Book: Шагай, пехота!



Науменко Юрий Андреевич

Шагай, пехота !

Науменко Юрий Андреевич

Шагай, пехота!

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Аннотация издательства: Посмотреть на войну, на подвиг народа не с вершин Генерального штаба или Ставки ВГК, а из траншей обыкновенного стрелкового полка, из пулеметной ячейки Героя Советского Союза Александра Жежери, чей пулемет стал экспонатом Центрального музея Вооруженных Сил СССР, с наблюдательных пунктов рот и батальонов - такую задачу, как и многие другие мемуаристы, поставил перед собой бывший командир 289-го гвардейского Висленского ордена Кутузова стрелкового полка Герой Советского Союза генерал-полковник Ю. А. Науменко. И рассказал об этом людям. Насколько это ему удалось, узнает каждый, кто возьмет в руки эту книгу.

С о д е р ж а н и е

От автора

Глава 1. Готовы вступить в бой

Глава 2. Под Ростовом и Харьковом

Глава 3. Герои волжской твердыни

Глава 4. Огненная дуга

Глава 5. Выходим к Славутичу

Глава 6. Путь к Днестру

Глава 7. Тот самый плацдарм

Глава 8. Возмездие

Вместо заключения

Примечания

От автора

Не знаю даже приблизительно, сколько книг воспоминаний о Великой Отечественной войне вышло у нас в стране за годы, прошедшие после Победы. Но думаю, что наберется несколько сотен таких мемуаров, а может быть, и больше тысячи. Писали о суровой и тяжелой той поре и прославленные наши маршалы и генералы, командовавшие фронтами, армиями, возглавлявшие крупные штабы, и видные политработники - члены военных советов оперативных объединений, и генералы, адмиралы рангом пониже, и офицеры полкового звена. Даже некоторые солдаты и сержанты, фронтовики, рассказали о своей нелегкой военной судьбе.

И каждый раз, прочитав такую книгу, испытывал я чувство глубокого уважения к автору за то, что он сумел воссоздать на ее страницах те события, в которых участвовал, тепло рассказать о своих боевых побратимах. Но мне казалось, что для этого нужен особый дар, хотя известно, конечно, что профессиональных литераторов среди мемуаристов только единицы. Честно признаюсь, что мне долгие годы после войны даже не приходила мысль взяться за перо. Но вот на празднование 30-летия Победы я, будучи в то время командующим войсками Приволжского военного округа, пригласил к себе в Куйбышев ветеранов нашего 289-го гвардейского стрелкового полка А. П. Ишкова, В. И. Дудникова, М. П. Кухарскую с мужем Н. М. Смирновым. Естественно, много было разговоров, воспоминаний. Тут-то фронтовые мои сослуживцы и "насели" на меня.

- Юрий Андреевич, - говорили они, - наш полк ведь не хуже других, о нем даже в "Истории второй мировой войны" упоминается. Напишите книгу о том, как дрались мы с фашистами. Ведь больше семи тысяч пятисот километров прошли по фронтовым дорогам наши однополчане.

- Да какой из меня писатель, друзья! - взмолился я. - И времени свободного для этого почти нет.

- Ничего, - сказал один из ветеранов, - не боги горшки обжигают. Мы поможем собрать факты, документы.

Мобилизуем однополчан, они пришлют свои воспоминания...

Словом, уговорили они меня. Начал я помаленьку приводить в порядок свой личный архив. Получил сотни писем от однополчан - даже не ожидал, что столько народа откликнется. Были и новые встречи с ветеранами 289-го гвардейского. Побывали мы в Ставрополе, где формировался полк, на сталинградской земле возле Дубовки, где нам пришлось вести суровые бои с врагом, в других мостах. Копились впечатления об этих встречах, в беседах с боевыми друзьями оживали давние фронтовые эпизоды.

И вот прошло больше десятка лет. Книга вроде бы готова. И я рискнул отдать ее на суд читателей.

Разумеется, как у меня, так и у моих добровольных помощников далеко не все из фронтовой жизни удержалось в памяти. Не пытался я и детально анализировать боевые действия полка с точки зрения тактики, а стремился побольше рассказать о людях, об их жизни и подвигах. Но конечно же далеко не всех однополчан удалось мне назвать поименно: за четыре года кровопролитных боев состав полка не раз менялся. И остались в живых лишь те, кому, прямо скажем, повезло: ведь шансы на жизнь и на гибель у всех были одинаковы. Пехота даже в обороне чаще других попадала под вражеский огонь, а о наступлении уж и говорить не приходится...

Давно уже обвалились и заросли травой окопы и траншеи, землянки и блиндажи - фронтовые раны земли. Давно восстановлены разрушенные в войну города и села. Но память сердца живет. И с болью душевной сознаешь, что с каждым годом становится все меньше тех, кто в суровую пору Великой Отечественной с оружием в руках спасал Родину, избавлял мир от коричневой чумы. В первую очередь для них, для дорогих моих однополчан, писал я эту книгу.

Сердечно благодарю А. В. Акиньшина, Н. М. Коденко, П. Т. Коваленко, М. П. Кухарскую, Н. М. Смирнова, Г. Ф. Скибу, Г. П. Шагина и всех других ветеранов за большую помощь, которую они оказали мне при работе над мемуарами. Особенно признателен я В. И. Дудникову за многотрудную работу по сбору и обобщению материалов о боевом пути нашего полка и военному журналисту Ю. Г. Мошкову, который провел литературную обработку рукописи.

Глава 1.

Готовы вступить в бой

Лето первого года войны на южном Дону наступило раньше обычного. Уже к середине мая отцвели сады и установилась жаркая, с редкими и незатяжными дождями погода. Знойным выдался июнь, и предпоследнее воскресенье месяца, казалось, ничем не отличалось от уже минувших выходных дней. Так же ярко светило солнце, на раздольных колхозных полях начинали золотиться хлеба. Ничего особенного...

Но особенное все-таки случилось. Война. Пришла она в каждый дом с неумолимой неотвратимостью, с беспощадной неизбежностью горя, лишений и страданий. Людям стало не до радости общения с природой. Им казалось, что и солнце уже не такое яркое. Не манили больше своей свежестью зеленые дубравы и яблоневые сады.

Выступление по радио В. М. Молотова, сообщившего о вероломном нападении фашистской Германии на СССР, мы, курсанты второго курса Ростовского пехотного военного училища, прослушали в строю, на плацу Персиановских лагерей под Новочеркасском. Сразу же состоялся митинг, на котором все будущие командиры изъявили желание немедленно идти на фронт. Но наши горячие головы были быстро остужены. "До выпуска осталось меньше месяца, - сказали нам, - сдадите экзамены, получите звание лейтенанта, тогда и воевать пойдете..."

Тогда, в первые дни войны, нам казалось, что мы можем и не поспеть на фронт: Красная Армия, мол, разгромит фашистов могучими ударами с земли и с воздуха и без нас. Ведь у всех в памяти были успешные бои против японских захватчиков на озере Хасан, на Халхин-Голе, прорыв линии Маннергейма на Карельском перешейке в войне с Финляндией. И на занятиях по тактике, по другим военным дисциплинам нас убеждали в непобедимости Красной Армии, в том, что война, если ее развяжут империалисты, будет полыхать на территории врага.

А какие песни цели мы в курсантском строю! "Броня крепка, и танки наши быстры...", "Артиллеристы, точней прицел, наводчик зорок, разведчик смел...", "И на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом...". И эти песни пели не только красноармейцы и курсанты. Вся страна пела.

И конечно же не думали не гадали мы тогда, какой тяжестью обернется для Родины нашествие немецко-фашистской армии, что почти четыре года придется биться с коварным и жестоким врагом, напрягая все силы, теряя миллионы человеческих жизней.

Выпустили нас из училища 15 июля, и я получил назначение в 963-й стрелковый полк 274-й стрелковой дивизии, стоявшей под Запорожьем. И уже через два дня принял стрелковый взвод. Наш полк строил тогда оборонительный рубеж на правом берегу Днепра, напротив острова Хортица, на котором в былые времена размещалась своего рода ставка знаменитой Запорожской Сечи.

Из наших скопов хорошо была видна плотина Днепровской гидроэлектростанции, огромным полукольцом перепоясывающая реку. И даже гул воды, бьющей через прораны, доносился до нас.

Через неделю приказали мне вступить в командование ротой. Оборонительные работы шли своим чередом. Выкраивали мы время и для боевой учебы: большинство бойцов были призваны из запаса, и они, естественно, отвыкли от военной службы.

В бой мы вступили рано утром 19 августа, а 20 августа я уже был в медсанбате. Сейчас, почти полвека спустя, трудно воспроизвести события этих двух дней. Стерлись в памяти фамилии красноармейцев и командиров подразделений. Но твердо могу сказать: мы не пропустили немцев к Днепру. Бойцы роты подбили связками гранат три вражеских танка, отразили до десятка ожесточенных атак.

После очередного боя я вызвал на НП командиров взводов. Дело шло к вечеру, уже смеркалось. Мы с политруком роты, ожидая взводных, вышли из душного блиндажа на свежий воздух. Подошли три лейтенанта. Мы все уселись на землю, за тыльной стороной бруствера траншеи. Начали обсуждать итоги дня. И надо же было такому случиться: неподалеку разорвалась немецкая мина. Всех пятерых ранило. В меня попали два осколка: один пробил сапог и впился и ногу, другой угодил в голову. Политрук отделался легким ранением в руку, одному взводному обожгло бок, а двух других пришлось сразу же отправлять в медсанбат: у них ранения были посерьезнее. Когда я доложил по телефону комбату об этих непредвиденных потерях, он мне дал нагоняй (и поделом!) за то, что я вылез со всеми командирами из блиндажа, и спросил, могу ли командовать ротой. Я ответил, что могу.

Ночь почти не спал. Болели наспех перевязанные раны. Да и на душе было муторно: казнил себя за беспечность.

А утром снова вражеский артиллерийский налет по нашим позициям и новая атака. И опять не дрогнули бойцы - отбились. В азарте боя я почувствовал себя вроде бы лучше, а к вечеру мне стало хуже. Политрук доложил об этом комбату, и тот приказал отправить меня в медсанбат. В сопровождении красноармейца-санитара побрел я по плотине гидростанции на восточный берег Днепра.

Из медсанбата переправили меня в Новочеркасский эвакогоспиталь. Он находился невдалеке от тех самых Персиановских лагерей, откуда мы чуть больше месяца назад уходили на фронт.

Мне было тогда всего двадцать два года, и, может быть, поэтому врачи быстро подняли меня на ноги: уже 8 сентября выписали с предписанием явиться в отдел кадров Северо-Кавказского военного округа. А оттуда меня направили в штаб 343-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Ставрополе.

* * *

Осень на Северном Кавказе мягкая и теплая, листья на деревьях держатся долго, до первых заморозков. Ставрополь показался мне очень зеленым городом. Был теплый солнечный день, когда я вышел на привокзальную площадь. Здание педагогического института, в котором размещался штаб 343-й стрелковой, находилось в верхней части города, на центральной рыночной площади, и найти его не представляло особого труда. Это был старинный большой каменный дом с широкими коридорами и множеством массивных деревянных дверей.

Невысокий, сурового вида капитан, начальник отделения кадров, посмотрел мои документы, помахал медицинской справкой, глянул на выступающую из-под пилотки повязку на моей голове и спросил:

- Зацепило здорово?

- Да так, царапнуло, - бодро ответил я. - Ногу малость и вот - в голову.

Капитан усмехнулся:

- Ну и как теперь, в голове-то позванивает?

- Бывает.

- А соображаешь хорошо? - уже в открытую заулыбался кадровик.

- Не жалуюсь.

Капитан снова стал строгим, помолчал несколько секунд, а затем сделал пометку в каком-то журнале и повернулся к писарю:

- Оформи его к Василькову. - Затем официально снова ко мне: - Пойдете, товарищ лейтенант Науменко, помощником начальника штаба 1151-го стрелкового полка. Как фронтовика - на повышение.

- Как же так?! - вырвалось у меня. - Я взводом, ротой командовал, а вы меня в штаб...

- Так надо, - отрезал капитан. - Будь здоров! - И протянул мне руку.

Мне объяснили, что до штаба полка не так далеко и путь к нему ведет по Кавалерийской улице, до которой от пединститута рукой подать. От этой улицы начиналась северо-западная окраина Ставрополя, которая вплотную примыкала к остаткам древнего Черного леса, некогда тянувшегося на десятки километров по течению речки Ташлы, змейкой извивающейся среди широких лощин и глубоких балок. Сейчас от зеленого массива остались отдельные рощи: городской лес, лес "Русская дача", пригородный лес. Мощенная крупным булыжником Кавалерийская улица круто спускается к Сипягиному пруду. Там, в районе этого пруда, находилась так называемая Бибертова дача. Туда-то мне и надо было. Именно там, на территории бывшего пионерского лагеря, формировался 1151-й стрелковый полк.

Слева и справа вдоль улицы прямо к дороге подступали могучие дубы. За низкими оградами одноэтажных, хорошо ухоженных, побеленных домиков вовсю цвели астры и георгины. Просто так, из любопытства я внимательно присматривался к названиям улочек и переулков, пересекающих Кавалерийскую улицу.

Когда прочел очередную надпись "Переулок Красина", меня кто-то негромко окликнул. Я остановился и увидел голубоглазую девушку в красном, с большими белыми горошинами ситцевом платье. Одной рукой она перебирала перекинутую на грудь туго сплетенную русую косу, а другой держала за пухлую ручонку девочку лет семи с большими, широко открытыми глазами на загорелом личике.

Обе смотрели на меня, как мне показалось, с тревогой. Старшая, немного смущаясь, сделала шаг ко мне, вежливо поздоровалась и спросила:

- Простите, товарищ командир. Вы ведь с фронта. Как там? Где вас ранило, если не секрет?

- Да, я с фронта. А насчет секрета... Какой же секрет? Под Запорожьем...

- А у нас, - она кивнула в сторону девочки, - папа тоже с первых дней на войне. Я подумала, вот спрошу, может, случайно встречались вы с Холодным Петром Макаровичем. Всякое бывает...

Даже не дождавшись ответа, она по моему удивленному виду догадалась, что ничего от меня не узнает о своем отце. Понимающе кивнула, пожелала мне доброго пути и ласково улыбнулась на прощание, а я сказал:

- Не теряйте, девчата, надежду, все будет хорошо, ваш отец вернется с победой.

Быть может, потому, что я впервые услышал довольно редкую фамилию, мне она цепко врезалась в память. И надо же такому случиться, что примерно полгода спустя мне снова довелось ее услышать.

Видимо, моя повязка на голове явно возвышала меня в глазах людей. Я заметил это еще раньше, сразу же после выхода из госпиталя. Раненым фронтовикам все стремились как-то и хоть чем-то помочь. И вот эта мимолетная встреча с дочками где-то воевавшего Петра Холодного высветила в памяти недавний эпизод.

На какой-то станции под Ростовом, куда я ехал после госпиталя, наш поезд задержался. Как и многие другие, выскочил из вагона за кипятком, по его не оказалось. Гляжу: базарчик у перрона, торгуют жители всякой снедью. Бегом туда. С краю дед сидит, товар разложил: вареная картошка, соленые огурцы и рыба жареная. Все в одной порции на тарелке, все свеженькое, домашнее. Ясное дело, слюнки потекли.

- Почем? - спрашиваю.

А дед ухмыляется лукаво:

- Ты бери сперва, сынок, коль по вкусу. Положить?

- Клади, - говорю, - две порции.

Завернул он все в бумагу. Я лезу в карман за деньгами:

- Сколько?

- Нисколько, - отвечает дед. - Ступай с богом. Доброго аппетита тебе, сынок. Вы за нас жизнь кладете, так что... поправляйся. Я ведь тоже в гражданскую воевал...

Тут загудел паровоз, состав дернулся, и скоро станция скрылась из виду. Ничего вроде особого не случилось, а теплое чувство благодарности за доброту человеческую проснулось и душе...

И вот передо мною живописное место - Бибертова дача, обширная роща вековых деревьев с густой листвой, еще не тронутой осенней желтизной. С пригорка хорошо виден пруд, по берегам - плакучие иры, и ветви их, длинные и гибкие, свисали прямо в воду. Под тенистыми кронами коренастых дубов, стройных ясеней и могучих каштанов строго в ряд стояли палатки, туда-сюда сновали военные люди, серьезные, озабоченные.

В конце широкой аллеи виднелся одноэтажный белый дом. Судя по тому, что у входа прохаживался часовой с винтовкой, я понял: это и есть штаб полка. Дежурный проводил меня до двери и сказал:

- Командир здесь.

В большой комнате, куда я вошел, было жарко и душно, несмотря на распахнутые настежь окна. За столом сидели двое: уже немолодой, седоволосый подполковник, рядом с ним коренастый, с воспаленными глазами майор. Около окна стоял смуглый, с восточными чертами лица старший политрук. Доложил подполковнику о своем прибытии. Тот не спеша просмотрел мои документы, еще раз глянул на меня и обратился к своему соседу:

- Вот тебе, начштаба, новый помощник. Как видишь, после ранения. Фронтовик.

Майор, сощурив глаза, внимательно, изучающе посмотрел на меня, дружелюбно улыбнулся. Старший политрук тоже улыбнулся и сказал:

- Люди, уже опаленные огнем войны, очень нужны в полку.

- Ну что ж, лейтенант Науменко, будем знакомиться, - сказал подполковник, жестом пригласив меня сесть. - Фамилию мою ты уже знаешь - Васильков. А зовут Сергеем Дмитриевичем. Начальник штаба Пономарев Николай Иванович. А это, - он указал рукой на старшего политрука, - наш комиссар Сабир Халилович Ибрагимов.



Так началась моя служба в полку, с которым я не расставался почти все четыре фронтовых года и с которым прошел от берегов тихой Ташлы до самой Эльбы, от Ставрополя до Торгау и Праги. Наш стрелковый полк формировался в основном из призванных на воинскую службу сельских тружеников Ипатовского, Красногвардейского, Новоалександровского и других районов Ставропольского края. В первой декаде сентября были почти полностью сколочены стрелковые батальоны и спецподразделения: рота связи, транспортная рота и другие.

Командиром 1-го батальона был назначен лейтенант Ф. П. Письменский, 2-го старший лейтенант Ф. Ф. Андреев, 3-го - старший лейтенант Е. П. Абрамов. В партийные и комсомольские организации всех подразделений влилось 180 членов ВКП(б) и 97 комсомольцев. В части было создано 23 ротных партийных и 21 комсомольская организации. Секретарем партийного бюро полка избрали политрука И. Антоненко, человека с большим партийным стажем, обладающего незаурядными организаторскими способностями, умением горячо и доходчиво убеждать людей.

Штаб полка был укомплектован командирами еще не полностью, и потому дел было невпроворот. И днем и ночью шла работа. Я участвовал в составлении планов боевой учебы, разработке тактической обстановки для показных и методических занятий, контролировал занятия в ротах, да и самому приходилось обучать бойцов. Впрочем, ритм у всех у нас был один, его задавал сам командир полка, который, казалось, не знал усталости, очень мало отдыхал, по всегда был бодр, энергичен, требователен, напорист. Он себя не щадил и другим спуску не давал.

- Время не терпит, - подгонял он нас. - В октябре наверняка отправят на фронт. Сами видите, как дела там складываются.

Да, все мы понимали, что положение на фронтах осенью сорок первого было тяжелое. Враг рвался к Москве, Ленинграду, на Северный Кавказ... Горькие думы бередили душу.

Сперва мне было не по себе от бесконечных вводных, которые требовалось решать немедленно, от многогранности задач. Даже мысль возникла: не справлюсь, попрошу роту и уйду от этих докладных, схем, описаний к ним, инструкций и прочих бумаг. Уйду к людям, туда, где надо руководить боем, стрельбой, маршем... Я даже как-то обмолвился об этом, будучи наедине с командиром полка. Но Сергей Дмитриевич, обычно сдержанный, отчитал меня:

- Захныкал! Чтоб я не слышал больше разговора на эту тему. Мне виднее, кто чем должен заниматься. Надо будет, и ротой покомандуешь, и батальоном, а сейчас тяни штабную лямку. Это, товарищ Науменко, тебе наукой на всю жизнь будет. Такой школы ни в одной академии не получишь.

Беспокойным был командир полка. Не просто добросовестный службист, а думающий офицер. С ним очень интересно и поучительно работать, хотя и трудно. У него то и дело рождались разные идеи, и он любил их претворять в жизнь немедленно.

Зашел как-то Васильков к начальнику штаба, который давал мне указания по составлению очередной сводки в штаб дивизии о ходе боевой учебы, и говорит:

- Слушай, Николай Иванович, а не провести ли нам инструкторско-методическое занятие с командирами батальонов и рот по борьбе с немецкими танками?

- Дело стоящее, - согласился начальник штаба.

- Тогда обмозгуйте план занятия с Науменко, - кивает на меня командир полка. - Завтра в восемь ноль-ноль доложить.

Майор Пономарев поручил это дело мне, сказав при этом:

- Тебе и карты в руки. Ты уже повидал фашистские танки в бою. Да и сам подготовься к выступлению перед командирами.

И вот сижу за своим штабным столом, думаю о том., как лучше построить занятие, о чем буду говорить с командирами, многие из которых мне в отцы годятся по возрасту. Вспоминаю вновь и вновь свои первые, хотя и непродолжительные бои, встречи с танками врага. Что характерно было для немецкой тактики? Прежде всего стремление действовать массированно. На участок обороны роты обычно выходят пять-семь танков. А бывает, и больше. Сила немецкой танковой атаки и в ее деморализующем воздействии на обороняющихся. Танки кажутся неуязвимыми. Слабый духом, необученный, неподготовленный боец начинает паниковать. Он уже уверовал в свою гибель, он не знает, что делать, как быть. Увы, мы несли первое время большие потери. Но уже и начали учиться бить непобедимых доселе "панцергромил". Оказалось, что они уязвимы. Особая слабинка у немецких машин - их кормовая часть и гусеницы. Порой было достаточно одной гранаты, чтобы разбить траковую ленту. Ну а бутылки с горючей смесью, которые наши смельчаки бросали на корму, заставляли фашистские танки гореть кострами.

Все эти соображения и многое другое мне надо было сейчас воплотить в конкретный план инструкторско-методического занятия. Очень непросто. Впечатления - это ведь прежде всего эмоции, а методика - точный расчет времени, средств, сил и возможностей как обучающих, так и обучаемых.

Через два дня занятие состоялось. Нет нужды описывать, как оно прошло. Скажу только, что командир полка и начальник штаба остались довольны. А комиссар полка даже похвалил меня.

Мне очень нравился старший политрук Ибрагимов. Больше скажу: я восхищался им. Голос у него спокойный, говорит с легким восточным акцентом. Я словно сейчас вижу его сухое смуглое лицо и твердый взгляд удивительно красивых глаз. Они какого-то странного зеленовато-коричневого оттенка. Один из штабных командиров заметил как-то: "У нашего комиссара глаза цвета хаки. Очень военные глаза". А поскольку глаза - зеркало души, то можно твердо сказать, что душа у комиссара полка была настоящая, большевистская. Всегда собран, выдержан, сосредоточен, во все дела вникает доброжелательно и вместе с тем строго. Видно сразу, знает человек много, но ставит себя так, что и учит людей и одновременно сам у них учится.

Я видел Сабира Халиловича в подразделениях, где он создавал партийные и комсомольские организации, беседовал с бойцами, изучал их настроения, запросы. И они говорили всегда откровенно, потому что была у него, видно, врожденная способность доверительного общения с людьми. Он умел внушить им бодрость и оптимизм, так необходимые в ту тяжелую пору.

Запомнился мне такой случай. На строевом занятии один из командиров рог потребовал, чтобы красноармейцы пели популярную перед войной песню, припев которой звучал так:

Белоруссия родная,

Украина золотая!

Ваше счастье молодое

Мы стальными штыками оградим.

Так вот рота не захотела петь эту песню. Запевала начал другую, на что комроты реагировал болезненно:

- Отставить! Запевай, как приказано!

А рота шла, печатая шаг, и молчала...

Сцену эту наблюдал комиссар. Он подозвал командира роты к себе и сказал:

- Вы запомните одно: песня - это голос души народной. Понимать надо, кто и что сейчас в Белоруссии и на Украине... Вот когда освободим их, тогда и споем "штыками оградим".

Инцидент, как говорится, был исчерпан.

А через несколько дней после этого случая и мне пришлось выступать перед бойцами скорее в роли политработника, нежели помощника начальника штаба. Проверял я ход занятий в пулеметной роте. И вот один боец, Лихоман, его фамилия запомнилась, очень ловко управлялся со своим "максимом". Похвалил я его на перекуре, он ответил как положено, а затем спрашивает:

- Как же так, товарищ лейтенант, вышло, что немец нас лупит? За три месяца, почитай, до тихого Дону допер? В чем тут причина? Как сын трудового народа, хочу знать.

Взгляд у этого Лихомана дерзкий, злой даже. Годами немолодой, где-то под сорок. Рядом другие бойцы стоят, все ждут, что и как отвечу.

- Временное это явление, товарищи, - сказал я. - Внезапно фашист напал, фактор неожиданности использовал, вероломство проявил...

- А мне штось от того не легче, - не унимался Лихоман. - Моей жинке Фросе или дочке Варюхе моей легче от этой временности? Вот докатит фриц до нашего Ставрополья, что с ними будет? Я так думаю: задурил Гитлер нашему правительству головы, усыпил бдительность - вот и драпаем!

И опять смотрит в упор. И не поймешь, что у человека на душе: от злорадства он так говорит или от заботы большой гражданской. Решил я ему ответить построже.

- Вы, красноармеец Лихоман, поосторожнее выражайтесь. Небось слышали, что сказал товарищ Сталин: враг будет разбит, и точка. Надо верить в победу, а не паниковать. "Максимом" вы владеете, а вот языком...

- А язык у него - что ударник у "максимки".

Бойцы негромко хохотнули. Кинул Лихоман быстрый взгляд на того остряка и тут же своей скороговоркой отчеканил:

- Добре, земляк! Ежели как ударник - не возражаю. Ударник у пулемета деталь нужная и важная.

- Лихоман, - вмешался я, - прекратите разговоры! Еще раз вам повторяю: надо верить в победу, нот сломим фашистов, может, и до Берлина еще дойдем!

Стоят вокруг меня красноармейцы, помалкивают, а в глазах у каждого вижу тот же самый вопрос, что и у Лихомана. А я разве не той же заботой живу? Мой отчий край, Украину, уже топчет враг копаным сапогом, утюжит хлебные нивы танками. И родные мои там, по ту сторону фронта. Так что же я, командир Красной Армии, буду от этого паниковать, раскисать? Никогда! Я знаю: победа приходит только к тем, кто сможет направить свою волю и все силы на святое дело борьбы с фашистскими оккупантами. От собранности силы утроятся, а помноженные на ненависть к врагу, они удесятерятся. И если товарищ Сталин говорит: "Наше дело правое, враг будет разбит", то мое понимание правоты и справедливости - это, прежде всего, убежденность в неодолимости дела, которое начато Великим Октябрем... Понимаешь ли ты, товарищ Лихоман? Что ты за человек такой? Ведь не похож на паникера или провокатора...

Эти свои мысли я и высказал пулеметчикам, а закончил так:

- Вот вы, Лихоман, говорите "немец докатит". Что он, так свободно и катит? Нет ведь. С первого дня Красная Армия обороняется стойко. Вы посмотрите: под Смоленском фашистов на два месяца задержали, Севастополь геройски стоит. И чем дальше, тем сильнее будут наши удары. Мы ведь еще пока учимся воевать по-настоящему. Давайте, товарищи, - я повернулся уже ко всем, - не гадать о том, придет немец в Ставрополье или нет, а учиться воевать. Проку больше будет. Между прочим, фашиста можно бить, он только объявил себя непобедимым, а на деле драпает, ежели его прижать...

Я заметил, что вроде бы спало напряжение в нашем разговоре. А пулеметчик тот, земляк Лихомана, толкнул его плечом:

- Ну, Данила Ильич, как говорится, живы будем не помрем. А помрем, то по-геройски. И чего ты прилип к товарищу лейтенанту со своими вопросами? У него же забота научить каждого спой маневр понимать, чтоб тебя завтра не пристукнули по глупости. Уразумел? Ты бы вместо того, чтобы ныть, попросил бы товарища лейтенанта рассказать, как немца бьют. Он ведь уже воевал и даже ранение имеет.

Рассказал я бойцам о своих первых боях. И как будто заново пережил я в те минуты и трепетное ожидание схватки с врагом, и ощутил едко-кислый запах накрывшего мой окоп дыма от разрыва немецкого снаряда, и увидел искореженную сорокапятку... И хоть на фронте пробыл я недолго, впечатления о войне вошли уже в меня глубоко. Вошли и страхом перед пикирующим на тебя "мессером", перед прущим прямо на хрупкий бруствер твоей траншеи гремящим танком. И еще они обернулись во мне ненавистью к гитлеровцам, которые, прикрываясь броней, топчут нашу землю, жгут города и села, убивают, пытают, насилуют матерей и сестер моих - русских, украинцев, белорусов и других советских людей. За что? За то, что жили мы по своему, советскому укладу - без помещиков, капиталистов, других эксплуататоров? Что создали еще небывалое на земле общество свободного труда и веры в высокий разум человека? Что любим этот созданный нами мир социализма?..

* * *

Одним из первых моих знакомых в полку стал командир 2-й стрелковой роты старший лейтенант Петр Васильевич Кирьянов. Он был почти на 20 лет старше меня, и седина уже успела посеребрить его голову. Во время гражданской войны Кирьяков возглавлял отряд красных десантников на бронепоезде, воевал на польском фронте, громил белые банды на Дону, Кубани, Ставрополье, потом работал на командных должностях и ВЧК и ОГПУ.

Живой, общительный крепыш, Петр Васильевич сразу вызывал симпатии у людей. Любил и умел он рассказывать о прожитом, о боевых друзьях, с кем довелось ему сражаться на фронтах гражданской войны, охотно делился воспоминаниями о встречах с Сергеем Мироновичем Кировым, вместе с которым ему довелось воевать на Северном Кавказе.

Политруком этой роты был Виктор Иванович Дудников, моложавый, среднего роста, с непокорным чубом на лбу. Он и командир крепко дружили, были неразлучными, и мне нравилась их товарищеская спайка. Она в условиях войны была особенно ценна и служила добрым примером для других.

Познакомился я также с командирами и политработниками других подразделений: командиром 1-й стрелковой роты лейтенантом Зубаревым, политруком этого подразделения Шестопаловым, командиром 3-й стрелковой лейтенантом Зайцем и политруком Кузнецовым, командиром 5-й стрелковой лейтенантом Бурлием, командиром минометной роты лейтенантом Лещевым... Взводными в полку были назначены выпускники Краснодарского пехотного училища. Все они имели прочную военную подготовку. Многих из них я тоже достаточно хороню узнал.

Особо хочется сказать о политруке Георгии Илларионовиче Борозинце. До мобилизации он работал парторгом крупного колхоза. В полк пришел с первого дня формирования, полгода был политруком роты связи, а потом его избрали парторгом полка. Забегая вперед, отмечу, что Борозинец прошел всю войну в этой должности, закончил ее в звании гвардии майора и с четырьмя боевыми орденами на груди. Георгий Илларионович был на десять лет старше меня, ему уже было за тридцать. Партийного вожака в полку знали все: и коммунисты, и беспартийные. И он, кажется, знал всех, искренне тянулся к людям, а те тянулись к нему.

В дни формирования полка военный лагерь на территории Бибертовой дачи напоминал огромный людской муравейник. Бойцы расчищали от кустарников места для новых палаток, убирали хворост и опавшие листья, прокладывали дорожки, выравнивали площадки для построений и занятий строевой подготовкой. На главной аллее, ведущей к зданию штаба, появились красочно оформленные щиты с лозунгами, призывающими бойцов отлично учиться и метко бить ненавистного врага.

Затихал лагерь поздно вечером, но в одном домике свет часто не гасился до самого утра. В нем я и дневал, и ночевал. Конечно же, это и был наш штаб.

И тут я должен сказать теплые слова в адрес начальника штаба майора Н. И. Пономарева. В свои 43 года он выглядел моложаво. Характер у Николая Ивановича был спокойный, с ним запросто можно было поговорить, посоветоваться. К собеседнику майор был предельно внимателен, часто при разговоре карие глаза его слегка прищуривались, а густые и широкие брови сходились у переносицы. Ценил он шутку и сам любил пошутить.

* * *

Плановые занятия по боевой и политической подготовке, как правило, проводились в поле, за северо-западной окраиной города. Место это называлось "валик". Довольно большая равнина была очищена от камней и заросших кустарником кочек. Занимались с рассвета и дотемна.

Разумеется, учиться было нелегко, по бойцы и командиры хорошо понимали всю сложность обстановки и не жалели для учебы ни сил, ни времени. На "валике" были установлены самодельные чучела для обучения приемам штыкового боя, вырыты траншеи, окопы с ходами сообщения, брустверы их были замаскированы дерном. Здесь же отрабатывались приемы ведения огня из различного оружия, бойцы учились метать гранаты.

Однажды утром я прибыл на стрельбище, которое было оборудовано " бывшем каменном карьере. Там занималась огневой подготовкой 2-я рота. Старший лейтенант П. В. Кирьяков встретил меня радушно.

- А где политрук? - поинтересовался я.

- Проверяет мишени. Между прочим, за месяц до начала войны Дудников окончил курсы политсостава запаса и Буйнакске, отлично стреляет из пистолета и винтовки.

Меня потянуло на огневой рубеж. В. И. Дудников подошел ко мне, поздоровался.

- Говорят, что вы почти снайпер, - сказал я.

- Ну, до снайпера мне еще далеко, - улыбнулся политрук. - А стрелять меня научили, когда срочную служил, а потом в милиции, где работал старшим инструктором политотдела в краевом управлении.

Я знал, что днем в роту приедут командир полка и начальник штаба, и сказал Кирьякову и Дудникову об этом.

- Что ж, гостям всегда рады, - отметил командир роты, - начальству - тем более.

Он оставил командира взвода младшего лейтенанта Яковенко руководить стрельбой, а мы втроем пошли в палаточный городок.

Вскоре туда приехали подполковник С. Д. Васильков и майор Н. И. Пономарев. Командир роты доложил им о ходе боевой подготовки.

- Мы, товарищ подполковник, - говорил Кирьяков, - формировали отделения по такому принципу: чтоб в каждом были или участники боев на Хасане, Халхин-Голе, или красноармейцы, познавшие советско-финляндскую войну. Они передают смой опыт тем, кто еще не служил в армии или служил давно.



- Каждый такой боец, - дополнил Дудников, - шефствует над двумя-тремя товарищами. Фактически у нас теперь в каждом отделении, не считая командира, два, а то и три инструктора. И вот учат бойцов. И кажется, неплохо. Да и красноармейцы все стараются, понимают, что к серьезной войне готовимся.

- А лучших-то вы отмечаете? - спросил Васильков.

- Отмечаем ежедневно обязательно.

- Вот посмотрите, - поддержал командира политрук, показывая на фанерный щит, прибитый к столбу, врытому возле палатки.

На щите наверху было написано: "Смерть немецким оккупантам!" Ниже были два раздела: слева-"Задача дни", справа - "Сегодня отличились". А еще ниже третий раздел, содержание которого определялось надписью: "Перед судом своих товарищей боец..." Там, правда, никакой фамилии не значилось.

- Ну и что, побывал кто-нибудь перед судом своих товарищей? - осведомился командир полка.

- Побывал один боец, товарищ подполковник, - ответил Дудников. - Белье казенное пытался махнуть налево...

Потом мы осмотрели палатки, учебное поле.

- Вот что, Петр Васильевич, - неожиданно сказал подполковник Васильков, обращаясь к ротному. - Идея есть одна. Надо будет дзот в натуре построить и показать бойцам, как штурмовать и уничтожать такие огневые точки. Как, сделаешь?

- Есть сделать дзот! - четко козырнул Кирьянов..

- Два дня сроку - и доложить!

* * *

И вот прошло два дня. Поскольку контролировать распоряжение о сооружении дзота поручили мне, я утром попросился у майора Пономарева съездить на учебное поле к Кирьянову.

- Давай, - согласился начштаба. - Возьми коня у связных. Да не задерживайся там.

Своего коня мне тогда не полагалось, как и другим помощникам начальника штаба. Если возникала необходимость в лошадях, то брали их во взводе конной разведки, где было несколько запасных, или у дежуривших ежедневно при штабе конных связных. Что делать, телефонные линии везде протянуть но успели: катушки с кабелем, аппараты еще только дополучали.

Через десяток минут, прискакав в роту к Кирьякову, я застал его за постановкой задачи на штурм дзота взводу младшего лейтенанта Уракина.

На пригорке в землю было врыто приземистое сооружение из бревен и камней, засыпанное сверху грунтом. Три амбразуры могли держать под прицелом близлежащую местность, надежно контролировали дорогу и подходы к высотке. Я подошел к дзоту: место было выбрано удачно, каждый боец мог представить себе, как нелегко под губительными очередями пулеметом приблизиться к этой огневой точке.

- Пожалуйста, можно гранаты рвать, - Кирьяков ткнул каблуком в валун на перекрытии дзота. - Три наката, да еще вот камней натаскали. Запросто не возьмешь. Так что, Уракин, как будешь решать задачу?

Худощавый младший лейтенант отчеканил:

- Сосредоточиваю огонь взвода на южной и восточной амбразурах. Гранатометчики заходят с севера, там канавка. Оттуда достанем.

- А я, твой противник, знаю про ту канавку. А на семьдесят метров у тебя кто гранату кинет? Думай, Уракин, думай. Пулемет, он не даст из канавки носа высунуть твоим гранатометчикам. А?

Уракин нервно поправил пряжку ремня, переступил с ноги на ногу.

- Поставлю ручной пулемет на подавление северной амбразуры.

Командиры еще несколько минут прикидывали так и этак планы атаки, и мне, откровенно говоря, вдруг стало казаться, что предстоит решать не учебную задачу, а брать настоящий дзот. И тогда увиделась командирская мудрость старого чекиста, который учил подчиненных действовать в условиях, максимально приближенных к боевым.

- Думай, Уракин, все учитывай: откуда солнышко светит, как ветер дует, какие гранаты у тебя, какие люди, кто сосед. Это война.

Я не стал вникать в ход решения задачи. Осмотрев дзот, убедившись в том, что все сделано на совесть, пошел к коню.

- Как думаешь, лейтенант, - окликнул меня Кирьяков, - подполковник Васильков приедет дзот смотреть?

- Может быть... Точно не скажу.

- Пусть приезжает, покажу, как дымом дзоты накрывают.

Видимо, у комроты в запасе было немало разных решений одной и той же задачи. Соображал он быстро, действовал находчиво. Об этом я и сказал, не скрывая своего восхищения, майору Пономареву, когда вернулся в штаб и доложил об увиденном.

- Ага. Добро. Молодцы! Я знал, что Петр Васильевич не подведет, радовался начальник штаба. - В каждом батальоне, Науменко, слышишь, надо запланировать занятие по уничтожению дзотов. Пригодится.

- Покамест немцы наступают, нам приходится не брать, а удерживать дзоты, заметил я.

Начальник штаба насмешливо посмотрел на меня:

- Вперед надо смотреть, Науменко. Сегодня отступаем, а завтра и на нашей улице будет праздник. И учить людей надо любым видам боя.

* * *

К концу сентября 1941 года резко похолодало, начались дожди. В палатках стало сыро, зябко, особенно по ночам. Утром 27 сентября неожиданно выпал первый снег. Это было даже красиво: на желто-зеленых кронах дубов белой, очень нежной пеленой поблескивал под скупыми лучами солнца легкий пушистый иней. В тот же день все подразделения полка получили приказ строить землянки взамен уже не обеспечивающих надежного укрытия от непогоды палаток.

Земля еще не успела промерзнуть, поэтому бойцы врылись в нее быстро. Да и подгонять их не было надобности: для себя ведь старались. И следующую ночь уже спали в землянках. Там было потеснее, чем в палатках, но зато намного теплее.

Однако на следующий день солнце стало так припекать, что снег быстро растаял. Погода установилась теплая, безветренная.

Времени у нас было в обрез. Война торопила людей, фронт ждал пополнений. Командир полка все чаще и чаще появлялся на учебном поле, нередко лично руководил тактическими занятиями. Он был поглощен заботами о снабжении подразделений всем необходимым, не давал покоя и нам, штабистам.

11 октября комиссия штаба Северо-Кавказского военного округа во главе с генерал-майором М. И. Козловым проверяла состояние боевой готовности нашего полка. Основное внимание проверяющие сосредоточили на овладении бойцами штатным оружием, тактическими приемами ведения боя. О том, что комиссия отметила хорошую подготовку личного состава полка, мы узнали от командира дивизии полковника П. И. Чувашова. Вместе с командиром и комиссаром полка, командирами полкового штаба он побывал после проверки в подразделениях и беседовал с людьми. Подойдя к группе бойцов, он спросил у красноармейца Голуба:

- Как, трудно дается военная учеба?

- С потом дается, товарищ полковник, гимнастерка не просыхает, - ответил Голуб, - но ничего, выдюжим. На фронте ведь потяжелее придется.

- Верно понимаешь, молодец, - похвалил комдив и повернулся к красноармейцу Аверину: - А как вы думаете: одолеем мы фашистов?

- Думаю, что да, товарищ полковник. Наши предки не раз громили разных там завоевателей, и у нас тоже хватит сил и умения разгромить фашистов.

- Правильно думаете, товарищ боец! Обязательно победим и очистим нашу советскую землю от фашистской нечисти!

14 октября батальоны, как всегда, рано утром вышли в поле на очередные занятия. А после обеда весь личный состав был построен на передней линейке. Все уже знали, что предстоит очень ответственный и торжественный момент: принятие воинской присяги. И всем было понятно, что ото означает: завершается учеба и в ближайшее время предстоит отправка на фронт.

К концу полуторамесячного периода обучения воины хорошо усвоили тактику ведения оборонительного и наступательного боя днем и ночью, вопросы противотанковой обороны, приемы рукопашного боя, получили неплохую физическую закалку. В результате полк стал вполне боеспособной частью, готовой вступить в схватку с фашистскими захватчиками.

После принятия присяги комиссар полка обратился к личному составу с краткой взволнованной речью. Мы, штабные командиры, стояли рядом с ним и чувствовали, как волновался старший политрук Ибрагимов. Но внешне он держался спокойно, говорил о высокой ответственности войной за защиту Родины от врагов, вселял в бойцов уверенность в том, что победа в конечном итоге будет за нами.

Торжественная церемония принятия присяги завершилась вручением полку шефского знамени Ипатовского района Ставропольского края. Подполковник С. Д. Васильков, принимая знамя, опустился на правое колено, поцеловал край полотнища и, поднявшись, из рук в руки передал стяг начальнику штаба полка майору Н. И. Пономареву. С этого момента и до получения Боевого Знамени Красное знамя ипатовцев, по сути дела, заменяло его, а полк неофициально стал именоваться Ипатовским.

А на другой день был получен приказ об отправке нас на фронт. Побатальонно, в пешем строю двинулись подразделения по центральной улице Ставрополя на железнодорожный вокзал.

К перрону были поданы эшелоны для погрузки людей, лошадей, боевой техники, транспортных средств.

Неширокий, но длинный перрон заполнили многочисленные провожающие: матери, жены, дети бойцов и командиров, большинство из которых, как уже говорилось, были местными жителями. И все они понимали, что сегодня, возможно, расстаются с родными и близкими навсегда...

Я видел, как у одного из вагонов прощался с женой и детьми старший лейтенант Кирьяков. Жена его Мария Ивановна все время перекладывала из одной руки в другую маленький узелок, по-видимому, предназначенный для Петра Васильевича. Она тихонько всхлипывала, уголком платка старалась незаметно вытереть слезы.

- Петя, милый, береги себя, пиши нам чаще. Мы будем ждать твоей весточки каждый день...

Седоголовый командир роты прижал к своей груди сына, погладил его вихры, поцеловал.

- Маша, береги детей, - негромко, глуховатым от волнения голосом говорил он жене. - Они скоро подрастут, станут тебе помощниками.

На перроне появились командир и комиссар полка в сопровождении дежурного. Они остановились, и дежурный подал команду:

- По вагонам!

На разные голоса ее подхватили командиры подразделений. Над перроном всплеснулся плач женщин. Громче стали разговоры, но все это заглушил протяжный гудок паровоза. Первый эшелон медленно тронулся. Лес рук колыхался над перроном, глуше и глуше доносились голоса провожающих. Бойцы молча курили, каждый нелегко пережинал расставание с родными и близкими.

* * *

В вагоне, где разместился штаб полка, тесновато, но все штабное имущество, средства связи и ящики с документацией рассредоточены были так, что при первой же необходимости без особого труда могли быть использованы по назначению.

Перед отправкой эшелонов командир и комиссар полка получили в штабе дивизии карты района боевых действий, ознакомились с оперативной обстановкой. 343-я стрелковая дивизия, в состав которой входили кроме нашего 1151-го полка еще 1153-й и 1155-й стрелковые, а также 903-й артиллерийский полк и другие спецподразделения, поступала в распоряжение командующего 56-й армией генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова.

Предстояло оборонять Ростов-на-Дону, к которому рвалась 1-я танковая армия гитлеровского генерала Клейста, входившая в состав группы фашистских армий "Юг". Немцы ставили целью до наступления холодов во что бы то ни стало овладеть Ростовом и тем самым обеспечить себе возможность дальнейшего наступления на Кавказ.

Поздним вечером на узловой станции Кавказская наш эшелон сделал кратковременную остановку, после чего двинулся дальше. Вечером мы миновали Ростов-на-Дону.

В ночь на 16 октября 1941 года эшелоны остановились на станциях Хопры и Синявка, что расположены на участке железной дороги между Ростовом и Таганрогом.

Глава 2.

Под Ростовом и Харьковом

Гитлеровское военное руководство справедливо считало Ростов-на-Дону воротами Кавказа. Поэтому наша Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу войскам Южного фронта и конкретно 56-й армии прочно закрыть эти ворота.

343-й стрелковой дивизии было приказано занять оборону в районе станции Синявка и не допустить прорыва танков и пехоты противника по шоссе от Таганрога к Ростову. Наш 1151-й стрелковый полк должен был оседлать эту магистраль.

Подполковник С. Д. Васильков собрал командиров в штабном вагоне и объяснил нам задачу.

- Вполне возможно, - сказал он, хмурясь, - что нам придется первыми в дивизии принять на себя удар врага. И на самом танкоопасном направлении. Поэтому в каждом отделении надо выделить из числа наиболее надежных бойцов по два истребителя танков.

Выгрузка личного состава полка производилась поздно ночью 16 октября. Было холодно, к тому же начался мелкий дождь. Первое, что увидели люди, был пожар. Железнодорожную станцию Синявка днем бомбили фашистские самолеты. Пылали привокзальные склады, чувствовался едкий, горьковатый запах горелого зерна. Багровые отсветы пламени освещали разбитые вагоны, разрушенные пристанционные постройки. Со стороны Таганрога доносились раскаты артиллерийской канонады. Лица бойцов стали суровыми, на душе у них было не по себе от этого первого видения войны. Выгружались быстро, то тут, то там слышались приглушенные слова команд. Люди строились в колонны, и подразделения уходили в темную ночь. Надоедливый, нудный дождь размочалил грунт, дорога, шедшая на подъем, стала скользкой.

Батальоны вышли в заданный район. Раньше других сюда прибыл взвод конной разведки под командованием младшего лейтенанта П. К. Боркута. За ним пришагала 2-я стрелковая рота старшего лейтенанта П. В. Кирьякова. Ей и было поручено выполнение первого боевого задания: выставить дозоры.

К этому времени полк довооружился самозарядными винтовками Токарева (СВТ), станковыми и ручными пулеметами, боеприпасами к ним; каждому бойцу было выдано по две гранаты и по две бутылки с горючей жидкостью.

К утру дождь прекратился. Вскоре в расположении подразделений задымились полевые кухни, и после завтрака с горячим чаем у бойцов настроение заметно поднялось.

Нам в штабе стало известно, что наши войска ведут бои в районе Таганрога. Ни у кого не было сомнения: враг действительно недалеко, как недалеко и то время, когда придется встретиться с ним лоб в лоб.

Неожиданно по шоссе со стороны Таганрога потянулись конные обозы с ранеными. Их обгоняли крытые грузовые автомашины, на которых были белые круги с красными крестами.

* * *

День 17 октября начался сравнительно спокойно. Сквозь хмурые, взлохмаченные порывами ветра облака иногда проглядывало солнце. Когда туман рассеялся, все увидели, что впереди открытая местность, справа и слева от шоссе неглубокие лощины, поросшие низкорослым кустарником. Слева от магистрали, по пригорку занял оборону 1-й стрелковый батальон. На самом гребне этой высотки разместились справа налево стрелковые роты: -1-я - лейтенанта Зубарева, 2-я - старшего лейтенанта Кирьякова и 3-я - лейтенанта Зайца. Позади этих подразделений, на скате лощины, в зарослях кустарника занимала позицию батарея 45-мм пушек под командованием младшего лейтенанта И. Д. Радченко. За ней обосновался командный пункт полка, где разместились и мы, полковые штабисты.

Справа от шоссе - позиции 2-го стрелкового батальона, на левом фланге 3-й стрелковый.

Слева от нас должен был занять оборону 1153-й стрелковый полк. Однако он, по-видимому, задержался в пути, и командиру дивизии полковнику П. И. Чувашову пришлось принимать вынужденное решение: растянуть нашу оборону до реки Мертвый Донец. Так вот и получилось, что первая боевая задача у нашего полка оказалась довольно сложной.

Это подтверждает и боевой приказ No 1 56-й армии от 17 октября 1941 года, с которым я, естественно, ознакомился лишь спустя много лет, работая над книгой. В нем говорилось:

"1. Противник, введя в действие мотомеханизированные части, в 7.00 17 октября 1941 года прорвал фронт 9-й армии на участке 31-й стрелковой дивизии и ко второй половине дня достиг Самбека, угрожая выходом на подступы к Ростову.

2. 31-я стрелковая дивизия отходит в восточном направлении.

3. 343-я стрелковая дивизия, прибывшая по железной дороге, с марша заняла оборону на участке: Колхозный до р. Мертвый Донец и к началу наступления противника заняла лишь одним полком (1151 сп) весь фронт дивизии..."{1}.

...Вдруг неожиданно для всех резануло слух громкое "Воздух!". Это слово прокатилось по всей линии обороны. Люди перестали рыть окопы, подняли головы, всматриваясь в небо, тревожно прислушиваясь. Далеко на западе, чуть выше горизонта, показались черные точки, которые, быстро приближаясь, увеличивались в размерах, и одновременно все явственнее нарастал гул моторов. С КП было хорошо видно, как серии разрывов одна за другой взметнулись на скате лощины, где находились позиции 2-го батальона. В полку появились первые жертвы. С этого и началось наше боевое крещение.

Через линии окопов стали продвигаться бойцы уцелевших подразделений 31-й дивизии. Около полудня на КП состоялся телефонный разговор подполковника С. Д. Василькова с комдивом. Полковник П. И. Чувашов интересовался обстановкой, боевым и моральным духом бойцов и командиров. Командир полка доложил:

- Бомбят. Противник накапливается в полутора километрах слева и справа от шоссе. Подтянулись танки: наблюдали около пятидесяти единиц. Остатки тридцать первой дивизии проходят через боевые порядки.

- Как! Уже проходят? Да они же должны держаться до пятнадцати ноль-ноль!

С минуту командир дивизии молчал, видно что-то решая, а затем сказал такое, отчего у Сергея Дмитриевича даже лицо вытянулось. Он успел все же шепнуть нам, стоящим рядом:

- Командарм на проводе...

Громкий, басовитый голос генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова был слышен из телефонной трубки:

- Товарищ Васильков, приказываю: всех из тридцать первой, кто еще не прошел, оставить у себя. Повторяю - всех! Вам ясно, что полк до подхода других держит оборону за всю дивизию? Стоять насмерть! Все понятно?

- Так точно, товарищ командующий.

Видимо полагая, что перед ними только отходящие части советских войск, гитлеровцы под прикрытием танков перебежками приближались к нашим окопам, лезли до тех пор, пока пулеметчики огнем не прижали их к земле. Спохватившись, они обрушили на оборону полка шквал минометного и артиллерийского огня. Вся передняя линия окопов закипела от разрывов, особенно на участке 1-го батальона. Несколько минут пригорка не было видно - все заволокло дымом.

В бой вступила батарея 903-го артиллерийского полка. Тогда фашисты изменили тактику, пошли справа и слева, намереваясь прорвать линию нашей обороны с флангов. Танки еще не достигли окопов, но уже несколько машин были подбиты: одни горели, другие остановились. Первая атака врага была отбита.

Наконец-то начали подходить батальоны 1153-го стрелкового полка майора М. И. Потиевского. Командир полка минут пять побыл на нашем КП, уяснил обстановку.

- А у тебя тут жарко, Сергей Дмитриевич, - сказал он Василькову.

- Будет жарко: полком держим фронт целой дивизии.

Первая вражеская атака, как я уже говорил, была отбита. Но с большими для нас потерями. Особенно ощутимы они были в 1-м батальоне. Сюда командир полка приказал перебросить один стрелковый взвод из 3-го батальона, три пулеметных расчета и минометный взвод.

- Давай, Науменко, и ты туда иди, - приказал мне подполковник. - Поможешь комбату советом в случае чего. Наверное, скоро опять немцы полезут.

Добрался я на батальонный КП, комбату сказал, что пойду во 2-ю роту, к Кирьякову. Навстречу мне из хода сообщения вышел политрук Дудников.

- Подкрепление получили? - спросил я его.

- Получили пулеметный расчет. Кирьяков как раз сейчас определяет огневую позицию для него на правом фланге.

Командир роты правильно оценил обстановку, укрепив правый фланг станковым пулеметом. И позицию для "максима" выбрал удачную, на пригорке, с которого хорошо просматривались и простреливались подступы к участку обороны роты. Это я сразу определил, подойдя к двум пулеметчикам. Они, орудуя лопатами, углубляли окоп, ровняли бруствер.

- Здравия желаю, товарищ лейтенант, - вдруг обратился ко мне один из них. - Вот и снова удалось свидеться. Командир расчета красноармеец Лихоман, - и он приложил руку к сдвинутой на затылок шапке. - Не признаете?

Я сразу узнал в нем того самого настырного бойца, который на учебном поле в Ставрополе недели две назад досаждал меня вопросами во время беседы с пулеметчиками.

- Здравствуй, товарищ Лихоман, - ответил я. - Помню тебя, как же. И стрелял ты тогда здорово. Не разучился?

- Бой покажет, товарищ лейтенант.

И вот фашисты снова пошли в атаку. Снова начали бить их пушки и минометы. Наши окопы тоже ощетинились огнем. Но почему-то молчал "максим" Лихомана. Кирьяков забеспокоился и послал к нему связного.

- Что случилось? - спросил боец.

- Жду, когда фрицы подойдут поближе, - ответил пулеметчик.

Проявив завидную выдержку, Данила Лихоман нажал на гашетку пулемета в тот момент, когда цепь фигур в серо-зеленых шинелях поднялась в рост. Огонь он вел метко, я заметил, как многие из атакующих немцев падали на землю и уже не поднимались.

Когда группа фашистов все же прорвалась к переднему краю, в дело пошли гранаты. Вражеские минометы и орудия снова открыли огонь. Траншеи и окопы во многих местах завалило при артобстреле. От разрывов бомб, снарядов и мин трудно было дышать.

И вдруг кто-то крикнул:

- Командира убило!

Я оглянулся на голос и увидел лежащего в траншее Кирьякова, наполовину засыпанного землей. Его сразил осколок разорвавшегося невдалеке вражеского снаряда. Вот так в первый же день боя погиб Петр Васильевич.

Прошел через всю гражданскую, а тут... Командование ротой принял политрук В. И. Дудников. В тот же день был смертельно ранен и пулеметчик Данила Лихоман. Не дождалась его жена Фрося. Но об этом я узнал позже, будучи в штабе полка, куда сообщили о боевых потерях.

Острие другой атаки гитлеровцев пришлось на стык 1151-го и 1153-го полков. Немцы бросили туда до 20 танков, 10 из которых прорвались через боевые порядки и начали выходить в тыл нашего полка. Это был критический момент. На КП понимали, что сейчас решается судьба боя.

- Ну, пушкари, на вас вся надежда! - воскликнул подполковник Васильков, отдавая приказ командиру батареи 45-мм пушек младшему лейтенанту Радченко и командиру батареи 76-мм орудий старшему лейтенанту Костину на уничтожение прорвавшихся танков.

Под минометным и артиллерийским огнем расчеты развернулись, пушки поставили на прямую наводку, коноводы отвели лошадей. Немецкие танкисты, наверное, не опасались встречи с нашими батарейцами и шли без особых предосторожностей.

С КП полка было видно, как фашистские танки разделились на две группы, одна из них двинулась на батарею Костина, другая - в сторону сорокапяток. Артиллеристы открыли огонь. Танки ответили выстрелами из своих пушек. В наших расчетах появились убитые и раненые.

У одного орудия остался лишь заряжающий Иван Волошин. За наводчика к панораме встал младший лейтенант И. Д. Радченко. На сорокапятку шли три вражеские машины. Метким огнем Радченко разбил гусеницу у головного танка, и тот завертелся на месте. А два других повернули назад.

Батарея сорокапяток подбила в этом бою четыре немецких танка. И первым в пашем полку младший лейтенант Иосиф Давыдович Радченко был награжден тогда медалью "За отвагу".

В то время когда батарея Радченко отражала танковую атаку, фашистские снаряды один за другим рвались на позиции 76-мм батареи. Все меньше оставалось людей у орудий. Старший лейтенант Константин Дмитриевич Костин тоже оправдал надежды командира полка. Расчеты его батареи уничтожили два танка.

Мы потеряли в тот тяжелый для нас день немало бойцов и командиров. Геройски погибли командир 3-го батальона старший лейтенант Абрамов, командир пулеметной роты лейтенант Родионов, командир взвода лейтенант Грач, красноармейцы Шляхов, Кочерга, Чеботарев, Коваль...

* * *

С наступлением темноты подразделения полка были переброшены в район большого села Чалтырь, где заняли новую линию обороны. После ночного дождя в свежевырытых траншеях было сыро, промозгло. Дождевые капли блестели на пожухлой траве. Резкий ветер гнал чуть ли не над головой низкие, темные облака.

На востоке узенькой полоской начинало светлеть небо, но никто за ночь так и не сомкнул глаз. Не до сна было: люди завершали земляные работы, подправляли брустверы, устраивали ниши для боеприпасов.

Мы на новом КП тоже не спали. Когда полк переходит на другое место, занимает новый участок обороны в предвидении атак противника, у штабных командиров дел тоже уйма.

Едва занялось утро, как над нашими головами, подвывая, просвистел снаряд. Правда, разорвался он далеко за КП. Но два других ухнули уже ближе. Отчетливо слышалось, как визгливо рассекали воздух осколки. Ветер потянул над степью темные шлейфы дыма.

В штабе полка стало известно, что противник предпринимает атаку против нашего правого фланга. Оттуда уже доносились частые очереди пулеметов и автоматов, слышались разрывы гранат. Гитлеровцы вклинились в нашу оборону и окружили первую стрелковую роту лейтенанта А. П. Зубарева.

Командир полка приказал политруку В. И. Дудникову со своей ротой контратаковать немцев с фланга. И гитлеровцы были отброшены за передний край. В этом бою отличилась группа бойцов первой роты во главе со старшиной П. И. Шелкопрясовым. Отважный коммунист несколько раз поднимал своих воинов в контратаки, настойчиво уничтожая врагов, но во время одной из них и сам пал смертью храбрых.

К вечеру со стороны Азовского моря стал накатываться туман. Надвигался он плотной мутно-серой стеной, укрывая сначала позиции немцев, а затем и наши. Даже выстрелы стали раздаваться все реже и реже. Ночь прошла спокойно. Но как только наступил рассвет, фашисты возобновили атаки. В этот и другие дни полк вел тяжелые бои, но твердо удерживал свои позиции. В этом нам крепко помогла прибывшая на соседний участок обороны бригада морской пехоты.

* * *

...Когда прошла неделя нашего пребывания на фронте, в общих чертах стали вырисовываться первые итоги боевой деятельности полка. Воины в своем большинстве сражались мужественно, коммунисты и комсомольцы личным примером увлекали за собой других, подавая примеры бесстрашия.

Самым надежным источником информации о ратных подвигах был у нас парторг полка политрук И. Антоненко, опытный партийный работник и большой души человек. У него всегда были сведения об отличившихся в боях коммунистах, комсомольцах и беспартийных.

Коммунисту сержанту Николаенко, командиру отделения 4-й стрелковой роты, было дано задание уничтожить две огневые точки противника. Правильно оценив обстановку, он со своим отделением зашел во фланг гитлеровцам. В жарком рукопашном бою наши бойцы одолели врага, захватив два вражеских пулемета.

Однажды фашисты попытались окружить 7-ю роту коммуниста лейтенанта Пунева. Обстановка в ходе боя становилась все острее и напряженнее, но командир роты не растерялся, уверенно и решительно руководил своим подразделением.

Во время ожесточенного боя, длившегося целый день, наводчик миномета комсомолец Антон Уваров уничтожил два пулеметных расчета и один миномет врага. А когда наша рота перешла в контратаку, он совершил подвиг, за который был награжден медалью "За отвагу". А дело было так. Один вражеский пулемет бил фланговым огнем и не давал нашим бойцам продвигаться вперед. К этому времени миномет Уварова был выведен из строя, и командир приказал ему уничтожить огневую точку противника гранатами. Плотно прижимаясь к земле, Уваров пополз к пригорку, откуда вел огонь вражеский пулеметчик. Добравшись до широкого куста травостоя, Уваров осмотрелся и без шума продвинулся еще ближе. Теперь он хорошо видел гитлеровца, который, увлекшись стрельбой, не заметил его. Уваров бросил гранату, и пулемет замолк. Но в этот момент на отважного воина набросились три фашиста. Уваров не растерялся. В неравной схватке он вышел победителем: двоих свалил, а третий попросту удрал. Правда, и сам Уваров был ранен в ногу, но не покинул поля боя.

Отличившиеся в первых боях командиры рот Заяц и Бурлий подали заявления с просьбой принять их в ряды ВКП(б).

В одном из боев был дважды ранен политрук Дудников. Красноармейцы Аверин и Голуб увидели, что жизнь командира роты в опасности, поспешили ему на помощь. Бинтом перетянули руку выше раны, разрезали наполненный кровью правый сапог, сняли его и забинтовали ногу, потом отнесли раненого в санроту.

На фронте время имеет другое измерение, чем в тылу. Оно течет быстрее и измеряется не числом вечерних закатов и утренних рассветов, а количеством отраженных атак противника и наших контратак, если он вклинился в наши позиции, а для нас, командиров штаба полка, еще и числом боевых донесений, отправленных в штаб дивизии, и похоронок на погибших. Вот так и пробежали три недели до 7 Ноября - нашего всенародного праздника.

Во всех подразделениях полка командиры и политработники провели краткие митинги в связи с 24-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. Много радости доставили полученные в этот день подарки от рабочих и колхозников Ростовской области, от Ростовского обкома ВКП(б) и облисполкома. Бойцы и командиры от души благодарили советских тружеников, проявивших заботу о них. Очень хорошо сказал на митинге в батарее сорокапяток Иван Волошин:

- Эти подарки еще раз ярко свидетельствуют о том, что армия и народ - одно целое.

Мы, конечно, знали о том, что Красная Армия ведет жестокие бои под Москвой, сдерживая натиск врага, мечтавшего именно к этому дню захватить столицу нашей Родины. И потому были несказанно рады, узнав, что на Красной площади, как и всегда, 7 Ноября состоялся парад советских войск. Значит, прочно держится Москва, значит, боевой дух ее защитников и всего народа нашего не сломлен! Бойцы горели желанием отомстить фашистам за их злодеяния на нашей земле. И доказательством тому стали успешные действия полка в боях северо-западнее Новокрымской, куда мы отошли.

По приказу командира дивизии полк провел очередную разведку боем. Ее осуществил 2-й стрелковый батальон старшего лейтенанта Ф. Ф. Андреева. Задача его была не из легких: овладеть господствующей высотой с пятью курганами. Вместе с подразделениями батальона после короткого артналета в наступление пошли и две группы разведчиков для захвата "языка". Стрелки 5-й роты под командованием лейтенанта Бурлил уверенно преодолели склон высоты. Но когда до вершины оставалось не более 50 метров, группа вражеских автоматчиков, укрывшись среди камней, стала обстреливать наших бойцов. Тогда, ловко используя складки местности, выдвинулся вперед один из самых метких стрелков роты красноармеец К. Башкатов. В считанные минуты он уничтожил из своей винтовки с оптическим прицелом пятерых гитлеровцев и с громким возгласом "За Родину!" бросился вперед. За ним поднялись его боевые товарищи. Враг дрогнул, начал отступать. Стремительным броском воины взяли высоту. Пал смертью храбрых в этом жарком бою снайпер Карп Васильевич Башкатов, истребивший не один десяток фашистов.

Овладев высотой с пятью курганами, наш полк улучшил свои позиции, получив возможность просматривать боевые порядки противника на всю их тактическую глубину. Разведчики также успешно выполнили свою боевую задачу, сумев взять пленного, который дал ценные сведения. Стало известно, что немцы в ближайшее время перейдут в наступление с целью захвата Ростова-на-Дону.

И действительно, 17 ноября гитлеровское командование, не считаясь с потерями, бросило большие силы пехоты и танков в наступление на Ростов. 19 ноября фашисты ворвались на его окраину, 21 ноября захватили город.

* * *

Части 50-й армии вынуждены были отойти за реку Дон. Наш полк стойко держал оборону на чалтырском направлении, выполняя задачу не допустить прорыва танков противника на город с запада, но оказался, как и вся 343-я дивизия, отрезанным от действующих переправ через Дон. По приказу командующего армией дивизия отошла в район станицы Нижне-Гниловской, где и переправилась на левый берег Дона.

События на Южном фронте разворачивались тем временем уже по плану, намеченному советским командованием. К утру 25 ноября части 56-й армии находились в готовности к наступлению с целью освобождения Ростова-на-Допу.

В 343-й стрелковой дивизии создавались штурмовые батальоны, которые первыми должны были форсировать Дон, ворваться в город и обеспечить переправу главным силам.

Я предложил начальнику штаба полка, чтобы наш штурмовой батальон возглавил лейтенант Ф. П. Письменский, хорошо проявивший себя в предыдущих боях. Майор доложил об этом подполковнику С. Д. Василькову, и тот согласился с мнением штаба.

К утру 27 ноября штурмовые батальоны выдвинулись на исходное положение для атаки. Вода в Дону и его протоках только что замерзла. Тонкий лед едва позволял передвижение по нему пехоты, вовсе исключая переправу артиллерии. Мы, естественно, понимали, что бойцам будет трудно выбить противника с прибрежных позиций, не имея в боевых порядках орудий сопровождения пехоты, которые бы уничтожали цели, не подавленные в ходе артиллерийской подготовки. Но что делать?

В 6.00 началась артиллерийская подготовка. Ровно через час штурмовые батальоны начали форсировать Доп. Штурмовой батальон нашего полка шел первым в дивизии. Мне с КП, находившегося на пригорке на левом берегу, было видно, как в предрассветных сумерках бойцы дружно побежали по льду. Правда, многие из них скользили и падали, но тут же поднимались и продолжали рваться вперед. Примерно через час на КП поступил по телефону доклад лейтенанта Письменского, что первая траншея на другом берегу Дона очищена от противника.

Уже рассвело, когда начали переправу главные силы полка - два батальона, а артиллерия перенесла огонь в глубь обороны немцев.

Постепенно бои переместились на улицы станицы Нижне-Гниловской, а затем и на улицы города.

В освобождении Ростова-на-Дону принимали участие одна стрелковая и одна кавалерийская дивизии 9-й армии и пять стрелковых дивизий да две стрелковые бригады нашей 56-й армии. Почти трое суток шли ожесточенные уличные схватки, и только 29 ноября гитлеровцы были выбиты из Ростова и стали отходить на запад.

В результате наступления наших войск немецко-фашистские захватчики были отброшены от города на 60-80 километров в западном направлении. Это была первая крупная наступательная операция Красной Армии в Великой Отечественной войне.

В боях за освобождение Ростова-на-Дону отличились многие бойцы, командиры и политработники нашего полка. Отважно действовал, например, автоматчик И. Гожуля. На одной из улиц путь нашим бойцам преградил огонь вражеского пулемета, установленного на чердаке четырехэтажного дома. Красноармеец Гожуля пробрался на чердак и гранатой уничтожил расчет пулемета.

Здесь я не могу не рассказать о единственной в нашем полку, да, пожалуй, и во всей 343-й стрелковой дивизии женщине-политруке Александре Назадзе.

...Это случилось 28 ноября. Пулеметная рота, в которой Саша была политруком, продвигалась с боями вдоль одной из городских улиц. И вдруг ожил один из дзотов, казавшийся уничтоженным. Из его амбразуры хлестнула струя огня. Рота залегла. В рядах бойцов - замешательство. И в этот критический момент боя встала во весь рост коммунистка Назадзе и с криком "За Родину, ура!" побежала вперед. За ней устремились красноармейцы. Рота обошла дзот и продолжала наступление. Но отважная девушка погибла. За этот подвиг в январе 1942 года она была посмертно награждена орденом Красной Звезды. Тогда я ничего не знал о Саше Назадзе, кроме того, что она воспитанница Военно-политической академии имени В. И. Ленина. Наш комиссар полка старший политрук Ибрагимов рассказывал как-то в штабе, что в политотделе 56-й армии ее хотели назначить начальником клуба одного из полков 343-й дивизии. Но она категорически отказалась и попросила направить ее политруком в роту, на передовую. Саша и была назначена в наш полк политруком пулеметной роты.

В начале 1986 года Виктор Иванович Дудников привез мне в Москву небольшую книжку Михаила Андриасова "Считайте меня живым", изданную годом раньше Ростовским книжным издательством. В этой книжке помещен очерк "Дочь Абхазии" об Александре Назадзе. Детство она провела в селе Отхари Гудаутского района Абхазии. Там окончила школу, работала пионервожатой, библиотекарем. Как активную комсомолку, ее в 1930 году направили на учебу в сухумскую совпартшколу, где Саша стала коммунисткой. Потом училась в совпартшколе в Кутаиси, в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве, работала инструктором Абхазского обкома компартии Грузии, по рекомендации которого поступила на курсы при Военно-политической академии имени В. И. Ленина. В начале войны закончила их.

Одна из улиц Ростова-на-Дону носит сейчас имя Александры Назадзе. На берегу Дона в память о ее подвиге поставлен обелиск. Известный абхазский поэт Иван Торба посвятил ей стихотворение. В нем есть такие строки:

Тихий Дон волной искрится.

Тихий Дон молчит всегда,

Только песня вдаль стремится

О пережитых годах.

Обелиск поставлен белый,

Ширь и степь вокруг него.....

Девушке - абхазке смелой

Здесь поставили его.

...Берег Дона величавый

Приютил тебя навек.

Горд твоей бессмертной славы

Тихий Дон, как человек.

В сражениях за Ростов прогремела слава и о другой девушке нашего полка комсомолке санитарном инструкторе Марии Кухарской. Она вынесла с поля боя 80 раненых бойцов и командиров.

В боях за Ростов погибло немало наших однополчан, многие были ранены, в том числе и начальник штаба майор Н. И. Пономарев. С грустью расставался я с Николаем Ивановичем перед отправкой его в госпиталь. Многому научил меня этот знающий и энергичный штабной командир. На его место был назначен старший лейтенант В. В. Степанов. Но меньше месяца он исполнял эту должность: 4 декабря погиб.

* * *

30 ноября полк, ведя наступательные бои, подошел к знакомым местам - в район Чалтырь, Хопры, а 1 декабря, не встречая сильного сопротивления противника, был уже возле станции Синявка. К вечеру 2 декабря полк достиг восточного берега реки Миус, где и занял новый рубеж обороны.

8 января 1942 года мне было присвоено очередное воинское звание "старший лейтенант". Пришлось снять с шинельных петлиц четыре облицованных красной эмалью кубика еще довоенного заводского изготовления и два из них добавить на петлицы гимнастерки. А вот на петлицы шинели прикреплять было нечего: лавки военторга поблизости тогда не было. Выручил оружейный мастер старшина Клюев, которого в штабе полка все звали по имени и отчеству - Михаилом Ивановичем, поскольку он был много старше нас. Сделал старшина из латунной гильзы шесть "кубарей" и вручил их мне со словами:

- Носите на здоровье, товарищ старший лейтенант. Бог даст, и "шпалы" для вас сделаю, когда капитаном станете.

Но самым знаменательным для меня событием тех дней было другое: на полковом партийном собрании я был принят в члены ВКП(б). Поручились за меня, дав рекомендации, командир полка подполковник С. Д. Васильков, комиссар старший политрук С. X. Ибрагимов и парторг полка политрук И. Антоненко. А партийный билет вручил мне начальник политотдела 343-й стрелковой дивизии батальонный комиссар А. К. Ткаченко.

После гибели старшего лейтенанта Степанова я был назначен начальником штаба полка. Дел и забот, естественно, прибавилось. Но работы я не страшился: четыре месяца в должности ПНШ многому меня научили.

Но мое повышение по службе было омрачено тяжелой для всех нас утратой. Погиб, как солдат на боевом посту, командир полка подполковник Сергей Дмитриевич Васильков. Выходец из рабочей семьи, оп всю свою сознательную жизнь посвятил делу служения рабочему классу. Семнадцатилетним юношей Васильков вступил в красногвардейский отряд и с оружием в руках защищал свободу и независимость молодой советской республики, с 1919 по 1921 год состоял в личной охране В. И. Ленина. За годы службы в Красной Армии он не раз выполнял самые ответственные задания командования, проявляя при этом отвагу, мужество, инициативу, был дважды ранен в боях.

Новым командиром полка был назначен майор И. Ф. Хильчевский, который до этого командовал 1155-м стрелковым полком нашей дивизии.

Самым радостным событием в декабре для нас, фронтовиков, как и для всех советских людей, было, конечно, контрнаступление Красной Армии под Москвой, начатое 5 декабря. Оно продолжалось свыше месяца, и каждый день мы слышали по радио, узнавали из газет все новые и новые наименования подмосковных сел и городов, освобожденных от врага, а 16 декабря гитлеровцы были выбиты из Калинина, над которым снова взвился красный советский флаг.

Все мы восхищались стойкостью и мужеством защитников столицы, сумевших отбросить гитлеровцев от ее пригородов за пределы Московской области.

На нашем же участке фронта противник, сильно укрепившийся на западном берегу реки Миус, до конца декабря активных действий не предпринимал, ограничиваясь редкой артиллерийской, минометной и ружейно-пулеметной стрельбой, иногда проводя одиночными самолетами разведывательные облеты наших позиций.

* * *

Новый, 1942 год 343-я стрелковая дивизия встретила, удерживая свои позиции на рубеже Курлатская, Абрамовка.

Помнится, стояли в те последние дни декабря и первые дни января на редкость сильные для тех мест морозы с частыми снегопадами и вьюгами. Но нам было тепло не только потому, что все получили добротное зимнее обмундирование. Согревало нас и сердечное тепло наших дорогих земляков-ставропольцев, приславших в полк новогоднее письмо-поздравление. "Знайте, боевые товарищи, говорилось в письме, - что все наши дела и мысли всегда вместе с вами. Каждый ставрополец самоотверженно трудится на своем посту и в любую минуту с оружием в руках готов пойти на фронт, чтобы вместе с вами до последней капли крови защищать социалистическое Отечество..." Далее сообщалось, что бывшие красные партизаны и красногвардейцы Ставрополья, Терека и Кубани призвали трудящихся края создавать добровольческую кавалерийскую дивизию для отправки на фронт.

Ставропольцы, как известно, выполнили свое обощание. Кавалерийские части терских и кубанских казаков старших и младших поколений пополнили 2-й кавалерийский корпус генерал-майора Л. М. Доватора, геройски погибшего под Москвой 19 декабря и посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза. А из газет и радиопередач нам было в ту пору уже известно о дерзких рейдах конников Доватора по тылам противника. Бесстрашные воины крепко громили немецко-фашистских захватчиков.

6 января 1942 года 343-я стрелковая дивизия получила приказ передать свой рубеж обороны другому соединению и перебазироваться в Ростов-на-Дону для до-укомплектования. Однако уже во второй половине января новый приказ круто изменил очень недолгую, более или менее спокойную, без взрывов и выстрелов, даже непривычную для фронтовиков тыловую жизнь. Дивизия была срочно переброшена эшелонами по железной дороге до станции Кучемовка (восточнее города Купянска).

Оттуда, не задерживаясь, мм совершили марш в район Балаклеи северо-западнее города Изюма, - и дивизия вошла в состав 6-й армии.

Командному составу полка было известно, чем продиктовано такое развитие событий. Разгром немцев под Москвой, Тихвином, а чуть раньше под Ростовом создал благоприятные условия для наступления советских войск на юге. Командование Юго-Западного направления с одобрения Ставки Верховного Главнокомандования начало перегруппировку сил, сосредоточивая их на дальних подступах к Харькову. В январе - феврале намечалось провести ряд наступательных операций, используя в них доукомплектованные части и соединения, имеющие боевой опыт.

В конце января наш полк занял оборону на рубеже Красная Гусаровка, колхоз "Первое Мая", Шуровка.

Это совпало с опубликованием Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении большой группы советских бойцов и командиров за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество. Среди них были и наши воины. Ордена Красного Знамени был удостоен командир батальона лейтенант Ф. П. Письменский, ордена Красной Звезды - комиссар полка С. X. Ибрагимов, которому недавно было присвоено воинское звание батальонный комиссар, медали "За отвагу" - лейтенант А. С. Даутов, красноармейцы В. П. Литвинов, А. Н. Уваров и другие.

Обстановка была напряженной. Ни один день не обходился без стычек с врагом, без перестрелки или артиллерийской дуэли. Отбивая атаки противника, мы и сами нередко переходили в контратаки.

Теперь ко мне, как начальнику штаба полка, стекалась вся информация из подразделений о боевых действиях, поэтому я был всегда в курсе событий и знал обо всех отличившихся в схватках с врагом бойцах, командирах, политработниках.

Высокой похвалы заслуживали бронебойщики полка. Мы воочию убедились, что советские противотанковые ружья - эффективное средство в борьбе с вражескими танками. Умело командовал ротой противотанковых ружей лейтенант П. Овчинников. Каждый бронебойщик отлично знал слабые, уязвимые места вражеских танков. Особенно отличились в этих боях красноармейцы Данилевский, Березовский, Гусейнов, Коврышкин. На их счету было по нескольку подбитых вражеских машин.

Пять суток почти без перерывов шли бои. Гитлеровцы яростно сопротивлялись. Некоторые населенные пункты не раз переходили из рук в руки.

При штурме села Кисели в тяжелом положении оказался 1-й стрелковый батальон. На него навалились, атакуя во фланг, два батальона вражеской пехоты, поддерживаемые танками. Но комбат Николай Абухов, только на днях получивший звание "старший лейтенант", не растерялся. Он быстро развернул роты и сам ударил во фланг гитлеровцам, что было для них полной неожиданностью. Воспользовавшись замешательством фашистов, воины ворвались в село и, не давая противнику опомниться, овладели его северной окраиной.

Затем полку была поставлена задача продвинуться на северо-восток, выйти на правый берег Северского Донца и освободить населенный пункт Геевка. Батальоны сосредоточились в урочище Плоском. Бойцы залегли в глубоком снегу. А мороз ударил под тридцать градусов. И только мы собрались двинуться вперед, как в небе появилась дюжина немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87. С воем они круто пикировали, сбрасывали бомбы, выходили в горизонтальный полет метрах в 200 - 300 от земли и поливали нас из пулеметов. Правда, летчики вели огонь больше для устрашения, а бомбы сбрасывали тоже не особенно точно, поэтому потери в полку были сравнительно небольшие.

Наступали мы на Геевку без поддержки танков, а об авиационной поддержке в то время и говорить не приходилось. Сделал по этому селению несколько залпов дивизион "катюш", постреляли батарейцы 903-го артиллерийского полка и наши полковые артиллеристы, и двинулись батальоны в атаку. Преодолели по льду реку, ворвались в Геевку. Это было в середине дня, а к вечеру весь населенный пункт был уже в наших руках.

Бойцы и командиры разместились по уцелевшим домам, спасаясь от мороза. Но тут выяснилось, что пропал обоз с продовольствием: двое суток назад выехал старшина роты связи Ф. Ф. Митюра на дивизионный продсклад и как в воду канул.

И только ближе к полуночи ввалился в комнату, где разместились комиссар полка и я, совсем окоченевший старшина.

- Товарищ комиссар, обоз прибыл, - доложил он простуженным баском. - Уж извиняйте за задержку, но беда настигла в пути.

- Ай, Федор Федорович, как скверно все у вас получилось, - сокрушался Сабир Халилович. - Бойцы два дня на морозе и голодные. А вы где-то плутаете...

- Мы уже в полк возвращались, товарищ комиссар, а тут "юнкерсы" разбомбили обоз: повозки - в щепки, коней поубивало. А из людей я да двое ездовых остались. Пришлось пешком добираться до дивизионного склада. Ну там и снарядили новый обоз.

В эти дни и мне пришлось принять непосредственное участие в бою. А случилось это так. Гитлеровцы засели в небольшом хуторе Цыбыха, и несколько попыток одной из рот занять этот важный в тактическом отношении опорный пункт не увенчались успехом. А людей потеряли немало.

И вот после очередной неудачной атаки, завершившейся, когда уже начало темнеть, я предложил батальонному комиссару Ибрагимову (командира полка в тот день на КП не было - он находился в одном из батальонов) свой план захвата хутора: посадить на пять танков, приданных полку, десант автоматчиков и ночью по лощине, подходящей почти вплотную к Цыбыхе, атаковать немцев.

- На нашей стороне - быстрота и внезапность, - убеждал я комиссара. - К тому же ночные бои немцы вести не любят.

- Ну что же, Юра, - сказал мне Сабир Халилович. - Твоя инициатива, ты и действуй.

Ночью я с тремя десятками автоматчиков отправился к танкистам. Мы надели белые халаты. Я договорился с командиром танкистов о порядке действий, распределил автоматчиков по машинам. Тронулись в путь.

Из-за облаков слабо просвечивала луна, и, когда наша небольшая колонна подошла к хутору, можно было сориентироваться и наметить дальнейшие пути движения танков с десантниками.

Как и ожидалось, наша ночная атака оказалась для немцев полной неожиданностью. Танкисты открыли огонь из пушек и пулеметов, мы - нз автоматов, и фашисты, потеряв более 30 человек убитыми, оставили Цыбыху.

А еще через несколько дней в хату, где мы с комиссаром завтракали, постучался и зашел Виктор Иванович Дудников, раненный, если помнит читатель, в ноябрьских боях под Ростовом.

- Товарищ батальонный комиссар, - доложил он, - политрук Дудников после излечения в госпитале прибыл для дальнейшего прохождения службы.

- Садись, Виктор Иванович, подкрепись с нами вместе, - пригласил его Ибрагимов. - Где тебя подлатали?

- В ставропольском госпитале. Очень рад, что опять в родной полк удалось вернуться.

- Куда же мы его определим, начальник штаба? В стрелковых ротах политруки есть. А вот в транспортной и политрука и командира нет. Доложу я свое мнение командиру полка: назначить тебя, Виктор Иванович, политруком транспортной роты. А до прихода командира роты и за него будешь. Не возражаешь, начштаба?

- Нет, конечно.

Дудников рассказал нам за завтраком о том, как живет Ставрополь, как помогают фронту труженики края.

- Завтра соберем накоротке взводных агитаторов, - сказал комиссар Дудникову. - Расскажешь им об этом. А сейчас иди принимай роту.

За неделю до 24-й годовщины Красной Армии после длившихся несколько суток жарких боев 1151-й стрелковый полк выбил наконец гитлеровцев из села Нижний Бешкин. Враг отлично понимал, какое большое значение имел этот населенный пункт, находившийся на перекрестке дорог, и поэтому дрался за него ожесточенно. Но неудержим был натиск наших бойцов.

В оперативных сводках о боях за это село, которые составлялись в штабе, чаще других упоминалась фамилия лейтенанта Н. Д. Абухова, командира 1-го батальона. И это было не случайно. Инициативный, энергичный молодой комбат смело водил бойцов в атаки. Наделенный от природы сметливостью, находчивостью, быстротой реакции, Николай умел находить правильный выход из самых трудных положений.

Воинов его батальона в полку называли коротко и выразительно - абуховцы. Они гордились этим и с большим уважением относились к своему командиру, человеку сильной воли, беспримерного мужества.

Любили его бойцы и за то, что он в тяжелых фронтовых условиях проявлял о них отеческую заботу, умел вселить в них бодрость и уверенность в своих силах. И мне очень нравился Николай Абухов, плотный крепыш, с симпатичным лицом, немного курчавый, с обаятельной улыбкой и с неизменной трубкой в зубах.

Ночью батальон Абухова вышел в лощину на окраине села, чтобы нанести внезапный фланговый удар по врагу. Однако противнику удалось заметить передвижение наших бойцов, и он открыл по ним огонь из жилых домов. Выход напрашивался сам собой: с ходу атаковать те дома, в которых засели гитлеровцы. Именно такое решение принял комбат. Используя темноту, воины скрытно подобрались к строениям, в окна полетели гранаты. Вместе с командиром, воодушевляя бойцов, умело действовал комиссар батальона политрук Д. Н. Лихварь.

В бою за село Нижний Бешкин было уничтожено более ста гитлеровских вояк, 10 солдат и офицеров было взято в плен. В числе военных трофеев оказались 6 станковых и ручных пулеметов, 2 миномета, 53 мины, 20 снарядов, свыше 5000 патронов, две повозки и целый склад с боеприпасами.

Накануне Дня Красной Армии, просматривая очередной номер нашей дивизионной газеты "Героический поход", я обратил внимание на небольшую заметку "Письмо бойцу", первые строки которой меня заинтересовали и заставили напрячь свою память: "... Наш боец т. Холодный П. М. держит постоянную связь со своими земляками. В одном из своих писем он заверил их, что будет смело и беспощадно громить фашистских насильников, разоряющих наши города и села. Железнодорожники, где начальником дистанции пути т. Ермашов, прислали ответное письмо. "Добрый день, товарищ Холодный, - пишут они. - Письмо твое мы получили и очень рады, что ты жив и здоров, умело и мужественно защищаешь родную землю. Мы обещаем, что здесь, в тылу, будем достойными тебя..."

"Не тот ли это Петр Холодный, - подумал я, - о котором меня спрашивала белокурая девушка в Ставрополе в сентябре 1941 года, когда я шел из штаба дивизии в полк?" Своей догадкой поделился с Сабиром Халиловичем Ибрагимовым.

- Что ж, вполне возможно, что это он и есть, - сказал комиссар полка. Родом он из Ставрополя. Хороший коммунист и боец. Я его хорошо знаю, поскольку он исполняет обязанности политрука роты. Вот думаю представление отправить в политотдел дивизии, чтобы его приказом назначили на эту должность.

Забегая немного вперед, скажу, что в марте пришел в полк приказ командующего 6-й армией о назначении Петра Макаровича Холодного политруком 4-й стрелковой роты 1151-го стрелкового полка. Но бывает же так на войне... Буквально через три дня после объявления ему приказа он погиб. И я с болью подумал тогда, подписывая на него похоронку, какой страшный удар постиг семью Петра Макаровича - жену и трех его дочерей.

* * *

В начале марта из штаба 6-й армии был получен приказ о подготовке к предстоящим наступательным боям. В подразделениях проводились митинги, партийные и комсомольские собрания. В тесном контакте с командованием действовала партийная организация полка, возглавляемая политруком Г. И. Борозенцем, заменившим выбывшего но ранению Антоненко.

22 апреля по приказу командующего 6-й армией 343-я .стрелковая дивизия начала передачу своих оборонительных позиций другому соединению.

Первомайский праздник мы встречали уже на новом месте, в районе Бугаевки Харьковской области, поступив в резерв командующего Юго-Западным фронтом. Здесь не жужжали над головой пули, не свистели снаряды.

Одновременно с доукомплектованием личного состава и пополнением боевой техникой в полку шли занятия по боевой подготовке. Командиры осмысливали, закрепляли накопленный боевой опыт.

Полк обосновался в селе с чудесным песенным названием Зеленый Гай, в ста с небольшим километрах юго-восточнее Харькова. Мы все отлично понимали, что здесь долго не задержимся и, как только подсохнут дороги, отцветут буйно распустившиеся сады, станет более устойчивой переменчивая весенняя погода, вновь нам предстоит включиться в напряженную фронтовую жизнь.

Здесь мы получили значительное пополнение - несколько маршевых рот, прибывших из Среднеазиатских республик. Бойцы пришли крепкие, выносливые. Но многие из них плохо говорили по-русски и поэтому не успевали наравне со всеми осваивать учебную программу. В связи с этим штабу полка пришлось внести коррективы в учебные планы, ввести дополнительные занятия по овладению разговорным русским языком для воинов других национальностей.

17 мая противник начал наступление из района Краматорск, Славянск против 9-й и 57-й армий Южного фронта. Вследствие продвижения врага вдоль реки Северский Донец создалась угроза окружения советских войск, действовавших на барвенковском выступе. Гитлеровское командование бросило на прорыв ударную группировку армейской группы Клейста, в которую входили две танковые, одна моторизованная и восемь пехотных дивизий.

Среди контрмер, которые предприняло советское командование, было решение остановить наступление врага в районе города Изюм. Боевая обстановка в этот момент была крайне напряженной. К исходу дня немцы заняли окраину города, вели интенсивный артиллерийский и минометный обстрел железнодорожной станции Изюм, одновременно подвергая бомбежке единственный мост через Северский Донец, который служил переправой на левый берег для наших отступающих войск.

18 мая 343-я стрелковая дивизия была поднята по тревоге и начала марш к Изюму. А на другой день посту- / пил боевой приказ: форсировать Северский Донец и взять Изюм.

Два полка - 1153-й и 1155-й - должны были форсировать реку севернее Изюма и выбить немцев из города. А нашему 1151-му полку командир дивизии поставил задачу переправиться через Северский Донец южнее Изюма, захватить высоты, на которых закрепился противник и тем самым блокировать город с юга. Высоты эти были примерно в километре от берега, а между ними и рекой располагался довольно густой лесной массив.

Командир полка майор И. Ф. Хильчевский принял решение осуществить переправу ночью на подручных средствах. Батальоны должны были сосредоточиться в лесу и, с рассветом после короткой артиллерийской подготовки атаковать противника.

Мне было приказано переправиться с 1-м батальоном развернуть полковой НП на опушке леса и лично руководить боем. Командир полка оставался на своем КП на левом берегу. Должен сказать, что при подготовке боевого приказа я высказал майору Хильчевскому свои опасения по поводу того, что атака высот по сути дела с ходу может оказаться неудачной, поскольку штаб дивизии снабдил нас весьма скудными данными о противнике. Сами же мы разведку не вели, рекогносцировку местности не проводили. Я предлагал сначала осмотреться, произвести разведку боем, чтобы хоть частично вскрыть систему вражеского огня на высотах, а уже потом брать их. Но командир полка не согласился с моими доводами.

- Действуй, Науменко, - сказал он. - Батальоны, сам знаешь, пополнились личным составом, боеприпасов хватает. Должны взять высоты!

Что мне оставалось делать? Я ответил "Есть!" и пошел к реке. Встретил там командира 1-й роты лейтенанта П. И. Мельникова. Вместе с ним и еще с группой солдат мы сели в лодку и поплыли. Мы знали, что на противоположном берегу гитлеровцев нет, и бойцы поэтому действовали спокойно. Одно за другим подразделения переправлялись через реку и рассредоточивались в лесу.

Фашисты, вероятно, не обнаружили нашу переправу, во всяком случае массированного огня по реке они не вели. Лишь изредка шлепались в воду снаряды, поднимая пенные фонтаны. И надо же было такому случиться, что один из снарядов разорвался на воде неподалеку от того Места, где я сидел уже на правом берегу, наблюдая за переправой бойцов. В темноте не заметил взрыва, лишь почувствовал, как тряхнуло меня взрывной волной, да явственно ощутил звон в ушах. Потом этот звон прекратился, по левое ухо заложило, как будто туда вода попала. Я на это не обратил тогда внимания, но слышать стал хуже. И только после войны, в 1946 году, когда поступал в академию и проходил медицинскую комиссию, отоляринголог обнаружил у меня рубец на барабанной перепонке левого уха. Вот когда открылся след фронтовой контузии...

С рассветом с левого берега реки ударили наши пушки и минометы, высоты покрылись дымом от разрывов снарядов, и наш батальон пошел в атаку. Надо было преодолеть каких-нибудь 300-400 метров открытого пространства между лесом и первой траншеей обороны противника на скатах высоты. С НП мне было хорошо видно, как дружно бежали цели стрелков 1-го батальона. Но не одолев и половины дистанции до вражеских окопов, они залегли. Как и следовало ожидать, в ходе короткой артподготовки не удалось подавить огневые средства врага. Атака захлебнулась, бойцы отошли на исходные позиции.

Я доложил об этом командиру полка по телефону, попросив повторить огневой налет, хотя, честно говоря, мало на это рассчитывал: знал, что снарядов и мин в полку было в то время не густо. Но, может быть, поможет штаб дивизии?

В ответ услышал раздраженный голос майора Хильчевского:

- Нет у меня огня, Науменко, нет! Но чтоб к вечеру высоты были взяты! Ясно?

В тот день четыре раза ходили в атаку бойцы, но все без толку. Мы потеряли почти половину личного состава. И я лишний раз убедился, что прямолинейная тактика лобового штурма укрепленных позиций не может принести успеха, если не подавлено большинство огневых средств противника.

Ночью переправился на западный берег Северского Донца и наш штаб. На другой день командир полка приказал возобновить атаки, и снова мы не смогли выбить немцев с высот. Да, в то тяжелое время немало было просчетов в организации и ведении боя. Иные командиры, не считаясь с потерями, бросали бойцов в атаку ради сиюминутного тактического успеха.

22 мая Изюм был освобожден двумя другими полками 343-й стрелковой дивизии. Но и наш полк сыграл свою роль в этом: мы не дали возможности противнику, окопавшемуся на высотах, прийти на помощь гарнизону города.

В те дни стало известно, что Указом Президиума Верховного Совета СССР учрежден орден Отечественной, войны I и II степени. По указанию комиссара полка в подразделениях были проведены политинформации, посвященные этому событию. Забегая вперед, скажу, что я получил орден Отечественной войны I степени лишь год спустя, за форсирование Днепра. А к 40-летию Победы, в апреле 1985 года, мне, как и всем фронтовикам, имевшим ранения, был вручен еще один такой же орден.

23 мая армейская группа Клейста соединилась в 10 километрах южнее Балаклеи с частями 6-й армии Паулюса, окружив наши войска на барвенковском выступе. Из окружения 29 мая вырвались лишь 22 тысячи наших бойцов и командиров. Так неудачей закончилась майская наступательная операция нашего Юго-Западного фронта.

343-я стрелковая дивизия получила приказ закрепиться на оборонительных рубежах юго-западнее и западнее Изюма и не допустить к нему противника. Наш полк конец мая и первую декаду июня занимался совершенствованием позиций, вел разведку врага.

Запомнилось это время еще и тем, что в пойме Северского Донца, в лесу, где располагался полк, были несметные полчища комаров. Они не давали нам покоя ни днем ни ночью, и многие бойцы и командиры ходили с распухшими лицами.

Как-то в один из июньских дней в штаб полка пришел командир 1-го батальона старший лейтенант Николай Абухов. Он получил от матери письмо с известием о гибели на фронте двух его братьев. Выслушав Николая, все мы долго сидели молча: слова утешения тут были мало полезны. Нарушил тишину старший оперуполномоченный особого отдела старший лейтенант В. С. Зеленин:

- Крепись, комбат, - сказал он. - Ты - сильный человек, тебя бедой не согнешь. А вот письмо это хорошо бы опубликовать в нашей дивизионной газете. Слова матери, идущие из глубины души, станут сильным агитзарядом...

Все согласились с предложением Зеленина, и вскоре в "Героическом походе" были напечатаны проникновенные строчки:

"Здравствуй, дорогой мой сынок!

Сокол мой родной, фашисты убили твоих двух братьев - Гришу и Мишу. Как мне ни тяжело, но прошу тебя, отомсти врагу, сын мой. Будь, дорогой, героем и еще крепче бей гитлеровских гадов. Помнишь, Гриша тебе писал, чтобы бил врага без пощады. Выполняй завет твоего погибшего брата, даю тебе на это мое материнское благословение. Пусть рука твоя не знает промаха, пусть глаз твой будет меток, а сердце не дрогнет. Отомсти им, гадам, за муки народа, за твоих братьев. За нас, дорогой сын, не беспокойся. Поскорее только разбейте проклятого Гитлера и возвращайтесь домой с победой. Целую. Твоя мать А. К. Абухова".

Но не суждено было ей увидеть и третьего своего сына, Николая. В жестоком бою в Сталинграде и он геройски погиб. Но об этом я расскажу в следующей главе.

Глава 3.

Герои волжской твердыни

12 июня 1942 года 343-я стрелковая дивизия, совершив за неделю 350-километровый марш, влилась в состав 21-й армии, которая вела оборонительные бои на волчанском направлении. Полк занял оборону на рубеже Дегтярное, Максимовка. Тут и произошла наша первая встреча с войсками 6-й немецкой армии Паулюса.

30 июня ее ударная группировка перешла в наступление из района Волчанска на Острогожск, прорвала оборону 21-й и 28-й армий и за два дня боев, к исходу 2 июня, продвинувшись на 80 километров, вышла в район Старого Оскола и Вологконовки. Часть соединений нашей 21-й армии, в том числе и 343-я стрелковая дивизия, оказалась в окружении.

Мы, конечно, не знали тогда общей картины событий на фронте 21-й армии и, если говорить честно, то и о других полках нашей дивизии нам ничего не было известно: связь со штабом дивизии прекратилась после того, как мы получили приказ на отход с прежних позиций.

Через сутки полк оказался возле села Желобок. Хорошо помню его, укрытое садами и окруженное балками. Вошли мы сюда вечером, заняли оборону. Слева, по гребню одной из балок, 1-й батальон Николая Абухова, а справа, через овраг от нас, - 2-й и 3-й батальоны. За нашими позициями было большое пшеничное поле. Ночь прошла более или менее спокойно, если не считать орудийной пальбы где-то невдалеке от села. А на рассвете обнаружилось, что немецкие танковые и моторизованные подразделения обошли нас со всех сторон и отрезали от других полков. Об этом мы узнали от разводчиков, посланных подполковником Хильчевским к соседям справа и слепа. Везде они натыкались на гитлеровцев.

Я видел, как в атаку на нас пошли шесть вражеских танков. На НП вместе с мной и комиссаром полка Ибрагимовым находился в это время недавно прибывший в пат полк на должность начхима младший лейтенант Попов, совсем молодой еще парень.

- Беги к Костину, - приказал я ему, - пусть свои пушки подтянет и поставит их на прямую наводку.

Попов козырнул и пулей вылетел из окопа. А через несколько минут батарея Костина уже открыла огонь. Артиллеристы подбили четыре бронированных машины, остальные две отошли.

Но к вечеру гитлеровцы снова пошли в атаку. И нам пришлось отступить. Оказались мы среди уже желтеющей пшеницы. В ней и укрылись от прицельного ружейно-пулеметного огня. Уж не знаю почему, но враг приостановил атаки, и мы получили кое-какую передышку. Говорю "кое-какую", потому что фашистские танки били по полю, и снаряды с корнем вырывали целые охапки пшеничных стеблей.

В этот момент мы и решили идти на прорыв. Я шел с одной из групп и, когда впереди показались гитлеровцы, крикнул "ура" и рванулся вперед, стреляя на ходу из автомата. Бойцы подхватили мой призыв и устремились за мной. Фашисты не ожидали, видимо, такого напора со стороны окруженного и разбитого, по их понятию, противника и, уклоняясь от рукопашной, попятились, ведя огонь на ходу.

Конечно, не обошлось без потерь и у нас: меньше половины личного состава осталось в полку, когда мы вышли из окружения.

4 июля остатки подразделений переправились через Дол и влились в состав своей дивизии в районе Лосева. Поскольку и другие части потеряли в наступательных и оборонительных боях немало личного состава и техники, дивизия нуждалась в доукомплектовании людьми, вооружением и боеприпасами. Мы практически полностью потеряли службу артиллерийского вооружения полка. Вышли из окружения только старший оружейный мастер М. И. Клюев, прибывший в полк еще при его формировании в августе 1941 года, и оружейный мастер С. И. Стребков бывший слесарь одного из авиационных заводов в Воронеже.

6-7 июля в районе Бутурлиновки в наш полк были переданы более 400 человек - остатки 1052-го стрелкового полка 301-й дивизии, понесшей большие потери. К счастью для нас, в этом полку уцелела почти полностью служба артвооружения. Она и влилась в наш полк во главе с начальником артмастерской воентехником Н. М. Коденко. Вместе с ним пришли старший артмастер Г. Д. Горваль, радиомастер А. М. Зезюкович, старший оружейный мастер П. М. Кравцов, старший химический мастер Н. С. Макаров и другие специалисты.

Пополнившись людьми и вооружением, наш полк, как и вся дивизия, получил приказ форсированным маршем преодолеть почти 300-километровый путь через Воробьевку, Алексеевскую, Михайловскую и передислоцироваться в город Фролове. Здесь мы дополнительно доукомплектовались людьми, вооружением и боеприпасами. Численность полка была доведена до 60-70 процентов штатного состава.

А через три-четыре дня дивизия получила приказ выдвинуться на 50-60 километров в юго-западном на-правлении от Фролове в район Клетской на Дону и заняла оборону на рубеже Козинский, Выездиновский, Мало-Меловская.

* * *

После отступления наших войск из-под Харькова, из Донбасса и оставления Ростова-на-Дону на южном крыле советско-германского фронта сложилась очень тяжелая обстановка. 28 июля 1942 года был издан приказ Народного комиссара обороны СССР No 227. Помню, когда получили его в штабе полка и прочитали, мурашки у всех прошли по коже. Пожалуй, впервые за всю войну так откровенно оценивалась ситуация на фронте. Главный лозунг приказа "Ни шагу назад!" был понятен всем. Отступать дальше некуда. Позади Сталинград, Волга. Враг на Северном Кавказе. Приказ No 227 был доведен до каждого бойца. В разъяснении его личному составу приняли участие все командиры и политработники. И он, конечно, сыграл свою мобилизующую роль. Люди как-то подтянулись, стали строже к себе.

В это время части дивизии вели усиленную разведку на правом берегу Дона. Выяснилось, что противник в нашей полосе оставил лишь незначительные силы для обороны отдельных пунктов, а главное ядро 6-й армии сосредоточивалось в районе Калача, в готовности к наступлению на Сталинград с запада. Этим воспользовалось командование 21-й армии и поставило нашей дивизии задачу форсировать Дон, занять плацдарм на его правом берегу в районе Кременской и выйти на верхние отроги балки Сухой Лог. Такой приказ был получен 1 августа, а в ночь на 2 августа началось форсирование реки. Первым переправился 1153-й стрелковый полк, захватив к исходу дня высоту 174,1 и обеспечив переправу главных сил дивизии. Вместе с ним 1155-й стрелковый полк форсировал Дон в районе Мало-Меловской и овладел высотой 184,1. Наш полк форсировал реку в ночь на 3 августа и с ходу вступил в бой за овладение Мало-Клетской.

Захват нашими частями плацдарма явно встревожил гитлеровцев, и они уже утром 3 августа предприняли попытку отбросить нас за Дон. Атака пехоты и танков поддерживалась массированными ударами авиации.

В этот день мы подверглись и еще одной "атаке": немецкие самолеты сбросили на плацдарм тысячи листовок. Было безветренно, почти полный штиль, как говорят моряки, и белые листки бумаги долго кружились в воздухе, прежде чем упасть на землю. Несколько листовок валялись и возле штаба полка. Я поднял одну. На одной стороне листка напечатан был призыв к бойцам 343-й стрелковой дивизии сдаться в плен, поскольку сопротивление, дескать, бесполезно, вот-вот де Советская Россия встанет на колени и попросит пощады у Германии. А на другой стороне был помещен портрет сына Сталина Якова Джугашвили, который, как заверяли авторы текста, уже находится в немецком плену и перешел на службу к фюреру. Это изделие гитлеровских спецслужб являлось также пропуском для сдачи в плен, гарантировавшим предъявившему его жизнь.

Принес я листовку в землянку штаба, протянул ее комиссару полка Ибрагимову:

- Вот, полюбуйтесь, Сабир Халилович, чего фрицы придумали...

Прочитал он текст, посмотрел на портрет и говорит мне:

- Примитивная пропаганда, Юра. Советский боец на нее никогда не клюнет. А портрет сына Сталина - это явная провокация. Даже если он и попал в плен, во что я не верю, то никогда не пойдет в услужение фашистам.

Уже много лет спустя после войны я узнал, что старший лейтенант Яков Джугашвили действительно был взят немцами в плен и погиб там и что Сталин отверг предложение гитлеровского командования обменять его на пленного немецкого генерала.

...Целый день шел бой. Но все атаки врага были отбиты. Дивизия удержала плацдарм.

Дрались воины ожесточенно. Особенно туго пришлось 1-му батальону, который оборонял высоту неподалеку от Мало-Клетской. Враг обрушил на позиции подразделения ураганный артиллерийский огонь. Несколько позже налетели бомбардировщики. И наконец пошли танки. За ними устремилась пехота. Абуховцы не дрогнули. Они отсекли автоматчиков от танков, удержались на высоте. За один день бойцы батальона отразили три атаки вражеских танков, поддерживаемых артиллерией и авиацией.

В последующих боях этот плацдарм был расширен другими соединениями 21-й армии и удерживался до перехода советских войск в контрнаступление - до 19 ноября 1942 года. А нашей дивизии было приказано в ночь на 13 августа сдать свою полосу обороны 321-й стрелковой дивизии. К исходу 14 августа мы вышли на рубеж Ново-Григорьевская, хутор Яблоньский и заняли оборону. И здесь нам тоже пришлось вести кровопролитные бои.

* * *

Массовый героизм в битве на приволжских просторах стал нормой поведения советских воинов. Именно в этой связи я вспоминаю младшего лейтенанта Г. Гордиенко. Его взвод оборонял важную высоту. На позицию подразделения ринулись до 10 вражеских танков и до двух рот пехоты. Бой шел около двух часов. Гитлеровцы, оставив на высоте четыре сожженных танка и до сотни трупов, повернули вспять. Проведать храбрецов командир роты послал своего ординарца. Когда солдат вернулся, он слова вымолвить не смог: никого из взвода не застал в живых. Все 33 героя погибли, но не сдали врагу высоту.

Бессмертный подвиг совершил комсомолец сержант Власов. Его отделение отразило очередную атаку немцев. Он один остался в живых. Фашисты окружили его окоп. Пока были патроны, Власов хладнокровно и метко стрелял. Потом отбивался гранатами. А когда осталась одна противотанковая, он, зажав рукоятку, поднялся из окопа. Шесть фашистов бросились к нашему воину, чтобы взять его в плен. Но не тут-то было. Комсомолец Власов бросил гранату себе под ноги...

Не буду утомлять читателя описанием боев, которые полк вел в сентябре и октябре 1942 года северо-западнее Сталинграда. Мы отражали яростные атаки противника и сами контратаковали, стремясь улучшить свои позиции. Мы уже знали, что 12 сентября гитлеровцы подошли вплотную к городу, выйдя на одном из участков прямо к Волге. Знали и о том, как геройски сражаются в Сталинграде бойцы и командиры 62-й и 64-й армий. Почти каждая сводка Совинформбюро начиналась тогда с боев в этой твердыне на Волге. И конечно, все хорошо понимали, что, оттягивая на себя часть вражеских войск, мы облегчаем тем самым трудное положение наших войск в Сталинграде.

Город, скрытый от позиций нашего полка высотами, горел. Черные тучи дыма висели над ним. А тот, кто побывал вблизи Волги, рассказывал нам, что на реке горела нефть, разлившаяся из разбитых барж и хранилищ.

С 28 сентября по 16 октября 343-я стрелковая дивизия сражалась в составе 24-й армии, а потом перешла в подчинение командующего 66-й армией.

29 сентября на позиции 1151-го стрелкового полка в районе Котлубани враг предпринял четыре атаки пехоты при поддержке танков. Главный удар гитлеровцы наносили по 2-му батальону, которым командовал лейтенант Нестеренко. Воины батальона при поддержке полковой батареи старшего лейтенанта Костина отбили все атаки и уничтожили при этом 4 танка. В тот день погиб лейтенант Нестеренко. Ему не было еще и 20 лет, он совсем недавно прибыл в полк, воевал смело и умело, пройдя за какие-нибудь два месяца путь от взводного до командира батальона. Правда, должен заметить, что в осенних боях под Сталинградом мы потеряли многих командиров, и такое быстрое продвижение по службе объяснялось еще и этим печальным обстоятельством.

* * *

В начале октября несколько дней подряд полки дивизии пытались улучшить свои позиции. Здесь вместе с нами вели бои 241-я и 114-я стрелковые бригады. Но успеха наши части не имели, сломить сильное сопротивление врага не удалось.

Об ожесточенности тех боев говорят такие факты.

7 октября наш полк продвинулся за несколько часов всего на 300 метров. И это после солидной артподготовки и трех налетов наших штурмовиков на вражеские позиции. В этот день отличился командир 7-й стрелковой роты лейтенант Лесовой. Он несколько раз поднимал воинов в атаку, был ранен, но не покинул поля боя. В штаб дивизии было доложено и о подвиге пулеметчика красноармейца Щенова. Из своего ручного пулемета он метко разил врагов, пока его оружие не вышло из строя. Тогда боец скрытно подполз к немецкому пулеметчику, в единоборстве одолел его, завладел его оружием и продолжал вести огонь.

В это время я исполнял обязанности командира полка, поскольку подполковник Хильчевский был еще летом переведен на другую должность, а нового командира полка пока не назначили. Чуть позже Хильчевского убыл в распоряжение политотдела армии и наш бессменный комиссар Сабир Халилович Ибрагимов. Мне особенно трудно было расставаться с ним, поскольку год с лишним, с самого рождения 1151-го стрелкового полка, я с ним работал, что называется, рука об руку. Настоящий коммунист, он меня многому научил, особенно общению с людьми, преподал мне, как и другим офицерам штаба, уроки партийно-политической работы. Мы вместе с Сабиром Халиловичем оказались в купели боевого крещения полка в степях между Таганрогом и Ростовом, в одной лодке переправлялись через Дои в станицу Нижне-Гниловскую, вместе мерзли в снегу под Харьковом и глотали дорожную пыль жарким летом, когда отступали от Северского Донца до большой излучины Дона.

Вместо Ибрагимова комиссаром полка был назначен батальонный комиссар А. Н. Шкурин. Но он "прокомиссарствовал" недолго. 9 октября 1942 года был обнародован Указ Президиума Верховного Совета СССР об установлении полного единоначалия в армии и на флоте и упразднении института военных комиссаров. И стал А. Н. Шкурин заместителем командира полка по политической части. Я с ним обменивался мнениями по поводу введения единоначалия, и мы пришли к мысли, что эта мера необходима и своевременна. Надо сказать, что Алексей Николаевич до прихода на должность командира полка подполковника П. Р. Панского (а это случилось в начале декабря) никогда не подчеркивал по отношению ко мне свое старшинство и в звании (я только несколько месяцев назад сменил три "кубаря" в петлицах на капитанскую "шпалу") и в возрасте (ему было уже под сорок). Это был умный, очень тактичный, выдержанный политработник. И я очень сожалел, что мне пришлось поработать с ним всего несколько месяцев. В январе 1943 года Алексея Николаевича не стало... Но об этом я расскажу позже.

Уж раз я вспомнил о двух первых комиссарах полка, скажу и о том, что партийно-политическая работа велась в подразделениях непрерывно и целеустремленно. Ежемесячно пополнялись ряды коммунистов и комсомольцев, особенно перед серьезными боями. В октябре 1942 года, например, в кандидаты и члены ВКП(б) было принято 26 бойцов и командиров.

При проведении партийно-политической работы учитывалось то обстоятельство, что личный состав полка был многонационален. Причем немало красноармейцев, призванных из союзных республик Средней Азии, слабо знали русский язык. При общении с ними незаменимым помощником был секретарь комсомольского бюро полка старший лейтенант Галиев, татарин по национальности. Он знал кроме русского и татарского казахский и узбекский языки. Хорошо помню, как на полковых митингах перед боем комсомольский вожак выступал подряд на четырех языках. У него в активе были комсомольцы, хорошо владеющие наряду с русским языком грузинским, азербайджанским, армянским. В политдонесениях в политотдел дивизии не раз упоминались в связи с воспитательной работой среди воинов нерусской национальности фамилии комсомольских активистов Ахмедова, Самбекова, Чалидзе, Петросяна...

Как уже говорилось выше, 16 октября 343-я стрелковая была передана в состав 66-й армии Донского фронта и в этой армии была "прописана" до конца Великой Отечественной войны. 66-я имела задачу активными действиями сковать противника, не дать ему возможности перебрасывать к Сталинграду подкрепления. Для выполнения этой задачи командарм А. С. Жадов приказал командиру нашей дивизии подготовить и провести ряд частных боевых действий с целью упрочения своих позиций. В этих боях, естественно, принимал участие и наш полк.

Особенно памятным для меня как врио командира полка оказался бой 20 октября в районе балки Копной и высоты 112,7. Погода в тот день была, прямо скажем, паршивая. Прошедший ночью дождь расквасил землю, с утра повалил мокрый снег. Наступать в таких условиях тяжело. Была проведена получасовая артподготовка, завершившаяся, как обычно, залпом "катюш". Вслед за этим наши "илы" группами по 5-6 самолетов штурмовали позиции врага. Казалось бы, успех атаки был обеспечен. Тем более что в боевых порядках пехоты шли танки Т-34. И опять, как и двумя неделями раньше, полки дивизии не смогли продвинуться больше чем на 200 - 300 метров. Почему? Огневые точки противника были подавлены лишь частично. Семь тридцатьчетверок подорвались на минных полях: гитлеровцы успели снова заминировать проходы, проделанные нашими саперами. Короче говоря, вывод я сделал для себя однозначный: силы противника надо знать досконально, если хочешь добиться успеха в бою малой кровью.

Должен сказать, что в эти осенние месяцы в нашем полку, да и не только в нашем, сложилось довольно тяжелое положение со снабжением бойцов продуктами, а лошадей - фуражом. Дороги развезло. Автомобили застревали в грязи. И только на конных повозках можно было подвезти продовольствие.

В один из октябрьских дней группа бойцов транспортной роты во главе с политруком Дудниковым возвращалась с базы снабжения в полк. Везли продовольствие, боеприпасы. Колеса повозок вязли в липкой грязи, и обоз с большим трудом продвигался вперед. И люди, и кони устали безмерно и едва держались на ногах. Было решено выпрячь лошадей, дать им отдохнуть. А тут один из бойцов заметил, что кони разбрелись по полю, нагибают головы и что-то едят. Оказалось, что недалеко от проселочной дороги целое поле нескошенной пшеницы, правда, хлеб был полегший. Дудников осмотрел это поле и пришел к выводу, что за счет зерна и соломы вполне можно пополнить запасы полка в кормах. Об этом он и доложил мне, когда привел обоз в полк. Посоветовался я с замполитом, и решили мы создать спецгруппу по уборке зерна. Основное ядро ее составляли бойцы транспортной роты, поэтому сразу же это не совсем обычное дело я поручил старшине Ф. Ф. Митюре, потомственному хлеборобу. С несколькими бойцами он отправился по ближайшим селам с целью раздобыть вилы, грабли, косы, катки для молотьбы. Митюре повезло: он достал двое вил, трое граблей, сломанный каток, несколько кос, а самое главное - две неисправные сенокосилки. Из них кое-как собрали одну. И работа закипела.

Потом бойцы расчистили площадку под ток и там молотили пшеницу.

Несколько суток трудились люди на этом колхозном поле и убрали около десятка гектаров. Большим подспорьем для кормления лошадей стали зерно и солома, доставленные в полк.

* * *

25-ю годовщину Великого Октября мы встретили в окопах. Правда, представители со всех подразделений были собраны на короткий митинг, на котором был зачитан праздничный приказ Наркома обороны И. В. Сталина. Выступившие на митинге парторг капитан Борозенец, помощник начальника штаба капитан Белоусов, командир отделения сержант Ипатов клялись сделать все возможное, чтобы не допустить захвата Сталинграда гитлеровцами.

Мы, разумеется, не знали тогда, что к этому времени Ставкой Верховного Главнокомандования был уже детально разработан план нашего контрнаступления под Сталинградом, как не знали и того, что представители Ставки генерал армии Г. К. Жуков, главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов уже не один день работали в войсках Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов, подготавливая это контрнаступление.

И вот 19 ноября в полк поступило обращение Военного совета Донского фронта.

"Теперь, - говорилось в этом обращении, - на пашу долю выпала честь развивать мощное наступление на врага... За время войны мы с вами закалились в борьбе, получили большой воинский опыт. К нам на усиление фронта прибыли новые части. Мы имеем все условия для того, чтобы наголову разбить врага, и мы это сделаем обязательно.

...Великая честь выпала сегодня нам - идти в сокрушительный бой на проклятого врага. Какой радостной будет для нашего народа весть о нашем наступлении, о нагнем продвижении вперед, об освобождении нашей родной земли!

Мы сумеем сокрушить вражеские полчища.

Вперед на врага!"{2}.

Обращение Военного совета фронта было доведено до всех бойцов и командиров на митингах, состоявшихся в подразделениях. Выступая на них, воины давали слово, что не пожалеют крови и самой жизни для разгрома гитлеровцев под Сталинградом.

День 19 ноября выдался холодным. Дул резкий ветер, перегоняя по полю снежную пыль, наметая сугробы. По небу плыли белесые тучи. Мы с помощником начальника штаба капитаном Н. Егоровым готовили роту лейтенанта В. Федоренко к захвату вражеского дзота, который бельмом в глазу торчал перед левым флангом полка. Из-за этой сильной огневой точки, окаймленной густой сетью окопов, уже не раз разгорались бои. Но пока она оставалась в руках противника.

Бойцы роты, разделившись на три группы - штурмующую, захвата и резервную, выдвинулись на передний край. Артиллерийская батарея поддержки открыла огонь. Она била по опорному пункту почти каждое утро минут по десять - пятнадцать. Фашисты уже знали это и, чтобы избежать потерь, прятались в укрытия. Так они поступили и на сей раз и, как говорится, попали в ловушку.

Едва раздались первые залпы, все бойцы роты внезапно ринулись вперед, захватили не только первую вражескую траншею, но и позволили штурмующей группе приблизиться к доту. Когда гитлеровцы спохватились, было уже поздно. Эта оборонительная точка была взорвана. Контратака фашистов тоже не удалась.

Никогда не забыть мне боя за высоту 137,8. Было это за неделю до Нового года севернее Орловки. Здесь фашисты создали ряд опорных пунктов, оборудованных землянками на 4-8 человек. Землянки были покрыты шпалами, полуметровым слоем земли и броневыми листами, снятыми с подбитых танков. Оборона высоты была построена таким образом, что четыре линии окопов расходились от ее центра лучеобразно. Это обеспечивало взаимную огневую связь между опорными пунктами и давало возможность прикрыть перекрестным и фланкирующим огнем все подступы к ним.

В первой линии окопов находились пулеметы, во второй и третьей к ним добавлялись противотанковые орудия и 81-мм минометы. В глубине располагались огневые позиции артиллерийских орудий. Оборонял ее сводный батальон 92-го мотопехотного полка, который поддерживали артиллерия 60-й мотодивизии и танки 16-й дивизии.

Столь крупные силы гитлеровцы сосредоточили здесь потому, что высота 137,8 имела важное тактическое значение. Со взятием со у наших войск появлялась возможность просматривать и контролировать оборону немцев и дорогу, идущую от Орловки на Городище, Кузьмичи, совхоз "Опытное поле".

И вот наш 1151-й полк совместно с 1153-м полком получил задачу овладеть высотой 137,8. Начать атаку фашистских позиций было приказано 1-му батальону, которым продолжал командовать уже хорошо знакомый читателю Николай Абухов, ставший в боях на излучине Дона капитаном.

Плечистый, среднего роста, с непокорным русым чубом, выглядывающим из-под каски, двадцатилетний комбат всем своим решительным видом внушал доверие бойцам, которые готовы были идти за своим командиром в огонь и в воду. Он считал золотым правилом наступательного боя слова великого полководца Суворова: "Быстрота и внезапность заменяют число". Тщательно изучив данные разведки, Абухов умело расставил силы, уточнил взаимодействие артиллеристов, пулеметчиков и автоматчиков, настойчиво внушал всем бойцам, что быстрота и натиск решают успех боя.

В ночь на 25 декабря разбушевалась непогода, усилился мороз, шел обильный снег, свирепствовала пурга. Еще затемно батальон скрытно подошел к исходному рубежу. На рассвете, разрывая густую пелену снегопада, мелькнули огненные снаряды "катюш". Следом ударили дивизионные пушки, застрочили по окопам врага пулеметы.

С первыми залпами "катюш" поднялись в атаку роты, чтобы нанести удар по врагу одновременно с флангов и с фронта. Короткими перебежками, падая и увязая в снегу, бойцы подтянулись почти к самому переднему краю. А когда батареи перенесли огонь в глубину, воины вместе со снежным вихрем ворвались в первую траншею. Командир полка послал меня в 1-й батальон, и я бежал вместе с Абуховым, ни на шаг не отставая от первой цепи. Слева, то догоняя нас, то забегая вперед, мелькал с красным флагом, заткнутым за ремень, старшина И. А. Кузьменко, В траншею мы буквально свалились на головы гитлеровцев с высокого бруствера. Выстрелы, удары, крики, ругань - все слилось в один яростный гул боя.

Первой ворвалась в расположение врага 2-я стрелковая рота во главе с лейтенантом В. С. Федоренко, который смело и решительно увлекал бойцов своим личным примером. Особенно удачливыми были автоматчики под командованием старшего сержанта Печерина, которые, наступая с левого фланга, первыми заняли блиндажи немцев и этим способствовали успешному продвижению следующей группы бойцов.

Впереди еще линия блиндажей. Каждый хорошо укреплен, приспособлен к обороне. По ходу сообщения к ближайшему из них подбирается пулеметный расчет сержанта Щеглова. Правее его вытягивает на бруствер свою бронебойку боец-коммунист Н. И. Канин. Это надежные и опытные воины. За полтора года войны они много повидали, испытали, закалились. Где-то сзади доносится зычный бас сержанта Ивана Бездорожного. Он сам и его расчет - Костриченко, Поторов, Леонов, Матвиенко и Русинов - на руках подтягивают 45-мм противотанковое орудие. К ним на помощь бросаются пехотинцы. Совместными усилиями они перетаскивают пушку через траншею.

Я оглядываюсь в поисках связных. Абухов улавливает это и кричит:

- Ковтун, Гальченко, ко мне!

Связные появляются словно из-под земли. Я отсылаю их к артиллеристам с просьбой усилить огонь по немецким блиндажам. Через несколько минут разрывы наших снарядов становятся чаще и плотнее.

Вот уже позади и вторая линия блиндажей. Комбат и его заместитель по политчасти политрук Виктор Васильевич Кузин вместе со своими подчиненными уже прорвались на юго-восточные скаты высоты 137,8. Бойцы и командиры в одном порыве. Их не может остановить никакой огонь. Где-то сбоку назойливо строчит вражеский пулемет. Лейтенант Н. Р. Рудов, заместитель командира роты ПТР, не поворачивая головы и не отрывая взгляда от огненных вспышек пулеметных выстрелов, громко приказывает:

- Ружье, быстро!

В считанные секунды он из ПТР разбил станковый пулемет противника, чем помог абуховским автоматчикам двигаться дальше вперед. А когда фашисты двинули в контратаку три танка, лейтенант огнем из противотанкового ружья поджег один танк, другой подбил, а третий обратил в бегство.

Гитлеровцы во что бы то ни стало стремились сдержать натиск советских воинов. Когда враг снова усилил обстрел, пулеметная рота 1-го батальона под командованием старшего лейтенанта Ф. Г. Гаркуши споим массированным огнем быстро подавила и уничтожила огневые точки противника. Сам Гаркуша захватил в бою тяжелый пулемет и из этого трофейного оружия истреблял отступающих немцев. Его заместитель старший лейтенант Г. Д. Храмцев в самый горячий момент боя тоже сам лег за пулемет, метко подавил огневую точку противника да еще захватил трофеи - один ручной пулемет и 10 винтовок.

Метр за метром наши бойцы прогрызали вражескую оборону. Пушки подтягиваются на прямую наводку. В этот момент стало известно о подвиге старшины роты И. А. Кузьменко. В разгар боя был тяжело ранен командир роты. Старшина принял командование на себя. Воодушевляя бойцов, он с развернутым красным флагом первым поднялся на высоту и так умело организовал оборону, что ни одна из вражеских контратак не достигла успеха.

К полудню противник подтянул резервы и двумя батальонами пехоты при поддержке танков навалился на наш левый фланг. Завязалась жаркая схватка. Наши пехотинцы отсекли вражескую пехоту от танков, остановили ее в глубоком снегу. С танками расправились артиллеристы, которыми командовали опытные командиры Костин и Радченко. Они подожгли десять машин. Остальные были остановлены огнем противотанкового дивизиона из глубины нашей обороны и отошли.

Когда высота была нами полностью занята, противник начал контратаковать полк при поддержке танков. 26 декабря во время одной из таких вражеских контратак был тяжело ранен отличившийся накануне командир пулеметной роты Гаркуша. Его заместитель, старший лейтенант Храмцев, принял на себя командование ротой, которая героически отразила 5 вражеских контратак. А Гаркушу вынес из-под обстрела пулеметчик красноармеец В. Д. Дмитриев.

Железную выдержку, удивительное бесстрашие проявил во время другой контратаки гитлеровцев командир отделения роты ПТР старший сержант А. Г. Гарковенко. Он не растерялся, когда на позицию подразделения ринулось несколько фашистских танков, а у бронебойщика осталось всего два патрона. Мгновенно оценив обстановку, он принял решение подпустить танки ближе и бить по ним наверняка, без промаха. Выждав, когда они подошли на дистанцию 100-150 метров, Гарковенко открыл огонь. Первым выстрелом он поджег один танк, вторым подбил другой.

Все попытки врага вернуть утраченные рубежи окончились провалом. В этом была немалая заслуга и бронебойщиков. Командир роты ПТР лейтенант В. С. Козлов умело расставлял силы, уверенно управлял огнем, при этом он сам вывел из строя пушку вражеского танка.

Вновь отличилась санинструктор Мария Кухарская, только что вернувшаяся в полк после излечения. Она была в гуще боев за высоту 137,8. 26 декабря, когда абуховский батальон самоотверженно отбивал ожесточенные контратаки противника, Кухарская с риском для жизни вынесла с поля боя, предварительно оказав им медицинскую помощь, больше двадцати раненых бойцов и командиров.

Под Сталинградом прибыла в наш полк санинструктор Мария Похалюк. Черноглазая веселая украинка поспевала всюду. И в этом тяжелом бою она спасла более десятка жизней. Четкую и своевременную эвакуацию раненых умело организовал, проявив при этом личное мужество и бесстрашие, командир взвода санитарной роты полка старший военфельдшер А. Д. Некрасов.

Старший лейтенант М. Марциновский, вдохновленный подвигами воинов 1-го батальона, написал поэму "Абуховцы", которая была напечатана в нашей дивизионной газете "Героический поход". Есть там и такие строки, посвященные заключительному этапу боя за высоту 137,8:

Ведь здесь абуховцы,

один или двадцать

неважно. Фашистам

вовек не прорваться!

Захват этой высоты лишил врага важного опорного пункта и обеспечил советским войскам возможность развивать наступательные операции по дороге на Орловку, Городище, Кузьмичи, совхоз "Опытное поле", разъезд Древний Вал и тракторный завод.

В эти зимние месяцы русский мороз устроил нам настоящий экзамен на прочность духа. И хотя бои были жаркими, бойцов и командиров донимала стужа. Ртутный столбик термометра редко поднимался за отметку -30°. К тому же в открытой, безлесой степи свободно гулял пронизывающий ветер. Единственное спасение от холода и ветра - землянки, наспех оборудованные самодельными буржуйками. Но чем топить их? О дровах и угле можно было только мечтать. Все, что могло гореть, в том числе и полусгнившую солому, выкопанную из-под снега, сожгли. Тогда мы начали топить толом. Да, да, толом, не удивляйтесь! Разламывали толовые шашки на небольшие куски и клали в буржуйку. И взрывчатка спокойно горела довольно жарким пламенем.

Пробовали топить и порохом из трофейных немецких снарядов. Сам снаряд вынимали из гильзы, а порох - длинные трубки - вытряхивали на пол землянки. Эти трубки крошили и понемногу подкладывали в буржуйку.

Раздавался небольшой взрыв, но стенки печки выдерживали его. Правда, порох сгорал быстро и не давал столько тепла, как тол. К тому же хранить его в землянке было опасно: достаточно попасть на него даже огоньку от спички, и он взрывался. Такой взрыв случился и в землянке, где жили командир полка подполковник Панский, командир разведроты капитан Семенюта и я. Было это под вечер. Зашла к нам погреться санинструктор Мария Похалюк, дежурившая в траншее. В печке, как обычно, потихоньку горел тол, а метрах в трех от нее, на полу, лежали несколько трубок пороха. Семенюта, прикурив папиросу, нечаянно бросил туда спичку. Раздался взрыв. Отделались, правда, все легким испугом. И тем не менее командир полка запретил после этого пользоваться порохом из снарядов для отопления.

И питались мы в те тяжелые дни плохо. И не потому, что на складах не было продовольствия. Было оно. Но подвезти его было не на чем: почти все лошади в полку пали от бескормицы. А автомобилей у нас не было, Основной едой была перловая каша, которую еще в старой русской армии солдаты метко прозвали "шрапнелью". Хлеб и тот доставлялся с перебоями. Родники, из которых мы осенью брали воду, замерзли. И воду получали, растопив снег в котелках.

Но я могу засвидетельствовать, что и в таких условиях воины полка били врага яростно, стойко отражали его отчаянные атаки. Никто не ныл, не жаловался на лишения. Все честно и самоотверженно выполняли свой долг перед Родиной.

* * *

В январе разгорелись жестокие бои за балку Сату. Наступление велось медленно, от окопа к окопу, от блиндажа к блиндажу. Каждый захваченный нами опорный пункт незамедлительно закреплялся: устанавливались на прямую наводку орудия, оборудовались окопы для минометов, противотанковых ружей и пулеметов. Это позволяло нам успешно отбивать контратаки врага, удерживать за собой завоеванные рубежи. В этих изнурительных, изматывающих силы боях мы теряли своих боевых товарищей. Отважным офицером проявил себя в боях за балку Сату командир 1-й стрелковой роты старший лейтенант Д. В. Писарев. Под сильнейшим огнем противника он умело, тактически грамотно руководил своим подразделением, первым ворвался во вражеский блиндаж и захватил в плен 5 немецких солдат. В ходе боя он был трижды ранен, но продолжал командовать ротон. Когда разрывом мины был убит пулеметчик, Писарев сам лег за ручной пулемет. Но вскоре вражеская нуля сразила бесстрашного офицера. Командование принял на себя старший лейтенант И. Н. Петремгвушвили, который смело и решительно повел бойцов в атаку.

19 января 1943 года, когда наступающие подразделения полка уже овладели восточными отрогами балки Сату и воины батальона успешно продвигались вперед, при отражении одной из гитлеровских контратак геройски погиб капитан Николай Дмитриевич Абухов. Случилось это в районе высоты 112,7, где у фашистов было 7 линий окопов на глубину до 3 километров. Батальон проник слишком далеко в оборону противника и оголил свой левый фланг. Туда-то и рванулись фашистские танки с десантом пехоты.

Абухов захватил с собой группу солдат и бросился навстречу десанту. Они успели добежать до отсечной траншеи. Три танка шли уступом прямо на них. За машинами - цепочки пехотинцев. Капитан огляделся: красноармейцы сноровисто разгребали снег, укладывали на бруствер гранаты и бутылки с горючей смесью. И он тоже разгреб канавку в снегу, приготовил гранаты. Томительны минуты ожидания. Все ближе гитлеровские танки. Вдруг в этот напряженный момент комбат услышал взволнованный голос Марии Кухарской:

- Как же сладим с ними, пушки-то нету...

Абухов резко бросил:

- Немедленно уходи отсюда!

- Гранаты возьми, - Мария открыла сумку, аккуратно положила у ног Абухова две противотанковые гранаты и, пригнувшись, молча отошла подальше.

Танки ударили по гребню отсечной траншеи, которая почерневшим, извилистым жгутом тянулась в тыл полка. Снаряды рванули мерзлую землю, вздыбили снег чуть правее и сзади цепочки бойцов. Пронесло. А танки все ближе и ближе. До них уже не более 50 метров. И тут пошли в ход гранаты. Передний танк, разматывая левую гусеницу, закружил на месте. Второй уже навалился передними катками на траншею и стал разворачиваться, чтобы проутюжить ее. В этот миг капитан Абухов и метнул на корму танка противотанковую гранату. Над машиной взметнулось черно-багровое облако. Николай удал на дно траншеи. К нему кинулась Кухарская.

Она распахнула ватник комбата и зажмурилась: гимнастерка, продырявленная в нескольких местах, кроваво взмокла...

Третий танк не рискнул подойти к траншее. Отстреливаясь, он пятился к балке. В этот момент на отсечную позицию выкатили свои орудия противотанкисты. В коротком окровавленном полушубке Мария металась от одного раненого к другому. Из сумки белой лентой тянулся размотанный бинт. Усталость сгибала плечи девушки. Десятки воинов были ей обязаны жизнью. Своими руками она откапывала их из снега, перевязывала и на покоробленной от мороза плащ-палатке волокла с поля боя к блиндажам, к людям, к теплу. Подвигу, который совершила Мария Кухарская, нет равных. О ней слагали на фронте стихи и песни. Родина высоко оценила ее мужество, наградив за бои под Сталинградом орденом Ленина.

Вместо погибшего Николая Абухова командиром 1-го батальона был назначен старший лейтенант М. Ф. Ананенко. Коммунист с довоенным стажем, Михаил Федорович добровольно ушел на фронт с должности председателя райисполкома. Отличался он завидным хладнокровием и в самых драматических ситуациях боя никогда не терялся, действовал смело и решительно. В одном из первых боев под Сталинградом Ананенко был ранен в ногу, по в госпиталь идти отказался, хотя почти два месяца хромал. А чтоб легче было двигаться, он раздобыл где-то кавалерийскую шашку, вернее, клинок без ножен и ходил, опираясь на него, как на палку.

Таким он мне и запомнился: лихой пехотинец в ватной телогрейке (шинели под Сталинградом мы почти не носили), с обнаженной шашкой в руке.

* * *

Почти весь январь мы с боями преследовали отступающего противника. В трудных сражениях полк освободил Кузьмичи, совхоз "Опытное поле". Умело был осуществлен прорыв укреплений гитлеровцев 1-й стрелковой ротой, которой теперь командовал лейтенант П. И. Мельников. Под его руководством рота выбила немцев из 6 блиндажей, захватив при этом 16 пленных, в рукопашной схватке истребила 50 фашистов и захватила один тяжелый и 2 ручных пулемета. А 2-й стрелковый взвод под командованием младшего лейтенанта А. М. Мартынова выбил фашистов из 4 блиндажей. В этих боях отличились и воины минометного взвода лейтенант А. Ф. Ильченко, и минометный расчет Н. И. Закутного. Лейтенант Т. М. Арбузов, заместитель командира минометной роты, бессменно корректировал огонь минометчиков.

Из январских сводок Совинформбюро нам было известно, что идут бои по прорыву блокады Ленинграда. И вот 18 января она была прорвана! Это был большой праздник для всего советского народа.

А 21 января мы узнали об изгнании немецко-фашистских захватчиков из Ставрополя, города, где формировался наш полк. В подразделениях состоялись митинги. Воины решили послать в газету "Ставропольская правда" открытое письмо своим землякам, в котором поздравили их с освобождением края и выразили надежду, что ставропольцы возродят к жизни города, села и станицы и внесут достойный вклад в экономику страны. А мы, заверяли земляков воины полка, будем громить ненавистного врага и не пожалеем ни крови, ни самой жизни для достижения полной победы над гитлеровской Германией.

Письмо подписали старшина Дорошенко, сержант Теряев и красноармеец Гальченко из Петровского района, младший сержант Куцевалов из Благодарненского района, капитан Борозенец и красноармеец Ширяев из Красногвардейского района, красноармеец Прохода из Ново-Александровского района, ефрейторы Ковтун и Черненко из Апанасенковского района, старший лейтенант Пирогов и красноармеец Можаев из Нагутского района, другие ставропольцы.

Памятным для воинов полка был день 26 января. В этот день у Мамаева кургана соединились войска 21-й и 62-й армий Донского фронта, расчленив тем самым окруженную группировку немецко-фашистских войск на две части, северную и южную. Мы доколачивали северную.

23 января 343-я стрелковая дивизия нанесла главный удар в направлении Орловка, Сталинградский тракторный завод. Через несколько дней мы вплотную подошли к развалинам заводских корпусов.

Вот они, искромсанные бомбами и снарядами, обожженные огнем, молчаливо поднявшиеся над землей черные, горестно изломанные скелеты. Больно смотреть не только на израненных, искалеченных войной людей, больно смотреть и на здания, превращенные в руины, на землю, обезображенную воронками, скопами и траншеями.

Все это противоестественно, направлено против самой жизни, человеческого существа.

Полк занял позиции по гребню балки со странным названием Мокрая Мечетка. В балке, в избушке, оборудовали КП, а НП вынесли на гребень. В тот день мы сидели втроем на командном пункте - подполковник Панский, майор Шкурин и я. Обговорили, как нам штурмовать большое трехэтажное здание, видимо, бывший административный корпус Тракторного завода. Надо было создать штурмовые группы, определить огневые средства поддержки атаки.

- Вот ты этим и займись, Юрий Андреевич, - сказал мне командир полка, - а мы с комиссаром на НП пойдем. Оттуда виднее, что и как делать, да и за немцами заодно понаблюдаем.

Не прошло и часа, как зазвучал телефонный зуммер. Я снял трубку, нажал рукой на клапан.

- Беда, товарищ капитан, - узнал я взволнованный голос начальника разведки капитана Белоусова. - Командир полка ранен, а замполит погиб.

400 метров, отделявшие НП от командного пункта, я преодолел за несколько минут, благо в снегу была уже проторена тропинка. Взору открылась печальная картина. Блиндаж наблюдательного пункта был разворочен взрывом снаряда. На земляном полу лежали Панский и Шкурин. Командир полка был в сознании, он получил ранение в ногу, а на тело замполита страшно смотреть: обе ноги до колен были оторваны, лицо залито кровью. А рядом валялся пистолет. Позже мы выяснили: Шкурин был после ранения жив, но пустил себе пулю в висок. Или мучений не выдержал, или калекой не хотел оставаться... Погиб верный мой фронтовой товарищ, которого любили в полку за справедливость, мужество, внимание к людям. И опять стал я врио командира полка. Но ненадолго. А Шкурина заменил батальонный комиссар И. Г. Безухов.

* * *

Утро 2 февраля было морозным, по-зимнему сумрачным. Сквозь маленькие обмерзлые оконца избушки, прилепившейся на склоне балки Мокрая Мечетка, где разместился штаб нашего полка, неохотно сочился рассвет. В избушке пришлось зажечь коптилку. Тонкий подрагивающий огонек замерцал над грубо сколоченным столом, вокруг которого на шатких поскрипывающих скамейках сидели мои товарищи - помощники начальника штаба полка капитаны Л. К. Саморуков, А. П. Ишков и начальник разведки капитан А. А. Белоусов.

В неярком свете коптилки лица моих товарищей кажутся старше, суровее. Как всегда спокойно, смотрит голубыми глазами Алексей Саморуков. Он обладает удивительной способностью сохранять выдержку, самообладание в любых условиях, даже тогда, когда земля вокруг рушится от разрывов бомб и снарядов.

Рядом с Алексеем нетерпеливо ерзает на скамейке Анатолий Белоусов. Чувствуется, ему не сидится на одном месте. Деятельная живая натура Анатолия требует движений, действия. В черных волосах капитана поблескивает седина память о рейдах в тыл врага.

Старше нас всех Александр Ишков, который среди грубоватого фронтового люда славится своей вежливостью, корректностью. При нем даже самые заядлые острословы не решаются употребить круто посоленное выражение.

Белоусов, отогнув рукав ватника, смотрит на часы: восемь. Через два часа нашему полку приказано атаковать фашистов, засевших в развалинах Тракторного завода.

- Проклятые гансы! - Анатолий вскакивает со скамейки и оказывается у окошка, покрытого пушистым налетом инея. - Какого... черта они здесь уперлись, как бараны?

Мы целиком разделяем негодование товарища. Уже всему Сталинграду известно о капитуляции Паулюса. Группировка фашистов, окруженная в южных районах города, сложила оружие. И только здесь, на севере, засев в руинах Тракторного завода, гитлеровцы продолжают отчаянно сопротивляться.

На что они надеются? Кольцо наших войск намертво обхватило остатки 6-й немецкой армии. Им некуда деться. Самое разумное сейчас для них - сдаться. Каждый лишний час сопротивления только увеличивает число жертв - от наших бомб и снарядов, от жестоких морозов, от голода. Много позднее мне довелось прочитать к одной книге, что гитлеровские офицеры получали в Сталинграде по 150 граммов хлеба в сутки, солдаты - по 50. Зачастую и эта мизерная норма урезывалась наполовину. Питались кониной - мясом замерзших лошадей.

Еще в начале января над позициями гитлеровцев были разбросаны с самолетов тысячи листовок с "Обращением к солдатам и офицерам немецкой армии, окруженным в районе Сталинграда". Его подписали командующие Сталинградским и Донским фронтами генерал-полковник А. И. Еременко и генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. "Немецкий солдат, сдающийся в плен в безнадежном наложении, говорилось в обращении, - совершает не поступок позора, а акт благоразумия".

Советское командование искренне стремилось предотвратить массовые, бессмысленные жертвы. И не наша вина, что гремели бои, лилась кровь. С упорством фанатиков гитлеровское командование требовало от своих потрепанных вояк одного: сражаться. Не надеясь на силу приказа, фашисты ужесточали репрессии. Исступленной, звериной злобой наполнены строки документа, найденного среди бумаг разгромленного штаба одного из гитлеровских корпусов: "Каждый, кто попытается капитулировать, будет расстрелян! Каждый, кто выкинет над окопом белый флаг, будет расстрелян! Каждый, кто поднимет сброшенный с самолета хлеб и колбасу и не сдаст их, будет расстрелян!"

В это же время по окруженной группировке был отдан не менее людоедский приказ: "Раненым и больным не выдавать больше ни грамма продовольствия".

И в это же время но личному распоряжению Геббельса все радиопередачи для солдат и офицеров армии Паулюса, гибнущей в сталинградском котле, в обязательном порядке заканчивались песней: "Вслед за декабрем всегда приходит снова май". Трудно придумать более чудовищную, более циничную насмешку над людьми, обреченными на мучительную гибель среди чужих, полыхающих огнем и ненавистью руин.

Ничего не помогло - ни яростные попытки вызволить из окружения войска 6-й армии, ни угрозы расстрела, ни сентиментальные песенки. В плен стихийно сдавались и отдельные солдаты, и батальоны, и даже полки. Те самые, что под громы победных оркестров вступали в Брюссель, маршировали по Парижу. Те самые, что предавали огню города Югославии и Греции, проливали кровь мирных польских крестьян, принесли горе на советскую землю.

Стойкость и мужество советских воинов отрезвили немало голов, затуманенных бредовыми идеями о мировом господстве. Бессмысленность дальнейшего сопротивления в конце концов признал и сам Паулюс, 30 января 1943 года произведенный Гитлером в генерал-фельдмаршалы. Через день он подписал приказ о капитуляции южной группировки гитлеровских войск.

А северная еще продолжала сопротивляться...

Многого мы не знали в те дни, многое стало известно лишь годы и годы спустя. Одно мы понимали тогда хорошо - гигантское сражение на Волге идет к концу. И каждый из нас горел желанием сделать все, чтобы приблизить дни победы, как можно быстрее очистить израненный город от фашистской нечисти.

... Мы еще раз проверили готовность к атаке. Вроде бы все предусмотрели, все прикинули. Но на войне как на войне - возможны любые неожиданности. Гитлеровцы превратили Тракторный завод в сильный опорный пункт. Развалины были буквально нашпигованы огневыми точками. Каждый метр земли, усеянный битым кирпичом и горелым железом, простреливался вражескими пулеметами.

А сил у нас было, как говорится, кот наплакал. В полку осталось всего несколько десятков активных штыков. На полнокровную роту не наберется. Бои в Сталинграде обошлись нам высокой ценой.

Боевые действия в городе значительно отличаются от тех, которые ведутся в полевых условиях. Высокие здания и другие сооружения, вплотную примыкающие друг к другу, заметно сужают обзор, сковывают маневр, усложняют действия приданных подразделений. Разрушенные дома, завалы на улицах, минно-взрывные заграждения, пожары расчленяют первоначально принятый боевой порядок атакующих подразделений на отдельные группы, которым зачастую приходится действовать самостоятельно.

Бои в Сталинграде привели к рождению новых приемов борьбы с противником. В условиях большого города наиболее эффективными оказались действия штурмовых групп и штурмовых отрядов. Их состав и структура зависели от характера атакуемого объекта, его величины, прочности обороны, боеспособности гарнизона. Все это влияло и на выбор средств поддержки атакующих подразделений.

Вот и на этот раз мы тщательно прикидывали своп возможности, стараясь максимально использовать все, что было в наличии.

- Негусто получается, - озабоченно сдвинул брови Саморуков.

- Гранат побольше надо взять, - заметил Белоусов. - Гранатой немца из любой щели выковырнешь.

Ишков вышел и через несколько минут вернулся, неся в одной руке котелок с горячим чаем, в другой - буханку мерзлого хлеба.

- Чай - это хорошо! - оживился Белоусов и хитровато посмотрел на меня. - А чего-нибудь покрепче не найдется?

- Покрепче будет, когда доложишь, что твои разведчики дали фрицам прикурить как следует, - ответил я.

Под дружеские шутки быстро опустели кружки с чаем. Белоусов поднялся из-за стола первым.

- Я пошел на НП, - коротко произнес он уже другим, посерьезневшем голосом.

Мы молча посмотрели ему вслед. На минуту в избушке повисла тревожная тишина. "Увидимся ли после боя?" - подумал я. Те же мысли прочитал и на лицах товарищей. Война научила нас смотреть правде в глаза, какой бы жестокой она ни была. Можно разговаривать с другом, и через какое-то время увидеть его лежащим на земле с окровавленным виском, на котором уже не тают редкие холодные снежинки... И никто не знает, когда и с кем это случится. Капитан Анатолий Арсентьевич Белоусов прошел живым и невредимым сквозь пекло сражения под Сталинградом. Фашистская пуля нашла его на Днепре промозглой осенью 1943 года...

Почти одновременно поднялись из-за стола Саморуков и Ишков. В их глазах тоже не осталось и следа недавних шуток. На фронте я не раз был свидетелем, как даже самые закаленные, бесстрашные люди перед боем неуловимо менялись, словно отсекали от себя все лишнее, сосредоточиваясь мыслью на одном ожидании первых, самых томительных минут атаки.

Неожиданно запищал телефон. Я торопливо снял трубку и услышал знакомый голос командира 1-го батальона старшего лейтенанта М. Ф. Ананенко.

- Товарищ капитан! - в голосе комбата пробивалась какая-то пока непонятная для меня радость. - У нас тут парламентер!

- Какой парламентер? - удивился я.

- Немецкий! Кажется, лейтенант. С белым флагом!

Вот так новость! Только что все мысли у меня были заняты предстоящим боем, а теперь - этот парламентер.

Что ему надо?

- Немедленно доставить немца в штаб полка, - приказал я.

Очевидно, на моем лице было написано такое волнение, что Саморуков и Ишков разом воскликнули:

- Что случилось?

- Сам пока толком не пойму, - честно признался я. - Погодите, сейчас доставят немецкого парламентера. Послушаем, что он скажет.

Дверь избушки распахнулась, и через порог шагнул среднего роста худощавый немецкий офицер в изрядно потрепанной шинели. Несмотря на весьма плачевный внешний вид, он старался держаться подчеркнуто подтянуто - щеголеватым жестом отдал честь, звучно щелкнув при этом каблуками сапог.

Следом за немцем вошел политрук В. В. Кузин, заместитель командира батальона по политической части.

- Парламентер доставлен, товарищ капитан, - доложил он.

Я невольно задержал взгляд на немецком офицере. Было как-то странно видеть в нескольких шагах от себя безоружного врага. За время пребывания нпа фронте я привык, что всякий, кто носит фашистскую форму, стремится меня убить. Точно так же я привык, что нужно убивать каждого, кто принял вражеское обличье. Вопрос только в том, кто быстрее успеет это сделать.

И вдруг - мирная встреча в простой русской избе, за окнами которой разгорается ясное зимнее утро. От небольшой печки тянет уютным теплом. Так и видится, будто зашел на минутку добрый сосед, приготовился рассказать какую-то новость, сам ждет что-то услышать в ответ.

"Ах, война, что ты сделала, подлая?" - поется в одной послевоенной песне. Поется в ней о том, что мальчики надели солдатские шипели, до поры расстались со своей юностью, узнали совсем другую жизнь, так не похожую на прежнюю. Война круто переметала и судьбы людей, и встречи, и представления о мире.

И не в гостеприимной деревенской избе мы стоим, а в штабе нашего полка, и не дружескую беседу нам предстоит нести, а жесткий разговор о чьей-то жизни и чьей-то смерти. Лицо немецкого офицера внешне выглядит бесстрастным, но тревожный прищур глаз выдает напряженное беспокойство лейтенанта. Он примерно одних лет со мною. Может, в одно время мы пошли в школу, корпели над учебниками, старательно исписывали листы тетрадей. Стоит передо мной в грязной прохудившейся шипели и с пугливым ожиданием смотрит на меня и моих товарищей.

- Слушаю, - резко оборвал я затянувшееся молчание.

- Имею честь сообщить вам, - торопливо заговорил немецкий лейтенант на довольно сносном русском языке, - что являюсь парламентером от командира двадцать четвертой танковой дивизии генерала фон Ленски. Он поручил передать русскому командованию, что дивизия согласна прекратить сопротивление, если...

- Какие еще "если"? - не выдержал я. - Сдаться в плен, и точка.

- Я исполняю приказ, - оправдывающимся тоном произнес парламентер. Генерал фон Ленски заявил, что дивизия прекратит сопротивление, если... всем солдатам и офицерам будет сохранена жизнь, оказана помощь раненым и больным. Кроме того, мы просим сохранить нам награды, а также холодное оружие.

Далее лейтенант сообщил о том, что до нашего переднего края его сопровождал полковник, командир немецкого артиллерийского полка. Он остался в немецкой траншее, чтобы встретить и проводить к генералу фон Ленски представителя советского командования, которому будет поручено принять капитуляцию немецкой танковой дивизии.

Не мешкая ни минуты, я позвонил полковнику И. М. Водопьянову, командовавшему в то время нашей дивизией.

- Парламентера немедленно доставить в штаб дивизии, - выслушав мой подробный доклад, приказал комдив.

- А как быть с фон Ленски? - напомнил я. - Ведь он ждет ответа.

- Что, не терпится взять в плен немецкого генерала?

- Так точно! Быстрей надо с немцами кончать, товарищ полковник.

- Действуй по обстановке, - коротко произнес командир дивизии.

Я воспринял это как разрешение самому принять капитуляцию у немцев. Не скрою, хотелось взять в плен гитлеровского генерала. Да еще с приставкой "фон"!

Видать, важная птица. В молодости все мы немного тщеславны. Сознание, что я, советский капитан, буду диктовать условия капитуляции фашистскому генералу, наполняло сердце горделивым волнением. В эту минуту я дан;е не задумался над тем, что идти придется не во дворец на дипломатические переговоры, а в самое логово фашистского зверя, где меня отнюдь не ждут с радушными улыбками.

Но была еще одна причина, более глубокая и важная, чем желание самому пленить фашистского генерала, которая заставила меня забыть об опасности. Я уже говорил, что всеми нами владела мысль: как можно быстрее разделаться с гитлеровцами. Как же я мог упуститъ возможность хоть на час, хоть на несколько минут приблизить окончание боев? Может, именно эти мгновения спасут жизнь кому-то из моих товарищей...

- Саморуков! Остаешься за командира полка, - приказал я своему заместителю, когда немецкий парламентер в сопровождении того же политрука Кузина был отправлен в штаб дивизии. - Я иду к немцам.

- Может, лучше мне? - предложил Саморуков.

- Успеешь еще, а пока не суйся поперед батьки в пекло.

- Одному-то идти несподручно, - с неудовольствием заметил Ишков. - Дело серьезное.

- Верно! - признал я правоту товарища. - Кого же взять с собой?

- Возьми автоматчика и одного офицера, - деловито произнес Саморуков. Лучше всего - Клюева.

Я тоже подумал о нем - агитаторе полка старшем политруке Василии Васильевиче Клюеве. Все знали его как исключительно выдержанного, хладнокровного офицера, не теряющего присутствия духа в любых, самых трудных обстоятельствах. Он как нельзя лучше подходил для участия в переговорах с немцами.

Через несколько минут Клюев прибыл в штаб. Молча выслушав мое распоряжение, он скупо улыбнулся:

- Никогда раньше не видел, как принимают капитуляцию.

- Привыкай! - засмеялся я. - Глядишь, когда-нибудь тебя пригласят, как имеющего опыт, в Берлин, чтобы принять капитуляцию у самого Гитлера.

Нам хотелось верить, что победа под Сталинградом станет началом нашего решительного наступления, что конец войны уже не за горами. Первая надежда, в общем-то, оправдалась. Произошел перелом в сознании всей мировой общественности, признавшей, что наше социалистическое Отечество победить невозможно, что сокрушительное поражение гитлеровцев у стен легендарного города-героя спасло весь мир от фашистского рабства. Помощник президента США Рузвельта Е. Стеттиниус писал: "Американский народ должен всегда помнить, что в 1942 году он стоял на краю пропасти. Если бы Советский Союз не держал фронт по всей линии, немцы оккупировали бы Англию, вслед за этим заняли бы всю Африку. Тогда бы им открылся путь и на Латинскую Америку". Мужество и беспримерная стойкость советских воинов, сломавших хребет фашистскому зверю в заснеженных приволжских степях, обеспечили мир и свободу миллионам людей на берегах Темзы и Амазонки, Нила и Миссисипи.

Что же касается надежды на скорое окончание войны, то с ней было не так-то все просто. Впереди нас ждали новые жестокие бои, новые километры фронтовых дорог, сотни дней и ночей, отделяющих от Великой Победы.

... В низком полутемном блиндаже нас встретил командир батальона старший лейтенант М. Ф. Ананенко. Вместе с ним был заместитель командира роты по политчасти политрук И. М. Смирнов.

Ананенко доложил об обстановке на участке батальона. По плану именно здесь предстояло нанести последний удар по гитлеровцам. Неожиданное появление немецкого парламентера внесло в него свои изменения. Причем довольно радостные.

- Ну, как там наш фриц? - улыбаясь, спросил меня политрук Смирнов, делая ударение на слове "наш". В батальоне, чувствовалось, гордились, что именно на их участке происходят такие важные события.

- Нормально. Отправили его в штаб дивизии. Пусть с ним там занимаются: кормят, поят, - с улыбкой заключил я.

- Думаю, этого ему сейчас не понадобится, - загадочно произнес Николай.

- Почему?

И Смирнов, посмеиваясь, рассказал, что парламентер, войдя в блиндаж, такими голодными глазами посмотрел на наших бойцов, приготовившихся завтракать, что кто-то из них по выдержал и сунул немцу кусок хлеба и котелок с кашей. У немецкого офицера дрогнуло лицо. Он бережно взял в обмороженные руки хлеб и котелок и сдавленным голосом пробормотал:

- Русские - удивительный народ.

Да, удивительный. Враг, сложивший оружие, перестает быть для нас объектом мести. С ним и обращаются по-человечески. Никогда, даже в пору самых тяжких и суровых испытаний, советские воины не переставали быть гуманистами, людьми большого, доброго сердца.

Мы вышли из блиндажа, сопровождавший нас автоматчик повыше поднял палку с белым флажком, и мы поднялись на бруствер траншеи. Над нашими и немецкими окопами по-прежнему стояла непривычная тишина. Только где-то вдалеке, севернее нас, изредка раздавались выстрелы. Мы стояли во весь рост, и в ту минуту я сам себе показался каким-то странно выросшим, незащищенным. Так и чудилось, что стоит сделать хоть один шаг вперед, как тут же тишина взорвется треском пулеметных и антоматных очередей, разрывами гранат.

- Ну что же, двинулись, - преодолевая минутную слабость, сказал я товарищам.

Мы уже отошли от своих позиций метров на 70 - 80, когда из окопа навстречу нам вышел высокий, с настороженным лицом немецкий полковник. Он недоверчиво оглядел нас, ища взглядом знаки различия. Но одеты мы были одинаково - в телогрейки, ватные брюки, валенки. Одежда очень удобная для боевых действий зимой, но совершенно неприспособленная для парадного чинопредставления.

- Командир полка капитан Науменко, - вышел я вперед. - К нам прибыл ваш парламентер. Я уполномочен принять капитуляцию вашей дивизии.

Из-за плеча полковника выдвинулся какой-то человек в полувоенной форме и быстро заговорил по-немецки. Я понял, что полковник взял с собой переводчика. Они перебросились несколькими фразами, и переводчик, старательно выговаривая слова, произнес подобострастным голосом:

- Господин полконник убедительно просит посетить штаб его полка.

- Это еще зачем? - насторожился я. - Нам нужен генерал фон Ленски. Ведите к нему!

Переводчик испуганно повторил мое требование по-немецки. На лице полковника отразилось замешательство. Он снова повернулся к переводчику. Тот внимательно выслушал длинную тираду и обратился к нам:

- По заведенному у нас порядку господин полковник должен доложить господину генералу фон Ленски по телефону и получить разрешение на встречу с ним.

- Что за бюрократию здесь устроили! - в сердцах пробормотал я, но Клюев успокаивающе положил мне руку на плечо:

- Черт с ними! Что делать, если у них так положено. Пошли в штаб к полковнику.

Немцы повели нас по тропинке, петляющей между грудами битого кирпича, остовами сгоревших машин и сугробами, покрытыми толстым слоем сажи. Кое-где виднелись трупы. Мне невольно бросился в глаза один из них - на мерзлой земле лежал ничком немецкий солдат. Он широко раскинул руки, словно хотел захватить, унести с собой нашу землю. На миг у меня шевельнулось в душе мстительное чувство - никто не звал этого фашиста в наши края. Хотел нашей земли? Получай ее - мерзлую, задымленную, не захотевшую стать даже могилой для ненавистного захватчика.

Мы подошли к развалинам какого-то здания. Полковник молча прошел вперед, толкнул дощатую дверь, прикрывавшую вход в подвал. По ступенькам, покрытым наледью, мы спустились вниз. Под низкими сводами подвального помещения, куда с трудом проникал свет через узкие окна, было сумрачно и холодно. Немецкий полковник куда-то исчез. Следом за ним, потоптавшись, скрылся и переводчик.

Я огляделся. На грязном цементном полу лежали, сидели десятки раненых солдат. Со всех сторон слышались стоны, бессвязные выкрики, ругательства. В спертом воздухе нечем было дышать от запаха нечистот, гниющих ран и сгоревших тряпок.

- Довоевались, - зло сплюнул сопровождавший нас автоматчик.

Услышав звуки русской речи, несколько раненых, что были поближе к нам, насторожились, повернули головы в нашу сторону. Раздались угрожающие возгласы. Мне стало не по себе. Чего стоит кому-нибудь из фашистов, потерявших в этом смрадном подземелье человеческий облик, пальнуть в нас по злобе? Иди потом доказывай, что мы явились сюда с добрыми побуждениями.

А тут еще полковник как в воду канул. Не ловушка ли все это? Что же теперь делать? Я уже начал прикидывать, как нам безопаснее выбраться из подвала, если события примут нежелательный характер, когда из темноты появился полковник в сопровождении переводчика. Тот еще издали помахал нам рукой.

- Все хорошо! Господин генерал фон Ленски ждет вас у себя в штабе.

И смешно было и досадно наблюдать все эти церемонии, что развели немцы вокруг очевидной необходимости прекратить сопротивление. Кому нужна эта жалкая игра в значительность, когда сотни и тысячи солдат умирают от ран, голода, свирепой стужи? Откровенно говоря, меня так и подмывало желание заявить немцам: "Кончайте канитель! Время не ждет!" И только опасение, что это может повредить делу, ради которого мы прибыли -сюда, удержало меня от крепких выражений по адресу хваленой немецкой педантичности.

С облегчением выбрались мы из подвала. После душного сумрака подземного убежища зимний солнечный день показался мне еще ярче, а морозный воздух необыкновенно свежим и чистым.

Немецкий полковник снова пошел впереди. Минут через 10 - 15 мы оказались возле развалин дома, у которого стоял часовой. Он молча пропустил нас внутрь. Между разрушенными стенами виднелся вход в подвал. Мы спустились в него, и я увидел просторное, довольно чистое помещение. По нему, переговариваясь, ходили немецкие офицеры. Увидев нас, все они, как по команде, остановились и выжидающе замерли.

Из противоположного конца подвала неслышно появился невысокий щуплый генерал и направился прямо к нам. За ним понуро шли еще два генерала.

- Господин генерал фон Ленски, - почтительно представил его переводчик, но я уже и так понял, что перед нами командир той самой немецкой дивизии, которая готова сложить оружие.

- Кто вы? - спросил меня через переводчика фон Лепски.

- Командир полка, - ответил я сухо.

- Ваше звание?

- Капитан. От имени советского командования предлагаю вам прекратить сопротивление немедленно. Только в этом случае будут выполнены условия, о которых нам сообщил ваш парламентер.

Фон Лепски дернулся, но быстро овладел собой, только плечи его как-то безвольно поникли.

- За последний час обстоятельства изменились, - надтреснувшим голосом начал он. - Прекратить сопротивление согласна не только моя дивизия, но и вся группировка наших войск, сосредоточенная в этом районе. Наш командующий генерал-полковник фон Штреккер желал бы знать ответ вашего командования.

Я озадаченно повернулся к Клюеву. Такой попорот событий никак не предусматривался нами.

- Надо поскорее сообщить нашим, - шепнул Василий Васильевич.

Как ни хотелось быстрее покончить со всеми формальностями, но Клюев был прав - необходимо известить наше командование о новых обстоятельствах капитуляции немцев.

- Я должен сообщить об этом командующему армией, - громко произнес я.

- Хорошо, - фон Ленски отрывисто кивнул.

Примерно минут через двадцать мы снова были в батальоне Ананенко. К моему удивлению, там нас уже ждал заместитель командующего армией генерал-майор М. И. Козлов.

- Как там фоны? - нетерпеливо спросил он. - Командующий очень интересуется делами с капитуляцией немцев.

Я подробно доложил обо всем, с чем мы столкнулись в немецких штабах.

- Набивают себе цену фашисты! - усмехнулся генерал Козлов и оживленно добавил: - Вперед, сталинградцы! Наша все-таки взяла!

...Генерал-полковник фон Штреккер, высокий, худой, с прыгающим от волнения кадыком на морщинистой шее, стоя навытяжку, напряженно слушал генерал-майора Козлова, который перечислял условия капитуляции и пригласил фон Штреккера следовать к командующему армией генералу Жадову.

- Разрешите мне взять с собой адъютанта? - нерешительно спросил Штреккер и поднял на генерал-майора Козлова слезящиеся водянистые глаза. Тот махнул рукой: мол, черт с вами, берите.

Когда мы вышли из штаба командующего северной группировкой гитлеровских войск, на улице уже строились колонны пленных немцев. На восток длинной вереницей тянулись солдаты и офицеры уже несуществующей 6-й армии.

Жалкий вид был у этих горе-завоевателей. Многие из них брели по дороге на Дубовку с отмороженными носами, ушами, закутанные в тряпье, в эрзац-валенках из соломы. Только наша 343-я стрелковая дивизия взяла в плен 6796 гитлеровцев, из них 4 генерала, 12 полковников, 112 остальных офицеров, 510 унтер-офицеров.

В районе Тракторного завода дивизия захватила у врага 67 орудий разных калибров, 13 минометов, 8 шестиствольных минометов, 207 пулеметов, 30 танков, 6 бронемашин, 2 склада с горючим и боеприпасами и много другого вооружения и имущества.

* * *

Над Сталинградом было ясное, спокойное небо. Таким оно было впервые после 200 долгих дней и ночей великого сражения.

И надо же было такому случиться, что именно в этот день, 2 февраля, день, когда бои уже закончились, я получил третье, к счастью последнее, ранение на войне. А случилось это так. После того как я проводил генерала Козлова вместе с пленным немецким генералом фон Штреккером с участка полка, захотелось мне посмотреть на Волгу-матушку, пусть и снегом заметенную. Как-никак три месяца воевал возле нее, а в глаза не видел. Взял с собой автоматчика и пошел через развалины Тракторного завода. И только мы вышли на перекресток, откуда хорошо была видна Волга, только я обвел ее взглядом, раздался выстрел. Тут же мне обожгло правую ногу, и я упал. Подбежал автоматчик.

- Что с вами, товарищ капитан?

- Да вот, кажется, ранило, - говорю, а сам думаю: "Вот угораздило. В боях цел остался, а тут на тебе... Поистине: пуля - дура".

Перевязал мне красноармеец ногу, помог добрести до штаба ножа. А оттуда в медсанбат. Там осмотрели рану, оказалось, что кости бедра не повреждены (хоть в этом мне повезло), по тем не менее хотели отправить в госпиталь. Попросил я соединить меня по телефону с командиром дивизии, доложил ему ситуацию, и тот разрешил мне остаться в медсанбате.

* * *

Погода в феврале 1943 года была на редкость суровой. Видно, не зря украинцы дали этому месяцу название "лютый". По просторам сталинградской земли дули пронизывающие, холодные ветры. Метель наносила высокие сугробы. Снег постепенно укрывал под своим покровом беспорядочно разбросанные по степи искореженные вражеские танки, орудия и другую боевую технику, засыпал воронки от авиационных бомб и артиллерийских снарядов.

Непривычной была и воцарившаяся вокруг тишина, сменившая гул канонады, стрекот выстрелов, гремевшие почти беспрерывно на берегах великой русской реки в течение полугода.

Каждый из нас, фронтовиков, испытывал наряду с чувством гордости и морального удовлетворения ощущение какой-то физической облегченности, как будто после неимоверного напряжения удалось сбросить с плеч непосильный груз, грозивший раздавить тебя своей громадной тяжестью. Сердце ликовало, но его одновременно пронизывала и острая боль при виде дымившихся развалин большого, родного всем нам, советским людям, волжского города. Белизна снега резко контрастировала с черными дырами оконных и дверных проемов в разрушенных жилых домах и корпусах Тракторного завода.

Бои под Сталинградом были для меня серьезным испытанием не только потому, что они отличались своей ожесточенностью, упорством, необычайно трудными условиями, а главным образом потому, что долгое время мне пришлось выполнять обязанности командира полка - Панский был дважды ранен в боях и командовал всего две недели.

В медсанбате встретил я 25-ю годовщину Красной Армии. Этот праздничный день стал особенно памятным и радостным. Был объявлен приказ о награждении меня орденом Красного Знамени и присвоении воинского звания "майор". В армии и на флоте в это время были введены погоны. Так что в полк я вернулся (3 марта), уже имея их на плечах. Вернулся на свою должность - начальника штаба.

Должен сказать, что в боях под Сталинградом воины нашего полка, как и всех других частей, участвовавших в этой грандиозной битве на Волге, проявили массовый героизм. За отвагу и мужество орденами и медалями были награждены 152 бойца, командира и политработника.

24 февраля меня навестил в медсанбате старший лейтенант В. И. Дудников. Он и рассказал мне, как прошел праздник в полку и дивизии.

...На склонах Грачевой балки, прямо на снегу, из заиндевелых камней и комьев замерзшей глины были выложены большими буквами лозунги: "Да здравствует 25-я годовщина Красной Армии!", "Слава героическим защитникам Сталинграда!". У штаба дивизии расчистили от снега большую площадку, в центре которой поставили впритык два грузовика с откинутыми Сортами.

К полудню воины всех частей и подразделений дивизии выстроились перед трибуной с развернутыми Боевыми Знаменами. Ровно в 12 часов раздалась команда "Смирно!". Командир дивизии генерал-майор М. А. Усенко обошел строй, поздоровался с бойцами, поздравил их с праздником и победой в битве под Сталинградом. Затем он поднялся на импровизированную трибуну, где уже находились заместитель командира дивизии по политчасти полковой комиссар В. Н. Смирнов, начальник политотдела дивизии батальонный комиссар А. К. Ткаченко, начальник штаба дивизии полковник И. М. Водопьянов. Все знали, что генерал-майор М. А. Усенко еще в годы гражданской войны за отвагу и смелость, проявленные в боях, был награжден двумя орденами Красного Знамени. Знали и то, что он считал своим долгом бывать среди воинов, стараясь все воочию увидеть, обладал добрым, поистине отцовским характером, оставаясь требовательным, волевым командиром. В своей короткой речи он отметил основные вехи четвертьвекового героического пути Красной Армии, призвал всех бойцов, командиров и политработников с честью пронести овеянные славой Боевые Знамена в грядущих сражениях. Он подчеркнул, что паша победа иод Сталинградом имеет огромное политическое и военное значение.

В морозном воздухе, многократно повторяемое эхом, разнеслось громкое "Ура!". Затем части и подразделения прошли мимо трибуны торжественным маршем.

Дудников принес мне и свежие номера дивизионной газеты "Героический поход". В одном из них было опубликовано стихотворение лейтенанта Я. Сатуновского "Сталинградский марш". Конечно, сейчас-то я понимаю, что это далеко не поэтический шедевр. Но в те дни, когда еще были свежи в памяти бои на сталинградской земле, стихи казались мне даже хорошими. Я приведу здесь несколько четверостиший этого марша.

Вспомним, братцы-сталинградцы,

про недавние дела,

как военная дорога

нас к победе привела.

Вспомним балку Родникову,

первый бой за высоту,

вспомним, как в метель и вьюгу

вышли к балке мы Сату.

Нелегка была дорога,

труден путь на Сталинград.

Слова тем, кто встретил гибель

так, как Абухов-комбат.

Через "Опытное поле",

Кузьмичи и Древний Вал

к самым стенам Сталинграда

нас привел наш генерал.

Почти месяц наш полк находился на станции Иловля. Как и другие части дивизии, занимался боевой подготовкой. На занятиях особое внимание уделялось ускоренному освоению боевых навыков с применением огнестрельного оружия, приемов рукопашной схватки, общефизической подготовке нового пополнения. Полк укомплектовался личным составом. В дивизии были созданы учебные подразделения, куда назначались командирами офицеры и сержанты с большим боевым опытом. В своих воспоминаниях "Четыре года войны" Герой Советского Союза генерал армии А. С. Жадов справедливо отметил, что "эти меры впоследствии полностью себя оправдали... мы смогли значительно восполнить потери за счет собственных учебных подразделений"{3}.

Мы строили теперь боевую подготовку с учетом требований Боевого устава пехоты Красной Армии, поступившего в войска в конце 1942 года. В нем был учтен опыт боев в 1941-1942 годах и даны четкие рекомендации по организации как наступательного, так и оборонительного боя. В уставе были определены и конкретные обязанности командиров и штабов по управлению подразделениями в бою, по организации взаимодействия.

Наша 343-я стрелковая дивизия в начале апреля прибыла к месту своей повой дислокации - на станцию Хреновая.

В середине апреля 1943 года приказом Верховного Главнокомандующего 66-я армия была преобразована в 5-ю гвардейскую, а 4 мая, тоже по приказу Верховного, паша 343-я была преобразована в 97-ю гвардейскую стрелковую дивизию. А наш 1151-й стрелковый полк стал с того дня именоваться 289-м гвардейским стрелковым полком. К этому времени вернулся из госпиталя командир полка П. Р. Панский, ставший уже подполковником. Мы все вместе - командир полка, его заместитель по политчасти И. Г. Безухов и я - обстоятельно обсудили план проведения во всех подразделениях собраний, бесед, посвященных преобразованию нашей дивизии и полка в гвардейские. Но сначала состоялся общедивизионный митинг.

Настроение у нас 5 мая было торжественно-приподнятое, чему в немалой степени способствовала и установившаяся теплая весенняя погода. Первым на митинге выступил командир дивизии генерал-майор М. А. Усенко. Он огласил приказ о преобразовании соединения в 97-ю гвардейскую дивизию, поздравил всех присутствующих с этим событием и выразил уверенность, что ее воины с честью будут носить имя гвардейцев, приумножать свои ратные подвиги и добьются вместе со всей Красной Армией окончательного разгрома ненавистного врага.

К этому времени все подразделения полка были полиостью укомплектованы личным составом, вооружением и боеприпасами.

Предстояли полые ожесточенные бои, и гвардейцы упорно к ним готовились. Роты учились штурмовать долговременную, глубоко эшелонированную оборону противника, изучали методы борьбы с новыми типами немецких танков и самоходных орудий. Штабы полка и батальонов изучали методы управления подразделениями во всех видах боя. Усилилась партийно-политическая работа в подразделениях. Партийные и комсомольские работники много внимания уделяли новому пополнению; рассказывали молодым бойцам о боевом пути полка и его традициях. Во всех ротах и батареях были укреплены ротные и батарейные партийные организации.

Глава 4.

Огненная дуга

Советскому командованию стало известно, что гитлеровский вермахт намерен летом 1943 года осуществить крупное наступление в районе Курского выступа, рассчитывая после поражения под Сталинградом овладеть стратегической инициативой и изменить дальнейший ход войны в свою пользу. Фашистский штаб сухопутных войск денно и нощно разрабатывал план этой операции, носивший, как нам стало известно уже после войны, кодовое название "Цитадель".

"Сегодня вы начинаете великое наступательное сражение, которое может оказать решающее влияние на исход войны в целом, - говорил Гитлер в споем обращении к войскам 4 июля 1943 года. - Могучий удар, который поразит сегодняшним утром советские армии, должен потрясти их до основания. И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все"{4}.

Для осуществления операции "Цитадель" было сосредоточено до 50 отборных дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных, 4-я танковая армия и ряд других частей. Действия наземных сил должны были поддерживаться с воздуха двумя тысячами истребителей и бомбардировщиков. Предусматривалось также широко использовать новую боевую технику: танки "Тигр" и "Пантера", штурмовые орудия "Фердинанд", новые типы самолетов - истребителей "Фокке-Вульф-190а", штурмовиков "Хейнкель-129".

Ставкой Верховного Главнокомандующего был принят стратегический план, в ходе реализации которого наши войска должны были обескровить наступление немецко-фашистских войск преднамеренной глубокой мощной обороной, а затем, в ходе контрнаступления, сокрушить группировки немецких войск на Курской дуге.

Но ппежде чем рассказать об участии нашего полка в Курской битве, хочу поведать читателям историю одной любви двух моих однополчан - людей интересной судьбы. С героиней этой истории читатели книги уже знакомы. Это санитарка, потом санинструктор и после Сталинградской битвы командир санитарного взвода Мария Петровна Кухарская. Она добровольно пришла на фронт в 1941 году семнадцатилетней девушкой, и потому все ее звали просто Машей, Марийкой, Марусей. Родилась она в Одесской области. Перед войной окончила 10 классов средней школы на станции Слободка Кодымского района. Год прослужила в разведроте 343-й стрелковой дивизии, а с осени 1942 года и до конца Великой Отечественной войны - в нашем полку. Впервые я с ней встретился еще в ноябре 1941 года в боях под Ростовом-на-Дону, когда мы брали станицу Нижне-Гниловскую. Уже тогда она была известна всей дивизии.

Под Сталинградом наша Марийка прославилась на весь Донской фронт. Примерно за три месяца она вынесла с поля боя свыше 400 раненых! Это, считай, полнокровный стрелковый батальон! И вполне возможно, что число спасенных ею солдат, офицеров, сержантов в той битве на Волге достигло бы полтысячи, если бы сама она не пролежала в госпитале почти два месяца после тяжелого ранения в ноги. О Марии Кухарской не раз писалось в дивизионной, армейской и фронтовой газетах, о ней сочиняли песни. Причем стихи для одной из них написал известный советский поэт Евгений Долматовский, который работал тогда корреспондентом газеты Донского фронта "Красная Армия". "За время Сталинградской битвы, вспоминает поэт, - я, по заданию политуправления, написал несколько песен на уже известные мелодии. Это был единственный верный способ - композиторов в ту пору на нашем фронте не было. Песни печатались в газете под рубрикой "На знакомый мотив". Например, песню о Марусе Кухарской, санинструкторе, награжденной орденом Ленина, я сочинил на известный мотив "Если ранили друга"{5}. Эта песня была опубликована в газете Донского фронта "Красная Армия" в конце октября 1942 года, когда Мария лежала в госпитале.

А узнал я эту историю из письма ко мне Марии Петровны Кухарской, которое она прислала спустя почти 40 лет после победы, в 1983 году. Вот что она написала:

"Помню, 5 декабря в палату, где я лежала, заходит старшая сестра и говорит:

- Мария, сегодня в госпитале концерт в честь Дня Конституции. Собирайся, пойдем.

- Вы же знаете, что я не дойду, - сказала я. - Ноги еще сильно болят.

- Ничего. Сейчас дна молодца придут, донесут тебя.

И действительно, пришли два выздоравливающих парня, взяли меня на руки и доставили прямо в первый ряд импровизированного госпитального клуба.

Та же старшая сестра поднимается на сцепу, объявляет праздничный концерт открытым и говорит:

- А сейчас будет исполнена песня на мелодию "Если ранили друга". Стихи Евгения Долматовского. Песня эта посвящена санинструктору Марии Кухарской, которую вы все знаете, - и указывает на меня.

Тут все зааплодировали, а я готова была сквозь пол провалиться: нетала кое-как, поклонилась людям.

Спела песню под аккомпанемент гармони девушка-медсестра. Слов я, конечно, в тот вечер не запомнила, а потом эта девушка принесла мне их в палату".

Мария Петровна написала в письме всего один куплет песни, который я здесь привожу, конечно же, не ради создания дополнительной славы Евгению Долматовскому и Марии Кухарской, а для того, чтобы вы, читатели, смогли лишний раз приобщиться к фронтовой поэзии, которая согревала нас в суровых буднях войны. Итак, один куплет с припевом:

Никогда не забудет Отчизна,

Боевой санитарки дела,

Как в атаку мы шли с ней,

Как четыреста жизней

В сраженьях Маруся спасла.

С бинтами и ватой, с дружком-автоматом

Сквозь пули, разрывы, пожар,

Не горбясь, не труся, выходит Маруся

Отважный боец-санитар.

Так вот эта самая Маруся после выписки из госпиталя встретила под Сталинградом молодого политработника Николая Смирнова, прибывшего в наш полк в октябре 1942 года после окончания шестимесячных курсов при военно-политическом училище, которое тогда находилось в Шуе Ивановской области. Смирнов был назначен заместителем командира пулеметной роты по политчасти в 1-й стрелковый батальон, храбро воевал, был награжден орденом Красной Звезды, повышен в звании и при переаттестации политработников в 1943 году получил звание "старший лейтенант". Не буду утверждать, кто кому первый приглянулся: Николай Марусе или Маруся ему. Как они оба мне говорили уже после войны, было у них взаимное увлечение. Но хоть и в одном полку служили молодые люди, встречаться им приходилось редко: бои шли жестокие.

И только после Сталинградской битвы, уже по весне, когда мы в боях не участвовали, встречи их участились, и решили они пожениться. Надо сказать, что командир батальона капитан Ананенко, которому доложил об этом решении старший лейтенант Смирнов, попытался воспрепятствовать их браку, полагая, что это отрицательно скажется на службе политработника и медички. И только после вмешательства заместителя командира полка по политчасти майора Безухова Кухарская и Смирнов оформили свои отношения юридически: 30 мая 1943 года они зарегистрировали свой брак в сельсовете.

А на другой день Маруся и Николай явились в палатку, где размещался штаб полка, и положили мне на стол рапорт на имя командира полка о своем браке. Я их поздравил, пожелал им дожить до победы, быть счастливыми и здоровыми. Доложил о рапорте подполковнику Панскому. А он мне говорит:

- Справка из сельсовета, конечно, документ. Но давай-ка мы сей факт в приказе по полку обозначим. Для прочности...

И вот в приказе по 289-му гвардейскому стрелковому полку от 3 июня 1943 года появился параграф 2:

"Утвердить брак заместителя командира 1-й пулеметной роты по п/ч гвардии старшего лейтенанта Смирнова Николая Макаровича и командира санитарного взвода 1-го стрелкового батальона гвардии старшины медслужбы Кухарской Марии Петровны и произвести соответствующие изменения в записях учета личного состава".

Фронтовая любовь оказалась крепкой, нержавеющей. И вот уже 45 лет живут вместе Мария Петровна и Николай Макарович. После войны они сначала поселились в Брянской области, на родине Смирнова. А потом его направили поднимать целину в Кокчетавскую область. Там эта замечательная семья и живет до сих пор. У них две дочери, два внука. В 1973 году Мария Петровна стала известной не только у нас в стране, но и во всем мире. К ее пяти боевым орденам и медали "За отвагу", полученным на фронте, прибавилась еще одна почетная награда. Решением Международной организации Красного Креста она была награждена медалью Флоренс Найтингейл{6}.

А Николай Макарович закончил войну в должности заместителя командира батальона по политчасти. Он был несколько раз ранен. Но, видно, судьба берегла его для любимой женщины. Можете себе представить, сколько пришлось пережить тревожных минут нашей Марусе на фронте, когда вражеская пуля или осколок мины, снаряда мог в любой день лишить жизни любимого. Впрочем, ведь и она сама все время была на передовой и смерти не раз смотрела в глаза.

* * *

9 мая войска 5-й гвардейской армии по указанию Ставки Верховного Главнокомандования начали перемещаться в район западнее Старого Оскола. 97-я гвардейская стрелковая дивизия, совершив более чем трехсоткилометровый марш, к утру 16 мая сосредоточилась на реке Оскол в районе Заломное, Ютково, Истобное.

К сожалению, в ходе передислокации не обошлось без трагического случая. Дело в том, что передвижение нашей дивизии проходило по территории, недавно освобожденной от гитлеровских захватчиков, и ее еще не успели полностью очистить от вражеских мин, неразорвавшихся снарядов и авиационных бомб. И вот при объезде полков подорвалась на мине штабная машина, в которой находился командир нашей дивизии гвардии генерал-майор М. А. Усенко. Буквально за два часа до гибели он побывал в нашем полку, разговаривал с бойцами и командирами. И вот такая нелепая смерть. Впрочем, на войне случайных смертей, наверное, бывает все же изрядно.

В этот период всеми войсками армии, в том числе и нашим полком, успешно готовился мощный оборонительный рубеж глубиной до 40 километров на участке от Заосколья до Белого Колодезя, где предполагалось наиболее вероятное направление наступления противника. Это была первая важнейшая задача подготовки к летней военной кампании 1943 года. Вторая задача, не менее важная, заключалась в том, чтобы основательно подготовить весь личный состав к предстоящим решающим боям. От бойцов и командиров требовалось огромное напряжение сил. Судите сами: 6 - 8 часов в сутки мы занимались боевой подготовкой и по 4 - 6 часов ежедневно вели оборонительные работы. В условиях наступившей жары это было довольно непросто.

Особое внимание уделялось борьбе с танками. Опытные воины учили молодых солдат приспосабливаться к местности, наиболее эффективно применять противотанковые ружья и гранаты для поражения самых уязвимых мест вражеских машин. Исключительно важное значение имела обкатка личного состава танками. С этой целью на учебных полигонах танки утюжили траншеи и окопы, где находились солдаты, сержанты и офицеры. Все занятия проводились с учетом максимального приближения к реальным боевым условиям. Батальонные и ротные учения проводились с боевой стрельбой, с применением приемов рукопашного боя в разное время суток, включая ночь.

Безукоснительно соблюдалась программа политических занятий, проводимых политработниками полка. Активно работали партийные и комсомольские организации.

Помнится комсомольское собрание полка, на котором мне довелось присутствовать. Собрались члены ВЛКСМ - посланцы комсомолии взводов, рот, батальонов - в близлежащем овраге. Уселись на ковре пожухлой травы, не выпуская из рук оружия. Повестка дня - слова, которые в то время не сходили с уст советских воинов-освободителей: "Отомстим фашистским извергам за поруганную честь советской земли!" Короткий дссятиминутный доклад сделал командир полка гвардии подполковник П. Р. Панский. Он сказал, что поражение гитлеровских полчищ под Сталинградом потрясло фашистскую империю до основания. Теперь фашисты хотели бы взять реванш за поражение, дать нам решительный бой здесь, на Курской дуге, и вновь возвратить себе инициативу. Но этому не бывать, заключил докладчик. Он призвал комсомольцев быть готовыми к решительным и умелым действиям. Первым в прениях выступил командир взвода пешей разведки младший лейтенант Афанасьев.

- Сам я москвич, - сказал он. - Но мне, как и всем нам, дорога курская земля. Здесь, на Курщине и Орловщине, непреодолимой стеной вставали наши предки на пути опустошительных набегов вражеских орд и полчищ. И ныне курская земля, ощетинившись тысячами орудий, пулеметов, минометов, не пропустит врага. Порукой тому - наше мужество, бесстрашие, беззаветная любовь к Родине.

- Я курянин, из-под Старого Оскола, - сказал л своем выступлении командир отделения старший сержант Б. Безлепкин. - Защищаю, считайте, свой дом. Так что вместе с вами не пущу на его порог незваных гостей. "От ворот - поворот!" говорим мы им сегодня.

Взял слово раненный накануне в плечо узбек Юсупов. Поправив бинт, на котором висела рука, он взволнованно заговорил:

- Я уже пролил кровь за землю курскую, землю русскую, но считаю, что здесь я защищал и свой родной Узбекистан. Наций и народностей в Советском Союзе много, а Родина - одна. И мы до последнего дыхания будем защищать ее.

После собрания все воины направились к своим боевым позициям.

По многим признакам можно было удостовериться, что моральный дух наших бойцов был на подъеме, несмотря на большую усталость от занятий и оборонительных работ.

Огромное воспитательное значение для всех однополчан имело событие, которое произошло в последних числах июня. В один из солнечных дней на плацу выстроились бойцы, командиры и политработники из всех наших подразделений в ожидании начала торжественной церемонии вручения полку гвардейского Знамени. В полк прибыло командование 97-й гвардейской стрелковой дивизии вместе с командиром 33-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-майором И. И. Поповым. Комкор вручил подполковнику П. Р. Панскому гвардейское Знамя и выразил уверенность в том, что полк пронесет его сквозь дым и пламя боев к полной победе над врагом. В ответ раздалось громкое "ура".

Я видел, как волновался командир полка, принимая Знамя. Затем он произнес клятву гвардейцев, а все воины, опустившись на одно колено, мысленно повторяли ее слова. Потом святыня была передана в руки знаменщика полка - первого кавалера ордена Отечественной войны II степени, командира орудия старшего сержанта И. Карпухина. И когда взвод со Знаменем обходил строй бойцов, снова разнеслось громкое, протяжное "ура".

На митинге первое слово было предоставлено старшему лейтенанту В. В. Кузину, который сказал:

- Принимая гвардейское Знамя, мы клянемся защищать Родину не просто мужественно и умело, не щадя своей крови и самой жизни для победы над врагом, как велит военная присяга, а особенно настойчиво и упорно, с беззаветной храбростью и инициативой каждого бойца, по-молодецки, как полагается настоящим гвардейцам.

Множить боевые традиции, умножать с каждым днем боевой счет, чтобы скорее достигнуть победы, призвал бойцов в своем выступлении старший сержант А. Бондаренко. После окончания митинга подразделения полка прошли торжественным маршем. В тот же день всем воинам полка были вручены нагрудные знаки "Гвардия".

Командование полка поддержало инициативу воинов написать письмо землякам-ставропольцам в связи с присвоением полку гвардейского звания. Оно было отправлено в адрес Ставропольского краевого комитета ВКП(б). Вскоре был получен ответ, в котором говорилось: "Письмо ваше получили. Поздравляем всех вас с получением гвардейского звания. Желаем дальнейших успехов в борьбе с проклятым врагом. Ваш привет трудящимся края передали через газету "Ставропольская правда".

Присвоение полку гвардейского звания означало не только вручение ему гвардейского Знамени и знаков "Гвардия" всему личному составу. Гвардейские стрелковые полки с декабря 1942 года стали более сильными по сравнению с обычными полками. В каждой пулеметной роте стало по 12 станковых пулеметов вместо девяти. А в составе стрелкового батальона появился взвод 45-мм противотанковых пушек.

Штабу полка непосредственно подчинялись рота автоматчиков, рота связи и взводы: комендантский, пешей и конной разведки, саперный, химзащиты. Начальник артиллерии полка имел в своем распоряжении, по сути дела, дивизион (хотя он так не назывался) из трех батарей: 45-мм пушек, 76-мм пушек и 120-мм минометов. Как видим, у начальника штаба полка под рукой находилось довольно много "разнокалиберных" подразделений, действия которых ему приходилось координировать во всех видах боя и на марше.

Начиная с 1943 года гвардейский стрелковый полк должен был иметь по штату около 3000 человек личного состава. Но могу засвидетельствовать, что в нашем полку в течение всей войны был постоянный некомплект.

Мне как начальнику штаба много приходилось заниматься полковыми разведчиками. Как-то в один из летних дней я собрал их и, передав обеспокоенность командования, сказал коротко: надо добыть "языка".

Ночью взвод разведки во главе с младшим лейтенантом Афанасьевым направился к вражеским позициям за рекой Пересыпь. Вначале шли, пригнувшись, по колосившемуся ржаному полю. Кто мог бы предположить, что обмолачивать жито этим летом будут гусеницы танков. "Пять поймал, один ушел" - чуть в стороне вещал перепел. "Тут не до пяти, - усмехался боец-весельчак Малышко, - нам бы хоть одного, на язык послабее которого..."

Над головой разведчиков осветительные немецкие ракеты чертили ослепительные ярко-оранжевые дуги. Но вот уже прибрежные кусты осокоря, ольхи, скрывающие узкую ленту степной речушки. Перешли ее вброд. Всмотрелись в темноту. Впереди при свете ракеты в глаза бросился обнесенный плетнем колодец, а рядом - фигура человека с ведром. Зачерпнув воды, он быстро удалился в сторону немецкой батареи, обнаруженной нами еще накануне. По цени передали: подойти к командиру. И когда разведчики обступили Афанасьева, он сказал: "Видели все? Думаю, у немцев он не последний водохлеб. Заляжем у колодца". Залегли. Бойцы из группы захвата - ближе, группы обеспечения - подальше. Не прошло каких-нибудь двадцати-тридцати минут, как полог ночи сторожко приоткрыл выросшего прямо перед разведчиками долговязого фрица с ведрами в руках. Пропустили его. И тут же потеряли из виду: на фоне темных кустов он как бы растворился. Но вскоре услышали что-то вроде вопля. Оказывается, у самого колодца нагнувшегося фрица оседлали несколько разведчиков во главе со старшим группы Малышко. "Отходим!" - раздалась команда Афанасьева. Тут в небо взвилось несколько ракет. Они вырвали из темноты разведчиков. Ударил немецкий крупнокалиберный пулемет. По цепи донеслось: "Командир взвода ранен". Подбежали к нему те, что были ближе. Пули прошили командиру икры ног. Его подхватили разведчики. Бойцы группы обеспечения ударили из автоматов по батарее. Огонь фашистов ослаб.

Гитлеровец оказался словоохотливым. Он дал ценные показания. Сообщил, что их часть готовится к наступлению. Все получили сухой паек на пять суток. Понимать, это, видно, надо было так: на шестые сутки фашисты могут рассчитывать на горячее в курских городах и селах. Но "горячее" фашистам доставили "на дом"... Как известно, по всему фронту был нанесен сокрушительный артиллерийский удар по врагу. Снаряды накрыли позиции, с которых вот-вот должна была сорваться лавина фашистского наступления.

...А лето на курской земле становилось все жарче и жарче. Хлеба поднялись до пояса и радовали глаз однополчан, многие из которых были потомственными хлеборобами. Правда, на нивах привольно чувствовали себя и буйно разросшиеся сорняки. Становилась все жарче не только погода. По многим признакам заметно накалялась и обстановка на фронте. Все чаще и чаще командира полка и меня вызывали в штаб дивизии на оперативные совещания. Там мы познакомились с новым, только что назначенным командиром 97-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковником И. И. Анциферовым. Однажды он, вернувшись из штаба армии, сообщил всем присутствующим на совещании командирам, что командующий 5-й гвардейской армией генерал-лейтенант А. С. Жадов от имени командующего Воронежским фронтом генерала армии Н. Ф. Ватутина ставит нас в известность о том, что, по имеющимся данным, в ближайшее время ожидается наступление противника на Курск. Обстановка может сложиться так, что нашим войскам придется по сигналу боевой тревоги выходить на угрожаемое направление. Поэтому все части и подразделения должны быть в полной боевой готовности.

* * *

5 июля 1943 года наступлением немецко-фашистских войск в направлении Курска из районов Белгорода и Орла началась Курская битва.

Наш полк получил приказ выступить в район боевых действий в ночь на 9 июля. Вместе с другими частями дивизии мы начали стремительный марш и через двое суток прибыли в район Обоянь, Прохоровка. И хоть матушка-пехота привыкла за два года войны мерить версты своими ногами, этот марш был особенно тяжелым. Днем - изнуряющий зной, ночью - какая-то застойная духота. Мы шли по проселочным дорогам, а рядом с нами по их обочинам справа и слева двигались колонны танков и артиллерии на гусеничной тяге. Можете себе представить, сколько пыли пришлось наглотаться, сколько пота пролить!

После первой дневки командира полка вызвали в штаб дивизии, и руководить маршем он приказал мне. Я вызвал к себе командиров стрелковых батальонов и подразделений боевого обеспечения и обслуживания и поставил им задачи на второй суточный переход. Особое внимание было обращено на необходимость быстрого рассредоточения личного состава по сигналу "Воздух". Накануне вражеские самолеты несколько раз бомбили колонну, и в полку было несколько десятков убитых и раненых.

Боевая задача дивизии была не из легких: запять оборону, чтобы не допустить выход противника на участок дорог Обоянь - Курск, остановить его на рубеже южнее Пересыпь, Карташевка, разгромить врага и повести наступление из районов западнее Прохоровки в направлении Кочетовки.

Боевой порядок дивизии был построен в два эшелона. В первом эшелоне действовал наш 289-й гвардейский полк. Боевой порядок полка был также построен в два эшелона. В первом эшелоне держали оборону 2-й стрелковый батальон гвардии майора Р. О. Балквадзе и 3-й стрелковый батальон, которым командовал гвардии старший лейтенант П. И. Пихаленко. Во втором эшелоне находился 1-й батальон гвардии капитана М. Ф. Ананенко.

Нам стало известно, что к исходу 9 июля немецко-фашистским войскам удалось вклиниться в оборону войск Воронежского фронта на обоянском направлении на глубину до 35 километров. Но далее противник здесь продвинуться не смог и перенес свои усилия на прохоровское направление, то есть на участок обороны, куда были выдвинуты наши 5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии.

Главные события начали разворачиваться 11 июля. Противник бросил в бой четыре десятка танков, в том числе "тигры" и "пантеры", которые прикрывали наступление вражеской пехоты. До сотни самолетов "Юнкерс-87" и "Юнкерс-88" атаковали наши позиции с воздуха. Земля содрогалась от многочисленных разрывов мин, снарядов и бомб. Появились убитые и раненые. А тут еще жара - дышать нечем. Гимнастерки бойцов насквозь промокли от пота и стали черными. Одолевала жажда. И все же гитлеровцы были встречены плотным огнем наших подразделений, которые выдержали мощный натиск противника, понесшего большие потери в живой силе и технике.

В течение ночи на 12 июля жара заметно спала, стало легче дышать, в низинах даже повеяло прохладой. Стрельба утихла, но это затишье было обманчивым. Мы все догадывались, что такое затишье бывает перед бурей.

Советское командование приняло решение нанести утром 12 июля мощный контрудар и уничтожить вклинившегося противника. В 8.30 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова и 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова после мощной артиллерийской и авиационной подготовки нанесли контрудар. В это же время начала наступление ударная группировка немецких войск в составе 4-й танковой армии, частей 2-го танкового корпуса СС и войск группы "Кемпф". Под Прохоровкой две бронированные лавины встретились. Более 1200 танков и самоходных орудий участвовали с обеих сторон в этом крупнейшем в истории войны встречном танковом сражении. Мощный удар наших танковых соединений был для гитлеровцев большой неожиданностью.

Ожесточенная схватка длилась до позднего вечера. Многотонные стальные машины превращались в груды металлического лома. С танков летели башни, стволы пушек, на куски рвались гусеницы. Тучи пыли и дыма заволокли все кругом. Обе стороны понесли большие потери.

На долю 97-й гвардейской стрелковой дивизии выпала тяжелая задача: борьба с танками и пехотой противника, которые шли на левом фланге основного танкового клина, нацеленного на Прохоровку. Ожесточенные бои развернулись и на участке нашего 289-го гвардейского стрелкового полка.

Противник бросил в бой свои хваленые танки "тигр" и "пантера", самоходные орудия "фердинанд". За ними двинулась пехота, с воздуха их поддерживала авиация.

Советские воины обрушили на наступающих фашистов мощный шквал огня из всех видов оружия, по танкам врага открыла огонь артиллерия. Стрелки-гвардейцы, пропуская вражеские танки через свои окопы, огнем и гранатами отрезали фашистскую пехоту от танков и истребляли ее. Пять вражеских танков двинулись на участок, где находился взвод ПТР под командованием гвардии лейтенанта Д. А. Гасанова. Он приказал подпустить вражеские танки как можно ближе, и, когда до них осталось 150-200 метров, первым открыл огонь и сразу же подбил один танк. А всего в этом бою Гасанов вывел из строя три фашистских танка.

Исключительное мужество и завидное хладнокровие проявили при отражении танковой атаки командир противотанкового орудия гвардии сержант П. К. Темников и наводчик Т. П. Антошкевич. Ведя огонь прямой наводкой, они подбили вражеский танк и вывели из строя автомашину с пехотой. А потом подожгли еще два танка противника.

В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа, где действовала и наша 5-я гвардейская армия. Основные силы врага перешли к обороне. Он был измотан и обескровлен. Только в Прохоровском танковом сражении немцы потеряли 400 танков и более 10 тысяч солдат и офицеров.

В течение последующих пяти-шести дней шли непрерывные бои с вражескими танками и пехотой. Атаки и контратаки сменяли друг друга и днем и ночью.

До 16 июля немецко-фашистские войска еще удерживали захваченные ими рубежи, а потом под натиском советских войск начали отходить на исходные позиции. Нашей дивизии пришлось вести яростные бои за село Кочетовку, преодолевая сопротивление противника. 289-й и 294-й гвардейские стрелковые полки перешли в наступление и завязали бои за село.

Это было 19 июля. Наш полк действовал в первом эшелоне. В бою за это село отличились многие. Но мне хочется рассказать о подвиге одиннадцати бойцов во главе с парторгом 1-й стрелковой роты гвардии старшим сержантом Лабаскиным.

При обходе Кочетовки рота встретила сильное огневое сопротивление врага. Был убит командир роты. Его заменил командир взвода гвардии лейтенант В. М. Фомин. Он отобрал 11 смельчаков во главе с гвардии старшим сержантом Лабаскиным, приказал им ворваться в село и отвлечь огонь противника от основных сил роты. Задачу они решили успешно, обеспечили продвижение подразделения к господствующей высоте 226,6. Но из 11 в живых остался только один - гвардии рядовой Жевалдин. Тяжело раненного, его подобрала местная жительница Марфа Дмитриевна Чеботарева и спрятала в своей землянке. Всю ночь она ухаживала за ним, а утром передала солдатам нашего полка, освободившего Кочетовку.

Группа Лабаскина, ворвавшись в село, подняла там настоящий переполох. Гитлеровцы бросили против нее более роты своих солдат. Разгорелся бой. В самый тяжелый момент, когда фашисты ринулись в атаку, Лабаскин крикнул своим товарищам:

- Друзья сталинградцы! Ни шагу назад! Иначе сомнут всю нашу роту ударом с тыла!

Гвардейцы сражались до последнего патрона. Погибли, но не отошли с занимаемых позиций. Вот их имена: гвардии старший сержант Матвей Лабаскин, гвардии сержанты Иван Олейников и Дмитрий Елагин, гвардии ефрейтор Мурат Аминов, гвардии рядовые Петр Поздний, Залепис Ишманов, Халимжан Юнусов, Иван Воднев, Умар Абдурзанов и Турдубай Мамбеталиев.

Все они с воинскими почестями были погребены в селе Кочетовка.

Представления для награждения воинов - эти документы мужества - прошли через мои руки, я подписывал каждое из них вместе с командиром полка. Вот выдержки из наградного листа на гвардии младшего лейтенанта И. Ф. Осадчего, командира взвода 3-й стрелковой роты: "...19 июля 1943 года в бою за село Кочетовку Курской области был убит командир роты, и управление ротой было нарушено. Одновременно выбыли из строя три командира взвода, и бойцы залегли под огнем противника, неся потери. Тогда Осадчий принял на себя командование ротой и повел ее за собой. Будучи раненным и контуженным, не покинул поля боя, пока не вышел с ротой на указанный рубеж".

Освободив Кочетовку, мы долго в ней не задержались: 97-я гвардейская стрелковая повела наступление на Покровку, Яковлево. Правда, пришлось проводить митинги и подразделениях. А поводом для этого послужила листовка, выпущенная политотделом дивизии, с текстом письма жителей Кочетовки, которое они адресовали "гвардейцам, освободившим село от немецких оккупантов". Взволнованные слова этого послания запали в душу каждого бойца.

"Дорогие наши товарищи! - говорилось в письме. - Девять дней, с 10 по 19 июля, хозяйничали немецко-фашистские оккупанты в нашем селе. Это были черные дни неволи... Если бы вы не пришли своевременно нам на помощь, погибли бы еще десятки невинных жителей, были бы обесчещены еще многие наши девушки и женщины, разорены окончательно наши гнезда... Кочетовка была раньше цветущим селом, насчитывающим несколько сот дворов. Вы сами видите, Что от нее осталось сейчас -одни обгорелые печи да развалины. Фашистские мерзавцы увезли из села почти весь скот, сожрали телят и домашнюю птицу, разграбили дома колхозников. Только ваш приход, дорогие наши освободители, снова вернул нас к человеческой жизни, избавил нас от убийств, пыток и издевательств. Вы шли в бой за незнакомое вам русское село, не жалея жизни, вы дрались мужественно и отважно - большое вам за это народное спасибо, товарищи гвардейцы. Деритесь же с врагом так же смело и храбро и в дальнейшем, гоните его с нашей земли".

* * *

23 июля наша дивизия вышла к господствующей высоте 233,6, прикрывавшей подступы к Томаровке. Наше дальнейшее продвижение было приостановлено сильным ружейно-пулеметным, минометным и артогнем противника. Командир дивизии полковник И. И. Анциферов приказал овладеть высотой нашему полку. Но с ходу сделать это не удалось: она оказалась хорошо укрепленной. Поэтому, исходя из опыта боев в Сталинграде, я предложил командиру полка создать штурмовые группы по 8 - 12 бойцов во главе с офицером.

Одну из таких групп возглавил гвардии старший лейтенант Маликов, которому перед боем был вручен партийный билет. Кандидатские карточки получили вместе с ним автоматчики Леонтьев, Корогодин, Моливанчук, Ипатов, Савин, Синяев, Белоус, вошедшие в эту штурмовую группу. Вместе с парторгом капитаном Борозенцем я поздравил их с получением партийных документов. Все они заверили, что не подведут в бою и будут сражаться так, как и подобает коммунистам. И они сдержали свое слово.

После непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки по вражеским укреплениям 26 июля в 16.00 гвардейцы ринулись в атаку.

Воины штурмовых групп приближались к высоте короткими перебежками. Опередила всех группа гвардии старшего лейтенанта Маликова, действовавшая на правом фланге. По приказу командира полка гвардии подполковника П. Р. Панского водрузить красный флаг на высоте было поручено одному из лучших автоматчиков казаху гвардии рядовому Алимбаеву. Но он не сумел донести его до вершины - был смертельно ранен. Флаг из его рук подхватил гвардии рядовой М. К. Кичкаев. Он-то и водрузил его на высоте. Стремительнее, но в то же время осмотрительные действия штурмовых групп позволили овладеть высотой без значительных потерь. Их поддерживали своим огнем минометчики взводов под командованием гвардии старших лейтенантов А. Е. Кузнецова и П. А. Перебейноса.

В этом бою отличился пулеметчик гвардии старшина В. Лисянский. Заняв удобную позицию на склоне высоты, он вел меткий огонь, подавив несколько огневых точек противника. Я хорошо знал Лисянского, бывшего донецкого шахтера, человека недюжинной физической силы. Со своим "максимом" он творил чудеса на поле боя. И поэтому я с радостью подписал на него представление к награждению орденом. В конце июля мы отправили старшину Лисянского на курсы младших лейтенантов, и через некоторое время он вернулся в полк уже с одной звездочкой на погонах.

Мужество и отвагу проявили в этом бою офицеры-связисты гвардии старший лейтенант Н. Е. Мрыхин и гвардии младший лейтенант С. Г. Комаров. Под огнем врага они вместе с телефонистами восстанавливали линию связи.

В те дни мы, конечно, не знали, что Ставкой Верховного Главнокомандования разработана операция под условным наименованием "Полководец Румянцев", которая потом войдет в историю Великой Отечественной войны как Белгородско-Харьковская наступательная операция Воронежского и Степного фронтов, завершившая Курскую битву. Она продолжалась с 3 по 23 августа, до освобождения Харькова. В ходе операции было разгромлено 15 вражеских дивизий, в том числе 4 танковых. Наши войска продвинулись на 140 километров на юг и юго-запад, расширив фронт наступления до 300 километров. Были созданы благоприятные условия для освобождения Левобережной Украины и выхода на Днепр.

Наша дивизия в конце июля вновь вошла в состав 32-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор А. И. Родимцев. Комкор поставил перед командиром дивизии И. И. Анциферовым новую боевую задачу: прорвать оборону противника на участке шириной 3 км и выйти в район сел Томаровка и Борисовка.

Первыми ровно в 5 часов утра 3 августа 1943 года начали артиллерийскую подготовку наши прославленные гвардейские минометы "катюши". Вместе с огненным смерчем реактивной артиллерии на голову врага обрушились снаряды тяжелых орудий, а с воздуха - авиационные бомбы. Мне не приходилось еще видеть такой мощной артиллерийской и авиационной подготовки. В течение трех часов вражеский передний край практически не просматривался ни в стереотрубы, ни в мощные полевые бинокли - там все заволокло клубящимися облаками дыма и пыли. Да это и немудрено: на участках прорыва было сосредоточено до 230 орудий и минометов и до 70 танков и САУ на километр фронта. (Недостатка в боеприпасах в этот период войны уже не было.) Оборона противника была явно парализована, и его ответный артиллерийский огонь был беспорядочен и слаб. Передний край обороны гитлеровцев покрылся сплошными разрывами снарядов, мин и бомб. Артиллерийским и авиационным огнем подавлялись и уничтожались вражеские боевые порядки.

В 8 часов утра при поддержке танков в атаку на вражеские позиции решительно пошли наши войска.

На участке, где действовал 289-й гвардейский стрелковый полк, немцы сопротивлялись отчаянно. Однако гвардейцы медленно, но уверенно продвигались вперед. Наше наступление заметно ускорилось, когда в полдень передовые части 1-й танковой армии генерал-лейтенанта М. Е. Катукова, обогнав пехоту, прорвали вражескую оборону.

4 августа немцы отошли в направлении села Томаровка. Наш полк достиг высоты Безымянной, что северо-восточнее этого села. Через два дня, тесня противника и обойдя Томаровку, полк оседлал участок дороги Бори-совка Становой примерно в километре от Борисовки. На это село немцы возлагали большие надежды, рассчитывая создать в нем узел обороны. Но это были тщетные потуги. Полк блокировал Борисовку с юго-востока, другие части дивизии перекрыли противнику пути отхода на юго-запад, и фашистам ничего не оставалось делать, как пробиваться из окружения.

Но все их попытки отойти на Березовку и Хотмыжск не увенчались успехом. Когда в штабе полка стало известно, что по одной из проселочных дорог из Борисовки движется колонна немцев силою до роты при пяти танках, командир полка приказал мне:

- Бери роту автоматчиков, батарею сорокапяток, оседлай проселок и чтобы ни один фриц не ушел, понял?

Я вызвал на КП командира роты гвардии старшего лейтенанта Макарова, командира батареи гвардии старшего лейтенанта Радченко и поставил им задачу: возле рощи Круглой (показал им на карте) выбрать позиции для пехоты и орудий, чтобы преградить путь немцам, Я хорошо знал этих офицеров еще по боям под Сталинградом и был уверен, что они сделают все как надо. И действительно, когда через полчаса приехал на выбранное ими место, убедился, что огневые позиции орудий, окопы для автоматчиков и пулеметчиков расположены удачно.

Едва я успел обменяться с офицерами несколькими фразами, как на проселке заклубилась пыль, послышался грохот моторов и лязг гусениц. Первыми шли танки. Иосиф Давыдович Радченко решил подпустить их поближе и открыл огонь, когда машины были ужо метрах в четырехстах. Первыми же выстрелами были подбиты два танка. Но оставшиеся три открыли ответный огонь и вывели из строя две наши пушки: на одной заклинило затвор, на другой был поврежден поворотный механизм.

Немецкая пехота, следовавшая за танками, во время артиллерийской перестрелки залегла, а потом поднялась и бросилась в атаку. Наши воины огнем из пулеметов и автоматов прижали ее к земле. Танки укрылись в придорожных балках.

Я в это время находился на НП у Радченко.

- Товарищ гвардии майор, - послышался его голос. - Орудийных мастеров Шкарупу и Горваля бы сюда - мигом исправят повреждения. А то с двумя пушками туго нам придется, если немцы снова полезут.

Я крутнул ручку полевого телефона. Отозвался связист на КП полка. Ему было приказано позвать к телефону гвардии старшего лейтенанта Коденко. Начальник артмастерской должен был находиться там. И действительно, вскоре в трубке зарокотал его голос.

- Николай Михайлович, - сказал я ему, - садись в трофейный грузовик, забери с собой двух орудийных мастеров, брось в кузов десяток ящиков со снарядами и гранаты для Радченко и сюда. Знаешь, где мы сейчас?

- Знаю, товарищ гвардии майор, я же был, когда вы задачу ставили ему и Макарову. Минут через тридцать буду.

Не прошло и получаса, как возле огневой позиции остановился трофейный автомобиль. Гвардии старшие сержанты Г. Д. Горваль и М. С. Шкарупа под руководством Н. М. Коденко принялись за дело и заклинение затвора на одной из пушек устранили быстро. А вот с ремонтом поворотного механизма на другом орудии пришлось им повозиться дольше. Но и эта пушка была введена в строй. Золотые руки были у орудийных мастеров! Сколько раз приходилось им и другим специалистам ремонтировать пушки, минометы, пулеметы нередко прямо на огневой позиции, под огнем противника. И оперативная группа артвооружения, как правило, всегда была под рукой у меня или у командира полка.

Я уже не знаю почему, но какое-то время немцы не пытались снова прорваться: может быть, ожидали подкреплений. Но, видно, не дождались. Часа через два три танка выползли из своих укрытий и пошли на нас, за ними рванулась пехота.

Но и эта попытка врага окончилась для него неудачей. Артиллеристы подбили два танка, а последний повернул назад, наверное, экипаж его решил найти обходный путь. Фашистские солдаты снова залегли, а потом оставшиеся в живых десятка два повернули вспять и скрылись из виду. Мы не стали их преследовать.

А к вечеру 6 августа штаб и тылы полка были уже в Борисовке, которую освободили части нашей дивизии. Мы заняли оборону на северо-западной окраине села. В бою за Борисовну были захвачены мельница с запасом зерна и муки, продовольственный склад, склады горючего, запчастей к танкам, боеприпасов, инженерного имущества. В качестве военных трофеев полку досталось 20 исправных танков "тигр", 3 танка Т-IV и 4 автомашины.

К исходу дня 7 августа дивизия завершила ликвидацию окруженной в районе Борисовки группировки врага. Было взято в плен 1200 гитлеровских вояк. А трофейная команда целый день учитывала брошенную гитлеровцами исправную боевую технику, в том числе 48 танков, 300 автомашин, 3 эшелона с вооружением и боеприпасами.

В эти дни произошло событие, которое с болью в сердце было воспринято всеми воинами нашего полка. Нам стало известно, что погиб знатный земляк моих однополчан, ставрополец, герой гражданской войны, генерал армии Иосиф Родионович Апанасенко. В начале июня он прибыл с должности командующего Дальневосточным фронтом стажироваться в качестве заместителя командующего Воронежским фронтом. Направляясь с командного пункта нашей 5-й гвардейской армии к своей машине, он попал под бомбежку и был тяжело ранен. Видный советский военачальник И. Р. Апанасенко скончался в Белгороде 5 августа 1943 года, в день освобождения этого города. В своей предсмертной записке он просил похоронить его в городе Ставрополе. Просьба генерала была выполнена. На Комсомольской горке в центре Ставрополя над его могилой возвышается памятник, у подножия которого круглый год живые цветы.

* * *

11 августа наш полк получил приказ выйти рано утром по маршруту Бабков, Лозовой, Мерло, Заброда, Логовая, Крысино с целью перерезать вместе с другими частями дивизии шоссейную дорогу Харьков - Сумы. К исходу дня полк занял оборону севернее Крысино.

12 августа противник предпринял мощный контрудар из района южнее города Богодухова, используя броневую и огневую силу трех танковых дивизий СС "Райх", "Викинг" и "Мертвая голова". У немцев была цель выйти в тыл нашим войскам, в том числе 5-й гвардейской армии. Главный удар пришелся по 97-й гвардейской стрелковой дивизии, а следовательно и по позициям нашего полка.

На левом фланге нашей обороны немцы силою до батальона пехоты под прикрытием 20 танков обошли 1-й стрелковый батальон. Одновременно враг начал атаковать и с правого фланга, двинув туда 5 танков и роту автоматчиков. Под угрозой окружения оказался командный пункт полка, штаб и его подразделения. Связь с батальонами была прервана. Из штаба дивизии по радио был получен приказ: "Держитесь. Выручим". На этом связь прекратилась, так как прямым попаданием снаряда была разбита наша радиостанция.

Командира полка подполковника Панского на КП в то время не было, он находился на НП командира 1-го батальона, и мне пришлось самому организовывать бой с прорвавшимся противником. Честно признаюсь: за два фронтовых года я впервые попал в такой переплет. Даже в окружении под селом Желобок летом 1942 года да и в Сталинграде вроде было легче. Подумалось мне тогда, в небольшом лесу южнее хутора Голованова, что, наверное, не выбраться живым из этого пекла.

Прежде всего я позаботился о том, чтобы сохранить Боевое гвардейское Знамя полка. Вызвал командира комендантского взвода гвардии старшину И. Д. Пономаренко и приказал ему передать полотнище Знамени гвардии сержанту П. Я. Доброскокову, выделив в его распоряжение трех автоматчиков. Я хорошо знал Доброскокова как умелого и отважного воина и был уверен, что он сможет доставить Знамя в расположение полка.

Потом мы организовали оборону КП и штаба полка силами оставшихся в живых бойцов рот автоматчиков, связи, саперного взвода, взводов пешей разведки и химзащиты. До наступления темноты нам удалось продержаться. Но было понятно, что с рассветом немцы снова пойдут в атаку и мы погибнем в неравном бою. Поэтому я принял решение ночью прорваться из окружения двумя самостоятельными группами. Одной группой командовал начальник разведки полка капитан Белоусов, а другую возглавил я. Ночь выдалась темная. Немцы, видимо уверенные в том, что нам деваться некуда, ослабили бдительность, и обоим группам удалось прорваться почти без потерь. К 11.00 13 августа все штабные подразделения сосредоточились в балке, по которой протекает река Мерла, в двух километрах юго-западнее города Богодухова. А вскоре туда подошли и батальоны во главе с командиром полка.

Но полотнище Боевого гвардейского Знамени вручил мне не гвардии сержант Доброскоков, а командир минометного взвода гвардии лейтенант В. Н. Степанов. Оказалось, что сержант был тяжело ранен как раз на позиции минвзвода, куда он пробился с сопровождавшими его автоматчиками, и передал Знамя офицеру. За спасение Боевого Знамени гвардии лейтенант Степанов был награжден орденом Красной Звезды.

Должен отметить, что наш полк оказался в тяжелом положении еще и потому, что не все бойцы полученного накануне через полевые райвоенкоматы пополнения оказались вооруженными. В складе боепитания было достаточно стрелкового оружия, но начальник артвооружения полка капитан Васильев проявил преступную беспечность и нерасторопность. Поэтому он был отстранен от должности и предан суду военного трибунала. Приговор был обычный для такого дела на фронте: этого в общем-то энергичного, смелого, никогда не унывающего офицера разжаловали в рядовые и отправили в штрафной батальон. Что поделаешь: законы войны суровы. Правда, вскоре мы узнали, что Васильев в первом же бою храбро сражался с гитлеровцами, искупил свою вину кровью и был восстановлен в звании и должности. Но к нам в полк он уже не попал. Начальником артвооружения был назначен Н. М. Коденко, провоевавший к тому времени в составе нашего полка более года.

14 августа КП полка перебазировался на восточную окраину Богодухова. До последних дней этого месяца нам пришлось вести бои с обороняющимся противником. Потом сопротивление его ослабло, и мы начали преследование откатывающихся на запад и юго-запад немецких частей.

23 августа с радостью узнали, что войсками Степного фронта при содействии нашего Воронежского и Юго-Западного фронтов был освобожден Харьков.

Так закончилась Курская битва, которая окончательно закрепила стратегическую инициативу в руках советского командования, создала благоприятные условия для развертывания общего стратегического наступления Красной Армии. Победой под Курском и выходом наших войск к Днепру завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.

Глава 5.

Выходим к Славутичу

Осень на Украине всегда желанная пора: после уборочной страды собранный урожай уже в закромах, сельские базары своим половодьем красок ничуть не хуже гоголевской сорочинской ярмарки, без веселых хороводов не обходится ни одна свадьба. Каждый об этом знает, каждый об этом помнит, но не всегда так оно складывалось... Осень 1943 года была третьей - и последней! - по счету, когда на украинской земле все еще бесновался опустошительный смерч войны.

По пути к Днепру нам не встретилось ни одного населенного пункта, не разрушенного врагом. Только кирпичные остовы печей отчетливо торчали на местах пепелищ, как бы взывая к небу о мести за порушенную жизнь. Отступая, гитлеровцы не щадили даже животных. Мы видели коров, коз и овец со вспоротыми животами, втоптанных в землю гусей и кур.

Не видели мы на лугах обычных в это время стогов сена и золотистых скирд соломы, станом располагающихся в поле. Огороды, прежде всегда осеняемые статными подсолнечниками, сады с нагнувшимися к земле от тяжести плодов ветвями, пасеки - все это было разорено гитлеровцами.

Сердце закипало яростью при виде такого варварства. Я видел, как бойцы, проходя по вымершим селам, гневно сжимали зубы, слышал, как они кляли на чем свет стоит Гитлера и его грабь-армию.

Но как бы ни сопротивлялся и ни злобствовал враг, участь его после Сталинградской битвы и битвы на Курской дуге была предрешена. Советские войска приступили к решительным действиям по очищению родной земли от гитлеровской погани.

В начале сентября 1943 года стало известно, что 5-я гвардейская армия, куда входила наша 97-я гвардейская стрелковая дивизия, решением Верховного Главнокомандования вновь была передана Степному фронту, которым командовал генерал армии И. С. Конев.

Мы вели напряженные бои с немецкими частями, оказывавшими упорное сопротивление, Полк в составе дивизии наступал в юго-западном направлении на Михайловку, Долину, Макарды, в обход Полтавы.

12 сентября, тесня противника на запад, мы вступили на территорию Полтавской области. Запомнился мне бой за Михайловку, расположенную примерно в 20 километрах севернее Полтавы, на полпути к Диканьке. В ночь на 18 сентября полк скрытно подошел к этому населенному пункту и стремительным броском с двух направлений ворвался на его улицы. Темнота обеспечила внезапность атаки. Не сумев, видимо, быстро оценить обстановку, гитлеровцы заметались, открыли беспорядочный огонь, не причинивший большого урона нашим подразделениям. Правда, вскоре они опомнились и даже предприняли контратаку против одной из наших рот. На выручку ей пришел взвод под командой комсомольца гвардии младшего лейтенанта А. И. Толчина. Стрелки зашли во фланг немцам, открыли сильный ружейно-пулеметный огонь, и вражеская контратака захлебнулась.

Отличился в этом бою и командир роты гвардии лейтенант Д. П. Кашин, тоже комсомолец. С пулеметным расчетом он выбрал удачную позицию и, когда немцы начали отходить после очередной контратаки, сам лег за станковый пулемет и открыл по ним огонь. Молодой офицер был ранен, но не покинул поля боя. Толчин и Кашин были награждены медалью "За отвагу".

Радостным для меня оказался день 19 сентября. В этот день в газетах был опубликован очередной приказ Верховного Главнокомандующего об освобождении восьми городов Украины от немецких захватчиков. В их числе и моя родина город Ромны. Более двух лет ничего не знал я о судьбе матери Ксении Григорьевны, сестер Софьи и Веры, оставшихся в селе Локня неподалеку от Ромен. Мне было известно, что братья мои Николай, Александр и Сергей находятся на фронте. Но живы ли? Последнее письмо от матери я получил еще в начале сентября 1941 года, когда лежал в госпитале после ранения в первых боях. Разумеется, чтобы не волновать мать, я не сообщил ей о своем ранении, но сердце у всех матерей, как известно, вещун. "...Уж не в госпитале ли ты, сынок? - спрашивала она меня. - Что-то больно подробно стал писать. Не скрывай от меня ничего. Я всех вас, Моих дорогах деточек, учила всегда говорить правду. Помни, что даже маленькая неправда приносит большие волнения..." Пришлось признаться маме, что я действительно в госпитале, но дела мои идут на поправку.

И вот Ромны освобождены. Я тут же написал матери письмо. Кстати, письмо это сохранилось. После войны мне передал его мой племянник Женя, сын сестры. Бумага пожелтела и пожухла, некоторые буквы расплылись. Видно, не одну слезу пролила мать, читая его. Может быть, и нескромно самого себя цитировать, но пусть простит меня читатель, если я приведу несколько строк из этого фронтового послания:

"Добрый день, дорогая мамочка!

Передаю Вам, что я пока жив и здоров, чего и Вам желаю.

Я не знаю, освобождено ли наше село. Но я знаю, что Ромны, Глинск, Талалаевка освобождены, и я этого ждал с нетерпением. Не знаю, удастся ли мне восстановить с Вами связь?

Дорогая мамочка! О себе я Вам много писать не буду. Живу я хорошо. 2 года на фронтах, освобождаю свою страну от гитлеровских бандитов. Жаль, что не пришлось попасть на свою родину.

Я трижды награжден. Напишите, где Николай, Шура, Сережа, Соня, Вера. Я ни с кем связи не имел и не имею.

До свидания. Целую крепко. Ваш сын Юрии.

Мой адрес: Полевая почта No44721"А". 19.IХ.1943 г."

Видно, у меня не было уверенности, что письмо попадет в руки матери, поэтому я сделал такую приписку:

"Товарищи! Кто прочтет это письмо (если нет моей матери), прошу, чтобы написали мне о ее судьбе, о судьбе братьев Николая, Александра, Сергея и о сестрах Софье и Вере.

Обращаюсь к жителям с. Локня. Я сын Ксении Григорьевны Науменко, проживающей на хуторе Бугайчиха".

В те дни состоялся у меня разговор с командиром роты связи гвардии капитаном Сергеем Григорьевичем Зинченко. Речь шла об организации связи между подразделениями во время наступательных. боев. Зинченко доложил мне свои соображения на этот счет, план распределения сил и средств связи. Несмотря на свою молодость (ему шел двадцать первый год), он уже повоевал только в нашем полку больше года, прошел через Сталинград, Курскую дугу и накопил хороший опыт организации связи во всех видах боя. Закончили мы служебные разговоры, попросил капитан разрешения выйти с КП полка, а сам, смотрю, сильно чем-то огорчен.

- Что с тобой, Сергей? - спрашиваю. - Радоваться должен: до родной Полтавщины дошел. - Я знал, что он родился в селе Очертовое Семеновского района. - Сколько осталось до твоего села?

- Э, Юрий Андреевич, - говорит Зинченко. - До Семеновки по прямой на запад меньше ста километров. Может, повезет, и увижу я свои родные места. Но что меня там ждет? Потому и расстраиваюсь.

- Я тоже пока не знаю, что с моими родными стало. Написал вот письмо матери...

Но но пришлось Сергею Григорьевичу побывать в своем родном селе, так как полк наш после Полтавы повернул резко на юго-запад, к Кременчугу.

К исходу 21 сентября, пройдя с боями свыше 100 километров, дивизия достигла восточного берега реки Ворсклы и получила приказ готовиться к ее форсированию. Наш полк вышел к переправе юго-западнее Ворона. Войскам 5-й гвардейской армии предстояло освобождать Полтаву, на подступах к которой фашисты сосредоточили крупные силы, в том числе танковую дивизию СС "Мертвая голова".

О важности и большом значении этой операции можно было судить уже по тому, что на командный пункт армии приезжал командующий Степным фронтом генерал армии И. С. Конев.

В своей книге "Четыре года войны" бывший командарм 5-й гвардейской генерал армии А. С. Жадов вспоминает, как генерал армии И. С. Конев сказал ему:

- Местность в полосе предстоящего наступления действительно никудышная. А ведь ваш участок форсирования реки совпадает с местом переправы армии Петра Первого перед битвой со шведами под Полтавой. Ну, если тогда русские прошли, то и мы пройдем!{7}

Командующий фронтом побывал и на командном пункте 97-й гвардейской стрелковой дивизии, которой было приказано форсировать Ворсклу в районе Михайловки, овладеть населенными пунктами Долина, Макарды и выйти к участку железной дороги Полтава - Лубны в районе Решетиловки. Дивизии предстояло наступать двумя эшелонами. В первом эшелоне действовали два полка - наш, 289-й, и 294-й, во втором - 292-й гвардейский стрелковый полк.

Условия для форсирования Ворсклы были крайне неблагоприятными. Мост через реку оказался взорванным, специальными переправочными средствами мы не располагали. На правом берегу окопалась 223-я пехотная дивизия гитлеровцев. Мы знали, что она была потрепана в предыдущих боях, но держать оборону на заранее подготовленном рубеже она могла неплохо.

В ночь на 22 сентября первыми форсировали реку автоматчики 289-го и 294-го гвардейских полков. Достигнув правого берега, они захватили плацдарм и быстро окопались. Немцы ожесточенно сопротивлялись, стрельба с обеих сторон не прекращалась ни на минуту. Наши воины-автоматчики с боем продвигались вперед, чтобы расширить плацдарм и обеспечить переправу батальонам первого эшелона. Решительным ударом гвардейцы выбили противника из первой и второй траншей.

К утру 22 сентября на правый берег Ворсклы переправились основные силы дивизии и с ходу захватили населенный пункт Рудка, вынудив фашистские части к отступлению. А к полудню наши гвардейцы освободили Макаренки, Слинков Яр, Стасовцы, Хуравлевку, Павловку, перерезали дорогу Диканька - Полтава.

В саму Диканьку мы не заходили, но развалины этого знаменитого украинского села, воспетого Гоголем, видели. И вновь, как в детстве, захотелось почитать "Вечера на хуторе близ Диканьки... - повести, изданные пасечником Рудым Паньком", окунуться в мир тех родных мне как украинцу образов Солопия Черевика и Параски чернооких Ганны и Левко, Оксаны и кузнеца Вакулы, Солохи и Пасюка...

Невольно припомнилось мне, как дед-сосед однажды летом, засеяв баштан, перешел жить в курень, взял и нас, мальчишек, с собою, отгонять воробьев и сорок. Вот было раздолье! Набегавшись за птицами, принимались за еду. Аппетит был, естественно, хоть куда. Бывало, съешь за день столько арбузов и дынь, а к ним в придачу репы, цибули, гороха и другой зелени, что живот надувался, как барабан...

* * *

Нелегко доставалось полку продвижение вперед. 3-му стрелковому батальону было приказано овладеть высотой 175,8 в районе населенного пункта Переруб. После полудня 22 сентября боевые порядки батальона контратаковала при поддержке восьми танков пехота противника. И, возможно, туго пришлось бы нашим стрелкам, не приди им на помощь бойцы 1-го стрелкового батальона. Совместными усилиями контратака была отбита и высота взята. В этом бою был ранен заместитель командира 1-го стрелкового батальона по политической части гвардии старший лейтенант В. В. Кузин.

К исходу дня подразделения полка, преследуя врага, вышли на юго-западную окраину села Середовки. Здесь впервые за несколько суток почти непрерывных боев воинам был разрешен кратковременный отдых. И сразу задымились трубы походных кухонь, которые все это время едва поспевали за наступающими подразделениями.

Обстановка к тому времени сложилась так, что дивизии 32-го гвардейского стрелкового корпуса нависли над Полтавой с севера и северо-запада, создав угрозу окружения полтавской группировки противника. Части нашей 97-й гвардейской стрелковой дивизии овладели населенными пунктами Долина, Борщадский, Макарды. Немецко-фашистское командование вынуждено было часть своих сил снять из-под Полтавы. Этим и воспользовалось командование 5-й гвардейской армии, отдав приказ 33-му гвардейскому стрелковому корпусу в ночь на 23 сентября ворваться в город и овладеть им.

В течение всей ночи шли ожесточенные схватки чуть ли не на каждой улице. Первыми в центр города проникли разведчики, которые водрузили красный флаг на старинном памятнике в честь победы русского оружия над шведами в исторической битве под Полтавой - обелиске Славы. К утру областной центр, крупный украинский город был полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков. Нашим войскам была открыта дорога к Днепру.

В тот же день Москва салютовала войскам, освободившим Полтаву. Приказом Верховного Главнокомандующего частям и соединениям, участвовавшим в боях за освобождение Полтавы, в том числе нашей 97-й гвардейской стрелковой, было присвоено почетное наименование Полтавских, а командир дивизии гвардии полковник И. И. Анциферов получил звание "гвардии генерал-майор".

Во всех наших частях и подразделениях состоялись митинги. С большим воодушевлением прошли они и у нас в полку. Солдаты, сержанты и офицеры поклялись еще сильнее бить ненавистного врага и как можно скорее освободить всю Советскую Украину. Один из лучших разведчиков, гвардии сержант А. Виноградов взволнованно сказал на митинге:

- Нас ждут еще многие тысячи советских граждан, изнывающих в гитлеровской неволе. Вперед, за родной Днепр! За Родину!

При этих словах у меня часто и сильно забилось сердце. Даже не верилось, что скоро я буду снова в тех местах, где началась для меня эта война. В памяти с пронзительной ясностью ожили картины тех давних летних дней 41-го - всполохи пожарищ, черный дым, разрывы бомб и снарядов, свист пуль и осколков. Тогда и в мыслях я не мог предполагать, что меня ждут бои под Ростовом-на-Дону, Сталинградом, на Курской дуге. Разве мог я тогда подумать о том, что к днепровским берегам я вернусь через долгие месяцы почти непрерывных тяжелых боев, через горечь поражений, прощаний с боевыми товарищами и друзьями, через трудные радости побед?

Наш полк с боями продвигался вперед, приближаясь к Днепру, по маршруту Вергуны, Рублевка, Доновка, Максимовка. 29 сентября начались бои за Кременчуг. Мы действовали северо-западнее города. Кременчуг был освобожден в тот же день, и войска 5-й гвардейской армии вышли непосредственно на левый берег Днепра.

Всего шесть дней назад нашей дивизии было присвоено почетное наименование, а Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 сентября 1943 года она была за участие в освобождении Кременчуга награждена орденом Красного Знамени и стала именоваться 97-й гвардейской Полтавской Краснознаменной стрелковой дивизией. Мы все, конечно, гордились этим.

* * *

Командование 5-й гвардейской армии отлично понимало, что медлить с форсированием Днепра нельзя, но дело это было очень трудным. Как было установлено разведкой, немцы основательно укрепились на правом берегу реки. Все господствующие высоты и близлежащие населенные пункты они приспособили к круговой обороне. Позиции противника были прикрыты минными полями и заграждениями из колючей проволоки. Враг держал под прицелом своих огневых средств противоположный берег на значительном протяжении по фронту и в глубину.

Положение осложнилось и тем, что на левом (восточном) берегу Днепра в тех районах, где расположились наши войска, не было скрытых подступов к реке. Это лишало возможности незаметно накапливать силы и технику. К тому же почва здесь была песчаная - вязкая, сыпучая. Во многих местах стоило копнуть лопаткой, как сразу же появлялась подпочвенная вода. Была и другая объективная трудность растянутость коммуникаций, что затрудняло своевременный подвоз боеприпасов и материальных средств. Да и части, в том числе и наш полк, после почти непрерывных боев начиная с Прохоровского сражения не были полностью укомплектованы людьми и боевой техникой.

В течение суток личный состав полка приводил в порядок материальную часть и занимался заготовкой переправочных средств. Это, видимо, не ускользнуло от внимания противника. Над нашими позициями участились разведывательные полеты фашистской авиации.

В ночь на 1 октября мы попытались переправить разведгруппу на правый берег реки. Но едва лодки появились на открытой воде, как со стороны немцев взлетели осветительные ракеты. Фашисты обрушили на десант яростный минометный и пулеметный огонь, и разведчики вынуждены были вернуться. Через некоторое время они перебрались на новое место и предприняли вторичную попытку переправиться на занятый врагом берег. И снова из-за сильного огня выполнение боевого задания пришлось отложить.

В течение первой половины дня 2 октября наши разведчики наблюдали движение вражеских солдат, а фашистская артиллерия вела методический огонь по левому берегу в районе намечающейся переправы полка. Все мы горели желанием как можно быстрее достичь правого берега Днепра, окончательно отбросить от него врага.

Командование 5-й гвардейской армии приняло решение форсировать Днепр в ночь на 3 октября. 97-я и 13-я гвардейские стрелковые дивизии должны были идти в первом эшелоне корпуса.

Наш полк действовал в первом эшелоне дивизии. Мы, конечно, понимали, что форсирование такой реки, как Днепр, дело очень рискованное, но приказ есть приказ, его надо выполнять. Первыми севернее Власовки в ночь на 3 октября преодолели Днепр на рыбачьих лодках и плотах автоматчики нашего полка, возглавляемые гвардии старшим лейтенантом М. Ф. Маликовым. Но основным силам полка в ту темную ночь достичь правого берега не удалось. Под бешеным огнем противника они, преодолев глубоководное судоходное русло Днепра, добрались лишь до слегка поросшего кустарником безымянного острова с отметкой 65,5, отделенного от правого берега реки практически преодолеваемой вброд протокой. Забегая вперед, скажу, что этот остров, когда бойцы на нем осмотрелись, оказался похожим по своей конфигурации на армейскую каску. И потому в боевых донесениях за ним так и сохранилось название - остров Каска.

Но не только полки нашей дивизии не смогли форсировать Днепр в ту ночь. На фронте всей армии не удалось захватить ни одного плацдарма на правом берегу. И лишь на нескольких островках севернее Кременчуга закрепились советские бойцы.

Причины неудач 5-й гвардейской армии при первом форсировании Днепра объяснил в своих мемуарах ее бывший командующий генерал армии А. С. Жадов. "Прежде всего хочу подчеркнуть, - пишет он, - что соединения армии вышли к Днепру с большим некомплектом в людях и боевой технике. В армии не хватало боеприпасов. Коммуникации оказались сильно растянутыми. Ведь к этому времени войска прошли с боями от Белгорода более 300 км. Разбитые грунтовые, шоссейные и железные дороги и взорванные мосты еще восстанавливались, что затрудняло подвоз материальных средств. Наконец, надо признать, что мы недооценивали и оборону противника на западном берегу Днепра, полагая, что все же сумеем наличными силами выбить его с занимаемых позиций и захватить плацдарм"{8}.

Должен сказать, что тогда удержание Каски и других островов казалось мне, да и другим офицерам полка в тактическом плане неоправданной мерой. Уж слишком велики были наши потери. Но мы ведь тогда не знали, что 5-й гвардейской армии была поставлена задача отвлечь на себя как можно больше сил противника, чтобы обеспечить форсирование Днепра другими армиями на главных направлениях. Вот мы и выполняли эту задачу. Высокой ценой, но выполняли.

3 октября подразделениям полка удалось продвинуться на 400 метров в глубь острова. Не удивляйтесь таким скромным темпам наступления: каждый шаг по песчаной почве, под огнем бешено сопротивляющегося противника, удерживающего западную часть острова, давался с трудом. На помощь нашим бойцам на остров были переброшены подразделения других стрелковых полков дивизии.

Особенно тяжелым был день 4 октября. Семь контратак предприняли тогда гитлеровцы, чтобы выбить наших бойцов с острова. Семь раз обрушивался на них шквал снарядов и мин. От их разрывов в воздух то и дело поднимались тучи песка.

Песок хрустел на зубах, забивал уши, попадал в глаза. А главное, он быстро выводил из строя стрелковое оружие: винтовки, автоматы и пулеметы. Их приходилось часто чистить, для чего производить полную разборку и сборку. Гитлеровцы на острове были в лучшем положении, их поддерживали с правого берега артиллеристы и минометчики, пристрелявшие на острове каждый клочок земли. А что имели мы? Четыре сорокапятки и восемь 82-мм минометов - вот и все, что удалось под огнем противника переправить на Каску. С левого берега Днепра наши артиллеристы тоже вели огонь по острову, но он был не очень эффективным. Во всяком случае, мы видели гораздо меньше песчаных фонтанов на вражеских позициях, чем на своих собственных.

Вот вспоминаю теперь эти тяжкие дни и ночи боев на безымянном днепровском острове, и видятся мне, как будто наяву, гвардейцы-однополчане: то идущие в атаку по песчаным насыпям, с трудом вытаскивающие из них ноги, с винтовками и автоматами наперевес, то отбивающие контратаки врага в рукопашной схватке, то вжавшиеся в неглубокие песчаные ложбины, которые с большой натяжкой можно было назвать окопами, под вражеским артиллерийским и минометным обстрелом.

Мне было приказано оставаться на левом берегу и руководить форсированием реки другими подразделениями полка, а также поддерживать огнем тех, кто был на Каске.

Штаб полка был расположен на небольшом пригорке, поросшем редким лозняком, всего в нескольких десятках метров от берега Днепра. В бинокль мне было хорошо видно, как сражались с врагом на острове солдаты, сержанты, офицеры. Но подробности этих боев я узнал уже потом, когда люди вернулись на левый берег.

4 октября, когда гитлеровцы во время третьей за день контратаки обошли позицию одной из стрелковых рот с фланга и начали уже продвигаться в тыл, на выручку бросилась группа бойцов из резерва командира полка во главе с гвардии капитаном Егоровым. Опережая офицера, рванулся из окопа гвардии рядовой Иван Семенев. Я знал этого солдата из роты связи. Ставропольский колхозник прошел с полком весь боевой путь из-под Ростова-на-Дону, через пекло Сталинграда и Курской дуги. Всего несколько дней назад, на подходе к Днепру, полковая парторганизация приняла Ивана Семенова кандидатом в члены партии.

- Братья славяне! - громко закричал он. - Вперед на врага, ура!

За ним устремились гвардейцы. В горячей рукопашной схватке они уничтожили более двух десятков гитлеровцев, а остальные повернули вспять. В этом бою сложил свою голову и Иван Семенов, так и не успев получить карточку кандидата в члены ВКП(б).

Рядом с Семеновым отважно сражался автоматчик гвардии рядовой Автандил Тоидзе. Он метко разил врагов, а когда кончились патроны, пустил в ход приклад автомата. Парень из Грузии был ранен в тот день и вместе с другими воинами отправлен на лодке на левый берег Днепра. Но он не остался там, а, перевязав рану, вернулся на остров. Правда в атаки он больше не ходил, но пять раз переправлял раненых через Днепр под огнем противника.

Гвардии рядовой Леонид Крюков вел огонь из ручного пулемета по атакующим немцам и заставил их залечь. Но в этот момент осколком вражеской мины повредило пулемет. Гитлеровцы вновь пошли и атаку. Молодой воин-комсомолец отбился от них гранатами.

В отражении седьмой, и последней в тот день, вражеской контратаки пришлось участвовать и командиру полка, и всем, кто находился рядом с ним на командно-наблюдательном пункте. Дело шло к вечеру, и мы уже думали, что противник, понесший в бесплодных контратаках немалые потери (впрочем, и в полку было много убитых и раненых), успокоится хотя бы до утра следующего дня. Но нет! Опять начался артиллерийский, и минометный обстрел, опять тучи песка поднимались в воздух и медленно оседали, засыпая окопы и траншеи.

А потом гитлеровцы выбили наши роты из первой траншеи и завязали бой на второй. Положение стало критическим. Командир полка гвардии подполковник П. Р. Панский приказал помощникам начальника штаба гвардии капитанам Белоусову и Егорову собрать всех, кто находился на КНП и кто способен был держать оружие.

Собралось человек около тридцати, больше трети из них - офицеры. Бой шел буквально в двух-трех десятках метров, и им потребовалось всего две-три минуты, чтобы преодолеть это расстояние. Они воспользовались тем, что противник не мог в эти минуты вести артиллерийский и минометный огонь, боясь поразить своих, и потому сблизились с врагом для рукопашного боя, не потеряв ни одного человека. Но когда, отбросив немцев за первую траншею, возвращались обратно, то недосчитались в группе больше десяти человек.

В последующие три дня гитлеровцы также не давали нам покоя. Видимо, им было приказано во что бы то ни стало сбросить советских бойцов с острова в Днепр. Не буду описывать этих жарких боев. Скажу лишь, что гвардейцы сражались храбро, держались стойко, геройски! В эти дни отличились офицеры коммунисты Белый, Чмелевский, Березовой, Митин, Струзман, Зиборов, старшина Сыромятников, старший сержант Гарусов, сержанты Ипатов, Иванов, рядовые Савин, Карпов, Жодин, Филимонов, Крысин, Медведев... Да разве можно всех перечесть!

Героиней боев на Каске по праву можно назвать и санинструктора комсомолку Аню Плеханову. Она вынесла десятки раненых с поля боя, сама была дважды ранена, но не покинула остров, хотя ей предлагалось это сделать.

В эти дни я потерял своих боевых друзей гвардии капитанов Белоусова, Егорова и агитатора полка гвардии капитана Клюева, с которыми я бок о бок сражался в Сталинграде и на Курской дуге. Особенно горькой была для нас гибель командира полка подполковника Петра Романовича Панского, возглавившего в критический момент боя 6 октября одну из контратак наших бойцов и сраженного пулеметной очередью гитлеровцев.

7 октября по приказу командования наши подразделения оставили остров Каска и вернулись на левый берег Днепра. Здесь бойцы увидели номер нашей дивизионки "Героический поход" за 5 октября. Вся ее первая полоса, озаглавленная "Остров героев", была посвящена гвардейцам, храбро сражавшимся на Каске. С тяжестью на сердце отправлялся я по вызову в штаб дивизии, я который раз переосмысливая все, что случилось на острове.

Только после войны мне стало известно, что, по замыслу командования фронта, наша армия вынуждена была вести эти тяжелые, кровопролитные бои с гитлеровскими оккупантами в районе Кременчуга для отвлечения противника от проводившейся большой операции по захвату плацдармов на правом берегу Днепра, значительно ниже по его течению, в районе Мишурина Рога.

Вместо погибшего подполковника Панского командиром полка был назначен я, а начальником штаба стал гвардии капитан Василий Васильевич Такмовцев. Не скрою, в душе я испытывал чувство гордости - шутка ли, стать командиром полка в двадцать четыре года! И хотя на фронте молодость не служила препятствием для назначения и на более высокие должности, было приятно, что командование оказало мне такое доверие. И сразу же родилось желание сделать все, чтобы оправдать его. Оправдать можно было только одним - еще лучше воевать, еще крепче бить врага. Вспоминаю, что при этом даже мысли не было о том, что не справлюсь. Во-первых, к этому времени я уже был не новичок в боевых делах. Два с лишним года войны дали и опыт, и закалку, и готовность взять на себя ответственность. Да и в самые трудные дни Сталинградской битвы мне пришлось временно командовать полком. Во-вторых, самолюбие молодости не давало отступать. Как это - не справлюсь? Должен справиться! Других мыслей не было.

На фронте не только быстро решается вопрос о назначении на должность. Там быстро проходит и процесс вхождения в нее. А поскольку мне уже неоднократно приходилось замещать командира полка в трудные боевые дни, то я освоился с новыми штатными обязанностями без особого труда.

В ночь на 9 октября 1943 года полк совершил переход по маршруту Максимовка, Недогорка, Песчаная, Белая Кохтовка, Христиновичи и к утру сосредоточился в районе хутора Плескочинка. Через сутки, совершив новый марш, мы прибыли к месту дислокации - в район Стогцовки на левом берегу Днепра.

Советские войска к этому времени на ряде участков уже форсировали Днепр и создали на правом берегу реки значительные плацдармы. На Днепре были построены понтонные и паромные переправы.

5-я гвардейская армия после почти 100-километрового марша вниз по течению начала переправу через Днепр несколько севернее Мишурина Рога и занимала позиции на правом берегу реки в районе Дериевка, Куцеволовка. Наша дивизия приняла полосу от 110-й гвардейской дивизии, которой командовал гвардии полковник М. И. Огородов.

289-й гвардейский стрелковый полк в полном составе, включая оперативную группу артвооружения (кроме основных тылов), переправился за ночь на правый берег Днепра и в 3.00 14 октября сосредоточился в одном километре юго-западнее Лимана.

Вместе с другими полками нашей дивизии мы участвовали в боях по расширению плацдарма в районе населенных пунктов Дериевка и Куцеволовка.

Перед наступлением на село Куцеволовка группа бойцов из семи человек получила задание ночью пробраться к фашистам в тыл и выявить расположение огневых точек. К утру разведчики должны были вернуться. Но утром пришел в полк лишь один человек. Выяснилось, что разведчики, завязав бой, захватили три хаты и оттуда не уходят. Они лишь прислали связного, чтобы доложить о результатах разведки.

Я приказал поднять в атаку первый батальон, и фашисты были выбиты из большей части села.

В этом бою отважно сражался комсомолец рядовой Иван Ярцев. Вскоре партийная организация приняла его в свои ряды. Впоследствии Иван Ярцев был ранен, вылечился и вернулся в родное подразделение.

* * *

В середине октября 1943 года после мощной артиллерийской подготовки дивизии первого эшелона 32-го и 33-го гвардейских стрелковых корпусов повели наступление на передний край обороны немцев. Разгорелись ожесточенные бои. Вклиниться удалось лишь на 1,5 - 2 километра, прорвать же линию вражеской обороны на всю глубину, несмотря на большие усилия, наши войска не смогли. Создавшаяся ситуация грозила неблагоприятно повлиять на развитие всей фронтовой операции. Требовались срочные меры, чтобы выправить положение и обеспечить выполнение общей боевой задачи. И они вскоре были приняты.

Ночью соединения армии нанесли неожиданный удар по врагу и прорвали его оборону. Успехи могли быть и более значительными, если бы не испортившаяся погода. Осеннее небо заволокли тяжелые свинцово-серые тучи, почти беспрерывно лил проливной дождь. И без того изрытые и изъезженные фронтовые дороги размыло ливнями, почва, перенасыщенная влагой, разбухла. Продвигаться в таких условиях было неимоверно трудно. Люди быстро уставали. Так было везде, во всех дивизиях и полках. Но несмотря на распутицу, непрекращающееся сопротивление врага, мы упорно шли вперед. Пытаясь приостановить продвижение 5-й гвардейской армии, немецко-фашистское командование перебросило в помощь изрядно потрепанным частям 6-ю танковую и 376-ю пехотные дивизии. Немцам удалось замедлить наступление некоторых частей 5-й армии, в том числе 97-й гвардейской стрелковой дивизии и нашего полка.

К 20 октября, пройдя с боями более 60 километров, полк достиг подножия высоты с четырьмя курганами. С наступлением темноты все подразделения полка начали подготовку к штурму высоты. Ее тактическая выгода высоко оценивалась и нами, и гитлеровцами. Неудивительно, что противник оборонялся с яростным упорством. Но устоять перед натиском гвардейцев он не смог.

В ходе штурма особое мужество проявил командир взвода пешей разведки гвардии старший сержант У. X. Хасанов. Под прикрытием огня своих товарищей он уничтожил гранатами мешавший нашему продвижению станковый пулемет противника вместе с его расчетом. Сообщение о его подвиге поступило в штаб первым. Потом мне еще и еще докладывали о фактах героизма, проявленного гвардейцами в тот день.

30 октября полк совершил переход по маршруту Броицкое, Владимировка, Вильное. Там мы приняли участок обороны от 313-го гвардейского стрелкового полка 110-й гвардейской стрелковой дивизии.

Мне посчастливилось стать участником торжественного события, которое произошло 31 октября 1943 года. На алом бархате гвардейского Знамени нашей дивизии засиял орден Красного Знамени. В эту волнующую минуту перед мысленным взором прошел весь ее боевой путь - от Ростова-на-Дону до Волги, а оттуда до Правобережья Украины.

В тот же день состоялось заседание партбюро полка, на котором присутствовал и я. Сначала были рассмотрены заявления о приеме в партию. Бюро рекомендовало партийной организации принять в члены ВКП(б) начальника артвооружения полка гвардии старшего лейтенанта Николая Михайловича Коденко, а кандидатом в члены партии старшего минометного мастера гвардии старшего сержанта Михаила Селиверстовича Шкарупу.

Я хорошо знал их обоих, особенно Николая Михайловича, с которым ежедневно приходилось общаться по службе, решать вопросы обеспечения полка оружием, боеприпасами, боевой техникой. Мне хотелось бы дать ему более подробную характеристику не только потому, что возглавлял он очень важную для полка службу, но и потому, что он вместе со мной провоевал почти три года. А таких в полку к маю сорок пятого года осталось всего 25-30 человек.

Я знал, что Коденко, окончив среднюю школу в городе Сальске, на третий день после начала войны в семнадцатилетнем возрасте добровольно ушел в ряды Красной Армии и был зачислен курсантом Тульского оружейно-технического артиллерийского училища. В первых числах октября 1941 года в составе училища принимал участие в боях против прорвавшихся на Орел - Мценск танковых полчищ Гудериана. После трехнедельных боев курсанты были отозваны с фронта и отправлены на доучивание в Томск. В марте 1942 года в составе 301-й Красноярской стрелковой дивизии прибыл на фронт под Белгород - Харьков и в апреле - июне принимал участие в боях на волчанском направлении. А в первых числах июля, как я уже говорил выше, начал службу в нашем полку. Николай Михайлович в самой тяжелой боевой обстановке не терял самообладания, был всегда внутренне собранным и внешне подтянутым. Но в то же время это был очень скромный и даже застенчивый человек. Я как командир полка всегда мог положиться на Коденко и его подчиненных, знал, что они не подведут.

Едва освоившись на новом месте, полк получил новое боевое задание наступать на противника в направлении Лозоватки, не давая ему закрепиться на оборонительных рубежах. Это было частью подготовки крупного наступления по расширению криворожского плацдарма, намечающегося на середину ноября по решению командующего фронтом генерала армии И. С. Конева.

В начале ноября полк сосредоточился в районе севернее Марьевки и правым флангом вышел к развилке дорог Хуторище - Лозоватка. Штурмом была взята важная в тактическом отношении высота 159,4. Враг трижды контратаковал наши позиции. Особенно ожесточенной была третья контратака, когда фашисты бросили на нас 8 танков, 2 бронемашины с десантом пехоты при поддержке артиллерии. Минометчики гвардии старшего лейтенанта Личмана и бойцы стрелковых подразделений открыли по пехоте и танкам противника меткий огонь. Огнем противотанковых ружей и минами были подбиты две вражеские машины. Отличился расчет гвардии старшего сержанта Левина, в котором наводчиком был гвардии рядовой Капустин. Огонь минометной батареи успешно корректировал с наблюдательного пункта гвардии старший сержант Петух. Вражеская контратака захлебнулась. Но, как назло, склоны высоты все плотнее стал окутывать сильный туман, и наши артиллеристы были лишены возможности вести прицельный огонь по фашистским танкам и пехоте.

Противнику удалось вытеснить бойцов из траншей. В ожесточенной схватке был убит командир роты гвардии лейтенант Матвеев. По приказу командира дивизии полк отошел на прежние позиции.

* * *

Близился праздник Великого Октября. Мне представилась возможность сделать приятное воинам, отличившимся в боях за высоту 159,4. На них были составлены представления к правительственным наградам. В частности, к ордену Красной Звезды представлялись командир пулеметного взвода гвардии младший лейтенант И. И. Попомарев, который, будучи раненным, не покинул взвод, старшина 4-й стрелковой роты П. Н. Семашко, принявший на себя командование ротой, когда выбыл из строя ее командир, командир пулеметного расчета гвардии сержант Г. Д. Вакулин, уничтоживший огневую точку противника. Через некоторое время всем этим воинам-героям были вручены ордена.

Накануне праздника Октября личный состав полка пережил еще одно приятное событие: всем было выдано новое зимнее обмундирование. Но и в праздничные дни, которые были для нас традиционно радостными, фронтовых забот, увы, не поубавилось. По данным нашей разведки, противник продолжал укреплять свои позиции, производил земляные работы, минирование, возводил проволочные заграждения. Заметно увеличилось у немцев и количество огневых точек. В каждом подразделении наши бойцы и командиры были предупреждены, что противник устроил на передовой снайперские гнезда и оттуда систематически ведется прицельный обстрел наших позиций.

Несмотря на все сложности фронтовой обстановки, гвардейцы в день 26-й годовщины Великой Октябрьской революции чувствовали себя по-праздничному. В немалой степени этому помогла наша дивизионная многотиражка. На ее страницах 7 Ноября было опубликовано ответное письмо ставропольцев бойцам, командирам и политработникам 97-й гвардейской стрелковой дивизии. В письме говорилось: "... С радостью и непередаваемой гордостью мы узнаем все о новых и новых ваших героических подвигах. Под Белгородом, под Полтавой и под Кременчугом вы еще и еще раз показали всепобеждающую русскую воинскую доблесть, мужество и героизм, показали свою пламенную любовь к нашей великой Родине и свою жгучую ненависть к подлым немецко-фашистским насильникам, убийцам и разбойникам, принесшим на нашу землю столько бедствий, столько страданий... В крае успешно идет восстановление промышленности, многие и многие предприятия, разрушенные немецкими варварами до основания, уже полностью восстановлены. Досрочно вступили в строй действующих предприятий Ставропольский мясокомбинат, Пятигорский, Георгиевский, Воронцово-Александровский госмаслозаводы, почти все хлебокомбинаты и мукомольные предприятия края, Пятигорский мотороремонтный завод и другие; полностью восстановлены железные дороги, открыты и нормально работают все школы, техникумы и институты. Колхозы и совхозы, убрав урожай, активно выполняют свою первую заповедь - сдают хлеб и другие сельскохозяйственные продукты стране и Красной Армии. На полях края сейчас самоотверженно проводится сев озимых: посеяны первые сотни тысяч гектаров. Твердо уверены в том, что этой осенью будут заложены прочные основы для высокого урожая будущего года... Желаем вам новых славных успехов!"

Такое письмо не могло не взволновать однополчан, и многие под впечатлением послания земляков сразу же сели за письма своим родным и близким. Они писали о том, что не посрамят славы сынов родной земли, еще крепче будут бить ненавистного врага.

Во всех подразделениях 7 Ноября был устроен праздничный обед. Отменно покормил нас штабной полковой повар гвардии рядовой Василий Алексеевич Закусин. Он был уже в летах, и все мы, офицеры, сержанты и солдаты управления полка, звали его просто - дядя Вася. Солдат на это никогда не обижался, наоборот, вроде бы гордился таким обращением к себе.

- У тебя, дядя Вася, и фамилия-то особенная, - шутили бойцы. - Надо же: Закусин. Чисто профессиональная фамилия!

Под стать фамилии было и его кулинарное мастерство. А уж в праздничные дни он прямо-таки ресторанные блюда готовил - по высшему классу.

Закончился праздник, но война продолжалась. Впереди нас ждали новые бои.

Глава 6.

Путь к Днестру

В середине ноября 1943 года 5-й гвардейской армии была поставлена задача подготовить и провести наступательную операцию с целью прорвать оборону немцев на участке Зыбкое, Петрозагорье, во взаимодействии с левофланговыми соединениями 53-й армии разгромить александрийско-знаменскую группировку противника и овладеть Александрией и Знаменкой.

Противник имел здесь глубоко эшелонированную оборону (так называемый Восточный вал), состоящую из двух полос. Первая - главная - состояла из трех позиций. На удалении 13-15 километров от переднего края готовилась вторая полоса обороны, на строительство которой привлекалось и местное население.

На направлении главного удара должен был действовать 32-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. И. Родимцева, в состав которого, как помнит читатель, входила и наша 97-я гвардейская стрелковая дивизия.

Начало наступления было назначено на 6.00 20 ноября. И после мощной артподготовки продолжительностью в 3 часа 15 минут батальоны первого эшелона должны были подняться в атаку. Накануне я провел с командирами батальонов и рот, с командирами приданных подразделений рекогносцировку местности, организовал взаимодействие и отдал им устный боевой приказ. В первом эшелоне наступали 1-й и 3-й стрелковые батальоны, во втором - 2-й батальон. Роту автоматчиков оставил в своем резерве. Была создана полковая артиллерийская группа (ПАР), в которую вошли вся полковая артиллерия и приданный дивизион из артиллерийского полка дивизии.

Полку было выделено для непосредственной поддержки пехоты четыре танка Т-34. Негусто, конечно, но на большее рассчитывать не приходилось. Я их распределил между батальонами первого эшелона - по два танка. Мне было совершенно ясно, что во время атаки стрелки отстанут от танков: по раскисшей от дождей земле не побежишь.

- А что, если автоматчиков посадить на броню, - высказал я свое мнение замполиту полка майору Полтораку, заместителю по строевой части капитану Чирве и начальнику штаба полка майору Такмовцеву, когда мы вечером все вместе еще раз обговаривали детали предстоящего боя.

- Неплохая идея, - поддержал меня начальник штаба. - Из роты автоматчиков можно взять человек тридцать.

Мои заместители тоже согласились с этим предложением. Я сказал своему адъютанту, чтобы вызвал на КП командиров батальонов капитана Ананенко и майора Балквадзе, командира роты автоматчиков старшего лейтенанта Микерова, а также лейтенантов-танкистов - командиров танковых взводов. Когда они все пришли, изложил им суть дела, поставил перед каждым конкретные задачи.

Еще не рассвело, когда небо раскололось от залпов "катюш" и выстрелов сотен орудий и минометов. Артподготовка закончилась в 9.15, и в ту же минуту я дал сигнал: начало атаки. Было уже совсем светло, и с НП я хорошо видел даже без бинокля, как гвардейцы под прикрытием огня четырех танков и орудий сопровождения пошли в атаку, с трудом вытаскивая ноги из грязи. Как я и предполагал, танки с десантом на борту обогнали пехоту и на несколько минут раньше ее приблизились к первой траншее. Они развернулись вдоль нее и из пулеметов ударили по сидящим там немцам. Автоматчики спрыгнули с брони и открыли огонь из автоматов, забросали траншею гранатами, снова взобрались на танки, которые рванулись ко второй траншее. В это время подоспели стрелки, часть из них осталась добивать фашистов, а остальные пошли вслед за танками.

К 15 часам первая позиция обороны немцев была прорвана и полк овладел высотой 192,6. Противник предпринял ряд контратак, чтобы сбить нас с этой высоты, по безуспешно. За первый день боев полк продвинулся на 10 километров.

В тот день я подписал немало наградных листов. Всего за 12 дней до этого, 8 ноября 1943 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден орден Славы трех степеней. И первыми из нашего полка к ордену Славы III степени были представлены автоматчики-комсомольцы гвардии старшие сержанты А. Н. Рудич, И. А. Антипин, А. П. Бабешкин, гвардии сержанты А. И. Кузнецов, М. И. Редькин, гвардии младший сержант Н. Е. Пальгов, гвардии рядовые Д. П. Педоренко, Г. Ф. Ракитский и X. Мустафаев. А в начале декабря им уже были вручены ордена.

При отражении контратак противника на высоту 192,6 отличились командир стрелкового взвода гвардии младший лейтенант Г. В. Пампуха, который смело и решительно руководил боем, заменив выбывшего из строя командира роты, командир минометного взвода гвардии младший лейтенант А. А. Устин, открывший меткий огонь по атакующему противнику, бронебойщик гвардии рядовой И. С. Авгитов, который уничтожил два вражеских бронетранспортера. Они были награждены орденом Красной Звезды.

* * *

21 и 22 ноября мы продолжали наступление в направлении Павлыша и Онуфриевки. Четыре дня шли упорные бои в районе этих населенных пунктов. Темп продвижения наших войск снизился до 3-5 километров в сутки, так отчаянно сопротивлялись немцы, опасаясь окружения у Александрии и Знаменки. И только в ночь на 25 ноября удалось штурмом овладеть Онуфриевкой.

А через два дня противник ударил по частям действующего южнее нас 33-го гвардейского стрелкового корпуса силами двух пехотных и двух танковых дивизий. Нашему корпусу было приказано нанести удар по этим дивизиям врага с севера. В этих боях 289-му гвардейскому полку пришлось действовать в первом эшелоне дивизии и провести несколько встречных боев с врагом.

Особенно напряженными были бои у села Камбурлеевки. Наши разведчики во время ночного поиска проникли в это село и взяли двух пленных, которые показали, что Камбурлеевку обороняет 241-й пехотный полк 106-й пехотной дивизии - около 800 человек.

1-й стрелковый батальон атаковал село севернее двух курганов, выбил оттуда противника и прорвался к южной окраине. Но здесь батальон попал в окружение. Связь с ним прервалась. Я доложил командиру дивизии об этом и о своем решении послать на выручку 3-й стрелковый батальон, находившийся во втором эшелоне. Генерал Анциферов одобрил мое решение и пообещал поддержать этот батальон огнем. В течение дня 3-й батальон трижды пытался пробиться к окруженным, но не смог этого сделать. Положение стало критическим, когда противник бросил против малочисленного 1-го батальона более роты пехоты на бронетранспортерах с крупнокалиберными пулеметами и три танка.

У наших бойцов, дравшихся в окружении, кончились патроны, они отбивались гранатами, переходили в рукопашную схватку. Но слишком неравными были силы. Только комбату капитану Ананенко с несколькими десятками солдат удалось вырваться.

Когда я докладывал командиру дивизии об итогах неудачного боя, настроение у меня было, конечно, хуже некуда. Не скрывал, что в этом и моя вина: значит, плохо организовал бой, не учел, что у противника оказались невыявленные разведкой резервы.

- Это второй после острова Каска на Днепре тяжелый урок для полка, товарищ генерал, - сказал я тогда комдиву. - Трудно зарекаться на будущее, но постараюсь воевать умнее.

"Повинную голову меч не сечет" - говорят в народе. И может быть, поэтому Иван Иванович Анциферов ограничился в тот раз тем, что объявил мне устный выговор и отпустил, как говорят, с богом, не преминув сказать на прощание:

- Смотри, Науменко, в следующий раз так легко не отделаешься.

Я понимал, конечно: комдив мог бы наказать меня и построже. Просто он сделал скидку на то, что полк я принял меньше двух месяцев назад. Но зато я сам себя казнил в душе: ведь именно из-за моего непродуманного, тактически незрелого решения десятки бойцов и командиров выбыли в тот день из строя.

В боях за Камбурлеевку многие воины полка проявили мужество и отвагу. Командир 1-й пулеметной роты гвардии лейтенант Н. А. Линьков во время отражения контратаки немцев сам залег за пулемет и уничтожил немало фашистов. Рядом с ним метко вел огонь пулеметчик гвардии рядовой Н. А. Каинов. Командир орудия 76-мм батареи гвардии сержант Т. Н. Анташкевич заметил, что немцы выкатили свою пушку на открытую позицию. Однако ни одного выстрела не сделало вражеское орудие. Расчет гвардии сержанта Анташкевича уничтожил его вместе с обслугой. И в этом немалая заслуга наводчика гвардии рядового И. Н. Мамонова.

В последних числах ноября 289-й гвардейский стрелковый полк продвигался в направлении Васильевка, И. Катериновка, Алексеевка, Замфировка. Упорные бои с противником не прекращались ни на один день. Порою отдельные опорные пункты переходили из рук в руки в течение суток по нескольку раз. Даже предельно лаконичный язык боевых донесений сохранил колорит ожесточенных сражений тех дней.

Вот какое боевое донесение отправил я в штаб дивизии в 15.30 29 ноября, находясь на КП полка, расположенном на южной окраине Белой Глинки: "Противник к 9.00 сосредоточил до 40 танков и бронемашин, в том числе 8 "тигров". В течение первой половины дня проявляла большую активность его авиация, произведя более 120 самолето-вылетов. В 11.30 групповым огнем был подбит самолет противника, который вел разведку в районе высоты 144,3.

Полк тремя батальонами в 12.00 перешел в наступление. В 12.30 противник с 10 танками и бронемашинами пытался контратаковать 3-й стрелковый батальон, контратака была отбита. Противник потерял четыре танка, из них один сожжен и три подбиты, в том числе один "тигр". Два танка вывели из строя расчеты ПТР Мирошниченко и Марусича из 3-го стрелкового батальона. Один танк подбит батареей 45-мм орудий, батареей 120-мм минометов - два бронетранспортера и две автомашины.

К 15.00 в связи с сильным пулеметно-автоматным огнем противника, а также огнем 15 танков, которые находятся между курганами 3,4 и высотой 147,6, полк продвигаться не мог, закрепился на достигнутом рубеже. Потери противника: подбито танков - 4, бронетранспортеров - 3, автомашин - 2, сбит один самолет. Убито и ранено более 60 солдат и офицеров врага".

Сколько ж таких боевых донесений прошло через мои руки за годы войны? Трудно и сосчитать.

И за каждым из них - подвиг солдат, сержантов, офицеров, не жалевших ни крови, ни самой жизни для победы над врагом.

... Итак, бой 29 ноября. Когда немцы пошли в контратаку, наши минометчики и пулеметчики метким огнем отсекли пехоту от танков и заставили ее залечь. Бронебойщики офицера Каргаполова дружным огнем ударили по вражеским машинам. Подпустив танки на близкое расстояние, расчеты Мирошниченко и Марусича подбили по одной машине. Умело действовали и вторые номера этих расчетов - Рудобашка и Игнатенко.

Из балки выползли два немецких броневика. Минометные расчеты Кропоткина и Бахтырева подбили их, как только они начали подниматься на высоту. Для этого минометчикам потребовался всего десяток мин.

В этот день орудийный расчет гвардии старшего сержанта Морозова с открытой позиции подбил еще немецкий танк, бронемашину, бронетранспортер и четыре грузовика. Командир орудия и все орудийные номера - гвардии рядовые Мариныч, Попов, Юлдашев, Бондарь и Клишев - были награждены орденом Славы III степени.

Перед каждым серьезным сражением или боем в первичные партийные организации поступали заявления с просьбой принять в партию. "Хочу идти в бой коммунистом" - такая фраза была почти в каждом заявлении. И перед боем 29 ноября парторганизация нашего полка пополнилась за счет воинов, отличившихся в предыдущих сражениях. В члены партии был принят командир роты автоматчиков гвардии старший лейтенант П. И. Микеров. Кандидатами в члены ВКП(б) стали автоматчики гвардии рядовые П. П. Крысин, Н. П. Киянов, кавалеры ордена Славы III степени - санинструктор гвардии сержант И. А. Антипин, командир отделения автоматчиков гвардии младший сержант Н. Е. Польгов.

В ходе наступательных боев полк частично пополнялся личным составом за счет призывников, направляемых в действующие соединения полевыми райвоенкоматами.

В первых числах декабря мы узнали из газет о состоявшейся в Тегеране конференции руководителей трех союзных держав - Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании - И. В. Сталина, Ф. Д. Рузвельта и У. Черчилля.

Помню, пришел ко мне в землянку Иван Ефимович Полторак и спрашивает:

- Читали, Юрий Андреевич, Декларацию трех держав?

- Читал, - отвечаю. - Только я так и не понял: будет открыт второй фронт или нет?

- Да, формулировка туманная: "Мы пришли к полному соглашению относительно масштабов и сроков операций, которые будут предприняты с востока, запада и юга"{9}. - Полторак зачитал эти строки из Декларации. - Но, наверное, по-иному нельзя сказать. Я лично думаю, что в сорок четвертом году второй фронт будет наконец открыт.

- А куда денутся союзнички, - согласился я, - иначе мы одни войдем в Европу, к тому дело идет...

Мы, конечно, не знали тогда; да и не могли знать, что Сталин, Рузвельт и Черчилль подписали 1 декабря секретное военное решение Тегеранской конференции. В этом документе, оказывается, прямо говорилось, что "операция "Оверлорд" (вторжение через Ла-Манш. - Ю. Я.) будет предпринята в течение мая 1944 г. вместе с операцией против южной Франции"{10}. (Союзники, как известно, открыли второй фронт все-таки с опозданием - 6 июня.)

В тот день, когда пришли газеты с документами Тегеранской конференции, во всех подразделениях полка состоялись политические информации. Агитаторов инструктировали мы с замполитом, секретарь партбюро и агитатор полка.

* * *

Об упорстве и ожесточенности сражения за Александрию и Знаменку свидетельствует то, что эта операция продолжалась 20 дней. Александрия была освобождена 6 декабря, а Знаменка - 9 декабря. И хотя наша дивизия не принимала участия в боях непосредственно в этих важных опорных пунктах врага, нас по праву также считали освободителями этих украинских городов.

7 декабря, например, полку пришлось вести бои на подступах к Знаменке с контратакующими танковыми подразделениями врага. И мы едва не угодили в окружение у разъезда Диковка, но благодаря выдержке и стойкости гвардейцев немцам не удалось сомкнуть танковые клещи. Вместе с нами в тяжелом положении оказались и остальные полки нашей дивизии. Нас выручили подошедшие истребительно-противотанковая бригада и подразделения "катюш", которые мощным огнем преградили путь вражеским танкам.

Воинское мастерство и стойкость проявили пулеметчики взвода, которым командовал гвардии лейтенант А. П. Шашейкин. Расчет в составе гвардии младшего сержанта И. И. Эркина и гвардии рядового В. Я. Сафронова действовал исключительно хладнокровно. Подпустив атакующих гитлеровцев на близкое расстояние, он открыл меткий огонь и заставил залечь их. Оба отважных воина были награждены орденом Славы III степени, а их командир взвода получил орден Красной Звезды.

Помнится мне и оборонительный бой у села Молодецкое 10 декабря. Нелегко пришлось тогда нам. Противник силами трех батальонов при поддержке 6 танков и 3 самоходных пушек атаковал позиции полка. Главный удар он наносил в стык батальонов первого эшелона, пытаясь отрезать их друг от друга. Но вклиниться в боевые порядки ему не удалось. Воины не дрогнули, проявили стойкость и выдержку, и атака была отбита. В этом бою получили серьезные ранения командир батальона гвардии капитан Черный и командир роты гвардии старший лейтенант Соколов. Их вынесла с поля боя санинструктор гвардии старший сержант Л. И. Мальчуженко. Рискуя жизнью, она оказала медицинскую помощь еще 11 воинам. Ордена Славы III степени была удостоена отважная девушка-комсомолка.

Более десяти офицеров полка были награждены за декабрьские бои орденом Отечественной войны I степени. Среди них гвардии капитан В. Н. Ефимов, гвардии капитан Н. Н. Березовой, гвардии старшей лейтенант А. М. Котлин.

После завершения Александрийско-Знаменской операции 5-я гвардейская армия перешла к обороне и стала готовиться к новым боям.

Передышка использовалась не только для пополнения личным составом и военной техникой, занятий по боевой подготовке, но и для обобщения опыта. В частности, в эти дни был обобщен опыт работы комсомольской организации полка в наступательном бою. Комсорг полка гвардии лейтенант С. Горин собрал комсоргов всех подразделений и рассказал им о работе в наступлении комсомольских активистов 1-го стрелкового батальона. Три основные задачи решала батальонная организация ВЛКСМ: доведение боевого приказа до каждого бойца и личный пример в безусловном выполнении этого приказа, проведение бесед об автоматическом оружии и использовании его в бою, сбор и вынос с поля боя оружия раненых и убитых.

Перед наступлением в ротах были проведены комсомольские собрания с повесткой дня: "Боевую задачу выполним!" Агитаторы Карпов, Коняев, Абакумов и другие поговорили с бойцами, подбодрили их, вселили уверенность в наши силы. Во время атаки, прорыва обороны противника и преследовании его комсомольские активисты шли в первых рядах, увлекая за собой остальных. От руки были написаны листовки о подвигах комсомольцев Прудаева, Малофеева и Карпова. Эти листовки передавались по цепи.

* * *

В январе 1944 года дивизия принимала участие в Кировоградской операции. Начало наступления на Кировоград, крупный промышленный центр Украины, планировалось на утро 5 января.

День 4 января командир дивизии предоставил командирам полков для отработки вопросов взаимодействия в звене рота, батальон, со штатными и приданными артиллерийскими средствами и танковыми подразделениями, с соседями. С командирами батальонов и рот первого эшелона я уточнил на местности направления и объекты атаки.

А на следующий день, как и другие части дивизии, мы возобновили наступление.

Почти час длилась артиллерийская подготовка. Она была настолько мощной и ошеломляющей для противника, что при атаке нашими войсками его переднего края он не смог оказать организованного сопротивления.

Позже меня познакомили с показаниями пленного обер-лейтенанта 7-й роты 20-го мотополка: "Русские открыли такой ураганный огонь, что никто не мог выглянуть из окопа, связь была нарушена. Сообщение между передовой и тылом было прервано! Когда артиллерийский огонь был перепесен в глубину обороны, перед нашими окопами оказалась русская пехота. Наши потери очень велики: погибло 50 процентов личного состава роты". Этот обер-лейтенант говорил правду.

32-й стрелковый корпус во взаимодействии с 7-м механизированным корпусом прорвал оборону врага и за день продвинулся на 24 километра. К исходу дня оба корпуса вышли на реку Ингул и начали обходить Кировоград с северо-запада.

А с утра 6 января противник, стремясь задержать продвижение советских войск, нанес контрудар по правому флангу корпуса. О силе этого удара можно судить хотя бы по тому, что около сотни танков и штурмовых орудий пошли на нашу 97-ю гвардейскую дивизию. Я получил приказ отразить танковую атаку врага. Понятно, что за одну ночь нам не удалось создать более или менее прочную оборону. Бойцы 1-го и 2-го батальонов окопались на высотах, саперы успели поставить минные заграждения, но не густо. 3-й батальон я держал во втором эшелоне.

И вот с рассветом на высотки поползли двадцать немецких бронированных машин с десантом автоматчиков. На белом, еще не закопченном от боя снегу отчетливо были видны "тигры" и "фердинанды". Это облегчило работу артиллеристов - наводчики орудий четко фиксировали цели в прицелах. Надо отдать должное артиллеристам полковой противотанковой батареи и приданного нам истребительно-противотанкового дивизиона. Подпустив танки и самоходки на дальность прямого выстрела, они сумели подбить больше десятка вражеских машин еще до подхода их к высоте. Несколько самоходок подорвались на минах. Спешившихся автоматчиков наши пулеметчики и стрелки прижали к земле.

Но пять немецких танков все же прорвались через боевые порядки первого эшелона и двинулись на позиции артиллеристов. С НП полка мне было хорошо видно, как мастерски действовали расчеты орудий. Орудийный расчет гвардии старшего сержанта И. Бездорожного, истратив всего восемь снарядов, подбил два "тигра". Остальные свернули и пошли на орудие, которым командовал гвардии старший сержант Ф. Шугайлов. Ему было легче поразить бронированные машины, поскольку они подставили под огонь борта. Одна из них была подбита первым же выстрелом: у "тигра" отлетел ведущий каток и он заерзал на месте. Другой танк был подожжен тоже первым же снарядом. А экипаж пятого танка, видимо, решил не испытывать судьбу и на большой скорости попытался проскочить обратно за передний край. А там подорвался на мине.

Не могу не отметить минометчиков взвода гвардии лейтенанта Г. П. Шакина. Они здорово помогли стрелкам при отражении атаки вражеских автоматчиков. Командир взвода был награжден за этот бой орденом Красной Звезды, а минометчики гвардии старшина И. П. Нетребо, гвардии сержанты В. С. Швоев, П. Е. Капустин. А. В. Акиньшин и П. Ф. Редькин - орденом Славы III степени.

7 января бои развернулись на подступах к Кировограду.

Противник отчетливо представлял значение этого областного центра Украины как важного опорного пункта. Поэтому для его обороны он сосредоточил большие силы пехоты и танков. Здесь нам вновь пришлось отражать их отчаянные контратаки. При этом отличились артиллеристы полковой батареи 76-миллиметровых пушек гвардии старшего лейтенанта А. М. Котлина.

В самом городе, который был полностью освобожден в ночь на 8 января, воины полка в основном действовали в составе танкового десанта. Я не буду перечислять отличившихся в этом десанте бойцов, назову лишь фамилии двух пулеметчиков, двух Александров, - гвардии рядовых Виноградова и Жежери. Именно в Кировограде зародилась о них слава как об одних из самых отважных бойцов не только нашего полка, но и всей дивизии.

8 января Москва салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий в честь воинов, освободивших Кировоград.

В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР наша дивизия за отличное выполнение задания командования в Кировоградской операции была награждена вторым орденом - Суворова II степени. И теперь она стала именоваться 97-й гвардейской Полтавской Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизией.

После освобождения Кировограда начались бои по уничтожению окруженных северо-западнее города частей 10-й моторизованной, 11-й, 14-й танковых и 376-й пехотной дивизий врага. Но полностью добить их в котле не удалось. Часть войск вражеской группировки вырвалась из окружения.

Фашистское командование не хотело смириться с потерей Кировограда и предприняло попытки вернуть его. Оно подтянуло в этот район танковую дивизию СС "Великая Германия" и уцелевшие пехотные части. В течение нескольких дней враг контратаковал дивизии нашего корпуса. Особенно тяжелые бои пришлось вести полку 10 и 11 января.

Вспоминая героев этих боев, нельзя не отметить командиров стрелковых рот гвардии старшего лейтенанта М. Г. Дубину, гвардии лейтенантов М. С. Сидорова и С. П. Чеснокова, гвардии младшего лейтенанта В. И. Павлова, командира пулеметной роты гвардии старшего лейтенанта В. Н. Дикого, командира взвода снабжения гвардии лейтенанта А. Д. Скляренко, помощника командира взвода гвардии сержанта Н. П. Маслова и других, награжденных орденом Красной Звезды. Нельзя не отдать дань уважения мужеству и бесстрашию автоматчиков гвардии рядовых Н. П. Брагина, А. М. Горбаня, пулеметчиков гвардии рядовых В. И. Похила, Д. Олимбаева и многих других, тоже награжденных орденами.

Отличились в боях за Кировоград и артиллеристы полка, особенно воины 76-мм батареи. Они истребили 16 вражеских танков и 11 бронетранспортеров.

Кировоградская операция имела большое значение, создав благоприятные условия для окружения и разгрома в районе Корсунь-Шевченковского крупной группировки фашистских войск и организации наступления для выхода в Северную Молдавию, к государственной границе с Румынией.

8 января 289-й гвардейский стрелковый полк 1-м и 2-м стрелковыми батальонами занял новый оборонительный рубеж в районе высоты 160,4, что западнее Кандауровки, и стал боевым резервом 5-й гвардейской армии.

А 3-й стрелковый батальон был выведен на формирование и находился примерно в 30 километрах от расположения полка. Я уже знал, что на должность командира этого батальона вместо убывшего в другую часть гвардии майора Балквадзе был назначен капитан И И. Беликов. Как сейчас помню, в штабе появился среднего роста, подтянутый, черноволосый, с открытым лицом офицер, доложил:

- Товарищ гвардии майор! Капитан Беликов прибыл в ваше распоряжение на должность командира третьего стрелкового батальона.

В штабной землянке мы были вдвоем, и это располагало к откровенной беседе. Я поинтересовался его службой до прихода в полк, узнал, что он воевал, был ранен, лечился в госпитале, а к нам попал из резерва командного состава фронта. На мой вопрос, формировал ли он когда-либо батальон, Беликов ответил утвердительно.

- Ну, тогда у пеня указаний пока не будет, - сказал я ему. - Действуйте по обстановке.

Я охарактеризовал новому комбату-3 его заместителей. Адъютант старший гвардии старший лейтенант В. Н. Егоров был мне известен как энергичный офицер, исключительно аккуратно исполняющий свои обязанности. Хорошими командирскими качествами обладал и заместитель командира батальона по строевой части гвардии старший лейтенант А. П. Малышев. Незаменимый помощником во всех делах был заместитель командира батальона по политчасти гвардии старший лейтенант М. С. Черниченко. Он быстро уживался с бойцами и командирами, благодаря своему спокойному, уравновешенному характеру, природному остроумию и веселому нраву. Все его ценили за то, что он умел в трудной фронтовой обстановке поддерживать среди воинов высокий моральный настрой, никогда не унывал и вселял уверенность в победе в любой сложнейшей боевой ситуации.

Назвал я новому комбату и командира санитарного взвода батальона гвардии лейтенанта медицинской службы В. М. Сарафанова. Он был в полку одним из самых опытных медиков.

Капитану Беликову достался "по наследству" и ординарец - гвардии рядовой Н. Крупа, небольшого роста, бойкий, смышленый, с отличной памятью боец, образец русского солдата. Своего командира всегда понимал с полуслова, был точен, исполнителен, трудолюбив.

В штабную землянку вошел командир хозяйственного взвода 3-го батальона гвардии старшина И. С. Ковалев и. "попросив разрешения обратиться, подал мне несколько документов на подпись.

- Вовремя ты появился, старшина, - сказал я Ковалеву. - Вот ваш новый хозяин, - указал на Беликова. - Отвезешь его в батальон.

15 января полк передал свой участок обороны 950-му и 958-му стрелковым полкам 299-й стрелковой дивизии и вышел на северо-восточную окраину Грузского, где занял новые позиции и начал готовиться к очередным наступательным операциям. Через неделю, 22 января, полку было приказано овладеть деревней Андреевкой. Я решил посадить на приданные нам пять танков десант автоматчиков. Командовал десантом командир роты автоматчиков гвардии лейтенант Калачев. Немцы были застигнуты врасплох. Поэтому вражеская оборона была прорвана с ходу. Тридцатьчетверки раздавили 3 немецкие пушки, а их расчеты были уничтожены нашими автоматчиками. В схватке за Андреевку отличились в танковом десанте гвардии старший сержант Углов, гвардии сержант Ботенко, гвардии рядовые Джабаров, Березкин, Кашбоменко, Чечвинцев, Кривцов и другие.

Вслед за десантниками вошли в село и другие подразделения полка. Хочу отметить мужество и отвагу, проявленные коммунистами. Во время боя свыше 20 пикирующих бомбардировщиков начали бомбить наши позиции. Командир взвода ПТР гвардии младший лейтенант Виктор Алексеевич Мерзляков приказал бронебойщикам открыть огонь по самолетам. Я видел, как один из них не вышел из пике и рухнул на землю. Сразу же раздался сильный взрыв. Потом мне доложили, что самолет сбил коммунист старший сержант А. Шаховнин. Он положил противотанковое ружье на плечо второго номера расчета гвардии рядового Остапенко и вторым выстрелом угодил в бензобак: самолет загорелся в воздухе. Героически сражался в том же бою командир 4-й стрелковой роты гвардии старший лейтенант А. И. Корольков. Бойцам его роты пришлось броситься в рукопашную схватку, чтобы отбить контратаку немцев. Корольков был ранен, но продолжал командовать ротой. Доблестно сражался пулеметчик Н. Л. Дмитриев. Со своим ручным пулеметом он шел в первых рядах атакующих, почти в упор расстреливая немцев. Первым ворвался он в траншеи врага и огнем из пулемета истребил до десятка фашистов. В разгар боя был ранен командир отделения, и Дмитриев принял командование на себя.

Орден Славы III степени получил за январские бои командир минометного расчета молодой коммунист, недавно принятый в члены ВКП(б), гвардии старший сержант Владимир Андреевич Афанасьев. Его расчет уничтожил несколько огневых точек врага.

И все другие коммунисты делом оправдывали свою принадлежность к партии большевиков.

Я уже упоминал, что в начале января пулеметчик взвода пешей разведки Александр Виноградов приказом командира дивизии был награжден орденом Славы III степени. В ночь на 1 февраля гвардии старший сержант Виноградов вызвался идти в разведку, чтобы взять "языка". И захватил-таки обер-ефрейтора, приволок его к нам на передний край. Ходившие вместе с ним в ночной поиск разведчики рассказали, как храбро и умело действовал Виноградов. Начальник разведки полка представил его к награждению орденом Славы II степени. Я согласился с этим и подписал наградной лист. Тогда же отважный воин был принят кандидатом в члены партии. Ему было присвоено звание "гвардии старшина", и он был назначен командиром взвода пешей разведки.

Я не ошибусь, если назову среди самых уважаемых людей полка командира отделения саперов гвардии сержанта Петра Павловича Санфирова. Этот уже немолодой человек был необыкновенно собранным, исключительно исполнительным воином. В полку поговаривали, что ему на роду было написано стать сапером. В ночь перед боем аа Андреевку гвардии сержант Н. П. Санфиров вместе с гвардии рядовым Р. С. Гуляевым под сильным автоматным и пулеметным огнем врага подползли к минному полю противника и обезвредили 11 мин. Благодаря этому наша разведка беспрепятственно прошла в боевые порядки немцев и захватила в плен немецкого снайпера.

Отличился в том бою помощник командира взвода роты автоматчиков гвардии старшина Г. И. Щукин. Он возглавлял группу поддержки во время захвата контрольного пленного. И когда немцы обнаружили группу захвата, старшина первым ворвался в траншею противника, в рукопашной схватке уничтожил несколько гитлеровцев, чем отвлек на себя внимание и помог разведчикам выполнить боевую задачу.

* * *

До конца января 1944 года активных наступательных действий 289-й гвардейский стрелковый полк не осуществлял и занимался в основном совершенствованием своих оборонительных рубежей. Важным событием в те дни была полковая конференция младших командиров. Бывалые, обстрелянные в боях сержанты поделились своим боевым опытом с молодыми командирами отделений и расчетов.

Исключительно важное значение на фронте имела хорошо организованная партийно-политическая работа. Основным ее методом были беседы с каждым бойцом или с небольшими группами солдат и сержантов (в отделениях, расчетах). Особое внимание уделялось тем воинам, которые недавно прибыли в полк - необстрелянным новобранцам. Политработники, партийные и комсомольские активисты полка часто бывали в ротах, батареях, взводах, на месте инструктируя низовой актив ротных комсоргов, взводных активистов, редакторов боевых листков. Мы с замполитом не раз ставили в пример в организации политико-массовой работы командира 1-й стрелковой роты гвардии лейтенанта М. С. Сидорова, парторга роты гвардии старшину Ф. М. Алтанина и ротного комсорга гвардии рядового Хамита Юсупова. Командир роты умело опирался на партийную и комсомольскую организации, поддерживая с парторгом и комсоргом постоянную связь. Он извещал их о предстоящем бое, ставил задачи по проведению политико-воспитательной работы. Так было и перед наступлением на Андреевну, о котором я рассказал раньше. Гвардии лейтенант Сидоров пригласил парторга, порекомендовал ему провести совещание партийцев роты с вопросом "Задачи коммунистов в наступательном бою". На совещании командир роты и сам обратился к коммунистам с призывом быть примером мужества и стойкости. За 2 часа перед атакой в роте состоялся краткий митинг под лозунгом "Где гвардия наступает, там враг не устоит". Выступивший на митинге комсорг гвардии рядовой Юсупов говорил о боевых традициях роты, о воинском долге перед Родиной. И надо сказать, что 1-я стрелковая рота успешно выполнила боевые задачи.

В эти же дни в нашем полку был выпущен первый номер рукописного журнала, посвященного участию гвардейцев в боях за Кировоград. Душой и вдохновителем авторского коллектива журнала был мой заместитель по политической части гвардии майор И. Е. Полторак. Много материалов написал гвардии сержант Г. Ф. Скиба. Он же оформлял журнал художественно. Описывая бой за город, рассказав и показав героев этого боя, авторы сделали не только очень важное, но и очень полезное дело. Журнал переходил из рук в руки, из окопа в окоп. Его читали на переднем крае и на огневых позициях, у саперов и хозяйственников. В номере были помещены портреты отличившихся в боях стрелка Фомина, разведчика Виноградова, минометчика Устинова, артиллеристов Темникова и Антошкевича, комсорга Афанасьева. Тут же давалось краткое описание подвигов этих товарищей. Статьи "Перед наступлением", "Кировоград - наш" и "Итоги боев" рассказывали о партийно-политической работе и специальных учениях перед наступлением, о ходе его и результатах.

В арсенале средств партийно-политической работы было и такое оружие, как листовки-поздравления отличившимся в боях воинам. Такая листовка была невелика по размеру - формат тетрадного листа. Сверху надпись "Герои боев", вокруг текста рамка. Листовки-поздравления размножались и отправлялись на передний край. Агитаторы проводили по ним специальные беседы. В моем личном архиве сохранилась листовка-поздравление гвардии рядовому Григорию Переяслову: "Товарищи! На высоте 220.7 командир расчета ПТР гвардии рядовой Григорий Григорьевич Переяслов проявил мужество и отвагу в бою с немецкими захватчиками. На наши боевые порядки двигались восемь танков. Они на ходу вели огонь. Тов. Переяслов, подпустив головную фашистскую машину на 30 метров, подбил ее из бронебойки. Командованием гвардии рядовой Переяслов представлен к правительственной награде. Слава Вам, герой-бронебойщик товарищ Переяслов! Ведите и в дальнейшем за собой товарищей на врага!"

А в 3-м стрелковом батальоне, уже полностью сформированном, шли занятия по боевой подготовке. Капитан Беликов решил провести ночное тактическое учение "Батальон в наступательном бою". Он позвонил мне по телефону и сообщил, что намерен это занятие провести с боевой стрельбой и применением ручных гранат. Я возражать не стал, только предупредил комбата, чтобы он обеспечил меры безопасности. Утром Беликов доложил, что учение прошло успешно, роты действовали дружно, взаимодействие было хорошим, никаких происшествий не случилось.

А через некоторое время раздался звонок гвардии генерал-майора И. И. Анциферова.

- Что там за стрельба ночью была в районе Грузского? - спросил он. - Весь штаб дивизии всполошился. А в тылах и вовсе переполох: ждали прорвавшихся немцев.

- Это капитан Беликов ночное учение с боевой стрельбой проводил, товарищ генерал. Я разрешил ему.

- Я так и подумал: на слух определил, что наши пулеметы и автоматы бьют. Ну и как прошло занятие?

- Все в порядке, товарищ генерал. Никаких ЧП...

- Ну хорошо. Беликов молодец. Учит бойцов тому, что на войне нужно.

На том разговор с комдивом и закончился.

Через несколько дней генерал Анциферов устроил 3-му батальону контрольную проверку. Я, естественно, был вместе с командиром дивизии. И мне было приятно, когда перед строем батальона он объявил всему личному составу благодарность за хорошую боевую выучку.

Позже, на совещании в штабе дивизии, генерал Анциферов отметил, что из трех формирующихся батальонов лучшим оказался батальон 289-го гвардейского стрелкового полка.

* * *

Перед 26-й годовщиной Красной Армии мы все с радостью узнали об успешном завершении Корсунь-Шевченковской операции, проведенной войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов. Непосредственного участия в этой операции наша дивизия не принимала, но когда противник стал снимать стоящие перед 5-й гвардейской армией танковые части и перебрасывать их в район Корсунь-Шевченковского для деблокирования своих войск, попавших в очередной котел, мы получили приказ: активными наступательными действиями сковать силы врага.

23 февраля в полку состоялся митинг по случаю праздника. На нем выступили ветераны полка - участники боев под Ростовом и Сталинградом и молодые воины, уже отличившиеся в боях на Курской дуге и на Правобережной Украине.

В этот день к нам в полк прибыли три девушки - делегация от комсомольцев и молодежи Кировоградской области во главе с заведующей отделом рабочей молодежи обкома комсомола Рудик. Они привезли более 100 подарков для гвардейцев. Девушки ходили по всем подразделениям и лично вручали подарки лучшим воинам-комсомольцам и молодым бойцам.

25 февраля 3-й стрелковый батальон прибыл в расположение полка. На следующий день полк в полном составе выстроился в походную колонну на юго-восточной окраине Богодаровки и двинулся по маршруту Овсянниково, Грузское, Обозновка, Лелековка. Мы шли по украинским селам, деревням и хуторам. Мне, украинцу, не приходилось особенно удивляться их названиям. А вот начальник штаба полка гвардии майор Василий Васильевич Такмовцев не мог сдержать улыбки, когда сверял с картой маршрут полка. Деревня Квитки, хутора Гай и Веселый, деревня Груша... Но эти поэтические названия населенных пунктов резко контрастировали с разрухой и запустением, царившими в них после ухода гитлеровцев, и с теми следами бесчинств, которые красноречиво свидетельствовали о зверском облике немецкой грабь-армии.

Мы вошли в Квитки, когда еще дымились пепелища. Почти все дома были сожжены. На одной из улиц бойцы натолкнулись на сожженный труп красноармейца, а недалеко от него лежал ничком раздетый догола другой наш солдат, убитый выстрелом в затылок, а на коже спины у него чернела вырезанная пятиконечная звезда.

На хуторе Гай, тоже выгоревшем до основания - торчали только печные трубы, - мы встретили изможденных от голода старика со старухой, одетых в лохмотья.

Седой отощавший старик с висячими усами внимательно поглядывал на нас, косясь на погоны. Мой ординарец протянул ему кисет:

- Угощайся, отец, гвардейской махоркой...

Старик благодарно улыбнулся, дрожащими пальцами свернул цигарку.

Ординарец снял с себя трофейную плащ-палатку, протянул бабке:

- Возьми, бабуся, - защита от ветра.

- Спасибо, сынок, дай бог тебе здоровья.

Хутор Веселый был уничтожен подчистую. Одни вишенки стояли обгорелые...

Дальше на пути деревня Груша. Она тоже разграблена: ни коров, ни лошадей, ни птицы домашней. На колхозном дворе обгоревший остов комбайна. Женщины, старики и дети - а их всего-то десятка три - вышли из подвалов и ям, где они прятались от гитлеровцев.

* * *

В ночь на 7 марта мы заняли исходное положение для наступления из района юго-западнее Кировограда. А за два дня до этого командир дивизии гвардии генерал-майор И. И. Анциферов и начальник штаба гвардии подполковник Ю. П. Боков провели с командирами полков рекогносцировку местности и расположения противника в полосе наступления. Весна в том году на Украине выдалась ранняя. Уже в конце января начал таять снег, даже дожди прошли. Проселочные дороги раскисли и стали непроезжими. На рекогносцировке, которая продолжалась несколько часов, мы все намаялись, с трудом вытаскивая сапоги из густой грязи. Вместе с нами был и начальник политотдела дивизии гвардии подполковник С. А. Пантелеев.

Генерал Анциферов указал нам на позиции 106-й пехотной дивизии, которые нам предстояло прорвать.

- Немцы здесь сидят почти два месяца, - сказал он, - укрепились сильно. Перед передним краем у них сплошные противопехотные и противотанковые минные ноля. Поэтому комкор дал нам небольшой фронт прорыва - всего два километра триста метров. 294-й полк будет действовать на главном направлении - и полоса ему около километра, а на фронте тысяча триста метров будет атаковать врага 292-й полк. 289-й полк наступает во втором эшелоне.

В ночь на 8 марта наши саперы, используя темноту, проделали проходы в минных полях. Перед рассветом выделенные для этого подразделения провели разведку боем с целью выявления огневой системы фашистов. А в 7.00 залпом "катюш" началась артиллерийская подготовка. 50 минут наши пушки, гаубицы и тяжелые и реактивные минометы долбили и взламывали оборону противника.

Мы должны были вступить в бой после того, как 294-й гвардейский стрелковый полк прорвет первую позицию немцев на высоте 220,7.

По сигналу комдива полк двинулся вперед. Головным шел недавно сформированный 3-й стрелковый батальон. Я твердо верил, что капитан Беликов сумеет выполнить любую боевую задачу. И не ошибся в нем. Батальон своевременно вышел на рубеж атаки перед Антоновкой. И тут его контратаковали 8 немецких танков. С НП полка, вынесенного на высоту 220,7, мне было хорошо видно, как умело отразили эту контратаку воины батальона. Два расчета противотанковых пушек быстро развернули орудия и, подпустив вражеские машины метров на 400, первыми же выстрелами подбили две из них. Танки изменили курс, подставив борта под огонь. И еще два танка было повреждено артиллеристами. Правда, после этого пушки смолкли. Как потом выяснилось, расчеты были уничтожены немцами.

Я видел, как загорелся пятый танк. Потом узнали, что его подбил из противотанкового ружья бронебойщик гвардии рядовой Переяслов. Он попал пулей в бензобак. Шестой танк подошел почти вплотную к позиции, которую занимали стрелки. И тут из траншеи выскочили три бойца с противотанковыми гранатами в руках и поползли к танку. Они почти одновременно бросили гранаты на его корму, и тот зачадил, а потом начал гореть. Позже мне доложили, что эти трое гвардии сержант Лебедев и гвардии рядовые Волкозов и Щетинин из 7-й роты гвардии лейтенанта Слесарева. Два оставшихся немецких танка уползли в деревню.

Когда подтянулись 1-й и 2-й батальоны, я приказал взять Антоновку. И к исходу дня она была очищена от врага.

А на другой день в бою за село Шевченко снова отличился 3-й стрелковый батальон, первым ворвавшийся туда на плечах отступающих немцев. Но они сумели организовать оборону и оказали нашим бойцам сильное сопротивление. Потребовалось несколько часов, чтобы преодолеть его и овладеть селом. Но командиру батальона капитану Беликову не повезло. Он попал под огонь вражеского пулемета и был тяжело ранен. Пришлось его отправить в медсанбат. Вот ведь как бывало на фронте: только два дня повоевал человек, так рвавшийся в бой, и выбыл из строя. Когда мне доложили об этом, я очень переживал: успел уже узнать Беликова как толкового и храброго офицера. А тут новый доклад: убит гвардии лейтенант Слесарев, которому я только вчера пожимал руку и благодарил за умелые действия при отражении танковой контратаки под Антоновкой.

На похоронах его был и я. Грустно думалось: "Сколько же боевых товарищей пришлось хоронить, а сколько еще придется..." И хоть присмотрелся я и притерпелся к смерти на фронте за два с половиной года, каждая больно ранила сердце...

На кратком траурном митинге выступил один из лучших пулеметчиков полка Александр Жежеря, очень тепло отозвавшись о своем погибшем командире роты. Потом он подошел к гвардии лейтенанту Коробко, только что назначенному парторгом батальона, и молча протянул ему лист бумаги.

- Это мое заявление с просьбой принять в партию...

Мне доложили о подвиге солдата Филиппа Отрецева в бою за село Шевченко. Так случилось, что во время рукопашной схватки он оказался окруженным пятью гитлеровцами. Казалось бы, погиб боец. Но не тут-то было! Отрецев застрелил одного из них, двух прикончил штыком, четвертого оглушил прикладом, а с пятого сорвал каску и так его ахнул по голове, что тот свалился замертво. Шинель нашего бойца была пробита в четырех местах пулями, но его самого не зацепила ни одна. Товарищи его шутили после этого боя: "Наш Филипп бессмертный. Его пуля не берет". Приказал я комбату представить гвардии рядового Отрецева к ордену Славы III степени.

После этого боя я подписал также наградной лист на гвардии рядового Я. С. Лопату, который уничтожил расчет вражеского пулемета, мешавший продвижению наших бойцов, на гвардии рядового И. Т. Винтовкина, огнем из захваченного им немецкого пулемета положившего не один десяток гитлеровцев, и на других наших бойцов.

Впереди был районный центр Ново-Украника. Его и предстояло штурмом взять нашей дивизии во взаимодействий с 13-и гвардейской стрелковой. Но до Ново-Украинки надо еще было дойти. А весенняя грязь, как и прошлой осенью, непролазная. Даже верхом на лошади трудно было двигаться. Чуть ли не через каждый километр приходилось останавливаться, чтобы дать коню отдых.

Войскам оказывало помощь население освобожденных районов - старики, женщины, подростки. Они хоть как-то пытались привести в порядок дороги, строили мосты. В эти дни я сам не раз видел, как местные жители везли на телегах, запряженных коровами, или на волокушах ящики со снарядами и минами, цинки с патронами, а то и просто несли боеприпасы на руках. Старики покрепче помогали вытаскивать из грязи пушки, автомашины. Женщины ухаживали за ранеными.

97-я гвардейская стрелковая дивизия замыкала левый фланг 32-го гвардейского корпуса и всей 5-й гвардейской. А наш 289-й гвардейский полк был на левом фланге дивизии. Соседом слева был уже полк из дивизии, входящий в состав другой армии. И конечно же было важно для командования дивизии и корпуса, чтобы при штурме Ново-Украинки полк опередил бы соседа слева и первым ворвался в город. Разумеется, официального соревнования во фронтовых условиях не было и быть не могло: там царствовал его величество боевой приказ. Но здоровое соперничество братьев по оружию существовало: кто первым поднимется в атаку, кто первым выбьет противника с высоты, кто первым ворвется в город... И оно даже поощрялось командирами всех степеней, от сержанта до маршала, потому что служило одной великой и благородной цели - разгрому врага, победе. И командир дивизии, ставя нам, командирам полков, задачу на овладение Ново-Украинкой, особо предупредил меня, чтобы полк не отстал от соседа слева.

- А первым войдешь в город, честь тебе и хвала! - заключил Иван Иванович Анциферов.

15 марта мы заняли исходные позиции примерно в 10 километрах от Ново-Украинки. Я находился на КП - в сыром узком блиндаже, похожем больше на фронтовой окоп, чуть прикрытый сверху деревянным настилом. То и дело поглядывал на телефонный аппарат, включенный в линию командира дивизии, знал, что вот-вот должен поступить приказ о наступлении на город. Время тянулось медленно, с потолка капало, в прикрытый плащ-палаткой вход в блиндаж задувал сырой ветер.

Наконец запищал зуммер телефона: "Радуга" вызывала "Тюльпан". Я взял трубку в полной уверенности, что будет говорить со мной генерал Анциферов. И вдруг отдаленно знакомый, слегка хриплый голос:

- Жадов говорит.

Я немного опешил, но тут же взял себя в руки:

- Третий слушает, товарищ командующий, здравия желаю.

- Здравствуй. Задачу получил от Первого? Ясна она?

- Так точно, задача ясна.

- Ворвешься в город первым, Науменко? Рассчитываю на тебя.

- Ворвусь, товарищ командующий.

- Добро!

На том разговор и закончился.

С нашим командармом генерал-лейтенантом А. С. Жадовым я впервые встретился в апреле 1943 года после Сталинградской битвы. Полк тогда занимался боевой подготовкой, и командарм с группой офицеров приехал посмотреть, как идут у нас дела. Помню, что Алексей Семенович ходил опираясь на палку - последствия ранения в ногу. Видел я его еще несколько раз.

И вот теперь этот разговор.

- Ну что, добры молодцы, - сказал я сидевшим в блиндаже на нарах Полтораку и Такмовцеву, - надо войти в город первыми. Иначе выйдем из доверия командарма. Иван Ефимович, - обратился я к своему замполиту, - разъясни политработникам задачу, пусть побеседуют с бойцами. А я быстро командиров соберу.

Вместе с гвардии майором Полтораком в подразделения направились парторг полка гвардии капитан Г. И. Борозенец, агитатор полка гвардии капитан И. И. Старостенко, комсорг полка гвардии капитан Е. А. Киреев.

В ночь на 17 марта полк, преследуя противника, вышел к Ново-Украинке и укрылся в оврагах и балках у северо-восточной окраины. Мы знали, что подступы к городу минированы. И поэтому я приказал саперам проделать проходы в минных полях. Делалось это вечером, под прикрытием темноты.

В 24.00 полк начал атаку.

Имея в боевых порядках артиллерию, гвардейцы подошли по проходам в минных полях к самому городу. А там изредка вспыхивали осветительные ракеты, выхватывая из тьмы причудливые очертания домов и построек железнодорожной станции. Немцы, видимо, нервничали. Было так темно, что с трудом угадывались фигуры боевых товарищей, идущих рядом в трех шагах.

Впереди, вслед за саперами двигались разведчики, возглавляемые помощником начальника штаба по разведке гвардии старшим лейтенантом А. Т. Золотовым. По моему приказу все офицеры шли вместе с бойцами. В рядах наступающих находились и я, и все мои заместители.

Первой в город проникла рота гвардии лейтенанта Королева. В час ночи она стремительным броском ворвалась на северо-восточную окраину и овладела железнодорожной станцией, вызвав изрядный переполох в стане противника. Этим воспользовались другие подразделения и части нашей дивизии и начали продвигаться по улицам города. Их поддержала 16-я мехбригада 7-го механизированного корпуса. Фашисты сначала отчаянно сопротивлялись, потом обратились в бегство, бросив десятки машин, много складов с военным снаряжением. К утру 17 марта Ново-Украинка была очищена от врага.

Поскольку в полку было трудно с транспортом, я решил привести в порядок пяток трофейных автомобилей-вездеходов и загрузить их боеприпасами для доставки в полк. Вызвал начальника артвооружения гвардии старшего лейтенанта Коденко.

- Вот что, Николай Михайлович, - говорю ему, - оставляй сколько надо мастеров, выбери фрицевские вездеходы, которые получше сохранились, поставь их в строй, загружай боеприпасами и догоняй полк. А для охраны и помощи мастерам выделяю тебе отделение автоматчиков.

- Есть, товарищ майор, - козырнул Коденко. - Думаю, через три дня догоню полк.

- Ну вот и добре.

И действительно, к исходу третьего дня колонна из пяти грузовиков прибыла в расположение полка, и Николай Михайлович доложил мне о выполнении задачи. Замечу кстати, что три из пяти немецких вездеходов исправно служили нам до конца войны.

В ночь, предшествующую штурму Ново-Украики, в селе Ульяновка партийная комиссия при политотделе дивизии утвердила решение парторганизации полка о приеме кандидатом в члены ВКП(б) Александра Ефимовича Жежери. Его представлял парткомиссии парторг полка гвардии капитан Борозенец. Он доложил, что пулеметчика рекомендовали командир батальона гвардии капитан Алексей Кузьмич Стеблевский, его замполит гвардии старший лейтенант Борис Петрович Павлов и парторг батальона гвардии лейтенант Арсений Николаевич Коробко, что Жежеря отличился уже не в одном бою.

* * *

Не давать врагу закрепляться на промежуточных рубежах! С такой задачей 289-й гвардейский стрелковый полк, которому в числе других отсалютовала Москва за освобождение Ново-Украинки, под вечер 17 марта 1944 года снова выступил в поход.

Пожалуй, за всю войну я не видел столько брошенной на дорогах фашистской техники, как на правобережной Украине в эту весну. "Тигры" и "пантеры" в кюветах и на обочинах, а то и прямо на дороге понуро опустили стволы пушек, а у застрявших вместе с тягачами орудий стволы торчали вверх, словно проклиная небо, извергавшее столько воды. И все это черное, обгоревшее, так как гитлеровские вояки обливали технику бензином и поджигали ее, дабы не досталась она нашим наступающим частям. Иногда на дорогах возникали форменные завалы из брошенного немцами вооружения и техники, и приходилось растаскивать этот металлолом, чтобы освободить проезжую часть для наших машин, танков, артиллерии.

В условиях распутицы вести бои по уничтожению отходящего противника обычными методами было просто нельзя. Поэтому по рекомендации командарма генерала Жадова в полках стали создаваться подвижные группы, усиленные танками, пулеметами и минометами. Действия этих групп могла поддерживать артиллерия только на конной тяге, поскольку тягачи застревали в грязи. Наш командир дивизии принял решение часть пушечных батарей дивизионного артполка перевести на конную тягу, и они сопровождали подвижные группы. В нашем полку умело действовали такие группы, сведенные в отряд под командованием командира батальона гвардии капитана А. К. Стеблевского.

По правому берегу Южного Буга противник создал сильный оборонительный рубеж. Кроме того, немецкое командование возлагало большие надежды на Первомайский укрепленный район. Районный центр Николаевской области город Первомайск, расположенный в изгибе Южного Буга и вблизи впадения в него реки Синюхи, был защищен с востока двумя водными рубежами.

20 марта полк форсировал Синюху, мосты через которую были взорваны немцами. Ширина ее невелика - всего несколько десятков метров. Саперы под руководством полкового инженера гвардии старшего лейтенанта М. М. Хачатурова быстро соорудили переправу из бочек и досок. Всех лошадей пустили вплавь.

Крепким орешком оказался Первомайский укрепрайон. Двое суток, 21 и 22 марта, днем и ночью штурмовали его оба корпуса нашей 5-й гвардейской армии.

Как всегда перед серьезными испытаниями, увеличился приток заявлений о приеме в партию. Перед форсированием Южного Буга было подано 12 таких заявлений. Вот что было, например, написано командиром пулеметного взвода гвардии лейтенантом Ивановым: "Я участник боев 1943 года, форсировал Днепр, был два раза ранен. Клянусь, что высокое звание члена ленинской партии оправдаю с честью в боях на правом берегу Южного Буга и во всех последующих, пока жив буду". И надо сказать, что он оправдал доверие партии: сражался храбро и умело.

22 марта наша дивизия, как и все соединения 5-й гвардейской армии, вышла на берег Южного Буга. Погода была, прямо скажу, паршивая: снег с дождем, порывистый, пронизывающий ветер. На реке волны с белыми барашками. И вот в такую погоду мы форсировали ее, по сути дела, с ходу. Использовались подручные средства - саперные подразделения наши из-за распутицы где-то отстали. Первыми переправились через реку автоматчики под командой гвардии старшего лейтенанта К. Д. Корячко. В селе Покутино на правом берегу реки они захватили три крайних домика, закрепились. Когда мне доложили об этом, я дал команду переправляться батальонам. Сам перебрался на лодке вместе с командиром 2-го стрелкового батальона, а на левом берегу оставил своего заместителя капитана Чирву с задачей руководить переправой тыловых подразделений и полковой артиллерии.

К полудню полк захватил плацдарм свыше километра в ширину и столько же примерно в глубину. Весь день противник предпринимал отчаянные контратаки, стремясь отвоевать захваченный нами плацдарм и сбросить нас в реку. Критическое положение создавалось на участке 2-го стрелкового батальона у пригородного села Токаревка. Гвардии капитан Стеблевский прислал ко мне на НП связного с просьбой о помощи. Да я и сам видел - НП находился всего в каких-нибудь 100 метрах от нашего переднего края, что гитлеровцы наседают и вот-вот сомнут наших бойцов. Что делать? В резерве у меня было около трех десятков автоматчиков. Приказываю вынести и расчехлить Боевое гвардейское Знамя полка. Знаменосец гвардии сержант Григорий Доброскокин в сопровождении двух ассистентов появился на НП. Сюда же подошли и автоматчики.

- Вот что, ребята, - говорю я им всем, - второй батальон вряд ли удержится, если мы им не подсобим. Знамя вперед, гвардейцы, за мной!

И мы побежали на передовую. А немцы уже вплотную подошли к наспех вырытым траншеям 2-го батальона. Нам пришлось с ходу вступить в бой. Атака врага была отбита в тот день. А в алом полотнище Боевого Знамени появились пробоины от пуль.

Когда вернулся на НП, гвардии старший лейтенант Золотов доложил, что звонил командир дивизии и приказал связаться с ним. Тут же телефонист соединил меня с генералом Анциферовым. Его басовитый, немного хриплый голос я узнал сразу же:

- За то, что гвардейское Знамя на поле боя вынес, хвалю. Вдохновило оно бойцов в трудную минуту. А вот за то, что сам полез на передовую, ругаю. Ты же командир полка, и подставлять свою голову под огонь врага не имеешь права. Объявляю тебе выговор.

- Есть, выговор, товарищ Первый, - отозвался я, довольный тем, что генерал говорил со мной в общем-то доброжелательно.

Конечно, я и сам понимал, что поступил опрометчиво, но бывают такие минуты в бою, когда верх берет не рассудок и расчетливость, а эмоции. Вот этим эмоциям я и поддался, рванувшись с автоматчиками на передний край. Надо учесть, что мне только две недели назад исполнилось 25 лет. Будь я постарше, может быть, поступил бы по-иному.

В боях на плацдарме геройски дрались автоматчики гвардии старшего лейтенанта Корячко, бойцы 4-й стрелковой роты гвардии лейтенанта Шварцева, 1-й стрелковой роты гвардии старшего лейтенанта Попова. Снова отличился пулеметный расчет Александра Жежери. Вместе со своими помощниками гвардии рядовыми Я. Т. Федоровым, Г. И. Сиваком и В. А. Луневым он в числе первых форсировал Южный Буг, и в боях под Токаревкой их "максим" почти не остывал. На счету расчета две пулеметные точки противника и несколько десятков гитлеровцев. К ордену Славы III степени были представлены автоматчики гвардии рядовые А. В. Иванов и А. Д. Полещук, которые в рукопашной схватке с врагом уничтожили по нескольку солдат противника. У села Токаревка совершил подвиг командир расчета противотанкового орудия гвардии старший сержант Федор Маркович Юрченко. Этот степенный, немного флегматичный полтавчанин, которому было уже под тридцать, в бою преображался. 22 марта весь расчет его орудия был выведен из строя. Юрченко остался один. Действуя за наводчика, и за заряжающего, и за подносчика, он уничтожил два пулемета, повозку с боеприпасами, десятки гитлеровцев. За этот подвиг Федор Маркович был награжден орденом Славы III степени.

* * *

Трое суток мы вели бои на правом берегу Южного Буга вместе с переправившимися вслед за нами другими частями дивизии и корпуса. 26 марта немцы, не выдержав ударов наших войск, стали отходить к Днестру, оставляя из-за нехватки горючего и грязи автомашины, танки, орудия, тягачи, бронетранспортеры. И если бы не эта непролазная грязь, все было бы хорошо: немцы, по сути дела, бежали от нас, даже не отстреливаясь. Догнать их, сблизиться, как говорят, на ружейный выстрел не было возможности. Бойцы буквально падали от усталости. Ведь надо было и технику тащить с собой. Хорошо еще, что патроны для стрелкового оружия, ПТР и гранаты подбрасывали нам самолетами По-2.

Солнце проглядывает редко. Дни стоят пасмурные. Когда полк переправился через небольшую речку Кодыма и мы остановились на привал, стали слышны гулкие взрывы в Любашевке - районном центре Одесской области. Рядом с походным штабом полка расположилась рота автоматчиков. Мне слышно, как невысокая, голубоглазая санинструктор Соня Дмитриева, несколько дней тому назад прибывшая из госпиталя, говорит окружившим ее бойцам:

- Солдатики, родные, послушайте эти взрывы... Это же фашистские гады тело нашей родной земли рвут...

Автоматчики уже знали, что Соня была дважды тяжело ранена, что награждена двумя медалями "За отвагу".

- Ничего, Соня, не долго им осталось хозяйничать на советской земле, войска нашего фронта уже вышли к государственной границе с Румынией на реке Прут, - утешил ее гвардии младший сержант Саша Язов, командир отделения автоматчиков.

Я хорошо знал этого светловолосого паренька, которому недавно вручал по поручению командира дивизии орден Славы III степени.

Мы догнали противника только 9 апреля, вернее, не догнали, а подошли к высотам, на которых он успел закрепиться.

На рассвете начался бой. Все подступы к высотам простреливались. Наши артиллеристы открыли не частый из-за недостатка боеприпасов, но меткий огонь по гребню высоты, поросшему редким курчавым дубняком с редкими желто-пепельными прошлогодними листьями, уничтожая огневые точки противника. Наконец под прикрытием огня минометов гвардии лейтенанта Г. Шакина и орудийных расчетов Мариныча, Юрченко, Дурыхина бойцы с криками "ура" поднялись в атаку. Вторую роту возглавлял комсорг батальона гвардии младший лейтенант З. А. Шейнин, слегка долговязый, чернявый парень. Он первым выскочил на бруствер, выхватил из кобуры пистолет и побежал вперед, увлекая за собой бойцов. Но через несколько шагов Шейнин вдруг схватился за грудь и упал...

Отважного комсорга мы похоронили в селе Россияновка возле школы, под высокими тенистыми деревьями. На выстроганной дощечке, прибитой к небольшому столбику, написали: "Гвардии младший лейтенант Шейнин З. А. 1923-1944 9.1У. Слава герою, павшему в боях на нашу Родину".

Пришла почта, отставшая на три дня. Адъютант гвардии лейтенант Д. М. Литвинский передал мне письмо от матери Александра Жежери, которой мы с замполитом сообщили о том, как храбро сражается ее сын. "Нет большей радости, - писала она, - как получить от вас, товарищи командиры, такое письмо, какое я получила. Я узнала о боевых подвигах моего сына. Даю своему сыну Александру Ефимовичу такой наказ: изучай военную технику, хорошенько бей фашистов и уничтожай их, подлецов, отплати за смерть твоих братьев. Слушайся своих командиров. С приветом Жежеря Приська Ильковна. Село Ворошиловка, Александрийский район Кировоградской области". Познал гвардии майора Полторака, прочитал ему это письмо и говорю:

- Может, сходишь в седьмую роту, Иван Ефимович.

Познакомь с письмом всех бойцов, да и Жежере будет радость.

- Я уж сам об этом подумал, - сказал замполит. - На таких письмах воспитывать людей надо.

От Первомайска через Любашевку, Ананьев, Затишье, Фрунзовку в районе Григориополя к Днестру мы подошли 12 апреля. Я прикинул по карте путь полка из-под Кировограда сюда. Оказалось, что мы прошли за 34 дня (с 8 марта) около 380 километров. И это по весенней распутице, почти не выходя из боя!

В эти дни мы все с радостью узнали, что наши войска освободили 10 апреля Одессу, что идут успешные бои по очищению от фашистов Крыма.

* * *

Переправляться через Днестр наша дивизия должна была в ночь на 13 апреля в районе западнее населенного пункта Ташлык. Я говорю "переправляться", а не "форсировать" потому, что на этом участке на западном берегу находилась 95-я гвардейская стрелковая дивизия нашего корпуса, форсировавшая Днестр накануне. На плацдарм, занятый ею, мы и переправлялись на подручных средствах: лодках, плотах. А ширина реки около 200 метров при глубине до 6 метров. Да и скорость течения большая.

На третий день все подразделения полка были на правом берегу Днестра. Сутками без сна работали на переправе, обеспечивая бесперебойную доставку боеприпасов и продовольствия, а также эвакуацию раненых, помощник начальника штаба полка по тылу гвардии капитан В. Л. Городько, начальник артвооружения гвардии старший лейтенант Н. М. Коденко, командир транспортной роты гвардии старший лейтенант И. Ф. Даниленко, заведующий складом боепитания гвардии старший сержант П. И. Слатин и многие другие.

В течение двух дней полк в составе дивизии вел бои за овладение Пугоченами, чтобы расширить плацдарм. В этих боях совершил подвиг командир противотанкового орудия гвардии старший сержант Ф. М. Юрченко. Двигаясь в боевых порядках пехоты, его расчет метким выстрелом уничтожил противотанковую пушку и станковый пулемет противника.

Отвагу и героизм проявили связисты гвардии рядовые Петров и Смирнов. Восстанавливая перебитую в нескольких местах линию связи, они заметили, что возле одной противотанковой пушки, расчет которой тоже полностью выбыл из строя, хозяйничают немцы. Связисты выстрелами из автоматов троих из них убили, двоих ранили, одного захватили в плен.

Нам сильно досаждала вражеская авиация. Буквально с утра до вечера по боевым порядкам войск наносили бомбовые удары фашистские штурмовики Ю-87. Наши истребители в первые два дня не появлялись в воздухе, так как своевременно перебазировать авиацию не было возможности из-за распутицы. И только на третий день мы вздохнули легче: краснозвездные "ястребки" и штурмовики вынырнули из-за Днестра, и прямо на наших глазах в воздухе завязался воздушный бой. Я сам видел, как один наш истребитель сбил два вражеских самолета. Объятые пламенем, они упали совсем неподалеку от КП полка. Туда даже поспешили несколько бойцов комендантского взвода - вдруг летчики живы, в плен можно взять. Но, конечно, обнаружили только обгоревшие трупы.

16 апреля оба гвардейских стрелковых корпуса 5-й гвардейской армии перешли в наступление с плацдарма против трех пехотных дивизий врага (17, 330, 320-й) в направлении Чимишени, Кобуска-Веке.

Полк наш наступал в первом эшелоне дивизии и получил участок прорыва шириной около полутора километров. Вслед за огневым валом поднялись в атаку воины 1-го и 2-го батальонов, действовавших в первом эшелоне. Первыми ворвались в траншеи врага воины 1-го батальона капитана М. Ф. Ананенко.

И вновь отличился в этом бою расчет противотанкового орудия гвардии старшего сержанта Федора Юрченко. На гимнастерке его засверкал еще один орден Славы - II степени.

Тем же орденом был награжден за этот бой и командир минометного расчета гвардии старший сержант Владимир Афанасьев. Его расчет отважно действовал во время отражения контратаки, уничтожив вражеские бронетранспортер и пулемет.

* * *

22 апреля во всех подразделениях полка состоялись политинформации, посвященные 74-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина. Я выступил перед полковыми разведчиками и связистами. Напомнил им о ленинских заветах с оружием в руках надежно защищать завоевания социализма, учиться военному делу настоящим образом, всячески крепить дисциплину, во всем проявлять бдительность.

Когда вернулся на КП, гвардии майор Такмовцев доложил мне, что поступило приказание завтра, к 12.00, обеспечить явку в штаб дивизии для вручения наград командира полка, замполита, полкового агитатора и нескольких бойцов.

- А вас, товарищ гвардии майор, просили позвонить командиру дивизии, добавил Василий Васильевич.

- Не сказали, зачем я понадобился комдиву? - встревожился я.

- Никак нет, - ответил начштаба, а сам, гляжу, улыбается.

Отлегло у меня от сердца. Звоню генералу Анциферову:

- Докладывает Науменко.

- Поздравляю тебя, Юрий Андреевич, - слышу в трубке, - только что сообщили мне из штаба армии: подписан приказ о присвоении тебе звания "подполковник". От души поздравляю!

Я, конечно, поблагодарил Ивана Ивановича за такую приятную новость, ответил, как положено: "Служу Советскому Союзу".

А начальник штаба снова хитренько так улыбается и говорит:

- Поздравляю и я, Юрий Андреевич, - и протягивает мне новенькие полевые погоны с двумя звездами на каждой.

А на другой день выехали мы в штаб дивизии. И там в торжественной обстановке нам были вручены государственные награды. Я получил орден Александра Невского.

- Это вам за Ново-Украинку, Юрий Андреевич, - сказал комдив, прикрепляя к моей гимнастерке орден. - Помните слова Александра Невского: "Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет..." - это уже ко всем присутствующим обращался Иван Иванович. - Так вот, на том стояла, стоит и будет стоять русская земля! Генерал крепко пожал мне руку и неожиданно сказал: - Как, товарищ Науменко, выстоят твои гвардейцы на плацдарме?

- Выстоим, товарищ генерал, - заверил я комдива.

- Смотрите! Враг будет контратаковать большими силами, есть новые данные нашей разведки. Нужно выстоять!

И. И. Анциферов вручил орден Красной Звезды гвардии майору Полтораку и гвардии капитану Старостенко.

Потом была названа фамилия гвардии старшины Виноградова. И когда он четким строевым шагом подошел к генералу, тот вручил ему орден Славы II степени, к которому Александр Федотович был представлен еще в начале февраля.

Командир дивизии обнял разведчика и, пожимая ему руку, сказал:

- Ну что же, гвардеец, верю - будешь полным кавалером ордена Славы. Молодец, воюешь умело! Еще раз поздравляю!

Должен отметить, что уже через две недели коммунист Виноградов (его перед Майскими праздниками приняли в члены ВКП(б) снова отличился в бою на днестровском плацдарме. В ночном поиске он незаметно подполз к вражескому окопу, забросал его гранатами, уничтожив пять солдат, а унтер-офицера, пытавшегося удрать, захватил в плен.

Когда мне доложили об этом, я решил представить его к ордену Славы I степени. Высказал свое мнение замполиту и начальнику штаба. И Полторак, и Такмовцев поддержали меня.

Медаль "За боевые заслуги" получил из рук генерала и повар комендантского взвода полка, пожилой солдат, которого все звали дядей Афоней. Он за день успевал накормить не один десяток людей. Его половник всегда был щедрым, но еще щедрее был дядя Афоня на веселое и остроумное слово. Знали о нем все, но не знали одного: когда же он спит?

* * *

А через два дня, как и предупреждал комдив, немцы начали наступление на плацдарм. Насколько жаркими были эти бои, можно судить хотя бы по тому, что 1-й батальон отбил 12 яростных атак противника. И выстоял!

Во время восьмой атаки к КП батальона прорвалась группа немецких автоматчиков. Связь с ротами была прервана. Комбат гвардии майор Ананенко, организовав круговую оборону, бросился с бойцами в рукопашную. Оставшиеся в живых гитлеровцы отступили.

Противник вводил в бой новые резервы, над головами наших воинов надрывно завывали фашистские пикирующие самолеты. Во время очередной бомбежки погиб Михаил Федорович Ананенко. Его заместители тоже выбыли из строя, и парторг батальона гвардии лейтенант Арсентий Коробко принял командование на себя.

Тяжело переживал я гибель Михаила Федоровича, с которым познакомился еще во время Сталинградской битвы в декабре 1942 года. Отличный был комбат и человек хороший, душевный. Любили его бойцы и командиры.

В этом тяжелом бою вновь отличился расчет Александра Жежери. Он избрал огневую позицию под подбитым фашистским танком и оттуда поливал огнем наседавших гитлеровцев. Один из номеров расчета, гвардии рядовой Лунев, был ранен и отправлен в тыл. Ранило в руку и Александра, но он быстро перевязал рапу и снова лег за пулемет.

В майские дни по всей дивизии была распространена листовка с портретом А. Е. Жежери. Гравюру для клише исполнил художник дивизионной газеты "Героический поход" В. Белоусов. Надпись гласила: "Герой-пулеметчик Александр Жежеря. За два месяца боев уничтожил 343 гитлеровца. Был три раза ранен, но не покидал поля боя".

Сразу же после упорных боев на днестровском (пугоченском) плацдарме, в конце апреля, командование полка и дивизии представило гвардии сержанта Жежерю Александра Ефимовича к высшей награде Родины - званию Героя Советского Союза.

Теперь к месту, по-моему, рассказать об Александре Жежере более подробно. В наш полк он пришел под новый, 1944 год с маршевой ротой из запасного полка. Работал до призыва пчеловодом, заведовал колхозной пасекой. Сначала был рядовым пулеметчиком, потом ему доверили расчет "максима". Родом он из Кировоградской области, и боевое крещение получил на родной земле в боях за Кировоград. Мать его Прасковья Ильинична, письмо которой, как помнит читатель, зачитывал бойцам Иван Ефимович Полторак, жила в селе Александровна с женой Александра Марией и их детьми - ее внуками - Валентином и Лидой.

Два брата Александра - Николай и Яков - погибли на фронте. Один под Кишиневом в самом начале войны, другой - в Сталинграде. Третий брат, Василий, после тяжелого ранения в Сталинграде остался там восстанавливать разрушенный город.

Александр попал служить в стрелковую роту лейтенанта В. В. Слесарева, во взвод гвардии лейтенанта Коробко. Первую боевую награду - медаль "За отвагу" младший сержант получил за бой под Красным Кутом в феврале, когда он был ранен, но не покинул поля боя.

* * *

У нас в полку стало правилом: з канун праздников отправлять поздравительные письма семьям отличившихся воинов. Даже трудно подсчитать, сколько их было отправлено за время войны в разные концы нашей необъятной Родины. Были эти письма коротенькие, но, думается, желанные в любой семье. Ведь весточка с фронта всегда радостна. Так было и перед 1 Мая 1944 года. Вот, например, какое письмо отправлено было жене героя-пулеметчика гвардии рядового Матвиенко:

"Уважаемая Раиса Романовна, командир в/ч (дальше следовал помер полевой почты) шлет Вам, жене отважного пулеметчика, свой боевой гвардейский привет и поздравляет Вас с великим праздником - Днем 1 Мая. Гвардии подполковник Науменко".

В дни Первомайских праздников в полку был проведен слет молодых бойцов из числа недавнего пополнения. Построились они на открытом воздухе, благо погода выдалась теплая, солнечная. Я распорядился пронести перед строем гвардейское Боевое Знамя.

- Вы видите на этом Знамени вышитые золотом слова "За нашу Советскую Родину!", - начал свое выступление перед новичками гвардии майор Полторак. Это девиз всех советских воинов. Под этим девизом сражаются и гвардейцы нашего полка.

И Иван Ефимович рассказал молодым бойцам о подвигах, совершенных воинами только в последние дни.

... На наблюдательном пункте находился комсомолец гвардии ефрейтор Владимир Степанов, телефонист. С ним был молодой боец Максим Пить. У новичка с несколько странной фамилией этот день был боевым крещением. Исправляя повреждения линии связи, этим солдатам приходилось чаще всего ползти по-пластунски, чтобы быть меньше приметными. Однако на этот раз немцы заметили связистов и открыли по ним огонь. Степанов успел уккрыться в окопе, туда же скатился и его молодой напарник. На окоп шли шесть немецких солдат. Когда они подошли почти вплотную, Степанов и Пить открыли огонь. Троих гитлеровцев уложил Степанов, четвертого - Пить, остальные предпочли убраться восвояси.

... Когда был занят Ташлык, отпросился у меня в родное село, что находилось по соседству, командир батареи 76-мм пушек гвардии старший лейтенант Котлин. Через день вернулся, но не один, а с 17-летним младшим братом. Я разрешил зачислить его в один из орудийных расчетов этой батареи. В тот же день вражеская пуля оборвала жизнь старшего брата. В Ташлыке, на площади перед школой, у свежей могилы младший Котлик поклялся отомстить врагу за смерть брата.

И об этом рассказал замполит молодым воинам.

О подвигах однополчан в боях на днестровском плацдарме оповещали бойцов листовки-молнии, политработники. Замполит 1-го стрелкового батальона гвардии старший лейтенант Б. П. Павлов, недавно вернувшийся в полк после госпиталя, рассказал воинам о бойце из нового пополнения гвардии рядовом Дзюбе. В первом же бою он захватил немецкий пулемет и метким огнем из него прижал группу гитлеровцев к земле, когда они пытались контратаковать. Вражеский снайпер не давал возможности наладить связь между ротами. Гвардии рядовой Трояновский выследил тщательно замаскированного снайпера и точным выстрелом из винтовки поразил его. Павлов нашел время поговорить с метким стрелком, похвалил его.

В первых числах мая дивизия в составе всей 5-й гвардейской армии была переброшена в Румынию, в район Ботошаны, совершив за 9 суток 300-километровый марш через Рыбницу, Бельцы, Фалешты, переправившись через Прут и выйдя к Серету. Во время этого марша стало известно о том, что после мощного штурма освобожден Севастополь. Весь Крым снова стал советским!

Глава 7.

Тот самый плацдарм

В районе города Ботошаны наш полк дислоцировался в лесу западнее селения Сендрений. Воины занимались боевой подготовкой на специально оборудованном учебном поле.

Лето четвертого года войны обещало быть очень жарким и сухим. На прифронтовых дорогах, изъезженных колесами автомашин и военных повозок, перепаханных гусеницами танков и бронетранспортеров, пыль, порою подымаясь столбом, застилала серой пеленой небо, и тогда на нем тускло, как в тумане, проглядывало солнце. На заросших сорняками, редко засеянных полях порывистый ветер выхлестывал еще не созревшие колосья. Неприглядный вид имели знаменитые молдавские сады и виноградники, запорошенные густой пылью, будто пеплом после большого пожара. Фруктовые деревья, похожие на убеленных сединой старцев, понуро согнувшись, выстроились неровными рядками за покосившимися заборами и полуразвалившимися изгородями.

Хорошо помню, как к нам в полк прибыл командир дивизии гвардии генерал-майор И. И. Анциферов. Он провел со 2-м стрелковым батальоном показное тактическое учение с боевой стрельбой на тему: "Наступление усиленного стрелкового батальона первого эшелона на долговременную сильно укрепленную оборонительную полосу противника". Пришлось мне изрядно поволноваться, но все прошло благополучно. Гвардейцы но подкачали и не подвели своего командира. После окончания учения генерал объявил личному составу батальона благодарность за добросовестное отношение к учебе.

А через неделю мне позвонили из штаба дивизии и предупредили, что в полк приедет командир 32-го гвардейского стрелкового корпуса Герой Советского Союза гвардии генерал-лейтенант Александр Ильич Родимцев. С этим прославленным военачальником, который еще в 1937 году получил Золотую Звезду и орден Ленина за храбрость и мужество, проявленные им в Испании, где он был советником-добровольцем, мне раньше встречаться не доводилось. Но я, как и многие другие, хорошо знал, какую выдающуюся роль сыграла в Сталинградской битве знаменитая 13-я гвардейская стрелковая дивизия, которой тогда командовал генерал Родимцев. Легендарный комдив был всегда для нас примером воинской доблести и отменного командирского мастерства. В моем воображении он представлялся мне человеком могучего телосложения, властным, строгим, требовательным. А встретил я возле КП нашего полка человека среднего роста с простым и очень добродушным лицом. Он выслушал мой доклад, потом тепло, по-отечески поздоровался со мною и другими офицерами полка. Тридцать четыре года спустя я прочитал мемуары нашего командарма генерала армии А. С. Жадова и удивился, какую точную характеристику дал он генералу Родимцеву: "По характеру Александр Ильич был несколько мягковат, осторожен, никогда не принимал поспешных решений, а объявлял их только после всестороннего анализа обстановки и обсуждения ее до мельчайших деталей со своим... начальником штаба... с начальниками родов войск и служб. Принятое же решение выполнял всегда настойчиво"{11}. Генерала Родимцева так высоко ценил и уважал не только командующий 5-й гвардейской армией. Александр Ильич пользовался большим авторитетом и любовью и в корпусе, и в дивизиях, и в полках.

* * *

2 июня из штаба дивизии было получено боевое распоряжение о выдвижении полка к линии фронта. Во всех подразделениях в 15.00 были прекращены занятия по боевой подготовке. Ровно через два часа полк выстроился в походную колонну и двинулся по направлению Думброва Рота, Ходоры, Фокурели. Здесь, близ города Лунгу, нам предстояло занять оборону во втором эшелоне дивизии. Вместе с командирами батальонов, рот, батарей и офицерами штаба я выехал на рекогносцировку местности. Зная, что полковой участок обороны был в зоне досягаемости артиллерийского и минометного огня противника, принял меры предосторожности. Но, к сожалению, их оказалось недостаточно: осколком мины был ранен в ногу командир 8-й стрелковой роты гвардии лейтенант Подкопаев. КП полка я решил разместить в роще, в полукилометре южнее селения Фокурели.

7 июня инженерные работы по усовершенствованию занимаемых позиций были прекращены в связи с тем, что полк занял новый участок обороны уже в первом эшелоне, сменив подразделения 512-го отдельного пулеметного батальона. 2-й и 3-й батальоны, составлявшие первый эшелон, расположились в готовых траншеях и окопах севернее Ербичений, Берметчий. Было организовало наблюдение за противником и изучение его огневой системы.

Немцы то и дело вели ружейно-пулеметный огонь по нашему переднему краю, изредка предпринимали артиллерийский и минометный обстрел позиций второго эшелона и огневых позиций ПАГ. На северной окраине селения Ербичений, в роще, которая своей конфигурацией напоминала сапог и потому так и была названа бойцами, наши наблюдатели обнаружили вражеский танк. Было также замечено большое движение автомашин противника на шоссейной дороге в районе Подул, Иолаей по направлению Яссы и обратно. Отдельные машины часто заходили по дороге в Ербичений и возвращались назад. Характер грузов из-за густой пыли установить не удалось. Участились случаи перехода на нашу сторону румынских солдат.

Не помню, кто первым сообщил мне о том, что союз-пики высадились 6 июня в Северной Франции. Но, честно говоря, особого восторга это известие у меня не вызвало. И не только у меня. Ведь разговоры о втором фронте велись почти с самого начала войны, еще в тяжелом 1941 году. И вот только спустя почти три года войска США и Англии появились в Европе.

В беседе с солдатами, сержантами, офицерами по этому поводу можно было услышать такие слова:

- Наконец-то раскачались союзнички...

- Боятся лишней крови пролить...

- Теперь мы сами справимся с фашистами и без них...

- Пирог победный хотят вместе с нами есть, а где ж они раньше были?

Конечно же, правы были бойцы и командиры, высказывая такое мнение. И мне припомнились эти слова, когда и начале мая 1945 года мы встретились с американскими воинами в Дрездене.

Но об этом - позже.

Бодрый настрой воинов в условиях фронтовой жизни всегда играл очень важную роль. Поэтому командиры, политработники пользовались любой возможностью для укрепления морального духа солдат, сержантов, офицеров. 9 июня было получено приказание из штаба дивизии о выделении от каждого батальона по одному луч-тему командиру роты, от артиллерии - лучшего командира батареи, от каждой роты по три лучших бойца из сержантского и рядового состава на торжество по поводу вручения гвардейского Знамени нашему 32-му стрелковому корпусу. Командиры и политработники провели в связи с этим во всех подразделениях полка беседы о традициях советской гвардии.

К радости однополчан, в тот же день была дана команда внештатным полковым фотографам снимать лучших бойцов в каждой роте, взводе, отделении. Разрешено было делать и групповые снимки на память. Готовые фотографии затем выдавались на руки, и воины отправляли их домой вместе с письмами своим родным и близким.

* * *

После многодневного наблюдения за передним краем обороны противника, изучения его огневой системы я решил выслать разведчиков для захвата контрольного пленного. 16 июня во 2-м стрелковом батальоне была выделена разведывательная группа в составе 20 человек под командованием гвардии старшего лейтенанта Комарова. Намечен был и район поиска - северо-западный склон высоты 139,0, к северо-востоку от Ербичений.

Когда сгустились сумерки, разведчики группы захвата выдвинулись на исходное положение. Группа поддержки, имеющая в своем распоряжении четыре станковых пулемета, заняла огневые позиции. В состав группы захвата, которую возглавил гвардии старшина Верейкин, входили гвардии старший сержант Ахматеев, гвардии сержант Веревкин, гвардии рядовые Брюховецкий, Петрунин, Шевченко, Комаев, Кулик, Лукашенко. С наступлением полной темноты разведчики, соблюдая осторожность, поползли вперед к траншеям противника. Одновременно начался артиллерийский обстрел вражеских позиций, сопровождаемый огнем станковых пулеметов поддерживающей группы. Гитлеровцы вынуждены были укрыться в траншеях, чем и воспользовались бойцы группы захвата. Они забросали гранатами траншеи и ворвались в них. Завязался рукопашный бой. В короткой схватке было уничтожено 10 вражеских солдат, некоторые успели удрать, пятеро подняли вверх руки. В этом бою погиб старший сержант Ахматеев, были ранены рядовые Петрунин, Кулик, Брюховецкий. Захватив пленных, унося убитого товарища и помогая передвигаться раненым, группа разведчиков вернулась обратно. Только теперь противник открыл по нашим разведчикам пулеметный огонь. Но бойцы были уже рядом со своими траншеями. Когда разведчики добрались к своим, они узнали, что в завязавшейся перестрелке был ранен также и гвардии старший лейтенант Комаров, руководивший огнем поддерживающей группы. В этой группе особо отличился расчет гвардии сержанта Тогуланова.

Вместо одного контрольного пленного в штаб полка было доставлено пять, один из которых оказался обер-лейтенантом. Всех их незамедлительно отправили в штаб дивизии.

Через неделю в расположение противника была отправлена еще одна разведгруппа под командованием гвардии лейтенанта Власова. В состав группы были включены гвардии старшины Глебов, Морозов, гвардии сержант Чугунов, рядовые Черба, Хайруллин, Лобов, Тарахин, Клименко, Малошевич, Шабанов, Тонасейчук, Жлобин, Светлицкий - всего 14 гвардейцев. Они захватили трех "языков" - капрала, ефрейтора и солдата. Достался им и один трофейный станковый пулемет.

* * *

В конце июня 1944 года Ставкой Верховного Главнокомандования 5-я гвардейская армия была передана из состава 2-го Украинского фронта в 1-й Украинский фронт. Это стало известно, когда было получено боевое распоряжение штаба дивизии о подготовке к передаче занимаемого полком участка обороны.

26 июня в 3.00 полк был построен в походную колонну. За несколько дней мы совершили нелегкий марш и прибыли на новое место дислокации в районе селения Мустяцы.

В эти дни воины с радостью узнали, что успешно началась стратегическая наступательная операция нескольких фронтов по освобождению Белоруссии. 26 июня Москва салютовала советским войскам, освободившим Витебск, 29 июня прозвучал салют в честь освобождения Бобруйска. По этому поводу в подразделениях были проведены политинформации.

3 июля мне был вручен пакет из штаба дивизии с боевым предписанием готовиться к перемещению на место новой дислокации, куда все подразделения полка на этот раз будут доставлены по железной дороге. За короткий срок на железнодорожную станцию Фалешты были подвезены доски для оборудования 20 вагонов, полностью заготовили фураж, дрова для походных кухонь и многое другое. Без устали трудились наши штабисты, составляя необходимую документацию по организации погрузки и следования эшелонов.

На другой день стало известно об освобождении столицы Белоруссии - Минска, в котором три года хозяйничали оккупанты. Приказ Верховного Главнокомандующего, посвященный этому знаменательному событию, принятый по радио, вызвал у всех огромный энтузиазм. На митингах, прошедших в подразделениях, говорилось о том, что Красная Армия наступает почти на всех фронтах, что гитлеровские захватчики не выдерживают ее могучих ударов.

- И нам бы скорее в бой! - восклицали бойцы. - Дадим жару Гитлеру!

4 июля полк совершил марщ от Мустяцы до станции Фалешты. Отсюда подразделения двумя эшелонами следовали по железной дороге через узловые станции Бельцы, Рыбница, Вапнярка, Жмеринка, Проскуров до Волочиска. Отсюда 12 июля, после короткого отдыха, мы вышли двумя колоннами в направлении города Ска-лат, расположенного юго-западнее Тернополя, и поздно вечером колонны соединились на скрещении шоссейных дорог в одном километре северо-восточнее этого города. Дальше полк направился по маршруту: Скалат, Кишво, Познанка-Гнила, Юзефувка до Михалувки. Это небольшое местечко было почти со всех сторон окружено лесом. Полк расположился лагерем на его северо-западной опушке, и уже 14 июля во всех подразделениях начались занятия по боевой подготовке.

Через два дня был назначен смотр боевой готовности полка, который проводил при участии штабных офицеров командир дивизии генерал-майор И. И. Анциферов. После ужина здесь же, на лесной опушке, перед воинами выступил дивизионный ансамбль художественной самодеятельности. С хорошим настроением бойцы расходились после концерта. Не знаю почему, но в тот вечер я особенно остро испытал чувство глубочайшего уважения ко всем этим столько уже повидавшим и пережившим людям, моим однополчанам, моим боевым товарищам.

19 июля в расположении лагеря нашего полка состоялось общее построение дивизии по поводу вручения ей ордена Суворова II степени. Напомню, что этим орденом дивизия была награждена в январе 1944 года за участие в Кировоградской операции. К нам снова прибыл командир 32-го гвардейского корпуса гвардии генерал-лейтенант А. И. Родимцев. Од обратился к воинам с короткой поздравительной речью и по поручению Президиума Верховного Совета СССР прикрепил орден Суворова к Боевому гвардейскому Знамени дивизии.

В своей ответной речи гвардии генерал-майор И. И. Анциферов сказал:

- Осененные суворовской звездой, мы клянемся бить врага с новой силой, клянемся уничтожить его в его собственной берлоге!

Затем мимо импровизированной трибуны торжественным маршем прошли повзводно наиболее отличившиеся в минувших боях гвардейцы. Среди них были и лучшие воины нашего полка.

Именно в это время, во второй половине июля 1944 года, войска 1-го Украинского фронта, второй эшелон которого составляла 5-я гвардейская армия, из района Тернополя перешли в решительное наступление и, разгромив крупную группировку противника в районе Броды, в конце июля освободили город Львов. Развивая наступление, они форсировали реку Сан, и боевые действия начали разворачиваться уже на территории Польши.

Мы уже знали, что 21 июля в Хелме был образован Польский Комитет национального освобождения (ПКНО) - временный исполнительный орган власти в стране. Создание его выражало победу народно-демократической революции в Польше. В газетах был опубликован и Манифест ПКНО, содержавший программу коренных политических и социально-экономических преобразований в освобождаемой от фашистского гнета державе. А в конце июля замполит полка был вызван на совещание в политотдел дивизии в связи с выходом советских войск на территорию Польши. Там Иван Ефимович Полторак был ознакомлен с обращением Военного совета 1-го Украинского фронта к польскому народу. Текст этого обращения он привез с собой, и мы с замполитом, секретарем партбюро, полковым агитатором и комсоргом наметили темы для бесед в подразделениях об освободительной миссии Красной Армии, об интернациональном долге советского воина, о давней дружбе русского и польского народов, о совместном участии их в общей борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Наша 5-я гвардейская в это время находилась на марше, и ее полки, в том числе и наш, начали продвижение в направлении Баранув, Падев, Мелец. В этом районе вплоть до самой Вислы - песчаная почва. Много лесных угодий, а в них видимо-невидимо спелой черники. Чтобы увидеть макушки высоченных сосен, надо было запрокинуть голову, придерживая пилотку. Темные деревянные сельские домики чаще всего прижимались к лесу. Вблизи от них - узенькие полоски нивы, на каждой из которых уже убранная рожь стояла в невысоких копнах. Вдоль каждого поля извивались неглубокие канавки для стока воды. В тесных сельских двориках царили опрятность и хозяйский порядок. Поляки, в белых рубашках и черных жилетах, снимали широкополые шляпы, приветливо улыбались.

- Добжи дзень, панове-товажищи! Дзенькуеме бардзо, же пшишли.

Жители выносили ведра с прохладной колодезной водой, угощали наших воинов яблоками, грушами... Форсированным маршем подразделения полка проходили одно селение за другим. Все ближе и ближе гудел фронт. До передовой, а в этом были уверены фронтовики, действительно было рукой подать. Нелегкий, десятидневный, отнявший немало сил поход завершился. Ранним утром 4 августа мы прибыли в район Кнапы и заняли оборону на участке Тынце, Русинув.

* * *

К этому времени здесь сложилась весьма напряженная обстановка. В конце июля 1944 года в ходе Львовско-Сандомирской операции передовые части 1-го Украинского фронта вышли к Висле и с ходу форсировали ее, захватив небольшой плацдарм по левому берегу в районе Сандомира. К исходу 1 августа плацдарм был расширен до 30 километров по фронту и 20 в глубину. Противник не хотел с этим мириться и 2 августа атаковал наши войска и с севера и с юга, вдоль правого берега Вислы в направлении на Баранув, где была наша главная переправа через реку. Он хотел любой ценой отрезать нас от главных сил и уничтожить наши войска, находящиеся на плацдарме. В течение трех суток шли напряженные бои.

Для отражения ударов врага 4 августа и была введена в сражение наша 5-я гвардейская армия. Так мы снова очутились в пекле боев. В тот же день, после полудня, еще не успев как следует окопаться, батальоны первого эшелона смело атаковали противника и отбросили его за линию железной дороги. Враг занял позиции на рубеже Падев, Питбалы и сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем при поддержке 6 танков и 4 бронетранспортеров задержал дальнейшее продвижение наших бойцов. Пришлось окопаться на занимаемом рубеже. Немцы при поддержке танков ожесточенно контратаковали, и после одной из контратак стрелковая рота гвардии старшего лейтенанта Баранова из 3-го батальона оказалась на какое-то время отрезанной от своих. Узнав об этом, я приказал командиру противотанковой батареи гвардии капитану Радченко срочно прийти на помощь своим боевым товарищам. С ходу развернув пушки, артиллеристы начали прямой наводкой бить по танкам врага.

Объятые пламенем, стали как вкопанные две машины. Несколько других отхлынули назад. Гвардии старший лейтенант Баранов поднял в атаку своих бойцов, сумевших продержаться до подхода противотанкистов, и после ожесточенного боя к утру 5 августа железнодорожная станция Падев была освобождена от противника. Командир роты гвардии старший лейтенант Баранов, в канун боя принятый кандидатом в члены ВКП(б), был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Полк занял новый рубеж у пересечения грунтовой и железной дорог около станции. Высланная вперед разведка доложила, что в ближайших на пути наступления населенных пунктах Кенблув, Тарнувек противника нет. Все наши подразделения двинулись дальше в западном направлении, приближаясь к Висле, и после полудня подошли к правому берегу реки. Ширина ее достигала здесь 250 и глубина более 3 метров.

В 17.00 полк начал форсирование в следующем порядке: первым шел 3-й батальон, рота ПТР и батарея 45-мм пушек, вторым - 2-й батальон и батарея 76-мм орудий, третьим - 1-й батальон. Остальные подразделения переправлялись на левый берег Вислы вслед за ними.

Наблюдая со своего временного КП за ходом форсирования, я с удовлетворением отмечал, с каким старанием, настойчивостью воины преодолевали встреченную водную преграду, проявляя при этом находчивость и смекалку. Для переправы использовалось все, что попадало под руки и было способно держаться на воде: рыбачьи лодки, старые баржи, пустые бочки, бревна, доски, жерди изгородей и прочее. Много бойцов бросалось вплавь на набитых соломой плащ-палатках. Примерно через два часа под руководством начальника инженерной службы полка гвардии капитана М. Хачатурова нашими саперами был сооружен паром из двух обнаруженных на песчаном берегу барж, которые бросили немцы, не успев ими воспользоваться. Несмотря на сильное течение, саперы взвода лейтенанта Комина умело и сноровисто вели паром не по тросу, а на веслах. Взвод офицера Ушакова одновременно организовал лодочную переправу. Гвардии старший сержант Турыгин ухитрялся размещать в лодке по 20 человек, да еще с четырьмя минометами. Паром, работая беспрерывно, сделал за сутки 16 рейсов туда и обратно. Лодка обернулась 29 раз.

* * *

На рассвете 7 августа полк занял оборону на левом берегу Вислы, на участке Залесье, Зборск. Здесь же были сосредоточены 22-я мотобригада, 108-й минометный полк, 95 танков. Противник, по данным нашей разведки, имел сильное предмостное укрепление северо-западнее находившегося в его руках моста через Вислу.

Гитлеровцы, догадываясь, видимо, что наши войска накапливаются перед их позициями, спешно начали перебрасывать подкрепления: в течение ночи туда проследовали около 50 танков и до полка вражеской пехоты.

В течение всего следующего дня враг методически вел артиллерийский обстрел боевых порядков полка.

Бомбила нас и фашистская авиация. Но несмотря на это, к исходу дня все подразделения закопались в землю. Окопы полного профиля заняли стрелки, пулеметчики. Были оборудованы позиции для минометчиков и артиллеристов. В районе КП полка сосредоточились роты связи, автоматчиков, противотанковых ружей.

По всему было видно, что долго на этом месте задерживаться не придется, но и двигаться дальше пока мы не могли, и вот почему: паромная переправа через Вислу была так загружена, что на правом берегу все еще оставалось до 15 тонн полковых боеприпасов, вещевые и продовольственно-фуражные склады, около 50 повозок тыловых подразделений, 5 грузовых автомашин. Полковому инженеру гвардии капитану Хачатурову я приказал в кратчайшие сроки организовать переброску грузов, автомашин и повозок на левый берег, выделил ему в помощь помощника начальника штаба полка по тылу гвардии капитана Городько с саперным взводом и группу мастеров боепитания, которыми командовал гвардии лейтенант Баженов. Саперы соорудили крупногабаритную складную лодку и к концу дня переправили на левый берег все боеприпасы, запасное оружие и продовольствие. Чуть позже были переброшены туда и остальные грузы.

8 августа вечером стало известно, что гитлеровцы накапливают силы, готовясь к наступлению на Пацанув. Об этом сказал солдат-перебежчик, поляк по национальности, доставленный в штаб полка. Я, естественно, доложил об этом комдиву. Сведения эти были перепроверены штабом дивизии и подтвердились. 9 августа я получил приказ сформировать две самостоятельные группы. Они должны были двигаться по маршрутам Пацанув, Олеспица, Буды и Залесье, Зборск, Гаце Слупецке.

10 августа первая группа, в которую вошли 1-й и 2-й стрелковые батальоны и артиллерия полка, вышла на рубеж Стельце, Кемпе. КП полка был оборудован в Будах, Там же обосновались спецподразделения. Вторая группа - 3-й стрелковый батальон с приданными и поддерживающими огневыми средствами - заняла оборону на рубеже Гарповце в излучине реки Вислы с задачей не допустить переправы оставшихся на правобережье крупных сил противника на левый берег.

* * *

Мы понимали, конечно, что противник не оставит нас в покое и попытается сбросить советские войска с Сандомирского плацдарма, откуда прямой путь к Одеру, к Берлину.

Так оно и случилось. 11 августа враг нанес удар на стыке 112-й и 95-й гвардейских стрелковых дивизий, угрожая выйти в тыл 32-го гвардейского стрелкового корпуса. Чтобы предотвратить такую угрозу, командующий 5-й гвардейской армией генерал А. С. Жадов, который в это время находился в штабе 32-го корпуса, дал приказ его командиру генералу А. И. Родимцеву срочно ввести в бой нашу 97-ю гвардейскую дивизию и во взаимодействии с 52-й танковой бригадой ударить по флангу наступавшей группировки немецко-фашистских войск. Командир корпуса незамедлительно приказал генералу И. И. Анциферову атаковать противника, наступавшего в направлении Курзовенка, Шидлув.

Я получил приказ: полку (без 3-го батальона, находившегося в излучине Вислы) сняться с занимаемых позиций и форсированным маршем двигаться от Брод до Конемлот. Для более обстоятельного выяснения боевой обстановки была направлена разведка. В лесу у селения Гжибув полковые разведчики неожиданно столкнулись с немецкой разведкой. Схватка была короткой и не в пользу немцев. Вражеские лазутчики вынуждены были отступить, но не все. Наши бойцы захватили в плен обер-лейтенанта и солдата 79-го пехотного полка. Сведения, полученные от этих пленных, кое-что прояснили.

Днем 12 августа командир дивизии приказал полку перейти в наступление при поддержке танков и 3-го дивизиона 232-го гвардейского артиллерийского полка. Атака оказалась для гитлеровцев неожиданной, и их оборона была прорвана. К 16.00 полк достиг рубежей на подступах к селениям Зараз и Поник. Потом однако наступление замедлилось: вражеские танки, рассредоточенные в засаде (шесть северо-западнее Оглендув, четыре - на северо-западной окраине Немсцице и восемь - на восточной опушке леса Мокре), открыли сильный огонь. К тому же весь день несколько десятков "фоккеров" методически бомбили и, снижаясь до бреющего полета, обстреливали из пушек и пулеметов боевые порядки полка и ближайшие тылы.

В боях 12 августа прекрасно действовала батарея 120-мм минометов гвардии капитана М. Я. Личмана, минометная рота, которой командовал гвардии старший лейтенант А. С. Арцаб, и 2-й батальон гвардии майора А. К. Стеблевского. Я поддерживал постоянную связь с 3-м стрелковым батальоном, который по-прежнему занимал оборону в излучине Вислы, в районе Тарновце. К вечеру, воспользовавшись временным затишьем, я снова позвонил туда. Командир батальона гвардии майор В. И. Чайка доложил мне, что противник особой активности не проявляет, но явно стремится выявить наши силы и обнаружить расположение наших огневых позиций. С этой целью гитлеровцы три раза в сумерках направляли от правого берега плоты с макетами пушек и даже чучелами, напоминающими немецких солдат. Но уловка врага была разгадана, батальон огня не открывал.

Я третьи сутки почти не спал и, попрощавшись с комбатом-3, решил часок соснуть. Ординарец постелил на лавку в блиндаже мою шинель, положив в изголовье свою, свернутую в скатку. И едва я коснулся головой этой импровизированной подушки, как окунулся в сон. Сколько минут мне удалось поспать, не знаю. Проснулся оттого, что кто-то сильно тряс меня за плечи. Открыл глаза - начальник штаба гвардии майор Такмовцев. - Юрий Андреевич, виновато сказал он, - комдив на проводе. Вас требует.

Я взял трубку, доложил и услышал знакомый басовитый голос генерала Анциферова:

- Спал, что ли? Голос у тебя какой-то сонный.

- Было дело, товарищ генерал. Прикорнул самую малость.

- Сейчас к тебе подкрепление подойдет. Капитан Авилкин со своими молодцами. По численности их почти столько же, сколько в батальоне Чайки. Так что, считай, полк твой в полном составе.

- Вот за это спасибо, товарищ генерал. А что-то я ничего не слышал о капитане Авилкине.

- Ну вот и познакомишься с ним. Офицер он боевой. "Шурой" командует недавно.

Тут мне мое стало ясно. Я, конечно, знал, что "шурой" фронтовики сокращенно называли штрафную роту. Знал я и то, что определенные судом военного трибунала в штрафники солдаты, разжалованные сержанты и офицеры к большинстве своем сражаются отчаянно, стараясь кровью искупить свою вину.

Через полчаса на КП полка появился запыленный с ног до головы офицер и доложил мне, что штрафная рота в количестве 147 человек прибыла в мое распоряжение.

Полку нашему была поставлена задача выбить гитлеровцев из селения Оглендув, оседлать участок шоссейной дороги Шидлув - Курзовенка и к исходу 13 августа выйти на подступы к Понику.

Я еще днем принял решение внезапно, без артподготовки атаковать немцев перед рассветом силами 1-го и 2-го батальонов, охватив селение с флангов, где оборона у противника была слабее. Сообщил о замысле предстоящего боя капитану Авилкину.

- Товарищ гвардии подполковник, - сказал он, - прошу доверить моей роте штурм Оглендува с фронта. А когда фрицы втянутся в бой, батальоны ударят с флангов.

- Что ж, неплохая идея, - согласился я. Вызвал на КП комбата-1 гвардии майора Черного и комбата-2 гвардии майора Стеблевского, и мы обговорили все вопросы взаимодействия при наступлении на Оглендув.

Около трех часов рота Авилкина скрытно сосредоточилась в небольшом овраге у околицы. Затем без единого выстрела, молча штрафники рванулись в атаку. Завязалась рукопашная схватка. Гитлеровцы, видимо, не ожидали такого дерзкого нападения и отступили в глубь селения. А немецкие танкисты даже не успели завести моторы танков, стоявших на дороге. Они были захвачены бойцами роты и оказались вполне исправными.

Когда над Оглендувом взвились две зеленые ракеты, пущенные Авилкиным, в дело вступили 1-й и 2-й батальоны. И к рассвету Оглендув был в наших руках.

Я приехал туда минут через двадцать после окончания боя. Капитан Авилкин доложил, что рота потеряла 20 человек убитыми и 30 ранеными, но захватила четыре немецких танка, в том числе "королевские тигры". Я до этого видел не раз простых "тигров", а вот "королевских" не доводилось. Осмотрел их и пришел к выводу, что машина мощная, но казалась она неповоротливой. Замечу кстати, что эти танки, как тогда сказали мне в штабе дивизии, были первыми из захваченных на 1-м Украинском фронте. Через несколько дней десять исправных "королевских тигров" были отправлены в Москву на выставку трофейного оружия, открывшуюся в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького. Среди этой десятки трофейных боевых машин были и "королевские тигры", захваченные ротой капитана Авилкииа. И чтобы закончить с этим боевым эпизодом, скажу, что это подразделение вскоре влилось в нашу полковую семью, и бывшие штрафники, как искупившие кровью свою вину перед Родиной, стали полноправными воинами.

* * *

Жарким выдался день 13 августа. Термометр на солнце показывал чуть ли не 40 градусов. Горячий был этот денек и по накалу боев. Гитлеровское командование не хотело смириться с потерей Оглендува и предпринимало одну атаку за другой. только до полудня пришлось отразить пять ударов пехоты при поддержке десяти танков. Два из них были подбиты орудийными расчетами гвардии сержанта Дурихина и гвардии старшего сержанта Левина, а третий танк вывели из строя петеэровцы.

Позже замполит батальона старший лейтенант Павлов рассказал мне и майору Полтораку, что накануне вечером, когда пришла почта, наш знатный пулеметчик Александр Жежеря получил письмо. Оно было от брата Василия из далекого Сталинграда.

- Ну что пишет брат? - спросил Павлов сержанта.

- Пишет, что недавно побывал в родном селе, что мать стала совсем седой, оплакивая младших братьев Николая и Яшу, что обо мне тревожится... Просила Василия написать мне, чтобы берег себя.

- Я видел, - продолжал рассказывать Павлов, - как Жежеря достал из полевой сумки листок бумаги и, смачивая слюной кончик химического карандаша, стал писать ответное письмо брату.

Уже после войны юные следопыты села Ворошиловка сняли копию с этого последнего фронтового письма Александра, которое в числе других бережно хранила его мать Прасковья Ильинична. В нем есть такие строки: "...Мы вступили в тяжелые бои. Я и мои друзья-гвардейцы бьемся не на жизнь, а на смерть. Если погибну, вспомни обо мне и моей семье, особенно Лиду и Валика, прошу, лаской одаривай. Обнимаю. Твой брат Александр. 13 августа 1944 года".

13 августа Александр Жежеря вновь отличился. И в тот же день погиб. Как под вечер доложил нам с замполитом парторг батальона гвардии старший лейтенант М. Н. Варака, дело, по его словам, обстояло так.

В середине дня батальон начал наступать в сторону леса. Пехотинцы поднялись в атаку. Жежеря со своим расчетом "максима" выдвинулся вперед, занял удобную позицию и, открыв прицельный огонь, что называется, косил немцев. Наконец те дрогнули и стали бегом отходить.

- Смотри, драпают! - закричали бойцы расчета.

- Драпают, да не все, - спокойно сказал Александр и показал на десятки сраженных им гитлеровских солдат.

В это время немецкий танк, стоявший в засаде в лесу, открыл по пулемету сержанта огонь. После разрыва второго снаряда, посланного из танковой пушки, парторг увидел, как пулемет отбросило взрывом, а Жежеря грузно свалился на стороиу, схватился за правый бок. К ному бросились пулеметчики Федоров, Лунев и Сивак. Расстегнули гимнастерку, подняли руками отяжелевшую голову. Раненый дышал тяжело и прерывисто, земля под ним пропитывалась кровью. Бойцы быстро разорвали индивидуальные пакеты и начали перевязывать грудь сержанта. Подбежал Варака.

- Потерпи, Саша, - говорит. - Потерпи...

- Все... - тихо произнес Жежеря и, задыхаясь, горячо прошептал: - Бейте гада... фашиста за нашу поруганную землю, как бил его... я.

Это были последние слова Александра.

Варака тут же вынул из планшетки бланк листовки-молнии и написал на нем: "Гвардейцы, друзья! Погиб герой-пулеметчик, коммунист Александр Жежеря. Погиб наш Саша. Вперед на врага! Отомстим за Жежерю!" И пустил листовку по окопам. И первым прощальным салютом погибшему герою были пять залпов наших гвардейских минометов, обрушившихся на головы фашистов. Это началась артподготовка перед новой атакой. Впереди было селение Конемлоты. После короткого, но жестокого боя оно было освобождено от гитлеровцев.

В этом польском селении, за оградой костела и состоялись похороны героя-пулеметчика Александра Жежери, нашего славного боевого товарища. На крышке гроба, обтянутого кумачом, каска воина, осенние цветы - астры. Состоялся траурный митинг. К месту захоронения гроб несли на руках офицеры полка. Троекратный салют - залп автоматов и винтовок - был последней воинской почестью доблестному сыну нашей Отчизны.

На обелиске на русском и польском языках позже была выбита надпись "Герой Советского Союза гвардии сержант Жежеря Александр Ефимович погиб смертью храбрых за освобождение Польши от немецких оккупантов 13 августа 1944 года". До сих пор не успевают увядать цветы на могиле героя.

Его станковый пулемет "максим" No 0184 выпуска 1943 года, поступивший в полк в последние дни Сталинградский битвы, заново окрасили, на щитке была сделана надпись о том, что он принадлежал Герою Советского Союза А. Е. Жежере. В конце 1944 года я получил приказ отправить этот пулемет в Москву. С тех пор он стал экспонатом Центрального музея Вооруженных Сил СССР.

Звание Героя Советского Союза А. Е. Жежере было присвоено через месяц после его гибели. Потом он был навечно занесен в списки 289-го гвардейского стрелкового полка.

* * *

Объективно оценивая сложившуюся к середине августа боевую обстановку, я доложил командованию дивизии о том, что обороняемый полком участок достиг шести километров по фронту, поэтому целесообразно вернуть с излучины Вислы 3-й стрелковый батальон. Комдив согласился с этим, и к вечеру 14 августа гвардии майор Чайка доложил мне о прибытии батальона.

Перед рассветом 15 августа, как показала высланная мною разведка, противник отошел со своих позиций, и его уже не было ни в Курзовенке, ни в Яблонице. Однако он временами вел ружейно-пулеметный огонь из района дороги Шидлув - Корытница.

19 августа во всех подразделениях полка воины с гордостью читали приказ Верховного Главнокомандующего от 18 августа 1944 года. Слова приказа имели прямое отношение и к нам, участникам боев на Сандомирском плацдарме: "... Войска 1-го Украинского фронта, форсировав реку Вислу в районе Сандомира, в результате упорных боев продвинулись вперед до 50 км, расширили захваченный плацдарм на западном берегу Вислы до 120 км по фронту и сегодня, 18 августа, штурмом овладели городом Сандомиром - важным опорным пунктом обороны немцев на леном берегу Вислы". В приказе было отмечено, что н боях при форсировании Вислы и за овладение Сандомирским плацдармом отличились войска генералов Жадова, Родимцева, Анциферова и многих других. "В ознаменование одержанной победы, - говорилось далее в приказе, - соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при форсировании Вислы и за овладение Сандомирским плацдармом, представить к присвоению наименований Сандомирских, Висленских и к награждению орденами". Был представлен к наименованию Висленского и наш полк.

С большим воодушевлением была воспринята в этот же день и другая радостная весть: войска 3-го Белорусского фронта вышли на границу с Германией.

- Дошли братья-славяне до немецкой земли! - с гордостью говорили воины. Теперь держись, Гитлер!

В течение второй половицы августа существенных перемен во фронтовой жизни полка не произошло, если не считать небольшого перемещения подразделений по приказанию штаба дивизии на новые оборонительные рубежи-в район Ярославице. С наступлением темноты 21 августа мы приступили к смене частей, расположенных на рубеже Дзеславице, Чижув, Печоноги. Рано утром 22 августа был полностью закончен прием нового участка обороны, на котором полк сменил 292-й гвардейский полк нашей дивизии. Новый оборонительный рубеж вытянулся по фронту до 3 километров. Противник, потерпев неудачу на плацдарме, тоже вынужден был перейти к обороне, но, говоря образно, он, зализывая свои раны, все время свирепо огрызался периодическими артиллерийскими обстрелами переднего края нашей обороны. С наступлением темноты чуть ли не каждые четверть часа повисали вражеские осветительные ракеты в небе. Сильный ружейно-пулеметный и минометный огонь противника не давал возможности успешно проводить ночные поиски, в которых принимали участие наши дивизионные разведчики.

* * *

25 августа я получил боевое распоряжение штаба дивизии о переходе в 11.00 и наступление с задачей закрепиться на рубеже Ястшенебец, высота 218,3.

Рассчитывая, что противник после достаточно мощной артподготовки не окажет серьезного сопротивления, я построил боевой порядок полка в один эшелон. И был наказан за излишнюю самонадеянность. Многие огневые точки гитлеровцев оказались неподавленными, и подразделения полка были встречены сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем. К исходу дня мы смогли одолеть лишь половину пути, который был определен боевым приказом.

На следующий день я сузил участок прорыва, вывел во второй эшелон 1-й стрелковый батальон, понесший потери больше других, а 2-му и 3-му батальонам придал почти всю полковую артиллерию. Наступавший на правом фланге 2-й батальон атаковал врага смело и решительно и вскоре достиг дороги вблизи селения Ноле. Этому способствовало то, что три станковых пулемета противника, мешавшие продвижению наших стрелков, были уничтожены огнем 76-мм пушек из полковой батареи.

3-й батальон, действовавший на левом фланге, которому была поставлена задача выбить гтлеровцев с высоты 218,3, продвигался медленнее и достиг лишь изгиба дороги Стары-Чижув: огонь противника с этой высоты был сильнее, чем на участке 2-го стрелкового батальона. К тому же случилось непредвиденное: правофланговые подразделения соседа слева - 294-го гвардейского стрелкового полка - почему-то отошли к югу. Воспользовавшись этим, гитлеровцы перешли в контратаку и навалились на 3-й батальон с фланга. Об этом мне доложил на КП майор Чайка и попросил подмоги. У меля возникли два варианта решения: или ввести в бой второй эшелон, или мой резерв - роту автоматчиков и роту ПТР. Посоветовавшись с начальником штаба, я избрал второй вариант. Почему? Потому что 1-й батальон, судя ио всему, придется использовать для усиления 3-го батальона при штурме высоты 218,3. Так оно и получилось. Автоматчики и петеэровцы помогли левофланговой 9-й роте отразить контратаку немцев, а 7-я и 8-я роты вместо с 1-м батальоном пошли на высоту и выбили оттуда противника.

В тот же день всему полку стало известно о подвиге парторга 3-го батальона гвардии старшего лейтенанта Арсентия Коробко. Он неоднократно поднимал бойцов в атаку, пока разорвавшийся вблизи снаряд не засыпал его землей и сильно контузил. А враг нагло и упорно наседал. Парторг с трудом поднялся, отряхнул с себя землю и хотел подать команду, но не смог произнести ни слова: потерял дар речи. Тогда на клочке бумаги, вырванном из блокнота, он написал: "Братья-гвардейцы! Ни шагу назад! Приготовьте гранаты, проверьте винтовки, пулеметы. За нами Отчизна! Гвардия не отступает. Не бойтесь танков. Я с вами здесь. Парторг Коробко". Записка, как боевая команда, передавалась из рук в руки. Гвардейцы дружным огнем отбили вражескую контратаку.

27 августа, стремясь сбросить нас с высоты 218,3, противник после продолжительной артиллерийской подготовки предпринял атаку из района Новы, Фаленцин. Основной удар враг направил против нашего левого фланга, где находились позиции роты автоматчиков гвардии старшего лейтенанта К. Д. Корячко. Враг бросил в бой на этом участке 6 танков и до батальона пехоты. Немцы шли в наступление пьяные, во весь рост, но психическая атака не получилась. Командир роты отрядил группу автоматчиков в составе гвардии рядовых Щукина, Литвинского, Коваля, Мигуна, Тканова, Дарьева, Колесниченко и Язова для удара во фланг наступавшей пехоте, а сам с остальными бойцами мужественно принял удар. Автоматчики стояли насмерть. Два танка были подбиты из противотанковых ружей и два - артиллеристами.

Считаю своим долгом особо отметить заслуги в этих боях наших связистов. Без четко налаженной, бесперебойной связи было бы просто невозможно быстро маневрировать техникой, своевременно использовать артиллерию, осуществлять взаимодействие между подразделениями. Бесстрашие и самоотверженность проявили бойцы роты связи гвардии младший сержант Волков, гвардии рядовые Гальченко, Ковтун, Шаповской. В боях за высоту 218,3 они устранили под огнем врага свыше 50 повреждений телефонной связи. Все эти связисты были награждены орденом Славы III степени.

Выше всяких похвал действовали полковые артиллеристы. Расчет 45-мм противотанковой пушки гвардии младшего сержанта Пожара исключительно метким огнем поддерживал наступление нашей пехоты. Во время контратаки противника командир орудия был ранец в грудь, но не покинул поля боя. За этот подвиг отважный артиллерист был награжден орденом Отечественной войны II степени. Такой же награды удостоились командир 45-мм орудия гвардии сержант Юрченко и командир отделения роты ПТР гвардии сержант Ищенко.

Командир минометного взвода гвардии лейтенант Дубинин умело руководил огнем своих расчетов. В решающих боях за высоту он выдвинул взвод на 300 метров вперед, уничтожил 2 вражеских пулемета, обеспечив этим продвижение вперед пехоты и взятие селения Дзеславице. Там же отличился командир минометного взвода гвардии лейтенант Изметьев, который тактически грамотно руководил своим подразделением, уничтожив минометным огнем два наблюдательных пункта противника, три пулеметные точки. Офицеры Дубинин и Изметьев были награждены орденом Красной Звезды. Этим же орденом были отмечены арттехник гвардии лейтенант Баженов и командир взвода транспортной роты гвардии лейтенант Дычек. Понимая исключительную важность бесперебойного обеспечения полка всеми видами боеприпасов, они умело организовали круглосуточную доставку в боевые порядки подразделений патронов, мин, снарядов.

Орденом Красной Звезды были награждены также офицеры Румянцев, Пасынков, Сазонов. Кислов, Егоров, Зарубин, Сундук, гвардии старшина Придел, гвардии старший сержант Козырев, гвардии младшие сержанты Вовненко, Олефиронко, гвардии рядовые Выжул, Кривда и другие. Орден Славы III степени заслужили стрелки из 3-го батальона гвардии рядовые Полянский и Чернышев, которые, презирая смерть, первыми ворвались в траншеи противника, сразили огнем пятерых вражеских солдат, а одного взяли в плен. Эта солдатская награда была вручена также гвардии старшим сержантам Медведеву, Нетребе, гвардии сержантам Галкину, Федорову, Ковалю, гвардии младшим сержантам Колесникову, Казанкину, гвардии рядовым Мольберту, Олейнику, Склярову, Кравцу, Ромасеву и другим.

* * *

В конце августа отмечалось трехлетие со дня формирования 97-й гвардейской дивизии. В частях и подразделениях проводились митинги, на которых выступали герои давних и недавних боев. В нашем полку состоялось собрание ветеранов. Оно проходило в большом бывшем помещичьем доме. На стенах самой просторной комнаты - акварельные портреты наших героев, среди которых и портрет А. Жежери. Тут же схема боевого пути части, старательно выполненная нашими фронтовыми художниками-оформителями. Я поздравил воинов с юбилеем дивизии и предоставил слово начальнику штаба гвардии майору Такмовцеву, который объявил приказы по дивизии и полку.

О боевом пути дивизии рассказал парторг полка гвардии майор Г. И. Борозенец. Слушал я Григория Илларионовича, и в памяти всплывали бои под Ростовом-на-Дону и под Харьковом, под Сталинградом и на Курской дуге, на Днепре и на Правобережной Украине... За наглухо занавешенными окнами стояла теплая летняя ночь. И только приглушенный гул артиллерийской канонады, доносившийся до нас, напоминал о грозной повседневности - о войне... В связи с юбилеем дивизии решено было написать приветствие трудящимся Ставропольского края. В этом письме, которое в скором времени было отправлено труженикам Ставрополья, гвардейцы рассказали о своих успехах в боевых делах и о подвигах наиболее отличившихся бойцов и командиров, выражали свою непоколебимую уверенность в полном разгроме немецко-фашистских захватчиков.

Осень 1944 года наступила для нас как-то незаметно. Может быть, потому, что листья деревьев, иссушенные летним зноем, пожелтели намного раньше обычного.

А может быть, и потому, что природа для всех нас, с головой ушедших в насыщенную нервным и физическим напряжением фронтовую жизнь, отошла на второй план. И все же мы реально почувствовали приближение осенней непогоды, когда жаждущую влаги землю стали поливать холодные дожди. В начале сентября прогремели сильные грозы, ощутимо похолодало, пыльные дороги расквасились.

Фронтовая жизнь наша в сентябре началась тем же, чем закончилась в конце августа. Полк занимал прежний рубеж обороны во втором эшелоне. Противник, как говорилось в официальных сводках, активности не проявлял. Велась ужо изрядно надоевшая всем ружейно-пулеметная и минометная перестрелка. Как всегда, в состоянии полной боевой готовности были наши разведчики. В очередной ночной поиск я приказал направиться группе захвата во главе с бывалым разведчиком гвардии сержантом Рыльцевым и двум группам прикрытия под командованием гвардии старшего сержанта Нестеренко и гвардии сержанта Антоненко. И тоже, как всегда, подготовка к поиску началась с изучения выбранного для разведки участка вражеских позиций. По вспышкам выстрелов старшие групп точно определили, что за передним краем у четырех отдельно стоящих крестьянских домов находилась вражеская пулеметная точка.

- Вот у того пулемета, пожалуй, и возьмем контрольного пленного, спокойно сказал гвардии сержант Рыльцев, передавая бинокль гвардии старшему сержанту Нестеренко.

- Да, - согласился тот, всматриваясь в даль. - Здесь можно хорошо ориентироваться.

Когда сгустились сумерки, разведчики попарно стали продвигаться за своими командирами. Каждый из них имел по 4 гранаты, автомат и армейский нож. Когда до вражеских окопов оставалось уже совсем недалеко, местность озарилась светом вспыхнувшей ракеты. Распластавшись на земле, разведчики на минуту застыли на месте. Нестеренко заметил, что место пуска ракеты значительно дальше немецких окопов. "Неужели фрицы ушли на ночь?" -: подумал он и стал прислушиваться. Ни единого звука по доносилось до него. Старший сержант бесшумно подполз вплотную к окопам. Возле них лежали котелки, ранцы, но немцев не было. По условному сигналу разведчики поползли дальше за передний край к четырем домам. Предположение Нестеренко оправдалось. Когда наши бойцы были уже в 50 метрах от крайнего дома, снова совсем рядом взвилась ракета. При ее свете разведчики ясно увидели стоящий у забора пулемет, а подальше от него один за другим четыре блиндажа.

- Вперед! - негромко, но отчетливо, как только погасла ракета, подал команду командир группы захвата сержант Рыльцев, и тотчас же в расположение немцев полетели гранаты, со всех сторон застрочили автоматы наших бойцов. Гитлеровцы ответили беспорядочной стрельбой. Рыльцев был ранен. Командир группы прикрытия гвардии старший сержант Нестеренко бросился в немецкий окоп, за ним - молодой разведчик Самсонов и другие. Завязалась рукопашная схватка. Гвардии рядовой Тарасенко заметил, как из окопа выскочил немец и побежал к селу. Граната, брошенная ему вслед, разорвалась у ног убегавшего. Другой немец выскочил из соседнего окопа. Тарасенко бросился на него и, выбив из рук винтовку, повалил на землю. Несколько минут длилась упорная борьба. Наконец Тарасенко осилил немца.

- Ко мне, я держу фрица! - крикнул он.

Моментально из темноты появились разведчики Божко и Зубенко. Они помогли Тарасенко связать фашистского вояку. В это время остальные разведчики покончили с немцами, засевшими в блиндажах. Так же внезапно, как началась, стрельба смолкла, и воины, захватив с собой "языка", скрылись в темноте. Через час пленный давал показания в штабе полка. А разведчики, за исключением Рыльцева, которого пришлось отправить в медсанбат, раскинувшись на душистом сене, спали богатырским сном.

О перипетиях этого удачного ночного поиска я узнал от командира разведроты, который подробно доложил мне о действиях разведчиков.

* * *

Война нас многому научила. И в частности, тому непреложному правилу, что в обороне при первой возможности надо совершенствовать инженерное оборудование позиций. Так было и на этот раз. Но как только бойцы начинали орудовать лопатами и над окопами поднималась пыль, тут же противник открывал артиллерийский и минометный огонь. Несколько человек было ранено. Тогда я приказал проводить инженерные работы только ночью. И чтоб ускорить дело, привлек к ним воинов подразделений, входивших в управление полка, и тыловых подразделений. Об интенсивности этих работ можно судить по таким цифрам, взятым мной из боевого донесения в штаб дивизии, отправленного 1 сентября в 10.00. Только за одну ночь было отрыто 300 погонных метров траншей полного профиля, 620 погонных метров траншей глубиной 0,5 м, 8 огневых позиций для станковых пулеметов, оборудовано 2 пулеметных дзота.

Примерно до 12.00 бойцы спали, а потом занимались боевой подготовкой. Тема занятий: "Наступление усиленной стрелковой роты и атака переднего края обороны противника днем и ночью"; "Бой в глубине обороны противника и ближний бой в окопах и траншеях"; "Блокирование небольших опорных пунктов"; "Закрепление достигнутых рубежей и отражение контратак противника"; "Наступление в лесу".

По поступавшим в то время многочисленным данным гитлеровские войска стали накапливать на прифронтовых и армейских складах боеприпасы, снаряженные боевыми отравляющими веществами. Не исключено было, что фашистские правители, предчувствуя неизбежный крах в развязанной ими войне, решатся на использование химического оружия против советских войск, стоявших на пороге гитлеровского рейха.

В связи с этим начальник химслужбы полка гвардии капитан Н. И. Канин организовал и проводил занятия с офицерским и сержантским составом полка по противохимической защите. Были приняты дополнительные меры по оснащению всего личного состава полка противогазами и имевшимися в тот период другими средствами химической защиты.

Я побывал на сборах командиров полков, которые проводил командир корпуса. Кроме командира корпуса и начальника политотдела перед нами выступили начальник оперативного отдела подполковник И. Ф. Скоробис, разведывательного майор П. С. Василенко, начальник связи подполковник К. В. Подчекаев.

При штабе дивизии состоялись сборы командиров батальонов. А я провел сборы с командирами рот, батарей и взводов.

Проводилась разъяснительная работа среди местного населения и подготовка его к эвакуации из прифронтовой полосы.

Под вечер в доме одного польского крестьянина собрались его односельчане. Выло тесно (пришло больше 30 человек), но вскоре все устроились и с напряженным вниманием слушали пришедшего к ним русского, советского офицера. Агитатор нашего полка гвардии капитан Семиглазов с помощью переводчика рассказал собравшимся о целях вступления Красной Армии в Польшу, об образовании Польского Комитета национального освобождения и об отношении Советского Союза к Польше. Крестьянин Мартин Стройный прочел вслух на родном языке Манифест ПКНО и соглашение между Советским правительством и этим Комитетом. После чтения таких важных документов присутствующие одобрительно закивали, стали оживленно переговариваться.

- Русские протянули нам руку помощи, - сказал Мартин Стройный, - и мы благодарны Красной Армии за освобождение нас от фашистов и заботу о будущем нашего народа. Мы все хотим видеть Польшу свободной, независимой, демократической республикой.

На вопросы польских граждан обстоятельно отвечал капитан Семиглазов. Беседа затянулась до позднего вечера. Крестьяне расходились удовлетворенные.

...В районе расположения полка было организовано 3 комендатуры, в обязанности которых входило отправление людей из зоны боевых действий и охрана их имущества. За короткое время было освобождено свыше 200 домовладений, а число эвакуированных составило около полутора тысяч человек.

8 сентября в полку был получен приказ Верховного Главнокомандующего No 295 от 1 сентября 1944 года, которым 289-му гвардейскому стрелковому полку, в числе других частей, отличившихся в боях за овладение Сандомирским плацдармом, было присвоено почетное наименование Висленского. Во всех подразделениях состоялись митинги. Гвардейцы давали слово еще крепче бить врага в предстоящих боях.

В тот же день на очередном партийном собрании коммунисты полка обсуждали состояние партийно-политической работы в подразделениях и дальнейшие задачи партийной организации. Доклад заместителя командира полка по политической части гвардии майора Полторака, выступления гвардии капитана Шильдяова из политотдела 97-й дивизии, гвардии старших лейтенантов Арцаба, Павлова, гвардии рядовых Капустина, Чирвы и других пронизывала одна общая мысль: вся партийно-политическая работа должна быть направлена на обеспечение полного разгрома ненавистного врага. Каждый коммунист должен быть еще и идеологическим бойцом. Воины-коммунисты, в первую очередь командиры и политработники, разъясняли сослуживцам сводки Совинформбюро, проводили беседы, отвечали на вопросы бойцов. Они же, как правило, выпускали написанные от руки листовки-молнии, в которых по горячим следам сообщалось о подвигах однополчан, воинов других частей дивизии.

На собрании отмечалось, что в полку заметно увеличился приток заявлений от воинов, отличившихся в боях, с просьбой принять их в партию и комсомол. В августе было принято кандидатами в члены ВКП(б) 43 человека, а в ряды ВЛКСМ 51 человек. Членами партии стали командир батальона майор Чайка, командир роты автоматчиков гвардии старший лейтенант Корячко, командир взвода гвардии лейтенант Власов.

Я знал, что погибший 13 августа пулеметчик Александр Жежеря был посмертно представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. И вот в "Правде" 15 сентября был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении гвардии сержанту А. Е. Жежере звания Героя Советского Союза. Он первым в нашем полку был удостоен этого высокого звания. Посоветовавшись с Иваном Ефимовичем Полтораком, я вместе с ним направился в подразделения. Всюду эта новость была на устах у воинов, мы все - и бойцы, и командиры - вместо разделяли одну на всех большую радость и большую печаль одновременно. Подвиги таких героев, как Жежеря, воодушевляли однополчан, вызывали у них желание не щадя жизни еще упорнее бить ненавистного врага.

* * *

Большую роль в поддержании высокого морального духа наших воинов играла очень нужная в условиях фронтовой жизни деятельность агитаторов. Одним из таких, беззаветно преданных своему делу, инициативных, пользующихся большим доверием и уважением у однополчан, был гвардии старший лейтенант Арсентий Николаевич Коробко. Он сначала командовал пулеметным взводом. Потом исполнял обязанности парторга 3-го батальона. К его голосу прислушивались не только коммунисты, но и все бойцы, потому что Коробко отважно сражался в боях, был всегда впереди. После перевода капитана Белоглазова в политотдел дивизии оказалась вакантной должность агитатора полка. Я посоветовался с замполитом, и мы решили, что лучшей кандидатуры на эту должность, чем Коробко, не сыскать. Доложили свое мнение в политотдел дивизии, и этот молодой офицер стал полковым агитатором.

Свою работу он начал с оборудования агитповозки. Крытая брезентом, она, по сути дела, стала передвижным красным уголком. Внутри повозки были деревянные скамейки, небольшой стол, шкафчик, в котором имелись газеты "Правда", "Красная звезда", а также свежие номера фронтовой газеты "За честь Родины", армейской газеты "Патриот Родины" и нашей дивизионки "Героический поход". Тут же находились выпуски рукописного журнала "Гвардия", о котором я уже говорил раньше. К тому времени их было сделано 8 номеров. Повозку снабдили и радиоприемником, обеспечивавшим устойчивый прием сводок Совинформбюро. На стенках между окошками висела политическая карта мира и схема боевого пути полка, где отмечались все его новые передвижения по фронтовым маршрутам. Прикреплены были там и выполненные карандашом портреты героев боев. Для очередного номера рукописного журнала "Гвардия" тут же делались портретные зарисовки отличившихся однополчан нашим художником Белоусовым. 22 сентября эта агитповозка впервые выехала в расположение подразделений полка.

Были у нас, если можно так выразиться, и стационарные агитпункты, размещенные в специально приспособленных для этой цели блиндажах. Например, на позиции, которую занимала 120-мм минометная батарея гвардии капитана Личмана, такой блиндаж был сооружен по инициативе парторга гвардии старшего сержанта Капустина, и бойцы назвали его очень уважительно фронтовой ленинской комнатой. Внутри это укрытие действительно напоминало ленинскую комнату. Здесь были и различные виды наглядной агитации, карта с обозначением линии фронта, газеты, журналы, брошюры. Там проводились политбеседы, громкие читки газет, а по вечерам, когда наступало редкое во фронтовой жизни затишье, бывало и коллективное разучивание песен под баян. Об опыте работы этого агитпункта писала дивизионная газета, призывая подхватить инициативу минометчиков.

В сентябре Совинформбюро почти каждый день сообщало о новых победах Красной Армии. Радостно встречали советских солдат-освободителей румыны и болгары, чехи и словаки, венгры и югославы. Освобождалась Прибалтика. Все это вызывало прилив энтузиазма у воинов полка, а ваши штатные и внештатные агитаторы едва успевали комментировать эти знаменательные события.

* * *

В конце сентября начались проливные дожди, и все инженерные работы в полку замедлились. К этому времени была полностью выполнена намеченная планом и расписанием программа боевой подготовки, после чего в течение нескольких дней проводились батальонные тактические учения с использованием полковой артиллерии. 27 сентября было получено боевое распоряжение штаба дивизии о перемещении полка на новый участок обороны. В 20.00 полк выступил по маршруту Глендув, Сташув, Подмаленец, Пшиймы и к 24.00 сосредоточился на опушке леса северо-восточнее Пшиймы. На другой день была проведена рекогносцировка местности, и подразделения полка с наступлением темноты продвинулись к переднему краю.

Близость передовой ощущалась вполне реально: со стороны противника то и дело хлопали одиночные выстрелы из винтовок, изредка дробно рокотали короткие пулеметные очереди. Всю ночь до утра немцы периодически высвечивали ракетами передний край. В этой непростой, но уже достаточно привычной фронтовой обстановке и произошла смена частей: 34-й гвардейский стрелковый полк 13-й гвардейской дивизии передал нам свой оборонительный участок в районе Кашетелян, Выгода, Ясень.

Мы почти месяц провели в окопах, долго стояли в обороне, и, естественно, нам не терпелось поскорее принять участие в настоящем деле, имея в виду наступательные боевые действия.

В один из таких дней и обходил окопы переднего края. Часто останавливался, беседовал с бойцами. Один из них представился: рядовой Капущак, спросил:

- Скоро ли наступать будем, товарищ подполковник?

- Скоро, - ответил я и, увидев, что солдат совсем молодой и, вероятно, необстрелянный, добавил: - А пока надо учиться воевать, Капущак. Ведь побеждает только умелый боец.

Командир роты подтвердил, что Василий Капущак прибыл в полк недавно, после освобождения Станиславской области, где он жил в деревне.

- Его сестру Катрю фашисты замучили, - сообщил ротный, - и солдат прямо-таки рвется в бой, чтобы отомстить им.

Прошла неделя, а может, и больше, и вот в боевом донесении комбата в штаб полка я встречаю фамилию Капущака.

На попытку немцев атаковать наши позиции воины батальона ответили таким стремительным ударом, что гитлеровцы, отступая, вынуждены были вброд переправляться через небольшую речку. Василий Капущак проявил сноровку и тактическую хитрость. Опередив отступающих, он вместе с воинами пулеметного расчета гвардии рядовыми Поштанюком и Гринько быстро переправился на другой берег. И как только гитлеровцы вышли из воды и поднялись на пригорок, Капущак из засады ударил по ним пулеметной очередью. Солдат видел, как падают первые убитые им немцы, и в душе радовался: свершается его священная месть врагу!

Тут показалась вторая группа гитлеровцев. Быстро сменин позицию, пулеметчик снова открыл прицельный огонь. Фашисты опомнились и стали из минометов обстреливать позицию пулеметчиков. Осколком мины был ранен земляк и друг Капущака Костя Поштанюк. Вскоре был убит Тарас Гринько. Это была первая смерть, первая потеря боевого друга, происшедшая на глазах Василия. Сначала он даже растерялся и беспомощно твердил:

- Как же это так, хлопцы, как же это...

Но минутную растерянность сменил прилив неукротимого гнева. Капущак стиснул рукоятки пулемета и не прекращал огня до тех пор, пока уцелевшие фашисты не стали беспорядочно отходить. Комбат представил Капущака за первый боевой подвиг к ордену Славы III степени. Я поддержал это представление, и вскоре на гимнастерке молодого пулеметчика появилась первая награда.

* * *

29 сентября был вызвал в штаб дивизии командир взвода полковой разведки гвардии старшина Л. Виноградов. Мне лично была известна причина этого вызова, а вот догадывался или нет Александр, зачем его вызывают, я не знал. Во всяком случае, держался он спокойно, был, как всегда, подтянут, разве что в его карих глазах светились веселые искорки. Догадывался, наверно...

В этот день командир дивизии гвардии генерал-майор И. И. Анциферов вручил ему сначала погоны младшего лейтенанта, а затем орден Славы I степени и поздравил первого в дивизии полного кавалера этого почетного солдатского ордена. Ему вручили также приветственное письмо командования дивизии, в котором были и такие слова: "Вам, первому полному кавалеру ордена Славы нашей дивизии, мужественному и бесстрашному богатырю нашей любимой Родины, командование дивизии шлет горячий, сердечный, боевой привет и крепко жмет Вашу богатырскую руку! Мы уверены в том, что Вы воспитаете десятки мужественных и опытных разведчиков, передадите им свой богатейший опыт и своим героизмом, мужеством и отвагой прославите в боях наши боевые гвардейские Знамена..."

Виноградов несколько дней оставался гостем командира дивизии.

Накопленный нашими бойцами опыт инженерных работ очень пригодился на новом рубеже. Состояние оборонительных сооружений не могло нас удовлетворить. Траншеи первой линии имели недостаточную глубину, отсутствовали землянки для размещения личного состава. Но когда пришлось самим взяться за наведение должного порядка в этом деле, мы тогда поняли, что к чему. Под тонким слоем грунта на участке обороны были сплошные камни и щебень. И снова в ночное время наши бойцы буквально вгрызались в землю.

Так для нас начался октябрь 1944 года.

Есть свои строгие законы войны для тех, кто находится на передовой. Один из них: знать как можно больше о противнике, быть всегда начеку, не дать врагу застигнуть тебя врасплох. Вопросами разведки мне приходилось заниматься постоянно. И на этот раз очень тщательно комплектовалась разведгруппа, возглавить которую было приказано гвардии старшему сержанту Попенко. Группами прикрытия руководили гвардии старший сержант Безменов и гвардии рядовой Починко. Участники ночного поиска и захвата контрольного пленного в течение трех суток вели усиленное визуальное изучение переднего края противника. К концу третьего дня журнал наблюдений и схемы, составленные ими, давали почти исчерпывающее представление об обороне немцев на намеченном для разведки участке.

Объектом нападения был намечен вражеский дзот с пулеметом, находившийся вблизи оврага севернее Корытнице. С нашей стороны к этому дзоту шла промоина, а возле него было нескошенное поле уже увядшего на корню клевера.

В ночь на 5 октября разведчики, выйдя из траншеи, осторожно двинулись вперед, распластываясь на земле, когда со стороны немцев с тихим треском и шипением взвились в темное небо осветительные ракеты.

И надо же было такому случиться, что буквально за полчаса до выхода разведчиков в ночной поиск вернулся из штаба дивизии Александр Виноградов. Он зашел на КП полка и доложил о прибытии. Я от души поздравил его с орденом Славы I степени и с первым офицерским званием. Он рассказал мне, что генерал Анциферов несколько раз беседовал с ним на веранде бывшего помещичьего дома, в котором размещался штаб дивизии.

Удмурт по национальности, уроженец села Гондырева, Аланшинского района Удмуртской АССР, Александр пришелся по душе не только своим разведчикам, но и всем офицерам управления полка. Да и в батальонах его хорошо знали - сколько раз ходил он с переднего края в стан противника!

Мне тоже очень нравился этот двадцатилетний парень. Белокурый, с карими глазами, с ямочками-смешинками на щеках, веселый и приветливый, сильный физически, с кипучей натурой, требующей действия.

- А твои хлопцы, - сказал я ему, - только что к фрицам в гости направились. Попенко повел их за "языком".

- Разрешите мне на передовую, товарищ гвардии подполковник, я их там подожду.

- Иди, Саша, иди, они с участка первой роты пошли.

Сказал Виноградов, как положено, "Есть!", повернулся кругом и вышел из блиндажа. Не мог я тогда предположить, что вижу его в последний раз...

Четыре часа командир взвода ждал возвращения разводчиков, а от них ни слуху ни духу. Терпение Виноградова иссякло, и он, сдавая на храпение свои документы командиру роты, как бы оправдываясь, взволнованно сказал:

- Не могу я без ребят, поймите...

Выскочил из окопа, и вскоре его фигура растаяла в темноте. Он довольно быстро разыскал своих разведчиков, которые с радостью встретили его. Все это время они, оказывается, лежали перед вражескими траншаеями, поскольку их, кажется, заметили немцы. Гвардейцы не знали, что в эту ночь у противника проходила смена пастей. Надо было подождать, пока гитлеровцы угомонятся. А время шло, приближался рассвет. Виноградов опасался, что фашисты смогут заметить сделанные нашими бойцами проходы через минное поле и проволочное заграждение. Тогда он принял отчаянно смелое решение: захватить "языка" прямо в траншее.

С ним поползли двое, остальные остались на месте для огневой поддержки в случае необходимости. Как раз в это время в небо взлетели одна за другой две осветительные ракеты. Случилось то, чего опасался опытный разведчик. Немцы заметили нарушение своих заграждений и, дав третьей ракетой сигнал о помощи, забросали наугад эти места гранатами. Завязался ожесточенный бой. Вражеские пулеметы фланкирующим огнем закрыли путь отхода группе Попенко. Виноградов приказал обоим бойцам немедленно отходить к основной группе. Те быстро поползли назад, а он сам, приготовив гранаты, ползти за ними не спешил. Вдруг раздался резкий крик. Командир взвода узнал по голосу Попенко: видимо, его ранило. Виноградов понял, что тот попал в беду: там, где были разведчики, рвались вражеские гранаты. И тогда он громко, протяжно свистнул. Разведчики поняли: командир взвода приказывает всем отходить. Сам он, отвлекая немцев на себя, открыл по ним огонь из автомата и забросал гранатами. Разведчики, непрерывно отстреливаясь, начали отходить к своим, неся с собой тяжело раненного старшего сержанта.

- Где Виноградов? - хрипло спрашивал он. - Где Саша?

Кто-то из бойцов ответил:

- Отходит, наверно... Слышали, как он дал сигнал...

Бойцы еле-еле выбрались из-под огня. И вдруг все поняли... В том месте, откуда они только что отошли, с новой силой вспыхнул бой.

- Там наш взводный!

- Это Виноградов!

И, не раздумывая, разведчики во главе с гвардии старшиной Сероштаном, кроме тех, кто нес Попенко, повернули назад. Всех пронзила одна мысль: "Выручить командира во что бы то ни стало!"

Но не проползли они и полпути, как перед ними вздыбились разрывы вражеских мин, засвистели пули. Бойцы залегли, выжидая удобный момент, чтобы снова двинуться вперед, по на вражеской стороне вдруг все стихло. Предчувствуя недоброе, болью сжалась Сердца разведчиков, но еще теплилась надежда: может быть, Виноградов пробрался к своим в другом месте?

Начинало светать, небо над головой становилось пепельно-серым. Нужно было возвращаться, и воины, хмурые и раздосадованные, молча поползли к своей передовой. Виноградов не вернулся...

Когда мне доложили обо всем этом, я приказал тщательно исследовать нейтральную полосу, но это не дало никаких результатов. Тогда я вызвал командира 1-й стрелковой роты, занимавшей позиции в районе ночного поиска, и приказал ему с наступлением темноты провести разведку боем и захватить "языка". Может быть, это поможет прояснить обстоятельства исчезновения гвардии младшего лейтенанта Виноградова.

Задачу 1-я рота выполнила в таком стремительном темпе, что это сразу обеспечило успех. Было взято несколько пленных, в том числе и тщедушный фельдфебель, которого привели на КП полка. Переводчик допросил его.

- Ваш офицер был ранен в ноги и не мог двигаться, - начал свой рассказ пленный. - Двадцать четыре наших солдата убил, но живым в руки не дался, взорвал себя последней гранатой... Документов у него не было. Его похоронили под лесом, возле большого дуба, отдельно от наших солдат, в отдельной могиле. Наш командир батальона, господин майор заявил: "Вам, солдатам великого рейха, нужно во имя фюрера учиться воевать у этого русского... Ценой своей жизни он спас своих солдат. Это наш противник, но за храбрость он заслуживает почести".

Фельдфебель сказал правду. Другие пленные подтвердили его слова. Они с каким-то тупым удивлением повторяли о том, что действительно состоялись похороны русского героя.

Да, наш Саша Виноградов заслужил, чтобы даже враги восхищались его подвигом.

Окончательно удалось все это проверить через неделю, когда наши батальоны отбросили врага на несколько километров на запад. На могиле гвардии младшего лейтенанта Виноградова (ее указал нам пленный фельдфебель) стоял простой деревянный крест, неведомо кем поставленный.

Останки героя были перенесены в ближайшее польское село. Тяжело было поверить, что больше нет среди нас знаменитого разведчика, чей портрет всего месяц назад был напечатан в газете "Правда". Бессмертныи подвиг комсомольца Александра Виноградова навсегда остался в памяти однополчан как пример бесстрашия, отваги, непоколебимой преданности Родине.

* * *

К середине октября 1944 года стало ясно, что гитлеровское командование из-за понесенных тяжелых потерь в танках и живой силе отказалось от попыток отбить у советских войск завоеванный ими плацдарм на Висле. Резко сократилось количество атак на наши позиции.

Наш 289-й гвардейский полк по-прежнему держал оборону в районе польских селений Корытнице, Пшиймы. Ежедневно проводились занятия по боевой подготовке. Особое внимание уделялось взаимодействию всех подразделений в наступательных боях, взятию штурмом сильно укрепленных позиций противника, форсированию водных-преград, действиям в танковом десанте, наступлению в ночное время.

12 октября политотделом и штабом 32-го гвардейского корпуса проводился слет воинов, отличившихся в боях. Достойно представил на этом слете наш полк гвардии старший сержант И. Бездорожный.

14 октября в полку стало известно об ответном приветственном письме воинам 97-й гвардейской дивизии наших земляков - тружеников Ставропольского края, его опубликовала дивизионная газета "Героический поход".

А через два дня мне был вручен орден Суворова III степени за бои на Сандомирском плацдарме. Должен признаться, что когда я получил приказание явиться в штаб дивизии для получения награды, то, конечно, не ожидал, что меня удостоят этой самой почетной для офицера награды. Ведь, как правило, ею награждали командиров рангом повыше, чем командир полка. Об этом я откровенно и сказал генералу Анциферову, принимая из его рук красную коробочку с орденом.

- Заслужил, значит, - улыбнулся Иван Иванович. - Рад за тебя, Юрий Андреевич.

В полк я возвратился в приподнятом настроении. Меня тепло поздравили Полторак, Такмовцев, Борозенец, Коробко, Коваленко, другие мои боевые товарищи. А комсорг полка гвардии старший лейтенант Горин напомнил:

- Не забыли, товарищ гвардии подполковник, что завтра полковое комсомольское собрание?

- Не забыл, - отвечаю. - и к докладу подготовился.

Повестка дня этого собрания была не совсем обычной: "Боевое Знамя святыня полка". Ее предложил нам комсорг на заседании комитета ВЛКСМ, и с ним согласились. Приурочено было собрание к третьей годовщине боевого крещения полка. А доклад Горин попросил сделать меня.

- Вы не просто командир полка, но и его ветеран, служите в части со дня ее основания, - убежденно говорил он.

В моем личном архиве сохранилась копия протокола этого собрания, состоявшегося 17 октября 1944 года. К этому времени в полку было 146 членов ВЛКСМ - 83 солдата, 58 сержантов и 5 офицеров. Из них 110 человек уже были награждены орденами и медалями. На собрании присутствовало 86 комсомольцев. Остальные находились на передовой - нельзя было оголять нашу оборону. Фронт есть фронт.

Начал я свой доклад с рассказа о том, как полк принял боевое крещение 17 октября 1941 года на шоссе Таганрог - Ростов, возле станции Синявка, как полку вручали 7 ноября 1942 года под Сталинградом Боевое Знамя, а гвардейское Знамя - перед Курской битвой.

Назвал фамилии героев-комсомольцев, отличившихся в боях за три года войны, призвал молодых воинов равняться на них. Предложил минутой молчания почтить память комсомольцев, павших в боях за Родину... Вот пишу эти строки и, как сейчас, вижу стоящих с непокрытыми головами молодых ребят, которым просто больше повезло к тому времени, но чьи жизни тоже не были застрахованы, хотя тогда и виден уже был конец войны: до границ Германии рукой подать...

Говорил я минут двадцать, а мне показалось, что целый час длился доклад: нелегко ворошить фронтовое прошлое...

На собрании выступило восемь человек: командир стрелкового взвода гвардии лейтенант Ф. Швойка, командир минометного расчета гвардии старший сержант В. Афанасьев, кавалер ордена Славы III и II степени, помкомвзвода гвардии старшина И. Галкин, награжденный за подвиги, совершенные на Сандомирском плацдарме, орденом Славы III степени и медалью "За отвагу", молодые комсомольцы Д. Парашенко и Т. Цуркин, еще не участвовавшие в боях. Слово было предоставлено и ветеранам полка - парторгу гвардии капитану Г. Борозенцу и помначштаба гвардии старшему лейтенанту П. Коваленко. С особым интересом слушали комсомольцы начальника артмастерской гвардии старшего техника-лейтенанта Б. Болтяновского, члена большевистской партии с 1919 года, участника гражданской войны, который по возрасту, пожалуй, в отцы годился молодым воинам.

Вот какое решение приняло собрание:

"1. Комсомольцы полка, преисполненные беспредельной любовью к матери-Родине и жгучей неукротимой ненавистью к фашистским мерзавцам, будут и впредь под славным Боевым гвардейским Знаменем героически драться с заклятым врагом, не щадя сил, крови и самой жизни для достижения полной победы.

2. Комсомольцы заверяют командование, что они в предстоящих решающих боях приложат все силы и умение для того, чтобы еще и еще прославить гвардейское Знамя, с честью пронести его сквозь все сражения. Мы будем воспитывать несоюзную молодежь полка, мобилизовывать ее на героические подвиги, на образцовое выполнение приказов командования".

Собрание продолжалось 1 час 15 минут. Потом был большой концерт полковой художественной самодеятельности.

В конце октября в полку были проведены батальонные тактические учения при участии танков, для чего был совершен 18-километровый марш из Пшиймы в Конемлоты и обратно. Этим была завершена октябрьская программа боевой подготовки.

Мы получили пополнение за счет новобранцев и возвратившихся из госпиталей солдат и сержантов. В стрелковых ротах стало по 75-80 человек. Сформировали батальоны трехротного состава. Почти полностью были укомплектованы артиллерийские, минометные, саперные подразделения, рота связи. Полковая артиллерия перешла на механизированную тягу. Лошади теперь были только в тыловых подразделениях. Увеличилось в полку количество автомашин, в том числе и трофейных. Я как командир полка получил штабную машину с радиостанцией.

В октябре у нас в разное время побывали члены Военного совета 5-й гвардейской армии гвардии генерал-майоры А. М. Кривулин и П. Е. Сухарев, начальник политотдела армии гвардии генерал-майор Ф. А. Катков. Они беседовали о офицерами, сержантами, солдатами, проверяли состояние партийно-политической работы и, надо сказать, остались довольны положением в полку, о чем и было заявлено мне, замполиту и начальнику штаба.

* * *

Ноябрь начался с того, что весь наш личный состав сменил летнее обмундирование на зимнее, которым мы были обеспечены полностью и очень кстати. Начинались холода, по ночам чувствовался легкий морозец, да и днем температура воздуха была близкой к нулю.

Двадцать седьмую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции мы отмечали в условиях относительного фронтового затишья. В канун праздника было закончено оформление альбома героев нашего полка. С большим вдохновением, любовью и старанием, по минутам выкраивая свободное время, сделал это гвардии старший сержант Г. Скиба.

Но серьезнейшим образом занимались мы и неотложными делами, которые диктовались обстановкой. Командование дивизии сразу же после праздничных дней провело в Пшийме штабные дивизионные учения, в которых принимали участие все командиры полков с их штабами.

Почти весь ноябрь стояла ненастная погода с частыми холодными дождями и мокрым снегом. Это прибавило немало хлопот в нашей и без того нелегкой фронтовой жизни. Нужно было вести борьбу с водой, накапливающейся в траншеях.

В конце ноября в полку были возобновлены ночные поиски разведчиков. 24 ноября на участке северо-западнее Яблонице темной, холодной ночью автоматчики роты гвардии лейтенанта Потелова вышли на боевое задание. В течение суток перед этим они тщательно изучили пути подхода и отхода, уточнили ночные ориентиры и потому уверенно продвигались к намеченному объекту нападения. Вернулись с "языком" - немецким пулеметчиком. Когда его доставили в штаб полка, он посетовал на злосчастную судьбу.

- Завтра мне надо было ехать в отпуск в Мюнхен, а тут...

Действительно, в кармане пленного при обыске был обнаружен отпускной билет.

Гвардии старший сержант Коваль, доставивший немца в штаб, рассмеявшись, сказал:

- Ничего не поделаешь, наша служба такая - берем в плен без проверки документов.

Не помню уже, перевели или нет эту реплику немцу, но только ему действительно было не до смеха. Он оказался обер-ефрейтором 5-й роты 2-го батальона 188-го пехотного полка 68-й пехотной дивизии. Его показания подтвердили, что находившуюся ранее перед участком обороны нашего полка 20-ю моторизованную дивизию еще 4 ноября сменила 68-я пехотная.

Участники ночного поиска гвардии сержанты Черный, Болотов, Дарьев, гвардии младший сержант Пушкарей, гвардии рядовые Чернышев, Колесников, Матрой, Турбин и другие были награждены орденом Славы III степени.

26 ноября состоялось собрание партийного актива полка. Коммунисты вели деловой и по-партийному принципиальный разговор о нашей готовности к решению новых, еще более трудных задач в связи с подготовкой к боям на территории фашистской Германии.

* * *

Начавшийся декабрь не внес каких-либо существенных изменений во фронтовой обстановке. Но наша жизнь не была однообразной, заполнялась нередко событиями, которые трудно забываются и сохраняются в памяти надолго. К ним относится, например, то, что произошло в расположении полка в начале декабря 1944 года.

Мы успели привыкнуть к тому, что за последнее время к нам довольно часто приезжала передвижная радиоустановка политотдела 97-й гвардейской дивизии, которая вела передачи и для нас, и для гитлеровских войск. Обычно они для нас начинались с русских, украинских народных и популярных советских песен. Может показаться, что никак не увязывается такое: тревожная боевая обстановка и прекрасная, берущая за душу музыка. Но такие передачи, могу судить по себе, будто отодвигали на задний план тяготы и невзгоды фронтовой жизни, вызывали у бойцов прилив добрых, светлых чувств, поднимали у них настроение. Думы летели к родному дому, к близким, любимым, бесконечно дорогим... Конечно, не всегда гитлеровцы давали нам дослушать концерт. И задушевная песня заглушалась подчас взрывами мин и снарядов, пулеметными очередями.

3 декабря, когда стемнело, началась очередная радиопередача. Крытая автомашина, как всегда, стояла в небольшом овраге, в глубине наших позиций. А провода к мощным репродукторам были выведены на нейтральную полосу метров за восемьдесят. Наши дикторы сначала прочитали гвардейцам очередные сводки Совинформбюро.

Вслед за этим началась передача для вражеской стороны. По всей передовой громко звучали на немецком языке призывы к солдатам противника, чтобы не верили они лживой пропаганде Геббельса, чтобы серьезно задумались о том, в какую пропасть толкает их Гитлер. Потом передавались записи немецких песен, танцевальной музыки, вальсов Штрауса. Лишь спустя несколько минут, будто опомнившись, гитлеровцы послали в сторону, откуда велись наши радиопередачи, несколько мин и пулеметных очередей.

Через полчаса необычный ночной концерт возобновился, только теперь передача велась из вражеских окопов. По шипению в немецких репродукторах легко можно было догадаться, что там прокручивали старые, заезженные пластинки. Хрипло звучали песни о Стеньке Разине, старинные напевы "Барыни", "На реченьке", даже "Катюшу" не забыли фашисты, чтобы осовременить свой тощий музыкальный репертуар. Потом что-то рявкнуло, надрывно кашлянуло, послышался писклявый голос какого-то, как нам объяснили на ломаном русском языке, "перебежчика". Он путано и несвязно обращался к "землякам", чтобы те переходили на сторону Германии, ибо там, мол, уже подготовлено такое всесильное оружие, перед которым не устоят большевики... Может быть, еще о чем-то хотело вещать фашистское радио, но в это время громко ударили минометы подразделений капитана Личмана и старшего лейтенанта Арцаба. Такого сигнала было достаточно, чтобы дружно захлопали винтовочные выстрелы, застрекотали пулеметы. И через считанные минуты полевое радио гитлеровцев умолкло.

- Быстро подавился Геббельс! - смеялись гвардейцы.

Но этим дело не закончилось.

Иван Ефимович Полторак попросил у меня разрешения на проведение небольшой ночной операции. Оказывается, полковой агитатор гвардии старший лейтенант Коробко решил прикрепить на стене дома, стоявшего на нейтральной полосе метрах в ста от наших окопов и примерно на том же расстоянии от немецкого переднего края, карикатурный портрет Гитлера, сделанный полковыми самодеятельными художниками на большом квадратном куске парашютного шелка.

- Разведчики быстренько повесят его, Юрий Андреевич, - убеждал меня замполит. - Я уже разговаривал с командиром разведвзвода. А чтоб немцы его не сразу сняли, подходы к дому с их стороны заминируем. Пошлем отделение саперов.

- Затея добрая, - говорю Ивану Ефимовичу, - только как бы людей не загубить.

- Сейчас фрицы спят после концерта, проскочат наши ребята.

- Ладно, - согласился я. - Только пусть идут добровольцы.

И вот четыре разведчика и три сапера скользнули в ночную темень. И пока разведчики прикрепляли к стене дома, обращенной к немецким окопам, изображение фюрера, саперы во главе с гвардии сержантом Санфировым заминировали подступы к нему.

Гитлер был изображен с пластырями на лбу и щеке, с перевязанной ногой, на костылях, с вытянутой рукой, как бы умоляя немецких солдат воевать, не щадя своей жизни. Внизу крупно на немецком языке было написано: "Ефрейтор Гитлер ложился..."

В ясный декабрьский день рисунок на стене был отчетливо виден гитлеровцам. Но что им оставалось делать? Стрелять по изображению своего фюрера? Нельзя. Сорвать полотно днем? Рискованно - под огонь попадешь. И только ночью фашисты попробовали добраться до стены. Но тщетно: некоторые из них подорвались на минах.

Этот своеобразный сатирический агитплакат почти неделю "мозолил" глаза вражеским солдатам и офицерам. Наконец гитлеровцы не выдержали и открыли артиллерийский огонь по дому, разрушив его, истратив немало снарядов не по прямому назначению, а даже с пользой для нас: наши наблюдатели точно засекли огневые позиции двух вражеских батарей.

В этом агитационно-боевом, если можно так сказать, эпизоде немаловажную роль сыграл один из лучших саперов полка командир саперного отделения гвардии сержант Петр Павлович Санфиров. Завидное хладнокровие было у этого бывалого воина, скромного, даже застенчивого человека. Родился он в 1904 году в деревне Напальная, на Рязанщине. Будучи еще совсем молоденьким пареньком, участвовал в гражданской войне, служил в музыкальной команде и санитарном отряде. Осенью 1941 года Санфиров попал на фронт, воевал сначала под Ленинградом, потом на Курской дуге, был пулеметчиком, окончил школу младших командиров и возглавил стрелковое отделение.

В апреле 1943 года после госпиталя Петр Павлович был направлен в другую часть. В это время в полк приехал генерал, командир дивизии. Выстроил всех и спрашивает:

- Кто из вас сапером хочет стать?

- Подумал я, - рассказывал мне потом Санфиров, - если сам генерал такую потребность имеет, значит, для фронта саперы нужны, и даже очень. И сделал шаг вперед. Выучился я довольно быстро и стал не просто сапером, а сапером-разведчиком. По сердцу пришлось мне это дело...

Раньше уже было сказано, что Петр Павлович за свои боевые подвиги удостоился ордена Славы II и III степеней. А полным кавалером этого ордена он стал в декабре 1944 года.

Дело было так. В следующую же ночь после установки портрета Гитлера на стене дома в ночной поиск ушла группа разведчиков. Проход для них в минном поле противника делал Санфиров. В эту ночь он обезвредил 24 немецких мины. Разведгруппа быстро достигла переднего края противника, забросав вражеский блиндаж гранатами, взяла "языка", но при отходе разведчики были обнаружены. По ним гитлеровцы открыли огонь. К сожалению, не обошлось без потерь: погибли молодые разведчики гвардии рядовые Перваков, Лупота и командир отделения гвардии сержант Кирпатенко. Был ранен и захваченный в плен немец. Наши разведчики тащили его на себе, но на нейтральной полосе он умер. Документы и оружие гитлеровца были доставлены в штаб дивизии. Вот за этот ночной поиск я и представил гвардии сержанта Санфирова к награждению орденом Славы I степени.

Орденом Красной Звезды был посмертно награжден гвардии сержант Кирпатенко. Подписывая на него наградной лист, я вспомнил, что к нему должен был приехать отец, воевавший в соседнем с нами полку и получивший там разрешение для встречи с сыном. Больно сжалось сердце при мысли о том, что эта встреча не состоится. Но она все же произошла...

Дорога к Рытвянам шла лесом. По обочинам теснились могучие дубы и высокие сосны. Когда кончился лес и вдали показалось село, усталый солдат с поседевшими усами, одетый в видавшую виды шинель, с автоматом и вещмешком за плечами остановился передохнуть. По его расчетам, это и было то самое село, где находился его сын, тоже автоматчик. В центре его, на небольшой площади, тесным кольцом стояли воины с непокрытыми головами. Бывалый боец понял: кого-то хоронят. Такое нередко можно было встретить на фронте. Ничего не поделаешь... Подошел он поближе и увидел: стоят три гроба у вырытой могилы. Снял шапку, остановился. А когда услышал в прощальном слове, которое говорил командир роты, фамилию Кирпатенко, покачнулся. Все понял старый солдат, шагнул вперед и упал ничком около гроба. Так успел проститься с горячо любимым Митенькой старый Митро. Долго стоял он молча в каком-то оцепенении. Уже и троекратный салют прозвучал, уже и холмик земли вырос над общей могилой. Кто-то поставил наскоро выстроганную из узких досок пирамидку с жестяной звездой наверху, а он все стоял, не замечая никого, и только глубоко затягивался махорочным дымом...

Вся эта тяжелая сцена проходила на моих глазах, и я с трудом сдерживал слезы. Потом подошел к старшему Кирпатенко, пожал ему руку, выразил соболезнование. Но разве можно чем-либо утешить отца! Разведчики из отделения, которым командовал его сын, молча проводили ветерана за околицу села. Стояли на дороге до тех пор, пока коренастая, ссутулившаяся фигура в видавшей виды шинели не скрылась за поворотом...

* * *

По приказу комдива полк через несколько дней отошел во второй эшелон и расположился в районе Кшиволенч, Оглендув, Земблице, Селец. Мой КП и штаб полка я приказал разместить в Селеце. В подразделениях возобновились занятия по боевой подготовке.

Но еще одно событие той поры наверняка сохранилось в памяти однополчан. Ровно через три месяца после того, как мы с почестями похоронили Героя Советского Союза А. Е. Жежерю, 13 декабря, возле его могилы в Конемлотах, на небольшой площади перед костелом, состоялся торжественно-траурный митинг. Вместе с гвардейцами полка в нем приняли участие и бойцы Войска Польского, и местные жители.

В Конемлоты съехались корреспонденты "Красной звезды", фронтовой и армейской газет. До начала митинга фотокорреспондент нашей армейской газеты Г. Омельчук сделал ставший символическим снимок: русский и польский солдаты с поднятыми автоматами клянутся над могилой Героя Советского Союза А. Е. Жежери отомстить проклятым фашистам за его смерть.

На митинге выступили гвардии майор Полторак, а также гвардии старший сержант Скиба, гвардии сержант Попов и гвардии рядовой Бугоря, воевавшие вместе с Жежерей. Все говорили о славных подвигах Александра Ефимовича, о той светлой памяти, которая живет о нем в сердцах однополчан. Гвардии майор Полторак зачитал затем приказ по полку, в котором говорилось, что расчету станкового пулемета No 0184, командиром которого был отважный пулеметчик, присвоено наименование: пулеметный расчет имени Героя Советского Союза А. Е. Жежери.

От имени местных крестьян выступил невысокий, сухощавый Станислав Масин. Он заверил гвардейцев, что поляки будут учить детей на примере подвигов своих освободителей - воинов Красной Армии, что будут ухаживать за могилой Героя, как за самой дорогой святыней.

- От имени Войска Польского, - сказал на митинге жолнеж Зигмунд Мелевский, - я отдаю честь Герою Советского Союза Александру Жежере, павшему в борьбе с немецкими захватчиками. Никогда не забудет польский народ помощи воинов Красной Армии, их беззаветного героизма. Поляки не забудут храброго сына России...

* * *

18 декабря в районе Пацунаво, в пяти километрах от Селеца, проводилось тактическое учение с боевой стрельбой на тему: "Наступление и прорыв усиленным стрелковым батальоном позиционной обороны противника". Из состава нашего полка в этом учении принимали участие 2-й стрелковый батальон, батарея 120-мм минометов, батареи 45-мм и 76-мм пушек. Присутствовал командир 32-го гвардейского корпуса генерал-лейтенант А. И. Родимцев. После выполнения подразделением задачи он высоко оценил действия воинов и объявил благодарность всему личному составу, принимавшему участие в учениях.

В конце декабря полк снова принял участок обороны в первом эшелоне. По существу, нам пришлось вернуться на прежнее место.

* * *

В канун Нового года мне удалось встретиться со старшим братом Николаем. А произошло это так. Из писем, которые он присылал мне, удалось установить, что находится брат не так далеко, в артиллерийском полку, в одной из соседних с нашей дивизий.

Я позвонил генералу Анциферову, рассказал ему об этом и попросил разрешения съездить в часть, где служил Николай.

- У меня ведь, товарищ генерал, и два других брата воюют, а вот где и живы ли - не знаю. А тут такой случай. Я за день обернусь.

- Даю сутки, - пробасил в трубку Иван Иванович. - Рад за тебя.

Разговор состоялся утром, а уже после обеда я обнимал Колю - старшего сержанта Науменко. За те почти пять лет, что мы не встречались, он сильно изменился, да и в военной форме я его никогда еще не видел. Нас в семье было четверо братьев. Николаю, старшему, когда умер в 1932 году отец, уже было 27 лот, и он, по сути дела, заменил всем нам, младшим, отца. Впрочем, и другие братья, Александр и Сергей, были чуть моложе Николая - один на год, другой на три.

Командир артиллерийского полка, такой же молодой подполковник, как и я, пошел мне навстречу и на мою просьбу отпустить Николая ко мне в гости денька на два ответил улыбаясь:

- Воюет Николай Андреевич хорошо, так что в виде поощрения даю ему отпуск на трое суток.

Погостил у меня старший брат, а потом вернулся в свою часть. Как водится, вспомнили мы родные места, маму, корили себя за то, что письма ей пишем нечасто. Мы тогда не знали, как и она, что Александр наш погиб еще в 1941 году, а от Сергея тоже весточек не было. И только после войны нам стало известно, что он не дожил всего месяц до победы - погиб в бою уже на подступах к Берлину.

Во время встречи с братом нахлынули воспоминания о своей жизни. Семья наша, когда я родился, жила в Ромнах, а в 1921 году переехала в село Локня, в 25 километрах от этого городка. Там была школа-семилетка, и я закончил ее в 1934 году. Решил поступить в Ромненский техникум механизации сельского хозяйства. Проучился два года, и что-то но приглянулось мне там. Короче говоря, "агрария" из меня не вышло, и подался я в город Ворошиловск (ныне он называется Коммунарск) к старшему брату Николаю, который жил там с семьей и работал на металлургическом заводе. Он-то и пристроил меня техником-нормировщиком.

Эта работа через год мне тоже надоела. И как ни стыдил меня Николай, взял я расчет на заводе и махнул в Керчь. А зачем - и сам не знал. Устроился грузчиком в порту, несколько месяцев дышал морем, потом уехал в совхоз Багерово - опять вроде бы на село потянуло. Работал сначала счетоводом, потом меня выбрали председателем рабочкома (так тогда назывался местный комитет профсоюза).

Вот с этой должности и был призван в начале декабря 1939 года в армию. И поехал я далеко-далеко от теплого южного моря к морю студеному - в гарнизон под Архангельском. Службу начал в лыжном батальоне 33-го запасного стрелкового полка. Готовились мы воевать с финнами. Да не пришлось. Почти всех новобранцев направили на учебу в Житомирское пехотное военное училище. И новый, 1940 год мы встретили в Киеве, а 1 января уже были в Житомире.

Через год и четыре месяца наш батальон был переведен в Ростовское пехотное училище, и там, в Персиановских лагерях, под Новочеркасском, и приколол я себе на петлицы 15 июля 1941 года по два кубаря. Но об этом я уже упоминал раньше.

Не думал не гадал тогда, в начале Великой Отечественной войны, что стану кадровым военным, что офицерская профессия - на всю жизнь. А вот так получилось: полвека находился в строю Советских Вооруженных Сил. И горжусь этим!

К исходу 1944 года 5-я гвардейская армия создала на Сандомирском плацдарме глубоко эшелонированную оборону. Общая протяженность оборонительных рубежей по. фронту составляла свыше 50 километров. Все соединения, части и подразделения армии, в том числе и наш полк, прочно и надежно закрепились на своих позициях. Нам, командирам, было ясно, что усиленная боевая подготовка войск проводилась в целях решения стратегической задачи - крупного наступления, которое предстояло осуществить уже в 1945 году.

В ночь под Новый год, ровно в 24.00 по московскому времени, загудел фронт боевыми салютами. В сторону вражеских позиций били орудия, минометы, веером летели трассирующие пули из пулеметов, винтовок и автоматов. А офицеры палили из пистолетов. Все мы, участники Великой Отечественной войны, глубоко верили в то, что час победы уже недалек. Но за нее надо было еще воевать и воевать...

Глава 8.

Возмездие

Рассвет нового, 1945 года наступал медленно. Неистово бушевала поземка, задерживая пробуждение нового дня.

Войска 5-й гвардейской армии в первые январские дни готовились к крупной наступательной операции, которая вошла в историю Великой Отечественной войны под названием Висло-Одерской и которая осуществлялась войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при содействии войск левого крыла 2-го Белорусского фронта и правого крыла 4-го Украинского фронта.

На 500-километровом фронте были сосредоточены огромные силы Красной Армии. Только в двух фронтах - 1-м Белорусском маршала Г. К. Жукова и 1-м Украинском маршала И. С. Конева - было шестнадцать общевойсковых и четыре танковые армии, две воздушные армии, не считая отдельных танковых, механизированных, кавалерийских корпусов и других специальных частей и соединений, непосредственно подчиненных фронтам и Ставке Верховного Главнокомандования. Такой крупной стратегической группировки наших войск еще не создавалось на советско-германском фронте для проведения одной наступательной операции. И это не случайно: ведь между Вислой и Одером гитлеровцы создали 7 оборонительных рубежей на глубину до 500 километров, превратив в крепости многие крупные города. Прорвать такую оборону малыми силами было просто невозможно. А наши войска сумели на втором этапе операции (с 18 января по 3 февраля) обеспечить среднесуточный теми наступления в 25 километров.

И конечно же, боевые действия нашего полка в масштабе такой грандиозной операции - это, как говорится, капля в море. Но, как из маленьких ручейков образуется полноводная рока, так и из частных, на первый взгляд, незначительных успехов рот, батальонов и полков в боях с противником складывались победные операции армий и фронтов.

Накануне наступления командующий нашей армией генерал А. С. Жадов провел совещание с командирами дивизий и полков. Нашу 97-ю гвардейскую стрелковую представлял на этом совещании новый комдив, назначенный вместо убывшего к другому месту службы генерала Анциферова, - гвардии полковник Антон Прокофьевич Гаран.

Посреди большой комнаты, куда мы вошли, стоял массивный ящик с песком, на котором в соответствующем масштабе изображалась местность района предстоящих боевых действий армии с важнейшими ориентирами - городами и поселками, железными и шоссейными дорогами, лесами и перелесками. Из угла в угол через весь ящик, петляя, пролегла голубая лента Одера, который нам предстояло форсировать.

Когда командиры докладывали о готовности соединений и частей к предстоящему наступлению, Жадов внимательно слушал, лишь изредка уточняя отдельные детали. Сделав несколько замечаний в адрес докладчиков, он поставил каждому соединению задачу по прорыву вражеской обороны. После некоторого молчания, оглядев пристальным взглядом присутствующих, командарм заключил:

- Артиллерии придется потрудиться и за себя и за авиацию, поскольку, по предсказанию синоптиков, погода будет нелетная.

Поздно вечером 10 января мне позвонил гвардии полковник А. П. Гаран и приказал к 9.00 11 января вынести полк на рубеж Мокре, Жизня. Времени оставалось в обрез, и я отдал распоряжение майору Такмовцеву направить офицеров штаба в батальоны и немедленно приступить к подготовке марша.

Дело осложнялось тем, что у нас не хватало транспорта, чтобы поднять сразу весь боезапас. И даже наличие нескольких трофейных автомашин не решало эту проблему. Невольно вспомнились мне тяжелые времена сорок первого и сорок второго годов, когда в полку зачастую на каждого бойца приходилось всего по 30-40 патронов, 1-2 гранаты и 10-15 мин и снарядов на каждый миномет и орудийный ствол. Тогда все это можно было унести на себе. Теперь наша промышленность бесперебойно обеспечивала фронт всем необходимым, и только один полный боекомплект полка весил десятки тонн. Посоветовавшись с командованием дивизии, я разрешил своему заместителю по тылу гвардии майору И. И. Гончарову и начальнику артвооружения полка гвардии капитану Н. М. Коденко привлечь для перевозки всех боеприпасов 30-35 подвод польских крестьян из близлежащих деревень. Жители охотно согласились помочь нам. Добровольцев набралось даже больше, чем требовалось. И большой транспорт с боеприпасами в сопровождении взвода автоматчиков двигался вслед за продвигавшимся в глубь Германии нашим полкам вплоть до города Карлсруэ, откуда польские граждане возвратились домой, увозя с собой благодарственные грамоты от командования полка.

32-й гвардейский стрелковый корпус действовал на главном направлении армии. Наша дивизия шла во втором эшелоне и имела задачу развить успех наступления в направлении Пинчува. Артиллерийская подготовка началась 12 января в 8.00 и продолжалась почти два часа. Плотность артиллерии на километр фронта составляла в полосе 5-й гвардейской армии 183 ствола. И хотя низкая облачность помешала авиации поддерживать наступающих с воздуха, натиск советских воинов был мощным и неудержимым. Передовые части уже к 10.00 прорвали первую линию вражеских траншей.

Батальоны полка двинулись в направлении Стшельце, Кухари. В Дзеславице к нашей колонне присоединились подразделения 232-го гвардейского артиллерийского полка.

Наступление развивалось так стремительно, что полк едва поспевал за частями первого эшелона дивизии. И в первые сутки нам вступить в бой не пришлось. В 20.30 мы расположились на ночевку в каком-то фольварке. Вокруг перемешанная со снегом земля. На дороге, ведущей в наш тыл, появилась первая большая группа пленных. Все грязные, перепуганные, некоторые без шинелей, в каких-то халатах, куртках. Конвойные заставляют их то и дело сторониться, чтобы дали дорогу машинам. Далеко впереди то тут то там вспыхивало зарево пожаров. Это фашисты, отступая, жгли польские селения.

Вторую ночь после общего наступления полк встретил в 10 километрах от реки Ниды.

Передовые части 5-й гвардейской армии, ломая сопротивление врага, к этому времени заняли город Пинчув, форсировали Ниду и продолжали развивать наступление на Ченстохову.

Стояла солнечная морозная погода, когда подразделения полка остановились в сосновом лесу у селения Коперня, недалеко от реки. Сизые дымки от небольших костров поднимались над полянками.

Полковой инженер гвардии капитан М. М. Хачатуров со специальной группой саперов был отправлен мною разведать переправу через Ниду. Примерно через час он вернулся и доложил, что по льду можно пропустить только людей, а автомашины, орудия - и полковые и приданного 232-го гвардейского полка - лед не выдержит.

- Что предлагаете? - спросил я.

- Надо делать бревенчатый настил для техники, товарищ подполковник.

Через несколько часов саперы устроили на льду Ниды две бревенчатые колеи, и мы без особых хлопот переправились на западный берег. За рекой оставленная врагом сильно укрепленная линия обороны. Добротно сделанные траншеи обшиты досками, блиндажи обставлены даже с некоторым комфортом. Видимо, надеялись отсидеться здесь гитлеровцы всю зиму. И вот теперь псе это брошено наспех: на дне траншей и каски, и автоматы, и винтовки, и лопаты, в блиндажах даже телефонные аппараты не вырублены из линии.

По пути начали встречаться уцелевшие польские селения. Гвардейцы присматривались к хуторам и местечкам. Вокруг гнетущая бедность, покосившиеся деревянные домики.

Из штаба дивизии поступило сообщение, что отдельные разрозненные группы разбитых дивизий противника потеряли связь со своими частями и остались в тылу советских войск, оказывая местами сопротивление.

Одна из таких групп была обнаружена в районе остановки полка в лесу, южнее селения Мельхув. Рано утром я отправил 2-й стрелковый батальон и роту автоматчиков прочесать лес. Завязалась перестрелка. Гвардейцы окружили отчаянно сопротивлявшихся фашистов. Бой был жаркий, но скоротечный. Оставшиеся в живых 27 вражеских солдат и офицеров сдались в плен.

* * *

Мы еще в 1944 году привыкли к тому, что почти каждый день передавались по радио и публиковались в газетах перед очередными сводками Совинформбюро о положении дел на фронтах приказы Верховного Главнокомандующего об освобождении советских городов. А осенью замелькали в сводках и приказах и названия румынских, болгарских, польских городов. В 1945 году, пожалуй, не проходило дня, чтобы Москва не салютовала доблестным войскам какого-нибудь фронта, освобождавшим все новые и новые населенные пункты, причем все чаще звучали названия городов и населенных пунктов с непривычными для русского окончаниями: "бург", "берг", "круэ", "лау". Это, конечно, вдохновляло нас, фронтовиков, вселяло уверенность в том, что гитлеровская Германия скоро будет поставлена на колени. Война-то уже кое-где шла на ее территории. Но еще не были полностью освобождены Польша, Чехословакия, Венгрия.

17 января наши соседи справа - войска 1-го Белорусского фронта совместно с 1-й армией Войска Польского - освободили Варшаву. Это была первая освобожденная столица иностранного государства, оккупированного гитлеровцами еще в 1939 году. И я и мои однополчане с радостью восприняли это известие: ведь наш полк одним из первых вступил на территорию Польши и вел тяжелые бои на Сандомирском плацдарме.

А 18 января вместе с другими частями дивизии мы ворвались в город Ченстохова.

20 января нам стало известно, что войска Красной Армии перешли границу Германии и большими силами вторглись в пределы Нижней Силезии. Наконец-то свершилось то, к чему мы стремились: будем бить врага на его территории.

* * *

А наш полк перешел границу Германии на следующий день. В рукописном полковом журнале это знаменательное событие командир орудия 76-мм батареи, по совместительству наш полковой "летописец", гвардии старший сержант Г. Ф. Скиба описал так: "21 января 1945 года в 10 часов 15 минут полк перешел границу. Маленький мост через узкую речку Личарта отделял Польшу от Германии. У мостика табличка. Свежей черной краской написано: "Германия". Кто-то из гвардейцев химическим карандашом дописал: "Мы пришли..." Утро было туманное. За плотной дымкой очертания села едва-едва просматривались. Тихо кругом. Только дымятся здания, подожженные еще во время боев и догоравшие на наших глазах.

На всем пути к Одеру жители почти не встречались. Их немцы насильственно эвакуировали. По всему видно, что людей выгоняли в последнюю минуту. В домах даже миски с обедом были оставлены на столах. Во дворах надрывно мычали коровы - непоеные, некормленые".

За сутки полк прошел около 40 километров. В пути нам встретилась первая группа освобожденных из фашистской неволи полек. На рукавах у них ромбовидные нашивки с буквой "Р". Одна из женщин рассказала, что все они жили в бараках, с 6 часов утра до 10 вечера работали на земляных работах - рыли окопы. Ходили в тряпье, ели черный хлеб по сто граммов, пили бурду - эрзац-кофе. Со слезами радости приветствовали они советских солдат.

Последним опорным пунктом, который еще удерживался гитлеровцами перед Одером, был город Карлсруэ. Видимо, его просто обошли части первого эшелона дивизии, чтобы не сбавлять темп наступления. По рации гвардии полковник Гаран приказал мне ускорить движение и с ходу захватить этот населенный пункт.

Но это не удалось. Бои за Карлсруэ продолжались почти сутки, и немцы были выбиты из него только к исходу 22 января. Особенно отличились там бойцы и командиры 3-го стрелкового батальона, которые в ночном бою очистили от фашистов почти треть города.

Нелегко дался нам прорыв глубоко эшелонированной обороны противника. Только на десятый день наступления передовые части корпуса вышли к Одеру на фронте Олау, Бриг. Наш полк в составе дивизии достиг этого рубежа через сутки, к исходу 22 января.

Мы начали незамедлительно готовиться к форсированию водной преграды. Понтонную переправу решено было наводить в районе Михалвиц. Туда я направил группу разведчиков и саперов под командованием помощника начальника штаба полка по разведке гвардии капитана Золотова. В состав группы вошли разведчики гвардии старшина Придел, рядовые Фомин, Басов и другие, саперы старший сержант Санфиров, рядовые Драцюк и Чумак. На рассвете они подошли к Одеру.

Вслед за группой Золотова скрытно подошел к реке 3-й стрелковый батальон.

Лед на реке был покрошен взрывами. По воде шла шуга. Поэтому переправа была сопряжена с немалыми трудностями. Тем более что ширина реки на этом участке превышала 400 метров.

Саперы и стрелки подтащили к месту переправы все, что было способно держаться на воде: бревна, доски, двери, ворота... Когда бойцы начали переправляться, уже рассвело и противник открыл минометный и пулеметный огонь. В воздух поднимались высокие столбы воды и льда.

В 7.30 26 января начали форсировать Одер подразделения 3-го стрелкового батальона. Рота под командованием А. Прилипко решительно повела бой за расширение плацдарма, вклинилась в глубь обороны противника, совершив смелый рейд по вражескому тылу. Гвардейцам удалось захватить и доставить в штаб 23 пленных гитлеровца.

В 12.00 26 января Одер форсировали стрелковые батальоны, рота автоматчиков капитана Корячко, артиллерия полка и 1-й дивизион приданного нам 232-го артиллерийского полка. Пехотинцы переправлялись через реку на лодках, лавируя между льдами под огнем противника. Артиллеристы грузили орудия на плоты.

* * *

Первой боевой задачей, которую предстояло выполнить нам на плацдарме, был захват железнодорожной станции Линден. Поскольку участок наступления полка был невелик, я решил построить его боевой порядок в два эшелона. В первом наступал 2-й стрелковый батальон гвардии майора Стеблевского, во втором - 3-й стрелковый батальон, которым в то время командовал замкомбата гвардии майор Кузьмичев. В резерве у меня оставались 7-я рота 3-го батальона и рота автоматчиков.

После короткой артподготовки 2-й батальон пошел вперед, но был остановлен перед железнодорожным полотном сильным артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем. Пришлось докладывать комдиву об этой неудаче и просить его повторить артиллерийскую подготовку. В 16.00 она возобновилась. На этот раз батарейцы поработали на славу. Уже через два часа, когда начали сгущаться сумерки, Стеблевский доложил мне, что гитлеровцы выбиты со станции Линден, а батальон пробился к насыпи железной дороги.

Первым со своим стрелковым взводом на станцию ворвался гвардии лейтенант Г. А. Васин и обеспечил продвижение всей роты и других подразделений полка.

3-й батальон закрепился за полотном левее 2-го батальона, на стыке с соседним полком. Но он отставал, и наш левый фланг оказался неприкрытым. По своему опыту, уже немалому, я знал, какими неприятностями это грозит, если противник обойдет 3-й батальон. А немцы, вфидимо, решились на это. Как доложили мне разведчики, к участку прорыва они стянули до батальона пехоты, пять танков и семь самоходных орудий, а за железной дорогой сосредоточили еще до десятка бронетранспортеров с пехотой. Как я и предполагал, им удалось обойти батальон.

Я решил силами резервной роты контратаковать противника, а роту автоматчиков направить в тыл врага. По радио командиру 7-й стрелковой роты была поставлена задача, а на КП срочно вызвали капитана Корячко. Распаленный от быстрой ходьбы, он часто дышал и выглядел уставшим. По крупному лбу офицера скатывались капельки пота, которые он смахивал широкой ладонью.

- Карп Дмитриевич, тебе жарко, сними полушубок, - посоветовал я.

- Пожалуй, сниму, - согласился он.

- А теперь подсаживайся ближе к столу.

Гвардии майор Такмовцев подвинул к нему стул. Я показал командиру роты автоматчиков обстановку на карте и сказал:

- Мы тут посоветовались с начальником штаба и решили поручить тебе очень важное и ответственное задание: обойти вклинившегося противника слева и нанести по нему удар с тыла. А мы одновременно ударим с фронта. Сигнал к атаке - две зеленые ракеты. Что скажешь, Карп Дмитриевич?

Капитан подвинул к себе карту, взял карандаш, повел им вдоль железнодорожной линии и поставил на ней жирную точку.

- Вот в этом месте проходит овражек, который упирается в квадратную рощу. Думаю, ночью им можно будет воспользоваться.

- Ну что ж, так и действуй, - согласился я. - Времени у нас в обрез. Если к нам больше вопросов нет, то в добрый час.

Мы с начальником штаба вышли вслед за Корячко. От мороза и порывистого ледяного ветра легкий озноб прошел по телу. Да, тревога за успех намеченного на ночь дела холодком заползала в душу.

Не успели мы вернуться на КП, как связист доложил мне:

- Вас требует комдив.

Я подошел к аппарату.

- Как ведет себя вклинившийся противник? - простуженным голосом спросил полковник Гаран.

- Пока тихо. Я решил на рассвете контратаковать его: с фронта резервной ротой, а с тыла автоматчиками.

- Добро. Правильное решение. О ходе боя докладывайте мне.

Я связался по рации с майором Кузьмичевым и сообщил ему о рейде капитана Корячко. Это обрадовало зам-комбата.

Приближался рассвет, а донесения от Корячко все еще не было. Я уже начал нервничать, но тут радист выпалил радостно:

- Товарищ подполковник, Кузьмичев на связи!

- Четверть часа тому назад, - возбужденным голосом докладывал тот, - в тылу у немцев началась перестрелка, слышны взрывы гранат, предполагаю, что Корячко вступил в дело.

- Думаю, что это так, теперь смотри в оба, не прозевай сигнал.

Вслед за Кузьмичевым вышел на связь и капитан Корячко. Он сообщил, что автоматчики скрытно достигли намеченного рубежа, но наткнулись на небольшую группу немцев в фольварке. Пришлось вступить с ними в бой. Вот как позже об этом рассказал мне Карп Дмитриевич:

- Когда мы спустились в овражек, надеялись, что ветер угомонится, но оказалось, что он здесь гулял как шальной. Мы шли быстро. На подходе к рубежу атаки все бойцы валились от усталости, но отдыхать было некогда - скоро рассвет. Передовой дозор, возглавляемый разведчиком Починко, подобрался к крайнему дому, но тут наших бойцов обнаружил немецкий часовой. Он успел выстрелить, прежде чем его схватили разведчики. Из домов начали выскакивать фашисты. Некоторые в одном нижнем белье. Мы открыли огонь, уничтожили всех, сколько - не считал. Я дал две зеленые ракеты и повел своих в атаку на позицию немцев, до которой оставалось каких-нибудь две сотни метров. Наш внезапный удар с тыла вызвал замешательство у фашистов. А тут и седьмая рота атаковала врага с фронта. Гитлеровцы вскоре пришли в себя, стали огрызаться огнем, по было уже поздно. Часть из них спаслась бегством.

В контратаке против вклинившегося противника принимала участие и левофланговая рота 3-го батальона. В этом бою отлично действовал командир минометного расчета гвардии старший сержант В. А. Афанасьев. Двадцатилетний комсомолец, уроженец Вологды, был среднего роста, с русой кудрявой шевелюрой, смекалистый, с веселым характером парень. Его расчет метко разил врага. Афанасьев был награжден орденом Славы I степени.

Я связался с командиром дивизии, доложил обстановку. Когда закончил доклад, Антон Прокофьевич спросил:

- Что ты намерен сейчас предпринять?

- Буду продолжать наступление...

- Хорошо, действуй. А на капитана Корячко оформляй представление к званию Героя Советского Союза.

Уже не раз мною упоминался командир роты автоматчиков гвардии капитан Карп Дмитриевич Корячко. Этому смелому офицеру выпала нелегкая судьба. До войны он закончил сельскохозяйственный техникум, работал землеустроителем в колхозе и МТС, потом был призван в армию, служил на границе с Румынией, учился в полковой школе. В 4 часа утра 22 июня курсанты были подняты по тревоге: границу перешел румынский полк. И Карп Корячко вместе со всеми иступил в первый бой. Атаку румын красноармейцы отбили. Но потом начались, тяжелые дни отступления. В Крыму Корячко был ранен, попал в окружение, но вместе с группой бойцов вырвался из него. Через Перекоп пробрались бойцы в южные степи Украины, потом на Полтавщину. Там Карп и его товарищи влились в партизанский отряд, а когда пришла1 туда Красная Армия, Корячко был определен командиром взвода в роту автоматчиков нашего полка. А через несколько месяцев он принял роту.

Карп Дмитриевич живет сейчас в Полтаве, активно участвует в военно-патриотическом воспитании молодежи.

* * *

Тем временем 2-й стрелковый батальон прочесал рощу юго-западнее станции Линден и закрепился на опушке. 3-й стрелковый батальон вышел на правый фланг и продолжал продвигаться на запад.

Противник отступал в район населенного пункта Розенхайн. Я выслал туда разведывательную группу в составе двух взводов автоматчиков и взвода пошей разведки. Там разведгруппа натолкнулась на гитлеровцев. Завязалась перестрелка, в результате которой несколько вражеских солдат было убито, а двое захвачены в плен.

Разведчики гвардии старшие сержанты П. С. Мигун, А. М. Язов, гвардии рядовые Я. Л. Стерпунь, И. А. Катань проникли дальше в тыл противника. Вскоре появились две немецкие автомашины с пехотой и тягач с пушкой на прицепе. Наши бойцы решили устроить засаду. С обеих сторон дороги по гитлеровцам был открыт огонь из автоматов. Через несколько минут все было копчено. Трофеями гвардейцев стали две автомашины и трактор-тягач. За находчивость и мужество, проявленные в этой схватке, все четверо разведчиков были награждены орденом Славы I степени. За два дня в полку прибавилось сразу пять полных кавалеров этого боевого солдатского ордена.

Очень богата событиями фронтовая биография командира отделения разведчиков гвардии старшего сержанта Петра Семеновича Мигуна, бывшего колхозника из Хабаровского края. Где он только не воевал, начиная с 41-го! Защищал Одессу и Севастополь будучи краснофлотцем на крейсере "Червона Украша", в Крыму воевал морским пехотинцем, под Кировоградом бил гитлеровцев из "максима", на Днепре из автомата, а на польской и немецкой земле стал командовать отделением разведчиков. Кроме ордена Славы всех трех степеней Петр Мигун был награжден орденом Красной Звезды.

* * *

Преодолевая сопротивление противника, полк 27 января занял Розенхайн. Немцы никак не могли смириться с потерей этого населенного пункта и вечером в тот же день двумя батальонами пехоты при поддержке 25 танков пошли в контратаку. Положение сложилось серьезное, и если бы не меткий огонь артиллеристов и минометчиков, полку пришлось бы туго. Высокое огневое мастерство проявили офицеры-артиллеристы К. С. Худов, И. К. Хорошун, И. М. Лазарев. Воины 2-й батареи 232-го артиллерийского полка, которой командовал гвардии старший лейтенант И. П. Фролов, подбили 6 танков.

В который уже раз отличились минометчики 120-мм батареи гвардии капитана М. Я. Личмана. Отважно громили фашистов из своих минометов сержанты И. П. Нетребо, А. В. Акиньшин, Н. И. Тихонов, П. Е. Капустин, В. С. Швоев, П. Ф. Редькин.

Прицельный, массированный артиллерийский и минометный огонь сыграл свою роль - контратака фашистов захлебнулась.

По рации я приказал комбату-2 Стеблевскому поднять батальон в атаку. Фашисты, теряя солдат и офицеров, стали отходить. Не давая опомниться врагу, гвардейцы ворвались в селение Етцдорф.

За образцовое выполнение боевых задач по взятию станции Линден, а затем населенных пунктов Розенхайн и Етцдорф, проявленные при этом мужество и героизм Командир 2-го стрелкового батальона гвардии майор Алексей Кузьмич Стеблевский был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза.

Расскажу о нем подробнее. Алексей пошел на войну уже тридцатилетним. Родился он в местечке Звенигородка Киевской области, в семье бедного портного, который в гражданскую умер от тифа. Переболел этой болезнью и его сын. Осиротев, два года пас у кулаков коров, дубовую кору для кожевенного завода заготавливал. Но все же сумел закончить семилетку. Потом подался в Крым, слесарил в ремонтной бригаде в Ялте.

В 1933 году призвали Стеблевского в армию. Закончил он полковую, а в 1940 году пограничную школы, стал младшим лейтенантом и служил на погранзаставе в Крыму. Тут и застала его Отечественная. Воевал под Москвой, попал в окружение под Вязьмой, вывел к своим группу в 15 человек с оружием. Назначили Алексея командиром взвода в разведроту, потом он возглавил отдельную моторазведроту. Под Ржевом Стеблевский был тяжело ранен, лечился в Свердловске, потом закончил курсы усовершенствования командного состава и попал в пашу 97-го гвардейскую дивизию, когда мы вели бои на Курской дуге. Там он и получил назначение в наш полк, в 43-м был принят в партию. И вот он уже почти два года командовал батальоном. И как воевал!

На западном берегу Одера отважно сражался и командир орудия гвардии старший сержант Иван Иванович Мариныч, награжденный к тому времени орденами Отечественной войны II степени и Славы II и III степени. За три дня боев он со своим расчетом уничтожил пять вражеских танков, одну самоходку, два станковых пулемета, лично взял в плен двух гитлеровцев. За эти подвиги он так же, как командир роты автоматчиков К. Д. Корячко и комбат-2 А. К. Стеблевский, был представлен к званию Героя Советского Союза.

Иван Иванович Мариныч был родом из Казахстана. С детства познал он тяжелый крестьянский труд, потом, когда семья переехала в Караганду, начал трудиться на заводе. В армию парень был призван в июле 1941 года, но так случилось, что только через два года попал на фронт, в наш полк. И сразу он отличился в боях на Курской дуге как наводчик орудия, потом, уже в конце войны, стал членом партии.

Этим трем гвардейцам нашего полка - Корячко, Стеблевскому и Маринычу звание Героя Советского Союза было присвоено уже после победы, в июне 1945 года. А. К. Стеблевский живет сейчас во Львове, а И. И. Марипыч - во Фрунзе.

Одновременно был удостоен звания Героя Советского Союза и я. Но представление на меня ушло позже, в апреле, после того как полк успешно форсировал реку Нейсе и прорвал глубоко эшелонированную оборону противника на ее западном берегу севернее города Мускау, первым в дивизии форсировал реку Шпре и вышел на Эльбу. По об этих боях речь впереди.

На всю дивизию прославился в те январские дни пулеметчик красноармеец С. И. Хлевнюк. Из своего "максима" он отразил шесть яростных вражеских атак, уничтожил три пулеметных расчета, истребил прислугу противотанкового орудия. Политотдел дивизии выпустил листовку о подвиге отважного пулеметчика.

В бою за Етцдорф отважно сражался парторг 4-й стрелковой роты гвардии лейтенант К. И. Моисеев. Его взвод одним из первых ворвался в это село. Коммунист шел впереди, увлекая за собой бойцов. Не раз Моисееву пришлось самому ложиться за пулемет, вступать в рукопашную. Орденом Ленина был отмечен подвиг ротного партийного вожака.

* * *

С большим воодушевлением восприняли все мы в эти дни известие о том, что войска 2-го Белорусского фронта вышли на побережье Балтийского моря и отсекли Восточную Пруссию от центральных районов Германии. И но просто отсекли, а завершили окружение в этой цитадели милитаризма крупной группировки гитлеровских войск.

С целью закрепления достигнутых успехов командир дивизии утром 28 января ввел в бой из второго эшелона 292-й гвардейский стрелковый полк. Дивизия должна была овладеть железнодорожными станциями и городами Олау, Вилс, Мансдорф.

Во время наступательных боев в Германии советские войска все чаще и чаще стали совершать обходные маневры, выходить в тыл противника, и уже рассказал о ночном рейде в тыл врага под станцией Линден роты автоматчиков гвардии капитана Корячко. А через день он снова отличился, обойдя со своей ротой группу гитлеровцев с тыла и атаковав ее. Удар автоматчиков по врагу был настолько неожиданным и ошеломляющим, что оставшиеся в живых 65 немецких вояк сложили оружие и сдались в плен. Произошло это возле концлагеря Гундздорф. И наши бойцы освободили из неволи несколько сот узников - русских, украинцев, поляков, французов.

В этот день я решил побывать во 2-м батальоне. Комбата я застал на НП. Он доложил: 4-я рота наступает в направлении Пельтшютц, 5-я и 6-я роты - на Вюстебриз. Противник оказывает упорное сопротивление, отвечая сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем.

Пришлось ввести в бой 3-й стрелковый батальон, шедший во втором эшелоне. Но и ему пришлось туго. При поддержке десятка танков немцы контратаковали подразделения во фланг. Тогда комбат гвардии майор В. И. Чайка приказал своему заместителю гвардии майору А. С. Кузьмичеву остановить прежде всего пехоту. И это удалось сделать силами минометчиков под командованием гвардии лейтенанта В. И. Кутузова - парторга роты этого батальона. Огонь минометов был настолько эффективен и губителен, что из-за больших потерь вражеские силы не смогли прорваться в наш тыл, а танки, оставшись без пехоты, отошли. Пять раз еще пытался противник контратаковать батальон, но все безуспешно.

За этот бой гвардии лейтенант Кутузов был награжден орденом Красной Звезды, а командиры минометных расчетов гвардии старшие сержанты В. А. Афанасьев и С. П. Трофимов, гвардии сержант М. Мухаметзянов - орденом Славы I степени. Гвардии майор А. С. Кузьмичев удостоился ордена Александра Невского.

К концу дня 29 января противник был выбит из Вюстебриза. Мой наблюдательный пункт переместился в Пельтшютце, а КП - в Гисдорф. В это же время другие части 97-й гвардейской и 32-го корпуса овладели Олау, Крессенхаймом, Бюльхау.

30 января была произведена перегруппировка в боевом порядке полка, и мы начали наступление в направлении Рунцена. В тот же день населенные пункты Рунцен, Куннерт были очищены от противника.

За Одером все чаще стали встречаться местные жители. Они на своих домах вывешивали белые флаги, сделанные из простыней и наволочек. Просили пощады. Присматриваюсь к лицам немцев. Все бледные какие-то, изможденные. Вызывают вроде бы жалость, а не гнев.

Знаю, что бойцы на стоянках в деревнях и городках подкармливают изголодавшихся стариков, женщин, детей. Что ж, это закономерно. Гуманизм советских воинов общеизвестен.

В очередном номере нашего полкового рукописного журнала появилась заметка, написанная гвардии старшим сержантом Г. Скибой. Думаю, что о факте, изложенном в ней, интересно будет узнать и читателям. В одной деревне, километрах в двадцати пяти от Бреслау, когда колонна полка втягивалась в главную улицу, к бойцам поспешила пожилая женщина с девочкой лет двенадцати. Немка что-то кричала, подзывая гвардейщам. Ее окружили бойцы. Женщина держала в руках два портрета в рамках под стеклом. Скиба и его товарищи сразу узнали, кто на снимках: Карл Либкнехт и Роза Люксембург. Девочка держала в руке маленькую выцветшую фотографию Эрнста Тельмана. Из сбивчивого рассказа женщины бойцы с помощью нашего переводчика поняли, что ее муж - член подпольной Германской компартии, что она, как святыню, всю войну берегла портреты. Если бы нацисты пронюхали об этом, ее и дочь давно бы уничтожили. Женщина показала белую звездочку, вырезанную из кости, на которой были изображены серп и молот, сказала, что это единственная память о муже, замученном фашистами в концлагере еще до войны.

31 января по приказу командира дивизии полк приостановил дальнейшее продвижение, закрепился на рубеже Шиммелей, Куннерт, Рунцен и перешел к обороне. Мне особенно запомнился бой при подходе к селению Куннерт. Здесь немцы отчаянно сопротивлялись. Я отдал приказ командиру 1-й стрелковой роты гвардии капитану А. Прилипко взять селение во что бы то ни стало. Жаркий бой длился несколько часов. Пришлось ввести в действие артиллерийскую батарею капитана М. Рыкунова и минометный взвод лейтенанта И. Смирнова. При их огневой поддержке пехотинцы ворвались в Куннерт и укрепились в нем. Гитлеровцы попытались отбить селение: оно было расположено на господствующей над местностью высоте, а в 300 метрах от него находилась железнодорожная станция. Вот почему фашисты предприняли двенадцать атак на позиции нашей роты. И псе были отбиты. В этих боях отличились и связисты нашего полка: командир радиовзвода лейтенант И. И. Горобец, младший сержант Н. Г. Сычев, красноармейцы Т. И. Гальченко, А. Ф. Ковтун.

Все чаще и чаще нашим гвардейцам приходилось вести упорные бои в населенных пунктах. Незаменимыми в таких случаях были легкие сорокапятки противотанковые пушки, которыми успешно подавлялись огневые точки противника, расположенные в подвалах, окнах домов, на чердаках. В боях за Хейнесдорф орудие комсорга батареи гвардии старшего сержанта Пухлякова было придано стрелковой роте, которой командовал офицер Баранов. Когда бойцы группы гвардии старшины Придела обнаружили с чердака двухэтажного дома три вражеские огневые точки, они ракетами точно обозначили их местоположение. Используя такое целеуказание, расчет Пухлякова уничтожил метким огнем все три огневые точки.

2 февраля во всех подразделениях прошли беседы о двухлетней годовщине победного завершения Сталинградской битвы, в которой участвовал наш полк. А я с горечью подумал, что все меньше и меньше остается в полку ветеранов, прошедших суровую школу великого сражения на берегах Волги.

В ходе последних боев нами было освобождено много советских девушек и юношей и даже подростков, насильно угнанных гитлеровцами в Германию. Беседуя с ними, бойцы узнавали горькую правду о фашистской неволе. Двенадцатилетний Алеша из Житомирской области рассказал:

- Отец партизаном был. Его убил германец. Маму тоже убили. Сестричку повесили. Бабуся в хате сгорела. Меня в зарешеченном вагоне сюда привезли...

- Я родом из Киевской области. - говорила окружившим со воинам, утирая слезы, Татьяна Машовец. - Над Днепром жила, где Тараса Шевченко места. Не знаю, жива ли моя мать. Сколько слез по ней выплакала...

Она доверчиво протянула потрепанный блокнот в руки гвардии старшому сержанту Г. Скибе. Он с большим трудом разобрал в нем стихи, написанные по-украински, видимо, украдкой и второпях. Они были взволнованно-искренними, идущими от самого сердца, горькие и печальные, с тоской по незабываемой "батькивщине". А в самом конце блокнота стояло: "Писано во время каторги в Германии в городе Огдяве, в лагере Месспере. Октябрь 1944 года. Т, Машовец".

* * *

3 февраля противник, сосредоточив до двух полков пехоты, придав им около 50 танков, двинулся в контратаку на позиции 97-й гвардейской стрелковой дивизии. Поредевшие боевые порядки нашего полка были атакованы батальоном пехоты при поддержке танков. Завязался ожесточенный бой, в результате которого гитлеровцам удалось потеснить 3-й стрелковый батальон и вернуть селение Шиммелей. В 19.30 я получил донесение об этом. Пришлось думать, как отбить немецкую деревню. Знал, что командир дивизии за отход батальона, хоть и вынужденный, по головке не погладит.

Гвардии майор Чайка доложил мне, что потери в батальоне сравнительно небольшие, но люди измотаны, да и с боеприпасами туго.

Посоветовался с Василием Васильевичем Такмовцевым и Иваном Ефимовичем Полтораком. Начальник штаба предложил сразу же контратаковать гитлеровцев в Шиммелей силами находящегося во втором эшелоне 2-го стрелкового батальона и полкового резерва - роты автоматчиков.

- Пока немцы не укрепились в селении, мы и ударим, Юрий Андреевич, доказывал он.

Замполит придерживался другого мнения. Он считал, что бой в темноте не принесет нам успеха, только людей потеряем, напоровшись на огонь немцев, которые наверняка уже успели создать в каменных зданиях пулеметные точки.

- По-моему, надо ночью провести разведку, - говорил Полторак, - а на рассвете атаковать противника, предварительно подавив его огневые точки.

Мне казалось, что откладывать бой до утра нет резона. Немцы действительно могут за ночь сильно укрепить оборону Шиммелей. И с ходу бросать в контратаку все наличные силы второго эшелона и резерва тоже вряд ли целесообразно. Всякое может в бою случиться. Если гитлеровцы сумели потеснить наш 3-й батальон, то где гарантия, что им это не удастся сделать и на участке батальона соседнего полка.

Эти доводы я изложил Такмовцеву и Полтораку и предложил им такой вариант. Контратаку начать в 24.00 после десятиминутного артиллерийского обстрела восточной окраины деревни, где, видимо, будут сосредоточены огневые средства противника. Пустить с фронта 5-ю стрелковую роту, которая будет обозначать атаку, но на рожон особенно не лезть. А 4-я рота должна атаковать немцев во фланг с юга. Рота же авто.матчиков, обойдя Шиммелей с севера, одновременно с 4-й ротой нападет на гитлеровцев с тыла.

- Капитан Корячко это хорошо научился делать, - добавил я.

Замполит согласился с моим планом боя, а начальник штаба отстаивал свое мнение. Конечно, я мог бы просто "прекратить прения", пользуясь властью командира-единоначальника, скомандовать Василию Васильевичу оформить мое решение боевым приказом и на том, как говорится, поставить точку. Но я понимал, что в таком случае в душе моего боевого соратника и ближайшего помощника осталась бы обида. Поэтому я еще раз обосновал свои доводы и, идя навстречу начальнику штаба, перенес начало контратаки на два часа раньше, на 22.00.

Не буду описывать эту ночную схватку. Скажу только, что к 23.00 враг был выбит из Шиммелей. На улицах селения немцы оставили немало убитых солдат и офицеров. Было захвачено двое пленных. 2-й батальон занял оборону по западной окраине.

Можно было предположить, что противник не смирится с неудачей и вновь будет пытаться атаковать наши боевые порядки. Предположения наши подтвердились. К вечеру враг двинул на позиции 2-го батальона до 300 человек пехоты, которую поддерживали огнем артиллерия, минометы и шесть самоходных орудий. Но контратака была отбита. А всего в этот вечер и в ночь на 5 февраля воины батальона и брошенной ему на помощь роты автоматчиков отразили восемь ударов врага.

В один момент боя автоматчики сошлись с гитлеровцами врукопашную. Молодой боец гвардии рядовой В. Микитин, уже не раз отличившийся в боях и награжденный орденом Славы III степени, схватился с несколькими наседавшими на него гитлеровцами. Вдруг он заметил, что командир взвода гвардии старший лейтенант А. Г. Евстратов ранен, а пятеро фашистов бегут к нему. Не раздумывая, боец бросился на выручку своему командиру. Микитин подоспел вовремя. Один немец был уже в нескольких шагах от Евстратова. Прикладом автомата наш боец свалил фашиста, но и сам упал вместе с ним.

Это его спасло в тот момент: над головой Никитина прошла автоматная очередь. Гвардеец продолжал драться с четырьмя другими гитлеровцами. Когда подоспели товарищи, они нашли Микитина мертвым рядом со спасенным им раненым офицером, а вблизи обнаружили пять вражеских трупов. О подвиге гвардии рядового В. Мики-тина рассказала выпущенная в полку листовка.

Но и днем противник не успокоился. Комбат-2 Стеблевский доложил мне но телефону, что гитлеровцы силою до батальона при поддержке 15 самоходных пушек прорвались на стыке его батальона и батальона соседнего 292-го гвардейского стрелкового полка, державшего оборону правее.

- В полукольце дерется батарея капитана Радченко, - сказал в заключение Стеблевский.

- Держись, комбат, помогу артогнем, и Чайка придет на выручку.

Не успел я это сказать, как связь прервалась: то ли линию перебило, то ли Стеблевский отошел от аппарата. Рядом со мной стоял Такмовцев и все слышал. Его широкие, густые темные брови сдвинулись к переносице.

- Не иначе как бедой пахнет, - озабоченно сказал он.

- Василий Васильевич, давайте карту.

Начальник штаба развернул карту и пометил карандашом место прорыва немцев.

- Разрешите мне, Юрий Андреевич, пробраться к Стеблевскому. Решим с ним на месте, что делать дальше.

- Хорошо. Возьмите с собой отделение автоматчиков, радиста и поторопитесь. А я поставлю задачу Чайке.

Такмовцев вышел с КП, и в это время связист доложил мне, что у аппарата комбат-3.

Я взял трубку, объяснил майору ситуацию и приказал ему атаковать прорвавшегося противника во фланг.

- Учти, - сказал я Чайке, - твой удар должен быть неожиданным для немцев. Тебя поддержат минометчики Шакина и Кутузова.

А в это время батарейцы капитана Радченко отразили две атаки гитлеровцев и не дали себя окружить.

Перегруппировавшись, фашисты в третий раз атаковали батарейцев. Позиции артиллеристов обстреливали самоходные орудия немцев. Они продолжали отбиваться, но людей становилось все меньше. На одном из орудий действовал за заряжающего командир огневого взвода гвардии лейтенант Михаил Власов. Он успел подбить самоходку, но и сам был сражен осколком снаряда. Командир батареи увидел, как три вражеские самоходки устремились к пушке, из которой вел огонь Власов. Но орудие молчало. Капитан, не раздумывая, бросился к нему. Лицо секли брызги мерзлой земли, а он бежал изо всех сил. Недалекий разрыв вражеского снаряда заставил его броситься на землю, но он тут же вскочил и сделал последний бросок. Схватив из ящика снаряд и зарядив пушку, он, еще не отдышавшись, повелительно крикнул наводчику:

- Фарафонов! Бей в переднюю гусеницу!

Гвардии рядовой Г. Н. Фарафонов выпустил подряд два снаряда и "размотал" гусеницу самоходки. Наводчик другого орудия гвардии сержант Аветисян подбил еще одну самоходную пушку. Но и два наших орудия вышли из строя. Разгоряченные жестокой схваткой, артиллеристы и не заметили, как погиб от осколка капитан Радченко.

Похоронили мы Иосифа Давыдовича Радченко со всеми воинскими почестями на юго-западной окраине Олау. На траурном митинге выступили ветераны полка Перепелкин, Щербак, Ковалев, Коденко, Митюра. Этот день мне вспоминается с особо щемящей болью: ведь с Радченко я познакомился еще в Ставрополе, при формировании полка. В каких только переделках не побывал он за три с половиной военных года. И вот на тебе: на пороге победы, уже на территории Германии, сложил свою голову.

Удалось выбить противника с наших позиций и на стыке с соседним полком. Майор Такмовцев доложил мне по рации, что 3-й батальон подоспел вовремя и вместе со 2-м решительно атаковал гитлеровцев.

В этих боях высокой похвалы заслуживали наши агитаторы-коммунисты. Командир отделения роты автоматчиков гвардии старший сержант И. К. Попов проявил образцы храбрости и отваги, большевистским пламенным словом и личным примером бесстрашно увлекал бойцов на героические подвиги. Он был представлен к ордену Красной Звезды и вскоре получил его. Такой же награды удостоился и старший сержант Г. Ф. Скиба, о котором уже не раз упоминалось.

А сколько раз гвардейцев выручали бдительность и находчивость. Вот один из примеров. Ночью на огневой позиции 76-мм батареи старшего лейтенанта М. Лазарева на посту стоял наводчик гвардии рядовой Ю. Ф. Куц. Была лунная ночь, выпал снег. Светло, почти как днем.

Где-то далеко громыхали артиллерийские залпы. А здесь тишина.

Вдруг Куц насторожился. Прямо по снегу на огневую позицию брело стадо коров. Вскоре солдат услышал и приглушенные окрики. Стало ясно, что животных кто-то подгоняет. Видимо, прикрывшись стадом, немцы хотели незаметно подобраться к нашим огневым позициям. Куц вызвал командира орудия гвардии старшего сержанта Левина, доложил ему о своей догадке. Левин и Куц дали несколько очередей из автоматов поверх коров, и они быстро разбежались. Теперь гитлеровцы, а их было немало, оказались на виду. Артиллеристы открыли по ним автоматный огонь. Тем временем расчеты заняли свои места и начали уничтожать немцев картечью.

* * *

3 февраля завершилась Висло-Одерская операция, а через пять дней 1-й Украинский фронт начал другую операцию - Нижне-Силезскую. Цель ее - разгромить нижне-силезскую группировку гитлеровцев и выйти на рубеж реки Нейсе. Наша 5-я гвардейская армия наносила удар южнее Бреслау, в направлении на Герлиц.

Чем дальше мы продвигались в глубь Германии, тем жарче и ожесточеннее становились бои за каждый населенный пункт, за каждое каменное здание. Погода в феврале часто менялась. Морозы сменялись оттепелями, иногда холодными, промозглыми дождями.

Крепко врезался мне в память бой за населенный пункт с почти русским названием Швойка. Полк в тот день преследовал отходящего противника, и мне казалось, что мы сумеем захватить селение с ходу, так сказать, на плечах отступающих гитлеровцев. 3-й стрелковый батальон, двигавшийся впереди, и был нацелен на это. За ночь он оказался на подступах к Швойке, и я рассчитывал, что на рассвете комбат доложит мне о взятии этого селения. Но не тут-то было. Все наши настойчивые попытки овладеть селом с ходу успеха не имели. Тогда я приказал выдвинуть из резерва 1-ю стрелковую роту и фланговым ударом сбить противника, но и этот маневр оказался безрезультатным. Противник встретил роту плотным огнем, как и бойцов 3-го батальона.

Мы с начальником штаба находились в это утро на НП на высотке, примерно в полукилометре от окраины Швойки, и нам была хорошо видна вся картина боя. Вместе с нами был начальник химической службы полка гвардии капитан Н. И. Канин. Рослый, статный, подтянутый, он выделялся сдержанностью, даже некоторой суховатостью, что в общем-то редко свойственно молодости. Возможно, поэтому некоторые офицеры полка в шутку называли его "академиком". Так вот этот "академик" обращается ко мне:

- Товарищ подполковник, у меня есть одна идея...

- Давай,-говорю, - выкладывай свою идею.

Канин подал мне бумагу. Я развернул лист, и мы с начальником штаба увидели несколько значков, изображающих дымовые шашки, расставленные на схеме длинной извилистой цепочкой.

- Поставим дымовую завесу, - продолжал начхим, - ослепим противника и прикроем наших стрелков во время атаки.

- А что, по-моему, неплохая задумка, - заметил Такмовцев.

- Молодец! - похвалил и я Канина. - И не будем терять время. Бери, начхим, людей и за дело!

Канин раздал каждому бойцу химвзвода увесистые пакеты с дымовыми шашками и двинулся в путь. А я связался с комбатом-3 и командиром 1-й роты, предупредил их о дымовой завесе, посоветовал, как действовать под ее прикрытием.

Прошло четверть часа. С наблюдательного пункта нам было отчетливо видно, как густой белесый дым медленно стелился в глубину вражеской обороны.

Бойцы 1-й стрелковой роты стремительным броском сблизились с противником и заняли первых три каменных дома. Штурмовые группы гвардейцев огнем из автоматов и гранатами выбивали немцев с чердаков и подвалов, смело продвигались вперед.

Но вскоре дым отнесло ветром в сторону, и рота оказалась под огнем двух вражеских пулеметов, расчеты которых залегли возле окон одного из домов. Командир роты гвардии капитан Прилипко приказал командиру отделения гвардии старшему сержанту Дарьеву подавить огневые точки противника. Тот быстро оценил обстановку, дал команду нескольким автоматчикам отвлечь внимание противника, а сам с двумя бойцами пошел в обход дома. Всем троим удалось скрытно подобраться к зданию и забросать окна гранатами. Пулеметы смолкли. Прилипко снова поднял людей в атаку. Завязался упорный уличный бой. Немцы оказывали отчаянное сопротивление, но гвардейцы оказались сильнее. Оставляя убитых и раненых, гитлеровцы поспешно стали отходить на запад.

Я связался по рации с гвардии капитаном Прилипко, приказал ему преследовать врага и с ходу занять железнодорожную станцию Гупштвиц. Прошло не более часа, как командир роты доложил, что станция взята. Нам достались большие трофеи: 15 исправных орудий, три паровоза, 15 вагонов с боеприпасами.

Все отличившиеся в этих боях гвардейцы были награждены орденами и медалями. Начхим Н. И. Канин получил орден Красной Звезды.

Уже сгущались сумерки, когда батальоны полка подошли к Тейхлиндену. Перед наступлением я еще раз уточнил все данные о противнике. Наблюдательный пункт находился на невысоком бугре среди большого поля. Было холодно, беспрерывно лил дождь. Вода просачивалась в штабную землянку.

Ночью 2-й батальон майора Стеблевского начал бой за Тейхлинден. Немцы упорно сопротивлялись, но к рассвету все было кончено: селение полностью было в наших руках. В этом ночном бою мужественно действовали автоматчики. Гвардии сержант И. К. Матрой вызвался ликвидировать огневую точку гитлеровцев, мешавшую продвижению пехоты. Незамеченным он достиг дома, ловко метнул несколько гранат в оконный проем, откуда вел огонь вражеский пулеметчик. Воспользовавшись ночной темнотой, группа автоматчиков во главе с гвардии сержантом И. Г. Горошко пробралась в тыл противника и разгромила вражескую колонну, которая направлялась для подкрепления гарнизона Тейхлиндена. Оба сержанта были награждены орденами Славы I степени. Еще двумя полными кавалерами этого ордена больше стало в полку.

* * *

В феврале мы узнали о Крымской конференции глав правительств СССР, США и Великобритании. Газеты с сообщением об этом событии принес в штаб полка наш полковой агитатор старший лейтенант Арсентий Коробко. Доложился по форме и протянул мне "Правду" и "Красную звезду". В официальном коммюнике, подписанном И. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, говорилось, что они "рассмотрели и определили военные планы трех союзных держав в целях окончательного разгрома общего врага"{12}. Было заявлено также, что "нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира"{13}.

Прочитал я эти фразы и говорю Полтораку:

- Слышал, Иван Ефимович, как союзнички заговорили... А где они были три года, когда мы одни и отступали от немцев, и били их?..

- Но они же открыли все-таки второй фронт, Юрий Андреевич, - возразил замполит. - И сейчас наступают...

- Да что это за наступление! - вмешался в разговор Василий Васильевич Такмовцев. - За девять месяцев еще до Рейна не дошли. А ведь от Ла-Манша до него по прямой километров триста, не больше.

- Они за это время и драпануть успели от фрицев в Арденнах, - вставил свое слово и Коробко.

- Поживем, увидим, как дальше будут воевать американцы и англичане, попытался я подвести итог этому разговору. - Одно знаю твердо: в Берлин мы войдем первыми. Иначе нельзя!

Мы, конечно, не могли знать тогда, что по просьбе Рузвельта и Черчилля Сталин дал на конференции в Ялте согласие на вступление Советского Союза в войну против Японии через 2-3 месяца после окончания войны в Европе.

Не так давно довелось мне отдыхать в Крыму и побывать в том самом Ливадийском дворце, где проходила встреча "большой тройки". И вспомнилось мне, как более сорока лет тому назад обсуждали мы в добротном бюргерском доме немецкого городка итоги этого знаменательного события.

* * *

Батальоны, неотступно преследуя неприятеля, занимали одно селение за другим. Со дня форсирования Одера поли уже три недели участвовал в непрерывных боях. 17 февраля 3-й стрелковый батальон занял город Книгнитц, а 2-й стрелковый батальон с боем захватил селение Линц.

Еще раньше, 14 февраля, было завершено окружение города-крепости Бреслау (Вроцлав). Известно, что там было создано два кольца окружения - внутреннее и внешнее. Наша дивизия вела бои на участке внешнего кольца. 289-й гвардейский стрелковый полк перекрыл автостраду Бреслау - Берлин. Случилось это 18 февраля. Двадцатиметровой ширины бетонка, обсаженная жиденькими деревцами, тянулась с юго-востока на северо-запад.

Немцы бросали в бой все свои резервы, в том числе тяжелые танки "Королевский тигр", чтобы прорваться к Бреслау. Но все их попытки оказались тщетными. На участке нашего полка умело расправлялись с "тиграми" воины приданного нам 104-го отдельного истребительного противотанкового артдивизиона гвардии майора И. Д. Руденко. Только за один день она уничтожила до 20 танков врага.

Четверо суток стояли мы на этом рубеже, отбивая атаки гитлеровцев. А в канун 27-й годовщины Красной Армии полк получил приказ переместиться в Козендау. Здесь мы и встретили праздник. На митинге был оглашен праздничный приказ Верховного Главнокомандующего с поздравлениями и пожеланием победы над ненавистным врагом. Выступили на митинге гвардии майор И. Е. Полторак, только что получивший очередную боевую награду - орден Красного Знамени, гвардии ефрейтор А. И. Бережной, начальник артиллерии полка гвардии капитан П. Ф. Сушко и другие. В своих выступлениях гвардейцы вспоминали пройденный полком путь, отмечали, что день рождения Красной Армии празднуют уже в самой берлоге фашистского зверя, и давали обещание драться так же, как и прежде: мужественно, решительно и умело.

А 26 февраля снова начались наступательные бои. Полк получил приказ захватить село Вильмансдорф. 3-й стрелковый батальон должен был атаковать его с севера, а 2-й стрелковый батальон - с запада. К 15.00 7-я и 8-я роты вплотную подошли к окраине населенного пункта. Через час начали атаку роты 2-го батальона. Противник упорно сопротивлялся: вел сильный ружейно-пулеметный огонь, бил прямой наводкой из самоходных пушек и танков. Только поздно вечером удалось захватить около 20 домов и очистить от врага часть кварталов до развилки дорог. Дальше мы продвинуться не смогли.

В ночь на 27 февраля немцы предприняли попытку окружить и уничтожить наши подразделения в Вильмансдорфе. Около двухсот гитлеровцев при поддержке шести танков пошли в атаку. Их удар был отражен, три танка уничтожили артиллеристы нашей полковой батареи.

Но противник не успокоился. Проиграв ночной бой, он решил возобновить атаки в светлое время.

С КП полка было хорошо видно, как с юга к Вильмансдорфу движутся четыре автомашины с пехотой и 10 танков. Что делать? Ждать, пока гитлеровцы втянутся в селение, и там остановить их или попытаться встретить их на марше, введя в действие свой резерв? После недолгих размышлений я решил отдать предпочтение первому варианту. И вот почему. Вряд ли резерв успел бы выдвинуться на рубеж, удобный для встречи врага. И сделать это днем скрытно просто невозможно. А в селе, где маневрировать танкам трудно, их легче уничтожить огнем артиллерии. Да и пехотинцы наши находились в укрытиях. Мой план поддержал и начальник штаба. О своем решении я доложил командиру дивизии. От него тоже получил "добро".

О ходе боя скажу только, что и эта вылазка закончилась для противника плачевно: он потерял несколько десятков человек убитыми и ранеными и половину танков, причем два из пяти были подбиты трофейными фаустпатронами.

И тут я вынужден сделать небольшое отступление.

Еще во время боев на Сандомирском плацдарме к нам в руки попало это трофейное оружие. Тогда начальник артвооружения Николай Михайлович Коденко и арттехник Ростислав Алексеевич Баженов пришли ко мне и предложили использовать это новое оружие - гранату реактивного действия - для борьбы с немецкими же танками и самоходными орудиями.

- Ну что ж, - сказал я этим офицерам. - Дело стоящее. Научитесь сами и учите людей обращаться с фаустами. Только чтоб никаких ЧП...

Несколько дней Коденко и Баженов вместе с оружейными и артмастерами А. М. Зезнжевичем, П. М. Кравцовым, С. И. Стребковым, М. С. Шкарупой, И. П. Тетерваком и Н. Г. Кривошеевым, укрываясь за броней подбитых "фердинандов", знакомились с устройством фаустпатронов, учились ими пользоваться.

И вот прошло некоторое время, и в каждой роте появились бойцы, хорошо освоившие трофейное оружие, прожигавшее броню. Под руководством Коденко и Баженова гвардейцы из боевых подразделений научились применять его во время учебных стрельб, используя в качестве мишени подбитые фашистские танки. Я принял решение снабжать комплектами этих гранат в первую очередь все штурмовые группы, создаваемые для ведения уличных боев. И не только для стрельбы по танкам. Фаустпатроны годились и для того, чтобы пробивать стены зданий. Это решение было одобрено командованием дивизии.

4 марта полк сосредоточился в районе Эллине. Мне было приказано занять участок обороны шириной до 10 километров. В полку к тому времени был большой некомплект людей и огневых средств, и поэтому на таком протяжении держать оборону было очень трудно. Я доложил полковнику А. П. Гарану, что полк сможет обеспечить плотность огня на один погонный метр всего около одной пули в минуту. Комдив ответил, что он учтет это и в нужный момент поможет огнем. Мне ничего не оставалось делать, как налечь на инженерное усовершенствование участка обороны. Рылись траншеи, ходы сообщения, строились блиндажи, оборудовались для отдыха землянки. К работам был привлечен и весь личный состав спецподразделений, тылов полка.

К счастью, несколько дней прошли сравнительно спокойно, если не считать, что противник вел редкий ружейно-пулеметный огонь.

Спокойно было и 8 Марта. Это дало возможность нашим бойцам-женщинам отметить свой праздник. В штаб полка пришла командир санитарного взвода Мария Кухарская, о которой я уже подробно рассказывал, и пригласила меня, замполита, начальника штаба и еще нескольких офицеров в землянку медпункта. Там собрались все девушки - и медички и связистки, - не занятые на дежурстве. Было там и несколько женщин-врачей из медсанбата дивизии.

Мы тепло поздравили своих боевых подруг с праздником, пожелали им скорейшего возвращения в отчий дом после нашей победы над ненавистным врагом.

Потом, после праздничного чая, для которого начпрод выделил изрядную толику трофейного шоколада, состоялся импровизированный концерт. Вот тут-то и подстерегла меня "опасность", которой я сторонился все годы войны...

После того как девушки хором спели "Землянку", "Катюшу", "Синий платочек", а мы им подпевали как могли, встала врач санитарной роты полка и стала читать знаменитое тогда на всех фронтах и в тылу стихотворение Константина Симонова "Жди меня". Да так это делала, с таким неподдельным чувством, что я невольно залюбовался этой красивой девушкой. А она почему-то во время чтения стиха смотрела на меня, а может, мне так показалось...

Я знал эту милую докторшу, прибывшую из Ленинграда, больше года, звали ее Клавой Захаровой, здоровался с ней при встречах, улыбался, шутил, нравилась она мне. И она, видимо, чувствовала это. А тут вот прямо обожгла мне сердце капитан медицинской службы. Понял я, что люблю ее и никакой другой женщины мне не нужно.

Закончилось это тем, что не прошло и месяца, как Клавдия Николаевна Захарова стала моей женой. Забегая вперед, скажу, что прожили мы с ней счастливо свыше 10 лет, до самой ее кончины... Оставила она мне трех дочерей. А теперь уже и внуки подросли.

И уж если я заговорил о любви на фронте, то продолжу эту тему. В нашем полку нашли друг друга несколько счастливых пар. Первыми, если помнит читатель, командир санитарного взвода гвардии старшина Мария Кухарская и замполит пулеметной роты гвардии старший лейтенант Николай Смирнов.

В апреле 1944 года, после форсирования реки Днестр в районе Ташлыка, в полк прибыла совсем молоденькая Нина Малыхина, которую зачислили старшим военфельдшером санитарной роты. Отважная девушка не раз отличалась во время самых жестоких боев, вынося раненых под огнем противника, организуя их отправку в медсанбат. За смелость и мужество она была награждена орденом Красной Звезды. Помощник начальника штаба полка гвардии капитан Николай Левунец полюбил эту храбрую, отзывчивую, очень симпатичную девушку, она ответила тем же. Незадолго до победы они поженились. Жили счастливо до самой смерти Николая Ивановича. У них двое детей, трое внуков, один из которых заканчивает военное училище и пойдет по стопам деда-фронтовика.

Можно порадоваться и за счастливую пару боевого командира стрелкового батальона гвардии майора Василия Ивановича Чайки и медсестры Кати, принявшей его фамилию.

Эти счастливые пары прошли войну и вышли в мирную жизнь испытанными огнем семьями. Их любовь крепла и закалялась в боях, когда каждый новый день мог стать их последним днем. Наверное, поэтому так крепки были их чувства, что сохранились на всю оставшуюся жизнь. Любовь и война, как ни странно, оказались вполне совместимыми.

Хотелось бы поведать читателю и еще об одной удивительно романтической истории инженера нашего полка гвардии капитана Михаила Хачатурова и очаровательной чешской девушки по имени Ярослава. Правда, встретились они уже после победы, когда полк стоял в небольшом чешском городке. Молодые люди горячо полюбили друг друга и с согласия родителей Ярославы и командования дивизии поженились. А когда Михаил увольнялся в запас, то он попросил разрешения местных властей на выезд чешской девушки в Советский Союз. И молодожены уехали в Ашхабад, где жил Михаил Хачатуров до войны. Здесь и нашла свою вторую родину Ярослава, ставшая тоже Хачатуровой. Они и сейчас живут в столице Туркмении.

* * *

Теперь, после этого лирического отступления, возвращаюсь снова к фронтовым будням. Праздничное настроение было омрачено досадным происшествием в ночь на 9 марта. Перед рассветом разбудил меня Василий Васильевич Такмовцев и доложил, что большая разведывательная группа немцев (до 25 человек) проникла в наши боевые порядки на правом фланге 8-й стрелковой роты и захватила в плен расчет станкового пулемета вместе с оружием. Это было для всех нас серьезным уроком. Вновь пришлось разъяснять бойцам необходимость наистрожайшей бдительности. Была введена ежечасная проверка офицерами штаба всех постов боевого охранения.

24 марта наша дивизия совместно с 95-й гвардейской стрелковой начала наступление на крупный узел железных и шоссейных дорог города Штрелен.

В 10.00 началась мощная артподготовка, и подразделения полка пошли в атаку. Из-за туч показалось солнце. Улучшившаяся погода позволила ввести в бой нашу авиацию, которая в течение всего дня бомбила город.

Бои были тяжелыми, мы потеряли немало боевых товарищей, но через сутки город Штрелен был взят.

Вместе с полком отлично действовали артиллеристы 232-го гвардейского артиллерийского полка гвардии майора И. Г. Розанова. Замечу кстати, что 10 апреля ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Я от души поздравил Ивана Григорьевича. А он в свою очередь поздравил меня с награждением вторым орденом Красного Знамени (первый я получил за бой под Сталинградом). Это был шестой и последний боевой орден, врученный мне на фронте.

В тот же день стало известно, что наши войска штурмом овладели городом-крепостью Кенигсберг. И на побережье Балтики вслед за войсками 2-го Белорусского вышли воины 3-го Белорусского. Положение фашистской Германии стало катастрофическим.

Еще на марше я получил приказ комдива остановиться в районе Махенау. В ночь на 13 апреля в полк прибыл полковник Гаран и приказал в его присутствии провести полковое тактическое учение на тему: "Форсирование всеми подразделениями полка водного рубежа". Учение, максимально приближенное к боевой обстановке, проводилось на реке Бобер. Действиями батальонов комдив остался доволен. А за то, что спецподразделения на переправе не уложились во времени, я получил замечание.

Мы знали, что предстоят решающие наступательные бои, и готовились к ним со всей серьезностью.

Активно проводилась партийно-политическая работа. Увеличилось число коммунистов и комсомольцев. В батальонах были созданы полнокровные партийные организации. У нас в полку они насчитывали до 40-50 человек. В каждой роте и батарее тоже были созданы парторганизации численностью 6-10 членов и кандидатов в. члены ВКП(б). Политотдел дивизии провел двухдневный семинар вожаков первичных парторганизаций, а секретарь партбюро полка майор Борозенец собрал ротных парторгов и тщательно проинструктировал их. Перед комсоргами, взводными агитаторами и другими активистами были также поставлены конкретные задачи.

* * *

16 апреля началась Берлинская наступательная операция - завершающая стратегическая операция Великой Отечественной войны. Она осуществлялась силами 1-го и 2-го Белорусских фронтов, 1-го Украинского фронта, 1-й и 2-й армий Войска Польского. Нам, рядовым участникам этого гигантского по размаху сражения, завершившегося через 23 дня безоговорочной капитуляцией Германии, тогда, в 45-м, естественно, не были известны ни замысел всей операции, ни ее грандиозный размах. Это уже после войны, когда я учился в Военной академии имени М. В. Фрунзе, узнал, какая силища была сосредоточена на берлинском направлении - 2,5 миллиона воинов, около 42 тысяч орудий и минометов, свыше 6250 танков и САУ, 7500 боевых самолетов. Так что среди этой армады наш стрелковый полк занимал какие-то, может быть, сотые доли процента. Но разве на фронте все меряется процентами? А человеческие жизни? А кровь и боль раненых и покалеченных?

5-я гвардейская армия наступала на направлении главного удара фронта в первом эшелоне с целью выйти к Эльбе в районе Торгау, отделить южную, дрезденскую, группировку противника от северной, берлинской, и создать тем самым условия для уничтожения этих группировок порознь. И корпус наш шел в первом эшелоне. Ему была определена полоса прорыва вражеской обороны шириной всего в два километра - это на две дивизии! Вот какую плотность войск могло обеспечить советское командование в ходе этой заключительной операции! Прямо скажу, такого еще на войне не бывало.

Но задача осложнилась тем, что начинать наступление надо было с форсирования реки Нейсе. И с этим нелегким делом после мощнейшей артиллерийской и авиационной подготовки дивизии первого эшелона справились.

Реку мы форсировали по наведенным переправам, по штурмовым мостикам, а кое-где по заранее разведанным бродам. Над руслом была поставлена густая дымовая завеса, прикрывшая войска от наблюдения противника.

Полк сосредоточился в лесу северо-восточнее Кебельна. Тут же я получил приказ вступить в бой и занять высоту 136,3. Нам удалось выполнить эту боевую задачу: высоту взяли с ходу. Однако за один день пришлось, отбить 16 вражеских контратак! Такого мне не приходилось видеть за все годы войны. Гитлеровцы лезли и лезли на высоту, не считаясь с потерями. Но мы выстояли. И пошли дальше. Полк прорвал глубоко эшелонированную оборону противника севернее города Мускау. Развивая успех, мы взяли свыше 30 населенных пунктов, в том числе мощные узлы обороны противника Юлтендорф, Факокенберг и Юбигу.

Во время наступления в районе восточнее Мульквитца наша колонна натолкнулась на отступающую группу немцев, которая нас обстреляла. В завязавшейся: схватке часть фашистов была уничтожена, 20 взяты в плен, остальные беспорядочно бежали. Наши трофеи: 3 пулемета, 30 винтовок и более 20 фаустпатронов.

К 13.00 17 апреля полк вышел к реке Шпре в районе севернее Шпревитца. Правда, при этом нам пришлось выбивать немцев из населенного пункта Хальбендорф.

Командир стрелкового отделения гвардии старший сержант В. Д. Волков первым ворвался в селение, забросал гранатами подвал дома, в котором укрывался пулеметный расчет, и тем самым обеспечил успешное развитие атаки своей роты. За этот подвиг он был награжден орденом Славы I степени.

Бой был жарким, боекомплект патронов и гранат бойцы израсходовали быстро. Пришлось снарядить обоз с боеприпасами. Возглавил его командир взвода снабжения 3-го батальона коммунист гвардии старшина Ибрагим Курбанов. И вот когда обоз втянулся в населенный пункт, на него неожиданно напали невесть откуда взявшиеся гитлеровцы. Старшина не растерялся. Он и пять солдат-ездовых открыли огонь из автоматов, забросали фашистов гранатами.

Под прикрытием огня артиллерии началось сооружение переправы через Шпре. Вместе с полковыми саперами трудились и бойцы саперного батальона дивизии. По району переправы противник вел артиллерийский огонь, но инженерные работы не прерывались ни на час, и переправа была сооружена в назначенный срок.

Наступила ночь на 19 апреля. Под покровом темноты нам предстояло форсировать реку. В штабе полка, расположенном в полуразрушенном фольварке, уточнялся порядок преодоления водной преграды. Когда до начала форсирования осталось около часа, ко мне в комнату зашел гвардии майор Такмовцев.

- Все готово, Юрий Андреевич, - доложил он. - Командиры подразделений проинструктированы. Понтонеры на местах. Сигналы уточнены.

- Добро, Василий Васильевич. На западном берегу тихо?

- Пока немцы ведут себя спокойно.

- На Одере и Нейсе тоже было все тихо, пока мы не начали переправу,-вступил в разговор замполит полка И. Е. Полторак.-А потом, помните, как туго пришлось нам, пока не зацепились на плацдарме?

- Не сомневаюсь, что и здесь, на Шпре, немцы будут сопротивляться отчаянно, - согласился я. - Ведь на этой реке Берлин стоит.

В 2.00, как и было предусмотрено приказом, первый батальон полка начал движение по двум понтонным мостам. Ночь была темная, облака закрывали звезды, и немцы обнаружили наших бойцов, когда передовые штурмовые группы уже подошли почти вплотную к урезу воды. Они открыли ружейно-пулеметный огонь, но было уже поздно: с криками "ура" гвардейцы рванули на прибрежную отмель и схватились с противником врукопашную.

С командно-наблюдательного пункта полка, оборудованного на восточном берегу, на холме возле переправы, были видны только росчерки трассирующих пуль да вспышки разрывов мин и снарядов. Вскоре комбат-1 Василий Иванович Чайка доложил по рации, что немцы выбиты из первой и второй траншей. А в это время на левый берег устремились другие подразделения полка, приданные нам танки и артиллерия.

Вопреки нашим опасениям противник на этот раз оказал менее упорное сопротивление, чем при форсировании Одера и Нейсе. То ли потому, что советские воины вели в эти дни бои уже в пригородах Берлина и близкий крах рейха стал совершенно очевидным для немецкого командования, то ли сил было мало у гитлеровцев на этом участке фронта... Во всяком случае, к рассвету весь полк был уже на западном берегу Шпре и продолжал расширять плацдарм.

А на другой день вместе с другими частями дивизии мы штурмом овладели городом Зенфтенберг. При взятии его нам достались богатые трофеи: много складов, в том числе три склада с вещевым имуществом, восемь железнодорожных эшелонов, шесть паровозов, множество автомашин и мотоциклов. Однако противник не успокоился: его артиллерия вела беспорядочную стрельбу по городу. Один из снарядов угодил прямо в окно дома, в котором размещался штаб полка. Осколками были ранены мой заместитель по строевой части гвардии майор Брагин, парторг полка гвардии майор Борозенец, начальник связи гвардии капитан Белобоков. Борозенец и Белобоков вскоре вернулись в строй, а Брагина спасти не удалось: рана оказалась смертельной.

* * *

Утром 22 апреля 97-я гвардейская стрелковая дивизия совместно с другими соединениями корпуса начала новое наступление в направлении Дербена, Торгау, Арцберга.

В этот день во всех подразделениях состоялись собрания, посвященные 75-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина. Мы с замполитом хотели устроить по этому случаю полковой митинг с выносом гвардейского Боевого Знамени, чтобы перед вышитым на нем портретом Ильича бойцы могли высказать свои мысли и чувства и почтить его память. Но боевая обстановка не позволила это сделать.

Полк должен был выйти на берег Эльбы в районе Торгау к исходу дня 24 апреля для встречи с американскими войсками - такую задачу поставил мне командир дивизии. И мы двинулись вперед форсированным маршем. В 16 часов начальник штаба доложил, что до Эльбы 30 километров. Ясно, что пешим порядком мы до наступления темноты туда не поспеем. Что делать?

- А что, если пустить передовой отряд на трофейных грузовиках? Их у нас пять - около сотни человек в них войдет, - предложил майор Такмовцев.

- Согласен. Вот вы и возглавите этот отряд, Василий Васильевич, - сказал я ему. - Составьте боевой расчет. И возьмите с собой на всякий случай артиллерийскую батарею на мехтяге.

Через два часа начальник штаба сообщил мне по рации, что отряд вышел на Эльбу у Торгау, но наших союзников на западном берегу реки не оказалось.

В 22.30 я доложил командиру дивизии, что полк прибыл в указанный район.

- Американцы что-то задерживаются, товарищ полковник, - добавил я, - на левом берегу Эльбы ни огонька, тихо кругом.

- Полку отдых, - приказал комдив. - Утро вечера мудренее.

Но долго отдыхать не пришлось. В начале третьего меня позвали к телефону.

- Через два часа поднимай полк, Науменко, - раздался знакомый голос полковника Гарана. - Получена новая задача. Нас здесь сменит дивизия Русакова, а мы идем к Дрездену. Маршрут полку укажет через час штаб дивизии.

Досадно было, конечно, что нам не удалось встретиться с американцами: как-никак полк наш первым в дивизии вышел к Эльбе. Но что поделаешь? Приказ есть приказ. И на рассвете мы снова были на марше.

А первыми встретились с разведгруппой 69-й пехотной дивизии армии США бойцы 173-го гвардейского стрелкового полка 58-й гвардейской стрелковой дивизии из 34-го гвардейского корпуса нашей армии. Произошло это в середине дня 25 апреля.

Через два дня был передан по радио приказ Верховного Главнокомандующего No 346, в котором говорилось: "Войска 1-го Украинского фронта и союзные нам англоамериканские войска ударами с востока и запада рассекли фронт немецких войск и 25 апреля в 13 часов 30 минут соединились в центре Германии, в районе города Торгау. Тем самым немецкие войска, находящиеся в Северной Германии, отрезаны от немецких войск в южных районах Германии". В честь этого исторического события Москва салютовала 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. Воины 289-го гвардейского стрелкового полка с полным основанием могли считать, что этот салют в столице нашей Родины имел прямое и непосредственное отношение и к ним.

Забегая несколько вперед, сообщу, что встреча с представителями американских войск состоялась у нас несколько позже в Дрездене, об этом я еще расскажу. Как и о другой встрече с ветеранами армии США, состоявшейся на берегу Эльбы через 40 лет после победы, в апреле 1985 года.

* * *

25 апреля войска 1-го Белорусского фронта, перерезав все пути, идущие из Берлина на запад, соединились северо-западнее Потсдама с войсками 1-го Украинского фронта и завершили полное окружение доживающей свои последние дни столицы рейха.

В боях на берлинском направлении воины нашего полка уничтожили 22 вражеских танка, 12 самоходных орудий, 40 автомашин с боеприпасами, 20 орудий и до 3 000 гитлеровских солдат и офицеров. В качестве трофеев было захвачено 7 орудий, 20 автомашин, 15 пулеметов, 70 винтовок, 12 складов с военным имуществом, 500 железнодорожных вагонов.

В конце апреля противник сосредоточил крупную группировку своих войск севернее Дрездена для нанесения удара по левому флангу 5-й гвардейской армии. Для отражения его и была переброшена вместе с другими дивизиями корпуса наша 97-я гвардейская.

Здесь против 32-го гвардейского стрелкового корпуса действовали две немецкие дивизии: 20-я пехотная и дивизия СС "Герман Геринг". Это были тяжелейшие бои для всех наших частей, в том числе и для 289-го гвардейского стрелкового полка. В них вновь важную роль сыграли полковые минометчики. Метко вел огонь наводчик 120-мм миномета гвардии младший сержант А. В. Акиньшин. На его счету несколько уничтоженных вражеских пулеметов, два транспортера. Во время отражения контратаки немцев в районе селений Бибербах и Кунцдорф он уничтожил до взвода вражеской пехоты и один бронетранспортер.

Вместе с Акиньшиным отважно сражались его боевые товарищи минометчики гвардии сержанты М. Мухамедзянов и С. П. Трофимов. Только в одном бою они уничтожили две огневые точки противника, четыре пулемета, две автомашины. Все трое пополнили в те дни список воинов полка, ставших полными кавалерами ордена Славы. В полку за годы войны ими стали 16 солдат и сержантов, больше чем во всех других частях дивизии, вместе взятых. (Всего их было 23.)

А наши войска уже вели бои в Берлине, и гитлеровское командование, конечно, понимало, что война, так успешно начатая ими, вот-вот закончится полным крахом для Германии. И тем не менее немцы продолжали яростно сражаться. А отступая, противник оставлял в пашем тылу специальные группы для нападения на наши части. Как правило, эти группы скрывались в лесах.

Приходилось выделять подразделения для прочесывания лесных массивов. Так, в одном из них гвардейцы обнаружили три группы немцев по 20-25 человек, которые не хотели сдаваться и отстреливались. После короткого боя было захвачено И пленных и трофеи: более двух десятков фаустпатронов, 70 ручных гранат, один пулемет, несколько автоматов и одна снайперская винтовка.

Возле селения Круппенсдорф была неожиданно обстреляна укрывшейся в лесу группой немецких пехотинцев, насчитывающей до 40 человек, 7-я стрелковая рота. Подразделение вступило в бой и почти полностью уничтожило гитлеровцев, а уцелевшие отошли в лес.

Мы все рассчитывали, что праздник 1 Мая встретим в относительно спокойной обстановке - ведь до победы рукой подать! Но нет. Именно в этот день на долю нашего полка выпало тяжелое испытание.

Накануне мы выбили гитлеровцев из селения Куннерсдорф и заняли оборону на его западной окраине. Ночь прошла спокойно, а утром противник при поддержке 16 танков и самоходных орудий начал наступление на селение. Первые лобовые атаки гитлеровцев были отбиты.

Тогда они сменили тактику: решили ударить по нашим позициям с флангов. На левый фланг они бросили до батальона пехоты и семь танков, а на правом сосредоточили еще один батальон и пять танков. Обстановка становилась крайне напряженной, и я приказал 3-му стрелковому батальону отходить к шоссейной дороге Кверза - Шенефельд. 7-я и 8-я роты отодвинулись к указанному рубежу. А вот 9-я стрелковая рота и находившаяся при ней 3-я батарея 232-го гвардейского артиллерийского полка попали в окружение. Немцам удалось отрезать им все пути отхода.

Я принял все меры, чтобы вызволить эти подразделения, но сделать это не удалось.

К ночи в расположение полка добрались два бойца из 9-й роты. Они-то и рассказали о гибели своих боевых товарищей.

...Стрелки и артиллеристы заняли круговую оборону, рассчитывая продержаться до ночи и тогда попытаться выйти из окружения. И они выстояли, отразив не одну атаку превосходящих сил противника. Но потери и в роте, и в батарее были большие. Ранен был командир роты гвардии лейтенант Ф. С. Швайка, хотя он и остался в строю.

Ночью оставшиеся в живых воины бросились на прорыв. Бойцы дрались самоотверженно, и им удалось потеснить гитлеровцев, даже вырваться на шоссе, но здесь они попали под сильный огонь вражеских танков и пехоты...

Это был один из самых трагических боевых эпизодов в нашем полку. И нам всем было особенно тяжело, что произошло это всего за несколько дней до победы. До сих пор горько вспоминать об этом.

Но этот тяжелый и трагичный для нас день завершился все же на радостной ноте: к вечеру разнеслась весть о том, что уже почти сутки развевается над рейхстагом Знамя Победы. Мы, разумеется, знали, что в окруженном Берлине жестокие бои идут уже несколько дней, но, честно говоря, не ожидали, что они завершатся так быстро. А вечером 2 мая позвонил мне полковник Гаран.

- Юрий Андреевич! - радостно закричал в трубку Антон Прокофьевич. - Мне только что сообщили: гарнизон Берлина капитулировал. Объявите бойцам об этом!

- Есть, товарищ полковник. Сейчас же отправлю офицеров управления в роты и батареи. Спасибо за добрую весть.

И уже через четверть часа во всех подразделениях полка несмотря на поздний час вспыхнули стихийные митинги. Солдаты, сержанты, офицеры кричали "ура", а некоторые, наиболее ретивые, даже пальнули красными ракетами. Пришлось вмешаться и прекратить эту иллюминацию, чтобы не демаскировать свои позиции.

Комдив сообщил также, что полковой агитатор Арсентий Николаевич Коробко награжден орденом Отечественной войны I степени и что ему присвоено звание "капитан". Я от души поздравил этого храброго, инициативного политработника с наградой и вручил ему новые полевые погоны с четырьмя звездочками.

3 мая после артиллерийской подготовки при поддержке шести танков Т-34 мы перешли в наступление в направлении Поникау. Гвардейцы двинулись в атаку с удвоенной энергией и неукротимым стремлением отомстить ненавистному врагу за гибель своих боевых товарищей из 9-й роты. Несмотря на отчаянное сопротивление фашистов, подразделения полка ворвались в селение и завязали уличные бои. Через четыре часа Поникау был полностью очищен от противника.

Это был последний бой 289-го гвардейского стрелкового полка.

* * *

Вечером мне позвонил командир дивизии Антон Прокофьевич Гаран. Он приказал передать участок обороны 41-му стрелковому полку 13-й гвардейской стрелковой дивизии и к 6.00 4 мая вывести полк в район города Ортранд. Там сосредоточивались части нашей дивизии для наступления на Дрезден.

7 мая полк вышел из Ортранда и прибыл в Бервальде. До Дрездена оставалось всего 15 километров. Этим крупным промышленным и культурным центром Германии с боем овладели 8 мая соединения 5-й гвардейской армии, действовавшие в первом эшелоне, в том числе наш 32-й гвардейский корпус генерал-лейтенанта А. И. Родимцева.

289-й стрелковый полк был предназначен для выполнения другой задачи. Я получил приказ комдива ввести полк в Дрезден и взять под охрану все здания, имеющие историческую ценность, в том числе Полуразрушенный архитектурный ансамбль Цвингер, где раньше находилась знаменитая на весь мир картинная галерея. Полотна из нее были позже обнаружены нашими войсками и после реставрации советскими специалистами возвращены немецкому народу.

В тот же день приказом по дивизии я был назначен военным комендантом города.

8 Дрездене нас застала добрая весть: Указом Президиума Верховного Совета СССР за храбрость и мужество, проявленные в боях на одерском плацдарме, 289-й гвардейский Висленский стрелковый полк был награжден орденом Кутузова III степени. По этому случаю во всех подразделениях прошли митинги, на которых воины выражали свою благодарность партии и правительству за высокую оценку их ратных дел.

9 мая в комендатуру пришел бургомистр города в сопровождении представителей местной общественности.

- Герр комендант, - сказал бургомистр, и мой переводчик начал переводить его слова. - Мы поздравляем вас и в вашем лице Красную Армию с окончанием победоносной войны. Мы понимаем, сколько бед принес нацизм человечеству и вашей стране особенно, и весьма сожалеем об этом.

- Спасибо за поздравления, - сказал я. - Мы искренне верим, что возрожденная Германия не допустит к власти нового Гитлера. Хватит вам, наверное, и одного.

Когда были переведены последние слова, немцы вежливо улыбнулись, но промолчали.

А на улицах Дрездена, вернее, на развалинах улиц царило в тот памятный День Победы что-то невообразимое. Наши бойцы палили из автоматов, пулеметов и винтовок, пускали в небо ракеты - красные, белые, зеленые, плясали под гармошку или трофейный аккордеон, а подвыпив, угощали немцев водкой, делились с ними нехитрой солдатской едой.

А на другой день утром меня предупредили по телефону из штаба корпуса, что к 16 часам в Дрезден на бронемашинах и бронетранспортерах прибудет один из передовых подвижных отрядов 1-й американской армии в составе 30-35 человек во главе с майором. Цель встречи: уточнение демаркационной линии между нашими и американскими войсками на дрезденском участке. Отряд прибыл около полудня. Быстро были решены служебные вопросы, и я пригласил американских воинов на товарищеский праздничный ужин. Он прошел, выражаясь официальным языком, в теплой, дружеской обстановке. И это я говорю без всякой натяжки. Так и было.

Да, тогда мы, советские и американские солдаты, вместе радовались победе над фашизмом, и казалось, что и дальше будет крепнуть наша боевая дружба. Однако, как хорошо известно, сразу же после завершения второй мировой войны началась "холодная война" против Советского Союза. А как выясняется теперь, она началась еще в ходе войны "горячей".

Фактов на сей счет предостаточно, и читателям они хорошо известны. Мне хотелось бы привести лишь два из них, о которых я узнал совсем недавно из книги Николая Яковлева "Маршал Жуков", опубликованной в 1986 году.

Спустя 40 с лишним лет после победы из рассекреченных в США документов стало известно, что с весны 1945 года американская военная авиация проводила аэрофотосъемку обширных территорий в Европе, в том числе и тех, где стояли советские войска. Эти разведывательные операции под кодовыми названиями "Кейси Джонс" и "Гроунд Хог" осуществлялись под руководством генерала Донована главы управления стратегических служб и генерала Сиберта - начальника разведки при главнокомандующем вооруженными силами союзников в Европе Д. Эйзенхауэре. Сиберт самодовольно докладывал о результатах: "Операции оказались успешными и обеспечивают нам ведение будущих кампаний в Европе".

По приказу Донована его агенты в мае 1945 года пересекли демаркационную линию в Германии и закопали за ней на расстоянии 20 - 30 миль друг от друга множество радиопередатчиков, которые могли быть использованы агентурой Запада в случае необходимости.

Группа американских и английских генералов побывала в Берлине после подписания акта о капитуляции Германии. Она посетила части советских войск, была принята Г. К. Жуковым. Среди гостей маршала был и генерал армии США Дж. Паттон. Он писал тогда жене: "Берлин расстроил меня. Мы уничтожили хорошую расу и собираемся заменить ее монгольскими дикарями". А в дневнике этот вояка записал: "Я не слишком заинтересован в достижении понимания с русскими, разве убедиться, сколько нужно свинца и железа, чтобы перебить их"{14}.

Да, видимо, для американских империалистов и их ястребов и тогда уже Советский Союз был "империей зла"...

* * *

Я постепенно осваивался в новой для меня должности военного коменданта, но так и не успел полностью сделать это, так как 13 мая получил приказ сдать дела новому коменданту, а охраняемые объекты - прибывшим в город спецподразделениям.

Полк же, совершив марш, прибыл в уже освобожденную Красной Армией Чехословакию, в город Кладно, что в 60 километрах северо-западнее Праги. Там он и влился в состав своей 97-й гвардейской стрелковой дивизии.

Здесь произошла у меня вторая встреча с братом Николаем, с которым мы виделись в канун нового, 1945 года. А получилось так. Как-то в полк наш приехал начальник штаба 32-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии полковник И. А. Самчук. В этот день я как раз получил письма и от матери из-под Ромен и от Николая из артполка. Поделился с Иваном Аникеевичем своей радостью, посетовав на то, что брат служит в нашей же 5-й гвардейской армии, а вот всего раз встречались.

- Так война же кончилась, попробуем перевести его в твой полк, пусть послужит под твоим началом, - оживился начальник штаба. - Давай-ка его координаты. Я официальную бумагу напишу в штаб армии.

- Так ему скоро демобилизоваться, Иван Аникеевич, - сказал я, - он с пятого года рождения.

- Ну вот и хорошо. Вместе послужите до его отправки домой.

Распрощался со мной Самчук, а через неделю заявился в полк Николай. Докладывает по всей форме:

- Товарищ гвардии подполковник, старший сержант Науменко прибыл для дальнейшего прохождения службы!

Обнялись мы, расцеловались, начали родных вспоминать, помянули погибших на фронте двух наших братьев, Александра и Сергея. Потом я написал письмо матери, а он своей жене Ольге, жившей тогда в Ворошиловске.

А примерно через месяц Николай с первой партией демобилизованных воинов уехал домой.

* * *

Почти 45 лет минуло с той поры, когда мы праздновали Победу. И почти полвека с того воскресного июньского утра, когда гитлеровские войска напали на нашу Родину. За четыре фронтовых года через наш полк прошли тысячи людей солдат, сержантов, офицеров. В этой книге названа поименно лишь малая толика моих однополчан - и оставшихся в живых, и павших на поле брани.

Но когда я уже закончил работу над рукописью, один из самых активных ветеранов полка, Виктор Иванович Дудников, живущий ныне в Ставрополе, привез мне в Москву небольшой список однополчан, с которыми ему удалось связаться в последнее время. И очень просил мой добровольный помощник хотя бы упомянуть их фамилии в книге. Я посчитал себя обязанным выполнить это пожелание. Как знак уважения к своим боевым побратимам, сражавшимся под одним гвардейским Боевым Знаменем.

Начну с тех, кто пришел в полк в дни его формирования в Ставрополе и кто вернулся с войны в родные места. Это бывшие старшина санитарной роты П. С. Вертелецкий, санитар рядовой И. И. Здоренко, командир взвода снабжения старшина Д. К. Ильченко, военфельдшер лейтенант медицинской службы Н. Г. Самойленко, командир штабного взвода связи младший лейтенант Н. Я. Штиллер, коновод рядовой И. Д. Диденко и два однофамильца - начхим полка старший лейтенант В. И. Мезенцев и минометчик рядовой В. К. Мезенцев. В Ленинграде живет бывший старшина минометной роты А. В. Белов, в Кировоградской области стрелок рядовой Ф. Я. Кирпита, в Сочи - старшина роты автоматчиков Б. Я. Пономарев, в Караганде - связист рядовой А. С. Табаков, в Ровенской области разведчик рядовой С. В. Смеркалов, в Черниговской области - заместитель командира роты лейтенант Г. Ф. Редько, в Волгоградской области - минометчик рядовой И. И. Стерликов, в Хмельницком - комсорг батальона Г. В. Марущак, в Тамбове - политработник А. Ф. Макаров.

Уверен, что кроме упомянутых здесь ветеранов живут в разных местах страны, может быть, десятки бывших бойцов и командиров 279-го гвардейского стрелкового полка. Но, к сожалению, о них мне ничего не известно.

Если попадет эта книга в руки моих фронтовых побратимов (а я был бы, естественно, рад этому), и упомянутых в ней, и не упомянутых, то, надеюсь, она не оставит их равнодушными. И я буду весьма признателен, если бывшие гвардейцы поделятся со мной своими впечатлениями, сообщат новые факты из боевой биографии нашего полка.

Хочется завершить эту последнюю главу таким вот восьмистишием:

Отгремела война.

Уже давней историей стала.

А никак не отпустит

Тревожную память бойца.

От фугасов и мин

Мы очистили наши кварталы,

Но какой же сапер

Разминирует наши сердца?

Думается, и я, и мои однополчане можем с полным основанием задать этот далеко не риторический вопрос вслед за поэтом-фронтовиком Виктором Кочетковым.

Вместо заключения

После победы многие части и соединения, завершившие войну за границей, вернулись на Родину, а наша 97-я гвардейская стрелковая дивизия вошла в состав созданной в июне 1945 года на территории Австрии и Венгрии Центральной группы войск, и мы передвинулись еще дальше на запад, в самый центр Европы. Полк наш разместился в небольшом городке Винер-Нойштадт, километрах в семидесяти южнее Вены, вблизи границы с Венгрией. Такой уютный и зеленый городок, с мягким климатом. Жили мы в добротных каменных домах военного городка бывшей академии генерального штаба австрийской армии. Фронтовой паек был хороший. И австрийцы к советским воинам относились дружелюбно. Что еще, казалось бы, надо уставшим от боев людям?..

Но не зря сочинил русский народ мудрую пословицу: "В гостях хорошо, а дома лучше". Очень тосковали мы все по родным местам. И страшно обрадовались, когда вскоре получили приказ: передислоцироваться в один из гарнизонов Прикарпатского военного округа.

Некоторые офицеры из полка, те, кто постарше был, к тому времени уволились в запас. У меня такой мысли не возникало, да и не пустили бы меня на гражданку в 27 лет. И решил я по примеру многих командиров-фронтовиков податься на учебу в военную академию. Как раз в штаб округа разнарядка пришла, и я подал рапорт с просьбой послать меня в Академию имени М. В. Фрунзе.

Знаю, среди части нынешней офицерской молодежи бытует мнение, что сразу после Великой Отечественной войны фронтовикам, дескать, легко было стать слушателями академии, не то что сейчас. Так вот я могу засвидетельствовать, что это далеко не так. Чтобы попасть в число абитуриентов, мы сдавали в округе два экзамена - по математике и физике. Потом три месяца занимались на подготовительных курсах в Загорске. А в академии пришлось держать еще семь (!) конкурсных экзаменов: по общей тактике (письменный и устный), боевой технике и использованию родов войск и специальных войск, по военной топографии, русскому языку и литературе, истории СССР, географии и одному из иностранных языков.

Весь второй послевоенный набор слушателей - фронтовики, в подавляющем большинстве командиры полков и батальонов, у всех по нескольку орденов на груди, одних Героев Советского Союза поступало в 1946 году 36 человек. Так что никаких привилегий никто не получал.

Я, конечно, был рад безмерно, что удалось поступить с первого захода в такую прославленную академию. Только за годы войны она дала около 11 тысяч офицеров на командные и штабные должности, причем 244 из них стали Героями Советского Союза, 26 - дважды удостоились Золотой Звезды.

В Москве я до войны был лишь один раз, в конце декабря сорокового года, да и то проездом из Архангельска в Житомир, перебрался с Ярославского вокзала на Киевский. А тут три года предстояло жить в столице. Учиться было интересно, преподавали нам известные военные ученые, генералы и полковники-фронтовики. Главное внимание при изучении тактики, оперативного искусства и других военных дисциплин уделялось, естественно, освещению и осмыслению опыта Великой Отечественной войны.

Снимали мы с женой и дочкой Светланой (она родилась в 1946 году в Австрии) четырнадцатиметровую комнатенку. Время было трудное: питались не очень-то здорово. Но настроение у нас было бодрое. Часто ходили в кино, забрав с собой дочку. А иногда, уговорив хозяйку квартиры присмотреть за ней, и в театры наведывались.

Летом 1949 года состоялся выпуск из академии. Закончил я ее с золотой медалью и был назначен командиром стрелкового полка имени Героя Советского Союза Александра Матросова, совершившего, как известно, свой подвиг 23 февраля 1943 года, в день 25-й годовщины Красной Армии, на Калининском фронте.

Приняв полк, я убедился, что работы предстоит уйма. Военный городок был старый, за время войны сильно обветшавший. Боевая техника и транспорт стояли под открытым небом. Солдаты и сержанты спали на двухъярусных нарах, обмундированы были неважно, все еще носили ботинки с обмотками. Учебная база только создавалась. Вместе с замполитом полка, тоже бывшим фронтовиком, майором Александром Яковлевичем Родиным, который годом раньше меня закончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина, и другими офицерами приступили мы к делу.

И может быть, далеко не сразу удалось бы нам улучшить положение в части, если бы меня и Родина не вызвали на заслушивание в Главное политическое управление Советской Армии. Начальником его в то время был генерал-полковник Федор Федотович Кузнецов. Он внимательно выслушал наш доклад о состоянии полка и кому-то позвонил.

- Андрей Васильевич, - услышали мы, - вот сейчас у нас в Главпуре беседуем с командиром и замполитом матросовского полка Науменко и Родиным. Не смогли бы вы принять их, скажем, завтра? Надо бы помочь им в улучшении бытовых условий воинов... Хорошо... Спасибо, Андрей Васильевич.

А потом Ф. Ф. Кузнецов встал из-за стола, подошел к нам и сказал:

- Это я с генералом Хрулевым говорил, начальником Тыла Вооруженных Сил. Завтра, в шестнадцать часов, он ждет вас. Человек он занятой, сами понимаете, поэтому все хорошенько продумайте, заранее подготовьте письменную заявку на строительство укрытий, на казарменное и вещевое имущество. Попросите и оборудование для полковой комнаты боевой славы, а я свяжусь со студией имени Грекова, и к вам подошлют художников для ее оформления.

Мы решили просить начальника тыла выделить для полка одноярусные кровати для казарм и для общежития офицеров, сапоги для солдат и сержантов срочной службы, комплект нового обмундирования для всего личного состава, ковровую дорожку для комнаты боевой славы и кое-что из мебели, а также перечислить на лицевой счет полка 100 тысяч рублей, чтобы на месте закупить материалы для укрытия боевой техники.

На следующий день, уже в 15.30 мы с Родиным получили заказанные нам пропуска, и через полчаса порученец генерала армии А. В. Хрулева пригласил нас в его кабинет. Разговор был недолгий. Мы изложили свои просьбы, вручили начальнику Тыла Вооруженных Сил письменную заявку, выслушали его заверения, что он обязательно поможет такому геройскому полку, как наш, поблагодарили Андрея Васильевича. В тот же день, окрыленные удачей, выехали домой.

А через неделю в наш адрес пришло все имущество и оборудование, которое было указано в нашей заявке. И деньги были выделены на строительство укрытий, и бригада художников-грековцев приехала, начала работы по созданию диорамы, запечатлевшей подвиг Александра Матросова.

Почти год потребовался воинам, чтобы полк преобразился. Всю боевую технику удалось укрыть, созданы были учебные классы, комната боевой славы. А в помещении, где располагалась 1-я рота, был оборудован уголок Героя Советского Союза Александра Матросова, навечно зачисленного в списки подразделения. И по боевой и политической подготовке наш полк стал вскоре одним из лучших в округе. В январе 1951 года мне было присвоено воинское звание "полковник".

И дома все было хорошо. Жена, как и на фронте, работала врачом. В 1950 году родилась у нас вторая дочь, Татьяна, а через два года - третья, Лариса. Но в 1955 году пришла беда: жена слегла в больницу и домой уже не вернулась. А ей не было еще и 35 лет... Горе большое, и я долго не мог прийти в себя. Попросил у начальства перевода в другой гарнизон, чтоб хоть как-то отвлечься от тяжких дум.

В мае 1956 года получил я новое назначение - заместителем командира стрелковой дивизии в Прибалтийском военном округе.

Полком я командовал почти два года на фронте, год после войны и шесть с половиной лет после академии. Долго даже по тем временам. Но ведь как иной раз бывает: тянет офицер должность, претензий к нему нет, начальство уверено, что он не подведет, ну и пусть тянет, если сам не просится на выдвижение. По-видимому, в такую ситуацию попал и я. Но зато в новой должности не задержался: всего через шесть месяцев был назначен командиром механизированной дивизии.

Я знал, что начальником штаба в ней мой товарищ по учебе полковник Владимир Говоров, сын Маршала Советского Союза Леонида Александровича Говорова, и был искренне рад, когда однокашник по академии меня встретил на вокзале города, в котором дислоцировалась дивизия.

Замечу кстати, что в одной с нами академической группе учились Иван Моисеевич Третьяк, Григорий Иванович Салманов и некоторые другие молодые офицеры, ставшие сейчас видными военачальниками. Генералы армии Говоров и Третьяк - заместители Министра обороны СССР, а генерал армии Салманов начальник Академии Генерального штаба.

К тому времени в мой осиротевший дом вошла новая хозяйка, женщина, рискнувшая взять на себя тяжкую ответственность за воспитание трех моих дочерей, старшей из которых было десять лет, а младшей всего четыре года. И должен сказать, что в своем выборе не ошибся: Анна Михайловна стала девочкам настоящей матерью, и они ее признали как родную. А я благодарен судьбе за это.

Не буду вдаваться в подробности командования дивизией. Дел было по горло. Бывало так намотаешься за день, что, придя домой, засыпаешь как убитый. Но работа, хоть и тяжелая, давала удовлетворение. Части дивизии набирались сил, опыта, хорошо действовали на учениях.

В 1958 году в командование войсками Прибалтийского военного округа вступил прославленный командарм Великой Отечественной войны дважды Герой Советского Союза Павел Иванович Батов. А вскоре он приехал в нашу дивизию, вместе со мной объехал все части, побывал на батальонном учении. И перед отъездом в штаб округа сказал мне:

- Что ж, Юрий Андреевич, впечатление от дивизии у меня сложилось хорошее. Не зря хвалили ее мне и член Военного совета, и начальник штаба.

- Стараемся все, товарищ командующий, - ответил я. - Думаем и впредь не уронить марку дивизии.

- Ну вот и хорошо, - улыбнулся Батов. - Видимо, и до Москвы слух дошел о ваших успехах в службе. Звонили мне на днях из ГУКа, сватают вас в Академию Генерального штаба, хотя всего два года на дивизии. Как вы на это смотрите?

- Смотрю положительно, товарищ командующий. Учиться надо, новая техника в войска идет - новые приемы ведения боев и операции надо осваивать.

- Резонно. Только давай так сделаем, - перешел на "ты" Павел Иванович. Вот станешь генералом, тогда и поедешь. На следующий год. А то ведь там, в академии, не дадут тебе лампасы. Договорились?

- Договорились, товарищ командующий.

На том мы и распрощались.

Звание генерал-майора мне было присвоено в мае 1959 года, ни вскоре П. И. Батов получил новое назначение - командующим Южной группой войск - и уехал в Венгрию. Его сменил в ПрибВО тоже дважды Герой Советского Союза генерал-полковник танковых войск Иосиф Ираклиевич Гусаковский, командовавший на фронте гвардейской танковой бригадой.

Летом я был вызван в штаб округа. Ехал в Ригу и думал, как бы напомнить новому командующему об обещании генерала армии Батова послать меня на учебу в Академию Генерального штаба. Но и в этом году не суждено мне было попасть туда.

Генерал Гусаковский сообщил, что осенью намечаются дивизионные учения с боевой стрельбой, которые должны быть проведены на территории другого округа Белорусского, что эта задача доверяется нашей дивизии и что руководить учениями будет он сам.

Понятно, что в такой ситуации даже заикаться об академии было бы по меньшей мере неуместно.

Дивизия без всяких ЧП совершила двухсуточный марш на один из учебных центров Белорусского военного округа, успешно выполнив поставленные задачи. Во время учения нас поддерживало с воздуха бомбардировочное авиационное соединение, которым командовал тогда будущий Главнокомандующий ВВС заместитель Министра обороны СССР Герой Советского Союза маршал авиации Александр Николаевич Ефимов. Там, в белорусском лесу, мы с ним и познакомились.

* * *

А в Академию Генерального штаба я поступил только в 1960 году, да и то с осложнениями. А случилось вот что. Мою кандидатуру зимой утвердил Военный совет округа, и казалось, что все треволнения позади. Но в апреле в дивизии произошло ЧП: уснувший за рулем солдат-шофер разбил автомобиль и сам погиб. А тут вскоре после этого случая Военный совет округа специально рассматривал вопрос укрепления воинской дисциплины. Естественно, что меня вызвали "на ковер" и сделали соответствующее внушение, хотя до взыскания дело не дошло. Однако на Военном совете было высказано мнение отозвать из ГУКа рекомендацию о моем направлении на учебу в академию. Об этом мне и было объявлено на заседании. Вот уж не везет, так не везет! Тут я, каюсь, и "завелся":

- Раз не доверяете мне, снимайте с дивизии!

- Не горячитесь, товарищ Науменко, - сказал тогда командующий. - Через месяц к нам в округ прибывает группа слушателей академий имени Фрунзе, бронетанковой и военно-политической. Для них будет проведено показное дивизионное учение с боевой стрельбой и форсированием Немана. Военный совет решил доверить это учение вашей дивизии. Пройдет оно нормально - и поедете в Москву.

Учение состоялось. Генерал Гусаковский остался доволен, и осенью я стал слушателем Академии Генерального штаба. Два года пролетели незаметно. Привинтил на китель позолоченный белый ромбик. А когда в ГУКе подыскивали мне должность, я сам вызвался поехать в Дальневосточный военный округ: ведь восточнее Москвы и Сталинграда (в войну) я и не бывал нигде. Вроде обо всем договорились, а когда вернулся в Москву после отпуска, кадровики вдруг заявили, что моя должность уже занята. В это время и позвонил в ГУК командующий Южной группой войск генерал армии П. И. Батов. Кадровик, беседовавший со мной, знал, что я почти два года служил под его началом в ПрибВО, и сообщил Павлу Ивановичу о затруднении с моим назначением.

- Дайте-ка трубку Науменко, я поговорю с ним, - сказал Павел Иванович.

Я подошел к телефону.

- Если хочешь, приезжай в ЮГВ, Юрий Андреевич, - услышал я знакомый голос. - У нас должность заместителя начальника управления боевой подготовки освободилась. Опять поработаем вместе, как в Прибалтике.

Я очень уважал генерала Батова и служить под его началом считал за честь. Поэтому, не колеблясь, дал согласие. И уехал в Будапешт, в штаб Южной группы войск. Правда, поработать с Павлом Ивановичем пришлось всего несколько недель. В том же 1962 году он был назначен начальником штаба Объединенных вооруженных сил стран Варшавского Договора и уехал в Москву. В ЮГВ прослужил я около полутора лет. За это время основательно изучил вопросы организации боевой подготовки в масштабах оперативного объединения. И это помогло мне впоследствии, когда после годичного командования соединением в Прикарпатском военном округе был назначен заместителем командующего войсками Ленинградскою военного округа по боевой подготовке.

Полюбил я Венгрию, ее трудолюбивый и приветливый народ и никогда не думал, уезжая оттуда, что через 11 лет мне придется снова приехать в Будапешт и прожить там еще почти пять лет. А случилось это в 1975 году, когда получил должность старшего представителя Объединенного командования вооруженных сил Варшавского Договора при венгерской Народной армии.

Но вернемся в Ленинград 1965 года.

Приехал я туда из Москвы хмурым октябрьским утром. Командующий войсками округа генерал армии Михаил Ильич Казаков знал, естественно, о моем назначении и о времени моего приезда, поэтому на Московском вокзале меня встретил полковник из управления боевой подготовки. Мы заехали в гостиницу, а потом в штаб.

О М. И. Казакове мне было все известно. В год моего рождения он вступил в партию и воевал против Врангеля политбойцем 46-й стрелковой дивизии, а в 1938 - 1941 годах был начальником штаба Среднеазиатского военного округа. С начала Великой Отечественной войны на фронте. Возглавлял штабы Брянского и Воронежского фронтов, командовал 10-й гвардейской армией на 2-м Прибалтийском фронте. Пять лет командовал Михаил Ильич Южной группой войск, а в 1960 году стал командующим войсками ЛенВО.

Захожу в кабинет М. И. Казакова, докладываю по всей форме о назначении на должность. Михаил Ильич предложил мне сесть, улыбнулся в свои пышные усы и сказал:

- Слышал о вас, товарищ Науменко, от Павла Ивановича Батова. Он-то и рекомендовал вас мне. Только работать вы будете уже не со мной. Я завтра убываю к новому месту службы в Москву, а командующим только что назначен, - он сделал паузу и кивнул в сторону сидевшего за столом напротив меня генерал-полковника, - Сергей Леонидович Соколов, который был моим первым заместителем. Так что прошу его, как говорится, любить и жаловать.

Я встал и хотел было представиться новому командующему, но Соколов снова усадил меня на место, спросил, хорошо ли я устроился, и предложил зайти к нему на беседу на другой день.

Так началась моя служба в ЛенВО - первом военном округе в Рабоче-Крестьянской Красной Армии, созданном (я уже знал об этом) 20 марта 1918 года. Полки питерских рабочих отважно и храбро бились с войсками Юденича и отстояли в то тревожное время завоевания Октябрьской революции и сам город Петроград. Во время Великой Отечественной мы все восхищались мужеством бойцов Ленинградского фронта, грудью заслонивших колыбель революции. Гитлеру так и не удалось сломить волю защитников осажденного Ленинграда. Вот какие богатые и очень славные боевые традиции имели войска округа!

Я много, разумеется, слышал о Ленинграде, бывал в нем несколько раз, когда командовал полком имени Александра Матросова. И неповторимая красота Северной Пальмиры покорила меня сразу. Да и как можно не восхищаться этим великолепным творением целой плеяды замечательных зодчих, создавших неповторимые ансамбли Зимнего дворца, Адмиралтейства, Невского проспекта, Петропавловской крепости, Летнего сада, набережных Невы, Фонтанки!.. Но если говорить честно, то за два с половиной года службы в ЛенВО больше приходилось бывать в гарнизонах, особенно в Заполярье, чем отсиживаться в своем кабинете в штабе округа.

В те годы в Советских Вооруженных Силах начали уделять особое внимание морально-психологической подготовке войск. И мне как заместителю командующего по боевой подготовке приходилось вплотную заниматься этим делом. В 1967 году я предложил провести полковое тактическое учение с боевой стрельбой, на котором в условиях, максимально приближенных к фронтовым, отработать некоторые вопросы морально-психологической подготовки. В частности, предполагалось вести атаку переднего края "противника" вслед за огневым валом, когда над головами наступавших воинов летели боевые снаряды, в том числе и реактивные, бросать по траншеям "противника" боевые гранаты, действовать в условиях имитации ядерного нападения. Определил и место проведения учения.

Командующий войсками округа генерал-полковник Иван Егорович Шавров (в апреле 1967 года генерал С. Л. Соколов стал первым заместителем Министра обороны СССР) одобрил в принципе идею проведения такого учения. Однако он опасался, и не без основания, что ненароком могут погибнуть люди, если, чего доброго, в боевых порядках атакующих вдруг случайно разорвется хоть один снаряд или мина. Я понимал, конечно, что определенный риск был: малейшие просчеты в планировании артиллерийской подготовки могли обернуться чрезвычайным происшествием и оно, это ЧП, было бы, так сказать, всеармейского масштаба. Но как же учить войска тому, что нужно на войне, без риска? Разумного, конечно, с соблюдением всех мер безопасности. Однако управление боевой подготовки Сухопутных войск отказалось выделить нам необходимые боеприпасы и моторесурс.

Наверное, учения эти и не состоялись бы, если бы в округ не позвонил генерал армии С. Л. Соколов. В разговоре с ним я высказал свои соображения о важности и нужности этих учений. Меня поддержали член Военного совета начальник политического управления округа генерал-лейтенант .Ф. А. Мажаев и начальник штаба округа генерал-лейтенант А. М. Паршиков. И все вопросы материального обеспечения войск были решены благоприятно.

Учения прошли хорошо, без серьезных происшествий и получили высокую оценку в Главном штабе Сухопутных войск. Об этом, в частности, было сказано и в докладе на приеме лучших воинов округа - победителей социалистического соревнования в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции, который состоялся в канун этого юбилея в окружном Доме офицеров. Доклад этот Военный совет ЛенВО поручил сделать мне. А во время военного парада 7 Ноября я уже стоял на трибуне в парадной форме с погонами генерал-лейтенанта.

Через несколько месяцев, накануне 50-летия Советских Вооруженных Сил и в связи с полувековым юбилеем округа, ЛенВО был награжден орденом Ленина за большой вклад в дело укрепления оборонной мощи Советского государства и его вооруженной защиты, успехи в боевой и политической подготовке.

Отпраздновали мы эту дату и награждение, а тут вскоре предложили мне командную должность в Прибалтийском военном округе. И снова я оказался в хорошо знакомых местах: свыше десяти лет после окончания Академии имени М. В. Фрунзе прослужил я в разных гарнизонах Прибалтики.

* * *

Летом 1971 года произошло, пожалуй, самое памятное и знаменательное в моей военной службе событие: я был назначен командующим войсками Приволжского военного округа. Больше четырех лет проработал в этой должности. Трудностей поначалу было немало, так как и войск округа я не знал, и с регионом, на территории которого дислоцировались они, был знаком лишь понаслышке. А округ занимал территорию - большую, чем ПрибВО, ЛенВО и ПрикВО, где довелось служить раньше - пяти автономных республик: Башкирской, Татарской, Мордовской, Чувашской, Марийской и пяти областей: Куйбышевской, Пензенской, Оренбургской, Саратовской и Ульяновской. И круг обязанностей командующего ни в какое сравнение не шел с теми, которые мне приходилось исполнять до этого. Кроме того, на очередных выборах меня избрали депутатом Верховного Совета СССР прибавилось немало новых забот.

За эти годы я стал, можно сказать, завзятым авиатором. Налетал многие тысячи километров - в Казань, Оренбург, Уфу, Чебоксары, Саратов, Пензу, Ульяновск, многие другие гарнизоны округа, а оттуда опять в Куйбышев. И ничего не поделаешь: поездом ездить - лишь время терять. А самолетом в любой гарнизон - около часа полета.

В Приволжском военном округе немало мест, связанных с именем Владимира Ильича Ленина: в Ульяновске, Казани, Куйбышеве, Уфе... Здесь, в Поволжье, он родился, провел детские и юношеские годы. Здесь сформировался как марксист-теоретик и революционный практик.

К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина в войсках округа получило широкий размах социалистическое соревнование под девизом: "На родине Ильича служить отлично". Оно, кстати, продолжается и сейчас.

В Поволжье находится много высших военных училищ разных видов Вооруженных Сил и родов войск. В том числе такие старейшие, основанные еще в годы гражданской войны, как Ульяновское гвардейское дважды Краснознаменное, ордена Красной Звезды высшее танковое командное училище имени В. И. Ленина и Саратовское Краснознаменное, ордена Красной Звезды высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск имени Героя Советского Союза генерал-майора А. И. Лизюкова, а также Оренбургское высшее военное авиационное училище летчиков имени дважды Героя Советского Союза И. С. Полбина, которое закончил первый космонавт планеты Юрий Гагарин. Пришлось мне основательно заниматься ходом учебы в высших военно-учебных заведениях, методикой подготовки офицеров.

Должен сказать доброе слово в адрес областных комитетов КПСС, советских и хозяйственных органов, местных комсомольских организаций, которые оказывали большую помощь Военному совету округа в совершенствовании учебно-материальной базы войск и военных училищ.

Чаще всего приходилось мне как члену бюро Куйбышевского обкома партии общаться с его первым секретарем Владимиром Павловичем Орловым, который был одновременно и членом Военного совета ПриВО. И я был искренне рад, когда В. П. Орлова перевели на ответственную работу в Москву - первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР, а затем Председателем Президиума Верховного Совета Российской Федерации (сейчас В. П. Орлов на пенсии).

Аппарат штаба и управлений округа был, как везде, большим, я бы даже сказал несколько громоздким. Поэтому потребовалось немало времени, чтобы глубоко разобраться в вопросах, решаемых тем или иным управлением или отделом округа, командующими и начальниками родов войск и служб. С благодарностью вспоминаю члена Военного совета, начальника политического управления округа генерала Михаила Ивановича Дружинина, бывшего на фронте комсоргом батальона, полка и получившего в 1944 году звание Героя Советского Союза. Он помог мне глубже вникнуть в проблемы партийно-политической работы и воинского воспитания. Его кабинет был рядом с моим, и не по одному разу в день мы встречались друг с другом, обменивались мнениями, советовались, как лучше поступить, какое оптимальное принять решение в тех или иных случаях.

Деловой ритм работы штаба и управлений округа сумел обеспечить начальник штаба ПриВО генерал Владимир Николаевич Веревкин-Рахальский, сын известного военного ученого, профессора генерал-лейтенанта Николая Николаевича Веревкина-Рахальского.

В январе 1974 года Приволжский военный округ был награжден орденом Красного Знамени, а в мае на торжественном заседании в Окружном Доме офицеров награда была прикреплена к Боевому Знамени округа первым заместителем Министра обороны СССР Маршалом Советского Союза И. И. Якубовским.

В 1975 году я был назначен старшим представителем Объединенного командования вооруженных сил Варшавского Договора при венгерской Народной армии, о чем уже упоминалось раньше.

В мае 1980 года мне предложили новую должность - заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками по вневойсковой подготовке начальника вневойсковой подготовки Министерства обороны СССР. И до увольнения в отставку занимался я этим делом. Часто приходилось бывать в командировках в военных округах, республиках, краях и областях. К налетам по региону Краснознаменного Приволжского военного округа теперь добавились воздушные рейсы во все концы Советского Союза. Побывал и на Дальнем Востоке, и в Сибири, и в Закавказье, и в Средней Азии.

* * *

Последние три года моей службы совпали с началом перестройки в нашей стране. Перестройка, естественно, коснулась и Советских Вооруженных Сил. Не берусь оценивать ход ее в войсках, но, вероятно, не пристало мне - коммунисту и военному человеку - обходить молчанием этот вопрос.

Вот, скажем, такая проблема, как расширение демократии и гласности в условиях единоначалия. Она, мне кажется, волнует многих офицеров и генералов, особенно тех, которые занимают командные должности. И хотя по-прежнему не разрешается обсуждать приказы командиров, зато все остальные стороны их служебной деятельности, их морально-боевые качества перестали быть закрытой зоной для критики и на собраниях - партийных, комсомольских, офицерских, - и в средствах массовой информации... Не приведет ли это к снижению авторитета командира, к ущемлению единоначалия? Помню, в 1985 - 1986 годах ряд командиров, в том числе и довольно высокого ранга, отвечали на этот вопрос однозначно: да, приведет. Но потом это мнение изменилось: если офицер, генерал по праву занимает свою должность, если он строг, но справедлив по отношению к подчиненным, смело отстаивает их законные права и интересы, если морально чист, то никакая критика (ни сверху, ни снизу) не вышибет его из седла. Скорее наоборот: его служебное положение укрепится. Ну а если занимаешь руководящее кресло не по праву, если подмочил спой престиж в глазах сослуживцев неразумными решениями, распоряжениями, грубостью и хамством, угодливостью и лестью, пеняй на себя: в условиях демократии и гласности тебе несдобровать! Лучше самому подать рапорт об увольнении в запас или отставку. Так будет и солиднее, и честнее.

Гласность высветила и такую острую проблему, как "дедовщина", до перестройки именовавшаяся "неуставными взаимоотношениями". И хорошо, что разговор об этом идет в открытую. Значит, крепнет уверенность в том, что армия и флот излечатся-таки от этой уже застарелой скверной болезни.

В условиях перестройки экзаменом для военных кадров стало освоение советской оборонительной военной доктрины, по-новому ставящей многие вопросы обучения и воспитания личного состава армии и флота. Главная забота Вооруженных Сил СССР сейчас - предотвращение новой мировой войны. А отсюда необходимость повышения качества решения всех задач боевой подготовки и боевой готовности войск.

* * *

Ну а теперь, после этого авторского отступления, я предлагаю читателю вернуться в 1985 год - в год, когда вся наша страна, все прогрессивное человечество торжественно отметило 40-летие Победы в Великой Отечественной войне. Для меня этот юбилей стал знаменателен вдвойне. Как и все фронтовики, раненные в боях, я получил орден Отечественной войны I степени. Но это не было неожиданностью, поскольку Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении активных участников Великой Отечественной войны этим орденом был опубликован заранее. А непредвиденным событием была встреча с американскими ветеранами второй мировой войны на Эльбе, в районе Торгау, куда, если помнит читатель, наш 289-й гвардейский Висленский стрелковый полк вышел к исходу дня 24 апреля 1945 года - первым в дивизии и одним из первых в 5-й гвардейской армии.

Было принято решение направить в ГДР делегацию Советского комитета ветеранов войны. Возглавить эту делегацию предложили мне. В состав делегации, состоявшей из 25 человек, входили в основном воины 5-й гвардейской армии участники встречи на Эльбе с 1-й американской армией в апреле 1945 года. 289-й гвардейский Висленский стрелковый полк был представлен кроме меня москвичами полным кавалером ордена Славы бывшим командиром минометного расчета Александром Васильевичем Акиньшиным и бывшим начальником артвооружения полка Николаем Михайловичем Коденко.

23 апреля нашу делегацию тепло и радушно встречали в Берлинском аэропорту руководители Центрального правления Комитета борцов антифашистского сопротивления ГДР Отто Функе, Хорст Берендт, Рольф Глюкауф и другие товарищи. На следующий день мы совершили экскурсию по достопримечательным местам Берлина, возложили венки к памятнику советскому воину-освободителю в Трептов-парке и мемориалу жертвам фашизма и милитаризма на Унтер-ден-Линден.

Вечером того же дня наша делегация в сопровождении немецких товарищей прибыла в Лейпциг, где уже ожидала нас приехавшая накануне американская делегация.

На другое утро мы вместе с ветеранами бывших союзных войск выехали в Торгау.

В этом небольшом старинном немецком городке на высоком берегу Эльбы, напротив большого старого замка, стоит четырехгранный обелиск. Это памятник, воздвигнутый в ознаменование встречи советских и американских войск на Эльбе 25 апреля 1945 года. Советские и американские ветераны возложили венки к его подножию. Затем состоялся митинг. От имени советской делегации выступать было поручено мне, а от американских ветеранов речь держал Уильям Бесвик.

Всех собравшихся на митинге, как ветеранов, так и местных жителей, взволновало приветственное послание участникам встречи в Торгау Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Сергеевича Горбачева. "Наш боевой союз, рожденный в годы войны, - говорилось в послании,-показал, какой потенциал сотрудничества вскрывает совместная борьба за мир и лучшее будущее человечества. Так, и рукопожатие советских и американских солдат, встретившихся весной 1945 года на Эльбе, навсегда вошло в историю символом надежды и дружбы.

И сегодня долг каждого честного человека - молодого или ветерана - внести свою посильную лепту в то, чтобы огонь войны никогда больше не опалил нашу землю.

Обращаясь к событиям минувшей войны, мы размышляем о настоящем и, конечно, думаем о будущем: о справедливом и прочном мире, об избавлении народов от ядерной угрозы.

Не вражда и рознь, а взаимопонимание и сотрудничество стран и народов должны служить ориентиром для человечества...

Те, кто сегодня вновь соединяет руки над Эльбой, показывают этому хороший пример"{15}.

Участники встречи, все, кто пришел вместе с ними сюда, на берег Эльбы, поняли, почувствовали, что советские и американские ветераны озабочены одним и тем же - необходимостью сохранить мир, остановить гонку вооружений, предотвратить ядерную войну.

Представителями американской делегации ветеранов войны, а затем и советской на английском и русском языках здесь же, на митинге, был оглашен текст согласованного заявления-клятвы.

На митинге собралось около 30 тысяч человек - жителей Торгау и близлежащих городов и сел. В нем приняли участие член Политбюро ЦК СЕПГ, президент Народной палаты ГДР X. Зиндерман, посол Советского Союза в ГДР член ЦК КПСС В. И. Кочемасов, руководители Лейпцигского округа и города Торгау, председатель Центрального правления Комитета борцов антифашистского Сопротивления О. Функе, представители общественности. Освещали встречу ветеранов более 500 корреспондентов из 43 стран мира, представлявших газеты, журналы, теле- и радиоагентства.

После митинга бургомистр Торгау устроил прием для участников встречи ветеранов войны. Советская и американская делегации возложили венки к могилам советских воинов.

Я уже писал о том, что наш 32-й гвардейский стрелковый корпус участвовал в освобождении города Дрездена от гитлеровцев. В составе нашей делегации было четыре ветерана этого соединения: И. А. Самчук, А. В. Акиньшин, Н. М. Коденко и я. Мы попросили немецких товарищей дать нам возможность побывать в Дрездене. Эта просьба была удовлетворена, и 27 апреля мы туда выехали. По пути вновь и вновь вспоминали боевые дела более чем сорокалетней давности.

Во время встреч и бесед с руководством города бывший начальник штаба корпуса полковник в отставке Иван Аникеевич Самчук сообщил немецким друзьям о том, что я был первым советским военным комендантом Дрездена с 8 по 13 мая 1945 года. Об этом им, как выяснилось, не было известно. Видимо, еще и поэтому так особенно тепло и сердечно к нам отнеслись. После встречи в городском комитете СЕПГ они вместе с нами проехали по городу, показали нам его достопримечательности, в том числе всемирно известную картинную галерею, часть сокровищ которой воинам нашего полка пришлось охранять в первые дни после взятия Дрездена.

Мы возложили венки к памятнику воинам 5-й гвардейской армии, освобождавшей город от фашистских войск. Потом у нас состоялась встреча с воинами-гвардейцами одной из танковых частей Группы советских войск в Германии.

* * *

Поездки в Торгау и Дрезден воскресили в памяти весну 45-го, вспомнились в те дни многие наши однополчане - и дожившие до Победы, и не успевшие ее отпраздновать.

Наверное, уместно мне теперь сказать читателям, что боевые традиции нашего гвардейского стрелкового полка унаследованы уже не стрелковой, а мотострелковой частью, находящейся сейчас в строю Советских Вооруженных Сил. Я несколько раз бывал в гарнизоне, где она расположена, отдавал честь ее гвардейскому Знамени и каждый раз посещал уголок казармы 1-го мотострелкового батальона, где установлены бюст и кровать Героя Советского Союза гвардии сержанта Александра Ефимовича Жежери, навечно зачисленного в списки 1-й мотострелковой роты. В полку учрежден приз имени А. Е. Жежери, которым награждаются победители социалистического соревнования, отличившиеся на тактических учениях, стрельбах, вождении боевых машин.

А недавно командование полка прислало мне письмо, в котором рассказывалось об успехах воинов в учебе и службе, были названы имена лучших солдат, сержантов, офицеров. Танковый экипаж гвардии старшего сержанта В. И. Ковригина, к примеру, занял второе место на окружных соревнованиях, а все воины экипажа награждены медалью "За отличие в воинской службе" II степени.

В полку проходят службу офицеры, награжденные орденами за отвагу и мужество, проявленные ими при выполнении интернационального долга на земле Афганистана. Это гвардии майор В. Б. Барышников, гвардии капитаны В. В. Бондарев и В. А. Радович.

Мне радостно сознавать, что традиции моих однополчан гвардейцев-фронтовиков продолжает ныне новое поколение воинов, уже даже не сыновья, а внуки тех, кто самоотверженно защищал Родину, ковал победу в суровые годы Великой Отечественной войны, кто принес народам ряда стран Европы и Азии освобождение от коричневой чумы фашизма и гнета японского милитаризма.

А заключить это повествование я хочу таким пожеланием: если ныне здравствующие ветераны нашего 289-го гвардейского Висленского стрелкового полка прочтут эти строки, пусть они всколыхнут у них память о боевых друзьях-побратимах, с которыми бок о бок сражались, может быть, укрывались одной шинелью, ели из одного котелка, делились махоркой... Память и о живых, и о тех, кого уже нет с нами, но вечно бессмертных, как и их ратные подвиги.

Примечания

{1}ЦАМО, ф. 56А, оп, 10282, д. 2, с. 14.

{2}ЦАМО, ф. 328, оп. 4865, д. 189, л. 125.

{3}Жадов А. С. Четыре года войны. М., 1978. С. 83.

{4}Цит. по: История второй мировой войны 1939-1945. М., 1977. Т. 7. С. 144.

{5}Долматовский Е. Было. М., 1975. С. 193.

{6}В 1912 году Международный комитет Красного Креста учредил медаль имени Флоренс Найтингейл, английской сестры милосердия, прославившейся своим мужеством на полях сражений при спасении раненых.

{7}См.: Жадов А. С. Четыре года войны. С. 122.

{8}Жадов А. С. Четыре года войны. С. 128.

{9}Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны. М., 1984. С. 156.

{10}Там же. С. 155.

{11}Жадов А. С. Четыре года войны. С. 223.

{12}Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны. М., 1947. С. 101.

{13}Там же. С. 102-103.

{14}См.: Яковлев Н. Д. Маршал Жуков // Роман-газета. 1986. No1. С, 94.

{15}Горбачев М. С. Избранные статьи и речи. М., 1987. Т. 2. С. 174-175.


home | my bookshelf | | Шагай, пехота! |     цвет текста