Book: Песнь Огня



Песнь Огня

Уильям НИКОЛСОН

ПЕСНЬ ОГНЯ

Пролог

Прыгай, Попрыгунчик!

Три дня и три ночи провел Альбард в руинах своего города. Он лежал в забытьи, в полусне, не в силах ни двинуться, ни позвать на помощь. Над головой сменяли друг друга солнце и звезды. С каждым часом становилось все холоднее. Могучее тело иссушал голод. Смерть близко, и нет спасения. Впрочем, спасения Альбард и не ждал. Одно ему было неясно: почему смерть медлит? И что случится, когда этот таинственный миг наконец наступит? Альбард отбросил тревожные мысли и по обычаю своего народа затянул предсмертную песню. Хотя, в отличие от многих других песнопений, в ней были слова, с застывших губ не слетело ни звука. Альбард пел про себя.

Радость дня моего, отпусти!

День жизни моей, отпусти!

Жизнь сердца моего, отпусти!

Отпусти, дай мне уйти…

Песня приласкала и успокоила Альбарда: наверное, скоро придет сон. Боль унялась; в разрушенном городе воцарилась тишина. Альбард перестал различать утро и вечер и забыл, какая стоит пора года. Пришло время конца.

Сердце жизни моей, отпусти!

Жизнь дня моего, отпусти!

День радости моей, отпусти!

Отпусти, дай мне уйти…

Песня уже угасала, как вдруг раздался новый звук: чьи-то шаги. Даже не шаги, а сбивчивый топоток – будто невидимый гость то бежал вприпрыжку, то останавливался. Сквозь смертный туман Альбард расслышал голос, живой и резкий. Голос говорил сам с собой:

– Прыгай, Попрыгунчик!

«Оставь меня в покое, – мысленно сказал Альбард. – Дай мне умереть».

Где там! Нарушитель спокойствия его не слышал, а если бы и услышал, то не обратил бы внимания. Приближается. Еще немного – и споткнется об Альбарда.

– Он где-то здесь. И я здесь. Вот когда его «здесь» встретится с моим «здесь», я его и найду. Прыгай, Попрыгунчик!

«Нет! – вскричал Альбард. – Только не он! Только не этот весельчак! Сюда, смерть! Скорей!»

Поздно. Хотя тело Альбарда охладело, и глаза давно закрылись, глубоко внутри упрямо теплилась жизнь. Тот, кто назвал себя Попрыгунчиком, нашел умирающего и закричал от радости:

– О, какой счастливый день! Альбард! Дорогой мой друг, вот ты где!

«Сгинь».

– Н-да, видок у тебя…

«Я при смерти, тупица».

– Ничего! Скоро мы тебя поставим на ноги!

«Чтоб ты утонул, болван».

– Молодчина! Видишь, все получится! А кто это у нас так замерз? Батюшки мои… Ну-ка, ну-ка… Сейчас мы тебя отогреем!

Коротышка старательно забарабанил руками по истощенному телу, разгоняя кровь. Искорка жизни внутри задрожала и разгорелась.

Альбард открыл глаза.

– Привет, незнакомец! – засиял улыбкой Попрыгунчик. – С возвращением в этот прекрасный мир!

Альбард промолчал; в его больших серых глазах отразились гнев и презрение.

– Не нужно благодарностей, – сказал Попрыгунчик. – Я рад, что кого-то сделал счастливым.

«Ну и дурак», – думал Альбард, пока пришелец растирал его руки и ноги. Постепенно возникла боль – значит, чувства возвращаются. Кто этот Попрыгунчик вообще такой? Мужчина или женщина? Или кто-то другой, для кого и названия нет?

«Пузырь, – решил Альбард. – Пузырь с идиотской ухмылкой».

Несомненно, это существо – человек; правда, пониже, поприземистее и покруглее многих. У него столько же рук, ног, глаз и ушей, сколько у людей. Над круглым, как луна, лицом – копна волос. Только вот светлых или темных? Длинных или коротких? Попрыгунчик обладал странным свойством: ни одну его черту – пожалуй, кроме жизнерадостного голоса – нельзя было запомнить. Иногда он походил на маленького мужичка средних лет, иногда – на десятилетнюю девчушку. Попрыгунчиком его прозвали не только за походку. Он весь был какой-то прыгучий, постоянно двигался и менялся. Спрашивать о том, кто он на самом деле, Попрыгунчика было бесполезно. Тот всегда отвечал, услужливо улыбаясь:

– А кем бы ты хотел меня видеть?

Для детей Попрыгунчик оказывался добрым дедушкой, для женщин – шаловливым ребенком, для мужчин – верным другом. Для Альбарда он стал спасителем, слугой и сиделкой. Попрыгунчик разыскивал для него еду и питье, а зябкими ночами спал, тесно прижавшись и согревая теплом своего тела.

Как тут пожалуешься? В придачу ко всему Попрыгунчик отличался большим добродушием. Добродушием несгибаемым и непоколебимым. Немного окрепнув, Альбард часами придумывал разные способы его обидеть, но безуспешно.

– Уверяю тебя, Попрыгунчик, лучше бы я умер, чем страдал бы тут от твоего безосновательного оптимизма!

– А, так мне лучше быть мрачным? Это можно.

Попрыгунчик повесил круглую голову, опустил углы рта и зашаркал, вздыхая и бормоча.

– Печальный и одинокий, печальный и одинокий…

– Уродливый коротышка, – подсказал Альбард.

– Печальный и одинокий, уродливый коротышка, – эхом отозвался Попрыгунчик.

– И тупой толстяк.

– Печальный и одинокий, уродливый коротышка и тупой толстяк, – запричитал Попрыгунчик, ударяя себя в грудь.

Правда, он тут же все испортил, потому что поднял сияющее лицо и спросил:

– Ну, как? Хорошо получилось?

Почти наперекор своей воле и лишь благодаря преданной заботе Попрыгунчика Альбард выздоровел.

– Спасибо тебе, – горько вздохнул он. – По твоей милости я еще повлачу жалкое существование, в котором не осталось ни цели, ни надежды на счастье.

– Нет-нет, – ответил Попрыгунчик, – ты очень ошибаешься. В твоей жизни есть цель. Ты должен обучить мальчика.

– Какого еще мальчика?

Впрочем, Альбард прекрасно знал какого. Речь могла идти только об одном: о том, кто будет править после него. Конечно, его нужно обучить. Мальчика, которого он любил и ненавидел, врага, соперника, который лишил его власти, преемника и наследника. Альбард завидовал его молодости и ненавидел за победу над собой. Альбард любил его как сына, которого никогда не имел, и гордился им. Хоть бы раз увидеть мальчика и обнять на прощание! Чувства захлестнули Альбарда – а все этот пузырь.

Попрыгунчик, который, по всей видимости, ничего не заметил, просто сказал:

– Его зовут Бомен Хаз.

– Чему я должен его обучить?

– Как выполнить свой долг.

– А почему я?

– Потому, – ответил Попрыгунчик, сияя, – потому, что ты лучший из нас.

– Вот как?

Альбард знал, что о нем говорят на Сирине. Лучший – и худший. Величайший из всех Певцов, что поцеловали лоб Пророка, наделенный наивысшей силой – и единственный, кто предал свое призвание.

– Положим, лучший. И что с того?

– А то, что ты должен обучить мальчика. К этому все идет.

– Все идет не к этому, а к смерти.

– Ну и пусть! Зато мы умрем с честью!

Альбард вздохнул и сдался: в таком упрямом довольстве не пробьешь и мельчайшей бреши.

– Так где он? Мальчик-то?

– Идет к горам со своим народом. Нужно спешить. Они вышли уже много дней назад, а ветер крепчает.

– Ветер, говоришь? И в конце ты тоже там будешь, а, Попрыгунчик? Ты запоешь песнь огня, когда ветер дунет тебе в спину?

– О да! Познать огненный ветер – счастье! И оно выпало на долю нашего поколения.

– А я петь не буду. Я давно сделал свой выбор. Мое время прошло, все кончено.

Альбард окинул взглядом обугленные развалины красивейшего города на свете.

«Они оказались недостойны. Я подарил им совершенство, а они испугались и предпочли грязь. Что ж, пусть теперь в грязи и валяются».

– Тебя послал Сирин, пузырь?

– Да, конечно.

– Сирин меня ненавидит. Сирин желает мне смерти.

– Отнюдь. Ты сыграл свою роль, как и мы все.

– Сыграл роль!

Альбард оглушительно расхохотался. Ну и дела! Альбард-бунтовщик, предатель, мятежник, выполнил план Сирина! Нет, он нарушил все правила, бросил вызов иерархии и создал собственный мир, где стал единоличным правителем, Доминатором. Певцы никогда не искали мирской власти. Только Альбард, лучший из них, преступил главный закон.

– Я не играл никаких ролей для Сирина, маленький Попрыгунчик! Они называют меня Отступником. Я их неудача.

В голосе Альбарда зазвучали нотки гордости. Кроме гордости, у него ничего не осталось: его лишили и города, и смерти…

– Пора идти, – сказал Попрыгунчик. – Ты достаточно окреп?

– Крепну с каждым днем. И все-таки я уже не тот. Видел бы ты меня в лучшие дни! Силач, богатырь! А сейчас – мешок с костями. Эх, смертная природа!

– А сила как? Возвращается?

– Понемногу… Да, возвращается.

Альбард огляделся. Рядом с ямой, куда он заполз умирать, валялся короткий меч. Оружие выпало из рук какого-то несчастного глупца, погибшего, выполняя его приказ, и теперь лежало под слоем пыли и камней. Альбард сосредоточился на рукояти и с большим усилием сдвинул меч с места. Больше ему ничего не удалось.

Вздохнув, бывший Доминатор нагнулся, отбросил камни и поднял меч рукой. Попрыгунчик одобрительно улыбнулся.

– Молодец! Неплохо для начала, правда?

– А если бы я этим мечом перерезал тебе глотку, сгодилось бы и для конца.

– О, ты этого не сделаешь. Если я умру, тебе не будет от меня никакой пользы.

– Мне и так нет от тебя пользы, Попрыгунчик. Ты не дашь того, что я хочу. Ты не сделаешь то, что нужно.

Альбард засунул меч за веревку, которой подпоясывал простую шерстяную мантию, и повернул крупный крючковатый нос к северу.

– И все же мы найдем мальчика, направим его на путь, и начатое свершится. Не потому, что таковы планы Сирина, а потому, что так хочу я. Сирин мне не указ. Я – Отступник. Я тот, кто идет своим путем.

Альбард стоял лицом к броду через озеро, всматриваясь в северные горы. И поэтому он не заметил выражения, мелькнувшего на круглом глуповатом лице Попрыгунчика, – снисходительной улыбки отца, который позволяет капризному чаду сказать последнее слово в споре, зная, что тому все равно придется сделать, как велено.

– Конечно, пусть будет, как ты хочешь, – согласилось странное существо без возраста и пустилось вприпрыжку вслед за Альбардом. – Прыгай, Попрыгунчик!

Глава 1

Вид с кислосмольного дерева

Вереница усталых путников медленно двигалась в гору. Погода стояла холодная. Лошади, упрямо опустив головы, тянули нагруженную повозку. День ото дня животные заметно тощали; Редок Зем, который их вел, не садился в повозку, а шагал рядом, чтобы облегчить труд скотины. В свои шестьдесят с лишком старик с живостью молодого высматривал дорогу, не давал колесам запнуться о камень или застрять в глубокой колее. Труднее всех приходилось детям. Дочурке Мелеца Топлиша, Гагате, было всего шесть лет, и Редок Зем то и дело подсаживал девочку на повозку, на сложенный шатер, чтобы ее коротенькие ножки хоть немного отдохнули.

В путь вышли тридцать два человека всех возрастов, две тягловые лошади, пять коров и кот. Анно Хаз, предводитель маленького кочевья, наказал всегда держаться так, чтобы видеть друг друга, поэтому шли странники не быстрее самого слабого.

В это беспокойное время на дорогах промышляли шайки разбойников. Поэтому впереди беспорядочно рассыпавшейся группы шагали мужчины помоложе и зорко всматривались вперед, держа мечи наготове. Впрочем, Анно знал: в стычках у них мало опыта и к тому же все давно недоедают. Тревожно поглядывая на горизонт, он думал не столько о разбойниках, сколько о приближении зимы. Да, еда и дрова еще есть, однако с каждым днем запасы тают, а вокруг пусто и голо.

– Не теряй веры, Аннок, – услышал он рядом голос жены, Аиры. Она назвала его детским именем, чтобы подбодрить, будто она ему не только жена, но и мать. – Не теряй веры…

– Я боюсь за детей. Сколько еще они пройдут?

– Устанут – понесем.

– А ты?

– Я нас задерживаю?

– Нет, совсем нет. Что ты чувствуешь?

– Чувствую лицом тепло.

Аира не призналась бы, однако Анно и сам видел, что с каждым днем она слабеет и идет медленнее. Дабы жена не отставала, он замедлял ход, делая вид, что это для детей. И с болью замечал, как она с каждым днем становится все более истощенной. Вспыльчивая и шумная Аира теперь все чаще молчала, берегла силы для долгого перехода.

Не теряй веры, Аннок.

Анно понимал, о чем она. Аира хочет сказать: верь, мы доберемся до родины и все беды останутся позади. Но она никогда не говорила, что вместе со всеми ступит на землю обетованную.

Анно тряхнул головой, резко и зло, отгоняя мрачную мысль. Нельзя, чтобы другие это видели! Он ведет людей по холодной земле к далеким и пока невидимым горам. Им нужны его забота и внимание, а не тревоги!

Впереди всех шел Бомен, пятнадцатилетний сын Хаза, с другом Мампо. Приближался полдень; юноши знали, что вскоре все встанут на привал, чтобы отдохнуть и разделить тающие запасы еды. Острые глаза Бомена смотрели вперед, на гребень холма, поросшего редкими деревьями.

– Деревья.

– Немного.

– Там могут быть орехи. Ягоды. Дрова.

На каменистой равнине было так мало растительности, что даже несколько одиноких деревьев вселяли надежду. Друзья ускорили шаг, оторвавшись от остальных.

– Вдруг оттуда покажутся горы, – вздохнул Мампо.

– Может, и покажутся.

Бомен и Мампо отошли уже так далеко, что остальным не было их слышно. У Мампо наконец появилась возможность сказать то, что он собирался сообщить весь день.

– Я снова говорил с принцессой. Она спрашивала о тебе.

– Она не принцесса.

– Она думает, что ты ее избегаешь. И не понимает почему.

– Не избегаю.

– Избегаешь. Все видят.

– Так пусть не смотрят! – разозлился Бомен. – Им-то что за дело? А тебе какое?

– Никакого, – ответил Мампо. – Все, молчу.

И они молчали, пока не дошли до деревьев. Под ногами что-то захрустело. Бомен наклонился и поднял кусочек бурой скорлупы, устилавшей все вокруг. Понюхал – запах острый, неприятный. Он разочарованно разжал пальцы и поднялся вслед за Мампо на гребень.

– Горы видишь?

– Нет, – ответил тот.

Усталость окутала Бомена, как тяжелый плащ. Стоя рядом с Мампо, он устремил взор на север. Холмистая бесплодная пустошь тянулась до самого горизонта. Странники словно плыли по океану, где за высокими волнами не видно берега.

Бомен обернулся и посмотрел на спутников. Отец и мать, как всегда, шагают бок о бок. Остальные идут парами и тройками, среди них его сестра-близнец Кестрель и девушка, которую Мампо назвал принцессой. Гремит повозка, за ней бредет Креот с пятью коровами. Следом – полная фигура госпожи Холиш, а там тянется цепочка детей, держащихся за руки, в том числе его младшая сестренка Пинто. Позади поспевают маленький Скуч и долговязый учитель Пиллиш; замыкают шествие Бек и Ролл о Клин с оружием наготове.

Бомен понял: Мампо молчит, потому что обиделся на его резкость.

– Извини, – произнес Бомен. – Просто трудно объяснить.

– Ничего страшного.

– Мне наверняка придется вас покинуть. Всех вас. Кто-то меня заберет, и я пойду за ним.

– За кем?

– Не знаю за кем и не знаю когда. Я только знаю – почему. Близится время огненного ветра. Он выжжет всю жестокость мира. И я должен стать его частью, потому что я потомок пророка.

Мампо явно не увидел в этих словах никакого смысла. Бомен попробовал еще раз.

– Тебе знакомо чувство одиночества?

– Да, – ответил юноша. Одиночество было ему очень даже знакомо – но странно было слышать об этом от Бомена. Ведь у него есть семья. И у него есть Кестрель.

– Так вот, я обречен на одиночество. Чтобы смочь оставить вас всех и… и не вернуться.

Мампо повесил голову.

– А Кестрель тоже уйдет?

– Не думаю. Не знаю. Это решит тот, кто придет за мной.

– Может, он прикажет и мне пойти с вами. Как раньше. Трое друзей…

– Нет, – вздохнул Бомен. – Ты нужен здесь. Обещай мне, что будешь их защищать. Моих родителей. Сестер. Всех, кого я люблю.

– Обещаю, Бо.

– Ты сильный. Ты им нужен.

Цепочка детей рассыпалась и пустилась наперегонки вверх по холму, старшие мальчишки Мимилиты впереди всех. Не успел Бомен и слова сказать, как Мо Мимилит схватил с земли орех и сунул в рот.

– Фу! – закричал мальчик и выплюнул орех. – Фу! Горько!

– Горы видишь? – окликнул Бомена снизу отец.

– Нет, не вижу.

Все разочарованно вздохнули.

Анно предложил встать на привал под деревьями. Запыхавшаяся Пинто подбежала к брату и взяла его за руку.

– Сколько нам еще идти, как думаешь?

– Не знаю, – ответил Бомен.

– Я не устала, я только спросила!

Хотя Пинто было всего семь лет и на каждый шаг Бомена ей приходилось делать два, девочка терпеть не могла, когда ее жалели.

Кестрель жестом подозвала Бомена. Ее спутница, девушка, которая когда-то была принцессой, встретилась с ним взглядом и тут же отвела глаза. Всю жизнь она была гордячкой. Теперь же, лишившись всего, даже своей красоты, она сохранила гордость, но гордость ее стала иной. Большие и блестящие янтарные глаза бывшей принцессы смотрели на мир, словно говоря: «Я ничего не прошу и ничего не жду». А шрамы! Эти мягкие багровые раны на щеках, две бороздки от скул до углов рта завораживали Бомена. Они полностью изменили когда-то прелестное личико. Человек, нанесший их, сказал: «Я убил твою красоту!», однако ему не удалось сделать принцессу уродливой, вместо былого очарования она обрела иную красоту: более суровую, зрелую, удивительную.

Кестрель отвлекла Бомена от этих мыслей, заговорив о матери, которая как раз приближалась к стоянке.

– Глянь на нее, Бо. Она еле идет!

– Она будет идти, покуда хватит сил, – сказал Бомен. – Она сама так хочет.



– Ты знаешь, что высасывает ее силы.

Конечно, он знал. Пророк Аира Мантх однажды сказал: «Мой дар – моя болезнь. Предсказания убьют меня». Эту тайну знали все в народе мантхов, но никто не произносил вслух. Аира умирала от тепла, которое чувствовала на лице.

– Она сама так хочет, – повторил Бомен.

– Ну а я – не хочу. – Кестрель злилась на собственную беспомощность. В словах брата ей послышалось то же смирение, что и в тихом голосе матери. Словно оба решили страдать за других и добровольно принесли себя в жертву. – Лучше никогда не добраться до родины, чем видеть маму такой!

– Не думаю, что у кого-то из нас есть выбор.

– Тогда пусть неизбежное случится поскорее! Как можно скорее!

Тук! Тук! Тук! По холодной равнине разнесся звонкий стук топора Таннера Амоса. Таннер с Мелецом Топлишем валили дерево на дрова.

Кестрель вернулась к женщинам у повозки, которые уже развели костер. Госпожа Холиш пошарила среди скорлупы на земле, нашла ядрышко и после недолгого осмотра объявила:

– Это кислосмольное дерево. Орехи можно есть. Бранко Так уже попробовал.

– Есть? Эту гадость? Да они небось ядовитые!

– А кто ест их сырыми? Нужно снять скорлупу и отварить ядра. Получится смола.

– Съедобная? – спросил Анно.

– Конечно. И даже очень вкусная.

Анно поручил детям собрать орехи и очистить от скорлупы. Самый большой котел заполнили водой до половины и поставили на огонь. Мальчишки Мимилиты заметили, что кое-где орехи еще не упали, и полезли за ними наперегонки.

– Осторожнее, мальчики! Смотрите, чтобы ветки выдержали!

– Отходи! Дерево падает!

За криком Таннера Амоса последовал оглушительный треск, и срубленное дерево наконец повалилось на землю. Втроем с Мелецом Топлишем и Мампо они принялись рубить ветви для костра.

Госпожа Холиш сидела у котла и помешивала кипящие на небольшом огне орехи. Редок Зем распряг лошадей и отпустил их пощипать вместе с коровами скудную и жесткую траву. Женщины разложили у костра одеяла и стали шить спальные мешки к надвигающимся холодам.

Бомен стоял поодаль и смотрел. «Всем будет лучше, если я буду держаться от нее подальше», – напомнил он себе. Йодилла Сихараси из Гэнга, бывшая принцесса, а теперь просто Сирей, сидела рядом с полной женщиной – Ланки, своей бывшей служанкой, которая, несмотря ни на что, продолжала ей прислуживать. Сирей молча склонила голову над шитьем, но спину держала прямо. Каждый день Бомен ожидал, что она вот-вот сломается от трудностей перехода, но время показало, что он ошибался. Сирей работала больше, чем от нее ожидали, ела меньше, чем давали, и никогда не жаловалась. Бомен вспомнил разговор с Мампо. Так не годится.

Юноша подошел к костру. Какое-то время, делая вид, что греется, он постоял возле Ланки и ее госпожи. Сирей сшивала толстые одеяла мелкими аккуратными стежками. По бороздке, которую игла выдавила в пальце девушки, Бомен видел, как сильно ей приходится нажимать на иглу, чтобы проколоть плотную ткань. Он видел и изящный изгиб ее шеи, и грудь, которая поднималась и опускалась с каждым вдохом и выдохом…

– Хорошее дело, – заговорил Бомен. – Так мы не замерзнем.

Сирей подняла на него серьезный испытующий взгляд.

– Меня научил портной, – ответила она. – Я стараюсь, как могу.

– Пальцы портишь.

– Разве? – Она посмотрела на палец, словно не замечая, как игла продавила нежную кожу. – А, ничего.

Раздался стук падающих орехов, и Бомен, задрав голову, увидел, что Пинто последовала примеру Мимилитов. Дети уже обобрали все нижние ветки и теперь лезли выше, каждый по своему дереву. Сирей не отрывала глаз от шитья, разговор зачах, и Бомен снова отошел. Когда он приблизился к повозке, Дымок, серый кот, дремавший калачиком на свернутой палатке, спрыгнул вниз и потерся о ноги юноши.

– Ну что, – сказал кот, – почти приехали?

– Нет, Дымочек. Сначала хоть бы до гор добраться.

Кот говорил не вслух, да и Бомен отвечал ему молча – однако оба прекрасно друг друга понимали. Этот вопрос кот задавал каждый день и каждый день слышал один и тот же ответ. Горы все не показывались, и Дымок решил, что юноша скрывает истинную цель похода. Он знал, что Бомен наделен большой силой, даже большей, чем отшельник, с которым кот жил раньше, хотя отшельник, в отличие от юноши, умел летать. Невозможно, рассуждал Дымок, чтобы такой человек, как Бомен, вел других по трудному и долгому пути, сам не зная куда. Значит, цель держат в тайне, заключил кот – он был хитер, но не мудр.

– За горами – ваша родина.

– Да. Так мы думаем.

– Наверное, там очень хорошо.

– Посмотрим.

– А тамошние коты умеют летать?

– Не знаю, Дымок. Я даже не знаю, есть ли там коты. Впрочем, если есть – едва ли они на это способны.

– Я их научу.

Бомен улыбнулся и погладил кота по голове. Дымок обиделся. Кот всегда мечтал научиться летать, и однажды ему удалось прыгнуть так далеко, что это можно было назвать полетом. Дымок похвалился Бомену, и тот сказал, что верит, хотя по глазам было ясно: юноша просто притворяется из вежливости.

– Ты мне не веришь.

– Если ты говоришь, что летал, Дымок, то я верю.

– Я и летал!

По правде говоря, и кот не был в этом до конца уверен. Слишком мало он пролетел, а короткий полет очень похож на длинный прыжок.

– Пинто, осторожно!

Кричал Анно. Пинто заметила крупный орех на самом верху и решила, что ветки ее выдержат. Взглянув на соседнее дерево, она увидела, что Мо Мимилит не отстает, а тот увидел ее. Дети тут же, не сговариваясь, устроили соревнование.

Мо Мимилит был на три года старше Пинто и гораздо тяжелее. Сначала он обогнал ее, потому что оказался сильнее. Но потом ветви начали под ним гнуться, и Мо понял, что дальше залезть не сможет. Худенькая Пинто, которую держали самые тонкие веточки, забралась выше всех.

Пинто посмотрела вниз: у повозки лошади и коровы жуют чахлую траву. От котла с кислой смолой доносится странный остро-сладкий аромат. Мать сидит на земле рядом с отцом, который гладит ее руки. Пинто обернулась и увидела, что Мо Мимилит слезает со своего дерева.

«Я победила!» – обрадовалась Пинто.

Только теперь ей пришло в голову: раз уж она забралась так высоко, можно извлечь из этого пользу. Пинто всмотрелась в даль – холмы, холмы… А за ними, далеко-далеко, сквозь облака ясно проступает гряда остроконечных снежных вершин.

– Горы! – закричала она. – Я вижу горы!

Никому больше сюда не подняться, поэтому нужно смотреть за всех. Пинто старалась запомнить то, что увидела.

За холмами начиналась пустошь – растрескавшаяся каменистая земля. Еще дальше темнела полоска леса, которая тянулась из конца в конец вдоль всего горизонта. В лесу, если приглядеться, можно было рассмотреть серебристый блеск реки. А еще дальше высились горы. Их вершины, словно частокол гигантских зубов, пронзали облака и вгрызались в белесое небо.

Бомен окликнул сестру:

– Ты и вправду видишь горы?

– Да! Далеко-далеко!

Снизу на Пинто смотрели собравшиеся люди.

– Осторожней! – Отец заметил, что верхушка дерева раскачивается под весом девочки.

Пинто, желая покрасоваться, соскользнула на землю быстрее, чем следовало бы, и оцарапала руку. Впрочем, девчушка и виду не подала, что ей больно. Все столпились вокруг, с нетерпением ожидая рассказа.

– Там есть река, – начала Пинто. – И лес. Только до них еще пустошь, очень большая и в трещинах.

– В трещинах? В каких трещинах?

– Какие бывают на корке засохшей грязи. Только гораздо больше.

– Ты видела людей? Или дома? Там должен кто-то жить.

– Нет, не видела.

– Как далеко до гор? – спросил учитель Пиллиш.

– Много-много миль. Много-много дней.

– Много дней!

– А сколько идти после гор?

Вопрос задали Аире Хаз. Именно пророчица вела свой народ к родной земле, вот только не могла сказать, какая она, эта земля. «Когда увижу – узнаю», – говорила она в ответ на все вопросы. Родина привиделась ей во сне, за крутыми горами. Мягко падал снег, солнце склонялось к закату. Багряное небо, белые снежинки, а в просвете между скалами – земля, где две реки впадают в далекое море…

– Я узнаю ее, когда увижу, – повторила Аира. – Сначала нужно туда добраться.

– Родина близко, – заговорили остальные. – Перейти через горы, и все!

Несмотря на то, что до гор, по словам Пинто, было очень далеко, все приободрились: показался конец пути. Теперь главное – дожить до него.

Пока Анно Хаз расспрашивал Пинто, Кестрель подошла к Бомену.

– Всего лишь горы, – тихо-тихо прошептала она. – Мы не знаем, родина ли за ними или что-то другое. А вдруг там пустыня, болото, еще горы и только потом – море?

– Возможно.

– Так что нечему радоваться.

– Нечему, – ответил Бомен. – И все же людям нужна надежда.

– Мне – нет. Мне нужна не надежда, а действительность. Я не поверю, что родина близко, пока не увижу ее.

– Ты не хочешь туда, ведь правда, Кестрель?

– Нет, хочу! – Сестра Бомена разозлилась. – Что, лучше бродить усталой и голодной? Зачем мне это?

– Не знаю. Просто чувствую, что ты боишься родины.

– Ах, он чувствует! Вечно ты что-то чувствуешь! С чего мне бояться? Разве нас всех не ожидает там долгая и счастливая жизнь?

Кестрель так разошлась, что не стала дожидаться ответа и направилась к дальнему краю рощицы, где Мампо и Таннер Амос рубили дрова. Какое-то время она злилась: почему Бомен решил, будто знает ее лучше, чем она сама? Потом остыла – пожалуй, брат прав. Она боится возвращения на родину, и не только из-за матери. В этом страхе есть что-то еще.

Кестрель попыталась разобраться, что ее так тревожит. Путь, который лежит впереди, виделся ясно, а вот в конце – пустота. Как книга с вырванными последними страницами. Пустота… Вот чего она боится. Только не вечно же бродить по миру!

«Что же мне нужно? – думала Кестрель, стараясь унять дрожь. – Что со мной не так?»


Таннер Амос на пару с Мампо загрузили повозку дровами. Варево госпожи Холиш начало застывать. Женщина окунула половник в клейкую пену, зачерпнула янтарной массы и помахала половником туда-сюда, чтобы остудить. Потом осторожно попробовала.

– Готово, – объявила госпожа Холиш. – Несите тарелки.

Досталось всем, кто собрался у костра. Кому понравилось, кому – не очень. Странная кисло-сладкая тянучка застревала в зубах; правда, ее съедобность ни у кого не вызывала сомнений.

Под руководством госпожи Холиш варево разлили по оловянным тарелкам и дали остыть. На холоде смола затвердела быстро, и, когда по тарелкам постучали ложками, янтарные куски легко отстали от дна. Их сложили в бочонки вперемежку с расплющенной скорлупой, чтобы не слипались. Вышло четыре бочонка и вдоволь крошек на всех желающих.

Анно в душе порадовался: молодчина госпожа Холиш! Еда подходила к концу, а теперь, прикинул он, бочонка смолы хватит на день. Значит, еще четыре дня на поиски чего-нибудь съедобного. Вот с питьем сложнее. Анно проверил, сколько воды осталось в большой бочке, и снова произвел несложные расчеты. Люди не могут без воды. Животные тоже. Конечно, какой-нибудь ручей, несомненно, найдется. И все-таки на всякий случай лучше поберечь то, что есть.

– Пока не найдем воду, – приказал он, – всем по две чашки в день. И не мыться.

– Не мыться! – всплеснула руками Ланки. – А как же моя рыбка? Не ходить же ей грязной!

– Это ненадолго, – прервала ее Сирей. – Вода скоро найдется.

Анно, как всегда, обошел всех своих спутников: тихо поговорил с Креотом о коровах, с Редоком Земом – о лошадях. Он не сказал ничего нового и не дал очередных заданий. Главное, что Хаз проявил обо всех заботу. Вот таким Анно и был вожаком – он не кричал, не командовал, а просто объединял остальных.

Хаз дал сигнал трогаться в путь. Потушили костер, затоптали угольки и собрали несгоревшие сучья. Кто-то нагнулся затянуть шнурки на обуви. Бомен, как главный дозорный, пошел впереди, высматривая признаки возможной опасности. Поэтому он первым и заметил труп.

Подобная картина встречалась им не впервые. В смутное время разбойники, нападавшие на одиноких путников, не хоронили мертвых и не спасали раненых. Начатое ножом и дубиной довершали ночные заморозки. Единственное, что могли сделать мантхи, – остановиться и присыпать останки несчастного камнями.

Труп старика лежал лицом вниз, подняв руки к лицу, словно защищаясь. Бомен встал на колени и осторожно перевернул застывшее тело: нет, уже не спасти. Правда, это и так было ясно. Руки плотно прижались к мертвому лицу, так, что и не разглядеть черты. Бомен осторожно прощупал мыслью безжизненный череп. На мгновение ему показалось, будто внутри что-то движется. В следующий миг все замерло. И юноша развел руки старика в стороны.

Бомен увидел широко раскрытые незрячие глаза, седую щетину на щеках, пересохшие губы, словно раздвинутые в крике. Но страшнее всего оказалось само лицо, ото лба до подбородка изорванное в жуткие клочья, со сгустками запекшейся крови, чернеющими на мертвенно-бледной коже.

Мампо подошел к другу и остановился, молча глядя на мертвеца.

– Кто мог такое сотворить? – сказал Бомен.

– Он сам. Погляди на его ногти.

Мампо заметил то, на что Бомен не обратил внимания: ногти старика покрывала высохшая кровь. Подчиняясь неведомому страшному зову, перед смертью покойник изодрал себе лицо.

Приблизились остальные. Креот воскликнул:

– Бедолага!

– Давайте его прикроем, – сказал Бомен. – Нечего другим смотреть.

Он стал засыпать труп горстями каменистой земли. Мампо и Креот тут же присоединились. В первую очередь Бомен засыпал изуродованное лицо. Когда земля попала в открытый рот мертвеца, юноша снова ощутил какое-то движение: дрогнул воздух, шевельнулась дорожная пыль, послышалось слабое жужжание. Будто пролетело мелкое насекомое.

Тут подкатила повозка, а с ней – отец.

– Бедняга, – произнес Анно Хаз, становясь на колени. Когда над телом вырос холмик – хлипкая защита от ветра и дождя, – мантхи столпились кругом. Анно приподнялся с земли, чтобы, согласно обычаю, произнести древнюю похоронную речь.

– Мы, оставшиеся, провожаем тебя в последний путь.

Несколько мгновений все стояли молча, неподвижно. Потом тихий и ясный голос Анно зазвучал снова.

– Двери темницы лет твоих наконец распахнулись. Иди на волю, в прекрасную землю. Прости нас, страдающих в этом сумрачном мире. Направь нас и жди нас, как мы ждем тебя. Мы встретимся снова.

Он склонил голову, и все повторили:

– Мы встретимся снова.

Больше они ничем не могли помочь несчастному. Анно с грустной усмешкой кивнул Бомену и повернулся к жене. Юноша опять услышал в воздухе слабое гудение. Хаз-страший вздрогнул и поднял руку к горлу. Сын встревожился.

– Что такое, папа?

– Ничего. Какое-то насекомое. Не беспокойся.

И как-то слишком быстро отвернулся.

– Папа, посмотри на меня.

Анно раздраженно оборвал его:

– Да все со мной в порядке! Надо идти дальше. Мы и так потеряли время.

Бомен бросил последний взгляд на насыпь у дороги, невольно содрогнувшись: из-за чего человек мог так изувечить собственное лицо? Но раздумывать было некогда. Вынужденный привал закончился.

Глава 2

Опьянение

Пока повозка стояла, Редок Зем ослабил лошадям подпруги. Госпожа Холиш надумала закутать горшки еще одной тряпкой, чтобы те не разбились. Коровы в поисках травы разбрелись в разные стороны. А многие путники присели отдохнуть.

Теперь Анно Хаз принялся всех подгонять.

– Ты, коровий пастух! Если не можешь управиться с животными, мы ими поужинаем!

Креот онемел от неожиданности: Анно никогда так не кричал.

– Ты, старик! Я что, сказал распрягать лошадей?!

Аира, почуяв неладное, попыталась было отвести мужа в сторону.

– Анно…

– Не сейчас, женщина! А ну, шевелись! Мы и так потеряли время!

Услышав отца, Кестрель мысленно обратилась к брату:

Что с папой?

Точно не знаю. Что-то случилось. Нужно его прощупать.

Давай. Я помогу.

Кестрель понимала, что для брата значит «прощупать». Бомен собирался войти в разум Анно. Для этого нужно его коснуться, лучше всего лбом ко лбу. Только как? Анно бегал по стоянке и нигде не задерживался. Близнецы не хотели пугать остальных и нападать на отца.

– Папа, – окликнула его Кестрель. – Как насчет встречи желаний?

– Некогда, – отрезал Анно.

– Пожалуйста! Это же недолго!

– Мам! Пинто! – крикнул Бомен. – Встреча желаний!

Анно резко повернулся к детям, его глаза горели от злости.

– Я глава семьи! Вы слышали, что я сказал? Нет времени! Неслухи!

Подбежала Пинто:

– А встреча желаний, пап…

Анно влепил ей звонкую пощечину.

– Будешь делать, что я скажу!

От боли Пинто закусила губу. Почему отец, всегда спокойный, ударил ее, да еще и так сильно?

– Извини, пап. Держи его! Хватай!

Брат и сестра разом кинулись вперед. Бомен стиснул Анно, прижав руки к бокам, Кестрель бросилась отцу под ноги. Анно забился и упал, однако Бомен не разжал хватку, а уперся лбом ему в голову и проник в его разум. Юноша тут же нашел паразита, не зрением, а как бы на ощупь: что-то вроде личинки, туго свернувшейся, толстокожей и склизкой. Бомен попытался ее ухватить, но та выскользнула. Личинка крепла с каждым мигом, высасывая силы из Анно.



Бомен решил заполнить отцовский ум своим, чтобы лишить личинку воздуха. Со стороны люди видели только то, что Бо и Кестрель повалили отца на землю и не дают ему встать. Мантхи растерянно столпились вокруг.

– Оставьте их! – сказала Аира.

Наконец Бомен прижался лбом к отцовскому лбу, и сила хлынула внутрь пульсирующими волнами.

Прочь! Прочь! Прочь!

Вдруг сопротивление спало. Анно дернулся и обмяк. Личинка исчезла.

Голова Хаза откинулась назад. Бомен разжал руки, повернул к себе лицо Анно – все в красных пятнах и каплях пота – и обтер ему лоб рукавом. Кестрель выпустила ноги отца и легла рядом, положив ему голову на колени. Аира и Пинто сели тут же. Анно открыл глаза. Выглядел он так, словно его недавно оглушило, а теперь он приходит в себя.

– Тебе лучше, пап? – спросила Пинто.

– Да, милая.

Бомен встал, чтобы успокоить остальных.

– С ним все в порядке. Ничего серьезного.

Говоря это, он всматривался в лица: не напала ли зараза на кого-нибудь еще. Вроде бы все ведут себя как обычно… Анно встал, помотал головой и улыбнулся.

– Вот так-так… Не знаю, что это на меня нашло. – Он заметил на щеке Пинто красный след от пощечины. – Я тебя ударил?

– Да, папа.

– Я не хотел, милая. Это сделал не я. Я бы никогда тебя не обидел.

– Знаю, пап.

Продолжая улыбаться, Анно обвел взглядом остальных.

– Я не такой сильный, как думал.

– Что это было? – зашумели все. – Что с тобой случилось?

– Меня, похоже, ужалило какое-то ядовитое насекомое – муха, что ли. Вокруг могут быть еще, так что будьте осторожны.

Люди начали нервно озираться.

– Они крошечные, их не видно. И укус очень слабый. Почти незаметный. Как легкий зуд. – Хаз коснулся горла.

– А что потом, Анно? Это опасно?

– Не в прямом смысле. Они вызывают… опьянение. Не знаю, как объяснить.

– Опьянение!

Парни помоложе захихикали, пихая друг друга в бок. Ролло Шимм замахал рукой:

– Вот он я! Кусай меня!

– Неприятное опьянение, – оборвал шутника Анно. – Пожалуйста, если вас что-то укусит, идите к моему сыну, Бомену. Он знает, что делать.

Ледяной порыв ветра напомнил, что в такую пору негоже стоять на месте, если рядом нет уютного дома. Нужно двигаться дальше. Перед тем как занять место в колонне, Анно и Бомен перекинулись парой слов.

– Думаю, она вылетела из мертвеца, – сказал юноша.

– Ты спас меня, Бо. Я все понимаю.

– Личинка вынудила тебя кричать и командовать. А это совсем на тебя не похоже.

– Да, не похоже. Я ведь счастлив в своем тихом мирке, не правда ли? Среди родных и книг. Я не хочу, чтобы меня боялись. И веду нас только потому, что верю в дар Аиры. Никто не обязан идти за мною.

Бомен услышал в отцовском голосе озадаченность: похоже, тот не так уверен в себе, как хочет казаться.

– Все идут за тобой, потому что уважают.

– Я просто хочу сказать, Бо, что не пытаюсь казаться мудрее или достойнее других. Кто я такой, чтобы указывать?

– Ты наш предводитель, папа.

В ответ Анно странно улыбнулся. Бомен осторожно вошел в его мозг и, к своему удивлению, обнаружил множество мыслей, будто твердящих наперебой: «Да ты смешон! Возвращайся в свою библиотеку, книгочей! На тебя никто не обращает внимания. Лучше говори потише, чтобы тебя не высмеяли. – А под этим шумом звучал более спокойный и уверенный шепот: – Я действительно знаю больше, я мудрее, им будет лучше, если они пойдут за мной».

Что же за муха вылетела изо рта мертвеца? Что она с нами делает? Как находит самые потаенные страсти?

Бомен вспомнил, как сам давным-давно пережил подобное. Когда в Чертогах Морах он взглянул в бесчисленные глаза, внутри его пробудились дикие желания и он изменился. Может, эта муха тоже творение Морах?

Бомен похолодел от ужаса. «Мне уже не десять лет. У меня есть сила, – напомнил он себе. – Морах рождается в нас самих. Морах – это мы. Муха не ядовита, она лишь находит глубоко запрятанные страхи и желания». И все же ему было жутко.

А что, если мы все не такие, какими кажемся? Что, если от укуса крошечной мухи мы станем чужими? Мягкий отец превратится в орущего деспота. А я… Я – в убийцу…

Юноша мотнул головой: лучше об этом не думать. Связаны эти мухи с Морах или нет, защитить остальных может лишь он. На этом и нужно сосредоточиться.

Странное опьянение Анно Хаза не шло у людей из головы. Все оглядывались в поисках мух, то и дело шлепая себя по рукам и лицу, следили, не ведет ли кто-то себя страннее обычного.

Госпожа Холиш пожаловалась:

– От такого быстрого хода у меня ноги гудят.

Креот ответил:

– Мадам, если поспевают коровы, можете и вы.

Не слишком ли жесткая отповедь для добряка Креота? Ведь именно он помогал нести госпожу Холиш, когда жителей Араманта угнали в рабство. Может, это муха?

Юная Пеплар Вармиш расхихикалась – не унять. Выяснилось, что они с подружкой Красой Мимилит всего лишь корчили рожицы братьям Клин.

Восьмилетняя Плава Топлиш в суматохе выбежала вперед и пошла рядом с Мампо. Как и остальные девочки, она обожала этого юношу, потому что он высокий, сильный, молчаливый и верит во все, что ему говорят.

– Мампо, – начала она, – а знаешь, что ты говоришь во сне?

– Нет, – ответил Мампо, – что?

– Ты говоришь: «Пинто фу-фу! Плава ням-ням!»

– Да ну? Интересно, с чего бы это.

– С того, что ты не любишь Пинто. А меня любишь.

Мелец Топлиш разыскал Плаву и принялся отчитывать за то, что она оставила свое место в колонне. Плава ткнула в него пальцем и заверещала:

– Мой папа – ужасное чудовище! Наверное, его укусила муха!

Так и вышло, что путешественники быстро перестали обращать внимание на детские забавы. Через час уже никто не присматривался к тому, как ведут себя остальные. Никого так и не укусили загадочные мухи, и мантхи приободрились. Дорога шла чуть-чуть под горку, поэтому идти было легче обычного. Горы уже видны, значит, долгий путь когда-нибудь закончится.

Гремели по камням колеса, цокали лошадиные копыта, и каждый погрузился в мечты о будущей жизни на родине. Креот, сожалея о своей недавней резкости, решил поделиться с госпожой Холиш своими мечтами.

– … Земли возьму чуток: куда мне больше, старику? Так, лужок-другой для животинки, с одного боку речка, с другого – море. Построю маленький домишко да коровник справлю, с видом на море. Лучше на восток. Чтоб по утрам доить и любоваться восходом. Клянусь бородой моего предка!.. Такой жизни можно позавидовать, а, мадам? Аромат парного молока, лучи рассветного солнца…

– Ну и сидите в своем стылом сарае, уважаемый. А я полежу в кровати.

– В кровати, вот как?

– У меня будет всем кроватям кровать! Мягкая, как пух, уютная, как гнездышко! И буду я лежать в своем гнездышке, как яичко, и мои бедные ножки больше никогда не заболят!

– Просто лежать – и все, мадам? И день-деньской ничего не делать?

– Ну, может, встану, чего-нибудь перехвачу на обед, постою на крылечке, покиваю соседям, доброго дня пожелаю. А потом снова в кровать!

Дубмен Пиллиш, тяжело ступая рядом с повозкой, начал рассказывать Редоку Зему о школе, которую устроит на родине. Редок Зем не поддакивал, но и не возражал, что Дубмен, бывший ректор, истолковал как согласие слушать.

– Уроки у меня будут радостью для детей, а не тяжким грузом. Ученики будут приходить ко мне и говорить, что именно они хотят выучить – например, песню. Ведь песни, которые выучил в детстве, никогда не забываешь, правда?

– Ну, не знаю, – протянул Редок Зем.

– А я им: «О, я вам помогу!» И научу их, например, песне «Наседка и цыплята».

Дубмен пропел неожиданно приятным голосом.

– «Куда вы девались, цыплятки, цыплятки? Ах! Ах! И ах!» Каждый «ах» означал, что из-за спины Пиллиша появился еще один пропавший цыпленок.

– Ну, я не знаю, – повторил Редок Зем.

Мампо шел впереди и о родине не думал. Нужно быть начеку. Да и мечтать ему не о чем. Мампо обернулся и задержал взгляд на Кестрель. Он любил ее, сколько себя помнил, знал каждую черточку подвижного скуластого лица, каждое выражение беспокойных глаз. Только вот Кестрель его не любила. Мампо смирился: кто он такой, чтобы надеяться на любовь Кесс? Правда, без нее тоже никак… Вместо мечтаний о будущем перед Мампо зияла огромная дыра. Жизнь юноши словно замерла: он не страдал и в то же время не мог быть счастлив.

Кестрель не заметила взгляда Мампо. Она беспокоилась о Сирей.

– Тебе нужно больше есть, – увещевала она подругу. – Нам еще долго идти.

– Еды осталось мало, – тихо отвечала Сирей. – Пусть едят дети.

– Тогда ты ослабеешь, и придется посадить тебя в повозку. Лошадям будет трудно.

– Тогда бросьте меня.

– Ты что, Сирей! Мы тебя ни за что не бросим!

– А зря! Я ведь не из племени мантхов. Я никому не нужна. Я даже… ну, ты понимаешь.

– Не красивая?

– Не красивая. Не принцесса. Я ничего не стою.

– Значит, все девушки, которые не красивы и не принцессы, ничего не стоят?

– Я не это имею в виду!

– Тобой все восхищаются, Сирей.

– Не все.

Кестрель не стала делать вид, что не понимает.

– И Бомен тоже.

– Он так сказал?

– Я знаю, что мой брат чувствует. Он ведь к тебе подходил, правда?

– Я шила. Он меня похвалил.

– Ну вот видишь!

– Кесс, перестань! Хоть ты меня не жалей!

На миг Сирей снова стала такой, как раньше. Кестрель ласково взяла ее под руку.

– Злая ты мне больше нравишься.

– Неправда! – Сирей заулыбалась.

– Ладно, признайся: ты не такая хорошая и скромная, какой хочешь казаться.

– Нет, такая! Я самая скромная в мире. – Эти слова вызвали у Сирей улыбку, и Кестрель улыбнулась в ответ. – Я принцесса Скромности. Я невероятно, поразительно, божественно смиренна. И умопомрачительно скромна. – Сирей покатилась со смеху.

Ланки обернулась и одобрительно посмотрела на нее.

– Так-то лучше, ласточка моя! И мне на сердце спокойнее…

– Сама ты злая, Кесс, – упрекнула подругу Сирей, немного придя в себя. – Вот что я из-за тебя наговорила!

– Больше не будешь морить себя голодом?

– Буду есть, что едят другие.

– Вот и хорошо.

– И все-таки, Кестрель, мне правда все равно, жить или умереть. Я говорю так не потому, что красуюсь. Мне стыдно, что я была такой… Вы, мантхи, любите своих близких, заботитесь друг о друге. Вы серьезные, внимательные и, самое главное, хорошие. Тихие, славные люди.

– По-моему, ты говоришь не обо всех мантхах, а об одном из них.

– Может, и так.

– У него тоже есть недостатки.

– Иногда мне кажется, он слишком часто грустит и держится особняком. А недостатков я не вижу.

– Спроси его. Он расскажет.

– Ой, нет, мне бы и в голову такое не пришло!

Втайне Сирей подумала, что, пожалуй, могла бы сделать Бомена счастливым, – и тут же вспомнила, что лишилась своей красоты. А кому нужна некрасивая девушка?

– Я вечно забываю, что теперь все по-другому…

Сирей в сотый раз подняла руку и потрогала шрамы на щеках.

О мухе, которая укусила Анно Хаза, все давно забыли. Путники весело шагали вперед, кое-кто даже затянул старинную дорожную песню, дошедшую из тех древних времен, когда мантхи были кочевниками. Кестрель снова попыталась убедить мать хоть немного проехать в повозке. Аира Хаз наотрез отказалась.

– На закате встанем на отдых. У меня как раз хватит сил дотянуть до привала.

Бомен и Мампо как дозорные оставались во главе колонны. Однажды Бомен оглянулся и увидел, что Кестрель держит за руку мать, а Сирей идет рядом с повозкой, подставив лицо холодному ветру и устремив лучистые янтарные глаза в никуда.

Сирей даже не услышала позади слабого жужжания. В горле возник зуд, девушка подняла руку, почесала шею и сразу об этом забыла. Чуть позже у нее засвербило в ямочке между ключицами.

Глава 3

Поцелуй Сирей

На пути все чаще попадались расщелины. То ли из-за жары, то ли по другой причине земля растрескалась, словно глазурованное блюдо в печи неумелого горшечника. Первые трещины были небольшими, шириной и глубиной всего пару пальцев. Однако чем дальше мантхи продвигались на север, тем глубже становились провалы. Вскоре их было уже не перешагнуть, можно разве что обойти кругом.

Дорога кончилась; правда, через пустошь тянулась полоса вытоптанной жесткой травы, так что сбиться с пути можно было не бояться. Вскоре извилистая тропа направилась вниз, огибая то и дело разверзающиеся овраги, и люди оказались в углублении, похожем на русло давно высохшей реки. Земляные стены по бокам росли и росли, пока не поднялись выше голов идущих.

Анно не нравилась дорога-коридор, и он послал дозорных высмотреть другую – Мампо на запад, Таннера Амоса на восток. Те с трудом взобрались по крошащимся склонам. От каждого шага вниз сыпались маленькие камнепады.

– Что видишь, Мампо? Другой путь есть?

– Нет! – донеслось в ответ. – Трещины слишком широкие!

С западного склона Мампо видел, что провалы превратились в настоящие ущелья. Пройти можно было только по высохшему руслу.

К полудню и очередному привалу тропа врезалась в землю еще глубже, и мантхи очутились в разломе меж крутых склонов. Мампо и Таннер сначала спускались осторожно, но в конце просто сбежали вниз, обрушив пару камней.

– Ничего?

– Одни трещины.

Анно Хаз повернулся к сыну.

– Вода близко, Бо?

Бомен покачал головой. Если бы рядом были источник или река, он бы их почуял.

– Нет.

– Дорогая! – Анно обернулся к Аире.

Жена сидела неподвижно, опершись спиной о колесо и закрыв глаза. По нескольку раз на дню она вот так вот отрешалась от всего вокруг и погружалась в себя, чтобы удостовериться, что ведет людей правильно. Аира будто определяла направление ветра – только не ветра, а тепла. Тепло было слабым и все же ощущалось ясно и указывало путь на родину. Правда, было и другое, менее ясное чувство: надвигающаяся тишина, как перед грозой. Аира не говорила об этом другим. Все и так спешат, как могут, зачем их пугать? О том, что ветер становится сильнее день ото дня, знали только Аира и Анно. Нужно найти убежище, безопасное место, родину, пока не разразилась буря. Иначе ветер унесет их с собой.

Муж присел рядом с Айрой на корточки и взял ее за руки.

– Мы ближе? – спросил он.

– Да.

– А ты как?

– Доживу до родины. Разве я не говорила?

Анно отдал жене свою долю хлеба и чашку молока. Ради него Аира сделала пару глотков и поела, хотя и не была голодна.

– Худеешь! – укорил ее Анно с напускной строгостью. – Ты должна есть все, что дают.

Аира улыбнулась, глядя во встревоженное лицо мужа, и подумала: какой он хороший человек!

– Нужно сыграть свою роль, Аннок. А потом уйти.

– Только не сейчас! – отрезал он. – Не сейчас!

– Да, не сейчас…


Все отдыхали, и лишь Сирей не находила себе места.

– Сядь, ласточка, – позвала ее Ланки. – Нам еще два часа идти до заката. Дай ножкам отдохнуть.

– Надо лечь, – поддержал бывшую служанку Скуч. – И поднять ноги выше головы. В этом весь секрет.

– Выше головы? – удивилась Ланки.

Коротышка Скуч лег спиной на каменистую землю и положил пятки на приступок повозки.

– Вот так! Тяжесть из ног уйдет.

Ланки легла рядом.

– Точно! – обрадованно вскричала она. – Я чувствую, как тяжесть уходит!

Ланки повернулась, чтобы позвать Сирей, но та была уже далеко. Бывшая принцесса металась по всему лагерю.

– Что с ней случилось? Почему она волнуется?

– От худобы, – ответил Скуч.

– Думаешь?

– Конечно. Телу, как и матрасу, нужна набивка, а то нервы лезут наружу.

– Бедная моя девочка! Она и вправду вся как на иголках. Не надо все принимать так близко к сердцу!

А тем временем в этом сердце вдруг возникло очень сильное желание подойти к Бомену, поговорить с ним и… Что дальше, Сирей не знала. Знала только, что кончится это унижением. Гордость сдерживала ее, но с каждой секундой желание росло.

Бомен стоял поодаль и тихо разговаривал с Кестрель. Он был не менее взволнован, чем Сирей, однако по совершенно иной причине.

– Скорей бы все закончилось! – говорил Бомен. – Скорей бы за мной пришли! Почему они не идут? Я чувствую, ветер поднимается. Пусть приходят скорее!

– Они придут, когда ты им понадобишься, – отвечала Кестрель. – А я не хочу, чтобы ты уходил раньше.

Кестрель знала: брат верит, что судьбой обречен стать одним из Певцов. И все же Кесс никак не могла смириться с мыслью, что их могут разлучить.

– Пойдем вместе, – подумала она. – Мы всегда вместе.

Бомен услышал ее мысль.

– Я не хочу уходить. Только ждать тоже нет сил. Ты не представляешь, каково это!

– Немного представляю…

Кестрель чувствовала смятение брата. Душа Бомена превратилась в поле боя. Он был так открыт, что ничему не мог сопротивляться. Как небо, юноша вбирал в себя все. Мечты мантхов-кочевников, сила и ярость Морах, прекрасные песни Сирина – все это металось в его душе, как гонимые ветром облака.

– Я не хочу расставаться с тобой, – сказал Бомен. – Но когда придет время, я должен быть там.

– А потом?

– «Потом» не будет. Для меня.

– А я смогу жить без тебя?

Не спрашивай. Прости.

На коже Кестрель, под рубашкой, что-то шевельнулось – серебряный кулон, который она носила на шее, голос Поющей башни. Кесс надела его так давно, что уже почти о нем забыла. А кулон дрогнул, надавил на грудь, теплый, словно живой, словно часть ее самой. Такая знакомая форма, и эта тяжесть… Вдруг в душе Кестрель открылась неведомая дверца. Девушка увидела себя с братом, вместе, совсем как теперь. А вот чуть позже, во времени, которое еще не пришло, Бомен стоял один, потерянный, с разбитым сердцем, и выкрикивал ее имя.

Кестрель забыла, что это лишь видение, и мысленно ответила брату:

Я никогда тебя не оставлю. Даже если тебе покажется, что меня нет, знай, это не так. Я всегда буду с тобой.

Бомен удивился:

– Ты о чем, Кесс? Почему ты так говоришь?

– То, что будет, – произнесла Кестрель медленно, словно подбирала не только слова, но и мысли, – то, о чем написал пророк, время жестокости, огненный ветер – все это сильнее нас.

– Да, куда сильнее.

– Не мы сотворили мир, не мы его разрушим.

– Да.

– В том, что должно быть, мы сыграем только свою маленькую роль.

– Да.

– Тогда не надо ни надеяться, ни бояться. Надо ждать зова, а потом сделать то, что мы должны сделать.

– Да.

Кестрель ласково провела рукой по щеке Бомена.

– Он скоро придет, брат. Не торопи его.


Сирей не могла больше сдерживаться. Высоко подняв голову и глядя перед собой с отстраненным высокомерием, как истинная принцесса, она прошествовала к тому месту, где стояли Бомен и Кестрель. Сирей понимала, что вот-вот покроет себя позором на всю жизнь, однако желание оказалось нестерпимым. Нужно поговорить с Боменом, а там будь что будет.

Близнецы встретили ее удивленными взглядами.

«Я так изменилась? – подумала Сирей. – Или у меня все написано на лице?»

– Оставь нас, Кестрель, – произнесла она. – Я хочу поговорить с Боменом.

– Да, конечно, – озадаченно ответила та.

Брат взглянул на сестру:

Не уходи, – позвал он, но было поздно.

– Скоро отправляемся, – поспешил сказать Бомен. – Пойдем к остальным.

– Чуть позже, – ответила Сирей.

И, к изумлению юноши, она дотронулась до его руки. Сирей не вела себя с ним так смело с самого Домината.

– Я знаю, ты не можешь меня любить, – начала девушка, – потому что я лишилась красоты. Зато я могу любить тебя.

– Сирей, нельзя так говорить.

– Почему? Мне нечего терять, кроме гордости. А я устала хранить ее.

– Ты не понимаешь. Неважно, кто кого любит. Очень скоро меня заберут, и мы больше не увидимся.

– Очень скоро? Тогда какая разница! Вот ты, и вот я.

Сирей погладила Бомена по руке.

– Я не знаю, чем тебе помочь, Сирей.

– А я знаю. – Она пристально посмотрела в глаза юноше. Бомен замер. – На один миг, на секунду притворись, что любишь меня.

– Ну, Сирей! По-моему, это…

– Дотронься до моих шрамов.

Бомен смотрел на девушку во все глаза, сам не свой от смущения.

– Тебе противно?

– Нет.

– Тогда дотронься.

Бомен поднял руку и тронул кончиком пальца багровую полосу на щеке. На месте зажившей раны остались рубец и нежная кожица. Бомен подчинился, потому что жалел Сирей и не хотел ей отказывать.

– Теперь дотронься до моих губ.

Бомен коснулся ее губ: такие мягкие и влажные…

– Чего ты хочешь от меня, Сирей?

– Чтобы ты меня поцеловал.

Огромные янтарные глаза смотрели на него без всякого стыда. Только теперь Бомен забыл о своем смущении и понял, что Сирей ведет себя странно. Она никогда не попросила бы его о поцелуе так открыто. С ней что-то случилось.

– Поцеловать тебя?

Тяни время.

Почему?

– Потому что я тебя люблю.

– Мы не обручены.

– Мне все равно. А тебе нет?

Это говорит не Сирей! В ней сидит муха страсти. Чтобы попасть в ум Сирей, нужно подойти ближе.

– Закрой глаза, – попросила она. – Тогда ты не увидишь шрамов, а поцелуй не потеряет прелести.

Бомен закрыл глаза. Сирей положила его руки себе на талию. Ее губы потянулись к его губам. Когда губы встретились, по телу Бомена пробежала дрожь наслаждения. А ведь он никогда еще так не целовался! В поцелуе Сирей была близость, нежность и страсть. Бомен чувствовал, как девушка льнет к нему, и это ощущение было частью поцелуя. Он прижимал ее к себе, его руки гладили стройную спину, его губы целовали ее губы, раскрывая тайны…

Нет! Бомен с усилием высвободил ум и мысленно прошел сквозь поцелуй, в разум девушки, охваченный желанием. Бо прижался к Сирей еще сильнее, и поцелуй стал еще более страстным, отчаянным, словно мольба о помощи. Осторожно погружаясь, Бомен нашел существо, свернувшееся в клубок, плотно захватил его и сделал рывок. Напряжение, последняя судорога существа – и победа! Послышалось жужжание крыльев: муха улетела.

Сирей потеряла сознание в его руках. Бомен удержал ее, чтобы не встревожить остальных. Он огляделся: другие видели? Все давно встали и вроде бы просто собираются идти дальше. Во всяком случае, в их сторону никто не смотрит.

Сирей очнулась и недоуменно спросила:

– Что такое?

Тут она вспомнила и залилась краской.

– Ох!

– Это была не ты, – успокоил ее Бомен. – В тебя что-то вселилось. Оно тебя и заставило.

– Та самая муха?

– Да.

– И она меня опьянила?

– Да. В каком-то смысле.

Сирей стыдливо опустила глаза.

– Она заставила меня поцеловать тебя, да?

– Да. Не волнуйся, это была не ты.

Лошадей опять запрягли, люди заняли места в колонне.

– В тебя она тоже забралась?

– Нет.

– Но ты меня все равно поцеловал.

– Мне нужно было приблизиться. Чтобы ее вытащить.

– Ах, да! Чтобы ее вытащить…

Когда Бомен и Сирей вернулись к остальным, их встретило несколько любопытных взглядов. Юноша понял: надо объяснить случившееся.

– Насекомое все еще с нами, – объявил он. – Я только что выгнал его из Сирей.

– Деточка моя! Ты цела?

– Да, Ланки, все хорошо.

– Будьте начеку! – предупредил Бомен.

– По местам! – крикнул Анно. – Дозорные, вперед! У нас есть еще час, потом стемнеет.

Путники снова двинулись вперед.

Бомен шел в середине, прислушиваясь, не раздастся ли зловещее жужжание. Мух было не слышно, все вели себя как обычно. Когда чувство опасности немного притупилось, к Бомену вернулись воспоминания о поцелуе Сирей. Нет, его целовала не она, а существо, которое ей овладело. Или все-таки Сирей? Может, так проявились ее тайные желания?

Сзади кто-то подбежал к юноше. Бомен обернулся и увидел Кестрель. Он тут же покраснел: наверное, объяснил он себе, от стыда, что не поговорил с Кесс о Сирей.

– С ней все будет в порядке, – поспешил сказать Бомен. – Я вытащил из нее муху.

Кестрель испытующе посмотрела на него:

– Муха вернется?

– Скорее всего. Когда – не знаю. Я ее так и не видел. Она словно не существует, пока кого-то не укусит. А потом становится его частью.

– Я видела, как муха подействовала на Сирей.

– Мне пришлось до нее дотронуться. Чтобы выгнать насекомое.

– Да, конечно. Дотронуться.

Слово «поцелуй» не прозвучало, но повисло в воздухе между близнецами. Раньше они друг от друга ничего не скрывали! Бомен совсем расстроился.

– И вот ведь странная штука…

– Бандиты!

Тревожный крик Мампо прервал разговор. Бомен резко обернулся – и вдруг впереди раздался грохот. Перед колонной упало чуть ли не полскалы, заклубилась пыль с каменной крошкой.

– Стой! – закричал Анно. – К оружию!

Бомен и Кестрель кинулись к повозке. Снова загрохотало, на этот раз позади. Новый завал отрезал дорогу назад. Путники оказались в ловушке.

– Мампо! Таннер! Спускайтесь!

Дозорные сбежали со склонов. Остальные уже лихорадочно вооружались мечами, вилами и поленьями.

– Сколько их?

– Дюжина. Может, и больше.

Через несколько мгновений нападавших мог сосчитать каждый. На западном склоне выросла фигура – высокая, сухощавая и как будто без лица. Рядом возникла другая, потом – еще три. Все они остановились, молча глядя вниз. На белесом зимнем небе были заметны только силуэты – обмотанные слоями одежды, как у беженцев, что собирают любые тряпки. На поясе, над локтями и коленями балахоны скреплялись матерчатыми завязками. Плечи, шея и голова у каждого из разбойников были закрыты длинным куском ткани, на виду оставались лишь глаза.

– Бандиты, это точно, – сказал Анно.

На склоны поднимались все новые и новые фигуры. Бомен насчитал тринадцать человек на западе и еще восемь на востоке. Они казались безоружными.

– У них нет мечей, – прошептал он отцу. – Думаю, мы сможем защититься.

Не успел он это сказать, как один из мужчин вытянул из-за пояса веревку и наклонился за камнем.

– Пращи! – закричал Ролло Клин.

Бандит со свистом раскрутил веревку над головой и легким движением руки послал камень вниз. Камень попал корове Креота в висок с такой силой, что животное упало замертво, не издав ни звука. Мантхи в ужасе оцепенели. Креот вскрикнул и бросился к безжизненному телу.

– Херувимчик! Херувимчик мой!

Пращи приготовили и остальные бандиты. Разбойники стояли неподвижно и по-прежнему молчали. Впрочем, все было ясно без слов.

Анно задумался: их окружили и спереди, и сзади. Лошади и коровы не поднимутся по крутым осыпающимся склонам. Нужно драться или просить пощады. Одного-другого нападающего убить удастся, и все же многие мантхи погибнут, как погибла корова.

– Сложите оружие, – сказал он спутникам.

Анно повернулся к человеку, который метнул первый камень. Должно быть, этот тип и есть главарь.

– Мы – мантхи! Мы не желаем вам зла! Чего вы от нас хотите?

Разбойник молча смотрел на него.

– Вам нужны наши коровы и лошади? Больше у нас ничего нет.

Главарь подал знак двоим из своих. Те побежали вниз. Из-под ног разбойников покатились маленькие оползни. Остальные подняли пращи в знак, что метнут камни, если посланцев тронут.

– Не двигайтесь! – крикнул Анно испуганным людям. – Замрите, пока мы не узнаем, чего они хотят!

Разбойники внимательно осмотрели неподвижных путников. Один указал на Кестрель, потом на Сарель Амос. Второй взял обеих за руки и связал веревкой запястья.

Из горла Мампо вырвалось гневное рычание.

– Не двигайся! – прошипел Анно.

Увидев, что стычки не избежать, Хаз пытался увеличить шансы на победу. Он оглянулся, прикидывая, сколько человек могут спрятаться под повозкой. Но зоркий главарь заметил его взгляд. Свистнула праща. Бомен увидел, как камень летит в отца, и мысленно бросился на помощь. Юноша покачнулся и тем не менее отразил удар – камень упал на землю, не причинив вреда. С ударами такой силы можно было справиться лишь по очереди. А если все бандиты начнут стрелять одновременно?

Главарь, удивляясь промаху, снова заряжал пращу.

– Бо, – спросил Анно, – у нас есть шансы?

– Нет. Они нас перебьют.

В это время разбойник уже связывал Пеплар. Ее отец, Гарман Вармиш, вынул нож.

– Гарман! Стой!

Стук, хруст – Гарман упал с размозженным черепом. У Бомена вырвался вскрик. Все произошло слишком быстро.

И тут главарь впервые заговорил. Путники услышали резкий голос:

– Нам что, убить всех ваших мужчин? И такое бывало.

Гарман Вармиш лежал неподвижно, из раны на голове лилась кровь. Его жена всхлипывала, но не двигалась. Разбойник подвел Пеплар, обмякшую и покорную, к Кестрель и Сарель. Потом забрали Виду Так, Красу Мимилит и Сирей – всех девушек, которые вышли из детского возраста, но пока не стали матерями; правда, Пеплар едва исполнилось двенадцать.

Кестрель позволила себя связать и отвести в сторону, потому что еще до того, как убили отца Пеплар, поняла, насколько опасны бандиты. Бомен мысленно твердил: Не сопротивляйся. Пока не надо.

Сирей тоже видела, что выбора нет. Когда настал ее черед, бывшая принцесса презрительно отбросила руку бандита и, высоко подняв голову, подошла к остальным пленницам. Ланки хотела пойти вместе с ней, но бандит оттолкнул женщину.

Когда шестерых девушек связали в цепочку, разбойники знаками показали, что сейчас будут подниматься по склону. Анно окрикнул застонавших родителей:

– Не двигайтесь! Наш долг – остаться в живых!

Тягостно было видеть, как девушки со связанными руками взбираются по каменистой осыпи, падают на колени, дергают ногами в поисках опоры, а их тащат все выше и выше. Наконец пленницы и бандиты поднялись наверх, и налетчики начали отходить.

– И не думайте идти за нами! – крикнул главарь. – Мы уходим в лабиринт. Вы нас не найдете, лишь заблудитесь. Мы не желаем вам зла. Примите мой совет: идите своей дорогой!

По его знаку связанных девушек увели. Мампо тихо зарычал, содрогаясь от еле сдерживаемой ярости.

– Зато я вам желаю зла!

– Спокойно, Мампо! – сказал Анно. – Если тебя убьют, ты нам не поможешь.

Бомен молча обратился к Кестрель:

Я найду тебя. Пока мы бессильны. Но я тебя найду.

Один за другим бандиты сошли со склона. Осталась лишь худая, зловещая фигура главаря. Затем он быстро повернулся к мантхам спиной и скрылся из виду.

Мампо, Бомен, Таннер Амос и братья Клин тут же кинулись к западному склону. Взбираться оказалось гораздо труднее, чем они думали, глядя на ловких разбойников. Ноги постоянно соскальзывали, и то один, то другой падал вниз, увлекая за собой остальных. Мампо упал дважды и лишь на третий раз взбежал на склон – благодаря могучим мышцам. Снизу раздался крик:

– Видишь их?

– Нет, – ответил Мампо. Он стоял там же, где раньше бандиты, и смотрел на запад.

Остальные наконец добрались до верха и сразу поняли, почему юноша замолчал. Земля до самого горизонта была изрезана глубокими трещинами. Кое-где неровные разломы сливались или пересекали друг друга. Немыслимый лабиринт тянулся на многие мили. Одни расселины казались не глубже чем в рост человека; в других дна словно и не было. Сверху отличить их друг от друга было невозможно: черные щели без каких-либо примет, нигде ни деревца, ни куста, ни жилья. Бандиты и пленницы растаяли в лабиринте, не оставив и следа на обветренной пустоши.

Бомен прикрыл глаза, чтобы увидеть Кестрель по-другому.

– Далеко пока не ушли, – произнес он. – Бегут быстро, и все же я их найду.

Глава 4

Сквозь «бурю»

Кестрель послушно спустилась в первую трещину вслед за разбойниками. Подчиняться было мерзко – но не дать же себя волочь, как теленка на рынок! Следом еле поспевали Сирей и остальные. Их нанизали на веревку, как бусы: оступится одна – чуть не падают все. Впрочем, похитители тут же натягивали веревку, и упасть пленницы не успевали. Несколько бандитов молча бежали позади.

Трещина закончилась развилкой, и пленниц повели направо; следующая развилка, налево, поворот, еще поворот – и девушки уже не смогли бы найти дорогу назад. Расщелины становились все глубже, а каменные стены – выше. Зажатое между стенами небо было пугающе далеким. Вокруг – бездонные ущелья, залитые тьмой.

Через час на перекрестке из нескольких трещин главарь приказал остановиться. Разбойники развязали пленниц и открыли лица. Все, кроме одного: тот все так же молчал и держался в тени. Кестрель, Сирей и другие девушки, дрожа от страха, растирали запястья.

Главарь оказался старше, чем они думали, – на вид лет пятидесяти, волосы с проседью, глубокие морщины.

– Я Барра, – начал он, – Отец клайна. Теперь вы мои дочери.

– У нас уже есть отцы, – ответила Кестрель.

– Где же они? – Барра остановил на ней жесткий взгляд. Кестрель не отвела глаз, но промолчала.

– Вы хотите убежать, – продолжал главарь. – Если убежите, то потеряетесь в лабиринте. И будете бродить по нему, пока не устанете и не ляжете отдохнуть.

Он порылся за пазухой, вытащил полоску сушеного мяса и, глянув на небо, бросил еду на землю в нескольких шагах от себя.

– Вы ослабеете и не сможете идти дальше. Никто вас не найдет.

Вдруг мелькнули крылья: с неба молнией слетела огромная птица, схватила мясо – и была такова.

– Кроме стервятников. Они пожирают умирающих от голода – не мертвых.

На юных лицах отразился ужас. Барра удовлетворенно кивнул.

– Оставайтесь с нами, и вас будут кормить и защищать.

– Что вам от нас нужно? – спросила Сирей.

– Мы – клайн воинов, – ответил он. – Мы сильны. К нам приходят молодые мужчины. Мужчинам нужны жены.

Барра показал на бандитов, столпившихся вокруг. Кестрель посмотрела на них и только сейчас заметила: они и вправду молоды, многие даже младше ее самой.

– Ваших мужчин так не любят, что им приходится брать жен силой? – спросила она.

Жесткие глаза главаря снова уставились на Кестрель.

– Да, не любят. Боятся. Так и должно быть.

В его морщинистом, обветренном лице чувствовалась такая внутренняя сила, что Кесс стало страшно. А Барра продолжал уже спокойнее:

– В мире война. Горят города, мрут от голода люди. Над землей летают стервятники. Сильные охотятся на слабых. Настали темные, жестокие времена. Думаете, мы по доброй воле живем в трещинах земли, как крысы? Думаете, мы от хорошей жизни сватаемся с пращами и убиваем за невест? Таким стал весь мир! Наш клайн выжил, потому что у нас нет жалости. Ваш клайн потерял вас, потому что они слабее. Теперь вы принадлежите клайну Барры.

– А если мы против?

– Тогда уходите. Мы не защитим вас, и вы погибнете.

Стало очень тихо. Кестрель обвела взглядом Сирей, Сарель Амос, Красу Мимилит, Виду Так и маленькую Пеплар Вармиш. Все молчали и не двигались. Главарь бандитов остался доволен.

– Значит, мы поняли друг друга, – сказал он. – В селении каждой из вас дадут мужа. Будьте хорошими женами, и с вами будут хорошо обращаться.

Он подал знак, и разбойники снова двинулись в путь. Девушки шли посередине, главарь с несколькими бандитами замыкал строй.

Настроение похитителей изменилось. Кестрель заметила, что мужчины посматривают на них, обсуждают между собой и даже пытаются поймать чей-то взгляд и улыбнуться. Девушки смотрели прямо перед собой. По обрывкам разговоров стало ясно: их сравнивают и чуть ли не делят. Двое стали пихать друг друга в грудь – вот-вот подерутся…

– Прекратить! – закричал Барра.

Бандиты замерли.

– Невест выберут но обычаю клайна!

Дальше шли молча. Они миновали столько поворотов и развилок, что Кестрель забеспокоилась: найдет ли их Бомен? На такой глубине почувствовать ее будет труднее. Конечно, брат не отступится, однако поиск может занять много дней. А пока надо как-то выжить…

Пленниц повели по неровному карнизу. По одну сторону высилась скала до неба; по другую – чернела пропасть. Девушки испуганно жались к скале, которая оказалась мокрой: по всем бороздкам и трещинам в камне прямо на карниз стекали ниточки воды. Вскоре они добрались до тройной развилки и пошли налево. Вокруг поднялись высокие утесы и заслонили небо. Дневной свет проходил через тонкую щель, но скоро закрылась и она. С каждым шагом тусклый свет оставался позади, а темнота приближалась.

Они брели почти вслепую, то и дело натыкаясь на стены, которые крошились от ударов. Под ногами хрустели и шуршали камешки. Ход сужался, и все пошли цепочкой, по одному.

– Держитесь середины тропы, – эхом разнесся голос главаря.

Кестрель еще раз потрогала стены – все в трещинах. Вдруг ее вытянутая рука наткнулась на деревянный шест, потом еще на один. Шесты попадались все чаще. Ощупав стены повнимательнее, Кестрель поняла, что это опоры. Они стояли под наклоном и сходились у потолка, откуда то и дело падали мелкие камешки.

Пеплар Вармиш испугалась темноты и толстых каменных стен и захныкала. Сарель Амос, которая шла за девочкой, нашла ее руку и крепко сжала.

– Уже почти дошли, – хрипло проворчал Барра. Ход стал уже, свод опустился, и все шли пригнувшись. Наконец главарь гаркнул куда-то в темноту:

– Дозорный, хо!

Донесся слабый ответный крик:

– Айя!

– Барра, хо!

Все остановились. Заскрипела массивная дверь – и ход залило светом.

Рев воды. Терпкий дым костров. Ослепительное небо. Бандиты и пленницы вылезли наружу и встали рядом с дозорным. Кестрель обнаружила, что они находятся на широком карнизе. Над головой – стены огромного ущелья, высоченные скалы, на которые невозможно взобраться. Под ногами – бурная река, которая и вымыла это ущелье. Поток вырывался из трещины и, шипя, падал в пузырящееся озеро. В дальнем конце вода вытекала наружу сквозь несколько узких щелей. Вот бы найти путь для побега! Увы, это самая настоящая крепость, и вход или выход тут только один.

Берегов у реки не было. Их заменял деревянный настил вдоль стены, шириной добрых пятьдесят шагов – достаточно для целого поселка из крытых соломой хижин. В самом широком месте реки бандиты соорудили три помоста. На каждом горел костер и кипела вода в котелках. Вокруг ходили люди: в основном мужчины, хотя были и женщины, и дети.

Кестрель расстроилась: она не ожидала, что разбойников будет так много и что их поселение так хорошо защищено.

Главарь обвел рукой хижины:

– Дом клайна Барры. Ваш дом.

Он повел девушек вниз по крутым каменным ступеням. На настиле их встретила высокая женщина с седыми волосами, перевязанными веревкой, на вид одного возраста с главарем. Она обвела пленниц оценивающим взглядом и обратилась к Барре:

– Прекрасно. Откуда такие?

– С дороги, – ответил Барра. – Из Домината, наверно.

– А, понятно. Там кого только нет.

Она жестом подозвала девушек, привела на помост и приказала сесть у костра.

– Только смотрите в реку не свалитесь! Вода ледяная. Умрете быстрей, чем вас вытащат.

Девушки дрожали от холода и от страха. Молодые бандиты-похитители столпились поодаль и смотрели в их сторону. Седая женщина зашла в самую большую хижину и что-то резко сказала. Вышли две женщины помоложе с детьми на спинах и принесли чашки с водой и тарелки с сушеным мясом.

Пеплар Вармиш вспомнила отца и снова расплакалась.

– Я хочу умереть, – тихо всхлипывала она. – Я хочу умереть…

– Все будет хорошо, – обняла ее Кестрель. – Только не трусь.

– Пусть умрут они! – прошипела Сирей. – Я убью любого, кто ко мне подойдет.

– Пока терпите! – обратилась ко всем Кестрель. – Ешьте и пейте, сколько можете. Чтобы хватило сил в лабиринте.

– В лабиринте?! – раздались испуганные голоса. – Туда же нельзя!

– По-другому никак. Слушайте меня. Я найду наших. «Если Бомен будет близко, – подумала Кестрель. – И если он сможет нас всех вывести». Но вслух она сказала:

– Пока за нами смотрят, мы не убежим. Будем ждать ночи.

– В лабиринт ночью?!

– Другого выхода нет.

Кестрель увидела, что седая женщина возвращается, и прошептала:

– Пусть думают, что мы сдались. Делайте все, что скажут.

Она смотрела на Сирей. Остальные были слишком напуганы, чтобы сопротивляться, а вот глаза бывшей принцессы метали искры. Гнев мог толкнуть ее на опрометчивый поступок.

– Поели? Отдохнули?

Девушки молча кивнули. Седая женщина присела рядом.

– Меня зовут Мадриэль. Я Мать клайна. – Она заметила мокрые щеки Пеплар. – Не плачьте. Вы больше не пленницы. Вы невесты. Вас ждут уважение и почет. У нашего клайна мудрый и сильный Отец. Он накажет любого, кто вас обидит.

Кестрель заговорила за всех:

– Мы станем невестами, даже если не захотим?

– Захотите, – ответила Мадриэль. – Вы должны служить клайну. Клайн – ваш дом, ваша семья. Он будет кормить вас и охранять, уважать вашу старость и оплакивать вашу смерть. И в благодарность вы должны поддерживать пламя в очаге для охотников и воинов. Вы должны дать клайну мальчиков, которые вырастут высокими и сильными и когда-нибудь тоже станут охотниками и воинами. Таков обычай клайна.

Сирей сердито замотала головой.

– Тебе не нравится наш обычай? – мягко спросила Мадриэль.

– У женщин что, нет другой цели, кроме как рожать мужчин?

– Да, – ответила Мадриэль. – А у мужчин нет другой цели, кроме как давать жизнь женщинам.

Молодые разбойники перестали глазеть и ушли в общую хижину. Мадриэль показала на другую сторону реки. К дальней стене жался второй настил, поменьше первого. Туда вел мостик с перилами, который пересекал реку в самом узком месте. На настиле стояли крошечные, на вид новые хижины.

– Ваши свадебные хижины. Сегодня вы войдете в них с мужьями и проведете там пять дней и ночей.

Только сейчас девушки по-настоящему осознали, что их ждет. Краса Мимилит оглянулась:

– Мы выберем мужей сами?

– Вы?! Конечно нет! – возмутилась Мать клайна. – Они выберут вас.

Тем временем парни вышли из хижины и стали потягиваться, словно разминались перед работой. Кестрель заметила, что один так и не открыл лица. Почему?

– Первое право у самого сильного, – продолжала Мадриэль. – Он выберет самую здоровую и плодовитую. Тогда клайн получит сильных и здоровых детей. Второй будет следующим. Так шестеро наших юношей получат по невесте. Таков обычай клайна.

– Что за бессмыслица! – не удержалась Сирей. – Как он узнает, кто самая плодовитая?

– По силе желания. Плодовитая молодая женщина – самая желанная. Взгляните на меня. Я как цветок с опавшими лепестками. Я больше не могу рожать детей. Меня не желает ни один мужчина. А вот ты, – она снова обратилась к Сирей, – ты – распускающийся бутон.

– Только не я. – Сирей покраснела и коснулась обезображенной щеки.

Мадриэль рассмеялась.

– Думаешь, это делает тебя в глазах мужчины менее желанной? Деточка, все твое тело источает сладкий аромат молодости. Тебя выберет первый.

– Какая разница, кто нас выберет! – вмешалась Кестрель. – Все равно мы о них ничего не знаем.

– Узнаете, – сказала Мать клайна, – когда увидите, как они проходят сквозь «бурю». Тогда будущая жена узнает о мужчине все, что нужно.

Не успела Кестрель задать новый вопрос, как к костру подошла женщина со спящим ребенком за спиной. В руках она держала корзину с цветными лоскутками.

– Свадебные ленты, Мать, – произнесла она, передавая Мадриэль корзину.

Мадриэль вытащила сине-желтый лоскут в пару пальцев длиной, с рваными краями – от подола какого-нибудь старого платья, – завязала слабым узлом и дала Сирей.

– Держите ленты так, чтобы видели мужчины. Когда придет время, я скажу, что делать.

Она вынула все лоскуты – в полоску, в клетку, без узоров – и раздала девушкам. Кестрель достался самый простой – кусочек светло-серой, почти белой, ткани. Цвет ей понравился. Мать клайна наверняка выбрала его специально.

– А что значит «проходить сквозь бурю»? – поинтересовалась Кестрель.

– Увидишь.

Из другой хижины вышла группа мужчин постарше. Каждый держал самодельное оружие – дубину, кистень или кнут.

– Отцы готовы, – сказала Мадриэль. – Идем.

Она поднялась, и девушки последовали за ней. Мать клайна велела им сесть перед хижинами и положить ленты на колени. Мужчины постарше, которых назвали отцами – хотя некоторые оказались очень молодыми, – выстроились лицом друг к другу в два длинных ряда. Они стояли хмуро и молча, расставив ноги и опустив глаза.

Парни-претенденты повязали на правую руку цветные лоскуты, такие же, как у невест, и обмотали голову длинными кусками ткани, оставляя только узкую щель под носом.

Кестрель успела рассмотреть владельца белой повязки: широкое лицо, толстый нос. «Только не он! – ужаснулась она. – Не пойду за него!» Правда, тут же спохватилась: она вообще не хочет замуж – ни за бандита, ни за кого-то еще.

– Не пойду! Никто меня не заставит!

Сирей тоже увидела парня со своим цветом и возмутилась.

– Потерпите! – сказала Мать клайна, видя, как девушки разволновались. – Еще никто никого не выбирает. Скоро вы положите ленты туда, куда я скажу. Потом юноши отдадут вам свои цвета.

Парни с обмотанными головами встали в начале двух рядов. Кестрель хотела найти того, кто так и не открыл лицо, но теперь его было не отличить от остальных.

Из общей хижины вышел Барра. Главарь встал в конце рядов, поднял руки над головой и дважды хлопнул. Отцы напряглись и подняли кнуты и дубины. Первого парня поставили напротив Барры. Девушки с ужасом поняли, что сейчас произойдет, и даже перестали бояться за себя.

Главарь хлопнул один раз. Первый пошел сквозь строй, стуча сапогами по доскам. Дубины с треском падали на спину, кистени молотили по рукам, кнуты жгли ноги. Парень шел дальше. Он не знал, откуда придет новый удар, и вздрагивал от каждого звука, но не кричал и не пытался бежать. Жестокие побои не миновали голову, грудь, ягодицы. На руке у юноши была черно-оранжевая лента, и кроткая Сарель Амос, теребившая такую же, вскрикивала от каждого удара. Пусть она не знала ни его имени, ни характера – им достался один и тот же цвет.

Молодой разбойник не останавливался. И все-таки безжалостные удары не прошли для него даром. Парень спотыкался, стонал и вскрикивал. Он не успевал уворачиваться и с каждым разом сгибался все ниже. Наконец кнут из бычьей кожи рассек ему икры. Парень упал на колени и больше не поднялся. Старшие замерли. Мадриэль обратилась к Сарель:

– Положи ленту туда, где он упал.

Девушка, дрожа, повиновалась. Теперь оранжево-черный лоскут лежал на досках, и все видели, сколько парень сумел пройти. Женщины клайна подошли к избитому, охромевшему юноше и отвели его в сторону.

– Я хорошо прошел? – спросил он срывающимся от боли голосом, едва голову размотали.

– Да, – ответили ему. – Больше половины.

Настала очередь второго. Отец клайна хлопнул, и избиение началось снова. «Буря» ждала всех молодых мужчин клайна.

Кому-то не повезло: сильный удар сбил с ног через пару шагов. Парень тут же вскочил, но свадебную ленту положили на месте его падения – значит, проиграл. Другой упрямо шел вперед, вскрикивая не от боли, а от страха перед новыми ударами, и все же в конце концов не выдержал, споткнулся и упал сам.

Парень с белой повязкой был не из таких. Кестрель сразу поняла: этот победит. Согнувшись под ударами, он двигался уверенно и непреклонно, как раненый бык. Кнуты не могли его задержать, кистени просто отлетали от черепа. А он все шел, тяжело дыша. Середина, две трети… Кестрель обнаружила, что волнуется за него – просто потому, что у них общий цвет, – и тут же одернула себя: пусть его хоть в кашицу измолотят, ей-то что?

Мать клайна оказалась права. В том, как мужчины проходили сквозь «бурю», проявлялся их характер. Испытание было одинаковым для всех, и тем не менее каждый преодолевал его по-своему. Этот, с белой повязкой, вынослив и храбр, однако не умен. Он не способен увернуться от удара или смягчить его. Из такого выйдет надежный и трудолюбивый муж… который за всю жизнь ничему не научится. Пройдя три четверти пути, парень с белой повязкой сломался и упал на колени.

Кестрель встала и положила рядом с ним ленту. Возвращаясь на место, девушка встретилась глазами с Сирей. Лицо подруги было искажено страданием – по своей судьбе или за парней, проходящих сквозь «бурю»?

Испытание продолжалось. Вдоль рядов уже лежало несколько лент. Избитые парни приходили в себя и становились зрителями. Новоиспеченные ветераны, покрытые ушибами и кровоподтеками, держались гордо: они прошли сквозь «бурю» и заслужили право стать отцами клайна.

Остался всего один цвет – синий, лоскуток Пеплар Вармиш. Вперед вышел молодой мужчина с синей повязкой. Напряжение спадало. Его товарищи уже хвалились следами побоев, а победители – те, чьи цвета лежали дальше других, – высматривали себе невест. Дело было только за последним участником.

Кестрель тут же увидела, что этот разбойник не такой, как все: нет, не выносливее и не ловчее других. Просто ему все равно. Парень высоко держал голову, пошатывался от тяжелых ударов в спину, но не падал – будто ничего не чувствовал. Вскоре зрители поняли: на их глазах происходит небывалое. Про невест на время забыли. Уже больше половины пути позади, а парень не издал ни звука и лишь поворачивал невидящее лицо навстречу ударам. Откуда такое равнодушие? Неужели он хочет умереть? Испытуемый шел прямо на мучителей, словно встречая грудью девятый вал, и черпал силы в боли. От удара в лицо раздался отвратительный хруст – да только молодой разбойник не остановился.

Клайн затих: три четверти пути, стук ударов, свист плетей – парень не сдается. Вот он проходит мимо белой ленты, что лежит дальше всех. Удары крепчают, парень запнулся, хромает – и все-таки кнуты и дубины не могут его повалить. Барра, Отец клайна, сурово смотрит с дальнего конца на юношу, а тот подходит еще ближе…

«Зачем? – недоумевала Кестрель. – Зачем так мучиться? Ни одна невеста того не стоит». И тут, как и другие, она поняла: невесты – да и клайн – тут ни при чем. Этот человек выбирает боль. Он не падает на колени, потому что хочет страдать.

А парень шел дальше, и клайн видел, что он пройдет испытание. Барра медленно раскрыл объятья. Избитый, измученный, почти без сознания, молодой бандит дошел до Отца клайна и упал. На миг всем показалось, что юноша поплатился жизнью за свою отчаянную храбрость.

Барра поднял голову и пролаял клич клайна:

– Айя! Слава! Айя! Айя! Он первый прошел сквозь «бурю» до конца!

Мужчины и женщины, молодежь и старшие подхватили крик, топая и хлопая в такт:

– Айя! Айя! Айя!

Пеплар Вармиш неуверенно посмотрела на Мадриэль. Мать клайна подозвала ее к себе, взяла за руку и сама привела, чтобы положить свадебную ленту у ног победителя. Тот двинулся с места и чуть не упал.

– Займись им, – сказал Барра жене.

Мадриэль осторожно взяла парня за руку и размотала кусок ткани, закрывавший голову. Зрители увидели изуродованное и окровавленное лицо победителя. Нос был сломан. Глаз распух и закрылся. На щеке багровел кровоподтек. И все же Кестрель сразу его узнала.

Руфи Блеш!

Повернув голову, Кестрель увидела, что на него смотрят все: Сарель и Вида, Краса и Пеплар. Только Сирей недоумевала:

– А кто это?

– Мантх, как и мы. Его зовут Руфи Блеш, – тихо-тихо прошептала Кестрель. – Когда нас угнали в рабство в Доминат, он сбежал, и из-за него двадцать наших родных сожгли заживо.

– Из-за него?

– Да.

– Он знал, что так будет?

– Знал.

Сирей снова посмотрела на Блеша, который кое-как держался на ногах. Залитое кровью лицо было повернуто к ним. Открытый глаз потускнел и смотрел безразлично, словно слепой. Кестрель поняла, что Руфи хотел сказать: «Вот он я. Делайте со мной, что хотите. Мне уже все равно».

Молодые мужчины, хромая и нянча избитые руки, вышли вперед. Каждый встал у своего лоскута.

– Выбирайте!

Никто не шелохнулся. Все смотрели на Руфи Блеша. Победитель выбирает первым, а он как будто и не знал. Отец клайна кивнул ему:

– Честь твоя.

Руфи Блеш взял ленту и медленно подошел к девушкам. Синяя ткань пропиталась кровью, которую он стер рукой с лица. Кестрель с ужасом и жалостью подумала: как он вообще видит, куда идти?

За пару шагов он остановился и повернул голову в одну сторону, потом в другую, словно рассматривая невест. Потом выпустил ленту из рук и ушел.

Он не выбрал никого.

Кестрель перевела дух: оказывается, она не дышала. Барра нахмурился. Тут же вышел вперед второй, с белой лентой в руках. Как и говорила Мать клайна, он направился прямо к Сирей и положил ленту у ее ног. Сирей только глянула на нее и, подняв изящную головку, отвернулась.

– Возьми, – сказала Мадриэль. – Развяжи и надень на шею.

Та сделала вид, что не слышит.

К девушкам уже подхрамывал третий. Он положил ленту перед Сарель Амос. Кестрель не знала, радоваться или злиться, что не перед ней.

– Бери ленту, – снова обратилась Мать к Сирей, – или уходи из клайна.

– Делай, как она говорит, Сирей, – прошептала Кестрель. – Это ничего не значит.

Бывшая принцесса тонкими пальцами подняла ленту развязала и надела на шею, глядя вдаль, словно делал это кто-то другой, без ее ведома.

Кестрель выбрали четвертой. Она яростно вперилась в жениха, надеясь, что тот передумает, но он только ухмыльнулся. Жених оказался каким-то мелковатым – совсем мальчишка, наверняка моложе ее, да еще с большими оттопыренными ушами. При ходьбе он припадал на одну ногу. Когда поклонник положил перед Кестрель злосчастную ленту, та чуть не сгорела от стыда: розово-голубая клеточка! Даже цвет детский. Она вдруг разозлилась на Руфи Блеша за то, что он отказался от невесты. Руфи выбрал бы именно Кестрель, они знали друг друга с детства.

Дрожащими руками Кесс надела мерзкую розово-голубую ленту. Еще немного, сказала она себе и, закрыв глаза, мысленно позвала брата:

Бо! Слышишь меня?

Нет ответа.

Кестрель знала, что Бомен их ищет, а с ним Мампо и все остальные. Нужно только подождать.

Мать клайна знаком приказала им подняться и идти за ней. Все женихи сделали выбор, и у каждой невесты на шее висела лента.

– После испытания мужчины отдохнут, – сказала Мадриэль. – Вы помоетесь. На закате ужин. Вы накормите и напоите мужей. С последним лучом солнца мужья переведут вас через реку и пригласят в хижины, которые построили для вас. Там вы и останетесь. Таков обычай клайна.

Кестрель подняла голову к небу. Зимнее солнце уже садилось, тени на восточной стене росли, и до последнего луча было очень недолго.

Бо, – подумала она, – брат мой, ты идешь? Скорей, скорей!

Глава 5

Победитель выбирает невесту

Бомен неутомимо бежал по краю огромной расселины. Следом спешили Мампо, Мелец Топлиш, Таннер Амос, Лоло Мимилит, братья Клин и кот Дымок (которого никто не замечал). Люди вооружились – кто коротким мечом, а кто ножом или дубиной.

Расселина вела на запад, где в пасмурном небе садилось солнце. Вокруг расстилалась каменистая пустошь без всяких примет, если не считать сетки трещин. Почти все расщелины мантхи перепрыгивали, но эта оказалась слишком широкой, да еще и с быстрой рекой на дне. Бомен чуял, что сестру и других увели на север, да только пробраться туда не мог – путь загородила пропасть. Тем временем след остывал.

– Нам нужно спускаться, – сказал Таннер Амос. – По-другому никак.

– Заблудимся, – покачал головой Бомен. – Видишь, сколько поворотов? Собьемся с пути. Найти их, может, и найдем, а как вернемся?

Он обернулся – флаг еще виден? Длинная полоса тонкого белого шелка полоскалась в лучах заката. Ее привязали к палке, а палку укрепили на западном склоне те, кто остался ночевать в высохшем русле. Этот ориентир поможет отряду найти дорогу обратно к своим.

Мампо посмотрел на запад: расселина шла чуть ли не до самых гор.

– Вряд ли она где-то кончается, – сказал он. – Наверное, это Трещина-Посреди-Земли.

Бомен тоже так думал, но молчал, чтобы не расстраивать остальных. Много лет назад он, Мампо и Кестрель видели Трещину-Посреди-Земли и даже перешли через нее – по мосту. Хотя Трещина-Посреди-Земли была далеко отсюда, у гор, она вполне могла начинаться с этой расселины.

Чуть раньше они пробегали мимо расселины с крошащимися склонами, которая вела в большое ущелье. Там можно было спуститься в лабиринт. Да вот стоит ли?

– Вот бы кто-то шел сверху и показывал дорогу! – подумал вслух Бомен.

Пройти над лабиринтом было невозможно: слишком много трещин, причем широких.

– Ну, я вот что думаю, – начал Мампо. Он говорил, как всегда, медленно, тихо, словно не надеялся, будто его станут слушать. – Если мы пойдем туда, куда шли, то никогда не переберемся через большую трещину. Это плохо. Если мы сдадимся и вернемся в лагерь, значит, мы навсегда потеряем девушек. Это тоже плохо. Но если мы спустимся в лабиринт, у нас есть шанс.

Мампо умолчал о том, что, как ни решат остальные, сам он не сдастся и пойдет хоть в лабиринт, хоть под землю и будет искать Кестрель, пока не умрет. «А когда я найду ее, – сказал он себе, – то убью тех, кто ее забрал».

Мампо не преувеличивал. Он действительно умел убивать. Его научили этому в Доминате.

Бомену все казалось не так просто.

– Подумайте, что сказал бы мой отец. Мы лишились девушек. Неужели стоит потерять и юношей?

Все молчали. Вдруг раздалось тихое «мяу». Дымок решил, что пора дать о себе знать.

– Дымок! Как ты сюда попал?

– А ты как думаешь?

Ворчливый ответ кота услышал только Бомен. Остальные просто увидели, что кот подбежал к юноше и сел у его ног.

– Надо же, за нами увязался, – удивился Мелец Топлиш. – Бомен, да этот котяра в тебе души не чает!

Дымок смерил Мелеца уничтожающим взглядом и снова повернулся к Бомену.

– Увязался – вам же лучше, – сказал он. – Спускайтесь, а я пойду сверху и буду показывать дорогу.

– Как? Такую трещину не перепрыгнешь.

– А я не буду прыгать. Перелечу.

Остальные ждали, пока Бомен и кот закончат непонятную беседу.

– Вы только посмотрите на его морду! – воскликнул Ролло Клин. – Можно подумать, он разговаривает!

– Время идет, – вмешался Таннер Амос. Бомен погладил кота по спине.

– Дымок мой, Дымочек… Ты же знаешь, что все это выдумки.

Дымок оскорблено встал.

– Так вот какого ты обо мне мнения? Все это выдумки? Чтобы тебе понравиться? Зачем? Я не котенок какой-нибудь!

Кот гордо удалился.

– Вперед? – спросил Бек Клин. – Или назад?

– Пока назад, – ответил Бомен. – У спуска в лабиринт решим.

Друзья затрусили обратно, на восток. Кот чуть поотстал, делая вид, что ему просто нужно в ту же сторону.

– Я им докажу, – твердил он себе под нос – Докажу!

У крошащегося разлома мантхи остановились. Бомен отдышался и мысленно поискал знак, доказывающий, что Кестрель увели именно туда. Бо не надеялся, что сестра ответит, и все-таки позвал ее. Нет, слишком далеко. Впрочем, след он почувствовал, хотя и еле заметный.

– Она там, – произнес Бомен.

– Тогда вперед! – сказал Мампо.

– Но даже если мы спасем Кестрель и остальных, как мы вернемся? Уже темнеет, а чтобы найти дорогу назад, моей силы не хватит.

Вдруг сзади послышался легкий топот – Дымок. Кот обогнал их, быстро-быстро подбежал к краю трещины и прыгнул. Он круто взмыл вверх, загребая всеми четырьмя лапами, и – чудо из чудес! – не упал, а поплыл по воздуху и плавно приземлился но другую сторону трещины.

– Как он это сделал? – изумился Ролло Клин.

– Перелетел! – ответил Бомен.

Дымок повернулся к юноше:

– То-то, мальчик! И не строй из себя всезнайку.

– А еще раз сможешь?

– Сколько угодно. Тот, кто умеет, уже не разучится.

– Тогда давай с нами!

Бомен обратился к товарищам:

– Вперед! Кот покажет дорогу обратно.

Без лишних слов мантхи сбежали на дно трещины, которая вела в лабиринт.


Свадебный пир устроили вокруг большого костра на среднем помосте. Шестерых невест усадили в круг. Перед глазами девушек плясало пламя, за спиной шумела ледяная вода. Они держали в руках тарелки с едой и чашки с подслащенной водой – не для себя, для мужей. Те еще мылись в холостяцкой хижине, готовясь к первой ночи.

Кестрель смотрела на темнеющее небо и думала: день кончается. Надо как-то потянуть время, пока брат не найдет их. А что потом? Как отсюда сбежать?

Она в который раз огляделась. Подняться по отвесным стенам невозможно; переплыть холодную реку – тоже. Единственный путь наружу – тот самый ход с опорами, к которому ведет вырубленная в камне лестница. Клайн удачно выбрал убежище: нападающим придется входить по одному и спускаться вниз по лестнице, которая прекрасно простреливается из пращи. На уступе у двери стоит дозорный. Вход явно стерегут и днем и ночью.

Скольких приведет Бомен? Четверых, пятерых? Горстка людей не возьмет такую крепость. Сбежать тайком тоже не получится. Да, клайн скоро ляжет спать, но с невестами в крошечные хижины заберутся женихи. Если невесты попытаются выскользнуть наружу, те сразу проснутся.

Размышления Кестрель прервались: из холостяцкой хижины вышли женихи в цветных повязках. Каждый по цвету ленты на шее нашел свою избранницу и сел рядом. Затем к костру подсели старшие – отцы и матери клайна. Пир начался.

Впрочем, скромный ужин едва ли заслуживал такого названия. Клайн Барры вел суровую и скудную жизнь. Еды хватало, чтобы выжить, и только. Они не пели песен, не рассказывали сказок, почти не смеялись. Невестам тоже было не до веселья. Они ежились, стараясь не прикасаться к женихам, которые сидели рядом, скрестив ноги, и кормили их, как велено. Кестрель чувствовала на себе взгляд лопоухого и еле сдерживалась, чтобы не швырнуть тарелку ему в лицо. Нет, нельзя было давать волю гневу…

Вдруг старшие затопали и закричали:

– Айя! Айя! Айя!

Так клайн встречал победителя «бури», Руфи Блеша. Тот сдержанно кивнул и сел в стороне. Кровь парень смыл, но изуродованное лицо выглядело пугающе. Кестрель внимательно смотрела на Руфи Блеша. У нее созрел план возможного побега.

Мать клайна наблюдала за невестами, подсказывая и поправляя, чтобы те прислуживали мужчинам по всем правилам.

– Жена кормит мужа прежде, чем ест сама, – сказала она. – Жена поит мужа прежде, чем пьет сама. Таков обычай клайна.

– А кто накормит того, кто сидит один? – спросила Кестрель. Все замолчали. – Он страдал больше других. Он доказал, что сильнее других. Где его невеста?

Барра оглянулся на Руфи Блеша и кивнул Кестрель.

– Ты говоришь верно. Но этот человек отказался от выбора.

– Он выбросил ленту, – сказала Мадриэль. – Он вас не захотел.

– Этот человек измучен и страдает от боли, – возразила Кестрель. – Теперь он отдохнул и, возможно, захочет сделать выбор.

– Невест уже выбрали.

Кестрель следила за Руфи Блешем. Здоровый глаз смотрел на нее в ответ без всякого выражения.

– Он – победитель, – сказала Кесс – Он может выбрать ту, кто ему нравится. До тех пор мы все не свободны. Таков обычай клайна.

Барра нахмурился и помолчал, а потом со вздохом сказал:

– Это так.

Главарь повернулся и мрачно посмотрел на Руфи Блеша.

– Ты будешь выбирать?

Руфи Блеш долго смотрел на Кестрель и наконец кивнул. У костра зашумели: такого никогда не случалось! Барра подал знак, и молодые мужчины встали.

– Положите тарелки и чашки, – приказала Мадриэль невестам. – Снимите ленты.

Она собрала лоскуты и отдала женихам. Руфи Блеш взял в руки свой, синий, и встал лицом к костру. Остальные выстроились за ним в том порядке, в каком раньше лежали их ленты. Последний оказался не у дел и отошел, качая головой и что-то недовольно бормоча.

Увидев, что все готовы, Барра сказал:

– Выбирай.

На этот раз Руфи не колебался. Он выступил вперед в свете костра и положил ленту на колени Кестрель. Барра неохотно кивнул: главная среди невест станет хорошей подругой будущему Отцу клайна.

За Руфи пошли остальные и выбрали тех же самых девушек – кроме того, кто хотел получить Кестрель. Когда наступила его очередь, он мрачно пожал плечами – мол, зря вы так – и взял себе последнюю невесту, маленькую Пеплар Вармиш.

Как Кестрель и рассчитывала, на все это ушло много времени. Свадебный пир начался снова, однако большой костер уже приугас, небо потемнело. Кестрель подала Руфи мясо и питье, как ее учили. Парень медленно жевал покалеченными челюстями. Они не разговаривали и даже не смотрели друг на друга. Но когда Руфи доел и отдал Кестрель тарелку, она написала пальцем по жиру: «Помоги!»

Руфи прочитал, поднял глаза и едва заметно кивнул. Большего Кестрель и не было нужно.

Барра поднялся.

– Последний луч появился и исчез, – объявил он. – Костер догорает, все устали. Свадебные хижины готовы. Переведите невест через реку.

Чтобы выиграть время, Кестрель сказала:

– Отец клайна! У нашего народа тоже есть обычаи. Для мантхов ночь свадьбы – время, когда девочка становится женщиной. В эту ночь мы прощаемся с детством и переступаем порог в новую жизнь.

Девушки-мантхи незаметно переглянулись: они в жизни не слышали о таком обычае! Кестрель все придумала.

Впрочем, Барра об этом не догадывался и уважительно спросил:

– Чего ты хочешь, дочка?

– Согласно обычаю мантхов, Отец, – сказала Кестрель, зная, что ему нравится такое обращение, – невеста первую половину свадебной ночи проводит наедине с женихом молча и не шевелясь. Тогда их души соединяются. Потом невесты уходят от женихов и в последний раз собираются вместе – это называется «встреча невест». – Кестрель сочиняла на ходу с совершенно невозмутимым выражением лица. – На встрече невест мы прощаемся с детством. Потом идем обратно к женихам и вступаем в новую жизнь.

– Ясно.

Барра взглянул на жену. Та пожала плечами и кивнула:

– Вреда не будет.

– Вы больше не мантхи, – сказал Отец клайна, немного подумав. – И все же я не вижу причин запрещать вам в последний раз исполнить свой обычай. Прощайтесь с детством по обычаю мантхов и начинайте новую жизнь по обычаю клайна.

– Спасибо, Отец, – поблагодарила Кестрель. Потупив глаза в знак покорности, девушка протянула руку Руфи Блешу, чтобы тот перевел ее через реку. Мадриэль обратилась к молодым мужчинам:

– Отнеситесь к невестам с уважением. Не нарушайте их обычай.

Пара за парой прошли по узкому мостику на другую сторону реки, к свадебным хижинам, залитым бледным лунным светом.

Кестрель видела в испуганных глазах невест надежду, что она поможет им, спасет от этого ужаса. Надо как-то намекнуть, что план есть, и главное – не трусить. И тут Кестрель заметила, как крепко Вида Так стиснула свои дрожащие руки, и поняла: все в порядке. Подруги смелее ее: ведь они не знают, что Бомен скоро их найдет.

– Сидите молча и не двигайтесь, – сказала Кестрель. – Когда придет время, я заберу вас.

Кесс нагнулась и первой вошла в низкий проем. Внутри было совсем темно. На ощупь девушка нашла на куче сена шерстяное одеяло и села. Руфи Блеш забрался в хижину следом и опустился на землю очень близко: не специально, а потому что было тесно. Нога Кестрель касалась его колена. Руфи била дрожь.

Какое-то время оба молчали. Постепенно глаза Кесс привыкли к темноте. Через полукруглый дверной проем было видно, как люди тушат костры на помостах и уходят в общие хижины.

Кестрель тихо заговорила, стараясь, чтобы ее не услышали в соседних хижинах:

– Отцы скоро заснут?

– Скоро, – еле слышно ответил Руфи.

– Когда меняют дозор?

– На рассвете.

Тишина. Угли разбросанных костров с треском потухли. Река шумела и журчала. Из хижин не доносилось ни голосов, ни шорохов.

Кестрель вслушивалась: где Бомен? Иногда ей казалось, что брат уже рядом, но это ощущение тут же пропадало. Руфи Блеш молчал.

– Сюда идет мой брат, – сказала Кестрель. – Бомен.

Тут Руфи спросил:

– Сколько?

Кестрель поняла, о чем он. Перед ее глазами снова встала жуткая картина: пламя в обезьяньей клетке, крики, извивающиеся тела за прутьями…

– Двадцать, – ответила Кесс.

Руфи уронил голову на грудь. Потом спросил еще тише:

– Кто?

– Амарет. Хельмо. – От несчастных остались только имена. Их даже не похоронили, не поставили надгробие. Жестокие времена… – Старый Сеп. Мальчик Мутов. – Кестрель всегда забывала, как его зовут, но на этот раз почему-то вспомнила: – Гончер Мут. И Пиа.

– Пиа!

Да, Руфи Блеш дружил с Пией Грис! Люди даже говорили, что они поженятся. Пиа вышла за Таннера Амоса и погибла, когда Руфи сбежал.

Блеш, потрясенный тем, что услышал, больше не задавал вопросов. Кестрель не знала, что ему сказать, как облегчить его боль. Да и стоит ли? Он эту боль заслужил.

С другой стороны, без него им не спастись.

– Руфи, – сказала Кестрель, – все в прошлом. Сейчас нам нужна твоя помощь.

– Что мне сделать?

– Надо найти оружие. Мечи, ножи, хоть что-нибудь.

– Какой смысл? Их слишком много.

– Достань оружие. Мы разберемся.

Руфи замолчал. Кестрель ждала, зная, что никакие слова на него не подействуют. Руфи примет решение сам – как тогда.

– В хижине для готовки есть ножи, – наконец сказал он. – Для мяса.

– Можешь принести их, чтоб тебя не увидели?

Руфи выглянул наружу: костры догорали, клайн спал.

– Да.

– Принеси по ножу каждой.

– Я знаю этих людей. У них нет жалости. Они убивают своих. Когда старики слабеют и больше не могут работать, их сбрасывают в реку.

– Ты боишься?

– Боюсь? Чего? Нет, Кестрель, я просто предупреждаю. Я хочу тебе помочь.

– Тогда иди. И возвращайся с ножами.

Руфи помолчал. Потом встал и, пригнувшись, вышел из хижины. Кестрель смотрела, как по узкому мосту в слабом свете луны движется бесшумная тень, а потом подняла глаза к серебристому небу – и увидела на самой кромке скал кошачий силуэт.

Глава 6

Прощай, детство!

Бомен, Мампо и другие шли уже долго. След становился теплее. Кот бежал поверху, огибая или перепрыгивая трещины. На неровном каменном карнизе Бомен почувствовал, что сестра должна быть близко, и позвал ее.

Кестрель! Ты слышишь меня, Кестрель? Ответа все еще не было. Взглянув наверх, Бомен увидел, что кот куда-то пропал.

Кестрель явно вели этой дорогой. Юноша поманил за собой товарищей и пошел вдоль карниза.

Они добрались до тройной развилки. Бомен остановился, мысленно выбирая путь.

– Налево, – сказал он и снова позвал сестру: Кестрель! Ты меня слышишь?

На этот раз донесся ответ – слабый, искаженный, но различимый:

Бо… Ты?.. Ты?..

Я еще далеко, – ответил он. – Иду к тебе.

Остальным Бомен сказал:

– Они там. Довольно близко. Скорее!

Мантхи бросились вперед по крутой тропе. Скалы постепенно закрыли лунный свет. Ход сужался с каждым шагом.

Бо, осторожней! Не показывай им, что ты здесь!

Бомен замер. Кестрель обратилась к нему неожиданно громко. Раньше ее голос доносился из толщи скал, и Бомену казалось, что сестра гораздо дальше.

Кестрель! Я тебя слышу!

Ты где?

В узком проходе.

Ты очень близко. Я тебя чувствую. В конце хода дверь. За ней дозорный.

Всего один?

Один. Но внизу спят еще пятьдесят воинов. Не двигайся и молчи. Делай, как я скажу.


Руфи Блеш вернулся в хижину. Вскоре оттуда вышла Кестрель, закутавшись в его плащ, словно для тепла. Она выпрямилась и посмотрела через реку. Все тихо. Кестрель с облегчением вздохнула, направилась к свадебным хижинам и прошептала в каждую дверь:

– Выходи! Пора!

Невесты вышли из хижин и, дрожа, сгрудились у моста. Без пяти минут мужья выбрались за ними и выстроились рядом с Руфи Блешем.

– Встаньте в круг, – приказала невестам Кестрель. – Руки друг дружке на плечи. Чтобы попрощаться с детством, нужно объединить силы.

Девушки тесно прижались друг к другу, соприкасаясь головами. Кестрель незаметно открыла полы плаща.

Парни смотрели и ждали, пока они закончат. Они подчинились Отцу и Матери, но были этому не рады. Сиди битый час с собственной невестой – и пальцем не тронь, слова не скажи! Женихи устали за день, прошли сквозь «бурю» и теперь хотели тепла, ласки и сна.

Наконец невесты расступились, хотя круг не разомкнулся. Они сделали шаг назад и встали, скрестив руки на груди. Луна зашла за облако, стало совсем темно. Кестрель тихо позвала женихов:

– Встаньте позади невест.

Руфи Блеш подал пример остальным. Остальные нашли своих невест и образовали внешний круг.

Луна появилась снова. В мягком свете Кестрель увидела лица подруг: встревоженные, но решительные.

– Готовы?

Все кивнули. Сирей напряглась, как свернутая пружина. Кестрель почувствовала ее гнев и сама замерла от ярости и волнения. «Наверное, так бывает на войне, – подумала она. – Когда ставишь на кон собственную жизнь».

Кестрель! Мы у входа!

Ломай дверь! – мысленно крикнула она брату. – Убей дозорного! Мы идем!

И вслух:

– Прощай, детство!

Кестрель и Сирей, добрая Сарель Амос и пухленькая Вида Так, Краса Мимилит и маленькая Пеплар Вармиш разом обернулись, и в лунном свете сверкнули ножи. Застигнутые врасплох парни клайна Барры даже не сопротивлялись. Раненые, истекающие кровью, оглушенные, они повалились на доски, и девушки пинками и ударами начали спихивать их в реку.

С лестницы донесся грохот и крик: Мампо выломал дверь и сбросил дозорного в воду.

Тут закричала Сирей. Снова и снова она вонзала кухонный нож в человека, скорчившегося у ее ног.

– Поцелуя захотел? Вот тебе поцелуй!

Мампо, Таннер Амос и братья Клин успели сбежать вниз до того, как разбуженные криками отцы клайна высыпали из хижин. Кестрель крикнула подругам:

– Скорей! Бегите! Не оборачивайтесь!

Она повела их через узкий мост. Руфи прикрывал девушек сзади, отбиваясь от тех женихов, кто еще мог за ними гнаться.

– На лестницу! К выходу!

Мампо, Таннер и братья Клин уже стояли у дверных проемов, осыпая яростными ударами мужчин, пытавшихся выйти. Мелец Топлиш и Лоло Мимилит побежали вместе с пленницами по краю настила к лестнице. Бомен стоял на верхней ступеньке и ждал своего часа.

Вдруг трое мужчин клайна с треском пробились сквозь стену хижины и бросились на Ролло Клина. Ролло закричал и упал с рассеченной спиной и бедром. Мампо повернулся и нанес удар, еще удар, изящный разворот, удар – все смертельные. Он двигался легко, словно обтекая вражеские мечи, и бандиты даже не поняли, что их убило. Через несколько секунд все трое уже бились в агонии, а Мампо стоял перед брешью, сдерживая остальных.

Таннер Амос и Бек Клин схватили Ролло за руки и потащили на лестницу. Мампо какое-то время удерживал бандитов, но те проломили стены в других местах и стали рваться наружу. Одни окружали Мампо, другие заряжали пращи, чтобы остановить беглецов.

Бомен следил за пращами и всей силой мысли отражал удары. Камни попадали в скалы, никому не причинив вреда.

Девушки уже поднимались по лестнице, мужчины-мантхи бежали следом. Преимущество, которое дала им внезапность, исчезло: из хижины выбирались все новые разбойники, вооруженные пращами. Когда первая из бегущих, Сарель Амос, скрылась в проходе, силы Бомена уже были на пределе.

Мампо бросился к выходу, когда бандиты окружили его, как собаки оленя. Прыжок, удар, в сторону, удар – так его учили танцевать манаху, танец смерти. Мампо вставал под мечи и тут же уклонялся, кружась будто волчок и оставляя за собой кровавые раны. Однако даже он не мог долго сражаться против стольких врагов сразу. Плечо ожгла боль. По спине потекла горячая струйка крови. Мампо отскочил, но недостаточно быстро. Легкие взорвались выдохом: меч вошел в живот. Мампо обернулся, увидел, что до лестницы совсем близко, – и споткнулся. Словно в тумане, он чувствовал, как болят раны, как руки и ноги слабеют, и понимал: сейчас все кончится…

Вдруг враги отступили: рядом возник какой-то дикий человек в кровавой маске и стал биться с юношей бок о бок. С яростным воплем Мампо прорвался к лестнице и прыжком вскочил на ступеньку. Его защитник бежал следом. Бомен закричал:

– Беги, Мампо! Беги!

Бомен пропустил Мампо мимо себя и увидел мужчину в разбойничьей одежде, который пятился вверх по ступеням, отбиваясь от своих. Неожиданный союзник повернул к юному мантху окровавленное лицо и крикнул:

– Беги, Бомен! Сломай опоры в проходе! Беги!

Кто этот незнакомец, который так смело за них дерется? Бомен видел лишь изуродованное лицо и яростные удары длинного зазубренного меча.

– Пошли с нами! – позвал он. – Скорей!

Незнакомец поднялся на уступ и толкнул Бомена к выходу.

– Беги! Я их задержу! Ломай опоры!

Наконец Бомен узнал его по голосу.

– Руфи! Руфи Блеш!

– Беги!

– Тебя убьют!

Руфи обернулся. С разбитого лица смотрели пустые глаза.

– Я уже мертв, Бомен! Беги!

Бомен бросился в проход.

– Ломайте опоры! – крикнул он.

Бомен вставил меч между шестами и нажал. Один шест упал. Сверху посыпались камни с песком.

– Ломайте опоры!

Наконец до всех дошло, чего он хочет. Мелец Топлиш и Сирей кинулись на помощь. Они вырывали шесты из стен и отскакивали, когда на них обрушивались камни. Чем дальше мантхи продвигались, тем оглушительнее грохотали скалы, заваливая крошечное пространство, некогда отобранное у них людьми.

Наконец беглецы, задыхаясь, все в каменной пыли, выбрались наружу. Там и остановились, переводя дух. Позади еще грохотало: толща скал оседала, закрывая единственный выход из ущелья. Клайн Барры оказался в вечном плену в своей холодной крепости.

Бомен всматривался в лица девушек, но темнота и пыль мешали их разглядеть.

– Все здесь? Все?

– Да, – ответила Кестрель, еле сдерживая слезы. – Все.

Мампо согнулся, прижимая руки к животу.

– Мампо! Ты ранен?

– Не сильно. – Юноша поднял голову и выдавил из себя улыбку. – Зря вы меня там не оставили. Я бы всех перебил.

Рана Ролло Клина сильно кровоточила. Ее перевязали, как могли. Было темно, и всем хотелось поскорей оставить это страшное место.

– Можешь идти, Ролло?

– Да, я готов.

– Тогда в путь! – крикнул Бомен.

– Руфи! – Кестрель искала школьного приятеля среди мантхов. – Где Руфи?

– Он остался прикрывать нас у выхода, – ответил Бомен.

– Его же убьют!

Увидев глаза Бомена, Кестрель все поняла и больше не сказала ни слова.

Мантхи двинулись вперед по лабиринту трещин. Они шли так быстро, как только могли. Сверху раздавалось мяуканье: кот бежал вдоль расщелин и указывал дорогу. Самые большие он перепрыгивал странными замедленными прыжками, но Кестрель слишком устала, чтобы удивляться. Да и ночь была очень уж темной, а дорога – длинной.

Когда небо посветлело, каменные стены стали ниже. Заходящая луна бросила вниз последний серебряный луч. И вот Дымок оказался не над головой, а прямо перед беглецами. Значит, этот подъем – последний.

Измученные, задыхающиеся, вспотевшие, несмотря на холод, мантхи вышли из лабиринта и замерли: темная равнина тянулась до самого горизонта. Их словно похоронили в гробнице, а теперь вернули к жизни. Широкие просторы, светлое небо, свежий морозный ветер…

Над холмом, совсем недалеко, юные мантхи увидели белый флаг.


Пинто не спала с самого вечера. Стоять на часах ей еще не разрешали. «Все равно я не засну», – подумала Пинто и села под флагом, лицом к лабиринту. Где-то там Бомен и Кестрель, а с ними Мампо, которого она любит больше, чем брата и сестру.

Девочке казалось, что их нет уже целую вечность, хотя все случилось только вчера. Гармана Вармиша похоронили, соорудив маленький курган из камней. Пинто помогала взрослым. Укладывая один камень на другой, она вспоминала о Кестрель и об остальных – особенно о Пеплар Вармиш, которая всего на несколько лет ее старше…

Когда разбойники забрали девушек, Пинто очень испугалась. Она до сих пор дрожала, представляя, что с ними могут сделать. Мать сказала, что бандиты хотят на них жениться. Но как можно жениться насильно? Пинто попыталась вообразить, что бандит с замотанным лицом заставляет ее стать своей женой, – вышла какая-то бессмыслица. То же самое, что насильно с кем-то дружить! Так не бывает.

Пинто сразу почувствовала, что после нападения что-то изменилось. Вместо Кестрель и других девушками стали Плава с Гагатой Вармиш – и сама Пинто. Конечно, об этом никто не говорил, просто возникло такое ощущение. Получается, будто девушки должны быть в любой компании. Поэтому Пинто и пришлось стать одной из них.

После похорон мантхи взялись расчищать дорогу. Пинто таскала камни наравне со всеми, радуясь, что есть чем заняться. Потом развели костер и стали готовить мясо убитой коровы. И кто-то говорил о том, как люди плачут. Только слов Пинто точно вспомнить не могла…

Госпожа Холиш передала девочке мяса для Креота, а тот отказался есть, потому что горевал по своей корове. У госпожи Холиш это не вызвало сочувствия. Она сказала ему:

– Жаль корову, но все когда-нибудь умирают. Поплачешь – и перестанешь.

Пинто сидела под флагом в предрассветных сумерках и размышляла о словах госпожи Холиш. Что в них такого веселого? А ведь Креоту стало немного легче.

Поплачешь – и перестанешь…

«Если Бомен, Кестрель и Мампо не вернутся, – подумала Пинто, – если они не вернутся, я никогда не перестану плакать. Я буду плакать, пока не умру!»

Сзади послышался какой-то звук. Пинто обернулась – никого. Часовые сидели далеко, на гребне холма, а остальные мантхи спали под повозкой или рядом с ней. У Пинто зачесалось в горле, и вдруг стало очень противно, девочку чуть не вытошнило. А потом возникло совсем другое чувство: как будто она может сделать все, что захочет.

Пинто поднялась с земли, вскинула руки и запрыгала от буйной радости.

– Я все могу! Я все могу!

И тут на темной равнине что-то задвигалось. Потом еще и еще. К ним шли люди. Пинто прищурилась и с трудом узнала знакомую фигуру брата. А вот, согнувшись, бредет высокий Мампо…

– Они вернулись! – закричала Пинто. – Они вернулись! Вернулись!


Спасенные и спасители во главе с Боменом подошли к склону. Мантхи проснулись и с радостными криками полезли наверх, чтобы поскорее их обнять. И тут Ролло Клин, который только к концу пути признался, что ему очень больно, потерял сознание. Радость мантхов померкла. Аира Хаз бросилась к Ролло, приподняла его рубаху, покрытую коркой запекшейся крови, и все увидели огромную рану.

– Воды! Быстро!

– Мампо тоже ранен!

Мампо с трудом держался на ногах, пошатываясь и прижимая руки к животу. Пинто испуганно запричитала:

– Мампо! Нет! Ты не умрешь!

Бомен громко крикнул, перекрывая нарастающий шум:

– Мы живы! Все вернулись!

Бранко Так прижал к себе дочь и громко зарыдал. Пеплар Вармиш подбежала к плачущей матери. Анно Хаз обнял сына и тихо спросил:

– За вами гонятся?

– Нет, – ответил Бомен. – Они нас больше не тронут.

Коротышка Скуч занялся ранеными. С помощью Ланки и госпожи Холиш он промыл и аккуратно перевязал раны. Ланки даже спросила, как у него так ловко получается.

– Это почти как печь печенье, – услышала она вместо объяснения.

Кестрель убедилась, что о раненых позаботятся, и подошла к брату. Они долго стояли молча, обнявшись. Наконец страх ушел, сменившись радостью: они снова вместе.

Я знала, что ты меня найдешь. Знала.

Ты видела, как дрался Мампо?

– И Руфи Блеш. Без них бы мы пропали.

Кот тихо мяукнул.

– И без Дымка. Без Дымка тоже.

Кот демонстративно отвернулся: мол, не нужна мне ваша благодарность! Впрочем, Бомен все верно сказал. И другим это знать не помешает.

Неподалеку Ланки, от ужаса широко раскрыв глаза, слушала рассказ Сирей.

– Ах, рыбка моя! Ах, милая!

– Я убила его, Ланки. – Глаза девушки горели. – Того, кто осмелился назвать меня своей невестой. Я убила его.

Сирей посмотрела на флаг, который все еще развевался на ветру. Он был сделан из очень знакомого материала – свадебного платья принцессы.

– Теперь я никогда не выйду замуж, Ланки. Я мужеубийца.

Пинто, все еще в странном настроении, не отходила от Мампо, крепко держа его за руку. Мампо гладил девочку по голове, тронутый ее пылкой преданностью.

– У тебя не опасная рана, – сказала Пинто. – Ты скоро поправишься.

– Да, – ответил Мампо, – надеюсь.

– Ты поправишься, потому что должен поправиться.

– Тогда точно поправлюсь, – улыбнулся Мампо.

– Когда я вырасту, – прошептала Пинто, – я выйду за тебя замуж.

Раньше она ни за что бы не решилась это сказать. А сейчас ей было все нипочем.

– Неужели, Кнопка?

Так девочку называл только Мампо. Пинто это нравилось, хотя она понимала, что в глазах друга еще выглядит ребенком.

– Так ты возьмешь меня в жены?

– До свадьбы тебе еще очень-очень долго…

– Если тебя попробует отобрать другая, я ее убью. Даже Кестрель. Особенно Кестрель.

Мампо отстранился, но Пинто вцепилась в его руку.

– Не надо так. Ты сама в это не веришь.

– Верю! Возьму и убью! Буду пырять ее ножом, пока не убью.

Мампо рассердился и оттолкнул маленькую подружку.

– А ты знаешь, что такое убивать? Я только что видел, как люди убивают друг друга. Больше никогда так не говори, слышишь?

Но Пинто было уже не остановить.

– Да, убью! Зарежу, заколю, пущу кровянку…

Мампо схватил ее за плечи и потряс.

– Пинто, ты сказала, что меня любишь. Любишь меня – люби и Кестрель. Понятно? Еще одно гадкое слово – и я тебе больше не друг.

Пинто замолчала, хотя внутри у нее все кипело. Ей очень хотелось сказать, как она ненавидит Кестрель, но тогда она потеряет Мампо! Ярость и любовь разрывали сердце Пинто. Вдруг ее охватила слабость. Из глаз брызнули слезы.

– Так нечестно! Нечестно!

Пинто развернулась и бросилась прочь, прочь, прочь.

Ее отсутствия никто не заметил. Все думали только о спасении от разбойников. Когда встало зимнее солнце, мантхи собрались вокруг повозки, чтобы позавтракать и поговорить.

Пинто, несчастная и дрожащая, тайком вернулась в лагерь. Тем временем остальные слушали рассказ Кестрель о Руфи Блеше и о том, как он им помог.

– Хотя Руфи совершил ужасный поступок, – закончила Кесс, – он искупил свою вину.

Пинто отвернулась от Кестрель и посмотрела на Мампо. Ей было грустно и плохо. «Никто меня не любит! Вот умру, тогда все пожалеете», – думала она.

Аира Хаз выслушала Кестрель с сочувствием.

– Бедный мальчик! Жестокие времена…

Кесс думала о том, что давным-давно, еще в Араманте, Руфи Блеш сочинил стихотворение. Ему даже дали за него медаль. И сейчас она видела перед собой не озлобленного беглеца из Домината, не бандита с изуродованным и окровавленным лицом, а мальчика, который написал:

Нет, я не грущу,

Просто жду и молчу.

Чтоб говорить смелей,

Жду улыбки твоей.

Мы ведь почти друзья,

Ты похож на меня.

Может быть, ты, как я,

Ждешь улыбки моей?

Глава 7

Последний костер

Мампо не сел в повозку, а как ни в чем не бывало пошел впереди, рядом с Боменом. Шагал он по-прежнему широко, да и раны заживали, но Бомен знал, что другу очень больно.

– Может, все-таки поедешь с Ролло?

– Ролло хромает. Я – нет.

– Мампо, я чувствую, тебе больно. Боль крадет силы.

– Пока могу, буду идти.

От повозки донесся чей-то крик:

– Бомен! Зовите Бомена!

Юноша бросился назад. Когда он пробегал мимо Креота, одна из коров испугалась и чуть его не затоптала.

– Эй, Смуглянка! – крикнул Креот. – Что с тобой, девочка?

Отец Бомена крепко держал Пинто. Девочка вопила и вырывалась. Лицо ее кровоточило.

– Уйдите! Не трогайте меня! Я вас всех ненавижу! Я тебя убью, я отрежу тебе голову, я люблю тебя, не смотри на меня, я выцарапаю тебе глаза, подойди ближе, обними меня, обидь меня, обижу тебя, люблю тебя, а-а-а! А-а-а-а! Убей меня! Убийца! Чудовище! А-а-а! А-а-а-а-а!

– Она расцарапала себе лицо, – сказала Кестрель со слезами на глазах. – Очень сильно.

– Убирайся! – завизжала Пинто, пытаясь высвободить руки. – Я ненавижу тебя! Я убью тебя!

Взглянув на кровавые царапины, Бомен все понял.

– Это муха, – сказал он. – Муха страсти.

Тут подбежал Мампо. Увидев его, Пинто закричала еще громче.

– Хочу Мампо! Заставьте его любить меня! Он не должен любить Кестрель! Не смотрите на меня, я убью вас, я убью Кестрель, отрежу ей голову, вырву глаза! Мампо… А-а-а! А-а-а-а-а!

– Кестрель, не слушай! Мампо, отойди! Это не Пинто! Кестрель и Мампо отошли подальше, так, чтобы Пинто их не видела.

Они старались не смотреть друг на друга. Бомен, не обращая внимания на крики девочки, обдумывал, что делать.

– Креот! – крикнул он наконец. – Свяжи одну корову! Помогите ему, кто-нибудь! И держите скотину крепко!

Отцу, который еле удерживал Пинто, Бомен сказал:

– Если муха одна, думаю, я смогу прогнать ее навсегда.

Креот понял, чего хочет Бомен, хоть и не знал зачем. Вместе с Беком Клином он накинул веревку на рог корове и туго натянул, чтобы она не убежала.

– Тихо, Звездочка, моя Звездочка, моя красавица, – попытался Креот успокоить напуганное животное. Корова нервничала все сильнее и рвалась прочь.

– Держите ее! – крикнул Бомен.

Сирей, которая тоже стояла рядом, догадалась, что нужно сделать. Она подбежала к стопке одеял, вытащила одно и набросила бедному животному на голову. Корова тут же затихла и растерянно закрутила головой.

Бомен и Анно поднесли Пинто к корове. Девочка извивалась и кричала:

– Прочь! Убейте меня! Спасите меня! А-а-а-а-а! Пусть мне будет больно!

Бомен обнял сестру и, пока Анно держал ее за ноги, подтащил еще ближе. Все это выглядело бы смешно, если бы не было так жаль одурманенной Пинто и беспомощной коровы.

– Все назад! – приказал Бомен.

– Убийца! Чудовище! Пусти! А-а-а-а!

Креот и Бек Клин натянули веревку еще крепче. Бомен почти прислонил сопротивляющуюся сестру к голове коровы. Потом прижался щекой к окровавленной щеке Пинто и проник в ее мозг. На этот раз он нашел паразита сразу – огромного, разжиревшего. Бомен крепко схватил его, сдавил и потянул наружу. Постепенно личинка сдалась: она была толще, чем раньше, но слабее. Не успев ее вынуть, Бомен почувствовал, как личинка превращается в крошечную муху. Последний рывок – и раздалось тоненькое и слабое жужжание. Голова коровы вздрогнула под одеялом. Пинто замерла.

– Все нормально, папа. Отпускай.

Анно поставил Пинто на землю. Бомен, все еще обнимая сестру, поцеловал ее в щеку и ощутил привкус пота и запекшейся крови. Потом успокоил родителей:

– С ней будет все в порядке.

Подошла Кестрель и погладила Пинто по голове. Измученная девочка заснула. Бомен почувствовал, что Кесс расстроена.

Это говорила не она. Разве?

Кестрель так грустно посмотрела на брата, что он и не знал, что сказать.

Корова с веревкой на рогах тихо замычала.

– Отпустите ее, – сказал Бомен. – И отойдите подальше.

Креот стащил одеяло, и корова закатила глаза.

– Ну-ну, Звездочка. Уже все.

Корова снова замычала, на этот раз громко и очень печально.

– Ну же, Звездочка! Успокойся!

Креот принялся оглаживать шею и бока животного большими ласковыми руками. Корова переминалась с ноги на ногу и дрожала крупной дрожью.

– Что такое, Звездочка? Бомен, что ты натворил?

– Мне очень жаль, – ответил Бомен. – Но выхода не было. Не стой так близко. Муха теперь в ней.

– Бедная моя девочка! Бедная! – Креот не двинулся с места.

Пинто открыла глаза и тяжело задышала, будто ее кто-то душил.

– Все хорошо! Мухи нет.

– Ох, Бо! Ужас! Я хотела… хотела… хотела содрать с себя лицо! Она была там, прямо за лицом! Я хотела содрать… сорвать…

– Все прошло, успокойся. Ее нет.

Пинто громко заплакала от облегчения. Бомен передал ее матери.

Креот потянул юношу за рукав.

– Достань муху из моей бедной Звездочки, Бомен. Ты должен спасти ее.

– Нет, Креот. Пока муха в Звездочке, она нас не тронет.

– Так корова-то не понимает! Видишь – глаза закатывает! Она знает, что-то неладно, но не знает что. – Корова замычала снова, еще жалобнее. – Вынь муху и загони в меня.

– Нет, – отрезал Бомен. – Так лучше.

– Ну почему должна страдать Звездочка? Она никого в жизни не обидела. А я столько лет лентяйничал! Лучше сойду с ума я, а не она.

– Нет, – повторил Бомен.

– Ты мучаешь невинное животное!

– Да, Креот. Я, не ты. И мне придется с этим жить. А ты можешь любить ее и горевать, – грустно сказал Бомен.

Креот не ожидал таких мудрых слов.

– Борода предков! – воскликнул он. – Ты быстро взрослеешь!

Корова замотала головой, потом яростно взревела и попыталась боднуть Креота. Тот едва успел отскочить.

– Звездочка! Это же я!

– Это уже не Звездочка, – ответил Бомен. – Пускай.

Корова развернулась и с фырканьем и ревом ускакала. Шагах в ста от людей животное остановилось.

– Нельзя ее так оставлять, – сказал Креот.

– Да, – ответил Бомен, – нельзя.

– Что мне сделать?

– Ты сам знаешь.

Бывший император, а теперь пастух, повернул бородатое лицо к Бомену и встретил его твердый взгляд.

– Только не это! Прошу тебя…

– Тогда я.

– Бомен, Бомен! Ты очень изменился!

– Я видел, что муха сделала с моей сестрой, с отцом, с Сирей. Я больше не дам ей нас преследовать.

Креот посмотрел на несчастную корову, а потом снова на Бомена.

– Как?

Бомен коснулся своего короткого меча.

– А что будет потом?

– Муха не сможет выйти. Мы закопаем корову и будем надеяться, что паразит останется там навсегда.

У коровы подкосились передние ноги. Она повалилась на землю, дрожа, и закатила глаза.

– Это когда-нибудь кончится?

– Нет, – ответил Бомен. – Личинка будет расти. Корова сойдет с ума. И захочет избавиться от нее любой ценой. Видел человека, которого мы похоронили на обочине?

– Да.

Креот повесил голову и замолчал. Когда он снова поднял глаза, Бомен увидел, что бывший император явно постарел.

– Она ко мне привыкла, – произнес Креот. – Я ее не брошу. – Он протянул руку за мечом.

– Ты сможешь?

– Если она позволит.

Бомен отдал ему меч. Креот подошел к корове и присел рядом. Корова застонала. Креот положил ей руку на шею.

– Двери темницы лет твоих наконец распахнулись, – тихо начал он. – Иди на волю, в прекрасную землю.

Голос Креота немного успокоил корову, и она посмотрела на него печальными глазами.

– Прости нас, страдающих в этом сумрачном мире.

Он поднял меч, нацелившись корове в затылок, между головой и шеей.

– Направь нас и жди нас, как мы ждем тебя. Словно в ответ, корова тихо замычала.

– Мы встретимся снова. Мы встретимся, моя Звездочка. Мы встретимся снова.

Креот вонзил меч быстро, со всей силы. Он знал: чем сильнее ударит, тем легче будет смерть. Рука ему не изменила: голова коровы тут же упала на твердую землю. И прежде чем хлынула кровь, Креот погладил мертвую морду. Потом встал, вернулся к Бомену и отдал меч.

Бомен сказал:

– Ты все сделал правильно.

– Замолчи! – Голос Креота прозвучал как удар кнута. – Ни слова!

Пастух ушел к своим коровам – их теперь осталось три… При виде медлительных животных бывшему императору немного полегчало.


Дни становились все холоднее и короче. По утрам в льдисто-ясном небе поднималось ослепительно яркое солнце. Колеса повозки примерзали к осям, и приходилось отбивать лед молотками. Мясо и кислую смолу делили на маленькие порции, чтобы еды хватило надолго. Хуже всего обстояло дело с дровами. Скромного костерка по вечерам было уже мало. Большой огонь разводили дважды в день, чтобы согреться, вскипятить воду, размять затвердевшую на морозе кожаную упряжь. В куче поленьев, сложенных в повозке, проглядывало дно, а без огня, мантхи знали, в такую суровую зиму до гор не добраться.

Путники шли вперед до самой темноты, и все это время на севере сгущались тучи. Ночью, пока люди спали, выпал снег. Наутро путешественники проснулись в мире белого цвета. Снег набился в нос, глаза и уши, застыл ледяной коркой на волосах и одежде. Дрова промерзли, и заиндевевшие поленья пришлось долго колотить одно о другое. Пока костер не разгорелся, мантхи прыгали и хлопали себя по бокам, разгоняя застоявшуюся кровь.

Вода в бочонках заледенела. Лед разбили, и теперь жидкость постоянно помешивали, чтобы снова не схватилась. Коровы от холода и голода перестали давать молоко – все их силы уходили на то, чтобы выжить.

Бек Клин подошел к Анно Хазу и спросил, сколько дров положить в костер. Ответить было непросто.

– Как можно меньше. – С другой стороны, маленький костер не согреет, и дрова пропадут зря. – Нет, как вчера.

Бек покачал головой.

– Тогда останется всего на день.

– Знаю, – вздохнул Анно. – Будем надеяться, что погода исправится.

Солнце целый день пряталось за тучами, но снег уже перестал. Мантхи брели по нескончаемой равнине. Впереди до самого горизонта простирались поля нетронутого снега. Позади оставались утоптанная тропа и две глубокие колеи. Продвигались путники все медленнее: в таком снегу лошади еле волокли повозку, а люди увязали по щиколотки и быстро уставали.

Под вечер мантхи совсем выдохлись. Повозку остановили и привязали к ней лошадей и коров. Парусину, укрывавшую повозку, растянули вокруг, как шатер, спрятав от непогоды и животных, и тщательно зашили все щели. Там они и собрались: мужчины, женщины, дети – чтобы согреться.

Креот улегся спать рядом с коровами. Те будто понимали, что так нужно, – или слишком ослабели, чтобы противиться. Как бы то ни было, животные безропотно устроились на ночлег среди людей.

– Крепче прижмитесь друг к другу, – сказал Анно. – Так мы сохраним тепло.

Кое-где в шатер просачивался бледно-серебристый свет. Пинто, которая еще не совсем оправилась, нашла мать. Кестрель легла рядом и осторожно положила руку на плечи сестре. Та не возмутилась, и Кесс придвинулась ближе. Бомен обнял отца, к ним сзади прижались Мампо и госпожа Холиш. Пятеро Мимилитов позвали к себе Скуча. Поперек Скуча устроились Таннер и Сарель Амосы. Сарель крепко обнимала Пеплар: после бандитского плена девушки очень сдружились. Старшие Клины спали с Мелецом Топлишем и его дочками. Так все мантхи сбились в большую кучу. А снаружи погас день и пала холодная зимняя ночь.

Последним к спящим присоединился кот Дымок. Когда он пролез под повозку, в небе уже светила луна. Кот осторожно пробрался к Бомену и нашел уютное местечко у него под коленями. Дымок поскреб когтями штаны друга, устраиваясь поудобнее, и заснул.

Ночью снова повалил снег – еще гуще, чем днем. Продрогшие мантхи проснулись рано и увидели, что шатер провис под его тяжестью. Мо Мимилит первым выбрался наружу и протоптал в сугробе тропку. Широкая равнина пропала из виду за белой завесой.

За Мо вылез Ролло Клин, припадая на раненую ногу. Потом решили оправиться Бомен и Мампо. Не ступили они и трех шагов, как повозка с шатром, людьми и животными просто исчезла, растворилась в вихре снежинок. Даже застенчивость не заставила парней отойти подальше.

Снега намело по колено, а кое-где и больше.

– Повозка не проедет, – сказал Ролло Клин. Бомен кивнул, стряхнув белые крупинки с волос.

– Что ж, обождем.

Мантхи сложили перед шатром костер из последних дров и с трудом развели огонь. Все подавленно молчали: вот так переделка! Идти дальше пока нечего и думать. Нужно, чтобы небо расчистилось и снег подмерз. Только на снежном насте повозка удержится. Сколько придется ждать и что будет, когда кончатся дрова, никто не спрашивал. Однако в сторону Анно и Аиры Хазов был брошен не один взгляд, говоривший: «Вы нас сюда привели – так выводите!»

Когда костер разгорелся, на нем вскипятили воду и развели остатки кислой смолы. Сладко-терпкий напиток согрел нутро, и мантхи воспряли духом.

– Скажи-ка, Анно, – начал Мико Мимилит, – плохи наши дела?

– Сам видишь, – ответил Анно.

– Что ж… Я вижу, что сидеть тут нельзя, а то мы замерзнем и умрем с голоду. А идти тоже нельзя, а то увязнем. Скверно получается.

– Вот именно что скверно.

Огонь приходилось поддерживать, чтобы снегопад его не загасил. Каждый раз, когда Бек Клин вытаскивал из повозки полено, кто-нибудь спрашивал:

– Сколько еще, Бек?

– Мало, – отвечал тот.

Снег падал и падал… Пожалуй, больше всего мантхов удручало, что они сидят на месте – да еще кругом сплошная снежная муть. С каждым часом решимость путников слабела, а страх и отчаяние росли. По углам палатки слышался недовольный ропот. Некоторые уже во всем винили Хазов.

Наконец Бек Клин принес последнее полено, положил его в костер и негромко сказал:

– Все.

Люди зашептались:

– Дров больше нет! Дрова кончились!

Словно зачарованные, смотрели мантхи на яркие языки пламени, и от испуга им казалось, что костер уже гаснет.

– Анно Хаз, – раздался дребезжащий старческий голос, – что с нами будет?

Это сказал Редок Зем, человек, который гордился своим трезвым взглядом на жизнь. Редок не обвинял Анно – да и что толку?

– Не знаю, – честно ответил Анно.

– Я не жалуюсь, – продолжал старик. – И все же, если мы умрем, я хочу знать об этом заранее. Чтобы подготовиться.

– Может, и умрем, – сказал Анно. – Надеюсь, что нет.

– Надеешься?! – горько воскликнула Рада Вармиш. – Я тоже надеялась, что мой муж не умрет, но его убили. Какой мне прок от твоей надежды? Хватит фантазий. Мы все понимаем – пришел конец. Так зачем притворяться?

Анно обвел глазами побледневшие лица спутников.

– Если я не оправдал ваших надежд, – тихо начал он, – простите меня. Я всегда верил, что когда-нибудь мы, горстка мантхов, вернемся на родину и заживем там счастливо. Я всегда верил, что мы дождемся этого дня, если не будем падать духом, что бы ни случилось. Я верю в это и теперь, когда догорает наш последний костер. Я буду верить тогда, когда пепел накроет снегом. Я буду верить, пока не умру. А после меня будут верить мои дети.

Анно замолчал, остальные – тоже. Аира только сжала руку мужа. Бомена захлестнула яростная, жгучая гордость за отца, к глазам подступили слезы – но он сдержался, как и Кестрель. Бомен мысленно коснулся сестры:

Он сильнее нас всех.

Я так его люблю, – отозвалась Кесс – Так люблю…

Тут встал Скуч. Он почему-то решил, что встать непременно нужно: иначе, мол, кто обратит внимание? Коротышка никогда еще не говорил со всеми сразу и поэтому очень стеснялся и от волнения глотал слова. Впрочем, понять его было можно.

– Я просто… – начал Скуч. – Я просто хочу сказать господину Хазу: не прощать вас надо, а благодарить. То есть я так думаю. Я не забыл, что в Араманте мел полы на кирпичном заводе. Всю жизнь я думал, что больше ни на что не гожусь. А господин Хаз помог мне поверить в себя. Я начал готовить печенье, а потом пироги – и меня зауважали. Все благодаря господину Хазу. Я горжусь, что иду с ним на родину. А если нам на роду написано замерзнуть тут до смерти – ну и ладно! Я горжусь, что умру вместе с ним.

Скуч поклонился Анно Хазу и поспешил сесть. Слова Скуча и Анно, как ни странно, подбодрили остальных. Наконец про смерть заговорили открыто, и стало не так страшно. Чем сидеть и дрожать каждый о своем, уж лучше бояться вместе.

Пеплар Вармиш прошептала матери:

– Если мы умрем, то встретимся с папой, правда? Значит, смерть – это не так уж и плохо.

Гагата Топлиш – самая маленькая – не очень-то поняла, о чем говорят взрослые, и спросила отца:

– А когда человек умирает, он что делает?

– Он как будто засыпает, – объяснил Мелец Топлиш.

И только Пинто додумалась задать вопрос матери – пророчице Аире Хаз.

– Мам, мы все умрем?

– Вероятно, – спокойно ответила Аира. – И все-таки даже среди метели я чувствую тепло родины. Наверное, что-то случится.

Пророчеством ее слова назвать было нельзя, но какую-то надежду в мантхов они вселили. Старый Редок Зем вытащил клок сена из последней охапки и отнес лошадям. Креот напоил коров.

Дымок, который был не в восторге от снега, залез в повозку. Когда костер совсем перестал греть, люди тоже решили укрыться. Они заползли в шатер и прижались друг к другу, как ночью. В сером полумраке холод обнял их, унося тепло из пальцев. Только теперь мантхи по-настоящему поняли, что смерть близка, что им осталось несколько часов. Холод – коварный убийца и подкрадывается незаметно. Мантхи знали: поддайся сейчас сну – и уже не проснешься.

Сквозь сумерки пробились слова, которых раньше не говорили, которые тяжким грузом лежали на душе. Люди будто подошли к широкой реке, зная, что надо плыть, и понемногу расставались со всеми пожитками, снимали одежду, чтобы войти в воду налегке.

Таннер Амос встал на колени перед Анно с Айрой и поцеловал им руки.

– Простите, что так обошелся с вами, когда погибла моя Пиа. Я был не прав. Просто мне было очень больно.

Сирей обратилась к Ланки:

– Ланки, я ни разу не сказала тебе спасибо за все те годы, что ты обо мне заботилась. Я ни за что с тобой не расстанусь.

– Ах, ласточка моя! Будто я уйду! Заботиться о тебе для меня как дышать. Куда же я денусь?

Пинто подползла к Кестрель и прошептала:

– Извини, что наговорила столько гадостей. И я совсем не хочу тебя убивать. Мампо прав, я просто мерзкий крысенок.

– Нет, не прав, – ответила Кесс и поцеловала Пинто. – Ты моя сестренка. Убивай меня, сколько душе угодно, я все равно тебя люблю.

– Можешь выполнить одну просьбу? Ради меня.

– Проси чего хочешь.

– Будь к Мампо подобрее.

Кестрель закусила губу, чтобы не расплакаться.

– Хорошо. Буду такой доброй, какой только смогу.

Бомен смотрел на Сирей. Та уже сидела одна – прямо, глядя куда-то вдаль. Бомен хотел поговорить с ней, но не знал о чем. Сирей почувствовала его взгляд, обернулась и наклонила голову, как принцесса: «Можешь подойти». Бомен повиновался.

– Ну, Бомен, – начала девушка, – где же тот, кто должен был прийти за тобой?

– Не знаю. Наверное, я ошибся.

– Как ты можешь ошибаться? Разве ты не избранный?

– Смеешься надо мной, Сирей?

– Немножечко. Ты против?

– Нет, не против.

– Ты тоже можешь надо мной посмеяться. Знаешь, чего бы я сейчас хотела?

– Чего же, Сирей?

– Чтобы муха прилетела еще раз.

Бомен не засмеялся, а взял ее тонкую руку в свою и нежно поцеловал. Кожа под губами была холодной.

Кестрель нашла Мампо, как обещала. Они сели в дальнем углу, обнявшись: время шло, и становилось все холоднее.

– Болят раны, Мампо?

– Не раны, – ответил он. – Душа болит. От меня нет толку.

– Неправда!

– Раньше я знал: пусть я медлительный и глупый, зато умею хорошо драться. Значит, хоть так всегда помогу Кестрель. Буду за нее драться. И докажу этим свою любовь. А теперь не могу.

Мампо говорил просто, без жалости к себе – словно это и так всем было известно. Кестрель знала: раз она его уважает, нужно отвечать так же.

– Я знаю, что ты любишь меня, – сказала она, – и горжусь этим. Я хотела бы ответить тебе тем же. Но не могу.

– Это не важно, – крепче обнял ее Мампо.

– И не потому, что ты какой-то не такой. Это я не такая. Я не способна любить так, как ты любишь меня. Иначе бы я тебя любила. Ты хороший, сильный, мне никто другой был бы не нужен. И все же я не так устроена, Мампо. Пожалуйста, прости меня.

– Нечего прощать, – ответил Мампо. Он впервые за много-много дней почувствовал себя счастливым. – Ты мой друг, Кестрель. Ты изменила мою жизнь. В тот день, когда мы подружились, в ней появился смысл. А друзья любят друг друга, верно? Так что я даже не против умереть здесь. Потому что знаю: мы немножко друг друга любим.

– Не немножко. Я люблю тебя так сильно, как только могу.

– Ну… Значит, я не одинок, да? Вместе и умирать легче.

– Мампо, миленький, дорогой мой!

Кестрель покрыла лицо Мампо поцелуями. Потом выскользнула из его рук и, отвернув край шатра, выбралась наружу.

Кесс ослабела от холода и тем не менее почти бежала по глубокому снегу. Она хотела отойти подальше, чтобы побыть одной. Когда за метелью не стало видно шатра, девушка остановилась и, больше не в силах сдерживаться, громко всхлипнула. Теплые слезы покатились по замерзшим щекам и подбородку. Кестрель обхватила себя руками и вся съежилась от боли и тоски.

Все началось с Мампо. Кестрель словно в первый раз его увидела: он такой простой и добрый, так сильно ее любит, так хочет быть нужным… Девушка устыдилась самой себя.

«Я не простая и не добрая. И люблю только Бомена – и то только потому, что он часть меня. Я никудышный человек. Беру, но не даю. Позволяю себя любить, а сама не люблю. И я не хочу умирать, не хочу!»

Широкая душа Мампо принимала смерть с радостью, как жизнь. Кестрель была другой. Чувствуя, как медленно застывает кровь, она дрожала от ярости.

«Я не умру! Ни за что не умру!»

Кестрель ненавидела себя за эту ярость, понимая, что ее волнует только собственная жизнь.

«Почему я никого не люблю? Я что, дикий зверь? Почему я не способна любить?»

Всхлипывая и дрожа, она ходила по кругу, словно в невидимой клетке. А снег все падал…

Кестрель кинулась вперед, сама не зная куда, только бы убежать от своей тоски. Где-то у шатра кричали ее имя, но Кесс не слышала. Она брела по глубокому снегу и не видела дороги из-за слез.

В конце концов силы девушки иссякли. Измученная и несчастная, Кестрель остановилась. Потом обняла себя и подогнула ноги. Онемевшие колени наткнулись на твердую землю. Так она и стояла, погрузившись в сугроб до пояса, и жгучий холод пробирал ее до костей.

– Кестрель! Кестрель! Где ты?

Теперь Кестрель слышала, но сил ответить уже не было, словно жизнь вытекла из нее вместе со слезами.

– Кестрель! Кестрель!

Она решила отойти подальше и вслепую, спотыкаясь, побрела прочь. Вдруг идти по глубокому снегу стало легче, а холод отступил. Кестрель как будто окутало облако.

«Я умерла? Сюда попадают после смерти?»

Совсем растерявшись, она зашла в облако поглубже. Потом снова опустилась на колени и обнаружила, что на земле нет снега.

У Кестрель закружилась голова, и она еле успела выставить руки, чтобы не упасть вниз лицом. Ладони уперлись во что-то твердое. Пальцы начало покалывать. Кестрель помотала головой: что это? Ощупала каменистую землю руками: что я чувствую? Как будто даже чувства застыли. Кестрель заставила себя встряхнуться: что я чувствую?

Жестко. Гладко.

Тепло.

Кестрель! Кестрель, отзовись!

Бомен шел к ней сквозь облако. Кестрель переполнила огромная радость. Тело стало оживать. Земля теплая!

– Сюда! – закричала она. – Сюда! Все-таки мы не умрем!

Глава 8

Толстый – значит счастливый

Люди и животные выбрались из снега и вошли в таинственное облако, не разбирая дороги. Главное – спастись от холода. Земля шла под уклон и становилась все теплее. От нее шел пар, который в холодном воздухе превращался в туман. Кто знает, какие невидимые опасности их поджидают? Но путники об этом не думали. Побывав на краю гибели, они знали: чтобы выжить, стоит идти на любой риск.

К радости изголодавшихся коров, начали попадаться пятачки жесткой травы. Людям, правда, такая еда не годилась. И тут они увидели колючие кусты – ежевика! Те, кто шел впереди, встали как вкопанные, не веря своим глазам. Тяжелые ягоды, влажно поблескивая, свисали с веток, как драгоценные серьги из рубиновых бусин. Бек Клин осторожно протянул руку. Ягода почти с облегчением упала со стебелька. Бек засмотрелся: такая блестящая, сочная… И мигом проглотил.

– Сладкая! – объявил он с виноватым видом. – Вкуснющая!

Мантхи кинулись к кустам. Ближние ягоды сорвали быстро, и всем, кто подоспел позже, пришлось продираться через колючки. Те, кто повыше, угощали изнывавших от нетерпения детей. Вскоре чуть ли не все губы и языки стали фиолетовыми. Исцарапанные мантхи не успокоились, пока не обобрали ежевичник.

– Куда это мы попали? – удивлялся Анно.

Пологий спуск привел путешественников в долину. Туман вроде бы поредел, но над головой собрался в плотное одеяло. На каменистых склонах, поросших ежевикой и жесткой травой, появились ярко-зеленые аир и манник. Коровы и лошади то и дело останавливались, чтобы сорвать сочный стебелек, и шли дальше только потому, что впереди видели новую зелень, еще соблазнительнее.

Вот и ручей. Он начинался с источника, бившего прямо у тропы. Мантхи попробовали воду: тоже теплая! Что может быть лучше тепла? От холода клонит в сон и в печаль – а от тепла радостно.

– Хочу, чтобы мне никогда не было холодно! – громко сказала Кестрель. Грусть как рукой сняло, ноги почти пускались в пляс.

Растительность становилась все пышнее. Вместо колючек повсюду красовались густые кудрявые папоротники и деревья с блестящими заостренными листьями, с кончиков которых капала влага. На земле лежали огромные фиолетовые цветы, и вода скапливалась в них, как в чашах. Над водой сновали алые и синие стрекозы.

Мантхи шли по широкой, усыпанной листьями тропе вдоль ручья. Если задрать голову, в тумане можно было разглядеть кроны огромных деревьев, похожие на зонтики.

Вскоре путники набрели на банановую рощу. Между зелеными гроздьями нашлось много спелых плодов, так что на всех хватило. Во время этой краткой остановки Пинто решила разведать окрестности и тут же обнаружила колонну муравьев – огромных, почти полдюйма длиной. Они маршировали рядами по десять, и каждый нес на спине кусочек листа. «Интересно, куда они идут?» – подумала Пинто. Вдруг рядом с колонной насекомых плюхнулась маленькая лягушка с малиновой кожей. Лягушка долго смотрела на муравьев, не шевелясь, а потом высунула язык и одного поймала. Пинто очень удивилась и побежала за братом.

– Бо! Смотри, что я нашла!

Пинто привела Бомена за рукав к марширующим муравьям. Брат и сестра присели на корточки и стали молча смотреть, как лягушка глотает жертву за жертвой. Колонна не замедляла ход: муравьи будто и не понимали, что их товарищей съели.

– Почему им все равно? – спросила Пинто.

– Может, и не все равно, только мы этого не видим.

– А может, они идут на родину? – Она хитро глянула на брата.

– Определенно, – ответил Бомен.

Оба рассмеялись. Для муравьишек лягушка как гора – слишком большая, чтобы о ней задумываться. И смешно, и страшно: уж очень муравьи похожи на мантхов-странников.

Путники двинулись дальше. Уклон спал, облако тумана поднялось выше. Вокруг разноцветными зигзагами прочерчивали воздух крошечные птички. Влажный воздух дрожал от жужжания пчел и гудения комаров. Путешественники начали потеть и сняли зимнюю одежду. Туман задерживал солнечные лучи, но почему-то в долине было жарко.

Плава Топлиш задумчиво протянула:

– Пап, это и есть наша родина?

– Нет, милая. Еще нет.

Анно отправил несколько человек на разведку, да и сам озирался в поисках распаханной земли или домов. Не может быть, чтобы такая благодатная долина никому не понадобилась! Пока же в глаза бросались только яркие птицы, которые летали низко над головой с криками: «Кри-кри! Кри-кри!»

Помог обнаружить следы людей, как ни странно, Дымок. Кот счел птичий полет наглой провокацией и долго подпрыгивал, пока не изловчился и не поймал одну из красавиц прямо на лету. Убийство расстроило Бомена; он и не думал, что у Дымка получится. А кот уже улепетывал, зажав в пасти трепыхающуюся сине-золотую добычу.

– Дымок! – крикнул Бомен. – Ты куда?

Юноша раздвинул влажные пальмовые листья и пошел следом. Дымок сидел на маленькой поляне недалеко от тропы. Птица валялась на земле. Жертва больше не трепыхалась и стала коту неинтересна.

– Здесь нельзя охотиться! – отчитал его Бомен. – Мы ничего тут не знаем!

– Я, между прочим, сыт, – ответил Дымок.

Бомен осторожно поднял мертвую птицу и расправил блестящее золотое крыло.

– Если сыт, зачем убиваешь?

– Ты ловил птиц на лету, парень? Тогда не задавай глупых вопросов.

– Для удовольствия?

– Удовольствие? Мягко сказано. Это восторг! – промурлыкал кот.

Бомен уже не слушал. Оглядевшись, он заметил, что опавшие листья кто-то убирал. Деревья подстрижены. А земля вся покрыта какими-то буграми…

Бомен вышел на середину полянки, чтобы рассмотреть бугры получше. Вблизи оказалось, что это скорее холмики овальной формы. Пять холмиков в ряд. За ними ряд подлиннее, из восьми. И третий ряд – из тринадцати.

Ни один зверь на такое не способен. Тут не обошлось без человека.

Ну конечно! Бомена наконец осенило: это же могилы! Кладбище! Он бросился назад.

– Папа! – крикнул юноша. – Поди посмотри!

Из любопытства подошли и остальные. Бранко Так заметил, что некоторые могилы как будто свежие. На ближнем ряду трава жидковата и земля не осела. Все пять насыпей этого ряда одной высоты. Значит, тела закопали одновременно. Отчего могли умереть сразу пятеро? И кто их похоронил?

Мантхи приутихли и пошли осторожнее, с опаской посматривая на густой лес. Анно отрядил еще несколько дозорных.

Ручей постепенно превратился в реку. Вода стала горячей и кое-где дымилась паром. Во влажном, липком воздухе с путников градом лил пот. От убийственного холода осталось только смутное воспоминание.

Вдруг в подлеске послышалась какая-то возня. Кусты затрещали, и на берег, тяжело ступая, вышла огромная и очень толстая свинья. Не удостоив путников вниманием, она медленно, пошатываясь, забрела в реку и плюхнулась животом на песчаное дно. Лишь розовая щетинистая спина и пятачок остались над водой.

Через какое-то время из кустов появилась вторая свинья, еще более упитанная, чем первая, и проделала тот же маневр. Свиньи проводили глазами толпу людей с повозкой, не выказывая ни удивления, ни страха. Похоже, они не впервые видели людей.

– Они не дикие! – сказал Креот, – Они ручные.

Зонтичные деревья росли все ближе к тропе. Крупные мясистые растения по другую сторону, вдоль реки, тоже разрастались, и скоро мантхи могли только догадываться, где вода, по клубам пара. Большие мокрые листья шлепали по лицу, промачивали одежду, смывали пот, покалывавший кожу. Впереди слышался шум падающего с высоты потока, и тем не менее ничего не было видно. Тропа совсем скрылась из виду за гущей тропической зелени. Лоло Мимилит и Бек Клин вооружились мечами и пошли перед лошадьми, чтобы прорубать дорогу. Колеса запинались о толстые корни, ветки задевали за верх повозки, обдавая водой идущих позади.

И тут сквозь нескончаемое журчание донесся совершенно другой звук – человеческое пение. Где-то рядом с тропой выводил рулады одинокий приятный тенор:

Кто счастливей меня-а-а-а?

Кто счастливей, чем я?

Счастливей меня не найдете, друзья-а-а-а,

Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля!

Под звуки этой незамысловатой песенки изумленные мантхи приблизились к месту, где шумела вода. Последняя завеса листьев расступилась, и глазам путников предстало круглое озерцо с крутыми берегами. Мантхи столпились на берегу, подталкивая друг друга.

Вода кипела и бурлила, пузыри лопались, высвобождая клубы пара. Слева река каскадами стекала по скале и падала в кипящий водоем. Со всех сторон, кроме берега напротив, над озерцом нависали тропические деревья, роняя в зеленую пену длинные побеги лиан-паразитов. Там, где на поверхность вырывались горячие источники, шипели белые пузырьки. В более спокойных местах озеро напоминало густой овощной суп.

В этом супе и возлежал обладатель приятного тенора. Он закрыл рот и смотрел на мантхов с не меньшим изумлением, чем мантхи – на него. Тело незнакомца было наполовину скрыто водой; объемистый живот, как идеально круглый купол, вздымался из зеленой слизи. Щеки и многочисленные подбородки плавно переходили в массивную грудь, потом в складки на животе, потом в подушкообразные бедра и заканчивались полными, аппетитно-розовыми пальцами ног. Человек был невероятно толст.

Тут под его правой ягодицей набух пузырь пара и взорвался сотней маленьких пузырьков, заставив огромное тело раскачиваться.

– А-а-а-ах! – восхищенно вскричал он, как будто забыв о чужаках. – Вот это да, Джеко!

Человек разговаривал со свиньями, которые плескались в озере вместе с ним. Голый толстяк, плавающий в зеленоватой пене, – странное зрелище. Но еще более странной мантхам показалась его компания. Три огромные розовые свиньи вели себя до неприличия по-человечески – даже копытца блаженно раскинули.

Свиньи смотрели на незваных гостей без страха, скорее с легкой досадой.

Когда пухлое тело перестало качаться, из зеленой воды поднялась рука и медленно помахала. Приветствие. Анно Хаз поднял руку в ответном жесте.

– Жертвы кораблекрушения? – спросил толстяк.

– Путники, – ответил Анно. – Там, снаружи, суровая зима. Нам нужны отдых, еда и тепло.

– Отдых? – Толстяк повторил слова Анно глубоким, выразительным, прямо-таки сливочным голосом. – Еда? Тепло? Тут есть все! Повезло вам, а?

Он хихикнул, как будто пошутил. Потом медленно и размеренно подгреб к противоположному берегу и с превеликим трудом выбрался из воды. После этого, мокрый и голый, если не считать куска ткани, намотанного вокруг бедер и между ног наподобие огромного оттопыренного подгузника, человек принялся смачно – так, что на коже оставались следы, – хлопать себя по всему телу.

Мантхи смотрели на действо, словно загипнотизированные.

– Итак, – произнес толстяк, видимо, достаточно обсохнув, – дайте-ка я на вас посмотрю. Да тут целая толпа!

– Тридцать один человек, – ответил Анно. – И животные.

– Тридцать один рот! И все просят есть. Ну, что ты скажешь на это, Королева? – обратился он к свинье, которая только что вылезла из воды и встала рядом. – Смотри получше – ты увидишь, это не только мужчины, но и женщины. А когда мужчины живут с женщинами, что получается? Дети! Снова рты! А потом дети вырастают и заводят новых детей. Рты выходят из ртов!

Из этой странной речи Анно понял лишь то, что толстяка беспокоит, сколько гости съедят.

– Мы не задержимся надолго, – сказал он. – После того как отдохнем и с вашего разрешения запасемся едой, мы пойдем дальше.

– Пойдете куда?

– На север, в горы.

– Ах, все так говорят! Вот увидите, наш остров покинуть очень непросто. Однако время есть, время есть… – Толстяк широко улыбнулся. – Капитан Канобиус к вашим услугам. Я сердечно приглашаю вас к себе в гости, на «Стеллу Мари».

С этими словами он гордо удалился, сопровождаемый свиньями. Мантхи обогнули озеро и пошли за капитаном.

– Сумасшедший какой-то! – решил Бранко Так. – И при чем тут кораблекрушение?

– Я думаю, это оттого, что он живет один, – сказала Ветра Так, его жена.

– Какой мужчина… – мечтательно протянула госпожа Холиш. – Да еще и капитан!

– Решил, что он на острове, – сказал Мо Мимилит. – Вот дурак!

– Толстый дурак. Глупый толстяк, – добавил приятель Мо, Шпек.

Мальчишки захихикали.

– Тихо! – одернула их Лея Мимилит. – Не злите его. Нам нужна его помощь.

Заросшая тропа привела мантхов на красивую широкую поляну. Там, куда ушел толстяк, было светлее – значит, деревья отступают. Вдалеке раздавался странный звук: глубокое и тихое бурчание.

Поляна оказалась опушкой густого тропического леса, дальний край которой уходил в белый туман. У леса стояло любопытное сооружение: три шеста на деревянной платформе, покрытые кусками ткани, отдаленно напоминающими паруса. Толстяк вскарабкался на палубу и стал открывать сундуки, которые, по всей видимости, заменяли ему мебель. Оттуда он извлек широкое полотнище, которым тут же обмотал свои телеса, и выдолбленные из маленьких тыковок чаши.

Мантхи подошли ближе. Оказалось, что на дальнем краю опушки – большое озеро. Вода в нем кипела и бурлила. Это бурчание они и слышали. От озера валил густой белый пар.

– Добро пожаловать на борт, путники! – крикнул Канобиус.

Анно первым поднялся на широкую палубу. Капитан наполнил чашу напитком из большой деревянной бочки и протянул ему.

– Тростниковый сок. Слегка бодрит. Добро пожаловать на «Стеллу Мари»!

Анно сделал глоток: неплохо.

– Тут еще что-то.

– Я добавил апельсиновую цедру.

– Очень вкусно!

Канобиус наполнил чаши всех остальных. Вскоре мантхи повеселели и расслабились.

– Горячий источник? – спросил Анно, показывая на кипящую воду.

– Вот именно что горячий, – ответил Канобиус. – Это мой котел. Видите?

Капитан показал гостям длинный шест, привязанный к треножнику. На конце шеста болталось металлическое ведро. Чтобы всем было понятно, толстяк опустил ведро в воду.

– Варит обед в мгновение ока!

– Замечательно! – сказал Анно.

– Вот что я вам скажу, – вмешался Мелец Топлиш. – У вас тут настоящий рай.

– Точно, – согласился Канобиус. – Все, чего люди добиваются потом и кровью, мне дается за так.

– О небеса! – воскликнул Дубмен Пиллиш. – Вам не нужно трудиться, чтобы себя прокормить?

– Трудиться? – Капитан издал сочный смешок. – Мне нужно встать – вот такой труд. Пройти пару шагов, протянуть руку и сорвать плод с дерева – тоже работа, если хотите. Нет, сэр, я не работаю. Я отдыхаю!

– По-моему, это не совсем правильно, – нахмурился коротышка Скуч. – Ну, что не надо работать.

– Сэр, вначале я тоже так думал. Я носился по всему острову, расчищая и возделывая землю. А потом обнаружил, что всякая вкуснятина растет и так, хоть сажай, хоть не сажай. На этом мои попытки стать земледельцем закончились. Отныне я живу как пташка и довольствуюсь тем, что дарит мне природа. И не работаю! Вы не поверите, как легко отвыкаешь от этой привычки.

– Труд – привычка?! – Дубмен Пиллиш удивился еще больше. – Ну-ну… А разве вам не бывает скучно?

– Скучно? С чего бы? Это работать скучно. Пыхтишь-пыхтишь и еле сводишь концы с концами. А когда не надо работать, остается свободное время на любимые занятия.

– Какие же?

Канобиус расплылся в улыбке и похлопал себя по объемистому животу.

– У меня два любимых дела, друг мой. Одно – готовить еду, а другое – есть. И в том и в другом я достиг высочайшего мастерства. – Он вытащил ведро из кипящего озера. – Вы сами убедитесь. В честь вашего прибытия я устрою пир.

– Нам нужно приспособить повозку к снегу, – сказал Анно, – и запасти побольше еды. Мы были бы рады провести у вас дня три.

– Дня три, да? Ну, ничего, ничего. Я устрою вам пир. – Его взгляд упал на госпожу Холиш. – О, какая женщина!

– Кроме вас, тут никого нет?

– Да, никого. – Внимание капитана было поглощено госпожой Холиш. – Мадам, разрешите подлить вам напитка!

Анно огляделся: где Аира? Усталая жена присела под деревом. Анно подошел к ней.

– Ну как? – спросил он, опускаясь рядом.

– Нам повезло.

– Иначе мы бы не выжили.

– Мы ведь тут ненадолго, правда? – спросила она.

– Да. Пойдем дальше, как только сможем.

Анно взял руку Аиры в свои и погладил. Как тихо она говорит! А ведь было время, когда его жена бушевала, кричала, ругалась… Куда все делось?

– Анно, дорогой, – сказала Аира, – не знаю почему, только тут я ничего не чувствую. Может, воздух слишком теплый.

– Почувствуешь, как только отправимся. Мы просто отдохнем, а потом пойдем дальше.

От Канобиусова питья намучившихся мантхов стало клонить в сон. Когда солнце за туманом приугасло, люди улеглись кучками и заснули.

Назавтра, после долгого и здорового сна, ужасы зимы казались совсем далекими. Утренний воздух был свежее и прохладнее. Хоть над кипящим озером висел непроницаемый туман, на опушку пробилось несколько солнечных лучиков. Вокруг гудели пчелы, меж зеленых деревьев мелькали яркие птицы.

Мантхи не спеша встали, умылись в бурливом ручейке, каких много стекало с холма, и отправились в лес за фруктами. Топлиш принес дочкам большую оранжевую дыню. Девочки набросились на нее с таким рвением, что по уши измазались сладким соком, и отцу пришлось подержать их вниз головой под маленьким водопадом.

Маленькая Плава Топлиш сказала:

– Наверное, это родина. Все такие счастливые!

– Может быть, – ответил Мелец Топлиш. – Лучшего места я и представить не могу.

Мампо и Ролло последовали совету Аиры: забрались в зеленое озерцо, где впервые увидели капитана Канобиуса, чтобы полечить раны. Увидев, как тем хорошо, другие последовали их примеру. Они вытянули ноги и качались в теплой пузырчатой воде, глядя на зеленые кроны деревьев и иногда сталкиваясь друг с другом.

Скуч проходил мимо озерца.

– Ты похожа на недоваренную колбасу, – сказал он Ланки, одной из купальщиц.

– Что ж, – отвечала Ланки, – скоро сварюсь.

– Как оно вообще?

– Сам попробуй.

Коротышка скинул с себя все, кроме трусов, и плюхнулся рядом.

Анно Хаз, Бомен и Таннер Амос вооружились топорами и пошли в лес, чтобы заготовить дров на последующий переход.

Кто-то уже возвращался из леса к повозке, с руками, полными фруктов, и головами, полными впечатлений.

– Где наш добрый капитан? – спросил Бранко Так, положив на землю два больших кокоса. – Где наш странный, но дружелюбный хозяин?

– Ушел с госпожой Холиш, – хмуро ответил Креот.

Бранко Так с ножом набросился на кокосы и тут же потерпел неудачу. Скорлупа оказалась тверже, чем он ожидал; к тому же мысли Бранко были заняты другим.

– Тут всем хватит места, – начал он. – С лихвой. Причем я видел только малую часть.

– Да, места хватит, – пробормотал Креот. – Если оно тебе нужно.

– Место, где можно построить дом, – продолжал Бранко Так. – Земля. – Он снова ударил ножом по кокосу, и опять безрезультатно.

– Если оно тебе нужно, – повторил Креот.

– А кому не нужно? Земля. Дом. Значит, родина.

– Ага! – воскликнул Дубмен Пиллиш. – Я все гадал: кто скажет первым?

– Лучше скажи, что ты об этом думаешь.

– А вот что: послушаем сначала Анно Хаза.

– Анно Хаз – хороший человек. Но у него тоже один голос, как у тебя. Или у меня.

Появились капитан Канобиус и госпожа Холиш. Они держались за руки и сияли от удовольствия.

– Показывал даме остров, – пояснил капитан.

– Чудный уголок! – воскликнула госпожа Холиш. – Все, что душеньке угодно, просто висит на деревьях!

– Нет-нет, не так! – Канобиус увидел, как Бранко Так воюет с кокосом.

– Нужно найти две ямочки – видите?.. Проколоть… Вот так… А молоко выпить.

Канобиус поднял кокос, и тонкая струйка молока потекла в его толстогубый рот. Потом он положил кокос на землю, выбрав место потверже.

– А теперь камнем.

Капитан взял камень и быстрым и аккуратным ударом разбил кокос на две части.

– Вот и мякоть.

– Премного благодарен, – ответил Бранко Так, раздавая кусочки ореха детям. – Как я понимаю, таких орехов тут много?

– Столько, сколько пожелаете.

– А что бы вы сказали, капитан, если бы небольшая компания трезвомыслящих людей вроде нас захотела прокормиться на этом… э-э… острове?

– Какое совпадение! – воскликнула госпожа Холиш. – Капитан только что предлагал мне то же самое!

– Есть люди, которым здесь прекрасно живется, – осторожно ответил Канобиус, – и милая дама именно из таких.

– Он хочет сказать – из толстых, – объяснила госпожа Холиш, краснея и улыбаясь.

– Что ж, коли и так, чего нам стыдиться? – Канобиус хлопнул обеими ладонями по своему необъятному животу так, что тот заколыхался. – Чем я толще, тем счастливее! Кто захочет быть худым? Худой всегда несчастен и вечно недоволен. А толстый парень – щедрый, толстый парень – добрый. Ура большущим животам! Ура объемистым задам! Толстый – значит счастливый!

– Ура! – крикнула госпожа Холиш.

Мантхи с улыбкой смотрели на них.

– Что ж, судя по вам, такая жизнь и вправду неплоха, – сказал Бранко Так. – Очевидно, вы хорошо питаетесь.

– Чего и вам желаю! Я готовлю для всех роскошный пир! Я решил замариновать сердцевину пальмы. Однако приготовление маринада – длительная процедура. Прошу меня извинить.

Канобиус поспешно поднялся на палубу и стал перебирать большие горшки. Бранко Так повернулся к остальным.

– Друзья, я предлагаю вот что. Почему бы нам не построить свой дом прямо здесь?

Он покосился на Аиру Хаз. Та сидела с дочерьми и Сирей, ела бананы с медом и как будто его не слышала. Кестрель тоже посмотрела на мать.

– Мам, тебе тут не нравится, правда?

– Да, – ответила Аира. – Нехорошее место.

– Что ты чувствуешь?

– Пытаюсь понять, но не могу. – Аира наморщила лоб. – Здесь все какое-то вязкое. Даже воздух.

– Ты хочешь сказать, жирное, – вставила Пинто. – Здесь все жирное. Даже бананы.

– Нет, не жирное, – сказала Аира. – Именно вязкое. Это не одно и то же. Жир бывает твердым и надежным. А вот если он вязкий – в нем недолго и увязнуть.

Пророчица поглядела на людей, которые собрались вокруг Бранко Така и оживленно что-то обсуждали. Не нужно было их слышать, чтобы понять, о чем речь. Аира Хаз сжала руку Кестрель и с неожиданным напором сказала:

– Обещай мне – что бы ни решили остальные, как бы я ни ослабела, – обещай, что заберешь меня отсюда.

– Обещаю, мама, – встревожено отозвалась Кестрель.

Глава 9

Беседа со свиньями

Пока Анно Хаз, Бомен и Таннер Амос, ловко орудуя топорами, валили дерево и рубили его на ровные бревна, кот Дымок отправился на поиски съестного: фрукты кота не привлекали; лесные птицы летали слишком высоко и быстро – даже смотреть на них шея болит. Тогда Дымок решил поискать мелкую живность в подлеске. Острый нюх привел его к невиданному растеньицу, спрятавшемуся под более крупными. У незнакомца были толстые, мягкие, темно-зеленые листья и маленькие желтые плоды, похожие на помидоры. Плоды Дымок проигнорировал, а листьями заинтересовался: пахнет чем-то спелым, с гнильцой, м-м-м, почти как мясо… Кот куснул листок, но острый привкус ему не понравился.

Когда Дымок вернулся к остальным, у него кружилась голова.

– А, вот ты где! – сказал Бомен. – Скоро пойдем обратно.

– Хорошо! – ответил Дымок. – И ты хороший! Все просто замечательно!

Он свернулся калачиком у ног Бомена и заснул. Тот легонько пихнул кота.

– Эй, не спи тут! Хоть в повозку залезь.

Дымок не просыпался. Бомен поднял его и понес на опушку – отец и Таннер Амос уже справятся вдвоем.

– Бедный Дымок, – пожалел он кота. – Устал, наверно.

Бомен осторожно положил спящего кота в повозку, на стопку одеял. Подошел Мампо – почти голый и очень мокрый. Он только что вылез из озерца. Мампо вытерся одеялом, аккуратно промокая больные места.

– Лучше после купания-то? – спросил Бомен.

Друг кивнул:

– Гораздо.

Бомен внимательно посмотрел на заживающие раны.

– Скоро будешь как новенький.

Подняв глаза, он встретился взглядом с Мампо и покраснел. Оба знали, что рана в живот – дело серьезное. Мампо уже никогда не будет таким сильным и ловким воином, как раньше.

– Заживет, – пожал приятель Бомена плечами, – и ладно.

Почти все мантхи собрались кружком у «Стеллы Мари» и что-то увлеченно обсуждали. Едва Анно вышел из лесу, они умолкли – правда, потом заговорили снова, хотя уже не так оживленно. Многие виновато поглядывали на Хаза. Анно все видел, но вопросов задавать не стал, а обратился к спутникам как ни в чем не бывало:

– Тут есть все, что нам нужно в дорогу. Дрова мы нарубили вон в той стороне, в десяти минутах ходьбы. Там целая роща деревьев с прямыми стволами, которые прекрасно обрабатываются. Надо сделать полозья для повозки и сани для запасов еды. Этим займется Таннер. Остальным хорошо бы отправиться за едой. Рядом на поляне почти поспела кукуруза.

– Послушай, Анно, – прервал его Бранко Так, – ты не увлекся? Прежде чем строить сани, не стоит ли выяснить, хотим ли мы идти вообще?

– Конечно хотим, – ответил Анно. – Тут нельзя оставаться.

– Почему?

– Потому что это не родина.

– Ага! А что такое родина и где она?

Мантхи повернулись к Аире Хаз. Пророчица ответила давно известными словами:

– Я узнаю родину, когда увижу.

Бранко Так не отставал:

– Хоть расскажите, годится ли она для жизни. Земля хорошо родит? Дождей в меру? Зимы не слишком суровые?

– Этого я не могу сказать, – произнесла Аира.

– Госпожа Аира, я питаю к вам глубочайшее уважение. Анно, ты знаешь: я хочу, чтобы наш народ вернулся на родину, причем не меньше твоего. Только, будьте добры, подумайте. Покинув эту долину, мы попадем во власть суровой и жестокой зимы, которая один раз уже чуть не лишила нас жизни. Тяжко нагруженные, мы пойдем по глубокому снегу – неизвестно куда и неясно, как долго придется идти. И кто сказал, что мы дойдем? А сейчас перед нами лежит плодородная, теплая долина, почти никем не занятая. Тут есть все, что душа пожелает. Так куда же мы собрались? Разве есть на земле лучшее место? Неужели мы ослеплены жадностью и этой роскоши нам мало?

Мантхи слушали Бранко молча, но Анно видел, что многие одобрительно кивают. Кестрель, которую кивки очень рассердили, встала рядом с отцом и взяла его за руку.

– Что за чушь?! – воскликнула девушка. – Мы должны идти! Это же не родина.

– Родина – это дом, – ответил Бранко Так. – Почему наш дом не может быть здесь?

– Потому что это не родина.

Бранко пожал плечами и так снисходительно посмотрел на Кестрель, что той захотелось влепить ему пощечину.

У Анно тоже не было других доводов, кроме собственной горячей убежденности.

– Это не родина, Бранко! Я знаю. Пожалуйста, поверьте мне!

– Я считаю, что каждый должен принять решение самостоятельно, – сказал Бранко.

Мантхи снова согласно закивали. Бранко обрадовался: давно пора было взять дела в свои руки! Если уж на то пошло, когда-то в Араманте он был членом городского магистрата, а Анно – простым библиотекарем. Анно – добрый человек, однако для роли вождя слабоват.

– Надо проголосовать!

Анно опустил глаза.

– Голосуйте, если хотите. Я и мои родные выходим завтра утром.

Анно и Кестрель оставили круг. Многим стало очень не по себе: зря Анно обидели…

– Знаешь, Бранко, – вздохнул Мико Мимилит, – ты, конечно, во многом прав, но Анно мы обязаны всем.

– Если Хазы говорят, что это не родина, – сказал Скуч, – я им верю.

– Тут не видно неба, – добавил старый Редок Зем. – Мне не нужна родина без неба.

А Анно в стороне сокрушался:

– Что мне еще им сказать?

– Скажи, что говорит мама, – предложила Кестрель. – В этой долине что-то неладно.

– Если бы она знала, что именно!

Мелец Топлиш предложил решение, которое должно было устроить всех.

– Давайте подождем до весны! А потом решим, оставаться или идти с Анно.

Идея многим понравилась: действительно, так и расставаться не нужно! Анно же и слышать об этом не хотел.

– Мы выходим утром, – отрезал он. – Времени нет. Вы слышали мою жену: ветер крепчает.

– Ах, да, ветер…

Мантхи смущенно переглянулись. Они так толком и не поняли, что это за ветер и при чем он тут вообще.

– Здесь нет ветра, – ответил Дубмен Пиллиш.

– Уважаемый ректор Пиллиш, – Бранко обрадовался поддержке и вспомнил старый титул Пиллиша, – на ваших плечах воистину мудрая голова. Как по-вашему, стоит ли нам подождать по меньшей мере до тех пор, пока снег не растает и путь не расчистится?

– Из всех доступных альтернатив, – ответил Пиллиш, – данная представляется альтернативой, сохраняющей возможность выбора из наибольшего количества… альтернатив.

Прозвучало это не так мудро, как хотелось бы, и Пиллиш поспешил добавить как можно громче и внушительней:

– Такова моя точка зрения! И я ее придерживаюсь!

– В свете этой точки зрения, – сказал Бранко, – предлагаю голосовать. Все, кто за голосование, поднимите руки.

Никто не спешил. Видя, что люди колеблются, Бранко пояснил:

– Сейчас мы просто решаем, голосовать или нет. Те, кто позволяет другим решать за них, могут не голосовать. Те, кто хочет сам выбирать, как жить, поднимите руки.

После этого руки подняли все, кроме Хазов и самых близких друзей семьи: Мампо, Скуча и Креота. Воздержался старый Редок Зем. Сирей и Ланки считали, что не имеют права голоса, потому что не мантхи, и тоже не голосовали.

Капитан Канобиус увидел поднятые руки и с любопытством подошел поближе. Разобравшись, что к чему, он хихикнул:

– Голосуйте не голосуйте – вы все равно на острове.

Бранко Так решил, что толстяк на его стороне.

– Значит, вы полагаете, капитан, что нам будет трудно покинуть этот… э… это место?

– Может, и трудно, – сказал капитан. – Может, и невозможно.

– Потому что снаружи свирепствует зима?

– Зима? При чем тут зима? Нет, нет, труднее всего – захотеть уйти… Простите, я должен вернуться к горшкам. Я готовлю вам удивительный пир!

Канобиус поспешно удалился.

– Да он ненормальный, – сказал Креот.

– Вовсе нет! – Госпожу Холиш очень расстроила грубость Креота – друг называется! – Он просто немного странный. А все потому, что он долго жил со свиньями, а с ними не поговоришь.

У Бомена появилась новая мысль. Он незаметно покинул собрание.

– Как видите, большинство изъявило желание проголосовать, – продолжал Бранко Так. – Кто хотел бы высказаться?

Вперед вышла Рада Вармиш с горько поджатыми губами и начала:

– Нужно подумать о детях. Я потеряла мужа. Я чуть не потеряла дочь. Я не хочу вести ее на смерть.

– Мы все должны подумать о детях, – сказала Лея Мимилит, обнимая своих троих.

Краса Мимилит сердито отвернулась: четырнадцатилетняя девочка уже не считала себя ребенком. Мелец Топлиш поддержал матерей:

– Мои девочки – самые маленькие. Мы ищем родину не для себя, а скорее для них. Детям там жить дольше, чем нам. Мы должны сберечь детей. Без детей не может быть родины!

– Клянусь бородой моего предка! – пробасил Креот. – Да вы все сбрендили! Послушайте старика! – Он указал на Редока Зема. – Он говорит: тут нет неба. Родины не бывает без неба! Это же коню понятно! Вы хотите больше никогда не видеть рассвета? Я – нет! Еще утро, а я сижу и обливаюсь потом. Я не хочу жить в чайнике! Уж лучше замерзнуть на просторе, под голубым небом!

– Мы же не останемся тут навсегда! – возразил Мелец Топлиш. – Только до весны.

– А потом снова проголосуем, – вставил Бранко Так.

– И что дальше? – прозвенел холодный голос Сирей. Девушка не хотела вступать в спор, не собиралась говорить таким тоном – но не выдержала. – Разве вы не понимаете? Утром Хазы уходят! Если вы останетесь, то куда пойдете весной?

Дело приняло новый оборот. Пеплар Вармиш, которая очень зауважала Сирей после плена, вежливо спросила:

– А что решила ты?

– Не важно. Я не мантх и даже не имею права выступать.

– Нет-нет, – возразил Дубмен Пиллиш. – Речь идет о жизни всех нас. Жизни и смерти. Ты тоже должна сделать выбор.

– Мне выбирать не из чего, – ответила Сирей. – Я выросла принцессой, на всем готовом. Я жила в раю, где у меня было все, что душа пожелает. Рай стал моей тюрьмой. К счастью, судьба меня вызволила. И я в тюрьму не вернусь!

– В тюрьму?! – воскликнула Рада Вармиш. – Эта долина не тюрьма! Мы сможем уйти, как только захотим.

Сирей промолчала. В глазах Кестрель читалось восхищение. Сирей поискала взглядом Бомена, но того уже не было. Обидно! Впрочем, она говорила не для того, чтобы покрасоваться перед ним. Кто-то должен был сказать правду! И все-таки жаль, что Бомен не слышал…


Бомен присел на камень у зеленого озерца. В теплой слизи нежились две свиньи. Они выставили пятачки из воды и внимательно смотрели на Бомена. Юноше было очень трудно завязать разговор. Свиньи оказались умнее коров, с которыми Бомену уже приходилось иметь дело, и именно это все осложняло. Свиньи привыкли, что люди их не понимают, и не верили, будто с Боменом будет по-другому.

– Пожалуйста, – начал Бомен, – помогите мне.

Это он сам себе, – проворчала большая свинья. – Не слушай.

Я не слушаю! – огрызнулась меньшая. – Сама не слушай.

Свиньи затихли, изо всех сил стараясь не слушать юношу.

Он уже не говорит. Значит, можно слушать.

Молчание.

– Я вас слышу, – сказал Бомен.

Свиньи переглянулись.

Он сказал, что нас слышит!

Мы же не разговаривали.

Зато теперь разговариваем.

А когда он сказал, что нас слышит, не разговаривали!

Может, он хотел сказать, что мы его слышим?

Я не слышу. Потому что не слушаю.

Я тоже.

Снова молчание.

А что, если он нас слушает?

Слушает, как мы молчим?

Как мы не слушаем.

Я слышу ваши мысли, – сказал Бомен.

Он сказал, что слышит наши мысли!

У нас нет мыслей.

А это не мысль? Думаешь, он ее слышал?

Если он ее слышал, можно считать, что он ничего не слышал.

Если он ничего не слышал, он ничего не скажет.

Если он ничего не скажет, значит, он слышал наши мысли.

Свиньи уставились на Бомена.

– Вы сказали, что у вас нет мыслей, – произнес Бомен.

Он не слышал! Ничегошеньки! Вот если бы он нас слышал, он бы ничего не услышал.

Свиньи в замешательстве замолчали. Потом одна сказала другой:

Кажется, мы где-то напутали.

Бомен решил попробовать по-другому.

– Пожалуйста, дайте мне совет.

Он попросил дать ему совет.

У нас нет совета. Значит, не дадим.

Почему Канобиус думает, что живет на острове?

Свиньи задумались: интересный вопрос… Они даже забыли, что собирались не слушать.

Остров – это такое место, откуда нельзя уйти. Капитан не может отсюда уйти. Значит, это остров.

Большая свинья довольно хрюкнула: хорошо сказано!

– Но ведь это не остров. Канобиус мог бы уйти, если бы захотел.

Значит, не хочет.

Почему?

Потому что это остров.

То есть, – Бомен недоумевал, – он хочет, чтобы это был остров?

Конечно.

Почему?

Чтобы он не мог уйти.

Бомен замолчал. Меньшая свинья с упреком покосилась на большую.

Ты с ним разговариваешь.

Ну и что? Он глупый и ни слова не понимает.

Бомен решил спросить о чем-нибудь менее умозрительном.

– Рядом могилы, – сказал он. – Вы знаете, кто там?

Мертвые люди.

Отчего они умерли?

Оттого что не хотели жить.

Почему они не хотели жить?

Они были слишком счастливы.

То есть умерли от счастья?

Беседу прервал шум шагов: прибежала Кестрель.

– Бо! Пошли скорей! Они уже голосуют, а папа так разозлился, что не хочет ничего говорить.

Проводив Бомена взглядом, свиньи облегченно вздохнули.

Как хорошо, что он ушел! Тяжело говорить с дураками. Давай больше не будем.


Когда Бомен и Кестрель пришли в лагерь, оказалось, что все уже проголосовали. Большинство было за то, чтобы остаться. Путники разделились на две компании: одна собралась вокруг «Стеллы Мари», на палубе которой хлопотал не подозревавший о великом расколе Канобиус, другая стояла у повозки. Людей в ней было всего ничего: Анно и Аира, Пинто и Мампо, Креот и Скуч, а также старый Редок Зем.

Анно поднял глаза на Бомена. Лицо отца осунулось от усталости и тревоги.

– Не знаю, что еще можно сделать.

– Могилы, – посоветовал Бомен. – Спроси Канобиуса о могилах.

– У него наверняка найдется безобидное объяснение, – махнул рукой Анно.

Дымок по-прежнему лежал клубочком на одеялах и спал как убитый.

– Ничего себе! Этот ленивец до сих пор дрыхнет?

Подошли Сирей и Ланки, нагруженные початками спелой кукурузы. Они отправились в лес еще до голосования.

– Вы с нами? – спросил Анно.

– Если вы не против, – ответила Сирей.

– Конечно нет! – выпалила Кестрель.

Сирей благодарно ей улыбнулась и, сложив ладони вместе, особым образом сплела пальцы. Кестрель сделала в ответ то же самое.

– Мы принесем еще, – сказала Сирей, и они с Ланки снова ушли.

– Что вы такое пальцами делали? – поинтересовался Бомен.

– Это наш тайный знак дружбы.

– Давайте-ка и мы возьмемся за работу, – сказал Анно. – Дел невпроворот.

Мужчины занялись полозьями для повозки, а женщины стали собирать вещи. Бомен решил поговорить с капитаном Канобиусом. Да, от беседы со свиньями толку мало, и все же что-то с могилами не так… Если раскрыть их тайну, долина, быть может, не покажется таким уж райским местом.


Толстяк засыпал в большие глиняные горшки всякую снедь – в основном рубленую сердцевину пальмы – и приправил тростниковым сиропом, листьями лайма, имбирем и сушеным бататом. Теперь он ходил от горшка к горшку, помешивая, пробуя с видом знатока, подсыпая там чуток имбиря, там щепотку молотого перца, и напевал себе под нос:

Кто счастливей меня-а-а-а?

Кто счастливей, чем я?

Счастливей меня не найдете, друзья-а-а-а,

Тра-ля-ля, тра-ля-ля-ля!

Канобиус помахал Бомену деревянной ложкой и зачерпнул немного варева.

– Попробуй.

Бомен лизнул:

– М-м-м, вкусно.

– Еще бы! А ведь блюдо пока не протушилось. Вот когда горшки ночь постоят в кипятке, разные вкусы смешаются и породят новые. И новые вкусы вместе со старыми образуют неожиданные сочетания. Даже сейчас – чувствуешь, как имбирь смягчает ореховую остроту пальмовой сердцевины? Это как мелодия из многих голосов. Возьмешь правильные ноты – и раздастся новый аккорд!

Занимаясь любимым делом, толстяк казался таким счастливым, что Бомен усомнился: а есть ли у него страшные тайны? Однако надо выяснить все до конца.

– Я хотел кое о чем вас спросить, капитан. О могилах.

– А! Мои бедные товарищи!

– Вы знали людей, которые там похоронены?

– Там никто не похоронен, мой друг. Хотя, конечно, мои спутники мертвы. Мне больно вспоминать…

– Простите. Может, не будем об этом?

– Нет-нет, так даже лучше. Зачем кладбище? Это им памятник. Иногда я хожу туда и воображаю, что мои товарищи нашли там вечный покой. Говорю с ними. И мне становится не так одиноко.

Звучало довольно убедительно, хотя сама идея Бомена удивила.

– То есть могилы пусты?

– Наверно, можно назвать их символами. Я бы похоронил своих товарищей, если бы мог. Но они умерли на мерзлой земле, твердой как камень.

Озадаченный, Бомен заглянул в ум толстяка и увидел тихую боль утраты, которая вполне вязалась с грустным рассказом. А вот чуть глубже Бомен с изумлением обнаружил куда более сильное чувство: ужасное, невыносимое отчаяние.

Я обречен! – исходил криком капитан. – Я обречен!

Как же это? Если человек живет в настоящем раю, любит вкусно поесть и поет, что на свете нет никого счастливей, чем он сам, – откуда такое отчаяние?

– Тебе интересно, что стало с моими спутниками? – продолжал Канобиус, не подозревая об открытии Бомена. Капитан говорил спокойно, не забывая время от времени помешивать, пробовать и приправлять маринад.

– Да, – ответил Бомен.

– Мы отправились в плавание на корабле «Стелла Мари». У побережья Лумуса нас застиг шторм. Бедный корабль выбросило на скалы и разбило в щепки. Двадцать три человека спаслись и дали клятву больше никогда не ходить по Западному океану.

– Вы были капитаном?

Канобиус огляделся и прошептал:

– Коком. Не судите одинокого человека за крошечную слабость.

– Ну, теперь вы капитан, – сказал Бомен.

– Да… Бедные ребята! Корабля не стало. Мы пошли через холмы на восток, к теплым водам, чтобы предложить свои услуги тамошним судовладельцам. К несчастью, зима в тот год выдалась ранняя. Без теплой одежды мы очень страдали.

Канобиус покачал головой и отхлебнул из ложки.

– Чего мне не хватает, так это соли, – пробормотал он.

– Они погибли зимой?

– Да. Один за другим. Я думал, что тоже не выживу. На счастье, я уже отличался упитанностью. Это и спасло мне жизнь. К тому времени, как я нашел этот остров, никого, кроме меня, не осталось.

– Как давно это было?

– О, много лет назад! Я потерял счет. Здесь нет времен года.

– И как вы с тех пор живете?

– Как видишь. Одиноко, но счастливо.

Канобиус лучезарно улыбнулся. Не зная, о чем еще спросить, Бомен вернулся к повозке. Тут его взгляд снова упал на спящего кота.

«В первый раз вижу, чтобы Дымок так спал», – подумал Бомен, встал на колени и нагнулся к голове кота. Дымок дышал ровно. Бомен легонько тронул кота за ухо. Ухо дернулось, но кот продолжал спать. Бомен погладил Дымка по спине, по всему телу от шеи до хвоста. Кот не проснулся.

Бомен встревожился. Пригнувшись еще ближе, он вошел в ум кота. Мыслей там особых не обнаружилось – во всяком случае таких, которые можно выразить словами. Правда, нашлось какое-то то ли чувство, то ли сон о чувстве… Странное сочетание полных противоположностей: невероятного блаженства, переполняющего кошачий мозг, и угасания, будто кот уменьшается в размерах или уходит далеко-далеко.

Бомен понял, что кота не разбудить, и прошептал ему на ухо:

– Не оставляй меня, Дымок!

В ответ ухо снова дернулось, и только.

Глава 10

Пир капитана Канобиуса

Группы, возникшие после великого раскола, легли спать отдельно. Сирей и Ланки устроились неподалеку от Хазов. Спали не укрываясь: даже после захода солнца в долине было душно и жарко.

Бомен видел какие-то суматошные сны, постоянно просыпался и долго не мог заснуть. Его не оставляло чувство, что в долине прячется зло, которое он проглядел. Надо предостеречь друзей, которые решили остаться, но что сказать? Да, Канобиус чего-то очень боится… Вот только чего?

В закутанную облаками долину не проникали ни свет луны, ни мерцание звезд. Открой глаза или закрой – ничего не меняется. Возможно, поэтому другие чувства Бомена обострились. Он слышал, как посапывают люди вокруг, как шевелятся во сне. Они так далеко отсюда… Вдруг Бомен почувствовал: проснулся не он один.

Кто-то сел и вздохнул. В такой темноте узнать человека по вздоху было не сложнее, чем днем – по голосу.

– Сирей? Не спишь?

– Да.

– В чем дело?

– Ни в чем. Я часто по ночам просыпаюсь.

– Эта ночь совсем другая. И темень! Даже руки не видно.

– Тебе не нравится?

– Нравится.

Чтобы не помешать остальным, Бомен и Сирей разговаривали очень тихо. Звук голоса друга успокаивал, темнота уже не казалась такой необъятной.

– А мне нравится, – сказала Сирей, – что ты меня не видишь.

– Почему?

– Сам знаешь.

– Из-за шрамов?

– Да.

– Ты ошибаешься, Сирей. Шрамы тебя совсем не портят!

– Ты говоришь так, потому что добрый. Мне нужна правда, а не доброта.

– Я и говорю правду.

Сирей помолчала и потом очень тихо сказала:

– Ах, Бомен! Если бы я была по-прежнему красивой, ты бы любил меня, как я тебя.

Бомен растерялся и не знал, что ответить. Странная темнота… Можно сказать то, что никогда не сказал бы при свете.

– Ты по-прежнему красивая, – наконец выговорил он. – Даже краше, чем была.

– Но ты меня не любишь.

Бомен замолчал.

– Странно, – чуть погодя сказала Сирей. – Меня всегда все любили. А я люблю тебя. Как же во мне так много любви, а в тебе так мало?

В ее словах не было упрека; только искреннее недоумение и грусть.

– Я не могу любить тебя, Сирей. Я же говорил. Меня скоро заберут, и мы больше никогда не увидимся.

– Почему заберут? И куда?

– В место под названием Сирин.

– Ты никогда не вернешься?

– Я там погибну, Сирей. Еще до конца зимы.

– Погибнешь? – Ее голос дрогнул. – Ты не можешь любить меня, потому что скоро умрешь?

– Да.

– Это неправильно. Если ты скоро погибнешь, значит, нужно любить меня сейчас, пока еще не поздно.

– А потом тебя бросить?

– Да.

– Ты этого не хочешь.

– Очень хочу.

– Что ты, Сирей!

– Можешь говорить «что ты, Сирей!» сколько угодно, но наш поцелуй тебе понравился. И не смей врать.

– Понравился. Только какой в этом смысл?

– Какой смысл в поцелуях? Никакого. Это просто поцелуи. Если каждое действие выполнять ради нового действия, эта цепочка никогда не кончится.

Бомен невольно улыбнулся и подумал: интересно, она почувствовала?

– Тебя послушать, так все очень просто.

– Оно и есть просто! Потому что ты сказал, что скоро умрешь. Разве ты не понимаешь, как это все упрощает?

Бомен поразился. Когда-то он считал Сирей глупым, избалованным ребенком. А она оказалась совсем другой.

– Все, что ты мог бы совершить в течение жизни, нужно сделать сейчас – или никогда.

– В общем-то, да.

– Сейчас, Бомен. Ты понимаешь, что значит «сейчас»?

– Да, наверное…

– Сейчас – значит сейчас.

Настала тишина. Точнее, прогремела в кромешной тьме, как раскат грома. Бомен стал прикидывать: как далеко до Сирей? Если протянуть руку…

Что Бомен и сделал. И чуть не вздрогнул, встретив пальцы Сирей. Она протягивала руку к нему.

Руки встретились, ладони соприкоснулись. Пальцы беззвучно сплелись в тайном знаке дружбы. Бомен и Сирей без слов тянулись друг к другу, пока не почувствовали щекой дыхание другого, пока лицо не коснулось лица. Они молча поцеловались.

До самого утра Бомен и Сирей лежали, крепко обнявшись и не говоря ни слова. Когда в небе забрезжил свет, они расстались: то, что случилось с ними в темноте, с рассветом должно было растаять, как сон.


Мантхи открыли глаза, потянулись, умылись. Утро выдалось непривычно тихим – все думали о том, что сегодня расстанутся. Канобиус хлопотал у горшков, уже погрузив их по горлышко в кипящую воду. Рядом с тремя большими горшками стоял маленький, и капитан время от времени подсыпал туда какие-то приправы.

Анно Хаз объявил, что пора складывать вещи в повозку и готовиться к отходу. Бомен нашел Дымка и легонько потряс. На этот раз кот проснулся. Он проспал целые сутки!

– Слава богу! Я уж думал, с тобой что-то случилось.

– Ох, парень! – сонно пробормотал Дымок. – Я так далеко! Зачем возвращаться?

– Скоро выходим. Нельзя же спать вечно!

– Еще как можно. Спать вечно… Счастливым сном… Чтобы он никогда не кончался…

Блаженный Дымок – это что-то новое. Бомен присмотрелся к коту повнимательнее.

– По-моему, ты заболел.

– Жизнь – это болезнь, – пробормотал Дымок. – Смерть – излечение.

– Что?! Да ты не болен, а пьян!

Бомен схватил вялого кота, отнес к ближайшему ручью и бросил в воду. Сначала кот камнем пошел ко дну, но тут же забарахтался и кое-как выплыл на берег.

– Ну как, лучше?

– Хуже! – огрызнулся Дымок, стряхивая воду со шкуры. – И поскольку ты не блещешь ни красотой, ни добротой, ни остроумием, я бы предпочел, чтобы ты оставил меня в покое.

– Вот это мой Дымок! – с облегчением вздохнул Бомен. По просьбе жены Анно Хаз в последний раз обратился к тем, кто решил остаться в долине.

– Вы еще можете передумать.

– Я хотел сказать тебе то же самое, – отозвался Бранко Так. – Не делай глупостей, Анно. Зима скоро кончится.

– Мы уходим через час, – сказал Анно.

– Через час?! А как же капитанский пир? Прощальный!

– Дни зимой короткие, надо успеть пройти побольше, – ответил Анно и вернулся к повозке.

Госпожу Холиш послали к капитану Канобиусу, чтобы узнать, нельзя ли начать пир немедленно.

– Но главное блюдо не готово! – воскликнул капитан. – Еще час, не меньше! Я только положил утренние травки!

– Понимаете, наши друзья уходят, – объяснила госпожа Холиш.

– Ну и что? – ответил Канобиус. – Пир не для тех, кто уходит, а для тех, кто остается. А с вами, милая дама, я разделю особое блюдо. – Он понизил голос. – Кукурузные лепешки с белыми трюфелями! Я хранил трюфеля для особого случая. Их хватит только на двоих.

– Я никогда не пробовала трюфелей, – призналась госпожа Холиш.

– Мадам, значит, ваша жизнь еще не началась!

Госпожа Холиш вернулась к своим и рассказала, что Канобиус не захотел перенести пиршество и что он готовит ей белые трюфеля.

Лошадей уже впрягли в повозку. Креот подогнал коров, Таннер Амос принес последнюю вязанку дров. Пришло время прощаться.

– Весной мы пойдем за вами, – сказал Мико Мимилит. – Пара недель пути, и мы снова встретимся.

Девочки в слезах толпились вокруг Мампо и обнимали его. Дубмен Пиллиш кашлянул, сказал «хм-м-м» и кашлянул еще раз.

– Печальный день. Но мы вынуждены пойти на это ради малышей. Зима суровая. Печальный день…

Креот сухо сказал госпоже Холиш:

– Что ж, мадам, надеюсь, вы понимаете, что делаете. Госпожа Холиш обняла Мампо и заплакала:

– Мампик ты мой! Мампочка!

– Это ненадолго, тетушка. Не плачь.

Мелец Топлиш пожал всем руки со словами:

– Ради детей.

Наконец все распрощались.

– Когда наступит весна, – сказал Анно, – идите на север, через реку, через горы. Мы будем вас ждать.

Печаль в его глазах говорила совсем о другом.


Маленькая компания двинулась в путь: Бомен и Мампо, как и раньше, впереди, за ними Кестрель, Сирей, Ланки и Пинто. В середине колонны Редок Зем вел лошадей, впряженных в повозку. Рядом с повозкой шли Анно и Аира, а за ними – три коровы, Смуглянка, Топотунья и Засоня. Замыкали строй Креот и коротышка Скуч.

Путешественники молча шли по зеленым джунглям, вдоль шипящего потока воды. Им было грустно оставлять друзей и страшно возвращаться в холода, поджидавшие снаружи. А Бомена мучили вопросы, на которые он никак не мог найти ответа.

Откуда в душе Канобиуса этот ужас? Что имели в виду свиньи, когда сказали, что люди в могилах умерли от счастья? Ведь в могилах нет людей. Это памятник капитана мертвым товарищам. Капитан на самом деле не капитан, а кок. Он приготовил пир, но не тем, кто уходит, а тем, кто остается. Госпожа Холиш будет есть белые трюфеля. В долине должны жить толстые. Когда мужчины живут с женщинами, получаются дети. Рты выходят из ртов…

Казалось, эти вопросы и обрывки разговоров просто надо правильно сложить, как головоломку, и все сразу станет ясно.

Роскошная зелень уступала место более морозостойким деревьям, воздух становился прохладнее. Мантхи как раз проходили мимо того места, где Дымок погнался за птицей и привел Бомена к могилам.

Пять. Восемь. Тринадцать.

Двадцать шесть могил. Сколько людей было на «Стелле Мари»? Двадцать три человека, как сказал капитан. Откуда взялись еще три холмика?

– Стойте!

Маленькая колонна замерла.

– Что-то не так. Мампо, пошли со мной.

– В чем дело, Бо? – спросил отец.

– Сейчас кое-что проверю и скажу.

Бомен провел Мампо через лес к кладбищу. Ухоженные могилы выглядели точно так же, как тогда, в первый раз.

– Капитан сказал, что там ничего нет, – обратился Бомен к Мампо. – Давай проверим.

Они выбрали холмик, на вид насыпанный позже других, и голыми руками стали разгребать землю. Во влажном, теплом климате долины мягкая почва слипалась в комья и легко отваливалась. Довольно долго ничего, кроме земли, не было. Вдруг пальцы Бомена и Мампо наткнулись на что-то. Они осторожно смели последний слой и увидели кусок ткани. Друзья начали убирать землю вдоль этого куска, пока не нащупали более твердый и гребнистый комок земли. Не земли – кожи с костями. Это была полуразложившаяся, покрытая земляной коркой мертвая рука.

С почтением и легкой дрожью Бомен и Мампо засыпали потревоженную могилу и встали. Мампо вопросительно посмотрел на друга:

– Почему капитан говорил, что в могилах никого нет?

Бомен вспоминал чувство, которое он обнаружил глубоко внутри Канобиуса. Ужас, отчаяние?

Я обречен.

Рты выходят из ртов. Остров невозможно покинуть. Люди умирают от счастья. Госпожа Холиш будет есть белые трюфеля. Счастливый сон, сказал кот. Хочу, чтобы он никогда не кончался…

– Скорей! – закричал Бомен. – Возвращаемся! Времени на объяснения не было.

– Он хочет убить их всех! Мы должны его остановить!

Бомен и Мампо бросились назад. Остальные развернули повозку и поспешили за ними.


Двадцать человек выстроились в очередь за порцией Канобиусова блюда. Дымящееся варево источало аромат, от которого текли слюнки. Сияющий капитан Канобиус поднял черпак над первым горшком.

– Готов поклясться, вы поймете, что в жизни не едали ничего прекраснее!

Не успел капитан погрузить черпак, как раздался треск веток и топот бегущих ног. Мантхи удивленно обернулись и увидели Бомена с Мампо.

– Не ешьте! – закричал запыхавшийся Бомен. – Тут яд! Он хочет всех отравить! Как других! Вспомните могилы!

На лицах было написано одинаковое недоумение. Вопросительные взгляды повернулись к Канобиусу. Капитан выглядел не менее ошарашенным, чем остальные.

– Отравить вас? – спросил он. – Что за бред! Ума не приложу, о чем он.

– Тогда ешь сам!

Бомен уже отдышался. Он вспрыгнул на палубу «Стеллы Мари», забрал черпак у Канобиуса и поднес к его рту.

– Ешь!

Канобиус взял в руки черпак, спокойно посмотрел на варево и снова на Бомена.

– Съем, – произнес капитан. – С превеликим удовольствием.

Канобиус сел прямо на палубу, наклонил черпак над губами, набрал в рот тушеной пальмовой сердцевины и проглотил. Бомен ошарашенно наблюдал за ним.

– Я ошибся? Я-то думал, вы нашли ядовитое растение, которое усыпляет людей навсегда! Я думал, вы приготовили госпоже Холиш особое блюдо, чтобы выжила только она.

– Чепуха! – воскликнула госпожа Холиш. – Зачем ему это?

– Рты выходят из ртов, – объяснил Бомен. – Слишком много ртов съедят его рай.

– Смотрите! – крикнул Бранко Так. – Он же ест! Разве еда может быть отравлена?

Толстяк зачерпнул еще. И вдруг, жуя и глотая, заплакал. Слезы градом покатились по жирным щекам. Еще один черпак. Мантхи засомневались:

– Неужели правда?

Те, кто стоял ближе к горшку, отошли от греха подальше.

– Если это правда, – рассердился Бранко Так, – поделом ему!

В ответ всхлипывающий Канобиус съел еще.

– Он умрет, – сказал Бомен.

Оцепеневшие от ужаса мантхи молча стояли и смотрели на капитана. И только добрая госпожа Холиш вскричала:

– Бедняга! Ему надо помочь!

Тронутый ее участием, толстяк немного успокоился.

– Дорогая мадам, – ответил он, – считайте это милосердием. Я так долго жил в страхе!

Лицо Канобиуса сморщилось в странной ухмылке. Он громко хихикнул. Гримаса радости на мокрых от слез щеках испугала мантхов гораздо больше, чем немая печаль пару минут назад.

– Капитан! – воскликнула госпожа Холиш. – Как вы могли?!

– Они все равно бы умерли, уважаемая. – Канобиус разразился громким смехом. – Что такое жизнь, как не долгая предсмертная агония? – Капитан хохотал, качаясь из стороны в сторону. – А я их спасаю! Мои жертвы умирают счастливыми!

– Они умирают от счастья, – сказал Бомен.

– Да! Мальчик совершенно прав! От счастья! – Канобиус плакал и смеялся.

– Это такая отрава, – объяснил Бомен мантхам. – Человек делается таким счастливым, что умирает.

– Да! Умный мальчик! Посмотрите – я обречен, но счастлив! Дайте мне целую миску! Лучшее блюдо в моей жизни! Всего пара особенных листочков – вот главная приправа. Кто счастливей меня?.. Ешь сам, да? С превеликим удовольствием!

Канобиус покатился от смеха.

– Я просто хотел немножечко счастья. – Он протянул руку к госпоже Холиш. – Вы, милая дама, сделали бы меня счастливым. Толстый – значит счастливый! Ура!

Огромное тело вздрогнуло, словно от удара. Потом капитан успокоился и снова захохотал.

– Кто счастливей меня-а-а-а? – пропел он. – Кто счастливей, чем я? Счастливей меня не найдете, друзья-а-а-а, траля-ля… тра-ля-ля… ля…

Постепенно голос Канобиуса утих. Глаза закрылись. Улыбка растянулась от уха до уха. Толстяк в последний раз облегченно вздохнул и погрузился в крепкий сон.

Через час он перестал дышать.

Поднять Канобиуса оказалось под силу лишь девятерым мужчинам. Тело положили на палубу, прикрыли парусами и придавили их камнями. Больше мантхи ничего не могли для него сделать.


Когда заметно похолодало и в воздухе показались первые снежинки, путники остановились и надели теплые вещи. Благодатная долина осталась позади. После смерти Канобиуса оставаться не захотел никто. Изобилие, которое казалось таким заманчивым, теперь страшило: напуганным людям казалось, что отравлены фрукты, кипящая вода, сам воздух долины. В дорогу вышли все как один. О великом расколе не вспоминали: те, кто хотел остаться, стыдились, а те, кто решил уйти, радовались, что снова вместе.

Повозку доверху загрузили дровами и едой. Бек Клин и Лоло Мимилит тянули за собой сколоченные на скорую руку сани, тоже с запасами. Еды, питья и дров должно было хватить на несколько дней – как раз, чтобы без лишних задержек добраться до реки.

Там, где долина переходила в заснеженную землю, мантхи остановились и занялись повозкой. Колеса закрепили намертво, снизу деревянными крючьями прицепили полозья, прибив гвоздями для верности. Теперь повозка не увязала в снегу, и лошадям стало гораздо легче.

Постепенно туман рассеялся, но сквозь метель по-прежнему не было видно дороги.

– Все хорошо? – спросил Анно Хаз жену.

– Вполне, – ответила она.

– Чувствуешь?

– Чувствую, Аннок.

Лицо Аиры согревало тепло далекой родины. С каждым шагом родина становилась ближе.

К полудню ветер разогнал тучи, и открылся вид на многие мили вокруг. По обе стороны под бледным солнцем поблескивали белые холмы. Впереди виднелась темная полоса леса. А за лесом – горы.

Глава 11

Зимний рассвет

Кестрель шла одна, за Боменом и Мампо. Позади молча шагали остальные, и снег хрустел под сапогами. Было слышно, как переставляют копыта лошади, как скрипят и шипят полозья. Иногда кричали дети, но взрослые не разговаривали, берегли силы. Мороз свирепствовал, и все понимали: чтобы укрыться в лесу до следующего снегопада, нужно пройти как можно больше.

Аира Хаз ехала в повозке. Как она ни упорствовала – мол, вполне может идти наравне с другими, – Анно настоял на своем. Все видели, как Аира худеет, но не говорили об этом вслух. При мысли о том, что мать день ото дня слабеет, Кестрель охватывало невыносимое отчаяние. Помогал только серебряный голос Поющей башни, что висел под одеждой на шее. Нет, Кестрель не тешила себя надеждой, что в простом кулоне, когда-то сделанном племенем Певцов, кроется какая-то особая сила. Он просто напоминал Кестрель, что и они с братом, и мать, и ее слабость зачем-то нужны.

Кестрель смотрела на знакомый худощавый силуэт Бомена. У близнецов не было друг от друга секретов. Сейчас брат шел далеко впереди, и все-таки Кесс чувствовала его настроение. Хотя Бомен ничего не говорил, сестра была уверена: что-то случилось, и это связано с Сирей. Вроде бы Кестрель давно этого ждала и даже хотела – а теперь испугалась. Мы будем вместе, брат. Всегда.

Говори не говори, скоро придет время расстаться… И когда час наступит, лучше, если Бомен будет не одинок.

Кестрель отвела взгляд от брата и полной грудью вдохнула морозный воздух. Не надо думать о плохом! Лучше сосредоточиться на холодных щеках, на усталых ногах… Правда, за этими мыслями поджидает тоска одиночества.

Кестрель стало страшно и очень захотелось поговорить с братом, мысленно услышать его ласковый голос.

Бо! – позвала Кесс – Ты мне нужен!

Я здесь, – откликнулся Бомен. – Я всегда рядом.

Страхи как рукой сняло. И что это она в самом деле? Кестрель благодарно подумала:

Я люблю тебя.

А я – тебя, Кесс.

Они как раз проходили мимо дорожного столба. Эти столбы, как видно, вкопали очень давно, чтобы легче было не сбиться с пути зимой. Без опаски можно было идти только по дороге: вокруг попадались занесенные снегом трещины. Отклонишься в сторону – и, не ровён час, ухнешь на дно снежной могилы.

Креот постоянно об этом думал. Пока что его коровы спокойно шли вслед за всеми, держась безопасной середины. Однако любой крик или резкое движение могли их напугать – и тогда животные кинутся в сторону, к коварным ловушкам. Привязать их – но к чему? Не к повозке же! Уволокут за собой. А самому удержать запаниковавшую корову – сил не хватит.

Вот Креот и разговаривал с коровами, надеясь, что так им будет спокойнее.

– Вперед, вперед, Засонечка! Скоро уже лес. А там отдохнем, да? Вперед, вперед, Смуглянка. За горами трава сладкая, а дни катятся за днями, один прекрасней другого. Вперед, Топотунья. Вперед, вперед…

Его догнала госпожа Холиш. Креот не подал виду, что ее заметил: мол, говорю с коровами. Госпоже Холиш пришлось начать первой.

– И зачем так причитать! Вперед, вперед – вот уж в самом деле! Будь у ваших коров хоть капля ума, они бы назло встали как вкопанные.

– У моих коров больше ума, чем у некоторых, – ответил Креот.

Оба замолчали и пошли дальше, кипя от злости. Каждый твердо решил, что не заговорит первым. Креот в конце концов не выдержал:

– Такой жирный!

– Я тоже не тростинка, – холодно парировала госпожа Холиш.

– О нет, мадам, позвольте не согласиться! У вас приятная полнота. А у него – жир.

– Приятная полнота, вот как?

– Да, приятная.

– Что ж… – вздохнула госпожа Холиш, и ее голос смягчился. – Приятная полнота, да ума ни на грош. Была глупой девчонкой, выросла в дуру бабу. А когда-нибудь стану слабоумной старухой. Что тут еще скажешь?

Лед был сломан. С тех пор госпожа Холиш стала помогать Креоту смотреть за коровами – причем так старательно, словно они ее собственные.


Над головой снова собрались тучи. Правда, снег так и не пошел, и мантхи успели пройти немалый путь. Вытоптанную другими дорогу впереди еще не присыпало. Было хорошо видно, как она заводит в темный лес.

Анно шел рядом с повозкой, так, чтобы Аира его видела.

– К ночи будем у реки, сказал он.

– Осталось немного.

– Чувствуешь?

– Сильнее, чем раньше.

Чем ближе мантхи подходили к родине, чем явственнее становилось тепло на лице, тем больше слабела пророчица. Аира часами лежала в повозке молча и неподвижно, вспоминая всю свою жизнь. Родились дети, выросли… Обручение с Анно, она совсем молодая… Детские годы, красивый старый особняк в Алом округе Араманта… Все это исчезло, рассыпалось. Арамант в руинах. Настало время жестокости. Аира, как и ее предок, стала пророчицей своего народа.

После полудня снег все-таки повалил. Снежные хлопья садились на руки и капюшоны, холодили лицо. Что ж, бывало хуже – да и лес совсем близко! Мантхи не падали духом и упорно шли вперед.

Когда путники добрались до леса, короткий зимний день уже кончался. Было удивительно тихо. Верхние ветви темным пологом закрыли небо. Белизна, так долго окружавшая путников, растворилась в тени. Хруст снега под копытами и сапогами, скрип полозьев стали громче и как будто ближе. Люди слышали даже, как дышат, как шуршит на ходу одежда. Они шли словно в коконе из собственных звуков, а через пару шагов, в тени между деревьев, оставалась нетронутая тишина.

Издали лес казался узкой полоской у подножия гор. Только теперь мантхи поняли, что на самом деле он тянется далеко. К ночи до реки не добраться.

В лесу, где и днем-то света мало, темнеет быстро. Анно Хаз решил объявить привал.

– Давайте заночуем, пока совсем не стемнело.

Мантхи остановились прямо на дороге, развели костер и поставили шатер, чтобы укрыться на ночь. Как только пламя разгорелось, ярко-оранжевые языки вытеснили слабые сумерки, темнота вокруг сгустилась. Анно назначил молодых мужчин часовыми на ночь: кто знает, не подкрадутся ли, пока все спят, разбойники или дикие звери? Дров хватало, и караульные должны были поддерживать огонь до рассвета.

По шатру, где собрались мантхи, плясали отблески костра; внутри было довольно темно. Аира Хаз спала, муж держал ее за руки. Рядом с матерью разметалась во сне Пинто, ее детская ступня касалась спящего Мампо.

Бомен, когда пришла его очередь дежурить, сел у огня на одеяло, другое набросил на плечи. Глядя, как в костре возникают и рушатся алые коридоры пламени, он почувствовал, что внутри зашевелилась сила. Чтобы как-то убить время, Бомен выбрал обугленное полено и силой мысли затолкал его в самую середину. Интересно получается! Бомен мысленно взялся за другое полешко и потянул его по маленькой огнистой дорожке между двумя большими головнями. Вдруг дерево загорелось, вспыхнуло синим пламенем.

– Чем занимаешься?

Сирей. Стоит между повозкой и костром. Что она успела увидеть?

– Смотрю на огонь.

Сирей подошла и села рядом. Бомен прикрыл ее своим одеялом.

– Я хочу узнать только то, что ты захочешь рассказать, – сказала она.

Бомен начал показывать. Сначала он силой мысли подобрал сосновую шишку с заснеженной дороги и положил в открытую ладонь Сирей. Девушка накрыла шишку тонкими пальцами.

– Как ты это делаешь?

– Сам не знаю.

– А что еще ты умеешь?

– Я могу сказать, что ты думаешь. То есть почувствовать.

– Я не против. У меня нет от тебя секретов.

– Вообще-то обычно я не заглядываю людям в головы. Это довольно тяжело.

– Загляни ко мне.

Сирей закрыла глаза, показывая, что сосредоточилась на какой-то мысли и хочет, чтобы юноша ее прочитал. Бомен посмотрел на девушку: она так близко, такая красивая, и шрамы так ей идут… Бомен наклонился, нежно поцеловал Сирей в щеку и вошел в ее ум.

Обнаружив мысль, Бомен рассмеялся – тихо, чтобы не разбудить остальных.

– Ты представляешь нас в наряде твоих родителей!

Бомен увидел комичную картину: он и Сирей сидят бок о бок на золоченых тронах в жестких, инкрустированных драгоценными камнями мантиях Йоханны и Йоди из Гэнга – как в карнавальных костюмах с чужого плеча.

– Смешно! Мы же не император с императрицей!

– Это ты видишь правителей. А я – мужа с женой. Отца и мать. Они – моя единственная семья.

– Прости меня, Сирей. Зря я смеялся.

– Даже смешные люди могут любить друг друга.

– Конечно. Надеюсь, с ними все в порядке…

– Наверное. Их, скорее всего, изгнали из города, и теперь они живут тихой жизнью где-нибудь в маленьком домике, без слуг и придворных. Зато у мамы есть папа, а у папы – собаки.

– Откуда ты знаешь?

– Не знаю, а надеюсь. Я поступила очень плохо, когда пошла за тобой и бросила семью. Я пообещала себе, что однажды вернусь, найду их и попрошу прощения. Так что они должны быть живы и здоровы, понимаешь? Чтобы я смогла их снова увидеть.

– Значит, так тому и быть.

– Возможно, мы придем к ним вместе.

Тут Сирей то ли вспомнила, то ли сделала вид, что вспомнила:

– О нет! Ты же должен уйти! Ты избранный… А скоро ты уйдешь?

– Думаю, да.

– Скорей бы ты ушел, Бомен! Тяжело этого ждать.

– Мне тоже.

Сирей хотелось спать. Вскоре она прилегла рядом, положив голову Бомену на колени. Он гладил девушку по голове, пока та не заснула, а сам терпеливо сторожил.

Перед рассветом спящие в шатре зашевелились. Бомен спросил себя: будить Сирей? Нет, не надо. Нельзя все время прятаться от других.

Скуч выбрался наружу, приветственно кивнул Бомену и занялся своими утренними делами. Юноша смотрел, как коротышка вешает над костром котелок с водой, слышал, как просыпаются остальные.

Хлопнуло полотнище шатра. Бомен оглянулся и увидел сонно моргающую Кестрель. Сестра какое-то время непонимающе смотрела на него, потом заметила Сирей, улыбнулась и ушла за деревья.


Кестрель хорошо выспалась, морозный воздух бодрил. Она выбралась из шатра отдохнувшей, веселой – а теперь ей очень захотелось побыть одной.

Легко ступая по тонкому снегу под деревьями, Кесс отошла подальше от костра. Она не выбирала дороги и оказалась на звериных тропках, среди высоких деревьев почти без подлеска. Что тут расстраиваться! Да, Бомен и Сирей стали еще ближе, что удивительного? Все и так давно понятно. И тем не менее, когда Кестрель увидела их вместе под одним одеялом – Сирей спит, Бомен гладит ее по волосам, – в ней что-то оборвалось.

Впереди блеснул яркий свет. Кесс пошла к нему: чем дальше от своих, тем лучше. Оказалось, снег сиял в длинном и косом солнечном луче, пронизавшем кроны деревьев. Кестрель решила искупаться в солнечном озере и поэтому двинулась дальше.

Вдруг тесно стоящие древесные колонны расступились, и девушка очутилась на большой поляне, залитой золотистым утренним светом. Какая красота! Низкие солнечные лучи расчертили поляну на полосы яркого света и бархатной темноты. На востоке между деревьев проглядывало лучистое небо, а каждый ствол напротив словно окаймляло золотом. Вся поляна сверкала и переливалась, как сказочный замок, и Кестрель поняла: это великолепие – знак. Знак, который обещает: когда-нибудь все, что кажется темным, превратится в свет.

Кестрель медленно вышла на середину поляны. Среди изменчивых лучей она выбрала самый яркий. Свет грел щеки, лился в раскрытые ладони. Захотелось закрыть глаза и высоко поднять руки.

Кесс кружилась на месте лицом к небу то в темной полосе, то в светлой…

Почему все когда-нибудь кончается? Почему нельзя жить вечно?

Услышав шаги, Кестрель перестала кружиться и опустила руки. Она открыла глаза и почувствовала: это Бомен, милый Бомен, совсем близко. Он вышел из леса на залитую солнцем поляну.

Брат и сестра крепко обнялись и стояли в теплых солнечных лучах, слушая, как шумит ветер в деревьях.

Почему все кончается? Почему нельзя любить друг друга вечно?

Мы же любим, – ответил брат. – И так будет всегда.

Рука об руку Бомен и Кестрель оставили солнечную поляну и вернулись к своим. Они не говорили о том, что изменилось, потому что и так всё понимали.

Позже, уже в дороге, Кестрель пошла рядом с Сирей и тихо-тихо, чтобы больше никто не слышал, пожелала ей счастья с Боменом. Вид у бывшей принцессы был немного виноватый, но в то же время обрадованный.

– Ты всегда говорила, что он тебя полюбит, – сказала Кестрель.

– Не знаю, любит ли он меня. По крайней мере, уже не избегает.

– Он тебя любит.

– Кесс, ты ведь думаешь, что он мог бы найти себе кого-нибудь получше?

– Сирей, посмотри на меня.

Девушки остановились, и Кестрель заглянула глубоко в большие и прекрасные янтарные глаза Сирей.

– Ты должна мне верить. Если мой брат счастлив с тобой, счастлива и я. Если он тебя любит, люблю и я. Если ты любишь его, ты любишь меня.

– Я и так тебя люблю, Кесс. Ты моя первая подруга.

– Только вот когда любишь, все равно бывает больно.

– Бомен тоже так говорит. Он говорит, что скоро ему придется уйти.

– Может, и так.

– Думай как хочешь. А я буду думать, как хочу я.

И девушки догнали остальных.

К концу дня деревья у дороги поредели, снег заблестел под солнцем. Впереди виднелась равнина. Еще полчаса – и показались высокие опоры моста. Мантхи поняли, что еще до вечера будут на берегу.

Глава 12

«Мои любимые»

Путники подошли к деревне, стоявшей на берегу. Оттуда доносились голоса, музыка – словно собралось много народу. Блестела темная река, а на том берегу белой ленточкой вилась дорога в горы. Вот он, последний отрезок пути – самый сложный, но самый короткий. Подъем начнется утром, с первыми лучами солнца, как только они перейдут реку.

Анно Хаз не повел людей в шумную деревню, а выбрал спокойное местечко у реки, в рощице, где можно было хоть как-то укрыться от зимнего ветра. Редок Зем остановил повозку и привязал лошадей, Креот отправил коров пощипать скудную траву, проглядывающую из-под снега. Остальные развели костер и разложили одеяла, готовясь к ночи.

Перед сном многие долго стояли и смотрели на горы. После всех трудностей пути горы, которые были так далеко, теперь казались иллюзией, картинкой, нарисованной на темнеющем вечернем небе. Скуч пихнул локтем Бранко Така:

– А ты не верил! Хотел сдаться. Видишь?

– Мы еще не дошли, – ответил Бранко. Правда, по его радостному лицу было ясно: даже он думает, что худшее позади.

– Мадам, – обратился Креот к госпоже Холиш, – теперь, когда путешествие приближается к концу, нам нужно объясниться.

– Не понимаю, – отвечала госпожа Холиш, – что объяснять. По-моему, мы прекрасно друг друга понимаем.

– В таком случае я задам вам прямой вопрос. Будем ли мы входить в дом через одну дверь?

– Будем входить в одну дверь и даже спать в одной кровати, если пожелаете.

– Пожелаю.

– Только по утрам, вылезая из этой самой кровати, не заставляйте вставать и меня.

– Да будет так, мадам. Клянусь бородой моего предка! Ноги сами в пляс идут!

– Что ж, сэр, пляшите!

Расплывшись в улыбке, Креот пустился выкидывать коленца вокруг госпожи Холиш, а та хлопала пухлыми руками в такт.

Когда зажглись костры, мантхи поняли, что кругом находится множество людей. Мост был единственным способом перебраться через реку на многие мили, и казалось, что началось великое переселение народов. Анно Хаз послал Бомена к соседям, чтобы узнать, почему те покинули дома.

– Мы видели огонь в небе! – отвечали соседи. – Чудесные знаки! Пришел конец света!

– На юге люди убежали из городов!. Дома пустуют…

– Серебряная посуда в сервантах…

– Зерно в амбарах…

– Больше никогда не придется работать! Бедняк заживет как император!

– Императоров больше нет! Они все сбежали!

– Почему? – спросил Бомен.

– Огонь в небе! Конец света!

Не услышав больше ничего полезного, Бомен вернулся к отцу.

– Люди чувствуют приближение катастрофы, – сказал Анно. – Арамант сожжен. Доминат пал. Настало время знамений и чудес.

Слухи о брошенных городах привели к мосту столько людей, что маленькая приречная деревушка превратилась в настоящий город. Посередине, прямо у моста, вырос шумный рынок, где путешественники могли купить все необходимое. На наскоро сколоченных лотках лежали овощи, сушеное мясо, кухонная утварь, одеяла, упряжь, книги пророчеств и карты. В палатках жарили колбасу и варили вино со специями. Повсюду пылали огромные костры, высвечивая в темноте возбужденные лица.

Мантхам была нужна еда в дорогу, и, поскольку денег не было, они решили что-то продать. По крутым горным тропам повозка может и не проехать. Поэтому Анно Хаз с общего согласия принял решение: повозку продать, а на вырученные деньги купить еды. Лошадей и коров продавать не стали: пригодятся на родине.

Анно и Бомен пошли на рынок, чтобы найти покупателя. У моста царил настоящий хаос: крикливые продавцы барабанили по сковородам, блестевшим в свете ревущих костров. От шкварчащих на вертелах окороков поднимался аппетитный аромат; тут же усердно работали ножами забрызганные жиром повара. Пекарь соорудил из камней и глины печурку и вытягивал из ее оранжевой пасти полные противни пухлых белых булочек, дымящихся на морозе. Шарлатаны расхваливали книги с изображениями дней страха и чудес – огненных ливней, великого сияния и призраков высотой с дерево.

– Чудеса! Ужасы! – кричали они. – Готовьтесь к концу света! Карты неизведанных земель! Списки городов, которые погибнут! Все о конце света!

Бомен рассматривал одну из таких мрачных картинок, как вдруг кто-то тронул его за плечо. Юноша обернулся, но никого не увидел. Отец стоял у другой палатки и разговаривал с продавцом шатров, упряжи и колес. Бомен подошел к ним. Торговец оказался сухопарым человечком с живыми глазами и быстрыми птичьими движениями.

– Целую повозку? – с подозрением отозвался он. – Вы хотите продать всю повозку? Почему? Она сломалась?

– Повозка нам больше не нужна. Мы идем на север, за горы.

– За горы? Зачем? Там ничего нет. – Он сунул голову в отгороженный куском холста закуток. – Тут кто-то за горы собрался.

– Ну и дураки, – сказал женский голос.

Торговец посмотрел на Анно искоса, словно боялся подвоха.

– Откуда идете?

– Из Домината.

– Из Домината? Значит, повозка подержанная. Очень, очень подержанная.

– Еще вполне крепкая.

– Об этом уж мне судить. – Голова продавца шатров снова исчезла в закутке. – Я пошел по делам. Присмотри за лавкой.

– Только не дай себя надуть! – сказала женщина.

– Хоть раз такое было?

– Ты родился дураком, им и умрешь, – донеслось в ответ. Торговец выразительно посмотрел на Анно и пожал плечами.

– Женщины!

Продавец шатров пошел за Анно и Боменом на стоянку.

Аиру Хаз уже вынесли наружу и положили, укутав одеялами, под деревьями. Кестрель сидела рядом.

Торговец тщательно осмотрел повозку, вернулся к Анно с Боменом, цыкнул зубом и покачал головой.

– Сломана, – вздохнул он. – Я-то починю. Только вот работы на пять дней. Значит, продать ее я смогу лишь через пять дней. А кто знает, когда мы все умрем? Если верить моему соседу, послезавтра.

– Сколько дадите? – спросил Анно.

– Не больше пяти крон.

– Пять крон? Всего?

– Имперских крон. Не вашего самодельного мусора.

– Что ж…

Бомен тронул отца за руку и обратился к торговцу.

– А за сколько, по-вашему, можно будет продать повозку после починки?

Торговец задумчиво наморщил лоб. Бомен осторожно вошел в его ум и без труда понял, о чем он думает.

Новая дрога, новый верх, краска… В первый же день уйдет за сотню крон. Такие нынче времена…

За десять крон, если повезет, – вслух сказал торговец. – И труды почти задаром. Между прочим, колеса тоже надо менять. Все четыре.

– Забирайте за восемьдесят, – оборвал его Бомен.

– Восемьдесят крон?! – воскликнул торговец. Анно тоже не смог скрыть удивления. – Этот ваш мальчик, – подмигнул ему торговец, – мечтатель, да? Еще не научился сам влезать в штаны?

– Такие нынче времена… – сокрушенно вздохнул Бомен.

Торговец удивленно на него воззрился.

– Восемьдесят крон! Вот сказали бы двадцать…

– Я сказал восемьдесят.

Продавец шатров покачал головой и снова повернулся к Анно.

– А вы, сэр?

– Лучше поищем другого покупателя, пап, – сказал Бомен.

– Другого так другого, – улыбнулся Анно. – Извините, что вас побеспокоили.

Анно и Бомен отправились обратно, на рынок. Торговец побежал за ними, кипя от негодования.

– Постойте, уважаемые, погодите! Разве я сказал, что не куплю? Только как же моя репутация? Вы хотите выставить меня на посмешище всему рынку? Я могу хорошо заплатить, но, – он понизил голос, – поклянитесь, что никому не скажете, а то меня засмеют. И еще, дорогие сэры, – торговец перешел на шепот, – об этом не должна знать моя жена. Она у меня любительница выгодных сделок. Согласен на пятьдесят крон, и по рукам!

– Восемьдесят, – отрезал Бомен.

– Ах, молодость жестока! Да что он понимает, сэр? Что он знает о жизни женатого человека? Вы, сэр, похожи на женатого. Вы знаете, как важно не ударить перед женой лицом в грязь, а иначе тебе крышка – лучше уж жить в собачьей конуре и питаться объедками. Шестьдесят крон!

Торговец покосился на Бомена.

– Восемьдесят, – сказал юноша. – Цена справедливая.

– Справедливая, однако не достойная мужа. Справедливостью нельзя гордиться. Справедливость – это не слава, не зависть соперников, не любовь прекрасных дам. О нет, сэр! Справедливость нужна только мальчикам и холостякам. Семьдесят крон.

– Восемьдесят, – повторил Бомен.

– Ладно! – вскричал торговец с искренними слезами. – Восемьдесят крон, и пусть Морах сгноит ваши карманы! Берите деньги, но, если увидите мою жену, я дал вам восемнадцать, ясно? Восемнадцать! Скажете больше – я конченый человек… Я прямо сейчас пришлю за повозкой, да?

Смеясь, Анно и Бомен вернулись к своим с деньгами. Скуч и Ланки вызвались закупить запасы. Остальные разгрузили повозку и увязали вещи в тюки, чтобы нести их на себе через горы. Дрова сложили и тоже связали. Мико Мимилит и Таннер Амос стали мастерить длинную треугольную волокушу для Аиры Хаз – такую волокушу можно было бы привязать к лошади.

Мантхи заразились всеобщим возбуждением и, собравшись у костра, стали обсуждать, каким будет конец света. «Огонь в небе» перепутался в их головах с мантхским пророчеством об огненном ветре. Вскоре все решили, что сгорят заживо – возможно, уже этой ночью. Малышки Топлиша разревелись, и пришлось звать Аиру Хаз. Пророчица их успокоила: все проснутся утром целыми и невредимыми.

Бомен и Кестрель держались поодаль – правда, по разным причинам. Кесс обнаружила, что серебряный кулон на шее нагрелся, несмотря на холодную ночь. Когда Кестрель брала кулон в руку или плотнее прижимала к себе, он начинал тихо вибрировать и ее охватывало непонятное чувство. Девушка пыталась как-то объяснить это Бомену.

– Как будто что-то позади движется, а когда я оборачиваюсь, ничего нет. Или будто я слышу звук, прислушиваюсь – и уже не слышу.

– Словно ничего не происходит, но вот-вот произойдет.

– Да, точно!

– Кесс, по-моему, он уже тут.

– Тот, кто придет за тобой?

– Да.

– Ты его чувствуешь?

– С тех пор, как пошел с папой продавать повозку. Как если бы кто-то тронул меня за плечо.

Брат и сестра взялись за руки и крепко стиснули пальцы, словно боялись, что их разлучат. Стало немного легче.

– Пойду поищу его.

– Нет, Бо! Не надо. – Кестрель еще сильнее сжала его руку. – Я не хочу, чтобы все кончалось!

Бомена захлестнула прохладная волна воспоминаний – воспоминаний Кестрель. Как близняшки, еще не умея говорить и ходить, сидели рядышком на полу их старой кухни в Араманте и качались одновременно. Как брат и сестра, свернувшись калачиком, спали в одной постели, ощущали одинаковые запахи, видели одинаковые сны. Как они в первый раз пошли в школу – взялись за руки и не отпускали друг друга до тех пор, пока не вышли. Как лицо касается нежной кожи другого и уже не знаешь, где кончается твое лицо и начинается его.

Мое другое я.

Бомен вскочил, разрывая связь. Пока они так близки, ему ни за что не решиться, а идти все равно надо. Да, сестре больно, больно ему самому – но ведь для этого он и появился на свет!

– Я должен найти его, Кесс.

Не дожидаясь ответа, Бомен кинулся прочь.


Несмотря на поздний час, рынок, ярко освещенный факелами и кострами, по-прежнему кишел людьми. Лавки закрылись; однако недостатка в торговцах иного рода не было. Забравшись повыше – на ящик, табурет, лестницу, – они зычно предлагали свои товары толпе.

– Эй, парень! Да, ты!

Один из них направил палец на Бомена.

– Ты растерян? Смущен? Не понимаешь половины из того, что тебе говорят?

Бомен замер: а вдруг в этих словах тайное послание, специально для него?

– Радуйся! – вскричал воодушевленный проповедник. – Приходит время глупцов! Глупцы унаследуют землю!

Бомен пошел дальше и попался на глаза другому оратору. Тот тоже решил завладеть его вниманием.

– Любовь! Любовь! Радости любви! – пробасил оратор, указывая прямо на юношу. – Эй, парень! Я тебя знаю! Ты один! Ты мужчина, которому нужна женщина! А в этом шатре женщины, которым нужен мужчина! Долой одиночество! Скоро конец света! Продавай все пожитки и насладись радостями любви!

Бомен посмотрел на очумелую, толкающуюся толпу: тот, кто за ним пришел, вряд ли ждет здесь. Юноша покинул рынок и зашагал вдоль тихого берега реки. Река была широкой и быстрой. Темная вода огибала причалы, и привязанные лодки стукались друг о друга. В небе взошла луна и осветила горные вершины. Тяжелое будет восхождение, подумал Бомен, хотя путь и недалекий. Правда, ему в горы идти не придется. Разговоры о конце света еще больше убедили Бомена: скоро он станет Певцом и его путешествие завершится.

Пусть они живут в покое, зная о пламени. Им предстоит потерять все и все обрести.

Бомен повернул назад, к мигающим огонькам деревни. Навстречу по берегу двигалась фигура в плаще с капюшоном.

Сердце Бомена сильно забилось, он ускорил шаги. Лицо незнакомца было невозможно рассмотреть: и костры, и луна светили сзади. Подойдя ближе, Бомен остановился, а незнакомец пошел на него.

– Восемьдесят крон! – взвизгнул смутно знакомый женский голос – Грабеж! Не позволю!

Бомен никак не мог оправиться от изумления. Женщина сбросила капюшон, и юноша увидел ее злое лицо.

– И не крути головой! Тут нет никого, кроме тебя и меня! Я пришла за своими деньгами! Я знала, что мой муж дурак, но не такой же!

Наконец до Бомена дошло: это жена торговца повозками! Женщина угрожающе протянула руку.

– Забирай свою паршивую повозку и отдай мне мои восемьдесят крон, а не то я спущу собак. Восемьдесят крон! Я тебе что, мамочка?

– Деньги не со мной, – ответил Бомен. – И цена была справедливая.

Бомен пошел через деревню к стоянке, сердитый и расстроенный. Искал свою судьбу – а нашел сварливую торговку. Та, крича, побежала за ним.

– Вор! Отдай деньги!

– Иди домой, женщина! За повозку ты свое получишь.

– Это ты свое получишь!

Торговка вставила пальцы в рот и пронзительно свистнула. От неожиданности Бомен чуть не наткнулся на маленького круглолицего человека, который шел навстречу.

– Простите, пожалуйста, – сказал Бомен, шагнув в сторону.

Откуда ни возьмись появились два огромных пса.

– Взять его, Клык! Ату, Рвач! – закричала женщина. – Вор! Вор!

Бомен замер и собрал всю мысленную силу, чтобы защититься. Оскаленные псы бросились на него с низким и злобным рычанием – и круто свернули в сторону. Они подбежали к маленькому человеку и, шумно дыша, легли кверху лапами, а тот стал почесывать им животы.

Жену торговца чуть не хватил удар.

– Клык! Рвач!

Собаки валялись на снегу, высунув языки от удовольствия. Бомен присмотрелся к неожиданному союзнику.

– Кто ты?

– А кем бы ты хотел меня видеть? – отозвался он. Торговка подбежала к собакам и осыпала их пинками и побоями.

– Встань, Клык! Встань, Рвач! Что ты с ними сделал? Ты… ты… животное! – завопила она.

Маленький круглый человечек молча поднял глаза. Каким-то непостижимым образом он стал старше, хотя вроде бы ничего не изменилось. Низким ласковым голосом человечек спросил:

– Мадам, чего вы от меня хотите?

– А!.. А!.. – прокаркала жена торговца, дрожа и заливаясь краской.

– Успокойтесь. Не волнуйтесь. Все хорошо…

Он протянул руку и коснулся ее щеки. Потом обратился к Бомену обычным, довольно высоким голосом:

– Пойдем?

Жена торговца молчала, не сводя глаз со странного существа, которое до нее дотронулось. Бомен понял: этот странный ласковый незнакомец и есть тот, кого он ждал.

– Тебя послали Певцы?

– Конечно.

– Мы уходим сегодня?

– Сейчас. Времени в обрез.

– Можно попрощаться?

– Разумеется. А потом – в путь.

Незнакомец тихо добавил себе под нос:

– Прыгай, Попрыгунчик…

Бомен и Попрыгунчик молча пошли к стоянке мантхов. В голове юноши метались десятки бессвязных мыслей. Великий миг настал – а где величие? И где уверенность в том, что он настал? За ним пришел какой-то прыгучий толстячок. Даже одноглазый отшельник, который приходил к нему в Доминате, выглядел внушительнее! Голос незнакомца ломается, как у подростка, – это вообще он или она?

У самой стоянки Бомен сказал:

– Жди здесь. Я скоро вернусь.

На самом деле Бо стыдился своего провожатого. В такой печальный момент, когда он будет прощаться с близкими, смешной круглолицый спутник только все испортит.

Попрыгунчик послушно отошел в тень. Бомен отправился туда, где под темными деревьями сидела мать. Отец и сестры тоже были рядом.

Бомен встал перед матерью на колени. Аира подняла глаза и увидела, что написано у сына на лице.

– Так значит, тебе пора, Бо…

– Пора, – ответил он.

– Тебя ждут?

– Да.

Аира кивнула, ничему не удивляясь. Пинто заплакала:

– Не оставляй нас, Бо! Пусть возьмут кого-нибудь другого!

Бомен поцеловал сестричку и прошептал:

– Ты должна помогать маме с папой. Будь сильной! Не плачь.

Пинто, глотая слезы, крепко-крепко его обняла.

– Ты ведь вернешься, правда? Мы еще увидимся?

– Не знаю, – ласково ответил Бомен. – То, что я должен сделать, может занять много времени.

– Ты всегда был с нами, Бо. Ты должен быть с нами.

– Люблю Пинпин!

– Люблю Бо!

Брат обнял сестру, как тогда, когда она была совсем малышкой, и назвал ее детским именем. В этот раз Пинто не обиделась. Потом Бомен разжал объятия, и сестра прижалась к Анно.

Бомен встал на колени перед отцом и поцеловал его в щеку.

– Ты понимаешь, папа.

Анно гладил Пинто по голове и смотрел иа Бомена с грустной улыбкой.

– Да, понимаю.

Бомен видел горящий взгляд Кестрель. С ней он попрощается последней.

Он поцеловал мать – как она похудела!

– Мама, может, мы никогда…

– Да-да, – нетерпеливо оборвала его Аира, – мы все делаем то, что должны сделать. Пора идти, так иди!

На мгновение мать стала прежней Айрой Хаз, которая кричала смеющейся толпе: «О, пропащий народ!» Бомен благодарно обнял ее.

– До свидания, мама.

Мать опять улыбнулась, и Бомен почувствовал, как она им гордится. Потом поднялся и пошел искать Мампо.

Мантхи притихли: они поняли, что предстоит грустное прощание.

– Мампо, друг! Мы много вместе пережили…

– Возьми меня с собой, Бо. Я уже здоров.

– Поэтому ты должен остаться. Будь сыном моим родителям и братом моим сестрам. Присмотри за ними – ради меня.

– Конечно присмотрю – пока буду жив.

Друзья обнялись.

Наконец Бомен с тяжелым сердцем пошел к Кестрель. Как с ней проститься? Сестра стояла на берегу реки.

– Кесс…

– Нет, молчи! – яростно выкрикнула она. – Мне не нужны твои «до свидания»! И слушать не хочу!

– Но, Кесс…

– Где этот Певец? Веди меня к нему!

– Кесс…

– Если ты идешь, иду и я!

– Ты не понимаешь! Я иду… я должен… Кесс, пути назад нет!

– Где он?

Зоркие глаза девушки заметили Попрыгунчика, тихо стоявшего там, где оставил его Бомен. Кестрель кинулась к нему, брат нехотя поплелся за ней.

– Это ты? – требовательно спросила Кестрель, внимательно посмотрев на Попрыгунчика. – Ты от Певцов?

– Да, – ответил Попрыгунчик.

– Смотри!

Кестрель вытащила из-за пазухи серебряный голос Поющей башни.

– Пощупай! Теплый, да? Не только от кожи! Не только от тела!

Попрыгунчик дотронулся до серебряного голоса короткими пальцами.

– Теплый.

– Я иду с братом! Мы вместе!

Попрыгунчик наморщил розовый лоб.

– Меня послали за потомком пророка, – пробормотал он. – А не за потомками.

– Мы одно целое. Мы и есть потомок пророка.

Посланец заглянул в ее глаза и задумался.

– Кесс, – мягко заговорил Бомен, – я не хочу тебя оставлять. Я хочу остаться с тобой, больше жизни хочу. Но если я умру, а ты будешь жить, то будем жить мы оба. Не дай умереть нам обоим. Тогда это будет настоящая смерть.

Кестрель его как будто не слышала. Она не сводила яростных глаз с Попрыгунчика и все еще держала в руках серебряный голос.

– Ты сам видел, – настаивала Кесс – Он теплый.

– Конечно теплый, – вмешался Бомен. – Ты же носишь его на теле!

– Он знает, о чем я.

К удивлению Бомена, Попрыгунчик согласно наклонил голову.

– Наверное, так будет лучше.

– Так мне можно с вами?

– Можно.

Не успел Бомен и рта открыть, как Кестрель бросилась прощаться с родителями.

– Зря ты разрешил ей пойти, – упрекнул он Попрыгунчика.

– Она хочет быть с тобой.

– Все равно мы расстанемся. Не сейчас, так очень скоро.

– Оно-то, конечно, так…

Попрыгунчик вздохнул, но менять свое решение явно не собирался. Бомену стало одновременно и легче, и грустнее. Он боялся прощания с Кестрель. Теперь вроде бы бояться не нужно – но страх перед болью остался, разлука все так же неминуема.

– Бомен!

Юноша оглянулся и увидел Сирей.

– Правда, что ты уходишь?

– Да.

Она перевела большие глаза на Попрыгунчика.

– Это вы пришли за ним?

– Да, – ответил маленький человечек.

– Берегите его.

Попрыгунчик наклонил круглую голову.

– Бомен, ты говорил, что когда-нибудь уйдешь, я не в обиде. Только знай: я буду тебя ждать.

– Нет, Сирей! Не нужно.

– Ты знаешь то, что знаешь ты, а я знаю то, что знаю я. Теперь поцелуй меня.

Бомен послушался.

– Видишь? Я не плачу, – сказала девушка.

– Зато плачу я, Сирей.

С глазами, блестящими от слез, Бомен взял ее руки в свои.

– Ты должна выйти замуж, родить детей и прожить долгую и счастливую жизнь.

– Так и будет, Бомен! Так и будет…

Аира Хаз молча обнимала Кестрель хрупкими руками и покачивала ее, как много лет назад, когда та была еще ребенком. Кесс беззвучно плакала.

– Мы встретимся снова, – наконец произнесла Аира слова, которые мантхи обычно говорят на похоронах.

По лагерю разошелся слух: оказывается, уходят и Бомен, и Кестрель! Люди толпились вокруг, тревожно расспрашивая близнецов:

– Зачем вы уходите? Куда? Вы вернетесь на родину?

– Не знаем. Может, и нет.

– Тогда нужно попрощаться! Нельзя просто так взять и уйти.

Все были того же мнения, и никто не хотел, чтобы о нем забыли. В темноте было трудно различить лица, и маленькая Пеплар Вармиш, которую совсем оттеснили, выхватила из костра пылающую головню.

– Кестрель! Попрощайся со мной!

Таннер Амос увидел, как отблески огня выхватили из темноты лицо Пеплар, и тоже достал головню. Их примеру последовали и остальные: каждый взял себе факел. Отходя от костра, мантхи становились в длинный ряд. Кестрель с Боменом поняли: им не дадут уйти незаметно. Надо попрощаться со всеми и каждым.

– Пеплар…

– Возвращайся скорее, Кестрель!

– Таннер…

– Буду по тебе скучать.

– Бек… Ролло…

– Бомен….

Лица, имена… На долгие прощания не было времени, и все, что хотелось сказать, выражали именем. Дубмен Пиллиш, Сарель Амос, Рада Вармиш. Коротышка Скуч и гигант Креот. Мелец Топлиш с дочками, Плавой и Гагатой. Мико Мимилит с женой Леей, Краса Мимилит, мальчишки Лоло и Мо. Старый Редок Зем и дородная Ланки. Госпожа Холиш держит за руку Мампо. Семья Таков, Вида в слезах. Мать и отец встали первыми, Пинто – в самом конце. Сестра, последняя в череде освещенных пламенем лиц, плавающих в темноте, как грустные призраки.

– Теперь ты за нас обоих, Пинто.

– Да.

Кестрель наклонилась, целуя младшую сестренку, и прошептала:

– Люби его за меня.

Так Бомен и Кестрель дошли до конца, где стоял и ждал их Попрыгунчик. Кесс в последний раз оглянулась на друзей и родных, на их светящиеся лица.

– Прощайте, – тихо сказала она. – Прощайте, мои любимые…

Глава 13

Песня яйца

Попрыгунчик шел по залитой лунным светом земле так быстро, что Бомен и Кестрель за ним еле поспевали.

– И так до самого Сирина? – поинтересовался Бомен.

– Нет-нет, – успокоил его Попрыгунчик, чуть замедляя шаг. – Мы поплывем.

Вот и река. Оказывается, к ней они и шли, просто русло сделало резкий поворот. У берега стояла длинная и плоская баржа, настоящий плавучий дом. В каюте светил фонарь.

– Залезайте на борт, а я отвяжу корабль.

Бомен и Кестрель вскарабкались на палубу. Попрыгунчик за их спинами занялся причальным канатом. Обернись брат с сестрой – увидели бы, что он и пальцем не шевельнул. Просто кивнул головой, и канат сам развязался и аккуратно сложился на палубе.

Баржа тут же тронулась вниз по реке. Бомен заметил через окно каюты рулевое колесо – и никого рядом.

– А что, у руля никого?

– Ну, почему же? – ответил Попрыгунчик.

И жестом пригласил их войти в низкий дверной проем. Спустившись по трем ступенькам, Бомен и Кестрель увидели уютную комнату с дверью в носовую часть. В комнате было все, что нужно для жизни, – стол, две лавки с мягкой обивкой и несколько шкафов.

На одной из лавок, накрывшись одеялом, громко храпел какой-то человек.

– Это Альбард, – сказал Попрыгунчик. – Утром познакомитесь.

Человек спал лицом вниз, но грузная фигура показалась Бомену странно знакомой.

– Кто это? – спросил он.

– Твой будущий наставник, – сказал Попрыгунчик. – У него нелегкая задача. Обычно Певцов готовят годами. У Альбарда всего два дня.

Певцов! Бомен радостно встрепенулся.

– Так я стану Певцом?

– Конечно.

Кестрель внимательно слушала, однако ничего не говорила.

– Только сначала выспись. За тебя возьмутся на рассвете, и уж тогда не отдохнешь. – Попрыгунчик указал на лавку напротив, по другую сторону стола. – Поместитесь?

– Да, – ответил Бомен. – А ты где?

– На полу. Я привык.

Бомен с Кестрель легли и обнялись, радуясь, что вместе. Они прижались друг к дружке лбами, чтобы видеть одинаковые сны, и наконец заснули.

Попрыгунчик поерзал, чтобы улечься поудобнее. Если бы Кестрель и Бомен не спали, они бы увидели, что маленький человечек висит в дюйме над полом, будто возлежа на невидимом матрасе.

А баржа все плыла по широкой реке – то посередине, то вдоль заснеженного берега, но ни на что не натыкалась. В свете фонаря рулевое колесо постоянно поворачивалось – словно им управлял призрак. В действительности корабль вела сама река, и колесо крутилось от руля, а не наоборот. Попрыгунчик настроил баржу на песню реки и мог преспокойно спать.

Однако даже Попрыгунчик не подозревал, что по берегу бежит поджарый серый кот. Когда на изгибе баржа оказалась совсем близко, кот улучил момент и одним прыжком приземлился на крышке трюма. Там он залез в бухту каната, покрутился, поцарапал веревку, устраиваясь, и затих до утра.


– Подъем! Подъе-о-ом!

Крик перешел в яростный рев, словно спящий упрямо не подчинялся.

– Ах ты, слизняк! Жира кусок! Коровья лепешка! Подъем! А ну, живо!

Грубо вырванные из сна, Бомен и Кестрель заморгали, ничего не соображая. Над ними стоял Альбард и тыкал палкой Бомена. Судя по взъерошенной шевелюре, он проснулся не намного раньше близнецов.

– Пустая змеиная кожа! Почему я не прихлопнул тебя, когда мог? Жалость – вот мое слабое место. Чертова бабья жалость! Вы только посмотрите на этого сопляка!

Бомен наконец пришел в себя настолько, чтобы узнать того, кого Попрыгунчик назвал Альбардом. Юноша хорошо помнил этот громовой бас.

– Доминатор!

– Ну да, и что с того? Что было, то прошло – по твоей милости, между прочим. А теперь объясни, будь любезен – Альбард указал палкой на Кестрель, – кто это?

– Моя сестра, Кестрель.

– Выбрось ее в реку! Она тут ни к чему.

Кесс оторопела ничуть не меньше брата.

Бо! Что он тут делает?!

Понятия не имею. Я думал, он умер.

Вы же умерли, – сказал Бомен вслух. – Я чувствовал.

– Да ну? А это чувствуешь?

Альбард ударил Бомена палкой по голеням.

– Ой!

– Так я умер, да?

Из носовой части появился Попрыгунчик. Он держал в руках поднос с завтраком. Альбард повернулся к нему и прорычал:

– Не выйдет! Он сопляк.

– Все выйдет, – мягко заверил его Попрыгунчик. – Ты самый лучший.

– Грубая лесть… Я вижу, что у тебя на уме, маленький подхалим!

– Завтрак, – ответил Попрыгунчик.

Поднос легко выплыл из его рук и приземлился на стол. Кружки, тарелки, ножи, корзинка яиц, хлеб, молоко, масло и мед затанцевали, пока не встали так, чтобы было удобно всем четверым. Альбард застонал:

– Когда-то я правил целой страной! А теперь не могу даже сдвинуть тарелку…

Вздохнув, бывший Доминатор сел за стол. Остальные не заставили себя упрашивать и присоединились к нему.

Завтракали в молчании. Наконец Попрыгунчик обратился к Бомену:

– Альбард будет тебя учить.

– Его – да, ее – нет! – вставил Альбард, ткнув масляным ножом в сторону Кестрель.

– Слушайся его во всем.

– Брось ее за борт! – добавил Альбард.

– Будет нелегко. Только не сдавайся. Ясно? Что бы с тобою ни было, как бы ни было плохо – не сдавайся.

– Я все понял, – ответил Бомен. – Кроме одного: почему меня должен учить именно он.

– Я бы и сам хотел знать, – отозвался Альбард.

– Ведь Доминатор – враг племени Певцов.

– Отнюдь, – весело возразил Попрыгунчик. – Альбард – наш брат. Мы его любим и обнимаем!

– Ради всего святого, – простонал Альбард, – избавь меня от своих объятий! – И повернулся к Бомену: – Ты напоминаешь мне мальчика, которого я знал давным-давно. Мальчика, который верил, что он не такой, как все, и сумел это доказать.

– Это был ваш сын?

– Да не сын, тупица! Нет у меня сына! Я про себя! Что, забыл, как я сказал тебе: «Ты станешь таким же, как я?»

– Время идет, – пробормотал Попрыгунчик.

– Да неужели? Кто бы мог подумать!

Впрочем, Альбард принял слова Попрыгунчика к сведению и вывел Бомена на палубу. Кестрель пошла следом, не дожидаясь приглашения.

Утро выдалось ясным и холодным. Бомен вдохнул морозный воздух и радостно подумал: вот-вот начнется урок. А Кестрель никак не могла смириться с тем, что учитель брата – Доминатор.

Какой из него учитель? Он же обратил нас всех в рабство.

Не знаю.

И не хочешь знать, правда?

Я хочу стать Певцом. Тогда все и узнаю.

Хватит! – взревел Альбард. – Не знаю, о чем вы там трещите, но все равно хватит!

– Перестаньте на нас орать, – сказала Кестрель. – Мы вам не слуги.

Альбард сердито уставился на нее.

– Посмотрел бы я на тебя, если бы тебе на долю выпало столько, сколько мне, – проворчал он. – Зря он меня спас. – Альбард покосился на Попрыгунчика.

– Время идет, – снова тихо сказал Попрыгунчик.

– Да, да, да! – Альбард повернулся к Бомену. – Итак, мальчик, орудие моего падения – ибо победил меня не ты, не льсти себе! Тобой воспользовались силы куда более великие, чем мы оба…

– Знаю.

– Знаешь – прекрасно! Только этого мало! У тебя нет дара! Нет силы! Нет великой судьбы! Ты просто орудие, игрушка в чужих руках. Это ты знаешь?

– Нет…

Шлеп! Альбард дал ему пощечину. Удар был не очень сильным, и все же на глазах Бомена выступили слезы.

– А я говорю знаешь!

Альбард снова поднял руку. Бомен хотел было мысленно защититься от удара, а сила куда-то пропала.

Шлеп! Вторая пощечина оказалась гораздо больнее. Из глаз Бомена брызнули слезы.

– Так и будешь терпеть? Будешь сидеть и скулить, как покорный щенок?

Шлеп! Бомен не мог шевельнуть ни рукой ни ногой, не мог уклониться от удара.

Шлеп! Шлеп! Шлеп! Лицо юноши распухло и покраснело.

Кестрель не могла на это спокойно смотреть и хотела было вмешаться, как вдруг услышала прямо в голове голос:

Не мешай. Пусть учится.

Кестрель с изумлением оглянулась – Попрыгунчик. Его пристальный взгляд поразил девушку не меньше, чем вмешательство в ее мысли. Попрыгунчик все понимает. Даже то, почему она здесь, – в отличие от Бомена и Альбарда. Кестрель не двинулась с места.

– Проси прощения!

Бомен посмотрел на Альбарда в упор. Ему было больно и обидно, но сдаваться он не собирался.

– Целуй мне руку!

Бомен не шелохнулся.

– Я еще не сбил с тебя спесь? Чем ты гордишься? У тебя нет силы! Ты беспомощен! Думаешь, раз ты потомок пророка, то должен сыграть великую роль?

– Да, – ответил Бомен.

– Ха! – Альбард презрительно фыркнул. Его объемистый живот заколыхался от смеха. – Ха! Ты ничего не понял? Вот так-так! Значит, по-твоему, если ты сын пророчицы, то не такой, как все? Все наоборот! Ты такой же! Ты никто! У тебя нет ничего, кроме предков! Будь ты хоть калекой косоглазым – все равно сыграл бы свою роль. Ты что, не видишь, что сам значишь еще меньше других? Ты же просто гонец, который принес письмо из прошлого! Думаешь, что силен? Это не твоя сила, а письма!

Альбард снова ударил Бомена, гораздо сильнее, чем прежде. Юноша вздрогнул от боли.

– Теперь целуй руку!

– Это часть обучения?

– Я ничего не объясняю! Я приказываю!

Бомен еще мгновение помедлил, а потом поцеловал его руку. Кестрель смотрела на это с болью в сердце. Она чувствовала, как плохо брату. Альбард выбрал слова, которые разили без промаха.

– Проси прощения!

– Прости меня.

– Ты воняешь Морах! Что тебе нужно на Сирине?

– Не знаю.

– Раздевайся!

Бомен снова заколебался и все же на этот раз ничего не спрашивал. Дрожащими пальцами он расстегнул пояс и снял с себя одежду. Обнаженный, дрожащий на холодном ветру, Бомен казался таким беззащитным, что Кестрель прикусила губу, чтобы не расплакаться.

– Посмотри на себя! Посмотри на свое тело! Тебе оно нравится?

Бомен стоял, сжавшись от холода, не зная, что сказать.

– А ты ему? Боюсь, что нет!

Правую ногу Бомена неожиданно свела судорога. Юноша вскрикнул и согнулся. Судорога тут же перекинулась на руку. В шею, в живот, в левую ногу словно вонзились ножи. Горло пылало, кишки будто расплавились. Обезумевший от ужаса, задыхающийся, Бомен упал, хватаясь за больные места, – но боль заполнила все: уши, легкие, запястья…

– Тело тебя ненавидит! – выкрикнул Альбард. – Это враг! Оно желает тебе боли!

Бомен закричал, не в силах сдержаться. Кестрель больше не могла смотреть, как брат корчится от боли.

– Стойте!

Не успела Кестрель сделать и шагу, как невидимая сила мягко оттеснила ее назад.

Бомен боролся с болью, пока мог, но вскоре потерял сознание – медленно, как бы уходя от самого себя, плача и ломая руки. Он не хотел уходить, но ему было слишком больно.

Бомен очнулся в полной темноте. Он двинул рукой – вокруг деревянные стены, над головой низкий потолок. Его, не одевая, завернули в одеяла и положили в какой-то узкий ящик. Со всех сторон доносилось тихое журчание, которое поглощало все остальные звуки. Боль ушла; ушла так далеко, что Бомен почти забыл, что значит чувствовать.

Ни лучика света. Ни звука, кроме журчания. Никаких ощущений.

Бомен попытался заговорить:

– Помогите!

Собственный голос показался чужим.

Кесс! Где ты?

Молчание. Ее нет на барже? Они отправили ее назад?

Бомена затопил страх.

– Помогите! – закричал он. – Помогите!

Нет ответа. Никто не слышит. Конечно – ведь его закупорили тут наглухо и не услышат, как ни кричи. Придется подождать.


– Сколько ему еще? – спросила Кестрель.

– Пока не сдастся.

– Ты же сказал не сдаваться!

– В общем-то, да, – рассеянно отозвался Попрыгунчик, глядя на проплывающий мимо берег.

– Он решит, что не выдержал испытание.

– Скорее всего.

– Ты этого хочешь?

– А ты не знаешь?

– Я знаю, что это часть обучения. Только чему можно научиться, сидя в какой-то дыре?

– Учиться он будет потом. Сейчас нужно разучиться.


Бомен не знал, сколько часов или дней пролежал в темноте. Скоро он начал думать: а вдруг я умер? А потом перестал думать вообще…


Кестрель ужинала с Альбардом и Попрыгунчиком. Маленький человечек приготовил что-то вроде яичницы на сливочном масле. Девушка молчала и слушала перепалку мужчин. Она тоже училась, только по-своему.

– За что мне это? Почему послали именно тебя, скучного тупицу?

– Как жаль, что тебе со мною скучно! Постараюсь тебя развлечь.

– Нет уж, уволь!

Альбард немного помолчал.

– Я знаю почему! Они меня ненавидят. Сирин всегда меня ненавидел.

Он повернулся к Кестрель. Похоже, теперь Альбард был даже рад, что у него появился слушатель, не занимающий ничью сторону.

– Ты видела мой Доминат, девочка?

– Да, – ответила Кестрель.

Она хорошо помнила, как чуть не погибла в Доминате. Это Доминатор заставил Ортиза поднять на нее руку… Но Альбард явно предпочитал вспоминать только о светлой стороне своего правления.

– Ах! Сплошное великолепие! Вот на какие чудеса способна сила Певцов! А Певцам это, видите ли, не нужно. Им легче стоять в сторонке и смотреть, как мир сгорает дотла.

– Мы бережем силу для великого дела, – сказал Попрыгунчик.

– Для великого дела! – Альбард снова обратился к Кестрель. – А знаешь для какого? Знаешь, к чему они готовятся всю жизнь? К смерти! Тоже мне великое дело! Смерть!

– Ты тоже давал клятву, Альбард.

– Да, давал! И все равно не понимаю – зачем всю жизнь ждать смерти, когда вокруг столько страданий?

Бывший Доминатор обернулся к Кестрель:

– Это и было моим преступлением! Я использовал данную мне силу, чтобы построить лучший мир. А Сирин обратил против меня всю свою мощь. И сделал меня таким – смотри!

Альбард подбросил кусочек хлеба, и тот упал на стол.

– Я не могу управлять даже хлебной коркой! А вот он может. – Альбард ткнул пальцем в Попрыгунчика. – Это бесполое существо, этот дутый пузырь может. – Он бросил в Попрыгунчика другой кусочек. Хлеб замер на лету, развернулся и прилетел обратно в тарелку к Альбарду. – Видала? А я, человек, который построил прекраснейший город на свете, ничего не могу!

– Почему Певцы готовятся к смерти? – спросила Кестрель.

– Ты потомок пророка, – ответил Альбард, – и должна знать.

– Я знаю, что все началось с Аиры Мантха. И что Певцы – единственная сила, способная остановить Морах. Только зачем умирать?

– Тщеславие, – проворчал Альбард. – Так легче считать себя пупом земли.

Кестрель повернулась к Попрыгунчику. Тот ответил вопросом на вопрос:

– А что такое Морах?

– Жажда власти, наверное, – ответила Кестрель. – Жадность, при которой ты готов сделать больно другим, чтобы получить что-то для себя. Страх. Ненависть.

– Аира Мантх знал: чтобы не подчиниться Морах, нужно выбрать другой путь. Не искать власти. Не желать. Не иметь. Не брать. Только отдавать.

Кестрель вспомнила строку из Утерянного Завета:

– «Им предстоит потерять все и все обрести».

Попрыгунчик кивнул.

– Этот путь бесконечен. – Он смотрел ей прямо в глаза. – Ничто не может помешать. Даже смерть.

Кестрель поняла, почувствовала – не по смыслу слов, а по выражению глаз. попрыгунчик продолжал.

– Ты спрашиваешь, зачем Певцам умирать. А что в этом такого? Зачем цепляться за такую мелочь, как жизнь?

– Ха! – фыркнул Альбард. – Что я говорил? Тщеславие чистой воды!

– Думаешь, смерть – это конец? Нет. Потеряешь жизнь – обретешь все. Песнь огня – самая прекрасная на свете.

– Все равно вы умираете, – сказал Альбард.

– Как все живые существа. Однако лишь немногим дано познать огненный ветер.

– Огненный ветер… – Кестрель стало немного понятнее, но кусочки мозаики еще не сложились в одно целое. – Ветер, который убьет Морах?

– Да, и только он. Огненный ветер – сила Певцов.

– А потом Морах придет снова, – сказал Альбард.

– И Певцы тоже.

– И все начнется сначала, – сказал Альбард. – Даже голова кружится. И тошнит.

– И всегда будет потомок Аиры, – сказал Попрыгунчик.

– Да-да. Мальчик… – Вспомнив о Бомене, Альбард немного подобрел. – Подойдет ли он?

– Ты его учитель, Альбард.


Бомен услышал звук. Дверь открылась и закрылась. Шаги. Голос.

– Мальчик, слышишь меня?

Он попытался заговорить, но с удивлением обнаружил, что забыл, как это делается.

– Закрой глаза. Чтоб не было больно от света.

Бомен закрыл глаза. Сверху что-то заскрипело. Потом век коснулся слабый свет. Чьи-то руки обвязали голову шарфом, закрыв глаза. Бомен не мог ни помочь, ни помешать. Тело его не слушалось.

Кто-то засунул руки ему под мышки. Резкий рывок. Бомена подняли и вынесли наружу под скрип досок. Сквозь крошечные щелки, там, где повязка неплотно прилегала к носу, он видел свет. Пряный аромат свежего воздуха. Рядом стояли другие люди, только Бомен не мог и не хотел думать кто. В этой темноте он лишился не только тела. Он забыл самого себя.

Бомена положили на что-то вроде кровати, и он был рад этому. Его омывали звуки: плеск реки, шум ветра, дыхание стоящих вокруг. Кто-то взял Бомена за руку и вложил в нее небольшой предмет.

Яйцо.

Бомен ощутил тяжесть яйца, и по всему телу прошла волна радости. Гладкое и в то же время шероховатое. Округлое, но не шар. У яйца особая, совершенная форма, построенная по своим законам. Скорлупа приятно холодит ладонь. Бомен охватил яйцо пальцами – яйцо занимает пространство и сопротивляется сжатию. Бомен сжал яйцо сильнее – удивительно, какое прочное! Еще сильнее, еще – хррруп! Раздавленное яйцо преобразилось. Гладкие бока стали острыми осколками, твердый предмет растекся по руке прохладным бальзамом.

Превращение поразило Бомена. Он погрузился в себя, вспоминая, когда яйцо поддалось, когда раздалось «хррруп». Где переход от сопротивления к податливости, от твердого к жидкому, от яйца к не-яйцу? Если войти в этот миг и остаться там, то окажешься в самом сердце… чего? Бомен искал продолжение мысли. В сердце жизни? Реальности?

– Мы называем это песней.

Услышав голос, Бомен вздрогнул. Он удивился ответу на собственную мысль, но не смыслу ответа. В сердце яйца – то, что делает его яйцом, его сущность. Так почему бы не назвать эту сущность песней яйца?

Альбард и Попрыгунчик смотрели на юношу с завязанными глазами, лежащего на стопке одеял. С его пальцев стекал яичный желток, лицо расплылось в улыбке. Попрыгунчик удовлетворенно кивнул.

– У него получится.

– Получится? – воскликнул Альбард. – Да он будет лучше всех!

Глава 14

Пинто взрослеет

До конца путешествия оставалось совсем немного. Утром мантхи перешли через мост и цепочкой двинулись по горной тропе меж лесистых склонов. Все с грустью, хоть и молча, вспоминали о Бомене и Кестрель. Перед мантхами стояла ясная цель: перебраться через высокие снежные горы. За горами их ждала родина. У Бомена с Кестрель была другая цель – непонятная мантхам, но очень важная часть общего дела.

Мампо шел впереди. Не обращая внимания на раны, он нес тяжелый мешок так, словно шагал налегке. Мампо смотрел на ясное утро и ярко-голубое небо над белыми вершинами и думал, что должен заменить Бомена. Бомена, который был всегда начеку и мог заглянуть любому в душу… И все-таки Мампо верил в свои силы и ждал, когда понадобится его помощь.

Анно Хаз не отходил от волокуши, к которой ремнями привязали Аиру. Редок Зем старался вести лошадь по замерзшим колеям так, чтобы женщину меньше трясло.

– Так раньше укачивали детей, – сказал Анно. – Когда мантхи были кочевниками.

Жена улыбнулась ему из свертка одеял.

– Я и впрямь чувствую себя ребенком.

Пинто шла рядом, по другую сторону волокуши, и стыдилась своего небольшого мешка. Отец не разрешил нести больше. Вести в поводу вторую лошадь тоже не дал: мол, маленькая еще. По годам, может, и маленькая, а вот в душе не младше других, а то и старше! И вообще, Бомен и Кестрель ушли, и Пинто уже не младший ребенок, а старший. Единственный. Теперь все должно быть по-другому.

Навстречу мантхам с гор спускались другие путники.

– Нашли время идти в горы! – удивлялись они. – Зима же! И небо горит.

Некоторые советовали еще настойчивее:

– Поворачивайте! Через горы нет пути. Спускайтесь на побережье и плывите по морю, раз уж вам так приспичило.

Несмотря на эти слова, чувство родины грело лицо Аиры Хаз и уверенность пророчицы с каждым шагом росла.

– Мы идем на север. Путь найдется.

У быстрой ледяной реки мантхи остановились, чтобы напоить животных и наполнить фляжки. Ролло Клин еще хромал, но шел наравне с остальными. Труднее приходилось госпоже Холиш. Едва объявили стоянку, бедняжка села, где стояла, и больше с места не сдвинулась.

Креот тихо сказал Анно Хазу:

– Нужно ей помочь. Госпожа Холиш хорошая женщина, но идти ей куда сложнее, чем всем нам.

Анно был с ним согласен. Дальше тропа станет еще круче, и госпожа Холиш будет всех задерживать.

– Сделаем вторую волокушу. Пусть составит компанию моей жене.

Таннер Амос и Мико Мимилит отправились в лес за шестами, Рада Вармиш вытащила из узла кусок шатровой ткани. Анно отвел госпожу Холиш в сторонку.

– Моей жене тяжело, – объяснил он, – лежать в свое удовольствие, когда остальные идут пешком. Пусть видит, что не она одна такая! Мы сейчас сделаем вторую волокушу – для тех, кому нужно передохнуть, и я прошу вас воспользоваться ею первой.

– Ах, нет, я не хочу сидеть, как королева! Даже не думайте! Я пойду сама. Пусть лучше отдохнет бедный Ролло.

– Ролло должен двигаться, чтобы все зажило правильно. Кроме того, меня беспокоите не вы, – Анно понизил голос, – а Креот. Помните, как он нес вас по дороге в Доминат? И теперь клянется, что понесет снова. А вы посмотрите, какой перед нами путь! Креот не выдержит.

– Я ему не позволю! Ни за что!

– Он настроен очень решительно. И моей жене неудобно. Вот если бы вы согласились лечь на вторую волокушу, то оказали бы всем большую услугу.

– Что ж… Раз такое дело, признаюсь, ваша семья всегда была добра ко мне. Я готова помочь, чем смогу!

В итоге, когда колонна снова тронулась в путь, госпожа Холиш поехала на волокуше рядом с Айрой. Когда их особенно сильно встряхивало, женщины переглядывались и морщились.

Все утро, пока зимнее солнце оставалось за спинами, мантхи шли по извилистой тропе. К полудню тропу обступил лес, склон стал круче, а повороты – чаще. Иногда в просветах между деревьями, совсем рядом, виднелся следующий поворот. Правда, путники знали: до него еще идти и идти. Только горные козлы, что, замерев как статуи, щурили на людей глаза-щелочки, могли перепрыгнуть с одного изгиба тропы на другой. Мантхам и их животным такое было не под силу, вот они и петляли вместе с дорогой.

Мампо по-прежнему шел впереди, в компании Бека Клина. Молодые мужчины зорко всматривались в густой лес по бокам и впереди. Путников в этих местах почти не было, и приходилось остерегаться не грабителей, а диких зверей. В деревне говорили, что тут водятся рыси, которые прячутся на ветках и прыгают на жертву сверху, а также волки. Мампо вспомнил волков из давнишнего путешествия с Боменом и Кестрель. Тогда Бо говорил с волками, они его понимали. А сейчас Бомена не было…

Мампо содрогнулся от страха, но тут же взял себя в руки. Да, Бомена нет. Он, Мампо, должен его заменить. Кестрель тоже ушла. Нужно найти смысл в жизни без нее. Мампо и сам не понимал, что перенести потерю ему помогают новые заботы и ответственность. Из друга ведомого, последнего в строю, Мампо превратился в того, за кем идут.

Перемена в Мампо не ускользнула и от Сирей. Теперь она часто догоняла его, чтобы поговорить о Бомене, о том, как они нашли голос Поющей башни, а особенно о том, что произошло в Чертогах Морах. Мампо старался отвечать на все вопросы, хотя многое уже стерлось из памяти.

– Так Бомен подошел к Морах?

– Да. И мы тоже.

– Он до нее дотронулся?

Мампо со стыдом вспомнил страшную радость, охватившую его в рядах заров. Но где был Бомен?

– Не знаю. Может, и дотронулся.

Перед глазами Мампо снова поплыли бело-золотые мундиры и красивые, улыбающиеся лица юных заров. Гремел оркестр, и зары пели песню, в которой было всего одно слово: «Убей, убей, убей! Убей, убей, убей!»

Вот и Кестрель. Оцепенев, смотрит на него… Да, конечно! Бомен тоже маршировал, держа меч наголо.

– Да. Морах его коснулась. Бомен был предводителем.

– Чьим?

– Прекрасных юношей и девушек. Воинства Морах. Заров.

Сирей задумалась.

– Потом мы сбежали, – добавил Мампо.

Как именно, он уже не помнил. Прошло столько лет…

– А теперь, – медленно произнесла Сирей, – Бомен ушел к Певцам, чтобы убить Морах.

– Да, вроде так. Вернется ли он?

– Вернется. Я точно знаю, – ответила Сирей. – А иначе легла бы прямо на дорогу и умерла.

– Ты так сильно его любишь?

– С Боменом мое будущее. А пока время остановилось.

Мампо удивился: как просто она это сказала! И так уверенно… Поговорить бы с ней о Кестрель – хотя нет, не стоит. «Я для Кестрель слишком глуп, – подумал он, – и таким останусь. Только другим этого знать не нужно».

Краем глаза Мампо заметил в лесу какое-то движение. Посмотрел на глубокие тени под деревьями – ничего. Отвернулся – опять что-то мелькнуло. Волк, это точно. Огромный серый хищник. Из тех, что бесшумно выслеживают добычу и выжидают.

Ничего не говоря, Мампо приотстал, чтобы рассказать о своих опасениях Анно. Анно тут же отрядил Таннера Амоса, Бека Клина и Мелеца Топлиша следить за лесом вдоль всей колонны.

На обед решили не останавливаться: зимний день короток, поесть можно и вечером. У каждого была фляжка с водой, чтобы утолить жажду, а маленьким детям на ходу давали лепешки. Лоло Мимилит от лепешки отказался – мол, он уже не ребенок, ему двенадцать, как Пеплар Вармиш. Мо, младший брат Лоло, тоже отказался. Правда, потом мать снова незаметно дала ему лепешку, и мальчик с благодарностью ее съел. Пинто не захотела повторять за Мимилитами и взяла свою долю, но решила отдать ее госпоже Холиш. Руки толстухи лежали под одеялом, привязанные к волокуше, поэтому, когда Пинто поднесла ей лепешку ко рту, женщина ничего не могла поделать. Госпожа Холиш открыла рот, только чтобы сказать: «Нет, спасибо», и вдруг непостижимым образом откусила кусочек. Теперь отказываться уже не было смысла, и она со слезами на глазах сжевала всю сладкую лепешку.

После полудня лес неожиданно кончился. Тропа вывела странников на большое плато. На несколько миль влево и вправо лежал нетронутый покров снега; от горной гряды впереди мантхов отделяло всего полмили.

Путники столпились в конце тропы и сняли с плеч мешки. Что теперь? И почему на снегу ни следов, ни деревьев?

Старый Редок Зем первым понял очевидное.

– Это же лед, – сказал он. – Замерзшее озеро.

Мампо осторожно вышел вперед, ощупывая перед собой путь палкой. Там, где закончилась земля, он смел снег и постучал по льду – достаточно толстый. Попрыгал – все в порядке.

Анно попросил, чтобы Аиру повернули лицом к северу. Она прикрыла глаза, утомленная тряской.

– Чувствуешь? – спросил Анно.

Аира кивнула. Потом указала пальцем на север, прямо через лед. Муж все понял.

– Переходим! – объявил он.

Младшие в восторге закричали и бросились на припорошенную гладь, но тут же поскользнулись и упали.

– Плава! Быстро сюда! Гагата!

Лед выдержал. Дети прибежали обратно, смеясь и отряхивая снег. Дубмен Пиллиш все еще сомневался.

– Мы ведь не знаем, везде ли лед выдержит. А коровы и лошади? Если он сломается на середине, мы упадем в воду и замерзнем до смерти.

– Придется рисковать, – сказал Анно. – Выбора нет.

– Есть, – возразил учитель. – Можно пойти на запад, по берегу.

Анно повернулся к жене. Та все слышала и покачала головой.

– Не успеем…

– На обход уйдет не меньше дня, – сказал Анно. – Значит, по льду.

Больше никто не возражал, хотя на многих лицах читалась тревога. Анно постарался сделать все возможное, чтобы уменьшить опасность.

– Мампо, вы с Таннером идите впереди и простукивайте лед. Если дрогнет или треснет – кричите нам.

Мампо кивнул. Таннер Амос пошел в лес за палкой.

– Остальные пойдут по трое-четверо, подальше друг от друга. Креот, жди на берегу с коровами. Редок, ты останься с лошадьми. Когда увидите, что мы перешли – ведите их за собой. Если лед под животными сломается, бросайте их, а сами идите вперед как можно скорее.

Редок Зем потоптался по льду.

– Выдержит, – объявил он. – Это если все пойдут спокойно.

– И запомните, – обратился Анно к остальным. – Если вдруг почувствуете, что под вами трещина, распределите вес. Не спешите. Лед толстый и выдержит.

Вождь мантхов бросил взгляд на солнце, которое клонилось к закату.

– Через час стемнеет. Больше тянуть нельзя.

Анно собрался сам тянуть волокушу Аиры и уже надел лошадиную упряжь. Мампо подошел к нему.

– Давайте я. Я сильнее.

– Нет, Мампо. Ты должен быть впереди.

– Пусть Бек меня заменит.

Анно посмотрел на Мампо – парень хочет доказать, что сила к нему вернулась, – и передал упряжь, а сам пошел следом за волокушей.

Госпожу Холиш отвязали, чтобы она перешла озеро самостоятельно.

– Не спешите, мол, – бормотала она себе под нос. – Кто бы возражал? Не спешить – это как раз по мне.

Мантхи уже готовы были выйти на лед, когда Рада Вармиш залилась горьким плачем.

– Мы все утонем! – всхлипывала она. – Лед сломается, и мы погибнем!

Как по команде, зашумели остальные.

– А что, если она права?! – воскликнула Ветра Так.

– Может, лучше в обход? Ну и что, что дольше? – спросил Мико Мимилит.

– Не хочу тонуть! – взвыла Ланки.

– Ланки, замолчи! – одернула служанку Сирей и сердито повернулась к другим. – А кто обещал легкий путь? Разве вы ушли из Домината на прогулку? Нет! Вы поверили, что Аира Хаз приведет вас на родину. Если вы утратили веру – идите назад и ищите себе новую пророчицу. А верите – так доверяйте! Лед нас выдержит! Нас ничто не остановит – ни конец света, ни опустевшие города, ни огонь в небе! Идите прямо и гордо, ничего не бойтесь!

Речь Сирей воодушевила оробевших. Креот воскликнул:

– Клянусь бородой моего предка! Вот так девчонка!

– Вперед! – крикнул Анно Хаз. – Солнце садится.

Проходя мимо Сирей, он молча пожал ей руку в знак благодарности.

Таннер Амос и Бек Клин пошли по озеру, постукивая перед собой палками. Анно дождался, пока они не отойдут подальше, и подал знак первой группе, потом – следующей. Маленькие фигурки осторожно ступали по снегу, шаркая, приноравливаясь к скользкой поверхности. Мампо потянул волокушу Аиры, за ним, чуть поодаль, брели Анно и Пинто.

Мелец Топлиш крепко держал дочек за руки и не отпускал, как бы им ни хотелось прокатиться.

– Тихо, девочки, тихонечко…

Госпожа Холиш пыхтела рядом со Скучем, Ланки и Сирей. Краса Мимилит, Сарель Амос, Вида Так и Пеплар Вармиш очень сдружились после плена у клайна Барры и на лед вышли тоже вместе, держась за руки. Креот и Редок Зем с животными еще стояли на берегу.

Под тихое похрустывание снега мантхи шагали вперед по скользкому льду. Берег становился все дальше. Девушки крепче сжали руки друг друга. Мелец Топлиш едва ли не волок за собой дочурок. Госпожа Холиш ставила ноги осторожно, со страхом вслушиваясь в каждый скрип. Теперь, вдали от берега, ледяное озеро казалось куда больше, чем мантхи думали. Все прекрасно понимали: если сейчас лед сломается – это конец.

Таннер Амос и Бек Клин добрались до середины озера. Анно крикнул:

– Все хорошо?

– Да!

Не успел Таннер Амос ответить, как под ногами дрогнуло. Он заставил себя успокоиться и спросил Бека:

– Бек, что у тебя?

– Тоже.

Бек Клин стоял справа, довольно далеко от него. Лед дрожал.

Таннер прошел еще пару шагов. Опять. Он оглянулся: черные фигуры растянулись по белому озеру.

– Скажем? – спросил Бек Клин.

– Пока нет, – сказал Таннер. – Может, обойдется. Анно видел, что Бека и Таннера что-то обеспокоило, но промолчал. Так или иначе, озеро надо перейти.

Креот спокойно ждал на берегу: лед выдержит животных.

– Если тихо пойдут, – сказал Редок Зем.

– Побежишь тут после такого подъема!

Тут одна из коров вздернула голову и нервно переступила с ноги на ногу.

– Тихо, Засоня, тихо! Бояться нечего.

Редок Зем заметил, что лошади прядают ушами.

– Нечего, говоришь?

Редок огляделся. Свет уже померк, и в тени леса почти нельзя было ничего различить. И все-таки что-то там было…

– Что ты видишь? – спросил Креот.

Коровы заволновались.

– Не знаю. Только, по-моему, пора идти.

Последняя группа дошла почти до середины. Даже если здесь лед сломается, они успеют перебраться.

– Давай. Ты первый.

Редок Зем вывел лошадей на лед. На всякий случай он привязал одну коротким поводом, другую – длинным. Под копытами лед застонал, но не поддался.

– Иди вперед, – сказал Креот. – Я обожду.

Анно Хаз оглянулся и с удивлением увидел, что лошади уже на озере. Он нахмурился: почему не подождали, как было условлено? Таннер Амос и Бек Клин осторожно приближались к дальнему берегу. Вдруг позади из леса донесся долгий низкий вой.

Мампо резко обернулся:

– Волки!

Заслышав вой, коровы сами рванулись вперед. Креот не смог их остановить и поспешил следом, приговаривая:

– Тише, Смуглянка! Тише, Топотунья! Спокойно, спокойно…

Опять вой. Мампо заметил, что в лесу что-то мелькнуло.

– Животные могут взбеситься от страха, – сказал Анно. Продолжать он не стал. Все и так понимали: тогда лед не выдержит.

– Когда-то мы с ними дружили, – сказал Мампо.

Анно понял, о чем он.

– А сейчас?

– Не знаю. Попробую.

Без лишних слов Мампо снял упряжь, отдал Анно и осторожно заскользил обратно, к Креоту с коровами.

– Что такое? – разволновались остальные. – Что происходит?

– Идите вперед! – крикнул Анно. – На тот берег!

Бек Клин смотрел во время заминки назад. Потом отвернулся и, забывшись, резко ступил вперед. Не успела нога коснуться льда, как он понял: нет, слишком сильно… Лед дрогнул от удара и громко хрустнул, будто щелкнул хлыст.

– Бек!

– В порядке…

Бек чувствовал, как поддается лед, и быстро отошел в сторону.

– Трещина! – крикнул Таннер остальным. – Пока держится! Туда не надо! За мной!

Мампо ничего этого не видел и не слышал. Он спешил навстречу Редоку Зему и Креоту. Лошади слушались, хотя явно нервничали. Коровы волновались не меньше.

– Пока держимся, – сказал Креот. – Думаю, это волк.

– Я его видел, – ответил Мампо.

Тут из лесу вышел первый огромный серый хищник и встал на берегу, не сводя с мантхов внимательных глаз. Волк гордо поднял голову, мышцы под густым мехом напряглись.

– Уводите животных.

– А громадный-то какой! – воскликнул Креот.

– Когда-то они были к нам добры. Может, и сейчас…

– Это волки, – возразил Редок Зем. – Волкам тоже надо есть.

На берег выбежали еще два зверя.

– Уводите их, – повторил Мампо. – Я останусь тут.

Креот и Редок Зем пошли вперед, подгоняя своих подо печных. Страх животных передался и людям. Сзади – волки, впереди – трещины… Мантхи замерли на месте от ужаса. В сумраке ясно разнесся голос Анно:

– Вперед! Думайте только о новом шаге! Шаг за шагом вы ближе к берегу! Вперед! Не спешите и не стойте! Шаг за шагом!

Переборов страх, мантхи снова двинулись по дрожащему льду. Не послушала отца только Пинто. Она знала, что лед ее выдержит, и повернула назад, к Мампо.

Юноша стоял и смотрел на волков. Те водили носами, не решаясь ступить на лед. Охотятся ли волки на льду? Так, коровы и лошади отходят все дальше. Это хорошо. Бек Клин уже почти на том берегу, несмотря на трещины. Тоже хорошо.

Один из волков вышел на лед.

А вот это плохо.

Волк чуть постоял и преспокойно направился к Мампо.

Пинто побежала быстрее. До Мампо оставалось еще ярдов пятьдесят скользкого льда.

Мампо слышал, как сзади заревели испуганные коровы, но не оборачивался. Креот гнал коров вперед:

– Ну, ну, ну! Спокойно, спокойно!

Юноша не сводил глаз с волка. Как тогда вел себя Бомен? Посмотрел волку в глаза. Дал себя коснуться. Показал, что не боится.

Волк приближался. Мампо вздрогнул и все же глаз не опустил. В раненом животе кольнуло.

«Наверное, я очень боюсь», – подумал юноша, словно рассматривая себя со стороны.

Мампо не знал, что Пинто, поскальзываясь, со всех ног несется к нему.

Зверь подошел совсем близко, на расстояние прыжка. Замер и подобрался, в упор глядя на Мампо желтыми глазами. Приоткрыл пасть и показал белые клыки.

– Я твой друг, – произнес Мампо.

Слова показались ему бессмысленным сотрясением воздуха. С чего он взял, что волк его поймет? Волки не умеют говорить.

За первым зверем на лед выбежали еще двое. Мампо протянул руку в знак дружбы. В ране пульсировала боль. Вожак впился когтями в лед, напрягся и прижал уши. Раздалось низкое рычание.

Пинто бежала, даже не думая, что собирается сделать. Главное – спасти Мампо. Волк рычит, и глаза такие – сейчас бросится! Последний рывок…

– Пинто! Нет!

К волку! Он уже в воздухе – Пинто бросилась вперед – прыгнула – взрыв жаркого света внутри. Она крикнула волку – нет, подумала вслух, но беззвучно: «Друг моего друга! Враг моего врага!» Девочка столкнулась со зверем на лету и, хватая ртом воздух, упала вместе с ним.

Волк приземлился на огромные лапы, растерянно мотая головой.

– Пинто!

Мампо бросился к девочке.

Я в порядке!

Хищник повернул лохматую голову, покосился на Мампо и разинул пасть.

– Нет!

Мампо зря боялся за Пинто. Та протянула руку, и волк лизнул ее шершавым языком. Потом ткнулся мордой в шею, лизнул лицо…

Волк, ты меня услышал! Ты почувствовал!

Мампо замер, онемев от удивления. Другие члены стаи обступили Пинто: трое, четверо, пятеро. Давным-давно он уже видел такое, только теперь с волками говорила малышка Пинто.

– Так ты тоже! – вырвалось у него.

Пинто обернулась: семилетняя девочка с неожиданно повзрослевшими глазами. Так перед уходом смотрела Кестрель.

– Они тебя не тронут, – сказала Пинто. – Это наши друзья.

Она потрепала волков по лохматым загривкам и встала. Потом махнула остальным, остановившимся и со страхом смотревшим на нее.

– Все хорошо! Идите!

Люди и животные медленно пошли дальше по трескающемуся льду. Пинто вернулась к Мампо.

– Пойдем, Мампо.

Волки стояли неподвижно, как часовые, и провожали ее взглядом.

Прощайте, друзья!

Прячься, маленькая, – донесся ответ. – Приближается буря.

Пинто взяла друга за руку, и они пошли за остальными. Мампо растерялся: кто кого теперь защищает?

– Я и не знал, – сказал он.

– Я тоже. Теперь узнала.

– Что это значит?

– Я взрослею, – объяснила Пинто. – Ты против?

– Нет. Конечно нет.

Оба шли быстро, не думая о том, что лед может сломаться. Пинто чувствовала себя почти так же, как тогда, когда ее укусила муха страсти. «Я все могу, все меня слушаются. Пусть лед треснет – ну и что? Прикажу меня выдержать, и он выдержит». Только сейчас все было по-настоящему. Стало ярче, острее, понятнее. Пинто видела отца, который тянул за собой мамину волокушу, и подумала, что очень нужна родителям и теперь сможет им лучше помогать.

Я присмотрю за вами, – мысленно сказала она. – Я всем помогу.

Пинто как будто опьянела, хотя муха страсти на этот раз была ни при чем. Люди уже выходили на берег, темные фигурки толпились на снежной земле, вот и лошади с коровами… Пинто казалось, что только благодаря ей, чуть ли не самой младшей, мантхи перешли озеро живыми и невредимыми.

Я все могу!

Мампо в это время размышлял о том, что произошло с Пинто. Так уж он был устроен, что мог думать лишь о чем-то одном, поэтому и не вспоминал об опасности. Как Пинто изменилась! Вроде бы выглядит так же. Только почему с ней теперь как-то неловко, словно он робеет? Мампо невольно стиснул руку Пинто – и тут же устыдился и отпустил.

– Все хорошо, Мампо, – сказала девочка. – Я тебя не брошу.

Мампо залился краской. Хорошо хоть сумерки!

– Я должен заботиться о тебе, а не ты обо мне.

– Значит, будем заботиться друг о друге.

Вот и берег. Анно Хаз внимательно посмотрел на дочь, потом на горы.

– Здесь разведем костер. Впереди опасный подъем, при луне не одолеем.

Аира протянула руку. Пинто крепко ее сжала. Мать молчала, но дочь прекрасно ее поняла.

Несправедливо! – мысленно посетовала мать. – Слишком рано.

А когда это случилось с тобой, мам?

– Со мной? – Аира улыбнулась и тихо прошептала: – Я и не помню. Я даже говорить и ходить не умела. Лежала в колыбели и все знала.

Пинто рассмеялась:

– Вот видишь! Значит, и мне пора.

Глава 15

Бомен учится летать

Кот Дымок лежал на палубе в укромном уголке, слушая разговор, который доносился из каюты.

Обычно кот пропускал людскую болтовню мимо ушей. Всё треплют языком да треплют, а что толку? Дымок уже давно пришел к выводу: люди говорят, чтобы избавиться от внутреннего напряжения, будто спускают слишком туго надутый воздушный шар. А что при этом говорить – дело десятое.

Впрочем, в этот раз кот прислушивался к людям с интересом. Первый голос, громкий и презрительный бас, наверняка принадлежал очень мудрому человеку – с точки зрения кота, презрение было главным признаком мудрости. Второй голос был хорошо знаком Дымку – Бомен. Юноша говорил мало и тихо, едва слышно. Кот любил Бомена, хотя и считал его несколько мягкотелым.

– Великие звезды! – громыхнул бас. – Ты что, не умеешь слушать? Ты не только болван, но еще и глухонемой?

– Что я должен услышать?

– Услышать? Разве я сказал «услышать»? Кто тебе сказал «услышать»? Не услышать, а слушать! Понятно, что это значит? Что ты не знаешь, какой будет звук. Что ты ждешь звука. Это ты «услышал»? Да? Кивни, если ты понял хоть одно мое слово. Ну вот, хоть что-то мы уже умеем…

Дымок подкрался к иллюминатору. Интересно, что Бомену надо слушать?

Вокруг стола стояли Альбард, Бомен, Попрыгунчик и Кестрель и смотрели на предмет, по мнению кота не издающий никаких звуков. Это была ложка.

– У ложки есть своя песня, – продолжал Альбард уже не так сердито. Бомен внимательно его слушал. – Поймай ее.

Бомен кивнул, не сводя глаз с ложки.

– Теперь настрой свою песню на песню ложки.

Бомен снова кивнул. По мысленной связи Кестрель почувствовала, как через брата прошла волна мягкой дрожи.

– Теперь подними ее.

Бомен поднял ложку силой мысли. Такое он уже делал не раз.

Ложка повисла в воздухе.

– А теперь, – сказал Альбард, – зачерпни стол ложкой.

Бомен недоуменно наморщил лоб. Ложка со стуком свалилась на столешницу.

– В чем дело?

– Ложкой нельзя черпать дерево.

– А сметану?

– Сметану – можно. Дерево – нет.

– Тогда черпай не стол, а сметану.

Бомен задумался и перевел глаза с ложки на стол. Альбард выразительно посмотрел на Попрыгунчика. Юноша вслушался в стол. Звук не такой, как у ложки, а ниже, тяжелее – деревяннее, что ли.

Кестрель чувствовала, о чем брат думает, как глухо гудит дерево у него в уме, и изучала стол вместе с ним. Бомен еще не разобрался, как выполнить задание, и нервничал; Кестрель наблюдала со стороны и оставалась спокойной. Наверное, поэтому она первой нырнула в стол, как в лесное озеро.

Странное ощущение! Только что Кестрель смотрела на стол и вдруг погрузилась в дерево, как в теплую жидкость. Тут даже пахло по-особенному – смолой и мокрой тряпкой. Оказывается, с деревом можно делать все, что хочешь, – мять его, как глину, переливать, как воду. Стол остался столом, но открыл Кестрель свою настоящую сущность, исходное вещество, которое приняло форму стола.

А могло бы быть сметаной, – подумала Кесс.

Девушка, смеясь, подняла голову, и ее взгляд упал на старый календарь, висевший на стене каюты. С тихим шипением цифры на выцветшей бумаге раскрутились в волнистые линии, а потом – пух! – взорвались искристой пылью и пропали. На стене остался чистый лист.

Кестрель заморгала: может, что-то с глазами? Нет, теперь она видела лучше, четче, чем когда-либо раньше. Прямо перед ней стена каюты разваливалась. Со странным бульканьем – как это другие не слышат, может, просто не подают виду? – доски превращались в куски губчатого мха и падали на пол. Только пола тоже не было. Под ногами текла вода, которая сверкала и расходилась кругами, хотя оставалась твердой. Вода была очень прозрачной: если посмотреть под ноги, было видно не дно баржи, а светящаяся река, или небо, или еще что-то яркое. Да это же не вода, а воздух! Нет, не воздух, это свет…

У Кестрель закружилась голова от страха. Она огляделась и не увидела ни каюты, ни брата с Альбардом и Попрыгунчиком – никого и ничего. В этом мире света она одна. Кестрель протянула руку и ничего не увидела. Посмотрела на себя – ее самой тоже нет. Есть только бесконечные волны света и та ее часть, которая все это видит.

Так что я не могла исчезнуть. Я где-то здесь.

Только где?

Везде, – осенило Кестрель. – Я везде! Я слилась с миром.

Страх тут же исчез и сменился радостью. Наконец все стало понятно! Кестрель обогнула стены, которые разделяют все, из чего состоит мир, и вошла туда, где мир – одно целое. Ей вспомнился зимний рассвет в слепящем солнечном свете, когда она себя спрашивала: «Почему все когда-нибудь кончается?» Сейчас, растворясь в свете, Кестрель увидела, что мир бесконечен и безграничен, в нем нет «здесь» и «там», «тогда» и «теперь». Все вокруг словно расплавилось, даже тело, которое Кестрель когда-то считала своим…

А как же мой разум? Мое «я»? Оно тоже расплавилось?

Кестрель опять стало страшно. Она отшатнулась от этой мысли и вдруг увидела, что снова стоит в каюте, а Бомен все так же морщит лоб, пытаясь превратить стол в сметану.

Это просто, Бо! Смотри.

Кестрель впустила брата в свой ум. Бомен почувствовал ее радость и немного успокоился. Кесс смотрела на стол его глазами, помогая его слуху найти песню стола.

Тебе трудно, потому что стол очень быстро колеблется. Если его замедлить, будет легче.

Сказав так, Кестрель сама удивилась: откуда она это знает? Наверное, дело в том, что, когда мир вокруг как будто исчез, Кесс была уверена, будто все движется очень медленно.

Бомен решил последовать совету сестры. Дрожание стола он слышал довольно ясно, но как его замедлить? Бомен прислушался внимательнее и с удивлением обнаружил, что этот звук гораздо грубее и громче его собственного. А если окружить звук стола своим? Бомен сплел из своей песни, найденной с помощью Альбарда, нечто вроде одеяла, окутал им стол и начал думать о сметане.

Альбард с одобрением наблюдал за ним. Беззвучного вмешательства Кестрель он не замечал, а видел только, что мальчик сам, без его подсказки, учится управлять твердой материей, подчиняя ее своей воле.

Какое-то время ничего не происходило. Бомен чувствовал себя очень глупо. Наконец Кестрель пихнула его, он склонился над столом и быстрым мысленным движением поглотил вибрацию дерева своей собственной. Стол по-прежнему стоял перед Боменом, но все его свойства оказались внутри юноши, в его власти.

Сметана. Жидкая и жирная. Ложка легко в нее погрузится.

Бомен поднял ложку – без помощи рук, разумом – и зачерпнул полную ложку стола. Дерево поддалось, как сметана. Столешница тут же выровнялась, как настоящая жидкая сметана, и все-таки в ложке остался кусок стола.

– Молодчина! – взревел Альбард. – Додумался наконец!

Ложка упала на стол. Полукруглый кусочек дерева выкатился из нее и лежал покачиваясь.

– Видишь, пузырь? – обратился Альбард к Попрыгунчику. – Мой мальчик лучше всех!

Ощущение собственной силы захлестнуло Бомена. Он перевел глаза на ложку и подумал: вода. Ложка превратилась в серебряную лужицу.

– Кто у нас умничка! – заворковал Альбард. – Кто, оказывается, вовсе не тугоухий кретин? Эх, пузырь! Будь я помоложе да будь в этом плавучем гробу не так тесно, я бы сплясал джигу!

Попрыгунчик с улыбкой посмотрел на Бомена, потом молча повернулся к Кестрель и посерьезнел.

– Великие звезды! – вскричал Альбард. – Шторм в трюме!

Тяжело топая, он выбежал на палубу, широко расставил ноги и шумно помочился за борт.

– А-а-ах! Шторм кончился! Ветер попутный, небо чистое!

За ним вышли остальные. Баржа быстро шла вниз по течению ярдах в десяти от берега.

– Ты, тупица! Сделай хоть что-нибудь полезное! Причаль баржу!

Попрыгунчик послушно взялся за причальный канат и вышел на берег. Сделал он это с таким услужливым и невозмутимым видом, что лишь Дымок из своего укрытия заметил, как маленький человечек прошел прямо по воде.

– Итак, мальчик, – прогремел Альбард, – пора научиться летать!

Дымок обрадовался: наконец-то сбудется его заветная мечта! Кот мечтал об этом с тех самых пор, как отшельник, с которым он раньше жил, у него на глазах слетел с дерева. Конечно, разбежавшись, мы тоже кое-что можем… Но для настоящего полета разбег не нужен. Отшельник никогда не разбегался! Он просто взлетал.

Попрыгунчик подтянул баржу к берегу и закрепил канат. На земле и на ветках высоких сосен лежал слой снега с палец толщиной. Сосны росли не у самой воды, а полукругом, образуя поляну. Тут, видимо, раньше была переправа: на дальней стороне поляны начиналась дорога на юг, в глубь леса.

Альбард вылез из баржи и затопал по снегу, обходя поляну. Бомен и Кестрель вышли за ним. Дымок остался на барже. Он вообще любил прятаться, а тут еще и будут раскрывать секреты… Выше всего кот ценил те сведения, которые для его ушей не предназначались.

Альбард выяснил, что поляну расчистили люди. Кое-где от поваленных деревьев даже остались пеньки. Бывший Доминатор остановился у одного из них – высотой по колено, спиленного ровно, как табурет.

– Встань-ка сюда, мальчик.

Бомен встал на пенек.

– Мне надо отсюда полететь? – спросил он.

– Полететь? Ты умеешь летать? У тебя что, есть крылья?

– А я думал, вы сказали…

– У кого нет крыльев, тот не летает. Все просто, как грабли.

– Да.

– Прекрасно. Забудь о полетах. Просто шагни с пенька ко мне. Один шаг, и все. Понял?

– Да.

– Давай!

Бомен шагнул и свалился с пенька.

– Нет и еще раз нет! – взревел Альбард. – Я что, сказал «падай»? Нет! Я сказал «шагни»!

– Как же мне не упасть?

– А как тебе не сесть? Если ты не хочешь садиться – ты не садишься. Ты падаешь, потому что этого ждешь. Лезь обратно, шагни и стой там.

– Как?

– Как? Как?! – Альбард побагровел и топнул ногой. – Никогда не спрашивай как!!! «Как» тебе не нужно! «Как» – это фикция! «Как» – для дурней и рабов! «Как» все портит! Будь сильнее «как»! Если ты чего-то хочешь, «как» должно пойти за тобой! Ты хозяин! Тебе нет дела до «как»!

После гневной тирады на поляне стало тихо-тихо. Альбард встряхнулся и сердито посмотрел на улыбающегося Попрыгунчика.

– Что смешного?

– Ничего, – заверил его Попрыгунчик. – Конечно, ты прав.

– Нет, не прав, – вмешалась Кестрель. – Все это чепуха. Слуги и хозяева тут ни при чем.

Альбард воззрился на девушку.

– Ты кто такая? – возмущенно спросил он. – Кто тебя будет слушать?

– Мой брат. И он тоже. – Она кивнула в сторону Попрыгунчика.

– Ничего подобного! Уходи. Сгинь!

– Нет.

– Да я сожгу тебя на месте!

– Ты давно уже не способен никого сжечь.

– Я сломаю твою тощую шейку!

Альбард сделал выпад. Кестрель невозмутимо следила за ним.

– Ну?

– Последний раз преду…

Кестрель схватила Альбарда за руку и вывернула. Бывший Доминатор оказался слабее котенка.

– Ой! Больно!

Слезы боли и унижения выступили у него на глазах.

– Она мне сделала больно! Так нечестно! – закричал Альбард. – А все ты! – Он бросил взгляд на Попрыгунчика. – Почему ты не дал мне умереть?

– Еще успеешь, – ласково отозвался Попрыгунчик. – Только сначала передай свое умение мальчику. Воспитай себе хорошую замену.

– Да, – приободрился Альбард, – да! Он молодой, он меня заменит! – Он повернулся к Бомену. – Когда я сделаю тебя сильным, убьешь эту соплячку, ладно? Из уважения к учителю.

– Это моя сестра, – ответил Бомен.

– Правда? – Альбард как будто удивился. – Ну, тогда… Веди себя хорошо, слушайся меня и будешь править миром. Тогда я уйду спокойно.

– Я не хочу править миром. Я просто хочу стать Певцом.

– Э-хе-хе… В жизни не все бывает так, как хочешь. Я мечтал играть на скрипке под аплодисменты толпы – а вот он я, кожа да кости, и моей силы едва хватает, чтобы дышать. Солнце и луна! Какую музыку я сочинял! Но ты забрал у меня скрипку, мальчик… Нет, не ты. Ты не понимал, что делаешь. Ее забрал Сирин. Сирин ничего не забывает. И не прощает.

Альбард вытер глаза и глубоко вздохнул.

– Лезь на пенек. Один шаг. Падать не надо.

Бомен встал на пенек.

– Никаких сомнений. Никаких колебаний. Никаких «как». Земля тянет тебя вниз, да только у тебя тоже есть сила. Употреби ее.

Бомен сошел с пенька. И упал. Однако на долю секунды, еще до падения, в нем мелькнуло ощущение того, как можно было не упасть. Бомен понял, в чем его ошибка. Он думал – для того, чтобы не падать, нужно усилие. Он будто напрягал невидимые мышцы. А усилия не нужно! Нужен абсолютный покой. Словно стоишь на одной ноге и ищешь точку равновесия. Шатаешься, махаешь руками – а как только нашел ее, надо просто перестать двигаться.

Бомен залез на пенек.

– Ничего не говорите. Я попробую еще. Шаг – и он завис в воздухе.

Молодчинка-чинка-чинка!

Бомен широко улыбнулся мысленной похвале Кестрель и опустился на землю.

Альбард смерил его подозрительным взглядом.

– А остаться мог?

– Думаю, да.

В реку что-то плюхнулось. Дымок, подражая Бомену, сошел с баржи, хотя с меньшим успехом. Мокрый насквозь, кот вылез на берег.

– Дымок! Ты откуда взялся?

– Не выходит, – горько пожаловался кот, отряхиваясь.

– Брысь, грязное животное! – возмущенно заорал Альбард. – Брысь!

– Не трогайте его, – вмешался Бомен. – Это мой друг! – А Дымку сказал тихо: – Не спеши. Нужно постепенно, смотри.

Сам не понимая как, Бомен развел руки в стороны и медленно поплыл вверх.

Альбард критически покосился на ученика.

– А руки зачем?

– Не знаю. Так будто правильнее.

– Вместо крыльев, да? Забудь про крылья! Ты не птица.

Бомен опустил руки.

– Как ты это делаешь? – вскричал Дымок, подвывая от нетерпения.

– Не знаю. Летаю, и все.

Попрыгунчик понял, что нужно коту, и мысленно его коснулся. Дымок вздрогнул и взъерошил шерсть на загривке. Потом снова расслабился, его тело наполнила незнакомая легкость. Кот обернулся – откуда это? – и встретился взглядом с Попрыгунчиком. Только Дымку человечек показался, как ни странно, ласково мурлыкающей кошкой-мамой.

Попрыгунчик улыбнулся и ободряюще кивнул. Кот вытянулся и прыгнул.

– Уи-и-и! Я лечу!

Дымок взмыл в воздух и полетел, медленно поворачиваясь. В это время Бомен, который парил где-то вверху, наткнулся на ветку, и снег с нее рухнул на кота.

– Йоу! Не надо!

Кот попытался отряхнуться на лету. Потом прыгнул, пролетел мимо Бомена и в отместку сел на полную снега ветвь над головой юноши.

– Что, нравится?

Дымок поскакал с ветки на ветку, Бомен погнался за ним. Оба забыли, что прыгают по пустоте и легко приземляются туда, где не усидела бы и птица. Альбард, Попрыгунчик и Кестрель следили за ними снизу, одинаково улыбаясь, а юноша и кот плясали по кронам сосен, сбрасывая каскады снега.

Когда Бомен наконец опустился, разрумянившийся и гордый собой, Альбард подошел к нему и обнял.

– Мой чудный мальчик! Глядя на тебя, я вспомнил, как сам летал в первый раз!

Альбард расцеловал его в щеки и лоб, потом чуть отстранился и спросил:

– Слышал?

Бомен понял, что Альбард говорит о звуке внутри.

– Да.

– Спеть можешь?

Юноша попытался. Из горла вырвалось не то жужжание, не то бульканье.

– Лучше.

Бомен старался, как мог.

– Не напрягайся. Пусть песня себя поет. Как в древних поющих башнях.

В поющих башнях? Бомен вспомнил Поющую башню Араманта. У этого строения из скрипучих деревянных подпорок и металлических трубок не было ни разума, ни воли. Ветер проходил по трубкам и создавал песню. Можно ли стать таким же пустым и полым, как Поющая башня?

Бомен попытался снова, на этот раз просто открыв рот и выпустив песню наружу. Получилось! Это была та самая песня. Бомен почувствовал, что отрывается от земли.

– Да! – крикнул Альбард, смачно хлопнув себя по объемистому животу. – Выучи ее. И пой, когда нужно.

Дай послушать, Бо!

Бомен с готовностью открыл свой ум Кестрель. Сестра вошла в него и встретилась с новым ощущением, с силой, которую Альбард назвал песней. Бомен чувствовал, как Кестрель повторяет песню, вбирая ее в себя, и радовался. Его ум и сила принадлежали сестре, и наоборот.

– Эй! – окликнул его Дымок. – Давай еще!

Кот подпрыгнул, хвастаясь своим умением, выгнул спину и выпустил когти. Бомен последовал за ним, взбираясь в воздух широкими прыжками, точно по огромной невидимой лестнице. Кестрель немного помедлила, а потом, радостно улыбаясь, не спеша взлетела и догнала их.

Кесс! Ты тоже научилась!

Бомен подлетел к сестре, пританцовывая, и взял за руку. Они вместе поднялись над лесом.

– Выше?

– Да! Еще выше!

Брат и сестра взмыли в ясное зимнее небо, держась за руки. Казалось, взлетать можно до бесконечности. Они немного испугались и остановились, загребая руками, хотя прекрасно понимали, что руки тут ни при чем, все дело в голове. А потом пошли по воздуху среди редких облаков, глядя на лес и земли за ним.

На много миль вокруг царила зима. Снег лежал на деревьях и на холмах. На равнине черными щелями зияли знакомые трещины. За ними виднелись кучки домов и иногда ярко вспыхивал огонь.

Когда Бомен и Кестрель немного освоились, то заметили, что огней очень много. Это костры? Их разводят странники, потерявшие дом в смутные времена? Присмотревшись внимательнее, брат и сестра поняли: это не обычные костры, на которых кипятят воду в котелках. Это огромные пожары, уничтожающие целые деревни. По всей заснеженной земле горели людские дома.

Что происходит, Кесс? Почему?

Пришло время жестокости, – откликнулась Кестрель, хотя и понимала, что это не ответ.

Порывом ветра принесло запах гари, смешанный с чадом горелого мяса. Чей-то ужин – или что-то куда более страшное.

Не сговариваясь, близнецы вернулись и опустились на землю.

– Все горит, – сказал Бомен. – Как будто кто-то поджег мир.

– Вот так всегда, – горько воскликнул Альбард. – Без мудрой руки возникает хаос. Я их предупреждал. А им все равно. Они на это спокойно смотрят.

– Наше время придет, – возразил Попрыгунчик.

– Наше время, наше время! А пока? Только боль и страдания.

В ответ Попрыгунчик сказал:

– Пора плыть дальше.

Все вернулись на баржу. Теперь кот открыто сопровождал людей как полноправный член команды. Он думал было полетать за птицами, но слегка притомился и решил сперва отдохнуть. Бомен тоже устал, смертельно устал, как после долгого и тяжелого труда. Так что юноша и кот свернулись на лавке в каюте и сразу заснули.

Попрыгунчик отвязал канат и оседлал нос баржи, болтая ногами, как толстый гномик. Тут его и нашла Кестрель.

– Кто ты? – спросила она.

– А кем бы ты хотела меня видеть?

– Мне нужно, чтобы мне кое-что объяснили.

– Тогда я тот, кто объясняет.

Попрыгунчик посмотрел на девушку с дружеской улыбкой, и его внешность неуловимым образом изменилась. Вроде бы он выглядел так же и в то же время стал старше. Как дедушка! Кестрель поняла, что меняет его сама. Ей нужен мудрый старик, и Попрыгунчик исполняет ее желание.

– Чем занимаются Певцы?

– Живут в молчании, познавая пламя.

– Не надо цитат, пожалуйста! Что они на самом деле делают? И почему?

– Ты уже знаешь, дитя мое. Ты почувствовала.

– Когда?

Попрыгунчик в ответ улыбнулся, глядя на Кесс невинными глазами, и промолчал.

– Тогда, в каюте?

Он наклонил голову.

– Когда я почувствовала, что меня больше нет?

Попрыгунчик снова наклонил голову.

– Это было похоже на смерть!

– Похоже, да не она.

– Да. – Кестрель задумалась, вспоминая удивительный миг, когда каюта растворилась в ярком свете. – Так вот чем занимаются Певцы…

– Не только. Хотя в этом – смысл их жизни.

– То есть в смерти?

– Можно сказать и так.

– В огненном ветре.

– Вот видишь, – сказал Попрыгунчик, – ты и сама все знаешь.

– Только не знаю, что это и зачем.

– Разве?

Кестрель замолчала. По его интонации она поняла, что больше не нужно задавать вопросов. Кесс пристально посмотрела на Попрыгунчика. Смешной человечек с круглым животом и короткими ножками – смешной и в то же время наделенный огромной силой. Попрыгунчик тихонько замурлыкал себе под нос. Кестрель обратила внимание на его волосы – неопределенного цвета, как и все в нем, и очень редкие, едва прикрывающие лысину в старческих пятнах. Волосы развевались на речном ветерке, отбрасывая серебристые блики. Казалось, они сияют, потому что от мурлыканья Попрыгунчика замерцал воздух вокруг. Присмотревшись, Кестрель поняла – да, волосы и вправду сияют! Как и кожа, и одежда, и руки. Вокруг Попрыгунчика возник слой светящегося, подрагивающего воздуха.

Маленький человечек не шевелился и продолжал петь, только теперь еще тише. Его открытые глаза смотрели на девушку, но она знала, что он ее не замечает. Где-то Кестрель уже видела такой кокон света, только никак не могла вспомнить где. Вдруг, подняв глаза чуть выше, она увидела над головой Попрыгунчика высокий светящийся гребень. Если смотреть сквозь него, казалось, что деревья танцуют и машут ветвями.

Конечно! Вверх поднимается тепло. Как от пламени свечи.

Тепло исходило от Попрыгунчика. Кестрель протянула ладонь и ясно это ощутила. Сам он не горел, внутри столба горящего воздуха пламени не было. И все же Кесс знала: пламя исходит из этого круглого и веселого человечка. Совершенно непостижимым образом Попрыгунчик горел.

Постепенно жар спал, воздух перестал дрожать. Попрыгунчик проснулся, как будто до того спал, и снова улыбнулся Кестрель. Песня закончилась.

– Что бы было, если бы ты не перестал?

– Я бы не вернулся.

– Так Певцы умирают?

Попрыгунчик снова наклонил голову.

– Так, и только так. Все остальное – для других. Но лишь Певцы знают пламя.

– Только Певцы сами решают уйти и не вернуться.

В стариковском взгляде Попрыгунчика промелькнуло уважение.

– Если знаешь это, знаешь все.

– А что будет после огненного ветра? Что потом?

– Время добра.

– Я имею в виду, что будет с Певцами.

– Этого я не знаю, дитя. Никто не знает. Мы уходим в путешествие без карт.

Кестрель наклонилась вперед и посмотрела на бегущую воду. Река стала шире и глубже: по дороге к морю в нее вливались все новые горные потоки. Баржа стремительно проплывала мимо лесистых берегов, ловко огибая каждый поворот, словно у руля стоял опытный лоцман.

– Когда ты пришел за моим братом, – спросила Кестрель немного погодя, – ты знал, что я тоже пойду?

– Вот любопытная! – ответил Попрыгунчик. – Нет, не знал. Я мало что знаю. И не строю планов. – Он махнул пухлой ручкой в сторону реки. – Вот как с рекой. Разве мне известно, где каменистые мели или встречные течения? Нет. Однако я всегда начеку и, если встречусь с опасностью, делаю, что должно. Поэтому, когда ты отправилась с нами, я сказал себе: посмотрим, что будет.

Кестрель опять замолчала.

Некоторое время спустя из каюты донесся шум. Люк открылся, из него вылез Бомен. Юноша осторожно прошел к носу и сел рядом с Кестрель и Попрыгунчиком.

– Альбард говорит, мы почти у устья.

Попрыгунчик кивнул.

– Уже недолго осталось. – Он взглянул на тучи, которые скапливались над головой. – Скоро пойдет снег.

Не успел Попрыгунчик произнести это, как начали падать первые снежинки. Через несколько мгновений началась самая настоящая метель, запорашивавшая головы и плечи.

– Пойдемте лучше вниз, – предложила Кестрель.

– Сейчас, – ответил Попрыгунчик.

На палубу вышел Альбард и громко затопал, проклиная снежную бурю на чем свет стоит.

– Чертова зима! Чертов холод! Ненавижу!

– Смотрите! – прервал его Попрыгунчик.

Берега расступились, утонув в тумане. Впереди, в гуще белой пены, быстрая река вливалась в море. После долгого плавания среди деревьев путникам открылся неожиданно широкий горизонт. Падающий снег размывал грань между серым небом и сизым морем, и баржа словно повисла в бесконечном и безликом пространстве.

Баржа направилась в открытое море. В самом устье ее сильно затрясло, и пассажиры вцепились в крышку люка и стропы. Вскоре тряска сменилась мерным и редким покачиванием.

– Видите во-о-н то грязное пятно впереди? – ткнул куда-то пальцем Альбард. – К северо-западу, на горизонте!

Бомен и Кестрель с трудом разобрали сквозь завесу снега очертания невысокого острова, чуть более серые, чем тучи.

– Это Сирин, – сказал Альбард. – Идиотское место, и живут там одни идиоты.

Кестрель обернулась и заметила, что Попрыгунчик, который уже сбросил обличье старца, тоже смотрит в ту сторону. Бомен не сводил с острова глаз.

– Сирин, – пробормотал он. – Наконец-то…

Глава 16

Айра предсказывает будущее

Мантхи поднимались по крутой тропке, вытоптанной горными козлами. Тропа походила на лестницу с узкими ступенями разной высоты, и идти по ней было очень тяжело. Сверху по-прежнему падали хлопья снега.

Крутой подъем таил в себе новые опасности. Когда хромой Ролло Шимм нечаянно столкнул камень, вниз обрушился целый оползень, сбивший с ног Плаву Топлиш и увлекший ее за собой. Мелец Топлиш и Лоло Мимилит поползли на помощь девочке, и вся колонна стояла, пока ребенка не подняли наверх.

Хоть Ролло Шимм и проклинал больную ногу, вынужденный отдых оказался очень кстати. Тяжело приходилось и людям, и лошадям, которые везли Аиру Хаз и госпожу Холиш. Лошади нервно пробовали дорогу копытами, с трудом переступали и потели так сильно, что снег на шкурах тут же таял. Коровам было не намного легче. Они послушно шли за людьми, но, как только уставали, замирали на месте и шумно дышали. Тогда Креот тоже останавливался и кричал Анно:

– Погодите немного!

Переведя дух, коровы отряхивались и шли дальше, понимая, что долго стоять нельзя. Креот кричал:

– Пошли!

Немного отдохнувшие мантхи снова трогались в путь по каменистой лестнице.

Анно Хаз шел рядом с женой. Аиру сильно встряхивало на каждой ступеньке. Из-под одеял, которыми ее закутали для тепла, были видны только глаза, почти всегда закрытые. Во время остановок Анно опускался на колени, поближе к жене, и разговаривал с ней. Голос Аиры слабел с каждым часом. Анно не спрашивал, как она себя чувствует, чтобы не злить ее. Он только рассказывал, как люди идут и сколько еще осталось.

– До темноты успеем подняться до вершины? – спросила Аира.

– Может быть, – ответил Анно и добавил: – Хотя едва ли.

– Значит, не сегодня, – пробормотала она. – Завтра.

Анно понял, что Аира говорит о закате, о багряном небе, которое видела во сне.

– Скорее всего, завтра вечером, – сказала она. – Поговори с Пинто, ты ей нужен.

«Да, жена права», – подумал Анно. Он так беспокоился из-за трудного подъема, из-за падения Плавы Топлиш, из-за того, что день кончается и Аира на глазах слабеет, что совсем забыл о младшей дочери. Пинто шла, как все, без жалоб и лишних разговоров. Хотя нет, не как все. После перехода через озеро она не сказала ни слова!

Когда остановка закончилась, Анно поднялся повыше, к Пинто. Какое-то время он шел рядом и молчал, чтобы дать дочери привыкнуть к своему обществу. Анно часто так делал, потому что не любил резко начинать разговор. Он считал, что это неправильно и даже невежливо: людям нужно сначала разобраться, что они думают друг о друге, а потом уже переходить к беседе.

Снегопад как нельзя лучше подходил к его настроению. Мягко падающие снежинки не отвлекали, а успокаивали. Вскоре Пинто повернулась к отцу. Анно почувствовал, что ей страшно и плохо, и все же ничего не сказал. Он только терпеливо слушал и ждал.

Пинто обратилась к отцу первой, словно прервав молчание.

– Почему мы?

– Ты, – поправил ее Анно. – Я – нет.

– Тебе это не нравится?

– Нет. Я тобой горжусь.

Анно хорошо знал, что дар прорицания пришел в его семью от Аиры. Он женился на женщине из рода Мантха, и только.

– Почему некоторые люди не похожи на других? – спросила Пинто.

– А чем ты не похожа, дорогая?

– Ну, я могу делать то, чего не могут другие.

– Значит, ты не похожа на других, чтобы делать то, чего они не могут.

– Правда?

– А тебя это пугает?

– Да. Я боюсь… боюсь быть такой.

– Не бойся. Ведь эти способности не совсем твои.

Тропа как раз проходила неподалеку от быстрой горной реки. Узкая полоска ледяной воды сбегала по мокрым камням. Кое-где земля провалилась, и возникли крошечные водопады, над которыми вода скапливалась, а потом сверкающими струями дугой стекала вниз. На такой водопад и указал Анно Хаз.

– Видишь, как падает вода? Такой блестящей дугой.

– Да, пап.

– Ты как этот водопад. Сила, которая поднимает воду, идет от самой реки. Вода в водопаде всегда новая, хотя водопад один и тот же. Видишь?

– Да.

– Так что не бойся, моя хорошая. Сила исходит не от тебя и не тебе принадлежит. Она течет через тебя, и поэтому ты такая, какая есть.

Дочка серьезно слушала тихие слова отца из-за снежной завесы и, несмотря на свой юный возраст, поняла.

– И у Бо с Кесс так же?

– Думаю, да.

– И у мамы?

– Да.

– Значит, мы сами ничего не делаем? За нас все решает сила?

– Нет, дочка. Многое зависит от тебя. Ты можешь отказаться от силы, которую ощутила. Можешь забрать ее себе. Можешь ей сопротивляться. Только что бы ты ни выбрала, помни: эта сила не с тебя началась и не тобой кончится.

– Я не хочу от нее отказываться или забирать себе. Я хочу… хочу, чтобы всем было хорошо.

– Значит, так и будет.

– Неужели все так просто?

– Нет. Совсем нет. Ты подумай, сколько сил в мире хочет обратного. Страх рождает насилие, насилие приводит к ненависти, а ненависть кончается одиночеством. Все людские беды и злые дела собираются в огромные черные тучи и холодным снегом выпадают на землю. И тогда мир глохнет и немеет, люди перестают слышать и любить друг друга. Это ведь очень печально…

– Да, – согласилась Пинто. Она представляла себе мир точно так же. – Да.

Какое-то время они шли молча. Потом Пинто сказала:

– Ты столько знаешь, пап! Наверное, у тебя тоже есть сила.

– Нет, моя хорошая, нету. Я не умею предсказывать будущее, как Аира. Я не умею читать мысли, как Кестрель, или бороться с врагами силой мысли, как Бомен. Я не умею говорить с волками. Я могу только слушать и учиться. Читать и учиться. Обдумывать то, что я услышал и прочитал, и учиться.

– Вот откуда ты столько знаешь! Мы тебе в подметки не годимся. Даже мама.

– Жаль, что одних знаний недостаточно, – вздохнул Анно. – Я даже не уверен, есть ли от них хоть какая-то польза. Просто я так устроен. Мне нравится разгадывать загадки. Только все это ни к чему теперь, когда…

Он осекся.

– Когда Бо и Кесс ушли. Когда мама вот-вот умрет, – сказала Пинто.

– А ты изменилась, – тихо сказал отец.

– Я только сказала то, что мы все и так знаем. Просто не говорим вслух.

Анно обернулся и посмотрел сквозь снег назад, на волокушу с женой.

– Не знаю, как я буду жить без нее, – произнес он, просто, без жалости к себе.

Пинто понимала, что отец говорит чистую правду. Он не представлял, как жить дальше без жены. Анно добавил:

– Хотя, конечно, узнаю, когда придется.


Снежные тучи заволокли небо, и о том, что наступает вечер, можно было догадаться только по боли в усталых ногах. Постепенно сумерки сгустились, снег повалил с новой силой, и мантхи уже не видели, куда идут. Было решено остановиться и заночевать.

Сначала путники хотели укрыться под соснами вдоль тропы, но Креот, который повел коров в лес в поисках корма, нашел место получше.

– Анно! – крикнул он. – Иди сюда!

На опушке особняком стоял огромный дуб в ржаво-коричневых листьях, которые еще цеплялись за ветки. На верхних ветвях плотной крышей скопился снег и образовал сухое укрытие размером с большую комнату.

Мантхи, радуясь, что можно укрыться от снегопада, привели к дубу коров и лошадей, отряхнулись и начали обустраиваться. Носилки прислонили к стволу, в самом безветренном уголке сложили и разожгли костер, насыпали вал из снега, чтобы не так дуло. Когда огонь разгорелся и на верхних ветках заплясали желтые отблески, вокруг стало совсем темно. Продрогшие и усталые путники вскоре согрелись, подкрепились и повеселели.

От тепла снег на ветвях начал таять, и влага закапала в костер. Чтобы вода совсем не затушила пламя, Мико Мимилит смастерил навес из палок и куска материи, хорошенько вывалянной в сугробе. Навес подняли высоко над огнем, и проблема была решена. Правда, дым повалил людям в глаза и пришлось соорудить нечто вроде опахала, чтобы отгонять его в сторону.

Еще несколько подобных хитростей – и случайное укрытие превратилось в удобное место для ночлега. Не просто удобное, а красивое. Отблески пламени, играющие на снежных стенах и сплетении ветвей, придавали убежищу какой-то древний, первобытный вид, словно это дом, который построили в незапамятные времена и передавали от поколения к поколению. Все, что осталось за снежным валом и шатром из веток, отошло далеко-далеко. Жизнь была тут, в красно-золотых сполохах. Глядя друг на друга, на лица, ставшие столь прекрасными в свете костра, путники изумлялись: неужели они столько прошли и все еще вместе? А вот завтра…

– Да, что завтра? Мы почти у цели? Мы увидим завтра родину?

Ответ знала только Аира Хаз. Анно закутал ее в одеяла, заставил поесть хлеба, и теперь пророчица сидела и всем улыбалась.

– Может, и завтра. Уже скоро.

Анно радовался улыбке жены, на удивление ясному и твердому голосу.

– Тебе получше?

– Да. Сила вернулась. Надо ее использовать.

– Нет-нет, не напрягайся! Мы еще не дошли.

– Ах, Аннок… – Аира улыбнулась с укоризной. – Ты же знаешь, сила на то мне и дана, чтобы туда дойти.

Анно хмуро опустил глаза.

– Что ты хочешь сделать?

– Использовать свой дар. Заглянуть в будущее.

– Нет.

«Каждый раз, когда я вижу будущее, я слабею. Мой дар – это моя болезнь. Предсказания убьют меня». Слова пророка Аиры Мантха звучали в ушах Анно Хаза всякий раз, когда он смотрел на похудевшую и ослабевшую жену.

– Нет, – повторил он.

– Да, – сказала Аира. – Пока не поздно.

Анно склонил голову.

– Говори, я послушаю.

– И другие тоже. Все.

Анно позвал всех мантхов, без Бомена и Кестрель их осталось двадцать семь человек. С Айрой и Анно – двадцать девять. Шестилетняя Гагата Топлиш, самая маленькая, задремала на руках отца. Редок Зем, самый старший, прикрыл глаза, но не спал. Все собрались, чтобы услышать пророчество Аиры Хаз. Вышли из тени даже любопытные коровы и лошади.

Аира немного помолчала. Слышно было только, как трещат дрова и стучат капли по навесу.

– Я думаю, завтра мы увидим родину, – наконец проговорила пророчица. – На закате. Я чувствую лицом ее тепло. Оно сильнее жара костра.

Внимательно слушавшие люди с улыбками закивали. Наконец-то!

– Теперь, когда мы так близко, – продолжала Аира, – я вижу будущее чуть лучше. Если хотите, я могу рассказать вам, что вижу.

Мантхи широко раскрыли глаза.

– То есть, – спросил Бранко Так, – сделать личное предсказание? Каждому?

– Да, – сказала Аира. – Если хотите.

Бранко заколебался. Он все еще стыдился той роли, которую сыграл в долине Канобиуса. Тогда ему казалось, что решение правильное! А вышло все иначе…

Аира Хаз поняла, почему Бранко Так нервничает.

– Я думаю, – мягко сказала она, – вы с женой заживете на родине очень хорошо. У вас будет маленькая лавочка.

– Лавочка?

Бранко с нескрываемым удивлением повернулся к жене:

– Разве ты хочешь торговать?

Ветра Так виновато ответила:

– Ну, иногда мне кажется, это было бы замечательно. Завести малюсенькую лавочку. Нет-нет да забежит кто-нибудь, посидим, поговорим…

Ветра покраснела. Когда-то Бранко был членом магистрата: разве он опустится до мелкого торговца?

– Ты меня поражаешь! Лавка! То ли еще будет!

Впрочем, против самой лавки Бранко вроде бы и не возражал. Ветра Так с благодарностью посмотрела на Аиру. Как хорошо, что пророчица об этом сказала! Сама Ветра бы и не отважилась…

Заслышав разговор о лавках, Скуч обрадовался и закричал:

– И я! У меня тоже будет лавка!

– Конечно! Пекарня. У вас с Ланки.

Теперь залился краской Скуч. Ланки сидела в тени, рядом с Сирей, и лица ее никто не видел. Правда, Сирей слышала, как та охнула.

Остальным слишком хотелось узнать о своем будущем, чтобы задумываться о Скуче с Ланки.

– Я знаю, что со мной будет, – сказал Креот, – и не прочь, если узнают остальные. Вот эта дама, – он указал на госпожу Холиш, – эта дама и я составим счастье друг друга, и у нас будет ферма.

– Ферма будет у тебя, – возразила госпожа Холиш, – а я буду отдыхать.

– Я, я, я! – закричала Плава Топлиш. – Скажите про меня!

– Подойди сюда, золотце!

Девочка выбежала вперед, и Аира Хаз взяла ее ручонки в свои.

– Ты выйдешь замуж, – сказала пророчица, – и у тебя родится пятеро детей.

– Я хочу замуж за Шпека. Можно?

– Да, ты выйдешь за Шпека.

Шпек Так насупился:

– Это обязательно?

– Совсем нет, – ответила Аира. – Только, думаю, ты сам захочешь.

Таннер Амос вышел вперед и задал простой вопрос:

– Я женюсь во второй раз?

– Да, – ответила Аира.

– На ком?

– Зачем ты спрашиваешь? Тебе не нужна пророчица, чтобы сказать то, что ты уже знаешь.

Таннер Амос оглянулся и посмотрел на Пеплар Вармиш. Во взгляде Таннера Пеплар прочитала, что он ждет ее и через три года женится, если она не будет против. Девушка ничего не сказала, но и не покраснела. Некоторые решения сразу кажутся правильными.

Аира Хаз предсказала будущее каждому. Одних она при этом брала за руки, другим просто заглядывала в глаза. Говорила она в основном о том, что многие уже знали, хотя себе признаться боялись. Бек Клин с облегчением услышал, что женится на Сарель Амос: значит, теперь не нужно делать ей предложение. Можно вести себя так, словно дело уже решенное, что гораздо проще! Ректор Дубмен Пиллиш обрадовался тому, что снова станет учить детей, и искренне удивился, когда ему сказали, что он женится на овдовевшей Раде Вармиш. Рада запротестовала не менее громко: мол, тоже за него не хочет. Тем не менее оба начали друг к другу присматриваться…

Краса Мимилит выйдет замуж, родит двоих детей и вырастит четверых. Недоумевающая Краса только собралась переспросить, как увидела, что на нее смотрит Мелец Топлиш. Она залилась румянцем и замолчала. Мелец Топлиш – хороший человек, но он же на десять лет старше! Хотя – прекрасный отец, заботливый, надежный… Краса Мимилит задумалась.

Ролло Клин станет рыбаком – Ролло только головой покачал – и женится на Виде Так. Ролло расхохотался.

– Я за тебя тоже не собираюсь! – обиделась та.

Вида не подошла к Аире за предсказанием.

– Я сама построю свое будущее! – сказала она.

Мампо долго собирался с духом, пока не опоздал. Силы Аиры Хаз были на исходе, и Анно умолял ее отдохнуть.

– Почти все, Аннок, – прошептала Аира, подозвала Пинто и обняла ее. – Моя девочка…

– Я не хочу ничего знать, – сказала Пинто. – Просто скажи, буду ли я счастлива.

– Ты проживешь долгую жизнь, – ответила Аира. – Как можно быть счастливой всю жизнь?

– Ты действительно видишь будущее, мама?

– Да. Хотя не все, а то, что сейчас в тебе заложено.

Аира притянула Пинто к себе и неслышно для других зашептала:

– Ты любишь Мампо, вот что я вижу. Это часть твоего будущего.

Пинто молча поцеловала мать. Лучшего предсказания ей и не было нужно.

– А теперь ты, дорогой мой. – Аира повернулась к Анно и взяла его за руки.

– У меня нет будущего, – оборвал ее Анно, – и мне не нужны предсказания. Ты заболталась, женщина!

Аира улыбнулась и поцеловала ему руку. Анно прав. Она слишком много говорила и очень устала.


Пинто проснулась на рассвете. Сквозь снеговую шапку проникал странный розовый свет. Девочка встала – ноги затекли, надо бы размяться. Интересно, снег еще идет? Пинто выбралась из укрытия. Меж деревьев еще кружилось несколько снежинок, но тучи уже расходились, обнажая сияющее розовое небо. Еще немного – и встанет солнце.

Пинто выспалась и, хоть руки и ноги побаливали, чувствовала себя прекрасно. Чтобы деревья не мешали любоваться рассветным небом, она решила выбраться на открытое место. Вот и крутая тропа, по которой мантхи шли все это время, – только она поднимается выше, туда, где они еще не были. Тропа по-прежнему напоминала лестницу, которую обступали скалы. Между скал виднелся кусочек неба с уплывающими снежными тучами. Каменные громады тоже мешали смотреть, и Пинто взобралась подальше.

Пинто пробирала легкая дрожь: нет чтобы хоть что-то накинуть! Она не собиралась отходить так далеко от лагеря, однако теперь поворачивать назад не хотелось.

Тем временем розовое небо наливалось красным. Вдыхая свежий утренний воздух, Пинто радовалась каждому шагу.

Еще быстрее – последние ступеньки…

Небо заалело. Покрытые снегом склоны внезапно кончились. Пинто дошла до самого верха и замерла.

В просвете меж скал – багряное небо. Тихо падает снег. Далеко внизу лежит земля, где две реки вливаются в далекое море.

Родина.

Оторопев, Пинто сделала еще пару шагов и снова остановилась. Впереди была пустота.

Ни гор, ни холмов, ни равнин. Ничего не было. Тропа просто обрывалась.

Девочка легла на живот и поползла по снегу, пока не добралась до края. Собравшись с духом, она посмотрела вниз.

Прекрасная земля была отрезана от мантхов тысячефутовым обрывом. Хотя у Пинто закружилась голова, она заставила себя осмотреться. Обрыв тянулся на многие мили в обе стороны. Видимо, он возник очень давно, когда обрушилась западная часть горной гряды.

Дрожа от страшной высоты, Пинто отползла подальше и поднялась на ноги. Багряное небо оказалось не закатным, а рассветным. Это родина, та самая, которую мать видела во сне. Только до нее никак не добраться.

Глава 17

Место встречи

Баржа Бомена и Кестрель вышла в открытое море. Навстречу тут же задул северный ветер, горизонт спеленали свинцово-серые тучи.

– Хо-хо! – обрадовался Альбард. – Представление начинается!

За бортом выросла огромная волна и со страшным треском швырнула баржу к берегу. Оглушенные Бомен, Кестрель и Попрыгунчик выскочили из каюты и увидели, что Альбард стоит на палубе, широко расставив ноги и раскинув руки.

– Смелей! Это все, что вы можете?! Мы еще посмотрим, кто кого! Мне нечего терять!

Альбард повернулся к спутникам, его глаза горели.

– Они не пускают нас на остров!

Объяснять подробнее было некогда. На баржу катилась вторая волна, еще выше первой. В небе раздалось тихое ворчание, которое переросло в оглушительный удар грома. Волна подбросила баржу в воздух. Ни слова не говоря, Попрыгунчик, Бомен и Кестрель приподнялись на несколько футов над палубой. Альбард остался на барже, не обращая внимания на сильнейшую качку.

– Трусы! – крикнул он. – Дезертиры! Зеваки!

Когда все опустились на трясущуюся палубу, Альбард схватил Бомена за руку.

– Мальчик! – проревел он. – Это мощь! Сила! Она тебе не нужна?

– Я не хочу, чтобы меня разорвало на куски!

– Боишься?!

– Да, боюсь.

Баржа сильно накренилась, и Бомен схватился за крышку люка, чтобы не упасть в море.

– Овладей страхом! – крикнул Альбард. – В страхе сила. Найди ее и возьми себе!

Попрыгунчик наблюдал за Боменом, странно усмехаясь. Рядом стояла Кестрель, готовая сражаться со штормом, и тоже как-то странно смотрела на брата. Бомен понимал: от него чего-то ждут. Но чего? А шторм совсем разбушевался, вот-вот потопит баржу.

Овладей страхом. Как?

Трррах! Снизу, будто китовая спина, ударила волна, и нос баржи взмыл в небо. Бомена подбросило в мокрый от снега и брызг воздух…

– А-а-а-а! – закричал он. Потом громче, пропуская через себя песню панического страха:

– А-А-ЙА-НА-ЙА-НА-ЙА-НА-А-А-А-А-А!

Дрыгая ногами, как пловец, который выныривает из воды, Бомен не дал себе упасть и взлетел. От крика ему было щекотно и жарко. Он парил в сердце грозовой тучи, крутясь веретеном, и выкрикивал длинные бессмысленные слова. Он упивался смертельной силой шторма и дрожал от страха и ярости. Молния вспорола небо, за ней раздался гром, который оглушил Бомена подобно удару молота. Раскинув ноги и руки, Бомен позволял шторму трепать себя, как кусок ткани, одеяло или парус. Он раскрылся и стал шире шторма, охватил его, свернул, скрутил в узел. Юноша пел шторму, обнимая его всем телом, пленяя, скручивая, собирая силу…

– Молодцо-о-ом! – донеслось с палубы.

Альбард смотрел, как ученик летает в шторме, и голос бывшего Доминатора дрожал от гордости. Попрыгунчик и Кестрель с улыбкой следили за Боменом. Наконец ярость неба спала, и Бомен незаметно для себя опустился вниз, на палубу. Баржа плыла по спокойному морю в сторону Сирина.

– Шторм кончился?

– Кончился? Нет! Ты его съел! Ты набил себе громом живот! Если пукнешь, будет ураган!

Альбард зашелся смехом.

– Это правда? – спросил Бомен Попрыгунчика.

В ответ тот протянул руку. Когда пальцы Бомена приблизились к его руке, между ними проскочила ярко-голубая искра. Юноша от неожиданности отдернул руку.

– Теперь сила шторма в тебе, – объяснил Попрыгунчик.

– Дай мне, Бо.

Кестрель подошла к Бомену с тем же странным выражением глаз. Впрочем, сейчас все казалось ему странным. У локтя, где сестра коснулась брата, затрещали искры.

– Обними меня.

Бомен обнял Кестрель, и везде, где их тела соприкасались, он чувствовал дрожь, а Кестрель – болезненно-сладостные уколы пульсирующей силы. У Кесс перехватило дыхание, но она не отстранилась, пока не вобрала в себя все, что брат мог дать. Лишь тогда близнецы разжали объятия, хотя глаза друг от друга так и не отвели.

Я все могу, Кесс!

Кестрель ничего не ответила. Там, где она коснулась Бомена, кожа горела огнем, потом начала остывать. Жар будто перелился в серебряный кулон, и голос Поющей башни больно жег тело.

Вместе со штормом пропали тучи, в темном небе засветила луна. Впереди показался Сирин – каменистый остров-холм, увенчанный кольцом стен без купола или крыши. Баржа медленно вошла в небольшую гавань.

Альбард первым ступил на берег.

– Сирин! – прокричал он. – Вот тебе! – И шумно помочился на камни.

Бомен и Кестрель сошли следом. Они щурились, пытаясь рассмотреть таинственный остров, о котором так давно мечтали: пустынные склоны, корявые оливы…

Дымок был глубоко разочарован.

– Зачем я учился летать? – пожаловался он. – Чтобы болтаться над этой скучной скалой?

– Нас ждут, – произнес Попрыгунчик и повел своих спутников на холм, по обыкновению то подскакивая, то останавливаясь.

– О боги! – простонал Альбард. – Ты что, не можешь не скакать?

– Ты бы хотел, чтобы я ползал?

– Да!

Попрыгунчик пополз, причем так медленно и комично, что Альбард разозлился еще больше.

– Ладно, хватит! Иди как хочешь!

– Прыгай, Попрыгунчик! – радостно пропел человечек.

Вскоре маленький отряд поднялся на вершину холма. Перед ними стоял замок Певцов с окнами-арками, через которые просвечивали залитые лунным светом облака. У входа в каменное кольцо, как чернила, сгустилась темнота.

– Полагаю, все уже в сборе, – неожиданно глухо сказал Альбард.

– Все, кроме нас с тобой, – отозвался Попрыгунчик.

– Кто запевает?

– Ждут нас.

– Нет, пузырь! Тебя, не меня. Я бросил Сирин, – голос Альбарда зазвучал еще тише, – а мальчик готов к последнему испытанию. Мой труд завершен.

– Не совсем.

– Я лишился силы.

– Ветер тебя понесет.

– Что ж… – Альбард расправил могучие плечи и тряхнул непокорной седой гривой. – Мальчик, дай я тебя обниму!

Бомен подошел к нему, и Альбард крепко обнял худощавого юношу.

– Я полюбил тебя, как только увидел. Ты знал об этом?

– Нет, – ответил Бомен.

– Да, люди никогда не видят самого главного! А ведь это правда. Я был готов умереть, чтобы ты остался в живых. Об этом ты догадывался?

– Нет…

– А ведь так оно и было. – Альбард вздохнул и поцеловал Бомена в лоб и щеки. – Живи за меня, мальчик.

– Но я…

– Эй, эй! Делай, как велено! Не из страха, потому что теперь меня никто не боится, так хоть из жалости. Когда-то я был Доминатором. И создал целый мир.

– Нас ждут, – напомнил Попрыгунчик и вошел в высокий дверной проем без двери, в темноту. Альбард, Бомен, Кестрель и кот Дымок последовали за ним.

Все произошло неожиданно. Только что они ступали по траве, и вдруг земля ушла из-под ног. Попрыгунчик и Альбард не произнесли ни звука. Бомен почувствовал, что падает, инстинктивно раскинул руки, как крылья, – и ничего этим не добился. Лишь какое-то время спустя он вспомнил, чему его учили, остановился и даже успел поймать Дымка, который, растерявшись, чуть не упал камнем вниз.

Кестрель приземлилась позже и, к удивлению брата, так легко, словно переступила через порог. Кот заерзал и выскользнул из рук Бомена, но тут же замер, выгнул спину и ощетинился.

Они оказались в пещере, в которой протекала подземная река. Постепенно глаза привыкли к слабому лунному свету. В тени, как призраки, стояли сотни Певцов со скрещенными руками и открытыми глазами, хотя по выражению лиц было ясно, что они ничего не видят и не слышат. Их ноги были босы, тела прикрывала одежда из грубой материи, головы и плечи присыпало пылью. Мужчины и женщины разного возраста и телосложения ожидали, когда их разбудят и позовут в последнее путешествие.

Альбард задрожал, упал на колени и поник головой.

Бомен смотрел на Певцов. Привыкая к темноте, он замечал все новые и новые фигуры. Тысячи людей.

– Чего они ждут?

– Прихода потомка Аиры.

«Моего прихода!» – подумал Бомен. Хотя многое оставалось неясным, он не испытывал страха. Скорее радостное волнение: наконец настал миг, к которому он готовился всю жизнь.

Кестрель ощущала настроение Бомена и радовалась за брата. В ее собственной душе радости не было – только грусть, пронзительная грусть, как-то связанная с серебряным голосом, который по-прежнему жег ей грудь.

– Подойдите к гробнице, – тихо произнес Попрыгунчик. Посреди пещеры высились каменные колонны с узорным верхом. Бомен и Кестрель пробрались мимо немых и недвижных фигур и подошли ближе. Сначала близнецы подумали, что на каменной подставке ничего нет, но вскоре в слабом серебристом свете различили иссохший труп: кожу, пергаментом обтянувшую кости, фаланги пальцев, сцепленные над ребрами, череп с зияющими глазницами.

– Ваш предок, – прошептал Попрыгунчик. – Пророк Аира Мантх.

Бомен и Кестрель встали по бокам гробницы, глядя на старые кости и не чувствуя ни особого почтения, ни страха. Только серебряный голос Кесс нагрелся так, будто собирался прожечь дыру в одежде.

Бомен вспомнил первые строки Утерянного Завета: «Дитя моих детей да пребудет с вами в последний час, ибо так я вновь обрету жизнь и вновь ее покину».

Бомен понял, что нужно сделать, и протянул руку. Краем глаза он заметил, что Кестрель делает то же самое. Это удивило его и обрадовало.

Всегда вместе, – молча сказала Кестрель.

Попрыгунчик замер и посерьезнел, глядя, как руки близнецов опускаются и вот-вот коснутся тела пророка.

Ничего! – пронеслось в голове Бомена, когда оба дотронулись до высохшей кожи. – Я ничего не чувствую! Это просто человеческие останки.

Ничего не ощутила и Кестрель.

И вдруг что-то изменилось. Все началось с усталости, которая переросла в слабость. Закружилась голова. Бомен пошатнулся и чуть не упал.

Что это, Кесс?

Он забирает у нас силу.

Кестрель ясно чувствовала, как из нее высасывают силу – медленно, неумолимо, безостановочно. Очень скоро, если не отнять руку, мертвое тело высосет ее без остатка.

Он забирает жизнь, – сказала она.

Пусть, – ответил брат.

Бомен ослаб настолько, что уже не мог стоять и опустился на колени, и все же руку не убирал. Голова юноши бессильно склонилась над мертвецом в каменной колыбели. Пару мгновений спустя упала Кестрель.

Попрыгунчик наблюдал за ними, не двигаясь. Близнецы стояли на коленях, склонив головы над скелетом, и почти не дышали. Оба потеряли сознание.

Певцы, находившиеся ближе к гробнице, начали просыпаться. Глаза заморгали, лица ожили. Один поднял руку и почесал щеку. Другой переступил с ноги на ногу. Тихий воздух пещеры наполнился шелестом дыхания. Пробуждались все новые и новые люди. Наконец первые запели. Это была тихая песня без слов, похожая на шум летнего дождика над озером, – шепот, а не песня. Альбард молча встал и запел с остальными.

Вскоре проснулось все племя. Тысячи Певцов шевелились, потягивались, вдыхали полной грудью и вступали в общий хор.

Звуки пения вернули к жизни Бомена и Кестрель, раскрыли им глаза и заполнили уши. В близнецов влилась гораздо большая сила, чем та, которую у них забрали, – сила всего народа Певцов. Недоуменно моргая, брат и сестра встали и огляделись. На них смотрели тысячи пар спокойных и всепонимающих глаз.

– Время пришло, – сказал Попрыгунчик.

Его голос снова изменился, но на этот раз все, кто его слышал, поняли – это и есть его истинный голос. Глаза Попрыгунчика были мудрыми и проницательными. Альбард с улыбкой смотрел на него и пел. На лице бывшего Доминатора отражался покой, которого он не знал многие годы.

«Ага, пузырь! – думал он. – Выходит, ты среди нас первый!»

Альбард вспомнил о своей глупости – смутно, словно все осталось в далеком прошлом. Ему не было стыдно или горько из-за своих ошибок: теперь он знал, что Певцы никогда не забывали о нем и что он тоже по-своему исполнил долг. Альбард приготовился к освобождению, желанному для всех Певцов, – к песни огня, к вихрю наслаждения.

Дымок, взъерошив шерсть на спине от страха перед непонятным, осторожно пробирался между Певцами. Он искал человека, которого когда-то знал, и наконец нашел. Сложив руки и подняв лицо к небу, он пел песню без слов, которая плыла по огромной пещере. Древесный отшельник с лицом, похожим на собачью морду.

– Что тут происходит, а? – обратился Дымок к бывшему другу и спутнику.

Тот ничего не ответил и даже не опустил глаз. «Как всегда, не слышит», – подумал Дымок, но, посмотрев на знакомое некрасивое лицо, вдруг почувствовал, как сильно любит его. «Как я раньше этого не замечал? – удивился кот. – Мой отшельник такой красивый!»

– Отшельник! – крикнул он. – Ты красивый!

Человек услышал мяуканье, посмотрел вниз и, продолжая петь, улыбнулся. Дымок поднялся в воздух и дважды облетел вокруг друга, хвастаясь новым чудесным умением. Отшельник пел и с улыбкой смотрел на кота. Тут Дымок понял, что его полеты не больше чем развлечение, а вот вокруг происходит настоящее, великое чудо, и отшельник – часть этого чуда. Дымок тихо спустился и, как обычный кот, потерся о ноги друга, обвил их хвостом и замурлыкал. Обычно проявлять подобные знаки преданности кот не любил – однако сейчас ему хотелось, чтобы отшельник понял. Теплом своей пушистой серой шкурки и лаской гибкого тела Дымок будто говорил: «Я был с тобой счастлив, когда мы вместе жили на дереве». И отшельник, погладив его, отвечал: «Я тоже, Дымочек». Песня изменилась, стала громче и быстрее. Бомен и Кестрель молча стояли рядом с Попрыгунчиком. Певцы начали подниматься в воздух. По одному, по двое, по десятеро они вылетали из залы на поверхность земли. Попрыгунчик опять стал другим: очень старым, даже древним, мудрым и добрым.

– Пора завершить песнь.

Тихий голос Попрыгунчика прозвучал прекрасной музыкой, частью общей песни. Бомену показалось, будто он все это уже слышал и знает, что ему скажут и что он должен ответить.

– С вами должен пойти потомок пророка.

– Я вижу двоих потомков, – ответил Попрыгунчик.

– Должен пойти я, – сказал Бомен. – Меня избрали. Меня обучили. И Кесс это знает.

Наконец заговорила Кестрель.

– Нет, – с тяжелым сердцем сказала она. Серебряный голос жег кожу все сильнее. Бомен решил, что сестра не хочет его отпускать.

– Кто-то должен пойти, Кесс.

– Кто-то, – ответила Кестрель, – но не ты.

– Не я?!

До Бомена начал доходить смысл происходящего. Он повернулся к Попрыгунчику. Маленький старичок невозмутимо слушал.

– Скажи ей, – начал Бомен, – скажи ей, что это я должен пойти с вами в огненный ветер!

– С нами пойдет один, – сказал Попрыгунчик. – Тот, в котором пророк возродится и снова умрет.

– Это я! Так должно быть!

– Нет, – грустно прервала его Кестрель. – Извини, Бо.

– Извини? Что значит «извини»?!

Бомен чуть не плакал от злости, растерянности и обиды. Почему Кестрель так говорит? Она же знает, что он готовился к этому всю жизнь! Зачем же его учили? Зачем дали силу?

– Не мешай мне, Кесс!

Конечно! Как он раньше не догадался? Кестрель хочет удержать его не из любви, а из зависти. Она знает, что огненный ветер, который называют вихрем наслаждения, – единственная настоящая награда, и хочет ее получить. Но у него тоже есть сила! И если нужно, он применит всю свою мощь. Ради великого дела племени Певцов.

– Кесс, не мешай мне!

Брат! Неужели ты не понимаешь?

Бомен уловил в мысленном голосе сестры грусть и жалость. Это вывело его из себя. Всю жизнь Бомен боялся, а Кестрель командовала. Он переживал, а она действовала. А теперь Кестрель не может смириться с тем, что командует брат, что он стал сильнее.

Кругом поднимались в воздух сотни Певцов, пока огромная пещера не опустела. Песня улетела вместе с Певцами и волнами доносилась сверху. Медлить было нельзя.

– Я должен идти, – сказал Бомен. – Они ждут меня.

Я люблю тебя, Бо.

Нежные слова разозлили Бомена. Он попытался мысленно оттолкнуть сестру: не ударить, а просто показать, что пора расставаться.

Удар не сдвинул ее с места.

Бомен толкнул сильнее. Кестрель казалась тяжелой, невероятно тяжелой. Он встретился с сестрой глазами и понял, что она сопротивляется изо всех сил.

Не вынуждай меня, Кесс…

Перестань, – ответила она. – Успокойся.

Я не хочу делать тебе больно, Кесс. Только не мешай.

Бомен сконцентрировался, чтобы сломить ее защиту. Он думал, что под таким натиском сестра рухнет на колени, а та даже не дрогнула. Потом, к ужасу Бомена, Кестрель нанесла ответный удар. Юноша зашатался.

Кесс! Не сопротивляйся! Я не хочу тебе делать больно.

Ты и не сможешь, Бо.

Зачем это все?

Чтобы ты понял.

Кестрель снова ударила. Бомен опять зашатался и отступил. Слезы брызнули из глаз. Ему было не больно, а обидно. Бомен повернулся к Попрыгунчику и увидел, что тот смотрит на них так, словно ожидал случившегося.

«Вот оно! – подумал юноша. – Мое последнее испытание! Я должен все потерять и всего лишиться. Даже сестры, моей второй половины. Я должен быть свободен, чтобы сделать то, ради чего родился».

Вооружившись этой мыслью, Бомен собрал в кулак всю силу и обрушил удар на Кестрель. Сестра пролетела через всю пещеру и врезалась в каменную стену напротив. Бомен заставил себя не двигаться и тихо пропел свою песню, чтобы пополнить запас силы.

Кестрель встала и не спеша пошла к брату.

БАБАХ! Ударной волной Бомена подбросило вверх. Падая, он едва успел зависнуть над землей.

Бомен встал на ноги и сразу же направил в сторону Кестрель мысленный удар. Она встретила его стеной силы и нанесла ответный. Бомен отразил его и ударил еще и еще, пытаясь разбить стену Кестрель, однако сестра оказалась гораздо сильнее, чем он думал. Тогда Бомен сменил тактику и, собрав силу в узкий луч, начал сверлить защиту Кесс, чтобы пробраться в нее и подчинить себе. Однако вместо того, чтобы сопротивляться, Кестрель мгновенно поддалась. Бомен с разгона рухнул в ее разум, сквозь завесу тоски, страха, ярости и любви, сквозь любовь к себе самому в самый потаенный уголок, до сих пор ему неведомый, в место, где царила полная тишина.

На этом атака Бомена закончилась. Не с кем было драться, некого подчинять, некого брать в плен. В плену оказался его собственный ум, ослепленный злостью и жаждой власти. Бомен понял, что бороться с сестрой так же бессмысленно, как пытаться передвинуть океан или ранить небо.

Так должно быть, брат. Теперь ты понял?

Кестрель нежно выпустила брата из своей тихой крепости.

Пойду я, – сказала она. – И погибну тоже я.

Бомен оглянулся. Все Певцы улетели, кроме Попрыгунчика. Правда, они оставались где-то поблизости, потому что песня еще была слышна. Бомен почувствовал на губах что-то соленое: слезы текли по щекам. Он услышал собственный голос, растерянный и испуганный:

– Я бы отдал тебе всего себя.

Так и будет.

Что мне теперь делать?

Возвращайся к нашему народу. Ты им нужен.

Бомен хотел спросить зачем, но слова застряли в горле. Тогда Попрыгунчик сказал неторопливо и ласково:

– Ты – место встречи.

Место встречи? Странное выражение, хотя вроде бы и знакомое. Бомен никогда его не слышал и все-таки понял. Понимание пришло мгновенно, будто вдруг перед ним открылась дверь, а за ней – нежданная дорога, новое будущее.

Конечно! Людям нужно место встречи. Разве он не потомок пророка, обученный Певцами? И разве его не тронула Морах? Бомен – место встречи страстей человечества, надежд и страхов, доброты и жестокости. Его судьба – быть не спасителем, а спасенным.

Понимание яркой вспышкой осветило простую истину: вот зачем он в детстве попал в Чертоги Морах! Краткое упоение властью и постыдная слабость, воспоминание, которое навсегда осталось с ним, добровольный и постыдный союз с миллионом глаз Морах – вот что оказалось единственной и самой важной целью его путешествия. Не спасение Араманта, города, который так и не удалось спасти. Не возвращение голоса Поющей башне, которую все равно сожгли. Все, что осталось от этого опасного путешествия, – серебряный голос у Кестрель на шее и отметина Морах в душе Бомена.

Бомен чуть не рассмеялся вслух.

«Сирин будет следить за тобой». Так было написано на древней карте. О, они мудры, эти Певцы! Их не беспокоила судьба старой деревянной башни. Они закинули невод на более крупную рыбу: воспитали новое поколение, которое отстроит мир после огненного ветра.

«Сначала ты будешь разрушать, потом править».

– Я – место встречи!

Попрыгунчик увидел, что обучение подошло к концу.

– Мы дали тебе все, что могли. Не подведи нас.

Кестрель слышала мысли брата и поняла все вместе с ним.

Она достала из-за пазухи серебряный голос. Кулон еще жегся, но не больно. «Вот для чего мы нашли голос, – подумала Кестрель. – Не для Поющей башни. Для того, что происходит сейчас. Для того, чтобы привести меня к огненному ветру».

Кесс посмотрела на брата. Его щеки блестели от слез. Сверху доносилась песня Певцов.

– Они ждут меня.

Попрыгунчик, похожий сейчас на доброго дедушку, наклонил голову и, ничего не говоря, взлетел, чтобы брат и сестра могли перед расставанием побыть наедине.

Бомен не знал, что сказать.

– Я не могу жить без тебя, Кесс!

Он не просил ее остаться, потому что все понял. Он просто говорил, что думал.

– Кесс, если ты умрешь, умру и я.

– Но если ты останешься в живых, я буду жить.

Сестра подошла к брату близко-близко. Бомен склонил голову, и близнецы долго стояли молча, соприкасаясь лбами. Так они с самого детства делились друг с другом своими страхами и снами.

– Я никогда тебя не брошу, – сказала Кестрель. – Загляни в меня!

Бомен погрузился в душу сестры так глубоко, как никогда. Сестра открылась ему навстречу, растворяясь. Бомен потерялся в Кестрель, не найдя ее, – да и где искать? Она исчезла. Перед ним стояло тело сестры, он мог ее обнять, но саму Кестрель, все, что он о ней знал, Бомен больше не видел.

– Кесс! Где ты?

– Тут, Бо. Тут.

Бомен обернулся и сам себя отругал за глупость: разве она могла быть сзади?

– Где?

– С тобой!

И Бомен нашел сестру – так близко, что не увидеть и не дотронуться. Она смотрела на мир вместе с братом.

– Теперь нашел?

Говорил его собственный голос и одновременно вроде бы Кестрель. Бомен видел перед собой улыбающееся лицо любимой сестры и в то же время видел себя ее глазами.

– Да. Нашел.

– Мы вместе, – произнес голос Кестрель, который принадлежал и ее брату.

Ему ответил голос Бомена, часть его сестры:

– Всегда вместе.

Держась за руки, близнецы взлетели к луне и опустились на остров Сирин. Все склоны холма заполнили тысячи Певцов, так что казалось, будто остров состоит из толпы мужчин и женщин. Все смотрели на запад, в сторону далеких гор; песня с каждым мигом крепчала.

Пока Бомен и Кестрель были в пещере, ночь незаметно ушла. На востоке забрезжил зимний рассвет. Певцы стояли и ждали. Наконец пришел ветер, тронул их за полы одежды, зашумел листвой олив.

– Пора, – произнес Попрыгунчик.

Разом, как огромная стая птиц, Певцы поднялись в воздух и на крыльях ветра полетели на запад, на большую землю. Кестрель, Бомен и Дымок отправились следом. Поток людей в простых одеяниях скользил над волнующимся морем к берегу. Певцы пели на лету, и ветер срывал песню с губ. Что ж – они пели не для того, чтобы их слышали, а чтобы измениться самим.

Бомен наконец осознал: его жизнь не здесь. Больше сказать было нечего. Когда люди прощаются, наступает миг, когда остается только расстаться.

– Дымок, ты со мной?

Бомен развернулся, последний раз посмотрел на Кестрель, последний раз помахал ей и стрелой полетел на север, к горному перевалу. Дымок замешкался, загребая лапами воздух и сердито мяукая:

– Подожди!

Певцы не обратили на них внимания. Пришел ветер, началось последнее путешествие. Они смотрели на горы и думали о песне. Лишь Альбард, бывший Доминатор, обернулся и проводил взглядом Бомена, пока юноша не скрылся из виду.

Глава 18

В прекрасную землю

Бомен летел через снежные равнины, почти касаясь деревьев. Он хотел добраться до гор как можно скорее и не задумывался о том, как странно и удивительно, что он летит, что леса и поля, фермы и деревни исчезают позади, не успев появиться. Не вспоминал он и о Кестрель, с которой расстался навсегда. Сейчас Бомен думал лишь о мантхах у горного перевала и о страданиях неведомой земли, открывающейся под ним.

Было время жестокости. Безудержной жестокости, которая питалась жестокостью и порождала жестокость. Бомен видел сожженные и разграбленные деревни. В полях дымились стога сена, мертвый скот лежал, брошенный на поживу стервятникам. То тут, то там в развалинах копошились люди – не погорельцы, а мародеры. Даже сверху Бомен чуял их злобу и страх. Пролетая над уцелевшим хутором, он увидел, что испуганные хозяева превратили его в укрепленный лагерь и сгрудились за стенами в ожидании новых банд мародеров. Неподалеку яркой полоской пламени на снегу горела роща, рядом по дороге брели маленькие дети, лет шести-семи. Бомен чувствовал, как от детей расходятся волны паники, но ничем не мог им помочь. Юноша летел дальше, зная, что его силы не хватит на то, чтобы избавить всех людей от страданий. Падший мир вызывал в нем гнев и омерзение. Поскорей бы пришел огненный ветер!

По дороге скакала кавалькада вооруженных всадников, за ними – толпа каких-то оборванцев, тоже верхом. Они ворвались в деревню и подожгли дома. Когда жители выбежали наружу, конники их затоптали. Бомен слышал, как страшно кричали несчастные. Эти всадники, остатки чьей-то побежденной армии, блуждали по земле, уничтожая все на своем пути. Ужасные времена: люди жгли и убивали не ради выгоды, власти или даже удовольствия, а из жажды разрушения. Все потеряв, они стали мстить другим. Не видя милосердия, они очерствели душой сами. Кричали жертвы, кричали убийцы, и в их воплях слышалось одинаковое страдание.

Бомен летел над измученной землей, мысленно обнимая ее жителей. Он дал себе почувствовать не только страх, но и ненависть, не только горе тех, чьих любимых убили, но и ярость убийц. Юноша проливал слезы за тех, кто страдал, и за тех, кто стал безвольным орудием страданий. «Я понимаю вас всех, – мысленно обращался он к людям. – Я виноват и найду спасение ради вас и вместе с вами, чтобы мир снова стал лучше».


Аира Хаз сидела на волокуше и смотрела на родную землю. Багряное рассветное небо заслонила снежная туча. Все же Аира увидела родину, совсем как во сне, и теперь могла уйти. Последние дни дались ей особенно тяжело. Она так ослабела, что уже не могла есть, а пила только потому, что Анно лил воду ей на губы, и, хотя почти вся вода стекала на подбородок, часть просачивалась в рот. Увидев родину, Аира стала слепнуть, словно зрение теперь ей было ни к чему. Лица казались размытыми пятнами, и, несмотря на то, что солнце вставало, для пророчицы небо темнело. Аира слышала, когда Анно или Пинто обращались к ней, однако уже не могла отвечать – не было сил. Оказывается, чтобы говорить, нужно использовать столько разных мышц! Поэтому, чтобы показать, что она все слышит и понимает, Аира легонько, кончиком пальца, нажимала на руку того, кто к ней обращался. Анно сидел рядом, держа руку жены в своих ладонях, и новый способ общения возник сам собой. Движение пальца означало «да». Отсутствие движения – «нет».

Аира ясно чувствовала близость смерти, но не боялась ее. Пророчица сыграла свою скромную роль и была готова уйти. Собственное тело казалось ей очень легким и перестало слушаться. Аира не могла встать без посторонней помощи, а если бы и встала, растущий ветер сдул бы ее, как осенний лист.

Вот и все. Пора завершить песню. Тяжело оставлять дорогого Аннока и детей, но и тянуть дальше еще тяжелей. Да и зачем медлить? Малыши уже выросли, пора уступить место им, пусть расцветут. «Вот зачем мы рожаем детей, – улыбнулась про себя Аира. – Чтобы красиво умереть».

Анно заметил эту мимолетную улыбку и сжал руку.

– Нет!

Пинто сидела рядом с родителями. В душе девочки странно смешались горе и радость. Когда она смотрела на мать, к горлу подступали слезы. Когда она видела родину, ей становилось очень весело. Пинто сразу узнала эту землю, хотя никогда раньше ее не видела. «Здесь начнется моя настоящая жизнь, – думала она. – Здесь я вырасту, стану сильной и буду творить великие дела. Здесь я буду взрослой».

Спуска к родине странники так и не нашли: слишком уж высоким и крутым оказался обрыв. Мантхи сидели кучками, совершенно сломленные ударом судьбы. И это в самом конце пути, когда казалось, что все трудности позади! Однако Пинто не расстраивалась. Да, она тоже не видела выхода. И все-таки главное, что родина перед ними, пророчество сбылось и скоро начнется новая жизнь.

Последнее препятствие, обрыв, для нее почему-то был связан со смертью матери. Пинто казалось, как это ни было странно, что, когда случится первое невозможное событие – смерть матери, – за ним последует второе – все попадут на родину.

Пинто поделилась своими мыслями с Мампо.

– Мама привела нас сюда. Она поможет нам и сейчас. Вот увидишь.

Мампо поверил. Теперь он относился к словам Пинто с уважением. Пинто не такая, как другие, и он должен беречь ее ради всех остальных. К тому же она его любит, и Мампо был ей за это очень благодарен.

Что касается тех мантхов, которые всегда спешили с выводами, то они находились в крайне мрачном расположении духа. У Бранко Така, Дубмена Пиллиша и Рады Вармиш не было никаких сомнений, что путешествие закончилось, причем самым неудачным образом. Пророчица при смерти, предводитель не знает, что делать, а на западе в небо поднимаются клубы дыма и горят странные огни. Как видно, настал конец света. Значит, можно сидеть на холодной земле, доедать запасы и предаваться отчаянию.

– Зря мы ушли, – проворчал Бранко. – Знали ведь, что толку не будет.

– Зря ушли откуда? – уточнил Дубмен Пиллиш.

– Да ниоткуда! – разозлился Бранко. Он и сам понимал, что, если пришел конец света, не важно, где они сейчас. Бранко просто искал спасения в прошлом.

– Все образуется. Вот увидите! – сказал коротышка Скуч.

– Ничего мы не увидим, – ответила Рада Вармиш. – Я не буду ждать и смотреть. Довольно я прождала. Почему должна страдать я? Пусть теперь страдают другие.

– Ш-ш-ш! – Лея Мимилит кивнула в сторону Аиры Хаз. – Ты хоть здорова!

– Ну и что? – возмутилась Рада Вармиш. – Что мне проку от здоровья, если мир вот-вот погибнет? За что мне это, а?

– По-моему, – пробормотал Скуч, – если мир погибнет, то вместе со всеми.

– Давай-давай, сыпь мне соль на рану! Я и так знаю, что вам на меня наплевать.

Молодые мужчины – Таннер Амос, Мелец Топлиш и Бек Клин – пошли посмотреть, нет ли где-то спуска, и вернулись с плохими новостями. Обрыв, похоже, тянулся по всей гряде. Конечно, на родину можно попасть, если спуститься с гор, пройти вдоль реки, а потом по побережью. Только хватит ли времени?

Ветер крепчал. Теперь все это чувствовали.

Сирей избегала людей, даже Ланки. Она не думала ни об обрыве, ни о новой земле, ни об Аире. Сирей ждала. Она говорила Бомену, что будет ждать его возвращения. У Сирей не было дара предвидения, зато была сильная воля, и поэтому девушка верила: Бомен к ней вернется, так как она очень сильно этого хочет. И Сирей терпеливо вслушивалась в ветер.

Девушка не знала, что Хазы тоже ждут Бомена: и ослабевшая Аира, и терпеливый Анно были уверены, что их сын вернется. Так должно быть, и, значит, так оно и будет. Перед лицом смерти Анно и Аира перестали пытаться все понять. Им хватало крупицы знания. Для Аиры это знание выражалось просто: она не умрет, не попрощавшись с сыном.

Дети, не понимавшие серьезности положения, совсем разошлись. Обрыв их пугал и манил. Они по очереди подползали к пропасти, заглядывали в нее и с криками бежали обратно. Когда им это надоело, малыши придумали игру: со всех ног кидались к обрыву, как будто желая спрыгнуть, и с громким визгом замирали в паре шагов от края.

Увидев, как дети играют, Мелец Топлиш пришел в ужас:

– Плава! Гагата! Сейчас же перестаньте!

– Почему? Это же весело!

– Потому что вы можете упасть!

– Ну и что? Все равно все взорвется!

– Как это «ну и что»! Я не хочу вас потерять!

– Все друг друга потеряют. Смотри!

Девочка ткнула пальцем в небо. Клубы дыма стеной стояли на западе, горизонт лизали языки яркого пламени. Вдали гремел гром, воздух стал вязким. Дети опьянели от странных новых впечатлений и от страха перед надвигающейся катастрофой.

Креот сидел рядом со своими коровами. Мечтать о новой жизни было как-то не с руки, и он начал вспоминать старую.

– Ты не поверишь, Засоня! – рассказывал он корове. – Когда-то я жил во дворце и ел шоколадные батончики. Ах, как я любил эти батончики! И вот что странно: сначала я их очень хотел – так сильно, что хватал горстями и давился. Но стоило им попасть мне в рот, оказывалось, что я совсем сыт. Что ты на это скажешь?

Корова медленно отвернулась.

– Ты совершенно права! Глупость чистейшей воды!

Раздались тяжелые шаги госпожи Холиш.

– Н-да, – сказала она, – вот так заварушка…

– И ведь ничего не поделаешь, а?

– Ну, не знаю… Все меняется. В жизни чего только не бывает. Подождем: вдруг еще что-то случится.

Мантхи ждали, каждый по-своему. Только Аире Хаз ждать было некогда.

– Близко? – прошептал Анно.

Палец легонько нажал на руку. Анно наклонился и нежно-нежно поцеловал осунувшееся лицо.

– Я не буду удерживать тебя, милая, – сказал он. – Только твою любовь сохраню. А ты бери мою.

Аира снова двинула пальцем.

– Я любил тебя половину жизни, – продолжал Анно. – Лучшую половину.

Палец не шевельнулся. Аира была не согласна.

– Не спорь со мной, женщина!

Ее лицо осветила слабая улыбка. Губы продолжали улыбаться, но глаза закрылись. Рука не двигалась.

– Аира?

Нет ответа. Анно наклонился к ноздрям жены – дышит ли? Губами он уловил еле слышное дуновение.

– Пинто, – поднял голову Анно, – зови остальных!

– Нет, пап, – возразила Пинто, сама не понимая, что говорит, – она не может уйти, пока…

Все вздрогнули. Коровы Креота закатили глаза. Дети бросили игры. Ворчуны замолчали и широко раскрыли рты. Сирей подняла голову, сильная, высокая и уверенная. Пинто осеклась, глядя вверх…

Высоко над ними кружил Бомен и искал, где приземлиться. Он прилетел так быстро, что многим показалось, что юноша явился из ниоткуда. Легко ступая по воздуху босыми ногами, Бомен опустился на землю рядом с умирающей матерью.

Когда сын дотронулся до Аиры, ее глаза снова открылись. Мать увидела его, улыбнулась и прошептала:

– Мои смелые птички…

Бомен поднял исхудавшую мать и осыпал поцелуями ее лицо.

– Ты ждала нас, – шептал он, – ты знала, что мы вернемся.

Аира посмотрела на сына в последний раз. Ее любовь коснулась Бомена, легко и нежно, как крыло бабочки. Потом глаза Аиры закрылись навсегда.

Без ума от горя, Бомен взмыл вверх, не разжимая рук, вместе с телом матери. Поднявшись так высоко, как только мог, он снова поцеловал мать, попрощался с ней и зарыдал, потому что в небе его никто не видел.

Наконец Бомен очень осторожно опустился и вернул тело матери отцу, ее любимому мужу.

Анно стоял среди мантхов, держа на руках мертвую пророчицу. Все молчали и не шевелились, пораженные двумя чудесами: полетом Бомена и смертью Аиры Хаз.

Рыдающая Пинто поцеловала мать. Анно не плакал. Он был готов к смерти жены.

– Мы, оставшиеся, провожаем тебя в последний путь.

Анно произносил древние слова, не сводя глаз с лица мертвой жены, словно обращался к ней и знал, что она его слышит. Остальные тихо присоединились.

– Двери темницы лет твоих наконец распахнулись, иди на волю, в прекрасную землю.

Анно запнулся. Другие из уважения тоже замолчали. Анно Хаз замер, глядя на жену. Потом поднял голову и встретился глазами с Боменом. Ему не нужно было задавать вопрос вслух.

– Скоро, – ответил Бомен. – Очень скоро.

Анно закончил:

– Прости нас, страдающих в этом сумрачном мире. Направь нас и жди нас, как мы ждем тебя. Мы встретимся снова. – Он поцеловал Аиру. – Мы встретимся снова.

Бомен подошел к обрыву и посмотрел на далекую родину. Когда он отвернулся, то встретился глазами с Сирей, которая стояла среди мантхов. Бомен едва заметно кивнул, бывшая принцесса наклонила голову в ответ. Этого было достаточно.

– Мы ждем ветра, – сказал Бомен.

Глава 19

Огненный ветер

Кестрель пела вместе с тысячами Певцов, слетевшихся со всего света. Позади вставало солнце, отбрасывая резкий зимний свет на опустевшую землю. От Певцов тянулись длинные и тонкие тени. Бушующий в небе огонь не был им страшен. Огонь ревел, как зверь в клетке, от злобы и страха при виде того, кто сильнее. От удивительной силы племени Певцов звенела каждая жилка Кестрель. Девушка знала, что ее пение вливается в общий хор, и пела с радостью, посылая свою жизнь в мощный вихрь перемен.

Ветер задул в спину, и Кестрель задрожала от волнения. Воздушные струи приподняли ее и снова опустили. Кестрель видела, что по всей равнине Певцы качаются на ветру, как лодки в волнующемся море. Скоро все поднимутся в воздух – скоро, но не сейчас.

Раздался гром и грохот. Земля вспучилась, и Певцы стаей взмыли вверх. Раздался низкий стон и треск: прямо у них на глазах твердь начала расходиться. Песня зазвучала еще громче, перекрывая шум рвущейся земли. В переплетении звуков Кестрель услышала новую ноту: тонкую, далекую и печальную. Кестрель повернулась к горам и увидела, как из леса выходит одинокая фигура. Хотя та была еще далеко, Кесс почему-то не сомневалась, что знает ее. Фигура медленно подходила. Оказалось, что это дряхлая старуха с выцветшими глазами. Казалось, землетрясение погубит ее, но старая женщина шла вперед, не обращая внимания на большие и малые трещины, на обжигающий пар, с шипением вырывавшийся из них. Ее тусклые глаза смотрели прямо перед собой.

Морах вернулась в мир.

«Она же бессильна, – подумала Кестрель. – Зачем убивать несчастное существо?» И все же именно поэтому Певцы собрались. Великая мощь Певцов должна охватить Морах и уничтожить, и тогда же они все уйдут из жизни.

Найди пламя! – в сознании девушки прозвучал тихий голос Попрыгунчика.

Кестрель обернулась: вот он, далеко, хотя ум его близко. Кестрель поняла, что нужно делать. Это было просто, особенно если посмотреть на Певцов вокруг. Те начали светиться, как когда-то светился на барже Попрыгунчик.

Как смерть, но не смерть.

Нужны не вопросы, не ответы, а только песня.

Кестрель с радостью запела новую песню и почувствовала, что ее окутывает прохладное пламя. Пламя не жгло, а успокаивало; тело стало легче, чувства – острее. Кестрель снова показалось, что все это уже было когда-то, давным-давно.

Старуха подходила все ближе. Вдруг очертания ее фигуры стали какими-то размытыми. Потом от первой фигуры отошла вторая, и каждая разделилась еще на две. Друг от друга отслаивались все новые Морах – не только старухи, но и молодые женщины, мужчины, дети – и покрывали дымящуюся, израненную землю. Легион Морах был ее истинной сущностью: Морах не множилась, а возвращалась к своей истинной сути, к сотням, к тысячам себя.

Пламя вокруг Кестрель загудело. Сквозь светящийся воздух она видела легион Морах и ужасалась: войско толчками увеличивалось в два раза, в четыре… Казалось, сейчас они заполонят всю землю от края до края. Они? Как теперь называть врага, которого Кестрель собралась уничтожить? Не чудовища, не демоны – люди.

Ветер задул в спину с новой силой, и тысячи тысяч Певцов, парящих в воздухе над побережьем, засияли, как солнечные блики на морских волнах. Кестрель понимала, что пламя песни сжигает ее жизнь, но искренне радовалась этому. Скоро ее огонь сольется с огнем соседей, и они станут огромным языком пламени.

Раздался крик боли, потом еще и еще один. Из трещин в земле поднялись жужжащие тучи крошечных насекомых. Раздались первые крики боли от укусов. Вскоре мухи страсти проникли внутрь каждого, и легион Морах взвыл от ярости и муки. Кестрель слышала в этих воплях гнев и страх, зависть и издевку, ненависть к счастью и стремление к боли. Видя искаженные хохотом и рыданием лица, она думала: «Это я. Это мы. Это человечество». Мир страданий должен погибнуть, чтобы вернулось время доброты.

Тучи мух страсти роились над землей. Долетая до Певцов, они сгорали в стене пламени, вспыхивая яркими огоньками. Мух было так много, что их смерть походила на звездопад.

Легион Морах двинулся вперед, завывая и плача. Певцы запели новую песню, и пламя, обнимавшее каждого, разгорелось еще ярче. Кестрель знала, что теперь пламя сильнее ее, и чем огонь становится сильнее, тем скорее она растает. Ветер задул в спину с новой силой, приподнимая Певцов, как паруса, и Кестрель вместе с ними. Огни Певцов соприкасались, сливались друг с другом, трепетали на ветру…

Уже скоро.

Ты слышишь, Бо? Уже скоро!


Бомен ждал у обрыва, держа на руках тело матери, легкое, как спящий ребенок. Он тоже ощущал, как дует ветер, и знал, что делать. Отец и Пинто стояли рядом, позади – остальные мантхи, коровы, лошади и кот. Все смотрели на Бомена, который вернулся к ним, наделенный новой, непонятной силой.

Бомену послышался в ветре голос Кестрель, хотя слов было не различить.

– Уже скоро, – сказал он. – Доверьтесь ветру.


Ветер понес вперед тысячи тысяч Певцов – сперва медленно, как тень от проходящего облака. Кестрель летела с ними, с песнью огня, чувствуя, как ветер раздувает пламя, и раскрываясь ему навстречу. Она радостно отдала огню тело, душу, сердце и стала легкой и свободной. Понимая, что конец близок, Кестрель выкрикнула в песне:

Я люблю тебя, Бо! Я люблю вас всех! Любимые мои!

Ветер понес Певцов с головокружительной быстротой. Теперь песнь, пылающую над землей, было не загасить. Чем сильнее дул ветер, тем ярче она горела. Ревущий огненный вихрь загнал легион Морах в разверзшуюся почву. Ослепительное пламя Певцов слилось с ветром в гигантский поток, высасывая воздух из мира.

Последним чувством Кестрель стали раскаленная добела песня и жидкий свет, в который она уходила навсегда. Пламя обняло ее, и Кестрель растворилась в блаженстве, в тысяче языков пламени, сливающихся в стремительном вихре…


Мощный порыв ветра донесся до мантхов. Бомен сошел с обрыва с телом Аиры на руках, и ветер подхватил его. Пинто без колебаний последовала за ним. Она ступила в ничто, в тысячефутовую бездну, и не упала. Сирей не сводила глаз с Бомена и, полностью доверяя ему, тоже сделала шаг вперед. Как листья в осенний день, они, медленно кружась, спускались вниз.

Увидев, что это не опасно, за ними поспешили другие. Некоторые кричали от страха или восхищения, но не остался ни один. Пока Креот недоумевал, как убедить коров совершить такой странный поступок, те, к его изумлению, отправились вниз по собственной воле. Мампо полетел в пропасть смело, раскинув руки. Мелец Топлиш взял дочек за руки, и они прыгнули вместе, крепко зажмурившись. Рада Вармиш издала пронзительный визг, но не двинулась с места. Учителю Дубмену Пиллишу ничего не оставалось, как стянуть ее с обрыва за руку. После прыжка все стало гораздо проще. Мантхи обнаружили, что плывут вниз медленно и даже могут разговаривать.

– Борода моего предка! – воскликнул Креот. – Вот бы раньше так!


А тем временем ревущий огненный ветер поглотил ползающий по земле легион Морах. В дымящихся трещинах, в пещерах, в лесах, в горах ее полчища превращались в пепел и исчезали. Страдальцы даже не успевали вскрикнуть от новой боли, как сильнейший жар приносил им забвение. Огненный вихрь несся дальше, выжигая страх и ненависть и оставляя за собой прохладную тишину.

Бомен опустился у подножия огромного утеса, заботливо держа мертвую мать. Здесь воздух был спокоен, землю покрывал тонкий слой снега. Неподалеку к морю текла широкая река. Небо на востоке сияло чистотой.

Вслед за Боменом по одному приземлились его родные и близкие, целые и невредимые, хотя и онемевшие от изумления. Кот Дымок ухитрился сесть прямо юноше на плечи – на всякий случай, чтобы о нем не забыли.

Мантхи отряхнулись, словно ото сна, и окинули взглядом землю, куда попали таким странным путем. Невысокие лесистые холмы спускались к широкой прибрежной равнине. Две реки лениво петляли по заливным лугам, еще покрытым снегом. За ними в лучах зимнего солнца серебрился спокойный океан. Никем не занятая, незнакомая земля. И все-таки каждому пришла одна и та же мысль: я тут уже был, я знаю это место.

Анно Хаз подошел к Бомену и протянул руки, чтобы забрать у него тело жены.

– Теперь моя очередь, – сказал он. – Мы дома.

Эпилог

Обручение

Пинто злилась. Ведь давно договорились: ровно через семь дней после ее пятнадцатилетия. Значит, сегодня. Где они спрашивается? Пинто в который раз выбежала на длинную, покрытую галькой косу и встала на самый край. На востоке уже сияло летнее солнце. Море было спокойным, дул легкий ветерок. Почему нет корабля?

Ланки разыскала девушку и горестно всплеснула полными руками.

– Скуч сжег лепешки! Что теперь будет?

– Какая разница! – ответила Пинто. Подумаешь, лепешки!

– Бедняга страшно расстроился. Говорит, ты просила именно медовые лепешки. Он не виноват, просто заснул. А теперь плачет.

– Скажи ему, что мне все равно, – раздраженно отозвалась Пинто. Ее вывели из себя не сгоревшие лепешки, а расстройство Скуча. Теперь придется его утешать, а дел и так невпроворот! И Бомена все нет.

– Корабль не пришел? – спросила Ланки. Терпение Пинто иссякло.

– Не знаю, Ланки! А ты разве видишь корабль?

– Нет, – растерялась Ланки.

Пинто бросила Ланки на косе – пусть сама смотрит, если такая умная! – и быстро пошла по тропинке за деревенской площадью. Хоть бы никого не встретить! В голове роились сердитые мысли. Надо было Бомену с Сирей уехать в такую даль! В Обагэнг – язык сломаешь, пока выговоришь. Править кучей глупых людишек, которые только и знают, что создают неприятности. Все говорят, что из Бомена вышел прекрасный правитель, – а он этого хотел? Или Сирей, если уж на то пошло? Они согласились только потому, что их весь Гэнг упрашивал. А Бомен уши развесил. Вот и живут в этом дурацком дворце за сотни миль отсюда! И опоздают на обручение!

Сердито бормоча себе под нос, Пинто чуть не врезалась в Дубмена Пиллиша, который проводил урок на открытом воздухе. Дети разучивали песню.

– Куда вы девались, цыплятки, цыплятки? – пел учитель. – Ах! Ах! И ах!

Каждый «ах» означал, что из-за Пиллиша должен выскочить еще один пропавший цыпленок. Пик Клин и Алмаза Топлиш выпрыгнули, а пятилетний Гарман Амос не понял, чего от него хотят.

– Гарман! Ты – третий «ах»!

– Понго! – дерзко крикнул мальчик из-за спины учителя.

– Гарман! Вот идет Пинто, мы готовим песню к ее обручению, а ты говоришь такие глупости!

– Понго, понго, понго! – упрямо повторил Гарман. – Дурацкие цыплята!

– Можешь не петь, если не хочешь, – вмешалась Пинто. – И вообще, мой брат еще не приехал. Наверно, придется все отложить, а то ничего хорошего не выйдет.

– Ох, надеюсь, что нет! Мы так старались!.. Пиа! Лея! Дергать других за волосы нехорошо.

– А мы друг дружке разрешили, – обиженно отозвалась маленькая Пиа.

– Все равно нехорошо!

Пинто старательно обогнула пекарню Скуча, игнорируя соблазнительные запахи из распахнутой двери. Краем глаза она увидела, что посреди площади на деревянной платформе опять собирают поющую башню. Конечно, не настоящую – их уже сотни лет никто не строил. Таннер Амос и Мико Мимилит решили смастерить подобие чудесного механизма. Трудились они уже несколько месяцев, но к обручению Плавы Топлиш и Шпека Така не успели и поэтому изо всех сил старались закончить для Пинто и Мампо. Впрочем, даже издалека было понятно, что башня по-прежнему не поет. Строители работали как одержимые, натыкаясь друг на друга на тесной платформе. Ветряные черпаки уже поставили, через трубы проходил воздух, однако пением этот вой назвать было нельзя.

Ну и что? Все ведь не так, как должно быть. Пинто пошла дальше, по кукурузному полю, где початки вымахали почти с нее ростом, мимо рощицы, высаженной Креотом восемь лет назад, – тоненькие серебристые березки двадцать футов вышиной, мимо Креотова коровника, над дверью которого висели кривые рога Херувимчика. Пинто собралась было пройти мимо, не останавливаясь, как вдруг в стогу раздался пронзительный плач. Оказалось, в сене потерялся маленький Мило, сын Красы Мимилит. Мило умел очень быстро ползать, чем и пользовался при малейшем удобном случае. В результате малыш постоянно исчезал и его приходилось спасать. Пинто вытащила Мило из стога и погрозила пальцем:

– Ах ты, маленький противный крысенок!

Мило хихикнул. Как видно, против такого прозвища он ничуть не возражал. Пинто посадила мальчика на землю, повернула лицом к площади, шлепнула, и тот пополз вперед, отставив попку и переваливаясь, как неуклюжий щенок.

Креот сбивал масло во дворе.

– Значит, еще не приехали?

– Нет. Пока нет.

Креот безостановочно крутил веселкой. Масло летом своенравное. Не уследишь – и в награду за все старания получишь комки жира в сыворотке.

– Нет бы жена посбивала! Где уж там! – пожаловался он.

– Для этого дела нужна сила, – ответила Пинто.

– Желание тут нужно, вот что! Из постели вылезти!

После встречи с малышом и Креотом на душе у Пинто немного полегчало. Хорошо, что у них свои заботы и ее обручение ни при чем.

– Пойду поговорю с мамой, – сказала она.

– Сходи. От меня привет передавай.

Пинто спустилась к реке. Мантхи обложили камнями небольшой лужок и соорудили кладбище. В углу была могила Редока Зема, умершего три года назад. Вокруг стояли деревянные столбы с именами тех, кто умер в пути или еще раньше. Вармиши поставили памятник Гарману, хотя Пеплар Вармиш говорила, что лучшая память об отце – ее сыночек, названный Гарманом в честь деда. Таннер Амос, муж Пеплар, поставил памятник своей первой жене, Пие Грис. Был там и столб Руфи Блеша, вкопанный Боменом еще до отъезда, и столб Мэсло Инча, Главного экзаменатора Араманта и отца Мампо. Трава на кладбище буйно разрослась, вся желтая от лютиков. Пинто кое-как пробралась на середину луга, где четырьмя круглыми камнями была помечена могила матери. Здесь Аиру Хаз закопали, как только спустились с гор, а потом уж мантхи принесли гладкие камни с морского берега. Теперь камни замшели и могила заросла клевером, маргаритками и одуванчиками. Анно Хаз их не выпалывал, говоря, что Аира была такой же своенравной, как полевой цветок.

Пинто присела на давно облюбованный камень в юго-западном углу и обвела взглядом луг, реку и море.

– Мам, почему я такая злая? – вслух спросила она. – Хотя папа говорит, ты тоже всегда злилась и кричала. А я тебя помню тихой.

Пинто дала мыслям успокоиться. Для этого она сюда и пришла. В разговоре с давно ушедшей матерью все обиды и волнения оказывались совсем мелкими и несерьезными: ведь на свете есть вещи куда более важные.

– Я так его люблю! – сказала Пинто. – Ведь только это имеет значение, правда? Лепешки сгорели. Поющую башню не достроили. Детям не нравится их песня. Бомен не приехал. И все-таки мы сегодня обручаемся. Разве это не самое главное?

Легкий ветерок шевельнул траву, покрыл реку рябью, и вся земля словно прошептала в ответ:

Это самое главное.

Пинто задумалась о том, что ей пятнадцать. Точнее, пятнадцать лет и семь дней. Мать тоже обручилась через неделю после своего пятнадцатилетия.

– Тебе было не по себе? Ты думала, что еще маленькая? Я – нет. Мне кажется, я уже давно взрослая.

Потом Пинто подумала о детях. Раньше дети ее мало интересовали, а сейчас все изменилось. Ей казалось, что дети – это чудо. Подумать только – ребенок вырастет внутри ее из ничего, как продолжение тела! У Пинто даже мурашки по спине побежали.

– По-моему, ребенок – это как ты сама, только другое тело, – рассуждала Пинто. – Другая ты, которую можно любить и обнимать.

Мампо хотел назвать первенца Мампо. Пинто думала, что это не очень-то удобно, но, конечно, согласилась. Если будет девочка, она собиралась дать ей имя Аиры. Только Бомен, как назло, уже опередил ее и назвал Айрой своего третьего. К тому же мальчика – совсем путаница получается! А теперь братец еще и опаздывает на обручение…

Послышались шаги. По лугу шел Мампо. Пока Пинто смотрела, как он подходит, вся ее злость испарилась. Он такой высокий и сильный, и лицо такое хорошее и доброе! Он, наверное, никогда не думал и не поступал плохо. Душа у Мампо была простая, чистая и прозрачная, как горное озеро.

– Я так и знал, что ты тут! – сказал он.

Пинто поднялась с камня и поцеловала жениха.

– Смотри, какое нам светит солнце! – улыбнулась она.

– Еще бы! А почему ты злишься?

– Кто сказал, что я злюсь?

– Ты сюда приходишь, только когда злишься. Твоя мать, небось, от тебя устала.

«Только Мампо могло такое прийти в голову», – подумала Пинто с улыбкой и повернулась к могиле.

– Ты устала от меня, мам?.. Вот видишь? Не устала.

Пинто взяла Мампо за руку, и они пошли в деревню.

– Бомен опаздывает.

– Приедет.

– Скуч сжег лепешки.

– Он уже срезал все, что обгорело. Теперь есть можно.

– Поющую башню не достроили.

– Достроят.

– Тебя послушать, так ничего плохого и быть не может!

– Конечно, – ответил Мампо. – Ведь сегодня наш день. Что бы ни случилось – все к лучшему.

Выходя с кладбища, Пинто обернулась и крикнула матери:

– Тебе привет от Креота!

Корабль бросил якорь далеко от берега. Маленькая бухта у косы годилась для рыбацких яликов и торговых барж, но не для гэнгской трехмачтовой шхуны с настоящим килем. Мантхи высыпали из деревни и столпились на косе, махая руками матросам, убиравшим паруса. Пинто стояла с отцом и Мампо и не знала, радоваться приезду Бомена или злиться, что брат чуть не опоздал. Спустили шлюпку, на палубе появился сам Бомен, за ним – Сирей. Оба замахали мантхам в ответ – две крошечные фигурки в окружении слуг и матросов. Алмаза Топлиш разочарованно протянула:

– Одеты как все… Какие же они император и императрица?

– Правители – обычные люди, – заметил Креот.

– А маленького видите? – спросила Пиа Амос.

– Смотрите! Синий человек!

– Вижу Сири! Вот она!

– Где маленький?!

– Какая красотка! – воскликнул Мелец Топлиш с Мило на руках. Он говорил про шхуну.

В шлюпку, качающуюся на волнах, спустился матрос и подал руку Бомену. Бомен протянул руки за свертком и прижал его к себе. Ланки рассмотрела розовое личико и взвизгнула от восторга:

– Маленький! Деточка моей деточки!

Вслед за Боменом в шлюпку сели старшие дети: четырехлетняя Фэлкон, которая демонстративно отказалась от помощи, и Йодилла Сирхарани, или просто Сири. Сири было уже шесть с половиной. За детьми последовали Сирей, синекожий и еще один крошечный человечек с корзинкой.

– Где-то я его видела… – задумалась Ланки.

Лодка пересекла залив и причалила. Пинто, позабыв все обиды, кинулась к Бомену и крепко его обняла. Ланки подбежала к Сирей и от избытка чувств расплакалась.

– Моя дорогая… – всхлипывала она. – Моя деточка…

Сирей превратилась в стройную и элегантную молодую женщину. Обняв Ланки, она повернулась к друзьям, которых не видела два года. Огромные янтарные глаза нашли Анно Хаза. Сирей поклонилась Анно, тот поклонился в ответ. Маленькая Пиа Амос подошла к ней и потянула за платье.

– У тебя смешное лицо!

– Да, – улыбнулась Сирей. – А ты дочка Пеплар?

– Конечно!

Сирей огляделась: где младшенькая? Оказалось, Фэл стесняется и прячет лицо в складках материнского платья.

– Фэл, это Пиа.

Фэлкон не показалась.

– Дайте посмотреть на деточку моей деточки, – попросила Ланки.

Бомен протянул ей сверток.

– Если заплачет, не волнуйся, – предупредил он. – Он просто голодный.

Ланки взяла младенца на руки. Остальные дети столпились вокруг, кроме Сири и Фэлкон.

– Подумаешь, грудничок! – пожала плечами Сири.

Анно вышел вперед и заключил Бомена в объятия.

– Рад видеть тебя, Бо! Сынок…

– Папа… Хорошо выглядишь!

– У меня вообще все хорошо. – Анно наклонился к Фэлкон, своей любимице. – Доброе утро, Фэл! Как плавание?

– Слишком длинное! – ответила девочка.

Анно обнял Сирей.

– Сирей… Мы по тебе скучали! Надеюсь, родители здоровы?

– Стареют, – сказала Сирей. – Мама, как всегда, обо всем беспокоится, а папа бездельничает.

– Он очень счастлив, – улыбнулся Бомен. – Просто ест и спит. Он всегда об этом мечтал!

Пока гости и встречающие не спеша возвращались в деревню, Бомен поздоровался со старыми друзьями. А перед школой Скуч с Креотом накрыли столы. Таннер Амос все еще стоял на платформе и лихорадочно что-то скручивал.

– Поющая башня! – воскликнул Бомен. – Работает?

– Пока нет, – отозвался Таннер, спрыгнул и пожал ему руку. – И вообще, она не настоящая, а копия.

– Как хорошо дома!

– А я думал, твой дом – роскошный дворец с прислугой и золотыми блюдами…

– Нет, – тихо произнес Бомен. – Мой дом навсегда останется здесь.

Ланки уже сообразила, что синий человек – это Озох, а маленький – Лазарим. Они когда-то встречались при императорском дворе. Озох, как оказалось, бросил предсказывать будущее и занялся виноделием. С корабля как раз спустили бочку его лучшего вина вместе с товарами для лавки Бранко Така.

Говоря о своем вине, Озох не скромничал.

– Обязательно попробуйте, мадам! Многие говорят, что от бокала моего золотого яну при жизни попадаешь в рай.

– Я скажу моему Скучу, он обрадуется.

Лазарим, бывший учитель танцев, стал наставником императорских детей. Ведь как бы мантхам ни было трудно поверить, Бомен и Сирей правили великой империей Гэнг. Империя простиралась от моря до моря, и в нее входили разрушенный Арамант, бывший Доминат, горы, леса и даже земля мантхов. В Обагэнге, столице империи, Бомена называли Боменой Гэнга, Властелином Миллиона Душ.

– Моей души ты не властелин, – всякий раз говорил Ролло Клин. – Так что можешь вычеркнуть одну из своего миллиона!

Сирей, или Сирхарди, Мать Народов, в кругу подруг – Пеплар и Красы, Виды и Сарель – смеялась над своими титулами.

– Все это глупости! Только, как говорит Бомен, кому-то все равно приходится править. Вот нам и пришлось. – Сирей понизила голос. – Бо просто прелесть! Как будто родился императором! Такой серьезный и мудрый, вы бы его не узнали. И все-таки больше всего ему нравится здесь.

Лазарим молча сидел на корточках и не сводил внимательных глаз с императорских детей. Фэлкон подошла к корзинке, которую бывший учитель танцев поставил на землю, и сунула руку внутрь.

– Мы уже приплыли, Дымок, – сказала она, гладя серого кота, свернувшегося внутри. – Ты совсем как я! Тоже не любишь плавать.

Дымок посмотрел на девочку затуманенным взглядом. Старого кота уже мало что раздражало. «Впрочем, она права, – подумал кот. – Жизнь и без того утомительное занятие, а плавание все только усугубляет».

Мило Топлиш вырвался из рук отца и быстро-быстро пополз к пекарне. Краса Мимилит кинулась за ним и принесла показать Сирей.

– Это мой младшенький. Еще не ходит, а все сбежать норовит!

– Привет, малыш! – улыбнулась Сирей. – Говорят, твоя сводная сестричка Плава обручена. Как время летит…

Мампо улучил момент, чтобы перекинуться словом с Боменом.

– Что ж, вот мы с Пинто и дождались…

– Я очень рад за вас обоих.

– Думаешь, Кесс бы одобрила?

– Уверен.

– Ты надолго к нам?

– На месяц. Больше никак. Дела ждут. Вы ведь приедете к нам в Обагэнг?

– Конечно.

Мужчины смотрели на веселых мантхов, которые толклись вокруг накрытых столов.

– Повезло нам, что мы живем в такое время! – сказал Бомен.

– Знаю, – ответил Мампо.

Бочку Озоха открыли, всем раздали бокалы. Сири и Фэлкон освоились и уже бегали вокруг поющей башни наперегонки с Гарманом Амосом, Алмазой Топлиш и близнецами Клин. Понаблюдав, как играет Фэлкон, учитель Пиллиш обратился к Сирей:

– Девочка – точная копия вас, госпожа.

– Если не считать шрамов, – сказала Сирей.

Она почувствовала, что Бомен на нее смотрит, и улыбнулась ему. Сирей часто ловила на себе взгляд мужа, полный тихой любви и благодарности. Большего ей и не нужно было.

Ланки отдала Сирей сына. Тот молчал, с любопытством глядя на новые лица. Мать положила мальчика в корзину к Дымку.

– А, ты опять… – пробормотал кот.

Маленький Аира протянул ручонку и ткнул Дымка в бок. Хотя лаской это было назвать нельзя, кот не возражал. Аира еще не умел говорить, но Дымок сильно подозревал, что младенец его понимает. Поэтому старый кот относился к Аире как к своему котенку, давал ему советы и рассказывал разные истории.

– В молодости я летал, – сказал Дымок. – Был летучим котом. Когда подрастешь, научу, если доживу. Тебе понравится. Хотя со временем все чувства теряют остроту…

Ребенок гукнул и снова ткнул кота пальцем.

– В этом главный недостаток жизни, – вздохнул Дымок. – Рано или поздно ко всему теряешь интерес.

Наконец из школы вышла сияющая Пинто в белом платье. Все замолчали, а потом захлопали. Пинто зарумянилась. Мико Мимилит, портной, стоял позади и смотрел на свое творение критическим и в то же время довольным взглядом. К глазам Сирей подступили слезы: Пинто так походила на старшую сестру! И платье белое, как для свадьбы в Доминате. В нем Кестрель танцевала тантараццу… Конечно, у Пинто были другие черты лица, и все же порывистые движения и ясные глаза очень напоминали Кестрель.

Вдруг раздумья Сирей прервал плач сына.

– Что ты наделал, Дымок?

– Я? Ничего. Когда я вообще что-то делал?

Сирей достала ребенка из корзины и поднесла к груди. Младенец с чмоканьем принялся сосать молоко, и мать немного успокоилась. Старшая дочка, Сири, подошла и в который раз дотронулась до ее лица.

– Жалко, у меня нет шрамов! Хорошо тебе… Ты не такая, как все.

– Ты тоже, доченька.

– Нет. У меня только одежка другая.

Сирей вздохнула и крепче прижала к груди малыша. Так легко дать ему то, что он хочет! Чем старше дети, тем сложнее им помочь…

До церемонии оставалось немного времени. Бомен успел со всеми поздороваться, оставил дочек под присмотром Лазарима и молча отошел. Он отправился туда же, где утром была Пинто, – на кладбище. Его не догоняли: все знали, что он хочет побыть один.

Спускаясь по тропе, Бомен любовался полями и реками, вспоминал знакомые места и радовался возвращению. «Настало время жить в мире, – сказал он себе, – и время забывать. Только забывать нужно не все и не навсегда».

У могилы матери Бомен сел на камень, как Пинто, и обратился к матери:

– Мама, ты знала, как мы будем счастливы? Ты поэтому смогла нас оставить?

Из деревни донесся странный звук. Бомен обернулся, заслонив глаза рукой от солнца. Таннер Амос все-таки добился своего! Поющая башня ловила ветер и издавала смешной звук, похожий на стон. Мантхи покатывались от хохота. Бомен улыбнулся: он вспомнил о старой Поющей башне Араманта, серебряном голосе и Кестрель.

Как давно это было… Ты знала, что все так получится?

Конечно, – отозвалась Кестрель. – Иначе зачем было все это затевать?

Врешь, – сказал Бомен. – Ты и не догадывалась!

Как только Бомен вернулся, дети с учителем Пиллишем спели свою песенку. Все смеялись и хлопали каждому «цыпленку». А потом Анно Хаз взял Пинто за руку и подвел ее к Мампо. Пинто и Мамно встали в солнечном свете у поющей башни, взялись за руки и, глядя друг другу в глаза, произнесли клятву.

– Сегодня начинается наш путь…

Дети затихли, чувствуя серьезность момента.

– Где будешь ты, там буду и я. Где останешься ты, там останусь и я.

Мампо смотрел в блестящие черные глаза Пинто и удивлялся, что кто-то так сильно его полюбил – самого плохого ученика в классе, дурачка, изгоя.

– Когда будешь ты спать, я буду спать рядом. Когда ты проснешься, я проснусь вместе с тобой…

«Мы так долго ждали! – радовалась Пинто. – Наконец-то!»

– Я проведу свои дни, слыша твой голос, а ночью я буду от тебя не дальше вытянутой руки. И никто не встанет между нами.

«Все, что мне нужно, – больше не быть одному», – думал Мампо.

«Все, что мне нужно, – любить тебя до самой смерти», – думала Пинто.

Маленький Аира громко и торжествующе фыркнул. Все засмеялись.

– Клянусь, – хором закончили молодые. Мампо обнял Пинто, и они поцеловались.

Бомен любовался женихом и невестой вместе с Кестрель, смотревшей его глазами. Близнецы вспоминали рассветные лучи на зимней поляне и обещание, которое сбылось.

Почему все кончается? Почему нельзя любить друг друга вечно?

Брат и сестра снова увидели чудесный свет, на мгновение затопивший весь мир. И вдруг память о давних временах вырвалась на волю и окутала сиянием Пинто и Мампо, толпу смеющихся друзей, праздничные столы, скрипучую башню, поля, луга, океан… Все превратилось в свет и на один ослепительный миг замерло в восхищении перед прекрасной песней, у которой нет конца.


home | my bookshelf | | Песнь Огня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу