Book: Лизать сахар. Жизнь втроем



Лизать сахар. Жизнь втроем

Оксана НеРобкая

Лизать сахар. Жизнь втроем

ПРОЛОГ

Мое желание скрипит на зубах

Тростниковым сахаром

Сладко.

ГЛАВА 1

Желание не сводило скулы, не будило кошмарами по ночам, не пульсировало болью в висках. Желание было спокойным и трезвым, как расчетливый полководец, точно знающий, что битва состоится при любой погоде и будет выиграна непременно. Но произойдет это не ранее положенного срока. Ибо каждому событию – свое время.

Андрей выпустил вверх струю сигаретного дыма, налил коньяк и подошел к окну. С высоты семнадцатого этажа мокрая от дождя мостовая блестела синтетической лентой. Такими иногда обвязывают большие подарочные упаковки. Обычно внутри бывают абсолютно бессмысленные предметы – вазы, статуэтки… Москва казалась Андрею именно таким громадным и нелепым подарком, перетянутым дешевыми тесемками дорог.

Однако все это философия, вызванная передышкой после тяжелой трудовой недели. Мегаполис – подходящее поле для деятельности, приносящей доход. Нужно еще немного поднапрячься, чтобы зарабатывать больше. Деньги были жизненно необходимы для осуществления его цели. Насколько Андрей себя помнил с сознательного возраста, его действия были направлены исключительно на ее приближение. И вот впервые за десять лет он почувствовал, что цель действительно близка.

– Слышишь, трубу подними, я же знаю, ты дома, – хриплый голос из сработавшего автоответчика вывел мужчину из задумчивости. Он поставил стакан со спиртным на подоконник и взял телефон.

– Да?

– Ты чего, скрываешься от клиентов, которые прогорели от твоего инвестиционного прогноза? – из трубки послышался смешок.

Удачная шутка, брат. Ты жжешь, брат, – усмехнулся Андрей в ответ. Сертифицированный международный финансовый аналитик, квалификацию которого он получил еще четыре года назад, по умолчанию не мог делать неверных прогнозов относительно направления движения фондового рынка. И дело даже не в том, что Андрей был редким профессионалом в этой области. Он в совершенстве владел искусством сбора информации и умел дружить с нужными людьми. Смертному достаточно открытых сведений из газет, сайтов и пресс-релизов компаний. Андрею же требовалась закрытая информация. Он знакомился е теми, кто мог ее предоставить. Располагал к себе. Завацкий был одним из его многочисленных «друзей». Работал в крупнейшей нефтедобывающей конторе, имевшей неслабое влияние на игру на бирже. Посему являлся ценным источником данных.

– Андрюха, у тебя какие планы на ночь?

– Э-э-э, старик, я тебе благодарен за недавнюю инфу, но я не готов расплачиваться с тобой таким образом.

– Бу-га-га! Ладно, переживу. Я в клубе «Z» сижу, и рядом со мной такие цыпочки. Приезжай, поделюсь.

Ехать никуда не хотелось. Часы показывали 23:03.

– Ок, через час буду.

Пошел в ванную, почистил зубы. Закинул в рот три подушечки ментоловой жвачки. Умылся холодной водой. Уставился в зеркало. Не очень хорошо он выглядел в последнее время. Усталость давала о себе знать. Ладно, не девица. Спустился вниз, вышел на улицу. Октябрьская морось облепила лицо влажной маской. Сигнализация пикнула, он нырнул в автомобиль и минуту сидел неподвижно в холодном салоне. Потом повернул ключ зажигания и вырулил на дорогу.

В клубе было людно и шумно. Завацкий уже изрядно опьянел. Двумя руками он обнимал двух красивых блондинок. Одна непрерывно дымила, другая непрерывно хохотала. У первой грудь была больше на два размера.

– А вот и он! – воскликнул Завацкий, обменявшись с Андреем рукопожатиями.

– И правда симпатичный, – вякнула смешливая девица и снова прыснула. Потом добавила: – Я Жанна. А это – Олеся.

Андрей улыбнулся и сел возле Олеси. Ее изучающий взгляд скользнул по мужчине. За секунду она отметила его дорогие ботинки и брендовые джинсы. Хищно втянула в себя слабый аромат элитного парфюма. Удовлетворительно хмыкнула и ласково улыбнулась. Мимолетный мониторинг не остался незамеченным. «Что, сучка, довольна?» – злобно подумал Андрей. И без того не самое прекрасное настроение упало окончательно. Он ненавидел бары и увеселительные заведения всем нутром. Ему было скучно. Его не интересовали посиделки с алкоголем и тупыми куклами. Но того требовали законы современного бизнеса. И он их смиренно соблюдал. Утешало то, что это будет длиться не вечно. Однажды он позволит себе жить по собственным правилам.

– А мы тут обсуждали, какая профессия должна быть у идеальной женщины, – пояснил приятель заплетающимся языком.

– И какие варианты озвучены?

– Антоша сказал, что акробатка, – хихикнула Жанна. – А ты как считаешь?

– А мне было бы достаточно обыкновенной шпагоглотательницы.

Все засмеялись. Олеся выразительно поглядела на шутника и облизала нижнюю губу. Он снова посмотрел на ее грудь, эффектно обтянутую розовой кофтой. Ему прекрасно известно, что женщины дышат животом. Ритмично вздымавшаяся грудь – не более чем спектакль.

– А вот мы с подружкой – специалисты по бильярду. Любим погонять шары, – Жанну явно радовало свое остроумие.

Часа через три Андрей понял, что терпение на исходе. К счастью, Завацкий уже невменяем и не будет против, если его усадят в такси вместе с одной из дев и отправят в номера. Так он и поступил. Впихнул в машину приятеля, потом Жанну, велев ей позаботиться о друге. Девушка хохотнула и подмигнула ему. Вернулся в клуб, заплатил по счету. Помог Олесе надеть пальто.

По дороге остановил гаишник. Унюхал запах алкоголя. Дал ему денег, поехал дальше. С Олесей не обмолвились ни словом. Когда зашли в квартиру, она молча проследовала в ванную. Мужчина постоял минуту в раздумье, затем скинул одежду и пошел следом. Достал из шкафа новую зубную щетку, протянул гостье. Пусть для начала вычистит никотиновый налет. Утруждаться не хотелось, поэтому положил ладонь ей на темечко, заставил сесть на корточки. Девушка послушно обхватила рукой его член и взяла в рот. Когда кончил, вытерся полотенцем, накинул халат. Олеся, видимо, ждала чего-то большего и застыла в растерянности. Андрей вышел, но вскоре появился опять, положил на раковину двести долларов.

– Тебя посадить на такси? Кивнула.

– У тебя красивое тело.

– Запишешь мой телефон? – предложила девушка, натягивая юбку.

Отрицательно покачал головой.

– Пытаешься казаться оригинальным, да? – Олеся презрительно скривила лицо. Деньги медленно и демонстративно положила в сумочку.

– Нет, что ты. Боюсь привыкнуть к тебе после второй встречи. Не хочу увлечься, – сыронизировал Андрей. Олеся приняла за чистую монету и благосклонно чмокнула его в щеку.

– Я на всякий случай оставлю. – Она написала цифры на зеркале красной помадой.

Когда проводил девицу, открыл окно и с наслаждением вдохнул специфический городской воздух, пахнущий одновременно озоном и углекислым газом. Лег на кровать, долго ворочался. Мысли бродили беспорядочно, и он никак не мог направить их в определенное русло. Попробовал вспомнить лицо недавней знакомой, но вспомнил лишь цвет ее волос. Постепенно их белизна расплылась в серой дымке, а потом и вовсе затянулась темно-свинцовым, почти черным фоном. Андрей заснул.

Проснулся от холода. В комнату врывался ледяной ветер, свирепо путался в занавесках, скидывал со стола бумаги, пытался оторвать приклеенные к монитору стикеры. Мужчина внимательно посмотрел на творящееся безобразие и накрылся одеялом с головой. В закрытом помещении ему всегда не хватало свежего воздуха. Пусть немного, но обязательно приоткрыть форточку или дверь. Становился спокойнее. Может быть, это было своеобразным проявлением клаустрофобии. В детстве закатывал истерики, когда родители не позволяли морозить квартиру. Они не могли понять элементарного: в замкнутом пространстве ты остаешься наедине с собой. Становишься беспомощным перед одолевающими мыслями. Ты больше не способен с ними бороться и тебе страшно. Разум нашептывает плохое, плохое.

Когда Андрюше было семь лет, они поехали с родителями в гости к друзьям отмечать Новый год. Долго добирались на метро, потом на автобусе. Вышли на остановке у нужного дома. Кирпичная пятиэтажка тонула подбитым кораблем в белых волнах снега, засыпавшего всю округу. Мальчик подпрыгивал от возбуждения. Ему было любопытно провести праздник в компании взрослых. Сверстники наводили тоску. В первом классе, куда он пошел в этом году, особо ни с кем не общался, предпочитал наблюдать, что гораздо интереснее. Учительница отмечала его обособленность, но в конечном итоге ребенок был смышленым, материал схватывал быстро. Какие претензии?

В квартире Смирновых уже гуляли.

– О, наконец-то пожаловали! – встретил их хозяин дома, высокий широкоплечий мужчина. – О, и жениха для Олечки привели?

Олечка Смирнова, десяти лет от роду, выскочила из-за спины отца и уставилась на мальчика. Все засмеялись.

Андрюша сидел в кресле, пил сок и во все глаза пялился на мужчин и женщин. Каждый из них был увлекательным объектом. Тетя Шура – очень суетливая. Переживает, понравится ли угощение гостям. Дядя Гриша – субтильный веселый мужичок. Шутит и много пьет. Его жена – заботливая. Подкладывает ему салатов и мяса. Оля постоянно отвлекала Андрея от созерцания. Предлагала нелепые забавы. Она его раздражала так же, как и ее отец, дядя Семен. Андрюша его сразу невзлюбил. В нем чувствовалась агрессия.

После полуночи детей отправили спать. Квартира была большая, четырехкомнатная. В дальней спальне застелили широкую кровать. Мама поцеловала Андрея в лоб. Мальчик долго не мог заснуть. Подошел к окну, оно было заклеено, чтобы в щели не дуло. Девочка уже спала. Он тихо оделся и выглянул в коридор. Из зала доносился шум, кто-то ругался. Особенно громко звучал голос дяди Семена. Мальчик незаметно проскользнул в коридор, натянул куртку и ботинки и выскользнул на лестничную площадку.

На улице было хорошо. Ребенок улыбнулся. Забрался на качели, высунул язык, ловя снежинки. Хотелось смеяться. Из подъезда вышел мужчина. В слабом свете фонаря мальчик узнал Смирнова. Следом за ним появился дядя Гриша. Андрей перестал качаться. Не нужно, чтобы его заметили. Но мужчины не замечали никого, кроме себя. Они яростно спорили о чем-то. По пьянке не могли сойтись в каком-то концептуальном вопросе. Неожиданно хозяин вечера замахнулся и ударил собеседника кулаком в лицо. Тот пошатнулся, но удержался на ногах. Андрюша испугался за дядю Гришу. Он был существенно ниже обидчика и казался обреченным. То, что произошло дальше, выглядело неправдоподобным. «Обреченный» накинулся на громилу, повалил его спиной на землю, схватил за волосы и несколько раз с силой ударил затылком о бордюр. Затем неторопливо поднялся, постоял и неуверенной походкой скрылся за углом дома. Смирнов лежал неподвижно.

Андрюша поборол страх и на цыпочках приблизился к пострадавшему, который застыл, будто играл в детскую игру «замри-отомри». Мальчик наклонился над его лицом и отшатнулся. Глаза дяди Семена не мигая глядели прямо на него.

– Почему он не моргает? Разве можно так долго не моргать? – заволновался ребенок. Он стоял в метре от тела и ждал, когда же мужчина пошевелится. Увидел, как снег вокруг затылка меняет цвет из грязно-белого в ярко-красный. Мальчик побежал в подъезд. Сверху раздавались торопливые шаги. Поспешно спрятался за лестницей. Если родители узнают, что он покинул постель без спроса, будут истерить. Отец и мать никогда не поднимали на него руку. Иногда мальчик искренне желал – уж лучше бы побили, чем часами высказывать нравоучительные проповеди.

Когда хлопнула металлическая дверь, вылез из укрытия и побежал наверх. В квартире было пусто. Снял зимнюю одежду и снова очутился в спальне. Закутался в одеяло и всю ночь не сомкнул глаз. На утро скорая увезла его в больницу с температурой под сорок. Через неделю жар исчез. Андрей ничего не спрашивал у родителей, но все было понятно и так. Ведь ни о дяде Семе, ни о дяде Грише в их семье больше никогда не говорили.

Зазвенел мобильный. «Такое вот хреновое воскресенье!» – Андрей встал с кровати, захлопнул окно.

– Алло?

Звонил босс.

– Завтра после твоего отчета на планерке надо будет дать интервью «The Financial Times». А сейчас поговори с журналистом из «Коммерсанта», нужен комментарий по ситуации с падением курса американского доллара и одновременным повышением курса евро. Я тебя переключаю.

Единственный минус работы в аналитическом департаменте крупнейшей инвестиционной конторы – фактическое отсутствие выходных.

Андрей сыпал зерна в кофеварку, прижимая сотовый плечом к уху:

– Снижение котировок доллара довольно продолжительная тенденция, она адекватна процессам, происходящим в американской экономике. США готовы понизить учетную ставку с тем, чтобы справиться со сложившейся ситуацией и удержать курс национальной валюты в прежних привычных рамках.

…Он долго боялся вспоминать. Даже практически забыл. На самом деле лишь закрыл крышкой кипящее молоко. И однажды крышка слетела ко всем чертям. Ему только исполнилось 16 лет. Парень лапал одноклассницу на заднем ряду кинотеатра и внезапно осознал, что ужасно, до тошноты и дрожи хочет убить человека. Руки тряслись. Он что-то пролепетал подружке и умчался прочь. В тот момент Андрей впервые честно признался себе в своем ненормальном страстном желании.

– Да, конечно, ссылка на компанию обязательна. Всего доброго, – Андрей нажал на «конец разговора» и посмотрел на часы. Пора обедать. В холодильнике, кроме засушенного куска сыра и банки меда, ничего не было. «Ну а когда? Когда мне ездить по магазинам?» – оправдался перед самим собой. Времени на подобные бытовые мелочи не хватало. Много работал. Так было нужно…

После школы он поступил на экономический факультет. Через год – еще и на бухучет и аудит, на заочное. Он яростно набрасывался на знания, словно голодный пес на мозговую косточку. Учась в институте, устроился финансистом в филиал западного банка. Благо, что английским он владел безупречно. Андрей безостановочно поднимался по карьерной лестнице. Знакомые и родные восхищались его безудержным честолюбием. Никто не догадывался, что было реальной причиной столь жадного карьеризма. Андрей не знал как, где и кого. Пока не знал. Зато был твердо уверен: без определенного капитала тут не обойтись. Ведь мероприятие необходимо устроить в рамках закона. Или, по крайней мере, так, чтобы закон остался глух.

Он долго искал возможности. И месяц назад нашел. В полутрезвом разговоре с одним из «нужных» приятелей зашла речь о снаффе – кино, где все происходит на самом деле. Обычно фильм заканчивается смертью актера.

– Да, видел я нечто такое, зрелище не для слабонервных, скажу я тебе, – доверительно произнес друг. – Чего людям неймется? Придумывают всякое дерьмо. Я слышал, что в США есть закрытые клубы, где жертву убивают на сцене, перед зрителями.

– Да ну? – Андрей изобразил сомнение.

– Серьезно! Я не просто языком болтаю. Насколько я знаю, попасть туда труднее, чем на обед к президенту нашего холдинга. И бабок стоит неимоверных. У меня знакомый хакер нарыл в Интернете сайт снафф-клуба, но ему быстро доступ прикрыли. У них там ГГ-специалисты покруче будут.

«А это идея!» – Андрей внутренне улыбнулся.



ГЛАВА 2

Софочка была современной девушкой. Читала романы про Рублевку, одевалась в бутиках на Тверской, пила мохито и позволяла мужчинам делать ей дорогие подарки. К двадцати годам у нее имелся изрядный опыт межполовых отношений. Она ни дня не была свободной. Мужчины липли к ней, сулили блага мира, и Софочка не могла оставаться равнодушной. В каждом новом кавалере она искренне видела того самого, единственного, который будет оберегать ее до конца жизни. Увы, проходило полгода, максимум год – и принц исчезал так же внезапно, как и появлялся. Девушка горько плакала. Но на следующий день обязательно знакомилась с очередным кандидатом и расцветала от его внимания. Больше всего на свете она мечтала быть любимой.

– Я в панике, Софи! Я только два месяца назад сделала пластику на бедра, а Эдик теперь требует увеличить грудь! – жаловалась подруга Л ил я, потягивая коктейль через трубочку. Они не виделись целых два дня. Накопилось столько новостей, дай бог успеть к вечеру пересказать. Софа ковыряла вилкой салат, размышляя, стоит ли ей сегодня кушать. Утром взвесилась, обнаружила, что поправилась на двести граммов.

– Ведь у меня и без того большие сиськи, ведь да? – спросила Лиля, положив ладошки на свой третий размер.

– На мой взгляд, ты идеальна, – слукавила Софа. Лиля эффектная, но глаза не слишком выразительные, да и губы тонковаты. То ли дело у нее. Глаза огромные, голубые, а губы как у Анжелины Жоли. Все думают, что накачаны коллагеном. Она не разуверяет. Пусть считают, что она модная девушка, которая не боится экспериментировать над внешностью.

– Мне тоже так кажется. Но, с другой стороны, мужчинам виднее. Если Эдик жаждет огромную, ну что ж… Лишь бы был доволен. Пусть оплачивает операцию. Потом потребую у него новую машину, а то мне уже стыдно на «Ауди ТТ» ездить, – решила Лиля. – А твой Лепа как?

Так подружки величали Сониного благодетеля. Лет ему было изрядно за пятьдесят, был он человеком женатым и уже давно кормил любовницу обещаниями, что скоро разведется. Софочка подозревала, что он обманывает. Но очень хотелось верить, и она верила. Катастрофически не переносила одиночества. В подаренной Лепой квартире – уютной и богато обставленной – бывало невыносимо пусто. В такие моменты девушка или зазывала в гости подруг, или отправлялась в клубы, лишь бы иметь рядом живого человека. К Лепе она испытывала нежную привязанность.

– Нормально. Вчера ужинали с его партнерами по бизнесу, потом в казино отправились. Ночевал у меня, – улыбнулась Софа, вспомнив жаркие объятия и шепот, сводивший с ума. «Я не могу без тебя жить, моя девочка. Никому тебя не отдам. Моя, только моя».

Софочка никогда не ходила на работу. Собственно, и высшего образования у нее не было. Первый мужчина забрал ее из-под опеки родителей, едва она окончила школу. Он-то и разъяснил юной леди, что девочке не подобает угнетать свою милую головку сложными науками. Цель настоящей женщины – услаждать мужчину. А уж он будет завоевывать для нее целый мир. Сонечке такая философия приглянулась. И теперь вряд ли кто-то мог ее переубедить.

– Мы с Эдиком, Даной и Максом идем в клуб, ты с нами?

– Да, разумеется. Лепа сегодня не приедет, а сидеть дома одной – фи. Только мне переодеться нужно. Ты в чем будешь?

– О, я надену потрясные джинсы, которые в Италии купила, и черную кофточку от Кавалли, я тебе рассказывала про нее, – восторженно прошептала Лиля.

– А я, наверное, буду в золотистом платье, я как раз маникюр подходящий сделала, – Софа растопырила пальцы, как гламурный Фредди Крюгер, хвастаясь темно-желтым лаком на нарощенных ногтях.

– Отличный выбор. Тогда давай мы за тобой заедем часов в 11, договорились?

– Конечно, кисочка. Я тогда поскакала. Хочу успеть пояс купить, увидишь – обомлеешь.

Софочка была единственным ребенком в семье, чему всегда несказанно радовалась. Ведь родительское внимание уделялось ей одной. Многочисленные родственники баловали, тискали, выцеловывали, приводя девочку в экзальтированный восторг. Она знала: вселенная крутится вокруг нее. В детском садике она была звездой утренников. В школе открывала линейки и вела концерты. На учебе не зацикливалась – хорошие оценки ставили за то, что она радовала глаз.

Софа никогда не задумывалась над смыслом жизни. Даже подростковый кризис обошел ее стороной. Когда многочисленные подруги заламывали руки и впадали в депрессии, она с удовольствием ловила на себе мужские взгляды и фантазировала о том, как ее завоюет наидостойнейший. Кто-то мог бы назвать ее пустышкой. Но на это девушка лишь фыркнула бы и посочувствовала несчастному. Ее будни были наполнены разнообразными событиями и встречами. Ей нравилось общаться с людьми. Прежде всего потому, что они, люди, не давали скучать. Если бы ее заперли на сутки в комнате, отобрав телефон и отключив Интернет, она бы погибла. Она знала, что есть люди, которых хлебом не корми – дай побыть в одиночестве, но понять сие была не в состоянии. Чем наполнить мозг, когда не с кем поговорить? О чем думать?

Сказать, что у Софочки совсем не было проблем, означало бы согрешить против истины. Вот и сейчас, сидя в кресле, она пыталась решить одну. Чем себя занять в ближайшие три часа? К вечеринке уже подготовилась, по телевизору ничего интересного, компьютер надоел. Попробовала позвонить трем подружкам – не берут трубки. Наверное, затусовались где-нибудь и не слышат ничего. Девушка начинала злиться. И погода мерзкая. Надо уговорить Лепу выкроить недельку слетать в какую-нибудь жаркую страну. Осенью в Москве тоскливо. Особенно, когда у тебя куча свободного времени.

Софа обвела взглядом комнату, остановившись на небольшой картине, висевшей на противоположной стене. Ночной город, нарисованный акварелью, вбивал в серое небо фосфорицирующие гвозди небоскребов. Где-то внизу справа угадывалась береговая линия озера, уходившего темнеющей водной гладью туда, где кончался холст. Софа никогда не была в Чикаго, но ей казалось, что этот город выглядит именно так. Она всматривалась в картинку, и до ее слуха доносился свист ветра. Он блуждал на широких улицах, сворачивал в узкие переулки и скулил, упираясь в тупики бедных черных кварталов… Девушка гордилась своим рисунком, хотя понимала – ничего профессионального в нем нет. В художественной школе она не обучалась. Просто с детства любила рисовать и пару лет посещала изобразительный кружок.

«Давненько я в руках не держала кисть», – подумала она. Спрыгнула на мягкий бежевый ковер, по щиколотку утопив босые ноги в длинном ворсе. Открыла дверцу резного шкафчика. На полке ровной шеренгой стояли баночки с краской, рядом лежали чистенькие кисточки и палитра. Софа с восторгом кинулась к мольберту, некогда спрятанному в углу, за тяжелыми плотными шторами. Выволокла на середину комнаты, натянула чистый холст. Встала напротив, поглаживая подбородок. Поймала себя на мысли, что такой жест каким-то странным образом характерен для всех художников и скульпторов. Чем дольше глядела на белое полотно, тем яснее становилось, что именно должно на нем появиться. Еле уловимые линии проявлялись, как на фотоснимке, опущенном в раствор. Подождать минуту-другую, и фрагмент обретет четкость и законченность.

Зазвонил телефон. Софочка от расстройства всплеснула руками. Она давно не испытывала столь мощного вдохновения и едва сдержала слезы, когда его так жестоко оборвали.

– Да? Лиля? Я тебя поняла, вы скоро будете. Ты для этого позвонила? Предупредить, что все по плану? – девушка чуть не топнула ногой.

Вернулась на прежнее место перед мольбертом, попыталась сосредоточиться, но недавнее наваждение улетучилось. А вместе с ним и хорошее настроение. В клубе оно не улучшилось. Простимулировала алкоголем. Очень скоро шампанское ударило в голову, но девушка на достигнутом не остановилась. После второй бутылки душа взалкала об эпатаже. Софа забралась на сцену и принялась исполнять эротический танец под одобрительные возгласы. Некто Вэнни (так представила Лиля незнакомца, затесавшегося в их компанию) сверлил ее взглядом, блестевшим так же вызывающе, как бриллиантовый циферблат его часов. Мужчина улыбался, и казалось, его лицо состояло из одних только зубов, неестественно белых. Он приблизился к сцене, протянул руки, помогая девушке спуститься. На мгновение задержал ее в объятиях, но Софочка рыбой выскользнула из его цепких рук.

– Это кто вообще такой? – шикнула она в ухо подруге.

– Я тебе рассказывала, у них с Эдиком совместный проект. Неплохой мужчинка, – хихикнула Лиля.

– Ты же знаешь, меня Лепа любит, так что сводничеством не занимайся, ага?

О чем шушукаетесь? – Эдик обнял девушек за талии. Софе он никогда не нравился. Ничего отталкивающего в нем не было, обычный солидный господин. И Лилечку вроде холил и лелеял. Однако и требовал от нее немалого. Подружке тяжело давались его капризы. Софа до сих пор помнит, как Лиля мучилась после операции по коррекции носа. Видите ли, Эдику померещилось, что он длинноват. Лежала в больничной палате, обвязанная бинтами, словно мумия. После выписки из клиники еще месяц не выходила на улицу, ибо носик имел ярко выраженный поросячий цвет, да и отеки и гематомы никак не проходили. Робкая догадка мучила Софочку: если искренне любишь женщину, неужели будешь просить от нее подобных жертв? Но все знакомые не придавали этому факту никакого значения, и девушка равнялась на их мнение.

– Поехали кататься! – завизжала подруга. Идею поддержали. Вышли из клуба, попрыгали в машины. Кортеж двинулся по Новому Арбату. Впереди ехали Макс с Даной, за ними – Эдик с Лилей. Софочка же восседала рядом с Вэнни на заднем сиденье джипа, которым управлял его личный водитель.

Спутник что-то громко вещал ей прямо в ухо, но она была так пьяна, что не улавливала смысла. Крутилась единственная мысль: «Что за имя? Уж не Вениамин ли?»

– Да, Вениамин, – ответил мужчина.

– Ой, я что, вслух сказала? Или ты мысли читаешь?

– И то и другое.

– И о чем же я сейчас думаю? – Софа скорчила рожицу.

– О том же, о чем и я, – ответил он, стискивая ее круглую коленку.

Девушка дернулась:

– Аккуратнее, я несвободная.

– Я тоже. Как это может помешать получить удовольствие? – его ладонь скользнула под юбку.

– Веня, не лезь! – игриво оттолкнула его. – Где мы сейчас?

Она посмотрела в окно. Автомобиль мчался по МКАДу с бешеной скоростью.

– Детка, я щедрый, не волнуйся, – спутник наклонился для поцелуя.

– Ты спятил? Прекрати сейчас же! – Соня негодовала на свою тупость. Не стоило так напиваться.

Вениамин крикнул шоферу, машина резко затормозила.

– Пошла вон отсюда, шлюха, – мужчина больно схватил ее за локоть и вытолкнул из салона. Джип нервно тронулся, чуть не окатив Софу дорожной грязью, – успела отскочить. Девушка открыла рот, моментально протрезвев.. Сумочка осталась в авто. Хорошо хоть мобильник висел на шее. «Почему шлюха? Почему вне зависимости от того – соглашаешься ты на секс или отказываешься – мужчины называют тебя шлюхой?» Она судорожно набрала номер Лили, но та не отвечала. Стала звонить всем подряд, кто был занесен в телефонную книгу. Те, кто отвечал, приехать никак не могли. Рядом остановилась иномарка. Из окна высунулся кавказец и поинтересовался стоимостью услуг. Софочка вытаращила глаза и завизжала. Мужик пожал плечами и поехал дальше. Что делать? Денег на такси нет, как добраться до дома? Хотя какой смысл? Ключей тоже нет… Запиликал сотовый.

– Извини, не слышала, – Лилин голос, родной и желанный. – Что случилось?

Подруга подъехала через полчаса. Затащила страдалицу внутрь машины и виновато заулыбалась:

– Ты не сердись: Вэнни так пошутил. Мне Эдичка сказал, у него своеобразное чувство юмора. Вот твоя сумочка.

– Пошутил? Я столько страха натерпелась!

– Да брось, невинный розыгрыш. Мы славно повеселились! И Эдик так смеялся! А он редко смеется, – Лиля трогательно хлопала ресницами, Софа не могла более злиться.

– Подбросьте меня к дому. Я уже нагулялась.

…Спать не хотелось. Залезла в джакузи, закрыла глаза. Наверное, она слишком впечатлительная и неостроумная. Шуток не понимает. Стыдно. Надо было похохотать вместе с остальными. Софочка откинула голову на мягкое полотенце. Пузыри безжалостно-приятно обстреливали поясницу. «Хорошая профилактика целлюлита…»

Проснулась от холода. Вода в ванной давно остыла и сердито бурлила, обдавая ледяными волнами. Девушка подскочила, закуталась в огромное полотенце. Перебралась в спальню. Нырнула под одеяло. Задремала.

Затрещал телефон. Высунула из-под покрывала руку, нащупала на тумбочке трубку.

– Алле?

– Доброе утро, милая. Я уже мчусь к тебе!

– А который час?

– Да уж ланч скоро!

Софа неохотно потерла глаза и зевнула. Потом осознала: Лепочка едет к ней! Есть полчаса, чтобы привести себя в порядок. Срочно принять душ, вымыть волосы! В ванной комнате взгляд упал на зеркало: на нем было написано красным карандашом для губ слово «Не забудь». Придумала себе памятку. Противозачаточные таблетки надо принимать каждое утро. Подкрашивала ресницы и напевала песню Меладзе. Жизнь прекрасна и удивительна! Они увидятся с Лепой, поедут кушать в мажорный ресторанчик, затем совершат небольшой символический шоппинг, после перекусят в элитном кафе. Потом, скорее всего, вернутся домой и займутся любовью.

Лепа будет нежным или страстным – каким ей захочется, таким и будет. Он всегда ловил любой ее жест, предугадывая желания. Он был очень увлечен Софочкой, которая в свою очередь разнообразными методами разжигала его страсть. В момент, когда мужчина будет находиться в предоргазмеиной эйфории от ее умелых ласк, она в очередной раз напомнит ему, что для полной гармонии он должен развестись. Ведь тогда он сможет жениться на любимой, и они станут настоящей семьей. Он послушно кивнет. И в этом согласии будет больше решимости и готовности, чем ранее. Каждую новую встречу Лепа привязывался к Софочке сильнее и сильнее, превращаясь в послушное животное. Девушка улыбнулась во все тридцать зубов. Два зуба мудрости у нее еще не выросли. Придирчиво оценила отражение в зеркале. Завтра обязательно в солярий, смугловатый оттенок кожи уже потерял насыщенность. И к парикмахеру. У самых корней волос уже пробивался рыжий пигмент. А ведь она нынче блондинка.

ГЛАВА 3

Улица была узкая, удручающе темная. Ее пересекали еще более узкие, вымощенные булыжником переулки. Почерневшие стены домов нависали с молчаливым отчаянием. Будто из последних сил сдерживались, чтобы не дрогнуть и не упасть всей своей кирпичной массой на одинокого прохожего, раздавить, смешать его плоть с каменной мостовой. Томас поежился от пронизывающего ветра и ускорил шаг. Он родился и вырос в этом городе, но не помнил такой холодной осени. Нужно пройти минут десять, потом свернуть налево, и еще десять минут пути до станции надземного метро.

Было не поздно – всего восемь вечера, но людей в вагоне ехало на удивление мало. Бомжеватого вида старик прижимал к груди большую картонную коробку и бормотал под нос. Двое афроамериканцев о чем-то злобно спорили, используя преимущественно два слова– «nigger» и «fuck». Toмac уставился в окно. Поезд расторопно мчался на высоте второго этажа мимо облезлых промышленных и жилых зданий. Железная дорога проложена так близко к ним, что можно было высунуть палец и сломать его о выступающие неровности стен. Вскоре пейзаж за окном сменился. Противный голос объявил остановку «State Street».

Томас жил не далеко от центра Чикаго – всего пять остановок, – но грандиозность Петли не уставала приводить в потрясение. Петля (The Loop) – сердце города, утыканное иглами небоскребов. Ржавые рельсы метрополитена опутывали его прямоугольными объятиями. Томас влился в шумную толпу, делившую улицу на две части, двигавшиеся в разных направлениях. На ближайшем повороте свернул направо и вошел в бар «Монти и Фея», где работал вышибалой уже два года.

Его напарник Джонсон, рослый туповатый ирландец, был уже там.

– Хей, привет, Крайтон, ты как всегда минута в минуту?

– Точно. Все нормально? – Томас окинул взглядом бар. Посетителей было немного. Большинство подтянется к полуночи, тогда-то и настанет жаркое время. Кто-то напьется и затеет драку, кто-то начнет приставать к стриптизершам, кто-то не удовлетворится качеством блюд и попытается не заплатить.

– Все о'кей. Сам знаешь, рано еще.

В детстве Томас мечтал стать чемпионом мира по боксу. Но годам к двенадцати понял, что его вечно пьяный отец вряд ли сможет оплачивать тренировки. Мать сбежала, когда сыну исполнился годик. Они жили в бедном квартале по соседству с эмигрантами из Польши и Мексики. Снимали двухкомнатную квартирку с грязными обоями. Отец трудился на стройке и зарабатывал вполне прилично, но все спускал на алкоголь. Фактически ребенок был предоставлен самому себе. Порой он не ночевал дома, загулявшись с друзьями. Несколько парней из его класса организовали детскую банду и славно терроризировали продавцов мелких магазинчиков в округе. Иногда возникали стычки с соседствующими группировками. Дрались как звери, ломая носы, выбивая зубы. Частенько после подобных боев Томас заползал в заброшенный цех ближайшего завода и отлеживался, как собака зализывал раны.



Школу он все-таки окончил, хотя и с минимальным количеством баллов. В любом случае, никакой пользы от тех знаний, которые вдалбливали педагоги, не видел. Более того, казалось, что с каждым годом он забывал и то немногое, что выучил ранее. Важно было лишь то, что Томас – самый сильный парень в районе.

– Ты следил вчера за матчем «Чикаго Булз» и «Майами Хит»? Быки выиграли на чужой площадке со счетом 108:66!

– Да ну? – Джонсон недоверчиво хмыкнул.

– Ага! «Чикаго Булз» реально зажгли! Разыгрывающий защитник Хайнрич, красавчик, набрал 26 очков. Центровой Уоллес тоже порадовал. Чую, быки в этом сезоне выберутся из дерьма.

– Пора бы. А то после Джордана смотреть не на что.

– Завтра они играют с «Орландо Мэджик». У меня хорошие предчувствия. Джален Роуз неплох в передачах и подборах, заценим.

Нельзя сказать, что Томас фанател от баскетбола. Иногда играл, конечно, с парнями во дворе. Ради развлечения. Матчи родной команды всегда отслеживал, болел. А вот трансляцию бокса никогда не включал. Начинал злиться. Если бы в детстве ему выпал шанс, он бы стал великим спортсменом. Но не было денег. Проблемы и разочарования всегда упираются в проклятые деньги…

Может, философ и утешил бы Томаса тем, что бедность – не порок. О, он отлично знал: бедность действительно не порок, а мать всех пороков. Если бы Мэдди не удерживала его, он уже давно снова занялся бы разбоем или торговлей наркотиками, что приносило хорошую прибыль. Но Мэдди – единственный близкий человек. Она просила не делать этого. И он не делал. Их встреча, пожалуй, была самым светлым событием в жизни. Он до сих пор разводил руками: как? Как стройная, умопомрачительно привлекательная мулаточка из Саут Сайда могла обратить внимание на никчемного белого янки?

Однажды полулегальные дела привели Томаса в черный квартал, что было весьма небезопасно. Он шел по улице, ловя ненавистные взгляды. Рядом остановилась полицейская машина. Копы поинтересовались, какого черта его сюда занесло и изъявили намерение силой вывезти его, чтобы не портить отчетность по преступлениям. Пришлось спасаться бегством. Нырнул в подворотню, натолкнулся на девушку. Должно быть, она наблюдала за ситуацией и решила помочь. Схватила за шиворот, затащила в подъезд. Стояли не шелохнувшись, вслушиваясь в полицейскую сирену. Когда звук стих, рассмеялись. Через час он покидал черный район, довольный удачной сделкой. Кроме того, завтра его ждало свидание с темнокожей девицей. На нейтральной территории, разумеется.

Через месяц после знакомства Томас и Мэдди стали жить вместе. Поселились в одном из дешевых многоквартирных домов в районе даунтауна. Мэдди оказалась до комизма правильной девочкой. При том, что выросла в бандитской части Чикаго. Парадокс быстро объяснился. Троих ее братьев убили в перестрелке, другой мотал срок, сестра умерла от СПИДа. Девушка панически боялась любой преступной деятельности, ведь она унесла жизни самых родных людей. Мэдди обнимала возлюбленного, плакала. Когда родилась дочка, Томас пообещал, что покончит с незаконными делами.

– Крайтон! – напарник кивнул в сторону барной стойки. Намечалась заварушка.

– По какому праву? Ублюдки! – вопил буян.

Сэр, извините. Сэр, мы вынуждены выпроводить вас на свежий воздух, сэр, – бубнил Джонсон, помогая Томасу выволочь незадачливого посетителя из помещения.

– Спасибо, мальчики, – подмигнула официантка Жози. – А то он чуть все бокалы не перебил.

Жози была пышнотелая, сексапильная барышня с эффектной родинкой на правой щеке. Она сама вполне бы справилась со смутьяном, но зачем выполнять мужскую работу? Официантке нравился Крайтон. Она то и дело угощала его безалкогольными напитками, низко наклоняясь над стойкой, демонстрируя глубокое декольте. Там было на что посмотреть, но Томас предпочитал глядеть в глаза, чем приводил Жози в еще большее волнение. Это забавляло мужчину. Он любил шоколадную Мэдди, но что плохого в невинном флирте?

…Стрелки часов, висевших на размалеванной черно-красной стене, показывали четыре утра. Бар закрывался в пять. Сегодняшняя смена выдалась необычно тихой и бесконфликтной. Если не считать двух русских, выпивших больше галлона водки и затем затеявших дружеский кулачный бой, да героинщика, который от нехватки средств на очередную дозу вскрыл себе вены прямо в туалете клуба. Слава богу, быстро обнаружили, вызвали скорую. Помереть не помер, зато успел написать кровью на зеркале трагичный слоган «Life is shit». Крайтон прочитал и поморщился. Он был не так уж не прав, этот наркоман…

Предрассветный город еще не выпал из ночного анабиоза. В центре располагались тысячи офисов, поэтому в столь ранний час здесь не было ни души. Томас любил темноту. Обычно после работы он сразу мчался домой, но сейчас его что-то удерживало. Он решил немного пройтись и направился в сторону East Harrison Street. Она была недлинной и располагалась перпендикулярно известной городской улице – Michigan Avenue, пересекавшей Чикаго с севера на юг. Сворачивать на нее Томас не стал. В этой части авеню представляло собой «Золотую милю» – с самыми дорогими бутиками, музеями, банками. Ведь это все не для него. Лишний раз чувствовать никчемность не хотелось.

Запахло тухлой рыбой. Искусственные гавани, изрывшие озеро, кишели катерами, рыба дохла от их винтов. По крайней мере, так объясняли жителям власти. Хотя, взглянув на грязную, стоячую воду, легко догадаться, что и без всяких винтов выжить в ней было проблематично.

А ведь дальше, на севере, на диких берегах, озеро чистейшее. Но пляжи там – частная собственность богачей. Крайтон сплюнул. Если бы у него была возможность, он бы перевез жену с дочкой в Винетку – зеленый рай, с замками и виллами, в которых сибаритствуют миллионеры. Или хотя бы в Эванстон – тоже отличный район. Опять же, Северо-Западный университет под боком, малышке Тине было бы удобно. Она ведь вырастет умной девочкой.

Только здоровье ее в последнее время оставляло желать лучшего. Томас сжал кулаки.

«А какое, fuck, может быть здоровье, если ребенок дышит промышленным смогом?» В их квартале совсем не было деревьев. На подобную роскошь у муниципалитета нет денег. Откуда им взяться? Озеленение финансируется за счет налогов, а в бедном районе их никто не платит. Ибо нечем.

В поезде метро Томас задремал. Проснулся от холода. Он до сих пор носил тонкую джинсовую куртку, пора переходить на что-то потеплее. Встряхнул головой. Чуть было не пропустил свою остановку.

Когда поднимался по лестнице на второй этаж, старался шагать тихо, чтобы не разбудить жену и дочь. Мэдди кинулась на шею:

– Тине опять плохо. Плакала. Температура…

– Вызывала врача?

– Да, но ты же знаешь, если он и соизволит приехать, то не раньше полудня, – девушка всхлипнула.

У Томаса Крайтона было одно-единственное желание – финансовое благополучие для своей семьи. Тогда Тину бы лечили лучшие доктора, Мэдди бы наряжалась в дорогую одежду, втроем путешествовали бы по миру…

Они с женой часто фантазировали, как утром просыпаются на шелковых простынях, потягиваются и щурятся от яркого солнечного света. Из открытого балкона доносится шелест листьев и слабый треск газонокосилки – соседи затеяли привести в порядок лужайку перед домом. Спешить некуда. Они зарываются в мягкое одеяло, ласкают друг друга, а заодно обсуждают, чему посвятить сегодняшний день. Гольф-клуб? Пляж? Ресторан? Конная прогулка? А почему бы не все сразу? Но для начала поплавать голышом в бассейне, пока дочурка спит.

– Ты ей что-нибудь давала?

– Микстуру, которую в прошлый раз врач посоветовал.

Томас на цыпочках проскользнул в комнату Тины. Девочка лежала на маленьком диване и посапывала, прижимая ручонки к шее. Бесшумно подошел ближе, сел на пол.

Малышке четыре года, но уже сейчас ясно – будет красавицей. Мамины гены. Смуглые щечки с ямочками, пухлые четко очерченные губки, ровный носик. Томас осторожно погладил ее по волосам. Черный завиток прилип к потному лобику. Прикоснулся к нему губами. Он был теплым. Видимо, лекарство подействовало и сбило жар.

– Папочка!

– Да, моя хорошая, я здесь.

– Я заболела.

– Ты обязательно поправишься. У каждой симпатичной девочки есть ангел, который ее оберегает.

– И у меня есть? – заинтересовался ребенок.

– Разумеется!

– А какой он, какой? Ну-у… – Томас задумался. – У ангела золотистые волосы с красным отливом. А глаза песочного цвета.

– Желтые? – пояснила девочка.

– Практически. Светло-светло-коричневые.

Тина улыбнулась и прикрыла веки. Мужчина молча наблюдал, как плавно вздымается и опускается ее грудь.

Мэдди поманила его. Он вышел из комнаты и аккуратно прикрыл дверь.

– Заснула, да? – тревожно спросила жена.

Кивнул.

– Днем повезем в больницу. Пусть проводят обследование! Хоть что-то же путное проклятые доктора должны сказать! – разгорячился Том.

– Милый, все будет хорошо? Они ведь не найдут у нее ничего дурного?

– Все будет хорошо. Мэдди улыбнулась:

– Пойдем, накормлю тебя.

– Родная, ты укладывайся, а я поем и присоединюсь, – обнял девушку, поцеловал в висок, вдохнув пряный аромат шампуня.

Облокотившись на подоконник, пил кофе с бутербродом, всматриваясь в сумерки за окном. Одинокий фонарь освещал крошечный участок тротуара. Из разбитого асфальта торчал толстый стебель засохшего бурьяна. Томас окинул взглядом комнату. Интерьер, прямо скажем, не царский. Они снимали маленькую квартирку, единственным преимуществом которой была невысокая цена. Кухня вмещала плиту, старый шкаф, стол, два расшатанных стула и полосатую раковину. Однажды Мэдди купила дорогое чистящее средство. В рекламе говорилось, что оно отмоет и вековой налет грязи. Прыснула по периметру раковины и оставила минут на двадцать, чего было достаточно, чтобы стекающие ручейки волшебного средства разъели эмаль, превратив умывальник в черно-серое творение авангардистов.

Неужели в этой халупе пройдет вся его жизнь? Ему 28 лет, а что он видел? Лишь один раз выезжал за пределы штата Иллинойс, да и то, когда по пьянке угнали с парнями тачку у одноклассника. Бобби был мерзкий, единственный, кто ездил в школу не на автобусе, а на автомобиле. Все же ему хватило мозгов не обращаться в полицию. Знал, что иначе ему не жить. Хотя они же не звери. Покатались и машину вернули. Правда, изрядно помятую.

Томас выключил свет и улегся в кровать. Обнял Мэдди. Он не допустит, чтобы его дочь влачила нищенское существование. Надо куда-то двигаться. Он дает себе две недели, чтобы четко решить, как ему действовать дальше. Здоровый мужик, полный сил. Даже если придется зубами рыть землю, он проложит путь из этой сточной канавы.

ГЛАВА 4

На экране монитора нежный стебель сорняка пробивал толстую корку асфальта.

– Жизнеутверждающая заставка, но я бы предпочел видеть у тебя на компьютере таблицы с индексами РТС и ММВБ. Понятно? – отчитал Андрей подчиненного.

– Я только собирался открыть…

– Мне неинтересно, что ты собирался. Важно, что ты сделал. Результат. Ре-зуль-тат. Работай.

Андрей покинул отдел аналитики и вернулся в свой кабинет. Плюхнулся в широкое кожаное кресло. Пробежал взглядом по трем плоским мониторам, стоявшим бок о бок. Ситуация развивалась по предсказанному графику. Сегодня с утра «быки» пожинали плоды пертурбаций нефтяного рынка. Стоило Саудовской Аравии и Кувейту поддержать заявление о сокращении добычи нефти, и российский фондовый рынок открылся на 2 процента выше вчерашнего закрытия. Андрей довольно потер ладони. Он вовремя сменил медвежью тактику на бычью. К обеду зафиксировал собственную прибыль. Неплохо.

Зеленый цветок ICQ замигал сообщением.

«Я нашел то, что вам нужно», – номер был

неизвестный, но мужчина сразу понял, кто

это.

«Продолжай».

«Логин и пароль для входа я выслал вам по e-mail. Там же приложил подробную инструкцию, как правильно пройти по ссылке и куда нажать для верной переадресации на ресурс. Это даст вам доступ в клуб, но, насколько я успел понять, там необходимо будет заполнить анкету. Предупреждаю, что ваш IP будет им виден. Лучше проделайте это из какого-нибудь интернет-клуба. Что дальше – без понятия. Думаю, разберетесь».

«Разберусь. Через пять минут проверь свой web-кошелек. Как и договаривались».

«Будут еще заказы – обращайтесь».

«Надеюсь, не будут».

Андрей откинулся на спинку кресла, заложив руки за голову. За эти годы он ни на минуту не сомневался, что осуществит задуманное. Возможно поэтому сейчас не чувствовал никакого волнения. Все идет по плану. Если ставишь цель и не отступаешь, она обречена реализоваться. Ведь он был хорошим мальчиком, все делал как надо. И получил награду – давно ожидаемый шанс.

Мужчина не делил мир на добрый и злой. И в своей мечте не видел ничего дурного. Какая разница, чего хотеть? Любые желания равноценны. Однако зацикленное на морали общество позитивно воспринимает лишь самые распространенные: иметь семью, выгодную работу, красивый дом. Стоит взалкать о чем-то ином – и тебя посчитают маньяком или душевно больным. Что ж, если общество против… Ему никто ничего не расскажет.

Позвонил Завацкий. Слил малозначительную информацию, потом завел любимую пластинку.

– Слушай, что ты там с Олесей сделал? Жанна мне по секрету поведала, что подруга ей уши прожужжала «ах какой мачо».

– Да, старик, я такой.

– И за что тебя бабы любят?

– Любят меня за сердце беззлобное и душу открытую, – засмеялся Андрей.

– Не, серьезно, как тебе Олеся-то? Я на нее сразу глаз положил, но сам знаешь – для милого дружка и сережку из ушка.

– Да обычная баба. Я уже забыл.

Андрей не лукавил. К женщинам он относился сдержанно. Они ему нравились, не более. Пару-тройку раз в юности он увлекался, но страсть длилась недолго и заканчивалась по его инициативе. Первая муза посетила его в пятнадцать лет. Близились экзамены, одноклассники думали исключительно о предстоящих испытаниях. Тем неожиданнее было внимание самой красивой девочки – Аллочки. На переменах она подходила к Андрею и без умолку щебетала. Мальчик не растерялся и принялся ухаживать. Однажды они гуляли в парке. Он поволок ее в заросли, прижал к дереву и полез под юбку. Аллочка захохотала и ударила его по руке.

– Бессовестный! На носу экзамен по математике.

– А при чем здесь экзамен?

– А при том. Тебе-то легко говорить, ты умный. А я совсем не подготовилась.

– Кто виноват?

Аллочка надула губки, а затем изобразила озарение:

– А что если мы сядем рядом и ты решишь мой билет? Тебе же раз плюнуть. А потом мы бы отпраздновали успешную сдачу… И я бы… – ее щеки залились румянцем.

Мальчик усмехнулся:

– Знаешь, я предлагаю иное развитие ситуации. Сейчас я заявлю, что помогу тебе на экзамене. Но мне необходимо вдохновение в виде немедленного секса.

Одноклассница вытаращила глаза, но Андрей продолжал:

– Ты поломаешься пару дней, но в итоге согласишься. Я возьму тебя прямо на скамейке в дальнем углу парка. На экзамене решу твои задачи, но непременно неправильно. Чтобы ты поняла: нельзя быть такой корыстной. Уяснила?

Придя домой, мальчик закрылся в ванной и начал бороться с игравшими гормонами старинным способом. Мастурбировал несколько часов кряду, представляя Аллу в неприличных позах. К вечеру обессилевший Андрей напрочь избавился от власти коварного образа и на следующий день, не испытывал к девице ровным счетом ничего.

Вторую девушку звали Настя. Он познакомился с ней на первом курсе института. Казалось, отличницу, старосту группы мысли о межполовых отношениях совсем не одолевали. Она не была красавицей, но Андрей с наслаждением разглядывал ее. Бывают такие лица, на которые хочется смотреть, изучать каждую правильную и неправильную черту. Нельзя сказать, что парень чувствовал влюбленность. Он не мучился от вынужденных разлук на каникулах, не мечтал впиться в рот жадным поцелуем. Ему нравилось видеть ее. Когда Настя говорила, ее губы двигались ярче и агрессивней, чем у большинства людей. Каждое слово она произносила, будто педантичный логопед. Чеканила звуки, как кузнец монеты. Они рассыпались с гулким звоном, смешивались с посторонними голосами, превращаясь в шум большого здания, полного людьми. Андрея завораживал этот процесс. Вскоре девушка заметила столь пристальное внимание. Сначала ее поведение не менялось. Но какая женщина останется равнодушной при такой настойчивой сосредоточенности на ее персоне? Во время разговоров с подругами она стала кидать в его сторону резкие, затем удивленные и, наконец, вопросительные взгляды. Когда же в них появилась мольба, Андрей привел Настю в пустую аудиторию, закрыл дверь на ключ и лишил ее невинности на преподавательском столе. Через месяц она ему надоела. Настя тяжело переносила разрыв, ходила по пятам. Андрей спиной ощущал ее осуждающий взгляд. Сперва было неловко. Затем он научился его игнорировать.

На Марину он обратил внимание на студенческой научной конференции, где выступал с докладом. Высокая худая преподавательница, сидевшая в комиссии, задавала ему вопросы и с неподдельным интересом слушала его ответы.

Он подождал ее у выхода из института. Когда аккуратно схватил ее под локоть, она вздрогнула, изогнула и без того изломанную бровь.

– Не пугайтесь. Я провожу вас до дома. Женщина сыронизировала:

– Малыш, тебе сколько?

– Два.

– Что?

– Я пью кофе с двумя кусками сахара.

– Какая наглость!

– Какая? Возбуждающая, не так ли?

– Малыш, я замужем.

– Меня зовут Андрей.

– Мои дети чуть младше тебя.

– Смотрите, падает снег, а так тепло… – Парень энергично моргнул, осыпав снежинки с ресниц.

– Какой смысл начинать знакомство?

– Вам к лицу это пальто.

– Ты слышишь, что я тебе говорю? – истерично воскликнула собеседница.

– Да.

– И?

– И я собираюсь проводить вас до дома, – улыбнулся Андрей. Для сорока двух лет Марина выглядела свежо. Она красила волосы в ядовито черный цвет, который оттенял ее бледную кожу.

Они занимались любовью на съемной квартире, а потом беседовали об экономике и политике. Андрей обычно сидел на подоконнике и дымил сигаретой. Его обнаженный торс выделялся темным силуэтом в светлом квадрате окна. Марина лежала на кровати и одну за другой выдавала умные фразы. Парень гадал: смогла бы любовница понять, расскажи он о своем желании убить? Марина отличалась от остальных женщин. Возможно, она дала бы мудрый совет.

– Я развожусь, – обронила она после особо удачного секса.

– Зачем? – удивился Андрей.

– Опостылело жить с нелюбимым человеком.

Марина больше ничего не сказала, но парень прочитал ее надежды: «Отныне хочу быть лишь с тобой». В опущенных уголках ее губ затаился легкий намек на обязательства. Это не входило в его планы. «Она не так уж умна, эта Марина», – Андрей перестал ей звонить. Чтобы забыть женщину, парню понадобилось не меньше недели. Процесс забывания забрал много душевных сил. Он так яростно забрасывал сердце камнями доводов разума, что заболел и на полмесяца слег с ангиной. Когда выздоровел, постановил, что впредь будет осторожнее.

С тех пор он был близок с женщинами исключительно на физиологическом уровне, что его полностью устраивало.

Желудок свело. Наступил вечер, а Андрей, как обычно, забыл пообедать. Выключил компьютеры, накинул кожаный плащ и покинул кабинет. Решил поужинать в первом попавшемся ресторане. Даже не прочитал название. Прошел в просторный зал, сел за столик у окна, сделал заказ.

– Господин Немов, ты ли? – знакомый голос раздался у самого уха. Андрей поднял глаза.

– Леопольд Львович, сколько лет!

Лет прошло пять или шесть. Пожилой импозантный мужчина с кошачьим именем был первым шефом, на которого работал Андрей. Он, еще студент, заявился прямиком в приемную директора солидного банка и потребовал аудиенции. От подобной наглости онемела не только секретарша, но и сам босс, когда в его кабинет без разрешения ворвался посетитель. Андрей улыбнулся, вспомнив, как в течение получаса описывал потенциальному работодателю разработанные им новаторские предложения, позволявшие привлечь новых клиентов и увеличить процент вкладов. Потом полчаса повторял то же самое приглашенным в кабинет директора специалистам. На следующий день в его трудовой книжке уже значилась первая запись. Через четыре года Андрея, известного столичного аналитика, переманила конкурирующая контора.

– Не забыл имя-отчество, приятно, – сыронизировал мужчина, и, не дождавшись ответа, продолжил:

– Не возражаешь присоединиться к нам?

Андрей взглянул на соседний столик, за которым сидела синеглазая блондинка, спутница давнего знакомого.

– Не возражаю.

Разговор не слишком клеился. Парень нехотя рассказывал «где он да как», иногда из вежливости задавал вопросы. Когда принесли ужин, беседа стала более отвлеченной: о блюдах, о погоде. Андрей изредка посматривал на подругу банкира – молоденькую и привлекательную. Ее кукольное лицо с пухлыми губами было напрочь лишено намека на интеллект. При такой девочке можно обсуждать какие угодно секретные планы и не опасаться утечки информации. Вряд ли она поймет хоть слово.

– Извините, отвечу на звонок, – Леопольд Львович поспешно вскочил с покрытого атласной материей стула.

«Жена, сто процентов. А любовнице внушает, что разведется».

– У Лепы всегда столько дел, – прокомментировала блондинка с очевидной гордостью.

– Оп-па, да вы говорить умеете, – Андрей изобразил удивление.

– Вы думали, я немая? Почему? – искренне полюбопытствовала барышня, не уловив сарказма.

– У вас внешность, как у игрушечной Барби. Знаете, за границей выпускают кукол в натуральную человеческую величину.

– Ой, спасибо.

Парень не сдержался:

– Вы действительно считаете, что я комплимент сказал?

– А разве нет? – Девушка хлопнула длинными ресницами.

«Такая тупость очаровательна», – отметил про себя Андрей, а вслух произнес:

– Я вас сравнил с безмозглым резиновым изделием, пригодным лишь для удовлетворения похоти.

– У вас хорошее чувство юмора, – улыбнулась собеседница.

«Безнадежно».

– Я смотрю, тут дискуссия разгорелась? – мужчина вернулся на прежнее место.

– Да нет, Леопольд Львович, я объясняю вашей подруге, что вынужден попрощаться.

– Ну что ж, рад был увидеться.

Андрей пожал протянутую руку, кивнул блондинке. Его раздражали встречи, которые оживляли прошлое и затягивали в водоворот воспоминаний. Зачем, спрашивается, он согласился на бессмысленный совместный ужин?

Он ехал медленно, внимательно глядя по сторонам. Заметив вывеску интернет-кафе, припарковал машину. Прежде чем зайти внутрь здания, остановился со смутной догадкой: что-то не так. За минувший час город изменился. Дороги, дома, фонари – все стало другим. Пальцы застыли на ручке двери. Андрей еще раз обвел взглядом окружающий пейзаж. Отгадка вертелась над головой надоедливым комаром, была почти осязаемой, но неуловимой одновременно.

– Ладно, прочь метафизику, – Андрей потянул дверь и шагнул в теплоту помещения.


Софочка недовольно фыркнула вслед грубияну. Она не подала виду, что обиделась, тогда как было неприятно. Почему большинство мужчин считает, что если женщина красива и следит за собой, то у нее нет души, ее невозможно ранить? Хотелось плакать. Настоящими, человеческими, а вовсе не кукольными слезами. Да, она не встревает в мужские разговоры, потому что все равно ничего умного не скажет. Но разве это плохо? Ей хватает мозгов не строить из себя профессора.

– Ты чего загрустила, Мусечка? – Лепа приподнял ее подбородок.

– Как я могу загрустить, если ты рядом, зайчик, – Софочка звучно поцеловала его в губы. Печалиться по пустякам – цвет лица испортится. Кто он такой вообще!

– А кто он такой?

– Да так, раньше работал на меня.

– Не понравился он мне.

– Ты моя славная, по-моему, тебе никто, кроме меня, и не нравится, – засмеялся Лепа. – Мороженое будешь?

Они вышли из ресторана, и Софочка ахнула.

– Лепочка, ты только погляди на это чудо!

Мужчина недоуменно поморщил лоб.

– Неужели ничего не замечаешь? – девушка захохотала и закружилась, подняв руки. – Снег пошел! Первый снег! Наступила зима!

Огромные хлопья лениво падали ватными кусками, закрашивая серые краски улиц белым распылителем. Еще час такого снегопада – и город превратится в чистый манящий холст, на котором утро намалюет суетливый эскиз. Но у Софочки есть целая ночь, чтобы рисовать свою собственную картину.

– Муся, побаловалась и будет. Прыгай в машину.

– Лепа, подожди! Красиво как! Может в парк?

– Уже поздно, – любовник нетерпеливо постучал по капоту.

«Какие вы толстокожие», – Софочка разочарованно просеменила к автомобилю. Обычно она садилась на переднее сиденье, но сейчас нырнула назад. Хотелось спрятаться. Иногда у нее возникало странное желание стать невидимой. Тогда не нужно было бы улыбаться, когда не смешно, молчать, когда из горла вырывается крик. За окном мелькали разноцветные огни магазинов, кафе, казино. Многоэтажные здания переваривали тысячи людей, будто морские млекопитающие, проглотившие большое количество мелкой рыбы, и изредка отрыгивали ее из пасти подъездов.

Софочка ощутила одиночество. В последние дни наметилась неоптимистичная тенденция. «Любящий мужчина рядом, чего ты грузишься?» – одернула себя.

«Но он меня не понимает», – девушка вступила во внутренний диалог.

«Глупая! Он о тебе заботится, и это главное».

«И это – главное? То есть следует считать, что моя жизнь – идиллия?»

– Ты заснула, Мусенок? – Лепа замялся и добавил: – Я не буду к тебе подниматься, не расстроишься? Завтра рано вставать, я устал.

Софочка удивилась своей реакции: нет, она не расстроится. Даже вздохнет с облегчением.

– Жалко, – вздохнула Софа.

ГЛАВА 5

Каким бы ни был результат обследования Тины, Крайтон четко решил, что пора позаботиться о светлом будущем своей семьи. Для этого он и пришел в захолустный бар в другом конце Чикаго. Раньше здесь любили собираться некоторые из его старых знакомых. Присел у барной стойки, заказал пива.

«Публика не изменилась», – отметил про себя. В заведении преобладали посетители не вполне благонадежного вида. Он внимательно посмотрел на бородатого мужика, который топтался у входа. «Сзади в брюки воткнут ствол, в правый ботинок – нож. И ведь так замаскировал – никто не заподозрит». Крайтон перевел взгляд на парочку неприметных латиносов. Они только что увидали друг друга, пожали руки. Обнялись, первый похлопал второго по спине. «Купля-продажа свершилась. Теперь покупатель пойдет в туалет и насыплет на бачок кокаиновую дорожку».

Не прошло и двух часов, как Томас услышал знакомый голос.

– Глазам своим не верю, сам Железный к нам пожаловал! Какими судьбами?

– Привет, старик, да вот слышал, что тебе наконец удалось отрастить косу до пояса. Прибежал оценить.

Когда-то длинноволосый Джонни был его закадычным другом. Вместе они проворачивали недурственные махинации под носом у полиции. Мозговым центром являлся Джон, Томас – физическим исполнителем. Удачный у них был союз. Бывало за день они зарабатывали столько, сколько сейчас он не получал и за месяц.

– Что, не вдохновила тебя жизнь законопослушного мальчика? – усмехнулся мужчина, обнажив желтые зубы.

– Праведник – не слишком прибыльная профессия, – отшутился Крайтон. – Разговор есть.

– Я догадался. Хочешь вернуться? – в интонации звучало скорее утверждение, чем вопрос.

– Поможешь?

Джон затянулся сигаретой, выпустил дым в лицо собеседнику. Его кулаки мгновенно сжались, что не осталось незамеченным. Мужчина засмеялся:

– Ну-ну, спокойней. Сам понимаешь – времени прошло много, откуда я знаю, кто ты теперь? А, Крайтон? Может, ты стал копом?

Томас заиграл скулами и поднял на приятеля полный ненависти взгляд.

– Ты все такая же скотина, как и прежде, – прошипел он и сплюнул на пол.

Не горячись, дружище, – Джон примирительно хохотнул. – Я буду только рад, если ты снова начнешь работать. Я-то тебе верю. Но парням, с которыми я в деле, нужны гарантии. Им будет мало рекомендации типа «Принимайте новенького, хороший чувак».

– Слушай, Джон, я тебя никогда не подводил. Я хочу выбраться из нищеты. Да, я сглупил тогда, что ушел. Но ведь никогда не поздно исправить ошибку? Проверьте меня.

– Ладно, старик. Я попробую что-нибудь придумать. Грех терять такой кадр. Твой удар по-прежнему приводит в нокаут?

– Я же сказал, проверьте, – улыбнулся Томас.

– Бу-га-га, обойдемся. Я-то помню, как вы сцепились с Сэмом, и как он потом шепелявил.

– Да, громила Сэм был опечален поражением. Как он, кстати?

– Помер он. Застрелили при попытке ограбления.

Томас сочувственно покивал, хотя сожаления по поводу трагической кончины знакомого не испытывал. Сэм был редкостным ублюдком, и ни у кого не вызывало сомнения, что он плохо кончит. Моральные рамки должны быть, даже если ты занимаешься чем-то аморальным. Например, в уличных разборках Том никогда не нападал первым. Если уж вынуждали драться – оборонялся, стараясь не слишком навредить противнику. Сэм же всегда норовил покалечить. Из-за этого-то они однажды и повздорили. Некоторые люди не понимают слов, и им приходится объяснять физически.

Беседа затянулась до полуночи. Крайтон вспомнил: он не предупредил Мэдди, что задержится.

– Ладно, пойду я. Жена волнуется.

– Женился-таки на Шоколадной? Любовь до гроба? – ехидно ухмыльнулся Джон.

– Да, представь себе. Длинноволосый нервно засмеялся:

– Тебе есть, что терять. Не боишься?

– Боюсь.

Приятель почувствовал серьезность, сквозившую в интонации Крайтона, и не нашелся, что ответить. Договорились пересечься здесь же через два дня.

Вышел на улицу. Холодный воздух ударил по горячему лицу снежной перчаткой. Мужчина задрал голову в мутное небо. Оно с остервенением сыпало колкие зерна на штат Иллинойс, пытаясь до неузнаваемости изменить его облик. Зима наступила аномально рано. Томас поднял воротник куртки, чтобы не задувало в уши. Да, он поступает некрасиво. Ведь он обещал Мэдди больше не начинать. Жена впечатлительная, беспокоится, что с ним плохое произойдет. Но он будет осторожным.

Если за ночь выпадет много снега, утром они с Тиной вволю побесятся на пустыре возле дома. Вылепят снеговика, поваляются в сугробах. Мэдди будет взирать с осуждением, но вскоре не выдержит и присоединится. Он аккуратно упадет сверху и вопьется в ее губы. Точь-в-точь как в морозный день на озере Мичиган, когда сделал ей предложение…

Ни завтра, ни на следующий день прогулка не состоялась. Первичные анализы показали у дочери какие-то проблемы с кровью. Доктор говорил долго, подробно описывая обеспокоенным родителям ситуацию:

– У девочки пониженная масса красных кровяных телец, благодаря которым осуществляется поступление кислорода к тканям организма. Этим и объясняется ее постоянная бледность и вялость. Кроме того, наблюдается и недостаток функционально активных белых кровяных телец, в чью задачу входит борьба с инфекцией. Пока нельзя определенно назвать диагноз. Не хочу вас пугать. Необходимо провести дополнительную диагностику, которая или подтвердит или опровергнет наши худшие опасения.

Мэдди прижала ладонь ко рту и переводила взгляд то на мужа, то на врача, то на дочку, которая лежала на больничной кровати и выглядела довольно бодро.

«Какие еще худшие опасения? Бред. Мой ребенок абсолютно здоров». Томас раздраженно выпалил:

– Ок, что требуется непосредственно от нас?

– Обследование займет несколько дней и обойдется вам приблизительно в две тысячи.

– Без проблем. Малышке нужна отдельная палата.

Доктор красноречиво кашлянул.

– Мы все оплатим, я же сказал.

В коридоре Мэдди растерянно посмотрела на мужа:

– Милый, но откуда?

Мужчина весело хмыкнул:

– Детка, я возьму аванс и буду работать в две смены. Ничего страшного. Ну вот, глаза на мокром месте. Ты что?

Девушка всхлипнула:

– Просто…

– Вот именно. Все просто. Никаких сложностей. Поверь мне.


Он зашел в магазин за десять минут до закрытия. У входа крутился лишь один охранник. При виде нежданного посетителя с чулком на голове он проявил чудеса ловкости. Отпрыгнул вправо, выхватил из кобуры пистолет, но Томас оказался проворнее. Сделал выпад вперед. Обхватил кисть, сжимавшую оружие, и резко повернул. Легкий хруст и приглушенный стон – Крайтон успел зажать рот охранника ладонью. Далее последовал удар по затылку. Не слишком сильный, но достаточный, чтобы жертва на несколько минут потеряла сознание. Действовал практически бесшумно, продавец за прилавком ничего не услышал. Когда его лба коснулся холодный металл, несчастный не сразу понял, в чем дело.

– Надеюсь, тебе хватит ума не нажимать кнопок? Ты знаешь, что делать. Складывай сюда, – прошептал грабитель, протягивая плотный целлофановый пакет.

Первый раз Томас отобрал деньги у одинокого туриста, который посчитал, что днем в бандитском районе Чикаго ему ничто не угрожает. Следил за ним больше часа, шел в отдалении, выжидая, когда же тот свернет в подходящий переулок. Когда турист заглянул в арку, ведущую в промышленную зону четырех заводов, он закусил губу: ах, если бы он пошел именно туда! Иностранец, вероятно, увидел нечто любопытное и направился в пустынный закоулок, доставая из сумки фотоаппарат.

Возникший из ниоткуда подросток не обратил на себя никакого внимания. Турист увлеченно снимал на камеру облезшие здания. Томас подкрался сзади и приставил нож к горлу. Левой рукой обшарил карманы, вытащил бумажник. Фотоаппарат тоже мог прихватить, за него бы дали неплохие деньги. Но поступил благородно. Пусть у иностранца останется память о славном американском городе. Улов был небольшой, но его хватило, чтобы понаблюдать за игрой «Чикаго булз» с лучшего места на трибуне.

– Тут подсобка есть?

Продавец испуганно кивнул.

– Где?

Мужчина показал. Томас жестом приказал ему проследовать в хозяйственное помещение. Подтолкнул в спину. Припер стулом дверь и вышел из магазина. В двадцати ярдах стоял черный пикап. Заскочил внутрь. Машина тронулась. Томас стянул чулок. Пакет с деньгами кинул Джону.

– По-моему, он справился. И весьма неплохо, – присвистнул длинноволосый. Двое парней, сидевших здесь же, переглянулись. Было понятно, что в компании распоряжался именно Джон. «И зачем надо было устраивать показательный тест-драйв?» – подумал Крайтон.

Через двадцать минут пути пикап затормозил возле ветхого здания, в котором уже давно никто не жил. Разве что бомжи да беспризорники порой устраивали сходки и палили костры, чтобы обогреться или приготовить ужин.

– Наша штаб-квартира, – прокомментировал Джон, отмыкая массивную подвальную дверь. – Милости просим.

Пахло сыростью и бетоном. На широком столе в дальнем углу валялось огнестрельное оружие. В центре помещения расположились неожиданно изящный кожаный диван и низкий столик, обтянутый блестящим сукном. Два роскошных предмета фурнитуры выделялись на общем фоне, как кадр из любовного сериала, случайно вмонтированный в малобюджетный триллер.

– Ты не успел познакомиться. Ганс здорово разбирается в технике.

Невысокий парень с ровным шрамом над бровью отсалютовал в стиле Гитлера.

– Кларк, – представился худой блондин с игривым выражением лица и толкнул плечом товарища: – А это Рыба.

– Хорошо плавает? – выдвинул гипотезу Томас.

– Мало говорит.

Предлагаю выпить за нового члена, – Джон подтащил к дивану упаковку пива. – Полагаю, теперь мы можем перейти на более высокий уровень. Я уже приметил пару мелких банков. Ганс, тебе надо туда наведаться, оценить сигнализацию. Охрану я промониторил, два престарелых копа – не большая угроза. Инкассаторы приезжают к двенадцати в первый. В полтретьего во второй. Думаю, сперва нанесем визит в один, а через несколько дней в другой. Парни, это дело посерьезнее, чем грабить магазины. Куш будет приличным. Поэтому никаких просчетов, работаем слаженно и четко.

Крайтон вернулся домой поздно. Мэдди ночевала у Тины в больнице. Через три дня необходимо внести оплату. Мужчина стиснул зубы. Он достанет деньги. Налет планировали на следующую неделю, но он убедил не затягивать. Решили послезавтра.


Нельзя сказать, что Томас нервничал. Скорее, пребывал в нетерпении. Стрелки на циферблате двигались издевательски медленно, на миг ему показалось, что часы сломались. Ждал в машине, припаркованной на другой стороне улицы, напротив банка. Ганс сидел за рулем, Рыба– рядом с Крайтоном, на заднем сиденье. Все трое смотрели на стеклянные двери. Из них показался Джон.

– Значит так. Народа мало, парочка у кассы, один у стенда. Кларк беседует с менеджером. Слева от двери – охранник. Железный, он твой. Второй чуть дальше, у окна. Рыба, берешь на себя. Все помните? Ганс, заводи.

Автомобиль плавно тронулся, отъехал за угол и остановился. Трое натянули на головы черные чулки с прорезями для глаз и, придерживая под пальто автоматы, двинулись к банку.

В дверях столкнулись с упитанным китайцем. Кретину вдруг понадобилось покинуть учреждение. Нельзя терять ни секунды. Томас втолкнул толстяка в помещение с такой силой, что тот упал и проехал по полу несколько метров и вонзился в стулья, словно шар в кегли. В ту же секунду Крайтон впечатал кулак в обрюзгшее лицо охранника. Он охнул и осел. Томас ногой отшвырнул его пистолет, сдернул с пояса наручники, перевернул на спину, заломил руки и защелкнул на них браслеты. Справившись со своей задачей, поднял глаза.

Рыба держал на прицеле второго. Джон поторапливал кассиршу, которая никак не попадала ключом в замок сейфа. Томас схватил за шиворот ближайшего посетителя, приставил дуло к виску Кларка (ибо это был он) и обратился к немногочисленным зрителям:

– Неловкое движение, и я убиваю заложника. А затем и вас.

В течение трех минут в мертвой тишине был слышен лишь шелест купюр, сыпавшихся в сумку.

– Уходим, – скомандовал Джон и первым побежал к выходу. Затем Рыба. Крайтон пятился задом, прикрываясь мнимым заложником. Они уже хлопали дверцами пикапа, когда воздух взорвался истошным воем включенной сирены.

Ганс вырулил на хайвэй. Добрались без приключений. Подсчитали куш. Вышло по десять тысяч на брата. Плюс отложили часть на новую тачку. Светить дважды одну машину – глупый риск.

Когда расходились по домам, Джонни подмигнул:

– Поздравляю. Все прошло как по маслу. Мы отличная команда, Крайтон.

Томас довольно улыбнулся. Жизнь налаживалась. Вернее, не так. Он сам налаживал жизнь. Впервые за несколько лет он ощущал распирающую уверенность в собственных силах. Если удача отворачивается от него, то он схватит ее за волосы и повернет к себе лицом. И эта шлюха будет вынуждена глядеть на него преданным покорным взором.

ГЛАВА 6

«Мы отличная команда, Крайтон, – Айрин Сун переключила тумблер, выводя корабль из затяжного звездного прыжка, произведенного в аварийном режиме. – Я рада, что не убила тебя». «Ты так растрогалась из-за того, что нам удалось отбиться от атаки миротворцев? – астронавт, сидевший в отсеке управления, сверил показания датчиков. Похоже, система контроля Мойи восстановилась».

На телеканале началась реклама, Софочка вздохнула. Ей нравился фантастический сериал про отважного ученого Джона Крайтона. Испытывая космический модуль, он провалился в черную дыру и вынырнул на другом конце Вселенной, в центре битвы инопланетных рас.

Об увлеченности подростковым сериалом Софа подругам не рассказывала – стыдно. Девушка, которая следит за модой, должна иметь иные зрительные пристрастия. Сварила кофе и досмотрела серию, попивая ароматный напиток из миниатюрной фарфоровой чашки. Сегодняшний день выдался бестолковым. Софа слонялась по квартире, не зная, чем заняться. Лепа приедет только завтра, Лиля с Эдиком улетели на Райский остров. От телевизора рябило в глазах. «А может, пойти погулять? – возникла неожиданная идея. – Просто так, пешком по бульварам».

Долго стояла перед шкафом, выбирая что надеть. Шубку, пальто, куртку? Остановилась на белой дубленке. Голубые шарф, берет и сапоги завершили стильный образ. Софочка залюбовалась собой. В последний момент вспомнила: еще серебряный перстень со светло-синим сапфиром.

Было пять часов, постепенно смеркалось. Девушка вышла на Мясницкую. Неподалеку располагался скверик, захотелось туда. Софа ускорила шаг и свернула на Чистопрудный бульвар. Вернулась к неторопливому темпу. Наст задорно хрустел под каблуками.

На лавочках кучковались студенты, шумно обсуждали институтские занятия и курили дешевые сигареты. Иногда она жалела, что так и не удосужилась поступить в какой-нибудь университет. Ведь студенчество – особый, невероятный мир, который для нее совсем не ведом. Наверное, весело опаздывать на пары, учить предметы за ночь до экзамена, а потом, успешно сдав его, отмечать конец сессии большой компанией в парке. На секунду Софочке почудилось, что она упустила что-то важное, наполняющее жизнь новыми смыслами, настроениями и эмоциями.

«Надо поразмыслить», – девушка поискала глазами свободную скамейку. Смахнула перчатками тонкий налет инея и уселась, закинув ногу на ногу. В груди теснилось странное щемящее чувство, повергавшее в полное недоумение. «Предчувствие? Но чего именно?» Такое ощущение бывает в парфюмерном магазине, когда на тебя обрушивается лавина манящих запахов. Ты напрягаешь обоняние, усердно раздувая ноздри… И вот уже готов поспорить, что угадал один, второй, третий знакомый аромат, но легкий поворот головы – и уверенность тонет в новой волне оттенков.

В висках закололо. Дабы расслабиться, Софочка принялась наблюдать за прохожими.


И снова в специально созданном электронном ящике не было новых писем. Андрей кусал нижнюю губу и выстукивал дробь пальцами по столу. «Почему они задерживают с ответом? Наводят справки? Проверяют истинность предоставленной информации? Идентифицируют личность? Если так, то, конечно, прошел еще слишком малый срок. Следует запастись терпением. Не привыкать. Немое, ты теряешь невозмутимость, – укорил себя мужчина. – Хладнокровнее!»

На соседнем мониторе кривая графика упорно ползла вверх. «Последние показатели индекса Доу-Джонса намекают на вероятность…» – курсор застыл на белом поле документа Word. He очень получалось сосредоточиться на работе. Это не огорчало Андрея: принципиально важные дела он уже решил. Радиоприемник, звучавший тихим фоном, доложил: «Московское время семнадцать ноль-ноль». Он вышел из кабинета.

Молодая секретарша в приемной поспешно отодвинула лак для ногтей и стала деловито рассматривать факсимильное сообщение.

– Анна, я уезжаю на переговоры. Свяжитесь с аудиторским отделом, узнайте, когда они соизволят прислать материалы по моему запросу. Сегодня меня ни с кем не соединяйте.

Андрей не имел ни малейшего представления, куда едет. Бессознательно вел машину, как бы позволяя ей самой выбирать направление. Возникло острое желание остановиться и пройтись на свежем воздухе. Вот и сквер обозначился.

Легкий мороз пощипывал в носу. Еле удержался, чтоб не чихнуть. Огляделся. Полупьяные студенты, пожилая чета, парочка малолеток. Андрей сунул руки в карманы и пошел вперед по аллее. Внимание привлек женский силуэт. Девица была одета дорого и со вкусом. Было заметно, что ей привычнее сидеть не на деревянной лавке в общественном месте, а на кожаном сиденье автомобиля бизнесс-класса. Любопытно, что эта бело-голубая фея тут делает? Вопрос его озадачил. Он остановился напротив и молча уставился на незнакомку. Та не замечала или делала вид, что не замечает. Смотрела на деревья, на темнеющее небо, потом на свое колечко с лазурным камнем.

«Ишь, как все подобрала, не придерешься», – лениво восхитился мужчина и поймал ее взгляд.

– О, я вас и не узнал. Вы умеете меняться.

– Это комплимент? Или вы подразумевали что-то гадкое? – Софочка обворожительно улыбнулась. – «Только бы он ступал дальше!» – взмолилась про себя. Мужчина подошел ближе и присел рядом.

– Банальная констатация факта.

«Ах, сказать приятное женщине – ниже его достоинства», – рассердилась Софа и никак не прореагировала. Но господина Немова тянуло побеседовать.

– Любуетесь? – мужчина сделал неопределенный жест рукой.

– Да.

– А вы знаете, изначально Чистые пруды назывались Погаными.

Софочка приподняла плечико и промолчала.

– Раньше на Мясницкой улице располагались скотобойни, отходы с которых сваливали в ближайшие пруды. Сами представляете, какая у водоемов была экосистема. Но в середине прошлого века один пруд засыпали землей, а второй почистили и обустроили как место отдыха горожан. После чего, собственно, и название изменили. Так что окружающая вас красота некогда была помойкой.

– Я не сильна в истории. Поэтому я сижу и получаю удовольствие.

– Философская ремарка.

– Ваши подозрения неверны. В философии я разбираюсь так же, как в истории.

– С момента нашей последней встречи вы успели пройти курс обучения остроумию? – сыронизировал Андрей.

– Да. Жаль, что вам не удалось посетить занятия, – Софочка прикусила язык, чтобы перекрыть поток колкостей.

«Такое ощущение, что производители засунули в куклу чип с программой «Мудрые речи»», – предположил мужчина и вслух произнес:

– Удивительно.

– Что удивительно? – поинтересовалась собеседница.

– Разговариваю с вами уже десять минут и пока ни разу не зевнул.

– Вы, наверное, хорошо выспались.

– А вы?

– И я.

– Леопольд Львович не мешал? Софа пристально поглядела на Андрея:

– Вы чем-то озабочены?

– Похвальная проницательность.

– Меня похвалили? Чем я заслужила подобную щедрость?

– Как вас зовут? – Андрей поднял воротник плаща: уши отчаянно мерзли.

«Он не запомнил мое имя? – оскорбилась девушка. – Подлец!»

– Софья.

– Сонь, а не наведаться ли нам вон в то кафе?

Андрея позабавила собственная игривость, – давно такого не случалось. Напряженность последних недель испарялась африканским озером в период засухи. Девица вызывала симпатию.

– Давай.

«Коль он фамильярничает, поступлю так же».

Маленький ресторанчик, уютный, как мышиная норка на рисунке в детской книжке, Софочке понравился. Заказала глинтвейн. Девушка потягивала густой малиновый напиток с кусочками апельсина и ловила себя на том, что в компании нового знакомого ей комфортно. Странно. Грубые и циничные типы ее всегда пугали, но этот почему-то притягивал.

– Скажи, Соня, чем ты занимаешься?

Вопрос поставил в тупик.

– Ну…

– Есть цели, достижения? – продолжал издеваться спутник.

Она не была расположена к агрессивным дебатам:

– Цели и достижения – атрибуты представителей сильного пола. А задача женщины – быть любимой.

– И всего-то? Со скуки не свихнешься?

– Разве скучно принимать знаки внимания?

– Разве нет? – Андрей достал из пачки сигарету и прикурил.

– Меня устраивает. А что, твое существование наполнено великими планами?

– По крайней мере, желание имеется.

– Какое?

– Убить, – мужчина осекся. Фраза вылетела случайно и органично вплелась в вязь диалога. Андрей мгновенно разволновался. С замиранием сердца ждал ответа. Девушка не заметила его внутреннего дискомфорта:

– Я тебя так раздражаю?

– Ты – нет, – улыбнулся он.

– А кто?

– Никто не раздражает.

– Хочешь убить из любопытства? Почувствовать себя богом? Разве такое под силу человеку? Таким поступком, наверное, уничтожишь часть себя, – выдала многословную тираду, не вкладывая особого смысла.

– Сонечка, а фамилия твоя не Мармеладова?

– Нет. А почему ты спросил? – она отхлебнула глинтвейна и облизала губы. – Вкусный.

– Ты читала классику?

– Ну…

Андрей успокоился. На миг ему померещились в юной деве невиданные глубины разума, но то был оптический обман. Она обычная пустышка.

– Проводить?

Софа расстроилась. Она пригрелась в удобном кресле. Лампа с красным абажуром излучала теплый розовый свет. Развешенные на окне гирлянды мигали синим и зеленым: до Нового года еще далеко, но некоторые суетливые владельцы уже украсили свои заведения. Покидать кафе не хотелось. Встала из-за столика. Спутник помог надеть верхнюю одежду.

– Я живу недалеко, минут десять медленным шагом, – объяснила она, повязывая шарф.

Они шли молча, не касаясь друг друга. Софочка споткнулась, наступив на камешек тонкой шпилькой. Андрей оттопырил локоть, предлагая взяться. Взялась.

– Вот мой дом, – она остановилась возле подъезда.

– 105, – хмыкнул мужчина.

– Номер дома? Да.

– У меня тоже – 105.

– Ты веришь в совпадения? – спросила Софа.

– Я верю, Соня, что на планете тысячи зданий с одинаковыми номерами. И миллиарды повторяющихся чисел. Удачи, – Андрей развернулся и пошел прочь.

«А под его ботинками снег скрипит иначе – отрывисто и угрожающе», – она нажала код двери и впорхнула внутрь.

Валялась на постели, терлась щекой о гладкую поверхность атласного покрывала и беспричинно улыбалась. Потянулась за пультом, включила музыкальный центр. Из динамиков вылилось «My bad is too big, Too big without you, baby». Зазвонил телефон. Приятельница Жанна зазывала на «невообразимо потрясную vip-вечеринку в клуб».

– Ты должна там быть! Такие гости ожидаются, мама не горюй! – Из трубки донесся громкий смех. Жанна всегда хохотала и всегда по одному ей ведомому поводу.

Софочка никогда не отказывалась. Она уже открыла рот, чтобы узнать поточнее, во сколько начало, но вдруг сообразила, что категорически не хочет менять свое загадочное состояние духа.

– Живот болит, веселитесь без меня, – соврала она.

– Не глупи! Выпей таблетку и дуй сюда, – не сдавалась Жанна.

– Нет, правда. Не сегодня. Извини, – Софа поспешно нажала на «отбой». Трудно противостоять настойчивости подруги. Жанна могла уговорить и мертвого. Снова заиграла мелодия звонка. Девушка накрыла мобильник подушкой. «Потом придумаю какое-нибудь объяснение».

Схватила ноутбук, расположилась на кровати, подпевая группе «Blue System». Некоторые старые ансамбли впечатляли ее гораздо сильнее, чем ультрамодные. В Интернете в поисковой системе напечатала слово «Мармеладова». Минут пятнадцать лазила по высветившимся сайтам, вчитываясь в сложные лексические обороты. Отложила ноутбук в сторону, подошла к окну. Затем направилась в прихожую, оделась.

– К книжному магазину на Арбате, пожалуйста, – попросила таксиста.

Долго бродила между рядов «Современной прозы» и тихо впадала в истерику. Не выдержала, обратилась к консультанту. Парень, по виду ботаник ботаником, смерил ее косым взглядом:

– Достоевский? Вам в отдел «Русская классическая литература XIX века».

Софочка с укором поглядела на умника: откуда ж ей знать такие нюансы? Неприятный осадок развеялся, когда после долгих мытарств она вытащила с полки толстый томик «Преступления и наказания». Оплатила покупку. Кассирша криво растянула рот в подобие улыбки. Они что, сговорились?


Андрей нервно повернул ключ зажигания. Машина оскорбленно дернулась. Как она сказала? Примерить роль вершителя судеб? Интересная гипотеза. Согласился бы с ней психолог, которого полгода назад он отважился посетить? Любопытный получился визит.

– Так чего ты добиваешься от нашей встречи? – допытывался молодой психотерапевт, косивший под рубаху-парня.

– Разобраться, откуда возникло это желание.

– Давай разберемся. Расскажи о себе.

Андрей скудно делился информацией, наблюдая за реакцией собеседника, который совсем не походил на штамп стандартного доктора в строгих очках и с ухоженной бородкой. У него было веснушчатое лицо деревенского гармониста из послевоенных советских фильмов. Вполне возможно, что в шкафу в кабинете висела кепка с приколотым полевым цветком. Немов бы не удивился.

На вопросы Андрей отвечал отрывисто и неохотно, пребывая в спокойном состоянии, сродни анабиозу. Передавая чашку с чаем, психолог случайно перекинул ее на клиента, который, однако, ничуть не смутился.

– Это ты специально? Научные штучки, чтобы вывести меня из равновесия и выдавить эмоции?

– Я зол. У меня складывается впечатление, что ты меня тестируешь и стебешь. Ты пришел развлечься?

– Нет.

– Тогда какова цель твоего посещения? – в десятый раз спросил терапевт.

– Интересно, что из этого получится.

Воцарилась тишина. Через десять минут Немов зааплодировал выдержке оппонента и даже захотел поделиться некоторыми предположениями. Кратко поведал о случае из детства, который, по его мнению, мог повлиять на становление желания:

– …и мальчик смотрел, как один взрослый дядя убивает другого… И ему было страшно.

– Кому ему?

– Ребенку.

– А почему ты говоришь о себе в третьем лице?

– Хм. Не знаю. Я вижу событие со стороны. И предполагаю, что мальчик должен был испытывать страх и смятение.

– А ты себя любишь? – огорошил психолог.

– Если бы не любил, то не стремился бы потакать собственным желаниям…

– Не факт.

– Объясни, – Андрей получал удовольствие от разговора. Собеседник импонировал.

– Для начала попробуй вспомнить себя тем дитем.

– А зачем?

– Тебе же любопытно, не так ли? Странно, ты жаждешь убить человека, асам боишься взглянуть на убийство своими же глазами.

Немов рассмеялся:

– Может, я таким образом планирую побороть свою фобию, взяв на слабо?

– Отлично. Сперва вернемся в прошлое, и ты опишешь, что чувствовал ребенок.

– Но я-то уже не ребенок.

– Но воспоминания-то твои.

– Знаешь, я не могу, – признался клиент.

– Или не хочу? Поразмышляй над этим. И если захочешь продолжить – увидимся на втором сеансе.

На второй сеанс клиент не пришел.

Андрей надавил педаль газа, обгоняя поток машин, мчавшихся по МКАДу. Стрелка на спидометре приближалась к 200 километрам в час. Мужчина почувствовал, что навязчивые мысли отваливаются облупившейся краской под шпателем маляра, остаются где-то далеко позади. Голова обрела легкость, будто с нее сняли чугунную шапку. Скорость – отличное средство от рефлексии. Он частенько гонял ночью по кольцевой автодороге, когда мозг был готов взорваться от хаоса мыслей.

Затрещал сотовый. Андрей притормозил. Завацкий приглашал на мега-тусовку в элитном клубе.

– Мы с Жанной тебя ждем. Олеся тоже, – заговорщически зашептал друг.

– Старик, я не в форме. Веселитесь без меня. (Хотя бы раз может же он отказаться?)

Завацкий цокнул:

– Э-э-э, Немов, ты серьезно?

– Вполне. Извини, созвонимся на днях, – Андрей отключил телефон. Желтый экран дрогнул и потух.

ГЛАВА 7

«105. 105. 105» – кровь пульсировала в висках, повторяя озвученную доктором цифру. Именно сто пять тысяч долларов нужно на операцию для Тины. Крайтон ускорил темп. Теперь он бежал быстрее, чем обычно на вечернем кроссе три раза в неделю. Воздуха не хватало, он принялся дышать ртом, глотая ледяные порывы ветра.

Обследование выявило у ребенка лейкоз. Рак крови, который грозит перейти в острую форму, если затянуть. «Вероятно, вам потребуется какой-то срок, чтобы найти средства. Девочка может находиться дома. Пребывание в стационаре скорее предосторожность, чем необходимость. Поддерживающую медикаментозную терапию реально проводить в домашних условиях. Сейчас форма болезни такова, что положительный результат хирургического вмешательства гарантирован на сто процентов. Однако время работает против вас».

Томас несся по сумрачной улице ошалевшей тенью, не разбирая дороги. В боку кололо. Он не обращал внимания.

«Почему это случилось с моей семьей?»

Едва не сбил одинокого бомжа, ковырявшего палкой содержимое мусорного контейнера. Тот отскочил и что-то прокричал вслед, тряся немытым кулаком.

«Почему?»

Два пса, вынырнувших из подворотни, заливисто облаяли. Один попытался укусить за штанину. Мужчина ударил его ногой с такой злостью, что пес заскулил раздирающим барабанные перепонки сопрано и пустился наутек, поджав хост.

«Наказание за ошибки, которые совершил? Разве они – настолько ужасное преступление?»

Он споткнулся о рытвину. Упал на землю, впечатав ладони в грязный снег. Замер в упоре лежа, чувствуя, как сердце застряло в горле, вызывая рвотный рефлекс. Поднялся, пошатнулся, едва снова не упав. Наступать на правую ногу было больно. «Видимо, вывих», – догадался Томас. Остервенело опустил подошву на грунт, перенося вес на пострадавшую стопу. Побежал, прихрамывая. В глазах потемнело от колющей боли. Выровнял шаг, не прекращая бег. Сжал кисти, карябая ногтями кожу.

Не сбавлял скорость, пока не осознал, что начинает терять сознание. Взлетел по лестнице, открыл дверь и на пороге рухнул на пол.

– Господи, милый, что с тобой? – Мэдди кинулась к мужу, обхватила его лицо ладонями.

– Тренировался, – выдавил он и не сдержался, застонал.

– Так долго? Да что с тобой?

Томас никак не мог отдышаться. Сел, облокотившись на стену.

– Все в порядке. Вывихнул ногу. – Он потянулся к кроссовкам. Мэдди помогла развязать шнурки, стащила обувь и носки. Правая лодыжка распухла и посинела.

– Плачевное зрелище, – усмехнулся Крайтон.

– Томми, ты решил, если искалечишь себя, полегчает? А обо мне подумал? Мало того, что Тина, еще и ты, – девушка захлебнулась рыданиями.

– Родная, прости меня, я последний кретин, прости, пожалуйста. Впредь буду аккуратнее. Нужно было проветриться, мозги на место поставить. И знаешь, я кое-что придумал.

Мэдди всхлипнула.

– У меня много знакомых, я уверен, они дадут в долг. А я за год-другой отдам.

– Я тоже устроюсь на работу, и мы справимся, да? – глаза сверкнули надеждой.

– Справимся, конечно. Кто-то сомневается?

– Нет.

– Умница, – похвалил Томас. – Разогреешь ужин?

Есть совсем не хотелось. Но бытовые заботы – неплохой метод отвлечь жену от горьких мыслей.

– Сперва перевяжу рану, – Мэдди натянуто улыбнулась и пошла к аптечке за бинтом.

Крайтон наблюдал за ее расторопными движениями и думал о том, что у него нет ни единого знакомого, который бы дал в долг. На получение кредита в банке тоже рассчитывать напрасно. Не проблема. Он вернулся в дело, а это значит, что шансы срубить неплохие деньги весьма велики. Придется напрячься. Но когда он боялся трудностей? Максимум через месяц нужная сумма перекочует в его карман. Вон как они лихо обчистили банк. То ли еще будет. Действительно, чего он разволновался, как школьник? Смешно. Они с Шоколадной столько всего пережили. Томас вспомнил случай, когда они только начали встречаться.

В тот день прогуливались неподалеку от района, где жила Мэдди. Было уже поздно, и он вызвался ее проводить. Довольно глупая идея, учитывая, что белых в Саут Сайде на дух не переносят. Но Крайтон всегда был склонен к экстремальным мероприятиям. Поцеловал на прощание возлюбленную, вышел на ведущую к главной дороге улочку. Преодолеть метров пятьсот – и он будет в безопасности.

Затылком почувствовал опасность, интуитивно пригнулся. Мимо просвистела бутылка. Разбилась об асфальт, разбросав стеклянные брызги.

– У белого друга хорошая реакция? Думал, что удастся иметь темнокожую бейб и дальше? Ты труп, dude.

Несколько афроамериканцев стояли в трех метрах. Самый активный, лидер, наматывал на кисть недлинную стальную цепь и продолжал речитатив:

– Что молчишь, dude? Язык от страха проглотил? Если не успел, то мы его сами отрежем.

– После того, как я отрежу ваши вялые отростки. Вы не в состоянии удовлетворить своих девочек, раз им приходится обращаться за помощью к настоящим мачо? – Крайтон сунул руку в задний карман, нащупал складной нож.

– Я сейчас трахну твою белую задницу, и ты оценишь, как я владею членом, – компания дружно загоготала.

– Хо, да ты пидорас? Я так сразу и подумал. А это твои подружки? Не лучший выбор. Макияж бездарный.

– Что за фак! Вы не нравитесь нашему новому другу, смекаете, братья? Мое чувствительное сердце жаждет прекратить расовые противоречия вынужденными жесткими мерами.

После прочитанных нараспев словоформ черные набросились стаей гиен. С двумя, даже с тремя, Томас бы справился. Но четверо бугаев – явный перебор. Увернулся от прямого удара в челюсть и тут же ощутил, как в живот вонзается кулак, ломая ребро.

– А ну прочь, грязные нигеры, иначе я прострелю ваши безмозглые черепа, чтобы вы смекнули, что я и только я буду решать, с кем иметь секс!

Крайтон, как, впрочем, и нападавшие, не поверил глазам. Мэдди стояла посредине улицы в тоненькой сорочке и целилась из обреза. Полупрозрачная желтая ткань эффектно обтягивала ее спортивную фигуру, кудрявые волосы рассыпались по плечам. Она выглядела героиней комикса про амазонок в стиле хентай.

– Ё-ё-ё, детка, какая ты горячая, – главарь картинно поднял руки вверх.

– Заткнись, Шафар, и всасывай, что я излагаю. Отвали и не трогай моего парня. Иначе ты меня знаешь. – Девушка передернула затвор.

Томас залюбовался ее выпиравшими сосками. Какая красавица!

– Вот так фак! Счастливчика, за которого сражается такая гениальная бэйб, стоит пощадить. Согласны, парни?

Хватка на заведенных за спину локтях ослабла. Спасительница кивнула в сторону автобусной остановки:

– Сваливай, пока они не очухались! Увидимся!

Томас исполнил приказ и поплелся восвояси с блаженной улыбкой на устах. Его Мэдди может быть крутой, когда понадобится. Вместе они выдержат любые испытания…

Он доковылял до кухни и уселся за стол. Миска с горячим супом источала призывный аромат мяса и карри. Жена из самых обычных продуктов умудрялась приготовить королевское блюдо. Он ел, жадно откусывая хлеб и обжигая нёбо. Мэдди сидела напротив, положив подбородок на сцепленные пальцы. Крайтон и раньше замечал: женщинам по необъяснимым причинам нравится смотреть, как ест мужчина. Заводит их это, что ли? Мэдди заявляла, что, наоборот, успокаивает. Когда он пододвинул чашку чая, спросила:

– Тебе же сегодня на работу? Как ты пойдешь с такой ногой?

В баре «Монти и Фея» он уже взял расчет. Жози расстроилась и всплакнула. Ее курносый нос трогательно покраснел, отчего круглое лицо приобрело некую невинность, которой хотелось воспользоваться. Чисто гипотетически, разумеется. Джонсон пожал руку и выразил сожаление, что теряет собеседника для обсуждения новостей НБА. Томас окинул прощальным взглядом сцену со змееподобными стриптизершами и вышел из бара. Свои прелести в бывшем месте работы, несомненно, имелись, но перспектив – никаких. Жене о переменах в трудовой деятельности Крайтон ничего не сказал. У него нет вариантов. Но Мэдди об этом знать необязательно. Он оградит ее от дополнительных тревог.

– Нет, меня напарник подменит, а послезавтра я на сутки заступаю.

У них с Джонни намечены кое-какие планы. Еще два банка. Томас понимал, что впечатляющей прибыли ждать глупо. Необходимо решиться на более крупное дело. Надо внушить длинноволосому идею: пора кончать мелочиться.

– Ты от меня ничего не скрываешь? – Мэдди испытующе взглянула на мужа.

– Я? Нет. А вот ты, похоже, да. – Мужчина отодвинул полу ее халата, обнажив гладкое лоснящееся бедро.

– Дурак! – наигранно обиженно шикнула девушка. – И чего ты там не видел?

– Проверим, – Томас подхватил ее на руки и чуть не упал с драгоценной ношей.

– Нога же! Забыл? Бестолковый! Да отпусти же! – разругалась Мэдди и попыталась вырваться. Крайтон допрыгал до дивана, опустил на него девушку и повалился рядом. Прильнул губами к шее, попутно расстегивая пояс.

– Ты потный! Прими душ! Похотливое животное! – прошипела она, крепко обхватив его затылок и прижимая к себе.

– Настаиваешь?

– Еще как! Тебе следует тщательно помыться, – Мэдди с наслаждением втянула запах его пота, чувствуя растущее возбуждение. Лизнула рельефное плечо, ощутив соленый привкус, и сорвалась, принялась облизывать грудь, живот, спину. Как маньяк, впивалась зубами в плоть и тут же утешала, ласкала языком. Крайтон прикусил край подушки, чтобы не застонать и ненароком не разбудить дочь. Из-за обрушившихся лавиной проблем они уже давно не занимались любовью. Но сейчас их будто прорвало. Они сжимали друг друга в объятиях до хруста в позвоночнике, словно желали прилипнуть кусками пластилина и стать одним, большим, двухцветным.

Томас потерял способность к самоконтролю. Попробовал стащить с возлюбленной трусики, но это было медленно, слишком медленно. Он разорвал их, развел ее ноги и вошел резким движением. Мэдди стиснула его поясницу коленями, открыла рот в немом крике.

«Помнишь, милая, ты когда-то говорила: человек – целый океан. Знакомые проходят по щиколотку в воде. Приятели окунаются и спешат на берег. Редкий друг отваживается доплыть до буйка. И лишь по-настоящему любящий плывет дальше, покуда не исчезнет полоска пляжа. Покуда горизонт не замкнется кругом. Покуда не потеряются ориентиры. И там, в центре океана, он нырнет в синюю бездну и будет грести в глубину, не боясь, что в легких кончится воздух. Ибо открывшаяся грандиозная тайна стоит того, чтобы не думать о собственной жизни. Теперь я понял. Я хочу купаться в тебе. Я хочу, чтобы ты окружала меня на многие мили вверх и вниз, влево и вправо».

Мэдди затряслась. Крайтон сделал два завершающих толчка и задрожал. Оргазм опустошил, не оставив ни одной мысли.

ГЛАВА 8

Софочка отложила книгу в сторону и с удивлением обнаружила, как розовая полоска зари делит окно пополам. Она так увлеклась чтением, что не заметила: ночь прошла и наступило утро. История бедного студента, зарубившего старуху, оказалась захватывающей. Все в романе казалось необычным: сюжет, язык, образы. Некоторые предложения перечитывала несколько раз, находя новый смысл и наслаждаясь плавностью фраз.

Она пребывала в весьма взбудораженном состоянии духа. Впечатления минувших дней опутывали тягучим туманом. Он заволакивал глаза, забивался в нос, проникал внутрь и смешивался с индейскими плясками тысяч и тысяч мыслей. Софа попыталась выдернуть из хоровода хотя бы одну конкретную, но потерпела неудачу. Огляделась, но не увидела ничего, кроме плотной белой завесы. Опустила голову и ахнула: под ногами была пустота, и Софочка падала в пропасть. Сверху намеком на солнце высветился круглый предмет. Становился четче, вытягивался овалом, пока не превратился в лицо нового знакомого, Андрея. Он отрицательно качал головой, будто отвечал на не заданный ею вопрос.

Чем дольше длилось падение, тем яснее вырисовывалась фигура мужчины. Девушка тянула туман за собой, словно обиженная любовница– одеяло. И вот наконец Андрей предстал во весь рост. С момента расставания в нем ничего не изменилось. Он был так же высок. Темно-коричневые волосы, короткая стильная стрижка. Карие глаза с густыми черными ресницами. Нос с еле заметной горбинкой. Губы несколько тонковатые, но правильной формы. Все в мужчине осталось прежним, вплоть до одежды. За исключением одного. В руке он держал топор.

Софа дернулась и открыла глаза. «Приснится же муть!» – вознегодовала она. Организм требовал пищи. Можно подождать Лепу и покушать в ресторане. Но к тому моменту она умрет от голода. Холодильник, набитый ветчиной, сырами, кетчупами и конфетами, вызвал спазм в желудке, настоятельно рекомендовавшем домашний борщ или бульон. Впервые за два года возникло желание приготовить обед самой. Софа накинула шубку, спустилась вниз в продуктовый магазин. Купила картошки, овощей, лука и говядины.

Дома включила музыку. Вдохновенно нарезала продукты, покидала в кипящую воду, представляя себя ведущей кулинарного шоу. Каждые пять минут помешивала и пробовала. Получалось очень неплохо. Для пущего эффекта добавила немного специи карри. Сглотнула слюну. Налила суп в глубокую тарелку.

– Восхитительно вкусно! Наши телезрительницы удостоверятся в этом, если запишут рецепт и приготовят супчик на собственной кухне!

Давно не получала такого удовлетворения от процесса поглощения пищи. Зазвенел домофон.

– Ой, зайчик, ты уже здесь! Поднимайся, я открою.

Побежала в спальню, схватила косметичку, ударилась мизинцем о дверь, взвизгнула, захромала, допрыгала до ванной и заперлась. Надо быстро наложить макияж.

– Я скоро, располагайся, – крикнула кавалеру.

Красила ресницы и размышляла о том, что изрядно устала ежедневно накладывать на лицо маску тонального крема, пудры, теней и помады. Но без этого никак. Уважающая себя мадам должна быть яркой. Подвела карандашом контур век. Хотя она и без косметики миленькая. Только миленьких дамочек вокруг сотни. Как выделиться, если не прибегать к вспомогательным средствам? Расчесала осветленные волосы, брызнула духами.

– Вот и я, – пропела елейным голосом и изобразила сладенькую гримасу.

– Очаровательна! А угадай, что я привез Мусечке в подарок?

– Не дразни! Я все равно никогда не отгадываю! – девушка надула губы.

– Подумай, славная.

– Не хочу!

– Не капризничай, – сдался Леопольд Львович и протянул длинную бархатную коробочку.

– Ой, красота! – захлопала в ладоши Софа.

– Угодил?

– Еще как! Спасибо, спасибо! – ответила она, прикладывая к шее бриллиантовое колье. – Мы собираемся на торжественную церемонию?

– Ужин с японскими партнерами Через час в твоем любимом банкетном зале.

– А чем же мы займемся сейчас? – игриво поинтересовалась.

– Я скучал, – мужчина обнял тонкую талию, прижав к себе девушку, казавшуюся совсем миниатюрной в больших волосатых руках.

Объятия и поцелуи вызывали радость, но не возбуждение. Впрочем, возбуждалась Софа исключительно в компании вибратора. Секс же с Лепой являлся чем-то вроде приятной гимнастики. И в данную минуту спортивной активности не хотелось. Но не разочаровывать же кавалера? Он так соскучился…

Мужчина гладил ее тело. Прикасался влажным ртом и оставлял на коже мокрые липкие следы, как Чужой на палубе космической станции. Она эротично выгибала спину, грациозно оттопыривала попку. А чем в этот самый миг занят господин Немов? Странный он. Не похож на тех, с кем она когда-либо общалась. Из-под внешней холодности пробивались слабые намеки на теплое, родное. Так, наверное, в Северном Ледовитом океане тюлени тыкаются носами в корку льда, проверяя ее на прочность. А полярники идут по замерзшей глади и не подозревают, что под ними выстукивают азбуку Морзе живые существа.

– М-м-м, тебе было хорошо?

Софа прервала раздумья и вернулась в реальность. Мужчина сделал свое дело, но в отличие от Мавра уходить не собирался.

– Да, супер! – девушка чмокнула его щеку.

– Ты была отрешенная.

– Какие ты умные слова используешь, – пошутила она, сыграв дурочку.

– Муся, уже пора в ресторан, – Леопольд Львович смачно зевнул.

– А ты знаешь, я, кстати, уже покушала. Сама сварила суп!

Мужчина разразился громким хохотом. Софочка молчала, выжидая, когда же он просмеется и объяснится.

– Ты прелесть! – Он поднялся с кровати. – Я в душ. А ты надень то черное обтягивающее платье, оно тебе безумно идет.

«То платье» она терпеть не могла. Оно было чересчур эффектным, а следовательно, неудобным. Вдобавок с внушительным декольте, которое если что и внушало, то опасения – как бы при неловком движении грудь не обнажилась. Софа распахнула гардеробную, сняла с вешалки красный брючный костюм. Повесила обратно и стянула с плечиков черное платье. «Лепочку тоже можно понять. Он хочет похвастаться, что любит самую лучшую, самую красивую женщину в мире».

– О-о-о, богиня! Позволь я помогу, – Леопольд Львович застегнул ювелирное украшение на шее любовницы и отошел назад, дабы оценить итог.

Деловой ужин выдался копией предыдущих деловых ужинов. Мужчины обсуждали бизнес и инвестиционные проекты. Иногда просыпались и расшаркивались перед «единственной и неповторимой женщиной, озарившей скучный вечер обаятельным сиянием». Софочка оживала и румянилась от всеобщего внимания. Но разговор снова стекал в русло экономики и политики, и она ловила себя на том, что была бы не против очутиться дома, забраться под мягкое одеяло и при свете бра почитать книгу.

Пошла в туалет «припудрить носик». Облокотившись на вычурный мраморный умывальник, долго разглядывала себя в зеркале. «Вот бы господин Немов увидел меня в таком виде. Потерял бы дар речи», – она улыбнулась и представила, как меняется надменное выражение лица Андрея. Он лопочет признания и комплименты, а она, словно подачку, роняет строгую фразу и уходит хлопнув дверью. Поборола искушение умыться. Обновила блеск на губах и поспешила в зал.

…Когда за Лепой закрылась дверь, Софа скинула одежду и долго стояла под душем.

Наблюдался явный душевный разлад. Слезы текли зловещими черными ручьями, тушь щипала глаза. Направила струю воды на лицо. Откуда взялась печаль? Для предменструального синдрома рановато. С ужасом призналась себе, что причина грусти очевидна. Андрей не попросил у нее номер телефона. Да как она допускает мысли о человеке, проигнорировавшем ее чары?

Закуталась в махровое полотенце. Наваждение. Он даже не предпринял попытки ухаживать! Еще полчаса девушка перечисляла минусы в поведении нового знакомого и внезапно осознала, что до дрожи в коленях хочет его увидеть. Прямо здесь, сию минуту! От злости больно ущипнула голень и разозлилась еще сильнее. «Да что он возомнил? Я покажу ему, где раки зимуют. Надо его разыскать, и немедленно!»

Софочка включила ноутбук. Поисковая система выдала несколько Андреев Немовых. Первая же ссылка привела на сайт крупной инвестиционной корпорации. На страничке «Наши сотрудники» красовалась фотография равнодушного негодяя. Прочитала его должность и поняла лишь первые два слова – «директор департамента». Переписала адрес конторы из раздела «Контакты». Завтра утром она случайно окажется возле его работы и очень удивится, когда Андрей окликнет ее. – «Ах, какая встреча, я так рад, так рад». – «Вообще то я тороплюсь». – «Погоди, не будь столь жестока, позволь пригласить тебя позавтракать». – «Разве что ненадолго».

Чудесно. Софа успокоилась. Завела часы на семь утра. Вспомнила о Достоевском. «Почитаю немножко и спать». В три часа еле заставила себя отложить книгу.


Звонок резанул уши бензопилой. Девушка испуганно подскочила. Понадобилось не меньше минуты, чтобы разобраться: будильник. Нажала на кнопку, улеглась обратно в постель и заснула.

Открыла глаза. Часы показывали одиннадцать. Вставать было лень. Ворочалась с боку на бок. Преследовало ощущение, будто она наметила сделать нечто важное и забыла. Поплелась чистить зубы и вспомнила о вчерашней затее. Апатия улетучилась. Она еще успеет к обеду. Он же ходит обедать, не так ли?

В половине первого Софочка прохаживалась мимо высотного панельного здания. Солнце отражалось в зеркальных стеклах, ослепляло. Пожалела, что не прихватила темные очки. Широкие двери беспрерывно впускали и выпускали народ. Софа занервничала: как бы не прозевать. Миновал час, второй, девушка замерзла, но азарт не потеряла. Напротив здания располагались несколько кафе. Зашла погреться. Устроилась за столиком у окна.

Завибрировал мобильный.

– Лиля? Ты уже в Москве?

– Да нет, на Мальдивах. Я что, подруге не могу позвонить, поболтать о том о сем? – в трубке слышался шум прибоя.

– О, на море волны?

– Какие там волны, Софи, я в номере, это телевизор работает. Чего у тебя интересного?

– Лепа купил ожерелье с бриллиантами.

– Чудненько! А я тут разговаривала с Неличкой, она-таки поселилась в том доме на Рублевке, я тебе рассказывала. Вот сучка, как у нее так получается, да? Звала в гости. Не терпится посветить апартаментами, – с завистью прошептала подруга. – А ведь в Неличке же ничего особенного. И модель-то из нее никудышная, а строит из себя королевну!

Лиля обожала посплетничать, порою это длилось часами. Софа слушала рассеянно. Сейчас ее одолевали другие заботы.

– Ку-ку, Смольный на проводе? – подруга обеспокоилась отсутствием комментариев.

– Извини. Я жду кое-кого.

– Да? И кто же сей таинственный мистер? Я его знаю?

– Вряд ли.

– Не томи! Колись! Опиши его! Он бизнесмен?

– Он занимается финансами.

– Многообещающе. Он тебя уже куда-то водил?

– Нет.

Лиля взвизгнула:

– Значит, подарил что-нибудь?

– Нет…

– Софи, ты не заболела? Он не ухаживал, а ты его ждешь?

– Лиль… Ты права. У меня температура.

– Я сразу заподозрила. А то такие странные вещи говоришь. Выпей антибиотики.

В спускавшемся по лестнице мужчине померещился Андрей. Не удостоив Лилю ответом, отключила телефон. Схватила шубку и сумку, выбежала на улицу. Обозналась. «Я так всех подруг растеряю», – укорила себя и застегнула блестящую пуговку на воротнике.


«Чего она здесь крутится?» – Андрей курил у открытого окна своего кабинета и озадаченно следил за несуразным поведением любовницы бывшего босса. Как там ее? Соня? Соня вела себя необычно. Вышагивала по тротуару, заходила в кофейню, выбегала на улицу полураздетая, снова прогуливалась взад-вперед, опять навещала кафе. Он ее заметил еще в обед. В течение дня трижды проверял: барышня, как солдат в карауле, не покидала пост. Увлекся делами и позабыл о занятной ситуации.

В седьмом часу покинул офис и направился к машине. Нынче у него культурная программа, не опоздать бы. Боковым зрением увидел девицу. Что ей нужно? Хочет спросить его о чем-то? В противном случае зачем околачиваться возле его работы?

Соня так растерялась, что застыла древнегреческой статуей. Глядела на Андрея и теребила перчатки.

Немов приблизился:

– Ты в порядке?

Она сконфузилась и смущенно пробормотала:

– О, привет!

– Какая неожиданная встреча! Сонечка, ты веришь в совпадения? – уголки его губ дрогнули и поползли вверх.

– Верю, – залилась румянцем.

– Ты влюбилась в меня, Сонь? Девушка широко распахнула глаза:

– В смысле?

– А какой может быть смысл в многочасовом ожидании у порога, чтобы «непреднамеренно» столкнуться с объектом?

– В чем ты меня обвиняешь? – сердце бешено колотилось, во рту пересохло. Софа понимала, что находится в комичном положении, но исправлять его было поздно. Силы ее покинули.

Мужчина внимательно на нее посмотрел:

– Признаться, ты меня удивила. Не предполагал в тебе подобной прыти. Ты устала небось?

Кивнула. Хотела ответить, но голос подвел. Стало стыдно за свое унижение. Она развернулась и взмахнула рукой, чтобы поймать такси. Заплакала. Слава богу, слез он не увидел.

– Вам куда?

– Ей никуда, свободен. – Немов сделал водителю жест катиться дальше и взял Софу под локоток. – Я сказал, что ты меня удивила. Это комплимент. И рыдания неуместны. Давай отвезу тебя домой, ты подправишь макияж, и мы отравимся с театр. Я не особо фанатичный зритель, но некоторые спектакли достойны того, чтобы потратить на них несколько часов.

Билеты у него были. Он всегда брал три билета: свободные места справа и слева создавали иллюзию простора. Ладно, потерпит спутницу пару часов. Андрей вел машину и бросал на девушку мимолетные взгляды. Она вжималась в сиденье и чувствовала себя неуютно. Барышня его забавляла.

– Подожду в машине. Тебе десяти минут хватит? – спросил Андрей, притормозив у подъезда. – Надо успеть заехать поужинать, умираю с голоду.

– Может, поднимешься? Я супом угощу, вчера днем сварила… А я бы пока переоделась, – Софа покраснела от собственной наглости.

– Тебе это свойственно?

– Что?

– Прямота.

– Нет.

– И ты первый раз приглашаешь в гости малознакомого мужика.

– Да.

– Я так и подумал. Пошли.

Андрея поразил дизайн квартиры. Интерьер был выполнен в странном стиле, в котором угадывался экспрессионизм, модерн и классика. Несочетаемые цвета и разнофактурные ткани причудливо переплетались в блеклом свете бра, превращая жилище в нечто совершенно особенное, ослепительно индивидуальное.

– И лимонные жалюзи, – произнес мужчина, подводя итог внутреннего монолога.

– Да. Необычные, правда? Я пол-Москвы объездила, пока нашла, – откликнулась Софа, ставя кастрюлю с супом на плиту.

– Разве это не забота декоратора?

– Если бы я воспользовалась его услугами, то, наверное, да. Но я же сама все оформляла.

Андрей недоверчиво хмыкнул:

– Ты не консультировалась со специалистами по интерьеру?

– Я обратилась в агентство, они мне предложили несколько десятков стилей, но мне ни один не понравился. Проще было самой придумать.

– Соня, должен признать, у тебя есть вкус. Если тебе заняться дизайнерской деятельностью, ты заткнешь за пояс многих профи.

– Ты шутишь? – девушка наполнила тарелку кипящим бульоном.

– Я предельно серьезен.

– У меня нет высшего образования.

– Зато есть талант. Кроме того, кто мешает поступить в институт или на курсы?

«Он издевается!» – сделала вывод Софочка и пошла в спальню. В театре ей бывать не доводилось. Какой там дресс-код? В памяти всплыла сцена в опере из фильма «Красотка» и шикарный вечерний наряд Джулии Роберте. Следует одеться аналогично. На кресле валялось пресловутое черное платье и на сей раз негативных эмоций не вызывало. «Он в обморок упадет!»

Немов раскрыл было рот, чтобы похвалить кулинарные способности хозяйки, но так и не издал ни звука. Софа возликовала. Эффект был достигнут.

– Ты имеешь понятие о различиях светского раута в Кремле и спектакля в театре «Эрмитаж»?

Девушка пожала плечами.

– Если не затруднит, надень приличную одежду. Попроще. Там, куда мы идем, будет много людей, чей годовой доход меньше цены твоего платья и побрякушек. Неуместно.

«Он обращается со мной как с малолетней дурочкой!»

– Быстрей же, – скомандовал Андрей.

Софа подчинилась приказу. Чрез две минуты вернулась в кухню уже в скромных черных брюках и белой кофточке.

– Доволен?

– Сойдет с хлебом.

«Между прочим, штаники стоят не существенно меньше». – Она одарила его испепеляющим взором.


Софочка сосредоточенно наблюдала за мечущимися по сцене мужчинами. Они декламировали стихи, заламывали руки, курили, дрались и бились в карты. «Кто все эти люди?» – вертелось на языке. Отвлекать спутника не смела. Еле дождалась антракта. Не хотелось выглядеть глупой, но любопытство одержало верх, спросила.

– Соня, Соня… Спектакль о Маяковском. И главные герои здесь – персонажи его пьес и поэм.

О поэте девушка знала лишь то, что он писал про партию и паспорт. Но ведь актеры читали стихи про любовь. Она явственно слышала! И как это понимать? Понимать Софа начала, когда к неврастеничным героям присоединились три женщины, возлюбленные Маяковского. Раздробленный на десятки образов несчастный поэт взывал к жестоким Музам.

«Хотите – буду от мяса бешеный -

и, как небо, меняя тона -

хотите – буду безукоризненно нежный,

не мужчина, а – облако в штанах!»

Перед глазами разворачивалась трагедия человека, у которого было много любви, но которому было мало.

«Ведь для себя не важно

и то, что бронзовый,

и то, что сердце – холодной железкою.

Ночью хочется звон свой

спрятать в мягкое,

в женское…»

Девушка недоумевала: неужели любить (именно любить самому) – настолько прекрасно, что стоит подобных мучений? Хм…

«Чувствую – „я“ для меня мало.

Кто-то из меня вырывается упрямо…»

Чуждая, абсолютно чуждая идеология просачивалась сквозь микроскопические щели в кирпичной кладке «выгодного мировоззрения», выложенного в Сонином подсознании «правильными людьми». В зале зажегся свет, спровоцировав аплодисменты. Спектакль закончился. Софа обрадовалась.

Андрей вышел на улицу и вдохнул полной грудью. Последние полчаса еле сидел – было душно, не хватало воздуха. «Но постановка неплохая, надо отдать режиссеру должное», – подытожил он. Кто-то дернул его за рукав. Обернулся. Он совсем позабыл про спутницу! Она переминалась с ноги на ногу в некотором замешательстве, видимо, не зная, как себя вести. Продолжать общение желания не имелось.

Остановил такси, назвал адрес, заплатил деньги и посадил девицу в авто. Она что-то сказала, но он не расслышал. Переизбыток социальных контактов минувшего дня требовал срочного уединения. Быть без людей. Без звуков. Без эмоций.

…Голова раскалывалась. Помассировал пальцами виски – не помогло. Почудилось, будто кто-то подсматривает. Так и есть. В незанавешенное окно целилась вызывающе белая, полная, как грудь кормящей матери, луна. Он бы с удовольствием поприветствовал ее заливистым волчьим воем, если бы это помогло избавиться от гнетущего состояния.

Каждый день он складывал свое главное желание в ментальный ящик ожидания. Однако не проходило и суток, как желание рождалось заново. Вырастало, подобно печени Прометея. Андрей когтями выдирал желание, втискивал под крышку и забивал ее гвоздями, зная, что завтра все повторится вновь. Сегодня на спектакле, глядя на сцену самоубийства, он понял, что ящик переполнен и грозит взорваться, уничтожив владельца. На секунду время замерло. И начало обратный отсчет в тысячекратно ускоренном темпе. Теперь минуты работали против него. «Это должно случиться скоро. Месяц, максимум через месяц».

ГЛАВА 9

– Увеличивая число налетов, мы увеличиваем риск угодить в лапы копов. По мне так умнее ограбить не кучу мелких контор, а одну приличную. Тщательно подготовиться. Учесть каждую мелочь, чтобы полностью исключить вероятность неудачи. Навар может оказаться таким, что мы на полгода позволим себе заслуженный отдых, – Крайтон обвел присутствующих горящим взором.

– Кто как считает? – после минуты молчания сказал Джонни.

– Не больно ли круто для нас замахиваться на такое? – произнес Кларк, полируя тряпкой пистолет.

Воцарилась тишина.

– Я бы попробовал, – отчеканил Ганс.

– А ты, Рыба? – спросил длинноволосый.

Мускулистый молчун изобразил красноречивый жест рукой, обозначавший «мне все равно, я как все».

– Неподалеку от бара, где я работал, находится банк. Ночью в округе пусто. Если проникнуть в помещение в темное время суток, то отсутствие свидетелей гарантировано. Есть только три проблемы: сигнализация, двое охранников и сейф, который надо будет открыть самостоятельно, – с расстановкой вымолвил Томас.

– Предположим, с сигнализацией я разберусь, если мне денек свободно походить по зданию, позаглядывать кое-куда и набросать чертежи, – Ганс почесал подбородок.

– Кларк, ты сможешь обеспечить ему доступ?

– Разве что под видом электрика. Кузен Ральф мне кое-чем обязан. Он пашет на «Electric United LTD», удостоверение и спецформу достанет.

– С сейфом сложнее. Если бы я заранее точно знал степень защиты и тип замка – шифровой, электронный, циферблатный… – развел руками Ганс. – В противном случае боюсь предположить, сколько убьется времени.

– Я знаком с одним из охранников лично. Все как по команде посмотрели на Томаса. Он продолжил:

– Он частенько захаживает в «Монти и Фею» опрокинуть бутылку пивка после работы. Я могу с ним побеседовать за жизнь и ненароком закинуть удочки. Клянусь, если он что-либо знает, то я это выясню.

– Что ж, Крайтон, тогда действуй. Когда картина будет ясна, пораскину мозгами, по какой схеме сработаем, – Джонни хлопнул Томаса по плечу и подмигнул. – Совещание окончено, расходимся по домам.

– Я останусь. Жена думает, что у меня смена. А с утра наведаюсь в бар.

– Если что узнаешь, звони, соберемся, обсудим, чтоб не затягивать.

Массивная дверь глухо лязгнула, оставив Томаса в четырех стенах. Тусклый свет лампочки нагонял тоску. Щелкнул выключателем, погрузившись в кромешную темноту. На ощупь добрался до дивана. Застегнул куртку до подбородка: в подвале было прохладно. Мужчине показалось, будто окружавшая его чернота сгустилась. Стала плотной, почти осязаемой. Он физически ощутил давление, как узник в тесной коробке, которая уменьшалась в размерах. В висках запульсировала резкая боль. Прикоснулся к ним ледяными ладонями. «Надо задремать. Иначе целую ночь не продержаться». Свернулся на диване в позе эмбриона, чтобы было теплее.

– Папа, я же стану взрослой?

Томас оглянулся. Рядом стояла Тина. Как она здесь очутилась? Дрожала от холода. Ее кожа покрылась мурашками. Схватил ребенка на руки, обнял.

– Доченька, конечно же, ты вырастешь. Будешь самой завидной невестой Америки.

– Мне трудно дышать, – захныкала девочка.

– Родная, постарайся заснуть. Я обещаю, когда ты проснешься, все будет иначе.

– Папочка, я задыхаюсь… – горячие слезы Тины капали на его пальцы.

– Не плачь, дочка. Мама с папой любят тебя и не допустят, чтобы ты страдала, – Томас прижимал ребенка к груди, шептал на ушко, пытаясь согреть своим дыханием.

Вскоре девочка затихла. Крайтон гладил ее по волосам. Что-то смущало его. Что-то было не так. Он коснулся ее плечика. Она не отреагировала.

– Тина! Тина! Проснись! – с ужасом тряс ее маленькое тело. Безрезультатно.

Малышка была мертва.

– Нет! – Крайтон сел на диване, судорожно глотая ртом воздух. Нажал подсветку на наручных часах. Стрелки показывали семь тридцать утра.

.. .Жози взвизгнула, повисла у него на шее.

– Какими судьбами, сладкий?

– Соскучился по тебе, бэйби.

В зале почти никого не было, кроме двух пьяных посетителей и четырех клерков из ближайшего офиса, зашедших позавтракать. Обычно в это время и приходил мистер Паулс. Том заказал содовую и присел на стул у стойки. Задрал штанину, посильнее затянул эластичный бинт на травмированной лодыжке. Заведенный распорядок охранник не нарушил, появился в баре в 8:15. Стряхнул с макушки снег, огляделся.

– Мне как всегда, – приветливо кинул Жози. Увидел Крайтона.

– А я слышал, ты уволился, коллега. Соврали? – мистер Паулс пригладил седую шевелюру.

– Не соврали.

– Тянет на старое место?

– Не без этого.

– И где ты теперь?

– Устроился в ночной клуб в своем районе.

– Платят лучше? – Паулс отхлебнул пиво.

– Ненамного.

– Вот то-то и оно. Шило на мыло, как говорится. Мне так вообще до пенсии полгода, рыпаться глупо.

– Не слышали, в округе орудует банда, грабит банки. Будьте бдительны, – равнодушно молвил Томас.

Собеседник снисходительно засмеялся:

– Наше заведеньице преступникам не обчистить.

– Да бросьте, Паулс, при желании можно обворовать хоть королеву Елизавету.

– Но не наш банк, – упрямо ответил собеседник.

– Да откуда такая уверенность?!


– В здании современная система сигнализации и камеры слежения. Помещение, где расположен сейф, оснащено дополнительными датчиками, которые о любом намеке на вторжение передают сигнал на центральный пост охраны на первом этаже и в полицейский участок. Сам сейф четвертого класса, TRTL30. Корпус имеет двухслойный сварной металлический каркас с бетонным заполнением. Двери сейфа с трехсторонней дисковой системой запирания с дополнительным устройством блокировки при попытке взлома. Электронный замок подсоединен к системе сигнализации, при несанкционированном доступе включает тревогу, – Крайтон выпалил тираду и перевел дух.

Мистер Паулс оказался большим любителем выпить в компании благодарного слушателя. В итоге пришлось проводить его до остановки, посадить на автобус, ибо он еле волочил ноги. Весь день Томас шлялся по городу, не зная, чем себя занять. Вечером вернулся в подвал, там его уже ждала немногочисленная команда.

– Понятно. Недурственная защита, – присвистнул Ганс. – Я смогу кое-что сделать, только если покопаюсь непосредственно в главном пульте, куда стекается вся информация системы. Иначе никак. Я не волшебник.

– Что ж, значит, мы сделаем так, чтобы ты туда попал, – Джонни сморщил лоб. – Я сегодня туда наведывался. Насколько я понял, в банке двое охранников. Причем один постоянно находится в пункте службы безопасности, другой курсирует по холлу. Чтобы Ганс справился с задачей, надо будет каким-то образом оторвать первого копа от пульта охраны хотя бы на 10 минут.

– Как минимум.

– Кларк, когда будет пропуск и униформа?

– Постараюсь завтра.

Через полчаса обсуждений и споров план окончательно вырисовался. Первый этап операции назначили на четверг, 15:00. Второй – ровно через 12 часов.

ГЛАВА 10

Целых два дня! Она думала о нем уже целых два дня! Разве это нормально? Софочке казалось, что она заболела. Такое шаткое состояние отчужденности от реальности бывает при ангине. Ты лежишь с температурой под одеялом и воспринимаешь окружающие тебя пространство, события и людей иначе. Словно смотришь на мир глазами расплодившегося в организме вируса.

Когда Андрей не поехал провожать ее до дома после спектакля, Софа расстроилась. Подобное обращение было непривычным. Но чутье подсказывало, что мужчина не стремился ее оскорбить. Напротив, его действия выглядели естественными. По крайней мере, для него самого. А если человек поступает в соответствии со своим порядком вещей, как на него обижаться? Она и не обижалась. Лишь мучительно желала услышать его.

«Почему он снова не спросил мой номер? Отчего он не хочет позвонить? Неужели думает, что я действительно влюбилась?» – предположение было нелепым. Она влюблена в Лепу. Ведь он ее опекает. А Немов… Возможно, ей в новинку его манера поведения. Интерес. Любопытство.

Телефон запел модную мелодию. Девушка поспешно подняла трубку.

– Лепочка? Ты? – какое разочарование.

– А что, мог быть кто-то другой? Промолчала.

– Муся, ты в порядке? – обеспокоенно донеслось из трубки.

– В целом да.

– Я сейчас приеду.

– Нет.

– Что?

– Нет, зайчик. Мне нездоровится. Я вздремну, наберусь сил, – никогда прежде Софа не врала своим мужчинам. – «Что ж, все когда-нибудь в первый раз».

– Не нравится мне это! – недовольно пробурчал любовник.

– Родной, конечно же, приезжай! – передумала она. В самом деле, что за глупости отменять встречу?

…Мужчина игриво теребил ее за плечи:

– Чего куксишься?

Ответа у девушки не было. Задача слишком сложна, не хватало знаний найти правильное решение.

– Целуй меня!

Целовал. Облегчения не наступало.

– Что сие? – взгляд кавалера упал на две книги на тумбочке. – Маяковский? Достоевский?

– Читаю.

Леопольд Львович округлил глаза:

– Мусенька, ты однозначно приболела!

– Почему? Хорошие авторы.

– Так, я их конфискую, – мужчина взял книги и вышел на лестничную площадку. Вернулся через тридцать секунд:

– Выбросил в мусоропровод. Славная, лучше почитай глянцевые журналы, ткни пальчиком в любое украшение, и я тебе подарю, чтоб порадовать Мусю, договорились?

«Он заботливый, заботливый, – как мантру повторяла Софа. – Но о ком он больше печется? Обо мне? Или о себе? Вместо того, чтобы разобраться, что меня угнетает, он выкинул книжки!»

Во время секса девушка не удосужилась сымитировать оргазм. «Что за новости? Не для того я вложил в нее кучу денег, чтобы вместо очаровательной куколки заиметь в итоге занудную фригидную интеллектуалку», – Леопольда Львовича не удовлетворило сегодняшнее свидание.

Когда за ним захлопнулась дверь, Софочка уткнулась лицом в подушку и закричала. По неизвестной причине ее розовая планета разрушалась. Осколки разлетались во все стороны метеоритным градом. Это пугало. Зазвенел домашний телефон.

– Алло!

– Соня, здравствуй!

– Андрей? – ее голос осекся.

– Поговори с человеком, я передаю ему трубку.

София, добрый вечер. Меня зовут Николай Владимирович. Если позволите, перейду сразу к делу. Господин Немов присоветовал вас как высококвалифицированного декоратора со свежими идеями. Я открываю кафе, и мне нужен грамотный оформитель. Предлагаю пересечься и переговорить. Девушка растерялась:

– То есть, вы хотите, чтобы я…

– Буду рад, если вы займетесь интерьером заведения. Настаиваю на личной встрече. Обсудим детали и ваш гонорар. Давайте завтра в десять, где вам удобно?


Софа волновалась. Не верила, что солидный бизнесмен действительно жаждет воспользоваться ее профессиональными услугами. Даже когда они приехали в двухэтажное помещение под кафе, подумала – а не розыгрыш ли?

– Ваша главная цель – изобразить нечто стильное. Не ширпотреб, – Николай Владимирович говорил отрывисто. – Ориентируйтесь на название – «Чикаго-блюз кафе».

– Шикарное название! – воскликнула девушка. Огляделась и вдруг увидела, как голые стены обретают ярко-зеленый оттенок, а побеленные колонны становятся кроваво-красными. Алые кожаные диваны выстраиваются в четкой геометрии. Потолок выстреливает длинными стеблями проводов с набухшими бутонами ламп. Черно-белые фотографии в искусственно состаренных рамках неровно прилипают к стенам по периметру лестницы. Софочка моргнула, и мираж исчез. Но она успела запомнить каждую мелочь.

– Я набросаю эскизы и покажу вам через два дня.

Мужчина одобрительно цокнул:

– Быстро. Надеюсь, скорость не отразится на качестве?

– Интерьер будет идеальным, – самоуверенно заявила она.

«Неужели Андрей не лгал, когда сказал, что у меня есть талант?» – девушка приехала домой, достала бумагу и краски и принялась за работу. Энергия захлестывала. Кисточка порхала взбесившимся мотыльком, вырисовывая деталь раньше, чем успевал сформироваться образ в сознании художницы. Она закончила к вечеру того же дня. Отложила кисть и с изумлением оценила результат. Листы с эскизами валялись на полу, на столе, на подоконнике. Не верилось, что она могла справиться с таким объемом за столь короткий срок. Идеи интерьера показались ей фантастическими. Но как отреагирует заказчик?

На следующее утро Софочка выдохнула с облегчением. Николай Владимирович покивал и предоставил в ее распоряжение бригаду мастеров и водителя, бросив короткое «Руководите». Мужчины в оранжевых комбинезонах уважительно-вопросительно глазели на девушку. Она покраснела, но из-за слоя пудры на ее щеках этого никто не заметил.

Софу терзали подозрения по поводу ее компетентности, но она решила, если у нее ничего не получится, – не смертельно. От позора еще не никто не умирал. Вроде бы… Сейчас она сделает все возможное, чтобы сотворить помещение, которое не хотелось бы покидать.

Вечер наступил неожиданно. Только и успела съездить по магазинам, выбрать отделочные материалы, краски и ткани. А ведь еще столько нужно подыскать! Но не ночью же работать, в самом деле. Отпустила мастеров. Едва зашла в квартиру, осознала, насколько устала. Даже не пообедала. А поужинать не было сил. Освежилась под душем, завела будильник, упала на кровать. Сквозь сон слышала, как разрывался телефон, но подходить не стала…


– Нет, именно алая кожа, – терпеливо и дотошно объясняла Софочка консультанту в мебельном бутике, подобно гриновскому Грею, выбиравшему материю на паруса. – Я дала образец цвета, неужели так трудно подобрать точь-в-точь?

– Вот, например…

– Я сказала кожа! А этот дермантин будет уместен у вас на кухне, а не в элитном заведении! – гневалась она.

Менеджер уважительно закивал. Сперва дамочка показалась ему недалекой. Женушкой денежного мешка, которой приспичило изменить хоромы на свой манер. Таким клиенткам можно и брак всучить, объяснив, что дефекты – ничто иное как шик и дизайнерская задумка. Однако эта мамзель знала, чего хотела.

– Простите, мне кажется, у нас есть то, что вам нужно. Серия «Буэантре» из прошлогодней коллекции итальянской мебельной фабрики, взгляните. – Консультант развернул пухлый каталог.

С глянцевых страниц сорванными маками алели фотографии идеальных диванов и кресел. Софочка чуть в ладоши не захлопала: это было именно то! Прямоугольные формы, ровные спинки, строгие пропорции. Ничего лишнего.

– Прекрасно! Срок поставки?

Девушка вышла из магазина довольная.

Сравнила: когда покупала себе обновки, радость была менее яркой. Происходило что-то странное, и это «что-то» ей нравилось. Водитель довез до кафе, открыл дверцу автомобиля. Пока Софа отсутствовала, помещение уже слегка изменилось. Мастера работали скоро. Если так и дальше пойдет, то за неделю-другую справятся.

Домой вернулась поздно. Набрала в ванну воды, капнула пены, нырнула. Мышцы приятно болели. Несколько раз Соня наведывалась в тренажерный зал и на занятия по аэробике, но ощущения были не те. Сейчас их пронизывало неведанное ранее удовлетворение. Она закрыла глаза и в полудреме представила, каким шикарным станет «Чикаго-блюз кафе» благодаря ее усилиям. До сих пор не верилось, что она, обычная девочка, способна внести лепту в важное дело. Осознание собственной значительности пьянило.

В сумке в коридоре запиликал мобильный. Покидать убаюкивающую теплоту воды не хотелось. Если звонят друзья – нестрашно, перезвонят. А если Лепа? Боже, она совсем его забросила! Уж наверняка он и позавчера звонил, и вчера. А она так увлеклась своим первым трудовым процессом, что забыла о любимом мужчине! «Вернее, любящем», – поправила себя Софа и тут же добавила: – Что, конечно, гораздо ценнее».

Укуталась полотенцем, дошлепала до телефона. На дисплее застыла сердитая фраза: «14неотвеченных вызовов». Зажмурилась и набрала Лепу, но тут же сбросила. А что она скажет? Извини, милый, у меня из головы вылетел факт твоего существования? Необходимость придумать отговорку тяготила. «В честь чего я должна объясняться? – взбрыкнула Софа. – Я же не подневольный холоп!»

Белый шарик бра светил миниатюрной луной, успокаивал. Девушка лежала в постели и планировала завтрашний день. Не терпелось снова приступить к дизайнерским обязанностям.

ГЛАВА 11

После душевного разлада, нахлынувшего под воздействием спектакля, Андрей заставил себя стиснуть зубы и погрузиться в работу. Два дня задерживался в офисе до полуночи, думая исключительно о бизнесе. Посторонние мысли гнал поганой метлой, и вполне удачно. Тем более что нужно было подготовить выступление на ежегодный форум инвестиционных и финансовых аналитиков. Когда набрал на компьютере последнюю страницу доклада, понял, что устал. Пообещал себе: по окончании конференции съездит в дайвинг-клуб, отдохнет.

В отеле «Рэдиссон САС Славянская», где проходил форум, едва успевал здороваться со знакомыми. Из года в год все те же лица. Озабоченные, нахмуренные, ликующие… Ради чего живут эти люди? В чем их центральный мотив? В успехе? Удовлетворенном самолюбии? Они прекрасно осознают, что глобального, всепоглощающего и всё объясняющего смысла не существует. И чтобы не завыть от безысходности, необходимо ставить перед собою мини-цели. Выходить на старт и разминать суставы, как спортсмен, перед забегом на три километра. Да, забег будет недолгим. Но пока бежишь, процесс кажется вечностью, в которой властвует лишь единственный идол – движение. Подчинившись ему, получаешь кратковременную возможность не думать ни о чем ином и избавиться от ненавистной рефлексии над Смыслом. Все эти мини-цели – таблетки, подавляющие симптомы, но не лечащие причину. Самопальная замена истинного лекарства, еще не разработанного учеными.

Выступил на ура. Вышел в холл покурить и перевести дух.

– Резюмируя ваш доклад, перспективы отрасли управления активами в Российской Федерации весьма радужные. Вам стоит верить?

Андрей оглянулся. Мужчина в строгом сером костюме вопросительно вскинул брови и ждал ответа.

– Брокер из меня получился плохой, сам обанкротился, клиентов обанкротил, пришлось стать финансовым аналитиком. Решайте сами, верить мне или нет.

– Ты в своем репертуаре, Немов, – собеседник рассмеялся и протянул руку. – Давно не виделись. Как сам?

Николай был одним из немногих людей, с которыми Андрей общался не напрягаясь. Пересекались они редко, деловые вопросы решали быстро, закадычными друзьями не прикидывались. Хотя и могли часок посидеть, поговорить за жизнь.

– Я в порядке. А ты? Приоделся? Пиджачок знатный. Чем занят? – вежливо поинтересовался.

– Занят все тем же. Контролируем и оптимизируем. Да к бесу беседы о работе, что-то я нынче выжат как лимон. Единственная отдушина – затеял запуск точки общепита, – усмехнулся Николай.

– Оригинальная опция, – сыронизировал Андрей.

– В том-то и беда. Подыскиваю декоратора, чтоб делегировать ему полномочия по сотворению мечты для поклонника блюза. «Come on, Oh baby don't you wanna go», – густо пропел приятель.

«Come on, Oh baby don't you wanna go Back to that same old place, Sweet home Chicago », – в тон ему подтянул Немов известную композицию. Не сказать, чтоб он являлся любителем блюза, но некоторые импровизации Би Би Кинга слушал с удовольствием.

– О, да ты знаток, – Николай откашлялся.

– Постольку поскольку. Кстати, про дизайнера. Есть девочка, глуповатая, но со вкусом. Она точно предоставит тебе необычные идеи. Рискнешь?

– Спорная характеристика. Венчурные проекты не моя специфика. Ты ее работы видел?

– Кое-что. Нестандартно.

– Плохого ты мне никогда не советовал…

– Все когда-нибудь бывает первый раз, – пошутил Андрей.

– Ладно, давай контакты, встречусь, погляжу.

Позвонил в офис, попросил секретаршу по телефонной базе Москвы найти номер, продиктовал адрес Сони.

– Если она тебя устроит, с оплатой не жадничай, о'кей?

– Обижаешь. Бонусы гарантирую.

Вопрос был исчерпан. Попрощались и расстались довольные друг другом.

В дайвинг-центре было пусто. Инструктор поприветствовал бывшего ученика и дальше внимания не обращал. В прошлом году Андрей получил международный сертификат «Open Water Diver», позволявший погружаться в открытом море на глубину до 18 метров. В клуб Немов приезжал раз в месяц, чтобы не забыть навыки дайвинга. Рассматривать в хлорированном бассейне кафельный пол – забава сомнительная, поэтому обычно закрывал глаза и отрабатывал технику нейтральной плавучести. Он хорошо чувствовал воду.

Надел снаряжение, закусил загубник, нырнул. Опустил ресницы. Чтобы чернота не раздражала, разбудил воспоминания о недавнем дайвинг-сафари в Египте. Тогда он семь суток практически не выползал на берег.


Утро выдалось ветреным. Восходящее солнце осторожно высунуло из-за холмистого горизонта луч. Он достиг корабля, коснулся кормы, вором пробежался по палубе и направился дальше, к пляжам Шарм-эль-Шейха. Некоторые нетерпеливые туристы уже распластали тела на песке, призывая ультрафиолет.

Андрей проснулся рано, попутчики дайверы еще спали. Он бы с радостью нырял один, без группы, если б сие не противоречило разумным нормам безопасности. Снял футболку и спортивные штаны, прыгнул в розовое рассветное море, хлестнувшее кожу холодной пощечиной. Плавал долго. Между тем на корме уже шла подготовка к предстоящему погружению.

Поднялся на корабль, вытерся. Прислушался к коллективным дебатам. Гид Хосе на прекрасном английском инструктировал команду, уточнял технику взаимодействия партнеров, очередность входа в воду, максимальную глубину. Брифинг закончился. Андрей натянул гидрокостюм, кивнул напарнику-итальянцу. На вид ему было не больше двадцати лет, вел он себя экспрессивно, постоянно пытался завести диалог. Имя Ромео органично вписывалось в его облик. Юноша с энтузиазмом лепетал о красоте местного пейзажа. Немов устало отмахнулся.

Шестеро аквалангистов собрались у якорной веревки. Инструктор начал погружение, остальные последовали за ним. На глубине 14 метров остановились, проверили крепление снаряжения и его элементов, разбились на пары и поплыли по маршруту Temple-рифа. Андрей продул уши и огляделся. Остроконечные рифы башнями высились над плоским полем белого песка. Гравитация навечно канула в Лету. Трехмерное пространство послушно принимало человека, позволяя двигаться в своем гигантском лоне во всех направлениях. Невесомость завораживала, оплетала прозрачной сетью. Коралловые рыбки мельтешили разноцветными пятнами. Неподалеку парил заторможенный скат. В каменных цветках дрейфовал ярко-красный моллюск, дрожавший, как рюши на платье Кармен.

«Испанский танцор», – догадался мужчина и выжидающе уставился на животное. Танцевать оно расположено не было.

«Истинный ариец. Гордый».

Две полосатые рыбки с желтыми боками и синими обводами вокруг глаз бабочками кружились над бурым полипом.

Андрей перевернулся на спину. Вода была чистой, поверхность просматривалась хорошо. Хотелось раствориться в этой жидкой массе, перестать существовать отдельно от моря. Из состояния нирваны вывел надоедливый партнер: подплыл сверху, загородив обзор, сомкнул в окружность большой и указательный пальцы.

«У тебя все отлично, бадди? Я бесконечно рад за тебя!» – рассвирепел и ответил тем же жестом. Ромео не унимался, изобразил просьбу поторапливаться. Инструктор показал «Всплытие». Неужели пора? На глубине исчезает понятие времени. Манометр высвечивал давление в 60 бар.

Выдохнул. Пузырьки углекислого газа взметнулись вверх. Андрей едва удержался, чтобы не опередить их – рекомендуемая скорость подъема около десяти метров в минуту, то есть не быстрее воздуха. Организм должен успеть привыкнуть к очередной смене среды. Усмехнулся своему здравомыслию.

Солнце застыло в зените. Сейчас – завтрак и отдых. Ближе к вечеру – второе погружение.

Каждый новый день дарил мощные впечатления, но мужчина не был удовлетворен. На шестые сутки сафари проснулся посреди ночи. Корабль покачивало на волнах у рифов Рос Моххамеда. Место опасное, с сильным течением. Дайвинг-прогулка намечена на восемь утра. Хосе велел хорошо выспаться: маршрут предстоял сложный.

Андрей мерил каюту нервными шагами. В иллюминаторе темным бархатом переливалась морская гладь. Вытащил из шкафа сумку, достал компас, фонарик. Взял снаряжение и, стараясь ступать тихо, вышел на палубу. Пронизывающий ветер набросился возбужденным хищником и норовил пробраться под рубашку. Немов сел на дощатый пол, облачился в плотный синий комбинезон. Минуту помедлил, затем прыгнул.

Египетская ночь смешала две стихии – воздушную и водную – в одну угольно-черную. Свет фонаря вонзался в нее робко и неуверенно, как скальпель студента-медика в распятого голубя. Плыл не спеша, контролируя сердцебиение. Нервничать нельзя. Внизу тысячеметровая бездна, готовая поглотить тебя при любой оплошности. Поток подхватил, понес куда-то вперед, едва не впечатав жертву в стену кораллов. Славировал в сторону. «Не следует быть беспечным», – отметил мысленно и тут же подумал, что недавно упрекал себя в излишней осторожности. «И вот, пожалуйста. Девичья противоречивость!»

Греб в глубину, пока не устали мышцы. Преодолел рубеж в двадцать метров, двадцать пять, после чего поплыл горизонтально, наслаждаясь покоем и мертвой тишиной. «Будто в вакууме», – внезапное сравнение кольнуло в лоб. «А если я не найду дорогу обратно? Придурок!» Он порывисто вдохнул, но этого оказалось недостаточно. Андрей замер, балансируя на месте, и сделал глубокий вдох. С ужасом обнаружил, что кислорода не хватает. Поглядел на манометр. Баллоны опустели на 97 процентов! Видимо, в приборе возникла неисправность, из-за чего он не предупредил о превышении расхода воздуха.

Сориентировался за долю секунды: надо подключить резервный источник. Произвел манипуляции в соответствии с инструкцией. Открыл вентиль аварийного баллона с воз духом, прикрепленного к компенсатору. Тест. Втянул воздух. Безрезультатно. По необъяснимой причине запасной контейнер не подавал кислород в камеру компенсатора плавучести.

Резко рванул вверх. Кровь прилила к глазам и к носу. В уши вонзились тысячи иголок.

«Без паники! Паника снижает способность адекватного восприятия действительности, что приводит к ошибочному поведению и, как следствие, к несчастному случаю. Неконтролируемое всплытие провоцирует разрыв легких и декомпрессионную болезнь», – мозг мгновенно выдал хранившуюся в памяти информацию.

Снизил темп. Хотелось дышать часто-часто, еле сдерживался. «Стрессовое состояние вызывает сокращение периферийных кровеносных сосудов и одновременное повышение кровяного давления. Перегрузка сердца чревата… чревата…» – Андрей почувствовал, что теряет сознание. Сделал еще два глотка из основных баллонов и продолжил подъем.

«Мартин Иден новоявленный, блядь!» Голова гудела от боли.

«Спокойно. Еще чуть-чуть». Кончики пальцев невыносимо зудели.

«Обязательная остановка безопасности на пяти метрах, хотя бы на минуту». Больше дышать было нечем. Отсчитал тридцать секунд и плавно двинулся к поверхности.

Истерично сдернул маску. Легкие наполнились обжигающим свежим воздухом. Греб к кораблю, стиснув зубы и яростно раздувая ноздри. Что это было? Минутное помешательство? Даже профессионалы не ныряют в одиночестве! Хотел проверить себя на прочность? Убедиться в том, что еще рано умирать? Ведь смерть не заберет прежде, чем ты успеешь исполнить свое предназначение?


Андрей открыл глаза. Голубая плитка бассейна зарябила размытыми квадратами. Вынырнул. В раздевалке переоделся, под душем промыл костюм. Наверное, судьба бережет его. И он знал почему. Когда ты имеешь маниакальное неистовое стремление, никакие обстоятельства не предотвратят его осуществление. Высший разум, космос, энергия, Бог – или что там есть над миром – не мыслит категориями плохого и хорошего, черного и белого. Важно лишь наличие желания. Пока оно есть – ты непобедим, ибо всё – за тебя.

ГЛАВА 12

Утром в кабинете управляющего банком по N. Street раздался телефонный звонок. Менеджер «Electric United LTD» вежливо представился и уведомил о том, что в округе проводится профилактическая проверка электросетей, в связи с чем в банк будет направлен специалист для технического осмотра. Управляющий проверил номер. Звонили действительно из «Electric United LTD».

– Отлично, когда ждать вашего сотрудника?

– В течение часа, – Ральф повесил трубку и тут же набрал кузена Кларка: – Все готово. Надеюсь, мы квиты?

Через двадцать минут Ганс, облаченный в сверкающую синюю униформу и с чемоданчиком для инструментов, остановился у ресепшина, предъявив удостоверение сотрудника крупнейшей энергетической компании штата Иллинойс. Управляющий выписал ему временный пропуск, провел через операционный зал во внутренние кабинеты и махнул рукой:

– Работайте.

Беспрепятственно бродил по зданию, изображая бурную деятельность при появлении деловитых офисных работников. Расположился у щитка в коридоре. Из дверного проема комнаты напротив высунулась голова:

– Чинишь? – поинтересовался пышущий здоровьем детина с болтавшейся на поясе дубинкой и с бумажным стаканчиком кофе в руке.

Кивнул.

– Чини, чини.

Ганс бессмысленно орудовал отверткой, пока зрителю не надоело наблюдать за его ловкими манипуляциями. Затем достал мобильный. Набрал sms: «Магнитная карта». Это была инструкция для Кларка.

В 12:45 стоявший у кассы солидный джентельмен, собиравшийся открыть счет, повел себя странно. Повалился на стеклянную стойку, дернулся, захрипел и упал на пол. Джонни разбил приступ эпилепсии. Кто-то принялся вызывать скорую, кто-то (в том числе находившийся в зале охранник) бросился к пострадавшему. Тот представлял собой жалкое зрелище. Изо рта текла пена, тело билось в конвульсиях.

– Помогите держать его, чтобы он не покалечил себя! – крикнул Паулс долговязому посетителю. Тот с готовностью откликнулся, пристроился рядом. Ему понадобилось две секунды, чтобы вытащить из кармана пожилого мистера пластиковую карточку. Кларк еле заметно улыбнулся: приятно вспомнить юность. Бывало, за день он обворовывал по пять зевак. Работал в основном в парках, где много народу, реже – в транспорте.

– Мне плохо, извините, – Кларк зажал рот рукой, изображая тошноту. Пошел в туалет. Электрику тоже приспичило. Оба так рвались к писсуарам, что столкнулись плечами. Карточка перекочевала во влажную ладонь Ганса.

– Простите.

– И вы меня.

В зале раздался громкий хлопок. От «неловкого движения» в пакете у Рыбы, заполнявшего бланк на денежный перевод престарелой маме, взорвалась «некачественная петарда, купленная сынишке». Какая-то женщина истошно завизжала.

Электрик посторонился, пропуская охранника, бежавшего к месту происшествия. Мгновенно достиг заветной двери. Считывающее устройство распознало двоичный цифровой код магнитной полосы и, довольно пискнув, разблокировало замок.

Разместился у центрального пульта системы. Открыл корпус. Пришлось повозиться. Аккуратно перерезал кабель, в разрыв цепи подсоединил имитирующее устройство. Теперь прибор не будет передавать тревогу в полицейский участок.

– Да они подстраховались, – усмехнулся Ганс, обнаружив радиопередатчик, посылающий дублирующий сигнал. Снял провода с контактов реле пульта и закоротил их.

– Вот вам и режим нормальной работы. Копы, спите спокойно, – мужчина собрал инструменты и покинул каморку. Едва свернул за угол, налетел на возвращавшегося на пост верзилу. Суматоху в холле ликвидировали быстро.

«Ай да профессионалы», – подумал Ганс, а вслух спросил:

– Это не у вас выпало?

Охранник поднял с пола белый пластик.

– Надо же! Напарник, должно быть, выронил, вот растяпа. Спасибо.

Электрик взмахнул прямой рукой:

– Хайль национальной безопасности!


Крайтон нарезал круги по подвалу, в нетерпении покусывая губы. В первом этапе операции он не участвовал, днем была смена мистера Паулса, и появление Томаса в банке выглядело бы подозрительным. «Только бы все прошло без осложнений», – он закрыл глаза и пробормотал что-то вроде «Господи помоги». Затем осознал, что молитва в нынешней ситуации – идея бредовая. Попытался сосредоточиться на какой-нибудь мысли, но безуспешно. Мыслей вообще не было. Когда заскрипела дверь, словно проснулся, щенком прыгнул к порогу, встречая приятелей.

– Нет, ты обязан отдать мне свою униформу, – продолжал длинноволосый ранее начатую дискуссию. – Моя подружка жуть как возбуждается от ролевых игр и переодеваний.

Откуда у тебя подружка, Джонни? Ты же старый моряк, не знающий слов любви и привыкший самостоятельно справлять свои надобности, – загоготал Ганс.

Томас вопросительно уставился на веселую четверку.

– Порядок, Железный, – успокоил Джонни, стянув с шеи дорогой шарф и гадливо отбросив его в сторону. – Правда, Рыбу чуть не загребли как ярого диверсанта, но все обошлось. У нас есть спиртное, горло прополоскать? Мыла наглотался! Чертова пена! Сейчас внимательно слушаем Ганса и изучаем схему здания. Затем отдыхаем.

Технический гений разложил на столике помятую бумажку с набросанными карандашом чертежами. Указывал пальцем: «здесь коридор, тут пост, там хранилище с сейфом». Внешняя сигнализация, связывающая здание с полицией, отключена. Но чтобы тихо проникнуть в банк через главную дверь, необходимо вывести из строя звуковую сирену на самом здании. Ее провода проложены на уровне второго этажа и очень жаждут быть перерезанными. Рыба, Крайтон и длинноволосый обезвреживают охрану. Далее – работа с сейфом.

– Взламывать сам замок бессмысленно. Проще воспользоваться газовым резаком, перфоратором и гидравлическим инструментом.

– Согласен. Думаю, понадобится не менее получаса, – прикинул Джонни. – Кларк, когда стемнеет, подгонишь сюда пикап, надо будет погрузить оборудование.

Блондин кивнул.

– Рыба, а ты ступай припаркуй новую тачку в двух кварталах от банка. Проедем немного на пикапе, потом пересядем. Да, кстати, – главарь повернулся к Крайтону, – как твоя нога? Ты до сих пор прихрамываешь.

– Ноет. Но это не станет помехой.

Времени до условного часа оставалась масса. Томас вышел на улицу, чтобы проветриться. Район был не слишком людный, случайные прохожие не мелькали надоедливыми тенями, а автомобили не вбивали в мозг агрессивное жужжание двигателей. «Ведь судьба всегда подбрасывает способ справиться с проблемой, не так ли? – размышлял мужчина. – Очевидно, что так. Тогда зачем метаться? Следует воспользоваться шансом». На заборе висела одинокая афиша, призывавшая посетить концерт легендарного Би Би Кинга, который исполнит знаменитейшие блюзовые композиции, в том числе «Sweet home Chicago». Кстати, любимая песня Мэдди. Крайтону медведь на ухо наступил, но он обожал слушать, как поет жена, ей это удавалось на славу. Тембр ее голоса завораживал. Как-то она выиграла местечковый конкурс по вокалу. В ящике стола до сих пор хранится грамота… Он вспомнил, как сидел в первом ряду и с гордостью наблюдал, как на импровизированную сцену величественной походкой поднималась его Шоколадная в потрясающем оранжевом платье с тонкими бретельками. Помнится, они два часа стояли у витрины магазина, мучаясь сомнениями – тратить ли такую сумму денег. Мэдди сопротивлялась, но муж ее убедил.

– Ты достойна лучших нарядов! Позволь мне купить его.

Позволила.

Потом в течение месяца после работы в баре отправлялся разгружать вагоны в порту, домой доползал полуживой, но разве это жертва? Ведь в тот вечер на сцене жена блистала… Она пела, небрежно держа микрофон, как нечто привычное. И зрители молчали, затаив дыхание, а затем разразились бурными овациями.

Если подумать, столько у них всего происходило в жизни. Та же Тина учудила: родилась раньше срока… День был праздничный и жаркий. Сидеть в душной квартире было невыносимо, Мэдди маялась, обмахиваясь журналом. Едкие пары раскаленного асфальта даунтауна проникали сквозь приоткрытые окна.

– Милый, поехали к озеру кататься на лодке! – простонала девушка.

Крайтон засомневался: беременность она переносила хорошо, но все-таки восьмой месяц уже. Не время для активных забав.

– Пожалуйста, Томми! Ненадолго!

Что с ней поделаешь? Сели в автобус и уже через минуту заклацали зубами: кондиционер работал на полную, превращая салон в морозильную камеру. Захотелось обратно под палящее солнце. Добрались до гавани Burnham Park. В прокате station-менеджер подозрительно покосился на Мэдди и ее большой живот. Но, в конце концов, законы не запрещают будущим мамашам развлекаться. Парень проследил, чтобы спасательные жилеты были крепко застегнуты, затем проводил до лодки. Томас налег на весла, и судно заскользило прочь от пирса.

Бухта была небольшой. Полуостров, вытянутый узкой дугой, преграждал путь в открытый Мичиган. Отгреб немного вперед влево, оставив позади другие плавсредства – катамараны и каяки. Подул ветер, дышать стало легче, жара отступила. Любимая пассажирка положила на деревянную лавку полотенце и устроилась удобнее:

– Как думаешь, на кого она будет похожа?

– Надеюсь, на тебя, – рассмеялся.

– Откуда самокритика? – Мэдди искренне недоумевала. На ее взгляд, Томми был красавчиком. Порою не верилось, что ей достался такой породистый самец. В юности она часто гадала, каким будет мужчина ее мечты. Представляла его душевные и физические качества, поведение в той или иной ситуации. Но образ получался размытым и, как девушка ни старалась, становиться четче не хотел. А когда впервые увидела Крайтона, поняла, что больше не нужно фантазировать и искать идеального партнера…

Муж ритмично опускал и поднимал весла, а Мэдди любовалась его загорелыми предплечьями. Отплыли довольно далеко от берега. Ветер усилился, вызвав волны. Горластые чайки вторили их шуму надрывным бэк-вокалом. Лодку стало сносить вдоль полуострова к большой воде.

– Можешь протестовать, но мы возвращаемся, – постановил Крайтон и начал грести к берегу. Вскоре осознал, что его усилия не приносят результата. Они фактически стоят на месте. Волны переплескивались через борт, обдавая теплыми брызгами. Мужчина забеспокоился, но вида не показал – не хватало, чтобы жена разнервничалась.

С востока наползала громадная иссиня-серая туча. Повеяло прохладой. Лодка качалась и норовила перевернуться.

– Томми?

Он улыбнулся и сделал три мощных гребка:

– Все в порядке.

Девушка положила руку на округлый живот:

– Не хочу торопиться с выводами, но не все в порядке.

– Обычная непогода. Добраться до станции – сущий пустяк.

– Томми, я о другом! Как бы это сказать… У меня схватки.

От неожиданности он резко взмахнул веслами, и одно выскочило из уключины, упало в озеро. Рванулся за ним, но лодка накренилась, зачерпнув воды, пришлось срочно выравнивать киль. Весло подхватить не успел.

– Уверена? – задал глупый вопрос.

Мэдди поморщилась:

– Да.

– Возьмись за противоположные края борта, – скомандовал Крайтон и принялся отчаянно грести уцелевшим веслом. Взмах влево, нажим, взмах право, нажим. Ветер усилился, стал накрапывать дождь. От напряжения руки окаменели. Правильной техникой он не владел, но интуитивно изменил хват и угол локтевого сгиба. Попробовал грести за счет мышц спины и брюшного пресса. Нагрузка уменьшилась, скорость увеличилась. Полоска берега ширилась. Уже белели яхты, пришвартованные у пирса. Девушка мужественно переносила тягостный круиз, лишь покусывала губу.

Казалось, они плыли несколько дней. Когда достигли берега, схватил жену на руки, побежал к трассе ловить такси. Менеджер семенил следом, кричал вернуть жилеты. В больнице Мэдди уложили на каталку, увезли. Томас сидел под дверью палаты пять часов. Затем доктор сообщил, что роды прошли без осложнений, но ребенок недоношенный и будет помещен в инкубатор. Странное, ни на что не похожее чувство он испытал, когда впервые увидел трогательное, сморщенное личико своей дочки…

Крайтон продрог: к ночи похолодало. Завернул погреться в неказистый бар с фиолетовой мигающей вывеской. Пил горячий несладкий эспрессо. Пялился в телевизор, пока официантка не буркнула: «Мы закрываемся!»

Побродил по улице, окончательно замерз, направился обратно в подвал. Длинноволосый встретил его колючим взглядом: мол, слишком загулялся. Последний час Джонни беспокоился: не удумал ли приятель соскочить с авантюры? Или подставить их и выслужиться перед копами. Давным-давно они с Железным братались, но годы меняют людей.

– Что, Джон, ты во мне засомневался? – прочитал его мысли Крайтон.

– Не сомневаются только мертвецы, – нарочито мрачно парировал приятель. Через секунду улыбнулся, хлопнул друга по плечу: – Я лишь переживал, как бы ты не простудился.

– Больные члены команды – лишнее бремя?

– Нравится мне твой воинственный настрой! – подмигнул Джонни. – Через полтора часа продемонстрируешь его в деле.


Вымершие улицы центра Чикаго вселяли бодрость. Прохожие не вписывались в план операции. На уровень второго этажа Томас забрался лихо – подпрыгнул, уцепился за выступ здания, подтянулся. Провода сирены были спрятаны под пластмассовый короб. Расковырял его ножом и перерезал кабель.

Джонни следил за окнами. По идее, сейчас на пульте охраны банка должно замигать табло «Тревога». Охранник покинет пост для проверки помещений в полной уверенности, что скоро прибудет полиция.

Кларк возился с дверью. Выламывать ее не нужно. Лучше открыть цивилизованно, чтобы с улицы не привлекали внимания разбитые стекла и сорванные петли. Замок был обычный, автоматический. Блондин вставил отвертку в замочную скважину (сбоку, дабы отверстие оставалось свободным), всунул проволоку с расплющенным концом и подвигал ею во всех направлениях. Замки делаются не идеальными и держатся в большей степени на одном штырьке. Мужчина поднял его на нужную высоту, зафиксировал отверткой. Теперь основная нагрузка пришлась на другой штырек. Необходимо сместить и его, а затем третий и четвертый. Процедура заняла у Кларка ровно 50 секунд.

Ворвались внутрь. Первый охранник среагировал быстро, но против пятерых грабителей оказался бессильным. Вырубили апперкотом в челюсть, связали, отволокли от окна.

– Замрите! – второй напарник стоял в дверях и целился в бандитов. Томас узнал Паулса. «Но почему? Его смена должна была закончиться в шесть вечера!» Рыба молниеносно передернул затвор и нажал на спусковой крючок. Крайтон успел толкнуть его – автоматная очередь прошила стену, пощадив охранника и лишь ранив в плечо. Спаситель подскочил к Паулсу, закрывая его от нацеленных стволов. Несильно ударил в живот, зафиксировал запястья наручниками.

– Готово!

Рыба дернулся вперед, намереваясь отомстить за бесцеремонное поведение, Джонни удержал его:

– Не глупи! У него должно быть объяснение!

Томас приблизился к негодующему коллеге:

– Ты бы убил его! Зачем, если реально обойтись без жертв?

Рыба гневно раздувал ноздри.

– Не мешкаем. Вы двое здесь, остальные за мной, – длинноволосый побежал к хранилищу, Ганс и Кларк – следом, волоча тяжелые сумки с инструментом.

Прошло двадцать минут. «Чего они так долго возятся?» – Крайтон поглядывал на заложников через прорези в маске. Бледный Паулс облокотился на стену. Кровь из раны просачивалась сквозь грубую ткань рубашки и капала на пол.

– Аптечка есть? – обратился ко второму охраннику. Тот указал подбородком на шкаф возле дальнего стола.

Взял антисептик, марлевый компресс и бинт, подошел к Паулсу, разрезал рукав, обработал и перевязал рану. Рыба с молчаливой ненавистью наблюдал за его манипуляциями.

Прошло еще пятнадцать минут. Наконец троица вернулась в холл. В ту же секунду в темном окне сверкнул синий огонек – полицейская машина патрулировала ночные улицы.

– Копы! – крикнул Джонни. – Пригнуться!

Воспользовавшись минутным замешательством преступников, охранник вскочил на ноги и ринулся к двери, от которой его отделяло не больше десяти ярдов. Томас прыгнул за ним, распластался на полу, успев зацепить и повалить беглеца. Члены банды замерли. Автомобиль защитников правопорядка проехал мимо.

– Выходим и сворачиваем в левый проулок. На следующем перекрестке припаркован пикап.

Пятеро направились к выходу. Рыба шел последним. Крайтон уже переступил порог, как услышал позади серию выстрелов. Обернулся. Рыба довольно скалил зубы, перешагивая через трупы двоих заложников.

– Мразь! – в ярости кинулся на бугая, ударил в нос кулаком. Продолжал молотить подонка, но вдруг ощутил острую болью в затылке. Колени подкосились. Рухнул на пол и потерял сознание.

Длинноволосый вытер рукоять пистолета о куртку:

– Поднимайся, Рыба. Всунь ему в руки свой автомат, и уходим, уходим!

Прежде чем покинуть место преступления, повыбивали стекла, чтобы патруль заметил и проверил банк до того, как Железный очухается. Джонни хрустнул пальцами: он предвидел, что бывший друг заистерит. Что ж, сам виноват. Повел бы себя умнее – получил бы долю и жил припеваючи. Эх, дурак…

– В подвал нельзя. Едем на хату, которую вчера снял, делим куш и испаряемся, – сглотнул от предвкушения: завтра утром он улетит на райский остров к чернокожим холеным красоткам. Прощай, угрюмый Чикаго!

ГЛАВА 13

Леопольд Львович покосился на спящую жену и с досадой отвернулся. Его все раздражало. В последние дни он не мог дозвониться до Мусечки и места себе не находил. В чем, собственно, дело? Почему она не берет трубку? Обиделась на что-либо? Сомнительно. Уж как он ее балует! Вчера в обед приехал к ней. Открыл дверь своим ключом, но в квартире никого не было. Подождал час, дольше не мог – совещание. Вернулся на работу злой, устроил сотрудникам разгром. «Поеду к ней завтра утром!» – решил он.

В полвосьмого уже был перед ее домом. Подошел к подъезду, намереваясь подняться по лестнице, столкнулся с Софочкой. «Чтобы она встала в такую рань? Немыслимо!»

– Муся, вот ты и попалась! – хотел произнести угрожающе, но получилось как-то жалко.

– Ой! Зайчик! А я… – девушка растерянно моргала и подыскивала слова.

– Почему ты не отвечала? – совладал с собой.

– Лепочка, прости, просто… – замялась, не зная, признаться или нет в изменении трудового статуса.

– Пойдем в квартиру, поговорим, – приказал мужчина.

– Я тороплюсь, милый. Давай встретимся вечером?

– Куда ты спешишь?

Софа поняла, что ситуация получается не слишком красивая, надо предпринять меры, чтобы задобрить кавалера.

– Зайчик, я очень скучала и обожаю тебя! Честно-честно! – обвила его шею, прикоснулась губами к мочке уха. – Я рада тебя видеть! Я дорожу тобой!

– Я тоже, – расплылся в улыбке Леопольд Львович.

– Тогда пересечемся после восьми? И я тебя все объясню! Тебе понравится, обещаю, – соврала девушка. В том, что новость ему понравится, она как раз уверена не была.

Десять минут чирикала канарейкой. Еле убедила. Настроение было кислое, даже Николай Владимирович, заглянувший с проверкой, заметил.

– Чего вы такая грустная? Недовольны, как работают мастера? Так вы только намекните, я мигом произведу замену.

Отрицательно покачала головой. Бизнесмен прищурился, изучая выражение ее лица:

– Может, перекусим? Время ланча. К сожалению, мой кабак еще не функционирует, поэтому наведаемся в соседний.

Расположились за круглым столиком. Софа заказала крем-суп из морепродуктов, салат с креветками и американский эспрессо без сахара.

– А меня мотивирует исключительно мясо, – собеседник огляделся. Бежевые стены, коричневая мебель, пластмассовые светильники в форме свечей.

Она проследила за его взглядом:

– Ваше кафе будет лучше. Здесь ничего особенного. Второй раз я бы сюда не пришла. Обстановка банальная.

– Зато меню неплохое.

– Одно меню не вытянет. Выигрывает совокупность факторов, – молвила Софа и сама подивилась умной фразе.

«Почему Немов окрестил ее дурочкой?» – Николай жевал свинину по-киевски, запивая апельсиновым фрэшем. Беседовали о работе. Девушка забыла о неприятном утреннем инциденте.

– А расскажите о себе, – спутник поперчил блюдо.

– Монологи у меня не получаются, – застеснялась она. – Спрашивайте.

– Если не секрет, как вы познакомились с господином Немовым? – «И в каких отношениях состоите?» – чуть не вырвалось у Николая. Он был не прочь пофлиртовать с блондиночкой.

– Случайно, – ответила лаконично. «Уж не возникло ли у него намерения меня клеить? Вот некстати!»

Когда обед закончился, выпорхнула из-за стола, демонстрируя активное желание заняться прерванной деятельностью по декорированию.

Она бы задержалась еще на часок, но Лепа ждал в машине, припарковавшись у обочины. По дороге домой поведала в подробностях о своем новом увлечении. Кавалер молчал, и Софа с облегчением вздохнула. Зря боялась! Но ликование было преждевременным.

Только прошли в гостиную, Леопольд Львович взорвался.

– Что за выдумки? Какая работа? Я даю мало денег? Чем ты недовольна? – от негодования его шея покрылась красными пятнами. – Отвечай! Что тебя не устаивает?

От неожиданности Софа плюхнулась на диван:

– Меня все устраивает.

– Я тебя плохо обеспечиваю?

– Хорошо.

– Я тебе не делаю подарков, не вожу на курорты, не развлекаю?

– Зайчик…

– Отвечай! – гаркнул мужчина.

Никогда он не разговаривал с ней в подобном тоне. Она его не узнавала. Это был не родной и ласковый Лепа, а неврастеничный незнакомец. «А если он меня ударит?» – она широко раскрыла глаза.

– Ты пугаешь меня.

– А меня пугают твои выкрутасы!

– Я хочу, чтобы у нас все было по-прежнему, – зашептала она. – Но мне скучно постоянно сидеть в четырех стенах.

– Мы через день ужинаем в ресторанах!

Где от меня требуется лишь кушать и улыбаться! – завелась Софочка. – А ведь я могу делать что-то полезное, применять дизайнерский талант.

– Какой талант?! – громко расхохотался любовник.

– У меня есть чувство стиля и…

– У тебя десять классов с натяжкой, о чем ты говоришь? Ты ничего не умеешь, кроме как работать эскортом!

Софа подавила всхлип.

– Ты видишь во мне только робота для сопровождения на важные мероприятия? Ты никогда не думал, что я человек? Да! Образование – мое упущение! Но никогда не поздно исправиться! Я уже нашла курсы, на которые запишусь в следующем месяце! И между прочим, некоторые люди воспринимают меня всерьез и прислушиваются к моему мнению! – она побледнела и сжала кулаки.

Мужчина вперил в нее полный ненависти взгляд и отчеканил:

– Или ты, дура, прекращаешь клоунаду и снова становишься миленькой девочкой, или собираешь манатки и проваливаешь отсюда.

Девушка удивленно посмотрела на него. «Он ведь подарил квартиру! Или это не считается?» Молча поднялась и пошла в спальню.

– Куда это ты? – прокричал он.

– Собирать манатки.

Леопольд Львович замер в проеме двери. Софа выволокла из-под кровати чемодан и принялась швырять в него одежду вместе с плечиками. «Вернусь к родителям, они будут на седьмом небе! На деньги от первого проекта сниму квартиру! Не пропаду!»

Она вздрогнула от прикосновения: мужчина обнял ее за плечи.

– Мусенька, не горячись! Повздорили, с кем не бывает!

– Ты предложил мне выметаться, нет? – холодно парировала.

– Чего не скажешь в аффекте? Не будем ссориться! Я тебя люблю. Прости.

Обмякла в его руках, закусила губу, чтобы не расплакаться:

– Если бы любил, то желал бы мне счастья.

– Так и есть!

– Когда я обнаружила способность к творчеству, я стала счастливой! А ты пытаешься это отнять!

«Как все запущено», – мужчина почесал затылок и вслух произнес:

– Муся, я тебе не запрещаю, а сомневаюсь, что это тебе действительно нужно.

– Лепа!

– Молчу-молчу! Дай я тебя поцелую, – потянулся губами.

«Скользкие и горькие, – подумалось Софе. – Я не замечала раньше?» Отстранилась, села, обняв руками согнутые колени, положив на них подбородок. Кавалер приставал с ласками, но она не откликалась. Обида переполняла.

– Неживая Муся.

– Я устала.

– Разумеется, скандалы выматывают.

«Оставь же меня в покое!» – чуть не вырвалось у нее. Жутко хотелось очутиться в полном одиночестве. Его общество тяготило. Но он будто испытывал ее выносливость, все говорил, говорил ненужные слова. Они с Немовым преимущественно молчали, а ощущение складывалось, словно знали другу друга давным-давно. Надо же. Узнал каким-то образом ее телефон. Софочка улыбнулась.

– Развеселилась? – Леопольд Львович вздохнул с облегчением. Что за спектакль она устроила? Месячные болезненные?

Не выдержала:

– Милый, пожалуйста, поезжай домой, а я лягу спать. Мне нехорошо.

– Вызвать врача? – забеспокоился спутник.

– Пожалуйста, поезжай домой, а я лягу спать! – в голосе проскакивали истеричные нотки.

Когда он ушел, в изнеможении упала на постель, сложила ладони на груди, как усопшая. Назревало важное решение, суть которого еще не угадывалась.

ГЛАВА 14

– Таким образом, выкуп акций с привлечением долгового финансирования и связанное с этим повышение доходности инвестиций…

Сотовый зажужжал в бесшумном режиме в самый разгар совещания. Андрей перестал концентрироваться на отчете служащего банковского отдела и поднес трубку к уху.

– Алло?

– Hello, mister Nemoff? Перешел на английский:

– Да, он. С кем имею честь?

– Вы заполняли форму в нашем клубе. Вам удобно сейчас говорить? – голос был вкрадчивый и интеллигентный.

Внутри разорвалась бомба. Лишила слуха и зрения. Он сглотнул слюну и выдавил:

– Не совсем.

– Когда? – ничуть не смутившись, спросил невидимый собеседник.

Посмотрел на часы:

– Через два часа.

Вместо ответа раздались гудки.

– Ваше мнение, господин Немов? – настойчиво повторил босс.

Андрей поднял глаза – члены совета выжидающе глядели на него.

– У вас есть мнение по высказанной теме? Предложенная программа касается и вашего департамента, – милостиво уточнил начальник, пожилой мужчина с обрюзгшим лицом и горящим взглядом. Андрея всегда поражал юношеский энтузиазм босса.

– Рациональное зерно в озвученной концепции, несомненно, есть, однако для более однозначной характеристики необходимо детальнее изучить ее, – пропел припасенную на все случаи отмазку. До конца совещания сидел как на иголках. Потом долго курил в кабинете, выпуская струю дыма идеально параллельно полу. Он ведь мог выйти из конференц-зала. Зачем понадобился трусливый предлог? «Не совсем удобно! Бред дебила! – выругался на себя. – Понадобилось время, чтобы морально подготовиться? А вдруг они больше не свяжутся со мной?»

Он, не отрываясь, смотрел на массивные мраморные часы на столе, наблюдая, как стрелка по-черепашьи описывает круг по циферблату. Когда она застыла на 18:55, мобильный ожил. Знакомый голос поинтересовался, удачный ли теперь момент для общения.

…Андрей представлял себе это именно так. Окультуренный снафф, не влекущий уголовной ответственности и не требующий напряженной работы мысли. Платишь и приезжаешь в далекий американский город, где тебя никто не знал и не узнает никогда.

Ибо ты проведешь там не более суток. В условленном месте встретишься с гидом, который усадит в машину и, скорее всего, вежливо попросит надеть повязку на глаза. Минут тридцать в пути – и ты спускаешься по каменным ступеням куда-то вниз и оказываешься в закрытом клубе. Билет обошелся дорого. Но шоу-программа того стоит. Вероятно, помещение будет отделано в стиле средневековой эпохи. Узкие сырые коридоры с чадящими факелами на стенах, решетка на жаровне, длинная деревянная лавка… Хотя откуда такие штампы? Возможно, владельцы клуба предпочитают модерн.

Нет, ему не любопытны массовые убийства. Нет, без пыток. Без зрителей. Нет, не женщину. Да, мужчину. В расцвете сил. Да, он желает сделать это своими руками. Способ? Нож. Да, просто перерезать горло. Впрочем, как получится. Импровизация допустима? Отлично. Первоначальный взнос в доказательство серьезности? Легко. Диктуйте номер счета и сумму.

Вскоре ему предоставят на выбор с десяток кандидатов по обозначенным параметрам: пол мужской, европеоидная раса, рост от 175 до 180 см, возраст до 30 лет, цвет волос – коричневый, глаза – карие. Без увечий на теле и растительности на лице. Андрей усмехнулся, осознав, что списал будущую жертву с себя. И что бы на это молвил психолог-гармонист?

Приехал домой рано и лег спать. Он и не надеялся, что заснет в такой знаменательный день. Но заснул, едва опустил голову на подушку.

Будильник затрубил, как обычно, в семь утра. Мужчина лениво поплелся в ванную. Когда чистил зубы, вспомнил о вчерашнем событии. Сплюнул пасту, прополоскал рот. Вернулся в комнату. Желание идти на работу отсутствовало. Он лег, тупо уставившись в темный потолок. Примерно через час набрал номер секретарши и впервые в жизни произнес фразу: «Я заболел. В офисе сегодня не ждите».

Валялся до обеда, по-покойницки сложив ладони на груди. Затем заставил себя наведаться на кухню. Достал из холодильника кусок сморщенного сыра, отрезал черствый хлеб и сделал пару бутербродов. Разогрел в микроволновой печи. Сыр эротично расплавился. Съел с аппетитом.

Снова лег, включил телевизор. Пощелкал пультом. Новости. В мире животных. Чемпионат мира по боксу. Реклама. Новости. Ток-шоу. Русский боевик. Прогноз погоды. Сериал. Андрей задержался: красивая аргентинка эффектно ссорилась со своим любовником, который не разрешал ей устроиться на работу и советовал создавать домашний уют и не забивать мозги нелепыми идеями. «Я тебя на обеспечиваю, не делаю подарков, не вожу не курорты?» – брызгал слюной престарелый дон. «Ах, но я хочу развиваться, в этом счастье!» – плакала молодка. Немов выключил телевизор.

Целый день слонялся из угла в угол. К вечеру стал сомневаться в своей интравертности. Из путающихся мыслей поймал одну четкую. Она была внезапной, как ливень, и такой же непреклонной.

– Соня? Здравствуй, Соня. Поговори с отшельником.

– Ой! Привет.

– Голос сонный. Разбудил?

– Нет. Я отдыхала, но ты не помешал! Давай поговорим! О чем? – радостно затараторила девушка.

– Не знаю.

– Чем ты сегодня занимался?

– Ничем, – мужчина вслушивался в ее голос, вибрировавший в приятной минорной гамме.

– Сочувствую. Тебе надо развеяться.

– Соня, ты умеешь кататься на коньках?

– Конечно! – затаила дыхание от щемящего предчувствия. «Пригласи, пригласи, пригласи!»

Собеседник молчал. Пауза затянулась, и Софа озадаченно спросила: – Ау?

– Я здесь.

– Была твоя очередь отвечать.

– Предрассудки.

– Стремление избегать предрассудков – предрассудок. Пригласи меня на каток, – как можно беспечнее сказала Софочка. «Что ж такое со мной происходит?»

– Ночь на дворе.

– У тебя есть коньки?

– Есть, – Андрей улыбнулся. Беседа забавляла.

– Заедешь за мной?

Действие не всегда приносит счастье, но бездействием его точно никогда не достигнуть. Через полчаса автомобиль Немова стоял у дома. Девушка не заставила ждать – подскочила с пакетом, прыгнула на переднее сиденье. В течение минуты он с удовольствием разглядывал ее.

– Тут поблизости – открытый каток, – информировала она.

– Показывай дорогу, – завел двигатель и тронулся.

Каток в центре круглого сквера был закрыт. За высоким сетчатым забором призывно поблескивал отполированный лед. Переглянулись. Мужчина пожал плечами, девушка хихикнула. Консенсуса достигли без слов. Приблизились к забору. Перекинули сумки. Андрей сцепил кисти в замок. Его спутница осторожно поставила ногу, будто в стремя, ухватилась за край сетки. Спрыгнула в сугроб. Он приземлился в метре. Доковыляли до скамейки, переобулись.

Софа оттолкнулась и заскользила по застывшей зеркальной поверхности. На коньках она держалась неплохо. В детстве умудрилась год прозаниматься в секции фигурного катания. Сложных пируэтов не делала, но элементарные вещи типа ласточки, вращения на двух ногах и подскока исполняла легко и изящно. Она спиной почувствовала взгляд и сделала эффектный разворот.

– Чего ты к лавке приклеился? – прокричала, поманила пальчиком.

– А я не умею, – огорошил мужчина. Подъехала, затормозив у кромки:

– Как? У тебя же коньки есть!

– Я их давно купил. С тех пор и валялись, – виновато развел руками.

– Я тебя научу! Вставай! Ну же! – потянула за рукав куртки. «Что за щенячье развлечение?» – подумал он и подчинился.

– Вот как надо, – командовала Софа, скользя по льду. Ее сердце стучало учащенно и громко, но отнюдь не от физической нагрузки. Он сжимал ее ладонь, и между пальцами было горячо…

Андрей старательно копировал движения, и вскоре у него стало получаться. Проехал целый круг и не упал. Тренер хлопала в ладоши. «Не выгуливает ее товарищ Леопольд? Едет ночью черт знает куда, черт знает с кем! И черт знает зачем я об этом размышляю!»

Они катались долго. Когда уставали, падали прямо в снег, лежали на спине, лицом в небо. Немову было комфортно. Осознание близости долгожданного апокалипсиса отошло на задний план и уже не тяготило. Это произойдет скоро. Но не сейчас. Сейчас ему просто хорошо – от забившегося за шиворот снега, от ноющих с непривычки лодыжек, от улыбки спутницы, в конце концов. 1убы ее, скорее всего, увеличены искусственным путем, но зато в целом она вела себя вполне естественно.

– Что-то я выдохся, – признался мужчина, вытирая пот со лба.

Софочка тоже утомилась, но не хотела обрывать сказочное приключение на пустом катке. Она уж и не помнит, когда последний раз так славно резвилась. Ее поклонники были преклонного возраста, приходилось подстраиваться и сдерживаться. С Лилей они иногда отрывались на дискотеках, но для народных забав подруга была слишком пафосной. Даже на роликах летом на Поклонной горе отказывалась покататься. Якобы «сие не комильфо». А почему? Ведь коротенькие шортики, сексуальный топик, розовые ролики – гламурненько! Но одной, конечно же, скучно…

– Тогда будем собираться? – опечалилась девушка.

Перелезли через забор по отработанной схеме, сели в машину. Андрей включил радио «Классика», но трогаться с места не спешил. «Второй час ночи. Надо бы спать». Рационализм нынче подвергался игнорированию.

– Соня, экскурсия по ночной столице?

Кивнула.

В салоне было тепло и уютно. Музыка расслабляла. Мелькавшие за окном огни большого города казались атрибутами совершенно иной галактики, мимо которой проносился мирок автомобиля. Андрей остановился, вышел в открытый космос, купил сигарет…

– Вот и твой подъезд. Вздрогнула от неожиданности:

– Я была очень рада тебя увидеть.

– Я тоже.

– Спасибо за приятный вечер, – оттягивала прощание.

– Скорее за ночь, – поправил мужчина.

– И еще я благодарна тебе за… ну… я же разрабатываю дизайн.

– О, так вы с Николаем поладили?

– Угу.

– До свидания, Соня, – напомнил Немов.

– Пока, – хлопнула дверцей и зацокала каблуками.

Дверь квартиры открыл, когда часы пикнули три часа ночи. Для столь позднего часа чувствовал себя чересчур бодро. Решил поработать и включил терминал биржи.

ГЛАВА 15

Мэдди всю ночь не смыкала глаз. Странное беспокойство не давало уснуть. В голову лезли нелепые мысли. «Том явится утром, так чего же я дергаюсь?» Наведалась в комнату Тины. Села на стул и смотрела, как безмятежно спит дочь. Тихо встала, в твердом стремлении последовать ее примеру.

– Мама? – сонно пробормотал ребенок.

– Т-с-с, спи, – положила руку на кудрявую голову, погладила.

– Папа?

– Папа видит седьмой сон.

Малышка удовлетворилась ответом и повернулась на другой бок. Девушка покинула детскую, улеглась в постель. Без мужа она была холодной и неуютной. Томми в последнее время постоянно где-то пропадает. Ей показалось, что он снова затеял сомнительные делишки. Убедила себя, что это исключено: он никогда ей не врал. Разве что по мелочам. То, что он стал дерганым и раздражительным, легко объяснить. Она-то вела себя аналогично. Недомогание Тины обернулось катастрофой, справиться с которой могут только деньги. Очень много денег. А ей даже на работу не устроиться – ведь ребенка не на кого оставить.

«Из любого тупика есть выход!» – повторяла Мэдди, пока не задремала. Открыла глаза, когда черный сумрак гостиной сменился на серый. Утро выдалось пасмурным. В комнате было зябко. Часы мерно тикали. Томми уже должен был прийти. Пошла на кухню, умылась. Включила плиту. Она приготовит что-нибудь вкусное. Муж с дочкой будут в восторге – те еще гурманы!

Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра муж домой не пришел.


Крайтон косился на скованные наручниками запястья и не мог избавиться от ощущения нереальности происходящего. Патруль, прибывший на место преступления, обнаружил грабителя с оружием в руках. Рядом валялись расстрелянные им жертвы. При задержании он оказал сопротивление и попытался сбежать. В участок его доставили изрядно помятым.

Томас сидел на стуле, напротив офицера, который допрашивал его больше четырех часов. Полицейский получал удовольствие от процесса: аресты подозреваемых в вооруженном ограблении с очевидными доказательствами вины случаются не каждый день. Хотя преступник отказывался давать показания, и без того было ясно, что налет он совершил не один, поскольку деньги исчезли. Следовательно, его сообщник успел скрыться.

– Вы не осознаете, что сотрудничество облегчит вашу участь? – завел знакомую песню офицер.

Крайтон вздохнул. Что он может рассказать, если не знает фамилий ни Джонни, ни членов банды? Указать подвал? Длинноволосый – подонок, но не дурак, и уже замел следы и свалил из города. Слезно шепелявить «Меня подставили, я не убивал, я хороший мальчик и очутился в банке случайно» – затея нелепая.

– Напрасно молчите! Если признаетесь, кому передали украденные полтора миллиона долларов, то срок заключения уменьшится в разы!

Томас взорвался:

– Я вам описал, как все было! Вам другую версию? Я не знаю, где деньги!

– И охранников тоже убили не вы? – сочувственно покивал инспектор.

– Не я! – крикнул мужчина, сжал кулаки.

– Райе! – на зов в кабинет явился сержант. – Отведите его в камеру, пусть остынет.

Офицер поглядел вслед задержанному. «Еще пара допросов – и дело можно передавать в суд». Для него всегда было загадкой, как отчаянно уголовники стараются убедить окружающих в своей невиновности. Волшебным образом они искренне верят в собственную безгрешность! Сила самовнушения настолько велика, что порой даже детектор лжи признает их святость.

Засов лязгнул, вызвав у Крайтона приступ ярости. Он принялся исступленно пинать решетку и орать, чтоб его выпустили. Инспектор оторвался от написания рапорта, прислушался к шуму и усмехнулся в мохнатые усы: «Ишь, буйный!»

Двое копов вызвались усмирить смутьяна, отперли замок и зашли в камеру, красноречиво похлопывая дубинками по бедрам.

– Тебя поучить примерному поведению? – прогундосил тот, что повыше, и растянул тонкие губы в ехидную улыбку, от чего они совсем исчезли.

Томас попятился, уперся спиной в стену.

– Забоялся? Правильно. Будет немножко больно!

Узник сделал выпад, ударив полицейского в живот. Тот согнулся и получил локтем в затылок. Его коллегу постигла та же участь: охнул и зажал ладонями сломанный нос. Крайтон вырвал пистолет, схватил жертву, приставил дуло к виску и двинулся в коридор. Он должен обрести свободу, чтобы спасти дочь!

– Всем назад! Иначе он покойник!

Четверо полицейских показательно развели руки в стороны. События развивались стремительно, как финал плохого боевика. Сюжеты проносились 25-м кадром, Крайтон не успевал улавливать, лишь стенографировал указания мозга: «Направо. В коридор и налево. В холл. Мимо пункта охраны. Не поворачиваться спиной. Боком». Заложник семенил и без конца спотыкался.

В считанные секунды достиг входной двери, выбежал на улицу и сразу – на проезжую часть. Завизжали тормоза автомобилей. Кинулся наперерез к ближайшему.

– Дверь! Живо открывай! – приказал толстяку, испуганно сжимавшему руль. Оттолкнул заложника, запрыгнул внутрь, потряс оружием: – Поехали, поехали!

Несчастный нажал на педаль газа. Машина рванула вперед.

– Быстрей, быстрей! – беглец посмотрел в зеркало заднего вида: полицейский патруль сел на хвост и не отставал. Преследователи мчались на «Ford Police Interceptor». Накануне в репортаже про доблестные будни стражей закона журналист вещал, что у тачки восьмицилиндровый силовой агрегат от «Mustang» на 4,6 литра, а максимальная скорость -136 миль в час. Угнанная «Toyota» проигрывает. Да и с таким шофером точно не оторваться.

– Останови! Толстяк подчинился.

– Выметайся!

Томас пересел на место водителя, разогнался до 80, 90, 100 миль в час. Лавировал между заполонившими хайвэй автомобилями, рискуя врезаться и разбиться всмятку. Он знал Чикаго как свои пять пальцев. Есть шанс свернуть в закоулок, а там уж он улизнет. Резко вырулил, буквально выпрыгнув с трассы на узкую улочку. «Только бы не задавить никого!» Поворот.

«Наверняка уже сообщили всем постам и включили план «Перехват». Срочно сделать рывок, бросить машину и скрыться на своих двоих».

Поворот.

«Бежать быстро, пока не оцепили квартал. Затем перейти на медленный шаг. Смешаться с толпой. Через день развесят фотографии. Где-то схорониться, обмозговать. Но в тюрьму нельзя. Полтора миллиона! По триста тысяч! Хватило бы и на операцию, и на дом в Эванстоне!»

Поворот.

Вылетел на перекресток. Дорогу переходил какой-то контуженный старик. Чертов, чертов старик! Крайтон осознал, что затормозить не успеет, слишком большая скорость. Дернул руль, машину занесло, и он потерял управление. За долю секунды зрачки зафиксировали серую бетонную стену. Затем зрение пропало.

ГЛАВА 16

– Нет, Лиля, я в данный момент занята, давай попозже встретимся? – объясняла Софочка подружке, вернувшейся из романтического вояжа и спешившей поделиться впечатлениями.

– Да чем ты занята? Ногти, поди, корректируешь?

– Я тебе потом все расскажу.

И рассказала. Вечером в клубе, где собрались с приятелями небольшой компанией. При всех постеснялась, отвела подругу к барной стойке. Заказала мартини со льдом и выпалила новость за 30 секунд. Лиля изумилась и переспросила, чтобы удостовериться:

– Ты начала работать?

– Ага.

– Но почему? Тебя бросил Лепа? Негодяй! Я ему срочно подышу замену, ты главное не отчаивайся! Погоди, я даже знаю, кто! Искать не надо! Мужчина превосходный, у него сеть туристических агентств и…

– Лиль, ну ты в своем уме? Не рассталась я с Лепой! Просто мне прикольно заниматься дизайном!

Подруга недоверчиво хмыкнула:

– Совсем ты одичала без меня! Ладно, еще вернемся к этой теме. Завтра я в клинику ложусь, побудешь со мной, за руку подержишь, когда я в палате буду в чувство приходить? Что-то я нервничаю перед операцией.

Нахмурилась:

– Будешь грудь увеличивать? Козел твой Эдик! Он же знает, как ты плохо анестетики и анальгетики переносишь! А ты сама забыла про сердечный приступ?

Еще пару недель назад Софа воспринимала сию затею хоть и отрицательно, но все-таки терпимо. Теперь же внутри будто что-то щелкнуло: как можно толкать дорогого человека на такие жертвы?

– Закрыли тему! Запоминай адрес больницы, завтра после обеда меня прооперируют, так что приходи. Напиться бы, да нельзя сейчас, – вздохнула Лиля.

Вернулись за столик, где полным ходом шло обсуждение последней модели телефона известной марки. Нелли, заносчивая девица модельного типа, горячо доказывала, что он никуда не годится, поскольку цветовая гамма бедная:

– Девочки, вообразите, они выпустили только в черном и белом корпусе! Прошлый век! Только отсталые слои населения юзают классику! Самый шик – золотистый и розовый!

Лиля, засунувшая было руку в сумочку, чтобы достать белоснежный мобильник и похвастаться новинкой, замерла в замешательстве. Собеседницы закивали, соглашаясь с оратором. Софа заметила расстройство подруги и неожиданно для самой себя сказала:

– Классика всегда в моде. Но не каждый способен понять ее утонченность.

Нелличка фыркнула и не нашлась, что ответить оппозиционерке. Поспешила сменить тему.

– Я на днях купила книжку Бернарда Бербера, это сейчас самый писк! Называется «Энциклопедия относительного и абсолютного знания». Советую, девочки. Современные французские писатели – очень модно.

Софа слушала болтовню и отчаянно скучала.

…Она панически боялась больниц и всего, что связано с медициной. Когда ей было четыре года, мама привела дочку к зубному врачу. Они ждали своей очереди на мягких диванчиках. Перед ними к стоматологу отправили мальчика лет шести. Минут через пятнадцать из кабинета вышла медсестра. В открытую дверь Софочка увидела сцену из фильма ужасов: мальчик сидел в кресле и выл в голос, из ранки на лбу струилась кровь, а врач, стоявший рядом, держал в руке шприц. Это позже выяснилось, что дитя от стресса расцарапало комариный укус, но тогда Софе померещилось, что злобный доктор вонзил иглу прямо в лоб пациенту. В тот день маме не удалось затащить ее к дантисту. Девочка устроила грандиознейшую истерику. С того дня чистила зубы по три раза в день – лишь бы предотвратить угрозу кариеса.

К элитной клинике, сверкавшей белым фасадом и свежевымытыми стеклами, приближалась маленькими шажками, уговаривая себя. Сделала глубокий вдох и вошла в стерильно чистый холл. Приветливой девушке на ресепшине объяснила цель визита.

– Да, конечно. Наденьте халат и бахилы. Вас проводят.

Поднялась в лифте на третий этаж. Обоняние уловило тревожный больничный запах – смесь эфира, спирта, хлорки и страха перед неизвестностью. Чуть не запаниковала и не бросилась обратно. Взяла себя в руки.

В просторной палате Лиля лежала одна, безвольно вытянув руки вдоль тела. Действие наркоза недавно кончилось, подруга слабо улыбнулась гостье:

– Привет.

– Как ты?

– Хреново. Перед глазами плывет. И тошнит.

– Но выглядишь ты неплохо, – соврала Софа. Признаться, внешний вид Лили был далек от цветущего.

– Зацени, – с гордостью указала подруга на возвышавшиеся под простыней бугорки и тут же сморщилась от боли. Ей вкололи новое обезболивающее средство, на которое у нее не должно быть аллергии, но оно, похоже, еще не активизировалось.

– Памелла, ты кушала?

– Не, меня рвет от еды. Похудею, – сама себя утешила Лиля.

– Да куда тебе худеть!

– Что-то мне дурно.

Софа вытаращила глаза: на белой простыне на груди появилось маленькое красное пятнышко. Потом еще одно. Она судорожно нажала на кнопку вызова медсестры. По словам доктора, у Лили возникло «небольшое осложнение».

– В первые сутки после операции бывает кровотечение в полость с имплантатом, – пожилой дядя в салатовом халате отвел Софочку к окну и успокоил. – Мы его остановили, серозную жидкость и кровь откачали, не волнуйтесь. Отеки и кровоизлияния – это естественная реакция организма на хирургическое вмешательство. Через недельку снимем швы, пропишем вашей подружке восстановительный массаж, обязательное ношение компрессионного белья. А через месяцок можно и на подиум.

Побежала в туалет, брызнула на лицо холодной водой. Вернулась в палату. Лиля плакала. Принялась гладить по волосам, утешать, сама готовая разрыдаться.

– Давай я Эдику позвоню, пусть приедет! – предложила.

– Не смей! Чтоб он меня такой увидел? – чуть не подпрыгнула пациентка.

– Но ты же ради него…

– Нет! – оборвала подруга. – Встретимся с ним, когда снова буду в форме! Он меня любит, и я его. Зачем посвящать его в мои проблемы? Зачем нам страдать обоим?

Софочка никогда никого не любила, но тем не менее ей казалось: если ты питаешь к человеку нежные чувства, то захочешь быть рядом в печали и радости, в болезни и здравии. И если бы Эдик дорожил Лилей, то примчался бы сюда как реактивный.

Пообещала навестить завтра вечером, вышла из клиники в угнетенном состоянии. Перебегала через дорогу и на пешеходном переходе налетела на ветерана с клюкой, едва не сбив с ног. Извинилась. Поймала такси – надо заехать в «Чикаго-блюз кафе», дать мастерам новые указания. Кроме того, должны привезти вывеску, надо проверить, нет ли брака.

Чтобы избавиться от скорбного осадка посещения медицинского учреждения, вспомнила позавчерашнюю ночь на катке. Андрей – талантливый ученик и совсем не бука, как ей представлялось раньше. Мобильный пикнул. Лепа прислал сообщение: просит прощения, томится в ожидании свидания. «Что за наказание! – посетовала девушка. – Два мужчины – и полярно разные». В данный момент она бы предпочла получить sms от Немова. Интересно, он хотя бы вспоминает о ней? Иногда у него такой равнодушный взгляд. Будто смотрит в пустоту. Любопытно, он когда-нибудь до беспамятства увлекался? Испытывал страсть? Поступал импульсивно? Какая женщина способна его покорить?

«По-моему, я о нем слишком много думаю! – одернула себя Софа. – У него спортивная фигура, не то, что у обрюзгшего Лепы. Какие ощущения, когда тебя обнимают крепкие, рельефные руки молодого парня?» Облизнула пересохшие губы. Прикоснулась прохладными ладонями к горящим щекам. Расплатилась с таксистом, выскочила у кафе. Решила постоять на свежем морозном воздухе. Вроде и оделась она легко, а было жарко.

На крыльце здания курили рабочие, косились в ее сторону. Зашла в помещение. Она раздобыла в художественной лавке стильные рамки «под старину». Необходимо вставить фотографии, отобранные вчера, и проследить, чтобы мастера развесили их беспорядочно на выкрашенной стене.

Засобиралась домой. В окне заметила автомобиль Лепы. Кавалер с букетом белых роз стоял рядом с машиной.

– Мусенька, у меня есть сюрприз! – радостно поцеловал Софочку, подобострастно открыл дверцу и помог усесться в машину.

– Красивый букет, спасибо!

– Я имел в виду иной сюрприз. Ты была права, заявляя, что скучно постоянно находиться дома. Нынче у нас шикарный культпоход. Мы едем в Гостиный Двор на Неделю моды. Ты же у меня еще та модница!

В прошлом году она просила любовника отвезти ее на сие грандиозное мероприятие, но он был занят срочной работой. А тут нате – сам вспомнил! Особого восторга известие не вызвало, однако, едва переступила порог роскошно украшенного зала, праздничная атмосфера проникла в каждую клеточку ее тела. От сказочно ярких дефиле российских и зарубежных дизайнеров одежды зарябило в глазах, и родилось желание срочно приобрести наряды из последних коллекций.

Модельеры привлекли в качестве моделей известных персонажей из мира шоу-бизнеса: на подиум выходили звезды эстрады. И не понятно, чему зрители аплодировали прежде всего: оригинальности демонстрируемой коллекции или манерности артистов.

Воспользовавшись паузой между показами, Софочка посетила мультибрендовый шоу-рум. На площади полторы тысячи квадратных метров можно было подробнее рассмотреть новинки одежды и обуви и специально созданные линии аксессуаров.

– О, дорогуша, чмоки-чмоки! – стройный юноша в бархатной кофточке, с густо смазанными гелем волосами и с небрежно повязанным на шее пестрым шарфиком, коснулся наманикюренным ногтем ее щеки. Мэтью (а по паспорту Матвей) был душой любой более-менее гламурной компании и не пропускал ни одной тусовки бомонда. Как мужчину Софа его никогда не воспринимала. Его девичья страсть к ювелирным побрякушкам являлась притчей во языцех. Но некоторые ее подружки тайно фантазировали о хрупком Мэтью, зная, что им ничего не светит: мальчонка предпочитал однополую любовь. Как-то, налакавшись алкоголя, он признался, что питает слабость ко внукам Гиппократа. Его нынешний любовник – главврач – частенько зовет его в больницу, где работает. Мэтью всегда принимает приглашение: «Медицинский антураж так заводит!»

Перекинулись парой фраз. Музыка грохотала не смолкая. Разболелась голова. В общем-то, девушка уже пресытилась впечатлениями и была не прочь отправиться восвояси.

Леопольд Львович кашлянул:

– Муся, мы здесь всего два часа, а тебе надоело? Разве ты не хочешь попасть на vip-after-party дизайнеров? Было сложно договориться, между прочим.

– Зайчонок, у меня был сложный день, и я с ног валюсь! Но я очень тебе благодарна за культурную программу, – она невольно улыбнулась, вспомнив, насколько интереснее и познавательнее было на спектакле.

– Но там будут знаменитости! Тебе все приятельницы позавидуют, когда расскажешь!

Не вдохновилась:

– Сходи сам, я не обижусь.

Пошла к выходу. Мужчина помедлил и последовал за ней.


«Чертов старик!» – выругался Андрей, едва успев затормозить: рассеянный пенсионер переходил дорогу на красный цвет. Немов не пребывал в восторге от предстоящего интервью для первого канала, но опаздывать из-за подслеповатых пешеходов крайне не хотелось.

Подъехал к Останкино. На ресепшине уже ждала редактор программы. Поздоровалась. Повела в гримерку, походившую на советскую парикмахерскую с тяжелыми вращающимися креслами. Попросила подождать, предварительно вручив листы формата А4 с вопросами, которые будет задавать ведущий.

Вернулась через десять минут, поманила рукой, отвечая в закрепленный у рта микрофон: «Да, аппаратная, стартуем? Ок». В студии Андрея усадили на диванчик. Напудренный ведущий начал читать по телесуфлеру текст:

– Как считают эксперты, наступающая неделя будет важной для формирования дальнейшей динамики российского фондового рынка. Настроения игроков будут связаны с изменениями цены на нефть и движениями мировых торговых площадок. Неделя богата на появление данных экономической статистики США, за которыми инвесторы следят с особым вниманием. Индекс РТС вряд ли сможет продемонстрировать исторические максимумы, если не возникнет весомых аргументов для роста. Специалисты заявляют, что на российском фондовом рынке наблюдается дефицит инвестиционных идей, и участникам приходится искать сопутствующие индикаторы. Сегодня мы пригласили в студию аналитика…

Камера сделала наезд на Немова. После окончания съемок позвонил босс, поинтересовался, как все прошло.

Как всегда, на высшем уровне. Да, в офис заеду. Разумеется, предложение по привлечению инвестиций по инновационной программе подготовил.

Редактор поблагодарила за участие, восхитилась «профессионализмом и компетентностью». Вызвалась проводить до выхода. Женщине было лет сорок, природные данные – не самые плохие, но, видимо, ей отчаянно не хватало времени, чтобы придать этим данным лоск и ухоженный вид.

– Спасибо. Найду дорогу самостоятельно, – отказал он.

ГЛАВА 17

– … и потом ублюдок избил двоих полицейских, взял одного в заложники и чуть не вышиб ему мозги. Преследовали три часа! Если бы не авария, до вечера бы мотались, Шумахер еще тот, – шеф полицейского участка презрительно хмыкнул в телефонную трубку.

Крайтон – настоящая заноза в заднице. Таких проблемных давно не было. Однако и везучий же! Машина искорежена, а у самого – несколько царапин. Пока по делу ведется следствие и изучаются материалы для предварительных слушаний, злоумышленник будет этапирован в окружную тюрьму. С начальником которой, своим закадычным приятелем Реем Блэквудом, шеф и общался в данный момент.

– Счел долгом предупредить, чтобы ты за ним внимательнее приглядывал, – продолжил он. – Может, утихомиришь немного. А то ж его придется часто на допросы вывозить. Геморрой изрядный. Дергается, как девственница.

Мистер Блэквуд расхохотался:

– Билли, уж мы твоего голубя угомоним, не переживай. Есть у меня образцово-показательная камера с отличными ребятами. Подселю к ним новенького, то-то они обрадуются. Поучат его правилам хорошего тона.

– Я никогда не сомневался в твоих стратегических талантах. Получишь Крайтона через два часа.

– Жду с нетерпением, – Блэквуд положил трубку и покрутил головой вправо-влево, разминая затекшую шею. Затем нажал на кнопку вызова дежурного.

Полицейский фургон миновал железные ворота тюрьмы и заглох у пропускного пункта. Охранники выволокли Крайтона, втолкнули внутрь здания и потащили по коридору, в приемный бокс для оформления документов. От транквилизаторов, которыми его напичкали в участке, кружилась голова, он с трудом передвигал чугунные ноги. Дежурный лениво задал десяток вопросов, заполнил бланки и карточку удостоверения личности арестанта, снял отпечатки пальцев, сделал фотографии. Затем велел раздеться. Томас стиснул зубы и не пошевелился.

– Или разденешься сам, или тебе помогут, – безучастно произнес сержант.

Мужчина принялся расстегивать рубашку, буравя тюремщика ненавистным взглядом. Через полминуты он остался в чем мать родила.

– Встать на резиновый мат, лицом к степе, ноги шире плеч.

Пока длилась процедура личного досмотра, Томас сгорал от стыда, сжимал кулаки до хруста в суставах.

– Шаг назад, нагнуться вперед, коснуться пальцами пола.

Руки в стерильных перчатках бесцеремонно бродили по телу, проникая в запретные места, заставляя узника бледнеть от унижения.

– Повернуться лицом, открыть рот.

Томасу показалось, что он попал в другой век: придирчивые феодалы примерно так же выбирали рабов на рынке, проверяя, нет ли у живого товара изъянов.

– Одеться. Твой тюремный номер XR1070, советую запомнить.

Вывели из кабинета, предварительно сковав запястья. Несколько шагов по тусклому коридору – и остановка у очередной двери. Конвоир ткнул дубинкой в спину:

– На медосмотр! Мало ли какой заразы нацеплял на воле.

В комнате пахло спиртом. В одном углу стоял рентгеновский аппарат, в другом – кушетка, обтянутая клеенкой, в центре – широкий стол с врачебным инструментарием. Пожилой фельдшер приветливо кивнул и облизнул пунцовые губы.

– Раздеться, – с отеческой нежностью приказал доктор. Тюремщик, карауливший у входа, тихо хихикнул. Крайтон похолодел. Он думал, что это издевательство никогда не кончится. Постановка на учет затянулась на три часа. Ему швырнули оранжевую робу.

Вручили рулон туалетной бумаги, мыло и зубную пасту и повели к корпусу, где на трех лестничных площадках, огороженных металлической сеткой, располагались камеры.

Блок 3, отсек 6, камера 15. Дверь распахнулась, впуская новенького, и захлопнулась за его спиной. На Томаса уставились два десятка враждебных глаз. «Забавно. Буду сидеть с черными». – Он окинул камеру взглядом. Она была рассчитана на меньшее число обитателей. Убранство составляли железные двухэтажные нары, приваренные к полу, скамья, грязный унитаз со сломанной крышкой и фаянсовый умывальник. Зарешеченное окно пропускало яркий свет фонарей внутреннего двора, проецируя на противоположную стену полосатый узор светотени.

В полной тишине подошел к свободной койке и сел на заклеенный пластиковой пленкой матрац. Когда его вытащили из разбитой машины и привезли в участок, он воспользовался правом звонка. Мэдди истерично зашептала в трубку:

– Где ты? Томми! Что случилось?

– Милая, у меня проблемы. Но я решу, обещаю. Верь мне! Поцелуй Тину. Я люблю вас, – голос подвел. Нажал на рычаг, оборвав соединение. Неудачи не могут продолжаться постоянно. Он обязан вылезти из дерьма! Но как? Признаться, сейчас он соображал не слишком хорошо. Надо выспаться.». А завтра утром…

Парни, над нами прикололись? – пробасил высокий бритоголовый негр. Судя по его мышечной массе, он с рождения не расставался со штангой и гантелями.

– Начальнику тюрьмы стало скучно?

– Похоже на то.

– Эй ты, невежливо не здороваться с хозяевами!

Томас повернулся на звук:

– Простите. А где хозяева?

Заключенные переглянулись.

– Братья, вы слышали то же, что я? – качок обратился к присутствующим.

– Али, по-моему, нам выказали неуважение.

– Надо бы поведать гостю, как правильно себя вести.

– Обязательно поведаем. Но не в камере. Дождемся ужина. Зачем нам лишние проблемы? – Али оскалился, обнажив белые зубы.

Крайтон лег на живот, спрятав лицо в ладони. Он слышал голоса сокамерников, но не улавливал суть разговора. В ушах шумело, будто в морской раковине. Он не заметил, как раздался звонок и замки разблокировались.

– Шевелись! – надзиратель грубо потряс его за плечо. – Тебе особое приглашение нужно? Быстро в столовую!

Томас поднялся. Заключенные спешили на первый этаж, торопясь первыми занять очередь за пищей. Мысль о еде вызвала приступ тошноты, но он спустился вместе со всеми. В просторном помещении, уставленном длинными столами и скамьями, было тесно. Народ толпился у раздачи, прижимая к груди железные подносы. Заключенные усаживались теми же компаниями, что в камерах, тихо переговариваясь между собой. Мужчина наблюдал, облокотившись на стену. Стражников в столовой не было.

– Поглядите-ка, белый сосед брезгует есть с нами за одним столом! – громко возмутился худой афроамериканец с засаленными дрэдами.

– Ты прав, мой друг Слим, – Али отодвинул тарелку с макаронами и встал. Его примеру последовали еще пятеро.

Темнокожие приблизились к зрителю. Бритоголовый вышел вперед, упершись руками в бока. «И чем я их так раздражаю?» – Томас увернулся от кулака, перехватил запястье и резко вывернул его. Рывок вверх – и противник упал. Ложный выпад в сторону, серия ударов в корпус второму и третьему нападавшему. Ногой с разворота – в висок четвертому.

Али сплюнул кровь: что ж, пошутили и хватит. Хлестким ударом в челюсть отбросил новенького назад, впечатав в стену. Нападавшие оклемались от шока: сопротивления они не ожидали. Крайтон сделал подсечку. В эту секунду получил кулаком поддых, и, рефлекторно согнувшись, – коленом под подбородок.

Слим показал условный жест. Али сделал знак прекратить избиение. Когда охранники вбежали в столовую, заключенные мирно орудовали пластмассовыми вилками и ложками.

– В чем дело, кто затеял драку? – буркнул сержант, косясь на арестанта XR1070, вытиравшего разбитый нос. – Откуда кровь? – обратился непосредственно к нему.

– Споткнулся.

Сержант пребывал в благодушном настроении: его смена заканчивалась через полчаса и затягивать ее намерения не было. Снисходительно бросил:

– Аккуратнее. Возвращайся к своему ужину.

– Спасибо, не голоден.

– Может, тебя в карцер посадить на пару суток, чтоб ты аппетит нагулял? – подмигнул напарнику, довольный шуткой.

– Валяй. Лишь бы не видеть твою рожу.

Али, исподволь следивший за диалогом, удивленно присвистнул. Тюремщиков все ненавидели, но в открытую конфронтацию никто не вступал – глупо портить себе жизнь. Новичок был или отчаянным храбрецом или безмозглым тупицей.

– Что? Что ты сказал? Лицом к стене! – рассвирепел надзиратель и попытался надеть на грубияна наручники. Тот локтем резанул по его шее и принял боксерскую стойку.

– Срочно подкрепление в столовую корпуса 3! – заорал в рацию раскрасневшийся сержант. Уже через минуту Крайтона с заломленными за спину руками вели в нижний отсек.

Густые брови мистера Блэквуда поползли на лоб: в первый же вечер напал на охрану? Любопытный экземпляр. Надо как-нибудь взглянуть на него. Но сперва пусть остынет.

– Вот что, – оборвал он рапорт сержанта. – Поместите его в карцер. На двое суток. Ни воды, ни пищи не давать.

Столь жестокое наказание было незаконным, но Блэквуд мог позволить в подотчетном ведомстве некоторые отступления от правил.


Крайтон не знал, сколько прошло времени. Свет не включали, а окон не было. Он сидел на холодном полу, уронив голову на согнутые колени. Плечи ныли, а запястья саднили: острые края наручников впивались в содранную кожу. Сначала он в бешенстве колотил дверь ногами и выкрикивал ругательства, потом перестал. Какой смысл? Ему не выломать стену и не сбежать. Оставалось надеяться, что когда-нибудь его выпустят. Прежняя камера была апартаментами люкс по сравнению с нынешним подвалом. Там хотя бы имелась кровать…

Какой же он кретин! Длинноволосый изначально намеревался его подставить! И охранников расстреляли с целью избавиться от свидетелей и повесить на него ответственность. «Бедный Паулс, не дожил до пенсии… Это ведь я тебя убил…» Перед мысленным взором возник образ круглолицего словоохотливого завсегдатая бара «Монти и Фея», который лениво потягивал холодное пиво из запотевшего бокала, балагурил и заигрывал с официантками. Мгновенная смена экспозиции. Ужасная сцена в банке. Бездыханный Паулс. Неподалеку – труп напарника. Рыба опускает автомат и ухмыляется.

Все должно было произойти иначе. Никаких убийств. Они спокойно выходят из банка и беспрепятственно уезжают с похищенными деньгами. В подвале поздравляют друг друга с удачной операцией и делят добычу. Утром он возвращается домой. Шоколадная встречает у порога, целует и печально улыбается.

– Мэдди, собирай Тину, мы едем в клинику.

Жена растерянно хлопает черными загнутыми ресницами. Он касается указательным пальцем ее губ:

– Не спрашивай ни о чем. Мы начинаем новую жизнь.

Крайтон поморгал, стараясь разглядеть хотя бы смутные очертания карцера. Темнота, словно бестелесный палач, выколола глаза беспомощному пленнику; залила уши расплавленным антрацитовым воском, лишив слуха; сдавила грудь тугими ремнями, ограничив дыхание. Во рту пересохло. Хотелось пить. Похоже, про его существование забыли. Он уже не ориентировался, где находилась дверь. Шум извне не проникал внутрь, полностью изолировав узника от внешнего мира.

Даже если ему назначат гениального адвоката, в лучшем случае срок скостят лет до двадцати-тридцати строго режима. В штате Иллинойс мораторий на смертную казнь, иначе приговор не вызвал бы сомнений: однозначно высшая мера пресечения. Можно сказать, что повезло. Ха-ха-ха. Надо написать дочке письмо с просьбой не умирать, пока папа не выйдет на свободу. За четверть века за решеткой он обязательно придумает, как заработать нужную сумму.

От неудобной позы мышцы затекли. Томас дернулся, резко встав на ноги, и застонал от острой боли в макушке. В том месте, куда он отполз, потолок был слишком низким, чтобы стоять в полный рост. Рухнул на пол, покарябав предплечья о неровности стены. Почувствовал, как теплый ручеек щекочет висок, затем скулу. Очевидно, он поранил голову.

Ведь сбегали преступники из неприступной крепости Алькатрац! Значит, и у него есть шанс. Нужно стать послушным, тихим мальчиком, чтобы отвести от себя пристальный надзор. Тогда появится возможность более-менее активного передвижения по территории. Эх, к чему он затеял ссору с надзирателем? Fuck! Почему он сначала делает, а потом думает? Что за клоун-инвалид!

Экзекуция явно затягивалась. Мужчина пошевелил пальцами, чтобы разогнать кровь в занемевших кистях. Суки, могли бы снять браслеты! Спать как? Попытался устроиться на боку, но через пять минут руку, на которой лежал, свело судорогой. Скрипя зубами, принял недавнее положение – сидя, упершись в стену лопатками. На какое-то время удалось задремать. В карцере было сыро и зябко, он то и дело просыпался и снова проваливался в сон.

ГЛАВА 18

– Да он профессиональный кикбоксер, твоему Масуридзе против него и раунда не продержаться! – Завацкий пренебрежительно махнул рукой. Немов пожал плечами:

– Мой Масуридзе, как ты изволил его величать, в прошлом – борец-вольник. Ему только приблизиться к противнику, и тот из захвата уже не выберется.

– Антон, Андрюха прав! Борцы в боях без правил всегда круче, – вступил в спор их общий приятель.

Сидели большой компанией перед огромным экраном в переполненном спорт-баре, пили пиво и смотрели Чемпионат мира по панкратиону. Андрей не слишком любил совместные посиделки, но хорошие и, главное, полезные отношения с деловыми партнерами нельзя пускать на самотек, их надо поддерживать.

– Да вы чего, не видели, как Хайсен бьет? Он в недавнем бою нокаутировал соперника лоукиком в бедро! Переломает Масуридзе конечности, и дело с концом! – горячился Завацкий, отстаивая превосходство фаворита.

– Жалко мне Хайсена. Перепадет ему нынче, – спокойно резюмировал Немов.

Завацкий дернулся как ошпаренный, порываясь опровергнуть позицию друга, но звонок мобильного в кармане пиджака заставил Андрея извиниться и отойти в сторону, где было не так громко. Звонили на рабочий телефон. «Кому приспичило в пятницу вечером?»

– Это я!

– Соня?

Софочка довольно хихикнула. Узнать номер не составило труда. Представилась секретарше журналистом, сказала, что надо срочно согласовать статью. Поскольку господин Немов выехал из офиса на внешнюю встречу, ей продиктовали мобильный.

– Я хотела у тебя проконсультироваться по вопросу…

Прервал ее речь:

– Сонь, соскучилась, так и скажи, а не выдумывай мутные поводы.

– Соскучилась, – покаялась она.

– И?

– Что «и»? Мог бы помочь! Ответить, что рад услышать!

– Ты мне выговор влепила? – улыбнулся мужчина.

– Понимай как знаешь! – бросила трубку. Ух, как он ее разозлил! Принц выискался! Не подступишься! Слова доброго не дождешься!

Ходила по комнате, пиная со злости длинные ворсинки ковра. «И почему он не перезванивает? Это не влезает ни в какие рамки! Было настроение хорошее, взял испортил! Хотела поделиться впечатлениями по поводу окончания трудовой недели. А в итоге?» Девушка схватила сотовый и снова нажала на «вызов».

– Соня? Привет! – как ни в чем не бывало произнес Андрей.

Набрала в легкие воздух, готовясь вылить на наглеца ушат грязи, но собеседник опередил:

– Без истерик, ладно?

– В честь чего я должна закатывать истерики? – нервно ответила она.

– Наверняка ты собиралась вычитать, почему не перезвонил?

– Вот еще!

– Объясняю: если человек кладет трубку, это значит, что он не намерен продолжать разговор. Зачем его напрягать, не так ли?

Агрессия моментально улетучилась, и Софа примирительно молвила:

– Ты не разбираешься в женщинах.

– Как и остальные три миллиарда мужчин.

– Сейчас занят?

– Занят.

– Сильно?

– Сильно.

– Погуляем?

– Погуляем. – Андрей развеселился.

– Ты где? – наступала девушка.

– На Патриарших.

– Я там буду через 15 минут.

Немов вернулся к плазменному телевизору. На восьмиугольной арене бой между двумя претендентами на победу был в самом разгаре. Завацкий по-мальчишечьи кусал ногти – верный признак того, что его прогнозы пока не оправдывались.

– Парни, вынужден вас покинуть. Достал деньги, положил на стол. Компания дружно присвистнула, кто-то догадался:

– Шерше ля фам, не иначе?

– Скажи мне, о чем ты думаешь, и я скажу чем, – парировал он.

Раздался дружный хохот. Андрей скромно умолк, поймав осуждающий взгляд друга. На прощанье хлопнул его по плечу и пообещал на следующей попойке рассказать про девицу в интимнейших деталях. Завацкий кивнул и вновь уставился в экран: Хайсену удалось отправить противника в короткий нокдаун коронным джебом – прямым ударом левой в голову.

На улице закурил. Вечерний город подмигивал ласковой проституткой, грезившей перевыполнить план. Машины мчались мимо, выпучив желтые фары, похожие на глаза возбужденных кошек. Ни снега, ни ветра, ни мороза – воздух висел неподвижной занавеской, и лишь при упорном неморгающем взгляде можно было заметить слабое колебание, напоминавшее марево жаркого июльского полудня. Андрей брел по тротуару. Навстречу шла Софочка, нарядная и свежая, как Снегурочка-дебютантка. Не говоря ни слова свернули в сквер и продолжили моцион.

Девушка разглядывала спутника: из расстегнутого воротника пальто виднелся борт пиджака и галстук. «Всегда в деловом костюме. Интересно, как бы он смотрелся в спортивной одежде. Ему бы пошел неофициальный стиль».

– Ой! – Софа остановилась. Волосинка от пушистой шубки повисла на реснице, норовя попасть в глаз. Аккуратно подцепила ее длинными ногтями, но подушечка пальца скользнула по радужной оболочке, причинив дискомфорт.

Немов обхватил ее голову руками и повернул к свету фонаря. Несколько секунд изучал ее лицо.

– Воланд?

– Чего? – не уловила Софа.

– Мы на Патриарших прудах. И у тебя глаза – один синий, другой желтый.

– Правда? – девушка полезла в сумочку и достала зеркальце. – Линза выпала!

Андрей приподнял брови:

– Ты носишь линзы?

Разоблачение состоялось, посему врать было не уместно:

– Да, цветные.

– Плохое зрение?

– Единица. Просто так красивее, – покраснела она.

– У тебя редкий натуральный цвет. Песочный. Он гораздо красивее синего.

– Честно?

Кивнул. Она осторожно приподняла верхнее веко и зацепила вторую линзу. Теперь на мужчину смотрели не стеклянные кукольные глаза, а живые, притягательные. Чтобы избавиться от странного гипнотического замешательства, вызванного необычной переменой в облике спутницы, небрежно кинул:

– А у меня, судя по всему, зрение портится.

– Это из-за нагрузки! Глаза устают, им надо давать отдых! Я знаю чудесный способ расслабления! Хочешь – научу? Сядем на скамейку, – потянула его за рукав. – Откинься на спинку. Накрой глаза ладонями, чтобы не проникал свет.

Немов последовал указаниям.

– Не дави сильно! И еще важно не напрягаться.

– Я держу руки навесу, и мышцы по-любому напрягаются! – посетовал он.

– Давай я! – убрала его руки и приложила свои ладони к его лицу. – Думай о чем-нибудь приятном.

Он подумал о том, какая у нее нежная, прохладная кожа. Наверняка пользуется дорогими кремами с витаминами и микроэлементами.

– Темнота успокаивает, – комментировала Софа, пытаясь отделаться от мысли о его губах. К ним хотелось прикоснуться, провести пальцем по контуру.

Андрей улыбнулся:

– Ты знакома с теорией профессора Уильяма Бейтса?

– Нет.

– Данное упражнение, названное пальмингом, – основное в его рекомендациях по методике улучшения зрения.

– Ты такой умный!

Спорить не стал.

Гуляли по аллеям, перекидываясь незначительными фразами. Мужчина ловил себя на том, что сие нерациональное, лишенное логики и смысла занятие приносило удовольствие. Софочка щебетала, а он слушал, как внимательный орнитолог. Через час оба продрогли. Усадил барышню в авто, довез до ее дома. Пригласила зайти на чай. Согласился.

Снова восхитился необычным интерьером. Разместился на диване. Отхлебнул горячий напиток и указал на картину на стене:

– Чикаго?

– Угу. Делать было нечего, вот и баловалась.

Удивился:

– Сколько в тебе скрытых талантов. Готов был поспорить, что это творение какого-нибудь мастера. Нарисуешь картину для меня? Я ее повешу в спальне и буду гордиться, что лично знаю художника.

Хозяйка сердито наморщила лоб: зачем же так издеваться? Гость не дождался ответа и повторил вопрос:

– Ну так как?

– У тебя злое чувство юмора.

– Когда шучу – да. Но сейчас я серьезен. Сонь, будь более уверенной в себе!

– А что тебе нарисовать?

– Без разницы. Что придет в голову.

– Хорошо.

«И действительно, хорошо», – Немов удобно растянулся на подушках. Уходить желания не было. Но если затянуть визит, неизбежно возникнет неловкость. Вдруг девушка вообразит, что ему нужен секс? Она, конечно, симпатичная, и он, без сомнения, мог бы… Но… Ему не хотелось причинять ей боль. Вряд ли он даст ей те отношения, к которым она привыкла. Заставил себя подняться.

Софочка с недоумением закрыла дверь за поспешно ретировавшимся мужчиной. «Уж не подумал ли он, что я его соблазнять начну?!» Включила телевизор и долго щелкала пультом. Не нашла ничего подходящего. Расстелила постель. Лежала и вспоминала прогулку. Может, исполнить на холсте именно этот сюжет? Зимний парк или лес и двое путников. Он и она ступают по голубоватому снегу, а черные ветви деревьев окружают их причудливыми сплетениями колючей проволоки. Софа скользнула взглядом по пейзажу и опять возвратилась к паре. Женщина пропала. Одинокий мужчина стоял у темного корявого ствола, почти сливаясь с ним. Его черты казались знакомыми… «Но точно не Андрей». Попыталась рассмотреть четче, но сумрак воинственно захватывал территорию и через мгновение поглотил и лес, и сугробы, и путника.

Проснулась среди ночи: жутко хотелось пить. Побежала на кухню, достала из холодильника пол-литровую бутылку минералки и намертво присосалась к горлышку.

ГЛАВА 19

Тело требовало движения. Крайтон поднялся осторожно, чтобы не ушибиться, и шагнул в сторону. Выпрямился – высота камеры милостиво разрешила. Покрутил головой, повращал плечами, поприседал. Сколько его уже держат здесь? Его не будут кормить? Дали хотя бы воды! Мучительная жажда превратилась в изощренную пытку. Он пробовал отвлечься, но не мог думать ни о чем ином.

Однажды в баре Томас познакомился с профессором, доктором наук. Тот изрядно выпил и завел речь про свойства глаза. Говорил долго и умно, используя научные термины, слушатель понимал не все. Один факт из той научной лекции врезался в память. Оказывается, человек со стопроцентным зрением в полной темноте будет видеть идеально черное поле. Если же зрение хромает, то на фоне обязательно будут присутствовать разноцветные вкрапления, кружочки и полосочки. Крайтона окружала абсолютная, ровная чернота. Он почти проклинал свое совершенное зрение, из-за которого лишился хоть какого-то разнообразия в карцере.

Облизнул запекшиеся губы. Может, его осудили на закрытом заседании, без его участия, и приговорили к инквизиторской казни через обезвоживание? Замуровали и оставили подыхать. Узник запаниковал, но совладал с приступом страха: XXI век, цивилизованная страна… Его не должны убить таким варварским способом! В Чикаго – криминальной столице Америки – самые циничные маньяки спокойно коротают свой век в колониях, отбывая пожизненный срок.

Тишина буравила череп отбойным молотком, с каждой секундой погружаясь глубже в мозг. Томас вздрогнул от ужаса: каким-то образом он очутился привязанным к стоматологическому креслу. Толпа врачей в белых халатах, забрызганных кровью, окружила пациента. В его рот был вставлен расширитель, не дававший сомкнуть челюсти. Сумасшедшие дантисты разом включили бормашинки и начали сверлить его зубы. Несчастный дергался и мычал, но попытки вырваться были тщетны – ремни крепко держали его. Внезапно, как по команде, палачи прекратили издевательство, но лишь для того, чтобы приступить ко второму этапу. Инструменты поменялись. Десятки тонких крученых игл вонзились в обнаженные нервы. Зубы пульпировали без анестезии. От невыносимой боли потемнело в глазах, белки покрылись бордовой сеткой лопнувших капилляров. Горло, сдавленное напряжением, не пропускало кислород. Тело тряслось в конвульсиях.

Крайтон проснулся. Жадно глотнул воздух, постепенно возвращаясь в реальность. По сравнению с кошмаром явь была вполне сносной.

Оптимизма хватило ненадолго. Отчаяние навалилось гнусной скользкой массой, вызывая физическое отвращение. Пленник взмолился: «Боже, пускай хоть что-нибудь произойдет. Ничтожное событие. Звук, цвет, запах, ощущение… Мне нужно удостовериться, что я еще существую в мире…» В застывшем пространстве камеры ничего не изменилось.

В старом фильме героя Сталлоне тоже упрятали в карцер. Его тормошили, зажигали электрический свет, задавали вопросы, заставляли отжиматься. Счастливый, он не скучал! Сценаристы не догадались, что самое мерзкое – отсутствие любых проявлений активности.

Прекратил поиски удобного положения. Бесполезно. Он практически не чувствовал зафиксированных за спиной рук. Ноющая боль взорвалась в пояснице и распространилась по телу колючей волной. Томас осознал: Это. Никогда. Не кончится.

Раздался лязг металла о металл. В глаза ударил ослепительный, раскаленный до бела свет.

– На выход! – голос оглушил.

Крайтон шагал нетвердой походкой, щурясь от тусклых ламп и не веря великой удаче. Его выпустили из проклятой конуры! Какое блаженство – ходить, видеть, слышать и вдыхать свежий воздух, проникавший в здание через вентиляционные люки.

– Стоять! – рявкнул надзиратель и звякнул ключами. Расстегнул наручники, подтолкнул арестанта в душевой отсек. – У тебя пять минут.

Томас посмотрел на свои руки, вытер пот со лба. Стянул одежду, сложил ее на лавке и зашел в кабинку. Открыл вентиль с холодной водой. Ледяная струя обрушилась на голову, мгновенно вернув к жизни. Он подставил ладони, набрал воды и выпил. Повторил раз пять или шесть. Вместе с потом смывались долго копившиеся усталость и апатия. «Все не так уж плохо, старик. Все не так уж плохо…»

Из душа вышел другим человеком. Охранники переглянулись разительной перемене: на лице пленника отчетливо читались восторг и вера в блистательное будущее.

– Двигайся!

Захотелось поговорить:

– Куда идем? – звук собственного голоса показался незнакомым. Отвык.

– Отставить разговоры!

Доктор производил необходимые процедуры: мерил давление, пульс, температуру, с плотоядной улыбкой касаясь пациента. («Ну точно, педик!») Долго ощупывал распухшие запястья. Крайтон невольно вообразил, что сейчас врач вопьется в них похотливым поцелуем. Нет, только перебинтовал. Откупорил ампулу с какой-то дрянью, набрал в шприц. Сделал укол – разумеется, в ягодицу.

Нежно протер ранку смоченной спиртом ваткой. «Ишь, счастья привалило старому пню! – узник был настроен доброжелательно. – Бедолага, обдрочится ночью!»

В камеру вошел с улыбкой. Негры застыли изваяниями, словно им явился призрак. «Дежавю, блядь! А ребята не очень оригинальны!» Сел на койку, но тут же подскочил: организм подстегивал наверстать упущенное. Мужчина принял упор лежа в проходе между нарами и стал отжиматься. 10, 20, 30, 40, 50. Секундная пауза. 10, 20, 30, 40, 50. Секундная пауза. 10, 20, 30, 40, 50. Подпрыгнул на ноги. Сердце благодарно выстукивало учащенный ритм. Над дверью заметил узкий выступ. То, что надо. Ухватился пальцами, согнул колени. Подтягивался, как заведенный, пока мышцы не запросили пощады. Три заключительных рывка – и глубокий выдох.

Сокамерники по-прежнему молчали. «Это не дело. Надо диалог налаживать».

– Простите, братья, если вдруг мой вопрос вас потревожит. Но не приметил ли кто, какое количество времени я пребывал вдалеке от вашего уважаемого общества?

– И когда будут кормить? – добавил после секундной заминки: спазм в желудке напомнил о длительном отсутствии пищи.

Али не выдержал и расхохотался:

– Во, ты, парень, даешь! Никогда не видал такого неправильного белого! – темнокожий бугай подошел пружинящей походкой и протянул ладонь для пожатия. Однако вместо дружеского приветствия Крайтон получил мощный удар под дых.

– Какое коварство! – усмехнулся, когда приступ боли ослаб. Поддаваться на провокацию не собирался. Отныне он паинька. Иначе из тюрьмы не выбраться.

Несколько человек – тех, с кем дрался в столовой, – приблизились и принялись методично наносить удары. Особенно распалился невысокий с культурной бородкой гоути, – все норовил пнуть в лицо. Узник не защищался. Ждал, когда они выместят агрессию и прекратят избиение.

Бритоголовый наблюдал в стороне, скрестив руки на груди. В принципе новенький ему нравился. Али уважал силу – шикарно он их давеча отделал, не поспоришь. И что важно – не заложил надзирателям. Со странностями, конечно… И не простой, сразу ясно. Сопротивление охране – тяжелый проступок, но определенно не на двое суток карцера!

– Ладно, парни, хватит! – урезонил соратников. Те совет проигнорировали.

– Он уже внял, братья. Не будем собаками! – повторил громче и оттащил низкорослого Нуми. Черные угомонились и разбрелись по нарам с довольными лицами.

Пострадавший доковылял до своей койки, простыней вытер кровь с разбитого лица. Посмотрел на стоявшего напротив зачинщика потасовки:

– Удовлетворен?

– Вполне. Будем знакомиться?

За ужином, уплетая двойную порцию картошки с мясом, Томас узнал, что тюрьма эта не самая худшая в штате. В распоряжении зэков имелись спортивный зал, библиотека, мастерские и комнаты для свиданий. Заключенным полагалась ежедневная часовая прогулка и трехразовое питание. Подъем в 6:30, отбой в 22:00. В целях профилактики безопасности действовал запрет на командные игры, так что развлечения исчерпывались шахматами, чтением газет и книг и просмотром телевизора. Большую часть арестантов составляли черные и латиносы. Ярых межрасовых конфликтов не наблюдалось, но в соответствии с негласным порядком группы образовывались по этническому признаку.

– Понимаешь, обычно белого или латиноса не сажают в камеру к черным, и наоборот, чтобы не провоцировать, – Али проглотил кусок телятины. – Ты уж не серчай, что мы малость погорячились. Тот же Нуми – неплохой парень, сидит за содержание притона. Просто знатно ты его в столовой покоцал. Обиделся.

Али отбывал срок за распространение наркотиков. На воле увлекался бодибилдингом и попутно незаконно продавал анаболические стероиды. Жил припеваючи, покуда подставной клиент не выдал его полиции. На зоне снискал славу и авторитет за внушительную мускулатуру и фанатизм на почве культуризма. В тренажерном зале он проводил несколько часов в день, накачивая мускулы. За дополнительную плату консультировал начинающих спортсменов.

– Деньги нужны на протеин и допинг, с офицером охраны всегда можно сторговаться. Я ведь планирую завоевать титул «Мистер Юниверс», чувак. Выйду отсюда через два года по амнистии. Массу уже набрал, форму корректирую, подсушусь для рельефности – и все, я чемпион. Что, похож я на победителя? – Али согнул руку. Широкий рукав рубахи натянулся под напором шарообразного бицепса.

– Еще бы! – согласился Крайтон. – Я тебя сразу испугался, как только в камеру вошел!

– Ха-ха-ха! Да ты не из пугливых, брат. Где драться научился?

– Да были добрые люди, научили…

Перед отбоем полагался свободный час.

Али предложил экскурсию. Вернувшись в камеру, Томас повалился на койку, ощутив, как сильно вымотался за последние сутки. Но заснул не сразу. Вояж по внутренним помещениям, доступным для зэков, убил малейшую надежду на побег при помощи силы и напора. Двойные двери, решетки, многочисленные охранники. Завтрашняя прогулка даст дополнительные сведения о тюремном комплексе в целом, но уже сейчас ясно: необходимо действовать хитростью.

ГЛАВА 20

Андрей крутил колесико мышки, вперив хищный взгляд в мелькавшие на мониторе лица. Всего десять фотографий. Десять кандидатов на смерть от его руки. Утром он зашел в интернет-клуб. В электронном ящике дожидалось новое письмо. Скачал на флешку. Дома для чего-то задернул шторы (сам удивился собственной глупости) и лишь потом открыл файл на компьютере. К претендентам прилагалась краткая характеристика. Он вчитывался в каждое слово, пытаясь почувствовать, когда же екнет его сердце, указав на того самого.

Список представлял собой уголовников из Чикагской тюрьмы, осужденных на пожизненный срок. «Да, парни из снафф-клуба наладили неплохой бизнес, – усмехнулся он. – Еще и подстраховались. Если вдруг что, так они убирают отпетых негодяев, заслуживающих самой жестокой участи».

Роббин Уилсон, 29 лет. Изнасилование трех девочек. Одна из жертв скончалась от нанесенных увечий.

Джефри Лоу, 30 лет. Распространение наркотиков.

Адам Лесли, 25 лет. Убийство при отягчающих обстоятельствах.

Винсенет Стомак, 28 лет. Торговля оружием, грабежи. Расстрелял четверых прохожих.

Одна фотография привлекла внимание. Немов увеличил масштаб: лицо молодого мужчины выделялось на фоне остальных. Его можно было назвать привлекательным, но главное было в другом. В выражении. Ненависть, злость, обида присутствовали во всех портретах. В этом же было что-то принципиально иное. Андрей разглядывал лицо долго, пока не заболели глаза. Пошел на кухню налить кофе и замер с чайником в руке. Точно! Как он не уловил! Это выражение страстного желания жить!

Вернулся за компьютер и пробежал глазами краткое описание кандидата. Почудилось какое-то несоответствие. Прочитал еще раз. И еще раз.

Томас Крайтон, 28 лет. Обвиняется в вооруженном ограблении и двойном убийстве.

Что здесь не так?

Мужчину озарило: «Он еще не осужден и находится под следствием! Но почему тогда попал в присланный список? Ведь наблюдалась определенная тенденция отбора. Ошибка? Или твердая уверенность в строгом приговоре? А что, если он не виновен?» Сглотнул застрявший в горле комок. «Если не виновен, то попадет в рай». Решение созрело мгновенно. Томас Крайтон будет убит Андреем Немовым. Точка.

Требовалось снять напряжение. Кинул в сумку спортивный костюм, кроссовки. В тренажерном зале выполнил комплекс упражнений на руки, спину, грудь и ноги. Затем три подхода на пресс до предела. Поплелся на первый этаж в длинный прямоугольный бассейн. Плавал, пока потяжелевшие мышцы не стали тянуть ко дну.

В раздевалке сел на лавку, чтобы отдышаться. Пальцы мелко тряслись от чрезмерной физической нагрузки. Зазвенел мобильный. Он знал, кто звонил.

– Номер восемь.

– Минуту, я уточню по базе.

В трубке замолчали. Потом послышался шепот. Очевидно, спорили два или три человека.

– Мистер Эндрю Немоф, – собеседник вернулся после продолжительной заминки. – Нам неловко от возникшей ситуации, но, к сожалению, выбранный вами претендент попал в базу случайным образом. Дело в том, что наш сотрудник получил неточные данные по запросу, что и повлекло подобное недоразумение. Мы готовы компенсировать некоторый процент, если вы…

– Номер восемь, – прервал Андрей не терпящим возражения голосом.

После долгой паузы американец ответил:

– Это потребует больших затрат.

– Я заплачу сколько нужно. Но учтите, я уже говорил ранее, и сейчас повторю: не хочу, чтобы вы напичкали его наркотиками. Он должен быть адекватен. Иначе я отзываю заказ.

– Через несколько дней мы сообщим вам результат. Если вас устроят новые условия, вскоре будьте готовы вылететь.

О да. Он будет готов.

Неужели до реализации желания остались считанные дни? Как их прожить? Как заставить себя не рисовать в воображении будоражащую картину вновь и вновь, пока голова не начнет раскалываться от боли? Поработать? Немов с отвращением поглядел на компьютер. Нет. Он слишком долго прибегал к безыскусному методу сублимации, загружая мозг политической, экономической, финансовой информацией, что вызвало наконец привыкание. Разум отвергал любые мысли, кроме единственной.

«Так и спятить легко», – мужчина перебирал тысячи сюжетов, в надежде найти один, способный отвлечь, завладеть вниманием. В памяти возникло симпатичное личико Сони. Девушка улыбнулась, по-детски сморщила носик. Его захотелось поцеловать. «Прям-таки поцеловать?» – Андрей сыронизировал над мальчишеским порывом. Пошел на кухню, звякнул зажигалкой, прикуривая сигарету. Затянулся. Налил кофе. Можно бы перекусить, но идти в кабак лень, а кухарить самому – нонсенс. Сонин бульон был вкусным. «Позвонить, пригласить в гости? Пусть сварит поесть?» Задумался. Решил, что идея нелепая. В самом деле, в честь чего она должна мчаться домой к малознакомому мужику и готовить ему жратву?

Неожиданно в голову пришло странное предположение: может, он просто не прочь увидеться с девицей еще разок? Упрекал ее в выдумывании поводов, а сам претворяется перед собой, как подросток, играющий во взрослого. Соня приятная. Как кашемировый свитер. Тянет погладить ее. Или зарыться лицом и вдохнуть теплый натуральный запах. Андрей набрал на телефоне Сонин номер. Длинные гудки. Нет ответа.

Странно, но эта мелочь огорчила. Он хотел услышать ее голос! Мужчина замер, боясь спугнуть робкое желание. Иное желание! Крошечное, тривиальное, ценность которого заключалось в самом наличии. Как же оно радовало! Выждал десятиминутную паузу и снова позвонил.

– Алло! – ответила девушка.

– Спасибо! – Немов торопливо выпустил струю дыма.

Софа растерялась:

– За что?

– За то что взяла трубку.

– А почему я должна была не взять?

– Соня, не порть эффект глупыми вопросами.

– О чем ты? Эффект чего? – запуталась собеседница.

– Твоего голоса.

– Он тебе нравится?

– Еще подобная фраза, и я начну думать о тебе плохо, – не выдержал Андрей.

– Как бы плохо мужчина ни думал о женщине, любая женщина думает о нем еще хуже, – обиделась Софочка.

– Браво, туше.

Молчание.

– Соня?

– Да!

– Туше – термин из фехтования. Признание поражения.

– Спасибо, что объяснил. А то я устала после каждой нашей беседы насиловать «Яндекс».

– Соня, представь…

– Представила.

– Ты отомстила минуту назад, не повторяйся.

– Повторение – мать учения, – озвучила Софочка одну из немногих известных ей пословиц.

– Повторение – бог попугаев, – лениво обронил мужчина. Пикироваться он предпочитал с равносильным противником. Девушка на него не тянула. Поэтому с ней хотелось поговорить по-человечески.

– Так вот, – сказал после паузы, – если бы ты узнала, что твоя единственная заветная мечта вскоре сбудется, что бы ты почувствовала?

– Печаль.

Ответ был неожиданным. Немов взгромоздил ноги на стол и откинулся на спинку стула:

– Почему?

– Когда у тебя много желаний и они осуществляются потихоньку, на протяжении всей жизни, это весело. А когда одно… К чему же тогда стремиться после того, как оно исполнится?

– Не стремиться. Наслаждаться покоем. Софочка не была рефлексирующей особой, но вывод напрашивался элементарный:

– Если счастье в покое, зачем было ставить цели?

– Я не знаю, в чем счастье. А ты?

– Раньше мне казалось, что счастье – когда тебя любят.

– А сейчас?

– А сейчас мне так не кажется, – девушка смутилась. Собеседник почувствовал и сжалился:

– Ладно, извини.

Попрощался, положил трубку в некотором замешательстве. Две вещи в женщинах оставались для него загадкой: оргазм и мыслительный процесс. И то и другое слабый пол умеет имитировать. Попробуй, разберись. Хотя его приятель частенько повторял: «Женщина создана для того, чтобы ее любить, а не для того, чтобы ее понимать».

Софочку встревожила беседа. Мягко говоря, она не вполне уловила ее смысл. Немова явно что-то беспокоило, но он стеснялся поделиться. Глупая гордость. Даже трижды сильный человек тем не менее человек. И ему иногда нужна поддержка. Приподнять бы пальчиком его подбородок и укоризненно покачать головой. Покраснела. Он старше ее лет на десять, а она тут строит снисходительную мамашу!

Вынула из сумочки купленную утром книгу «Мастер и Маргарита». Менеджер-ботаник из книжного магазина узнал посетительницу. Сменил косой взгляд на поощряюще-заинтересованный. В следующий визит она обязательно посоветует ему найти хорошего дерматолога и накопить денег на посещение стилиста. Глядишь, и повысят в должности до заведующего отделом.

Принялась за чтение. Через десять минуть отложила томик. Вообразила, как гладит Андрея по щеке, а он трется о ее ладонь прирученным тигром. Все его боятся, а она – нет. Она – дрессировщица и кормит его с рук. «Ой, это совсем никуда не годится!» – пристыдила себя Софа и снова раскрыла книгу.

ГЛАВА 21

Четыре корпуса с незатейливой архитектурой располагались по углам большого квадрата. Вдоль его сторон находились другие службы, важные для функционирования тюрьмы: приемное отделение, часовня, кухня, рабочий цех. Внутренний двор, куда Крайтона вместе с остальными заключенными вывели после утренней переклички на прогулку, был обнесен забором высотой двадцать футов с колючей проволокой под напряжением и шатром из кабелей против вертолетов.

– Отсюда никто никогда не сбегал? – как бы невзначай полюбопытствовал Томас.

Али поежился: теплая синтепоновая куртка не спасала от промозглой сырости.

– Да вроде была удачная попытка. Чувак, бывший легкоатлет, перепрыгнул через стену. Раздобыл где-то длинный шест и сиганул прямо на виду у охраны. Прикидываешь, брат? Оказывается, он был фанатом русского чемпиона по прыжкам с шестом Серджио Бубка. Беглеца, конечно, поймали через сутки, но сам факт дорогого стоит!

Заключенные вяло бродили по двору, не получая удовольствия от прогулки на холоде. Кирпичные ограждения не останавливали ледяной ветер, проникавший сквозь стены специально, чтобы нервировать арестантов. В оцепеневшем скученном стаде выделялись несколько веселых лиц.

– Уже приняли дозу, – пояснил Али. Наркотики в тюрьму поступали двумя способами: через охранников или через визитеров с воли. Посетителей обыскивать запрещалось, и те этим пользовались, пронося подарочки родным и близким, дабы разнообразить их скучную тюремную жизнь. Пакетики с дурью прятались под одежду, обматывались скотчем, чтобы не унюхали собаки. Процедура «передачи» обычно проходила в конце свидания. Друзья обнимались и незаметно для надзирателей совершали хитрые манипуляции. С подружками было и того проще: при поцелуе наркотик передавался изо рта в рот и прятался под язык. При угрозе личного досмотра – глотался. Из желудка пакетик извлекался рвотой или более естественным процессом.

Когда настало время завтрака, нахохлившиеся зэки оживились. Скопом ринулись в столовую. На завтрак давали пакетик молока и обжаренный хлеб.

Перед обедом в камеру наведался сержант: подследственного XR1070 вызывали в комнату для переговоров с юристами. Привели в небольшое помещение, усадили. Спиной к нему стоял мужчина в дорогом твидовом костюме. Он повернулся и заинтересованно улыбнулся. На вид ему было лет сорок.

– Здравствуйте, я Дональд Хоук, ваш адвокат.

– Привет. И что ты мне расскажешь? – Томас устроился поудобнее, готовясь к длительным инсинуациям. Адвокат справился за пять минут, четко дав понять, что никаких шансов у клиента нет.

– Минимальный срок, на который реально рассчитывать при чистосердечном признании – сорок лет.

Арестант вглядывался в его лицо. Это могло быть чье угодно лицо, за исключением законопослушного слуги Фемиды. Томасу не понравился его бегающий взгляд: «Словно ему есть что скрывать». Он знал, что бесплатные правозащитники, назначенные судом, не слишком пекутся о своих подопечных, но все-таки надеялся хотя бы на подобие озабоченности со стороны Хоука. Тот являл непоколебимую уверенность в том, что ничего сделать невозможно.

– Ты чего пришел сюда? Сообщить радостную новость, что мне крышка?

Адвокат хмыкнул. Его предупреждали: клиент не из покладистых. Но они и не таких обрабатывали. Ему устроят настоящий ад. Если не будет давать повода, то поводы придется инициировать. Он будет умолять о смерти. Их организация еще никогда не подводила заказчика. Если мистер из России хочет XR1070, то он его получит.

– У меня к вам деловое предложение.

– Да ну?

– Факты однозначны: вы проведете остаток жизни за решеткой. Перспектива неприятная. Наверняка на воле остались близкие люди. О себе вы уже не позаботитесь, а вот о них…

Крайтон тряхнул головой: неужели послышалось? От Хоука не ускользнул сей жест. Выдержал томительную паузу.

– Да, вы можете обеспечить их финансово.

?

– Предположим, некий благотворительный фонд переведет двадцать тысяч долларов на счет вашей семьи.

– Если…

– …вы окажете фонду услугу, – адвокат задумчиво потер подбородок, словно сказанное его не волновало.

– Я весь внимание.

– Вы поучаствуете в театральном действе.

Томас коснулся большим и указательным пальцами внутренних уголков век. Затем поднял глаза на странного юриста:

– И какова будет моя роль?

– Скажем так, вы сыграете жертву. Наш актер убьет вас. Понарошку. Это будет спектакль для зрителей. Они должны поверить в то, что вы умерли.

– Дональд, старик, ты всерьез полагаешь, что я поверю в эту муть? Любой безработный актер обойдется дешевле. В чем подвох?

Хоук не питал иллюзий, что узник сиюминутно проглотит наживку. Потребуется некоторое время, чтобы убедить. Но чем красноречивей он говорил о выгоде проекта и об отсутствии подводных камней, о том, что его внешность идеально вписывается в параметры «главного героя» и что после спектакля его вернут в колонию, тем настороженней становился Крайтон, чуя неладное. Адвокат шумно вздохнул:

– Если вам нужно время, то я предоставлю его. Поразмыслите на досуге. Вы ничего не теряете. Я навещу вас завтра.

Что ж, завтра так завтра. Заключенный улыбался, пока конвоир вел его по коридору.


На следующий день Томас не сводил взгляда с двери камеры, сидя по-турецки на жестком матрасе. Начал беспокоиться: неужели посетитель не придет?

– XR1070 на выход!

Поблагодарил небо. Все должно получиться, ведь гениальное – просто.

– Я себя плохо чувствую, – пожаловался он надзирателю, когда тот защелкнул наручники.

– Я бы тоже на твоем месте плохо себя чувствовал, – съязвил сержант и толкнул его в спину. – Пошел!

Они миновали лестничную площадку и пост охраны, спустились на первый этаж, где его тщательно обыскали в отделении досмотра. Затем свернули в узкий тусклый коридор. До комнаты свиданий и, соответственно, до третьего поста 45 секунд ходьбы, вчера он высчитал.

Резко остановился, согнулся вперед, почти падая.

– В чем дело? – встревожился конвоир.

– Тошнит, – простонал.

– Встать!

– Пожалуйста… Меня вырвет…

Охранник заколебался. В подобной ситуации он оказался впервые. Вести дальше – зэк заблюет весь коридор, а ему влепят выговор. Лучше завернуть в туалет для служащих, благо он в десяти шагах.

– Ладно, идем в сортир.

Крайтон подскочил к унитазу, изображая приступ дурноты, и вскоре затих. Сержант подошел ближе и участливо тронул за локоть:

– Эй, ты в порядке?

– В порядке! – развернулся, ударил коленом в пах, и сразу же – лбом в переносицу. Мужчина покачнулся и упал. Томас присел на корточки, нащупал в кармане ключи, вытащил. Повозился, прежде чем открыл замок наручников. На то, чтобы переодеться в униформу, затратил пять минут. Она была маловата, пуговицу на груди еле застегнул. Жертву приковал к трубе в кабинке, оранжевой робой завязал рот. В коридоре было пусто. Направился к выходу.

Кивнул двоим охранникам, не замедляя шаг вышел из здания. Необходимо пройти пятьдесят метров по территории к центральным воротам.

– Приятель! – кто-то окликнул. Сделал вид, что не расслышал, и не остановился. Сорок метров.

– Приятель, я к тебе обращаюсь, погоди! – голос прозвучал рядом. Видимо, служащий ускорил темп, догоняя глухого парня.

Тридцать метров. Через контрольно-пропускной пункт – и на свободу. Чья-то широкая ладонь требовательно легла на плечо.

– Да? – беглец обернулся с невинным выражением.

Офицер оценивающе окинул его фигуру:

– Новенький что ли? Не видел тебя раньше.

– Ага. Сегодня заступил.

– Не припомню, чтоб тебя представляли коллективу. А ты куда без куртки? Мороз же!

Крайтон сплюнул:

– Да мне добежать чуть-чуть. Я к парням на главный пост и обратно.

– Зачем? – навязчивый собеседник подозрительно сузил глаза.

– Спросить кое-что.

– А рация для чего?

Постучал нога об ногу:

– Давай потом договорим, я замерз, как собака.

Офицер понимающе покачал головой:

– Я с тобой. Заодно познакомимся!

От досады Томас тихо выругался. Отключить мужика нельзя: увидят с вышек. Придется сориентироваться непосредственно на КПП.

– О, дивитесь, Брэдли пожаловал! – поприветствовал вошедшую парочку дежурный, отхлебнул чай из ярко-розовой чашки. – А это кто?

– Новый сотрудник. Я думал, я один такой, кому его не представили.

– Да? А как он умудрился утром пройти, что я не заметил?

– Я заключенный, парни. Разоружил охранника, переоделся и пытаюсь покинуть тюрьму, а вы мне мешаете. Выжидаю момент, чтоб нокаутировать вас, – усмехнулся Крайтон.

Брэдли расхохотался и снял с ремня шоковое ружье.

– Знаешь, что за штуковина? Система дистанционного ударного электронного отражения TASER. Поражает цель электрическим разрядом в 50 тысяч вольт. Немало тех, кто оказался мишенью, откинули копыта.

– Круто.

– Еще бы, – офицер звонко цыкнул и подмигнул дежурному: – Ладно, пойду я. Тут с тобой посекретничать хотели.

Брэдли хлопнул дверью и поднес к уху затрещавшую рацию. Через секунду развернулся на 180 градусов.

Томас уже вышел на улицу, но не успел отойти и пяти метров, как его позвал знакомый голос общительного офицера:

– Эй, я забыл сказать! На счет ружья! Я его еще ни разу не использовал. Гуманист! Но в тебя с удовольствием выстрелю.

ГЛАВА 22

Лиля налила чай в ярко-розовые кружки и подала Софочке, пришедшей навестить ее домой после выписки из клиники, и продолжила сетования:

– В общем, подружка, чувствительности у меня вокруг сосков никакой теперь. Доктор, правда, сказал, что она может вернуться через месяц-другой, но это не на сто процентов.

– Разве ты перед операцией не узнавала информацию о последствиях?

– Нет, зачем? Это бы не изменило моего решения. Подумаешь, фригидная грудь. Зато красивая и большая. И Эдик доволен, – хорохорилась Лиля.

Софу не обманула ее бравада. Постаралась утешить, но лишь разозлила.

– Не жалей меня, что за глупости! У меня все шикарно! Поняла? И разрезы под грудью почти не видны!

– Хорошо-хорошо! Если ты довольна, то я действительно рада!

– Лучше расскажи свежие новости, а то я отстала от жизни, – Лиля уселась поудобнее, готовясь слушать увлекательные сплетни.

– Да ты не тусовалась всего-то несколько дней, что могло случиться? – заартачилась Софа.

– Как твой Лепа?

– Нормально. Что ему сделается? Через полчаса подъедет сюда, заберет. Знаешь, мне, похоже, нравится кое-кто, – не сдержалась девушка. Душевные волнения вырывались наружу, вопреки запретам разума, жаждали воплотиться в слова.

– Давай по порядку, – скомандовала Лиля. Во время монолога подруги глядела на нее расширенными зрачками.

Софочка закончила историю знакомства с Андреем и удивилась возникшей ясности в голове. Обрывки мыслей, которые она упорно гнала прочь, сформировались в одну предельно четкую, бескомпромиссную. Она и пугала и притягивала.

– То есть ты влюбилась? – Лиля озвучила Софочкину мысль.

– Да. Я влюбилась, – медленно произнесла, как бы пробуя фразу на вкус. Вкус был необычным, сладковатым, с кислинкой. Хотелось распробовать его получше.

– Но он же в тебя – нет?

– Нет.

– И что теперь?

– Не знаю. Но все должно быть хорошо.

– Каким образом? Мужик к тебе равнодушен! – Лиля картинно ужаснулась, потуже завязала поясок голубого махрового халата.

– Лилечка, иногда мне кажется, что в том, чтобы испытывать чувства самой, нет ничего плохого.

– Даже безответные?

– Даже безответные!

– Не понимаю, – подруга стукнула кулачком по коленке.

– Я тоже еще не до конца поняла. Ты не обидишься, если я пойду? – поспешно вскочила, сняла с вешалки шубу. – Позвоню вечером, ладно?

Необходимо было срочно обдумать свое новое положение влюбленной женщины. До дому добралась быстро, но решила проветриться. Людей вокруг было мало – отсыпались в выходной за трудовые будни, и лишь хозяева собак примерно выгуливали питомцев. Несознательный гражданин вел на толстых поводках двух откормленных ротвейлеров без намордников, распугивая редких прохожих. День выдался пасмурным, пелена облаков застыла прокисшим молоком и не пропускала намека на солнечные лучи. Соня подняла глаза к небу: «Но ведь если солнца не видно, это не значит, что его нет. Вероятно, нужно подождать, когда распогодится… Или самой подняться выше… Я и без того ждала всю жизнь. Позволяла другим разгонять тучи и отдавалась на милость тому, кто расчищал мой небосвод. Не пора ли что-то сделать самой?»

Девушка понимала: мужчина, о котором она так часто думает, не будет бороться за нее. Но в то же время чувствовала, что он не отталкивает. Как опытный проводник, забравшийся на гору раньше туриста, стоит на вершине и взирает вниз. Не зовет, не машет рукой. Но тебя тянет последовать за ним, чтобы так же, как он, стоять однажды на пике и наслаждаться преодоленными препятствиями.

Да, его не трогала ее красота. Это задевало. Но если бы ему было противно общаться, разве он не пресек бы ее инициативы? Интуиция подсказывала: Немову приятна ее компания. Значит, есть повод для радости. Они еще увидятся. Софочка привыкла, чтобы мужчины обращали на нее внимание, и если вдруг какой-то глупец не восхищался ею в должной степени, она оскорблялась. Странно, но сейчас девушка не испытывала уязвленной гордости. Разве что самую малость, по инерции. Жаль, что она не умеет ворожить. Не то наколдовала, чтобы Андрей пал к ее ногам подобно Лепочке. Хотя… В таком случае он уже не был бы тем человеком, после каждой встречи с которым появлялось желание расти.

«Будь я ведьмой, оставила бы все как есть!» – резюмировала девушка и направилась к подъезду. Зашла в квартиру, швырнула сумочку на пол. В ванной помыла руки. Ступила в гостиную и вскрикнула.

– Ты меня напугал! – сказала, переведя дыхание.

Леопольд Львович облокотился на подоконник. Сжимал пальцами бокал. На стеклянном столике высилась откупоренная бутылка дорогого виски: купил по дороге к любовнице.

– И где мы были?

– Гуляла…

– Я заехал к Лиле. Тебя не обнаружил. Звонил. Трубку не брала. Тебя не затруднит прояснить ситуацию?

Софочка опустилась в кресло, виновато потупив взор. Она ведь совсем забыла про Лепу и их договоренность! Мобильник поставила в бесшумный режим, чтобы не отвлекал от размышлений. Как неловко получилось!

– Прости.

Мужчина дернул рукой, расплескав спиртное:

– Прости?

Ему захотелось дать ей пощечину, схватить за волосы и прошипеть в лицо, чтобы впредь она не смела поступать подобным образом. Что эта избалованная стерва себе позволяет? Усилием воли сдержал порыв и налил в бокал дополнительную порцию алкоголя. Внимательно посмотрел на нее.

– Что у тебя с глазами?

– Я больше не ношу линзы.

– Почему?

– Мой природный цвет ничем не хуже, – процедила сквозь зубы.

– Зря. Синий эффектнее.

– В естественном виде я тебе не нравлюсь? – скривилась она.

«Пахнет бунтом», – отметил Леопольд Львович. Истерик он боялся. Что-то неладное творилось с его сахарной Мусей. Она стала трудно управляемой, словно подросток.

– Славная, не воспринимай в штыки любые мои фразы. Я обожаю тебя! Не сердись! – ласково ущипнул за щечку, обхватил затылок, притянул поближе.

Она отстранилась, но мужчина удержал, привлек к себе. Ее нос уперся в его подбородок. Девушке было противно. «В честь чего он вламывается в мое жилище, будто хозяин? Я хочу побыть одна!» Вырвалась.

– Ты пьян?

– Я выпил сто граммов за любимую женщину, с которой долго не виделся! Я соскучился! Но не чую ответной реакции! – схватил ее, понес в спальню. Повалил на кровать.

– Нет! – возразила.

– Да! – рявкнул, расстегнув ремень.

– Пожалуйста, прекрати! – Софочка закричала так громко, что соседи наверняка насторожились.

– Заткнись! Я люблю тебя! Слышишь? Люблю! – мужчина прижимал жертву лопатками к матрацу, умудряясь стягивать с нее одежду.

– А я нет! – царапнула его по лицу, оставив на щеке четыре розовых борозды.

Леопольд Львович замер на секунду, сел рядом. Молча подобрал с пола рубашку. Он выглядел таким несчастным и растерянным, что Софа чуть не расплакалась от жалости. Придвинулась вплотную, обняла.

– Зайчик, прости…Ты мне очень дорог, – гладила по седым волосам, испытывая сострадание к родному, хорошему человеку, сделавшему ей столько добра. Но что-то треснуло внутри фарфоровой чашкой. Можно склеить, но для чего? Поставить в сервант для иллюзии целостности? Обманешь гостей, но не себя. Слезы сорвались и потекли ровными ручейками. Она не хотела причинять страданий, но и по-прежнему, по-старому быть уже не могло. Силы покинули. Софочка смотрела на кавалера, как актриса, истощенная долгим спектаклем, на зрителя, проникнувшего в гримерку. Настенные часы показывали 17:30.

Мужчину растрогали рыдания:

– Не плачь, Муся. Что ж с тобой такое! Я понимаю, ты устала. Я сегодня же подам на развод. Мы поженимся и будем жить вместе!

Девушка всхлипнула. «Благостная весть» вызвала новый приступ плача. Как ему объяснить? Как намекнуть, что ей этого больше не нужно!

– Лепа, нам надо отдохнуть.

– Одно твое слово! Куда ты хочешь полететь? Испания? Французская Полинезия? Африка? Антарктика? – возбужденно зашептал.

– Никуда! Отдохнуть друг от друга, – Софочка опустила ресницы. «Господи, пусть он уйдет сию минуту. Я не выдержу дальнейшей беседы!» Настенные часы показывали 17:30.

Он не уходил несколько месяцев. Или лет. Что-то говорил, жестикулировал, умолкал и вопросительно вскидывал голову. Она ничего не отвечала. Высверливала взглядом махонькую дырочку в паласе, возле ножки стола. Добралась до ламината, затем до бетона.

Еще десять сантиметров вглубь – и у соседей снизу посыпалась бы с потолка известка.

– Ты самое важное, что у меня есть, девочка моя. Если тебе нужно время, то я предоставлю его, – он ждал, что она отреагирует теплой фразой, успокоит. Но любовница продолжала пялиться в одну точку. Поцеловал в макушку. Оделся. Тихо притворил дверь.

Настенные часы показывали 17:30. «Опять забыла купить батарейку!» – посетовала Софа.

Чтобы забыть тягостную беседу, вытащила мольберт и краски. И стала рисовать.

ГЛАВА 23

Андрей не делал существенных различий между днями недели. Порой его удивляли болезненные всхлипы сотрудников «у-у-у, понедельник», «у-у-у, вторник» и далее до пятницы. Но сегодня утром, крепко выспавшись и открыв глаза не по зову будильника, огорченно констатировал: «ууу, воскресенье». А значит, целый день он будет тет-а-тет с навязчивыми мыслями. Вечером оторвется с Завацким в каком-нибудь баре, выслушает сетования друга о том, как он разочаровался в Хайсене, проигравшем «какому-то борцу», угостит ухоженных фей выпивкой и икрой… Но впереди – целый день.

Встал с кровати, потянулся. Сцепил кисти в замок за спиной, наклонился, взмахнул руками, растягивая затекшие мышцы. От резкого рывка в плечах хрустнуло и кольнуло. Скривил гримасу мазохиста под условным обозначением «Мальчик-сам-себетестапо». Сработал автоответчик. Звонила мать. Давно не навещал родителей. Надо бы съездить. Выпил кофе.

Несколько лет назад Немов купил родителям дом за городом. Они были рады. Он тоже. Теперь ему было легче оправдывать свои редкие визиты. Дорога занимала часа полтора. С пробками все три. Он деловой человек и не может часто тратить столько времени впустую. В супермаркете накупил продуктов, загрузил в багажник. Машин на трассе практически не было, добрался быстро. Мать встретила у ворот, обняла, расцеловала. Отец выдерживал характер и сидел в кресле перед телевизором, ожидая, когда сын войдет в дом. Мол, не такое уж грандиозное событие, чтобы выбегать за порог. Андрей понимал: отец злится, что сын отдалился, приезжает раз в пятилетку, новости не рассказывает.

В коридоре чернобыльскими блохами запрыгали два тойтерьера, выдавили писклявую пародию на лай. Нелепейшая порода! Животные, названные собаками лишь из жалости. Они вызывали у мужчины что-то общее между брезгливостью и сочувствием. Эти килограммовые псины не способны самостоятельно слезть с дивана – столь рискованный прыжок переломает им лапы. Да и ходить по комнате, ежесекундно опасаясь наступить на вертящихся под ногами недомерков, – удовольствие сомнительное. Но мать в тойтерьерах души не чаяла. Ей-богу, завели бы лучше парочку ротвейлеров. Они бы хоть пользу приносили – дом охраняли, на имидж хозяев работали.

– Привет, пап.

– Привет, привет. Ступайте с матерью на кухню, не мешайте, я смотрю передачу.

Сын улыбнулся. К театральной строгости отца он относился снисходительно. Через полчаса шоу «Показное равнодушие» закончится и начнутся расспросы. Мать виновато зашептала:

– Ты голоден? Пойдем накормлю!

Разогрела на плите борщ, пюре и котлеты.

Разложила по тарелкам, уселась напротив, подперев руками подбородок. Вздохнула:

– Как ты там один? Никто тебе не приготовит…

Андрей знал, к чему она клонит. Все матери одинаковые. Сначала жаждут женить или выдать ребенка замуж, а затем охают: «Как не повезло с партнером, дитятко достойно лучшего».

– Я питаюсь в кабаках, мам.

– Неужели у тебя нет хорошей девушки на примете? – запричитала женщина. – Она бы о тебе заботилась. Да и… Мне-то уже шестьдесят…

– Внуков хочешь? – проглотил кусок котлеты.

– Конечно, сынок.

– Тебе собак мало? Извини, мам. Дебильная шутка. Чего отец? Как здоровье?

После обеда спустился в подвал. Мать пожаловалась: вроде и лампочка целая, а свет не горит. Включил фонарик, проверил электропроводку. В одном месте она была повреждена. Случайно задел пальцем оголенный кабель и дернулся от обжигающего удара током. Отскочил в сторону, выругавшись. «Идиот! Надо было предварительно выкрутить пробки!» Поднялся по лестнице, тряся пострадавшей рукой. Боль пронзала ладонь и отдавала в плечо.

Через полчаса неполадку с электричеством устранил. Побродил по двору, подышал чистым воздухом. Каждый раз, когда он гостил у родителей, на ум приходила строчка: «Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок». Мечта агронома. Немову было безразлично, где жить – в городе или в селе. Ориентировался исключительно на фактор рационализма: в мегаполисе больше способов зарабатывать деньги. Мать уверяла, что с возрастом приоритеты поменяются и он будет искать возможность бывать на природе почаще. Может, даже купит домик по соседству. Будет консультироваться у нее по огородно-садовым вопросам. Гипотеза умиляла.

Собрался восвояси. Но отец разговорился – не остановить. Когда он воодушевленно о чем-то вещал, то очень напоминал вождя советского пролетариата. Разве что сакраментальный жест рукой не делал. Андрей слушал молча и кивал. Воспользовался паузой в монологе и заявил, что ему пора. Есть еще дела. Машину в сервис отогнать на диагностику, да и вообще. Проскользнул на кухню, оставил на столе деньги.

На обратном пути застрял в пробке. Произошла крупная авария, столкнулись шесть транспортных средств. Свободной для движения была одна полоса. К тому моменту как приехала милиция и эвакуаторы, череда машин растянулась на несколько километров. По радио передавали сводку новостей. Немов прибавил громкость.

– Организация «Международная амнистия» в очередной раз подвергла Соединенные Штаты критике за применение пыток в тюрьмах, причем само американское правительство создает предпосылки для процветания порочной практики. В докладе организации, опубликованном в Лондоне, говорится о том, что США практикуют пытки под предлогом борьбы с терроризмом, а все усилия американской администрации положить конец этой практике оказываются неэффективными.

К заключенным применяют, в частности, такие технологии допросов как cold cell – пребывание в холодных камерах и long time standing – вынужденное стояние по сорок часов кряду…

«Ха-ха-ха. Проверили бы правозащитники российские тюрьмы…» Переключил на другой канал. Передавали информацию о заторах на дорогах. Сей информацией он и без того владел. Жаль, не прихватил журнал или газету. Скоротал бы время за чтением.

Авто справа просигналило. Повернул голову. В новенькой машине (недешевой, но менее дорогой, чем у него) маялась от скуки симпатичная брюнетка. Подмигнула. Мужчина зевнул. Вместо того чтобы оскорбиться, барышня провела языком по верхней губе и кокетливо погрозила пальчиком. Судя по всему, она находилась в активном поиске нового «буратино». Подобные девицы не будили никаких эмоций, но эта почему-то разозлила. Достал из бардачка ручку и блокнот, вырвал чистый лист и написал «50 долл. за минет». Свернул записочку, опустил стекло. Холеная рука с длинными ногтями вцепилась в бумажку, словно пиранья в пятку пловца. Андрей с вялым любопытством следил за выражением лица: по идее незнакомка должна показать ему средний палец. Вопреки здравому смыслу, она вынула из сумочки карандаш и, черкнув что-то, отдала записку обратно. Ушлая девка вывела после ноля еще один ноль. Он поаплодировал и отвернулся. Вспомнил старый, но не утративший актуальности анекдот: «Шел Адам по Саду. И выпало у него ребро. И сказал Адам: «Блядь!» И стало так…» Трассу расчистили от покореженных автомобилей.

Дома принял контрастный душ. Когда вытирался, пришла sms от Сони с глупейшим вопросом в стиле высокодуховных дев: «Какой стих у Маяковского твой любимый?» Он никогда не набирал сообщения на мобильном телефоне. Бестолковое занятие. Не проще ли позвонить? На сей раз не поленился. Написал длинный текст: «Я в Париже, живу, как денди. Женщин имею до ста. Мой член, как сюжет в легенде, переходит из уст в уста». И отправил. Сонечка не ответила. Обиделась принцесса.

Только примостился у телевизора – позвонил Завацкий, отрапортовал, что направляется в клуб «О»:

– Подтягивайся! Мы тут ненадолго зависнем.

– Кто в компании?

– Жека Орлов из «Фазана» и Глебов из «Мосяни».

– Старик, когда ты уразумеешь: мужики вне сферы моих интересов. Я про баб спросил. Как ту блондинку с грудью величали? Олеся, что ли? Позови ее.

– Вот это я понимаю, наш разговор! Сделаю все, что смогу.

– Э, нет, брат. Просто позови Олесю, а все остальное я смогу сделать сам, – Немов провел ладонью по щеке, раздумывая бриться или нет. Решил, что трехдневная щетина еще не борода.

ГЛАВА 24

Мистера Блэквуда было сложно вывести из себя, да и нечем. Самым большим его увлечением вот уже двадцать лет была работа. Ограждать добропорядочных граждан от отбросов общества – занятие романтическое и благородное, поэтому каждое утро приходил в тюрьму с удовольствием. Здесь, на его территории, царил установленный им порядок. Он был отличным начальником, иначе Чикагская окружная тюрьма не числилась бы образцовой. К заключенным относился максимально ровно: не свирепствовал, но и поблажек не давал. Единственный раз его рассердил зэк-легкоатлет, почти сбежавший при помощи шеста для прыжков в высоту. После того случая начальник ужесточил режим и усилил меры безопасности. Но то, что устроил нынче Томас Крайтон, задело серьезнее, чем проступок чудаковатого прыгуна. Ведь если бы служащему приспичило в туалет минутой позже и он вовремя не увидел связанного охранника, то бандиту удалось бы совершить побег! И его, Рея Блэквуда, репутация была бы запятнана!

Простить подобное трудно, да он и не собирался прощать. Некоторые преступники не заслуживают милосердия. Наказание XR1070-го он возьмет под свой контроль. Мужчина покинул рабочий кабинет и направился в «нулевую комнату». Так тюремщики называли специальное помещение, приспособленное для допросов с пристрастием. Последние пять лет оно пустовало. Заняться беглецом Блэквуд приказал лично старшему офицеру Брэдли. Он стреляный воробей и прекрасно владеет техникой причинения боли без видимых повреждений тела. Не стоит давать поводов для истерик союзам защиты гражданских свобод и комиссиям по правам человека. Нет следов пыток – нет доказательств – нет прецедента.

Перед дверью в «нулевку» стояли двое охранников. Они доложили, что допрос длится уже четвертый час. Блэквуд вошел в тесную камеру и облокотился на стену, скрестив руки на груди. На приваренном к полу стуле сидел узник. Руки, ноги и талия были зафиксированы ремнями. Обнаженный торс блестел от пота. Помощник офицера удерживал голову несчастного в запрокинутом положении, а Брэдли прижимал к его лицу мокрое полотенце и периодически капал воду из стакана. Сей метод допроса – waterboarding – весьма действенный и создает у жертвы иллюзию утопления. В прессе муссировались слухи, что ЦРУ применяет это упражнение при подготовке американских военных летчиков к возможным испытаниям во вражеском плену.

Блэквуд сделал знак прекратить. Офицер отнял полотенце, позволив Крайтону вдохнуть. Его грудь конвульсивно вздымалась, пытаясь вобрать побольше воздуха. Через минуту дыхание выровнялось и он посмотрел на вошедшего. Поджарый мужчина, одетый в джинсы, ковбойские сапоги и синюю ветровку, встретил его взгляд.

– Ну, как ты? Как сидится? – любезно поинтересовался начальник тюрьмы.

Томас слабо улыбнулся:

– Знаете, со мной тут плохо обращаются…

– Ай-яй-яй, непорядок. Но ты, наверное, дал повод?

– Я, наверное, воспользуюсь пятой поправкой к Конституции США и не буду отвечать на вопрос.

Мистер Блэквуд похлопал в ладоши: XR1070 еще не утратил строптивости. Выносливый. Тем хуже для него.

– Продолжайте, Брэдли. Не буду мешать, – вышел из камеры, вернулся в кабинет. Задумчиво повертел золотую перьевую ручку – подарок на юбилей. Затем приказал дежурному привести заключенного Нуми Флетчера из третьего блока.

Низкорослый афроамериканец переминался с ноги на ногу, вздрагивая жидкой бородкой. Отрывисто вякнул:

– Да, сэр, я вас понял.

– Держи. Надеюсь, ты не подведешь, – Блэквуд протянул темнокожему маленький сверток.

– Сэр, могу я рассчитывать на…

– Сначала сделай, что велено, а потом обсудим, – отрезал собеседник.


Крайтон знал, что такое боль: он с детства участвовал в уличных драках и не паниковал, когда из-за численного превосходства соперников потасовка перерастала в избиение. Любые удары можно стерпеть. Но то, что происходило сейчас, не укладывалось в сознании, которое он время от времени терял.

Двое палачей выполняли работу в полной тишине, прерываемой скупыми стонами заключенного. Томас из последних сил сдерживал рвущиеся из горла крики – не хотел унижаться. Они ведь даже не задавали вопросов. Если бы его пытали ради информации, которую он скрывал, возможно, было бы легче. По крайней мере, присутствовал бы смысл. Но причинять боль из злости, из желания поставить на место, приструнить – это подло. Несправедливо. Все видят в нем особо опасного преступника и никому, никому нет дела до того, что у него внутри.

Брэдли прервал молчание:

– Жаль, что у нас нет cold cell. Облить бы ублюдка водой и в холодильник.

«Чем я обидел тебя лично? Чем оскорбил? Откуда такая лютая ненависть?» – Крайтону захотелось заорать на офицера, содрать с его лица самодовольную маску.

– Вы и подручными средствами прекрасно обходитесь, – польстил помощник.

Нет, не польстил. Сказал правду. Особенно ярко узник ощутил это, когда его привязали к высокой перекладине с заведенными назад руками. Веревка прошла через узел на запястьях и была закреплена вверху на специальный механизм. Старший офицер крутанул лебедку. Руки подлетели вверх, выворачиваясь из суставов. У Томаса потемнело в глазах, он застонал, но спохватился и закусил губу. Веревка натянулась сильнее, и он вынужден был привстать на носочки.

– Ты уже ознакомился с электричеством, давай закрепим, – Брэдли присоединил электроды к подмышкам XR1070. Нажал овальную кнопочку на миниатюрном приборе и отступил на шаг. От разряда тока жертва дернулась свежевыловленной рыбой. «Поизвивайся, приятель. Может, прыти поубавится», – процедил мучитель, нежно поглаживая кнопку подушечкой пальца, словно трогал сосок любимой женщины.

Крайтону казалось, что он сходит с ума. Или уже сошел, но еще не привык к новой роли. Тысячи крючков впились в тело и завибрировали, раздирая мышцы, дробя кости, выворачивая наизнанку. Ядерный взрыв, источник которого находился где-то в районе затылка, за долю секунды уничтожил все живое вокруг. Мир перестал существовать. На черном экране вселенной значилось белое «Fin».

Внезапно боль исчезла. Мир снова появился. Поколебался желеобразной массой и замер бетонной стеной камеры.

Старший офицер изобразил сочувствие.

– Хреново, да? Никогда не бывает настолько плохо, чтобы не могло быть еще хуже, – Брэдли пребывал в философском настроении. Нащупал пульс на шее беглеца. «Пора заканчивать».

Закончил через полчаса. Перед уходом подкрутил лебедку еще на пол-оборота. «Крепкий, пять-шесть часов выдержит».

…Томас не мог полноценно вздохнуть. Каждая попытка вдоха отзывалась невыносимой резью в плечах, горевших так, будто их касались каленым железом. Постепенно боль заполнила все тело, и он уже не различал отдельные его части. Мигающий свет люминесцентной лампы разъедал глаза ядовитым газом. Прикрыл веки, чувствуя, как помимо его воли из-под ресниц просачиваются предательские слезы.

«Нужно думать о чем-то…» – попытался сосредоточиться, вспомнить факты из прежней жизни, где он был свободным человеком и мечтал о богатстве. Каким же нелепым сейчас выглядело его желание. Деньги, шикарный дом в престижном месте – такая мелочь по сравнению с возможностью идти куда хочешь, быть с кем хочешь. Простая, но бесценная свобода: ласкать жену, целовать дочь, кушать горячий суп, смотреть в окно, слушать музыку. Все это он имел раньше. Теперь – нет.

Крайтон мечтал пусть о недолгом, но спасительном обмороке, который бы остановил пытку. Организм упорно сопротивлялся насилию, посылая в мозг сигналы о чудовищном дискомфорте, требуя немедленно избавиться от страданий.

У Тины смешно топорщятся кудряшки. Когда она бегает, они подпрыгивают пружинками. Мэдди предпочитает заплетать ей косички, чтобы волосы не лезли в лицо и не мешали. Хотела сделать дочке модную стрижку, удалось отговорить.

Когда жена сердится, есть проверенное средство утихомирить ее гнев: встать на колени, обнять за бедра, посмотреть снизу вверх, а потом уткнуться лицом в ее упругий живот. Мэдди тает.

Быки в этом сезоне должны подняться. Хорошее начало – половина битвы. Лишь бы руководство не затеяло распродать костяк команды, ребята очень мощно сыгрались. Идеально было бы усилить переднюю линию и в особенности центр, а то хромает.

Любопытно, где и когда впервые применили дыбу? В средневековой Испании? Как быстро восстанавливается функциональность рук и восстанавливается ли вообще?

…И однажды наступит утро, и боль растворится в предрассветном сумраке. Рыхлые тучи брызнут мелким дождем, оросив пылающую кожу влажным бальзамом. Бледный желток солнца вывалится из скорлупы заснеженных гор, принося тепло. И станет легко. Станет легко. Станет. Легко. Томас потерял сознание.


Перед отбоем обитатели пятнадцатой камеры шестого отсека долго не могли угомониться. Обсуждали невероятное дневное происшествие. Белому почти удалось вырваться из тюрьмы! Али так поразило известие, что он потренировался в зале на полчаса меньше, чем обычно.

– Говорят, он умудрился со скованными за спиной руками обезвредить конвоира…

– У него точно был сообщник, братья, может сам охранник…

– Слыхали, парня вроде в «нулевку» упрятали…

– Блэквуд так возбудился, что лично им занялся…

Бритоголовый краем уха внимал болтовне сокамерников. Сплетни в зоне распространялись с космической скоростью. Не всегда им стоило доверять, но сейчас сведения походили на правду. Али перекинул каучуковый эспандер в левую кисть и продолжил выжимать.

Дверь распахнулась с многообещающим скрипом. Заключенные умолкли и повернули голову в сторону надзирателей, втолкнувших в помещение белого. Он еле держался на ногах. Судя по его потрепанному облику, над ним неслабо потрудились. Пошатываясь, доплелся до койки, одной рукой прижимая другую к туловищу. Сел. Встал. Подошел к железной двери, остановился в двух шагах. Затем сделал резкий выпад, вбивая плечо в металлическую поверхность. Со стоном рухнул на пол.

– Он че, умом повредился? – предположил тщедушный Слим.

У меня иная гипотеза, – Али приблизился к белому, опустился на корточки. Осторожно дотронулся до его правого плеча. Узник заскрипел зубами, отстранился.

– Успокойся, – урезонил темнокожий. – Ты не Мэл Гибсон, самостоятельно не справишься.

Обхватил за локоть, вытянул руку и дернул по дуговой траектории вперед вниз – назад вверх, вправляя вывихнутое плечо. Крайтон замычал, подавив крик.

– Готово, – врачеватель деловито ощупал сустав. Помог пациенту подняться.

– Спасибо.

Томас побрел к умывальнику, сполоснул лицо. Усмехнулся отражению в покарябанном пластиковом зеркале. Лег на нары и моментально уснул. Но спал недолго.

Среди ночи в камеру ворвалась поисковая бригада из пяти человек. Один держал на поводке двух ротвейлеров без намордников. Собаки скалились и рычали.

– Встать!

– Раздеться!

– Руки за голову!

Зэки испуганно повскакивали с нар, торопясь выполнить приказы. Подобные проверки были обычным явлением, обыски организовывались с целью конфискации запрещенных предметов: заключенные умудрялись разживаться холодным оружием, наркотиками, алкоголем.

Поисковики устроили настоящий разгром. Перетряхивали матрасы и подушки, шарили за батареями, копались в личных вещах.

– Чья койка? Твоя? Твоя? – завизжал руководитель бригады. Тонкий девичий голос комически диссонировал с внушительным грозным обликом. Коллеги за глаза величали сотрудника Фаринелли, в честь знаменитого кастрата, певшего чарующим фальцетом.

Крайтон, качавшийся на нетвердых ногах, словно сомнамбула на подоконнике, не сразу понял, что обращаются к нему.

– XR1070, откуда это? – Фаринелли тряс перед лицом целлофановый пакетик. – Героин! Фольга! Спички! Полный комплект!

Псы заливисто залаяли. Рванулись с цепей, распалившись от громкого эха.

– В карцер его!

ГЛАВА 25

Николай Владимирович протянул пухлый конверт:

– Я понимаю, проект еще не завершен. Но те перемены, которые я вижу в кафе, меня вдохновляют. Чтобы и вы не теряли далее вдохновения, примите аванс.

Софочка зарумянилась. В течение получасовой беседы держала конверт в руке и не знала, куда его деть: так сильно смущалась. Да, она на славу потрудилась и заслужила вознаграждение, но было непривычно впервые в жизни получать зарплату. Кроме того, потрясла и фантастическая новость от работодателя: Николай заявил, что его приятель оценил интерьер и не против воспользоваться ее услугами для оформления пентхауса на продажу.

Дома пересчитала деньги и от волнения закусила губу: она не ожидала столь щедрой оплаты. Но в большей степени эффект был не столько в сумме, сколько в осознании того, что Софа заработала ее своим умом! «Значит, я могу сама себя обеспечивать!» – захотелось открыть окно и закричать, сообщить об этом миру, порадовать бредущих по тротуарам прохожих. Новое ощущение приятно покалывало в области груди чуждым ранее словом «независимость». И пускай ее знакомые и подруги осуждающе фыркают и крутят пальцем у виска, она не расстроится. О нет, девушка не забыла центральное правило гламурных дев – «наслаждайся». Наоборот, возвела его в ранг закона, поправка к которому гласила: наслаждение не исчерпывается массажем, шопингом и дискотеками.

Соловьиная трель расплескалась по квартире. Софочка хмыкнула: гости нынче не планировались. Посмотрела в дверной глазок. Леопольд Львович переминался на лестничной площадке, сжимая огромный букет белых роз. Села на пуфик у порога. Мужчина звонил и звонил. Сдалась. Открыла.

– Муся, я хочу отвезти тебя кое-куда. Ненадолго. Не спорь, – в его голосе не было всегдашней игривости.

Серьезность мужчины удивила. В нем словно произошла перемена: крохотная, как запятая в предложении «Казнить нельзя помиловать», но неимоверно важная, как итоговый смысл.

Не посмела отказаться. Через час они сидели на 34-м этаже элитного отеля на Космодамианской набережной, в самом высоком баре Москвы, и взирали сквозь стеклянные стены на вечерний город. Змеиные тела автострад переливались золотом, словно чешуя бажовского полоза, а река чернела заполненной нефтью траншеей и втекала в свинцовое небо. Софа ковыряла лангуста, обмакивала кусочки в соус на основе чернил каракатицы и слушала собеседника. Тот приободрился, не встретив сопротивления пафосным речам.

Хрупкая официантка в коричневом платье с разрезом на боку, обнажавшим резинку чулок и кусочек голого бедра, бесшумно наполнила бокалы красным вином и удалилась.

– И я дарю тебе столицу, – закончил любовник.

– Лепа. я больше не могу быть вместе с тобой, – девушка пригубила спиртное и поставила фужер на стол.

– На что ты намекаешь, Мусенька?

– Я не намекаю. Давай расстанемся, – произнести эти слова оказалось не так уж сложно, как представлялось. – Спасибо тебе за все. Мне было с тобой хорошо, правда. Ты чудесный. Но…

– …я тебе безразличен?

– Нет. Не безразличен. Но я тебя не люблю.

Мужчина выдохнул:

– Не страшно! Моей любви хватит на двоих. Не отталкивай мои чувства и живи припеваючи!

– Лепа, прости. Меня тяготит твое внимание. Я не хочу его. Дай мне неделю, чтобы я сняла себе квартиру…

– Нет.

– О'кей. Перееду сегодня же.

– Не отпущу тебя.

– Я пойду, – сделала попытку встать. Он удержал ее за руку.

– Ты уходишь к другому?

– Нет.

– На что ты будешь жить?

Софочке надоел разговор. Почему нельзя расстаться по-дружески? Зачем обязательно выяснять отношения, оправдываться, ругаться?

– Справлюсь.

– Я тебя подвезу, – сказал спокойно, совладав с яростью. Нельзя терять девочку, никак нельзя. Ему не двадцать лет, чтобы менять любовниц как перчатки. В его возрасте начинаешь привязываться. Она юная, ее можно понять. Пусть побесится. Не запирать же в клетку. Помыкается и вернется. Он будет великодушным и примет ее с распростертыми объятиями. Ах, не забыть про щедрый жест, чтобы впечатлилась.

Подъехав к дому, Леопольд Львович растянул рот в улыбку страдальца, не хватало тернового венка на голове и деревянного креста за спиной:

– Не ищи жилье, квартира твоя.


Полночи Софочка дорисовывала сюжет для Андрея. Утром написала ему sms, что его заказ готов. Немов не стал затягивать и вечером нагрянул в гости. Уселся на диван, закинув ногу на ногу, и вопросительно поглядел на хозяйку. Та подошла к мольберту в центре комнаты и сдернула с него белый тюль, одновременно включая пультом музыкальный центр, заранее отобранную композицию, которая должна была подчеркнуть настроение картины. Тишину взорвала надрывная песня группы «Nickelback».

…This is how you remind me

Of what I really am…

Неизвестно, какого размера было помещение: стены терялись во мраке. Свет выхватывал один угол. На границе света и тени стоял человек. Его правая половина сливалась с чернотой, а левая выделялась четко, как на качественном фотоснимке, – можно было разглядеть капельки пота на голом торсе и причудливую татуировку над соском. Лица не видно – мужчина отвернулся в темноту, оставив для обзора мощную шею и коротко стриженный затылок. Казалось, еще секунда и герой или появится полностью, или окончательно исчезнет. Сжатый кулак выдавал решимость и напряжение, но человека словно что-то удерживало на прежнем месте, заставляя исполнять чей-то негласный запрет на любое движение.

Черный цвет сгущался книзу холста, при этом теряя однородность, будто покрывался пятнами. Андрей вперил в них пристальный взгляд, и похолодел от ужаса: пятна красноватого оттенка сложились в слово «желание». Поморгал. Мираж пропал.

…This is how you remind me

Of what I really am… -

прозвучал последний аккорд песни.

– Соня…

Софочка затаила дыхание. Немов кашлянул.

– Неожиданная картина. Объяснишь подтекст?

– Честно, я собиралась нарисовать одно, а получилось другое. И ума не приложу, как объяснить.

– А название у произведения есть?

– Разве ты не прочитал внизу? Я алым по черному написала. Желание.

– Чье?

Девушка пожала плечиком:

– Наверное, твое.

– Я хочу мужчину? Рассмеялась:

– Это же образ!

– Действительно, – согласился Андрей и мысленно укорил себя за впечатлительность. Нельзя так много думать о предстоящем событии – даже в случайных малозначительных вещах начинают чудиться великие совпадения и тайные смыслы. Ну, картина. Да, талантливая. Удачная песня усилила эффект. Пять баллов художнику.

Софа с трудом удерживала на губах беспечную улыбку, тогда как сердце сжималось от страшного предположения: не понравилось, ему не понравилось. Будто обвиняемый в зале суда, ждала момента, когда молоточек стукнет по кафедре и бесстрастный судья огласит приговор. Но судья молча взирал на холст. Она была близка к обмороку, когда он, наконец, заговорил:

– Покажи мне свои детские фотографии.

«Покажи, как ты раздеваешься», «Покажи, как ты умеешь доставлять удовольствие», – такие просьбы ей доводилось слышать от мужчин. Но детские фотографии? Встала на стул, дотянулась до верхней полки и достала альбом. Присела рядом. Шелковый халатик не скрывал ее загорелые коленки. Андрею захотелось накрыть их ладонями. Он перевернул первую страницу.

– Ты рыжая?

Вот чего Софа опасалась! Как пошло развенчался миф о природности ее белокурых локонов!

– Тебе идет.

– Да?

– Да.

Не нашла, что ответить, и прокомментировала следующий снимок:

– Это я в десять лет, за школьной партой.

– Перед тобой раскрытый учебник и ты держишь ручку, словно собираешься писать прямо на печатной странице. Занятная композиция.

– В такой позе фотограф снимал всех. Видимо, был пьян.

– Я всегда ненавидел фотографироваться, – признался Немов.

– Почему?

– Меня заставляли улыбаться.

– Мне нравится, когда ты улыбаешься, – сказала и спохватилась: не слишком ли откровенно? Добавила: – Но я не буду тебя заставлять.

Гость рассмеялся. Она тоже. Андрей открыл форточку, стало прохладно. Софа принесла из спальни тяжелый шерстяной плед.

Они сидели, укутавшись, касаясь друг друга плечами. Беседа текла приятным журчанием лесного ручья. Девушку переполняло счастье. Мужчина, который долго был чужим и далеким, неожиданно превратился в родного и близкого. Она жадно впитывала ощущение уюта, боясь, что оно разрушится при неправильном слове или неверном жесте и больше не вернется. А он говорил. Говорил без остановки, поддавшись приступу коммуникабельности, чего не случалось уже давным-давно. Рассказывал про работу, про погоду, про то, что наведывался в «Чикаго-блюз кафе» и оценил руку мастера, что давно не ездил отдыхать, что никогда не был на Крайнем Севере, а там чистый и свежий воздух, что в горах Сьерра-Невада в Северной Америке растут самые высокие на планете деревья… Нес ахинею и наслаждался отсутствием болезненных дум.

Софочка изредка задавала вопросы: каждый последующий интимнее предыдущего, но это не смущало ни ее, ни его. Потом мимоходом заметила, что рассталась с кавалером. Немов сделал вид, что не расслышал, но известие подействовало отрезвляюще. «Что я тут делаю? Какого черта?» Меньше всего ему нужна привязанность малолетней девицы, которую по непонятным для него самого причинам он не хотел обижать.

– Ладно, мне пора.

Собеседница взмолилась:

– Побудь еще! Рано же…

– Лучше рано, чем поздно.

– Когда ты настоящий?

– Прости? – не понял Андрей.

– Ты бываешь абсолютно разным, почти противоположным: циничным и душевным. Когда именно ты притворяешься?

– Ах, Соня, во мне живут две крайности, и они раздирают, мучают. Иногда ночами я не могу уснуть от чудовищных сражений ангелов и демонов, поселившихся в моей душе и не способных примириться, – Немов не стал ломать комедию и далее, расхохотался. – Шутка. Соня, не гляди на меня, как спаситель на грешника. Хотя, вероятно, тебя умиляет осознание того, что у тебя чувствительная натура. Но, знаешь ли, то, что многие называют добрым сердцем, на самом деле является слабыми нервами. Закаляй их.

Мужчина взял холст аккуратно, чтобы не размазать невысохшие краски, и направился в коридор. Остановился.

– Кстати, сколько я тебя должен? – полез в карман за бумажником.

– Что?

– Сколько денег я должен за картину?

Подбородок задрожал, Софа поморгала, чтобы удержать слезы:

– Это же подарок…

Кивнул. Вышел. На лестничной площадке выругался: «Избиение младенцев, блядь!» Замер в нерешительности: может, вернуться? Вызвал лифт. Нажал на кнопку первого этажа. Машину вел агрессивно, несколько раз чуть не врезался. Если бы кто-то затеял разборки, он бы точно устроил драку. Был очень зол.

Дома прислонил картину к стене, напротив поставил стул, сел. Курил, стряхивая пепел в сложенную ковшиком ладонь, изучал изображение. Затем вымыл руки, включил компьютер. Сосредоточиться на работе не получилось. Метель за окном отвлекала. Немов уткнулся лбом в стекло и долго смотрел, как бесился ветер, рвавший в клочья снежную пелену.

Ночью ему снились кошмары.

ГЛАВА 26

Били профессионально, не оставляя синяков. Давали короткую передышку на час-два и снова били. Размеренный ритм и четкая последовательность. Сначала Крайтон вздрагивал от звука открывавшейся двери, предвещавшего новую порцию боли. Потом перестал. Ему никогда не выбраться из тюрьмы. Незачем цепляться за уплывающее проявление свободной жизни – привилегию изменять ситуацию. Он умрет в карцере, и последнее, что увидит, – облезлый потолок одиночной камеры. Если, конечно, они не выключат свет…

Кто-то из великих сказал, что физическая боль уменьшает моральную. Этот клоун наверняка ни разу не испытывал ни то ни другое, поскольку его вывод абсурден. Телесные страдания провоцируют душевные, умножают, раздувают до невероятных размеров. В какой-то точке две муки сливаются в одну гигантскую, которая, подобно злокачественной опухоли, грозит разрушить личность. Томас мечтал бы о смерти, как о простейшем избавлении от длительной агонии, если бы не одно обстоятельство: здесь на земле есть два человека, нуждающихся в его заботе. И он обязан что-то придумать.

– Малыш, перемена закончилась, пора начинать урок! – голос раздался совсем близко, словно кто-то специально нагнулся и проорал в ухо.

Узник не оторвал взор от пола. Он устал смотреть на лица палачей в попытке уловить в них тень сочувствия, а следовательно, и надежду на свое спасение.

– Ну как? Нравится?

Крайтон ощутил вкус крови во рту. Жаль, что он не вампир, – пребывал бы в постоянной эйфории, питаясь собственными эритроцитами.

– Гляньте-ка, он улыбается! Пройдемся по печени?

Каждая задача имеет решение.

Каждая задача имеет решение.

Каждая задача имеет решение.

На Хеллоуин Мэдди нарядила Тину в костюмчик бабочки. Желтое брюшко, прозрачные крылышки с синим узором. Крохотная, беззащитная бабочка. «Господи, я, верно, заслужил этот ад. О'кей, я принимаю. Слышишь? Я принимаю! Но умоляю, прежде чем похоронить меня в застенках, дай шанс спасти дочь!»

Двое надзирателей держали его за локти, заломив их за спину, двое поочередно наносили удары. Томас сгибался, корчась от спазмов в животе. Ему позволяли отдышаться, а затем били в солнечное сплетение. Сколько времени прошло с тех пор, как его арестовали? Неделя? Месяц? Возможно, он провел здесь всю жизнь с самого рождения. А воспоминания о существовании вне тюрьмы – ничто иное, как галлюцинации воспаленного сознания.

– Ладно, парни, хватит. У него через три часа встреча с адвокатом, пусть очухается. Давайте в душ его.


Беседа с начальником тюрьмы успокоила Дональда Хоука. Мистер Блэквуд заявил, что к подследственному XR1070 применяются крайние меры воздействия, дабы принудительно изменить его нрав на более покладистый. Блэквуду стоило верить. Он человек неглупый, выгоду свою никогда не упустит. С ним приятно иметь дело, он всегда добросовестно отрабатывает деньги.

В комнате для свиданий адвокат разнервничался. Теребил лацкан пиджака и косился на дверь. Она распахнулась. Охранник втолкнул заключенного и покинул помещение,. Хоук кинул беглый взгляд: переломов нет, лицо не разбито. Качественная работа.

– Здравствуйте, – Дональд приподнял уголок рта.

Крайтон облокотился на стену, чтобы не упасть.

– Пришел развести руками и напомнить, что ничего нельзя сделать?

Адвокат хмыкнул и поправил галстук:

– Почему же ничего? Если вы не забыли о моем предложении…

– Знаешь, я, пожалуй, соглашусь.

Хоук готовился к длинной утомительной беседе и не ожидал столь быстрого положительного ответа. На всякий случай переспросил:

– Что, простите?

– Сыграю в спектакле. Только…

– Только? – юрист навострил уши. Томас выдержал паузу:

– Я хочу сто пять тысяч долларов.

– Сто пять тысяч долларов? – изумленно повторил собеседник.

– Я догадываюсь, Дональд, что ты непростой парень. Ты ведь в курсе, как тут со мной обращаются? Конечно, в курсе. Наверно, ты же и поспособствовал. Так вот. Я не удовлетворюсь меньшей суммой, что бы со мной ни делали.

Мужчины встретились глазами. Молчаливая дуэль стоила сотни слов. Хоук понял, что Крайтон серьезен. Очень серьезен. И не изменит решения, даже если его будут препарировать наживую. Адвокат вышел из комнаты.

Вернулся через четверть часа, сжимая в руке сотовый телефон. Звонил заказчику в Россию. Тот отреагировал мгновенно. «Да». Хм. Эти двое друг друга достойны.

– Тебе заплатят ровно сто пять тысяч.

Подозрение, мучившее Крайтона, превратилось в твердую уверенность. Он унял дрожь и хрипло сказал:

– Деньги необходимо перевести на счет моей жены. Я должен убедиться, что она их получила.

– Вы убедитесь.

– Отлично.

– Теперь обговорим детали.

Беседа заняла полчаса. Мероприятие намечено на среду. С настоящего момента Томаса оставят в покое, он получит полноценный отдых и питание. Помышлять о побеге бесполезно – усиленная охрана будет дежурить у его камеры круглосуточно. В назначенный час его привезут в специальное место. Никаких резких телодвижений, никакой импровизации, строго по сценарию.

Адвокат шумно вздохнул:

– Вы понимаете, спектакль не должен быть сорван. В противном случае пострадаете и вы, и ваша семья. Но если действо пройдет гладко, то все останутся в выигрыше.

Томас не отвечал, и мужчина порывисто встал со стула:

– Что ж, тогда до встречи.

Он направился к двери, и уже было взялся за ручку, как услышал тихий вопрос:

– Меня убьют на самом деле, ведь так? Хоук замер, чувствуя, как за секунду подскочило давление. Произнес не оборачиваясь:

– На вашем месте я предпочел бы думать иначе.

– Спасибо, что не солгал.

Конвоир задерживался. Крайтон сел на пол. Каждая задача имеет решение. И он его нашел.

ГЛАВА 27

Все так просто. Чертовски просто. Андрей еще раз взглянул на билет: вылет сегодня вечером из Шереметьево-2. Прилет в Нью-Йорк, пересадка на рейс до Чикаго. Хорошо, что у него открытая многократная американская виза и не нужно околачиваться в посольстве. На работе взял недельный отпуск – не знал точно, на сколько суток затянется вояж. Может, все свершится в первый же день, а может, во второй или третий. Хотя представитель клуба заверил, что ждать не придется. Еще бы. За такие-то деньги!

Когда ему озвучили размер дополнительной суммы, Немов удивился: она явно превосходила разумные пределы. Подобная трата была бы чрезмерной. Однако не ради этого ли события он трудился не покладая рук? Глупо менять коней на переправе. Он согласился. Перевел сто пять тысяч долларов, существенно опустошив свой банковский счет. Что ж, полетит обратно в эконом-классе, какая разница.

Достал дорожную сумку из шкафа, стал собирать вещи. Деловой костюм, джинсы, две рубашки, свитер, носки. Пять минут, и багаж готов. Встал перед зеркалом, внимательно изучая отражение. Останется ли оно прежним, или осуществленная мечта наложит характерный отпечаток? Добавит лишнюю морщину или придаст глазам меланхолический блеск? Заметит ли кто-нибудь произошедшую перемену? Впрочем, откуда сей сентиментальный настрой? Еще всплакнуть, аки девица перед алтарем, и можно никуда не ехать, а сразу убить себя об стену. За малодушие.

Андрей взял со столика свежую газету, приобретенную утром в киоске. Это периодическое издание не значилось в его личном списке «обязательно к прочтению». Купил исключительно из-за лаконичной заметки на первой полосе, первые строчки которой гласили, что по статистике 91 процент мужчин и 84 процента женщин хотя бы единожды намеревались лишить жизни другого человека, тогда как сделать это сознательно способны только два процента населения.

Он войдет в два процента.

Мобильный насмешливо крякнул и выстрелил истеричной мелодией. Звонила Соня. Предлагала завтра пересечься. Сказал, что не получится, ибо он уезжает. Куда? Хм… Неважно куда, важно, что он не вернется. Точнее, вернется не он. Или не совсем он. Немов усмехнулся собственному идиотизму. Последние пару недель он не тянул на титул «Мистер Адекватность».

Софочку испугала его путаная речь. После гадкого расставания в прошлую встречу девушка прорыдала полночи, обидевшись на жестокие слова. Решила, что ему больше не позвонит. Довольно унижаться. Ей было чем заняться. Поруководила завершающей стадией работ в кафе, почитала книгу в обед и вечером, навестила родителей (то-то они обрадовались), оплатила курсы дизайнерского мастерства… Спустя два дня опять всплакнула: от острого желания поговорить с Андреем. И вот, пожалуйста, он сообщает, что улетает из Москвы! А ведь ей нужно так много ему сказать!

– Нет, Соня, мы не увидимся сегодня.

– Почему? На часик!

– Я не хочу, – честно признался мужчина. С недавних пор барышня оказывала на него странное влияние. Будоражила. Будила эмоции. Плохо: он терял самообладание и уравновешенность. Лучше не рисковать.

– Тогда выслушай меня.

– Пять минут.

– Тебе снятся необычные сны? – ни с того ни с сего спросила Софочка.

– Я их не запоминаю.

– А я часто вижу… Интересные, будто кино.

– Какого жанра? – съязвил собеседник.

Не обратила внимания на его вопрос и продолжила:

– Вчера снилось: я ныряю в стоячий омут. Или болото. Разумеется, я понимала, что прыгать туда глупо, но мне было необходимо нырнуть и зачерпнуть немного тины со дна. Без понятия для чего. Я ощущала, что обязана вытащить горсточку тины на поверхность! Было страшно, неприятно и казалось, что я не справлюсь. Захлебнусь. Но я все-таки вынырнула. Когда выплыла, разжала ладонь. А в ней была крохотная бабочка. Желтая. С синими узорами на крылышках. И она улетела.

Мужчина хмыкнул, не зная, как реагировать.

– Но вообще я хотела сказать тебе другое, – девушка набрала в легкие воздуха. – В общем…


Бортпроводница нагнулась в вежливом полупоклоне: не угодно ли сэру выпить? Угодно. Виски со льдом. Андрей надел наушники и уставился в экран телевизора. Транслировался занудный фильм, какая-то семейная мелодрама, концовку которой было легко предсказать в самом начале. Но клонированная продукция голливудского кинематографа была занятнее, чем неподвижный белый пейзаж в иллюминаторе.

Немов спокойно относился к полетам. Для него самолет был обычным средством передвижения – как автомобиль или велосипед – просто более быстрым. Люди, панически трусившие полетов, вызывали у него некоторую долю недоумения. Из-за чего переживать? Из-за возможной катастрофы? Люди же не настолько глупы, чтобы бояться самого факта смерти. Скорее, это страх предвосхищающих ее моментов – боли и мучений. При падении воздушного судна мозг пассажира отключится раньше, чем лайнер вонзится в землю. Смерть будет мгновенной. Никаких страданий. Оп-па! И ты на другом свете. И тебя ничто не волнует. Отличное решение насущных проблем. И, спрашивается, чего было бояться?

Мужчина отхлебнул виски. В нынешней ситуации он тем не менее расстроился бы, узнай наверняка, что случится авиакатастрофа. Жаль было бы исчезнуть, так и не испытав вожделенного состояния хладнокровного убийцы.

Стюардесса с загадочной улыбкой, адресованной лишь ему одному, открыла столик и поставила ужин, прошептав «приятного аппетита». Потом то же проделала по отношению к сидевшему позади толстяку с бакенбардами: загадочно улыбнулась, открыла столик и поставила ужин. Элегантная ярко-красная униформа с кокетливо торчавшим из нагрудного кармашка золотистым платочком подчеркивала ее ладный стан. Бортпроводница плавно переступала на высоких каблуках, поблескивая чашечками обтянутых нейлоном коленей.

В детстве, когда Андрюша летал с родителями к Черному морю, стюардессы казались взрослыми принцессами, выдающимся умом и безупречной красотой заслужившие право по-хозяйски прохаживаться по самолету при горящем табло «Пристегните ремни». Также совершенно ясно было и то, что дамы обладали телепатическими способностями. Ибо какой бы пассажир ни нажал «вызов», они безошибочно угадывали кто. Подростковый кризис изменил восприятие: бортпроводницы – обычные официантки, им стоило посочувствовать по поводу неудобного места работы и собачьих обязанностей вечно быть на побегушках.

Немов оттянул воротник рубашки. Душно. Покрутил вентилятор, усилив приток воздуха. Пассажиры спали.

Десять часов тянулись медленно. Уже не верилось, что самолет когда-нибудь совершит посадку в аэропорту Джей Эф Кеннеди. Совершил. В Нью-Йорке Андрей никогда не бывал, зато Бостон и Детройт посещал неоднократно: участвовал в международных конференциях. Неплохо было бы съездить на пресловутый Манхеттен и прогуляться под тенью статуи Свободы. Время не позволяло подобную роскошь. Второй рейс через три с половиной часа.

Проследовал на таможенный контроль. Агент иммиграционной службы указал, к какому из пронумерованных окошек подойти. Ответил на стандартные вопросы. Вручил таможеннику декларацию, прошел по зеленой стрелке. Регистрация. И еще малость – три часа на высоте одиннадцать тысяч метров. Заставил себя задремать.

Приземлившись, до здания аэропорта лайнер катился несколько миль вдоль автотрасс. Земля в черте города Чикаго дорогая, и в целях экономии владельцы аэропорта О'Хара купили площадку для посадочных полос за городом.

Немов застегнул молнию на куртке: температура была минус 3 градуса по Цельсию. Прохладно, хотя и гораздо теплее, чем в Москве. Назвал таксисту адрес отеля, где забронировал номер. Тот уведомил:

– Это в центре, на Magnificent Mile, доберемся быстро, в такой поздний час пробок мало.

Машина мчалась по широкой набережной. Вид ночного Чикаго ошеломлял. Андрей завороженно смотрел по сторонам: справа зияла черная пропасть озера Мичиган, а слева высился ослепительно-яркий частокол небоскребов, усыпанных горящими бриллиантами окон. Создавалось впечатление, словно природа и человек соревновались в мастерстве на фестивале искусств, выставив на обозрение свои выдающиеся творения. Урбанистическая агрессивность, блеск и шик небоскребов против спокойного, неброского, но подлинного величия Озера. Две противоположности в стремлении победить сошлись на поле боя так близко, что в какой-то момент превратились в одно неразрывное целое, чья нелогичная гармония потрясала любого, впервые ступившего на землю города ветров и огней.

Мужчина был равнодушен к архитектуре. Вернее, воспринимал ее как данность. Тем удивительнее было внезапно нахлынувшее чувство упоения. Должно быть, он просто устал. Его нервы на пределе. Так всегда бывает перед финишной чертой. Сейчас он устроится в отеле и отдохнет, а утром снова будет в трезвом уме и возьмет неуместные эмоции под контроль.

Бодрый портье проводил новоприбывшего до номера, по дороге услужливо проинформировав:

– Вы выбрали самый лучший отель в городе. Мы в самом сердце Мичиган Авеню, где сосредоточены разнообразные достопримечательности. Десять минут пешком до Hancock Observatory и Water Tower, двадцать минут до House of Blues и Millennium Park, также рядом находится…

Немов не дал договорить, захлопнул дверь. Номер был дорогой. Но он стоил заплаченных денег. Не столько из-за шикарного интерьера, сколько из-за панорамы за окном. Задернул шторы, дабы перекрыть кислород нелепому восторгу. Плюхнулся на кровать прямо в одежде. Долго лежал, раскинув руки, пытаясь унять волнение. Понял: бессмысленно.

Вышел из отеля, постоял на улице, размышляя куда пойти. Авеню искрилась электрической радугой, приглашая в рестораны, казино, театры. Надел перчатки. Решил свернуть за угол и углубиться в даунтаун. Нарядные фасады зданий скрылись позади, и вскоре взору предстали иные сооружения: унылые, неуклюжие, однотипные. Прохожие попадались все реже, пока совсем не исчезли. Кому-то другому пустынные улицы навеяли бы депрессивную подавленность, но Андрей с облегчением вздохнул: мрачные лабиринты успокаивали. Он брел бесцельно, не утруждаясь запоминать дорогу, не удивляясь соседству богатых, облицованных мрамором особняков и нищих лачуг с покосившимися крышами.

В одном из переулков скромно мигала вывеска бара «Монти и Фея». Покурил и зашел внутрь. У входа в зал стоял рослый рыжий вышибала – наверняка ирландец. Он окинул посетителя равнодушным взором и отвернулся. В баре было шумно, почти все столики были заняты, и лишь у стойки призывно выпятил пухлое круглое сиденье свободный стул. Немов сел и заказал виски.

Компания за соседним столиком громко обсуждала прелести стриптизерш, танцевавших на небольшой сцене. Двое приятелей справа беседовали о погоде. Первый сетовал, что «холодно, и проклятый ветер гонит с озера туман». Второй вяло отвечал местной поговоркой: «Не нравится погода в Чикаго? Подожди полчаса, и она поменяется». Слева ворковала парочка: очевидно, простоватый, но красноречивый мачо закадрил девицу непосредственно в баре. Он шептал ей в ухо комплименты, надеясь на бесплатный секс. Она хохотала и крутила прядку пегих волос.

Дородная официантка, пользуясь перерывом, продолжила разговор с барменом. Андрей прислушался. Речь шла о недавнем ограблении банка поблизости. Украли полтора миллиона долларов, расстреляв охранников.

– И новостей никаких нет. Разве что вроде один охранник все-таки выжил, врачи постарались. Ты его не помнишь, Кайл? Он к нам часто наведывался. Пожилой, седой, пиво заказывал. Ко мне подкатывал!

Парень отрицательно покачал головой.

– Как же его… С ним еще Томми общался. То ли Клаус, то ли Паулс, – официантка вопросительно поглядела на бармена и поправила на груди беджик, на котором было написано «Жозефина».

– Полиция, кстати, схватила кого-то на месте преступления. Не раскололи?

– Помилуй, откуда ж мне знать? – женщина взяла поднос и направилась в зал. В профиль она была гораздо симпатичнее. Родинка на щеке придавала ее лицу пикантность.

В помещении было накурено. Пахло спиртным. Посидел в баре около часа, понаблюдав за Жозефиной. Шарм у нее, определенно, имелся. Оставил щедрые чаевые, на прощание посмотрел ей в глаза прямым взглядом.

Ветер стих. Стеклянный купол ночного неба, покрытый инеем звезд, угрюмо нависал над городом. На улице царила тишина, какая бывает ночью в украинских хуторах, затерянных средь лесов. Ноги вынесли путника на East Harrison Street, где удалось поймать такси. Вернулся в отель, шатаясь от усталости. На автомате принял душ. В спальне расстелил постель и залез под одеяло. Перед тем как заснуть, в памяти всплыла последняя беседа с Соней и ее трогательное признание:

– После знакомства с тобой я поняла кое-что очень важное. Да, может быть, я готова часами обсуждать преимущества стиля Версаче перед Армани и при этом не иметь понятия, кто такой Достоевский. Но это не значит, что я не способна оценить чьи-то душевные качества. Мне кажется… Нет, я уверена… Я знаю – я люблю тебя. А ведь чувства не зависят от наличия или отсутствия вузовского диплома. И пусть я не владею логарифмами, зато вычислила самую важную задачу в жизни и нашла ответ: любовь дороже всего. Ради любви легко пожертвовать деньгами, комфортом, гордостью и не воспринять это как жертву. Потому что любить кого-то, любить самой, испытывая все мыслимые и немыслимые терзания – настоящее счастье. Возможно, ты будешь смеяться… Он не смеялся.

ГЛАВА 28

Крайтон предполагал, что за время ожидания события голова разорвется от мыслей. Он ошибался. Мыслей было мало. Известные писатели создавали многостраничные романы о душевных страданиях людей, приговоренных к смерти. Откуда столько фантазии? Томас горько усмехнулся: его размышления тянули максимум на короткий рассказ. О чем рефлексировать? Он просил способ спасти дочь и получил его. То, что придется расплачиваться собственной жизнью, – уже нюанс. Печально, конечно. Умирать не хотелось. Но еще больше не хотелось, чтобы умерла Тина. Ему пообещали, что он увидит их. Своих девочек. Перед тем, как…

– Лицом к стене! Руки за голову!

Его обыскали и повели в приемное отделение, где он долго отвечал на вопросы. Дежурный объяснил, что за ним прибыл полицейский фургон, чтобы отвезти в суд на слушание по делу. XR1070 не питал иллюзий, куда именно его повезут. Конвоир вывел заключенного на улицу, открыл дверцу машины, подтолкнул в спину. Фургон тронулся, выплюнув из-под колес снежные комья.

В зарешеченное окошко неистово долбилось солнце. Зажмурился: свет впивался в глаза остервенелыми иглами. В такой ясный погожий день веришь в чудесное будущее. Даже когда знаешь, что его нет. Автомобиль мчался по хайвэю, свернул на второстепенную дорогу, а потом в переулок. Затормозил. Полицейские вытащили подследственного из фургона и усадили в припаркованный на обочине джип с тонированными стеклами. В салоне было трое.

– Трогай, – приказал адвокат водителю и повернулся к Томасу. – Добрый день. Как самочувствие?

– Наручники жмут.

– Нда, неприятно.

Минут двадцать ехали молча. Здоровый детина, умостившийся на переднем кресле, неотрывно глядел на Крайтона, накрыв ладонью лежавший на коленях пистолет. Джип остановился.

– На выход? – нарушил тишину пленник.

– Нет. Видите? – Хоук указал на здание напротив, огороженное невысоким белым заборчиком.

– И?

– Это клиника. А это мобильный, – адвокат достал из кармана телефон. – Я набираю номер вашей жены. Пять минут. Лишнее слово – и разговор прервется.


Мэдди ждала, когда доктор закончит осмотр Тины и назначит точную дату операции.

В холле госпиталя было тихо. Снующие туда-сюда медсестры переговаривались шепотом, а посетители молча сидели на кожаных диванах, поглощенные своими думами. Едва из банка пришло уведомление о поступлении на счет крупной суммы, девушка словно очнулась от ужасного бреда, в котором пребывала последнее время. Ее вызывали в полицию, расспрашивали о муже, но толком ничего не объясняли. Она кричала на офицера, требуя рассказать ей, в чем дело и где ее муж. Следователь пригрозил: «Не угомонитесь – задержим на сутки». Потом сжалился и намекнул, что Крайтон подозревается в убийстве.

Какая чушь! Томми был не самым законопослушным гражданином, но на убийство он не способен! И если он под арестом, то она имеет право на свидание! Офицер силой вывел ее из кабинета и заявил, что свяжется с нею, когда ситуация прояснится. Дома она рыдала в подушку, в отчаянии сжимая кулаки. Что происходит? Она не понимала, почему ей не разрешали увидеться с мужем. Судьба испытывала ее на прочность?

Состояние Тины ухудшилось, Мэдди дежурила у ее постели, запрещая себе плакать при малютке. Если мать будет слаба, откуда же дочери черпать силы? Гладила ее кудри. Девочка забывалась беспокойным сном. Просыпаясь, спрашивала: «Где папа, где?»

– Папа рядом. Ты просто его не видишь. Но он скоро появится, – Мэдди улыбалась.

– Как мой ангел? Да?

– Да, милая.

– Папа говорил, у ангела желтые глаза и красные волосы. И он говорит на непонятном языке!

– Значит, так оно и есть.

«Томми вернется. Обязательно. С ним не могло случиться ничего плохого», – твердила она. Убеждала себя не поддаваться панике, прекратить истерики. На небесах знают: она не сможет существовать без Томми. Поэтому они не посмеют его забрать. Не посмеют. И будто в доказательство правильности ее выводов на банковский счет поступила необходимая сумма. Конечно же, это муж постарался. Как он умудрился найти деньги? Позже сам объяснит. Главное, что с ним все в порядке.

Доктор вышел из кабинета. Сказал, что девочку прооперируют через три дня, надо еще провести пару дополнительных анализов. Ребенку выделили отдельную палату, завтра начнутся подготовительные процедуры. Опасаться нечего. Через пару-тройку недель малышку выпишут в полном здравии. Разговор прервал звонок сотового. Мэдди извинилась и отошла к окну.

– Алле?

– Шоколадная. Привет.

– Господи…

– Не угадала.

– Томми! Где ты? Ненавижу тебя! Куда ты пропал? Я получила деньги!

– Что с Тиной?

– Я оплатила лечение, врачи уверяют, что через две недели дочка и не вспомнит о болезни. Ее уже разместили в палате.

Крайтон сглотнул застрявший в горле комок:

– Ты в клинике Saint Antonio?

– Да!

– Выйди, пожалуйста, на улицу. Щемящее предчувствие кольнуло сердце, Мэдди бросилась к центральным дверям. Выбежала на мороз, не накинув на плечи пальто.

– Я вышла, Томми! – закричала в трубку, словно провожающий в отходивший поезд.

Мужчина впился взглядом в любимую женщину. Она похудела. Волосы были собраны в пучок, отчего лицо казалось строгим и серьезным, как у преподавательницы старших классов. Он ощутил, как в воздухе резко уменьшилась концентрация кислорода, дышать стало тяжело.

– Ты очень красивая.

– Томми, ты меня видишь? Где ты? – девушка озиралась по сторонам, но не замечала никого, отдаленно похожего на мужа.

– Я люблю тебя.

Хоук мимикой изобразил, что пора заканчивать разговор.

– Я люблю тебя, – повторил Крайтон. – Не жди меня. И постарайся простить.

Адвокат захлопнул крышку телефона-раскладушки. Водитель завел двигатель. Мэдди повернула голову: от ворот отъезжал черный джип. Она долго глядела вслед, пока он не скрылся за углом.

Томас смотрел в окно на озабоченных повседневными заботами прохожих, торопливо семенивших по тротуарам, и думал о том, что вряд ли в преисподней ему будет существенно хуже. По крайней мере, там ему нечего будет терять: ни жизнь, ни надежду, ни любовь. Жаль, он так и не увидел дочь. Через пару лет она забудет, что у нее когда-то был отец. Хотя, вероятно, Мэдди не станет вечно оплакивать канувшего в небытие мужа и найдет замену. И Тина назовет папой чужого мужика. Fuck!

– Не возражаете, я завяжу вам глаза? – Хоук стянул с шеи черный шарф. – Вам незачем знать место дислокации.

– Сойду в могилу в неведении?

Адвокат не ответил. Автомобиль двигался в течение получаса. Шофер нажал на педаль тормоза.

– Приехали.

Пленнику помогли выбраться из салона. Он не слышал шума городских трасс. Похоже, это был отдаленный частный сектор. Несколько шагов по утоптанному снегу, потом по асфальтированной дорожке. Порог. Каменные или бетонные ступени вниз. Затем гулкий, скорее всего, деревянный пол коридора или длинного холла. Остановка. Слабый скрип несмазанных петель. Звук лязгнувших наручников – руки освободили от оков. Хлопок закрывшейся двери. Писк электронного замка. Тишина.

Крайтон снял повязку с глаз. Небольшое помещение, уютное и со вкусом обставленное. Мягкая мебель, ворсистый палас, столик, телевизор, музыкальный центр. Комната копировала номер в среднестатистической гостинице. Единственным отличием было отсутствие окон. Сел на диван, включил канал Animal Planet. Транслировали передачу про акул.

– …и зубы растут в пять-семь рядов. В пасти белой акулы – самой крупной из хищных – могли бы свободно разместиться восемь человек. Наибольшая из измеренных особей этого вида имела длину 11 метров. Белая акула считается самой опасной и свирепой. Впрочем, на людей она нападает в крайних случаях – если сильно голодна и обязательно в теплой воде. На холоде она ничего не ест, существуя на желудочных запасах: акула способна долго, не переваривая, хранить пищу в специальном желудочном мешке…

Голубая вода океана затопила экран.

Боже, как хотелось жить!..

ГЛАВА 29

Андрея разбудил звонок мобильного в полпервого дня.

– Мистер Немоф, все готово. Сегодня вечером к вашему отелю подъедет наш человек и доставит вас до места. Удобно ли вам в 17:00?

– Да.

– Есть ли у вас дополнительные пожелания?

– Нет.

– Тогда до встречи.

Раздвинул шторы. День плеснул в глаза серную кислоту солнечного света. Лучи отражались в зеркальных стеклах небоскребов, наполняя пространство белым сумбуром. Побрел в ванную, почистил зубы, побрился. Натянул джинсы и свитер, перекинул через плечо зимнюю куртку. Спустился на первый этаж в ресторан. Ел медленно. Растянул трапезу почти на сорок минут. И все равно до назначенного часа времени оставалось немало. Покинул отель и пошел вдоль по улице, сунув руки в карманы брюк.

Сотни аборигенов и туристов, взрослых и детей, бедных и богатых окружили Андрея.

Апатичный старик в коричневом пальто вальяжно развалился на скамейке и читал газету. Трое студентов-азиатов оживленно спорили, поглощая купленные в забегаловке хот-доги. Пожилая чета выходила из магазина одежды. Афроамериканец в костюме помидора раздавал листовки с рекламой нового томатного соуса, который изобрели повара ближайшей пиццерии. Худая девушка в замызганной дубленке просила милостыню, цитируя Библию. Офисный сотрудник что-то орал в телефонную трубку, стремясь перекричать уличный шум.

Странное ощущение преследовало Немова с того момента, как он влился каплей в полноводный людской поток. Он остановился, пытаясь идентифицировать его. Безрезультатно. На стеклянной двери супермаркета висел плакат с изображением белой акулы с серыми боками. Слоган новой линии мужского парфюма от известного бренда гласил: «Почувствуй себя хищником!»

– Актуально, – произнес вслух и продолжил путь по тротуару. Загадочное ощущение меж тем росло и уже начинало тревожить. Сердце билось учащенно и аритмично. Расстегнул молнию на куртке и сел на свободную лавку у запорошенной снегом клумбы. Закрыл лицо ладонями, сделал три глубоких вдоха. Толпа народа. Прохожие идут плотными рядами, но каждый обитает в своем собственном мире, куда заказан вход чужаку. Одиночество. Впервые в жизни Андрей испытывал о-ди-но-чес-тво. Если бы Соня была рядом, он бы положил голову на ее колени и забыл о прошлом. Пусть на минуту. Его тридцатилетняя история исчезла бы вместе с накопленными мыслями. Которых много, слишком много для одного человека.

Немов вспомнил о визите к психотерапевту. Умный мужик. Перекинуться бы с ним сейчас парой фраз.

– Хей, привет. Видишь, я пришел на второй сеанс. И цель моя предельно проста: я хочу быть счастливым, но не знаю, как этого добиться. Яви чудо. Скажи истину. Что мне делать? Я желал убить человека, и через несколько часов это случится. Но меня не захлестывает предчувствие приближающегося счастья. Да, кстати, забыл еще вот что. Я ведь сам выбрал жертву. И знаешь, парень очень похож на меня. Как думаешь, это моя подсознательная склонность к суициду? Давай, разложи по научным полочкам, тебя же учили. Что, если я ощущаю вину? Как тебе такая гипотеза? Например, вину зато, что, будучи мальчишкой и глядя на драку, я проявил слабость и не попытался предотвратить преступление? Стыжусь трусости и хочу себя наказать? Но я же рациональный человек, правда? И убить себя не посмею. А вот своего клона… Впрочем, чушь. Извини, старик, что побеспокоил. Обычный мандраж. Homo sum et nihil humani a me alienum puto.

Андрей поднялся. Купил в палатке бутылку минеральной воды. Откупорил крышку, полил на ладони, умылся. Чернокожий полицейский косо посмотрел на него, но претензий не предъявил. Солнце по-прежнему ослепляло, раздражая показным оптимизмом. Идиотский огненный шар, должно быть, полагал, что земляне в восторге от его всепроникающего ультрафиолета. Ха-ха-ха. Здесь всем на всё наплевать. Одиночество – приторный яд? Что ж… Он выпьет его до конца. Качество цикуты проверяют на Сократах.

– Сэр, не пожертвуете в Фонд защиты дикой природы? – толстая некрасивая девушка с пористой кожей щек улыбнулась и потрясла зеленой коробкой с прорезью для монет.

– Нет!

– Неужели вам не жалко бедных зверушек, исчезающих из-за нашего равнодушия и жестокости? – не сдавалась активистка.

– Я планирую прикончить человека, а ты мне твердишь про жалость к животным? – рассмеялся он смехом мистера Хайда.

Девушка поморгала короткими ресницами, которым не помешала бы качественная тушь, и поспешила ретироваться. Пару раз оглянулась, проверяя, не сотворит ли неврастеник какую гадость типа выстрела в спину. Немов проводил ее взглядом. Проверил время. К черту прогулку.

Вернулся в гостиницу. Устроился в кресле у окна, заказал в номер спиртное и фрукты, но ничего не выпил и не съел. Когда метрдотель позвонил и уведомил, что его ждут, вышел в коридор и на лифте спустился вниз.

– Мистер Немоф, рад знакомству. Мы с вами общались по телефону, – мужчина, похожий на недобросовестного менеджера по продажам, протянул руку. Андрей узнал его голос. Джип вырулил с парковки и «менеджер», смущаясь, молвил:

– Не возражаете, я завяжу вам глаза?

Ехали не менее часа. Андрею показалось – не больше пяти минут. Его вывели из машины. Несколько шагов по утоптанному снегу, потом по асфальтированной дорожке. Порог. Каменные или бетонные ступени вниз. Затем гулкий, скорее всего, деревянный пол коридора или длинного холла. Чьи-то руки развязали шарф. Он находился в просторном зале с дубовым паркетом на полу и тяжелыми малиновыми гобеленами на стенах. Мебели не было. Посередине располагалась круглая сцена высотой около фута и диаметром порядка четырех ярдов.

Дональд Хоук тронул гостя за плечо:

– Пройдемте. Наши специалисты подобрали целый арсенал холодного оружия, дабы предоставить вам богатый выбор.

Они покинули зал и направились по коридору во внутренние помещения.


Крайтон готовился к этому моменту, но все-таки вздрогнул, когда пискнул замок и дверь распахнулась. Он отказывался верить. Надеялся: вот-вот из динамиков раздастся «Вас снимала скрытая камера!» и режиссер извинится за столь чудовищный, но рейтинговый розыгрыш. Его выпустят на свободу, на все четыре стороны. Он навсегда сотрет из памяти кошмарный эпизод.

Ему приказали снять рубаху.

Томас подозревал, что сейчас самое время думать о чем-то важном. О вечных истинах. О тайнах бытия. Или о таких приземленных, но закономерных в данной ситуации вещах, как побег. Но ему ясно дали понять: если он сорвет спектакль, последствия для его семьи будут плачевными. У него не было повода сомневаться в этих словах. Он не мог рисковать жизнью жены и дочери.

Может быть, мозг, проанализировав факты и удостоверившись в неминуемой гибели организма, отключил активность лобных долей, заблокировав мыслительный процесс, дабы понапрасну не травмировать психику?

Может быть, иногда следует плыть по течению и подчиняться силе? Ибо порой сила бывает милосердной.

Может быть, прав был предатель Джонни, пошутивший однажды за кружкой пива: «Там, где заканчивается полоса неудач, начинается территория кладбища»?

Его повели по коридору. Тринадцать шагов. Поворот направо. Двадцать семь шагов. Поворот налево. Десять шагов. До смерти всего лишь полсотни шагов? Welcome to hell, милый дружок. Жертву пропустили в камеру красноречивым радушным жестом и оставили одного. Неизвестно, какого размера было помещение: стены терялись во мраке. Тусклый свет боковой лампочки выхватывал угол. Крайтон встал на границу света и тени и сжал кулаки.

Андрей выбрал кухонный нож, каким умелые домохозяйки проворно разделывают тушки кроликов или куриц. Ему предлагали кинжалы, стилеты, кортики, короткую саблю авторской работы, но он предпочел обычный нож с широким лезвием. К чему нелепый пафос?

– Вы не встретите сопротивления. Спокойно входите и наслаждайтесь, – Хоук ободряюще подмигнул, как старший брат, купивший проститутку для младшего и подстегивающий его не бояться.

Немов вошел. Сердце стучало в горле так близко к гландам, что при желании его реально было бы выплюнуть. Он двинулся к застывшему силуэту, и вдруг заметил нечто такое, что заставило его остановиться в немом ужасе. Правая сторона человека сливалась с чернотой, а левая выделялась четко. В блестевшем от пота голом торсе не было ничего необычного, кроме причудливой абстрактной татуировки на груди. Над левым соском!

Что это? Мистика? Невероятное совпадение? Знак свыше? Соня имеет скрытый дар ясновидения и, сама того не ведая, способна предсказывать будущее? Как это воспринимать? Узник отвернулся в темноту. Он не хотел видеть своего палача. Но прошла минута, две, три – и ничего не происходило. Чего он тянет? Ждет, что жертва станет умолять о пощаде? Крайтон медленно повернул голову. Перед ним стоял высокий темноволосый мужчина и пялился на его грудь. «Заинтересовался рельефом?» – Томас внезапно развеселился. – «Или татуировкой? Да, рисунок эффектный. А парень, видимо, иностранец. Из далекой от цивилизации страны типа России (водка, ушанка, медведи), где никто не знает о боди-арте».

Андрей поднял глаза и встретился с изучающим насмешливым взглядом. «Чудны твои дела, господи. Американец осознает, что скоро умрет, и тем не менее улыбается. Одно из двух – он или мудрец, или тупой. Впрочем, какого черта я размышляю? Из трусости оттягиваю решающий момент?» Немов покрепче сжал нож вспотевшей ладонью. Пора заканчивать глупый фарс. В детстве с классом он пошел в бассейн. Пока ровесники плескались на мелководье под надзором физрука, он залез на семиметровую вышку с твердым намерением прыгнуть. Замер на самом краю трамплина. Мальчик отлично плавал, ему нечего было бояться. Но до голубой воды было так далеко… Так страшно… Он не мог капитулировать – развернуться и спокойно спуститься по лестнице. Он перестал бы себя уважать. Оставался единственный выход – взглянуть в лицо своему страху и шагнуть вперед.

Андрей шагнул вперед и замахнулся. Стальное лезвие сверкнуло и тут же померкло, погрузившись в плотное, податливое.

…This is how you remind me

Of what I really am…

ГЛАВА 30

Он проходил мимо этого здания сотни раз, но никогда не глядел вверх. Такова отличительная черта коренных чикагцев: они не задирают головы, чтобы полюбоваться на небоскребы, являющиеся для них чем-то обыденным. Сейчас Томас остановился у входа в Sears Tower – башню, уносившую в небо полкилометра синего стекла. Спустя минуту он уже поднимался в скоростном лифте на сто десятый этаж. Предъявил контроллеру купленный за десять долларов билет и ступил на смотровую площадку высочайшего здания в США.

Крайтон приблизился к стеклу и впервые увидел Чикаго целиком: с озером, автострадами, жилыми домами, фабриками, заводами, линиями электропередач, бедными и богатыми кварталами. Гигантское каменное плато, укутанное сумраком ночи, дышало жизнью, как грудь великана. Раньше мужчина не обращал внимания на Город, казавшийся лишь серой декорацией к бездарной пьесе. Жил, задернув шторы своего окна. И вот теперь, взирая на бесконечное пространство с высоты птичьего полета, он понял простую истину: если ты смотришь на мир, мир смотрит на тебя в ответ.

Туристы, толпившиеся на площадке, зашумели потревоженными гусями, яростно защелкали фотоаппаратами. Черное небо с белыми крапинками звезд запылало на горизонте яркими разноцветными огнями, а затем словно раскололось надвое, выпустило из нутра зеленые и красные лучи, вытянувшиеся широкой полосой с запада на восток. Завтра первые полосы газет будут пестрить снимками феноменального для Чикаго явления – северного сияния. Специалисты прокомментируют редчайшее для этих широт событие как результат сильнейшего возмущения геомагнитного поля Земли.

Крайтон завороженно созерцал световые всполохи, воспринимая их как намек на грядущее счастье. Хотя почему на грядущее? Он счастлив уже сегодня. Ему дали шанс родиться заново. У его ног простирается лучший на планете Город, приютивший двух лучших женщин – Мэдди и Тину. Через час-другой Томас обнимет их. Шепнет плачущей жене: «Я же обещал, что все будет хорошо». И зацелует ее, перекрывая поток вопросов.

Он не всегда поступал правильно. И желал не того, что по-настоящему важно. Жизнь – сплошная череда ошибок, маскирующихся под верные решения. Распознать циничную мимикрию можно, лишь подойдя к самому краю. Просто потому, что с краю более полный обзор. Как бы лживо это ни звучало, но он благодарен, он действительно благодарен судьбе, на какое-то время окунувшей его в пучину отчаяния. Благодаря чему возникло осознание: в величайшем горе таится величайшая радость.

…Нож вонзился в деревянную обивку стены в сантиметре от его плеча с такой силой, что посыпались щепки. Больно кольнули кожу. Несостоявшийся убийца постоял минуту, не шевелясь, и покинул камеру. Крайтон, измученный чрезмерной эмоциональной нагрузкой, осел на пол. Сердце, недавно выдававшее двести ударов, постепенно снизило темп и заработало в привычном режиме.

Долго никто не приходил. Час. Или три. У пленника не было сил проверить, заперта ли дверь. А потом произошло нечто странное. Явились двое, кинули ему теплую одежду, надели повязку на глаза. Он не был зафиксирован. Они были безоружны. Но он подчинился. Его вывели из здания, усадили в машину. Через час автомобиль затормозил у метро Union Station. Пассажиру велели выйти, бросили на прощание фразу:

– Информация о вас удалена из базы данных полиции и тюрьмы. Вы снова обычный добропорядочный гражданин. Живите спокойно. Вам снился кошмар.

Наверное, так и было. Томас спустился на первый этаж и вышел на улицу. Чернокожий пацан подпрыгнул к нему, с азартом повертев у носа грязной обувной щеткой:

– Мистер, не желаете почистить ботинки?

Мужчина порылся в кармане куртки:

– Давай бартер. Я тебе банкноту в пять долларов, а ты мне монету в 25 центов?

Паренек подозрительно прищурился, шмыгнул сопливым носом:

– Мистер, ты не шути, у меня и без того проблем хватает!

– Я серьезно. Мне надо срочно позвонить, а монет нет. У тебя же не наберется столько монет, чтоб разменять пять баксов?

Мальчишка отрицательно помотал головой.

– Тогда не тормози! – Крайтон протянул купюру. Получив взамен 25 центов, направился к ближайшему телефону-автомату. Набрал Мэдди. Девушка обрушила на него поток брани. Что он себе позволяет? Пропадает, потом звонит. Звонит, потом пропадает! Ничего не объясняет! Заставляет ее нервничать! Она почти с ума сошла!

– Шоколадная, ты дашь мне шанс оправдаться? – улыбнулся.

– Дам! – обиженно буркнула жена.

– Ты дома?

– В клинике.

– Я сейчас там буду.

Двадцатиминутная дорога до госпиталя.

Самая долгая дорога. Мэдди по-детски закрыла рот ладонью. Он прижал девушку к себе и не отпускал целую вечность. Она не вытирала слезы, их впитывала его рубашка. Ни о чем не расспрашивала. Он вернулся, и это главное.

– Я очень по тебе соскучился.

– Еще бы!

В палате пахло фруктами. Тина широко распахнула глаза. Вылезла из-под одеяла и соскочила с кровати прежде, чем мужчина успел приблизиться.

– Папочка!

Подхватил дочку на руки, закружил.

– Где ты был, где?

– Я заблудился и не мог найти дорогу домой.

– Мой ангел тебе помог, да?

Томас кивнул. Мэдди наблюдала за сентиментальной сценой, едва сдерживая улыбку.

– Девочки, а как вы смотрите на то, чтобы отправиться в путешествие? Мы ведь нигде, кроме Чикаго, не были. Что, если нам перебраться в более теплое место?

Когда Тина уснула, мужчина и женщина подошли к окну. Облокотившись на подоконник, глядели в прозрачную, как черная органза, ночь.

ГЛАВА 31

– «Северное сияние»? – уточнила Софочка.

– Да, «Северное сияние», – повторил бармен. – Рекомендую. Ароматный коктейль на основе ликера «Кюрасао», рома и шампанского с добавлением апельсиновой цедры.

– Хорошо, – дала добро девушка. Час назад она беседовала с очередным заказчиком на оформление интерьера. Переговоры со знакомым Николая Владимировича прошли успешно: через неделю Софа приступит к новому дизайнерскому проекту. Радостное известие решила отметить и по пути домой нырнула в бар. Дела складывались как нельзя удачнее. Но на душе было невесело. Она призналась Андрею в чувствах, а он уехал. И неизвестно, вернется ли вновь. Первая любовь всегда трагична? Так хотелось исключения из правил!

Бармен подал коктейль, нанизав на край бокала кружочек апельсина. Осторожно отхлебнула. Напиток мягко обжег небо. Стоявший поблизости мужчина лет сорока с пышными усами заинтересованно глянул на девушку, указал на стул рядом:

– Это место свободно?

– Да. И мое тоже освободится, если вы сядете, – не было желания общаться.

– Ай, какая грубиянка! – Собеседник пододвинулся. – Девушку украшает скромность.

– В том случае, если других украшений у нее нет, – Софочку стало раздражать внимание противоположного пола. Позавчера она посетила парикмахерскую и перекрасилась в свой природный цвет – золотистый, с красным отливом. Думала: вдруг охотников флиртовать поубавиться? Куда там. Складывалось впечатление, что мужчины только распалились и озверели. Или изменилось ее восприятие?

– Лисичка, не брыкайся. Я могу сделать тебя счастливой.

– Тогда сгиньте! – посмотрела, как камень кинула.

Наверное, она сможет жить без него. Конечно, сможет. И ее печаль утешит знание того, что он есть на свете. Пусть не рядом, но существует. Миллионы людей состарятся и умрут, так и не встретив половину. А она встретила. Ей повезло. Неизвестный философ сказал: «Первый вздох любви – это последний вздох мудрости». Он был не прав. Настоящая любовь – не сумасшедшая страсть, не легкая влюбленность, не приятная привычка– всегда мудра. «И терпелива», – добавила Софа, улыбнувшись своим мыслям.

Незнакомец предположил, что красотка передумала и адресовала улыбку ему:

– Ты такая строгая! У меня родилась фантазия: ты начальница, а я подчиненный.

– Знаешь, у меня как раз имеется вакансия на должность чистильщика обуви, – сыронизировала девушка, покачав мыском сапога.

Кавалер не растерялся и галантно опустился на колено, явно эпатируя:

– Разрешите приступить к обязанностям? Только где взять щеточку?

– А усы вам на что? – расхохоталась она и, не дав ему опомниться, направилась к выходу.

Ранний вечер растекался по городу, как гречишный мед по горячему оладью. Рабочий день близился к концу, улицы дышали ровно и размеренно, морально готовясь принять поток людей и машин. Сотрудницы офисов уже мазали губы помадой, а сотрудники набирали в адресной строке www.anonymouse.org и перенаправлялись на порносайты без страха быть засеченными системным администратором. Который, впрочем, был занят тем же с самого обеда.

Софочка хотела прогуляться по парку, а потом съездить к Л иле с ночевкой, но интуиция потребовала идти домой. Девушка покорилась внутреннему ощущению. Мама Софы редко откровенничала с дочкой, но однажды произнесла фразу, которую девочка хорошо запомнила: «Верь интуиции, возможно, именно она и есть бог».


Из аэропорта Шереметьево-2 до центра Москвы Андрей добрался быстро – пробок на дорогах еще не было. Перелет отнял много сил, но мысль о том, что сейчас он войдет в склеп квартиры и останется один, вызвала головную боль. Попросил водителя затормозить возле Чистых прудов. Прежде чем свернуть в сквер, купил в киоске дешевого пива. На дорогое не было денег: последнюю тысячу отдал таксисту. Усмехнулся непривычно пустым карманам. Покутил, что называется. Сел на скамейку.

Когда клиент заявил, что передумал убивать, Хоук широко раскрыл глаза и какое-то время являл собой бессловесную мумию. Ранее в клубе подобных прецедентов не случалось. Немову понадобилось не менее получаса, чтобы втолковать ему, что он не собирается требовать заплаченную сумму назад.

– Я хочу, чтобы парня отпустили. Не вернули в тюрьму, а отпустили.

– Это нереально. На него заведено уголовное дело, его карточка находится в федеральной базе данных. Через час в полицию поступит информация об аварии, в которой погиб заключенный окружной тюрьмы при этапировании его к зданию суда.

– Я уверен, вы сумеете что-нибудь сделать, – настаивал Андрей.

– Нет, – наотрез отказался Хоук. – Это слишком сложно.

– Все сложно перед тем, как стать легким. Какая сумма простимулирует ваших компьютерных гениев?

…Смешно. Надо умудриться: примчаться на другой конец земли, чтобы осуществить свое желание и осознать, что твое, желание диаметрально противоположное. Что никогда не поздно исправить ошибку. Что истинная сила спасает, а не лишает жизни. Что в борьбе с собственным страхом не допустимы компромиссы.

В глубине души Немов давно догадывался, что не сможет, точнее, не захочет убить. Но боялся признаться. Полагал, что необходимо следовать раз и навсегда выбранной цели, отступиться от которой – значило бы расписаться в слабости. А глупая, неопытная, молодая девица ткнула его носом в лужицу, словно котенка. Мол, смотри, разве продукт жизнедеятельности важнее и ценнее производителя? Разве человек не больше, чем его самые грандиозные планы? Разве он не волен распоряжаться своими устремлениями как угодно: реализовывать, изменять, игнорировать?

Там, в камере, оставшись один на один с жертвой, Андрей ощутил, как прошлое наваливается липкой тягучей массой, превращая его в испуганного ребенка. С той лишь разницей, что теперь этот маленький мальчик был способен повлиять на ситуацию. И повлиял.

Как-то мужчина прочитал высказывание некоего Гленна О'Шэннона: «Умей вовремя изменить своим принципам, иначе они изменят тебе в самый неподходящий момент». Только сейчас он уловил суть фразы. Осознанная смена намерений отнюдь не малодушие, а показатель более глубокого понимания собственного «я» и истинных желаний.

– Дядя, дай денег! – пацан, лет двенадцати, с давно не мытым лицом и неряшливо одетый, вытянул раскрытую ладошку.

Немов виновато пожал плечами:

– Извини, парень, нет ни копейки.

Попрошайка недоверчиво оглядел его недешевые куртку, брюки и ботинки и осуждающе покачал головой:

– Эх ты, дядя…

Мальчик развернулся, дабы направиться на поиски нового объекта, но не ступил и шага, как Андрей окликнул его:

– Парень, ты голоден?

– Спрашиваешь!

– Вот и я. Слушай, я знаю хорошее место, где клевая кормежка. Пойдем? Тут недалеко.

– Ты че, педофил? Соблазнить меня хочешь? – угрожающе зашипел подросток.

– Ты о себе высокого мнения, – рассмеялся мужчина. Встал со скамейки и пошел по аллее. Малолетка поплелся следом. Андрей двигался медленно, размышляя над тем, как же легко дышится. Так легко, словно он наконец рассчитался с кредитором, уплатил чудовищный долг, висевший тяжким бременем долгие годы. Деревья растопыривали заиндевевшие ветви сюрреалистичными павлиньими хвостами. Многоэтажные здания рождались из небытия сумерек, складываясь из мозаики загоравшихся окон. Как он раньше не замечал, что его город умопомрачительно красив?

Через пятнадцать минут странная парочка мялась на лестничной площадке перед Сониной квартирой. Нажал на кнопку звонка. Девушка открыла дверь. Удивленно подняла брови.

– Соня, привет. Ты нас не покормишь?

ЭПИЛОГ

ДВА ГОДА СПУСТЯ

В столь ранний час хайвэи были полупусты. Пересечь Лос-Анджелес с юга на север удалось менее чем за час. После выезда из мегаполиса дорога поднялась в горы. Западные отроги Сан-Габриэля высились километровыми пиками, укутанными перинами молочных облаков. Горы кончились так же внезапно, как появились. Вдоль шоссе потянулись сельскохозяйственные угодья – одно поле сменялось другим. Казалось, равнина не имела границ, раскинувшись вплоть до города Висалия.

Софочка дремала, удобно устроившись на переднем сиденье, изредка открывала один глаз, смотрела на водителя, будто проверяя – на месте ли он, – и снова засыпала. Они с Андреем давно собирались провести отпуск в Калифорнии, но все откладывали из-за бесчисленных дел. Когда у Немова выдавался небольшой перерыв в работе, аврал начинался у Софы. Полтора года назад она устроилась дизайнером в нераскрученное малоизвестное design-бюро и вскоре стала ведущим специалистом. Девушка генерировала оригинальные идеи, зачастую не имевшие ничего общего с распространенными декораторскими приемами. Клиенты ломились табунами. На сегодняшний день бюро уже входило в десятку самых рейтинговых в Москве.

За тридцать миль до Фресно автомобиль свернул на восток и въехал в предгорья Сьерра Невады. На часах – 8:20 утра. Андрей улыбнулся, вспомнив, как будил подружку, которая наотрез отказывалась вставать ни свет ни заря «только ради того, чтобы побыстрее добраться до гадких деревьев». Она полагала, что цель их путешествия – побродить по легендарному городу ангелов и понежиться на тихоокеанских пляжах. Однако у него было иное намерение: посетить лес гигантских секвой. Сразу после размещения в отеле взял на прокат автомобиль и постановил: завтра отправляемся на экскурсию. Сказано – сделано. Соне оставалось подчиниться. Легко с ней.

После кульминационного момента в его судьбе, когда мужчина расстался с желанием, придававшим смысл существованию, жизнь потекла в новом, неведомом русле. Андрей Смотрел на мир глазами ребенка, изучая, обнаруживая невероятные вещи, которые ранее не замечал. Но все-таки не мог избавиться от ощущения некой пустоты в душе. Будто из банки, туго набитой маринованными помидорами, вытащили парочку. Нарушенную гармонию было необходимо восстановить. Он встречался с Соней, слушал ее болтовню и чувствовал, как пустота заполнялась чем-то густым, кисло-сладким. При попытке ухватить, вещество просачивалось сквозь пальцы, оставляло на руках терпкий запах. И так хотелось накрыть лицо ладонями, втянуть носом странный манящий аромат.

Как-то девушка сказала, что снимет квартиру, ибо в прежней по некоторым соображениям ей неуютно. Немов предложил поселиться у него. Она согласилась. Месяца два они жили как школьники – трудились, гуляли, разговаривали. Словно не ведали о том, что между разнополыми особями могут быть не только платонические отношения. Андрея ситуация забавляла. Он специально даже не пытался приставать, наблюдал за реакцией девушки. Ту отсутствие физического контакта не смущало. Она была рядом с любимым человеком, а это – важнее всего.

Однажды они сидели на диване перед телевизором. Показывали какой-то фантастический сериал для подростков. Соня глядела на экран, а Немов – на Соню. Весенний ветер, дипломатично и ненавязчиво дувший в приоткрытое окно, шевелил ее рыжие пряди. На левой ключице из-под тонкой бретельки белой майки выглядывала родинка. Он опустил бретельку с плеча и поцеловал девушку в шею. Она вздрогнула от неожиданности, а затем робко положила ладонь на его затылок. Он коснулся ее губ своими. В тот вечер они впервые занимались любовью.

Проезжая мимо автозаправочной станции, прочитал грозную надпись: «Последняя заправка на шоссе 198. В парке заправок нет». Переживать не о чем. Перед вояжем Андрей залил полный бак бензина.

– Соня, мы уже в национальном парке «Секвойя». Подъем.

Девушка нехотя потянулась и зевнула, критично осмотрев из окна дощатую стеллу с изображением головы индейца. Ее спутник меж тем приобрел подробную карту с обозначенными достопримечательностями, тропами для пеших прогулок, точками общепита и туалетами и заплатил десять долларов за въезд.

Затормозили у первой стоянки. Внизу, среди валунов, вихляла горная речка. Солнце начинало припекать, Немов был не прочь спуститься к потоку и умыться. Вода была прозрачной, как воздух, лишь иногда рябила от мельтешивших стаек мелких рыбешек.

– Взбодрись, honey! – зачерпнул воды. Софочка завизжала, увернувшись от холодных брызг.

– Прекрати!

– Как иначе тебя разбудить? Загадочно улыбнулась, глянув исподлобья.

Мужчина приблизился, обнял ее, впился в губы жестким требовательным поцелуем.

– Так бы и давно, – простонала она после того, как была освобождена.

– Теперь в путь, мой юный дружок. Нас ждут великие открытия.

Вернулись на стоянку, сели в машину. Ехали по серпантину со скоростью не более 25 миль в час. Вдали блеснула внушительных размеров скала, поросшая у подножия хвойным лесом.

– Moro Rock – пояснил Андрей, сверившись с путеводителем.

Среди сосен стали мелькать красные стволы высоких деревьев. Настолько высоких, что верхушки не были видны из окна автомобиля, как ни выворачивай шею. Ровные гладкие стволы, лишенные веток, стояли монументальными столбами в тронном зале природы.

– Ого! – изумилась Софа.

– Полностью поддерживаю твой комментарий.

Покинули салон, направились к ближайшей секвойе. Под кроссовками мягко пружинила опавшая хвоя. Повсюду валялись маленькие, как шарики для пинг-понга, шишки. Подобрала парочку – подарит тойтерьерчикам Андрюшиной мамы. То-то они обрадуются. И как можно недолюбливать этих милых собачек? Когда Немов привез подружку в загородный дом родителей, она сразу нашла общий язык с каждым обитателем. Отец сначала хмуро косился на гостью, потом завел разговор о политике. Сонечка слушала с таким неподдельным интересом, что Александр Степанович был бесповоротно покорен. Мать, Ирина Петровна, осчастливленная встречей с долгожданной невестой, суетилась на кухне. После обеда потащила в комнату посекретничать. С тех пор так и повелось. Андрей только руками разводил, не понимая, о чем там бабы шушукаются.

А поговорить было о чем. Софочка улыбнулась, вспомнив недавний визит в домик в деревне. Они с Ириной Петровной долго обсуждали, как нарекут будущего внука. Софочка не была беременна, но ведь рано или поздно это произойдет. Почему бы заранее не посмаковать?

– Ой, я представляю, каким папочкой будет Андрюша, – хихикала она. – Прочитает ребенку народную сказку, например про Пузырь, Соломинку и Лапоть, и как истинный аналитик подведет итог. Мол, как они неправильно все спланировали. Не предусмотрели возможные варианты, не просчитали риски проекта, не продумали выбор ответственного и не договорились об оптимальном и эффективном решении. За что и поплатились!

Ирина Петровна хохотала, а возбужденные тойтерьеры хаотично прыгали у ног…

– Сфотографировать тебя? – Немов снял крышку с объектива фотоаппарата.

– Да! А в какой позе?

– В той, что была минувшей ночью, – пошутил он.

– Чтобы ты потом продал снимок порнографическому сайту? – уточнила она.

– Конечно. Озолотимся. Be my cash-cow, baby.

– Ты назвал меня коровой?

– Я назвал тебя деткой, – рассмеялся мужчина.

Софа небрежно облокотилась на ствол, сексуально приподняв плечико. Фотограф почувствовал острое желание бросить камеру и заняться настоящим мужским делом. You and me, baby, ain't nothing but mammals, so let's do it like they do ну и так далее. Он удивлялся, как легко этой девочке удавалось его завести. Бывало, придет с работы злой и раздраженный, отмахнется от Сониных приветствий, застынет у окна с сигаретой в зубах, окидывая взглядом панораму города. А она подкрадется на цыпочках, прижмется сзади, положит подбородок на его плечо и давай в ухо дышать. И так она дышит всегда… Чичолина бы усохла от зависти.

«Инициировать совокупление прямо здесь, среди дубрав? – прикинул Андрей. – Хотя любой зверь печален после соития. И продолжать экскурсию будет уже лень. Воздержимся».

– Щелкнул? Хочешь, я тебя?

– Э-э-э нет. Лучше я тебя. Позже.

– Испорченный мальчишка.

…Пара километров по узкой асфальтированной дороге, на которой едва могли разъехаться две машины, и начались дебри Гигантского Леса. Первое дерево, потрясшее путников пятнадцать минут назад, было детским лепетом по сравнению с теми исполинами, кои предстали взору. Секвойи взмывали ввысь на сотню метров, большинство из них пустило побеги еще до Рождества Христова. Естественное величие этих деревьев превосходило даже рукотворную грандиозность чикагских небоскребов.

Андрей задрал голову к небу. Перед глазами возникла картинка из прошлого – Мичиган авеню, каменные джунгли и озеро. Чужой город Чикаго изменил его судьбу. Любопытно, что теперь делает Томас Крайтон? Понял ли, что с ним тогда случилось? Наверняка понял. Немов до сих пор помнит его глаза. Глаза человека, который хотел жить, но по какой-то причине не боролся за жизнь. Почему он согласился участвовать в этом? Неужели ему так нужны были деньги? Но ведь он ими не успел бы воспользоваться. Может, таким образом собирался обеспечить своим близким комфортное существование? Но разве комфорт стоит подобной жертвы? Так или иначе, теперь никогда не узнать.

– Ой! – Софочка указала на огромное поваленное бревно с вывороченными корнями. Нижней стороной ствол впечатывался глубоко в землю, а верхняя часть являла собой выдолбленную ровную площадку для автомобилей. С десяток туристов стояли в очереди, чтобы на минуту-другую заехать на необычную парковку и запечатлеть сей кадр.

Решили не задерживаться и направиться дальше, к Big Trees Trail. Вскоре путь преградило второе лежавшее поперек трассы бревно. К счастью, в нем была прорублена сквозная арка, которая легко уместила бы грузовик. Софа пялилась по сторонам. Внимание привлекло дерево с огромной расщелиной в коре. В диаметре секвойя была не менее десяти метров, и в образовавшейся пещере можно было поселиться.

Оставили авто у обочины и углубились в лес. Немов держал подружку за руку, помогая перешагивать через толстые сучья. А Софочка ловила себя на мысли, что предельно счастлива. И все благодаря единственному важному решению, принятому ею два года назад. Тогда ее терзали сомнения в том, правильно ли она поступает, игнорируя благоразумие. Но она чувствовала, что иначе нельзя. Пошла на поводу у желания. И ни разу не пожалела впоследствии. Сейчас девушка знала точно: самые правильные решения – спонтанные, идущие от сердца. Когда же перед тобой стоит мучительная дилемма и ты ломаешь голову, призывая силу ума, взвешивая все за и против, то в итоге сделаешь разумный выбор. Только вряд ли разумный выбор принесет искреннее нелогичное счастье.

Сколько она твердила Лиле, что надо бросать Эдичку, а не ломать себя ему в угоду! Но та заладила: «Он меня обеспечивает, я к нему привыкла». И чем закончилось? В один прекрасный день мерзавец выгнал ее на улицу, заявив: «Ты вся искусственная и переделанная, у меня из-за такой партнерши эрекция пропадает». Лиля от горя подсела на антидепрессанты и чуть не попала в психушку. Кое-как удалось привести ее в божеское состояние. Только, видимо, зря. Новый любовник потребовал уменьшить грудь и похудеть на 15 килограммов, ибо ему нравятся девочки а-ля Твигги. Подружка поддалась на его уговоры. Есть порода людей, которые будут наступать на одни и те же грабли, покуда не проломят череп. И чего в этом постоянстве больше – тупости или склонности к саморазрушению – не ясно.

Над парком палило солнце. Отчаянно пробивалось сквозь густые зеленые кроны, стремясь сохранить бодрость и агрессию, но хвойные были являлись слишком мощной преградой. Самые настырные лучи, достигнув финиша, изможденно падали на кожу путников. Прикосновение было теплым и ласковым.

– Не проголодалась? – спросил Андрей.

– Нет, но близка.

– Завернем к генералу Шерману, а потом покушаем где-нибудь.

– Что есть генерал Шерман?

– Самое большое дерево в мире. Его возраст порядка трех тысяч лет, а вес – около трех миллионов килограмм.

– И откуда ты это знаешь? – восхитилась девушка.

– Из информационного буклета, – он потряс путеводителем.

– Так вот в чем твой секрет, о, мудрец!

– Не паясничай.

– Не то что?

– Не то изнасилую.

– А вот и буду паясничать! – захохотала Софа и кинулась наутек.

– Индийское кино! Ача, ача, Джими, Джими, – буркнул Немов и бросился вдогонку.

***

– Шоколадная, готовь сэндвичи, вернусь с тренировки после обеда и сразу поедем на озеро, как и планировали, – Крайтон завязал шнурки и взял спортивную сумку. – Не скучай!

Мэдди послала мужу воздушный поцелуй. Он вышел из дома. Солнечные блики играли на широких пальмовых листьях, слабый ветер приятно гладил лицо. Мужчина открыл гараж, сел в автомобиль, повернул ключ зажигания и выехал на дорогу.

Два года назад, как только завершился период послеоперационной реабилитации Тины, они купили билеты до Калифорнии, собрали небогатый багаж и покинули Чикаго. Сняли коттедж в пригороде Лос-Анджелеса, потратив большую часть имевшихся сбережений. Работу Томас нашел быстро – в пляжном клубе. Пару месяцев трудился простым вышибалой. А потом произошел случай, повлиявший на его карьерный рост. Под утро он возвращался со смены и стал свидетелем потасовки: трое смельчаков избивали тщедушного парня. Конфликт ликвидировал за пару минут – несколько мощных ударов, и бандиты валялись на асфальте. Спасенный, едва стоявший на ногах, поблагодарил нежданного защитника и кое-как доковылял до припаркованной на обочине машины.

Через пару дней, заступив на дежурство, Крайтон случайно встретился с жертвой нападения. Парень искренне обрадовался:

– Слушай, так ты в клубе работаешь? Надо же! Извини, что я тогда спасибо толком не сказал. Ты так дерешься – нечто! Тебе бы открыть школу уличного боя, старик. Я бы первый записался. Будем знакомы, меня Билли зовут, часто тут бываю.

В тот же вечер хозяин заведения, мистер Морисон, вызвал Томаса в свой кабинет и уведомил его о назначении начальником службы безопасности.

– Рекомендации, полученные в ваш адрес, позволяют предположить, что вы блестяще справитесь с данной должностью.

Билли был его сыном.

Жизнь определенно налаживалась. Тина расцветала на глазах, мягкий средиземноморский климат и субтропическая растительность были ей по душе. Мэдди тоже не жаловалась, быстро освоившись на новом месте. В один из уик-эндов они вместе с соседями – парой молодоженов – отправились на пляж. Крайтон загорал, лениво наблюдая, как жена учит дочку плавать, и размышлял. В голове крутился оброненный мимоходом совет начать собственное дело. Почему бы нет? Он действительно мастер в боях без правил, грех не воспользоваться этими навыками. Открыть школу, конечно, слишком круто, но секцию вполне реально.

Главное, не пасовать перед сложностями. В конце концов, что он потеряет, если попробует? После испытаний, выпавших на долю семьи, его уже вряд ли что-нибудь испугает. Ведь самое ценное – любимая и ребенок – рядом, живы и здоровы. А сам он – свободный человек и может распоряжаться своим временем, как заблагорассудится.

В течение месяца изучал юридические аспекты предстоящего мероприятия, подсчитывал затраты на аренду помещения и минимальную рекламу, вычислял сроки окупаемости проекта. Приобрел кучу специальной литературы и пособий по единоборствам. Мэдди о затее не говорил. Зачем ее понапрасну расстраивать, коль вдруг ничего не получится? Девушка о чем-то догадывалась, но делала невинный вид.

С каждым днем картина вырисовывалась четче, и вскоре созрел конкретный бизнес-план. Показал его Биллу, с которым стали закадычными приятелями. Выпускник Гарварда по специальности «экономика» был чертовски умен. Его компетентного мнения Томас ожидал затаив дыхание.

– Выглядит убедительно. И знаешь, – парень воодушевленно стукнул ладонью по столу, – я готов выступить поручителем для оформления кредита в банке.

…У входа в зал толпились рьяные спортсмены. Основную массу составляла молодежь от пятнадцати до двадцати пяти лет. Ребята поприветствовали тренера и направились в раздевалку. Томас улыбнулся, вспомнив, как на первое занятие явились всего трое – Билли и двое его друзей. Уже через месяц пришлось делить посетителей на три группы. Во-первых, больше тридцати человек зал не вмещал, а во-вторых, физическая подготовка у людей была неодинаковая, поэтому требовались разные уровни нагрузки.

Сейчас предстояло занятие для начинающих. Мужчина переоделся в широкие штаны и черную майку и вышел в центр. Обвел взглядом присутствующих. Для новичков у тренера имелась заранее заготовленная пафосная речь:

– Полагаю, вы пришли сюда, чтобы научиться за себя постоять. Уличный бой – это бой без правил, где победу одерживает не более сильный, а более ловкий и хладнокровный противник. Приемы защиты и нападения, которые мы изучим, – результат слияния самых эффективных боевых техник.

Через полтора часа тренировка закончилась. Кто-то поспешил в душевые, кто-то подошел к мастеру, дабы задать вопросы. Крайтон отвечал кратко, но эмоционально. Спарринги начнутся после того, как вы овладеете постановкой защиты и блоков… Что делать, когда пропустишь удар и очень больно, я правильно расслышал? Терпеть и продолжать бой! В темной подворотне бандиты вряд ли будут ждать, когда вы отдышитесь… Да, желательно на тренировку надевать ракушку на пах, щитки на голень и перчатки на кулаки… Нет, зубы при спарринге не вылетают. Но носы порой разбиваются. А вы что, фотомодель?.. При высоком противнике я бы сперва пнул в колено, затем лоукик в бедро и, ворвавшись на свою дистанцию рук, атаковал бы голову серией ударов.

Подтянулась вторая группа, курс для «продвинутых». Здесь Томас многих знал по именам. Некоторые занимались полгода и дольше, и уже сто раз победили бы в уличной драке. Однако продолжали посещать секцию, чтобы не потерять бойцовские навыки или чтобы спустить пар.

– Добрый день! Рад вас видеть. После разминки будем отрабатывать противодействие двум нападающим, вооруженным ножами.

Основную работу в службе безопасности мужчина не бросил. Трудился на два фронта, без выходных, практически не имея свободного времени. Зато быстро отдал долг и взял новый кредит на покупку жилья. Еще поднапрячься – и через полгода коттедж перейдет в их с Мэдди собственность. Он пообещал супруге, что тогда он сбавит бешеный темп, уволится из клуба и они заживут размеренно и спокойно.

Мэдди услышала, как хлопнула калитка.

– Дочка, встречай папу.

Тина выбежала на крылечко и запрыгала в нетерпении:

– Скорей же, скорей же! Мы опоздаем!

Поднял ребенка на руки:

– Не опоздаем. Отправляемся сию минуту. Все готовы?

– Конечно! Мы собрали целую корзину еды! – заверила Тина.

В окрестностях было с десяток мелких водоемов, для пикника выбрали озеро Пирамид в шестидесяти милях к северо-западу от Лос-Анджелеса. День выдался ясный и тихий. К счастью, знойный и злобный ветер Санта-Ана, дувший из пустыни двое суток кряду, взял тайм-аут. Жара спала.

Дорога заняла полтора часа. После указателя свернули с шоссе. Горы расступились, открыв путникам восхитительное зрелище зажатого между холмами озера. По сравнению с Мичиган, оно было крохотным, как микроб, и обозначалось не на каждой карте, но покоряло красотой. Искусственный водоем с дамбой был построен лет сорок назад. Инженеры, прокладывавшие Old Highway 99, перерыли местность и оставили конусообразные холмы, из-за которых озеро Пирамид и получило название.

Путники миновали центральные ворота и Visitor Center и направились к береговой линии. По тарелке водной глади перекатывались горошины лодок и гидроциклов. Нашли практически безлюдное место у пологого склона. Мэдди расстелила плотную ткань, сняла шортики и футболку. Треугольники белого купальника на ее смуглом подтянутом теле подействовали на Крайтона, как валериана на кота. Пока Тина раскладывала съестное, бесцеремонно обнял жену и принялся обнюхивать.

– Ты в своем уме? – довольно взвизгнула девушка.

– Когда ты изображаешь недотрогу, я возбуждаюсь еще сильнее.

– Томми, я тебя люблю!

– Правильно делаешь.

– Совсем забыла! – Мэдди отстранилась. – Я сегодня в супермаркете пересеклась с нашей соседкой через три дома, миссис Снайпс. Она подробно расспрашивала про твои драки.

– Тренировки, – поправил мужчина.

– Ну да. В общем, у нее брат продюсирует очередной гангстерский боевик и подыскивает консультанта для постановки уличных боев. Она спросила, не может ли брат подойти к тебе в зал, понаблюдать. И не будешь ли ты против, в случае чего, поработать на съемках и подготовить реалистичные поединки?

– Пусть приходит, без проблем.

– Только когда ты все успеешь?

– Родная, лучше страдать от переизбытка дел, чем от их отсутствия, – погладил ее по щеке и нажал на кончик носа.

– Да… Но ты себя не бережешь, Томми, – Мэдди сделала плаксивое выражение лица.

– Меня бережешь ты.

– А меня? – полюбопытствовала Тина.

Родители засмеялись.

– Ты наше общее сокровище! – мама достала из кармана шпильки. – Давай заколем тебе волосы и купаться!

– Я к вам скоро присоединюсь, – мужчина развалился на мягкой траве, источавшей сильный терпкий запах, и закрыл глаза. Редко выпадала возможность полноценно отдохнуть, жена права: он совсем закрутился.

И всё же он никогда не чувствовал себя так хорошо и так по-настоящему удовлетворенным жизнью. Он научился ценить каждое мгновение. И, словно в благодарность, каждое мгновение стало приносить ему радость. Лишь иногда, по ночам, Томасу снились кошмары, возвращавшие его в темную камеру, где он ожидал смерти.

Кулаки инстинктивно сжались, спрятав дрожащие пальцы. Зрачки расширились до размеров радужной оболочки. Сердце гнало по венам кровь с предельной скоростью. Все органы, все клетки тела функционировали совершенно. Здоровый организм отказывался умирать. Нож взметнулся вверх и резко опустился. В этом месте Крайтон просыпался. Вытирал холодный пот со лба. Выдыхал с облегчением.

Даже самое ужасное событие прошлого сглаживается временем подобно тому, как острый камень обтачивается морской водой. Проходят годы, и некогда острые края уже не могут поранить. Но камень остается камнем. Не исчезает.

Крайтон часто размышлял: какие причины побудили того человека не совершать убийства? Очевидно, что в ту «благотворительную организацию» не попадали люди с улицы. Значит, намерения его были серьезны. И что-то в последний момент заставило его изменить решение. Что именно? Узнать не суждено. Впрочем, не суждено и избавиться от груза раскаяния – ведь никто иной как Томас затеял то злополучное ограбление, в результате которого погиб охранник. Хвала небу, хоть Паулс выкарабкался. Новость сообщила Жози, когда бывший сотрудник «Монти и Феи» наведался в бар попрощаться перед отъездом из Чикаго.

Мэдди перестала поддерживать дочку и убрала руку из-под ее живота. Девочка проплыла самостоятельно метра два и испугалась:

– Мамочка!

– Тебе тут по плечи, чего паникуешь?

Тина встала на ноги и мгновенно успокоилась, ощутив под ступнями дно. Оттолкнулась и поплыла вдоль берега. «Какая упорная! В папочку», – девушка улыбнулась и посмотрела на задремавшего мужа. Как же она им гордилась! Он не отчаивался в сложных ситуациях, доказывая: когда ты требуешь чего-то у судьбы – не жалобно просишь и не смиренно ждешь, а требуешь, нагло и цинично, с осознанием полного права получить желаемое, – судьба дает это тебе.

Мэдди обратила внимание на характер Томми еще при первой встрече в Саут Сайде и по мере знакомства убеждалась в верности первого впечатления. Она поняла, что может рассчитывать на Крайтона. Она верила ему. И вера была сознательной и логичной. А потом было странное исчезновение. Девушка почти распрощалась с надеждой когда-нибудь увидеть его вновь, но он вернулся. Томас не рассказывал о том, где пропадал. Мэдди принимала его молчание, читая в любимых глазах желание забыть. Она по-прежнему верила ему. И вера была бессознательной и абсолютной.

Глянцевая поверхность озера серебрилась разлитой ртутью. Холмистый островок в центре водоема торчал зеленым айсбергом. Мужчина тряхнул головой и потянулся. Пока девочки плескались, сходил на станцию проката, взял лодку.

– На борт! – скомандовал он.

Жена и дочка подчинились, обрадованные сюрпризу. Тина защебетала:

– А куда мы, куда?

– На необитаемый остров.

– А что мы там будем делать, что? – ребенок повис на шее отца, мешая тому грести.

Мэдди подтянула дочку к себе:

– Мы там будем бездельничать. Тина надула губки:

– Я не хочу!

– А чего ты хочешь?

– Играться с братиком! Крайтон рассмеялся:

– Шоколадная, а ведь хорошая идея. Надо нам сегодня же вечером поработать над решением этого вопроса.

– Вы сговорились что ли? – улыбнулась Мэдди. Она была совсем не против.

***

Из окна ресторана открывался вид на мохнатый сосновый лес и извивавшуюся между скал дорогу. Солнце клонилось к закату, разливая по небу розовый румянец. Андрей планировал двинуться в обратный путь пораньше, но Софочка внезапно прониклась величественной красотой леса и пожелала прогуляться еще часок-второй-третий. В итоге умаялась так, что, плюхнувшись в мягкое кресло в ресторанчике на припарковой территории, прилипла намертво.

– Давай посидим еще десять минут, ладно?

– Соня, было уже десять раз по десять.

– У меня нет сил дойти до машины, – театрально вздохнула девушка.

– Бедняжка.

– Пожалей меня.

– Прямо здесь?

– Ну фи!

– О'кей, потерплю до отеля, – улыбнулся Немов. Встал из-за стола, наклонился над спутницей, обхватил ее за талию и под коленями, поднял на руки и понес к выходу. Когда выехали на трассу, уже стемнело.

Софочка дремала, Андрей изредка поглядывал на нее, задерживая взгляд не более секунды, стараясь не отвлекаться от ночной пустынной дороги. Свернул на шоссе 1-5, проехал минут десять и почувствовал, как машину стало уводить в сторону. Шлепающий звук откуда-то спереди снизу намекал на определенные проблемы. Аккуратно затормозить не получилось, автомобиль тряхнуло. Девушка испуганно распахнула глаза:

– Что случилось?

Сейчас выясню, – мужчина покинул салон, чтобы осмотреть транспортное средство. Переднее право колесо было спущено. Посветил фонариком.

– Похоже, мы напоролись на что-то острое. Стекло или гвоздь, черт знает. Шина проткнута, – констатировал он.

– И что теперь делать?

– Менять колесо. Запаска есть. Придется повозиться.

Пока Андрей доставал инструмент, Софочка, облокотившись на капот, разглядывала возлюбленного. Сейчас на нем были джинсы и спортивная, обтягивающая грудь футболка, которую очень хотелось задрать. Впрочем, когда Немов надевал деловой костюм, у нее возникало аналогичное желание: расстегнуть пуговицы на его рубашке, схватить за галстук, словно за поводок, и потащить в укромное место.


Пикник затянулся допоздна. Волны лениво набегали на опустевший пляж, троица вышагивала вдоль берега, созерцая закат. В Калифорнии каждый вечер солнце садится по-новому, никогда не повторяясь. Подобно гениальному художнику смешивает краски и создает необычные оттенки цвета, всегда разные. Мэдди ощущала теплую ладонь мужа на своем плече, глядела на собиравшую мелкие камешки дочь и мурлыкала от удовольствия. Не хотелось уезжать. Но сгустившиеся над озером сумерки красноречиво намекали: пора домой.

Собрали вещи, покидали в багажник. Типа устроилась на заднем сиденье и запела веселую мелодию. Голос был тоненький, но сильный. Мамино наследство. Крайтон поцеловал жену в ухо, шепнул:

– Спасибо, родная. Это был идеальный день.

– Томми, надеюсь, завтра утром у меня будут причины сказать: «Спасибо, родной. Это была идеальная ночь». А?

– О нет, – обреченно простонал мужчина. И тут же получил оплеуху. Улыбаясь, завел двигатель. Вырулил на шоссе 1-5. Дорога была мало оживленной, но кто-то умудрился напороться на неприятности. На обочине стояла машина с горящими аварийными огнями. Томас проехал мимо, но почувствовал укол совести. Мало ли, вдруг человеку помощь нужна. Дал задний ход.

Мужчина сидел на корточках и орудовал домкратом, очевидно, намереваясь поменять колесо. Его юная спутница стояла рядом, скрестив руки на груди, и наблюдала за процессом.

Томас приблизился и вежливо поинтересовался:

– Добрый вечер! Могу я вам помочь?

– О, вы очень любезны, – Немов открутил гайку и повернул голову в сторону незнакомца.


home | my bookshelf | | Лизать сахар. Жизнь втроем |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу