Book: Карта мира



Илья Носырев

Карта мира

ОТ АВТОРА

Жило-было человечество, наше с вами. И однажды столь умножилась чаша его грехов, что Господь, ища путей к его спасению, отменил все законы физики, введя вместо них законы волшебства. Лишенные электричества и атомной энергии, люди призадумались, но только на миг — а потом стали жить лучше прежнего. Ибо человек всегда найдет выход, приспособясь к чему угодно. Эпоха Науки ушла далеко в прошлое, память о ней сохранилась лишь как набор забавных деталей культуры: в песнях скальдов теперь было модно сравнивать свои душевные терзания со сбоем программ, а любовь — с ошибкой на жестком диске, ученые монахи вдохновенно рассказывали прихожанам замысловатые притчи, построенные на материале… раскопанных ими голливудских фильмов категории «Б», новые графы и бароны временами вспоминали, что сами они не так давно были политиками-демократами, а нынешние их крепостные крестьяне — верными избирателями.

Если я и хотел написать еще одну «Алису в стране Чудес», то «Алису» не с точки зрения математика, как то было у Кэролла, — а именно с позиций историка. Историческое образование позволяет взглянуть на фэнтези с неожиданной стороны — тут даже не нужно намеренно искать абсурдные ситуации и до колик смешных персонажей: с исторических позиций фэнтези и есть абсурд. С этим герои «Карты мира», запертые в сказочном мирке, сталкиваются ежедневно. Рыцарь, играющий на последнем уцелевшем компьютере в WarCraft, недоумевает: «Как такое возможно: один крестьянин ловит рыбу, другой рубит лес, третий добывает руду. Не проходит и пяти минут, как из рыбы, леса и руды они изготовляют… солдата. Разве не смеха достойно подобное превращение? Где та деревня, где набрали этих солдат? Где портные, которые шили им одежду? Кто сеньор этих крестьян? Где та церковь, в которую они ходят — или они забыли Бога? Каким крестом они крестятся — двуперстным или трехперстным? Где их жены — или они живут в содомском блуде?». Я постарался построить фэнтезийный мир не в вакууме, но на базе известных исторических закономерностей: влияния экономики на культуру и политический строй и т.д.

Я попытался исправить самое большое заблуждение авторов, пишущих фэнтези — их персонажи, маги и воины — лишь внешне люди средневековья: духовный же их мир практически всегда оказывается списанным с современного человека с его рациональным мышлением, эгоизмом и постиндустриальной замкнутостью. Но ведь люди средневековья были не такими — они рассуждали и действовали, базируясь на совершенно иных императивах: иррациональной и пронизывающей все их бытие вере в Бога, кодексе поведения, который был разным для разных сословий. Главный герой книги, благородный рыцарь, благороден именно по-средневековому: честь запрещает ему, скажем, драться с ведьмами, поскольку формально они — женщины, и в то же время вполне позволяет рубить головы ни в чем не повинным крестьянам, подавляя их восстание. Он, пожалуй, противоположность среднестатистическому мужчине нашего времени: отважен, как лев, беззаветно предан долгу и полнейший профан в амурных делах (ибо таковы требования, предъявляемые его воспитанием к чистоте помыслов).

Сочиняя «Карту мира», я старался не забывать о том, что хорошая литература должна развлекать читателя; но ирония и черный юмор, звон мечей и рев чудищ — это лишь форма, к которой вся книга не сводится. Главная проблема «Карты мира», пожалуй, вот какая: отчего человек столь охотно отказывается от созданной с таким трудом высокой культуры, словно она — ноша ему не по плечу?

Помимо литературных источников, таких как «Песнь для Лейбовица», я использовал и довольно специфичный личный опыт. Дело в том, что мне довелось увидеть, как распадалась супердержава, Советский Союз, увидеть не из столицы и даже не из России — из далекой среднеазиатской провинции, глухомани, какой, наверное, была Иудея во времена Понтия Пилата. Произносившиеся в конце 80-ых речи о демократизации общества, перестройке и национальном самоуправлении через каких-то десять лет обернулись невиданными картинами деградации: холодной зимой люди в моем родном городке, оставшемся без газа, света и водоснабжения, покидали «хрущевки» и вполне по-средневековому жгли костры на улицах, готовя себе пищу. Престиж образования упал настолько, что родители часто вовсе не посылали детей в школу, предпочитая, чтобы те работали на огороде. Да что там, возрождалось само средневековое мышление: например, люди перестали бороться с тараканами в домах, поскольку по тамошней примете тараканы приносят деньги. Откуда что взялось? Оказывается, 70 лет советского строя так и не смогли затушевать в людях формы сознания, не менявшиеся веками… Не только канувший в лету СССР, но и современная Россия — это государство, где бок о бок сосуществуют прошлое и будущее: где-то запускают в космос ракеты и расщепляют атом, а тут же, неподалеку, воруют невест, разъезжают на осликах хитроумные Ходжи Насреддины и жрут на своих печках водку Емели-дураки — а кое-где в колхозах сохранилось совсем нетронутым крепостное право…

И если вспомнить обо всем этом, история, которую я рассказываю — не такое уж сильное преувеличение.

Посвящается Ольге Березовой

Давным-давно в моем родном городе построили луна-парк. Знаете, что такое луна-парк для детей заштатного городка? Это, в сущности, и есть рай. Два дня подряд дети ломились в ворота густой толпой и все прибывали — а на третий день администрация закрыла его на ремонт — хотя ни один из ат тракционов не был поврежден; закрыла просто так, для порядку. Еще через неделю пришли рабочие и как-то ненарочно, по неуклюжести, изломали пару автоматов. Он стоит в нашем городе до сих пор — груда ржавых машин.

Во всем этом не было никакой спланированности, все произошло естественно, как будто у луна-парка в нашем городе не было иной судьбы. Я совершенно уверен, что если бы Господь Бог устроил людям рай на земле, события развивались бы в том же русле: на третий день его точно так же закрыли бы, а через неделю сломали.

Лоренс Праведник, Праздные мысли

ГЛАВА 1

Вид с вершины

Рональд стоял у самого края площадки и поверх фигур собравшихся людей смотрел на Вечный город, частью которого привык себя считать. То был очередной Вечный город, уже пятый или седьмой по счету, с тех пор, как некто наивный первым умудрился назвать так каменный муравейник. Впрочем, град был пресимпатичный, наверное, как и все предыдущие, он простирал два орлиных крыла по синим горам, а само сердце его стучало в том самом месте, где находился Рональд, рядом с башней замка Правителей, куда он приехал сегодня по приглашению временного главы государства архонта Арьеса.

Граф вырос в этом городе, который он даже не то, чтобы любил, просто привык относиться к нему, как к своему лицу, как к рукам и ногам, как к боли в левой лопатке от метко пущенной стрелы мавра, с которой жил уже лет пять, и несказанно растерялся бы, если бы она вдруг куда-то исчезла. Казалось, совсем недавно он еще носился по улицам с мальчишками, дергая за тоги ликторов, идущих на праздник со знаменами в смуглых руках; казалось, только вчера читал в саду перед замком письмо прекрасной леди Изабеллы, в котором она просила раз и навсегда оставить ее в покое; казалось, всего минуту провел он в чужих странах, спасаясь от горечи разочарования и ища утешения в науках.

Но вот он, год 2969 от Рождества Христова, и он вновь стоит на площадке перед башней замка Правителей и обозревает сумерки, скользящие вниз по острым крышам зданий.

Вечер навевал чувство отстраненности, а надо было сосредоточиться. Взгляд Рональда остановился на сидящей на троне сухощавой фигуре с седой головой и ехидным лицом.

Правитель Арьес был стар, но то обстоятельство, что он был знаком со многими людьми, гораздо более старшими — на века — вселило в него почти подростковый комплекс. Он то как-то искусственно молодился, стараясь смеяться над немощью своего возраста, то, наоборот, пытался выглядеть старше, изображая телесную и душевную усталость еще большую, чем испытывал.

Он был младшим братом правителя Эбернгарда, пропавшего пятнадцать лет назад. Нелегко принять власть, если прожил большую часть жизни в тени других. Когда Эбернгард в одно прекрасное утро веселого славного месяца мая исчез, его брату волей-неволей пришлось выползти из своей кельи, где он жил в добровольном заточении, разочаровавшись во всем сущем в этом мире, и воссесть на трон.

Привычка заливаться смехом в самых трагических обстоятельствах и скорбеть, когда все вокруг радуются, страсть неожиданно и незаслуженно оскорблять подданных, а также непонятная придворным логика его приказов снискали ему славу человека вздорного, скрытного и высокомерного. Лишь страх перед Правителями, живший в сердцах дворян уже несколько поколений, был ему защитой и помощью.

И вот так он правил, окруженный смешками царедворцев, с одной стороны, никогда бы не осмелившихся прямо перечить ему, с другой — вечно ищущих повода уклониться от исполнения его приказов, — и вот в такой-то ситуации он и должен был изыскать средство, чтобы отвести от Вечного города грозную опасность, нависшую над ним.

— Итак, — произнес дворянин, стоявший перед Правителем с непокрытой головой. — Муравейник появился на западе нашего государства несколько лет назад. Все началось с того, что крестьяне стали встречать близ родных деревень недавно умерших односельчан. Сперва это их страшно пугало и они даже били поклоны перед священниками, дабы те утихомирили непрошеных гостей. Но мертвецы вели себя настолько дружелюбно и так мало в их поведении было устрашающего, что крестьяне вскоре перестали их бояться совершенно и даже сами стали приглашать их к себе в гости. И я, Кверкус Сквайр, понапрасну увещевал своих крепостных не якшаться с трупами. Увы, то был глас вопиющего в пустыне.

— Мертвецы селятся неподалеку от родных деревень, собственного хозяйства не заводят, поскольку и нет у них естественных потребностей. Во всем остальном они ведут жизнь вполне человеческую: разговаривают друг с другом, работают, даже праздники церковные отмечают. Крестьяне их сперва боялись, потом поняли, что ничего плохого они не делают; более того, это действительно те прежние люди, их отцы и матери, дедушки и прадедушки, которых они знали, причем мало изменившиеся, может быть, более хладнокровные…, — Сквайр произнес это слово брезгливо, — а в целом точно такие же лоботрясы и весельчаки, как и живые. Вот когда крестьяне это поняли, тогда и пошел у них с мертвецами совет да любовь: папы и мамы с погоста вернулись по своим домам, и стали они жить еще лучше, чем при жизни жили. Они и по хозяйству помогают, и еще как, без устали…

Здесь его голос совсем упал, стало заметно, что ему страшно и тошно.

Трое закованных в железо крестьян, стоявших перед Правителем, равнодушно смотрели по сторонам. Если бы не кандалы, они бы еще почесываться начали. Скованный вместе с ними монах улыбался кроткой полуулыбкой.

В какое странное время довелось жить, подумал Рональд. Сказания сохранили портрет целой эпохи, совершенно отличной от той, которую он видел и осязал вокруг себя, эпохи, ушедшей в прошлое всего пять веков назад, эпохи, в которую сила науки поднимала в небо крылатые экипажи, воздвигала немыслимые многоэтажные сооружения и порождала поистине чудовищные войны, обезобразившие навсегда лик земли.

Всматриваясь в слепую синеву и поглаживая рукой многочисленные стебли вьюнков, доползших по высокой стене до третьего этажа замка и протягивающих свои алчные руки в поисках новой территории, где можно бы было утвердиться, он думал о столетиях, в которые человек постиг многое, что впоследствии ему пришлось забыть, ибо знание умножило и без того великую скорбь. Ученые рональдова века показывали друг другу схемы всевозможных машин, дошедших от тех титанов, которым даже звезды были по плечо, как зеленая ряска на поверхности неглубокой речки. Самое унизительно-необъяснимое заключалось в том, что в машинах древних не было ничего столь технически сложного, что кудесники современности не могли бы воспроизвести. Все эти двигатели внутреннего сгорания и электрические батареи были нехитрыми устройствами, требующими для своей работы простых химических веществ, которые можно было разыскать без труда. Загвоздка заключалась в том, что изготовленные строго по схемам и всем правилам искусства современные точные копии машин древности не работали! Было совершенно очевидно, что для их функционирования требовались какие-то чудеса, которые в век Роланда уже исчезли.

Обидно: в источниках Эпохи Науки не были и намека на это загадочное волшебство техники прошлого. Вероятно, они полагались просто на законы физики, которые в один прекрасный день вдруг перестали действовать.

Так описывает этот день Симеон Механик, чьи учителя беседовали с последним человеком, еще видевшим древние машины шагающими по улицам и трудящимися в домах:

«Рассказывают, что паки собравшись, поспешили работники на завод свой, где работали они, и увидели, что он остановился в работе своей. И подойдя к управляющему, они вопросили его — вот, управляющий, вопрошаем тебя: скажи, отчего нет больше жизни в машинах? Ибо еще вчера приносили плоды свои, а ныне стоят они в мерзости запустения, и ушла из них жизнь, так что стали они подобны мертвому телу, что снаружи имеет облик человеческий, а внутри — холод и темень? И отвечал им: слушай, народ рабочий, что говорю я! Счел Господь их день и час, ибо вельми грешили они перед Господом, а через них и мы, исказив свой светлый образ в стальных детищах своих. И соделал Господь так, что никто из них да не сможет создать железной твари в ущерб твари живой, и да не проникнет никто более в тайны вещества. Ибо снял Он дверь, в которую ходили вы, и повесил другую, в которую вы не войдете вовек».

Итак, все произошло в один день: законы физики, освященные миллионами лет, вдруг перестали существовать, и им на смену пришли другие. Описанный момент истории получил название Конца Науки.

— Так чем же плохи эти мертвецы, если они живут, как законопослушные подданные, трудятся, да еще и не едят ничего? — спросил Арьес, и Рональд понял, что это ради него старый правитель мучает гонца: сам-то он уже все знал и понимал.

— А плохи они тем, — произнес Сквайр, отступив от речевого этикета, о котором в разговоре с правителем не должно было забывать, — что потом люди так проникаются их рассказами о их загробной жизни, что переселяются в лес, где у них, по слухам, не просто временное обиталище, а Целый город, именуемый Муравейник. И вот от этих-то переселенцев ни слуху потом, ни духу.

— А государству ущерб, — заключил Арьес. — Все равно что в другую страну бежали.

— И ничем иным не хуже? Только ущербом своим государству? — вырвалось у Сквайра.

Ничем, конечно. Если бы они не бунтовали и не переселялись черт знает куда, а работали, как обычные крестьяне, нам даже выгодно было бы. Скверен сам этот бунт.

— А как же… — Сквайр даже подобрать не мог слова, чтобы объяснить, что же пострадает, если живые будут дружить с мертвецами, — как же устои общества?

Арьес досадливо отмахнулся.

«Некоторое время люди пытались привести машины в чувство, похлопывали их по щекам, набирали в рот водички и — пфффр! — брызгали им в лицо, давали понюхать нашатырю — все без толку. Тогда все осознали, что так, как они жили раньше, теперь не удастся — и вспомнили в качестве образца те тысячелетия, которые были еще до Эпохи Науки.

«Как жили тогда, до повсеместного просвещения? Дворянин воевал, крестьянин пахал, священник молился. Как ни странно, именно на одной из вершин Эпохи Науки, в 20-21 веках, в художественной литературе стали популярны произведения, уносящие читателя в выдуманные миры, иллюзорно средневековые, да вдобавок населенные еще и колдунами, эльфами, гномами, троллями… Ностальгия по средневековью у homo sapiens в крови? Правда, историческая формация феодализма представала в этих книжках весьма условной, без эпидемий Черной смерти, кровавых войн, грубого насилия как основы экономики, бесконечной повседневной грязи, крестьяне, его населявшие в так называемой фэнтезийной литературе выглядели чистыми, опрятными, ухоженными, рыцари — все как на подбор исполненными благородства, ученые монахи — семи пядей во лбу…

В сущности, некие элементы, на которые опиралась средневековая культура, действительно очень живучи. В век торжества демократии граждане преуспевающих стран вдруг обнаружили, что вся их политическая система на поверку оказывается системой… личных связей, сеньориальной зависимости, оммажа[1] и вассальной преданности».

Двигаясь мысленным взглядом по корням дерева, в листве которого помещалась современная ему эпоха, Рональд уже не видел черных гор и черно-синего неба, захвативших все пространство окна. И только когда с неба упали белые молнии, прикрепившись к горам, как нити кукловода к марионеткам, он встрепенулся и встал.



Грохотал гром. Дождевые струи, пока далекие, но уже заметные над соседним лесом, протянулись к земле, скрывая всю панораму, раскинувшуюся вокруг замка, полностью: что не смогла темнота, смогла вода. Все присутствующие только капюшоны надвинули — нравилась им такая погода. И только крестьяне и монах зябко подрагивали в своих рубищах.

— Сперва и речи ни о каком бунте не было, — рассказывал Сквайр. — Местные помещики успокоились, а кое-кто даже стал ездить в деревню и общаться с мертвецами. Речи у них были очень коварные, а руки загребущие — и те, кто с ними побеседовал, вдруг говорили, что им открылась истина, коей они не знали дотоле, и стали отпускать своих крестьян на свободу, говоря, что поскольку смерть всех уравнивает, то и в жизни все должны быть равны. Эту вот тайну и открыли эти возвращенцы, эти гнусные ревенанты[2].

А пуще всего и раньше всего прославилась деревня Новые Убиты, где эта нечисть завелась еще пятнадцать лет назад. Местный помещик, маркиз Бракксгаузентрупп, просвещеннейший, чистейший человек, вовремя понял всю тяжесть угрозы, пред нами представшей — и попытался справиться с взбунтовавшимися мужиками — но его едва не убил собственный сын, предавший его ради либертинских идей. После этого дух маркиза погрузился в уныние и он предоставил события Судьбе.

Я оказался чуть сильнее духом: и вот, собрав всех своих рыцарей и солдат, я двинулся на Новые Убиты с войском. Крестьяне и мертвецы, вооруженные вилами и кольями — хотя это нам было впору осиновыми кольями вооружаться против той нечисти — выступили нам навстречу и в страшной битве разбили наших рыцарей…

— Разбили рыцарей? — презрительно скривился Арьес. — Хороши же рыцари, когда сиволапое мужичье их всмятку!

— Мои рыцари, вне всякого сомнения, раздавили бы деревенщину, — сухо сказал Сквайр, — если бы не мертвецы. Мы рубили их в лапшу, но они все равно продолжали драться. Только когда от каждого из них оставалось лишь кровавое пятно, их можно было считать побежденными — и то каждое из этих пятен еще очень долго двигалось и пыталось влезть нам под ноги, чтобы мы на них поскользнулись…

— Слишком это все похоже на сказки, — вздохнул Арьес. — Ты, Сквайр, не первый, разумеется, кто мне рассказывает о мертвецах, но вот о том, что они участвуют в баталиях — первый.

— Государь! — воскликнул Сквайр. — Вели допросить этих крестьян и монаха, что нам удалось захватить в плен, я не думаю, что они станут скрывать очевидное! А самым страшным препятствием к нашей победе было то, что отряд сиволапого мужичья и сиволапых же мертвяков возглавлял дворянин, и притом не какой-то, а наследник одного из крупнейших и древнейших родов в нашей провинции…

— Вот это уж удивительно, — вмешался в разговор капитан стражи. — Это Гнидарь-то дворянин? Гнидарь — так зовут их предводителя, государь. Он сам мужичье, и из мужичья же и вышел. Когда-то был беднейшим из крестьян, а теперь выбился в люди.

— А вы что скажете? — почти ласково спросил Арьес крестьян. Те покачали головами, вздохнули и промолчали. Зато заговорил стоящий рядом с ними монах.

— Светлый граф прав, Гнидарь не был крестьянином. Отца его звали сэр Альфонс Бракксгаузентрупп, он был нашим сеньором, а еще — колдуном. То был самый страшный чародей в этих местах. Нам об этом говорить между собой строжайше запрещалось — к замеченному в болтовне по ночам приходил сам Он. Но все знали. Сэр Альфонс был очень изобретательный кудесник, многие черные маги годы жизни потратили бы на выдумывание злодейств, которые он изобретал в минуту.

Однажды он сидел на своем графском унитазе — вы, наверное, знаете, что наши Новые Убиты — это бывший город, он был разрушен в Апокалипсис за грехи жителей, но у нас до сих пор работает древняя канализация. Лет пятьдесят назад Убиты славились как процветающая деревня, на наши унитазы шли смотреть паломники из дальних стран. Так вот, однажды сэр Альфонс сидел на унитазе и думал, как бы навести на людей новую погибель. И вмиг придумал: не вставая с унитаза, вывернулся наизнанку и полез в него, ступая по широким трубам канализации своими обнажившимися ребрами, как гусеница идет своими дольками. Он являлся в уборные людей по всей деревне, выбрасывал сквозь известное отверстие свои кишки — ведь вы помните, сударь, он был вывернут наизнанку и все внутренности у него были снаружи — так вот, свои кишки он использовал как петлю, которой хватал человека и затягивал в трубу. И добрый христианин умирал в неподобающее время и в неподобающем месте, а душа его, сами можете представить, куда попадала. Да еще и страху натерпевался перед кончиной: представляете, из отверстия, которому так привык доверять, вылазит нечто красное, склизкое и блестящее, сердце снаружи, печень, почки — все, как у разделанного телка — и хватает беднягу своими кишками за горло! А потом сэр Альфонс уходил обратно. Мы пытались вытравить его: однажды решили разом напустить дыму во все унитазы деревни и выкурить его наружу — но разве все выходы канализации на месте этого древнего города сочтешь! Правда, говорят, всю неделю после этой неудачной облавы сэр Альфонс сильно кашлял — но что ему, черту, сделается! — в сердцах закончил монах и плюнул.

— Переходи к рассказу о сыне, — велел Арьес.

— Сын у сэра Альфонса родился при странных обстоятельствах. Следует сказать, что наш сеньор так пристрастился к своей новой ипостаси, что в обычном виде ему стало ходить затруднительно. До этого он был большим женолюбцем, а теперь, чтобы побарахтаться с женщиной, ему приходилось заглатывать ее в свою… э, утробу. Ведь теперь кожа у него была внутри и… э, как бы сказать, причинное место тоже. Похитив смазливую крестьянскую девицу и заглотив ее в свою утробу через пасть, он уходил с нею в замок и там предавался с ней похоти, катаясь с нею по полу, словно он был здоровенным мешком, а она была заключена в этот мешок. Когда он удовлетворял свою похоть, он сжимал свои ребра и ломал несчастной кости…

— И ел? — спросил Рональд, не удержавшись.

— Господь с вами! — возмутился монах. — Что вы говорите такое: ел! Несмотря на все свои проделки, сэр Альфонс все же был не людоед, а порядочный дворянин.

Рональд смутился.

— И только одну девушку сэр Альфонс не убил таким образом. Ведь ему нужен был наследник и, чтобы произвести его на свет, ему надо было сыскать дворянку, которая предалась бы с ним любви столь непотребным способом. Но такой дворянки долго не попадалось — подумайте сами, кто бы прельстился таким чудовищем? Поэтому сэр Альфонс изъездил всю округу, покуда сыскал такую, причем женился он не просто так, но по расчету, чтобы умножить свое богатство. Леди Эльвира была моложе его лет на десять и вполне красива, а пуще того богата: ее отец происходил из старого графского рода. Они сговорились насчет дочери, ведь старый барон не знал о страшной сущности своего будущего зятя. Эльвира согласилась на брак более всего из скуки — надоело ей сидеть в девках, а отцу все прочие женихи казались недостаточно родовитыми.

Пока был жив старый барон, сеньор Эльвиру не трогал. Она даже недовольна была таким поворотом событий: сидя дома, предвкушала все прелести будуара — а тут — на тебе!

Но как только в их замок прискакал гонец с известием о смерти отца, сэр Альфонс стал потирать ручки и пошел пить духи — видите ли, поскольку он выворачивался наизнанку, то не душился снаружи и вливал духи внутрь, иными словами — пил.

И вот, когда леди Эльвира роняла слезы по батюшке, сидя у окна на закате солнца, в ее залу вошло страшное существо красного цвета, ступавшее по полу при помощи своих ребер, как гусеница (ребра при этом издавали костяной стук). Леди Эльвира закричала и стала бегать от чудовища по залу. Медленно ступало чудовище — но все равно быстрее, чем двигалась Эльвира в своих юбках да кринолинах. И вот оно поймало ее и заглотило внутрь.

Вы видите, в каких условиях был зачат наш предводитель Гнидарь! — воскликнул монах. — Следует ли после такого ждать от человека, чтобы он подчинялся хотя бы и самому папскому престолу?

— Но вместе с тем, — продолжал монах, — я не могу сказать, что Гнидарь не является человеком высокого духа и неукротимой отваги. Детство он провел в библиотеках и на коне — отчасти из-за желания держаться подальше от отца. Мать его, разумеется, настроила против батюшки — это неудивительно. Сидя с ним у того самого окна, рассказывала она ребенку, что такое его отец, роняя слезы. И вот, когда Гнидарю исполнилось восемнадцать, он решил поквитаться с сэром Альфонсом.

В тот самый зал, где некогда чудовище противоестественно овладело леди Эльвирой, пришел он с мечом. Говорят, он заставил сэра Альфонса прыгать на собственных кишках с люстры на люстру — однако проклятый колдун… я хочу сказать, наш добрый сеньор, — ехидно поправился монах, — все же сумел избежать расплаты, сиганув из окна и до смерти перепугав слуг видом своих сизых внутренностей.

Однако слугам нашего почтенного сеньора удалось избить его сына дубинками до беспамятства и выкинуть из замка. На счастье Гнидаря, мимо проходили наши, убитовские крестьянки, существа сердобольные и нежной организации. Они подобрали молодого сеньора и отнесли его в деревню. Крестьяне при виде Гнидаря пришли в суеверный ужас и хотели от молодого сеньора всеми способами избавиться — ну, например, под шумок отнести его обратно в замок — да только крестьянки не дали. Так он у нас и прижился.

Пока он лежал да стонал в беспамятстве, беды от него большой не было — а как он пришел в себя и стал поправляться — тут он принялся докучать нам странными разговорами. Говорил, мол, что земля — вовсе не собственность сеньоров и Господь Бог отдал ее всем, а сеньоры взяли да присвоили. Мы перепугались сначала, а потом стали замечать, что дело он говорит…

— Дело? — визгливо взвился Сквайр. — Дело? Какое же тут дело, если вы решили отнять у вашего сеньора то, что изначально было его?…

— Изначально все было не так, — строго сказал монах. — Изначально все люди жили как братья, одевались одинаково, ели досыта, подпоясывались сами и шли, куда хотели. У всех были равные возможности: сын беднейшего мог стать богачом. Тогда на земле не было ни королей, ни нищих.

— Вот как? — Арьес, казалось, ничуть не удивился. — И когда же это все было?

— Не так давно, — хладнокровно отвечал монах. — До Конца Науки. И если бы мир безумцев не согрешил, то и поныне мы жили бы в Раю. Но разве справедливо, что за грехи всех страдает лишь одно сословие?

— А разве лучше было бы, если бы страдали все? — спросил Арьес.

— Лучше, ибо честней, — ответил монах.

— Продолжай.

— Что сделал для нас Гнидарь? Не так уж и много: просто раскрыл нам глаза. Когда маркиз забирал для услад своей мерзкой плоти наших жен, сестер, дочерей, мы гордились, что выбор пал именно на нас и рады были, что в жилах нашей семьи будет течь голубая кровь. Когда маркиз за один-единственный колосок, украденный с его поля, отрубал крестьянину руки, мы смеялись над несчастным, считая это справедливой расплатой за воровство. А он рассказал нам о свободе, равенстве и братстве всех живущих в круге земель. Видит Бог, как мы грешны: мы даже чародействами маркиза гордились: мол, другого такого помещика в целом свете нет! А Гнидарь и на это нам глаза раскрыл… Один из самых родовитых дворян империи выворачивается наизнанку и ползает по канализационным трубам и уборным! Что это, как не знак вырождения вашей хваленой аристократии?

— Но-но! — взвизгнул Сквайр.

— Мы думали, что стрельбе из ружей нужно учиться с самого детства, а из пистолетов и вовсе могут палить только благородные, мол, крестьянскую руку оружие не послушает… Он научил нас правильно строить шеренги, вооружил саблями, отбитыми у королевских войск, примирил нас с разбойниками, которые отныне решили сражаться только с маркизом и не грабить никого из честных людей. Все это он сделал, и нам удалось под его руководством загнать маркиза в его замок, как зверя в логово. И крестьяне других деревень вдохновились нашим примером и также стали избавляться от своих господ. Скоро, скоро наши войска разрушат это место греха, где чародей создал полчища отвратительных монстров себе в помощь!

— Это мы еще посмотрим, — надул губы Сквайр, но монах его уже не слушал. Глаза его загорелись тем особенным блеском, что бывает у сумасшедших и озаренных, он отступил шаг, звеня кандалами, и воздел руки:

— Рим! Не варвары погубят тебя, но блудницы с золотыми колечками в жирных пупках! Горе тебе, Рим, ибо мальчики твои войнам и походам предпочли содомский блуд, а тысячи крестьян истекают потом, чтобы им было на что покупать себе кружевные панталоны!

— Рассказ твой становится все менее информативен, — нахмурился Арьес и, повернувшись к Рональду, сокрушенно вздохнул:

— Увы злодействам нынешним и грядущим! Самое же печальное в этой истории: исчезновение моего брата Эбернгарда связано с историей появления Муравейника… Помните короля, дети? То был мудрец, плоть от плоти древних мыслителей, Сократ духа, Прометей науки, Эндимион мысли… Подобно Сократу, он с ехидством смотрел на творящееся в нашем государстве, видя в незаметных и несущественных для глаза изменениях признаки приближения катастрофы; подобно Прометею, он вырвал у темноты пламя мысли и, запершись в своей лаборатории, возрождал забытые чудеса; подобно Эндимиону, его увлекла луна в свой тихий чертог, где живым суждено спать до скончания века…

Сквайр вздохнул, с тоской слушая туманную речь.

— Ладно, к чертям собачьим, — с неожиданной грубостью сказал вдруг Правитель. — Надо говорить проще. Моего брата увели от нас его собственные мысли. Он предчувствовал, что государству грозит беда; я даже думаю, что сила волшебства открыла ему, что напасть придет именно из Новых Убит. Ведь именно туда отправился он в тот ускользающий из памяти день, когда решил оставить трон на меня. Противоречивые слухи шли о его странствиях по тем местам; кое-кто из местных дворян рассказывал, будто он наводнил всю округу железными машинами, другие сообщали, будто он вступил в борьбу с крестьянами, признававшими в нем чернокнижника; третьи (а именно те, кого мы уже успели сжечь за злоязычие) уверяли, будто он создал новую ересь… Его необходимо вернуть в город, мертвецов — в свои могилы, а восставших крестьян — их сеньорам. Видите, как все просто? — и Арьес оглядел сидящих из-под набрякших век.

Монах встрепенулся и громко воскликнул — голосом ветхозаветного пророка:

— Рим, о Рим! Господи! бросай комету свою в город сей! я на крышу самого высокого здания поднимусь, чтобы красными флажками указать ей место посадки…

— Этого пытать бесполезно, я думаю, — задумчиво сказал Арьес, словно речь шла об отсутствующем лице.

— Так точно, — отрапортовал капитан стражи. — Жгли спину, ваша светлость — молитвы читал да улыбался. Хотя и через силу это делал, я заметил! — лукаво погрозил он монаху пальцем.

Тот пожал плечами. В глазах его Рональд отчетливо увидел райские кущи.

— А вот мужичков придется запытать, — констатировал Правитель. — И самым лютым образом. И не то, чтобы нам нужны от них какие-то сведения — они, даже если б знали что-то, все равно не смогли бы изложить: не тот понятийный аппарат. А запытать их нужно для острастки, да так, чтобы не только живые, но и мертвые испугались бы.

Крестьяне вздрогнули, цепи их зазвенели.

— Мертвых вам не устрашить, — произнес монах. — Со дна глубокого моря придут они, и со старых кладбищ, и из пытошных, где были замучены они, — придут и сразятся с вами, и победят.

Капитан стражи, не дожидаясь приказа, ударил монаха стальной рукавицей по спине. Грудная клетка глухо ухнула, и стало ясно, что здоровье монаха ни к черту. Дни его, вероятно, были сочтены, но в глазах сиял свет.

— Вот так и живет наша славная деревня, — заключил Арьес, поворачиваясь к Рональду. — Это в городе мертвецов боятся и жгут, когда кто-то из них ненароком забредет сюда. А в деревнях с ними братаются. Да и как не брататься с родными братьями, пусть и полежавшими пару-тройку лет в чреве земли? Итак, Рональд, вы-то что обо всем этом думаете?

— Ничего не могу сказать, пока не увижу все это собственными глазами, — отвечал рыцарь. — Я помню деревню, отец возил меня по моему собственному поместью. Не могу представить, что сейчас все по-другому.

— А как оно было раньше? — хихикнул Арьес. — Крестьяне любили сеньоров как родителей?

— Нет, но ведь был какой-то пиетет, крестьяне почитали помещика почти родным отцом — да и помещики не очень-то сурово с ними обращались. Рачительный хозяин не будет портить свое добро только по прихоти.

— Это верно; правда, нравы с тех пор заметно поиспортились. Вот оттого-то и нужно послать экспедицию в эту проклятую деревню, чтобы достоверно узнать, кто именно повинен во всех этих лиходействах. А самое главное — нужно найти этот их легендарный Муравейник. Мы уничтожим его, с лица земли его сотрем, в пыль обратим. Мертвецы должны лежать в земле, а не гулять по белу свету. Если же маркиз действительно занимается черной магией и имеет какое-то отношение к этим миграциям ревенантов, то и он получит по заслугам. Справедливо это будет? — повернулся Арьес к монаху.



Но тот его не слушал, как и никто из закованных в цепи пленников. Все четверо дружно бормотали, раскачиваясь в цепях, словно пытались отбивать земные поклоны, только вот кандалы им заметно мешали.

— О чем вы там шепчетесь? — нахмурился Правитель.

Крестьяне уже не шептались, они хором, словно детскую считалочку, выкрикивали слова:

— Цуцугу! Лимчезу! Алиф!

— Пригнись! — каркнул Арьес.

Но было поздно: с последним словом заклинания из живота одного из крестьян ударили во все стороны лучи яркого света — красные, зеленые, синие. Зрелище было настолько прекрасным, что Рональд лишь завороженно смотрел, не пытаясь спрятаться. Лучи вспыхнули на мгновение, а затем площадку, на которой стояли все участники допроса, вновь охватила тьма предгрозового неба, показавшаяся после этого света еще более темной.

Рональд оглянулся. На камнях корчилась пара солдат, все крестьяне были мертвы, лучи продырявили их тела сразу в нескольких местах. Чуть подальше лежал капитан стражи с темной дырой во лбу, похожей на третий глаз. Тело самого монаха свернулось в какой-то убористый кулек — Рональд даже не сразу сообразил, что это такое.

Одно из сатанинских заклятий, запрещенных Святой церковью. От монаха, его произнесшего, мало что осталось, впрочем.

— Мне следовало догадаться сразу, что он готовился умереть, как только повествование его сменилось на обращения к Господу, — сказал Арьес. «А он совсем неслышно движется», — подумалось Рональду. Старый правитель, оказывается, встал со своего кресла и подошел к рыцарю. Он потирал ухо, из которого сочилась кровь.

Рональд встрепенулся.

— Не стоит внимания, пустяки, — возразил Арьес. — Им не удастся запугать нас такими штучками.

Солдаты уже подняли своих раненых товарищей с земли и вопросительно смотрели на Арьеса.

— К лекарю, к лекарю!

— Что же там за чертовщина творится, в этих Новых Убитах? — озадаченно спросил Рональд.

— А это уж вы мне скажите, уважьте старика, — ответил Арьес. — Где-нибудь через пару недель, не позже. Или будет уже совсем не ко времени…

— Я? — удивился Рональд.

Это означало, что Рональду предстоит долгий путь. Небо над его головой почернело и изрыгнуло дождь, ударивший в крышу замка, как в бубен.

— Короля нужно вернуть в Рим, — повторил Арьес, пряча голову в капюшон. — Муравейник найти и сообщить о его местонахождении мне. Сын мой, я не зря избрал вас для выполнения этой наиважной задачи. Ваш отец и мой друг, сэр Исаак Турецкий, был гением разведки, а способности такого рода, думаю, передаются по наследству.

Есть и другая причина. Вот этот монах, — костлявый палец Арьеса указал на лежащую на каменных плитах сутану, — был не так уж и неправ: горе Риму, если его дворяне погрязли в роскоши и себялюбии. Престолу уже никто не служит, значение слова «преданность» давным-давно позабыто. Ты один из немногих истинно благородных рыцарей нашего времени, Рональд, — или я ошибаюсь?

— Нет, — сказал граф и поклонился. — Не ошибаетесь.

— Вот и славно. — Арьес улыбнулся, провел пальцами по серебряным вискам и встал. Стража покинула площадку вместе с ним. Рональд долго провожал их взглядом, спускающихся по ломаным линиям лестниц, ведущих в башню Правителей. Дождь струями стекал по его волосам и одежде, а он все стоял, задумавшись и не замечая этого. Ведь так и подобало себя вести рыцарю: мокнуть под дождем, спать на голой земле — даже при отсутствии насущной надобности; была известная красота в бессмысленном подражании подвигам древних героев — Роланда, Зигфрида, Ланселота…

Рональд вздохнул, ссутулился и подошел к краю площадки. Далеко, метрах в ста под ним, виднелась земля, подступавшая к стенам дворца.

Молнии ткали огненные цветы на черном бархате ночи. Рональд улыбнулся и ринулся вниз, словно ворон, распахнув полы плаща, проносясь сквозь свистящий в ушах воздух вместе с каплями, так, что можно было дотронуться в полете до каждой из них. Падение было прекрасным — и как всегда — до обидного коротким. Он опустился на ноги, согнув колени, ткнулся в мокрый грунт вытянутыми руками. Встряхнулся, встал и поспешил по лестнице обратно в башню — мыться и готовиться к отъезду.

После XXV века от Рождества Христова на Земле совершенно невозможно было разбиться, с какой бы высоты ты не падал.

ГЛАВА 2

Граф Рональд чуть было не становится отцом

Свет падал из окна ровными полосками, в полосках этих, словно белый цветок, покачивалась занавеска. Было солнечно, из сада шел сочный аромат умытой дождем травы. Рональд раскачивался на деревянном стуле и листал книгу.

То была Книга конца и начала, дивная летопись о том, как миновали прежние времена и наступили нынешние. Первый раз Рональд прочел ее у библиотекаря Линмера лет в семь — и был очарован на всю жизнь.

Он шелестел страницами, и по комнате начинали разлетаться чудесные машины минувшей эпохи: в воздухе кружили самолеты, по столу катился, падая за его край, паровоз, а на самом последнем развороте в воздух стартовала ракета, беззвучно бьющая в потолок и рассыпающаяся белыми искрами по комнате. Впрочем, это были лишь невинные иллюстрации, которые библиотекарь Линмер изготовил несложным, но одному ему ведомым искусством. Особенно чудесного в них ничего не было, все чудеса были в самой книге.

В книге земля была круглой, а над ней не громоздились семь небес, а свободно витали планеты. Планеты эти были посещаемы человеком: двуногий изобретательный нахал бродил по Марсу, топтался по Луне, нырял в туманную атмосферу Венеры…

Однако прогресс был однобоким: развитие науки должно было идти рука об руку с совершенствованием духа человеческого — а этого не было: род человеческий во времена своего наивысшего могущества напоминал толпу детей, которым выдали бомбы и пистолеты. Круг земель лихорадило: на XX век пришлось сразу 2 крупные войны, на XXI — еще одна, затмившая их своей разрушительной силой. Впрочем, затем сразу на несколько веков установился мир — не потому, что люди стали добрее и милосерднее: оттого, что на всякое оружие нападения нашлось оружие защиты и они так уравновесили друг друга, что никакие войны не имели больше смысла. Высоко в небе над планетой висел легион ангелов с мечами наизготовку: любое оружие, взмывавшее в воздух, ими моментально уничтожалось; войны на Земле были малоэффективны и не имели больше смысла, от них было не больше вреда, чем, например, от банд в каком-нибудь крупном городе. И войны, именуемой «холодной», тоже не могло быть — государства закрыли свои границы как для людей, так и для волн, несущих изображения и наполненную ложью вражескую речь.

И род людской вздохнул спокойно: вот, наступил он, Золотой век тишины и благоденствия.

И только дьявол знал, что теперь настала его очередь вступить в игру и разрушить мир до последнего камня.

Аль— Магадан.

Более тысячи лет стоял он на просторах Сибири, как одинокий великан, наблюдая за всем миром своими недреманными очами. Город был огромен, на улицах его сновали китайцы, гиперборейцы, монголы, гунны… Аль-Магадан, столица Ересии, славился своими чудесными технологиями и злыми нравами людей, его населяющих.

В середине XXI века, как задиристый маленький негодяй, он отбирал у других детей-стран машинки, топтал куличи, заботливо возведенные ими в песочнице, в XXII веке раздражал цивилизованное общество непристойными выходками — то самолет собьет, то вторгнется на территорию сопредельной страны и пару городов сожжет, а в XXV уже не мальчиком, но мужем вышел на битву против всего мира — и почти победил.

Одним своим существованием он не давал забыть миру о том, что чудеса техники в руках человеческих — всего лишь анахронизм, что в сердцах человеческих дремлет зверь, а времена Ассархаддона, Навуходоносора и Синаххериба ничем принципиально не отличаются от тех, когда стали возможны полеты в космос и расщепление атома.

Люди мира успокоились, думая, что наука стала змеей, пожирающей свой хвост: на каждое оружие находилось средство защиты, воевать означало только тратить впустую деньги. И тогда Аль-Магадан в очередной раз согрешил против Господа, создав чудо-оружие, равного которому не было ни у кого. Как оно действовало, ни один из смертных не в силах был понять — но эффект его был ужасен: огонь появлялся из ниоткуда — из самого воздуха, наверное, и поджигал дома и лавки, превращал людей в живые факелы; или вдруг раздавался грохот, и невидимые руки ломали стены, плющили машины, в которых передвигались люди; или вдруг земля разверзалась под ногами прохожих, затягивая в свое урчащее чрево целые толпы и улицы; или вдруг миллион человек по всему миру — ровно миллион, ни больше ни меньше — чтобы показать рукотворность и высокую точность злодейского удара — умирали от инфаркта. Бедствия происходили ежедневно во всех городах враждебной Аль-Магадану коалиции; народы их пришли в совершеннейшую панику и сами требовали у своих правительств сдаться заокеанским ересиархам. Однако правительства оказались разумнее вверенных им людей и собрались, чтобы организовать совместное выступление против Ересии. И в тот самый день и час, когда они съехались в круглом здании Колоссеума, защищенном так, словно за пазухой у Господа находился, мощный взрыв потряс здание и погубил их всех.

Новые правительства во всех странах направили в Аль-Магадан свои посольства с согласием на безоговорочную капитуляцию.

Аль— Магадан, город-монстр, город-дьявол, угрожая своим чудо-оружием миру, привел к повиновению все государства и заставил их признать свою власть. Самолеты его поднялись над миром, чтобы развезти гарнизоны и чиновников по порабощенным странам и утвердиться в них. И тогда Лоренс Праведник, последний из людей, что не поддался искушению и страху, в своей лаборатории взмолился Господу и просил его не губить человеческий род за грехи одного города:

«И услышал его Господь, и уничтожил Аль-Магадан в одно мгновение ока, и пал он, как падает плод с ветки, когда сказано: вот, пришло его время».

Горечью и ненавистью пропитано каждое слово летописца об этом городе:

«Горе тебе Аль-Магадан, град крепкий, ибо строился ты не один век, а уничтожен был в один день! Охвачен был ты огнем, и сгорел в одно мгновение, покрылся дымом и исчез без следа. И самолеты твои рухнули в воздухе, ибо не было более тебя, Аль-Магадан».

Огонь и пламя — все это были фигуры стилистики, не было там никаких огня и пламени: город рассыпался в прах и был развеян ветром, словно все его здания и люди были сделаны из глины, по которой рассерженный неудачей горшечник влепил со всего размаху своим кулаком. Прах летел по всей Сибири, по всей земле, Рональд чувствовал его слабый привкус в воздухе до сих пор.

А людям того времени этот привкус казался, должно быть, слаще меда — они шли в Сибирь пешком из самых дальних стран, утопая в снегах, замерзая на полустанках, чтобы посмотреть на пустыню, образовавшуюся на месте города:

«И смеялись люди, что боялись тебя и ненавидели тебя: пал, пал злой исполин, птицы небесные угнездились на месте его, и стало его место пристанищем дикому зверю и птицам небесным. Ибо грозил ты царям земным и был повержен Царем Небесным».

Радость их не была только светлой — измученная многолетним страхом и ненавистью, армия паломников ворвалась в соседний чудо-город, принадлежавший гиперборейцам, — Воркутту и поубивала всех его жителей, устроив страшную резню. Однако летописец описывал этот погром, словно ночь любви — в возвышенных и лиричных словах:

«И хватали они жителей града сего, что грешили не меньше обитателей Аль-Магадана, и убивали средь улиц, и жен их, и чад их, и выстилали площади Воркутты кожами жителей ее, смеясь и ликуя: нет больше злодея. С запада на восток шли мы — и не встретили его; и с севера на юг — нет его нигде».

Мурашки бежали по коже у Рональда, когда он листал эту книгу. В ней была какая-то страшная правда, правда сырого мяса и человеческих слез, правда гордыни двуногих существ, сотворенных Богом, и их смирения перед своим Создателем. А еще, когда Рональд читал эти простые и фантастические истории, к нему возвращалось ощущение, словно кто-то следит за ним, изнутри, из самой материи, из воздуха, мебели, из его собственного тела… Ощущение, столь часто посещавшее его в детстве и постепенно уходившее по мере его взросления и мужания.

— Просил же тебя не качаться на стуле! — крикнул Линмер, входя быстрыми шагами.

Рональд от неожиданности вернул стул в исходное положение с такой силой, что он едва не рассыпался. На лице Линмера изобразилось при этом самое настоящее страдание.

— Я не специально! — заверил рыцарь.

— Ты бы девок так же щипал, как страницы листаешь — больше пользы было бы, — проворчал Линмер. — Лови день! Вон Арьес тебя куда посылает, в самое пекло. А вот так умрешь — и не увидишь в жизни самого хорошего.

— Еще увижу, думаю, — покраснел Рональд.

— Может, и увидишь, — пожал плечами библиотекарь. — В таких делах лучше на авось не полагаться, а действовать. Отчего у тебя до сих пор нет подружки — не дамы сердца, а подружки, пусть и обычной кабацкой девки? Ладно, не отвечай — по глазам вижу, что ты не об этом думаешь. Ну, иди сюда — пожму тебе руку. Теперь мои книжки пылиться будут — кто же сюда забредет?

— Да я вернусь скоро, — заверил Рональд.

— Может, и вернешься, — вновь согласился Линмер. — Ну ладно, иди повидай свою киску ненаглядную. Не хочу с тобой уж очень напыщенно прощаться — примета дурная; но имею к тебе просьбу — как вернешься, опиши свое приключение! Путешественники ныне любят заморские страны, а о собственных деревнях имеют совершенно фантастические представления. Хочется, чтобы люди прочитали об этом правду.

— Обещаю, — сказал Рональд, пожал библиотекарю руку и вышел.

Листья сада были покрыты росой, усики винограда поднимались по деревянным опорам. Было по-весеннему красиво и хорошо, покойно на душе.

Свернув в боковую аллею, Рональд увидел свою добрую знакомую — кошечку Розалинду. Розалинда была еще одним чудом его времени, ребенком Конца Науки — она умела говорить. Многие кошки обладали даром речи в то время, но в основной своей серой и полосатой массе употребляли его на вздохи о том, как сложно найти себе достойную пищу и нормального кота, любящего котят, приносящего вкусные рыбьи головки и не гуляющего по заборам налево. Розалинда являлась приятным исключением, она была в высшей степени образованной киской, поскольку воспитал ее библиотекарь Линмер, и речь не была для нее тщетным подарком, как для большинства кошек и людей.

— Здравствуйте, прекрасный сэр! — промяукала Розалинда громко и принялась тереться о его ноги. Он взял ее за мягкий живот, поднял и поцеловал ее теплый нос. Розалинда чихнула, еле слышно, как умеют только кисы.

У каждого рыцаря, как известно, должна быть дама сердца; еще два года назад была она и у Рональда — некая леди Изабелла занимала все его помыслы. Однако леди Изабелла прельстилась деньгами какого-то барона и пропала из виду. С тех пор Рональд стал ощущать презрение к женщинам, пусть легкое, но очень твердое. Однако сердце человеческое не терпит пустоты: Рональд искал себе идеальную возлюбленную, которая никогда бы не поступила так, как леди Изабелла. Разум подсказывал ему, что среди земных женщин такой существовать просто не может — и тогда наш рыцарь влюбился в кошку, самую настоящую кошку, пусть и говорящую. В этом был легкий налет идиотизма, конечно, но во времена рональдовы черт те что творилось на земле; впрочем, и всегда творилось именно черт те что. Так что этот поступок был ничем не безумнее любого другого, разве что очень уж вычурный. Но вычурность (барочность) тогда как раз была в моде. Барочность лучше, чем порочность, не правда ли?

А кошка была презабавная: зеленоглазая, с белыми полосками на лбу, с красивым и ухоженным серым мехом.

— Мур-мур, — сказала Розалинда, кокетливо прикрываясь пушистым хвостом. — Говорят, вы едете на край света…

— Ну, не совсем на край света — правду сказать, гораздо ближе. Это всего лишь деревня Новые Убиты к северо-востоку от Рима. Там объявились живые мертвецы, их я и призван уничтожить…

— Посильная ли задача для одного человека? — улыбнулась Розалинда. — Впрочем, откуда самому храбрецу знать, кто он и для каких целей Бог выковал его в своем горниле. Атлант едва ли догадывался, что ему по плечу удерживать мир, пока ему не взвалили на плечи землю…

— Ты как всегда права. Меч или пуля, возможно, станут для меня некоторым препятствием к достижению обещанного, но едва ли остановят меня. — Рональд мысленно себя проклял за то, что в разговоре с женщинами начинает глупо и не к месту рисоваться, изображать из себя картонного героя.

— Берегите себя, — лукаво погрозила лапкой Розалинда, и Рональд почувствовал теплые волны, приливающие к сердцу. — Не переусердствуйте, а то мне придется умереть от грусти, одичать без вас и приняться в самом деле ловить мышек вместе с остальными кошками… мрррр… Помните, что сказано: пусть сами хоронят своих мертвецов…

Закончив этой бодрой цитатой, она разлеглась на земле и принялась умываться розовым язычком.

— Розалинда, я прикажу изобразить тебя на моем щите, дабы ты смогла отвести от меня беду! — воскликнул Рональд в совершеннейшем восхищении.

Киска встала на задние лапы и поцеловала его.


Гантенбайн был выведен конюхами государства специально по заказу отца Рональда и служил мальчику с самого детства. Он был помесью коня и собаки и внешность имел странную: тело его в основном было лошадиным (за исключением рыжего дворняжьего хвоста), а вот в морде определенно проглядывало нечто собачье; плюс ко всему, у него были не копыта, а все-таки лапы. Вместо подков они были обуты в специальные железные калоши с отдельно исполненными пальчиками.

Характер у него был ангельский, ум и нюх — необычайно острые. Самым большим его недостатком являлась привычка иногда оборачивать голову к сидевшему в седле хозяину и вылизывать ему лицо. Рональд терпеть этой привычки не мог, но побороть ее за те пятнадцать лет, что ездил на Гантенбайне, так и не сумел. Но что значила такая мелочь в сравнении со всеми достоинствами, которыми такой конь обладал!

Только Рональд вскочил на его спину и, похлопав его по морде, указал рукой направление, как Гантенбайн запрыгал в нужную сторону. Лес начинался у самого холма, на котором стояла башня Правителей. Правда, Рональда немного беспокоила мысль об имперских лучниках, засевших в чаще и готовых сразить любого, кто покажется им подозрительным. Но лучники руководствовались двумя принципами: палили по тем, кто движется не из дворца, а ко дворцу; уважали рыцарское достоинство и тратили стрелы исключительно на крестьян.

Однако само чувство, что за тобой столь пристально следят, очень смущало Рональда. А как же быть, если приспичит по нужде? Ведь никогда не будешь уверен, что именно в этот момент на тебя не натолкнется любопытный глаз! Поистине, я живу в самое непростое из всех времен, думал рыцарь, пригнувшись к седлу, пока Гантенбайн бежал рысью по полянам, прижимался к земле, ныряя под поваленными деревьями, перепрыгивая через пни. Утешало то, что конь мчался со скоростью ветра, и та часть леса, что охранялась лучниками, должна была вскоре закончиться.

Гантенбайн взлетел на пригорок, и перед Рональдом расстелилось поле, столь огромное, что его можно было принять за зеленое море. Лес оставался только позади да слева. Всмотревшись, Рональд различил на горизонте одинокий силуэт туманной прямоугольной башни.

— Сдавайся или погибнешь! — Из чащи вылетел рыцарь на кауром коне, грозно устремивший на Рональда копье.

Всего миг понадобился нашему герою, чтобы прийти в себя от неожиданности и выхватить из ножен меч.

Однако вместо того, чтобы напасть, рыцарь неожиданно остановил коня. Все его тело в мощных доспехах сотрясалось дрожью. Рональд стал всматриваться в его фигуру, не понимая, что за чародейство он затеял.

Рыцарь все трясся, доспехи на его могучем теле ходуном ходили. Вдруг Рональд понял, что он… смеется! Это было уж чересчур! Рональд поднял меч — и тут же опустил его. Рыжие кудри, выбивавшиеся из-под шлема, подсказали наконец нашему герою, кто перед ним.

— Дюплесси! — воскликнул он.

— In corpore[3], — подтвердил тот. Рональд вспомнил привычку старого однокашника кичиться школьной латынью и рассмеялся.

— Года три не виделись! — подсчитал Рональд. Они спешились и обняли друг друга.

— А показалось, только вчера за одной партой сидели… Ехал, кстати, в Рим с намерением застать тебя там и предупредить, что к тебе спешит помощь! А застал вот здесь, в поле, совершенно случайно…

— Постой, постой! Помощь, ты говоришь?

— Скромный подарок Святой Церкви. Единственный человек, которого папа послал тебе на выручку, — Слепец. Мне сегодня рассказали о нем в монастыре св. Картезия, равно как и о твоей миссии. Чего ради я сюда и поспешил! — прибавил он со значением.

— А на что мне слепец? — удивился Рональд. — Церковь никого больше не нашла или просто пожалела людей? Как бы им не пришлось заплатить за эту неуместную скаредность нашествием нечистой силы!

— Это не простой слепец, — возразил Дюплесси. — Он видит то, что сокрыто от нас. Недаром же он все время ходит с фонарем!

— Кто его так? — поинтересовался Рональд.

— Да не под глазом! — захихикал Дюплесси. — С фонарем в руке. Фонарь этот светит одному ему, а мы его света увидеть не в силах. Но без фонаря он был бы совсем слепой, говорят. Он необычайно учен и искусный волшебник. Таких в Империи раз, два и обчелся. Одним словом, тебе повезло.

— Ну и где мне его искать? — поинтересовался Рональд.

— Он сам тебя найдет, — заверил его Дюплесси. — Наслаждайся жизнью, пока мертвяки еще на нее не покушаются.

И, помрачнев на секунду, стал развязывать переметную суму, извлекая оттуда ковригу хлеба.

— Черт, вот незадача: я бы с тобой поехал, конечно, но завтра в Риме турнир, и я его никак не могу пропустить. Девица Конверамур обещалась мне подарить свое сердечко, если я собью наземь этого бастарда Вольфганга…

Они сидели в тени дуба и ели нехитрую крестьянскую пищу.

Местные мужики угостили, — пояснил Дюплесси, запивая хлеб молоком. — И не хотели угощать, да пришлось. Я скаредности в людях не терплю, как известно. Таков мой modus vivendi: пей все, что льется, ешь все, что вкусно пахнет, дерись со всяким, кто представляется мерзким и отвратительным, и люби все, что движется. Я люблю все, что течет[4] — так говорил, кажется, какой-то античный греховодник.

— А я своего модуса вивенди так и не понял, — вздохнул Рональд. — Можно, конечно, преисполниться пафоса и сказать, что я служу Отечеству, только это будет не совсем правда: я на этот путь подался из чистого любопытства — посмотреть, на что гожусь, да и поучиться многому у этого мира.

— Ты и школяром был меланхоличен и задумчив, — отметил Дюплесси, довольно крякая. — Хотя и живость в тебе некая тоже проглядывала. Да и сейчас проглядывает.

— Веселая была эпоха, — улыбнулся граф.

И, не сговариваясь, они затянули старую, еще школьных времен, песенку:

— У бога Марса две луны —

Но обе не нужны.

На кой они ему, когда

Живет он без жены?

Когда глаза его средь битв

Наполнены тоской,

Когда не ест он и не спит —

На кой они, на кой?

Ведь Марса бросила жена,

Прельстившись дураком.

Она с ним не напряжена,

Он тих и чтит закон.

Он пьет, болеет за «Спартак»,

А Красс ему не люб.

«Он жалок? Может быть, и так,

Зато не душегуб!»

С тех пор боится Марс всего,

Дрожит его рука —

И Фобос с Деймосом его

Ведут из кабака.

Снимает Деймос сапоги,

А Фобос, лицемер,

С улыбкой кроткой говорит:

«Пора смириться, сэр!

К чему нам женщины? Легко

Мы проживем без баб!

И ждет нас сладостный покой

И светлая борьба —

Пусть времени течет река,

Пусть будут дни легки!

Ведь настоящим мужикам

Нужны лишь мужики…»

И лыбится, иезуит,

Да рдеет, лицемер —

И хохот дьявольский стоит

Среди небесных сфер.

Рональд смотрел то влево, то вправо, стараясь разглядеть хоть какой-нибудь намек на боковую тропу. И вдруг увидел нечто такое, что подскочил в седле на целый фут, заставив Гантенбайна нервно заржать-залаять.

В ветвях дерева висел мальчик лет десяти, худенький, черненький, висел вниз головой, отставив в сторону левую ногу, что придавало ему сходство с буквой «У». Правую его ногу крепко держала петля, спускавшаяся откуда-то из кроны.

Мальчик смотрел на Рональда не моргая, без ярко выраженного страха или страдания. Однако заметно было, что он висит так уже не первый день и необычайно истощен.

— О подлые негодяи! — вскричал Рональд, хватаясь за меч. — кто посмел сотворить такое с ребенком!

И рванул меч из ножен, грозно оглядываясь вокруг. Но никого видно не было. Тут только Рональд заметил, что при виде его меча мальчик закрыл глаза.

— Не страшись, о отрок! — воскликнул Рональд. — Господь направил мои пути к твоему освобождению!

Он обхватил мальчика за туловище и рубанул по веревке. Та зазвенела струной и лопнула.

Мальчик был легкий, как перышко, с острыми ушами, слегка поросшими волосами, и большими темными серьезными глазами. Было в нем нечто, напомнившее графу Розалинду. Рональд осторожно посадил его на землю.

— Вы, наверное, из Вечного города? — спросил мальчик тоненьким голосом.

— Так и есть. Меня зовут сэр Рональд.

— Вы спасли мне жизнь, сэр Рональд.

— И это верно. Но позволь спросить тебя, отрок: зачем ты молчал, когда мог позвать меня на помощь? А если бы я проехал мимо, не заметив ничего дурного?

— В наших краях не принято звать на помощь, сэр, — ответствовал малыш.

— Что за обычай? — удивился Рональд. Однако ему все же случилось повидать немало различных народов и он вполне понимал, что традиции в разных местах могут быть и чудными, и дикими, и какими угодно. Движимый этнологическим любопытством, он спросил:

— У вас принято самим справляться с проблемами, не привлекая других членов общества?

— Нет, — ответил мальчик серьезно. — Просто, если бы меня увидел кто-нибудь из наших, меня бы убили.

— Почему? — изумился Рональд. — Разве у вас добивают попавших в беду?

— Да, — кивнул малыш. — Только мама бы меня спасла, окажись она здесь. Остальные бы убили.

— О злой, негуманный народ! — воскликнул Рональд. — Как же ты вообще отважился бродить по лесу один, если вокруг полно негодяев?

— Я был не один. Мы с папой пошли собирать грибы. Зашли в чащу, все было спокойно. Потом я нашел большой гриб, подошел, чтобы его срезать. Тут мою ногу захватила петля, и я оказался на дереве. Там была ловушка в траве, я не заметил. Как только я повис на ветке, из кустов выскочили Ксексы и убили моего папу.

— Кто выскочил? Какие кексы?

— Ксексы. Это наши соседи.

— Соседи? Что вы им такого сделали?

— Мы живем рядом, — сказал малыш и умолк, пристально глядя Рональду прямо в глаза.

Мальчик был утомлен и, наверное, напуган, хоть не подавал и виду. Конечно же, неправильным было продолжать расспросы. Рональд поднял его и посадил на лошадь, затем вскочил в седло и наказал мальчику держаться покрепче.

— Я отвезу тебя к маме? Как туда добраться?

— Поезжайте прямо и наткнетесь на боковую тропинку. По ней тоже прямо. Я вижу, вы весьма добрый, — как-то очень удовлетворенно, почти облизываясь, произнес спасенный.

— Наверное, так, малыш, — отвечал Рональд. — Как тебя зовут, кстати?

— Ихилок, — произнес мальчик и, закрыв глаза, приготовился свалиться с коня. Рональд хлопнул себя по лбу железной рукавицей, подхватил малыша и посадил перед собой. Тот лег коню на шею и сразу уснул.

Рональд пустил Гантенбайна вскачь, и через десять минут они выехали из лесу к развалинам диковинного города.

Величие — именно это слово приходило на ум при виде развалин. Разум помимо воли достраивал из одиноко стоящих стен высотой едва ли не в милю величественные дворцы, угадывал под зеленым дерном широкие улицы, населял пустынные кварталы прекрасными людьми в тогах, прогуливающимися средь колонн и статуй.

Вблизи вид оказался гораздо более печальный. Город был одноэтажным, внутренности бывших дворцов были застроены тесно стоящими избушками.

Рональд натянул поводья и въехал на поросший травой бульвар древнего города. Ихилок проснулся.

— Сверните сейчас направо. Наша избушка восьмая по счету, самая низенькая.

Улица была пустынной, да и весь город в целом — тоже. Рональду почему-то показалось, что жители просто сидят по домам и не вылазят на свет Божий, разве что по крайней нужде, о чем свидетельствовали разбросанные тут и там экскременты. Зажав нос, Рональд подъехал к указанному Ихилоком домику и, свесившись с коня, постучал в низенькую дверь.

Дверца открылась и тут же захлопнулась. Рональд мог бы поклясться, что видел в явившейся на секунду щелке глаз. Затем дверь распахнулась и выбежала женщина, толстая, как бочонок, и очень подвижная.

— Ихилок, что случилось? — спросила она неожиданно бесстрастным голосом. — Кто этот благородный рыцарь?

— Папу убили, — сказал мальчик, каплей смолы скатился по боку коня на землю и встал, держась за ногу животного.

— А, ясно, — ответила женщина невозмутимо. — Ксексы?

— Ага, — отвечал мальчик.

— Ну, я так и знала, конечно, — женщина застегнула верхнюю пуговицу и жестом пригласила Рональда в дом. Рьщарь спешился и, пригнувшись, чтобы не задеть головой о низкую притолоку, вошел в чистую комнату, обставлен ную вполне по-спартански, но со вкусом: каждого предмета было по одному — один стол, один стул, одна печь и т.д.

— Тело его Ксексы забрали?

— Да.

— Жалко, — сказала женщина. — Эх, что же мы будем есть зимой?

Странно, но ее чувства к мужу имели явно прагматический оттенок. Графа это несколько покоробило, но затем он рассудил, что, как дворянин, не имеет ни малейшего представления, в какие формы облекается любовь у пейзан.

— Садитесь. Будем ужинать, — произнесла женщина. Немногословие этой семьи Рональда удивляло. Рыцарь пододвинул стул, уселся, а женщина наливала черпаком наваристую похлебку, резала хлеб.

— Охотиться теперь, Ихилок, придется вам с Кутхом, — пояснила мать. — Будете кормить младших девочек. И смотрите, если станете отбирать у них пищу или… ну сами знаете, о чем я, вам не поздоровится. Мы одна семья: чем больше ее членов выживет, тем больше наших генов окажется в общем потоке.

Рональд поперхнулся, удивившись формулировке.

— Завтра утром сходите за молоком к Ксексам. Может быть, даже теленка у них купим — у них корова отелилась. Не бойтесь: это не опасно — отец с матерью завтра еще не успеют вернуться с охоты, дома будут только дети.

— Как? Вы не только не будете мстить, но даже разрешите детям дружить с отпрысками убийцы их отца? — воскликнул граф.

— Какой смысл в кровной мести? Моего мужа уже не вернуть, — пожала плечами женщина.

— Как вы благородны! — восхитился Рональд.

— Если бы его убили не Ксексы, то убил бы кто-нибудь другой, — философски рассудила Мадлена (так звали толстую женщину). — Там был десяток других капканов, расставленных остальными семьями.

— Странные у вас тут живут люди… — Рональду стало жутковато. И вместе с тем он почувствовал симпатию к этой женщине, которой отныне предстоит воспитывать детей в одиночку, среди людей-волков, но для выражения этой симпатии, как обычно, с трудом подобрал слова.

— Замечательно острые у вас кухонные ножи, — похвалил Рональд, рассматривая блестящую кухонную утварь. — Вы, должно быть, хорошая хозяйка.

— Приходится, — сказала женщина. — Дети должны вырасти сильными, чтобы занять достойное место в обществе и продолжить наш род.

«Что у нее за конек — социал-дарвинизм махровый какой-то», — удивленно подумал Рональд.

— Вы не боитесь здесь жить?

— Страх — это удел слабых. — Мадлена вытирала крошки со стола. — Я не боюсь ничего. И дети должны понять, что пока они делают все правильно, их жизни почти ничто не угрожает. Вот почему они должны продолжать общаться с Ксексами, а не испытывать мистический страх перед ними. Пойдемте, я провожу вас в спальню.

В спальне царила все та же спартанская обстановка: одна кровать, одна тумбочка, одно окно с занавеской, одна свечка. Мадлена застелила ему постель и вышла.

Тщетно Рональд пытался уснуть — желтый огонь светильника, тяжеленная пуховая перина, охватывавшая его со всех сторон медведем, низкий потолок — все это мешало расслабиться. Наконец ему удалось отпустить свое сознание настолько, что воспоминания о прошедшем дне стали путаться: на дереве висел Кверкус Сквайр, Розалинда, поправляя корону, выслушивала рассказ монаха — и тут его разбудил легкий шорох шагов.

Мадлена тихо, на цыпочках, вошла в комнату и забралась на кровать. Рональд старался сжать веки так, чтобы между ними оставалась полоска толщиной буквально в волос — а сам следил за ее движениями. Женщина посмотрела на его лицо, а затем сбросила халатик, в котором была. Рональд открыл глаза и уставился на нее, не в силах и слова сказать.

Она танцевала, демонстрируя свои прелести прямо перед его лицом. Позы, которые она принимала, были соблазнительны, но ее нагота — бесстыдна до отвращения. Рональду представилась удивленная мордочка Розалинды. Он вскочил с кровати, стукнувшись лбом о потолок.

— Вы что себе позволяете? — крикнул он. — Совсем ошалели, что ли? У вас муж погиб, а вы…

Женщина прекратила танец, но вместо того, чтобы уйти, приняла позу такую, что Рыцаря едва не хватил удар.

— Если вы не перестанете, я сей же час сажусь на коня и уезжаю, — решительно произнес он. — И рассвета ждать не буду.

Мадлен поспешно выпрямилась и накинула халат, лежащий на полу.

— Я просто подумала, что ребенок такого человека, как вы, унаследует здоровые и сильные гены, — равнодушно сказала она. — Я хотела бы быть матерью такого ребенка.

Вся злость Рональда куда-то улизнула, как не было.

— Вы поймите, голубушка, — дрожащим голосом начал Рональд, — я так не могу, у меня возлюбленная дома, да и просто — не могу. Вы очень хороши, найдете себе кого-нибудь и получше меня.

— Да я знаю, — сказала женщина и прошла на кухню. Рональд пошел за ней, сам не понимая зачем.

— Я вам очень сочувствую, — начал он проникновенным и жалким голосом. — У вас горе такое, что не каждая женщина выдержит…

— При чем тут дети? — удивилась женщина, и Рональд лишний раз понял глупость своих слов о каком-то «горе». — Нужно рожать сильных детей, чтобы они могли бороться за жизнь. От вас малость самая требовалась. Я ж к вам не в жены набивалась.

— Сильных детей? — у Рональда возникло ощущение, что вместо книги, которую он читал уже несколько дней, ему подсунули другую, с непонятным сюжетом, да еще на иностранном языке.

— Да, сильных, — сказала женщина. — В жизни выживает только сильнейший. Поэтому на чувства и сопли нет времени. Нужно, чтобы дети унаследовали сильные гены.

— Вот уж не уверен, что у меня хорошая наследственность… — попытался соврать рыцарь.

— Я сама вижу, какая она… никогда не могла понять, отчего мужчины так трепетно относятся к зачатию детей? От вас убудет, что ли, если у вас появится еще один ребенок?

— Ну, во-первых, не еще один, а первый, — покраснел Рональд.

— Вы самого процесса боитесь, что ли? Бросьте, я вас всему научу…

— Нет-нет, спасибо… я просто считаю, что между людьми, которые собираются провести ночь в одной постели, должна быть любовь или, по меньшей мере, страсть…

— Фу, как глупо, — брезгливо сказала Мадлена. — Ладно, спите, а я пошла, мне завтра вставать рано.

И ушла. Теперь заснуть было почти невозможно: в голове путались любопытство и стыд, им вызываемый. Рональд ворочался, закрывал голову подушкой, а навязчивые танцующие женщины так и плясали перед ним.

Когда он внезапно проснулся, то даже не сразу вспомнил, где находится. Тело его было прижато к постели, руки неестественно раскинуты. Он попытался вскочить, но толстые веревки превратили его в единое целое с постелью, на которой он лежал.

У стены стояла Мадлена и весь ее многочисленный выводок. Глаза у всех блестели, дети прятали усмешки, стыдливо посматривая на связанного графа. В крошечных руках сверкало по ножу.

— Давайте, дети! Вперед! — командовала женщина. — Кто прикончит рыцаря, получит его ногу. Мы ее зажарим, как вы любите.

Ихилок, милый мальчик, невинно улыбаясь, лез к Рональду, пытаясь зацепить его ножиком. Рыцарь стал отбрыкиваться, параллельно пытаясь высвободить привязанную к спинке кровати руку. Наконец кровать попросту треснула, не выдержав напора, и граф вскочил с постели.

— Вы что делаете? — крикнул Рональд. — У вас с головой непорядок, что ли?

Мадлена молча и грустно смотрела на него. Дети больше не улыбались. Рональд отдышался и сел на кровати, качая головой.

— Ихилок, я же тебе жизнь спас!

— А что мне кушать зимой? — поинтересовался мальчик совершенно серьезно.

— Черт бы вас побрал, — выругался граф, развязал кошелек, припрятанный им под кроватью, и высыпал себе на ладонь горсть золотых монет.

— Вот, возьмите. Я все понимаю: бедность там и прочее…

И протянул золото Мадлене. Женщина подошла ближе, взяла деньги — а затем сделала вот что: не без грации прыгнула вперед и полоснула его ножом по запястью. Граф мгновенно скрутил злодейку и, чувствуя отчаянно притягательный горячий аромат ее тела, отнял у нее нож. Рана вышла пустяковая.

— Я вас убью, — произнес рыцарь. — Не посмотрю, что вы женщина. Рыцарский кодекс позволяет обороняться от людоедов, не уточняя пола и уравнивая в статусе каннибалов с драконами и оборотнями. Дети, бросайте ножи.

Он лукавил, конечно. Убить женщину, к тому же матрону с многочисленным семейством — пусть даже и таких бесенят, было так же невозможно, как, скажем, покуситься на жизнь собственного отца.

Дети смотрели то Рональда, то на мать.

— Делайте, что он говорит, — скомандовала Мадлена. — Если он меня убьет, вы пропадете с голоду; это нерационально. А так, возможно, он нас пощадит.

Дети аккуратно сложили кухонные ножи на землю.

— Вы что, и правда людоеды? — брезгливо спросил Рональд, отгоняя тошноту.

— А что тут такого? — искренне удивилась женщина. — Белок — он и есть белок. Жалко, тело мужа Ксексы забрали — оно было бы сейчас кстати. Нужно запасаться на зиму, говорят, она в этом году будет холодной. Я слышала, что обычно люди своих мертвецов хоронят — но это же просто глупо: дети умирают с голоду, а они закапывают в землю полторы сотни фунтов отменного мяса… А как же приоритет продления рода? Нет, если бы было вдосталь другого мяса, я бы предпочла человечине говядину — но так уж вышло, что вокруг одни люди…

— Хватит, — прервал ее рассуждения граф. — Вы одна тут такая или вся деревня? Впрочем, не отвечайте — я уже и сам вспомнил о Ксексах… Выходит, целый народец каннибалов. Вдобавок еще и социал-дарвинистов.

Мадлена заглянула ему в лицо своими голубыми глазами. Глазами умудренной жизнью женщины, знающей цену всему на свете.

— Я вас отпущу, — сказал Рональд. — только поклянитесь больше на меня не нападать.

— Клянусь, — сказала женщина.

— Вот и хорошо.

Он разжал кисть. Женщина мгновенно поднялась.

— Интересно, а если бы мы с вами… гхм… познали бы друг друга, вы меня бы потом все равно убили и съели за ненадобностью? — любопытство не позволило Рональду промолчать.

— Если бы вы не захотели стать моим мужем — убила бы и съела, — не моргнув глазом, отвечала Мадлен. — А если бы согласились, мы бы с вами занялись воспитанием детей, моих и наших общих. Мой прежний муж оказался слишком слаб. Вы оказались бы хорошей заменой.

От этой откровенности Рональду сделалось не по себе.

— Да уж, хорошенькие тут у вас нравы…

— Что поделать? Борьба за существование является основой взаимодействия всех живых существ.

«Да она, пожалуй, не виновата ни в чем, — подумал рыцарь. — Должно быть, у них все живут по таким законам. Эти Ксексы съели ее мужа, она собиралась съесть меня… бррр».

— Ладно, я уезжаю, — сказал он. — Не хочу и мгновения здесь оставаться. Верните мне мой меч.

— Минутку, — сказала женщина и, выйдя в соседнюю комнату, о чем-то зашепталась со старшим мальчиком.

— Ага, сейчас принесу, — сказал он и выбежал во двор.

— Спрятали его в хлеву, — призналась женщина. — От греха подальше.

Это «от греха подальше» прозвучало несколько искусственно, и Рональда понемногу стала охватывать тревога. Шли минуты.

— Вы добрый, — заметила женщина. — Я правильно определила ваш характер.

В больших ее глазах читалось удовлетворение физика, заранее предсказавшего все детали эксперимента, пусть и разнесшего в прах лабораторию.

Целый народец, живущий на развалинах прежнего города. Наследники жителей мегаполиса, сражавшихся за выживание любыми методами, заставляющих себя быть холодными и циничными, лгать, изворачиваться и убивать друг друга всеми возможными способами. За века они довели борьбу за существование до высоты искусства, нет, вернее, точной науки вроде математики, где была своя железная логика, с которой даже спорить невозможно.

— Что-то не идет ваш мальчик! — граф принялся расхаживать по комнате. Взгляд его привлек какой-то блеск за печкой.

Исмигуль!

Это и вправду был его меч, последний подарок пропавшего годы назад отца, привезенный им из турецкого похода. Изящная рукоять торчала из-за невысокой беленой стенки. Рональд поспешно схватил свое оружие и укрепил его на перевязи. И только тут все понял.

— Вот негодяи! — крикнул он и стремительными шагами бросился на улицу. В спину ему полетел брошенный Мадленой нож, но лишь чиркнул по кольчуге и бессильно упал на пол.

По улице, направляясь к избушке, бежала многочисленная толпа коротышек, наскоро вооружившихся первыми попавшимися под руку предметами. Впереди несся Ихилок, показывая дорогу. Рыцарь едва успел дошагать до стойла (он именно пытался шагать — бежать было бы позорным) и вскочить на Гантенбайна. Но вот ускакать оказалось делом не таким уж и простым.

Вся деревня выбежала на улицу, окружая коня Рональда, пытаясь тыкать его ложками, вилками — всем, что успели захватить с собой, выбегая на зов Ихилока. Рональд поразился, как животные чувства уживаются в душах этих людей с точным расчетом. Все их мысли и действия были подчинены борьбе за существование, их разум превратился в такое же заурядное оружие, как зубы и когти. А, с другой стороны, бесстрастный этот разум сделал из борьбы за существование целую науку, механически-правильную, где кратчайший путь между двумя точками — прямая, а чувства и праздные размышления только вредят делу. Гантенбайн в их глазах наверняка был математическим объектом, чей уровень здоровья приравнивался к 100%, и эти сто процентов можно было теперь вычерпать ложками: ну не пришло бы в голову нормальному человеку, что толпа заморышей теоретически может убить такое рослое животное совокупностью ударов кухонной утвари. Математика, черт возьми.

Они наступали с бесстрастными лицами, в которых не было ни ярости, ни гнева, ни даже агрессивного оживления. Рыцарь едва успевал обрушивать свой меч то вправо, то влево, не столько поражая, сколько разгоняя коротышек (при их невероятной верткости попасть по ним, даже двигавшимся густой толпой, было почти невозможно).

— Ну, Гантенбайн, не выдай, голубчик! — крикнул Рональд. Конь лягнул задними лапами назойливых замухрышек, встал на дыбы и прыжком перемахнул через невысокий забор, оказавшись вместе со всадником в относительной безопасности. Пока толпа огибала забор, молча сверкая глазками, он уже уносил всадника прочь от деревни.

ГЛАВА 3

Башня Играющих

Гантенбайн взмыл на холм, пыхтя и высунув язык. Рональд спешился и присел на камень, пустив коня пастись. Тот пощипал травку, но этим не удовольствовался и побежал гонять по лесу куропаток. Утро было розовым и сочным, как молоденький поросенок.

Именно в этот момент Рональд впервые увидел Слепца.

Он слегка спотыкался о случайные камни, но в целом уверенно шел по тропе, вовсе не вытягивая перед собой руку и уж совсем не опираясь на палку, шел скоро и — это было уж совсем нестерпимым — глядел прямо на Рональда.

Рыцарь перевел дух и непроизвольно сжал стальной кулак перчатки.

Слепец подошел и молча сел рядом, и Рональд впервые увидел его страшные глаза: зрачки не были затянуты бельмами, как у большинства слепцов, а были еще более черными и пронзительными, чем у зрячего; взгляд скользил не только по видимым предметам, но, казалось, способен был разглядеть нечто в самом воздухе, нечто, для него столь же материальное, как и деревья вокруг, и трава, и сам Рональд.

— Прости, о любезный сэр, но я вижу только твое лицо, — сказал Слепец певучим голосом, — наверное, ты в доспехах. Солнце только взошло, и они еще не успели нагреться. Когда нагреются, я их увижу.

— Ты видишь? — поразился Рональд.

— Еще как! — ответствовал Слепец. — И даже свет солнца. Правда, не тот свет, что видишь ты. Я зрю еще долго после наступления темноты — но после рассвета не зрю ничего и если бы глядел, то зрил бы зря.

— А зачем тебе фонарь, если он не горит? — поинтересовался Рональд, глядя на удивительного вида лампу, что тот держал в руках. Лампа расширялась раструбом, похожим на глотку диковинного зверя. Чрезмерное, пугающее сходство с глоткой придавал лампе и маленький красный язычок в глубине, едва заметно и беззвучно дрожащий.

— Лампа — для моих ушей, — пояснил Слепец. — Она заставляет говорить вещи, нас окружающие.

Два больших продолговатых блина, упрятанные под странный головной убор, выпали, ударив Слепца по плечам, затем, наполнившись кровью, поднялись торчком. Рональд слегка смутился. Потом сообразил, что с такими ушами Слепец стал чем-то похож на Розалинду, и усмехнулся.

Слепец повел ушами.

— Птицы поют, — сказал он. — И Рим совсем недалеко: торговые ряды шумят вовсю. А вон там, — он ткнул по направлению одинокого строения на горизонте, — Башня Играющих. Я слышу завывание ветра в ее коридорах. В воздухе словно струны невидимые натянуты, и гусляр то и дело задевает каждую из них пальцем. Музыка, которую рождают эти струны, и есть мир. Так я его слышу, а вижу — почти так же, как ты, но немного левее, что ли.

Рональд вынужден был признаться себе, что ни слова не понял.

— Я вижу тепло. Не тепло душ человеческих, но тепло их тел, тепло неодушевленных предметов: огонь костра, нагретую солнцем землю, горячую воду — да много чего еще. Ровно столько же, сколько видишь ты, а может быть, чуть больше. Тепло разлито в этом мире так же, как и свет — да тепло и есть свет: по крайней мере, так я его вижу. Я знаю, тебе, о Рональд, — ибо таково твое имя, не правда ли? — меня рекомендовали как слепца. Не привыкай к такому представлению обо мне, оно не только оскорбительно, но и ничуть не точно. Мы все слепцы, уж если на то пошло, ибо способны видеть дальше своего только в том, чем привыкли заниматься — иными словами, только часть солнечного спектра, а не весь его свет.

Он остановился и посмотрел на Рональда.

— Я так и намерен поступить, — заверил его рыцарь. — А как мне вас называть?

Мое имя — Иегуда. Можешь говорить мне «ты»: я не чувствую себя достаточно старым, чтобы ко мне обращались иначе. К тому же, многие отцы Церкви проповедовали скромность. В том числе и Св.Картезий[5], в монастыре которого я провел значительную часть жизни.

— Какими же видятся тебе люди?

— Людей я вижу стеклянными сосудами, внутри которых пылает пламя. Тепло их мозга есть свет разума; они прекрасны, как зажженные светильники, и всякий раз, когда я вижу собравшуюся толпу, она кажется мне стеклянным морем, исполненным огня — помнишь, о нем говорится в Откровении Иоанна?

Рональд, полуобернувшись, смотрел в черные, как бездна ночного моря, глаза Иегуды. Невольно он почувствовал уважение к Слепцу, к его непонятным способностям, которые Господь золотыми нитями вплел в картину мира с одной ему ведомой целью.

— Расскажи мне о своей жизни, — попросил Рональд, поскольку в рыцарских романах такой вопрос в лоб был чем-то само собой разумеющимся.

— Я вырос в монастыре Св.Картезия. Родителей своих я помню слабо, ибо мать моя привела меня пятилетнего к вратам монастыря, а отец Велизарий подобрал и воспитал.

Впрочем, другие монахи рассказывают, что отец Велизарий специально собирал таких, как я, под свою опеку. Родители мои признавали меня слепым, но это явно было не так.

С детства я видел предметы четко и ясно — просто иначе, чем остальные люди. Смешно сказать, но маленьким мальчиком я считал слепцами других, а не себя. Мне было лет пять, когда в нашем доме начался пожар. Мы с мамой шли с поля, когда я увидел, что внутри наш дом светится красным — и сказал маме: «Горим!». Мать шлепнула меня по губам: мол, не болтай невесть что — а когда мы близко подошли, огонь уже из всех окон лез. Так мы остались без крова над головой. В деревне услышали рассказ моей матери и признали, что во мне бес и пожар произошел от меня. Хотели утопить в реке — но мать не дала, а отвела к монахам.

Книг я читать не могу, но к наукам у меня страсть была великая, и отец Велизарий стал читать мне вслух и за два года обучил всем наукам, какие знал. Но он тоже учился у меня, мальчика: спрашивал меня, каким образом я вижу мир, и записывал. Когда я подрос и стал страдать оттого, что я не такой, как другие отроки, он сказал мне: «Внимай, о юноша! Господь все сотворил в премудрости своей, и каждой вещи в мире подарил ее место. И если он создал тебя и наделил тебя такими глазами, то сделал это с умыслом! Как бы то ни было, но я вижу, что перед тобой великое будущее. Ты окружен насмешками, в то время как я вижу, что ты прекрасен, разумен и велик. Возьми подобие от лосося — этой поистине премудрой рыбы: когда лосось идет на нерест, то движется вопреки течению; не видит он и не чувствует, что волны бегут ему навстречу. Ибо капли лишь бьют Друг в друга, а вода поражает саму себя, и ее волны есть не что иное, как ступеньки в ней. И подобно тому мудрому лососю, что отталкивается от капель, летящих ему навстречу, Должны мы отталкиваться от препятствий на нашем пути и Двигаться вопреки им».

Через два года он умер, а я, шестнадцатилетний, попросился у наставников моих в путешествие. И поистине, где я только не был: я видел бархатные города Востока, страшные льды Севера, я мыл ноги в великом Океане, опоясывающем круг земель, я наблюдал различные народы и слушал их рассказы о древних временах. И столь хорошо изучил я нравы жителей земли и столь дивно превзошел все науки, что сделался известным миссионером. Я входил в хижины чернокожих и обращал их одним лишь чудом, я произносил одно слово — и обращал в бегство отряды неистовых сарацинов, а догнав их, крестил не мечом, а радугой Завета.

Но шли годы — и все явственней я чувствовал, что не в этом было мое призвание, и нечто великое, шедшее ко мне, прошло мимо меня и теперь удаляется — и если я не брошу все мои дела и не побегу его догонять, то погрязну в тщете. Все чаще я задумывался об этом, и все хуже шли мои миссионерские дела: теперь я подолгу жил в черной Африке и обращал одного человека в год. Дикари надо мною уже смеялись и думали: а не отречься ли им от христианства и не съесть ли меня? Но ранее, чем они утвердились в этой мысли, меня спасли мои раздумья.

Меня всегда занимал вопрос, откуда именно пророки узнают, что обладают даром предвидения. Как так происходит — жил-жил человек и вдруг стал пророком? Добро, к нему еще явится ангел и прямо об этом скажет, но ведь так бывает далеко не всегда… Вот лжепророк Мухаммед, пусть он хоть и стожды нечестивец, не верил кому попало: когда архангел Гавриил явился к нему, он довольно долго сомневался, не посланец ли это сатаны. И ведь даже архангелу не доверял — а проверял!

Вот об этом я и размышлял, бродя вдоль нашей речки, в деревне, где жил. Проповедовать я больше не проповедовал и с некоторым беспокойством ждал того момента, когда эфиопы меня турнут. Видишь ли, сэр Рональд: пока я проповедовал, они, закоренелые язычники, хоть и ненавидели меня, но терпели-считали, что, по крайней мере, неверный занят каким-то делом, вполне понятным их уму. Но когда я перестал ходить по домам и донимать их рассказами о страстях Христовых, они насторожились и задумались, что здесь не так и что замышляет священник. А я все ходил и ходил вдоль речки и глядел в воду — весь день до вечера. А вечером шел домой и засыпал, моля Бога даровать мне знак.

Затем, с месяц назад, я стал видеть пророческие сны. В первую ночь мне приснилось, что я встречу в деревне отца Иоанна, которого не видел со времен окончания коллежа. И точно, проснувшись утром, я вышел из хижины и встретил его; он приехал передать мне, что курия довольна моей работой и что меня здесь никто не сменит, по крайней мере, лет пять. На следующую ночь мне приснилось, что Сусанна, моя чернокожая кухарка, подаст на обед курицу. Хоть это редко с ней происходило, но именно тогда одна из куриц хозяина, у которого я жил, оказалась при смерти и была поспешно зарезана. Так что сбылось и это. А на третью ночь мне приснилось, что Господь Бог уничтожил этот мир и создал новый, более прекрасный. Что же мне, верить этому?

Он выглядел озадаченным.

— Я поверил. Вернее, уверовал. И тут же пустился в путь к папскому престолу. Святейший папа Каликст соблаговолил меня принять. Услышав мой рассказ, он не только не стал смеяться (в отличие от этого стада баранов, его кардиналов), но проявил живейшее участие. «Рим, — сказал он, — на грани бедствия. Мертвецы воскресают, чтобы пошатнуть устои общества, в южных провинциях Империи разразился мор, в Базеле христиане видели василиска, в Аугсбурге — мантикору, в Равенне родился младенец о шести головах и сразу же за этим исчез с леденящим душу криком… Очевидно, что страшные сии знамения готовят нам несладкое будущее. Но Арьес, этот наместник престола, смотрит на все сквозь пальцы!». И он поручил мне важнейшую миссию — проникнуть в Муравейник, вернуть назад короля Эбернгарда и разузнать, откуда берутся ожившие мертвецы… Собственно говоря, вот почему я ныне путешествую с тобой, о благородный рыцарь!

Посланник Правителя вдруг поймал себя на мысли, что вчерашние приключения и сегодняшняя встреча с Дюплесси отвлекла его мысли от цели. Где же искать Муравейник? Он помнил путь к Новым Убитам — но что делать дальше? один из захваченных в плен крестьян не выдал дорогу к этому город мертвых; более того, казалось, что ее никто из них и не знал. Рональд почувствовал досаду и неуверенность.

— Как же нам отыскать Муравейник?

— О, будь покоен: вскоре мы обретем могущественный артефакт, именуемый Карта мира. С ее помощью можно найти даже иголку в стоге сена на другом конце Земли. Не зря же мы едем к Башне Играющих. Там и хранится сей артефакт, творение древних мастеров.

— Что же такое Карта мира?

— Карта мира? Чтобы объяснить ее сущность, начну издалека.

Иегуда откашлялся; грудь его зачерпнула воздуха, подобно мехам, готовящимся выковать драгоценное украшение.

— Мозг человеческий есть лабиринт; постигая его коридоры, повороты и тайные комнаты, мы открываем принципы его работы. Логика человеческая отражается во всем, что создала наша цивилизация: в сказаниях, в устройстве государства, в изобретенных нами машинах, в любви, которой мы любим существ противоположного пола и, наконец, в той любви, которую мы питаем к Господу.

И чтобы понять все, что связано с человеком, все, что создано им, и, наконец, что же такое сам человек, мы должны найти все входы и выходы этого лабиринта, — иными словами, начертить его карту. Чтобы ты понял, сколь трудна эта задача, сообщу тебе, что связей между элементами, из коих состоит человеческий мозг, — больше, нежели атомов во Вселенной. Поражайся, о сэр Рональд, и удивляйся! Но в давние времена ученые монахи смогли справиться с этой задачей и создали Карту мира — полный чертеж всех изгибов человеческой логики и полный список схем, по которым работает человеческое мышление. Величайшее из дел человеческих было выполнено, и, рассматривая Карту, ученые монахи поняли, что есть связь и соответствие между человеческим мышлением — микрокосмом — и всей Вселенной — макрокосмом, и связь эта лежит в общей логике природы, коей подчиняется и человек. Итак, Карта мира есть не что иное, как наш собственный портрет — дитя человеческое, сидящее на коленях у матери-Природы. Он свистнул, подзывая своего коня, который, как и Гантенбайн, пасся в роще.

— Все это очень хорошо и любопытно, но я ничуть не понимаю, каким же образом Карта мира поможет нам найти Муравейник… — признался Рональд. — Ведь если это не обычная географическая карта и не артефакт, показывающий направление, в котором следует искать нужный тебе предмет, то зачем же мы ищем сей дивный инструмент постижения Натуры?

— О, не переживай, сэр Рональд, — утешил его Иегуда. — Карта позволяет постичь логику, и это главное! Неважно, какую логику — людей ли, природы ли; и если при выборе местоположения Муравейника его творцы пользовались логикой, то мы его непременно отыщем. А если он возник хаотически, произведенный на свет Природой, как титаны — их матерью Землей, то и тогда мы способны найти его. Для этого достаточно изучить логику Природы — а этой почтенной даме в логике трудно отказать, даром что она женщина.

И Иегуда засмеялся. Рональд поймал себя на неблагородной мысли о том, что у доброго монаха на женщин, пожалуй, старая обида.

Башня Играющих, словно гнилой зуб возвышавшаяся над равниной, производила впечатление крайнего запустения. Однако на дороге к ней было множество свежих следов — свежих, если мерить время годами, а не днями.

— Здесь кто-то обитает? — удивился Рональд.

— Ни одна живая душа, — усмехнулся Иегуда. — И даже призраков тут нет. Но место это священное: здесь, в маленькой лаборатории работал сам Лоренс Праведник — правда, недолго — до того, как уехал в Новый Свет, за море.

— Лоренс Праведник! — воскликнул Рональд. — Не та ли это лаборатория, где он воззвал к Господу?

— Нет, не та, увы. Но святость его мыслей до сих пор поддерживает это здание, пусть и ветхое — здесь творятся некоторые вещи, которые невозможны в других землях. Взять хотя бы ту же Карту мира: казалось бы, отчего ее давно не похитили и не унесли из этого места какие-нибудь воры или второразрядные колдуны? Но этого не может произойти: только могучий волшебник может забрать сие чудесное творение Разума отсюда.

И Иегуда подбоченился.

— Но разве мало было могущественных волшебников? Отчего Карта по-прежнему здесь?

— Вот это и странно: не раз Картой пользовались волшебники, увозя ее отсюда. Но всякий раз след их терялся, равно как и конец их истории; оставалась лишь память о подвиге, коий совершила Карта — и всякий раз возвращалась она на свое место в этой башне. Так что забрать ее отсюда несложно; вот жить после этого — наверное, сложнее.

Он помолчал.

— Единственное препятствие, которое может встретиться на нашем пути — это мой знакомый, один ученый монах, некто Бартоломее. Насколько мне известно, в настоящее время он также охотится за нею. Это славный исследователь… человек, впрочем, неприятный и не обладающий должными манерами. Остается надеяться, что мы успеем первыми. Вот и Башня… красавица! я не был здесь уже двадцать лет.

Она высилась перед ними, подобно черепу Аргуса — сотня пустых глазниц великана. Здание было построено в несколько ярусов; время выгрызло все окна и стены, но каркас, видимо, был настолько устойчив, что громада не обрушилась, а продолжала стоять.

— В те времена, сэр Рональд, стен в таких зданиях и вовсе не было, а были только большие окна, защищавшие их от ветра. Говорят, из таких окон было приятно смотреть на мир.

Они подъехали к входу в здание — зияющей дыре, в которой не было ничего прямоугольного, спешились и привязали коней к одной из колонн, некогда державших теперь уже рухнувший портик.

В коридорах гулял ветер. Пол был покрыт пылью, но не ровным ее слоем, а мазками — тысячи ног прошедших здесь людей начертили свой след, и даже движение воздуха не разровняло этой пыли. Каждый из посетивших башню протанцевал свой танец на этом полу — и ушел, и упокоился где-то в другом месте, а следы всех этих безвестных людей наложились друг на друга и соткали картину. Каждый слой пыли был временем, эпохой.

И теперь они шли, вписывая сюда свои отчетливые строки шагов.

Внутри помещения башни сохранились намного лучше, нежели ее стены. Переборки между помещениями были легкими, почти картонными — и время их просто не заметило, сокрушив именно камень и сталь. Сохранилась даже деревянная мебель — столики, шкафы — плюс к этому множество предметов, назначения которых наш рыцарь не понимал.

— Все, что ты видишь вокруг, о Рональд, есть не что иное, как иллюстрация тщеты гордыни человеческой. Вот достойный пример уже сказанному мною: между мышлением человека и творениями рук его есть прочнейшая связь. Род человеческий был некогда велик — и сила разума его вознесла к небесам вот такие высоченные здания — но у колосса разума человеческого — глиняные ноги, и здания эти оказались построенными на песце. Люди древности знали, как построить такую громаду, но толком не поняли, зачем.

— Не совсем понимаю, — признался Рональд.

— Помнишь первый Рим, самый первый? Он стоял когда-то на месте нашего Вечного города. Ты наверняка читал о нем в древнейшей истории. Отчего он погиб?

— Его разграбили вандалы. Прекрасно помню.

— А вот и нет! Римляне его погубили, сами римляне! Те вандалы-варвары, что сожгли Рим, были просто авантюристами, мелким хулиганьем. Они и попали-то туда совершенно случайно: зашли на тусклый, угасающий огонек. Но еще за два-три века до этого варвары были в Риме практически везде: служили в армии, работали на стройках, в полях и в библиотеках, писали научные труды, сочиняли стихи, управляли государством — даже императорами были. Сами же римляне настолько обленились, настолько погрязли в разврате, пьянстве, стяжательстве, пустословии и безумии, что не могли более ни работать, ни воевать — и вот варвары, получая римское гражданство, начинали воевать против варваров же. А римлян просто заметно не было: они разве что ночью выползали на танцульки и в кабаки. Они и читать-то разучились, пасли овец и коз на Капитолии, блевали в Тибр, свинячили в домах, где сами жили. И вот поэтому-то Рим и пал.

— А те люди, что построили эту башню? Что с ними-то случилось?

— Пойдем, я тебе кое-что покажу, — загадочно сказал Иегуда.

Он подвел его к небольшому столику, на котором стояло стеклянное зерцало.

— Что это? — спросил Рональд, ткнув острием меча поверхность зерцала, мутную, словно болото. В обрамлении проводов эта странная вещь казалась головой Медузы Горгоны.

— Это компьютер, сиречь вычислительная машина, — пояснил Иегуда. — Вот, кстати, и будет тебе, чем заняться, пока я ищу Карту мира.

Рука его совершила несколько точных движений, и зерцало начало урчать и светиться, подмигивая рыцарю и выплевывая буквы, да с такой скоростью, что он просто не успевал их складывать в слова.

Наконец, муть на поверхности диковинного предмета успокоилась, и в синеве зерцала появилась белая надпись «WarCraft».

— Ого, искусство войны! — воскликнул Рональд. — Это древнеанглийский, насколько я разумею. Не стану ли я более опытен в делах рыцарских, если зерцало явит мне свой дивный урок?

Иегуда чуть заметно усмехнулся. Зерцало чихнуло и изобразило какую-то местность, видимую как бы с птичьего полета.

Уголок этот был тихий, Богом забытое место. В центре стояла деревенька из нескольких домиков, возле которой собрались ее обитатели — три крестьянина.

— Вот этот предмет называется «мышь», — сказал Иегуда, и Рональд брезгливо отдернул было руку, но потом взял пальцами небольшую белую коробочку с двумя забавно щелкающими дощечками в верхней части.

— Двигай ею по столу и нажимай эти клавиши, дабы выбрать тех крестьян или других существ и отдать им приказания.

— А разве не проще это сделать при помощи голоса? — спросил Рональд. — Эй вы, мужичье! Соберите-ка урожай, пока светло!

Крестьяне стояли к нему спиной, время от времени одинаковым движением почесываясь.

— Они, в некотором роде, немые, — объяснил Иегуда. — Сэр Рональд, жаль, но я не вижу, что там, в этом зерцале: хотя мне рассказывали об этом в мельчайших подробностях. Но ты разберешься: во времена Цицероновы по-латыни разумели и пятилетние ребята; следовательно, и мы можем научиться латыни — а эта игрушка тысячекратно проще сего мертвого языка.

Он был прав — к концу того получаса, пока Слепец ходил по залам здания в поисках своей Карты мира, Рональд уже преловко гонял крестьян за разного рода провизией, заставлял их рубить дрова, а солдат, которых тут же, не отходя от зерцала, произвел на свет, посылал сражаться с какими-то мелкими, но отвратительными чудовищами, то и дело устраивавшими набеги на его деревеньку.

Иегуда подошел и стал у Рональда за спиной, положив ладони ему на плечи. Тот самозабвенно щелкал мышью, посылая в бой свежеявившуюся конницу.

— Поистине, это глупая игра, — изрек наконец Рональд.

— Чем же она глупа? — откликнулся Иегуда.

— Посмотри, о Иегуда, как такое возможно: один крестьянин ловит рыбу, другой рубит лес, третий добывает руду. Не проходит и пяти минут, как из рыбы, леса и руды они изготовляют… солдата. Разве не смеха достойно подобное превращение? И не грош ли цена солдату, которого изготовили за 5 минут! Где портные, которые шили им одежду? Где та деревня, где набрали этих солдат? Кто сеньор этих крестьян? Где та церковь, в которую они ходят, — или они забыли Бога? Каким крестом они крестятся — двуперстным или трехперстным? Где их жены — или они живут в содомском блуде? Почему в лесу произрастают только осины, как я вижу отсюда, и вовсе нет других деревьев, ни трав, ни ягод, ни грибов? Почему тот крестьянин, что добывает пищу, ловит только рыбу? Где их овцы и поросята, куры и гуси — или они питаются исключительно рыбой? А кто будет взращивать морковь, капусту, пшеницу, овес, горох, просо, ячмень? О Иегуда, все можно связать с условностью игры — но что за беда у них с хозяйством?

— Эх, сэр Рональд, — ответствовал Иегуда. — Вся беда людей того времени и была в том, что они совершенно перестали понимать, откуда что берется и какова цена их могуществу. Их цари говорили им: вот, мы сделаем так, чтобы вы жили богаче, — и нападали на соседнюю страну, посылали туда миллионные армии из тех самых людей, которых они хотели сделать богаче, теряли эти армии до последнего человека… Или для услаждения напитками они строили заводы, выпускавшие кубки из материала, похожего на древесину — «одноразовые стаканчики», как они назывались — и изводили на их производство столько греческого огня, коий добывали глубоко под землей, что потом не знали, чем заправлять свои машины. Или вырубали леса и строили дома из камня — словно крестьянам более приличествует жить в каменных замках, как богатым и знатным сеньорам. Каждый из них хотел быть богат и знатен — и все они были кичливый сброд, все до одного человека: думали, что могут управлять звездами, а не могли отличить задницу от Великого поста, жили в блуде и гордыне, за что Господь их и покарал карой своей.

Вообрази же, сэр Рональд, что молодежь их сидела за этими волшебными зерцалами и день и ночь играла в этих глупых крестьян и воинов, борющихся с нечистью, или трепалась посредством тех же зерцал — а на великих равнинах Сибири еретики уже возводили Аль-Магадан, это чудовище, что должно было положить конец времен — если бы Господь не вмешался и не прекратил это святотатство. В назидание нам оставил он это последнее чудесное зерцало: да не будем мы столь глупы, как наши горделивые предки.

— Да не будем, — согласился Рональд, поднимаясь из-за волшебного зерцала; крестьяне на его стеклянной глади вовсю суетились, отражая нападение гоблинов.

Иегуда, всматриваясь, словно помещение не было исполнено яркого света, а было скрыто полумраком, осматривал шкафы.

— Я отыскал Карту мира, она у меня в кармане. Показывать я ее тебе, правда, не буду — извини, но время для этого еще не настало.

— Чего же ты ищешь, если Карту уже нашел?

— Книг, книг бы я еще захватил, — бормотал Иегуда. — сам я, как ты понимаешь, не чтец, а монахи наши требовали.

Он исследовал обширные стеллажи, уставленные пыльными томами, рукой. Рональд тоже заинтересовался.

— Это что за книга? — спрашивал Иегуда, водя рукой по корешкам.

— «Управление личностным» («The management of the personnel») — перевел с древнеанглийского Рональд.

— Вероятно, нечто о смирении чувств! Полезная вещь! — воскликнул Иегуда, пряча книгу за пазуху. — А эта?

— «Формирование вещества» («Forming the staff»), — сказал рыцарь, на секунду усомнясь в последнем слове.

— Дивно! Алхимии посвященный трактат! — Иегуда и эту книгу прикарманил[6]. В конце концов, он уже не спрашивал у Рональда перевод, а просто ссыпал книги в свой холщовый мешок. Рыцарь меж тем гулял по коридору, всматриваясь в чудесные машины, расставленные на столах. В конце коридора он остановился, несколько удивившись.

Ибо там, прислонившись спиной к стене, стояла… настоящая египетская мумия.

Как ни отдаленна была эпоха, в которую люди возвели это здание и расставили в нем предметы своего древнего обихода, Рональда все же не обмануло его историческое чутье. Мумии в этом зале явно было не место. Ее кто-то принес и поставил здесь в намного более позднюю эпоху, когда по комнатам этажа уже гулял ветер.

Рональд остановился перед мумией. Будучи человеком вдумчивым и добросовестным, рыцарь решил заранее готовиться к встрече с мертвецами и изучать их при всякой возможности.

Что— то в ней было не то. А, вот что: в лице у мумии теплилась какая-то жизнь — он готов был в этом поклясться. Подбородок у нее подрагивал — казалось, от усталости, левая рука нервно подергивалась.

«Вот наваждение», — подумал Рональд и отвернулся, чтобы посмотреть на мумию секунд через десять и убедиться, что все это ему не показалось.

— И что же вы, спрашивается, здесь делаете? — послышался скрипучий голос прямо над ухом Рональда. Только что притворявшийся мумией человек шагнул со своего пыльного постамента; лоскуты, прикрывавшие его тело, обратились в синий с желтыми звездами плащ. Сухое лицо, оказывается, было лицом старика, на котором укусы Хроноса оставили свои многочисленные следы.

— Бартоломео! — воскликнул Иегуда. — То-то я смотрю, для мумии ты как-то уж слишком тепло выглядишь. И сердце у тебя бьется, совсем как у молодого, — добавил он, бросив взгляд на грудь незнакомца. Я его вижу, так и знай.

— Боюсь, это тебе не поможет, — сухо сказал незнакомец. — Так что вы здесь делаете? Я лично пришел за могущественным артефактом, известным как Карта мира.

— Вот-вот, — сказал Рональд. — и мы за ним же.

— Боюсь, вам придется уступить, — предположил Бартоломео. — Я очень долго искал этот артефакт, и нужен он мне для удивительно благородных целей: разбойник Агенобарбий месяц тому назад похитил сотню детей, живших с родителями в городе Реймсе. Без Карты мира, как вы понимаете, мне их не найти. Он раньше требовал за них выкуп, но горожане отказались, сказав, что если они заплатят за детей, то им нечего будет вкладывать в банки, и денежное обращение в городе придет в упадок. У меня сильное подозрение, что, выждав некоторое время в тщетном расчете, что сердца горожан дрогнут, он их перережет, как баранов, прости Господи. Оттого-то я и взял на себя ответственность вырвать детей из лап ублюдка. Если я не успею в срок и не найду их, сто невинных душ раньше времени предстанут перед престолом Всевышнего.

— А нам Карта нужна, может быть, и не по столь богоугодному делу, но тоже не по пустякам, — отвечал Иегуда. — О Муравейнике ты, конечно, слышал?

— Ха, Муравейник, — усмехнулся старик. — Его и искать-то не надо — он сам вас найдет рано или поздно. Все по умножении грехов ваших. Вечный Город уже пару столетий блудит с царями земными, живет в роскоши, пьет из золоченых кубков, спит с нечестивицами, творит всякий содом и всякий блуд запредельный — и хочет, чтобы кары Господни проходили мимо него? Вкусите этих кар — и станьте мудрее, вот все, что могу вам сказать по этому поводу.

— Люди не виноваты, — вмешался Рональд.

— Какие ваши доказательства? — издевательски усмехнулся Бартоломео, но тут же насупился и добавил:

— Я даже видел его, этот Муравейник, и знаю, где он. В лесу под Новыми Убитыми — вам каждый крестьянин его покажет. Не думаю, кстати, Иегуда, что ты так плохо осведомлен, что не знаешь его местонахождения; не притворяйся неучем — я в это не поверю, даже зная о твоей нелюбви к книгам…

И он усмехнулся, глядя Иегуде в лицо. Рональд только сообразил, что Слепец, наверное, действительно за жизнь не прочел ни одной книги — коль скоро его глаза не видели поверхности зерцала, значит, и букв, должно быть, тоже не видели.

Но рональдов спутник проглотил эту издевку, словно не заметив.

— Все это верно, и я его созерцал, — сказал он. — Внутри — вот где нам понадобится Карта. Ведь никто еще не был внутри; говорят, там столько извилистых коридоров и переходов, что сам черт ногу сломит. А нам нужно как можно скорее найти короля.

— Короля? — прикинулся удивленным Бартоломео. — Не кажется ли вам, что там он счастливее, чем на своем престоле? Мне жаль Арьеса, ибо прекрасно сознаю, что его трон скрипит и шатается: этот скрип проник в его душу, а от тряски у него руки уже, говорят, ходуном ходят, оттого он и прячет их в рукава. Сколь сложно управление государством! в такие времена, как наши, это не по силу человеку, а от помощи Господней они давно отказались: что старший брат, что младший. Старший подался в еретики, еще когда жил во дворце… — Тут Иегуда схватил за руку Рональда, готовившегося прекратить поток хулы на своего государя; Бартоломео, приметивший движение рыцаря, только хмыкнул и продолжал как ни в чем не бывало:

— У младшего тоже крыша едет. Старший был мистиком и искал ответов во вздохах, что являлись ему на рассвете, и снах, что посещали его незадолго перед рассветом; младший кичится своей ученостью и носится с прогнозами судеб этого мира, которые вывел, прочитав кучу бесполезных книжек.

— Ну ладно, неохота мне с вами ссориться, — сказал вдруг старик. — Я даже помогу вам, чем смогу. Итак, о Муравейнике.

— В Муравейнике есть все: вот его главная особенность. Вы думаете, это мрачное здание с темными, покрытыми мхом коридорами, где шатаются полудохлые или полуживые (не знаю уж, оптимисты вы или пессимисты) твари. Напротив, внутри Муравейника светло, ибо свет исходит от стен, — светло, чисто и уютно. Я бы даже сказал, что Муравейник похож на музей или кунсткамеру: там много разных диковинок, расставленных по шкафам, словно для всеобщего обозрения. Опасного ничего в них нет;

напротив, все эти штуковины чрезвычайно забавны. А самое главное — там есть все вещи, образы и существа, которые вы видели в своих снах.

— Не может быть! — воскликнул Иегуда. — Тогда это — Рай: ибо рассказывают, что в раю обитают, например, все допотопные животные.

— А на чем основано это мнение? — недоверчиво поднял брови Бартоломео.

— На силлогизме. Смотри, о Бартоломео: нет ни одного места на земле, где обитали бы допотопные животные. Вместе с тем нет места, которое было бы богаче Рая обитающими там существами. И если в Муравейнике обитают допотопные ящеры, это означает, что он и есть Рай — ибо никак не может быть богаче Рая и, следовательно, тождествен ему.

— Простим кощунственные речи малограмотным! — досадливо отмахнулся Бартоломео. — На Рай это место похоже так же, как я — на лучшую танцовщицу сераля абиссинского негуса…

Он пригладил седые волосы рукой и продолжал:

— Ходячие мертвецы в Муравейнике на людей не набрасываются, а, скорее, прячутся от них — это очевидный факт. Однако это вовсе не означает, что бояться вам нечего. Есть несколько мест в Муравейнике, кои могут притянуть вас, подобно магниту, и оставить у себя в плену. Самое главное: ни в коем случае не открывайте шкафы, из которых слышится тиканье. Я вам сразу скажу: бомб там нет, но то, что вы увидите, отравит ваши души и не позволит выйти из лабиринта во веки вечные.

— А что там? — поинтересовался Рональд.

— Личинки, из которых вылупляются мертвецы, — отрезал старик, и непонятно было, шутит он или серьезен. — Чему удивляетесь? В каждом муравейнике есть и яйца, и личинки, и королева, и рабочие муравьи, и муравьи-солдаты. Итак, о личинках… В общем, зрелище не для слабаков. Я их видел только при помощи Запоздалого зеркала. Это такая вещь, которая отражает предмет не сразу, а по прошествии какого-то времени. Вы можете послать человека с таким зеркалом в какое-либо место, он походит там, стараясь, чтобы оно увидело все, что вас интересует, а потом принесет вам, и вы увидите все собственными глазами.

— Бесполезный для меня предмет, — констатировал Слепец.

— Ну, разумеется, — скривился Бартоломео. — А я вот с его помощью исследовал Муравейник, словно был там сам. Погрузил одного из своих крестьян в состояние глубочайшего гипноза, чтобы он не умер от страха и Зеркало не пропало зря, и водил его по коридорам, нашептывая ему на расстоянии, куда ему идти. Знаете, что самое странное: он не увидел ни одного живого мертвеца! Подчеркиваю, ни одного! Только раз, мельком, Зеркало увидело какое-то движение, но оно сразу же прекратилось. Такое впечатление, что мертвецы были вовсе не прочь, чтобы в их Муравейник проник непрошеный гость и увидел его внутренности воочию. И мой добрый крестьянин прошел его до самого центра и увидел главное.

— Главное? — спросил Иегуда.

— Да, главное! — торжественно произнес Бартоломео. — В центре Муравейника стоит стена — нет, я сказал бы даже Стена с большой буквы, и именно посредством этой Стены наш мир сообщается с царством мертвых. Просто, не правда ли? Словом, если вы хотите остановить поток нечисти в наш мир, вам достаточно будет уничтожить Стену. Правда, я не знаю, как это сделать, иначе вся сказка вышла бы безнадежно скомканной и лишенной интриги… — Бартоломео ехидно усмехнулся, — но все равно вам очень повезло, что разгадка так проста.

— Значит, мертвецы живут вовсе не в Муравейнике, а именно в потустороннем мире, а лабиринт этот — всего лишь большой вокзал для тех, кто прибывает сюда? — задумался Иегуда. — Поистине, ценные вещи ты сообщил мне, о Бартоломео, я даже не знаю, как тебя за это отблагодарить.

— Проще простого, — заверил его старик. — Итак?

— Итак что? — удивился Рональд.

— Я ведь вам столько рассказал! — в свою очередь удивился старик. — И вы не отдадите мне за эти ценные сведения, которые, должно быть, уже спасли ваши нехитрые жизни, Карту Мира?

— Опять ты за свое, Бартоломео! — возмутился Иегуда. — И зачем тебе девица? Нет, не отдадим.

— А как же дети?

— На жалость давишь?

— Послушайте, — сказал Бартоломео спокойным голосом. — История о детях — не выдумка; они действительно погибнут, если я не разыщу их.

— Что ж, — сказал Иегуда. — Лучше нескольким чистым созданиям предстать перед престолом Господа, нежели многим тысячам быть ввергнутым в геену уже при жизни.

Глаза Бартоломео выпучились и стали похожи на две маслины с черными свирепыми зрачками. Губы его зашептали какие-то слова. Сперва Рональду показалось, что разгневанному старцу вторит эхо пустого зала, но через секунду он заметил, что и Иегуда бормочет какие-то заклинания. Скорость извержения проклятий, которых Рональд расслышать не мог, была почище, чем у уличных скоморохов, потешавших толпу тарабарскими речитативами на злободневные темы и акробатическими трюками. Так они и стояли — два немолодых человека — в состоянии невероятной сосредоточенности произносящих слова, кажется, на семитическом языке. И только под конец их абракадабра вдруг сменилась понятными и привычными уху словами:

— Во имя Отца…, — крикнул Бартоломео.

— И Сына, — спешил Иегуда.

— И Святого духа, — взвизгнул Бартоломео.

— Погибни! — закончил Иегуда, и в воздухе рявкнул, упав с неба, белый столб. Он ударил в то место, где еще секунду назад стоял Бартоломео, и пол вдруг обратился в лужу яростно плещущегося в своих берегах кипящего камня. Запахло паленой курицей.

— Аминь! Господи, прими душу раба Твоего, грешника Бартоломео, — скороговоркой пробормотал Иегуда.

— Ого! — вырвалось у Рональда. — То есть я хочу сказать, сколь чудесен твой дар, о Иегуда, если ты способен испепелять людей одним лишь словом! — тут же поправился он.

Слепец отряхивал одежду от запачкавшего ее пепла. Он спешно схватил Карту мира и сунул ее под свою хламиду, а затем посмотрел Рональду в лицо своими умными глазами столетнего ворона.

— Ты думаешь, я сам совершил это заклинание? — усмехнулся Иегуда. — Ты веришь, что я наделен столь мощной силой? — он усмехнулся — Разве ты не отличил заклинание от молитвы? Ведь я воззвал к Господу, а он бросил молнию в нечестивца и спалил его на месте. Не забывай, мы находимся на такой земле, по которой когда-то ступал Лоренс Праведник, и следы его шагов сильны и сейчас. Любая молитва к Господу здесь рано или поздно исполнится — поэтому лучше не проси Его ни о чем, чтобы не ошибиться. Ты заметил: этот негодяй читал ту же самую молитву. Опоздай я на миг — это мною бы пахло сейчас в воздухе, а не им.

— Что же получается, — удивился Рональд, — значит, благословение Господне зависит исключительно от скорости, с каковой мы произносим молитвы, а вовсе не от нашей веры или количества наших грехов?

— Пути Господни неисповедимы, — засмущался Иегуда. — К тому же, должно быть, судьба помешала Бартоломео произнести эти слова раньше меня именно потому, что у него было больше грехов.

Этот довод показался Рональду неубедительным:

— Послушай, о Иегуда, — сказал он, — давай исходить из того, что ты знаешь о Бартоломео. Был ли он страшным грешником при жизни или нет?

— На моей памяти он не совершил ровно ничего грешного, буду честен, — ответствовал Иегуда. — И на наших глазах — тоже ничего: мы оба пришли за одним артефактом и, увидев, что миром дела не поладить, стали читать одну и ту же молитву. Правду сказать, я даже не знаю, чем он мог оказаться грешнее меня. А если учесть, что Карта Мира нужна была ему для столь благих целей, как спасение детей, в глубине души я даже дерзнул бы подумать, будто он праведник. Но раз я по-прежнему стою рядом с тобой, а его тело витает теперь в воздухе, должно быть, в виде двуокиси углерода, то, видимо, он был гораздо более нечестив, чем это могло показаться на первый взгляд.

Рональду совершенно расхотелось спорить, тем более, что, мельком взглянув на потолок, он заметил там множество дыр с оплавленными краями. Явно, что молитвы тут читали не в первый раз. Рыцарь задумался о тщетности жизни и судьбы человеческого рода в целом.

— Это же ордалия[7], Божий суд, — продолжал Иегуда, видимо, все-таки чувствуя необходимость оправдаться. — Видишь ли, в нашем мире просто необходимо признать всякого победившего в поединке более праведным, нежели его соперник. Иначе рано или поздно мы заметим, что в мире слишком много несправедливости! А усомниться в Божьем разуме и светлом, гармоничном начале Вселенной — куда больший грех, нежели признать правого виноватым, а виноватого правым! Оттого-то мы и говорим, что победитель победил оттого, что его Бог больше любил, нежели проигравшего… И мой тебе совет: постарайся, чтобы Бог тебя любил сильнее, чем кого бы то ни было. Иными словами, упражняйся с мечом и не давай себя перехитрить никому…

Вместе они спешно покинули Башню Играющих, сели на коней и поскакали по равнине.

ГЛАВА 4

Знакомство с маркизом

Дорога совершала акробатические упражнения: то выгибала спину, то отставляла в сторону ногу, невидимую за полосой деревьев, то втягивала живот. Солнце в этом отношении совершало гораздо более простые движения: незаметно кралось все выше и выше, пока не забралось за спину и не стало палить макушку.

— Ого, да тут развилка! — воскликнул Рональд. — Ну, и какая же из двух дорог ведет в замок?

— А это ты вот у него спроси, — сказал Иегуда, ткнув пальцем в кусты. И вновь рыцарь возрадовался чудесному дару, которым природа наделила его спутника: среди пестроты кустов, на берегу небольшой речки сидел спиной к ним человек. Они подъехали ближе и уставились на его мощные плечи, львиную гриву волос и грязноватую кацавейку — ибо никаким другим зрелищем странный человек их не почтил. Он явно не проявлял никаких признаков интереса к их персонам (напрасно Рональд изо всех сил гремел шпорами и покашливал): не повернулся, а только достал удочку и принялся ловить рыбу. Вода в реке была мутна. Рональд вдруг понял, что стал свидетелем какой-то странной аллегории.

— Будьте любезны! Как проехать в замок маркиза Бракксгаузентруппа?

Сидящий у реки человек, по-прежнему не оборачиваясь, вытянул руку и указал в сторону.

— Спасибо, — буркнул Рональд и пришпорил коня. — Ну и нравы здесь.

— Да уж, — покачал головой Иегуда.

«Здравствуй, великий лес! — мысленно воскликнул рыцарь. — Люди пытались покорить тебя, но даже в лучшие свои времена не смогли. Некогда государства простерли свои алчные руки на всю планету, они пытались заставить мужчин спать друг с другом, а женщин служить в армии, пытались потопить землю в разврате, прельстив народы блеском денег и возможностей. И тогда люди уходили в твои глубины, дремучий лес, и жили здесь, как встарь, без электрических лампочек, без демократии, по законам предков-животных — они были поистине дремучими, эти люди, но это они спасли мир. Когда государства издохли и стали гнить, подобно падали, их трупный яд убил всех горожан — и тогда из твоих недр вышли последние оставшиеся люди и вновь населили землю. Вот за это спасибо тебе, великий лес».

Но люди, здесь жившие теперь, были ему не понятны: почти звери, свободные от власти сеньора, короля, морали. Чем они питаются, где обитают — он этого не знал: тайну хранили толстые и корявые стволы деревьев и темнота, притаившаяся в узорах веток елей и сосен.

Они нагнали путника в черном капюшоне, должно быть, монаха.

— Здравствуй, добрый человек! — крикнул Рональд. — Не покажешь ли нам дорогу к замку маркиза?

Иегуда как-то странно посмотрел на рыцаря и промолчал. Человек остановился и, не поворачиваясь, глухо ответил:

— Отчего ж не показать? Тут недалеко. Следуйте за мной.

Он надвинул капюшон на голову и пошел рядом. Руки его — единственная часть тела, не закрытая одеждой, — были странно желты, словно у китайца.

— Самая хорошая дорога во всех владениях маркиза. Остальные все пришли в полное разорение. Раньше тут промышляли волки-оборотни, затем их истребил главарь разбойников батько Полифем.

— Жизнь у вас тут кипит, я посмотрю, — подивился Рональд.

— Еще как! Крестьяне собрались стереть замок маркиза с лица земли — и вскоре их мечты сбудутся, думаю.

— Нам бы как-нибудь успеть в замок до того, как у них это получится.

— Говорок у вас римский, — человек под капюшоном усмехнулся. Рональд вдруг почувствовал отвратительный запах, исходивший от их путника. Монахи явно были столь же неопрятны, как и крестьяне — не мылись и одежду редко стирали.

— Маркиза следует опасаться. Человек он далеко не такой простой и легкомысленный, как может показаться.

— Учтем, — пообещал Рональд.

Иегуда не проронил ни слова — и это удивляло рыцаря.

— А водятся ли здесь ожившие мертвецы? — спросил Рональд.

— Я встречал некоторых, — уклончиво ответил монах.

— Как они выглядят?

— Как люди.

— Чем занимаются?

— Живут.

— Где?

— Где придется.

— С какой целью возвратились?

— С загадочной.

Воцарилось молчание. Лес понемногу расступался, и вдали поднималась синяя громада со множеством башен.

— Вот он, замок маркиза Бракксгаузентруппа, — указал монах. — До него рукой подать. Следуйте прямой дорогой — а я отправлюсь в деревню.

— Спасибо большое, — поблагодарил Рональд.

Путник кивнул капюшоном и зашагал по тропинке куда-то вбок.

Иегуда молча извлек из кармана руку, взметнул ее — и вмиг путник упал, объятый огнем. Он не кричал, не ворочался, снедаемый болью, пока огонь, выплеснутый Слепцом из склянки, сжигал его плоть — лишь спокойно пытался сбить пламя. Прошло несколько секунд — и от лежащей на земле фигуры остался лишь пепел.

— Иегуда, что за неблагодарность? — очнулся от изумления Рональд.

— Разве ты не понял? Это и был мертвец.

— Не может быть!

Но только что представшая его глазам страшная картина говорила сама за себя. Лишь нежить могла так спокойно воспринять уничтожение своей плоти.

— Я сразу понял это. Видишь ли, он выглядел холодным — если бы не одежда, то я и вовсе бы его не увидел: ведь труп, у которого нет своей температуры тела, для меня совершенно невидим.

Рональда передернуло — слава Богу, под доспехами это движение не очень-то было видно. Ему невидимки пока еще не являлись.

— Сворачиваем с дороги, сэр Рональд, — невозмутимо сказал Иегуда. — Разумеется, на прямой дороге нас ждут в засаде две-три дюжины его собратьев. Кривые пути зачастую проще и верней.

— Резонно, — согласился рыцарь, и они свернули в лес. Минут двадцать они потратили на то, чтобы отклониться от большой дороги, причем с таким расчетом, чтобы все же не терять ее из виду.

После ночного привала оба путника, конечно, посвежели, но спать все равно хотелось. Может быть, поэтому они не слишком удивились картине, явившейся на их пути.

К дубу была прикручена молодая и очень симпатичная женщина, рыжеволосая, высокая… У ее ног крестьяне заботливо складывали вязанки хвороста.

— Что вы делаете? — воскликнул Рональд.

— Се ведьма, — пояснил крестьянин. — А может, и не ведьма вовсе.

Рональд задумался над утверждениями, пытаясь вывести силлогизм.

— Испытывают ведьм обыкновенно так, — словоохотливо пояснил мужик, почесывая спину. — У них, изволители видеть, барин, хвостик нутряной имеется, как у дьявола, с коим они дружатся. Только хвостик этот никак не увидеть — ибо они его хитроумным образом подворачивают и в нутро себе прячут. Способ один: сжечь их — а потом пепел рассмотреть со всею надлежащей внимательностью и вот там-то, в золе, хвостик сей непременно и должон быть. А если не ведьма, то и хвоста, стало быть, никакого не обнаружится. И тогда мы с сериозностию прощеньица у них просим — посмертно, как изволите наблюдать. И у этой попросим — и простит она нас на небеси…

Он даже слезу смахнул — и впрямь ему жалко было красавицу, не лицемерил. Однако страх в нем, как и в помогавших ему крестьянах, явно поборол всякую жалость — они до ног красавицы-то, подваливая дровишек, старались не дотрагиваться — ждали порчи.

— Тупые, грязные, темные, бездарные, вшивые, юродивые, ничтожные, бесприютные, гадкие, немощные, выхолощенные, сублимированные, жирорастворимые, грамположительные, негативно-отвратные, бессмысленно-угодливые, пафосно-завистливые твари! — выдала рыжеволосая, а мужики дружно почесались и поохали из уважения к этой ее фразе.

— Однако ж, сударыня, должон вас сжечь, — с сожалением сказал мужик, подправляя наваленные поленья, а женщина пнула его ногой, свободной от пут.

— Как вам не стыдно?! — воскликнул Иегуда. — Отчего вы считаете эту невинную женщину ведьмой?

Крестьяне задумались.

— Язву моровую вызывала она, и всякое дурное поветрие, и богомолов с саранчою нашею извела, а саранча — вша добрая, много их — к урожаю, примета такая есть. Таракан, обратно, извела и блох перебила в деревне, а блоха — тварь тоже хорошая, ибо дурную кровь из организьма вытягивает.

— Что-то вы бред какой-то несете, — нахмурился Рональд.

— И, батюшка, никакой не бред, — дерзко возразил крестьянин. — Видел я также, как она, летая над деревней нашей, испражнялась добрым христианам на головы, и творила всякий блуд скотоложеский, и пыталась других женщин склонить к разврату — а еще отравила воду в реке, бросив туда кружевную исподнюю тряпку…

— Черт бы вас побрал, бесноватые! — возопил Иегуда. — Как же можете вы назваться христианами, если верите в колдовство? Святые великомученики по лесам с топорами ходили, истребляя язычников, дабы насильно покрестить их младенцев-детей и не дать им погибнуть в пламени геены — а вы, уже родившиеся крещенными, готовы променять Христа на огненную забаву над несчастной женщиной! Отойди от меня, сатана! — крикнул он горбатому нищему, с плаксивой рожей сунувшемуся к нему, моля о подаянии, и тот в страхе отскочил. — Разве вы не знаете, что ведьм не существует?

— Оно и правда, быть может, — признал крестьянин. — Да только самолично наблюдал я, как моему товарищу эта колдунья вырвала кадык, когда пытались мы по насущной необходимости ею, бесовкой, овладеть… А жена моя, Шарлизия, и ее сестра, Пенелопия, как-то видели, как она прогуливалось с самим дьяволом в образе человека, с которого сорвали кожу, выставив напоказ его ребра и кишки…

Кстати, о дьяволе: расскажу вам притчу, — Иегуда успокоился так же мгновенно, как и вспыхнул; лицо его сделалось благостно и светло. — Братья, разбиравшие в нашем монастыре старинные фильмы (бедняжки, им приходилось вручную просматривать ленту, по кадрику, через лупу, а речь героев понимать по движениям их губ), некогда нашли прекрасный, глубокий фильм про праведника-экзорсиста[8]… Слушайте внимательно: дьявол вселился в прекрасную женщину и борется с экзорсистом в мрачной пещере, довольно неуклюже ползая по ее стенам. Теперь скажите мне: а возможно ли, чтобы дьявол оступился, сорвался со стены и свернул себе шею — и экзорсист тем самым победил?

Крестьян, всегда готовых послушать истории про дьявола, этот вопрос сбил с панталыку.

— А то ж, — наконец рассудил один из них. — И на старуху проруха бывает: значит, мог и диавол шею свернуть. И поговорка, где черт ногу ломает, тому подтверждение, думается…

— Если мог, тогда выходит, что Господь и дьявол бьются не в наших сердцах, а в физическом пространстве и подвластны его законам, что явная нелепица — ведь законы эти Господь и создал, — хитро улыбаясь, сказал Иегуда.

Мужик едва ли понял, но правоту его слов уяснил из интонации.

— Твоя правда, барин, — кивнул он головою, а другие сняли шапки. — Должно, не мог.

— А если не мог, то и тут полная ахинея — ибо если Господь и дьявол бьются в наших сердцах, то какой смысл последнему лазить по стенам пещеры и бороться с экзорсистом при помощи когтей и зубов?

Крестьяне выпучили глаза.

— Вывод один, — торжественно произнес Иегуда, поднимая палец. — Дьявол принимает форму человека, чтобы напугать сына Адама и тем самым поразить его сердце, воздействовать на душу, находясь в физическом пространстве, запугать и заставить уверовать в свою власть. И если вы верите в ведьм и колдовство, то уже давно продались дьяволу. Ибо тот, кто видит дурака издалека — сам дурак, и всяк, кто верит волхвам — сам волхв и чародей.

Рональда красноречие Иегуды восхитило. Крестьяне, запасшиеся новыми словами не на один год, и вовсе поразевали рты.

— Однако надобно сказать, поразили вы нас своею логикою, — признал старшина. — Дайте нам деньжат на калачи — и отпустим мы ее, ибо видим чрезвычайную ваших слов правоту.

Иегуда отвязал от пояса кошель и дал крестьянам несколько золотых монет. Ты быстренько отвязали мнимую ведьму от дерева и кинулись врассыпную, спасаясь от ее темперамента.

— О, мои спасители! — произнесла красавица, отыскав в кустах туфлю, которой только что запустила в крестьян. — Куда вы держите путь?

— В замок маркиза Бракксгаузентруппа.

— В таком случае пойдемте со мной, о добрые люди — ибо я живу совсем недалеко от тех мест.

Шли они, весело разговаривая; Иегуда, правда, снова сторонился беседы — но, как Рональд понял, тут уже никакой мистики не было: монах просто побаивался женщин.

— Вот так мы и познакомились с маркизом, — весело закончила молодая женщина. — Мы уже совсем поблизости от маркизова замка. А вот и мой домик, где я живу с сестрами.

Домик был странный: та его половина, в которую вошли Рональд с Иегудой, была просто глядящим в лес балконом, главные комнаты, очевидно, были на другой половине.

В полутьме рыцарь заметил двух женщин с лицами зверей (иного слова подобрать Рональду не удалось — да и нужно ли было?).

— Урд, Скульд и Верданди[9] сидели на веранде, — сказала одна из них, — Урд упала, Скульд пропала, кто остался на веранде?

— Ну, кто остался? — спросила красавица скрипучим голосом и повернулась к ним.

Тут Рональд заметил, что для молодой женщины она выглядит как-то странно — в уголках глаз таились морщин а может быть, даже и глубокие морщины, нос был какой-то уж очень горбатый, почти крючковатый, губы подкаты, пожалуй, что и вовсе ввалившиеся. Рыцарь вглядывался в ее лицо: вне всякого сомнения, она была вовсе не молодой — а если уж хорошо присмотреться, то и прямо старухой, седая, мерзкая. И как он мог принять за красавицу такое страшилище… Или это в темноте лучше стало видно?

Да и сестры ее как-то очень странно выглядели — ну просто ведьмы какие-то.

— Ведьмы, — робко предположил Рональд вслух.

Они бросились на него подобно трем воронам: двое повисли на руках, а третья вцепилась ему в шею. Доспехи выдерживали яростный скрежет старушечьих когтей, и рыцарь стоял, как вкопанный, держа на себе всю эту стаю.

— Эй! Ты что не борешься с ними? — опешил Иегуда.

— Ну, это же женщины… — застенчиво сказал Рональд.

— Ты что, козел, хочешь сказать, что мы, женщины, слабее мужчин и не справимся с тобой? — каркнула самая древняя и самая мерзкая старуха. — А это как тебе?

Он сунула руку Рональду внутрь брони; что-то скользкое потекло по его телу, извиваясь. «Змея» — понял он через секунду.

— Не справимся? — взвизгнула вторая старуха и сыпанула рыцарю в глаза перца. Как Рональд ни сдерживался, он тотчас же заорал благим матом, выхватывая из ножен меч. Но старух на нем уже не было — они скакали где-то вокруг, радостно смеясь и напевая песенку:

— Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк!

Рональд свалился с веранды на землю, тут же вскочил и замахал мечом вокруг себя, рубя попадавшиеся под руку кусты. Старухи кружили вокруг него, явно издеваясь и преловко уворачиваясь.

— Стой, не шевелись! — крикнул ему Иегуда, и Рональд ощутил, что в лицо ему выплеснули содержимое какой-то склянки. Запахло микстурой, а глаза его удивленно открылись и увидели мир. Даже боль от перца мгновенно прошла.

Но нет добра без худа: только у Рональда прошли глаза, как он вспомнил, что у него под панцирем ползает змея! Поистине, никогда в жизни рыцарь не пугался так сильно! В мгновение ока он расстегнул панцирь и сбросил его, затем осторожно схватил железной рукавицей змею — за самую глотку! Та беспомощно извивалась в его руке.

Странно — это был обычный ужик.

— Преловкий юноша! — услышал он мерзкий смех. — Сколь преловкий, столь и преглупый!

— А это тебе, безглазый, чтобы лучше видел! Почище перца будет! — заверила незаметно оказавшаяся рядом старуха и запалила перед самым носом у Слепца яркий огонь, горевший у нее прямо на ладони.

Иегуда упал на землю, закрывая глаза и согнувшись от боли.

— Ярко, милок? — участливо спросила другая старуха. Третья подняла к носу пенсне и добавила: — Естественный свет, помните у Картезия?

— Прекратите сей же час! — крикнул Рональд, выпрыгивая перед корчащимся на земле Иегудой. — Иначе я и не посмотрю, что вы женщины!

— Ну надо же: он не посмотрит, что мы женщины, — ехидно усмехнулась та самая рыжая старуха, которую они спасли. — А вот, посмотри и убедись, что действительно женщины.

И она стянула через голову рубашку, обнажив молодую и красивую грудь, гордо возвышавшуюся под сенью ссохшейся шеи и громадного кадыка. Другие две ведьмы последовали ее примеру.

Это было уже выше сил Рональда. Однако решение пришло молниеносно: он отвернулся и кинулся с мечом на старух, следя за отражениями на своем стальном наплечнике.

Этого-то ведьмам и надо было: увидев, что рыцарь сам поставил себя и свой клинок в идиотское положение, они все разом прыгнули на него, сбив с ног. Исмигуль отлетела в сторону; в синем небе явилась одинокая, далекая и молочно-белая луна со всеми своими горами и морями, спокойными и вечными.

Ведьминские корявые руки рвали одежду рыцаря, впивались в его тело, словно ястребиные когти.

— Убью! — в ярости заорал Рональд, вскочил на ноги и хватил одну из старух по голове стальным кулаком так, что зазвенели оба — и пальцы перчатки, и голова. Ведьма глянула на него несколько озадаченно — и тут же все трое отпрыгнули в стороны легко, точно белки. Даже догонять их было бесполезно при такой прыти.


— Я люблю луну; когда сегодня я чуть не полег в схватке, придавленный этой нечистью, я посмотрел в небеса и увидел старую подругу. Она висела там, в вышине, такая прекрасно далекая и непостижимая, и сама мысль о том, что есть во Вселенной место, которое человек не осквернил своим сапогом, придала мне сил. Неужели правда, о Иегуда, что люди в стародавние времена побывали и там?

— Это и тогда звучало сомнительно, — усмехнулся Слепец. — Я думаю, что там никогда не было ни одного человека.

— Как хорошо! — воскликнул Рональд. — Значит, я верил не напрасно. Посмотри, какая она красивая! А ведь всего три тысячи стадиев отделяет ее от нас[10]. 200 километров! Я за всю жизнь прошел во много раз больше. Но что бы мы ни делали, нет силы, которая могла бы поднять нас над землей.

— И в этом главная беда нашего времени, — подвел итог Иегуда.

Они проехали еще метров сто. Затем Иегуда остановил коня и пошевелил ушами.

— Там что-то движется с большой скоростью, много небольших предметов, летающих по воздуху, — сказал он.

— Ядра! — догадался Рональд.

— Видимо. А еще я чувствую большое количество снующих туда-сюда людей. Похоже, действительно битва кипит.

Они пустили коней вскачь. Луна над их головами была единственным неподвижным предметом — все остальное летело со скоростью ветра. Несколько минут тяжелого дыхания Гантенбайна и коня Иегуды — и взору их открылся замок, криво и надменно, словно подбоченясь, высившийся над равниной. В окнах башен замка и на его стенах горели многочисленные огни. Под стенами двигались люди, которых Рональд приметил благодаря большому количеству факелов, приливавших, подобно огненным волнам, к холму, на котором стоял замок.

Замок штурмовали.

— Это крестьяне! — воскликнул Рональд, вглядываясь. — Вижу их серые рубахи и портки. А вместо мечей у них утварь сельскохозяйственная!

В свете алчного огня фигуры людей, снующих под стенами замка, чудовищно извивались, словно буквы непонятного алфавита.

— Сейчас, сейчас, — бормотал Рональд, пришпоривая Гантенбайна. Исмигуль кокетливо обнажалась, сбрасывая ножны. — Зайдем им в тыл!

— Стой! — воскликнул Иегуда. — ты что, не видишь, что их там полчища?! Ты справишься с ними один?

— Нет, не справлюсь, но паду в битве, не устрашившись, — ответил Рональд, однако коня остановил в ту же секунду, весьма радостный, что и чести не уронил, и головы тоже не лишился.

— Мы не можем сражаться с ними со всеми! — прошипел Иегуда. — Судя по звукам, этих мужиков под стенами не менее трех тысяч… Надо попасть в замок — но как?

Тьма над их головами засвистела и распалась на отдельные, вьющиеся на ветру ленты.

— Я слышу свист летящих камней, — сообщил Иегуда. — там, на холме, стоят катапульты.

Стены замка ухнули, выдерживая серию ударов невидимых глазу снарядов.

Сдается мне, военному искусству они обучены слабо — на то и крестьяне, — задумчиво произнес Рональд. — Следовательно, поставить к катапультам добрую охрану им смекалки не хватило. А значит, мы можем уничтожить хотя бы их артиллерию — и тем решить исход битвы — при этом успев скрыться еще до того, как эти вилланы[11] за метят неладное.

— Светлая идея, — одобрил Иегуда, и они пустили коней по краю поля, укрываясь на фоне темных деревьев.

Словно колоссальные журавли, катапульты слетелись на холм; они то сгибали шеи, клювом собирая камни с земли, то резко поднимали головы — ив этот момент в воздухе возникал фантастический зигзаг; немного позже стена замка или поле перед ним отзывались гулким стоном. Впрочем, предположение Рональда не оправдалось — большая часть катапульт, собравшихся в кучу, превосходно охранялась — причем не мужичьем, вооруженным косами и вилами, а людьми виду вполне кровожадного и с почти военной выправкой — это могли быть разбойники или дезертиры, бежавшие из имперских войск, но уж никак не крестьяне.

План спасения замка провалился.

Иегуда и Рональд спешились и смотрели на снующих у катапульт артиллеристов, сознавая свою прискорбную беспомощность.

— Что же делать? — пробормотал Рональд, бросая взгляд на могучих стражников. Иегуда посмотрел в сторону замка.

— Сюда что-то летит, — сообщил он.

Рональд открыл рот, чтобы спросить, что же именно — но голоса своего не услышал: его заглушил страшный свист десятка падающих ядер. И рыцарь, и монах совершенно непроизвольно отскочили под сень деревьев.

Стробоскоп — вот как все виделось: первая картинка изображала могучие катапульты, заносчиво задравшие выи к небу, вторая — комья земли и куски досок, повисшие в воздухе, третья — мечущихся по холму и разбегающихся в разные стороны людей.

— А маркиз-то не дурак! — воскликнул Иегуда. — Вот и все: один дружный залп — и нет больше никакой батареи.

Он осматривал издали стены замка, Рональду почти невидимые.

— Пушки пытаются стрелять по толпе, но у них не получается. Этот сброд уже под самыми стенами… В замок нам сегодня явно не попасть.

— Придумал! — воскликнул Рональд. — Вон там стоит нетронутая катапульта: нам надо туда!

Слепец не стал задавать лишних вопросов, а просто глянул на юношу своими бездонными глазами (видимо, оценивая своего спутника) — и побежал за ним.

Стрелять из единственной катапульты крестьяне уже не решались, видимо, опасаясь привлекать к ней внимание пушкарей замка. Большая часть крестьян, завидев двух посторонних, просто-напросто разбежалась.

— Прочь с дороги! — сказал Иегуда, рубанув невесть откуда взявшимся мечом подвернувшегося артиллериста из уцелевших, смотревшего на них, разинув рот.

— Все очень просто, — объяснял Рональд. — Мы привязываем себя к снаряду, перерубаем ремни — и летим в замок. Главное — хорошо прицелиться, чтобы не разбиться о стены.

— Забавно, — с сомнением сказал Иегуда. Рональд бросился поворачивать катапульту и дергать вниз ее рычаг.

— Мне всегда было интересно: почему, падая на землю, убиться нельзя, а летя по воздуху с большой скоростью и наткнувшись, например, на стену — вполне можно? — поинтересовался Рональд. Время для подобных разговоров было не совсем подходящее — но в том и сказывается истинный интеллигент: он рассуждает на отвлеченные темы в такой ситуации, где простой смертный помышляет лишь о спасении собственной шкуры.

— Я тоже задумывался над этим, — признался Иегуда, севший на камень и, по обыкновению, уже начавший чертить мечом круги на песке. — Вопрос гораздо более сложный и важный, чем представляется на первый взгляд. Ведь нет принципиальной разницы между падением на землю и ударом о стену. Древние так вычисляли силу удара.

Его меч вычертил в пыли буквы:

F = ma

— Где m — масса летящего или падающего тела, а — ускорение, с которым он движется, а F — сила (в данном случае, сила удара). Все так просто. Точнее, было просто, когда действовали старые законы физики.

Видя приглашающий жест Рональда, он вздохнул и полез в ложку катапульты. Рональд стал привязывать его к куску бревна.

— Самое интересное, — продолжал Иегуда, — в том, что камень, упавший на вашу голову, непременно ее расшибет — а если самому упасть на камни и стукнуться головой, то ничего не будет: в худшем случае свезут в лазарет на день. Где логика? Нет ее.

— Но там, где другие не увидели логики, я ее узрел. Что изменилось с Концом физики? Есть принципиальная разница между старыми законами природы, действовавшими до падения Аль-Магадана, и новыми. Вот эта разница: прежние законы строились на чистой математике, новые же — на слове. Они именно словесные, эти законы. Как юридические, например. Ну вот: «Человек, упавший на землю, не разобьется, с какой бы высоты ни упал; но если налетит на стену или дерево, то непременно убьется. То же касается и животных, что же до мертвой материи, то для нее по-прежнему А = ma». Вот формула, а искать за этими словами математику просто неразумно.

Пока Иегуда рассуждал, Рональд успел обвязать монаха веревкою несколько раз. Иегуда в пылу своей речи то и дело пытался вытащить из-под веревок руку, чтобы сделать какой-то риторически значимый жест, что ему так и не удалось — вязать узлы Рональд умел.

— Я разрублю веревки в трех мгновениях от падения на стену, — пообещал рыцарь; Иегуда мрачно кивнул. Рональд вздохнул, видя его тревогу.

Полет — предки человека, должно быть, знали, что это такое. Не носись обезьяны, уцепившись за лиану, над сумеречным лесом — не изобрел бы он авиацию, не выбрался бы за пределы родной планеты. Брахиация, любовь к качанию — на руках матери ли, на детских качелях ли — вот психологическая основа той силы, что подняла человека над Землей. Вы видели щенка или котенка на качелях? Растерянный взгляд, трясущиеся лапки — разве так себя ведет человеческий ребенок?

Вот о чем думал Рональд, взмахивая мечом над туго натянутым канатом.

Вслед за этим земля вдруг превратилась в синее далекое пятно.

— Ииииииииииииии… — то ли пищал, то ли визжал Иегуда, и звука этого даже свист ветра не мог заглушить.

— Сейчас надо будет прыгать, о многомудрый, — поспешно и не очень-то вежливо сказал Рональд и, схватив монаха за плечи, резко дернул его вверх, отрывая от снаряда, в который он вцепился всеми четырьмя конечностями. Даже Исмигуль не понадобилась — мощные руки рыцаря вмиг превратили веревки в жалкую бахрому.

Он успел сделать это за долю секунды. Снаряд рухнул на городскую стену, слегка вмяв плиты под собой, но отнюдь их не сокрушив, а оба славных героя упали на те же самые плиты всего миг спустя. Рональд даже на ноги приземлился, Иегуда же пал ничком и разбил о камень губу.

К ним тут же бросились стражники с обнаженными мечами.

— Я рыцарь Рональд Вульпи! — крикнул благородный воитель, резко повернувшись к ним.

Стража остановилась как вкопанная.

— А это кто? — спросил капитан.

— Монах Иегуда из монастыря Св.Картезия, — несколько шамкая и запинаясь, — выговорил Слепец.

— Доводилось слыхать это имя, — заметил капитан. — Правда, не помню, где.

Иегуда было загрустил, но мгновенно взял себя в руки.

— Нам нужно к маркизу, — заявил он. — Милорд Арьес прислал нас сюда для обороны замка и подавления мятежа.

— Цель благородная, — согласился капитан, — а сколько у вас войска?

— Немного, если не сказать двое, — сухо пояснил Иегуда.

Стражники дружно стали поглаживать подбородки, скрывая усмешки.

— У вас воспаление уха, капитан, — отметил Слепец, вглядываясь в лицо собеседнику. — Пока не сильное, но через пару дней вы сляжете.

Капитан схватился за голову. Иегуда запахнулся в плащ и повел глазами вокруг.

— Вон там — маркиз? — спросил он, глядя на зуб укреплений, за которым укрывалась небольшая и необычайно разношерстная компания.

— Так точно, — отвечал капитан, явно напуганный.

— Пойдем, о Рональд.

Они зашагали по плитам, приближаясь к зубу городской стены.

Спиной к ним стоял человек в богато украшенном костюме; услышав их шаги, он полуобернулся и стал виден в профиль — Впрочем, на мгновение: затем эксцентрическим движением он вновь повернулся к ним тылом.

То был человек высокого роста, в накрахмаленном парике, с черной мушкой на щеке и в одежде, в целом напоминающей женскую: на нем была коротенькая юбка, из-под которой виднелись две стройные ноги в бежевых чулках и странное подобие расшитой жемчугами рубашки с завязочками на спине и каким-то намеком на декольте. Рядом с ним стоял толстый мальчишка с подносом, заваленным целой горой пистолетов. Человек в странных чулках хватал пистолет с подноса, небрежно целился в беснующуюся под башней толпу и стрелял; затем бросал пистолет в сторону и хватал новый.

— Прекрасно! Диву подобно! Какой выстрел! — восклицал человек в восхищении. Увидев Рональда, он крикнул:

— Ворота! Ворота держите! Они их сейчас начнут ломать!

Это и был маркиз. Обращаться подобным образом с гостем было с его стороны не очень-то прилично, но Рональд, скользнув взглядом по стене башни вниз, понял, что говорит он чистую правду: крестьяне уже несли кованное железом бревно к воротам. И к тем же самым воротам, только уже с другой стороны, бежала по лестнице дворцовая стража.

— Ударим конницей? — спросил маркиза стоявший рядом с ним человек в латах, вероятно, его фельдмаршал.

— Можно и так, — согласился маркиз; фельдмаршал стал отдавать приказания страже.

Рональд и Иегуда поспешили вниз, к воротам, по каменной лестнице. Они добежали только до середины бесконечной вереницы ступенек, когда ворота вдруг открылись и откуда-то из-под лестницы в проем хлынула конница. Вернее, не совсем конница: всмотревшись, Рональд понял, что это… кентавры! Решительные бородатые лица, мощные тела, едва прикрытые набедренными повязками… Среди кентавров были и другие существа, не менее странного вида — Рональд о таких только в античных поэмах читал: крылатые кони, химеры, составленные из частей трех животных, сатиры на козлиных копытах и с рожками, — в общем, всякий мифологический сброд. Глаза у всех горели доблестью, а кое у кого и звериной яростью.

«Беда встретиться с такими в поле!» — подумалось юноше.

Крестьяне, вероятно, подумали ровно то же самое и в тот же самый момент. Толпа дрогнула, но побежать не побежала. Они лишь выставили вперед пики и ждали.

Стадо кентавров ударило в первый ряд крестьян с такой силой, что Рональд почти услышал звон тимпанов; вилы вошли в бока кентавров, мечи — в сердца крестьян; между двумя армиями образовалась как бы стена из тел, И странно было видеть, как только что нанесшие друг другу смертельную рану существа словно братаются перед смертью и смотрят с укором и предостережением на тех, кто еще жив.

Но предостережение не было услышано: новые кентавры бросились на образовавшуюся баррикаду из тел и стали теснить толпу крестьян прочь от ворот, по пролету каменного моста. Рональд и Иегуда побежали вслед за кентаврами. Угнаться за ними, конечно же, было невозможно, но они нашли компаньонов в лице пары дюжин стражников, которые также сочли своим долгом прогуляться бегом до конца моста — и там их глазам открылось неожиданное зрелище.

Отряд кентавров был почти уничтожен; их тела висели на хитро устроенных деревянных конструкциях, напоминавших ежей: несколько острых и крепких палок, привязанных друг к другу под углом и стоявших в поле. Кентавры по инерции налетели на них и теперь, как жуки, насаженные на булавки, лишь подрагивали в агонии копытами и размахивали руками. Те же, кому посчастливилось избежать острия палок, скакали между ежей, уворачиваясь от шквала летевших в них копий, камней, палок. Гиппогрифы взмывали в воздух и улетали с поля боя, химеры утекали в находившийся неподалеку лес.

— Черт побери! — воскликнул Рональд, как полагалось в таких случаях.

Стража, бежавшая с ним вместе, затормозила, подняв носками сапог тучу пыли, а затем стала отступать.

— Мост! Держите мост! — кричал маркиз. — Мост! Дайте нам время, чтобы закрыть ворота!

В разгильдяйстве своем стража не удосужилась подумать о настежь распахнутых воротах — расчет крестьян был точен. И вмиг положение поменялось: теперь уже драпала стража, а мужики бежали с вилами и топорами, — словно наступал ощетинившийся дикобраз.

Рональду страшно повезло, что тяжелые доспехи не дали ему удалиться от моста; Иегуда же далеко не побежал по природной осторожности. Они спешно отошли к самым воротам и наблюдали, как стража со всех ног проносится мимо них, чтобы стать в проеме ворот и начать двигать их тяжеленные створки.

Рональд обнажил меч.

— Сколько бы сотен их не было, я порублю их всех, — сказал он, пытаясь придать словам по возможности более уверенный тон; это ему удалось.

Толпа его слов не слышала. Рональд сперва почувствовал омерзительный запах, исходящий от немытых портков и рубах, затем разглядел свирепые красные лица с наполненными кровью глазами и недельной щетиной — семь секунд отделяло его меч от них, всего семь секунд. Он всегда ловил этот момент — пусть, возможно, и определял его неточно, зато звучало это красиво: семь секунд. Кое-кто из крестьян, впрочем, уже миновал Рональда — мост-то был широкий — и, стараясь держаться от рыцаря подальше (он это мысленно отметил и почувствовал гордость), бросился к воротам, вступив там в бой со стражей.

— Не торопись, — сказал Слепец и сделал шаг вперед.

Иегуда вытащил руку из кармана и бросил в гущу толпы крохотный предмет, похожий на кусок пряжи или клубок ниток, в воздухе распустившийся дюжиной острых металлических щупалец, пробивших тела крестьян, до которых смог дотянуться. Десяток голосов вскрикнул от боли; затем щупальца втянулись, вырвав из десятка тел, которым принадлежали эти голоса, по куску плоти; клубок ниток упал на камни моста. Вокруг него в радиусе трех-четырех метров лежала пара убитых; пара умирающих с круглыми отверстиями в груди и животе; остальные крестьяне, кому повезло — щупальца пробили им руки или ноги, — пытались поскорее улепетнуть или уползти подальше. Но волшебная граната вновь выбросила свои металлические нити — и вновь втянула их обратно, убив еще несколько человек; и еще, и еще — пока вокруг нее не осталось ни одной живой души… а Иегуда уже бросал вторую такую же гранату чуть правее.

Всего лишь два на первый взгляд столь несерьезных метательных снаряда остановили наступление на мосту: никто не рискнул пройти в ту зону, где на земле лежали два круглых предмета, время от времени оборачивавшихся стальными спрутами, не щадившими никого из рядом стоявших или проходивших.

Воспользовавшись замешательством, стража ворот стала теснить тех, кто уже проскочил опасную зону и теперь пытался расшатать при помощи бревна массивные кованные железом створки. Стражей было всего четверо; крестьян, на них набросившихся, около двух десятков.

— Не выйдет! — крикнул Рональд, кинувшись на подмогу охране замка. Его меч вошел в спину одного из крестьян, отрубил руку другому, рассек напополам третьего — словом, все шло по науке, строгой рыцарской науке. Тыквы — вот на чем Рональд отрабатывал эти приемы, и, как тыквы же, распадались надвое головы крестьян.

Сражаться с мужичьем было тем более легко, что оружием их были в основном вилы и топоры; однако Рональд совершил ошибку, раз и навсегда сочтя безопасными полчища крестьян, остановившихся по ту сторону моста из-за | волшебных гранат Иегуды.

— Берегись! — крикнул Слепец, и в то же время по воздуху просвистело копье и змеей впилось Рональду в плечо. Рыцарь устоял на ногах, но, поскольку металлический наконечник крепко впился в его плоть, а деревянный ствол повис слева и страшно мешал, он едва мог отражать атаки обрадовавшихся неожиданной подмоге ломателей ворот.

Наступил момент умереть достойно; рыцарь судорожно вспоминал какую-нибудь подобающую фразу и — о ужас! — не мог вспомнить. Второе копье ударило его прямо в голову, не пробив шлема, разумеется, но почти оглушив нашего бедного героя. Рональд свалился на камни моста, инстинктивно устремив меч по направлению к бегущим к нему и радостно скалившимся крестьянам.

И в этот миг воздух вокруг него встрепенулся и мощная тень заслонила рыцаря своими крылами; прошла почти минута, в течение которой Рональд лежал под защитой этой тени, пытаясь приподняться на ноги, прежде чем он хорошенько рассмотрел, что за спаситель к нему явился: это был огромный, в рост цесарского рекрута, двухголовый орел. Перья его были черны, два страшных клюва били крестьян, точно пушки, заставляя их отступать к краю моста, а затем прыгать с него вниз. Покончив с нападающими, орел рывком поднял Рональда в воздух, распахнул мощные крыла и полетел вместе с ним к главной башне. Бросив взгляд на землю, рыцарь понял, что их с Иегудой усилия были не напрасны: стражникам удалось закрыть ворота. За секунду до этого Слепец поднял руки — и обе волшебные гранаты подпрыгнули и послушно легли в его пальцы; Иегуда тут же спрятал их в карманы и мышкой юркнул меж закрывающихся створок. Крестьяне с недовольным ревом обрушились на ворота, но ломать их более не рискнули, а, пошумев с минуту, начали отступление.

— Спасибо, — сказал Рональд орлу.

— Всегда пожалуйста, друг, — ответил тот на лету; а для Рональда, несущегося по воздуху, в этот момент наступила темнота.

ГЛАВА 5

Человек-орел и другие обитатели замка

Трамвай — вот как называлась эта древняя машина. Лязг железа, прямоугольное тело, лицо водителя за стеклом — она приближалась, плавно и размеренно. Рональд всегда переходил пути перед движущимся трамваем — в этом не было ничего страшного, ничего опасного: он ведь всегда успеет перейти.

А вот сейчас не успел — и он почувствовал это в ту минуту, когда шагнул второй ногой и весь оказался на рельсах. Каким-то образом он замешкался, трамвай от него отделяла всего доля секунды, за которую ни одно самое быстрое человеческое движение не могло совершиться, и времени могло хватить только для одной последней мысли, которая, впрочем — на то она и мысль — явилась сразу огромным раскидистым деревом, с тысячей колыхающихся листиков, тысячей трепещущих веточек.

Сейчас наступит темнота, а потом я окажусь без сознания в больничной палате, без рук и ног, но живой и готовый прожить еще несколько десятилетий жалкой, несчастной жизни калеки. Об этом я узнаю, когда приду в себя и открою глаза. Вот потому-то и надо попытаться пролежать без сознания как можно дольше — чтобы как можно позже об этом узнать…

Грохот железа вмиг превратился из слухового ощущения в тактильное, а потом погожий солнечный день стал темным зверем, навалившимся ему на грудь и парализовавшим все органы чувств.

Пролежать без сознания как можно дольше.

Свет уже пробивался между его закрытых век, он знал, что вокруг него та самая больничная палата; боязно было шевелиться — сразу бы обнаружилось отсутствие рук и ног. Он слышал голоса медсестер и врачей.

— Приходит в себя, — констатировал отчего-то знакомый ему голос. Рональд пустился в секундное путешествие по всем закоулкам своего сознания и собрал в них всю волю, что была у него там припрятана на самый черный день, как вот этот. И открыл глаза, полный ненависти, отчаяния и страха.

Он действительно лежал в постели, и комната напоминала больничную палату — белые занавески, белые стены, белый халат на существе, что стояло у изголовья. Он скосил взгляд на одеяло и поразился: под ним явственно виделись его ноги. Он пошевелил руками — и они были. Значит, всего лишь сон? Отчего тогда он здесь, в этом незнакомом месте?

Ответ на его вопрос он прочел в глазах существа, над ним склонившегося: человек с головой орла, того самого орла, что принес его сюда. Он вмиг вспомнил все и поразился лишь тому, что голова эта теперь на другом, непривычном теле — теле человека.

— Вы целы и невредимы, за исключением раны на левом плече, но и она скоро заживет, — констатировал человек-орел.

— Я видел древнюю машину, трамвай, — прошептал Рональд.

Это генетическая память, должно быть, — усмехнулся териантроп[12], и рыцарь почувствовал острую симпатию к этому странному существу, одетому в белый халат врача.

— Это знак, о сэр Рональд, — сказал Иегуда, стоявший тут же.

Тут только Рональд приметил, что комната полна людей.

Ближе всех к нему находился сам маркиз, смотревший на рыцаря с усмешкой, «гусиные лапки» в уголках его прищуренных глаз были веселы и любопытны; на нем было все то же платье, лишь на чулках появились дырки.

— Дети, в школу собирайтесь, петушок пропел давно! — возгласил он громким голосом и, улыбаясь, похлопал Рональда по плечу. — Ну как самочувствие, наш добрый герой?

— Вполне доброе, — заверил его Рональд, хотя чувствовал сильную боль в плече.

— Вот и прекрасно! — обрадовался маркиз. — У здорового духа здоровое тело, не так ли?

Стоящие вокруг люди захихикали, некоторые из них уж чересчур угодливо. Рональд почувствовал себя немного стесненно, так, как, наверно, чувствует себя предмет в кунсткамере — столько любопытных глаз на него смотрело. Из вежливости он не мог отплатить собравшимся той же монетою и начать их разглядывать. Однако любопытство его все-таки пронимало; поэтому он слегка привстал в постели и начал меланхолично оглядывать комнату.

— В добрый час прибыли вы, друзья мои, — сказал маркиз, печально-благородно качая головою. — Увы, «Титаник» дворянской вольности нашей провинции налетел на айсберг людских холодных душ. Атлантида разума человеческого идет ко дну, перегруженная моральными пигмеями. Как вы знаете, замок наш осаждают мужики вкупе с ожившими мертвецами. Все это прискорбно, не правда ли? Чрезвычайная распущенность нравов тому виной. А что вы хотели? Сперва они признали людьми женщин, потом черных африканцев, сарацинов там всяких, разного рода уродов и инвалидов — а теперь остался последний шаг на том пути: признать полноценными людьми мертвецов. Логично? Ну вот, уже и мертвецы среди нас. Эх, если уж так, то признайте и моих дорогих териантропов полноправными мыслящими существами.

— Полностью с вами согласен, — заметил Иегуда.

— Некий клоун из простонародья, батька Полифем, в союзе с потусторонними силами, а также одним некогда чрезвычайно близким мне человеком, объявили войну не на жизнь, а на смерть дворянству империи. Во всем государстве мужичье стало подражать их примеру: комплектует войска (вы слышите: мужичье теперь обзавелось войсками !!!), осаждает поместья своих сеньоров, угоняет скот и жжет недвижимое имущество… И только вашему покорному слуге — да простят мне нескромность, граничащую с бахвальством — только вашему покорному слуге до недавнего времени удавалось сдерживать напор головного отряда этих отщепенцев…

Рональд заерзал в постели, прикрываясь одеялом. Маркиз склонился над кроватью и ласково погладил его по руке.

— Вы премилы, мой друг, — заявил он. — Вот почему договариваться с крестьянами мы отправим именно вас.

— Меня? — удивился Рональд.

— Да-да, вас. Я, как вы догадываетесь, считаю ниже своего достоинства снисходить до собственных крепостных. А у вас тем больше весу, что вы посланник самого Правителя. Крестьяне ведь любят Правителя — он у них ни разу не отнял ни копейки, не ударил по лицу, не наплевал в душу — по крайней мере, непосредственно, зримо: чтобы понять, что он, может быть, еще больше меня в их катастрофах повинен, нужно иметь недюжинное абстрактное мышление — а у них и дюжинного-то нет. А вот я для них — сам дьявол: они вам еще расскажут — и детей я по ночам ворую, и с козами совокупляюсь, и… В общем, мне оскорбительно было бы с этим сбродом даже разговаривать.

— Я не против — но как я поеду к ним в таком состоянии?

— О, это не проблема. Агвилла, примени свое чудесное средство.

Человек-орел подошел к кровати, жестом попросил Рональда обнажить рану и стал поливать ее из миниатюрной лейки розовым раствором. Ткани плеча зачмокали, словно пили жидкость — и вдруг стали срастаться так быстро, словно вода, в которую упал камешек, затягивалась. След, правда, остался, но совсем незаметный.

— Вот и славно, — сказал маркиз. Агвилла, казалось, улыбался клювом и черными глазами.

— Спасибо, — поблагодарил Рональд.

— Не стоит. Вы мои гости, и к вашим услугам все чудеса моего замка — и поистине, сам царь Соломон не видал таких чудес. Мы лечим любые болезни, создаем любые живые существа, решаем любые проблемы — правда, никогда не следует забывать, что за любое чудо, вырванное у природы, приходится платить…


Готовясь к завтрашним переговорам, Рональд расхаживал по стене замка, беззвучно шевеля губами и размахивая рукой: произносил филиппику, обвиняющую крестьян во всех смертных грехах, а более всего — в гордыне, «побудившей дерзнуть против богоустановленных законов социального бытия». На этом «бытии» он так размахался рукой, что чуть не пришиб молодую и прекрасную девушку, выскочившую у него из-за спины.

— Граф Рональд! Граф Рональд! — взвизгнула она. — Я Роксана, воспитанница маркиза!

Она была очень красива: не той холодной красотой, какой отличались столичные дамы, в частности приснопамятная леди Изабелла; жизнь в глуши придала ее щекам здоровый, почти что крестьянский, румянец, темные волосы водопадом струились по плечам, шоколадные глаза искрились задором и весельем юности.

— Папенька мне о вас рассказывали: вы граф Рональд Вольпи, верно? — воскликнула она. — Говорят, вы отличный воин и вчера в одиночку защищали мост против толпы мертвецов. Это правда?

— Нууу… — развел руками Рональд.

— Не скромничайте, не скромничайте! — захихикала девушка. — Ишь покраснели-то как!

— А кто ваш отец? — попытался сменить тему Рональд.

— Граф Кверкус Сквайр, ближайший сосед маркиза. Папенька всю жизнь провели в войнах, еще в турецкую кампанию служили при штабе и исписали не одну тысячу бумаг, снабжая войска фуражом, пушками и клинками. Оттого-то я и выросла здесь, в замке; хотя воспитанием моим, честно говоря, никто всерьез не занимался. Детство у меня было довольно-таки скучное, его только молодой маркиз скрашивал…

— Гнидарь! — воскликнул Рональд.

— Вы знакомы? — удивилась Роксана. — Именно Гнидарь. Представляете, я так привыкла к его неприятному имени, что оно мне кажется возвышенным и благородным.

— А где он сейчас? — Рональд тут же мысленно отругал себя за поспешность, но Роксану вопрос не насторожил.

— Он пропал, — печально потупила она очи. — После того, как сэр Альфонс сжег дом, где жили две его возлюбленные крестьянки, одной из которых он писал стихи, а другой — пел серенады…

— Гммм… — Рональд потупил очи. — А маркиз и правда этим занимался?

— О, это страшный злодей, — подтвердила Роксана. — Он был мне как отец, но руки у него в крови по локоть. Гнидарь мне такое про него рассказывал… Мы играли в куклы и солдаты, были совсем маленькие — и Гнидарь все плакал, когда мать его, леди Эльвира, возвращалась из комнаты маркиза в платье, пахнущем кровью и отчего-то желудочным соком… и начинала пить рюмку за рюмкой. Она вскоре бежала из замка, а маркиз принялся лютовать пуще прежнего. Со мной, правда, он всегда был учтив и обходителен, но вот сына заставлял просить подаяния у стен соседнего монастыря, рубить головы курицам, бить по лицу крестьянских девочек… Потом Гнидарь подрос. Я помню эту сцену: ему было тогда четырнадцать, и маркиз велел ему выпороть служанку. «Задери ей юбку и дай хорошенько по филейным частям, превращая белое в красное!» — смеялся маркиз. Бедная девочка лежала, плача навзрыд и сама уже завернула юбчонку на голову, чтобы расстрогать палачей. А Гнидарь взял розги, подошел к маркизу и хлестнул его по лицу… У сэра Альфонса до сих пор царапина видна на щеке. А у Гнидаря после этого случая — шрамы по всему телу…

ГЛАВА 6

Примирение с крестьянами

На следующий день Рональд во главе посольства отправился в деревню. Вести переговоры с крестьянами — это звучало дико, но услужливый разум человеческий мигом подбрасывал оправдание: времена нынче такие пошли. Не будь этого оправдания, род человеческий вымер бы на второй день. А так жил себе да жил, правда, лучше не становился.

Деревенька выглядела убогой и разгромленной. Дома были такие: в одном три стены сговорились и подсадили четвертую, да так, что она ушла в землю; в другом не было крыши, а также входа — да и не нужен он был, поскольку, хорошо подпрыгнув, можно было попасть внутрь, перескочив через стены; от третьего дома осталась только печь с лежащим на ней хозяином. И тараканы — всюду бегали рыжие худющие тараканы.

Крестьяне сидели на корточках. Рональд читал где-то, что эта поза — одна из черт человеческого вида, отличающая его от обезьян. Если принимать за чистую монету еретическое учение о происхождении человека от обезьяны (Рональд всегда порицал себя, но из ереси этой выйти не мог), становилось ясно, какими мелочами являются все различия в братской семье приматов.

К вони крестьянских жилищ он понемногу привыкал, к виду самих мужиков — все никак не мог. Они производили впечатление живых мертвецов, сражаться с которыми он сюда и явился: обернутые черными тряпками, словно прокаженные, с морщинистыми коричневыми от солнца лицами и голубыми глазами, ангельски смотревшими из-под угрюмых набрякших век. Они сидели вокруг домов и не двигались, не произносили ни слова. Рональду становилось жутко, жутко мистически. Умом он понимал, что в случае нападения сумеет вовремя отступить: крестьяне не производили вида сколько-нибудь опасной военной силы, а он все-таки явился не один, а с целой гвардией — но толпа эта вызывала у него такой же страх, который мы испытываем при виде больного чумой: страх заразиться чужой бедой и горькое удивление при виде того, во что можно превратить человека.

— Мои приветствия! — сказал Рональд, не спешиваясь с Гантенбайна. — Кто здесь старший? С кем я могу поговорить об условиях перемирия?

— Я здесь батько! — выдвинулся вперед из толпы человек. — А это мои кореша.

Он был широк в плечах и одет более шикарно, чем сидевшие вокруг крестьяне: кожаная куртка, меч на боку, перстень с бриллиантом на руке, длинные и блестящие, вероятно, напомаженные салом волосы. А также одноглаз: левое веко отступило вглубь глазницы, из-под него был виден краешек багрового глазного дна.

Следом за ним вышли еще два человека: один — мрачного вида разбойник, совершенно заурядный и любопытства у Рональда не вызвавший, а третий…

А третий, третий — у Рональда дух перехватило — третий не был живым человеком.

Кожа его была желта, как кожа у древних стариков, разве что немного посуше, глаза несколько белесы, а еще не видно было вен на его руках. Грудная клетка (это уж Рональд потом присмотрелся) не двигалась — он не дышал. Тусклые зрачки казались гнилыми, скулы выпирали, да губы несколько ввалились. Но никаких очевидных патологий — трупных пятен, гниющего мяса, торчащих костей — ничего этого не было.

И смотрел он гораздо дружелюбнее, чем двое крестьян. Даже улыбнулся, а тусклые глаза его приветливо блеснули.

— Батько Полифем меня зовут, — мрачно сообщил главный.

— Рональд, граф Вульпи, — сказал рыцарь, кивнув. — Я посланник правителя Арьеса, в данный момент — посредник на переговорах.

На главаря восстания его слова не произвели никакого впечатления, но крестьяне вокруг опасливо зашушукались.

— Условия наши такие, — мрачно произнес Полифем. — Маркиз никогда больше на фиг не посылает людей в деревню, отказывается от всех прав на Новые Убиты, а мы за то не сжигаем его замок, не убиваем его лошадок, убираем свои катапульты от стен.

— Маркиз на это не пойдет, — честно признался Рональд. — Он ведь может сюда вызвать войска из Рима.

— Не может, — махнул рукой Полифем. — Иначе вызвал бы уже. Придут войска — за ними и попы потянутся, прознав, какие тут дела с мертвяками — а попы маркизу самому по шее надают. Он не дурак все ж таки и себе отнюдь не враг.

— Маркизу нужен оброк. Он готов от барщины отказаться, и от права первой ночи, и от всех других прав на деревню. Но без оброка все хозяйство замка придет в упадок, и у него выбора другого не будет, кроме как вызвать войска из Рима.

— Вот это ближе к телу, — признал батько. — Сдохнет ваш маркиз без нашего хлебушка, без наших помидорок, без картохи нашей. Ну и пущай подыхает.

— Тогда у меня осталось лишь последнее слово.

Рональд достал из-за пазухи свиток и, развернув его, прочел:

— «Предписываю крестьянам деревни Новые Убиты прекратить войну с собственным сеньором. Условия мира должны быть согласованы обеими сторонами путем взаимных уступок. В противном случае крестьянам деревни Новые Убиты следует ждать прибытия имперских войск. Правитель Арьес».

И показал печать оторопевшим крестьянам. Наступила долгая пауза.

— Печать поддельная! — проскрипел наконец один из друзей Полифема.

— Пусть Мишель Пропойца скажет, настоящая или нет! — рассудил батько.

Мертвец, сопровождавший его, подошел к Рональду и посмотрел на грамоту.

— Настоящая, — бесстрастно сказал он.

Крестьяне зашумели. Полифем поднял руку.

— Добро, — сказал он. — Условия мира приемлем.

Шум стал громче. Рональд почувствовал одобрение толпы — продолжать войну с маркизом большинство считали делом опасным, оброк крестьян гораздо меньше пугал.

— Вот чего забыли, — проорал батька, перекрывая шум толпы. — Только мы весь свой военный лагерь в лесу оставим. Чтобы этот сатана обратно не пытался нас поработить.

Рональд задумался. Про военный лагерь маркиз ничего не говорил, а сам правильного решения он принять не мог — ввиду недостатка информации.

— Хорошо, пусть остается, — сказал он, внутренне досадуя на себя, что не подготовился к переговорам лучше. Вот так история и творится — путем недомолвок, недодуманных до конца планов и неожиданных вопросов, подумал он.

— А ты, рыцарь, не дурак, — одобрительно кивнул батько Полифем. — Совесть в тебе есть али задумал чего?

Рональда эта похвала покоробила, но он сдержался и спокойно ответил:

— Правитель хотел вернуть мир на эту землю — и сего дня вернул. Я исполнял его поручение — и ничего больше.

— И чего, теперя в Рим укатишь? — прищурился батько, чье настроение в результате заключения мира заметно улучшилось.

— Вовсе нет. Останусь на некоторое время наблюдать за соблюдением условий перемирия, затем отправлюсь дальше по своим делам.

— Добро. В гости к нам не побрезгаешь?

— Не побрезгую, — сказал Рональд, спрыгнул с коня и пошел вместе с батькой в избу.

Странно: тараканов там не было, да и не воняло ничем.

— Сам как барин живу, — пояснил Полифем, довольный произведенным на гостя эффектом. — А все почему? Оттого что маркизу не дал себе на горло наступить.

— Маркиз мне говорил, что восстание длится уже 8 лет, — чтобы хоть что-нибудь сказать в ответ на эту похвальбу, произнес Рональд. Фраза ему самому показалась глупой: он представился себе со стороны этаким вчерашним школяром, который впервые в жизни выехал на театр военных действий и пытается поразить бывалых генералов знанием военных учебников.

— Ага, с тех самых пор, как козел этот с каторги вернулся… Маркиз-то, — пояснил разбойник.

— С каторги? — удивился Рональд.

— А то как же? — радостно воскликнул Полифем, явно довольный произведенным впечатлением. — За чернокнижие сидел, и осудил его не кто иной, как прежний папа. Святой человек был Бонифаций.

Впервые в жизни Рональд услышал похвалу в адрес прежнего папы Римского, о котором в столице как-то старались не вспоминать.

Полифем между тем нарезал вяленого мяса, жестом пригласил Рональда присесть и поставил на стол стеклянную бутыль.

— Не как крестьяне простые питаемся, — с гордостью сказал он, — но как разбойники, как блаародные живем.

Речи его должны были быть оскорбительными для дворянина, но Рональд отчего-то оскорбленным себя не почувствовал. Слишком много читал он в детстве гуманистов, слишком хорошо знал, что все — бедный ли, богатый — дети Адама, а различия между ними придуманы для удобства управления государством. Он даже не отказался от протянутого собеседником граненого стакана.

«Кореша» Полифема сели за стол рядом с ним — и только Рональд сидел против них троих. Капитан Александр, глава маркизовой гвардии, сопровождавшей рыцаря на переговоры, в дом войти погнушался и вместе со своими солдатами скучал на улице, в некотором отдалении от собравшейся толпы крестьян.

— Ну давай, барин, твое здоровье! — сказал Полифем, поднимая стакан и зачем-то хитро подмигнул своим компаньонам. Однако Рональд не посчитал это подмигивание подвохом и одним духом выпил стакан. Правда, потом чуть было не пустил слезу — так горек оказался хлебный спирт.

— Ух ты! — восхитился разбойник. — Нешто такому в столице учить стали?

Его товарищ, старик с обезображенным невероятно глубокими морщинами лицом, захихикал и затряс седой бородой. Мертвец сдержанно улыбнулся.

— Мишель, тебе не наливаю! — крикнул батько Полифем. — Ты свое при жизни выпил!

— Даже больше, чем надо, — ехидно сказал старик. — Недаром же ты Пропойца!

— При жизни я пьянствовал, — пояснил мертвец, улыбаясь бескровными губами, — оттого и умер, собственно говоря.

Голос у него был обыкновенный, как у всякого живого. И говорил он вовсе не по-простонародному, словно был не крестьянин, а ученый человек.

По коже у Рональда побежали мурашки от такой откровенности.

— Пьянство — страшный порок, — кивнул головою другой мертвец, присаживаясь к столу. — Многие от этого тут перемерли.

— Жан, расскажи про маркизово детство, у тебя лучше всего получается, — толкнул локтем старика Полифем. Старик с готовностью откашлялся и начал историю, явно пересказанную им не один раз:

— Маркиз? Да никакой он не маркиз — сын обыкновенного богатого горожанина… Он и выглядел-то раньше по-другому: милый светловолосый мальчик с честными голубыми глазами. Когда он приехал из города, в моде было просвещение — государство вздумало учить крестьян наукам, я и сам-то видишь — ученый… Вот он и появился в этих местах как школьный учитель из города. Было у него лицо пастушка, тихого, спокойного отрока. Только он улыбался как-то странно, невпопад — даже жутковато немного было. Но мужики к нему быстро привыкли, хотя и молчалив он был сверх всякого порядку, задумчив. Зато с детьми легко находил общий язык. Альфонсушкой его звали в деревне и очень любили — и малыши, и взрослые. Малыши — за то, что интересно было у него на уроках. Родители — за то, что умел он из самых больших драчунов и забияк сделать рассудительных, добрых и раздумчивых ребят.

Правда, понемногу стал он настораживать крестьян — пуще всего потому, что дети о нем рассказывали всякие странности. Раз вот что случилось: вывел он детей в поле гулять и стал показывать им, как лепить из глины разные игрушки. Вот слепил он птичку, показал ее детям, дунул на нее — и она ожила и взлетела! Родители своим малышам не поверили, хотя утверждали они это все единодушно. Но потом другая история случилась: наша распутная баба Гвендолина забрюхатела. Наши крестьянки ей тут ворота дегтем измазали и на рынке не продавали ничего. И совсем бы она с голоду скочурилась, да тут Альфонс ей помогать стал, подкармливал ее, пособлял по хозяству. Понятно, наши-то зубоскалили: мол, втюрился Альфонсушка совсем, его и ребеночек, должно быть — да сами-то в это не верили, конечно, просто так болтали. Да только вскрылось все дело вскоре: вот собралась Гвендолина рожать — а Альфонс ей и говорит: «А отдай мне ребеночка! Я его воспитаю!» — а сам ручонки-то потирает и усмехается. И тут ее страх взял и поняла она чего-то — и стала звать на помощь, даже покаяться решила и после родов в монастырь уйти. Но иначе все случилось: только родила она мальчонку и три дня его успела понянчить — как пропал ее сыночек.

А тут пришел домой один из учеников милого юноши и стал отцу рассказывать: «Тятя, тятя, хошь покажу, чему Альфонсушка нас сегодня научил?» Отец ему: «Ну, показывай». А тот кувыркнулся через голову и… превратился в волчонка.

Рональду стало как-то не по себе, не страшно, но как-то противно, досадно, что в его изощренный логическими забавами, отточенный книгами ум, целостный, гармоничный, законченный, кто-то пытается проникнуть вот с таким рассказом, который ни в какие рамки литературной культуры не укладывается.

Сквозь проем входа, лишенного двери, виднелась целая картина: голубое небо, колосья в поле неподалеку колыхал ветер, на горизонте весело торчала мельница. Синева неба отражалась в не по-старчески блестящих глазах Жана:

— Родители перепужались и ну его гонять — он в лес и убежал. Однако это только начало было. Скоро и другие дети стали такое вытворять, что только держись. Один свой дом поджег, пламя изо рта извергнув; другой реку отравил холерным порошком; третий в девочку превратился и стал добрых христиан во искушение вводить; четвертый, пастушок, подговорил стадо баранов забодать нашего старосту, Варфоломея.

Меж тем учитель добрый их к папеньке своему маркизу подался в замок. Они некогда враждовали, отец сыну учительствовать запрещал, а тот крестьян пороть папаше препятствовал — а тут помирились…

— Подождите, — не понял Рональд. — Вы же только что сказали, что он вовсе не сын старого маркиза, а дитя какого-то богатого горожанина…


— Одно другому не мешает, — строго сказал старик. — Ты не поверишь, конечно, да только он двух отцов был сын!

В этом месте слушателям видимо, положено было раскрывать рты — старик, явно выжидая, смотрел на Рональда, но тот и бровью не повел, хотя ему вдруг стало не то чтобы страшно, как-то тоскливо.

— Помирился, одним словом, старый черт с сыном — а тот его возьми да и изведи: скончался тот на следующий день после благодарственного пира, за возвращение блудного сына созванного. И стал Альфонсушка маркизом фон Бракксгаузентруппом.

А тут его ученички чуток подросли, стали в волков превращаться и всю округу пугать. В волка-то совсем легко превратиться: нужно в лесу пень найти от только что срубленного дерева, воткнуть в него нож, произнести несложный заговор и перекувырнуться через голову. Всего делов-то! А захотел обратно: разыскал тот самый пень да назад перекувырнулся… Главное, гляди, как бы твой нож не вынули, пока ты по лесам рыскаешь. Вот двадцать молодцов — почитай, вся наша молодежь — набегала на деревню, резала скот, грызла пьяниц, что по канавам валялись — а остальные едва успевали по домам попрятаться. И не было от них никакого спасения, пока не сообразили к священникам в столицу обратиться. Хорошее время тогда было, при папе Бонифации, царствие ему небесное, при короле Леопольде, отце Эбернгарда с Арьесом. Они вмиг за маркизом прислали инквизиторов… пытать его не пытали, но обвинили в самозванстве, мол, самозваный он был маркиз, да к тому же и чародей, нечестивец.

Заковали его в цепи — они тут благообразен был, стоял пряменько, никому не кланялся, никого не умолял и даже тяжести цепей не чувствовал. Когда его уводили, все бабы плакали, даже Гвендолина — любили Альфонсушку все-таки, жалели. Его ученички скалились на нас, ворчали, обещали нам припомнить, когда маркиз вернется.

А вернулся из ссылки Альфонс совершенно другим — уезжал-то он туда белокурым мальчонкой, а вернулся черноволосым мужчиной — а ведь только год прошел, как его по амнистии выпустили, и не мог он так измениться и постареть. Вот и пошли слухи, что подменили там Альфонса и приехал совершенно другой человек. Оно и враки, наверное, да только другой он стал с тех пор, как есть другой: прежний-то Альфонсушка дурашлив был немного, хоть и колдун, да и добродушен, хотя, конечно, негодяй в душе — а новый коварства редкостного исполнился, словно сам черт в него душу вдохнул… совсем от него житья не стало: в первую же неделю спалил две деревни, а жителей выгнал в лес. А над нашими Новыми Убитами стал куражиться — лучше бы тоже сжег, ей-Богу. Волки его стали людей для опытов ловить, а сам вот придумал наизнанку вывертываться и в таком виде ходить, людей вводить во искушение.

Все бы так и шло, и погибли бы мы все, если бы не этот вот добрый молодец, — и Жан похлопал по плечу Полифема, мрачно хмурившего брови и ехидно-весело улыбавшегося кривым ртом. — Он до того разбойничал в лесах, а как прознал, что на его родную деревню такая напасть грядет, тут же явился со своими молодцами и всыпал маркизовым волкам так, что никого из них более на свете не осталось! Он же и мертвецов с собою привел — кто его знает, колдуна, как ему это удалось — да только мертвецы нам теперь так пособляют, что скоро всем дворянам скворец придет!

Окончание истории прозвучало настолько торжественно, что Рональд поневоле огляделся — а не превратилась ли после этих полифемовых подвигов изба в дворец? Нет, не превратилась.

— Однако ж маркиз проклятый не сдается: волков у него поубивали — так он кентавров себе понаделал и всякого прочего сброда. Ну да ничего, замочим его — конец всем окрестным дворянам и поповским монастырям!

— Это — да, — кивнул Полифем. — Да я-то что, все Гнидарева заслуга…

— Точно так, — затряс бородой Жан. — Гнидарь нас в люди вывел, он, и более никто. Светлый разум и добрая душа человеку даны.

Рональд провел рукой по волосам, помассировал виски. Головная боль угнездилась в левой половине головы и начинала мерно тикать.

— Заскучал, поди? — усмехнулся Полифем. — Невесело про наши чудеса слушать? А мы их сыздетства наблюдали, а кое в каких и участие принимали — не по своей воле, конечно, а все ж… Ну, давай теперя я про свою жизнь рас скажу — история, чай, тоже занимательная будет.

Он как-то очень долго и раскатисто прокашлялся, а затем начал.

— Эх, и мрачно я жил… — рассказывал батько Полифем. — Сызмальства сеньор меня глаза лишил, через великое свое рукоприкладство, когда я яблоки к нему в сад полез воровать. Отца моего через то и вовсе убил, а потом еще и просвещенностью своею хвалился: мол, во всех грехах детей виноваты их родители, своих чад подобно не воспитавшие; вот так-то сына я пощадил, а отца его отправил в рай наукам обучаться. Вот так и жили мы с матерью. Парень я, хотя и кривой был, однако ж весьма пригожий; и девки мне зрели в корень. Была среди них одна, Матильда, ей я и сердце свое отдать захотел, да и она то же решила. Собрались мы жениться. Только пришли к попу, а он нам говорит: «А как же право первой ночи? Или забыли сеньора в бесстыдстве своем окаянном?». Тут я ему в переносье как засветил, он мигом нас и обвенчал. Пошли мы естествам обоюдным радоваться — а наутро взяла меня маркизова стража сонного, скрутила, а Матильду увела прочь. Потом уж узнал я, что насладился ею сеньор и отдал на растерзание своим кентаврам.

Дума тут меня взяла горькая — ни есть, ни пить не мог, все размышлял. Однако ж вынесла все моя душа, не погрешил против устоев, не возроптал на сеньора. Решил просто уйти — хоть и то считалось грехом. Пришел в город устраиваться на работу. Прихожу в контору по заготовке дров, а там сидит приказчик начитанный — спрашивает меня: «На какую вакансию претендуете?» — а я ему: «Вакация у нас известная — я на все руки мастер: и жнец, и швец, и на дуде игрец, и не пришей кобыле хвост». Он призадумался, в бумаги углубился, а затем говорит: «Почему вы решили покинуть прежнее место работы? Вам недостаточно платили, были плохие отношения в коллективе или отсутствовала перспектива роста?» А я ему: «Потому житья не стало совсем от барина: перспективы лишил и кариерного росту, сиречь глаз у меня отнял, а жену мою лошадям на растерзание отдал». Он тут маленько не поверил, как я по мельканию взора его понял — однако ж в руки себя взял и новый вопрос подсовывает: «Каковы, по вашему мнению, перспективы бизнеса в нашей отрасли?». «Першпективы известные, — говорю, — наворовать надо поболе, да бедняков обобрать почище». Тут он вконец смутился.

Устал я совсем на его вопросы отвечать и раздражился вконец, зеваючи — а он все новые задает: «Кем вы видите себя в нашей фирме через год?» Я сел перед ним, подумал, снял шапку с себя и ну ее оземь. «Трупом, говорю, себя вижу али нищим попрошайкою, потому вы все — мироеды, и нет нам от вас житья». Он глазенками заморгал быстро-быстро, хотел возразить чегой-то, а я ему взял да ножик в живот вогнал. Он и не охнул. А я все сидел-думал: зачем я человека изничтожил? как так случиться могло? Подумал-подумал, а потом залез к нему в стол и все деньги забрал. В деревню вернулся, ходил неделю смурной, две, а потом взял да и в лес ушел, к разбойникам. Силища во мне тогда была — ух! себя шире был вдвое. Да и разум дарован был светлый — даром читать и писать не обучен. Скоро стал у них атаманом: грабили обозы, жгли слуг сеньоровых, как попадали они нам в руки. Молодой маркиз и так, и сяк с нами совладать пытался — а не выходило! Я ж тут и лес, и всякий дол знаю, и каждую травку в поле. Всегда укроюсь, и ребят своих укрою. А тут веселье началось такое, что только держись! Эх, у семи нянек дитя и то без глазу, а я у одной мамки рос.

— Бутылочка-то кончилась! — возгласил старик.

— Да и черт с ней, — Полифем поднялся и вышел из избы.

— Эй, погоди, погоди! — закричал Жан. — Давай вторую разыщем!

И тоже выбежал из избы.

Так покидать гостя было не совсем тактично, но от крестьян изысканных манер ждать и не приходилось.

— Вы, я вижу, ранены, — сказал мертвец, участливо глядя на Рональда.

— Д-да, — ответил граф.

— Позвольте осмотреть ваше плечо. Я вижу, что рана у вас какая-то… странная.

И он протянул желтую, чем-то похожую на дерево, руку к плечу Рональда.

— Нет, — поспешно отодвинулся Рональд. Мертвец пожал плечами и виновато заулыбался.

В избе стало нестерпимо душно, Рональд вздрогнул и встал. Мертвецы заулыбались — случайное его движение не ускользнуло от их желтых глаз.

— Ладно, всего доброго, — попрощался Рональд и хотел выйти на воздух, но ноги его не послушались и бросили обратно на скамью. «Предатели», — подумал Рональд, глядя на свои колени.

— Разве вы спешите? — спросил Мишель. — Куда в этом мире можно спешить, куда здесь можно опоздать? Все идет своим чередом, никто не прыгнет выше головы, никто не откроет Америки и не изобретет велосипеда — разве не так?

Рональд промолчал. Если это была издевка, отвечать на нее он не собирался.

— Для чего вы не хотите умереть? — спросил его вдруг Мишель вкрадчиво. У Рональда вдруг затряслись руки и он спрятал их под стол.

Они сгрудились вокруг него, четверо мертвецов, и смотрели ему в лицо своими тусклыми желтыми глазами. Спокойные, недвижные позы их напоминали стойку медленных насекомых, богомолов — каждое движение было запланированным с какой-то целью, лишние повороты головы или жесты рук просто отсутствовали. Комнату наполнял отвратительный запах их тел, несильный, но чрезвычайно стойкий, заполнявший каждый вздох легких рыцаря. Внезапно он понял, что капитан Александр со своими солдатами, наверное, расслабился, доверившись красоте весеннего дня, и совершенно позабыл об осторожности. А сам он, одурманенный крепкой крестьянской водкой, совершенно лишился сил и был полностью во власти этих существ.

— А зачем бы мне умирать? — Рональд даже не нашел никакого другого ответа на такой неожиданный вопрос.

— Смерть — это очень удобная штука. В сущности, я не вполне понимаю, отчего вы, живые люди, так ее боитесь.

Другие мертвецы закивали головами, глядя на рыцаря, как ему показалось с любопытством.

— Смерть — это свобода, — говорил Мишель. — Смерть — это зеленый луг, по которому вы можете уйти туда, где никто больше не совершит над вами никакого насилия, туда, где нет боли и горя. Сеньоры унижали нас, втаптывали в грязь, словно мы были не люди, а животные, насиловали наших жен, калечили наших детей. И когда пришли с кладбища наши предки, мы были готовы пойти за ними до самого конца.

— Мне незачем умирать, — ответил Рональд, твердо решив не поддаваться ни страху, ни гневу, ни отвращению, а говорить просто и рассудительно. — Это свобода, согласен. Свобода, когда ты уже не видишь другого выхода: или стать рабом, подлецом, жить недостойно, превратиться в животное — или уйти в смерть. Тогда это свобода, согласен. Даже не избавление от страданий: страдания посланы нам свыше — это тот горн, в котором нас либо сожгут, либо выкуют из нас меч Господень. Но я пока не раб и не подлец, у меня пока есть и руки, и ноги, и сердце; я могу любить и ненавидеть, и на земле у меня осталось много дел.

— Правилен твой ответ, о рыцарь, — отвечал мертвец. — Ибо и я иногда задумываюсь: а верно ли я поступил, уйдя туда?

— А вот у меня не было выбора, — сообщил другой мертвец. — Меня убили, убили собственные родители, продав маркизу за деньги для опытов. Во время которых я и умер. Но я тоже могу любить и ненавидеть — и отличаюсь от живого человека только тем, что у меня нет будущего и я никогда не буду счастлив. Я мог бы жениться и иметь детей, мог бы работать в поле и приходить к жене, усталый и довольный делом рук своих — но теперь сердце мое не бьется и легкие мои не дышат; кожа моя желта, лицо безобразно, и единственное, что мне остается — месть.

— Маркизу? — Рональд был поражен таким огнем в словах существа, в самом наименовании которого — «покойник» — указывалось, что вообще-то оно должно пребывать в покое.

— И маркизу, и родителям, и всем жестоким людям. Родителей своих я уже отправил туда, откуда прихожу теперь сам. Маркиз умрет, но не от моей руки — тут кое у кого есть преимущественные права передо мной. А всех жестоких людей мира ждет кара в самом ближайшем времени.

Они вдруг словно перестали замечать Рональда и заговорили о своем. В избе сделалось тускло и желто. Четверо мертвецов разговаривали вокруг него о своих делах, вполне обычных — когда вскапывать картошку, у кого взять лошадей для посева овса — и жутко было слышать эти загробные беседы на рутинные темы.

— Дедушка! Дедушка! — крикнул вбежавший в избу ребенок и взгромоздился на руки одному из мертвецов. Ребенок был розовощекий, глаза его горели радостью бега и недавних веселых салок с товарищами — тем страшнее он смотрелся сейчас на руках у мертвеца, который ласково с ним разговаривал, целовал его, гладил сухими пальцами светлый вихор.

Рональд почувствовал страшную тошноту и головную боль. Изба плыла вокруг него, становясь желтой и тусклой, словно он смотрел сквозь дымное марево. Эти сухие лица, в которых все было таким человеческим, и в то же время столь бесконечно отличные от живых человеческих лиц; жестикулирующие руки, движения которых словно ткали вокруг рыцаря какую-то материю или паутину; глухие голоса мертвецов — все это уходило куда-то в сон. Он начал падать на лавке; это движение было заботливо остановлено; его подняли и куда-то понесли.

Слуги замка, приехавшие вместе с рыцарем, были поражены мрачной и странной картиной: четверо мертвецов, несущих на плечах живого.


Он проснулся от этого сна точно так же, как от предыдущего — и тут же понял: а вот это был не сон. И на душе стало пакостно и мерзко.

ГЛАВА 7

Драконы — санитары сказок

Витражи окон изображали битву кентавров с лапифами[13]: кентавры лапифов предпочитали отчего-то душить, а те пассивно оборонялись, пиная своих противников по копытам.

Гости сидели за столом и облизывались на блюда. Более всех смущал умы аппетитный поросенок, возглавлявший парад яств. Однако маркиза все не было, а без него слуги стояли как истуканы, раздражая своим бездействием всю честную компанию.

Прошло пять минут с того, как все уселись за стол, десять, пятнадцать… на двадцатой минуте гости стали роптать и интересоваться друг у друга, не будет ли бесцеремонно начать пиршество без маркиза. Но, поскольку никто из них не был осведомлен в этом вопросе более других, на это решиться было сложно.

— Господа, это несносно! — воскликнул кто-то, хватаясь одной рукой за вилку, а другой — за сердце.

В этот самый момент двери растворились, и в залу вошел маркиз. Удивительно: он был одет в роскошную, шитую золотом кофточку и кожаную юбку с высоким разрезом; сапоги, на манер охотничьих, но много изящнее, открывали его белоснежные бедра.

— Рыцари Круглого стола собрались вместе после кровопролитных битв. С Востока вернулись они, где искали мудрости, и с Севера, где сражались с варварами, и с Юга, где дошли до самого последнего моря. Восседали рыцари и размышляли о вечности.

Гости напряглись, не понимая, чего ждать после такой речи, пока маркиз изящно, стуча каблуками, шел по зале.

— Но не было среди них мудрого Мерлина, и пустым оставалось его место за Круглым столом, — закончил маркиз и уселся во главе стола.

Вино полилось в бокалы, ножи и вилки зазвенели, рты дружно зачавкали. Нравы в замке были хоть и изысканные, но правилам хорошего тона обучен был лишь сам маркиз, сидящая напротив Рональда хорошенькая девушка в белом кружевном платье — Роксана, племянница хозяина замка, — да Агвилла, который чавкать не мог по определению, разве что слегка поскрипывал клювом, когда отправлял в него очередной кусок.

Более же всех чавкал барон Лукас, племянник маркиза, сидевший, по счастью, довольно далеко от Рональда. Впрочем, звуки, что издавали его дюжие челюсти, разносились по всей пиршественной зале.

Лукас, подобно своему дяде маркизу, был человек эксцентрический. Более всего поражали его лихо закрученные и поднятые торчком тонкие усики-усищи. Усы были, впрочем, самым примечательным на его лице, все остальное терялось в их тени, как Непал у подножия Джомолунгмы: крошечный вздернутый нос-пуговка, мутные от попоек глаза, кривой ехидный рот и сморщенный лобик. Как все некрасивые и незаметные люди, Лукас стремился украсить себя одеждой — грязные его волосы покрывала расшитая золотом треуголка, непропорционально короткое и кривоногое тельце было упаковано в мундир, какого не носил, наверное, сам маршал империи. На боку висела шпага такого виду, что любой незнакомец устрашился бы, шпоры сапог при ходьбе звенели, как колокола римского собора. Словом, где бы Лукас не появлялся, люди начинали опасливо расступаться — тем более, что барону сопутствовала слава отчаянного бретера и отъявленного мерзавца. По обыкновению всех мелких и заурядных мужчин, Лукас считал себя неотразимым красавцем и с женщинами особо не чикался — отчего они разбегались от барона еще быстрее, нежели мужчины.

— Славное винцо! — то и дело восклицал барон, толкая в бок дородного соседа. — Не правда ли, сударь? Если вы со мной не согласны, я швырну вам в лицо свою перчатку!

Толстяк с плохо скрываемой, впрочем, ленивой досадой поспешно кивал головою.

— Дайте же мне попробовать поросенка! — вскричал Лукас, окидывая сердитым взглядом залу, словно кто-то ему мешал это сделать. В воздухе блеснула вилка, но вместо бока поросенка воткнулась в овощи, на которых он только что лежал. Сам же поросенок вскочил, бодро захрюкал и, пробежав по столу, скрылся в мгновение ока. Маркиз, скрывая усмешку, вытирал рот платком.

— Что это? Вы видели? Это же безобразие! — взвизгнул барон. Гости хихикали.

— На дуэль! Сейчас же! — крикнул покрасневший, словно помидор, Лукас и шлепнул соседа-толстяка, дрожащего от беззвучного смеха, по физиономии.

Но тут раздался чей-то негромкий, впрочем, заставивший всех повернуться, кашель.

— Что-с? кто посмел? За кого вы меня… — молниеносно крутанул головой барон. И увидел улыбающееся лицо хозяина замка.

— Не соблаговолите ли заткнуться, друг дорогой? — ласково спросил маркиз.

Лукас побледнел и выпучил глаза, но моментально проглотил обиду.

— Здесь присутствуют, как вы заметили, благородные гости из самого Рима, — провозгласил маркиз. — И при них ваш дешевый треп, мой барон, совершенно неуместен.

Барон сдержанно кивнул и почти до самого конца пиршества больше рта не раскрывал.

Рональд на миг задумался — а не действует ли тот же самый принцип на уровне молекул, скажем? Наверняка, электроны шестерят перед протонами, а нейтроны стараются обособиться. Паханы, шестерки, мужики — он читал об этом в старинных книгах, пытаясь понять общество того времени.

— Наши дорогие гости сэр Рональд, граф Вульпи, и Иегуда из монастыря Св. Картезия прибыли, чтобы принести на нашу многострадальную землю мир. И им это удалось: вчера, как вы уже знаете, был заключен долгожданный мир. Мир… не между христианами и сарацинами, не между двумя подобными львам государями, а между господином и его холопами. Как низко мы пали… Пью здоровье наших спасителей. Дальше можете пить свое, никому не нужное.

Маркиз поднял бокал, отсалютовал рыцарю и монаху и выпил одним духом.

Остальные гости на эти довольно-таки грубые слова никак не отреагировали, а продолжали чавкать. Видно, маркиз их уже успел приучить к такому обращению.

Рональд окинул залу взглядом. Женщины вытирали руки о прекрасные груди, наливными яблоками выглядывавшие из декольте, мужчины в золоченых париках, не вынимая носа из выпитого бокала, успевали налить себе следующую порцию вина. Облик и манеры пирующих, с одой стороны, были вполне дворянскими и не лишенными известного изящества и красоты, с другой стороны, вызывали мысли об упадке культуры.

— Как поживает прекрасный Рим? — спросил маркиз.

— В Вечном городе мало что меняется за столетия, — пошутил Рональд. — Все те же сплетни, все те же забавы, оттого-то там и скучно.

Что бы рыцарь ни говорил, ему казалось, что он произносит глупости, едва только мысль слетала с языка. В сущности, он уже привык к этому ощущению и его неизбежности и приучал себя говорить все, что считает нужным, не стесняясь.

— Не скажите: столетия назад и Вечного города-то не было, — усмехнулся маркиз.

— Был другой Вечный город.

— Верно. Но что-то мне подсказывает: последнее время чуть ли не каждый год в мире происходит нечто принципиально новое, что еще недавно было совершенно невозможным. Подобное чувство, знаете ли, было у людей времен Науки: только тогда они сами делали невозможное возможным, воплощали рисунки на бумаге в жизнь — а теперь все происходит помимо нашей воли.

— Должно быть, по воле Творца, — вставил Иегуда.

Маркиз подцепил на вилку маленький помидор и отправил его в рот.

— Я тоже творец, — сказал он. — Я даю жизнь материи, может быть, не совсем мертвой — ибо где разница между мертвым и живым? — но материи явно неодушевленной. Вот посмотрите-ка на этого молодца, — сказал он, похлопав Агвиллу по плечу. — Как вы думаете, из какого теста он сделан?

Рональд ничего не ответил, поскольку сама суть вопроса была для него не ясна.

— А вот и не угадали! — воскликнул маркиз, словно в ответ на чью-то реплику. — Вовсе не из теста, а из мусора! Да-да, из мусора: я собирал начальную субстанцию по античным помойкам, искал собачьи кости, прозрачную пленку, которую в старину называли «пластиковыми пакетами», — и вот из всего этого изготовил моего лучшего ученого. Причем, как видите, он вовсе не машина, а живое существо: в его жилах течет кровь. Тело я, конечно, взял от человека — мертвого, но только что умершего… — тут маркиз несколько запнулся. — Вас не стошнит, мой дорогой друг?

Рональд промолчал.

— Доверчивы наши современники! — воскликнул маркиз и оглушительно захохотал. Гости за столом последовали его примеру.

— Ничего подобного, разумеется, не было, — признался маркиз. — Полиэтиленовые пакеты я использую обычно на панцири ракообразным, а тело Агвиллы я вырастил на грядке в оранжерее — я вам потом ее покажу.

Рональд молил Бога, чтобы маркиз, наконец, сменил тему.

— Прошу прощения за это лирическое отступление. Я только хотел показать, что и в наши дни искусный художник способен на многое, что мудрецам минувших дней даже не снилось. Я оптимист, знаете ли. И меня не пугают даже ожившие мертвецы, что переполнили мои деревни, — я знаю, что и на эту напасть найду противоядие. Разум одержит победу.

— В вашем лице я вижу достойного продолжателя дела Разума, — одобрил Иегуда скрипучим голосом.

— Ценю ваши слова, — кивнул маркиз. — Жаль, что окружают меня в родном замке сплошь одни кретины. Я, изволите видеть, понимаю, что дворяне ныне подвыродились — и именно поэтому мужичье хлещет нас по щекам.

— Дворянство — это оплот! — невнятно воскликнул Лукас со своего места, параллельно набивая рот едой.

— Оплот чего, интересно? — поинтересовался маркиз и, не дожидаясь ответа, вздохнул:

— Я потому-то и борюсь с мужичьем, не жалея сил своих, что чувствую: нет уже того баланса между сословиями, что был раньше. Раз дворян настоящих так мало осталось, то и крестьян должно сделаться меньше.

Последняя фраза прозвучала достаточно зловеще.

— И какие же у вас методы борьбы с крестьянами?

— Традиционные, — с готовностью отвечал маркиз, словно ждал этого вопроса. — Дедовские, можно сказать: притеснение, угнетение, различного рода феодальные права, оскорбляющие самолюбие крестьян, — право первой ночи, сеньориальный суд с применением различных пыток, ярмо тяжелой барщины, в конце концов, просто немотивированные убийства: публичные казни или тайные умерщвления.

— А вы не боитесь, что тем самым только вконец озлобите крестьян и восстановите их против себя? — Лучше было бы, если бы я с ними сюсюкал? Один мой друг, тоже ученый, пошел именно этим путем — правда, не из любви к крестьянам, а опять-таки из ненависти. Бедняга исповедовал старинные заблуждения Дарвина и в них искал способ избавиться от крестьян. А опыты ставил на… тараканах. «Тараканы — ближайшее подобие человека низшего звания: у него одна только страсть — жрать то, что плохо лежит, и сотни всевозможных способов скрыться от карающей десницы. Как с ним бороться? Если я буду травить тараканов различными ядами, пусть и самыми действенными, то только окажу им услугу: слабейшие подохнут, зато сильнейшие в результате этого искусственного отбора станут такими неуязвимыми, что язви их не язви — ничем не уязвятся. Поступлю наоборот: стану тараканов прикармливать. Тогда они обленятся, разучатся сами добывать себе пропитание, слабейшие и глупейшие задавят своими генами сильнейших — и тут-то приду я, как смерть с косой, и срежу всю тараканью породу под корень». И действительно, стал прикармливать тараканов хлебушком, моченым сахаром, кашею, перестал гонять их по замку и слугам велел всячески с ними заигрывать.

— И что же, удался ему эксперимент? — полюбопытствовал Иегуда.

— Увы, нет: тараканы его съели уже через неделю, — грустно признался маркиз.

— А вам не приходила мысль, что крестьяне — наши кормильцы, и уничтожать их — все равно, что пилить сук, на котором мы все сидим? — поинтересовался Рональд.

— Лучше и вовсе сидеть без еды, чем нюхать отвратительный запах лаптей и портков, — наморщил нос Альфонс Бракксгаузентрупп. — Да и вообще, это слишком прагматичный подход. Вы что, всерьез думаете, что я борюсь с собственными крестьянами из-за классовых предрассудков? Классы, сословия — все это метафоры. Важно состояние души.

Его глаза мечтательно заблестели.

— Расскажу вам историю. Жил-был мальчик, который не мог спать по ночам — так сильно он боялся темноты. А был тот мальчик умный и отнюдь не трус — но вот боялся темноты и ничего не мог с этим поделать. Лишь только солнце заходило, и мама задувала свечу в его комнате и удалялась, его кровать окружали страшные чудовища — они тыкались в него своими горячими носами, царапали когтями, выли и скрипели. Он знал, разумеется, что они — лишь плод его воображения, но знал это только днем, а ночью даже его здравый, рационалистически мыслящий ум не мог ничего поделать с этими чудищами.

И вот однажды днем он сидел сонный и искал способ справиться со своими страхами. И придумал вот какую штуку: если не бояться чудовищ не получается, то надо заставить их бояться себя. А для этого нужно самому превратиться в страшнейшее на свете чудовище. И вот он пришел вечером в свою мрачную спальню, дождался, пока мама поцелует его в лоб, погасит свечу и уйдет — а затем сбросил одеяло и представил себя монстром, да вообразил такое страшилище, что не было в мире никого, кто не испугался бы до смерти. И он увидел, что чудовища, собравшиеся вокруг его постели, в страхе бросились врассыпную. И тогда он улыбнулся, лег на бок и впервые в жизни спокойно уснул, твердо зная, что больше никогда они не придут его пугать.

И утром он вышел в сад играть с другими детьми — но увидел, что они разбегаются от него в страхе. И пришел он к своим родителям — и увидел, что и они отшатнулись. И тогда он понял, что до конца жизни люди будут видеть его ужаснейшим монстром, хоть в зеркале он и отражался таким же ребенком, как и всегда.

Гости вовсю чавкали, опустив в тарелки, кажется, и уши свои, точно поросята в корыто.

— Это, конечно, автобиография? — улыбнулся Иегуда.

— О, только ее первая глава! — заверил его маркиз. — Дальше все было интересней и интересней. — Знаете, что такое серотонин?

— Гормон радости, вещество, отвечающее за хорошее настроение.

— Вот-вот. Врожденный недостаток серотонина убивает в человеке радость жизни — и радость эту нужно все время откуда-то черпать — из острых ощущений, например из чувства выполненного долга. Вот так я и начал борьбу с собственными крестьянами — чтобы поднять жизненный тонус и избавиться от некоторых комплексов. И знаете: поразительных достиг результатов! Уже через год, после того как сжег две деревни в своих угодьях и отправил их обитателей жить в лес, ко мне пришло ощущение осмысленности бытия. Я даже здоровый образ жизни стал вести: утречком на морозец голышом — обтираться, затем — легкий завтрак, на коня и в бой! Ставил себе задачу каждый день истреблять по одному таракану — и, представляете, выполнял план! И даже перевыполнял, бывало… Эх, времена были — мужички нарождались практически ежедневно, можно было не печься о том, что деревня обезлюдеет.

— Но это же просто негуманно, — осторожно заметил Рональд.

— Это с какой стороны посмотреть. Есть такая поговорка: волк — санитар леса. Волк убивает только слабых, больных зайчиков — и тем самым он улучшает заячью породу, избавляя ее от дурных и слабых генов. А драконы — санитары сказок: кого они убивают? Правильно, всяких там неудачников, оказавшихся невовремя не в том месте, трусов и слабаков, полезших спасать красавицу, не имея на то достаточно силенок. И тем самым драконы способствуют выведению арийской породы Иванов Царевичей, Василис Премудрых и их голубоглазых и бледнолицых детей, этих победителей, чемпионов — разве не так? Вот я и есть такой дракон — кто меня победит, действительно достоин продолжить свой род. Правда, пока таких я еще не встречал.

— В высшей степени остроумная концепция, — кивнул Иегуда.

— Еще бы! — самодовольно улыбнулся маркиз. — И заметьте, она родилась в ходе обычной оздоровительной программы, которую я сам себе прописал. Самолечение пошло мне на пользу. Сперва я научился не замечать своего плохого настроения, Затем — своего безумия. А еще позже — и разницы между миром мертвых и миром живых. Я путешествовал в глубины своего безумия, а потом возвращался обратно. Я чувствовал себя как никогда хорошо: я ведь обрел какую-то свободу и вместе с тем — уверенность в жизни. Я знал, что теперь не умру просто так: ведь я уже побывал там — и вернулся.

И знаете, мне стало легче. Да-да, легче. Не говорю, что лучше или здоровее — просто легче. Но ведь я заслужил это, не правда ли? О Боже, как мне хорошо теперь! — и маркиз откинулся на спинку кресла.

— Несколько невнятно, но смысл угадывается, — оценил Иегуда историю маркиза.

— Это только завязка всей истории, чтобы было интересно. Едва ли, конечно, вам доведется увидеть ее кульминацию и тем более развязку, но даже теми несколькими главами, что вы прочтете, вы вполне насладитесь.

Маркиз улыбнулся, затем поглядел на остальных своих гостей, взял вилочку и постучал ею по бокалу.

— Ну что, друзья мои, пожрали? — строго спросил он.

Гости замычали в смысле: «Нет еще, не видишь, стол пока не пуст?»

Однако маркиз уже сделал знак слугам, и те стали убирать со стола. Гости, те, что посмелей, не хотели уступать еду без боя — тянули обратно окорока, пытались заехать маркизовым слугам в физиономию, вступаясь за честь недоеденных салатиков. Рональд живо представил, как, умыкнув кость с куском мяса, кто-нибудь из здешних дворян зарывает ее в землю на черный день, как пес.

Наконец после долгой битвы гости поднялись из-за стола и направились во двор замка, куда позвал их маркиз. Рональд и Иегуда последовали их примеру.

— А теперь я поведу вас в мой сияющий сад! — воскликнул маркиз.

У ворот пиршественной залы стоял попрошайка. Маркиз положил ему в протянутую руку ломтик колбасы, прихваченный со стола.

— Мы, барин, колбасу не ядим, — хитро и с опаской посматривая на колбасу, сказал крестьянин. — Она для нас все равно что чертово яблоко…

— Это они картофель «чертовым яблоком» называют, — пояснил маркиз, вздохнув. — Никак не могу заставить его сажать. Самое обидное, что раньше, до Конца Физики, их предки ели картошку, разумеется. А теперь вот нос воротят — помнят откуда-то, что лет тысячу назад в Европе заморский овощ действительно считали чертовым яблоком…

— Чрез то наши предки и пострадали, что чертово яблоко кушали — рассудительно заметил крестьянин. — Чрез то и конец света и наступил.

— А колбасу-то отчего не есть? — с досадой спросил маркиз. — От нее-то конца света не было!

— Твоя правда, барин, колбасу можно, — неожиданно согласился крестьянин (видимо, все-таки очень хотел кушать), брезгливо принял ломтик и принялся его жевать с постным лицом.

— Вострая она… ядучая… — раздумчиво сказал он.

— Эх, дурак, — тоскливо произнес маркиз. — Будете картошку-то есть?

— Никак не будем, — отвечал крестьянин, — потому предки нам заповедовали: не ешьте. И мы, стало быть, не будем.

— А если я вас, тварей, на дыбе растяну, будете жрать? — поинтересовался маркиз. В глазах его горело любопытство.

— Ништо, — отвечал мужик. — И на дыбу, и на костер пойдем, а жрать не будем. Ты, барин, чего захотел: чтобы мы светлый Рай променяли на чертово яблоко! Ищи дураков, а нас и смертью не устрашить на такое черное дело!

Он истово перекрестился, а глаза его подернулись влагой.

— Вот так и всегда, — мрачно заключил маркиз. — Хорошо бы они так шли на крест за социальный или научный прогресс — так не пойдут же, а за тараканов своих в голове — охотно пойдут…

Двор замка был светел и чист, словно это было не захолустье, а самый что ни на есть королевский дворец. Посреди находился хрустальной чистоты пруд, украшенный множеством забавных фигур. Золотые статуи изображали персонажей сказок: старик, поймавший золотую рыбку, Гензель и Гретель, грызущие пряничный домик, кот в сапогах, гоняющийся за мышкой-людоедом. Зеркало пруда было безупречно чистым и почти неподвижным; замок, в нем отражавшийся, был, таким образом, точной копией своего собрата, высившегося позади прудов.

Стеклянную гладь рассекали какие-то водоплавающие птицы, довольно крупные, гораздо больше лебедей. Приглядевшись, Рональд понял, что у них… человеческие лица. Впрочем, после лицезрения столь великого количество териантропов в свите маркиза, это уже не казалось необычным. Разве что лица у этих птиц были на редкость печальными — серые грустные глаза, мокрые, коротко стриженные белокурые головы. Вид у них был столь же замученный, как у балетных танцовщиков после целого дня репетиций.

Оркестр заиграл «Зеленые рукава». Люди-птицы стали совершать пируэты с грустнейшими лицами, но механически красиво, как заводные машинки. Рональд угадывал в их взгляде разум, насильно подчиненный муштре — как у солдат-новобранцев, набранных из выпускников коллежа.

— Покормите их хлебом, если хотите, — сказал маркиз и сделал знак мальчику-слуге. Тот подал Рональду каравай хлеба.

К пруду вдруг сбежались поросята и, став на задние ножки, тоже стали танцевать. На копытцах у них были пуанты, на толстых попках — балетные пачки; танцевали они преотменно. Среди них, как подметил рыцарь, был и тот самый поросенок, который изображал жаркое на пиршественном столе.


Наконец танец закончился. Рональд подошел к воде и стал крошить в нее хлеб. Птицы мигом налетели на хлеб и стали хватать его человеческими ртами. Тут только Рональд заметил, что у них мокрые лица. Вроде бы и неудивительно это было — если не замечать, что их тела, покрытые перьями, были совершенно сухими.

— Вы плачете? — спросил Рональд вполголоса у человека-птицы, плавающего ближе всех к нему — впрочем, не особенно надеясь на ответ. Тот испуганно замотал головой и прошептал лишь одно слово: «Потом!»

— Бросьте, бросьте, граф! — досадливо поморщился маркиз. — Вот уж с кем и вовсе не следует говорить. Это даже не крестьяне, а мразь животная какая-то. Кыш, кыш отсюда! — крикнул он и швырнул в пруд надкусанное золотое яблоко. Люди-птицы в страхе забили крыльями и, взвившись в воздух, понеслись подальше от замка.

— Пойдемте лучше в сад, — видимо, немного смущаясь своим неожиданным поступком, предложил маркиз. Гости равнодушной толпой двинулись по тропинке к серебряным воротам, над которыми горели слова:

«Познай самого себя»

— Было такое популярное ругательство американских подростков, — пошутил маркиз.

Деревья маркизова сада оказались сине-зелеными. Безо всякого ветра ветви их колыхались, а листья шумели. Превосходное было зрелище.

У самого входа в сад стояло древо, состоящее из двух переплетенных наподобие молекулы ДНК стволов.

— Древо жизни и смерти — обратите внимание! — сказал маркиз. — Добро и зло-то я уже познал, а вот жизнь и смерть — даже для меня большая загадка.

Он сделал пафосно-задумчивое лицо и умолк на несколько секунд. Гостей его болтовня, впрочем, мало волновала — они открыто зевали, дамы пытались заслониться от палящего солнца веерами. Рональд чувствовал себя посетителем зоопарка. «Будет что рассказать в Риме о провинциальных нравах. Даже если нам и не предстоит никаких настоящих приключений — этого достанет на забавный очерк. Линмер будет доволен».

Они толпою шли по песчаной дорожке. Маркиз опирался на трость; телодвижения его сделали бы честь завзятому столичному моднику. Рональд с удивлением отмечал, что дворяне за его спиной не стесняются хватать дам за задницы и отпускать соленые шуточки. Маркиза, впрочем, это словно и не касалось вовсе; он шел так, что глядя на него, нельзя было угадать, идет ли он один по песку необитаемого острова или же шагает во главе стотысячного войска навстречу неприятелю. Рональд почувствовал — нет, не уважение, а восхищенное удивление светскостью маркиза и его манерой держаться.

Деревья вдоль посыпанной песком аллеи двигались, словно молоточки внутри рояля, — то резко наклонялись вбок, то опять принимали вертикальное положение. Более же всего поразило Рональда, что их тени запаздывают за движением деревьев, — он только раз видел такое, и то в старинном фильме, который его отец прокручивал в своем замке при помощи «волшебного фонаря», проецируя изображение на белую стену. В фильме были пластилиновые чудовища, с которыми боролся храбрый Синдбад — от них падали такие вот странные тени, движущиеся не в резонанс со своими хозяевами. Красота деревьев, равно как и их странный танец, завораживала.

— Смотрите! — сказал маркиз шепотом, приложив палец к губам. — Вы видите этого чудесного мальчугана, что забрался в мой сад воровать вишню?

Гости одновременно повернули головы и впрямь увидели маленького оборванца, притаившегося за кустом.

— Ему нечего есть, должно быть, — сказал маркиз, утирая нечаянную слезу. — Но он — мой классовый враг и вообще-то я не должен ему сочувствовать. Между нами вечная борьба.

Изящным движением он снял с плеча мушкет и пальнул в кусты. Мальчик повалился навзничь без единого стона.

Рональд сделал шаг к кустам, вне себя от возмущения, но маркиз остановил его, схватив за плечо.

— Вы что? — прошипел он. — Это же инсценировка, разве вы не понимаете?

Рональд густо покраснел, даже глаза заслезились от стыда. «Какой я дурак! — подумал он. — Ну конечно, все сейчас надо мной хихикать начнут». Он кивнул, отвернулся и стал осматривать деревья, стараясь не поворачиваться лицом к остальным гостям.

— О да! Он убит! — вскричал маркиз, щупая пульс у мальчика. По его щеке покатилась слеза. Гости ахнули.

— Друзья мои, у меня экспромтом родились стихи, — признался маркиз. И стал читать певучим голосом, красиво жестикулируя:

Он больше вишен не таскал,

Не бегал средь кустов.

Красна была его рука,

И рот его багров,

Когда крестьяне труп нашли,

Лежащ среди кустов.

Как всякий местный старожил

Он думал: на земле

Все общее — и жил как жил —

Как козырной валет.

Но змей в Эдеме сторожил,

И прятал ствол в стволе.

Но ведь воруют все, всегда —

Так повелось в веках:

Крадет идеи Деррида[14]

И недра — олигарх.

Крадет вериги мазохист,

А некрофилы — прах.

И скрадывает шаг лиса,

И плагиатор — стих.

Крадут соперники любовь

И делят на двоих.

И ветер вишен цвет крадет,

Как ласковый жених…

Иной не попадет в прицел:

Украл — и был таков.

Ведь пороху не хватит всем,

Кто бродит средь садов.

В Раю же их — семижды семь

И сорок сороков!

Пусть добрым словом бедняка

Никто не помянет:

Должно быть, скажут: «Дурака

Свалял!… Ну идиот!…» —

Но за руку его Господь

В свой светлый рай введет.

И прах его здесь без креста

Остался не прикрыт,

Ведь деревенский староста

Могил рыть не велит —

В раю ж его душа чиста,

И стол ему накрыт.

Знай, проклинает день и ночь

Его маркиза рот,

И топчет тело (чем помочь)

Прохожий-обормот.

В раю же светлом сам Христос

Слезу ему утрет.

Оставим этот разговор —

Я вижу в вас друзей,

И я пойду с ним на костер

Своей душою всей —

Ведь Господу милее вор

Стократ, чем фарисей.

Три года вишни не цветут

И не дают плода,

Три года здесь забвенья муть

И ужаса вода.

И отрок средь корней дерев

Спокоен, как всегда.

Под сенью древ и дивных скал

Пусть он пока лежит

Нашел он больше, чем искал:

Архангел уж трубит!

Любил он вишни — и украл,

И вот за то убит.

Но ведь воруют все, всегда —

Так повелось в веках:

Крадет идеи Деррида

И недра — олигарх.

Крадет вериги мазохист,

А некрофилы — прах.

И скрадывает шаг лиса,

И плагиатор — стих.

Крадут соперники любовь

И делят на двоих.

И ветер вишен цвет крадет,

Как ласковый жених.

Неистребимо воровство —

Таков земной удел:

Трусливый, начищая ствол,

Украсть бы жизнь хотел;

Украсть бы душу — кто жесток;

И вишни — тот, кто смел!

Рональду мотивы стихотворения показались знакомыми: маркиз явно стилизовал его под кого-то из старых мастеров[15]. Гости притворно завосхищались и зааплодировали.

Мальчика уже уносили. Кровь на его одежде выглядела вполне натурально. «В искусстве постановщика маркизу не отказать», — подумал Рональд.

— Направо — конюшни кентавров, если столь изысканные стойла можно только назвать конюшнями, — улыбаясь, объяснял маркиз. — Налево — озерцо, где обитают русалки. Вон там — рощица, где живут птицы, которые только что танцевали в моем пруду вам на потеху… А здесь — фабрика запчастей, где каждый териантроп может получить новую руку, ногу, хвост или любую другую часть тела, если старая пришла в негодность.

У ворот фабрики стояла длинная и шумная очередь.

— Ну ты, козел, не лезь вперед! — ревел кентавр, отталкивая другого. — Я тут с утра топчусь — а ты откуда взялся такой шустрый?

— За козла ответишь! — напирал на него грудью другой четвероногий. — Много вас тут, охотников, запчастей побольше отхватить…

— Кентавры — очень хорошие математики, — пояснил маркиз. — В уме они могут извлечь корень десятой степени, например. Но вот по части манер они явно подкачали…

— Увы, в жизни хорошие манеры существенной роли не играют, — печально сказал Иегуда. — Как и способность к математике.

— Что вы вообще знаете о жизни? — нахмурился маркиз. — Зачем вы это сказали? Что вам от меня нужно? Зачем вы преследуете меня? Оставьте меня, оставьте!

Его лицо покраснело, глаза заблестели слезами, он бросил оземь трость и убежал по тропинке, ведущей в замок.

— Серотонин — штука серьезная, — покачал головой Иегуда, сделав грустное лицо.

Рональд так и прыснул со смеху. Гости присели на землю и извлекли из карманов недоеденное.


Чужие запахи замка, прочно поселившиеся в комнате, которую маркиз любезно выделил своему высокому гостю, мешали спать — впрочем, заснуть не давали не только запахи.

День, в сущности, потерян впустую — Рональда охватило сожаление, вскоре превратившееся в гадкое сомнение. Он праздно проводит время, пока мертвецы подступают все ближе к стенам родного города. Отсидеться, пока все дорогое его сердцу погибнет в новой вселенской катастрофе, — вот, наверное, каково было тайное стремление его хитрого и скользкого разума. Он вскочил с постели и вдарил кулаком по стене, затем зашагал по комнате.

Нужно было входить в доверие к обитателям замка, выяснять у них, что же в действительности происходит в деревне, а самое главное — в какой степени они об этом осведомлены. Если маркиз и его челядь действительно столь легкомысленны, как кажутся, и в самом деле ничего не понимают в происходящем, то смысла здесь оставаться нет — нужно налаживать отношения с крестьянами самих Новых Убит.

С другой стороны, Рональд отчетливо понимал, что спешка в таких вопросах может только навредить. Нужно было обращаться за разъяснениями только к тем, к кому он действительно испытывал симпатию, — так выйдет естественнее, без фальши.

Роксаны в замке сегодня видно не было; оставался Агвилла.

Рональд встал, оделся, прихватил кинжал, а брони и вовсе никакой не надел (отчасти потому, что надоело все время таскать ее на себе, отчасти в знак глубокого доверия к врачу-териантропу).

Агвилла копошился в своей комнатушке, передвигаясь от прибора к прибору с удивлявшей глаз скоростью.

— Приветствую! — довольно радостно помахал ему рукой Агвилла и приник черным глазом к стеклянной колбе, в которой горела синим пламенем студнеобразная масса.

— Здравствуй, — отвечал Рональд.-Чем занимаешься?

— Исследую новые удобрения для нашего огорода.

Он указал рукой на аккуратные грядки, сделанные прямо в полу и занимавшие большую часть комнаты. Растения, зеленевшие на них, качали мясистыми листьями быстро и без видимой причины, словно были живыми. Плоды причудливой формы, пригибавшие их ветки к земле, привлекли внимание Рональда. Рыцарь подошел ближе и увидел, что это… маленькие кентаврики, русалочки, химерки.

— Маркиз выращивает своих слуг на кустах? — поразился граф.

— Совершенно верно. Можно выращивать не только целые тела, но и запасные части. Я несколько раз изготавливал себе запасные крылья, а однажды даже голову (в старой началось воспаление, с которым я справиться не мог). Маркиз когда-то нас всех так вывел — а на меня, лучшее свое творение, теперь перевалил эти рутинные заботы.

— Людей-птиц, что танцевали сегодня в пруду, тоже маркиз вывел? — полюбопытствовал Рональд.

— Нет. Они давно тут обитают, с самого Конца физики. Это какая-то странная мутация, мутация по желанию, я бы сказал. То есть люди хотели стать птицами столь сильно, что в них наконец и превратились. Если чего-нибудь сильно пожелать, то это непременно сбывается. В наши времена, если жираф хочет пощипать траву с земли, то шея его укорачивается, и он становится, скажем, пятнистой лошадью. В старые времена не было таких мутаций.

— Идеи Кювье[16], — заметил начитанный Рональд. Агвилла пожал плечами.

— Маркиз — трепетная душа, и силы природы к нему, видимо, благосклонны. Если он хочет создать летающих рыб или плавающих морских свинок, то это у него получается, пусть и не с первого опыта. Он знает законы управления материей и разговаривает с духами, бродящими за границей этого мира. Мы все — я, его самый талантливый ученик, кентавры, которых он любит чуть поменьше, — мы все тоже кое-что умеем, но нам бесконечно далеко до сэра Альфонса. У нас нет настоящих желаний, вот чем я все это объясняю.

— Наверное, вам так кажется оттого, что скучно здесь, в замке, — улыбнулся граф.

— Действительно, скучно. Единственное мое развлечение — принимать облик двуглавого орла (в котором, если помните, я спас вам жизнь) и охотиться в близлежащем лесу. Сегодня вечером, кстати, как раз собираюсь погоняться за птицами.

Граф ласково погладил висящую на толстом стебле миниатюрную русалку; та скривилась и попыталась укусить его за палец.

— Пойду прогуляюсь, — заявил Рональд.

— Будьте осторожнее: чего тут в округе не бывает.

По мосту, который вечером обычно поднимали, рыцарь перешел ров и оказался в поле под стенами замка. Он оглянулся и поразился внешней мрачности маркизова жилища: внутри замок производил впечатление если и не веселости, то по крайней мере, легкомыслия. Снаружи же это была каменная громада без единого приветливого окна. Неудивительно, что крестьяне испытывали к замку почти священную ненависть и мистический страх.

Неподалеку от замка была рощица и журчала речка. Туда Рональд и направился: во-первых, чтобы расслабиться, глядя на бегущую воду, во-вторых, предчувствовал, что прогулка по рощице подбросит ему чего-нибудь любопытненького.

Был прохладный вечер. Рональд присел на валун — и вдруг заскучал. Ему стало тоскливо без Рима, без женщин его круга и их, пусть и пустоватой, но зато привычной болтовни, без ежедневного шума и неотъемлемо-городской ежедневной перемены декораций… Голова его поникла, глаза перестали что-либо замечать в растекавшейся от реки мгле.

На ветку дерева перед ним опустилось странное существо: громадная птица с лицом человека. Существо поежилось и чихнуло.

Ноги, вполне человеческие, только с загнутыми острыми ногтями, неуверенно переступали, царапая сук. Глаза, голубые и печальные, задумчиво и вместе с тем опасливо смотрели на Рональда.

— Здравствуйте, любезный сэр! — произнесло существо. Рональд подскочил на месте.

Это была одна из человеко-птиц, танцевавших в пруду утром. Вернее, «был», а не «была»: лицо было явно мужское, но не мужественное.

— Как поживаете?

— Ничего, — буркнул Рональд.

— Извините, что побеспокоил! Просто тут летает хищник, и я искал, куда бы спрятаться.

Человек-птица сидел перед ним на ветви дерева, поеживался и подрагивал крыльями, а время от времени делал головой резкое опасливое движение, поворачивая ее на 90 градусов и всматриваясь в туманную даль.

— Отчего вы превратились в птиц? — спросил Рональд, вспомнив разговор с Агвиллой.

— Оттого мы превратились в птиц, любезный сэр, что раньше, когда мы были обычными крестьянами и жили на земле, нас притесняли наши сеньоры — так, что более терпеть было нельзя. И иные из нас, те, у кого не было совсем эстетического чувства, сделались змеями, червяками и прочими гадами земными, и ушли в норы от преследования сеньоров, и там теперь влачат жизнь едва ли более счастливую, чем прежняя. А те, кто был холоден и угрюм при жизни, ушли в воды холодного моря и обитают в его глубинах. А мы, у кого был развит вкус и чувство красоты, воспарили в воздух и поселились на деревьях в лесу, где нет ни богатых, ни бедных. И теперь живем там, откладываем яйца и вскармливаем потомство подножным кормом. Ибо еще в старые времена говорили о нас: «Взгляните на птиц небесных: не лают, не кусают, а в дом не пускают».

— И теперь вы можете сказать, что живете счастливо?

— Могли, любезный сэр, могли сказать еще не так давно тому назад; ныне же и в нашей среде произошло расслоение: те, кто посильнее, превратились в хищников, орлов да воронов, и денно и нощно теперь клюют печень более слабым. И заставляют из каждого гнезда отдавать по птенчику; топчут курочек, еще не знавших петушка, по праву первой гузки; велят нам носить корм сперва в их гнезда, а затем уж в наши. И иные из нас хотели скрыться в воздухе, но они летают выше и не позволили нам этого. По полету видно птицу, о славный сэр.

— Выходит, и в небе нет свободы! — воскликнул Рональд. — О прекрасная стихия, сколько раз я мечтал вознестись, движимый твоими невидимыми струями, чтобы стать свободным — не от власти сеньора, ибо я и сам сеньор — но свободным от того земного, что тяготеет надо всеми людьми! А ныне вижу, что и воздух, самый святой и легкий воздух поделен на разные слои: кто-то и там летает по-настоящему, а кто-то ползает по-над землей, словно и не обрел крылья.

— Таковы законы природы, о благородный сэр! Ибо всяк сильный жрет всякого слабого, а делается это единственно затем, что бедна энергией наша Вселенная, и за энергию эту идет борьба между системами, живыми или неживыми. И самые молекулы живут по тому же образу и подобию: те из них становятся стабильны, что тратят минимум энергии — независимо от сложности своей структуры. И еще таковы законы природы, что по-настоящему сложные структуры в этом мире не могут существовать, ибо их вытесняют менее высокоорганизованные. Много ли видел ты, любезный сэр, по-настоящему тонких и сложных людей, которые при этом нашли бы свое место в жизни, и место это не было бы отхожим?

— А кто же те хищники, что не дают вам покоя и в воздухе? Они тоже разумны?

— Разумны, и одного из них ты знаешь. Ибо это Агвилла, и все наше воздушное племя прячется в листве, как только видит два черных его крыла.

— Но разве Агвилла — не само воплощение благородства? — поразился Рональд.

— Именно, — отвечал человек-птица. — А благородство подразумевает известную ограниченность. Он ведь наверняка серьезно уверен, что, питаясь нашим мясом, он не творит акта людоедства, а совершает благородное деяние, участвуя в разделении тварей Божиих на Господом созданные сословия. Сословия этих три: первое, дворяне, силой украли свободу у более слабых, второе, клир, ввиду ограниченности первых задурили им мозги и остались в стороне от процесса охоты и пожирания, а третье, крестьяне, и потом, и мясом своим снабжают первое. И так на всем протяжении всей человеческой истории: тупые сильные, хитрые средние и слабые, глупые или умные — не все ли равно? К последним имею честь относить себя. Прощайте, сударь.

Человек-птица дернул головой и, явно заприметив что-то в небе, взлетел и унесся прочь, не успев толком раскланяться.

Рональд задумался о судьбе этих странных существ, философов в душе, вынужденных прерывать свои размышления и улепетывать при виде громадных хищных крыльев, отягощенных, прямо скажем, некрупными головами.

Рональд почувствовал сильное движение воздуха за спиной; Агвилла, сложив крылья, приземлился на камень. Две его головы молодецки ухмылялись.

— Славная была охота сегодня, — сказал он. — Эти люди-птицы — такая неповоротливая утварь! Когда они расселись в роще и стали трепать языками, я врезался в их стаю и схватил сразу парочку — обеими клювами.

Рональд промолчал. Агвилла, однако, не заподозрил ничего дурного в простоте своей душевной, отсалютовал ему крылом и понесся по направлению к замку. Рыцарь вздохнул, встал и поплелся туда же. На сегодня мрачных открытий вполне хватало.

Однако судьба так не думала.

Первый, кто попался ему в замке, был именно Агвилла, только уже не орел, а человек-орел, в своем идеальной белизны халате. Его сопровождал пожилой кентавр высотой метра в два с половиной.

— Ну как погуляли? — спросил Агвилла.

— Достойно, — отозвался Рональд.

— В дальний лес не ходили? — поинтересовался кентавр густым басом.

— Именно туда.

— Небось, с птицами беседовали, — ухмыльнулся четвероногий.

— Как святой Франциск, — пошутил Рональд.

— Завидую все же этим птицам, хоть они только и делают, что жалуются, — неожиданно заявил кентавр. — Чего им не хватает? У них все-таки есть общество, они могут заводить семьи, нести яйца, деток выкармливать. А каково тем, кто этого лишен?

Рональд заинтересовался, но виду, по своему обыкновению, не подал.

— Каково тем, кто в этой жизни — лишний? — продолжал четвероногий. — Ты думаешь, что жизнь кентавра легка? Териантропов уважают, но не любят. Женщины не прочь побеседовать с мудрым кентавром, они доверяют ему свои тайны и переживания, ищут у него совета, но влюбляться в него — нет, никогда… Они смотрят ему в рот, улыбаются ему, восхищаются им, а замуж выходят за двуногого простачка и, родив от него детей, отдают на воспитание все тому же кентавру — чтобы дитя с заурядными генами набралось мудрости у Древних. И никто не задается вопросом: а что же чувствует сам кентавр, проживая вот такую жизнь? Ты знаешь, у нас ведь нет женщин-кентавров, и наша мудрость — самый острый гвоздь в наших же копытах, который дарит нам столько страданий, сколько человек не в силах испытать и вынести.

— Сущая правда, — сказал Агвилла, и Рональд наконец понял причину той меланхолии, которую всегда видно было во взгляде человека-орла.

— А ведь мы вполне могли бы сочетаться с человеческими женщинами! — неожиданно горячо сказал кентавр, и Рональд про себя отметил, что высокий разум вполне может уживаться с бесцеремонностью поведения и речей. — Не подумай, что мы как-то иначе устроены; нет, нет, мы вполне комплементарны.

«Везет мне сегодня на психов», — мрачно подумал Рональд. — «Можно подумать, я исповедником заделался».


— Ладно, прощайте, — махнул рукой кентавр и ускакал в коридор. Оттуда вскоре послышались возбужденные голоса.

Рональд и Агвилла стояли на балконе и обозревали зеленую равнину, простирающуюся до самого горизонта; там, едва различимые, топорщились в дымке горные пики. Горы… Рональд никогда не был в горах; он не любил приближаться к ним, чтобы не терялась их загадочность.

— Странное место этот замок! — воскликнул Ро нальд. — Все здесь не так-то просты! Каждый из здешних жителей сегодня — один, завтра — совершенно другой. Начиная с маркиза, которому, что ни день, то меньше доверяю, и кончая даже тобой, мой друг, — Рональд улыбнулся, — и всеми остальными териантропами, конечно. Зачем вы меняете свой облик? Есть ли в этом насущная необходимость или это прихоть, как у маркиза, который, как все в деревне рассказывают, выворачивается наизнанку и проводит в этом облике лучшие свои дни и часы?

Агвилла всматривался в голубую даль зоркими глазами хищника. Рональд только сейчас понял, что он наблюдает за птицами, которые носятся в небе, но вовсе не с охотничьим плотоядным азартом, а взглядом, полным любознательной меланхолии.

— Вам, людям, доводится быть в гневе, доводится веселиться или унывать. Мы не знаем такой перемены эмоций: чтобы почувствовать себя по-другому, нам надо измениться физически — получить другую голову, тело, другие конечности или хвост, приобрести крылья, плавники или панцирь. Мы меняемся друг с другом этими элементами декора, которые, впрочем, больше, чем декор, — это составляющие нашего настроения. Ты заметил, должно быть, что Агвилла-орел — само воплощение благородства, могучих и прямых черт характера, а Агвилла-человек — личность вдумчивая и лишенная сильных порывов, не воин, а ученый. И в каждую особенную жизненную ситуацию мне надо стать новым, поменять свой облик, чтоб почувствовать, что нужно делать.

— Интересно, и сколько же таких комбинаций внешнего облика у вас есть? Бесчисленное количество?

— Всех возможных комбинаций — да, бесчисленное количество. Но ни один териантроп не станет использовать все варианты своего облика — иначе его личность попросту растворилась бы в этом множестве. Нет, все эти формы — не более, чем оттенки одного и того же цвета нашего я. У каждого из нас есть 3-4 любимых варианта облика, этакий гардероб, а остальными мы пользуемся в исключительных случаях, да и то это грозит серьезной травмой нашей психике.

— И какие же у тебя любимые ипостаси?

— Их всего три, две из них ты уже видел, а третью — еще увидишь, я думаю, — хитро усмехнулся Агвилла.

Раздался цокот копыт и в дверях появился все тот же кентавр; его обожженная солнцем физиономия ухмылялась.

— Только что поговорил с братьями. Позвольте пригласить вас на альтернативное пиршество по поводу примирения с крестьянами! Его устраиваем мы, териантропы.

— Это, должно быть, интересно, — заметил Рональд.

— Еще бы! — воскликнул кентавр. — Не занудство за пиршественным столом, как у маркиза, а танцы до упаду, море пива, красивые женщины. А самое главное, все свои.

— Как понимать это «все свои»? — полюбопытствовал граф.

— Ну, там будут исключительно териантропы и те, кто является нашим другом. А именно: вы двое, Лукас, Полифем и несколько человеческих женщин.


— Я слышал, что некоторые крестьянки путаются с кентаврами, — с возмущением стал рассказывать Иегуда, когда Эмпедокл (так звали кентавра) ускакал вперед, — Ничего не скажу плохого про этого нашего друга, но для любой земной женщины спать с ним — грех! Мало того, что он язычник, он же еще и животное наполовину…

— Согласен, — сказал Рональд, подумав. — Это противоестественно. Ну ладно, можно любить животное платонически, но спать-то с ним зачем?

— Платонически? — поразился Иегуда и умолк. Видно, такая постановка проблемы ему никогда и в голову не приходила.

— Полчаса назад этот кентавр жаловался, что его женщины не любят, — заметил Рональд, — а теперь хвастается количеством своих любовниц.

— Количество женщин состоит в обратной пропорции к их качеству, — глубокомысленно рек монах.

Темное поле, через которое тянулась дорога, закончилось, и они выехали на лужайку. Здесь словно проходила граница между миром людей и дремучим лесом, а в качестве пограничной заставы виднелось строение, похожее на поросший грибами гигантский пень.

— Приехали! — крикнул Эмпедокл, носившийся кругами, что не очень вязалось с его возрастом.

Рыцарь и монах спешились перед двухэтажным бревенчатым домом с резным коньком на крыше.


— Это просто избушка на курьих ножках, — усмехнулся Рональд.

— Правда? — заинтересовался Иегуда. — Я не очень ее вижу. Вернее, форму ее не очень четко могу рассмотреть, а вот печь внутри ярко светится.

Синие листья шелестели над головой, в лесу кричали неведомые твари. А может, вовсе не в лесу, а в избушке. Дом стоял действительно на ножках, но не на двух, а на шести — выкованных из железа, и впечатление производил самое что ни на есть языческое. «Звериный стиль», — подумал граф, рассматривая наличники окон в виде переплетающихся змей, вцепившихся друг в друга зубами. — «Впрочем, какому же еще стилю быть у териантропов, как не звериному? Человеческому, что ль?»

Эмпедокл, подскакавший к самому входу, подождал гостей, а затем вежливо отворил перед ними дубовую дверь, которая, к слову, была вся в шрамах от рубящих ударов меча.

Внутри горели желтые огни оплывших свеч, и в свете их был виден длинный-предлинный стол, за которым сидели двунадесять хвостов: сатиры, кентавры, русалки, совсем уже нечеловекоподобная нечисть — и, наконец, самые обычные люди, из крестьян, среди которых был и барон Лукас. Шум в комнате был густым, словно вода: казалось, можно лечь в нем и поплыть.

Полулюди-полуживотные смотрели на них по-разному: кое-кто с любопытством, кое-кто — исподлобья, с нескрываемым недружелюбием. Лучше всего к людям относились те, у кого лицо было человеческим, сразу же подметил Рональд, сколько бы у них там ни было рогов и копыт. Они уселись за стол.

Обычно во всяких рыцарских романах XXI века стоило главным героям зайти в какую-нибудь корчму, к ним «тут же подбегала бойкая служаночка». Но та девица, что подошла к их столу с кувшином, может быть, и была бойкой, но как-то не очень увязывалась со всем этим словосочетанием — «бойкая служаночка».

Она была вполне привлекательна, хоть и на довольно грубый вкус: крашеная блондинка с черными глазами.

— Эй! А старых знакомых уже не замечаете? — спросила она, глядя с вызовом на Рональда. Рыцарь было задумался, где же он мог видеть столь запоминающуюся личность, но вовремя понял, что вопрос обращен не к нему.

— О, Луиза! — Эмпедокл обхватил ее ниже талии мощной рукой. Девушка захихикала и погрозила пальчиком:

— Я сегодня с Поликратом! Если хочешь мне счастья, не подавай виду, что мы… близко знакомы…

Кентавр заметно погрустнел и медленно пошел прочь, помахивая хвостом. Служанка налила Иегуде и Рональду по кружке вина, весьма сомнительного на вкус, но после этого не ушла, а посмотрела на обоих нагло и бесстыдно.

— Что? — спросила Луиза Рональда с вызовом. — Думаете, человеческая женщина не должна спать с животными?

Рональд помотал головой, потом вспомнил свою страсть к Розалинде и устыдился. Иегуду служанка, кажется, и вовсе не замечала.

— Настоящий мужчина должен любить, как кентавр, — сказала Луиза, провожая взглядом мощные задние ноги уходящего кентавра, — драться, как кентавр, думать, как кентавр. Скажу прямо: мне не нравятся мужчины-люди. Жалкое племя: ни благородства, ни красоты, ни силы, ни стати…

— Боюсь ошибиться, но мне кажется, вы просто искательница экзотики, — предположил Рональд, опираясь локтем на спинку тяжелого дубового кресла.

Луиза вспыхнула и метнула на него презрительный взгляд.

— Вы так говорите, поскольку и сами мало на что годны. Я слышала о ваших подвигах во время обороны замка. Да только с тех пор никому не удавалось уличить вас ни в чем героическом.

Рональд равнодушно пожал плечами.

— Продолжайте пить — вам это идет. Вам, мужчинам-людям, алкоголь необычайно к лицу. Заметьте, какое странное сочетание: мужчина-человек. — И она отошла к своим четвероногим.

— Три года назад ее ежемесячным новым молодым человеком был непременно сарацин, — пояснил Агвилла, неслышно материализовавшись из полумрака. — Затем были цыгане, монахи, цирковые уродцы, женщины и дети. Вы совершенно правы: любительница экзотики.

И он заскользил вдоль стола, вступая в необычайно краткие, в две-три фразы, разговоры с каждым из гостей, попадавшихся на его пути.

Но Луизе явно было нужно все время оказываться в центре внимания. Не успел Рональд опустошить первую кружку, как произошла история, скандальная и кровавая.

Музыканты, обосновавшиеся возле печки, заиграли нечто нечеловеческое, тоскливое и восторженное одновременно, похожее не то на вой, не то на свадебную песнь волка. Играли они чем попало: хвостами, ногами, зубами и даже ушами, зажимая между мочкой и воронкой длинных ушей смычки, проводя по струнам арф острыми клыками, отчего струны стонали и вскрикивали, стуча копытами в бубны.

Луиза и еще дюжина девиц такого же вида, ее подруг, дефилировали по центру комнаты, раскачивая бедрами. Луизу сопровождал ее молодцеватый спутник, Поликрат. Однако было заметно, что легкомысленная девушка уже с ним скучает. Приметив это, бородатый кентавр оторвался от группы приятелей и подошел к парочке, развязно вихляя копытами.

— Разрешите даму на танец! — воскликнул бородатый.

— Конечно, красавчик! — отвечала Луиза, поглаживая бок Эмпедокла, словно вопрос был обращен к ней.

— Не сметь! — гневно воскликнул Поликрат. — Редьку в хвост получишь!

— Копыта отбросишь, — заверил его Эмпедокл, отвязывая от седла секиру.

— Гриву оборву, — парировал молодой, отталкивая Луизу в сторону от мощного крупа бородатого, к которому она так и льнула.

Эмпедокл одним движением прянул вперед; секира свистнула в воздухе и срубила прядь волосков с кудрявой головы Поликрата — но только прядь волос, не больше: у молодого кентавра была на редкость хорошая реакция. Он уже обнажил свою секиру и гарцевал вокруг противника, то делая ложный выпад вперед, то отскакивая назад. Он явно пытался спровоцировать бородатого на необдуманную атаку; однако тот не торопился.

Поликрат наворачивал обороты вокруг Эмпедокла, словно Луна вокруг Земли; бородатый неспешно поворачивался, слегка покачивая секирой, но не делая ни одного выпада. Молодой кентавр, напротив, хорохорился и время от времени замахивался, как бы для удара — но умудренного годами битв воина смутить было трудно.

Наконец после дюжины ложных атак Поликрат решился на настоящую. Он лениво помахал хвостом, оглянулся на обеденный стол — а потом молниеносно рубанул своим двойным топором по торсу своего противника.

Бородатый ударил левой рукой вперед и вбок; секира скользнула по броне, защищающей запястье и локоть. Поликрат потерял равновесие и сделал лишний шаг вперед — в тот же самый момент двойной топор Эмпедокла сверкнул своим лезвием на уровне его колена.

— АААА!!! — взвыл Поликрат неожиданно истошным голосом. Эмпедокл уже убирал секиру, пока его соперник, припавший к полу, пытался подняться на трех ногах. Кровь хлестала из открывшейся раны так, что зрители поневоле отворачивались. Благородных дам, впрочем, среди толпы не было, и в обморок никто не падал. Эмпедокла уже уводили под руки его друзья, едва отобравшие у него секиру.

— Вот что я называю настоящей силой! — сказала Луиза, без всякого сожаления бросив взгляд на свою любовь минутной давности. — Покатай меня, бородатый!

Она вспрыгнула Эмпедоклу на спину. Глаза того налились бесноватым весельем. Он помчался по залу галопом вкруг пиршественного стола.

— Ногу ему новую приделают, — успокоил Рональда Агвилла. — Это совсем несложно. Надо посмотреть, есть ли на складе запчасти.

Кентавры уже изрядно поднапились и принялись петь и танцевать, взявшись за руки. За столом остались только те, кто танцевать не мог в силу особенностей телосложения — русалки, а также те, кто считал это ниже своего достоинства, — Рональд, Агвилла, Иегуда и… Лукас.

Впрочем, нет: барон уже забрался на стол и принялся танцевать чардаш — нелепо, в одиночку, комично подпрыгивая и размахивая полами мундира. При этом он ронял рюмки, наступал в салаты, цеплял шпорами сапог окорока, раскидывая их по всему столу — а еще орал во все горло песню на неожиданный для чардаша мотив «Ах, мой милый Августин». Самого флегматичного человека зрелище не оставило бы равнодушным — он непременно возмутился бы. (Рональд уж хотел встать и задать трепку нахалу, но статус гостя и сообразные этому статусу приличия не позволяли решиться на такой шаг.) Кентавры же сгрудились у стола, хлопали и вовсю хохотали.

— Все прошло, прошло, прошло! — допел барон и рухнул со стола на стул, глухо стукнувшись черепом о высокую спинку. Едва отдышавшись, он тут же схватил кружку и влил ее содержимое в себя.

Я пью за свободу! — воскликнул он. — За то, чтобы белый и черный, двуногий и четвероногий, крестьяне и дворяне, волки и ягнята — все, все жили вместе! У меня есть мечта — да-с, господа, мечта![17]

— Свобода-это рай, — громыхнул смехом Полифем, тискавший в углу одну из Луизиных подружек. — Скоро вот от маркиза оставим рожки да ножки, тогда вы, кентавры, приходите к нам жить. Противники вы достойные, надо сказать, не мразь чародейская, как ваш хозяин.

— Придем, придем, — отозвались кентавры. — Что ж, топор войны с вами мы уже зарыли… Да и против крестьян ничего не имеем — что нам морду воротить, сами, чай, не дворяне и даже не добрые христиане…

— А что это у вас, барон, роза в петлице? — вкрадчиво спросил Агвилла.

— Я с вами, друзья мои! — воскликнул барон.

— Мы видим, что ты не в огороде и не в лесу, — захихикали кентавры. — Роза-то зачем?

— Я в высшем смысле! — воскликнул барон. — Я хочу сказать, что я считаю своими друзьями всех, кто за революцию и равноправие естественных людей! — напыщенно произнес Лукас.

— А позвольте полюбопытствовать, что такое «естественные люди»? — без тени усмешки в голосе спросил Агвилла.

— Естественные люди… это те люди, которые по естественному праву Руссо, — поспешно отвечал барон, надувая губы.

— Которые по естественному праву Руссо — что? Какой глагол-то вы пропустили? — не отставал Агвилла.

— Я хочу сказать, что люди имеют изначально! — краснея и надуваясь, произнес барон. — Что с самого начала времен они располагали! Цветы жизни и удовольствий, будучи сорваны, произвели кодекс естественных прав, да-с, да-с, Кодекс! мне не стыдно этого слова!

Териантропы хихикали, барон ерзал на стуле.

— И когда, обретаясь под сенью струй, люди осознали, да-с, осознали! — воскликнул Лукас. — Тогда пламя революции объяло и запылало!

— Знатная у вас космология, барон! — одобрил человек-орел. Кентавры уже не хихикали, а вовсю гоготали, стуча передними копытами в знак великого одобрения.

— Знатная… — этого слова барон явно испугался. — К знати я отношения никакого уже не имею! И не барон я никакой, а просто Лукас, можно даже товарищ Лукас.

— Гусь кентавру не товарищ! — гаркнул Эмпедокл, и это вызвало новую бурю гомерического хохота в зале. Барон, и без того не отличавшийся ростом, весь съеживался, теряясь за столешницей.

Впрочем, кентавры оказались народом отходчивым.

— Ладно, товарищ барон, не куксись! — добродушно сказал Эмпедокл и хлопнул Лукаса по плечу, да так, что тот врезался тонкими губами в край стола и потерял молочный зуб. — Кто к нам относится, как кентавр, к тому и мы по-кентаврически относимся!

И кентавры дружно поскакали в другой угол залы, где стали хватать девиц, бросать на спины, заставляя совершать с ними разного рода наезднические трюки.

Рональда уже подташнивало от этой пирушки: у него было такое чувство, что он попал на церемонию венчания в курятнике и теперь пытается взгромоздиться на насест, чтобы не ударить перед курами в грязь лицом, когда появится красавец-петух во фраке.

Надо было отсюда уходить — но он медлил, словно ждал чего-то.

— Мне уже надоело это нелепое празднество, — признался Иегуда, словно мысли его угадал. — Может быть, пора домой, в теплые постели? В замке мне все-таки больше нравится, чем здесь.

— Можно и в замок, — согласился Рональд, но тут музыканты забили в барабаны, и верхом на химере на сцену выехала танцовщица.

Химера тотчас же убежала; танцовщица, спрыгнувшая с ее спины, сбросила полупрозрачное одеяние, обнажив белоснежный живот и молочные плечи.

Музыканты заиграли нечто восточное, сарацинское — как ни странно, даже приятное уху. Да что там приятное — просто чарующее!

Девушка выпрямила спинку и сделалась недвижна, как статуя. Граф поразился ее совершенной красоте: должно быть, и лицо ее, скрытое вуалью, было столь же прекрасно, как и тело. Только вот глаза отчего-то насторожили Рональда — где-то он уже их видел!

Химера, стоящая напротив замершей красавицы, раздувалась и явно готовилась наброситься. У Рональда даже мышцы напряглись — инстинкт чуть было не толкнул его на сцену: закрыть грудью красавицу, спасти от грозящей ей опасности.

Но никакой опасности не было — он понял это, как только химера сделал первый бросок. Танцовщица преловко увернулась, показав залу белые ягодицы из-под взлетевшей юбочки.

Химера нападала на нее со всех сторон, извиваясь буквально змеей — сверху (красавица закрывалась белоснежными руками), с боков (красавица вертела лунными боками), снизу (тут красавица и вовсе поднимала юбочку, составленную из блестящих лент). При этом она успевала бить в бубен, изгибаясь под стремительными выпадами химеры, стремящейся вцепиться в нее своими мерзкими лапами…

Ее божественный живот занимал все помыслы Рональда. Бывают такие красивые животы: вокруг нежного кружочка пупка он поднимается кольцом лунных гор. Его белизна была молоком расплесканных в безвоздушном пространстве звезд. Рональд задыхался. Космос, в котором больше не было ни глотка живительного кислорода, овладевал им, он подался вперед и прикоснулся губами к этому белоснежному, дивному животу.

— Ты что, о Рональд! — прошипел Иегуда в самое его ухо. — Разве ты не видишь, что это мужчина!

Рональд оторопел, у него даже волосы дыбом поднялись.

Чаровница послала залу воздушный поцелуй, извернулась ласковой кошкой и убежала со сцены, шурша разноцветными шелками.

— Мужчина? — выдохнул Рональд. Состояние его было близко к смерти.

— Я же вижу — сквозь одежду, разумеется! — досадливо сказал Иегуда (одежды на танцовщице, впрочем, было совсем мало). — Пойдем отсюда.

Он вытащил Рональда из харчевни, сжав его локоть костлявой рукой.

— Не может быть! — воскликнул Рональд, ударяя себя кулаком по лбу. — Просто не может быть! У нее… у него был такой бархатный живот…

— У дьявола сотни искушений даже для благоразумных юношей, — строго сказал монах. — Знай же, о Рональд, что я сообщил тебе только половину правды. Вся правда в том, что это был не просто мужчина, а наш радушный хозяин.

— Маркиз! — беззвучно крикнул Рональд, обхватывая голову. — Глаза! Его глаза! Я же их почти узнал!

— Если ты станешь переживать из-за того, что произошло, Сатана еще и на твоем чувстве вины сыграет. Непонятно, что он замышляет.

Иегуда взял его за локоть с такой силой, что даже кость заболела, и вывел из избушки на курьих ножках. Рональд шел, как пьяный, качая головой и сокрушенно глядя долу. Столь сильную горечь он ощущал в душе своей, что едва не полетел с лестницы.

В молчании оба друга взобрались на коней и поскакали сквозь темный лес.

— Не хочу в замок, — признался Рональд. — Там же…

— Да, маркиз, — кивнул Иегуда. — Нужно привыкать к местным нравам: заметь, друг мой, здесь все перевертыши. Я временами даже перестаю понимать, где настоящий маркиз, — в том франте, что блистает новыми туалетами, или в том развратнике, что способен вот так вот крутить своим задом перед животными… Или Агвилла — кто он? Тот глупый и отважный орел, что ловит ворон вечера напролет — или тот просвещенный наукотворец, что стал нам с тобой другом?

Гантенбайн и безымянный конь Иегуды неслись сквозь чащу; сам их бег успокаивал, становилось легче дышать, вольнее думать.

— Мы не зря поприсутствовали на этих именинах сердца, — утешил его Иегуда. — Я узнал кое-что о Муравейнике. Существует тайная тропа в лесу, по которой в каждое полнолуние в деревню приходят мертвецы. Маркиз даже имперским войскам сообщил о ее существовании.

— А почему каждое полнолуние?

— Вот это неизвестно. Знают лишь только, что каждое полнолуние по ней вновь приходят из Муравейника все мертвецы, что были убиты… — тут Слепец призадумался на мгновение. — Вернее, не убиты — ибо как убить уже мертвого? — а, скажем так, потеряли приличный вид (ну там руки им отрубили в битве или голову). Понимаешь? То есть, если тело мертвеца перестало ему годиться по причине полученных им повреждений, он сбрасывает это тело, как змеи — кожу, а душа его исчезает. И в каждое новолуние, обзаведшись новым, без единого шрама телом, возвращается вновь.

— То есть мертвецов и вовсе нельзя истребить? — Рональд даже задохнулся.

— Обычным оружием — нет. Даже если сжечь мертвеца дотла, в полнолуние он вернется. Некоторые мертвецы, обычно начальники над остальными, возвращались и не в полнолуние, но таких случаев на памяти наших друзей-кентавров было два-три. Это были всегда — еще и при жизни — особые люди, а после смерти они являлись посланцами, чтобы передать какую-нибудь важную весть. Но это исключение. Нам надо искать тропу мертвецов — ту дорогу, по которой они, как муравьи, чувствуя запах друг друга, идут из своего каменного города.

— Стой! — крикнул Рональд, и Гантенбайн резко затормозил передними лапами, едва не сбросив на землю седока. Конь Иегуды промчался на несколько шагов дальше, затем тоже остановился. Оба слезли и впились глазами в то, что лежало у их ног.

Это была женщина, молодая темноволосая крестьянка. Лицо ее было бледно, словно иней покрыл его белилами из гримерной. Одежда же несчастной вымокла от крови и казалась от этого картонной.

Иегуда пощупал пульс:

— Уже не спасти.

— Похоже на то, что на нее напал дикий зверь, — предположил Рональд.

— Да, зверь — зверь без когтей и клыков. На всем теле ни одного резаного ранения, разве что царапины от веток. Ее душили — причем не руками. Если и животное могло это сделать, так только огромная змея. Я видел таких в Африке — но здесь ничего подобного не водится.

— Здесь что угодно может водиться.

— Вот именно, — согласился Слепец. — Что угодно.

Он поднял несчастную и перебросил ее тело через луку седла.

— Отвезем ее в замок или в деревню? — спросил Рональд.

— Похороним подальше, в лесу. И никому ничего не скажем.

— Что ты имеешь в виду? — поразился Рональд.

— Нужно поддерживать хрупкий мир. Если ее убили маркизовы слуги, мы, конечно, должны сделать это достоянием гласности; но, сдается мне, много у кого из народных вождей могло возникнуть искушение подбросить предлог для продолжения войны.

— Что значит «похороним»? — Рональд усилием воли заставлял себя мыслить в рамках местных категорий. — Разве она не воскреснет и не вылезет из-под земли?

— В таком виде — не воскреснет, — покачал головой Иегуда. — Я подробно расспрашивал териантропов о мертвецах: они говорят, что оживают только те, чье тело не было сильно изуродовано смертью. Ее душа отправится в Муравейник и только там обретет новое тело. Но у нас есть шанс встретить ее в деревне и подробно обо всем расспросить.

Зеленые лапы елей, прохладный воздух, мягко хрустящие под ногами иголки — мир слишком красив, чтобы в нем ежедневно происходили столь мрачные вещи. Они вырыли яму лопаткой, которую извлек из-под своего поистине волшебного плаща Иегуда, опустили туда труп и быстренько забросали комьями земли — а потом аккуратно положили на могилу заранее срезанный дерн. Они работали споро, словно всю жизнь занимались гробокопательством, и это Рональда неприятно удивило.

— Покойся в мире! — грустно сказал Иегуда. — Хороним тебя без креста и молитвы — но когда-нибудь ты получишь и то, и другое.

Они вскочили на коней и продолжили свой путь как ни в чем не бывало.

— Кто мог сделать такое? Зачем?

— Странный вопрос: мы оказались в месте, о котором практически ничего не знаем. Сотворить с ней такое грешное дело мог кто угодно: маркизовы слуги, какой-нибудь зверь, им созданный, мертвецы, даже кто-нибудь из крестьян поизвращенней…

— Маркиз… — попробовал слово на вкус Рональд, затем почти старчески пожевал челюстью. — А что ты думаешь по поводу той истории, что мне рассказали крестьяне о юности маркиза и его черных делах? Нет ли связи между появлением Муравейника и опытами маркиза: ведь он поистине могущественный волшебник — или ученый, не знаю, каким словом его и назвать…

— Дьявол приходит тогда, когда люди к нему готовы, — сказал Иегуда. — Это Господь приходит и к праведникам, и к грешникам — тогда, когда сочтет нужным, а дьявол приходит только по желанию самих людей — и никогда к тем людям, которые его не приглашали. Я чувствую нечестие в замке; оно угнездилось давно и прочно. Маркиз мог и не вытворять всех тех мерзостей, что приписывают ему крестьяне. Да, он жестокий феодал, может быть, самую малость более жестокий, чем все прочие. Да, он искусный ученый и мог применять против крестьян новейшие методы науки — не в этом дело. Важно то, что такие, как он, могут существовать в наше время — и не только существовать, но и по малейшей своей прихоти губить целые деревни, стремиться к убийству сотен людей, чтобы избавиться от головной боли, ронять престиж дворянства, представая перед крестьянами и чудовищами-язычниками в сомнительных ролях… На ровном месте ничего и никогда не происходит: мы, первое и второе сословия, стали шутами в глазах сословия третьего, злыми и жестокими клоунами — и сама природа содрогнулась от играемой нами комедии и извергла из преисподней тварей, чтобы погубить нас всех… Все мы — злодеи-дворяне, отбирающие последнее у своих крестьян, чтобы блеснуть на балу у короля в новом туалете, монахи вроде меня, затворившиеся в своих кельях и размышляющие о проблемах, не имеющих никакого отношения к жизни, сами крестьяне, не видящие ни света, ни дороги к Богу, — все мы были готовы к появлению этих тварей, мы их не то, чтобы ждали — мы были не очень-то против их визита…

Замок вырастал перед ними громадами башен. Стражи, узнав неповторимый бег коня Рональда, стали спускать мост.

У входа в замок их ждал маркиз.

— Скорее, скорее, мыть руки и за стол! — воскликнул он. — Где это вас носило?

— Поспешим, — сказал Иегуда, направляясь к поставленному во дворе умывальнику. Бракксгаузентрупп скрылся в главной башне, где располагалась уже знакомая им пиршественная зала.

— Не может быть, чтобы там был маркиз! — с горячностью прошептал Рональд, намыливая руки. — Не мог он так быстро вернуться в замок. Мы скакали быстрее ветра — и даже на… даже на непредвиденные обстоятельства потратили минут десять, не больше.

— Ну я же видел, — настаивал на своем Иегуда. Рональд только плечами пожал, внутренне торжествуя.

Однако когда они вошли в пиршественный зал, ставшая уже привычной тошнота вернулась. Маркиз был в белом платье — иначе это одеяние трудно было назвать даже при всем желании — с красным вышитым сердечком на животе, точно на том месте, где Рональд приложился губами к бархатному чреву танцовщицы. Иегуда вытаращил глаза.

— Друг мой, что же вы все на мой живот смотрите? — нахмурил брови маркиз, впрочем, не без кокетства; Иегуда резко перевел взгляд на ручку двери. «А ведь Иегуда сердечка видеть не должен», — тут же подумал Рональд, и от сердца отлегло. Вместо стыда явилось любопытство — что же монах нашел в животе маркиза?

Гости расселись по местам и склонились над блюдами, приготовившись хрюкать.

— Тема сегодняшней беседы — любовь, — капризно заявил маркиз. — Итак, что, по-вашему, любовь, с чем ее едят и с какой стороны к ней надо подходить?

Лукас, успевший, хоть и с опозданием, прискакать к ужину, разлепил толстые губы и важно начал:

— О, это сложно… сложно почувствовать, сложно пережить… Любить — это сложно…

— С такой формой задницы, как у вас, жить, любить и чувствовать, действительно сложно, — признал маркиз. Лукас покраснел, надул губы и сел, пытаясь сохранить значительный вид.

— Я хотел сказать, что женщины, эти дивные создания, нектар и амброзия нашего времени… — тут барону, по обыкновению, не хватило слов, и он умолк.

— Женщины, несомненно, циничны и злы в душе своей, — поспешно вставил Иегуда.

— Женщины, несомненно, добры и прекрасны в лучших своих проявлениях, — возразил Рональд.

— Добро, зло — все это для женщины не этические категории, а бижутерия, украшения, арабески, — досадливо махнув рукой, сказал маркиз. — Сегодня она думает, что добро удивительно подойдет к ее новым сапожкам — ну и наденет добро; завтра ей покажется, что зло дивно гармонирует с черным цветом ее платья — ну и напялит на себя зло…

Он с горечью опустил глаза.

— Однако я имел в виду вовсе не любовь к женщине, — сказал он. — Вернее, не только любовь к женщине — любовь к своей семье, своим друзьям, любовь к людям, наконец. Видите эти раны? — и маркиз закатал рукав своей батистовой рубашки, показав следы от кандалов. — Их нанесла мне Любовь. Меня отправили грести на галерах только потому, что я искал способа сделать людей немного счастливее.

— Расскажите поподробнее, — попросил Рональд.

— Все очень просто: когда мне было чуть меньше, чем вам, я приехал в замок своего отца из столицы, где учился в университете. У меня была полная голова светлых мыслей: хотелось принести пользу своей стране, осчастливить страждущих. Я владел высоким искусством: я превзошел все науки и постиг тайны чисел. Реальность покорялась моим рукам, словно глина — скульптору. И я хотел научить своему божественному ремеслу местных крестьян. Я поступил в сельские учителя и вместо рекомендуемого Министерством просвещения занудства — всяким там арифметике, чистописанию и античной литературе — стал обучать крестьян чародейству. Мне хотелось, чтобы они стали свободнее, перестали зависеть от непогоды и превратностей судьбы. Я учил их превращаться в животных и насыщаться теми богатствами, что дарует нам лес; летать по воздуху и творить живых существ по своему усмотрению. Но на что они употребили свой дар? На то, чтобы обращаться в волков и пугать своих же односельчан; на то, чтобы воровать младенцев, влетая в дома сквозь окна и трубы: на то, чтобы создавать отвратительных монстров… Он налил себе вина и выпил залпом.

— Видит Бог: я ни в чем не был виноват. И когда прибыли посланцы папы Римского и заковали меня в железо, я искренне не понимал, чем же я провинился. Я понял это, когда был обычным гребцом на галерах, когда клейменые пираты плевали мне, потомку благороднейшего рода, в лицо и били меня ногами, когда я вынужден был участвовать в мерзких оргиях, проистекающих от отсутствия в тюрьме женщин… Как все это противно! Но одному неволя научила меня — я понял, чем же отличаюсь от этих людей. Я искал новых путей, мой разум был открыт для всех знаков и сведений; все же остальные — папа Римский, уголовники, крестьяне — не в силах были подняться выше дерьма, в котором привыкли жить. Этим людям не нужна наука, им не нужно счастье — вот что я понял. И преисполнился к ним ненависти. Вот видите: от любви к людям до ненависти к ним — всего полшага. И тысячи километров, которые проделала за пять лет моя галера…

Почавкивание гостей стало ритмичным, словно и они были гребцами на галерах — только гребли челюстями.

— У меня было последнее место, где я хотел укрыться: мой замок. Я женился, моя жена принесла мне сына. Я желал успокоиться в семейном гнездышке, отгородившись от всего мира. Сына я воспитывал по собственной методе, пытаясь сделать его сильным и помочь ему стать таким, как его отец… Увы. Все закончилось плохо, так плохо…

— А что за странное имя: Гнидарь? Это вы его так назвали?

— Я, — почти гордо ответствовал маркиз. — А назвал я его так, чтобы мальчик сразу понял, что жизнь — не только летний день. Разве я не знал, что дети в дворянской школе его задразнят насмерть? Знал. И все-таки назвал его именно так, чтобы сразу сформировать в нем силу характера и способность постоять за себя.

Рональд сглотнул.

— А он набросился на меня с мечом, начитавшись вдохновенно-демократического бреда. Я увещевал его, даже скрестив с ним клинки…

На лице маркиза отобразилась смертная тоска.

— И все зря, все, все-все годы мучений и исканий. Сына я воспитал прескверно, жена моя сбежала с каким-то французиком… Жизнь прожита даром, и прожита отвратно.

Он поднял бокал с темной жидкостью.

— Вот: пью яд в вашу честь. Это мышьяк, самый что ни на есть чистый.

Он выпил залпом и с бледным лицом повалился под стол.

Рональд вскочил с места.

— Стойте! — крикнул он. — Агвилла, противоядие…

— От мышьяка не бывает противоядий, — сказал маркиз, поднимаясь, — особенно в таких дозах. А ведь вы попались на мою удочку, мой юный друг, попались!

И он улыбнулся, кротко и благодушно.

— А я вот не попался, — улыбнулся в ответ Иегуда. — Я уже привык к вашему чувству юмора.

— Весьма польщен, — кивнул маркиз. Гости шумно зачавкали, желая показать свое участие в беседе.

— Теперь все, что у меня осталось, — это мои милые териантропы. В них нет ничего человеческого: не обольщайтесь, глядя хотя бы вот на этого птенчика (при этих словах Агвилла улыбнулся глазами). Но мне с ними покойно, мне с ними уютно. Впрочем, и с вами тоже, мои дорогие гости.

— Ценю ваше расположение, — щеголял Иегуда своим знанием политеса, — Но, пожалуйста, не забывайте, что мы здесь ненадолго. Правитель Арьес и его святейшество папа Каликст поручили нам найти короля Эбернгарда. Не поможете ли советом? Может быть, вы знаете что-нибудь о судьбе короля?

— Знаю, и очень много, — невозмутимо отвечал маркиз, и рональдово сердце чуть не выскочило из груди от волнения, — он же целых пять лет прожил в соседнем монастыре св. Ингеборги.

— А где этот монастырь? Я успел осмотреть всю округу, но его что-то не заметил.

— Монастыря больше нет, — вздохнул Альфонс Бракксгаузентрупп. — Его сравняли с землей подлые разбойники во главе с батькой Полифемом. А спасшихся монахов приютил на земле своего поместья Кверкус Сквайр. Там вы и можете найти людей, лично общавшихся с королем Эбернгардом и, возможно, знающих, куда уже он отправился после того, как покинул наши уединенные места.

— Не знаю, как вас и благодарить за столь ценные сведения! — воскликнул Рональд.

— Вы настоящий сын своего отца: столь же вежливы и столь же лукавы, — улыбнулся маркиз.

— Вы знали моего отца? — почти прошептал Рональд.

— Еще бы! Ведь он приехал сюда год спустя после короля, когда в округе только появились первые мертвецы. Что за цель у него была — не знаю. Только и он исчез вслед за королем, и никто не знает, куда.

Вот тут сердце Рональда действительно ударилось о его грудную клетку так, что затрещала материя рубашки.

— Как? Что? Не может… — пробормотал он.

— Еще как может, — заверил маркиз. — Съездите завтра — нет, лучше послезавтра, когда Кверкус вернется из Рима, потолкуйте с ним и монахами, чем черт не шутит, вдруг ваш батюшка или король оставили им какой-нибудь адрес, куда можно писать до востребования. Все, обед окончен, пойду сосну часок-другой.

Гости повалили из зала густой толпой, набив карманы конфетами.

Иегуда, почувствовав, что тяжеленная дверь в залу так и норовит захлопнуться и прижать кого-нибудь из маркизовых нахлебников, придерживал ее плечом, ожидая, пока все не выйдут. Последним выходил Лукас; он остановился с заинтересованным лицом и спросил:

— Может быть, вы всегда теперь будете дверь держать, раз это у вас так хорошо получается? А я могу признать вас за это своим вассалом и пообещать свое покровительство?

— Нет уж, спасибо! — грубо отвечал Иегуда. — Сами и держите, раз уж на то пошло.

Этот случай, видимо, настолько запал ему в душу, что, уже идя в свою спальню, он вполголоса сказал графу:

— Вот так и происходит закрепощение — Авель говорит: Каин, что-то у тебя хозяйство не ладится, овцы не кормлены, огород не полот, посуда не мыта, давай я тебе помогу. И вмиг превращает его покрытую тернием землю и оплетенный пауками дом в цветущий уголок. А Каин, глядя на это, и говорит: «Авель, больно хорошо ты работаешь — оставайся-ка у меня рабом, а я, раз к труду не приспособлен, буду дворянином. Денег я тебе платить не буду, но зато все будет по изначально задуманной гармонии. Всяк делает то, к чему он способен, и это закон, дарованный Господом, — разве нет?». И Авель остается — по инерции: он же любит преображать этот мир своими чудесными руками, а остальные вопросы его мало волнуют…

ГЛАВА 8

Философ Кант как разновидность табурета

Лес одарил их иллюзией защищенности, — казалось, кроны и стволы стали той краской, зеленой и коричневой, которой все мерзости окружающего мира теперь были замалеваны раз и навсегда: не было больше ничего, кроме этого детского рисунка из протянувшихся к небу полос, витражей из резных листьев и паутинчатых веток…

Именно тут впервые за последние несколько дней Рональд вздохнул полной грудью. Ведь, черт побери, весна была вокруг, хоть он и забыл об этом за обилием серьезных и важных дел. Даже на Иегуду весна производила явно приятное впечатление. Интересно, а как чувствует весну Слепец?

— В лесу мой слух почти совершенно бесполезен, — рассказывал Иегуда. — Я хорошо слышу на открытой местности, а здесь столько звуков: треск веток, пение птиц, шорох белок, стрекот насекомых — все это сливается в один шум. К тому же, как тебе, возможно, известно, звук распространяется по прямой, вернее, по множеству прямых, раскинутых, как руки танцующего человека — а где здесь эти прямые? Сплошные бугры, овраги, буераки. Зато уж зрение меня не подведет. Люблю май! Эти красные, залитые солнцем стволы, алые пятнышки птиц на деревьях, синева прохладной земли, нежная чернота неба — что может быть красивей!

Рональд прикусил язык, пожалев о заданном вопросе.

— Цвета условны, разумеется, — поспешно сообщил Иегуда, догадавшись, что у Рональда в голове. — Я толком и не знаю, похожи ли те цвета, что я вижу, на ваши красный, синий, черный…

— Вот я в детстве задумывался: а что, если я вижу черный, как другие видят, например, красный, а синий — как другие белый? Ведь никто никогда и не догадается, что я вижу ночь красной, если меня с детства учили называть этот цвет черным, а воду — белой, если меня с детства учили называть мой белый цвет — синим, верно? И вот я вырос и называю все цвета не так, как их должно называть — а никто и не догадывается.

— Забавно, — похвалил Иегуда. — Человеческий язык ограничен, равно как и способы познания мира. А ведь самая сложная часть мира — мы сами. Полное понимание между людьми невозможно — возможно ли хотя бы частичное?

Задаваться подобными вопросами в веселый славный месяц май совсем не хотелось.

— Какая красота вокруг! — не выдержал Рональд.

— Это по молодости восторженно относишься к красоте, — скептически вздохнул Иегуда, — ас годами приходит разочарование… разочарование и страх.

— Страх? — удивился Рональд. — Неужели столь образованный, мудрый и могущественный маг может чувствовать страх?

— Чем мудрее я становлюсь, тем я беспомощней, — покачал головой Иегуда. — Когда молод был, видел на годы вперед и знал, что делать в каждый миг своей жизни; теперь стал стар, и другие говорят мне, что делать, а я только сомневаюсь и подсчитываю вероятности, но отнюдь не действую. Таков закон развития. Вообрази же, о Рональд, что в XXI веке, коий ты почитаешь вершиной прогресса, люди точно тыкались носами в стены и друг в друга, как слепые кутята.

— Не может быть! — воскликнул граф. — Как же так: они летали на другие планеты, проникали в мир микроскопических частиц, постигли тайны истории — и по-прежнему были бессильны перед природой?

— Эх, Рональд, — вздохнул Иегуда. — Не так-то все просто: на смену среде естественной, всяким там джунглям, полным хищных зверей, ударам молнии, болезням — пришла среда рукотворная, созданная человеком; и пришла она настолько быстро, что человек и в ней заблудился. Посмотри, как все просто в средние века было: крестьянин знал, кого винить в своих страданиях — сеньора, соседа, дьявола — более никого. И еще в начале XX века знал: кулака-мироеда, помещика, чиновника. А потом что стало? Человек просыпался утром в холодной постели и не знал, кого ненавидеть: правительство, по вине которого он вчера не наелся досыта, городские власти, что не врубили вовремя центральное отопление, чтобы согреть дом и постель, или феминисток, по вине которых ему эту постель приходиться греть одному? Человек шел на работу, получал зарплату и опять-таки не понимал, кто виноват: начальник, что платит ему не по способностям и труду, президент, который не борется с инфляцией, или же все современное ему общество, в котором удовольствия покупаются только за деньги? Кто повинен во всех его бедах? Он не знал. Он заблудился в джунглях причинно-следственных связей, созданных им самим. Мир стал неуправляем: боролись за свободу и счастье людей — люди, получив свободу и счастье, пресыщались и переставали создавать семьи… Спасали от смертельных болезей и старости — и выводили слабую и нежелающую жить породу людишек… Я утрирую, конечно, все было в миллион раз сложней. Человек не только не постигал макрокосма, созданного своими руками, но даже стал легенды создавать об этом марокосме, новую мифологию… Благо, тайн хватало и внутри самого человека.

— Вот это правда, — согласился Рональд. — Ну, положим, себя я понимаю, близких друзей — тоже, а вот, например, женщин, даже знакомых — ни на йоту…

— Кто и когда постиг внутренний мир женщины? — воскликнул Слепец. — Веке в десятом дочь Евы виделась сосудом зла, в восемнадцатом и девятнадцатом столетиях мыслители не успевали превозносить ее до небес, доказывая, что слабый пол и благороднее, и возвышеннее сильного. Но вот пришел XXI век, и люди увидели, как страшно жить в мире, созданном женщинами! Ибо они навязывали мужчинам свои привычки, заставляли их душиться духами, подкрашивать глаза, выбирать политика за его красивый галстук — даже семью перестроили так, как им больше нравилось… И сами страдали от дел рук своих еще больше, чем мужчины — но от своего видения мира отказаться не могли! Да-да, Рональд, все так и было. Нам не понять этих людей, но не будем их осуждать! Они мыслили ограниченными категориями своего жестокого двадцать первого века… Разве могли они подняться до вершин подлинной просвещенности, горемыки!

— Слава Богу, в наше время хватает нормальных женщин! — улыбнулся Рональд, запоздало осознав, что это фраза библиотекаря Линмера, критикующего платоническую любовь рыцаря к Розалинде.

— Нормальная женщина? — встрепенулся Иегуда — Что такое нормальная женщина? Это оксюморон: горячий снег, живой труп, нормальная женщина. Скажем так, чтобы не обижать ретивых дочерей Евы, некогда активно боровшихся за свои права: о нормальных женщинах нужно говорить предположительно, как о черных дырах — теоретически их существование представляется вполне вероятным, но ни одной пока не обнаружено.

«Однако нужно осторожнее касаться этой темы, — подумал Рональд. — У моего почтенного друга явно была какая-то не совсем хорошая история, связанная с женщиной».

— Только не подумай, будто я страдаю неприязнью к женщинам! — предупредил Иегуда. — Я женоненавистник ровно на тридцать процентов. Видишь ли, любая женщина состоит из трех мало связанных друг с другом частей: внешность, душа и, так сказать, «мебель». То есть набор милых привычек: особенная манера поворачивать голову, когда окликаешь ее на улице, неповторимая улыбка, даже книги, которые женщина читает, и многие глубокие мысли, которые ее посещают, — это тоже «мебель», декорации. И эта «мебель» часто производит на мужчин гораздо большее впечатление, чем ее лицо и фигура. Но не следует заблуждаться: «мебель» — это не душа. Душа-то у любой женщины черная! Душа женщины — это та ложь, которая в решающий момент подымется из глубин и отравит все хрустальные источники — как звезда Полынь.

Граф открыл рот, чтобы возразить — и тут увидел странное движение между деревьями.

— Иегуда! — прошептал он. — Смотри!

Монах остановился и взглянул туда, куда указывал палец его спутника.

— Там никого нет, — пожал он плечами.

— Как никого? Там целая толпа — или что там такое?

— Послушай, о Рональд! — не вытерпел Иегуда. — Что же, ты меня и впрямь принимаешь за слепца? Я вижу все эти кусты и деревья насквозь, понимаешь, насквозь!

В голосе его звучала обида, и Рональд решил смириться и не спорить. Однако отвлечься от зловещего мелькания между деревьями было не просто. Казалось, там движется длинная серая змея, извиваясь, проползает между деревьями. Так было только миг — кусты качнулись и скрыли это странное зрелище. Рыцарь помотал головой, отгоняя наваждение.

Они сделали еще несколько шагов и чуть не наткнулись на страннейшую на свете процессию. Рональд резко схватил Иегуду за плечи и успел шепнуть ему на ухо:

— Тише!

Однако почтенный монах и сам уже что-то почувствовал. Он медленно поворачивал голову, вслушиваясь.

Они стояли на невысоком холме, сквозь высокие кусты наблюдая десятки человек, идущих по узкой тропе в ложбине между двумя холмами. Серая одежда, чрезвычайно просто сшитая, желтые лица и обилие золотых украшений — словно то был парад мертвецов. … Вот она, тропа, ве дущая из Муравейника, на поиски которой они и отправились, понял граф.

Ревенанты шли строем, какого Рональд еще не видывал, — не по двое, не шеренгами — они шли гуськом, по одному человеку, глядя друг другу в затылок, быстрым, размеренным шагом существ, не знающих усталости.

— Проклятые невидимки!! — прошипел Иегуда. — Зато вот этих я вижу прекрасно!

На соседнем холме стоял отряд пехоты, а чуть подальше чернели дула пушек.

— А вот еще.

На холме напротив кусты колыхались, показывая то копыта коней, то головы всадников.

— Пли! — раздался громкий возглас.

Мертвецы одновременно подняли головы и посмотрели на холм — без удивления, без страха, даже не остановились. Над холмом взметнулось облачко дыма и с десяток ядер полетел в процессию. Затем в ход были пущены гранаты — снова залп, и снова гранаты. Мертвецы трескались, точно сухое дерево — не бежали, не отдавались панике, умирали спокойно и без единого крика.

Ложбинка меж холмов, по которой проходила толпа мертвецов, полыхала огнем, взрывалась черными чугунными осколками. Когда дым, наконец, рассеялся, ни одной фигуры из этой только что длинной и чинной процессии не было видно: только земля слабо шевелилась в том месте, изрытом ядрами.

— Вот так-то! — раздался зычный голос командира отряда. — А эти дуболомы в столице говорили, что ревенантов ничем нельзя убить. Я это сделал, я! Даже самому приятно. Ладно, посмотрите, что там за золотишко на них было: авось не все расплавили наши ядра и гранаты…

Солдаты, роняя почву из-под ног, стали спускаться по склону в ложбину. Они принялись бродить между слабо шевелящимися и подрагивающими кусками мертвых тел (Рональд едва тошноту сдержал) и копаться в куче бывшей плоти, выискивая драгоценности, которыми для какой-то надобности украсили себя мертвецы.

Странно: а зачем им понадобились эти всадники, занявшие второй холм? Для страховки?

И тут только Рональд понял весь хитроумный замысел стоявшего на дальнем холме отряда. Пока королевские солдаты лазили, снимая с трепещущих рук украшения, а с подпрыгивающих ног — сапоги, позабыв о собственном оружии и воинском долге, в ложбину хлынула конница! Четыре десятка всадников в пестрой одежде, крутя саблями над головой, мигом пронеслись по пологому склону и обрушились на оторопевших от ужаса и неожиданности солдат, и стали рубить их, безжалостно, быстро, с веселыми прибаутками и шутками.

На помощь к своим бросились те, кто побрезговал стать мародерами; но к тому времени, когда они подоспели, их товарищам было уже не помочь. Зато сами они угодили почти в ту же ловушку.

— Вот черт, ловко! — шепотом воскликнул Рональд. — Разбойники?

Словно отвечая на его вопрос, один из всадников, одетый в кожаную куртку и с черным платком на голове, повернулся в седле, поражая саблей очередного солдата, и Рональд узнал в нем Полифема.

— Однако…

— Вот именно, — сказал Иегуда, для которого лицо человека не было главным отличительным признаком.

Операция действительно была спланирована просто гениально, со знанием психологии имперских солдат — Рональд, например, мнивший себя великолепным знатоком военного искусства, просто не знал, что славные римские воины способны на мародерство. Каждый новый день приносил печальные открытия…

Итак, королевский отряд был почти полностью уничтожен — те, кто сложил оружие, были взяты в плен и связаны, кроме них, в живых остался только артиллерийский корпус, стоявший на холме. И тут все было тщательно продуманно: не станут же пушкари палить по своим же пленным.

Впрочем, разбойники не учли одной детали: корпусом артиллеристов руководил полупьяный капитан с белым толстым лицом, словно задубевшим от пива, лупоглазый, как лягушка. Была такая порода столичных плебеев — более спесивых, чем первые аристократы королевства, ко всему на свете равнодушных, кроме собственной карьеры.

Капитан только что организовал залп по лощине, в которой до сих пор разбойники не могли одолеть королевский отряд (хотя от последнего и осталась самая малость), и готовил новый залп.

— Заря-жаай! — кричал он.

— Там же наши?! — прошел ропот среди артиллеристов.

— Какие там наши! Суки тупые! — орал капитан. — Сами полезли! Батьку Полифема мне снимите, чтобы я его башку доставил в столицу… Да быстрей заряжайте, каазлы! Под трибунал пойдете!

Солдаты, чуть не плача, принялись заряжать.

Полифем соскочил с лошади и, пригибаясь как ящерица, заскользил по склону, пытаясь взобраться на холм и при этом не попасть под обстрел.

— Мать вашу за ногу! Отцы ваши рогоносцы! — свирепствовал капитан. — Продырявьте мне этого Полифема! Задницу его превратите в решето! Скорей, твари дрожащие!!

Раздался оглушительный залп. Ядра и шрапнель взрыли пригорок, за которым прятался Полифем, приникнувший к земле. С дюжину дерущихся внизу солдат и разбойников повалились наземь, сраженные. А из-за пригорка выглянула одноглазая физиономия, одновременно хитрая и взбешенная.

— Мы же их убили! — слезно крикнул кто-то из артиллеристов. — Своих убили!

— На войне своих нет! — назидательно крикнул капитан. — Ну, шалавы дешевые, заряжай опять! В белый свет, как в копейку, попасть не можете, расцелуй вас баран!

Это было уже сверх всякой мочи терпеть. Как ни сдерживался Рональд, чтобы не провалить секретной операции, но всякой секретности был свой предел. Иегуда поздно заметил состояние своего друга: он уже успел выпрыгнуть из кустов и со страшной силой ударить капитана по щеке. Тот как стоял, так и завалился на землю, но тут же вскочил.

— Вы про мои права подумали?! — крикнул капитан, одновременно хватаясь за красную щеку, а грудью напирая на Рональда. Граф хлестнул его кованой перчаткой по уху.

— Я римский гражданин! — кричал капитан, отползая под дерево. Рональд, позабыв о правилах поединка, пнул его еще и ногой. На лице солдафона отразилось крайнее возмущение.

Батько Полифем, прыжком оказавшийся на холме и одним движением воткнул в колышущийся живот капитана свою саблю. Рональд даже опомниться не успел.

— А тебя, лыцарь, Бог спаси, как ты меня спас, — благодушно сказал Полифем, вытирая саблю. — Вы, сявки, — обратился он к артиллеристам, — вон отсюда, пока не прирезал.

Артиллеристы разбежались, бросив родные пушки.

— Хороший ты все-таки человек, барин, спору нет, — признал Полифем. Рональд обернулся на поле сражение, которое таковым уже перестало быть: разбойники прятали в ножны сабли, спешивались и искали раненых.

Слепец, вышедший из кустов, мрачно посмотрел на батьку.

— А это еще кто? — поинтересовался Полифем.

— Иегуда Картезианец, — с достоинством отвечал монах.

— А, Егуда, слыхал, слыхал… — осклабился батько.

— Откуда бы? Свои шпионы в замке? — поинтересовался Иегуда, пряча ехидство.

— А отчего бы и нет? Даже у камней уши есть — знаешь поговорку? А я все ж не камень… Ладно, будьте здесь, я скоро. — и Полифем побежал отдавать указания своим разбойникам, среди которых Рональд узнал Жана и еще не скольких крестьян, с которыми встречался в деревне. Те стали убирать с поля боя тела павших, складывая их на две телеги, спущенные вниз с того же холма. Это выглядело в высшей степени благородно — тем более что своих убитых они свалили в ту же телегу, что и имперских солдат, — причем без каких-либо церемоний, довольно грубо, хотя и аккуратно. Зато не мародерствовали, не грабили покойников. Погрузив тела на подводы, главарь разбойников вернулся.

— Что смотрите? — ехидно поинтересовался он. — Думаете, как до жизни такой я докатился? Для меня такая жизнь — большое достижение; начинал-то я и вовсе простым смердом.

— А с чего подались в борцы за идею? — спросил Иегуда.

— Не за идею, а против вас, бар, — улыбнулся Полифем. — Чтобы жизнь вам малиной не казалась — для того и подался.

— Да уж, малина еще та, — заверил его Слепец. — Вот, например, моя: днем — по ресторациям, ночью — по борделям.

Полифем хмыкнул. Телеги, отчаянно скрипя колесами, двигались по дороге в деревню.

— Мы с вами поедем, — неожиданно сказал Иегуда. — Назад сами мы вряд ли выберемся.

— Да ради Бога, — усмехнулся батько. — Нам скрывать нечего.

Ехали молча, настороженно. Полифем шутил и скабрезничал без умолку, но видно было, что присутствие непрошеных гостей его не радует. Слепец задумчиво молчал, Рональд, мысленно декламируя, мучительно пытался соединить в последнюю строфу сонета четыре неровных, пружинящих, точно китовый ус, строчки. Наконец они выехали из лесу. Впереди была развилка-в замок и в деревню.

— Все, лыцарь, тебе налево, нам направо, — рассудил Полифем. — Никому, понятное дело, ни слова. Впрочем, все равно ведь расскажешь, если это в твоих планах имеется.

— Не расскажу, — заверил его Рональд.

— Ну так Егуда расскажет, — махнул рукой Полифем, стегнул коня и поскакал по дороге в деревню. Вся орава поскакала за ним.

Передняя телега неожиданно остановилась, кучер оглянулся назад.

— Ладно, вставайте! — произнес он грубо. — Покуражились — и будя. Лошадей пожалейте, лентяи!

Лежащие в телеге люди стали подниматься, молча поправляя одежду, рассматривая свои ранения.

Рональд едва не подпрыгнул — сперва ему подумалось, что солдаты искусно притворялись убитыми, но рубленые раны в головах от сабель, сквозные ранения копьями, до сих пор торчащими из спин и груди, — этого подделать никак было нельзя. Более же всего говорил за себя мутный взгляд глаз несчастных — это были мертвецы.

Все также без единого слова они извлекали из своих тел копья и пули, застегивали пуговицы, вылезали из телеги и мрачно смотрели на окружавшие их деревья. Рональд прекрасно понимал их молчание: что тут можно было сказать?

— Смерть всех мирит, — пояснил кучер, улыбаясь щербатым ртом. — Ладно, ребята, равняйсь, смирно, следуем за генеральской каретой в деревню! Нашего полку прибыло, маркизу теперь несладко придется.

Рональд вышел во двор, но там оказалось так темно, что он, пройдя два шага, чуть не упал.

— Посветить? — спросил заботливый голос и тут же добавил досадливо:

— Ах, черт, я же забыл, что мой фонарь тебе не поможет!

— Иегуда? — удивился Рональд. — Я, собственно говоря, по нужде.

— Я так и понял, — заверил монах.

— Да я найду место, — Рональд, опасливо держась за стену, пробирался все дальше и дальше от башни. Наконец он отцепил пальцы от кирпичной кладки, оттолкнулся от нее, как пловец от камня, и нырнул во тьму. Послышался шум листьев.

— Вот я о чем подумал, о Иегуда, — признался Рональд, возвращаясь. — Ты так странно забыл о том, что все существа, кроме тебя, не способны видеть света твоей лампы, что мне пришло в голову: ты, наверное, не один такой на свете. Наверное, в вашем монастыре есть и такие, кому доводилось тебе светить своей лампой, разве нет?

— Истинная правда, сэр Рональд! В нашем монастыре было пара десятков таких же, как я, и еще более таких, которые обладали иными способностями, мне недоступными.

— Неужели? Что же Святая церковь прислала только одного тебя? Неужели толпа таких монахов не сокрушила бы любые полчища мертвецов?

— Пришлет еще, я думаю. Никто не в силах предугадать планов Святой церкви. Но, честно говоря, я уверен, что смогу справиться с Муравейником в одиночку.

— Быть не может! — Рональд даже рот открыл от удивления, благо в темноте этого никто не видел.

— Не стану объяснять тебе, как именно. Рано или поздно ты увидишь все собственными глазами. Или не увидишь.

И Иегуда вздохнул.

— Пока я что-то и мира вокруг себя не вижу, — задумчиво сказал Рональд, пытаясь рассмотреть в затянутых одеялом облаков небесах хоть лучик света. — Скажи, Иегуда, а правда ли, что раньше ночью было столько же света, сколько днем?

— Правда. Древние люди умели ловить гром и молнию и заставляли их течь по трубам, словно жидкую субстанцию. Испаряясь, эта жидкость обращалась в свет и освещала города и деревни. Утраченное ныне искусство.

Они помолчали.

— Вот что вызывает у меня наибольшее недоумение: от чего люди не пользуются теми природными богатствами и силами, которые Конец физики отнюдь не уничтожил? Ну, например, энергия пара действует и в наши времена; отчего же люди перестали пользоваться паровыми двигателями? Ведь это могло бы даровать армиям победу, мануфактурам — небывалую производительность, домам — удобство и комфорт! Но видно, настолько склонен род человеческий к умственной лени, что даже простейшие машины ему конструировать не хочется — все он надеется на свои кулаки, на дубины, коими, в сущности, являются наши мечи, на звериные шкуры, коими являются наши доспехи…

— Ну, моя Исмигуль — не дубина! — возразил Рональд, ласково поглаживая рукоять своего меча.

Они снова помолчали.

Ни звезды не было видно в черноте неба.


Вслед за заключением мира в объединенный лагерь крестьян и солдат маркиза прокралась мерзостная скука. Люди пытались изловить ее и сжечь на костре, наступить ей при удобном случае на ногу — все тщетно. От скуки люди сходили с ума, вешались и топились, проигрывались в карты или крутили такие романы, которые в других условиях показались бы противоестественными.

Барон Лукас сидел на бревне и качал ногою. В руке у него была кружка янтарного пива. Пиво, как известно, — плебейский напиток, и барон убивал сейчас сразу двух зайцев: удовлетворял желудок и играл в демократию. Сложная политическая конъюнктура в любой момент могла привести, например, к суду над маркизом, а в этом случае надо было заблаговременно показать свою верность идеалам революции. Вот почему Лукас ходил с красной розой в петлице — Одновременно символом революции и куртуазным атрибутом, намеком на страстность натуры и обещанием подарить любовь. Другие маркизовы нахлебнички так открыто свою приверженность революции отнюдь не выражали.

Вокруг не было ни души: ни девицы, чтобы к ней подъехать, ни солдата, чтобы на него наехать.

В тот момент, когда Лукасу стало совсем скучно, на поляне появился Хайдар.

Как многие сарацины, попавшие в плен к бунтовщикам-христианам во время последней войны с турками, Хайдар спился совершенно. Целыми днями он слонялся по округе и вымаливал у всех знакомых и незнакомых хотя бы пару глотков. Он был черен и сед, морщины на рано состарившемся лице заменили ему шрамы.

В руке у Хайдара была смятая пачка с жевательным табаком, только что выманенная у крестьянина в обмен на последнюю реликвию, что у него была еще утром, — ятаган, которым когда-то наградил его сам паша за храбрость (от нее теперь даже крох не осталось). Увидев пиво, он судорожно сглотнул. Движение это не ускользнуло от барона, и разум его воспарил до небес от радости.

— А дай табачку пожевать, — сказал Лукас, хитро кося глазом.

На лице Хайдара отразилась внутренняя борьба. Табака у него больше не было, но достать его было легче, чем пиво. Наконец, едва заметно вздохнув, он подал Лукасу пачку. Лукас бросил в рот всю пачку и зажевал крепкими желтыми зубами так, что струйка слюна потекла из уголка его рта.

— А славный у тебя табачок, — сказал он.

— Ага, заморьский, армяньский! — закивал старик, радостно ухватившийся за возможность набить цену сгинувшему в пасти барона продукту.

— Ну что, как дела? — спросил Лукас, отхлебывая пива и продолжая качать глоток. — Как там ваш турский салтан? Новых походов не затевает?

— Куда там! — махнул рукой Хайдар, не спуская глаз с желтого напитка, плескавшегося в кружке. — Савсэм он постарел, ныкуда болше не сабыраетса, на каня влэзть уже не может!

— Ну надо же, — без тени удивления покачал головой Лукас. — А раньше, бывало, его именем детей пугали — меня, например. А сейчас я сам бы к нему в наемники пошел — все лучше, чем с мертвяками дружбу водить. Да и только, говоришь, постарел он совсем… Ну что ж, всякому свой предел положон. Вечор цвел юноша — и вот, увял…

Наступила пауза, в течение которой Хайдар не отрывал глаз от янтарных бликов на гранях кружки.

— А сла-авный у тебя табачок! — протянул Лукас.

— Как там Ильяс поживает? — спросил барон спустя минуту. — Сын-то твой, — добавил он, словно Хайдар и не догадывался, что у него есть сын.

— Нычего, Аллах мыластыв. Вызырослый стал меня сын, харошый стал, рабатащий, — стал рассказывать Хайдар, решивший поменять тактику и перевести разговор из русла самоуничижения турецкой нации в спокойную долину семейных хроник. — Жэна искать ему нада! Савсэм вызырослый стал, аи, маладэц!

И засмеялся радостным смехом, заглядывая Лукасу в глаза. Но очи барона смотрели вниз, и мыслей его невозможно было угадать.

— Жену, говоришь? — усмехнулся барон. — Да кто ж за него пойдет? Он же магометанской веры и Христа отверг. Да и черный он у тебя, страшный, как черт.

— Твая правда! — засмеялся Хайдар после секундного замешательства. — Вса твая правда! Да, дэвушки христианскый на нэго не смотрат савсэм, канэчна. Аны ж красывыи у вас, хрыстанскый дэвушки — бэлый как снэг, кожа как пэрсик, шэя как имбир, ноги как палмы, гируди как луна в зэните, волосы как трава вэсной!

Лукас все прятал взгляд. Хайдар уже явно облизывался, глядя на зажатую в его руке кружку.

— Сладкый ваш дэвушка-как пыво! — наконец отважился намекнуть Хайдар.

— А я пиво не люблю, — признался Лукас, отхлебывая полкружки (Хайдар при этом занервничал так, что чуть не запрыгал на месте). — Скорей уж табак жевать…

Он мечтательно посмотрел в голубую даль и протянул:

— А слааааавный у тебяя табачоооок… Хотя пиво пиву рознь, — заметил Лукас. — Вот у меня — вкусное.

У Хайдара руки задрожали.

— Я бы даже тебя угостил, — задумчиво сказал Лукас. — Пивком-то! Да только нехристь ты, отсюда вижу, что нехристь.

Хайдар стоял с растерянным видом.

— А вот если бы ты отрекся от своего Магомета и попросил бы меня, — барон сделал паузу, — как христианин христианина — я бы тебе — пожалуй — и дал.

В морщинистом уголке глаза сарацина появилась слеза и побежала по глубокой бороздке.

Лукас вздохнул, искоса посмотрел на Хайдара и отхлебнул еще глоток. Сарацин повернулся спиной и сделал шаг.

Лукас причмокнул губами.

— А сла-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-авный у те-е-е-б-я-а-а-а та-аба-а-а-чок…

Хайдар резко развернулся, пал на землю и забился в конвульсиях.

— Ради Хрисьта, ради Хрисьта дай! — крикнул он страшным голосом. — Прости, Аллах, Мухаммед, прости, прощай, светлый рай!…

Он предавал свою веру и плакал.

— А слаааааааааааааааааааааааааааааааааааааааавный у тебяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяя таааааабааааачоооокк, — протянул Лукас. Всякое подобие человеческой речи потеряли его слова. Теперь видно было совершенно ясно, что он издевается. Барон встал со своего места, вылил остатки своей кружки на землю и пошел прочь, попутно наступив на спину лежащему Хайдару (бедняга даже извиваться не стал — настолько был убит случившимся).


На зеленой лужайке перед замком капитан Александр, которому Иегуда предсказал воспаление уха, тренировал солдат. Слечь он не слег, но голова его была обмотана шарфом. Сэр Альфонс шутливо-горделиво обозревал плац, Рональд смотрел на эти маневры с некоторым сомнением.

— Я тут слышал новый столичный анекдот. — Маркиз подошел ближе и, трясясь от смеха, прошептал: — философ Иммануил Кант был похож на табурет. Иногда гости по ошибке садились на него. Капитан Александр загоготал, Рональд улыбнулся.

— Ну, друг мой, покажите мне, чему вы обучаете солдат, — попросил маркиз.

— Проще простого, — капитан сделал значительноелицо и заорал:

— Равняйсь!!! Смирррна! Далека ли дорога до месяца?

— Три тысячи римских стадиев! — прокричала в ответ толпа.

— Каковы есть роды оружия и како себя ведут?

— Не могем знать, ваше благородие.

— Глупцы! Роды оружия есть следующие: пуля-дура, попадет — умрешь, штык — молодец, едрена вошь, ракета — собака, продырявит башку, а больше, ребята, ничего скажу. Каковы суть падежи в языке?

— Именитив, Родитив, Датив, Винитив, Творитив, Предложитив…

— Что есть шхера?

— Морская собака, ваш-благородь!

— Вот какое обширное образование получают наши солдаты! — похвалился бравый капитан. — Я, как вы понижаете, друг всяческому просвещению.

— М-да, действительно обширное, — с сомнением отозвался Рональд и, распрощавшись с маркизом, пошел дальше, слушая, как за его спиной Александр покрикивает:

— Вперед! Коли! Да что ты штыком, как ухватом, машешь!

Даже сомнений не было: перед отрядом Полифема у гвардии замка шансов не было. Тут только Рональд начал понимать, отчего маркиз больше доверял своим кентаврам, чем людям.

Повинуясь странному наитию, рыцарь пошел по дороге в деревню. Поле в стороне от дороги колыхалось спелыми колосьями. В нем он увидел фигуру в серой куртке. Всмотрелся — человек вырезал топором заготовки для ложек, так называемые баклуши. Рональд призадумался, затем пошел дальше.

Слева был лагерь, разбитый крестьянами совсем неподалеку от стен замка — а метрах в ста от него стояли, точно толпа понурых пьяниц, избы.

Странные, фантастические вещи открывались глазам Рональда — он узнал, например, что тараканы, когда их много, начинают летать и кусаться; многие младенцы, которых крестьянки держали на руках, были сплошь покрыты красными укусами. Возле самой первой избы он шарахнулся от прокаженного, а крестьяне этой замотанной в лохмотья фигуры не боялись: дети даже таскали его под руки.

Б деревне, впрочем, был праздник. Рональд не сразу это понял. Праздник в его понимании был связан с барабанным боем, парадом королевской гвардии, толпами на улицах, украшенными домами. А здесь все было донельзя ничтожно и скудно: дома все так же клонились к земле, словно тени, убегающие от солнца, нищета смотрела из всех углов. Зато по всей деревне бродили развеселые крестьяне в обнимку с мертвецами.

— Барин! — крикнул Рональду долговязый мужик. — Пивка не хочешь?

Рональд покачал головой.

— Брезгаешь нас, убогих? — скривился крестьянин. И вразвалку, изображая силу и лихость, подошел к графу. Откуда не возьмись вокруг сгрудились вилланы. Пьяные лица, агрессивные и в то же время нерешительные, казались кирпичами, из которых вдруг сложилась стенка, преградившая ему путь.

— Че собрались-то? — спросил Полифем, подходя. Крестьяне тут же зашумели, а сплошная стена пьяных лиц распалась на отдельные физиономии с разными гримасами — улыбками, выражением задумчивости или мрачного уныния — словно и не было секунду назад этой одинаковости.

— Тоже мне Аники-воины, — насмешливо сказал батько. — Солнце на полдень, а вы дурней страдаете. Ну-ка, стройсь на маневры! Чтоб через минуту были на нашей учебной поляне, в лагере, под стенами замка… Нехай маркиз устрашится, видя ваши ужимки и прыжки…

— Ну ты, Полифем, задрал своими маневрами! — плюнул долговязый мужик. — Мы ж землепашцы вольные, а не бандиты какие…

— Вы потому-то и вольные, что я, бандит, вас у маркиза отвоевал, — ухмыльнулся Полифем. — Давай-давай, тож мне енерал выискался. Гнидарь велел тренировками заниматься, пока его не будет.

— Гнидарь, Гнидарь, — ворчал долговязый. — Чтой-то давно его не видать… Разве пропал совсем, покинул нас? Хотя он человек тово, идейный, за нас горой…

— Да уж, не нам чета, — согласился Полифем. — Оттого и должны мы его наказ выполнять. А не водку жрать! — повысил он голос. — Маркиз вам бочки с водкой подкатил — а вы ему и благодарны. Он вам этак каждый день будет спирту присылать, а вы, мытари, и рады — и он рад: как сопьетесь совсем, так и кентавров за вами пришлет.

Крестьяне стали стыдливо переминаться с ноги на ногу, пряча глаза.

— Ладно, батько, твоя взяла: ща допьем и на маневры.

ГЛАВА 9

Дуэль

Если Рональд старался проводить свои дни с пользой для кругозора, то обитатели замка, чуждые интеллектуальных исканий, откровенно томились.

Было прохладно; в воздухе носились летучие мыши, преследуя невидимых комаров. Лукас и капитан Александр, по обыкновению, сидели на бревне после трудового дня. Капитан вконец умаялся, раздраженный непонятливостью и неуклюжестью вверенных ему солдат, Лукас, проигравший в карты не одну сотню золотых талеров, нервно подергивал плечами. Неподалеку бродил без дела Шамиль, еще один сарацин, бывший в услужении у барона и оттого не опустившийся, а, напротив, набравшийся барской спеси.

— Эх, время какое! — вздыхал капитан Александр, глядя на горящие неподалеку огни костров, вокруг которых весело и непривычно сыто горланили крестьяне, захватившие нынче богатый фураж. — Хоть и мерзок мне мужичок, а все равно чувствую, что прав он нынче: совести у нас не было, изъездили крестьян вконец. И чувствую в этом движении некую радостную для сердца весну! — признался он. — Термидор, сущий термидор![18]

— Кому термидор, а кому вишни цветут, — сказал Лукас, засовывая за ухо розу. — Надо срывать цветы удовольствия и делать из них гербарий — чтобы в старости было что вспомнить! Пойдем, Шамиль, поищем, кого бы сразить своей статью и красой наповал!

Они поднялись с бревна и побрели по лагерю: барон шел, стуча каблуками, как на параде, хотя ноги ставил вкривь и вкось; Шамиль был как-то осторожен, понимая, что в случае неудачного сбора «гербария» им могут и по шее надавать.

Они прошли несколько палаток и увидели Роксану.

У Роксаны было обыкновение ночью гулять по лагерю. Было это для нее вполне безопасно: крестьяне ее знали и любили — ведь никто в замке, даже Агвилла, по собственному гуманистическому почину лечивший их детей от кори и холеры, не был к ним так добр. Подобрав длинные юбки, она переступала через бревна, подходила к мужичкам, одаривала их драхмою, целовала в щечку крестьянок и совала пряники подбежавшим ребятишкам.

Увидев Роксану, Лукас круто завернул и направился к ней; Шамиль поспешал следом.

Барон забежал навстречу Роксане и сделал довольно затяжной поклон, преловко перепрыгивая с ноги на ногу, как козлик. Роксана непроизвольно отскочила назад, затем нерешительным голосом поприветствовала Лукаса.

— Какая дивная ночь! — воскликнул барон. — Воздух течет, как оршад, нимфы поют в лесах, бледная Диана восходит над горизонтом! Самое время срывать цветы удовольствия!

Роксана вспыхнула, однако заботливый полумрак скрыл краску на ее щеках.

— Эол играет на нимфах, тьфу, на флейтах! Борей дует с востока, Зефир с запада! Лучезарный Гелиос дремлет за горизонтом! Ах, какой запах! — барон сунулся длинным носом в направлении руки девушки, которую она тотчас отдернула.

Шамиль, видя, что друг его не может выбраться из лабиринта высокопарных восклицаний на прямую стезю рационального торга, решил вмешаться.

— Мы знаем, что некоторые девицы вроде вас, пользуясь своим невинным видом, между тем не гнушаются оказывать господам офицерам известного рода услуги, — начал Шамиль. — Мне кажется, и вы из их числа.

— Я не понимаю, о чем вы, — отвечала Роксана.

— Не понимаете? А, по-моему, я ясно выражаюсь! — вспылил Шамиль. — Нам нужно от вас небольшое одолжение интимного характера. Vous comprenez?

— Господа, по-моему, вы оба сошли с ума! — воскликнула Роксана, еще пуще покраснев и делая шаг назад, чтобы в случае чего убежать.

— Да как вы смеете нас отвергать? Вашу показную невинность оставьте для простаков вроде сэра Рональда! — вскипел Шамиль и, ища поддержки, глянул на барона. И остолбенел — барон, синея и краснея одновременно, надувался, точно переспелая слива. «Не послать ли за санитарами?» — пронеслось в голове у Шамиля, но в этот самый момент барон открыл рот и со всем презрением, на какое был способен, выпалил:

— Рас-пут-ная девка!

Роксана попятилась от неожиданности. В этот самый момент по щеке барона хлестнула сильная рука — да так, что он чуть с ног не покатился.

— Вы подлец, сударь! — сказал Рональд. — Вызываю вас на дуэль — сейчас же.

— Завтра же! — крикнул Лукас, утирая кровь, брызнувшую у него из прыща. — Хорошо-с! Скрестим шпаги-с!

— Скрестим, — подтвердил Рональд.

— Нет-с, не шпаги! — возопил барон, потрясая указательным пальцем. — Пистолеты-с! Пистолеты-с решат нашу судьбу-с, да-да, боле ничего!

— Прекрасно, — отозвался Рональд. — Я пришлю к вам моего секунданта.

— Присылайте-с! Не побоюсь-с! Шамиль, за мною…

Оба исчезли с быстротой молнии.

Рональд подошел к всхлипывающей Роксане и, неожиданно для себя самого, взял ее лицо в свои руки.

— Не плачьте, — сказал он. — Все будет хорошо.

— Хорошо? — поразилась девушка. — Хорошо?! Впрочем, вы, наверное, правы. Все будет хорошо.

Они помолчали. Роксана мягко покачала головой и высвободила ее из рук Рональда; рыцарь засмущался и спрятал руки за спину.

— И не страшно вам в этом мерзком месте? — спросил он, вздохнув.

— Страшно, — призналась девушка. — Но ведь это мой дом, другого я не знаю.

— Вы не были в Риме? — удивился Рональд.

— Никогда. Я и от замка-то далеко не отъезжала. Меня воспитала леди Эльвира, она была добра, как мать. Это теперь все поменялось…

— А раньше маркиз был другим?

— Другим. То есть он всегда был странный, пожалуй, негодный человек. Но раньше он как-то стыдился своих черных дел, что ли. А теперь ничего не стыдится и ни о чем не жалеет. Выписал из соседнего поместья этого отвратительного Лукаса, набрал непонятно где чудовищ — химер, мантикор, василисков… Мне только кентавры симпатичны, я общаюсь с некоторыми из них. Вот такой стал маркиз — с тех пор как жена сбежала, а его самого попытался убить родной сын, Гнидарь. Гнидарь был мне братом.

— А где он сейчас? — поинтересовался Рональд (он уже задавал девушке этот вопрос, но вдруг на этот раз она про говорится?)

— Этого никто не знает, — поспешно ответила Роксана. — Ладно, я пойду в замок, пожалуй.

— До свидания, — сказал Рональд.

— До свидания, — Роксана сделала несколько шагов в сторону, затем остановилась:

— Вы завтра будете драться из-за меня?

— Верно.

— Спасибо вам, — улыбнулась девушка.

И убежала.

Молодой рыцарь зашагал по той же самой дороге в тот же самый замок, злясь на себя, что не догадался предложить себя Роксане в провожатые.


Роса покрывала листья, воздух был на удивление морозным. Секунданты проверяли пистолеты, считали шаги, дуэлянты, молча, сосредоточенно, расхаживали друг против друга.

— Ну-с, господа, становитесь. Вы, сэр Лукас, вон туда, а вы, сэр Рональд, вот сюда. Пистолеты заряжайте сами, ибо и это — часть стрелкового искусства, — тоном школьного учителя произнес Агвилла. Шамиль ехидно хмыкнул.

Рональд зарядил свой пистолет мигом, Лукас долго возился, отсыпая порох из рожка, затем, сквозь узкое отверстие пытаясь отправить его на полку. Каждое движение занимало у него несколько минут. Держа пистолет в левой руке, а правой примеривая к отверстию полки воронку, скрученную тут же из бумаги, Лукас окинул присутствующих молодцеватым взглядом и — о чудо — вдруг начал читать стихи, подмигивая противнику и явно желая вывести его из себя:

— Вот пистолеты уж блеснули,

гремит о шомпол молоток,

в граненый ствол уходят пули,

и щелкнул в первый раз курок.

Вот по-о-о-рох струйкой сероватой, — тянул Лукас, хитро прищуриваясь:

— На полку сыплется, зубчатый,

Надежно ввинченный кремень,

ВЗВЕДЕН! — вдруг взвизгнул по-котячьи барон, срывая голос. Все вмиг поняли, что он страшно переживает относительно исхода дуэли и уже не держит себя в руках.

— Не угодно ли начать? — сухо спросил Рональд.

— Угодно, угодно, еще как угодно, — бормотал Лукас, но руки его ходуном ходили. Барон явно нервничал, он сыпал порох уже не на полку, а на землю.

— Подстрелю, как индейку! — вдруг крикнул он и спешно, не дожидаясь сигнала секундантов, поднял пистолет и пальнул в Рональда.

Рыцарь устоял на месте — а затем его организм принялся тестировать себя. Все это заняло доли секунды — и быстрее, чем Рональду успел скосить глаза вниз, он понял, что невредим.

— Начинайте! — крикнул его секундант, и Рональд не стал терять времени. Его рука совершила отработанное годами тренировок движение, ствол пистолета чихнул — и Рональд даже пулю увидел, из него вырвавшуюся.

Выстрел. Дым. Лукас падает, хватая ртом воздух. Два санитара тотчас уложили барона на носилки и понесли прочь.

— Куда, куда попал? — причитал барон. — Ради всего святого, куда?

— Эх, барин, сказал бы я вам, да неприлично как-то, — засмеялся санитар. — В самое яблочко он вам попал, куда уж точней…

— Отстрелил? — загробным голосом спросил барон, поднимаясь на носилках.

— Отстрелил, — мрачно кивнул санитар.

Барон без сил свалился на дерюгу и лишился чувств.

ГЛАВА 10

Лес волшебных зерцал

— Всех прошу вниз, на лужайку перед замком! Общий сбор, общий сбор! Чрезвычайное происшествие!

Рональд приоткрыл глаза и увидел… физиономию барона, заглядывавшую в двери.

— Сэр Рональд, вас это тоже касается! — визгливо про возгласил барон, и рыцарь почувствовал страшную брезгливость: пара дней прошла с их дуэли, а Лукас, потерпевший невосполнимый ущерб, уже не только разговаривал с ним, но и старался заискивать. Брезгливость касалась, разумеется, всего рода человеческого, в своем поведении руководствующегося извечным уважением к насилию.

Выглядел барон, прямо сказать, неважно. Даже усы его уже не стояли торчком, а змеились вниз по щекам.

— Сейчас, сейчас, — Рональд стал спешно одеваться.

Перед замком собрались все обитатели замка и деревни. Мужики шумели, двигаясь всей толпой, словно громадный бурый медведь почесывался. Маркиз потирал виски и бледное чело.

— Что случилось? — спросил Рональд у Агвиллы.

— Труп в лесу нашли. Какая-то крестьянка. Убийство.

В центр круга, образуемого стоящими, вышел Лукас.

— Я шел по лесу, гонимый судьбою, — начал он. — И вдруг — о Марс и Венера! — вижу: под ногами моими набросан дерн, точно клад в землю зарывали. Я нагнулся — смотрю: из земли торчат пальцы…

Толпа ахнула.

— Да-да, судари мои, пальцы-с! — вскричал барон, довольный произведенным эффектом, — Я принял это, так сказать, последнее рукопожатие несчастной женщины, так и не сорвавшей, должно быть, в своей жизни цветов удовольствия. Кто-то удушил ее, бедняжку, удушил, когда она гуляла по ночным садам, одна, совсем одна… Стыд и позор злодеям! Прощай, невинное и безымянное дитя, прощай навеки — и если — ах! — есть в свете место, именуемое раем, то в сияющем чертоге, там, мы воссядем с тобою — и все будем в тельняшках…

После этой пространной речи он сел, глубоко взволнованный и покрасневший.

Рональд стоял, как статуя, не в силах пошевельнуться. Ие-гуда посмотрел на него строго и одновременно ободряюще.

— Знаем мы, кто это сделал, — мрачно сказал долговязый крестьянин, сын старосты. — То ведьмы. В лесу они обитают, едрить их душу.

Толпа загудела площадной бранью.

— Я знаю, где находится их избушка! — крикнул маркиз. — Я выследил их!

Мужики недоверчиво хмыкали, косясь на их бывшего сеньора.

— Я был несправедлив к вам… — произнес маркиз. — Я был жесток и неправеден. Но всему под солнцем свое время — теперь я прошу у вас прощения!

Он пал на колени. Между юбкой и ботфортами удивленная толпа увидела кусочек красных фильдеперсовых чулок.

— Да ты что, барин! — махнул рукою сын старосты. — Не звиняйся, мы перед тобою тожа крепко виноваты, непочтительны были…

Толпа согласно замычала.

— Простим друг друга! — воскликнул сэр Альфонс. — И я, и вы — мы все желаем избавить мир от страшных порождений зла! Каюсь, я сам баловался созданием разного рода монстров, но тех тварей, что не дают покоя всей округе, создал не я. Они явились по попущению сатаны, как о том справедливо говорит Святая церковь. Мы избавим от них мир и будем жить в счастье и благоденствии.

Толпа радостно загудела.

— Блин, ну дурачье, — зарычал Полифем. — Вы что, не видите, что он вас же под монастырь и подведет? Неделю назад вы не с ним, что ли, воевали?

Но голос его потонул в вопле толпы:

— Даешь! Ведьм — в печку! Землю — мертвецам! Воду — рыбакам и рыбкам! Жратву — крестьянам!

— Я сам поведу вас, я, дерзкий гонфалоньер страсти! — восклицал маркиз.

— Дерзкий гон… — что? — полюбопытствовал Иегуда.

— Гонфальоньер — это знаменосец, итальянское словцо, — пояснил маркиз. — За мною, мои верные крестьяне!

Рональд окинул толпу взглядом и удивился: а где же мертвецы? Видимо, пока живые собирались тут и произносили бессмысленные речи, у них были дела поважней.

Маркиз вскочил в седло и пустил коня вскачь, толпа побежала за ним. Солнышко светило ярко, маркиз явно получал от дивного весеннего дня несказанное удовольствие. Под ногами коней шелестели стебли трав, свежий ветерок шевелил густые кудри сэра Альфонса. На скаку он достал из-за спины охотничье ружье и указал на маленькие фигурки, снующие по краю поля.

— А вот Гензель и Гретель, должно быть, ищут свою пряничную избушку.

Двое подростков-крестьян кинулись врассыпную, но маркиз преловко подстрелил их из пищали. Из глаз его текли слезы.

— Что он делает, этот подонок? — сквозь зубы прошипел Иегуда.

— Предавайте огню все, что увидите! — кричал маркиз. Они уже домчались до опушки леса, где стоял приземистый домик, тот самый, где некогда Рональд и Иегуда оборонялись от ведьм. Двери были наглухо закрыты, но внутри слышались явственные звуки шагов.

— Именем короля, Деда Мороза и всех святых: откройте! — оглушительно возгласил маркиз.

Из окна избушки, словно помои, выплеснули дымящуюся воду из грязной кастрюли. На поверку вода оказалась расплавленным свинцом, и крестьяне заревели дикими голосами. Маркиз едва успел отскочить.

Из окна показалась мерзкая старушечья физиономия. Старуха смеялась, разевая рот так широко, что видна была не только нижняя вставная челюсть, но едва ли не желудок. Ведьма высунула из окна руку и выстрелила из дамского пистолета. Сын старосты, оказавшийся ближе всех, рухнул как подкошенный, хватаясь за живот. Крестьяне ревели от злости, носились вокруг дома кругами и в бессильной злобе били камнями стекла, а ведьмы швыряли им на головы мешки с гвоздями и подушечки, утыканные иголками.

Мужики кинулись к двери и стали отдирать ее, впиваясь в дерево грязными ногтями; в этот момент что-то ухнуло и дверь сама прянула им навстречу — с такой скоростью и силой, что все они повалились навзничь.

— Окружай! Окружай! — кричал маркиз.

Крестьяне побежали вокруг дома, пытаясь охватить его со всех сторон. В этот момент из трубы на крыше вылетела страшная птица — голова и туловище у нее были женскими. Иегуда едва успел вскинуть пищаль и выстрелить, но птица преловко увернулась и, испражняясь на головы всей толпе, полетела в лес. Следом за ней вырвались две другие и улетели туда же.

Маркиз, наблюдавшей за этой сценой с несколько ошеломленным лицом, встрепенулся и крикнул:

— Мы освободим землю от этих тварей! Они ушли от нас, но мы найдем их — любой ценой!

И он ворвался в дом. Темноту помещения разорвала оранжевая вспышка, и маркиз вылетел наружу.

Он был ранен; по виску его струилась кровь. Маркиз зашатался и упал на руки вовремя подбежавшему Агвилле, который тут же стал смазывать его голову лекарствами.

— М-да, дурень он все-таки, — произнес сквозь зубы Иегуда. — Я-то думал, он всю эту кашу и заварил… Ошибся. Даже барон на рожон не полез, уж насколько безмозглая скотина, а этот — полез…

Слепец не скупился на грубые слова — расстроился, видно, что ровно ничегошеньки в этой нелепой истории не понимает.

Рональд, не обращая внимания на слова монаха, последовал примеру маркиза. В комнате царил хаос разрушения — у дальней стены висели единственные уцелевшие при взрыве вещи, напоминавшие украшения из мрамора. Рональд подошел поближе и увидел, что это… женские ноги и руки, аккуратно, без капельки крови, отсоединенные от тела. Мысль о страшном злодействе поразила его ум — и тут он сообразил: рядом с этими частями человеческого тела висели большие птичьи крылья, стояли мощные когтистые лапы.

Это были запчасти: при их помощи ведьмы могли то становиться людьми, то превращаться в птиц.

Крестьяне за его спиной опасливо входили в дом, держа наготове ножи и топоры. Граф ретировался, отошел подальше и, найдя ближайшие кусты, исчез в них. Некоторое время кусты сотрясали тяжкие стоны и площадная брань.


Ведьмы сбежали; ворвавшимися в дом крестьянами были разорваны два мерзкого вида карлика, плавивших в тигеле камина свинец, да изнасилована плававшая в корыте русалка (об этом Рональд узнал слишком поздно и оттого, что вступиться за женщину, пусть и столь необычную, не успел, расстроился вконец). При штурме дома погибло две дюжины крестьян, да и маркиз, чуть было не попрощавшийся с жизнью, был в тяжелом состоянии свезен в лазарет.


Новые Убиты провоняли гарью — ведьм жгли в столь больших количествах, что микроскопические частицы пепла оседали на бревенчатых стенах хибар, забивались в нос и рот. Да и в замок запашок долетал: сорок три женщины, одиноко жившие в раскиданных по лесу избушках и общавшиеся между собой при помощи системы волшебных зеркал, позволявших видеть собеседниц и их мысли, воплощенные в различные образы, были доставлены в деревню и без суда и следствия переведены в разряд покойников. Возрастом они заметно разнились: самой молодой было тринадцать, самой старой — шестьдесят; внятно объяснить, отчего они живут в такой глуши и не общаются с другими людьми, женщины не смогли; валили вину на чудесные зеркала, которые они находили в одиноких избушках. В домах ведьм нашли портреты одного и того же заморского принца, кажется, Северуса или что-то в этом роде, нечистоплотного брюнета преклонных лет. Как выяснилось, они поголовно были в него влюблены — что донельзя разозлило крестьян: нет чтобы нормального мужика выбрать!

Рональд чувствовал, что с сожжением ведьм уходит в прошлое некая таинственная эпоха; однако сделать ничего не мог. Портить отношения маркиза с деревней было нельзя; максимум, что он себе позволил, это лично посетить все избушки и осмотреть чудесные зеркала. Удивлению его не было границ! Это были двойники того диковинного зерцала, что он видел в Башне Играющих! Избушки были соединены многочисленными проводами, по которым, видимо, бежал ток; однако, когда он вошел, зеркала дружно погасли, словно испугались. И больше не загорались вновь уже никогда.

Здесь была какая-то тайна; он спросил об этом Агвиллу.

— Говорят, жители монастыря Св. Ингеборги экспериментировали со старыми законами физики, — пояснил Агвилла. — Слышал я, будто это они понастроили в лесу избушки — с какой целью, не знаю; доносилось до меня, будто и самый ток, сиречь электричество, они открыли вновь.

— Не может быть! — воскликнул Рональд. — В таком случае завтра я убью двух зайцев — расспрошу монахов насчет короля Эбернгарда и постараюсь выудить у них секреты их экспериментов.

ГЛАВА 11

Возрожденные чудеса науки

Ворота замка Сквайра были сплошь во вмятинах от ядер, насколько граф мог судить, свежих. Что тут за война была, он не слыхал, но еще одно подтверждение, что миром тут и не пахло, увидел в поведении стражей ворот, схватившихся за свои пищали и только потом спросивших, кто к ним пожаловал.

— Мы гости вашего соседа, Рональд и Иегуда Картезианец.

— А, ясно. Простите нас великодушно, господа, время тут такое неспокойное, что мы подумали, уж не мертвецы ли к нам пожаловали.

Юноша внутренне оскорбился: неужели его можно принять за мертвеца! Ладно еще Иегуду в его черном дорожном плаще и ермолке.

— Друзья мои, дорогие друзья! — Сквайр выбежал навстречу и обнял обоих. — Роксана мне уже сообщила о вашем визите. Не судите строго моих верных слуг — наш замок уже целый месяц осаждают мертвецы. Правда, являются они только поздним вечером — но мне рассказывали, что по Убитам они бродят и днем, нисколько не стыдясь своего внешнего вида.

«Вот те на! — подумал Рональд. — Вот тебе и невинные создания!»

— А отчего мне маркиз ничего не рассказывал об этом? Он не знает?

— Знает, все прекрасно знает — только у него теперь новая политика. Он пытается заставить себя поверить в то, что мертвецы — такие же люди, как и мы с вами. Он очень последователен, старина Бракксгаузентрупп, пунктуален и честен — уж если договорился о мире с мужичьем и их потусторонними приятелями, так будет уверять себя, что это гуманно и в полном соответствии с мировой гармонией… Роксана рассказывала, что он запирается в комнате и целыми днями бормочет: «Такие же люди, такие же люди, такие же, как мы… тьфу, дохляки проклятые!»

— Иегуда хихикнул.

— Пойдемте в сад! В дом не приглашаю, ибо его вконец изгадили гарпии, — уныло произнес Сквайр. — Летают и испражняются прямо в блюда и кувшины.

И он заплакал старческими слезами.

— Не горюйте, — сказал Рональд. — Лучше расскажите все поподробнее.

— А что тут рассказывать? — вздохнул Сквайр. — Я же просил войска у Арьеса, просил! Но он молвил только «Всему свое время», туманно и расплывчато, по своему обыкновению. А я как в воду глядел: приехал домой, а мертвецы уже мой родовой замок осаждают. Мало им отобранных деревень…

— Странно: мне мертвецы показались вполне миролюбивыми существами, — произнес рыцарь.

— Все они миролюбивыми кажутся, вся эта нечисть — ведьмы, гарпии, мертвецы, — махнул рукой Сквайр. — По словам — царь Давид, а по делам — Авессалом ядовит.

Они уселись за стол, монашек подал им вино и сыр.

— Вся надежда только на вас, — сказал подошедший к ним инок с суровым лицом подлинного аскета. — Наши познания в военном деле слабы. Меня зовут брат Кристоф, некогда я был настоятелем монастыря Св.Ингеборги — только где он сейчас, этот монастырь?

— Одно слово: монастырь — приди и стырь, — грустно кивнул Кверкус.

— Правда, у нас есть чудо-оружие, о котором они и не подозревают, — загадочно произнес монах. — Но управлять им даже я не решился бы. Тут нужен человек вполне отважный и сведущий в тактике и стратегии.

— Что это за чудо-оружие? — заинтересовался Иегуда.

— Увидите, увидите… Это, конечно, слабое подражание тем чудесам, которые творил король Эбернгард — и все же.

— Вот что нам и нужно выяснить, — проскрипел Иегуда. — Какие чудеса, когда и с какой целью творил здесь король Эбернгард. Не бойтесь, мы не из Святой Инквизиции. Арьес поручил нам отыскать короля любой ценой и вернуть его в Рим.

— Сущая правда, — подтвердил Сквайр.

— О, король здесь целых пять лет прожил. Он явился в наш монастырь инкогнито и сообщил, что он пророк, несущий радостную весть о том, что небо даровало прощение сему миру и что град Божий будет построен на земле при помощи электричества, таинства жидкого света, текущего по проводам. Он попросил у меня сорок братьев, чтобы проверить его слова, посадил одного из них крутить педали динамо-машины (вы, наверное, читали о ней в древних книгах), а остальных поставил молиться о даровании света. К динамо-машине была прикручена лампочка. Монах вертел ногами с утра до вечера, а братья молились; братья молились, а он вертел. Так шли недели. Братья: Те deum, laudatur! — а он — вжж, вжж… Прошел месяц, и в четвертую стражу ночи лампочка вспыхнула ослепительным пламенем, а король громким голосом возгласил: «Се, прощен народ мой; ныне отпущены грехи его!». Мы обнимали друг друга и плакали. Король сказал, что отныне земля преобразится, и на ней не будет больше тьмы — свет будет гореть и днем, и ночью. Он давал нам точные указания — и мы сооружали мастерские, а затем — фабрики и заводы, где электричество двигало причудливые механизмы; мы создавали рукотворные чудеса и старались перещеголять своим волшебством друг друга. Наш монастырь сиял красными, синими и зелеными огнями все ночи напролет — мы построили железную дорогу в замок сэра Кверкуса и подвозили сюда наше вино и продукты. Король открывал нам новые планы переустройства земли — как вдруг случилась странная вещь.

По его мысли, мы должны были постепенно знакомить с благами науки всех живущих в стране. Из наших монахов он набрал апостолов, дал каждому по карманному фонарику с батарейками и направил в разные стороны света, дабы мы обошли все монастыри и свидетельствовали о чудесах. Прошел месяц, но никто из братьев не вернулся и не доложил о результатах. Как выяснилось впоследствии, часть из них свои фонарики продала, прельстившись златом, часть пропила, а самые верные из апостолов были попросту разорваны толпой, заподозрившей их в колдовстве.

Затем потеряла с нами связь чудесная сеть волшебных зеркал, созданная нами в лесу. Для активной пропаганды научных изобретений король собрал несчастных и одиноких крестьянок, поселил их в избушки со всеми удобствами и дал возможность общаться друг с другом посредством обмена отражениями, а также собственными мыслями, напечатанными их руками (пришлось ради этого их еще и писать обучать).

Выяснилось, что крестьянки эти, прикоснувшись к диву науки, не возвысились в помыслах своих, но, напротив, опустились до животного уровня. Они вовсе перестали работать, есть и спать — их пальцы отбивали дробь по клавиатурам, а по проводам текла во все стороны их бессмысленная болтовня. Возможно, они уже и не были мыслящими существами: их разговоры все более напоминали лепет обезьяньих детенышей, играющих между собой. Все попытки вырвать их из этого состояния оказались тщетными.

Самый же большой удар репутации короля-чудотворца нанес взрыв, приключившийся на одном из химических заводов, расположенных в монастыре. После этой катастрофы вся трава в округе сделалась черной, а крестьянки, что были на сносях, родили по поросенку. Местные мужики грозились разобраться с королем по-свойски.

Многие иноки отошли от научных методов познания и прилепились к ереси; иные шли к новому папе Каликсту с челобитными и просили его положить конец пыткам, которые, по их мнению, король творил над землей. Каликст против короля выступить не пожелал — ведь самый удобный, с его точки зрения, король — король отсутствующий, но умы простых прихожан это смутило настолько сильно, что они стали толпами идти в наши места и вступать в основанное маркизом Бракксгаузентруппом общество «Радость через силу». Маркиз исповедовал учение практически языческое — он хотел вернуть на землю Золотой век, а для этого, по его словам, нужно было уничтожить людей, разобрав их на — его любимое словцо — «запчасти» — и из них создать прежние расы Древних, некогда населявших землю. Прихожане восхитились его словами — и стали нам пакостить: пускали под откос наши поезда, ломали машины. Ретивые фанатики кидались в турбины наших самолетов, надеясь попасть в рай посредством мученической смерти, испражнялись в плавильные котлы наших заводов, портя качество стали, съедали обмотки наших генераторов, заблевывали микросхемы, вызывая в них короткие замыкания… Некий брат Зоровавель прославился тем, что проглотил пятьсот электрических лампочек — после чего, как вы сами понимаете, умер, как ни странно, с улыбкой на устах. Король страдал и скорбел душою, но бороться с фанатиками запрещал — он уважал свободу выбора и говорил, что люди должны прийти в объятия Науки добровольно.

Вскоре весь наш Наукоград лежал в руинах, став прибежищем гадам и диким зверям. Начались еще и набеги разбойников, грабивших и маркиза, и сэра Кверкуса, и наш монастырь. Эбернгард взирал на гибель дела всей своей жизни с печалью. Когда удалой казак располосовал своим палашом наш последний генератор, он стал собираться в дальнюю дорогу.

«Прощайте!» — сказал он. — «Я пытался дать вам свет разума, тот естественный свет, о котором писал Картезий.

Ныне же вижу, что не принес ничего, кроме зла. У меня есть новая мысль, как сделать людей счастливее, а подал мне ее старик-нищий, что сидит у ворот вашего монастыря». И с этой загадочной фразой он нас покинул, и мы его больше не видели. Зато уж чертовщина в его отсутствие началась еще большая, и крестьяне вспоминали эпоху Наукограда как баснословные, счастливые времена… Особенно когда сравнивали короля и злодея-маркиза…

— Ну и что, что злодей? Зато полон идей! — возразил сэр Кверкус и нервно захихикал.

— Итак? — спросил брат Кристоф, поднимая бровь. — Вы поможете нам в обороне замка? — Мертвецы приходят каждую субботу, в одно и то же время — точны, как часы. А сегодня, как изволите видеть, суббота.

— Действительно, суббота — согласился Рональд. — Что ж, будем только рады вам помочь — однако что могут сделать два человека против толпы мертвецов?

— Заметано, — брат Кристоф радостно вскочил. — Тогда, сэр, позвольте показать вам нашу мастерскую.

Он едва ли не вприпрыжку помчался по двору. Рональд оставил Иегуду и Сквайра за столом, а сам поспешил за монахом, который то и дело вспоминал, что бежит не сам по себе, а показывает дорогу гостю, и делал сотню шагов назад.


Во дворе трудились монахи, на паперти низенькой Церкви просили подаяния нищие.

— Подай, барин, копеечку-от, — канючил старик со слезящимися глазами. — Отнимут ее у меня, конечно, детки, хулиганы наши-то — а все равно приятно: не зря здесь сижу с протянутой рукой, а чрез меня экономика совершается.

И заплакал. Рональд подал ему золотую монету, старик запричитал и попытался поцеловать носок его обуви, но рыцарь поспешно отошел. Однако старик не унимался — Догнал его:

— Ить, добрый человек, у меня грызь-то нутряная… — здесь он неопределенно почесался по телу, изображая чрезвычайное разлитие этой самой «грызи». — Болею страшно, жизнь не в радость совсем, на белый свет, как на копеечку, смотрю…

Рональд полез в карман за второй монетой, но старик остановил его:

— Да денежка-то мне тож не в радость, ты что! Ты лучше вот что: убей меня, что ль!

— Что? — оторопел Рональд.

— А вот тебе дубинка, добр-человек! — и старик подал ему палку. — Ты по макушке меня-то хрясни, я в Светлый рай-то и вниду…

— Это еще зачем? — удивился граф.

— А грызь-то нутряная? А гармония-то мировая? Люди голодають, люди недоедають, люди впадають в тоску… — надрывно запел старик, а глаза его поленились и заблестели. — Давай, старинушка, сердцем умилися, дубиною сей пребольно перекрестися…

И он стал прыгать с ноги на ногу, распевая песенку.

— Пожалуй, барин, смертию! Смерть — и искус, и новый, насыщенный вкус…

Рональд повернулся и зашагал прочь. Старик бежал за ним и ныл:

— Ну что тебе, трудно что ли? Ну, убей, пожалуйста!

И колотил себя дубинкой по голове. Положение было предурацкое: то ли ударить его, то ли попытаться отнять дубинку.

Слава Богу, подоспел брат Кристоф; при виде его старик подобрал полы рубища, выбросил дубинку и побежал с глаз долой.

— Это Иов из секты циркумцеллионов[19], — пояснил монах. — Тяжко им дожидаться рая, все ускорить хотят процесс. Остальные его собратья уже на тот свет себя отправили — а этот все никак не смеет, других просит грех на душу взять…

— Только попадет он не в рай, а обратно на землю, правда, уже желтым и мерзким мертвецом, — закончил Рональд. Они вошли в каменное здание, явно свежепостроенное.

— Тут теперь находится наш монастырь, — пояснил брат Кристоф.

В просторном, но грязном и пропахшем навозом помещении бывшей конюшни (эх, скряга Сквайр) ютилось полсотни монахов. На дощатом столе перед братьями были разложены разноцветные схемы, где точные чертежи старых времен перемежались с аллегорическими рисунками вроде «Мать-натура и Господин Вольфрам зачинают нового Прометея» (имелась в виду электрическая лампочка), «Фаллос Меркурия расширяется по мановению лучей Гелиоса» (термометр) или «Антей, прижатый Геркулесом к земле, бранясь, выдает слова печатные и непечатные» (типографский пресс). Дальнюю стену закрывал огромный лист брезента, у ближней стоял алтарь.

— Вот наше главное чудо на сей момент! — объявилбрат Кристоф, указывая на алтарь, в который была ввинчена лампочка.

Братья воздели руки и запели молитвы. Лампочка понемногу стала светиться ровным светом — наконец конюшня ярко осветилась: заблестели глаза монахов, Рональд тоже почувствовал радость.

— Вы своими глазами убедились, что и законы физики — это дар, который Господь дает нам по вере нашей. Прошу на балкон.

Оказалось, что балкон — не что иное, как башенка над стеной замка, с которой его сегодня едва не приняли за мертвеца.

— Теперь к делу, — объявил брат Кристоф. — Если вы не шутили, обещая нам помощь и руководство в обороне замка, мы ознакомим вас с нашим чудо-оружием, о котором мертвецы еще не подозревают.

Он дал знак чернецам, те потянули за веревки — и обширный лист брезента заскользил вверх, открывая глазам Рональда спрятанную за этим листом кованную железом осадную башню. Впрочем, нет: это была вовсе не осадная башня — урча и треща, на поляну выехал Левиафан, мощного роста, с большой головой, колесами вместо ног и пушкой вместо носа. Он медленно подполз к самой стене замка, с которой он был вровень, и остановился.

— Что это за страшилище?

— Танк, — с гордостью отвечал монах. — Изобрела его мисс Роксана. Построен не то что без электричества — без единого гвоздя! — гордо добавил он. — Мы создали замену силе электричества: по два брата сидит в каждом из колес, бегая внутри, подобно белкам, и тем самым вращая их; дюжина братьев поворачивает башню, где спрятана древняя пушка, бьющая на десять тысяч шагов без промаха. Еще один брат находится вот в этой каморке, где стоит машина, мечущая пули, — мы долго молились, прежде чем она вновь начала работать. Бока танка покрыты легкой броней, защищающей его от огня и копий. Внутри все устроено как нельзя более комфортно — все освещено факелами, поставлены мягкие кресла и горшки с цветами. Это наше секретное оружие, при помощи которого мы надеемся отстоять нашу свободу от исчадий ада.

— Забавно, — улыбнулся Рональд. — Давно мечтал прокатиться на какой-нибудь из древних машин. Это, конечно, подделка, но довольно живописная.

— Меня увольте, пожалуйста, — заявил Иегуда, привлеченный треском махины и теперь вслушивающийся в ее облик. — Риск должен быть обдуманным и тщательно взвешенным, а это весьма сомнительная авантюра.

— Боюсь, у нас нет выбора, — покачал головой граф.

— Я буду направлять ваше движение из замка, — сухо сказал Иегуда и стал подниматься по лестнице на городскую стену. Рональд вздохнул, а затем стал тоже подниматься — но по другой лестнице, веревочной, ведущей в башню танка.

Вскоре они снова стояли почти бок о бок, но каждый на вершине своего оплота — Иегуда больше доверял каменной громаде монастыря, а Рональд — стремительной скорости страннейшей машины, частью состоящей из старых сказок, частью — из досок и напряженных мышц людей, готовящихся крутить колеса.

Иегуда всматривался со стены в темное поле.

— Я вижу толпу странных существ — и это явно не мертвецы. А еще ближе — самые обычные люди.

Рональд всматривался в похищенную в замке маркиза подзорную трубу.

— Это люди, — согласился он почти разочарованно. — Правда, лица у них вымазаны желтым, а на голой груди у многих нарисованы кости.

— Люди, вы говорите? — удивился брат Кристоф. — Так они только прикидываются мертвецами! Интересно, с какой целью?

Существа с желтыми лицами подошли под самые стены и вдруг начали дружно раскачиваться, помахивая в воздухе своими лохмотьями, и гнусно завывать. И граф, и монах чуть со смеху не покатились, дивясь такому наивному изображению ревенантов.

— Эй, я отсюда вижу, что вы не мертвецы! — крикнул Рональд. — Чего вам угодно?

Толпа понемногу перестала раскачиваться, хотя задние ряды, его реплики не расслышавшие, все еще продолжали завывать, но как-то неуверенно.

— Ого, да среди вас еще и кентавры! — воскликнул Иегуда, всматриваясь.

— Нам велено захватить замок и сравнять его с землей! — нагло заявил вылезший вперед карлик, также весь желтый, да к тому же еще и лысый. — Не все вам срывать цветы удовольствия — бывает и постный день!

«Цветы удовольствия» — рассеянно подумал Рональд. — «Что-то знакомое».

— Кем это вам велено захватить замок? — крикнул он.

— Веельзевулом, царем преисподним, — нагло заявил карлик.

— Царем при исподнем? — ехидно скаламбурил Иегуда. — Что-то ваша фигура… я хотел сказать, тело, мне кажется знакомым, мой дорогой барон!

— Ваши слова в высшей степени оскорбительны. Смерть будет единственным исходом конфликта, — важно произнес предводитель. — Разбейте ядрами ворота, мои дорогие друзья! Пусть весна Революции взойдет над!… Пусть падут оковы, которые гнусная монархия возложила на!…

Кентавры развернулись и стали заряжать пушки, которые сами же и привезли, впрягшись в тяжеленные подводы.

— Ну, началось, — пробормотал брат Кристоф.

Ворота задрожали и запели, монахи едва уши успели зажать. Рональд, кривясь, стал давать указания обслуживающим танк монахам; танк бодро катался по полю.

— Неплохо, — сказал Рональд. — Ну что ж, открывайте ворота — ив бой.

Толпа иноков, стоящая внизу, стала охать, кряхтеть и что-то бормотать себе под нос.

— Они не смеют, — сказал брат Кристоф с сожалением, но без удивления. — Мы же все-таки не воины.

— Бесов хвост и поросячий пятачок! — выругался граф. — Ну и войско мне подсунули! Что же с ними делать?

— Их нужно ободрить речью, — застенчиво подсказал брат Кристоф. — Мы же монахи, мы понимаем только слова, а не скрежет стали…

— Пощадите мое косноязычие, — запротестовал Рональд, но толпа внизу, догадавшись, о чем они говорят, замолчала и вся, как один человек, подняла головы, с интересом и надеждой взирая на темную фигуру, стоящую на самом верху башни танка.

«Не отвертеться». Рональд набрал полную грудь воздуха, попутно вспоминая все, что имело мало-мальское отношение к народным воззваниям. Увы, вспомнился только сборник народных пословиц, который он усиленно штудировал дома, готовясь к контакту с крестьянами. Правда, успел прочесть он только одну букву — «К», открытую наугад.

Он поднял руки и крикнул, стараясь изобразить глубочайшее убеждение:

— Кому мертвец, а попу товарец! К старой брани не много новой ссоры надобно! — тут он хитро прищурился. — Кабы не зубы, так бы и душа вон! Кабы барыня не уськала, так бы и барин не лаял!

— А ведь дело говорит, — зашептались в толпе. — Чего нам их бояться-то?

— К чистому поганое не пристанет! — продолжал Рональд, ободренный реакцией слушателей, — К сонному попу на исповедь не ходят! К обедне ходят по звону, а к обеду по зову! К шубе совесть не пришьешь!

— Эх, — вздохнул какой-то монах. — И то правда: где наша совесть-то? Доколе терпеть будем мертвяков?

Дальше пошло легче.

— Каждая река своим устьем в море впала! Каждая собака в своей шерсти ходит! Каждому добрый — себе злой! — выкрикивал Рональд, сжимая правую руку в кулак и нанося ею удары по воздуху. — Кабы не кабы да не но, были бы мы богаты давно! Кабы не кабы, так и было бы море, а не пруды! Кабы не клин да не мох — кто бы плотнику помог? Кабы не плешь, так бы и не голо… Кабы свинье рога — всех бы со свету сжила… Кабы склад да голос, разнёс бы всю волость!

Толпа вовсю ревела, на глазах у людей были слезы.

— Веди нас! Веди в бой! — кричали монахи.

— Ну, к празднику готовься, а буден не срами! Вперед! По местам! — заключил Рональд, и все полезли в танк.

Две мощные створки ворот распахнулись. Танк выехал из ворот, громадный, похожий на краба, неспешно двигающегося на своих ногах. Прожекторы расчертили равнину; огонь в них гудел и трещал.

Кентавры лавиной устремились в лобовую атаку, в руках их сверкали секиры, но еще ярче горели их глаза, нечеловеческие, безумные.

— Пулемет! — скомандовал Рональд.

Треск разорвал тишину, светящиеся линии трассеров протянули свои указуюшие персты к несущемуся навстречу сонмищу. Словно несколько невидимых рук вцепились в эту ораву, выдирая из нее четвероногие фигуры, переворачивая их в воздухе и заново роняя на землю.

— Урааа!!! — вопила толпа монахов, выбежавшая за ворота и неуклюже рубившая своими плохо заточенными мечами пытающихся прорваться людей и кентавров.

В этот самый миг башня танка содрогнулась, и Рональд лишь чудом не упал в люк, вовремя ухватившись за ствол поставленной в помещении башни пальмы. Сквозь широченные окна башни, слабо защищенные решетками, были видны вспыхивающие огнем жерла пушек, из которых палили задние ряды наступавших.

— Вперед, товарищи! Да воссияет свет нашей победы!… Да сгинет шах, да сгинет бай!… — вопил в исступлении барон, взобравшись на бугор и маша руками.

— Рано радуешься, — сказал граф. — Давайте наше орудие!

— Наводи! — крикнул брат Кристоф.

Коронада, словно толстый черный удав, задвигала своей змеиной головой. Грянул выстрел, от которого загудели и задрожали все переборки танка. Бугор, на котором только что стоял предводитель «мертвецов», разлетелся сырыми комьями, сам барон (у Рональда не было ни единого сомнения, что это именно он) полетел по воздуху, кувыркаясь. Кентавры, частью убитые, частью контуженные, валялись вокруг — не менее двух десятков.

— Вот это мощь! — уважительно произнес Рональд. Он повернулся и посмотрел на замок, ярко иллюминированный сотней факелов — видимо, специально, чтобы освещать поле битвы. Сквайр наблюдал за сражением из окна, подперев голову рукой.

По направлению к донжону замка плыл странный летательный аппарат: сперва Рональд принял его за змея, запущенного мальчишками, но тут же сообразил, что едва ли сейчас кому-либо из детей придет в голову такая мысль. Да и потом, аппарат этот напоминал скорее воздушный шар, аэростат — верхняя его часть представляла розовый пузырь или даже два, нижняя — гондолу, красную, покрытую странной бахромой веревок.

Однако отвлекаться было некогда. Он глянул в бойницы. Из башни танка видно было стадо кентавров, пытающееся зацепить хитроумную машину своими алебардами.

— Что у нас еще осталось? — спросил граф.

— Храбрость. Надежда. Вера, — услужливо подсказывал брат Кристоф.

— Я имею в виду: что из оружия?

— Есть еще бомбометатели по бокам танка.

— Вон они-то мне и нужны.

— Бомбы! Приготовились! Огонь! — крикнул брат Кристоф, и совсем рядом с колесами танка раздался грохот, будто камни скрежетали друг о друга. Кентавры, бросая алебарды, пустились в паническое бегство.

— Странно звучит, но мы, кажется, победили, — заметил монах.

Танк, урча, летел вперед, разбрызгивая гусеницами грязь.

Вдруг на поляну выскочил притаившийся за деревьями Динозавр. В свете прожекторов его тень металась, запаздывая за его движениями, точно так же, как деревья в маркизовом саду. «Это у них родовое», — только и успел подумать Рональд, ибо динозавр стремительными прыжками помчался навстречу танку. В квадратных зрачках его читалась смелость отчаяния.

— Вот безмозглая тварь! — выругался брат Кристоф, дергая рычаги управления танком. Но было уже поздно: чудовищная рептилия с размаху налетела на танк. Рональду показалось, что это луна сорвалась со своей орбиты и ринулась вниз. Его стукнуло головой о стену, перевернуло в воздухе, руки поневоле вцепились в спину брата Кристофа, инстинктивно пытаясь ухватиться за его торчащие ребра.

Ящер хмыкнул, ойкнул — и свалился замертво, хватаясь за сердце. Танк по инерции пролетел еще несколько метров, а затем споткнулся о дерево и стал распадаться, словно карточный домик.

Переборки рвались, точно бумажные; Рональда швырнуло вниз, и он только чудом смог увернуться от летящего по его душу бревна. Руки его поймали стальную перекладину, он сделал сальто в воздухе, пока неимоверно тяжелая пушка валилась со своей высоты, сминая все и вся на пути, а затем упал неудачно, грудью, на пол самого нижнего уровня, закрыв голову руками и пытаясь хоть как-то сопротивляться тяжести валившихся на него деревянных конструкций.

Пушка впилась в землю, да так и осталась стоять в вертикальном положении. Рональд поднялся и осмотрел поле. Кентавры улепетывали, люди были от них почти неотличимы, так как убегали тоже на четвереньках. Граф попытался порадоваться победе, но тут ощутил яростную боль в солнечном сплетении.

Зато уж монахи вопили!

— Виват! Слава графу Рональду! Они больше не придут! Урааааа!!!

Рональд, сопровождаемый овацией, шел по направлению к замку. Кверкус Сквайр все в той же позиции — в проеме окна донжона — улыбался и вытирал слезы. Граф вдруг заметил, что темнота над башней как-то странно волнуется и изгибается. Он всмотрелся: с крыши замка спускалась петля, раскачиваясь над самой головой Сквайра.

— Сэр Кверкус! Сэр Кверкус! — кричал Рональд, указывая пальцем на петлю. — Вон там! Смотрите!

Но расстояние было слишком значительным, чтобы Сквайр мог точно разглядеть направление, указанное графом. Он вертел головой вправо и влево, смотря на поле вокруг замка, а коварная петля спускалась все ниже, раскачиваясь, как живая змея, и не было в мире силы, могущей этому помешать…

Сквайр крикнул страшно и надрывно, так что эхо раскатилось в сухом воздухе во все стороны от башни. Тело его, рывком вытащенное из окна, сучило ногами, поднимаясь все выше. Затем старый граф рухнул на землю с высоты шести этажей.

Петля исчезла, и Рональд увидел странное существо, которое он сперва принял за летательный аппарат, — ловко прыгая по черепице, оно достигло заднего, почти невидимого глазу, края крыши — и взлетело в воздух, уплывая вдаль.

— Дайте мне пищаль! — кричал Рональд, но монахи, упоенные победой, не только гибели их доброго хозяина не замечали, но и вовсе, казалось, не могли думать — улыбки на их физиономиях были улыбками грудных младенцев.

Тщетно граф толкал их, бил по лицу — даже падая на землю от его ударов, они вновь вставали с радостными физиономиями и кричали:

— Слава графу Рональду!

И только по прошествии получаса в них вновь стал просыпаться интерес к миру. Тут-то они заметили страшно изуродованное, посиневшее тело старого графа, лежащее на ступенях — закричали в голос, заплакали.


— Мы не скажем ничего леди Роксане, — хлюпая носом, заявил брат Кристоф. — Такая смерть — не для дворянина. Уверим ее, что отец отправился в персидский поход, позже сообщим ей, что он погиб героической смертью. Если она увидит его таким… ничего хорошего из этого не выйдет. Последнее время и так ничего, кроме сплошных страданий, не наблюдается. Если уж мы, мужчины, едва все это можем выносить, то что говорить о женщине?

— Пожалуй, это правильно, — согласился Рональд. — Я тоже буду молчать — до тех пор, пока вся эта чертовщина не будет объяснена.

Они занимались делом чрезвычайно неприятным: рылись в архиве Сквайра.

— Не понимаю, — брат Кристоф выглядел озадаченным. — Мы же хранили ту самые важные секреты, сообщенные нам королем. А теперь они пропали!

— Я подумал бы, что виною тому та красная тварь, что убила графа, но ведь она все время лазила по крыше, а в замок, кажется, и вовсе не забиралась.

— Эврика, — мрачно сказал Иегуда, посыпавший белой пылью выдвижной ящик секретера. — Тут все залапано чьими-то лукавыми пальцами. Это не монстр, а самый обычный человек.

— Дворник! Он единственный, кто имел сюда доступ, — брат Кристоф хлопнул себя по лбу. — Говорил я сэру Кверкусу: не берите в услужение сарацина… Хайдар!

Из— за шкафа выглянуло изможденное алкоголем лицо.

— Украль я и продаль, всо продаль, — причитал Хайдар. — Пахмэлиться нужна била, очень пахмэлиться нужна била!

— Проклятый пьяница! — выругался брат Кристоф, наотмашь ударив его по щеке. — А кому продал-то?

— Прихадыл тут два человека, оба сарацины, балшые дэнги предлагаль за эти чэртежи и схэмы. Очэн зеленый змий меня одолевал, бэс папутал, прости, душа любэзный!

Он повалился на колени.

— Ладно, не так уж это и страшно, — махнул рукой брат Кристоф. — В конце концов, ничего у них не выйдет. Схемы схемами, но мы же знаем, что лампочки горят и пулеметы строчат исключительно силою наших молитв. Если бы не добрая молитва наших сорока братьев, не увидеть нам никогда чудес минувших дней.

— Сорока братьев, говорите? — спросил Рональд. — А представляете, сколько человек посадит молиться о возвращении электричества турецкий султан?

Брат Кристоф загрустил и вдруг — с несвойственной христианину яростью — наподдал ногой по распростертому ниц телу Хайдара. Старик воспринял как должное, — даже не шелохнулся. Монах схватил его за ухо, поднял с земли и увел вон из комнаты. Хайдар умолял не лишать его работы, а только забрать его никому не нужную жизнь.

Рональд вздохнул и глянул в окно. Монахи жгли костры и пили пиво по случаю победы над врагом. Рыцарю стало грустно, он обхватил голову руками и стал раскачиваться, словно больной зуб успокаивал.

«Повернись!» — вдруг сказал ему кто-то в самое ухо. Он судорожно обернулся — и тут же прыгнул в окно, ни на секунду не задумавшись, ибо по направлению к нему летела бомба, от фитиля которой не осталось практически ничего. Скользнув по стене, он едва успел зацепиться руками за подоконник этажом ниже. Взрыв, страшный, мощный, сотряс все здание, на голову Рональду посыпались куски кирпича и пыль.

Подтянувшись на руках, он заглянул в окно, под которым висел, и увидел краешек лестницы — а по лестнице этой бежало вниз страшнейшее существо — скользкое, бурое и стремительное: он лишь секунду его видел.


Маркиз рассмеялся, сорвал травинку и принялся ее жевать.

— Я на мгновение поверил — тем более, что у барона действительно есть мотивы. Видите ли, в случае смерти Сквайра он, как ближайший родственник по мужской линии (мы тут все состоим в некотором родстве, savez-vous?), получил бы его родовое поместье. Леди Роксана-то не замужем. Да и ногу он действительно сломал вчера…

— Так это он и организовал! — вскричал Рональд. — Теперь все сходится!

— Ну, не все, — охладил его пыл маркиз. — Я, конечно, не запрещаю вам подозревать моего племянника и даже буду всячески способствовать вашей слежке за ним — но тут есть три «но».

— Какие же?

— Во-первых, барон — редкостный дурак. Он не может придумать план похода в сортир, а вы утверждаете, что он столь хитрый и двуличный стратег! Во-вторых, не помню дня, чтобы барон себе чего-нибудь не ломал. А в-третьих, у него алиби: Лукас всю ночь напролет читал мне вслух книгу сказок. Теоретически он, конечно, мог ускользнуть, когда я спал — но сон у меня чуткий — так что шансы невелики.

— И все же подозрение с него снимать нельзя, — вы сказался Иегуда. — А как вы намерены наказать кентавров?

— Я их уже покарал. Я их разобрал на запчасти.

— А это кто тогда? — изумился Рональд, глядя на стадо, мирно дерущееся из-за запчастей у приснопамятной фабрики.

— А это новые кентавры, которых я собрал из запчастей старых.

— Но ведь это явно те же самые! — не удержался Рональд.

— Ничуть. Да, внешнее сходство есть, и существенное — я сказал бы, что они даже идентичны старым; но закон и справедливость не позволяют судить сына за грехи отца — а ведь старые и новые кентавры находятся между собой в той же причинно-следственной связи, что и отец и сын.

Рональд только руками развел. Маркиз извинился и пошел к Агвилле за очередной порцией лекарств и китайского массажа.

— Они все в сговоре! — восклицал Рональд. — Маркиз, его племянник, кентавры — все.

— По-моему, сэр Альфонс просто кретин, — отмахнулся Иегуда. — Естественно было бы заподозрить его в организации всей этой кучи-малы, но опыт показывает, что самая простая версия практически никогда не бывает истинной. Этак мы и в крестьянские россказни о нем начнем верить.

ГЛАВА 12

Спасение детей

Отношение к маркизу было главной темой их разговоров. Ни для кого, разумеется, не было секретом, что сэр Альфонс — негодяй и чародей. Однако пока он вел себя как идеальный дворянин, неразумно было бы вступать с ним в конфликт. Иегуда и Рональд только хихикали и пересказывали друг другу различные вымышленные истории с участием маркиза. Фон Бракксгаузентрупп сделался главным героем их шуток и побасенок. Возможно, это было разумно — смеяться над тем, что других пугало. Но в этом смехе чувствовалась неуверенность: слишком много дикого и страшного рассказывали об их радушном хозяине, и слишком много причин можно было найти, чтобы этим рассказам верить.

Утром Рональд обнаружил в собственном кармане записку.

«Будьте осторожны сегодня вечером, два часа спустя после заката ваша жизнь окажется в опасности. Я в любом случае не дам вам погибнуть, но вот так невпопад появляться мне не хотелось бы.

Тайный доброжелатель».

Это уж ни в какие ворота не лезет, подумал Рональд. Кто-то забрался в его комнату, пока он спал — и зачем? Ради глупой мистификации… Это было похоже на маркиза — но был еще один нерешенный вопрос, полунамек: таинственный голос спас его от гранаты в замке Скайра. В духов граф не верил, но вынужден был допустить мысль, что у него появился некий загадочный ангел-хранитель.

Впрочем, утро было слишком прекрасным, чтобы уделять внимание такой чепухе. Он умылся во дворе, оседлал Гантенбайна и поскакал по окрестностям, давая волю и бегу коня, и собственной радости.

Чудесная девичья фигурка, одна-одинешенька среди зеленого луга, казалась васильком, нежно трепещущим на ветру.

— Роксана! — воскликнул Рональд, спрыгивая с коня.

— Да, это мы, — девушка откинула в сторону руку и отвесила ему театральный поклон.

— А я не знал, что вы, оказывается, изобретательница, — улыбнулся Рональд. — Вчера я видел ваш танк, в сущности, не только видел, но и…

— Но и разломали его в щепы? — укоризненно покачала головой Роксана, затем рассмеялась, — Не терзайте себя, я совсем на вас не сержусь… Вы спасли нас и благочестивых монахов (хотя я краем уха слышала, что они еретики). Жалко, папенька уехали так неожиданно и не присутствовали при эпохальной битве. Впрочем, и всегда было неожиданно: депеша из Рима — потом пять лет на какой-нибудь войне, возвращается, а я уже не ребенок, а взрослая девица. Встречает меня у колодца и говорит: «Вы, должно быть, новая няня моей Роксаны? Как вы милы!»

Рональд заставил себя улыбнуться. Впрочем, жизнь продолжалась — пусть даже и без тех, кого было бы приятно увидеть рядом в такие приятные минуты.

— Мой отец тоже пропал вот таким же манером. Мама так и не призналась, куда он уехал — может быть, и не знала. Он, конечно, неотразимый мужчина был, по слухам, но ей он был верен. Наверное, по делам службы удалился…

— Неотразимый мужчина? — Роксана шла по лугу, раскачиваясь из стороны в сторону, точно играючи. — А вы — неотразимый мужчина?

— Эээ… — задохнулся Рональд. — Ну… это не мне судить.

— Действительно, не вам, — она с важностью кивнула.

— К изобретательству у меня давняя страсть, — призналась Роксана. — Недаром мой любимый святой вот уже как шестнадцать лет, как только я научилась читать, — Лоренс Праведник.

Она показала образок, висевший у нее на шее.

— Никогда не видел такой иконы, — Рональд рассматривал образок, а взгляд его, словно конь на льду, то и дело соскальзывал на ее белую грудь, тонкую нежную шею, красиво очерченный подбородок.

— А что это у него за цветок в руке? — поинтересовался Рональд, устыдившись паузы.

— Это Карта мира.

— Что это такое — Карта мира? — спросил Рональд самым равнодушным тоном, на который был способен.

— Легенда гласит: Святой Лоренс не считал сомнение исходящим от дьявола. Напротив, он любил говорить, что пока хоть один человек сомневается, корабль движется в правильном направлении, у корабля есть шанс не потонуть. Вот для того-то он и оставил нам Карту: воздействуя на этот артефакт, любой могущественный волшебник может преобразить мир по своему усмотрению, насколько у него хватит сил и понимания, чего же он все-таки хочет…

— А откуда все это известно?

— Мне об этом рассказывал маркиз: я тогда совсем маленькая была… Ну и сейчас, впрочем, маленькая, — тут и Рональд улыбнулся. — Он даже обещал мне ее показать, да видно, забыл или не посчитал нужным…

— Что? — воскликнул Рональд. — Маркиз когда-то владел Картой мира?!

— Ничего не могу сказать! — хихикнула Роксана. — Владел или не владел — об этом даже в хрониках никаких теперь не прочесть. Эх, хорошая, должно быть, вещица. Я бы что-нибудь веселенькое ей приказала. Например, чтобы весь мир покрылся цветами, злые люди все передохли, а у Добрых все всегда было хорошо. Ну, как вам?

— А злых от добрых вы Карте бы поручили отличать или сами этим занялись? — усмехнулся Рональд.

— Фу, вы злой и противный, — рассмеялась Роксана. — А вы что приказали бы Карте?

Рональд задумался. Мимо его внутреннего взора вдруг промелькнула картина: он стоит на вершине мира, вокруг горы и снег, он ощупывает неожиданно бородатое лицо свое и понимает, что вопрос, который Роксана ему задала, минуту назад перестал быть праздным. Он пошатнулся. Видение исчезло.

— Я? Н-не знаю… — пробормотал граф.

— Странный вы, ей-Богу! — рассмеялась девушка.

Было ли это предвидение? По коже Рональда пробежал мороз от догадки, что когда-нибудь, пусть и много лет спустя, Карту мира дадут ему в руки — и от этого уже некуда будет деться.

— Иногда мне кажется, что это место проклято: и замок, и Новые Убиты, — радостно сообщила девушка. — И мы все: я, маркиз, крестьяне — все мы рано или поздно погиб нем в муках. Может быть, только Гнидарь не погибнет — слишком он возвышенный человек для таких проклятий.

— Ерунда. Все тут у вас в порядке. У маркиза, конечно, крыша порядком съехала, да и у крестьян после дарования им свободы мозги набекрень. Вот кто меня слегка удивляет, это мертвецы. Они странные, — произнес Рональд и вновь горько поразился, как же быстро привыкает человек даже к самому дичайшему бреду: лишь странными казались ему ревенанты, не ужасными, не загадочными — просто странными, как, скажем, нищий на улице или подвыпивший барабанщик полка.

— Я до сих пор не могу понять: злые ли они или добрые, — подхватила Роксана. — Ну хорошо, пока шла война, они крестьянам помогали — а теперь чем займутся? Будут нянчить праправнуков? Землю копать? Огурцы солить в бочках? Я бы поверила во все это — только вижу, что у них свои планы и свои взгляды… на жизнь.

Они вновь рассмеялись.

— Последние несколько дней они кружат возле фабрики запчастей, — сообщила девушка. — Уж не знаю, что им там надо. Но я ежедневно вижу, как после заката они движутся вон по той дороге от деревни, — и указала на туманную кромку леса, за которой садилось в синеву медное солнце.

Рональд всмотрелся и увидел дюжину фигурок, шагающих по дороге обычным мертвецким бодрым шагом.

— Боже мой! — воскликнул он. — Я должен узнать, куда они направляются!

Ощущение подкрадывающейся разгадки окрылило его; от возбуждения у него в глазах потемнело, воздух стал слаще, а рука сама потянулась к мечу.

— Я и так знаю, куда они направляются, — надула губки Роксана. — И, в сущности, уже вам сказала: на фабрику запчастей…

— А где она, эта фабрика? Маркиз нам ее показывал, но, честно говоря, вовек не вспомню дороги.

— Пойдемте, — Роксана взяла его за руку и повела по направлению к близлежащей роще. Тепло ее маленькой ручки привело Рональда в совершеннейший восторг, он надвинул на лицо забрало шлема, а под ним густо краснел и улыбался — словом, вел себя, как школяр.

Поле кончилось, они вошли в лес. Здесь было свежо и заметно темнее. Ночь вступала в свои права, растекаясь по лесу, как ядовитый газ. Взошла луна, бледная, чахоточная.

— Далеко до фабрики? — спросил Рональд.

— Наверное, нет.

— Что значит «наверное»? Мы заблудились?

— Ну, может быть, самую малость… — она вглядывалась в кроссворд пересекающихся веток. — Предлагаю вернуться! Решительно и бесповоротно!

— А вы знаете, куда именно возвращаться?

В листве деревье над ними что-то прошумело, какой-то зверь путешествовал по веткам в ночи. Рональд вытащил меч из ножен и держал его в вытянутой руке. Роксана испуганно прижималась к нему, оглядываясь по сторонам. Снова все стихло. Граф непроизвольно вздохнул и решил: «Нет, хватит. Надо отвести ее домой, а потом приду сюда один… если что-нибудь найду в этой чертовой темноте». Только вот куда идти? Со всех сторон высились холмы, растущие на которых деревья напоминали вставшие от ужаса дыбом волосы. Только луна в узком промежутке сумрачного неба, казалось, дружески подмигивала им, обнадеживая. И тут на фоне луны поднялась чья-то тень — так резко, словно на синие моря и желтые горы накатилась волна вселенского потопа.

— Заблудились? — послышался глухой голос.

На пригорке стояла долговязая фигура, казавшаяся еще больше из-за того, что на нее приходилось смотреть снизу вверх. Резкий порыв ветра донес до них запах тлена. Роксана взвизгнула.

— Я могу показать дорогу из лесу, — произнес человек. — Сейчас плохое время для прогулок.

— Мы не нуждаемся в вашей помощи, — резко выдохнул Рональд.

— Ой ли? — насмешливо спросил мертвец, и Рональд увидел, что за его спиной поднимаются силуэты других ревенантов. На верхушки сосен налетел ветер, в их треске и шуме веток они двигались, казалось, совершенно беззвучно.

— Без нашей помощи вам не выбраться, — сказал человек. — Вы ведь наверняка помните меня — я Мишель, Мишель Пропойца.

— Что с того? — с нарочитой дерзостью спросил Рональд.

— Вам никак нельзя здесь находиться, — Мишель старался говорить убедительным голосом. — Вы можете причинить серьезный вред…

— Только рад буду, если мне удастся причинить вам серьезный вред! — Рональд твердо решил не позволить мертвецам поймать его в сети квазиразумных доводов и имитации человеческих эмоций. Темные фигуры стали спускаться с пригорка, приближаясь к ним. Не сговариваясь, граф и девушка бросились бежать по дороге обратно. Слава Богу, луна худо-бедно освещала их путь. Мертвецы, казалось, и не собирались их догонять.

Хуже всего было то, что Роксана показала невиданную прыть — Рональд все пытался не отставать, но девушка, подобрав юбки, неслась, будто заправский бегун. Рональд начал кашлять, задыхаясь и потея в кольчуге.

— Роксана, стой! — вполголоса позвал он. Девушка остановилась, обернулась — и вдруг взлетела вверх. Рональд едва заметил черную руку, схватившую ее из кроны дерева.

— Стоять! — заорал граф. — Не двигаться с места! Крона дерева, поглотившая девушку, вздрогнула, а затем принялась шелестеть на ветру как ни в чем не бывало.

Он не успел ничего сделать. Темная фигура, выпрыгнувшая из-за куста со скоростью белки, подставила ему ножку, и он растянулся, проехав по сырой земле пару шагов. И тут же десяток рук, прочных и тяжелых, как сталь, лишили его возможности шевелиться.


— Тише! Тише! — шипел ему в ухо знакомый голос. — Если начнете орать, я и в самом деле вас прибью!

Желтая физиономия Мишеля с торчащими скулами и водянистыми глазами раскачивалась перед его лицом.

— Ничего плохого мы вам не сделаем. Вы просто оказались в дурное время в дурном месте. Мы ловим ведьм, а вы нам чуть было не помешали. Если дадите слово не вопить, мы вас отпустим.

Рональд закивал головой, силясь сбросить зажавшую его рот мертвую руку. Его отпустили — так быстро и столь организованно, всем десятком рук, что он даже усомнился в недавнем своем пленении.

— Где Роксана? — спросил рыцарь шепотом, подымаясь на ноги.

— Я здесь, — раздался тихий голосок.

Девушка действительно была цела и невредима. Платье ее слегка почернело от недавнего безумного бега по чаще.

— Ведьмы похитили семерых крестьянских детей, — сообщил Мишель. — Узнаю направляющую руку маркиза: явно для опытов каких-то понадобились. Надо найти их, пока ведьмы их не переправили в замок. Скорее всего, старухи укрылись на фабрике запчастей.

Похожий на ветку сухого дерева палец Мишеля указал на слегка горбатое деревянное здание, поднявшее голову над темным колышущимся океаном листьев.

— Движемся максимально тихо, — и Мишель исчез в чаще. За ним поспешили другие мертвецы, практически бесшумно, затем и Рональд с Роксаной; юбки последней слегка шуршали, доспехи графа полязгивали.

Это была та самая роща, которой так гордился маркиз. Тени от деревьев теперь торчали как попало, некоторые от луны, некоторые — к луне.

— Мы вас видим! — раздался ехидный голос. Старуха с обнаженным бюстом боттичеллиевской красоты высунулась в окно и лукаво погрозила ревенантам пальчиком.

— Отдайте детей! — крикнул Мишель, поднимаясь во весь рост. Остальные мертвецы, а также Рональд и Роксана, последовали его примеру, перестав таиться.

— О, с вами и этот хорошенький рыцарь, — протянула старуха, задумчиво водя пальцем по левому соску и купая его в лунном свете. — Ему я никак не могу отказать, это выше моих сил… Вам нужны маленькие человечки? Забирайте их!

И исчезла в окне. Дверь фабрики заскрипела и растворилась.

Навстречу мертвецам бежали маленькие фигурки, шестеро или семеро.

— Фу, — выдохнул Рональд и тут же спохватился, что все как-то подозрительно легко обошлось.

И как выяснилось, не зря — в руках у каждого было по сабле. Мгновение — и они набросились на мертвецов, пытаясь лишить их ноги, руки или головы. Тут только Рональд понял, насколько превосходил живого человека мертвец по своим боевым качествам: неуловимо быстрыми и точными движениями Мишель и его спутники уворачивались от сабель, доставая противников голыми руками. Выхватив из ножен Исмигуль, рыцарь всматривался в темноту. Никакие это были не дети — мерзкие карлы с крючковатыми носами, в напудренных париках и гусарских мундирах (что делало их похожими на Лукаса). Вероятно, это была разновидность гномов — позабывших горное ремесло и вкусивших цивилизованной жизни.

Из дверей фабрики выскочила новая партия этих уродцев, комично трясясь на криво приделанных ногах и размахивая ружьями. Загремели выстрелы; свинцовая пуля бухнула в шлем Рональда — словно кто-то по лбу его хлопнул.

— Роксана, назад, — приказал рыцарь, закрывая девушку своим телом. Дело принимало более чем неприятный оборот.

Мертвецы оборонялись от карл, которые лились из ворот нескончаемым потоком. Мишель отошел чуть назад и, казалось, соображал; по бесстрастному его лицу, впрочем, мало что понятно было.

— Нужно пробиться на фабрику любой ценой, — заметил он. — Правда, при таких вот темпах нас ненадолго хватит. Запчастей там припасено — ого-го! Процесс сборки одного существа занимает секунд двадцать, при должном умении…

— А чего они просто не улетят, прихватив с собой детей? — поинтересовался Рональд.

— Они могут унести одного, максимум двух — но не больше: не та грузоподъемность. А маркизу дети нужны позарез — по слухам, он новую серию опытов затевает.

Римляне! Воины! Братья! — кричал карла-командир, потирая бледное чело кривыми пальцами.[20] — Пусть каждый откусит свинца и зарядит им свой мушкет! Святая Свобода да встретит нас у дверей рая!

Сам он меж тем старался держаться подальше от линии фронта. Демагогия его была столь очевидно лукасовой, что Рональда озарило: барон, вероятно, тоже был собран на этой фабрике! А потом каким-то чудом затесался среди людей и, за отсутствием четкой границы между детьми Адама и уродливыми гномами, вскоре приобрел среди них выгодное положение и титул.

Карлы кусали желтыми лошадиными зубами толстые полосы свинца, забивали в мушкеты пыжи. Мертвецов то и дело отбрасывали назад меткие выстрелы. Рональду пришлось буквально вытащить с театра военных действий Роксану, смотревшую на побоище, разинув ротик.

Они оказались за деревьями. Кипящая неподалеку битва, казалось, шла на другой планете, напоминая о себе лишь эпизодически: то ветка упадет, сорванная пулей, то кусок коры отскочит, изуродованный шрапнелью. Впрочем, ничто не могло помешать весенней ночи благоухать.

— Знаете, о чем я думаю? — спросила Роксана, глядя на него влажными глазами. — Мы, может быть, совсем скоро погибнем — и вы, и я.

Рональд, собравшийся было вернуться к ратным делам, удивленно посмотрел на девушку.

— Я никогда не знала радостей плотской любви, — выпалила Роксана. — Жалко умирать… вот так. Научите меня! Вы взрослый, вы опытный…

И ткнулась носиком ему в ухо. Рональд поймал ее губы и поцеловал. В голове у него вдруг возникла удивленная мордочка Розалинды. Но он не успел тяжело вздохнуть: в этот момент раздалась почти соловьиная трель и сотня мелких дробинок впились в его наплечник, противно свистнув у самого виска.

— Тьфу, — неприлично, по-солдатски плюнул Рональд и, коря себя за этот поступок, надвое рассек подлого карлу, потревожившего их тет-а-тет.

Укрыв Роксану за толстым стволом могучего дуба, граф стал изобретать стратегию. Для начала было бы неплохо понять, чем же именно заняты старухи на фабрике.

Внимание его привлекло Древо жизни и смерти, высившееся посреди сада, как руки индийской танцовщицы. Рональд ступил сапогом на нижнюю ветку, ухватился за ствол и полез вверх.

Маркиз бы воспринял это как святотатство, наверное. Но времени на раздумья не было: цепляясь за двуединые стволы, он карабкался по Древу Жизни, попутно заглядывая в окно фабрики.

Метались языки пламени, освещая чудовищные фигуры, согнувшиеся над кузнечным горном. С вершины дерева хорошо был виден процесс изготовления карл. Одна старуха раздувала меха, другая рылась в сложенных штабелями запчастях, выбирая подходящие, и кидала их третьей, стоявшей у наковальни с тяжелым молотом в руках. Та наскоро лепила к телу носатую голову, приклеивала руки и ноги, проходилась несколько раз молотком по членам — и бросала ожившего карлу в бой, всучив ему в руки винтовку.

— Вон там ваши враги! — вопила ведьма, указывая крючковатым пальцем в окно. — Их надо убить!

— А что они нам сделали? — удивлялись карлы посмышленнее.

— Они в обезьяну веруют! — орала старуха.

— Ааа… Ну да, тогда понятно…

И карла, неказистый, горбатый, с руками и ногами разной длины, вливался в общую массу и бежал на врага с победносным криком. Солдатом он был никудышным — карлы брали количеством, а не качеством. Но Рональд видел, что луна просвечивает сквозь дыры в телах мертвецов, пытавшихся пробиться к фабрике через густую толпу уродцев.

У ведьм явно закончились запчасти для карл: в дело пошли кентавры, тоже сляпанные наспех, но явно более удачные. Мертвец справа от Рональда молча упал на свои отрубленные ноги. Еще один лишился головы и пытался драться вслепую, пока кентавры не изрубили его в кусочки. Ревенанты пустили в ход пищали, дырявившие тела кентавров крупной дробью. Ведьмы, у которых закончился запас копыт и лошадиных крупов, стали уже и вовсе черт знает что собирать: то ли людей, то ли животных, покрытых ногами и руками, точно еж — иглами. Выглядели они неказисто, но неожиданность их действий компенсировала сумбурность конструкции: головоногий двустворчатый моллюск на когтистых лапах и с человеческой головой вдруг раскрывал рот и пронзал сразу двух мертвецов своим острым, как меч, языком. Гигант с куриными крылышками за спиной давил ревенантов слоновьими лапами. Покрытая шерстью муха проносилась над полем боя, плюясь кислотой.

— Этак мы все погибнем, — пробормотал Мишель, смотря на тщетные усилия мертвецов сдержать волну уродцев, льющуюся из дверей фабрики.

— Эй! — окликнул его Рональд. — У меня есть спасительная идея!

Мишель поднял голову и уставился на него немигающим взглядом протухших глаз.

— Высоко же вы забрались, — отметил он, одновременно ломая шею карле, вогнавшему ему в живот штык.

— Забросьте меня на крышу фабрики. Остальное я беру на себя, — и Рональд уселся поудобнее в перекрестье стволов.

Мертвецы, не сговариваясь, кинулись к дереву, оставив двоих товарищей отражать натиск, засуетились, точно муравьи. Шесть теней пригибали к земле пышную крону, пружинистую, как охотничий лук. Рональд направлял их действия:

— Так… Чуть правее… Отпускайте!

Могучая крона ответила меднозвучным шелестом, бросая Рональда в небо, навстречу луне. Даже от той дюжины секунд, пока его крутило и переворачивало в воздухе, Рональд успел получить удовольствие. Куда как менее приятным оказалось падение на крышу, когда его подбородок пребольно стукнулся о доски. Ощутив под собой твердую поверхность, Рональд с силой ударил по ней руками, проломил доски и сверзнулся в комнату. Старухи взвизгнули. Ногой он опрокинул тяжелую наковальню, разрубил пополам мехи, ловко увернувшись от когтей.

— Подонок! — закричали ведьмы, взмывая в воздух. — Компрадор! Сутенер дешевый!

Рыцарь вращал мечом, превращая его в сплошное блестящее колесо, в котором отражалось пламя горна. Старухи явно побаивались Исмигуль, стараясь держаться повыше и подальше. Граф прогнал их в темноту чердака, а затем вернулся к стоящим в углу малышам.

Дверь треснула и пала под напором, Мишель и два других уцелевших в бою мертвеца ворвались на фабрику.

— Дети, пошли скорей! — и ревенанты стали выводить малышей с фабрики. Огонь накалившегося докрасна горна уже давно лизал деревянные стены, понемногу охватывая штабеля запчастей, начинавших подпрыгивать, трепыхаться и вскрикивать. Рональд, обуреваемый праведным гневом и мелкой мстительностью, пхнул ногой эту кучу голов, тел, конечностей, крыльев, хвостов — и она рухнула прямо в горн, отчаянно визжа. Огонь ярко осветил комнату.

— Стой! — крикнул Мишель. — Дети-то не все! Их шестеро, а не семеро!

— Найду, — граф нырнул в темноту коридора, где угадывалось какое-то движение. За ним бросился один из мертвецов.

Ведьмы носились над головой — об этом красноречиво свидетельствовали падавшие на голову перья, точно подушку кто-то располосовал. Однако нападать они явно боялись — были по-женски взбудоражены. Рональд шагал по коридору, почти не обращая на них внимания. И вдруг ведьмы исчезли, точно их спугнул кто-то.

Графа это насторожило. Ревенант тоже, казалось, что-то почувствовал.

Жирный, тошнотворный запах волнами заполнял помещение. Запах бойни.

И тут сопровождавший его мертвец взлетел в воздух, скрученный павшей с потолка петлей. Раздался грохот, что-то мелькнуло по стропилам, громоздившимся под крышей — и вниз рухнули две половинки тела ревенанта — верхняя и нижняя.

— Там нечто большое, красное, страшное, — повернувшись к графу, сообщила верхняя. — Оставь меня, спасай ребенка.

И указала пальцем на крошечную фигурку, жавшуюся в углу.

Граф, посматривая на потолок и держа Исмигуль острием вверх, осторожно подошел к мальчику.

— Дядя Рональд! Там ведьмы вверху летают, целых три штуки! Смотрите!

И Рональд вспомнил, где видел его. Это тот самый мальчик, что карабкался на руки дедушке-мертвецу во время памятного застолья с Полифемом и его «корешами».

— Тебя как зовут?

— Эмиль.

— Слушай, Эмиль. Запри дверь вот на эту щеколду и сиди здесь, что бы ни происходило. Только когда я тебя позову, открывай и выходи. Понял?

— Понял.

Защелка заскрипела, закрываясь. Граф стоял в коридоре, озираясь по сторонам. Гарпий нигде не было.

Сильный удар в висок отбросил его к стене; пальцами он вцепился в дерево бревен, но ноги словно растаяли и он рухнул навзничь. Сознания рыцарь не потерял, но тело было словно ватным — он даже не чувствовал, что на груди у него уселась старуха; он ощущал только, как она касается его лица нечистыми руками.

— Глазки! Что-то мне подсказывает, что у него очень вкусные глазки! — ведьма впиявилась ему в глазницы своими пальцами. Рональд спешно зажмурил веки, но она лезла туда своими когтями, словно устрицу открывала.

— У у у, глазеночки мои, глазенапы… Сейчас я вас на тарелочку, да горчичкой сверху…

Рональд уже и щеки отправил страшным напряжением мышц вверх, на помощь векам. Старуха причмокивала от усердия и предвкушения добычи. Две ее сестры навалились на рональдовы руки, прижимая их к полу.

Тут раздался грохот выстрела, и все три старухи мгновенно исчезли — по крайней мере, ощущение было именно такое. Рональд мгновенно вскочил и увидел, что гарпии кружатся над головой, а тела их продырявлены дробью. Прямо перед ним стоял Иегуда с пищалью в руках и сыпал в ствол очередной заряд стальных шариков.

— Слепня чертова!! — завизжали старухи. Иегуда вскинул ружье и дал залп такой оглушительной силы, что воздух наполнился перьями, точно подушку распотрошили. Ведьмы, вопя и матерясь, рванули сквозь дырявую крышу и стали носиться над фабрикой.

— Прошу простить, но я следил за вами и леди Роксаной — весь день… — пояснил монах.

Бледность на лице Рональда сменил багровый румянец.

— Все целы? — спросил Иегуда.

— Эмиль там, в туалете, заперся. А остальные?

— Остальные в порядке, — отозвался появившийся Мишель.

— Эмиль, выходи, они улетели! — крикнул граф. Мальчик молчал.

Все трое подскочили к двери и наперебой стали звать ребенка по имени, уговаривать его выйти. Затем попросту навалились на дверь и в три приема ее вывалили.

Мальчика не было.

— Унитаз… Черт побери, я должен был догадаться, — угрюмо произнес Мишель. Рональд поймал себя на том, что впервые за день он отметил трупный запах его тела — настолько привык, как к запаху духов маркиза или песьему духу Гантенбайна.

— Хотите своего мальчика получить? — раздался противный смех из-под крыши.

— Мы вас убьем, если вы его не вернете, — спокойно отвечал Мишель. В воздухе блеснула и прожужжала стальная оса. Топорик был брошен со столь страшной силой и скоростью, что начисто срезал Мишелю плечо и некоторую часть тела и бедра правой ноги.

— Черт, — сказал Мишель. — А я надеялся еще поучаствовать в охоте…

Иегуда швырнул вверх гранату, раздался страшный удаляющийся крик.

— Ладно, сделаем так: спасать Эмиля пойдете вы. А я провожу леди Роксану обратно в замок. Идти-то я могу, если что, то и сражаться еще сумею — правда, уже далеко не так хорошо…

Роксана попыталась запротестовать, но и Рональд, и Иегуда в один голос на нее закричали — тут уже было не до приличий. Девушка страшно обиделась, но согласилась отправиться домой.

Они торопливо покинули фабрику, которую понемногу охватывало пламя. На улице было свежо и звездно.

— Вот по этой дороге, — подсказал Мишель. — Там будет избушка, где ведьмы иногда ночуют. Ее Луиза им сдает, бес ей в ребро, шлюха. В сущности, ведьмам больше негде укрыться. Мы их только из этого гнезда не выгнали.

Фабрика с треском рушилась.

— Все, берегите себя, — бросил Рональд, пожал руку Роксане и бросился по дороге в лес. Бок о бок с ним поспешал Иегуда.

Некоторое время свет от горящей фабрики оказывал им существенную помощь — но поскольку дорога шла все время под гору, они вскоре оказались в черном плену гигантских деревьев: даже звезды спрятались за листьями. Темнота, словно черная вата, лезла в глаза. Рональд споткнулся и упал на вытянутые руки, вскочил — и снова чуть не упал.

— Держись за мой посох! — Иегуда сунул ему в руки толстую трость; Рональд тотчас за нее ухватился.

Они бежали по ночному лесу, то бешено спускаясь, то с трудом поднимаясь в гору. Рональд спотыкался о бревна, едва удерживаясь на ногах, но заветного посоха из рук не выпускал. Кто бы мог подумать, что Иегуда может нестись с такой скоростью в абсолютно черном лесу, без единого лучика света.

«Это не он слепой, а я, — думал Рональд. — Господи, помилуй нас!».

Чернота в глазах Рональда начинала заполняться белыми пятнами, которые, как мыльные пузыри, выдувал его зрительный нерв. Вот почему он не сразу понял, что наконец-то видит кое-что в этом дремучем лесу.

Это была всего лишь красная точка, горевшая бесконечно далеко, — не звезда, а, скорее всего, пламя костра. Туда они и мчались.

По мере приближения к ней по извивающимся тропинкам Рональд начинал видеть кое-что. Лес был чудовищен: звериные лапы елей, извивающиеся змеи и поднятые в мольбе руки сухих деревьев, какие-то серые быстрые твари, разбегавшиеся из-под их ног, — все это походило на дурной сон. Он неожиданно оступился и наехал грудью на острый сук — ощущение было, будто его мечом ткнули, но он знал, что дереву, сколь угодно крепкому, его кольчуги не пробить.

«Зерно в побег и в ствол превращено;

И гарпии, кормясь его листами,

Боль создают и боли той окно»[21], — неожиданно вспомнил он.

Сук затрещал, Иегуда рывком поднял Рональда с земли, и в этот момент он увидел, что же там светится: одинокое окно избушки. И только миг видел он это окно: чья-то невидимая рука то ли плотную штору задернула, то ли заслонку поставила на него — свет исчез, и лес снова потонул в темноте. Однако избушку Рональд узнал — именно там териантропы неделю назад устраивали пиршество.

— Я все вижу, — напомнил Иегуда шепотом. Они вновь бежали, стараясь ступать тихо-тихо.

Свет возник совсем рядом с ними: окно опять открыли, и из него высунулась старушечья голова. Она покрутилась направо-налево и понюхала воздух. Рональд с ужасом понял, что это та самая ведьма, что когда-то сыпанула перцу ему в глаза.

— Быстрей! — шепнул Иегуда, и Рональд вдруг понял, о чем он. Времени терять было нельзя: рыцарь оказался под самым окном. Над ним тряслась мерзкая сморщенная шея старухи и ее подбородок.

Руки Рональда стали чужими, принадлежащими Исмигуль. Это Исмигуль, гордая, блестящая и холодная красавица, вдруг сверкнула в воздухе и, изогнувшись дугой, снесла старухе голову.

— Сволочь! — крикнула голова, отлетев в кусты. Старуха попыталась ее поймать, но явно не успела. Досадливо махнув рукой — мол, ваша взяла, черти — ведьма неспешно улеглась на подоконник и приняла безжизненную позу.

В доме поднялся шум. Рональд стал искать дверь.

— Постараюсь открыть изнутри! — крикнул Иегуда и вдруг скакнул в окно невероятным, кошачьим прыжком. Рональд и не подозревал в немолодом монахе такой прыти. Сам он вцепился в подоконник пальцами и, тяжело подтянувшись, оказался в комнате.

В очаге горел огонь, неверные тени плясали по стенам. Старухи стояли у стены, выставив вперед сухие руки, словно бороться собирались. Перед ними на стуле сидел бледный, как молоко, Эмиль, на него падали зловещие тени от четырех крыльев, которые были за спиной у каждой ведьмы.

— Смываемся! — взвизгнула старуха, та самая, которую Рональд некогда принял за красавицу. Молниеносно обе взвились в воздух и принялись носиться под потолком, пытаясь пробиться к окну. Их когти скрежетали по шлему Рональда. Иегуда схватил лежащую в углу швабру и стал наносить старухам удары, видимо, весьма болезненные — обе вопили, как резаные. Изловчившись, одна из них пнула Слепца в лицо, и тот отскочил, выронив швабру. Несколько замешкавшийся рыцарь подпрыгнул и пронзил ведьму мечом — она винтом врезалась в стол и съехала по стене; едва не свалившийся наземь ребенок истошно заорал. Рональд сделал второй прыжок и метким ударом обрубил крылья второй ведьме.

Та совершила изящный кувырок в воздухе, стала на ноги и, сбросив обрубки крыльев прямо на пол, попыталась улизнуть сквозь приотворенную дверь в соседнюю комнату.

Рональд, сделав быстрый шаг вперед, схватил старуху за руку, она вырвалась и повернулась к нему.

Черный зрачок пистолета был направлен ему прямо в лицо.

Старуха дернула спуск.

Это действительно была преглупая смерть: настоящий рыцарь мог умереть только с красивыми словами на устах, сделав благородный жест, — например, поцеловав свой меч и положив его рядом, или обратившись к своему королю или прекрасной даме. А тут кусочек свинца должен был поразить его в самое сердце, вырвав душу из тела и навсегда заставив умолкнуть уста.

Эта мысль явилась ему краткое мгновение, словно страница раскрытой книги, на которой он увидел сразу все буквы и слова, в которые они складывались. Рональд даже успел почувствовать сожаление по поводу того, что не внял Дружескому совету, обнаруженному сегодня утром в кармане куртки.

Но это была только первая страница: перевернулась и она, и он увидел уже совсем невозможное.

Из самого воздуха, возникая, словно видение, двинулась тень человека и устремила руки свои к пистолету, успев зажать его дуло. Пистолет чихнул, и Рональд увидел, что пуля ударилась о полупрозрачные руки призрака, остановившись в стволе. А затем он увидел растворяющееся в воздухе благообразное лицо — голубые умные глаза, коротко стриженные волосы, улыбка в уголках рта.

Он осознал, что стоит, подняв руку, словно закрыться хотел ею от смерти.

— Осечка, — сказал Слепец. — Тебе везет сегодня несказанно.

— Призрак… — пробормотал Рональд, опустив руку. Пахнуло свежим ночным воздухом — жизнь, почти потерянная и вновь обретенная, была сказочно прекрасна.

Иегуда взял на руки ребенка. Тот молчал, насмерть перепуганный.

— Войны все-таки не будет, — объявил он с гордостью, и едва эта довольно пафосная фраза прозвучала, как долговязое тело монаха взвилось в воздух и было брошено об стену с силой пушечного ядра.

Из раскрытой за его спиной двери прянул страшный зверь: то был стремительный, как молния, прыжок. Рональд не успел и выставить вперед руку с мечом — страшная боль в солнечном сплетении повалила его на колени, согнула в три погибели.

— Назад! — крикнула Луиза, появляясь на пороге и размахивая каминной кочергой. — Назад, проклятая тварь!

Тусклая масляная лампа погасла от стремительного движения чудовищной туши. Раздался истошный вопль, режущий слух и проникающий до самых костей.

«Стыдно валяться, граф, пока женщина сражается», — сказал ему внутренний голос — а сил хватило, только чтобы опереться на локти и кое-как подняться.

В тусклом свете камина Рональд даже не успел рассмотреть страшилище — оно извернулось блестящим кроваво-красным боком и одним прыжком оказалось в камине. Воздух украсили золотистые росчерки взлетевших в воздух углей, раздался страшный рев — а затем грохот удалявшихся когтистых лап.

Опираясь о стену, он сделал два шага вперед, пытаясь рассмотреть комнату в наступившей полутьме.

Луиза была пригвождена к камину кочергой, вошедшей спереди в ее живот. Белый пупок, обнажившийся из-под одежды, слабо подрагивал. Рональд отвел глаза.

— Последнее желание… — прошептала она.

— Все что угодно! — горячо воскликнул Рональд. Луиза никогда не была ему симпатична, но любая женщина не заслуживала такой смерти, в столь мрачном месте и от столь злодейских рук. Ничего, кроме острой жалости, рыцарь к ней сейчас не чувствовал.

— Поцелуй… меня… — едва слышно произнесла Луиза. — Никогда… не пробовала… обычного мужчину-человека… не сарацина… не цыгана… не кентавра… не…

Рональд наклонился и подарил умирающей самые экзотические для нее объятия, которых еще не было в ее коллекции. Даже в свой смертный час она думала лишь о новых ощущениях. Теперь впереди были лишь последние объятия, тоже довольно экзотические — объятия Смерти.

— Тайный ход! — проскрипел зубами Рональд, с ненавистью глядя на угли камина. — Следовало бы догадаться, что здесь тридцать три входа и выхода…

Иегуда, уже успевший встать, посмотрел на него, затем на искрящиеся уголья.

— Если полезешь туда, держи, — сказал он и протянул нечто мягкое и упругое. — Кислородная подушка. Только не потеряй. Пользоваться очень просто…

Но времени на объяснения не было: граф уже лез в печную трубу, жмурясь от клубившегося внутри пепла. Он схватил пылающую головню, чтобы использовать ее как факел. Дым из печи рекой двигался в одном направлении; Рональд знал, что это и есть тот тайный ход, по которому, опережая его на несколько шагов, движется странное кроваво-красное существо. Он бежал изо всех сил, забыв о жаре, который съедал его пятки. Время от времени впереди мелькал хвост чудовища; всякий раз, замечая, что рыцарь совсем рядом, оно прибавляло скорости и умудрялось вновь пропасть из виду. Но Рональд не сокращал дистанцию.

Чудовище издавало звуки, похожие на хихиканье; это было так мерзко, что прибавляло Рональду сил и скорости.

Дым вдруг стал гораздо разреженнее; в сущности даже отпала необходимость в кислородной подушке, которую он прижимал ко рту. Глаза больше не слезились, и Рональд явственно видел изгибающееся, словно змея или громадная гусеница, чудовище: оно скакало практически на животе, шевеля то ли щупальцами, то ли непонятного назначения трубами. Рональд видел блеск глаз в его похожей на череп голове, то и дело посматривавшей назад.

Впереди маячил квадратный выход из тоннеля. Чудовище было от него в десяти шагах и упускать его было нельзя.

Рональд занес руку далеко за спину и швырнул головню прямо в кроваво-красный бок чудовища.

Рев едва не опрокинул его на землю, показалось, что даже стены задрожали и завибрировали. Рональд едва успел уши закрыть и упасть на колени.

Бок чудовища пылал. Оно изворачивалось, пытаясь вырвать его зубами. Череп бешено вращался на длинной шее, разевал рот и испускал страшный, наполнявший воздух рев. Дым вокруг Рональда от этого рева становился густым, как вода.

Минутное замешательство решило дело: монстр рванул головню из своего тела и, бросив ее на пол, одним прыжком нырнул в белый квадрат выхода.

Рональд мгновенно поднялся и кинулся следом.

— Эй! Эй! — закричали кентавры. — Ты кто такой, черт побери?

Рыцарь лежал на полу в странно знакомой комнате. Он быстро повернул голову и увидел камин. Это была комната охраны рядом со спальней-кабинетом маркиза. Два небольших кентавра смотрели на него настороженно, сжимая в руках дубины.

— Сэр Рональд? — удивился один из них. — Как вы туда попали?

— Мне нужно к маркизу, — бросил рыцарь, поднимаясь.

— Но он спит! — робко заявил один из кентавров.

— Сверхважное дело, — резко произнес Рональд и, пока кентавры не успели и слова возразить, подбежал к спальной фон Бракксгаузентруппа. Дверь в нее была приотворена.

— Я болен! — крикнул маркиз, хоть Рональда видеть и не мог.

Будуар маркиза, задернутый молочно-белым пологом, производил впечатление спокойствия и незыблемости.

— Сказано вам: я болен! — вновь недовольно отчеканил маркиз. В его голосе и правда слышалась боль.

Рональд, забыв о всякой вежливости, распахнул дверь и вошел в комнату.

— Прошу меня простить… — начал он.

Маркиз лежал в постели, прикрывшись одеялом. От его тела шел заметный запах гари.

— Кто вам разрешил? — крикнул маркиз. — Что это за шутки? Пока вы у меня в гостях, извольте вести себя вежливо!

Рональд заколебался. Ох уж эти приличия, привитые ему в детстве!

— Но, сударь, я только что преследовал страшное чудовище! Оно здесь, в замке!

— Ну и что в этом страшного?! — взвился маркиз. — Мне лично это не внушает никаких опасений! Не больше, чем та головная боль, от которой я слег в постель… монстра поймают мои слуги, мы и без вас прекрасно с ним справимся…

«Черт побери! — мысленно восклицал Рональд. — Я ведь и знаю, что ты — этот монстр, а сказать не могу, невежливо…»

И он окончательно расстроился.

— Хорошо, я ухожу, — согласился рыцарь.

— Благоразумное решение, — одобрил маркиз. — И так же благоразумно будет, если вы соблаговолите покинуть мой замок на этой неделе. Я предоставлял вам кров, пока была необходимость в защите моих владений. Но теперь, когда с крестьянами мы заключили прочный мир, я дерзну вам напомнить, что миссия ваша заключалась отнюдь не только в обороне моего замка, а в поиске Муравейника. Вы были очень приятным собеседником, но, поскольку начинаете вмешиваться во внутренние дела моего поместья, рад буду с вами распрощаться…

— Я уеду через три дня, — заверил Рональд и собрался выходить, но все-таки повернулся и добавил:

— Но учтите: где бы на земле не творились бесчинства и несправедливости, я явлюсь туда и заставлю зло поплатиться за них.

— Не переоцените своих сил, — ехидно отозвался маркиз и завесил шторку кровати.

ГЛАВА 13

Страшная история Мишеля

Все испортила бессоница — из-за нее Рональд по утрам бывал нерешителен и важные проблемы оставлял на бодрое «потом».

Дверь приотворилась и показалось веселое лицо Роксаны.

— Вы в некотором роде редкостная соня, — произнесла она. — Но это простительно, учитывая, что полночи вы гонялись за ведьмами. Я пришла к вам по важному делу.

— А? Что такое? — Рональд поспешно застегивал пуговицы куртки.

Роксана сменила улыбку на важную серьезность.

— Видите ли, граф, — произнесла она. — Нам с вами довелось многое пережить, многое почувствовать, многое понять. Мы были так близки к смерти, так близки… — девушка сделала ударение на последнее слово. — Вы понимаете, что я собираюсь сказать?

— Н-нет, — рыцарь спрятался за зеркальную дверцу шкафа и несколько раз провел гребешком по волосам, приводя их в порядок. Роксана поймала его ненароком выпроставшуюся из-за дверцы руку и потянула Рональда к себе.

— Вы мне симпатичны, — честно сказала она, придвигаясь к самой груди рыцаря, словно хотела спрятать на ней свое лицо и обжигая его своим дыханием. — Я бы даже сказала вам, что я вас люблю, — если бы такого рода признания не могли опорочить честь юной девицы.

Рональд тяжело вздохнул и, с трудом шевеля прилипавшим к нёбу языком, пробормотал:

— Вы мне тоже очень… Я бы очень хотел сказать вам тоже…

Она стояла перед ним и улыбалась, удивительно нежная и свежая.

«Розалинда!» — вспомнил он. И едва не замотал головой.

— Вы замечательная, вы добрая и… справедливая…

На эпитете «справедливая», непонятно как влезшем в это признание, он совсем стушевался, рассердился на себя, собрался с духом и выпалил:

— Но мое сердце, Роксана, отдано другой…

Она вспыхнула, повернулась и выбежала из комнаты.

— Роксана! — крикнул рыцарь, но догонять не решился. «Имею ли я на это право? Полно, не лжец ли я, не двуличный прохиндей и ловелас ли?» — думал он угрюмо.

Рональд засомневался. Правильно ли он поступил? Его тянуло к Роксане — всей душой, но ведь он не мог предать своей прежней любви — тем более, что она, скорее всего (Рональд, разумеется, не мог позволить себе спросить об этом напрямую), была взаимной.

Возможно ль любить кошку?

Но ведь даму сердца и полагается любить платонически, а значит, все равно кем она является — женщиной ли, кошкой. Ведь чаще всего дама сердца — замужняя женщина, и питать к ней плотские чувства — уже сам по себе грех. Но даже сам король знает, что в душах дворян, считающих королеву своей дамой сердца, нет и следа черных мыслей, и оттого с пониманием относится к этой любви и не сердится.

Ничего, нужно только сжать зубы и не жаловаться. Он поступает правильно — пусть не в этом, значит, в том мире его ждут одобрение и награда.

Исполненный столь тоскливых мыслей, он прошлялся по лесу весь день до обеда — а когда вернулся домой, слуга принес ему мокрое от слез письмо.

«Любезный Рональд!

Поскольку вместе мы быть не можем, а сердце мое похоже на сгоревший процессор, я вас покидаю и уезжаю в Рим к моей дражайшей тетушке. Кто знает, возможно, Небо окажется к нам благосклонно и на необъятных просторах жесткого диска нашей Вселенной когда-нибудь снова окажутся рядом две маленькие единички — мы с вами.

Но пока прощайте».

Этот модный в те времена технический слог любовных писем так взволновал и расстроил Рональда, что он едва удержался, чтобы не заплакать. «Две маленькие единички…» — бормотал он. — «Две маленькие единички…»

Что делать? Скакать в Рим? Никак нельзя. Для мужчины выше всего долг перед своим государем и лишь потом — амурные дела. Предательские слезы застилали глаза, он вытер их платком, вздохнул и мрачно посмотрел в окно.


Три дня, данные маркизом на сборы, подходили к концу. И все было как-то странно: Иегуда пропадал все время в деревне — вдруг стал якшаться с Полифемом, который вроде бы его терпеть не мог. Сам Рональд тоже палец о палец не ударил, чтобы как-то подготовиться к отъезду — а самое странное, что и маркиз куда-то исчез, и на том, чтобы гости покинули его замок, вовсе и не настаивал.

И эти странные проволочки Рональда только раздражали. Дело, ради которого он приехал сюда, не двигалось с места. Все стало еще запутаннее, чем даже в первый день его визита сюда. Черт побери.

Солнце достигло своей высшей точки, а потом стало падать.

Надо что-то делать как можно скорей. Я пойду в деревню, подумал он. Я спрошу их про Муравейник напрямую. Мы уже давно знакомы, они знают, что я сделал вчера для спасения детей. Они не станут мне врать.

Он надел перевязь и отправился в Новые Убиты.

Деревня словно спала. Улицы были пусты — Рональд сразу же понял, в чем дело: из близлежащей рощи раздавался звучный голос Полифема:

— Заря-ажай! Цельсь! Пли-и!

— Да не хотим мы, батюшка, не хотим! — визжали в ответ ему голоса. — Дыму вельми пужаемся и грохоту!

— Я вам, мать вашу, покажу, дыму и грохоту… Гнидарь велел, понимаете, Гнидарь…

Граф, как ни мрачно ему было, улыбнулся, глядя, как маленькие фигурки крестьян ползают по импровизированному плацу, изображая строевой шаг.

Человек в серой кацавейке, сидящий на берегу реки, занимался и вовсе странным делом — кормил хлебушком громадного серого волка. Кровожадной пастью тот хватал горбушку с его протянутой ладони, а сам то и дело оборачивался и смотрел в лес.

И Рональд понял, что уже в третий раз стал свидетелем странной аллегории.

На солнце набежали тучи, и сделалось холодно. Он вошел в избу, где обычно Жан пьянствовал среди покорно внимавших его россказням мертвецов. Народного сказителя на сей раз не было, ревенанты и вовсе не обратили на него почти никакого внимания, только вполголоса поздоровались. Рональд уселся на лавку.

Как бы их спросить, думал он. Ведь наверняка насторожатся и начнут увиливать.

В дом вбежал радостный Эмиль и полез на руки к деду.

Он уже видел эту картину: ребенок взбирался на руки к дедушке-мертвецу. Это была та же самая картина — за одним-единственным исключением…

Ребенок был мертвый.

Рональд вскочил со стула.

— Эмиль! — крикнул он, весь дрожа. — Ты как это?… Ты зачем?… Мы спасли ведь тебя…

— Я, дяинька, выбор сделал, — отвечал Эмиль, смотря тусклыми глазами на рыцаря. — Муторно на этом свете живым… А мертвым — весело.

— Нет! Нельзя… — Рональд одним прыжком оказался у скамьи и поднял деда за шиворот. — Давайте обратно оживляйте!

И сам понял, как глупо звучат его слова.

— Твари! Это вы детей воруете! Вы весь мир хотите умертвить! — он отбросил мертвеца в сторону, словно мешок с картошкой, выхватил из ножен меч и замахал им, беспредметно, никого не рубя и даже не пытаясь.

Ребенок спокойно смотрел на него, мертвецы — тоже. Рональд спрятал меч в ножны, погладил Эмиля по голове. Волосы — самая мертвая составляющая человеческого тела и оттого такая схожая, что у живых, что у ревенантов, — мягко ласкали его пальцы.

Он выскочил на улицу, словно очумелый побежал по двору, распугивая кур, выскочил на дорогу — и нос к носу столкнулся с Мишелем.

— Прочь от меня!

— Зачем вы грубите? — кротко улыбаясь, спросил Мишель.

Вместо ответа Рональд, уже совершенно себя не сдерживающий, ударил его мечом, пусть и плашмя. Мишель поймал Исмигуль и, совершенно не боясь порезаться, выдернул у него из рук прямо за лезвие. Рональд бросился на мертвеца с кулаками, но тот преловко увернулся, и рыцарь едва не упал в грязь.

Они дрались молча, бессмысленно, на фоне страшного свинцового неба, к которому уходил далекий горизонт. Рональд боксировал, а Мишель уклонялся, время от времени совершая неуловимо быстрые движения.

Наконец граф совершенно запыхался и остановился.

— Ну вот, теперь можно и поговорить спокойно, — невозмутимо заметил Мишель, чье лицо после продолжительной схватки не поменялось ни на морщинку.

— Не о чем нам говорить.

— Ну как же не о чем? О Муравейнике, например.

Рональд мрачно посмотрел на желтое лицо, казавшееся вырезанным из дерева.

— Ты все поймешь. Самое главное — запомни, я — не враг твой. Остальные мертвецы — быть может. У меня свое мнение по поводу всего этого. Выслушай меня.

Рональд кивнул, но кулаки его были по-прежнему сжаты. Они шли вдоль реки, не глядя друг на друга.

— Я говорил, что умер от пьянства. Так вот: это неправда — хотя мне и удалось убедить в этом и Полифема, и всю родную деревню. Я ведь один из первых мертвецов, которые здесь появились — поэтому меня мало кто помнит: даже старики уже забыли, что когда-то здесь жил счастливый парень, женатый на самой красивой в мире женщине.

Тебе известно: они пришли нас поддержать, спасти. Люди поверили им, и тогда их стало появляться все больше.

Я помню, когда впервые увидел мертвеца. Я собирал хворост в лесу и вдруг услышал голос за спиной: «Помочь?». Я обернулся — и поджилки затряслись: передо мной стоял наш покойный староста, Варфоломей. Лицо его было желто и странно печально. Я закричал и убежал — а вечером он пришел ко мне в гости. Как я догадался, что он собирается ко мне прийти, — не знаю до сих пор, но страх мне подсказал все в точности.

Мы с Анной собирались обороняться до последнего: на стенах мелом начертили кресты, а дверь решили заколотить наглухо — но не успели… он как раз вошел, когда мы искали гвозди. Я схватил топор, но он поднял руку и глухо произнес: «Дайте приют страннику!». Анна зашептала мне на ухо, чтобы я не противился — может быть, он и правда уйдет по доброй воле. Он присел на стул и стал греть руки у очага, затем заговорил.

«Я пришел предупредить: маркизовы слуги скоро придут по ваши души. Страшные наступают времена, и настолько стало нам неспокойно в своих могилах за своих детей и внуков, что мы решили прийти вам на помощь. Пока нас совсем мало, но подожди — просыпаются и другие, ворочаясь в земле; скоро, скоро будет вам надежная поддержка и избавление».

У меня мурашки по коже бежали, но чувствовал я, что говорит он правду. Ибо по деревне ходили слухи, что маркиз строит новых чудовищ, чтобы окончательно избавиться от своих крестьян и переложить заботы о деревне на плечи языческих уродов.

Он посидел у нас совсем недолго, затем встал и собрался уходить. «Страшна судьба твоя, человече!» — сказал он мне. — «Однако будь тверд и спаси то, что тебе дороже всего на свете».

Мы сидели ошарашенные, и тут за окнами раздался вой, и вбежали… волки, четверо огромных серых тварей. Они словно улыбались кровожадными пастями и глядели на нас, не мигая.

Затем они перекувырнулись и превратились в обычных деревенских парней. Кое с кем из них я дружил в детстве. Теперь это были мордатые наглецы; они похотливо смотрели на Анну и с издевкой — на меня.

«Великую честь оказал тебе маркиз! — закричали они. — Выяснилось, что в жене твоей есть некоторая доля благородной крови: некий похотливый граф соблазнил ее прабабушку. Маркиз сейчас занят опытами, и для них ему понадобится дворянская кровь. Мы знаем, что жена твоя беременна: маркизу нужен и младенец — два милых существа голубой крови».

Они смеялись, эти волки. Они говорили, что придут за моей Анной через месяц — и тогда уже нам никуда не деться. Они дали нам время, ведь просто забрать мою жену им было скучно, им хотелось дать нам вдоволь настрадаться в ожидании гибели. С тем они ушли.

Мы решили бежать: дошли до края поля, где начинался лес, — они стояли там и облизывались; двинулись по дороге, но еще не стемнело, как увидели, что они уже у околицы и жадно ждут.

Выхода не было — но был выбор.

Выбор у меня был такой: жить долгой, жалкой жизнью или обрести свободу, которую никто уже не может у меня отнять. Вновь не могу объяснить, как это случилось, но я вдруг увидел эту дорогу, уводящую в темноту; отчего-то я чувствовал, что если захочу вернуться с того света, то вернусь непременно. Я думал над этим планом один вечер, всего один вечер: смотрел на вечернюю звездочку в небе, на качающиеся лесные верхушки — и наконец решился.

Я отправил Анну к ее родственникам на другой стороне деревни, сказав, что пойду работать в замок, чтобы выпросить милости для нас у маркиза. Милости… Она поверила — и честно не искала меня эти несколько недель. И вот что я сделал: заперся в своей избе, занавесил все окна, чтобы все думали, что хозяин ушел куда-то, и перестал выходить на улицу. В избе не было еды — к вечеру третьего дня я начал ощущать голод. Мы, крестьяне, к голоду привычны — и провести неделю без еды мне не однажды в своей жизни доводилось. Но теперь я и воды не пил. К концу пятого дня я так ослаб, что лег на полати и лежал. Два или три раза я слышал стук в дверь — меня искали родственники и соседи — но я не подал виду, что я здесь. Так я лежал, проваливаясь временами в обморок, и боролся с желанием выйти наружу, попросить еды и воды, вернуться к жизни. Прошло две недели, избу мою оплели пауки, по мне бегали крысы — я даже не отгонял их.

И вот пришло утро двадцатого дня, и вдруг мир начал желтеть и сделался как-то странно тускл; вот тогда я понял, что осталось ждать совсем недолго. Шли часы, и комната вокруг меня погружалась во мрак — то был мрак совсем особенный — не просто отсутствие света. Я чувствовал, что больше не ощущаю своего тела, и все, что я когда-то помнил, тускнеет и гаснет. И вот наступила ночь — и не было больше ни избы, ни мира вокруг меня, ни самого меня. И наступило утро, и тогда я встал со своей постели, отпер двери и вышел на стук.

На пороге стояла Анна; увидев меня, бедная девочка от страха закрыла лицо руками.

— Не бойся, Анна! — сказал я каким-то странным, глухим голосом. Тут я глянул на свои руки впервые — и увидел их: руки мертвеца, желтые и сухие. Я подошел к кадке с водой, что стояла во дворе, и увидел в ней свое отражение: тусклые глаза, бесстрастное лицо, бледное, ни кровинки.

Анна беззвучно рыдала.

— Ничего, — сказал я. — Не плачь: прежнее ушло. Маркиз не заберет тебя никуда…

И в тот самый миг я увидел на горизонте четыре быстро движущиеся точки — маркизовы слуги-волки, они двигались сюда. Но я-то уже неплохо приготовился к их появлению, да к тому же не чувствовал ни страха, ни тревоги.

Не знаю почему, но животные нас боятся — не то что многие люди, которые уже давным-давно привыкли. Волкам, наверное, понравился трупный запах, от меня исходивший, но когда они увидели саму их жертву, то остановились, поджав хвосты, и уставились на мое лицо, словно способны были понять, что имеют дело не с человеком.

И тогда я поднял лежащий в сенях топор и броском расколол череп первому волку. Ты знаешь: мы хорошие воины. В первую очередь оттого, что ничего не боимся и не волнуемся, когда бьемся. Второй прыгнул на меня, а я вцепился ему в шею и с такой силой повернул его башку, что сломал ему шею.

Еще один волк трусил напасть на меня; то подбегал, то отскакивал. Я наступил ему на переднюю лапу; он робко схватил меня за руку зубами — а я затолкал ее поглубже ему в пасть и смотрел, как он задыхается и издыхает.

Четвертый волк бросился прочь, поджав хвост, но его, как и первого, настиг удар топора. Трупы серых разбойников, которых мы когда-то так боялись, теперь лежали у наших ног, и не было больше никакой милости к этим тварям — ни на земле, ни на небе.

Так и стояли мы — Анна, насмерть перепуганная, и я, спокойный, бесстрастный мертвец.

Тогда я чувствовал страшную пустоту. И желал только одного: чтобы у меня были слезы. Но их уже не осталось.

Анна теперь живет неподалеку от нашего города, в лесу. Хотя и до сих пор жива. Она вновь замужем — смерть ведь разводит, и наш брак более не существовал; я иногда прихожу в ее новую семью, играю с ее детьми, выпиваю с ее новым мужем — хотя уже давно не испытываю никакой жажды…

— Страшна твоя история, — сказал Рональд, подошел к дереву и уткнулся лицом в шершавую кору — а грудь его разрывали рыдания. Что-то умерло в этой Вселенной, что-то знакомое ему с самого детства. Должно быть, надежда, что все закончится хорошо. Уже не могло закончиться хорошо, если хоть где-то в мире происходили такие вещи…

И тут он не выдержал и принялся плакать, как был — в кольчуге и с дурацким мечом на перевязи, упав на землю. Казалось, для такого количества слез его глаза слишком узки — лицо его было все в грязи, по которой он бил кулаками, внутри тела словно распространялся яд, отравляя его легкие и мозг нестерпимой горечью.

— Я покажу тебе Муравейник, — сказал Мишель.

— Зачем? Отчего? — Рональд поднял мокрое и красное лицо.

— Оттого, что я чувствую, что избавление наше близко. Оттого, что у тебя редкостная душа: ты человек благородного звания, дерзнувший действительно оказаться благородным. И вот еще отчего — но об этом молчи, не рассказывай никому из наших — чтобы ты уничтожил Муравейник.

Рональд встряхнул головой, отказывавшейся что-либо понимать.

— Люди должны быть живыми, а мертвые пусть сами хоронят своих мертвецов, — убежденно говорил Мишель. — Мы слишком алчны, слишком сильно хотим затащить всех в свои ряды. Из добрых побуждений, разумеется: большинству мертвецов и правда кажется, что так будет лучше, что люди обретут свое счастье в смерти. Ты не знаешь, о чем говорят в Муравейнике: там давно уже строят планы истребить жизнь, умертвить всех — ив деревнях, и в городах. Смерть не знает страданий, смерть не знает разницы между богатым и бедным, сильным и слабым — но и настоящего счастья она тоже не знает. Вот почему я был против того, чтобы Анна последовала за мной — а ведь она хотела! А остальные — остальные будут только рады, если переселят свои семьи, всех своих потомков до седьмого колена во мрак Муравейника, в мир теней. Я специально послал освобождать Эмиля именно вас, живых — надеялся, что, глядя на вас, он поймет, что и живые чего-то стоят и не станет завидовать нашему образу жизни… Но все оказалось тщетно.

— Спасибо тебе, — сказал Рональд. — Угроза нависла над нашим миром, над всеми нами… Я чувствую страх…

— Мало ли их было, угроз? — усмехнулся Мишель. — Завтра пустимся в путь, сообщи Иегуде. Шесть дней занимает дорога.

И зашагал прочь, не попрощавшись. Рональд побрел вдоль реки, пытаясь вновь увидеть загадочного человека, каждый раз предсказывавшего ситуацию намеком на пословицу.

Человек уже пропал куда-то, зато там, над рекой, среди камышей он увидел чудесную, красивейшую девушку с прелестной фигуркой. Лицо ее было закрыто густой вуалью, и даже руки были в белых перчатках — так что он сперва даже испугался: а не маркиз ли решил сыграть над ним очередную дурную шутку? Но сердце подсказывало ему иное — и он спустился к воде.

— Сэр Рональд! — воскликнула она.

Как можно было не узнать этот чудесный голос, правда, отчего-то несколько сипловатый и непривычно звучащий!

— Я знал, что вы не уедете! — воскликнул рыцарь — Я мечтал о вас, грезил во сне — всю эту неделю, что мы знакомы!!

— Но я вас не знаю, — поспешно произнесла девушка. — Я только слышала о вас… я простая служанка из замка Сквайра!

Голос ее был подобен плачу, но душа графа сгорала столь сильным огнем, что он, увы, не заметил этого.

— Служанка, красивая, как принцесса! Служанка, прелестная, как богиня! — на Рональда даже вдохновение нашло, хоть и несколько неуклюжее.

Она испуганно отодвигалась, но рыцарь был преисполнен решительности.

— О дивная дева! — воскликнул Рональд. — Дай мне увидеть твое лицо, ибо стан, сколько я наблюдаю, чудесен.

Он обхватил ее одной рукой, внутренне стыдясь своего поступка, а другой снял с ее головы шлем, явив миру, как и ожидалось, лицо Роксаны.

И отшатнулся, и, как был, сел на землю.

Глаза ее были белесы, кожа слишком прозрачна для живого человека.

— Маркиз утопил меня, — сказала она печально. — Сперва овладел мной, а потом убил, чтобы никто не узнал. А теперь все знают.


Деревня кишела людьми и мертвецами. Гвалт стоял невероятный, брань и лязг оружия.

— Где эта тварь? — орал батько Полифем. — Где этот дешевый насильник, что убил нашу Роксану? Даже если он, по своему обыкновению, бежал из замка, догадавшись, что его ждет, мы все равно найдем эту вывороченную наизнанку сволочь, эту кровавую снаружи и покрытую кожей внутри гусеницу!

— Правильно! — ревели в ответ живые и мертвые. — Даешь дыбу и виселицу для Браккгаузентруппа!

Рональд стоял, совершенно чужой в этой толпе, готовя себя к любому продолжению. Доспехи его настолько приросли к телу, что он чувствовал себя раком, чей панцирь крепится непосредственно к мышцам.

— Что делает среди нас этот благородный рыцарь? — издевательски крикнул какой-то рассыпающийся на части прокаженный, указывая на Рональда костью раз и навсегда обретшего свое последнее положение пальца. — Ищет девушку посимпатичнее?

Рональд приготовился вытащить меч и умереть, изрубив прокаженного в лапшу. Умирать не хотелось.

— Рыцарь нам еще пригодится! — возразил батько Полифем. — В любом случае, убить его мы всегда успеем…

— Так сделаем это сейчас! — крикнул прокаженный. — Мертвым он будет за нас душой и телом, а сейчас — кто знает, может, он падлу про нас думает под своим забралом?

— Гнидарь велел его не трогать! — рявкнул батько, увидев движение толпы, качнувшейся было разорвать Рональда на части. — Гнидарь велел! Понимаете?

Толпа стояла в нерешительности.

— Я сам не знаю, зачем это нужно, — признался Полифем. — Но если Гнидарь приказал, значит, были у него на то резоны.

— Эх ты, живая душа! — с укором сказал долговязый мертвец. — Все бы вам, живым, приказы да указания. Подлинная свобода только в смерти. Жаль, что ты пока не один из нас, Полифем — цены бы тебе не было…

— Но-но! — гаркнул побледневший батько. — Всему свое время, а мне и так хорошо. Тело как платье — пока не сносишь до дыр, не выбрасывай. И ты, рыцарь, не спеши его выкидывать.

Полифем строго глянул на Рональда, тот понял намек и отпустил рукоять лежащего в ножнах меча, которую сжимал.

— Правильно, — неожиданно одобрил долговязый мертвец. — Каждый человек волен выбирать, умирать ему или жить. Убийство — страшный грех. Если бы не так было — то стали бы мы осуждать Браккгаузентруппа за то, что он сделал?

Роксаны не было в этой толпе: она убежала, вырвавшись из его рук, по-человечески скорбя и стыдясь. Он чувствовал себя смятым, сожженным внутри страшным, сводящим с ума горем.

— Вперед, к замку! — вопила толпа. — Сроем его стены! Сравняем с землей его башни! Вырежем всех этих лакеев, а кентавров запрем в конюшнях!

Толпа забурлила, люди побежали к сараям, стали отрывать доски от стен хибар.

— Вы что делаете?! — оборвал их Полифем. — Вы же свои дома ломаете!

Крестьяне задумчиво остановились, на лицах их было недоумение неожиданного прозрения.

— У нас теперь достаточно оружия, чтобы вооружить вас всех! — крикнул батько. — Мишель, раздай им сабли.

Мертвец поспешил в избу-штаб.

Рональд почти чувствовал, что седеет, что его тело рассыпается в прах, а легкие полыхают страшным жаром. Мишель и двое его подручных уже строили крестьян в ряд и шли вдоль, раздавая острые, блестящие клинки. Мужики рассматривали непривычное оружие, пробуя острие пальцем.

— У нас есть могучие пушки, — сообщил батько. — Захватили при последней нашей крутейшей контроперации. На фиг разобьем ворота замка в один присест, там и бошки им всем поотрываем.

— Раскидаем! Кадыки вырвем! Пятки откусим! — вопила толпа в неописуемом буйстве. Мужики вращали саблями, почти задевая друг друга.

— Стойте! — крикнул Рональд. — Вы не попадете в замок! Агвилла придумал новые укрепления и ловушки. Вы погибнете понапрасну!

— Ну надо же, — сказал Полифем, и глаз его загорелсялюбопытством. — Пройдем-ка в хату, расскажешь.

Толпа орала за их спинами, когда они вошли в дом. Вслед за ними туда проследовали Мишель и Иегуда.

— Мост в замок теперь переворачивается на специальной оси, и все, кто на нем окажется, падают вниз, в ров, к выведенным Агвиллой гигантским щукам, — пояснил Рональд. — Поскольку мост длинный, а бежать вы будете наверняка беспорядочно, половина вашего отряда окажется у щук в желудках.

— Спасибо тебе, коли не врешь, — сказал Полифем, покачавши головой. — Вот какие твари! Чего придумали… ну ладно: теперь мы их одолеем: у нас деревянных лестниц до черта; перекинем их через ров.

— Это еще не все: у маркиза новые пушки с нарезным стволом. Я сам их ему раздобыл у монахов. От вашей артиллерии останутся рожки да ножки через минуту после того, как вы дадите первый залп по воротам. А прямо над входом в замок стоит многозарядный сифон с греческим огнем. Вас спалят заживо.

Полифем закрыл рот, потом вдарил кулаком по столу так, что тот перевернулся — а лицо его исказилось, словно он заплакать собирался.

— Ну и козел же я! — крикнул он. — И чего я им теперь скажу? Что весь план к черту пошел, и мы маркиза будем и дале терпеть? А он, зараза, понаделает пушек побольше и по деревеньке нашей начнет лупить?

Он горестно взвыл, зашатался и привалился к стене, упершись в нее локтями. Плечи его дрожали — таким Рональд его еще не видел.

Кровь стучала у графа в висках, словно два молота били его голову с противоположных сторон. Язык его вдруг стал липким и вялым, словно кусок мыла.

— Я вам помогу, — прошептал Рональд. — Я открою вам ворота и впущу вас внутрь.

И чуть не свалился в обморок: в глазах потемнело, изба поплыла. Только усилием воли он заставил себя вздохнуть поглубже и прийти в себя.

Полифем уставился на него так, словно черта увидел.

— Ты чего? Правда, что ли?

— Одно условие: вы отпустите Агвиллу. — Рональд словно боялся, что вот возьмет и передумает: торопливо жег мосты. — Это единственный достойный человек в замке.

— Хм… человек, — криво усмехнулся Полифем, уже встрепенувшийся, воспрявший духом и обретший свое обычное ехидное расположение духа. — Обещаю — если ты того… серьезно. Ничего не имею против пернатого, шут с ним, хотя и выдумал кучу мерзких пиявиц на нашу голову… Но токо объясни: чего тебе-то со всего этого?

— Я ненавижу маркиза! — выдохнул Рональд и только тут понял, насколько чистую правду сказал. — Я не передумаю — не бойтесь. Даю слово рыцаря!

— Достойно, — кивнул Полифем. — Как вздрючим Альфонсика — отдам тебе, дери с него три шкуры.

Он снова усмехнулся — и, словно вспомнив, повернулся к Иегуде и посмотрел на него с нескрываемым недоверием.

— Я одобряю эту идею, — кивнул Слепец. — Причину я изложу позже.

Это было совершенно невозможно, но случилось именно так. Теперь не было ни одной силы, способной удержать поступательное развитие событий, движущихся, словно камень с вершины горы. И граф потрясенно опустил глаза, пытаясь удержать звездопад мыслей, грохотавший внутри.

— Ну, раз уж Егуда одобряет — дело святое, — хмыкнул Полифем. — Токо ты, Егуда, посидишь у нас под присмотром, пока мы замок брать будем.

— Не возражаю, — подал плечами Слепец. — Хотя и не вполне сознаю необходимость этой меры.

— Все, — сказал Рональд деловито, — я возвращаюсь в замок и сразу же — сразу же открываю вам ворота. Будьте готовы.

— Завсегда готовы! — шутливо откозырял Полифем, достал кинжал и стал его чистить. — Но сразу не надо: собраться не успеем. Давай, как солнце сядет.

Рональд повернулся и зашагал по дороге к замку.

— Ты что, его отпустил? — проскрипел Жан, подслушивавший всю беседу у дверей.

— Зачем бы и нет? — отозвался Полифем. — Да не продаст он нас, не продаст. Я в парня верю: он этих оглоедов еще почище нашего ненавидит, хоть и сам таков же.

Рональд шел по тенистым рощам, но мысли его блуждали далеко. Роксана. Их роман (если его вообще можно было таковым назвать) от первого невинного разговора и до ее признания в любви продлился всего неделю, ту неделю, на которую приютил его гостеприимный маркиз. Маркиз их познакомил: его кормил, холил, лелеял и даже развлекал, а ее — убил. Он ни разу не нарушил законов гостеприимства, ничем не оскорбил Рональда, а напротив — лишь способствовал его миссии. А она теперь там, в этом страшном подземном городе — и всегда будет такой, молодой и мертвой. Это он будет стареть, обзаведется семьей, займет крупный пост в Риме — а она никогда уже не сможет родить ребенка, никогда не узнает счастья взаимной любви, не порадуется солнцу и ветру.

Он провел по лицу пальцами и под ногтями осталась кровь. Перед ним были ворота замка.

— Отворяй, сэр Рональд идет! — крикнул стражник со стены, и ворота стали скрипуче открываться.

ГЛАВА 14

Падение замка

Рональд вошел внутрь и вдохнул сырого воздуха. Стены узкого коридора, находящегося сразу за воротами, были покрыты плесенью и пахли гниющим картофелем. Стражники радостно улыбались, глядя на него.

— Что это с лицом вашим?

Он помотал головой и ничего не ответил. Он чувствовал себя Иудой. Сейчас и фарисеи появятся. До восхода солнца часа полтора, не больше.

«Страждники» — подумалось ему. — «От слова страдать». Он же должен будет их убить! Без этого ворот не открыть. Как же он об этом не подумал?

Он шел по двору. Теплый летний вечер рассыпался на отдельные черточки, пестрая игра листьев растущих во дворе деревьев теряла всякую семантическую нагрузку, становилась бессмысленным сочетанием знаков, больше ничего не подсказывающих ни уму, ни сердцу.

«Как же я их убью?» — повторял он про себя, делая круги по двору, словно арестант — даже руки за спиной держал замком. Через какое-то время мысль потерялась, наступила пустота, какую чувствует, наверное, машина, трамвай, движущийся по рельсам в своем мертвом сне навстречу человеку, которого вот-вот собьет. Что снится трамваям?

Солнце было еще видно над стеной. Рональд поднялся по ступенькам, бросил взгляд на стражника, явно полупьяного, подслеповато всматривавшегося в движущуюся по лесу полосу сумрака.

В чаще закуковала кукушка. Это явно был Полифем. Крестьяне находились совсем рядом.

— Кукушка, кукушка, сколь мне жить осталось? — за хихикал стражник.

Солнце упало за горизонт — так резко, что глаза Рональда секунду ничего не видели. Затем он мягко, по-кошачьи подошел к стражнику и вонзил свой меч ему в спину.

Тот упал в наступившую темноту. Рональд спустился по лестнице вниз и подошел к воротам.

— Открывать прикажете? — угодливо спросил один из стражников. Второй улыбался, заглядывая рыцарю в глаза.

— Открывайте, — кивнул Рональд. Ворота заскрипели и скрыли короткие крики стражников.

Они уже бежали из лесу, шумная толпа, пытающаяся быть тихой. Рональд не хотел с ней встречаться, да у него было и дело поважней.

Это маркиз сделал его убийцей и предателем, маркиз и никто иной.

Ненависть его росла с каждым шагом, который отзывался в коридорах замка гулким эхом.

Покои Альфонса Бракссгаузентруппа были совсем близко. Он распахнул дверь комнаты, где пару дней назад выпал из камина. Кентавры дежурили на своем обычном месте.

— Я к маркизу! — голосом, не терпящим возражений, бросил Рональд.

— Никак нельзя! — пискляво воскликнул приземистый кентавр со злыми раскосыми глазенками, а сам, сволочь, схватил в руки секиру.

Рональд неожиданным для себя злым движением срубил ему голову. Кентавр повалился на землю, как табурет, у которого только что сломали ножку. Другой моментально сорвал свою вихрастую голову (она отделилась с легким треском, словно на молнии была, но совершенно без крови) и бросил товарищу; тот приставил ее к плечам, вскочил и ринулся на Рональда, пока второй, спотыкаясь, искал на полу голову первого.

Рональд рубанул еще раз — и новая голова прокатилась по полу вслед за старой. Третий кентавр сделал потрясающий по точности бросок — и со знакомого торса на рыцаря уставилось новое лицо.

В строгом смысле слова это был поединок: дрался только один четвероногий — а другие два бежали за ним следом, подбрасывая напарнику свежие конечности и головы. Рональд начал уставать: неуязвимость соперника ставила его в тупик, заставляла отступать. Головы кентавр даже перестал ловить руками — просто подставлял шею, а они уж сами прирастали.

Кентавры более не были похожи на живые существа — скорее на игрушки, слепленные при помощи детского конструктора: детали взаимозаменялись и явно были из одного набора.

— Ну нет, так не пойдет! — разъярился рыцарь и, изловчившись, нанизал кентавра на меч и поднял над собой. Тот спокойно ждал, надолго ли у противника хватит сил, чтобы его вот так держать — клинком размахивал лениво, а два других териантропа оживленно прыгали на месте, не зная, куда девать азарт.

Краем глаза Рональд увидел яркое пятно камина, полы-хавшее чуть слева. Решение пришло быстро: напрягая руки до треска сухожилий, он размахнулся и точным броском отправил кентавра в воздух. Тот, догадавшись о коварной затее противника, вовсю задергал руками и ногами — да поздно было: он влетел в камин, вспыхнул, как порох, и в одночасье сгорел — только рожки да ножки остались.

Другие два запрыгали по шкафам и каминной полке, опрокидывали столы и стулья, роняли свечи и стаканы. Рональду и в голову бы не пришло, что кентавр может быть настолько шумным существом. Четвероногие забрались на потолок и оттуда швыряли в него кусками в минуту разломанной люстры. Рыцарь, уворачиваясь, тыкал вверх мечом. Когда люстра была полностью разделана, четвероногие бодро сбежали вниз по стене и снова вступили с Рональдом в поединок, щедро снабжая друг друга необходимыми запчастями. Однако вдвоем у них все получалось гораздо хуже, чем втроем: граф прыгнул вперед и со скоростью мельницы замахал Исмигулью, обрушивая ее то на одного кентавра, то на другого. В результате оба остались и без головы, и без копыт, и без рук. Два обрубка некоторое время трепыхались, словно решали, чем бы пособить взаимному горю и какую бы часть тела передать товарищу — затем свалились на пол и затихли.

Рональд тяжело вздохнул и расправил плечи.

Странно, но темнота коридора, которым он пришел в эту комнату, подрагивала и скрежетала. Он обернулся — и тут же отскочил назад.

С тихим и отвратительным шуршанием в комнату вошло мерзкое членистоногое, скорпион на бесчисленных ногах, с клешнями и смертоубийственным хвостом, острый наконечник которого подрагивал в такт его движениям. Рональд отступал к стене, сжимая меч — но вдруг подпрыгнул, словно его уже ужалили: у скорпиона была голова орла, милого орла с хитрыми и добрыми глазами.

— Агвилла! — воскликнул Рональд. — Друг, ты что, не узнал меня?

— Узнал, — хладнокровно отвечал орел. — Да только ты мне теперь не друг. Меня и раньше тошнило от таких дешевых комнатных мальчиков, которые читают рыцарские романы и думают: вот, это жизнь. А сейчас меня от них тошнит так сильно, что будь ты на луне, я бы и туда явился за тобой, прошагал бы необходимое количество миль в безвоздушном пространстве. И если бы ты был мышью, то не нашлось бы для тебя достаточно глубокой норы, и если бы ты был рекой, то я стал бы плотиной на ней, и если бы ты был солнцем, то я устроил бы тебе затмение.

Хвост, словно копье, ударил чуть левее того места, где стоял Рональд. Исмигуль рубанула по ближайшей клешне; Агвилла, шелестя конечностями, отскочил; затем ринулся вперед, опрокидывая мебель. Рональд едва успел укрыться за столешницей рухнувшего стола и затаился за ней, выставив вперед Исмигуль и в любой момент ожидая нападения. Агвилла медлил, не решался атаковать, только бил клешней в дерево, стараясь прижать рыцаря к самой стене. Тактика оказалась, впрочем, безуспешной — и птицескорпион стал практиковать ложные выпады в надежде усыпить бдительность Рональда.

— Маркиз — наш творец, — пояснял Агвилла, сухо потрескивая клешнями, делая броски вперед и столь же проворно отскакивая назад. — Солнце восходит для нас в его глазах, руки его исцеляют, слова его подобны сладкой песне, ноги его, как сваи дубовые, щеки, как золотые груши…

— Чушь и бред, — возразил Рональд, прервав это славословие, в котором отчетливо проступали мотивы Песни Песней. — Кровавый убийца, монстр и грязь от ног людских — вот что такое ваш маркиз.

Агвилла впечатал клешню в столешницу с такой могучей силой, что она взлетела до потолка и упала за его игольчатым хвостом. Рональд ткнул вперед Исмигулью, но на этот раз гуманность сыграла с ним злую шутку — поскольку убивать бывшего друга он не хотел, то и метил вовсе не в голову. Меч скользнул по хитиновому панцирю, а в следующий момент рыцарь был примят к полу, а верный его клинок звенел по полу, отъезжая к стене. По счастью, Рональд успел схватить Агвиллу за птичью шею и удерживать чудище, не давая ему сдвинуться с места. Многочисленные ноги Агвиллы скребли по полу, но ослабить хватку ему не удавалось.

— Не страшшно, не страшшно, — прошипел Агвилла. — Сейчас придет конец. Ты ведь хотел увидеть мою третью, любимую ипостась? Увы, для тебя она окажется последней из увиденных.

Он отогнул голову назад — а затем резким движением двинул клювом Рональду по шлему. Словно взрыв прогремел внутри головы нашего бедного рыцаря, и только его мощные руки, что удерживали шею птицескорпиона, спасли его от смерти. Между противниками установился своеобразный статус-кво: клюв Агвиллы был бессилен, пока руки Рональда сжимали его горло.

— Ничего, — несколько хрипловато обнадежил Агвилла. — Сейчас мы нанесем удар не в бровь, а в глаз!

— В высшей степени благородное предупреждение, — скороговоркой проговорил Рональд. Могучий скорпионий хвост изгибался в воздухе, но рыцарь согнул шею так, что удар острой закорючки пришелся вновь по его шлему.

— Хвост у меня крепкий, — заверил Агвилла. — Гораздо крепче твоего шлема.

И ударил вторично. Рональду стало тошно. Он искал глазами меч, но тот был слишком далеко; Агвилла еще, заметив рональдов взгляд, заиграл многочисленными ногами в футбол, давая пас одной ногой другой, и заботливо забросил меч куда-то в отдаленный угол.

— Это конец, — сказал Агвилла, улыбаясь хитрым птичьим глазом.

Хвост его качался, как маятник, и выбивал на шлеме Рональда частую дробь, от которой у бедного рыцаря в глазах танцевали грации.

Рональд задумался. Да-да, именно задумался: ведь мало что (за исключением разве что частой дроби в голове) мешало его мыслям; лежал он в привольной позе, опущенное забрало шлема позволяло вполне отвлечься от мирской суеты и жизненной ситуации.

И подобно тому мудрому лососю, что отталкивается от капель, летящих ему навстречу, должны мы отталкиваться от препятствий на нашем пути и двигаться вопреки им.

Ибо капли лишь бьют друг в друга, а вода поражает саму себя, и ее волны есть не что иное, как ступеньки в ней.

«Поражает саму себя».

Такова уж игра судьбы, что наименее ценные и, прямо скажем, самые пустые слова в по-настоящему мудрых речах Иегуды, этакий словесный балласт лексических конструкций, без которых воздушный шар человеческой мысли все же взлететь не может, способны были сейчас спасти благодарному ученику монаха-картезианца жизнь.

«Поражает саму себя».

На все понадобилась секунда: Рональд сжал горло Агвиллы со всей силой, на которую только был способен; птичья пасть раскрылась и издала леденящий кровь клекот — и в этот самый момент мощный хвост, просвистевший в воздухе и собиравшийся покарать голову Рональда и его шлем, вонзился в разверстый клюв.

Рональд так и лежал, со скошенной набок головой.

— Агвилла промахнулся! — сказал он.

Чудовище посмотрело на него мрачно и удивленно, птичьи глаза налились кровью, и вдруг все оно откинулось назад и покатилось, как колесо, проезжая по полу то могучей грудью, то изогнутым хвостом. Проехав по каменному полу, Агвилла выехал в двери и укатился вниз по лестнице.

Рональд встал, подобрал меч и глянул в дверной проем. Птицескорпион лежал на лестничной площадке и в агонии мелко подрагивал всей дюжиной конечностей. Рыцарь должен был почувствовать жалость — но почувствовал только стыд, что ее не чувствует.

Однако надо было спешить — его ждало более важное дело. Чеканными шагами граф прошел по комнате и ударил по кованым железом дверям, ведущим в залу маркиза с такой силой, что они распахнулись настежь.

— Ага! Вот и вы! Я вас ждал! — воскликнул маркиз.

Он стоял посредине залы в треуголке, глубоко декольтированной кофточке, черных кружевных панталонах и с бокалом шампанского в руке.

— И дождались, — отрезал Рональд и шагнул ему навстречу.

— В наше время воспитанные дворяне, видно, уже не приветствуют друг друга, — с укоризной заметил маркиз. Он, как и всегда, хитро прищуривался. Черные кожаные ботфорты, оставлявшие открытой полоску белоснежного бедра, слепящего глаз.

Меч Рональда молнией блеснул в воздухе и срубил бокал, как цветок, оставив в руке маркиза только хрустальную ножку.

— Неплохой удар. Охотно признаю, — кивнул маркиз и легким движением выхватил свою шпагу. — En garde!

И сделал стремительный выпад — рыцарь едва успел отшагнуть в сторону.

Фехтовал он просто прелестно — Рональд и не предполагал, что у него окажется настолько достойный соперник. Шпага маркиза то жужжала осой, рыская из стороны в сторону, то чиркала по воздуху, словно желала его поджечь, то вдруг превращалась в жало змеи и наносила прямой удар, от которого увернуться было едва возможно. Маркиз легко подпрыгивал, а один раз даже сделал кувырок через голову, кокетливо прошумев перед самым лицом Рональда кружевным бельем.

Однако Рональд довольно скоро подметил, что у маркиза есть ахиллесова пята — ему быстро надоедают однообразные движения и он, в ущерб тактике и стратегии поединка, начинает совершать абсолютно ненужные кульбиты и кунштюки. Так, когда Рональд сделал ошибку и открылся для удара, маркиз запоздало заметил его промах, поскольку в этот момент скакал на одной ножке, ударяя по ней другой, и напевал что-то веселенькое. Заметив же, маркиз аж закусил губу от досады и некоторое время пытался сосредоточиться — но потом его игривая натура возобладала над сериозностью и он пустился в безумное фуэте, вращая шпагой.

Рональду удалось улучить момент и рубануть мечом маркизу по ноге. Ранение было несерьезное, однако острие оставило на ботфорте маркиза рваный кровоточащий след.

— Фи, это низко, граф! — скривился маркиз. — Удар ниже пояса! Я понимаю, вас учили для войны, а не для поединков — но это моветон.

Прыти в маркизе, впрочем, немного поубавилось, он заметно посуровел и сосредоточил внимание на обороне.

Они двигались по залу, опрокидывая стулья, вспрыгивая на столы; маркиз, схватив левой рукой с упавшего секретера листок бумаги, стал крутить из него шарики, помогая руке зубами, и кидать эти слюнявые катышки в Рональда, одновременно продолжая фехтовать.

Однако эта психологическая атака была хоть и досадна, но все же много слабее того могучего напора, который придала Рональду ярость. Странно, но он даже о Роксане не вспоминал — просто ненавидел это мелькавшее перед ним лицо, корчащее рожи и смеющееся.

Их тени двигались, как марионетки, на фоне клетчатого пола. Маркиз минута за минутой, терял позиции отступал в дальний конец залы. Еще несколько минут и он будет болтаться у меня на острие, как бабочка, понял Рональд — и улыбнулся.

В это время на балюстраде, которая нависала над пиршественной залой, появились музыканты и хор, состоящий из совсем юных девушек в белых платьях и венках на головах. Музыканты заиграли, девушки запели нежными, хрустальными голосами.

Рональд вдруг неожиданно для себя заплакал. Слезы застилали глаза и прятали от него маркиза. Чистота этих девушек, их изящные движения, молочный цвет их одеяний — все это настолько ласково прикоснулось к его сердцу, что слез удержать было невозможно.

Из оцепенения его вывел росчерк шпаги противника, чуть было не оставившей на его лице автограф.

— Проклятый маркиз! — воскликнул Рональд, мгновенно догадавшийся. — Это вы мне подсыпали что-то в вино вчера!

— Каюсь, подсыпал, — сознался маркиз. — Однако это все лишь невинная шалость — захотелось увидеть вас плачущим. Плачущий мужчина — это всегда такая картина! Впрочем, главный сюрприз вас ждет впереди.

Они вновь возобновили поединок; однако рыцарь теперь шатался и отступал. Слезы катились из глаз столь обильным потоком, что Рональд испугался, как бы не умереть от потери влаги. Выход был только один — он схватил со стола графин с вином и метнул на балюстраду. Графин разорвался, как граната, девушки в залитых красным вином платьях, ахнув, разбежались в разные стороны. Музыка смолкла, и рыцарь смог вытереть глаза.

Шпага маркиза чиркнула его прямо по лицу, самым кончиком — он вовремя успел отпрыгнуть, но со лба потекли горячие липкие капли. Однако это был жест отчаяния: следующим ударом Рональд рассек маркизу руку чуть выше того места, где ее прикрывал эфес; маркиз вскрикнул и едва не выронил оружие, поспешно сделав несколько шагов назад и прижавшись спиной к стене. Он тяжело дышал и едва мог двигаться, но левая рука его, принявшая у правой шпагу, точно в эстафете, все еще была крепка: Рональд загнал его в угол, однако нанести ему последний удар все никак не мог, и противник его понемногу отдыхал.

— Скорее! — прошипел маркиз. — Ну же!

Между ними возникло, что называется, динамическое равновесие — наступал то один, то другой, но в этой атаке никто из них не мог сделать более двух шагов.

— Ну, скорее же! Скорее! — повторял маркиз в нетерпении. Рональд сначала подумал, что слова относятся к нему, но потом заприметил, что хотя маркиз и смотрит ему прямо в глаза, но разговаривает явно не с ним.

И в этот момент словно мир рухнул куда-то вбок, не слишком быстро, так, что Рональд успел его подхватить, но вот на место вернуть — не успел. Маркиз, стена, полоска света из окна — все накренилось влево и рассыпалось на отдельные штрихи, так что понять, что Рональда окружает, было совершенно нельзя. К тому же он сам застрял в этих штрихах: стоило ему повернуть голову вправо — и он начинал видеть лишь серый туман; он поворачивал голову влево — и видел бесконечное количество зеленоватых отражений — как ребенок, прильнувший глазом к ребру стеклянного зеркала (любимая забава многих в детстве).

При этом Рональд вполне нормально слышал звуки, правда, немного глуховато, словно мир, откуда они доносились, был от него в трех шагах.

— Маленькая закованная в латы мышка попала в мышеловку, — ехидно отчеканил маркиз. — Однако не бойтесь: никто эту мышку убивать не собирается.

И он ушел, судя по удалившимся звукам. Рональд попытался сдвинуться с места, побежать ему вдогонку — но тело его (взгляд? разум?) застревало в этих штрихах, словно он на самом деле провалился в пол, да там и застрял. Он попытался вырваться из каменного плена, сжимавшего ему грудь — но это лишь привело к изменениям в картинке, которую он видел: бесконечные отражения с ужасающей скоростью побежали на месте, а штрихи несколько собрались и стали более колючими.

Послышались шаги. Маркиз возвращался.

— Думал уйти, да вспомнил, что я ведь вам ничего не отрубил, а вы мне испортили ботфорт, — произнес он гадким голосом.

Рональд стал искать меч, но его не оказалось ни в руке, ни поблизости.

— Смотри-ка, как мы всполошились! — воскликнул маркиз. — Признаться, в этот момент я похоронил в вас храброго человека!

И он разразился препоганейшим (впрочем, очень веселым) смехом.

— Проклятая тварь! — воскликнул Рональд. — Сегодня тебя спасли только твои колдовские ужимки!

— О, вот это и отличает человека от животного: колдовские ужимки, — маркиз за словом в карман не лез. — Видите ли, если бы не они, в нашем мире заправляли бы силачи с пуленепробиваемым черепом, этакие самцы-гориллы — мощные руки, стальная воля, наглость и отсутствие мозгов. Так ведь когда-то и было: на заре истории тупорылые доминантные самцы затирали умных и немужественных мальчиков (маркиз говорил, как профессор на лекции). А потом эти мальчики изобрели лук со стрелами — и уравняли шансы, а затем выдумали порох — и проклятые гориллоиды больше их не смели пальчиком тронуть.

— Идеализация! — заметил Рональд. — Порох изобрел ученый монах, но из пистолета очень хорошо стреляют и разного рода подонки. В том числе с пуленепробиваемыми черепами.

— Не стану отрицать, — согласился маркиз. — Видите, какую здоровскую дискуссию мы с вами ведем — вот что значит два интеллигентных человека, а ведь в какой ситуации! Я готовлюсь вам что-нибудь отрубить, а вы находитесь под воздействием наркотического вещества, которое я подмешал вам давеча в вино. Впрочем, вы должны мне за это вино быть только благодарны: вещество позволяет заглянуть за изнанку обычного мира. Видите, ничего там хорошего нет: только еще 7-8 геометрических измерений, которые ввиду вашей неподготовленности кажутся вам этаким узором из линий. Так что не спешите покидать этот мир: впрочем, от вашей воли уже ничего не зависит.

Он вновь адски захохотал. Рональд заскрипел зубами, осознав, что этот дьявол, убивший его возлюбленную, умудрился вовлечь его в философский диспут.

Маркиз наклонился над самым его ухом — Рональд попытался схватить его и не мог понять, где он — бил по воздуху руками, заставляя ералаш полосок и отражения перетасовываться между собой.

— Не бойтесь, Рональд! — доверительно прошептал маркиз. — Ничего рубить я вам не собираюсь. Во-первых, я дворянин, а это был бы низкий поступок. Во-вторых, вам и так недолго осталось — хотя, правду сказать, вы мне еще пригодитесь. И в-третьих: сейчас я трачу время вовсе не ради милой беседы с вами — я просто жду одного человечка, которого бы хотел увидеть сегодня. И не только увидеть, но и по возможности — убить.

Узор геометрических опилок, окружавший Рональда, двигался, и в нем прорезывались знакомые черты, словно зубы у мира-младенца: физиономия маркиза, зал, в котором они несколько минут назад махали шпагами.

— Действие наркотика не то, чтобы проходит, — констатировал маркиз. — К слову сказать, оно не пройдет для вас никогда. Это только новая стадия — причем отнюдь не последняя. Лежите, отдыхайте, наблюдайте. Сцена седьмая: те же и его светлость маркиз Гнидарь фон Браккгаузентрупп.

Послышались чеканные шаги, и в залу вошел человек.

— Стой, маркиз! — крикнул он.

— Как вкопанный, — успокоил его маркиз, азартно помахивая шпагой.

Рональд уже видел все окружающее вполне отчетливо. И вошедшего он тоже узнал.

Это был тот самый оборванец, сидевший на берегу реки и произносящий мудреные фразы.

— Ну что ж, — сказал маркиз. — Приветствую вас, любимый сын!


— Честно говоря, ни на секунду не сомневался, что вы не упустите возможности прирезать меня до того, как меня раздерет в клочья орда этих сиволапых мужиков. На такую смерть я даже согласился бы — но мне ведь рано пока умирать?

— Я думаю, самое время, — сказал Гнидарь. — Ты ведь наверняка знал, что я никуда не пропадал из окрестностей замка.

— А то! — игриво воскликнул маркиз. — Я и сам вас наблюдал иногда, прогуливаясь по веткам деревьев.

По веткам? Это было непонятно, но утомленный мозг Рональда над этим уже не задумался.

Гнидарь извлек меч из ножен и без изящества, но со страшной силой рубанул ею по силуэту маркиза; тот, хотя и успел парировать удар своим клинком, но едва ли не отлетел в сторону. Прыжком он отпрянул назад и посмотрел на сына с ненавистью, страхом и презрением.

Гнидарь бодро шел вперед, рубя воздух и заставляя маркиза отступать — и попутно декламировал стихи:

Кто жаждал в жизни испытания

И к войнам сыздетства готовился —

Тому судьба даст пропитание,

Покой, и скуку, и бессонницу.

Когда ж избрал стезей прямой

Удобный комнатный диван ты —

Тебе навалят шар земной

На плечи, как тому Атланту.

И судьбы мира все ж решат

Не мальчики из высшей школы,

А чья-то чистая душа,

Отравленная алкоголем.

Из сотен рыб семи морей

Господь одну случайно вытянет —

И выше вознесет царей,

Шутов, поэтов и политиков.

Рональд впервые разглядел наружность маркизова сына: Гнидарь был поистине атлетического телосложения, лицо его, исполненное благородной бледности, светилось странной и кроткой радостью. Казалось, он был близок к осуществлению своей заветной мечты.

Граф поражался: маркиз, только что истекавший попеременно кровью и потом, вновь прыгал по залу с легкостью мотылька и успевал парировать страшные удары Гнидаря. Видимо, сознание своей правоты придавало каждому из дуэлянтов силы — в поединке между ним самим и маркизом у Бракксгаузентруппа этой правоты, видимо, было недостаточно: уж слишком симпатичен, наверное, был ему Рональд.

Кто был святым, кто был отступником —

Не скажет современник мрачный.

И только смерть, что по лбу стукает —

Один судья, один палач нам.

Держи, Атлант, нелегкий груз!

Неси свой крест шарообразный —

Сквозь грохот бурь — иди, не трусь,

Сквозь смех людской, и все маразмы.

Стихи явно придавали Гнидарю силы — вместе с последней строфой он выбил у маркиза шпагу и мощными красивыми шагами направился к пятящемуся отцу. Лицо того исказилось, затем гаденькая усмешечка скривила его губы.

— Все, отец, все, — сказал Гнидарь глубоким и печальным голосом и поднял меч над головой. Маркиз весь сжался — в этот миг он был так похож на худенькую женщину.

— Позволь прочесть молитву, — попросил сэр Альфонс.

— Молитву? К чему она такому чародею, как ты? — усмехнулся Гнидарь. — Требник загорится в твоих руках, как только ты раскроешь его…

— Загорится так загорится, — грустно возразил маркиз и сунул руку в карман.

Грохнул выстрел, облако дыма окутало отца и сына. Рональд привстал с коленей, унимая гудящую голову пальцами рук.

Сэр Альфонс довольно улыбался, в руке у него был дамский пистолет. Гнидарь лежал на полу, пытаясь подняться. Нога его была прострелена, из раны багровым потоком струилась кровь. Рана несерьезная, но большего и не требовалось: Гнидарь был обездвижен.

— Сволочь, — сказал он спокойно.

— Как видите, мы не зря вели дискуссию о порохе, — подмигнул маркиз Рональду. — Благородство не позволяет нанести мне последний удар этому юному негодяю, который по странной случайности носит мою фамилию, благородство — а также стук шагов, которые я слышу на лестнице. Это шаги врагов. А вот крики друзей!

С этими словами Альфонс Бракксгаузентрупп распахнул окно, и Рональд услышал:

— Именем правителя Вечного города Арьеса, немедленно сдавайтесь! Сложившим оружие будет оказана милость прощения!

Пошатываясь, Рональд добрел до окна, которое было к нему всего ближе, и увидел престранную картину: королевский отряд заполонил весь двор, крестьяне жались по углам, бросая на землю сабли.

— Я не прощаюсь с вами, Рональд! — игриво воскликнул маркиз, ступая ногой на подоконник. — И мое лекарство не прощается. Вам еще предстоит кое-что сделать для меня! Увидимся!

Рональд почувствовал страшную боль в голове, а потом вдруг услышал тихую неземную музыку, звучащую у него в ушах. Так было только одно мгновение — а потом все прошло.

— И вы, сын мой, до скорого! Вы были трудным ребенком, трудным и нечестивым. Сомневаюсь, что в старости вы подадите мне костыль, посему оставляю вас без малейшего сожаления. Покидаю вас тем же путем, что и во время нашей предыдущей дуэли — а вам следовало бы учиться на уже единожды совершенных ошибках…

Он лицемерно воздел глаза к небу — и в этот самый момент с силой брошенный клубок пряжи ударился о его грудь и мигом, словно паук, оплел его веревками. Маркиз рухнул на пол, упав головой на колени своему сыну.

На пороге стоял Иегуда. Рука его еще не успела опуститься после столь меткого броска.

— Именем правителя Арьеса, всем оставаться на своих местах!


— Государь! Ваше святейшество! — воскликнул Иегуда. — Трудно было избрать время лучше.

— Мы всегда в курсе того, что творится в нашей империи. Мы двуедины и приглядываем и за внешними врагами, и за врагами внутренними, — сказал Арьес. Невидимый за переносным троном, привезенным сюда и установленным в пиршественной зале, папа Каликст XXI издал горлом довольный звук. Рональд даже пожалел, что стоит по правую руку от престола и не видит физиономии папы. Местные дворяне, которым Арьес оказал получасовую аудиенцию, стояли с верноподданническими улыбками и благонамеренным блеском в глазах. Еще бы! Сам Правитель явился в их захолустье, чтобы раз и навсегда положить конец дерзости мужицкой.

— Мужики организовали бунт против своего сеньора и будут наказаны самым жестоким образом. К маркизу Бракксгаузентруппу претензий не имею. Государственных интересов он не нарушал, в преступлениях, достойных каторги, замечен не был.

Маркиз благодарно улыбнулся и зашуршал шелками, склоняя стан, а Рональд задохнулся от ненависти и возмущения.

— Но, государь… — воскликнул он. — Позвольте, я расскажу, как произошел этот бунт… Истина…

— Граф, ваш отец был моим добрым другом, — холодно сказал Арьес, а глаза его недобро блеснули, — но если вы станете перебивать меня с пустяковыми просьбами или тщетными доводами, мне придется прервать славный род…

Горло молодого графа жгла горечь, на глазах выступили слезы, но на сей раз он решил не спорить.

— Нужно привести взбесившихся мужиков к покорности, — заявил Каликст. — Это дело и государственной важности, и душеспасительной необходимости.

— Государственной — да. Душеспасительной — да. — Арьес был задумчив, седые брови двигались вверх-вниз, словно он упражнения делал для мышц лица.

— Мы сожжем их всех, — твердо заявил Каликст. — Всю деревню вместе с мертвецами. Люди позабудут, что на свете когда-то было такое место — Новые Убиты. Это единственный выход.

— В этом нет необходимости. Ровным счетом никакой. Главарей следует казнить, это верно. Бунт будет подавлен, а маркиза мы научим быть более гуманным с людьми. Все уляжется и утихомирится само собой.

— А ересь? — голосом певчего дрозда воскликнул папа, и рыхлая его физиономия наконец влезла в поле зрения графа. — Как же ересь? Ведь именно нечестие крестьян вызвало из могил их предков! Как же вы думаете успокоить дохляков, если эти отступники будут по-прежнему хулить Слово Божие?

Арьес отмахнулся, а по лицу папы пробежала тень. Он выпятил грудь, а голос его стал безжизненным и гнусавым, словно он на латыни говорил.

— Три дня назад в лионском храме воскрес святой. А по всей Империи иконы мироточат уже целую неделю. Все это знаменует великие бедствия… — начал было Каликст, но Арьес вдруг почти крикнул:

— Да какие там святые? Какие мироточащие иконы? Зачем нам назад, в средневековье? Вы думаете, Богу заниматься больше нечем, как только заставлять портреты рыдать, а святых — то почивать в бозе, то воскресать, словно они Ваньки-встаньки какие-то!

— Чудесам этим было несколько тысяч свидетелей, — сухо возразил Каликст.

— Дураков, которые вместо работы ходят пялиться на чудеса, — констатировал Арьес. — Лучше бы заботились о благосостоянии государства…

— Я знаю, вам хотелось бы, чтобы вернулись прежние законы природы, и вы могли бы строить фабрики, отравляющие воздух, самолеты, полосующие по живому небо, ракеты, дырявящие небесную твердь… — Каликст или не удержался или не счел нужным удерживаться.

— Да! Да! Именно! — ехидно крикнул Арьес. — Именно так! Это лучше, чем сражаться с мертвечиной, которая теперь лезет из всех углов, лучше, чем собирать оброк гнилым овсом с крестьян. И лучше, чем слушать бред о великих бедствиях! Апология труса — бояться любых изменений мира вокруг себя… Мы могли бы править звездами, а теперь сидим здесь, на крохотной планетке, и заставляем святых играть в «замри-умри-воскресни»…

— У меня слов нет; все, что можно было сказать, уже произнесено, — сказал Каликст, разводя руками. — Удивительно, что от Правителя Вечного города ныне доводится слышать столь еретические речи.

— Может быть, вы и меня собираетесь в ереси обвинить и возвести на костер? — прошипел Арьес, и папа мгновенно стушевался, осознав, что перегнул палку так, что она вот-вот хрустнет.

— Прошу простить мои немудрые речи, — Каликст потупил глаза. — Они проистекают единственно от служебного рвения и желания оказать содействие в государственных делах, в которых вы видите на мили, а я — не дальше своего носа.

Арьес кивнул, давая понять, что инцидент исчерпан.

— Я уезжаю в Рим, — сказал он, поднимаясь с кресла. — Не злоупотребляйте своей властью, ваше святейшество, не казните всех подряд. Только главарей восстания и мертвецов, только их.

— Все так и будет, — заверил Каликст.

— Все необходимые указания вы получили, ваше святейшество, — загадочно резюмировал Правитель. — Посланный мною на поиски короля Эбернгарда рыцарь Рональд, граф Вульпи, проследит за отправлением суда. — Арьес кивнул Рональду, посмотрел на папу и окружавших его епископов и монахов и направился к выходу. Многочисленная его свита зашелестела следом.

ГЛАВА 15

Суд и приговор

Толпа церковных иерархов казалась золотым цветком, вышитым на черном, как ночное море, ковре из окружавшего ее кольца монахов в надвинутых на лица капюшонах и с мечами наперевес. Бархатные ризы, довольные краснощекие лица, выдающие крестьянское происхождение отцов Церкви — все это как-то не вязалось с установленными на площади перед замком виселицами, дыбами и другими хитрыми приспособлениями, долженствующими устрашать и карать. Иерархи переговаривались между собой, словно болельщики, делающие ставки на ипподроме, и пребывали в явном радостном оживлении.

А в центре стоял человек с лицом старой девочки: папа Каликст XXI. Облачение его не было роскошным, как в храмах Вечного города, где Рональду его доводилось видеть, — опрятная форма отличницы-гимназистки. Вокруг папы волнами расходилось ощущение опасности, сам же он казался спокойным, как памятник.

— Задача инквизиции — истребление ереси, — сказал папа тоненьким и спокойным голоском, и все тотчас умолкли, — ересь не может быть уничтожена, если не будут уничтожены еретики; еретики не могут быть уничтожены, если не будут истреблены вместе с ними их укрыватели, сочувствующие и защитники[22].

Монахи, сидевшие за столами, зашуршали бумагами, доставая одинаковые листки. Рональд скосил глаза, хоть такое и не было подобно рыцарю, и прочитал:


Анкета Св.Инквизиции


Имя? Прозвище? Кто сеньор?

Как часто вы ходите в церковь? — каждый день; раз в неделю; по большим праздникам; никогда не хожу и отрицаю Догмат святой веры (о еретик!).

Не доводилось ли вам летать на облаках? изменять погоду? отравлять колодцы? воровать по ночам христианских младенцев? (нужное подчеркнуть)

Случалось ли вам предаваться плотской любви в дни праздников? в дни Великого поста? вблизи святых мест и монастырей?

Не отдавались ли вы похоти с существами одного с вами пола? с козлами? со свиньями? с деревьями и камнями?

Как вы считаете: Единоподобен или Единосущностен Господь? (свою версию обоснуйте).


«Ого!» — только и подумалось Рональду. В церкви он сам не был уже Бог знает сколько времени, да и навскидку не решил бы, например, проблему о единосущности и единоподобии Господнем. Словом, анкета была замечательна тем, что после ее заполнения любой человек оказался бы еретиком. Это Святой инквизиции и нужно было.

Наспех возведенные трибуны были забиты народом, напуганным и любопытным. Эти люди готовились увидеть страдания и гибель своих родственников, но зрелище вызывало у них и неподдельный интерес: в скучной и страшной жизни даже казнь казалась невиданным развлечением, вроде визита всемирно известного цирка в захолустный городок.

Над площадью валил густой дым, истошно кричали крестьяне, растягиваемые на дыбах, подвешенные за ребро на железных крюках, протаскиваемые под колесом… Уже заметно пахло паленой плотью.

— Огонь очищает, огонь лечит, — равнодушно сказал Каликст. В ответ ему раздались слабые крики, уже неотличимые от стонов.

И только мертвецы столь же бесстрастно, как и папа, переговаривались между собой. Некоторые из них даже улыбались своим потаенным мыслям.

— Итак, все, кого мы сочли необходимым задержать, были допрошены. Некоторые из них сознались в ереси, некоторые были изобличены при помощи анкеты. Все они будут сожжены — равно как и те порождения ада, с которыми вступили в сношения нечестивые главари мужицкого бунта.

Самое обидное заключалось в том, что Рональда, как посланца Арьеса и, следовательно, второго по значимости человека, присутствующего на этой расправе, усадили рядом с папой. Впрочем, Каликст почти не замечал своего соседа и даже не обращал никакого внимания на то, что рыцарь время от времени перешептывался с Иегудой. Когда начался процесс, он и вовсе встал со своего кресла, изображая смирение — и одновременно влекомый охотничьим азартом: еще бы, такой расправы над еретиками не было с того самого времени, когда церковь признала джедаизм вредной формой манихейства. Рональд и Иегуда тоже последовали его примеру, а вот остальные зрители в присутствии папы продолжали сидеть: большинство — от незнания элементарных приличий, а вот маркиз, который сидел чуть ниже, — видимо, по каким-то ему одному ведомым причинам. «Вот сейчас папа уедет, и мы продолжим нашу беседу», — злорадно думал рыцарь.

— Жан Пустослов, правая рука злокозненного разбойника, именующего себя батькой Полифемом, упорствует в отрицании, — сказал костлявый, сам похожий на живого мертвеца монах, кланяясь папе. — Как показали многочисленные свидетели, именно Жан Пропойца еще в молодые годы участвовал в разорении соседнего поместья, принадлежавшего Кверкусу Сквайру, да упокоится его душа в лучшем мире. Кроме этого, в молодые годы он сочинил непристойную поэму «Юнона и Авось», о языческих богах.

Монахи живенько закрутили барабан с множеством острых кинжалов, впивавшихся в дряхлое тело человека, подвешенного внутри барабана. Он сипло, по-старчески закричал, срывая последние голосовые связки. Рональд мысленно поблагодарил небо за то, что Полифем в лапы монахам не попал, отбился и ушел с небольшим отрядом в родные леса.

Маркиз, сидевший на трибуне, что-то прошептал, сделав брезгливое лицо.

— «Варвары», — озвучил Иегуда.

«Неужели и этот мерзавец маркиз презирает и осуждает эту дикость?» — удивленно подумал Рональд.

— Пламя поднялось высоко, тень от костра падает на врагов государства, — сказал Каликст.

— Иоанн Плешивец, спознался с лешим противоестественной двояковыпуклой связью. — Монах явно любил вычурные формулировки. — Сознался в спознании, будучи в полном сознании — ив данный момент умерщвляется на третьей виселице. Вот он, ножками болтает все еще.

Каликст одобрительно кивнул.

— Валтасар Гопнонстоп, сапожник. Повинен в страшном пьянстве, будучи в коем, неоднократно возносил хулу на святой престол и утверждал, будто видел святого Михаила, играющего на баяне. О чем сообщил его брат, находясь ногою в известного рода сапоге, изобретенном испанской нацией.[23]

Капитан Александр подсаживал сморщенного и трясущегося крестьянина, стоя на деревянной лестнице, приставленной к виселице, и ободрял его задушевными словами:

— Ну, ты не бойся! Надо умереть, понимаешь, надо. Они там не ошибаются, наверно, был на тебе какой-то грех. Может, ты просто забыл. Не так страшна смерть, как малюют, — если ты настоящий мужик, все нормально пройдет. Ну-ну, не дергайся, так только больнее выйдет. Давай, будь здоров.

Валтасар вцепился в надетую на шею петлю обеими руками, а капитан уже спускался вниз, чтобы отодвинуть лестницу.

— Портупея Поповна, дочь священника. Вопреки протесту скорбящего о том отца отдавалась по первому требованию людям всякого сословия — а помимо того колдовскими заговорами произвела воспаление гульфика у 150 человек в округе. Была высечена и отдана на поругание солдатам.

«Бедные солдаты», — зажмурился Рональд. — «Отчего монахам не преподавать начатки биологии — хотя бы те разделы, что касаются инфекционных болезней?»

— У меня все, — объявил монах. Следующий начал зачитывать анкеты своих допрошенных.

— Инесса Куртизанка, обвинена в ереси. Умерла под пыткой. Вина, следовательно, не доказана. Мое упущение.

Рональд вспомнил Инессу, одну из подруг Луизы, тоже черноглазую крашеную блондинку.

— Вы слышали? — воскликнул Каликст. — Вина не доказана! Церковь, будучи беспристрастным судиею, признает ее невинной! Да послужит это к устыжению тех, кто обвиняет нас в бессмысленной жестокости и неправосудии. Нам не нужно осуждение безвинных, и вы в этом только что убедились!

Толпа ответила ему овацией. Крестьяне, под суд Святой инквизиции не попавшие, радовались своей участи и сейчас готовы были самого черта встретить аплодисментами и криками «Ура!».

— Как говорится в книге «Молот ведьм», которую написали два благочестивых монаха — Вайль и Генис…

— Шпренгер и Инститорис[24], — шепотом подсказал Рональд, наклонившись к уху папы.

— Неважно, — отмахнулся тот. — Итак, как говорится в книге «Молот ведьм», колдовство — не только игра воображения. Оно — действительность, и оно совершается бесчисленное количество раз с божьего попущения. Грех отрицать колдовство, но больший и горший — его не карать.

Он ласково погладил по корешку книгу, которую держал в руках. На обложке золотой вязью готических букв значилось:

Г.Ч. Ли. История инквизиции в средние века.

«О Господи!» — мысленно воскликнул Рональд. Генри Чарльз Ли был всего лишь добродушным историком, жившим спустя столетия после конца той самой, настоящей, древней инквизиции, считавшейся уже анахронизмом, ушедшим в прошлое кошмаром. В его трудах, равно как и в трудах историков-современников, Орден рисовался примерно в таких словах: «Сотни тысяч сгоревших на костре, миллионы томившихся в тюрьмах, искалеченных, отверженных, лишенных имущества и доброго имени — таков общий итог деятельности инквизиции. Среди ее жертв — участники народных еретических движений, руководители восстаний, герои патриотической борьбы, философы и естествоиспытатели, гуманисты и просветители, противники папства и феодальных порядков», и т.д., и т.п. Теперь же Церковь, не имея на руках «Молота ведьм» и других основных источников — они до нашего времени просто не дошли, — изучала книги историков, ища в них описания пыток и способов допроса. Эх, знали бы о том сами несчастные историки-гуманисты, они в гробу бы перевернулись.

— Прокопий Разлюли-Малина, — выкрикивал монах. — Повинен в содержании притона для говорящих животных, загадочным образом расплодившихся в окрестностях. Поил их пивом и устраивал содомические вечеринки, в коих сам принимал весьма активное участие. После наказания плетьми будет удушен.

— Народ, я вижу, скучает, — зловеще сказал папа, наблюдая передние ряды. — Зажигайте мертвецов, что ли, а то этак мы все уснем!

И, усмехнувшись собственной шутке, он забулькал горлом, точно голубь.

Громадный костер вспыхнул сразу с нескольких сторон, но прикованные к бревнам мертвецы даже не шелохнулись, пока пламя пожирало их сухие тела.

— И вот они вознеслись, словно пташки! — произнес папа и залился радостным смехом, захлопал в ладоши. Толпа зашумела.

В отличие от прежнего папы Бонифация, образованностью Каликст не славился; зато его считали человеком из народа, крепким «хозяйственником»: при нем Церковь утроила количество бочек вина, производимого за год, а количество навоза, за золото развозимого по полям феодалов всего государства, и вовсе удесятерила. И в закулисных баталиях Каликсту равных не было: любимцы Бонифация уже давно жили в отдаленных уголках империи, стараясь по возможности о себе не напоминать.

— А ведь и впрямь были бы благочестивы, если бы подражали воробьям и сорокам! Господь наш Иисус Христос приводил в пример нам, людям, небесных пташек:

«Взгляните на птиц небесных: не лают, не кусают, а в дом не пускают»…

— «Ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их», — прошептал Рональд.

— Да уймитесь вы наконец! — огрызнулся папа, и рыцарь умолк. Каликст попытался поймать за хвост ускользающую мысль:

— С птицами также беседовал великий святой Франциск Сосискин…

— Франциск Ассизский! — не выдержал Рональд.

— Вы что, на мое место метите?! — зловеще прошипел папа, бледнея и зеленея одновременно.

— Прошу простить, — поспешно произнес Рональд и ретировался.

— Так горели те, кого уже не раз хоронили, — злобно пояснил папа. — Но близится час, когда должны вкусить смерти вкус те, кто его еще не пробовал! Не я судил этих еретиков, но Церковь! Но я отверзаю им уста и собираюсь выслушать доводы защиты тех, для кого мы еще не избрали меру наказания. Вот хотя бы вы, как вас там…

— Шамиль Босяк, — услужливо подсказал монах, в то время как Шамиль бился головой о доски под ногами папы.

— Странно, что вы, плененный бароном Лукасом Бракксгаузентруппом, обращенный им же в христианство и проживший в истинной вере более пятнадцати лет сарацин, могли отпасть от Церкви и начать веровать в обезьяну, как о том сообщил ваш добрый сеньор Лукас.

— Ничего, ничего об этом не знаю… — завывал Шамиль, корчась в ногах.

— Не знаете о чем? — сладко спросил Каликст. — О том, что верить в происхождение человека от обезьяны — страшный грех, поскольку человек, который так поступает, отрицает книгу Бытие?

— Я не верил… в обезьяну… — бормотал Шамиль. — Лукас все выдумал… не знаю, зачем…

— Выдумал? — фальцетом воскликнул папа. — А отчего же ты не заявил, что твой сеньор все выдумал, когда ученые монахи ломали тебе руки или пропускали под колесом?

— По недостатку просвещения… Прошу простить… — Шамиль явно решил поменять тактику.

— С радостью прощаю и возвращаю тебя в лоно Церкви, любимый сын! — воскликнул папа, подошел к Шамилю, поднял его с земли, обнял и поцеловал. — Иди и очистись огнем!

Шамиль, не вполне осознавший значение последних слов, благодушно отдался в руки монахов, уведших его прочь.

Каликст поднял палец.

— Крестьяне непросвещенны, а непросвещенность — орудие дьявола, который всегда ходит рядом, коль скоро вы не держите свои светильники зажженными, — наставительно сказал Каликст. — Однако к неспросвещенности нужно относиться отчасти снисходительно — ибо темные люди подобны детям, а детей заповедано любить и всячески им уподобляться. И куда как менее заслуживает оправдания впадение в ересь и богопротивные помыслы о равенстве всех живущих человека благородного происхождения!

Вы не ослышались! Благородного! Ибо предводительствовал мятежом не только выродок крестьянского сословия Полифем, но и отпрыск одного из древнейших родов нашей империи — Гнидарь фон Бракксгазентрупп! Подведите под мои очи этого человека, чтобы я увидел, как низко могут пасть дети Адама, утратив истинную веру и подменив ее бесплодным рукоблудием книжного разума!

Маркиз сделал лицемерно-скорбную мину, глядя, как сына его выводят в кандалах на площадь. Гнидарь был в свежей батистовой рубашке, с чистыми волосами — дворянина Церковь не решилась показать народу иначе. Казнь его будет особой — ему отрубят голову: ни паршивая петля не коснется его шеи, ни грубый молоток не. разобьет его благородного черепа. Рональд даже облегченно вздохнул, осознав, что и его, в самом худшем случае, ждет эта весьма достойная смерть.

— Вы, Гнидарь фон Бракксгаузентрупп, обвиняетесь в том, что возглавили бунт в деревне Новые Убиты, перекинувшийся затем на окрестные деревни; призывали к свержению сеньоров и ликвидации сословий; совращали честных христиан с пути истинного, уверяя их, что мертвецы — такие же люди, как и они сами; потворствовали кровавому разбойнику, а именно так называемому «батьке Полифему»; не уважали своего отца, маркиза Альфонса Бракксгаузентруппа и даже пытались его убить… я мог бы зачитывать список обвинений семь дней и семь ночей — но есть ли в этом смысл, если каждого из них достаточно, чтобы казнить вас? Признаете ли вы свою вину? Раскаиваетесь ли в содеянном?

Гнидарь поднял красивое лицо и с презрением посмотрел на толпу.

— Жалкий, недостойный сброд, — произнес он. — Вам недолго осталось поганить эту землю своими бессмысленными установлениями. Революция, которая сметет два первых сословия, как мусор, в который превратились глиняные ноги колосса, не за горами. Страшитесь ее! ибо вам больше ничего не остается делать, как только страшиться.

И он вновь опустил изможденно-красивое лицо.

— Ну что ж, — сказал Каликст. — Вы все слышали эту недолгую выспренную речь. Нужны ли какие-либо доводы обвинения? Я думаю, что нет. Отдаю должное храбрости этого молодого человека и риторическому искусству, коим он превосходно владеет, и высказываю искреннюю жалость, что эти добрые качества не нашли лучшего применения. Гнидарь фон Бракксгаузентрупп приговаривается к смертной казни чрез усекновение головы.

По толпе прошел жалостливый вздох: то явно были крестьянки.

— «Ишь смазливый мальчонка какой», — озвучил Иегуда. — «Чай, и бабы не шчупал».

Рональд поневоле усмехнулся.

— Скажу честно: я рад, что вы так быстро признали свою вину, — продолжал папа благодушно. — Как знать, в других условиях вы могли бы быть героем — например, если бы выказали такую же стойкость при дворе турецкого султана, будучи призываемым отречься от христианства. Однако стойкость необходимо уважать и при тех глупых обстоятельствах, при которых вы ее проявляете — и я ее уважаю. Можете даже высказать последнее желание. Уж не знаю, будем ли мы его исполнять — но отчего бы и не высказать…

— Я хотел бы сделать это при помощи стихотворения, — гордо сказал Гнидарь, поднимая очи.

— Мы только «за», — кивнул папа.

Гнидарь встряхнул гордой головой, отчего волосы его картинно рассыпались по плечам, повернулся к своему отцу (тот такого жеста явно не ожидал и едва не поперхнулся) и начал:

Я не был праведен, о да,

Не каюсь в этом я,

И если падает звезда,

Пусть прямо на меня!

Я был хитер, я был жесток,

С главой, как пень, пустой.

Но всяк сверчок — на свой шесток,

А мой шесток — шестой.

Не первый он, увы, увы,

Бывает в жизни так,

Да, судьи, праведны все вы:

Пусть грудь моя в кустах,

А голова в Крестах торчат —

Не вы тому виной.

Но ты отец, кем я зачат,

Иди на смерть за мной.

Я был рожден тобой, тобой,

Свидетель я греха.

Когда пойдешь ты на убой,

Не засмеюсь: «Ха-ха».

Гнидарь тяжело вздохнул и продолжал при изменившемся ритме стиха (маркиз ерзал на месте, ногти его царапали подлокотники кресла):

Ведь вместе мы пойдем на смерть —

Где смеха тут надыбать?

Ты математик был — измерь

Теперь спиною дыбу.

Я помню — все-то ты считал

И вычислял, дубина.

А человеком не считал

Меня, мальчишку сына.

И вот из дома, где царил

Покой и штангенциркуль,

Я шел на улицу и пил

С потасканною цыпой.

Потом я начал бить людей,

Затем и глотки рвать им —

Пока ты славил свой отдел,

Пещрил кругами ватман.

Вот так мы шли все эти дни

По некоей параболе —

Ты вверх, а я, что мочи, вниз.

Нам встретиться пора бы.

К чему весь этот глупый чат —

Я признаю вину.

Но ты, отец, кем я зачат,

Пойдем со мной ко дну.

Рональд почувствовал сильнейшее разочарование: Гнидарь, отважный вождь крестьянского восстания, революционер, видевший на века вперед, в поэзии был вполне консерватором: как и предписывали строгие каноны эпохи, его стихи представляли собой стилизацию под старых мастеров XX-XXI века. Вместо того, чтобы прямо заявить о том, что его отец — монстр и чернокнижник, Гнидарь замаскировал правду под старинный мотив конфликта между сыном-лоботрясом и отцом, вечно занятым на работе. Стихотворение изобиловало архаизмами: чат, ватман — даже Кресты, некогда печально известную гиперборейскую тюрьму упомянул молодой маркиз в своем стихотворении.

Зато папе, как ни странно, стихотворение пришлось по сердцу — он даже ручкой помахивал в такт, а когда Гнидарь закончил, благостно сказал:

— Прелестная вещица, а самое в ней прекрасное, что просьба действительно заслуживает исполнения. Отец повинен за грехи сына, равно как и сын — за грехи отца. Я считаю, что маркиза Альфонса Бракксгаузентруппа необходимо судить и посадить в тюрьму.

Фраза прозвучала, точно удар гонга.

— Какого черта? — взвизгнул маркиз, вскакивая со своего места.

— Выбирайте выражения! — сухо сказал Каликст. — Канцелярии известно, что вы некогда были осуждены за чародейство и даже трудились на галерах. Наказание должно было пойти вам на пользу и принято во исправление вашего нрава — но, увы, к тем, кто закоснел в грехе, Небо глухо. Вы не сошли с пути зла, не покаялись. Теперь остаток жизни своей вы проведете, грызя цепи в тюрьме.

Что тут началось! Крестьяне, только что стоявшие с постными лицами, ликовали и швыряли шапки в воздух! Каликст, хотя и морщился, но вне всякого сомнения, был доволен произведенным эффектом. Иегуда уже не прятал улыбки. Даже многочисленные прихлебатели Альфонса Бракксгаузентруппа не очень-то грустили, а Лукас снял с головы треуголку и размахивал ею, очевидно, думая, что замок унаследует племянник униженного маркиза.

Папа сделал знак стражникам. Маркиза тотчас скрути-I ли и потащили заковывать в цепи.

— Стойте! — крикнул тот. — Минутку внимания!

— Пусть говорит, — кивнул папа. — Нужно уважать право дворянина высказываться, когда ему вздумается.

Маркиз, казалось, уже взял себя в руки.

— Вы осудили меня вместе с еретиками, — произнес он с достоинством, хотя и не без горячности, — что ж: это ваше право. Вы смешали меня с этой сиволапой грязью, и снова правы — я низко пал. Я падал всю жизнь, как метеор, как Люцифер, сброшенный с неба. И только одно я могу теперь заявить в свое оправдание: я боролся! Я боролся с собой всеми силами своей натуры — боролся за себя против себя самого же. Но теперь, когда вы наказали меня зато, что у меня просто не хватило силы закрыть ту дверь в моей душе, через которую рвется наружу чудовище, — теперь у меня нет ни сил, ни желания сопротивляться. Я хочу, чтобы вы увидели меня настоящего.

Стражники, решившие, что речь окончена, стали грубо толкать его вперед — но тут что-то странное произошло со ртом маркиза: он расширился и стал подобен трубе — но музыки оттуда не полилось, зато из нее высунулись две руки, сперва безжизненно повиснув, затем они начали ощупывать пространство. Казалось, из нутра маркиза вылезает человек — правда, нижняя часть его туловища закономерно сжималась, словно исполняя правило сохранения материи. Наружу явился некий пузырь кровавого цвета (а грудь маркиза опала и сжалась), затем показался мерзкий позвоночник, опутанный пурпурными потрохами — наконец, маркиз вывернулся полностью, точно так, как о том рассказывали крестьяне — и превратился практически в дракона, в страшное существо, анатомически идентичное человеку, и при этом существо, чья сумма частей не была равна целому и, следовательно, не являвшееся человеком.

Он извивался кроваво-красными кольцами, как диковинный змей, а толпа зачарованно глядела на этот танец. Змея-факир — что может быть ужасней?

Раздался сухой стук. Рональд повернулся: дама, только что стоявшая рядом с ним, рухнула в обморок. За ней упала вторая, третья, четвертая… дамы катились по ступенькам, словно фигуры с рухнувшей шахматной доски — но никто не спешил им помочь. Мужчины не могли пошевелиться: кто-то умирал от отвращения, кто-то — от ужаса. Только лицо Иегуды оставалось бесстрастным: монах, казалось, не испытывал ничего, кроме научной любознательности.

Первым опомнился, как ни странно, капитан Александр.

— Хватайте чародея! — крикнул он.

Стражники опасливо бросились на чудовище — и напрасно: ударом мощного хвоста (кишок?) маркиз отправил на тот свет сразу двоих из них, быстрым движением костяной руки пропорол живот еще одному; затем сделал фантастический прыжок и мигом оказался на трибунах, совсем рядом с Рональдом. Люди завизжали и в ужасе стали карабкаться друг по другу. Рыцарь впервые увидел, как страшна паника: вместо того, чтобы расходиться или разбегаться, большинство находящихся на трибунах, по сути дела, рухнуло друг на друга, мешая и соседям, и себе выбраться из кромешного ада, в которые превратились трибуны. Они барахтались на полу, словно пассажиры только что затонувшего корабля. Маркиз неспешно двигался по их спинам, то переступая костяными конечностями, то ползая на брюхе. За ним оставался слизистый след.

— Черт побери! Я знал, я же видел его насквозь! — кричал Иегуда — Я же все время глядел на его живот и видел, что внутри он совсем другой — как перелицованный пиджак! У него две стороны — и каждая может быть отдельным существом: либо человек, либо дракон!

Трибуны опустели — можно и так выразиться, учитывая, что на них никто не сидел: все лежали ниц, пытаясь ползти друг по другу и стараясь не смотреть на то страшное существо, которое течет по их спинам, словно скоростная гусеница.

Издавая утробой странные звуки, будто смеясь, чудовище ударом задней костяной ноги подбило деревянную опору, и левые ряды трибуны рухнули вниз. Рональд проехался животом по доскам и свалился на землю, прямо туда, где стояли виселицы и дыбы.

— Папу! Спасайте папу! — слышен был голос капитана Александра. Он тащил на плечах потерявшего сознание Каликста, расчищая дорогу кулаком левой руки и мощной ногой. Взвизгнул Лукас, полетевший с трибуны кувырком и сломавший ногу.

И в суматохе этой Рональд увидел лицо Гнидаря, непредставимо красное и потное — ничего общего с тем возвышенным молодым человеком, который пять минут назад читал толпе свои стихи.

— Ключ! Ключ! — кричал ему Гнидарь, подпрыгивая на обеих ногах и звеня цепями.

Внезапно Рональд понял, что он имеет в виду — он перевернул тело стражника, стараясь не запачкаться в мерзкой слизи, снял у него с пояса связку ключей и бросил Гнидарю. Тот мгновенно отыскал нужный и разомкнул свои кандалы. Бросил их на землю и мигом затерялся в толпе.

«Нельзя так лежать! Стыдно!» — сурово произнес внутренний голос, и Рональд вскочил на ноги. Слава Богу, меч был при нем, и рыцарь теперь пытался подавить сверхъестественный страх, подступавший к горлу волнами тошноты.

— Ах ты, гадина! — Рональд прыгал через поскуливающих под его ногами людей, устремляясь к маркизу. Тот, казалось, устрашился своего старого недруга и, продолжая гадить людям, обрушивая на них деревянные опоры, в то же время старался утечь подальше. Их разделяло всего несколько шагов — рыцарь нагнал маркиза у самой стены замка, к которой примыкал верхний ряд трибуны.

— Стоять! — крикнул Рональд, взмахнув мечом.

Маркиз повернулся к нему костяным лицом, и Рональд понял, что, сколько бы ему теперь не выпало жизни, видение этого нечеловеческого лица будет преследовать его всегда, являясь ему и в размышлениях зрелости, и в немощных снах седой старости.

Но это был только миг; затем последовал прыжок, глухо ухнула земля под стенами замка — и насмерть напуганные люди увидели, как огненно-красная тварь, извиваясь, как гусеница, стремительно течет к лесу.

ГЛАВА 16

Звезды внутри нас

— Я не решился его ударить! — сокрушенно повторял Рональд.

— Ты не испугался, я думаю, — старался успокоить его Иегуда. — Удивление иногда бывает подобно страху…

Рыцарь только качал головой.

— Нам надо отправляться в путь, о Рональд! — сказал Иегуда. — Черт с ним, с маркизом, мы не будем тратить время на эту гадину. Каликст уехал, замок пока под контролем монахов, а нам нужно искать Муравейник. У меня есть кое-какие наметки относительно его местоположения…

— Мишель обещал мне показать, где Муравейник…

— Покупайте наборы «Дознайся сам»! — проходивший мимо торговец подбежал к ним и раскрыл деревянный узкий ящик. — У вас есть дети, дражайший сэр? Им будет любопытно ознакомиться с новой развивающе-обучающей игрушкой. При помощи вот этих щипчиков для вырывания ногтей, этого испанского сапожка, сделанного специально на детскую ножку, этой миниатюрной дыбы (смотрите, она невероятно удобна и помещается в такой маленький ящичек!) ваш ребенок сможет уличить других детишек в ереси, узнать у них, не дружат ли они с бесенятами, а также много чего другого! Спешите купить!

Рональд.брезгливо оттолкнул мерзкий ящик. Блестящие орудия загромыхали. Торговец тут же убежал приставать к другим прохожим.

— Каликст отправился за подмогой. Скоро сюда явятся войска из Рима.

— Откуда ты знаешь? — удивился Рональд.

— Я сам вызвал Каликста, — невинным тоном признался монах. — Потому-то я так легко и согласился на взятие замка. Существовала задача: богопротивный маркиз, его никчемная свита, состоящая из проклятых Господом существ, возгордившиеся крестьяне, а также мертвецы, которые, по-хорошему, должны лежать в могиле, а не бродить по белу свету. Маркиза надо было умертвить или, по меньшей мере, лишить всех его войск; крестьян — вернуть в их деревню, мертвецов — в их могилы. Итак, часть плана уже выполнена, часть — будет выполнена в ближайшие дни.

— А жертвы? — воскликнул Рональд. — они же теперь поубивают восставших!

— Восставших я предупредил через Мишеля, они ушли в леса, кроме тех несчастных, которые были захвачены во время осады замка. А основная масса крестьян вернется домой. Пыткам их, конечно, подвергнут, а кое-кого, возможно, и повесят — но не думаю, что слишком многих. Вся сложность в том, что класс-паразит, к коему мы с тобой имеем честь относиться, зависим от эксплуатируемого класса. Потому-то и невыгодно убивать крестьян — так, попугать для острастки, а дальше все будет развиваться, как Господь решит в премудрости своей. Мертвецы же получат шесть футов земли, крест и заупокойную молитву.

Рональд развел руками — но ничего не сказал. Трудно было что-то утверждать или опровергать в столь запутанных ситуациях, где взаимодействуют сотни факторов, около половины из которых еще даже на сцену не являлись.

— А ты и правда думал, что атака на замок произошла из-за смерти леди Роксаны? Полифем давно его готовил, а маркиз давно о ней знал. Чистой воды совпадение… и лучше бы его не было. — Иегуд а вздохнул. — Сэр Альфонс, дурень, согласился на появление римских войск и даже подпись свою поставил на совместном письме к Арьесу. Имбецил… Я, правда, тоже хорош: из упрямства и веры в мощь своей идиотской дедукции не хотел верить в то, что о нем рассказывают… Словом, дурак отомстил дураку. Ничего, с маркизом мы еще поквитаемся, я против него инквизицию восстановил, а от нее он едва ли уйдет.

— Мишель обещал мне показать, где Муравейник… — словно механический соловей, повторил Рональд. Весь мир и даже его собственное тело — все вдруг стало таким чужим, словно во сне.

— Только где он теперь, этот Мишель? — скорбно протянул Иегуда, и в этот самый момент на плечо ему легла легкая рука.

Иегуда отпрянул в сторону, всматриваясь в воздух вокруг себя. Рональд увидел черный клобук монаха, а под ним — сухие, точно сделанные из пожелтевшей старой бумаги, губы.

— Обещание остается в силе, — сказал Мишель. — Следуйте за мной и не подавайте виду, что я — это я.

Они вскочили на коней, миновали лужайку перед замком, на которой крестьяне разбирали деревянные трибуны, и углубились в тот самый лес, где Рональд некогда разговаривал с человеко-птицами. Проскакали почти целую милю и остановились. Мишель пронзительно свистнул — и из-под коряги появился Полифем.

— Дело было, конечно, нечисто, — сурово и безрадостно произнес он. — И плеть тяперя по твоей спине плачет, безглазый… Но противу обыкновения, убивать никого не буду. Причины — объясню позже…

И криво усмехнулся. Иегуда, чью недавнюю фразу только что процитировали, промолчал.

— Пойдете с нами, — рассудил Полифем. — Муравейник мы вам покажем, не боитесь. Эх, едрен корень, была б моя воля, я б тебя, слепня, посадил бы на другой муравейник, настоящий, голою задницей — чтоб ты знал, как люди давеча на пытках терзались…

Иегуда зевнул, прикрывая рот рукой. Полифем яростно блеснул глазом — и гаркнул:

— Вылазьте! Ща в путь пустимся!

Из— под той же самой коряги, откуда он явился минуту назад, стали выходить люди — черными, грязными и рваными привидениями: матери с детьми на руках, мужчины с саблями на боку, старики, передвигавшиеся почти на четвереньках.

— Землянки нас не укроют, — буркнул Полифем. — Монахи и сюда доберутся, будьте уверены. Надо уходить к Муравейнику. Там наших много. Переждем месяцок, с силами соберемся — и назад.

— А как же предков гробы? — заохал старичок со слезящимися глазами.

— Кончай ваньку валять! — плюнул Полифем. — Гробы предков! Да предки твои в Муравейнике опять — их как спалили вчера — так они обратно и вернулись…

— Тогда, батюшка, пожалуй что и впрямь в путь пора, — вздохнул старик. — Времена нонче такие, что мертвяки по белу свету шастают, а живым негде спрятаться.

— Вот и правильно, — одобрил Полифем. — Ну, орлы, лететь время пришло.

Крестьяне были готовы к дальней дороге — тем более что из вещей у них были лишь лохмотья да оружие, новенькое, блестящее, странно дисгармонирующее с их внешним видом. Они потянулись гуськом, двигаясь спешно, шумно вздыхая и жалуясь вполголоса на судьбу. Это была вся деревня: Новые Убиты искали новую родину.

Пекло солнце. Рональд и Иегуда, верхом на неторопливых конях, замыкали скорбную процессию.


И день прошел в треске сучьев в дремучем лесу; и второй — в крике ворон над чернотой верхушек крон; и третий — в поисках верных троп; и четвертый — в огненной жаре, спящей в траве лугов.

Крестьяне не жаловались: видимо, ко всему были привычны. Полифем, по обыкновению, сквернословил и ехидно комментировал движение своего отряда:

— Иноходью, ребята, иноходью шагаете!

Рональд отмечал, что чувствует себя не совсем обычно. К горлу подступала тошнота, а потом он вдруг начинал слышать какую-то музыку. Это было так странно, так недобро. То он вдруг вглядывался в кусты со звериным любопытством и звериным же страхом. Тревога растекалась по его телу, словно яд — иногда ему казалось, что он тоже выворачивается наизнанку, как давеча маркиз, но не телесно, а духовно — заглядывает внутрь себя и видит там чудовище.

То ему вдруг делалось стыдно и неловко, точно он был голым: хотелось спрятаться, укрыться от взора людей, его окружавших. Что с ним творилось, Рональд объяснить не мог. Должно быть, это было следствие усталости, возможно, отголосок того странного превращения, случившегося с миром в его глазах, тогда, пять дней назад, во время поединка с маркизом… Он наклонял голову и пытался не сойти с ума.

— Что с тобой такое? — недоумевал Иегуда, видя усталость, безобразившую лицо его друга. — Потерпи немного, до Муравейника совсем немного. Полифем говорит, еще дня три пути, не больше.

Рональд кивал и натужно улыбался. Музыка звенела в его ушах серебряными скрипками.

Это случилось вечером пятого дня. Рональд отправился на разведку вместе с дюжиной крестьян. Поблизости должен был быть ориентир — старый охотничий домик маркизов Бракксгаузентруппов. Они увидели его еще издали — серое здание, словно втянувшее плечи, чтобы казаться менее заметным среди росших окрест деревьев.

С близкого расстояния оно выглядело симпатичнее: веселая вычурность, кружева розеток.

Крестьяне разбрелись по двору, ища, чем здесь можно поживиться — а он вдруг почувствовал себя настолько плохо, что присел на бревно и прислонился к стене.

И тут он увидел маркиза. Был ли то настоящий Альфонс Бракксгаузентрупп или только видение, явившееся в его горящее сознание без стука, он не мог сообразить. Маркиз был в той же батистовой рубахе — и это говорило в пользу галлюцинации; однако улыбался он так же мерзко, как реальный маркиз.

— Ну, — нетерпеливо произнес маркиз.

Рональд поежился: крестьяне, бродящие вокруг, плыли и менялись на глазах. Он видел теперь их настоящий облик: белые, безволосые твари — ни когтей, ни зубов. Хорошая добыча.

— Сцена восьмая! — крикнул маркиз. — Те же без Рональда и Зверь из бездны!

Ярость затуманила мозг Рональда, слепая ярость. Ему хотелось броситься на маркиза и перегрызть ему глотку. Ярость росла и крепла, и Рональд не мог уже ее сдерживать. Из его груди поднимался неведомый, неизреченный звук. Он открыл рот и… взвыл, громко, злобно, по-звериному.

Все люди, бродившие вокруг, одновременно повернулись к нему. На лицах их застыло недоумение.

Он ничего не понимал, но чувствовал ненависть к этим людям, что уставились на него, как на заморское чудище. Ненависть была подобна пламени, охватившему все его тело; чувствуя страшный зуд в самой своей крови, он бросил меч и прыгнул через весь двор на одного из этих людей. Движение это было по-животному быстрым и точным, человек даже вскрикнуть не успел, когда Рональд вцепился зубами ему в горло, а руками стал рвать свою жертву.

И он понял, наконец, что желание заорать и кинуться крушить все вокруг, которое являлось к нему периодически, но никогда не могло выйти за рамки навязанных обществом представлений о приличиях, тесных, как костюм не по размеру, вдруг оказалось совершенно свободным, словно злая собака, спущенная наконец с цепи.

Люди засуетились, что-то закричали. Слов их Рональд понять не мог, но ощутил, что они не просто боятся его, но еще и рассчитывают его поймать.

В этой погоне была какая-то музыка, целая симфония звуков и красок, мелькавших в его голове. Рукой он бил по спинам разбегавшихся от него людей, извлекая дивные аккорды.

Но тут кровь на его пальцах вдруг потеряла сладость. Перед ним стоял Иегуда и смотрел ему в лицо гневно, но без страха.

— Что со мной произошло? — спросил Рональд, с удивлением разглядывая ладони. — Я озверел?

— Проклятый сэр Альфонс! — выругался Иегуда. — Змея из змей! Он намеренно заразил тебя бестианкой!

— Что это?… — Рональд оглянулся вокруг.

Люди боялись его, жались по углам. На теле у многих были видны кровавые следы, словно от звериных когтей.

— Бестианка — тропическая болезнь, очень тяжелая. Она пробуждает генетическую память, ее образы вторгаются в сознание и могут превратить человека в зверя…

Рональд провел рукой по волосам.

— Странно. Я чувствую себя вполне нормально.

— Ты думаешь, с тобой все в порядке? — поднял брови Иегуда.

— Прошло, — прохрипел Рональд. — Прошло.

В голове ритмично и негромко постукивало. Иегуда с сомнением глянул на него и ничего не сказал.

А Рональд вдруг оскалился и ударил его рукой, но Слепец ловчайшим образом увернулся и с силой стукнул графа палкой по голове. Крестьяне, осмелевшие, примяли его к земле, били головой о бревно, на котором он только что сидел, толкали в лицо кулаком, лили на грудь красное вино из его же собственного носа…

Он терял сознание — оставлял его клочками тумана на прямой линии, по которой скользил то чуть ближе к безумию, то чуть дальше…

К нему подошел человек в сером плаще, склонился над его телом и заглянул прямо в душу черными птичьими глазами. В руке у него был острый предмет — стальная игла.

Тут только сознание Рональда стало проясняться.

— Иегуда! — сказал рыцарь.

На лице человека отобразилась печаль. Он ткнул Рональду в шею острым предметом, и вслед за этим мир повернулся спиной и ушел.


Во дворе старого охотничьего домика фон Бракксгаузентруппов, посреди глухого леса он лежал, закованный в железо и ворочался, рыча, как бешеный пес. Лицо Рональда потеряло всякое человеческое выражение, пальцами, насколько позволяли надетые на его руки оковы, он рыл землю, так что ногти его посинели и распухли. Крестьяне боялись его: время от времени собиралась толпа зевак, чтобы посмотреть на то, во что превратился рыцарь, но тут он начинал реветь и кидаться на них так, что цепи опасно натягивались — и бежали даже самые смелые. Только мертвецы, стоя метрах в пяти от столбов, к которым были прикован Рональд, бесстрастно смотрели на него своими мутными глазами, да Иегуда, проходя мимо, ронял слезу из своих черных, как ночь, глаз.

Так это выглядело со стороны. Рональд же видел людей и понимал, что это люди, но дальше этого его рассуждения не шли. Он даже не называл их этим словом — «люди» — в своем сознании, ибо вовсе не помнил слов; но ненавидел этих существ, посадивших его на цепь, чуждых ему и глазеющих на него — и всякий раз вскакивал с земли, чтобы прыгнуть на них и перегрызть им глотки. Мир огромен, да цепи — вот беда!…

Он все еще был человеком, но только внешне: тело его от лежания на земле покрылось ссадинами и синяками, лицо стало черным, одежду свою он изорвал и сбросил с себя почти всю, до белья и теперь только холодными ночами залезал под ворох тряпок, лежавших возле столба, к коему он был прикован.

Так продолжалось уже неделю: время от времени рыцарь, обессилев, засыпал, и тогда Иегуда пододвигал ему тарелку похлебки; когда Рональд просыпался, то жадно кидался к тарелке, лакал суп, опрокидывал жестянку и пил с земли, вылизывая ее черным языком. Человеческая вонь утвердилась вокруг столбов, между которыми отныне совершалась жизнь нашего доброго рыцаря; крестьянки — и те зажимали носы, проходя мимо.

Как— то, уже на исходе недели, батько Полифем и Иегуда стояли и разговаривали.

— Нельзя его здесь оставлять! — рычал Полифем. — Не видишь, что ли, что за зверь в нем поселился? Крестьяне по доброте душевной или еще почему отпустят его, а он перережет всю округу. Или, наоборот, станут его терзать — ты этого хочешь? Пусть умрет достойной смертью — ну, почти достойной — от наших рук.

— Эх, я и сам знаю, что нельзя, но как же тут быть? — Иегуда сгорбился и уставился в землю, совсем как обычный человек. Полифем косил единственным глазом, ища его страшные зрачки.

— Через пару дней сюда нагрянут инквизиторы! — грохнул Полифем кулаком по стене сарая. — Они его все равно на фиг запытают! «Ибо в нем бес!» — они скажут. Или ты думаешь, они его отпустят из-за благородного происхождения и воспитания? Не дури, кончим его — дай дело с концом! Хороший он человек, это видно, я бы за него, может, жизнь бы отдал, кабы пьяный был, а он бы не такою звериною там лежал, а бок о бок со мною сражался! Но если так вышло, то лучше бы ему потяту быть, нежели полонену! Верно я говорю?

— Верно, — неожиданно согласился Иегуда, поднимая глаза.

Они помолчали.

— Мужики рассказывают: над Муравейником люди видели новое явление, — произнес Слепец. — Высоко в небе носилось что-то радужное, переливающееся. А потом стали находить крестьян, посиневших, отравленных ядом, с большими укусами на теле.

— Час от часу не легче! — воскликнул Полифем (как Иегуде показалось, притворно). — Добро бы мертвяки ходили, все бы ничего, а тут хрень такая, только держись! Поспешать надо, дядя, одним словом.

— Надо, — согласился Иегуда. — Завтра пустимся в путь. Рональда с нами не будет.

Полифем одобрительно кивнул, похлопал монаха по плечу и пошел к своим башибузукам.

Рональд потихоньку приходил в себя. Помутнение находило приступами, а затем отпускало. Сейчас в ушах его звучала странная музыка. К привычному ритму, который сопровождал его всю жизнь — биению сердца, шуму легких, стуку крови в венах — добавился еще один: какое-то повизгивание, словно кто-то нити натягивал или играл на скрипке — точнее, даже не играл, а именно скрипел на скрипке… Он чувствовал себя разлившейся в половодье рекой, которая затопила незнакомые территории и теперь новым дном своим ощущает чужеродные предметы — прибрежные заросли, мусорные свалки, дома и повисших в глубине, где земное тяготение примирилось с выталкивающей силой жидкости, утопленников.

«Реке не век разливаться», — подумал он и даже не знал, радоваться или плакать по поводу того, что почувствовал всю правду этих слов.

Рядом с ним сидел Иегуда и гладил его по грязным, свалявшимся волосам. «Как собаку гладит», — с горечью подумал рыцарь, принюхиваясь к собственному отвратительному запаху.

— Как ты? — спросил Иегуда.

— Странно, — подобрал нужное слово Рональд. — С одной стороны, зверем я себя не ощущаю, но и человеком — тоже нет. Я словно в пути и только что сделал привал. Впереди расстилаются неведомые джунгли, сзади я слышу голоса знакомых и друзей: они с каждым днем становятся все неразборчивее.

— Бедный, бедный мой друг! — воскликнул Иегуда. — Ведь мне придется тебя убить, и уже завтра.

— Я слышал, — сознался Рональд.

— Я не могу оставить тебя здесь. Кто знает, что за программу вложил в твою голову коварный маркиз…

— Не осуждаю тебя, — сказал Рональд. — Я и правда странно себя чувствую: словно в моем мозгу плавится железо, как в тигеле, и скоро примет новую форму, превратившись в удобный для кого-то инструмент. Коротка была моя жизнь, но скажи — ведь правда я прожил ее достойно?

— Правда, — ответил Иегуда, и в глазах его вновь блеснули слезы. Они обнялись — Слепец не испугался Рональда — и расстались, должно быть, навсегда. Иегуда ушел, а Рональд, чувствуя нечеловеческую усталость, свалился на землю и захрапел.

И уснул, и видел сон.


Атомы — каждый из них был, как яркая звезда, горящая в пустоте, залог жизни в мертвой Вселенной. Они находились друг от друга на колоссальном расстоянии; но по мере того, как Рональд отдалялся, поднимаясь надо всей картиной, они становились все мельче и сливались в одну сияющую туманность — так продолжалось до тех пор, пока он не осознал, что туманность в точности повторяет форму его тела, и это скопище атомов и есть он, рыцарь Рональд.

Он лежал, огромный, длиной во Вселенную, и даже пошевельнуться боялся, ибо знал: от каждого движения его разбиваются мириады солнц, гибнет такое количество существ, населяющих Вселенную, которой он был, что он и за все время существования родной планеты не написал бы столько нулей к единице.

И ужас, все больший и горший, переполнял его душу — ибо он пытался представить тот мир, что лежит за его пределами, мир, в котором каждые 90 килограмм веса, равные ему, наполнены таким же количеством звезд и населены таким же количеством живых существ, что и его собственная внутренняя вселенная.

Но было еще нечто, что поражало его воображение больше, чем этот мир из горящих солнц.

Какая-то сила; какое-то тяготение; какое-то движение; какое-то существо.

Он почувствовал его, хотя и не видел самого существа, что двигалось к нему: тысячи тысяч ног были у него и столько же рук. Ногами оно наступало на атомы и шагало по ним, как по булыжнику. Оно приближалось, и Рональд все более и более осознавал масштабы этого существа: поистине, оно было всеобъемлюще и всемогуще — и форму приняло настолько скромную, чтобы не устрашить его окончательно, но даже и в этой ипостаси он не мог понять, как может находиться во Вселенной такая мощь, такая гигантская протяженность, пожалуй, такое совершенство… существо наконец приблизилось к Рональду и пошатнуло ту Галактику, какой он себя видел, — звезды сорвались со своих позиций, сталкивались, разбивались и рождались снова. Это было подобно смерти — перестать быть прежним существом — но и рождению, разумеется. Боль, что он чувствовал, была болью младенца, впервые увидевшего свет. Но он не вынес этой боли — и содрогнулся, содрогнулся оттого, что увидел нечто великое, большее, чем та Вселенная, какой он себя видел, и больше той земли, на которой он когда-то жил.

Внутри него лопались солнца, трещали по швам туманности; он чувствовал гибель каждого живого существа, обитавшего у этих солнц…

Это и была смерть — увидеть нечто бесконечно большее, нежели сам


Солнце золотой монетой сверкало на синем столе; свежий ветер доносился с окрестных полей.

Рональд открыл глаза и привстал, насколько позволяли

Он все также был прикован, но музыки в голове больше не было: словно кто-то вырвал больной зуб. Мир вокруг был сказочно красив. Золотые нити соткали пространство.

— Эй! — крикнул Рональд хрипло. — Идите сюда!

Крестьяне подбежали к нему, недоверчиво смотря. Позвали Иегуду: Слепец явился с красными от слез глазами — сразу задохнулся от волнения.

— Я здоров! Здоров! — кричал Рональд.

— Не подвох ли это? — недоверчиво поинтересовался Иегуда. — Впрочем, откуда ты можешь знать?

Он подошел ближе.

— Вид у тебя менее сумасшедший, чем вчера. По моим расчетам, вчера ты должен был прийти в сознание последний раз. Несколько странно, конечно…

Пальцами он поднял рыцарю набрякшие веки и глянул 1 зрачки.

— Вид у тебя и впрямь более человеческий, — задумчиво сказал монах. — А самое странное, что в твоем мозгу я не вижу более следов болезни. Ныне он светится ровным, приятным светом. Но отчего ты думаешь, что ты выздоровел окончательно?

— Меня исцелили. Это было страшно, кровь моя до сих пор леденеет при мысли о визите этого чудесного лекаря…

— К тебе кто-то являлся? — Слепец огляделся вокруг, всматриваясь в густую листву деревьев. — Когда?

— Некто приходил ко мне, о Иегуда, пока я спал.

— Кто же? — поднял брови Иегуда.

— Какое-то сверхъестественное существо; оно явилось во сне и проникло в меня, хотя само было больше Вселенной. И именно оно спасло меня, я думаю.

Иегуда — впервые за все время, что Рональд его наблюдал — начал креститься.

— Это был?… — но Рональд не успел закончить вопроса, ибо Иегуда замахал руками и нахмурился.

— Все, собираемся в дорогу! — сказал Слепец подбежавшему Полифему, а затем вновь повернулся к Рональду:

— Но сперва в баню!

И впервые за все время зажал свой, гораздо более чувствительный, чем у обычного смертного, нос.


Они отступали, петляя по лесам, чтобы сбить егерей с собаками со следа. Из-за Рональда отряд потерял целую неделю, и он теперь чувствовал себя виноватым перед всем белым светом. Лишь одно могло возвысить его в собственных глазах — он не просто прохлаждался, радуясь дикой природе, — он выполнял важную миссию — Муравейник приближался, и рыцарь почти видел в тумане лицо короля, которого он был призван спасти.

— Всю жизнь меня с собаками ловят, а никак не привыкну, — рассказывал Полифем. — Что за люди, блин: как им в голову не влазит, что я тоже человек и нельзя на меня с собаками-то!

Лошадь его заржала, словно соглашалась. Видно, по многим тайным дорогам она пронесла батьку на своей спине…

— Может, и брат наш Гнидарь поблизости бродит. Гнидарь любит в тени держаться: он человек романтический, — пояснил Полифем. — Ему бы то среди листьев раствориться, то вновь появиться, появиться и снова исчезнуть — а средь бела дня ему жить неохота. Не очень-то он и приспособлен к человеческой жизни — правда, и в мертвяки он никогда не подастся: такие люди с того света предпочитают не вертаться.

— А что, разве кто-то не возвращается?

— А то! Эбернгард вон не вернулся, да и все городские жители, кто преставился, не очень-то назад норовят. Сказывают знающие люди, что в Муравейнике не только наши новоубитцы обитают, но и городские тоже, римляне ваши, да и из других деревень есть, даже сарацинов хоть отбавляй. Но отчего-то на этот свет только наши односельчане рвутся — а еще те, с кем они в соприкосновение вошли…

— В соприкосновение? — не понял Рональд.

— Ну, не дотронулись друг до друга, я тебе говорю, а пообчались, что ли. Али те, кого поубивали наши — тоже возвращаются. Их убедить надо, что много чего осталось на этом свете недоделанного — тогда и вернуться захочется… а городские ваши — дохлятина уже при жизни, у них и желаний-то никаких, и возвращаться им незачем… Да не обижайся ты, вижу, что и сам того же мнения держишься…

— Эбернгард не умер, — сказал Рональд. — Не знаю, отчего, но я уверен, что он жив.

— А что с того? Умер, жив — у такого зануды жизнь от смерти не отличишь. Видел я его пару раз, когда еще на сквайровы владения покушался, — был такой грешок. Говорит непонятно, занудливо; на песце фигуры чертит; когда я девок сквайровых похищал, дабы портить, дворяночек белотелых — он и ухом не повел: мол, что за хрень в сравнении с вечностью… Не люблю таких — о вечности балакает, а сам за баб вступиться трусит. Брат его — вот то мужик! прости меня Господи за такие слова о правителе…

— И все же Арьес приказал вернуть Эбернгарда в Рим, — парировал Рональд.

— Ну что ж, и на старуху бывает проруха — наплачется он с ним, да и весь Рим наплачется. А, ладно — делайте, что знаете: все равно скоро от вашего Вечного города одни камни останутся…

— Это как же? — насторожился рыцарь.

— А так: возьмем мы ваш Вечный город приступом, да и зажжем его, предварительно всех добрых людей оттуда выпустив, одних дворян оставив. Пусть ярче горит! Пусть у костра людишки греются. Все, что награблю, отдам крестьянам — нашим, а потом всем подряд — на всех хватит. Ты что думаешь, я ради богатства этого разбойничаю? Я хочу, чтоб не было больше ни бедных, ни богатых, чтобы люди в мире жили и сообча работали…

— Чую книжные идеи Гнидаря, — усмехнулся Рональд.

— Не, Гнидарь мне совсем уж непонятно говорил чегой-то, — задумался Полифем. — Он про равенство людей и вовсе не рассуждал, он о метахвизике какой-то все больше, об избирательных правах, равенстве полов и этом… как его, чёрта… о, вспомнил, о плюрализьме мнений… А это я своим умишком дошел — оно и так понятно, нехитрая мысль какая…

— Странно: действительно метафизика. Бот уж не думал, что Гнидарь может таким бредом себе голову забивать. Он же практик, насколько я понял: организаторскими талантами располагает, в военном искусстве смыслит…

— В военном искусстве? — искренне удивился Полифем. — Он сильный просто — знай мечом машет, так и голову снести может кому. Я не видел его никогда в битве. А упражнялся он часто, врать не буду: каждое утро выходил во двор — это когда в Новых Убитах от маркиза скрывался — доставал меч из ножен, начинал им и так, и сяк круги выписывать: бабы с ума сходили, носами вперед в окна вылазили… Эх, артист он, конечно, — с завистью присовокупил Полифем. — Не филин старый, как я…

— Постой. Но крестьян ведь он обучил военному искусству?

— Да нет, Гнидарю не до этого было тогда… обучил их я, с грехом пополам, под ружье поставил, научил нехитрым разбойничьим премудростям… Гнидарь — человек слишком занятой, чтобы мужичью военную науку преподавать — он тогда памфлет какой-то сидел сочинял. Жаль, так и не сочинил: писал месяц, а потом встал, листки разорвал и ушел в лес на месяц — думать.

— Но восстанием руководил он? — уцепился за последнюю соломинку Рональд.

— Эх, кабы он, так мы давно бы победили… Я руководил, я, плохо и без выдумки. А на него, сокола нашего, только ссылался, когда мужикам свои приказы объявлял. Они и слушались. А представь, что стряслось бы, ежели они узнали, что всю стратегию я изобрел, темный смердов сын? Кто за мной пошел бы?

— Быть не может. Не верю. Так вся эта крестьянская война, которой в столице так боялись, — твоих рук дело?

— Выходит, что моих, — смущенно сознался Полифем. — У страха-то глаза велики: знал бы кто в Риме правду, по шее бы мне надавали, да в темнице бы сгноили…

— Так ты великий человек! — воскликнул Рональд. — Ты историческая личность, самая что ни на есть! О тебе же в учебниках писать будут!

— Ну, уж ты, барин, не в ту степь куда-то, — засмеялся Полифем. — Я разбойничал помаленьку, еройства тут никакого: маркиза грабил, окрестные деревни на борьбу поднял, монастыри жег — вор я, сэр Рональд, а никакой не ерой…

— Да послушай, — не успокаивался Рональд. — Ты же целую армию создал, причем неплохо вооруженную. Ты по всей империи взбаламутил крестьян: они наслышались о подвигах новоубитских вилланов и сами хотят свободу обрести. А Гнидарь в это время злился на отца, да памфлеты недописанные рвал! Что он сделал в этой жизни, Гнидарь? Ты же и мудрей его, и одаренней, и благородней!

— Все, барин, под лошадь прятаться начну, — Полифем покраснел до самых ушей. — Говоришь невесть что, понапрасну Гнидаря изобидел. Говорю ж тебе: еройства никакого в моих делах не было… Дума у меня одна всего, хотя и сильная — куда мне там за Гнидарем угнаться…

Он смотрел на Рональда и ухмылялся, морщинистый, хоть и вовсе не старый, со сломанным носом и разрезанным с одной стороны ртом. От загара его лицо было черно, жилистые руки напрягались и двигались, едва поспевая за (Мыслями. Похвалы Рональда его явно обрадовали.

— Хотел я, чтобы люди красиво жили! Не красиво в том смысле, что в шелках и бархате купались — а красиво, с землей в согласии, а не как кошка с собакой. Земля, она вон какая прекрасная, и люди изначально не обезьяны какие… И Рим мне не нужен, и богатства его незачем — я хочу, чтобы люди не страдали больше, а если страдали, так от причин природных, с которыми не во власти человеческой бороться. Жить нужно — полной грудью жить, не как эти мертвецы из Муравейника и не как эти разъевшиеся дохляки, которых в Риме считают живыми и благородными. А там, глядишь, и с османами сразимся — и из-под их власти народы освободим. Смотришь — и весь круг земель зацветет… Я ж неграмотный — а если бы сюда еще грамоту приложить — чего бы понастроили! И на другие звезды летали бы, и от болезней детей спасли бы, и все, что в сказках нам про минувшие времена, опять сумели бы…

Его руки рисовали звезды и корабли, к ним плывущие, а в единственном глазу сиял огонь, разгоравшийся все ярче, — нет, пожалуй, не огонь — свет, а Рональд глядел не отрываясь и поражался. Современники наверняка запомнят Полифема обычным разбойником — даже если восстание и победит, что почти фантастика, то историки Вечного города, попрятавшиеся в своих каморках, все равно сохранят образ кровавого недоумка, говорящего на деревенском наречии и вырывающего дворянам кадыки. Но пройдет века два, и мысли этого человека, простые и заурядные в сравнении с изысками столичных мыслителей и в то же время вершина для того, кто и писать-то никогда не научился, оценят по достоинству, пусть и с немалой усмешкой… «Кто был святым, кто был отступником — не скажет современник мрачный», — мысленно цитировал он лучшее стихотворение Гнидаря.

Чаща вдруг кончилась, и кони, цокая копытами, вышли из лесу на обширную поляну. В центре ее стояло глинобитное строение, размерами сопоставимое с самым большим кварталом Рима, а вокруг него ютились сотни палаток: шумели людские голоса, курились костры, дети ревели на руках у матерей, охотники волокли туши кабанов и оленей.

Мертвецы вперемежку с живыми оживленно строили свободную от власти сеньора жизнь.

— Вот он, Муравейник, приехали.

Снаружи это был какой-то хлев, ей-Богу, правда, хлев громадных размеров. Глиняная мазанка, круглой формы, похожая на коровью лепешку размером с целый город; сверху ее зачем-то перетягивали канаты. У Муравейника не было ни окон, ни четкой грани между стенами и крышей — все как-то скруглялось и не имело углов, единственная деталь правильной формы — квадратный вход — была украшена вполне первобытным орнаментом — меандром, волнистыми линиями.

— Запасайтесь провизией, — посоветовал Полифем. — Внутрь пойдете одни.

Иегуда кивнул, спешился и пошел беседовать с крестьянами о ценах на съестное, веревки и всякую необходимую утварь.

ГЛАВА 17

Муравейник

Разверстый в боку Муравейника зев, единственный вход и выход, поглотил их. Полифем и прочие их спутники посмотрели на них с явным сожалением и молча разошлись.

Рональд последний раз оглянулся на дневной свет за спиной — и поразился, насколько же странно виден из коридоров Муравейника окружающий мир. Деревья, кусты и трава распались на отдельные линии, увиденные под неожиданным углом… На такое лучше было вовсе не смотреть — и Рональд продолжил свой путь вслед за Иегудой.

По веревкам они спустились в жерло разверстого в полу колодца. По слухам, самая важная часть Муравейника находилась неглубоко под землей, а форму он имел почти шарообразную, точно пчелиное гнездо — снаружи видна была только половина этого шара.

Было довольно светло, как ни странно, — стены светились. Мраморный пол скользил под ногами, словно гладь океана. Коридор, по которому они шли, все расширялся. Прошло каких-то полчаса, и он превратился в огромное поле, простиравшееся до горизонта и, уж конечно, гораздо большее, нежели Муравейник.

— Какая-то чертовщина, — небрежно заметил Рональд.

— О, будь готов ко всему в этом странном месте, — кивнул Иегуда. — И всегда говори себе: это только цветочки. Только цветочки. Тогда будет легче.

Они продолжали путь, и воздух вокруг них понемногу конденсировался и уплотнялся в стены — они сами не заметили, как вновь оказались загнанными в тесные рамки коридора. Вздохнув, они присели и перекусили, а затем отправились дальше.

Глиняные стены коридора, странно дисгармонировавшие с мраморным полом, были покрыты сетью трещин, В пауки оплетали их своей паутиной. «Тьфу, керамика», — почти с ненавистью думал Рональд, глядя на то, как коридор, по которому они идут, вливается в новый, тот — в третий, и так — сколько еще лет и зим?

Иегуда шел уверенно, прижимая руку к груди. Под его плащом что-то слабо светилось и изливалось нежной музыкой.

День, ночь — все привычные понятия потерялись в этой паутине коридоров: они словно нарочно избегали прямого пути, поворачивая через каждые два метра. Рональд начинал верить, что они с Иегудой выписывают какую-то вязь арабских букв, двигаясь по подсказкам Карты. И даже если впереди был длинный коридор, ведущий к загадочно сиявшему свету, Иегуда непременно старался свернуть. Так шло время — словно тает айсберг — годы, замороженные и спрятанные здесь, разливались широким потоком.

Глина стен, казалось, потихоньку вползала Рональду в голову и подчиняла своей форме его мышление. Казалось, нет больше никакого мира за пределами Муравейника — вся прежняя жизнь стала тусклым воспоминанием, являющимся днем о сне, который ты не запомнил.

— Не могу больше, — сказал Рональд и сел прямо на пол.

— Ничего не понимаю, — невпопад отвечал Иегуда. — Я не чувствую Карты, не могу услышать то, что она мне говорит, — вот поэтому-то мы и плутаем так странно. Я смотрю внутрь себя и не могу понять, по какой из струн она пытается провести своим пальцем. Бремя от времени возникает ощущение, что вот уже было понял что-то, ухватил мысль за хвост — но она тут же выскальзывает. Мне нужен знак.

Он остановился и закричал, глядя в высокий потолок:

— Знак!! Черт побери, знак!!!

Эхо раскатилось по зале и подозрительно быстро смолкло, точно ему в рот вставили кляп.

Оба странника опустили головы и собирались продолжить свой бессмысленный путь.

— Смотри! — воскликнул Рональд.

Посреди комнаты лежало что-то белое, большое. Оба, не сговариваясь, стали подкрадываться к предмету, зачем-то стараясь делать это по возможности бесшумно.

Это был эллипс белого цвета, очень сильно напоминающий яйцо. И лежал он не просто так, а явно с каким-то нехорошим намерением. Это Рональд понял с первого взгляда. А еще он сразу же ощутил зловещую свою связь с этим предметом, родство. Не все было так просто.

Яйцо скрывало какую-то тайну, может быть, ради которой они и проделали столь долгий путь. Граф подошел ближе и заметил, вернее почувствовал, поскольку зрением этого было не увидеть — внутри предмета идут какие-то очень быстрые и очень значимые для него процессы. Крупинки белого материала, из которого он состоял, превращались там, внутри, в клетки — вот что рыцарь понял непостижимым способом. Предмет начинал трястись и вибрировать, а потом вдруг застыл, словно задумался.

Они подошли ближе. Рональд погладил упругую оболочку руками: странно, яйцо производило впечатление живого существа, зловещего, нечистого и неприятного. Оно даже цвет поменяло: стало грязным, кроваво-серым.

— Пойдем отсюда, — сказал Иегуда.

— Да-да, — согласился Рональд, но не успел сделать и шага, как яйцо стало подпрыгивать на месте, словно болонка, кидающаяся на людей. Рыцарь выхватил меч и рубанул по скачущей дряни так, что та отлетела к стене и затихла.

— Вот и все, — сказал Иегуда. — Ну, и к чему был этот знак? Эх, судьба, неужели ты не можешь хоть раз послать не что-нибудь удобочитаемое?

Яйцо, впрочем, шевелилось — видимо, знак еще не был явлен полностью. Но это Рональду внушало скорее тревогу, чем надежду.

Они подошли ближе. Рассеченный бок существа кровоточил слизью. Он заживал — странно и непонятно: заживал человеческим лицом — на гладкой поверхности прорисовывались нос, глаза, губы. Лицо усмехнулось и попыталось укусить Рональда за ногу белыми холеными зубами.

Вне себя от страха и омерзения граф рубанул по яйцу снова — и еще, еще, еще. Гадкая тварь, вся израненная, отскочила в сторону, а из кровоточащих разрезов появились: лошадиная нога, крыло, звериная лапа, человеческая голова, куст крапивы. Предмет вырос в размерах и двигался с большей уверенностью, опираясь на обретенные конечности и судорожно бия по земле крылом.

Рональд и Иегуда отступили в сторону. Странное житное быстрыми скачками гналось за ними.

Монах тоже достал меч.

— Давай дружно, — сказал он.

Из разрубленной лианы дерева вырастала вдруг птичья па, рефлекторно пытающаяся схватить, срубленная и павшая на землю хищная роза вмиг украшалась головой тигра, из рыбьей пасти, в которую Рональд только что погрузил свой меч, вдруг высовывалась рембрандтовской красоты обнаженная женская нога. Создавалось впечатление, что у клеток твари не было генетической памяти, и мгновенно затягивающиеся раны заживали чем попало — конечностями других животных, ветвями растений, человеческими частями тел — первым, что приходило им на ум. Но определенный прогресс явно наблюдался — химеры все усложнялись, время от времени проглядывали шарниры Машин, пулеметы и пушки.

Тварь уже потеряла свою яйцеобразную форму — и вообще какую бы то ни было форму. Птичьей лапой чудовище вцепилось Рональду в грудь, а в лицо ему уткнулся чей-то шерстистый бок. Обезумев от брезгливости и пытаясь вскочить, граф прошелся ногтями по хвое, сорвав целый пахнущий озоном слой, — и на ветках сосны отросли кошачьи головы с закрытыми, словно спящими, глазами. Более всего на свете то, с чем он боролся, ползая по каменному полу, напоминало новогоднюю елку с развешенными на ней в качестве игрушек частями тела различных животных.

Они уже не слышали голосов друг друга, прижатые к полу страшной тяжестью, задохнувшиеся под тоннами звериных лап, морд, хвостов, побегов и цветков растений.

И вдруг все прошло: тварь, занимавшая собой все комнату, словно засохла, а затем и вовсе ее члены рассыпались прахом, обратились в струйки крови, брызнувшей на пол.

— Это было просто видение? — пораженно спросил Рональд.

— Может быть, и так.

Однако достоверность происшедшего с ними подтверждала кровь чудовищной твари, которая, к слову говоря, пролилась на пол не напрасно, не случайным образом: ее следы образовали на каменных плитах затейливую вязь букв —


Когда люди поймут, что управляет звездами, Сфинкс рассмеется и жизнь иссякнет.


— Ну, и что же означают эти слова?

— Ты ищешь ответ не там, где нужно, — усмехнулся Слепец. — Значимы не слова, а буквы. В них разгадка и ответ.

— Ничего не понимаю, — признался Рональд.

Иегуда вдруг засмеялся, качаясь из стороны в сторону, точно пьяный.

— Смотри, Рональд, как буква Б похожа на воина, стоящего к нам в профиль и держащего лук изогнутой рукой! А буква А — на рога быка, нагнувшего голову и смотрящего на нас кроваво-красными глазами!

— О Иегуда, ты, похоже, бредишь… — печально сказал Рональд.

— Брежу? Нет, ничуть — наоборот, я прозреваю и вижу то, что кроется глубоко в наших головах. Видишь ли, когда-то люди были рыбами и плавали в воде. И вот тогда их мозг был подобен темному чулану, в котором хранились непонятные, покрытые пылью вещи. Бот хозяин стал достраивать дом — сперва достроил комнаты, затем второй этаж, парадный подъезд, колонны, ворота — и получился премилый особняк, вполне на человеческий вкус — да только там, в глубине дома, теперь уже точно и не поймешь, где по-прежнему есть тот самый чулан, и все те же вещи в нем лежат; только рассмотреть их все труднее — уж слишком много пыли на них наросло. А еще там есть комнатки, которые возводили для собратьев человека (насекомых, например), — только эволюция вот наша пошла не по этому пути, и комнаты не достроили, но ведь что-то насекомое и в нас с тобой есть — разве не так?

На лбу у Рональда выступил пот. Но он все еще держался, не желая признавать, что ему страшно.

— Так усложнялся наш мозг — от мозга рыбы, которой Мы все когда-то были, до нашего с тобой. И если какие-то вещи внутри нас теперь кажутся нам дикими, то только поэтому, что разум человеческий не был творением Создателя. Напротив, родившись случайно и подобный сперва капле росы, которая могла питаться и двигаться, он был равнозначен существу, которое и было той каплей росы. И развитие разума есть не что иное, как желание этой живой капли подстроиться под этот физический мир: под его грозы и бури — а самое главное: под вечную нехватку энергии. И выживали наиболее удачные формы — удачные с точки зрения этого чудовищного мира; и мы унаследовали от этих чудовищ все их змеиные изгибы мышления. Ты думаешь, даром прошли те миллионы лет, когда наши предки были ящерицами? дикими зверями? Ничуть, все это живо и до сих пор в нас. А разве ты позабыл те моменты, когда Природа раздумывала — удачней ли будет придать нам хитиновые лапки и усики и заставить строить муравейники — или отрастить нам перья и крылья и заставить летать по поднебесью? Нет, память об этих грустных вечерах, когда Природа сомневалась, и посейчас жива в тебе. И ты — чудовище, Рональд. И я — чудовище.

— Нет! Нет! — закричал Рональд. — Все это не так! Ты сходишь с ума и тащишь меня за собой!

Он сделал несколько шагов назад.

— Карта мира открыла это мне, — печально и твердо сказал Иегуда. — Ты еще не понял? Муравейник — это и есть мозг человеческий, нарисованный грубо, и в самых общих чертах. И именно для руководства по его коридорам Карта мира просто незаменима. В нем есть все, в этом портрете разума: место и сложным машинам-фантазиям, и всякой непонятной утвари, и надежде, и мысли о смерти, увы… И всему животному: и пушисто-животному, млекопитающему, что есть в нас, и тому рептильно-животному, что заставляет нас ползать на животе, как гадов, и тому насекомо-животному, что щелкает сочленениями хитиновых ног и шевелится там, под этой черепной коробкой…

Он схватился за голову и замолчал.

Затем встал и решительно посмотрел на Рональда.

— Все! — заключил он. — Ни слова более, произнесенного впустую. Я знаю, куда идти — и Карта мне больше не нужна. Она отравила скорбью мое видение мира, что правда, то правда. И, я думаю, отныне я не расстанусь с ней: мы будем любить друг друга и умрем в один день. Но до того дня она мне больше не понадобится. Пойдем.

И он зашагал по коридору. Рональд стоял некоторое время недвижим, а потом поспешил ему вослед.

Походка Иегуды и впрямь была исполнена уверенности. Он шел по бесконечным, угловатым и запутанным коридорам: через каждые два метра был изгиб, подъем или спуск; неожиданно коридор разветвлялся; встречались и совершенно темные места и места, освещенные как парадные залы с люстрами в тысячи свечей.

— Поясни все же, на какие мысли тебя сподвигнул дарованный нам знак? — решил не отставать Рональд.

— Все очень просто: яйцо это — еще одна аллегория нашего сознания. Оно гармонично, но мир режет его своими острыми углами, заставляя бороться с проблемами, для которых человек — венец творения — явно не был создан. Поскольку предсказать последствия каждого принимаемого нами решения невозможно, мы справляемся с трудностями жизни тем, что выбираем первое пришедшее на ум обличье, чтобы им прикрыть наши кровоточащие раны. Вспомни: люди конца физики потонули в чудовищном океане созданной ими самими реальности, перестали что-либо понимать в этом рукотворном хаосе, а как в качестве единственного средства против него, которое могли измыслить, употребили свои представления о средневековом обществе. Иными словами, просто испугались созданного ими же самими прогресса и послушно влезли в маски монахов, дворян, крестьян, всяких там вшивых нищих, лубочных святых и так далее. Бее это наносное — глядя на эти внешние проявления нашей цивилизации, невозможно понять, что же мы, люди, из себя представляем.

Но есть и другая часть нашей культуры — менее заметная и гораздо более загадочная. Многие изобретения человека явились ему в готовом виде — словно он всегда их знал. Кажущиеся случайными детали открытий определили всю историю. Вот что меня поражает: некто изобрел произвольные начертания букв — рогатый треугольник А, двойное полукружье и перекладину Б, сломанное кольцо С — и изображения этих букв прочно вошли в наше сознание, формируя нашу эстетику. Народы разных континентов издревле сочиняли сказки, соревнуясь в остроумии — и вдруг в XX веке выяснилось, что сюжеты всех этих сказок схожи, что библейская история о Самсоне и Далиле созвучна русской сказке про Кащея Бессмертного и одновременно — сказкам индейцев. Много видных ученых занималось этим феноменом — Георгий Фрэзерериус, Клавдий Левий Страус[25] — и вывод, который они сделали, был единственно правильным: сознание всякого человека устроено одинаково с сознанием всех его братьев. И, следовательно, любая мысль движется по одному и тому же лабиринту с единственной верной дорогой — она либо вовсе не выберется, либо выберется, вычертив тот же самый маршрут, что и мысли других сынов Адама. Алфавиты разных народов лишь на первый взгляд не похожи, присмотрись — ты увидишь в каждой букве намек на аминокислотные основания ДНК, что прячутся в каждой нашей клетке, заставляя изобретать именно эти буквы, а не радикально другие. Вслушайся в нежную музыку, с которой кровь бежит по твоим венам, с которой окисляются мембраны клеток и движутся все вещества внутри тебя — тогда Карта начнет говорить в унисон с этой музыкой…

Он ласково погладил светящуюся поверхность плаща.

Рональда не покидала мысль, что они наматывают круги вдоль самой внешней стены. Странно было то, что при относительно небольших размерах Муравейника они часа два шли этим кружным путем, пока коридор вдруг не открылся в большую залу.

Зал покрывали джунгли — белые деревья листьями, белая трава хрустела под ногами, рассыпаясь на куски. Рональд прикоснулся к стволу пальмы, потрогал ее зубчатый лист — и вдруг понял, что это… мрамор.

Кто— то воссоздал джунгли в мраморе — с ненужной микроскопической точностью деталей и жуткой реалистичностью композиции.

Зала обрывалась мраморным же бассейном, настолько глубоким, что Рональд видел его дно, но какое оно, разглядеть был уже не в силах — дно терялось в темно-зеленой толще, то недвижной, как стекло, то вдруг содрогающейся отрывисто и неожиданно, словно от удара спрятанного в ее глубинах гонга.

Рональд сразу же заметил, что дальняя стена не ограничивает бассейн, а нависает над ним, скрывая дальний его конец. На стене была изображена схема лабиринта — возможно, это и была карта Муравейника, но настолько сложная, с таким количеством линий, что ни перерисовать ее, ни найти себя на этой схеме не было никакой возможности; а может статься, то был просто стилизованный рисунок любой сложной системы — клетки, человеческого мозга, макрокосма в духе монахов далекого Тибета… Рисунок, впрочем, ни у Иегуды, ни у Рональда большого интереса не вызвал; оба каким-то внутренним чутьем поняли, что ничего полезного из его изучения они не извлекут, и даже времени не стали терять.

Оба подошли к краю бассейна и глянули в воду. И увидели там каждый свое: Рональд — темную прозелень, Иегуда — должно быть, пронизывающий холод.

— Нужно будет нырять, — сказали оба одновременно и посмотрели друг на друга. Никто не мог вспомнить, хорошая это примета — случайно произнести одну и ту же фразу — или нет.

— Я плаваю отменно, — заверил Рональд. — Правда, не в доспехах.

— Тому нет препятствий, — ответил Иегуда. Он полез в свою холщовую сумку и, порывшись, извлек какую-то влажную и не внушающую доверия вещь.

— Бычий пузырь, — пояснил Слепец. — Я усилил его прочность заклинаниями.

Он вдохнул полную грудь воздуха и перелил этот воздух внутрь пузыря через специальную трубку. Казалось, пределов величине пузыря нет: он раздувался, словно выпивая жизненную мощь Иегуды.

— Ну вот, — сказал наконец монах. — Вот тебе веревка, привяжи его к своей спине и смело плыви: вода тебя не утащит.

Рональд сидел на краю бассейна, опустив ноги в колеблющуюся зеленую ткань, и смотрел, как она расходится от его ног складками, возникающими на секунду, не более. Бычий пузырь болтался у него на спине и трещал — словно заговорить хотел.

Рыцарь набрал воздуха и нырнул. Когда он открыл глаза и поднял голову над поверхностью, то увидел, что и Иегуда плывет, мелко суча сухими руками (что делало его похожим на грустную собачку).

— Нырять я не разучился, слава Богу, — заметил Рональд. — Ну, в путь?

Они поплыли быстрее. Стена приближалась; теперь Рональд с большим интересом смотрел на изгибы лабиринта на ней нарисованного. Иегуда плыл молча, словно задумавшись, лишь изредка сплевывая попавшую в рот воду.

Стена была уже перед ними.

— Ныряем? — спросил Рональд. Иегуда кивнул.

Рыцарь вздохнул полной грудью и погрузился в воду. Вода была словно живая: обнимала тело тысячей рук, нашептывала в уши. Первые десять метров он проплыл почти под самой поверхностью, а затем стал спускаться глубже, чтобы пройти под стеной. Бода быстро темнела с каждым метром погружения — а затем вдруг стала светлеть, приближаясь по прозрачности к лучшему венецианскому стеклу. Это был сон — он даже ощутил, что где-то в яви на секунду приоткрыл полупроснувшиеся глаза и снова закрыл их.

Рональд спускался все глубже и глубже, пока не увидел дно бассейна, залитого прозрачной и густой, как клей, водой. Дно было заставлено античными статуями с отбитыми носами и руками. Двигаясь в воде навстречу острым локтям и поднятым к небу головам статуй, Рональд достиг того места, на котором должны были стоять их постаменты. Оказалось, что это еще не дно, дно было ниже и терялось в мутной зеленой темноте. Рональд спускался все ниже и ниже, к началу своего нового сна.

Сон Рональда поразил его самого своей беспредметностью. Он увидел двумерный, черный, как ночь, мир, в котором неслышно и быстро передвигались белые силуэты ящериц.

ГЛАВА 18

Аль-Магадан

Он был скалой, объятой пламенем, — несся, пылая, стремительно вниз. Впрочем, скала эта лежала на полу и одновременно падала — отчего зал кружился, то рушась в тартарары, то вновь поднимаясь из бездны.

Прошла минута, прежде чем он понял, что лежит на мраморном полу, а над ним склонился Иегуда.

— Что было? — спросил Рональд, строя фразу в явный ущерб грамматике.

— Ты начал тонуть, а я, раз в пятый или десятый, спас тебе жизнь, — пояснил Слепец.

Рыцарь поднялся, вытряхивая из головы странное воспоминание о белых квадратных фигурах, бегающих с неслышным, но от этого не менее явным, шелестом. Вокруг было уже другое помещение — а стена, под которой они только что проплыли, с изнанки была темной и невзрачной.

— Итак, мы во втором круге Муравейника, — пояснил Иегуда. — Он далеко не самый сложный.

— А сколько их всего?

— Три.

Рональд почувствовал себя несколько разочарованным: он только что чуть не отправился на тот свет, но это было довольно обыденно — просто утонул бы, поддавшись несложному, хоть и необъяснимому мороку. В этом не было ничего пугающего, ничего мистически загадочного.

— Всего-то? Ну, может быть, третий — действительно сложный?

— Именно: его нельзя найти, этот третий круг — я даже не понимаю, как удалось это тому крестьянину, которого посылал сюда с Запоздалым зеркалом Бартоломео. Третий круг должен сам к тебе явиться — это не место в пространстве, а видение, которое ответит на вопрос, который ты носишь в сердце. Однако не будем забегать вперед: нам еще второй круг пройти бы. Он, конечно, несложный — да может быть, мы слишком слабы?

— Это уж вряд ли, — сказал Рональд и потер виски, чуть приподняв шлем.

Скопище предметов, их окружавшее, казалось лесом: машины на колесах, машины на суставчатых ногах, машины, висящие в воздухе, машины, холодно мерцающие синими огнями и хитро подмигивающие красными глазами. Они все были недвижны. И даже неагрессивны. Музей.

Гулкое эхо сопровождало их шаги. Словно умные слоны, смотрели на них механизмы.

— Интересно, какие опасности нас здесь ожидают? — поинтересовался Рональд.

— Думаю, почти никаких. Может быть, в самом конце круга что-нибудь будет.

Рыцарь загрустил. Зал машин кончился, пошли какие-то стенды с минералами, полки книг, написанных на непонятном языке, склянки с цветными жидкостями. Иегуда некоторые открывал, нюхал, кое-что брал с собой.

Граф уже было выхватил меч, подойдя к входу в новый зал, загроможденный силуэтами громадных чудовищ; но оказалось, что это только скелеты. Он вздохнул, спрятал клинок и заскользил ладонью по желтым костям диплодока.

Музей отнюдь не производил впечатления запущенности — все экспонаты выглядели так, словно их ежедневно протирали. Во всем этом чувствовалась некая сонная жизнь: они даже на зоопарк набрели, такой, перед которым королевский зверинец мерк и бледнел — правда, все животные — волки, медведи, обезьяны, райские птицы, приве зенные с далеких островов, даже плавающий за толстенной стеклянной стеной синий кит — спали. Рональд погладил желтую голову львицы и, вспомнив Розалинду, вздохнул.

В другом зале они попали в райский сад цветущих растений: гуляли средь пальм, рвали золотые яблоки с деревьев, глотали холодные виноградины, срывая с лозы тяжелые гроздья. А следующий зал они пробежали, затыкая носы: экспонатами здесь были горстки помета различных животных — тут уже всматриваться не хотелось.

Еще в одном месте были собраны явления природы: на квадратном метре пространства лился из облачка дождь, далее висел кусок радуги (на всю, видимо, не хватило места), за радугой шел снег, а в самом конце зала непрестанно била в неопалимый пол ослепительно белая молния, от которой глаза на секунду слепли. Рональд вспомнил Бартоломео.

Бедняга был прав: в Муравейнике действительно есть все. Рональд шел между стеклянными витринами, на которых располагались микроскопы, засушенные бабочки, чучела птиц и животных, мимо стен, на которых висели потрясающей красоты картины неизвестных авторов, пробирался сквозь густой лес колоссальных машин из стали и пластмассы, назначения которых он не понимал. Все это было бесконечно интересно: у него даже дух захватывало. Но осмотреть все бесчисленные экспонаты этого странного музея не было никакой возможности. В тот самый момент, когда ему стало скучно и грустно от этой мысли, музей вдруг закончился — впереди показалась балюстрада с двумя полукруглыми лестницами, а за ними красные стены последнего зала.

Вместе с Иегудой они бросили взгляд вниз — туда, куда вели эти лестницы, и увидели клетчатый пол, а на нем трупы людей.

Человеческие тела, лежащие на полу, страшно распухшие от разложения, ездили по полу, словно их тянули за невидимые нити и раскачивали головами столь яростно, что казалось, невидимый судия обвиняет их в каких-то грехах, а они вот так отрицают… Минута — и голова начинала отделяться от тела, а за ней тянулся блестящий панцирь, спрятанный в трупе: насекомое поднимало надкрылья, расправляло блестящую золотистую ткань, пыталось летать… Мерзкие жуки гроздьями сидели на громадных металлических конструкциях, которыми был уставлен зал, ползали по стенам, их огромные глаза на мраморных человеческих лицах мертво блестели…

— Ну вот это зачем? — вырвалось у Рональда. Какая хорошая была сказка до того, как он попал в красный зал!

Но дорога лежала именно через это сонмище. Они с Иегудой взглянули друг на друга. Слепец развел руками и вздохнул — и одним прыжком они оказались внизу и помчались, словно ветер, быстрее, чем мчатся кони и движется волна, сметающая город.

Насекомые заверещали, заметались, закружились над головой, почти касаясь их своими мерзкими лапками. Рональд заскользил сапогами по полу — и тут страшная тяжесть навалилась ему на спину. Он упал, а на спине его висело отвратительное тело, мертвый, цепляющийся за живого.

— Закрой лицо! — крикнул Иегуда, и рыцарь зажмурил глаза и спрятался в ладони, как делают дети, когда им страшно. Огонь полыхнул по его голове и спине, сквозь пальцы проник, лизнул щеки и нос. Он вскочил. Обожженные ладони стягивало, острый запах жженого хитина ударил в ноздри.

Они вновь бежали, Исмигуль в терзаемой болью руке то и дело вырывалась вперед, отбрасывая бессмысленно падающие увесистые тела. Насекомые выглядывали из-за расставленных по залу приборов, их верещание казалось лицемерно-жалобным.

Впереди была словно арка, возникшая из стаи насекомых, в своем полете чертящих воронку — а за ней дверь.

— Мы не пройдем! — крикнул Рональд.

— Еще как пройдем, — кисло-оптимистично отозвался Иегуда. Насекомые летели к ним, разрушая контур арки.

— Вот вам! — крикнул Слепец и бросил на землю коробку, раскатившуюся мелко стучащими кубиками. «Сахар», — понял Рональд и осознал, что ничему в жизни уже не удивится достаточно сильно.

Жуки слетались на сладкое, сбивались в толстый ком, стучась лбами.

— Пойдем, пойдем, — Иегуда схватил заворожено смотрящего на это действо Рональда за руку и потащил. Они распахнули крашенную в белый цвет железную дверь и пулей влетели в сумрачное помещение. И там вздохнули — так, словно весь воздух мира не мог заполнить их легкие.

Дверь за ними резко захлопнулась, точно живая. Свет, и без того тусклый, погас совершенно.

— Черт побери! — выругался Рональд и, помешкавши немного, стал чиркать огнивом. Факел вспыхнул, ярко осветив комнату — и первое, что граф увидел, было бледное от страха лицо Иегуды.

В комнате стоял могильный — иного слова и не подберешь — холод. Кольчуга Рональда вдруг превратилась в стаю морозных рыбок, кувыркающихся над его кожей, словно над поверхностью моря. Меч обжигал руку, прилипал к ладони — даже факел, казалось, ничуть не грел. А еще в комнате стоял негромкий звук — точно дребезжание стекол или жужжание насекомых; звук этот подавлял, вызывал тоску и тревогу.

— Пойдем, о Иегуда! — громко сказал Рональд, твердо решив не поддаваться страху.

И тут монах впервые повел себя, как настоящий слепой — он протянул вперед руку и стал осторожно ощупывать пространство.

— Я ничего не вижу, — шептал он, — Господи Боже, я ничего не вижу.

Голос его был полон страха.

— Они погасили мой свет и отняли у предметов их голоса, — бормотал Иегуда. — Это ловушка, Рональд, специально придуманная для меня ловушка… Комната наполнена холодным воздухом, в котором я действительно слеп, а еще здесь стоит магическое устройство, издающее мерзкое дребезжание, в котором я слышу только наши с тобой голоса — я даже размеров комнаты не слышу!

— Это из-за холода, — понял Рональд. — Из-за холода и этого жужжания. Это ловушка.

— Верно, ловушка, созданная специально для меня… не буду даже спрашивать, откуда они могли знать, кто к ним идет.

Рональд всматривался в серый туман, в котором клубилось их овеществленное дыхание.

— К нам движутся какие-то фигуры, — произнес он. — кажется, целая толпа.

Он поднял меч над головой.

— Покоряйтеся, языци! — крикнул рыцарь. — Яко с нами Бог!

Он знал, что когда наступит его страшный час, надо говорить только высоким слогом и не опускаться до обиходного языка.

И он увидел их — пять или шесть живых мертвецов, спешивших к нему с каким-то невиданным оружием в руках.

— Рыцаря не трогать! — кричал бегущий первым, видимо, главарь. — Монаха живым не брать!

— Я вам дам не брать! — крикнул Иегуда и плеснул в нападавших святой водой. Раздалось шипение, но мертвец-главарь, кожа которого от этого щедрого возлияния задымилась, вовсе не закричал от боли, а как ни в чем не бывало продолжал свой бег. Правда, вода все-таки подействовала — в двух шагах от них он рухнул на пол и рассыпался в труху.

Зато его товарищи бодро, даже, кажется, сверкая мертвыми глазами, кинулись на Рональда. Одному из них рыцарь срубил голову, другого лишил и вовсе верхней половины тела. Оба пустились бродить по залу: первый наощупь пытался найти обидчика, второй верхней своей половиной пытался влезть на нижнюю и как-нибудь укрепить себя на ней ремнями. Третьему Рональд воткнул меч по самую рукоять в грудь, тот ухватился за эфес и не давал оружие вытащить. Некоторое время они боролись, тягая меч то туда, то сюда — Рональд кованой перчаткой хрястнул мертвеца в челюсть, вторым ударом сломал ему шею — мертвец со скошенной набок головой, хитро и искоса посматривая, все же не отпускал меч.

— Эх, кто же так с ними обращается? — крикнул Иегуда и, обнажив свой короткий клинок, снес мертвецу руку. Сделал он это на редкость неуклюже, едва не задев Рональда — и рыцарь мгновенно понял причину этой неуклюжести: Слепец видел лишь его, борющегося с невидимкой.

Рональд, получив обратно свое оружие, тут же употребил его по назначению — разрубил пополам следующего мертвеца; его половины упали на пол и стали изгибаться и подпрыгивать, словно две гусеницы.

Остальные остановились, как вкопанные, и стали перешептываться. Живые уж точно так не поступили бы. Казалось, тут викторина по богословию проводится и одна команда совещается, какой лучше дать ответ на аргумент другой.

— Где они? — спросил Иегуда шепотом.

— Прямо перед нами.

— Там, куда я смотрю?

— Именно.

— Тогда вот что, — Слепец извлек из-под своего волшебного плаща сифон с греческим огнем и, прежде, чем мертвецы успели отпрыгнуть в сторону, выплеснул в них иссиня-белую струю. Пламя охватило ревенантов с ног до головы; мертвецы стали сбивать его друг с друга, спокойно, словно спинку в бане друг друга терли. Однако «греческий огонь» — субстанция не настолько простая, чтобы ее можно было потушить таким образом.

— Вот теперь я вас вижу, — с удовлетворением сказа Иегуда. Вместо сифона в его руках уже была пищаль. Грохнул неправдоподобно громкий выстрел, более похожий на взрыв — и горящие тела рассыпались на мелкие кусочки.

Но взамен их бежали новые, шурша легкими шагами в конце коридора, ведущего из комнаты.

— Десять. Двадцать… Тридцать! — считал Рональд — Боже! Иегуда, их там десятки.

— Это вполне объяснимо, — хладнокровно заметил монах. — Их притягивает Карта мира. И нужен им, собственно говоря, я, а не ты.

Рональд едва успел захлопнуть кованную железом дверь и навалить тяжелую деревянную щеколду. Однако удар с той стороны был настолько силен, что дверь сразу же треснула. Со второго удара трещина превратилась в полоску света, в которой двигались руки и тела мертвецов.

— Самое печальное, что та дверь, которую ты только что закрыл, ведет в последний, третий круг Муравейника. А нам как раз нужно туда.

— Что же оставалось делать? — возразил Рональд, глядя на то, как дверь превращается в два независимых куска дерева, а петли понемногу теряют болты и прощаются со стеной. — Вернее, что остается делать?

— Ты, Рональд, много читал рыцарских романов? — спросил Иегуда спокойным голосом.

— Изрядно, — отвечал тот.

— Помнишь сюжетный ход: когда главный герой с товарищем попадают в засаду, товарищ говорит герою: «Спасай себя, друг! Ибо жизнь твоя сейчас ценнее, чем моя».

— Прескверный, банальный прием, — поспешно сказал Рональд. — Нет уж, тебя я им не оставлю.

— А я им и не дамся, — возразил Иегуда. — Ты ведь должен найти короля, а я уж сумею вывернуться. У меня много талантов, о которых ты еще не подозревал.

В этом Рональд не сомневался, однако двинуться с места не спешил.

— Сейчас дверь упадет и они набросятся на меня, — вещал Иегуда. — На тебя они просто не обратят внимания — человек без Карты мира не представляет ровно никакой опасности для Муравейника. Ты должен успеть добежать до конца коридора — а там тебя ждет вход в третий круг. Я не пропаду, поверь мне! Не пропаду!…

Голос его превращался в крик. Дверь лопнула, словно мыльный пузырь, и мертвецы хлынули в комнату.

— Иди! — крикнул Иегуда. А сам извлек из-под плаща зонтик и раскрыл его над головой. Золотой купол пал да самой земли, образовав прилипший к полу герметичный шатер. Мертвецы налетели на купол и попытались прорвать его ткань — да не тут-то было! Нежная на вид материя оказалась крепче стали. Рональд бросил последний взгляд на эту полупрозрачную конструкцию: Иегуда спокойно сидел внутри на складном стульчике (как и все его загадочные предметы, невесть откуда взявшемся) и, наверное, размышлял о судьбах человечества, совершенно игнорируя страсти, кипевшие по ту сторону отделявшей его от мира тончайшей и несокрушимой стены.

Он пробежал по коридору, ответившему гулким эхом его шагам — и только в конце его с удивлением заметил, что никто его не преследует. А потом посмотрел перед собой.

Он находился у входа в круглую беседку — или храм. Как ни странно, беседка стояла посреди ночной прохлады, а Муравейника не было — он исчез, видимо, за ненадобностью. Вот только небо над его головой было нарисовано на потолке — и единственная эта деталь напоминала, что еще минуту назад он блуждал по лабиринту.

В небе шли фигуры одиноких странников с посохами в руках — каждый по своей дороге. У всех были головы животных — крокодилов, птиц, кошек, бегемотов…

Он узнал его — то был Дендерский зодиак[26]

Теперь он стоял под этими звездами, то нарисованными на сводах потолка, то отдаляющимися, чтобы стать вполне настоящими. Иллюзорность ночного неба над головой была столь великой, столь мастерской, что он забывал о том, что находится под крышей здания и начинал бродить по этой странной земле, рассматривая созвездия. Вокруг рос тростник, на воде качались чашечки лотоса.

«Египет, родина цивилизации», — тяжко, точно ворочая заржавевшие шестерни мыслительной машины, вроде той, что некогда изобрел Раймонд Луллий[27], — думал Рональд. Однако он ошибся — и понял это сразу же, как сделал несколько шагов вдоль этой ночной реки, в которой отражались холодные, прекрасные и самодовольные звезды.

Это был не Египет, а вода — не Нил, обычная грязная лужа, на окраине крупного города, настоящего мегаполиса. Вокруг шумели пустые торговые ряды — рынок и ночью, при отсутствии товаров, шумел и был полон народу.

В луже плавала кожура семечек, а еще — отражались звезды.

Он едва оторвался от этого зрелища — а затем сделал несколько шагов в сторону и влился в галдящую толпу.

Это были не римляне и даже не сарацины с турками — желтые физиономии, коренастые высокие тела силачей, невзрачная одежда людей, привыкших к зимним холодам. А вокруг простирался даже не рынок, настоящий восточный базар: люди тащили тюки с товарами, катили металлические тележки, открывали полосатые палатки.

Толпа валила в большие ворота, проходя на поезд, рассиживаясь на скамейках, стоящих внутри, толпясь, ругаясь и работая локтями. Рональд, повинуясь странному наитию, вошел вместе с ними и стал в углу. Никто не обращал на него внимания — даром, что одежда его заметно отличалась от их курток и штанов. Поезд тронулся и нырнул в темный туннель.

Люди вокруг толкались и галдели — наверно, это была национальная черта — беспрестанно толкаться и галдеть. Рональд осматривался. Женщины, высокие, с раскосыми глазами, кутались в шубейки, сверкали лаковыми сапогами. Мужчины были все оживленно мрачны.

За все двадцать пять лет своей жизни Рональд повидал немало чудес (из них большую часть — в течение прошлой недели), но отчего-то эти угрюмо-веселые люди вокруг, вагон, качающийся из стороны в стороны, необычайно удивляли его.

Но еще больше поражало взгляд Рональда волшебное зеркало, укрепленное в конце вагона. Перед стеклянной гладью двигались в воздухе маленькие человеческие фигурки, плыли дома, деревья, облака — картинка, сходя с экрана, овеществлялась и обретала объем: ее можно было рассмотреть со всех сторон. Это было какое-то средство связи, более чудесное, чем даже компьютер в Башне играющих.

В воздухе возникло изображение ракет, огненным дождем падающих на город. Сперва он не понял, в чем тут штука — а когда понял, поразился: до земли ракеты долетать не успевали — в нескольких метрах от ажурных башенок и крыш похожих на бочонки жилых домов их хватала невидимая сила и с быстротой фокусника убирала под полотно воздуха. Был ли то род искусства вроде цирка? Пристальное внимание пассажиров и слезы на глазах у женщин подсказывали, что съемка натуральная, а видение изображает их родной город.

Поезд выкатился из-под земли, и, выглянув в широкое окно вагона, он убедился, насколько был прав: над городом шла битва невидимых архангелов: красные линии, словно тысячи сигарет, одновременно зажженных и брошенных с небес рассерженным курильщиком, расчертили все небо. Дети завопили от возбуждения и страха, прижимались к стеклу щеками, показывали в небо пальцами.

Траектории ракет, рушащихся на город, прерывались внезапно — точно вопль рушащегося с небес Люцифера, который вдруг устыдился своего страха перед высотой. «Уууу! Уууу!» — завывало небо, содрогаясь, точно стальной лист.

— Див! Див! — кричали дети. Толпа ревела от восторга, люди обнимали друг друга: Рональд даже порадовался за их радость.

И в этот миг на экране показалось лицо человека, что когда-то спас ему жизнь.

Это был он, тот самый призрак, закрывший руками дуло пистолета, из которого его пыталась убить ведьма, — те же голубые глаза, седые волосы, благообразие в каждой черте, горькие складки у рта…

— Лаврентий Тессера… награда за любую информацию… лаборатория… предположительно в Буэнос-Арьесе… — доносились до него слова сквозь крик толпы. Поезд остановился.

Вот она, эта станция, на которой нужно сойти.

Он поднялся вверх по стеклянному эскалатору и вышел на улицу. Дорога, которая связывала его с целью, была словно красными стрелками помечена — так уверенно он шел. И понемногу перед ним вырастало колоссальное здание, архитектор которого, казалось, потерял всякое представление о соразмерности: это был пузатый каменный бочонок, перерезанный в нескольких местах циклопическими квадратными ярусами. А за его мощным силуэтом было голубое и холодное небо, и от этого оно казалось каким-то азиатским, китайским. Наступало утро.

Его не увидели ни охранники, ни контрольные автоматы, вглядывающиеся в посетителей на входе. Он проделал путь по десятку коридоров, едва ли менее запутанных, чем переходы Муравейника. Присоединившись к текущей по одному из коридоров толпе, он прошел в зал, видимо, центральный в здании-из огромных окон город бы как на ладони, хрупкий и иллюзорно миниатюрный.

По залу рассаживались люди в костюмах, с раскормленными физиономиями, одышкой и нахмуренными бровями, из-под которых смотрели маленькие поросячьи глазки. А в центре зала сидел прямо на расстеленном ковре, скрестив ноги, словно сарацин, человек в европейском костюме тех времен. Когда наполнявшая зал толпа расселась на скамьях, концентрическими кругами спускавшихся к этому ярко-зеленому, словно степь весной, ковру, он провел руками по лицу и громовым голосом (в чем ему помогла укрепленная на лацкане его пиджака черная горошина) произнес:

— Ну, все собрались, можно и начать. Собрание поручаю вести профессору Амангельды Азизу, видит Аллах, он это заслужил.

Часто кланяясь, в центр ковра вышел молодой человек в очках и белой чалме.

— Великий хан, сердечно благодарю. Итак, дамы и господа, храни вас Всевышний, сегодня вы все стали свидетелями славной победы — победы силы разума над убожеством этических парадоксов, победы избранного народа над миром пигмеев. Вы, разумеется, смотрели сегодня на небо, где созданный мною див в одиночку защищал наш город против тысяч ракет. Как вы видите, он заслужил свой аттестат зрелости, — Азиз улыбнулся. — Ни одна ракета не попала в цель, подчеркиваю, ни одна…

Зал зааплодировал.

— Война, в сущности, выиграна. Враги устрашились нашего чудо-оружия, и не зря. Сейчас я расскажу вам, как я его создал.

Он ослабил галстук и посмотрел на Рональда своими чуть раскосыми глазами.

— Как известно, пространство наше является одиннадцатимерным. Те жалкие три измерения, в коих мы с вами обретаемся, — это всего лишь проекция глубинных процессов, происходящих в остальных восьми, блики на поверхности воды от проплывающих там, в глубинах, рыб. И мы с вами, дорогие друзья, всего лишь проекция, блики…

Собравшиеся зашумели, заулыбались — а как бы вы поступили, если бы вам сказали такое?

— Была исследовательская задача: собрать конструкцию, существующую не в нашем мире, а там, в восьми основных измерениях. Задача сложнейшая — но лишь на первый взгляд. Действительно трудно было проникнуть в тот, глубинный и подлинный мир. Для этого понадобилась мощь всех наших двадцати ядерных реакторов. Но там, в самом этом мире, меня ждал сюрприз. Эти закулисные измерения бесконечно богаты энергией — без соответствующей подготовки это трудновато понять: само понятие «энергия» там отсутствует, оно истинно только для проекции, в которой мы с вами живем. Вот почему внутри глубинного мира можно создавать какие угодно конструкции — это проще, чем, например, лепить из пластилина лошадок и собачек. Сперва я создавал там несложные объекты, по простоте исполнения близкие, скажем, к столам или стульям нашего мира. Один из этих объектов вызвал магнитную аномалию в Воркутте в 40-м году, другой — уничтожил население Норникеля в 42-м. Теперь это уже не секретная информация. Увы, то были бессмысленные конструкции с непредсказуемым поведением. Настоящий процесс творения начался, когда я постиг все законы, по которым первичные восемь измерений формируют те три проекции, в которых мы с вами существуем. Тогда-то я и создал Дива. Див, покажи себя.

И тут нечто грозное, не видимое глазу и не имевшее облика, двинулось через зал, мимоходом своим боком пройдя прямо сквозь плечо Рональда. Граф затаил дыхание, волосы его стали дыбом — ибо он, единственный из всех присутствующих, почувствовал это могучее существо.

— Прими какой-нибудь облик. Скажем, огненный, как у сказочных джиннов, — попросил Азиз, и в воздухе вспыхнул красноватый контур тела многорукого существа, огромного роста человека с пустыми глазницами и кожей, состоящей из пламени.

Весь зал ахнул.

— Облик совершенно случайный. На самом деле Див не выглядит никак. Мы просто неспособны его увидеть или как-то почувствовать. Все, что мы видим, — это его трехмерные проекции в нашем мире; он способен создавать практически любые явления и образы, перемещать любое количество вещества и даже аннигилировать его. Он машина — поскольку его трехмерные проекции способны трудиться в нашем мире, созидать и разрушать, программа — поскольку представляет собой не материю, а информацию в чистом виде, божество — поскольку ничто на нашей планете не обладает такой мощью… Наконец, он мог бы быть даже живым существом — я из предосторожности не наделил Дива подлинным разумом и свободой выбора. Он может перемещаться по странам и континентам мгновенно, не тратя ни секунды времени, находиться одновременно в нескольких местах, даже нарушать законы физики — и это ему по плечу, поскольку законы эти — опять-таки проекция процессов, происходящих за кулисами наших трех измерений, и существо, за этими кулисами находящееся, может ловить стаканы, упавшие со стола, по всему миру, и не давать им разбиться, позволять людям летать по их малейшему желанию Ведь если, например, ни один стакан на планете не может разбиться, свалившись на пол (ведь Див непременно поймает каждый из миллионов и будет делать это до конца света, если я ему прикажу), то мы, таким образом, обнаружим новый физический закон: закон гравитации стакана — закон, не сводимый к формулам, а словесный… Я сознательно ограничил мощность Дива — теоретически возможно создание машины поистине всемогущей, которая способна будет менять законы физики по всей планете.

Зал неуверенно зааплодировал.

— Другими словами — бога, — Азизу явно нравилось производить эффект на собрание, не выходя из суховатого образа ученого-теоретика, — По некоторым сведениям, именно эту дерзкую мечту и пытается осуществить в настоящий момент Лаврентий Тессера. Логично. Ведь это единственное средство обороны, которое можно противопоставить Диву. Ему действительно удалось кое-что. Мы не можем найти его, как не можем и стереть в порошок Буэнос-Айрес, где, по некоторым сведениям, он и укрывался. Странно, не правда ли?

— Азиз, — прервал ученого хан. — Наши агенты отыскали Лаврентия. Вернее, даже не они сами. Представляете, его выдал собственный брат — и знаете, за какую сумму? Всего за сорок тысяч динаров.

— Нация предателей, — улыбнулся Азиз.

— Вот-вот. Он сообщил, где находится его новая обсерватория. Действительно в Буэнос-Айресе, вот вам точный адрес.

Он протянул ученому бумажку, тот, поклонившись, принял ее и всмотрелся.

— Ага, — сказал он. — Сейчас мы испробуем Дива в серьезном деле. Див, слетай в Буэнос-Айрес и принеси нам этого жалкого ученого.

Див даже с места не шелохнулся, а в руках его появилась дрожащая фигура человека.

— Я же говорил: Див перемещается по планете без потери времени, — пояснил Азиз. — Смотрите и не говорите, что не видели: это Лаврентий Тессера, наш последний серьезный враг.

Рональд всматривался в знакомое ему лицо человека. Голубые глаза были исполнены страха, рот кривился в гримасе ненависти — выглядел он жалко.

— Я бы предложил его убить, — задумчиво произнес Азиз. — Ученый он талантливейший: ведь и я когда-то был одним из его студентов — но если мы позволим ему опять заниматься наукой, пусть и под нашим присмотром, боюсь, он начнет нам вредить.

— Согласен, — кивнул хан. — Пусть он умрет.

— Див! — попросил Азиз. — Убей его как-нибудь эффектно и эстетично.

— Вы все сдохнете! — крикнул вдруг Лаврентий Тессе-ра. — Прямо сейчас! Все сдохнете! Я успел! Я уже создал бога, с которым вам не справиться! Он придет за вами!

Див встрепенулся, в каждой его руке появилось по ножу. Руки задвигались в странном танце, погружая лезвия в тело ученого. Зал вздохнул, потом зааплодировал.

Тессера лежал на полу в луже крови. Мертвенно-бледное его лицо больше не казалось ни умным, ни одухотворенным.

И вновь оно пришло — странное ощущение, что кто-то смотрит на тебя со всех сторон тысячью глаз. Оно нарастало — Рональд почувствовал, будто стоит голым перед огромной толпой народа — хотелось прикрыться, но не было одежды, хотелось убежать, но было некуда. Словно кто-то новый вошел в комнату и глянул на собравшихся людей тысячью грозных глаз судии.

— Включите передачу из Буэнос-Айреса, — попросил Азиз. — Сейчас Див отправится в этот проклятый город и покажет, что такое не повиноваться приказам хана и взращивать крамолу. Див, вперед!

Див исчез — но вовсе не так, как, наверное, планировал профессор. Словно мощный топор со множеством лезвий ударил по телу существа — и Рональд почувствовал (зрение-то тут могло и обмануть), что странное творение профессора Азиза вдруг перестало существовать, раз и навсегда, точно муху прихлопнули. Воздух завибрировал, каждый атом в нем слегка покачнулся, точно вздрогнул миллион пружин огромного матраса.

— Душно невыносимо, — хан принялся расстегивать воротничок. — Куда ваш Див исчез-то?

Азиз посмотрел на него странно.

Рональд больше не мог сидеть на месте. Волна мистического ужаса бросала его из стороны в сторону, в висках стучало. Он вскочил и хотел покинуть здание как можно скорее — но тут неожиданный шум и гвалт криков остановили его.

— Смотрите! Смотрите! — кричали люди, хватаясь за головы и седея на глазах. — Горе! Горе!

Он обернулся и сперва не понял, что же именно повергло их в ужас. А затем догадался, что нечто странное происходит не в зале, а за окнами. И подошел к окну шагами сомнамбулы.

Восточная часть города, обращенная к солнцу, провалилась, и прямоугольники дальних домов падали, словно деревья от топора дровосека. Повсюду стояли клубы дыма, огонь вспыхивал и гас, стирая отдельные детали индустриального пейзажа.

А перед всей этой картиной перемещались четыре огромные фигуры, выписанные с точностью опытного рисовальщика. Четыре человека, один страшнее и фантастичнее другого, на блещущих копытами колоссальных конях.

Это уж никак не могло быть правдой — такого в жизни не случается.

Четыре всадника Апокалипсиса, точное воспроизведение знаменитой гравюры Дюрера.

В этом был странный юмор, но оценить его Рональд не успел.

Люди тенями падали из-под их копыт. Ближайший всадник рубанул по соседнему небоскребу своим мечом, и от здания оторвался гигантский кус и съехал на землю: из него падали люди, мебель, какие-то тучи мусора и осколков стен. Это было лишь секунду, а во вторую конь всадника налетел на их здание, сверкнув яростным глазом в метре от лица Рональда, потряс всю башню до основания и обратил в пыль.

Здание растаяло вмиг, как кубик сахара в чашке, рассыпалось прахом. Рональд вдруг ощутил себя в водопаде вихрем кружащихся песчинок, в которые превратились стены, мебель, люди. Он летел к земле, захлебнувшись от страха, как в дурном сне — и знал, что это не сон, и, рухнув на землю, он непременно разобьется.

Но заботливые руки подхватили его в миллиметре от земли и поставили на ноги. Он протирал глаза от пыли, кричал и чихал одновременно. И, когда пыль рассеялась и воздух стал прозрачен, его взору предстала ужаснейшая картина.

До самого горизонта не было видно ни единого здания; ни дерева; ни человека; ни животного; ни малейшей неровности ландшафта; ни единого пятна, которое цветом бы отличалось от мертвого, белого, похожего на пластмассу песка, простиравшегося во все стороны и занимавшего все видимое пространство.

«Кругом нет ничего… Глубокое молчанье… Пустыня мертвая… И небеса над ней».

Только звезды в высоком синем небе.

Они были нарисованы, эти звезды. С посохами, как неустанные путники, брели планеты, а в глубинах созвездий притаились боги с головами животных.

А чуть ниже, под небесным сводом, была надпись на языке, на котором Рональд никогда в жизни не говорил и не читал, но настолько общим был этот язык для всех людей, настолько глубоко он угнездился в глубинах мозга еще до того, как человек стал человеком, что каждый понял бы эту надпись:

Когда люди поймут, что управляет звездами, Сфинкс рассмеется и жизнь иссякнет.

Ему удалось то, что еще ни одному человеку не удавалось, — он прошел Муравейник — от начала и до конца.

Сквозь круглую арку он покинул этот зал с нарисованным на потолке небом — и оказался в центральном помещении лабиринта.

ГЛАВА 19

Три безумца

То был еще один зал этого бесконечного музея, ничем не отличающийся от тех, сотню которых он миновал во втором круге. Он разочарованно вздохнул — а затем схватился за меч, внезапно осознав, что он здесь не один.

Кто— то притаился в темноте, дремлющей за металлическим корпусом громадной машины, возвышавшейся на его пути.

— Выходи, если ты не трус, и сразись со мною!

— Я не только сам не трус, но и научил тебя не быть трусом, — произнес бесконечно знакомый голос. — Теперь я это вижу ясно, хоть и стою в темноте.

Пауза шелестела сухими листьями, которые непонятно откуда берущийся ветер гнал по коридору лабиринта.

— Отец? — удивился Рональд.

— Я, сынок, — ответила темная фигура.

Она вышла на свет, и Рональд увидел человека, которого считал безвозвратно потерянным. Он пал отцу на грудь, обнял его и хотел было заплакать, но вовремя вспомнил, что рыцарь плакать не должен — никогда, ни при каких обстоятельствах.

— Папа, — произнес Рональд сдавленным голосом. — Почему ты исчез? Зачем ты оставил нас одних? Мама рассказывала мне в детстве, что ты был драконоубийцей и пал в битве с драконом. Когда я подрос, то понял, что это ложь во спасение. Так где же ты был, папа?

— Сын, — отвечал Исаак. — Все не так просто. Пойдем.

И они двинулись по длинной галерее. По обе стороны от них возвышались громадные непонятные машины столь причудливого вида, что Рональд и в сказках о таких не слыхивал.

— Арьес послал меня на разведку в деревню еще в 53-м году, вскоре после исчезновения короля, — рассказывал Исаак спокойным тоном. — Уже тогда в Новых Убитах завелись эти крестьяне-мертвецы. О них мало кто тогда слышал — ведь в Вечном городе вообще ни о чем, кроме цен на доспехи и новых модах знать не желают. Но Правитель чувствовал, что заваривается серьезная каша, которую всем его потомкам не расхлебать, и решил разузнать, что здесь и как.

Я приехал сюда один, на рассвете. Я помню этот день, словно это было сегодня. В сущности, в каком-то смысле это и было сегодня. Что есть время, как не один день, в течение которого мы возвращаемся воспоминаниями к утру, а сами движемся к вечеру?

Крестьяне встретили меня на удивление радушно: я назвался им купцом, караван которого ограбили разбойники. «Какие ж тут разбойники, батюшка, когда мы сами над Убитами крышу держим?» — удивился староста и, видно, не поверил. Но поселил меня как гостя, потчевал, чем мог — а я целых три месяца безуспешно пытался подслу