Book: Стриптиз в кино



Стриптиз в кино

Нэнси БАРТОЛОМЬЮ

СТРИПТИЗ В КИНО

Глава 1

В ту минуту, когда бедняга Винус Лавмоушн отдавала концы, я вдруг почувствовала страшную боль, извините, в заднице. В прямом смысле этого слова. Я как раз наклонилась, чтобы открыть дверцу своей тачки, как вдруг услышала выстрел, а потом что-то царапнуло по левой ягодице, да еще как. Барри по прозвищу Змей, наш театральный агент, начал дико орать, охранник Бруно открыл стрельбу, а у меня по ноге потекло что-то мокрое, теплое и липкое.

Хотелось бы ввернуть насчет того, что, когда оседала на землю, перед моими глазами промелькнула вся прожитая жизнь, но, если по-честному, ничего такого не было. И думала я не о жизни, а о Джоне Нейлоре, детективе из отдела убийств нашего городка Панама-Сити, штат Флорида. Не о том, что он сейчас прямо-таки вылезет из кожи и моментально схватит того, кто стрелял, убийцу то есть, а о том, что я никогда еще не видела его совсем без одежды. Я говорю про Джона, не про убийцу. И быть может, уже никогда не увижу, если дам дубаря. Впрочем, тут же у меня мелькнула утешительная мысль, что от раны в задницу никто еще не умирал.

Позднее мне сказали, что пуля по пути к моей левой ягодице угодила бедной Винус прямо в сонную артерию. Однако об этом было страшно думать, и я старалась вспоминать о другом — как все было классно в этот вечер до того момента, когда раздался внезапный выстрел. Как мы качественно выступали — Винус, заезжая стриптизерша, и я, звезда местного клуба “Тиффани” для мужчин. Как вместе раскочегаривали мы даже самых инертных мужиков, поднимая у них настроение и все остальное и освобождая их тугие кошельки. Как танцевали под песенку — ну, вы знаете ее — “Когда вам захочется на звезде… ”.

Винус раскачивалась на одной стороне сцены, возвышаясь над полом на рогатом месяце, я появлялась с другого конца на усыпанной блестками звезде, все было так поэтично — закачаешься. Нас поддерживали разноцветные тросы — у нее золотые, у меня серебряные, и грим был такой же расцветки.

Это Барри уговорил Винсента Гамбуццо, хозяина клуба, пригласить к нам Винус. Он же заставил его застраховать все наши руки, ноги и прочие части тела на случай, если грохнемся с этих чертовых небесных светил. Ведь про Винус ходила молва, что она самое настоящее восьмое чудо света, которое не дай Бог гробануть. Но нашелся такой гад — не пожалел пули.

А еще говорили, что у нее в теле больше силикона, чем сахара в леденцах, и что раньше она была плоская, как доска, и бесформенная, как амеба, к тому же волосы жидкие и серенькие, как у мышки, а глаза — один на вас, другой на Арканзас.

Однако у Винус, которую я знала, было везде, где надо, по сорок восемь дюймов, а талия — прямо как у Барби. И глаза большие, круглые и фиалкового цвета — потому что линзы. Губы у нее всегда сложены как для поцелуя, а волосы невозможно густые, мягкие, как шелк, и золотистые, как звезды. Правда, насчет мозгов похуже. Она, видно, придерживалась правил: зачем мозги, ведь мужчинам это по барабану, их добровольные взносы и без этого не делались меньше.

В общем, когда заиграла музыка и нас начали медленно поднимать на тросах, зрители думали не о прочитанных книжках и даже не о своих детях и женах. Они глазели на, может быть, самый исключительный номер на всем северо-западном побережье Флориды. Если сечете, о чем толкую, то такая парочка, как мы с Винус, может и мертвого поднять из гроба… Ох, только ее уже никто не поднимет. А вообще мы с ней были очень разные. С Винус то есть. Она вся искусственная, я — вся какая есть: ровно пять футов десять дюймов на шпильках, натуральная блондинка, ноги дай Бог каждому и еще парочка штучек — тридцать восемь в окружности, до которых никогда не дотрагивался скальпель хирурга. Другими словами, есть с чем залезть в голову и в постель к мужчине.

Змей и Винсент не могли нарадоваться на наш прикольный номер, а швейцар Гордон говорил, что люди навалом прут в клуб, давно такого не было — ни весной, ни в дни нашествия байкеров. Надо сказать, наша лавочка из приличных, клиентура нормальная, выше среднего. А еще скажу по секрету, это я надумала пригласить к нам Винус. Но особенно не свечусь — пускай Барри и Винсент считают, что это была их гениальная идея.

Наш хозяин мужик неплохой, дело знает, раскрутить умеет. В клубный бизнес Винсент пришел с продажи подержанных автомобилей, любит поговорить о себе и вроде бы туманно намекнуть, что связан с “одной итальянской семьей”, сами понимаете, о чем речь. Я тоже в делах кое-что соображаю, он это уважает…

Но все, конечно, мура в сравнении с тем, что случилось с Винус, которую, как уже было сказано, я посоветовала пригласить к нам в клуб и, выходит, несу какую-то ответственность за ее судьбу.

Когда она приехала, я первая пошла ей навстречу, проявила какое-никакое внимание. Тем более она была гостьей, а я вроде хозяйкой. Я старалась приучить ее к нашим понятиям о том, что такое стриптиз: не только о шест тереться и скидывать с себя последние шмотки, не переставая жвачку жевать, но вкладывать в это дело душу. Да-да, а не одну анатомию. И в конце концов что-то у нас стало получаться.

Глава 2

Мы закончили представление, как всегда, под утро и, получив последнюю порцию аплодисментов, переоделись и собрались поехать в закусочную, когда случилось то, ужасное. Винус и Барри направились к его побитой, видавшей виды машине, своим существованием подтверждавшей мои подозрения, что дела у него не так уж блестящи. Охранник Бруно, весь из половых гормонов и мышц при почти полном отсутствии мозгов, торчал у входной двери. Стоянка, можно считать, опустела: последние гости разъехались около часа назад. Винсент уже стоял возле своего прикольного красного “порше”, видимо, раздумывая: снизойти ему до того, чтобы перекусить вместе с нами, или отправиться в свою одинокую шикарную квартирку в одном из элитных домов города. Остальные служащие клуба либо уже отвалили, либо остались для уборки.

Как я упоминала, я начала открывать дверцу своей “камаро”…

И в это мгновение услышала негромкий звук — как будто выстрелили из игрушечного пистолета, и потом сразу крики на стоянке и множество выстрелов, на этот раз очень громких. Скажу вам, если не знаете, что в таком бизнесе, как наш, вполне естественно, что люди имеют при себе пушки и даже пулеметы. У меня тоже кое-что имеется… Вру, ничего у меня нет.

Однако в тот момент я забыла обо всех видах оружия и грохнулась прямо на землю. Так сделали и другие, только при этом высматривали, наверное, какую-то цель и палили кто куда. Но Бруно — он стоял поодаль — мог, я думаю, знать, откуда раздался выстрел. Пожалуй, за всю свою жизнь я не видела рядом с собой одновременно столько оружия и чтобы оно так мгновенно исчезло, словно растворилось в воздухе, как только прибыла полиция, которую кто-то вызвал.

После выстрела я пыталась закатиться под машину, но мешали некоторые части тела, и больше всего левая нога. Она жутко болела и не сгибалась. Слушая грохот выстрелов, я опасалась, что меня изрешетят пули друзей, а не только того, убийцы, который стрелял первым. Я протянула руку к ноющему бедру, и ладонь вмиг стала липкой от крови. В этот момент я и подумала о Джоне Нейлоре и о том, что наша взаимная симпатия так и не превратилась в нечто более осязаемое, а теперь, возможно, не превратится никогда.

Полицейские сирены завывали уже совсем близко, когда Барри завопил, почти заглушив их.

— О Господи! — орал он. — Она мертва! Винус, девочка моя, не оставляй меня!

Бруно в это время сделал еще пару выстрелов из своего сорок пятого калибра в сторону сосен, отгораживающих здание клуба от дороги. Потом скатился с лестницы, перепрыгивая через несколько ступенек, и короткими перебежками помчался к мусорным бакам, откуда выстрелил еще сколько-то раз, а затем понесся к машине Барри. Прямо как на настоящей войне, которую я видела в кино.

Швейцар Гордон каким-то образом оказался рядом со мной. Он был бледен как полотно, темная козлиная бородка тряслась.

— Ты ранена? — выдохнул он. — Чем тебе помочь? Мне совсем не хотелось умирать у него на руках. Ведь он не был Джоном Нейлором. Даже отдаленно не напоминал его.

— Гордон, — я очень старалась, чтобы в голосе не звучал последний вздох, — посмотри, куда меня ранило? Сильно ли течет кровь?

Он побледнел еще больше.

— О Господи! Где?..

— Вот и я хочу знать — где. Наклонись и взгляни на мою задницу. Она болит, как… — Я замолчала, потому что не нашла сравнения.

Он заглянул, куда я просила, и снова запричитал:

— Да, Кьяра. Кровь просто хлещет…

Полицейские машины были уже совсем рядом, вой сирен вспорол тишину раннего утра над Панама-Сити, нарушая покой тех, кто приехал сюда отдохнуть.

— Гордон, — простонала я, — наложи тугую повязку.

— Что, Кьяра? Я… Где?

Этот человек не был, увы, ни дамским угодником, ни медиком.

— Скорее, Гордон!..

Автомобильные шины завизжали уже на самой стоянке: наша доблестная полиция прибыла. А где же самый доблестный из доблестных? Где мой Джон Нейлор? Небось дома в теплой постельке. И, вполне возможно, не один.

— Эй, сюда! — закричал Гордон. — Она ранена!

Он вскочил с земли и ринулся к полицейским, напрочь забыв об оказании первой помощи пострадавшей, которая — то есть я — уже начинала уходить в иной мир, а если по правде, то терять сознание.

Как сквозь густой туман, я видела, что меня кладут на носилки, запихивают в перевозку. В больнице, куда мы приехали, мне что-то сразу вкололи, что-то дали понюхать, и я быстро очухалась.

Наверное, целый час, если не больше, я лежала и глядела в потолок… точнее — в стену, потому что вы помните, куда меня ранило, и на спине я лежать не очень-то могла. Лежала и думала про то, что случилось, и какой же это подонок мог стрелять в женщин, и для чего ему надо было…

А потом я увидела в дверях — кого бы вы думали? — моего дружка Джона Нейлора. Видно, кто-то из копов шепнул ему, что здесь лежит животом вниз, а задницей кверху одна хорошая знакомая Джона, а именно — танцовщица из мужского клуба, Кьяра Лаватини, и он наверняка захочет ее навестить, а заодно порасспросить насчет того, что произошло.

Да, Джон стоял в дверях, но, ей-богу, еще до того, как он там возник, я почувствовала его приближение и сразу представила — загорелого, с темными волосами, в белой рубашке, и как все медицинские сестры пялятся на него и стараются пройти мимо и задеть плечом или еще чем. Кстати, сам он не считал себя красавчиком — просто само так получалось.

И вот он был здесь, этот сукин сын. Хотя бы из вежливости мог сделать вид, что расстроен, обеспокоен моим состоянием. Так нет, стоял и ухмылялся. Конечно, у него работа такая — нагляделся на всякое и, быть может, хотел, наоборот, ободрить меня своей дурацкой улыбкой и как бы сказать, что все это, мол, пустяки, мелочи — подумаешь, какой-то псих застрелил мою напарницу и заодно вырвал кусок из моего драгоценного тела.

— Эй, Кьяра, — окликнул он, — если тебе уж так приспичило меня увидеть, совсем не обязательно организовывать настоящее убийство.

Я с трудом повернула голову и попыталась тоже изобразить улыбку.

— Привет, Нейлор, — пробормотала я. — Поцелуй меня в зад.

— С удовольствием, дорогая, — отозвался он. — Если это поможет твоему выздоровлению.

— Нейлор! Неужели в тебе нет ни капли жалости? Мне так больно!

— Рана поверхностная, — сообщил он таким тоном, словно зачитывал официальное донесение.

Но при этом как он выглядел и как от него пахло! Не дезодорантом — он эти потники на дух не переносил, — а просто этим… как его?… “после бритья”.

— Меня могли убить, ты знаешь, Джон? Возможно, убийца целился не в бедную Винус, а… — Я не стала продолжать.

Нейлор придвинул табурет к койке, сел у изголовья, взял меня за руку.

— Знаю, дорогая, — сказал он и, наклонившись, отвел волосы от моего лица, погладил щеку. — Очень больно?

Я застонала, но не от боли, а от удовольствия: мне всегда нравились его прикосновения. Даже теперь, когда я была изранена.

— О-ох! — простонала я еще громче, чтобы продлить наслаждение.

— Тебе хуже?

Сейчас у него в голосе была настоящая тревога.

Я не смогла сдержать легкого смешка — моя честная натура не позволила долго изображать умирающую от ран героиню, — и Нейлор тотчас выпрямился и убрал руку.

— Кьяра, — сказал он деловым тоном, вытащив из кармана блокнот, — произошло убийство. Ты должна ответить на несколько вопросов.

Черт! Он опять не со мной.

— Ты слышала выстрел, которым была убита Винус? Мне показалось, что боль усилилась, а может, так оно и случилось, когда Джон отодвинулся от меня.

— Да, — ответила я сквозь зубы, — слышала, но ничего не видела, потому что открывала дверцу машины…

Нейлор усердно заносил мои слова в блокнот.

— А ты видела что-нибудь подозрительное… Кьяра, ты слушаешь?.. Перед выстрелом? Или, может, раньше в тот же вечер?

Он напомнил мне учителя, которому я лет сто назад сдавала экзамен, и воспоминания были не слишком приятны. Рядом с нами в палате тусовалась еще парочка копов, медсестры, они мешали мне сосредоточиться на Джоне Нейлоре. Захотелось поскорее вернуться в трейлерный городок, где сейчас живу, залезть в свой уютный вагончик, где меня ждет не дождется Флафи, крошка чихуахуа, которую некому покормить, а затем нырнуть в постель — и спать, спать…

— Кьяра, — услышала я снова, — отвечай: ты заметила что-нибудь подозрительное?

— Нейлор, — я тяжело вздохнула, — ну что ты меня достаешь? Сам ведь знаешь, где я работаю. В нашем заведении все подозрительно.

Он тоже вздохнул:

— Ты понимаешь, Кьяра, о чем я спрашиваю. Не забывай, произошло убийство.

Конечно, он был прав, я вела себя по-идиотски. Наверное, еще не отошла после шока… Подозрительное? Я заставила себя прокрутить назад сегодняшний вечер. Вроде ничего такого. Посетители в основном местные, несколько приезжих… Все как всегда. Я начала было покачивать головой и вдруг замерла, потому что вспомнила…

— Не знаю, интересно тебе или нет, — проговорила я, — Но один из новичков как будто здорово запал на Винус.

Я вспомнила: это меня тогда задело — я привыкла, что больше глазеют на меня, а тут… этот тип просто глаз с нее не сводил.

— Ну и что в этом такого? — пожал плечами Нейлор. Я ненадолго задумалась.

— Он сидел за столом, — сказала я, помолчав, — но совсем не смотрел по сторонам. Только на нее. И когда Винус пошла со сцены, провожал ее своими мигалками.

— Что же тут необычного? — повторил Нейлор.

В самом деле, что такого? Я была согласна с ним. А кроме того, боль усиливалась: ныла уже не только рана, а все тело, и я плохо соображала, что говорю. Но все-таки продолжала:

— Он уставился на нее не как посетитель… Понимаешь? Не как покупатель на товар… Он и не хотел покупать. Ему просто что-то в ней очень не нравилось. — Это сейчас вдруг стукнуло мне в голову.

— Опиши его, — попросил Нейлор.

Я сделала еще одно усилие над собой.

— Ну, высокий. Крепкий такой. Одни мышцы, без жира. Чисто выбрит. Из тех, кто бреется трижды в день… Напомнил мне одного парня, мы были знакомы, когда я жила еще с родителями. Погоди… как его звали? А, да, Сальваторе… Интересно, где он сейчас и чем занимается? Последнее, что я слышала про него, — он угодил в тюрягу…

У меня все плыло перед глазами, боль не затихала.

— Что на нем было? — продолжал допрос Нейлор. — Костюм или кожаный прикид?

— На Сальваторе? — Я уплывала куда-то. — Наверное, тюремная эта… как ее… полосатая…

Нейлор со вздохом захлопнул блокнот.

— Кьяра, — негромко сказал он. — Договори то, что начала. Как был одет тот человек, который сверлил глазами Винус?

— Сестра! — позвала я.

Мне казалось, очень тихо позвала, но она услышала. А возможно, и так собиралась вкатить очередной укол. Тогда мне станет легче… Господи, ну что он опять пристал?

— У него… — Я старалась говорить отчетливо. — На нем был серый, почти черный, костюм. Фирма “Брукс бразерс”.

— Кьяра! Что за шутки?

— Никаких шуток, Джон. Мне платят за то, что я разбираюсь в клиентах. Помогаю разбираться… Тот человек пришел не смотреть на танцы почти голых девушек и не выбрать себе подругу жизни на сорок минут. Да… и поэтому показался подозрительным.

Монолог окончательно утомил меня.

— Прошу прощения, если не возражаете… Ледяной тон медсестры заставил Нейлора отступить от моего смертного ложа.

— Он не возражает, — прошептала я. — Колите скорей… Пожалуйста…



Глава 3

Ура! Я не умерла, и к концу того длинного дня Джон Нейлор отвез меня домой на своем коричневом полицейском “таурусе”. Он устроил меня на заднем сиденье, прикрыл своей курткой и вообще обращался со мной, как с драгоценным пузырем, который может вот-вот лопнуть. Я возлежала там прямо как под кайфом — после всех уколов — и ничего не боялась, вроде позабыла о том, что чертова пуля в том месте, куда попала, вполне может испортить мне ближайшее будущее и лишить средств к существованию. Но все равно жизнь прекрасна!

Крошка Флафи поджидала меня у входа в трейлер. Она не разделяла моего настроения, потому что была голодна, а я заявилась очень поздно.

Нейлор вытащил меня из машины и, поддерживая за талию, повел в дом, помогая взобраться по лесенке. Его действия Флафи одобрила: она махала хвостом и благожелательно поскуливала.

— Эй, Флаф, — окликнул ее Нейлор, — проголодалась, бедняжка?

— Еще бы, — ответила я за нее.

— Стоять на месте! — вдруг раздалась команда.

Мы с Нейлором так и застыли, однако по разным причинам. Я — потому что узнала голос моей психованной соседки Рейдин, самой чумовой из всех обитателей нашего трейлерного городка под названием “Дубовая роща”. А Нейлор, оказывается, услышал не только окрик, но и то, как щелкнул затвор дробовика в руках у моей соседушки, и начал прикидывать, чего от нее можно ожидать. Такая уж у него работа.

— Как я понимаю, — заявила Рейдин, — не очень-то по-джентльменски напоить девушку в усмерть, чтобы потом сделать с ней что-то нехорошее. Не знаю, как на других, на нашей планете такое не принято!

Бедняжке Рейдин сегодня не вкололи, как видно, очередную порцию лекарства, и вот она выступала. А вообще в хорошие дни она вполне нормальная, но в плохие, да еще если с уколом задержка… Тогда ей видятся повсюду зеленые человечки и другая инопланетная нечисть, она хватает ружье и выходит на охоту. Сегодня выдался явно неважный денек. Да и у меня не слишком хороший.

— Рейдин, — сказала я, отрывая голову от плеча Нейлора и ощущая, что она все еще кружится, — это же я, Кьяра, твоя соседка. А со мной детектив Нейлор, он вовсе не собирается причинить мне вред.

Бум! Выстрел прогремел в сумеречном воздухе, и ему ответило эхо, разгулявшееся между рядами трейлеров. Джон толкнул меня на землю, упал сверху, Флафи с визгом ринулась ко мне через собачью дверцу. Рейдин захохотала.

— Так вас всех! Паразитов! — крикнула она. — Зелень паршивая! Убирайтесь на свою планету!

И снова выстрелила куда-то между вагончиками, в сторону дубняка.

— Рейдин! — заорала я лежа. — Перестань сейчас же! Как же они улетят, если ты всех перестреляешь?

Она опустила дробовик и призадумалась.

— Так им и надо, сукиным детям! — пробормотала она, впрочем, не слишком уверенно.

Я рискнула приподнять голову и огляделась. Все тихо. Никаких признаков жизни. Жители лагеря привыкли к выходкам Рейдин. Пять дверей были открыты. В одной из них показалась Пат, хозяйка, у которой мы арендовали эти прицепы.

Рейдин повернула ко мне свою седую голову.

— А, Кьяра, — сказала она миролюбиво, — наконец-то. И Пат уже здесь. Сейчас потащат меня на укол, я буду сидеть там и ждать очереди, а со мной будут разговаривать о том, какой сегодня славный денек и какой у нас плохой президент.

Нейлор, продолжавший лежать на мне, как свернутый тяжелый ковер, издал смешок и заворочался.

— Не двигайся, — шепнула я ему, — еще не совсем безопасно.

Честно говоря, я не знала, безопасно или нет, но мне было хорошо и тепло лежать под ним. И очень надежно. И не больно…

Рейдин больше не поднимала ружье. Она продолжала стоять у входа в трейлер в своем выцветшем розовом халате с оттопыренными карманами, набитыми патронами и бумажными салфетками. Перекрученные чулки спустились ниже колен.

— Разве это справедливо? — жалобно произнесла старушка. — Сначала приходится прогонять инопланетян, а теперь Пат начнет привязываться. А потом, не дай Бог, фламандцы придут!

Фламандцы (отзвуки школьных уроков по истории?) были еще одним пунктиком Рейдин. Она жутко боялась их нашествия. Но я все равно считала ее своим верным другом и заступницей в случае чего (исключая вышеупомянутое нашествие). И вообще, у кого совсем нет никаких неврозов и прочей придури, пусть бросят в нее камень. В нашу Рейдин.

Пат осторожно спустилась по лесенке и медленно пошла к нам. Медленно — из-за артрита, который не давал покоя в ее семьдесят лет. Но тем не менее она была крепкой, как дубы в нашей роще, и единственная из моих знакомых женщин умела управляться с рыболовным судном. Впрочем, его она тоже сдавала в аренду, как и трейлеры.

С появлением Пат мне стало спокойнее: она умеет утихомирить Рейдин и не допустит никаких глупостей. Та уже совсем унялась, положила ружье на ступеньку и стояла с видом провинившейся школьницы.

— Идем, — коротко бросила Пат, не глядя на соседку.

— Может, до завтра? — прозвучал жалобный вопрос.

— Ты уже говорила так вчера, и что же мы видим? — Не дожидаясь ответа, Пат повернулась к нам и тяжело вздохнула. — А вы для этого дела не могли найти другого места? Поднимайтесь из канавы и ступайте в комнату. У нашего трейлерного городка и без вас не слишком хорошая репутация. Кьяра, ты что, оглохла? Я с кем говорю?

При всем желании я не могла быстро подняться: из-за моей несчастной ягодицы и тяжелого, но такого приятного груза в виде Нейлора.

Он, увидев, что опасность миновала, начал подниматься сам и поставил меня на ноги. Однако я чуть не свалилась, и тогда обе женщины обратили внимание на мое увечье.

— Кьяра, что это? — воскликнула Пат. — Кто тебя так?

— Я говорила, от них ничего хорошего не жди. Тут нужен глаз да глаз.

Рейдин, по-видимому, намекала на пришельцев. Но я поспешила развеять это заблуждение.

— Меня подстрелили, — объяснила я. — Прямо в клубе.

— Во время работы?

— Почти. Я как раз открывала дверцу машины. А другую танцовщицу убили на месте.

Лицо Пат исказил ужас. Оно выражало то самое, что она уже не раз высказывала мне на словах, а именно: то, чем ты занимаешься, не для тебя, дорогая!..

Нейлор наконец заговорил:

— Я привез ее из больницы и хочу отвести наконец в комнату и уложить.

— Ох, конечно, уложи! И поскорей! — сказала Рейдин. Пат кивнула, полностью соглашаясь с этим.

— А мы, дорогая, — обратилась она к Рейдин, — потихоньку пойдем с тобой отсюда. Жалеть Кьяру будем позднее.

Под словом “позднее” она, несомненно, подразумевала: после того как Рейдин вернется на нашу землю и уже не будет опасаться вторжения иноземных полчищ во главе с самим Вильгельмом Завоевателем.

Я облегченно вздохнула и позволила себе снова опустить голову на плечо Джона.

— Знаешь, — прошептала я, — сейчас меня нельзя оставлять одну.

Мужчина хмыкнул, я почувствовала, как его рука еще крепче сжала мою талию, что укрепило меня в мысли о том, что бросать меня на произвол судьбы он пока не собирается.

Глава 4

Я надеялась, Джон останется надолго. Хотя сегодня была не слишком готова к приему гостей. Особенно такого, как он. Самостоятельно дохромала до спальни и переоделась в самый соблазнительный из своих халатов — такой весь белый, с кружевами, лентами и несметным количеством пуговок. В общем, как бы девический, вполне подходящий для самого первого, блаженного момента. Нейлор уже видел этот халат как-то раньше, но тогда, наверное, было не самое подходящее время, чтобы все как следует рассмотреть. Теперь оно настало.

Я провела щеткой по волосам, медленно вышла в коридор. На кухне Нейлор накладывал собачью еду в миску. Флафи торопила его, облизывая ему руку и ложку.

В его кармане зазвонил мобильник, он приложил его к уху.

— Да. Задержите ее, сейчас буду.

Я взглянула на Нейлора, на свой прикид. Проклятие! Он опять не обратил на него почти никакого внимания. Так рушатся самые великие планы.

Он сунул телефон в карман.

— Кого надо задержать? — спросила я.

Нейлор пристально поглядел на меня — вот когда, поняла я, он оценил наконец мой шикарный наряд! Но в глазах не было восхищения.

— Марла, — сказал он. — Мы говорили о ней.

— Марла! — воскликнула я. — Хотите ее допросить в связи с убийством? Думаешь, она могла выстрелить в меня?

Марла была типа моей соперницы у нас в клубе. Считала, что со своей грудью в пятьдесят два дюйма может на это претендовать. Коронный номер у нее был напялить серебристую тунику с крыльями — в ней она и вправду была похожа на самолет, — а потом ее подцепляли тросами и она летала над сценой, теребя свои титьки, и визжала: “Сбрасываю бомбы, ребята! Берегитесь! ” Пилоты с местного аэродрома были в полном улете. А мне не нравилось: слишком уж грубо. Марла Бомбардировщик злилась на меня за это, но чтобы убивать? Да еще не меня, а бедную Винус?

Я перебирала все это в уме, а Нейлор тем временем продолжал:

— Совсем не думаю, что она хотела убить Винус или тебя. Просто мы обязаны побеседовать с ней. Снять показания. Ребята уже начали, и кое-что показалось интересным.

— Что именно, Джон? Он не ответил.

Флафи опять заверещала. Она насытилась и требовала внимания и ласки. Я вполне понимала ее… Не говорила я вам, что Флафи умеет улыбаться? Вы, конечно, не поверите, но это так. Честно.

Я представила, как Марла со всеми своими прелестями сидит в полицейском участке перед Нейлором, и мне стало не очень приятно. Если ему нужна помощь, я ведь тоже могла бы… дать показания и все такое. Не хуже, чем она. Даже лучше. Хоть сейчас…

— Мне пора, — сказал он. — А ты отдыхай. Заеду, когда освобожусь.

Из того, как Джон произнес последние слова, я сделала утешительный вывод, что не совсем еще потеряла в его глазах свое значение. Как свидетель.

Он подошел ко мне вплотную, я замерла, словно кролик перед удавом. Не в первый раз я испытывала такое. Почему? Сама не пойму. Может, из-за его глаз или этого… “после бритья”. Или рук, таких крепких и ласковых. А в общем, из-за всего вместе — я так реагирую на него, как не знаю что… Но до сих пор все время что-то мешало нам обоим включиться на полную катушку. Какие-то внутренние тормоза. Или еще чего… Однако наступит день… уже скоро… и тогда…

Я глубоко вздохнула, но не шевельнулась. Даже когда он обнял меня и стал гладить по спине и чуть ниже, где сегодня чиркнула пуля. И потом поцеловал меня. Наверное, минут пять, если не больше, мы так стояли. Откуда только у меня силы взялись с больной этой самой… Но боли я не ощущала, и Винус со своим убийцей и Марла были от меня где-то за тысячу миль.

Мне было тепло, я куда-то плыла. Возможно, на рыболовном суденышке моей домохозяйки. Плыла и даже постанывала от удовольствия. И услышала легкий стон Нейлора. Значит, и его забрало.

Он оторвался от меня и повторил:

— Скоро вернусь.

— Буду ждать, — ответила я шепотом, потому что от внезапного ощущения счастья перехватило горло. С вами такое бывало?..

Словно почувствовав мое состояние, Флафи быстро выхватила из миски остатки еды: ведь теперь придется, чего доброго, делить пищу (и меня тоже) еще с одним человеком. Я понимала малышку — собаки ведь как дети.

Нейлор был уже за дверью, я вытерла мордочку Флафи бумажной салфеткой, погладила, почесала за ухом.

— Да, девочка, — поделилась я с ней своими глубокими размышлениями. — Так бывает. Появится кто-то особенный, не такой, как другие, и все идет кувырком, и сама не знаешь, что с тобой и как будет дальше.

Флафи ответила протяжным воем, но я не была уверена, поняла ли она меня до конца.

— Запомни, что сейчас увидела и услышала, — на всякий случай сказала я, возвращаясь к действительности и снова ощущая боль от моей заштопанной раны.

Вытряхнув из пузырька очередную обезболивающую таблетку, я проглотила ее и запила большим глотком самодельного кьянти, изготовленного руками моего отца. Мама всегда говорила нам, что его напиток благодатно сгущает кровь, и наливала по любому случаю — от ушибов, порезов и душевных потрясений. Но в этот раз глоток вина, даже пара хороших глотков не очень-то помогли мне: боль в том самом месте, а также возбуждение рядом не проходили.

Впрочем, вру: минут через пять меня потянуло к постели, я уткнулась головой в подушку, Флафи пристроилась у моего бока. Засыпая, я размечталась — думала о маленьких, но таких приятных неожиданностях, которые мне подарит сотрудничество с лучшим и красивейшим детективом из отдела убийств города Панама-Сити.

А проснувшись, окунулась в какой-то кошмар.

* * *

Кто-то что есть силы колотил в заднюю дверь трейлера, выкрикивая мое имя. Флафи лаяла и трясла головой так, что я боялась, она оторвется от тела. Что им всем надо? Почему бы не оставить меня в покое?

Я с трудом поднялась с постели и поплелась к двери, по дороге отодвинув занавеску на окне. На парковочной площадке стояли красный “порше” Винсента Гамбуццо и рядом еще одна тачка, не знаю чья, кажется, “шевроле”.

— Кьяра! — надрывался Винсент у двери. — Открой же!

— Как же, спешу и падаю, — пробормотала я, ковыряясь с задвижкой и пытаясь разглядеть что-то сквозь замочную скважину. Но видела только красный глаз Винсента.

— Да не откроет она, — раздался женский голос, — потому что меня увидела.

Черт! Дверь уже открылась, и, прежде чем я успела ее снова захлопнуть, Винсент ввалился в комнату, а за ним просочилась — кто бы вы думали? — Марла. Какого лешего он притащил в трейлер к почти умирающей женщине эту путану, которая при удобном случае пристрелила бы меня вместо несчастной Винус!

— Я не в состоянии сейчас принимать гостей, — сказала я. — Уходите.

Винсент Гамбуццо не двигался с места — триста фунтов живого веса, упакованные в черный костюм, черную рубашку, черный галстук, с нацепленными на все это темными очками, — босс стоял и нервно двигал челюстями, думая, что изображает улыбку.

— Кьяра, мы пришли не с визитом вежливости, — промямлил он.

— Тогда тем более отчаливайте.

Я хотела захлопнуть дверь, но он продвинулся еще дальше внутрь дома, и то же сделали его спутники, укрывшиеся за Винсентом, как за живым щитом, — Марла и ее закадычный дружок Рик Растяжка.

Вообще-то он просто Рик, я называю его так для себя, потому что, болтают, он вкалывает стероиды, чтобы растянуть некоторую немаловажную часть своего организма. Воображает себя борцом-профессионалом, но, ручаюсь, большей липы вы не видели в жизни, хотя мускулатура у него накачана дай Бог каждому. Только без мозговой поддержки, видать, не очень работает.

Рик снисходительно улыбнулся мне и провел рукой по своим густым жирным волосам. Он разинул было варежку, но Винсент его опередил.

— Кьяра, — завел он, — дело касается нашего клуба. У нас у всех беда, и надо быть вместе. От этого зависит общее благополучие. Возьми себя в руки и сосредоточься.

Прямо как мэр перед выборами. Но что он от меня хочет? Чего они вечно ко мне пристают, будто я мировой судья или причина разных неприятностей? На лбу у меня, что ли, чего написано?

— Сделайте себе кофе, — сказала я, в упор глядя на Винсента. — У вас пять минут. Потом я снова лягу в постель.

Последнее слово явно заинтересовало Рика, поэтому Марла придвинулась к дружку. Но, как ни странно, не произнесла ни звука. Даже не наступила ему на ногу. Ее молчание показалось мне подозрительным.

— Присяду, — сказала я, — тяжело стоять. Винсент занялся кофейником, Рик и Марла подвинули табуреты к столу и тоже уселись.

— Кьяра, — произнес Винсент, начиная чистить фильтр, — облегчи свою душу, расскажи нам, что ты обо всем этом думаешь.

Тон был вроде бы шутливый, но в нем слышалась угроза. Я молчала, и Винсент заговорил снова, деля свое внимание между мной и кофейником, который он уже включил.

— Как я понимаю, — проговорил он, — Винус Лавмоушн пригласили мы с твоей подачи, Кьяра, не так ли?.. И значит, все несем ответственность.

Прямо не хозяин ночного клуба, а мэр. Почти президент… Так что вы от меня хотите, мистер президент? Чем я могу быть полезна?

— В интересах правосудия, — продолжал Винсент, — и потому что не можем допустить, чтобы преступление не было раскрыто, а преступник не понес наказания, мы должны всячески содействовать исполнению закона и поддержать действия местной полиции, которая оказалась в трудном положении и не знает, с чего начать и что делать.

Последнее утверждение возмутило меня.

— Не будем очень волноваться за этих парней, — вставила я. — Они кое-что соображают в своем деле. Джон Нейлор лично взялся за него. Так он сказал.

Я чувствовала, что Винсент недолюбливает Нейлора. Почему? Ну, тот никогда не выказывал ему особого почтения. Ему и его клубу. А ко мне относился… как бы это выразиться… неплохо. Но сейчас Винсент, к моему удивлению, не стал возражать.

— Ладно, — кивнул он, — замнем для ясности. Пусть полиция получает свою непроверенную информацию и бежит по ложному следу. Пусть.

Кофейник громко зашипел. Марла и Рик не обратили на это никакого внимания, они во все глаза глядели на Винсента, внимая ему, как пророку.

Тот продолжал базарить, но я не слушала. У меня опять разболелась рана, хотелось одного: принять внутрь еще пару глотков отцовского кьянти и растянуться на постели.



— Винсент, — сказала я со вздохом, — налей нам кофе и переходи к делу.

Он наполнил чашки, потом выдавил из своей туши:

— Кьяра, я знаю, у тебя не слишком хорошие отношения с Марлой.

“Не слишком хорошие”? Сказано чересчур мягко. Марла не раз пыталась так или иначе испортить мне исполнение номера, невесть что наговаривала на меня другим девушкам, старалась доказать, что я никакая не прима, а так… дерьмо в шоколаде. Или наоборот.

— Пожалуй, ты прав, — ответила я.

— Знаю, что не ошибся. Но кровь не водица, Кьяра… — Он любил ни к селу, ни к городу приплести что-нибудь эдакое. — И у нас одна кровь. Мы одна семья.

— Ближе к телу, Винсент, — сказала я. Он с неодобрением поглядел на меня.

— Слушай сюда, девочка. Копы подозревают в убийстве Винус Марлу, а это неправильно. Слышишь? Мы должны сделать все, чтобы найти ублюдка, который убил Винус и ранил тебя, и вынести огонь из нашего дома. Затушить, пока не разгорелся пожар.

Произнося эти слова, Винсент выпрямился на стуле и показался мне выше своих пяти футов и семи дюймов. Но меня не слишком проняла его прочувствованная речь. Я уже знала ему цену.

— Итак, — сказала я, поочередно оглядывая непрошеных гостей, — что я могу или должна сделать в теперешнем своем положении? Ведь я уже никакая не прима и не буду ею, мне остается лишь получать пенсию за увечье на работе и почивать на лаврах. Так что некоторые могут быть довольны.

Как видно, я заразилась от Винсента и тоже стала употреблять цветистые выражения, суть которых ни мне, ни ему до конца не ясна.

Марла взвизгнула, я ожидала продолжения, но его не последовало. В ее глазах была молчаливая злоба. И страх. Я поняла, она чувствует какую-то зависимость от меня. Вроде бы я та соломинка, за которую только и оставалось уцепиться. Впрочем, возможно, это мне показалось в моем полулихорадочном состоянии.

— Кьяра! — Опять в голосе Винсента был явный перебор отеческих чувств. — Отбрось в сторону все прошлые обиды и подумай о более высоком. Сможешь?

— Попробую, Винсент. Он поднялся из-за стола:

— Пойдем в гостиную.

И, не ожидая меня, направился туда. Помедлив, я похромала за ним. Что ни говорите, он все еще оставался моим работодателем.

Он сделал всего несколько шагов от кухни, вошел в комнатку, которую с некоторым преувеличением можно было назвать гостиной, и начал ходить по ней взад-вперед, отражаясь в зеркалах, висевших на задней стенке. Это меня почему-то разозлило: как он посмел отнимать мое единоличное право разглядывать в этих зеркалах саму себя?

— Кьяра, — Гамбуццо понизил голос, стараясь говорить мягким тоном, но без большого успеха, — ты не-должна так наскакивать на Марлу. Конечно, она не лучшее украшение на рождественской елке, но вносит свой вклад в наше дело. Ты ведь не будешь спорить? — Я промолчала, и он продолжил: — У нее никого нет, кроме нас.

Винсент отлично знал, что бьет на жалость, и у него это получилось: я почувствовала укол совести. (Мало у меня было сегодня уколов и без этого, когда я валялась на больничной койке.) Да, он прав: эта толстомясая дурында совсем одна в нашем мире. Насколько мне известно. Если не считать Рика Растяжку, а его считать не стоит.

Но все-таки я зачем-то пробормотала:

— У нее есть Рик.

— Этот придурок? Брось, Кьяра. Он проходит сквозь женщин, как нож сквозь масло. Его близкие отношения кончаются, как только он застегнет молнию на штанах.

Я взглянула в сторону кухни. Растяжка поймал мой взгляд и доброжелательно ощерился. Марла ущипнула его. Даже на пороге крупных неприятностей она оставалась все той же ревнивой психопаткой.

— Кьяра, — говорил тем временем Винсент, — Марла нам сейчас нужна. Без ее титек доходы клуба упадут еще больше… То есть, хочу сказать, у меня сейчас такое положение, что… И ты, и она…

Он умолк, как будто ему было трудно продолжать, и я удивилась: такого с ним до сих пор не случалось.

— Расслабься, Винсент, — подбодрила я шефа, — и расскажи мамочке, что случилось. Ты чего-то боишься?

— Ты не ошиблась, Кьяра. — Его лицо там, где оно не было прикрыто темными очками, заметно побледнело. — Я в большой заднице, девочка. У меня долги.

Я молчала. Если захочет, сам скажет, кому и сколько должен. Если нет — из него не вытянешь клещами. Он захотел.

— Я должен кое-каким серьезным мужикам. Двадцать кусков, Кьяра. Если не отдам к пятнадцатому, мне и клубу кранты.

— Винсент! Ты связался с какой-то кодлой? Как ты мог! Они же сделают тебя!

— Кьяра, успокойся. Они — наша “крыша”, понимаешь? Но я… э-э… я хотел немного навешать им лапши и занизил доходы… Видишь, говорю тебе все как на духу… А они узнали и требуют. У меня сейчас нет, но если мы поработаем как надо… Только… понимаешь, коней на переправе не меняют.

Коней — нет, но эту кобылу Марлу не мешало бы сменить, хотела я ему сказать. Но опять промолчала. Потому что почувствовала еще один укол. Опять жалости.

Клевая картинка вырисовывалась: Винсент наверняка связался с какой-то мафией, и, похоже, все об этом давно знали, кроме меня, доверчивой идиотки. Конечно, самое правильное было бы рвать отсюда когти прямо сейчас, но… Очень большое “но”. Во-первых, куда мне деться? Где и как зарабатывать приличные деньги? Опять сесть на голову предкам? Нет, я их слишком люблю, чтобы такое проделать. И во-вторых (а может, во-первых), в этом городишке есть некто по имени Джон Нейлор, к которому я, вы уже знаете, очень неровно дышу и хочу, как бы он ни сопротивлялся, помочь в раскрытии убийства Винус. Ну и, наконец, в-третьих: что ни говорите про мою работу, мы, пусть худая, все-таки семья. Винсент прав. К нам ходят, на нас глазеют и, чего тут скрывать, нас не слишком уважают. И если мы не станем держаться вместе, то вообще потонем в дерьме, это уж точно…

— Хорошо, Винсент, — кивнула я. — Постараюсь сделать все, что смогу. — И прежде чем он успел ответить, вернулась на кухню.

А мой раненый зад? Совсем забыла о нем. Неужели скоро опять смогу выставлять его на всеобщее обозрение?..

— Эй, — окликнула я Марлу, — выкладывай, какие у тебя проблемы и чем я могу помочь.

Она тряхнула длинными темными волосами, в глазах промелькнуло явное желание послать меня сами знаете куда, но страх взял верх.

— Да, — она сглотнула, словно подавившись руганью, — нужна твоя помощь.

У меня тоже пропала всякая охота показывать ей свое превосходство, играть с ней, как кошка с мышью. К черту! Мы ведь одна семья.

— Тогда расскажи все подробно. Чего ты боишься и почему к тебе цепляются?

Ей-богу, у нее шары налились слезами, у меня тоже, и мы обе еще чуть — и наговорили бы друг другу такой благолепной лажи, что после не расхлебали бы. А уж как бы это мешало нам снова собачиться, когда все благополучно окончится, и не говорите.

— Марла, — повторила я, — включи хотя бы парочку мозговых извилин и расскажи внятно, что и как.

Мои слова вывели ее из несвойственного состояния прекраснодушия, она сразу стала самой собой.

— Твой чертов коп, — рявкнула она, — решил, что это я убила Винус!

— С чего ты взяла?

Марла перевела взгляд на Рика, потом опять повернулась ко мне.

— Можем поговорить с глазу на глаз, Кьяра?

Рик был очень занят — пытался получше рассмотреть, что у меня там, под всеми лентами и кружевами халата (не могу понять, неужели не нагляделся на меня и на других, кто каждый вечер торчит у него перед глазами почти совсем голый?), — и потому до него не дошло, что подружка не хочет говорить при нем.

— Конечно, Марла, — сказала я и взяла кружку с кофе. — Пойдем присядем на лестнице.

Мы уселись, я вытянула больную ногу и приготовилась слушать.

— Вот какое дело… — начала она. — Рикки… вообще-то он неплохой, только слишком любит женщин. Не может пройти мимо любой юбки. Я как бы терплю эти штуки, потому что другие девушки не принимают его всерьез и меня, типа, уважают…

Нет, Марла, подумала я, ты дважды ошиблась: твой Рикки дерьмо, это во-первых, и никто тебя не уважает в нашем клубе, это во-вторых. Но все равно мне тебя жалко, ведь ты наверняка никого не убивала. Она продолжала:

— А Винус повела себя по-другому. Я их застукала у выхода, где декорации, знаешь? Эта паршивая тварь прямо улеглась на него… Ох, прости, сорвалось с языка, ведь ее уже нет на свете, бедняжки…

Марла враждебно посмотрела на меня. Я молчала. Нога болела как не знаю что. Казалось, швы, наложенные на рану, сейчас разойдутся и кровь потечет по ступенькам, на которых мы сидим.

— Я послала Рика подальше, — говорила Марла, — и мы остались вдвоем с Винус. Уж я ей выдала все, что думала… А ты бы на моем месте не сделала так? — Я опять не ответила, и она продолжила: — Наверное, кто-то услышал нас и переврал мои слова.

— Какие слова?

Марла так заерзала на ступеньке, что я испугалась, как бы ей не воткнулась в задницу заноза.

— Какие слова? — Она вздохнула. — Ну, разные… Сама знаешь. Если их выдернуть и взять отдельно…

— Марла, не темни. Говори толком, что тебя беспокоит. Она уставилась на меня. В ее невыразительных глазах сквозило отчаяние.

— Я сказала ей, — произнесла она дрожащим голосом, — что убью, если еще раз увижу рядом с Рикки.

— Мало ли что можно брякнуть, — попробовала я успокоить ее, но мне не удалось.

— Еще я добавила, — продолжила она, — что у меня есть оружие и я уже раньше стреляла, так что пускай она поостережется…

— Это правда? — не удержалась я.

— Что — правда?

— То, что ты ляпнула. У тебя есть пистолет? Марла помедлила, прежде чем ответить.

— Да, — со вздохом призналась она. — У меня они есть.

— Они? Несколько пистолетов?

В ее лице, в глазах сейчас не было и следа обычной для нее агрессивности. Просто испуганная глупая девчонка.

— А что такого? — сказала она. — Разве их нет у каждого?

— У каждого, Марла? Не думаю. А у тебя целый арсенал? Сколько же, если не секрет?

Она пожала плечами:

— Не знаю. Не считала. Штуки четыре. Или пять. Я их не коллекционирую, не думай. Просто я жила в Алабаме… — Это было сказано так, словно я, идиотка, не секу, сколько в Алабаме положено иметь пистолетов на душу населения. Если бы она говорила о Нью-Йорке, я бы еще могла понять.

— Марла, ты сказала, если я не ошибаюсь, что уже применяла оружие. Да?

— О! — Она тряхнула головой и рассмеялась. Смех был довольно странный — как будто вот-вот перейдет в истерический плач. — Я как-то выстрелила в своего школьного приятеля.

— Убила его?

— Нет, Кьяра. Это был несчастный случай, парень почти не пострадал. — Она скривилась в усмешке. — Мы охотились, и я перепутала его с уткой.

— Марла, ты шутишь?!

— Да нет. — Она подавила вздох. — Он остался жив, и с меня сняли все обвинения. У нас в Юфоле такое случалось чуть не каждый сезон. Конечно, после этого мы не были с ним как раньше… — Она вытаращила глаза. — Ты не представляешь, как я любила его!

Я действительно не могла себе этого представить. Как и того, что она может сделать с тем, кого ненавидит.

Однако согласитесь, что на основании всего этого заподозрить ее в преднамеренном убийстве Винус было бы не очень разумно. А полицейские, в том числе Джон Нейлор, судя по ее словам и опасениям, именно это уже сделали. Или готовы это сделать.

— Марла, — спросила я, — где ты была, когда стреляли в Винус?

Она жутко напряглась, даже в лице переменилась, будто я спросила ее про какие-нибудь интегралы или эту… как ее… синусоиду.

— Я… — прошептала она, — шла.

— Куда ты шла? — Я была неумолима, как сам Джон Нейлор.

— Как куда? На стоянку, где всегда ставлю машину. Ох, если не ошибаюсь, это как раз то место возле сосен, откуда, по словам нашего Бруно, стрелял убийца. Уж кто-кто, а Бруно понимает во всех таких делах: он ведь бывший не то полицейский, не то кто-то в этом роде. Выходит, Марла подзалетела по самую завязку в неприятности.

— Ты ведь сможешь, — робко проговорила она, — помочь мне отмыться от этого дерьма?

Ухватившись за перила, я с трудом поднялась. Во мне смешалось сейчас несколько ощущений, мыслей: да, Марла выстрелила в Винус из одного из своих пяти чертовых пистолетов; да, она абсолютно ни в чем не виновата, и ее можно только пожалеть; и наконец, да, я должна помочь полиции, а значит, Джону Нейлору разобраться во всем этом и сделать так, чтобы не пострадал невиновный и чтобы справедливость восторжествовала.

— Конечно, Марла, — произнесла я, глядя вниз на ее бледное лицо, — конечно, сделаю все, что смогу.

Она облегченно вздохнула, улыбнулась и тоже встала со ступенек.

— Спасибо тебе, дорогуша, — сказала она. — Уверена, ты знаешь, что нужно делать. Помоги тебе Бог.

В ту минуту я подумала, что, пожалуй, сам Господь не ведает сейчас, как тут быть, а потому вряд ли может мне помочь. Единственное, что помогло бы, — если бы я могла сообразить самостоятельно, как найти настоящего убийцу. Но…

Но ум, говорят, хорошо, а два — лучше. Я увидела: к моему трейлеру приближается коричневый “таурус”, а в нем не кто иной, как Джон Нейлор.

Глава 5

Мои гости в полном составе поспешили отчалить, как только засекли полицейского, и когда Джон, выйдя из машины, приблизился к двери, их уже след простыл.

— В чем дело? — спросил он.

— Визит вежливости, — объяснила я.

Он нахмурился, вроде бы переваривая ответ, а на самом деле вглядывался в мое лицо, и, как видно, что-то Нейлору в нем не понравилось, потому что он сказал:

— Тебе надо пойти и прилечь, а не стоять здесь, как статуя, с чашкой в руке и в премиленьком халате.

С этими словами, опасливо оглянувшись на трейлер, где жила Рейдин, он обнял меня за плечи и повел в помещение.

— Она еще не вернулась из медицинского центра, — успокоила я его. — Пат привезет ее оттуда.

— Это немного утешает, — сказал он с усмешкой и обнял меня еще крепче.

Мы были уже в комнате, но я не хотела, чтобы Джон отпускал меня. А он и не спешил делать это. Но, с другой стороны, мама с детства учила меня, что делу — время, потехе — час, и потому я высвободилась из его рук.

— Я сделал тебе больно? — спросил Нейлор.

— Ни капельки. Просто хочу сначала задать несколько вопросов.

— Сначала? — поинтересовался он, сопровождая это улыбкой и легкими прикосновениями пальцев к некоторым сокровенным частям моего тела.

— Да, — ответила я, решительно отстраняясь. — Хочешь кофе? Он отвлечет тебя от определенных мыслей и придаст необходимые силы.

— Силы? — переспросил он, продолжая сиять. — Для чего?

— Чтобы лучше думать. Нейлор сдался:

— Что ж, думать никому не заказано. Даже полицейскому детективу. Налей мне кофе.

Судя по всему, он успел побывать дома, потому что сменил костюм и рубашку. Эта была тоже белая, но другого оттенка. И галстук на нем был другой — впрочем, тоже дорогой, шелковый. И пахло от моего милого пижона его чудесным одеколоном, немножко кожаными изделиями, и, разумеется, он был снова выбрит чище, чем мне нравилось. У меня всегда была слабость к пижонам. Насколько я уже знала Нейлора, он из тех, кто умел и любил доходить во многом до грани, но не переходил за нее и добивался своего по эту сторону. Если вы понимаете, о чем я хочу сказать.

На эту тему я и рассуждала сама с собой, пока готовила кофе, испытывая внутреннюю дрожь, когда он слишком близко подходил ко мне, топчась по кухне.

И еще я подумала, стоя над кофейником, что мы с Нейлором подошли, видимо, к какому-то новому повороту в наших отношениях, а что будет за поворотом — один Бог ведает. А может, и не ведает.

— Ты о чем-то серьезно задумалась, Кьяра? — спросил он вкрадчиво. — Чего-то боишься?

Ну просто читает мои мысли!

— Так, да не совсем, — не слишком искренне ответила я, поворачиваясь к нему и протягивая кружку. Из нее немного выплеснулось на пол. — Страха у меня нет.

— А что есть?

Не отвечая, я прошла в комнату, он за мной с кружкой в руке. Я села на тахту, стоящую у стенки. Он уселся рядом. Я прислонилась к его плечу, сразу стало хорошо и спокойно: я перестала думать о своей ране, о том, смогу ли работать, о недавнем убийстве, о Марле… Но ведь я обещала ей.

— Что насчет Марлы? — спросила я.

— Следствие идет своим ходом, — ответил он коротко и неохотно.

— Нейлор! — воскликнула я обиженно. — Я тебе не какой-нибудь газетный репортеришка, всюду сующий свой нос. Я ведь тоже замешана во всем этом. Снизойди до меня, ответь. Проясни ситуацию.

Он не снизошел. Даже не пошевелил бровью.

— Хорошо! — не понижая тона, заявила я. — Тогда слушай меня. Марла грозила пристукнуть Винус. И она находилась в подходящем для этого месте в подходящее время. У нее есть оружие. Она ведь у вас на подозрении, так?

Говоря все это, я не сводила глаз с Нейлора, пытаясь понять по выражению лица, шокировала ли я его этими сведениями. Но вид у детектива был скучающий.

— Кьяра, — сказал он потом, — ты говоришь все это, потому что ненавидишь Марлу или у тебя что-то другое на уме?

Я поставила чашку на пол возле тахты — медленно, чтобы иметь время подумать, и ответила так:

— У меня личный интерес, Джон. Кроме того, я уверена, что могу быть полезна при расследовании.

Я ожидала взрыва презрительного хохота, однако он молчал и выжидательно смотрел на меня.

— Не хочу путать ничьи следы, — продолжала я. — Но думаю… похоже, вы ступили на ложный путь. Марла не могла совершить такое, какие бы подозрения на нее ни падали.

Нейлор последовал моему примеру и тоже отставил кружку.

— Ты не можешь судить об этом, Кьяра. Твоя Марла не так безобидна, как тебе кажется.

— Я вовсе не считаю ее овечкой. Она способна на многое, только не на убийство соперницы. Драться, царапаться — сколько угодно. Но убить… Если бы так, меня давно уже не было бы на свете. — Я вспомнила, как парочку раз у нас доходило до драки и какая ярость сверкала тогда в ее глазах. Вспомнила и внутренне содрогнулась. — Для намеренного убийства, — продолжала я гнуть свою линию, — нужно, чтобы у человека было твердое и глубокое убеждение в его необходимости. Ты сам как-то говорил об этом, Джон. А у Марлы ничего такого не было и быть не могло. Она вся на виду, как на сцене… Да и ради чего? Из-за этого сукина сына Рика? Он и цента не стоит. Сексуально озабоченный качок.

Нейлор почти сдался, так мне показалось. Больше пытался не спорить со мной, а довольно добродушно сказал:

— Кьяра, мы все проверим, взвесим. Не станем действовать с кондачка. Если она невиновна, то вскоре убедимся в этом. А пока не мешай нам и, пожалуйста, не встревай со своими советами. Так будет лучше для нас и для тебя.

Мне не очень понравился его тон — словно серьезный человек говорил с какой-то дурочкой из переулочка. Я вовсе не такая, можете мне поверить.

— Послушай, Нейлор, — веско сказала я. — Не забывай, я тоже увязла в этой истории со всеми потрохами. И какие ни есть эти люди — Марла, Винсент и другие, — мы с ними однокашники, однокорытники, как тебе угодно, и я собираюсь… должна им помочь. Это мой долг.

Мое заявление вызвало краску досады на лице у Нейлора. Видно было, как он колебался между желанием дать мне резкий отпор или спустить все на тормозах и залезть потом в складки моего халата. Второе в конце концов пересилило, и он начал сдержанным тоном:

— Понимаю тебя, Кьяра, но и ты пойми — нам не нужно…

Я перебила его:

— … чтобы кто-то путался у вас под ногами? Ты это хотел сказать? Не бойся, я буду действовать самостоятельно.

— Знаю, ты можешь, — пробормотал он почти шепотом и развязал одну из тесемок моего халата. — Именно это меня беспокоит.

Судя по тому, как он действовал, беспокоило его совсем другое! Меня, впрочем, тоже. Но усилием воли я заставила себя вернуться к разговору и задала вполне деловой вопрос:

— Вам уже известно, какое было оружие у убийцы? Калибр и все такое?

Джон не ответил. Дыхание у него участилось, он развязал еще одну тесемку, красивый белый халат распахнулся, и моя грудь предстала его взору во всей красе. (Уверяю вас без лишней скромности — посмотреть есть на что.)

О Господи, как я хотела этого мужчину! Как долго ждала! Но дело всегда остается делом, и я спросила, чуть задыхаясь, приблизив губы вплотную к его уху; — А отпечатки пальцев, которые бы указывали на Марлу, вы нашли?

Он застонал:

— Ты безнадежна… И упряма, как… Иди сюда…

Мы уже лежали на широкой тахте, он целовал мою шею, грудь, соски, и мне не хотелось больше ни о чем спрашивать. Я забыла, о чем мы говорили, забыла, где нахожусь, забыла даже о своей ране, о боли в ноге. (Если эту часть тела можно назвать ногой.)

— На кой черт, — еле слышно шепнул он, — ты забиваешь себе голову этим расследованием? Ты можешь себе представить, чтобы я танцевал на сцене вашего клуба?.. И вообще, нам нужно сейчас совсем другое…

Его пальцы скользнули вниз, коснулись резинки моих трусиков.

Уже? Так быстро?.. Сама удивляюсь, но что-то во мне воспротивилось. Я отодвинулась, с укором взглянула на него.

— Нет, Нейлор. Ты не прав. Это вопрос жизни и смерти для Марлы. И быть может, для всего клуба, который кормит столько людей… Я знаю, твои ребята могут кого угодно заставить сказать, что им требуется. Особенно такую, как Марла. Без царя в голове. Она в чем угодно сознается, скажет, что собиралась убить президента.

Нейлор застонал, но уже от негодования.

— Кьяра, не будь такой упертой! Занимайся своим делом и дай мне делать свое. Что ты понимаешь в расследовании убийства?

— В данном случае больше, чем ты!

Нейлор в раздражении приподнялся, сел на тахте.

— Известно ли тебе, Кьяра, — почти официальным тоном проговорил он, — что тех, кто чинит помехи следствию, преследуют по закону? Это и тебя касается!

— Не пугай, пожалуйста. Я не собираюсь равняться с вами и лезть в ваши дела.

— Я только предупреждаю, Кьяра. Дело для меня всегда на первом месте, и я не потерплю, имей в виду, чтобы мне вставляли палки в колеса!

Меня не столько разозлили, сколько обидели его слова и холодный формальный тон. Очень, очень обидели. Даже слезы навернулись. Я не такая уж плакса, но дело еще в том, сколько мне пришлось пережить за последние сутки.

Флафи зацокала коготками по полу, приблизилась к тахте. На мордочке у нее было написано полное удовлетворение жизнью: хозяйка в доме, еда в миске — что еще надо?.. Почему я не могу быть так же счастлива, как моя милая собачка?

Я запахнула халат, завязала тесемки. Сеанс окончен. Занавес.

В кармане у Нейлора зазвонил мобильный. Он послушал, коротко рявкнул “да”. Это окончательно развеяло романтику, если она еще оставалась в наших душах или где там еще.

— Надо ехать, — сказал Джон, поднимаясь с тахты. — А насчет Марлы… — добавил он. — Возможно, подозрения и не подтвердятся.

— Возможно, — откликнулась я.

Проклятие! Почему всегда так получается? Почему я постоянно лезу в бутылку в самое неподходящее время?.. Конечно, он прав. Кому приятно иметь дело с женщиной, которая носится со своим собственным мнением по любому поводу и считает себя равной мужчинам… Но сам-то Нейлор! Я думала, он не совсем такой, как другие мужики, а оказывается, точь-в-точь! Поневоле станешь феминисткой, хоть я и не люблю их.

Судя по выражению лица, примерно то же Джон думал обо мне.

— Я навещу тебя, — неопределенно пообещал он, проходя через кухню и не оборачиваясь.

— Смотри, не оступись на лестнице, — напутствовала я, вкладывая в эту незамысловатую фразу всю свою досаду.

Ответом мне был хлопок закрывшейся за ним двери. Все. С концами… Что же с нами творится?

Я подошла к окну. Нейлор уже сидел в машине. Вот он провел рукой по волосам, включил мотор, рванул с места, чуть не задев видавший виды пикап нашей хозяйки… Рука полубезумной Рейдин — соседка уже вернулась после укола — высунулась из открытого окна, махая вслед детективу.

— Вот так, девочка, — сказала я, обращаясь к Флафи. — Как видно, любовь не вечна.

Флафи сочувственно вздохнула.

— Да, — решила я уточнить свою мысль, — у тебя появляется прекрасная собака, и все о’кей, но однажды она кусает тебя в самое чувствительное место.

Моя подружка печально взвизгнула и потрусила на кухню к своей миске.

Глава 6

Никто в нашем клубе не ожидал, что я смогу сегодня, да и в ближайшее время выйти на сцену, но я решила все-таки появиться там. Чем больше валяешься в постели, тем сильнее впадаешь в уныние, а плохое настроение и бездействие никак не могли способствовать раскрытию преступления, за которое я собиралась взяться, из-за чего, можно сказать, поссорилась с Нейлором.

Как надо начинать в этих случаях, не знаете? Разумеется, тщательно обследовать место, где преступление произошло.

Значит, решено: отправляюсь в клуб в обычное воемя — как на работу. И в обычном виде: надо выглядеть как всегда перед выступлением. В нашем деле основное — внешность. Имидж… О, нет, я не пытаюсь сотворить из себя иллюзию, которую люди могут узреть на сцене и затем полночи мечтать о ней. Моя Кьяра — женщина во плоти, результат тщательной работы над собой. Можно сказать — плод творческого… или как оно там… созидания. Но плод запретный. Клянусь вам! Это, поверьте, сильнее действует на мужчин, чем если они уверены, что могут позвенеть в карманах и в любой момент “снять” тебя с подиума. Кьяра только напоминает об их возможностях, обещает… Не более того.

Я села в тачку (добрые люди доставили ее к дому еще вчера, когда в больнице зашивали мою совсем не смертельную рану) и отправилась в клуб.

Как обычно, поехала через мост Хэтауэй, отделяющий город от взморья. Город Панама-Сити — плоть, реальность. А взморье, Панама-Бич — почти иллюзия, мираж, который привлекает многочисленных туристов. Едва ли им удается постичь его суть… Впрочем, они не очень и пытаются. Чаще просто катят с ветерком мимо викторианских домиков у залива Сент-Эндрюс, мимо прибрежных парков, мимо торговых рядов. Куда больше их тянет к площадкам для гольфа, в огромные бары и ночные танцевальные клубы вроде нашего. Впрочем, в клубы заглядывают мужчины постарше, кому хорошо за тридцать. И до пятидесяти, а то и больше. Они приходят к нам, как на терапию в медицинский центр. И молодеют, уж поверьте мне. Во всяком случае, я искренне стараюсь способствовать этому.

Я въехала на нашу стоянку, где совсем недавно случился весь этот ужас, и поставила машину на обычное место. В ярком свете фонарей увидела — так мне, во всяком случае, показалось — следы засохшей крови на асфальте. Кровь Винус. Задрожала всем телом… Перед глазами вновь возникло вчерашнее, выросли и пришли в движение тени. Вот здесь упала Винус, здесь была я… Там — Бруно, Марла… Кто еще?.. Посетители, продолжавшие подходить, подъезжать к входу в клуб, показались мне нереальными, существующими как бы в другом измерении…

Когда я приблизилась к служебному входу, дверь внезапно открылась с треском, ударившись о кирпичную стенку. Я с криком отскочила. В дверном проеме показался Бруно, рука на поясе, на рукоятке пистолета.

— Не стреляй! — заорала я уже не от страха, а так, шутки ради.

— А ты не подкрадывайся к дверям, — пробурчал он. — Кто это?

— Не видишь, что ли, кретин? Уже не узнаешь меня? Он расплылся в улыбке:

— Кьяра! Это ты, детка?

Я простила охраннику эту вольность.

— Ну да. А ты думал, Джордж Вашингтон?

Он сделал несколько шагов от двери, оглядываясь по сторонам, словно опасаясь, что за каждым кустом притаился убийца-снайпер.

— Зачем приехала? Ты ведь ранена. Езжай домой. Хозяин, думаю, не вычтет у тебя за прогул.

Я приблизилась к нему, положила руку на рукав.

— Ты так уверен в нашем боссе, Бруно?

Он засмеялся:

— Этот сукин сын пожалеет хлебную крошку для таракана!.. Слушай, но ты ведь здорово хромаешь. Чего ради притащилась? Неужели будешь танцевать?

— Буду, только не сегодня. Что там за публика? Он пожал плечами:

— Обычная. Как вчера и позавчера. Не знаю, был при тебе этот итальянский бык-производитель?

— Какой? Парень в шикарном костюме?

— Ага. Я заприметил его, когда он положил глаз на Шарлотту.

Шарлоттой звали временную подружку Бруно. Временную потому, что, во-первых, ничто в этом мире не вечно, а во-вторых, насколько я знала, женщины довольно быстро бросали Бруно. Так же, как Рика. Хотя Бруно, на мой взгляд, славный парень. Впрочем, женщины бросают и славных парней, и в основном по двум причинам, первая из которых, пожалуй, имеет финансовую подоплеку. О второй говорить не буду: не дай Бог ни Бруно, ни кому бы то ни было из мужчин испытать такое!

— Этот гребаный Рик Растяжка тоже здесь, — зачем-то сообщил охранник. — Сказал мне сегодня, что хочет бросить реслинг. Говорит, хреновина, а не настоящая борьба. Да что он понимает? Для него настоящее — только трахаться. Так он по крайней мере воображает. А сам не может небось больше одного раза в неделю. Извини, Кьяра, если не так сказал… Что до реслинга, это же старейший американский спорт, и нечего таким, как Рик, судить о нем!

Я разделила благородное негодование Бруно, сказав, что не надо слушать Рика: у него мозгов не больше, чем у копченой селедки.

— А кое-что еще меньше, чем у селедки, — уверенно заметил Бруно и пояснил: — Я сам использовал эти дерьмовые стероиды. Только вовремя поумнел, когда в газете про них прочел. Там сказано: будешь колоть, станешь слабак слабаком.

Я не была уверена, что Бруно вовремя прекратил их колоть, но в голову пришло другое: может, Винус как-то оскорбила Рика в этом смысле — язычок у нее был что надо, и тот решил отомстить… Но тут же отбросила мысль как совершенно идиотскую и подумала, что Нейлор, наверное, прав, что хочет держать меня за тысячу миль от расследования.

Мы вошли в помещение, и все наши полуголые девчонки увидели, как я хромаю, держась за могучую руку Бруно, и все жалели меня, а некоторые даже плакали. Конечно, те, кто рассчитывал в мое отсутствие выбиться в примы или поближе к вершине, не слишком радовались моему появлению, но умело скрывали разочарование. Самой умелой из них наверняка была Марла.

Я имею право так предположить, потому что, когда вошла в гримерную, Марла как раз сидела в моем кресле и наводила красоту моей косметикой. Она выскочила из кресла, чуть не оставив там ползадницы.

— Оттягиваешься по полной в мое отсутствие? — съязвила я.

Она покраснела и со злостью тряхнула головой.

— О чем ты, Кьяра? — обиженно сказала она. — Просто посмотрела в твое увеличительное зеркало. У меня что-то с ресницами.

— Так я тебе и поверила! Спорим, ты уже уговорила Винсента написать твое имя самым крупным шрифтом на афише у входа?

Все в комнате замерли в предвкушении словесной или, чем черт не шутит, настоящей битвы, но поединок не состоялся. У меня не было ни сил, ни настроения, а Марла, наверное, вспомнила о решетке, которая ей угрожала, и о надеждах, связанных со мной. Она молча смотрела на меня, и молчание длилось довольно долго.

— Ну, ты права, — наконец сказала она. — Его написали. А что такого? Я только хотела помочь клубу в трудные дни. Ведь в любом шоу нужен лидер. Разве нет? Хотя бы на время. А ты обещала пока что заняться делом нашей бедной Винус. Сама говорила. Я не права?

— Ох, оставь! — оборвала я.

— Но ведь ты не можешь выйти на сцену, Кьяра? Только хуже себе сделаешь. Чего доброго, рана опять откроется.

— Да заткнись ты!..

Видит Бог, я и думать не думала выступать сегодня, но эта сучка Марла просто завела меня. Спровоцировала…

Что ж, если так — не спасую… Не желаю выходить из игры!..

Глава 7

Перед началом представления я, как обычно, глянула в зал через щелку в занавесе. Меня всегда интересовала публика — я мысленно определяла, кто есть кто: вот эти — постоянные посетители, эта парочка — похоже, с большими деньгами, а вон те — определенно новички и нуждаются в некоторой опеке, чтобы почувствовать себя свободнее. Сегодня у меня была дополнительная задача: попытаться разговорить Рика — быть может, узнаю что-нибудь новенькое, а еще — познакомиться с тем лощеным типом, который так пристально изучал бедную Винус.

Рик уже находился на своем обычном месте, у второго столика в центре зала. Другого не было ни в самом зале, ни возле бара… А, вон он где — в затемненной боковой кабинке, откуда можно увидеть и сцену, и входную дверь.

Думаю, я не ошиблась: этот человек точно подходил под описание, сделанное Бруно, и казался то ли переодетым копом, то ли просто прожигателем жизни. В любом случае он тертый калач и весьма опасный тип. Поразмыслив, я склонилась ко второму варианту. Уж слишком холеным он выглядел для полицейского: на руках маникюр, зализанные темные волосы, огромное кольцо на безымянном пальце. И вполне понятное вздутие под правой полой пиджака. Это меня несколько удивило: одной из обязанностей Бруно было проверять, есть ли у посетителей оружие, и выпроваживать вооруженных.

Я увидела, как Марла с несколькими подружками направляется в сторону Рика. Наверняка уже разболтала им всем, как этот коп стоеросовый, мой дружок Джон Нейлор, надумал повесить на нее убийство Винус и как она уговорила меня заступиться — не ради самой Марлы, конечно, а чтобы этот олух не попал впросак, ухватившись не за ту рукоятку. Но мне было не до нее: я уже завелась и твердо решила выйти сегодня на сцену, о чем сказала нашему молодому рыжеволосому режиссеру по прозвищу Рыжик. Он отговаривал, однако я сумела его убедить: доводы были, в общем, очень простыми, но вескими — публика привыкла меня видеть и будет ждать моего выхода. Зачем же разочаровывать клиентов, если это тем более может отразиться на доходах заведения? Только дайте немножко больше дыма сегодня на сцену, другими словами, напустите туману, попросила я Рыжика. И тот обещал.

Вскоре он подал команду диск-жокею приглушить музыку, свет померк, занавес начал раздвигаться. Рыжик нажал еще одну кнопку, и специальная машина стала дымить. К этому времени я уже дохромала до шеста и стояла там, ожидая, пока дым немножко рассеется и мои прелести станут видны в свете рампы. На мне было белое полупрозрачное платье, волосы забраны наверх. К спасительному шесту я подошла ближе, чем обычно, чтобы, не дай Бог, не случилось чего непредвиденного: не подвернулась бы нога, или еще что… Хотя, по правде говоря, рана была несерьезная, да и шикарно заделана молодчагой хирургом: всего два шва, но каких ажурных! Просто загляденье! Однако болела, как десяток глубоких ран, и я опасалась, как бы чего не произошло.

Шерил Кроу затянула “У нас по соседству”, и я начала осторожно двигаться под музыку. Оказалось, не так трудно, как предполагала. Танцуя, я вглядывалась в зрителей. Новички подошли ближе к сцене с бокалами в руках, на лицах было написано ожидание. Оно становилось все явственней по мере того, как я медленными движениями изгибала тело, проводя по нему руками, задерживая их в некоторых нужных местах. Мне нравился этот подготовительный момент е нашем шоу. он волновал не только зрителей. Я ощущала себя волшебницей, соблазнительницей, Полусонной Красавицей, которая, если совсем проснется, может натворить такого — мало не покажется.

Я оттянула верх бикини, но не спустила его, а придерживала двумя пальцами — до той поры, пока у зрителей не раскроются не только рты, но и кошельки. Это был и бизнес, и волнующая игра.

Когда первый смельчак приблизился к сцене и протянул двадцатку, я поняла, что столкнулась с проблемой: не могла наклониться к парню так, чтобы он сунул ее, как положено по всем сценариям, за подвязку чулка. Наступила пауза, мы встретились взглядами, я изобразила улыбку. Затем, вместо того чтобы подставить ему ногу, согнулась в поясе — так, что обе мои груди чуть не уперлись ему в глаза, и проворковала:

— Подойди ближе, дорогой, и сунь их туда, куда тебе удобней.

У него стало такое лицо, словно перед ним раскрылись врата рая — то отделение, в котором гурии, или как их там еще называют, — и он вложил двадцатку мне между грудей.

Тут Бруно, неплохо изучивший закон о непристойном поведении в общественном месте, вырос за спиной у слегка ошеломленного гостя и постарался увести его от греха подальше, пока тот не стал, чего доброго, настаивать на продолжении эксперимента. А я без видимого для других труда выпрямилась и сунула баксы в положенное место — за подвязку. Пока приближался следующий смельчак, чтобы искупаться в лучах славы первого, я продолжила игру с лифчиком.

— Ближе, дорогой, — подбодрила я его, не решаясь сама подойти к краю сцены. — Положи свои туда же, и я постараюсь немного удивить тебя.

Толстенький коротышка, сопя и заливаясь потом, выполнил пожелание, и в тот же момент лифчик исчез с того места, которое прикрывал, как если бы его никогда там не было.

— О Боже! — пробормотал мужик, отступая назад.

Я тоже отступила от шеста и от приблизившихся к сцене мужчин. Теперь они мне были не нужны. Я торопилась сыграть финал. Он заключался в том, что, якобы поборовшись с липовыми застежками и завязками, я скинула с себя платье, и теперь на мне остались только белые чулки и подвязки, не считая узкой полосы трусиков. Постояв так некоторое время и собрав у сцены чуть ли не всех зрителей, я сунула пальцы под оставшееся на мне облачение, как бы намереваясь сбросить и его. Это вызвало новый всплеск эмоций, денежные купюры замелькали в воздухе, падая на сцену.

Еще одним движением — оно далось мне труднее всех предыдущих — я подняла руки к голове, вытащила заколки, придерживающие прическу, и волосы упали чуть не до самого пола (ну, это я преувеличила немного) в тот момент, когда я как будто скинула последнюю одежду. В это мгновение Рыжик прибавил дыма, так что уже никто не мог разобрать, что происходит на сцене.

Музыка сделалась оглушительной, занавес закрылся, публика бесновалась. Девушки уже готовились к следующему номеру.

— Молодчина, Кьяра, — сказал режиссер. — Законно завела их. Как всегда.

— Хочешь жить, умей раздеться, — сквозь боль ответила я ему. — Всегда завожусь с пол-оборота, если бросают вызов. Спасибо за добрые слова.

Я закуталась в пурпурное кимоно и пошлепала в раздевалку, по дороге считая полученные сегодня баксы. Не так плохо — жить можно. Если, конечно, знать для чего. И с кем.

Вы, наверное, думаете, что если стриптиз, то уж полный отпад, что у нас не просто секс-шоу, а настоящий фак-сейшн и каждый хмырь может любую из нас купить за понюшку кокаина. Попробуйте — и услышите: “Как же, сейчас, только шнурки поглажу! ” Или еще что-нибудь в таком роде. Если не хуже. Короче, получится полный облом. Я вообще-то говорю о себе, за всех не ручаюсь.

Когда я полностью оделась и вышла в зал, парня, которого мы назвали итальянским франтом, уже не было. Шарлотта увидела, что я гляжу на столик, где тот сидел, подошла ко мне и встала рядом, уперев свой поднос в бедро.

— Если насчет этого хмыря, — сказала она, — он опять, как вчера, ушел, не заплатив чаевых. Да почти ничего не пил. Сидел, карябал чего-то в блокнотике. Может, агент какой.

К нам приблизился Винсент, недовольно поглядел на Шарлотту, и та, гордо вскинув красивую голову, отправилась выполнять свои не слишком сложные обязанности.

— Кьяра, — сказал он, — я благодарен тебе, что ты открыла представление, но, ей-богу, не стоило беспокоиться. Барри уже подсуетился сегодня и раскопал еще одну гастролершу. Это ведь была твоя задумка приглашать их, помнишь? Гордон уже вешает объявление с ее именем. Завтра она приступает.

Я нахмурилась:

— Знаешь, Винсент, мне кажется, не следует делать такой упор на заезжих. И свои не так уж плохи.

— Конечно, дорогая, ты совершенно права, но пойми и меня. Я тебе уже говорил кое о чем. — При этих словах он понизил голос. — Мы ожидаем наплыва туристов из Атланты. Им нужны известные… знакомые для них имена. Не обижайся, это чисто денежный вопрос.

— Винсент, — сказала я ему, — не дави мне на психику. Хочешь, чтобы у тебя порнодивы заменили всех танцовщиц? Смотри, не прогореть бы. Твой клуб сделался известным в первую очередь благодаря танцовщицам. А раздеваться может любая. Хотя вру — это тоже уметь надо.

Его челюсти что-то жевали, глаза смотрели не слишком ласково. Но шеф смолчал. В настоящее время ему было ни к чему со мной ссориться. Над беднягой и так сгущались тучи. Но лучше он не становился и в самые стремные моменты своей темной жизни.

Глава 8

Что за черт! Похоже, мне никогда не удастся выспаться! Едва я очутилась дома, умылась, легла в постель и уснула — буквально через несколько секунд опять кто-то забарабанил в дверь. Флафи опять залилась лаем. Что за люди? Что за собаки? Неужели не понимают, что мне приходится работать ночами, а при свете дня я должна спать? Спать, давить ухо, кемарить… Как еще объяснить им простые вещи?

Чтоб дополнить этот кошмар наяву, заверещал телефон. Трубка была ближе, чем дверь, и я схватила ее, выпрыгнув из постели и совершенно забыв о своем ранении. Поэтому вместо “хелло” звонивший услышал мой стон.

— Кьяра! — Я узнала обеспокоенный голос Рейдин. — Слушай меня. Я вижу из окна, к тебе рвется какой-то молодчик. У него что-то большое в руках. И подозрительное. Проверь, не бомба ли.

Не дождавшись моего ответа, соседка положила трубку. В дверь продолжали долбить.

Я посмотрела в замочную скважину и увидела розы. Даже почуяла запах. А когда открыла, чуть не наткнулась на них и на юного посыльного. Розы были кроваво-красные, не самого любимого моего цвета, но, в конце концов, как выразился один умный человек, дареному коню в зубы не смотрят.

— Кьяра Лаватини? — прозвучал почти мальчишечий голос.

— Неужели ты меня не знаешь? — осмелилась я пошутить. — Ах да, ты еще слишком молод.

Он был деловит, ему было не до шуток. Сунув огромный букет мне в руки, парнишка тут же смылся, прежде чем я попыталась расколоть его и узнать имя дарителя.

Сквозь розовые лепестки я взглянула в сторону трейлера, где жила Рейдин, и увидела, как отворилась дверь и оттуда выглянула хозяйка. Конечно, ружье было у нее за спиной. Да, с такой охраной мне ничего не страшно. Это вам не ленивый и медлительный Бруно.

— Так я и думала, — прокричала она. — Чертовы розы! Старый как мир трюк всех преступников. В них можно запрятать все, что угодно, — от смертельного яда до гранаты.

— Рейдин, — сказала я, — эти розы абсолютно безвредны. А как пахнут! Подойди и убедись сама. Только оставь ружье у себя дома, пожалуйста.

Поколебавшись, она выполнила просьбу и осторожно приблизилась к моему порогу. Но сомнения у нее не исчезли.

— Говорю тебе, Кьяра, это опасная привычка — принимать цветы от незнакомца.

— Заходи, Рейдин, — был мой ответ, — я сделаю кофе. А почему ты думаешь, что от незнакомца?

Я полагала, что догадываюсь, кто таким образом решил загладить свое не слишком примерное поведение, при этом, конечно, не зная, что красным розам я всю жизнь предпочитала желтые или кремовые.

Рейдин, все еще остерегаясь находиться слишком близко от букета, прошла вслед за мной на кухню.

— А что написано в карточке? — спросила она.

И правда, там должен быть конверт. Осторожно, чтобы не уколоться, я просунула руку, нащупала его и вынула карточку. Вот что я прочла: “Надеюсь, ты останешься такой же очаровательной, как всегда. Осмотрительной, умной и осторожной. Что касается меня, я позабочусь о тебе”.

Что ж, если он действительно надумал извиниться, нужно было хотя бы поставить свое имя. И потом слова какие-то странные, несвойственные Джону Нейлору. Впрочем, мы с ним никогда не переписывались. Вполне возможно, на бумаге он выражается куда более затейливо, чем в разговоре.

Рейдин выхватила у меня карточку и прочитала, держа на вытянутой во всю длину руке, — она забыла очки.

— А, что я говорила! — крикнула она так, что я вздрогнула. — Угроза! Смертельная опасность! Они подбираются к тебе!

Я поставила цветы в вазу, начала варить кофе. Руки у меня слегка дрожали, когда я возилась с цветами, — сама не знаю отчего, и появилось странное чувство, что они принадлежат не мне, а кому-то еще. Нет, я вовсе не ощутила никакого страха от криков Рейдин, мне не показались угрожающими слова в записке. Чего ради Нейлор станет мне угрожать? Просто не нашел более простых и подходящих слов. Я налила воды в кофейник, отмерила нужное количество кофе, после чего повернулась к соседке и Флафи.

— Сейчас позвоню ему и поблагодарю за цветы, — тихо и твердо сказала я, но никого не обманула своим напускным спокойствием — ни себя, ни Рейдин.

Мне уже было ясно, что не в духе Нейлора посылать цветы в качестве извинения. Да и ссоры-то не было. Он просто попытался поставить меня на место, чтобы я не вмешивалась в его служебные дела. Тем более речь шла не о чем-нибудь, а о настоящем убийстве.

Рейдин смотрела на меня понимающими глазами, в которых была тревога. И жалость.

Я набрала номер телефона отдела убийств. Стала ждать ответа, крепко прижав трубку к уху.

— Уголовная полиция, Нейлор, — наконец услышала я, и сразу стало легче.

— Привет, — сказала я. — Спасибо за цветы и послание. Они прекрасны.

Последовала короткая пауза, а потом слова, которые я меньше всего хотела услышать.

— Они не от меня. — Снова молчание, и потом: — Но я не удивляюсь. Ты всегда заслуживала их.

— Не от тебя? — с фальшивой веселостью проговорила я. — Но в записке вроде бы говорится о нашем вчерашнем недоразумении. Так я поняла.

— Что ж, возможно, ты еще с кем-то повздорила, Кьяра. На тебя похоже. Или я ошибаюсь?

Я прикусила язык. Если ему еще нет, мне было уже кое-что ясно. И страх завозился где-то под ложечкой или в области копчика. Надеюсь, я не слишком большая невежда в анатомии.

— Значит, не ты прислал мне целую дюжину роз и записку, где говорится, чтобы я была осмотрительной и не лезла на рожон? И что позаботишься обо мне?

Молчание длилось еще дольше.

— Я сейчас приеду, — буркнул Джон, и в трубке щелкнуло.

— Вызываешь подкрепление? — сказала Рейдин.

— Нет, но оно прибудет.

Насколько я понимала… насколько мы понимали, неприятности придвинулись вплотную. А вместе с ними — и само решение проблемы. Полученное только что предостережение — угроза, как правильно определила полубезумная Рейдин — означало одно: я вышла, сама того не понимая, на верный путь, и кто-то очень испугался и не хотел, чтобы я двигалась дальше по этому пути.

А еще это означало, что я ближе всех к разгадке. И что же посоветуете делать? Отступить? Да ни за что на свете!

Нейлору, конечно, мое решение очень не понравится, но это уж, как говорится, его проблема.

Глава 9

Рейдин и я продолжали молча смотреть друг на друга. Позади шипел кофейник, он уже выключился, однако никто из нас не спешил наполнять чашки.

— Да, похоже, дело пахнет порохом, — проговорила наконец соседка. — Кому-то ты стала на пути, Кьяра. Или давнему твоему врагу, или тому, кто пристрелил эту вашу красотку и боится, что ты его вычислишь. Твоя задница уже пострадала, моя милая, и я бы на твоем месте не рисковала ею еще больше.

Она подошла к окошку, выглянула.

— Уверена, твой коп уже мчится по шоссе на выручку, расталкивая всех по обочинам. Спорим, сейчас появится из-за поворота.

Спорить не пришлось: коричневый “таурус” как раз въезжал на стоянку. Рейдин вздохнула.

— Да, не зря говорят, что любовь — великая штука. — Она еще раз посмотрела в окно. — Что ж, не буду вам, молодым, мешать. — Снова вздохнула и направилась к выходу. — Помни, — торжественно заявила она, открывая дверь, — ничто так не сближает людей, как смертельная опасность.

Флафи, каким-то чудом учуяв приближение Нейлора, принялась прыгать возле двери, а затем кинулась его встречать. Я не прыгала, хотя была рада не меньше, а просто подошла к лестнице, откуда увидела, как Джон вылез из машины и, приметив идущую в его сторону Рейдин, у которой руки были привычно сложены за спиной, сделал едва уловимое движение, как бы намереваясь в следующий миг вытащить пистолет.

Этого делать не пришлось: Рейдин тоже увидела это движение и сказала с улыбкой:

— Не бойся. Я сейчас не вооружена, и вообще ты не тот, кого мне хотелось бы подстрелить.

— Очень на это надеюсь, мэм, — учтиво отозвался он.

Соседка прошла мимо него с видом королевы, удостоившей своего подданного короткого разговора, и уже с крыльца обернулась к нам и, помахав рукой, произнесла:

— С вами мои молитвы, дети мои. Будьте осторожны. Нейлор с улыбкой покачал головой и вошел ко мне в трейлер.

— С тобой все в порядке? — были его первые слова.

— Лучше не бывает, — неискренне ответила я. — Ты мог так не спешить.

— Конечно, мог, — ответил он, вглядываясь в мое лицо. — Но предпочел поторопиться.

Мне казалось, что, говоря это, он думал не об опасности, которая мне угрожала, а совсем о другом. О том же, о чем, признаться, думала сейчас я.

— Вчера мы попрощались не лучшим образом, если память мне не изменяет, — сказал он, дотрагиваясь рукой до моей щеки.

— Да, Нейлор, и кто-то, видно, решил вбить между нами клин, прислав… — я указала рукой на вазу, — эти чудесные цветы.

Он нахмурился:

— Покажи записку.

Прочитав ее, Джон долго вертел в руках конверт. Флафи крутилась возле гостя, ожидая, когда он обратит на нее внимание.

— Я с тобой, девочка, — сказал он.

Ему, и только ему, я разрешаю так обращаться ко мне.

— Из какого они цветочного магазина? — спросила я.

— Не знаю. — Джон протянул мне конверт. — Тебе ни о чем не говорит?

Конверт был абсолютно чистый, без единого знака или штампа. Я покачала головой.

— А ты не обратила внимания на машину с посыльным?

Я снова качнула головой.

— Какая-то задрипанная тачка, а в ней почти мальчик.

— Паршиво! — почти одновременно проговорили мы, и я отправилась к кофемолке, чтобы добавить еще кофе и сварить так, как мы оба любили — покрепче, без молока и сахара.

Стоя спиной к Нейлору, я сказала, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее:

— Видно, не только тебе не нравится, что я сую нос куда не следует.

Нейлор не ответил. Я налила ему кофе, протянула кружку, он отхлебнул и только тогда проговорил, глядя на меня поверх ее края:

— Не хочешь после всего этого прекратить свои поиски?

— А ты? — спросила я.

Раздражение опять мелькнуло в его глазах. Но я сама была виновата. Чего я зациклилась на этом убийстве? Зачем лезу на рожон?

— Это моя обязанность, — сухо ответил он. — За эту работу я получаю деньги.

— Я тоже чувствую себя обязанной, — парировала я. — Правда, денег мне не заплатят. Даже не дадут полицейский жетон и оружие.

Он отставил кружку, придвинулся ко мне.

— Тогда тебе надо было бы научиться хотя бы элементарным приемам самозащиты, дорогая.

Мне не понравился его несерьезный тон, но зато какая улыбка! И какой запах от этого “после бритья”!

— Думаю, совсем не обязательно, — тихо сказала я. — Не очень-то они помогут, если…

Я не успела договорить, так как спустя мгновение поняла, что лежу навзничь на полу кухни, на мне — Нейлор и зад болит ужасно. Но, подумалось мне, было бы еще больнее, если бы сверху лежал не Нейлор.

Упершись руками в пол, он слегка приподнялся и сказал, приветливо улыбаясь, что было совсем не к месту:

— Извини, пожалуйста. Но если бы ты умела защищаться, мне не удалось бы сделать это с такой легкостью.

Я хотела сказать этому идиоту со всей прямотой, кто он такой, но Флафи опередила меня и с визгом вцепилась ему в руку.

Он вскрикнул.

— Флафи, фу! — закричала я. — Со мной все в порядке.

Однако было поздно: на руке выступила кровь. Что ж, один защитник у меня определенно есть.

Нейлор уже не лежал, а сидел на мне, потирая руку и виновато глядя на меня.

— Что ж, — сказала я ему, — теперь сам видишь, что защититься я могу. Если б не отозвала ее, мой карликовый киллер расправился бы с тобой. Так что не повторяй попыток.

Нейлор без особого одобрения взглянул на Флафи, и та улыбнулась в ответ. Но улыбка не была приветливой. Видимо, моя защитница несколько разочаровалась в этом человеке после его не слишком обдуманного поступка.

— Ты же не сможешь все время таскать с собой Флафи, когда продолжишь расследование убийства. И меня, к сожалению, тоже. — Сейчас Нейлор говорил совершенно серьезно. — И должна помнить об этом. Быть крайне осторожной и на всякий случай владеть одним-двумя приемами самообороны. Разреши мне все-таки показать их.

— Не надо, — сказала я.

— Надо, Кьяра… Ну что ты сделаешь, например, если я прижму тебя сейчас к полу?

Он не только спросил, но и продемонстрировал это, наклонившись надо мной и уперев руки мне в плечи.

Я начинала злиться, взыграли свойственные нашему роду Лаватини упрямство и тяга к отпору. Нейлор не знал еще, как опасно бросать мне вызов. Что ж, узнает.

Забыв о боли в ноге, я крутилась под ним, стараясь вырваться, пытаясь достать руками до его самых болезненных мест, но куда там… Меня словно прибили к полу гвоздями.

— Показать тебе, как можно в этом случае легко освободиться? — тоном взявшего верх мальчишки спросил он. Тоном Тома Сойера, победившего зануду Сида.

Я вздохнула. Что с ним поделаешь? Мужчины ведь в душе настоящие дети.

— Ладно. Покажи, Нейлор, и покончим с этим.

— С этим — да, — сказал он с явным намеком. — Но не с кое-чем другим… А теперь слушай…

Он начал втолковывать мне, как расположить какую ногу, что делать с руками и куда лучше всего нажимать или бить.

— А теперь давай! — скомандовал он, закончив инструктаж. — Вырывайся!

Я подчинилась команде — вырывалась, колотила, но особого успеха не добилась. Он был явно недоволен… Да, учитель попался въедливый и требовательный.

— Не очень-то у тебя получается, — сказал он кисло и снова принялся втолковывать, куда, что и как.

У меня разболелась нога, спина. И вообще не было настроения играть в эти игры. Поэтому я решила собраться, сжаться в кулак и поскорее завершить наши дурацкие упражнения.

Я изо всех сил двинула его ногой — той, что не болела; мой мучитель потерял равновесие и чуть не сковырнулся с меня, но снова обрел устойчивое положение. Однако я воспользовалась тем, что он не успел соединить ноги, и, помня наставления, резко сдвинула колени и ударила его в одно из самых чувствительных у мужчины мест.

Джон охнул, однако я не дала ему опомниться и нанесла рукой удар в другое чувствительное место, которое он только что показывал, — на внутренней стороне предплечья. Он охнул еще раз, накренился и чуть не упал, а я выкатилась из-под него.

Флафи тоже не ударила мордочкой в грязь — на этот раз она атаковала его ботинок.

Вскочив с пола, я крикнула:

— Ну как? Вопросы есть?.. Помочь подняться? Лежа на кухонном полу, Джон начал смеяться и долго не мог остановиться, давая тем самым возможность Флафи продолжать атаку на его ботинок.

— Оставь его, Флаф, — попросила я. — Разве не видишь, он побежден… Оставь, говорю, а то получишь!

Собачка отцепилась от Нейлора, тот встал и подошел ко мне. Когда он заговорил, следов веселости на лице уже не было.

— Кьяра, я хотел немного развлечь тебя, развеять твою тревогу, но дело куда серьезнее, чем могло показаться. Тут уж не до игры. Насколько можно сейчас судить, Винус оказалась случайной жертвой. И не дорожного происшествия, а преднамеренного убийства. Только направленного не на нее. Пуля скорее всего предназначалась другому человеку… А твоя подружка Марла никогда не играла в твоей команде. — Он замолчал, продолжая смотреть на меня.

— Думаешь, я уже не сообразила все это, Нейлор? — ответила я. — Но если кто-то — не Марла, я почти уверена — хочет все-таки меня убить, мне тем более не стоит бездействовать.

Он покачал головой:

— Я не в силах остановить тебя, девочка, хотя твое намерение граничит с самоубийством. Но прошу, позволь хотя бы давать тебе советы, которые ты, конечно, не будешь выполнять, а также по мере возможности охранять тебя.

— Ладно, — с наигранной беспечностью ответила я. — Согласна. Хотя у меня нет большого опыта в следовании чужим советам и уж тем более в том, чтобы отдать себя на чье-то попечение.

Нейлор досадливо вздохнул.

— Я о другом, Кьяра. О том, что могу помочь тебе, даже если ты уедешь отсюда. На время, конечно.

Я вплотную приблизилась к нему, обняла и нежно поцеловала.

— Спасибо, только ты сам знаешь, я не сделаю этого. Давай договоримся: я стану копаться на своих грядках, ты — на своих, и оба будем заботиться друг о друге. Идет?

В который раз за короткое время он издал глубокий вздох.

— Хоть кол на голове теши! Что с тобой поделаешь? Ответа на его вопрос не знала и я сама.

Понимая, что слова бессильны, он опять поцеловал меня, его руки проникли под мою одежду, и ситуация начала накаляться… ну, вы понимаете… однако в эту минуту зазвонил телефон. Мой, домашний.

В трубке раздался скользкий, наглый голос Рика:

— Привет, Кьяра. Надо бы повидаться. Хочу сообщить кое-какие фишки насчет Марлы. Тебе должно быть интересно.

Я не очень поверила его словам, но ведь, сами знаете, с паршивой овцы… и так далее, и я ответила:

— Что ж, как говорится, каждая бородавка к одному месту прибавка. Встретимся в клубе.

Нейлор, который, как и моя мама, хорошо усвоил старинную мудрость “делу — время, потехе — час”, уже поправлял галстук и осматривал свои ботинки, готовясь к уходу. Правда, с весьма недовольным видом.

— Приезжай попозже, — шепнула я ему. — Я отправляюсь допрашивать Рика. Обещает что-то жареное.

Нейлор скривился, однако я понимала, что, как профессионал, он не против любых возможностей при сборе сведений.

Словно мне в отместку, зазвонил мобильник у него в кармане.

— Конечно, — ответил он, прослушав какое-то сообщение.

Я в эти минуты думала, что, даст Бог, когда он снова приедет ко мне, телефоны будут молчать и он не начнет учить меня способам самозащиты.

А бедная Флафи, видно, так издергалась за последние сутки, что у нее не выдержали нервы, и мы услышали легкое журчание.

— Черт возьми!

Это крикнул Нейлор, потому что Флафи пометила ему правый ботинок, признав его таким образом своей собственностью.

Глава 10

К четырем часам пополудни я подъехала к нашему клубу. Солнце жарило вовсю. Темные очки у нас во Флориде не дань моде, а необходимость.

С залитой солнечными лучами стоянки я прошла в сумрак здания. Было то неопределенное время между ленчем и концом рабочего дня для нормальных людей, когда на высоких табуретах у стойки бара сидят в основном неудачники, безработные, потерянные проигравшиеся люди, а на сцене борются за их внимание самые никудышные, занюханные танцовщицы.

Бармен был раздражителен и не слишком вежлив, позволив себе расслабиться перед вечерним наплывом посетителей; официантки сгрудились в конце прилавка и болтали о своем, тоже выказывая немалое раздражение, если кто-то из гостей осмеливался потревожить их заказом. Вообще-то они еще не успели передохнуть после ленча — времени, когда на них обрушивается лавина нетерпеливых клиентов, спешащих вернуться на работу. (Как видите, клуб у нас не только ночной.)

Рика я заприметила сразу: он сидел среди неудачников, если таковыми можно считать толстого телефонного мастера справа от него и какого-то бородатого растрепанного типа, похожего на водилу грузовика, — слева. На их фоне старина Рик выглядел еще более вялым и дряблым, чем обычно.

Увидев меня, он вскочил со своего места и шумно приветствовал, привлекая внимание присутствующих, как бы говоря им: глядите, вот с этой звездой нашего заведения я на дружеской ноге.

— Кьяра, дорогуша! — крикнул он, устремляясь ко мне, и все повернули головы и посмотрели на нас.

— Не устраивай показуху, — прошипела я, стараясь в то же время радушно улыбаться. — И не хватай ни за какие места, у меня все болит! — Это я добавила тоже шепотом, потому что он уже ткнул меня в бок и теперь пытался дружески обнять.

Пусть дружески, я даже могу в это поверить на минуту… но Рику всегда не хватало элементарного умения себя вести, и это было жутко противно.

— Отойдем куда-нибудь, — сказала я ему громко и, насколько возможно, дружелюбно.

Мы прошли в кабину, которую прошлой ночью занимал опасный тип, и уселись там. Рик хотел, чтобы я устроилась рядом, но я, предпочла место напротив.

— Итак, ты собирался сообщить что-то новое о Марле? Я слушаю. Начинай.

Но Рик не спешил заговорить, а вместо этого поднял руку и щелкнул пальцами, призывая кого-нибудь из официанток. Никто не отозвался.

— Сначала немного расслабимся, дорогая, — сказал он мне.

— Я не хочу расслабляться, Рик. И позволь тебе заметить, что щелканье пальцами давно уже вышло из моды и считается очень грубым. В ответ девушка имеет законное право дать тебе по физиономии — это раз, а во-вторых, выплеснуть в морду заказанную тобой порцию. И в-третьих, намешать тебе в бокал или в кружку немного мочи.

Он с полуоткрытым ртом прослушал мою отповедь, произнесенную самым дружелюбным тоном, и, судя по некоторым признакам, поверил.

Когда одна из официанток, узнав меня, подошла к нам, Рика было не узнать.

— Пожалуйста, милая, — обратился он к ней, — извините меня, если что не так. Сам не знаю, что на меня нашло. Вчера побывал в Нью-Йорке по срочному делу и наслушался там, да и нагляделся на всяческие грубости. Как видно, не отошел после них до сих пор. Ведь дурной пример заразителен, не правда ли?

— Оставь свои приколы и не смеши мои подметки, — ответила ему худощавая юная блондинка. — Вчера ты весь вечер торчал в клубе и был такой же неотесанный. Так чего надо?

Учить вежливому обращению официантку у меня уже не было сил. И настроения. Я даже простила Рику его грубость. Но промолчала.

Однако, как видно, мой урок не прошел для него даром: свой заказ он сделал в высшей степени любезным, прямо-таки светским тоном.

— Попрошу, дорогая, — сказал он, — бутылочку пивка с длинной шейкой и закручивающейся пробочкой. И не надо открывать. Я сделаю это сам. Моим рукам необходима тренировка.

Девушка кивнула и повернулась ко мне:

— Чего это ты пришла спозаранку, Кьяра?

— Так, поболтать.

— Хочешь кофе или чего?

— Пожалуйста, кока-колу, если не затруднит. Она с удивлением уставилась на меня.

— Конечно, не затруднит, какой разговор?

Свой урок учтивости я посчитала законченным и попросила Рика рассказать, что он хотел.

— Марла не могла убить эту девушку, — начал он.

— Почему же?

— Ее пушка была у меня. Еще до всего этого.

— А зачем?

— Сама попросила взять. Чтобы, говорит, не выстрелить в кого-нибудь…

В зале вновь заиграла музыка, и одна из новеньких начала лениво обтанцовывать голый шест. Сама она не была ни голой, ни полуголой — не то время суток. Да и вообще голых у нас не бывает — только топлесс. Глядя на нее, я подумала, что, если она и войдет вскоре в обойму стриптизерш, те, кто понимает, не получат от этого особого удовольствия. Многие забывают, что стриптиз тоже искусство. На грани порно. И переходить эту грань не следует.

— Что ты сказал? — переспросила я у Рика.

— Я сказал, что Марла сама попросила взять у нее орудие. И я сделал это, потому что хорошо знаю ее нрав. Бешеная кобыла!

— Хорошо, что пистолет у тебя, Рик. Значит, мы можем передать его полиции. Только почему ты сразу не сказал?

Официантка появилась с бутылкой пива для Рика и стаканом кока-колы для меня. Лицо у него вытянулось, на нем мелькнул испуг. Уж не оттого ли, что бутылка была открыта, а я только что поведала ему о формах отмщения, к которым могут прибегнуть оскорбленные служительницы баров? Но я ошибалась.

— Кьяра, — сказал он, — у меня нет этого пистолета.

— Куда же он делся? — спросила я голосом человека, ведущего протокол дознания.

— Я… я подошел к машине… сунул руку, а его там нет.

— Выражайся яснее, Рик.

Я понимала, что Растяжке вообще нельзя верить, но, если он говорил правду, дело принимало более серьезный и запутанный оборот. Зато мне становились кристально ясными его сиюминутные намерения. Этот подонок, наверное, даже перед виселицей, уготованной для него, будет думать только об одном — о траханье. Во всяком случае, сейчас, в достаточно серьезный момент, он не придумал ничего лучшего, как шуровать ногами под столом, стараясь коснуться моих колен.

На что он рассчитывал?.. И ведь совсем не алкаш какой-нибудь. Просто сексуальный шиз. А что касается виселицы, то, если он будет так себя вести и дальше, она и вправду может грозить — только не ему, а Марле.

Я отодвинула ноги на безопасное расстояние и повторила:

— Ну, Рикки, говори!

— Я, значит, положил эту штуку к себе в бардачок. Вынул у нее из машины и сунул в свою, это ясно? И забыл на фиг. До того утра, когда Марла сказала, что копы спрашивали у нее насчет оружия, а она не могла найти. Я тогда и говорю: а ты, детка, не помнишь разве, что я забрал его в свою тачку?

Я постаралась кое-что уточнить:

— Значит, Марла думала, что оружие у тебя? Он с готовностью кивнул:

— Ага, я ж и говорю. А его там уже не было. Кто-то ему приделал здоровенные ноги.

До чего все-таки тупой — не мог просечь немудреную вещь: для копов будет яснее ясного, что оружие взяла именно Марла, использовала и потеряла. То есть выбросила куда-то. Или возможен другой вариант: Рик собственной персоной выстрелил в Винус Лавмоушн. Только зачем?.. Эх, нужно, очень нужно найти треклятый пистолет, чтобы убедиться: стреляли вообще из него или нет. Однако у меня была неприятная уверенность, что, если ствол окажется в руках у полиции, мы все убедимся, что пуля, которая попала в Винус, вылетела именно из него. В жизни ведь всегда так, как говорила моя мама: пришла беда — отворяй ворота.

Я взглянула на Рика. Никаких следов тревоги не было заметно на его высоком челе. (Если выражаться в стиле книжек, которые я когда-то читала.) Даже наоборот: болван продолжал свои попытки соблазнить меня, для чего скинул, как я поняла, ботинок с одной ноги и, вытянув ее, начал гладить пальцами в нечистых носках мои голые икры. Что носки нечистые, я поняла, извините, по запаху.

Нет, это уж слишком! Его лечить надо! А поскольку лекарств под рукой не было, я решилась на, как бы это сказать, оперативное вмешательство. Короче говоря, выждала удобный момент и вонзила острый каблук ему в палец. Кажется, попала в большой. Но может, и в средний. Как бы то ни было, Рик заорал так, что привлек внимание всей публики. Даже девушка, трудившаяся возле шеста и пытавшаяся навернуть на него свои титьки, остановилась и поглядела в нашу сторону.

— Боже мой, дорогуша, — сочувственно произнесла я. — Это была, оказывается, твоя нога? Кто мог подумать? Я была уверена, это перекладина между ножками стола.

Бедняга даже не мог ничего ответить. Он положил пострадавшую стопу к себе на колено и со стоном раскачивался над ней. Мне стало его по-настоящему жаль, но с такими сексуально озабоченными психами иначе нельзя.

К моему облегчению, боль быстро стихала, потому что Растяжка поднял на меня свои невыразительные шары и мужественно заявил:

— Ничего, детка. Я выживу. За это я простила ему даже “детку”. Из его пальца, однако, продолжала идти кровь, он распухал на глазах. Нужно было приложить что-то холодное, но официантка игнорировала призывы Рика.

Я встала и, оставив его нянчить свой наглый палец, пошла к дверям, сказав, что пришлю помощь. Официантка потом говорила мне, что сжалилась и принесла ему в огромном презервативе, позаимствованном в мужском туалете, кусочки льда, что подействовало на Рика благотворно и физически, и морально.

Глава 11

А я поехала в город, прямо к Марле.

Та жила в огромном многоэтажном доме на самом берегу Мексиканского залива — где пляжи, магазины, отели, шикарные рестораны. Шумное, жутко дорогое местечко. Но Марла в отличие от меня любила шикануть и показать, что у нее водятся деньжата. Она ездила на ярко-красной двухдверной тачке с убирающимся верхом и даже каждый день ела. В общем, была местной достопримечательностью и любила светиться везде, особенно в бесчисленных магазинчиках одежды, где задорого продают всякие диковинные наряды, вышитые бисером и усыпанные блестками.

На лифте, прозрачном, как стакан, я поднялась на верхний этаж, и с каждым новым этажом екало под ложечкой: я боюсь высоты — долго падать.

Позвонив к ней в дверь, я еще некоторое время слышала, как играет музыка, а Марла подпевает не совсем в такт. Видно, она не слишком переживала по поводу случившегося. Или умела легко переключаться и забывать нехорошее. Если так, ей можно только позавидовать.

Наконец дверь открылась — после того как Марла заглянула в глазок и убедилась, что это я. И вот она на пороге, в нелепом белом халате, отделанном — представляете? — страусовыми перьями. Несмотря на макияж, при свете дня было хорошо видно, что лицо у нее испуганное, и я осудила себя за предположение о ее полной бесчувственности.

— Что? — были ее первые слова. — Что-нибудь еще случилось?

Я прошла по толстому мягкому ковру через холл в гостиную и только тогда ответила:

— Ничего нового. Просто хочу задать тебе несколько вопросов, но с условием, что ты ответишь честно.

Она вылупила глаза с видом оскорбленной невинности.

— О чем ты. Кьяра? Я рассказала все как на духу.

— Только дух был с душком, — позволила я себе съязвить. — А сейчас давай договоримся: ты не будешь увиливать и станешь говорить правду, только правду, одну только правду.

— Про что, Кьяра? Я и так…

— Про оружие, про твоих дружков, про твои симпатии и антипатии. Это понятно? — Я, кажется, начала входить в роль настоящего детектива, и мне нравилось.

— Господи, — скривилась Марла, — разве мы не можем поговорить просто как женщина с женщиной?

— Вот и скажи мне как женщина женщине: почему ты скрыла, что отдала свой чертов пистолет Рику? Не сказала ни мне, ни полиции? Может, потому, что боялась? — Она смотрела на меня не отрываясь, как кролик на удава, и я была почти уверена, что моя догадка верна. — Из-за того, что они сразу определили бы, что из него стреляли? Да, Марла?

Ее молчание и глаза подтвердили мою правоту.

Я никогда не любила эту женщину, вы уже знаете, и она платила мне тем же. Именно поэтому я пожалела сейчас, что ввязалась в это дело… Но с другой стороны, как же иначе? Тем более если правда то, что предположил Нейлор, — что пуля была предназначена мне? Или Джон просто хотел напугать меня, чтобы я не компостировала себе мозги, а уехала бы, как он советовал, на время из города?.. А с третьей, или с какой там по счету, стороны, вдруг Марла ни при чем и я смогу ей помочь оправдаться? Ведь она в самом деле одна, как перст, — ни родных, ни друзей… Быть может, всех уже перестреляла?..

Марла разглядывала уже не меня, а свои ноги, покрашенные в розовый цвет ногти. Молча.

— Марла, я задаю тебе прямой вопрос: ты убила Винус Лавмоушн?

Она вздернула голову и почти закричала:

— Нет! Как ты можешь так думать?

В ее голосе звучало законное негодование. Действительно, как я смею предъявлять ей обвинение, основанное неизвестно на чем? Где улики? Где доказательства?

— Хорошо, Марла. Предположим, я так не думаю… Но ты стреляла той ночью в направлении, где была Винус?

Ее взгляд, устремленный на меня, не предвещал ничего хорошего. Во всяком случае, прямого ответа.

— Да ты… — пробормотала она. — Ты чего?..

Ну почему некоторые люди чуть не с рождения не приспособлены выражать свои мысли и чувства нормальными словами, а предпочитают использовать для этого косноязычные выкрики, а также руки, ноги, слюну, ногти? Марла была одной из ярких представительниц этой группы. Она кинулась на меня, но я успела отступить и оттолкнула ее обеими руками в плечи, заставив остановиться. Воспользовавшись заминкой, схватила ее длинные распущенные волосы, намотала на руку и резко дернула.

— Пусти! — В ее взгляде угасла злоба, остался только страх. В голосе были слезы.

— Не старайся надуть меня, Марла, — отрезала я. — Не веди себя как последняя дура. Я ведь сейчас единственная, кто пока играет на твоем поле. И делаю это не ради тебя, не воображай… Итак, повторяю вопрос: ты пыталась пристрелить Винус?

Я еще разок дернула ее за волосы и отпустила.

— Да, да! — заорала она. И еще раз: — Да! Только это не то, что ты думаешь…

Марла пригладила волосы и заговорила тусклым голосом, без всякого выражения — так, словно продолжала уже давно начатое:

— Когда я застукала ее с Риком, у меня все помутилось, просто себя не помнила от злости. После очнулась: вижу, стою у своей машины… и тут… слышу выстрел.

— Ну и что же все-таки случилось? — спросила я. Ох, следователю нужно иметь большое терпение! Марла пожала плечами и неуверенно хмыкнула.

— Н-ну… Рик, значит, подскочил, вывернул мне руку, отобрал пистолет.

— А что Винус? — крикнула я.

— Винус… помчалась, словно кролик от собаки, обратно в клуб и хлопнула дверью на весь Панама-Сити. Тогда я и сказала Рику, пускай он уберет мою пушку.

Я пристально смотрела на нее. Бред какой-то… Может ли это быть правдой? Не уверена, но ведь всякое бывает.

— Давай уточним, — сказала я. — Выходит, ты, не помня себя от гнева, выстрелила в сторону Винус, но никто этого не видел и не слышал? Что-то не верится.

— Бог мне свидетель, — торжественно заявила Марла.

— Если бы он был свидетелем половины того, что ты говоришь и делаешь, — предположила я, — давно бы забрал тебя отсюда куда-нибудь подальше. — И, не давая ей возможности ответить, спросила: — А где же все-таки пистолет?

— Не знаю. Клянусь тебе!

Я взглянула в сторону балконной двери, туда, где внизу плескался залив. Очень захотелось скинуть мою собеседницу с балкона.

— По-честному, — заныла Марла. — Я рассказала все как есть… Я и Рикки… мы так струхнули. Не могли понять, что делать… Я не думала, что для тебя важно знать, что я хотела пристрелить эту суку. Вернее, напугать, чтоб она обмочилась и не лезла больше на Рика. Думала, если расскажу кому-нибудь об этом, только хуже будет. А оно и так хуже некуда.

Чувствовалось, она очень хочет, чтобы я поверила. Готова на все. Даже полюбить меня как лучшую подругу. Хотя подруг, наверное, у нее сроду не было. В эти минуты я как-то позабыла, что Марла — типичное брехло. Хроник. Без этого просто не может, как Рик без того, чтобы ежесекундно не думать о сексе. А еще мне вдруг пришла в голову скверная мысль, что было бы совсем неплохо, если бы Винсент лишился своего клуба. Он нехороший человек. Хотя где сказано, что владелец такого злачного заведения должен обязательно быть высшей пробы? По крайней мере Винсент не пальцем деланный…

Я продолжила допрос:

— Значит, ты отдала оружие Рику, и пистолет вскоре пропал. Предположим, все так. А сколько времени прошло между тем — слушай меня внимательно, — как ты выстрелила в сторону Винус, и тем моментом, когда ее убили?

Марла наморщила узкий лобик, что свидетельствовало о серьезной работе мысли.

— Наверное, часа два, не меньше. Ведь в нее долбанули, когда клуб уже закрывался. Бар закрылся раньше, и гости вроде разошлись. Поэтому я чуть не опупела, когда какой-то хмырь оказался за кулисами. Он придерживал дверь, чтобы я прошла.

Честное слово, я чуть не треснула ее.

— Марла! Что же ты раньше молчала? Это очень важно. Винсент ведь запретил пускать за сцену гостей!

Она топнула ногой.

— Ты меня замучила! Откуда я могу знать, что он кому запретил? И вообще, после смерти Винус я чуть имя свое не позабыла. Была бы ты на моем месте!

Я не стала отвечать ей, что чуть не оказалась на месте Винус, и задала вполне конкретный вопрос:

— Кто был этот заблудившийся клиент?

— Откуда мне знать? Он не из наших постоянных. Иначе бы я не так удивилась.

— А почему не позвала Бруно, чтобы тот дал ему пинка? Может, он чего спереть хотел? Как он хоть выглядел?

— Очень прилично. Даже слишком. Да ты его должна помнить, Кьяра. Такой холеный итальянец. Он всегда какой-то жутко мрачный. Не похож на ворюгу. Наверное, ждал кого-то и пошел искать.

Я смотрела на Марлу восхищаясь — наконец-то у нее хоть немного заработала одна из мозговых извилин. Только все равно не в ту сторону.

— Молодец, Марла, — одобрила я ее труды. — А если он искал Винус, чтобы застрелить?

Марла встрепенулась. Вариант пришелся ей по душе.

— Конечно, так и было! Как мы раньше не догадались?

— Да, скорее всего, — подтвердила я. — И знаешь, опытные люди мне говорили, что у таких, как он, это входит в привычку. Так что надо смотреть в оба. Не известно, кто из нас будет следующим.

Не знаю, с чего меня понесло, зачем начала пугать и ее, и себя. Может, разозлилась на свою беспомощность, на то, что ни она, ни Рик не могут или не хотят хоть немного мне помочь.

Я продолжала:

— Вполне вероятно, тот, кто убил Винус, захочет продолжить, и, представляешь, наш убийца — если это не ты, конечно — будет торчать каждый вечер в клубе и выбирать очередную жертву. А заодно вычислять, кто свидетель его преступления, кого нужно тоже убрать…

— Перестань! — взвизгнула Марла.

Я не перестала, но пластинку сменила.

— Поэтому, — заключила я, — если ты что-то скрываешь, то, пока не поздно, расскажи все мне или полиции.

После этих слов я направилась к двери.

— Подожди, — произнесла она сдавленным голосом. Я повернулась, уже взявшись за дверную ручку.

— Еще кое-что… я вспомнила.

— Давай, Марла. Говори.

— Этот итальяшка… он никогда не дает чаевые!

Ох! Мне хотелось испепелить эту идиотку и пепел развеять над заливом, но я взяла себя в руки и удалилась, даже не слишком сильно хлопнув дверью.

Да, от Марлы толку, как от козла молока, и, выходит, все нужно взвалить на себя. Что именно? Для начала установить слежку за итальянцем, который, быть может, поднаторел в убийствах куда больше, чем в раздаче чаевых.

Глава 12

Когда я вернулась домой, Рейдин и Флафи ожидали меня, сидя на ступеньках соседкиного трейлера, и вид у обеих был не слишком радостный. Мягко выражаясь.

Я поставила машину, вылезла и решила молча пройти к себе, но меня остановил явственный вздох Флафи, услышанный мной на расстоянии. Вздох существа, оставившего всякие надежды.

— Вы обе словно только что с похорон, — заметила я, надеясь этим невеселым предположением изменить их настроение. Но мне не удалось.

Рейдин, в свою очередь, тяжело вздохнула и покосилась на Флафи.

— Этот паскудный мир, — произнесла она, — в котором мы живем… Наша дорогая собачка чуть не влюбилась в писаного красавца, а он разорвался на части перед ее носом.

Я нахмурилась. От бреда, который она несла, веяло чем-то действительно жутким. Я подошла ближе и убедилась, что Флафи выглядит испуганной и какой-то потерянной. Даже не бросилась ко мне с приветствием, продолжала жаться к ногам Рейдин.

— Что случилось? — спросила я.

Соседка так затрясла головой, словно хотела отделить ее от тела.

— Я выпалывала участок, — начала она. Слово “выпалывать” означало у нее проверять свой двор, в котором она размещала какие-то хитроумные, но совершенно безопасные для других ловушки, предохранявшие ее, как она считала, от нашествия инопланетян и фламандцев, — Выпалывала себе, — повторила она, — и тут вижу: твоя чихуа выбежала из своей дверцы. Ну, выбежала и выбежала…

Я любила Рейдин, но сейчас мне хотелось ее стукнуть чем-нибудь за многословие. Тем более что я чувствовала: речь пойдет о чем-то серьезном. Однако я знала, торопить соседку бесполезно — это может привести к тому, что рассказ еще больше затянется. Так что я выжидательно молчала.

— … и чуть не попала в руки молодого красавца, — закончила свою фразу Рейдин. — Тоже чихуа. А может, не чихуа.

Я все-таки не выдержала.

— Рейдин, — сообщила я с кислой улыбкой, — у собак нет рук. Только лапы.

Ее не потрясли мои знания о мире животных.

— Пускай так, как ты говоришь, — вздохнула старушка. — Но когда Флафи побежала к нему, он не нашел ничего лучшего, как взорваться. Такое нередко бывает и в любви.

— Что?!

Я крикнула так испуганно и громко, что Рейдин подскочила на месте и, вынув руки из-за спины, показала мне то, что держала: лохмотья рыжевато-коричневого пластика и несколько красных и синих колесиков. Как от детской игрушки.

— Знаешь, что это было, девушка? — спросила она. — Механическая собачка. Кто подсунул эту штуку на твою дорожку, как ты думаешь? Почему она взорвалась чуть не под самым носом у Флафи? Хорошо, с ней инфаркт не случился.

— Рейдин! — Я продолжала кричать. — Ты видела, кто это сделал?

Она покачала головой, наклонилась к Флафи, стала ее гладить. Та дрожала мелкой дрожью у нее под рукой. Продолжая гладить собаку, Рейдин принялась напевать:

В любви творятся чудеса: Она меняет в полчаса И человека, и змею — И те окажутся в раю!..

Я никогда не слышала ни мотива, ни слов этой песни, но соседка — настоящий кладезь никому не ведомых мелодий. Однако я не дала ей перейти ко второму куплету и снова крикнула:

— Рейдин! Ты видела, кто?..

— Нет, — ответила она. — А ты?

Я поникла головой, меня охватило отчаяние. И чувство полной беспомощности. Неужели никто, кроме меня и Флафи, не понимает, как страшно то, что произошло?

Словно в ответ на мой вопрос послышался шум мотора. Я узнала эти звуки: их мог издавать только “таурус”

Нейлора. Мне захотелось спеть вместе с Рейдин, но она уже закончила.

— Во всяком случае, — сказала она удивительно здравым тоном, — я сделала одну правильную вещь: вызвала полицию. Пусть хоть кто-то из нас троих уцелеет и живет в любви и счастье.

О полиции лишний раз напомнили отдаленные звуки сирены, означавшие, что за Нейлором следует подкрепление. Это было уже серьезно. Если Рейдин устроила ложную тревогу и опять затеет разговоры о фламандцах и марсианах, ей не поздоровится.

Флафи оживилась и завиляла хвостиком, тоже узнав машину Нейлора. Чем он так привлекает, этот коп, всех существ женского пола?

Шаловливая мысль, мелькнувшая у меня в голове, вмиг испарилась, когда я увидела, как Нейлор, тормознув машину, выскочил из нее — в пуленепробиваемом жилете, в специальных небьющихся очках, в каске и с пистолетом наготове.

— Где бомба? — крикнул он в сторону Рейдин. Думаю, оставшаяся часть дня прошла бы для меня куда спокойнее и приятнее, если бы я сумела удержаться от смеха. Но я не смогла. Всему виной эта чертова каска. Она выглядела чертовски нелепо у него на голове. Впрочем, и жилет тоже. Об очках я уж не говорю.

Рейдин пошарила где-то позади себя и протянула Нейлору взорвавшуюся игрушку (о том, что это собака, сейчас можно было лишь догадываться), представлявшую собой мешанину из пластмассы и проводов.

— Ложная тревога, — сказала она. — Или покушение на убийство с помощью детской игрушки.

Ее слова звучали как длинный заголовок детективного — романа.

Нейлор с отвращением поглядел на старушку.

— Я забираю вас с собой! — рявкнул он. — Мы поместим вас в городскую больницу и будем держать там следующие сто лет. Если не больше.

Я подскочила к нему. Зачем он пугает бедняжку? Она хотела как лучше, а он…

— Погоди, Нейлор… — сказала я.

— Нет, это ты погоди! Я шутил с ней и обходился достаточно мягко, сама знаешь, но то, что произошло сегодня, переходит все границы. Она представляет общественную опасность, отвлекая полицию от настоящих дел.

— Да послушай меня! Успокойся, Нейлор. Тревога не была ложной. Рейдин никого не обманывала… Ты можешь выслушать? Кто-то оставил эту игрушку на дорожке к моему трейлеру, и, когда Флафи выбежала, эта штука сдетонировала. Или как это говорится?

— Так и говорится, — буркнул он.

— Какое-то чудо, что Флафи не пострадала! — воскликнула я.

Нейлор снова взглянул на Рейдин, на сборную солянку из проводов и ошметков у нее в руках и мрачно кивнул. Потом перевел взгляд на своих коллег — они подъехали на двух дежурных машинах со специально обученными собаками — и махнул рукой, чтобы те уезжали. Что они и сделали, не скрывая неодобрения и бормоча ругательства.

Во время вынужденной паузы Нейлор успел избавиться от своего снаряжения и предстал перед нами в более нормальном виде и с менее раздраженным лицом. Я хотела надеяться, что он понял и раз и навсегда зарубил себе на носу: на Рейдин нельзя обижаться, как бессмысленно обижаться на дождь или землетрясение. Просто нужно верить, что именно ты не намокнешь и не провалишься сквозь землю.

Мне казалось, Нейлору уже все должно быть ясно, но он продолжал стоять в палисаднике у Рейдин, о чем-то размышляя. Потом двинулся к порогу, возле которого та стояла, как всегда, заложив руки за спину. Ступал он с превеликой осторожностью, так как был уже наслышан о ее капканах и не хотел угодить в какой-нибудь из них.

— Ничего страшного, — утешила его Рейдин. — Умные и добрые люди в мои ловушки не попадаются.

Однако Нейлор не поверил ей на слово, и был прав, потому что чуть не запутался в рыболовной леске, протянутой от бочки с водой к навесу над лестницей.

Благополучно закончив путь, он молча протянул руку соседке. Та поняла, что следует не пожимать ему ладонь, а положить в нее изуродованную игрушку.

— Осторожней с этим, — предупредила она. — В неумелых руках и тарелка может взорваться.

Джон глубоко вздохнул — это я увидела со спины и осознала, каких усилий ему стоит сдерживаться в такой серьезный момент и не обрушивать на Рейдин всю силу полицейского воздействия.

— Спасибо за предупреждение, — сказал он самым вежливым тоном, на который только был способен. И спросил, немного поколебавшись: — Быть может, вы желаете что-то рассказать мне об этом… м-м… вторжении вражеских сил?

Лицо Рейдин разгладилось. Старушка уже забыла об угрозе упрятать ее в больницу и с готовностью повторила все, что рассказала мне. Но с одним добавлением.

— Я вообще-то не видела того, кто это подбросил, но слышала, как машина подъехала и остановилась между нашими трейлерами. Как раз я вышла свои заграждения проверять… Но об этом я уже говорила… А у него музыка опять играла.

— У кого? — спросил Нейлор.

Рейдин огляделась по сторонам и заговорщицким тоном сообщила:

— Я и позабыла уж эту песенку, не слыхала с тех пор, как сам Дэн Хикс ее наяривал. Мой дорогой покойный муж очень ее любил. А тут два раза кряду и…

— Что два раза, милая? — Я вмешалась, чтобы приостановить не слишком связный рассказ.

— Как что? Да вот эта, которая… как ее? “Как же смогу я скучать по тебе, если ты не уезжаешь? ” — Рейдин оперлась на дверь и мечтательно улыбнулась. — Никогда не принимала эти слова на свой счет. Но мотив что надо. Убойный.

Нейлор повернулся и пошел от дверей Рейдин, держа в руке поломанную, переставшую быть опасной игрушку. Когда он уже выходил из ее владений, соседка бросила вдогонку фразу, заставившую его резко остановиться.

— Эти ребята из цветочного магазина, видать, очень любят такую музыку.

— Почему вы так решили, Рейдин? — спросил Нейлор, поворачиваясь к ней.

— А как же, если и в тот раз, и в этот она играла у них в машине? Они и сегодня на ней приехали.

— Откуда вы знаете? Видели?

— Машину — нет, она за углом была. А слышать — слышала. Та же музыка, что и когда цветы привозил… “Как же смогу я скучать по тебе… ” Ужасно любил мой бедный муж эту песню…

Я посмотрела на Нейлора и прочитала в его глазах искреннюю благодарность в адрес моей странноватой соседки. Что меня очень обрадовало.

Глава 13

Нейлор не стал тратить много времени на то, чтобы объяснить мне основы криминалистики и суть лабораторных исследований. Просто поспешил уехать, чтобы поскорее сдать на экспертизу взорвавшуюся игрушечную собаку. Перед этим он коротко сказал мне, что игрушку, как и букет цветов, следует рассматривать в качестве предупреждения. Пока еще полушутливого, если подобные вещи вообще можно назвать шуткой.

— Если бы они хотели, — добавил он, — причинить тебе и твоей собаке более серьезный вред, то начинили бы свою чертову игрушку не таким количеством взрывчатки. Но, как бы то ни было, Кьяра… — его голос звучал непривычно серьезно, — как бы то ни было, они дали тебе понять: не вмешивайся во все эти дела. То же самое, дорогая, пытался сказать тебе и я, только другим способом.

Взгляд, который он бросил на меня при этом, не выражал ни симпатии, ни ласки: типичный взгляд полицейского при исполнении служебных обязанностей. Я для него была сейчас лишь одним из свидетелей преступления, да еще из тех, кого нужно охранять, чтобы не случилось чего-нибудь плохого. Конечно, он хотел бы запереть меня в доме, и чтобы я носа не высовывала на улицу, не говоря уж о клубе. Но ведь там, помимо всего прочего, моя работа — пускай некоторые считают ее не вполне пристойной. (Не знаю, не знаю, по-моему, это куда пристойнее, чем, например, политика, где люди зачастую оголяются гораздо больше, но в отличие от нас не доставляют этим ровно никакого удовольствия никому: ни женщинам, ни мужчинам.) Да, там, в клубе, пока еще была моя работа, которая мне давала и средства, и, если хотите, своего рода удовлетворение: меня многие знали, мной любовались. Разве это не приносит вполне естественного удовлетворения? Даже радости… Ох, далеко не всегда, конечно.

На вечер я оставила Флафи у Рейдин, забросав их пачками со сладостями, которые были утешением для обеих, и собачьй едой. А еще они будут счастливы от общения друг с другом — если, конечно, не умрут раньше времени от переедания. Надеюсь, сегодня больше никто не побеспокоит Рейдин опасными глупостями вроде букетов с угрожающими записками или самовзрывающихся игрушек.

— Иди, иди, Кьяра, — напутствовала меня Рейдин со своего любимого кресла. — У нас с Флафи все будет о’кей. Кроме того, мой Джерри… — она ласково похлопала приклад дробовика, — он всегда со мной и готов отразить любое вражеское нашествие. За нас не беспокойся, дорогая. Мы поиграем с собачкой в настольный хоккей, поедим немножко, посмотрим программу о животных, Флафи вдоволь полает на львов и обезьян…

Обычно на пути в клуб я думаю о разных вещах, однако сейчас все мысли сосредоточились на Рейдин и Флафи, оставшихся в одиночестве там, куда уже дважды наведывались посланцы неизвестных преступников. Или преступника — что не намного лучше. А может быть, даже хуже. Мне думалось, сама я еще как-то могу за себя постоять, но старая полубезумная женщина… И крошечная собачка… Они ведь так уязвимы, невзирая на все дробовики. И убийца это прекрасно знал.

Тот самый убийца или маньяк, который испугался моих не слишком активных действий и, вполне вероятно, избрал меня следующей жертвой. Но почему? Этого понять я никак не могла. Неужели только потому, что я пытаюсь что-то нащупать и веду свой не слишком умелый розыск? А может, убийца Винус действительно кровавый маньяк, поставивший целью отстреливать танцовщиц-стриптизерш? Винус оказалась первой в этом ряду. Или, наоборот, первой должна была стать я, а гастролерша оказалась случайной жертвой?

Я продолжала думать обо всем этом, когда переезжала через мост над заливом и видела внизу огоньки множества яхт и лодок, отражавшиеся в чернильно-темной воде. А над всем этим мигали и переливались ранние звезды. Ночь стояла теплая и ясная. В такие ночи я нередко задерживалась у воды или ехала очень медленно, подставляя голову весеннему бризу. Хотите верьте, хотите нет, мне такое общение с природой помогало потом в танцах, придавало им, так я считаю, большую естественность и непосредственность. Однако сейчас было не до этого — хотелось поскорее и в безопасности доехать до места. Сегодня я не буду на сцене играть ни в какие полуэротические “ку-ку” и “найди меня” — нет настроения, к тому же нога болит. Сегодня буду в красном бархате — само достоинство и элегантность. Наш режиссер замер от удивления, увидев меня у входа, и встал в дверях, словно решил помешать войти.

— Кьяра! Опять? Почему ты не у себя дома на диване? Зачем все это? Сама ведь знаешь, тебе нужен отдых.

Я слегка подмигнула ему — он славный парень, этот Рыжик — и продолжила путь в гримерную.

— Кьяра, — повторил он с не вполне понятной мне интонацией, — мы не думали, что ты…

— А я вот она, здесь, — ответила я и вошла в комнату.

Вчера на моем месте сидела Марла. Сейчас на нем рядом с моими тюбиками, банками и флакончиками возвышалась совершенно незнакомая мне блондинка и гляделась в мое зеркало.

Остальные девушки, находившиеся в комнате, сразу — умолкли. Новенькой потребовалось некоторое время для того, чтобы понять: что-то произошло. Она замерла с кисточкой в руке и медленно повернулась. Я уже сказала, она была блондинкой, теперь я увидела, что, как и полагается, у нее были голубые невыразительные глаза, маленький кукольный носик и губки бантиком.

— Привет! — каркнула она самоуверенным тоном. — Я Фрости Лике.

Думаю, английская королева Виктория представлялась намного скромнее.

Я ничего не ответила, занятая тем, чтобы унять какую-то детскую ярость, — так бывает, если видишь, как чужая девчонка сидит на полу и играет твоими куклами.

Блондинка, видимо, не так истолковала мое молчание, потому что, сменив тон на снисходительный, продолжила:

— Да, дорогуша. Я та самая Фрости Лике, кинозвезда. Ну и что такого, верно? Ведь все мы прежде всего люди, не так ли?

Она хихикнула, а одна из наших девушек глубоко вздохнула в предвкушении скандала.

— Да, мы люди, как ни странно, — ответила я кукольной кинозвезде. (Вы видели хотя бы одну картину с ней? Я — нет.) — Зовут меня Кьяра, — продолжала я. — Можете увидеть это имя на спинке того стула, на котором сидите.

Фрости выполнила мое пожелание и улыбнулась:

— Ой, как интересно! На стуле написано имя.

Еще чуть-чуть, и захлопает в ладоши от восторга, подумала я. Но ошиблась. Я поняла, что она все-таки актриса, и, видимо, неплохая, потому что в какой-то неуловимый момент лицо ее преобразилось: невыразительные голубые глаза потемнели, в них явственно проступила злость, сдобренная весьма приличной порцией презрения. И если первое на меня не произвело особого впечатления, то пренебрежение я снести не могла. Не говоря уже о словах, которыми сопровождался этот взгляд:

— Уверена, дорогуша, ты найдешь для себя другое место. Мистер Гамбуццо мне сказал: садись, где хочешь, где понравится. Я же все-таки приглашена сюда, ты, наверное, знаешь… А вы, девушки, — она обвела всех взглядом, — не могли бы не галдеть и вести себя приличнее? Мне нужно сосредоточиться на гриме. Я ведь артистка, а не просто стриптизерша.

Девушки и в самом деле примолкли. Я в три шага преодолела расстояние между собой и “артисткой”, как ни странно, совершенно не ощущая боли в раненой заднице, после чего рванула на себя спинку стула с написанным там моим именем и с нашей приглашенной звездой — так, что все это оказалось на не слишком мягком бетонном полу гримерной. Потом нагнулась, убедилась, что гастролерша в полном порядке, и, схватив за волосы, приподняла ей голову.

— А теперь послушай меня, — сказала я. — Ладно? Мне наплевать, что там напел тебе Гамбуццо, и еще больше наплевать на то, что ты о себе и о нас думаешь. Но заруби себе на своей кукольной нюхалке, что пока еще звезда здесь — я. А ты — москит в нашей галактике. И если хочешь работать с нами, веди себя прилично, подчиняйся нашим правилам и не выпендривайся. А иначе, чего доброго, выпадешь в осадок… Если поняла, то, пожалуйста, вставай с пола и займи любое свободное место за нашим общим прилавком. А твой бантик советую держать закрытым.

Фрости поднялась, но не вняла моему доброму совету.

— Я пожалуюсь своему агенту, — крикнула она, — и завтра тебя здесь не будет! Вылетишь, как пробка!

Я выпрямилась, оглядела присутствующих.

— Жутко напугала нас, верно? Мы все просто трясемся — от страха и воем от ужаса, правильно, девушки?

Девушки охотно изобразили и то, и другое. Когда смолкли их завывания, я проговорила:

— Видишь, как ты всех перепугала? Пожалуйста, не говори ничего своему агенту.

Она подскочила ко мне и ущипнула за руку. Я сжала большой палец ее правой руки и дернула. Фрости вскрикнула.

— Не слишком приятно, правда? — Я надавила на палец еще раз. — Представляешь, если каждая из нас сделает это хотя бы по одному разу? Поэтому давай решим сразу, чьим правилам ты будешь следовать, Фрости, — нашим или своим?

Она молчала. Я снова нажала на ее палец.

— Вашим, — выдохнула она. — Хватит!

— Пусть будет так, дорогая. Иначе тебе станет здесь очень неуютно. А теперь будь нашим гостем и веди себя соответственно.

Я отпустила ее, она взглянула на меня без особой приязни, но, как мне показалось — может, я ошибаюсь, — с некоторым уважением и, забрав свою косметику и прочие причиндалы, отправилась на свободное место. Присутствующие постепенно успокоились и вернулись к своим делам.

Тони по прозвищу Дикарка подождала, пока та отвернулась к зеркалу, и шепнула мне:

— Говорят, у нее большие связи. И собственный телохранитель. Ты ведь знаешь, Кьяра, кинобизнес — это тебе не танцы голяком. Там такие бабки крутятся! Эти люди шутить не любят.

Я взглянула на Фрости. Та достала крошечный мобильник и что-то тихо бурчала в него. Судя по выражению лица, ее разговор не сулил мне ничего хорошего.

— А кто ее агент? — спросила я у Тони. — Ты знаешь? Вообще-то наша Тони не лучшая лошадка в стойле, и в ее ржании, кроме ругани, я обычно мало чего могла разобрать, но сейчас девушка разговорилась — похоже, ее тоже задела заносчивость заезжей дивы, — и кое-что интересное я сумела узнать и намотать на ус.

— Посредником у этой лярвы, — негромко сообщала мне Тони, опасливо косясь в конец комнаты, — тот самый Барри Змей, который до нее приволок сюда Винус. Она уже дала ему жару: перво-наперво сказала, что ее не устраивает общая гримерная, раздевалка и что в клубе хреновая охрана, и за неудобства и риск пускай ей больше платят. Уж не знаю, как они там столковались с Винсентом… Я так думаю, — Тони совсем понизила голос, — у нее своя “крыша”, а с Винсента она просто потянуть хочет. И если у него тоже своя “семья”, то, чего доброго, они столкнутся здесь, у нас в клубе. Сечешь? Вот будет драчка!

Мне это не слишком понравилось, хотя я не очень верила в то, о чем толковала Тони. Чтоб у нас, в тихом маленьком Панама-Сити, появились сразу два мафиозных клана, да еще стали наезжать друг на друга? Из-за чего, собственно? Из-за какого-то паршивого стрип-клуба? Или, ха-ха, из-за этой белобрысой сявки Фрости? Много чести! Где-нибудь в Атланте, Филадельфии, Чикаго — это да. Но здесь?..

Я взглянула в сторону Фрости. Она уже закончила нашептывать что-то в трубку, спрятала ее в сумку и выглядела жутко удовлетворенной. Прямо Жанна д’Арк после взятия Орлеана.

— Что за житуха, — продолжала Тони уже громче, — если в кино и в шоу-бизнесе обыкновенным людям нужна охрана, “крыша” от этого… как его… от рэкета… Да и с охраной могут убить. Как несчастную Винус. Разве Бруно, даже с Гордоном, может нас спасти? Того и гляди снова убьют кого-нибудь…

Я не могла не согласиться с Тони, но сделала это молча, просто кивнула. А потом открыла свой одежный шкафчик и вытащила оттуда бархатное красное платье, жутко узкое. Мне стало не до тягостных раздумий — нужно было отбросить их вместе с чувством обыкновенного страха и сосредоточиться на переодевании и на мыслях о том, как сегодня выступить: что и как станцевать (при моей незажившей ране). И вообще показаться народу так, чтобы он после этого и глядеть не захотел на все выгибоны какой-то блеклой порнозвезды, залетевшей к нам для отмыва чьих-то баксов.

Глава 14

Представление началось. Рыжик, как обычно, притушил верхний свет в зале, запустил свою адскую дымовую машину, и клубы искусственного тумана поднялись фута на четыре над сценой. На заднике замигали крошечные лампочки, имитирующие появление звезд, а софиты наполнили затемненное помещение лучами “лунного” света. Зазвучала песня Энни Ленокс “Не хочу быть следующей”… и тут я появилась на подмостках. В том самом (помните?) длинном и чертовски узком платье из красного бархата с разрезами до бедер с обеих сторон.

Я вышла и очень медленно направилась к стулу, стоявшему посреди сцены. Пока шла, мои руки ласкали ткань платья и собственное тело, которое я искренне любила и считала достойным любви. Не только своей.

В зале воцарилась тишина. Не нарушая ее, мужчины начали двигаться по проходам между столиками ближе к подиуму. Наш верный сторож и охранник Бруно с заметным удивлением наблюдал их тихое, чинное шествие. Он далеко не всегда находился рядом со сценой, но, как правило, приближался к ней во время моих выступлений, усиливал наблюдение за поведением клиентов и старался делать это не слишком явно, прохаживаясь небрежной походкой с деланно-скучающей миной на лице. Однако если кто-то из чрезмерно возбужденных посетителей пытался протянуть свою лапу и коснуться меня, Бруно был тут как тут… Нет, никакого скандала, никаких грубостей — он умел быть одновременно вежливым и весьма убедительным. А если надо, применить и силу. Конечно, опираясь на закон о правилах поведения в общественных местах.

Тем временем в легком танце я уже добралась до стула и одним быстрым движением расстегнула платье, которое упало перед глазами присутствующих и улеглось на полу, словно забытая морем волна, случайно окрашенная в красный цвет.

И еще перед глазами у всех возникли заключенные в бюстгальтер — очень открытый — мои 38-дюймовки, обсыпанные золотистой пудрой. Они так и рвались туда, к публике, за пределы сцены. Почему-то все мужчины это любят.

Затем я поставила на стул ногу (здоровую) в туфле на шпильке и тоже медленно стала оглаживать сверху донизу, вполнакала поигрывая застежками чулок. (Это мужчины тоже почему-то обожают.)

В этот момент, чтобы всем было понятно, на меня начинают обычно сыпаться зеленые. Деньги то есть… Ну, сыпаться, наверное, слишком сильно сказано, но все ж таки бумажек хватает.

Так было и сейчас. Мужчины сгрудились возле сцены и, позванивая и шелестя, просили меня продолжать… И знаете что, признаюсь, как на исповеди: мне нравится, когда они об этом просят. Нравится чувствовать, что я им нужна, что я хозяйка своих желаний и поступков и сама решаю, что снимать и когда. И снимать ли вообще.

Сейчас я ограничилась тем, что вытащила гребень и заколку из волос, тряхнула головой, и локоны рассыпались по плечам.

— Кьяра! — возопил молодой морячок. — Ну пожалуйста!

Его поддержал дружный мужской хор, и почти каждый из “хористов” норовил сунуть мне в подвязку мятую купюру. Что оставалось делать, как не пойти им навстречу?.. Ну и что такого, если люди от этого получают заряд бодрости и удовольствие? Мы ведь гуманисты, разве не так?..

Моему решению способствовали не только высокие мотивы, но и более низменное чувство — месть. Я оглядывала бабки, засунутые за подвязки, и думала, что, чем больше будет их сегодня у меня, тем меньше достанется этой наглой воображале Фрости, которая только что дала нам понять, что считает нас существами низшего сорта.

И в эту минуту я случайно подняла голову и увидела, как в зал вошел тот опасный тип итальянской наружности. Вошел и прошагал к кабинке, где сидел в прошлый раз.

Я быстро повернулась, возвратилась к своему стулу и, перегнувшись через его спинку, решила все-таки выполнить сегодня ожидаемое столь многими.

Медленно расстегивая бюстгальтер, я поднимала глаза, вглядывалась в зрителей, почти в каждого из них, и ощущала по большей части — верите вы или нет — теплые чувства к ним. И мужчины по большей части отвечали мне тем же. Только один раз какой-то тип не выдержал и, протянув ко мне руки, заорал:

— Эй, дорогуша! Давай помогу тебе!

Я постаралась не обращать внимания на него, но Бруно был, как обычно, начеку и приблизился к крикуну, который больше не стал настаивать на своем предложении.

— Мой маленький подарок вам! — объявила я наконец, и в завершение моих телодвижений бюстгальтер упал на пол.

Мужчины приветствовали подарок благодарными выкриками, иные, я это ясно слышала, клянусь, даже называли меня ласковыми словами, предназначенными для их подруг.

Потом я медленно пошла за сцену, предоставляя посетителям возможность еще какое-то время глазеть на грудь, которую мне не стыдно показывать всему свету и которая прославила наш мужской клуб.

А эта стерва Фрости пускай знает теперь, кто здесь главное лицо. (И тело тоже.)

Покидая сцену, я посмотрела в сторону итальянца. Он тоже не сводил с меня глаз. Коснувшись пальцами губ, я послала ему легкий воздушный поцелуй, после чего вправила грудь в бюстгальтер и собралась исчезнуть за кулисами, но в это время еще один разгоряченный клиент крикнул:

— Эй ты, там! Сколько возьмешь, чтобы я тебя?.. Молодец, Бруно: в этом гаме он сумел расслышать его наглые слова, и не прошло нескольких минут, как невежа был вытолкнут из зала туда, где его принял дежурный Гордон и не слишком любезно сопроводил до автостоянки.

Обо всем этом я узнала позднее, а пока под аплодисменты публики, снова окутанная дымом из недр машины, я уходила с помоста.

Я спешила, так как планировала непременно познакомиться с подозрительным клиентом и, быть может, кое-что узнать у него. Поэтому, накинув кимоно, сразу вышла в зал и стала пробираться к месту, где тот сидел.

Когда мне это удалось, красавчик вроде бы собирался уже уходить. Я загородила ему дорогу на тот случай, если и в самом деле решит удрать. Но он не стал предпринимать подобную попытку.

Вблизи он выглядел, пожалуй, еще привлекательнее, чем когда я смотрела на него со сцены. У него было смуглое лицо, волнистые темные волосы, в глазах читалась способность понимать других. Да, его взгляд привлекал и немного будоражил.

— У вас есть кое-что принадлежащее мне, — сказала я, вспомнив, что во время выступления кинула в его сторону одну из подвязок, снятых с ноги.

— Кажется, да, — ответил он и вынул ее из кармана. В этот момент я обратила внимание на другой предмет — в кобуре под мышкой. Куда смотрел Бруно? Один Бог ведает, почему он не запретил ему входить в клуб с оружием.

От этого мужчины пахло чем-то дорогим, слегка пряным, почти как от Нейлора. У него были повадки сильного, уверенного в себе человека, в теле ощущались гибкость и ловкость пантеры. И веяло чем-то опасным. Однако я пренебрегла тревожными сигналами. Я вышла на охотничью тропу и уже не могла, не хотела сворачивать в сторону, поддаваясь неясным ощущениям.

— Вы приходите сюда уже несколько дней подряд, — заявила я для начала.

Он пожал плечами:

— Возможно, мне здесь что-то нравится.

— Раньше вы у нас не бывали, — продолжила я. — Вы не здешний? Приехали по делам или поразвлечься?

Он притронулся к моей руке. Пальцы были горячие, властные, и я почувствовала, что слегка задыхаюсь.

— И то, и другое, — ответил он. — Впрочем, как мне кажется, удовольствия слишком много не бывает.

Он продолжал касаться моей руки и делал это как-то чересчур профессионально — другого слова не подберу. Да, этот парень, несомненно, был профессионалом высокой пробы, но вот только в чем? Это я и хотела бы выяснить.

— Сколько вы еще здесь пробудете? — спросила я.

— Сколько потребуется для дела, — ухмыльнулся он. Я заметила, что невдалеке от нас появился Бруно и рядом с ним Винсент. Краем уха услышала слова шефа и поняла: он ругает охранника за то, что тот не забрал у клиента оружие на хранение.

Не знаю, слышал ли это итальянец, но в это же время он сказал мне:

— Я должен идти. Хотелось бы, пока я в вашем городе, увидеть вас еще. Мне нужен кто-то, кто показал бы мне местные достопримечательности. Если они есть.

Я посмотрела ему прямо в глаза.

— Их здесь сколько угодно. Выше крыши. Только по ночам, — продолжала я, — у меня работа. И потом, я не привыкла общаться с людьми, чье имя мне неизвестно. Не говоря обо всем прочем.

Музыка вновь заиграла, оповещая о начале следующего номера. Мой собеседник отвернулся, его внимание привлекло появление на сцене Фрости Лике. На ней были прозрачный пеньюар и домашние туфли из кроличьего меха. Волосы заплетены в две светлые косички, в руках она держала плюшевого медведя. В общем, такая милая крошка, собирающаяся лечь в постельку с любимой игрушкой. Ко всему еще она сосала большой палец свободной руки. Ну прямо невинное дитя из силикона. В какие только места его не впрыскивают в наше время!

Красавчик вновь повернулся ко мне, его пальцы тронули мою руку, я опять ощутила жар чуть ли не во всем теле.

— Зовут меня Алонцо Барбони, — небрежно произнес он. — К вашим услугам. — Прямо как на званом вечере.

Прекрасно воспитан, ничего не скажешь. — Я из Нью-Йорка, — добавил он. — Занимаюсь страхованием.

Ну да, как же, подумала я. А я — продажей дамского белья.

Музыка продолжала греметь, Фрости продолжала изображать жутко испорченного ребенка — по-честному говоря, совсем неплохо, но уж очень противно. Вот она, двигаясь по сцене, приблизилась к нашему столику, мы встретились глазами, она самодовольно ухмыльнулась, задержала взгляд на мистере Барбони (так он себя назвал) и на какое-то мгновение замерла. На лице появилось тревожное выражение. Я взглянула вбок на Барбони — его взгляд, так мне по крайней мере показалось, выражал презрение и злость.

Когда Фрости возобновила танец, она споткнулась, сбилась с ритма. Свой номер гастролерша завершила вяло, намного хуже, чем начала.

— Вы ее знаете? — спросила я.

— По существу, нет, — лениво ответил он.

Под его взглядом у меня прямо спина похолодела. Подозрение возникло само собой, без моего участия. Внутри что-то говорило: не лезь, не вникай, оставь все как есть! Но искушение было сильнее, мой рот сам собой раскрылся, и я брякнула:

— Вы так же подействовали недавно на бедную Винус Лавмоушн, помните?

У него сузились глаза.

— О чем вы говорите? Но я уже перла напролом.

— Могу объяснить. И та, и другая, Винус и Фрости, приглашенные в наш клуб порнозвезды… И я подумала… Возможно, вы их всех так не любите, что они это чувствуют… Или вообще вы не любите… женщин.

Я поняла, что слегка зарапортовалась, сбилась, и, чтобы окончательно не проиграть в собственных глазах, нашла в себе силы посмотреть на него зазывным взглядом, обещавшим нечто в ближайшем будущем.

Парень откинулся на спинку стула, протянул руку, медленно провел пальцами по моей щеке и шее. Это было нечто, не предусмотренное правилами поведения, и Бруно имел все основания сделать клиенту соответствующее внушение, однако мой взгляд остановил нашего блюстителя нравов.

Как раз в тот момент, когда пальцы Алонцо Барбони еще блуждали по моей шее, в зал вошел Джон Нейлор. Боже, мелькнула у меня пугающая мысль, он вошел в зал и тем самым вышел из моей жизни! Ведь он увидел, как этот тип ласкал меня.

Вообще-то у нас с Нейлором существовало неписаное соглашение по поводу моей работы. Он понимал особенности этой профессии, знал мои обязанности и верил — надеюсь, верил, — что я не выхожу за рамки приличий, не отношусь всерьез к интересу, проявляемому ко мне клиентами, и тем более к их откровенно грубым порой предложениям. Он знал и верил, что я позволяю только смотреть, но не прикасаться к себе, а тут увидел, как я сижу за столиком клиента и тот меня откровенно трогает.

Не знаю, сколько времени Нейлор смотрел на нас и к какому заключению пришел. Хотя что тут можно было подумать, кроме одного: я подлавливаю наиболее богатых и щедрых… Однако такое можно было решить, только если он мне вообще не верил. Но ведь он же верил…

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове. Я с запозданием припомнила, что стоявшие неподалеку Бруно и Винсент старались привлечь мое внимание, как только Нейлор возник в дверях: охранник — хмыканьем, босс — кашлем, но я не обратила никакого внимания на явные признаки их внезапной общей простуды.

К тому времени, когда я чуть-чуть опомнилась и начала что-то соображать, Нейлор уже выходил из зала. Сначала я подумала побежать за ним, но тут же остановила себя: разве это не будет лишним подтверждением моей вины? Тем более он сейчас скорее всего в бешенстве, и лучше подождать, пока остынет.

— Ваш знакомый? — услышала я голос Барбони. Он кивнул в сторону двери.

Открывая ее, Нейлор обернулся. Вот и все, мелькнуло у меня. Как быстро и просто в этой непростой жизни…

— Что? — ответила я мистеру Барбони. — А… Нет, я не знаю этого человека.

Глава 15

Я оказалась типичной предательницей. Хуже того — Иудой. В течение нескольких месяцев… целую вечность… уверяла себя и давала понять другому человеку, что люблю его, люблю по-настоящему. Сама верила и не верила в это: таким чудом казалось мне мое собственное чувство и его ответное… И вот теперь, в один миг, всему конец. Как уже бывало в моей жизни…

Думая обо всем этом, я продолжала выполнять свой план в отношении красавчика, для чего, продолжая разговор, не сводила с него зазывного, заинтересованного взгляда и все больше нравилась самой себе в роли начинающего детектива.

Мне казалось, я уже достаточно отчетливо представляю, к какому типу людей можно его отнести: крепкий орешек, соблазнитель по натуре, абсолютно аморален и все такое. В былые дни, в Филадельфии, я нагляделась на таких субчиков. Чего стоит хотя бы последний из этой серии — “холостяк” Тони, с которым у меня была достаточно долгая связь. У него оказались жена и целый выводок детей, и он оставил меня с носом и ребенком. То есть ребенок так и не появился на свет — возможно, оттого, что я слишком сильно горевала. Из-за таких вот типов, как Алонцо Барбони и лжехолостяк Тони, я и рванула из Филадельфии и кантуюсь теперь в Панама-Сити, где мне так повезло и я нашла порядочного человека, которого только что, похоже, потеряла, потому что вообразила себя крупным специалистом по расследованию преступлений.

Минуты три я предавалась печальным воспоминаниям и напрочь забыла про сидящего рядом человека, который был для меня не только и не столько клиентом нашего заведения, сколько главным подозреваемым.

Ох, если я и в самом деле найду убийцу — если сумею снять подозрение с Марлы, помочь Винсенту избавиться от давящей на него мафии, разыщу настоящего преступника и всех пособников, — если я сделаю все это, то Джон Нейлор должен будет не только поверить мне и простить, но и гордиться мной!

Придя к этому выводу, я встрепенулась и решила продолжить игру.

— Значит, вы никогда не были в Панама-Сити? — спросила я. — Тогда вам повезло. Я согласна быть вашим гидом, мистер Барбони. Я знаю такие уголки в этом городке, о которых не подозревают местные.

Алонцо любезно улыбнулся.

— Не сомневаюсь, — сказал он. — Почему бы нам не начать с вашего собственного жилища?

Хитрая змея! Ты увидишь мой дом, когда запоют рыбы. Я взглянула на него с видом глубоко оскорбленной девственницы и поняла, что он тоже понял и одобрил мою игру в невинность.

— Я хотел сказать, — объяснил он, — что, наверное, у вас прелестный домик в прелестном месте на самом берегу.

Еще бы! Что может быть лучше, дешевле и романтичнее стоянки трейлеров под названием “Дубовая роща”, где вы с трудом найдете хотя бы один дуб и еще меньше романтики. Зато живем мы там, как вы знаете, довольно дружно и даже весело.

— Предвкушаю, как покажу его вам, Алонцо, — пропела я, — но несколько позднее.

О, как это было сыграно! Сама Мэй Уэст не смогла бы лучше.

— Кьяра! — услышала я голос Винсента Гамбуццо. Видно, ему надоело маячить поблизости, он хотел поговорить со мной с глазу на глаз.

— Меня зовет босс, — объяснила я Барбони. — Не исчезайте.

— Могу я позвонить вам? — спросил он.

Я наклонилась к нему и протянула руку, показывая, что хочу получить то, чем писать, из его внутреннего кармана. Он слегка напрягся, инстинктивно заслонился ладонью, оберегая свой пистолет, потом расслабился и достал ручку. Я записала номер своего телефона у него на ладони. Он был несколько удивлен, но не протестовал.

— Тише, — прошептала я, складывая его пальцы в кулак. — Пускай эти цифры будут нашей маленькой тайной.

— Кьяра! — снова окликнул меня Винсент. На этот раз весьма нетерпеливо.

Я резко повернулась к нему, давая понять взглядом, что со мной не следует разговаривать в подобном тоне. Я не ручная собачка.

Мы отошли в сторону, к нам присоединился Бруно, который заговорил первым.

— Кьяра, о чем ты так долго толковала с этим парнем? Он опасен, я чую.

— Думаю, чутье не обманывает тебя, Бруно, — сказала я. — Но я делала это нарочно.

— Ты не заметила, кто появился в зале? — спросил Винсент.

Я пристально всмотрелась в него. Странная забота о моих чувствах. И о Джоне Нейлоре.

— Не сразу, — ответила я.

— А потом?

— Потом да.

В его глазах я прочла недоумение, сменившееся пониманием. Наверное, шеф рассуждал так: если она (то есть я) подвергла риску свои отношения с Нейлором, значит, игра стоила свеч. Однако посмотрим, что может выйти из этой игры. Дай Бог, чтобы польза… На то же рассчитывала и я.

— А где Марла? Что-то ее не видно сегодня, — спросила я.

Винсент нахмурился и взглянул на Бруно, тот покачал головой и пожал плечами.

— Надеюсь, ее не упекли в тюрягу?

— Типун тебе на язык, Кьяра! — Винсент отер вмиг вспотевший лоб черным носовым платком. — Мне бы сообщили. Надеюсь, она просто опаздывает. Кстати, не в первый раз.

И словно услышав это, Марла появилась из-за кулис и начала свой танцевально-раздевальный номер под деревенский мотивчик песенки “Хочу быть милашкой ковбоя”. Она была наряжена во все белое — такое милое сельское платьице, такая же шляпка — и вооружена парой шестизарядных “кольтов”. Все равно зрелище — особенно при ярком свете рампы — довольно жалкое, и я решилась сказать Винсенту, что этот номер пора бы уже заменить, но тот только поморщился: не лезь, мол, со своими советами, для нашей публики и так сойдет.

Я покосилась на Алонцо. Итальянец был, казалось, полностью поглощен выступлением Марлы со всеми приколами, на его привлекательном лице появилось какое-то подобие улыбки. В глазах нечто похожее на желание. Ну и в чем дело? Он ведь, в конце концов, мужчина, даже если маньяк, а она какая-никакая женщина. Мне-то что за печаль? Пускай Марла старается для него, лезет из своей просиликоненной кожи, она еще не знает, что этот красавчик не из тех хмырей, кто щедро бросается деньгами.

Я не осталась досматривать окончание номера, когда она наконец сорвет с себя лифчик и предстанет на всеобщее обозрение со своими титьками техасского образца. Конечно, это грандиозное зрелище, но у меня были дела поважнее — обдумать костюм для своего следующего выступления, — потому что я старалась как можно чаще вносить пусть небольшие, но изменения в свои наряды. Это ведь один из способов поддерживать себя в форме, соответствующей моему неофициальному, но пока еще не поколебленному званию примадонны клуба.

С этой целью я вернулась в гримерную, открыла свой шкафчик и в раздумье замерла перед ним. Мои глубокие размышления прервал визгливый хохот, раздавшийся из-за двери, которая вела за кулисы. Смех был женский, противный и абсолютно незнакомый, из чего я сделала вывод, что скорее всего голос принадлежал нашей заезжей знаменитости, Фрости Лике. Приоткрыв дверь пошире, я выглянула в полутемный коридор с небольшой лесенкой, ведущей к задней двери. Там на ступеньках я увидела две фигуры. Да, это была Фрости собственной персоной, и персона эта уютно сидела на коленях у Рика. Быстро же они столковались! Ну и кобелина этот сморчок!

— … Ты… такой сладенький, — услышала я ее голос. — Я готова тебя съесть без ложки…

Растяжка только мычал и шарил руками по ее телу с таким отчаянием, словно делал это последний раз в жизни.

— Рикки! — не выдержала я, вспомнив, что, видимо, точно такая сцена предшествовала смерти бедняжки Винус. — Опять за свое?

Парень вскочил со ступеньки, чуть не уронив Фрости, та слабо взвизгнула.

— Кьяра, — сказал он тоном провинившегося школьника, — это совсем не то, что ты думаешь, клянусь.

Фрости медленно отряхивалась и оправляла свое кукольное платье, не сводя с меня глаз.

— Воистину черного кобеля не отмоешь добела, — рявкнула я. — Чем ты думаешь, Рикки? Не иначе как задницей.

Я была очень зла на этого болвана, ему все до фени! После того что случилось каких-то два дня назад, когда над Марлой еще висит страшное обвинение… он как ни в чем не бывало тискает эту дешевку…

“Дешевка” уже отряхнулась и раскрыла пасть.

— Кто ты, собственно, такая и чего вяжешься? — наехала она на меня.

Я уже собралась ответить, но в этот момент что-то тяжелое пронеслось в непосредственной близости от меня, и я врезалась в открытую дверь. Это была Марла, только-только окончившая демонстрировать свои телеса. Вероятно, увидев, как две красотки — я и Фрости в ее прозрачном неглиже — окружили Рика, она тоже вспомнила недавнее и не могла сдержаться. А быть может, уже свихнулась чуть-чуть на этой почве. Раньше за ней такого вроде не замечалось.

Слава Богу, меня она не подозревала или просто не смогла действовать сразу на два фронта, — во всяком случае, Марла всей своей мощью обрушилась на Фрости. Впрочем, та не проявила особой беспомощности и оказалась весьма рукастой в полном смысле слова.

Я узнаю, что многие мужчины с интересом, если не сказать больше, смотрят на бои между женщинами, порой дополняя увиденное картинами своей неуемной фантазии. Но поверьте, наблюдать вблизи схватку двух полуголых баб, вырывающих друг у друга волосы, царапающихся, плюющихся, визжащих, — отвратительно. Ничего сексуального в этом зрелище нет. Безвкусный, как трава, китч.

Скажу откровенно, лично я боялась вмешиваться в драку. Рик, по всей видимости, испытывал те же ощущения: он стоял с расширенными от ужаса глазами, по-детски прижав кулаки ко рту.

На счастье, поблизости оказались вездесущий Бруно и наш рыжеволосый режиссер. Первый взял на себя Марлу, второй — ее соперницу. Первый получил хороший удар в челюсть, второй отделался куда легче: Фрости уткнула голову в далеко не могучую грудь режиссера и зарыдала в голос.

Только тогда Рик осмелился приблизиться к Марле.

— Дорогуша, — запинаясь проговорил он, — ты опять поняла все не так. Я шел по своим делам, а эта ведьма как набросится на меня… и как…

Похоже, Марла не слишком поверила ему. Она стояла по-прежнему готовая к бою, огромная грудь вздымалась, как горы при землетрясении, лицо блестело от пота, губы дрожали.

С улицы к нам в дверь уже заглядывали любопытствующие посетители клуба, видевшие или слышавшие со стороны автостоянки то, что происходило. К ним присоединились несколько наших девушек, появились Винсент и Гордон.

Фрости, увидев толпу собравшихся, не замедлила обратиться к ним с проникновенной речью.

— Видите, что делается? — выкрикивала она. — И что у вас тут за лавочка, мистер Гамбуццо? Девушка не может спокойно заработать свои деньги! Ее жизнь ежеминутно подвергается опасности… Да и то, что вы предлагаете, — разве это деньги? Муть одна… Приличная артистка никогда не захочет стать вашей примой…

Винсент принялся что-то бормотать в ответ, а я подумала: что же такое? Как понимать ее слова? Выходит, Винсент пообещал ей первые роли? А я тогда кто такая? В какие игры он играет? И кто такой сильный стоит за этой куклой? Кому она звонила и жаловалась на нас?

Я не стала прилюдно реагировать на ее слова, вместо меня это сделала Марла, уже стершая с лица следы пота и крови.

— Это как же? — заверещала она, тоже обращаясь к боссу. — Какая-то потаскуха будет работать с нами, с настоящими танцорками, которых знают и ценят во всем Панама-Сити и даже в Атланте?

Про Атланту она немного загнула, а вообще-то была права. И дело даже не в том, как эта кукла танцевала или выглядела, а в том, что задавалась сверх меры.

Что Фрости лишний раз доказала, снова раззявив рот.

— Настоящие танцорки! — завопила она. — Лучшие в Панама-Сити! Да ваша деревня не видела настоящих звезд, пока не пригласили меня! И не кривитесь — я вам не чета! Я училась в Нью-Йорке классическому балету. Вот…

— Училась лежать на спине и дрыгать ногами! — крикнула Марла, пытаясь вырваться из крепких рук Бруно. — Сразу видно, ты из тех, которые, если мужчина говорит им “постой”, сразу ложатся!

Винсент решился, видимо, произнести наконец что-то членораздельное и с хмыканьем пробормотал:

— Ладно, ладно… Никакого скандала, никаких обид… У нас одна общая задача — поправить делишки… Больше заработать то есть. И кто бы в этом ни помог, я отблагодарю его. Не ваша забота, кого я нанимаю. Вам от этого хуже не будет, можете мне поверить. А если еще будет драка или что-то в этом роде, уволю, и отправляйтесь хоть в Техас, хоть в Нью-Йорк… Хоть в Париж, если он еще есть на земле…

Этой шуткой он закончил свою речь и захлопал в ладоши, но то были не аплодисменты самому себе, а хлопки, которым хозяйки пытаются направить домашнюю живность — гусей или овец — туда, куда положено. В данном случае он призывал своих служащих на сцену, а посетителей в зал.

— Дополнительное представление окончено, джентльмены, — оповестил он. — Основное продолжается. Вас ждут возле бара.

Все начали расходиться. Бруно увел Марлу, Фрости убежала сама. Рядом со мной оказался Гордон. Я заметила, он мнется, словно хочет что-то сказать и не решается.

— Что с тобой? — спросила я.

— Ничего такого, Кьяра. Просто чую, мистер Гамбуццо здорово ошибется, если наймет эту женщину на постоянную работу. Она ему тут все перевернет. И под тебя копать будет.

Милый Гордон, спасибо ему за заботу, только, по правде говоря, я не слишком переживала по этому поводу. Работу я себе найду. И может, уже нашла бы, если не одно обстоятельство, которое удерживало меня в этом занюханном городке. Имя этого обстоятельства — Джон Нейлор.

Я посмотрела в сторону стоянки. Вдруг случится чудо и на ней снова появится коричневый “таурус”, а за баранкой — мой Нейлор? Бывший “мой”.

Но ни “тауруса”, ни Нейлора там не было.

Глава 16

С горя я много танцевала и отплясала себе ползадницы. Хотелось одного: забыть… забыть обо всем — о Нейлоре, о том, что случилось с Винус, о запутанных делах Винсента. Я мечтала оказаться в каком-нибудь далеком месте, в такой стране, где бы я все обо всех знала и у меня бы не было из-за этого гвоздя в голове и того же самого в заду.

В какой-то момент мне сделалось так тошно, что я пошла в раздевалку и позвонила оттуда по таксофону родителям. Никто не отвечал, звонок отдавался у меня в ушах громко, как колокол, пока наконец что-то не щелкнуло и я услышала отцовский голос. Но его транслировал древний автоответчик, купленный папочкой в незапамятные времена на “блошином” рынке.

“Привет, — сказал этот голос, — оставьте ваше сообщение. Нас нет дома”.

Я продолжала тупо ждать и потом вдруг произнесла в молчащую трубку, не зная, записывается ли мой голос, или лента давно кончилась:

— Ма, это Кьяра.

Не знаю, что со мной произошло — может, я вдруг почувствовала себя маленькой обиженной девочкой, — но я заплакала.

— Я хотела… — говорила я сквозь слезы. — Я просто хотела, ма… Ничего такого… все в порядке…

По-видимому, мать с отцом не вернулись еще из общественного клуба “Сыновья Италии”. Конечно, они допоздна задержались там: сегодня ведь “Ночь игры в бинго”. Мать сидит сейчас рядом с отцом, в руках карточки, у них жутко серьезный вид. Отец часто просит мать повторить объявляемые номера: он туговат на ухо. Десятилетия тревожных телефонных звонков, завывание автомобильных сирен не могли не отразиться на слухе главы нашей семьи, бывалого пожарного.

Маму вообще-то раздражает эта игра, но она сдерживает раздражение, потому что чувствует, что нужна отцу. Отец потягивает свое кьянти, мать следит за номерами для них обоих. Она тоже позволяет себе выпить вина — маленький бокал, когда уже окончена игра, когда начинает играть оркестр и все танцуют. Она ужасно любит танцы, но у нее не хватает смелости танцевать так, как она может…

Я продолжала стоять у телефонного аппарата с трубкой в руке, рисуя в воображении, как они сейчас танцуют. Как отец — высокий, еще очень крепкий, обнимает ма своими ручищами, и делает это удивительно нежно, что вообще-то на него не похоже, так как он весьма суровый, даже резкий человек. А она почти утыкается головой в ямку на его плече и что-то шепчет ему, какие-то свои маленькие домашние тайны — о себе, обо всех нас. И, судя по выражению отцовского лица, ее слова нисколько не действуют ему на нервы, а, напротив, успокаивают — глаза у него наполовину закрыты, на губах легкая улыбка. Он внимательно слушает.

В клубе “Сыновья Италии” их никто не беспокоит в эти минуты — моих па и ма, когда они медленно танцуют; даже обычно шумные приятели отца умолкают. Это время молчаливого контакта между ними и отцом: они как бы соглашаются с ним, принимают правила его игры и тоже ненадолго перестают ворчать на своих благоверных. Быть может, кто-то из них даже пытается пересмотреть в эти мгновения свои отношения в семье и дает себе слово стать добрее, мягче. И наверное, все завидуют моим родителям, когда видят, как те любят друг друга…

Я все еще стояла, держа трубку возле уха, и слезы катились у меня по щекам: я так соскучилась по дому, по родным, что хотелось умереть.

И тут я сообразила, что автоответчик продолжал работать и записывал мое неровное дыхание, слезы. Мой нервный срыв. И я сказала:

— Я… все нормально, ма… Я люблю тебя. И очень хочу с тобой поговорить…

В трубке раздался щелчок, и вдруг я услышала мужской голос. Это был голос моего старшего брата Фрэнсиса.

— Кьяра, — сказал он с тревогой, — у тебя что-то случилось? Матери нет дома.

Фрэнсис был слеплен из того же материала, что отец: твердый как камень — зубы сломаешь. И тоже пожарный. Но он почувствовал мое состояние.

— Привет, Фрэнсис, — сказала я еще со слезами в голосе. — У меня все в норме. — От этого невинного вранья стало еще хуже, и я снова заревела в три ручья.

— Скажи, что с тобой, сестричка? — закричал он.

— Ничего… ничего. Извини, Фрэнсис. Просто вдруг расклеилась. Бывает, сам знаешь.

Он, видимо, не очень знал, потому что спросил в лоб:

— Тебя кто-то обидел? Ты опять в беде?

Опять… Он, конечно, в первую очередь имел в виду то событие, связанное с “холостяком” Тони, после которого я — уехала из дома, из Филадельфии. А кроме того, он был уверен: я вообще живу под постоянной угрозой. Брат ненавидел мою работу, и все попытки объяснить ему, что, с моей точки зрения, в ней нет ничего оскорбительного, успеха не имели. Сестра-стриптизерша — эти слова звучали для него омерзительно, он не хотел видеть за ними просто еще один вид работы, приносящей к тому же неплохой доход.

— Нет, Фрэнсис, — повторила я. — Ничего серьезного. Просто кое-какие личные проблемы.

— Опять двадцать пять! — проворчал он. — Надеюсь, этот тип не колотит тебя? А не мешало бы!

— Фрэнсис, ты не забыл, что я уже взрослая? — Он ничего не ответил — то ли не хотел, то ли не знал ответа. — Фрэнсис, — повторила я, — передай маме, что я звонила. Просто скажи, больше ничего. И спасибо за внимание, как говорят ораторы.

Я повесила трубку. Это было не слишком вежливо — так обрывать разговор, но у меня уже больше не оставалось сил думать о родном доме, о любви. Тем более говорить об этом. Позвоню ему завтра, извинюсь, если надо…

— Кьяра! Твой номер следующий! — услышала я голос Рыжика и обрадовалась возможности переключить свои мысли и эмоции.

Что ж, если мне фатально не везет в любви, буду танцевать и танцевать, и разыгрывать женщину-вамп, и соблазнять, и принимать соответствующие позы. И зарабатывать на жизнь.

Я помчалась к своему стулу и зеркалу, отвоеванным у заезжей нахалки, а по пути достала из шкафчика костюм по названием “Джейн в джунглях”. Из зеркала на меня глядело распухшее от слез лицо с размазанной косметикой. Я молниеносно навела порядок, пригладила и подколола волосы, переоделась и появилась на сцене, как раз когда ди-джей включил мою выходную песенку.

— С тобой все в порядке, Кьяра? — успел спросить меня режиссер.

Он уже не в первый раз проявлял заботу, и я с благодарностью чмокнула его в щеку, от чего парень покраснел как рак и добавил, что может поговорить с Винсентом, чтобы тот отпустил меня домой пораньше.

— Спасибо, не надо, — сказала я и чмокнула его в другую щеку, что он перенес уже намного спокойнее. Недаром говорят: человек такое животное, которое ко многому привыкает, и довольно быстро. Даже к унижениям и убийствам.

И вот я уже не думала ни о чем, кроме музыки, под которую танцевала, но, впрочем, обращала внимание на всех новеньких и стареньких зрителей и по привычке мысленно определяла, как себя поведет тот или другой из них. Так же по привычке безразлично-зазывно улыбалась, с наигранным интересом всматривалась в их лица… В общем, обычная рутина. Только сейчас она казалась мне более докучной, чем всегда. Просто невмоготу…

Красавчик Алонцо Барбони по-прежнему сидел за своим столиком, но вид у него был злой, неприветливый рядом с ним Барри Змей, наш агент. Какие у них могут быть дела? Барри больше слушал, что говорил собеседник, порой вставляя одно-два слова и делая при этом жест рукой, как бы желая сказать: “Ну что я могу поделать? ” Или: “Это все, о чем может идти разговор”.

Алонцо говорил очень тихо, наклонившись, не сводя глаз с собеседника. На лбу у итальянца пульсировала вена, лицо раскраснелось. Эти подробности я заметила, когда танцевала вблизи их столика, но приходилось все время двигаться по сцене, потому я не могла уловить ни слова.

Не заметила я, и как Барри ушел. Алонцо откинулся на спинку стула, лицо у него разгладилось, но он смотрел в пространство и, кажется, даже не видел меня. Потом полез в карман, достал сотовый телефон. Поговорил очень коротко, после чего поднялся и вышел из зала.

Рыжик выполнил свое обещание. Когда я оказалась за кулисами, ко мне подошел Винсент, лицо жутко участливое, голос тоже — и то, и другое идет ему как корове седло, — и сказал:

— Послушай, Кьяра, ты, похоже, устала. Тебе наверняка еще нельзя выступать. Напрасно я выпустил тебя на сцену. Доведешь себя до того, что совсем сляжешь… Знаешь что? Отправляйся-ка домой и отдыхай целую неделю.

Я пристально посмотрела на босса. Не может быть, чтобы в нем говорило искреннее участие. Тогда что?

— Допустим, Винсент, — ответила я, — что я сделаю недельный перерыв. О’кей. А ты тем временем напишешь имя Фрости Лике большими буквами на афише и повесишь у входа. Верно? Но она не тянет, Винсент. Хотя главное даже не это. Допустим, она не хуже меня. Но ей нельзя доверять. Что-то в ней. а точнее, за ней такое… Не могу объяснить, только чутье мне подсказывает, она червивая, эта Фрости… Что-то не так. Впрочем, вам с Барри виднее.

Винсент подошел ко мне ближе, я почувствовала запах пота.

— Кьяра, — произнес он с нажимом, — я занимаюсь этим бизнесом не первый день и давно уже в нем не девственник. Я беру Фрости на себя и сам разберусь с ней. А у тебя сейчас своя забота. Я говорю о той, которую ты взяла на себя по поводу убийства. Кстати, есть что-нибудь новенькое?

Я покачала головой.

— Вот видишь. Плохо. Надо жать на все железки. С завтрашнего дня и целую неделю занимайся только этим…

Между прочим, хочу тебе сказать, Джон Нейлор заявился сюда не только поздороваться с тобой. Он успел перемолвиться словечком с Марлой. Сказал, что думает вскоре предъявить обвинение.

— Полицейские штучки! — фыркнула я. — Давит, чтобы запугать. У них ничего на нее нет.

— Все равно ей не позавидуешь, — резюмировал Винсент. — Она как сосиска в хот-доге: с одной стороны этот кретин Рикки, с другой — копы наседают. С ней почти истерика была, я даже отпустил ее домой.

Решительно я не узнавала сегодня Винсента: какой-то подозрительно человечный. Не к добру это.

— И значит, что же получается? — Винсент продолжал гнуть свое. — Нам нужна сейчас Фрости как временная замена, но еще больше нужна ты, чтобы помочь Марле, а главное, отвести подозрения от клуба. Не говоря уж о том, что нужно зарабатывать на хлеб насущный и чтобы доходы не падали. Платить ведь надо… — он помолчал, — налоги и прочее.

Я не знала точно, что он имеет в виду под “прочим”, но спрашивать не стала, так как не рассчитывала на откровенный ответ. Не стала и утешать его, говорить: все образуется. Я абсолютно не понимала, что делать дальше, и мечтала, чтобы кто-то подсказал. Помог составить план. Или что-то в этом духе.

А Винсент был настроен поболтать. И вскоре я услышала:

— Ты не права, Кьяра, что хочешь действовать сама, без Нейлора. Это ничего не даст. Я тебе уже говорил. Не надо с ним ссориться, нам он нужен. И ты напрасно любезничала с тем красавцем, Нейлору может не понравиться.

Этого еще не хватало: Винсент наступил прямо на больное место! На рану, которая сразу заболела в сто раз сильней. Так мне показалось.

Я резко повернулась и пошла к выходу.

— Эй, куда ты? — крикнул Винсент.

— Домой, — ответила я не оборачиваясь, — у меня появилась одна мыслишка. Она может стать решающей…

Пускай шеф думает: я согласна с тем, что он сказал, и спешу выполнить его указания. Я на самом деле спешила, потому что почувствовала необоримое желание немедленно бухнуться в постель и лежать там, ни о чем не думая, кроме одного: скорее бы закончился этот еще один дурацкий день.

Я переодевалась в свою обычную одежду под затравленным взглядом Фрости Лике, сидевшей в нашей комнате. Мне даже захотелось подойти к ней и сказать, что она сама виновата — не надо было болтать высокомерные глупости и настраивать против себя всех девушек. А также лезть на колени, или куда там еще, к Рику. Я чуть было не завела об этом разговор, но не хватило душевных сил.

У Дикарки Тони было совсем другое настроение. Далеко не миролюбивое. Она подошла ко мне и шепнула:

— Скажи только слово, Кьяра, и я приготовлю из этой лахудры бифштекс.

Я похлопала ее по плечу, благодаря и успокаивая.

— Отложи свои хозяйственные заботы, дорогая. Если в ближайшие два-три дня она не изменит свою сансару, или карму, или как это называется у индуистов, то, возможно, я попрошу тебя взяться за холодное оружие. А пока не надо.

Тони — классная девчонка, но, к сожалению, умеет только снимать с себя шмотки, цепляясь за шест. Больше ничего. Так что Фрости Лике она заменить не смогла бы.

Бруно и Гордон наперебой предлагали проводить меня до машины — не знаю, то ли вид был у меня такой измученный, то ли опасались, как бы со мной не произошло того же, что с Винус Лавмоушн. Оба говорили, как меня любят… Особенно Гордон… Ну прямо как родную сестру… И что сделают все, чтобы мне спокойно работалось тут… ведь мы одна семья, правда?.. И обойдемся без шелудивых порнозвезд…

Я поблагодарила, отказалась от их услуг — в смысле проводов и усаживания в машину — и доехала вполне благополучно, если не считать того, что на душе скребли кошки.

Флафи выскочила мне навстречу из домика Рейдин, как только я припарковалась, и начала кружиться, подпрыгивать и визжать от радости. Эх, если бы некоторые мужчины хоть наполовину так проявляли свои чувства!

Я погладила мягкую шерстку и спросила:

— Должна ли я понимать, что тебе было очень хорошо у нашей соседки? Поэтому ты в таком отличном настроении? Или ты действительно счастлива от встречи с хозяйкой?

Флафи ничего не ответила, но, судя по тому, как она ринулась к ступенькам в наш трейлер, мое второе предположение было более достоверным.

Прошло, наверное, не больше пяти минут, как мы с ней уже крепко спали. Однако через полчаса или вроде того были разбужены резким стуком в дверь.

Глава 17

Он напрочь забыл — тот, кто рвался ко мне, — что можно вежливо постучать и потом подождать ответа. Нет, колотил, как сумасшедший, и выкрикивал мое имя, как будто не знал, в чью дверь рвется, или опаздывал на поезд. А ведь было ни много ни мало пять утра, все приличные люди в это время спят.

— Кьяра! — Голос был хорошо мне знаком. — Открывай!

Я думала, он добавит для пущей официальности: “Полиция! ” Но Джон не сделал этого.

Флафи тоже узнала голос своего дружка, который никогда не отказывал ей в лишнем кусочке печенья или конфеты, и понеслась к двери. Я сделала то же самое, но гораздо медленнее. У меня свело все мышцы после сегодняшних — или уже вчерашних — танцев. Правы были Бруно и другие: не надо было лезть на сцену, да еще так много крутить пострадавшим местом.

Я накинула халат и поплелась в прихожую. Стук в дверь продолжался, он становился сильнее по мере того, как я приближалась к двери. Что это с Нейлором? Одурел, что ли? Или напился? Неужели весь этот тарарам из-за того, что он увидел, как я любезничаю с подозрительным итальянцем? Нет, такое не похоже на Нейлора. А как хотелось бы!..

Я наконец откинула цепочку, отодвинула засов и оказалась лицом к лицу с разъяренным, так мне показалось, полицейским по имени Джон Нейлор.

— Почему ты не отвечала на стук? — крикнул он.

— А почему ты устраиваешь такой шум на рассвете, колотишь, как кузнец по наковальне?

Я заметила, что в трейлере Рейдин зажегся свет: как всегда, моя верная телохранительница была начеку.

— Когда ты приехала домой? — Он начал допрос.

— Хочешь сказать, что уже пощупал капот моего автомобиля и сделал соответствующие выводы? — По лицу Нейлора я видела, что ему не до моего дурацкого сарказма, и поэтому ответила: — Если так важно — примерно около трех. Винсент отпустил меня раньше обычного.

— Я знаю.

— Тогда зачем спрашиваешь? И откуда знаешь? Ты что, заезжал за мной?

Если так, значит, он не смертельно разозлился и хотел услышать мои объяснения.

Нейлор не стал удовлетворять мое любопытство, а продолжал спрашивать:

— Ты уехала в три и сразу отправилась домой?

Я смотрела на него с недоумением: что за вопрос? Может, он заподозрил, что я проводила время с Алонцо Барбони в каком-нибудь мотеле на берегу залива?

— Знаешь что, — сказала я решительно, — хватит стоять на пороге и привлекать внимание всех соседей. Лучше зайди в дом и там продолжай допрос преступницы.

Нейлор послушался и прошел на кухню мимо меня, как мимо какого-то неодушевленного предмета. Я обратила внимание, что на нем тот же костюм, в котором он появлялся в клубе, однако рубашка уже казалась помятой, узел галстука был ослаблен.

— Ответь наконец, — повторил он, — из клуба ты сразу поехала домой? Нигде не задерживалась? В магазине? На заправке? Кто-нибудь видел тебя по дороге?

— Чего ты добиваешься? — Я начала сердиться. — Если это все из-за типа, с которым я сидела, то я объясню…

Он не дал мне договорить:

— Отвечай, Кьяра!

Я упрямо качнула головой.

— Сначала объясни, к чему этот допрос?

Я отошла от него подальше, плотнее запахнула халат. Ночь была теплая, но я ощущала холод во всем теле. В кухне было почти темно, горела только тусклая лампочка над плитой. В окошке уже брезжил рассвет.

— Фрости Лике мертва, — услышала я. — Ее застрелили, а тело бросили в гостиничный бассейн.

Так вот какой непривычный для меня запах исходил сейчас от Нейлора: не его любимого “после бритья”, а совсем другой. Запах убийства. Смерти. Пару раз я присутствовала на месте преступления при начале расследования. Смутно запомнила фотовспышки, запах крови, каких-то химических препаратов, которыми пользовались медицинские эксперты. Сейчас Нейлор пропах всем этим.

— Я… я не понимаю, — пробормотала я, не желая верить своим ушам.

— Она умерла, Кьяра, — повторил он. — Ее убили. Чего тут непонятного?

В его голосе слышалась холодная злость. Почему он так со мной?

— Боже! — воскликнула я. — Кто? Когда? Зачем?.. Какие могут быть причины? И отчего ты обращаешься со мной, как будто подозреваешь в чем-то?

Нейлор пристально смотрел на меня. Лицо казалось чужим, непроницаемым и зловещим.

— Кьяра, — сказал он после короткой паузы, — в этот вечер ты подралась с ней. И потом присутствовала, когда они сражались с Марлой из-за Рика. Мне очень хочется знать, не утаиваешь ли ты что-то от меня. Я был в клубе, сама знаешь. Видел тебя с этим типом, который держался так, словно ты ему уже принадлежишь. Или я ошибаюсь? Тогда просвети меня. Я должен знать, что там происходило.

Я стояла перед ним, пытаясь хоть чуточку расслабиться, не отводить взгляда, чтобы Джон не подумал, будто я чувствую за собой какую-то вину, понимая, что если он сейчас и не подозревает меня напрямую, то не вполне доверяет мне.

— Тебе нечего сказать? — спросил он. — Что ты узнала про Марлу? И кто тот тип, с которым ты сидела? Если что-то выяснила, я должен все знать.

Я кивнула. Пускай думает: я внимательно слушаю. Пускай выльет на меня все свои подозрения, сомнения, злость. Я буду молчать, потому что по существу сказать мне нечего, а если начну городить что-то невразумительное, это приведет его в еще большее раздражение.

Однако Нейлор, видимо, исчерпал все вопросы и теперь в ожидании ответов стоял, сложив руки на груди, опершись о стену. Но мы не в зале суда, черт возьми, и он не судья и не обвинитель! А я ни в чем не виновата.

— Хорошо, — сказала я наконец, набрав побольше воздуха. — Поскольку ты на рассвете примчался к главной обвиняемой, то слушай, что она тебе скажет. Конечно, правду, только правду, одну только правду… Этого одетого с иголочки типа зовут Алонцо Барбони. Говорит, что работает в страховой компании. Просил меня показать ему город, дал понять, что денег жалеть не будет. Хотя чаевые девушкам зажимает. Мне кажется, он как-то связан с охранным рэкетом. Но никаких доказательств, конечно, нет. Только подозрения. Хочу еще прощупать его. Прозондировать, а не крутить с ним любовь.

Нейлор одобрительно кивнул, не обратив никакого внимания на мою великолепную иронию в собственный адрес. Я продолжала:

— Теперь насчет Марлы. Я уже говорила тебе: эта идиотка готова уничтожить всех соперниц на свете, но на это у нее не хватает ни ума, ни умения. Уверена, она не убивала ни Винус, ни Фрости. Да, угрожала, но и только. Ее пистолет исчез. Вроде бы из машины Рика. Но все это еще не ясно до конца. О чем я думаю более определенно — что Барбони та пташка, за полетом которой следует проследить.

Нейлор снова кивнул и заговорил:

— Понимаю, но не во всем согласен, Кьяра. Особенно что касается последнего убийства. Винсент сказал мне, что Марла этой ночью ушла из клуба раньше обычного. Она вполне могла дождаться возвращения Фрости к себе в отель и в очередном приступе ярости — которым она, как видно, подвержена — убить соперницу. Конечно, это пока только предположения. Кстати, само убийство совершено не профессионалом. В женщину стреляли три раза, и лишь одна пуля стала причиной смерти. А калибр тот же, что у пули, задевшей тебя. И у Марлы опять нет алиби. Впрочем, и у тебя тоже. Что можешь на это сказать? — Я ничего не могла сказать, и он продолжил. Но сменил тему. — Спасибо за то, что рассказала о Барбони. Мы займемся им.

Он оторвался от стены, сделал шаг по направлению ко мне. Я отпрянула.

— Рада, что смогла тебе хоть чем-то помочь. — И добавила с высокомерной горечью: — Я ведь под подозрением, не так ли?

Он не обратил никакого внимания на мою интонацию.

— Моя обязанность проверить все варианты. Надеюсь, ты это понимаешь.

— Конечно, — заверила я. — Читала кое-какие детективы. Но разве уже отменили то, что называлось когда-то доверием? Ты ведь знаешь, надеюсь, о моем отношении к тебе в последнее время? А сейчас я увидела, что, оказывается, не пользуюсь твоим доверием. Одно могу сказать: очень жаль.

— Кьяра, ты забываешь, я на работе!

Я подошла к двери на улицу, широко открыла ее.

— А ты забываешь, что у меня тоже есть работа, и не всегда приятная и легкая, но я, несмотря на это, не забываю, кто мои друзья… Уходи, пожалуйста.

Да мы с ним причиняли боль друг другу и самим себе по пустякам, и каждый, наверное, понимал это, но ничего не мог поделать, а катился по проторенной дорожке. Так уже случалось со мной, так бывает, вероятно, почти с каждым — мы приговорены кем-то совершать этот танец жизни, выделывать надоевшие па, всякий раз надеясь, что это последний раз, больше не повторится и что-то обязательно изменится к лучшему, а когда изменений не происходит, снова впадаем в отчаяние.

Нейлор спустился по ступенькам, задержавшись на какое-то мгновение на самой нижней и сделав попытку обернуться. Но не обернулся, а я захлопнула дверь и стояла некоторое время, прислонившись к ней спиной, а потом продолжила свои мучения, подойдя к окну и наблюдая, как мой милый садится в машину и уезжает.

Но затем мои мысли переключились на другое. Итак, произошло уже два убийства. Без сомнения, полиция сосредоточит внимание на поисках оружия, а что касается убийцы, то все их подозрения падут на ревнивую Марлу, и своей задачей они поставят собрать побольше улик. Конечно, они проверят этого Барбони по всем каналам, но скорее всего ничего за ним не обнаружат. Такие люди — если он из таких — всерьез заботятся о своей репутации и стараются быть кристально чистенькими.

Значит, Барбони остается моим. Не в том, что вы могли подумать, а моим подозреваемым, что ли, которого я должна разрабатывать. Как бы мог выразиться Нейлор… Ох, Нейлор!

Флафи стояла у моих ног, давая понять, что не возражала бы против завтрака. Ничего, что рано. В подтверждение своих надежд она притащила миску и водрузила рядом с моими ногами. А еще хотела всем этим сказать, что я не одна, что она, как всегда, со мной и, значит, не нужно особенно печалиться и поджимать хвост.

Я, в конце концов, согласилась с ней и пошла за кормом. Насыпая его в миску, я утешала себя тем, что, кроме Флафи, у меня есть тут Рейдин — что с того, что немного с левой резьбой, зато какой человек надежный; и еще Пат — тоже тетка что надо. Разве это не греет?

— Пойду еще немного вздремну, — поставила я в известность Флафи. — А когда встану, примусь за дела.

Собачка улыбнулась и коротко тявкнула, что я поняла как полное согласие, а я взглянула на полку, где стояла бутыль с любимым отцовским напитком — кьянти — спасителем от всех бед и болезней. С чем полностью соглашалась моя дорогая мамуля. Посчитав, что у меня в избытке и того, и другого, я налила себе полную кружку и понесла осторожно, как драгоценность, в спальню.

Солнце уже начало взбираться на небосвод, когда я опорожнила кружку, забралась в постель и нырнула под одеяло, подоткнув его со всех сторон.

Однако, несмотря на отцовские похвалы этому напитку, кьянти не очень способствовало сну, и я долго еще бодрствовала. А когда все же уснула, мне привиделись Винус и Фрости, они смеялись и поддразнивали меня, но, главное, одна при этом обнимала Джона Нейлора, а другая — Алонцр Барбони. Какая из них кого, я, проснувшись, не могла уже вспомнить.

Глава 18

В середине дня позвонил Барбони. Я спросонья не сразу поняла, что это телефон, а потом схватила трубку и охрипшим от сна голосом пробормотала “алло”.

— Еще спите? — спросил он. — Не отрицайте, знаю, вы в постели, и прошу прощения, что разбудил.

Я с ходу не сообразила, кто говорит, но потом в голове прояснилось, и я ответила:

— А, это вы? Спасибо за звонок. Мне как раз пора вставать.

— Хотел позвонить еще раньше, — сказал он. — Мне нужно непременно увидеть вас.

У меня немного сдавило горло. Откашлявшись, я сказала:

— Прекрасно. Я не против.

И почти увидела, как он удовлетворенно улыбнулся.

— Вы работаете сегодня? — спросил он.

Я потянулась, не вылезая из постели, и постаралась собраться с мыслями. Кажется, это мне удалось… А голос у него, надо признать, завлекающий, сексуальный.

— Нет, — сказала я, — у меня отгул.

— Очень хорошо, — услышала я. — Я заказал обед в Крейтон-Бич у “Майклза”. Знаете это место? Заеду за вами к семи.

Черт! Где-то внутри опять прозвенел сигнал тревоги. Во всяком случае, не у меня. Не хочу видеть его у себя дома.

— Минуточку, — сказала я. — Давайте лучше сделаем по-другому. Мой дом очень далеко от центра и еще дальше от того места, о котором вы говорите. Встретимся где-нибудь в городе.

Городок Крейтон-Бич действительно у черта на рогах — почти тридцать миль к западу от Панама-Сити по довольно пустынному шоссе. Очень дорогой, а потому достаточно изолированный, курорт был основан в пятидесятые годы двадцатого века и славится своими виноградниками.

Но почему Барбони выбрал такое место? Разве мало приличных ресторанов в самом Панама-Сити?

— Мне вовсе не трудно заехать за вами. — Предложение прозвучало настойчиво и чуть-чуть раздраженно.

— Благодарю вас, сэр, но подруга, с которой я живу, будет дома, и у нас такой беспорядок.

Говоря это, я взглянула на свою сожительницу, мирно спящую рядом со мной, свернувшись клубком на второй подушке.

— Хорошо, — сказал он. — Я в “Мунгейзере”, комната 1415.

— О, — проворковала я, — наверняка из этой гостиницы такой вид на залив! Буду в семь внизу в баре.

Не дожидаясь ответа, я положила трубку.

Растянувшись снова на постели, я погрузилась в размышления. В общем, думать было особенно не о чем. Ну, прежде всего ясно, что Барбони в какой-то степени заинтересовался моей персоной. И моя задача держаться так, чтобы он ни в коем случае не понял моих тайных замыслов, а именно: выяснить наконец, кто же он такой и где находился во время первого и второго убийства. А также что делал за кулисами, где его засекла Марла незадолго до смерти Винус. После чего, если он мафиози и я смогу допереть до этого, нужно будет как можно скорее расстаться с ним, и сделать это с приветливой и любезной улыбкой. А если нет… все равно расстаться.

Телефон зазвонил снова. Я не стала брать трубку, ожидая, когда умолкнет, но он продолжал трезвонить. После четвертого или пятого звонка автоответчик начал записывать сообщение, потом сыграл какой-то мотивчик, и, наконец, я услышала голос, сдавленный и неразборчивый. Но, как мне показалось, угрожающий.

— … позабочусь о тебе… не смей меня останавливать…

Флафи заворчала и собралась разразиться лаем. Я протянула руку к трубке и только подняла ее, как на другом конце разговор оборвали. Но не успела трубка оказаться на рычаге, как снова раздался пронзительный звонок.

— Кто это? — резко сказала я, чувствуя дрожь во всем теле и напряжение в каждом нерве.

— Кьяра? — Это был голос моей мамочки. — Кьяра, что за шутки? Кто тебя учил так разговаривать по телефону?

— Мама… Я думала… я думала, это кто-то другой.

— И твой брат Фрэнсис тоже был для тебя кем-то другим? — возмутилась ма. — Он очень расстроился после вашего разговора. Что с тобой? Немедленно ответь мне!

— Ничего, мам. Все нормально. Просто плохо выспалась.

Ее голос сразу смягчился:

— Ты, конечно, расскажешь мне, дочка, обо всем? Я недолго думала над ответом.

— Все дело в моих любовных историях, — сказала я. — Опять все идет кувырком.

— Это не ответ, Кьяра. Ты говоришь о том молодом человеке, которого я видела, когда приезжала к тебе? Он хороший, я уверена. Он хорошо ел, когда я его кормила. Корми и ты его, и он поправится и будет совсем как человек. Он не заболел?

Я тихонько рассмеялась. Совсем тихо.

— Нет, мама. Вполне здоров и не жалуется на аппетит… Но хочет все решать сам и командовать.

Мать понимающе хмыкнула:

— О, это я понимаю. Это как если ты входишь в курятник и не можешь решить, какую курочку выбрать, глаза разбегаются, а потом ловишь любую, не ведая, что из нее получится. Но все равно благодаришь Господа, и Деву Марию, и всех святых, что у тебя есть пища.

— Ма… — я еле сдерживала смех, — у меня все не совсем так.

— Именно так, — уверенно сказала она. — Не спорь. И не думай, что я хочу его развенчать…

— Развенчать? Ну и словечко! Кого, мам? Нейлора?

О Боже! Какой смешной разговор, но насколько легче мне стало от ее голоса и ее нелепых предположений.

— Ничего подобного, — говорила она тем временем. — И в мыслях его не имела, не говори глупости, Кьяра. Я совсем о другом. Как я тебе сказала, Фрэнсис жутко перепугался за тебя и решил… мы решили, что нужно непременно и срочно… — Она умолкла, как будто сказала все, что хотела.

— Что непременно, мама? И что срочно?

— Разве ты не поняла?.. Чтобы он приехал к тебе. Он выехал этим утром, раньше, чем отец хотел разбудить его.

— Кто выехал? Фрэнсис? Зачем?

— Кьяра, — в ее голосе звучали нотки неодобрения, — нельзя думать только о себе. Подумай о нем. После разговора с тобой он сразу стал бледным как смерть и вспомнил, что уже четыре года не пользовался отпуском в своей пожарной части. А все другие отдыхали как положено. И решил поехать к тебе. Пусть мальчик отдохнет и развеется. Неужели ты будешь против? Такого я не ожидала от тебя, Кьяра.

— Вовсе не против, — пробормотала я, оглушенная потоком слов. — И не будем больше об этом. Я знаю все, что ты скажешь, мама. Родная кровь не водица. Если у тебя нет семьи, то нет вообще ничего…

— Именно! Ты и с этим будешь спорить? Лучше приготовь ему удобную постель и, пожалуйста, следи, чтобы он как следует питался. Жалко, с ним нет Джона. Они ведь как две горошины в стручке. Пригласи Джона тоже, слышишь? Только, боюсь, он не сможет. А было бы так хорошо!

Мать удовлетворенно вздохнула от одной только мысли об этом. А также от того, что сделала нелегкое дело: поговорила со мной, убедилась, что я жива, и пристроила Фрэнсиса на время его отпуска.

— Все будет в порядке, мама, не волнуйся. Спасибо, что предупредила о приезде Фрэнсиса.

— Как будто ты не приняла бы родного брата без моего предупреждения! Брата, который двадцать часов проведет за рулем только для того, чтобы повидать тебя и убедиться, что все нормально. Уверена, он тебе поможет, моя девочка, если что не так. Будь умницей.

С этими словами она положила трубку. Я снова повернулась на бок и прикрыла глаза. Этого еще не хватало! Фрэнсис… Хороший малый, но более самоуверенного и упрямого субчика надо поискать! Как снег на голову!

Флафи приоткрыла один глаз и, не меняя позы на подушке, взглянула на меня.

— Если он выехал часов в шесть утра, — объяснила я ей, — то должен быть здесь поздно ночью. Или рано утром.

Флафи открыла второй глаз, вытянула левую лапу и коснулась моего плеча, словно желая спросить: а как ты думаешь, он понравится мне, твой брат? Ведь я его ни разу еще не видела.

Да, он приедет ночью или на рассвете, если будет гнать вовсю и нигде не задержится. И если, тьфу-тьфу-тьфу, ничего не случится, не дай Бог! Нет, Фрэнсис не станет задерживаться, ведь ему открылась возможность поучить меня уму-разуму, и он ее не упустит! “Я же тебе говорил! ” — будут его первые слова, когда он узнает, что здесь происходит.

Еще не встав с постели, я пришла к выводу, что несправедлива по отношению к Фрэнсису. Он по-настоящему любит меня, но как брат, который на целых восемь лет старше. Мама права: ему нужны отдых, перемена обстановки и возможность почувствовать себя полезным. Полезным — это означает, что любимая младшая сестренка может использовать его для помощи. Но как? Неясные идеи начали бродить у меня в голове.

Думая об этом, я вспомнила тот странный звонок перед разговором с мамой и показавшиеся угрожающими хриплые слова: “… позабочусь о тебе… не смей останавливать… ” Меня отвлекла беседа с мамой, но сейчас чужой голос снова зазвучал в ушах, вселяя страх. Значит, как же это было? Надо припомнить. Сначала позвонил Барбони. Потом этот голос. Были они похожи один на другой? Мог ли это быть опять Барбони, говоривший измененным голосом? Думаю, что нет, но ручаться не могу. Так говорить при желании мог бы кто угодно: мужчина, женщина, даже ребенок.

Флафи спрыгнула с постели и через свою дверцу отправилась на прогулку. Все у нее просто и безоблачно. Ей никто не угрожал по телефону, к ней не собирались без приглашения родственники. Пришла, ушла, поела, поспала. Мне бы надо родиться собакой…

Я перевернулась на живот, взбила подушку, оперлась о нее локтями. Вставать и выходить не хотелось. Я лежала и думала. На этот раз о Нейлоре. Только о нем. Какой он… приятный, притягательный, симпатичный. Сексуальный. Все есть в этом человеке. Но тоже упрямый. Как Фрэнсис. Даже хуже. А главное, перестал мне доверять, включил в число подозреваемых. Надо же! И совсем не хочет, чтобы я помогала в раскрытии этого дела. Но ведь оно и меня затрагивает. Как он не понимает?

Я села в постели. Сна не было ни в одном глазу. Разве уснешь, когда вокруг творится такое? Убийства, подозрения, угрозы, брат приезжает.

Флафи вернулась из внешнего мира в наш, домашний. Легко и просто. У меня так не получится. Я поднялась и пошла принять душ.

Закрыв краны, я обернулась к двери в ванную, которую не стала прикрывать. Флафи стояла у порога, опасливо косясь на душ. В пасти у нее был свернутый в трубочку клочок бумаги.

— Для меня? — спросила я с содроганием, вспомнив про букет цветов и игрушечную собаку.

Флафи выронила бумажку на кафельный пол и удалилась. Вытерев руки, я схватила записку.

“Пат сделала булочки с корицей, у меня готов кофе. Приходи немедленно”. И подписано: “Военный совет”. Другими словами, Рейдин сегодня вовремя приняла свой препарат и в хорошей форме. О Пат и говорить нечего.

Все-таки существуют и в человечьем мире свои радости! А вы, кажется, уже собрались усомниться в этом?

Одеваясь и наводя красоту, я в который раз перебирала в уме последние события. Итак, почти несомненно: Винус и Фрости, знакомые с Барри Змеем и приглашенные им, завязаны еще на кого-то. На какую-то организацию, если можно так выразиться. И они обе запали на этого придурка Рика, что, конечно, говорит не об их общей принадлежности к преступной группировке, а об их общем умственном уровне. Однако и то и другое еще не причина для двойного убийства. Верно?.. А Барбони? Скорее всего он прислан с каким-то серьезным заданием — надавить на кого-то. Потому что он из тех, кто это умеет. Но как все связать? Это мне и нужно сделать, черт возьми!.. После душа я, как видно, обрела бодрость и ясность мысли.

Входная дверь содрогнулась от стука. Ни минуты покоя! Дверь, телефон, опять дверь… С ума сойти! Флафи отчаянно залаяла: значит, чужой. Не Рейдин, не Пат и не самый желанный из гостей — Нейлор.

Я посмотрела в дверной глазок и содрогнулась: букет! Опять цветы, целая охапка, за которой не виден человек.

Если тот же посыльный, что раньше, я встречу его во всеоружии, будь он неладен!

— Кто там?

— Кьяра! — послышался мужской голос. Но мало ли кто может знать мое имя?

Я огляделась в поисках оружия, которого у меня сроду не было. В отличие от Марлы я не любительница пострелять. Метнувшись на кухню, я схватила там со стола обычный нож, спрятала за спину и, вернувшись к двери, слегка приотворила ее.

Сразу же в щель просунулся большой букет, за которым не видно было лица того, кто вошел.

— Это мне? — сказала я, обращаясь к цветам. — Как мило.

Человек проник дальше, и я не долго думая ухватила его за руку и ткнула лезвие ножа в бок.

— Не двигайся, бандюга! Или перережу тебе горло! Посыльный застыл. Цветы задрожали в его руках и в конце концов свалились на пол. Только тогда я оказалась лицом к лицу с вошедшим.

Это был… Гордон. Наш сторож, швейцар, вышибала.

— Гордон! Чего ты явился? Кто тебя послал?

Я отступила, давая ему пройти, и поторопилась положить нож на место. Он ничего не отвечал, продолжая стоять у двери с испуганным видом и полуоткрытым ртом. Его козлиная бородка тряслась.

— Гордон, — я решила, что неплохо бы резко сменить тему и переломить ситуацию, — давай соберем цветы. На полу им не место.

Я наклонилась первая, он последовал моему примеру. Выпрямившись, он пробормотал:

— Ты спрашиваешь, Кьяра, кто меня послал? Мы все там, Бруно, Рыжик и я, решили, что тебе здорово хреново… то есть тяжело в эти дни. Ну вот, значит, и собрали на хорошие цветы. Чтобы, значит, ты… как-то… — Он передал мне поднятые с пола цветы и повернулся к двери. — А теперь я пошел. Отдыхай.

— Гордон, подожди! Давай выпьем по чашке кофе. И спасибо тебе и ребятам за цветы. А меня извини. Я стала очень нервная в последнее время.

Лицо у него разгладилось, когда он снова посмотрел на меня.

— Еще бы не стать, — сказал он с пониманием. — Мы тоже… Но с тобой ничего не случится.

— Проходи, Гордон, чувствуй себя как дома. Найди вазу и поставь букет.

Я подумала, что сейчас надо воспользоваться случаем и порасспросить его о многих вещах, о которых он почти наверняка что-то знает. Например, сколько монет положил Винсент платить заезжим звездам? Какие вообще у него доходы, у нашего босса? Примерно, конечно. И главное, о Барбони: отчего у этого человека ни он, ни Бруно не отобрали при входе оружие? С чего ему такие привилегии, да еще в нарушение правил? Ну, хорошо, один вечер это было, предположим, по недосмотру, но ведь из вечера в вечер — явно чересчур.

К тому времени, когда я задавала самой себе все вопросы, кофе вскипел, а цветы были поставлены в вазу.

— Ты красиво подобрал их, Гордон, — похвалила я его. — Часто даришь возлюбленным?

Кажется, он покраснел.

— Нет, я работал у сестры в Атланте. У нее цветочный киоск.

— Значит, пошел на повышение, — спросила я с улыбкой, — когда стал командовать дверями у Винсента?

— Не думаю, Кьяра, — ответил он с некоторой грустью.

Мы уселись за стол.

— Выходит, работа здесь для тебя непривычная, — заметила я, подбираясь к одному из своих вопросов. — Поэтому ты пропустил этого, как его… Барбони вместе с его пушкой?

Мне показалось, чашка чуть дрогнула у него в руке.

— Я уже говорил мистеру Гамбуццо, что ничего не заметил.

— Не заливай, Гордон. Я тебе не лопоухий Винсент. Ну, давай, старина, раскалывайся перед твоей Кьярой. Мне вообще-то это ни к чему. Просто любопытство заело.

Гордон не отводил глаз от чашки, и то, что он вдруг выдавил из себя, не давало ровно никакой информации, но в то же время говорило о главном.

— Эх, — сказал он и виновато улыбнулся, уставившись в чашку, — любил я возиться с цветами. Красивое дело. И спокойное. Да не судьба.

Было ясно как день, что парень дрейфит. Больше того — смертельно напуган.

— Гордон! — прикрикнула я. — Перестань играть в глупые секреты! Ответь попросту: почему ты разрешил Барбони пройти с оружием? Кто он такой?

Мой гость поставил чашку на стол и взглянул на меня.

— Кьяра, держись подальше от этого типчика! Что касается меня, я выполняю свою работу, но не хочу, чтобы и ты ввязывалась в разные делишки и потом расплачивалась за это. Одно скажу: ты нам всем сделаешь подарок, если забудешь о нем. Кто-то из девушек наверняка уже работает на него, но ты держись подальше. А я сам как-нибудь разберусь и тебя не дам в обиду.

— Господи, Гордон, ну что ты мелешь?

Я выкрикнула это почти весело, однако, по правде говоря, была здорово напугана, и если мой собеседник добивался такого эффекта, он его достиг.

— Кьяра, он из тех, кто ради удовольствия испортит другому жизнь.

— Но кто же он, во имя всех святых?

Гордон встал со стула и решительно направился к выходу. Не доходя до него, обернулся и проговорил:

— Помни, что я тебе сказал, Кьяра.

Я шла за ним из кухни до двери и бормотала ему в спину:

— Ну о чем ты толкуешь, Гордон? Не можешь сказать яснее? Если этот Барбони так опасен, как намекаешь, почему он так свободно себя чувствует?.. Он связан с мафией, да?.. Может, просто заплатил тебе, чтобы пройти с оружием?.. Или кого-то все время опасается?

Гордон ничего не ответил. Он спустился по лесенке и направился к своей развалюхе, которая с диким ревом выехала из нашего трейлерного парка и скрылась в клубах собственного дыма.

Проводив его взглядом, я безнадежно пожала плечами и обернулась. Рейдин и Пат стояли неподалеку и встревоженно смотрели на меня.

— Ты наконец придешь к нам на кофе с булочками? — крикнула Пат. — Или у тебя другое меню?

Из открытой двери несся соблазнительный аромат.

— Я голодна, как зверь, — ответила я. — Кроме того, мне сегодня может потребоваться ваша помощь. У меня серьезная встреча.

Рейдин повернула свой газонный разбрызгиватель так, чтобы вода позволила мне и Флафи пройти по дорожке ко входу в ее трейлер, не вымокнув с ног до головы. Кивнув в сторону отъехавшего Гордона, она сказала:

— Не удивлюсь, если он окажется одним из этих фламандцев. Никогда не знаешь, в каком обличье они могут появиться.

Флафи, по-видимому, вполне разделяла это предположение, так как с одобрительным рычанием кинулась к лестнице, ведущей в трейлер, умело обходя все расставленные ловушки…

Что я могла сказать? Похоже, тучи уже сгустились, неприятности на носу, и они будут куда серьезнее, чем внезапное появление в моем доме запуганного любителя цветов, нашего вышибалы Гордона.

Глава 19

Всходила полная луна. Ее круг уже показался на горизонте, как бы выглядывая из-за кулис, чтобы вскоре явиться на сцену во всей красе. Я захлопнула дверцу своей тачки и приготовилась двинуться в путь. Вернее, ринуться в бой. Диспозиция, или как это называется по-военному, уже была выработана. Войска приведены в боевую готовность. Они должны все время находиться у меня в тылу, но до поры до времени оставаться незамеченными. Приблизиться можно, только если мне будет угрожать явная опасность или если я сама попрошу о помощи, дам сигнал. Какой? Этого я не знала. Будет видно по обстановке.

Если все пройдет, как запланировано моим штабом, Барбони окажется у меня в руках. Если прокол, то… лучше не думать, что будет тогда.

Я взглянула в сторону трейлера Рейдин и не увидела на обычном месте ее древнего “плимута”. Слава Богу, значит, они уже в пути или на месте, она и Пат, чей пикап тоже отсутствовал… Лишь бы все получилось. Я оставила на своей двери записку для Фрэнсиса, написала, чтобы он чувствовал себя как дома. Наверное, братец удивится, что дверь не заперта, но у нас тут насчет ворюг вроде бы спокойно, а свои, честно говоря, опасаются Рейдин и ее ружья.

Тронувшись с места, я сразу врубила кассету со Стивом Воэном — не знаю, как вас, меня он всегда успокаивает. Правда, ненадолго.

Выглядела я, по-моему, дай Бог каждому: волосы рассыпались по плечам роскошными волнами, макияж скромненький, не такой, как на сцене, но со вкусом, и такой же черный футляр, подчеркивающий все, что надо. Прямо Одри Хепберн в ее молодые годы. Продолжая слушать Воэна, я остановилась именно на этом сравнении. А он завывал о мимолетной любви, и вокруг было ужасно красиво, луна быстро всходила на темное небо.

Но одно дело — то, что вокруг вас, и совсем другое — внутри, в душе то есть. А там было паскудно. Мне требовались сейчас стальные нервы и железное спокойствие, а я была сделана из другого материала. Я понимала, против какого человека пошла, и песни Стива только напоминали мне о страшном, о судьбе певца, о том, как он рухнул вместе с самолетом, бедняга.

Я неслась по узкой полоске шоссе вдоль пляжа, всегда забитого машинами, но сейчас на редкость пустынного, и безлюдье не придавало мне куража. Я не чувствовала себя ковбоем, который мчится навстречу опасностям и приключениям: в одной руке поводья, в другой — любимый “кольт”. Кстати, никакого оружия у меня в помине не было, я боюсь и не выношу все, что стреляет.

Впереди засверкали огни “Мунгейзера”, одного из самых дорогих отелей на побережье, — высоченный белый корпус с огромным фонтаном перед входом. Ходили слухи, что за грандиозным фасадом скрывались не менее грандиозные по размаху темные делишки. Насчет этого ничего сказать не могу, знаю только, что эта роскошная, мало кому доступная лавочка, где всегда есть свободные номера, процветала и ни в чем не испытывала нужды. Даже в девушках: местные кадры им ни к чему, у них свой особый контингент, который вызывается по мере необходимости.

Я остановилась у главного входа. Воэн продолжал заливаться на полную катушку, я вышла из машины, забыв от волнения выключить магнитофон. Не прошло и секунды, как за баранкой моей тачки очутился неправдоподобно чисто выбритый брюнет, и музыка сразу умолкла.

— Не любите музыку? — с улыбкой спросила я.

Он улыбнулся в ответ и отогнал машину в гараж, не забыв вручить мне синюю парковочную квитанцию.

Было ровно семь, и мне не оставалось ничего другого — пронеси Господи! — как войти в гостиничный холл. Барбони уже небось ждет и кривится от нетерпения. Перед тем как скрыться за вращающейся дверью, я оглянулась в сторону берегового шоссе. Следов своего войска я там не увидела. Не то они в надежном укрытии, не то дезертировали с поля боя.

Сразу за дверью я чуть не утонула в толстом ковре ярко-красного цвета с зелеными листьями по всему полю. Высший класс! Сам холл располагался справа, еще за одними дверями, и тоже был просто люкс: десятки тонн красного дерева, бронзовых украшений, гравированного стекла, приятный полумрак. Я подождала, пока глаза привыкнут к этому освещению и роскоши, а потом сразу увидела Барбони. Красавчик устроился у стенки за угловым столиком напротив двери, в руках — бокал мартини. Интересно, почему он везде выбирает место у стены с непременным обзором всего помещения? Неужели и правда опасается кого-то?

Я дала ему время разглядеть, как я упакована, затем медленно продефилировала к столику и с улыбкой уселась напротив него, спиной к двери, как бы давая понять, что в отличие от некоторых совершенно не интересуюсь теми, кто может появиться в дверях, и не нуждаюсь в безопасном тыле. Справа, я заметила, была маленькая дверь в дамский туалет.

Барбони, я забыла сказать, поднялся, когда я подошла, выдвинул стул, на который я указала, и, склонившись, позволил себе скользнуть губами по моей щеке.

— От вас исходит аромат нагретого на солнце персика, — прошептал он. — Так может пахнуть женщина, лежащая нагая на ложе любви теплым августовским вечером.

Ох, держите меня! Бедный Шекспир перевернулся бы в гробу! Впрочем, я сроду его не читала. А подобные словечки приходилось слышать и без всякого Шекспира… Нет, это я загнула! Совсем не такие глупо-напыщенные, а гораздо проще и естественней. Но все равно они в конце концов оказывались лживыми… Это я совсем не к месту вспомнила Сальваторе Минчина, Кармина Вирилло. Все они гады ползучие. И последний из них, женатый холостяк, тоже. Барбони наверняка того же сорта.

Как раз в это время он подозвал официантку из бара. Та немедленно нарисовалась рядом с ним, улыбаясь во весь рот. Надеюсь, здесь он с ними пощедрее, чем у нас в клубе.

— Я могу что-нибудь заказать для вас? — обратился он ко мне.

Чтобы не разочаровывать его в самом начале встречи, я кивнула. Он заказал коктейль “Космополит”, из самых недорогих. Я увидела, как улыбка исчезла с лица официантки и не появилась, даже когда он попросил принести ему еще мартини.

Ох, девушки! Не надейтесь (в данном случае на клевый навар) — и не узнаете разочарований. А от таких, как этот, вообще держитесь подальше — целее будете…

Напитки появились мгновенно, я даже не успела как следует оглядеться, посмотреть, не устроились ли где-нибудь поблизости члены моей команды. Где же они вообще?..

— А когда будет обещанный обед? — поинтересовалась я. Барбони ухмыльнулся.

— В девять, — ответил он. — Я подумал, мы немного посидим здесь, а потом прокатимся с ветерком туда. В “Красный бар”.

Я провела пальцем по его рукаву как бы в знак согласия и одобрения и почувствовала крепкие мышцы, навряд ли принадлежащие страховому агенту.

— Значит, поедем обедать в “Красный бар”?.. — почти пропела я.

Мы сидели уже минут десять, если не больше, болтая о пустяках, и я подумала, что пора начать сбор информации. И еще было необходимо выяснить наконец, где сейчас мои сподвижницы, готовы ли к выполнению намеченного плана, не сорвалось ли что-то из задуманного.

Я снова взялась за свой бокал и чуть не выронила его. Это не ускользнуло от внимания Барбони.

— Кьяра, — сказал он, — что с вами? Вы какая-то странная. То и дело оглядываетесь, рука дрожит. Такое впечатление, что боитесь чего-то.

Он произнес это так искренне и участливо, что на какое-то время сбил меня с толку, и я подумала: не ошиблась ли? Не демонизирую ли этого человека — на самом деле обыкновенного страхового агента, чуть успешнее и богаче других работников на ниве страхования? А может, коктейль ударил мне в голову и я утратила точку опоры и вообще растерялась? Или очень испугалась?.. Что, черт возьми, со мной? Я ткнула пальцем в стой бокал, потом перевела взгляд на Барбони.

— Эта штука чересчур крепкая, — сказала я извиняющимся тоном.

Он покачал головой:

— Нет, Кьяра, дело не в алкоголе. Скажите мне, что с вами такое?

Теперь уже в глазах, не в голосе, я уловила подлинное участие, и мне сделалось еще более стыдно за все свои уловки и подозрения. Ладно, сказала я себе, пускай он никакой не страховой агент, но и не преступник. Не темная лошадка… Или все-таки темная?..

— Хорошо, — произнесла я со вздохом, — вы разоблачили меня. Я действительно боюсь, но вовсе не вас. Я напугана и сверх меры сосредоточена, потому что все время думаю… Думаю о своей матери.

Господи, Кьяра, что ты несешь? Ничего не скажешь, мастерица на приколы.

Барбони нахмурился, как если бы вспоминал, что это такое и имелась ли у него самого мать в те давние времена, когда религия его предков была в почете и совершить провинность, а потом каяться считалось в своем роде добродетелью, а не грехом.

— С вашей матерью плохо? — осведомился он тоном католического священника или просто примерного члена прихода.

Я мысленно перекрестилась, попросила прощения у Девы Марии и продолжала беспардонно лгать.

— У нее завтра операция, — сказала я, делая руками жест, соответствующий, как мне казалось, обстоятельствам. — Не слишком серьезная, типа исследования, но все-таки… Она даже ничего не сообщала мне до вчерашнего вечера и ни в какую не соглашалась, чтобы я приехала. Говорит, ничего страшного, но вы же понимаете… — вдохновенно врала я, сама толком не зная для чего, однако сообразила, в какую сторону повернуть, и добавила: — Пыталась перед уходом из дома дозвониться до нее, но никто не ответил. Мне показалось, что некоторое напряжение и недоверие, которое я начала замечать в глазах Барбони, уменьшилось, если не исчезло совсем. И все-таки было ясно: в нашей игре пока что он ведет в счете.

— Знаете, — снова заговорила я, — у меня на душе будет гораздо спокойнее, если до того, как мы уедем отсюда, я позвоню ей еще раз. После смерти отца у нее осталась только я. — На этот раз я мысленно перекрестилась уже дважды и попросила у Господа прощения за все, что нагородила.

— Конечно, позвоните, дорогая, — снисходительно проговорил он. — О чем речь?

— Всего одна минута, Алонцо.

— Не торопитесь, милая, — еще более мягко успокоил он меня.

Я тут же встала и прошла к лифтам, на одном из которых поднялась прямо на четырнадцатый этаж, добралась до номера 1415 и тихонько постучала.

— Будь на месте, — прошептала я как молитву.

Дверь приоткрылась. На пороге стояла Рейдин, которую я узнала не сразу: соседка была в светлом парике, волосы закручены в кокетливые колечки.

— Добро пожаловать, леди, — сказала она с ухмылкой. Я воровато оглянулась — коридор был пуст — и вошла в комнату.

— Ничего себе номерок, — заметила Рейдин, поводя рукой и как бы демонстрируя мне все его достоинства. — Но я ничего не нашла. А уж как старалась! — Ее глаза хищно сузились. — Даже не обнаружила ни одного клопа, не говоря о фламандцах. Впрочем, те и другие умеют отменно прятаться. И комары тоже у них научились.

— Рейдин, — устало сказала я, — поменьше смотри телевизор. А как тебя пустили сюда?

— Разве я не выгляжу приличной матерью мистера Бар-бони? Дежурная уведомила меня, что моего сына совсем не бывает в номере. Все время в делах…

Слушая ее, я обошла всю комнату, заглядывая куда только можно, и тоже не обнаружила ничего интересного или подозрительного.

Рейдин продолжала тараторить:

— Я сказала, что ничего не нашла? Ничего, кроме вот этого. — Она протянула визитку, на которой значилось: “Страховая компания Грэнтам, АЛОНЦО БАРБОНИ, вице-президент”. — Как увидела, сразу поняла, что пришла по адресу, что он еще здесь. А может, его и нет и не было. И все это подстроено врагами. Как думаешь?..

Воистину скажи, кто твои помощники, и я скажу, кто ты! Хотя дай Бог каждому таких преданных друзей, как она. Не плюй в колодец, Кьяра.

— Идем, Рейдин, — сказала я. — Нам не стоит задерживаться. Он думает, я говорю по телефону.

— Конечно, пора.

Она взяла с кресла свою внушительную сумку. Сумка негромко взвизгнула.

— Рейдин! — крикнула я. — Ты не должна была это делать!

Моя сестра по оружию виновато улыбнулась и, уставившись на свои туфли, пробормотала:

— Она так просилась. Так виляла хвостом.

Я осторожно выглянула из двери, позвала Рейдин, и мы зашагали по гулкому коридору.

— Рейдин, если с Флафи что-нибудь случится… Она недовольно фыркнула.

— У твоей собаки больше здравого смысла в плохие дни, чем у тебя в хорошие. Она мой дозорный. И неплохой защитник: зубы как иглы. В погоне за лисой будет в первых рядах. Кроме того…

— Рейдин, — прервала я дифирамбы моей собаке. — Где Пат?

— На стреме. Не волнуйся, мы тебя надежно прикрываем.

Мы уже вызвали лифт, я смотрела, как прыгают световые обозначения этажей.

— Он заказал обед на девять, — сказала я. — Я спущусь первая, ты потом.

Она кивнула. Лифт подошел. Дверца бесшумно отворилась, в кабине стоял Барбони и глядел на меня.

Некоторое время мы все молчали. Потом из сумки Рейдин раздалось приглушенное рычание, оно вызвало недоуменный взгляд у Барбони, и он отвлекся от лицезрения моего ошарашенного лица.

— Господи! — воскликнула Рейдин. — Бедняжка совсем проголодалась. Может умереть! — С этими словами она вскочила в лифт. — Вы поедете, милая? — позвала она меня оттуда.

Я вошла и начала качать головой, не хуже маятника.

— Просто не знаю, что со мной случилось, — бормотала я. — Нажала не ту кнопку. Хотела четвертый, а оказалось… Неужели коктейль так подействовал?

Алонцо не говорил ничего. Рейдин напевала себе под нос, не обращая на нас никакого внимания. Ее сумка не переставала ворчать и взвизгивать.

Так мы добрались до первого этажа. Рейдин выскочила из дверей первая.

— Счастливо оставаться! — сердечно пожелала она нам и поспешила по вестибюлю, сразу скрывшись за многочисленными горшками с растениями.

Как мне хотелось быть на ее месте. Но я осталась наедине с Барбони, чей вид не предвещал ничего хорошего.

— Вы дозвонились матери? — спросил он угрожающе мягким тоном.

— Конечно. К счастью, я преувеличила опасность. Это был всего-навсего жировик, извините за подробность. Его удалили.

— Интересно, — медленно произнес он, направляясь к выходу из отеля, и я сначала не поняла, что интересного он нашел в жировике. — Вас не было довольно долго, — продолжил он. — Каким же телефоном вы воспользовались?

Как обойти эту ловушку, я уже успела подумать раньше.

— Вы правы, — ответила я. — В этом и была некоторая проблема. Мне не хотелось говорить из автомата в холле, понимаете? Медицинские разговоры не для посторонних ушей. И я решила найти какой-нибудь изолированный телефон на этаже.

— Где же вы его обнаружили? — спросил он, и, ей-богу, я не удивилась, уловив в его тоне иронию.

Мы уже вышли из отеля, нас окутал теплый вечерний воздух. Барбони сжимал мою руку повыше локтя, словно предполагал, что я сейчас удеру, и хватка у него была не так чтобы ласковая. Свободной рукой он махнул служащему, чтобы подогнали его машину.

Я тем временем пыталась убедительно объяснить ему, что же произошло.

— Мне сказали, тут есть где-то, на каком-то этаже, оздоровительный центр, и оттуда можно свободно звонить… Но, как я уже говорила, он не то на четвертом, не то на четырнадцатом… Я сначала поднялась туда… потом туда…

В общем, я малость запуталась. К счастью, в этот момент подъехал прилизанный брюнет на его машине, умопомрачительном “порше” последнего выпуска. Брюнет оставил мотор работающим, выскочил из кабины и распахнул для меня дверцу.

— Черт возьми! — искренне воскликнула я. — Арендовать такую тачку стоит уйму денег. Ваша страховая компания не разорится, оплачивая эту красотищу?

Брюнет захлопнул за мной дверцу, мы с Барбони опять оказались один на один. По брусчатой дорожке он вывел машину на улицу и только тогда небрежно ответил мне:

— В “Мунгейзере” нет никакого оздоровительного центра, Кьяра. Ни на четвертом, ни на четырнадцатом этаже. — Он повернул ко мне лицо. — Что вы делали в моем номере?

Я застыла, в голове мелькнуло: он ведь не может знать, что я там была, а только предполагает. И доказать ничего не может. Но все равно было такое чувство, как тогда, уже довольно много лет назад, когда я стояла перед своей воспитательницей в католической школе и лепетала, что вовсе не ходила без разрешения в кондитерскую мистера Жарделло и не пила там содовую воду с ванилью вместо того, чтобы находиться на уроках и с полуоткрытым ртом внимать учителю.

Воспоминание было не из приятных — тогда я не только соврала, это еще полбеды, но и свалила вину на свою сестру-близняшку Монику, высказав гнусное предположение, что это была она, а вовсе не я.

Возможно, поэтому я и сейчас нашла в себе силы, не глядя на Барбони, произнести холодным тоном:

— Вот что я вам скажу, мистер. Не знаю, как вы привыкли разговаривать со своими шлюхами, которых снимали на улице или в баре, но со мной такое не пройдет. — Я помолчала, однако он ничего не ответил, только прибавил газа, на спидометре было уже восемьдесят пять миль, мы выезжали из городка. — Поэтому прошу вас, — продолжала я, — повернуть вашу игрушку назад и вернуться в отель, где моя машина. Вечер окончен.

Барбони рассмеялся и сильнее нажал на акселератор. Он совсем не хотел возвращаться и расставаться со мной. Что ж… Я обернулась и посмотрела в заднее стекло. Конечно, я не увидела там того, что хотела увидеть: разве старый пикап моей домохозяйки мог сравниться с красавцем “порше”? Шоссе было пустым.

Луна уже стояла над заливом. Волны накатывали на берег и, уходя снова в море, фосфоресцировали белесыми гребешками.

Пожалуй, именно сейчас мне сделалось по-настоящему страшно: я оказалась один на один с этим человеком. Да и что могли бы сделать, чем помочь две пожилые женщины с маленькой собачкой, если бы оказались каким-то образом рядом?

И все-таки — где они? Свидетели в любом случае не помешают. Правда, я успела сказать, куда мы должны поехать, где заказан обед, но что, если Барбони солгал и везет меня совсем в другое место? Как можно убежать от него, скрыться куда-то, если мы несемся по дороге со скоростью девяносто миль с хвостиком, когда сама скорость уже смертельно опасна для жизни, не говоря о человеке, в чьих руках эта жизнь.

Мы проехали через крошечную деревеньку Сисайд, построенную в неовикторианском стиле специально для туристов. Я надеялась, что здесь он по крайней мере сбросит скорость, но ничего подобного: словно камикадзе, Барбони мчался вперед — одна рука на руле, другая на рычаге скоростей.

— Ладно, — прокричала я сквозь шум мотора и рев ветра, — посмотрите на все это с моей точки зрения.

Он слегка повернул голову.

— Что тут смотреть? Вы стриптизерка, желающая и меня раздеть догола. Проверяете мои вещи. Разве нет? Действуете, как настоящая шлюха. Так с вами и следует обращаться.

Проклятие! И ведь ничего не возразишь — в его глазах я веду себя именно как шлюха.

Я попыталась горько рассмеяться:

— Приняли меня за продажную девку? Он немного снизил скорость.

— Именно, — сказал он. — Такая неожиданная мысль пришла мне в голову.

Но в его иронии чувствовалась доля сомнения.

— Что ж, это не делает чести вашему уму и проницательности, мистер Барбони.

На этот раз я позволила себе тоже быть ироничной.

Теперь мы уже всего на двадцать миль превышали установленную законом скорость, а Барбони чаще глядел на меня, чем на дорогу, что было тоже чревато опасными последствиями.

— Однако вы наглая особа, — заметил он. — Я застукал вас, можно сказать, на месте преступления, а вы отрицаете, что проникли в мой номер!

Я рассмеялась, словно получала удовольствие от нашей маленькой игры.

— Барбони, видимо, вы провели слишком много времени на Севере, продавая ваши страховые полисы. Отравленный воздух больших городов затуманил ваши мозги. Чтоб вы знали, здесь, на Юге, все несколько иначе… Да, я действительно побывала в вашем номере. Но не с целью наживы. Можете проверить — и убедитесь, что у вас не пропала ни одна булавка или запонка. И я не взламывала дверь, мне ее открыла дежурная.

— Значит, признаетесь?

Мы уже выехали из деревеньки и взяли правее. Барбони опять увеличил скорость. Жаль, тут не было ни одного полицейского, ни одной ловушки с определителем скорости. Последний викторианский домик, и мы повернули на Крейтон-Бич.

— Конечно, признаю. Я и сама хотела вам сказать, но вы опередили меня. — Я посмотрела на него как бы с одобрением. — А что еще я должна была сделать, как вы думаете? Вы полагаете, разумеется, что танцовщица из клуба идет с любым клиентом по первому его требованию, так? И наверняка уверены, что я так и поступаю? А я заявляю вам со всей ответственностью, что ни разу… слышите, ни разу еще не встречалась ни с кем из клиентов. — Барбони слушал в оба уха и без моих напоминаний, я видела это. — Ни с кем, — продолжала я, — кроме вас.

Ну, подумала я, это ты уж хватила, девушка. Он вообразит невесть что, и от него вообще не отделаешься. Но с другой стороны, он расслабится, и будет легче его охмурить, выпытать что надо. Если есть что…

— Не думаете же вы, — продолжала я, — что Кьяра Лаватини так наивна и безрассудна, что отправится на почти тайное свидание с человеком, о котором ровным счетом ничего не знает? Нет, разумеется. Поэтому я решилась осмотреть вашу комнату. Меня не интересовали, я уже сказала, ни ваши драгоценности, ни деньги. Нужно было лишь одно: информация. Например, не брачный ли вы аферист… Шутка… А если серьезно: на самом ли деле вы бизнесмен, а не наркоделец и не серийный убийца. За этими сведениями я осмелилась подняться в ваш номер, вот… И теперь, мистер Барбони, жду ваших объяснений.

Он, казалось, не верил своим ушам.

— Я? Я должен давать вам объяснения?

— Совершенно верно. Ответьте, где ваши чемоданы? Где туалетные принадлежности? Почему нет никаких признаков того, что вы спали в этой комнате хотя бы один раз?..

Мы уже въехали в Крейтон-Бич. Если он наконец снизит скорость до нормальной и остановится, то все в порядке. Если продолжит эту гонку неведомо куда, я пропала.

Двумя минутами позже мы затормозили возле единственного здесь пятизвездочного ресторана “Майклз”. О его существовании в штате Флорида знали, пожалуй, лишь избранные, однако небольшая парковка перед входом была забита машинами. Свободным оставалось место возле мусорных баков, где висело объявление: “Машины не ставить”. Но Барбони рассудил иначе и поставил “порше” именно туда. Потом пристально взглянул на меня.

— Знаешь что?.. — сказал он. Я не знала, и он закончил с улыбкой: — Ты классная девка. Я люблю таких.

Я быстро подытожила в уме некоторые результаты этой волнующей поездки: он не ответил ни на один мой вопрос, но и не убил меня. Пока. Во всяком случае, до еды.

Барбони освободился от ремня безопасности, вылез из машины. Я не стала ждать, пока он откроет мне дверцу, так как не была уверена, что он сделает это, опустила ноги на дорожку, покрытую гравием, смешанным с песком, и пошла впереди него к широким деревянным ступенькам, которые вели в невысокое здание. Если смотреть на него издали, оно ничем не отличалось от разбросанных поблизости жилых коттеджей. На веранде стояли деревянные кресла-качалки, входная дверь из толстого стекла выглядела покосившейся. Ее открыли, едва мы приблизились, за ней стояла маленькая блондинка в белой обтягивающей блузке и длинной черной юбке.

— Рады приветствовать вас в “Майклзе”, — почти шепотом сказала она.

— Барбони, столик на двоих, — отозвался мой кавалер, одарив ее улыбкой.

— Мы ожидали вас, сэр. — Она смотрела только на него. — Пожалуйста, за мной. Отдельный кабинет?

— Да, я так заказывал.

Она повела нас по дощатому сосновому полу мимо тихих столиков с белоснежными скатертями и мерцающими на них свечами в небольшое помещение, отделенное от общего зала плотными красными занавесками. Там стоял стол и рядом с ним обтянутая цветастой тканью софа. Почти полный интим. Надеюсь, хоть еда будет что надо. А иначе — что такого в этом таинственном ресторане, недосягаемом для обыкновенных смертных?

Барбони опустился на софу рядом со мной. Выглядел он вполне удовлетворенным. Похоже, у него тоже все шло по плану. Правда, с некоторыми срывами. Как и у меня.

— Принесите бутылку вашего фирменного, — сказал он нашей сопровождающей, вкладывая ей в ладонь денежную купюру.

Вообще мне здесь нравилось. Тихо и пристойно. На одной из стен даже полка с книгами. Какие-то старые романы. Я бы сюда с удовольствием стала заглядывать почаще. Только не с Барбони. Старый вентилятор над нами создавал легкий ветерок, оконные стекла были слегка приоткрыты, впуская сколько нужно вечернего воздуха. От всего веяло добротной спокойной стариной, создавая иллюзию безопасности. Однако я хорошо помнила, что не должна поддаваться этому ощущению.

Официантка принесла шампанское, открыла, наполнила бокалы, не переставая тихим голосом предлагать различные блюда. Когда она закончила перечисление (во память!), Барбони сказал:

— Итак, два раза хороший салатик, два раза винегретик с ароматной подливкой, два не слишком прожаренных бифштекса, пара печеных картофелин со всем, что требуется, вы знаете… В общем, каждой твари по паре, — Это он так пошутил. — А потом кофе, обычный, с лимонным пирогом и шоколадный мусс. Усекли?

Я не понимала, почему он так торжественно произносит в общем-то простой заказ и зачем это развязное “усекли”? Я и сама выражаюсь не слишком литературно, но все же, как мне кажется, соображаю, где как разговаривать. Да, джентльмен из Нью-Йорка, вице-президент какой-то там компании, а ведет себя хуже, чем обыкновенная танцовщица из стрип-клуба. Воистину провинциал не тот, кто живет в маленьком городе, и провинциализм — не признак места жительства, а состояние души.

Я сама удивилась глубине своей мысли, но еще больше ее несвоевременности. Не об этом нужно было сейчас думать, а о том, как остаться в целости и сохранности и найти своих соратниц — куда они, в самом деле, подевались? Неужели впрямь дезертировали с поля боя? И еще о том, чтобы, если вечер окончится более-менее благополучно, он не оказался пустышкой, а принес мне (и Нейлору) важную информацию.

Барбони проследил взглядом за удалившейся официанткой и поднял свой бокал, кивнув, чтобы я сделала то же самое. Я ожидала, он произнесет какой-нибудь витиеватый безвкусный тост, но он пригубил молча, задумчиво уставившись на меня.

— Кьяра, — наконец заговорил он, — я в восторге от вашего стиля поведения. Вы лжете и даже не извиняетесь. Оправдываетесь и снова лжете. В этом какая-то подкупающая прямота. — Он снова отпил из бокала. Я сделала то же самое. Он продолжал: — Мы с вами из одного теста. Одного поля ягоды. Разве не так?

— Не знаю, — произнесла я.

Этого еще не хватало. Кем он меня считает? К какому клану хочет причислить?

— Мне нравится, что вы осторожны, что не задаете много вопросов, чтобы не нарваться на ложь, — продолжал он. — Так и должны поступать два неглупых взрослых человека, к тому же проявляющих интерес друг к другу. К сожалению, я не задержусь надолго в этой Богом забытой дыре, но если вы вдруг захотите вернуться на Север, лучшего момента, чем теперь, у вас может не быть. Вы меня понимаете?

Я кивнула, сделала еще глоток шампанского, чтобы скрыть некоторое удивление от его слов, поставила бокал на стол и повернулась к Барбони.

— Насколько я поняла, вы хотели сказать, — медленно произнесла я, — что мы с вами как бы из одной семейной структуры. Очень может быть. И„ чтобы вам стало яснее, могу сказать, что у моей семьи крепкие связи с Нью-Джерси. — Я многозначительно взглянула на него, как бы желая убедиться, что парень просек, о чем я толкую, и увидела, как он напрягся. — Другими словами, Алонцо, хочу сказать, что мой дядя Лось окопался на Кейп-Мей. (Где-то я слышала или читала о моем однофамильце-мафиози с таким именем.)

О, я увидела: включился зеленый свет, мой собеседник почувствовал себя почти как дома. Глаза у него расширились, и я прочла в них — если, конечно, не навоображала все это, — как хорошо, а ведь он чуть было не сделал какую-нибудь подлянку хорошей девочке из другой, но тоже почтенной семьи, членам которой это могло бы не очень понравиться.

— Значит, Большой Лось Лаватини ваш дядя? — переспросил он.

Я пожала плечами: разве с первого захода не ясно? И веско добавила:

— Его сын, мой двоюродный брат, должен завтра приехать ко мне. Захотел малость прошвырнуться, передохнуть, расслабиться. Конечно, это немного стеснит меня, потребует какого-то времени, чтобы оказать ему должное внимание, но я сама себе хозяйка у нас в клубе.

Сказав все это, я поняла, что допустила ошибку, которая могла обернуться для меня плохо: нужно было упомянуть, что Лось-младший приезжает не завтра, а сегодня. Возможно, он уже здесь.

Взглянув на часы, я добавила:

— Впрочем, вполне вероятно, он уже здесь и ждет не дождется свою сестричку. Ведь он гоняет почище, чем вы. Я оставила ему записку.

Неужели мне всего-навсего почудилось, что Барбони подавил судорожный вздох? И неужели одно только упоминание о моих однофамильцах могло вызвать такой страх? Или это чрезмерное почтение? Надо обязательно поинтересоваться, чем так прославился мой высосанный из пальца дядюшка в мафиозных кругах. А сейчас следовало хотя бы мысленно извиниться перед Большим Лосем за то, что считаю его мафиози. Хотя он, может быть, спас мне жизнь.

— Конечно, — невинным тоном сказала я, глядя на приближающуюся официантку, — у вас тоже немалая семья. Кстати, вы встречались с моим дядей?

Барбони рассмеялся. Когда официантка удалилась, он объяснил:

— Думаю, никто не видел Большого Лося в последние годы. Говорят, после некоторых больших дел он решил залечь на дно.

Интересно, что за большие дела? Сколько трупов?

— О, — сказала я, — а мы несколько раз виделись с ним в прошлом году. На праздниках. Он любит семейные сборища.

Об этих славных традициях я читала в книжках и, конечно, видела в кино.

Барбони вылупил глаза, как будто у меня выросли рога или вторая голова. Я чувствовала себя неуютно под его взглядом. Потом тихо проговорил:

— Ваш отец, должно быть, второй его брат? Не тот, кого он убил?

Черт! Этого мне еще не хватало. С печальным выражением лица я кивнула и углубилась в салат. Ничего себе у меня, оказывается, семейка! Просто загляденье.

— Кьяра, — услышала я, — познакомьте меня с Лосем-младшим.

От неожиданности я уронила на пол вилку.

— Что? — переспросила я.

— Я хотел бы встретиться с вашим двоюродным братом, — повторил Барбони. — Возможно, у нас найдутся общие интересы.

— О, вряд ли, Алонцо, — сочувственно заметила я. — Он смирный парень. Кроме того, когда приезжает сюда, ко мне, то хочет одного: отдохнуть от всей суеты, которая окружает нас в жизни.

Барбони опять залился смехом.

— Перестаньте шутить, Кьяра. Я слышал совсем другое. Говорят, у Лося-младшего ума не много, зато большие запросы. Извините, такое болтают люди. И еще говорят, что самое главное для него — женщины, а свою семью он не очень-то привечает. Все больше со шлюхами, потом, если что, избавляется от них самым радикальным способом. Так что смотрите, как бы у вас в клубе чего не учудил. А еще говорят…

Мой собеседник внезапно умолк: видно, сообразил наконец, что не слишком любезно с его стороны поливать моего любимого кузена, которого я с таким нетерпением поджидаю в гости. Нелюбезно и даже в какой-то мере опасно.

Я же бросилась на защиту “родного человека”.

— Младший Лось совсем не такой, — начала я свой новый монолог и сделала паузу, обдумывая, что говорить дальше. — Да, верно, у него бывали проблемы с противоположным полом, но знаете почему?.. — Барбони, естественно, не знал, и я тоже. Однако вдохновенно продолжала: — Он слишком серьезно относится к женщинам. Чересчур много думает о них. Больше думает, чем чувствует. Отсюда и проблемы. Он не в состоянии понять сигналы, которые они ему посылают, и все идет кувырком. А он страдает. Так страдает… И если обращается к проституткам, то именно потому, что они не доставляют ему страданий. Он очень чувствительный парень, мой бедный кузен.

Барбони недоверчиво хмыкнул.

— Что ж, — сказал он, — вы знаете его с одной стороны, и я не могу не верить вам, а мне пришлось видеть кое-какие последствия его загулов, и это было, поверьте, не для слабонервных. — Он поднял ладонь, как бы защищаясь. — Повторяю, не хочу никого обидеть. С кем не бывает. Хочу этим сказать, что, насколько знаю, не стоит переходить ему дорогу.

— Вы это мне говорите? — чуть надменно спросила я. — Никому из семейства Лаватини я бы не советовала становиться поперек пути!

Барбони снова наполнил бокалы, поднял свой:

— За то, о чем вы только что сказали, и за процветание вашей славной семьи!

Я не могла не выпить за это и сразу спросила:

— Так все-таки, Алонцо, вы здесь по делу или просто так?

Краем глаза я увидела за окном знакомую фигуру в белом, это принесло мне дополнительное облегчение: мое войско благополучно передислоцировалось и вновь находилось на нужном рубеже.

Барбони тем временем с улыбкой говорил:

— Как я уже сказал, дорогая, при всем уважении к вам и вашей семье, я предпочитаю, чтобы мне не задавали подобных вопросов, чтобы не приходилось лгать.

Да, крепкий орешек. Не поддается даже из чувства уважения к Большому Лосю. Не говоря о Лосе-младшем. Что ж, попробуем зайти с другого конца.

— Вы мне рассказали кое-что про моего кузена, а я не могу не вспомнить того, что слышала уже о вас.

— Что же вы слышали, Кьяра?

— Типа того, что вы приехали поучить уму-разуму некоторых зазнавшихся шоу-звезд, которые, находясь под определенной “крышей”, решили закантоваться сюда и перестали платить за то, что их, так сказать, оберегают от дождя и града.

Лицо Барбони побагровело, что ему совсем не шло.

— Ваша задача, — продолжала я, — объяснить им их ошибку, уговорить, напугать, если надо… Конечно, не более того. — Я смотрела ему прямо в глаза, но страха в них не видела. Краска постепенно сходила с его лица. — Однако у них тоже ведь могла быть своя защита, правда? Уже другая.

Так я закончила монолог. Он же — протокол дознания, а быть может, обвинительное заключение.

Некоторое время мы молчали. Похоже, Барбони колебался. Или просто размышлял. Во всяком случае, взгляд был отсутствующий, словно он решил вспомнить и проанализировать всю свою жизнь, чуть ли не с детства.

Наконец он встрепенулся, передернул плечами, опорожнил бокал и заявил:

— Страховка… страхование необходимо всем. Если в нашей компании какой-то клиент не платит взносы, не платит за услуги, которые мы предоставляем, то порой… В общем, приходится вмешиваться мне. Догадываюсь, вы можете сравнить меня с вышибалой в вашем клубе или кем-то похуже, но я не только принуждаю, я и помогаю.

Официантка прибыла с нашими бифштексами, которые заслуживали всяческого внимания, и я сочла за благо прекратить этот разговор.

Кое-что для меня уже прояснилось. Не очень много, но все-таки… И я перестала его бояться. Зачем? Ведь я из тех Лаватини.

Глава 20

Обед был отличный. Особенно если не думать о компаньоне и вообще о сопутствующих обстоятельствах. Мусс был легче воздуха, а лимонный пирог меня просто околдовал. Танцовщице полагается думать о фигуре, но меня эта забота пока что миновала. Благодарить за это нужно, полагаю, не себя, а те загадочные штуки, которые называются генами. Гены Лаватини.

Барбони, по всей видимости, тоже был доволен обедом. Улыбка почти не сходила с его лица, мясистая крепкая ладонь то и дело оказывалась на моем бедре. И должна сказать, что после пары-тройки бокалов шампанского это стало казаться мне не таким уж противным. Как-никак знак внимания. К тому времени, когда он расплатился по счету, я уже начала думать, что смогу даже ответить ему благодарным поцелуем. Безумие, конечно, если иметь в виду, что я была почти уверена: он не кто иной, как наемный убийца, в обязанности которого входит расправа с теми замешанными в порнобизнесе субъектами, которые отказываются платить мафиози.

Мы вышли из ресторана, и Барбони хозяйским жестом обнял меня за талию. Так мы проследовали к тому месту возле мусорных баков, где он припарковал машину. Я ощущала его запах — это означало, что я достаточно трезвая.

Не дойдя до машины, он вдруг резко остановился и больно схватил меня за руку. Вот оно, подумала я, начинается…

— Паршивые гребаные суки! — заорал мой элегантный кавалер.

Не скажу, чтобы я привыкла к такому способу проявления страсти, но в конце концов у каждого мужчины свои причуды.

Однако он смотрел не на меня, а на “порше”. Все четыре колеса были спущены.

Уверена, его крик был слышен внутри ресторана, но, как видно, после оплаты там теряли интерес к недавнему клиенту. Во всяком случае, никто оттуда не вышел. Мы были предоставлены самим себе и могли бесноваться сколько угодно перед машиной с четырьмя баллонами, из которых вышел весь воздух. Поэтому, когда минуты через две после нашего ужасного открытия откуда-то из-за поворота выскочил неказистый грузовичок, я была и удивлена, и обрадована. Главным образом оттого, что он как две капли воды был похож на пикап моей славной хозяйки Пат и за рулем сидела женщина, точь-в-точь напоминавшая ее. Для пущей важности она даже водрузила на крышу желтую мигалку. У нее такая была, я знала.

Да, моя команда начеку и продолжала успешно действовать!

Пат остановила машину возле нас, выскочила из нее, насколько могла бодро, не заглушив мотор. Когда она успела переодеться? На ней был видавший виды комбинезон с широким ремнем для инструмента и выцветшая шапка с козырьком и непонятным гербом. Пат подошла к машине Барбони, стукнула ногой по колесу, потом повернулась к нам.

— Ваш красавец? — спросила она Барбони. — Полагаю, у вас нет с собой четырех запасок?

Он с трудом сдержался, чтобы не взорваться. Я дернула его за рукав и выступила вперед.

— Конечно, нет, мэм, — сказала я. — Сможете помочь нам?

Пат усмехнулась:

— Попробуем. Моя сестра сейчас подъедет на легковушке. Насколько я понимаю, лучше всего вызвать платформу с подъемником из Дестина или из Панама-Сити. Только ничего не получится раньше утра. А пока мы вас можем только доставить туда, где вы живете. Наверное, недалеко отсюда?.. Это сделает моя сестра Женевьева.

Пытаясь выглядеть разочарованной, я сказала:

— Нам нужно в отель “Мунгейзер”, Панама-Сити. Пат молча кивнула, продолжая смотреть на осевший красавец “порше”. Барбони отошел в сторону, вытащил из кармана мобильник и начал названивать куда-то со злобным выражением лица. Он шагал взад-вперед по усыпанной гравием дорожке, жестикулировал, что-то запальчиво говорил (впрочем, я не могла разобрать ни слова). Потом замолчал, некоторое время слушал и в конце концов, хлопнув крышкой телефона, повернулся к Пат.

— Больше ничего не можете сделать? — спросил он, и в то же время по гравию зашуршал “плимут”, за рулем которого сидела Рейдин.

Но это была совсем не та Рейдин, что в лифте отеля “Мунгейзер”. Она сняла парик, и, бьюсь об заклад, Барбони никогда не узнал бы ее в новом обличье, если бы она себя не выдала. Но она себя не выдала.

Барбони не обратил на нее почти никакого внимания, он продолжал допытываться у Пат:

— Почему вы не можете сразу помочь мне? У вашей машины даже нет специальных приспособлений для буксировки?

— Верно, — согласилась та и ткнула пальцем в передок пикапа. — Видите эту лебедку? Все, что я могу делать, это вытаскивать машины бедолаг-туристов из песка или из воды, когда они попадают туда во время рыбной ловли из-за того, что не знают расписания приливов и отливов. И то если все четыре колеса на месте. А такую шикарную иностранную тачку, да еще без колес, разве я потяну? И чего ради вы сюда забрались? Некуда девать миллион долларов? У нас в Панама-Сити два десятка ресторанов не хуже этого, зато намного дешевле. — Она сокрушенно покачала головой. — Да еще какие-то здешние хулиганы напали на бедную машину. Спасибо, что совсем не раскурочили.

Рейдин уже выбралась наружу и уверенно подошла поближе. Видимо, знала, что для многих молодых мужчин все пожилые женщины выглядят на одно лицо.

— Женевьева Джидци-Япс, — представилась она. Вот это да! Ну и имечко себе изобрела! Прямо какой-нибудь английский премьер-министр. — О чем толкуете? Надо подвезти? Вас двоих? — обратилась она ко мне и Барбони.

— Да, — ответила я. — К “Мунгейзеру” в Панама-Сити.

— Там полно вражеской силы, — сказала моя милая соседка. — Но вообще-то можно, если настаиваете.

Барбони с подозрением взглянул на нее и с еще большим подозрением — на задрипанный “плимут” выпуска 1962 года.

— Ладно, — пробурчал он. — В ваших джунглях выбирать не приходится. Поскорей увезите нас отсюда!

— Пожалуйста, сэр! — пригласила она, открывая заднюю дверцу.

Мы уселись, и я сразу нацепила ремень безопасности. Но Барбони никогда еще не имел удовольствия ездить на машине Рейдин, бедняга, и потому пренебрег этим. А напрасно. Старушка рванула с места, как на авторалли, шины взвизгнули, разбрасывая песок и гравий, мы вылетели на шоссе номер 98 и помчались, словно за нами гнался весь клан тех Лаватини с намерением прищучить на месте. Правой рукой она дотянулась до своего радио и врубила местную станцию, да еще на полную мощность.

— Получайте удовольствие на все сто процентов, вы, голубки! — прокричала она, не поворачиваясь к нам. — Что может быть лучше деревенской музыки, правильно я говорю?

— А нельзя ее выключить? — спросил Барбони. — Чего?

— Выключить, говорю! — проорал он. — Или сделать потише.

Рейдин потянулась к переключателю, и музыка стала еще громче. Если это только возможно.

— Все для вас, сэр! — крикнула она и добавила: — Извините, я немного недослышу.

Барбони застонал и откинулся на спинку сиденья. Вечер определенно был для него испорчен.

Тэмми Уинетт продолжала свою заунывную “Оставайся со своим мужчиной”, и я не удержалась от смеха.

— Относитесь к жизни легче, Барбони, — назидательно произнесла я. — Ничего страшного пока не произошло. Вы сидите в древнем “плимуте” рядом с прекрасной женщиной, и вечер тоже прекрасен. Посмотрите вокруг и расслабьтесь.

Парень принял совет к исполнению: повернулся ко мне и обхватил за шею, стараясь найти мои губы.

Рейдин резко дернула руль вправо, и мой спутник отлетел к дверце.

— Что за черт? — прорычал он.

— Опоссум на дороге! — крикнула в ответ моя соседка. Барбони возобновил свои попытки. На этот раз с той же целью он взял меня за подбородок, и его губы уже коснулись моих, когда Рейдин съехала на ребристую обочину и мы затряслись, словно в диком шейке. Выправив машину, она коротко объяснила:

— Антилопа. Лезет сама не знает куда.

— А может, аллигатор? — со злостью предположил Барбони.

— Нет, — ответила Рейдин. — Они умные. Не выползают на дорогу.

Еще две попытки Барбони окончились безуспешно — Рейдин была настороже. В конце концов он сдался, предпочтя свою безопасность нелепой борьбе с этой чудачкой. Пускай лучше не отвлекается и спокойно ведет машину.

Мы продолжали путь под аккомпанемент мелодий кантри, которым во весь голос подпевала Рейдин. Время от времени я смотрела назад и видела две спокойные фары упорно следующего за нами автомобиля. Старушка Пат тоже была начеку. Отряд проявлял чудеса организованности и сообразительности.

У въезда в Панама-Сити Рейдин притормозила.

— Уверены, что вам нужно в “Мунгейзер”? — спросила она.

— Абсолютно, — ответил Барбони. — У вас есть возражения?

Больше всего на свете, я полагала, ему хотелось сейчас покинуть продавленное заднее сиденье “плимута”.

Соседка, не сказав больше ни слова, подъехала к отелю по мощеной дорожке рядом с фонтаном прямо к вращающимся дверям. Остановившись, она с удивительной резвостью выпрыгнула из машины и, обогнув ее, с поклоном открыла заднюю дверцу с моей стороны.

Я вышла, пытаясь вспомнить, куда девала стояночную квитанцию от своей “камаро”.

— Сколько я должен вам? — спрашивал в это время Барбони у Рейдин.

— А сколько у вас есть? — был ответ.

— Это не разговор, — раздраженно буркнул он и сунул ей в руку четыре двадцатки.

— Так награждается благотворительность, — пробормотала Рейдин.

Однако Барбони, видимо, не услышал ее слов из-за плеска фонтана и шума автомобилей со стороны шоссе. А возможно, он заметил что-то или кого-то, и это его сильно обеспокоило. Я увидела, как он вдруг начал обходить фонтан, будто прячась за подсвеченные разноцветные струи. Правая рука у него была под пиджаком. А когда он ее вытащил, я различила в ней пистолет, показавшийся мне очень большим и противным.

Боже, что происходит? Ведь вокруг все так спокойно и мирно. Люди смеются, прохаживаются, любуются фонтаном.

Барбони продолжал вести себя очень странно. Впрочем, так думала только я, окружающие вообще не обращали на него внимания: разве мало чудаков, трезвых или пьяных, которые норовят подставить себя под брызги прямо в одежде?

Раздался какой-то треск, словно взорвалось подряд несколько фейерверков, но в воздухе было спокойно, никто ничего такого не запускал. Я догадалась: это были выстрелы, — и замерла от ужаса, не в состоянии поверить, что такие случилось на самом деле.

В мозгу загремел сигнал опасности: нужно уходить… бежать! Но я не могла двинуться с места. Однако все видела…

Я увидела, как Барбони вроде бы споткнулся и потом упал прямо в фонтан, его тело при этом странно извивалось (под пулями?), словно тело дельфина — такое пришло почему-то сравнение.

Глава 21

Я громко вскрикнула. Все вокруг тоже кричали и шарахались подальше от входа, от фонтана, где плавало тело. Я уже не понимала, прекратились выстрелы или продолжаются и откуда они вообще раздались, с какой стороны; я схватила Рейдин за руку, заставила пригнуть голову и силком уволокла к машине, где мы спрятались за кузовом.

Рейдин, как она говорила потом, видела все, что произошло: как пули вонзались в грудь Барбони, как вода в фонтане окрасилась в красный цвет. Но пока она только стонала и повторяла:

— Ох, Кьяра… ох, Господи…

Частичное безумие не помогало ей сейчас, она полностью сознавала то, что случилось, и переживала наравне со всеми остальными.

Я боялась оставить ее одну и побежать туда, к Барбони, чтобы попытаться помочь. Хотя какая помощь? Он мертв после стольких попаданий, это было совершенно ясно. Иначе его, несомненно, добили бы.

В отдалении послышались полицейские сирены. Кто-то, вероятно, позвонил из отеля в полицию. Внутренняя охрана тоже выскочила к подъезду — здоровенные парни в морских блейзерах с золотыми пуговицами, с оружием и переговорными устройствами в руках. Где они были раньше? Впрочем, разве можно предотвратить убийство из-за угла, из засады? Если сама жертва ни о чем не подозревала до последнего момента, откуда знать другим?

Стрельба закончилась, словно ее и не было, убийцы смешались с толпой или вошли внутрь гостиницы, а может, вообще удрали, Барбони перестал существовать, и все, связанное с ним, отпало. Закончилась и моя миссия.

Я сдала оглядываться в поисках Пат. Где она? Ведь ее машина следовала за нами. Если Пат здесь, я попросила бы, чтобы она увезла Рейдин от вероятных допросов. В ее состоянии лучше не связываться лишний раз с полицией.

Словно разгадав мои намерения, первая патрульная машина загородила выезд. За ней подъехали еще пять автомобилей, взяв гостиницу в кольцо. Я подумала, что если первый же детектив, выскочивший из машины, не Джон Нейлор, то второй будет им обязательно. Однако, как я ни всматривалась, коричневого “тауруса” не было видно. Но без Нейлора все равно не обойдется: лишь только ему сообщат номера машин, стоящих у входа, и он увидит среди них номер дряхлого “плимута”, а тем более если обнаружит среди свидетелей мое имя, он будет тут как тут и начнет мучить нас своими вопросами и подозрениями. А что? Разве не получается в последние дни так, что там, где я, — там смерть? Кошмар какой-то!

Рейдин тихо плакала. Я гладила ее по голове, и тут к нам подошел один из полицейских. Его взгляд был полон сочувствия.

— Никто из вас не пострадал, мэм? — спросил он. — Убитый вам знаком?

Я посмотрела на него поверх головы Рейдин.

— Она в шоке, — сказала я. — Видела, как этого человека застрелили.

Полицейский кивнул.

— Почему бы вам не пройти в отель? В одном из холлов мы сейчас начнем опрос свидетелей. Там же вы найдете врача, он поможет этой леди.

Я наклонила голову. Мне стало вдруг страшно холодно.

— Спасибо. Вы очень добры, мы так и сделаем.

Я вела Рейдин к входу и так была поглощена этим делом, что не заметила, как прибыл Нейлор. Не заметила, но почувствовала. И еще ощутила, что Нейлор увидел нас и смотрит вслед. И тогда я повернулась: он стоял возле фонтана, натягивая резиновые перчатки, отдавая какие-то распоряжения. Вскоре он тоже войдет внутрь и начнет все выспрашивать. Мне следовало подумать, насколько подробно должна я сообщать ему об обстоятельствах сегодняшнего вечера.

Нас провели в одну из комнат первого этажа, где уже расставляли стулья. Кто-то из служащих предложил горячего кофе.

— Лучше чай, — сказала я, поглядев на Рейдин в надежде, что под влиянием шока она хоть на время забудет свои обычные штуки.

Но не тут-то было.

— Здесь все напитки отравлены, — заявила соседка. — Я же говорила тебе, кругом одни враги. — Она оглядела комнату, где уже собрались люди, и убежденно качнула головой. — Так и есть. Вот они…

Я не стала спорить, просто сунула ей в руки чашку с чаем, и старушка покорно держала ее, а слезы не переставая лились по щекам. Оказывается, она вовсе не такая смелая и железная, какой хочет казаться. О Боже, зачем я, идиотка, втянула ее в эту историю?

Мы сидели, наверное, около часа, прежде чем в комнате появился Нейлор. Рейдин вздрогнула, когда он вошел, потому что заметила на его рубашке две полоски засохшей крови. Она ткнула пальцем в направлении его груди, показывая мне эти следы, а он сразу направился к нам, пробормотав что-то вроде проклятия себе под нос. Так по крайней мере мне показалось.

— Прекрасно, — произнес он, обращаясь ко мне. — Конечно, чего-то в этом духе я должен был ожидать. Значит, так. Вы обе вместе с жертвой прибыли ко входу в отель в двадцать три тридцать восемь. За рулем была Рейдин. Почему она, вопрос другой… Тридцатью секундами позднее кто-то убил его, и он упал в бассейн у фонтана.

— Пожалуй, это достаточно точное описание того, что произошло, — кивнула я.

Не было никаких сил что-то уточнять или спорить. Нейлор заговорил снова.

— Ну а что было до этого? Почему он давал деньги Рейдин?

Я постаралась устроиться поудобнее на стуле, но все равно было не по себе.

— Она была как бы наш таксист, — ответила я. — Мы ездили обедать.

— У него же есть автомобиль, — сказал Нейлор. — Был. Арендованный “порше” последней модели. Где он его оставил?

— В Крейтон-Бич. Рейдин и Пат прокололи ему все четыре баллона, так беспокоились за меня.

Это сообщение явно озадачило Рейдин, она пригубила остывший чай и, повернувшись ко мне, сказала:

— Мы с Пат не делали ничего подобного. Откуда ты взяла?

Нейлор внимательно смотрел на нас обеих, подозревая, видимо, что мы ведем какую-то игру.

— Это не вы? — совершенно искренне изумилась я. — Тогда кто же?

— Мы этого не делали, — повторила соседка. — Просто наблюдали за вами, когда вы ели там всякие вкусные вещи. Я хотела забрать тебя оттуда, но Пат сказала, у тебя все под контролем. Она была уверена в тебе. А когда вы перешли к десерту, Пат обошла вокруг и увидела, что все шины спущены. Тогда мы решили разыграть из себя службу спасения, чтобы спасти тебя, Кьяра… Проколоть баллоны! — Она фыркнула. — Мы такими глупостями не занимаемся.

— А зачем вообще вы, Рейдин, и Пат решили следовать за Кьярой? — спросил Нейлор.

Соседка удивленно подняла брови.

— Как, вы не понимаете? Чтобы охранять ее конечно! Вас же не было поблизости. Кто же поможет бедной девочке, которая, рискуя собственной жизнью, пытается найти убийцу? Вот мы с Пат и решили сыграть роль Одинокого Рейнджера. И Флафи тоже была с нами. Бедная собачка так устала.

— Где она? — спросила я. — Надеюсь, ты вынула ее из сумки?

— В машине у Пат. Она переволновалась, у нее даже пропал аппетит… Я говорю о Флафи.

Нейлор вздохнул. Но это не означало, что ему надоели бредни этой психопатки. Он смотрел на Рейдин, на ее залитое слезами лицо с сочувствием и симпатией.

— Почему бы тебе не отвезти Рейдин домой? — обратился он ко мне. — Я скажу, чтобы вас пропустили. Подробности расскажешь мне потом.

Он, конечно, знал, что моя машина в гостиничном гараже и я числюсь одним из основных свидетелей, но брал на себя ответственность и отпускал меня. Это признак доверия или хитрый ход с его стороны? Хотелось думать, что первое.

— Хорошо, — сказала я. — Отвезу Рейдин на ее машине. Моя ведь здесь, ты знаешь.

— Я могу пригнать ее, если хочешь, — предложил Нейлор. — Когда закончим наши дела.

— Спасибо. Не хочется те. бя затруднять.

Он посмотрел мне прямо в глаза — так, словно в комнате сейчас не было никого, кроме нас.

— Никакого беспокойства, Кьяра, — улыбнулся он. — Только не знаю, когда получится.

Я наклонила голову. Чувствовала, что ничего не могу сказать. Вернее, только одно — что он мне страшно нужен. Но этого не скажу ему никогда.

Глава 22

Рейдин молчала на всем пути к дому. Мы подрулили к ее трейлеру в час тридцать. Весь городок был погружен в темноту, не считая редких фонарей и не выключенного света у кого-то на крыльце. Луна скрылась за облаками, беспокойный ветер с моря налетал порывами, предвещая шторм.

Я заглушила мотор, но мы продолжали молча сидеть в машине, никому не хотелось выходить. Немного погодя невдалеке остановился пикап нашей хозяйки. Ржавая дверца отворилась, с ворчанием вылезла Пат. Как видно, у бедняжки снова разыгрался артрит. Флафи выскочила с куда большей легкостью и помчалась к нашей машине. Впрыгнув в нее, она тут же плюхнулась мне на колени и принялась лизать руки.

— С ней все в порядке? — спросила Пат про Рейдин, потому что та никак не реагировала на прибытие, продолжая изучать в окошко смутные очертания луны за облачками.

— Не знаю. — Я пожала плечами. — Давай заведем ее в дом и уложим в постель. Возможно, ей нужен крепкий сон.

Пат не была уверена в целебном действии сна, но все-таки открыла дверцу со стороны Рейдин и взяла ее за руку.

— Пойдем, дорогая, — ласково, как ребенку, проговорила она. — Пойдем к тебе в дом, отдохнешь, и сразу станет лучше. Ты много пережила сегодня, но держалась просто молодцом.

Старушка позволила увести себя домой, Пат переодела ее в ночную рубашку и расстелила постель. Потом вышла на кухню и сообщила мне с тревогой:

— Я не оставлю ее сегодня одну, прилягу там же на тахте. На случай, если ей что-то понадобится.

Я опустилась на стул возле кухонного стола, уткнула голову в руки.

— Ты-то хоть не раскисай, — сказала Пат, погладив меня по макушке своей мозолистой ладонью. — Не твоя вина, что все так случилось. Ты же не могла предположить…

— Но я должна была знать, что ничего хорошего быть не может, — в тупом отчаянии возразила я. — Если бы не вы обе, не представляю, что было бы со мной!

Флафи залаяла, не то подтверждая мои слова, не то выражая желание перекусить.

— Ладно тебе, — сказала Пат. — “Представляю”, “не представляю”. Мы все шли на риск и знали это. Никто никого не заставлял. Рейдин тоже понимала это нормальной частью своих мозгов. Мы с ней прожили не очень-то легкую жизнь и влипали, думаю, во всякие переделки. Чего там говорить… Уверена, она бы жутко обиделась, не позови мы ее к нам в компанию. Она ведь очень одинока. День-деньской одна. Только дом да медицинский центр — больше ничего не видит уже который год. Мы — это все, что у нее есть. И она для меня — все…

Сама того не желая, Пат нарисовала достаточно печальную картину: почти полное одиночество трех отверженных женщин — двух старух и стриптизерши. Мне снова захотелось плакать.

Но сейчас я чувствовала, что слишком устала даже для этого. Для всего.

— Пойду к себе, — сказала я, с трудом поднимаясь. — Хоть немного посплю. Вскоре может приехать Нейлор, он доставит мою машину. А еще с минуты на минуту подъедет мой брат Фрэнсис. Наша команда заслужила отдых, не так ли? — попробовала я пошутить. — Утром дадим пресс-конференцию.

Пат наконец улыбнулась.

Я ушла, оставив ее за кухонным столом под бледно-желтым светом бра. Она будет пить неизменный кофе и чутко прислушиваться к дыханию своей подруги-жилички, а потом, надеюсь, заснет и сама. Спокойной ночи вам обеим!..

Подойдя к своему трейлеру, я почувствовала, что не могу сразу войти внутрь, в тесное помещение, и присела на ступеньке. Не знаю, долго ли я так сидела, слушая шелест травы и деревьев. Временами небо озарялось далекими вспышками, слабо гремел гром, гроза приближалась, и я ждала ее. Я ощущала запах дождя в воздухе, чувствовала, как он становился плотнее и… роднее. Начинал пахнуть домом и летним вечером в Филадельфии.

В моем родном городе летом дождь бывал единственной отрадой и спасением. В нашем доме долго не было воздушного охлаждения — я училась уже в седьмом классе, когда отец сумел накопить денег, чтобы купить три старых кондиционера. А до этого мы всей семьей выходили подышать на крылечко перед входной дверью, когда в доме уж совсем не хватало воздуха, и сидели там, моля небеса о дожде. Собственно, сидели взрослые, а мы, дети, носились по улице, еще больше покрываясь потом и пылью. Зато когда начинался ливень, мы прекращали все игры и стояли под его струями, как каменные истуканы. Дождь не только освежал нас, смывая грязь и пот, но и приносил в наш город запахи травы и вообще деревенского лета с окрестных холмов…

Я все сидела и ждала, когда на меня упадет первая весомая дождевая капля, — и дождалась. Одна плюхнулась рядом со мной, другая на меня, а потом они зачастили, и Флафи это совсем не понравилось. Она юркнула в свою собачью дверцу и оттуда, изнутри, обругала дождь. А может, просто звала меня тоже войти в дом. Она не понимала, глупышка, кому он нужен, этот поток воды с небес, как можно ему радоваться.

Начался настоящий ливень, сверкнула близкая молния, за ней другая, гром сотрясал воздух над нашими трейлерами. Я оставалась на ступеньках — не хотела, не могла двинуться с места, и промокла до последней нитки. Черное платье облепило меня, как вторая кожа. Я сняла туфли и забросила их в дом через собачью дверцу, после чего с наслаждением вытянула ноги, почти разлегшись на ступеньках у входа. Дождь лупил меня по голове, размывая картины, которые никак не хотели покидать мозг.

Слезы полились у меня из глаз, смешиваясь с дождем, а рыдания слились с раскатами грома. Я чувствовала себя одинокой — Пат была права — и ужасно напуганной. Никогда раньше мне не было так страшно. Я не видела, кто напал на Барбони, не ожидала такого исхода, не знала, что мне делать, как себя вести, чего ожидать в самом ближайшем будущем: сегодня ночью, завтра, через два дня… Ведь то, что произошло пару часов назад с Барбони, могло вполне случиться с Рейдин или со мной. Мы совершенно не защищены от таких вещей. Если уж президентов и прочих шишек подстреливают, как дичь, то что говорить о нас, простых смертных? Где-то поблизости бродит сейчас убийца — он рядом с нами на улице, в кафе, в клубе — и в любой момент может послать пулю в кого угодно… А я, наивная идиотка, воображала, что могу изобличить его!

Опасно для меня теперь и то, что ему известно: я пытаюсь настигнуть его. Он ведь меня дважды предупреждал. Быть может, поэтому и убил Барбони? Мне в назидание. Чтобы посмеяться над моими усилиями… Нет, тут я перехватила. В этом не было никакого смысла. А в чем есть смысл? Вся ситуация, начиная с убийства Винус, плохо поддается осмыслению. Да и вообще я слишком вымоталась, чтобы разумно рассуждать…

Дождь почти кончился, гром откатился в сторону побережья. Мне стало дико холодно. Влага уже не освежала, а леденила тело.

Я поднялась и огляделась. Везде темно и тихо. Только шорох капель, падающих с веток. Но, возможно, он в эту самую минуту стоит где-то рядом и всматривается в меня, выбирая удобный момент… Ох! Я тряхнула головой. Настоящий психоз. А что? Разве он не убивал все три раза людей, которые были рядом со мной или почти рядом? Можно сказать, стрелял над моим плечом, справа или слева… Отклонись он немного… Что ему вообще стоило попасть в меня?

Я повернулась спиной к внешнему миру и поднялась по лестнице в дом. Все по-прежнему было тихо. Обошлось без выстрелов.

Первым делом я сбросила с себя насквозь промокшее платье, кинула его на спинку стула. Сняла белье, все… Осталась в чем мать родила и, сдернув покрывало с постели, забралась туда и закуталась в простыню. Флафи, не теряя времени, пристроилась у меня в ногах. Через секунду мы уже спали…

Когда я проснулась, на месте Флафи в изножье кровати сидел Нейлор.

Глава 23

Он мне снился. Во сне мы ехали на мотоцикле. Я сидела сзади, обхватив его руками, прижимаясь к нему, положив голову на плечо. Нам было хорошо и легко, все беды сегодняшнего дня остались в прошлом. Мы уезжали, и никто за нами не гнался, не задерживал. Под колесами было шоссе, дорога шла вдоль берега; над нами летали чайки, мы смеялись и что-то кричали им и друг другу.

Внезапно Нейлор нажал на тормоза, чтобы не наехать на какое-то препятствие посреди дороги. Мотоцикл занесло, он его с трудом выправил, и я увидела, что там лежит тело Алонцо Барбони, все в крови, лицо обглодано каким-то зверьем. Колеса заскользили в лужах крови, мотоцикл ударился о бровку тротуара… И вот мы падаем… летим туда же — в эту кровь…

Я в ужасе вскрикнула и села в постели, тяжело дыша. Открыв глаза, я увидела, что кто-то сидит рядом, и опять закричала.

Нейлор крепко обнял меня, прижал к себе.

— Все в порядке, Кьяра. Это я.

Он не выпускал меня из рук, гладил по голове, как ребенка, шептал что-то утешающее. Я все еще дрожала от увиденного во сне, от того, что эти картины еще не стерлись в памяти.

— Это всего лишь плохой сон, — сказал Джон, словно знал, что именно я только что увидела.

— Нет, — возразила я, — это было на самом деле.

— Ладно… — Он снова понизил голос до шепота. — Я с тобой. Ты не одна. Все будет нормально.

Он долго еще, не говоря больше ни слова, держал меня, прижимая к себе, и Флафи, видимо, поняв, что сложилась ситуация, когда третий лишний, спрыгнула с постели и деликатно удалилась.

Постепенно сознание прояснялось, ужасные события отходили все дальше, я почувствовала, что я дома, в безопасности, что ужас прошедшего вечера позади. У себя, в надежной гавани, я отдалась радостному ощущению душевного и телесного покоя.

В какой-то момент прикосновения Нейлора стали более требовательными, чувственными, и я с готовностью откликнулась на них. Его дыхание участилось, когда мои пальцы коснулись его шеи, волос. Джон поцеловал меня, и я вздрогнула, когда его рука коснулась соска моей левой груди, а язык заскользил по шее и ниже.

— Остановись! — против собственной воли сорвалось у меня с языка.

Он отпрянул:

— Что?

Джон смотрел мне прямо в глаза, и я чувствовала себя последней дурой, потому что хотела его и мечтала об этом так или иначе все время, а теперь, когда мое желание вот-вот сбудется, проявляю норов и опять в который раз все порчу.

— Ты и я… — попыталась я объяснить. — Мы по-разному, но завязаны сейчас в одном деле. Только положение неравное… И если ты просто думаешь воспользоваться моментом…

Я замолкла. Нейлор пристально смотрел на меня — не то с угрозой, не то с раздражением и жалостью.

— Кьяра, — сказал он, — не болтай глупостей, о которых будешь потом жалеть. Не делай выше стену между нами, которая, быть может, и так высока. Но, видит Бог, не по моей вине.

Не знаю, что он хотел сказать, — возможно, намекал на то, что я занимаюсь танцами со стриптизом, но, по правде говоря, в эти минуты мне было не до выяснений. Его рука снова осмелела, он снова гладил мне шею, грудь.

Однако я — проклятый характер! — припомнила еще одну обиду.

— Считаешь, что мои усилия разобраться в убийствах ничего не значат, да? Даже не хочешь со мной говорить на эту тему, хотя у меня есть доступ к информации, какую вы за миллион лет не получите при ваших допросах. Тебе куда важней, что я тут перед тобой… голая.

— Тьфу ты!.. — Джон беззвучно выругался и опять отодвинулся, а у меня сжалось сердце.

— Чего ты хочешь от меня? — почти выкрикнула я в отчаянии. — Только…

— Нет, не только, Кьяра. Разве ты еще не поняла, что я действительно хочу заботиться о тебе? — Я попыталась что-то возразить, но он приложил палец к моим губам. — Не хочу этим сказать, что ты совершенно беспомощна или что-то в этом роде, но бывают в жизни моменты, когда помощь необходима. К сожалению, не все и не всегда это понимают. А некоторым мешает чрезмерное самолюбие. — Опять камень в мой огород, но ладно уж, дослушаю до конца. Джон продолжал: — Я выслушиваю и принимаю к сведению все, что ты мне говорила и будешь говорить, но пойми: положение становится все более опасным. Для тебя. И помощь даже самых распрекрасных пожилых женщин может оказаться безрезультатной. Кто-то угрожает тебе. Кому-то ты встала поперек дороги. Однако твои безрассудные действия могут лишь помешать размотать весь клубок преступлений… И навредить тебе…

Зачем он так долго говорит? Лучше бы плюнул на мой дурацкий гонор, на мое притворное сопротивление и сломил его настойчивой лаской. И еще одна мысль пронзила меня: он сказал, что хочет заботиться обо мне. Не должен в силу каких-то инструкций, обязательств — как офицер полиции, как мужчина, наконец. Нет! Он хочет!.. Я уже давно забыла о таком отношении к себе. (Не говорю о родителях.) Люди давно обращают внимание на Къяру Лаватини, только когда она движется по сцене. Когда раздевается… Нейлор прочитал мои мысли, потому что сказал:

— Разве так необычно, если человек хочет заботиться о тебе? — Он убрал с моей щеки упавшую прядь волос. — Тебе трудно довериться мне? Поверить?

Мне показалось, что если и была невысокая преграда, разделявшая нас, то она упала, улетучилась. Ощущение было непривычным, непроизвольные слезы хлынули у меня из глаз, покатились по щекам, выдавая истинные чувства.

— Не плачь, дорогая, — сказал Джон, крепко обнимая меня снова. — Все будет хорошо…

О, как много хотелось мне ему сказать, но я не могла произнести ни одного слова. Не решалась. Что говорить? О моем неудачном романе с Тони? О том, как я осталась с пустотой в душе и в теле? О других результатах моего неумения разбираться в людях? В людях, которые думали в первую очередь о себе и сроду, наверное, не знали, что означают слова “забота о других”. Не хочу признаваться Джону и в том, как часто я мечтала, чтобы кто-то держал меня так, как он сейчас, и говорил эти самые слова.

Не скажу, потому что Кьяра Лаватини не имеет права быть слабой и беззащитной. И еще потому, что мне стало так хорошо, когда мы оба замолчали, посторонние мысли начали отлетать от меня, что захотелось только одного: чтобы он не ослаблял своих усилий, чтобы продолжал ласкать, побуждая окончательно оторваться от берега и броситься в чреватые опасностью, но сулящие такое блаженство глубины.

Судя по действиям, Нейлор, видимо, разделял мои мысли. Я откинулась назад и посмотрела ему в лицо. Нет, он не торопился овладеть мной, и я догадывалась: хотел, чтобы окончательное решение исходило от меня. А мне… мне не хотелось сопротивляться ни душой, ни телом. Тело желало его давно, а душа… Она тоже давала согласие.

— Ладно, — прошептала я с улыбкой.

— Что ладно, Кьяра?

Он хотел, чтобы я поставила точку над i. (Или черточку над t.)

Я провела пальцами по его щеке, коснулась шеи.

— Ладно, — повторила я, — возможно, ты и в самом деле не считаешь меня совсем уж никудышной и хочешь немножко обо мне позаботиться.

— Немножко? — переспросил он, улыбнувшись.

— Да. — Я наклонилась вперед и поцеловала его. — Предположим, я верю тебе. Но мы сейчас в неравном положении.

— Почему же? — Он оглядел комнату, задержал взгляд на мне, — я сидела в постели, обернувшись до пояса в простыню. — Мы на твоей территории, ты у себя дома, ты здесь хозяйка. Можешь указать мне на дверь.

— Да, я хочу указать… на то, что ты абсолютно одетый, а я абсолютно голая.

— Абсолютно? Это правда? — Он медленно стянул с меня простыню и слегка присвистнул. — Да, ты не обманула меня.

— Встань! — скомандовала я.

Мужчина не спеша подчинился. Я взбила подушки еще выше в изголовье и уселась, как в ложе театрального зала в ожидании поднятия занавеса.

— Начинай, — прошептала я чуть севшим голосом. — Расстегни рубашку.

Взметнулись в легком удивлении брови, и Джон взялся за верхнюю пуговицу, не сводя с меня глаз. С пуговицами на груди было покончено, он расстегнул манжеты, рубашка полетела на пол. У него была широкая загорелая грудь.

— Теперь брюки, — приказала я уже увереннее.

В самом деле, не мне же одной быть нагишом. Правда, к раздеванию на глазах у людей я привыкла больше, чем он. Выпростав ноги из ботинок, Джон расстегнул молнию. Под тяжестью увесистого ремня штаны сразу же свалились к его ногам. Он переступил через них, сделав полшага к постели. Сердце у меня колотилось о ребра, как, сами понимаете, птица в клетке. (Так принято это описывать.)

Он стоял передо мной совсем голый… Нет, не совсем — в серых плавках.

— Хорошо, — сказала я, — теперь иди сюда. Он рассмеялся.

— В чем дело? — спросила я.

— Ну как же, — объяснил он, — не понимаю, отчего ты не велишь мне закончить операцию раздевания. Стесняешься?

Опять он взял верх! Я-то думала, он испытывает некоторое смущение, а оказывается, чувствует себя без одежды как рыба в воде. Во мне проснулось ревнивое чувство: как часто он выступает в такой роли перед другими женщинами?

Выяснять этот вопрос я не стала, да и времени не было, потому что Нейлор мгновенным движением сбросил трусы на пол и, сделав еще полшага, оказался вплотную к постели.

О Господи! Я смотрела на него и видела его всего… всего с головы до пят. А он стоял, улыбался — и ни малейшего замешательства на лице.

Я тоже не собиралась отводить взгляд — не дождется. Да и не могла, если б даже хотела… Не железная ведь…

Он уселся на постели, провел рукой по моему телу — под простыней и без нее. О, как это было приятно! Я оторвалась от подушек, наклонилась к нему.

— Иди сюда, — повторила я и провела рукой по его мускулистой груди, по рукам. — Мышцы настоящие или тоже имплантированные, как у наших мужичков?

— Решай сама, — ответил он со смехом.

А потом опрокинул меня на спину и, оказавшись рядом, начал трогать языком мои соски, целовать их, а потом живот и ниже… о-о!.. Так, наверное, счетчик Гейгера при необходимости опробует нашу мать-землю.

Я не могла сдержать стонов, выгибала спину, вцепившись руками в его волосы… Вообще потеряла ощущение реальности. Ничего подобного я никогда раньше не испытывала — так мне казалось. Тело мое горело, оно могло прожечь простыни, испепелить нас обоих…

— Пожалуйста, — шептала я. — Ну… Туда… Внутрь… Он не обращал на мои призывы никакого внимания, даже замедлил свои действия, что меня только распалило. Я продолжала стонать, извиваться, умолять войти в меня… А он вообще остановился. Замер, потом откинулся назад и уставился на меня с усмешкой в глазах. Негодяй, решил продлить мою сладостную агонию.

— Что же ты?..

Я отчаянно пыталась притянуть его к себе… на себя… в себя… Но Джон был неумолим. А я уже близка к вершине…

Наконец он немного смилостивился и опять начал, не отводя взгляда от моего лица, ласкать меня… всюду… И я опять потеряла счет времени, отключилась, поплыла куда-то… Мне стало чудиться, что я сейчас взорвусь, разлечусь на мелкие огоньки, как фейерверк.

— О, прошу тебя… — прошептала я.

Но к этому времени у меня уже созрел собственный план, если это можно так назвать. Я вспомнила кстати один из простейших силовых приемов, которым Нейлор зачем-то решил обучить меня, и, частично применив его (а может, и вовсе не применив), выскользнула и, кинув его плашмя на кровать, оказалась сверху.

— Ну а как теперь? — спросила я, задыхаясь. — Чья взяла? Я как на сиденье мотоцикла. Только баранка где-то внизу.

Он взял в обе руки мои груди, как бы отвечая, кто будет рулить, но я отклонилась и легла поперек его тела, одновременно решив вопрос о рулении безоговорочно в свою пользу — тем, что взяла руль в собственные руки, в полном смысле этого слова, а затем начала помогать себе языком.

Теперь уже он стонал и извивался, но я не выпускала руля.

— Кьяра, остановись! — Но я была неумолима. — Нет, — проговорил он наконец, — так дальше нельзя! А нужно вот как…

Не применяя никаких приемов, он оказался на мне, и через мгновение я ощутила его внутри.

“О, да, да… — сказала я себе. — Это должно быть именно так… Только так… ”

Глава 24

Солнце вовсю светило в окна трейлера, когда я проснулась и услышала мужской голос. Кто-то звал меня по имени из глубины дома. Но мой мужчина был в постели рядом со мной. На какое-то мгновение я крепче прижалась к его теплому телу, потом, окончательно проснувшись, привстала на кровати.

Это же Фрэнсис! Старший брат собственной персоной, я слышу его шаги в коридоре, на кухне, он подходит к двери в спальню.

— Эй! — крикнула я. — Сейчас иду! Заправь кофеварку!

Шаги затихли.

— Это нечестно, Кьяра, — услышала я его голос. — Твой брат торчал за баранкой чуть не двадцать часов с двумя короткими остановками, а теперь ты заставляешь его варить этот гребаный кофе!

Последние слова Фрэнсис прокричал уже из кухни. Нейлор тоже проснулся и молча смотрел на меня. Он не казался обеспокоенным присутствием в трейлере еще одного мужчины. Скорее, у него был вид человека, которому помешали выполнить свое дело до конца. Когда он притянул меня к себе, стало ясно, о каком деле он думал.

— Здесь мой брат, — сказала я, но он не выразил по этому поводу никаких чувств и не захотел отменить задуманное. — Мой старший брат Фрэнсис, — повторила я.

Но и это не произвело никакого впечатления.

Я хотела было вскочить с постели, но его пальцы стали проделывать такое, что я застонала, повернулась к нему и слегка куснула в плечо.

— О Господи! Нет! Я должна встать.

Оттолкнув его, я опустила ноги на пол. Зачем мне еще эта сцена — Джон и Фрэнсис лицом к лицу? Кто знает, чем это может обернуться? Кстати, Фрэнсис вообще ярый противник моего танцевального ремесла — всегда им был. Особенно когда я стала заниматься стриптизом. Он человек твердых правил — для себя и для других. Главным образом для меня, и эти правила, разумеется, не позволяли одобрить присутствие незнакомого ему всей нашей семье мужчины в постели сестры.

Я накинула лиловый халат и поспешила на кухню, задержавшись на минуту в гостиной, чтобы привести в порядок волосы.

Фрэнсис как раз наливал воду в кофейник, когда я вошла и сказала ему в спину:

— Привет, Большой Брат.

Он обернулся с улыбкой. Почему-то своей выправкой, короткой стрижкой и всей фигурой он показался мне похожим на бывалого моряка с какого-нибудь военного корабля. А еще он был похож на нашего отца: такой же темноглазый, красивый, худощавый — словом, такой же бравый пожарный, только помоложе.

— И тебе привет, — сказал он.

Он не обнял меня, как делал обычно, когда мы встречались после длительной разлуки, его взгляд переместился с моего лица на брошенные на пол туфли на высоченном каблуке и мое черное платье, мокрым комом лежавшее там, куда я швырнула его ночью.

— Бурная была ночка, я вижу? — проговорил он с явным неодобрением.

— Ты прав, — ответила я. — Только это не то, о чем ты подумал.

Фрэнсис снова взглянул на меня.

— Неужели? — так же иронически вопросил он. — Поглядела бы на себя в зеркало, прежде чем отвечать. Под глазами круги, губы опухли. Такие ночи, кажется, раньше назывались афинскими?

Я собралась возразить ему и кое-что объяснить, но в этот момент на кухне появились Нейлор и Флафи. У первого было такое лицо, будто он является хранителем некоего важного секрета, вторая просто виляла хвостом.

— Доброе утро, — произнес Нейлор, протягивая руку. — С прибытием во Флориду.

Фрэнсис уставился на протянутую руку, потом перевел взгляд на ее владельца и внимательно посмотрел ему в лицо. Неловкая пауза миновала, он пожал руку Нейлора.

— Фрэнсис Лаватини, — представился он. — Родной брат Кьяры.

Вместе с рукопожатием это уже было похоже на ритуал какого-нибудь племени. Не хватало только барабанной дроби, головных уборов из перьев и костра.

— Сейчас сварю кофе, — сказала я, взяв в свои руки хозяйственное кормило.

В такие моменты, как этот, организму просто необходимо некоторое количество кофеина.

— Детка, — небрежно сказал Нейлор, явно наслаждаясь возможностью и своим правом — так он, вероятно, думал — обратиться ко мне именно с такой ласковой фамильярностью, — я бы тоже выпил, но мне пора уходить.

Если бы не присутствие Фрэнсиса, я наверняка нашла бы что ответить, но сейчас не хотелось давать лишнее оружие в руки строгого брата. Впрочем, если бы не Фрэнсис, то, уверена, Нейлор не стал бы называть меня “деткой”.

— Сейчас все будет готово, — ответила я как можно любезнее. — Если немного подождешь.

Нейлор подошел к телефону, висящему на стене, и набрал номер. Буркнул несколько команд и наконец нормальным голосом произнес:

— Ну и что обнаружили? — Последовала долгая пауза, он слушал, нахмурившись, но не прерывая. Потом опять начал отдавать короткие распоряжения. — Выпишите ордер на арест. Немедленно… — Снова послушал и недовольно сморщился. — Что? Когда?..

Видимо, он хотел сказать что-то еще, но обратил внимание, с каким интересом Фрэнсис прислушивается к разговору, и умолк. Продолжал лишь покачивать головой и бурчать. Потом опять заговорил в полный голос:

— Ладно, разберемся… Они идиоты, я поговорю с ними позднее… А пока, значит, ордер. Это раз. Поставьте человека у клуба. И возле ее дома, конечно… Да, да… И немедленно пришлите за мной машину. Я в трейлерном городке… — он скривился, как будто произносил неприличное слово, — “Дубовая роща”. Да. Номер тридцать восемь. Конец связи.

Он повесил трубку и повернулся к нам. Это был уже другой человек — не тот, с кем я провела такую прекрасную ночь. Это был просто коп. Он вернулся в свое полицейское обличье.

— Вы нас извините? — сказал он Фрэнсису любезным, но официальным тоном. — Мне нужно поговорить с вашей сестрой.

Показывая всем своим видом, что ему это не нравится, мой брат вышел из кухни. Подождав, пока стихнут шаги, Нейлор обратился ко мне:

— Не хотел тебе этого сообщать, Кьяра, но подумал: будет лучше, если узнаешь от меня, а не в чьем-то вольном пересказе… Я только что отдал распоряжение арестовать Марлу. Найдено оружие, из которого стреляли этой ночью. Баллистическая экспертиза говорит, что оно фигурировало в предыдущих двух убийствах. Зарегистрировано на Марлу, отпечатки ее пальцев сохранились на стволе.

Он говорил сухо, словно делая сообщение у себя в отделе.

Я застыла. Если все правда, нашему клубу каюк. А еще это значит, что я ничего не понимаю в людях.

Все-таки я заставила себя сказать:

— Неужели только из-за того, что ее отпечатки… Нейлор не дал мне договорить:

— За ее квартирой установлено наблюдение. Но она сумела улизнуть. У нее нет алиби ни на одно из убийств, включая последнее… Так обстоят дела, Кьяра. Таковы факты… Хотя далеко не все еще окончательно ясно.

Его тон означал, что больше рассуждать не о чем, но я с ним не могла согласиться. Не только из упрямства: внутренний голос подсказывал мне — здесь что-то не так.

Поэтому я возразила:

— И все же я стою на своем: Марла не убийца. Не такой она человек. Может быть, дура, дешевка, но не убийца. Ваше расследование, по-моему, не учитывает того, кем был и чем занимался Барбони. А он замешан в больших делах, связанных с так называемой страховкой, а попросту с рэкетом… Прости, я тебе рассказываю то, что ты наверняка и сам знаешь.

— Прощаю. — Нейлор кривовато улыбнулся. — Мы проверяем эту версию. Но пока суд да дело, мы должны найти Марлу и арестовать. Так что ей будет нужен хороший адвокат. А ты… — Он посмотрел на закрытую дверь, за которой был Фрэнсис. — Почему бы тебе не выкинуть все из головы хотя бы на пару дней и не отдохнуть вместе с братом? Если нам понадобятся еще какие-то сведения о вчерашнем вечере или если мы отыщем ее, я дам тебе знать. — Он обнял меня. Наконец-то! — Не совершай далеких прогулок, прошу тебя. Веди себя смирно.

Откровенно говоря, у меня были совсем противоположные намерения, но я не сочла нужным сообщать о них. Тем более что плана действий еще не было.

Поэтому я проводила его до дверей и поцеловала на прощание. Полицейская машина уже стояла рядом с моей, за рулем сидел молодой офицер. У него на глазах я еще раз поцеловала Нейлора, чтобы тот понял: его начальник отсутствовал этой ночью не из-за каких-нибудь пустяков.

Нейлор засмеялся и помахал рукой.

— Позвоню позднее! — крикнул он.

Я проследила глазами за машиной, увозившей человека, с которым мне было так прекрасно этой ночью, чьи прикосновения ощущала до сих пор, о ком хотелось вспоминать и вспоминать.

Однако мой брат не дал возможности заняться этим приятным, но бесполезным делом, — он вышел из кухни с дымящейся кружкой кофе в руке.

— Пей, — сказал он. — Судя по всему, тебе не мешает подкрепиться.

Посмотрев в окно, я увидела, что занавески в гостиной Рейдин раздвинуты и что пикап Пат стоит на своем обычном месте в полной боевой готовности. Я расценила это как знак того, что моя команда по-прежнему на вахте.

— Ну, так что же у тебя происходит, Кьяра? — начал Фрэнсис семейный допрос. — Ты звонишь домой, плачешь прямо в ухо маме. Переполошила всех. Я приезжаю сюда — и что вижу? Ты валяешься в постели с каким-то малым. Это из-за него ты намочила слезами телефонный кабель? Если так, то с этим надо кончать. Или сама не понимаешь?

Вопросы все были по существу и в самую точку. С ответами обстояло куда сложнее: я не знала, насколько нужно и можно включать Фрэнсиса в наши криминальные разборки. Во всяком случае, Нейлор явно не хотел этого делать.

На какое-то время меня выручил телефонный звонок.

— Мисс Лаватини? — Мужской голос гудел, как моечная машина в зале ожидания на вокзале.

— А вы кто?

— Скажем так, я друг семьи.

Слово “семья” было сказано с таким нажимом, что я похолодела, вспомнив свои вчерашние выдумки, которыми услаждала слух лежащего ныне в морге Барбони.

— Друг какой семьи? — все-таки спросила я. Фрэнсис отставил кружку с кофе и внимательно слушал, хмурясь.

— Какой? — переспросил невидимый собеседник. — Той, в которую входил Алонцо Барбони. Он вчера умер, как вы, наверное, знаете. И мы хотели бы поговорить с вами и с вашим гостем… то есть двоюродным братом… И как можно скорее.

В горле у меня пересохло. Кажется, даже закружилась голова. Ну ни минуты покоя. Во что же ты вляпалась, Кьяpa?.. И откуда этот тип знает о моем так называемом двоюродном брате? Я же никому, кроме Барбони, не вешала на уши эту лапшу… И тут я вспомнила о его последнем телефонном разговоре на стоянке возле ресторана “Майклз”. Возможно, он звонил в Нью-Йорк своим дружкам? Или покровителям?

— О каком двоюродном брате вы говорите? — невинным голосом переспросила я.

— Не пытайся мухлевать с нами, девушка, — услышала в ответ. — Тебе дают возможность поговорить с нашими представителями и рассказать, как погиб Барбони. Из уважения к вашему семейству мы не возражаем, если Лось-младший тоже будет присутствовать. Заодно заверим его в нашем почтении. От вас мы хотим только информации, больше ничего.

Был ли у меня выбор? Я лихорадочно подумала и пришла к выводу, что никакого, кроме как согласиться.

— Хорошо, — сказала я, — сделаем так. Я буду на веранде ресторана “У Эрни”, известное заведение у нас в городе… Буду там в три пополудни. Позову двоюродного брата. Если он согласится. Если нет, будете иметь дело со мной.

— Да, будем иметь дело с вами. Угрозы в его голосе я не почувствовала.

А вообще черт знает что! Что надо от меня этим парням? Уж не думают ли они, что семейка Лаватини намерена оторвать лакомый кусок от бизнеса семьи, которую представлял Барбони? Если так, не начнется ли из-за меня священная война между двумя уважаемыми кланами? Хотя откуда мне знать, возможно, она давно уже идет, эта война?

— Как я вас узнаю? — спросила я.

— Никак, — был ответ. — Мы сами узнаем вас.

На этом разговор прервался. В трубке наступила мертвая тишина.

Я повернулась к Фрэнсису, с тревогой смотревшему на меня.

— Ладно, — произнесла я, — тебя, вижу, распирает от вопросов. Не буду крутить тебе мозги, скажу прямо: у меня неприятности, и в данный момент ты можешь, думаю, помочь.

Фрэнсис постарался не выглядеть чересчур заинтересованным или польщенным моим предложением, для чего по оставшейся еще с детских лет привычке подпер языком щеку, полагая, что это придает ему хладнокровный и независимый вид.

— Говори, — сказал он не слишком внятно.

Я кое-что рассказала ему, опуская различные казавшиеся мне мелкими детали. Не знаю, какое он составил мнение обо всем в целом, но главное ухватил, потому что заключил:

— В общем, ты хочешь, чтобы я сыграл роль Лося Лаватини-младшего. Не могу усечь, зачем тебе все это надо, но уж коли вляпалась, сестрица, почему не помочь.

— Прекрасно, Фрэнсис. Все будет очень просто. Говорить буду я, но если подвернется подходящий момент, ты надуешь щеки, как только что делал, и скажешь что-нибудь вроде того, что семья Лаватини ни на что не претендует в Нью-Йорке, и, прежде чем до них дойдет, что ты имел в виду, мы будем на пути домой.

Однако мой легкомысленный тон не обманул Фрэнсиса. Он поднялся из-за стола, со стуком поставив кружку, и проговорил:

— Хватит темнить, Кьяра! У тебя никогда ничего не бывает просто, мы это хорошо знаем. Сидишь в большой заднице, — так прямо и скажи. Но ты увиливаешь и косишь под веселую разбитную деваху. Ладно, как знаешь, а я тебе, конечно, помогу… Да, ты даешь, сестрица… — Он покачал головой, снова уселся, взял в руку кружку, отпил. — Господи, Кьяра, тебе необходима помощь профессионалов, а не моя! Ты…

— Я заранее тебе благодарна, Фрэнсис, — перебила я его. — Могу в свое оправдание сказать вот что: какой бы он ни был, мой босс Винсент, но он подал мне руку помощи, когда я после той истории… ну, ты знаешь… уехала из дома и не могла найти хорошую работу. Он нанял меня и сделал у себя в клубе примой. А разве нас не воспитывали так, что надо платить добром тем, кто помогает нам? Ведь мы с тобой из одной семьи. Что касается Марлы, она порядочное дерьмо, не боюсь этого слова, но не убийца, я убеждена в этом.

Фрэнсис молчал. Он видел, что я разговорилась, и, наверное, хотел послушать. Я не обманула его ожиданий.

— Знаю, ты считаешь, у меня позорная профессия. Что-то похожее на потаскуху. И что бы я ни сказала, ты не изменишь своего мнения. Что ж, дело твое, но я считаю иначе. Если хочешь знать, я отчасти циркачка… клоун, а с другой стороны, врач… да, да… даже священник — для тех, перед кем танцую. Я им и сестра, и мать, и жена… Не кривись!.. Порой я выслушиваю от них то, чего они не скажут своему психотерапевту, если тот у них есть… Они воображают, что я принадлежу им, что стоит махнуть пальцем или кошельком, и я… Пускай так думают, если им от этого легче. Мне не мешает. Я делаю свое дело, Фрэнсис. Доброе дело. И кстати, имею неплохие бабки, что, по-моему, куда лучше, чем висеть, как камень, на шее у своей семьи… Ладно, извини. Вот я и высказалась… А ты сам разве никогда не попадал в переделки?

Фрэнсис не отвечал. Просто смотрел на меня. Глаза у него были темные, но очень яркие. Что ж, выговорюсь хоть немного.

— Удивительно, — продолжала я, — никто не уважает танцовщиц, подобных мне, но почти все приходят на нас поглазеть, а зачастую излить свои секреты, беды, обиды, невзгоды, семейные и деловые. И получают облегчение. Почему же так, а?.. Только не уверяй меня, что ты никогда не бывал там, у нас, в Бивер-клубе, который в Верхнем Дерби. Я точно знаю, ты туда наведывался.

После моих заключительных слов мне даже захотелось плакать — жалко стало себя, тех, кто приходит к нам… вообще всех людей. Живых и мертвых. Винус, Фрости, Барбони…

Фрэнсис, перегнувшись через стол, взял меня за руку.

— Мир, — сказал он. — Ты многое мне объяснила. Хотя не совсем убедила. Но я твой брат и люблю тебя. И помогу во всем, в чем нужно… Что касается твоих танцев… Может, ты и права, но, когда я думаю, что этим занимаешься ты, во мне все переворачивается. Это как с негритянским вопросом… Вообще-то равенство, равноправие и все такое, но когда белый думает, что его дочь выйдет замуж за негра или сын женится на черной, сама знаешь, как бывает. И наоборот тоже… Конечно, ты не нуждаешься в моем одобрении, однако стоит представить, как эти подвыпившие типы там на тебя глазеют… Да что говорить, не нравится мне это!

Фрэнсиса тоже повело высказаться, и я была рада этому.

— Пускай глядят, как им хочется, — ответила я. — Все равно я в выигрыше. Хотя бы потому, что они, а не я опустошают свои кошельки.

Мой брат криво усмехнулся и пожал плечами, а я решила прекратить диспут. Некоторое время мы сидели молча, глядя в окошко на пустынную улочку. Потом он заговорил:

— Как по-твоему, что должен носить мафиози из Нью-Джерси, когда оттягивается? Гавайская рубашка и темные очки подойдут? Или темный костюм и галстук в горошек?

Мы одновременно рассмеялись. Я встала со стула, подошла к нему и обняла.

— Как я люблю тебя, Фрэнсис, если б ты только знал, — пробормотала я в его плечо.

— А я тебя еще больше, — сказал он.

Глава 25

До нашего с Фрэнсисом отъезда на деловую встречу я ненадолго заглянула в трейлер к Рейдин, и мы провели там заседание военного совета. Так, на всякий случай.

Ресторан с баром “У Эрни” находится на самом берегу, веранда, можно сказать, касается волн залива Сент-Эндрюс. Рядом — здания делового центра, и, кроме служащих, в этом районе всегда полно туристов, просто прогуливающихся людей. Сам ресторан тоже пустует редко — здесь вкусно кормят, и пиво всегда свежее. Но я выбрала его не из-за хорошей кухни, а потому, что в три часа тут самый пик: чиновники кончают работу и хотят побаловаться пивком, и того же самого хотят сменяющиеся в это время со своих постов охранники и полицейские в штатском. Я-то уж знаю.

Так что, с одной стороны, если начнется, не дай Бог, стрельба, то в такой толпе куда меньше шансов, что пуля попадет именно в тебя; а с другой стороны, еще меньше шансов, что стрельба вообще начнется.

Фрэнсис все-таки решил ради такого случая — первого и, как мы надеялись, последнего его появления в роли Лося-младшего — напялить костюм и огромные темные очки, закрывающие большую часть лица. А вдруг Крошку Лося кто-либо из этих людей знает? Ох, что тогда будет, страшно подумать! Но не могла же я спрашивать об этом у моего телефонного собеседника.

Во всяком случае, глядя на Фрэнсиса, я почти поверила, что он один из лучших представителей этого клана — так непринужденно он держался.

Он уверенно поднялся по ступенькам ресторана — так входят люди, знающие себе цену и не боящиеся посторонних глаз. Скорее всего этому его научила профессия пожарного. На минуту задержавшись в холле, он сразу сориентировался, прошел направо и вышел на веранду над заливом. Здесь, опять же, наверное, по привычке, окинул взглядом зал, как бы намечая пути отхода (на случай пожара или чего-нибудь еще), посмотрел в сторону залива, а затем безошибочно выбрал место, где нам сесть, такое, откуда видны и входная дверь, и оба боковых выхода. Я отнесла умение ориентироваться на счет его профессиональной выучки, но, быть может, он просто смотрел много боевиков по телевизору и вот наконец дождался случая воплотить в настоящей жизни увиденное на экране.

Я шла за ним в ярком мини-платье, широкополой соломенной шляпе, в туфлях на высоком каблуке. Выглядела наверняка совсем не так, как себя чувствовала, но даже Фрэнсис, пожалуй, не замечал этого. Когда подошла официантка, он заказал себе мартини, а я дурацкий напиток с дурацким названием “Май-тай” — мало алкоголя и мало толку. Но он должен был дополнить мой образ, а пить ведь не обязательно. Главное — убойно выглядеть.

Я все-таки незаметно для себя успела проглотить почти полбокала, когда они наконец прибыли, эта нью-йоркская кодла. Я сразу догадалась, что они — в черной тачке с затемненными стеклами, тоже как в кинобоевике. Но парень, который вылез оттуда, удивил меня, аж шары вылезли: представляете — сальные, бурого цвета, волосы, собранные сзади в косичку, выцветшие джинсы в каких-то подозрительных пятнах, на ногах босоножки без носков, рубашка с распахнутым воротом. Ну и дела! Никакого уважения к семье, которую представляет. Брал бы пример с Фрэнсиса. В лучшем случае этот тип был похож на какого-нибудь захудалого голливудского продюсера.

Черный седан задержался у входа, и я успела заметить за баранкой обритый наголо череп и гору мышц. Возможно, другая гора скрывалась в глубине кабины.

Фрэнсис напрягся и сделал большой глоток из своего бокала. Насколько я могла судить, у “мистера Голливуда” оружия при себе не было. Это хорошо, потому что мы с братом тоже не запаслись пушками.

“Голливуд” зыркнул, сразу определил нас — ему бы в ФБР работать, а не в семье, — и направился к нашему столику. Положив руку на спинку свободного стула, он улыбнулся.

— Выглядишь совсем как твой портрет на афише, — сказал он мне.

Голос был тот же, что по телефону, хрипловатый, малоприятный, и улыбка не скрашивала впечатления.

Повернувшись к Фрэнсису и протянув руку, он торжественно произнес:

— Мистер Лаватини, для меня честь…

Фрэнсис сделал вид, что не замечает протянутой руки, и сказал, почти не разжимая губ:

— А вы кто такой?

— Паки Коццоие, я из…

— Знаю откуда, — перебил его Фрэнсис. — Садитесь. Небрежно откинувшись на стуле, он выжидательно смотрел на Паки, и видно было, что тот, несмотря на довольно холодный прием, чувствует себя вполне комфортно. Не знаю, как мой брат, но, пожалуй, хуже всех из нас троих чувствовала себя я — словно на тонком льду, который вот-вот хрустнет.

— Что ж, — сказал Фрэнсис, — давайте проясним, если возникли какие недоразумения. Потому что я приехал проветриться, а дела мешают моему отдыху. У сестренки и так неприятности в связи со всем этим, а тут еще вы… Итак, чем конкретно может она содействовать вам?

Паки подал знак официантке, заказал сухой мартини и только потом соизволил ответить.

— Алонцо Барбони, — сказал он, — был послан сюда, чтобы устроить для меня небольшой бизнес. Прошлой ночью он сдуру позвонил с парковки перед каким-то рестораном и пожаловался, что, по-видимому, кто-то за ним следит, прокололи сразу четыре баллона. Я сказал ему, чтобы не отнимал у меня время глупостями и был начеку. — Говоривший повернулся ко мне. — Тогда он и назвал ваше имя. А еще, — теперь он взглянул на Фрэнсиса, — Барбони высказал удивление, что Лось-младший собрался приехать в это Богом забытое место.

— Сам же он приехал, — возразила я, но Паки не обратил на мои слова никакого внимания.

— Представляете наше состояние, — продолжал он, — когда узнаем, что полчаса спустя Барбони застрелили. Поставьте себя на наше место…

Я этого очень не хотела делать, но решила промолчать о своих чувствах. То, что сказал Паки в дальнейшем, несколько прояснило ситуацию. Во всяком случае, для меня. За Фрэнсиса ручаться не буду.

Вот что мы услышали:

— … ведь как получается, подумали мы: два нью-йоркских клана, ваш и наш, с частично совпадающими интересами, но строго разделенными сферами влияния, вдруг сталкиваются… могут столкнуться… Наш представитель убит. Лось внезапно приехал… И я предположил: а не хочет ли кто-то умышленно столкнуть нас… Или тут нечто другое…

По мере того как он говорил, его тон делался резче, лицо все больше искажалось от злобы.

— Вот почему я решил сам поговорить с вами. Теперь откройте ваши карты. И без балды.

Последние слова он произнес хриплым зловещим шепотом, не сводя глаз с Фрэнсиса.

Мой славный брат не проявил никаких видимых эмоций. Спокойно отхлебнул вино и посмотрел на Паки сквозь свои загадочные темные окуляры. Блестящий актер, решила я. Вот кем нужно было ему стать, а не пожарным. Его имя давно бы уже красовалось в Голливуде на Аллее звезд.

— Так зачем все-таки ваш Барбони наведывался сюда? — бесстрастно спросил Фрэнсис, словно не слышал, о чем говорил Паки.

Лицо последнего исказилось еще больше: не без оснований он решил, что собеседник считает его за дурака, решил поиграть с ним.

Сквозь стиснутые зубы Паки ответил:

— А то вы не знаете? Он делал здесь то же, что в Нью-Йорке. Проверял, так сказать, устойчивость наших вложений во Флориде. Мы же все-таки не хотим, чтобы с нашими девочками случались неприятности. Это ударяет по карману. Особенно если они вообразят себя звездами и пробуют избавиться от нашей, как бы сказать, опеки. Да что, вы не понимаете? Барбони должен был ласково объяснить, что им оторвут их чертовы титьки, если не будут слушаться…

Последняя фраза была настолько грубой и омерзительной, что я вздрогнула и отвела взгляд от его мерзкой морды. Думаю, он не понял наших чувств, ведь “синдикат” тех Лаватини наверняка рассуждал, если не поступал, примерно так же.

Официантка принесла ему мартини, он дал двадцатку и не стал брать сдачи, что вызвало у нее неподдельное восхищение.

Отхлебнув, Паки заговорил снова, так как мы молчали.

— Итак, чтобы закончить наш приятный базар… Как я понимаю, Лаватини решили расширить свою сферу. Что ж, какие могут быть возражения? Только зачем наступать нам на лапы? Ведь Панама-Сити уже два года как наша территория, не правда ли? Так же, как Пенсакола и Таллахасси. Какие тут споры? Но зачем же вы решили нарушить наше гребаное соглашение?

Фрэнсис молча откинулся на спинку стула. Я начинала беспокоиться: может, он не в состоянии сообразить, что нужно сказать. Он был похож сейчас на артиста, забывшего свою роль, а суфлер не то заснул, не то куда-то смотался из своей будки. Я бы, может, могла чего-то подсказать, но это было абсолютно не в традициях того семейства Лаватини и вызвало бы только подозрение.

Молчание становилось нестерпимым, я от отчаяния допила свое пойло и мечтала о фруктовом соке, но официантки не было видно.

Паки посмотрел в сторону черного седана с затененными стеклами, который по-прежнему торчал возле ресторана. Глаза его сощурились. Видимо, размышлял. Быть может, о том, когда и как лучше пришить нас обоих. Я постаралась из-под полей шляпы взглянуть в глаза Фрэнсису. То есть в его темные очки. Но как сообщить ему мою мысль: что если он поскорее не ответит, не провякает чего-нибудь вразумительное, то не те, а эти, филадельфийские, Лаватини могут недосчитаться парочки не самых худших членов своего семейства?

Наконец Фрэнсис раскрыл рот.

— Откровенно говоря, — сказал он, — такие мелочи, как “крышевание”, нас не слишком колышут. Мы никогда с них особо не имели. Они больше для неудачников… Не сочтите за обиду.

Черт! Уж лучше бы он ударил Паки, чем такие слова.

— Что же касается вашего представителя, которому сделали солнечное затмение, — продолжал Фрэнсис, — мы не имеем к этому отношения ни с какого бока. Это не значит, конечно, что он этого не заслужил за какие-то свои фокусы, но у нас пока еще есть купол на плечах, и мы не станем такое делать при всем честном народе.

Паки слушал всю эту полуиздевательскую чушь и, как я догадывалась, кипел от ярости. А Фрэнсис уже завелся. Теперь он был похож не на забывшего свою роль актера, а на такого, кто плюнул на текст пьесы и принялся выдумывать свое.

— … Барбони, — говорил он, — начал чего-то выкаблучивать в клубе у моей сестры… то есть кузины. И делал это крайне непрофессионально: пытался запугивать людей. Но если ты их прилюдно запугиваешь, а потом девчонки умирают от пули, что можно подумать? Такой стиль никуда не годится. Так вы растеряете всех своих подопечных. А не будет их, не будет и бизнеса, верно?

Цвет лица у Паки менялся быстрее, чем на световой рекламе над магазинами или барами. Я пыталась поймать взгляд Фрэнсиса и дать ему понять, что он зарвался, но не тут-то было. Он закусил удила.

— Вы, конечно, скажете, — бросил он прямо в лицо Паки, — что ваши люди могут попортить физиономию или какую-то часть тела, о чем только что упоминали, но не убить девушку. Не говоря уже о двух девушках. Так?

Паки больше не мог сдерживаться, и этого, по всей видимости, добивался Фрэнсис. Зачем? Возможно, считал, что в таком состоянии тот больше раскроется.

— Алонцо Барбони, — с нажимом сказал Паки, — не убивал этих двух потаскушек. Синдикат Коццоне, может, и не такой важный, как ваш, но в профессионализме нам не откажешь. Мы поставляем девушек кинопродюсерам и в танцклубы и следим, чтобы это были качественные кадры, заботимся об их безопасности. Барбони должен был выяснить, кто вмешивается здесь в наши дела. Мы, конечно, ожидали отпора, но то, что произошло… Такого мы не предполагали. — Он замолчал и уперся в меня взглядом. — А вы, мисс, предполагали, что его убьют? Или это вас совсем не удивило? Что скажете?

Фрэнсис воспринял его слова как прямое оскорбление в мой адрес, как намек на мою причастность к убийству. Этого мой брат выдержать не мог. Он вскочил и навис над Паки всей своей могучей фигурой в костюме военно-морского покроя, с модным галстуком.

Что, в свою очередь, вызвало ответную реакцию со стороны обитателей черного седана. В нем сразу отворились две дверцы, и пара горилл в облике людей (или наоборот) показались оттуда и уставились на Паки в ожидании распоряжений. Тот взглянул на них, как бы собираясь просить помощи, но потом вроде бы раздумал и прокашлялся, чтобы снять напряжение.

— Не задавайте мисс Лаватини подобных вопросов, — тихо, но угрожающе произнес Фрэнсис. — У вас не должно быть никаких подозрений, никаких сомнений. Если я говорю вам, что мы не причастны к вашим здешним делам и к смерти этого субчика, значит, это чистая правда. Если бы мы имели тут свои интересы, нам бы никто не помешал, и тогда не состоялся бы наш теперешний разговор. — Фрэнсис дал Коццоне обдумать свои слова и закончил так: — Полагаю, вам следует извиниться перед моей кузиной.

Наверное, сам Бо Хопкинс не сыграл бы лучше финал какого-нибудь боевика, за который отхватил бы миллиончик зеленых!

Мой гениальный брат уселся после всего этого на стул и стал спокойно ждать, словно напрочь позабыв о двух амбалах, игравших мускулами в непосредственной близости.

Я увидела, что на лбу у Паки показалась испарина: то ли от жары, то ли от глубоких раздумий. Но также заметила, что он уже сгорел и готов поцеловать меня в зад. Фрэнсис тоже понял это и немного расслабился.

Однако остывание давалось мистеру Коццоне с величайшим трудом, и прошло еще некоторое время, прежде чем он изобразил улыбку почти такую же широкую, как лежащий перед нами залив, и пробормотал:

— Сам не знаю, мисс Лаватини, как меня угораздило такое сказать. Наверное, потому как смерть одного из наших уважаемых членов… Сами понимаете… Но, как бы то ни было, чего уж там, я погорячился и прошу прощения.

Его речь напоминала извинения тинейджера, разбившего мячом стекло в классной комнате, но глаза… Глаза были как у злобного взрослого, который не забудет и не простит унижения и возьмет реванш при первом удобном случае.

— Извинения принимаются, мистер Коццоне, — улыбнулась я. — Мы все иногда теряем контроль над собой.

Однако мой взгляд, как и его, говорил совсем иное: что я с удовольствием оторвала бы ему его дурацкую преступную башку.

И все мы при этом любезно скалились, прямо тройка закадычных друзей.

Паки резко отодвинул стул, поднялся и направился к выходу. Его охранники подвинулись еще на пару шагов ближе к нам, и ощущение беды у меня усилилось. Теперь, когда он отошел от нашего столика, чего им стоило сотворить что-то со мной и с Фрэнсисом и умчаться на другом автомобиле, который, вполне возможно, где-нибудь неподалеку на всякий пожарный случай?

Впрочем, я не особенно волновалась, так как вспомнила, что моя верная спецкоманда, уже зарекомендовавшая себя не далее как вчера вечером, зря времени тоже наверняка не теряет…

И действительно, в отдалении послышались звуки автомобильных сирен, они приближались, и вот на дорожку, ведущую к ресторану “У Эрни”, ворвалась санитарная машина, вслед за ней пожарная и три полицейских, загородив все въезды и выезды. Выскочив из машины, санитары кинулись на веранду ресторана, за ними несколько дюжих пожарных и пара полицейских. Все это выглядело как проверка готовности объединенных санитарно-пожарно-полицейских сил Панама-Сити к любым нештатным ситуациям. Иначе говоря, как спецтренировка.

Впечатление было такое, что эти ребята хорошо знали, куда спешат и как выглядит тот, кто им нужен, потому что женщина из машины “скорой помощи” почти сразу определила местонахождение Паки Коццоне и подошла к нему.

— Пожалуйста, присядьте, сэр, — сказала она. — Это бывает, не волнуйтесь. Мы позаботимся о вас.

Паки выглядел как загнанный зверь, он ничего не понимал, как, впрочем, и все остальные. На него жалко было смотреть.

— О чем вы говорите? — пронзительно вскрикнул он. — В чем дело? Со мной все в порядке.

— Сэр, — сказала женщина, — мы все хотим для вас только хорошего. Если вы присядете и позволите медсестре обследовать вас, мы сразу же поедем туда, где вы отдохнете и вам будет хорошо.

— Мне и так хорошо! — взвизгнул Паки. — Вы что, сбрендили тут совсем? У меня машина, и меня ждут люди.

— Это прекрасно, сэр, доктор Слейбек предупредила нас, что вы будете именно так говорить, но лучше, если вы поедете с нами в больницу.

— Говорю вам, со мной все в порядке! — завопил Паки. — Это вы психари! Дайте пройти!

Невысокий полицейский оказался женщиной, да еще блондинкой. Однако руки у нее были мощнее, чем шея у Арнольда Шварценеггера. Она загородила дорогу Паки и мелодичным голосом спросила:

— Сэр, вы пойдете с нами спокойно или будете возражать?

— Я ни хрена с вами не пойду! — ответил Паки. — Освободите дорогу! Мне нужно срочно ехать в аэропорт и возвращаться в Нью-Йорк!

Блондинка обворожительно улыбнулась.

— Тогда, боюсь, придется по-другому, — проворковала она.

Все произошло в одно мгновение: Паки рванулся вперед, блондинка сделала какое-то неуловимое движение, и он сначала опустился на колени, а потом повалился на пол и замер. Бедный Паки.

Блондинка скосила на меня глаза и сказала с сожалением в голосе:

— Очень неприятно, что пришлось так поступить, особенно в общественном месте, но такой я получила приказ. Больной очень опасен. У него комплекс террориста-подрывника и убийцы. Такое заключение дала доктор Слейбек из Таллахасси. Но возможно, вы знаете об этом?

Я не представляла себе, что на это ответить, однако Фрэнсис пришел на помощь.

— Да, — сказал он, — мы поняли, он здорово того, и заподозрили, что, может, удрал из психушки. Поэтому старались не волновать, чтобы хуже не было. Конечно, таких надо держать в больнице. Дай Бог, вылечится и не будет про Нью-Йорк вспоминать. Я слышал, люди говорили, он был школьным сторожем где-то здесь, неподалеку.

Я чуть не рассмеялась, но вовремя прикусила щеку. Оказывается, мой брат не только гениальный актер, но и гениальный шутник. А что же будет с Паки, подумала я. Прокатится с ветерком до Таллахасси, это часа полтора, и там дежурный врач рявкнет, что никакого Коццоне знать не знает и не заказывал его доставку, а эти идиоты в Панама-Сити что-то, как всегда, перепутали.

Пока же я увидела, как мафиози усадили в полицейскую машину, которая рванула с места, за ней санитарная, и замыкал кортеж черный седан с затемненными стеклами. А потом я увидела старый-престарый “плимут”, из которого мне махала рукой Рейдин, рядом с ней сидела Пат. Старушки давали понять, что отбывают восвояси и мы скоро встретимся.

— Ну, — сказала я, оборачиваясь к Лосю-младшему, — рабочий день окончен.

— Да, — ответил он, оставляя на столике еще одну двадцатку. — Надеюсь, можно отправиться домой и отдохнуть. Я ведь для этого и приехал.

Я не стала его разочаровывать. Пусть пока думает, что с такой сестрой, как Кьяра, ему удастся отдохнуть. Но уж, во всяком случае, большую кружку отцовского кьянти он от меня получит.

Заслужил.

Глава 26

Когда мы с Фрэнсисом въехали в наш район, мои верные соратницы были уже на месте — точнее, в моем трейлере — и, судя по звону посуды, готовились к тому, чтобы отметить что-то: не то просто приезд Фрэнсиса, не то нашу общую маленькую победу. Кофе был сварен, кувшин отцовского кьянти стоял посреди кухонного стола, в руках у Пат была колода карт. Она ведь — я не говорила? — заядлая картежница.

— Доктор Слейбек принимает сегодня? — спросила я. — У меня расстройство желудка.

Рейдин скромно улыбнулась. То же сделала Флафи, сидевшая у нее на коленях.

— Дорогие мои, — сказала Рейдин, обращаясь ко мне и к Фрэнсису, — вам надо знать, что к настоящему времени я изучила нашу медицинскую систему на все сто процентов.

— Похоже на то, Рейдин, — ответила я, — но, когда мы разрабатывали план операции, ты собиралась натравить на них полицию, а вовсе не санитаров и пожарных.

Рейдин рассмеялась с некоторой горечью. Вообще, к моей радости, она была сегодня в прекрасной форме — никаких воспоминаний о вчерашнем ужасе, никаких следов безумия.

— Надо же знать нашу полицию! — сказала она. — Бумажные души! Хотят все проверить и перепроверить — кто ты такая и правда ли, что ты именно та, за кого себя выдаешь… Ну и так далее. — Она вдруг задумалась. — А может, это правильно? Иначе мы такое друг на друга наговорим и напишем!

Пат и Фрэнсис в этот момент уже потянулись к отцовскому кувшину — у Пат лицо было спокойное: она достаточно хорошо знала Рейдин, а у брата — встревоженное: видимо, опасался последствий того, что натворила эта странная женщина. Хотя до конца еще не понял, что же все-таки произошло и каким образом ей это удалось…

— А что было дальше? — спросил он у Рейдин после того, как мы чокнулись и осушили по первому бокалу кьянти.

— Хотите знать? — с готовностью откликнулась та. — Все очень просто. Я послала им факс с моей старой историей болезни. Только стерла свое имя и поставила другое, сами знаете какое. Хотя я его тогда еще не знала, поэтому нацарапала что-то непонятное. Ведь у всех врачей такой жуткий почерк, верно? Зато сообщила, где этот псих будет, в какое время и с кем потребовал встречи — со знаменитой артисткой, чей портрет видел на афише. Иначе грозил всех взорвать и перестрелять.

— И в полиции так просто купились? — не удержался Фрэнсис. — Поверили?

Сейчас он уже не был похож на Лося-младшего, многоопытного гангстера, мафиози и киллера в одном лице, а скорее напоминал зрителя телебоевика, которому не терпится узнать, что будет дальше и кто же, в конце концов, убийца.

Рейдин продолжала, но перед этим мы выпили еще по стаканчику.

— Я сообщила номер телефона, по которому они могут позвонить в больницу, откуда удрал больной, и получить подтверждение. А потом звякнула своей старой знакомой Берне Слейбек из этой больницы и сказала, как она должна ответить, если будет звонок из полиции.

Этого добропорядочный Фрэнсис уже не мог вынести.

— Ваш знакомый врач согласился на все это вранье? Она дала ложные сведения полиции? Да ее лишат лицензии!

Пат широко улыбнулась на это, а Рейдин посмотрела на Фрэнсиса как на полного идиота или в лучшем случае на фламандца.

— Вас не могут лишить того, чего у вас нет, — торжествующе заявила она. — Моей Берне вообще лет сто, и еще больше лет она работает в этом психдоме, только не врачом, а на кухне. Можете сами проверить. Позвоните туда, добавочный двадцать четыре, и попросите доктора Слейбек. Вам все позовут старуху Верну.

Фрэнсис не мог отказать себе по этому поводу в дополнительной, и весьма внушительной, порции кьянти.

— У вас есть деньги? — почти без всякого перехода поинтересовалась Рейдин.

— Ну, в общем, да, — ответил он, не совсем понимая смысл вопроса.

Рейдин удовлетворенно кивнула, хлопнула по столу и поглядела на Пат. Та ответила кивком и начала тасовать карточную колоду.

— Тогда вперед! — провозгласила Рейдин. — Мне сегодня везет. Попробуй сразиться со мной, Большой Брат!

— Пожалуй, — сказал Фрэнсис, и мне стало его немного жаль.

Ему приходилось, конечно, играть в клубе нашего землячества. Даже довольно часто. Но это была, как бы поточнее выразиться, джентльменская игра. Помногу там никто не проигрывал и не выигрывал, а Фрэнсис, кроме того, вообще был везунчиком, насколько я знаю. Однако Рейдин и Пат собрались показать ему свою игру в покер.

Карты были сданы, Фрэнсис с любезной улыбкой взирал на своих соперниц. Я представляла, что он сейчас думает. Что-нибудь вроде: “Постараюсь не слишком обижать этих милых одуванчиков” или: “Надо быть помягче, чтобы старушкам не пришлось лезть за деньгами в старые сундуки”.

Участливо покачав головой, я вышла из кухни, чтобы приготовиться к работе. Сегодня я собиралась наведаться в клуб. Я не стала тратить время на завивку и макияж, так как не хотела, чтобы Фрэнсис видел меня во всем блеске. Он бы определенно не одобрил. Поэтому я нацепила джинсы, небрежно заколола волосы и с рабочей сумкой направилась к выходу.

— Мне нужно уйти, — сказала я ему, однако слова мои были как вопль вопиющего в пустыне: Фрэнсис был уже с головой погружен в игру. Не забывая, впрочем, и о кьянти.

За то время, что я принимала душ и одевалась, он, насколько я могла заметить, потерял свой снисходительный вид и выглядел теперь обеспокоенным. Я бы сказала, даже растерянным. И на стакан с вином, стоявший перед ним, смотрел так, словно хотел обвинить его в своих бедах.

— Будьте бдительны, игроки, — проговорила я уже от двери. — Неизвестно, что надумает мистер Коццоне, когда его выпустят.

Фрэнсис только хмыкнул, а Рейдин подняла глаза от карт и сказала, кивая на угол возле двери, где стояла ее короткостволка:

— Мое оружие всегда на страже. Фламандцы ведь тоже не дремлют.

— У меня роджер, — объявила Пат.

— Господи! — воскликнул в сердцах Фрэнсис. — Что за карты!

Моего ухода они не заметили.

* * *

Винсента Гамбуццо я увидела сразу, как вошла в клуб через заднюю дверь. Шеф стоял там, нервно двигая челюстями, в огромных солнечных очках отражались огни нашего закулисья.

— Слава Богу, ты пришла, — начал он жаловаться. — Теперь будет хоть немного легче. У нас стало опаснее, чем в джунглях, Кьяра. Клиентов — раз-два и обчелся, народ бежит от нашего клуба как от чумы. Девушки боятся работать, после того как двух застрелили. Без Марлы и без тебя у нас не стало настоящего шоу. Я связался кое с кем, чтобы прислали хотя бы еще одну из гастролерш, но они не очень обещают. Кроме того, агенты запрашивают такие комиссионные — обалдеешь! Хорошо бы ты уговорила наших девушек не убегать с корабля. Ты ведь, надеюсь, тоже заинтересована в нашем бизнесе. Или нет?

Вот так: ни тебе “пожалуйста”, “попробуй”, “буду благодарен”… Просто — давай уговори, ты заинтересована.

Конечно, заинтересована и могла бы, возможно, кое-кого из девушек уломать легче, чем он, но все-таки когда наконец этот хмырь научится нормально разговаривать с людьми? Уверена, тогда и дела пошли бы лучше!

— Марла в тюрьме? — спросила я.

— Нет, насколько я знаю. Никому не известно, где она кантуется… Ты не хочешь подойти к входной двери и постоять немного? Может, это привлечет публику? Сделай, пожалуйста.

Чудеса: дождалась столь редкого от него слова.

Ворвался режиссер, ему зачем-то понадобился Винсент, а я отправилась к главному входу посмотреть, так ли все плохо, как сказал босс. Было еще рановато для съезда гостей, они начинают обычно валом валить после девяти, но я надеялась, что и сейчас кое-кто появится. Во-первых, новички, которые еще ни о чем не наслышаны; во-вторых, просто любопытные — после того как узнали о том, что у нас произошло; ну и потом вездесущие журналисты.

Гордон был на месте у дверей, продавал входные билеты и односложно отвечал на многочисленные вопросы. Он был бледен и напряжен, глаза ввалились. Переживает случившееся или, может быть, сам каким-то боком замешан?

Он улыбнулся, увидев меня, и тоже сразу начал жаловаться.

— Гамбуццо заставляет работать без отдыха. Вчера — всю ночь. А у меня желудок болит мочи нет.

— Что с тобой?

— Язва… Сегодня тоже до утра буду. Может, позавтракаешь со мной потом? Поболтаем… — Он просительно смотрел на меня.

— Посмотрим, как пройдет ночь, — сказала я. — Я еще не совсем здорова, и ко мне приехал брат.

Я вошла в помещение клуба, прошла мимо Бруно, который мне довольно весело подмигнул, приблизилась к бару, где сгрудились официантки, лица у всех были нервные, неприветливые.

Только один человек на этом фоне выглядел абсолютно таким, как всегда, — таким же скудоумным и малоприятным. Это был, разумеется, Рикки Растяжка. Как ни в чем не бывало ущипнул меня за бок и заорал:

— Кьяра! Ты опять с нами!

Я раздраженно обернулась к нему, раздосадованная собственной злостью: ведь говорят же — “на обиженных Богом не обижаются”.

— Еще раз попробуешь, — прошипела я, — проткну каблуком другой палец! Или какое-нибудь еще место, более важное для тебя.

Рик непроизвольно отдернул ногу и неловко рассмеялся.

— Я ведь по дружбе, — сказал он.

Ей-богу, иногда он может быть даже трогательным. Наверное, убийцы и маньяки тоже могут… Брр!..

— Скажи лучше, — я понизила голос, — где сейчас Марла?

— Мой рот запечатан, — ответил он.

— Рик, будет хуже, если его распечатают другие, а не я! Он не выказал никакого испуга.

— Дорогуша, да я знать не знаю. Она и мне ничего не сказала.

— Тебе известно, что у полиции ордер на ее арест? Он утвердительно кивнул и поглядел на меня с хитрой усмешкой.

— Конечно. И после этого ты думаешь, мы с Марлой будем доверять тебе? Ведь это твой дружок-коп постарался.

— Не вали с больной головы на здоровую, парень! Это ты готов предать Марлу ради любой юбки, хотя увиваешься за ней и на каждом шагу клянешься в своих дурацких чувствах! Я никогда не говорила ей, что она мне нравится, а, наоборот, высказывала в лицо то, что думаю. Но никогда не предам ее. Хотя бы потому, что мы в одной упряжке. А для тебя это раз плюнуть!

И опять в лице Рика мелькнуло что-то детски беспомощное, когда он сказал:

— Я и сам мучаюсь оттого, что хочу всех женщин перетрахать. Честно. Сам не знаю, что делать. Хочу к психарю обратиться.

— Обратись. Он тебе выпишет таблетки, чтобы поумнеть. Если такие есть.

— Не говори так, Къяра. Ты вот не читала книжку “О мужчинах, которые не умеют любить”. Там все про меня написано. Я сейчас изучаю эту штуковину, когда есть время.

— Лучше почитай книжку “О женщинах, которые не хотят иметь дело с круглыми идиотами”, — проворчала я.

И ушла. Ну как с таким можно иметь дело?

Наша гримерная-костюмерная была почти пуста. Если не считать нескольких девушек, которые не танцуют, а работают в обнимку с шестом, и которым так нужны деньги, что они забывают об угрозе для жизни. Возможно, они из тех, кто привязался к наркоте, или у них парни такие. Я в свое время советовала Винсенту избавиться от таких, кто только раздеваться умеет, но он не слушал моих советов, говорил, их легче найти, чем настоящих танцовщиц. Что ж, наверное, он прав.

Я поздоровалась с девочками и села на телефон. Через двадцать минут мне не без труда удалось уговорить трех танцовщиц выйти на ночь за дополнительную плату, обещанную Винсентом под моим давлением. Собственно, я выполняла работу завтруппой, которые, знаю, бывают в других клубах. У нас таких не было, хотя по возрасту и опыту я, пожалуй, могла бы считаться старшей.

Сегодня я решила исполнить меньше номеров, чем обычно, но включить что-то новенькое, вернее, хорошо забытое старенькое. Для этого вытащила из шкафчика костюм под названием “Принцесса Лея”. В нем я как бы напоминала зрителям о “Звездных войнах”, чтобы каждый из них почувствовал себя наедине со мной в космическом корабле. Я уже начала одеваться, когда заявился Винсент.

— Ну, дозвонилась кому-нибудь? — спросил он.

— Джолен, Тони и Марки придут, — ответила я. — А у тебя как?

— Барри Сандуцки соизволит прислать какую-то Кенди Барр. Уверяет, она умеет все в лучшем виде. Что это может означать, посмотрим.

Я переступила через снятые джинсы, приготовилась снять безрукавку.

— Когда она прибудет? — спросила я из-под рубашки.

— Обещал, что часам к десяти прилетит из Атланты. Просил встретить ее в аэропорту, сказал, она может не поймать такси.

— Не поймать такси? Потеряться в нашем карликовом аэропорту? Винсент, что за чепуха?

Он неохотно пояснил:

— Ну, дело, конечно, не в этом. Просто хочет, чтобы ее кто-то сопровождал. Вроде бы охрана. Да и понятно: ведь две девушки, которых он прислал, убиты.

— Тогда зачем посылает третью? И почему она согласилась?

Босс ощерился в улыбке.

— Возможно, потому, что у них в Атланте убивают по два-три человека за день. А у нас все-таки с некоторым перерывом. И еще потому, что деньги — везде деньги, и у нас, и в Атланте. Кроме того, я сказал ему, что Марлу ищут и должны арестовать. Это значит, что убийца определен и клубу уже ничего не угрожает, так ведь?

Я резко повернулась к нему:

— Но ведь это неправда, Винсент! Как ты мог такое брякнуть?

Его взгляд за темными очками был направлен куда-то мимо меня.

— Не знаю, правда или нет, так решила полиция. Говорят, они нашли ее отпечатки там, где нужно. Кроме того, у нее уже была история со стрельбой в человека несколько лет назад. Тогда Марла тоже разозлилась. Может, сейчас она боялась потерять работу. По такой причине не она одна совершила преступление. И вообще, что мы знаем об убийцах? Вспомни, как о них говорят в разных интервью: он был такой тихий… такой спокойный… конфетки детям дарил… — Винсент не на шутку разволновался, даже стал переставлять на моем столике баночки с гримом. — Кьяра, — продолжал он жалобно, — я, может, меньше всех хотел бы, чтобы Марлу обвинили, но ведь все против нее.

Он тяжело вздохнул, и у меня при взгляде на его поникшее одутловатое лицо вдруг мелькнула мысль: этот носорог неровно дышит к Марле. Почему бы нет? Она ему вполне подходит по объему.

Конечно, именно так. Потому он и терпел ее взрывной характер и выдвинул в ряды солисток, несмотря на отсутствие всякой сценической сноровки. Никогда не устраивал ей разносов, как другим. Даже когда она скандалила… Что это, если не любовь? Нормальная американская любовь, о которой сложено столько песен и блокбастеров…

Я подошла к Винсенту, похлопала по носорожьему плечу.

— Не хочешь верить, что она убила? — сказала я прямо ему в ухо. — Я тоже.

От него пахло потом вперемешку с каким-то сильным дезодорантом. И я ощущала толчки его большого сердца о грудную клетку. Такие частые, словно босс только что совершил восхождение на Эверест.

— Я не хочу верить, — тоже негромко произнес он, — но и не хочу, чтобы меня считали дураком.

Винсент замолчал, но я, кажется, знала, что еще он хотел сказать. Что никто не принимает толстяка Гамбуццо всерьез, что, конечно, он не рассчитывал на ответное чувство Марлы, если она и догадывалась, как он к ней относится. Но скорее всего она ни о чем не подозревала. И еще он хотел сказать, наверное, что все равно будет любить ее всю жизнь, упорно и преданно, несмотря ни на что.

У меня даже слезы навернулись на глаза от его невысказанных слов, и опять сделалось всех жаль — и его, и Марлу, и этих девиц в раздевалке.

— Винсент, — сказала я, — ты не должен бросать ее в беде..

— Но что я могу сделать?

— Свяжись с адвокатом. Самое время. И верь в то, что она не виновата. Я тоже буду стараться помочь.

Рыжик прервал наш почти задушевный разговор, вбежав в комнату с криком:

— Кьяра! Твой выход!

Я оправила наряд Принцессы Леи, пригладила волосы и отправилась на сцену. Заиграла музыка из “Звездных войн”, заработала дымовая машина, Принцесса начала действовать. Поверьте, это выглядело впечатляюще: таинственное освещение, туман, который постепенно рассеивается, три межзвездных громилы с ружьями по бокам, и я в просвечивающем почти насквозь костюме иду как бы по взлетно-посадочной полосе и, протягивая руки, произношу:

— Помоги мне, Оби-Ван! — Но тут я, как на грех, забыла, что там происходит дальше в кинофильме, какие следуют реплики, и добавила уже не совсем по сценарию: — Они преследуют меня!

Не знаю, хорошо ли помнила публика эту картину, но один паренек, как видно, из фермеров, безусловно, слишком молодой, чтобы знать оригинальную версию фильма, подошел поближе к сцене с явным намерением помочь мне или по крайней мере лучше понять, что происходит. Я улыбнулась ему и указала на свою подвязку, предлагая, если хочет, положить деньги. Он с обеспокоенным лицом повернулся к пожилому спутнику с явными уже признаками фермера и произнес:

— Что я тебе говорил? Эти девушки здесь — настоящие белые рабыни. Посмотри на нее.

Пожилой рассмеялся и протянул ему денежную купюру:

— Сунь в подвязку, Лестер. Это поможет ей выкупиться на свободу.

Я подошла ближе к рампе. Паренек покраснел и отвел глаза.

— Эй, — сказала я ему, — я здесь. Ты меня видишь? Посмотри, не бойся. Люди рождаются еще более голыми.

Вокруг рассмеялись. Молодой фермер с ужасом взглянул на мои длинные ноги, покраснел еще сильнее и дрожащей рукой подсунул деньги под эластичный материал подвязки.

— Ну вот видишь, — сказала я, — не так страшно. У всех своя работа. Я тебе хоть немного нравлюсь?

— Вы… вы… — запинаясь пробормотал он, — красивая.

— Ты тоже, — сказала я. — У тебя будет красивая девушка, если ее еще нет.

— Вы первая девушка, — засмеялся его спутник, — которую он видит так близко. Правда, Лестер?

В конце концов юноша тоже рассмеялся. Не знаю, победила ли моя Принцесса жестоких инопланетян, но Кьяра, как я считаю, одержала пускай маленькую, но победу: один из ее зрителей преодолел чрезмерную стыдливость и, кроме того, услышал от женщины, что он хорош собой. Надеюсь, это придаст ему уверенности в будущем.

Я уже заканчивала номер, музыка шла к финалу, Рыжик пустил заключительную порцию дыма, в клубах которого я почувствовала себя в большей безопасности, потому что в ходе представления нет-нет да и мелькала мысль, что кто-то уже целится в меня откуда-нибудь от двери, чтобы после выстрела благополучно смыться.

У двери я действительно увидела человека, и наверняка вооруженного, — это был Джон Нейлор. Он улыбнулся мне. Я выпрямилась, отстегнула одну из подвязок и запустила ею в публику, которая взревела от восторга. Потом окончательно расстегнула лифчик, но тут дым почти совсем скрыл меня от глаз Нейлора и от зрителей.

Занавес упал, и я ушла под звуки, сопровождающие “Звездные войны”, и под аплодисменты землян.

Я уже переоделась, когда за кулисами появился Нейлор. Никогда раньше он не заходил сюда.

— Зачем ты?.. — спросила я, и он ответил, что бдительный страж Бруно видел, как мы обменялись улыбками, и решил: нам есть что сказать друг другу.

— Какой он догадливый, — заметила я, подходя к Джону. Он обнял меня, я уткнулась ему в шею, но меня не оставляло ощущение чего-то дурного, что уже случилось, пока мы так стоим, или должно вот-вот случиться. В общем, нервы разгулялись, и, полагаю, ничего необычного после всего, о чем я рассказываю, в этом не было. Мы провели с ним чудную ночь, днем тоже все окончилось благополучно для нас с Фрэнсисом, но не может ведь так продолжаться вечно? Плохое всегда стоит за углом или за кулисами и ждет своего выхода.

— Что, если я заеду к тебе домой попозже ночью? — спросил он, поглаживая меня по спине.

Тревожные сигналы у меня внутри стали громче. Я постаралась их приглушить и, откинувшись, посмотрела ему в лицо.

— Разве ты уже раскрыл дело? — спросила я. Спросила нарочито легкомысленным тоном, но он серьезно кивнул головой.

— Что? Нашли Марлу?

Он снова кивнул.

— Арестовали?

— Да.

Как он посмел считать дело раскрытым, если вина Марлы еще не доказана? Неужели этим ищейкам достаточно того, о чем мы уже знаем, чтобы обвинить человека в двойном убийстве? А может, и в тройном? Может, и смерть Барбони повесят на нее?

Я была возмущена: неужели меня угораздило влюбиться в такого холодного, безжалостного человека? Как ты могла настолько ошибиться, Кьяра?

Он понял, как я раздосадована и расстроена, и примирительно сказал:

— Знаю, у тебя другое мнение, но факты против нее.

— Значит, кто-то хочет ее подставить!

— Нет, Кьяра.

— Ты не желаешь слушать, когда я тебе говорю, Джон. Ведь свой пистолет она отдала Рику. И вообще она какое хочешь дерьмо, только не убийца.

Однако и это нелицеприятное высказывание в ее адрес не убедило Нейлора. Он смотрел на меня с сочувствием и, как ни странно, без всякого раздражения. Результат нашей прошлой ночи?..

Мимо нас прошли девушки, спеша на сцену. Перерыв между номерами окончился, скоро и мой очередной выход.

Я сухо сообщила об этом Нейлору, не ответив, может ли он приехать ко мне и провести еще одну ночь. (Так я поняла его вопрос и, полагаю, не ошиблась.)

— Конечно, я уже ухожу, — кивнул он, и мы разошлись в разные стороны.

На пути в раздевалку я снова встретилась с Винсентом.

— Они сцапали ее, — сказал он. Его рот кривился от волнения. — Я про Марлу. Адвокату уже звонил. Эрни Шварц будет здесь как штык утром. Говорит, похлопочет, чтобы взять ее на поруки, но не знает, какой назначат залог. Если вообще назначат.

— Да, — ответила я. — Можешь не потянуть. Особенно с долгами этим самым, о которых ты говорил.

— Ну, я еще не совсем прогорел. Кое-что имеется. А ты, Кьяра, продолжай заниматься убийцей. Настоящим убийцей. Найди его.

Он сделал невольный упор на последнем слове, и что-то мелькнуло у меня в голове… показалось вдруг: мы оба хорошо знаем, кто этот он — серийный убийца, уничтоживший двух женщин… А третьего? Кто убил Барбони? Или один киллер достал другого? Ничего, этого тоже кто-нибудь достанет…

— Постараюсь, Винсент, — сказала я. — Сделаю все, что смогу. Кое-что уже начала. Я на верном пути. Так мне кажется.

Он похлопал меня по плечу:

— Молодчина. Я тебе верю. Тем более у тебя такой помощник.

Не знаю, кого он имел в виду — Нейлора или моего брата Фрэнсиса, уточнять я не стала.

Босс вышел из комнаты, я смотрела на закрывшуюся за ним дверь и думала, думала… Кому нужны все эти смерти? Кто выиграл от них? И вообще, кто с кем воюет?

Опять в голове все спуталось, я почувствовала, что нужно срочно хлебнуть свежего воздуха. В самом прямом смысле. И поторопилась на улицу. Когда подходила к задней двери, то услышала какой-то легкий хлопок и показалось, что здание немного затряслось. Скорее всего у меня закружилась голова.

Я открыла входную дверь, и в ту же секунду раздался новый хлопок, гораздо громче, со стороны автостоянки. Или от главного входа. И крики. Жуткие крики…

Глава 27

Я побежала туда, откуда слышались возбужденные голоса. Завернув за угол здания, увидела оранжевое пламя, отражавшееся в окнах фасада.

Людские крики уже заглушил вой пожарных и полицейских сирен. Я увидела, как машины ворвались на стоянку, где горел полицейский автомобиль без особых опознавательных знаков — коричневого цвета “таурус”. Он быстро менял цвет по мере того, как его охватывало пламя, и превращался из коричневого в черный.

У меня снова зазвенело в ушах от крика. Но на этот раз кричала я сама. Кричала, подбегая к горящей машине, не ощущая жара пламени, не чувствуя рук, схвативших меня и оттащивших в сторону.

— Все в порядке, — сказал мне прямо в ухо голос Нейлора. — Я здесь. Цел и невредим.

Только теперь я ощутила, как крепко он меня держит: наверное, останутся синяки на плечах.

Пожарные принялись тушить огонь, Нейлор отпустил меня, отошел к своим коллегам и начал давать какие-то указания — без этого он не может, — а рядом со мной возник Винсент Гамбуццо.

— Знаешь, что все это значит? — возбужденно сказал он. — Что она невиновна! Она не могла сделать этого, верно? Сидя за решеткой, автомобиль не взорвешь!

Я смотрела на него, не сразу поняв, о чем он. А когда до меня дошло, ответила:

— Почему ты решил, что это связано с теми убийствами? Взорвана машина Нейлора. Спасибо небесам, что его там не было!

Винсент с ужасом взглянул мне в лицо, потом на сгоревшие остатки “тауруса”.

— Господи, Кьяра! Я не знал. Какой кошмар!

Он сделал пару шагов ко мне, намереваясь — не знаю — обнять, погладить по голове, приласкать, но я отступила, скрестив руки на груди, и босс опустил свои толстые конечности. Мне сразу стало жалко Винсента, я ведь не хотела обидеть, у меня это получилось как-то инстинктивно, и что поделаешь, если мой инстинкт противится его прикосновениям.

— Винсент… — пробормотала я. — Ты не подумай… Просто…

— Все нормально, — ответил он. — Займемся своими делами… Эй! — заорал он, повернувшись к толпе у входа. — Спектакль окончен. Вас ждет другой, более интересный. Заходите в клуб! Давайте!

А я… я продолжила свои мысленные рассуждения о том же…

Три выстрела, один взрыв. Есть ли между ними связь? Две порнозвезды, один мафиози, а четвертым чуть было не стал Нейлор. Где закономерность? В чем смысл? Какие можно сделать выводы?..

Пожарные уже закончили свою работу. Нейлор о чем-то беседовал с их бригадиром в его машине. Эксперты осматривали место взрыва, обследовали ближайшие окрестности. Кто-то из них со смехом крикнул Нейлору:

— Эй, Джон! Уже написал заявку на новую тачку? Слова вернули меня к действительности: я осознала, что еще одно приключение, если это можно так назвать, окончено, все входит в обычные рамки. И главное — Нейлор не пострадал, он все тот же, он со мной, вне опасности… Во всяком случае, в эти минуты…

В клубе заиграла музыка, призывая и меня, напоминая, что я как-никак на работе, я нужна.

Гордон придержал дверь, когда я входила. Козлиная бородка казалась взъерошенной, лицо потемнело от копоти.

— Как ты? — спросила я. Он улыбнулся:

— Лучше всех!

Что ж, приятно такое слышать, хотя и не очень вовремя. Куда подевалось его вечное уныние?

Дикарка Тони была уже на сцене в своем “зверином” наряде: крутилась возле шеста, рычала, делала вид, что бросается на зрителей, и выхватывала зубами протягиваемые ей денежные купюры. Молодец девка — сумела отвлечь публику от сгоревшего “тауруса”.

Я прошла в костюмерную, где назревал, кажется, еще один взрыв, потому что в наш Вавилон прибыла новая звезда. Звезда по имени Кенди Барр. Прямо не клуб, а звездопад.

Она стояла посреди комнаты, оглядываясь с напряженным выражением лица. Хотя, казалось бы, чего особенно напрягаться? Безусловно, она была хороша собой: отличная фигура, темные волосы почти до пояса, настоящие голубые глаза. И веснушки на лице совсем ее не портили, даже наоборот. Но вот росточек — закачаешься! Чуть не семь футов! Вымахала на славу. Я считалась у нас самой высокой, но она переплюнула меня, наверное, на целый фут.

Девушки с откровенным изумлением, не скрывая усмешек, рассматривали ее — что за чудо чудное? Капризы природы! Я подумала, что, если она нацепит еще туфли на высоком каблуке, зрители посчитают: артистка на ходулях. Да, для режиссера будет работенка — маскировать ее рост с помощью хитроумных манипуляций со светом и дымовыми завесами. Интересно, какие у нее сценические костюмы? И уместится ли она у нас под душем — так, чтобы не сбить его?

Но пока надо было принять ее по-человечески, и я постаралась со всей строгостью взглянуть на распоясавшихся девушек.

— Потише! — сказала я им и обратилась к вновь прибывшей: — Приветствую тебя в нашем клубе. Меня зовут Кьяра Лаватини.

На меня взглянули голубые красивые глаза, полные слез.

— Так, — проговорила я, повернувшись к девушкам. — Кто из вас что-то ляпнул?

Все молчали. Затянувшуюся паузу нарушил появившийся Винсент. Но облегчения его реплика не принесла. Он остановился в дверях и воскликнул:

— Господи! Да что же это Барри прислал нам? Бедняжка Кенди заплакала уже в открытую, и ей понадобился носовой платок.

— Винсент, — сказала я, — все будет о’кей. Просто она немного напугана.

Свои слова я сопроводила жестами, призывавшими Винсента помолчать, а девиц оказать расстроенной гостье психологическую поддержку. Что они и начали выполнять с той же готовностью, с какой за минуту до этого готовы были смешать ее с грязью.

Кенди Барр подняла голову. Глаза у нее заплыли, веки покраснели, краска потекла.

— Дело не в этом… — простонала она в перерывах между рыданиями. — Я… просто я никогда не уезжала так далеко от дома… А потом услышала про эти ужасные вещи… Тут у вас…

— Вы были знакомы? — спросила я. — С Винус и Фрости?

— Еще бы. Мы были подругами. Но я их не видела в последние месяцы, и вот теперь… услыхала…

Она зарыдала с новой силой. Эта каланча была единственным человеком из тех, кого я знала, кто так искренне сокрушался по поводу смерти двух артисток.

— Ты не знала об этом до приезда сюда? — удивилась я.

Она замотала головой:

— Да нет же! Барри ничего мне не говорил. Наверное, не хотел огорчать, а новости я не слушаю и не читаю. Хороших ведь никогда не бывает. Зачем лишний раз переживать? Я такая чувствительная. Барри говорит, я думаю не головой, а своими чувствами. И он прав: я ведь артистка. У настоящих артистов так и должно быть, верно?

Я не стала вступать в дискуссию по этому поводу, а вместо этого обняла Кенди за талию и сказала:

— Может, когда начнешь сейчас танцевать, то сможешь передать в танце свои чувства и тебе станет легче?

— Да, конечно, — согласилась она, — я тоже так считаю.

Она через силу улыбнулась и от этого стала еще симпатичнее.

— Попробуй сделать так, Кенди, — повторила я. — И тогда твое выступление, возможно, станет как бы памятью о них.

Она улыбнулась еще шире и тряхнула копной своих роскошных волос.

— Как ты хорошо это сказала, Кьяра. Я именно так и сделаю. Знаешь, ты похожа на одну мою напарницу в Атланте, мы вместе танцевали. А потом она ушла. Она была очень хорошая.

Я тоже собралась уже уйти из комнаты, а потому сказала:

— Что ж, с нашей работы многие уходят. Не всем она под силу.

Но ответ Кенди задержал меня и заставил вздрогнуть:

— Ты не так поняла, Кьяра. Она совсем ушла. Ее тоже убили. И никто о ней толком даже не вспомнил.

— У нас здесь тоже так, — сказала я, понимая, что этим не утешу ее, но не желая врать, будто бы в Панама-Сити мы так уж незыблемо храним память о погибших.

— Это уж точно, — подтвердила одна из девушек, и остальные бурно согласились с ней.

Кенди распрямилась, вздернула подбородок.

— Когда мне начинать? — спросила она.

Я взглянула на стоявшего у дверей Винсента и сказала:

— Чем скорее, тем лучше. Народу сейчас полно, нас только что едва не взорвали, и всем хочется развеяться. Твое выступление будет в жилу.

Босс кивнул, приветствуя, как я поняла, мою систему общения и воспитания.

— Хорошо, — сказала Кенди, — буду готова через десять минут.

— Девчонки! — обратилась я к остальным танцовщицам. — Давайте сделаем все в лучшем виде! Чтобы девушки из других клубов узнали, как мы смело и мужественно переносим все напасти и не сдаемся ни перед какими бедами! И что нас никому не запугать!..

Моя почти предвыборная речь была выслушана с вниманием и заслужила полное одобрение. Хотя всем было бы куда проще и понятнее, если бы я сказала коротко и веско: “Сестренки, давайте вместе выбираться из дерьма, в которое угодили!.. ”

В общем, девушки бросились к своим шкафчикам, чтобы найти подходящие наряды, и я им посоветовала, чтобы в них, в нарядах то есть, преобладали два цвета — черный и красный. Траурные.

Для Кенди у нас, конечно, не было ничего подходящего по размеру, даже если ей было бы нужно, но она принялась рыться в своем чемоданище и вытащила оттуда шмат красной материи и черную головную повязку.

Однако, несмотря ни на что, слезы не просыхали в ее глазах.

Совместными усилиями — помогали нам и режиссер, и наша диджейка, и даже Винсент, опустошивший какие-то свои костюмные загашники, — мы сумели создать шикарную красно-черную команду. Даже все чулки и все каблуки туфель были черными, а все подвязки и все головные уборы красными. В центре этой команды возвышалась — и еще как! — заплаканная Кенди в крошечном красном платье, которое выглядело на ней как купальный костюм.

— Готовы? — спросила я. Все выдохнули: да!

— Помни мой совет, Кенди, — напутствовала я ее, — и закрой, пожалуйста, свой водопроводный кран.

Она кивнула, и я видела: малышка честно борется с новым приступом слез.

Взяв микрофон из рук режиссера, я вышла на сцену под приглушенную печальную мелодию.

— Джентльмены! — произнесла я и дождалась, пока шум окончательно затих. — В нашем клубе существует незыблемое правило отдавать дань памяти тем, кто раньше нас ушел из этой юдоли скорби в мир иной, в мир, где всегда светло и спокойно…

Мужчины ерзали на своих местах, поскольку немного необычным казалось им сочетание благочестивых слов и нарядов, в которых мы приготовились исполнять экзотические (назовем их так) танцы. Да, это было нашим зрителям в новинку, но кто сказал, что нужно вечно придерживаться рутины? Как же тогда развиваться искусству? И науке тоже…

Нет, последних слов я не говорила, не думайте, а, сделав паузу, добавила:

— На этой неделе мы потеряли двух танцовщиц. Убийца до сих пор не пойман. Иные женщины давно бы разбежались в страхе, но только не мы. В нашем клубе ведут себя по-другому. И вот мы Здесь, перед вами…

Возгласы одобрения последовали с двух сторон — со сцены и из зала. Я наклонилась и взяла с подноса у проходившей возле эстрады официантки бокал с коктейлем “Дикая индейка”.

— Не думайте, — продолжала я, — будто мы хоть на минуту сомневаемся в том, что наша подруга Марла не имеет к этим ужасным событиям никакого отношения. Мы уверены, она ни в чем не виновна. И знаем, что это сделал другой человек…

Произнося последние слова, я с бокалом в руке наклонилась в сторону зала, как бы выискивая преступника в толпе зрителей; мне даже показалось, что некоторые отшатнулись в испуге.

Подняв повыше бокал, я провозгласила:

— Итак, за смелых девушек, артисток нашего клуба! — И под раздавшиеся приветственные крики повторила: — За бесстрашных, хотя и не вполне одетых девушек!

Приветствия и пожелания перемешались со смехом, присутствующие осушили свои бокалы.

Заиграла музыка, танцовщицы пришли в движение. Все, кроме Кенди Барр. Она стояла, как тот самый шест для стриптиза, с замороженным лицом и выражением ужаса в глазах. Рыжик не выдержал и, высунувшись из-за кулис, подтолкнул ее.

— Давай же! — умоляюще прошептал он. — Все ждут тебя!

Остальные действительно ждали ее выхода.

— Я… я не могу, — простонала она. — Страшно. Время для утешений прошло, я уже мало чем могла помочь. Музыка продолжала греметь, зрители ждали, танцовщицы находились в позиции готовности. Что оставалось делать? Рыжик, в свою очередь, толкнул дылду в зад, я ухватила за руку — пускай публика думает, это такой шутливый танец. Однако публика так не думала и начала выражать недоумение, а вскоре и недовольство. Хорошо хоть, эти чувства перемешивались с естественным удивлением по поводу ее роста.

Дикарка Тони начала, танцуя, подталкивать Кенди своим могучим бедром, другие девушки делали примерно то же самое, и бедная великанша стала невольно повторять их движения, что можно было уже при большом воображении принять за танец. Но тут выяснилась еще одна вещь, один недостаток, от которого не избавят никакие уговоры, никакая помощь, — у Кенди напрочь отсутствовало чувство ритма. Ей на ухо наступил слон или какое-то другое не слишком миниатюрное животное. Это был уже конец света. Оказывается, она не умела танцевать. Что же она может? Только раздеваться? Или читать детским голоском стихи каких-нибудь классиков? Почему она не пошла в баскетболистки?

Ответа я так и не узнала. Да, наш Барри оказался настоящим змеем — так нас наколоть! За что? Чем мы ему не угодили? Гад ползучий!

Я увидела, что все наши мужчины пребывают в растерянности, начиная с Винсента, которого Бруно тщетно пытался успокоить.

Слава Богу, девушки не очень растерялись и продолжали обтанцовывать застывшую Кенди, как тот самый шест. Обтанцовывать и понемногу раздевать ее. Хотя многого на ней и не было. Заезжая звезда нервно улыбалась и делала какие-то телодвижения не в такт музыке.

Посетители постепенно успокоились и уже не без интереса наблюдали за великаншей, которая так здорово косила под испуганную, ничего не понимающую девственницу. Правда, почему-то никто не лез в карманы за чаевыми. Просто глазели.

Наконец Рыжик не выдержал и поддал дыму, в котором потонуло все на сцене, кроме головы Кенди, возвышавшейся над всем и всеми, как сторожевая вышка. С ее лица не сходило несчастное, испуганное выражение…

Иногда мы похожи на ветровое стекло автомобиля, почему-то подумала я. Но бывает — на мошку, разбивающуюся об это стекло.

Наш чертов клуб находился сейчас во второй стадии.

Глава 28

Несчастья и на этом не кончились. Ничего не скажешь, ночка выдалась на диво!

Винсент больше не выпустил Кенди на сцену, и она устроила грандиозный рев, чуть не залила слезами всю раздевалку. Она так вопила, что на помощь были призваны Гордон и Бруно, а девушки заявили, что в таких нервных условиях не могут работать.

Положение осложнилось тем, что рыдания Кенди долетали до слуха зрителей, и один упившийся добросердечный летчик решил прийти бедняжке на помощь и попытался прорваться за кулисы. Он был остановлен нашими мужчинами, но к нему присоединилась другая летающая братва, и начался нешуточный бой, шум от которого долетел до копов, которые еще толклись во дворе после взрыва. Несмотря на просьбы с обеих сторон не вмешиваться, полицейские приняли самое деятельное участие в заварушке, и все в конце концов закончилось миром, но при этом был нанесен немалый ущерб посуде и мебели.

У Винсента почти всю нашу рабочую ночь лицо было такого цвета, что я опасалась, как бы босса не хватила кондрашка, и орал он так, что сорвал голос. Я пыталась утешить его, говоря, что в конечном счете все к лучшему и то, что произошло у нас сегодня, начиная со взрыва, послужит дополнительной рекламой нашему заведению. В одиннадцатичасовых новостях уже говорили о нас.

— Это куда лучше, чем просто полминуты рекламы, — убеждала я его. — И к тому же совершенно бесплатно. Увидишь, завтра у нас будет не протолкнуться.

Он морщился, я сама не слишком верила в свои слова, понимая, что клуб попал в полосу невезения, если не сказать хуже.

Домой я уехала около трех утра, чувствуя себя так, словно отработала не обычные восемь — десять часов, а целые сутки. Все тело болело, настроение паршивей некуда, и хотелось одного: рухнуть на постель и спать… спать…

Однако я хорошо знала, что именно в такие ночи, когда ты измучена до предела и мечтаешь завалиться и моментально уснуть, сон не идет. Что-то ему мешает.

Так получилось и на этот раз.

Нет, Нейлора не было. Наверняка он был у себя в участке — писал всякие объяснения и донесения в трех экземплярах и отвечал на телефонные звонки. Но Флафи встретила меня на пороге и тихо радостно залаяла. Неплохо бы поесть, говорили ее глаза. Я вполне согласилась с этим и сделала нам обеим по бутерброду с холодным мясом.

В гостиной горел свет, карты лежали на столе в боевой готовности, бутылка отцовского кьянти зияла пустотой, и, судя по количеству мелочи возле места, где с вечера сидела Рейдин, мой брат не оказался в выигрыше.

Я услышала легкий храп — старушку Пат сморило прямо тут же, она уснула на софе. Да, у этих картежников и выпивох тоже была нелегкая ночь. Я надеялась, что хотя бы Рейдин добрела до своего трейлера и спокойно спит там, но ошиблась: послышалось шарканье шлепанцев, и соседка появилась на пороге. Сна у нее не было ни в одном глазу.

— У твоего брата, — заявила она, — два огромных недостатка. Он совсем не умеет играть в карты, это раз. И во-вторых, не умеет пить. Его сразу тянет в сон. Я недавно уложила его в постельку. А до этого он отдал унитазу большую часть того, что выпил. Я-то считала, что вы, итальяшки, мастера лакать вино и удерживать его в себе.

— Не стоит обобщать, дорогая, — ответила я. — Итальяшки тоже бывают разные. Ему надо было больше закусывать.

— Совершенно верно, — согласилась она, проходя на кухню и доставая кувшин с ореховым маслом. — Где у тебя содовые крекеры? И нож?

Старушка уселась на табурет, Флафи впрыгнула ей на колени, и я поняла, что мой сон накрылся.

— Ладно, — сказала я со вздохом, — вы победили. Поставила на стол печенье, выложила два ножа, открыла новую бутыль кьянти. После чего уселась рядом с ними.

Мы закусывали, я рассказывала о том, что сегодня произошло в клубе. Становится немного лучше, если превращаешь мысли в слова, — особенно перед теми, кого любишь и кому доверяешь. Хотя не скажу, чтобы Рейдин слушала, не сводя с меня глаз и раскрыв рот. Если она и раскрывала его, так для того, чтоб съесть очередное печенье и сделать еще глоток вина.

Но когда я закончила рассказ, она внимательно посмотрела на меня зоркими птичьими глазками и вздохнула. Потом сказала, еще раз вздохнув:

— Ты, девушка, видишь только то, что перед носом. Не можешь соединить два кольца, два конца.

— Посередине гвоздик, — машинально закончила я детскую загадку. — Что ты хочешь этим сказать?

Рейдин пристально смотрела в окошко за моей спиной.

— Видишь? — спросила она.

Я поглядела через плечо и увидела пустынную улочку, освещенную неярким фонарем.

— Нет, — ответила я. — Что там?

Флафи ответила мне глубоким горловым ворчаньем. Ее маленькое тельце сотрясалось.

— Наверное, фламандцы, — спокойно сказала Рейдин. — Они ночные твари. Змеятся вокруг тебя, парализуют мозг и душу. Ведь известно, для таких штучек ночь — самое подходящее время. А несчастная жертва не может понять, во сне это с ней происходит или наяву.

Я ощутила дикую усталость и хотела было прекратить бесполезный разговор, но мысли Рейдин, видимо, сделали уже положенный круг, и она вернулась в реальную жизнь.

— Как думаешь, Кьяра, — сказала она, — что общего у всех этих убийств или попыток убить?

Голос у нее был звонкий, ласковый и напомнил мне сестру Бонифацию, нашу школьную воспитательницу.

— Не знаю, Рейдин, — ответила я. — Очень хочу понять и не могу.

Она покачала головой, глядя на меня, как на ленивую ученицу, которая не знает даже родной алфавит.

— Слушай. Каждый раз, когда это случается, ты оказываешься где-то поблизости. Кто-то может даже подумать, что тут нечисто, что это твоих рук дело. Кто-то, только не я. — При этих словах Флафи благодарно лизнула соседке руку. — Те две девушки… — продолжала она. — Их убили не за то, что они чего-то кому-то не заплатили. В этом не было никакого смысла. И ведь потом рядом с тобой убивают мужчину, который вроде бы должен был наставить их на путь истинный… Разве в этом есть смысл? — Она снова покачала головой. — Никакого. Наконец, взрывают тачку твоего возлюбленного… Сложи один и два, девушка. Этого я сделать сейчас не могла.

— А выходит, — снова заговорила Рейдин, — все связано с тобой. Так или иначе. Их убивают из-за чего-то, что делаешь ты… Или не делаешь. Но чего я не могу понять, почему они до сих пор не взялись за тебя?

Это прозвучало так просто и обыденно, что мне стало еще страшнее, чем было. Руки, спина вмиг покрылись мурашками.

— Может… — начала я, — быть может, это как-то связано с клубом? Кто-то стремится его прикрыть?

Рейдин намазала маслом еще парочку крекеров, но есть не стала, а положила рядом с собой — словно припасала на черный день.

— Ничего подобного! — отрезала она. — Если так, они пришили бы Винсента или кого-нибудь из здешних танцовщиц, а не приезжих.

Я призадумалась над этими словами, но тут Флафи с лаем соскочила с ее колен и ринулась к одному из окон.

— Проклятие! — проворчала Рейдин. — Почему я не захватила свое ружье?

Я увидела, как за окном мелькнула чья-то тень. Кто-то крался вдоль стенки трейлера. Это было страшно, однако Флафи не испугалась, нырнула в свою собачью дверцу, и мы услышали ее лай на улице.

— Флафи! — крикнула я. — Иди сюда!

Не слишком отдавая себе отчет в своих действиях, я ринулась за ней на улицу и чуть не наткнулась на стоявшего у лестницы Нейлора. Собачка была у него на руках.

— Почему такой шум? — спросил он. — Что-нибудь еще случилось?

— Зачем ты подкрадывался к нам? — с раздражением спросила я.

— Не знал, спите вы или нет, не хотел потревожить твоего брата, приехавшего отдохнуть.

Джон плотоядно улыбнулся, говоря все это, и я без особого труда догадалась, отчего он так не хотел, чтобы мой брат проснулся.

— Интересно, что бы ты сделал, если бы я спала? Кинул камешек в окно? Или спел серенаду?

— И то и другое, — ответил он, поднимаясь по ступенькам и продолжая улыбаться.

Однако при виде Рейдин улыбка сразу исчезла. Вместе с надеждой.

Та приветливо махнула ему рукой, приглашая к столу, где уже высилась целая горка намазанных маслом печений.

— Угощайтесь!

— Я не голоден, — сказал он. — И вообще рановато для еды.

— Это кому как, мистер, — возразила Рейдин. — Мы не столько ели… — она ткнула пальцем в гору печенья возле себя, — сколько обсуждали положение Кьяры, которая не понимает, в какой опасности находится. Этот псих, за кем вы охотитесь, приноровился убивать тех, кто рядом с ней. Вы-то хоть понимаете?

— При всем уважении к вам… — начал Нейлор, но Рейдин перебила его.

— К черту уважение! — Она отвернулась от него и теперь обращалась только ко мне. — Этот коп хочет сказать, что все, о чем мы, женщины, говорим, — сплошная чушь. Но я знала немало людей в своей жизни, которые так не считали. — Она бойко соскочила с высокого табурета и приблизилась к Нейлору с явным намерением поучить его уму-разуму. — Запомните мои слова, молодой человек, — сказала она, поводя пальцем перед его носом, — эта петрушка еще не окончена, и лучше, если вы не будете отходить от нее… — тот же палец указал на меня, — ни на шаг, потому что Кьяра в опасности!

Не дожидаясь ответа, соседка быстро вышла и направилась к себе. Флафи проводила ее до порога трейлера и, когда дверь за Рейдин закрылась, повернула обратно. Она процокала коготками в гостиную и улеглась на софу в ногах посапывающей Пат. Судя по ее поведению, Флафи была полностью согласна с тем, что сказала Рейдин.

Нейлор потянулся к моему пустому стакану, налил туда кьянти. До краев. Сделал большой глоток, сморщился, прикрыл глаза и тряхнул головой, словно что-то сбрасывая с себя.

— Черт, Кьяра! Как вы пьете это пойло?

Я обняла его со спины за плечи, прижалась к нему.

— Быстро, — ответила я. — Лично я стараюсь пить его быстро. Но понемногу. — Подождав, пока Джон допьет свою порцию, я продолжала: — Рейдин правильно подметила — получается, что я какой-то общий знаменатель ко всем этим убийствам. И ко взрыву тоже в некоторой степени.

Нейлор высвободился из моих объятий и повернулся ко мне с не слишком любезным видом.

— Ну, и к чему все это? Почему кому-то интересно убивать именно в твоем присутствии или недалеко от тебя? — Он уселся возле стола, повернувшись в мою сторону, широко расставив ноги, и налил себе еще вина. Потягивая его, он говорил: — Если предположить, что виновна Марла, то задаешься вопросом: что она… или не она — не важно… что убийца хотел сказать своими действиями? О чем предупредить тебя… или не тебя?.. К обеим женщинам возможно чувство ревности, злобы, зависти… При чем тут Барбони?

Он притянул меня, поставил между раздвинутыми ногами.

Теперь, когда он, а не Рейдин задавался теми же вопросами, я не могла не согласиться с ним: все выглядело неопределенно и странно, в том числе и предположение соседки о моей невольной вовлеченности в эти дела, а значит, и об опасности, которой я подвергаюсь.

Из задумчивости меня вывели его слова уже совсем о другом.

— Пойдем, детка, в постель. Я устал до предела. Надо прямо сказать, его бесцеремонность пришлась мне по вкусу, и лишь одну вещь захотелось уточнить.

— Устал? — переспросила я почти шепотом, и рука моя скользнула по его бедрам. — Что-то я не очень верю этому утверждению, — добавила я с облегчением.

— Теперь я и сам не верю, — сказал он, удерживая мою руку и поднимаясь с места. — Пожалуй, я почти не устал и даже попытаюсь доказать это всеми имеющимися в моем распоряжении способами.

После чего прошел в гостиную, потушил там свет, затем взял меня за руку и повел в спальню.

Я только что упоминала о страхе. Да, я находилась в опасности. Но сейчас она была иного свойства и рождала не страх, а страсть.

На цыпочках миновали мы комнату, где без задних ног спал Фрэнсис, он даже не пошевелился, и у самой двери спальни я глубоко зевнула, внезапно ощутив дикую усталость.

Но Джон был начеку: он тихо засмеялся, притянул меня к себе и сам начал расстегивать пуговицы и все остальное, не отрывая глаз от моего лица.

Таким образом окончательно давал мне понять, чего хочет, и я абсолютно не сомневалась, что он это получит.

Глава 29

Я проснулась, плотно завернутая в простыню, — так, как любила. Солнечные лучи наполняли всю комнату. Нейлора не было. Какое-то время я лежала с закрытыми глазами, не поднимая головы с нашей общей подушки, смутно вспоминая, что было ночью, и находя в этих воспоминаниях много приятного и стоящего повторения. Да, Нейлор — мой мужчина!.. У меня появляется непреодолимая тяга к этому человеку, это я уже хорошо понимала.

Я еще полежала в приятной истоме, не открывая глаз, потом открыла их и сразу подумала о Марле, которую у нас прозвали Бомбардировщиком за то, что она летала на тросах над сценой с чем-то вроде крыльев за спиной. Сейчас она не летает, а припухает в тюремной камере. Винсенту угрожает потеря его клуба, мне — потеря жизни, если в рассуждениях Рейдин есть хоть доля истины.

Мой взгляд упал на часы. Начало одиннадцатого. Конечно, Нейлор давно уже должен быть на работе. Кроме того, сегодня утром, вспомнила я, будет предъявлено официальное обвинение Марле, и я хотела обязательно при этом присутствовать. Если меня допустят.

Я выскочила из постели. Неужели опоздаю? Быстро оделась — натянула какую-то, кажется бирюзовую, кофточку, черные брюки и помчалась к двери. Причешусь и накрашусь в машине, а если не успею — прямо в суде.

Фрэнсис еще спал, когда я проходила мимо. Ну и умотался вчера, игрок несчастный! Пат, разумеется, уже не было, Флафи тоже. Наверное, вместе ушли. Я выбежала через черный ход и спустя минуту сидела за рулем.

Но что это? На переднем сиденье на пассажирском месте лежал букет желтых роз. А в нем уже знакомая мне белая карточка. У меня сразу пересохло во рту, сердце учащенно забилось. Было ясно, что и этот букет не от Нейлора.

Я огляделась кругом, никого не увидела и осторожно притронулась к цветам. Они еще были прохладными — значит, совсем недавно их вытащили из автомобиля с воздушным охлаждением, в котором привезли. С внутренней дрожью я вынула листок из конверта.


Розы, фиалки

Цветут возле речки;

Пламя бывает

Не только от свечки.


Что за чушь!.. Я выругалась еще раз, покрепче, и завела мотор. Какого дьявола! Что все это означает? Что за кретинские игры?

Я выехала из нашего городка на шоссе. Розы наполняли всю кабину своим ароматом. “Пламя бывает не только от свечки”. Фраза застряла у меня в башке, как шип от розы, колола, мешала вести машину. Пришлось, в конце концов, остановиться в подходящем месте и выпить большую чашку кофе, прежде чем продолжить поездку в центр города.

Я все-таки благополучно добралась до здания суда и около одиннадцати уже поднималась по лестницам. Однако напрасно я летела по ним как на крыльях — Марлы в суде уже не было.

Зато еще не ушел Эрни Шварц, наш юрист. Он тоже торопился куда-то и чуть не сбил меня на одной из лестничных площадок. Эрни промчался бы мимо, если бы я не удержала его за мясистую веснушчатую руку. Остановленный, он в упор поглядел на меня сквозь толстенные линзы и расплылся в улыбке.

— Кьяра! Сколько лет, сколько зим!

— Рада тебя видеть, Эрни, но нет времени говорить о погоде. Где Марла?

Он улыбнулся еще шире, насколько было возможно, и выпятил грудь.

— Где, спрашиваешь? Думаю, вдыхает в этот момент всем своим бюстом, а ей есть чем вдыхать, первые глотки свободы! Я добился, чтоб ее отпустили на поруки.

— Как тебе удалось, Эрни?

Он взглянул на меня с явным разочарованием: неужели я могла хоть на мгновение усомниться в его профессионализме? Но все же снисходительно пояснил:

— Я заставил их признать, что они имеют законное основание подозревать ее лишь в одном убийстве — в отношении Барбони, и то при наличии весьма косвенных улик. Весьма… По сути, она чиста, как голубь. В общем, обвинение, можно сказать, накрылось медным тазом.

Эрни любил иногда для куража вставить что-нибудь эдакое, а вообще-то он родом из Бостона, учился на юриста в Гарварде и скорее всего никогда не водился с людьми, прибегающими к словам подобного типа. Сейчас он жил в одном из викторианских домиков с видом на залив со своей новой молодой женой Черил. И если чего-то очень боялся в жизни, то, наверное, того, как бы ей не стало известно, что он недавно напился у нас в клубе и спел какую-то вышедшую сто лет назад из моды австрийскую песенку.

— Какой же они назначили залог? — спросила я. У Эрни расширились глаза.

— Пятьсот тысяч, — ответил он с придыханием.

— Ничего себе! Полный отпад! Он кивнул.

— Тут уж я ничего не мог поделать. Думал, Гамбуццо откажется, но он согласился. Я сказал Винсенту, что он идиот и может лишиться своего клуба, а он зашипел, что платит мне не за то, чтобы я высказывал мнение по любому поводу. Ну что ж, дело хозяйское… Конечно, человеколюбие, жалость и все прочее, но такие деньги за Марлу, даже с ее причиндалами размером пятьдесят два дюйма, — это уж чересчур! У него просто крыша поехала.

Я видела, Эрни с удовольствием подражает нам, используя жаргон, но все-таки это было только подражание. А у нас жаргон сидел в крови.

— Как поживает твоя Черил? — спросила я. — Была бы рада встретиться с ней при случае.

Он отвел глаза.

— Ты же знаешь, Кьяра, этих женщин. Сейчас она днюет и ночует в своей Молодежной лиге. Ее оттуда не вытащишь на аркане.

— Да, конечно, — согласилась я. — Лучше скажи, если знаешь, где сейчас может быть Марла? И какие вообще у нее шансы, на твой взгляд?

Юрист откашлялся.

— Ей бы не мешало поучиться нормально взаимодействовать с людьми. И с обвинением, и с защитой. Она дикий человек. А еще этот осел, ее дружок, со своими советами! Бубнит, чтобы она никому не верила, что я чуть ли не шестерка у Винсента и что неизвестно, не замешан ли наш босс во всем этом. Полная бредятина!.. Ну ладно, я тороплюсь, Кьяра, у меня лекция в одном клубе.

— Значит, Марла, возможно, поехала домой? — повторила я вопрос, когда мы уже направились к выходу.

— Скорее всего. Ее дружок говорил что-то насчет того, что нужно отметить в домашней обстановке. В его трейлере, кажется.

— Рик Растяжка живет в трейлере?

— Растяжка? Ничего себе прозвище! Марла еще сказала, что собирается получить какие-то сведения, которые помогут сразу оправдать ее. Должен заметить, многие обвиняемые время от времени делают подобные заявления, и все это, конечно, сплошная лажа. Пшик. Но, с другой стороны, чего не бывает.

Мы уже подошли к автостоянке, Эрни остановился перед своим “ягуаром” и начал суетливо искать ключи в карманах и в папке.

— Кстати, — сообщил он на прощание, обнаружив наконец ключи, — я предложил Марле, и она обещала, прийти ко мне в офис к трем часам. Если хочешь, заходи тоже.

— Спасибо, Эрни. Да, я хотела бы перекинуться с ней парой слов. Пока.

Я поцеловала его в жирную щеку и поплелась к своей тачке. Розы на переднем сиденье начали немного вянуть от жары и духоты, и запах сделался еще сильнее. Почему я их не выбрасываю?..

Запустив мотор, я некоторое время сидела, размышляя. Что могло быть такого у Марлы, что послужило бы ей на пользу? И какая идиотская мысль — праздновать освобождение из-под стражи? До настоящего освобождения еще ой как далеко! Нужно что-то делать! Все, что я пыталась предпринять раньше, результатов не дало. Значит, я неправильно подходила ко всему. Не с того конца, быть может… “Пламя бывает не только от свечки… ” Кто-то упорно продолжает пугать и предостерегать меня… По мнению Рейдин, все так или иначе вертится вокруг моей персоны. А Нейлор, тот вообще не раскрывается и уж никак не склонен считать меня чуть ли не главным действующим лицом… Что ж, нет и не надо…

Я сидела в машине, по-всякому тасуя факты и предположения, и не видела ни в чем никакого смысла. Все было странно и непонятно до умопомрачения. Сплошная бредятина!

Я взглянула на приборный щиток. На часах только начало двенадцатого. Клуб откроется через час. Наверняка наша лавочка замешана во всей истории — иначе зачем в этом дурацком стишке слово “пламя”? Оно было прошлой ночью возле клуба, когда взорвалась машина Нейлора и когда мой милый чудом остался жив. А что, если бы… Страшно подумать! Однако он сам, как ни странно, вроде бы не особенно взволнован взрывом. Или полиция привыкла к подобным сюрпризам и не может иначе реагировать?.. Возможно, следующее “пламя” тоже будет не от свечки… Кто знает? Ведь наверняка Винсент многого мне не сообщил о своих долгах, о кредиторах, в числе которых такие крутые, что круче некуда?.. А если так, можно ожидать чего угодно…

Я наконец выехала со стоянки, держа путь в сторону Пятнадцатой улицы, на которой находится полицейское управление города Панама-Сити. Там я увижу Нейлора. Я очень хотела там его увидеть.

* * *

Полицейское управление помещалось в невысоком, ничем не примечательном здании желто-коричневых тонов, словно загоревшем под жарким флоридским солнцем. Я сказала “ничем не примечательное”, но это не совсем так: почти сливаясь с ним, рядом находился вольер для служебных собак, выполненный в форме огромной конуры, и почти все проезжающие мимо не могли не задержать на нем свое внимание.

Я подъехала к центральному входу и через двойные стеклянные двери прошла в холл, где в кабинке из пуленепробиваемого стекла обычно сидела Пола, дежурная по приему посетителей. Она была на месте.

— Я сообщу ему, — сказала Пола, кивая мне в знак приветствия.

— Если можно, пусть поскорее выйдет, — попросила я, усаживаясь среди большой группы мексиканцев — судя по всему, сезонных строительных рабочих. В центре сидел какой-то немолодой плачущий мужчина. Мне объяснили, что его недавно избили и ограбили. Остальные громко утешали товарища, давали советы и жестикулировали.

Я уже потеряла надежду дождаться Нейлора, когда тот наконец появился. Прямо как герой “мыльной оперы”, которого зритель ждет, ждет, и вот, основательно измучив всех ожиданием, он появляется в кадре.

К этому времени я уже примерно поняла, почему мексиканцы никак не уходят, и сразу спросила Нейлора:

— Неужели у вас нет никого, кто говорил бы по-испански?

Он мельком взглянул на толпу и пожал плечами:

— Был один парень, но сегодня он в отгуле. Еще одна женщина из канцелярии шефа знает этот прекрасный язык, она сейчас дожевывает свой сандвич. Прожует и заявится. А вообще, как ты знаешь, у меня другие заботы и другие обязанности.

Я внимательно посмотрела на Джона и увидела усталые морщинки, синяки под глазами. Нелегко ему далась вторая ночь с Кьярой. Не говоря о взорванном автомобиле. И вообще он опять выглядел как образцовый коп.

— Что-нибудь еще произошло? — спросила я как можно более участливо, но Нейлор не ответил.

Молчал, и пока мы шли по коридорам в его небольшой кабинет. Как только он прикрыл дверь, я повторила вопрос, добавив:

— Ты разозлился, потому что Марлу выпустили под залог?

— Совсем нет, — ответил Джон, усаживаясь за стол и глядя на меня с осуждением. — Но терпеть не могу, когда от меня что-то скрывают из того, что я обязан знать, и я узнаю об этом чуть ли не в последнюю очередь. — Он сложил руки на груди и продолжил: — Что тебе известно о неком типе по фамилии Коццоне, которого упекли в главный госпиталь штата по ложному врачебному направлению?

Я выдержала его взгляд и набралась наглости заявить:

— Ровным счетом ничего.

— Хорошо, — сказал он, досадливо морщась, — тогда начнем с самого начала. Одна из наших сотрудниц опознала тебя в ресторане “У Эрни” как раз тогда, когда за этим Коццоне приехали по вызову. Тоже ложному. Она утверждает, что вы сидели за одним столом.

Что тут было отвечать?

— Ладно, — проговорила я, — но ты не можешь сказать, что я не пробовала заручиться твоей помощью, не старалась убедить тебя, что Марла невиновна, не предпринимала попыток рассказать, что пытаюсь делать в связи с этим. Но ты…

Лицо Нейлора покраснело.

— Да, ты пыталась, пробовала, говорила… И что с того, если я сам не понимаю, что происходит и с какого конца начинать.

Я поднялась со своего стула и перегнулась к Нейлору через стол.

— Я пыталась внушить тебе, дорогой, что Марла не могла пришить ни этих девушек, ни Барбони. Но ты не хотел слушать. Должна же я была хоть как-то убедить тебя добыть какие-нибудь доказательства. Это я и пыталась делать. А теперь ты рассвирепел не знаю отчего…

— Да, рассвирепел! — закричал он. — А ты как думаешь? Включила в эту дурацкую игру моих людей. Полицию.

— Я никого не включала! Даже не знала, что этого Паки Коццоне будут разыскивать.

Руки Нейлора, лежавшие на столе, непроизвольно сжались в кулаки.

— Что ты выделываешь, Кьяра? — с отчаянием в голосе сказал он. — Ведешь себя как неразумный младенец, который не понимает последствий своих поступков.

Меня начинал злить этот разнос. Кто я ему такая? Провинившийся подчиненный? В конце концов, я занимаюсь, по существу, его делом и рискую при этом собственной башкой, а Нейлор, вместо того чтобы хоть раз выслушать внимательно и по-настоящему помочь, устраивает служебный нагоняй.

Примерно это я ему высказала и закончила так:

— По-твоему, я должна спокойно сидеть и смотреть, как вы хватаете невинных людей, а настоящий киллер в это время спокойно пьет кофе с булочкой и готовит новые убийства? В том числе и мое… Да, да! Я сегодня получила еще одно предупреждение.

— Какое предупреждение, Кьяра? О чем ты?

Я рассказала о новом букете роз и записке. Напомнила о двух прежних сигналах. Но Джон опять не слишком обеспокоился: возможно, счел это проделками каких-нибудь моих назойливых поклонников. Но все же его зацепило, потому что внезапно Нейлор сказал:

— Хорошо, предположим на минуту, Марла тут ни при чем. Согласимся, что твоя Рейдин права и все дело упирается в тебя и твой клуб. Возможно, убийца действительно намерен истребить всех ваших звезд, кроме тебя… Или тебя тоже… Возможно, наконец, что Барбони владел какой-то информацией и за это его убили… Возможно… Тогда тем более, Кьяра, ты должна проявлять максимум осторожности и не лезть никуда, а оставить эту работу для меня и наших людей.

— Должна я так понимать, — спросила я, — что ты начинаешь верить чему-то, о чем я говорю?

Взгляд Джона смягчился, он собрался было ответить, но в это время открылась дверь и на пороге возник лейтенант, чей взгляд я бы не назвала мягким.

— Привет, — сказал он. — Только что получен звонок о возможном похищении. Льюис на выезде. Придется тебе, Джон, заняться этим. Звонок с автозаправки номер восемнадцать. — Лейтенант перевел глаза на меня. — Я чему-то помешал?

Нейлор поднялся из-за стола.

— Нет, — сказал он. — Мисс Лаватини уже уходит.

Его глаза договорили остальное: ступай, Кьяра, прекрати свои штучки и ни во что не лезь. Дядя Джон сделает все, что требуется, и без тебя. Ясно?

Мне было ясно, что сказали его глаза, однако Кьяра Лаватини поступит так, как сама посчитает нужным. Вот таким путем, дядя Джон Нейлор…

Я встала со стула. Я выглядела совершенно спокойно, даже смиренно, вежливо кивнула и прошла в дверь, чуть не задев лейтенанта.

— Прошу запомнить, что я посоветовал, — вдогонку мне сказал Нейлор.

Я не обернулась и зашагала по бесконечным коридорам, затаив в душе некоторую обиду, но заставляя себя думать о другом. Более важном.

И вот до чего додумалась. Вполне может быть, что убийца, как считает Рейдин и с чем вроде бы согласился Нейлор, охотится за звездами стриптиза, и тогда у него хорошее прикрытие в лице Марлы, на которую упало подозрение. Но теперь, когда ее выпустили из-за решетки, она всюду начнет кричать о своей невиновности. И что тогда должен сделать неглупый убийца? Правильно, убить Марлу. Чтобы не возникала.

Итак, следующая жертва, несомненно, она. Или уж наконец я…

Глава 30

Из всего упомянутого выше для меня следовал один вывод: нужно как можно скорее разыскать Марлу, с которой сейчас этот качок Рикки, от которого толку, как от зонтика во время урагана. До трех часов дня, когда она обещала быть у нашего адвоката, времени навалом, и нужно ее застукать в этом чертовом трейлере, где проживает Рик и где они собрались праздновать ее освобождение и предаваться своей немыслимой любви.

Но где проклятый трейлер? Кто-нибудь в клубе должен знать адрес. Значит — в клуб. Я поднажала на газ и помчалась по Пятнадцатой улице в сторону набережной. Сама не знаю почему, настроение было боевое. Хотелось действовать. Если полиция ни мычит ни телится, кто-то ведь должен делать дело. И этим кем-то буду я!

К моим смелым и решительным мыслям нужен был соответствующий аккомпанемент, и я врубила чуть не на полную мощность Стива Воэна. Под него отлично думалось, и я собиралась додуматься до чего-то грандиозного.

Я уже проскочила мост Хэтауэй, но вдохновение так и не пришло, я ничего не придумала. Наоборот, обратила внимание на то, что солнце в самом зените, небо неправдоподобно голубое, и мелькнула ненужная сейчас мысль о том, что в такую погоду самое правильное — валяться на пляже, который совсем под боком и куда торопятся толпы туристов.

Но тут же отбросила вредную идейку: этих бездельников ведь никто не собирался подстрелить и никого из них не обвиняли в убийстве трех человек. После такого вывода небо уже не казалось немыслимо ярким, а солнце ласковым. Стало даже прохладно и вообще неуютно, несмотря на то, что Воэн продолжал заливаться, как стая соловьев.

Он чуть не помешал мне вовремя остановиться на красный свет, но я все же затормозила и продолжала слушать. Видимо, его трели помешали мне услышать, как открылась дверца моей тачки и кто-то уселся рядом со мной… Да, к этому я совсем не была готова.

— Что за хреновина? — услышала я голос, принадлежащий моему недавнему малосимпатичному знакомому Паки Коццоне.

Он говорил о букете желтых роз, на шипы которых плюхнулся. С омерзением вытащив их из-под себя, он выбросил букет на мостовую. А затем быстрым движением выхватил пистолет.

— Пошел вон из моей машины! — заорала я, заглушая музыку.

— Заткнись, сука, — сказал Паки. — Если хочешь увидеть живым своего гребаного братца, езжай, куда укажу.

— Моего брата?

— У тебя разве его не было? — с ухмылкой он ткнул пальцем назад. — Оглянись!

Из следовавшей за нами белой машины показалась чья-то рука. В ней развевался шикарный галстук Фрэнсиса.

— Узнаешь ошейник своего братишки? Он там на заднем сиденье, гостит у моих ребят.

— Чего тебе надо от меня, Паки? — спросила я.

— Пока только одно: остановись вон там, возле мотеля, видишь? И спокойненько пересядь к нам в машину. Мне не слишком нравится твой музыкальный вкус, и, кроме того, у нас кондиционер.

Мне оставалось только подчиниться. Я остановилась возле небольшого миртового дерева, мы вышли, я заперла машину — все под его неусыпным наблюдением. Сумку бросила в машине на случай, если полиция заинтересуется: тогда они должны понять, что я оставила тачку не по своей воле.

Мы направились к белому авто, припарковавшемуся поодаль, стекла были тонированные, я не могла видеть, кто там и что меня может ожидать. Паки шел рядом почти танцующей походкой — так радовался, что мы у него в руках и он может посчитаться. У меня же не было ни времени, ни возможности сообразить, как себя вести и вообще что делать.

Только мы приблизились к белой машине, задняя дверца открылась, оттуда вышел один из громил с отнюдь не дружеским видом. В глубине я увидела Фрэнсиса, он поднял голову, и я еле сдержала крик ужаса: под глазом и на скуле у него были огромные синяки, нос распух. Может быть, даже сломан.

Я повернулась к Паки.

— Ты… свинья! Ответишь за это!

Глыба из мышц схватила меня и затолкала в машину. Я врезалась прямо во Фрэнсиса, и тот охнул. Паки треснул меня по голове, я тоже охнула и тут же прикусила губу, чтобы не разреветься.

— Фрэнсис, что с тобой? — негромко проговорила я, увидев, что у брата связаны и руки, и ноги.

— Фрэнсис? — с подозрением откликнулся Паки с переднего сиденья.

— Мое детское прозвище, — сквозь зубы объяснил мой брат. — Так меня до сих пор называют самые близкие.

Лишь тогда я сообразила, какую глупость сморозила. Если ко всему Паки поймет, что мы самозванцы и не имеем никакого отношения к Большому Лосю, нас ожидает верная смерть. Пока же этого может и не случиться, поскольку фамилия Лаватини все же для него кое-что значит. Впрочем, как видим, не слишком много.

— Ты понимаешь, Паки, чего творишь? — Я постаралась, чтобы в моем голосе звучала спокойная угроза. — У тебя работает соображалка? Если бы его отец увидел сейчас своего сына…

— Заткнись! — завопил Паки. — А вы что… со мной…

Я заметила, лицо у него налилось кровью, словно внезапно подскочила температура, а правая нога начала выбивать дробь.

— Заткнись, — повторил он уже гораздо тише и обратился к одному из охранников: — Достань мой кокнар.

Тот полез во внутренний карман и вытащил пластиковый пакетик.

— Босс, — сказал другой громила, — может, это не лучшая идея… с ними…

— Заткнись! — в третий раз взвизгнул Паки, и в его руке блеснул пистолет.

Разошелся, с ужасом подумала я. Что он еще выкинет? Перестреляет нас всех подряд?

Но пистолет исчез так же быстро, как появился, Паки выхватил пакет у охранника и погрузил нос в темный порошок. Вот откуда он черпал смелость — из кокаина. Однако нам от этого не легче.

Некоторое время все молчали. Паки блаженно откинулся на спинку сиденья. Я снова взглянула на Фрэнсиса. Тот неотрывно смотрел в спину Паки, в глазах у него горела ненависть. Таким я его никогда не видела. Впрочем, он и сам никогда не видел, не мог даже представить себя в такой ситуации.

Паки снова повернулся к нам. Лицо у него было удовлетворенное, спокойное, чтобы не сказать дружелюбное.

— Не надо ссориться с Коццоне, — сказал он. — Не надо наступать нам на хвост, кто бы ты ни был.

Мы уже ехали… Куда? Насколько я могла понять, город кончился, впереди были мили и мили сельских дорог, болотистых перелесков, где домика не увидишь, не то что человека. Особенно на таких топях.

Машину затрясло на рытвинах, я вся похолодела. Так вот что он задумал… Поэтому, наверное, и не завязал нам глаза, не уложил на днище машины. Ему все равно, знаем мы, куда едем, или нет. Ведь обратного пути для нас не будет.

Паки тем временем что-то говорил:

— … Когда вас ведут со связанными руками по психушке… Знаете, что это такое? Что за удовольствие?

Я совершенно искренне замотала головой, попыталась изобразить сочувствие.

— Конечно, кошмар, — сказала я. — Но если вы подумаете о том положении, в которое мы тогда попали, то поймете: мы нашли лучший выход. Во всяком случае, мирный.

Паки с подозрением воззрился на меня:

— Чего ты городишь?

— Очень просто, — ответила я, не зная, что говорить дальше. Мне было тошно, страшно — за себя, за Фрэнсиса, которого я, проклятая дура, втянула во все эти дела. — Потому что… — повторила я.

Мой дорогой братец, избитый, но не потерявший духа, перехватил инициативу.

— Чего тут не понимать? — сказал он. — Как еще могли мы поступить? Посуди сам. Вы заманили нас в ловушку. В Нью-Йорке мы, конечно, повели бы себя по-другому, более, как бы сказать, цивилизованно. Но здесь, в джунглях Флориды, где у нас почти никого нет под рукой, пришлось что-то изобретать на месте. Ты усек?

Судя по виду Паки, он ничего не “усек”, и я, по правде говоря, тоже, но останавливаться было нельзя. Вот уж воистину промедление смерти подобно.

Поэтому я опять начала говорить:

— Мы ведь с вашим синдикатом толком не знакомы, верно, Паки? И с вашими приемами тоже. Кто знал, может, вы собирались нас пришить прямо на веранде ресторана? Ты ведь сразу продемонстрировал нам двух своих боевиков — что мы должны были подумать? А если твой способ защиты — нападение? Да еще с помощью этих… — я решила польстить громилам, — силачей. Разве нам с ними справиться? Вот и пришлось защищаться мирными способами.

Моя речь заставила Паки призадуматься, я это видела. Он не отвечал и делал, как мне кажется, правильно: потому что скажи он, что ничего не намеревался с нами сотворить, — и его громилы, чего доброго, посчитали бы его глупцом или трусом, а признайся, что хотел, — получится, мы были правы, упредив его.

Я заполнила паузу новым откровением:

— Не стала бы объясняться с тобой, если бы ты был какой-нибудь шестеркой. Но ты человек серьезный, потому должен понять… Лось-младший… — я повернулась к Фрэнсису, — он не даст соврать, сказал мне тогда: если вы нападете, он убьет тебя. Но тут же мы подумали и сказали себе: нельзя, чтобы наши семьи вот так, с бухты-барахты, вступили в смертельную вражду, развязали междоусобную войну. Разве старшие нас одобрят?.. Особенно сейчас, в такое трудное время…

Я замолчала, посчитав, что сказала все, что следует. Громилы смотрели на меня с пониманием, так мне, во всяком случае, хотелось думать.

— Что ж, — медленно произнес Паки, — оно вроде и так, но то, что вы сделали… Вы же нанесли мне оскорбление.

— Лучше, если бы мы все валялись там с дырами в черепушках? Как по-твоему? — спросил Фрэнсис.

И опять, судя по выражению их лиц, громилы одобрили слова моего брата Лося.

Однако Паки не выглядел до конца удовлетворенным. Возможно, в его воспаленном мозгу убийства, трупы, кровь ассоциировались с чем-то, что придает человеку больший почет и уважение в обществе.

Я решила, что необходимо попытаться закрепить нашу с Фрэнсисом маленькую победу, и снова заговорила.

— Большой Лось, — сказала я, — наверняка не рассуждал бы, как мы с братом. Он бы и думать не захотел ни о каком перемирии после оскорблений, каким нас подвергли. Но мы хотим мира. А что касается твоего поведения, Паки, то, я думаю, ты не так понял или не так исполняешь указания, которые получил от старших. Возможно, они не сообщили тебе все подробности отношений с кланом Лаватини, или ты позабыл чего-то… Это мы с Фрэ… с Лосем сразу учуяли. Еще там, в ресторане. Потому и не получился откровенный разговор.

Паки поморщился и взглянул на своих сподвижников.

— Дай-ка мне мобильник, — сказал он, положив пистолет рядом с собой на сиденье, и у меня было мелькнула мысль воспользоваться им, но я тут же ее отбросила, вспомнив, что Фрэнсис связан по рукам и ногам, а я вообще не умею стрелять.

Паки уже набирал номер.

— Сейчас кое-что проверю, — сказал он, обращаясь ко мне. — Не воображай, что можешь меня на козе объехать. Если ты…

Он не договорил, потому что ему ответили.

— Привет! — заорал он. — Это ты?.. Чего?.. А это я! — Он хлопнул телефонной трубкой себя по ладони. — Да я же! Паки! А ты кто?.. Дики? Я тебя плохо слышу… Опять, наверное, эти хреновы батарейки на исходе… Чего?.. Я вовсе не так много разговариваю… Скажи, чего у нас во Флориде с синдикатом Лаватини? Какие дела?.. Чего?.. Дики! Я тебя не слышу!..

Он прямо вдавил себе в ухо трубку, но та начала вдруг издавать противный высокий звук, и Паки отбросил ее.

— Дерьмо! — Он взглянул на своих громил. — Ничего не понятно… Значит, мы вот что… Сверни на ту грязную дорогу, — приказал он тому, кто был за рулем, — и останови.

Когда машина замерла, он снова схватил пистолет и наставил прямо на меня.

— Может, наши семьи имеют кое-что общее, — сказал он, — может, нет. Не знаю. Но знаю, что должен ответить на оскорбление, которое мне нанесли. И поэтому…

Он кивнул громилам, и те тоже выхватили свое оружие.

Вот и конец, мелькнуло у меня в голове. Скорей бы уж…

— Дальше не поедем, — донеслись до меня его слова. — Вылезайте из машины, полюбуйтесь природой…

Я почувствовала тошноту. Сейчас меня вырвет, а потом я вообще останусь лежать на этом грязном куске флоридской земли, недалеко от веселого города Панама-Сити. Нас даже не найдут… наши тела. Или обнаружат через много-много лет обглоданные скелеты и опознают, кому они принадлежат, только по анализу челюсти. Зубов то есть.

Фрэнсиса выкинули из машины, он свалился на землю рядом со мной. Паки наблюдал за нами, не слезая с сиденья.

— Так и сделаем, — сказал он. — Оставим вас тут под солнышком, позагорайте немного.

Я снова невольно обвела взглядом унылую равнину. Откуда она взялась? Сколько живу во Флориде, даже не знала, что тут есть такие места… Смотри, смотри, сказала я себе. В последний раз… И опять мелькнула страшная мысль: а за что Фрэнсиса? Он-то ведь просто отдохнуть приехал. Развеяться…

— Почувствуйте, чего я там испытал, — опять услышала я голос Паки. — В психушке вашей. Вспоминайте Коццоне. Не забывайте его… И если доведется вместе работать, тоже не забывайте… Так что будем уважать друг друга. Мы — вас, вы — нас. И пускай это будет уроком для всех… Привет…

Если бы я смогла сразу понять смысл его, как всегда, возбужденных, не слишком связных речей, то, наверное, почти успокоилась бы, но до меня дошло, только когда я, стоя с зажмуренными глазами, различила шум отъезжающей машины. Только тогда я, открыв глаза, вцепилась в руку стоящего рядом Фрэнсиса.

— Господи, — пробормотала я, — уехали. Даже не убили нас…

Больше ничего я сказать не могла: слезы душили. Фрэнсис коротко вздохнул.

— Развяжи меня, сестренка, — попросил он, и я жутко удивилась, что голос у него такой же, как прежде. — И давай поскорей выбираться отсюда.

Дрожащими руками я распустила все узлы, ощущая, как напряжено тело брата.

— А теперь в путь, — произнес он таким тоном, словно мы просто выходили из дома на улицу.

Но мы находились не на улице, а в самой настоящей, хоть и не большой по размерам, пустыне. В болотах Флориды. Пусть полузасохших. Над нами палило, как над всякой пустыней, жаркое солнце. К тому же я не имела ни малейшего понятия, куда идти, в какую сторону. А с детства — из книжек и устных рассказов — я знала, что заблудиться и погибнуть от голода и жажды можно и в самом обыкновенном пригородном лесу. Не говоря о пригородной заболоченной пустыне.

Однако Фрэнсиса, насколько я понимала, эти мысли совершенно не беспокоили. Он уверенно тронулся с места и зашагал куда-то, как я заметила, левее палящего над нами солнечного диска.

— Фрэнсис, — окликнула я его, следуя за ним по пятам, — откуда ты знаешь, в какую сторону идти?

— Идти надо на восток, — ответил он, не поворачивая головы. — Что мы и делаем. А потом повернем южнее, в сторону океана.

Как все-таки хорошо, что когда-то мой прекрасный брат был в отряде бойскаутов! Почему я сама сразу не сообразила, в какой стороне от солнца находится наш дорогой чертов океан?.. Ничего-то я в жизни не знаю, а воображаю из себя невесть что и пытаюсь без посторонней помощи найти убийцу трех человек. Дура стоеросовая!..

Я сделала над собой усилие, чтобы догнать Фрэнсиса и шагать рядом с ним. Мне хотелось видеть его лицо. С синяками. Хотелось узнать, что он сейчас думает… Обо мне, которая втянула его в этот кошмар… Хотелось понять, как он ко мне относится… как будет относиться.

Я видела, брат замкнулся в себе — он всегда поступал так, когда случалось что-то неприятное: не вываливал свои беды на других, а искал решение сам. И, как правило, находил. Так было, когда от него ушла жена, так же он вел себя сейчас, спустя несколько минут после того, как нам обоим угрожала смерть от руки психопата и наркомана.

Я коснулась его рукава и заставила взглянуть на меня.

— Прости, Фрэнсис, — сказала я. — Ради Бога, прости. Он рассмеялся — громко, я бы даже сказала, весело, и его странный смех раскатился под жарким солнцем над сухой потрескавшейся землей.

— Кьяра, о чем ты? Я сам виноват. Они застали меня спящим. Я ничего не слышал, не запер дверь. А твоя собака была в гостях у соседки.

И снова я услышала смех, от которого хотелось тоже смеяться, но еще больше — плакать.

— Все вы, чертовы бабы, одинаковы. — Фрэнсис прибавил шагу, я еле поспевала за ним. — На главном месте у вас что? Чувства. А не разум. И они заводят вас Бог знает куда. Но что хуже всего, они ничего не меняют. Не справятся с плохим и не вернут хорошее, если оно было.

Брат вздохнул, и я поняла, о чем он вспомнил: о своей Луис, о том, как в один паршивый день она ушла из их небольшого, похожего на все другие домика, забрав с собой все, что там было, вплоть до мебели, и оставив только свадебную фотографию в разломанной рамке под разбитым стеклом.

Я тоже вздохнула и сказала ему так:

— Может, ты и прав, Фрэнсис. Может быть, чувства ничему не могут помочь, кроме как избавить душу и сердце от лишнего гнета. Но знаю точно: если подавлять их и не давать выхода, то взорвешься. И к хорошему решению без них тоже не придешь, останешься в горьком одиночестве.

— Понимаю, Кьяра, кого ты имеешь в виду.

— Да, Фрэнсис, я и не скрываю, что говорю о тебе. А еще о тех, кто тебя любит и не может без боли смотреть, как ты себя мучаешь столько времени.

В нормальных условиях мы с ним не говорили на эти темы — он всегда уходил от разговора, а вот сейчас даже отвечал мне. Чудеса, да и только!

— Видит Бог, Кьяра, я не думал, что ты и ма так переживаете из-за того, что мы расстались с Луис. Да, я сейчас один, и что такого? А лучше было бы жить с ней, зная, что эта женщина готова задрать ноги перед любым из моих дружков? Ну уж нет! И на нее, по-твоему, я должен был тратить свои эти самые… чувства? Тогда я бы уж точно взорвался.

Увы, мы говорили с ним на разных языках.

— Фрэнсис, — сказала я, — речь не совсем об этом. Я имела в виду… как бы сказать… что вообще все нужно пропускать через чувства. И разделять их с другими людьми. В том числе чувство страха, к примеру.

Мои последние слова заставили его остановиться и посмотреть на меня как на жалкую идиотку.

— Кьяра, — удивленно произнес он, — хочешь, чтобы мы сейчас присели на эту чертову землю и я начал рассказывать тебе, как испугался, когда они меня схватили и связали, словно куклу? И что я чуть не наложил в штаны, увидев, что ты тоже у них в лапах и они собираются кокнуть мою младшую сестренку? От этого, считаешь, и тебе, и мне станет легче?

Я, пожалуй, никогда еще не видела у него на лице такой боли, такого страдания, и меня захлестнула волна любви. Я схватила его руки и сжала изо всех сил.

— Фрэнсис! — воскликнула я. — Хватит этих дурацких разговоров. Но только одно скажу: я тебя ужасно люблю! Даже когда ты несешь околесицу или делаешься каменным, как статуя. Тогда я люблю статую! Знай, что ты мой самый главный герой и я стремлюсь быть в твоих глазах такой, какой ты хочешь меня видеть. Правда, не всегда получается.

Его взгляд потеплел, когда он снисходительно заметил:

— Опять из тебя прут эти самые чувства, и ты завираешься насчет меня. Тоже мне — нашла героя.

— А ты хотел бы, чтоб я тебя осудила за то, что уснул на дежурстве, и лишила денежной премии?

Он усмехнулся, ласково толкнул меня в бок, и я отлетела на край дороги и чуть не врезалась в кусты.

— Я пожалуюсь на тебя ма!

Он вытащил из кармана монетку и протянул мне:

— Позвони ей и все расскажи.

Я чувствовала, что нам обоим стало легче — произошла разрядка, и еще около часа мы шли в более приличном настроении, даже болтали о пустяках.

Когда на пути попалось наконец кафе, я нашла применение монете Фрэнсиса и позвонила Рейдин и Пат с просьбой приехать за нами, а мой брат угостил нас обоих пиццей и кружкой пива.

Примерно в начале третьего возле нас остановился пикап с двумя пожилыми женщинами и одной собакой, и первый вопрос у них был к Фрэнсису насчет цвета его лица.

— Ударился об дверь, — ответил он. — Совсем рассеянный стал.

— Со мной такое тоже часто случается, — утешила его Рейдин, но продолжала смотреть с некоторым подозрением, как если бы он был фламандцем или пришельцем.

Мы все четверо втиснулись на широкое переднее сиденье пикапа. Флафи переползала с одних колен на другие.

Я попросила, если можно, подвезти нас с Фрэнсисом к офису адвоката Шварца, куда обещала прийти к трем часам Марла. Ее могут ожидать новые неприятности, пояснила я.

— У нее слишком большая грудь, чтобы забеременеть и родить, — сообщила Рейдин. — У меня была такая кошка. Бедняжка задохнулась.

— О каких еще неприятностях ты говоришь, Кьяра? — спросила Пат.

— Скорее, об опасности, — ответила я. — Впрочем, не уверена… Сегодня я опять получила в подарок цветы и подумала: может быть, Рейдин права и охота идет именно на нас, выступающих в клубе. А освобождение Марлы увеличивает подозрения в отношении настоящего убийцы, и он может принять срочные меры к ее устранению. Вполне вероятно, она к тому же что-то знает, но боится говорить. Фрэнсис поморщился и приложил банку содовой, которую держал в руке, к синяку под глазом.

— Кьяра, — начал он, — у меня появилось вдруг одно чувство. Вернее, предчувствие. Могу я им поделиться?

Сначала я решила, он просто подшучивает надо мной, но выражение его лица говорило об обратном, и, кажется, я догадывалась, о чем пойдет речь.

— Может, не стоит сейчас? Поделишься, когда приедем домой.

Брат оставил мою просьбу без внимания.

— Хочу сообщить тебе, — сказал он, — что предчувствие это плохое, на твоем месте я бы немедленно поставил в известность полицию и твоего друга о том, что случилось. Уверен, им было бы интересно узнать о нашем недавнем путешествии по пригородам Панама-Сити с добрыми друзьями в их белом автомобиле.

Рейдин наклонилась к Фрэнсису и внимательно вгляделась в его лицо.

— Начинаю думать, — пояснила она, — что у нас с вами один и тот же психотерапевт. Мой также постоянно призывает делиться своими чувствами со всей нашей группой. — Она помолчала и добавила: — Только мне кажется это невежливым с моей стороны: зачем им все про меня знать?

Фрэнсис откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

— Рейдин, — торжественно произнес он, — а я начинаю думать, что самая здравомыслящая из нас — это вы.

— Спасибо, Фрэнсис. — Старушка удовлетворенно улыбнулась. — Врачи называют это “аффирмация”… Признание одним человеком другого, вот что это такое…

Глава 31

Огромный дуб наклонился над кирпичной стеной у входа в офис Эрни Шварца. Сам офис представлял собой двухэтажное здание в колониальном стиле, тоже кирпичное, с белыми ставнями и черными наличниками на дверях и окнах. Все вместе было похоже на декорации к какому-нибудь фильму и совершенно не соответствовало облику хозяина, насколько я его знала. Но у Эрни были деньги, и ему захотелось, чтобы его контора выглядела именно так. На мой взгляд, в этом здании не было души хозяина. Но хуже всего, что ни в нем, ни поблизости не было нашей Марлы Бомбардировщика. Хотя она терпеть, не могла это прозвище.

— Не знаю, что и думать. — Эрни взглянул на массивные часы с маятником, где часовая стрелка давно перевалила за цифру три. — Ведь это в ее интересах. Неужели не понимает? Не хочет получить своевременно юридическую консультацию?

Быть может, причиной всему было то, что я пережила за последние часы, но, честное слово, у меня наступило вдруг как бы прозрение, развилось особое чутье на несчастье, и я была почти твердо уверена, что с Марлой что-то случилось. Похуже, чем арест.

— Она, конечно, не оставила вам телефон своего парня? — спросила я у Эрни. — Этой дубины Рика?

Адвокат покачал головой, однако на всякий случай поворошил бумаги на столе, после чего пожал плечами.

— Не думаю, — сказал он, — что она удрала из города. Если, конечно, Рик не напоил ее до бесчувствия и не увез насильно.

Я тоже не предполагала такого поступка с ее стороны. Зачем? Ведь она была уже на пути к полному оправданию и признанию невиновности. Помимо того, наверняка Марла не могла не ощущать расположения к ней Винсента, — и к чему было бросать выгодное место работы, где она без пяти минут прима?

Но все это, я чувствовала, лишь увеличивает для нее опасность. Чувствовала, однако не могла объяснить.

— Эрни, — сказала я, — мне необходимо отыскать ее. Начну с этого Рика. Узнаю его адрес. Марла не могла рвануть из города. Похоже, с ней что-то случилось. Сообщи, если она появится у тебя.

— Кьяра, — напутствовал меня Эрни, — все так, но на твоем месте я бы не очень влезал в подобные дела.

Я поблагодарила его за заботу и поторопилась уйти.

Члены моего экипажа ждали на улице, в тени развесистого дуба. У всех был усталый вид. Особенно у Фрэнсиса. Однако когда я попросила довезти меня до того места, где мне пришлось оставить свою тачку, все без ворчанья согласились. Даже Фрэнсис, которого я настойчиво отправляла к врачу, чтобы проверить, в каком состоянии его нос.

— Кость не сломана, — сказал брат и в доказательство попытался широко улыбнуться, но тут же сморщился от боли.

— Он у тебя славный парень, — определила Рейдин, когда мы снова оказались в пикапе, и похлопала Фрэнсиса по коленке.

А я с гордостью подумала, что такую дружную и безотказную команду, как моя, нужно только поискать. Если б еще они могли найти убийцу, связать его, как пару часов назад сделали с Фрэнсисом эти мерзавцы, и доставить в полицию, прямо к Нейлору — тогда им бы вообще цены не было. Но, увы, такого чуда они совершить не в силах.

Часы начали отсчет… Такое у меня появилось чувство. Дело шло к завершению. Но к какому?..

Мы помчались на шоссе, где должна была стоять моя “камаро” — если ее не угнали, — и уже издали я увидела возле нее каких-то типов.

— Кьяра, — спросила Рейдин, — ты вызывала ребят из сервиса?

— Никого я не вызывала. Но дверь, кажется, заперла.

— А кто же тогда сидит внутри? Это и мне хотелось бы знать…

Вы не поверите — и я не могла поверить своим глазам, — но около моей машины торчали два громилы Коццоне, и они старательно полировали капот. А на заднем сиденье развалился сам Паки, опустив трясущиеся ноги на асфальт.

Пат, как я поняла, почуяв опасность, хотела проехать мимо, но Паки узнал нас и, выскочив из машины, стал размахивать руками, улыбаясь и упрашивая остановиться.

— Если не остановимся, — сказала я, — они вообразят, что мы испугались. Кроме того, взгляните на их радостные рожи. Словно увидели лучших друзей. И зачем им натирать мою машину, если не от щедрой и доброй души?

— Сейчас я убью эту мразь! — заявил Фрэнсис, с отвращением глядя на сияющего Паки.

— Не надо, Фрэнсис. Большой Лось был бы недоволен. Он сторонник мирного сосуществования. Кроме того, у них три пистолета, а у нас ни одного.

Однако руки молодчиков были заняты другим: все они дружескими жестами приветствовали наше прибытие.

Я все-таки попросила Пат остановиться поодаль и побыть с Рейдин в машине, пока мы с Фрэнсисом подойдем к этим людям. Если случится что-то плохое, пускай они срываются с места и мчатся в полицию. А имя этого человека, сказала я, Паки Коццоне. Он мафиози из Нью-Йорка.

Мы вылезли из пикапа и пошли к. моей машине, а Паки уже шел к нам, выставив вперед пустые руки, чтобы подтвердить самые мирные намерения. Его громилы снова занялись полировкой. Теперь колпаков… Да, картинка была еще та!

— Мистер Лось, — подойдя поближе, почтительно обратился Паки к Фрэнсису, — приношу вам свои глубочайшие извинения.

— Правильно делаешь, — проворчал Фрэнсис. — Только этого мало для того, чтобы уберечь твою задницу от порки.

Опустив голову, Паки с сокрушенным видом проглотил это обещание.

— Надеюсь, — сказал он, — вы не прибегнете к этому. Я и так по уши вляпался в неприятности. — Он поднял голову, взглянул на меня. — Я теперь все знаю, мисс Лаватини. Мне растолковали. Простите за все. Я был уверен, вы что-то крутите, наколоть меня хотите.

Я пожала плечами:

— Зачем нам это надо?

Он снова уставился в землю и пробормотал:

— Мне сообщили… Дики сам позвонил… Кто-то из нашей семьи уже поговорил с вашими, чуть ли не с самим Большим Лосем, и получил разъяснение, что никто не зарится на наш кусок пирога. А ваш отец, — он почтительно посмотрел на Фрэнсиса, — подтвердил, что нам следует иметь дело с вами и помогать во всем, о чем скажете.

— Я не сомневался, — заметил Фрэнсис.

Но Паки не успокаивался.

— Еще он передавал вам, мисс Лаватини, свои наилучшие пожелания и сказал, что ему приятно лишний раз услышать о своих родственниках во Флориде. Кроме того… — Паки снова повернулся к Фрэнсису, его взгляд просто метался между нами. — Кроме того, ваш отец говорил, он не всегда сам знает, где находится Лось-младший и чем занимается. Извините, если передал не совсем точно…

Фрэнсис благосклонно махнул рукой.

— Я не привык ни с кем обсуждать свои дела, — сказал он, — пока не доведу их до конца. Сейчас готовлю сюрприз для Большого Лося, старик будет доволен.

Ну и Фрэнсис! Не перестаю удивляться его находчивости! Только как мы будем из всего этого выкручиваться, ума не приложу…

— Чуть не забыл, — опять забормотал Паки, — мы теперь, чтоб вы знали, к вашим услугам. Так сказать, в вашем распоряжении.

— Ну, это уж слишком, — сказал Фрэнсис. — Занимайтесь своими делами, ребята, если будет нужно, я с вами свяжусь.

— Извините, может, я не так выразился, — вежливо, но настойчиво произнес Паки, — только мне велено не отходить от вас. Охранять.

При слове “охранять” два его богатыря перестали чистить мою тачку и выпрямились по стойке “смирно”.

— Я же сказал, что сообщу, если потребуется. — Тон Фрэнсиса стал резким.

Однако Паки не сдавался.

— Мне передали, мистер Лось, со слов вашего отца: он желает, чтобы во Флориде, в Панама-Сити, члены его семьи были в полной безопасности. И как бы поручает нам… доверяет… Вы меня понимаете? Моя семья подтвердила это. Как же я могу не выполнить? Большой Лось сказал, что желает знать о каждом шаге своего сына.

Приехали! Доигрались! Мало нам прежних бед, так еще дорогой родственничек навязал опеку, из-под которой, как только нас разоблачат, одна дорога — в могилу. Оставалось надеяться, что настоящий Лось-младший пока еще не удостоил Панама-Сити своим присутствием.

Фрэнсис сказал, с трудом подавляя вздох:

— Хорошо. Держитесь поблизости от нас. Но не надоедайте, не пересекайтесь с нами, чтобы не помешать нашим делам. Если появится необходимость, я подам сигнал.

— Какой? — с готовностью спросил Паки. Воистину заставь дурака Богу молиться — он и лоб расшибет.

— Поймете, когда подам, — ответил Фрэнсис.

В его голосе звучала угроза, но Паки не уловил ее. Он уже делал стойку, был наготове.

— О’кей, босс, — рявкнул он.

Фрэнсис беспомощно посмотрел на меня. Я чуть заметно пожала плечами: ну что делать? Пускай играет, пока не надоест. Сам отвяжется.

Я достала ключи, подошла к своей машине. Перед тем как сесть, поглядела на Пат. Та дала понять, что следует за нами. Итак, наш эскорт составили два автомобиля: замызганный пикап и шикарный белый седан.

— Что скажешь на все это, сестра? — были первые слова Фрэнсиса, когда я в сердцах рванула с места на сверкающей, натертой до блеска тачке.

— Могу ответить только словами, которые наша ма определенно не одобрила бы, — сказала я, и мы оба невесело рассмеялись.

Паки ехал за нами, мигая фарами и изредка подавая сигнал-, — чего он так веселится, подонок? Оттого, что Фрэнсис не выпорол его, как обещал? А за Паки погромыхивал пикап с двумя утомленными пожилыми дамами и привыкшей ко всему собакой.

Чтоб развеяться, Фрэнсис врубил кассету с Брюсом Спрингстином, и я постаралась выкинуть из головы Лосей всех размеров и Коицоне тоже. На данный момент у нас были более серьезные дела: разыскать Марлу, если та еще — жива, и, быть может, завершить первый этап моего расследования. Ощущение, что история приближается к финалу, не оставляло меня.

Поэтому я торопилась. Куда? В клуб для мужчин, разумеется. Где, возможно, сейчас тусуются Марла и ее дорогой Рикки… Рикки. Почему, собственно, я до сих пор не включила его в число подозреваемых? Почему не обращала внимания на некоторые странности и несообразности его поведения? Он ведь тоже был возле каждой из девушек перед самой их смертью. Или они возле него, какая разница. А чего он так лез ко мне? Не для того ли, чтобы я легче верила тому, что он нес про Марлу, про ее оружие, вроде бы защищая ее, а на самом деле укрепляя возникшее подозрение в ее виновности? Не хотел ли он этим отвести подозрение от самого себя? И ведь он единственный, у кого был доступ к пистолету Марлы (кроме нее самой, конечно), которым были убиты обе жертвы… Надо, кровь из носа, его найти!..

Я нажала на акселератор и стала отчаянно лавировать в потоке машин. Уже начинался час пик.

— Кьяра! — крикнул Фрэнсис. — Хочешь убить нас? Большой Лось будет недоволен.

Я только фыркнула, оценив его юмор, но продолжала гнать. Мне казалось, этим я спасаю Марлу от неминуемой смерти. Уже без привычного раздражения я рисовала перед собой ее облик: глупые гляделки, полна пазуха титек, визгливые интонации, готовность первой степени броситься в драку, но в то же время в душе — одинокая девчонка без единого близкого человека (не считая Винсента, который боится открыть свои чувства), окруженная если не враждебностью, то антипатией однокашниц… Ее можно только пожалеть. Что я сейчас и делала. И ведь если по правде, у нее есть способности — и артистические, и к танцу, но все перекрывают скандальный характер, дикая ревнивость, завистливость.

К последнему выводу я пришла, уже делая поворот к нашему клубу. Затормозив у входа, я сразу ринулась внутрь. Посетителей в этот час было мало, Винсент стоял в переднике за стойкой бара, смешивая коктейли неловкими пухлыми руками. Вид у него был не слишком радостный. — Марла здесь? — были первые мои слова.

Он удивленно посмотрел на меня:

— Нет. Ее время только через два часа.

— Где живет Рикки?

Винсент удивился еще больше. Он отложил шейкер и оперся на стойку.

— Кьяра, в чем дело? Для чего тебе этот мешок с дерьмом? Я его терплю только из-за нее. И разве ты сама не знаешь, где Марла?

Последние слова он произнес с такой тревогой, что я решила с ним поделиться своими опасениями.

— Боюсь, Рикки может причинить ей вред, — сказала я. Это опять вызвало у него удивление.

— Но почему? — Я не успела ответить, хотя сама не знала толком, что сказать, а в это время, глядя поверх моего плеча, босс спросил: — А это кто такие, не знаешь?

Я обернулась и увидела Паки и его верзил.

— Мои знакомые, — небрежно пояснила я. — Из Нью-Йорка… Так ты знаешь, где живет Рик? — повторила я. — Нет?.. Эй, кто-нибудь знает адрес нашего Рикки? — прокричала я на весь бар.

Никто не ответил… Мне вдруг сделалось страшно. Что за люди? Неужели не понимают, как важно то, о чем спрашиваю. Вот так, случись что-то, и не дождешься ни от кого ни ответа, ни помощи. Как в пустыне, в которой мы очутились сегодня с Фрэнсисом.

— Ну же? — опять спросила я. — Вспоминайте! Где живет Рик?

Дверь мужского туалета с грохотом отворилась, знакомый голос крикнул:

— Я могу ответить! Какая будет награда?

Все присутствующие повернули головы, а он продолжал:

— Мой адрес: 1604-А, Двадцать девятая улица. Приходи в гости, дорогуша!

Рик собственной персоной направлялся ко мне, беззастенчиво застегивая на ходу молнию на брюках. Он был пьян в дымину.

— Я забрал у него ключи от машины, — успокоил меня Винсент, но мне было не до того.

— Где Марла? — закричала я. — Отвечай, Рикки! Услышав ее имя, он переменился в лице. Так мне, во всяком случае, показалось.

— Не знаю, — почти простонал он. — Бросила меня и куда-то ушла. Совсем.

— Я тебе не верю… Это ты… ты убил ее и всех остальных! Так где же она?

Услышав такие серьезные обвинения, Паки и его парни подошли ближе, недвусмысленными жестами засовывая руки в карманы.

— О Господи! — сказал Винсент. — Кьяра, ты же знаешь, оружие у нас запрещено.

— Оно у них игрушечное, Винсент, успокойся. Просто эти милые люди помогают мне найти настоящего убийцу. — Я снова повернулась к перетрухнувшему Рику. — Где Марла?

— Клянусь, не знаю! Не видел с тех пор, как она загремела в тюрягу. Хотел прийти, когда ее выпускали, но никак не смог. Мне предложили работу. Мой агент.

— Не заливай! У тебя нет никакого агента. И отродясь не было.

Он выпрямил свои здоровенные плечи и с трудом устоял на ногах.

— А теперь есть. Он предложил самую настоящую работу. Бороться, а не груши околачивать. Потому я и выпил… на радостях! А еще за свободу Марлы… Ура!

— Рикки! — крикнула я. — Успокойся. Ладно, пускай у тебя есть агент и новая работа, я только рада, но скажи: значит, ты не был с Марлой, когда ее выпускали под залог?

Паки, увидев мои затруднения в беседе, подошел поближе и предложил:

— Кьяра, хотите, мы заставим его сказать все, что вам надо? Даже больше.

— Нет, Паки, — ответила я. — Мы сами разберемся. Отойди, пожалуйста.

— Как скажете. Но если что… И он отступил на пару шагов.

А я… я не пришла в уныние от ответа Рикки, даже была рада, что с него можно снять обвинение. Ощутила это не как поражение — наоборот: стала еще на ступеньку ближе к разрешению загадки. И теперь уже не должна была ошибиться. Особенно после одного звонка по телефону.

— Паки, — позвала я, — у тебя с собой мобильник? Одолжи на минуту. Или на две.

— На сколько угодно, — сказал он, доставая трубку. — Мы все оплатим.

Я набрала номер офиса Эрни Шварца и затаив дыхание ожидала ответа.

— Шварц, — услышала я.

— Эрни, — сказала я слегка дрожащим голосом, — тот парень, который был с Марлой… Ну, забирал ее… как он выглядел?

Эрни, видимо, устал за целый день, и голос его звучал раздраженно:

— Обыкновенно. Худой, как жердь. А еще… Еще у него эспаньолка… ну, бородка такая… козлиная.

Я хлопнула крышкой мобильника, не сказав адвокату “до свидания”, и повернулась к Винсенту. Наверное, я очень побледнела — босс с испугом смотрел на меня.

— Где живет Гордон? — крикнула я. — Это ты хотя бы знаешь?

— Знаю… но зачем тебе?

— Говори скорей!

— Он… это… Деко-стрит. Шесть, по-моему, кварталов от Берегового шоссе. На той улице всего несколько развалюх. Гордон в одной из них, такая облупленная, вроде белая была когда-то. Толком не помню. Подвозил его разок, когда у него машина не завелась.

Я с трудом дослушала и ринулась к двери. Все выстраивалось, почти как я предполагала, всего с одной поправкой — в имени. Но Гордон даже больше подходил под мою схему. Я вспомнила обрывки его разговоров со мной, предложения вместе позавтракать, пообедать, любовь к цветам и огромный букет, который он притащил. Вспомнила, как он уверял меня, что никто и никогда не займет мое место на сцене, как предлагал заботиться обо мне и был страшно огорчен, когда я не приняла это всерьез. Правда, одно мне было непонятно: зачем ему это нужно?

— Позвонить в полицию? — крикнул вдогонку мне Винсент.

Я задержалась у дверей.

— Не надо. Вдруг они его спугнут… Давай лучше так: если через полчаса от меня ничего не услышишь, тогда вызывай. По адресу Гордона. И попроси, чтобы приехал Джон Нейлор, слышишь?

Я не была уверена, что босс услышал меня, — он в это время развязывал тесемки фартука, а лицо было такое багровое, что я в очередной раз испугалась, как бы его не хватил удар.

— Я еду с тобой, — заявил Винсент, и я поняла: его не остановить, поскольку речь идет о жизни и смерти Марлы.

Он выглядел готовым на все, хотя вряд ли понимал, что я задумала и что вообще происходит. Но ведь там Марла…

Гамбуццо сказал бармену, чтобы тот позвонил в полицию ровно в шесть, и повторил, по какому адресу вызвать. И про Нейлора тоже.

— Хорошо, — сказала я. — Едем. Остальное решим на месте.

Теперь нас было уже восемь человек на трех машинах. Не считая собаки.

Я не обсуждала с моими сподвижниками план действий, поскольку не то слышала от кого-то, не то читала, что, если начинаешь поступать так, словно взвалила на себя всю ответственность, остальные следуют за тобой. Кроме того, я сама не знала, как и что будет и права ли я в своих предположениях, а потому — о каком плане могла быть речь?

Мы уже ехали — я впереди, за мной остальные.

— Не нравится мне это. — Фрэнсис вытащил из магнитофона кассету с Брюсом Спрингстином.

— Да, с конца восьмидесятых он снизил уровень, — согласилась я.

— Не о Брюсе разговор, Кьяра. Ты знаешь о чем. Что еще ты надумала и почему тянешь одеяло на себя?

Что я могла ответить? Лишь молча нажала на газ. Я была, типа, беременна своим открытием, своим, как бы это сказать, прозрением, и оно продолжало зреть во мне и само руководило моими действиями, подсказывало, как поступить. Я боялась, что это чувство вдруг исчезнет и тогда я останусь у разбитого корыта. Но понимала также, что мои соратники, и Фрэнсис в первую очередь, имеют право знать, что у меня на уме. Хотя бы в общих чертах. Я сказала:

— Послушай, сделаем так. Я вхожу к нему в дом первая… Не перебивай!.. Первая, потому что он меня знает, а всех остальных нет. Кроме Винсента. И меня не испугается… Почему? Мне кажется, я знаю почему… А вы все ворветесь после меня, и, если Марла жива, мы спасем ее. Если нет, убей этого Гордона!

В ту минуту я желала именно того, о чем говорила. И совсем не хотела, чтобы тот попал живым в руки полиции и дожил до суда. Таким на земле не место. Понимаю, с точки зрения морали или чего там еще я была не права, но тогда думала именно так.

Мы свернули на Береговое шоссе, и Винсент, сидевший сзади, как безмолвная мясная туша, заговорил:

— Кьяра, я ничего не понимаю… При чем тут… Почему Гордон?.. Он же…

— Куда дальше ехать, Винсент? — прервала я его. — Показывай дорогу.

Перед тем как повернуть на Деко-стрит, я остановила машину.

— Винсент и Фрэнсис, — сказала я, — выходите и пересаживайтесь в машину Паки. Я подъеду к дому Гордона одна.

Брат начал было возражать, но я не дала ему говорить, а взяла за руку, подвела к подъехавшему белому седану и обратилась к Паки.

— Мой брат, — сказала я ему, — здесь главный до приезда полиции. Так что не глупи и не лезь со своей пушкой раньше времени.

— Я? — Паки даже прижал руку к сердцу. — Да я никогда. Разве я не знаю, что такое серьезная операция? Он ведь наш общий враг, верно?

Если считать, что убийца Алонцо Барбони его враг, то Паки был, пожалуй, недалек от истины.

— А ты, — обратилась я к Винсенту, — тоже не строй из себя героя. Если все, как я думаю, тут нужна особая осторожность, потому что мы имеем дело с необычным преступником.

— Да что же это… — опять начал босс, но я отвернулась от него и сказала всем остальным:

— Когда понадобится ваше вмешательство, постараюсь подать знак. Но в любом случае через десять минут звоните в полицию, а потом действуйте сами. Все, кроме Рейдин и Пат. Они останутся охранять Флафи.

— Правильно, — согласилась Рейдин. — С этими фламандцами никогда не знаешь, из-за какого угла выскочат.

Пат молча кивнула седой головой. Только Фрэнсис, я видела по его лицу, не был согласен с тем, что я отправляюсь одна. Но и он понимал: так будет лучше — с точки зрения тактики, стратегии или чего там еще.

Я вернулась к своей машине, села, вставила в маг кассету, запустила движок и свернула в улочку, где был дом Гордона. “Сейчас уже лето, и время что надо… ” — пел Брюс томным голосом.

Небольшой белый дом, больше похожий на сарай, стоял посреди запущенного сада, тут же валялись старые посеревшие доски, из них торчали ржавые гвозди. Полное запустение.

Я остановилась прямо у калитки и по едва заметной тропке пошла к входу. Ох, лишь бы хозяин был на месте! И лишь бы он уже не совершил того, в чем я его подозреваю!.. Быть может, совсем напрасно.

С задней стороны дома на примятой пожухлой траве стоял потрепанный “форд эскорт”. Значит, Гордон внутри. Но почему так тихо?

Я поднялась по ступенькам, постучала в покосившуюся дверь.

— Гордон! — закричала я. — Это Кьяра! Открой, мне нужна твоя помощь!

Никто не высовывался из соседних, таких же неприглядных домов, возле которых почти не было машин. Да, район не для туристов.

Я продолжала стучать. Какое-то движение послышалось из-за дома, оттуда, где стоял автомобиль. Я посмотрела в ту сторону, где за поворотом находились мои соратники, и потом осторожно заглянула за угол дома.

— Кьяра! — раздался хрипловатый шепот из “форда”. — Я здесь. Тише!

Меня охватила дрожь, но я подошла ближе, заглянула внутрь. Там было пусто.

— Я здесь, — снова услышала я.

Гордон сидел, скорчившись, у заднего бампера машины.

— Что ты тут делаешь? — спросила я.

— Тише, Кьяра. Иди сюда. Все будет хорошо. Я с тобой.

С трудом сдерживая страх, я присела рядом в надежде, что Гордон придет в себя, немного успокоится и с ним можно будет поговорить.

— От кого мы прячемся? — шепотом проговорила я. Он выглядел ужасно: волосы всклокочены, безумные глаза, нелепая бороденка клинышком. Рубашка порвана и запачкана вроде бы кровью… Господи, почему раньше я не понимала, какой он?.. Никто не понимал. Сколько всего можно было предотвратить… Если бы мы вообще внимательнее вглядывались друг в друга…

Он привстал, осторожно выглянул из-за крыла машины.

— Путь свободен. Иди за мной. Пригни голову и будь настороже.

И побежал к задней двери дома, я за ним. Только он один мог сейчас вывести меня на Марлу, помочь окончательно разрешить все сомнения.

Быстро открыв дверь, он пропустил меня внутрь. Дверь захлопнулась, я была отрезана от моего тыла. Вокруг сырая тишина. Как в могиле.

Поведение Гордона внезапно изменилось: на смену одичавшему, напуганному человеку пришел гостеприимный хозяин.

— Как я рад, Кьяра, что ты здесь, — светским тоном произнес он. — Я так этого ждал. Что у тебя случилось?

— Случилось? — Я поперхнулась: он на меня так смотрел, я боялась его, жалела и не знала, что говорить.

— Ты стучала ко мне в дверь, Кьяра, и просила о помощи. Кто опять тебя обидел?

Я искала ответ и скользила глазами по комнате, по жалкой обстановке: потертая тахта, накрытая выцветшим пледом, старое кресло-качалка, колченогий кофейный столик, на нем небольшая ваза с желтыми розами.

— Конечно, — выговорила я в конце концов, — мне нужна помощь. Куда-то исчезла наша Марла после того, как ее выпустили… Ты ведь знаешь об этом, правда? А я не могу ее найти. Но ты мне поможешь.

Я пристально взглянула ему в лицо, но не заметила никаких следов замешательства или волнения. Наоборот, он стал еще спокойнее.

— И это все? — сказал он, направляясь в крошечную кухню. — Хочешь что-нибудь выпить? Я приготовлю чай.

Чай! Только этого мне не хватало сейчас для полного удовольствия!

— Конечно, — ответила я. — Очень хорошо.

Я подошла поближе к вазе с цветами. Мои каблуки гулко стучали по грубым доскам пола, как по корабельным сходням. Гордон появился из кухни с чашками, поставил их на столик рядом с вазой.

— Знаю, ты любишь розы, — прошептал он. — Только они заслуживают твоего внимания… Садись сюда.

Он опустился на софу, потянул туда же меня. Я не отстранялась. Смотрела в его затуманенные безумием глаза и высчитывала, когда же он поймет, что я все о нем знаю… Что я догадалась.

Он протянул руку, отвел прядь волос, упавшую мне на щеку.

— Ты такая красивая, — тихо сказал он. — И хорошо знаешь, что пламя бывает не только от свечки… Верно?

Вот оно… Вот и подтвердилось то, к чему я пришла в своих предположениях несколько часов назад. Значит, он… Я хотела что-то сказать, но губы словно онемели от холода. “Пламя бывает не только от свечки”. Да, и от взрыва тоже…

— Ты ведь получала мои записки? — спросил он. — В которых я писал, что позабочусь о тебе. Чтобы ты ни о чем не беспокоилась. Что никому не позволю тебя обидеть. Все они заплатят за это… Уже заплатили… И я хочу… — Он говорил отрывисто, со страшным напором. — Я хочу, — продолжал он после паузы, — увезти тебя отсюда, Кьяра.

— Ой, я же не могу, Гордон, — как можно беспечнее сказала я. — У меня работа, ты знаешь.

Я умудрилась выдавить улыбку, чтобы он, чего доброго, не обиделся на мой отказ.

Он продолжал смотреть на меня, его зрачки были неподвижны. Это становилось страшным.

Потом сказал:

— Они тебя совсем не ценят. Суют кого-то на твое место… То одну, то другую. Хотят скинуть тебя с трона… А мужчины… они еще хуже, Кьяра. У них грязные руки. Как у того… Барбони… и у других… Они все пробуют заполучить тебя… И только я… я один хочу тебя защитить… — Он произнес это с такой печалью, что у меня сжалось сердце. — Я не смог помочь Лори, но помогу тебе.

— Кто такая Лори?

Гордон взглянул на меня с укоризной:

— Как кто? Моя сестра.

Я заставила себя протянуть руку и прикоснуться к его колену.

— Сестра, у которой цветы? Он кивнул.

— Она их продавала в Атланте. — Он снова заговорил отрывисто, с короткими паузами. — Лори собиралась стать актрисой. Наши родители и я думали, так и будет. Она говорила, что играет на сцене, танцует. А еще она продавала цветы. Желтые розы. Она их так любила. — Гордон все пристальнее вглядывался в меня. — Ты так на нее похожа, Кьяра. Потому я нанялся на работу к Винсенту. Я приехал из Атланты. Чтобы спрятаться от всех, от всех… Знаешь, как бывало, когда в детстве играли в прятки?.. А потом ехал по улице… по набережной. И вдруг увидел твою фотографию. На стенде для афиш. И сразу уяснил, чего от меня хочет Бог… Ты понимаешь? Это был мой второй шанс. Спасти тебя… Лори я спасти не смог…

Я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание, так стало нехорошо. Гордон продолжал тихо говорить, иногда прикасаясь к моему плечу как добрый и близкий родственник.

— … Я приехал сюда вовремя, верно, Кьяра? Как раз чтобы помочь тебе… Как раз когда Гамбуццо начал приглашать всех этих продажных женщин из преступных синдикатов. Женщин, снимавшихся в порнофильмах. Еще немного, они бы тебя затащили туда же… Ты должна была бы работать на них… на всяких Барбони… как моя сестра. Они хозяйничают всюду — в Джорджии, во Флориде…

— Гордон, — прервала я поток слов, — мне никто не угрожает. Я вне опасности.

Он не обратил никакого внимания на мои слова.

— Они обещали защиту Лори, и что она получила? Ее не любили другие девушки, потому что она была красива. Почти как ты… Но Барбони ее не защитил. Никто не защитил. Они заставили ее распространять наркотики, а потом какой-то извращенец убил ее. — Его глаза наполнились слезами. — Но теперь у меня есть ты, — через силу проговорил он. — И я стану твоим ангелом-хранителем.

Этого я не выдержала.

— Разве ангел-хранитель должен убивать людей? Взрывать машины? Подкладывать взрывчатку собакам?

Он отвел глаза с обиженным видом. Как ребенок, которого незаслуженно отругали.

— Я не хотел причинить зло твоей собаке. Звери ни в чем не виноваты. Просто думал немного напугать тебя. Чтобы держала ухо востро… — Он вдруг неприятно ощерился. — А тот коп, он тебе не друг. Единственно, чего хочет, — владеть тобой. И он плохой детектив. А если хороший, почему не поймал меня до сих пор?..

Сейчас на его лице было написано самодовольство. Удовлетворение.

Я поднялась с тахты.

— Где у тебя умывальник, Гордон?

Я подумала: может, там есть окно, через которое смогу удрать? Но сначала нужно узнать, где Марла. Здесь, в доме? И жива ли она? Почему у него кровь на рубашке? Или это краска?

Он тоже встал, взял меня за руку:

— Пойдем покажу.

Туалет был в холле — небольшое помещение без окна, с умывальником и душем.

Я начала закрывать дверь и поняла: он хочет остаться за ней, чтобы охранять меня.

— Гордон, — сказала я, — у меня с утра не было во рту ни крошки. Можешь дать мне поесть?

Он удовлетворенно улыбнулся, поняв, что я не собираюсь уходить.

— Конечно, Кьяра. Сделаю тебе сандвич.

Я закрыла дверь, прислонилась к ней. Итак, он любит меня, как свою покойную сестру, и готов убить все человечество, охраняя меня. И конечно, никуда не отпустит теперь по доброй воле. А когда мне придут на помощь, то неизвестно, что он может вытворить. Все, что угодно. Я спустила воду в унитазе, открыла кран в умывальнике. Потом отворила дверцы висячего шкафчика. Там было полно лекарств — в пузырьках, коробках, пачках. Прозак, тразодон, велбутрин, ремерон, глозарил… Некоторые я видела и на полках у Рей-дин. Соседка не очень-то любила их принимать. Гордон, наверное, тоже. Судя по датам на упаковках.

— Кьяра! — услышала я его голос.

— Иду, — ответила я, с безнадежностью сознавая, что ничего не могу придумать.

Остается единственная надежда, с грустной иронией подумала я, на мое личное оружие. Нет, не огнестрельное, к нему, я уже говорила, у меня устойчивый страх. Но как-, то мне подарили небольшой выдвижной нож и я стала его иногда брать с собой по ночам: нужна ведь какая-то защита, хотя бы просто от пьяных или от хулиганов, когда возвращаюсь на рассвете из клуба. Я даже придумала, где его прятать: пришила специальный кармашек к лифчику. Конечно, не к тому, в котором выступаю.

Сандвич и чашка чая уже ожидали меня на столе.

— Ух, спасибо, — сказала я. — А нет у тебя, случайно, чего-нибудь солененького? Пикули, например?

— Сейчас погляжу в кладовке.

Он вышел из комнаты, а я сразу же вытащила из лифчика нож и спрятала в сжатой ладони левой руки, которую постаралась втянуть в рукав блузки. Потом осмелилась открыть еще одну дверь и посмотреть, что за ней. Там была спальня: покосившаяся кровать, разбросанная по стульям и на полу одежда, грязное белье. В комнате пахло гниением… и кровью. Или у меня разыгралось воображение? Немудрено.

В этой комнате тоже была еще одна дверь. Куда она ведет? Во двор? Или в какой-нибудь чулан? Я повернула ручку. Дверь была заперта. Взглянула на часы. Скоро здесь будут мои спутники и полиция. Что они найдут?.. Сколько трупов?.. И где Марла? Она давно дала бы о себе знать, если бы вырвалась отсюда. Или если здесь… и жива.

— Марла, — прошептала я, прислоняясь к двери. — Ты здесь?

Никто не ответил, но мне показалось, что оттуда раздался какой-то приглушенный звук или стон.

— Это Кьяра, — опять шепнула я. — Держись, если это ты.

Я повернулась на шарканье шагов. Сзади меня стоял Гордон с тарелкой в одной руке и пистолетом в другой.

— О, Кьяра, — горестно вздохнул он. — Зачем ты так? Не нужно было этого делать. — Тарелка упала из его руки и разбилась на кусочки. — Ты ведь понимаешь, я не могу позволить тебе уйти. Теперь ты принадлежишь мне. Мы уйдем отсюда только вместе и никогда не вернемся.

Он медленно, словно нехотя, приблизился ко мне, схватил за руку, толкнул на кровать.

— Мы будем всегда принадлежать друг другу, — ласково сказал он и поднес пистолет к моей голове.

— Гордон, нет! Подожди… — Я старалась, чтобы голос не выдал охватившей меня паники. — Мы еще не закончили… здесь…

Он внимательно слушал.

— Здесь… — повторила я. — На земле. Есть вещи, которые можно сделать только здесь, а не… не в вечности.

Я осмелилась подняться, вплотную подойти к нему, посмотреть в лицо, не обращая внимания на пистолет.

— Гордон, ты не можешь убить меня. Ты ведь не сделал бы этого с Лори. — Я готова была говорить что угодно, цепляясь за соломинку, чтобы дождаться помощи… дожить до той минуты, когда она придет. — Поговори со мной еще немного, Гордон, — прошептала я, решившись еще на один шаг.

Его глаза моргнули, когда я начала расстегивать ворот блузки. Я делала это одной рукой — во второй был нож, — и мне было неудобно.

— Помоги, Гордон.

Я придвинулась совсем впритык. То, что я держала палец на кнопке, высвобождавшей лезвие, немного ободряло меня.

Его руки задрожали, оружие в них тоже. Он медленно поднял свободную руку, коснулся моей груди.

— Я хочу, чтобы ты был со мной, Гордон, — прошептала я. — Только опусти пистолет.

— Не сейчас, — ответил он, присев на кровать и не сводя глаз с моей груди.

Я окончательно расстегнула блузку, стащила лифчик. Потом снова подошла к нему, протиснулась между его коленями. Он тяжело дышал, но не расставался с пистолетом.

— Обними меня, Гордон, — попросила я. — Прикоснись к моей груди. Положи на нее голову, как на грудь матери… сестры.

Он был мерзок, противен, и было безумно жаль его. Я прижала его лицо к моей груди правой рукой, левой нажала на кнопку ножа, ощутила его острое, как бритва, лезвие у себя на ладони. Я не знала, что делать дальше, как обезоружить его; попыталась опрокинуть на постель, и в эти минуты до нас донесся отдаленный вой полицейских сирен.

Гордон оттолкнул меня и прислушался.

— Это они, — проворчал он. — Ты не хотела делать, как я говорил. Лори тоже не хотела. Ты их позвала.

Не слушая ответа, он вскочил, прижал меня к кровати, наклонился надо мной. Его лицо исказилось от ненависти. Козлиная бородка противно дрожала.

Тряслась и рука с пистолетом, который он направил сначала в свою голову, а потом в мою.

Я непроизвольно дернулась и что есть силы ударила его ногой. Он тяжело упал на меня, пистолет выстрелил с оглушительным хлопком. Мы начали бороться.

Я старалась не дать ему возможности поднять еще раз руку с оружием, делала все, что могла: била его руками, ногами, царапала, кричала — в надежде, что кто-нибудь услышит. Я напрочь забыла, что у меня нож, и думала только о пистолете в его руке.

Маньяк тоже, видимо, забыл о своем оружии, потому что я вдруг ощутила, как он еще сильнее навалился на меня и обхватил мое горло обеими руками. Я начала задыхаться, перед глазами поплыли круги. В туманящемся сознании возникло лицо Нейлора, его голос произнес: “Ты должна уметь защищаться, знать болевые точки противника… ”

Последним усилием я приподняла слабеющие руки — одну с ножом — и ударила его. Не знаю куда…

Ударила, почувствовала, что хватка ослабла, оттолкнула его, вскочила с кровати и выбежала в другую комнату. Он кинулся за мной, воя, как раненый зверь, оторвал меня от двери, опять бросился в спальню. Дверь была заперта, я не знала, как открыть, у меня не было времени, я подбежала к окну. Схватив со столика вазу с желтыми розами, я зыбила стекло, и в это время он снова вбежал в комнату. В руке опять был пистолет. Вторая его рука кровоточила.

— Не уходи! — закричал он. — Мы вместе…

Но я уже протискивалась в окно. Я свалилась в траву, не чувствуя боли от порезов, и бросилась бежать к калитке. Позади хлопнул выстрел. И еще один. Я не видела, куда бежала, просто спасала себе жизнь. Слава Богу, уже сгустились сумерки.

— … остановись наконец, — услышала я чей-то голос. Кто-то схватил меня, потащил к большому джипу, стоявшему неподалеку.

— Господи, Кьяра…

Теперь я поняла: это был Нейлор.

На меня внезапно навалилась полная тишина. Либо я оглохла, либо все в природе умолкло на какое-то время.

Тишину нарушил резкий противный голос Паки Коццоне.

— Эй, люди! Не бойтесь! Я подстрелил этого гребаного убийцу. Сберег ваши патроны.

Да, Паки был в своей стихии — лишь бы кого-нибудь подстрелить.

Нейлор отдал необходимые распоряжения и повернулся ко мне.

— Ты опередила нас, — сказал он, и в его тоне я не уловила никакого одобрения, не говоря о восхищении. — Мы вышли на парня, которому Гордон платил, чтобы тот привозил тебе цветы. Поймали на доставке наркотиков. Я звонил тебе полдня, чтобы сообщить. Но дело сейчас не в этом. В доме кто-то может еще быть?

— Он был один, — сказала я, — но из спальни дверь ведет куда-то, она заперта. Мне показалось… там…

Нейлор не дослушал меня и приказал осмотреть весь дом. Вообще я чувствовала, он очень недоволен мной. И, возможно, на этот раз был прав. Хотя могут быть и другие мнения. В том числе мое собственное…

Мы с Винсентом тоже двинулись к дому за Нейлором и копами из его команды.

Прошли по всем помещениям — никого. Остановились перед дверью, за которой мне почудилось движение или голос. Все тихо. Я начала кричать так, что чуть не сорвала голос, — звала Марлу. Винсент всей своей массой ударил в дверь, она сорвалась с петель, он первым, оттолкнув полицейского с “кольтом”, ворвался в полутемную каморку.

Когда туда протиснулась я, Винсент стоял на коленях возле койки, на которой среди всякого рванья лежала окровавленная, вся в синяках, но живая Марла. И что вы думаете? Глаза у этого борова были полны слез. А улыбка… Какая ангельская улыбка играла на его толстых губах! Марла открыла глаза, у нее не было сил говорить, но она смотрела на него так, словно увидела в первый раз и поразилась, до чего же он хорош. Когда ее уносили, девушка сумела поднять руку и стереть скупую слезу с его мясистого лица.

И даже произнесла несколько слов:

— Все будет в порядке, Вине. Бомбардировщик вернется на сцену.

Глава 32

Чем мне нравится наш Юг — он точь-в-точь как моя родная Филадельфия, только в несколько раз чище. В нашей Филе, когда я была ребенком, мы жили в низеньком кирпичном с тесовой обшивкой доме, передний двор залит бетоном, а на заднем у нас был участок размером с почтовую марку, на котором росли трава, цветы и даже большое старое ореховое дерево.

В летнюю пору старики, то есть наши родители, бабушки и дедушки, вытаскивали зеленые металлические стулья и усаживались под дерево. По субботам ма добавляла к стульям карточный столик, накрытый потертой белой скатертью, и начиналась игра. Они играли дотемна, освещая стол свечами, вставленными в старые бутылки из-под кьянти. Игра кончалась, когда свечи сгорали дотла. Помню, как я лежала уже в постели и через открытое окно до меня доносились голоса взрослых, смех; помню ощущение, что я в безопасности, любима. Тогда я была уверена, что весь мир — счастливое и защищенное от всяческих напастей место…

Мой трейлер сейчас тоже стоит возле дерева — чахлого дуба, по старой привычке еще пытающегося протягивать свои поредевшие ветви как можно дальше над жухлой травой. И под ним тоже стоят стулья, которые я вытаскиваю из своего дома, а также одалживаю у соседей. Мы любим посиживать летними вечерами, когда есть время, с Рейдин и Пат, прислушиваясь к шелесту листьев, жужжанию ночных насекомых, вдыхая аромат цветов, деревьев и лимонный запах масляных факелов, которые я зажигаю и втыкаю прямо в землю.

В одну из суббот после смерти Гордона, когда все волнения уже улеглись, мы так же собрались возле моего трейлера, но было нас намного больше, чем обычно. Хотелось этим сказать себе и другим, что несчастья не длятся вечно и что все хорошо, что хорошо кончается.

Стол был побольше, чем у нас в Филадельфии, а в центре на почетном месте тоже возвышалась бутыль кьянти. Почти все захотели что-то приготовить сами или на худой конец принести. Даже Фрэнсис вознамерился воссоздать знаменитые фрикадельки нашей ма, но они у него позорно развалились во время приготовления. Зато Пат принесла семислойный салат и рыбу, жаренную на рашпере, а Рейдин извлекла из холодильника свою прославленную овощную запеканку.

Пришли Марла и Винсент. Она еще прихрамывала, рука была в гипсе, и Винсент — откуда только берутся силы? — почти вынес ее из машины и усадил на мягкий стул, который специально привез с собой. Потом еще раз сходил к машине и притащил целый короб с каким-то особым салатом и пиццей.

Появился — вы не поверите! — Паки Коццоне, который проникся почтением к нам с Фрэнсисом, а вернее, хотел укрепить отношения с кланом Лаватини после своего не слишком дружеского поступка. Впрочем, следует признать, и мы с ним не без помощи Рейдин поступили не лучшим образом. Вместе с Паки были его неразлучные дружки Гвидо и Хэм, славные нью-йоркские ребята, и прибыли они не с пустыми руками, а с огромным пирогом, доставленным прямо из Нью-Йорка, и с несколькими галлонами пива в канистрах. Не знаю, откуда им стало известно, что мы решили собраться. Впрочем, никакой тайны мы из этого не делали.

Эрни Шварц появился после восьми, в гавайской рубашке и с гавайской гитарой под мышкой. И еще с женой, у которой был ужасно недовольный вид, с которым дама и вручила мне огромную коробку шоколадных конфет.

— Так приятно наконец познакомиться с вами, — кисло сказала она.

— Еще бы, — согласилась я и, оставив ее в некотором недоумении, поспешила встретить въехавший на нашу территорию огромный семейный “линкольн” голубого цвета, который выполняет функции такси в нашем городе.

Кто бы это мог быть?

— Фрэнсис! — крикнула я в удивлении, когда брат первым выпрыгнул из машины с бутылкой пива в руке. — Откуда ты и почему на такой грандиозной тачке?

— Все из-за этих чертовых фрикаделек, — сказал он. — Которые у меня не получились. Я же не мог стерпеть, и пришлось съездить вот за ними.

И я увидела, что из машины выходят мои па и ма! У мамули в руках были судки, и я уже знала, что там: она прилетела прямо из Филадельфии и привезла свое коронное блюдо.

— Кьяра! — воскликнула моя ма, бросаясь ко мне. — Как ты исхудала! Тебе нужно лучше питаться. Моя бедная девочка!

Фрэнсис плясал от радости вокруг кастрюлек: бедняга успел соскучиться по пище, приготовленной руками нашей ма.

Что поразило всех и чего никто не ожидал, так это как Паки Коццоне встретил моего па.

Он и его молодцы стремительно кинулись к нему — и мне на секунду стало страшно. Однако по-настоящему испугаться я не успела, — дальше произошло вот что: Паки бухнулся перед па на колени, схватил его руку и поцеловал. Прямо в обручальное кольцо. Оба качка сделали то же самое, прежде чем отец отдернул руку.

— Что за черт… — начал он, но Фрэнсис пришел на помощь.

— Па, — сказал он, — эти ребята из семьи наших нью-йоркских друзей. Они таким образом выражают тебе свое уважение.

Отец с недоверием взирал на них некоторое время, потом ворчливо произнес:

— Рад познакомиться с вами, парни, но обойдемся без поцелуев. Мы не в стране наших отцов и дедов.

Паки смиренно отступил в сторону со словами:

— Всего-навсего знак уважения, мистер Лаватини.

— О, па! — вскричала ма. — Ты напрасно сердишься. Это было так красиво!!! Какие милые молодые люди!..

Мы включили музыку, которую особенно любили мои родители, — у меня была целая кассета, и я увидела, как они обрадовались, стали прислушиваться, а потом ма негромко сказала отцу:

— Помнишь? Она звучала в ту ночь… перед тем, как родилась Кьяра. Я не могла уснуть, ты повел меня на кухню… хотел накормить… Помнишь?

И заплакала. А па, ни слова не говоря, обнял ее и начал с ней танцевать. И напевать что-то. И все притихли…

Как раз в эти минуты сумрак вечера прорезал мощный свет фар, и я уже знала, кто приехал. Водитель сразу выключил свет и некоторое время не выходил из джипа, наблюдая за танцем. Потом тихо вышел, пробрался ко мне и шепотом пригласил тоже потанцевать.

Мы начали медленно двигаться в такт музыке, в такт с танцующими папой и мамой. Сначала я смотрела в лицо моему партнеру, потом закрыла глаза, прислушиваясь, как он еле слышно подпевает.

— Знаешь, Джон, — тихо сказала я, не открывая глаз, — хорошо, если бы так могло продолжаться долго-долго.

— Ты бы этого хотела? — спросил Нейлор. — Я — да.

— Я тоже.

Подражая действиям моего отца, он чуть-чуть отстранился и прокрутил меня вокруг моей собственной оси. Когда наши лица снова сблизились, я проговорила:

— Хорошо-то оно хорошо, но чертовски сложно.

Он засмеялся, эхо подхватило его смех и разнесло по улице.

— Иду на это, — сказал он. — Смелости у меня хватит. Я рисковый парень.

Танец окончился, мы постояли обнявшись еще около минуты. Но мне показалось, это длится несколько часов. Так приятно пахло от него одеколоном, такой защищенной я чувствовала себя в его руках.

Фрэнсис коснулся моего плеча, наклонился, лицо у него было напряженное.

— Фрэнсис, я очень занята, ты разве не видишь? Без улыбки он протягивал трубку мобильника.

— Тебя, — сказал он.

— И тому, кто звонит, ответь то же самое: я очень, очень занята. Надолго… Навсегда.

Я снова опустила голову на плечо Джона.

— Кьяра! Тебе придется ответить!

— Ладно, ладно, Фрэнсис.

Я выхватила трубку из его рук:

— Алло?

— Мисс Лаватини? — Голос был мужской, надтреснутый, несомненно, принадлежавший немолодому человеку. — Говорит твой дядя Лось.

Что за шутки? Но я тут же поняла, что это не розыгрыш, и похолодела.

— Здравствуйте, — сказала я севшим голосом. — Как поживаете?

Большой Лось благодушно хихикнул:

— Надо бы поговорить, племянница, а?

— Конечно, — ответила я уже более спокойно. — Когда?

Нейлор и Фрэнсис не сводили с меня глаз, пока я говорила. У Фрэнсиса был такой вид, словно он готов немедленно вызвать полицию.

— В ближайшее время, — сказал мой собеседник. — Я сам свяжусь с тобой. Теперь я не выпущу тебя из поля зрения.

Он отключился, в трубке наступила противная тишина. Я взглянула на Фрэнсиса.

— Кто это был, детка? — с беспокойством спросил Джон.

Я улыбнулась ему с той же благопристойной искренностью, с какой умела когда-то улыбаться сестре в католической школе перед тем, как сообщить ей какую-нибудь очередную добротную лажу. Иначе говоря, соврать.

— Ничего особенного, — сказала я. — Просто дядя пожелал мне всяческих успехов. Ты ведь знаешь, какие они, эти родственники.

Он улыбнулся в ответ. Но улыбкой копа, говорившей, что не верит ни моей улыбке, ни единому моему слову и сам вскоре разберется во всем этом.

Тем не менее Нейлор снова обнял меня и сказал:

— Нет, детка, я не очень знаю этих родственников… — Мы опять начали медленно танцевать. — Не знаю, — повторил он, — и, надеюсь, ты расскажешь мне о них, не так ли? По-моему, теперь я имею законное право узнать побольше о твоей семье. В том числе и о знаменитом дяде…

В темном воздухе звучало пение Дина Мартина — старая красивая мелодия любви.

Нейлор крепче прижал меня к себе, я глубоко вздохнула и расслабилась. Сегодня у нас будет еще одна долгая-долгая ночь.


home | my bookshelf | | Стриптиз в кино |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу