Book: Сто прикосновений (Дневник Мелиссы)



Сто прикосновений (Дневник Мелиссы)

Мелисса П

Сто прикосновений

(Дневник Мелиссы)

Anne

6 июля 2000 г. 15:25

Дневник, я пишу тебя.

В комнате почти темно. Стены увешаны эстампами Климта и плакатами Марлен Дитрих: она смотрит на меня надменно и томно, пока я царапаю свои каракули. Лучи солнца пробиваются сквозь жалюзи и отражаются на белом листе.

Стоит жара, знойная, сухая.

Из соседней комнаты доносятся звук телевизора и голос моей сестры, напевающей мотив из какого-то мультика; на улице кричит легкомысленный сверчок. В доме спокойно и тихо.

Кажется, что все упрятано под тончайшим стеклянным колпаком, и жара затрудняет движения; но во мне нет покоя. Как если бы мышь грызла мою душу так незаметно, что казалось бы почти нежным. Мне и не плохо, и не хорошо, беспокоит то, что мне «никак».

Но достаточно поднять глаза и встретить свой взгляд, отраженный в зеркале, чтобы покой и тихое счастье снова завладели мной.

Я любуюсь собой перед зеркалом, я испытываю восторг от форм, которые постепенно становятся более определенными и уверенными, от грудей, уже заметных под футболкой: они нежно вздрагивают при каждом шаге… Когда я была еще маленькой, моя мать ходила по дому совсем голой, и я привыкла видеть женское тело. Поэтому для меня не являются тайной формы взрослой женщины; но, как запущенный лес, волоски, скрывающие Сокровенное место, притягивают взгляд.

Отражаясь в зеркале во весь рост, я медленно трогаю там пальцем и, глядя себе в глаза, испытываю к себе чувство любви и восхищения.

Удовольствие смотреть на себя настолько велико и настолько сильно, что сразу превращается в физическое наслаждение, начинаясь щекотанием, заканчивается жаром и мурашками, которые длятся лишь несколько мгновений. После этого наступает смущение.

В отличие от Алессандры я никогда не даю воли фантазиям. Недавно она мне сказала, что она тоже себя трогает, и сказала, что в такие моменты ей нравится думать, что ею обладает мужчина, трахает ее с силой и жестокостью, почти причиняя ей боль. Я удивилась, потому что для возбуждения мне достаточно просто смотреть на себя. Она спросила, трогаю ли я себя тоже, и я ей ответила, что нет. Я абсолютно не хочу разрушать этот мир, который я сама себе построила, это мой мир, чьими обитателями являются лишь мое тело и зеркало, и ответить «да» на ее вопрос – это было бы предательством по отношению к нам.

Единственное, что меня заставляет хорошо себя чувствовать, – это тот образ, который я вижу и люблю, все остальное – ненастоящее. Ненастоящими являются все мои дружбы, зародившиеся случайно и ставшие посредственными и незначительными… Ненастоящими являются поцелуи, которые я робко подарила нескольким мальчикам из моей школы; как только мои губы касались их губ, я чувствовала какое-то отторжение; и я бы убежала куда-нибудь подальше в тот же миг, когда их язык неумело втискивался в мой рот. Это все – фальшь, это так мало похоже на состояние, в котором я сейчас нахожусь.

Я хотела бы, чтобы все картинки оторвались от стен моей комнаты, чтобы через окно ворвался морозный леденящий холод, а вой собак заменил бы пение сверчков.

Я хочу любви, дневник. Я хочу, чтобы мое сердце растаяло, и я хочу видеть, как сталактиты моего льда ломаются и тонут в реке страсти и красоты.

8 июля 2000 г. 8:30 вечера

На улице галдеж. Смех наполняет этот удушающий летний воздух.

Я представляю себе глаза моих ровесников, когда они выходят из дому: горящие, живые, полные нетерпения поразвлечься вечером. Они проведут ночь на пляже и будут петь под гитару, и кто-то удалится туда, где темнота скрывает все, и будут нашептывать друг другу неопределенные по смыслу слова. Кто-то другой на следующий день поплывет в море, уже потеплевшее от утреннего солнца, таинственное и хранящее незнакомую морскую жизнь. Они будут жить и знать, как управлять своей жизнью. О'кей, я согласна, я тоже дышу, в биологическом смысле со мной все в порядке… По мне страшно. Мне страшно выходить из дому и встречать незнакомые взгляды. Я знаю, что я живу в вечном конфликте с собой, в какие-то дни мне приятно находиться среди людей, и я чувствую в этом настоятельную потребность. А в иные дни единственное, что мне нужно, так это остаться в полном одиночестве. Тогда я лениво сгоняю моего кота с постели, ложусь на спину и думаю.

Иногда ставлю какой-нибудь CD, почти всегда классическую музыку. И мне хорошо в тайном сговоре с музыкой, и мне ничего не надо. Но эти шумы на улице меня терзают, я знаю, что этой ночью кто-то будет жить интенсивнее, чем я. А я останусь внутри этой комнаты слушать звуки жизни, я буду их слушать, пока сон не обнимет меня.

10 июля 2000 г. 10:30

Знаешь, дневник, что я думаю? Я думаю, что это была отвратительнейшая идея – начать вести дневник… Я знаю, какая я, я себя знаю. Через несколько дней я где-нибудь потеряю ключ или, может быть, по своей воле я прекращу писать, потому что отношусь очень ревниво к своим мыслям. Или, может быть, даже наверняка, эта бестактная особа – моя мать – будет рыться в моих бумагах, найдет тебя, и тогда я почувствую себя глупой и перестану рассказывать.

Я не знаю, идет ли мне на пользу изливать свою душу, но, по крайней мере, меня это отвлекает.

13 июля, утро

Дневник, я довольна!

Я вчера была на вечеринке с Алессандрой – высокая и тонкая, на каблуках, она красива, как всегда, и, как всегда, немного грубовата в выражениях. Но внимательная и нежная. Сначала я не хотела идти, потому что на вечеринках мне скучно, и еще потому, что вчера жара была такая удушливая, что я ничего не могла делать.

Но она меня уговорила пойти с ней, и я согласилась.

На мотороллере мы доехали с песнями до самой окраины городка, откуда виднелись холмы, превращенные зноем из зеленых и пышных в сухие и невзрачные. Все жители Николози собрались на большой праздник, устроенный на площади, и там, прямо на теплом асфальте, стояли лотки, с которых продавали конфеты и засушенные фрукты. Небольшой особняк находился в конце какой-то темной улочки; как только мы добрались до его решетки, Алессандра замахала руками и прокричала: «Даниэле! Даниэле!»

Он вышел не спеша и поздоровался. Он показался вроде красивым, но в темноте трудно было его разглядеть. Алессандра нас представила друг другу, и он мне слабо пожал руку. Он очень тихо пробормотал свое имя, и я слегка улыбнулась при мысли, что он застенчив; в какой-то миг я заметила, как блеснули в темноте его зубы, поразительной белизны и блеска. Тогда я, сжимая сильнее его руку, произнесла, кажется, слишком громко: «Мелисса»; и, возможно, он не отметил блеска моих зубов, не таких белых, как у него, но, возможно, увидел, как мои глаза зажглись и засверкали.

Уже в доме, при освещении, я поняла, что он действительно красив; я шла позади него и видела, как при каждом шаге двигались его мускулы. Я ощутила себя мелкой при моем росте метр шестьдесят и к тому же – дурнушкой рядом с ним.

Когда же мы уселись в кресла гостиной, он оказался напротив меня и, потягивая пиво, смотрел прямо мне в глаза. Я тогда застеснялась своих прыщиков на лбу и своей слишком белой кожи по сравнению с его кожей. Его нос, прямой и пропорциональный, казался точно таким, как у греческих статуй, а выпуклые вены на его руках придавали ему вид физически сильного человека; его большие темно-синие глаза смотрели на меня высокомерно и насмешливо. Он задал несколько вопросов, при этом выказывая свое безразличие ко мне, но это меня вовсе не обескуражило, мне даже это понравилось.

Он не любит танцевать, и я тоже. Таким образом, мы остались одни, а все остальные в это время бесились, пили, шутили и танцевали.

Внезапно наступила тишина, и мне захотелось от нее избавиться.

– Красивый дом, да? – сказала я, стараясь держаться увереннее.

Он только пожал плечами, и я, чтобы не быть назойливой, замолчала.

Потом начались личные вопросы; когда все увлеклись танцами, он подсел ко мне и стал смотреть на меня, улыбаясь. Я была удивлена, заворожена и ожидала от него любого смелого движения, мы были одни, в темноте… Вдруг его вопрос: «Ты девственница?»

Я покраснела, почувствовала комок в горле, и множество шпилек стали покалывать мою голову.

Я тихо ответила: «Да» – и сразу отвела взгляд, чтобы скрыть свое смущение. Он прикусил губу, подавив смех, так ничего и не говоря. А в душе я выругала себя: «Сейчас ты для него ничтожество! Идиотка!» – но, в сущности, что я могла сказать, ведь это была правда, я – девственница. Меня никто никогда не трогал, за исключением меня самой, и это меня радует. Но любопытство во мне существует, и оно огромно.

Любопытство, прежде всего, узнать мужское тело, мне никогда этого не разрешалось; когда по телевизору показывают сцены с голыми телами, мой отец сразу же хватает пульт и меняет канал. А когда этим летом я осталась на всю ночь с одним мальчиком из Флоренции, который был здесь у нас на каникулах, то я не осмелилась положить свою руку в то же самое место, куда он уже положил свою.

И потом, было бы интересно испытать удовольствие, произведенное кем-то другим, а не самой, ощутить его кожу моей кожей. И еще: это будет моей привилегией, если среди девчонок моего возраста я буду первой знать, что такое секс.

Почему он задал мне этот вопрос? Я еще не подумала над тем, каким окажется мой первый раз, и, возможно, я об этом никогда и не подумаю, я только хочу это пережить и, если можно, иметь об этом навсегда прекрасное воспоминание, которое будет меня сопровождать в самые печальные моменты моей жизни.

Я думаю, что им мог бы стать Даниэле, я это интуитивно почувствовала по некоторым признакам.

Вчера вечером мы обменялись номерами телефонов, и ночью, пока я спала, он мне послал эсэмэску, которую я прочла утром:

«Мне было очень хорошо с тобой, ты очень славная, и я хочу тебя видеть. Завтра приходи ко мне, мы поплаваем вместе в бассейне».

19:10

Я ошарашена и встревожена.

Встреча с тем, чего до недавнего времени я не знала, оказалась скорее ударом жестоким, если не сказать премерзким.

Его дом – загородный, очень красивый, окружен зеленым садом, в котором мириады прекрасных свежих цветов. В голубом бассейне сверкали солнечные блики, и вода призывала в нее окунуться, но именно сегодня я не могла этого сделать из-за месячных. Сидя под плакучей ивой за столиком из бамбука, со стаканом холодного чая в руке, я наблюдала, как все бросаются в воду, играют и плещутся. Он на меня иногда посматривал, и я, довольная, ему отвечала улыбкой. Потом я увидела, что он выходит из воды, поднимается по ступенькам и направляется ко мне; капли воды медленно стекали с его блестящего торса, а он одной рукой поправлял свои мокрые волосы, разбрызгивая капли вокруг себя.

– Жаль, что ты не можешь с нами поплавать, – сказал он слегка иронично.

– Это ничего, – ответила я. – Зато немного позагораю.

Не говоря ни слова, он взял меня за руку, из другой руки выхватил мой стакан и поставил его на стол.

– И куда же мы идем? – спросила я со смехом, но испытывая невольный страх.

Он не ответил и повел меня наверх по бесконечным лестницам; около одной двери из-под коврика он достал ключ, вставил в замочную скважину, хитро глядя на меня своими блестящими глазами.

– Куда ты меня ведешь? – спросила я, скрывая страх.

И опять никакого ответа, только легкая ухмылка. Он открыл дверь, вошел, таща меня за собой, и закрыл дверь за моей спиной.

В комнате, едва освещенной проникавшим сквозь жалюзи солнцем, было очень жарко; он меня прижал к двери и стал страстно целовать, давая почувствовать вкус его губ, которые отдавали земляникой и даже по цвету очень на нее походили. Его руки опирались на дверь, и мускулы были напряжены, я могла ощущать их силу своими руками, потому что я их ласкала и трогала, и мурашки пробегали по моему телу. Потом он взял мое лицо в свои руки, оторвался от моих губ и спросил тихо: «Ты хотела бы этого?»

Кусая губы, я ответила, что нет, потому что внезапно меня обуяли тысячи страхов, безликих и неопределенных. Он нажал еще больше своими руками на мои щеки и с силой – возможно, он так хотел передать мне свою страсть – стал подталкивать меня вниз, и тут вдруг неожиданно я увидела его член. Сейчас он был передо мною, он источал запах мужчины, и каждая вена, по нему проходящая, выражала такую мощь, что мне показалось естественным померяться с нею. Он нагло прошел сквозь мои губы, стирая вкус земляники, все еще остававшийся на них.

Затем следом – другая неожиданность: во рту появилась жидкость, горячая и кислая, очень обильная и густая. При этой новой неожиданности я так сильно вздрогнула, что сделала ему больно, тогда он схватил мою голову и еще сильнее подтолкнул к нему. Я слышала его тяжелое дыхание, и в какой-то миг мне показалось, что его жар передался и мне. Я выпила ту жидкость, потому что не знала, что с ней делать, в животе у меня что-то заурчало, и мне стало из-за этого стыдно.

Когда я была еще на коленях, я увидела, что его руки опускаются. Думая, что он хочет поднять меня или заглянуть мне в лицо, я улыбнулась, но он рванул с меня купальник, и я услышала звук резинки, когда она ударилась о его кожу, мокрую от пота. Тогда я встала сама и посмотрела ему в глаза в надежде услышать от него какие-нибудь слова, чтобы меня утешить и сделать счастливой.

– Ты хочешь что-нибудь выпить? – спросил он.

Так как у меня во рту еще был кислый вкус от той жидкости, то я ответила: «Да, стакан воды». Он вышел и через несколько секунд вернулся со стаканом воды, а я все еще опиралась на дверь.

Как только он включил свет, я с любопытством стала рассматривать комнату. Я увидела шелковые шторы и скульптуры, а на элегантных диванах – разные книги и журналы. Огромный аквариум освещал своей подсветкой стены. Во мне не было ни беспокойства, ни стыда, но какая-то странная удовлетворенность. Лишь потом на меня навалился стыд. Когда он равнодушно протягивал мне стакан, я спросила:

– Это в самом деле происходит так?

– Конечно! – ответил он с насмешкой, показав свои красивые зубы.

Тогда я улыбнулась и обняла его, вдыхая запах его волос. В то же время я почувствовала, как его руки потянулись к дверной ручке. Он открыл дверь.

– Мы увидимся завтра, – сказал он и поцеловал меня, это было приятно.

Я спустилась ко всем остальным.

Алессандра смотрела на меня, смеясь. Я попыталась ей улыбнуться, но быстро наклонила голову: мои глаза наполнялись слезами.



29 июля 2000 г

Дневник, я уже две недели встречаюсь с Даниэле.

Я чувствую, что очень привязалась к нему. Это правда, что он довольно резок со мной и никогда от него не услышишь ни комплимента, ни доброго слова: сплошное безразличие, насмешки, провокационный смех. И все же такое его поведение заставляет меня еще больше упорствовать. Я уверена в том, что страсть, которая живет во мне, сумеет полностью сделать его моим, он это скоро увидит.

В полуденные часы монотонного зноя я часто вспоминаю его запах, земляничную свежесть губ, его мускулы, крепкие и подвижные, как огромные живые рыбы. И почти всегда при этом я трогаю себя и испытываю чудесные оргазмы, интенсивные и полные фантазий. Я ощущаю необъятную страсть, я чувствую, как она бьется изнутри о мою кожу, как будто желая прорваться наружу, чтобы выплеснуть всю свою мощь. Мне безумно хочется заняться любовью, я бы этому предалась немедленно и занималась бы целыми днями, пока страсть полностью не вышла бы из меня, наконец, свободная. Но я также знаю, что этого мне не хватит: я сразу же впитаю в себя все, что растеряла, для того, чтобы вновь это выпустить в новом цикле, таком же сильном эмоционально.

1 августа 2000 г

Он сказал, что я не способна этим заниматься, что я не страстная.

Он мне это сказал со своей привычной усмешкой, и я ушла вся в слезах, униженная его словами.

Мы сидели в гамаке в саду, его голова покоилась на моих коленях, я нежно гладила его волосы и смотрела на ресницы его закрытых глаз, ресницы восемнадцатилетнего парня. Я провела пальцем по его губам, он проснулся и взглянул на меня с недоумением.

– Я хочу с тобой заняться любовью, Даниэле, – выпалила я на одном дыхании, с пылающими щеками.

Он смеялся так сильно, так сильно, что поперхнулся:

– Что ты хотела бы сделать?! Да что ты, детка! Ты даже не способна мне его отсосать!

Я взглянула на него, ошарашенная и униженная. Я захотела провалиться сквозь землю его сада, прекрасно ухоженного, и сгнить там, под его ногами, которые бы шагали по мне целую вечность. Я ушла от него с яростным криком «Сволочь!», с силой захлопнула калитку, с силой включила мотороллер. Я уезжала с раненой гордостью и разбитой душой.

Дневник, разве это так трудно – уметь любить?

Я думаю, что не надо было пить его сперму, чтобы вызвать его чувство, а надо было полностью отдаться ему. И сейчас, когда я почти это сделала, когда я этого хочу, он надо мной смеется и меня прогоняет таким вот способом. Что мне делать? Открыть ему свою любовь? Об этом не может идти и речи. Я еще могу доказать, что я способна сделать то, чего он не ожидает, я очень настырная, и у меня это получится.

3 декабря 2000 г. 22:50

Сегодня день моего рождения, пятнадцатилетие.

На улице холодно, утром шел сильный дождь. К нам приходили родственники, я не очень хорошо их встретила, и мои родители отругали меня за это.

Проблема в том, что мои родители видят только то, что им приятно видеть. Когда я оживлена, они участвуют в моей радости и проявляют нежность и понимание. Когда же я грущу, они остаются в стороне и меня избегают, как прокаженную. Моя мать говорит, что я как неживая, что я слушаю заупокойную музыку и что единственное мое развлечение – это закрыться в своей комнате и читать книги.

Отец и вовсе не знает, как проходят мои дни, и у меня нет никакого желания ему про это рассказывать.

Мне недостает любви, я хочу, чтобы кто-то погладил мои волосы, посмотрел бы на меня ясным взглядом.

В школе день тоже оказался адским: я схватила кол (я не хочу учиться), и мне пришлось выполнять отдельное задание по латыни. Мысли о Даниэле забивают мою голову с утра до вечера и даже захватили мои сны; я никому не могу открыться, никто не поймет, что я испытываю по отношению к нему, я это знаю.

Когда я выполняла задание, в классе стояла тишина; и вдруг стало темно, оттого что погас свет. Я позволила Ганнибалу пересечь Альпы, гусям на Кампидольо его ожидать, а когда я захотела посмотреть сквозь запотевшее окно на улицу, то увидела в нем свое отражение – мутное, лишенное четких очертаний: дневник, без любви человек – ничто, ничто… (А ведь я – женщина…)

25 января 2001 г

Сегодня ему исполняется девятнадцать лет.

Едва проснувшись, я схватила мобильник, и звук нажимаемых кнопок оживил комнату; я послала ему поздравление. Я знаю, что он не ответит даже простым «спасибо» и, может, засмеется, читая его. Особенно, когда прочитает последнюю мою фразу: «Я тебя люблю, и только это имеет значение».

4 марта 2001 г. 7:30

Прошло много времени с тех пор, как я писала в последний раз.

Почти ничего не изменилось.

Я кое-как просуществовала все эти месяцы и пронесла на своих плечах груз неадекватности по отношению к этому миру Я вижу вокруг лишь одну серость, и мне становится почти тошно при мысли выйти из дому. Чтобы идти куда? С кем?

За это время мои чувства к Даниэле возросли, и сейчас во мне взрывается желание: хочу, чтобы он был только моим.

Мы не видимся с того утра, когда я ушла из его дома в слезах, и только вчера вечером его звонок нарушил монотонность, сопровождавшую меня все это время. Я так надеюсь, что он не изменился, что в нем осталось все таким же, как в то утро, когда он познакомил меня с Неизвестным.

Его голос разбудил меня от долгого и тяжелого сна. Он спросил, как я поживаю, что я делала в эти месяцы, и затем, смеясь, спросил, выросли ли мои сиськи. Я ответила, что да, хотя это совсем неправда. А потом я напомнила ему о том, что он услышал в то самое утро, а именно: что я хотела с ним заняться ЭТИМ. В последние месяцы мое желание изнурило меня: я трогала себя до отчаяния, испытывая тысячи оргазмов. Желания овладевали мною даже на уроках, и я, будучи уверена, что никто за мной не наблюдает, упиралась секретным местом в железное сиденье парты и производила легкие надавливания телом.

Удивительно, но вчера он меня не высмеял и даже слушал меня молча, пока я признавалась ему. Он мне сказал, что ничего странного в этом нет и что это нормально, если у меня есть определенные желания.

– Более того – сказал он, – так как я тебя давно знаю, я могу тебе помочь их реализовать.

Я вздохнула и покачала головой.

– За восемь месяцев любая девчонка может измениться и понять то, что раньше не понимала. Даниэле, скажи лучше, что у тебя под рукой нет ни одной пизды и вдруг, – а про себя подумала: наконец-то! – ты вспомнил обо мне! – выпалила я.

– У тебя крыша поехала! Дай мне сказать, иначе с такой, как ты, нечего и разговаривать.

Испугавшись, что еще раз получу мордой об стол, я унизилась до восклицания умоляющего «Нет!» и потом:

– Хорошо, хорошо. Извини меня.

Умирая от любопытства, я его подзадорила своим инфантильным приемом продолжить разговор.

– Вижу, что ты поумнела… у меня к тебе есть предложение, – сказал он.

Он мне сказал, что со мной он этим и занялся бы. Только при условии, что между нами ничего не появится, что это будет лишь сексуальная связь и что мы будем друг с другом встречаться, когда будем чувствовать в этом необходимость. Я подумала, что если сексуальная связь продлится долго, то она сможет перерасти в любовный роман и в большое чувство. Даже если оно поначалу не появится, то появится потом, благодаря привычке. Я уступила его воле, так велико было мое желание: я стану его маленькой любовницей на какой-то срок, а когда я ему надоем, он от меня освободится без лишних проблем. Вот в таком виде мой первый раз мог бы показаться самым настоящим контрактом, которому, может, не хватало только письменного документа с печатью и удостоверяющими подписями между одним лицом, слишком хитрым, и другим лицом, слишком любопытным и охочим, принявшим условия со склоненной головой и с сердцем, которое вот-вот разорвется.

Я, однако, надеюсь на хороший результат, потому что хочу сохранить воспоминание об этом навсегда и хочу также, чтобы оно было прекрасным, сияющим и поэтическим.

15:18

Я ощущаю свое тело разбитым и тяжелым, невероятно тяжелым.

Впечатление такое, что на меня упало нечто огромное, и оно меня раздавило. Я имею в виду не физическую боль, а другую, ту, что внутри меня.

Я не испытала физической боли, даже когда была сверху…

Сегодня утром я выкатила свой мотороллер из гаража и поехала к нему домой.

Было очень рано, город еще спал, и улицы были почти пустынными; изредка какой-нибудь водитель грузовика мне громко сигналил и посылал какой-то комплимент, а я слегка улыбалась и думала, что другие, возможно, видят мою радость, которая делает меня еще красивее и лучезарнее.

Подъехав к дому, я посмотрела на часы и увидела, что я, как всегда, явилась намного раньше. Тогда я села на мотороллер, взяла из папки учебник по греческому языку, чтобы повторить урок, заданный на сегодняшнее утро (если бы мои училки знали, что я прогуливаю занятия ради того, чтобы трахнуться с парнем!). Я нервничала и перелистывала книгу, не воспринимая ни слова, мое сердце пульсировало быстро, и я чувствовала, как моя кровь мчится по жилам. Я положила в папку учебник и посмотрелась в зеркальце мотороллера. Я подумала, что мои очки в розовой оправе каплевидной формы его очаруют, что черное пончо, накинутое на мои плечи, его поразит, я улыбнулась, покусывая губы, и ощутила гордость за саму себя. Было без пяти девять, и я решила, что не будет трагедией, если я позвоню раньше положенного.

Поздоровавшись по домофону, я тут же увидела его обнаженный торс в окне. Он поднял жалюзи и с суровым лицом произнес:

– Еще без пяти, подожди там внизу, я тебя позову ровно в девять.

Тогда я рассмеялась, но сейчас, вспоминая все это, понимаю, что именно так он мне давал знать, кто устанавливает правила и кто их должен выполнять.

Он вышел на балкон и сказал:

– Можешь войти.

На лестнице я почувствовала запах кошачьей мочи и увядших цветов, я услышала, как открывается дверь, и тогда я стала перепрыгивать через две ступеньки, потому что не хотела ни на миг опоздать. Он оставил дверь открытой, я вошла и тихо его позвала. Я услышала шум на кухне и направилась туда. Он вышел мне навстречу и остановил меня, целуя в губы быстро, но прекрасно, и снова мне вспомнился его земляничный запах.

– Иди туда, я вернусь через секунду, – сказал он, указывая на первую комнату направо.

Я вошла, комната была в полнейшем беспорядке, как будто она проснулась недавно вместе с ним. На стене были развешаны американские номера автомобилей и разнообразные фото его путешествий. На тумбочке стояла его детская фотография в рамке, я к ней слегка прикоснулась, а он, подойдя сзади, перевернул рамку и сказал, что мне не надо смотреть на это фото.

Он взял меня за плечи, развернул, внимательно осмотрел и сказал:

– Какого хуя ты так оделась?

– Пошел ты в жопу, Даниэле, – ответила я, обиженная в очередной раз.

Зазвонил телефон, и он вышел из комнаты ответить на звонок: я плохо слышала, что он говорил, так как слова доносились до меня невнятными, а смех был приглушенным.

В какой-то миг я расслышала: «Подожди. Я пойду посмотрю на нее и потом тебе отвечу».

После чего он просунул голову в дверь, посмотрел на меня, вернулся к телефону и сказал: «Она стоит около постели, засунув руки в карманы. Сейчас я ее выебу, а потом тебе расскажу. Чао».

Он вернулся с сияющей физиономией, а я ему ответила нервозной улыбкой.

Ничего не говоря, он опустил жалюзи и закрыл на ключ комнату, затем, мельком взглянув на меня, снял брюки, оставаясь в трусах.

– Ну и? Почему ты еще одета? Раздевайся! – сказал он с гримасой.

Он посмеивался, пока я раздевалась, а когда я уже была полностью голой, он чуть наклонил голову и сказал:

– Ну… ты еще ничего. Я заключил пари с одной телкой…

На этот раз я не улыбнулась, меня трясло, я смотрела на свои белые руки, ослепительно белые под лучами солнца, едва проникавшими сквозь жалюзи. Он начал целовать меня, сначала в шею, потом постепенно дошел до грудей, потом до Сокровенного места, где уже начала протекать Лета.

– Почему ты не удалишь здесь волосы? – прошептал он.

– Нет, – сказала я также шепотом, – мне больше нравится так.

Наклонив голову, я смогла увидеть, что он возбужден, и тогда я его спросила, не хочет ли он начать.

– А как бы тебе это хотелось сделать? – спросил он незамедлительно.

– Я не знаю… ты сам скажи… я никогда этого не делала… – ответила я с неприятным чувством стыда.

Я растянулась на неубранной постели с холодными простынями, Даниэле лег на меня, посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

– Давай ты сверху.

– А мне не будет больно, если так? – спросила я почти с упреком.

– Нет, это не важно! – воскликнул он, не глядя на меня.

Я взобралась на него и позволила, чтобы его член нашел вход в мое тело. Я испытала немного боли, но боль не была ужасной. Ощущение его внутри меня не вызвало того потрясения, которого я ожидала, даже наоборот. Его орган вызвал жжение и неудовольствие, но это было естественным для позы, в которой я была. Ни одного стона не вырвалось из моих губ, изображавших улыбку. Дать ему понять мою боль означало показать те чувства, которых он не хочет знать. Он хочет воспользоваться моим телом, он не хочет узнать мой свет.

– Давай, детка, я тебе не сделаю больно, – сказал он.

– Нет, я не боюсь. Но ты не мог бы быть сверху? – спросила я, чуть улыбаясь.

Со вздохом он согласился и перевернулся на меня.

– Ты что-нибудь чувствуешь? – спросил он, когда медленно начал движения.

– Нет, – ответила я, полагая, что он спрашивал о боли.

– Как «нет»? Может, это из-за презерватива?

– Не знаю, – повторила я. – Мне не больно.

Он посмотрел на меня с отвращением и сказал:

– Ты, пизда, – не девственница.

Я сразу не ответила и взглянула на него с изумлением:

– Как это нет? Прости, что это значит?

– С кем ты этим уже занималась, а? – спросил он, быстро встал с постели и начал собирать одежду, разбросанную по полу.

– Ни с кем, клянусь! – сказала я громко.

– На сегодня хватит.

Бессмысленно рассказывать все остальное, дневник.

Я ушла, и у меня не было смелости даже заплакать или закричать, только бесконечная грусть, которая сжимает мне сердце и постепенно его пожирает.

6 марта 2001 г

Сегодня моя мать за обедом посмотрела на меня пронзительным взглядом и спросила властным тоном, о чем это я так тяжело думаю в эти дни.

– О школе, – ответила я со вздохом. – Мне задают много заданий.

Мой отец в это время ел спагетти, наматывая их на вилку, и поднимал глаза только для того, чтобы смотреть по телевизору последние события итальянской политики. Я вытерла губы салфеткой (на ней остался след соуса) и быстро вышла из кухни, пока мать ругалась, что я никого и ничего не уважаю и что в моем возрасте она за все отвечала, стирала салфетки, а не пачкала их.

– Да! Да! – кричала я в ответ из своей комнаты.

Я разобрала постель, нырнула под одеяло, и простыни стали мокрыми от слез.

Запах стирального порошка смешивался со странным запахом соплей, капающих из носа; я их подтерла ладошкой, и слезы тоже. Я стала разглядывать собственный портрет на стене, который написал один бразильский художник в Таормине; он меня остановил на улице и сказал:

– У тебя такое красивое лицо, позволь, я его нарисую. Я с тебя денег не возьму, это правда.

И пока он своим карандашом набрасывал линии на листе бумаги, его глаза блестели и улыбались, а губы – нет, они оставались сжатыми.

– Почему вы думаете, что у меня красивое лицо? – спросила я, пока ему позировала.

– Потому что оно выражает красоту, чистоту, невинность и духовность, – ответил он, широко жестикулируя руками.

Лежа под одеялом, я вспомнила слова художника и вспомнила позавчерашнее утро, когда я потеряла то, что старый бразилец увидел во мне как редкость. Я это потеряла среди простыней слишком холодных, в руках того, кто уничтожил собственное сердце, и оно у него больше не пульсирует. Оно мертво. А вот у меня есть сердце, даже если он этого не видит, даже если, может быть, никто никогда этого не увидит. И перед тем, как его открыть, я отдам свое тело любому мужчине по двум причинам: потому что, получая меня, он ощутит вкус злости и горечи и поэтому проявит хоть минимум нежности, а еще потому, что влюбится в мою страсть до такой степени, что без этого он уже не сможет никак. И только потом я полностью отдам себя, без промедления, без условий, чтобы ничто из того, что я всегда хранила, не пропало бы. Я его буду держать крепко в своих руках, и я его буду выращивать, как редкий и нежный цветок, заботясь о том, чтобы порыв ветра случайно его не сломал бы, клянусь в этом.

9 апреля 2001 г

Дни стали лучше, и весна в этом году разразилась без каких-либо полумер.

В один прекрасный день я просыпаюсь и нахожу, что цветы расцвели, воздух потеплел, а море собирает отражения неба и приобретает интенсивный синий цвет.

Как всегда по утрам, я сажусь на мотороллер и еду в школу; холодок еще пощипывает, но солнце обещает, что днем будет тепло. Издалека в море видны те скалы, которые Полифем бросил в Никого после того, как этот Никто его ослепил.[1] Они вонзились в морское дно и находятся там с давних пор, и ни войны, ни землетрясения и даже мощные извержения Этны не смогли их опрокинуть. Они гордо возвышаются над водой, и я думаю: сколько же серости, сколько мелочности в то же время может существовать в мире. Мы разговариваем, передвигаемся, едим, выполняем действия, которые для человеческого рода нужно выполнять, но в отличие от скал мы не остаемся всегда на том же месте, в том же самом положении. Мы портимся, дневник, войны нас убивают, землетрясения нас уничтожают, лава нас поглощает, а любовь нас предает. И мы при этом не бессмертны; но, может, это и хорошо?



Вчера гигантские камни Полифема стояли и смотрели на нас, пока он конвульсивно извивался на моем теле, не обращая внимания ни на мою дрожь от холода, ни на мои глаза, устремленные туда, где луна отражалась в морской воде. Мы все сделали в полной тишине, как всегда, и прежним способом, как всякий раз. Его лицо упиралось сзади в мои плечи, и я чувствовала его дыхание на своей шее, уже не теплое, а холодное. Его слюни смочили каждый сантиметр моей кожи, как будто улитка, медленная и ленивая, оставила собственный липкий след. Его кожа больше не напоминала ту золотистую и потную кожу, что я целовала однажды летним утром; его губы больше не отдавали вкусом земляники, они вообще уже не имели вкуса. В момент оргазма он издал обычный хрип, все более и более напоминающий хрюканье. Он оторвался от моего тела и растянулся на белом банном полотенце рядом со мной, вздыхая, как будто освободился от жуткого груза.

Я легла на бок и стала разглядывать линии его спины. И я ими залюбовалась, дневник; я сделала попытку медленно протянуть к нему руку, но сразу же ее отдернула, не зная, как он отреагирует… Я снова стала смотреть на скалы и на него и так смотрела долго, попеременно переводя взгляд; и вдруг я заметила луну в воде, я стала любоваться ею, прикрыв глаза, чтобы лучше сфокусировать ее отражение и неуловимый цвет.

Внезапно я повернулась к нему, как будто вдруг поняла нечто, некую тайну, прежде недосягаемую.

– Я тебя не люблю, – прошептала я тихо, как бы самой себе.

У меня даже не было времени это подумать. Он медленно повернулся, открыл глаза и спросил:

– Что ты сказала, пизда?

Я некоторое время на него смотрела с каменным неподвижным лицом, а потом сказала уже громко:

– Я тебя не люблю.

Он сморщил лоб, и его брови сдвинулись, и затем он крикнул:

– Какого хуя ты себе придумала?

Наступила тишина, он снова повернулся ко мне спиной; вдалеке послышался звук закрываемой дверцы машины, а потом – смех какой-то парочки. Даниэле повернулся в их сторону и раздраженно сказал:

– Какого хуя им здесь надо… почему они не ебутся в другом месте… не дают отдохнуть…

– Они тоже имеют право ебаться там, где им хочется, а? – сказала я, рассматривая блеск бесцветного лака на моих ногтях.

– Послушай, моя радость… ты не должна мне говорить, что должны или не должны делать другие. Решаю я, всегда я, и по поводу тебя тоже всегда решал я и впредь буду решать я.

Пока он говорил, я от него отвернулась, лежа на своем мокром полотенце, он же яростно стал трясти меня за плечи и со сжатыми зубами стал изрыгать нечленораздельные звуки. Я не шелохнулась, но каждый мускул моего тела был в напряжении.

– Ты не смеешь со мной так себя вести! – орал он. – Ты не сможешь от меня отвертеться… когда я говорю, ты должна слушать меня, а не отворачиваться, понятно?

Тогда я резко повернулась, схватила его запястья и почувствовала, что они слабые в моих руках. Я испытала к нему жалость, и сердце мое екнуло.

– Я бы слушала тебя целыми часами, если бы ты только со мной разговаривал, если бы ты только мне это позволил, – сказала я тихо.

Я увидела и почувствовала, что его тело расслабилось, глаза сузились, и он стал смотреть вниз.

Он разрыдался и закрыл лицо руками из-за стыда, а потом он снова сел на свое полотенце, согнув ноги, и стал еще больше напоминать беззащитного и невинного ребенка.

Я его поцеловала в щеку, аккуратно свернула свое полотенце, не проронив ни слова, собрала свои вещи и медленно направилась в сторону парочки. Они были в объятиях друг друга, и каждый из них вдыхал запах другого, я на миг остановилась посмотреть на них, и сквозь легкий шум морских воли я услышала, произнесенное шепотом, «я тебя люблю».

Они меня проводили до самого дома. Я их поблагодарила и извинилась, что помешала им, но они меня заверили, что были счастливы мне помочь.

Сейчас же, дневник, пока я тебя пишу, я чувствую себя виноватой. Я его оставила на мокром пляже плакать горькими слезами, ушла от него, как какая-нибудь сволочь, я оставила его, а ему плохо. Но все, что было можно, я сделала: и для него, и для себя тоже. Бывало часто, что он меня доводил до слез, и, вместо того чтобы прижать меня к себе, он меня прогонял, высмеивая; так что сейчас вовсе не будет трагедией, если он останется один. Трагедии не будет и для меня тоже.

30 апреля 2001 г

Я счастлива, счастлива, счастлива!

Ничего такого не случилось, но я счастлива.

Никто меня никуда не зовет, никто меня не ищет, однако радость излучается из каждой моей поры на коже, я счастлива до невероятности. Я избавилась от своей паранойи, у меня больше нет никакой тревоги в ожидании его звонка, у меня больше нет тревоги, что он будет ерзать на мне, наплевав на мое тело и на меня. Я больше не должна врать своей матери, когда она, сама возвращаясь домой неизвестно откуда, меня допытывает, где я была. Я всегда исправно говорила ей очередную хуйню: в центре пила пиво, была в кино или в театре. И перед тем, как заснуть, я придумывала в уме, что бы я делала, если бы на самом деле была в тех местах. Конечно, это было бы определенное развлечение, я бы знакомилась с интересными людьми, у меня была бы жизнь, которая не состояла бы лишь из школы, дома и секса с Даниэле. И сейчас я хочу иметь эту другую жизнь, и неважно, сколько времени у меня уйдет на это, сейчас я хочу кого-нибудь, кого бы интересовала Мелисса. Одиночество, наверное, меня разрушает, но оно меня не страшит. Я – самая лучшая подруга самой себе, я никогда не смогла бы себя предать или бросить себя. Но, возможно, причинить себе боль, причинить себе боль – наверное, да. И не потому, что нахожу удовольствие делать это, а потому, что хочу себя наказать как-нибудь. Как же поступать такой, как я, чтобы любить себя и наказывать себя одновременно? Это противоречие, дневник, я знаю. По никогда любовь и ненависть не были такими близкими, такими едиными внутри меня.

7 июля 2001 г. 12:38 ночи

Сегодня я снова его видела, и он еще раз воспользовался моими чувствами.

Надеюсь, что в последний раз.

Все началось, как всегда, и все закончилось обычным образом. Я дура, дневник, я не должна была ему позволять приближаться ко мне.

5 августа 2001 г

Все кончено, навсегда.

Я с радостью говорю, что я существую, даже не так: я начинаю жить заново.

11 сентября 2001 г. 15:25

Может, Даниэле сейчас смотрит по телевизору то же, что и я.

28 сентября 2001 г. 9:10

Лишь недавно начались занятия в школе, но в воздухе уже идеи забастовок, демонстраций и собраний, с обычными всегдашними темами; я уже представляю покрасневшие лица тех, кто вступит в противоборство с активистами. Через несколько часов начнется первое собрание года на тему глобализации; сейчас, в данный момент, я нахожусь в классе, на дополнительном уроке, позади меня несколько моих одноклассниц говорят о приглашенном госте, который будет проводить собрание.

Они говорят, что он красивый, у него ангельское лицо и острый ум; они хихикают, когда одна из них говорит, что ее мало интересует острый ум, ее больше интересует ангельское лицо. Те, что сейчас разговаривают, не так давно объявили меня блядью, распространяя слух, что я дала не своему парню; одной из них я доверилась и рассказала все о Даниэле, она тогда меня обняла и сказала, явно притворяясь: «О бедолага!»

– Ты бы уступила такому, как он? – именно она спрашивает другую.

– Ха, я бы сама его изнасиловала против его воли, – отвечает та со смехом.

– А ты, Мелисса, – спрашивает она меня, – что бы сделала ты?

Я обернулась и сказала, что я его не знаю и что мне ничего не хочется делать. Сейчас я слышу, как они смеются, их смех смешивается с металлическим и пронзительным звуком звонка, который оповещает о конце урока.

16:35

На помосте, сооруженном для собрания, я не вникала в проблемы устранения таможен или в проблемы ресторанов МакДональдс (их поджигают), хотя меня избрали для ведения протокола. За длинным столом я оказалась в самом центре, а по обе стороны от меня – представители различных фракций. Парень с ангельским лицом сидел рядом со мной, он все время держал ручку во рту и грыз ее самым неприличным образом. И пока активист из убежденных правых был в схватке с активистом из оголтелых левых, я краем глаза следила за синей ручкой, зажатой в его зубах.

– Запиши мое имя среди выступающих, – сказал он в какой-то момент, глядя в листок с заметками.

– А как тебя зовут? – спросила я безразличным тоном.

– Роберто, – сказал он и на этот раз уже посмотрел на меня, но с таким удивлением, мол, почему я этого не знаю.

Он встал и начал говорить, его речь была сильной и впечатляющей. Я наблюдала за ним, как он непринужденно двигался с микрофоном и с ручкой в руке, зал его слушал очень внимательно, и все улыбались его ироничным остротам, сказанным в нужный момент и в нужном месте. Он – студент юрфака, размышляла я, и это нормально, что у него есть ораторские навыки; я отмечала, что иногда он поворачивался и смотрел на меня хитровато, но непосредственно; я расстегнула блузку до самого начала грудей, чтобы виднелась моя белая кожа. Возможно, он отметил мой жест, так как стал поворачиваться в мою сторону чаще и, с видом чуть смущенным, стал направлять на меня любопытные взгляды, по крайней мере, мне так казалось. Закончив выступление, он уселся, снова взял ручку в рот и никак не отреагировал на аплодисменты, предназначенные ему. Потом он повернулся ко мне – я в это время писала протокол – и сказал:

– Я не помню твоего имени.

Мне захотелось поиграть.

– А я его тебе еще не говорила, – ответила я.

Он слегка вскинул голову и сказал:

– Ах да!

Он снова стал писать свои заметки, а я почти улыбалась оттого, что он должен ждать, пока я скажу ему свое имя.

– Ну что, так и не скажешь? – спросил он, пристально глядя мне в лицо.

Я чистосердечно рассмеялась:

– Мелисса.

– М-м-м… оно связано с пчелами. Тебе нравится мед?

– Он слишком сладкий, – ответила я, – я предпочитаю более мужественные вкусы.

Он встряхнул головой, улыбнулся, и каждый из нас продолжил писать свое.

Вскоре он встал, чтобы выкурить сигарету, и я видела, как он смеялся и оживленно жестикулировал, разговаривая с другим парнем, тоже очень красивым, иногда на меня посматривал и улыбался, не вынимая сигарету изо рта. Издалека он казался более стройным и тонким, а волосы казались мягкими и надушенными: маленькие завитки цвета бронзы, мягко падающие на лицо. Он стоял, облокотившись о фонарь, передавая свой вес на одно бедро, поэтому казалось, будто он поддергивал брюки рукой из кармана, его рубашка в зеленую клетку выбилась из брюк и болталась; круглые очки дополняли образ интеллектуала. Его друга я уже видела многократно из окна школы, он распространял листовки на улице, всегда при этом во рту у него торчала сигара, горящая или потухшая, – без разницы…

После собрания я принялась собирать листы, разбросанные по столу, чтобы присоединить их к протоколу; в какой-то момент появился Роберто, пожал мне руку и попрощался, улыбаясь:

– До свидания, товарищ!

Я расхохоталась и призналась, что мне нравится быть названной «товарищ». Это уморительно.

– Эй, там! Чего болтаете? Не видите, что собрание закончилось? – сказал завуч, хлопая в ладоши.

Сегодня я довольна, у меня состоялось прекрасное знакомство, которое, надеюсь, на этом не кончится. Ты это знаешь, дневник, я могу быть настырной, если захочу. Сейчас я хочу получить номер его телефона и уверена, что смогу это сделать. Получив номер, я захочу того, о чем ты уже знаешь, а именно: занять место в его мыслях. Но до этого я еще кое-что должна сделать, и ты это тоже знаешь…

10 октября 2001 г. 17:15

Сегодня день мокрый и грустный, небо серое, а солнце – бледное и нечеткое пятно.

Сегодня утром моросил дождичек, а сейчас такие молнии, что вот-вот отключится свет.

Но это все неважно, потому что я очень счастливая.

У дверей школы, как всегда, стояли те стервятники, которые хотят втюхать тебе какую-нибудь книгу или захватить тебя какой-нибудь листовкой, им не до дождя. В зеленом плаще, с сигарой во рту, друг Роберто раздавал красные листки, на лице – застывшая улыбка. Когда он подошел ко мне, чтобы вручить листок, я посмотрела на него в нерешительности, так как не знала, что делать и как себя вести. Я робко пробормотала: «Спасибо» – и очень медленно пошла прочь, раздумывая о том, что такой редкой возможности, может, и не будет. Тогда я написала свой номер телефона на этом же листке и, вернувшись, протянула ему.

– Ты что же, отдаешь его обратно, а не выбрасываешь, как другие?

– Да, я хочу, чтобы ты его передал Роберто, – сказала я.

Он воскликнул удивленно:

– У Роберто сотни таких листков!

Я стала кусать губы и сказала:

– Роберто будет интересно то, что написано на обороте…

– А… я понял… – сказал он. – Будь спокойна, я его скоро увижу и все ему передам.

– Большое спасибо! – Мне захотелось чмокнуть его в щеку.

Я уже была далеко, когда услышала, что меня зовут; я обернулась, оказалось, что это он бежал за мной.

– Короче, меня зовут Пино. Приятно познакомиться. А ты Мелисса, да? – сказал он, запыхавшись.

– Да, Мелисса… вижу, что ты в курсе того, что написано на листке…

– Ну… что поделаешь… – сказал он с улыбкой. – Любопытство свойственно умным людям. А ты любопытна?

Я закрыла глаза и сказала:

– Очень-преочень.

– Вот видишь? Значит, ты тоже умная.

Подпитав свое эго и предовольная собой, я с ним распрощалась.

Я зашла на площадку перед школой, где все обычно встречаются, но сегодня там почти никого не было из-за плохой погоды. Сегодня я вышла из дому позже обычного и поэтому не поехала в школу на мотороллере, потому что движение в час пик ужасное. Через несколько минут зазвонил мобильник.

– Алло?

– Э-э-э… Чао, это я – Роберто.

– Чао!

– Знаешь, ты меня удивила.

– Мне нравится быть смелой. Я могла бы не напоминать о себе, но рискнула получить мордой об стол.

– Ты все правильно сделала. Иначе я бы сам тебя разыскал… Только вот что… Моя девушка учится в твоем лицее…

– А, у тебя есть девушка…

– Да, но… это неважно.

– И мне тоже неважно.

– Скажи, а почему ты меня искала?

– А ты почему хотел меня разыскать?

– Ну… я же первый тебя спросил…

– Потому что я хочу познакомиться поближе и провести с тобой время…

Молчание.

– Ну, теперь твоя очередь отвечать.

– То же самое. Но я тебя предупредил: у меня есть девушка.

– Я мало верю в обязательства, они перестают ими быть, когда перестаешь в них верить.

– Ты не против, если мы встретимся завтра утром?

– Нет, завтра нет, у меня занятия. Давай в пятницу, у нас забастовка.

– Где?

– Перед университетской столовой в 10:30.

– Я приду.

– Тогда чао, до пятницы.

– До пятницы, я тебя целую.

14 октября 2001 г. 17:30

Я пришла, как всегда, намного раньше.

Погода такая же, как четыре дня назад, все невероятно занудно.

Из столовой доносился запах чеснока, а там, где я стояла, было слышно, как поварихи гремят кастрюлями и судачат о ком-то из своих. Какой-то студент, проходя мимо, посмотрел на меня и подмигнул. А я сделала вид, что не заметила. Я скорее прислушивалась к разговорам поварих, чем думала о своем; я была спокойна, ничуть не нервничала, я поддалась потоку внешнего мира и о себе почти не думала.

Он приехал на своей желтой машине, весь закутанный от и до, огромный шарф закрывал ему пол-лица, оставляя незакрытыми лишь очки.

– Это чтобы меня никто не узнал… знаешь, какая моя девушка… Мы поедем по переулкам, это займет чуть больше времени, но зато никакого риска, – сказал он, как только я села в машину.

Дождь хлестал по стеклу так сильно, что казалось, он хочет его разбить.

Мы направились за город, к отрогам Этны, в его деревенский дом. Сухие темные ветви выделялись на фоне серого неба, стаи птиц с трудом летали сквозь плотные струи дождя, в нетерпении долететь до более теплого места. И мне тоже захотелось полететь в какое-нибудь теплое место. Но не было во мне никакой тревоги, как будто я выехала из дому на новую работу: никаких эмоций. Работа достойная и трудная.

– Открой бардачок, там должны быть CD.

Я взяла пару штук и выбрала Карлоса Сантану. Мы поговорили о моей школе, о его университете, а потом и о нас.

– Я не хочу, чтобы ты плохо обо мне думал, – сказала я.

– Ты шутишь? Это все равно что плохо думать о себе самом… короче, мы оба делаем одно и то же одним и тем же способом. Даже не так, для меня это еще более бесчестно, так как у меня есть девушка. Но, видишь ли, она…

– Тебе не даст, – прервала я его, улыбаясь.

– Именно, – сказал он, тоже улыбаясь.

Он въехал в какую-то захудалую улочку и остановился около дома с зелеными воротами, вышел из машины и открыл ворота, затем снова сел в машину, и я отметила изображение Че Гевары на его майке, совершенно мокрой.

– Блядь!… – воскликнул он. – Всего лишь осень, а погода уже премерзкая.

Потом он повернулся и спросил:

– Ты что, немного волнуешься?

Я сжала губы и покачала головой, а потом сказала:

– Нет, вовсе нет.

Пока мы бежали до двери дома, я прикрывала голову своей сумкой. И под этим дождем мы смеялись, как два кретина.

В доме было абсолютно темно и холодно, я сразу ощутила ледяной холод. Я продвигалась с трудом в полной темноте, он же, наверное, к этому привык и, зная здесь каждый уголок, передвигался уверенно. Я остановилась в одном месте, где вроде было больше света, увидела диван и положила на него сумочку.

Роберто подошел ко мне сзади, развернул меня и поцеловал всем языком. Мне было немного противно от такого поцелуя, это было совсем не так, как с Даниэле. Роберто передал мне всю свою слюну, она даже стекла по моим губам. Я нежно отодвинула его, чтобы он ничего не понял, и обтерла губы ладонью. Он взял меня за эту же руку и повел в спальню, где было темно и холодно, как во всем доме.

– Можно включить свет? – спросила я, пока он меня целовал в шею.

– Нет. Мне больше нравится так.

Он меня положил на большую кровать, сел перед нею на колени и стал с меня снимать туфли. Я не возбудилась, но и не осталась невозмутимой. Мне казалось, что ему доставляет удовольствие все делать самому.

Он меня раздел, как манекена в витрине, когда продавец быстрыми и опытными движениями раздевает куклу-болванку.

Увидев мои чулки, он спросил с удивлением:

– Ты носишь чулки, не колготки?

– Да, всегда, – ответила я.

– Так ты похожа на большую свинью! – воскликнул он громко.

Мне стало неловко от его странного комментария, но еще больше я была поражена тем, как он из воспитанного и вежливого юноши превратился в мужчину грубого и вульгарного. Его глаза были горящими и голодными, а его руки шарили под моей кофточкой и трусиками.

– Хочешь, я в них останусь? – спросила я, желая соответствовать его желаниям.

– Конечно, оставайся одетой, так ты еще больше будешь похожа на большую свинью.

Я снова покраснела, но затем почувствовала, как постепенно загорается во мне огонь, а реальность постепенно удаляется. Ко мне начинала приходить страсть.

Я сошла с кровати и ощутила, что пол необыкновенно холодный и скользкий. Я ждала, что он меня возьмет и будет делать то, что хочет.

– Начинай сосать, свинья! – прошептал он.

Я не стала думать о своей робости, сразу ее прогнала и сделала то, что он мне сказал. Я почувствовала, как его член стал твердым и большим; он меня взял под мышки и поднял на кровать.

Он меня положил на себя, как безответную куклу, и направил свой длинный стержень к моему половому органу, который еще не был хорошо раскрыт и увлажнен.

– Я хочу, чтобы тебе было больно. Давай кричи, покажи, что я тебе делаю больно.

И в самом деле, мне стало больно, мне показалось, что стены горят в огне, и расширение произошло непроизвольно.

Я кричала, а холодная комната кружилась вокруг меня. Замешательство прошло, и вместо него появилось желание получить удовольствие для себя.

«Если я буду кричать, – думала я, – он будет доволен, потому что он это сам попросил. Я сделаю все, что он скажет».

Я кричала, и мне было плохо, и никакая ниточка удовольствия не пронизывала меня. Он же как будто взорвался, его голос изменился, слова стали грубыми и вульгарными.

Он их выкрикивал, они вонзались в меня с таким натиском, что это было похуже толчков его члена.

А потом все стало нормально. Он взял очки с тумбочки, взял салфеткой презерватив и выбросил его, затем неспешно оделся, погладил меня по голове, и в машине мы поговорили о бен Ладене и Буше, как будто перед этим ничего не случилось…

25 октября 2001 г

Роберто часто мне звонит и говорит, что когда меня слышит, то наполняется радостью и желанием заняться со мной любовью. Эти последние слова он произносит тихо, он не хочет, чтобы их кто-нибудь слышал, и, конечно, ему неловко это признать. Я ему говорю, что я испытываю то же самое и что я тоже об этом думаю, когда себя трогаю. Это неправда, дневник. Я говорю это для его самолюбия, потому что он слишком самовлюблен и часто повторяет: «Я знаю, что я хороший любовник. Я очень нравлюсь женщинам».

Этот ангел хвастлив и неотразим. Его образ является передо мной многократно в течение дня, но я о нем думаю скорее как о воспитанном парне, а не как о страстном любовнике. А когда он преображается, я улыбаюсь и думаю, что он умеет быть в равновесии с самим собой и быть иным в другие моменты. В противоположность мне, которая всегда одна и та же, всегда одинаковая. Моя страсть присутствует во всем, как и мое лукавство.

1 декабря 2001 г

Я сказала, что послезавтра у меня день рождения, и он воскликнул:

– Прекрасно, вот мы его и отпразднуем по-особенному.

Я улыбнулась:

– Роби, мы с тобой только вчера его отпраздновали, и довольно успешно. Разве ты не доволен?

– Э, нет… Я же сказал, что твой день рождения будет особым. Ты ведь знаешь Пино, да?

– Да, конечно, – ответила я.

– Он тебе нравится?

Из страха сказать что-нибудь, что могло бы его отпугнуть, я немного помедлила, но решилась на правду:

– Да, очень.

– Прекрасно. Тогда завтра я за тобой приеду.

– Хорошо… – Я повесила трубку, во мне зародилось любопытство: с чего это вдруг такое волнение… Доверюсь ему.

3 декабря 2001 г. 4:30 утра

Mой шестнадцатый день рождения.

Я хочу здесь остановиться и больше никуда не двигаться. В шестнадцать лет я хозяйка своих поступков, но также и жертва случая и непредвиденности.

Выйдя из подъезда, я увидела, что в своей желтой машине Роберто сидит не один: в полумраке я заметила темную сигару и все сразу поняла.

– Ты могла бы посидеть дома хотя бы в день своего рождения, – сказала моя мать, тихо закрывая за мной дверь, но мне было наплевать на ее слова, и я ничего ей не ответила.

Самовлюбленный ангел смотрел на меня с улыбкой, а я села в машину, делая вид, что не заметила присутствия Пино.

– Ну что? – спросил Роберто. – Что-нибудь скажешь? – и указал головой на заднее сиденье.

Я повернулась и увидела Пино, вольно развалившегося, с покрасневшими глазами и расширенными зрачками. Я ему улыбнулась и спросила:

– Накурился?

Он утвердительно покачал головой, а Роберто сказал:

– Да еще и выжрал целую бутылку водки.

– Тогда он в порядке, – сказала я, – ему хорошо.

Городские огни отражались на стеклах машины, магазины еще работали: их владельцы в ожидании Рождества. По тротуару шли парочки и родители с детьми, они не знали, что в машине сижу я с двумя мужиками, которые везут меня неизвестно куда.

Мы пересекли улицу Этнеа, и я уже видела Дуомо в окружении величественных финиковых пальм, освещенный белым светом прожекторов. Под этой улицей протекает река, спрятанная в трубе из камней и кусков лавы. Она не слышна, незаметна. Как и мои мысли, непроизносимые вслух, и мифы, умело спрятанные под моим панцирем. Мои мысли текут и меня развлекают.

По утрам здесь работает рыбный рынок, и можно ощутить запах моря, исходящий от рук рыбаков; они берут воду из ведерка и разбрызгивают на холодные и блестящие тушки, еще дышащие и извивающиеся. Мы направлялись как раз туда, хотя ночью там атмосфера совсем иная.

Я вышла из машины и почувствовала, что запах моря поменялся на запах дыма и гашиша, а вместо загорелых рыбаков – ребята с пирсингом, и жизнь продолжает быть жизнью, как всегда, в любых обстоятельствах.

Я вышла из машины, и мимо меня прошла пожилая женщина, одетая в красное, с рыжим котом на руках, худым и слепым на один глаз; от нее разило неприятным запахом.

Она напевала на диалекте что-то монотонное.

Она передвигалась, как призрак, медленно, с выпученными глазами, и я на нее смотрела с любопытством, пока парни выходили из машины. Женщина задела рукав моего пальто, и я ощутила странную дрожь; мы встретились взглядом на какой-то миг, но это было так красноречиво и сильно, что мне стало страшно, страшно по-настоящему. Ее взгляд, косой и живой, совсем не глупый, говорил: «Ты там внутри найдешь смерть. Ты никогда больше не сможешь вновь обрести свое сердце, детка, ты умрешь, и кто-то бросит на твою могилу землю. Но ни одного цветка, ни одного».

По мне пошли мурашки, эта ведьма меня заворожила. Но я ее не послушалась, а улыбнулась двум парням, которые направлялись ко мне, красивые и опасные.

Пино едва держался на ногах, он все время молчал, впрочем, я и Роберто тоже не говорили много, не то что в прошлые разы.

Роберто вытащил из кармана огромную связку ключей и одним из них стал открывать ворота. Ворота заскрипели, ему пришлось поднажать, чтобы они открылись, а потом он с грохотом закрыл их за нами.

Я не разговаривала, мне нечего было спрашивать, я прекрасно знала, чем мы собрались заниматься. Мы поднялись по лестнице, истертой за долгие годы, стены дворца казались такими некрепкими, что у меня зародилось опасение, что какая-нибудь из стен обрушится и нас убьет: многочисленные трещины и белые блики света придавали голубым стенам хрупкий вид. Мы остановились перед дверью, за которой слышалась музыка.

– Здесь кто-то есть? – спросила я.

– Нет, это просто забыли выключить радио, когда уходили, – ответил мне Роберто.

Пино сразу пошел в туалет, оставив открытой дверь туалета, и я видела, как он писал: он держал в руке член, обмякший и тонкий. Роберто ушел в другую комнату убавить звук, а я осталась в коридоре, с любопытством рассматривая те комнаты, которые были видны.

Самовлюбленный ангел вернулся, улыбаясь, поцеловал меня в губы, указал мне на одну комнату и сказал:

– Подожди нас в той келье желаний, мы скоро к тебе придем.

– Ха-ха-ха! – засмеялась я. – Келья желаний… какое странное название для комнаты, где трахаются!

Я вошла в комнату, довольно узкую. Стены были увешаны сотнями фотографий обнаженных моделей, вырезками из порножурналов и позами из Камасутры. И неизменное изображение Че на красном стяге под потолком.

«Куда меня занесло! – подумала я. – Это же настоящий музей секса… Чей же это дом?»

Роберто пришел с куском черной ткани. Он меня развернул и завязал мне глаза, потом снова повернул и со смехом воскликнул:

– Теперь ты похожа на богиню фортуны.

Я услышала, как щелкнул выключатель, и потом уже ничего не могла увидеть. Я различила какие-то шаги и перешептывания, потом чьи-то две руки с меня спустили джинсы, сняли свитер и лифчик. Я осталась в трусах-стрингах, чулках на резинках и в сапогах на высоких тонких каблуках. Я сама себя видела как бы со стороны: голой, с повязкой на глазах, видела на своем лице лишь красные губы, которые скоро испробуют кое-что…

Неожиданно количество рук увеличилось, их стало четыре. Было нетрудно различить, потому что две руки лапали мои груди, а две другие гладили мои ягодицы и через трусы касались моей половой щели. Я не могла распознать запах алкоголя Пино, возможно, в туалете он почистил зубы. Пока я себя воображала, воображала, как выгляжу во власти этих рук, я начала возбуждаться; вдруг сзади я почувствовала контакт с каким-то ледяным предметом, кажется стаканом. Руки продолжали меня лапать, но стакан со все большей силой вдавливался в мое тело. Испугавшись, я спросила:

– Блядь, что это?

Какой-то смешок издалека, и потом незнакомый голос:

– Твой бармен, сокровище. Не волнуйся, я принес тебе выпить, и только.

Он подставил стакан к моим губам, и я по глоточку выпила крем-виски. Я облизала свои губы, и другие губы меня страстно поцеловали. Прежние руки продолжали меня гладить, «бармен» продолжал давать мне пить, четвертый человек меня целовал.

– Какая у тебя хорошенькая жопа, – говорил незнакомый голос, – мягкая, белая, упругая. Можно, я ее укушу?

Я улыбнулась на эту глупую шутку и ответила:

– Давай, но не проси большего. Я хочу знать: сколько же здесь человек?

– Спокойно, ласточка, – сказал совсем другой голос у меня за спиной. И я почувствовала, что кто-то лижет мой позвоночник.

Сейчас мой образ, каким я его как бы видела, был более соблазнителен: с повязкой на глазах, полуголая, пять мужиков меня лижут, меня ласкают и желают моей плоти. Я была в центре их внимания, они делали то, что было позволительно в келье желаний. Я не слышала ни одного голоса, только вздохи и шорохи. А когда чей-то палец медленно проник в меня, я внезапно ощутила прилив жара и почувствовала, что разум меня покидает.

Я чувствовала себя в полной власти их рук, во мне нарастало любопытство, кто же эти мужчины и какие они. А если мое наслаждение будет результатом действий мужчины страшного и слюнявого? В тот момент это было неважно. А сейчас, дневник, мне из-за этого стыдно, но я знаю, что оплакивать то, что уже сделано, не имеет смысла.

– Ладно, – наконец сказал Роберто, – не хватает последней детали.

– Какой? – спросила я.

– Не волнуйся, можешь снять повязку, сейчас поиграем в другую игру.

Я сомневалась, надо ли ее снимать, но все же сняла и увидела, что в комнате нас только двое – я и Роберто.

– Куда же они ушли? – спросила я с удивлением.

– Они ждут нас в другой комнате.

– Которая называется?… – спросила я с интересом.

– М-м-м… Зал воскурений… Мы там курим соломку.

Я захотела уйти оттуда и оставить их там одних. Эта пауза меня расхолодила, и реальность предстала во всей жестокости. Но я не могла иначе, уж коли я начала, то должна была завершить это во что бы то ни стало.

Все остальное я сделала для них.

Я различила несколько фигур в темной комнате, освещаемой тремя свечами на полу. Из того немногого, что я сумела разглядеть, я поняла, что присутствующие парни не были безобразными, это меня утешило.

В комнате стоял круглый стол со стульями вокруг него. Самовлюбленный ангел сел.

– Ты будешь курить? – спросил меня Пино.

– Нет, спасибо, я никогда не курю.

– Вот уж нет… с сегодняшнего вечера закуришь и ты, – сказал «бармен» (я отметила, что он был смуглый, с точеной стройной фигурой, темной кожей и длинными вьющимися волосами до плеч).

– Извини, но я тебя разочарую. Когда я говорю «нет», это значит «нет». Я никогда не курила, не буду курить сейчас и не закурю в будущем. Для меня это не имеет смысла, поэтому занимайтесь этим делом сами.

– Но, по крайней мере, ты не лишишь нас удовольствия любоваться твоими прелестями, – сказал Роберто, постучав рукой по деревянному столу. – Сядь сюда.

Я села на стол, расставив ноги, каблуки сапог уперлись в стол, а мой половой орган стал виден всем. Роберто пододвинул стул и установил горящую свечу около моего лобка. Когда он скручивал бумажку с пахучей травкой, его взгляд то и дело перемещался с травки на мое сокровище. Глаза его блестели.

– Потрогай себя, – приказал он мне.

Тогда я медленно ввела туда один палец, а он прекратил воскуривание и полностью сосредоточился на том, что я делала.

Кто-то подошел ко мне сзади, поцеловал в плечи, взял на руки и нацелил меня на себя, пытаясь членом войти в меня. Его член был вялым. Его потухший взгляд был направлен вниз и был пустым. Я не захотела на него смотреть.

– Э, нет… мы об этом уже говорили… сегодня вечером никто не будет ее трахать, – сказал Пино.

«Бармен» ушел в другую комнату и вернулся оттуда с черной тканью. Мне снова завязали глаза, и чья-то рука вынудила меня сесть на колени.

– А теперь, Мелисса, мы будем передавать травку, – услышала я голос Роберто. – Как только она окажется в руках одного из нас, мы щелкнем пальцами, дотронемся до тебя, ты поймешь, что наступает твой черед. Ты подойдешь к тому, у кого травка, и возьмешь в рот, и будешь держать, пока он не кончит. Пять раз, Мелисса, пять. С этого момента мы не будем разговаривать. Удачной работы.

В моем рту встретились пять разных вкусов, пять вкусов от пяти мужчин. Каждый вкус имеет свою историю, каждая выпитая жидкость – мой стыд. В те моменты мне казалось, что мое наслаждение было не только плотским, но также было наслаждением красоты, радости, свободы. Находясь, голая, среди них, я чувствовала, что принадлежу другому миру, никому не известному. Но затем, выйдя из той комнаты, я поняла, что сердце мое разбито, и испытала невыразимый стыд.

Я вернулась в первую комнату, бросилась на кровать и почувствовала, что мое тело отупело. Я видела, как на письменном столе то и дело высвечивался дисплей моего мобильника, я знала, что это звонили мне из дому; было уже полтретьего ночи. Кто-то вошел в комнату, улегся поверх меня и меня выебал; затем пришел следующий и направил свой член к моему рту. Как только один начинал, другой извергал на меня свою жидкость. И так далее. Вздохи, стоны и хрюканья. И беззвучные слезы.

Я возвратилась домой, вся покрытая спермой, с размытым макияжем; моя мать меня ждала, заснув на диване.

– Я здесь, – сказала я ей, – я вернулась.

Она была полусонная и не стала меня ругать – по крайней мере, дала это понять кивком головы, уходя к себе в спальню.

Я вошла в ванную, посмотрелась в зеркало и не увидела того образа, которым с удовольствием любовалась несколько лет назад. Я увидела печальные глаза, ставшие еще более жалкими от следов черного карандаша, расплывшегося по щекам. Я увидела рот, который неоднократно был насилован сегодня ночью и который потерял свою свежесть. Я чувствовала себя переполненной и загрязненной чужими клетками.

Затем я сто раз прошлась щеткой по волосам, как это делали принцессы, так всегда говорит моя мать.

Мое влагалище, дневник, даже сейчас, когда я пишу тебя среди ночи, все еще хранит чужой запах.

4 декабря 2001 г. 12:45

– Ну как, повеселилась вчера? – спросила меня мать сегодня утром, заглушая своим зевком свист кофеварки.

Я пожала плечами и ответила, что провела вечер как всегда.

– У твоей одежды странный запах, – сказала она с выражением человека, желающего узнать и понять все, особенно если речь идет обо мне.

Испугавшись, я резко повернулась и, кусая губы, подумала, что она, возможно, уловила запах спермы.

– Какой запах? – спросила я, делая вид, что спокойна и что смотрю на солнце из окна кухни.

– Вроде запах дыма… не знаю… марихуаны… – сказала она с гримасой отвращения.

Успокоившись, я повернулась к ней, чуть-чуть улыбнулась и воскликнула:

– Да… знаешь, вчера там, где я была, все курили. А мне было неловко просить их не курить.

Она свирепо посмотрела на меня и сказала:

– Приходишь домой обкуренная, а потом из-за этого не идешь в школу!

– Спасибо, – пошутила я, – ты мне дала идею прекрасного алиби, чтобы не ходить в эту долбаную школу.

…Если бы только гашиш причинял боль… Я бы выкурила этого гашиша много-много граммов, лишь бы не испытывать состояния пустоты: меня будто подвесили в воздухе, и я сверху наблюдаю за тем, что делала вчера. Нет, вчера это была не я. Я – это та, кто не любит, чтобы ее касались жадные незнакомые руки, я – это та, кто не любит получать сперму от пяти разных мужчин и не любит быть зараженной в душе, еще не пережившей боль.

Я та, кто любит себя: это я сегодня ночью сделала свои волосы снова блестящими, когда заботливо прочесала их щеткой сто раз, это я вновь приобрела детскую нежность губ. Это я целовалась сама с собой, разделяя сама с собой ту любовь, в которой вчера мне было отказано.

20 декабря 2001 г

Время подарков и фальшивых улыбок, а также монеток, бросаемых во время краткосрочных приступов совести цыганам, стоящим по краям дороги с детьми на руках.

Мне не нравится покупать подарки для других, я их всегда покупаю только для себя, и это, возможно, оттого, что у меня никого нет, кому хотелось бы что-нибудь подарить.

Сегодня после обеда я пошла погулять с Эрнесто, парнем, с которым я познакомилась в чате. Он мне сразу показался милым, мы обменялись номерами телефонов и стали видеться как хорошие друзья. Он слишком отдален от меня, весь в своем университете и в своих загадочных дружбах. Но мы часто видимся, чтобы сделать вместе какие-нибудь покупки, и мне не стыдно, если я вхожу с ним в магазин женского белья и он тоже там что-нибудь покупает.

– Это для моей новой девушки, – говорит он всегда. По пока ни одной из своих девушек он мне не показал.

С продавщицами, похоже, у него доверительные отношения, он с ними на «ты», и они с ним часто хихикают. А я в это время перебираю белье, висящее на плечиках, и ищу то, которое надену для того, кто сумеет меня полюбить. Все эти вещи я держу аккуратно сложенными в верхнем ящике моего комода.

В нижнем ящике я держу белье, которое надеваю для встреч с Роберто и его друзьями. Чулки на резинках, с зацепками от их ногтей, кружевные трусики, немного порванные, с болтающимися нитками, потому что жадные руки стягивали их с меня слишком резко. Роберто и остальные не обращают на это внимания, им хватает того, что для них я – «большая свинья».

Поначалу я всегда покупала белье из белых кружев, заботясь о сочетаемости предметов.

– Черное тебе подошло бы больше, – сказал мне однажды Эрнесто, – оно лучше подходит к цвету твоего лица и кожи.

Я прислушалась к его совету и теперь покупаю белье из черных кружев.

Иногда он интересуется разноцветными вещами, подходящими скорее для какой-нибудь бразильской танцовщицы: шокирующий розовый, зеленый, синий электрик… но когда хочет остановиться на серьезном цвете, то выбирает красный.

– Ясно, что все твои девушки – странные, – говорю я ему.

Он хихикает и говорит:

– Но уж не такие, как ты.

И мое эго снова наполняется силой.

Он всегда выбирает лифчики с чашечками, но никогда не сочетает их с трусиками и предпочитает соединять цвета самые невероятные.

И потом, чулки: мои чулки – почти всегда на резинках, украшенные рельефом из кружев, непременно черные, чтобы был резкий контраст с белизной кожи. Те же, что покупает он, – в сеточку, что слишком далеко от моего вкуса.

Когда одна девушка ему нравится больше других, Эрнесто окунается в толпу крупного магазина и покупает для нее что-нибудь сверкающее, украшенное многоцветными блестками, с головокружительными декольте и смелыми разрезами.

– Сколько берет в час твоя девушка? – шучу я.

Он становится серьезным и, не отвечая, идет платить. Тогда я чувствую себя виноватой и прекращаю над ним издеваться.

Сегодня, пока мы шатались по сияющим магазинам среди продавщиц, молодых и злобных, начался дождь, и все наши пакеты из плотной бумаги промокли.

– Пойдем спрячемся под навес галереи! – сказал он громко и схватил меня за руку.

– Эрнесто! – ответила я, полуразвлекаясь-полубезразлично. – По улице Этнёанет галерей!

Он на меня посмотрел в замешательстве, пожал плечами и воскликнул:

– Тогда пойдем ко мне домой!

Я не хотела идти к нему домой, так как знала, что друг Роберто, Маурицио, живет в том же доме. Мне совершенно было не нужно, чтобы он меня там увидел и, тем более, чтобы Эрнесто узнал о моей тайной деятельности.

Его дом стоял на расстоянии в несколько сотен метров, и мы их быстро пробежали, держась за руки. Это было прекрасно: бежать с кем-то, не думая о том, что после этого ты должен растянуться в кровати и отдаться чужой воле. Мне бы понравилось, хотя бы один раз, быть той, кто сама решает, когда и где этим заниматься, сколько времени и с каким настроением.

– У тебя дома кто-нибудь есть? – прошептала я, поднимаясь по лестнице, и эхо повторило мой шепот.

– Нет, – ответил он, тяжело дыша, – все уехали на рождественские праздники. Остался только Джанмария, но сейчас его тоже нет дома.

Я была довольна. Я пошла за ним и мельком взглянула на себя в зеркало на стене.

Его дом почти пуст, но присутствие четырех мужчин сразу заметно: какой-то противный запах (да, именно тот тяжелый запах спермы), а беспорядок, похоже, заполнил все комнаты.

Мы побросали пакеты на пол и сняли с себя мокрые пальто.

– Хочешь, я тебе дам какой-нибудь свитер? На время, чтобы твоя одежда просохла.

– Хорошо. Спасибо, – ответила я.

Мы вошли в комнату-библиотеку, он открыл шкаф как-то нерешительно и, когда дверца шкафа была еще не полностью открыта, попросил меня выйти и принести пакеты.

Когда я вернулась, он поспешно закрыл шкаф, я, мокрая и веселая, воскликнула:

– Кого ты там держишь? Своих мертвых женщин?

Он улыбнулся и ответил:

– Более или менее.

Меня удивил его ответ; он же, чтобы исключить дальнейшие вопросы, вырвал из моих рук пакеты и сказал:

– А ну-ка покажи! Что ты там накупила, малышка?

Он разорвал обеими руками намокший картон и засунул в пакет всю голову, точно ребенок, когда получает свой рождественский подарок. Его глаза блестели, и кончиками пальцев он извлек из пакета пару черных чулок.

– О-о-о! А что ты с ними делаешь? Для кого ты их надеваешь? Не думаю, что ты их надеваешь, когда идешь в школу…

– У нас свои секреты, – с иронией сказала я, сознавая, что он что-то подозревает.

Он на меня посмотрел с удивлением, слегка наклонил голову и тихо произнес:

– Ты говоришь, что… А ну-ка, а ну-ка, какой такой секрет?

Я устала держать этот секрет внутри себя, дневник. Я ему все рассказала. Выражение его лица не изменилось, он оставался с прежним завороженным взглядом.

– Ты так ничего и не скажешь? – в нетерпении спросила я.

– Это твой выбор, малышка. Могу лишь только сказать: будь осторожна.

– Слишком поздно, – сказала я тоном фальшивого смирения.

Пытаясь выйти из затруднительного положения, я громко рассмеялась, а потом сказала весело:

– Ну а теперь, дорогой, твоя очередь рассказать про секрет.

Его бледное лицо покрылось пятнами, глаза забегали по сторонам, выражая нерешительность.

Он встал с дивана и большими шагами направился к шкафу. Он открыл дверцу резким движением, указал пальцем на развешанную там одежду и сказал:

– Это все – мое.

Я узнала эти вещи, мы их покупали вместе, они висели уже без магазинных этикеток, и было видно, что они измяты и что их уже надевали.

– Что это значит, Эрнесто? – спросила я тихо. Его движения замедлились, мышцы расслабились, и он опустил глаза:

– Я покупаю эти вещи для себя. Я их надеваю… и в них работаю.

Я тоже не стала комментировать услышанное: на самом деле, у меня не было никаких мыслей. Но спустя секунду в моей голове промчались вопросы: «В них работаешь? Как ты в них работаешь? Где работаешь? Почему?»

Он сам начал все объяснять:

– Мне нравится переодеваться в женщину. Я начал это делать несколько лет тому назад. Я закрываюсь в своей комнате, устанавливаю на столе видеокамеру и переодеваюсь. Мне это нравится, мне от этого хорошо. Потом я отсматриваю себя на экране и… ну и… я возбуждаюсь… А иногда я выхожу в таком виде… если кто-нибудь меня об этом просит.

Он стал покрываться огромными красными пятнами. Мертвая тишина вокруг, только шум дождя, который создавал впечатление, что мы находимся в металлической клетке, сделанной из его струй.

– Ты занимаешься проституцией? – спросила я без обиняков.

Он кивнул головой в знак согласия и сразу закрыл лицо обеими руками:

– Поверь мне, я только беру в рот, и ничего другого. Некоторые меня просят также сделать… немного в зад… короче, клянусь, что я никогда этого не делаю… Эти деньги идут на мое обучение, ведь мои родители не могут себе позволить… – Он, наверное, хотел привести какое-нибудь другое оправдание, но сказал, что в любом случае ему это нравится.

– Я тебя не осуждаю, Эрнесто, – сказала я, наблюдая за блестящими нервозными каплями дождя на окне. – Видишь… каждый выбирает для себя свою жизнь, это сказал ты сам несколько минут тому назад. И иногда даже неправедные пути могут быть правильными, и наоборот. Важно лишь то, что мы следуем самим себе и своим мечтам, и если мы сумеем это сделать, то мы сможем сказать, что правильно сделали свой выбор. А теперь я хочу знать правду, почему… ты это делаешь?

Я знаю, что я была ханжой, говоря это. Тогда он посмотрел на меня нежно и вопросительно и затем спросил:

– А ты почему это делаешь?

Я ему не ответила, но мое молчание было красноречиво. И моя совесть так сильно кричала, что я, для ее усмирения, неожиданно для себя, не стыдясь, сказала:

– А почему бы тебе не переодеться для меня?

– Зачем ты меня об этом просишь?

Я тоже этого не знала. С некоторой неловкостью я тихо сказала:

– Потому что это прекрасно – видеть две личности в одном теле: мужчину и женщину в одной оболочке. И другой секрет: это меня возбуждает. И даже очень. И потом, извини меня… это нравится нам обоим, и никто из нас не принуждает другого это делать. Наслаждение никогда не может быть ошибкой, да?

Я видела, что под брюками его штучка возбудилась, но он пытался это скрыть.

– Я это сделаю, – сказал он сухо.

Он взял из шкафа платье и свитер, который бросил мне в руки:

– Извини, я забыл его тебе дать, надевай.

– Но я должна раздеться, – сказала я.

– Ты стесняешься?

– Нет-нет, что ты! – ответила я.

Я стала раздеваться, а его возбуждение нарастало по мере увеличения моей наготы. Я влезла в огромный розовый свитер, на котором было написано «Бай-бай, бэби», и подмигивающий глаз Мэрилин стал наблюдать за перевоплощением моего друга, как будто это был ритуал возвышенный и благородный. Он одевался, повернувшись ко мне спиной, и поэтому я могла видеть только его движения и полоску стрингов, разделявшую его ягодицы. Он повернулся: черная короткая мини-юбка, чулки на резинках, очень высокие сапоги, золотой топик и лифчик с чашечками. Вот в каком виде предстал передо мной друг, которого я всегда видела в магазинах «Лакост» и «Левайс». Моего возбуждения не было заметно, но оно было.

Из-под стринговой повязки его член выглядывал без проблем. Он его вынул и стал теребить.

Как будто на спектакле, я растянулась на диване и стала внимательно смотреть. Мне хотелось себя трогать и даже трахнуть его. Меня удивила моя холодность, почти мужская, с какой я наблюдала, как он мастурбировал. Его лицо было взволнованно и покрылось капельками пота, а в это время на меня накатывало мое наслаждение, и это – без ласк, без прикосновений, только из моей головы, из меня.

Его оргазм пришел сильным и мощным, я увидела вырвавшуюся струю и услышала его рычание, которое окончилось, как только он открыл глаза.

Он растянулся на диване рядом со мной, мы обнялись и заснули, и Мэрилин касалась своим глазом золотой блестки на топике Эрнесто.

3 января 2002 г. 2:30 ночи

И снова дом-музей, с теми же лицами.

На этот раз игра состояла в том, что я была землей, а они – червями, прорывающими эту землю. Пять разных червей прорыли борозды на моем теле, и почва, по возвращении домой, была взрыхленной и в стадии оползней.

Старое пожелтевшее платье моей бабушки висело в шкафу. Я его надела и почувствовала запах того стирального порошка и того времени, которых сейчас уже нет, и все смешалось с абсурдностью настоящего времени.

Я распустила волосы на плечи, защищенные тем успокоительным прошлым. Я их хорошо расправила, понюхала и легла спать с улыбкой, которая превратилась в плач. Беззвучный.

9 января 2002 г

У Эрнесто секретов оказалось не слишком много.

Я ему призналась в том, что произошедшее возбудило во мне желание увидеть, как двое мужчин занимаются ЭТИМ. Я хочу увидеть, как двое мужчин ебутся, да-да. Увидеть, так ли, как и со мною, они ебутся: с такой же грубостью, с такой ли жестокостью…

Я не могу остановиться, я мчусь быстро, как ветка, которую несет поток реки. Я учусь говорить «нет» другим и «да» самой себе, учусь тому, чтобы мое самое сокровенное выходило наружу, насрав на окружающий мир. Учусь.

– Ты постоянно другая, Мелисса. Как бы сказать точнее… в тебе что-то вроде залежей фантазии и выдумки, – сказал он хриплым ото сна голосом, едва проснувшись.

– Клянусь, Эрнесто. Я даже готова заплатить, – сказала я, все еще обнимая его. – Ну, так что?

– Что «что»?

– Ну, как это… ты же с этим связан… Может, знаешь кого-нибудь, кто бы согласился, чтобы их увидели за этим делом?

– Ну ты даешь, ну и придумала! Ты не можешь успокоиться со своими нормальными любовными историями?

– Ну, успокоиться – это не по мне, – сказала я. – А что ты имеешь в виду под нормальными любовными историями?

– Увлечения шестнадцатилетней девушки, Мели. Ты – девушка, он – парень. Любовь и секс в равновесии, как это положено.

– Ну, по мне, именно это и есть настоящее извращение, – сказала я истерично, – короче… сплошная серость: по субботам вечером гулять по площади Театро Массимо, по воскресным утрам – завтракать на берегу моря, сексом заниматься непременно в выходные дни, все рассказывать родителям и тэ дэ и тэ пэ… Лучше оставаться одной.

Опять молчание.

– И потом, я – такая, и я вовсе не желаю меняться ни для кого. Ты хоть видишь, кто с тобой разговаривает? – закричала я ему в лицо со смехом.

Он рассмеялся и погладил меня по голове:

– Малышка, я тебя люблю, я не хотел бы, чтобы с тобой случилась какая-нибудь беда.

– Это со мной случится, если я не сделаю того, что мне хочется. Я тоже тебя люблю.

Он мне рассказал о двух парнях, студентах последнего курса юрфака. Он меня с ними познакомит завтра, после занятий они заедут за мной к Вилле Беллини, к фонтану, где плавают лебеди. Я позвоню своей матери и скажу, что после обеда я не приду домой, а останусь на репетиции в театральном кружке.

10 января 2002 г. 15.45

– Конечно, вы, женщины, – идиотки! Смотреть, как ебутся два мужика… ну и ну! – сказал Джермано, сидя за рулем машины.

У него были огромные черные глаза, лицо – плотное и хорошо смоделированное, в обрамлении замечательных черных кудрей, которые – если бы не его светлая кожа – делали бы его похожим на африканца, мощного и гордого. Он сидел за рулем, как Король лесов: высокий и величественный, положив на руль длинные и тонкие пальцы; стальной перстень выделялся на белой и необыкновенно мягкой руке.

Другой парень, сидевший позади меня, тонкогубый, ответил ему высоким вежливым голоском:

– Оставь ее, не видишь – она новенькая. И потом, такая маленькая… посмотри, какое у нее нежное личико. Ты уверена, малышка, что хочешь это сделать?

Я утвердительно кивнула головой.

Насколько я поняла, эти двое приняли мое предложение, так как они были что-то должны Эрнесто, но я так и не поняла что. Джермано был раздражен и если бы мог, то с удовольствием оставил бы меня на обочине пустой дороги, по которой мы ехали. Но при этом в его глазах сверкал некий энтузиазм, и я это ощущала непостижимым образом.

Во время езды мы почти не разговаривали. Мы ехали по деревенским дорогам на виллу Джанмарии, место, где бы нас никто не потревожил.

Это был старый каменный дом, окруженный оливами и елями, в отдалении виднелись виноградные лозы, погибшие в эту зиму. Дул сильный ветер, и, когда Джанмария вышел, чтобы открыть огромные железные ворота, десятки листьев влетели в машину, падая на мои волосы.

В морозном воздухе типичный запах мокрой земли смешивался с застаревшим запахом прелых листьев. Я держала в руке сумочку и стояла на своих высоких каблуках, поеживаясь от холода; я чувствовала, что кончик моего носа замерз, а щеки стали неподвижными, как будто под анестезией.

Мы дошли до центральной двери, на которой были вырезаны имена детей, игравших здесь летом: знак их собственного развлечения. Среди них были также имена Джермано и Джанмария…

Я должна бежать, дневник: моя мать открыла дверь и сказала, что я с ней должна навестить тетушку (она сломала себе ногу и сейчас в больнице).

11 января 2002 г

Вот сон, который приснился мне сегодня ночью.

Я выхожу из самолета, небо над Миланом хмурое и враждебное. Ледяной ветер развевает и путает мои волосы, недавно аккуратно причесанные в парикмахерской; при сером освещении мое лицо приобретает мертвенный оттенок, глаза кажутся пустыми, а вокруг них сверкают тонкие фосфоресцирующие шарики, что придает мне особенно странный вид.

Мои руки холодные и белые, как у мертвой. Я дохожу до зала аэропорта и вижу свое отражение в стекле: лицо – худое и бесцветное, длинные волосы косматы и ужасны, губы сжаты. Я ощущаю странное беспричинное возбуждение.

Потом, вместо аэропорта, я оказываюсь странным образом в какой-то темной и вонючей тюремной камере, куда пробивается такой слабый луч света, что я даже не могу разглядеть ни себя, ни свою одежду. Я плачу, я одна. На улице, должно быть, ночь.

Далеко в глубине коридора я вижу свет, он пульсирующий и яркий. Никакого шума. Свет приближается. Вот он все ближе и ближе, он меня пугает, потому что я не слышу звука шагов. Идет человек, высокий, сильный, передвигается с большой осторожностью.

Человек кладет обе руки на решетку, и я, вытирая слезы, подхожу к нему; свет от фонарика освещает его лицо, придавая дьявольский вид, но всего тела я не вижу. Я вижу огромные кошачьи глаза, большие губы приоткрыты, и поэтому видны прекрасные белые зубы. Он прикладывает к губам палец, давая мне знак молчать. Я продолжаю смотреть на его лицо, оно уже совсем близко от меня, я вижу, что оно чарующе прекрасно и загадочно. Меня пронизывает ужасная дрожь, когда он прикасается совершенными по красоте пальцами к моим губам и начинает водить ими по кругу. Он это делает очень нежно, и вот мои губы уже повлажнели, и я, в порыве, прикасаюсь к решетке и вдавливаю в нее свое лицо. Его глаза зажигаются, но внешне он остается спокойным; его пальцы входят в глубь моего рта, и моя слюна помогает им скользить лучше. Затем он их выдергивает и обеими руками срывает мои лохмотья, обнажая мне грудь. Соски становятся твердыми и съежившимися из-за холода, а когда он их трогает мокрыми пальцами, они съеживаются еще больше. Он прикасается ртом к моим грудям, он вдыхает их запах, а затем целует. Я запрокидываю голову от наслаждения, но мое тело остается прямым, оно повинуется только его запросам. Он останавливается, смотрит на меня и улыбается. Одной рукой он шарит в своих одеждах, а когда приближается ко мне, я понимаю, что он – церковный человек.

Слышится звон ключей и скрежет железной двери, которая медленно открывается. Он внутри. Со мной. Он продолжает срывать с меня одежду, открывая сначала живот, а затем все ниже и ниже, где у меня самая горячая точка. Медленно он меня укладывает на пол, между моих ног склоняет голову, и его язык входит туда. Я в этот миг не чувствую холода, я хочу почувствовать себя, понять себя через него.

Я его притягиваю к себе и слизываю с его губ свою жидкость. Я ощущаю его тело сквозь сутану и чувствую его член, сильный и прекрасно вставший, который двигается все более и более настырно… Его пенис хочет выйти из-под сутаны, и я помогаю ему, подняв его черное платье.

Он входит в меня, наши жидкости встречаются; он скользит так восхитительно, как нож по теплому маслу, но не доводит меня до оргазма, вынимает свой член и пересаживается от меня в темный угол. Я жду, но потом сама подхожу к нему. Он снова погружается в мой пенящийся пляж. Достаточно нескольких поступательных движений, резких, уверенных и неожиданных, чтобы на меня накатилось бесконечное наслаждение. Мы кончаем одновременно, бесподобно, в гармонии и унисоне.

Через некоторое время он приходит в себя и покидает меня, рыдая: даже я так сильно никогда не плакала.

Потом я открываю глаза, я снова в аэропорту и разглядываю свое лицо.

Сон внутри другого сна. Этот сон – отзвук того, что случилось вчера.

У человека из сна глаза были точно такие, как у Джермано: огонь в камине их освещал, и они блестели.

Джанмария вошел с двумя огромными поленьями и с парой веток. Он положил их в камин, и огонь осветил комнату, придав ей более уютный вид. Незнакомое и успокаивающее тепло снизошло на меня.

То, что я наблюдала, не вызвало во мне никакого ужаса или стыда, даже наоборот. Как будто мои глаза уже привыкли к определенным сценам, а страсть, которая до сих пор билась изнутри о мою кожу, вылетела и сразила двух парней, которые невольно оказались в моих руках.

Я видела, как они вонзались друг в друга: я устроилась в кресле около камина, они – на диване напротив, они смотрели друг на друга и ласкались с любовными придыханиями. Каждый их вздох красноречиво говорил «я тебя люблю»; каждое поступательное движение (что отзывалось в моих кишках) для них было чистейшей лаской. Мне тоже захотелось стать участником этой непостижимой интимности, их любовного и нежного единства, но я не предложила себя, я только наблюдала, как было обусловлено. Я была голой и чистой – и телесно, и в мыслях.

Потом Джермано меня наградил блаженным взглядом. Он оторвался от своего партнера и, к моему изумлению, склонился на колени передо мной и медленно-медленно развел мои бедра. Он подождал моего знака, а затем нырнул в бесконечность. Ему это удалось на миг, затем он снова стал прежним, жестким и неумолимым африканским Королем. Он сел на мое место, схватил меня за волосы и стал наклонять к своему члену; именно в тот момент я смогла увидеть его глаза. Именно в тот момент я поняла, что его страсть никак не отличалась от моей страсти: они обе держались за руку, они разошлись в разные стороны, а затем слились воедино.

Потом эти двое заснули, обнявшись, на диване, а я в это время продолжала смотреть на них с возбужденной (от красного огня в камине) кожей. Одна.

24 января 2002 г

Зима меня утомляет во всех смыслах.

Дни тянутся так одинаково и монотонно, что я их больше не могу переносить. Спозаранку – будильник, затем школа, препирательства с учителями, возвращение домой, выполнение домашних заданий допоздна, кретинизм по телевизору, и, если глаза еще смотрят, читаю какую-нибудь книгу и – спать. День за днем, без изменений, за исключением неожиданного звонка от самовлюбленного ангела и его дьяволов: в этом случае я одеваюсь по-особому, снимаю с себя одежду прилежной школьницы и надеваю ту, женскую, которая сводит с ума мужчин. Я им благодарна, потому что они дают мне возможность вырваться из серости и быть иной.

Когда я дома, то часто сижу в Интернете.

Я веду поиск, многое узнаю. Я ищу то, что меня возбуждает и что одновременно делает мне плохо. Я ищу возбуждение, порождаемое унижением. Я ищу уничтожение. Я ищу типов самых странных, тех, кто ко мне относится как к настоящей бляди. Тех, кто хочет излить на меня свои злость, сперму, тревоги, страхи. Я не отличаюсь от них. Мои глаза приобретают болезненный свет, мое сердце бьется по-сумасшедшему. Я верю (или, может, я обманываюсь?), что найду в переплетениях Сети того, кто захочет меня любить.

Пусть это будет кто угодно: мужчина, женщина, старый, молодой, женатый или замужняя, одинокий, гей, транссексуал. Все.

Вчера ночью я вошла на лесбийский сайт. Попробовать это с женщиной. Мне не отвратительна эта идея. Скорее меня это озадачивает. И страшит. Некоторые из них ко мне уже обратились, но я их сразу забраковала, даже не посмотрев на их фото.

Сегодня утром по е-мейлу ко мне пришло одно письмо. Ей двадцать лет. Она говорит, что ее зовут Летиция, она из Катании, как и я. Ее послание было немногословным: только имя, возраст и телефон.

1 февраля 2002 г. 19:30

В школе мне предложили сыграть роль в театральном спектакле.

Наконец займусь чем-нибудь интересным. Спектакль должен быть поставлен примерно через месяц и будет показан в центре города.

5 февраля 2002 г. 22:00

Я ей позвонила.

У нее немного писклявый голос. Она говорила весело и раскованно, в отличие от меня: меланхоличной и тяжелой. Через некоторое время я расслабилась и улыбнулась. Я абсолютно не хотела ничего знать ни о ней, ни о ее жизни. Мне только хотелось узнать ее физически. Я у нее спросила:

– Извини, Летиция, нет ли у тебя фотографии, чтобы мне ее прислать?

Она громко рассмеялась и воскликнула:

– Конечно! Включи ПК, я тебе тут же ее пошлю; пока мы разговариваем по телефону, ты мне скажешь свое впечатление.

– О'кей! – сказала я с удовлетворением.

Она красивая, необыкновенно красивая. И голая. Подмигивающая, чувственная, с заискивающей улыбкой. Я пробормотала:

– Это в самом деле ты?

– Ну конечно. Что, не веришь?

– Да нет, конечно, верю. Ты очень красивая, – сказала я, пораженная фотографией и своим удивлением (и поглупевшая от этого).

Короче, женщины мне не нравятся… Я не поворачиваю головы, когда по улице проходит красивая женщина, я не сгораю от желания при виде женских форм, и я никогда всерьез не думала о том, чтобы составить пару с женщиной. Но у Летиции ангельское лицо и сочные губы. Под животом я увидела нежный островок, к которому можно было бы причалить: широкий и извилистый, пахучий и чувственный. И груди, как два нежных холмика, на вершине которых – два розовых больших кружочка.

– А ты, – спросила она, – ты можешь послать мне свою фотку?

– Да, – сказала я, – подожди секунду.

Я ей выбрала что-то наугад, порывшись в памяти компьютера.

– Ты похожа на ангела, – сказала Летиция, – ты очень миленькая.

– Да уж, я похожа на ангела… Но на самом деле я не такая…

– Мелисса, я хочу с тобой встретиться.

– Я тоже на это надеюсь, – ответила я.

Потом мы окончили разговор, и она мне прислала такую эсэмэску:

«Я бы усыпала твою шейку страстными поцелуями, а руками тебя изучила бы всю».

Я сняла трусики, нырнула под одеяло и завершила ту сладкую пытку, которую Летиция невольно запустила в действие.

7 февраля 2002 г

Сегодня в доме у Эрнесто я снова увидела Джанмарию.

Он был веселый и меня обнял крепко-крепко. Он мне сказал, что благодаря мне между ним и Джермано ситуация наладилась. Он мне не сказал, что именно, а я у него не стала уточнять. И все же для меня остается загадкой, что именно подтолкнуло Джермано в тот вечер вести себя так, но очевидным является то, что причиной была я. Причиной чего? Почему? Я была лишь самой собой, дневник.

8 февраля, 13:18

И опять поиск продолжается.

Он никогда не окончится, если я не найду то, что мне хочется.

Но в действительности я не знаю, чего я хочу. Ищи, Мелисса, продолжай искать по-прежнему.

Я вошла в один чат, в комнату «Извращенный секс», с ником «потаскушка». Я поискала среди разнообразных предложений по теме, потом поместила некоторые детали, меня интересующие.

Он сразу вышел на связь со мной, «потрошитель»: он был прямолинеен, без экивоков, напорист – именно такого я и хотела.

– Как тебе нравится ебаться? – написал он мне сразу.

И я ему ответила:

– С жестокостью, я хочу быть предметом.

– Ты хочешь, чтобы я с тобой обращался, как с предметом?

– Я не хочу ничего. Делай то, что тебе нужно делать.

– Ты моя сука, ты это знаешь?

– Для меня невозможно быть чьей-то, я не принадлежу даже самой себе.

Он начал описывать, как и куда он бы всунул мне член, сколько времени он был бы там и как бы я кончила.

Я наблюдала, как бегут слова, посылаемые мне, и все это убыстрялось. В моем желудке начались извивания, во мне пульсировала какая-то дикая жизнь и такое сильное желание, что мне ничего не оставалось делать, как поддаться. Его слова были пением сирен, и я в полном сознании, хотя и с болью, ему себя предоставила…

После того как он сообщил, что кончил в руку, он спросил, сколько мне лет.

– Шестнадцать, – написала я ему.

Он набрал на все окно знак удивления, а затем знак улыбки. И затем:

– Черт подери! Комплименты!

– За что?

– Что ты уже такая опытная…

– Да.

– Я этому не поверю.

– Ну, что тебе сказать… Какая тебе разница, что ты это знаешь, все равно мы никогда не увидимся. Ты даже не из Катании.

– Как это не из Катании? Как раз из Катании.

Блядь! Быть виртуально трахнутой каким-то катанием!

– А сейчас чего ты хочешь от меня? – спросила я, уверенная, какой ответ он даст.

– Выебать тебя!

– Ты только что это сделал.

– Нет! – и еще раз знак улыбки. – В реальности.

Я подумала немного и набрала номер моего мобильника; в момент отсылки я вдруг заколебалась. Его «спасибо!» заставило осознать, какую хуйню я только что сделала.

Я ничего о нем не знаю, только то, что его зовут Фабрицио и что ему тридцать пять лет.

Свидание через полчаса на проспекте Корсо Италия.

21:00

Я прекрасно знаю, что иногда дьявол рядится в чужие одежды и проявляет себя только после своей победы над тобой.

Сначала он на тебя смотрит зелеными блестящими глазами, затем он тебя по-доброму целует, нежно целует в шейку, а потом тебя заглатывает.

Мужчина, который мне представился, был элегантным, но не скажу, что красивым: высокий, плотный, волосы редкие и с проседью (кто знает, на самом ли деле ему тридцать пять?), глаза зеленые, зубы серые.

В первый момент я осталась очарованной, но тут же при мысли о том, что это тот же человек из чата, я вздрогнула.

Мы пошли по чистым тротуарам перед шикарными магазинами с сияющими витринами, он рассказал мне о себе, о своей работе, о жене, которую никогда не любил, но на которой женился ради рождения дочки. У него красивый голос, но глупый смешок, который действует мне на нервы.

Пока мы шли, он обвил меня своей рукой, и мне стало смешно; мне было противно от его бесцеремонности и беспокойно от того, что потом могло бы произойти.

Я распрекрасно могла бы уйти, сесть на свой мотороллер и вернуться домой, смотреть, как моя мать замешивает тесто для яблочного пирога, слушать, как моя сестра читает вслух, поиграть с кошкой… Я прекрасно могу наслаждаться нормальной жизнью и жить в согласии с самой собой, иметь сияющие глаза только потому, что получила хорошую оценку в школе, скромно улыбаться, когда мне говорят комплимент, но ничто меня не поражает, все пустое и узнаваемое, все тщетное, лишенное смысла и вкуса.

Так мы дошли до его машины, а затем доехали до его гаража. Потолок в гараже был сырой, все небольшое пространство было завалено коробками и инструментами.

Фабрицио вошел в меня плавно, осторожно прилег на меня, и я, к счастью, почти не почувствовала груза его тела. Ему захотелось меня поцеловать, но я отвернула голову, потому что этого не хотела.

Никто меня не целует после Даниэле, пыл своих поцелуев я отдаю отражению в зеркале, а мягкость моих губ так часто была в контакте с жаждущими членами у самовлюбленного ангела, но они, я уверена, не оценили ее.

Я отвернула голову, чтобы избежать прикосновения его губ, но я не дала понять ему своего отвращения. Я сделала вид, что хочу поменять позу, он же, как животное, превратил свою нежность, только что меня поразившую, в жестокость и, хрипя, стал громко звать меня по имени, а в это время его пальцы вдавливались в кожу моих бедер.

– Я здесь, – говорила я ему, и ситуация мне казалась гротескной.

Я не понимала, почему он выкрикивает мое имя, но оставаться безразличной к его зову мне казалось нелепым, тогда я начинала его успокаивать, говоря «я здесь», и он действительно немного успокаивался.

– Можно мне в тебя кончить? Ну я прошу тебя, дай мне в тебя кончить, – говорил он, изнемогая от удовольствия.

– Нет, не надо.

Он из меня вышел внезапно, снова громко выкрикнув мое имя, и оно превратилось в угасающее эхо, пока длился его финальный вздох. Затем он, недовольный, снова лег на меня и, наклонившись, опять был во мне, его язык быстро-быстро меня трогал.

Мое наслаждение все еще не приходило, а он уже снова кончил, что было совершенно бесполезно, так как меня это не касалось.

– У тебя там такие большие и сочные губы, что хочется их кусать. Почему ты не удалишь с них волосы? Ты была бы еще красивее.

Я не ответила, потому что это не его дело, как мне поступать со своими губами.

Шум какой-то машины нас напугал, мы в спешке оделись (я только об этом и мечтала) и вышли из гаража.

Он меня погладил по подбородку и сказал:

– В следующий раз, малышка, мы все сделаем в более комфортных условиях.

Я вышла из машины, в которой стекла были запотевшими. И все на улице заметили, что я растрепанная и взбудораженная, а мужчина – с седоватыми волосами и со сбившимся набок галстуком.

11 февраля

В школе дела идут не очень хорошо.

Возможно оттого, что я ленивая и бестолковая, а учителя – слишком поверхностные и категоричные… Возможно, у меня слишком идеальное представление о школе и о преподавании вообще, но действительность все время меня разочаровывает.

Я ненавижу математику! Тот факт, что нельзя выразить своего мнения, меня раздражает. И потом, эта идиотка училка! Она постоянно меня держит за тупицу, а сама не в состоянии ничего объяснить!

В газете «Меркантино» я поискала объявления о частных уроках и нашла парочку интересных предложений, но только один репетитор оказался свободным. Это мужчина, по голосу – достаточно молодой, завтра мы должны увидеться, чтобы договориться.

Летиция меня достала, звонит с утра до вечера, я не знаю, что со мной происходит: иногда мне кажется, что я готова на все.

22:40

Мне позвонил Фабрицио, говорили мы долго.

В конце разговора он спросил, есть ли у меня на примете для ЭТОГО ЗАНЯТИЯ какое-нибудь место. Я ответила, что нет.

– Тогда это повод, чтобы я тебе сделал подарок, – сказал он.

12 февраля

Он открыл дверь: белая сорочка и черные пляжные шорты, мокрые волосы и очки.

Я закусила губу и поздоровалась.

Его приветствием была улыбка, а когда он сказал: «Пожалуйста, Мелисса, присаживайся» – я почувствовала такой же вкус, как когда-то в детстве, если я в течение часа ела и пила одновременно молоко, апельсины, шоколад, кофе и землянику. Он крикнул кому-то, что пойдет в свою комнату со мной.

Он открыл дверь, и я впервые вошла в спальню нормального мужчины: никаких порнографических фотографий, никакого гнусного трофея, никакого беспорядка. Стены сплошь увешаны старыми фотографиями, плакатами старых групп heavy metal и эстампами с картин импрессионистов. Аромат его парфюма, особенный и соблазнительный, меня пьянил.

Он не извинился за свою абсолютно неофициальную одежду, и это меня весьма позабавило. Он мне велел сесть на кровать, пока он передвигал стул от письменного стола и усаживался напротив меня. Я была в недоумении… ничего себе! Я ожидала увидеть эдакого сухонького профессоришку в джемпере цвета канарейки, с волосами того же цвета, зачесанными назад. А передо мной – молодой мужчина, загорелый, надушенный и бесконечно очаровательный. Я еще не сняла с себя пальто, и он со смехом сказал:

– Эй, я вовсе тебя не съем, если ты его снимешь.

Я тоже рассмеялась, сожалея про себя, что он не может меня съесть. Я еще не разглядела, что у него на ногах: к счастью, никаких белых носков, только видна изящная лодыжка и ухоженная загорелая ступня, кончиком которой он выписывал концентрические круги, пока мы обсуждали тариф оплаты, программу и время занятий.

– Мы должны начать очень, очень издалека, – сказала я.

– Не волнуйся, мы начнем с таблицы умножения, – подмигнул он.

Я сидела на краю постели, нога на ногу, попеременно сжимая руки.

– Какая у тебя милая манера сидеть, – прервал он меня, в то время как я ему рассказывала о своей математичке.

Я снова закусила губу и вздохнула, как бы говоря: «Да что вы, что вы такое говорите!…»

– Ах да, чуть не забыл. Меня зовут Валерио. Никогда не называй меня учителем, иначе я буду чувствовать себя старым, – сказал он, погрозив шутливо пальцем, и разговор ушел в другую сторону.

Я немного помедлила: после всех его шутливых замечаний я сделала вывод, что я, как таковая, должна была бы это сделать.

Я слегка откашлялась и тихо сказала:

– А если бы я намеренно назвала тебя учителем?

На этот раз стал кусать губы он, затем покачал головой и спросил:

– А с чего вдруг ты бы этого захотела?

Я пожала плечами, помолчала и потом сказала:

– Потому что так лучше, или нет, учитель?

– Называй меня, как хочешь, только не смотри на меня такими глазами, – сказал он с явным замешательством.

Вот оно, как всегда, та же самая история. Что я могу поделать, я не могу не провоцировать того, кто находится передо мною и мне нравится. Я его поражаю каждым своим словом и каждым своим молчанием, и это мне по нутру. Это игра.

18 февраля 2000 г. 20:35

На кухне ужинают.

Я выкроила несколько минут, чтобы написать о том, что случилось, и, таким образом, осознать это.

Сегодня у меня было первое занятие с Валерио.

С ним я начинаю что-то понимать на уроке, может, потому, что у него прекрасные плечи, которыми можно любоваться, или потому, что у него тонкие и элегантные руки, которые движутся вместе с карандашом. Я даже смогла решить пару упражнений, несмотря на то, что это было трудно.

Он был очень серьезен, профессионален, это делало его еще более очаровательным. Взгляды, которые он на меня направлял, выражали восхищение, но все же он старался сохранять некоторую дистанцию, наверное, для того, чтобы мое окаянство не помешало бы его работе.

На мне была узкая (по этому случаю) юбка, я самым наглым образом хотела его соблазнить. Когда я встала и пошла к двери, он двинулся за мной, как бы вдогонку. Я же, для потехи, изменила свои шаги: быстрые и решительные на более медленные, и он, почти наткнувшись на меня, сразу же отступил назад.

В тот момент, когда я собралась нажать на кнопку лифта, я услышала его дыхание на своей шее, и он сказал шепотом:

– Не занимай свой телефон завтра с 22:00 до 22:15

19 февраля 2002 г. 22:30

Две новости (как всегда, одна хорошая, а другая плохая).

Фабрицио купил маленькую квартиру в центре, где мы можем встречаться, и никто из наших семей этого не заметит.

Весь из себя довольный, он кричал по телефону:

– Я поставил огромный экран перед кроватью, и мы сможем смотреть разные фильмы, да, малышка? Естественно, у тебя тоже будут свои ключи. Я тебя крепко целую в твое прелестное личико. Чао, чао!

Естественно, это плохая новость.

Он мне не оставил никакого времени ответить ему, выразить свое отношение и свои сомнения. Мне кажется слишком опрометчивым то, что он сделал. Ведь я намеревалась переспать с ним только один раз, а затем – спасибо и до свидания, я не хочу быть любовницей женатого человека, да еще с дочкой в придачу! Я не хочу ни его, ни его квартиры, ни его огромного экрана с порнофильмами, я не хочу, чтобы он покупал мою легкомысленность, как если бы он покупал товар.

С Даниэле и самовлюбленным ангелом я настрадалась прилично, и сейчас, когда я начинаю жить по-своему, появляется толстое чудовище в галстуке и говорит, что хочет заниматься со мной сексом. Наказания всегда размахивают крылышками над нашими головами, отточенные острия шпаг уже там и готовы поразить нас в центр черепа именно тогда, когда менее всего мы этого ожидаем. Шпага поразит и его тоже, потому что я схвачу ее за рукоятку.

А сейчас – хорошая новость.

Телефон зазвонил точно в назначенный час, и свидание по телефону продлилось ровно пятнадцать минут.

Я была голая и сидела на полу в своей комнате, моя кожа соприкасалась с холодным мрамором пола. В руке я держала телефон, и его голос с придыханием меня обволакивал своей чувственностью. Он мне рассказал одну свою фантазию. Я якобы была в классе на одном из его уроков, и в какой-то момент я попросилась выйти в туалет и, выходя из класса, отдала ему записку, в которой было написано: «Иди за мной».

Я его ждала в туалете, он пришел, сорвал с меня блузку и кончиками пальцев стал собирать капли воды, стекавшие по запотевшей раковине. Он их перекладывал на мою грудь, и они медленно спускались по моей коже. Затем он поднял мою юбку и вошел в меня, а я в это время стояла, опершись на стену, и собирала в своей утробе его оргазм; капли продолжали стекать по моему телу, они немного его замочили, оставляя следы на коже.

Мы привели себя в порядок, вернулись в класс, и я с первой парты следила, как мел в его руке скользил по доске – точно так же, как его член скользил внутри меня.

Мы друг друга пощупали по телефону. Мой половой орган был набухшим, как никогда прежде, а река Лета в своем половодье перехлестнула через край, мои пальцы были мокрыми от меня самой, но и от него тоже, потому что, несмотря на обстоятельства, я чувствовала его рядом, чувствовала его жар, его парфюм и представляла себе его вкус. В 22:15 он сказал:

– Спокойной ночи, Лоли.

– Спокойной ночи, учитель.

20 февраля 2002 г

Бывают дни, когда я не знаю, прекратить ли дышать совсем или остаться в состоянии задержанного дыхания на все время, что мне осталось.

Это те дни, когда я под одеялом вздыхаю и глотаю слезы и чувствую их вкус на языке. Я просыпаюсь в постели, где все вздыблено, волосы всклокочены, а моя кожа истерзана. Голая, перед зеркалом, я рассматриваю свое тело. Я замечаю, что слеза из глаза перетекла на щеку, я ее утираю пальцем и царапаю щеку ногтем. Провожу руками по волосам, оттягиваю их назад, делаю гримасу, чтобы улыбнуться самой себе, но это у меня не получается, я хочу плакать, хочу наказания.

Я направляюсь к тумбочке и открываю первый ящик.

Сначала я рассматриваю, что там лежит, затем тщательно отбираю то, что должна надеть. Я складываю эти вещи на кровать и поворачиваю зеркало так, чтобы в нем себя видеть всю. Я еще раз рассматриваю свое тело. Мышцы еще напряжены, но кожа мягкая и гладкая, белая и нежная, как у ребенка. Я и есть ребенок.

Я сажусь на край кровати, натягиваю чулок на ступню, и он нежно скользит по коже вверх до самой ляжки, где резинка из кружев начинает слегка сжимать мне ногу. Затем наступает очередь грации – из черного шелка, со шнурками и ленточками. Она мне сжимает бюст и делает талию еще более тонкой, а также подчеркивает мои бедра, слишком пышные, слишком круглые и крутые, чтобы избежать мужских животных наскоков. Груди все еще маленькие, но твердые, белые и круглые, их можно держать в руке и обогревать теплом руки. Грация мне тесна, груди в ней сплющены и слишком близки друг к другу. Нет, еще не время, чтобы себя рассматривать. Я надеваю туфли на тонких каблуках и чувствую, что мой рост в метр шестьдесят вдруг увеличивается на десять сантиметров. Я иду в ванную, беру красную губную помаду и обильно крашу губы, сочные и мягкие; затем увеличиваю объем ресниц тушью, причесываю свои волосы, длинные и гладкие, и три раза брызгаю духами, что стоят на полочке. Возвращаюсь в свою комнату. Там я сейчас увижу человека, который заставляет сильно вибрировать мои тело и душу.

Я смотрю на себя зачарованная, глаза блестят, наполненные влагой, какой-то особенный свет окружает мое тело, мои волосы так нежно падают на плечи, что мне хочется их погладить. Моя рука, медленно и незаметно для меня, с волос спускается на шею и гладит нежную кожу, два пальца осторожно сжимают шею у основания.

Я начинаю чувствовать отзвук наслаждения, еще почти неуловимый. Рука спускается еще немного и начинает поглаживать грудь.

Ребенок-девочка, разодетая под женщину, сверкает своими охочими глазами (охочими до чего? До секса? До любви? До настоящей жизни?). Девочка – хозяйка самой себе. Ее пальцы входят в щель меж волосков, жар волнами поднимается к голове, и меня заполняют тысячи ощущений.

– Ты – моя, – шепчу я сама себе, и возбуждение овладевает мной.

Я кусаю губы прекрасными белыми зубами, от распущенных волос спина начинает потеть, и крохотные капельки усеивают мое тело. Я дышу с трудом, вздохи учащаются… Я закрываю глаза, по всему телу пробегают судороги, мой разум свободен и летит. Колени подгибаются, дыхание становится прерывистым, язык протяжно облизывает губы.

Затем я открываю глаза и улыбаюсь этой девочке. Я подхожу к ней и дарю свой поцелуй – долгий, сильный, и от моего дыхания запотевает поверхность зеркала.

Я чувствую себя одинокой, всеми покинутой. Я чувствую себя, как какая-нибудь планета, у которой в это мгновение на орбите три разных спутника, три звезды: Летиция, Фабрицио и учитель. Три звезды, которые составляют мне компанию в фантазиях, но не в реальности.

21 февраля

Я поехала вместе с матерью к ветеринару, чтобы показать моего котенка, страдающего легкой формой астмы.

Он тихонько мяукал, испугавшись врача и его рук в перчатках, а я гладила ему головку и успокаивала нежными словами.

В машине мать спросила меня, как дела в школе и как с мальчиками. В обоих ответах я ушла от ясности. Сейчас уже стало привычным врать, и мне было бы даже странным этого не делать…

Я ее попросила подвезти меня домой к преподавателю математики на назначенный урок.

– А, ладно, наконец-то я с ним познакомлюсь! – ответила она с воодушевлением.

Я ей не ответила, потому что не хотела, чтобы она что-то заподозрила, и при этом я была уверена, что Валерио ждал со дня на день встречи с моей матерью.

К счастью, на этот раз его одежда была менее легкомысленной, но, странное дело, когда мать попросила меня проводить ее до лифта, она сказала:

– Он мне не нравится, у него порочное лицо.

Я сделала жест, выражающий безразличие, и ответила ей, что, в сущности, он должен лишь давать уроки математики, а не жениться на мне. Моя мать помешана на идее, что она умеет распознать человека по лицу, это меня нервирует! Как только дверь закрылась, Валерио поторопил меня взять тетрадку и сразу начал урок. Мы не сказали ни единого слова про тот телефонный звонок, а говорили лишь о кубических корнях, квадратных корнях, о биномах… Его глаза так хорошо все скрывают, что во мне зародилось сомнение: а если тот звонок был сделан для того, чтобы посмеяться надо мною? А если я для него ничего не значу, ему бы только получить оргазм по телефону? Я ждала какого-нибудь намека, минимального разговора – и ничего!

Но потом, протягивая мне тетрадку, он взглянул так, словно все понял, и сказал:

– В эту субботу вечером не назначай никаких дел. И не одевайся, пока я тебе не позвоню.

Я посмотрела на него с изумлением, но ничего не сказала, глупо пытаясь изобразить безразличие. Я открыла тетрадку, просмотрела все, что написала во время урока, и увидела между знаками «икс» и «игрек» написанное мелким почерком:

«Моя Лолита была как рай, рай, погруженный в пламя. Проф. Гумберт».

На этот раз я опять промолчала, мы попрощались, и он мне напомнил о новом свидании. Да кто же это может забыть…

22 февраля

В час ночи мне позвонила Летиция и спросила, хочу ли я пообедать с ней завтра.

Я ответила «да» отчасти потому, что мне было несподручно возвращаться домой после школы, так как в 15:30 должна была начаться генеральная репетиция нашего спектакля.

Я хотела ее увидеть, я о ней часто думала по ночам перед сном.

В жизни она была еще красивее. Я смотрела на ее нежные руки, пока она наливала мне вина, и сравнивала их со своими, которые стали красными и сухими, как у обезьянки, оттого что каждое утро я езжу на своем мотороллере и холод мне их подпортил.

Она говорила обо всем и за один час успела рассказать мне о своих двадцати годах жизни. Она мне рассказала о своей семье, о матери, преждевременно умершей, об отце, уехавшем в Германию, и о сестре, которую теперь видит изредка, так как та недавно вышла замуж. Она мне рассказала о своих преподавателях, о школе, об университете, об увлечениях, о своей работе.

Я смотрела на ее брови, и мне вдруг захотелось их поцеловать.

Какая это странная штука – брови! Брови у Летиции подвижны, как и ее глаза, и они такие красивые, что невольно хочется поцеловать такое совершенство, а потом и лицо, и щеки, и губы… Сейчас, я это знаю, дневник, я ее хочу. Я хочу ее тепла, ее кожи, ее рук, ее слюны, ее шепота. Мне хотелось бы гладить ее по голове, посетить ее островок своим дыханием, устроить ей праздник во всем ее теле. Однако для меня очевидно, что она меня чувствует заблокированной, для меня это совершенно новое дело, и я, конечно, не могу претендовать, чтобы у нее были те же самые ощущения, или, может, у нее они есть, но я этого никогда не узнаю. Она на меня глядела и все время облизывала губы, ее взгляд был ироничным, и я чувствовала себя побежденной. Не ею, а своими капризами.

– Хочешь ли ты заняться любовью, Мелисса? – спросила она, пока я маленькими глотками пила вино.

Я поставила свой стакан на стол, посмотрела на нее с беспокойством и покачала головой в знак отказа:

– Сначала ты меня этому должна научить…

Научить меня заниматься любовью с женщиной или научить меня любить? Возможно, эти две вещи взаимно компенсируются…

23 февраля

Сейчас ночь с субботы на воскресенье, вернее, уже утро, так как небо стало светлым.

Я чувствую себя счастливой, дневник.

У меня в теле такая умиротворенная эйфория, что напоминает блаженство, такой полный и тихий покой, что я полностью им заполнена. Сегодня ночью я поняла, что отдаться тому, кто тебе нравится и наполняет тебя чувствами, – это нечто святое, это то, когда секс перестает быть только сексом и начинает быть любовью, это – когда ты вдыхаешь в себя приятный запах волосков на его спине или гладишь его сильные и гладкие плечи, гладишь его волосы.

Я вовсе не была взволнована, я знала, что делаю.

Я знала, что разочаровываю своих родителей. Я садилась в машину полузнакомого двадцатисемилетнего мужчины, очаровательного преподавателя математики, того, кто воспламенил мои чувства. Я его ждала на улице, под роскошной сосной, и оттуда я увидела, как он в своей зеленой машине медленно подъезжает: шарф вокруг шеи, стекла очков блестят.

Несмотря на то, что он мне сказал несколько дней назад, я не ожидала, что он мне позвонит и скажет, как мне одеться. Я взяла нижнее белье из первого ящика, надела на себя и примерила черное платьице. Я посмотрелась в зеркало и поморщилась от мысли, что чего-то не хватает. Тогда я из-под платья спустила трусики, сняла их и улыбнулась, тихо прошептав: «Вот так – идеально!» – и послала сама себе поцелуй.

Когда я вышла из дому, я почувствовала, как холод гуляет у меня между ног, а ветер порывисто задувает в мою голую щель; я села в машину, преподаватель посмотрел на меня сверкающими завороженными глазами и сказал:

– Ты не надела того, что я просил.

Тогда я стала смотреть перед собой на дорогу и сказала:

– Я знаю, но не слушаться преподавателя – это то самое лучшее, что у меня получается.

Он меня громко чмокнул в щеку, и мы поехали в какое-то тайное место.

Я все время приглаживала рукой свои волосы, он, наверное, думал, что это нервы, но это было всего лишь нетерпение.

Нетерпение владеть им тут же, сразу, без каких-либо необходимых условий.

Я не знаю, о чем мы говорили во время поездки, так как в моих мыслях было только одно: обладать им; я смотрела на его глаза, пока он вел машину, мне нравятся его глаза, у него длинные черные ресницы, а сами глаза интригующие и притягивающие. Я отметила, что он изредка посматривал на меня, но сделала вид, что ничего не заметила – ведь это тоже часть игры. Потом мы доехали до Рая или, может, до Ада, в зависимости от того, как посмотреть. На его дешевенькой машине мы проехали по пустынным дорогам и узким дорожкам, на которые, казалось, невозможно и въехать, мы проехали мимо какой-то полуразрушенной церкви, покрытой плющом и мхом, и Валерио мне сказал:

– Смотри, когда увидишь слева от себя фонтан, мы должны завернуть сразу после него.

Я стала внимательно вглядываться в темную дорогу, надеясь как можно быстрее увидеть фонтан в лабиринте дороги.

– Вот он! – закричала я слишком громко.

Он выключил мотор перед какими-то зелеными поржавевшими воротами, и фары машины высветили слова, написанные на них; мои глаза выделили два имени, помещенные в нарисованное сердце: Валерио и Мелисса.

Я посмотрела на него с изумлением и указала ему на то, что я прочитала. Он улыбнулся и сказал:

– Я не могу в это поверить!

Затем он повернулся ко мне и прошептал:

– Видишь? Мы записаны в звездах.

Я не поняла, что он этим хотел сказать, однако это «мы» меня успокоило и заставило почувствовать частью целого, в котором эти части были схожими, как я и зеркало.

Мне стало страшно в этом раю, так как было темно, место какое-то неровное, непроходимое, особенно если у тебя сапоги на высоченных каблуках. Я старалась прижаться к нему как можно сильнее, я хотела ощущать его тепло. Мы неоднократно спотыкались о неровную почву, идя по каким-то узким темным тропинкам, обнесенным каменными заборами; единственное, что можно было видеть, так это небо, усеянное этой ночью мириадами звезд, а луна то показывалась, то играла в прятки с нами. Я не знаю отчего, но это место вызывало во мне чувство ужаса и страха.

Мне пришло в голову – не знаю, может, по глупости, а может, и нет, – что где-то здесь, совсем рядом, служится черная месса, для которой я предназначена в качестве жертвы, и что люди в капюшонах должны были бы привязать меня к столу и вокруг меня поставить свечи и канделябры, потом бы меня изнасиловали по очереди, а потом в конце концов меня бы убили ударом кривого и отточенного лезвия.

Но я доверяла ему. Возможно, в тот магический момент это были мысли моего подсознания.

Эти улочки, вызвавшие во мне страх, привели нас к площадке с обрывом над морем, отсюда был слышен плеск волн, бьющихся о берег. Белые утесы были большими и гладкими: я сразу представила себе, для чего их можно было бы использовать.

Он притянул меня к себе, лицом к лицу, мы соприкоснулись губами, не целуясь, как бы вдыхая запах друг друга и слушая свое дыхание. Мы приблизились друг к другу еще чуть-чуть, снова соприкоснулись губами и стали их кусать, целуясь взасос. Наши языки встретились: его язык был горячим и мягким, он меня ласкал нежно, как перышко, и все же я задрожала. Наши поцелуи нас раскалили, и он наконец меня спросил, может ли он меня тронуть и настал ли для этого нужный момент. «Да, – ответила я, – именно сейчас».

Он остановился, когда обнаружил, что я без трусов, и остался просто неподвижным перед моей плотской наготой. Затем я интуитивно уловила признаки вулкана, который был готов к извержению. Он мне сказал, что хочет меня.

Тогда я села на один из огромных камней, и его язык ласкал мою половую щель, как рука матери ласкает щечку новорожденного: осторожно, нежно… ко мне пришло неумолимое наслаждение, которое не кончалось, оно было плотным и хрупким одновременно и меня растворяло…

Он поднялся, поцеловал меня, и я почувствовала, что во рту у него была моя жидкость: она была сладкой.

Я уже не один раз задела его член, твердый и мощный под джинсами; он расстегнул джинсы и предложил мне его. Я никогда еще не была с мужчиной, у которого было обрезание, я не знала, что головка в этом случае уже снаружи самого члена. Я вижу ее, гладкую и мягкую, и я не могу не приблизится к ней.

Я поднялась и прошептала ему на ухо:

– Выеби меня!

Он тоже этого желал, а еще он меня спросил, пока я вставала с колен, у кого это я научилась лизать так, что он сходит с ума от моего змеиного языка.

Он попросил повернуться к нему спиной, чтобы ему хорошо были видны мои ягодицы. Перед этим он их рассматривал, и его взгляд показался мне странным, но меня возбудил ужасно. Я стояла, опершись руками на холодный гладкий камень, в ожидании его первого толчка. Я захотела, чтобы он сказал, каким способом лучше мне ему отдаться: так спрашивает потаскушка, которая никогда не кончает. Я издала стон в знак согласия, почувствовав первый удар, произведенный резко и точно.

Затем я отделилась от этого усладительного пазла и, глядя на него с мольбой, желая, чтобы он оставался внутри меня, попросила его задержаться еще на несколько минут до того, как мы станем владеть друг другом, чтобы наш оргазм стал бы более интенсивным и взаимным

– Пойдем в машину, – сказала я ему. – Там будет удобнее.

Мы снова прошли по темному лабиринту, на этот раз мне не было страшно; по моему телу пробегали тысячи чертенят, которые развлекались своей беготней наперегонки, и это в какие-то моменты вызывало во мне тревогу, а в другие моменты – эйфорию, эйфорию просто невыразимую. Перед тем как сесть в машину, я снова перечитала написанные имена на воротах и, улыбнувшись, пропустила его в машину первым.

Я разделась мгновенно, полностью; я хотела, чтобы каждая клеточка наших тел и нашей кожи вошла бы в контакт с каждой клеточкой другого и чтобы они обменялись новыми распаленными ощущениями. Я села на него верхом и начала им управлять, изнуряя его быстрыми движениями, нежными и ритмичными, перемежая их движениями точными, жесткими и суровыми. Когда я его целовала и лизала, я услышала, что он стонет.

Его стоны меня сводят с ума, я теряю контроль над собой. Это так легко – быть с ним и потерять контроль над собой.

– Мы оба владеем друг другом, – говорит он в какой-то момент. – Как же нам сделать, чтобы подчинить одного другому?

– Двое хозяев ебутся и кончают попеременно, – ответила я.

Я стала совершать поступательные движения все быстрее и быстрее и чудесным образом схватила ту сладость, которую еще ни один мужчина не смог мне доставить, и только я сама себе могла дать. Я почувствовала спазмы повсюду: в половой щели, в ногах, в руках, даже на лице. Мое тело стало сплошным праздником. Я сбросила с него футболку и ощутила грудью его обнаженный торс, волосатый и жаркий. Я потерлась сосками об эту неожиданную волосатость и стала ее гладить обеими руками, чтобы сделать полностью моей.

Затем я с него слезла, а он мне сказал:

– Дотронься до него пальцем.

Я сделала это и увидела, что его член испускает капельки; я нагнулась, ртом подобрала и проглотила эту сперму – самую сладкую и приятную из всех, что я пробовала.

Он меня обнял, и мне показалось, что эти мгновения бесконечны и что он весь полностью принадлежит только мне. Потом он осторожно положил мою голову на сиденье, и я так и осталась лежать, обнаженная, свернувшись калачиком, освещенная луной.

Я лежала с закрытыми глазами, но все же ощущала, что он смотрит на меня. Я подумала, что это несправедливо, если на тебя так долго смотрят, что мужчины никогда не насыщаются твоим телом, помимо того, что ласкают его и целуют, хотят еще в придачу запомнить его и не стирать из памяти. Я спрашивала себя, что он мог испытывать, глядя на мое заснувшее неподвижное тело; для меня не так важно смотреть, как важно ощущать, в эту ночь я это поняла. Я попыталась подавить свой смешок, когда услышала, как он недовольно бормочет, не находя зажигалки; и я, все еще не открывая глаз, хрипловатым голосом сказала, что я видела, как она вылетела из кармана его рубашки, когда он бросал ее на заднее сиденье. Он на меня едва взглянул и открыл окно: в машину ворвался холод, которого раньше я не заметила.

Потом после долгого молчания, выдыхая дым сигареты, он сказал:

– Я никогда ничего подобного не делал.

Я знала, к чему относятся эти слова, я чувствовала, что наступило время серьезного разговора, который или осудил, или закрепил бы эту опасную, непрочную и волнующую связь.

Я тихонько приблизилась к его плечам, положила на них свои ладони и губами прикоснулась к ним.

– То, что ты никогда этого не делал, еще не значит, что ты это сделал неправильно.

– Но и правильно тоже не сделал, – сказал он, делая новую затяжку.

– Ну а нам какая разница, правильно или неправильно? Для нас важно то, что нам было хорошо, что мы это испытали в полной мере. – Я стала кусать губы, сознавая, что взрослый человек не будет слушать какую-то девчонку, да еще и с претензиями.

Однако он повернулся ко мне лицом, выбросил сигарету и сказал:

– Вот почему ты меня сводишь с ума: ты уже зрелая женщина, умная, и у тебя такая страсть, что ей нет предела.

Это он, дневник, он ее распознал. Я имею в виду мою страсть.

Провожая меня домой, он мне сказал, что будет лучше, если мы не будем видеться в качестве преподавателя и ученицы, что он уже никогда не будет видеть во мне ученицу и что он никогда не смешивает работу с удовольствием. Я сказала, что мне это подходит, поцеловала его в щеку и открыла дверь в дом, а он подождал, чтобы я вошла.

24 февраля

Сегодня утром я не пошла в школу, я была очень уставшей.

К тому же сегодня вечером у нас премьера спектакля, так что у меня есть оправдание.

Примерно во время обеда я получила сообщение от Летиции, она писала, что ровно в девять она будет в театре, чтобы на меня посмотреть. Ах да… Летиция… вчера я про нее забыла. Как это сделать – соединить одно совершенство с другим совершенством? Вчера я получила Валерио, и этого мне было достаточно. Сегодня я одна, и мне одной самой себя не хватает (а почему вдруг мне недостаточно самой себя?), я хочу Летицию.

P. S. Этот кретин Фабрицио! Он вбил в башку прийти на спектакль с женой, чтобы посмотреть на меня! Хорошо, что он без претензий, в конечном счете я его убедила остаться дома.

1:50

Сегодня вечером я вовсе не была оживленной, даже наоборот – немного апатичной, и не могла дождаться, когда все закончится.

Все взволнованно бегали: кто от страха, кто от воодушевления, я же стояла за кулисами и внимательно высматривала, пришла ли Летиция. Я ее так и не увидела. Альдо, наш постановщик, позвал меня, так как было пора начинать спектакль.

Погасли люстры в партере, и огни осветили рампу.

Я устремилась на сцену, как будто стрела, выпущенная из тетивы, и в результате выскочила на подмостки именно так, как об этом всегда меня просил режиссер, но на репетициях это мне никогда не удавалось. Элиза Дулитл поразила всех, даже и меня, все вышло так естественно, как в движениях, так и в выражении новых эмоций, что я сама осталась в восторге.

Со сцены я пыталась взглядом разыскать Летицию, но напрасно. По окончании спектакля я из-за кулис во время приветствий и аплодисментов продолжала рассматривать зрителей в надежде увидеть ее лицо. Были мои родители, довольные безмерно, они рьяно рукоплескали, была Алессандра, ее я не видела уже несколько месяцев, и, к счастью, никакого намека на Фабрицио.

Потом я все же ее увидела.

Ее лицо сияло весельем, она хлопала в ладоши, как полоумная: она мне нравится и за это тоже: она очень непосредственная, веселая, ей радостно жить в качестве нападающего; смотреть ей в лицо – значит увеличивать собственное удовольствие.

Альдо меня оттащил за руку и стал орать:

– Молодец, молодец, золотко! Давай быстрее иди переоденься, мы все сейчас пойдем куда-нибудь отпраздновать это дело! – У него было такое безумное выражение лица, что я стала хохотать.

Я ему сказала, что не могу, что я должна встретиться с одним человеком. В этот самый момент подошла Летиция, как всегда, улыбающаяся, но, увидев Альдо, она изменилась в лице, ее улыбка пропала, а глаза стали суровыми. Я посмотрела на Альдо и увидела, что его лицо тоже побелело и изменилось. Я, как идиотка, повернулась раза три, глядя то на одного, то на другую, после чего спросила:

– В чем дело? Что с вами?

Они не ответили и продолжали смотреть друг на друга жестким взглядом, почти угрожающе. Первым заговорил Альдо:

– Нет, ничего, идите. Я скажу, что ты не смогла с нами пойти. Пока, красотка! – и поцеловал меня в лоб.

Ничего не понимая, я смотрела, как он убегает, а затем повернулась к Летиции и спросила:

– Все-таки можно узнать, что происходит? Вы знакомы?

Сейчас она уже была спокойнее, но несколько нерешительна, старалась избежать моего взгляда. Наконец опустила лицо и закрыла его своими длинными и утонченными руками.

Потом она посмотрела мне прямо в глаза и сказала:

– Я думаю, ты знаешь, что Альдо – гомик.

Мы все в нашей школе это знаем, он об этом говорит открыто; я ответила, что да.

– А что из этого? – Я попыталась ее разговорить.

– Ну, короче, он недавно встречался с одним парнем… ну вот, как бы мы и познакомились, то есть я и тот парень… Ну, и… Альдо стал что-то подозревать… – Она говорила медленно и сбивчиво.

– Подозревать что? – спросила я с любопытством, почти в истерике.

Она посмотрела на меня своими блестящими глазами:

– Нет, я не могу тебе это сказать, извини… не могу…

Затем она посмотрела куда-то вдаль и сказала:

– Что я не только лесбиянка…

А кто же я? Даже еще не женщина, потому что по документам я еще слишком маленькая, существо женского пола, которое ищет защиту и любовь в объятиях женщины.

Но сейчас я тебе вру, дневник, я никогда бы не позволила своей половинке так походить на меня, я должна быть единственной женщиной как частью целого. То, что я в Летиции разглядываю и чего желаю, – это не только ее тело – ее плотскую суть, но при этом и духовную тоже. Она мне нравится вся, она меня завораживает и волнует, с некоторых пор она – главное действующее лицо в моих фантазиях.

Любовь, которую я ищу всегда, порою мне кажется такой далекой, такой не для меня…

1 марта 2002 г. 23:20

Когда сегодня я вышла из дому, отец сидел на диване и с отсутствующим видом смотрел телевизор.

Так же безразлично он спросил, куда это я направляюсь, и я подумала, что абсолютно бесполезно ему что-то отвечать, все равно выражение его лица останется таким же, а он сам останется на диване.

Если бы я ему сказала: «Иду на квартиру, которую только что купил один женатый мужчина, с которым я трахаюсь» – результат был таким же, если бы я сказала: «Иду к Алессандре делать уроки».

Я тихо закрыла дверь, чтобы не отвлекать его от его мыслей, таких далеких от меня.

Фабрицио дал мне ключи от квартиры, просил подождать его там, сказал, что после работы он сразу туда придет.

Я еще не видела этой квартиры, но ты можешь себе представить, дневник, как она мне нужна.

Я поставила мотороллер около дома и вошла в полутемный и пустой подъезд.

Голос консьержки (она спросила, кого я ищу) заставил вздрогнуть от неожиданности, и меня обдало жаром.

– Я здесь буду жить, – сказала я громко, отчеканивая слова, полагая по своей дурости, что она, может быть, глуховата.

Она же это сразу разъяснила:

– Я не глухая. На какой этаж вам нужно?

Я задумалась и потом сказала:

– На третий. Квартира, которую только что купил синьор Лаудани.

Она засмеялась и сказала:

– Ах да! Ваш отец просил передать, чтобы вы обязательно закрывали дверь на ключ изнутри.

…Мой отец? Я ничего ей не ответила, было бы бесполезно и даже смешно ей объяснять, что он мне не отец.

Я открыла дверь и в ту же самую секунду подумала, как глупо и бессмысленно то, что я собираюсь делать. Глупо, потому что я этого абсолютно не хочу.

Весь довольный из себя, Фабрицио кретинозным голосом сказал, что этот день должен быть особенным, что мы должны отпраздновать «наш приют любви» чем-нибудь запоминающимся. Последний раз я делала что-то, что мне объявили «запоминающимся», – когда сосала хуи у пяти человек в темной комнате, где пахло марихуаной. Надеюсь, что по крайней мере сегодня будет другая тема.

Прихожая была довольно маленькой и даже убогой, ее оживлял только красный ковер; отсюда просматривались все комнаты, вернее, просматривались частично: спальня, маленькая гостиная, кухонька и кладовка. Я не пошла в спальню, чтобы не видеть вблизи того уродства, которое он устроил перед кроватью, а направилась сразу в гостиную. Проходя мимо кладовки, я не могла не заметить три разноцветные коробки, поставленные прямо на пол. Я включила свет и вошла. Перед коробками лежала записка, написанная крупными буквами:

«Открой коробки, выбери что-нибудь и надень на себя».

Это меня завлекло, мое любопытство распалилось.

Я порылась во всех коробках: должна признать, что ему фантазии не занимать. В первой коробке было нижнее белье из белоснежных кружев: вуалевая юбка, сексуально привлекательные трусики и лифчик. Здесь же я нашла еще одну записку, в которой прочла:

«Для одной крошки, которой необходима ласка».

Первую коробку я забраковала. Во второй коробке я увидела красные трусы-стринги, сзади у них было украшение из меха, нечто вроде кроличьего хвостика, пару чулок в сеточку, красные туфли на умопомрачительных каблуках и следующую записку:

«Для одной маленькой крольчишки, которая желает быть пойманной охотником».

Прежде чем забраковать и эту коробку, я хотела посмотреть третью.

Мне нравилась эта игра, эти неожиданные открытия его желаний.

Именно третью коробку я и выбрала: блестящий черный комбинезон из латекса в комплекте с высокими кожаными сапогами, черный фаллос, плетка и тюбик вазелина. Кроме того, там была какая-то косметика и эта записка:

«Для одной хозяйки, которая желает наказать своего раба».

Лучшего наказания, чем это, не могло и быть, он мне его и предложил выбранными им же предметами. Далее в записке я прочла постскриптум:

«Если ты решишь это надеть, то позвони мне тогда, когда это будет уже надето».

Я не поняла этой просьбы, но приняла ее. Игра становилась все более интересной: я могла бы его позвать и уйти, когда захочу… здорово!

Я могла бы послать его на хуй без каких-либо угрызений совести или чувства вины. Мне было противно вести с ним эту интригующую игру, я его не оценивала высоким баллом. Вот если бы все это иметь с преподавателем – была бы фантастика!

Но надо было продолжать, он сделал слишком много, чтобы обеспечить себе несколько трахов со мной: эта квартира, эти подарки…

Я видела, что экран мобильника замерцал, это он меня вызывал. Я не ответила на звонок, но отправила ему сообщение, в котором говорила, что я выбрала третью коробку и сама ему позвоню.

Я прошла в гостиную, открыла окно, выходящее на балкой, и оставила его открытым, чтобы проветрить помещение от застоявшегося спертого воздуха. Затем я растянулась на ковре (приятных теплых тонов); свежий воздух, тишина, уютный свет от солнца на закате – все это сморило меня. Я медленно закрыла веки и стала глубоко дышать, пока дыхание не стало напоминать мне плеск волн, разбивающихся об утес, а затем откатывающихся обратно в простор моря.

Меня баюкал какой-то сон, меня покачивала на руках какая-то страсть.

Я не могла разглядеть мужчину, хотя во сне я знала, кто он; мы были сцеплены друг с другом, как ключ в замочной скважине, как лопата крестьянина, воткнутая в мягкую и податливую землю. Его стоящий член замирал во мне, останавливаясь, затем снова начинал во мне двигаться, и мой прерывистый голос давал ему понять, как сильно мне нравилась эта игра. Мое желание делало его онемевшим, как будто я была свежим игристым вином, дававшим то необходимое опьянение, что заставляет чувства взмывать к самой высокой точке в небе.

Он ощущал себя все более и более изнеможденным от моего тела и моих движений, то слишком быстрых, то слишком медленных, и он потерял ощущение времени.

Я медленно отодвинулась так, чтобы стрела не вылетела внезапно из открытой красноватой раны, и стала рассматривать его член с улыбкой Лолиты. Я взяла шелковые шнурки, которыми недавно были завязаны мои запястья, и завязала запястья ему; его прикрытые веки не могли скрыть желания обладать мною, сильно и жестоко, но я поняла, что хотела еще подождать… подождать еще…

Затем я взяла свои черные чулки на резинках, те самые, которые с оборкой из кружев, и привязала ими его лодыжки к ножкам стульев, поставленных мною к краю постели. Сейчас он был полностью открыт для наслаждения. Посреди его тела вздымался шест любви, надежный, прямой и неумолимый. Я взобралась на него, я потерла свою кожу о его кожу и почувствовала свою и его дрожь, одновременно возникшую от одной и той же волны возбуждения; мои торчащие соски нежно ласкали его торс, его волоски покалывали мою гладкую кожу; его жаркое дыхание встречалось с моим.

Я провела кончиками пальцев по его губам, тихонько их массируя; затем мои пальцы стали входить в его рот медленно, нежно… его тихие стоны давали мне знать, насколько мои движения его возбуждали. Я поднесла один палец к своей влажной розе, обмакнула в ее росу и прикоснулась к кончику его пениса, красного и возбужденного, от этого он затрепетал в воздухе, как знамя командира-победителя в битве. Сидя верхом на нем так, что мои ягодицы отражались в зеркале и он их видел, я наклонилась и прошептала ему на ухо: «Я хочу тебя».

Это было здорово – видеть его во власти моих желаний, голого, растянувшегося на белых простынях, служивших обрамлением напряженному и возбужденному телу… Я взяла свой надушенный шарф и завязала ему глаза, чтобы он не мог видеть ту, которая заставляла его ждать.

Таким я его и оставила на много минут, даже слишком много. Я сходила с ума от желания поездить на его шесте сверху, он неизменно был в эрекции, не уставал от ожидания, но все же я хотела заставить его ждать, ждать и ждать.

Наконец я встала со стула и из кухни снова прошла в спальню, где он, связанный, меня ожидал. Он смог услышать мои шаги, намеренно приглушенные и осторожные, он издал вздох благодарности и на какой-то миг задвигался раньше, прежде чем мое тело стало медленно его в себя поглощать…

Я проснулась, когда небо было темно-синим, а ясная луна была похожа на тонкий ноготок, прилепившийся к крыше мира. Я была еще в возбуждении от увиденного сна. Я взяла трубку и позвонила Фабрицио.

– Я думал, ты так и не объявишься, – сказал он с беспокойством.

– Мне так было удобно, – ответила я капризно.

Он сказал, что приедет в течение пятнадцати минут и что я должна ждать его в постели.

Я полностью разделась, оставив свою одежду на полу в кладовке, взяла содержимое коробки и надела на себя тот самый тесный комбинезон, он так сжал мое тело, что даже стало пощипывать кожу. Сапоги были мне как раз до середины ляжки. В коробке я также нашла губную помаду огненно-красного цвета, пару накладных ресниц и топ весьма интенсивного оттенка. Я зашла в спальню, чтобы посмотреться в зеркало, и когда увидела себя, подскочила: вот моя очередная трансформация, моя очередная готовность отдаться запретным и скрытым желаниям того, кем я не являюсь, и того, кто меня не любит.

Но на этот раз все должно быть по-другому, у меня, возможно, будет компенсация: его унижение. Хотя, в сущности, униженными являемся мы оба.

Он пришел с опозданием и, извиняясь, сказал, что ему пришлось придумывать какую-то чушь для жены. Бедная жена, подумала я, но сегодня вечером он понесет наказание и за тебя тоже.

Он меня застал в тот момент, когда я была в постели и наблюдала за огромной мухой, громко бившейся о лампочку, подвешенную к потолку. Это меня раздражало, я думала, что люди конвульсивно бьются супротив мира точно так же, как эта глупая тварь: создают шум, беспорядок, кружение вокруг тех вещей, которые они никогда не сумеют полностью схватить в свои руки; иногда люди путают свои желания с западней, там они в изумлении и остаются, сгнивая под синим светом внутри абажура

Фабрицио поставил свой «дипломат» и остался в дверях, наблюдая за мной в тишине. Его глаза были красноречивы, его возбуждение под брюками мне это подтверждало: я должна бы его сегодня помучить, и помучить злостно.

Потом он заговорил:

– Ты уже изнасиловала все мои мысли, ты вошла внутрь меня. Сейчас ты должна изнасиловать мое тело, ты должна сделать так, чтобы часть тебя вошла бы в мою плоть.

– Тебе не кажется, что при таком раскладе нельзя понять, кто из нас раб, а кто хозяин? Буду решать я, что мне делать, ты же должен только терпеть. Иди сюда! – И я заорала, как самая настоящая хозяйка.

Он направился к постели торопливым шагом, а я, разглядывая хлыст и фаллос на тумбочке, почувствовала, как во мне вскипает кровь и как меня подстегивает некое безумство. Я хотела знать, какой оргазм он мог бы испытать, но всего больше я хотела видеть его кровь.

Без одежды он напоминал червяка, его кожа была блестящей и податливой, почти совсем без волосков, его живот был широким и надутым, его половой член неожиданно стал возбужденным. Я подумала, что подарить ему нежное насилие, как в моем сне, – это было бы слишком, он заслуживал другого наказания – сурового, сильного, злобного. Я его заставила растянуться на полу животом вниз, мой взгляд был надменным и холодным, даже отрешенным, у него застыла бы кровь в жилах, если бы он его увидел. Он повернулся ко мне лицом, побелевшим и потным, и я тут же с силой воткнула ему в спину каблук своего кожаного сапога. Его плоть была исхлестана моей местью. Он кричал, но кричал тихо, может, он плакал; мой ум был в таком помраченном состоянии, что для меня было невозможно различать звуки и цвета вокруг меня.

– Ты чей? – спросила я ледяным тоном. Протяжный предсмертный хрип и потом прерывистый голос:

– Твой. Я твой раб.

Пока он это произносил, мой каблук спустился по его позвоночнику до самых ягодиц и стал надавливать.

– Нет, Мелисса… нет… – говорил он, сильно задыхаясь.

Я была не в состоянии продолжать, я протянула руку к тумбочке, взяла свои аксессуары и положила их на кровать. Я его перевернула ударом ноги, и теперь он лежал на спине.

– Повернись! – снова я приказала ему.

Он повиновался, я уселась верхом на его ляжку и, не отдавая себе отчета, начала теребить его, млея, касаясь его своим облегающим комбинезоном.

– Твоя пипка вся мокрая, дай мне ее полизать… – сказал он на выдохе.

– Нет! – сказала я громко.

Его голос стал прерывистым, и из того, что он говорил, я могла понять только то, что он меня просил продолжать делать ему больно.

Мое возбуждение нарастало, заполняло мою душу и потом выходило снова через мою половую щель, вызывая загадочную экзальтацию. Я его подчиняла себе и была этим счастлива. Счастлива за себя и счастлива за него. За него – потому что это было то, чего он желал, это было одно из его самых больших желаний. За себя, потому что это было как бы моим утверждением – моей личности, моего тела, моей души, всей меня – рядом с другой личностью, которой я полностью овладела. Я принимала участие в празднике самой себя. Взяв хлыст в руку, я сначала прошлась по его заднице рукояткой, а потом и кожаными веревками, однако я его еще не била; затем для начала я нанесла ему легкий удар и почувствовала, как его тело вздрогнуло и напряглось. Большая муха над нами по-прежнему билась о лампочку, а перед собой я видела занавеску на окне, которую почти разрывала открытая рама под порывами ветра.

Последний жестокий удар по его измученной покрасневшей спине – и я взяла фаллос. Я никогда не держала эту штуку в своих руках, и она мне не понравилась.

Я нанесла на поверхность фаллоса вязкий гель и увлажнила свои пальцы этим ненатуральным, неестественным средством. Все это совершенно отличалось от того, что я видела, когда Джанмария и Джермано медленно входили друг в друга, как нежно они это делали и как сладостно было им в другой реальности, настоящей и реально существующей для них.

Моя реальность с Фабрицио была мне мерзкой: все неправда, все унизительно лживо. Лживый по отношению к своей жизни, к своей семье червь, ползающий в ногах какой-то девчонки.

Фаллос вошел с трудом, и я собственными руками ощутила, как он завибрировал, словно там, внутри, что-то разорвалось (его кишки?). Я стала трахать его искусственным фаллосом, повторяя в уме фразы, что-то вроде формул, произносимых во время обряда: это – за твое невежество, раз, это – за твое убогое самомнение, два, это – за твою дочь, которая никогда так и не узнает, какой у нее отец, это – за твою жену, которая по ночам находится рядом с тобой, это – за то, что ты меня не понял, не понимаешь, не воспринял во мне самую существенную сущность – мою красоту. Красоту настоящую, которую имеет каждый из нас, но не ты. Столько толчков, и все они грубые, жесткие, поражающие. Он стонал подо мною, кричал, иногда плакал, его отверстие расширилось и покраснело от напряжения и от крови.

– Ты уже не дышишь, мерзкая тварь? – сказала я с жестокой ухмылкой.

Он громко завопил, может во время оргазма, и затем сказал:

– Хватит. Я прошу тебя.

Я остановилась. Мои глаза наполнялись слезами.

Я его оставила в постели, потрясенного, полумертвого, совершенно разбитого, я оделась и в подъезде ласково попрощалась с консьержкой.

С ним я не попрощалась, я даже на него не взглянула, я ушла, и все.

Вернувшись домой, я не посмотрелась в зеркало. И перед сном я не расчесала сто раз свои волосы щеткой: видеть свое лицо полумертвым, а волосы тусклыми – это было бы для меня больно, даже слишком больно.

4 марта 2002 г

Ночь прошла в кошмарах. Один из них просто заставил меня дрожать в холодном поту.

Я как будто бежала по сухому темному лесу, и за мной гнались какие-то типы, злобные и странные. Перед моими глазами высилась освещенная солнцем башня, точно, как у Данте, когда он пытается дойти до холма, но не может, ему мешают три диких зверя. Только мне мешали до нее добраться не три диких зверя, а самовлюбленный ангел и его дьяволы, а позади них – какой-то людоед с набитым животом, полным молодыми девочками, а подальше – гермафродит, а за ним – молодые гомосексуалисты. У всех у них текла слюна изо рта, кто-то передвигался с трудом, волоча свое тело по сухой земле. Я бежала и все время оглядывалась в страхе, что кто-нибудь меня схватит; все выкрикивали какие-то бессмысленные звуки. Вдруг я заметила кого-то перед собой и громко закричала, а когда присмотрелась, увидела, что это был мужчина с добрым лицом. Он меня взял за руку и провел по темным секретным переходам до самой башни. Он указал пальцем и сказал:

– Поднимайся по этим лестницам, но никогда не оглядывайся, на вершине ты должна остановиться. Там ты найдешь того, кого напрасно искала в лесу.

– Как я могу тебя отблагодарить? – спросила я, вся в слезах.

– Беги, пока я не соединился с ними! – закричал он и сильно затряс головой.

– Но это ты, это ты мой спаситель! Мне не нужно подниматься наверх, я тебя уже нашла! – на этот раз закричала я, переполняемая радостью.

– Беги! – повторил он снова. И его глаза изменились, стали красными и голодными, а изо рта полилась слюна.

Я осталась там, внизу у башни, и сердце мое было разбито.

22 марта 2002 г

Мои домашние уехали на целую неделю и возвращаются только завтра.

Несколько дней дома никого не было, и я могла уходить и приходить, когда мне заблагорассудится

Поначалу я думала кого-нибудь пригласить, чтобы провести ночь, ну, может, Даниэле – я с ним разговаривала пару дней назад, или Роберто, а может, отважиться позвать Джермано или Летицию, в общем, кого-нибудь, кто бы мне составил компанию. Но на самом деле я упивалась своим одиночеством, я осталась наедине сама с собой и могла думать обо всем, прекрасном и плохом, что случилось со мной за последнее время.

Да, дневник, о том плохом, что я сделала сама себе, о том, что я сама себя не уважала, о себе самой, которую, повторяю, я очень люблю.

Но я не очень уверена, что люблю себя так, как прежде; кто действительно любит себя, не даст возможности первому встречному осквернять свое тело без какой-либо цели или просто ради развлечения. Я это говорю, дневник, чтобы открыть тебе один секрет, секрет грустный, я его самым глупым образом хотела от тебя скрыть, ошибочно полагая, что могу его забыть.

Однажды вечером я подумала, что мне надо бы развеяться и подышать свежим воздухом. Я пошла в один пивной бар, куда заглядываю частенько, и, выпивая очередной бокал пива, познакомилась с одним типом, который прицепился ко мне. Я опьянела, у меня кружилась голова, и я поддалась на его приставания.

Он привез меня к себе домой, и, когда закрыл дверь, я увидела его маленькие безумные глаза: мне стало страшно, так страшно, что мое опьянение моментально испарилось. Я его упрашивала выпустить меня, но он этого не сделал, а заставил меня раздеться догола. Напуганная, я разделась и потом сделала все, что он приказывал.

Он вложил в мою руку вибратор, заставил засунуть во влагалище, и я чувствовала, как стенки влагалища горели огнем, а кожа как будто слезала. Я заплакала, когда он предложил свой маленький и мягкий член, я не смогла увильнуть от того, чего он хотел. Но он не смог кончить, потому что чувствовал мою нижнюю челюсть и даже мои зубы.

Потом он улегся на кровать и сразу заснул. А я посмотрела на тумбочку, ожидая увидеть там деньги, предназначенные хорошей бляди.

Я пошла в ванную, умыла свое лицо, но даже на миг не взглянула на свое отражение в зеркале, иначе я увидела бы то чудовище, которое хотят видеть во мне все. Я не могу себе это позволить и не могу позволить никому. Я грязна, и только Любовь, если она существует, может меня очистить.

28 марта

Я рассказала Валерио о том, что случилось вчера вечером.

Я ждала, что он скажет «я сейчас к тебе приеду», чтобы взять меня на руки и приласкать меня, прошептать мне, что я не должна ни о чем беспокоиться, потому что он со мной. Ничего подобного: он сказал тоном сухого выговора, что я глупая пизда, и это правда, еб твою мать, правда! Но хватит того, что я сама себя казню. Я не хочу слышать проповедей от других, я хочу только, чтобы кто-то меня обнял и помог бы мне чувствовать себя хорошо.

Сегодня утром он пришел к дверям школы, я бы никогда не додумалась до такого. Он приехал на мотоцикле, с развевающимися волосами, темные очки прикрывали его прекрасные глаза; в это время я болтала с моими одноклассниками, сидящими на скамейке. Мои волосы были в беспорядке, на плечах висел тяжелый рюкзак, лицо было покрасневшим. Когда я увидела его, с его доброй, обворожительной улыбкой, меня как будто подкосило. Быстро сказав своим товарищам: «Извините!» – я побежала, чтобы с ним поздороваться. Я бросилась к нему по-детски, непроизвольно, но красноречиво. Он мне сказал, что хочет видеть меня, что ему не хватает моей улыбки и запаха моих духов и что он находится в состоянии кризиса при долгом воздержании от Лолиты.

– Что высматривают эти гомогенизированные? – спросил он, указывая на ребят на площадке.

– Кто? – спросила я.

Он объяснил: так он называет всех мальчишек, когда они одинаково похожи и каждый из них является частью огромного стада, что отличает их от взрослых.

– У тебя странный способ нас определять… ну, в общем, глядя на твой мотоцикл, видя твою привлекательность, они мне завидуют, потому что я с тобой разговариваю. А завтра они спросят: «Кто этот парень, с которым ты вчера говорила?»

– И ты им скажешь? – спросил он, уверенный в моем ответе.

Так как эта его уверенность меня раздражала, то я сказала:

– Может, да, а может, и нет. Зависит от того, кто у меня это спросит и как.

Я смотрела на его язык, который то и дело облизывал губы, смотрела на его ресницы, длинные и черные, как у ребенка, на его нос, который кажется совершенной копией моего носа… Я смотрела на его пенис, который раздулся, как только я приблизилась к его уху и прошептала:

– Я хочу тебе отдаться сейчас, перед всеми.

Он улыбнулся, нервно сжимая губы, как бы сдерживая возбуждение, и сказал:

– Дай я понюхаю твои духи, Ло.

Тогда я подставила ему белоснежную шею, и он стал нюхать, глубоко вдыхая мой запах ванили и мускуса, а затем сказал:

– Ло, мне надо идти.

Он не мог уйти, я должна была играть до конца:

– Хочешь знать, какие трусики на мне сегодня?

Он уже собирался включить мотор, посмотрел на меня с удивлением и с затуманенным взглядом ответил, что да.

Я слегка приподняла блузку, немного расстегнула брюки, и он увидел, что на мне не было трусов. Он на меня посмотрел с немым вопросом.

– Я часто так выхожу из дому, мне так нравится, – ответила я. – Помнишь, в тот первый раз, когда мы этим занимались, на мне тоже не было трусов?

– Ты меня сводишь с ума своими выходками.

Я приблизилась к его лицу на дистанцию очень короткую и поэтому чрезвычайно опасную.

– Да, – сказала я, глядя прямо ему в глаза. – Это именно то, что я намерена сделать.

Мы глядели друг на друга долгие минуты, не произнося ни слова; он качал головой и улыбался. Я приблизилась к его уху и сказала:

– Изнасилуй меня сегодня ночью.

– Нет, Ло. Это опасно. – ответил он.

– Изнасилуй меня! – повторила я с напором и злостью.

– Где, Мел?

– В том месте, куда мы ездили в первый раз.

29 марта, 1:30

Я вышла, оставив его в машине.

Я пошла по темным и узким дорожкам, он немного подождал и поехал за мной.

Когда я шла по плохо вымощенным тропам, издалека доносился шум моря, а иногда – ничего. Я смотрела на звезды, и мне казалось, что я даже слышу их звук, едва уловимый, – звук этих существ, которые прерывисто сверкают. А потом возникли звук мотора и свет фар от машины. Я сохранила спокойствие, я хотела, чтобы все произошло, как запрограммировала я: он – палач, я – жертва. Жертва, униженная и угнетенная во плоти. Но умом, его и своим, командую я, только я. Я хочу всего этого, я – хозяйка. Он – ненастоящий хозяин, хозяин-раб, раб моих желаний и капризов.

Он поставил машину, погасил фары, выключил мотор и вышел. В какой-то момент я подумала, что я снова одна, потому что я не слышала ничего…

Вот он, я его услышала.

Он шел медленным и спокойным шагом, но его дыхание было прерывистым и тяжелым. Я почувствовала его у себя за спиной, он мне дышал в шею. Внезапно мне стало страшно. Он сорвался с места и побежал за мной, схватил меня за руку и швырнул о стену.

– Синьорины с хорошенькими попками не ходят по улицам одни, – сказал он, изменив голос.

Одной рукой он схватил меня за предплечье так, что мне стало больно, другой рукой подтолкнул мою голову к стене, прижимая лицом к грубой и грязной поверхности.

– Стой и не двигайся, – приказал он.

Я ждала продолжения, была возбуждена, но страх не проходил: я спрашивала себя, что я могла бы испытать, если бы моим насильником был незнакомый мужик. Затем я прогнала эту мысль, вспоминая прошлое, все насилия над моей душой, которым я подвергалась неоднократно… и я захотела насилия еще, насилия до отвращения. Я к этому уже привыкла, может, без этого больше не могу, и мне было бы странно, если бы в один прекрасный день в мою дверь постучались нежность и приветливость и попросились войти. Насилие меня убивает, меня терзает, меня пачкает и мною питается, но благодаря ему и для него я выживаю, я также пропитываюсь им.

Он воспользовался свободной рукой, чтобы отыскать что-то в кармане брюк.

Он крепко сжимал мои запястья, затем на миг отпустил и другой рукой схватил то, что вытащил из кармана: это была повязка. Он завязал мне глаза.

– Так ты еще красивее, – сказал он, – я сейчас подниму твою юбку, прекрасная сучка, не разговаривай и не ори.

Его руки проникли под мои трусы, и его пальцы стали ласкать мою щель. А потом вдруг он так грубо шлепнул меня, что я застонала от боли.

– Э, нет… я тебе сказал не издавать ни звука.

– На самом деле, ты мне сказал не разговаривать и не орать, а я сейчас стонала, – прошептала я, сознавая, что за это могу быть наказана.

И в самом деле, он меня шлепнул еще сильнее, чем раньше, но я даже не пикнула.

– Молодец, Лоли, молодец.

Он нагнулся и, продолжая руками держать меня, стал целовать мои ягодицы, на которые только что выплеснул столько жестокости. Когда же он начал их лизать, мое желание отдаться возросло. И я не могла его остановить. Поэтому я выгнула спину так, чтобы он имел доступ к моему желанию.

В ответ он меня снова шлепнул.

– Когда скажу я, – приказал он.

Я могла лишь улавливать звуки и чувствовать руки на своем теле, он меня лишил зрения, а теперь и абсолютного удовольствия.

Он освободил мои запястья и полностью налег на меня. Обеими руками схватил мои груди, схватил их с силой, причиняя мне боль, и его пальцы, сжимая их, казались мне раскаленными пинцетами.

– Полегче, – прошептала я тонким голоском.

– Нет, будет так, как говорю я, – и еще один удар, сильный-пресильный.

Задрав мне юбку до самых бедер, он сказал:

– Я хотел бы малость потерпеть, но больше не могу. Ты меня слишком провоцируешь, ничего не остается, как тебе уступить.

Как будто ударом кия он вошел в меня до самой глубины, наполнив меня всю своим возбуждением и своей вырвавшейся из-под контроля страстью.

Сильный, очень сильный оргазм сотряс мое тело, я откинулась на стену, царапая себе кожу; он меня удержал, я чувствовала его дыхание на своей шее; его запыхавшееся дыхание меня успокаивало.

В таком положении мы оставались довольно долго, и мне хотелось, чтобы это никогда не заканчивалось. Возвратиться в машину означало вернуться в реальность, холодную и жестокую, реальность, которой – я это осознала в тот миг – нельзя было избежать: соединение наших душ должно было кончиться здесь. Обстоятельства никогда не позволят никому из нас полностью и духовно раствориться друг в друге.

Возвращаясь, мы попали в одну из транспортных пробок, неизбежных по ночам в Катании, он на меня посмотрел и сказал:

– Лоли, я тебя люблю.

Он взял мою руку, поднес ее к своим губам и поцеловал.

Лоли, не Мелисса. Он любит Лоли, но не Мелиссу, о Мелиссе он никогда не слышал.

4 апреля 2002 г

Дневник, я пишу тебя в гостиничном номере.

Я в Испании, в Барселоне.

Я в школьной поездке, и мне очень весело, даже когда училка, сухая и тупая, смотрит косо, если я говорю, что меня не интересуют музеи и что, по-моему, пойти в музей – это просто потеря времени. Я ненавижу ехать куда-то только для того, чтобы узнать историю этого места, ну да, о'кей, история – это тоже важно, ну а потом, что мне там делать?

Барселона – это такой живой веселый город, но за этим стоит меланхолия. Барселона напоминает красивую женщину, очаровательную, с глубокими грустными глазами, выражающими состояние души. Так мне кажется.

Мне хотелось бы бродить по ночным улицам, заполненным людьми, самыми разными, а меня заставляют проводить вечера в дискотеке, где, если мне повезет, я, может быть, познакомлюсь с кем-нибудь, кто еще не налакался алкоголя. Мне не нравится танцевать, меня это утомляет.

В моей комнате бардак: кто прыгает по постели, кто потягивает сангрию, кто-то блюет в унитаз… я сейчас ухожу, меня Джорджо тащит за руку…

7 апреля

Предпоследний день, я не хочу возвращаться домой.

Здесь мой дом, мне здесь хорошо, здесь я счастлива, мне спокойно, меня понимают здешние люди, даже если мы разговариваем на разных языках.

Как это приятно – не слышать, что звонит телефон и тебя вызывает Фабрицио или Роберто, а ты должна найти предлог, чтобы не приходить на встречу. Как приятно разговаривать допоздна с Джорджо, зная, что ты не обязана ложиться с ним в постель и отдавать свое тело.

Куда это ты подевалась, Нарцисска, которая так себя любила, так себе улыбалась, так хотела давать и столько же получать; куда ты подевалась со своими мечтами, надеждами, выходками, безумствами смертельными и безумствами жизнелюбивыми; куда ты подевался, образ, отраженный в зеркале, где я должна искать, чтобы найти и удержать тебя?

4 мая 2002 г

Сегодня у дверей школы стояла Летиция.

Она подошла ко мне, на ее круглом личике выделялись огромные солнцезащитные очки, весьма похожие на те, что на фотографиях моей матери семидесятых годов.

С ней были две девицы, ярко выраженные лесбиянки.

Одну зовут Вэнди, ей столько же лет, что и мне, но по выражению ее глаз она кажется намного старше. Вторую зовут Флориана, она немного младше Летиции.

– Мне хотелось тебя увидеть, – сказала Летиция, сверля меня взглядом.

– Ты правильно сделала, что пришла, мне тоже хотелось тебя увидеть, – ответила я.

В это время все выходили и усаживались на скамейках перед школой; любопытные мальчишки смотрели на нас, о чем-то судачили и пересмеивались, известные кумушки-сплетницы, едкие и хамоватые ханжи, тоже смотрели, сморщив свои носы и прищурив глазки. Мне казалось, я как будто слышу, что они говорят: «Ты видела, с кем она ходит? Я всегда говорила, что она какая-то ненормальная…» – и, возможно, одна из них при этом поправляет косичку, которую ее мамочка утром заплела ей перед школой.

Похоже, Летиция поняла мою неловкость и сказала:

– Мы собрались на обед в Ассоциацию, хочешь с нами?

– В какую Ассоциацию? – спросила я.

– Лесбо-гей. У меня ключи, мы будем одни.

Я приняла приглашение, включила свой мотороллер, Летиция села позади меня, прильнув своей грудью к моей спине, а своим дыханием – к моей шее. По дороге мы все время хохотали, у меня постоянно кренился мотороллер, потому что я не привыкла возить на нем кого-либо; она показывала язык всем старушкам и все сильнее обвивала руками мою талию.

Казалось, я попала в особый мир, как только Летиция открыла дверь. Это было не что иное, как квартира, которая принадлежала не кому-то в отдельности, а в целом общине геев. В этом доме было все, что нужно, и даже более того: на книжных полках, рядом с книгами, стояла большая коробка, полная презервативов; на столе – специальные журналы для геев и журналы мод, несколько специализированных журналов по моторам, остальные – по медицине. По комнатам бродил кот и терся о каждую ногу, я его погладила, как глажу своего Морино, моего любимого и прекрасного кота (который сейчас здесь, со мной, лежит, свернувшись калачиком, на моем письменном столе, и я слышу, как он посапывает).

Мы хотели есть, тогда Летиция и Флориана предложили сходить в гастроном и купить пиццу. Когда они выходили, Вэнди начала посматривать на меня весело с какими-то идиотскими улыбками и стала передвигаться прыжками, напоминая что-то вроде взбесившегося чертенка. Мне было страшновато оставаться с ней наедине, я громко позвала Летицию и предложила составить ей компанию под предолгом, что хочу на свежий воздух. Моя подруга интуитивно все поняла и, улыбаясь, попросила Флориану вернуться.

Пока мы ждали, чтобы нам приготовили пиццу, мы болтали о том о сем, а потом я сказала:

– Блядь, у меня закоченели пальцы!

Она посмотрела на меня иронично и ответила:

– М-м-м… прекрасная информация, я приму это к сведению!

На обратном пути мы встретили одного приятеля Летиции. Все в нем было нежным: лицо, кожа, голос. Эта бесконечная нежность отозвалась во мне чувством счастья. Он пошел с нами, и, пока девушки накрывали на стол, мы с ним сидели на диване и болтали. Он мне рассказал, что работает в банке и что его галстук-бабочка слишком легкомысленный в сравнении с официозом банковского мира. Его голос был немного печальным, но мне казалось слишком бестактным спросить, отчего это. Мне передалось его настроение.

Потом Джанфранко ушел, мы остались вчетвером за столом, болтали и смеялись. Или, вернее, болтала только я, без остановки, а Летиция внимательно на меня посматривала, иногда растерянно – это когда я рассказывала о каком-нибудь парне, с которым спала.

Потом я поднялась из-за стола и пошла в сад, довольно чистый, но не очень ухоженный; там росли высокие пальмы и странные деревья: их стволы были в колючках, а на верхушках – огромные розовые цветы. Летиция тоже спустилась в сад, обняла меня сзади и кончиками губ поцеловала в шею.

Я невольно повернулась и встретилась с ее губами: жаркими, мягкими, необыкновенно нежными. Сейчас я понимаю, почему мужчинам так нравится целовать женщин: губы женщины потрясающе невинны и чисты. А вот мужчины, которых я знала, всегда оставляли на мне мокрый след слюны и заполняли мой рот своим языком. Поцелуй Летиции был совершенно иным: нежным, свежим и сильным одновременно.

– Ты самая красивая женщина, которая у меня когда-либо была, – сказала она, удерживая руками мое лицо…

– И ты тоже, – ответила я.

Не знаю, почему я это сказала, ведь это было глупо, потому что на самом деле она была моей единственной женщиной.

Летиция заняла мое место, и теперь именно я должна была вести игру, касаясь своим телом ее тела. Я крепко ее обняла, вдыхая запах ее духов. Потом она повела меня в другую комнату, сняла с меня брюки и окончила ту сладкую пытку, которую начала несколько недель назад.

Ее язык меня расслаблял, но при мысли, что я должна испытать оргазм во рту у женщины, меня пробирала дрожь. Пока ее язык меня лизал, пока она была на коленях передо мною, отдаваясь моему удовольствию ради того, чтобы я кончила, я прикрыла глаза руками, словно лапками испуганного кролика, и мне вспомнилось, как в детстве в своих фантазиях я вызывала невидимого человека, который занимался со мной любовью. Невидимый человек не имел ни лица, ни запаха, он весь был – половой орган и язык, я использовала его для получения своего сладкого удовольствия. Именно в момент воспоминаний ко мне пришел сильный оргазм, доводящий до затрудненного дыхания, рот Летиции заполнился моей жидкостью… открыв глаза, я увидела ее, и самое поразительное было то, что она, держа свои руки под трусиками, корчилась от оргазма, который тоже к ней пришел, возможно, более определенный и откровенный, чем мой.

После этого мы растянулись на диване. И, наверное, ненадолго заснули.

Когда солнце уже зашло, а небо потемнело, она меня проводила до дверей, и я ей сказала:

– Лети, было бы лучше, если бы мы больше не виделись.

Она кивнула головой в знак согласия и слабо улыбнулась:

– Я тоже так думаю.

Мы обменялись последним поцелуем. Я возвращалась домой на своем мотороллере и думала, что в очередной раз мною попользовались, мною попользовался кто-то, включая мои дурные инстинкты.

18 мая 2002 г

Мне кажется, что вчера, когда я лежала в постели с гриппом, моя мать тихим успокаивающим голосом рассказывала эту сказку:

Большой дар может вдруг обернуться какой-нибудь трудностью и нежеланной вещью; знаешь, Мелисса, мы часто получаем дары, даже не зная об этом. Я расскажу историю, которая произошла с молодым правителем некоего королевства; его уже любили до того, как он стал королем, и его подданные, в радости от того, что он взошел на престол, преподнесли ему множество даров. После церемонии новый король ужинал в своем дворце, когда внезапно послышался стук в ворота. Его слуги вышли и увидели бедно одетого старика, желавшего видеть правителя. Они попытались сделать все возможное, чтобы не допустить старика к королю, но тот не собирался уходить. Тогда король вышел к нему, и старик, осыпая его хвалами, сказал, что он красив и что все в королевстве счастливы иметь его своим правителем. Старик принес ему в подарок дыню; король ненавидел дыни, но, чтобы быть вежливым со старцем, принял дар, поблагодарил его, и человек ушел довольным. Король вернулся во дворец и отдал дыню слугам, чтобы они ее выбросили в сад.

На следующую неделю в тот же час снова постучали в ворота. Король снова был вызван к нищему, и тот снова стал его восхвалять и подарил ему другую дыню. Король и на этот раз ее принял и попрощался со старцем, и снова ее выбросили в сад. Это повторялось многократно в течение многих недель: король был слишком воспитан, чтобы прогнать старика или пренебречь его добротой.

И вот однажды вечером, именно в тот момент, когда старец передавал дыню в руки короля, одна обезьяна спрыгнула с портика дворца и выбила дыню из рук, дыня упала и раскололась на тысячи кусочков перед самым дворцом. Тогда король увидел настоящий дождь из алмазов, высыпавшихся из дыни. Он сразу побежал в сад позади дворца: все дыни были разбиты и лежали вокруг горы из драгоценностей…

Я ее остановила и сказала, воодушевленная этой красивой сказкой:

– Могу ли я сделать заключение?

Она улыбнулась мне:

– Конечно.

Я вздохнула, что всегда делаю перед тем, как должна ответить выученное задание:

– Иногда проблемы и трудности скрывают возможность внутреннего роста: очень часто в самом сердце проблем находится драгоценный камень, который засверкает при свете. Поэтому мудро принимать то, что может казаться неприятным и трудным.

Она снова улыбнулась, погладила меня по волосам и сказала:

– Ты выросла, моя малышка. Ты – принцесса.

Мне захотелось плакать, но я сдержалась; моя мать не знает, что алмазами для меня были суровые уроки грубых мужиков, неспособных любить.

20 мая

Сегодня проф снова пришел к моей школе.

Я ждала его, я отдала ему письмо, прикрепленное к паре особенных трусов:

"Трусы – это я. Это та вещь, которая лучше всего меня представляет. Чьими могли бы они быть, такие разрисованные и странные, с двумя болтающимися завязочками, если не трусами маленькой Лолиты?

Но кроме того, что они мои, они есть я и мое тело.

Мне довелось много раз заниматься любовью, когда они были на мне, может, с тобой, может, и нет, но это не важно… Эти завязки мешают моим инстинктам и чувствам, они не только оставляют следы на коже, они блокируют мои переживания… Представь мое тело, полуголое, на котором надеты только эти трусики: если развязать один узел, освободится, как дух, только одна часть меня – Чувственность. Но Дух Любви не будет освобожден – из-за узла, завязанного на другом бедре. Кто развязал один узел, видит во мне только женщину, девочку или воплощение самки, способной иметь секс, и ничего более. Он обладает мною только наполовину, и, может быть, он тот, кого я хочу в большинстве случаев. Когда же кто-то освободит Дух Любви, я также отдам исключительно одну часть себя, наименьшую часть, но глубинную.

Приходит время, и в самый обычный день появляется долгожданный тюремщик, который предлагает оба ключа, чтобы освободить твоих духов: и тогда Чувственность и Любовь свободны, и они летят. Ты чувствуешь себя прекрасно, свободная и признанная, твои ум и тело ничего не просят и более не тревожат своими просьбами. Как нежное сокровенное место, они освобождаются под рукой, которая умеет ласкать и знает, как заставить их трепетать; одна лишь мысль о той руке наполняет жаром тело и разум.

А сейчас вдохни запах той части меня, что находится в центре между Любовью и Чувственностью: это моя Душа, которая выходит и фильтруется через мои выделяемые жидкости.

Ты был прав, когда говорил, что я рождена для ебли, как видишь, моя Душа тоже хочет быть желанной и издает собственный запах, запах самки. Быть может, рука, освободившая моих духов, – это твоя рука, проф!

Я осмелюсь сказать, что только твое обоняние смогло принять мою жидкость, мою Душу. Не ругай меня, проф, за мою неуравновешенность, но я чувствую, что должна это сделать, по крайней мере, в будущем у меня не будет угрызений совести в том, что я что-то потеряла до того, как приобрела. Это «что-то» поскрипывает внутри меня, как поскрипывает плохо смазанная дверь, и этот звук изводит. Находясь с тобой, в твоих объятиях, я и мои трусы были лишены запретов и цепей. Но духи в своем полете наткнулись на стену, ужасную и несправедливую стену времени, которое течет медленно для одного и быстро для другого, стену с серией цифр, которые держат нас на расстоянии друг от друга; я надеюсь, что твой математический ум поможет тебе найти какой-нибудь выход, чтобы решить это ужасное уравнение. Но это еще не все: ты знаешь лишь одну часть меня, даже если ты высвободил обе части. И это не та часть, которую я хотела бы оставить тебе, не только ее. Тебе предстоит решить, дать ли новый поворот нашим отношениям, чтобы они стали более… «духовными», более глубокими. Надеюсь на тебя.

Твоя Мелисса".

23 мая, 15:14

Ну где же Валерио?

Почему он меня оставил, даже не поцеловав?…

29 мая 2002 г., 2:30

Я плачу, дневник, но плачу от безмерной радости.

Я всегда знала, что радость и счастье существуют.

Это то, что я искала столько раз в разных постелях, в разных мужчинах, даже в одной женщине, искала в самой себе, а потом потеряла по своей же вине. И в самом безвестном, банальном месте я это нашла. И не в человеке, а во взгляде человека.

Я с Джорджо и друзьями пошла в новый ресторанчик, открывшийся в моем доме, в пятидесяти метрах от моря. Это арабский ресторан, там исполнительницы танца живота танцуют вокруг столов и обслуживают в качестве официанток; на полу – ковры, подушки, освещение – только свечи… и запах благовоний…

Все места были заняты, и мы решили подождать, пока освободится какой-нибудь столик. Я стояла, прислонившись к столбу, и думала о своем разговоре с Фабрицио, недавно позвонившим мне; думала о том, как я плохо с ним разговаривала: я ему сказала, что мне от него ничего не надо и что я его не хочу видеть.

Он заплакал и сказал, что отдал бы мне все, при этом уточнил что: деньги, деньги и деньги.

– Если это все, что ты хочешь дать человеку, то этим человеком должна быть не я. В любом случае, спасибо за это! – с иронией воскликнула я, а потом бросила трубку и больше не ответила ни на один его звонок и никогда и не отвечу, клянусь! Я ненавижу его: он – червь, он гнусный, я больше не хочу ему отдаваться.

Я думала и о Валерио тоже, у меня были насупленные брови и взгляд, устремленный в никуда. А потом, случайно отвлекшись от неприятных мыслей, я встретила незнакомый взгляд, следивший за мной уже давно: он был легким и нежным. Я стала смотреть на него, а он смотрел на меня, оба – с короткими паузами, мы отводили свой взгляд с тем, чтобы снова смотреть друг на друга. Его глаза были глубокими и искренними, на этот раз я не создавала себе иллюзий, придумывая абсурдные фантазии и доставляя себе боль, а потом раскаиваясь; на этот раз я поверила, ведь я видела его глаза, они были здесь и, казалось, меня пронизывали насквозь и хотели сказать, что меня хотят любить и что в самом деле меня хотят узнать. Я стала внимательно его разглядывать: он сидел нога на ногу, держа в руке сигарету: сочные губы, нос немного великоват, по самое главное – его глаза, точно, как у арабского принца. То, что он намеревался мне предложить, было для меня, было только моим. Он не смотрел ни на какую другую девушку, только на меня, но не так, как любой мужчина на улице на меня смотрит, а открыто и честно, как искренний и порядочный человек. Я не знаю почему, но я вдруг слишком громко рассмеялась, не могла сдержаться; счастье было таким большим, что нельзя было ограничиться улыбкой. Джорджо посмотрел на меня с удивлением и спросил, что со мной происходит. Жестом руки я дала ему понять, что все хорошо, и обняла его, чтобы оправдать мой неожиданный взрыв. Я снова обернулась, он мне улыбался, я увидела, какие у него великолепные белые зубы, и именно в тот миг я успокоилась и сказала сама себе: «Послушай, Мелисса, заставь его уйти, а? Дай ему понять, что ты – глупая, дурочка, невежа… но прежде всего, дай ему сразу, не заставляй его ждать!»

Пока я это думала, какая-то девица прошла мимо него и погладила его волосы, он на нее едва взглянул, а потом пересел, чтобы лучше меня видеть.

Джорджо меня отвлек:

– Мели, пойдем отсюда… Я умираю от голода, мне не хочется ждать.

– Ну Джорджиио, пожалуйста, давай еще десять минут, увидишь, скоро сядем, – ответила я, потому что совершенно не хотела отрываться от того взглядa.

– Откуда такое желание остаться именно здесь? Есть причина, какой-то мужик?

Я улыбнулась и утвердительно кивнула головой.

Он вздохнул и сказал:

– Мы много говорили об этом, Мелисса, живи спокойно, еще немного – и хорошие события придут сами по себе.

– На этот раз все по-другому. Ну… – говорила я ему, как маленькая капризная девочка.

Он еще раз вздохнул и сказал, что они пойдут в соседние ресторанчики поискать свободные места и если найдут, то я должна быть с ними.

– О'кей, – сказала я, уверенная, что в это время фиг найдешь свободные места.

Я увидела, как они вошли в кафе-мороженое, то самое, где над каждым столом огромные японские зонты, и я снова прислонилась к столбу, пытаясь изо всех сил не смотреть на него.

Вдруг он встал, и я, наверное, покраснела, по крайней мере, я разволновалась и не знала, что мне делать, я была в абсолютном замешательстве; я повернулась в сторону улицы, делая вид, что жду кого-то и высматриваю подъезжающие машины; мои брюки из индийского шелка развевались в такт легкому ветру с моря.

Его голос, теплый, глубокий, я услышала позади себя, он сказал:

– Чего ты ждешь?

Неожиданно мне пришла в голову старая колыбельная, которую я запомнила еще девочкой, из сказки, что мой отец привез из очередного путешествия. Самым непосредственным и неожиданным образом я ее процитировала, повернувшись к нему:

Я жду, я жду темной ночью,

И открою двери, если кто-то постучится.

После неудачи

Придет счастливая удача,

И придет тот,

Кто не умеет притворяться.

Наступила тишина, мы оба стояли с серьезными лицами, а потом оба расхохотались. Он мне протянул свою мягкую руку, я ее пожала тихо, но с определенным значением.

– Клаудио, – сказал он, продолжая смотреть мне в глаза.

– Мелисса, – сумела сказать, не знаю как.

– А что это было, что ты только что продекламировала?

– Что?… а… Это колыбельная из одной сказки, я ее знаю наизусть с семи лет.

Он кивнул головой, как бы говоря, что все понял. Потом опять молчание, молчание просто паническое. Тишина прервалась моим милым и неловким другом, который прибежал со словами:

– Эй, чокнутая, мы нашли места, идем, тебя ждут!

– Я должна идти, – прошептала я.

– Могу ли я постучать в твои двери? – сказал он тоже тихим голосом.

Я посмотрела на него, изумленная его смелостью, которая была вовсе не самонадеянностью, а желанием, чтобы на этом все не кончилось.

Я сказала «да» сначала глазами, немного повлажневшими, а потом и голосом:

– Ты меня здесь можешь видеть часто, я живу в этом доме наверху, – и показала ему свой балкон.

– Тогда я посвящу тебе серенаду, – пошутил он, подмигивая.

Мы распрощались, и я не повернулась, чтобы посмотреть на него еще раз; даже если мне этого очень хотелось; я боялась все испортить.

А потом Джорджо меня спросил:

– Кто это был?

Я улыбнулась и сказала:

– Это тот, кто приходит и не умеет притворяться.

– Что? – воскликнул он.

Я опять улыбнулась, потрепала его по щеке и сказала:

– Ты это скоро узнаешь, будь спокоен.

4 июня 2002 г., 18:20

Я не шучу, дневник!

Он в самом деле посвятил мне серенаду!

Люди проходили и останавливались с любопытством, я с балкона смеялась как сумасшедшая, пока мужчина, чуть полноватый и круглолицый, играл на гитаре, немного потрепанной, а он пел невпопад, как будто слон ему на ухо наступил, но он был непреклонен. Непреклонен, как сама песня, которая заполнила мои уши и мое сердце; это была история одного человека, который не мог заснуть, потому что все время думал о возлюбленной; мелодия была нежной и душераздирающей. Песня примерно такая:

Я не могу заснуть

И, вздыхая, кручусь и ворочаюсь

Все ночи напролет

В своей постели…

Хочешь знать, когда я тебя оставлю?

Когда моя жизнь закончится и умрет…

Это был красивый жест, ухаживание традиционное, банальное, но, если честно, со своим приятным ароматом.

Когда он закончил петь, я крикнула с балкона, улыбаясь:

– А сейчас что надо делать? Если не ошибаюсь, чтобы принять ухаживание, нужно включить свет в комнате, а если нет, то я должна вернуться в комнату и выключить свет, да?

Он не ответил, но я поняла, что должна была сделать.

В коридоре я столкнулась с отцом (я чуть не сбила его с ног!), и он меня спросил с любопытством, кто это там, внизу, пел. Я громко рассмеялась и ответила, что не знаю.

Я быстро спустилась по лестнице вниз как была: в шортах и футболке, открыла дверь и застыла на пороге.

Бежать навстречу и обнять его, или улыбнуться ему со счастьем на лице, или поблагодарить пожатием руки? Я остановилась в дверях, и он понял, что я никогда к нему не подойду, если от него не будет сигнала:

– Ты похожа на испуганного цыпленка… Извини, что я повел себя бесцеремонно, это было сильнее меня.

Он меня осторожно обнял, а я сделала так, что мои руки остались без движения: я не смогла повторить его жеста.

– Мелисса, ты мне позволишь пригласить тебя сегодня вечером на ужин?

Я кивнула в знак согласия и улыбнулась ему, затем я осторожно поцеловала его в щеку и поднялась домой.

– Кто это был? – спросила мать с огромным любопытством.

Я пожала плечами:

– Никто, мама, никто…

12:45 ночи

Каждый говорил о себе.

Мы друг другу рассказали больше, чем можно было предположить.

Ему двадцать лет, он учится на филфаке, у него умное и оживленное лицо, что делает его необыкновенно привлекательным. Я его слушала очень внимательно; мне нравится смотреть на него, когда он говорит. Я чувствую дрожь в горле и в желудке. Я чувствую себя согнувшейся, как стебелек цветка, но не сломленной. Клаудио умиротворенный, спокойный, успокаивающий. Он сказал, что знает, что такое любовь, но она выскользнула из его рук.

Проводя пальцем по краю бокала, он спросил:

– А ты? Что ты расскажешь о себе?

Я разговорилась и приоткрыла ему щелочку света, которая слегка раздвинула тучи, в которых спрятана моя душа. Я ему рассказала о своих несчастливых историях, но никакого намека на свое желание открыть и найти новое чувство.

Он посмотрел на меня внимательно, грустно и сказал серьезно:

– Я рад, что ты мне рассказала о своем прошлом. Я радуюсь при мысли, что встретил тебя.

– Какой мысли? – спросила я, испугавшись, что он имеет в виду, что я как бы легкодоступна.

– Ну, то, что ты девушка, извини, женщина, которая пережила разные ситуации и сумела стать такой, какая ты есть, сумела приобрести свой взгляд на все, чтобы все понимать правильно. Мелисса, я никогда не встречал женщины, как ты… и сейчас, вместо нежности, я начинаю испытывать к тебе мистическое и непреодолимое притяжение…

Его речь прерывалась длинными паузами, во время которых он на меня подолгу глядел и затем вновь продолжал говорить.

Я улыбнулась и сказала:

– Ты еще не очень хорошо меня знаешь. Ты, наверное, испытываешь только одно из чувств, о которых только что говорил, или вообще никакое.

– Ну да, это правда, – сказал он, после того как внимательно меня выслушал. – Но я хотел бы попытаться тебя узнать, ты мне это позволишь?

– Конечно, конечно, я тебе это позволю! – сказала я, схватив его руку, лежавшую на столе.

Мне казалось, что я во сне, дневник, во сне прекрасном и бесконечном.

1:20

Только что мне пришло сообщение от Валерио. Он говорит, что хочет меня увидеть. Но сейчас даже мысль о нем далека.

Я знаю, мне было бы достаточно в последний раз заняться любовью с профом, чтобы понять, чего же на самом деле хочу я и чем Мелисса на самом деле является: чудовищем или человеком, способным давать и получать любовь.

10 июня 2002 г

Как здорово, дневник, учебный год закончился!

В этом году результаты, как и прежде, были неважными, я мало занималась, а мои учителя мало беспокоились, чтобы понять, что со мной происходит… В общем, в следующий класс я все-таки перешла, они избежали возможности окончательно испортить мне настроение.

Сегодня днем после обеда я видела Валерио, он меня попросил прийти на встречу в бар «Эпоха». Я просто туда помчалась, полагая, что в этот вечер будет хорошая возможность понять, чего же я хочу. Доехав почти до места, я с ходу затормозила, скрипя тормозами по асфальту, чем привлекла внимание всех.

Валерио сидел за столиком один и, качая головой, наблюдал с улыбкой за всеми моими действиями. Я попыталась придать себе достойный вид, вышагивая медленно и приняв серьезное выражение лица.

Я направилась к его столу, виляя задницей, а когда была около него, он сказал:

– Лоли, ты разве не видела, как все на тебя смотрели, когда ты шла?

Я покачала головой и сказала, что нет.

– Я не всегда отвечаю на взгляды.

К Валерио подошел мужчина с видом загадочным и немного хамским, он мне представился, сказав, что его зовут Флавио. Я пристально на него посмотрела, а он прервал мое любопытство и сказал:

– У твоей девчушки глаза слишком хитрые и слишком красивые для ее возраста.

Я не дала возможности Валерио ответить и опередила его, сказав:

– Ты прав, Флавио. Мы будем только втроем или еще кто-нибудь? – И попала в точку, дневник, я не пользуюсь приличествующими случаю словами и улыбками, когда цель только одна.

Чуть смутившись, Флавио посмотрел на Валерио, и тот сказал:

– Она капризна, тебе лучше делать то, что она говорит.

– Видишь ли, Мелисса, – продолжил Флавио, – я и Валерио подумали, что ты могла бы принять участие в одной неординарной вечеринке, он мне говорил о тебе; меня сначала остановил твой возраст, но потом, узнав, какая ты… короче, я уступил и очень заинтересован увидеть тебя в деле.

Я его спросила просто:

– Сколько тебе лет, Флавио?

Он мне ответил, что ему тридцать пять. Я кивнула головой в знак согласия, я думала, что он старше, но поверила ему

– А когда должна состояться эта неординарная вечеринка? – спросила я.

– В следующую субботу, в 22 часа, на одной вилле у моря. Я заеду за тобой, вместе с Валерио, разумеется.

– Если я отвечу «да».

– Конечно, если ты ответишь «да».

Несколько секунд молчания, и затем я спросила:

– Я должна надеть что-нибудь особенное?

– Главное, чтобы не слишком бросался в глаза твой возраст. Все знают, что тебе восемнадцать, – ответил Флавио.

– «Все» – это кто? Сколько их? – спросила я, обращаясь к Валерио.

– По крайней мере, пять пар гарантировано. Придут ли другие, мы пока не знаем.

Я решила принять участие.

Мне жаль Клаудио, но я не уверена, что такая, как я, может быть хорошей и любить его. Я не думаю, что я – та, кто сделает его счастливым.

15 июня 2002 г

Нет, я не та девушка, которая сделает его счастливым.

Я этого не заслуживаю.

Мой телефон продолжает звонить: это он вызывает меня или посылает свои эсэмэски. Я его оставлю, вот что. Я ему не отвечу, я просто не буду обращать на него внимания. Ему это надоест, и он поищет счастье в другом месте.

Но тогда: почему мне страшно?

17 июня 2002 г

Почти в полном молчании, не считая коротких и внезапных диалогов, мы приехали туда, где была назначена встреча.

Это была небольшая вилла за городом, на другой части морского берега, где скалы уступают место песку. Местность была пустынной, а дом довольно изолированным. Мы проехали через высокие железные ворота, и я сосчитала машины, припаркованные на дорожке: их было шесть.

– Моя сладенькая, вот мы и приехали. – Флавио этой своей манерой злит меня до потери сознания… кто, блядь, он такой? Что это он себе позволяет: называет меня «сладенькая», «дорогая»,"малышка"… Я бы его задушила!

Нам открыла дверь женщина, примерно лет сорока, обаятельная и надушенная. Она меня измерила взглядом с головы до ног, взглянула на Флавио с одобряющим видом, он ей слегка улыбнулся.

Мы прошли по длинному коридору, на стенах были развешаны абстрактные картины. Когда мы вошли в зал, я почувствовала огромное смущение, потому что на меня были устремлены десятки взглядов: большинство присутствующих были мужчины, кто в галстуке, кто без, кто-то с маской на лице, но в основном гости были без масок с открытыми лицами. Несколько женщин подошли ко мне и задали вопросы, на которые я ответила целой серией вранья, о чем накануне у нас была договоренность с Валерио.

Проф подошел ко мне и сказал:

– Не дождусь, когда начнется… Я хочу тебя лизать и быть в тебе всю ночь, потом смотреть, как ты это делаешь с другими.

Я сразу подумала об улыбке Клаудио: он никогда не пожелал бы увидеть меня в постели с кем-нибудь.

Флавио принес мне бокал с крем-виски, что мне напомнило кое-что, произошедшее несколько месяцев назад… Я подошла к фортепьяно и вспомнила, каким образом совсем недавно я отвязалась от Роберто. Я ему пригрозила, что все расскажу его девушке, если он не перестанет мне названивать, и потом добавила, чтобы его дружки держали язык за зубами и помалкивали относительно меня. Это сработало, он больше не проявлялся!

В какой-то момент ко мне подошел мужчина лет тридцати, у него была такая легкая походка, словно он летел; у него были круглые очки и огромные сине-зеленые глаза, лицо в оспинках, но красивое.

Он пристально на меня посмотрел, а затем сказал:

– Чао, это о тебе столько говорили?

Я взглянула вопросительно и сказала:

– Зависит от того, кто тебе это говорил… А о чем, в частности, говорили?

– Ну… мы знаем, что ты очень молодая, я лично не верю, что тебе уже восемнадцать. Нe потому, что ты так не выглядишь, а потому, что я это чувствую… Короче, мне сказали, что ты уже много раз принимала участие в вечеринках, как сегодня, но только с одними мужчинами…

Я покраснела и захотела выяснить.

– Кто тебе это говорил? – спросила я.

– Ну… какая разница… слухи разные ходят… ты хорошенькая писюшка, да? – И он заулыбался.

Я попыталась сохранить спокойствие и находиться в игре, не испортив ничего.

– Мне никогда не нравились схемы. Я согласилась на это, потому что хотела…

Он на меня посмотрел, прекрасно сознавая, что я вру, и заявил:

– Да здравствуют схемы: есть люди, чьи схемы просты и понятны, а есть другие, сплошной каприз в стиле рококо…

– Тогда моя схема – нечто среднее, – сказала я, очарованная его ответом.

Подошел Валерио и сказал, чтобы я к нему присоединилась на диване.

Я кивнула тому мужчине, увильнув от прощания, потому что была уверена, что в середине вечеринки мы окажемся внутри друг друга.

На диване уже сидели молодой человек спортивного вида и две женщины, довольно вульгарные, с чрезмерным макияжем, обе с копной светлых волос оттенка платины.

Я и проф оказались в центре этого огромного дивана, он залез рукой мне под кофточку и стал гладить мою грудь, это меня привело в смущение и замешательство.

– Ну Валерио… неужели именно мы должны начинать?

– А почему бы и нет, ты не согласна? – спросил он, покусывая мочку моего уха.

– Я так не думаю… У нее на лице уже проштамповано желание, – сказал с амбицией спортивный парень.

– С чего это ты взял? – спросила я с вызовом.

Он не ответил, а только запустил руку мне под юбку между ляжками и стал с напором меня целовать. Я начала поддаваться, этот тупой напор меня все увлекал и увлекал за собой. Я приподнялась, чтобы дотянуться до него и поцеловать, проф воспользовался этим и стал поглаживать мою задницу сначала медленно и нежно, по затем его движения трансформировались, превратившись в решительные и горячие. Люди вокруг меня перестали существовать, даже если они были там и наблюдали за мной, в ожидании того, что один из мужчин по обе стороны от меня начнет в меня проникать.

Пока парень меня целовал, одна из двух женщин обхватила его грудь и стала целовать в затылок. В какой-то момент Валерио поднял мою юбку, все стали любоваться моей задницей и моей половой щелью, выставленными напоказ на незнакомом диване среди незнакомых людей. Моя спина изогнулась наподобие арки, и я полностью предложилась ему, в то время как незнакомый парень впереди меня держал мои груди и сильно их сжимал.

– М-м-м, ты пахнешь, как молодой персик, – сказал какой-то мужчина, подошедший меня понюхать, – ты гладкая и нежная, как свежий персик, только что вымытый. Молодой персик созреет, потеряет свой цвет, затем вкус, и, наконец, его кожица станет вялой и морщинистой. В самом конце он сгниет, и черви высосут из него всю мякоть.

Я выпучила глаза, лицо мое покраснело, я рывком обернулась к учителю и сказала:

– Пойдем отсюда, я не хочу.

Это случилось как раз в тот миг, когда мое тело начало полностью расслабляться…

Бедный Флавио, бедный спортивный парень, бедные все и бедная я.

Я поставила в тупик всех, и себя тоже; я со слезами на глазах побежала прочь по длинному коридору, открыла входную дверь и пошла к машине.

Стекла машины были полностью запотевшими от чрезмерной влажности, в которую были погружены и дом, и я.

По дороге домой не было произнесено ни слова. Перед самым подъездом я сказала:

– Ты все еще ничего не сказал о моем письме.

Долгие секунды молчания и затем лишь:

– Прощай, Лолита.

20 июня, 6:50

Я прикоснулась губами к телефонной трубке и услышала его голос, едва пробудившийся.

– Я хочу быть с тобой, – прошептала я тихо-тихо.

24 июня

Сейчас мочь, дорогой дневник, и я на террасе своего дома.

Я любуюсь морем.

Оно такое спокойное, тихое, меленое; теплый воздух смягчает волны, и я слышу их отдаленный шум, мирный и деликатный… Луна немного спряталась и, кажется, наблюдает за мной взглядом сочувствующим и прощающим.

Я спрашиваю ее, что я должна делать. Она мне говорит, что трудно удалить коросты от ран из сердца.

Мое сердце… я не помнила, что оно всего лишь одно у меня. А может, я этого никогда не знала.

Какая-нибудь волнующая сцена в кино никогда по-настояшему меня не взволновала, какая-нибудь хорошая песня никогда меня не растрогала, а в любовь я всегда верила наполовину, полагая, что, скорее всего, невозможно узнать ее по-настоящему. Я никогда не была циничной, нет. Просто никто меня не научил, как помочь выйти наружу моей любви, которую я держала внутри себя упрятанной, скрытой от других. Но она была где-то, нужно было ее разрыть… И я искала, устремившись в тот мир, откуда любовь была выслана напрочь; и никто, повторяю, никто меня не остановил на этом пути и не сказал:

– Нет, малышка, здесь нельзя пройти.

Мое сердце было закрыто в ледяной келье, было опасным делом разрушить ее одним ударом: сердце могло бы остаться навеки со следами от ран.

Но приходит солнце, не это сицилийское – оно обжигает, пышет огнем, порождает пожары, а иное – мягкое, хорошее, доброе, которое полегоньку растапливает лед и не создает опасности залить внезапно обильным потоком мою иссушенную душу.

Поначалу мне казалось уместным спросить, когда мы займемся любовью. Но в момент, когда я собиралась это спросить, я вдруг стала кусать губы. Он сразу понял, что у меня что-то не так:

– Что случилось, Мелисса?

Он меня зовет по имени, для него я Мелисса, для него я – человек, сущность, а не предмет и не тело.

Я покачала головой:

– Ничего, Клаудио, правда, ничего.

Тогда он взял мою руку и положил себе на грудь.

Я перевела дух и пролепетала:

– Я спрашивала себя, когда бы тебе захотелось заняться любовью…

Он помолчал, а я умирала от стыда и чувствовала, как мои щеки пылают.

– Нет, Мелисса, нет, дорогая… Это не я должен решать, когда мы будем этим заниматься, мы это решим вместе, когда и где. Но это мы вдвоем решим, ты и я. – И он улыбнулся.

Я смотрела на него пораженная, и он понял, что мой растерянный взгляд просил его продолжать.

– Потому что, видишь ли… Когда двое соединяются, то это – вершина духовности, и этого можно достигнуть только тогда, когда между ними есть любовь. Это как будто воронка, которая втягивает в себя тела, и тогда никто не принадлежит сам себе, но каждый находится внутри другого самым интимным образом, самым внутренним, самым прекрасным образом.

Тогда я, еще более удивленная, спросила его, что это значит.

– Я тебя люблю, Мелисса, – ответил он.

Почему этот человек так хорошо знает то, что мне до недавнего времени казалось невозможным найти? Почему жизнь до сего часа предложила мне только злобность, грязь, жестокость? Это необыкновенное существо может протянуть мне руку и вытащить меня из узкой и вонючей ямы, в которую я забилась в страхе… Луна, как, по-твоему, он это сможет сделать?

Коросты на сердце трудно удалить. Но не исключено, что сердце может пульсировать так сильно, что разобьет на тысячи кусочков тот панцирь, в котором оно заключено.

30 июня

Я чувствую, что мои лодыжки и запястья привязаны к невидимой веревке.

Я подвешена в воздухе, и кто-то снизу тянет веревку и орет благим матом, а кто-то другой ее тянет сверху. Я вздрагиваю и плачу, иногда я дотрагиваюсь до облаков, а иногда до червей.

Я сама себе повторяю имя: Мелисса, Мелисса, Мелисса… как какое-нибудь заклинание, которое может меня спасти. Я цепляюсь сама за себя, я прижимаюсь сама к себе.

7 июля

Я перекрасила стены своей комнаты.

Сейчас она голубая.

Над письменным столом больше нет томного взгляда Марлен Дитрих, там висит моя фотография: у меня развеваются волосы на ветру, я спокойно смотрю на белые лодки в порту; позади меня стоит Клаудио, он меня обнимает за талию и нежно держит руки на моей блузке, склонив лицо к моему плечу и целуя его. Кажется, что он не замечает лодок, кажется, что он полностью погружен в созерцание нас самих.

Как только мы сфотографировались, он мне шепнул на ухо:

– Мелисса, я тебя люблю.

Тогда я прислонилась щекой к его щеке и глубоко вздохнула, чтобы насладиться моментом. Я взяла обеими руками его лицо, я его поцеловала с нежностью до того мне незнакомой и прошептала:

– Я тебя тоже люблю, Клаудио…

Какая-то дрожь и жаркая волна прокатились по моему телу, я отдалась во власть его рук, он меня прижал к себе крепко и поцеловал со страстью, которая была не желанием секса, но иного – любви.

Я так плакала, как никогда прежде не плакала ни перед кем.

– Помоги мне, моя любовь, я прошу тебя… – умоляла я его.

– Я здесь для тебя, я здесь для тебя… – говорил он и сжимал меня в объятиях, так не обнимал меня ни один мужчина в моей жизни.

13 июля

Мы спали на пляже, обнявшись.

Мы друг друга согревали своими объятиями; благородство его души и его уважение ко мне заставляют меня дрожать от зависти.

Сумею ли я отблагодарить за всю эту красоту?

24 июля

Страх, такой большой страх. Мне страшно, мне так страшно.

30 июля

Я убегаю, а он меня ловит.

Это так чудесно – чувствовать его руки, которые меня сжимают без насилия…

Я часто плачу, тогда он каждый раз прижимает меня к себе, вдыхает запах моих волос, а я кладу лицо ему на грудь.

Искушение убежать прочь и вновь упасть в пропасть, снова бежать по туннелю и не выйти из него никогда… Но его руки меня поддерживают, я им доверяю и все еще могу спастись…

12 августа 2002 г

Я насквозь проникнута большим желание быть с ним.

Я не могу обходиться без него.

Он меня обнимает и спрашивает, чья я.

– Твоя, – отвечаю ему, – полностью твоя.

Он смотрит мне в глаза и говорит:

– Малышка, больше не делай себе больно, я тебя об этом прошу. Иначе ты сделаешь слишком больно и мне тоже.

– Я никогда не причиню тебе зла, – говорю я ему.

– Ты не должна делать это для меня, но в первую очередь для себя самой. Ты – цветок, не позволяй, чтобы тебя снова топтали.

Он меня целует, едва прикасаясь к моим губам, и наполняет меня любовью.

Я улыбаюсь, я счастлива. Он мне говорит:

– Ну вот, сейчас я должен тебя поцеловать, должен украсть у тебя эту улыбку и запечатлеть ее навсегда на моих губах. Ты меня сводишь с ума, ты – ангел, ты – принцесса, я хотел бы посвятить тебе всю ночь, чтобы тебя любить.

В ослепительно белой постели наши тела принимают друг друга совершенным образом, моя кожа и его соединяются вместе, чтобы стать силой и нежностью; мы глядим друг другу в глаза, пока он плавно скользит внутри меня, не причиняя мне никакой боли. Потому что, говорит он, мое тело не должно быть под насилием, а должно быть только любимым. Я его обнимаю руками и ногами, его вздохи соединяются с моими, его пальцы переплетаются с моими, и его оргазм неумолимо совпадает с моим оргазмом.

Я засыпаю на его груди, мои длинные волосы закрывают ему лицо, но он от этого счастлив и целует меня в голову тысячу раз.

– Обещай мне… обещай мне, что мы никогда не потеряемся, обещай мне это, – шепчу я ему.

Он молчит, гладит меня по спине, а я от этого испытываю непреодолимую дрожь, он снова входит в меня, а я погружаю свои бедра в его бедра.

И пока я медленно двигаюсь, он говорит:

– Есть два условия, из-за чего ты не можешь меня потерять, а я не могу потерять тебя. Ты не должна чувствовать себя пленницей ни меня, ни моей любви, ни моего чувства. Ты – ангел, который должен летать свободно, ты никогда не будешь должна позволять мне быть единственной целью твоей жизни. Ты будешь великой женщиной, и ты уже такая.

Мой голос прерывается от удовольствия, и я его спрашиваю, какое же второе условие.

– Никогда не предавать саму себя, потому что, изменяя себе, ты причинишь боль и мне, и себе. Я тебя люблю и буду любить тебя, даже если наши дороги разойдутся.

Мы кончаем одновременно, и я не могу не прижать к себе свою Любовь так сильно, чтобы не оставить ее никогда, никогда.

Я снова засыпаю в его постели, обессиленная, ночь проходит, и утро меня будит теплым и ярким солнцем.

На подушке лежит его записка:

«Чудесное создание, пусть в твоей жизни будет самое высокое, самое полное и совершенное счастье. И чтобы я мог бы быть частью тебя так долго, как ты этого захочешь. Потому что… знай это: я этого буду хотеть всегда, даже когда ты не обернешься назад, чтобы на меня посмотреть. Я пошел за завтраком для тебя, скоро вернусь».

Только одним глазом я гляжу на солнце, до моих ушей доносятся приглушенные звуки. Рыбаки начинают чалить свои лодки после ночной работы в море. Путешествие в неизвестное. Слеза стекает по моему лицу. Я улыбаюсь, когда его рука нежно касается моей обнаженной спины, он целует меня в затылок. Я смотрю на него. Я вижу его, сейчас я знаю.

Я завершила свое путешествие по лесу, я сумела убежать от чудовища у башни, от когтей ангела-искусителя и его дьяволов, убежала от страшного чудища-гермафродита. Я оказалась во дворце арабского принца, который меня ждал, сидя на мягкой бархатной подушке. Он меня заставил снять истлевшие одежды и дал мне платья принцессы. Он позвал служанок, они меня причесали, затем он поцеловал меня в лоб и сказал, что будет любоваться мной, пока я сплю. А потом, однажды ночью, мы занялись любовью, и когда я вернулась домой, то увидела, что мои волосы все еще блестят, а макияж на месте.

Принцессы, мама говорит, бывают такие красивые, что Вам и не приснится.

Примечания

1

Полифем – в греческой мифологии страшный и кровожадный великан с олним глазом. По Гомеру: Полифем был ослеплен Одиссеем, назвавшим себя «Никто». Узнав от отплывающего Одиссея его подлинное имя, Полифем в ярости от того, что свершилось давнее предсказание оракула о его ослеплении именно Одиссеем, сбрасывает скалы на его корабли. (Прим. пер.)


home | my bookshelf | | Сто прикосновений (Дневник Мелиссы) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 40
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу