникой.

— Подожди, я позову к телефону папу. — В трубке послышался шорох, я поняла, что она зажала микрофон ладонью, потом приглушенный крик. — Фрэнк, Фрэнк, иди сюда. Звонит Кьяра, мне кажется, ей нужно поговорить с тобой.

— Большое спасибо, — быстро проговорила я. — Значит, завтра я буду ждать вашего звонка.

Я повесила трубку и посмотрела на Винсента, одновременно незаметно нажав пальцем кнопку отключения звонка. Ясно, что через пару минут родители станут названивать мне, чтобы узнать, что происходит.

Винсент улыбнулся.

— Умница. Посмотрим, что будет дальше.

— Будь поосторожнее с желаниями, Винсент, — сказала я. — Может статься, ты получишь больше, чем рассчитывал.

Он кивнул с понимающим видом.

— Кьяра, чрезвычайные ситуации требуют чрезвычайных мер. Я постараюсь, чтобы я и мой клуб могли предоставить Лосю Лаватини все, что ему может понадобиться. Передай ему, что я очень признателен и что Винсент Гамбуццо умеет быть благодарным.

Босс встал и заторопился к двери, раздувшись от важности и от самодовольного сознания, что ради благородного дела отмщения он призвал на помощь мафию.

Закрыв дверь за боссом, я прошла в гостиную и встала перед большим зеркалом.

— Привет, — сказала я басом собственному отражению. — Позвольте представиться:. Большой Лось Лаватини к вашим услугам. Поговорим о вашем деле…

Глава 8

Там, откуда я родом, в северо-восточных пригородах Филадельфии, когда кто-нибудь умирает, все соседи приходят на похороны. Это дань уважения и, хотя в этом не хочется признаваться, зачастую проявление любопытства. Приехав на работу на следующий день после смерти Руби, я была приятно удивлена, обнаружив, что танцовщицы придерживаются тех же принципов — если, конечно, дело не в том, что Винсент Гамбуццо — гений рекламы.

— Кьяра, — окликнул он, когда я вошла в клуб со служебного входа. — Пора заняться делом. Но мне нужно с тобой поговорить, пока ты не начала.

Я посмотрела на часы. Было совсем рано, всего семь.

— Винсент, я не опоздала, — недовольно возразила я. Подойдя ближе, я разглядела, что у шефа на скулах играют желваки. Значит, Винсент уже изрядно накрутил себя.

— Ты с ним связалась? — спросил он.

— Тише, Винсент, — прошипела я, оглядываясь по сторонам в притворном ужасе. — Не болтай здесь! Я же сказала, что обо всем позабочусь, значит, позабочусь.

Босс кивнул.

— Слушай, это еще не все. Сегодня я собрал здесь кое-кого, некоторые клубы прислали своих представителей. — Видя, что я не понимаю, он пояснил: — Ну, знаешь, дань уважения и все такое. ПДЛ.

— Что-что они сделали?

Винсент надулся, как бойцовый петух.

— Да-да, я тут поговорил кое с кем из ребят, все выражают соболезнования. Когда я упомянул, что надо бы отдать дань уважения погибшей, они меня поддержали. Прислали своих лучших девочек.

Надо отдать должное Винсенту, это был отличный рекламный ход. Лучшие таланты города, танцовщицы изо всех клубов соберутся в “Тиффани”. Во всей округе ни один мужчина не пропустит такое зрелище.

— Я хочу, чтобы ты взяла на себя координацию вечера. Собери девочек, расскажи, чего ты от них хочешь и сколько времени им нужно оставаться на сцене. Задай тон, Кьяра.

— Винсент, ты невозможный тип!

С одной стороны, мне хотелось надавать боссу пощечин за то, что он эксплуатирует память Руби в своих интересах. Но с другой, то, что он затеял, должно было помочь “Тиффани” превратиться из “места, где выступала та убитая девушка”, в “клуб, где так любили бедняжку, которую убили на треке”. Идея была одновременно и блестящая, и отвратительная. А еще, черт побери, от меня зависело, чтобы все это стало настоящим вечером памяти Руби, таким, каким он должен быть.

— Говоришь, мне предоставлена полная свобода делать все по-своему?

— Все будет, как ты скажешь, Кьяра.

— Ладно. — Я повернулась и пошла в гримерную переодеваться. — Тогда не лезь к нам, пока я сама тебя не позову. Не хочу, чтобы ты болтался под ногами.

Винсент был в ярости, но не забыл о том, что сам только что пообещал мне, и потому не мог себе позволить послать меня к черту.

— Кьяра, в твоем распоряжении два часа, — прорычал он, — чтобы в девять была на сцене, и не вздумай заставить нас ждать.

Я не удостоила его ответом. У меня было всего два часа на то, чтобы подготовить настоящий вечер памяти Руби, и именно этим я собиралась заняться.

Глава 9

Ровно в девять вечера над сценой клуба “Тиффани” поплыл легкий дымок. Я велела Ральфу, рабочему сцены, заменить наш обычный красный задник на черный бархат. В одну минуту десятого занавес медленно раздвинулся. В центре сцены стояла я — в облегающем платье из черного бархата, волосы подобраны и заколоты на макушке.

Благодаря тому, что Винсент дал в местной газете рекламное объявление на целую полосу, зал был набит битком.

На входные билеты установили запредельную наценку, и благодаря щедрости Винсента десять долларов с каждого проданного билета должны были быть перечислены на счет приюта для женщин. Когда я медленно вышла на подиум, зрители замолчали.

— Джентльмены, — начала я, — добро пожаловать в “Тиффани” Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы почтить память одной из нас, молодой танцовщицы, которую, я уверена, многие из вас видели на этой сцене. Природа одарила Руби выдающимся талантом, и она щедро делилась им с теми, кто лучше всех способен его оценить.

В зале одобрительно зашептались.

— Сегодня те из нас, кто разделяет любовь Руби к танцам, пришли сюда, чтобы отдать дань уважения ей самой и делу, которое она считала для себя главным в жизни. Мы надеемся доставить вам удовольствие своими выступлениями и хотим напомнить, что, хотя голос Руби оборвался, ее песня продолжается.

Я окликнула бармена:

— Оуэн, налей всем по стаканчику “Дикой индейки”.

Сценарий Винсента такого не предусматривал, и недовольный взгляд, который босс на меня бросил, это подтвердил, но мне было наплевать. Несколько самых горластых загалдели, но я сделала знак замолчать.

— Джентльмены, если вы можете немного подождать с выпивкой, хочу предложить тост.

Невероятно, но они подчинились. Все молча дождались, пока барменши-“топлесс” нальют им виски, потом вежливо поблагодарили, и ни один не улюлюкал и не пытался щипать девушек за зад.

Когда всем было налито, я подняла свой стакан.

— Предлагаю выпить за дорогу, по которой мы все должны идти, за дар, который привел Руби в этот город и к нам, за жизнь, которая безвременно оборвалась в самом расцвете. Парни, давайте почтим память нашей подруги, представление начинается!

С этими словами я рванула тонкую “липучку”, на которой держалось платье, и оно упало к моим ногам. На мне остались только крошечные черные трусики с блестками и черные кусочки фольги, налепленные на соски. В пупке у меня сверкал огромный фальшивый рубин.

— Вперед, девочки! — крикнула я. — Покажем им то, ради чего они здесь собрались.

Занавес снова медленно раздвинулся до конца, и перед зрителями предстали двадцать пять лучших исполнительниц экзотических танцев из всех клубов, какие только есть в Панама-Сити, штат Флорида. На девушках были тоненькие черные набедренные повязки и крошечные черные наклейки на груди, в пупке у каждой сиял фальшивый рубин.

Девушки выступили вперед, обогнули шест, по такому случаю задрапированный черной тканью, затем торжественно прошествовали через всю сцену, посылая воздушные поцелуи в зал. Получив первое представление о том, что за вечер им предстоит, наши зрители пришли в неистовство. Купюры летели в воздух и сыпались на сцену, как конфетти. Да, это будет та еще ночка, в Панама-Сити запомнят ее надолго. Руби была бы довольна, она вышла бы на сцену и танцевала вместе с нами, вложив в танец свое сердце. Я вспомнила, как ее тело темной грудой лежало на земле, и захотелось убежать со сцены, но я не могла. В конце концов — я профессионал, и остальные смотрели на меня, рассчитывая, что я помогу им продержаться в этот трудный час. Это как в семье — в несчастье все держатся друг за друга, чего бы им это ни стоило и как бы ни было тяжело.

В этот вечер я выступала в роли мамаши и арбитра для команды лучших и при этом самых капризных танцовщиц, каких только можно отыскать в наших краях. Поскольку мне нужно было управлять эмоциями двадцати пяти девушек, времени на то, чтобы возиться со своими собственными чувствами, не оставалось, так что я продолжала командовать парадом. Разбивала девушек на пары и тройки, старалась занять их так, чтобы не оставалось ни минуты свободной: они переодевались, помогали с реквизитом, выходили в зал и танцевали на столах.

— Сегодня на колени к посетителям не садимся, — распорядилась я, — и чтобы никакого соперничества из-за клиентов. Это вечер памяти, а не погоня за деньгами.

Как ни странно, с этим никто спорить не стал, даже девушки из клубов с менее строгими правилами, чем наш. Единственная, с кем мне пришлось схлестнуться, — Марла, но этого следовало ожидать. Марла воображает себя моей соперницей, претендует на место ведущей и вечно со мной спорит; даже если я скажу, что на улице дождь, она бросится мне возражать. Вот и сейчас она надула губы и недовольно проворчала:

— Не понимаю, почему я не могу сделать вылет.

— Марла, твой полет требует большой подготовки, а у нас нет на это времени.

У Марлы был коронный номер, который она называла салютом в честь наших военных летчиков.

Наряженная в костюм, который изображал бомбардировщик “Б-52” — вся в серебристых блестках, за спиной крылья, — она пролетала на тросах над сценой и залом, собирая чаевые и выкрикивая: “Сбросить бомбы, мальчики! ” Для того чтобы удержать на весу Марлу и ее внушительный бюст размера 52ДД, требовалось натянуть над сценой немало проволоки, а на это не было ни минуты.

Она насупилась.

— Руби бы это понравилось.

— Руби всегда смеялась над твоим номером до колик, — возразила я.

— Да ты просто ревнуешь!

— Марла, — сказала я как можно спокойнее, — у нас правда нет времени для подготовки этого номера. Каждой дается всего пять минут. Между прочим, ты выступаешь третьей, так что на твоем месте я бы поторопилась переодеться, через несколько минут твой выход.

Я отошла от Марлы, но она все-таки ухитрилась повздорить с приглашенными артистками, и за ночь мне пришлось подходить к ней еще раз пять, не меньше Честное слово, присматривать за годовалым малышом и то легче, чем за Марлой.

Но серьезные неприятности начались позже, ближе к полуночи. Выступление Дикарки Тони было в самом разгаре. В представлении Тони для создания образа пещерной женщины требовался наряд из лоскутков искусственного меха, бутафорская дубинка с резиновыми шипами и много-много урчания. Танец был, мягко говоря, примитивным, при этом дубинка использовалась так, как ни одной доисторической женщине и в голову не могло прийти, зато публика была в восторге. Поклонники Тони были из тех, что ходят поглазеть, как по пояс голые женщины борются в грязи.

Танцовщица каталась по полу сцены к вящему восторгу гонщиков и механиков, составлявших своего рода делегацию с гоночного трека “Дэд лейке”.

— В конце концов, Руби убили на нашей территории, — объяснил свое появление Рой Делл Парке — Должны же мы как-то выразить свое уважение.

Он привел с собой Фрэнка, Толстяка и еще каких-то гонщиков и механиков. В итоге получилась довольно большая компания. Пришел даже Микки Роудс, но этот в основном держался возле стойки бара и о чем-то беседовал с Винсентом.

Рой Делл и Толстяк были в экстазе от набедренной повязки Тони, которая, казалось, была сделана из кусочков замши и цыплячьих косточек. Чтобы засунуть скатанные в трубочку банкноты за тоненькую леопардовую подвязку, мужчины сгрудились так близко у сцены, что рисковали привлечь к себе внимание вышибалы Бруно. И тут разгорелся шумный конфликт.

Заварушка началась в задних рядах, у самой двери, но оттуда стала быстро распространяться по залу, надвигаясь как приливная волна. Наблюдая за происходящим со сцены, я видела, как рослых мужчин кто-то разбрасывает по сторонам, словно использованные бумажные салфетки, слышала глухой рев, но из-за толпы не могла хорошенько разглядеть, кто в центре урагана.

Несколько секунд казалось, что события развиваются в замедленном темпе. На лице Роя Делла выражение похотливого восторга сменилось подобострастным ужасом. Тоня была слишком поглощена своим выступлением и не заметила, что ей угрожает опасность. Спасти ее могло только проворство Бруно. Совершив стремительный прыжок, вышибала приземлился у края сцены и умело откатил танцовщицу подальше от места событий.

— Рой Делл Парке! — рявкнул низкий грудной голос. — Я тебя в последний раз предупреждала!

Людская масса расступилась, вперед просунулась толстая мясистая рука и схватила короля трека за ворот ярко-желтой рубашки.

— Потише, детка, — начал было Рой Делл, но из-за сдавленного горла его голос сорвался на писк.

Теперь мне открылся отличный обзор места боевых действий. Мужчины рассыпались в стороны, как раскатившиеся шарики от пинг-понга. В центре круга оказалась высокая блондинка, явно крашеная. Она была в ярком платье в красную и белую вертикальную полоску, на котором сзади выше пояса красовалась надпись “Лулу”. Свободной рукой девица схватила со стола пивную бутылку. Затем, продолжая одной рукой держать Роя Делла за воротник, ловким ударом о край сцены расколола бутылку, получив таким образом опасное оружие против разъяренного и весьма решительно настроенного Бруно.

Хотя Лулу ни разу не встретилась взглядом ни с Бруно, ни с Большим Эдом, подоспевшим ему на помощь, она, казалось, ощущала их присутствие.

— Не вздумайте вмешиваться, — заорала фурия, — это наше семейное дело, а вы все тут попираете священные узы брака! — В устах толстухи эти высокопарные слова звучали довольно нелепо. Лулу попятилась, потянув за собой Роя Делла. — Секс поднял свою уродливую голову и превратил моего мужа в наркомана. Раньше он сходил с ума только по гоночным машинам, а теперь еще и по бабам. Так я и знала, что рано или поздно это случится!

— Лулу, детка, успокойся, — пропищал Рой Делл.

— Заткнись, червяк!

Лулу продолжала пятиться к двери, размахивая левой рукой, в которой было зажато горлышко разбитой бутылки, а правой рукой держа за ворот Роя Делла так, что бедняга едва мог вздохнуть.

— Будь ты хоть вполовину таким крутым, каким себя считаешь, не шлялся бы по бабам!

— Пошла вон, стерва! — крикнула Тоня.

Она наверняка забыла, что вместе с Роем Деллом “уйдет” изрядная часть сегодняшних чаевых. Толстяк и Фрэнк переглянулись и пожали плечами. Толстяк хмыкнул. Остальные гонщики, да и не только они, почти все посетители просто стояли с разинутыми ртами. Бруно двинулся за супружеской четой, стараясь держаться поближе, но не забывая при этом об осколке бутылки, которым Лулу все еще размахивала. Похоже, во всем зале только Винсент сохранил здравый смысл. Он понимал — чем быстрее Лулу уберется, тем лучше, и, чтобы расчистить ей путь, даже собственноручно распахнул двери.

— Думаешь, я не знаю, что ты волочился за этой девкой, которую убили? — снова накинулась на мужа Лулу. — Думаешь, ты этой твари нравился? Вообразил, что я буду как дура сидеть в грязи и смотреть, как ты любезничаешь с девчонкой, которой по возрасту в отцы годишься? — Ответа она, естественно, не ждала. — А теперь ты еще сюда заявился, чтобы выставить меня на посмешище перед всеми? — Она фыркнула. — Все, Рой Делл, кончились твои счастливые денечки.

Они приблизились к дверям, но, к несчастью, в это же время там оказался детектив Джон Нейлор.

Через раскрытую дверь я видела, как он медленно шел по тротуару, будто просто прогуливаясь. Лулу слишком увлеклась, отчитывая Роя Делла, к тому же она следила только за тем, чтобы на нее не напали в клубе, а оглянуться не подумала. Одним точно рассчитанным движением Нейлор выхватил осколок из руки толстухи и как ни в чем не бывало прошел мимо нее.

— Ну что, ребята, теперь можно спокойно повеселиться? — небрежно бросил Джон.

Супруги Парке все тем же манером двигались к автостоянке. Посетители “Тиффани” некоторое время дружно таращились на Нейлора, а потом вдруг так же дружно потеряли к нему всякий интерес: снова заиграла музыка, и Дикарка Тоня принялась вертеть бедрами и изгибаться.

Стоя на своем наблюдательном пункте у края кулисы, я проводила Джона взглядом. Со стороны могло показаться, что он просто заглянул ненадолго выпить. Но я-то знала, что это не так, Джон Нейлор никогда ничего не делал просто так.

По-видимому, Гамбуццо рассуждал так же, как я, потому что стал кружить вокруг столика Джона. Лицо Винсента все больше краснело, я заметила, что на щеке босса дергается мускул — верный признак того, что он разозлился. Что будет дальше, я знала наперед — всякий раз, когда Джон Нейлор заглядывал в “Тиффани”, повторялось одно и то же: Винсент раздувался, как глубоководная рыба на суше, а Джон невозмутимо наблюдал за ним. Я боялась, что в один прекрасный день Винсент не выдержит и выкинет какую-нибудь глупость, и что тогда будет с нами?

Как водится, позаботиться о том, чтобы остудить горячие головы, предстояло мне. Я кивнула Ральфу, дала знак девочке, которую хотела выпустить на сцену следующей, и спустилась в зал, чтобы сыграть роль хозяйки притона.

Подходя к столику, я услышала, как Винсент сказал:

— Детектив, вы плохо влияете на клиентов.

Джон уставился на него, как на диковинную рыбу в аквариуме.

— Гамбуццо, я такой же посетитель, как все, — кивнул он в сторону стакана с кока-колой. — Пришел провести приятный вечерок и плачу за это деньги.

— Не надо, Нейлор, и вы, и я, мы оба знаем…

Не дав Винсенту договорить, я подошла к столику.

— Желаете посмотреть танец на столе, детектив?

Я решительно поставила ногу на стол между двумя мужчинами, давая возможность Джону Нейлору как следует рассмотреть богатство, которое и принесло славу клубу “Тиффани”.

На лице Джона не дрогнул ни один мускул, но за него говорили глаза — взгляд мужчины, как шелковый чулок, скользнул вверх по всей длине моей ноги, от туфельки на шпильке до бедра.

— Что ж, пожалуй, не откажусь, — неторопливо произнес он, потом наклонился и засунул за мою подвязку свернутую двадцатидолларовую купюру.

Это было впервые, обычно в лучшем случае Нейлор отпускал какое-нибудь остроумное замечание и уходил. Но не сегодня. Вид денег немного смягчил Винсента, босс фыркнул и отошел на несколько шагов.

— Что ж, против нормального клиента я ничего не имею, — пробурчал он, — это другое дело, но имейте в виду, я буду за вами двумя присматривать.

С этими словами Винсент вернулся на свое обычное место возле стойки бара и оставил нас наедине.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я. — Мне казалось, ты не хочешь, чтобы нас видели вместе.

Джон медленно оглядел меня, задержав взгляд на кусочках фольги, прикрывавших мои соски, и на огромном рубине в моем пупке.

— Начинай танцевать, — сказал он тихо, но строго не допускавшим возражений тоном.

Я покосилась через плечо. Винсент играл желваками. Я начала медленно двигаться под музыку. Джон откинулся на спинку стула, закинув руки за голову, и стал смотреть на меня, как любой другой посетитель на его месте. Но только это был не любой посетитель, а Джон Нейлор. Я вспомнила, как он целовал меня в темноте на моей кухне, воспоминание отозвалось во всем моем теле, и я вдруг почувствовала себя уязвимой.

— Смотри на меня, — приказал Джон, — и подойди ближе.

“Ладно, — подумала я, — хочешь получить обслуживание по полной программе, получишь”.

И посмотрела на него в упор.

Глядя ему в глаза, я стала показывать лучшие движения из своего арсенала: приподняла свои груди ладонями, потом стала медленно опускать руки вниз, до талии. Джон наблюдал за мной с ленивой улыбкой.

— Ну что, детектив, вам это нравится? — тихо спросила я.

Я позволила своим пальцам нырнуть под резинку расшитых блестками трусиков. Я ждала, когда он не выдержит, потупится или отведет взгляд, но он все смотрел.

— Очень.

Джон подался вперед, он держал в руке еще одну купюру, но на этот раз в нее была закатана маленькая белая бумажка. Помахав передо мной деньгами, он подманил меня поближе. Я погладила себя по бедрам и придвинулась к нему так, что почувствовала запах его одеколона.

Легким отработанным движением Джон засунул купюру вместе с завернутой в нее бумажкой за резинку моих трусиков. Его пальцы коснулись моей кожи, и у меня в груди все перевернулось.

— На этой бумажке номер моего пейджера, на случай, если я срочно понадоблюсь, — сказал он и улыбнулся, но глаза остались серьезными.

— А с чего ты взял, что можешь мне понадобиться? — Я наклонилась над ним, положив руки на спинку его стула по обеим сторонам от его торса. Мои груди оказались всего в паре дюймов от его лица. — Может, совсем даже наоборот?

Нейлор невольно поднял руки, потянулся ко мне, но тут же снова уронил их на колени и закрыл глаза, видимо, пытаясь сохранить самообладание.

— Я читал газету, — сказал он, открыв глаза. — Не знаю, что происходит, но ты явно встала кому-то поперек горла.

— Не стоит за меня беспокоиться, детектив, — ответила я. — Я привыкла справляться со всякими неприятностями. — Оттолкнувшись от стула, я встала перед Нейлором, глядя ему в глаза. — Может, это не я, а ты играешь с огнем.

Мое сердце билось так сильно, что я почувствовала, как щеки заливает жар.

— По осторожнее с просьбами, детка, — процедил он, — а то можешь получить больше, чем рассчитывала.

Джон отодвинул стул от стола и поднялся. Теперь мы стояли так же близко друг к другу, как тогда в моем трейлере. Ни один из нас не двинулся с места. Я чувствовала тепло его тела, у меня захватило дух. Джон поднял руку и взял меня за подбородок.

— Кьяра, пора прекратить эти игры, ты переходишь в высшую лигу.

Я не поняла, то ли он имеет в виду смерть Руби, то ли нас с ним. Как бы то ни было, я не собиралась удирать в кусты. Нейлор залпом допил остатки кока-колы и направился к выходу. Я проводила его глазами, не сходя с места.

Винсент теперь смотрел на меня, щека у него все еще подергивалась, вдобавок он нервно барабанил пальцами по стойке бара. То ли потому, что один из детективов полицейского управления Панама-Сити заглянул в наш клуб якобы с обычным визитом, то ли потому, что Винсент расшифровал диалог между мной и Джоном, происходивший на языке тела, но он понял, что дело нечисто. Надо отдать боссу должное, он нюхом чует неприятности еще до того, как они возникли.

Глава 10

Вечер памяти Руби Даймонд прошел с огромным успехом. На нем хорошо заработали и девушки, и женский приют, и Винсент Гамбуццо. Весь вечер я держала себя в руках, и только когда переоделась, сложила вещи в сумку и села за руль своей “камаро”, вдруг ощутила пустоту, образовавшуюся из-за смерти Руби. Перед моими глазами возникла картинка: Руби в дурацком светлом парике стоит рядом с моей подбитой машиной, потом еще десятки других… Руби танцует, прикусив нижнюю губу в своей милой, трогательной манере… Руби лежит на полу у меня в гостиной, играет с Флафи и смеется…

Я повернула ключ зажигания и сунула кассету в плейер. Кассета не лезла. Плача, я попыталась вставить эту чертову кассету и одновременно включила первую передачу и стала выезжать на Томас-драйв. Наконец удалось справиться с плейером, я выехала с подъездной дороги и прочертила своими покрышками след чуть не на полквартала, прежде чем повернула на короткую дорогу к мосту Хэтауэй и к дому.

Не могу сказать толком, о чем я думала, только знаю, что мне вспоминались многие знакомые танцовщицы. Я не имела понятия, что сталось с большинством из них. В нашем бизнесе хорошие отношения, как правило, бывают поверхностными и длятся ровно до тех пор, пока работаешь с кем-то в одном клубе. А однажды ночью повернешь голову и вдруг видишь, что рядом с тобой в гримерной сидит новый человек. Ты не спрашиваешь, куда девалась девушка, которая сидела на этом месте еще вчера. Может быть, ее уволили, может, умерла от передозировки наркотиков или ее арестовали. Об этом не спрашивают, потому что иногда легче не знать.

За восемь лет, что я танцую, у меня были всего две подруги, Руби стала бы третьей. То, что с ней случилось, и есть одна из причин, по которой я обычно стараюсь держаться особняком.

Я ехала на приличной скорости, успевая проскакивать на зеленый свет и обгоняя немногие машины, попадавшиеся на дороге. Я вынула гребни и заколки, распустила волосы. В кои-то веки можно было наплевать на всех, остались только я, дорога и ночной воздух. Казалось, “камаро” почувствовала мое настроение, и ей не понравилось мое небрежное обращение, машина стала какой-то неуклюжей на поворотах, плоховато слушалась руля, но мне было все равно: я была слишком поглощена собой и собственными чувствами. Когда я выехала на мост и стала взбираться вверх по крутому скату, скорость у меня была, наверное, миль шестьдесят.

На мосту мне в лицо ударил поток холодного воздуха, это меня отрезвило и вернуло к действительности. Мне показалось, что на бетонном покрытии машина трясется и дребезжит гораздо сильнее, чем обычно. Я боюсь высоты, особенно высоты над водой. Проезжая через мост Хэтауэй, я всякий раз чувствую каждую мельчайшую трещину и выбоину. А сейчас возникла новая проблема: “камаро” стало заносить влево, и я ничего не могла с этим поделать. Я успокаивала себя тем, что дело в неровном бетоне, но в то же время понимала, что занимаюсь самообманом.

— Помедленнее, — сказала я себе, двигаясь по тому рукаву моста, который вел к Панама-Сити. У съезда с моста находился пост дорожной полиции, не хватало еще, чтобы меня в довершение всего оштрафовали за превышение скорости.

Приближаясь к верхней точке моста, я вдруг поняла, что с машиной творится нечто ужасное. Капот трясся, как миксер, который пошел вразнос. Мне оставалось только изо всех сил держаться за руль. Снаружи было темно, и я не видела воду, но знала, что она там, в сотне футов внизу. У меня вспотели ладони. “Камаро” резко накренилась, и ее вынесло на середину дороги, а потом и на встречную полосу. Надо было посигналить, чтобы предупредить других водителей, но я не могла — руки были заняты. Я изо всех сил держала руль, пытаясь не дать “камаро” пролететь через все три полосы движения и, пробив заграждение, свалиться с моста.

Послышался какой-то хлопок, а потом машина вдруг завалилась налево и завертелась. Я закрыла глаза, чтобы не видеть, что произойдет дальше. Со всех сторон слышались гудки автомобилей, визг тормозов, я внутренне сжалась, приготовившись к худшему. Руль вырвало у меня из рук, я съежилась и закрыла лицо руками.

“Камаро” с лязгом врезалась во что-то, вздрогнула и остановилась. Я медленно открыла глаза. Ничего не было видно, кроме кромешной темноты и крошечных огоньков где-то далеко. В лицо мне пахнуло солоноватым морским воздухом. Машина остановилась, врезавшись в ограждение моста — широкую полосу из бетона и стали, которая все же казалась недостаточно надежной защитой от воды, темневшей далеко внизу.

С обеих сторон на мост поднимались машины, свет их фар слепил меня, но я наконец смогла разглядеть то, что находилось совсем рядом. Посмотрела и ахнула: меньше трех футов отделяло меня от решетки радиатора огромного грузовика.

— Проклятие! — Водитель грузовика, кудрявая блондинка в обтягивающих джинсах и ковбойских сапогах, спустилась из кабины и побежала ко мне. — Мать твою! Да я чуть тебя не раздавила! — закричала она. — Ты только посмотри сюда! — Она показала на мое левое переднее крыло.

Я буквально выползла из машины, меня всю трясло, как от холода. Левое переднее колесо пропало, то есть его не было, а пустая ось уперлась в бетонное ограждение моста, машина встала, и это меня спасло. “Камаро” перегородила центральные полосы движения на мосту, другие автомобили подъезжали и останавливались, я слышала, как их водители хлопали дверями, но не видела людей, которые подходили ко мне.

— Дорогуша, — сказала блондинка, — на твоем месте я бы подала в суд на того обормота, который ставил тебе колесо. Ты ведь могла погибнуть!

Снизу, от подножия моста, донесся визгливый вой полицейской сирены. В нашу сторону выехал патруль. Помнится, Паркс и его команда механиков заверяли, что моя машина будет как новенькая. Я дала себе слово: первое, что я сделаю, как только мне удастся спуститься с этого моста и забрать свою машину, это разыщу Роя Делла и дам ему хорошего пинка под зад.

Глава 11

Проснувшись утром и лежа в постели, я обдумывала планы на день. Рядом устроилась Флафи, положив голову на атласную подушечку, которую я купила специально для нее и даже сама вышила розовыми нитками букву “Ф”.

Я знала, что хотела бы сделать — будь у меня такая возможность, я бы разыскала этого чертова Роя Делла Паркса. Хотелось бы мне видеть его жалкую физиономию, когда я появлюсь на треке — или где он еще обретается в дневное время — и врежу ему еще разок! Но сегодня, к сожалению, этот вариант исключался, сегодня мы хоронили Руби Даймонд. Похороны должны были состояться в ее родном городке, Уевахитчке, и я должна была присутствовать.

Я посмотрела в большие карие глаза собаки.

— Знаешь, Флафи, не хочу оскорбить покойную, но я терпеть не могу похороны. Понимаешь, о чем я?

Малышка зевнула и заморгала. Она явно считала, что имеет право поспать подольше.

— Руби больше нет, Флафи, и похороны тут ничего не изменят. Но может быть, мне удастся найти ее убийцу.

Флафи потянулась. Маленькие лапки еле-еле доставали до моего плеча. Я протянула руку и почесала ей шею под подбородком. Из кухни послышался щелчок — включилась автоматическая кофеварка. День начался.

— Знаешь что… — Я спустила ноги с кровати и стала шарить по полу в поисках своих любимых шлепанцев с перышками. — На этих южных похоронах никогда не знаешь, чего ждать.

Флафи снова потянулась, на этот раз на краю кровати, явно собираясь спрыгнуть на пол и бежать к собачьей дверке. По утрам собеседница из нее никудышная.

— Ладно, надеюсь, они по крайней мере не устроят в церкви перекличку и не станут выпускать змей в толпу прихожан.

Не дослушав меня, собачка припустилась к двери.

— Не знаю, как тебе, — крикнула я ей вслед, — а мне совершенно нечего надеть. — Ответом мне был стук собачьей дверцы. — Ладно, беги, — продолжала я, — зато я первая пойду в душ.

Такая уж у меня жизнь, приходится говорить с самой собой. Я поплелась к кофеварке. Чтобы попасть в Уеву к двум часам, нужно было поторапливаться, время приближалось к полудню.

Была у меня и еще одна проблема: я осталась без средства передвижения, в этом смысле с четырех утра ничего не изменилось. Моя “камаро” стояла в круглосуточном автосервисе, дожидаясь, когда ей сменят колесо.

Я подошла к окну и посмотрела через улицу на трейлер Рейдин. У меня оставался только один выход, и я по опыту знала, что обойдется он недешево. Рядом с трейлером Рейдин в гараже стоял ее черный с белым “плимут-фьюри” шестьдесят второго года выпуска, аккуратно накрытый для дополнительной защиты от инопланетян небесно-голубым непромокаемым брезентом. Когда-то этот “плимут” был полицейской патрульной машиной, муж Рейдин купил его на аукционе и холил и лелеял как ребенка, которого у них никогда не было.

— Конечно, что за вопрос, ты можешь взять “плимут”, чтобы поехать на похороны Руби, — ответила соседка, когда я позвонила. — Я и сама хотела поехать, только боялась вести машину, но теперь ты можешь отвезти нас обеих.

Я понимала, что спорить бесполезно. Рейдин давным-давно объяснила мне, что куда ее “плимут”, туда и она. Но я все-таки попыталась.

— Рейдин, не стоит утруждать себя поездкой на похороны Руби, жара тебе вредна, а сегодня обещали девяносто градусов в тени.

— Ерунда, — отрезала Рейдин. — Если уж Рой Делл с ума сходил по этой девушке, должна же я посмотреть, из-за чего было столько шуму. Кроме того, дорогая, Руби была твоей подругой, я хочу тебя поддержать морально. Представляю, как тебе сейчас тяжело.

Я вздохнула и сдалась.

— Ладно, едем вместе. Я буду готова примерно через полчаса. Спасибо, Рейдин.

Соседка повесила трубку, по-видимому, слишком озабоченная предстоящим мероприятием, чтобы тратить время на такую ерунду, как вежливое “до свидания”.

В моем гардеробе не так уж много вещей, в которых можно пойти в церковь. Не то чтобы я отвернулась от своего католического воспитания, мне больше нравится думать, что это церковь отвернулась от меня. Я не отказалась от Бога, но мне не нравится организованная религия, и особенно сопутствующее ей лицемерие. Я почти не сомневалась, что добрые прихожане осудят Руби как грешницу. Нет, они, конечно, будут чинно сидеть на своих скамьях и изображать скорбь по покойной, но я-то сразу пойму, что их привело на похороны любопытство и самодовольство. Я только потому и решила поехать на похороны, что Руби больше не могла сама за себя заступиться, и кто-то должен был постоять за то чистое и непорочное, что в ней было.

Думая о предстоящей церемонии, я вполне могла допустить, что меня вышвырнут из церкви. С этой мыслью я вышла из дома и стала спускаться по лестнице. Рейдин уже ждала меня, она поспешно сорвала с “плимута” чехол и распахнула дверцы. “Одно из двух, — подумала я, — либо она проветривает нагретую солнцем машину, либо отгоняет пришельцев”.

— Пора ехать, — сказала Рейдин, забираясь на переднее сиденье и оставляя для меня место за рулем.

Старушка повернула зеркало заднего вида и, глядя в него, поправила головной убор, который больше всего напоминал огромную пасхальную корзину. Рейдин очень медленно вынула из шляпы четырехдюймовую шляпную булавку и аккуратнейшим образом вставила ее абсолютно на то же место.

— Если ты не поторопишься, они начнут без нас. Разве мама тебе не объяснила, что неприлично входить в храм Божий после того, как паства уже собралась? Заводи мотор, детка, а то пропустим самое интересное.

Рейдин и в самом деле мне помогла. Она хорошо знала Уевахитчку и показала мне кратчайшую дорогу к церкви.

Храм представлял собой небольшое здание прямоугольной формы из серых блоков из разряда “заезжай и поставь машину на лужайке перед входом”. На церкви висела маленькая белая вывеска, как мне показалось, сделанная вручную, притом не очень умело. Увидев в самом низу вывески имя брата Эверита, я совсем пала духом. Судя по всему, нам предстояло выслушать длинную проповедь о расплате за грехи.

Мне очень не хотелось заезжать на “новеньком” автомобиле Рейдин в изрытый колеями церковный двор, но другого выхода не было. Площадка, засыпанная гравием, и даже часть лужайки были уже заняты, так что нам остался только участок рыжей глины.

— Вот это собрание, вот это я понимаю! — удовлетворенно провозгласила Рейдин. — Сейчас мы им покажем, где раки зимуют. — Придерживая шляпу, она подняла голову и устремила взгляд к небу. — Трепещите, инопланетные злодеи! Трепещите!

Через пыльную глинистую площадку к церкви медленно брели две престарелые дамы. Услышав вопли Рейдин, они остановились и перекрестились.

— Аминь, сестра, — прошептала одна.

— Правильно! — поддержала другая.

Эта вторая, на шее которой красовались оранжевые бусы, показалась мне чем-то похожей на Рейдин.

Когда мы подошли к главному входу в крошечную церковь, от боковой стены здания отделилась фигура в черном балахоне и поспешила к двери. Я догадалась, что это и есть брат Эверит. Его короткие черные волосы, обильно смазанные бриолином, были зачесаны назад, лицо выражало хмурое недовольство. Держа в руке Библию, он быстро поднялся по ступеням.

Мы с Рейдин пошли за ним.

— Ноги в руки, и бегом, девочка, — сказала соседка. — Брат сейчас начнет службу.

Мы взбежали по лестнице, влетели в святилище и остановились как вкопанные: Рейдин стала озираться, высматривая свободное место. Отыскав то, что нужно, она поправила шляпу, покрепче зажала под мышкой пухлую сумочку и с неотвратимостью паровоза решительно двинулась вперед по проходу. Я испугалась, что она собирается сесть в первый ряд, но, к счастью, соседка снизошла до третьего ряда от конца.

— Сойдет, — прошептала она, пробираясь к свободному месту и по пути чуть не растоптав тех двух старушек, которых мы видели на стоянке. — Отсюда мы все увидим и услышим.

Я села рядом и осмотрелась. В крошечное здание набилось человек восемьдесят. При нашем появлении все стали оглядываться, кивая друг другу, обмениваясь улыбками или шепотом здороваясь. Мне показалось, что это больше похоже на собрание деревенского кружка, чем на похороны. Святая Мария не потерпела бы подобной демонстрации. Там, откуда я родом, церковь считается карающей силой, в храме надо думать о страданиях, а не болтать.

В целом церковь, где проходила заупокойная служба, меня несколько разочаровала. Здесь недоставало некоторых вещей, которые у католиков считаются очень важными. Прежде всего в здании не было икон, единственным религиозным атрибутом был цветное изображение Иисуса, висевшее по центру над кафедрой. Кроме этого, не было ничего напоминающего о церкви — ни алтаря, ни свечей, ни ладана; более того, не было даже распятия.

Интерьер церкви отличался простотой. Стены были обшиты панелями “под дерево”, вместо витражей в окнах было простое стекло, только красного цвета. Я бы сказала, что попала в скромный молельный дом. В этой, с позволения сказать, церкви не было даже настоящего органа, только пианино, за которым сидела толстая тетка с пышной прической и листала ноты, слюнявя палец. Сестры-монахини очень удивились бы, попав в этот “храм”.

Бросив взгляд куда-то на задние ряды, толстуха за пианино на секунду одеревенела, а потом с силой опустила короткие толстые пальцы на клавиши. Зазвучала музыка, прихожане встали. По залу понеслись звуки гимна “Старый грубый крест”. Брат Эверит медленно двинулся по проходу, за ним шла пожилая пара, по-видимому, родители Руби.

Мать Руби оказалась невысокой, подтянутой, ее темные волосы были уложены аккуратным узлом. Она была в строгом темно-синем платье, лицо опухло от слез, она опиралась на руку мужа. Но отец Руби и сам, казалось, едва держался на ногах. Он был бледен, вокруг глаз залегли темные круги. Он шел медленно, казалось, ему неимоверно трудно было переставлять ноги.

Я почувствовала, как сильная рука Рейдин обнимает меня за талию, соседка сунула мне в руку носовой платок, и только тогда я поняла, что плачу. Вокруг нас все запели. Судя по выражению лиц окружающих, причина, по которой все они собрались здесь утром в четверг, их совершенно не трогала. Я вдруг осознала, что моя подруга, дочь своих родителей, никогда больше не пройдет по этой земле. Боль пронзила мою грудь, как нож. В этой неожиданно нахлынувшей волне боли присутствие Рейдин, как ни странно, стало для меня чем-то вроде спасательного круга.

Гимн закончился, родители Руби сели в первом ряду, и брат Эверит начал читать молитву. Рейдин похлопала меня по руке.

— Братья и сестры, Господь призвал нашу младшую сестру к себе, — тоскливо затянул священник высоким гнусавым голосом.

Акустическая система, установленная на помосте, только портила дело. В сравнительно небольшом здании в микрофоне не было никакой необходимости, а голос Эверита, усиленный динамиками, стал еще более визгливым.

— Господь со своего святого трона протянул свою десницу до земли и вырвал нашу сестру из когтей зла и искушения!

Прихожане ответили многоголосым “аминь”.

Пытаясь не обращать внимания на брата Эверита, я стала смотреть по сторонам. В первом ряду тихо плакали родители Руби. Все остальные, казалось, сосредоточились на словах доброго брата, который вещал о расплате за грехи. Они смотрели на Эверита с приоткрытыми ртами, сложив руки на коленях, и жадно ловили каждое его слово. Несколько женщин зашмыгали носами и поднесли к лицам платочки, но, не считая родителей Руби, только один человек показался мне совершенно убитым горем. В самом последнем ряду какой-то маленький человечек с морщинистым лицом фермера обливался слезами. Он так сгорбился от горя, что шея совершенно ушла в плечи. На нем был зеленый жакет из шотландки, купленный, наверное, году в шестидесятом, и узкий темный галстук, выделявшийся на фоне белой рубашки как росчерк шариковой ручки. Его седые волосы торчали во все стороны, местами спутываясь с такой же седой бородой.

Я потянула Рейдин за руку.

— Послушай, кто это? Ты его не знаешь?

Соседка повернулась, сдвинула свою шляпу-клумбу на затылок и прищурилась, глядя в бифокальные очки.

— Понятия не имею, — прошептала она, — но он явно наблюдатель.

Я повернулась, чтобы убедиться, что мы говорим об одном и том же человеке. Рейдин смотрела в ту же сторону, что и я, но в отличие от моего ее взгляд был обращен к двери. В церковь тихо вошел детектив Уилинг и, стоя у двери, оглядывал собравшихся. Наши взгляды встретились за миг до того, как я успела отвести глаза.

— Если хочешь знать мое мнение, — прошептала Рейдин, — другой твой парень мне нравится больше, хотя этот тоже неплох.

— Рейдин, я не его имела в виду, — прошипела я. — Посмотри на старика, который плачет в последнем ряду.

Соседка снова оглянулась. Краем глаза я заметила, что она подмигнула детективу Уилингу и отвела взгляд.

— Ну… — медленно начала она, когда мы встали, чтобы запеть гимн, — твой дружок мне все равно больше нравится. Этот для тебя староват. — Она снова оглянулась. — Я бы сказала, он больше подходит по возрасту мне. Но в храме Божьем грешно думать о плотском, дорогая.

Я сдалась. Рейдин обитала в другой вселенной.

Теперь прихожане горланили гимн “Соберемся же все на реке”. Брат Эверит спустился с кафедры, подошел к первому ряду скамей, положил руки на голову матери Руби и стал молиться — или делать вид, что молится. Женщина покачнулась и рухнула на руки мужа. Брат Эверит несколько мгновений смотрел на нее, затем резко развернулся и пошел обратно, чтобы под конец гимна встать лицом к пастве.

— Братья и сестры, — сказал он, — Даймонды просили меня сообщить вам, что после погребения они принимают посетителей в своем доме. Помолимся вместе.

Он раскинул руки, запрокинул голову и стал читать молитву.

Я закрыла глаза и опустила голову, но не слушала, что говорит брат Эверит. Я возносила собственные молитвы, разговаривала с Богом, рассказывала ему о Руби, о ее семье, о том, каким подарком была для меня ее дружба. Я не желала слушать разглаголбствования брата Эверита о грехе и воздаянии. “И еще, Боже, — мысленно говорила я, — если тебе потребуется помощь, чтобы разыскать черто… то есть негодяя, который убил Руби, только позови меня, я готова”.

Рейдин толкнула меня локтем, и я открыла глаза. Гроб с телом Руби медленно несли по проходу к выходу из церкви, прихожане стали вставать. После того как вышли родители и другие родственники покойной, остальные тоже потянулись к выходу.

— Детка, думаю, нам не стоит идти на кладбище. Тебе это будет тяжело, — тихо сказала Рейдин, поддерживая меня под локоть рукой, затянутой в перчатку. — Давай-ка лучше заглянем в лавку и купим кока-колы, а потом зайдем к ее родителям, выразим соболезнования.

— Похоже на план действий, — согласилась я.

Мы направились к выходу. Я надеялась избежать встречи с детективом Уилингом, но надеждам не суждено было сбыться: тот стоял у нас на пути и в упор смотрел на меня.

— Нам нужно поговорить, — сказал он.

— Нет, детектив. Мы уже говорили.

Я попыталась оттолкнуть его и пройти мимо, но Рейдин не поняла моих намерений.

— Дорогой, по-моему, вам хочется пить, — любезно проговорила она, обращаясь к Уилингу. Соседка едва доходила ему до ключицы, зато тулья ее шляпы почти касалась кончика его носа. — Почему бы вам не пойти вместе с нами в лавку и не выпить чего-нибудь? Мы как раз туда собирались. Моя молодая подруга переволновалась, вы понимаете, и я решила, что нам стоит освежиться, прежде чем идти выражать соболезнования родителям.

Наблюдая поверх шляпы Рейдин за лицом Уилинга, я заметила, как написанная на нем растерянность сменилась широкой улыбкой.

— А что, дамы, неплохая мысль. Предлагаю подъехать на моей машине.

Он подхватил Рейдин под руку, а меня покровительственно обнял за талию. У меня не оставалось иного выхода, кроме как позволить ему вывести нас в дверь. Мы прошли мимо брата Эверита и направились в сторону местной лавки.

Рейдин была в восторге, я это чувствовала. Мечтая оказаться на переднем сиденье, она буквально отпихнула меня от дверцы. Заняв место и дождавшись, когда Уилинг сядет за руль, соседка тут же завела с ним разговор.

— Ловко придумано, дружок, — загадочно начала она.

— Что вы имеете в виду, мэм? — протянул Уилинг.

— Вы можете отследить любое вмешательство. У вас в автомобиле есть сканер, телефон и радио, все это собрано вместе и включено.

Рейдин не ошиблась: сканер пищал, сообщая номера, из радиоприемника лился голос Ребы Макинтайр.

— Значит, вы засекаете сигналы пришельцев из другой галактики! На случгй, если они решат вторгнуться, это самый лучший способ. Так им и надо, пусть не думают, что могут застать нас врасплох со спущенными штанами, правда?

Уилинг несколько нервно рассмеялся. Увидев, что у него покраснела шея, я подумала: “Похоже, ты откусил кусок больше, чем способен проглотить”. Я поудобнее устроилась на заднем сиденье и приготовилась насладиться поездкой. До центра городка нужно было ехать почти целый квартал.

— Давно вы дружите с мисс Лаватини? — поинтересовался Уилинг, выруливая на неожиданно освободившийся пятачок перед лавкой.

— Считай, два года. Я познакомилась с Кьярой, когда она приехала в наш трейлерный городок. Если бы не она, меня бы давным-давно на свете не было. Но инопланетяне не любят чихуахуа.

Уилинг выглядел несколько озадаченным, но не возражал. Не успел он открыть дверцу, как Рейдин уже наполовину вылезла из машины и устремилась к прилавку с напитками.

Мы вышли из машины и заняли табуреты по обе стороны от Рейдин, которая уже спокойненько потягивала через соломинку колу из высокого стакана. Мне показалось, что я перенеслась в прошлое. Рейдин сидела на табурете из гнутых железных прутьев, прилавок, за котором торговали напитками, был мраморный, зеркало за ним потемнело от времени. Даже продавец и тот, казалось, перенесся сюда из прошлого — он был совсем стар, лет под девяносто, и носил белый бумажный колпак.

Детектив заказал себе содовую и тихо присвистнул. Рейдин посмотрела на него и улыбнулась.

— Там, в церкви, Кьяре понравился еще один парень, но я ей сказала, что вы лучше. — Уилинг улыбнулся. — Конечно, — добавила она, — это было до того, как я увидела у вас на пальце обручальное кольцо. — Рейдин посмотрела на меня и серьезно заключила: — Тебе лучше остаться с тем, который у тебя сейчас.

Я покраснела и мысленно взмолилась, чтобы соседка не вздумала упомянуть имя Нейлора.

— Тише, Рейдин! — прошипела я.

— Кьяра стесняется, — громко прокомментировала пожилая дама. — Она встречается с приятным молодым человеком. Правда, мне не нравится, что он всегда выбирает очень неудачное время для визитов.

Я лягнула Рейдин в ногу.

— Ой, больно! — Она быстро нагнулась и стала потирать ушибленное место. — Зачем ты это сделала?

— Думаю, нам пора уходить, — твердо сказала я. Уилинг улыбнулся в усы с таким видом, словно держал на руках все козыри и знал, что мне пора сдаваться.

— Иначе мы придем к родителям Руби слишком поздно. Рейдин присосалась к соломинке и одним духом втянула чуть ли не половину стакана. Детектив не шелохнулся.

— Милые дамы, — неторопливо произнес он, — торопиться некуда. Вся процессия только что отправилась на кладбище, Даймонды вернутся домой минут через сорок, не раньше. Мисс Рейдин, расслабьтесь и никуда не торопитесь.

Соседка улыбнулась и кокетливо захлопала глазами.

— С удовольствием.

Уилинг сделал еще глоток и неторопливо заметил:

— Ничего удивительного, что у такой красивой женщины, как Кьяра, толпы поклонников. Ей есть из кого выбрать, наверное, этот парень особенный.

Мое сердце забилось так, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди.

— По-моему, это вас совершенно не касается!

— Ну, душечка, не надо быть такой грубой, — мягко упрекнула меня Рейдин и снова повернулась к Уилингу. — Конечно же, он очень милый. Он служит в полиции. Обычно мы с полицейскими не ладим, но этот очень славный. Он, кстати, тоже отлично играет в покер.

— Рейдин! — угрожающе прорычала я. — Детектив, у меня много друзей, и у некоторых такая же профессия, как у вас. Видишь ли, — я пристально посмотрела на соседку, — детектив Уилинг тоже служит в полиции. — Я говорила медленно, четко произнося каждое слово, надеясь, что Рейдин поймет намек и прикусит язык. — Он один из них.

Услышав это “из них”, Рейдин одеревенела. “Они” в ее понимании могло означать только одно. Соседка с подозрением уставилась на Уилинга, одновременно пододвигаясь поближе ко мне.

— Вот как… значит, из них?

Уилинг улыбнулся обезоруживающей улыбкой:

— Мы не такие уж плохие.

Рейдин вылупила глаза.

— Не такие уж плохие? — пропищала она, чем привлекла внимание древнего продавца. — Это вы-то, которые врываются в дома к женщинам среди ночи? Которые пускают в ход силу, чтобы контролировать тела и души невинных людей? Которые стремятся к мировому господству? И это, по-вашему, “не такие уж плохие”?

Решительно схватив со стойки сумочку, она прижала ее к себе.

Уилинг почувствовал, что что-то неладно, но ошибочно истолковал реакцию пожилой дамы как широко распространенный страх перед полицией.

— Успокойтесь, мисс Рейдин, мы существуем для того, чтобы защищать вас. Невинным людям нечего нас бояться. Мы хотим сделать наш мир лучше, безопаснее.

— И сколько же вас здесь? — спросила Рейдин.

— В Панама-Сити? Не больше пяти сотен, включая береговую охрану и окружные силы.

Рейдин спрыгнула с табурета и припустилась к двери.

— Идем, Кьяра, надо отсюда убираться, да побыстрее. Береговая охрана! Кто бы мог подумать, что они доберутся до нас по воде!

Я встала, собираясь последовать за быстро удаляющейся соседкой. Уилинг удержал меня за руку.

— Что это ней? — недоуменно спросил он. — Что я такого сказал?

Я усмехнулась:

— Боюсь, детектив, вам каким-то образом удалось внушить мисс Рейдин мысль, что вы являетесь представителем инопланетной цивилизации. Интересно, с чего она это взяла?

Я направилась к выходу, Уилинг за мной. Рейдин быстро шагала по тротуару в сторону церкви, по-видимому, не собираясь больше садиться в машину, которую теперь считала подозрительным транспортным средством пришельца.

— Что ж, детектив, может, когда вы в следующий раз попытаетесь допросить моего друга или знакомого, вам повезет больше. Однако будь я на вашем месте и не будь я инопланетянином, побеседовала бы с Роем Деллом Парксом или еще с кем-нибудь из придурков, которые лапали Руби Даймонд в ту ночь. На вашем месте я бы не стала тратить время, попивая содовую и расспрашивая безобидных старушек.

Я развернулась и зашагала по улице вслед за Рейдин. Но Уилинг, как видно, решил, что мы с ним еще не наговорились. Он, похоже, был из тех, кому непременно нужно оставить последнее слово за собой. Детектив догнал меня и пошел рядом.

— Мисс Лаватини, хотите верьте, хотите нет, но я пытаюсь вам помочь.

Я остановилась, собравшись дать ему пару советов на эту тему, но выражение его лица заставило меня замолчать. У него был такой же серьезный взгляд маленького мальчика, какой я видела в его глазах в полицейском участке в ночь убийства. Ничего не поделаешь, я питаю слабость к мужчинам такого типа, поэтому я промолчала. Уилинг тут же этим воспользовался.

— Послушайте, попытайтесь поставить себя на мое место, — сказал он. — Если бы вы искали убийцу, то поговорили бы со всеми, хватались бы за малейшую зацепку, старались собрать как можно больше информации, даже если она на первый взгляд кажется тривиальной или бесполезной, не так ли?

Соседка превратилась в маленькое пятнышко вдали, только ее соломенная шляпа бросалась в глаза на фоне красной глины — Рейдин была уже на стоянке перед церковью. Я повернулась к Уилингу и посмотрела в его ясные глаза. Очень неприятно это сознавать, но в его рассуждениях было рациональное зерно.

— Да, конечно. Тогда почему вы не на гоночном треке?

— Потому что хотел присутствовать на похоронах, — ответил он. — Нужно было посмотреть, кто придет. И потому что вы знаете кое-что, о чем не рассказали мне.

Я снова насторожилась.

— Черта с два!

— Да-да, знаете, — ровным голосом повторил Уилинг. — В показаниях любого свидетеля всплывают какие-то фрагменты, иногда совсем мелкие детали, о которых он может даже сам не задумываться. Они могут действительно быть незначащими пустяками, а могут оказаться и очень важными. Возможно, один из таких кусочков содержит в себе ключ к разгадке того, что произошло или кто это сделал. Разговаривать с людьми, задавать вопросы — моя работа. Вы меня понимаете?

Я кивнула. Уилинг был в темно-синем костюме, бледно-голубой рубашке и неброском сером галстуке. Я даже поймала себя на мысли, что он мне, пожалуй, нравится. Интересно, а если бы он не был женат… “Прекрати немедленно, — приказала я себе, — нельзя терять бдительность! ”

— Факт остается фактом, — продолжал он, — вы заявили, что на месте преступления находился детектив из нашего отдела, и это меня, конечно, удивило. Но это вовсе не означает, что я автоматически отмахнулся от ваших слов, просто нужно во всем разобраться.

“Черт возьми, хорошо, что я не слишком расслабилась! Надо быть начеку! ”

— Кстати, Рейдин говорила о детективе Нейлоре?

— Нет, — ответила я, глядя ему в глаза, — надо знать Рейдин, у нее в голове все путается. Рейдин общалась с детективом Нейлором прошлым летом, когда он расследовал убийство, возможно, она это имела в виду.

Я с ужасом почувствовала, что моя шея краснеет, как когда-то в католической школе, когда сестра Клод-Мари требовала домашнее задание, которого у меня не было.

— Кьяра, — миролюбиво произнес Уилинг, — я же вас ни в чем не подозреваю, просто пытаюсь собрать факты. Если у вас с Джоном есть личные отношения, меня это не касается.

Я услышала машину Рейдин еще до того, как увидела. Рев “плимута” шестьдесят второго года выпуска с не совсем исправным глушителем, несшегося на большой скорости, заставил и Уилинга поднять голову. Старушка спешила в сторону лавки — без сомнения, для того, чтобы спасти меня из лап инопланетного злодея. Я уже могла разглядеть ее лицо, выражавшее решимость, и съехавшую набок шляпу, закрывшую один глаз. Рейдин приближалась, причем очень быстро. Между ней, мной и бордюром было единственное препятствие: машина Уилинга, бежевый седан “таурус” без опознавательных знаков полиции.

Детектив осознал этот факт одновременно со мной и выскочил на середину улицы в тщетной попытке предотвратить неизбежное. Уилинг отчаянно замахал руками, закричал, чтобы она сворачивала, но Рейдин либо не слышала, либо не слушала. Переднее крыло “плимута” с пронзительным звуком прочертило тонкую ровную полосу по всей длине бежевого бока “тауруса”. Рейдин, по-видимому, заметила свою ошибку, потому что сразу же дала задний ход. В результате второй попытки на левом боку машины Уилинга образовалась длинная вмятина.

— Господи, да что же это такое! — простонал он. Я посмотрела на “таурус”.

— Ничего страшного, детектив, думаю, некоторое количество полирующей смазки поправит дело, и вы сможете спокойно ездить на нем.

Уилинг свирепо воззрился на меня.

— Полирующей смазки? Вы что, издеваетесь? Да у меня на боку вмятина глубиной в дюйм!

Рейдин нетерпеливо просигналила. По-видимому, она не видела ничего страшного в том, что произошло. Ей хотелось как можно быстрее уехать самой и увезти меня подальше от пришельца.

— Что ж, детектив, — продолжила я, — может, вы хотите, чтобы я объяснила ей…

— Нет, черт побери, не нужно. Бесполезно пытаться убедить ее, что я не инопланетянин. Просто поезжайте, я сам о себе позабочусь.

— Спасибо, детектив, — тихо сказала я, — считайте, что за мной должок.

— Должок? — Уилинг посмотрел на Рейдин, и на губах у него появилось некое подобие улыбки. — Вы мне не должны, но должок вовсе не один! Предлагаю объявить перемирие, сесть со мной за стол и спокойно поговорить без участия сумасшедших соседок или адвокатов.

— Согласна. Один на один. Встретимся в вашем кабинете завтра утром.

Уилинг кивнул и снова переключил внимание на свой пострадавший “таурус”.

Двигатель “плимута” угрожающе заурчал — таким образом Рейдин напоминала мне, что мы зря тратим время. Я и сама не хотела мешкать, кто его знает, вдруг детектив передумает и решит осложнить нам жизнь? Я побежала к “пли-муту” и быстро забралась на пассажирское сиденье.

Рейдин дала задний ход и выехала на улицу, даже не подумав посмотреть в зеркало заднего вида. Со всех сторон слышался скрип тормозов и гудки автомобилей, но мы не оглядывались.

— Догадываюсь, он пытался тебе втолковать, что я сумасшедшая, — спокойно заметила соседка, когда мы оказались на улице.

— Ты сама отлично с этим справилась, — ответила я.

— Иногда ты поймаешь медведя, иногда медведь поймает тебя, — загадочно заметила Рейдин.

Глава 12

Родители Руби Даймонд жили на окраине Уевахитчки в маленьком белом сборном доме. Домик окружала аккуратно подстриженная изумрудно-зеленая лужайка размером с почтовую марку, обнесенная белой изгородью.

По обе стороны улицы стояли машины, некоторые даже заехали на траву, доходившую до самой обочины. Пока мы приближались к дому, подъехало еще несколько машин, они остановились, из них вышли люди и со скорбным видом направились к дому. Женщины несли кастрюльки или горшочки.

— Я не знала… — начала я.

— Зато я обо всем подумала, — ответила Рейдин. Она повернулась и достала с заднего сиденья форму для выпечки, накрытую фольгой. — На всякий случай я всегда держу парочку в морозилке.

Что у нее в этой форме под фольгой, я понятия не имела, да и спрашивать не хотела. Зная Рейдин, можно было ожидать чего угодно, вплоть до печеного аллигатора.

Мы вошли в дом. Нас тут же поглотила толпа друзей и родственников Даймондов, пришедших выразить свои соболезнования. Брата Эверита нигде не было видно, что, наверное, и к лучшему — я была настроена воинственно, а брат Эверит стал бы моей первой мишенью. Рейдин ушла в кухню со своим подношением, а меня оставила отражать атаки в одиночку.

Внутри дом оказался больше, чем выглядел снаружи, но в комнатах все-таки было тесно: казалось, сюда набилось все население городка. Родители Руби сели на диван в гостиной, и процедура выражения соболезнований началась. Женщины в наспех повязанных фартуках принялись быстро сновать в кухню и обратно, и стол в гостиной быстро заполнился едой.

— Кьяра, это вы? — раздался у меня за спиной низкий голос.

Я оглянулась и увидела Толстяка. Гонщик стоял рядом со мной и явно чувствовал себя неуютно в слишком тесных полиэстеровых брюках и белой рубашке с короткими рукавами.

— А ты, кажется, Толстяк? — спросила я. Здоровяк робко улыбнулся и подал мне руку. Он явно потрудился, оттирая пальцы, но они все равно были серыми от въевшейся автомобильной смазки.

— А где остальные ребята? Или ты здесь один?

Мне как-то не верилось, что Толстяку хватит смелости прийти на похороны одному. Я пыталась заглянуть за его спину, но он был такой большой, что совершенно заслонил мне весь обзор.

— Нет, я не один, ребята со мной. Я вас только что увидел, вы стояли одна, как цветок, и я подумал, надо пойти поздороваться.

Лицо Толстяка стало пунцовым. Кто бы мог подумать, что такой крупный парень может оказаться таким застенчивым с женщиной?

— Вот он где.

Я приподнялась на цыпочки и увидела позади Толстяка его приятеля Фрэнка. Этот не очень-то старался привести себя в порядок, на нем были темно-синие рабочие брюки механика, ботинки с носами, окантованными металлом, и светло-голубая рубашка с короткими рукавами, открывавшими на всеобщее обозрение татуировки. Единственной уступкой условностям можно было считать только не по размеру короткий пристегивающийся галстук.

Фрэнк сердито посмотрел на меня, наверное, еще не забыл, как непочтительно я обошлась с его кумиром, Роем Деллом Парксом.

— Пошли, — нетерпеливо сказал он Толстяку, — мистер Роудс сказал, что нам лучше не задерживаться.

Я снова огляделась и на этот раз заметила в углу самого Микки Роудса. Тот стоял с приличествующим случаю скорбным видом, держа в руках свою соломенную шляпу.

— А где Рой Делл? — спросила я, вдруг вспомнив инцидент на мосту.

— Снаружи, ждет в “кадиллаке” мистера Роудса. На кладбище он так убивался, что теперь боится войти в дом, — пояснил Толстяк.

Фрэнк пробурчал что-то в том духе, что Толстяку лучше придержать язык.

— В таком случае давайте выйдем, потому что мне нужно поговорить с ним.

Я пошла к двери, ребята с трека увязались за мной. Микки Роудс пытался вежливо поздороваться, но я в этот момент могла думать только об одном: о возмездии. У меня было к Рою Деллу неотложное дело, касавшееся колесных гаек.

— Не нравится мне ее взгляд, — пробасил у меня за спиной Фрэнк. — Точно так же она смотрела в прошлый раз.

Толстяк нервно захихикал.

“Кадиллак” Роудса при всем желании нельзя было не заметить. Он сиял ослепительной белизной в лучах полуденного солнца. Снаружи белый, изнутри — огненно-красный, на двери со стороны водителя прилеплена реклама гоночного трека “Дэд лейке”. На заднем сиденье с несчастным видом сгорбился Рой Делл Парке.

Я распахнула заднюю дверь, забралась внутрь и быстро заперла за собой дверцу. От накаленной земли поднимался нагретый воздух, и из машины казалось, что все предметы дрожат и колеблются. Я видела, что Фрэнк и Толстяк засуетились: как же, их босс оказался на заднем сиденье запертого автомобиля наедине с сумасшедшей бабой.

Рой Делл в свою очередь поднял голову и посмотрел на меня, словно потерявшийся ребенок, который увидел свою спасительницу. Его лицо просветлело.

— Кьяра, милая… — Потом, явно подумав о Руби, он опустил взгляд. По его щеке сползла слеза. — Это ужасно, ужасно.

— Рой Делл, заткнись! — Он посмотрел на меня ошеломленно. — Ты и твоя жалкая команда механиков некрепко завернули на колесах моей машины гайки, и из-за вас я прошлой ночью чуть не погибла! Ты за это ответишь!

Рой Делл нахмурился.

— Кьяра, мы с ребятами к твоим гайкам и не притрагивались.

— Не надо мне зубы заговаривать, — отрезала я. — Кроме вас, моей машиной никто не занимался, а я тебе говорю, сегодня ночью на самом верху моста Хэтауэй у меня отва-лилось левое переднее колесо. Может, это была случайность, а может, ты пытался отомстить мне, не знаю за что; как бы то ни было, я тебя раскусила!

Вид у Роя Делла стал еще более озадаченный.

— Честное слово, Кьяра. Конечно, не могу сказать, что я или мистер Роудс не спускали с твой машины глаз и каждую секунду наблюдали за механиками, но я своих ребят знаю, могу поручиться за их работу.

— Вот как? И за Фрэнка тоже?

Я посмотрела в окно. Снаружи Фрэнк, отчаянно жестикулируя, разговаривал с Роудсом и, по-видимому, убеждал его поспешить к машине.

— Фрэнк на меня не работает, — покачал головой Парке, — он сам гонщик. Это я научил его всему. Но вот что я тебе скажу, Кьяра: этот парень волоска на твой белокурой головке не тронет.

Я снова взглянула в окно, посмотрела на череп и кости, вытатуированные на мясистой руке Фрэнка, и рассмеялась.

— Ну да, как же. Знаешь, Рой Делл, мне кажется, что ты был со мной не до конца откровенен. Видишь ли, сейчас я даже думаю, вынуждена думать, что ты мне врешь. Не знаю, почему копы до сих пор не схватили тебя за задницу, ведь ты был последним, кто виделся с Руби.

Здесь я должна признаться, что не наблюдала за Роем Деллом, а смотрела в окно на Фрэнка и Толстяка, которые чуть ли не силой тащили упиравшегося Микки Роудса к машине, чтобы он отпер замок, поэтому реакция Роя Делла застала меня врасплох. Он схватил меня за воротник и встряхнул с такой силой, что у меня зубы застучали.

— Ты хоть соображаешь, что говоришь? — прорычал он. — Будь я на твоем месте и если бы хотел сохранить в целости и сохранности свое красивое личико и все прочее, то закрыл бы рот и не открывал. Цыпочка, если бы кто-то хотел с тобой посчитаться, он бы дал тебе по голове монтировкой, и дело с концом — и я не мог бы его в этом упрекнуть. Так что кончай искать приключения на свою голову — они сами тебя найдут, это я гарантирую. В это время Микки Роудс отпер дверь машины и заглянул внутрь.

— Что здесь происходит? — спросил он.

— Ничего! — в один голос ответили мы. Обменявшись злобными взглядами с Роем Деллом, я вырвалась из его хватки.

— Смотри, ты сам это сказал, — прошипела я и выскочила из машины, думая о том, что поклонники Роя Делла Паркса плохо знают своего кумира. У короля трека есть кое-какие черты, о которых его фанаты и не подозревают. Интересно, насколько хорошо Руби успела с ним познакомиться? Вдруг самое страшное случилось из-за того, что Руби оказалась не такой покладистой, как хотелось Рою Деллу?

Я поправила воротник блузки, с достоинством миновала группу мужчин, застывших с открытыми ртами, и вернулась в дом. Я шла медленно, словно просто прогуливалась, но внутри у меня все дрожало, как желе.

Толпа посетителей заметно поредела, большая часть их перешла в гостиную, очередь желающих выразить соболезнования сократилась до нескольких человек. Рейдин увлеченно беседовала о чем-то с двумя пожилыми дамами, которых мы видели возле церкви. Подумав немного, я решила, что лучшее, что я могу сделать, — это выразить свои соболезнования родителям Руби и убраться из Уевахитчки подобру-поздорову.

Мать Руби взяла мою руку в свои и попыталась улыбнуться.

— Дорогая, я очень много о вас слышала, — тихо сказала она.

Мои глаза стали наполняться слезами, и я ничего не могла с этим поделать. Я высказала вслух то, что тяжким грузом лежало у меня на сердце:

— Это я виновата. Нужно было получше за ней присматривать.

— Нет, девочка, ты тут ни при чем. — Мистер Даймонд придвинулся ближе к жене.

— Ах, Кьяра, она была так счастлива! — вздохнула мать Руби. — Не могу сказать, что мы поддерживали дочку с самого начала, но в конце концов смирились с тем, что она хочет стать танцовщицей.

Мистер Даймонд кивнул и похлопал жену по колену.

— Я принесу вам воды, — сказал он, вставая с дивана. Миссис Даймонд проводила мужа глазами, подождала, пока тот скроется за дверью кухни, потом молча указала мне на три нетронутых стакана с водой, стоявших на кофейном столике.

— Он не может об этом говорить, — пояснила она, понизив голос, — но я должна, правда?

Не доверяя своему голосу, я молча кивнула. Миссис Даймонд теребила в руках смятую салфетку, истерзанная бумага оставляла на ее темно-синем платье белые катышки.

— Она была моей единственной доченькой. — Миссис Даймонд снова заплакала, слезы капали на ее морщинистые руки, сложенные на коленях. — Может, кто-то со мной не согласится, ведь мы удочерили Руби, когда ей было три годика, но для меня это не имело значения, я любила девочку так, как если бы сама родила ее на свет.

Я наклонилась к миссис Даймонд и положила руку на ее сцепленные руки. Она жестом предложила мне сесть рядом.

— Мне очень жаль, — прошептала я.

Сознавая, что ничем не могу помочь их горю, я чувствовала себя ужасно неловко.

— Знаете, Руби тоже относилась ко мне как к родной, — продолжала миссис Даймонд. Выпустив из рук салфетку, она стала теребить ткань платья. — Я все ждала, что однажды девочка спросит, кто ее настоящая мать, но она, — женщина повернулась и посмотрела мне в глаза, — так никогда и не спросила.

Мне вспомнилось грустное лицо Руби, когда та рассказывала, как ее дразнили за то, что она приемыш. Я отвела взгляд.

— Конечно, я могла бы сама ей рассказать, но не стала, — продолжала миссис Даймонд. — Может, просто боялась, но мне нравилось думать, что Руби не хочет ничего знать, что все это осталось в прошлом и она теперь наша дочь.

Миссис Даймонд, в сущности, говорила не со мной, ей просто нужно было выговориться, она с таким же успехом могла бы обращаться к стаканам с водой на кофейном столике.

— Уевахитчка — городок маленький, — продолжала она, — здесь все про всех все знают. Мне было нетрудно догадаться, чья Руби дочь. Знаете, сегодня утром я чуть было не позвонила ее матери. Я могла бы сказать: “Здравствуйте, Айрис, мы с вами не знакомы, может, вам даже безразлично, но наша девочка умерла и я подумала, что вам следует об этом знать”. Но я, конечно, ничего подобного не сделала. Наверное, ей хочется все забыть… Может, она сделала бы вид, будто я ошиблась номером, или что-нибудь в этом роде. А еще я побоялась, что просто не выдержу.

— Миссис Даймонд, кто родная мать Руби?

Женщина посмотрела на меня с отсутствующим видом, словно находилась за тысячу миль отсюда.

— Что вы говорите, дорогая?

— Биологическая мать Руби, как ее имя?

— Ах, это… — Миссис Даймонд слабо улыбнулась. — Я не хочу причинять ей боль. У нее теперь другая жизнь, довольно благополучная, она содержит собачью парикмахерскую или что-то в этом роде. Давайте лучше будем думать только о Руби.

Вернулся мистер Даймонд с четвертым стаканом воды. Я встала с дивана, освобождая ему место, и присела на корточки рядом с миссис Даймонд.

— Ваш ангелочек любила танцевать, — сказала я, — теперь она танцует там, где никто больше не может причинить ей боль.

Я встала и обняла маленькую женщину за плечи. Довольно долго мы молчали, потом к дивану приблизились три новых посетителя — Толстяк, Фрэнк и Микки Роудс, — и я убрала руку с плеч миссис Даймонд. Из всех троих самый торжественный и скорбный вид был у Роудса. Он выступил вперед, чтобы занять мое место, миссис Даймонд отшатнулась и ахнула. Я увидела, как она опрокинула стакан воды, только что принесенный мистером Даймондом.

— Ничего страшного, — сказал Микки, подходя ближе и обнимая ее за плечи. — Ничего страшного.

— Но вы не понимаете, как вы можете понять? — пробормотала миссис Даймонд дрожащим голосом.

— Я вас понимаю.

Микки Роудс говорил тихо, с успокаивающими интонациями, но откуда он мог знать, что чувствует женщина, потерявшая дочь?

Слезы слепили меня, я повернулась, чтобы уйти, и чуть не налетела на маленького печального человечка, на которого еще раньше обратила внимание в церкви. Он вытирал красные от слез глаза шейным платком.

— Прошу прощения, — пробормотала я, пытаясь уйти с дороги, чтобы снова не наступить ему на ногу.

— Посигналь, если ты любишь Иисуса, — прошептал он. Потом добавил: — Боже, помолись за нас, грешных, и даруй нам спасение. Это моя епитимья. Она умерла, и мне предстоит жить без нее.

Не успела я и слова сказать, как незнакомец протиснулся мимо меня, распластавшись по стене, обогнул угол и скрылся в соседней комнате, чуть ли не сбежав от скорбящей матери и тех, кто пришел выразить соболезнования. Это стало для меня последней каплей. Я, наверное, заорала бы во все горло “Рейдин! ”, если бы соседка сама откуда ни возьмись не появилась передо мной в тот же миг.

— Вижу, ты познакомилась с Уоннамейкером Льюисом.

— Не совсем так, — уточнила я. — Он что-то лепетал, а я пыталась освободить ему дорогу. Мне показалось, ты не знаешь, кто этот человек.

— Кьяра, это было до того, как кто-то упомянул его имя. Разве ты не знаешь, кто такой Уоннамейкер Льюис? — Видя, что имя не вызвало у меня никакой реакции, она уточнила: — Знаменитый художник-примитивист. “Посигналь, если ты любишь Иисуса”.

Тут до меня наконец дошло. Чудак Льюис, ставший миллионером — во всяком случае, все считали, что он им стал — помимо своей воли, когда его работы стали выставлять в самых модных галереях по всей стране.

— Сегодняшний писк моды — завтрашняя распродажа в гараже, — заметила я.

— Не думаю, Кьяра, — возразила Рейдин. — Я и сама вложила некоторую сумму в его работы. Конечно, — поспешила она добавить, — еще до того, как он прославился.

Рейдин панически боялась, как бы кто-то не узнал, что она после смерти мужа унаследовала кругленькую сумму.

— Пойдем-ка отсюда.

Рейдин оглядела комнату и кивнула.

— Что хорошо для гусака, то хорошо и для гусыни. Никогда не задерживайся на одном месте слишком долго. — С этими словами она двинулась к выходу. — А то мхом порастешь. Так мне однажды сказал психолог.

Глава 13

В ночь после похорон Руби я не работала. Я позвонила Винсенту и сказала, что “Тиффани” придется разок обойтись без меня и что он может обрадовать Марлу — позволить ей на одну ночь стать хозяйкой. Я ожидала возражений, но, как ни странно, босс не стал спорить, видно, рассудил, что от меня все равно будет мало толку.

Я закрыла все ставни, задернула занавески на окне в гостиной и стала зажигать свечи одну за другой. Я всегда так делаю, когда у меня бывает депрессия: зажигаю свечи, включаю грустную музыку и танцую. Я подошла к музыкальному центру и стала перебирать диски. Флафи прибежала в комнату и устроилась на диване — она любит смотреть, как я танцую.

— Не понимаю, Флафи, — сказала я, идя в кухню. — Руби больше нет, и, похоже, никто не знает, что случилось. Самое странное… — я достала из буфета бутылку домашнего вина папиного изготовления, — никто не может понять, почему ее убили.

Я плеснула себе в широкий низкий бокал щедрую порцию вина и открыла дверь, чтобы впустить в трейлер прохладный ночной воздух. Вернувшись в гостиную, я увидела, что моя собака по-настоящему слушает музыку, ее большие темные глаза стали грустными-грустными.

— Видно, этим делом придется заняться нам, — сказала я, сделав глоток. — Мы должны найти убийцу.

Флафи вздохнула. Она знала, что я права, знала и то, что нас ждут большие хлопоты и, возможно, неприятности. Флафи — натура тонкая, нежная, от переживаний она становится капризной. Слушая музыку и потягивая папино кьянти, я села рядом с Флафи и погладила ее маленькую головку. В это время в моей голове шла работа, я перебирала факты, связанные с убийством Руби. Я не просто налетела на мусоросборник, пока бежала к ней, меня определенно кто-то толкнул или ударил. Если покопаться в памяти как следует, наверняка найдется какое-то воспоминание, звук или запах, который поможет мне опознать убийцу.

— У меня идея, Флафи, — наконец сказала я. — Завтра я вернусь на трек, может, там смогу что-нибудь вспомнить. По крайней мере поговорю с людьми, расспрошу, с кем общалась Руби, видел ли кто-нибудь Джона Нейлора.

Флафи низко зарычала. Наверное, подумала, что разнюхивать что-то на месте преступления слишком опасно. Я пропустила ее рычание мимо ушей и допила остатки вина. Вино согревало меня, тепло растекалось по всему телу и снимало напряжение, накопившееся за день.

Я налила себе еще стаканчик, хотя и понимала, что лучше было бы ограничиться одним и что-нибудь поесть. Музыка звала меня. Медленно я вышла на середину гостиной. Сара Маклахан пела “Я буду тебя помнить”. Я вынула заколки, которые удерживали аккуратный узел на затылке, тряхнула головой, и волосы рассыпались по плечам. Закрыв глаза, я начала двигаться под музыку.

Не останавливаясь, развязала пояс халата, сняла его и бросила на диван, оставшись в трусах и бюстгальтере. По моим щекам снова потекли слезы, но я не обращала на них внимания. В какой-то момент я подумала о Джоне, но в памяти засел не его поцелуй. Я вспомнила, как он обнимал ту брюнетку на треке, как нарочно поймал мой взгляд, прежде чем наклониться и поцеловать ее.

Я наклонилась, волосы белым водопадом упали, почти коснувшись пола. Пламя свечи заливало комнату золотистым светом, кроме музыки, голоса певицы да мягкого звука шагов моих босых ног, я ничего не слышала.

Я ставила одну и ту же песню снова и снова, пытаясь выразить в танце свои чувства, преодолеть боль через движение. Я вспотела, дыхание участилось. Передо мной все время стояло лицо Руби, и музыка плавно несла меня от одного образа к другому. Я медленно закружилась, раскинув руки, волосы разлетелись во все стороны. Песня кончилась, я остановилась и открыла глаза. В дверях кухни стоял, скрестив руки на груди, Джон Нейлор и наблюдал за мной.

Никто из нас не произнес ни слова, Джон молча преодолел разделявшее нас расстояние в несколько шагов и обнял меня. Рыдания, которые я так долго сдерживала, вырвались наружу. Не знаю, как долго мы простояли. В конце концов я перестала плакать, подняла голову и с благодарностью взяла носовой платок, который протянул мне Джон. Я была в одном нижнем белье, вся взмокшая, из носа текло, глаза покраснели и опухли.

— Вид у меня, наверное, кошмарный, — пробормотала я, освобождаясь из его объятий. Взяла с дивана халат и накинула на себя.

— Да нет, не очень, — сказал Джон. Размазавшаяся тушь для ресниц оставила на его белой рубашке пару черных пятен.

— Долго ты здесь стоял?

— В общем, да.

Он взял со стойки, отделявшей гостиную от кухни, мой стакан и допил остатки кьянти.

— Почему не постучал?

Я потуже затянула пояс халата и стала собирать влажные волосы в хвостик.

— Кьяра, тебе нечего стыдиться, любому человеку нужно иногда дать выход чувствам. Невозможно все время держать себя в узде.

Он подошел к дивану, сел и потянул меня за собой. На пару секунд я потеряла чувство реальности. Закружилась голова, мне захотелось, чтобы он снова ко мне прикоснулся, и одновременно я не хотела, чтобы он вообще когда-нибудь до меня дотрагивался. Я больше не желала чувствовать то, что чувствовала, когда он меня целовал и наши тела словно сплавлялись воедино.

Выпрямившись, я посмотрела Джону в глаза.

— Ладно, это нужно прекратить. Не знаю, что между нами происходит, но я не собираюсь это продолжать.

Джон улыбнулся и коснулся моей щеки, потом его пальцы скользнули вниз, лаская шею. Мне казалось, что они прожигают след на моей коже.

— Значит, не собираешься? — прошептал он.

Его лицо опасно приблизилось к моему, наверное, поэтому мой голос прозвучал неестественно тонко.

— Нет. Нет! — Я снова отпрянула. — Нейлор, у меня накопилось к тебе несколько вопросов. Во-первых, что ты делал тогда на гонках?

Джон покачал головой.

— Кьяра, я не могу обсуждать это с тобой, понимаешь, не могу.

— Если твое появление на треке было как-то связано с работой, — продолжала я, — Уилинг знал бы об этом. — Джон промолчал. — У тебя неприятности?

Он засмеялся, но я чувствовала, что на самом деле вопрос вовсе не показался ему смешным.

— Что ж, можно и так сказать.

— Тогда позволь мне тебе помочь.

— Кьяра, я сам с этим справлюсь. У меня нет проблем, которые я не мог бы решить сам. Я только хочу, чтобы ты держалась от этого дела подальше.

— Кто убил Руби? — не выдержала я.

— Кьяра, я же тебе говорил, что ничего об этом не знаю. Позволь Уилингу заниматься своим делом, ладно?

— Ну нет! В том-то и беда, что он не выполняет свою работу как следует.

— Ты не можешь об этом судить, — возразил Джон. — Полицейские же не бегают к тебе каждый день с докладами о том, чем они занимаются.

— Да уж, это точно, — съязвила я. — Если бы они хоть что-нибудь делали, ты бы мог мне сказать, но ведь вы, ребята, все из одной конторы, ты не расколешься, даже если…

— Даже если что, Кьяра? — перебил Джон. — Даже если нас с тобой связывает нечто личное? Это ты хотела сказать?

Он шагнул ко мне, захватил обе мои руки своими, притянул к себе, склонил голову и поцеловал, потом разжал одну руку, чтобы взять меня за подбородок.

Мое сердце ухало как молот, тело кричало: “Не упускай свой шанс, забудь все это дерьмо, ты ведь хочешь его! ”

Джон погладил мою шею, провел рукой по отвороту халата, нежно коснулся груди. Я невольно застонала.

— Нет, черт побери, нет! Нейлор, ты не смеешь так со мной поступать! — Я оттолкнула его. — Ответь на мои вопросы!

Моя реакция привела его в ярость, но мне было все равно. Он приготовился что-то сказать, и тут зазвонил телефон. От неожиданности мы оба вздрогнули.

— Кто бы это мог быть? — пробормотала я, протягивая руку к телефону. — Алло, кто это? Побойтесь Бога, уже час ночи!

— Душечка… — услышала я в трубке хриплый шепот Рейдин. — У тебя гости.

Я не смогла скрыть раздражения.

— Рейдин, я знаю, что у меня гости.

— Нет, Кьяра, другой гость, на улице. — Что?

Джон стоял достаточно близко, чтобы слышать голос в трубке. Он подошел к окну и попытался осторожно выглянуть в щелку у края занавески.

— За углом, в трех трейлерах от твоего. Там уже довольно давно стоит машина, и в ней кто-то есть. Мне кажется, машина похожа на полицейскую.

— О черт! — Я готова была взорваться. — Ладно, Рейин, спасибо. Приму к сведению.

— Я просто подумала, что тебе лучше об этом знать, раз уж у тебя гость в доме.

— Рейдин, откуда ты узнала?

— Ночной патруль, — уклончиво ответила соседка. — Караюсь присматривать за вселенной.

Джон пытался рассмотреть машину, стоявшую где-то дальше по улице.

— Я почти уверен, что это наши, — сказал он — Не хочу, чтобы меня видели.

— Почему? Джон, что происходит? Думаешь, они не заметили, как ты вошел?

— Думаю, нет, — ответил он. — Я припарковался довольно далеко и прошел пешком. Когда шел, я не видел второй машины. Здесь есть другая дверь?

— Нет. Думаю, у тебя всего один выход: вылезти через окно ванной. Оно в середине трейлера, там темно, ты можешь выбраться во двор и вернуться к своей машине другой дорогой.

Джон кивнул и отошел от окна.

— Проклятие, этого мне только не хватало!

Он быстро двинулся по коридору. Когда я его догнала, он уже освобождал себе место на крышке туалетного столика, где была разложена композиция из сухих цветов. Медленно, стараясь не шуметь, Нейлор открыл маленькое окошко, потом снова подошел ко мне.

— Мы с тобой не закончили, — сказал он.

— Вот именно, ты так и не ответил на мои вопросы. Можешь начать с того, почему ты не хочешь, чтобы тебя видели у меня.

Джон тихо рассмеялся.

— А ты, оказывается, упорная. — Он снова поцеловал меня. — Это аванс в счет следующего раза.

Секунду спустя я уже смотрела на пустое окно, занавеска на котором слегка раздувалась от ветра.

Вернувшись в спальню, я выглянула в щель между занавесками. На обочине дороги все еще стоял коричневый седан. Интересно, с какой стати за мной следят? И что за неприятности у Джона, почему нельзя, чтобы кто-то видел, как он выходит из моего дома?

Глава 14

При дневном свете гоночный трек “Дэд лейке” выглядел ничуть не лучше, чем ночью, скорее наоборот. Солнечные лучи подчеркивали каждый недостаток, а их было множество. Трек представлял собой пыльную чашу, земля вокруг которой была покрыта смесью гравия, выжженной травы и мусора. Захудалая игровая площадка для взрослых мальчиков, заядлых любителей скорости — уж не знаю, какую они выжимали из своих латаных-перелатаных машин.

Я въехала на своей отремонтированной “камаро” в ворота трека и содрогнулась, когда машина подпрыгнула на металлических пластинах, утопленных в глину. Почему-то мне казалось, что на треке будет тише, чем в ту ночь, когда мы с Руби последний раз выступали вместе. Ничего подобного, скорее наоборот. Я осторожно проехала поперек трека и заехала в зону боксов, где перед трейлерами выстроились гоночные автомобили. Та же картина, что и в прошлый раз: разинутые пасти-капоты, до половины поглотившие механиков.

Над входом в зону боксов висело объявление: “Сегодня испытания на время”.

— Это же надо додуматься, — проворчала я себе под нос. — Они не способны удержать свои развалины в целости и сохранности до конца гонки, а искушают судьбу, испытывая их на время.

Через лобовое стекло, которое на глазах покрывалось дорожной пылью, я пыталась разглядеть здание конторы. Не обнаружив ничего похожего, я затормозила и решила дальше идти пешком: больше возможности встретить кого-нибудь и расспросить.

У меня была одна цель: найти человека, который даст мне правдивую информацию насчет Роя Делла Паркса. Но конечно, я не собиралась искать среди механиков из его команды или поклонниц, мне нужен был кто-нибудь, кто мог рассказать про истинного Роя Делла — человека, который, как мне представлялось, вероятнее всего, и убил Руби Даймонд.

Я предвидела, что по ходу выполнения моей миссии придется иметь дело с мужчинами, которые вряд ли будут стремиться поделиться со мной мыслями и чувствами, тем более о ком-то из своих. Поэтому я использовала кое-какое оружие из секретного арсенала Кьяры Лаватини: во-первых, супербюстгальтер, скроенный так, чтобы привлечь внимание даже самого несговорчивого мужика по крайней мере к одной части моего тела, во-вторых, микро-мини-юбку, в-третьих, трикотажное обтягивающее боди тигровой расцветки с соответствующим декольте, и наконец, я распустила свои длинные белокурые волосы так, чтобы они ниспадали мягкими волнами на плечи. Я рассчитывала создать образ трогательно-уязвимой девушки, которая попала в беду и нуждается в помощи.

Первым мне попался на глаза парень с длинными светлыми волосами, которые смахивали на паклю Парень склонился над ободом колеса и ловко поставил новую шину. День был теплый, градусов девяносто, но механик был одет во фланелевую рубаху, мешковатые брюки цвета хаки и высокие черные кроссовки. Я подошла ближе, остановилась у него за спиной, расправила плечи, чтобы подчеркнуть свои природные достоинства, положила одну руку на бедро и приготовилась начать спектакль.

— Прошу прощения, — начала я, — не могли бы вы мне помочь?

Мой голос прозвучал так беспомощно, что самой стало противно; не будь это ради благого дела, меня бы, наверное, стошнило от отвращения. Представьте себе мое удивление, когда механик повернулся ко мне лицом, и я обнаружила, что у него есть грудь и живот, да какой! “Парень” оказался беременной женщиной, месяце на восьмом, наверное.

— Да, конечно. — Она выпрямилась и рукой вытерла пот со лба, оставив на нем черный след. — В чем дело?

Мои плечи поникли, рука соскользнула с бедра, челюсть отвисла. Беременный автослесарь? Неужели это не запрещено каким-нибудь законом?

— Наверное, вам не следует этим заниматься, — сказала я.

Женщина небрежно похлопала себя по животу и рассмеялась.

— Почему? Из-за этого? Дорогуша, этот не первый и не последний. Когда я ждала Вирджила, я работала, пока малыш буквально не вывалился из меня на землю, и ничего ему не сделалось. — Я посмотрела на колесо, потом снова на беременную. Колеса были большие, и хотя женщина не производила впечатления миниатюрной, казались слишком тяжелыми для нее. — Я их не таскаю, если вы это имеете в виду, а просто прикручиваю. Так вы только за этим меня окликнули? Если так, то мне некогда.

Она отвернулась от меня и снова занялась бы колесом, если бы я не заговорила.

— Нет, не только. Когда я вас окликнула, то даже не знала, что вы…

Она снова повернулась ко мне, вздохнула и убрала со лба несколько прилипших прядей.

— Что вы хотите?

— Я ищу контору, или как там называется место, где работает Микки Роудс.

— О, это там. — Она указала на закусочную.

— Как, в закусочной?

— Нет, в этом здании не только закусочная, офис Микки на втором этаже.

— Вы не против, если я задам вам несколько вопросов насчет одной ночи? Меня зовут Кьяра Лаватини. — Я шагнула к женщине, не давая ей времени отказаться. — Мою подругу Руби убили здесь, на треке.

Она огляделась, словно надеялась увидеть кого-то, кто мог бы спасти ее от этого разговора.

— Ну, я не знаю.

— Как вас зовут?

Я всегда задаю этот вопрос клиентам, когда хочу вовлечь их в разговор и в конце концов подвести дело к танцу на столе. Узнать имя — очень важно, это как бы сразу обязывает к продолжению разговора.

— Энн. Но меня в ту ночь здесь не было, поэтому я ничем не могу вам помочь.

— Признаться, Энн, я сама толком не знаю, зачем я здесь. — Пожав плечами, я прикусила щеку изнутри, на глазах выступили слезы — Дело в том, что мама Руби… э-э… одним словом, ей кажется, что копы не слишком стараются расследовать это дело. Вы понимаете, что я имею в виду?

Внезапно Энн прониклась ко мне сочувствием и симпатией. Глядя куда-то вдаль с отсутствующим видом, она погладила живот, по-видимому, представляя себя на месте матери Руби.

— Миссис Даймонд, она… Руби была ее единственным ребенком… Я, конечно, не могу знать по собственному опыту, что такое потерять ребенка, но могу себе вообразить. — Я выдержала паузу, давая Энн время представить, что бы она испытала, потеряв своего маленького Вирджила. Женщина поежилась, и тогда я продолжила: — Миссис Даймонд просила меня побывать на треке и попытаться узнать побольше о последних минутах жизни ее доченьки. Она просила меня выяснить, кто мог желать смерти ее единственному ребенку.

— О Господи, — со вздохом сказала Энн. — Это ужасно! — У нее на глазах выступили слезы, покрышки были забыты. — Что ж, попытаюсь вам помочь. Насколько мне известно, Рой Делл был последним, кто видел вашу подругу живой, но он никогда бы не сделал ничего подобного.

— Почему вы в этом так уверены?

— О, Роя Делла все любят. Он, конечно, известный бабник, но разве его можно в этом винить? — Энн нахмурилась и покачала головой. — Вокруг него вечно крутятся поклонницы, каждая старается привлечь его внимание, у любого, знаете ли, голова закружится. К тому же его жена обращается с ним хуже, чем с собакой.

Мне вспомнилась картина: Лулу выволакивает Роя Делла из клуба… Я засмеялась.

— Да, однажды я видела, как миссис Паркс выволокла мужа из клуба. Сразу было видно, что она ревнует его ко всем сразу.

Энн нахмурилась еще сильнее.

— Что, вы говорите, она сделала?

— Заявилась в клуб “Тиффани”, где я работаю, Руби, кстати, тоже там работала, и буквально выволокла его из зала.

Энн задумчиво кивнула.

— Представляю. Но это было сделано напоказ, на самом деле Лулу не любит мужа и никогда не любила. Она любит его деньги, ей нравится быть женой известного гонщика, но его самого она не любит. Иначе с какой стати ей… — Энн замолчала, не закончив фразу.

— С какой стати… что?

“Только не замыкайся сейчас! ” — мысленно взмолилась я. Энн переминалась с ноги на ногу и покусывала нижнюю губу, она явно колебалась.

— Вряд ли это имеет значение, — сказала она наконец, густо покраснев.

— Энн, вы не можете судить, что важно, а что нет, возможно, это как раз одна из подробностей, которые неизвестны полиции и могут помочь матери Руби.

— Право, не знаю, как ей это может помочь, — неохотно проговорила Энн, — ну да ладно. Я точно знаю, что Лулу не любит Роя Делла, этого просто не может быть. Дело в том, что Бренда неделю назад застукала своего мужика с Лулу.

— Не может быть! — Я не скрывала, что ошарашена. — Вы уверены?

— Уверена? Да, еще как. Мы с Брендой близкие подруги, я была первой, кому она рассказала.

— Бренда сама застала их вместе?

Энн расширила глаза и огляделась, проверяя, не подслушивает ли нас кто-нибудь.

— Фи, это такая гадость, вы не представляете! В ту ночь Бренда задержалась допоздна, потому что должна была закрывать закусочную. Домой она не торопилась — Фрэнк в тот вечер проиграл гонку. Он, знаете ли, когда проиграет, всегда напивается до чертиков, а когда напивается, то вечно срывает злость на бедняжке Бренде.

Я вспомнила разговор двух женщин о мужьях, который слышала в закусочной, по-видимому, одной из них и была та самая Бренда. А Фрэнк, о котором она упоминала, — должно быть, тот самый гонщик, который демонстрировал такую преданность своему приятелю Рою Деллу. Выходит, он заискивает перед королем трека, а сам между делом трахает его жену.

— Ну так вот, Бренда шла к мусорному контейнеру с пакетом отбросов и услышала чей-то смех и стоны. Она подумала, что какие-то подростки там обосновались, обнимаются, целуются и все такое. Бренда покашляла и вообще постаралась произвести побольше шума, чтобы предупредить их, что они не одни.

Я понимающе кивнула, дескать, любой на ее месте сделал бы то же самое. Я представила себе площадку, где стояли столики, — действительно подходящее место для парочки подростков, которые решили уединиться перед тем, как разойтись по домам.

— Представьте себе, оказалось, что звуки доносились не с той стороны, где стояли столики, а из-за угла, из-за контейнера.

У меня по спине пробежал холодок. “Точь-в-точь как в случае с Руби”, — подумала я.

— Когда Бренда завернула за угол, чтобы бросить мешок с мусором, она буквально споткнулась о своего мужа и Лулу. Фрэнк стоял со спущенными штанами, светила луна, и Бренда видела его зад, выделявшийся белым пятном, и волосатые ноги, а Лулу была без блузки и без лифчика. Не хотела бы я увидеть это зрелище! С тех пор, стоит мне только посмотреть на Фрэнка, как я тут же представляю его со спущенными штанами.

Моя новая знакомая передернулась от отвращения.

— И что же сделала Бренда? — спросила я. Энн с грустным видом покачала головой.

— Надо знать Бренду и Фрэнка. Не знаю, почему она за него держится, наверное, это тот случай, о котором говорят:

“Любовь зла, полюбишь и козла”. Причем такое случается уже не впервые. Фрэнк просто повернул голову, посмотрел на жену через плечо и сказал, чтобы шла домой, иначе он ее взгреет.

— Не может быть! Я бы на месте Бренды шкуру спустила с мерзавца.

— Я тоже. Бренда сказала мне, что расплакалась и ушла. Она всю ночь не ложилась спать, ждала Фрэнка. В конце концов он явился — пьяный в стельку и злой как черт. К утру он вел себя так, словно ничего не произошло, и у, них все пошло по-старому. Бренда клянется, что любит его и что если бы не выпивка, Фрэнк был бы замечательным парнем и верным мужем. А я говорю, что все это чушь собачья.

Энн не скрывала своего презрения.

— Но я думала, что Фрэнк и Рой Делл — друзья.

Энн посмотрела на меня, как на несмышленого ребенка.

— Здесь, на треке, никто никому не друг. Гонки — жестокая игра. Ты можешь всю ночь пить с кем-то в баре, а на следующий день прижать его к борту на скорости сто миль в час. Таков уж этот бизнес. Тот же Фрэнк матери родной не пожалел бы, чтобы оказаться на месте Роя Делла. Может, потому и спутался с его женой, что тем самым как будто занял его место — хоть так…

Но я не могла понять, зачем это нужно Лулу. Хотела уже спросить у Энн, но та быстро схватила гаечный ключ и принялась за работу. К нам подходил какой-то мужчина, он нес шину.

— Ты что, все еще возишься с этой? — крикнул он моей собеседнице.

— Не лезь в бутылку, — огрызнулась Энн, — через минуту все будет готово.

Я поняла, что разговор окончен, она больше не рискнет что-либо добавить. Во всяком случае, не сейчас. Мужчина уставился на меня, и его рот растянулся в улыбке. Мне стало ясно, что пора двигаться дальше.

“Лулу и Фрэнк, — думала я. — Что из этого следует? Как повел бы себя Делл, узнав об этом? А если он узнал и стал встречаться с Руби, чтобы отомстить жене? ” В последнее как-то не верилось, Рой Делл очень дружелюбно относился к Фрэнку и побаивался Лулу. Ясно, что король трека ни о чем не догадывался.

Пока я шла к закусочной, у меня возникла галлюцинация — во всяком случае, я так решила, потому что никакого другого объяснения тому, что увидела, не находила. Мимо проехал старенький пикап “форд”, а за рулем восседала знакомая фигура в куртке из рыжей кожи. Волосы были скрыты под кепкой, но ее профиль я ни с чьим не спутаю. Карла Терранс, бывшая жена Джона Нейлора, сотрудница Агентства по борьбе с наркотиками и мой заклятый враг, объявилась в наших краях!

Не может быть! Я тряхнула головой и получше всмотрелась в водителя пикапа — машина ехала медленно. На миг наши взгляды встретились, мои глаза расширились, ее — наоборот, превратились в две щелочки. Так и есть, Карла снова с нами, вернулась из Майами. И, насколько я могу судить, она приехала сюда не ради развлечения. Что может здесь понадобиться человеку из агентства? И имеют ли ее дела какое-то отношение к Джону?

Карла поддала газу, пикап рванулся вперед и выехал за пределы зоны боксов. Вероятно, она испугалась, что я раскрою ее. Что ж, по крайней мере нам будет что обсудить с Джоном.

Закусочная была закрыта, с потолка до самой стойки была опущена металлическая решетка. Я посмотрела на металлическую пожарную лестницу, которая вела на галерею второго этажа и, по-видимому, к офису Микки Роудса. Может, удастся узнать что-нибудь полезное у Микки. Я стала подниматься по лестнице, высокие каблуки гулко стучали по ступенькам. Чем выше я поднималась, тем более громким казался рев моторов, доносившийся с трека, и тем сильнее ощущался запах выхлопных газов.

Галерея оказалась куда больше, чем казалось снизу. Вдоль перил ограждения шли мягкие сиденья для зрителей, откуда было хорошо видно финишную прямую. Кроме того, здесь стояли стулья и столики из гнутых металлических прутьев. Здесь был даже всепогодный бар, защищенный жестяной кровлей. По-видимому, Микки вложил в этот представительский центр все деньги, которые сэкономил на обустройстве трека. То же самое можно было сказать и об офисе. Я открыла массивную деревянную дверь и вошла в пустую приемную, застланную толстым ковром. Помещение было так хорошо изолировано от внешнего мира, что стоило мне закрыть за собой дверь, как рев моторов стих.

Зато в приемной слышались совсем другие звуки. Из короткого коридора, начинавшегося за стойкой секретарши, вели две двери, из-за одной из них доносился визгливый женский смех и низкий мужской голос. Судя по интонации, мужчина неплохо проводил время. Не успев как следует подумать, я шагнула вперед. Этот голос я узнала бы даже во сне, не так давно я слышала его в полной темноте в собственном трейлере. Я открыла дверь и замерла на пороге. На краю письменного стола сидел Джон Нейлор, а за столом — та самая брюнетка, которую он целовал на треке.

Я хотела что-то сказать, уже и рот открыла, но остановилась, посмотрела сначала на Джона, потом на женщину, потом снова на него. Нейлор напрягся, но выражение лица не изменилось ни на йоту, оно оставалось, как всегда, непроницаемым, только в глазах я заметила проблеск страха. Или мне показалось?

— Чем могу быть полезна? — спросила брюнетка, тряхнув волосами и медленно, как бы нехотя убирая руку, лежавшую на бедре Джона. У нее были большие карие глаза, на губах алела яркая помада, но я разглядела мелкие морщинки возле рта и в уголках глаз. — Если вы ищете мистера Роудса, чтобы получить деньги, то имейте в виду, он заплатит не раньше тридцатого. Никаких исключений. Я подпишу чеки тридцатого, ни днем раньше.

“Ишь ты, какая важная”, — подумала я. А в глазах Джона действительно промелькнул страх, я не ошиблась.

— Ну, я рассчитывала…

— Послушайте…

Она перебила меня, не желая знать, зачем я пришла на самом деле, но оно было к лучшему, поскольку мне было трудно даже вспомнить собственное имя или вздохнуть. Женщина округлила глаза и выразительно посмотрела на Джона, как бы говоря: “Вот видишь, чем мне приходится заниматься весь день? ”

— Наберитесь терпения, мистер Роудс проследит, чтобы все получили свои деньги, но это будет не раньше тридцатого. Да, выплата задерживается, но деньги обязательно поступят, и ваши жалобы ничуть не ускорят дело.

Я много чего могла сказать, но не стала, решив оставить эту стерву в заблуждении, что я — жена очередного гонщика, явившаяся потребовать деньги своего мужа. Посмотрев еще разок на Джона, я кое-как сумела пробормотать “ладно”, повернулась и ушла. Если разум уговаривал оправдать Джона за недостаточностью улик, то сердце требовало: “Убей гада! ”

Глава 15

Уехав с трека, я направлялась в сторону Чипли, когда заметила в зеркало заднего вида, что за мной едет какая-то машина. Я прибавила скорость, тот водитель тоже. Это был черный спортивный автомобиль с затемненными стеклами — из тех, которые с ревом проносятся мимо под оглушительное уханье рока, перекрывающего гул мотора. Я представила себе водителя: горячая голова, молодой парень с мощной стереосистемой в салоне, вечно в спешке, догоняет тебя, потом, не обращая внимания на двойную желтую линию, обгоняет, не думая о том, что навстречу может кто-то ехать.

Я не хотела портить себе настроение, поэтому прибавила скорость и разогнала “камаро” почти до восьмидесяти в надежде, что юнец будет держаться на расстоянии. Однако до него явно не дошло. Он не только не отставал, но приблизился настолько, что его бампер оказался в нескольких футах от моего.

— Придурок, — пробормотала я, глядя в зеркало заднего вида. — Если уж тебе так приспичило, валяй, обгоняй, дорога в твоем распоряжении.

Я постепенно сбавила скорость, но он не стал обгонять меня, вместо этого повис на хвосте, едва не касаясь моего бампера своим. Я поехала еще медленнее, снизив скорость до сорока миль в час, но он по-прежнему тащился за мной. Я опустила стекло, высунулась из машины и помахала придурку рукой, чтобы он ехал вперед, но он этого не сделал. Когда я сбавила скорость до тридцати, он меня стукнул, — не очень сильно, но достаточно для того, чтобы мне было трудно удержать руль. Не успела я свернуть, чтобы пропустить мерзавца вперед, как он ударил меня снова. На этот раз удар был очень мощным. Черный автомобиль врезался в левую часть заднего бампера “камаро” с такой силой, что руль вырвало у меня из рук. Я потеряла управление, машина вылетела на обочину, едва не врезавшись в группу сосен, росших у дороги.

— Ах ты, сукин сын! — закричала я.

Спортивный автомобиль с ревом пронесся мимо, тоже направляясь в сторону Чипли. Некоторое время я не могла пошевелиться: просто сидела, уронив голову на руль, и плакала. День явно не задался, да что там день, если уж на то пошло, не задалась вся неделя. Мою подругу убили, меня обманул мужчина, которого, как выяснилось, я знала совсем не так хорошо, как думала, и вот теперь вдобавок ко всему меня столкнул с дороги какой-то свихнувшийся подросток. Что дальше? И вообще, что это за жизнь такая хреновая?

— Может, я делаю что-то не так? — спросила я, обращаясь к небу.

Я вернулась к истокам, к своему католическому воспитанию. Когда ничего не получается и ты не можешь объяснить, что происходит, это может означать только одно: ты прогневила Бога.

— Ладно, я думала, мы пришли к соглашению: я хожу в церковь по большим праздникам, регулярно, вернее, почти регулярно, каюсь в своих грехах, а ты в ответ даешь мне послабление. Но это не похоже на послабление. Не хочу показаться непочтительной и все такое, но дай мне вздохнуть. Чуть-чуть везения, это все, о чем я прошу.

Я прислушалась. Тишину нарушал только стрекот не то сверчков, не то цикад, изнывающих от жары.

Я дала задний ход и осторожно вырулила на дорогу. Для одного дня я пережила больше чем достаточно, а ведь предстояло еще работать. Не могу сказать, чтобы я ждала вечера с нетерпением. Я собиралась, вернувшись домой, закрыть все ставни и лечь спать, чтобы встать только тогда, когда придет пора собираться в клуб. Весь оставшийся путь до дома я мечтала о собственной постели. “Пора, давно пора вернуть себе власть над своей вселенной, — повторяла я про себя как заклинание. — Я больше не мисс Пассивность, и не Кьяра Лаватини. Начинается новый день, и я — солнце”.

Представляю, как смешно было Господу слушать все это. Он, наверное, расхохотался. Когда я вернулась домой, судьба ждала меня на моей парковочной площадке в виде темно-синего “линкольна” последней модели с пенсильванскими номерами. Обшивка была слегка подпорчена солью, но наверняка не океанской, а той, которую рассыпают суровыми зимами по заснеженным дорогам Филадельфии.

— О нет, только не это! — простонала я. — Только не они! Только не сейчас!

Но спасения не было, на площадке стояла машина моих родителей. Сворачивая на подъездную дорогу, я увидела две головы: одна едва доставала до края подголовника, другая возвышалась над спинкой водительского сиденья. Двери “линкольна” открылись одновременно с тем, как я затормозила. Мама выскочила из машины и заспешила ко мне.

— Кьяра! — закричала она, срываясь на визг. — Это я! “А я-то надеялась, что это Элвис Пресли! ” — непочтительно подумала я.

Мама сгребла меня в свои медвежьи объятия, ее голова в седых кудряшках едва доходила мне до плеча. Обнимая ее, я вдруг неожиданно для самой себя осознала, что рада ее видеть. От моей матери всегда исходит слабый запах свежевыпеченного хлеба и оливкового масла. Я наклонила голову и коснулась щекой ее волос. На какое-то мгновение я снова оказалась дома, в Филадельфии, и все сегодняшние проблемы отступили.

Хлопнула дверца автомобиля, я подняла голову, ожидая увидеть отца, но взгляд уперся в ясные карие глаза моего младшего брата Эла, полицейского.

— Что вы здесь делаете? — спросила я.

— Кьяра, — мать все еще стояла, уткнувшись мне в плечо, из-за чего ее голос звучал приглушенно, — ты так и не перезвонила. Помнишь, ты позвонила и наговорила какие-то странные слова про лося, обещала перезвонить, но пропала. Что я должна была думать?

У нее за спиной брат сделал большие глаза.

— Мама, неужели вы приехали только затем, чтобы убедиться, что у меня все в порядке?

Мама выпрямилась, подняла голову, схватила меня за руку и заглянула в глаза.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что я не должна беспокоиться за свою девочку?

У нее за спиной Эл, чтобы не расхохотаться, притворился, будто откашливается.

— И не говори, что я поступила неправильно, потому что я достаточно наслушалась этого от твоего отца и братьев!

На Эла снова напал приступ кашля. Мама резко обернулась и сердито посмотрела на сына.

— А ну-ка хватит, мистер Весельчак! Эл густо покраснел.

— Мама, но разве не я тебя сюда привез? Я же тебе помогаю.

— Подумаешь! — фыркнула мать. — Тоже мне, большая шишка, офицер полиции. Пожарная охрана для него, видите ли, недостаточно хороша, девушки, с которыми я его знакомлю, тоже недостаточно хороши. Нет, ему обязательно нужно таскаться через весь город, чтобы встречаться с девицей, которая учится в колледже. И какой в этом прок, страдалец-влюбленный?

Не дожидаясь ответа, мама повернулась ко мне, чтобы высказать все, что думает.

— Твой отец сказал, что с моей стороны большая глупость вот так нагрянуть к тебе, твой братец Фрэнсис его поддержал. Мало того что Фрэнсис Ксавьер пошел по стопам папаши и стал пожарным, так теперь ему еще вздумалось совать нос во взаимоотношения родителей!

Мама была в своем репертуаре. Я давно заметила: чем дольше мы с ней не видимся, тем длиннее бывает лекция при встрече. Мы все к этому привыкли и научились не воспринимать ее нравоучения слишком всерьез. Если она сердится по-настоящему, то дает это понять так, что не ошибешься. Невозможно просто так стоять в комнате, когда мама в гневе: по воздуху летают тарелки, горшки, стаканы. За всю свою жизнь я могу припомнить только пару случаев, когда мама действительно сердилась, и сегодня был явно не такой случай, просто это ее манера здороваться с детьми. В последний раз мама рассердилась по-настоящему, когда некая официантка из общественного клуба “Сыновья Италии” положила глаз на папу. Говорят, зрелище было незабываемое, хотя я лично при этом не присутствовала и не видела Леонору Моставиндадучи в бою.

— … у меня, конечно, был повод для беспокойства, — продолжала между тем мама. — Ты похудела, по-моему, совсем не ешь. А посмотри на эти темные круги у нее под глазами, Альфонсо! — Она снова повернулась к Элу. — Ну что ты стоишь как пень? Начинай разгружать продукты, разве не видишь, что девочка умирает с голоду?

Эл усмехнулся и подошел к багажнику “линкольна”. Щелкнул автоматический замок, крышка стала медленно открываться на гидравлических петлях, Эл нагнулся и стал выгружать… я бы сказала, весь ассортимент итальянского магазинчика “Маленький Фрэнки”, точнее не выразишься.

Флафи, которая до сих пор не проявляла интереса к гостям и даже не выбежала поздороваться, сейчас высунула голову в собачью дверку, чтобы полюбопытствовать, что происходит. Увидев, что моя мама движется к двери с неотвратимостью паровоза, Флафи мигом сообразила, что для чихуахуа здесь не место.

— Кьяра, ты все еще держишь эту полукрысу-полусобачонку? — пренебрежительно спросила мама. — Девушке вроде тебя не нужна собачка, которую можно запросто раздавить одной ногой, тебе нужен хороший сторожевой пес, вот что.

Флафи за дверью сердито зарычала. Я бросилась вперед, обогнала маму и отперла дверь, со страхом предвкушая ее первое впечатление от моего трейлера. Одно хорошо: когда в доме мало мебели, он выглядит опрятнее.

— Ну и ну, — вздохнула мама, входя в кухню.

Ма задержалась в дверях, вынудив меня и нагруженного всякой снедью Эла тоже остановиться. Она окинула взглядом мою чистую белую кухню с откидным столом и высокими табуретами у окна, потом бочком прошла в гостиную, рассмотрела безделушки, выставленные на верхней полке стеллажа, отделяющего кухню от гостиной.

— Ну и ну, — снова повторила она, проходя мимо стеллажа в скудно меблированную комнату.

Медленно поворачивая голову, она отметила зеркало во всю стену, ряды книжных полок вдоль другой стены, скромный диван.

— Кьяра, так вот где ты занимаешься? — кивнула мама, словно вбирала в себя мою жизнь и начинала ее понимать, ее тон смягчился.

— Да, мама, это моя гостиная. Видишь, здесь стереосистема и книги, так что могу читать когда захочу.

Мама снисходительно рассмеялась.

— Вот как, ты все еще читаешь книжки? Ты всегда их любила. — Она посмотрела в коридор, ведущий в спальню, но, похоже, решила пока воздержаться от полного осмотра. — Туда я потом загляну, — пообещала она, — а сейчас нужно приготовить тебе поесть. Кьяра, ты стала похожа на палку. — Мама повернулась и пошла обратно в кухню. — Для твоей профессии это нехорошо, правильно я говорю, Эл? — Обращаясь к брату, она выглянула в дверь и вдруг, охнув, быстро повернулась ко мне. — Кьяра, похоже, у тебя гости.

Эл вошел с очередной партией продуктов, позади него шел детектив Уилинг, тоже порядком нагруженный. Сложив пакеты на стол, Уилинг улыбнулся маме. Она тут же улыбнулась в ответ: он сумел очаровать ее в одно мгновение. Однако мой брат держался настороженно. Эл по опыту знал, что появление полицейского в жизни сестры обычно означает какие-то неприятности, а то, что Уилинг полицейский, он почувствовал интуитивно. Я представила, как Эл мысленно говорит: “Ага, так я и знал, что Кьяра опять влипла”.

— Детектив Уилинг, — сказала я, — познакомьтесь, это моя мать, миссис Лаватини, и брат Эл.

Мама, не тратя времени даром, сразу дала новому знакомому понять, что стоит на первом месте в списке ее приоритетов.

— Вот и славно, покормим еще одного, — сказала она. — Что тут у вас творится? Пока мне попадаются одни тощие.

Заглядывая в пакеты, мама стала выставлять на стол стеклянные и жестяные банки с продуктами, полиэтиленовые пакеты с зеленью и помидорами.

— Мне сейчас некогда с вами разговаривать, я должна заняться стряпней, но вы, молодежь, садитесь, беседуйте, ужин скоро будет готов.

— Мамочка, у меня мало времени, — возразила я. — Мне скоро на работу.

Строго говоря, в запасе был еще целый час, но Уилингу совсем не обязательно было об этом знать.

Детектив открыл было рот, но ничего не сказал, только улыбнулся, отлично понимая, что я попала между молотом и наковальней: либо я соглашаюсь на разговор с ним, либо придется устроить сцену в присутствии матери.

— Ерунда! — отрезала мама. — В том-то и беда вашего поколения, никогда у вас нет времени на самое важное, вы всегда спешите.

Уилинг уже не просто улыбался, а сдерживал смех.

— Что ж, давайте поговорим.

Его тон не допускал никаких других вариантов. Он прошел мимо меня в гостиную. Эл вышел из дома, вернулся с двумя чемоданами, медленно прошел мимо нас по коридору в глубь дома. Я знала, что братец старается подслушать наш разговор, подслушивание — фамильный порок Лавати-ни. Я покосилась в сторону кухни. Мама стучала ножом по доске, нарезая лук, но не напевала, как обычно, когда готовила. Она тоже пыталась узнать, о чем пойдет речь.

Я отвела Уилинга к окну, стараясь не смотреть ему в глаза. Разговор предстоял не из приятных, и я это знала.

— Ну ладно. — Я решила перейти в наступление. — Давайте сразу к делу. Не думаю, что вы пришли, чтобы посвятить в наши проблемы моих родных. Я ответила на все ваши вопросы в участке и готова явиться туда снова, если нужно.

Некоторое время Уилинг молча смотрел в окно. Наконец он негромко заговорил страшно серьезным тоном.

— Мисс Лаватини, у вас большие неприятности.

У меня по спине пробежал холодок, я ни на секунду не забывала, что из коридора нас подслушивает Эл, и знала, что Уилинг тоже помнит об этом.

— Ну и что? Вы рассчитывали меня напугать? — с вызовом ответила я. — Не забывайте, что я воспитывалась в католической школе, не проходило и дня, чтобы одна из монашек не говорила, что меня ждут неприятности. — Я попыталась отшутиться, но шутка не удалась. — Они вечно хотели, чтобы мы признались в грехах, которых не совершали, точь-в-точь как вы, правда?

Уилинг даже не улыбнулся.

— Вы хотите перейти к делу? Вот вам самая суть в общих чертах: мне известно, что прошлой ночью в этом доме побывал Джон Нейлор и что сегодня утром, когда вы были на гоночном треке, он тоже там был. Нужны объяснения.

— Что я должна объяснять? Он что, не имеет права зайти ко мне в гости? Разве мы не можем случайно столкнуться в общественном месте? — Мое сердце зачастило, я чувствовала, как щеки заливает румянец. — Почему бы вам не спросить его самого, зачем он здесь был?

— О, я непременно это сделаю, — ответил Уилинг, с заметным трудом сдерживая злость. — Но в данный момент я спрашиваю вас.

— Знаете, что я думаю? Вы уже поговорили со своим коллегой, а теперь перепроверяете его показания. Иначе получается ерунда: вы что же, пришли ко мне раньше, чем к нему? Или просто не можете его найти? — В глазах детектива что-то промелькнуло, и я поняла, что попала в точку. — Ясно, не можете. — Я развела руками, словно признавая собственное бессилие. — Ну что вам сказать? Он мой друг, заглянул ко мне в гости.

— И удрал через окно ванной?

— Ничего не могу к этому добавить. Если хотите узнать больше, спросите у своего коллеги. — “Интересно, — подумала я, — почему Эл на этом месте не вошел и не вмешался в разговор? ” — И раз уж мы об этом заговорили, почему бы вам не спросить бывшую жену Нейлора, что к чему?

Выражение лица Уилинга изменилось. Сначала он изумился — по-моему, искренне, — потом рассвирепел.

— Мисс Лаватини, сначала вы заявили, что видели детектива Нейлора на месте преступления, потом он тайком пробрался в ваш дом среди ночи и так же тайком ушел. Сегодня он снова был на месте убийства. Я невольно задаю себе вопрос: не появился ли в нашем управлении нечестный полицейский? А еще я спрашиваю себя, собрал ли я все факты по делу об убийстве, которое расследую. Давайте сделаем так: вы рассказываете мне, что происходит между вами двумя — честно, без утайки, иначе против вас могут выдвинуть обвинение в соучастии, — если я увижу, что ваш рассказ и рассказ детектива Нейлора не стыкуются, против вас, возможно, будет выдвинуто более серьезное обвинение.

— Поговорите с моим адвокатом.

— Мисс Лаватини, я не шучу, — произнес Уилинг — Если вы впутаете в это дело адвоката, я уже ничем не смогу вам помочь.

У меня звенело в ушах. Мне было жарко и очень страшно, но Уилингу незачем было об этом знать.

— Повторяю, детектив, позвоните моему адвокату. Я буду разговаривать только в его присутствии.

Теперь Уилинг точно дошел до точки кипения.

— Думаю, вам лучше уйти. — Я повернулась и пошла к двери кухни. — Мама, детектив Уилинг не может остаться на ужин.

Уилинг подошел к моей матери, и я невольно затаила дыхание.

— Рад был с вами познакомиться, мэм, — сказал он. Эл тихо прошел через гостиную и встал в дверях кухни.

У его ноги стояла Флафи. Оба не издали ни звука, но каким-то образом ухитрились выглядеть так, будто встали на мою защиту.

Уже спускаясь по лестнице, Уилинг оглянулся и посмотрел на меня, щурясь в лучах вечернего солнца.

— Предупреждаю, не пытайтесь превратить это в игру. У вас и у детектива Нейлора могут быть очень большие неприятности.

— Увидимся в вашем кабинете.

Мои братья — все в отца: думают, раз они мужчины, то их долг — защищать меня и маму. На этой почве у нас бывало немало стычек, особенно со старшим, Фрэнсисом. Причем так ведут себя все братья, даже Эл, который младше меня. В последнее время он стал хуже всех — может, потому, что несколько месяцев назад, когда у меня были неприятности, Джон Нейлор приезжал в Филадельфию и задал моему братцу-полицейскому кучу вопросов обо мне. Позже Эл с Джоном поладили, но Элу очень не понравилось, что я замешана в некую историю с убийством, да так глубоко, что полицейские приехали даже к родственникам.

— Ну, небось гадаешь, что все это значит? — спросила я.

— Не думаю, Кьяра, что здесь нужно гадать, — ответил Эл, понизив голос, чтобы мама нас не услышала. — Я и так вижу, что у вас с Джоном неприятности, и эти неприятности как-то связаны с убийством. — Эл посмотрел на меня в точности таким же взглядом, как недавно Уилинг. — Кьяра, Джон — продажный полицейский?

— Нет!

— Тогда почему ты не отказалась разговаривать с этим детективом?

— Я не хотела… то есть я не думаю… не должна…

Я запнулась, так и не найдя подходящего объяснения.

— Иными словами, Кьяра, — Эл внезапно заговорил со мной не как брат, а как полицейский, — ты сама не знаешь, кто он на самом деле. Кьяра, не прикрывай человека, в котором не уверена. Девочка, ты можешь сама себе навредить. Не позволяй своим чувствам вставать на пути у правды, потому что правда рано или поздно все равно откроется. Кьяра, не в твоих интересах оказаться в центре полицейского расследования.

— Дочка, можешь подойти на минуточку? — окликнула из кухни мама.

Это спасло меня от необходимости отвечать Элу, и очень кстати, потому что я совсем запуталась. Никто, по-видимому, не собирался мне рассказывать, что происходит. Я оказалась в подвешенном состоянии. Может, Джон меня просто использовал? Может, он был замешан в каком-то неблаговидном деле? Но с другой стороны, вполне возможно, что он работал над неким заданием, о котором не имел права рассказать даже коллегам-полицейским. А в результате кому придется рискнуть и попытаться прикрыть человека, о котором даже неизвестно, можно ли ему доверять? Мне, Кьяре Лаватини, мисс Без Тормозов.

Глава 16

Я уже поняла, что буду просто счастлива, когда наконец придет время ехать на работу. По-видимому, когда детектив Уилинг удалился в гневе, мама почувствовала, что над моей головой собираются тучи. А когда Леонора предчувствует неприятности, никому не будет покоя, пока она не докопается до истины.

— Кьяра, что происходит? — спросила она, как только я вошла в кухню.

— Ничего, мама, просто у этого человека вспыльчивый характер. Он придумывает то, чего нет на самом деле.

Мама сняла с плиты большую кастрюлю с макаронами, подошла к раковине, откинула макароны на дуршлаг и с грохотом водрузила посудину в раковину. Мой ответ ей не понравился. Она включила воду на полную мощность, добавила жидкого мыла и высказалась:

— Не собираюсь терпеть, когда родная дочь лжет мне в глаза! — Она круто развернулась и посмотрела на меня — точь-в-точь как когда я и братья были детьми. — Посмотри сюда, Кьяра, — сказала она, тыча пальцем себе в лицо, — посмотри мне в глаза и повтори все это снова. Значит, ты не знаешь, что происходит, почему тобой интересуется полиция? Твоя совесть чиста?

У меня в животе закололо, к горлу подступил ком, я сглотнула. Как ни странно это прозвучит, но я не лгала матери. Еще когда мне было восемь лет, я поклялась никогда ее не обманывать. Мама была слишком серьезной силой, чтобы с ней не считаться.

В кухню вошел Эл, привлеченный запахом булькавшего на плите соуса — это был мамин фирменный соус, с оливковым маслом и большим количеством чеснока. С секунду я надеялась, что Эл заговорит и тем самым спасет меня, но ма подняла руку, на которой все еще была надета стеганая рукавичка-прихватка, и дала ему затрещину.

— Даже не думай! — предупредила она. — Пусть твоя сестра сама копает себе яму, пусть она обманет свою мать, если уж дело дойдет до этого.

И я сказала правду — а что еще оставалось делать?

Ма не останавливалась ни на секунду, так уж она устроена — просто не может сидеть спокойно, особенно если ее что-то или кто-то беспокоит, а сейчас она была очень взволнована. Когда я говорила про смерть Руби, мама резко втянула воздух сквозь зубы, рука с ложкой на секунду застыла в воздухе над миской с соусом. Она оглянулась, посмотрела мне в глаза, и в ее взгляде я прочла боль.

Когда я дошла до той части, что касалась Джона, и стала рассказывать, как он целовал брюнетку, а потом явился ко мне в трейлер и стал целовать меня, мама сначала покраснела, а потом покраснела опять, еще гуще. Она поставила на стол миску с дымящимися макаронами и кастрюльку с белым соусом, смахнула с плиты крошки чесночного хлеба и жестом пригласила меня и Эла к столу.

— Мама, что такое любовь? — спросила я.

Она быстрым движением стукнула меня по макушке деревянной ложкой.

— Ой! За что?

В человеческом обществе существуют самые разные ритуалы, и некоторые из них кажутся совершенно бессмысленными. Я должна была задать вопрос, он был частью ритуала, и ответная затрещина, по-видимому, тоже.

— Мама, я не знаю… я недостаточно хорошо его знаю, чтобы любить.

Мама положила ложку и пристально посмотрела мне в глаза, в них что-то блеснуло — не знаю, слезы или что другое.

— Ах, Кьяра, — тихо сказала она, — похоже, ты влюбилась не на шутку.

В комнате вдруг повисла полная тишина, воздух наполнился паром, запахами спагетти и соуса. Наконец Эл весьма находчиво подавился спагетти, мама наклонилась над ним и стала хлопать по спине.

— Да что с тобой такое? — воскликнула она. — Твоя сестра влюбилась, а ты только о том и думаешь, как бы набить брюхо! Имей хоть немножко уважения к чувствам!

— А ты, — она снова переключила внимание на меня, — ешь! Ты видела когда-нибудь, чтобы мужчина был счастлив с тощей женщиной?

Мы рассмеялись, напряжение на время спало, но я знала, что следующего раунда ждать не так уж долго. Лучше уж поскорее поесть и сбежать в “Тиффани”, где всех интересует только один вопрос: на какую сумму я смогу заставить клиентов раскошелиться сегодня ночью?

К тому времени, когда я проехала по Томас-драйв и свернула на автостоянку перед клубом, я уже вышла из образа Кьяры — маминой дочки и вошла в образ Кьяры — повелительницы ночи. Независимо ни от чего нам с Флафи все равно нужно платить по счетам и покупать макароны. А чтобы быть повелительницей ночи, нужно иметь ясную голову на плечах.

Собираясь выйти из дома, чтобы ехать на работу, я всегда замечала в себе перемену. Я словно становилась выше, вытягивала себя вверх за макушку и расправляла плечи, привлекая внимание к груди. Мои движения становились более медленными, выразительными. Я пудрила и смазывала кремами каждый квадратный дюйм своей кожи, потому что в “Тиффани” мое тело — не просто тело, а храм, и мне нужно было привлекать прихожан-поклонников, желательно побогаче, с толстыми, готовыми раскрыться кошельками, которые так и сочились деньгами.

Не поймите меня превратно, большинство мужчин, с которыми я общаюсь, мне нравятся, я не против поболтать с ними, послушать про их проблемы и мечты, но суть в том, что это моя работа. Вот так, ни больше, ни меньше.

Итак, входя в гримерную, я двигалась под музыку, которая звучала у меня в душе. Я была в форме. Поэтому мне захотелось одеться в костюм Клеопатры. Я надела черный парик, накрутила на руку маленькую резиновую змейку и завернулась в тогу. Просто, но эффектно.

В тот момент, когда я выходила на эстраду, Ральф запустил дымовую машину. Когда я готовила этот номер, то пыталась уговорить его и еще нескольких ребят вынести меня на плечах, но Ральф отказался, сказал, что у него слабая спина. Я знала, что это ерунда, но не стала настаивать, так как догадывалась, в чем дело. А дело в том, что Ральф молодой, он испугался, что не сможет себя контролировать, и не хотел поставить себя в неловкое положение на сцене. Так что мне пришлось отказаться от своей затеи, хотя это был бы очень эффектный выход.

И вот я появилась перед публикой в клубах дыма. Я подняла руку и чуть-чуть покачала ею так, чтобы змейка извивалась как живая. Затем медленно пошла вперед, слегка пританцовывая в такт музыке и поглаживая руками бедра. Музыка набирала темп и громкость, а потом вдруг резко оборвалась. Пауза держалась два счета, и в этот момент я одним резким движением сорвала с себя тогу.

Теперь я стояла на краю подиума, на мне было только крошечное золотое бикини да змейка на руке. Тогда-то я и заметила ребят с гоночного трека. Впрочем, их при всем желании невозможно было не заметить. Толстяк был до того возбужден, что даже подергивался, думаю, у него было нечто вроде припадка. Фрэнк пожирал меня похотливым взглядом и стоял при этом чуть ближе к сцене, чем разрешалось. Остальные члены команды Роя Делла столпились за Фрэнком, но меня интересовало, где же сам король трека.

Слегка повернув голову, я перехватила взгляд вышибалы Бруно. Я знала, что эта компания не любит, когда ее пытаются призвать к порядку. Но наши интересы представлял Бруно, а он, в свою очередь, не любил, когда клиенты тянут руки к товару.

По правде говоря, Фрэнк начал первый. Он шагнул вперед, оказавшись прямо перед мигающими огнями софитов, и проткнул ко мне толстую мускулистую ручищу. Рядом с Фрэнком тут же материализовался Бруно. Положив лапищу, достойную Голиафа, на плечо Фрэнка, он крепко схватил его за запястье. Никто из мужчин не издал ни звука, но я не без злорадства увидела на лице Фрэнка гримасу боли.

— Сдай назад, парень, — монотонно, казалось, даже равнодушно произнес вышибала.

Фрэнк не двинулся с места, но у него на лбу выступили бисеринки пота. Я почти слышала, как хулиганистый мальчишка, который засел у него внутри, подзуживал сказать: “А ты заставь меня”. Чувствуя, что Фрэнк не спешит повиноваться, Бруно сжал его запястье немного крепче. Под железными пальцами вышибалы кожа на руке возмутителя спокойствия побелела, мне стало даже немного жаль его. Наконец Фрэнк медленно, очень медленно стал убирать руку с края сцены. Нарочно, чтобы его поддразнить, я “уронила” верх бикини. У Толстяка просто слюнки изо рта текли, он даже не замечал, что у Фрэнка неприятности. Поняв, что его работникам угрожает опасность, Микки Роудс прервал разговор с Винсентом — уж не знаю, о чем таком важном они беседовали, — и быстро направился к своим ребятам.

Я изогнулась в талии, протянув руки вперед, медленно села на шпагат, потом перекатилась на живот и по-кошачьи выгнула спину. Даже Микки оценил артистизм моего танца и на секунду остановился. Толстяк совсем потерял голову: если не ошибаюсь, он сунул мне за пояс весь свой заработок. И тут Фрэнк был отброшен от сцены сильной рукой Бруно. Остальных своих работников спас от незавидной участи быть изгнанными из клуба в шею Микки Роудс. Он встал между ними и мной и свирепо смотрел на мужчин, те попятились, а потом стали подходить по одному и вручать мне свои двадцатки в самой что ни на есть благородной манере.

“Идут, как бараны на бойню, — подумала я, — но за кем им идти, если не за самой Клеопатрой? ”

Когда я вернулась в гримерную, Марла крутилась перед зеркалом.

— Этот великан щедр на чаевые, если с ним поиграть, — сообщила она с видом знатока.

Выслушивать мнение Марлы по поводу того, как надо работать, я была не в настроении, у меня на такие вещи нюх. Клиента, от которого можно получить щедрые чаевые, я чую по запаху за восемьдесят миль, и ее поучения мне ни к чему, так что я пропустила их мимо ушей.

— Пару недель назад я видела, как он дал нашей бедной Руби стодолларовую купюру.

Марла — хитрюга. Наблюдая за мной краем глаза, она делала вид, что поправляет бюстгальтер, а сама тем временем набивала добрую половину чашечки вкладышами, чтобы зрительно увеличить объем груди.

Но любопытство взяло свое, я не удержалась.

— Какого великана ты имеешь в виду? — спросила я и взяла с тарелки холодный кусок пиццы, оставленный кем-то в спешке.

Марла раздраженно вздохнула.

— Кажется, тебе он известен под кличкой Толстяк, но его настоящее имя — Альберт.

— Ты шутишь! Альберт?

Марла нахмурилась. Она воображала себя кем-то вроде работника системы социального обеспечения и считала, что смеяться над чьим-либо настоящим именем, данным при крещении, неприлично.

— Вот бы он и мне дал сто долларов, — пробормотала Марла. — В другой раз я долго слушала, как он все говорил и говорил о Руби. Кажется, Толстяк всерьез решил, что она его девушка.

Марла меня переиграла, и мы обе это знали. Сама того не желая, я оказалась втянутой в разговор. Я знала, что рано или поздно Марла что-нибудь попросит, обычно она не делится информацией без веской на то причины.

— И что же он говорил о Руби?

Марла посмотрела на меня с таким видом, словно хотела сказать: “Я-то знаю, но помолчу”. Тряхнув головой, чтобы отбросить волосы, она сделала вид, будто задумалась.

— Знаешь, я тут подумала, тебе нисколько не повредит, если Винсент всего один раз поставит мое имя на афише впереди твоего.

— Поцелуй меня в задницу, — спокойно, как слон, ответила я. — Твое имя окажется впереди моего, только когда я отсюда уеду, выйду на пенсию или умру, а до тех пор я возглавляю список, а не ты.

Я пододвинулась чуть ближе, сознавая, что вторгаюсь в личное пространство Марлы, — это ее всегда ужасно нервировало, потому что она понимала, мне ничего не стоит протянуть руку, схватить ее за волосы и рвануть так, что она завопит или расскажет мне все, что я хочу знать.

— Так что же Толстяк говорил про Руби?

Марла перестала даже притворяться, что смотрится в зеркало, повернулась ко мне лицом и слегка попятилась.

— Говорил, что зря он ее отпустил, или что-то в этом роде, точно не помню. Он бормотал что-то в том духе, что надо было ее защитить. Одно могу сказать: после того как я минут десять выслушивала его нытье и оханье, он мог бы дать мне чаевые и побольше.

Но я уже не слушала, выскочила из гримерной и устремилась на поиски Толстяка. Отталкивая мужчин, которые хватали меня за шелковое кимоно, я поспешила к столику, за которым видела механиков с трека “Дэд лейке”. Но столик был пуст, между бутылками из-под пива стояли стаканы с остатками льда. Я огляделась, но никого из команды Роя Делла в клубе не было.

— Проклятие!

— Согласна, — заметила официантка, подкатывая к столику тележку, — мне они тоже не заплатили.

Наверное, я выглядела растерянной, потому что она стала объяснять дальше.

— Когда одного выкинули на улицу, остальные потащились за ним, как дворовые собаки за кормом. Вон тот тип, — она кивнула в сторону Микки Роудса, который сидел за столиком с Винсентом, — он у них главный, велел им всем уходить.

Подходя к столику босса, я услышала обрывок разговора.

— Ждать осталось недолго, — говорил Микки, — даю слово.

На скулах Винсента заиграли желваки.

— Что мне ваше слово, мне нужны деньги.

Мне следовало бы остановиться, но я всегда с трудом контролирую свои импульсы. Я пересекла зал и оказалась возле их столика раньше, чем успела подумать, что же, собственно, собираюсь сказать. И вот я стояла перед ними, как маленький Джо Романо, когда мамочка отчитывала его за то, что тот стянул яблоко с уличного лотка. Мать кричала, а он стоял как столб с дурацким, притворно безразличным выражением лица, как всякий одиннадцатилетний мальчишка на его месте. Я сильно подозревала, что у меня в ту минуту было точно такое же выражение.

Винсент поднял на меня глаза только тогда, когда заметил, что Микки перестал его слушать.

— В чем дело, Кьяра? Я очень занят.

Босс надулся, словно и впрямь был занят чем-то ужасно важным. Он устроил это представление ради Микки, но тот все равно его не видел — он вообще ничего не видел, кроме моих сосков, выступавших под шелком.

— Где ваши ребята? — спросила я, глядя только на Микки с таким видом, будто если он мне ответит, ему, возможно, посчастливится.

Сначала у Микки вместо слов получился какой-то хрип, но потом он прочистил горло, и к нему вернулся голос.

— Я отослал этих неотесанных мужланов обратно в Уеву. Приношу извинения за их безобразное поведение.

Положив руки на маленький столик, я наклонилась так, что моя грудь оказалась почти вплотную к лицу Микки, ближе было уже некуда — еще немного, и он не смог бы дышать.

— Очень жаль, — промурлыкала я, — потому что я надеялась с ними поговорить.

— Вы? — Казалось, Микки был потрясен. — Ну что вы, такой леди, как вы, не стоит иметь дело с этими кретинами!

Я постаралась, чтобы мое лицо приняло выражение глубочайшего сожаления.

— О, мистер Роудс, кажется, вы видите меня насквозь.

— Микки, зовите меня Микки, — прохрипел он.

— Микки, честно говоря, она из наших девушек только что рассказала мне, что Толстяк был очень близок с нашей дорогой погибшей подругой, Руби. Вот я и подумала, что, если мы с ним поговорим, это поможет немного облегчить боль, от которой мы оба страдаем.

По моей щеке скатилась одинокая слезинка, побуждая Микки достать носовой платок и предложить его мне. Видя, как я переживаю, Роудс почувствовал себя неловко, и я не могла его упрекнуть: я изо всех сил старалась казаться безутешной.

— Кьяра, — со вздохом вмешался Винсент, — думаю, сейчас не время…

— Черт, Гамбуццо… — огрызнулась я, безнадежно испортив сцену, над которой я так старательно работала.

Винсент вскочил со стула, Микки тоже. У босса был такой вид, словно он вот-вот меня поколотит, а Микки явно собирался броситься на мою защиту.

Я уставилась на Винсента, он — на меня, некоторое время мы оба, тяжело дыша, смотрели друг другу в глаза, как противники перед схваткой. Строго говоря, тяжело дышали все трое, но Микки — совсем по другой причине. В эту напряженную минуту я вспомнила, что именно сейчас никак нельзя терять самообладания.

— Пошел к черту! — наконец бросила я, сделав вид, что сдаюсь. — Прости, не сдержалась, от горя я сама не своя.

Мне показалось, что Винсент готов публично унизить меня в минуту моей слабости, поэтому я добавила:

— Сейчас, когда Руби больше нет, а у меня в доме гости из Кейп-Мей… — Я посмотрела Винсенту прямо в глаза, молча напоминая, что Лось послал своих приспешников, и ему бы надо об этом знать. — Мне трудно сдерживать чувства, я за себя не отвечаю.

Микки вздохнул и похлопал меня по руке. Винсент здорово перепугался: до него дошло, что если раньше он только притворялся, будто связан с мафией, то сейчас в нашем городке могут оказаться самые настоящие мафиози.

— Ладно, забудем, — сдался он.

— Всегда рад вам помочь, — вставил Микки.

Я спрятала лицо в носовой платок Роудса и отвернулась.

— Спасибо, со мной все в порядке, я успокоюсь, только нужно время.

Заиграла музыка, на сцену вышла Марла, и обо мне забыли. Куда бы ни подевался Толстяк и что бы он ни знал, сегодня ночью мне не удастся это выяснить Сегодня ночью я безнадежно проиграла — если не считать богатого урожая чаевых, которые надавали мне болваны с гоночного трека.

Глава 17

Ноги болели, я устала и мечтала только о том, чтобы поскорее добраться до дома и хорошенько выспаться. Выходя из “Тиффани”, я представляла себе, как лягу на прохладные простыни под успокаивающее жужжание вентилятора. В общем, расслабилась как последняя дурочка.

В Филадельфии жизнь нас учила: никогда не высовывайся на улицу, не посмотрев по сторонам. Если идешь в темноте на автостоянку, думай не о чем попало, а о том, что будешь делать, если на тебя нападут. Если не будешь об этом думать, рано или поздно какой-нибудь мерзавец выберет тебя в качестве жертвы.

Я стояла возле “камаро” с ключом в руке, когда услышала, что ко мне кто-то приближается, причем бегом. Как назло чертов ключ не желал вставляться в замок. В мечтах об отдыхе я настолько потеряла бдительность, что даже не смогла вовремя добраться до своего ножа. Этот тип набросился на меня раньше, чем я успела что-нибудь предпринять, ударил меня о дверцу машины, набросил на голову какую-то тряпку и повалил на землю.

— Сукин сын! — завопила я, но плотная ткань заглушала мой голос.

— Заткнись, мать твою! — прорычал он хрипло. — Чувствуешь вот это?

Мне в спину уперлось что-то холодное, твердое и круглое. Я поняла, что это пистолет.

Я кивнула. В горле першило, а сердце билось так, что чуть не выпрыгивало из груди. Под тряпкой, которую этот тип набросил мне на голову, было жарко и душно, я боялась задохнуться.

— Я тебе кое-что принес, — сказал голос. — Кое-что, что заставит тебя призадуматься.

Я с ужасом ждала, что он со мной сделает, понимая, что не в силах вырваться.

Мерзавец обмотал меня веревкой, затянул потуже и завязал узел.

— Ты задаешь слишком много вопросов, — сказал он, — нечего тревожить мертвецов, не твое это дело.

Я крепко прикусила губу, чтобы не закричать. Он пихнул меня к машине, так что я оказалась прижатой к колесу, и оттолкнулся от меня.

Куда подевался Бруно? Почему его нет на автостоянке? Обычно вышибала дежурит снаружи, когда клуб закрывается, и следит, чтобы мы благополучно добрались до своих машин.

Тип, напавший на меня, пнул меня ногой в ребра, да так сильно, что у меня из легких вышел весь воздух. Лежа лицом вниз, я пыталась вдохнуть и мысленно кляла своего мучителя. Я услышала тяжелые шаги, они удалялись, потом зазвучали чаще — он побежал, как мне показалось, в сторону узкой полоски олеандровых кустов, отделявших стоянку перед “Тиффани” от улочки, которая состояла в основном из маленьких магазинчиков, парикмахерских и тату-салонов.

Я лежала на теплом асфальте и ждала, когда в легкие вернется воздух. Одновременно я пыталась высвободить руки из пут, и, кажется, у меня получалось. Наконец я освободила ладони, сбросила веревку, и сорвала с головы кусок толстой ткани. Последний рывок, и я свободна. Я жадно втянула воздух, — он пах морем.

На асфальте передо мной валялась тряпка, которую подонок набросил мне на голову, — теперь я разглядела, что это был темно-зеленый плед. У моих ног лежала раздетая кукла Барби, одна грудь у нее была отрезана, на ее месте зияло пятно красного лака для ногтей, очень похожее на кровь В руке Барби держала маленькую головку коричневой игрушечной собачки, похожей на Флафи.

Что это, обещание или предостережение?

Сил подняться с земли не было, и я прислонилась к своей машине, держа в руке искалеченную куклу.

— Ублюдок поганый, — пробормотала я в темноту. — Ничего, я до тебя доберусь! Ты убил Руби, но меня не убьешь!

Я медленно поднялась на ноги, подобрала плед, веревку, куклу и бросила все это на заднее сиденье машины. Меня била дрожь.

— Давай, мерзавец, прячься в темноте. Ты только и можешь, что подкрадываться сзади и нападать на тех, кто слабее тебя, в тот момент, когда они ни о чем не подозревают. Давай, продолжай в том же духе! — Мой голос срывался на визг, я была на грани истерики. — Но берегись, жалкий трус, потому что я тебя достану!

В моей гневной тираде, произнесенной в темноту, особого проку не было, вероятнее всего, нападавший убежал уже далеко. Но это было не важно, моя речь помогла мне подняться с земли и напомнила, кто я такая Я Кьяра Лаватини, а Лаватини не запугаешь! Кьяра Лаватини может временно отступить, чтобы перегруппировать силы, может позвать на помощь братьев, но она не станет стоять в стороне, пока убийца ее подруги разгуливает на свободе.

Убийца Руби только что совершил большую ошибку. Он рассчитывал меня запугать, но вместо этого привел в ярость. Я осознала, что хватит заниматься ерундой, пришло время пустить в ход тяжелую артиллерию.

Сев за руль, я так резко рванула с места, что покрышки завизжали. Я выехала на Томас-драйв. Наверное, следовало вернуться в клуб, рассказать о том, что произошло, Винсенту, вызвать полицию или сделать еще что-нибудь в этом роде, но я не могла себя заставить. Меня трясло, и я ехала слишком быстро. Кроме того, что толку было сообщать в полицию? Это приведет лишь к тому, что история попадет в газеты. Черт возьми, вероятно, в этом корень всех моих неприятностей: в газете черным по белому напечатали мое имя и назвали меня главной свидетельницей. Теперь, когда я об этом задумалась, у меня возникла мысль, что колесо “камаро” могло слететь вовсе не по вине Роя Делла и его ребят, вполне возможно, что кто-то подстроил это.

Я ехала с открытым окном и разговаривала вслух сама с собой, борясь с ветром, который, казалось, пытался загнать слова обратно мне в глотку, иногда приходилось орать во весь голос. Таким манером я проделала путь через мост Хэтауэй, миновала дешевые мотели, полицейский участок…

— И между прочим, ребята, я не вижу, чтобы вы делали что-то еще, кроме как подвергали мою жизнь опасности, — крикнула я, проезжая мимо.

Я свернула на параллельную улицу и, петляя по переулкам, ехала к своему трейлерному городку. Улицы словно вымерли, что для нашего района редкость даже в три часа утра. Время от времени свет уличных фонарей выхватывал из темноты трейлеры, отражался от задних фар автомобилей, стоявших на площадках тут же, за фургонами. Мне повсюду виделись глаза, они смотрели из темноты, наблюдали за мной. Я стала бдительной, даже слишком.

Заехав на свой пятачок для парковки, я выключила фары. На меня уставилась из темноты пара светящихся глаз. Флафи. Все ее тельце выражало неодобрение. “Где ты пропадала? — казалось, говорила моя собачка. — Они все еще здесь”.

— Знаю, девочка, — сказала я, медленно поднимаясь по лестнице. Держась одной рукой за бок, другой я погладила ее по голове. — Но сейчас нам нужна семья, понадобится вся помощь, какую мы только сможем получить.

Флафи вздохнула и, толкнув головой собачью дверку, потрусила в дом, не дожидаясь, пока я отопру дверь и войду. Все-таки у нее есть своя гордость, она даже не согласна, что нам нужна чья-то помощь.

— Интересно, от кого ты набралась таких взглядов? — пробормотала я под нос, входя в тускло освещенную кухню.

Флафи снова шумно вздохнула и побежала по коридору в сторону спальни, цокая коготками по полу.

Глава 18

Первое заседание военного совета я созвала еще до того, как окончательно рассвело. Флафи, всем своим видом выражая презрение к самой этой идее, проспала все заседание, свернувшись на атласной подушечке в изголовье моей кровати. Но мама и Эл были более чем счастливы принять участие в обсуждении. Ну, может быть, “счастливы” — некоторое преувеличение с моей стороны, но во всяком случае оба пришли в кухню и сели за стол, держа каждый по кружке крепкого кофе.

Не знаю, как о нашем военном совете пронюхала Рей-дин — я давно оставила бесплодные попытки понять, откуда она узнает, когда что-то затевается, — но соседка появилась в самый подходящий момент. Если хотите, можете называть это шестым чувством психопата. Как бы то ни было, Рейдин появилась у меня на пороге, едва я зажгла на кухне свет и включила кофеварку.

У мамы были заспанные глаза, из волос еще торчали желтые пластиковые бигуди, фланелевый халат в розовый цветочек был туго перетянут поясом на талии. Ма решила экспромтом испечь булочки с корицей, и мне не удалось ее отговорить, к счастью, она согласилась снизойти до порошковых дрожжей быстрого приготовления. В глазах моей матери подобные дешевые ухищрения были почти равносильны серьезному греху. А вот для Эла это не имело значения. Для него булки — они и есть булки, впрочем, братец ведь полицейский, а они не очень-то следят за тем, что кидают в желудки.

Рейдин пришла подготовленной — не знаю, к чему конкретно, но соседка, похоже, на всякий случай подготовилась ко всему, к любым неожиданностям. На ней была шляпа-дождевик из прозрачного пластика, в левой руке Рейдин держала старомодную дамскую сумочку, а в правой — дробовик. Цветастое домашнее платье было изрядно помято, карманы оттопыривались от всякой всячины, которую она туда насовала. Поскольку встреча, по мнению Рейдин, предстояла ответственная, она надела поверх своих обычных закатанных гольфов белые носки. По ее виду я заключила, что близится время визита в клинику за очередным уколом проксилина. Вероятно, время нашего совещания пришлось на тонкую грань между временем до и после укола. Самым очевидным признаком того, что Рейдин теряла связь с реальностью и с минуты на минуту ожидала вторжения инопланетных пришельцев, было ружье.

Мы вчетвером сели за стол, в центре которого стояло блюдо с горячими, только что из духовки, булочками, и начали обсуждать нашу стратегию.

— Не нравится мне это, — пробурчал Эл с полным ртом. Я закатила глаза. Брат упорно настаивал на том, чтобы позвонить в полицию и предоставить решать проблему профессионалам.

— Эл, мы не в Филадельфии, и речь не о каком-то громком политическом скандале. Подумаешь, на гоночном треке местного значения всего-навсего убили стриптизершу… У местной полиции слишком мало людей, чтобы заняться…

— Что-о? — взорвался Эл. — Заняться этим делом вплотную, как это делаешь ты?

— Вот именно, — подтвердила я, но брат знал, что я блефую.

— Альфонсо! — крикнула мама. — Уж не хочешь ли ты сказать, что не можешь помочь Кьяре? Ведь ты не отвернешься от родной сестры из солидарности с полицейскими, которые даже не из твоего управления?

Ма покачала головой, но не так, как качают протестанты, а как это делают католики, как бы подразумевая: “Ага! Ты бросил родного отца и братьев, отказался от семейной профессии и вместо того, чтобы идти в пожарные, пошел служить в полицию! Да кто они такие, эти копы? Может, служба в полиции — это новый религиозный культ? ”

Эл даже головы не поднял, в этом не было нужды: он и так почувствовал, что мама качает головой. Католическое качание головой — это внутренняя дрожь, которую ты ощущаешь в глубине своей грешной души.

— Не надо, мама, — предостерег он. — Полицейская солидарность тут ни при чем. Вопрос в том, кто способен больше сделать.

Мама снова покачала головой.

— Какой-то хулиган ночью напал на твою сестру, — начала она. — Тот же тип убил ее подругу. Насколько я могу судить, это дело стало нашим личным. Может, пора позвонить отцу? Может, я должна ему все рассказать? Ты хочешь, чтобы он узнал, что его сын отворачивается от семьи?

“Снова” — это слово осталось непроизнесенным, но висело в воздухе. “Ты снова нас бросаешь? ”

Эл вздохнул, сопротивляться подобному ватиканскому обращению ему было не под силу.

— Ладно, ладно, мама.

Он потянулся за следующей булочкой, но мама шлепнула его по руке.

— Вот, — она взяла с блюда самую большую булку с самым толстым слоем глазури, — эта лучше.

Рейдин подалась вперед и посмотрела маме в глаза.

— Я вижу, с вами можно пойти в разведку! У меня есть план.

Ма улыбнулась Рейдин, может, она не поняла, что та чокнутая? Может, по ее представлениям, надеть в ясный день шляпу-дождевик и носить с собой дробовик означало просто хорошо одеваться?

— Мы отправимся на гоночный трек и проведем небольшое расследование на месте!

— Нет, Рейдин, — спокойно возразила я, — вообще-то я рассчитывала, что вы с мамой останетесь здесь, в нашей штаб-квартире, чтобы мы могли вам позвонить, если потребуется помощь.

К счастью, Элу хватило здравого смысла кивнуть в мою поддержку, но Рейдин не клюнула на эту удочку.

— Чушь собачья! — заявила она. — Мы с твоей мамой не собираемся заниматься канцелярской работой! У меня есть кое-какие собственные идеи.

Ма, наверное, тоже сошла с ума, потому что закивала так, словно Рейдин говорила что-то очень дельное. Соседка сдвинула шляпу на лоб и посмотрела в глаза моей матушке.

— Для начала предлагаю устроить засаду Лулу, что вы на это скажете? Если эта девка водит за нос моего племянника, он должен об этом знать.

Ма поджала губы, и я поняла, что она вспомнила некую официантку из клуба “Сыновья Италии”, что в южной Филадельфии.

— Супружеская измена — это недопустимо, — сообщила она. — Я пошла упаковывать провиант.

Ма решительно встала, подтянула пояс халата и воинственно посмотрела на меня и Эла, как будто говоря: “А ну-ка попробуйте меня остановить! ” Я промолчала, на то было сразу две причины. Во-первых, я не считала, что Лулу может представлять какую-то угрозу, особенно для Рейдин, почти члена ее семьи. Во-вторых, я знала, что если попытаюсь возразить, мама влепит мне пощечину, а я пока выпила слишком мало кофе, чтобы крепко стоять на ногах.

— Душечка, я пойду за машиной, — сказала Рейдин, обращаясь к маме.

Когда она ушла, мама удалилась в спальню, чтобы привести себя в порядок.

— Почему ты ее не остановила? — накинулся на меня Эл, крошки дождем посыпались из его рта на рубашку.

Я быстро влепила ему оплеуху, в точности как делала мама.

— А ты сам о чем думал, голова садовая? Брат промолчал, потирая голову.

— По-моему, тебе нужно поехать на трек и покрутиться вокруг Роя Делла и его команды, — сказала я. — Может быть, удастся разузнать что-нибудь про Толстяка.

Эл нахмурился, как будто раздумывал, не отказаться ли от участия в этом деле.

— Если, конечно, ты не будешь настаивать на том, чтобы этим делом занялась полиция, — быстро добавила я. Эл метнул на меня свирепый взгляд. — От тебя только и требуется, что притвориться болельщиком. Не бог весть какая премудрость!

— А ты чем собираешься заняться?

— Господи, ты рассуждаешь, как папа или Фрэнсис! Я не собираюсь делать ничего такого, что можно считать мало-мальски опасным!

Но Эла мои слова не очень убедили, он слишком хорошо меня знал.

— Что конкретно ты собираешься предпринять?

Я вздохнула с видом преступника, застигнутого на месте преступления.

— Ладно, если ты так хочешь знать, скажу: собираюсь отвезти Флафи к собачьему парикмахеру.

Конечно, это была только часть правды, но Элу вовсе не обязательно знать все.

Глава 19

По нашему с Флафи мнению, ничто так не успокаивает нервы, как хорошая поездка за город. Сидишь себе с распущенными волосами, по машине гуляет ветер, из приемника несется музыка — рок или, может, что-нибудь слегка хулиганское, вроде Бонни Рейта. В такие моменты мы становимся особенно близки друг другу. Женская дружба — вот как я это называю. Думаю, Флафи чувствует то же, что и я, потому что, когда я на нее смотрю, она улыбается. Или это просто ветер треплет шерсть на ее мордочке? Мне больше нравится думать, что она счастлива, более того, мне просто необходимо верить, что она в восторге от того, что я собираюсь сделать с ней, с моей лучшей подругой.

Я потратила целое утро, листая телефонную книгу в поисках собачьего парикмахера по имени Айрис. В конце концов я ее нашла — к счастью, такая оказалась всего одна, — и вот теперь мы подъезжали к Уевахитчке. Я рассудила так: поскольку Руби убили в ее родном городе, я должна разузнать все о ее прошлом, о ее корнях. Первые три года жизни девочки, которые она провела с биологическими родителями, до сих пор оставались для меня загадкой.

По дороге я обдумывала возможные проблемы, которые могли возникнуть в последнюю минуту, а Флафи любовалась голубым небом с редкими пушистыми облаками. Я посмотрела на собачку, и мне стало немного грустно, но то, что я собиралась сделать, в конечном счете пойдет на пользу нам обоим. В конце концов, мы ведь разыскиваем убийцу, а в таком деле чем-то приходится жертвовать. Родная мать Руби могла знать нечто важное и пролить свет на мотивы убийства. Если даже ей ничего не известно, по крайней мере в результате Флафи будет выглядеть чистой и ухоженной.

Я затормозила перед зданием, над которым висела вывеска “Собачий дворец любви и заботы”, и заглушила двигатель.

— Флафи, — серьезно сказала я, — наверное, мне следовало предупредить тебя заранее, но, боюсь, тогда бы ты сбежала.

Теперь Флафи определенно не улыбалась. Она почуяла в воздухе запах собачьего страха, ушки встали торчком.

— Понимаешь, я не смогла придумать другого предлога встретиться с родной матерью Руби.

Флафи глухо зарычала, рычание шло откуда-то из глубины ее маленького тельца.

— Знаю, знаю, дорогая, ты терпеть не можешь парикмахеров. Если уж на то пошло, мне в моей работе тоже не все нравится, но иногда девушка должна делать то, что от нее требуется, даже если это означает, что кто-то будет стричь волосы в твоих ушах.

Флафи залаяла, вернее, завизжала от ужаса так, что стекла задребезжали. Больше всего на свете она ненавидит походы к собачьему парикмахеру, для нее это примерно то же, что для меня — визит к дантисту или гинекологу.

Я быстро взглянула на часы. Мы были записаны на полдень и прибыли как раз вовремя. Открывая дверь левой рукой, правой я подхватила Флафи. Лучше не тянуть резину, от этого Флафи еще сильнее разволнуется, а покончить с этим делом как можно скорее.

“Дворец” на деле оказался небольшим бунгало, покрашенным розовой краской. Местами краска облупилась, но это было не очень заметно, потому что перила веранды и вся боковая стена были густо увиты плющом. Дом стоял на теневой стороне улицы в окружении дубов. Место казалось бы даже романтичным, если бы не многоголосый собачий лай и не запах дезинфицирующих средств.

Мы подошли к веранде, в это время дверь открылась, и из дома вышла престарелая дама. В каждой руке она держала по белому карликовому пуделю. Стоило Флафи увидеть два одинаковых розовых бантика на собачьих головах, как она стала вырываться.

— Не волнуйся, Флафи, я не позволю им прицепить тебе дурацкий розовый бант, — пообещала я, но мы обе знали, что это ложь. Ради того, чтобы побольше узнать о Руби Даймонд, я была готова на все.

Едва мы вошли в дом, как Флафи стала бить дрожь. Перед нами возникла вылитая Дороти Ламур, только на сотню фунтов тяжелее, в ее волосах красовался огромный искусственный цветок магнолии, вокруг необъятной талии был повязан ярко-розовый передник.

— Это, должно быть, Флафи! — взвизгнула она.

— А вы, должно быть, Айрис Стоукс, — сказала я и шагнула ей навстречу, улыбаясь широкой неискренней улыбкой.

Найти мать Руби оказалась несложно, в телефонном справочнике была всего одна Айрис Стоукс, и когда я увидела рядом с этим именем название “Собачий дворец любви и заботы”, мне стало ясно, что у меня есть надежное прикрытие, которое позволит задавать любые вопросы, какие только в голову придут.

Айрис протянула руки к Флафи. Я затаила дыхание, мысленно приготовившись услышать визг парикмахерши, когда моя малышка вонзит в ее пухлую руку свои острые зубки. Но ничего не случилось: Флафи была парализована страхом.

— Иди ко мне, дорогая, — проворковала толстуха, направляясь в отдельный кабинет. — Я знаю, ты немного испугана, но тетя Айрис о тебе хорошо позаботится, вот увидишь.

Передник колыхался, цветки лотоса, нарисованные на нем, покачивались. Айрис заученным движением поставила Флафи на металлический столик и пристегнула к ее ошейнику короткий поводок, который не давал четвероногому клиенту сбежать. Заглянув в уши Флафи, Айрис покачала головой.

— Ай-ай-ай, вижу, что тобой давно не занимался личный парикмахер.

Собачка испустила громкий, полный ужаса вой. Я подошла ближе.

— Послушай, Флафи, леди до тебя еще даже не дотронулась!

Флафи посмотрела на меня выпученными глазами.

— Обслуживание по полной программе? — спросила Айрис.

Я кивнула. Моя подружка начала скулить.

— Ничего, если посижу рядом? — спросила я. — Иногда это ее успокаивает.

И многозначительно посмотрела на Флафи в надежде, что та по моему взгляду поймет — если не станет сопротивляться, ей будет обеспечен прекрасный уход.

Айрис меня, похоже, не слышала. Она деловито перебирала заколки, расчески, бутылочки, аэрозольные баллончики и прочие принадлежности, предназначенные для того, чтобы превратить Флафи в настоящую леди.

— Хэм! — вдруг рявкнула Айрис.

Из подсобки появился худощавый мужчина. Он был очень стар и передвигался осторожно, словно боялся переломиться пополам.

— Этой красавице нужно принять ванну, — с улыбкой сказала Айрис. — Позаботься, чтобы она провела некоторое время и в джакузи.

Флафи снова заскулила. Айрис отстегнула ошейник и передала собачку в руки Хэму. Тот пробурчал что-то нечленораздельное и ушел, унося под мышкой своей костлявой руки мою малышку. Я догадывалась, что это небольшое путешествие обойдется мне недешево.

— Откуда вы о нас узнали, дорогая? — вежливо спросила Айрис, разглядывая меня, как экзотическую птицу. В этом не было ничего удивительного: на мне были черные брюки-стрейч со штрипками, тонкая безрукавка тигровой расцветки и черные туфли на пятидюймовых каблуках. Я считаю, что любой выход в свет надо рассматривать как возможность рекламы.

Я вспомнила о Руби, загрустила, и это отразилось у меня на лице.

— Мне рассказала о вас мать Руби Даймонд.

С парикмахершей произошла разительная перемена. Дороти Ламур исчезла, на ее месте появилась скорбящая мать. Айрис старалась скрыть свои чувства, но безуспешно, ее глаза наполнились слезами. Женщина засуетилась, принялась бесцельно перекладывать вещи с места на место и уронила на пол ножницы.

— Она говорила вам обо мне? — тихо спросила она и замолчала, ожидая, в каком ключе я пойму ее вопрос.

Я подошла еще ближе — так, что могла прикоснуться к мягким складкам ее платья.

— Мы с Руби были почти как сестры, — ответила я, — и я хочу выяснить, кто ее убил. А вы?

В комнате стало тихо, мы обе затаили дыхание. Из глубины дома послышалось шарканье Хэма и звук льющейся воды. Наконец Айрис выдохнула.

— Я бы ни за что ее не отдала, но у меня не было выбора, — тихо сказала она и заплакала. — Это было давно, много лет назад, у меня не было родных, некому было помочь. Мой муж сошел с ума и бросил нас, у меня уже был маленький мальчик. Как я могла прокормить двух малышей? Я не знала, что делать.

Горе Айрис было искренним, она взволнованно теребила подол платья, застывший взгляд был обращен в прошлое.

— Мой сын был старше, он уже мог о себе заботиться, но Руби Ли была совсем малышкой. Я даже не могла оставить девочку дома, чтобы пойти на работу. — Айрис задрожала, все ее массивное тело сотрясалось от воспоминаний о пережитых страданиях. — И я приняла самое трудное решение за всю мою жизнь. Я одела Руби в нарядное розовое платьице с перламутровыми пуговками и такой же розовый летний капор и отнесла ее в приют. Я оставила дочку у них.

В это время вернулся Хэм с Флафи — она была завернута в розовое полотенце, из которого выглядывала только головка. Мы с Айрис посмотрели друг на друга и обе расплакались. Хэм замялся, недоумевая, почему вид чихуахуа в полотенце поверг нас в такое уныние, и сделал то же самое, что любой мужчина на его месте — притворился, будто ничего не заметил.

Он подошел к металлическому столику, осторожно поставил на него дрожащую Флафи и пристегнул ее к ремешкам. Выполняя эту операцию, он временами поглядывал на Айрис, на его лице появилось сочувственное выражение, но он ни разу не посмотрел ей в глаза. Наконец Хэм закончил свою работу и в растерянности вышел. Айрис, казалось, вообще не заметила, что Хэм входил в комнату, но машинально подошла к столику.

— Все будет хорошо, дорогая, — ласково сказала она. — Никто не причинит тебе вреда.

Она обращалась не к Флафи.

— Для нее нашли хорошую семью, — продолжала Айрис. — Уева — городок маленький, можно было ожидать, что они постараются отправить девочку подальше. Сначала так и сделали. Руби временно отдали в семью, которая живет где-то в нашем округе, там ждали, что я передумаю или у меня появятся средства, и я смогу ее забрать, но деньги не появились.

Глаза Айрис были полны боли и отчаяния. Она взяла щипчики и начала брить мою малышку. У Флафи с самого начала было не так уж много шерсти, поэтому я решила, что если ее якобы побреют, это ей особо не повредит. У самой Флафи, по-видимому, было на этот счет иное мнение, но она стояла неподвижно.

— А что случилось с отцом Руби? — спросила я. — Почему он не помогал вам деньгами?

Айрис прервала работу и подняла на меня взгляд, потускневший от безнадежности.

— Мужа поместили в психиатрическую лечебницу. К тому времени когда я встала на ноги, Руби была для меня потеряна.

Айрис выбрала из батареи бутылочек и баночек баллончик с аэрозолем и побрызгала Флафи одеколоном. Собачка громко фыркнула.

— Я, конечно, знала, где она. У Джейн Даймонд, которая всю жизнь мечтала о ребенке, но не могла его родить, вдруг откуда ни возьмись появилась маленькая девочка. Она могла только мечтать о темноволосой девочке с большими глазами, пока у нее не появилась моя. — Айрис пожала плечами. — Я получила то, что заслужила. Мы все получили по заслугам.

— Что вы имеете в виду?

— Я потеряла мою малышку и сама в этом виновата. А Джейн Даймонд ее получила. Она любила девочку как родную, и со временем они стали родными. Я могла только наблюдать со стороны за тем, как растет моя дочка, как она заканчивает школу, идет на выпускной бал… — Айрис впервые за все время разговора посмотрела прямо на меня. — Не поймите меня превратно, я не хочу сказать, что все должно было быть по-другому. Что я могла дать своей девочке? — Она обвела взглядом помещение собачьей парикмахерской и покачала головой. — Я вышла замуж во второй раз, из этого тоже ничего не получилось. Мой муж даже усыновил моего сына, но… примерно через шесть лет он сбежал. К тому времени я открыла салон красоты для собак.

Айрис вздохнула и занялась ушами Флафи.

— Есть такая пословица: обманутый однажды достоин сожаления, обманутый дважды достоин презрения. Когда номер второй сбежал, я была к этому готова. Мы с Майклом кое-как продержались. А потом появился Хэм.

Меня вдруг осенило: Хэм — ее третий муж. Старый, тощий как жердь Хэм. Айрис словно прочла мои мысли.

— Да, это он. Намного старше меня, примерно в возрасте моего первого мужа, но по крайней мере он не сумасшедший. — Женщина усмехнулась своим мыслям. — Хэм, конечно, немного туговато соображает, но зато любит меня и никуда не денется. Все, кого я любила, исчезли. — Она перестала работать и вздохнула. — Даже Майкл. У него какие-то неприятности, и теперь он со мной не разговаривает.

Словно по сигналу, Хэм в подсобке замычал свой бесцветный мотивчик.

— А что случилось с отцом Руби? — спросила я. — Он так и не вышел из психлечебницы?

На лице Айрис появилась гримаса отвращения.

— Ну а как же, вышел! Умники из Таллахасси решили, что нехорошо держать сумасшедших в сумасшедшем доме, где им самое место, и придумали такую штуку, называется “деинституционализация”. Знаете, что это значит? — Она не стала ждать моего ответа. — Что “мы больше не тратим на вас деньги налогоплательщиков, возвращайтесь туда, откуда вас забрали, и отравляйте жизнь нормальным людям”.

Мое сердце забилось быстрее. Безумный отец Руби вернулся в Уевахитчку! Интересно, как он отнесся к тому, что Руби удочерили?

— Он вернулся сюда, в Уеву?

Айрис медленно кивнула, одновременно открывая пластиковую коробку с разноцветными бантиками.

— Да, он вернулся и ведет себя так, будто его возвращение для нас — большой праздник, вроде как День независимости и Рождество, вместе взятые. Все такой же псих, как и раньше.

— Как долго… — Я запнулась, вопросов у меня было так много, что я не знала, какой задать раньше.

— Он провел в психушке пятнадцать лет. Посмотрели бы вы на него — волосы торчат во все стороны, глаза горят. Пожелал, видите ли, взглянуть на своих детишек! — Айрис фыркнула. — Даже не помнит, что развелся со мной! Много было проку от его лечения!

— И где он сейчас?

— Да везде, во всем городе. Во всех “Новостях”, в журнале “Тайм”, повсюду.

Я озадаченно посмотрела на нее.

— Что-то я не пойму, о чем вы.

— Девочка, вы когда-нибудь слышали о художнике, написавшем “Посигналь, если любишь Иисуса”?

— Уоннамейкер Льюис? Отец Руби — Уоннамейкер Льюис?

Айрис кивнула. Выбрав ярко-желтый бантик, она отклеила маленький квадратик с изнаночной стороны и решительно прилепила украшение на макушку голой, как бильярдный шар, головы Флафи.

— Он самый, единственный и неповторимый, — подытожила Айрис. — Папочка-мультимиллионер. — Она негромко рассмеялась. — Вот только Руби он не вернет ни за какие деньги. Конечно, он заработал их лишь после того, как его выпустили, но факт остается фактом, Руби мертва, а он жив. По-моему, это как-то несправедливо.

Айрис снова переключила внимание на Флафи.

— Ну разве не прелесть? Давай-ка протрем эту шкурку, чтобы она заблестела. — Айрис взяла небольшой тюбик с каким-то маслом и выдавила немного. Масло оказалось прозрачным, а его запах почему-то напомнил мне о публичном доме. — Вот это тебе подойдет! — с энтузиазмом сказала она. Флафи застонала…

— А Руби не знала, кто ее настоящие родители? Айрис подняла голову, ее взгляд стал колючим.

— Нет! Я бы ни за что не позволила Руби пройти через этот ад дважды! Не знаю, откуда ее папаша, вернее, жалкая пародия на отца, о ней узнал, но могу сказать, на его месте любой порядочный человек оставил бы дочь в покое. О том, кто взял Руби, знали только я, Майкл, Хэм и он. И это правильно.

Айрис снова переключила внимание на Флафи, которой уже до смерти надоели и “собачий дворец”, и его хозяйка. В данный момент бедняжка передними лапками пыталась стряхнуть с головы ненавистный бант.

— Дорогая, — воскликнула Айрис, — настоящие леди так себя не ведут! Успокойся.

Опытной рукой женщина нацепила ошейник Флафи, украшенный фальшивыми бриллиантами, на место и одновременно отстегнула поводок, который держал ее в плену. — Ну вот, возвращайся к мамочке.

Айрис бережно передала мне Флафи и встала передо мной, глядя мне в лицо покрасневшими, припухшими от слез глазами.

— Я не возьму с вас платы за услуги, — сказала она, — поскольку вы ищете убийцу моей девочки. Когда найдете, сообщите мне, я сама его убью. Я не смогла оставить дочку у себя, не могла ее спасти, но, клянусь Богом, я за нее отомщу!

Глаза Айрис вспыхнули, крупное тело затряслось от гнева, лицо вдруг стало таким красным, что я испугалась, как бы с ней не случился удар, и хотела уже звонить в Службу спасения. Но тут в комнату, шаркая, вошел Хэм, и напряжение спало.

Несколько секунд мне казалось, что сам воздух парикмахерской насыщен гневом и насилием, но это ощущение прошло так же внезапно, как и возникло, словно облачко на миг набежало на солнце и проплыло дальше, и все вокруг снова стало светлым, розовым. Опасность стала казаться мне такой же далекой, как детство Руби. Но, как и детство, иллюзия безопасности прошла очень быстро. Нам с Флафи предстояло столкнуться с большими неприятностями, я это сознавала, и разве это давало мне право втягивать в переделку моих друзей и родственников?

Глава 20

Флафи объявила мне бойкот. Мы ехали обратно по тихим улицам Уевы, по машине гулял ветер, влетавший в открытые окна, все было так же, как час назад, но у нас обеих настроение было другим. Желтый бантик улетел в окно и превратился в воспоминание, но встреча с Айрис Стоукс была, по-видимому, еще свежа в памяти Флафи. Мы с моей лапочкой думали об одном и том же человеке, и это хорошо, но если для Флафи образ Айрис был связан с ее душевной травмой, то я размышляла о другой, более серьезной беде.

Руби Ли Даймонд жила и умерла у всех на виду, как в аквариуме. Насколько я понимала, Айрис Стоукс глубоко заблуждалась, полагая, что только членам семьи было известно, чью дочь взяла на воспитание Джейн Даймонд. Да и как можно утаить такое в крошечном городишке, где все со всеми знакомы? Возможно, Руби единственная не знала того, что было известно половине города. Но сейчас об этом узнала и я, и появилась еще одна ниточка, которая могла привести к разгадке, — сумасшедший папаша Руби Ли.

Разыскать Уоннамейкера Льюиса не составило проблемы, он и сам хотел быть на виду. Автор нашумевшей картины “Посигналь, если любишь Иисуса” выбрал себе место с проницательностью профессионального торговца — в самом центре города, на перекрестке главных улиц, рядом с единственной в городе бакалейной лавкой, заправочной станцией и магазином рыболовных принадлежностей.

Студия Уоннамейкера представляла собой жалкую лачугу, где когда-то торговали медом, — во всяком случае, об этом по-прежнему извещала вывеска, болтавшаяся на честном слове на ветке дуба. Грязно-коричневое строение под проржавевшей жестяной кровлей вполне могло бы остаться незамеченным, если бы Уоннамейкер не предпринял кое-какие шаги к тому, чтобы этого не случилось.

Вся площадка вокруг домика была забита волчками и вертушками. Чего тут только не было: и вырезанные из дерева фигурки Дядюшки Сэма, выкрашенные во все цвета радуги, и огромные медведи, покрытые текстами из Священного Писания, и фирменный знак Уоннамейкера — плакаты с надписью “Посигналь, если любишь Иисуса”. Одна вертушка выделялась из общей массы и даже выступала на дорогу: это был Иисус с вращающимися руками — когда дул ветер, руки крутились. По крайней мере мне показалось, что так было задумано. Контуры ветряка действительно напоминали традиционные изображения Спасителя, но на этом сходство кончалось. У этого Иисуса был горящий взгляд, он был одет в широкую мантию, а на груди у него красовался американский флаг. Над головой Иисуса был нимб, над ним парили два ангела, один из которых держал мигающую неоновую вывеску: “Открыто. Посигналь, если любишь Иисуса”.

Я подумала, что у сестры Мэри Кэтрин много чего нашлось бы сказать по этому поводу. Перекрестившись на всякий случай, я свернула на площадку для парковки Флафи, вероятно, почуяв еще одну не слишком приятную встречу, спрыгнула с переднего сиденья и забилась в самый дальний угол.

— Каждому свое, девочка, — сказала я. — Если ты не хочешь лишний раз подстраховаться, если тебя не пугает перспектива вечно гореть в геенне огненной, можешь оставаться в машине.

Ответом мне было рычание. Я поняла, что Флафи — язычница и гордится этим.

“Остерегайтесь! — призывал большой лозунг. — Сатана повсюду! ”

— Чертовски верно подмечено, — пробормотала я. “Иоанн 3:16” — гласил другой плакат.

— Лаватини 24:7, — ответила я.

Я поднялась на террасу студии Уоннамейкера и огляделась в поисках признаков иной жизни, кроме вечной. Ветерок, влетавший в окна, лишенные стекол, медленно вращал лопасти подвешенного под потолком вентилятора.

— Есть кто-нибудь дома? — крикнула я, осторожно ступая по дощатому полу. — Мистер Льюис, йо-хо!

Я немного подождала, убедилась, что мне никто не отвечает, и поняла, что пора вернуться к машине.

— Тем хуже для вас! — обиженно проорала я. — Я люблю Иисуса.

Тишина. Все это” казалось нелепым. Если творчество Льюиса оценивается так дорого, с какой стати его шедевры торчат без присмотра перед домом? Где же охранники, которых полным-полно в модных галереях — я сама видела по телевизору?

Я дошла до машины и взялась за ручку дверцы, когда Флафи издала звук, который можно считать собачьим эквивалентом вопля ужаса.

— Его здесь нет… — Низкий глубокий голос напугал меня так, что я подпрыгнула на добрых пару футов.

Резко развернувшись, я обнаружила перед собой одного из самых огромных, высоченных темнокожих мужчин, какие мне только попадались. Великан был одет в драный комбинезон.

— Святые угодники! Матерь Божья! Вы нарочно пытались меня напугать, или у вас это само получилось?

Гигант несколько мгновений таращился на меня, словно в его большой голове мыслям требовалось время, чтобы цепь замкнулась и образовался ответ.

— Сейчас время дневного сна, — наставительно сообщил он. — Не бери ничего, и не попадешь в ад. — Он стоял неподвижно и так близко ко мне, что я чувствовала себя крайне неуверенно и неуютно. В этом странном человеке что-то было не так. А потом он вдруг улыбнулся, и прекрасная белозубая улыбка совершенно преобразила его лицо. — Иисус любит маленьких детей, — сказал он. — Возвращайся после дневного сна.

— Обязательно, — пообещала я, открывая дверь и садясь за руль.

Флафи все еще визжала во всю мощь своих маленьких легких.

— Пока!

Я завела мотор и выехала на улицу. Флафи, ободренная отъездом, запрыгнула на заднее сиденье, поставила передние лапки на край открытого окна и грозно залаяла, ее лай сулил всяческие несчастья обидчикам.

— Давай, Флафи, — крикнула я, — продолжай в том же духе, и в следующий раз я возьму тебя с собой.

На заднем сиденье внезапно стало тихо.

Я заехала на автостоянку перед магазином рыболовных принадлежностей, поставила машину в той части, что находилась подальше от студии безумного художника, и зашла в телефонную будку, чтобы разыскать адрес Роя Делла. Если Рейдин и мамуля всерьез вознамерились взять в осаду его дом, то мне самое время поехать и проверить, как там дела. Зная Рейдин, я бы не удивилась, если она уже в доме, пьет чай. Зная маму, я могла предположить, что она готовит Лулу “нормальную еду” и читает ей лекцию о супружеской верности и наказании за смертный грех.

Как же я была далека от истины!

Рой Делл жил в стороне от Двадцатого шоссе, вдали от гоночного трека, в одном из нескольких кирпичных домиков, обшитых снаружи досками, — это убожество, по-видимому, явилось результатом чьей-то попытки в конце шестидесятых годов создать отдельный микрорайон. Найти дом Роя Делла оказалось несложно, он находился в конце тупика и был выкрашен в такой же ядовито-желтый цвет, как его гоночный автомобиль. Вокруг дома росли чахлые сосенки, кое-где зеленели островки травы.

Желтая “вега”, будь она неладна, стояла на почетном месте в переднем дворе, под задние колеса были подложены куски шлака. Здесь же валялись куски обшивки и отдельные части автомобилей, в старых автомобильных покрышках, выкрашенных все в тот же ядовито-желтый цвет, как в вазонах для цветов, рос портулак. Одним словом, дом четы Паркс представлял собой образчик дурного вкуса и памятник неряшливому стилю жизни.

Дорога к микрорайону “Счастливые деньки” шла под уклон, и с его верхней точки была видна вся улица. Это обстоятельство меня несколько встревожило, мама и Рейдин не могли отыскать такого наблюдательного пункта, где они бы сами не оказались в поле зрения объектов наблюдения. Передо мной, чуть в стороне от въезда в микрорайон, стоял древний “плимут” Рейдин. Машина была пуста.

— Флафи, что-то здесь не так, — сказала я. — Я просто кожей чувствую, что дело нечисто. Мама и Рейдин не могли просто так бросить автомобиль и пойти пешком до дома Роя Делла. Нет, если бы все было в порядке, они подъехали бы к самому его дому, особенно мама с ее мозолями.

Флафи, все еще сомневаясь во мне, встала на заднее сиденье и принюхалась. По выражению ее мордочки и по тому, как она оскалила зубы, я заключила, что моя подружка оценила ситуацию так же, как я.

— Пришло время провести небольшую разведку, — заключила я, дала задний ход, отъехала от бывшей полицейской машины Рейдин и поставила “камаро” в тени небольшой сосновой рощицы. Наклонившись, я достала из-под переднего пассажирского сиденья пару тапочек для аэробики, сняла свои туфли на каблуках и переобулась. Затем сунула руку под водительское сиденье и стала шарить в поисках оружия — просто так, на всякий случай.

Думаю, если бы существовала такая болезнь, как страх ношения оружия, мне следовало бы поставить такой диагноз. Танцовщицы — подходящий объект для стрельбы по мишеням, поэтому большинство из нас носят оружие, но не я. По моему разумению, пистолет только поможет нападающему, из него же он меня и убьет. А если совсем честно, я опасаюсь огнестрельного оружия, но ножей почему-то не боюсь.

Мои пальцы нащупали нож “спайдерко”, который лежал под сиденьем, и сомкнулись, погладив стальную спину лезвия. Если твое детство прошло в Филадельфии, поневоле научишься защищать себя собственными силами. Нож — это всего лишь продолжение моих ногтей. Мой брат Фрэнсис подарил мне “спайдерко”. Он не очень распространялся по этому поводу, но я знала, что нож обошелся ему в немалую сумму, и понимала — таким образом брат давал мне понять, что, хотя и смирился с моим решением стать танцовщицей, все равно будет волноваться за младшую сестру.

Теперь пришла моя очередь беспокоиться за маму и Рейдин.

— Оставайся здесь, Флафи, — сказала я.

Конечно, она сделает так, как сама сочтет нужным, но эти слова внушали мне чувство, что главная здесь я.

Я вышла из машины и пошла по улице, стараясь держаться поближе к обочине и не бросаться в глаза. Я дошла всего лишь до “плимута” Рейдин, когда стало ясно, что основания для тревоги есть. Сиденья — и передние, и задние — были усыпаны обломками сосновых веток. На переднем сиденье рядом с пустой упаковкой от черного крема для обуви валялся пустой пакет из бакалейной лавки “Пиггли Виггли”. Мамина сумка лежала раскрытая, ее содержимое перемешалось с сосновыми иголками. Но самое главное, дробовик Рейдин лежал на заднем сиденье, никак не замаскированный. Не может быть, чтобы мама и Рейдин ушли, бросив все на виду. Где же мамочка?

Словно в ответ на мой вопрос воздух прорезал душераздирающий визг. Этот визг я не спутаю ни с каким другим звуком, вслед за ним раздался другой звук, который тоже ни с чем не спутаешь: выстрел.

Я бросилась бежать со всех ног, держа путь к ярко-желтому дому, туда, откуда раздавались эти звуки. Вбегая во двор, я вдруг увидела пару солдат и какого-то голого мужчину. Да-да, мерзкого голого мужика.

Я отскочила в сторону, зашла за “вегу” Роя Делла и стала смотреть поверх капота. Голый промчался мимо меня, пробежал мимо фасада дома и свернул за угол, за ним по пятам неслись солдаты. Этими “солдатами” оказались мама и Рейдин, одетые в камуфляж — судя по форме усыпанных сосновыми иголками касок — времен Второй мировой войны. На лицах, вымазанных черной ваксой, неистово сверкали глаза. Дамы проскочили мимо, в своей целеустремленности даже не заметив меня. Мамуля держала в левой руке что-то черное, квадратное. Я вдруг с ужасом осознала, что знаю голого: это был Фрэнк. Мама и Рейдин преследовали Фрэнка, по-видимому, снова застигнутого на месте преступления! Я бы рассмеялась, если бы в следующее мгновение ситуация внезапно не осложнилась.

Парадная дверь распахнулась так резко, что стукнулась о стену, и появился новый персонаж — Лулу. В руках она держала дробовик и, судя по выражению лица, была настроена весьма воинственно.

Бабах! Выстрел — и половина цветов из одной автопокрышки разлетелась во все стороны. Бабах! Ба-бабах! Лулу выстрелила еще пару раз, а потом, определив местоположение мамули и Рейдин, подняла дробовик, прищурила один глаз и стала тщательно целиться. Разъяренная баба совсем не походила на любителя, мне стало ясно, что она вполне может кого-нибудь убить.

В такие моменты, как этот, время как будто течет медленнее. Лулу заняла позицию позади мамы, но я уже начала действовать. У меня было преимущество: сосредоточив все внимание на моих мамочке и соседке, Лулу не видела, как появилась я, и не слышала, как я взобралась на крышу “веги”.

Я оттолкнулась, подпрыгнула и полетела в прыжке в сторону веранды и дробовика в руках миссис Паркс. “Слишком поздно”, — мелькнула у меня мысль. Бабах! Она снова выстрелила. На миг я оглохла от грохота. Лулу, теперь лежавшая на земле, озадаченно посмотрела на меня, и в ее взгляде появилась решимость. Она развернулась, явно намереваясь вышибить из меня дух, что при ее силе и габаритах не составило бы для нее особого труда.

Я услышала какой-то глухой рев и рассудила, что, кажется, скоро умру — Лулу, насевшая сверху, попросту меня раздавит. Однако звук стал громче, и моя противница на секунду отвлеклась. Я столкнула ее с себя и откатилась в сторону, как раз чтобы успеть сунуть руку в карман и сжать в пальцах нож.

— Детка! — завопил мужской голос.

Мы обе оглянулись. Прямо перед нами материализовался Фрэнк в своем черном “файерберде” — по-видимому, машина стояла за домом, ее не было видно с дороги.

— Детка, брось какие-нибудь штаны, мне надо отсюда убираться!

Лулу повернула голову, не зная, что делать: помогать Фрэнку или убивать меня. В конце концов она приняла решение: дала мне в челюсть и попыталась встать.

— Не двигайся, — сказала она. — Сейчас вернусь и убью тебя.

Ну да, так я и буду лежать тут как дура, дожидаясь, пока она меня прибьет. От боли мне все виделось как сквозь туман, но тут я услышала мамин голос:

— Кьяра, задержи его, я не могу как следует прицелиться! “Господи Иисусе, неужели мама тоже вооружена? ”

Я вскочила как раз вовремя, чтобы увидеть, как мама подносит к левому глазу окуляр портативной видеокамеры и пытается поймать в фокус Фрэнка.

— Ма, что ты делаешь? Это тебе не свадьба в светском клубе.

Рейдин, не отстававшая от мамули ни на шаг, усмехнулась:

— Кьяра, мы застали его, когда он заводил флагманский корабль в гавань.

Фрэнк вдруг сообразил, что армия снова его преследует. Он завел мотор и рванул с места напрямик через двор. Между ним и свободой оставалось только одно препятствие: прямо посреди подъездной дорожки стоял полицейский седан без опознавательных знаков, за открытой дверью переднего сиденья притаился детектив Уилинг с пистолетом на изготовку, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

Лулу снова выбежала на веранду, через ее мясистое плечо были перекинуты джинсы, она вскинула дробовик и прицелилась в то место, где пару секунд назад находилась я. Лулу даже не удосужилась посмотреть, там ли я по-прежнему.

— Тебе конец! — крикнула она и выстрелила.

Пол веранды в том месте, где я только что лежала, превратился в щепки. Я очень вовремя откатилась на другую сторону веранды, спрыгнула на землю и присела на корточки. Мама и Рейдин притаились за машиной Фрэнка — все-таки они были не настолько глупы, как могло показаться.

— Всем оставаться на своих местах! — рявкнул детектив Уилинг.

Фрэнк попытался урезонить свою подругу:

— Детка, не делай этого, брось ружье, он тебя пристрелит!

Лулу посмотрела в сторону подъездной дороги, увидела нацеленное на нее дуло девятимиллиметрового “глока”, задумалась не больше чем на секунду и бросила дробовик. На ее лице убийственное выражение быстро сменилось заискивающей улыбкой.

— Ой, офицер, в чем дело?

Но Уилинг не собирался поддаваться на ее уловки. По-прежнему присев так, чтобы его голова не возвышалась над крышей автомобиля, он что-то рявкнул в полицейскую рацию, которую держал в другой руке, и бросил передатчик на сиденье. Буквально секунду спустя в отдалении взвыла сирена: единственная полицейская машина, имеющаяся в Уевахитчке, мчалась на подмогу.

— Руки вверх, быстро! — Лулу послушно подняла руки, как примерная школьница. — Эй ты! — рявкнул Уилинг, обращаясь к Фрэнку. — Заглуши мотор и выйди из машины!

Герой-любовник немедленно выполнил первую часть приказа, но покидать автомобиль не торопился.

— Выйти, я сказал! — взревел Уилинг, покраснев от напряжения.

— О черт! — Фрэнк вздохнул. — А это обязательно?

— Выйди из этой чертовой машины сию же секунду! Лежа на земле возле веранды, я видела, как дверь “файерберда” медленно открылась и на землю опустилась сначала одна босая мужская ступня, потом другая. Секунд на тридцать воцарилась полная тишина, а потом я услышала хохот Уилинга.

— Это еще что, — подала голос соседка, — вы бы видели, что мы засняли на пленку!

Уилинг покачал головой и чуть приподнялся из-за своей машины.

— Где Рой Делл? — крикнул он Лулу.

— Его здесь нет, — ответила та.

Хихиканье Рейдин напоминало кудахтанье курицы.

— Это точно, парень еще не знает, что потерял!

— Ничего, скоро узнает, — пообещала моя мамочка, поглаживая видеокамеру.

На всякий случай я перекрестилась. Я знала, что мама сейчас вспоминает случай с официанткой из клуба “Сыновья Италии”. Бедный папа, он небось больше никогда в жизни не осмелится заговорить с другой женщиной, а уж улыбнуться ей — тем более.

В это время подоспела полиция Уевахитчки. Молоденький помощник шерифа выскочил из машины, выставив пистолет. В его глазах застыло выражение откровенного ужаса. Должно быть, парень впервые участвовал в вооруженной схватке с нарушителями закона. Он посмотрел на Уилинга, потом перевел взгляд на голого Фрэнка и выругался:

— Проклятие, это еще что за чертовщина?

Уилинг покровительственно посмотрел на молодого коллегу.

— Что, парень, никогда не видел голого мужика? Будь так добр, поднимись на веранду, подбери дробовик.

Молодой человек прошел мимо Уилинга, с опаской приблизился к Лулу, поднялся на крыльцо и осторожно поднял оружие.

Уилинг вышел из своего укрытия и сделал несколько шагов по подъездной дороге.

— А теперь, — сказал он, — пусть кто-нибудь мне объяснит, что происходит.

Рейдин выступила вперед с таким видом, будто собралась рассказать все, но вдруг резко остановилась.

— Эй, вы ведь тот самый парень, который подвозил нас до лавки?

— Он самый, — подтвердила я, выходя из-за угла дома.

— Так-так, — сказала Рейдин. — Можно было догадаться. Пришелец!

Я улыбнулась Уилингу и примирительно проговорила:

— На самом деле тут ничего особенного не произошло.

— Ну нет, она врет! — возразила было Лулу, но осеклась, вспомнив, что ее застукали на месте преступления.

— Кто-нибудь из присутствующих хочет выдвинуть обвинение против другого из присутствующих? — поинтересовался Уилинг, по очереди переводя взгляд на каждого из нас.

Никто не отозвался. Я поколебалась, но решила, что расскажу о Лулу и Фрэнке позже, когда рядом не будет мамы, чтобы она не могла влезть в это дело еще глубже.

— Что ж, тогда все в порядке, — заключил Уилинг. — Миссис Паркс, я только хотел встретиться с вашим мужем. Где его можно найти?

— Зачем он вам понадобился?

Детектив ответил не сразу. Посмотрев на Лулу, он заявил:

— У меня есть ордер на его арест. Она подошла к краю веранды.

— В чем его обвиняют?

— В убийстве Руби Даймонд, — ответил Уилинг, пристально глядя ей в глаза.

Мне показалось, что Лулу пошатнулась, но она тут же схватилась за перила веранды и подалась вперед.

— В жизни не слышала ничего более нелепого! Рой Делл эту потаскушку и пальцем не тронул!

— У меня есть доказательства того, что это не так, мэм. Поэтому я буду признателен, если он даст о себе знать и вы сообщите об этом мне. Вы ведь не захотите, чтобы вас считали соучастницей?

Лулу открыла рот, собираясь возразить, но, промолчав, снова закрыла.

— А теперь, — Уилинг повернулся к остальным, — предлагаю всем разойтись.

“Солдаты” направились к “плимуту”, явно торопясь поскорее оказаться подальше от Фрэнка.

— Эй, погодите! — крикнул тот. — Отдайте мне эту пленку!

Лулу бросила любовнику джинсы, тот стал лихорадочно их натягивать, а мама и Рейдин ускорили шаг, а потом и вовсе перешли на бег.

Уилинг повернулся к Фрэнку:

— Этим вопросом вам придется заняться потом, а сейчас у меня есть к вам небольшое дело.

Фрэнк посмотрел поверх плеча Уилинга на то, как его доброе имя уплывает от него, навсегда опороченное записью на кассете в маминой видеокамере, и с тоской спросил:

— А нельзя ли попозже?

— Боюсь, что нет, — спокойно отозвался Уилинг. — Вы должны подписать показания, которые давали вчера.

Я пошла следом за мамой и Рейдин, но не особенно спешила: хотелось послушать, о чем детектив будет говорить с Фрэнком.

— Мисс Лаватини, — окликнул меня Уилинг, — с вами мне тоже нужно побеседовать.

Я развернулась и посмотрела на Уилинга. Тот, даже обращаясь ко мне, на сводил глаз с Фрэнка.

— Детектив, по-моему, у вас сейчас и без меня забот хватает. Давайте встретимся позднее.

Я рассудила так, что Уилинг не может меня задержать — разве что арестовать.

К детективу вернулись командирские интонации.

— Оставайтесь в своем трейлере, — распорядился он.

— Договоримся так: я останусь в стране.

Было ясно, что Уилинг в ярости, лица я его не видела, но шея побагровела. Мне, конечно, придется дорого за это заплатить, но сейчас я должна была посмотреть видеозапись.

Глава 21

Можно было подумать, что Рейдин вернулась обратно в Панама-Сити по воздуху. Когда я заезжала на свою парковочную площадку, ее машина уже стояла возле дома, надежно укрытая чехлом от инопланетных захватчиков, словно никуда и не уезжала. Из моего трейлера тоже не доносилось ни звука, но я знала, что Эл вернулся совсем недавно, потому что мамина машина все еще издавала негромкие звуки, похожие на тиканье, как бывает, когда мотор только что заглушили.

Флафи была несказанно рада вернуться домой. Она выпрыгнула из машины, взбежала по ступенькам и через собачью дверцу юркнула внутрь еще до того, как я открыла дверь. Вот вам и женская дружба. Наверное, на ее долю просто многовато выпало для одного дня. Однако что-то мне подсказывало, что лично для меня день только начался. Вероятно, это предчувствие было связано с выражением лица Эла, когда я вошла в кухню, а он поднял голову и посмотрел на меня. Мой брат с хмурым видом сидел за столом, перед ним стоял открытый ноутбук.

— Привет, — осторожно сказала я.

— Ты видела маму? — рявкнул он. — Я имею в виду недавно, прямо сейчас. У меня есть подозрение, что в этом замешана ты. Мама выглядит, как сумасшедший-солдат Второй мировой!

— Правда?

Я перевесилась через стойку, пытаясь напустить на себя невозмутимый вид, словно то, что мама нарядилась в камуфляж и вымазала щеки ваксой, было в порядке вещей.

— Она бежала, представляешь, неслась так, будто за ней кто-то гнался. Мне не желает ничего объяснять, уперлась, держится как кремень. Сказала только, что ей нужно принять душ. Кстати, она в ванной уже довольно долго.

Было ясно, что Эл потерял терпение.

— Сколько, Эл? Пять минут? На то, чтобы отмыть ваксу с лица, нужно время, к тому же она вспотела…

— Кьяра, не надо. Что случилось?

Подумав немного, я решила, что мне от него все равно не отделаться, и рассказала брату все. Конечно, некоторые, скажем так, не самые существенные детали я все-таки опустила. Например, не думаю, что Элу понравилось бы, что Лулу стреляла в мамулю или что мама сняла Фрэнка и Лулу на пленку в самый пикантный момент. Я просто намекнула, что мама и Рейдин застали Фрэнка и его подружку в компрометирующей ситуации.

— Кьяра, я тебе не верю.

— Что ж, Эл, дело твое, но я не намерена отказываться от своих слов.

Я рассмеялась, словно у меня дела шли лучше некуда, но на всякий случай подошла к окну и выглянула в щель между занавесками. На то, чтобы узнать, где я живу, Фрэнку много времени не потребуется, он мог в любую минуту появиться на дороге. В конце концов, Рейдин — родственница Роя Делла, Фрэнк мог разыскать хотя бы ее.

— Что ты там высматриваешь? — рявкнул Эл.

— Ничего. Черт возьми, Эл, ты бы выпил успокоительного, что ли! — Я посмотрела на братца и увидела, что тот подключил свой ноутбук к моей телефонной розетке.

— Надеюсь, соединение не междугородное?

— Нет! — пробурчал он.

— Эл, — я подошла и села рядом с ним, — признайся, что тебя так встревожило?

Он посмотрел на меня и быстро отвел взгляд.

— Ты знаешь, что парень, про которого ты просила меня навести справки, Альберт, он же Толстяк, имеет судимости?

— Нет, откуда?

— Ну, я думал, раз у тебя есть знакомые в полиции, ты можешь знать.

— А как ты узнал?

Эл повернул компьютер так, чтобы мне было видно монитор. Там светилось сообщение, полученное по электронной почте, из полицейского управления Филадельфии.

Эл быстро вернул компьютер на прежнее место и стал печатать, я не успела прочесть подробности.

— И что же он натворил?

— Его обвиняли в нападении и оскорблении действием. Он напал на женщину, — ответил брат.

— Сколько он отсидел?

Эл снова посмотрел на меня.

— Нисколько. По какой-то непонятной причине обвинение было снято непосредственно перед тем, как дело должны были передать в суд. Технически эта информация больше не должна храниться — ведь суд не состоялся, — но у моего приятеля есть связи в Национальном центре информации о преступности.

Эл раздулся от гордости, сообщив, что имеет доступ к информации, которую не может знать ни один обычный гражданин. В этот момент мама вышла из ванной. Ей удалось отмыть лицо, только в ушах еще виднелись следы ваксы.

— Что за крик? — спросила она, как будто не слышала каждое слово сквозь тонкие, как бумага, стены трейлера. — Вот что я вам скажу, молодые люди, у вас обоих понизился уровень сахара в крови, в этом ваша проблема. Вам пора подкрепиться.

Ма развила кипучую деятельность, загремела кастрюлями, сковородками, включила воду.

— Кьяра, тебе еще не пора на работу? — спросила она. — Уже пять часов, тебе, наверное, скоро выезжать. Прими душ, я тебя позову, когда ужин будет готов.

“Что делается, — подумала я, — взрослая женщина в собственном доме должна выполнять приказы мамочки — королевы шпионажа! Что-то здесь не так”.

— Мама, нам нужно поговорить, — сказала я.

Стоя позади Эла, она бросила на меня тревожный взгляд и молча провела рукой по шее, словно перерезала горло. Значит, надо молчать. Ладно.

— Пожалуй, мама, ты права, мне нужно принять душ. К тому времени когда я вернулась, преобразившись в Кьяру, Волнующую Королеву Желания, Эл и мама сидели за столом в неловком молчании.

Весь ужин все мы боролись с собой, каждому и хотелось поделиться информацией, и в то же время не хотелось, чтобы ее узнал другой. Когда я собралась на работу, Эл вышел проводить меня к машине. Он хмурился.

— Держись подальше от Толстяка, — мрачно предостерег брат. — Этот тип опасен.

— Я с ним как-нибудь справлюсь.

— Нет, Кьяра, вряд ли. Я тебе говорил, что он напал на женщину.

— Ну?

— Так вот, она была танцовщицей. Подул холодный ветерок, я поежилась.

— Хорошо, постараюсь быть осторожной. Но только, Эл, обещай кое-что сделать для меня, ладно?

— Что еще? — Эл насторожился.

— Ма и Рейдин в некотором роде насолили Лулу и ее любовнику. Будь добр, на всякий случай присмотри за домом Рейдин, вдруг Фрэнк захочет отомстить.

— Так я и знал! И это еще не все, не так ли, Кьяра? Ты никогда не рассказываешь мне все до конца.

Но я уже села в машину, выехала задним ходом и лихо развернулась прямо на дороге, как мы, случалось, делали в Кенсингтоне, когда Бридж-стрит бывала свободна от машин. Я посмотрела на Эла в зеркало заднего вида. Брат не улыбался.

Глава 22

Эта ночь требовала чего-то особенного. В “Тиффани” дым стоял коромыслом. Винсент Гамбуццо, почуяв хорошую прибыль, расхаживал с важным видом, выпятив грудь, как набитое чучело панды, и стараясь не споткнуться, что было вполне вероятно, так как он не снимал огромные солнечные очки даже в самых темных уголках клуба. Но я предупредила Бруно, нашего вышибалу, насчет Толстяка и Франкенштейна. Если бы они осмелились сунуть нос в “Тиффани”, Бруно тут же вышвырнул бы их на улицу.

В клубе меня ждал сюрприз — сюрприз, ради которого я старалась несколько месяцев: Дики Сделка наконец сумел раздобыть костюм для сегодняшней ночи. Не знаю, как ему это удалось, и знать не хочу, но моя благодарность оценивалась в целую сотню. Встретившись с Дики у черного хода, я отсчитала и протянула ему пять двадцатидолларовых купюр. В обмен он сунул мне в руки сверток, завернутый в коричневую бумагу, и поспешил смыться, пока его не узнали.

— Костюм придется впору, — заверил он, уже уходя, — даже с твоими буферами.

Я рассмеялась и вернулась в клуб. Костюм и вправду сидел как влитой, все было на месте, вплоть до серебристых наручников. Я приготовилась к выходу на сцену и сделала знак Ральфу запускать дымовую машину. Парень посмотрел на меня и на мгновение замер в восхищении.

— Где ты раздобыла… — начал он, но я не дала ему закончить.

— Тебе об этом знать не обязательно.

Я поправила фуражку, чуть сдвинула ремень и под вступительные аккорды песни Фионы Эппл “Криминал” неторопливо вышла на сцену. Офицер Кьяра заступила на дежурство. Выше пояса я была полностью экипирована как полицейский: фуражка, черная рубашка, ремень. Формой не "были предусмотрены только супермини-юбка, пятидюймовые каблуки и, конечно, черные кружевные трусики.

Зрители пришли в неистовство, особенно когда я выхватила бутафорский пистолет и послала в зал воздушный поцелуй поверх дула. Мужчины были в моей власти. Я вынула наручники и проворковала:

— Вы все под домашним арестом. Кто тут хулиганит? Бруно, заняв позицию между мной и зрителями, едва сдерживал толпу у края сцены. Я выделила из толпы молодого бизнесмена, похожего на невинного мальчика, и обратилась к нему:

— Ты мне нравишься. Покажи-ка свои запястья, милый мальчик.

Тот не задумываясь послушно вытянул руки, сжимая в каждой по купюре, и безропотно позволил мне приковать его наручниками к шесту в конце подиума.

— Что вы со мной сделаете? — пискляво спросил он. “Ничего особенного”, — подумала я, но, глядя ему в лицо, только улыбнулась.

— Расслабься, малыш. — Я провела руками сверху вниз по его телу. — Офицер Кьяра тебя только обыщет, а потом отпустит на свободу. Никто не сделает тебе больно.

Толпа разразилась хохотом. Моя жертва густо покраснела.

— Арестуй меня, детка, — крикнул мужской голос. — Прикуй меня наручниками!

Я освободила своего “заключенного”, отступила в глубину сцены и достала из-за пояса полицейскую дубинку. Музыка заиграла громче. Я погладила дубинку, словно лаская, медленно засунула ее обратно за пояс и одним быстрым движением сорвала с себя юбку. Над залом пронесся дружный вздох.

Я сорвала с себя фуражку, тряхнула головой, и волосы рассыпались по плечам. Затем я начала медленно, очень медленно расстегивать пуговицы на форменной рубашке. Двигаясь в такт музыке, я прижималась спиной к шесту и скользила вдоль него вверх и вниз, потом на секунду замерла, облизнула губы и посмотрела в зал голодным взглядом. Даже Бруно не сводил с меня глаз.

— Мальчики, вы очень плохо себя вели, — сказала я, роняя на пол бюстгальтер.

Зрители совсем с ума посходили, резинка моих трусиков оттопырилась — там было полно купюр. Я подумала, что если и дальше так пойдет, мой костюм окупится очень быстро, и не раз. Я подошла к краю подиума, присела на корточки и покрутила бедрами так, чтобы мои почитатели могли засунуть за резинку те деньги, которые у них еще остались. Выпрямившись, я посмотрела в зал и увидела Джона. Мое тело реагировало на присутствие Нейлора, и я ровным счетом ничего не могла с этим поделать. Когда наши взгляды встретились, меня окатило жаркой волной, температура поднялась градуса на два, не меньше. Джон, как всегда, наблюдал за мной с видом голодного зверя, но сегодня это был еще и рассерженный голодный зверь. Наверное, он очень серьезно относился к работе полицейского, вероятно, ему не понравился мой салют в честь его коллег. Как бы то ни было, я надела фуражку и подмигнула. Должен же был кто-то показать Джону, как относиться к шуткам, и развить у него чувство юмора.

Я встала и медленно пошла вдоль подиума, все ближе к своим поклонникам и Нейлору. На ходу я стала не спеша расстегивать ремень. Наконец я бросила ремень Бруно, тот поймал его и усмехнулся, словно завоевал приз. Я просунула большие пальцы под тоненькую резинку кружевных трусиков и посмотрела на ошалевших зрителей с таким видом, словно собираюсь сорвать и их.

Мужчины визжали, на сцену летели деньги. Я улыбнулась своей коронной улыбкой, словно говоря каждому в отдельности: “Эй, парень, ну разве это не здорово? А теперь я сделаю нечто особенное только для тебя”. Каждый мужчина в зале был абсолютно уверен, что я смотрю именно на него. В этот миг Ральф запустил дымовую машину на полную мощность, я отступила в глубину сцены и скрылась в тумане.

— Черт возьми, Кьяра! — воскликнул Ральф, помогая мне надеть шелковое пурпурное кимоно. — Ну ты даешь!

Одевшись, я выглянула из-за кулисы. Дым рассеялся, Джон Нейлор тоже исчез. Я чертыхнулась. В это время появилась Марла, ступая, как бродячая кошка, страдающая геморроем.

— Спасибо, что разогрела их для меня, — сказала она, оправляя на себе серебристый костюм бомбардировщика “Б-52”.

Я бросила на нее угрюмый взгляд. Ральф собирался прикрепить ее крючками к специальным тросам, на которых она должна была летать над толпой. Честно говоря, я не видела в этом номере ничего привлекательного. Сама Марла называла его салютом в честь крылатых парней, поскольку в отдельные ночи до половины наших клиентов составляли ребята с военно-воздушной базы Тиндалл. Не знаю, с какой стати она так распиналась — эти ребята давали слишком мало чаевых, чтобы тратить на них время и силы.

— Марла, научись нормально ходить в этих туфлях, и тебе обеспечена по крайней мере половина успеха, — заметила я.

Она фыркнула и прошла мимо, пытаясь поддерживать равновесие на высоких каблуках и платформах толщиной восемь дюймов. Чтобы не упасть, Марла балансировала серебристыми крыльями. Да уж, зрелище то еще!

Когда Марла начала свой “полет” над публикой, я снова заглянула в зал. Нейлора не было видно. Что ж, ничего удивительного, он еще вернется, и судя по тому, как играли желваки на его скулах, скорее рано, чем поздно. Интересно, зачем он вообще заходил в клуб? Искал меня? Может, ему нужно мне что-то сказать? Мне вспомнилось, как в темной кухне моего трейлера он пригвоздил меня к стене, заблокировал с двух сторон руками, как его губы коснулись моих…

— Стоп, так не годится, не думай об этом! — прошептала я. — Не хватало еще стать жертвой самопроизвольного возгорания.

Но я не могла выкинуть Джона из головы, как ни старалась. На протяжении этого вечера всякий раз, выходя на сцену, я ловила себя на том, что пытаюсь высмотреть среди посетителей Нейлора. К тому времени когда можно было ехать домой, я была сама не своя.

Я собралась уходить, но меня остановил босс. По выражению его лица я поняла, что Винсент ждал случая застать меня одну. Он мог подойти ко мне в любой момент на протяжении ночи, но предпочел дожидаться у двери черного хода, зная, что я буду уходить одной из последних. Я всегда ухожу позже всех, так как после выступления аккуратно развешиваю костюмы в шкаф и готовлюсь к следующему вечеру. По-моему, это признак профессионализма — позаботься о своем снаряжении, и оно позаботится о тебе. В данном случае речь шла о моем новом костюме.

— Кьяра. — Винсент вырос передо мной в темном коридоре. — Что этому копу снова понадобилось в моем клубе?

Босс терпеть не мог, когда в клубе появлялась полиция, он считал, что это вредно для бизнеса. Но особенно он не любил Джона Нейлора, потому что тот видел его насквозь, видел под напускной важностью настоящего, довольно-таки мелкого Винсента Гамбуццо.

— Винсент, — сказала я, — по-моему, он приходит в клуб как обычный клиент и платит деньги. Он ведь что-то заказывал, не так ли?

— Ну да, заказывал, — пробурчал Винсент, — жалкий стакан кока-колы!

— Ну и что? Какая тебе разница? У тебя ведь одинаковая цена что на пиво, что на воду.

Винсента мое объяснение не удовлетворило, я это чувствовала, но до поры до времени он решил оставить все как есть. Босс наклонился ко мне поближе, и я почувствовала, что от него разит чесноком.

— Кьяра, что ты предпринимаешь по поводу нашего дела? — тихо осведомился он.

— Какого дела? — Пытаясь выиграть время, я притворилась непонимающей и одновременно пыталась что-нибудь придумать.

— Ну ты знаешь, насчет Руби.

— Ах, Руби! — Просто чтобы позлить Винсента, я сделала вид, что этот прискорбный случай совсем вылетел у меня из головы. — Разве я тебе не говорила, что у меня гости? Как по-твоему, кто это?

Винсент вскинул брови и одобрительно закивал.

— Они уже что-нибудь решили?

Я слегка отстранилась, чтобы не дышать чесночным запахом, и сделала вид, будто проверяю, не подслушивают ли нас.

— Что я могу тебе сказать? Тот, что покруче, постоянно держит связь со своей сетью, совещается. А коротышка встречается с людьми и поддает жару. Считай, блюдо уже на сковородке, а сковородка на огне.

Я, разумеется, не стала объяснять Винсенту, что говорю о маме и Эле, а сковородка на огне — вовсе не образное выражение.

Босс улыбнулся.

— Потому я и просил тебя пригласить для этого дела человека со стороны. Нам нужен крупный специалист. Передай мое почтение своему дяде Лосю.

— Винсент, пока я могу тебе сказать только то, что у меня дома заварилась настоящая каша.

— Это я и хотел услышать, — с удовлетворением заключил Гамбуццо.

Я обошла его, вышла на улицу и пожала плечами. Винсент никогда ничего не поймет, у него для этого шариков не хватает, хотя по виду не скажешь.

Я направилась к машине. Как и следовало ожидать, на переднем сиденье темнел мужской силуэт. Я улыбнулась: Нейлор так же не мог обойтись без меня, как я без него. Хотелось бежать, но я нарочно двинулась к стоянке неторопливым шагом. Нейлор ссутулился и низко надвинул на лоб шляпу — наверное, на случай, если за машиной наблюдает детектив Уилинг. Жалкая уловка. Я покачала головой.

Открыв дверь, я бросила сумку на заднее сиденье и села за руль.

— Знаешь, ты не очень удачно замаскировался… — Я осеклась, вдруг поняв, что рядом сидит вовсе не Джон Нейлор.

— Да, Кьяра, знаю, — ответил Рой Делл Паркс, — но это лучшее, что я мог придумать, учитывая, что на хвосте висит полиция. Меня разыскивают по обвинению в убийстве.

Глава 23

Рой Делл выглядел еще хуже, чем обычно. Одежда на нем была грязная, на щеках и скулах повыше бороды темнела щетина, серовато-желтые космы торчали во все стороны. От него несло винным перегаром, глаза покраснели. Но это меня мало волновало. Рой Делл сжимал в дрожащей левой руке пистолет, и это меня по-настоящему встревожило.

— Рой Делл, зачем тебе пистолет?

— На всякий случай, цыпочка.

Вид у Паркса был аховый, мне показалось, что он чувствует себя загнанным в угол и совсем рехнулся.

— Заводи машину, — скомандовал он, — в движении я лучше соображаю. — И в подкрепление своих слов потряс пистолетом, обводя пальцем вокруг спускового крючка.

— Рой Делл, опусти пистолет!

Меня колотила дрожь. Я лихорадочно пыталась понять, может ли племянник Рейдин оказаться убийцей.

— Сейчас я отдаю приказы, — заговорил он громче, перекрывая гул мотора. — И если мне захочется приставить дуло этого пистолета к твоему хорошенькому горлышку, я так и сделаю.

— Ты спятил, — ответила я, выезжая со стоянки.

Когда мы съехали с бордюра, в машине звякнуло стекло, и я поняла, что у Роя Делла при себе не только пистолет, по полу под пассажирским сиденьем перекатывалась бутылка из-под виски. Рой Делл был в стельку пьян, а потому стал непредсказуем и опасен, как пушка, сорвавшаяся с лафета. Я не знала, что делать.

— Езжай в сторону моста, — распорядился он, — мне надо зайти в бар “Ойстер”.

— Может, не надо? — возразила я, не подумав. — С твоей стороны это будет большой глупостью, тебя разыскивает полиция.

Паркс задумался.

— Тогда просто поезжай вперед, — сказал он, вздохнув. — Мне нужно кое-что обдумать. И не пытайся выкинуть какой-нибудь фокус: когда я пьян, то становлюсь страшно злобным, так что лучше тебе меня не злить.

Я срезала дорогу через оконечность пляжа Панама-Сити, в открытые окна дул прохладный ветерок, в такую ночь приятно ездить, только вот компания могла быть и получше. По-видимому, мысли Роя Делла шли в том же направлении, потому что он сунул пистолет под бедро и потянулся за бутылкой. Я заметила, что виски в бутылке осталось совсем немного, — Рой Делл был близок к тому, чтобы напиться до бесчувствия.

— Значит, у тебя неприятности, — произнес он после долгого молчания.

— Разве я сказала, что у меня неприятности?

Мы выезжали на мост Хэтауэй. На повороте я оглянулась и заметила на некотором расстоянии позади нас машину. Кто-то следовал за “камаро” не отставая, куда бы я ни сворачивала. По-видимому, следуя указаниям, полученным в полицейской школе, водитель машины держался на безопасном расстоянии от меня. У меня засосало под ложечкой, мне стало жарко. Он снова был здесь.

— Кьяра, ты ведешь свою машину под дулом пистолета, рядом с тобой сидит пьяный, которого разыскивают за убийство. На твоем месте я бы думал, что у меня неприятности.

Рой Делл потер глаза. Одно из двух: либо о его лицо шлепнулся жук, либо он собирался заплакать. Я решила, что второе вероятнее.

— На самом деле мое положение еще хуже, чем твое, — продолжал он, — полиция думает, что я убил своего ангелочка, что я чуть не оторвал ей голову своими руками.

— Эй, хватит! — крикнула я.

— Это еще не все. Мою старуху застукали, когда она трахалась с лучшим гонщиком из моей команды! Проклятие, как бы я хотел, чтобы этого не было! — Рой Делл снова присосался к бутылке. — Фрэнк был лучшим запасным водителем из всех, с кем я работал, а теперь мне придется его убить. В довершение всего она еще наврала ему обо мне, говорила, будто я бывал в разных местах, где я на самом деле не был, и что я мог убить эту девушку!

— Рой Делл, ты пьяница и олух, но я ни за что не поверю, что ты маньяк-убийца.

“Хотя бы потому, что для маньяка ты слишком глуп”, — подумала я.

— Посмотри на меня! — взревел Паркс. — Я из него дух вышибу! Лулу, конечно, не бог весть какая краля, но другой у меня нет. Черт, она даже меня не любит, как порядочная женщина должна любить своего мужа.

Рой Делл все-таки разревелся. Я покосилась, чтобы убедиться, что не ошиблась. Так и есть, по его грязным щекам текли крупные слезы.

— Рой Делл, если ты так любишь свою жену, зачем ухаживал за Руби?

— Тебе не понять, — ответил он, всхлипывая, заплетающимся языком. — Только мужчина меня поймет. Разве ты не читала всякую лабуду про Марса и Венеру?

Я посмотрела в зеркало заднего вида. Преследователь держался в полутора кварталах от меня. Я свернула на Байю-драйв, поехала вдоль пляжа Сент-Эндрюс, мимо самых красивых особняков Панама-Сити. Я обливалась липким потом, сердце билось со скоростью, которая вот-вот достигнет опасного предела.

— Рой Делл, зачем ты сел в мою машину?

У меня осталось незаконченное дело с неким полицейским, а этот олух своим появлением нарушил мои планы.

— Тетя Рейдин считает, что ты можешь мне помочь. Она сказала;. “Не попадайся в руки полиции и разыщи Кьяру, она придумает, что делать”.

— И ты послушался ее совета?

— А что мне оставалось делать? — завопил Рой Делл. — Думаешь, мне самому нравится такое положение?

— Ну ладно, ладно, успокойся. Рейдин права, я тебе помогу. Но и ты должен мне помочь. Для начала перестань размахивать перед моим носом пистолетом.

Казалось, Рой Делл всерьез задумался над моими словами. Наконец он сказал:

— Ладно, давай попробуем сделать по-твоему.

Мне нужно было хорошенько все обдумать, а это нелегко, когда у тебя на хвосте полиция, а в машине — пьяный, безумный король трека.

— Почему полицейские решили, что Руби убил ты? — внезапно спросила я.

— Понятия не имею!

Он допил виски и вышвырнул пустую бутылку в окно. Нейлор резко вильнул, чтобы бутылка не попала в его машину.

— Ты что делаешь? — закричала я. — Впредь постарайся выбрасывать мусор куда положено!

Рой Делл, похоже, обиделся, потому что сунул руку между ног и снова извлек пистолет.

— Не хватало, чтобы я отстрелил себе яйца! — буркнул он.

— Ты неисправим. — Я вздохнула. — Будем действовать так: ты на некоторое время затаишься, а я тем временем разберусь, что к чему, и сведу тебя с моим адвокатом. Когда будем въезжать в парк, я замедлю ход, ты выскочишь из машины и побежишь. Завтра днем позвонишь, и я скажу, что делать дальше.

Рой Делл расхохотался:

— В жизни не слыхал более глупого плана!

. Я пожала плечами.

— Посмотри в зеркало заднего вида. Видишь огни фар? Это мой приятель, полицейский, он едет за нами.

Рой Делл обернулся и побледнел.

— Иисусе!

— Если ты сам себе не поможешь, Иисус тебе тоже не поможет, — резонно заметила я. — Теперь сам понимаешь, почему нужно смыться как можно быстрее и желательно незаметно! Рой Делл, я пытаюсь тебе помочь.

Я затаила дыхание, моля Бога, чтобы пьяный болван поверил мне и не вообразил, что я ему враг.

— Если я выпрыгну из машины, он бросится за мной в погоню, он будет на машине, а я — без.

Я еще раз свернула и стала разворачиваться, чтобы подъехать к ресторану “Ешьте у Джо”.

— Рой Делл, предоставь мне самой с этим справиться, хорошо? Если я тебя высажу, сможешь удрать? Потому что я все-таки собираюсь тебя высадить… прямо сейчас!

Я въехала в крохотный парк и сбавила скорость до черепашьей. Паркс, которому не раз приходилось в критические моменты выпрыгивать на ходу из гоночного автомобиля, открыл дверь и полувыпрыгнул-полувывалился из “камаро” на землю, захлопнув за собой дверь.

Я развернулась на сто восемьдесят градусов и встала точно на пути седана Нейлора. Свет наших фар освещал тридцать футов дороги, разделявших нас.

Джон выпрыгнул из машины и спрятал руку за спину. Быстро подойдя к “камаро” со стороны пассажирского места, он распахнул дверь, потом оглянулся и посмотрел в темноту парка.

— Думаешь, ты здесь самая умная? — заорал он.

От гнева его лицо стало пунцовым, на скулах заходили желваки.

— Не понимаю, о чем ты?

Нейлор наклонился и поднял с сиденья пистолет Роя Делла.

— Как ты это объяснишь? У тебя есть лицензия на ношение оружия?

— Эй, оно ведь не спрятано, кроме того, оно не мое.

— А вот это чертовски верно подмечено: пистолет не твой!

Джон просто кипел от ярости, я еще не видела его таким. И я знала, почему он так взбесился: потому что не он контролировал ситуацию, а я. Все очень просто, наверное, это чисто мужское.

Нейлор скакнул на переднее сиденье, чуть не взлетая в воздух от гнева.

— А ты понимаешь, что минуту назад помогла вероятному преступнику? Сознаешь, что фактически стала соучастницей убийцы после совершения преступления?

— После, до — какая разница? Этот тип поджидал меня в машине и наставил пистолет, что я могла поделать? Кроме того, бедняге нужна помощь, к кому он еще мог обратиться, как не ко мне?

— К тебе? — Нейлор саркастически усмехнулся. — Значит, положение у него и впрямь отчаянное.

— Если уж тебе так невтерпеж, валяй беги за ним, он не мог далеко уйти! Он без машины, без оружия и к тому же пьян. Мы ведь недалеко от тюрьмы, так хватай этого идиота и сажай за решетку, крутой коп!

Нейлор сердито посмотрел на меня. Я бы не удивилась, если бы он выскочил из машины и пустился в погоню, но он остался сидеть на месте.

— Почему ты так уверен, что Рой Делл убил Руби? — спросила я.

— Фрэнк сказал, что искал Паркса перед самым началом гонок и не мог найти. По его словам, Рой Делл отсутствовал минут десять, не меньше. А еще он говорил, что перед этим заездом Рой Делл был сам не свой, вел себя как-то странно.

Я покачала головой.

— И ты поверил этому типу? Если тебе нужны подозреваемые, на мой взгляд, Фрэнк подходит на эту роль ничуть не хуже Роя Делла. Ты знаешь, что он спит с Лулу? Может, они вместе задумали убрать Руби и сделать так, чтобы подозрение пало на Роя Делла?

Нейлор посмотрел на меня с таким видом, словно я предложила ему слетать на Марс.

— С чего ты взяла? Знаешь, Кьяра, лучше бы ты не совала нос в полицейское расследование, это опасно. Речь идет об убийстве.

— А тебе, наверное, лучше и дальше общаться исключительно с хрупкими миниатюрными брюнетками! Куда спокойнее иметь дело с женщинами, которые сроду ни за кого не переживали и никогда не навлекут на себя неприятности. Может, такая тебе и нужна?

Я чувствовала, что перегибаю палку, но не могла остановиться.

— Ты о ней ничего не знаешь, — сказал Нейлор.

Я восприняла эти слова как признание, и мне захотелось его убить.

— Да что мне нужно знать об этой фифочке из младшей лиги? Девицам вроде нее грош цена в базарный день!

— Совершенно верно, — согласился Нейлор.

— Верно?

Я не могла поверить своим ушам. Джон Нейлор признает свою вину?

— Ты не задумывалась, почему я провожу с ней так много времени?

Я пожала плечами и предположила:

— Может, потому, что устал от высоких блондинок, у которых к тому же есть мозги?

Джон от души расхохотался, запрокинув голову. От его искреннего, сочного смеха я просто растаяла.

— Да, что-то в этом роде, — сказал он. — Я жутко устал от красоты, ума и накала страстей.

Последнее слово он произнес, глядя на меня так, что, казалось, прожигал взглядом насквозь. В моей маленькой машине вдруг стало слишком жарко.

— Ну, так зачем ты за ней ухлестываешь? Нейлор вздохнул.

— Кьяра, это моя работа. Я сейчас занят одним делом, о котором не имею права говорить. Могу сказать только, что она с этим связана, но даже это секретная информация, понятно?

Нейлор посерьезнел, и впервые за весь вечер я заметила в его глазах что-то еще — может быть, боль?

— Дело настолько серьезное, что ты вынужден обманывать даже своего напарника? — тихо спросила я.

“Вот оно, — поняла я, — вот где источник боли. Я попала в точку”. Нейлор потупился и уставился на собственные руки. Не знаю, что у него было на уме, если он даже не мог посмотреть мне в глаза.

— Кьяра, в этом деле не я диктую условия. Я должен выполнять то, что мне велят…

Джон замолчал и отвернулся к окну.

— Кто отдает приказы? — Нейлор долго не отвечал, наконец сказал:

— Кьяра, я знаю, что это неправильный метод достижения благих целей, но право голоса в этом деле не у меня. Я как марионетка, если она скажет “танцуй”, мне придется танцевать.

— Она?

Мне показалось, что в машине повеяло холодом. Ночное небо было усыпано звездами, а рядом со мной сидел совсем не тот человек, которого я знала. Джон Нейлор никогда не плясал ни под чью дудку.

Он покачал головой.

— Это Карла? — догадалась я. — Тебя втянули в расследование, которое ведет Агентство по борьбе с наркотиками?

В глазах Джона что-то блеснуло, и я поняла, что снова попала в точку.

— О чем ты говоришь? Выдумываешь то, чего нет. Джон пытался возражать, но его голос внезапно изменился, в нем звучала тревога.

— Карла, твоя бывшая жена. Я видела ее на гоночном треке. Ты не можешь отрицать, что она вернулась в город. Готова поспорить, она крепко тебя держит, это тебя-то, такого крутого парня. Ты работаешь на нее, да?

Джон молчал, хотя я чувствовала, что ему очень хочется мне все рассказать. Он по-прежнему не мог взглянуть мне в глаза.

— Ты попал в беду, правда? — продолжала я. Он вздохнул:

— Если бы все было так просто…

Я дотронулась до его щеки, потом мои пальцы скользнули по его шее, легли на затылок. Джон медленно поднял голову, посмотрел на меня и придвинулся ближе. Я повернулась к нему и почувствовала, как его губы сливаются с моими. Джон жадно, настойчиво прижал меня к себе. Казалось, он по мне изголодался. В наших движениях было одинаково сильное желание. Он стал покрывать поцелуями мое лицо, шею, его руки нырнули под мою блузку, а я стала торопливо расстегивать пуговицы его накрахмаленной полотняной рубашки. Я хотела его, никогда еще я ничего и никого не желала так остро, как его в эту минуту.

— Погоди, — вдруг сказал он, отстраняясь от меня, и огляделся.

— Не сейчас! — застонала я.

— Кьяра, мы находимся в общественном парке, сидим в машине с включенными фарами.

Мне было все равно. Если бы он не заставил меня вернуться к действительности, я бы взяла его прямо здесь и сейчас. Джон снова повернулся ко мне и погладил пальцем мою нижнюю губу, как в прошлый раз. Я снова невольно застонала.

— Поехали, — прошептал Джон, — я провожу тебя до дома.

Его потемневшие глаза, казалось, излучали энергию. Я поняла, что не в силах ждать.

— Нет, лучше к тебе, — возразила я.

— Ко мне нельзя, едем к тебе домой, я буду осторожен, нас никто не увидит.

— Джон. Ко мне нельзя, я не одна.

Казалось, температура в машине понизилась градусов на десять.

— Не одна?

Я рассмеялась.

— Приехали мама и мой брат Эл, они некоторое время поживут со мной.

— Проклятие!

Я поправила на себе блузку и села прямо, романтический настрой быстро улетучивался.

— А почему к тебе нельзя? — спросила я.

— Слишком опасно. Честно говоря, то, что произошло сейчас, тоже опасно, не знаю, о чем я только думал. — Он застегнул рубашку и взял в руки пистолет Роя Делла. — Ты умеешь обращаться с этой штукой?

— Нет, и мне не нравится огнестрельное оружие. Джон вздохнул, покачал головой и заткнул пистолет Роя Делла себе за пояс.

— Зато я умею пользоваться вот этим! — Я выхватила из кармана “спайдерко” и нажала кнопку, открывающую лезвие. Сверкающая стальная полоса оказалась в нескольких дюймах от пупка Джона.

— Убери эту игрушку, пока кого-нибудь не поранила, в первую очередь себя.

— Я же неудовлетворенная женщина, чего ты от меня хочешь?

Закрыв нож, я стала засовывать его в карман. Тем временем Джон снова придвинулся, положил ладонь мне на затылок и поцеловал. Это был долгий, глубокий поцелуй, я вздохнула и прильнула к нему, упиваясь вкусом и запахом его тела. У меня даже мелькнула шальная мысль, что, возможно, удастся как-нибудь проскользнуть незаметно мимо мамы и Эла. Но все кончилось раньше, чем я успела что-либо сказать или сделать. Джон выскочил из машины и не оглядываясь зашагал к своей.

Я сидела за рулем и наблюдала, как он задним ходом выезжает из парка и сворачивает на улицу. Мое сердце билось как бешеное, руки, наверное, дрожали бы, если бы я не сжимала ими руль. Каждый кусочек моего тела, к которому Джон успел прикоснуться, горел. Я желала этого мужчину. Настанет день, и он станет моим.

Глава 24

Я подъехала к своему трейлеру в четыре часа утра, во всех окнах горел свет. В доме Рейдин тоже светились все окна, но в этом не было ничего удивительного, если учесть, что она большую часть времени проводила в дозоре, готовясь отразить возможное нашествие инопланетян. Судя по тому, как выглядела ее лужайка и парадная дверь, Рейдин все-таки доказала, что иная форма жизни существует. Жилище соседки подверглось серьезному разгрому.

Только выйдя из машины и приблизившись к крыльцу, я заметила, что задний угол моего трейлера тоже серьезно пострадал. Изрядный кусок обшивки был, казалось, откушен чудовищем ростом с Годзиллу, на этом месте зияла огромная дыра, через которую было видно кладовку. “Одно из двух, — подумала я, — либо пришельцы питаются виниловым сайдингом, либо кто-то проделал в моем доме огромную воронку”.

У двери меня встретил Эл. В мускулистой руке он сжимал жуткого вида черный пистолет, а лицо… я никогда еще не видела у своего брата такого выражения лица.

— У нас гости, — сообщил он. Я указала на дыру в стене:

— Их работа?

— Нет, это сделала Рейдин. А вот это их работа. — Эл показал на черные следы от шин, которые, заворачивая, вели во двор Рейдин, разбитую поилку для птиц и высаженную парадную дверь ее трейлера, которая едва держалась на одной петле.

— Фрэнк? — догадалась я.

— Нет, Кьяра, пришельцы из другой галактики!

Я оттолкнула Эла и вошла в кухню.

— Эл, сейчас не время острить.

— Вот как, не время? Неужели? — Эл быстро терял самообладание. — Почему бы тебе не взглянуть на свой диван, а потом ты мне скажешь, имею ли я основания злиться!

Я повернулась, обошла разделительную перегородку и оказалась в тускло освещенной гостиной. На диване лежала мама, на лбу у нее был кусок марли, на котором темнело большое кровавое пятно. Кожа ее была почти такой же белой, как марля. Мне показалось, что она без сознания.

— Мама! — закричала я, бросаясь к ней.

Я упала на колени перед диваном и увидела Флафи. Собачка свернулась рядом с плечом мамочки, по-видимому, охраняя ее. Мама открыла глаза, но мне показалось, что она меня не видит.

— Кьяра, это ты?

— Господи! — Я заплакала. — Мамочка, мне так жаль, прости, это я во всем виновата.

У меня за спиной Эл пробурчал что-то вроде “это точно, во всем виновата ты”. Но я и без его напоминания знала, что втянула свою мать в опасную авантюру.

— Кьяра? — слабым голосом позвала мама.

— Да, мамуля. — Я взяла ее за руку. — Я здесь.

— Что ты сказала? — прошептала она.

— Сказала, что я здесь.

Я придвинулась ближе. Эл подошел с другой стороны и накрыл маму пледом, который сполз на пол.

— Нет, — все так же тихо возразила мама. — Что ты говорила до этого?

— Что мне очень жаль и что я прошу прошения.

— Правда?

— Конечно. Мне действительно очень, очень жаль. Я бы все сделала, только бы этого не случилась. Прости меня, ма.

— Отлично! — вдруг вскричала она, ее крик испугал не только меня, но даже Эла. — А теперь вели своему братцу снять с меня этот дурацкий плед и принести мне стакан папиного кьянти. Господи Иисусе, да на него посмотреть, можно подумать, будто я умерла и меня похоронили, а меня всего-навсего обломок двери по голове ударил!

С этими словами мама села, метнула на Эла гневный взгляд и слегка толкнула меня в бок.

— Наш мистер Всезнайка потребовал, чтобы я лежала и не двигалась, как их учили в полиции на курсах оказания первой помощи. Я ему говорю, принеси мне стаканчик вина, чтобы загустить кровь, и со мной все будет в порядке, — так нет же! Сколько я на своем веку ухаживала за больными и ранеными, а тут мистер Суперполицейский вообразил, что лучше меня знает, как это делается!

— Мама! — На лице Эла появилось удивленное и обиженное выражение. — Я же о тебе заботился!

Мама посмотрела на него с некоторым сомнением и вдруг улыбнулась.

— Знаю, мальчик мой. Ты делал все так, как тебя учили, но я тебе говорю, и Кьяра меня в этом поддержит, что кьянти твоего отца — это самое лучшее лекарство.

— Она права, — сказала я, вставая. — Всем нам сейчас не помешает немного выпить.

Из спальни послышался скрипучий голос:

— Меня не забудь, душечка.

Я вопросительно посмотрела на Эла. Тот с покаянным видом поднял руки.

— А что мне еще оставалось делать? У нее практически нет входной двери. Я хотел устроить Рейдин в безопасном месте, поэтому пришлось взять ее сюда.

— Я тебя не упрекаю, Эл, ты поступил правильно.

— Ты бы его видела, Кьяра! — вскричала мама. Ее вдруг переполнила материнская гордость. — Когда этот хулиган примчался на своей машине и выстрелил в дверь, Альфонсо выбежал из дома, стреляя в воздух, прямо как полицейские по телевизору.

Эл принес бутылку кьянти и четыре стакана.

— Меня бы запросто могли подстрелить, если бы вы двое не выскочили на улицу прямо как Рэмбо. Но все-таки, мама, ты ранена, тебе нужен покой.

В гостиную вошла Рейдин. Она была в больших розовых домашних шлепанцах, украшенных улыбающимися мордочками зайцев, из волос торчали розовые бигуди, прикрытые прозрачной косынкой от дождя. Ее стеганый розовый халат наводил на мысли о благотворительной распродаже в шестидесятых годах. Соседка была так же бледна, как мама.

— Пришло время перекусить? — предположила Рейдин, расплываясь в улыбке. — Это мое любимое время; конечно, не считая терапии искусством. — Она посмотрела на Эла так, словно увидела его впервые. — А ты тот новенький парень, правда?

Эл настолько опешил, что даже не возразил.

— Не волнуйся насчет того, что в этой бутылке. — Рейдин указала на вино. — Медсестры все время пичкают нас лекарствами, ничего страшного, это тебя только немного успокоит, но рано или поздно ты снова станешь самим собой. Можешь мне поверить! Я провела в этих концлагерях нашей системы здравоохранения столько времени, что ты и представить не можешь. Просто делай все, как я, и тебя очень скоро выпустят.

Эл осторожно поставил стаканы и откупорил бутылку кьянти. Мама в некоторой растерянности наблюдала за соседкой. Я подошла к Рейдин, подвела ее к дивану и ласково сказала:

— Иди сюда, выпей с нами. Эл сурово посмотрел на меня.

— Кьяра, я вынужден возразить. В ее положении ей не следует пить.

Рейдин издала смешок, похожий на кудахтанье.

— Вы очень добры, молодой человек, но дни, когда я могла носить ребенка, давно прошли, я вовсе не в положении, просто растолстела.

Я вложила стакан в руку Рейдин и обнаружила, что пальцы у нее холодные как ледышки и дрожат.

— Пьем до дна! — воскликнула она и сделала добрый глоток кьянти.

— Рейдин, присядь, вино довольно крепкое.

Она обвела взглядом нас троих, потом оглянулась через плечо, словно проверяя, не подслушивает ли кто.

— Если эта штука такая крепкая, может, стоит подлить ее в питье старой деве, которая ведет нашу группу? — Рейдин придвинулась поближе к маме и похлопала ее по колену. — Девушкам нужно почаще выходить в свет! Наша руководительница всегда сидит прямо, как доска, носит длинные юбки, а волосы стягивает так туго, что глаза чуть не вылезают из орбит. Неудивительно, что бедняжке не удается найти себе парня.

Или мамуля не совладала с собой, или папино вино начало действовать, но она захихикала, как школьница.

— Душечка, ты ведь знаешь, что я права, не так ли? Я считаю, что нам надо взять самого молодого и удрать отсюда. Но только после ленча, нельзя его пропускать, раз уж с нас дерут такие деньги, мы должны получить за них все, что можно.

Как только стакан в руке Рейдин опустел, ее глаза стали слипаться. Пока я на нее смотрела, старушка слегка покачнулась. Я встала и взяла ее за руку.

— Пойдем со мной, Рейдин, думаю, стоит ненадолго прилечь.

Рейдин медленно встала и посмотрела на Эла:

— Не хмурься, сынок, дневной сон входит в программу. Они называют это периодом релаксации, но мы-то лучше знаем, как обстоит дело!

Я проводила Рейдин по коридору в комнату, в которой до этого поселился Эл. На двуспальной кровати было постелено чистое белье, наверняка об этом позаботился брат.

— Ну вот, — сказала я, мягко подталкивая Рейдин к кровати. — Приляг, здесь тебе будет удобно.

Глаза у нее сами собой закрывались.

— Кьяра…

— Что, Рейдин?

Она легла, устроилась поудобнее и протянула ко мне руку.

— Не уходи, посиди немного со мной.

Ее голос дрогнул, в нем послышались слезы.

— Конечно, дорогая, посижу, я тебя не оставлю.

Я села рядом и ласково погладила ее по руке. Рейдин робко улыбнулась.

— Мама, ты ведь споешь мне песенку?

Я вгляделась в изборожденное морщинами лицо, в котором тем не менее было что-то детское. Рейдин была совсем плоха, мне еще не доводилось видеть ее в таком состоянии, и это меня пугало.

— Я знаю, — Иисус меня любит, — запела я не задумываясь, слова пришли как-то сами собой. Это была старинная песня, которую мама пела, когда мы были еще совсем крошками. — Так сказано в Библии…

Я выключила ночник и продолжала петь в темноте, почему-то, сама не знаю почему, по моим щекам потекли слезы. И во что я только вляпалась и втянула всех нас?

Глава 25

Меня разбудил запах жарящегося бекона, сквозь который пробивался аромат крепкого итальянского кофе, так и манивший пойти на кухню и взять чашку. Помню, в детстве эти запахи будили нас каждое утро вместе со звуками радио “Все новости, все время”. Я спускалась по лестнице и шла в кухню. Папа уже сидел за столом в майке и пил кофе из белой фаянсовой кружки.

Готовя еду, мама всегда напевала под нос. Она никогда не вставала по утрам “не с той ноги” и старалась, чтобы мы тоже начинали день в хорошем настроении.

— Тебе необходимы белки, — бывало, говорила она, ставя на стол большую тарелку яичницы с беконом. — Чтобы голова хорошо работала, мозгу нужна энергия, сестры не похвалят, если ты явишься в школу без головы.

Я вошла в кухню. Часы показывали, что время завтрака давно прошло, наступил час ленча. Мама стояла у плиты, — на большой сковороде шипел омлет с беконом.

— Привет, соня. — Она оглянулась на меня. — Садись, поешь, мозгу нужна энергия.

Я застыла на месте, глядя на мать. Она уже не девочка, сколько ей, пятьдесят шесть? И что же, после почти бессонной ночи она как ни в чем не бывало готовит мне завтрак!

— Садись, садись.

Мама поставила на стол чашку, от которой поднимался пар.

— Выпей кофе. Судя по твоему виду, это тебе не помешает.

— Мама, что ты здесь делаешь? Тебе полагается лежать в постели!

Порез на лбу от вчерашнего удара обломком был закрыт повязкой, но огромный лиловый синяк выступал даже за пределы бинта.

— Ерунда! — отрезала мама. — Всего лишь маленькая царапина, мне просто стукнуло дверью по лбу.

Я подтянула пояс махрового халата и шагнула к столу. Кофе манил своим ароматом.

— Тебе нужно отдохнуть.

Я понимала, что со стороны выгляжу как неблагодарная дочь. Ма фыркнула.

— Послушай, девочка, я вырастила пятерых детей, а твой отец работал пожарным. Думаешь, я привыкла отдыхать? Кьяра, прошлая ночь ничем особо не отличалась от всех других ночей в нашем доме. Ты что, уже забыла?

Наверное, у меня был озадаченный вид, потому что мамочка продолжала:

— Похоже, ты не понимаешь. Кьяра, твой отец и старшие братья — пожарные, когда он возвращался с работы — а это могло быть когда угодно, в любое время ночи, — я была ему нужна. — Ма помешала яйца и встала так, чтобы видеть одновременно и меня, и плиту. — Кьяра, он не покупки по домам развозил, он спасал людей из огня. Это опасная работа, поэтому я всегда дожидалась его возвращения. — Мама сняла со сковородки длинные тонкие ломтики бекона. — А теперь, когда твои братья тоже работают, я дожидаюсь и их. Не годится, чтобы мужчины возвращались домой голодными и будили своих жен, все-таки у них маленькие дети. Нет никакого смысла будить всех и каждого, когда есть я, — с гордым видом подытожила ма. — Подумаешь, отдых, велика важность.

Я подошла к окну и посмотрела на другую сторону улицы, на трейлер Рейдин. При дневном свете он выглядел еще хуже, чем ночью.

— Где Эл?

— Я отправила его спать, — сообщила мама, ставя передо мной полноценный завтрак, включавший ее фирменные домашние булочки с корицей. — Ты знаешь, что бедный мальчик не ложился всю ночь?

Мама носилась по кухне, подстегиваемая волнением и кофеином. Она всегда начинала суетиться, когда нервничала.

— А ты почему не ешь? — спросила я.

— Не хочется, поем позже.

Это лишь подтвердило мою догадку: когда мама нервничала, у нее обычно пропадал аппетит.

— Мне надо сегодня решить кое-какие вопросы, — сказала я, — так больше не может продолжаться, Фрэнк должен оставить нас в покое. — Меня вдруг осенило. — Ма, Эл, случайно, не звонил в полицию вчера ночью?

— Конечно, звонил! — Мама, казалось, была удивлена, что я вообще об этом спрашиваю. — Его соединили с этим приятным мужчиной, детективом Уилингом, и они с твоим братом проговорили довольно долго.

“Что ж, может, оно и к лучшему, — подумала я, — может, это хотя бы на некоторое время избавит нас от Фрэнка. По крайней мере у меня будет возможность разобраться, что происходит и как все это связано со смертью Руби”. Что-то мне подсказывало, что все последние события — звенья одной цепи. Если бы я смогла побольше узнать о том, что происходит на треке, и о прошлом Руби, я, возможно, вышла бы на ее убийцу. Я еще раз посмотрела на кухонные часы. Двадцать минут первого. К семи я должна быть на работе, значит, нельзя терять время.

— Ма, — серьезно попросила я, — когда Рейдин проснется, я хочу, чтобы вы с Элом отвезли ее в психиатрическую клинику. Ей пора делать очередной укол. Как только она получит очередную дозу лекарства, то снова станет прежней.

Мама посмотрела на меня с нескрываемым сомнением.

— Кьяра, а ты уверена, что они не запрут ее в психушку?

— Нет, не запрут. Рейдин временами становится такой, как сейчас, ей просто нужно сделать очередную инъекцию.

Это было не совсем так, на самом деле я никогда еще не видела соседку в таком состоянии. Я рисовала на листке бумаги схему проезда к психиатрической клинике, когда, зазвонил телефон.

— Кьяра, — раздался в трубке голос Роя Делла, — это я. Какой у нас план?

Плана у меня не было, но Рою Деллу совсем не обязательно было об этом знать.

— Ты где? — спросила я.

— Через дорогу от тебя, в гараже Рейдин, я звоню по мобильнику.

Я подошла к окну и посмотрела на гараж. Двустворчатые ворота слегка приоткрылись, в щель просунулась толстая волосатая рука, быстро помахала мне и скрылась.

— Я тебя вижу, — жизнерадостно сказал Паркс. — А ты меня?

— Рой Делл, перестань дурачиться! Ты что, хочешь оповестить всех о своем присутствии? Тебе не приходило в голову, что за твою поимку может быть обещана награда? Все-таки тебя разыскивают не за что-нибудь, а за убийство!

От плиты послышалось потрясенное “Ох! ”, мама повернулась ко мне и вся обратилась в слух.

— Мне нужно принять душ, а потом я смогу тебя подхватить, — продолжала я. — Договоримся так: я заеду на подъездную дорогу, ты выскочишь и быстро запрыгнешь на заднее сиденье. Только быстро, понял?

— Надеюсь, ты не собираешься снова выбрасывать меня на ходу из машины?

— Рой Делл!

Я повесила трубку. Я не представляла, что мне с ним делать, но мысль выбросить короля трека из машины на шоссе в эту конкретную минуту казалась мне довольно привлекательной.

— Кьяра!

По тону и позе мамочки я поняла, что она готова прочесть мне лекцию об ответственности за соучастие в уголовном преступлении.

— Ма, не начинай, пожалуйста, потому что я уже давно знаю все, что ты собираешься сказать. Давай просто сделаем вид, что мы поговорили и ты меня должным образом предупредила.

Я встала и пошла в душ. Мама в сердцах сплюнула. От возмущения она даже не нашлась что сказать, впрочем, это было к лучшему для нас обеих.

К чести Роя Делла будь сказано, он умел шевелиться, когда требовалось. Он так стремительно выскочил из гаража Рейдин и прыгнул в мою машину, что я за это время едва успела переключить передачу на задний ход.

— Пригнись и не высовывайся! — распорядилась я.

Рой Делл так и сделал. Я выехала с подъездной дороги на маленькую улочку и помчалась по направлению к шоссе, а затем повернула в сторону Уевахитчки.

— Кьяра, он хорош в своем деле? Лучше всех? — спросил Рой Делл.

— Кто хорош в своем деле?

— Адвокат, к которому ты меня везешь.

Голос Роя Делла звучал приглушенно, но я различила в нем тревогу. Совсем забыла, что обещала Рою Деллу отвезти его к Эрни.

— Он лучше всех.

Совершенно некстати мне снова вспомнилось, как Эрни Шварц стоял на моем кухонном столе в чем мать родила и играл на гавайской гитаре. Я не удержалась и захихикала.

— Над чем ты смеешься?

— Ох, Рой Делл, это к делу не относится. Между прочим, мы сейчас едем не к Эрни.

— Это еще почему? — недовольно спросил он.

— Потому что сначала я хотела задать тебе несколько вопросов и заехать в пару мест. Ты владеешь кое-какой нужной мне информацией. Поскольку я твоя единственная надежда на помощь, думаю, нам стоит поговорить.

Возникла пауза, потом раздался тяжкий вздох и приглушенное:

— Ладно.

Мы выехали за черту города и быстро катили все дальше. Через несколько минут я сказала:

— Теперь можешь сесть.

Здесь, в сельской глуши, нас никто не знал. Рой Делл уселся, положил косматую голову на край спинки переднего сиденья и устремил взгляд на сосны и телеграфные столбы, пробегавшие за окнами машины.

— Куда мы едем?

— В два места. Сначала к дому Уоннамейкера Льюиса, а потом на трек.

Рой Делл чуть не свалился на переднее сиденье.

— На трек?! Там же наверняка полно полицейских, они меня ищут!

— Возможно, — спокойно согласилась я, — но я готова пойти на этот риск. Нужно побольше узнать о том, что там происходит. Не волнуйся, — добавила я, — я закрою тебя пледом, у меня на заднем сиденье есть очень уютный зеленый плед.

Рой Делл повернулся и потянулся за пледом, который валялся там с тех пор, как на меня напали на стоянке перед клубом.

— Послушай, он очень похож на один из моих пледов! Да, точь-в-точь такой, как плед, который лежит на заднем сиденье моей машины.

У меня пересохло в горле. Сердце пустилось вскачь.

— Но ведь это не твой плед, правда? — спросила я и затаила дыхание в ожидании ответа.

Помолчав, Рой Делл медленно произнес:

— Черт, а ведь это мой плед! Посмотри вот сюда. — Он наклонился над передним сиденьем, зажав в кулаке угол пледа, и сунул мне под нос ткань. — Видишь это прожженное пятно? Вот эту маленькую круглую дырочку?

Он показал мне отметину, похожую на след от сигареты.

— Ну так вот, это осталось с первого раза, когда мы с Лулу… ну, ты знаешь. — Он убрался на заднее сиденье и замолчал, по-видимому, предавшись воспоминаниям. — Лулу любит курить после этого дела.

Я представила, как Рой Делл и Лулу, обнаженные, катались по этому пледу, сплетенные в один потный комок разгоряченной плоти. Меня передернуло.

Парке молчал несколько минут, потом добавил:

— Этот плед всегда лежит в багажнике моей “веги”, когда я отправляюсь на трек, это мой талисман, он приносит удачу. Каждый раз перед гонками я проверяю, на месте ли он. Для меня новость, что он пропал.

Это какая-то чушь. Рою Деллу не хватит извилин на то, чтобы так убедительно врать насчет пледа, тем более для того, чтобы убить.

— Рой Делл, мы подъезжаем к Уеве. Где живет Уонна-мейкер Льюис?

— Что? — Парке встрепенулся и снова протиснулся между двумя передними сиденьями. — Наверное, там же, где всегда жил.

Я покачала головой.

— Рой Делл, не очень-то ты мне помогаешь.

— Ладно, ладно. — Он поскреб пятерней бороду и посмотрел через ветровое стекло. — Вон, видишь узкую дорогу, которая сворачивает с шоссе? Поезжай по ней, его дом с правой стороны.

Неожиданно Рой Делл отпрянул и съежился за спинкой сиденья.

— От кого ты прячешься? Здесь же ни души кругом! Дорога петляла по тому, что когда-то, по-видимому, было центром города, а сейчас представляло собой скопление полуразрушенных викторианских особняков.

— На всякий случай. Как-никак я здесь знаменитость, король трека.

— Да что ты!

Я вздохнула и сбавила скорость до черепашьей. Наверняка я бы нашла дом Уоннамейкера Льюиса и сама. Он возник прямо передо мной и был разрисован еще хуже, чем его городская лачуга. Каждый дюйм его стен покрывали нарисованные яркими красками фигуры и кривые черные буквы. Почтовый ящик был выкрашен в ярко-красный цвет, на боку красовалась кривая надпись “Поберегись!”. Двор затеняли низкорослые кривые сосны и старые магнолии. В палисаднике перед домом густо росли азалии и самшит, почти скрывая низкую ограду из чугунных прутьев. Я свернула на подъездную аллею и затормозила.

— Ты только посмотри! — выдохнула я.

— Да уж, дерьмо порядочное! — откликнулся с заднего сиденья Рой Делл. — Соседи это терпеть не могут, да ничего не поделаешь. Старик Уоннамейкер — самый богатый человек в городе, и об этом все знают. Никто не рискнет перебежать ему дорогу.

— Почему?

Я посмотрела сквозь ветровое стекло. Дом казался пустым, необитаемым.

— Потому что он псих, и все его обрабатывают, чтобы получить его денежки. У него же нет родственников.

“Это ты считаешь, что нет”, — подумала я.

— Они боятся, что старик может завещать все деньги своему коту или вообще никому, вот и лижут ему пятки и притворяются, что обожают его, а на самом деле ждут не дождутся, когда он умрет.

Рой Делл рассмеялся своим мыслям.

— Если хочешь знать мое мнение, этот тип доживет до ста лет. Такие, как он, живут долго. А еще я тебе скажу, может, этот старик и сумасшедший, но ум у него острее, чем язык пастора в воскресный день.

Я потеряла интерес к Рою Деллу. Оставив его мыслить вслух в одиночестве, я вышла из машины, бросив:

— Скоро вернусь.

Но ушла не сразу, пришлось задержаться возле машины только для того, чтобы прикинуть, как лучше попасть в дом Уоннамейкера Льюиса. Рядом с воротами раскинулась огромная старая магнолия, вокруг, оплетая ее раскидистые ветви, росли азалии. Сунуться в эти ворота — все равно что попытаться пройти через стену зеленого огня в надежде, что выйдешь из нее живой и невредимой по другую сторону.

— Но ведь проходят же как-то остальные, например, почтальон! — пробормотала я. — Конечно, если Уоннамейкер получает почту.

Вздохнув поглубже, я вошла в открытые ворота и, пригибаясь под ветками, стала продираться через кусты, которые цеплялись за одежду и волосы. К тому времени, когда я добралась до крыльца, вид у меня, наверное, был такой, словно я побывала в драке с котами, но главное, что мне все-таки удалось пробиться.

На веранде валялись большие и малые фрагменты работ Уоннамейкера Льюиса. Повсюду, в том числе и на перилах веранды, стояли банки и баночки с краской, некоторые пустые, некоторые еще не распечатанные. Но вид парадной двери меня по-настоящему испугал: с дверного полотна на меня сурово смотрел огромный ангел мщения. Очевидно, Уоннамейкер имел совершенно иные представления о гневе Господнем, чем мы, католики.

Ангел был красив, если не считать того, что вместо волос на его голове извивались змеи, в одной руке он держал карающий меч, из другой исходил огненный луч. У него были черные брови, сурово сведенные на переносице, длинный крючковатый нос, но ужаснее всего были кроваво-красные губы, сложенные в жуткую усмешку. Я почти наяву слышала голос: “Возмездие грядет! ”

Острие меча указывало на кнопку звонка. “Звони, если твоя совесть чиста”, — гласила грубо измалеванная надпись.

Я с опаской протянула руку и нажала на кнопку, почти ожидая, что попаду в смертельную ловушку. Звонок зазвенел вполне обыкновенно, как любой другой, его звон отозвался эхом в большом темном доме. Я попыталась заглянуть в окна, но стекла были грязные и я ничего не разглядела.

— Зарабатывая на своем искусстве столько денег, можно было бы и дом привести в порядок, — сказала я вслух. — Что же, надо понимать, никого нет дома? Не может быть, чтобы я снова приехала в тихий час. — Я повернулась и собралась уходить. — Загляну-ка, пожалуй, в студию.

— Слишком поздно! — неожиданно произнес чей-то голос. — Слишком поздно!

Я развернулась на сто восемьдесят градусов и уставилась на парадную дверь. Ангел мщения заморгал, его старческие глаза с красноватыми прожилками слезились. Он наблюдал за мной.

— Мистер Льюис, меня зовут Кьяра, — представилась я. — Мы с вами встречались после похорон Руби в доме миссис Даймонд. Я бы хотела с вами поговорить.

— Уоннамейкер так возлюбил этот мир, что отдал свою единственную дочь, — тихо проговорил старик за дверью.

— Мне очень жаль, мистер Льюис. Руби была моей подругой.

Я посмотрела в глаза ангела. Они снова заморгали, потом исчезли, и на их месте появилась нарисованная версия. Довольно оригинальный дверной глазок, впечатляет. Послышался лязг металла о металл, и дверь медленно приоткрылась. На пороге стоял тот самый морщинистый фермер, которого я видела на похоронах.

— Входите, не бойтесь, — пригласил он, — я не кусаюсь. — Он отступил, давая мне дорогу, и поманил меня рукой. Я переступила порог. — Вот видите, здесь нет геенны огненной.

Он пошел впереди меня, показывая путь в гостиную. Комната оказалась полна антикварных предметов, чего здесь только не было: диванчики с пружинными сиденьями, столики, торшеры, лампы — и все это было покрыто паутиной и густым слоем пыли. Хозяин указал мне на стул, и я осторожно опустилась на самый краешек. Еле дождавшись, когда он тоже сядет, я сразу же заговорила, это было не то место, где бы мне хотелось засиживаться.

— Мистер Льюис, я хочу узнать, кто убил вашу дочь.

— Ее убил сатана, — спокойно отозвался он.

В эту игру могут играть и двое. Я мысленно поблагодарила сестер за мое теологическое воспитание и вслух уточнила:

— Посланец сатаны. Я хочу его найти и заставить вернуться в ад.

В глазах Уоннамейкера сверкнул огонь, он наклонился ко мне и заговорщически прошептал:

— У меня много врагов, у богатых пророков всегда есть враги.

У меня, в свою очередь, появилось подозрение, что следовало взять с собой Рейдин в качестве переводчика.

— Вы хотите сказать, кто-то знал, что Руби — ваша дочь и убил ее, чтобы насолить вам?

— Мой дом — обитель многих, — тихо ответил Льюис.

— Мистер Льюис, вы когда-нибудь разговаривали с Руби? Она знала, что вы ее отец?

По морщинистому лицу старика снова покатились слезы.

— Нет, — прошептал он, — но я собирался когда-нибудь ей рассказать. Я хотел о ней позаботиться, но боялся причинить ей вред. — Он заплакал, не сдерживаясь. — Это Айрис от нее отказалась! — простонал он. — Я даже не знал, что девочка родилась, я знал только про него.

Старик вскочил; хлипкий стул, на краешке которого он сидел, повалился набок.

— Я должен был умереть первым! — закричал он. — Сын сатаны хотел сначала забрать меня! Так нет же, он пришел за ней раньше! Ему нужно было знать, что я весь в его власти! Я сказал ему: “Мое царство станет твоим”, — но он пожелал забрать все! Все! Я должен заплатить! Я должен быть уничтожен! Я должен умереть!

Взгляд Уоннамейкера стал безумным, он подскочил, взвизгнул, метнулся ко мне и вдруг схватил меня за плечи с неожиданной для такого худосочного старика силой.

— Отпустите!

Льюис и не подумал. Он приблизил свое лицо к моему и, брызжа слюной, заверещал:

— Месть — не для него!

— Уоннамейкер, отпустите меня! — крикнула я, но он словно не слышал.

И вдруг Льюис успокоился и отпустил меня.

— Пойдемте, я вам покажу, где это.

— Что “это”?

Я встала, возвышаясь над маленьким маньяком. Инстинкт приказывал мне бежать. Не говоря уже о том, что хозяин дома был явным психом, здесь еще был пыльный, душный воздух, от которого у меня уже чесалось в носу и хотелось чихать.

— Завещание, — просто сказал он. — В моем доме много обителей, все для нее, и он тоже это знает. Все для ангела.

Он повернулся и выскочил из комнаты, даже не посмотрев, иду ли я за ним. Я старалась не отстать. Шаги Уоннамейкера послышались на лестнице, я пошла на звук и оказалась в просторном коридоре, из которого широкая винтовая лестница вела на второй этаж. Я стала подниматься, время от времени касаясь рукой пыльных перил.

— Мистер Льюис, вы где?

— Здесь, наверху, — ответил он. Голос прозвучал глухо, как будто издалека. — Идите сюда… оно… оно в сейфе. — Я не была на сто процентов уверена, что старик сказал именно это.

Вдруг я почувствовала, что что-то происходит. Запах пыли стал сильнее, и даже как будто запахло дымом. Я остановилась, чтобы собраться с мыслями, и заглянула в коридор второго этажа. Где-то в дальнем конце его из одной двери вдруг повалил дым. Дом горел!

— Пожар! — закричала я. — Мистер Льюис, вы где? Дом горит!

Послышался звук, похожий на топот бегущих ног. Я пошла по коридору второго этажа и стала открывать все двери подряд, заглядывая в пыльные комнаты и не переставая звать Льюиса, но старик не откликался.

Я дошла до двери на чердак и потянула за ручку. Коридор быстро наполнялся густым серым дымом. Я стала подниматься по крутой лестнице, продолжая звать Уоннамейкера. Он по-прежнему молчал.

На чердаке было пусто, если не считать нескольких предметов мебели и покрытых пылью коробок. Но я все равно заглянула за каждую коробку, чтобы проверить, не спрятался ли где Льюис. Старика я не нашла, зато нашла наркотики. За башней из коробок, составленных квадратом четыре на четыре, обнаружился штабель свертков, плотно завернутых в пластиковую пленку. Как мне показалось, в свертках был прессованный кокаин.

Но у меня не было времени как следует разобраться с этой находкой: откуда-то снизу донесся треск горящего дерева. Нужно было срочно убираться из дома, а перед этим еще найти Льюиса. Я спустилась по лестнице на второй этаж. Хлопок, подозрительно напоминавший звук выстрела, заставил меня похолодеть. Я не могла сказать точно, был ли то действительно выстрел или просто что-то взорвалось от жара пламени.

Кто-то закричал, может, Уоннамейкер? Дым стал таким густым, что я начала задыхаться. Я вспомнила, чему меня учил отец, и словно наяву услышала его голос:

“Кьяра, пригнись, старайся держаться как можно ближе к полу! ”

Я опустилась на четвереньки и попыталась вспомнить, в какой стороне лестница. Весь путь по коридору я проделала буквально на ощупь. Где-то внизу прогремел еще один выстрел. Я могла только гадать, сколько осталось времени до тех пор, пока весь дом взлетит на воздух.

Дрожа и задыхаясь, я на четвереньках карабкалась вниз по лестнице. Наконец ступени кончились, я добралась до первого этажа. От парадной двери меня отделяло всего несколько футов, это я помнила точно, но смогу ли я до нее добраться, это еще вопрос. Я слышала гудение пламени. Добравшись до основания лестницы, встала и приготовилась совершить марш-бросок к двери. Коридор был полон дыма, у меня закружилась голова. Где я? Где нужная дверь? Может, лучше присесть и немного отдохнуть, и тогда все вспомнится? Может, если я ненадолго, всего на минуточку закрою глаза…

Глава 26

Там, где я лежала, было очень хорошо. Мои легкие наполнял прохладный чистый воздух, и меня обнимал мужчина. Его руки были теплыми и сильными.

— Кьяра, — прошептал он, — очнись же, черт тебя побери!

“Что это с ним? — подумала я. — Разве он не знает, что Гаррисону Форду не полагается так разговаривать со своей возлюбленной? ”

— Гаррисон! — Я услышала свой слабый голос. — Зачем ты так?

— Кьяра, открой глаза! — потребовал Джон Нейлор. — Это тебе не Голливуд!

Я открыла глаза и обнаружила, что лежу в тени старой магнолии, а рядом со мной сидит Джон. Откуда-то — ветви мешали разглядеть, откуда именно — раздавались мужские голоса и какие-то механические звуки.

— Что происходит?

Нейлор схватил меня за руку и притянул к стволу дерева.

— Не высовывайся, — предупредил он. — Мы на заднем дворе. Пожарные заканчивают тушить дом Льюиса, двор кишит полицейскими, я не хочу, чтобы меня кто-нибудь видел.

Я снова выглянула из-за дерева, но с моего места было мало что видно. Сосны и огромные старые азалии разрослись здесь так же густо, как и перед домом.

— Как я здесь очутилась? — спросила я и в первый раз посмотрела на Нейлора.

Его лицо было все в грязных полосах от копоти, а кожа, которая проглядывала в промежутках, имела сероватый оттенок. От усталости вокруг рта и глаз залегли глубокие морщины.

— Там остался Уоннамейкер! — вспомнила я. — Мы должны вернуться и найти его!

Я попыталась встать, но Джон меня удержал.

— Кьяра, Уоннамейкер Льюис мертв, кто-то его застрелил. Тело лежало в трех шагах от того места, где я нашел тебя. Ты что, его не видела?

Я привалилась спиной к Нейлору. Льюис мертв? Убит? Казалось, мой мозг не в состоянии переварить эту информацию.

— Я ехал, чтобы следить за домом, — продолжал Нейлор, — вернее, за тем, что мог разглядеть. Приехав сюда, увидел чуть дальше по дороге твою машину и понял, что ты должна быть в доме. Когда увидел, что дом горит, я пошел тебя искать.

“Я пошел тебя искать”. Джон произнес это так просто, буднично, как если бы говорил: “Я увидел, что в доме кончились яйца, и заглянул в магазин”.

Я посмотрела на дом, вокруг которого все еще сновали пожарные.

— Погоди-ка, ты говоришь, моя машина стоит чуть дальше по улице? Но я оставляла ее в другом месте! А как насчет Роя Делла?

Нейлор выпрямился и слегка поморщился.

— Что насчет Роя Делла?

— Ты ранен?

Джон проигнорировал мой вопрос так же, как я — его, и повторил:

— Что насчет Роя Делла?

Все еще глядя в сторону дома, я сделала Нейлору знак не шуметь. Двое пожарных и какой-то человек в штатском ходили по заднему двору, а потом повернулись в нашу сторону. Тот, что был в штатском, присел и потрогал что-то на земле.

— Похоже, они направляются сюда, — прошептала я. — Они идут по какому-то следу.

Нейлор промолчал. Я повернулась посмотреть, слышит ли он меня, и увидела, что Джон исчез. На стволе дерева, в том месте, где он прислонялся к нему спиной, осталось большое пятно крови. Нельзя было допустить, чтобы пожарные и полицейские, которые были с ними, заметили это пятно, они бы поняли, что я была не одна. Я рассудила, что если Джон не хочет, чтобы его видели, значит, у него есть на то причины. Возможно, когда я слышала выстрелы, метили не в Льюиса, а в него. Нужно было как-то защитить Джона.

Я потерла кору дерева — на пальце осталась кровь. Затем я обвела этим окровавленным пальцем вокруг своей ноздри.

— Как хорошо, что я училась в католической школе, — тихо прошептала я самой себе на случай, если Нейлор где-то поблизости и слышит меня. — Это поможет мне сочинить историю, которая никого не оставит равнодушным.

Я раздвинула ветки, вышла навстречу мужчинам и слабым голосом вскрикнула:

— Где я? Что случилось? Где мистер Льюис?

Я решила, что лучше всего разыграть пьесу, максимально приближенную к реальности. Эти трое, явно решившие выяснить, куда приведет их цепочка из капель крови на земле, думали, что идут по горячим следам поджигателя, но вместо этого наткнулись на меня, Кьяру Лаватини, Королеву Белокурых Амазонок. Прекрасная дама в отчаянии, да еще и истекает кровью, как тут не растрогаться! Хорошо, что дело происходит не в Панама-Сити, в тамошнем полицейском управлении у меня вполне определенная репутация, и там этот трюк не прошел бы.

Чтобы еще больше осложнить жизнь этой троице, я покачнулась и “упала в обморок”, что, естественно, потребовало их немедленного внимания. Им было невдомек, что я добываю средства себе на жизнь, обрабатывая мужчин таким или примерно таким образом. Зачем им об этом знать? На протяжении ближайшего получаса они будут считать себя героями. Будут меня обмахивать, брызгать на меня водой, слушать рассказ о том, как я приехала к мистеру Льюису, чтобы купить вертушку с фигуркой Иисуса, и как внезапно начался пожар, а мистер Льюис куда-то исчез. Я мастерски сыграла свою роль, но мысленно дала себе слово при первой же возможности пожертвовать деньги на церковь. Надеюсь, сестрам бы не было за меня стыдно, в конце концов, я лгала ради благой цели.

Я представилась, но не своим настоящим именем, назвала адрес — тоже вымышленный — и намекнула, что когда-нибудь была бы не прочь послушать рассказ сильного мужественного пожарного о его героических подвигах.

Затем я медленно, как будто никуда не торопилась, вышла на улицу и села в свою “камаро”. Я очень надеялась, что еще не поздно повернуть в обратную сторону и найти Нейлора. Под тем деревом было слишком много крови для поверхностной раны, я была уверена, что Нейлор ранен довольно тяжело.

Джон был прав насчет того, что мою машину переставили. Она стояла примерно в половине квартала от того места, где я ее оставила, ключи торчали в замке зажигания. Возможно, машину переставил Рой Делл, когда начался пожар, но куда девался он сам?

Я завела мотор и медленно выехала на улицу. Позади пожарные машины перегородили всю улицу. Посмотрев в зеркало заднего вида, я увидела, как к дому подъехала машина “скорой помощи” и показалась еще одна, Службы спасения. Значит, они нашли Уоннамейкера Льюиса.

Я медленно объезжала квартал, пытаясь прикинуть, на каком расстоянии от улицы участок Уоннамейкера граничит с участком соседа сзади. Без посторонней помощи Нейлор не мог уйти далеко. Наконец я решила, что проехала достаточно, чтобы попасть на территорию Уоннамейкера со стороны заднего двора. Одной стороной его участок был обращен к улице, с другой к нему примыкал соседний участок, стоявший на нем ветхий коттедж выглядел заброшенным. Что ж, по крайней мере не придется объясняться с соседями или иметь дело с собакой. Здесь, похоже, хозяйничали только змеи и грызуны.

Я вышла из машины и стала пробираться через высокую траву и заросли кустарника, стараясь производить побольше шума, чтобы спугнуть всю возможную живность со своего пути.

— Джон! — тихо позвала я.

Сначала было тихо, потом где-то в отдалении раздался стон. Я побежала туда, откуда донесся этот звук, время от времени повторяя его имя и прислушиваясь. Наконец я его нашла. Джон лежал на земле футах в двадцати от того места, где мы с ним прятались.

— Джон, это я, Кьяра, открой свои большие карие глаза. — Я встала рядом с ним на колени. Он не отвечал. — Ты меня слышишь?

Я просунула руку Джону под спину, пытаясь приподнять его, и почувствовала, что вся рубашка пропитана кровью.

— О Господи, Господи! — запричитала я. Стараясь не разреветься, я одновременно пыталась сообразить, что делать.

Джон лежал неподвижно. Когда я подхватила его под мышки и медленно поволокла через двор, он не застонал. Сама не знаю, как мне удалось дотащить его до машины. Это заняло целую вечность, он был страшно тяжелый, но я нисколько не устала, наверное, потому, что решимость придала мне сил. Правда, когда мы оказались возле машины, я поняла, что выдохлась, и никаким чудом не смогла бы затащить его на заднее сиденье без посторонней помощи.

Я прислонила Джона к машине и наклонилась к нему:

— Дорогой, мне нужно, чтобы ты меня услышал. Пожалуйста, очнись и помоги мне. Джон, помоги мне помочь тебе.

Он застонал, его веки задрожали.

— Ну давай, — сказала я, — ты только немного пошевелись, и я смогу уложить тебя в машину, ладно? Давай договоримся: двигаемся на счет “три”. Раз, два, три!

Я стала тянуть Джона, толкать, и дело сдвинулось с мертвой точки. Я напряглась, и наконец Джон оказался в машине, на заднем сиденье.

— Ну вот и отлично. Отдохни, дорогой, ты и глазом не успеешь моргнуть, как мы будем в окружной больнице.

— Нет! — Джон вдруг открыл глаза и прохрипел: — Никакой больницы! Со мной все в порядке!

— Да ты что, совсем спятил? — закричала я. — Ты мне всю машину кровью залил, черт тебя подери!

— Это поверхностная рана, — прохрипел Нейлор. — Ее нужно только промыть, я просто слегка ранен в руку. Кьяра, не надо в больницу, отвези меня домой.

Он снова отключился. Я потрогала его лоб — лоб был холодный. Я тут потом обливаюсь, а он лежит холодный! Что же делать? Джон сказал “никакой больницы”. Может, те выстрелы и впрямь предназначались ему? Он попал в беду, это я по крайней мере понимала, но что же делать? И тут меня осенило. Ма! Она знает, что делать в таких случаях. Я отвезу его домой — к себе домой, к моей маме.

Глава 27

Давным-давно, в другой жизни, в детстве я мечтала стать медсестрой. Теперь, видя нас обоих, перепачканных в крови, я поняла, что это была полная ерунда. Сердце бешено колотилось, в машине было жарко, воздух, пропахший кровью, казался липким, меня тошнило. Медсестра из меня явно не получилась бы.

Я сомневалась, что Джону угрожает смерть от потери крови. Насколько я себе представляла, кровь бьет из раны фонтаном, только когда повреждена артерия или какой-то жизненно важный кровеносный сосуд, но точно я ничего не знала, потому что от идеи посвятить жизнь медицине отказалась, узнав, что такое подкладное судно. Сейчас мне оставалось только вести машину, а это именно то, что я умею делать очень быстро и очень хорошо. До трейлерного городка “Дубовая роща” было миль двадцать с чем-то, кажется, я преодолела это расстояние за пятнадцать минут.

За все это время Джон не произнес ни звука и ни разу не пошевелился, он был без сознания. Зато я болтала без умолку.

— Знаешь, — говорила я, — тебе нужно было с самого начала откровенно сказать мне, что ты ранен, тогда мы могли бы сэкономить уйму времени. Но разве ты мог? Куда там, ты же у нас мачо, супермен!

Когда это не сработало, я перешла к угрозам и шантажу.

— Если ты очнешься, если позволишь мне отвезти тебя в больницу, я согласна целый год каждую ночь танцевать перед тобой на столе. Нагишом.

На это снова ответа не последовало. Тогда я завела другой разговор.

— Извини, Господи, это снова я. Только на этот раз я прошу не за себя, я молю за него. Прошу тебя, не дай ему умереть у меня на руках. Я прошу не столько ради себя, сколько ради него, он хороший человек. Он не сделал ничего плохого. И еще, Боже, Руби умерла, может, достаточно смертей? Не знаю, видел ли ты, что Руби грозит смерть, может, и нет, я не говорю, что видел. Возможно, ты был очень занят и потому упустил это дело. Может быть, это и не должно было произойти, не знаю. Я тебя не виню, я просто прошу тебя, Господи, не дай ему умереть!

Иногда бывает просто необходимо привлечь к себе внимание. На этот раз мне не пришлось особенно стараться — возможно, потому, что последнюю сотню метров я вела машину, лежа на клаксоне. Как бы то ни было, когда я подъехала к дому, Эл сбежал с крыльца и побежал мне навстречу. В руке у него снова был тот страшный черный пистолет.

— Кьяра, что у тебя с клаксоном? Эй, да ты вся в крови!

— Мне срочно нужна мама, — крикнула я. — Посмотри! — Я выскочила из машины и сложила переднее сиденье, показывая Элу Джона Нейлора, лежавшего без сознания на заднем.

Эл сунул пистолет за пояс.

— Зря ты это сделала, Кьяра.

— Да ты что, дурья башка, — вспомнила я детское ругательство, — это не я сделала! В него стреляли, он ранен, нужно внести его в дом. — Не дожидаясь, пока братец учинит мне дознание по всей форме, я добавила: — Он сказал, что ему нельзя показываться в больнице.

Эл посмотрел на меня и, наверное, что-то прочел на моем лице, потому что вопросов больше не задавал. Он нагнулся над задним сиденьем. В это время из дома вышла мама. Эл поднял Джона с сиденья и на руках вынес из машины. Ма посмотрела на меня, перевела взгляд на Нейлора и стала действовать без промедления.

— Положи его в комнате Кьяры, — распорядилась она. — Кьяра, сбегай принеси из “линкольна” папину аптечку первой помощи, она лежит в багажнике. Эл, пошевеливайся, да по-аккуратнее, не тряси его!

Я вернулась с аптечкой, которая по размеру была гораздо больше обычной и напоминала скорее небольшой чемодан — это потому, что папа пожарный. Ма уже вовсю хлопотала над раненым. Джона положили на бок, Эл поддерживал его, а мама ножницами разрезала рубашку.

— Господи Иисусе, Дева Мария и святые угодники! — ужаснулась мама. — Кьяра, принеси полотенца! Еще мне понадобится теплая вода и мочалка. Живее!

Я метнулась за полотенцами, бросила их на кровать и понеслась в ванную за водой. Эл, поддерживая Нейлора своим телом, открыл аптечку.

— Похоже, пуля вошла спереди и вышла вот здесь, сзади, повыше локтя, — заметил Эл.

— Прижми-ка это место, мальчик, — сказала мама. — Нужно наложить жгут и остановить кровь.

Я принесла влажную махровую рукавицу-мочалку, протянула маме и ждала, когда та ее возьмет. Я чувствовала себя беспомощной и бесполезной. Нейлор вдруг застонал. Ма и Эл замерли, как будто удивившись, что огнестрельная рана, которую они обрабатывают, имеет отношение к конкретному человеку.

Я шагнула к кровати, опустилась на колени и прошептала:

— Эй, супермен, это я, Кьяра.

Веки Джона затрепетали, он открыл глаза. Увидев, что он смотрит на маму, я пояснила:

— Это моя мама. А парень, который стоит у тебя за спиной, — мой брат Эл. Добро пожаловать в госпиталь медсестры Кьяры для тяжело раненных и безнадежно упрямых, то есть для таких, как ты.

Джон облизнул губы и поморщился.

— Только не надо произносить речей, — продолжала я. — Мы пожертвуем деньги на церковь, когда ты снова встанешь на ноги.

Как же он был бледен! Ма посмотрела на Эла.

— Кровотечение прекратилось?

Брат осторожно приподнял край полотенца и посмотрел на выходное отверстие от пули.

— Хм… пока нет.

— Тогда держи его руку приподнятой, а я попытаюсь наложить жгут. — Она склонилась над Нейлором и ровным монотонным голосом сказала: — У вас, молодой человек, сильное кровотечение, мы наложим вам жгут, и все будет в порядке. — Ее взгляд потеплел, в то время как руки туже затягивали жгут вокруг его руки повыше локтя. — Больно небось, дорогой?

Джон кивнул:

— Не очень.

Но глаза выдавали, что он лжет.

— Кьяра, принеси молодому человеку немного тоника твоего отца. Это сгущает кровь. — Она кивнула Элу, чтобы тот держал крепче, и снова посмотрела на Нейлора. — Если бы вы ели побольше итальянских блюд и регулярно пили красное вино, такие неприятности проходили бы гораздо легче.

Нейлор тихо засмеялся.

— Тогда мне не обойтись без вас — кто же будет их готовить?

Он вздохнул и закрыл глаза. Ма улыбнулась, взяла мочалку, которую я положила на тумбочку, и стала осторожно смывать с его лица копоть и запекшуюся кровь. Она покачала головой:

— Неважно выглядите, молодой человек.

Я принесла стакан кьянти и села рядом с мамой, дожидаясь, когда она закончит.

— Ты хочешь, чтобы он это выпил? — указала я на стакан.

— Эл, — распорядилась она, — нам нужно его немного приподнять.

Чтобы посадить Нейлора как надо, понадобились усилия всех троих, но наконец маму удовлетворил результат.

— Вот так, хорошо. Кьяра, поднеси к его губам стакан, пусть пьет мелкими глотками.

— Джон, ты с нами? — спросила я чуть громче, чем обычно.

Он открыл глаза.

— Выпей, это должно тебе помочь. Ты уже его пил, только я не говорила, что это пойдет тебе на пользу.

— Что это? — прошептал Джон.

— Папино кьянти, сгущает кровь.

Эл вздохнул, без слов выражая сомнение, мама повернулась и дала братцу подзатыльник.

— А ты не умничай, мистер Всезнайка!

Нейлор сделал глоток, поперхнулся, перевел дух, потом глотнул еще.

— Ма, сколько ему нужно выпить? — спросила я.

Она внимательно посмотрела на Нейлора, потом на стакан в моей руке, словно действительно рассчитывала дозировку.

— По крайней мере половину стакана. Он потерял много крови.

Нейлор не открывал глаза, но понемногу отхлебывал. Эл сидел на кровати рядом с Джоном, удерживая его руку в приподнятом состоянии, и зажимал рану. Я видела, как он придвинулся ближе, приподнял полотенце и встретился взглядом с мамой.

— Кажется, кровотечение уменьшается, — сказал он. Ма кивнула.

— Скажи спасибо своему отцу, мистер Всезнайка! Она посмотрела на часы и повернулась ко мне:

— Кьяра, а не пора ли тебе на работу?

— Я не собираюсь идти на работу, когда он в таком состоянии.

Нейлор, по-видимому, уснул, откинув голову на подушку.

— Вот как? — Эл вскинул брови. — И как ты объяснишь свое отсутствие боссу? Скажешь, что не можешь выйти на работу, потому что у тебя дома лежит полицейский с огнестрельным ранением? Ты хочешь привлечь внимание к тому, что здесь происходит?

— Конечно, нет, Эл, я скажу, что заболела. Брат фыркнул.

— Очень оригинально! Ты что, вчера плохо себя чувствовала? Думаешь, найдутся простаки, которые не знают этой отговорки?

Об этом я как-то не задумывалась.

— Кьяра, ты вляпалась в глубокое дерьмо, или сама еще этого не заметила? Ты не обращала внимания на то обстоятельство, что как только ты предпринимаешь что-нибудь, имеющее отношение к расследованию убийства твоей подруги Руби, тут же страдает кто-нибудь еще или ты сама?

“Или кого-нибудь убивают”, — подумала я, вспомнив Уоннамейкера Льюиса.

— Кьяра, это опасно, а нам нужно действовать осторожно. Иди на работу. Совсем ни к чему, чтобы кто-нибудь совал сюда нос и задавал вопросы, особенно если мы собираемся прятать полицейского с огнестрельным ранением.

— Ну ладно, ладно, уже иду, только не надо больше проповедей!

— Кьяра, я всего лишь прошу тебя пораскинуть мозгами. Ты разворошила осиное гнездо, и кому-то здесь это очень не понравилось.

Перед тем как ехать в клуб, я еще раз зашла к себе в комнату и присела на край кровати. Джон спал, к его лбу прилипла прядь влажных каштановых волос. Я нагнулась и поцеловала его в щеку. Джон открыл глаза, посмотрел на меня и слабо улыбнулся.

— Ты очень красивая, — прошептал он.

Я была уже в облике Кьяры — Королевы Ночи, напудрилась, надушилась, распущенные белокурые кудри ниспадали на плечи, все тело было натерто ароматическим лосьоном с блестками. Джон поднял здоровую руку и погладил меня по щеке, провел пальцами вниз по шее, по плечам.

— Знаешь, почему я это сделал? — спросил он. Чтобы расслышать, мне пришлось наклониться к нему поближе.

— Что именно?

— Поцеловал ту женщину.

— Вот именно, почему ты это сделал, змей?! — Я шутила — отчасти.

— Мне хотелось тебя разозлить.

— Если так, ты отлично справился с задачей! Джон улыбнулся. Этот негодяй еще смел улыбаться!

— Знаю. — Он посерьезнел и нахмурился. — Если бы ты на меня не рассердилась, меня могли бы убить. Если бы ты раскрыла мое прикрытие… — Не договорив, он закрыл глаза и после короткой паузы прошептал: — Спасибо.

— На здоровье, герой. — Я снова наклонилась к нему и поцеловала, на этот раз в губы. Давно известно, что я питаю слабость к мужчинам-страдальцам. — Спи, я постараюсь вернуться как можно скорее. — Я не была уверена, что Джон меня слышал, похоже, он снова заснул. — Вернусь и заберусь к тебе в кровать, — добавила я.

Реакции не последовало, и я собралась уходить. К моему удивлению, Джон снова подал голос:

— Надеюсь, обнаженная.

— Мечтай, мечтай, дружище. Ты еще не имел дела с такими женщинами, как я, уж не знаю, хватит ли тебе пороху.

— А ты меня испытай, — прошептал Джон.

Я поняла, что мой детектив пошел на поправку.

Глава 28

Босс был не в духе. В этом не было ничего необычного, не удивлял меня и объект его недовольства — я. Каким-то образом я ухитрялась разозлить Винсента почти каждый раз когда он меня видел. Меня это мало волновало, чего нельзя было сказать о Винсенте.

— Послушай, Кьяра, — наставлял он меня, — гоночный трек “Дэд лейке” — крупный заказчик, я хочу поддерживать с ним хорошие отношения, а ты мне нисколько не помогаешь.

Разговор происходил не в его кабинете, мы стояли в коридоре за углом у главного входа. Мимо нас проходило много народу, прямо как на вокзале. Мне-то на это наплевать, но Винсент бесился: не хотел, чтобы работники клуба а тем более клиенты были в курсе его дел.

Я топнула ногой, обутой в черную туфельку на шпильке, поправила браслеты и бусы — атрибуты моего костюма тигрицы — и приготовилась к прыжку.

— Мне плевать на то, что ты думаешь! Никаких денег на свете не хватит, чтобы заставить меня еще раз выступать на этом чертовом треке!

Винсент заиграл желваками, та часть лица, которая не была скрыта от меня огромными темными очками, приняла аполексический багровый оттенок.

— Микки Роудсу нужна именно ты, — прорычал он. — Он хочет в некотором роде отдать дань памяти Руби и заодно показать всем болельщикам, что они могут спокойно ходить на трек, что там им ничто не угрожает. Он считает, если ты выступишь, это как раз задаст нужный тон.

— Гамбуццо, это не мои проблемы.

— Лаватини, так ты хочешь, чтобы я выложил все напрямик? — взорвался Винсент, брызжа слюной. — Ну, получай. Если вечером в следующую среду ты не явишься на трек, я… — Он выдержал паузу, провоцируя меня вставить словечко.

— И что же ты сделаешь, Гамбуццо? Уволишь меня?

— Вот именно, уволю! Я ухмыльнулась.

— Отлично, это будет очень мудрый деловой ход с твоей стороны. Валяй, увольняй ведущую танцовщицу на том основании, что она отказалась выступать на месте, где была убита другая твоя танцовщица. Представляешь, как это будет выглядеть со стороны? И кто после этого захочет на тебя работать? Хорош владелец клуба, для которого его танцовщицы значат так мало, что он посылает их в самое пекло!

Вокруг нас стала собираться толпа. Дикарка Тоня остановилась рядом со мной, поигрывая бутафорской дубинкой с таким видом, будто собиралась пустить ее в ход. Марла тоже подошла, эта явно была на стороне Винсента, но Тоня так на нее зыркнула, что та отскочила на добрых три фута.

— Полиция знает, кто убил Руби, — заявил Винсент. — Рой Делл объявлен в розыск, теперь он скорее придет в церковь, чем сунет нос на трек. Кьяра, тебе ничто не угрожает, ты просто раздуваешь из мухи слона, и я не собираюсь слушать эту чепуху. В среду вечером ты должна быть на треке как штык и мило улыбаться, иначе останешься без работы. Не забывай, ты пока еще работаешь на меня, а у нас здесь не Диснейленд.

Я чувствовала, как во мне все вскипает. Даже при желании я уже не могла бы сдержаться. У Кьяры Лаватини есть гордость, она не собирается ни перед кем ползать на брюхе.

— Я тебе не рабыня, Гамбуццо, — закричала я. — И можешь поцеловать меня в задницу, потому что я увольняюсь!

Мне самой не верилось, что эти слова сорвались с моего языка, но это было уже не важно. Я круто развернулась и под одобрительные возгласы моих сторонников зашагала в сторону гримерной. Все голоса перекрыл голос Винсента:

— Вернись сейчас же, Лаватини! Ты не можешь уволиться, я сам тебя увольняю!

Не оглядываясь, я шла с высоко поднятой головой. Зайдя в гримерную, стала собирать вещи. Два года я отдала этому человеку, и вот теперь все кончено. Он мне не нужен, я найду новую работу хоть завтра. Меня уже больше года как приглашают в одно популярное шоу, любой клуб в округе будет счастлив взять меня. Обойдусь без Винсента!

Побросав костюмы в сумку, я уселась перед зеркалом и стала снимать тонкий слой грима, при этом я разговаривала сама с собой и даже не заметила, что в комнату кто-то вошел. Только подняв голову, я увидела Ральфа. Он стоял рядом, глаза от ужаса стали как блюдца. Мне вдруг стало жаль парня.

— Ну, и на что ты так смотришь?

— Кьяра, — пролепетал он дрожащим голосом, — не уходите, прошу вас.

Я посмотрела на своего рыжеволосого веснушчатого поклонника, было в нем что-то трогательное, и мое сердце растаяло.

— Ральфи, я уже не могу остаться, я должна уйти, это дело принципа.

Он сглотнул и посмотрел мне прямо в глаза.

— Все дело в гордости. У вас с мистером Гамбуццо всегда так было, почему же на этот раз вы решили уйти?

— Потому что я сказала, что уйду.

Аргумент прозвучал не очень убедительно, и мы оба это сознавали. В гримерную стали понемногу стекаться другие танцовщицы, они останавливались рядом с Ральфом и смотрели на меня так же, как он. Как же, мамочка их бросает!

— Извините, ребята, — сказала я, перекидывая через плечо ремень сумки. — Я не могу допустить, чтобы он со мной так разговаривал. Когда-то надо положить этому конец.

Я протиснулась через небольшую толпу, вышла в коридор, дошла до двери черного хода и очутилась на улице. После клуба тишина казалась оглушительной.

— Иди, не останавливайся, — приказала я себе, — и не оглядывайся.

С каждым моим шагом сумка с костюмами и гримом становилась тяжелее. Путь через автостоянку казался бесконечным. Наконец я швырнула сумку на заднее сиденье, села за руль и рванула с места, прочертив покрышками полосы до самой Томас-драйв. Со стоянки за мной выехала еще одна машина, седан без опознавательных знаков. Опять Уилинг.

— Пошел в баню! — крикнула я ветру. — Пошли они все! К черту все это!

Я повернула на Миракль-стрип — длинный пляж Панама-Сити, вдоль которого расположены самые шикарные отели. С обеих сторон к этим отелям примыкали маленькие семейные гостиницы, треки для картов и бары. Вдоль дороги болтались молодые парни в поисках приключений и неприятностей. Когда я проезжала мимо, они что-то выкрикивали и махали руками, но мне было не до них, я искала тихое место, где можно было бы спокойно подумать. Я хотела попасть на пляж.

Не снимая ноги с педали акселератора, я миновала Миракль-стрип и поехала дальше, по направлению к Лагуна-бич. Уилинг не отставал, держась на некотором расстоянии от меня.

— Ах вот как, — пробормотала я, — что ж, посмотрим, сможешь ли ты повторить мой трюк…

Свернув на одну из боковых улочек, я прибавила скорость, виляя от одного угла к другому. Эти места были мне хорошо знакомы, и я знала несколько поворотов, о которых Уилинг наверняка не догадывался. Пусть я теперь живу в Панама-Сити, не зря же я выросла в Филадельфии с ее узкими переулками с односторонним движением! Уилингу со мной не тягаться. Я поддала газу и внезапно свернула в “Лотос”, самый престижный и один из самых дорогих пляжных комплексов.

У меня было преимущество перед Уилингом: электронный пропуск на въезд в ворота — подарок от патрона, который не возражал против того, чтобы у танцовщицы было собственное место для парковки у самого пляжа. Шлагбаум поднялся, но Уилинг ехал за мной не настолько близко, чтобы успеть проскочить следом. Это задержало его, но лишь ненадолго. Однако я успела завернуть на стоянку, поставить машину в ячейку, выйти из нее и выбежать на пляж.

Я знала, что оторвалась от Уилинга не насовсем, рано или поздно он меня настигнет, но не собиралась облегчать детективу задачу. Сбросив туфли, я пустилась бежать. Мне хотелось оказаться подальше от фонарей, освещавших вход на пляж, и я устремилась к лагуне, где было темнее. В темноте мой костюм тигрицы вполне мог сойти за купальник, к сожалению, бусинки и колокольчики позвякивали друг о друга, выдавая мое присутствие.

Я неслась все дальше, не оглядываясь, чтобы посмотреть, преследует ли меня Уилинг. По большому счету мне было безразлично. Я бежала до тех пор, пока не почувствовала, что силы кончаются, а вместе с ними улетучивается и гнев. Тогда я села на песок у кромки воды, тяжело дыша, и наконец обернулась. Никого. Если Уилинг и здесь, то он был невидим для меня так же, как я для него.

Я стала смотреть на воду. Стояла почти полная луна, в серебристом свете белые гребешки волн, казалось, излучали какое-то жутковатое сияние. Я думала о том, что делать дальше. Вопросов накопилось больше чем достаточно, а вот с ответами дело обстояло куда хуже. Почему Рой Делл сбежал и куда он девался? Не он ли поджег дом Уоннамейкера? Не он ли стрелял в Джона? Кто убил Уоннамейкера — тоже Рой Делл? Почему на чердаке в доме безумного художника оказался кокаин и не из-за этого ли Джон следил за домом и что-то искал на треке? Связано ли одно с другим?

Я откинулась, опираясь на руки, и попыталась мыслить логически. Мне вспомнились слова Уоннамейкера: “Сын сатаны хотел сначала забрать меня! Так нет же, он решил забрать ее раньше! ” А если это был не бред сумасшедшего? Что, если Уоннамейкер имел в виду своего собственного сына, того самого исчезнувшего Майкла, брата Руби? Кем он был, кстати, и где он сейчас?

С моей стороны было большой глупостью заявить Винсенту, что я больше не вернусь на трек, все ниточки тянулись к этому месту.

Я так задумалась, что чуть не проглядела Уилинга. С трудом ступая по глубокому песку, он брел по пляжу, освещая фонарем мои следы. Подойдя ближе, детектив поднял фонарик и направил луч прямо мне в лицо.

— Выключите фонарь! — закричала я. — Вы же знаете, что это я!

Свет погас, Уилинг сел на песок рядом со мной, он не походил на счастливого курортника.

— Не обязательно было так осложнять мне жизнь, — сказал он.

— Ну да, мало того что я уволилась с работы, так еще я должна была нарочно замедлить ход, чтобы вы меня догнали и прибавили головной боли, так что ли? Нет уж, спасибо!

— Вот как, вы уволились? Почему? “Действительно, почему? ”

— Скучно стало.

Уилинг немного расслабился, мне даже показалось, что губы под густыми усами сложились в улыбку.

— Лаватини, а вы молодчина, быстро соображаете.

— И вы гнались за мной до самого пляжа только для того, чтобы это сказать?

Я подняла с песка ракушку и швырнула в воду.

— Нет, я гнался за вами до самого пляжа затем, чтобы спросить, что вы делали в обществе Роя Делла Паркса.

— В таком случае вы напрасно потратили время и силы, потому что я не имею ничего общего с Роем Деллом Парксом.

Я встала и стала стряхивать с себя песок, не без злорадства отмечая, что часть его сыплется на Уилинга.

— Но он был с вами возле дома Уоннамейкера Льюи-са. — спокойно заметил детектив с непроницаемым выражением лица.

Он встал и скрестил руки на груди.

— Ну хорошо, сдаюсь, а откуда вы это узнали?. Из-под густых усов снова проглянула улыбка.

— У меня свои источники.

Я чуть не попалась на удочку, уже открыла рот, чтобы спросить: “Нейлор? ”, но вовремя сообразила, что, задав этот вопрос, снабдила бы Уилинга информацией, которой у него не было. Поэтому я прикусила язык.

— Не пойму, почему вы не оставите Роя Делла в покое, он — мелкая сошка, и вы знаете, что он не убивал Руби. Почему бы полиции не сосредоточиться на поисках настоящего убийцы?

Уилинг пристально посмотрел мне в глаза, он стоял слишком близко, не больше, чем в футе от меня.

— Я этого не знаю. По словам Фрэнка Коллинза, в момент, когда было совершено убийство, Паркс не был со своей командой, зато находился неподалеку от места преступления. Остальные члены команды подтверждают, что, когда был дан сигнал выезжать на стартовую линию, Паркс опоздал.

— И этого достаточно, чтобы обвинить его в убийстве?

— Кроме того, один свидетель слышал, как ваша подруга Руби велела Парксу отвязаться от нее, по-видимому, это его разозлило.

— Я говорю не об этом!

— В ваших показаниях тоже не все стыкуется, не так ли? Вы, например, заявляли, что мой напарник был там, где его, судя по всему, не было.

“Так он по-прежнему мне не верит! Тоже мне, умник выискался! ”

— Фрэнк врет, — твердо проговорила я, — вы не хуже меня знаете, что он путается с Лулу, женой Роя Делла, вот вам и мотив для лжи.

— Тогда почему Паркс сбежал?

Не отвечая, я оттолкнула Уилинга и зашагала обратно, к машине. Детектив догнал меня и схватил за руку.

— Подождите!

Я остановилась и резко развернулась, готовая на него наброситься, но он заговорил первый.

— Кьяра, я вам не враг, я пытаюсь установить, кто убил вашу подругу.

— И для этого вам нужно обвинить меня во лжи?

— Если ваши слова расходятся со словами моего напарника, как вы думаете, кому я поверю, вам или ему?

Я пожала плечами:

— Поступайте, как считаете нужным.

И снова пошла к машине — на этот раз медленнее. Уилинг шел рядом.

— Я думаю, вы ошибаетесь, — задумчиво произнес он, — ошибаться и лгать — разные вещи.

— Не важно. — Я покосилась на него. — Вы знали, что родным отцом Руби был Уоннамейкер Льюис?

— Да, знал. Но Уоннамейкер погиб при пожаре. Вы там были, и Рой Делл Паркс тоже был. По-вашему, должен я сделать из этого какие-то выводы? Вот именно, должен. Когда объяснение очевидно, не нужно выискивать какие-то другие.

Уилинг явно не ждал от меня подтверждения своим выводам.

— Вы считаете, пожар устроил Рой Делл?

— А вы так не думаете?

Я не ответила. То есть я хотела ответить, все объяснить, но не собиралась рисковать, — на карту была поставлена жизнь Джона. Если бы он сам пожелал посвятить своего напарника во все подробности, он бы это уже сделал.

Мы дошли до автостоянки. Кроме нас, на настиле, залитом оранжевым светом, никого не было, наши шаги гулко отдавались в тишине. Уилинг молчал и заговорил, только когда я подошла к машине.

— Если увидите его, — сказал он очень тихо, — передайте, что я смог бы ему помочь, если бы он мне позволил. Передайте ему, что я знаю, что делать, он должен уже достаточно хорошо меня знать.

Я вдруг осознала, что речь идет не о подозреваемом в убийстве.

— Кому передать, Рою Деллу?

— Любому, кому, как вам покажется, это сообщение может пригодиться. — Уилинг помрачнел. — Я не бросаю людей в беде, даже если они сами именно так со мной и поступают. Любое положение можно исправить. Передайте мистеру Парксу или кому там еще, что я это сказал.

Я тронула его за плечо.

— Хорошо, передам. А вам, возможно, стоит подумать над тем, что веши не всегда таковы, какими кажутся.

Взгляд Уилинга оставался суровым.

— Знаю. Для меня эти отношения значат куда больше, чем вы думаете. Доверие — это не пустой звук. Доверие и слово. Кьяра, я дал слово, и это значит очень много. Так и передайте этому сукину сыну!

Уилинг ушел — взбешенный, обиженный и растерянный одновременно. Он понимал, что напарник от него скрывается.

Я подумала, что, когда Нейлор поправится достаточно, чтобы отвечать на вопросы, ему придется иметь дело и со мной, и с Уилингом. Что заставляет его обманывать напарника? Как случилось, что он работает под прикрытием над каким-то заданием, о котором не знает его собственное полицейское управление? Он что-то искал на гоночном треке, и возможно, это чго-то имело отношение к смерти Руби.

Я дала задний ход и выехала со стоянки. По дороге домой я думала о своем положении, и выводы были неутешительными. У меня нет работы. Я ни. на шаг не приблизилась к разгадке убийства Руби. Мужчина, с которым я связывала свои надежды на здоровые взаимоотношения, ждал меня в моей постели, слишком слабый даже для того, чтобы пошевелиться, и слишком упрямый, чтобы принять от меня помощь.

К своему трейлеру я подъехала вскоре после полуночи. В доме не спал только Эл, он сидел за кухонным столом, разгадывал кроссворд и хмурился.

— Как он? — спросила я.

— Не знаю, наверное, нормально. Но все-таки, Кьяра, он потерял много крови, я по-прежнему считаю, что нам следовало отвезти его в больницу.

— Джон считает, что ему не стоит показываться в больнице, — возразила я. — Не знаю, что происходит, но не хочу подвергать его риску. Я ему доверяю, он лучше знает, что для него безопаснее.

Эл посмотрел на меня и покачал головой.

— Кьяра, почему ты вечно влюбляешься в неподходящих мужчин? Почему никак не можешь завести нормальные, простые отношения с мужчиной?

Я взяла со стола бутылку кьянти и пустой стакан Эла.

— Сама не знаю. Он хороший парень, думаю, ты сам это понимаешь. Просто у него неприятности.

Эл тихо рассмеялся.

— Скажи на милость, был ли хоть один парень, который связался бы с тобой и не попал бы в передрягу? Это как в том известном философском споре, что было раньше: курица или яйцо? Что раньше: ты или неприятности?

— Спокойной ночи, Эл. — Я взяла стакан и пошла в комнату. — Я сменю тебя на посту.

— Смотри не делай ничего такого, отчего у парня может подняться давление! — бросил мне вслед Эл. — Мы с трудом остановили кровотечение!

Я пропустила эту фразу мимо ушей и на цыпочках прошла мимо комнаты, где спала мама. Она лежала на спине, полностью одетая, и громко храпела. Я осторожно толкнула дверь своей спальни и вошла. Флафи — она не выбежала меня встречать — сидела в изголовье кровати возле плеча Нейлора, охраняла. Увидев меня, она подбежала к краю кровати, виляя хвостом.

— Как он тут, девочка? — прошептала я. — Не доставлял тебе хлопот?

Я наклонилась над спящим Джоном. Он был очень, очень бледен и хмурился даже во сне, наверное, ему было больно.

Ложиться спать было еще рано, и, прихватив стакан с вином, я пошла в ванную, шепотом разговаривая сама с собой:

— Приму-ка я ванну с душистой пеной.

Я открыла краны и, пока ванна наполнялась, стала зажигать свечи, потом добавила в воду немного лавандового масла и вынула из шкафа ночную рубашку. Это удалось не сразу, пришлось порыться в белье, потому что я редко ее доставала — предпочитала спать голышом под атласными простынями. Наконец я нашла белую хлопковую вещицу с атласными завязками. Это была элегантная целомудренная рубашка, которая всем своим видом словно говорила: “Я рада вас видеть, но не подумайте ничего такого”. Во всяком случае, я надеялась, что рубашка выглядит именно так.

Я лежала в ванне до тех пор, пока не кончилось вино и не остыла вода. К этому времени мне стало казаться, что я, возможно, смогу заснуть. Я вошла в тускло освещенную спальню. Нейлор спал на моей половине кровати. Когда я выключила свет и осторожно скользнула под одеяло, он не шелохнулся.

И вот я оказалась в футе от мужчины, который при других обстоятельствах мог бы превратить меня в сплошной трепещущий комок желания. Я пододвинулась немного ближе и услышала, что Нейлор стал дышать по-другому, как будто легче. Он застонал и перекатился на бок, пододвигаясь ко мне, его рука легла мне на талию. Я оказалась в ловушке.

— Кажется, ты обещала лечь обнаженной, — прошептал он.

Мое сердце забилось чаще, соски затвердели — он легонько коснулся их рукой.

— Не хотела пользоваться преимуществом в силе перед раненым мужчиной, — тихо ответила я.

Джон уткнулся носом мне в шею, с его губ снова слетел стон. Я поняла, что ему больно, но он изо всех сил пытался это скрыть. Да, вот это настоящий мужчина.

— Спи, — прошептала я. — Мне нравится, когда мои мужчины здоровы.

Джон хмыкнул.

— Я могу взять тебя, даже если у меня одна рука будет привязана за спиной.

— Сомневаюсь, Нейлор. Кроме того, мне нужны обе твои руки, я не согласна довольствоваться половиной твоего мастерства.

Он пододвинулся еще ближе, прильнув ко мне всем телом.

— Договорились. Но предупреждаю, как только эта рука заработает, будь готова…

— Я трепещу! — прошептала я.

Он снова потер пальцами мой сосок.

— Да, я чувствую.

Я вздохнула и откинулась на спину. Искушение перекатиться и сделать ему искусственное дыхание “рот в рот” было велико, но я сдержалась. Вместо этого я лежала, дожидаясь, пока Нейлор уснет. Не меньше часа я слушала его ровное, глубокое дыхание, прежде чем заснула сама.

Глава 29

Проснулась я оттого, что мне стало жарко. В окно спальни заглядывало солнце, из кухни доносился запах кофе, но с Нейлором было что-то очень и очень неладно. Он был ужасно горячий, не дотронуться.

Я села и посмотрела на него. Весь красный, он беспокойно метался во сне и стонал.

— Мама! — Я подбежала к двери и крикнула еще раз: — Мама, ему плохо!

Ма быстро зашагала по коридору. За ней спешила Рейдин, из волос которой торчали желтые бигуди.

— В чем дело? — Ма отодвинула меня и присела на кровать рядом с Джоном. — Боже правый, — выдохнула она, — да он весь горит!

Джон поднял веки и посмотрел на нас: глаза у него покраснели и стали какими-то водянистыми.

— Это меняет дело, — решительно сказала мама. — Его нужно срочно везти в больницу. — Она сдвинула повязку с руки и поморщилась. — Ты только взгляни, началось воспаление.

Я придвинулась. Кожа вокруг раны припухла и стала ярко-красной.

— Ладно, мам, я согласна, просто не знаю, что еще можно сделать. Если оставить так, он может умереть?

В дверях возник Эл, его лицо выражало ту же тревогу, что терзала меня.

— Его нужно везти в больницу.

— Мне… нельзя! — Было заметно, что каждое слово стоит Нейлору неимоверных усилий. — Я… не могу… рисковать…

Рейдин остановилась в изголовье кровати, посмотрела на Джона, кивнула и пододвинулась поближе к маме. Как-то само собой получилось, что она в конце концов вытеснила маму и села на ее место.

— Дай-ка я на тебя взгляну, парень, — прошептала она, дотрагиваясь узловатыми старческими пальцами до повязки на ране.

— Рейдин… — Я попыталась было возразить, но вовремя вспомнила, что пытаться остановить соседку всегда хуже, чем дать ей сделать по-своему.

Она осторожно приподняла бинт, посмотрела на рану и прищелкнула языком.

— Сепсис, — пробормотала она. — Ладно. — Она посмотрела на меня словно в надежде получить подтверждение своим мыслям. — Я звоню Арлену. — И сняла телефонную трубку.

— Рейдин, подожди, что ты делаешь?

— Я не могу лечить его без антибиотиков.

Голос Рейдин был на удивление чистым и сильным. Передо мной была не сумасшедшая, которая днем и ночью следит за пришельцами, а вполне нормальная, разумная женщина.

— Лечить? Рейдин, о чем ты?

— Лейтенант Рейдин Чарлз, дипломированная медсестра, к вашим услугам.

Передо мной сидела седая старушка с бигуди в волосах и в домашних шлепанцах в форме зайцев, но в ее глазах было нечто не вязавшееся со всем обликом. Не знаю, что это было, галлюцинация или еще что-то, но я не собиралась с ней бороться. Я спросила:

— Кто такой Арлен?

— Мой начальник. Мы вместе служили. Она стала набирать номер.

— В армии?

Рейдин покачала головой и терпеливо, с таким видом, словно удивлялась моей тупости, объяснила:

— Нет, детка, в Большом доме, в больнице штата. В тысяча девятьсот шестьдесят четвертом.

На том конце провода кто-то ответил, и Рейдин обхватила трубку рукой.

— Сэр, у меня есть для вас пациент. — Она помолчала. — В моем доме. — Она наклонилась и посмотрела на часы на прикроватной тумбочке. — Девять часов ноль минут, сэр. Есть, сэр. — Она снова замолчала. — Да, и еще одно, сэр, прихватите ваши лошадиные антибиотики. У него заражение.

Повесив трубку, она улыбнулась Нейлору:

— Ну, малыш, тебе будет обеспечено лучшее в мире лечение. Сюда едет лучший ветеринар из всех, какие только ходили по земле. К завтрашнему утру будешь как огурчик.

Нейлор улыбнулся во сне, Эл не выдержал.

— Я все-таки скажу! — Слова вылетали из него, как воздух из проколотого воздушного шара. — По-моему, это не дело!

— Заткнись, Эл! — в один голос крикнули мама и я.

Рейдин встала и всплеснула руками. Щеки у нее порозовели.

— Прошу извинить, но мне нужно бежать. Не могу же я показаться Арлену в таком виде! Он будет здесь не позже чем через пятнадцать минут. — Она поспешила к двери, шаркая шлепанцами, но задержалась, чтобы похлопать меня по руке. — Не волнуйся, девочка, мы быстро поставим его на ноги. Вот увидишь, будет как новенький. Только смотри, чтобы, когда мы закончим, у тебя были наготове кроссовки, этот парень заставит тебя побегать.

Рейдин ушла к себе, а я стала одеваться. Джон застонал и произнес мое имя. Я присела на краешек кровати.

— Джон, ты меня звал?

Он открыл глаза, и его взгляд меня испугал. Несколько мгновений Джон просто смотрел в пространство, по-видимому, ничего не соображая, мне еще не доводилось видеть кого бы то ни было, тем более его, в таком состоянии. Меня одолевали сомнения: я ужасно боялась, что Джон умрет, и вовсе не была уверена, что мы поступаем правильно, оставляя его дома.

— Кьяра, — прошептал Джон, — дай мне воды… горло болит.

Я приподняла ему голову и поднесла к губам стакан воды. Он сделал глоток, потом еще один и уронил голову на подушки.

— Спасибо, так лучше. Кьяра, мне нужна твоя помощь. Набери для меня номер телефона.

Джон снова упал на подушки, по-видимому, даже говорить ему было очень трудно.

Я сняла телефонную трубку. Джон медленно называл цифры, а я набирала номер. Звонок был междугородный, но я не помнила, какого города это был код, возможно, Таллахасси. Я поднесла трубку к уху Джона.

— Привет, это я, — сказал он еле слышно. По-видимому, у того, кому Джон звонил, было много вопросов, потому что он надолго замолчал, а потом вздохнул. — Погоди, я не могу… только не сейчас. Слушай… мышь… уходит! Ты меня слышишь? Сегодня вечером.

Передав это сообщение, Нейлор бессильно откинулся на подушки.

Но на том конце провода разговор еще не закончили. Мне было слышно, как женский голос надрывался:

— Джон! Джон! Отвечай!

Даже не будучи врачом, я сообразила, что Джону сейчас лучше помолчать. Я взяла трубку.

— Он больше не может говорить.

— Кто это? — властно спросила женщина.

— Кьяра Лаватини. А вы кто такая? После небольшой паузы я услышала:

— О Господи, этого только не хватало! Вы та самая стриптизерша?

После этих слов я окончательно утвердилась в своей неприятной догадке: теперь я точно знала, кому принадлежит этот голос. Я слышала его достаточно часто, когда у моей подруги Дениз возникли неприятности из-за мужа, приторговывавшего наркотиками. Карла Терранс, сотрудница агентства и бывшая жена Джона Нейлора.

— Как мило, что вы меня помните, — ответила я елейным голоском.

— Что с Джоном?

Карла Терранс во мне нуждалась, точнее, ей нужна была информация, которой я владела.

— В него стреляли, он ранен. Она резко втянула воздух.

— Он в порядке?

— Нет, черт возьми, но он не разрешает мне отвезти его в больницу. Насколько я понимаю, это как-то связано с вами?

— Вам что-нибудь нужно? — спросила Карла. — Джон прав, ему нельзя в больницу, если нужна какая-то помощь, просто скажите мне.

Я посмотрела на Джона и сказала:

— Не помешало бы пригласить врача, похоже, в рану попала инфекция, во всяком случае, так считает Рейдин.

— Рейдин? Сумасшедшая, которая живет в трейлере напротив вашего и стреляет по инопланетянам?

— Но-но, полегче, она работала медсестрой, и у нее есть друг, который уже едет сюда с запасом антибиотиков. По-моему, Рейдин делает все правильно.

Карла вздохнула:

— Что ж, если к вам уже едет врач, думаю, вам не нужен второй, так ведь?

— Беда в том, что тот, который едет, ветеринар, вот я и подумала — может, вы могли бы найти кого-то получше, даже если речь идет о вашем бывшем муже.

— Это займет некоторое время, возможно, придется ждать до темноты, я не хочу рисковать.

Карла Терранс говорила вовсе не о том, что нельзя рисковать жизнью Джона, — чтобы это понять, мне было достаточно того единственного случая, когда пришлось иметь с ней дело. Мозг Карлы, как всегда, работал в одном-единственном направлении, ее волновали интересы Агентства по борьбе с наркотиками.

— Ладно, Карла, договорились. А если Джон умрет, может, мне сделать для вас чучело?

Терранс бросила трубку. Оно и к лучшему — если бы наш разговор продлился еще пару минут, я бы пролезла в трубку, прошла по проводам и дала бы ей пинка под зад.

Карла Терранс! Так я и знала! Она единственная, кто может сорвать Джона с работы в любое время и заставить плясать под свою дудку.

Я посмотрела на Джона.

— Видать, крепко она тебя держит, парень, раз ты оказался из-за нее в такой переделке.

Джон застонал во сне.

— Ладно, когда все кончится, можешь всыпать ей как следует, если захочешь.

Телефон снова зазвонил, я схватила трубку, готовая высказать Карле все, что я о ней думаю.

— Ну что, — закричала я, — вам еще мало?

— Кьяра, это ты? — спросил мужской голос.

— А кто это?

— Альберт… то есть Толстяк. Черт возьми, детка, ты бы приехала поскорее, а то Рой Делл схватил Фрэнка и, мне кажется, собирается его убить.

— Послушай, мне сейчас не до того.

Голос Толстяка заглушил нечеловеческий визг, от которого у меня просто волосы встали дыбом.

— Что это? Толстяк, что он там делает? Но собеседник меня не слушал.

— Рой Делл! Перестань! Ты что, рехнулся? Посмотри на него, ты же перекрыл ему кровообращение!

Рой Делл что-то ответил, я не разобрала слов, и тут же послышался новый вопль, перешедший в визг.

— Прошу прощения, что втягиваю тебя в это дело, — сказал Толстяк в трубку, — но в данный момент ты — единственная, кого он может послушать. Рой Делл! — снова завопил он в сторону. — Тебя к телефону!

— Что? К телефону? — переспросил Рой Делл заплетающимся языком. — Передай, что я не буду с ней разговаривать!

— Это не Лулу, это Кьяра, подруга Руби.

“Ну спасибо, Толстяк, — подумала я, — удружил, переключил этого психа на меня! Ловкий ход, ничего не скажешь! ”

В трубке послышались шаркающие шаги, по-видимому, пьяный Рой Делл так шатался, что Толстяк его поддерживал.

— Сюда, вот телефон.

— Привет, радость моя, — проворковал Рой Делл низким и, как он, по-видимому, надеялся, сексуальным голосом. Мне, правда, показалось, что его речь смахивает на рев больного медведя, но я не собиралась тратить время на сочувствие, пусть обращается к мамочке.

— Рой Делл, черт тебя подери, что происходит? — Мэм?..

— Ты что, пьян?

. Рой Делл сменил тон, теперь он отвечал, как нашкодивший мальчишка, которого вызвали к учительнице.

— Да, мэм.

— И ты не послушал меня и все-таки погнался за Фрэнком?

— Да, я это сделал! — прорычал Рой Делл. — И Толстяк меня поддержал.

“Так, вопрос неверный”, — поняла я.

— Но ты бросил меня одну! — жалостно сказала я. — Куда ты пропал?

— Извини, радость моя, так получилось. Я сидел в твоей машине, держал плед, который мы с Лулу отметили своей любовью, и просто думал обо всем понемножку. И вдруг увидел, как мимо проезжает мистер Роудс, медленно так проезжает. Мне давно нужно было с ним поговорить насчет денег, вот я и вышел из машины, подумал, что смогу его перехватить.

— И что было дальше?

Рой Делл вздохнул, по-видимому, разрываясь между двумя желаниями: поговорить со мной и довести до конца месть Фрэнку.

— Он остановился, я подошел. Он вышел из машины и сказал, что у него деловая встреча и некогда со мной разговаривать Я сказал, что мне надоело ждать, когда мне заплатят — прошло уже шесть недель, пора что-то делать. — Паркс умолк, и в трубке послышалось бульканье. Очевидно, он выпил еще. — Этот сукин сын пообещал мне заплатить и велел прийти к нему в офис в тот же день, только попозже. Потом он ушел. И что ты думаешь — теперь я не могу его найти!

Из моей кухни послышались голоса. Вернулась Рейдин, и я поняла, что нужно заканчивать разговор.

— Рой Делл, ты не видел, Микки Роудс не заходил в дом Уоннамейкера Льюиса?

— Не знаю, радость моя, честно. Вообще-то он пошел в ту сторону, но тут сразу начался пожар, с чего бы ему идти в горящий дом?

Итак, Паркс околачивался возле дома достаточно долго для того, чтобы устроить пожар, но исчез к тому времени, когда приехали пожарные.

— Рой Делл, ты где? Я хочу с тобой увидеться.

— Ну нет! То, что тут творится, не для девичьих глаз! Фрэнк совершил ошибку, я ему покажу, как обманывать Роя Делла Паркса!

— Рой Делл, а тебе не приходило в голову, что у меня могут быть с Фрэнком свои счеты?

Услышав шаги в коридоре, я спохватилась: Нейлор лежит в жару, а я тут уговариваю Роя Делла пощадить подонка, которого и впрямь не мешало бы убить. Лишний бриллиант в мою корону. Что ж, надеюсь, когда-нибудь это мне зачтется, может быть, в день Страшного суда.

— Так и быть, — вздохнул Рой Делл. — Если хочешь дать ему разок по морде до того, как я с ним покончу, можешь приехать.

Он бросил трубку на стол и поплелся прочь.

— Рой Делл, — закричала я, — ты где? Куда ехать? Было слышно, как Толстяк о чем-то его спросил.

— Пусть поживет еще чуток, — отозвался Рой Делл. — Ох уж эти бабы, вечно им надо во всем верховодить!

Дверь в мою комнату открылась, и появилась мама в сопровождении свиты.

— Не вешай трубку! — крикнула я.

Где-то вдали послышался характерный лязг пневматического гаечного ключа, и Фрэнк снова завизжал.

— Кьяра, ты слушаешь? — запыхавшись, спросил Толстяк.

— Вы где?

— В гараже.

— На треке?

— Да, не волнуйся, тут нас никакая полиция не разыщет, у Роя Делла есть система раннего оповещения. Приезжай поскорее!

— Не давай Рою Деллу убить Фрэнка до моего приезда! Толстяк повесил трубку, и я повернулась к небольшой делегации, которая собралась у меня в спальне. Перед нами стояли куда более серьезные проблемы, чем спасение Фрэнка от расправы. Прибыл ветеринар Арлен.

Он оказался невысоким худощавым человеком с редеющими седыми волосами и часто мигающими голубыми глазами. Судя по фасону костюма-тройки, время для него остановилось где-то в конце тридцатых годов, сейчас ему, вероятно, было лет под девяносто, но Рейдин этого не замечала. Она стояла рядом с ним, сияя, пасхальная корзина на ее голове была надежно закреплена шляпной булавкой, на руках — нарядные белые перчатки, в которых леди ходят в церковь.

— Кьяра, познакомься, это доктор Арлен Феллоуз, — гордо сказала она, — контр-адмирал военно-морского флота США в отставке.

Разумеется, в отставке, причем давным-давно.

— Где мой пациент?

Близоруко сощурившись, Арлен посмотрел мимо меня. Рейдин отодвинула меня в сторону и подвела ветеринара к кровати. И тут в Арлене произошла резкая перемена. Он командным тоном распорядился:

— Сестра, мой чемоданчик.

Рейдин тоже изменилась, вся как-то подтянулась. Она взяла потрескавшийся кожаный саквояж и поставила на кровать рядом с Нейлором.

— Слушаюсь, сэр!

Арлен наклонился над раненым и быстро дотронулся до его носа.

— Нос сухой, — произнес он, — для человека это плохой признак.

Мама покачала головой и переглянулась с Элом. Она подумала о том же, о чем я: этот ветеринар — полный псих.

Арлен достал фонарик в виде авторучки и посветил в глаза Джону.

— М-м-м, — задумчиво произнес он. — Сестра, лошадиные пилюли, вот что нам нужно. Для начала дадим ему антибиотик широкого спектра, ампициллин — вот что ему поможет. Затем ацетаменофен и ибупрофен поочередно каждые два часа в течение первой ночи. Это должно снять жар.

Нейлор проснулся, он приоткрыл глаза и пытался наблюдать за Арленом.

— У тебя, наверное, все болит, сынок, — участливо сказал Арлен, — не только холка, но и бока. Ничего, скоро тебе полегчает.

Арлен повернулся к Рейдин:

— Сестра, промойте и снова перевяжите рану, дайте больному лекарства, а потом сыграем несколько партий в карты.

Рейдин кивнула и стала извлекать из черного саквояжа какие-то пузырьки, флаконы, пластырь и бинт. Потом, подумав немного, достала оттуда же колоду карт в футляре и бросила ее Элу.

— Приказ доктора, — отчеканила она — Отнесите это в кухню! Сдать по пять карт! И вскипятить воду!

— Вскипятить воду? — переспросил Эл.

— Да. А что, вы не знаете, как это делается?

— Знаю как, но не знаю зачем.

Рейдин не спеша натянула резиновые перчатки.

— Для кофе, для чего же еще, болван! Ма рассмеялась.

— Пойдемте, доктор Феллоуз, у меня есть свежие булочки с корицей.

Она увела ветеринара в кухню, оставив нас с Рейдин делать Нейлору перевязку. Осторожно поддерживая, мы приподняли его, он стонал всякий раз, когда мы до него дотрагивались.

— Это из-за лихорадки, — пояснила Рейдин, — ему больно, даже когда кто-то просто касается его кожи. Сейчас сделаю ему холодный компресс на лоб.

Она стала давать Джону таблетки, тот сначала поперхнулся, но в конце концов Рейдин удалось добиться, чтобы он проглотил их и запил водой. Пока Рейдин промывала рану и делала перевязку, Джон не издал ни звука — он снова потерял сознание.

Закончив, Рейдин повернулась ко мне и серьезно сказала:

— Кьяра, я хочу, чтобы ты меня выслушала.

Мне был знаком этот тон: таким ясным, четким голосом говорила разумная Рейдин. Я посмотрела на нее.

— Ты считаешь, что Арлен — чокнутый, да-да, не отрицай, я вижу! — Она вскинула руку, заранее отметая мои возражения. — В некоторых отношениях так и есть, он такой же псих, как я. Но он отличный ветеринар. Мы сумеем позаботиться о твоем мужчине, Кьяра, ты мне веришь?

Я твердо встретила пристальный взгляд соседки.

— Конечно, верю, Рейдин.

— Примерно через полчаса жар начнет спадать, он начнет поправляться. — Рейдин помолчала. — Так что если от тебя зависит еще чья-то жизнь… кажется, ты просила кого-то не убивать до твоего приезда…

— Ах да!

Я посмотрела на Нейлора. Его лицо было почти нормального цвета. Рейдин тронула меня за руку.

— Детка, доверь его мне, я о нем позабочусь. Он не умрет, это я тебе обещаю.

Я обняла ее и подошла к кровати. Присев рядом с Джоном, я осторожно погладила его по волосам и прошептала:

— Мне нужно ненадолго съездить на гоночный трек, я скоро вернусь.

Он широко раскрыл глаза. — Нет! — Джон, это займет не больше часа, обещаю.

— Я сказал — нет! Мышь… она может двинуться в любую минуту…

— Дорогой, ты бредишь, Карла знает про мышь. Ты ей уже сказал. Все в порядке.

Джон здоровой рукой схватил меня за руку.

— Нет!

— Ладно, ладно, я никуда не поеду, просто погуляю. Меня вдруг охватила паника. Вдруг Рой Делл в самом деле убьет Фрэнка? Тогда его смерть будет на моей совести, ведь я могла ее предотвратить. Рейдин подала голос:

— Кьяра, тебе нужно перекусить, — и легонько подтолкнула меня к двери. Потом повернулась к Джону и сказала мягким, умиротворяющим голосом настоящей сиделки: — Сынок, сейчас я сделаю тебе прохладный компресс, а Кьяра пока поест, она скоро вернется.

Я вовсе не собиралась идти в кухню и есть, я собиралась срочно ехать на гоночный трек, чтобы спасти от смерти одного подонка. Во всяком случае, планировала.

Глава 30

Похоже, детектив из меня не получится. Я поняла это уже по дороге в Уевахитчку, на гоночный трек “Дэд лейке”. У меня было полно фактов, но я не могла сделать из них ни одного осмысленного вывода. Руби убили на гоночном треке. Нейлор работает под прикрытием на том же треке по заданию Агентства по борьбе с наркотиками. В доме Уоннамейкера Льюиса хранились наркотики. Уоннамейкер убит, его дочь — тоже. После него осталось наследство, миллионы долларов, и единственный человек, который мог заявить на него права — пропавший родной брат Руби.

— Что сделал бы на моем месте полицейский? — спросила я, ни к кому не обращаясь. — А вот что: стал бы задавать вопросы. Они задают вопросы всем, начиная от Роя Делла, Микки Роудса… — я повернула на подъездную дорогу к треку, — и заканчивая миниатюрной брюнеткой из его конторы.

У ворот я затормозила. Они оказались заперты. Другой дороги не было, поэтому мне, судя по всему, предстояло топать пешком.

— Но коп не пошел бы пешком, — пробормотала я, — он бы помахал ордером на обыск, и ворота сами собой распахнулись бы.

Сердито хлопнув дверью, я вышла из машины и пошла пешком, рассуждая вслух:

— Рой Делл не может быть убийцей, он племянник Рейдин, он не был усыновлен. Кто еще остается в моем списке? Кто еще был и на первом месте преступления, и на втором? — Я понизила голос: мне все стало ясно.

Теперь я знала, у кого был и мотив, и возможность, мне нужно было только получить подтверждение своей догадки. У меня засосало под ложечкой: я должна была действовать очень хитро и осторожно, иначе дело могло кончиться моей смертью. Тот же, кто убил Руби, ослабил гайки на переднем колесе “камаро”; это он пытался столкнуть меня с дороги, он напал на меня на стоянке возле клуба. Всякий раз, когда случалось что-нибудь плохое, этот негодяй присутствовал на месте происшествия.

Я пересекла трек и зашагала к зоне боксов. Рев моторов стал громче. Не знаю, где у Роя Делла его хваленая система раннего оповещения, но до сих пор при моем появлении не прозвучало никаких сигналов тревоги. Можно сказать, я добралась до гаража никем не замеченной — один-два случайных свистка не в счет.

Хорошо знакомая мне желтая “вега” была поднята на домкратах, железная пасть широко распахнута, задние колеса сняты. Я огляделась никого. Тогда я обошла “вегу” и направилась к металлическому гаражу, который по совместительству служил Рою Деллу мастерской.

Слишком уж легко все получалось, даже подозрительно, меня это насторожило.

Металлические ворота гаража были закрыты почти до конца, между створками оставалась только узкая щель, внутри было темно и оттуда не доносилось ни звука. Я оглянулась, проверяя, не видит ли меня кто, и открыла ворота пошире — настолько, чтобы можно было пройти внутрь.

Это была большая ошибка.

Я остановилась, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте, и внезапно почувствовала, что я не одна. Где-то там, в полумраке, слышалось еще чье-то дыхание.

— Рой Делл? — Тишина. Я сделала несколько шагов. — Рой Делл, это ты?

Никакого ответа.

Я стала различать отдельные предметы, какое-то оборудование, но было все-таки слишком темно. Тогда я вернулась к воротам и раздвинула их чуть шире, в щель хлынул поток солнечного света, и я разглядела в дальнем конце гаража парочку распростертых на полу тел. Обнаженных.

Худший из моих кошмаров-снов воплотился наяву. Рой Делл Паркс и его супруга Лулу лежали рядом, держась за вполне определенные части тела друг друга, и блаженно улыбались во сне. Рядом на полу валялась пустая бутылка из-под текилы.

Я невольно вскрикнула:

— О Господи!

Лулу приподнялась, приоткрыла один опухший глаз и окинула меня оценивающим взглядом. Тихо, чтобы не разбудить Роя Делла, я спросила:

— Где Фрэнк?

Толстуха, казалось, на мгновение смешалась, но потом покосилась на мужа и расплылась в улыбке.

— Рой Делл вступился за мою честь, — сообщила она с самодовольным видом. — Он схватил Фрэнка и стал обрабатывать его мужское достоинство гаечным ключом. Я только так и смогла уговорить его отпустить беднягу. — Лулу покачала головой. — Позже, когда спадет опухоль, Фрэнк еще сможет пользоваться своим орудием, но сейчас его пришлось увезти в больницу. Нужно было сделать обезболивание.

Лулу привалилась к мужу и снова заснула, что, с моей точки зрения, было только к лучшему, если учесть, что при нашей последней встрече она смотрела на меня через прицел дробовика.

Я вышла наружу, щурясь от яркого солнечного света. Боюсь, мне не скоро удастся забыть не слишком эстетичное зрелище, которое являла собой эта пара. Я снова стала рассуждать вслух:

— Что сделал бы на моем месте полицейский? Стал бы рассуждать логично. Он сказал бы: “Не думай об этой уродливой наготе, наш мир вообще не слишком красив, в нем полным-полно всякой гадости. Лучше сосредоточься на деле”.

Я стала обходить боксы других команд. Время ленча давно наступило, и в воздухе висел стойкий запах жареного мяса и лука. Местная закусочная вовсю обслуживала своих прожорливых клиентов. У меня с утра крошки во рту не было, но этот запах напомнил мне о гамбургере, который я съела в этой самой закусочной в ночь, когда была убита Руби, и у меня резко пропал аппетит.

— Есть не обязательно, тебе нужно только задать пару вопросов, — напомнила я себе.

И я бы так и поступила, если бы не посмотрела в сторону ворот. Но я туда посмотрела, и взору предстала зло-вещая картина: детектив Уилинг и с ним пятеро копов в форме спецназа. У меня не было никакой возможности вернуться и предупредить Роя Делла. А после того как я увидела выражение лица Уилинга, встречаться с ним мне тоже как-то расхотелось. Поэтому, спрятавшись за угол закусочной, я вспомнила о другой своей цели: поболтать с некой брюнеткой.

— Это тебе должно понравиться, — подбодрила я себя и стала подниматься по металлической лестнице.

В крошечной приемной в лицо мне ударил холодный воздух, ноги по щиколотку погрузились в густой ворс роскошного ковра. Я словно попала в другой мир, тот, где гонки проходили не на грунтовом треке, а на дорогом высококачественном бетоне.

Из кабинета, где сидела брюнетка, донесся крик.

— А мне плевать! — надрывался мужчина. — Я тебе говорю, как обстоит дело и как оно должно обстоять. Делай то, что я говорю!

Похоже, учтивый Микки Роудс потерял свое хваленое самообладание.

— А я вам говорю, что у меня есть диплом бухгалтера, я в этом деле разбираюсь, это неправильно!

Моя соперница защищала свой интеллект — вот уж чего я от нее никак не ожидала! Выходит, она заняла принципиальную позицию.

— Я плачу тебе за то, чтобы ты выполняла мои указания! — кипятился Микки.

— Вот что я вам скажу, — голос брюнетки был не намного тише, — если бы я не установила, что сумма подсчитана неверно, ваша бухгалтерия показала бы еще большие убытки, чем они есть на самом деле! Сказали бы спасибо, что я нашла деньги!

— Чушь собачья, — заверещал Микки. — Эта цифра неправильная!

— Кажется, один из нас рехнулся, и это не я! — возразила брюнетка. — Нас осаждают кредиторы, людям не платят по нескольку месяцев, я обнаруживаю средства, а вы мне заявляете, что их на самом деле там нет! И что вы за бизнесмен после этого, скажите на милость?

На этот вопрос я могла ответить: бизнесмен, который занимается отмыванием денег. Подпольный бизнесмен, один из тех, кем бы мог заинтересоваться Нейлор. Я прошла дальше по коридору и проскользнула в кабинет Микки. Теперь голоса звучали громче, я слушала спор и одновременно осматривалась. Если у Микки были финансовые проблемы, то на обстановке кабинета это никак не сказывалось. Кожаный диван, письменный стол вишневого дерева, восточный палас на полу. Хотя Роудс и содержал всего лишь жалкий грунтовой трек, вкус у него определенно был.

— Так с начальником не разговаривают! — прогремел Микки.

Но брюнетка не спасовала:

— Что ж, моя сестра работает в полиции, она вам растолкует, что я могу подать на вас в суд за словесное оскорбление!

Микки сразу сменил тон:

— Я не хотел тебя оскорбить. Послушай, мы просто не поняли друг друга, давай оставим пока эту тему, сейчас поздно, твой рабочий день закончился.

— Завтра ничего не изменится, — пробурчала брюнетка.

— Возможно, — согласился Микки. — Чем твоя сестра занимается в полиции?

Голоса приблизились, как будто Микки и брюнетка вышли в коридор и направились в мою сторону. Я лихорадочно оглядывалась, думая, где можно спрятаться, сердце забилось так громко, что почти заглушило голоса. Одну стену комнаты целиком занимали раздвижные двери.

— Господи, прошу тебя, пусть это будет шкаф! — шепотом взмолилась я, бросаясь к дверям.

За ними и правда оказался шкаф. Я спряталась и стала слушать дальше.

— Она работает в патрульной службе, — говорила брюнетка, — в третью смену. Не самый удобный вариант, но пришлось его выбрать, чтобы ее не обвинили в семейственности.

— В семейственности? — с тревогой переспросил Микки.

— Ну да, наш отец — заместитель начальника управления.

Я услышала вздох, но он прозвучал неправдоподобно близко, почти над самым моим плечом, это явно не мог быть вздох Роудса. Чья-то большая ладонь зажала мне рот, огромная рука обхватила меня за талию, одновременно прижав мои руки к бокам.

— Не двигайся! — прошептал мужской голос. — Молчи, иначе мне придется сделать тебе больно.

Толстяк. От него пахло жареным луком. Здоровяк прижал меня к стене встроенного шкафа, и мы вместе стали медленно опускаться вниз, пока не сели на металлический чемодан или ящик. Должно быть, я вздрогнула, когда мои бедра соприкоснулись с холодным металлом, а может, просто испугалась до полусмерти, но Толстяку это не понравилось. Он вдруг зажал мне нос пальцами, в то время как ладонь по-прежнему закрывала рот. Стало нечем дышать.

— Если будешь трепыхаться, только быстрее потеряешь сознание, — прошипел он. — Не двигайся, тогда я дам тебе вздохнуть.

Я замерла. У меня звенело в ушах, легкие распирало. Он убрал пальцы с моего носа, и я жадно втянула затхлый воздух.

Микки вошел в кабинет и, судя по звуку, стал набирать номер.

— Алло, это я. Нет! Нет! Денег пока нет, но мы все равно продолжаем, как было намечено. — Микки помолчал, слушая собеседника. — Да мне плевать! Я вот-вот получу кучу денег. — Микки снова замолчал. Толстяк напряженно прислушивался и, наверное, не заметил, что сжал меня еще крепче. — Но чтоб это было в последний раз, понял? — продолжал Микки. — Слышать ничего не хочу! У меня своих забот хватает. Просто привезите товар, я обо всем позабочусь. Деньги меня любят, это я вам точно говорю.

Микки бросил трубку и вздохнул.

— Черт! “Папочка — заместитель начальника”, — передразнил он. — Надо же, только подумаешь, что настал твой черед прокатиться, как обязательно кто-то появится и уведет пони!

В шкафу было невыносимо душно и с каждой секундой становилось все хуже, сильно пахло жареным луком и застарелым табачным дымом. Я пыталась сдержаться, честное слово, пыталась, но волосы на ручище Толстяка щекотали мне нос, а тут еще этот запах… словом, я чихнула. Звук получился короткий и не очень громкий, но этого оказалось достаточно. Микки перестал разговаривать сам с собой и открыл выдвижной ящик стола. Из-за толстого паласа на полу его шагов не было слышно, но мой тюремщик и без того понял, что последует дальше. Он выпрямился и встал, прикрывшись мной, как живым щитом. Дверь шкафа распахнулась, и я оказалась чем-то вроде бронежилета Толстяка под дулом пистолета Микки.

— Ах, мне очень жаль, что приходится это делать, — сказал Микки, прицелившись прямо мне в сердце.

Толстяк оттолкнул меня в сторону с такой силой, что закружилась голова, а в следующее мгновение на том месте, где только что находилась моя голова, прогремел взрыв. Огромная туша Толстяка пронеслась мимо меня, вылетая из шкафа. Я попятилась, Толстяк и Микки сцепились и повалились на пол. Сверху поочередно оказывался то черный атлас, то голубые джинсы, со стороны это напоминало турнир по реслингу.

Я не поняла, куда девался пистолет Микки — судя по тому, как двое мужчин катались по полу, он мог оказаться где угодно. У Толстяка голова была в крови, он, по-видимому, проигрывал схватку, что казалось странным: он был чуть ли не на фут выше босса и фунтов на восемьдесят тяжелее. Я наблюдала за дракой. Пистолет появился в руке Роудса.

— Нет!

Поняв, что Микки вот-вот выстрелит в Толстяка, я закричала, выхватила из кармана складной нож и раскрыла его. Ни один из дерущихся меня не услышал, зато Микки почувствовал — я прыгнула ему на спину и схватила его за волосы. Я действовала быстро, поэтому, когда у меня в руке остался парик Микки, в первое мгновение даже решила, что случайно сняла с негодяя скальп. Потом я поняла, что это не так, и прижала острое стальное лезвие к шее Роудса, одновременно схватив его за ворот рубашки.

— Брось ствол, или я перережу тебе артерию. Пистолет упал на пол, им тут же завладел Толстяк.

— Не вздумай шутить, — предупредила я, — а то прирежу этого ублюдка и возьмусь за тебя.

Откуда-то послышался механический звук, от которого задрожал весь дом. Дверь кабинета распахнулась, ударившись о стену, и оказалось, что коридор полон людей в форме полицейского спецназа. Пол задрожал от топота тяжелых ботинок, прямо передо мной вырос Уилинг. Рев пропеллера стал громче, почти заглушив его крик:

— Всем оставаться на местах! Бросить оружие! Толстяк и я уставились на детектива и почти дуэтом спросили:

— Это вы мне?

Возникла короткая пауза, стало относительно тихо, а еще через секунду с крыши донеся топот бегущих ног.

— Это ты их вызвал? — спросил Уилинг Толстяка.

— Нет, а разве не вы? — ответил тот, опуская руку.

Я все еще держала нож у горла Микки. Теперь мне все было ясно, кусочки головоломки встали на свои места. Только чтобы подтвердить свою догадку, я еще разок посмотрела на шкаф.

— Проклятие, — пробормотал Уилинг, — наверняка это Терранс.

Топот уже доносился из коридора. В кабинет вбежала женщина в темно-синих брюках и такой же ветровке с огромной эмблемой агентства. В руке у нее был пистолет, а на лице — хорошо знакомая мне зловещая ухмылка.

— Я принимаю командование, — заявила она.

— Черта с два! — возразил Уилинг, все еще держа под прицелом Микки Роудса.

— Только через мой труп, — добавила я.

— С удовольствием, — сказала Терранс.

Лишь Толстяку, казалось, было безразлично, кому достанется Микки Роудс. Он отошел в сторону и встал рядом с Уилингом.

— Этот подонок находится под юрисдикцией Управления по борьбе с наркотиками, он замешан в деле, которое мы расследуем. Торговля наркотиками и отмывание денег.

Уилинг промолчал, тогда вмешалась я.

— Что ж, а мы вот с ним, — я кивнула на Уилинга, — разыскивали его за убийство.

Одна бровь детектива чуть заметно приподнялась, губы под усами дрогнули. Он думал, что я пытаюсь словчить!

— Видите вон там в шкафу обгоревший сейф? — спросила я Уилинга. — Я уверена, это сейф из дома Уоннамейкера Льюиса. В нем должно быть завещание. — Микки застонал. — Этот подонок убил Уоннамейкера и Руби, Руби была его сестрой, не так ли, мерзавец, или следует называть тебя Майклом?

Нож в моей руке чуть-чуть дрогнул и уколол Роудса в шею. Никто не двинулся с места.

— Уоннамейкер был твоим отцом, так ведь? — продолжала я, передвигая нож выше и оставляя на коже Микки тонкий кровавый след.

— Кто-нибудь, прикажите ей прекратить! — заорал мерзавец.

— Думаю, парень, тебе лучше сначала ответить на ее вопрос, — заметил Уилинг, — а уж потом мы можем заняться твоей проблемой.

— Да, это сделал я! — простонал Микки.

Это был миг, когда я почувствовала, что значит держать в своих руках чью-то жизнь, однако католическое воспитание взяло верх. Сестра Мария Магдалина не была бы мной разочарована.

— Босс, мне надеть на него наручники? — спросил Толстяк.

Уилинг улыбнулся:

— Конечно.

— Постойте! — закричала я. — Как вы можете доверить ему это дело? Откуда вы знаете, что они не сообщники? Да у Толстяка список судимостей — в руку длиной!

Переглянувшись с Уилингом, Толстяк усмехнулся:

— Великая вещь — компьютеры!

— Кьяра, — тихо пояснил детектив, — он работает на нас… можно сказать, на полставки. Он наш осведомитель.

Толстяк с опаской подошел ко мне — я все еще держала нож возле щеки Микки — и улыбнулся.

— Кьяра, можно мне его забрать?

Чтобы сбежать, Роудсу пришлось бы сначала прорваться через двойной кордон — полицейского спецназа и Агентства по борьбе с наркотиками, но мне все равно было как-то боязно отпускать его просто так. Я спросила:

— Где наручники?

Толстяк потряс ими у меня перед носом.

— Вот они, помощники полицейского, всегда наготове. Я неторопливо убрала нож, сложила и сунула в карман.

— Вы что, собираетесь ее просто так отпустить? — завизжала Карла.

— Естественно, — улыбнулся Уилинг. — Она тоже наша помощница.

— Ничего подобного!

Терранс не желала сдаваться, но и Уилинг тоже.

— А вы попробуйте мне помешать. Может, моим напарником вы и вертите как хотите, но для меня вы никто, я вам ничем не обязан.

Один из людей Уилинга увел Микки. Проводив его взглядом, Карла прошипела:

— Его сегодня же переведут под мою юрисдикцию.

— Может быть, да, а может, и нет, — отозвался Уилинг.

Он посмотрел на меня, лицо было, как всегда, непроницаемым, впрочем, не совсем, усы чуть подрагивали: он прятал улыбку. Согнув руку в локте, он предложил мне опереться на нее.

— Пора навестить моего напарника.

Оставив Карлу шипеть от злости сколько ей вздумается, мы вышли через черный ход на площадку лестницы. Уилинг посмотрел на меня и задумчиво нахмурился.

— Ну ладно, агентство пасло Роудса несколько месяцев, наблюдая за его махинациями по отмыванию денег, я следил за треком потому, что расследовал убийство. Но как вы… — он замялся, — как вы, дилетантка, смогли вычислить, что Роудс убил вашу подругу и ее отца?

Я облокотилась о перила, наблюдая за тем, что происходило внизу. Полицейские обыскивали Роудса, вокруг уже собралась небольшая толпа из гонщиков и механиков, все с изумлением следили за происходящим.

— Я не была до конца уверена, но знала, что и Руби, и Уоннамейкера убили не просто так, на то была причина. Единственной ниточкой был пропавший брат Руби, Майкл. После того как Уоннамейкера убили, стало ясно, что мотивом были деньги, значит, преступником должен быть человек, который настолько остро нуждался в деньгах, что готов был ради этого на все. Я начала узнавать и в конце концов выяснила, кто это. Микки очень нужны были деньги, он всем задолжал, и он в обоих случаях присутствовал на месте преступления. Задним числом я поняла, что он был поблизости и в ту ночь, когда на меня напали на стоянке. — Видя, что Уилинг удивился, я добавила: — Об этом я вам не рассказывала. Когда я сегодня подслушала, как Микки говорил кому-то по телефону, что скоро получит средства, это лишь подтвердило мою догадку. А потом я буквально споткнулась о сейф у него в шкафу.

Уилинг улыбнулся в усы, покачал головой и, придерживая меня под локоть, стал спускаться по лестнице.

— Вы не могли бы меня подвезти? — спросил он. — Не каждый день имеешь дело с таким очаровательным детективом. Большей частью приходится ездить с жуткими упрямцами вроде вашего дружка.

Мы тронулись в Панама-Сити. Кортеж возглавлял фургон с арестованным, потом моя “камаро”, а за ней пять полицейских машин со включенными сиренами и мигалками. Не то чтобы в этих сиренах и мигалках была необходимость, но почему не включить, если есть возможность? Панама-Сити — город небольшой, но живем мы с размахом.

Глава 31

Мы подъехали к моему дому. Я затормозила. Солнце уже садилось, его лучи окрасили серебристые трейлеры в розоватые тона.

— Догадываюсь, что у вас к нему много вопросов, но хочу предупредить: он сейчас не очень хорошо себя чувствует.

Детектив повернулся ко мне:

— Не волнуйтесь, я знаю, почему Джон это сделал, и не собираюсь на него набрасываться.

— И почему же он это сделал?

Уилинг опустил голову и посмотрел на свои сцепленные вместе пальцы. Казалось, он колеблется.

— Кьяра, думаю, я могу рассказать вам правду, мне кажется, вам можно доверять, но, видит Бог, мне очень не хочется, чтобы эта история приобрела огласку. — Он глубоко вздохнул и отвернулся к окну. — Некоторое время назад у меня был роман с одной женщиной, офицером патрульной машины. Я не горжусь этим, но так случилось. Конечно, я мог бы сказать, что дело было в рабочее время, но разве это оправдание? Я едва не потерял семью и, если эта история стала бы известна кому-нибудь из управления, мог бы лишиться работы — да и до сих пор могу.

Я наклонилась к нему и накрыла его руку своей, но Уилинг, кажется, этого даже не заметил.

— Не так давно, приехав по делам на гоночный трек, я увидел, что ее сестра выходит из конторы управляющего. Тогда-то я и понял, что Джон не хотел впутывать меня в это дело. Мне неприятно об этом говорить, но я уверен, что Карла все знала, полицейское управление Панама-Сити — организация небольшая, а в то время, когда я встречался со Сьюзи, Карла тоже работала у нас.

— Думаете, она шантажировала Джона тем, что может вас выдать?

Бывшая миссис Джон Нейлор оказалась еще хуже, чем я думала.

— Вы ее не знаете, — ответил Уилинг. — Ее интересует только работа. Она бы воспользовалась любыми средствами, чтобы вовлечь Джона в расследование, даже если это означало поставить под угрозу его напарника или вынудить его самого обманывать руководство. Такое понятие, как порядочность, для Карлы не существует. Она хотела любой ценой сорвать операцию по отмыванию денег и не остановилась бы ни перед чем. Работа для нее — главное. Кстати, именно на этой почве они с Джоном расстались. — Уилинг посмотрел мне в глаза. — Пусть все, что я сейчас рассказал, останется между нами, договорились?

— Ну да, — подтвердила я. — Пойдем навестим вашего напарника.

Когда мы вошли в трейлер, там стоял дым коромыслом. За кухонным столом сидели мама, Эл, Арлен, Рейдин и Винсент Гамбуццо, а на разделочном столе, в мойке и вообще на всех поверхностях стояли грязные тарелки с остатками ленча. За столом же шла азартная игра в карты. Бутылка папиного кьянти емкостью в целый галлон почти опустела. Даже Эл улыбался, что с ним случалось нечасто, рядом с его пустым стаканом красовалась внушительная стопка покерных фишек.

— Ну что, вы собираетесь раскошеливаться или как? — осведомился он, обращаясь к партнерам.

Рейдин швырнула на стол красную фишку и закричала:

— А ну-ка побейте меня! Одну карту!

Арлен что-то промычал и сложил карты. Мама вздохнула и положила голубую фишку.

— Мне четыре, — сказала она. Я поняла, что это надолго.

Первой меня заметила Рейдин, почти одновременно с этим Флафи выбежала встречать хозяйку.

— Насколько я понимаю, Джону лучше? — спросила я, от души надеясь, что игроки не забыли про пациента.

— Готовь свои кроссовки, девочка, — воскликнула Рейдин. — Жар спал, и у него появился аппетит!

— Да, — подтвердил Эл, — но эти двое на всякий случай еще напоили его вином. Думаю, парень сейчас парит под потолком.

Флафи тявкнула и включилась в игру. Она прыгнула на колени к Элу, который никогда раньше не питал симпатий к этой “неполноценной собаке”, и с интересом заглянула в его карты.

— Идите к нему, я подожду, — тихо сказал Уилинг.

В эту минуту мне больше всего на свете хотелось пойти к Джону, но Уилинг был знаком с ним дольше, и сейчас я не могла с этим не считаться.

— Сначала вы, я подожду. — Я подтолкнула его вперед. — Комната в самом конце коридора.

— Спасибо, Кьяра.

Он ушел напряженной походкой, спина казалась одеревеневшей, руки были плотно прижаты к бокам. Я вышла на заднее крыльцо, азартные картежники даже не заметили моего отсутствия, вернее, не заметил никто, кроме Флафи, которая выбежала за мной и, как только я села на ступеньку, забралась ко мне на колени.

Я подняла голову, посмотрела на облака и тихо сказала:

— Не знаю, слышишь ли ты меня, но если слышишь, знай, я за тебя отомстила. Я нашла убийцу!

Мне никто не ответил, только по траве пробежали волны от легкого ветерка. На кустах гардении вспыхнули первые светлячки.

Флафи устроилась поудобнее.

— Я не знаю, каково это, танцевать с ангелами, — прошептала я, — но надеюсь, ты научишь их паре новых движений.

По щеке сбежала слеза, я уткнулась головой в колени, рядом с Флафи.

У меня за спиной скрипнула дверь, в дверном проеме возник Нейлор. Уилинг его поддерживал, но не очень, Джон стоял почти самостоятельно.

— Место рядом с тобой не занято? — спросил Джон.

Он медленно подошел и так же медленно сел рядом со мной. Уилинг тактично удалился в дом и тихо, но плотно закрыл за собой дверь.

— Эй, ты меня обманула, — прошептал Джон. — Все-таки помчалась на этот трек, где я не велел тебе показываться.

По моим щекам все еще текли слезы, и я не ответила, только пожала плечами.

— Что ж, мне пришлось позвонить Уилингу, чтобы он выслал тебе подкрепление. Я прикинул, что ты можешь здорово влипнуть.

— Я отлично справилась…

— Ну да, ты и твой нож. — Джон тихо рассмеялся и положил руку мне на бедро. — Думаешь о Руби, да?

Я кивнула, слезы стояли в горле, мешая говорить.

— Иди ко мне. — Здоровой рукой он обнял меня. — Положи голову мне на плечо.

Несколько минут мы сидели молча, было очень тихо, если не считать стрекотания кузнечиков. Вдруг Джон запел: сначала почти шепотом, потом громче. Я узнала мотив и подхватила:

— Я улечу, о Боже, я улечу. Когда я умру, аллилуйя, я улечу…

Так мы и сидели — моя голова лежала у него на плече, его рука обнимала меня, по моим щекам лились слезы — пока песня не кончилась. К тому времени совсем стемнело. Потом Джон заговорил.

— Я тут за ней присмотрю. — И прижал меня к себе. — Пойдем в дом, покажем им, на что способны два настоящих игрока в карты.

Я в последний раз посмотрела на небо и увидела, как зажглась первая звездочка.

— Представляю, должно быть, это будет потрясающе: ты побиваешь всех одной рукой, когда вторая привязана у тебя за спиной.

Джон вздохнул.

— О, ты еще не видела, на что способна эта рука. Дверь открылась, и ночь огласилась громким смехом.

— Так и быть, супермен, — сказала я, — посмотрим, на что способен однорукий мужчина.

Джон посмотрел на меня и засветился улыбкой, которую я так хорошо знала.

— Я-то на многое способен, вопрос в другом: хватит ли у тебя силенок, когда я начну?

В кухне было полно народу, и здесь же, при всех, в присутствии мамы и Эла, Джон Нейлор меня поцеловал. Поцелуй был долгий, неторопливый, и после него ни у кого уже не возникало сомнений в том, что у нас осталось незаконченное дело. Но с этим как раз было все в порядке, потому что за дело взялась Кьяра Лаватини, Королева Неоконченных Дел. И если Джон Нейлор собирался что-то начать, то я — та самая женщина, с которой он мог довести это до конца.

Примечания

1

Пушок (англ.). — Здесь и далее примеч. пер.

2

Популярная певица и автор песен.

3

Размер бюстгальтера.

4

Примерно 45 градусов по Цельсию.


home | my bookshelf | | Стриптиз на гонках |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу