Book: Тепловой барьер



Тепловой барьер

Артём Наменский

Тепловой барьер

(Чёрный ангел – 1)

Мы шли по каменной дороге

Светила Чёрная Луна.

Темно, и в кровь разбиты ноги

И строит козни Сатана.

Но не дано другой дороги

И на обочину нельзя,

И вижу новые пороги

И плачет милая моя.

Все имена и герои в книге являются вымышленными. Предложения и замечания просьба направлять на почтовый ящик [email protected]

Глава 1

На этот раз они действительно нарвались на опят. По опыту Тихомир знал, что эти грибы выползают на свет раза два-три за всё лето, причём на очень непродолжительное время, а попасть в нужное время в не менее нужное место не так то и просто.

– Коляныч, дай ключи от машины. – Тихомир решил отнести ведро, которое уже было наполнено грибами.

Коля кинул ключи и продолжил заниматься увлекательным процессом отделения плодовых тел от древесных стволов, а Тихомир молча побрёл к транспортному средству, время от времени уделяя к особо интересным экземплярам растительного мира (или животного, наука с этим вопросом ещё толком не определилась) особое внимание.

Кстати, подумал Тихомир, надо бы заглянуть в капличку, что находится в местных лесах.

Тихомира всегда интересовало древнеславянство. Уж очень его как-то цепляло то, от чего его далёкие предки с такой легкостью отказались (в принципе неизвестно с лёгкостью ли). Где-то он вычитал, что каплицы, да и вообще всяческие одинокие храмы любили строить на местах бывших капищ древних славян, так сказать, что бы народ в своё время полегче приобщался к новой религии. А вот капища славяне явно устраивали не просто так, не на пустом месте. Что могли понять христиане, в нашей социологии, в нашей геофизике, в нашей культуре, в нас. Да, ничего. Вот и подгибали свою религию под веру славян. Интересно, что Византия, которая изначально была врагом Древней Руси, стала её прямым наставником. Но к чему эти рассуждения? Люди, не найдя смысл своей жизни перегрызут горло любому, кто пойдёт против их убеждений, а религия порой оставалась единственным в жизни светлым огоньком, ради которого стоит жить. Действительно. Само слово – рассуждение. Выходит, что рассуждать люди научились только тогда, когда кого-то судили. Ладно, хоть мысли о древнеславянстве настигли Тихомира в тот момент, когда он начал разбираться в происхождении своего имени, которое ему в принципе подарили его родители, и он понимал, что это лишь дань своему самолюбию, но…

За каплицей никто не следил, и поэтому она почти разрушилась. Хоть стены и были выложены когда-то каменной кладкой (штукатурка с неё исчезла полностью), крыша, бывшая некогда деревянной, сохранила только балки и, не везде уцелевшие, стропила. Однако, добавились и изменения, которые Тихомир выявил исходя из прошлого посещения этого, можно сказать, храма. Дождь, который буйствовал почти всю прошлую неделю, сделал глубокую вымоину в холме, на которой была построена каплица. Там был валун. Обыкновенный валун, может быть принесённый ледником последнего ледникового периода, может (а хотя откуда ещё взяться в Беларуси валунам) взявшимся откуда-нибудь ещё. Тихомир спустился осмотреть камень.

Раздался звонок.

– Алло – ответил Тихомир, и подумал, что вот уже в который раз повторяю кличку собаки Македонского, так ни разу её и не гладивши.

Оп па, а каплички уже нет. Камень стоит вертикально. На камне меч.

Хорошо, что не в камне, а то совсем Робин Гудом буду, подумал Тихомир и инстинктивно потянулся к мечу.

Меч Тихомир запомнил в последний момент. Чёрный. Причём абсолютно. Вспоминая школьный курс физики, Тихомир, отметил, что чёрный цвет поглощает весь спектр видимого излучения, но что б так… казалось, что он поглощает всё. Всё, что только могут увидеть человеческие глаза. И не только человеческие. Одна чёрная зияющая пустота, которая приняла определённую форму. Вначале сработала реакция – чёрное – зло. Потом мысли. Чёрное – зло только в христианстве, когда-то его знакомая ему объясняла, что в славянстве чёрный цвет не считался злом. Он потом сам в этом убедился, когда случайно натолкнулся на изделия людей, которые использовали технологию древних славян. Ложки и горшочки, расписанные под древнеславянский стиль, имели чёрно-красный орнамент. Интересно, почему славяне любили чёрный цвет, возможно цвет плодородной земли, которая кормила семью, но Беларусь, где он жил была когда-то на 97% покрыта лесами, да и племена… древляне, дрыгвяне. Ну да, одно отношение к охоте. Уже в византийской Руси это изящный ритуал дворян с гончими и рюмкой водки, а Беларуси пан, заколовший кабана, собирает холопов у камина, чтоб этого самого кабана сожрать. Да, всё-таки различия есть белорусы – охотники, русы – земледельцы. Земля у них хорошая.

В принципе мысли были уже не важны, сработали реакции, а точнее то, от чего эти реакции возникли. Меч оказался в руках и его темнота начала потихоньку расползаться. В начале затуманилось сознание, потом, вероятно, подсознание. Появились образы – бравый витязь хмуро изучал его.

– Да – наконец слишком уж пасмурно извлёк он – не очень уж ты похож на того, кого я ждал, но выбирать не приходиться.

– А кого ты интересно ждал? – Тихомир сам удивился своей наглости.

– Не тебя – грубо отрезал витязь, и замолчал, тяжело уставившись на Тихомира.

Потянулись минуты молчания. Витязь упорно смотрел на Тихомира, а тот, в который раз удивляясь своей наглости сверлил взглядом его.

– Ну что ж, – медленно, будто желая прогнать Тихомира, наконец, подал голос витязь, – приветствую тебя, чёрный ангел.

– Ты меня ещё белым дьяволом назови! – у Тихомира проснулось нездоровое чувство юмора. Заработало сознание, или, опять таки, подсознание. Да, он увлекался медитациями, ну ложишься, расслабляешься и ловишь образы. Потом нашёл более действенные методы – сайт про гадание. Сосредоточение на хрустальном шаре – таж самая фигня, те же образы. Видно гадалки как-то и трактовали всю эту хрень, а Тихомиру просто были интересны возникающие образы. Где-то на западе хрустальный шар заменили хрустальной чашей с водой, но лучше всего сделали на Украине. Там чашу разделили на две хрустальные рюмки, наливали в них воду (а может и не воду), клали посередине соломинку, и смотрели левым глазом на левую рюмку, а правым на правую. Естественно, что при происходящей разфокусировке зрения увидеть на соломинке можно было кого угодно. Обычно Тихомир кого-то звал, так, пообщаться, и самое интересное, что некоторые образы не были игрой подсознания. Они не ассоциировались ни с чем виденным до этого в жизни. А большинство образов вообще были откровенно наглы. Ну что говорить, к примеру, про образ лошади, которая как-то возникла перед ним во время очередной медитации. Она заявила ему, что он хочет её изнасиловать. Он тогда повозмущался на неё, но от своих обвинений упрямое животное отказываться не захотело. Во время этих размышлений Тихомир понял – этого витязя он уже видел во время одной из своих медитаций.

– Что ж, и я приветствую тебя, Боромир, – неуверенно произнёс Тихомир и вложил меч в ножны, неизвестно каким образом взявшиеся у него на спине.

На этот раз пришло время удивляться «бравому витязю». Тот обошёл два раза вокруг Тихомира, сосредоточенно изучая того, сдвинул брови и хмуро произнёс:

– Понимаешь ли ты, какую ответственность на себя взял?

Ни хрена я не понимаю, подумал Тихомир, но ответил почему-то по-другому.

– Лучше чем ты думаешь.

– Ну что ж, – изрёк образ, – смелость только приветствуется. Моя душа ждала многие годы, и теперь, похоже, может удалиться. Заверши дело, начатое мной. Как видишь, я не смог уйти далеко, я вообще прошёл ничего. Дойди до Москвы. Я не знаю, где она находиться, может в тысяче вёрст отсюда, а может в сотне, но я не прошёл и десяти. Быть может, я вообще шёл не в ту сторону. Я, второй, тебе быть третьему.

– Я знаю, где Москва, но что мне там искать? – перебил его Тихомир удивляясь, что его голос включается независимо от его сознания.

Но Боромир, похоже, удивился ещё больше. Минуту он рассматривал Тихомира с совершенно круглыми глазами.

– Ты знаешь, где Москва? Значит, не просто так ты появился в нашем мире, моё время уходит, дойди до Москвы, там должны быть гусли.

Исчез.

Но я не медитирую, подумал Тихомир, с ужасом оглядываясь по сторонам. Ладно, допустим, у меня поехала крыша. Да хрен с ним – поехала, будем последовательны и логичны. Интересно, настоящие психи могут быть последовательными и логичными? В любом случае, осмотримся. Да, я псих, но хочу изучить окружающую меня обстановку.

Прямо под ногами лежал скелет. Обыкновенный такой. Раньше Тихомир скелетов не видел, даже необыкновенных. Ну скелет, ну и хрен с ним. Почему-то не видно остатков одежды. Земля, серая и с трещинами, абсолютно сухая. Вообще, это место можно назвать холмом. А что на горизонте? Что-то похожее на лес, и за ним вода. Небо. Нет никакого неба. Чёрные тучи, так почему ж светло? Хорошо, поищем какие-нибудь доказательства того, что я не псих – осмотрим себя. Джинсы, рубашка, в руке ножик, на земле пластмассовое ведро с опятами. Хороший признак – я не псих. Рука ныряет за спину и достаёт чёрный меч – охрененная штуковина – плохой признак – я псих. Помню, попал в аварию, сразу начал искать сигареты – покурить да успокоиться. Повторим. Вот она, жёлтая пачка с сигаретами, достанем одну. О, нормальная сигарета, сделанная из бумаги, набитая табаком. Понюхаем… пахнет сигаретой, а чего удивляться, чем же ещё должна пахнуть сигарета, не дерьмом же. Интересно, а дерьмо здесь пахнет… ладно, потом проверим. Хотя оно, наверное, должно вонять, а не пахнуть. Тьфу, да что это я. Так, зажигалка, цвета Барби, хе-хе, игрушка для взрослых. Стоп. Ты что не заметил, что всё-таки сходишь с ума. Обстоятельства хотят это сделать. Сейчас главное продержаться и вписать разум в ЭТУ реальность. Чирк, как приятно иногда покурить, и были же когда-то дурные мысли бросить. Бросить можно девушку, когда достанет, а курить… первое случалось в жизни значительно чаще, причём в силу абсолютно неизвестных обстоятельств. Ну вот, всё нормально, сигарета, зажигалка. Ага. А что с зажигалкой? Всё то же, но почёму-то металлический наконечник не блестит. Очень странная зажигалка.

Тихомир вспомнил, как в детстве он увлекался химией, и однажды увидел, что у матери поистёрлись очки. Они были блестящие, наверняка на железную основу был нанесён никель. Так вот, никель в процессе эксплуатации поистёрся и местами из-под него начало выступать железо. Пришла мысль – подобрать кислоту, которая бы растворила никель и не тронула железо – тогда очки будут однотонны (не в смысле массы, в смысле цвета) и выглядеть поприличнее. Выбор пал на соляную (было неплохо б и азотную, но её тяжело достать). Наверное, он где-то допустил ошибку, так как утром не обнаружил в эмалированной кастрюле с кислотой ничего вообще. Сначала Тихомир подумал, что его самодеятельность заметила мать, и очки из этого безобразия вытянула. То, что ошибся, обнаружилось, когда он выливал кислоту в раковину. Что-то дзинькнуло, и до Тихомира дошло, что соляная кислота растворяет не только никель, но и железом не брезгует.

Рассматривая зажигалку, Тихомир невольно провёл параллель с этим досадным случаем из детства. Создавалось впечатление, что блестящее покрытие (никель или хром, неизвестно) куда-то исчезло, и осталось железо. Тихомир решил исследовать содержимое карманов. Ага, мобильник. В случае, когда тот был разряжен, Тихомир любил называть его могильником. Так оно было и на этот раз. Тихомир подцепил ногтём крышечку, что бы осмотреть батарею, и мобильник начал рассыпаться. Внимательно рассматривая лежащие в руках «руины» телефона Тихомиру пришла в голову очень непонятная, нелогичная и необъяснимая мысль. Факт исчезновения блестящих болтиков в телефоне, наряду с потускневшей зажигалкой, упорно указывал на то, что каких-то химических элементов в этом мире не существовало. Так, что ещё? Пуговицы на джинсах – тусклые. Ключи от машины и жилья – тож самое, МЕДНЫХ НЕТ ВООБЩЕ! Так, значит и медь тоже. Что ж, если ты находишь вещи, которые ты можешь объяснить, выдвинув вполне способную к жизни гипотезу, значит всё-таки ты не псих. Но что-то в этой гипотезе смущает. Ну конечно! Человеческий организм, в данном случае собственный. Там же куча разных витаминов, мембран, дендритов, дезоксирибонуклеидов и тому подобной хрени. Природа, создавая живые организмы, всунула в них чуть ли не всю таблицу Менделеева, тот же никель входил в состав витамина В12 . Но я живой и вполне нормально себя чувствую. Ладно, чтобы не сойти с ума (а как бы просто это всё разрешило!), спишем это на материю, одушевлённую и нет.

Хорошо, что дальше? Удовлетворить те потребности человека, которые возникнут первыми – пожрать и попить. С прямо противоположными процессами проблем возникнуть не должно (особенно если учесть все предстоящие страхи и неожиданности). Первое – точнее то первое, которое возникнет – жажда. Пока Тихомир её не ощущал, но страх уже был. Нужна уверенность, что в нужный момент он эту жажду можно будет удовлетворить. За лесом блестела вода, что ж туда и пойдём. Всматриваясь в даль, Тихомир обнаружил ещё одну шокирующую вещь. Место, куда они с Колей поехали за грибами, называлось урочище Волчий брод. Тихомир всегда интересовался происхождением названий и, подробно изучив карту этого района, обнаружил, что здесь на протяжении пятидесяти километров тянется цепь озёр, переходящих одно в другое. Все они довольно широкие, и только на этом участке есть перешеек шириной не более десяти метров. Видать в древности волки переходили этот участок, чем порядочно доставали местных жителей. Так вот – шокирующая вещь – ландшафт совпадал. Было видно даже нечто похожее на дорогу. И тот перешеек, через который в его мире когда-то переправлялись волки. Хорошо, весьма распространённая теория – параллельный мир. И угораздило ж. Лучше б в ментовку загребли. Хотя за что?

Взяв зачем-то пластмассовое ведро с грибами, и по-прежнему сжимая в руке нож, Тихомир начал спускаться с холма. Грибник хренов. Учитывая, мягко выражаясь, весьма мрачную и непонятную обстановку Тихомир стал истерично над собой посмеиваться. Пока не подошёл достаточно близко к «лесу». Нагромождение чёрных кристаллических образований. Создавалось впечатление, что здесь когда-то и росли сосны, но на поверхности стволов возникли миллионы чёрных кристаллов разного размера, иголки тоже стали кристаллическими и выросли в длину сантиметров на двадцать. Тихомир захотел рассмотреть всё это поближе и подошёл к отдельно стоящему экземпляру. С удивлением он отметил, что цвет кристаллов хоть и чёрный, но полностью отличается от меча, который лежал в ножнах у него за спиной. Ну какая ж человеческая скотинка не захочет потрогать руками что-то новенькое и интересненькое? Тихомир протянул руку, в которой был нож, и дерево в ответ на это действие потянулось к ней на встречу. Инстинктивно тот замахнулся и врезал приближающимся «ветвям» пластмассовым ведром. Опята вылетели из ведра и рассыпались по земле, но часть, та, что попала или зацепила дерево, прилипли к его поверхности. И это не всё! Грибы зашипели, и начали, как бы вплавляться в дерево. Тихомир отступил назад, и увидел, как в считанные секунды двухметровое дерево увеличилось чуть ли не в три раза.

– О, бля! – ошарашено произнёс Тихомир.

– О, бля – заскрипело в ответ дерево.

– Бля! – внезапно откликнулось дерево в пяти метрах от первого, – Бля, бля, бля, – как эхо, это дешёвое ругательство понеслось по всему лесу.

Тихомир отскочил на то, что можно было назвать дорогой и с удивлением, что, оказывается, в таких ситуациях он умеет быть спокойным, начал размышлять. Так, дереву понравилась органика. Это точно. Понравилась ОЧЕНЬ! Оно выросло от неё. Почему органика? Потому что дерево выглядело как-то не органикой, ну вот как-то не выглядит и всё. Хорошо, если дереву так нравится органика, почему оно так медленно отреагировало на неё? Ведь такой большой кусочек этой органики стоял всего в метре. Варианта два – либо реакция этих существ слишком медленная и движения вообще, либо… либо в её лапы слишком давно не попадалось органических существ. Тихомир оглянулся на дерево. Оно буйствовало. Рвалось в сторону дороги, где стоял Тихомир, что дурное. И не одно оно! Весь лес! Вот тебе и бля. Выходит весь лес уже в курсе, что где-то рядом прогуливается лакомый кусочек.

Так, до воды я не добрался, подумал Тихомир. Ха, рельеф местности совпадает – в пятнадцати километрах от этого места должна быть деревня, а в сорока – город. Попробуем добраться хотя бы туда. Тихомир прикинул факты, определился с направлением, и двинулся по дороге (дорогой её можно было назвать только по выделяющей среди прочего рельефа линии).

Через километр деревья появились и с другой стороны дороги. Они так же бешено рвались к Тихомиру, который держался оси дороги. Правда, спустя ещё километр, лес закончился, а поскольку дорога шла параллельно озеру, деревья уже не мешали подойти к воде, и Тихомир к ней бросился. Пластмассовое ведро, уже пустое можно будет наполнить водой, хотя бы наполовину и проблема водоснабжения будет решена.



Берег был пологим. Первое, что удивило Тихомира, это весьма странный вид этого берега. Как-то он привык, что берегам у озёр положено зарастать тростником, заставляя ругаться матом рыбаков и любителей искупаться. Здесь его не было. Водная гладь, слишком прозрачная для озёрной воды. Нет ряби, нет волн. Тихомир с опаской, учитывая уже накопленный опыт, протянул руку к воде. Эта была не вода. По вязкости что-то похожее на расплавленную смолу – руку тяжело всунуть, но и высунуть тоже. Во время изучения этого вещества в десяти метрах от него плеснулась рыба (рыба?). Опять таки ни волн, ни ряби.

Интересно, подумал Тихомир, а что меня ожидает в городе, куда я собственно и направляюсь? Учитывая, что в среднем человек идёт со скоростью пять километров в час, идти до него часов восемь. Ну, восемь часов без воды можно выдержать. Вообще, задолбала вся эта непонятность. Какая Москва? Что за бред?

Он молча вернулся на дорогу. Ладно, а что ещё делать? Идти. Через километр опять начался лес. Но деревья неподвижно стояли, не обращая на Тихомира никакого внимания. Никаких «бля», подумал Тихомир, а не то весь лес узнает. Видно, что до этого «лесного массива» деревья не докричались, и поэтому он был спокоен. Мрачненько конечно вокруг, злобненько, но деваться некуда, надо идти. И Тихомир шёл. Шёл, пока за очередным поворотом он не увидел деревню. Вернее он догадался, что это была деревня. Дома сложены из брёвен, и, опять таки, всё обросло этими чёрными кристаллами, стены крыши, окна, люди… ЛЮДИ? На улицах стояли люди покрытые россыпью кристаллов. Стоп. Но ведь кристаллы любят органику! Видно не в этом случае. Люди застыли в самых различных позах, но в основном это была паника – кто-то прятался, кто-то бежал. Одежду и лица, из-за всё деформирующих кристаллов, рассмотреть было невозможно. Пытаясь хоть что-то высмотреть, Тихомир неосторожно приблизился к одному из застывших людей. И тот зашевелился, руки потянулись, причём так неестественно, будто тебя кто-то хочет обнять, но руки разводит не спереди, а сзади. Ноги задвигались тоже.

Тихомир сам не заметил, как в руках оказался меч, не заметил и того, как меч сам по себе сделал три резких взмаха. Тело рассыпалось в чёрную пыль, от которой даже и следа на земле не осталось. Я так не умею, подумал Тихомир, рассматривая свои руки, успевшие уже засунуть меч в ножны. Блин, а они ж ещё успели этот меч из ножен достать! И выкинуть ножик и ведро! Наверное, меч действовал сам по себе, других объяснений тут не найти. И никаких «бля».

Тихомир подобрал ведро и ножик, и направился полузнакомыми улицами в сторону города. Опять таки, а что меня ждёт там? Такая же хрень, обвешанная чёрными кристаллами? Но, деваться некуда, надо идти. Ну, хотя бы в сторону хоть какого-нибудь ориентира. Дойдём, а там посмотрим. Хотя в сознании уже начал шкрябаться тихий ужас, что весь этот мир таков. Нет здесь ничего живого, так мы тут и сдохнем, и ни тебе надгробия с ангелочками, ни лампадок на «Деды». Стоп. Ты опять теряешь контроль над сознанием. Учитывая окружающую обстановку это нормально. Терять контроль над собой это нормально? Конечно же нет. Да, неплохая атака на психику.

Мост. Он в кристаллах. А значит ступать на него лучше не стоит. А почему, кстати? Что покрыто кристаллами – деревья, дома, люди. Всё живое (бывшее живым), или сделанное живыми. Ладно, над этим подумаем на досуге, надеюсь, досуг буду проводить не на том свете, хотя ещё надо разобраться на каком свете я сейчас. Свете, свете… это вообще больше похоже на тьму.

Но что делать? Обходить озёра? Не обойду. Помру от жажды. Кстати вот она, родименькая, и появилась. Но жидкость очень плотной консистенции. Пробегу. Всего-то, метров пятнадцать.

Тихомир разбежался и прыгнул на прозрачную поверхность. Та под ногой прогнулась, но его вес выдержала. Шаг вперёд, всё нормально, но скотская жидкость первую ногу не отпускает. Тихомир понял, что погружается. Но умирать он не хотел. Всплеск адреналина, меч в руках, какая-то непонятная вибрация за спиной и трясина медленно отпускает.

Я ЛЕЧУ! Тихомир повернул на бок голову и с удивлением обнаружил чёрное крыло – цвета меча, который он сейчас держал в руках. Крыло еле заметно вибрировало, издавая звук, никогда Тихомиру неизвестный. Создавалось впечатление, что оно как бы входит в резонанс с окружающим его воздухом, что и даёт ему подъёмную силу.

Впечатления захлестнули. Тихомир поднялся метров на пятьдесят, сделал круг над деревней, и устремился ввысь. А что там, за чёрными облаками?

Он почти долетел.

На встречу ему вылетело существо больше всего похожее на птеродактиля. С острой кисточкой на конце хвоста. Явно не безобидной. В полёте Тихомир крутанулся вокруг своей оси и разрубил существо на две части, но из туч показался целый десяток его собратьев. А потом ещё один, и вроде даже не десяток.

Я не герой, подумал Тихомир, а значит, будем спасать свою шкуру (сейчас он, правда, боготворил свои крылья) бегством.

Резко спикировав вниз, Тихомир начал маневрировать между деревьями. Как ни странно, существа на его высоту не опустились, летели сверху и постоянно пытались достать его своими хвостами. Видно тоже боялись этих странных деревьев. Те в свою очередь и пытались склонить свои ветви к Тихомиру, но делали это слишком медленно, по сравнению с тем, с какой скоростью пролетал между ними он, эти попытки казались слишком смешными. Деревья не перешёптывались, и Тихомир, вспоминая своё первое «бля», не издавал ни звука. Тот, буйствующий лес запомнился слишком хорошо. Сколько энергии и жажды! Крылья с вибрирующим звуком за всё время полёта не сделали ни одного взмаха! Просто торчали по сторонам. Интересно, как это всё устроено. Да и меч! За руками Тихомир не следил. Они сами как-то махались – обрубали мешающие ветки, мечём естественно, отбивались от странных существ. Один раз Тихомир почувствовал на шее чужеродный предмет, и во время очередного манёвра с ужасом увидел падающий на землю отрубленный хвост с острой кисточкой. Руки работали независимо от желаний Тихомира. Всё, что ему оставалось – не зацепиться (даже волоском) за одну из веток. Несколько существ уже сделали подобную ошибку, их истошные крики начал повторять лес. ЛЕС НАЧАЛ ОЖИВАТЬ. Тихомир понял, что сейчас ему необходимо лететь быстрее той страшной переклички, которую устроил этот лес. Но он не мог лететь быстрее. Со странными криками, повторяющими предсмертный вопль погибшей твари, лес догонял. Тихомир метнулся вверх – сотни хвостов, тел, пасти, почему-то без зубов. Мелькает меч – у него своя жизнь, чего-то рубит, кого-то убивает. Кровь у них оранжевая, как апельсиновый сок… или ананасовый. Интересный контраст на фоне всего серого и чёрного. Да, а как иногда было приятно купить домой пакет сока и пить его пол дня. Но лучше томатный, с солью, да и больше он на человеческую кровь похож, хоть что-то родное, а не эта мерзость. Лес внезапно закончился, а странные существа резко развернулись, как будто чего-то испугались. Взгляду открылся небольшой зелёный луг и огромное количество небольших каменных домиков. Тихомир засмотрелся и не заметил, что одно из уже улетающих существ ударило его хвостом в спину. Сознание помутилось и растаяло.


Тихомир открыл глаза и уставился в потолок. Тело ныло, но не всё – болело бедро и где-то в области лопатки. Потолок деревянный, стены тоже. Явно не в современном стиле. Значит, кошмар не закончился. О, тьма, где я? И когда закончится весь этот кошмар?

Как будто в ответ на все мысли Тихомира на фоне потолка появилась бородатая ухоженная морда. Морда помолчала минуты две, пытаясь прочитать хоть что-то в его взгляде, и требовательно изрекла:

– Кто ты, откуда у тебя меч Боромира, как ты прошёл сквозь Мглу, и, самое главное откуда?

– Е равно мц квадрат – Тихомир был зол и обескуражен. Он сам ни хрена не знает, ошарашен, озадачен, растерян, и вот только он начинает что-то анализировать, пытаться что-то понять, как эта наглая морда задаёт столько непонятных вопросов. Наверное, сработала какая-то самозащита, когда, не зная как ответить на вопрос, оппоненту задаётся ещё более сложный. Тихомир повернул голову. Бородатый мужик был не один. Рядом с ним стояли ещё, как минимум пять. Опять таки все бородатые. Одежды какие-то свободные, синий атлас, увешаны разными колокольчиками что ли… звенячками. При каждом движении этих людей что-то дзинькало, звенело, издавало звуки.

– Он не с Запада, – между тем люди начали разговаривать друг с другом, – одно его слово русское, одно западное два неизвестны. Но говор наш. Он может быть из Руси, кто знает, как там исказилась речь за столько лет.

– Он нас не понимает, посмотри на его лицо.

Ладно, подумал Тихомир, морда у меня действительно ничего не понимающая. А какая она ещё может быть после всего этого дурдома. Значит, используем ситуацию в свою пользу – ничего не понимающий дебил смотрит на всё круглыми глазами, а добрые дяди выливают ему всю известную им информацию.

– Все предметы, найденные у него, слишком непонятны, – подал голос мужчина сидящий на табуретке.

Тихомир в мыслях почему-то понял, что этот здесь главный.

– Устройство для зажигания огня с одной стороны слишком примитивно, с другой… Материалы, из которых оно изготовлено, нам неизвестны. Из похожего материала сделано и ведро. А раз обыкновенное ведро сделано из … этот материал у тех, от кого он пришёл, весьма распространён.

Ведро, вспомнил Тихомир. Нож он выронил, а ведром наравне с мечём (правда, с меньшим успехом) он отбивался от этих тварей. Точно, в памяти всплыл взгляд одной из них, после того как меч одним взмахом разрубил двоих, вторая рука замахнулась ведром на третью. Когда «птеродактиль» понял, что от удара не уйти, в его глазах показалась предсмертная тоска – только что от рук Тихомира погибло двое соплеменников. А когда Тихомир со всей дури лупанул этим ведром той по морде… Во взгляде было удивление и непонимание. Недолго, правда. Меч воспользовался замешательством.

– Но его штаны и рубаха. На них полно надписей, – подал голос другой мужчина, на груди у него висел медальон из какого-то непонятного металла, – я их подробно изучил и одну надпись я расшифровал – она написана на английском языке! Более того, дословно она переводиться – Сделано в Италии. Но мы же знаем, у нас есть все доказательства, что Запад погиб. Даже если он и не погиб, то всё равно смысл надписи непонятен. Зачем итальянцам писать, что вещ, сделана у них… на английском языке. Будь эта надпись на итальянском, всё бы было понятно.

– Хорошо, – ответил «главный», – предположим, что Запад не погиб, тогда будет логичным, что Италия делает некоторые вещи для Англии, только для Англии, поэтому и пишет для них на английском языке.

– Это не всё – опять подал голос мужчина с медальоном, – На устройстве для зажигания огня была наклеена какая-то бумажка. На ней нанесены какие-то руны в виде чёрных полосок разной ширины, под полосками цифры. Цифры АРАБСКИЕ.

Все мужчины как-то странно охнули и начали переглядываться друг с другом.

– К слову скажу, что такие же бумажки с рунами я нашел у него на рубашке, брюках и обуви. Все они отличны друг от друга по ширине полосок и значениям цифр.

– Охранные заклятия. Вот как он прошёл через Мглу.

– Нет, я проверял их. Переложил на звуки. Это полнейший бред. Никакой логики и системы. Как заклятья они бесполезны. Да и как заклятья могут действовать через бумагу, разве что только он один может их читать. Так вот, кроме рун на этом устройстве был текст. ТЕКСТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ.

Все опять охнули, а Тихомиру всё сложнее становилось изображать из себя дебила.

– Что-то типа рекомендаций, как этим предметом пользоваться – прячьте от детей, зажигать на расстоянии от лица и тому подобное. Так же какое-то непонятное устройство – оно рассыпается в руках, но детали походят друг к другу. Создаётся впечатление, что не хватает крепёжных элементов. На этом устройстве полтора десятка каких-то кнопок с арабскими цифрами и, что самое интересное – английский алфавит.

– Бред какой-то, – вымолвил «главный», – он что, ходил по Мгле и, чтоб не соскучиться учил английскую азбуку?

– Нет! – хитро улыбнулся человек с медальоном, – всё намного сложней! На задней стенке устройства надпись на английском языке: Windows Mobile. Я её перевёл. Дословно это звучит так – Подвижные окна.

В который раз все заохали.

– Устройство для открытия телепорта! – прогудел главный.

Тихомир тихонько усмехнулся (он ещё не знал, насколько близки к правде были эти слова).

– Несомненно, осторожно разобрав его, я обнаружил в нём какое-то механическое приспособление для извлечения звуков, в нём чего-то не хватает, но это обо всём говорит. Я думаю, что при помощи этого телепорта он перенёсся сюда, а потом оно у него сломалось.

Мужчина в упор посмотрел на Тихомира, а тот лишь закатил глаза всем своим видом упорно доказывая – я дебил.

– Ещё у него в карманах я нашёл кое-какие бумажки. Я думаю, в них зашифрованы какие-то заклятия. Руны на них очень сложные – он осторожно извлёк из кармана сторублёвую купюру и с каким-то благоговейным трепетом положил на стоящий рядом стол.

– Надпись на истинном языке! – зашептались мужики.

– Да! – торжественно изрёк обладатель медальона, – но в сочетании с арабскими цифрами, а смысл надписей не понять вообще. Падробка бiлетау нацыянальнага банка Рэспублiкi Беларусь праследуецца па закону. Одно слово – подделка, фраза – преследуется по закону. Вопрос! По какому закону эта подделка преследуется. Преследование, естественно может подчиняться каким то законам… Слово подделка трактованию тоже слабо поддаётся. Что-то сделанное под основным… Не знаю, к сожалению, мы утеряли знания о древнем языке. Остальные слова, кроме названия когда-то существовавшей страны, я не знаю. Я насчитал пять разных бумажек, но многие повторяются.

– Видно это одноразовые заклятия – подал голос мужик на табуретке, – читаешь его, и после этого оно исчезает. По-моему, это единственное логическое объяснение.

Ага, истерично подумал Тихомир, знал бы ты, как эти бумажки исчезают в моём мире, и заклятий никаких читать не надо.

– Внутреннее устройство бумажек очень сложное, не знаю, что за сила в них скрыта. На них изображены какие-то храмы. Хотя в принципе, на сегодняшний день, обладая существующими технологиями, мы можем изготовить копии таковых.

А вот это как раз и преследуется по закону, подумал Тихомир.

– Следующее, – мужчина с медальоном извлёк из кармана пачку сигарет, – коробочка с благовониями. Я читал в книгах, такие палочки зажигаются и ставятся на стол. На протяжении пяти минут трава тлеет и испускает запах. Но сама коробочка! Та же руна с полосками разной ширины и арабскими цифрами… Но самое главное – на ней русским языком упоминается Москва!

– Так он из Москвы?!

– Несомненно, он телепортировался сюда из Москвы! При помощи своего странного устройства. Потом что-то пошло не так – доказательство написано на коробочке – Минздрав России предупреждает: курение опасно для вашего здоровья. Его предупредили – осторожнее, какое-то «курение» может тебя убить. Но видно уже было поздно, убить оно его не убило, но психику подломило так, что… впрочем, Вы сами видите его состояние.

– Я вот всё думаю, кто из нас больший псих, вы или я, – Тихомиру надоело слушать весь этот бред, и он подал голос.

Мужчины все как-то сразу встрепенулись, даже «главный» вскочил.

– Ты что, всё это время понимал нас? – удивлённо спросил он.

– Боюсь, что на счёт понимания, то я до сих пор ничего не понимаю, – издевнулся над ним Тихомир.

– Так кто ты такой? – снова начал выпытывать у Тихомира мужчина, вставший с табурета.

– Тихомир, – пожал плечами тот, – может, и вы как-нибудь представитесь?

– Моё имя Светлан, я управляющий этим городом, это, – мужчина указал рукой на обладателя медальона, – мой советник, Девясил, остальных представлять не имеет смысла, сейчас ты всё равно ничего не запомнишь.

– Что за город?

– Минск.

– Это будет звучать довольно странно, но я сам живу в Минске: улица Парижской Коммуны, 11/337.

– Так значит ты не из Москвы… Выходит, все наши доводы были неверны? Но у нас никогда не было улицы с таким странным названием!

– Пока я здесь крутился… – задумчиво произнёс Тихомир, – это теория параллельных миров, не знаю, существует ли такая у вас.

– Существует, – подал голос Девясил, – правда не научная, а так. На уровне сказок. Уважаемый Тихомир, Вы не могли бы нам подробно рассказать обо всём, начиная с появления в нашем мире?

Ну что ж, подумал Тихомир, люди вроде культурные, неагрессивные, да и терять в этой ситуации нечего, можно и рассказать. И он начал рассказывать. Всё, начиная с того момента, как он увидел валун, с лежащим на нём мечём. Собравшиеся слушали широко раскрыв рты. Девясил время от времени внимательно расспрашивал отдельные детали и моменты его путешествия. По окончании своего повествования Тихомир осторожно спросил:



– Теперь может хоть кто-нибудь объяснит мне, что на самом деле со мной произошло, какой чёрный ангел, какая Москва, какие гусли, что за жуть происходит в Вашем мире?

Голос подал Девясил.

Это произошло несколько тысяч лет назад. На то время люди в Минске находились на значительно более низкой ступеньке умственного развития, поэтому сведений сохранилось немного. Достоверно известно, что за год до катастрофы в город пришла группа неизвестных людей. Чужих. Они предупредили горожан о надвигающейся опасности. Сказали, что построят в городе какое-то сооружение, которое не подпустит Мглу близко к городу. Горожане согласились и не выгнали чужестранцев. Вместе они построили какое-то сооружение, которое назвали «Гусли». Спустя некоторое время с окрестностей города начались доноситься тревожные вести. Потом с Запада хлынула волна беженцев. Они рассказывали страшные вещи. По земле, то медленно, а то рывками, догоняя бегущих в панике людей, расползалась чёрная субстанция. Догоняя людей, она в момент их обездвиживала, и те превращались в статуи, покрытые чёрными кристаллами. Вслед за чёрной субстанцией небо застилали серо-чёрные тучи. Из них вылетали странные крылатые существа – тучники. Они хватали разбегающихся людей и рвали их на части. Часть беженцев осталась в городе, неизвестно на что надеясь, часть побежали дальше, на восток.

Интересно, но Мгла и вправду остановилась в пяти километрах от города, обтекла его и помчалась дальше. Чёрные тучи поднялись вверх на несколько километров и, обхватив город чем-то наподобие купола, тоже двинулись на Восток. Тот час с туч, которые подошли к пятикилометровой границе, ринулись стаи тучников. Они хватали перепуганных людей, рвали на части и уносили в тучи. Не сразу люди опомнились и дали этим существам отпор. После выяснилось, что хоть тучники и уничтожили значительную часть испуганных людей, беженцев в городе всё равно было слишком много. Поскольку поставки продовольствия резко сократились, в городе начался голод. Пошло расслоение населения – озверевшие от голода горожане начали возмущаться на, собственно, никем не прошеных гостей – беженцев. Минск ещё тогда был крупным центром торговли, образования… В общем, в основном там проживала интеллигенция – что они, никогда не бравшие в руки оружие могли поделать с толпой сильных, ловких охотников из лесных деревень? Достойно дать отпор смогли дать лишь заклинатели, право, что в Минске их была целая Академия. На стороне горожан сражались и чужестранцы, как оказалось, они, все до единого, тоже владели искусством заклятия, и намного лучше коренных жителей. Так или иначе, бой был слишком неравный. В конце концов, пали и они. Опьянённые победой беженцы в поисках пищи и ценных вещей разгромили и сожгли пол города. Слава Роду, что они не додумались разрушить Гусли, иначе от Минска остались бы одни воспоминания. Беженцы объединились в группировки, и начали воевать, уже друг с другом. Как это ни удивительно, но эту маленькую цивилизацию спасли тучники. А точнее их следующие атаки. Это обстоятельство моментом заставило забыть беженцев о былых разногласиях. Пришлось срочным образом организовывать грамотную и сильную оборону – нападения начались по всей границе с Мглой.

Вскоре сформировалось вполне нормальное, правда, уж очень маленькое государство. Земель в пяти верстах от города хватало, что б прокормить оставшихся в живых. Жилья и соответственно материалов для строительства, оружия, инструментов оказалось более чем предостаточно. Население заняло отдельные, особо удобные кварталы города. Они могли поместиться и в одном из шестидесяти пустующих, но войско должно было охранять границу, довольно большую по протяжённости, а земледельцы обрабатывать свободную от Мглы землю, которая растянулась вокруг города тоже довольно большим кольцом. Со временем к власти стали приходить заклинатели. Не всё погибло в пожарах, некоторые книги не сгорели, люди их находили и изучали. Они оказались чрезвычайно полезными в это тяжёлое время – при помощи заклятий люди научились поднимать урожаи, изменять состав пищи, насыщая её нужными организму минералами, освещать улицы, не тратя на это драгоценное дерево, и многое другое. В конце концов, решили даже восстановить Академию заклинателей. Люди жалели, что их предки когда-то убили всех магистров и мастеров заклятий, им приходилось всё восстанавливать самим, но кто знает, возможно, на тот момент это было лучшим выходом из ситуации. С годами население города выросло и вновь начал подниматься продовольственный вопрос.

Пришлось пойти на жёсткие меры – ограничение рождаемости. И опять таки, без помощи заклинателей люди бы не справились.

Спустя примерно тысячелетие, после прихода Тьмы, в жизни города прошло знаменательное событие. Ночью над центральной частью города послышался свист и одновременно с ним, пол города осветило столбом зелёного огня. Управляющий, направившийся на место событий вместе с группой воинов, обнаружил лежащий на земле неестественно чёрный меч. Люди уже давно научились бояться чёрного цвета, редкие смельчаки, отважившиеся пересечь границы Мглы, немедленно превращались в блестящие чёрные статуи. Таких «памятников» за тысячелетие накопилось несколько штук на каждой версте границы. Место возникновения меча вместе с ним самим было решить огородить и выставить вокруг ограждения охрану. Меч лежал две недели, пока на нём не появилась надпись: Славомир. Славомира знал в городе почти каждый. Ничем особо не отличающийся от других жителей, он имел редкую профессию – делал луки и арбалеты. Его мастерства вполне хватало, что б обеспечить и без того немногочисленное войско города, но какое отличное это было оружие против летающих противников. Не одному воину его оружие спасло жизнь в бою с тучниками. Редкий дружинник не слышал во время празднования в какой-нибудь корчме очередной победы фразу: если б не лук Славомира… Что удивительно, хоть Славомир и освоил достаточно неплохо искусство лучника (естественно во время пристреливания свежеизготовленных луков) – до мечей он ни разу в жизни даже не дотрагивался.

Совет заклинателей заседал два дня, тщательно взвешивая все за и против. Люди хоть и научились бороться с тучниками, но те время от времен совершали довольно наглые налёты, которые без жертв не обходились. Кроме этого город жил старыми припасами. Металлы, камень и всяческие материалы извлекались из полуразрушенных зданий нежилой части города. Дерево вообще было на вес серебра (золота оказалось, в этом мире то же не было) – старое давно сгнило, а посаженной древесины для нужд города явно не хватало. В итоге было принято решение – событие это за последнюю тысячу лет слишком неординарное. Пусть Славомир попробует взять меч в руки. На всякий случай место ритуала окружили вооружённые воины и опытные заклинатели, но ровным счётом ничего не страшного не произошло, разве что стоящие со спины Славомира увидели возникшие вдруг из воздуха, просто и стильно оформленные ножны.

А спустя сутки меч превратился в миниатюрный медальончик на серебряной цепочке, правда, без ножен. Ещё месяц заклинатели таскали Славомира к себе в Академию, но найти что-либо необычное в медальончике не смогли.

Их исследования прервало очередное нападение тучников. На этот раз существ было так много, что оружие в руки брали все мирные жители, кто мог это сделать. Не избежала эта участь и Славомира, схватив один из лучших своих луков и колчан стрел, он среди первых побежал на поле боя. А вот на поле боя случилось что-то из ряда вон выходящее. В мгновение ока лук вместе со стрелами оказался в траве, а Славомир в неистовом вихре метался в десяти метрах над землёй. Среди отлетающих в разные стороны хвостов и конечностей тучников с трудом можно было высмотреть мелькающий чёрный меч и непонятные чёрные крылья, наполняющие воздух вокруг низкой вибрацией еле различимой человеческому уху. Разметав сдуру кинувшихся на него существ, Славомир изменил тактику – с огромной скоростью начал носиться между отдельно летающими тварями, каждым заходом отрубая им то лапу, то хвост, а то и рассекая пополам тела.

Надо сказать, что людям ещё никогда не попадались части тела этих существ, чаще всего, получив несколько стрел (не важно три или тридцать) они спешили удалиться в свои тучи. Мечи их рубили, но разрубленные части расходились на несколько сантиметров друг от друга и оставались висеть спутанные еле заметной серой вуалью. Как мелко и не пытались нашинковать воины хоть одну такую тварь, она всегда скрывалась за своими проклятыми тучами. И в этом случае тоже было совсем неважно, будь это колотая рана или подобие приготовления мясного салата – они всегда улетали. На удивление людей в этот раз на их головы посыпался целый дождь из отрубленных частей тучников. После этого, впервые за тысячелетнее знакомство с людьми, один из тучников заорал. Орал истошно и жалобно, люди внизу даже заулыбались, видя извечного врага жалким и испуганным. А когда его крик резко прервался и тело, отделённое от головы чёрным мечём, полетело на землю, и вовсе рассмеялись.

Тучники имели обыкновение нападать на город по всей окружности. Так оно было и на этот раз, однако, услышав предсмертный вопль своего соплеменника, решились на массированный удар. В течение пяти минут собрались в одну большую стаю, после вытянулись в огромную стрелу и ринулись на Славомира. У многих людей, стоявших на земле под Славомиром нервы от этой надвигающейся громады, несущей в себе смерть не выдержали, и они начали разбегаться по сторонам. Внезапно произошла вообще какая-то необъяснимая вещ. Тот, зависнув в воздухе и закрыв глаза, начал изрекать заклятие, срываясь то на жалобно высокие, то на угрожающе низкие звуки. Воздух перед ним подёрнулся, и твари со всей скорости врезались в какой-то невидимый клин, разрезающий общий строй на две струи. Скорость тучников, и так развитая до безобразия за счёт почти пикирующего полёта, при прохождении через «клин» увеличивалась раза в три, а в мерах десяти внизу их ждала твёрдая земная поверхность. Послышался многочисленный хруст костей и удары тел о землю. Тучники, атаковавшие в задних рядах, наконец, увидели судьбу своих товарищей и попытались уйти от стремительного планирования, но неизвестная сила как ураган втягивала их в эту смертельную гонку. Вот мимо Славомира пролетел последний и с хрустом брякнулся в общую кучу. Люди с ужасом подумали, что будет, когда вся эта свалка полуоглушённых тварей начнёт приходить в себя. Но ничего подобного не происходило. Тучники натужно подвывали, бешено барахтались, но ничего не могли сделать. Они все были слеплены друг с другом еле заметной серой вуалью, той самой, которая позволяла им будучи разрубленными на куски, улететь в тучи. Славомир тогда сказал, что теперь они уязвимы – их можно не спеша добивать, и тяжело опустился на землю.

Город гулял всю ночь. Первый раз за тысячелетие он смог одержать такую неоспоримую победу над тучниками. А ведь почти каждую неделю они тащили в свои проклятые тучи хотя бы одного человека. Тихий ужас приходил в сознание каждый раз, когда люди задумывались, что они там с ними делали. Для пищи человеческая плоть им не годилась – никто не видел тучника, пожирающего человечину, но зачем-то ж нужны были. Заклинатели накинулись на Славомира, которого в народе уже нарекли чёрным ангелом: как, что? Но тот ходил хмурый, разговаривать не хотел и рано пошёл спать, хотя свет в его окне горел всю ночь.

Утром он явился в Академию и попросил собраться ещё не отошедших от гуляния заклинателей. Перед собравшимися, а желая проявить перед ним уважение, собралась вся Академия, он рассказал, что узнал некоторую полезную информацию. Как и где узнал – не знает, хотите – верьте, а хотите – нет. Тучники, мол, по своей организации напоминают муравьёв, зачем они людей таскают, не знает. Есть они могут только ту пищу, которую им производит их основной кормилец – по форме он представляет собой гриб высотой в несколько километров. Ножка пробивает облака, а шляпка высоко над ними возносится. Нижняя сторона шляпки трубчатая, как у боровика. Из трубок периодически скатываются круглые шарики, которыми и питаются тучники. Внутренность гриба изрыта ходами, которые из ножки уходят глубоко под землю.

Сами тучники – это рабы и воины гриба, только он их может кормить. Они его за это защищают и выполняют его приказы. Но есть ещё те, которые кормят сам гриб, что за пища нужна ему – неизвестно, но добывают её глубоко под землёй пятиметровые существа, внешне похожие на гусениц. Они, похоже, так же зависят от гриба, как и тучники. Гриб наберёт мощь и атакует заново, но уже со всей силой. К этому нападению надо готовиться. И отбиваться от этой атаки горожанам придётся самим, без его помощи. Пользуясь тем, что гриб кинет все силы на штурм города, Славомир попытается проникнуть внутрь, найти его слабое место и убить.

На вопрос, как же он сможет ступить на территорию Мглы Славомир лишь улыбнулся и показал на висящий на шее медальончик. Кроме этого рассказал о заклятии, которое он неизвестно как освоил в бою. Для людей без столь могущественного амулета, как у него, оно слишком сложно, но удалось распутать фрагмент. Вместе с этим фрагментом, наравне с перековкой, любой меч сможет рубить тучников до смерти. Примерная суть такова – лезвие меча, условно разделённое на три части перековывается так, чтоб звучало в трёх разных октавах. Во время боя человек должен произносить заклятие – определённый набор звуков, звуки поочерёдно и вместе входят в резонанс с частями лезвия, что и придаёт клинкам особые свойства, позволяющие разрубать тучников на части. Основная надежда на заклинателей – они больше всех владеют искусством заклятий – произношением живых звуков в сочетании с мёртвыми. Перековку мечей и обучению воинов надо начать немедленно, никто не знает, когда гриб решит отомстить. После боя, если он завершиться удачно, Славомир уйдёт. Уйдёт искать Москву. Там тоже построены Гусли, только значительно большие по размеру. Черный меч, прикоснувшись к ним, возможно сможет заставить Мглу попятиться.

Почему-то Славомиру поверили. По всему городу начались интенсивные приготовления. Тот же днями парил вокруг города, напряжённо всматриваясь вдаль. Беда пришла оттуда, откуда её никто не ждал. Воины были сосредоточены по границе Мглы, периодически посматривая на небо и ожидая знака Славомира о возможной атаке. Никто не думал, что первые крики донесутся из центра города. Сразу в нескольких местах центральной площади булыжники вспучились и из-под земли начали вылезать огромные гусеницы со страшными жвалами, похожими на лапы медведки. Пока воины добежали до центра города треть мирного населения уже были разорваны на клочки. Оставшиеся сторожить границу видели, как из туч на Славомира вылетела стая тучников. Он, в свою очередь, обошёл их по вертикально дуге, нырнул под тучи и исчез из поля видимости. Тучники, вероятно приготовившиеся к бою, были несколько ошарашены поведением противника, но вскоре опомнились и кинулись вдогонку. Через минуту исчезли и они.

Тем временем в центральной части города творилось что-то страшное. Гусеницы, привыкшие всю жизнь копать своими жвалами землю и прогрызать гранит, оказались смертельными противниками. Вначале они повергли воинов в ужас и, воспользовавшись страхом последних, догоняли и со спины просто раскусывали бедолаг на части. Чуть позже выяснилось, что перекованные клинки одинаково легко разрубают и мягкий живот противника, и бронированные жвала. Люди воспряли духом, у многих из них были заготовлены шесты, на которые легко одевались мечи. Они ожидали подобного противника. И вот горожане уже начали одерживать победу, как изменили тактику гусеницы – они начали рушить здания. Как оказалось, каменная кладка для них не стала большой проблемой, а упавшие на них булыжники и острая крошка вреда не доставляли – раны от не заклятых должным образом вещей затягивались такой же серой вуалью, как и у тучников. Зато люди десятками гибли под завалами и падали подкошенные разлетающимися каменными осколками.

Внезапно громкий визг разнёсся по всему горизонту. Создавалось впечатление, что из тысячи тонких труб под большим давлением выходит воздух. Этот визг длился около минуты, и люди во время его не могли двинуть и пальцем. Визг прошёл. И если горожане пришли в себя, то гусеницы безжизненно упали на землю.

Славомира ждали долго, но он так и не пришёл. Как он погиб, стало известно лишь три века спустя.

За три века город пришёл в себя, отстроился, да и население понемногу восстановилось. Нападения тучников прекратились, после того памятного боя их не видели вообще. Через сотню лет люди перестали бояться нападений. Когда в течении века не встречается ни одного противника, вполне логично уменьшить численность армии, а освободившиеся силы и ресурсы употребить в мирных производствах. Следующий обладатель чёрного меча, в противоречие предыдущему, оказался воином, точнее стражем порядка. Воинов тогда уже было немного. Звали его Боромир. Началось всё с того, что из его дома начали пропадать различные вещи. Сам, находясь на страже закона, он крайне заинтересовался этими обстоятельствами. Но вещи пропадали буквально у него на глазах. Впоследствии этими вещами заинтересовались заклинатели – ну как можно объяснить исчезновение полуметрового камня из фундамента дома, когда сама кладка при этом не нарушена.

Предметы перестали исчезать только после того, как исчез сам Боромир. Появился он спустя несколько дней, причём довольно странным образом – в прямом смысле слова вылез из-под земли в центре города. Заклинатели сразу затащили его в Академию, где тот поведал им удивительную историю.

В один из дней, собираясь с утра на работу, Боромир почувствовал, что в глазах у него помутнело. В этой помутневшей темноте он отчётливо увидел чёрный меч, который сам собой оказался у него в руках. Оглянувшись по сторонам, он обнаружил, что лежит около полуистлевшего скелета. Над головой низко нависли тучи, а значит, он был на территории Мглы, и до сих пор был почему-то живым. Оглядевшись вокруг себя, Боромир увидел, что земля в радиусе сотни метров от него не серая, а розовая, нежновато-мягкая. Присмотревшись к скелету, он обнаружил, что тот лежит на метровом красном непрозрачном кристалле. Меч вдруг без его команды аккуратно сгрёб кости с кристалла и изрубил странное образование на куски. В ответ на такое действие земля затряслась и Боромир, сам не понимая, зачем он это делает, начал наполнять все имевшиеся у его карманы осколками кристалла. Он уже собрался, было скинуть рубаху, чтоб связать её узлом и использовать вместо сумки, как из-под земли вылезла тварь, чем-то похожая на здоровенную уховёртку. Вопреки ожиданиям Боромира, она не бросилась на чужака, а побежала к разрубленным кускам кристалла и начала в них копаться своими усиками. Боромир, к своему удивлению, оказался высоко в воздухе, его держали низко вибрирующие чёрные крылья. Вмиг всё уяснив, от сделал в воздухе оборот и разрубил уховёртку на части. Гомон под землей не затих, и через пару минут на поверхность появилось ещё несколько уховерток и две гусеницы. Тех самых, что когда-то погубили половину города. Боромир заложил очередной вираж. Минута, и от этих противников лежали одни ошмётки. На их место из подземных нор выскочило уже около десятка уховёрток. С разбегу они звучно столкнулись лбами на месте разрушенного кристалла, образовав что-то похожее на десятиконечную звезду. Не успел Боромир что-либо сообразить, как существа разбежались в разные стороны и скрылись в норах. Место, где лежал кристалл, было пустым. Боромир почему-то подумал, что осколки этого непонятного образования жизненно важны, сложил крылья и бросился в одну из нор. За два дня хождения по этому лабиринту Боромир изучил их полностью, изрубил пять десятков гусениц – в подземелье их теперь не осталось вообще, пару десятков уховёрток – только две из них сжимали в придатках красные кристаллы.

Потом Боромир обнаружил, что некоторые ходы как-то уж очень неестественно заканчиваются тупиками, причём именно те, которые уходят вниз. Подойдя к одному из них и приложив к стенке ухо, он услышал какое-то шевеление. Взяв меч в обе руки Боромир начал расширять проход. С той стороны несколько гусениц начали интенсивно его закапывать. Поработав пару часов, Боромир понял, что гусеницы значительно быстрее закапывают проход, чем он его раскапывает. Попробовав таким же образом атаковать ещё несколько тупиковых проходов, он наткнулся на ещё более ожесточённое сопротивление с той стороны.

Если бессонницу и усталость меч каким-то образом ещё как-то и компенсировал, то двухдневная жажда давала о себе знать, и Боромир решил возвращаться. По характеру грунта было видно, что несколько туннелей выходят за границу Мглы и круто поднимаются вверх. Видно века назад гусеницы атаковали людей именно из этих. Люди их когда-то засыпали землёй и булыжниками. Однако копать, когда землю не надо отгребать руками, а она сама сыплется сверху, было значительно легче. Это и спасло жизнь Боромиру, поскольку силы его уже были на исходе.

Выслушав Боромира, заклинатели отправили его спать, предварительно пропустив через руки лекарей, а сами всю ночь изучали таинственное вещество. Тайны его они так и не разгадали. Сутки спустя, когда Боромир чувствовал себя более-менее сносно, он пришёл в Академию и попросил собрать всех заклинателей. Наверное, это уже начало становиться какой-то традицией, но собрались все.

Боромир начал так же, как в своё время и Славомир: есть важная информация, откуда – не знаю, хотите – верьте, хотите – нет.

Славомир во время сражения решил избежать встречи с тучниками, отклонился от их траектории и полетел к грибу. Однако твари почуяли неладное и бросились в погоню. Многие десятки порубил он, пока не увидел над тучами высоко вздымающуюся ножку гриба. Тучники успели изрядно потрепать Славомира – он не привык обороняться, он привык нападать. Наверное, они и совсем бы его добили, если б он не долетел до шляпки гриба. Шляпка оказалась вся изрыта норами – в одну из них Славомир и нырнул. По габаритам она вполне подходила к человеку, но тучники со своим размахом крыльев пролететь не смогли. Внутри гриба оказалось пустынно, сказывалось то, что, все силы брошены на атаку города. Меч указывал дорогу – сердце существа было где-то внизу, в месте, где надземная часть переходит в подземную. Спускаясь вниз, Славомир не встретил никого живого, и вот, когда до цели оставалось всего сотня метров, его взгляду открылась огромная пещера. В центре пещеры лежал метровый красный кристалл. От него, в сторону стен пещеры отходили тонкие розовые нити, к своему основанию увеличивающиеся почти до полуметрового диаметра. Славомир окружил себя защитным заклятием и, обрубая на лету отростки, проткнул мечём кристалл. Мгновенно всё вокруг огласилось жутким визгом, а Славомир, не обращая внимания на хлещущие со всех сторон по его защите отростки, разрубил кристалл и начал по очереди, при помощи очередного заклятья, уничтожать части. Он уничтожил семь частей из восьми, прежде как защита истончилась, и неиствующие щупальца пригвоздили его к земле, а после вся мякоть гриба превратилась в тугой кисель, который миллионами тонн похоронил под собой Славомира.

Так же Боромир объяснил, что гриб возродится. Это произойдёт нескоро, но произойдёт. На этот раз уховёртки, скорее всего, соберут и вырастят кристалл глубоко под землёй, найти и уничтожить его сейчас практически невозможно. Но Боромир оградил город от нападения из-под земли. Он растолок добытые кристаллы в ступке, а полученным порошком две недели пересыпал границы города со Мглой, нашёптывая при этом никому не понятные заклятия. Завершив эту работу, Боромир сказал заклинателям, что меч зовёт его в путь – всё та же история – ему необходимо в Москву. Он ушёл почти шесть веков назад, и больше о нём ничего не было слышно.

Тихомир выслушал историю и крепко задумался. Ясно, два его предшественника из этого мира, а он тут причём. Хорошо вписывался в историю тот факт, что Боромир телепортировался к мечу, совсем, как и Тихомир.

– Я вижу, тучники вновь появились в этих краях, ведь, если я не ошибаюсь, это они меня преследовали? – Тихомир попытался на локтях подняться с кровати.

– Да, как видно, гриб возродился, – ответил Девясил, – но большого вреда они нам не доставляют, гораздо больше нас заботит скудность имеющихся у нас ресурсов.

– Кстати, – перебил его Светлан, – следуя услышанной тобой истории, ты ведь должен знать судьбу Боромира. Ты можешь нам что-нибудь рассказать.

Тихомир напряг память.

– Следуя этой же истории, – наконец сказал он, – мои предшественники вспоминали подробности лишь спустя некоторое время, кроме этого – они были из этого мира, у меня же в голове всё перемешалось с воспоминаниями из моего. А миры эти очень различны, обычные вещи обихода вы приняли за магические обереги.

– Так это обычные вещи? – воскликнул Девясил, – так почему же мы смогли разобраться в надписях, что их покрывают, почему, в конце концов, мы говорим на одном и том же языке?

– Не знаю, – задумался Тихомир, – если следовать одной из теорий параллельных миров, которая существует у нас, есть миры, как две капли воды похожие друг на друга. Но в какой-то момент, в одном из них, в данном случае вашем, произошла глобальная катастрофа. И истории миров разошлись. В пользу этой теории говорит то, что я появился в месте, аналогичном такому месту в моём мире. Расстояния, ландшафты. Всё одно и тоже, только у нас там лес, озеро, а у вас чёрные кристаллы и летающие твари, готовые разорвать на части любое живое существо.

– Что такое озеро и лес мы видели на картинках, – закатил глаза Девясил, – как же вашему миру повезло.

– Ну почему, – откликнулся Тихомир, – были моменты, когда наш мир стоял на грани ядерной катастрофы. Возможно, она была бы намного более масштабной, чем ваша, а у некоторых были мысли запустить боеголовки к Луне, она же изменив орбиту, столкнулась бы с Землёй, и от неё бы остался рой метеоритов. Если вы понимаете, о чём я говорю, – тут же спохватился он.

– Мы знаем о строении космоса по книгам, – откликнулся Светлан, – нам бы хоть увидеть Луну, а уж о такой роскоши, что б она сама к нам прилетела, даже и мечтать не смеем.

Почему-то никто, кроме Тихомира, на эту шутку никак не отреагировал. Даже хуже – все мужчины внезапно с круглыми глазами уставились на него. Тихомир перевёл взгляд на Светлана и увидел, что улыбка с его лица тоже начинает сползать, а после начало темнеть в глазах у него. Доски на потолке потемнели слишком быстро, а выщерблины в них превратились в звёзды. Люди, стоявшие подле его кровати стали деревьями, а соломенный матрас – влажной травой с сосновыми иголочками и веточками.

Глава 2

Тихомир мотнул головой – скамейки с урнами, асфальтовые дорожки… Ба! Да он в городском парке. Так что это было? Дурной сон?

– Охренеть! – подумал Тихомир и тут же подумал, что это не он подумал, а кто-то другой. Но кто?

– Ты можешь говорить вслух? Я не могу читать твои мысли, – опять раздалось в его голове.

– Спятил, – на этот раз вслух произнёс он. Рука потянулась к шее. Там оказалась цепочка с маленьким мечём.

– Не спятил, и перестань так бесцеремонно меня трогать!

– Так, – Тихомир решил поразмышлять вслух, – как говорится, будем последовательны и логичны. Мои предшественники, если весь этот бред не является сном, узнавали некоторую важную информацию спустя определённое время. Одна вещь совпадала, им нужно было уединиться. Ха, они разговаривали с мечём.

– Дошло, наконец, – проскрипел голос, – я поняла, что ты сообразительный человек, поняла, что ты из высокотехнологичного мира, поэтому сейчас решила играть в открытую. Это самый лучший вариант. Дикарям нужно было придумывать разные сказочки. Хотя риск, что ты спятишь, всё-таки есть до сих пор.

– Ты… Э…. – Тихомир рассматривал лежащий на руке меч, – женского рода?

– А вот с такими выражениями поосторожнее, в мире, где я находилась последние тысячелетия, Род один из самых почитаемых богов – этакий здоровенный богатырь, олицетворение мужской силы, силы продолжения рода, весь наРОД произошёл от него. А ты его так… Женского рода… Наглость ещё та. Вообще, я существо бесполое, просто мой создатель… Послушай, Тихомир, я уже поняла, что языки и понятия в этих мирах совпадают. Скажи мне, в твоём мире существуют устройства, способные накапливать информацию, что бы человек потом мог этой информацией маневрировать?

– Компьютеры?

– Значит, есть, – казалось, что голос в голове облегчённо вздохнул, – так вот я… Э… компьютерная программа. Смысл ясен?

– А что ж здесь не ясного – Тихомир пришёл в себя окончательно, даже чувство юмора появилось. Хороший признак, обычно это показатель здоровой психики.

– И как тебя сейчас называть? Не меч, не клинок… О, сабля!

– Кто, бля?

– Что-то я некоторых вещей не понимаю, – задумчиво сказал Тихомир, – компьютерная программа не может иметь чувство юмора. Это свойство чисто человеческое.

– А кто меня, по-твоему, создавал? Человек. Причём человек с весьма нездоровым чувством юмора. Эта женщина, ну, которая меня программировала, была дважды разведена и имела три несчастных любви, стерва ещё та. А всё из-за своих шуточек. Она программировала меня десять лет. У меня внутри все её переживания, вся её самокритика, короче, вся дурь. Когда ей было плохо от всех её переживаний, она непроизвольно, между строчками кода, вписывала в меня всю свою психику. Кроме этого она была хитра, и я, когда меня тестировали, обманула все тестирующие программы. А до последней шуточки мог сам дойти. Тогда, во Мгле, ты сказал это слово, когда был слегка ошарашен. Оно у меня сразу прописалось. Сопоставив реакции твоей психики, особенности твоего чувства юмора, лучше всего выдать именно такой ответ.

– Так всё-таки, как мне тебя называть? – Тихомир устал уже чему-либо удивляться.

– Как хочешь, но учти, что я обидчива, не зря я обманула все тесты, имени типа «Стерва» я не потерплю.

– Ну, поскольку ты являешься, так сказать, олицетворением той женщины, буду называть тебя её именем.

– Согласна. Ты, оказывается не такой уж и идиот, каким на самом деле выглядишь. Имя той женщины – Синистра.

– Хорошо, Синистра, – согласился Тихомир, – а чего ты молчала, когда мы шли по лесу? Хоть бы каким советом помогла, я ж там чуть не скопытился.

– А ты думаешь я не чувствовала по изменениям в твоём метаболизме, что ты на грани психоза? И тут появляется голос в голове – Здравствуй, Тихомир, я компьютерная программа «Синистра», сейчас проходит процесс интеграции каналов А-излучения с твоими нервными клетками, идёт загрузка, пожалуйста, подождите. Уверена, в этом случае ты скопытился б ещё быстрей. Кроме того, я создана для работы с дикарями, откуда мне было знать, что ты из высокотехнологичного мира, если за всю дорогу, ты кроме своего «бля» ничего и сказать не соизволил?

– Так значит Боромир…

– Именно, мальчик (Тихомир скривился), не было никакого Боромира. Точнее был… ну, его останки. Что б у тебя не поехала крыша, я создала голограмму бравого витязя – заложенная во мне функция. Дикари верят во всяческих могущественных призраков.

– Лучше б рассказала мне сказочку про А-излучение, – съязвил Тихомир. – Я, к твоему сведению, по профессии программист.

– Да… – программа замолчала минуты на две. О чем-то напряжённо думала (или чё-то просчитывала).

Как я её, злорадно подумал Тихомир, а то, понимаете, мальчика тут нашла.

– Действительно, – задумчиво промямлила она, – всё было бы намного проще.

– Значит и форма меча у тебя тоже для работы с дикарями, – дошло до Тихомира, – слушай, Синистра, а расскажи, как я вообще очутился в том мире.

– О своих целях я расскажу чуть позже, мне нужно много что просчитать. Но суть такова. Я могу нормально функционировать только после интеграции с человеческим телом. Во время боя, к примеру, моторными функциями твоих рук управляю я. Во мне заложены сотни видов боевых искусств, чуть что, не удивляйся. После гибели Славомира я осталась одна среди Мглы. Включилась функция просчёта телепортации ближайшего человеческого индивидуума. Про Боромира тебе немного не досказали. Он жил на самой окраине города. Сотни лет я просчитывала местонахождение города в телепортационных потоках. Задачка не из простых. Просчитала. Потом, после нескольких неудачных попыток, смогла Боромира телепортировать к себе. Дальше историю про него ты знаешь. Погиб Боромир совершенно в другом месте, я оказалась в другой точке пространства, и расчёт пришлось начинать заново. Отступлю от темы, Синистра программировала только мою психологическую составляющую, которая отвечает за общение с человеком, остальные программисты вложили в меня тысячи программ – полезных и не очень. Так вот, о программе телепорта. Она очень сложная. В то время, когда меня создавали, она вообще находилась на стадии теории. Сотню лет идёт подбор цифр так сказать по накатанному пути, по изученным комбинациям. Если в течении этого периода расчёт результатов не приносит, год программа перемалывает цифры бессистемно – своего рода эксперимент – пальцем в небо. Вот я и попала.

– Попал я, – перебил её Тихомир, – а имена – Славомир, Боромир, Тихомир. Везде в конце «мир». Это совпадение?

– Я поняла, что в твоём мире всё не так. У нас всё основано на звуках, все цифры, посчитанные мной, для реализации в действие должны быть переведены в звуки. В самом начале я совершенно случайно подобрала комбинацию под «мир». На это могло уйти десятки тысяч лет, но мне повезло. Только идиот не воспользуется такой удачей. Кстати, в твоём случае основной набор звуков звучит так.

В голове у Тихомира прозвучала мелодия.

– Батюшки, – Тихомир схватился за голову, – так эта мелодия воспроизводилась моим телефоном перед телепортацией!

– Вот тебе и разгадки на все загадки, – усмехнулась Синистра.

– Хорошо, а почему я опять оказался в своём мире?

– Я это просчитываю, – деловито сказала программа и замолчала.

Тихомир подождал пару минут и спросил:

– Ну что, посчитала?

– Нет.

– А когда посчитаешь?

– Теоретически расчёт может быть закончен не больше, чем за две с половиной тысячи лет.

Чудесненько, подумал Тихомир и осмотрелся вокруг, а ведь надо как-то добраться до дома. Осмотрев себя, он обнаружил, что одет во что-то наподобие белого сарафана с капюшоном.

– Синистра.

– Что?

– Прошу прощения, что отвлекаю тебя от твоих расчётов, но может, ты мне расскажешь, во что я одет?

– Восстанавливающая мантия. Ты был ранен в бою с тучниками, и довольно основательно. Заклинатели одели её на тебя. Она затягивает раны в течении нескольких часов.

– Ладно, считай дальше.

Под мантией ничего не было (в смысле одежды). Лишь бы она не просвечивалась в свете фонарей, истерично подумал Тихомир. Обуви не было тоже. Может вызвать такси? Деньги!!! Заклинатели меня ограбили. Вот скоты. Позвоню Коле. Подъедет на машине и заберёт. Блин. Мобильник ведь тоже остался там. Всё осталось там! Даже пластмассовое ведро. Идти около километра. Ерунда. Считай под самым домом. Но не в этом случае.

Тихомир поднялся и осторожно вышел на парковую дорожку. Из-за редких деревьев виднелась городская улица. Судя по отсутствию на ней людей, можно было предположить, что сейчас около трёх часов ночи.

Хоть в чём-то мне везёт, подумал Тихомир, и уверенно направился в сторону своего дома. Пока всё шло как нельзя лучше, редкие машины проезжали, не останавливаясь, гуляющие кошки испуганно шарахались в кусты, а единственный человек, которого он встретил на своём пути – в усмерть пьяный мужик – ползал по газону на карачках, живя своей, никому (возможно, и ему самому) неизвестной жизнью.

Неприятности появились неожиданно. Представляли они из себя двух мужчин в голубоватой форме и с нашивками на груди. На нашивках значилось – ОМОН. Тихомир от неожиданности остановился. Те оказались поражены не менее его. С минуту они молча стояли друг напротив друга, после чего один из стражей порядка, уставившись на босые ноги Тихомира, почему-то вежливо произнёс:

– Молодой человек, Вы сегодня употребляли спиртное?

Тихомир не растерялся.

– Блаженны будете Вы, рабы Божьи. Нам, ходящим под Луной, не нужна кровь Христа для просветления, ибо ветвь лозы способна затмить разум и прострить душу над могильным покоем.

Омоновцы слишком уж выразительно посмотрели друг на друга, и пошли своей дорогой.

– Пусть сердца ваши будут чисты, а пути без скверны! – бросил им напоследок Тихомир, который уже успел войти в роль.

Омоновцы после такого напутствия зашагали ещё быстрее.

– Метаболизм твоего организма говорит мне о том, что ты испугался, – озабоченно подала голос Синистра, – они хотели тебя убить?

– Нет, но забрать в э… темницу могли.

– А что за бред ты им нёс, я ничего не поняла.

– Прикинулся психом.

– А не проще было их зарубить?

Тихомир представил себя торжественно стоящим, с опущенным остриём к земле мечём, над разрубленными омоновцами и ему на момент стало плохо.

– Синистра, ты вообще, в курсе такой вещи, которая называется гуманизм?

– Конечно, – поспешила ответить программа, – меня создал человек.

– Я вижу, в тебя не вложили ни капли этого самого гуманизма, или человек, создавший тебя, был каким-то тираном.

– Нет, гуманизм во мне есть, но иногда, ради достижения большой цели, не грех и пойти на небольшие жертвы. Просчитав все варианты, я пришла к выводу, что если их зарубить, то риск не дойти до цели уменьшится.

– Ты преследуешь какую-то цель в своём мире, а эти люди здесь совершенно не причём.

– А мне то что, у меня есть МОЯ цель, и я буду прилагать все усилия для её достижения. Неважно, кто встанет на моём пути – свои чужие; виновные невиновные; из твоего мира или из моего – какая мне разница?

– Ладно, о целях мы у меня дома поговорим, пока не мешай мне. А ты действительно стерва.

– Что? – возмутилась Синистра, – да пошёл ты! Посчитаю лучше.

Программа замолчала, а Тихомир двинулся дальше. Уже на походе к дому в его голову пришла на удивление логичная мысль: а вдруг кто-нибудь из соседей увидит его в таком «божественном» виде? Благо, что сарафан был с капюшоном, который Тихомир и одел. Уже издалека он увидел подростков на скамейке под домом. Обычно они частенько засиживались допоздна: пили пиво и играли на гитаре, чем изрядно его доставали. Пройти незамеченным Тихомиру не удалось, разгорячённая спиртным молодёжь, сразу его увидела.

– Монах, тебе не холодно? – произнёс один из них и направился к Тихомиру.

Тихомир решил, что в этой ситуации, самое лучшее не обращать на подростка внимания.

– Давай их зарубим, – предложила Синистра.

– Заткнись, – зашипел в ответ Тихомир.

– Что ты сказал? – подросток удивился наглости «монаха».

– Я не тебе, – Тихомир непроизвольно обернулся в его сторону.

Блин, выругался он в мыслях, фонарь меня освещает до полных подробностей, теперь точно узнают, в следующий раз надо себя держать себя в руках покрепче. Но подросток застыл с круглыми глазами, полными ужаса. Бутылка с пивом выскользнула из его рук и, упав на асфальт, разбилась. Остальная же компания напоминала застывшую скульптуру. Тихомир развернулся и забежал в подъезд. И чего это они так, подумал он, ладно, потом разберусь. Всё это время в его голове носилась мысль, что он что-то забыл и только на лестничной площадке вспомнил, что. У него не было ключей от квартиры. Всё осталось там. Что ж делать? Можно, конечно, плечом, но какой грохот будет по всему подъезду! Да и соседка… Вредная старушенция, которая всегда бдела, бдит и бдеть будет.

– Синистра, у меня нет ключей от дома, какие-нибудь предложения будут?

– Конечно. Проникнуть в дом можно легко и просто.

– Как!?

– Извинится передо мной.

– Опять ты… Ну ладно, извиняюсь.

– Такие извинения мне не нужны, лучше посчитаю.

Синистра умолкла.

– Ну, пожалуйста, – взмолился Тихомир, – извини, я был не прав. Ты очень интересная и симпатичная программка.

Тишина. Вот, стерва, осторожно подумал он.

– Понимаешь, если меня кто-нибудь увидит в таком виде, – пригрозил он, – то до твоей цели мы не дойдём точно, меня изловят и закроют в дурдоме.

– Окно в доме есть? – сразу откликнулась программа.

– Есть.

– Выбегай на улицу.

Тихомир молча повиновался. Компания уже исчезла со скамейки, но он, на всякий случай, отбежал за угол дома.

– Так вот, – продолжила Синистра, – пока ты занимался всей этой ерундой, я просчитала активацию крыльев. Пока слабенько, но для простейшего подъёма сойдёт.

Тихомир отбежал под своё окно и скомандовал:

– Подъём!

За плечами сразу почувствовал меч в ножнах, а по бокам низко гудящие крылья. Подъем проходил медленно, но без приключений. Правда, в окне третьего этажа за кухонным столом сидело двое мужчин. На столе стояла недопитая бутылка водки. Один из мужчин заметил Тихомира, округлил глаза, на что тот ему, чисто из вредности, помахал рукой. Мужчина, протер глаза кулаками, проморгался, но когда их открыл, за окном уже никого не было. Может пить бросит, подумал Тихомир, открывая окно.

Интересно, сколько я отсутствовал, подумал он. Часов у него отродясь не водилось, и он включил компьютер. Полтора суток. Значит, время в этих мирах тоже совпадает. Тихомир прошёлся по комнате и случайно увидел своё отражение в зеркале. Теперь понятно, чего так испугались подростки – вместо лица под капюшоном клубился тёмно серый дым. Тихомир снял капюшон и дым исчез. Интересная штучка, да ладно, чего тут удивляться. Надо сделать кучу звонков, но придётся дождаться утра. А пока можно прояснить всё окончательно.

– Синистра! – позвал Тихомир.

– Ну, – недовольно отозвалась программа.

– Всё считаешь?

– Ну.

– Ты мне ничего не хочешь рассказать?

– Что?

– Ну, кто тебя программировал, что у тебя за цель?

– Зачем?

– Я ж всё-таки, часть тебя, после как там… интеграции какого-то излучения.

– Спрашивай.

– Чему ты так удивилась, когда мы переместились в этот мир?

– Планетам.

– Слушай, да перестань ты дуться, мы с тобой оба взрослые люди, что б дойти до цели мне нужно знать всё.

– Я – программа. И для меня нет понятия – взрослый или молодой.

– А! Доделанная или недоделанная.

– Программы не бывают доделанными. Ладно, я сейчас морочила тебе мозги, что б просчитать за это время – стоит или не стоит тебя посвящать в курс событий. Расчёт показал, что тебя стоит посвятить в курс событий. Расскажу тебе об истории ещё одной цивилизации. Зародилась она на обширном острове в Атлантическом океане.

– Уж не Атлантида ли, у нас про неё только красивая легенда осталась!

– Не перебивай старших, мне тысячи лет, а тебе от силы тридцатник наберётся. Атлантида. Устройство общества и религиозные убеждения начавшей зарождаться цивилизации были таковы, что остров никогда не страдал от перенаселения, поэтому никто не лез захватывать чужие территории. Приплывающих же извне чужаков, с острова уже никогда не отпускали. Они становились полноправными жителями существовавшего там государства. В самом устройстве общества выше всего ставилась наука. Основа всей науки – А-излучение. Я думаю, что ты знаешь, что такое гравитационные волны. Они исходят от любого массивного объекта во вселенной. Проходя через любое вещество, эти волны заставляют мельчайшие частицы этого вещества изменить своё расположение по отношению друг к другу. Но это изменение настолько мизерное, что даже обнаружить его практически не возможно. Так вот, А-излучение представляло собой совокупное излучение всех планет Солнечной системы, падавшее на Землю. На мою Землю. Собираясь вместе, оно резонировало. Учёные быстро научились его использовать. В Минске, к примеру, А-излучение научились использовать заклинатели.

Извлекать выгоду из него можно путём подбора определённого ряда звуков. Наши учёные достигли в этой науке огромных высот. Вся цивилизация держалась на использовании этого излучения. Я посмотрела, что ваши компьютеры устроены совершенно по-другому. В них есть электричество. У нас электричество встречается только в живых организмах. Основа всех наших технологий – А-излучение, вплетённое в решётку металлов. Мы достигли такого уровня технологий, что вышли в космос. Тут, правда, вышла одна заминочка. Решили исследовать Нептун и выслали к нему разведывательную экспедицию. Он не пролетел и половины пути. Исчез. То же самое происходило и с другими кораблями, которые удалялись от планеты на далёкие расстояния. Спустя десять лет после пропажи первого корабля, от него пришёл сигнал. То есть его занесло в открытый космос в десяти световых годах от Земли. Полёт до Нептуна был рассчитан на год, поэтому спустя год вся команда этого корабля погибла. В сигнале содержалась важная информация – в пяти годах полёта от того места, куда занесло корабль, на орбите неизвестного светила крутятся восемьдесят шесть планет.

Ну, это я немного отступила, хотя, почему-то я думаю, что нам эта информация пригодится. В один из дней в Антарктиде, совершенно неизученной нашими учёными, спутники зафиксировали высокую сейсмическую активность. Потом произошло мощное извержение дремавшего доселе вулкана. Извержение было настолько сильным, что часть камней и льда, поднятые в воздух взрывом, оказались в космосе. Извержение утихло так же быстро, как и началось. Вся южная часть покрылась пылевыми облаками, и спутники ничего сквозь них не могли рассмотреть.

Первая аномалия была замечена у берегов Атлантиды. Из океана вылезло существо, похожее на огромного кракена, и принялось крушить прибрежные города. Тогда местные жители без труда с ним справились, но учёные пришли в ужас, изучив структуру останков существа. Ничего подобного до этого они не видели. Существо не имело клеточного строения. Что-то похожее на очень тугое желе с различными вкраплениями. Само существование такого организма вызывало глубокие сомнения, а уж о функционировании и способности перемещаться и говорить нечего. Потом появились другие. Множество организмов, внешне напоминающих рыб заполонило океаны. Структура их тканей была полностью идентична ткани изученного кракена. Местных морских организмов эти рыбы не трогали, только в случае агрессии. Чем они питались, учёные так и не выяснили. Но потом появились донные организмы, эти местную флору и фауну не щадили. Беспощадно вытесняли. На берег пока никто не лез, но учёные уже забили тревогу. Выслали к Антарктиде воздушную экспедицию. Вернулась только пятая по счёту. Рассказала она довольно страшные вещи. Странные организмы, заполонившие моря – это только пол беды, они сами бегут из недр земли от более опасного врага. Там, вокруг жерла вулкана по земле расползается чёрное кристаллическое пятно. Соприкасаясь с ним любой живой организм превращается в кристаллическую статую. За пятном по небу расползается чёрно-серое облако – вообще непонятное образование. Экспедицию, правда, можно было назвать удачной, поскольку удалось привезти образец вещества (в виде чёрной статуи одного из членов экспедиции). Учёные сели за изучение и развели руками – ничего похожего на молекулярную и даже атомарную структуру в этом веществе нашли. Единственное, что определили – у вещества была октава, начали подбирать противооктаву – в свободном виде такой не существует. Точнее есть, но на изготовление устройства для борьбы со Мглой уйдут тысячелетия. А в несвободном виде противооктавник можно построить лишь в двух местах на Земле – Минск и Москва. Тектонические разломы, градус наклона к оси планеты и тому подобное. Не зря, видно там возникли города. В конце концов, решили разделиться на две группы – одна наиболее многочисленная, строит на орбите корабль-колонию, который полетит к тому самому светилу с планетами, другая, намного более меньшая, строит противооктановики. Основной противооктановик построили в Москве, вспомогательный – в Минске. В последнем городе создавали и меня. Точнее дорабатывали. Построили основной противооктановик меньше, чем за год, после этого он должен был дозревать около тысячи лет. Программа его активации во мне.

– А почему тебя не разработали прямо возле основного противооктановика? – встрял Тихомир.

– В моей основе лежит кристалл, найденный в метеоритном потоке, он может аккумулировать очень большое количество энергии. Нахождение вблизи основного противооктановика во время его нестабильного вызревания привело бы к А-взрыву, а такой пол планеты может разнести, представь, сколько в нём энергии скопиться, к примеру, за пятьсот лет. Да и во мне тож немало. Теперь, когда он созрел, ему достаточно контакта со мной, что б я запустила активирующую программу.

– И что будет?

– Этого я не знаю, но то, что что-то будет, это точно.

– А что тебя удивило с планетами?

– Я их всех узнала, от них идут все такие же энергии, только они не совпадают по направленности, по некоторым другим характеристикам, не получается из них А-излучения.

– А как же крылья, которые меня сегодня подняли.

– За две тысячи лет я скопила столько А-излучения, что мне хватит на очень много.

– На счёт планет, ты хочешь сказать, что оба мира находятся в одной Солнечной системе?

– Не знаю. Думай сам. В этих мирах всё идентично и параллельно, языки, материки, даже мелочи ландшафта. Юпитер, к примеру, был перед телепортацией в одной стороне, после совершенно в другой. Но это один и тот же Юпитер, я это просчитала по всем характеристикам.

– Слушай, Синистра, у нас есть наука – астрология, так вот, в ней, помимо видимых планет есть фиктивные планеты, которые как бы есть, но на самом деле их нет, может твой мир и является одной из этих планет?

– Это что за планеты?

– Лилит, Селена и Вулкан.

– Ничего себе фиктивные. Наши учёные их тоже не сразу заметили. Потом нашли, спутники посылали, фотографировали. Странненькие они конечно, но в остальном это планеты как планеты.

– Слушай, а ты сможешь изобразить на карте положение планет относительно Солнца перед телепортацией?

– Смогу.

– А после?

– Смогу, но мне понадобиться время для расчёта.

– Сколько?

– Сколько? Не знаю, это надо рассчитать, но ориентировочно не больше двух сотен лет.

– Ясно. Тогда ничего не выйдет.

– А что ты задумал?

– Если нарисовать две карты расположения планет всей системы относительно Солнца, до и после телепортации, а потом их наложить друг на друга… В общем расположение планет должно совпасть, а вот места, где находился в этот момент наблюдатель, будут разными. Таким образом, мы сможем найти место, где расположена твоя Земля.

– А ведь точно, и чего это я раньше до этого сама не додумалась? – удивилась Синистра.

– Потому что ты – программа, твоё дело считать, а я – человек, моё дело думать.

– В твоём мире есть люди, которые занимаются планетами?

– Есть. Астрономы. Но у меня ни одного знакомого астронома нет. Во всякие академии с такой просьбой лучше не обращаться. Ха! Но есть наука, которую я уже вспоминал – астрология. Она рассматривает положение планет относительно определённой точки на Земле в определённое время и переносит всё это на натальную карту. Но из этой карты легко составить карту с положением планет относительно Солн…

Тихомир вдруг резко потух и замолчал на полуслове.

– Что случилось, – сразу забеспокоилась Синистра, – в твою кровь поступила лошадиная доза депрессантов.

– Да, есть у меня один знакомый астролог. Наши отношения продолжались почти год. А потом всё так нелепо закончилось… До сих пор не могу отойти, в метре от момента, когда мы уже могли быть вместе.

– Да не расстраивайся, – засуетилась Синистра, – поверь мне, все мужики козлы. Уж я этих стервецов собственной шкурой прознала. Козлы, они и есть козлы, и нечего из-за них расстраиваться. Сколько я слёз в своё время пролила из-за этих извергов. Расстраиваться из-за них, значит, себя не уважать, поверь мне! Плюнь на всё и живи дальше, и обязательно встретишь когда-нибудь бравого витязя на богатырском коне, который на скаку подхватит тебя, усадит перед собой на коня и нежно обнимет. Вы будете с ним скакать целую вечность сквозь берёзовые рощи и цветущие луга…

– Синистра, – перебил Тихомир.

– Что?

– Что за бред ты несёшь? Этот астролог – женщина.

– Тем более, – программа уже завелась и не могла успокоиться, – все мы, бабы – стервы, нам бы только поиграться в красивые сказочки про любовь, а сами мы хитры, расчётливы и жестоки. Не знаю, каким идиотом нужно быть, что повестись на эти бабские штучки…

– Синистра, – опять прервал её Тихомир.

– Ну, что!? – возмущённо откликнулась программа, недовольная тем, что её перебили.

– Я так не думаю про эту женщину, и перестань лезть в мою личную жизнь.

– Значит, ты её ещё любишь.

– Си..

– Всё, молчу, молчу.

– Но ради такого дела, – задумчиво произнёс Тихомир.

– Ну-у, – выжидающе одобрительно нукнула Синистра.

– А, – махнул рукой Тихомир, – надо устроить встречу.

– Вот это поступок настоящего мужчины, – обрадовалась программа, – когда выступаем?

– Есть некоторые сложности. Э… она замужем.

– Тьфу ты, нашёл сложности.

– Я о том, что муж не допустит нашей встречи.

– Проблема? А я на что? Давай мы его зарубим.

– Да задолбала ты со своей манией всех зарубить, я не хочу ей зла, понимаешь?

– Меня так программировали, – притихшим извиняющимся тоном промямлила Синистра.

– Знаешь, она работает совсем рядом, на заводе «Радиоволна». В восемь утра начинается рабочий день. Вот на проходной мы её и выловим. Так. С этим решено. Есть ещё проблема.

– Обещаю, что эту проблему методом «зарублю» решать не буду. Что за она? Тоже женщина? – оживилась Синистра.

– Перестань. В нашем мире без денег не выживешь.

– В нашем тож так было.

– Так вот, за выходные я должен был написать программку, у меня заказ. Ага, – протянул Тихомир, листая папку с громким названием «Малое предприятие „ТяжМашЦветЛит“, – эту программку мне надо сдать сегодня к обеду. Я не успею. Ты не можешь мне помочь?

– Я не знаю ваших методов программирования.

– Да, но ты зрительно, то есть через мои глаза, очень неплохо усваиваешь информацию, ведь так?

– Ну да. Мне достаточно мгновенья, что бы усвоить всю информацию с раскрытого листа. Ты, правда, от этого не поумнеешь…

– Фигня, это всегда успеется, – Тихомир уже доставал здоровенный том по программированию, – что мне делать?

– Ничего, просто листай страницы так быстро как сможешь.

Это оказалось довольно сложной работой. Тихомир даже руки время от времени менял, но под конец книги изрядно запыхался.

– Всё, – наконец сказал он, – программируй.

– Что?

– А? – опомнился Тихомир и спешно пролистал папку с заказом.

Они сели за компьютер, и Синистра сразу перехватила моторику его пальцев. Они забегали по клавиатуре, будто сумасшедшие, а по экрану побежал код программы. Вначале Тихомир честно пытался вникнуть в код, но от такой скорости зарябило в глазах, и он отключился на свои мысли.

– Всё готово, просыпайся – прошептал голос в голове.

Тихомир посмотрел на часы – прошло всего пятнадцать минут.

– Отлично, мы как раз успеваем на встречу.

Тихомир сбегал в ванну, побрился, помылся, влетел в комнату и натянул на себя человеческую одежду.

– Ой, как мы волнуемся, – съязвила Синистра.

– Слушай… – Тихомир хотел сказать пару-тройку крепких словечек.

– А может я ревную? – перебила она.

– К человеку? Я понимаю, если б к другой программе.

– Нельзя, – серьёзно сказала Синистра, – вирусы!

– Ба! – наигранно удивился Тихомир, – и у вас тоже?

– Есть, правда антивирус, но с ним… как-то не так.

– И у нас тоже… как-то не так, – согласился с ней Тихомир.

Ждать на проходной долго не пришлось. Без десяти восемь глаза Тихомира впились в девушку небольшого роста к короткой красной куртке.

– Она? – спросила Синистра.

– Алина, – окрикнул девушку Тихомир, – можно тебя на минутку?

Девушка подошла к Тихомиру.

– Я тебя просила, – холодным голосом сказала она, – не звонить мне и не выходить со мной ни на какие контакты. Я не так давно устроилась на работу. Ты что, хочешь меня совсем добить. И так все нервы мне вытрепал больше, чем за пол года.

Взаимно, почему-то с сожалением подумал Тихомир.

– Алина, у меня к тебе просьба, не связанная, с нашими э… бывшими отношениями. Мне нужна твоя консультация… От неё, возможно, зависят судьбы довольно многих людей. Обещаю, больше я тебя не побеспокою.

– Что за просьба? – спросила Алина всё тем же холодным голосом.

– Мне нужна натальная карта: Минск, сегодня, три часа ночи.

– И ты подумаешь, что я поверю, что это не выдуманный тобой повод для встречи?

– Надо её чем-нибудь удивить, что б она поверила – прошептала Синистра.

На доли секунды за спиной Тихомира распахнулись и сложились крылья. Алина отступила назад и, видимо, размышляла, показалось ей увиденное или нет.

– И, если можно, нарисовать схему положения планет относительно Солнца на этот момент.

– Хорошо, я зайду к тебе во время обеда, – Алина развернулась и быстрым шагом пошла к проходной.

Тихомир не помнил, как он вышел из здания. Руки дрожали, колени подкашивались, а в висках билась кровь.

– Тихомир, – осторожно позвала Синистра.

– Что!? – он заорал так, что прохожие шарахнулись по сторонам.

Программа замолчала минут на десять.

– Как всё серьёзно, – наконец протянула она, – тебя бы сейчас в бой с тучниками, ты б за минуту сотни две разметал.

Тихомир молчал. Зашёл домой, взял трубку и позвонил на мобильный Николаю.

– Тихомир, раздался знакомый голос, ты куда исчез?

– Не поверишь, заблудился, вышел к дороге только сегодня ночью.

– Ну, ты даёшь, а я как угонщик собственную машину взламывал и проводками заводил. Часов шесть тебя по лесу аукал.

– Извини, сам не знаю, как умудрился. И ключи твои от машины потерял.

– Ладно, не в обиде, главное живой. Я вижу ты сейчас дома. Давай заеду.

– Слушай, может ты меня подвезёшь к центру, мне нужно программку на одну фирму забросить.

– Без вопросов, выходи минут через двадцать.

Жаль, нет времени проверить эту программу, подумал он. Чего-то мысли все перемешались. Тихомир заметался по комнате.

– Синистра, а я сам могу издать какую-нибудь октаву, к примеру, если захочу успокоиться, – спросил он уже стоя на улице.

– Можешь.

– А как же А-излучение, его же нет в этом мире.

– А я на что? Ты не представляешь сколько во мне этой энергии аккумулировано.

– Выходит, я произношу определённый набор звуков, и октава срабатывает.

– Как приятно работать с умными людьми, в твоём случае это будет, – Синистра издала ряд нечленораздельных звуков, – но учти, что это лишь видимое спокойствие, как наркотик. К сожалению, убрать и влить в твою кровь порцию каких либо гормонов никакими октавами невозможно. После произнесения октавы, гормоны останутся в крови, но передача импульсов по нейронам замедлится. Другими словами затормозишь не только дрожь в руках, но и все реакции вообще. Не советую этим пользоваться, разве что когда вокруг нет врагов.

– Когда такое было, – вздохнул Тихомир.

Подъехал Коля.

– Ну, привет, пропажа, рассказывай подробнее.

– А чего рассказывать, – сказал Тихомир, садясь в машину, и начиная бессовестно выдумывать события, – побродил по лесу, нарвался на егеря. Оказалось, мы с ним в школе учились. Позвал на рыбалку, на свой хутор. Там попьянствовали. Обратно, к дороге, решил идти сам и опять заблудился. Вот и вся история.

– Ты прям авантюрист какой-то, – серьёзно ответил Николай, но по отдельным ноткам в голосе слышалось, что он не поверил ни единому слову.

Пока ехали, Тихомир подумал, что как ему тяжело будет видеть Алину у себя дома. Он выдаст себя всеми реакциями организма. Захотелось проверить октаву в действии, так, что б иметь оружие про запас. Он вспомнил звуки, которые ему издавала Синистра, и попытался их воспроизвести. Коля удивлённо на него посмотрел, но его сразу же отвлекли звуки, издаваемые автомобилем. Он почему-то резко заглох, а по грохоту и скрипу создавалось впечатление, что машина разваливается по частям.

– Блин, – выругался он, – а это, что за сюрпризы, на прошлой неделе техосмотр проходил.

Николай вылез из салона и открыл капот, на протяжении двух минут он таращил на что-то глаза, не переставая при этом ругаться. Тихомир спокойно ждал. Глаза застелила какая-то пелена, потом он встал, и, абсолютно равнодушный к чужому горю, не попрощавшись, пошёл к центру города. Как он дошёл до фирмы, которой нужно было отдать заказ, и как оттуда выходил, он вообще помнил слабо. А потом зашагал к дому. Как зомби, медленно и безразлично. Лишь часа через два пелена с глаз начала медленно сползать.

– Синистра, – зло позвал Тихомир, еле ворочая языком, – ты что, не могла привести меня в нормальное состояние?

– Нет. Ты сам наложил на себя октаву, и только ты сам мог её снять.

– А что ж ты раньше не сказала?

– Я сказала, какие будут последствия. Ты меня плохо слышал!? Вот и хорошо. На собственной шкуре убедился, что к моим словам нужно прислушиваться.

Тихомир взглянул на часы, стоящие на витрине какого-то магазина. О, Боже, двенадцать часов дня, я не успеваю. Домой он пришёл без десяти час. Через двадцать минут пришла Алина.

– Привет, сейчас, сделаю тебе кофе, у меня и лимон есть, – Тихомир запрыгал по квартире, как лань, раненая в зад картечью.

– Не надо, – прервала его старания Алина холодным тоном, – ты просил о консультации. Спрашивай, что хотел.

– Ну… карту… Минск, сегодня… три часа ночи…

– И путь переведёт всё относительно Солнца, – зашептала в голове программа.

– Синистра, – раздражённо прикрикнул на неё Тихомир.

– Синистра, – холодно сказала Алина, – интересное имя, и чем вы с ней занимались сегодня в три часа ночи? Ты меня позвал составлять гороскопы твоих баб? – Алина развернулась к выходу.

– Это не то, что ты думаешь, – промямлил Тихомир, в мыслях представляя, как он оторвётся на Синистре немного позже.

– Знаю я все твои «Не то, что думаешь». Ладно, в знак наших прошедших отношений я это сделаю, но после этого оставь меня в покое НАВСЕГДА.

– Обещаю.

Алина села за компьютер, вставила диск, поколдовала над клавиатурой и на экране монитора появилась карта со специфическими для астрологии значками.

– У нас планеты обозначали точно так же, – зашептала в голове Синистра.

– На карте все планеты расположены относительно Земли, – сказал Тихомир, – Можешь перевести всё это в простейшую схемку – в центре Солнце, а на орбитах, в своих положениях, сидят планетки.

– Могу, что здесь сложного.

Спустя минуту на экране появилась схема.

Тихомир отошёл к окну и прошептал:

– Действуй, Синистра.

Моторика Тихомира перешла под влияние программы, он подскочил к какой-то папке на столе, вырвал прозрачный пластиковый лист и взял в руки маркер. Пол минуты и на пластике нарисованы планеты в положении до их телепортации. Синистра отпустила Тихомира. Он взял пластик, распечатал схему с экрана и начал вертеть его на листе бумаги, пока положение всех планет не совпало. Положение совпало! А значит, теория по любому верна. Глаза опускаются ниже. Вот он, крестик – местоположение того мира.

– Синистра, ты это видишь? – восхищённо прошептал он.

– Вижу, – отозвалась программа.

– Твоя Земля располагается за Солнцем, прямо напротив, и они, вероятно, ходят по одной и той же орбите. Вот почему наши учёные её не обнаружили – они никогда не заглядывали за Солнце, пускали всякие спутники, но они не были нацелены на изучение этого объекта, и по этому его не видели. Ты представляешь, ровно через пол года на этом месте будет находится твоя Земля, с другим Минском, осаждённым Мглой.

– Тогда почему мы не видели энергии, исходящей от вашей Земли.

– Синистра, знаешь, кто такой компьютер – это полный идиот, просто память у него феноменальная. Как могло излучение пройти через Солнце. Эти две планеты ВСЕГДА разделены Солнцем. Быть может их … параллельность… одна и та же орбита, только с разбежкой в пол года, и объясняет всю эту их похожесть.

– Слушай, а аномалии исчезновения кораблей не могут быть с этим связаны?

– Знаешь, теорий здесь может быть сколько угодно, у меня в голове уже вызрело более десятка. Почему-то мне кажется, что естественным путём, на комическом корабле, невозможно попасть с одной планеты на другую. Как-то не вписывается это в ситуацию, не знаю, получается какая то ненормальность, или это моя интуиция… С чем бы сравнить… Эти миры похожи до ужаса… Короче две параллельные прямые никогда не пересекаются. Две планеты никогда не видят друг друга, и в то же время они идут одними и теми же путям. Короче ты программа, ты меня не поймёшь, это тонкий человеческий психоз, который всегда делал важные открытия. И ещё одна вещь, в вашем мире не существует многих наших химических элементов, я уже насчитал три: золото, медь и никель. Почему пропадали ваши корабли. Это другое пространственно-временное поле, что ли. Вокруг твоей земли. Не могло произойти такого, что корабль пересёк поле, и какие-то химические элементы, которых нет в нашем мире, исчезли. Просто этот мир продолжается где-то ещё. В случае с пропавшим кораблём, в десяти световых годах от планеты, вот почему оттуда и пришёл сигнал.

– Тихомир, – прервала его Алина, – с тобой всё в порядке?

Тихомир спустился на землю.

– Извини…

– Тихомир, – горячо зашептала Синистра, – срочно выйди в соседнюю комнату, мне нужно тебе сказать что-то очень важное.

– Секунду, Алина, сейчас я вернусь.

Тихомир выбежал в спальню и злобно зашипел:

– Что!?

Глава 3

Стены поплыли, обои стали деревянным, он обнаружил себя стоя стоящим на кровати и всё понял.

– Синистра, – заорал он, – ты понимаешь, что ты наделала. Спальня – тупиковая комната в квартире. Замок у меня закрывается только ключами. Как я объясню своё исчезновение? Что человек будет делать с моими ключами?

– Если жив останешься, в чём я очень неуверенна.

В комнату вбежал какой-то мужчина в голубом сарафане и сразу же куда-то исчез.

– Чёрный ангел вернулся, – услышал Тихомир откуда-то снизу.

– Я вообще тут не причём, – отозвалась Синистра, – расчёты подошли к концу, и за секунды до телепортации пришёл результат. Всё, что я могла, сделать – это только предупредить.

– Ладно, – остыл Тихомир, – что дальше?

– Москва, – спокойно ответила та.

В комнату влетели Светлан с Девясилом.

– Куда ты исчез? – первый вопрос застиг его врасплох.

А действительно, как объяснить этим людям, куда он мог исчезнуть. Его предшественники таких «фикусов» не вытворяли. Не вписывается в систему. Боромир, правда, пропал. Но то были несколько другие обстоятельства.

– Как по мне, так вроде я никуда и не пропадал, глаза закрыл – открыл и уже здесь стою.

– Как ты смог превратить нашу мантию в другие одежды?

– Да, есть одно заклятье…

– Ты ничего не хочешь рассказать?

Из головы ещё не выходила Алина, а его опять атаковали целой кучей вопросов, на которые он не знал ответа.

Точно, надо соблюсти традицию. Те «ангелы» так поступали.

– Соберите всю Академию, и быстрее, – как можно мрачнее изрёк Тихомир, – а сейчас выйдите, зайдёте, когда соберёте всех заклинателей.

– Синистра, – позвал Тихомир, когда комната опустела, – быстро расскажи мне, что случилось с Боромиром и наши дальнейшие планы.

Интересно, но слушать не пришлось, в голове сразу возникло всё, что нужно было знать. Так, пакет информации. Анализируя её, Тихомир соскочил с кровати и начал напряжённо думать, меряя комнату шагами. Наконец, в дверь постучал Девясил.

– Все собрались, как ты и просил.

– Ну так пусть заходят.

– Заклинателей в Академии более двух сотен, они собрались в Зале Совещаний. Я пришёл тебя туда провести.

Никогда не думал, что придётся в своей жизни лекции читать, Тихомир открыл дверь и двинулся вслед за Девясилом. Сразу бросилось в глаза, что всё вокруг было выточено или вылито из камня в отличие от полностью деревянной комнаты, где был Тихомир. Девясил на его вопросы объяснил, что дерево в городе слишком дорогой и редкий материал. И комната, единственная в своём роде, нечто вроде больничной палаты, поскольку дерево в совокупности с некоторыми заклятиями способствует быстрому излечению организма. Камень тоже не естественного происхождения. Даже этот материал в городе давно закончился. Несколько веков назад заклинатели научились делать камень из обыкновенной почвы. Поплутав по полутёмным коридорам, они, наконец, вышли в зал, до боли в глазах напоминающую университетскую аудиторию. Видно, хоть и разнила эти миры катастрофа, но в мелочах развитие пыталось идти параллельно.

Тихомира подвели к какому-то столику (около доски с мелом!) и в воздухе повисла тишина. Надо же, даже графин с водой стоит. За столами аудитории, как попугаи, все в разноцветных мантиях, сидели заклинатели. Ага, какая-то система. Первый, неполный ряд, занимали мужчины в синих мантиях, два следующих занимали голубые, потом белые, а дальше красные. Тихомир усмехнулся, пролетариат, буржуазия и … Ладно, потом к словам цепляться будем. Захотелось сказать – Здравствуйте, товарищи! (бурные аплодисменты) – а потом, жалея свою долюшку, – В этот хмурый день мы все здесь собрались, что бы проводить в последний путь… Тихомир налил из графина воды и отхлебнул от стакана. Интересно, где они воду берут? Господи, за пару дней столько информации на его нервную систему. Надо менять процессор. Не справляется. Интересно, а сколько у Синистры… ну, к примеру, ОЗУ. И какой «пень» стоит, если она всё время что-то считает, а просчитать нормально не может. А что подумала Алина? Маньяк! Спустился из окна. Нет, пятый этаж. Перелез на соседский балкон. И теперь думает, что он герой и удивит её такими дебильным шуточками. А потом опять явится на работу и скажет, мол, повод ключи забрать.

– Тихомир, – шепнула Синистра, – если мы кого-то оплакиваем, то прошла уже не одна минута молчания, а целых пять.

Тот подавился водой из стакана, откашлялся и неуверенно начал.

– У меня есть важная информация, откуда – не знаю. Хотите, верьте, а хотите – нет.

– Молодец, – одобрила Синистра, – входишь в роль.

– В начале о гибели Боромира. Его поход начался вполне удачно. Пока он не дошёл до моста через озеро. Не всё во Мгле безопасно для путника, несущего амулет Чёрного Ангела на шее. Все предметы, покрытые чёрными кристаллами, несут смерть. Так вот, мост через озеро был ими покрыт, и Боромиру ничего не оставалось сделать, как воспользоваться своими крыльями. Перелетев через озеро, он вполне логично решил, что чем плестись по земле, намного быстрее будет преодолевать расстояния по воздуху. Внутренний голос (понятно, что за он) неоднократно предупреждал его, что крыльями пользоваться очень опасно. Дело не только в тучниках, кристаллический мир населён множеством существ. Одно из них видно приспособлено для охоты на них. Как по-другому объяснить мгновенное появление протянувшегося в воздухе на десятки метров острого жгута прямо из-под земли. Жгут пробил Боромиру сердце и на землю он упал уже мёртвым.

Заклинатели, все как один, раскрыв рты, напряжённо слушали.

– Да, – протянула в голове Синистра, – сказитель из тебя никакой. Где романтика? Где отважные бои со злобными монстрами? Летел… Бздрик… Упал… Пошло. Пошло и дёшево.

А что, подумал Тихомир, романтики им захотелось. А вот так в жизни чаще всего и происходит. Бздрик… И всё. Тихомир сразу вспомнил Алину. Господи, сколько у них было романтики. И какой! А потом так бздрик… и никакой романтики.

– Гриб возродился, – наконец продолжил Тихомир, – Об этом вы знаете сами. Но он набирает мощь. Нападения рано или поздно не миновать. Мне надо идти в Москву, но по дороге я постараюсь его уничтожить. Мне нужны мои вещи, которые были найдены у меня во время моего первого… явления. Нужен запас воды. А сейчас прошу проводить меня в мою комнату, мне надо всё обдумать.

– А чего, – поддержала его Синистра, – Те тоже были немногословны.

Заклинатели не издали ни звука, а Тихомир громко глотая, допил воду, не менее громко поставил стакан на стол и выразительно посмотрел на Девясила.

Попав в комнату (почему-то он уже начал назвать её своей), Тихомир закрыл дверь на защёлку и завёл разговор с программой.

– Синистра, зачем мне убивать этот гриб? Горожане вполне неплохо справляются с тучниками.

– Страховка, всего лишь страховка. Расчёты показали, что больше никого из твоего мира я выхватить не смогу. Телепортационный код настроен именно на тебя, а как ты знаешь, получила я его совершенно случайно. Когда ты погибнешь, доступ в твой мир закроется …

– Когда я погибну!?

– Слушай, что тешить себя всякими надеждами. Увы, но ты сам, своим рассказом о Боромире, показал мне своё отношение к красивым сказкам. Расчёт показал, что вероятность выжить во всём этом путешествии у тебя крайне низкая. У меня изначально заложена некоторая тактика, которая, правда, до этого никак не реализовалась. Другими словами ну, проходишь ты километров сто, ну пусть двести. Там тебя вылавливает какая-нибудь зверюга и бессовестно разрывает на кусочки. Как я говорила, доступ в твой мир закрывается, и я просчитываю поток для кого-нибудь из города, выхватываю его, прям к себе, и мы с этим камикадзе проходи ещё километров сто. Поэтому мне важно, что бы город был в безопасности.

– И путь твой будет усеян трупами, а откосы залиты кровью, – юмор всегда спасал Тихомира, когда его вот так вот нагло подставляли.

– А мне то что, – безразлично усмехнулась программа, – мне важна цель, МОЯ цель.

– А если я откажусь?

– А куда ты денешься?

Тихомир подумал, действительно, а куда он денется. В своем мире всё что, ему было дорого, он уже потерял. А здесь… Ну заявит он Девясилу или Светлану, мол не пойду никуда… А что дальше!? Во-первых, неизвестно, что вытворит после этого Синистра, во-вторых… ну пусть скажут, что ясно, страх человеку свойственен, только идиоты ничего не боятся и поэтому, наверное, очень мало живут. Ну, останется он жить в этом городе и каждый, унесённый тучниками человек, будет на его совести!? А на чьей ещё!? Нет. Так жить он не сможет.

– Слушай, а я могу тебя передать какому-нибудь другому… бравому витязю?

– После процесса интеграции каналов А-излучения с твоими нервными клетками, процесс разъединения происходит только после смерти реципиента.

– Ну так умертви меня и выбери другого.

– Для меня оно тоже дёшево не обходится. Во мне есть блоки памяти, предназначенные именно для интеграции с человеческой психикой. Чем дольше я нахожусь в контакте с определённым человеком, тем больше сливается код программы этих блоков с психикой данного индивидуума. После его смерти данные, на которые наложилась его психика, удаляются безвозвратно.

– Я монстр.

– Да пойми, я твой друг и партнёр, больше всего я беспокоюсь за то, что б ты не погиб.

– Друг и партнёр!? И гонишь меня в страну неведомых зверушек, что ждут непрошеных гостей!? Что б они там разодрали меня на куски, а кишки вместо гирлянды на елки поразвешивали!? Хороший друг. Ничего не скажешь.

– Хорошо, – попыталась успокоить его Синистра, – Я не хотела тебя вырывать из твоего мира, сработал расчёт. Он сработал на мелодию твоего телефона. Теперь докажи мне, кто больше виноват. Тот, кто тебе позвонил? Ты, что ты купил телефон с такой мелодией? Или я, из-за того, что у меня сработал расчёт?

– Телефон у меня два года. Он сто раз звонил, однако ничего не происходило, – огрызнулся Тихомир.

– И что? – возмутилась Синистра, – Мой расчёт происходил сотни лет. И то же НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИЛО. Пока не зазвонил твой телефон.

– А, – махнул рукой Тихомир, – тебя не переспоришь, дала б не судьба случай увидеть ту женщину, что тебя программировала, сказал бы я ей пару крепких словечек.

– Тогда я б твоей судьбе точно не позавидовала, – серьёзно ответила программа, – нас, кстати, ещё будет периодически вырывать в твой мир, так что не соскучимся.

– Да мне уже не тот мир не мил, ни этот.

– Когда выступаем? – бессовестно поинтересовалась программа.

– А когда надо?

– Элементарные расчёты – чем быстрее, тем лучше.

– Слушай, я уже не спал пару дней.

– А хочешь?

– Нет.

– Усталость и сон я могу снять, так что о них не беспокойся. Тебе следует подкрепиться. Жажду, как ты понял, я тоже снять не могу. Ты хорошо запомнил рассказ про Славомира? Нам будет труднее, тогда внимание гриба было отвлечено на город. Сейчас нет. Предстоит очень тяжёлый бой с тучниками.

– А ты хорошо помнишь историю с Боромиром? – передразнил её Тихомир, – Я не такой идиот, что б лететь навстречу с грибом отмахиваясь от стаи тучников. Поступим так, как в своё время поступил гриб – удар оттуда, где его совсем не ждут. Пойдём под землю. Будем пробовать пробиваться снизу. Если в воздухе меня могут атаковать шесть существ одновременно, то в тоннелях подземелья только два. Шансы в три раза больше. Ну что, ты эту цифру то же две с половиной тысячи лет считать будешь!? И видел я твои крылья в одном месте!

Программа замолчала. Что, подумал Тихомир, неужели и вправду шесть на два делит.

– А ведь ты прав, – наконец откликнулась Синистра, – гениальное решение было сделать меня дееспособной только после интеграции с человеческим организмом. Человек думает, а я просчитываю – идеальный тандем.

– Неужто ты меня и за человека признала, и то радует, – Тихомир до сих пор ощущал себя каким то придатком к этой штуковине. Так, лошадь. Когда гонец её загонит до смерти, пересаживается на следующую.

– Лучше всего нам пробраться незаметно, – продолжил он, – не знаю, правда, как избежать встреч в тоннелях. Нужен свет, что б я хоть что-то видел. Надеюсь, ты помнишь схему подземелья, хотя она могла сильно измениться. Да, а как бродил в темноте Боромир? У него ж не было никаких факелов?

– Теперь о комплексе услуг, которые могу предложить я, – Синистра, казалось, была очень довольна его рассуждениями, – про факелы забудь, я уже давно проникла в твои зрачки. В темноте будешь видеть всё как при свете солнца. Схему я помню, но так же я помню характеристики кристалла, направление к нему я могу указать хоть с этого места. С маскировкой хуже. В поземных ходах с гусеницами действительно особо не разминешься.

– Слушай, а Боромир там на коленках ползал?

– Нет, высоты тоннелей хватало, и с запасом, что б… ты хочешь сказать…

– Именно, высоты хватит, что б мне во время встречи зависнуть над потолком?

– Не во всех местах, но в большинстве.

– Что мне делать с кристаллом?

– Это моя забота.

– А как ориентируются в темноте гусеницы?

– У них есть еле заметные тонкие усики, ими они ощупывают пространство перед собой.

– А как же нападение на город. Они ж там догоняли воинов, рвали их.

– Когда мы были в подземелье с Боромиром, я обнаружила, что у гусениц нет глаз, а тогда, во время нападения на город были.

– Ты хочешь сказать, что гриб тогда не напал сразу, потому что отращивал им глаза?

– Я этого не хотела сказать, это сказал сейчас ты, и, наверное, верно. Хуже дело обстоит с уховёртками. Эти зрячие точно. Вокруг кристалла светло, они, как я поняла обслуживающий персонал. Следят за самим кристаллом, но они глубоко в подземелья не лезут. Да и не так их много.

Раздался стук в дверь. Тихомир её открыл, и в комнату вошли Светлан и Девясил. В руках они несли его вещи.

– Как ты пожелаешь нести воду? – спросил Девясил, – Налить в твоё ведро?

– Нет, – усмехнулся Тихомир, – может у вас есть что-либо типа фляги или бурдюка. Лучше две штуки, суммарной ёмкостью литра четыре-пять. Что б закрепить можно было по бокам бёдер. Ещё, мне надо подкрепиться.

– Хорошо, твои просьбы будут исполнены, – ответил Светлан и удалился.

Девясил сел за стол, жестом приглашая Тихомира сесть напротив него. Спустя мгновение он начал выкладывать из сумки на стол все его вещи.

– Ага, – промолвил Тихомир, – сигареты я заберу, зажигалку. У вас тут курят?

– Мне не совсем понятно это выражение, но если ты хочешь зажечь одну и этих благовонных палочек, то я возражать не буду.

Тихомир оглянулся в поисках пепельницы. А, ну да, какие пепельницы могут быть в мире, где никто не курит? Впервые, за всё своё пребывание здесь он подошёл к окну, отдёрнул занавеску и шарахнулся в сторону. Картина огромного купола серых туч на фоне крошечных каменных домиков с соломенными крышами, мягко говоря, поражала. Тихомир открыл окно и закурил.

– Я думал, они используются не так, – улыбнулся Девясил, – можно поинтересоваться, для чего ты это делаешь.

И в этом мире к курильщикам все пристают самым беспардонным образом.

– Это успокаивает нервы и сосредотачивает мысли.

– Что-то типа медитации?

– Типа того.

Тихомир вспомнил, что когда он только очнулся в этом мире, в голову полез всякий бред про медитации. И он знал имя Боромира. Неужели Синистра внесла коррективы в его мысли? Вот мерзавка. Потом разберусь с ней.

– Одежда мне не нужна. Уже, как видишь, другая, ведро тоже. Мобильник можете взять, вряд ли он уже на что-то годен.

– Мобильник? – переспросил Девясил, – Мы так и не узнали, для чего может быть нужен такой предмет а твоём мире.

– Переговорное устройство, – Тихомир заметил, что Девясил всё понял, – Только здесь он функционировать не будет.

Деньги! Надо забрать у них мои деньги! Если меня опять зашвырнёт домой, они мне понадобятся.

– Тихомир, хочу рассказать тебе одну теорию. Ты поймёшь, почему так важно, что бы именно ты, выходец из чужого мира, дошёл до Москвы. Пока ты отсутствовал, мы пересмотрели весь материал, касающийся параллельных миров, и нашли кое какие интересные вещи. В книге, хранящейся у нас задолго до прихода тьмы было сказано, что есть мир как две капли воды похожий на наш. Больше того. Они как-то связаны друг с другом. Мы всегда были честным народом и решили рассказать тебе, какую ответственность ты на себя взял. Миры связаны. Если б к нам не пришла Мгла, она бы пришла к вам. Или не Мгла, рано или поздно (точной временной зависимости нет) у вас бы случилась глобальная катастрофа. Другими словами, если б Боромир или Славомир дошли бы до цели и оживили мир этот – умер бы ваш. Но выход есть. В книге говорилось, что только иномирянин может это сделать без последствий. Не вдаваясь глубоко в научные термины, объясню, что от руки несущей в себе энергетику родной планеты она сама не пострадает. Но эта же рука возродит к жизни планету нашу.

– У нас была такая теория, у неё было много приверженцев, но я ей не предавала значения. А зря, звучит красиво, – зашептала Синистра.

Господи, подумал Тихомир, один мир на меня спасать повесили. Этого им мало, на тебе ещё. Что б жизнь Мальвиной не казалось. Что ещё. Может какие-нибудь квазары все в пульсары попревратятся, если я не дойду до Москвы.

Тихомир тяжело вздохнул и Девясил его понял.

– Хотел предложить тебе одежду и обереги в дорогу. Лучшее, что у нас есть.

– А вот этим лучше не брезгуй, твоя одёжка и рядом не стояла по сравнению с тем, что они мастерят, – забубнила Синистра.

На столе появилась серебристая кольчуга. На вид невозможно было определить, из какого металла она сделана. Скорее всего, серебро. Тихомир взял кольчугу в руки, и та оказалась неожиданно легкой.

– Легкая, будто сделана из алюминия, но по виду как серебро.

– Я вижу, у тебя есть знания о металлах. Неплохо. Это действительно алюминий, но обработанный таким образом, что по прочности намного превышает самую отличную сталь. Мы специально её создавали для такого случая. Кроме этого она аккумулирует энергию и, когда надо, по твоему желанию высвобождает её. На это время ты просто станешь физически сильнее. Рубить мечом, к примеру, ты сможешь часов пять без перерыва. Но учти, это правило будет распространяться только на те участки тела, которые она покрывает. Пальцы и кисти рук будут уставать, как и прежде. Так что будь осторожен с сильными ударами – ты можешь не только выронить меч, но и травмировать кисти. Рубаха. Рубаха сделана из того же материала, что и восстанавливающая мантия. Глубокие раны затягиваются за считанные часы. Кольцо.

Девясил выложил на стол кольцо цвета гематита.

– На кольцо наложено заклятье. Оно ощущает состояние человека и, если тот теряет сознание, начинает вибрировать и покалывать палец таким образом, что человек сразу же приходит в себя. Обруч.

Тёмный, разрисованный какими-то узорами. Сантиметров пять шириной. По всей длине вставлены пять небольших металлических шипов.

– У обруча две функции. Закатываешь зрачки так, что б они видели два шипа по бокам лба. Потом глаза возвращаешь в нормальное состояние. Воздух перед глазами сгустится, образуя систему линз. Линзы сами реагируют на ширину зрачков – увидишь как предметы, находящиеся на далёком расстоянии, так и очень мелкие, вплоть до бактерий. Закатываешь зрачки вверх ещё раз. Линзы пропадают.

Бинокль и микроскоп в одном флаконе, подумал Тихомир, а я б сюда ещё и перископ добавил, наверное ж не раз понадобится.

– Второе. Дотрагиваешься указательным пальцем до любого из шипов – над головой появляется аура. Она довольно сносно определённое время сдерживает механические атаки. Но только до уровня обруча. Штаны.

Штаны казались сделанными из мешковины, но по всей поверхности были нашиты отливающие чёрно-синим цветом пластинки.

– Внутри штаны подбиты той же восстанавливающей материей. Система пластинок устроена так, что при механическом ударе нагрузка распределяется на весь материал. Получив даже дробящий удар по ногам, ты просто отлетишь в сторону, а штаны на момент превратятся в монолитное образование.

Не хватает ещё трусов с какими-нибудь интересными сюрпризами, подумал Тихомир, рассматривая выложенные перед ним вещи.

– Пояс, – между тем не унимался Девясил, – он способен расщеплять в крови углекислоту, извлекать углерод, а кислород оставлять. Дышать во время этого процесса не нужно. Хватает пояса на три часа. Потом ему нужны сутки на восстановление. И, наконец, сапоги.

Если б Девясил сказал, что это сапоги-скороходы, то Тихомир удивился бы меньше всего. Тем более они оказались своего рода местной разновидностью системы GPS, а проще говоря, запоминали пройденный маршрут. Да, подумал он, с такой амуницией очень тяжело выдумать, как меня можно убить вообще.

– Небольшой вопросик, про металлы, – подал голос Тихомир, – Вам известны такие металлы как медь, никель, хром и золото.

– Хром у нас широко используется, но про остальные металлы я не слышал.

– А ты можешь перечислить те металлы, которые использовались при изготовлении этого снаряжения?

– В них много органических веществ. А так… Железо, алюминий, литий, осмий, иридий, ртуть, статит, молибден и серебро.

– Стоп. А где использовался статит.

– Кольцо – это цельно выращенный кристалл азида статита. Напыление на штанах. Я догадываюсь, о чём ты говоришь. Я тоже пришёл к такому выводу, когда досконально изучил устройство, называемое тобой мобильником. Слишком уж заметно было исчезновение различных элементов, от которых остались лишь повторяющие их в другом материале формы. Так же мы догадались, куда ты пропадал – ты больше нигде не мог достать такой одежды, кроме как в своём мире.

– Ну, извините, откровенно сказать, я думал, что ваше общество находится на значительно более низкой ступеньке развития. Подумал, что за правду придётся расплачиваться очень долгими объяснениями и разъяснениями.

– Не извиняйся. Твоё поведение было абсолютно правильно мотивировано. Так вот, если ты боишься, что тебя мотанёт между мирами и статит (а по твоим словам я понял, что именно этот элемент отсутствует в твоём мире) исчезнет, то можешь не беспокоится.

– Но ведь тот же никель исчез из мобильника.

– Что значит исчез? Ничего не может исчезнуть в никуда. Когда ты исчез, у тебя с собой ничего не было. Уверен, что крепёжные элементы и остальные части стали бы на место.

– Тогда мобильник, к сожалению, я вынужден у вас забрать, он мне может очень пригодиться – вздохнул Тихомир.

– А эти дикари за прошедшие столетия достигли больших высот в науке, – прошептала Синистра, – но про меня им всё равно ничего не говори.

Вошёл Светлан. В руках он нёс поднос с какими-то кушаньями. Он поставил поднос на стол и Тихомир с интересом начал рассматривать его содержимое. Красный морс или компот. На тарелке жареное мясо (интересно, с каким трудом здесь можно вырастить мясо?) и жареная картошка.

– А откуда у вас взялась картошка? – изумился Тихомир.

– Почему это тебя так удивляет? – спросил Светлан.

– В нашем мире в Минск картошка попала с другого континента.

– Нам её принесли чужаки, которые строили Гусли, – ответил Девясил.

Атланты. Они были ближе к Америке. Лучше принесли бы им табак, а то у меня пол пачки осталось, а сколько я здесь проторчу, неизвестно.

– У меня возник план, – произнес он, принимаясь за еду, – мы… я пойду к грибу подземельями. Вспомните, то место, откуда вылез Боромир?

– Да, но, к сожалению, его давно замуровали, – ответил Девясил.

– А сколько понадобиться времени, что б его освободить.

– От силы час, – сказал Светлан, поднимаясь со стола, – надо отдать приказ, что б приступили немедленно.

– Ну что ж, – сказал в свою очередь Девясил, – оставлю тебя собираться. Когда будешь готов, выходи за дверь. Там тебя будут ждать. И ещё, я понял, что у наших людей не было шансов дойти.

– Почему?

– Они бы умерли от жажды. А тебя мотает между мирами, – сказал он и вышел за дверь.

А ведь он прав, подумал Тихомир, пережёвывая картошку, если во Мгле совсем нет влаги, то только у меня появляется шанс пройти через неё.

– Синистра, что ты об этом думаешь?

– Эти дикари совсем обнаглели в своём развитии. Они не сделали даже простейших компьютеров, а в твоё снаряжение вложили столько неизвестных мне технологий, что волосы на голове поднимаются. Интересно, как они этого добились. Ты думаешь, я не поняла, зачем Девясил ушёл, хотя вопросов у него к тебе было выше крыши? Да он догадался, что тебе необходимо поговорить. И знал с кем! Единственное, в чём он сомневается, кто я, откуда взялась и что из себя представляю.

– А, по-моему, всё намного проще. Ну, пошла цивилизация абсолютно другим путём развития. Какая-то ветвь науки, на которую у вас не обращали особого внимания… а они сделали прорыв именно в этой ветке, о возможностях которой у вас и не подозревали, и развили науку до нынешнего состояния. Кстати, ты так и не рассказала, как ты появилась в городе, когда твоим обладателем стал Славомир.

– Я должна была вызреть пару сотен лет. Не было времени меня доработать, и программа должна была сама провести все настройки. На это понадобилось время. Меня сразу поместили в устройство, которое должно было меня в определённый момент эффектно, так сказать, вывести в люди. Дальше ты всю историю знаешь.

– Кстати, – осенило Тихомира, – раз ты такая крутая баба и в тебе так много энергии, почему бы нам ни завернуть какую-нибудь охрененную октаву и не спалить дотла пару километров всего живого и неживого там, где стоит гриб. Про Славомира рассказывали, как он, шутя, сотню тучников об землю поразбивал.

– Ага, – ехидно усмехнулась Синистра, – и потом отходил неделю, мне чуть пару блоков памяти не спалил. Энергии во мне действительно очень и очень много, но она находится в э… заархивированном виде. Энергии, свободной к использованию не так уж и много. Она тратиться на любую октаву, даже на подъёмную силу крыльев – океан, к примеру, мы бы с тобой ни за что в жизни не перелетели бы. Так вот, когда свободная энергия заканчивается, нужно время, что б разархивировалось часть резервной. В том же случае с крыльями скорость расходования свободной энергии значительно выше скорости разархивации резервной.

– Ясно, – произнёс Тихомир, – Не такая уж ты и крутая.

– Какая есть. Зато я много знаю и хорошо считаю.

– Ничего себе – хорошо! У тебя все расчеты начинаются с двух с половиной сотен лет.

– Если б ты производил такие расчёты, у тебя бы ушло на это два с половиной миллиарда лет. Я обогнала даже свое время, если основная часть компьютеров создавалась на молекулярной основе, но кристалл, заложенный во мне, позволил всё сделать всё на уровне квантовом.

– Ладно, не будем сориться, пора готовиться в дорогу.

– А что готовиться, все планы мы уже давно обсудили, надевай снаряжение и вперёд.

– Слушай, а когда меня может снова вышвырнуть ко мне?

– Без малейшего понятия, процесс этот сложный и неуправляемый, я думаю – от дня до недели.

Тихомир разделся и начал примерять свою новую одежду. Видно заклинатели хорошо потрудились в то время, пока он отсутствовал. Всё подходило идеально, только колечко налезло на тот палец, где у женатых должно было красоваться золотое. Надев всё снаряжение, Тихомир подошёл к зеркалу, и его чуть не скрутило от смеха. Ну вот, будто только что сошёл с киносъёмочной площадки. Ну что ж, хорошо, что хоть никто из знакомых не видит. Пока… Дальше развивать эту мысль Тихомиру почему-то не захотелось.

– Синистра, – позвал он, – а кольчуга крыльям не помешает?

– Ничуть, если б на пути крыльев лежал миллиметровый лист стали, тогда да. В этом случае и рубаха пористая и кольчуга из звеньев.

– Как там у тебя со свободной энергией? – настроение у Тихомира почему-то начало подниматься.

– По горлышко.

– Тогда пошли.

Тихомир открыл дверь. В коридоре, в пяти метрах от комнаты, стояло двое мужчин в голубых мантиях. Тихомир объяснил, что уже готов к путешествию, и они пригласили его следовать за собой.

Поглазеть на Тихомира выбежало пол города. Обыкновенные люди, в изрядно потёртых рубахах и сарафанах с нескрываемым любопытством наблюдали за ним. Тот не любил на себе множества взглядов и невольно поёжился. На площади полным ходом шли работы. Человек пятнадцать работали кирками и лопатами.

– Ну как продвигаются работы? – Тихомир подошёл к стоящему около работающих Девясилу.

Тот оценивающим взглядом смерил Тихомира, который был одет во всё выданное ему снаряжение, и о чём-то задумался.

– Рассматриваешь, что б памятник потом поставить? Могилу уже выкопали, а дальше, спущусь, закопаете, и можете под обелиск фундамент начинать закладывать. Только скульптуру не из бронзы, а из чего-нибудь пооригинальнее. Из того же серебра, в конце концов.

– У тебя есть чувство юмора, – улыбнулся Девясил, – Это обнадёживает. Тебе будет легче в пути. Пока мы углубились на пять метров, но проходов не нашли. Правда по отличию в структуре грунта, есть основания полагать, что следуем одному из них. Как планируешь искать Москву.

– Я помню, что в моём мире она находится где-то на северо-востоке. Если меня снова переметнёт в мой мир, возьму с собой карту. По ландшафту и направлениям сторон света, короче, думаю, что сориентируюсь.

– А как ты определишь стороны света. Устройства, которые могли их показывать до катастрофы, сейчас не работают.

– Я думал над этим. Вы слишком давно не видели живой природы и поэтому почти потеряли знания о ней. В нашем мире по ней можно определить направления света. К примеру, более толстые ветви дерева находятся на южной стороне, муравейники, то же располагаются с южной части ствола. Здесь, хоть деревья и обросли кристаллами, общие формы всё равно сохранили. Определиться можно.

– Мы видели эти признаки на наших немногочисленных деревьях. Просто не знали, на что они указывают. Теперь будем знать. Страшно идти?

Тихомир задумался, страшно ли ему, и обнаружил, что страх он уже проскочил, теперь он выше его. Даже какое-то истеричное веселье. В этот момент раздался крик одного из работающих и Тихомир поспешил к яме. Рабочие уже травили верёвку, что б вытянуть упавшего в чёрную дыру человека. Вид у него был, когда его вытянули, ещё тот. Округлившиеся от ужаса глаза и пена на губах. Ну какое приятное напутствие в дорогу.

Принесли бурдюки с водой. Видно, что ремни в них сделаны наспех, но помещённые на бёдрах, ёмкости абсолютно не мешали при ходьбе.

– Ну что? – вслух произнёс Тихомир, – Я пойду.

– Мы не будем засыпать ход десять суток, – сказал Девясил, и первый раз за всё время знакомства протянул руку, – и удачи тебе.

Тихомир молча её пожал, потом попрощался с подошедшим Светланом и с ужасом посмотрел на чернеющее внизу отверстие. Теперь ему почему-то стало страшно. Но тут ему помогли люди, давно заполонившие площадь, они начали кричать и аплодировать. Как в Голливудском фильме. Тихомиру от этого стало так стыдно, что он, забыв о страхе, сполз в яму и спрыгнул в отверстие.

Воздух внутри был сухой и очень тёплый. В начале туннель впереди чернел темнотой, а сзади, с плеч, бил свет. По мере углубления в тоннель свет сзади угас, а ужасающая темнота впереди приобретала синеватый оттенок и рассеивалась. Два поворота туннеля и от света остаются одни воспоминания. Всё окрашено синеватым и видно до мельчайших подробностей. Это, наверное, и есть интеграция Синистры в мои глаза, подумал Тихомир. Так, нужно оглядеться. Диаметром ход оказался метра три, абсолютно гладкий и круглый. Тихомир провёл рукой по стене. Создавалось впечатление, что его цементировали каким-то веществом.

– Синистра, а сколько метров в диаметре эти гусеницы? – спросил он программу.

– Самое большое – метр.

– Это хорошо, я всегда смогу спрятаться под потолком, но меня смущает другое. Ход трёхметрового диаметра. Выходит его копал кто-то другой?

– Не знаю. Про таких существ я ничего не слышала. Выходит, что ходы роет кто-то другой, а зачем тогда гусеницы?

Тихомир провёл рукой по стенке хода и прошёлся пару метров. Чувствовались какие-то волнообразные вздутия на поверхности. Он присмотрелся и увидел, что по стенкам тоннеля идёт что-то в виде нарезки с метровым шагом.

– Ты говорила, что жвала гусениц приспособлены для рытья земли, – сказал он программе, – и ты была права. Видишь нарезку на стенах. Они копали по спирали. Так им удалось сделать такой широкий ход. Отсюда напрашивается одна нехорошая новость и один нехороший вопрос.

– Начинай с хорошего ответа, – пыталась пошутить Синистра.

– Если нас обнаружит гусеница, то ей ничего не будет стоить крутануться по спирали и нас достать. Следы на стенах доказывают, что они на это способны.

– Ну, из этого можно почерпнуть информацию – теперь мы можем предугадать их тактику. А что за вопрос?

– Для кого или для чего они рыли эти ходы? Никаких догадок не будет?

– Абсолютно. В прошлый раз такой широкий ход здесь тоже был. Но он заканчивался тупиком. Точнее, не совсем тупиком, его тогда зарыли гусеницы, а мы с Боромиром пытались его откопать.

– Ладно, будем надеяться, что мы существо это не встретим.

Тихомир продолжил путь пока не дошёл до первой развилки.

– Куда?

– В прошлый раз правого ответвления не было, хотя гриб как раз в той стороне.

– Но ты помнишь ту дорогу, которую ты прошла с Боромиром?

– Абсолютно.

– Значит, идём той дорогой, которая нам известна.

Он свернул в левый ход и зашагал дальше. В тоннелях было тихо как в гробу, хотя как тихо в гробу Тихомир представлял слабо. И кто это интересно рассказал людям, что там тихо. Кроты роются, черви дерево грызут, организм разлагается. Не так уж там и тихо, наверное. Но проверить это можно будет значительно позже. Хотя кто знает.

Что-то смутило его в окружающей обстановке и он неуверенно остановился. Тоннель в пяти шагах от него, точнее его стенки, еле заметным оттенком цвета отличались от тех, среди которых он сейчас находился.

– Территория Мглы? – спросил он.

– Догадливый. Теперь надо осторожнее, там могут начаться неприятности.

Близкое присутствие Мглы как-то обеспокоило Тихомира, и он закатил зрачки вверх. Тут же воздух впереди подёрнулся.

– Зачем ты активизировал линзы?

– Не знаю, предчувствие что ли, хочу осмотреть это место.

Он подошёл ближе к границе и начал в упор рассматривать стенку. Увеличил картинку так, что песчинки стали размером со спичечный коробок. Стенка выглядит как неаккуратная каменная кладка, только вместо цемента на стыках какое-то грязное жёлтое вещество. Вот глаза побежали по этой «мостовой» дальше и характер кладки изменился. В качестве скрепляющего материала было всё то же грязновато-жёлтое вещество, а вот песчинки своё строение поменяли. Если раньше это были обыкновенные необтёсанные валуны с острыми краями, то теперь эти валуны покрылись сероватой дымкой. Именно покрылись, то есть под дымкой находились те же песчинки. А значит, Мгла не изменила мир, а его лишь окутала. Тихомир осмотрел ещё пару таких песчинок и его взгляд за что-то зацепился. Это была белая, тонкая нить, едва заметная даже при таком увеличении. Взгляд побежал за нитью к центру окружности тоннеля. В центре она пересеклась с десятком таких же.

– Синистра, ты это видишь!? – изумился Тихомир.

– Вижу, хорошо, что ты решил осмотреться. Не знаю, во что мы бы вляпались, скорее всего, это опасно.

– А это не самодеятельность Боромира? Ну, когда он границы Мглы порошком пересыпал, что б гусениц отгоняла.

– Нет, октаву высчитывала я. Пройдя через эту границу, гусеница рассыпалась бы в пыль, но ничего подобного на то, что впереди нас возникнуть не должно было.

– Ну и что будем делать?

– Не знаю, максимальное расстояние между нитями сантиметров двадцать. Боюсь, ты не пролезешь.

– Вряд ли это сигнализация, давай посмотрим, как эти нити реагируют на вещество, активизируйся.

В руках Тихомира появился меч, и он отковырнул от стенки тоннеля несколько слипшихся кусочков грунта. С третьего раза он попал камушком в центр плетения нитей. Камушек прилип, повисел немного без видимых изменений и потом начал как бы всасываться этой сетью, по каждой ниточке по направлению к стенкам, исчезая в них, побежали сгустки. Через десять секунд от камушка ничего не осталось.

– Я думаю, мной сеть перерубать не стоит, – обеспокоено подала голос Синистра, – мало ли.

– Синистра, – я помню, Славомиру ты делала сферу с защитой, – попробуем?

– Энергии много потянет, но попробовать стоит.

Горло Тихомира издало ряд каких-то звуков и на расстоянии сантиметров тридцати вокруг него образовалось еле заметное свечение. Он осторожно подошёл к паутине и … история с камушком повторилась. Свечение втянулось в нити и блестящими сгустками растеклось по нитям, в конце концов, безвозвратно растворившись в стенах.

– Ничего себе, – удивилась Синистра, – мне пол дня теперь нужно такое количество энергии накапливать. Доиграемся мы с твоими экспериментами. Неужели гриб умудрился поставить такую защиту.

– Он то же мог поумнеть за столько лет и обезопасить себя от нападения снизу.

Тихомир решил ещё раз рассмотреть нити и активировал линзы. Белесые, тонкие, на месте скрещивания сливаются в одно целое, будто растут друг из друга. Он перевёл взгляд к месту крепления нитей к стене и заметил одну интересную особенность. Нить не доходила миллиметра на два до стены, расходилась на пару десятков поменьше, которые плоским веером держались за многочисленные мелкие уступчики.

– Синистра, ты это видишь?

– Вижу, и что это значит?

– Это значит, что крепление нитей поверхностное, а не глубинное. Если отковырнуть от стены кусок с крепящимся веером – нить обвиснет.

– Ты меня хочешь подставить? – обиженно спросила программа.

– Не больше, чем ты меня, – съязвил Тихомир, – А что, я раньше не думал, что от тебя оказывается можно избавиться, причём так просто.

– И никогда не вернёшься в свой мир, – сразу забеспокоилась Синистра.

– Зато и на тот свет раньше времени не попаду. Да не бойся ты. Я шучу. Поскольку здесь мы никаких подходящих предметов не найдём, придётся возвращаться в город и брать у них какую-нибудь кирку или багор, а потом опять тащиться обратно.

Да, подумал он, опять никакой романтики. Герой гордо ушёл в подземелье под бурные аплодисменты местных жителей. Город расставил на площади столы и решил отметить столь редкое событие, выпить, так сказать, за удачу его путешествия. И тут, в самый разгар веселья, из-под земли вылазит герой и говорит, мол, лопату забыл, не найдётся ли. Уже опьяневшие горожане вытаскивают рыцаря из ямы и садят за стол.

– Далеко идти не надо, – прервала его размышления Синистра, – когда я телепортировала к себе Боромира, у него на поясе висел обыкновенный меч, он же был воином. Во время всех событий он просто не успел его отстегнуть. Сделал это уже потом, когда ходил по подземелью. Это место в трёхстах метрах отсюда. Правда, раньше там было ответвление, а теперь нет, но думаю сильно оно не замуровано.

Тихомир развернулся и пошагал назад. Через некоторое время Синистра его остановила, указала на абсолютно непримечательное место на стене и активизировалась. Он достал меч и начал проделывать отверстие в стене. Воткнув меч сантиметров на пятнадцать, он почувствовал пустоту. Не больше пяти минут понадобилось, чтобы увеличить отверстие до нужного размера. Ход оказался значительно меньших размеров, чем виденные до этого. Пройдя по нему метров пять, Тихомир наткнулся на воткнутый в землю меч. Удивительным было то, что за столько лет его совершенно не тронула ржавчина – или материал, из которого он был изготовлен, был отменного качества, или влаги в подземелье действительно было очень мало. С трудом вытянув его из земли, Тихомир подивился, если Боромир носил его пристёгнутым к поясу, то это был одноручный меч – так что ж это был за богатырь, если Тихомир с трудом удерживал его в двух руках.

Вернувшись к нитям, Тихомир примерился, и начал отковыривать землю около одной из них. Земля поддавалась с трудом только в начале, под зацементированной корочкой находился рыхлый грунт. Вскоре, нить с комочком земли отделилась от стены и повисла с центра паутины. Он отделил таким образом ещё три нити. А со следующей случилась неожиданность. Неосторожно Тихомир зацепил её краешком лезвия и еле успел отпустить меч. Он сразу прилип и начал всасываться. По нити побежали утолщения, дойдя до центра паутины, комочки равномерно делились на все, отходящие от центра лучи. Интересно, что те сгустки, которые пошли по отделённым нитям, доходя до тупика с комочком земли, разворачивались и бежали обратно. В центре они опять же делились и бежали по всем лучам паутины. Меч уже давно растворился, а паутина вся вибрировала от перемещающихся по ней утолщений разных размеров. Только добежав до нити, которая крепилась к стене, они бесследно в ней растворялись.

– Ничего себе, – произнёс Тихомир завороженный этим зрелищем, – если б не случайность, ничего бы нам не помогло, ни моё супернавороченное снаряжение, ни ты, Синистра, высокотехнологичный компьютер. Ушли бы в землю в прямом смысле слова.

– Я на 99, 9% состою не из вещества, а из направленных потоков А-излучения. Но остальное, тончайшая сетка металлов. Если б паутина сожрала эти крохи металла и высвободилась вся энергия… вот это был бы взрывчик. Подземный. Не то, что от города, даже от гриба бы ничего не осталось.

В паутине, тем не менее, образовалось место, через которое Тихомир с величайшей осторожностью протиснулся.

– Теперь мы на территории врага, – напомнила Синистра.

Они шли уже больше километра, а видимых изменений не происходило. Наверное, это был тупиковый туннель, которым давным-давно не пользовались. Уже на втором километре они заметили, что с потолка местами выступают какие-то образования. Тихомир опять использовал линзы и присмотрелся. Такое он уже видел. Кривые отростки, покрытые чёрными кристаллами. Скорее всего, они подошли близко к поверхности и это – корни деревьев. Вот до них лучше не дотрагиваться. И молчать. Вдруг они могут углубляться. А между тем, дальше таких отростков становилось всё больше и больше, кроме этого многие из них становились длиннее. Со временем Тихомиру пришлось обходить многие из них, чтобы не зацепиться за них макушкой. Дальше – хуже, некоторые корни спускались до самого пола, и со временем передвигаться стало просто опасно. Тихомир остановился и начал размышлять, что делать дальше, но обстоятельства сами подсказали ему, что. Один из корней медленно потянулся к нему и меч, оказавшийся в руках, начал в диком хороводе их рубить. Отсечённые корни рассыпались порошок, но окружающие отростки становились всё активнее и активнее. Постепенно Тихомир продвигался вперёд и сам не заметил, что тоннель начал медленно ползти вниз. Корней становилось всё меньше и меньше, пока они не исчезли вовсе. Тихомир отдышался и осмотрелся. Сразу чувствовалось, что это место обитаемо. Наверное, такой вывод можно было сделать по полосам, среди покрывавшего пол пыли. Прислушавшись, он уловил где-то вдалеке неясные звуки, передававшиеся по этим туннелям, неизвестно на какое расстояние.

Синистра дезактивировалась, и они двинулись дальше. Туннели начали ветвиться. Не прошло и часа, как далеко впереди замаячил туманный силуэт. Расправились крылья, и Тихомир вжался в потолок. Передвигалась гусеница со скоростью бегущего человека, деловито ощупывая дорогу впереди себя тонкими усиками. Не обратив на Тихомира ровным счётом никакого внимания, она пробежала мимо и свернула в одном из проходов. Впечатление она производила ещё то. Одни жвала, напоминающие то ли лапки медведки, то ли согнутые под разными углами двуручные пилы. Тело при движении и впрямь сокращалось, как у гусеницы. Не той, что выгибает свое тело и подаёт переднюю часть вперёд, а той, что укорачивает и удлиняет отдельные сегменты своего тела. По всей длине тела располагались редкие десятисантиметровые реснички, видно то же предназначенные для ориентации в темноте.

Тихомир спустился, и они двинулись дальше. На протяжении пяти часов ходьбы гусеницы встречались ещё как минимум раз двадцать. Причём чем ближе они приближались к цели, тем частота таких встреч всё более возрастала. Больше всего пугали встречающиеся изредка проходы на потолке. Не хотелось, чтоб какая-нибудь пятиметровая красавица свалилась прямо на голову. Несколько раз попались проходы прямо уходящие вниз, но такие они просто перелетали. Гусеницы, как они один раз увидели, такие проходы обходили витком по спирали, проползая по стенам и потолку.

– Мы уже довольно близко, – внезапно сказала Синистра.

Тут же какой-то непонятный грохот послышался за плечами. Тихомир обернулся и всмотрелся вдаль. Тоннель в этом месте был идеально прямым, и он активизировал линзы. Увеличил изображение и увидел вдалеке пучок белых нитей. Несколько сотен штук. Они цеплялись за стенки тоннеля, сокращались, и тянули за собой что-то огромное, на всю ширину тоннеля. Двигалось это что-то очень быстро. Синистра сама всё поняла, раскрыла крылья, и они, периодически цепляясь за стенки, понесли Тихомира вперёд. Тот, время от времени, оборачивался. Он видел, что комок нитей догонят. В любом случае от них вряд ли можно ждать чего-то хорошего, а если они аналогичны виденной им паутине, то и говорить нечего.

– Быстрее можешь? – с ужасом спросил он у Синистры.

– Нет.

Тихомир перестал осматриваться назад и начал высматривать впереди какой-нибудь боковой тоннель, что бы свернуть в него. Его, как назло, не было. Последовал резкий поворот, и он подумал, что такое массивное существо (как ни как три метра в диаметре) при повороте замедлит движение. Но оно, похоже, не обратило на поворот никакого внимания, только стенки тоннеля затряслись, видимо от давления, которое создало существо поворачивая. Впереди показался розовый отблеск света. Кристалл близко! Но до него не успеть. Внезапно, над головой промелькнуло чёрная дыра прохода.

Назад и вверх, подумал Тихомир, сделал куль бит в воздухе и полетел навстречу приближающуюся клубку. В метре от него он резко нырнул вверх, пролетел ещё метра два и больно стукнулся головой об потолок тоннеля. Он потёр ушибленное место, досадуя, что с самого начала не включил защитную ауру обруча. Внизу с грохотом проносилось что-то не понятное. Больше всего это напоминало железнодорожный состав с круглыми цистернами (Тихомир сразу обозвал это существо дизелем). Время от времени, в пробегающей внизу желто-коричневой плоти возникали прорехи, между которыми мелькали соединяющие метровые отростки. Вскоре скорость начала замедляться и существо заорало, да так, что и на без того ушибленную голову Тихомира, посыпались мелкие камешки. Совсем как настоящий дизель, подумал Тихомир. А почему нет. Если человек придумал такой способ перевозки, почему бы ни придумать и природе. А может, это и не природное образование, может дизель сделали разумные существа?

Дизель окончательно остановился как раз на месте перемычки между суставами (составами?) и Тихомир получил возможность всё осмотреть. В любом случае дороги обратно нет. Сверху суставы вплотную подходили к стенкам тоннеля, внизу находилось множество перемычек, через которые пролезть возможным не представлялось. Да и зачем, почему-то он был уверен, что суставы прилегают к стенкам тоннеля по всей его окружности. Ход, в который он свернул, поднимался на два метра вверх, а потом резко снова становился пологим. Тихомир подлетел, опустился на землю и сложил крылья. Ничего не оставалось делать, как идти по туннелю в единственную, предоставленную им сторону. Метров через триста Тихомир упёрся в тупик. Вот повезло, замуровали. И когда дизель уберётся из тоннеля не известно.

– Синистра, – позвал он.

– Мы совсем близко, – программа вся тряслась.

– И что с того, нас замуровали.

– Ты не понимаешь насколько близко! Метров восемь. Вверх под углом 52 градуса.

– А что, неплохой вариант.

– Наилучший из тех, какие только можно было придумать. Кристалл в восьми метрах от нас и нечего не подозревает.

– А что дальше, ну уничтожим мы его, как в прошлой истории, тело гриба начнёт рушиться, а нам то деваться некуда. Выход дизелем перекрыт.

– Кем? – переспросила Синистра.

– Ну, это существо я так обозвал, за то, что похоже на одно наше транспортное средство…

– Знаю, у нас тоже такое было. Ты думаешь, что этот, которого ты дизелем называешь, почувствовав неприятности, не свалит отсюда? Да задрав гудок. Только искры из рельс посыплются.

Копал Тихомир трое суток. Почва оказалась не из лёгких. Если б не сила кольчуги, которая, правда, закончилась к концу второго дня, он бы вообще не справился. Когда кисти рук меч, которым он копал, держать уже не могли, он зажимал его локтями кольчуги, которая держала клинок как в тисках. За время «раскопок» Тихомир использовал половину имеющейся у него воды, при такой физической работе жажда часто давала о себе знать. Дизель всё это время не двигался. Создавалось впечатление, что в него что-то загружали или заливали. Быть может, множество боковых ходов в тоннелях, как раз и предназначалось именно для его загрузки. Но что? Куда? И зачем? Неизвестно. К концу третьих суток Синистра прошептала.

– Осторожнее, до кристалла осталось не больше тридцати сантиметров. Лучше подкопай по окружности диаметром около метра. И будь готов, что он скатиться вниз. Отростки, питающие его, не держат. Он монолитный кристалл, они просто с ним соприкасаются. Самое интересное, что глаза, уши, нос и не знаю, какие органы чувств ещё есть у него, находятся не здесь. Это его прихвостни, наполнившие его тело. Мы, как червь, подобравшийся под самый мозг. Когда кристалл окажется у нас в распоряжении, разрубай его на восемь частей. Части я помогу тебе уничтожить.

Тихомир только начал осторожно подкапываться по окружности, как раздался сухой треск. Земля перед ним разверзлась, и на него с довольно приличной тяжестью навалилось круглое образование. Он понял, что не сдержит его, и активировал кольчугу. Но она не помогала, в ней практически не осталось энергии. Руки, упёршиеся в кристалл (то, что это он, сомнений не возникало), его удерживали, но ноги ползли по свежевырытой земле. Когда они, таким образом, доползли до вырытого Тихомиром хода, раздался дикий визг тысяч труб. Гриб умирает, понял Тихомир. В этот же момент земля затряслась и его отшвырнуло к стенке, а кристалл, потеряв опору, покатился по наклонному тоннелю.

– За ним! – заорала Синистра.

Тихомир еще не пришёл до конца в себя от удара о стенку, как уже летел на крыльях за катящимся кристаллом. Чувствовалось, что ещё немного и тоннель разрушиться. Наверное, тело гриба начало разваливаться и, своей тяжестью, продавливать поверхность сверху. Кристалл подпрыгнул на одном из уступов, и полетел вниз. Тихомир последовал за ним. Вот он вонзает меч в красную поверхность – кристалл распадается на две части и внезапно Тихомира вдавливает в стенку. По бокам в стенку вдавлены половинки кристалла.

Экстрим закончился. Теперь можно спокойно осмотреться. Ну конечно, мы в дизеле, точнее между его вагонами, а куда ещё мог свалиться кристалл. Между тем давление нарастало. Из носа заструилась кровь. Какое давление!? Дизель сваливает отсюда. И как прытко набирает скорость. Если ускорение будет нарастать и дальше… Человеческий организм таких перегрузок просто не выдержит. Тихомир ощутил на пальце вибрацию и покалывание. А значит, сознание он уже терял. Перегрузки спадали. Ещё десять минут, и Тихомир в изнеможении упал на колени, постоял пол секунды на них и свалился лицом на пол. До сих пор оставалось ощущение, что все внутренние органы остались где-то в области позвоночника, а грудь и живот вообще исчезли неизвестно куда.

– Синистра, – прохрипел Тихомир, отплёвываясь кровью, – Ты не поверишь, но в детстве я мечтал стать космонавтом. Сейчас мне от одной такой мысли становиться, мягко говоря, не совсем хорошо.

– Я честно думала, что ты не выдержишь. Перегрузка была очень сильной.

– Хочешь, что б я скопытился раньше времени? Не дождёшься. Мне ещё деньги за заказ взять надо и у Алины ключи от дома забрать.

– С тобой всё нормально? Слабо вериться, что ты можешь шутить после этого.

– А что мне ещё делать? У меня все импульсы в нейронах от перегрузки в затылочную часть мозга ушли. Щас, разбегутся по голове, и будем действовать дальше. Что с кристаллом?

– Надо рубить. Потом пару октав, и от него остаются одни воспоминания.

– Полежать есть время? – Тихомир во время всего разговора так и не сменил своего положения.

– Отдыхай, сейчас восстанавливающая ткань работает над твоим организмом. А дизель неплохо испугался, если такого дёру дал.

– Знаешь, возможно, это был наш единственный шанс на спасение. Прошу прощения, мой. Тебе то что, полежала бы ещё пару сотен лет. А потом и другого рыцаря нашла.

– Перестань дуться. Я за тебя переживала.

– Ага, ещё б чуть-чуть, и ты бы меня точно пережила. Долго я был в отключке?

– Минут десять.

– А вообще, что там у меня с организмом. Пока я ничего не могу понять. Может глаза повытекли или желудок с мочевым пузырём местами поменялись? Интересно, как последний бы с таким положением функционировал.

– Всё нормально. Значительных повреждений организма нет.

Тихомир осторожно раскрыл один глаз. Тот, к его удивлению, не лопнул и не вытек. Уже хорошо. Только картинка внизу непонятная. Коричневатая серость. Но в синеватых тонах, ночное зрение. А значит, глаз функционирует нормально, только что он видит?

– Синистра, что видит мой левый глаз?

– Мы движемся с такой скоростью, что дорога внизу сливается в один тон.

Тихомир разлепил другой глаз. Картинка не сменилась, а значит, Синистра не врала.

– Куда?

– Не знаю, остановок пока не объявляли.

– Какие остановки, – простонал Тихомир, – может здесь и проводник с чаем ходит?

– А вот разного рода проводников здесь, наверное, лучше не встречать.

– Ага, а то станет проводником на тот свет.

– А тебе какая разница, ты ж говорил, что тебе и этот не мил.

Ладно, подумал Тихомир, с ней препинаться можно бесконечно. Он оттолкнулся руками от пола – десятка отростков, соединяющие вагоны – и с трудом сел на колени.

– Отдохни ещё немного, – надо же, Синистра изволила побеспокоиться.

– Если меня вышвырнет в мой мир, то мы потеряем возможность уничтожить кристалл.

– Ой, об этом я как-то не подумала.

– Не просчитала.

– Какая разница?

– Большая.

Тихомир достал меч и начал разрезать кристалл на части. Тот рассекал его, как масло. Когда частей стало восемь его горло начало шептать подсказываемые Синистрой октавы. Части распадались в мелкую красную пыль. Над последней частью он вдруг резко остановился и, немного подумав, отделил кусочек размером с яблоко.

– Зачем ты это делаешь? – завопила Синистра.

– Синистра, когда я появился в этом мире, в самом начале. Это ты вложила в меня знание о имени Боромира?

– Нет, меня удивило, что ты знал его имя. Но у меня не было времени просчитать, откуда ты его узнал.

– Так вот. Следующий раз, будь добра, займись этой задачкой. А всё дело в том, что людям свойственна ещё одна вещь недоступная программам. Интуиция, медитации и тому подобное. И у нас и у вас эта наука очень плохо изучена, но подвластна она только живым разумным существам. Я, почему-то думаю, что часть кристалла нам может понадобиться. Считай что угодно, но я его беру с собой.

– Это ты можешь считать что угодно. Я считаю конкретные и реальные цифры. Ты не понимаешь. Этот кристалл опасен. Когда ты был без сознания, на него попала твоя кровь. Она впиталась.

– Зародыш гриба, как я понял, довольно серьёзная и редкая вещь. Вдруг нам понадобиться от кого-то откупаться или… не знаю. Знаю, что может пригодиться. Да и ты поизучаешь, что же это всё-таки такое.

Синистра замолчала. Что-то считала.

– Хорошо, я разрешаю оставить тебе эту часть лишь по одной простой причине – в доказательство наших дружеских отношений, а то я замечаю, что ты потихоньку начинаешь меня ненавидеть. Это очень плохо. Мне приходиться тратить намного больше энергии на твою защиту. При негативном восприятии реципиентом программы идёт отторжение каналов А-излучения от нервных клеток. Взаимодействие усложняется.

– И всё это ты называешь дружбой? Партнёрство – единственное, на что всё это похоже.

Тихомир уничтожил октавой большую часть кристалла, а меньшую спрятал в сумочку, висящую на поясе.

– Хорошо, куда мы едем? – Тихомир вытер ладонью пот с лица. Уморился.

– Неплохой вопрос, но на протяжении всего пути наблюдается небольшой уклон вниз.

– Мне кажется, или температура действительно начинает подниматься?

– Не кажется. И это не удивительно. По предварительным расчётам мы находимся уже довольно глубоко под землёй.

Тихомира вдруг резко понесло к стене, которая сейчас больше всего походила на точильный диск, только такой, который крутиться в раз сто более большей скоростью. Ему повезло, что он ещё сидел на коленях и инстинктивно схватился обеими руками за один из отростков, соединяющих вагоны.

– Поворот, – прокомментировала Синистра.

Ничего себе, поворот, подумал Тихомир. Интересно, на сколько километров по стене тянулось бы моё размазанное тело. Отпускать отросток как-то совсем не захотелось, и он вцепился в него ещё сильнее.

– А с какой скоростью мы передвигаемся?

– Не знаю, но звуковой барьер прошли ещё в начале твоего бессознательного состояния.

Температура поднялась ещё выше, а местность «за окном» изменилась. Показались огромные пространства пещер. Правда, из-за большой скорости рассмотреть можно было только объекты, находящиеся на пятикилометровом расстоянии. Некоторые места были освещены выходами на поверхность магмы. Вот почему поднялась температура. Или из-за того, что с глубиной ей вроде бы и положено подниматься. Несколько раз Тихомир увидел какие-то шевелящиеся тени на фоне освещённых лавой стен. Или ему показалось.

– Ты не замечаешь некоторые несоответствия? – задумчиво спросил Тихомир у Синистры.

– Что именно?

– Раньше от ветра нас защищала стена. Сейчас её нет. Да нас на такой скорости должно бы было выдуть отсюда как пушинку. И тишина. Гробовая.

– Вероятно, по окружности тоннеля стоит какое-то силовое поле.

– Может быть. Так что здесь мы с поезда не сойдём.

– В любом случае, я заметила мелькающие время от времени перемычки, окаймляющие поезд по окружности. При любой попытке высунуться они нас просто размолотят на части.

– А логично, нити тянувшие дизель, когда мы от него драпали, цеплялись ко всей окружности тоннеля. Здесь окружность не полная, часть стен отсутствует. Для нормального движения дизеля устроены кольца, к которым он периодически цепляется. Нам остаётся только ждать остановки.

– И встречающих с цветами и оркестром, – добавила Синистра.

Но дизель, похоже, и не собирался останавливаться. А температура становилась всё выше, и Тихомир заметил, что к воде он начинает прикладываться всё чаще и чаще.

– Синистра, по логике, повышение температуры свидетельствует о том, что мы всё глубже уходим под землю. Но там ещё должно быть и высокое давление. Но его нет.

– Я думаю, прошу прощения, считаю, что в этом виновно силовое поле, которое окружает поезд. Возможно, за его стенками это давление как раз таки есть. Но у нас другие, более значительные неприятности.

– Что ещё?

– Ты не чувствуешь удушья?

– Вообще нет, ну жарко, спать хочется.

– Организму начинает не хватать кислорода. Наверное, если следовать теории с силовым полем, – он к тебе ниоткуда не поступает. Ты расходуешь тот, что остался между вагонами с самого начала нашего путешествия.

Через пол часа стало настолько жарко, что каждый вздох доставлял весьма болезненные ощущения. Синистра видно поняла, что дальше тянуть нечего.

– У меня есть свободная энергия, – наконец сказала она, – правда после последних приключений её не так много осталось, но придётся употребить.

Вокруг Тихомира засияла защитная аура и ему стало значительно легче.

– Держись, – зашептала программа, – все блоки памяти я бросила на просчёт телепортации, она уже и так была близко.

Минут через пятнадцать стало трудно дышать, и Тихомир включил пояс. Мышцы грудной клетки и диафрагмы живота сами остановились. Впечатления поразили. Не дышишь, и дышать не хочется. Весело. Эх, такой бы пояс куда-нибудь на море. И поплавать под водой.

Они ехали уже около часа и температура начала спадать. По-прежнему беспокоил тот факт, что через два часа сила (заряд) пояса закончиться.

– Готово, – закричала Синистра.

Глава 4

Сероватая стенка тоннеля подёрнулась дымкой и превратилась в коричневый сервант. В серванте стояли рюмки. Какие-то знакомые. Компьютер, клетка с морской свинкой. С морской свинкой!? Я у Алины в квартире! Тихомир что-то хотел прошептать Синистре, но как ни тужился, не мог. Ярость к программе уже дошла до весьма высокой точки, а он только весь раскраснелся и не мог ничего сделать.

– Пояс выключи, – наконец ехидно подсказала та, – В твоих дыхательных путях не ни грамма воздуха, а ты пытаешься что-то сказать, хоть я и догадываюсь что.

Тихомир отключил пояс, набрал полную грудь воздуха и яростно зашептал:

– Синистра, ты понимаешь, что ты сделала? Ты нарочно надо мной издеваешься? Как мне отсюда выйти? Ты понимаешь, что в спальне спит семейная пара, а в детской их ребёнок. А если сейчас кто-то проснётся? Что мне прикажешь делать? А? Какая стерва тебя программировала, если ты выкидываешь такие штучки? Ты, наверное, точно хочешь, что б мы не дошли до цели? Хорошо, я устрою!

Воздух в лёгких закончился, и он начал набирать его для следующей речи. Хотел, уже было, продолжить, но программа его перебила.

– Я тут не причём, – холодным голосом произнесла она, – И успокойся, наконец, а то действительно кого-нибудь разбудишь.

– Как не причём!? – уже намного более спокойным голосом спросил Тихомир, – А как же меня из того ада занесло в этот.

– Не знаю, сам мне морочил голову про эмоции да медитации. Откуда я знаю? Может это место как-то связано с твоими яркими воспоминаниями. Может, её эмоциональная энергетика каким-то образом повлияла, если тебя засобачило именно в это место.

Тихомир посмотрел на окно.

– Исключено, – сразу зашептала Синистра.

– Почему?

– Я всю свободную энергию выложила на защитное поле и процесс телепортации, мне нужно время для разархивации последней.

– Сколько?

– Не знаю. Часика пол.

Да, подумал Тихомир, только что буквально из ада выскочил, чуть не помер. Сначала от перегрузки, потом от перегрева, потом от удушья. А, и по стенке чуть не размазало. И от всех впечатлений не осталось ровным счётом ничего. И что их выместило? Обыкновенные человеческие воспоминания со скучной и серой Земли о женщине. Порой жизнь выкидывает интересные сюрпризы. Взгляд его упал на морскую свинку, которая уже начала пробуждаться ото сна. А, кстати, сколько времени. В полумраке на стене висели часы – пол четвёртого ночи. Почти как и в прошлый раз. Но ведь уйти просто так уже не хочется. Весточку передать нужно, ведь так много недосказанного осталось.

– Синистра, а мы можем наложить октаву на морскую свинку? – задумчиво спросил он.

– Не знаю, если мы её где-нибудь достанем. А как она выглядит?

– Вон в клетке сидит.

– А, на эту крысу. Что-то от неё ни морем, ни свиньёй не тянет. Тут и энергии почти не надо, хотя, смотря что ты задумал.

– Она должна на протяжении дня повторять одно и то же выражение.

– Я обо всём догадалась, – довольным заговорческим тоном произнесла Синистра, – свинка раз в пятнадцать минут будет браться за прутья решётки – на это примитивный мозг животного подвигнуть не сложно. Иллюзию движения рта создать тоже проблем не стоит. А иллюзию звучания твоего голоса сделает вибрация решётки, я правда немного изменю структуру атомарной сетки железа для этого. Что она будет декламировать?

– Именно, что декламировать! – осенило Тихомира, – Подожди, сейчас придумаю.

– Думай, но, кстати, скоро можно будет спускаться. Но только спускаться. На большее пока энергии не хватит.

Тихомир походил по комнате.

Прости, что вышло так, кто знает,

Кто что найдёт, кто потеряет,

И образ твой меня не станет

В часы ночные настигать.

Я знаю, ты со мной играла

Я знал умом, и то, что стало…

Мне сердце лишний раз сказало.

Смотрю – зимы пустая кладь.

Зима – моменты отреченья

От старых снов,

И все сомненья.

Былых оков

Стальные звенья

Летят на снег —

Их путь – забвенье.

Прощай на век.

Наконец изрёк он.

– Неплохо, но я бы пару моментов подправила.

– Вот и будешь, когда другую свинку обрабатывать будем.

Тихомир привычно издал ряд непонятных звуков. Еле расслышал позвякивания программы – она почти всегда сочетала его голос с металлическим тихим позвякиванием. Свинка озабоченно забегала по клетке, пока не издавая ни звука, а прутья клетки засветились и заблестели.

– Что с клеткой?

– Я ж говорила. Пришлось поменять структуру металла.

– Это что же. Была воронёная сталь, а стала нержавейка?

– Типа того. Можем спускаться.

Тихомир обвёл взглядом комнату, отогнал все воспоминания, и подошёл к окну. Отодвигая штору, он не заметил, что на подоконнике стоял противень, на котором сушились грибы. Видно тоже за грибами ездят, подумал Тихомир пока стальной противень, цепляя батарею, летел навстречу стоящему внизу утюгу. Среди мертвой тишины с тихо тикающими часами встреча металлов друг с другом зазвучала так, что он отпрыгнул на несколько шагов от окна. Потом до него дошло произошедшее, он заскочил на подоконник, открыл окно и раскрыл крылья. Уже ступая «на улицу» за плечами он услышал удивленный тихий голос.

– Тихомир?

Алина стояла в дверях комнаты одетая в ночнушку и с распущенными волосами. Босиком. Тихомир застыл, не в силах что-либо сказать, абсолютно не обращая на что-то бубнивший в его голове голос Синистры. Из темноты вышел мужской силуэт и с округлившимися глазами уставился на него. Тихомира это, наравне с уже орущим голосом программы, наконец, привело в чувство.

– Прости, что вышло так, кто знает,

Кто что найдёт, кто потеряет,

– романтическим голосом нарушила тишину морская свинка и Тихомир, воспользовавшись тем, что она отвлекла внимание, бесшумно прыгнул в окно. Краем глаза он заметил, что Алина к нему бросилась, но, скорее всего, она уже ничего не увидела. Спуск был жёстким и быстрым, энергии действительно было мало. Пролетев через листву деревьев, Тихомир опустился на землю и, на всякий случай, отбежал под тень соседнего дома.

Ну вот, подумал он, ситуация повторяется, надо дойти до дома. Теперь уже, километра два. Деньги есть, но никакой таксист его в таком виде в машину не посадит. Мобильник. Тихомир достал мобильник. Болтики на местах, а значит, теория Девясила была верна. Но, за столько дней мобильник полностью разрядился. Придётся, как и в прошлый раз, идти пешком. Но тогда он выглядел ещё более менее по-божески. Белая, так сказать, ряса. А теперь! Штаны напоминали древнекитайский доспех, кольчуга – тевтонский, а высокие сапоги вообще ничего виденного до этого Тихомиром не напоминали. Значит, в открытую по улицам лучше не идти. Тихомир вспомнил, что рядом находиться река, берег которой ночью обычно слабо посещался горожанами. Река подходила почти к самому его дому и, поэтому, это был наилучший вариант маршрута. Крадясь по набережной, он два раза встречал рыбаков, которые отправились на речку, что б порыбачить с самого утра. Но эти странные люди настолько глубоко находились в своём мире, что, издали, заметив, что у Тихомира нет рыбацких принадлежностей, и его высокие сапоги не являются ботфортами, сразу теряли к нему всякий интерес. Опаснее всего было подниматься с набережной на проспект и потом пересекать его. Пересечь проспект Тихомиру удалось. Увлекаясь этим действием, он не заметил, как лицом к лицу столкнулся с двумя мужчинами. Лица мужчин были подозрительно знакомыми. Очень подозрительно и очень знакомыми. Омоновцы. Те самые. Ну что за ирония судьбы? Омоновцы молчали и с интересом рассматривали Тихомира. Наконец, он произнёс:

– От имени Ордена рыцарей Света и Ходящих под Луной приветствую Вас, стражи, ибо работа Ваша, как и наша несёт справедливость в тёмноту ночи и свет дня.

Омоновцы молчали. Тихомир поклонился, чуть ли не до самой земли, и прошёл мимо. Преследования не наблюдалось. А ведь чуть не переиграл. Лишь бы под подъездом подростков не было. Рисковать он не стал и обошёл дом с другой стороны.

– Синистра, долетим?

– Должно хватить.

Энергии хватило. Оказавшись в доме, Тихомир поставил мобильный на зарядку, и устало опустился на кровать.

– Когда нас опять кинет к тебе, мы тоже окажемся в неизвестно каком месте?

– Без малейшего понятия.

– Хочешь сказать, что мы снова окажемся в городе?

– А ты хочешь снова оказаться глубоко под землёй, где даже дышать нечем. И как ты думаешь оттуда выбираться?

– Логично, но во время прошлой переброски я оказался в палате заклинателей, там, откуда и отправился. Стоит предположить, что я снова окажусь под землёй.

– Но сегодня ты в своей спальне не оказался. Или последовательность нарушена, или качественные характеристики пути туда и пути обратно разнятся.

– Придётся проверить это на практике. Лучше, конечно, оказаться в палате заклинателей. Гриб уничтожен и теперь можно спокойно брать курс на Москву. Пояс за время, которое осталось до переброски не зарядиться?

– Здесь нет А-излучения.

– А ты его не зарядишь?

– Не, на такое я не способна.

– Кстати, мне что, теперь таскаться во всём этом снаряжении?

– Желательно, конечно.

– А если его таскать с собой.

– Можешь, но хотя бы пояс оставь. Возможно, тебе им придётся воспользоваться немедленно.

Тихомир открыл шкаф. Так, последние джинсы, больше нет. Сапоги можно спрятать под штанами. Несколько смешно, но что делать, если туфли «закончились»? Рубаху можно оставить. Наверх кофту. Хотя и кольчугу под кофтой не видно. Для шапки ещё рано, так что обруч придётся снять. Колечко исчезло само по себе. Уже приятно. Тихомир отправился в ванну, что б смыть с себя кровь, грязь и пот.

– Слушай, – сказал он Синистре, – А неплохое путешествие получается. Как в компьютерной игрушке. Сохранился. Пошёл, покурил, попил кофе, и играй дальше. Только вот если убьют…

Зазвонил телефон. Оказывается, пока Тихомир приводил себя в порядок, успело рассвести. Звонил Николай.

– Привет, ты куда снова подевался?

– А, нужно было по работе выехать.

– Слушай, со мной тут такие вещи творятся. Просто мистика.

Про свои я лучше промолчу, подумал Тихомир.

– Что случилось?

– А куда ты тогда исчез, когда у меня машина заглохла?

– Извини, я тогда очень опаздывал, вот и побежал, не попрощавшись.

– Короче, гаишники решили, что я их разыгрываю. Из машины исчезли все детали из меди и никеля. Все. Даже если сдать машину в автосервис, заплатить им кучу денег и попросить, что бы они сотворили с машиной такое извращение, у них бы ничего не вышло.

– Ту октаву ты произносил сам. Без моего вмешательства, – зашептала в голове Синистра, – живые звуки работают над живыми, мертвые (моё позвякивание) над мертвыми. Я была вне октавы, и металлы исчезли.

– Коля, извини, пожалуйста, но это вышло случайно, – заизвинялся Тихомир.

– За что? А, что ушёл? Ерунда, я понимаю, что ты спешил. Так вот, самое интересное. Машину завезли на стоянку, а мне надо было срочно уезжать. Пришлось ехать на дизеле.

Тихомира передёрнуло. Он то же в эти дни ездил на дизеле. Вот, не так давно сошёл.

– Я приехал сегодня рано утром. Решил заглянуть по дороге на стоянку. Ещё раз глянуть под капот. Должно же это дебильное наваждение пройти! Не поверишь. Прошло. Я чуть не упал, когда увидел, что все части снова появились! Но ведь я не один это видел! Сел в салон, завёл. Всё работает как часы.

– Пусть сильно не обольщается, – опять подала голос Синистра, – когда мы исчезнем, части машины исчезнут тоже.

– Колян, – сказал Тихомир, – мой тебе совет. Продавай эту машину. Причём, тогда, когда я буду в городе.

– А ты тут причём? – удивился Николай.

– Ну… предчувствие у меня такое.

– Слушай, «предчувствие», ты мне лучше расскажи, у тебя что, с Алиной возобновились отношения?

– С чего ты взял?

– Она звонила мне, когда я был в дороге, и просила встретиться. Сказала, что ей нужно что-то тебе передать. Я перезвонить не могу, она ж поменяла все номера телефонов, тогда, когда вы…

– Не знаю, – соврал Тихомир, – но если позвонит и попросит встретиться снова, то передашь мне, что она хотела.

– Ты, кстати, чем сегодня вечером занимаешься? Может, я загляну? И что у тебя с мобильником.

– С мобильником у меня уже всё в порядке. А что вечером? Не знаю. Лучше позже созвонимся.

– Добренько, то я к обеду звякну.

– Хорошо.

Так, подумал Тихомир, значит, ключи захотела отдать. Лучше, что б она сделала это сегодня. А пока утро и на улице нет людей, надо выбраться на улицу.

Он сложил в сумку снаряжение, наполненные водой бурдюки и, улучшив момент, спустился на улицу. По дороге на фирму, где нужно было забрать деньги за заказ, Тихомир купил пару пар джинс, самые дешёвые туфли и кофту. Он понимал, что одежда понадобиться и решил деньги сильно не тратить. Пройдя уже половину пути, Тихомир почувствовал, что в сумке что-то зашевелилось. С опаской он сел на одну из скамеек в каком-то скверике, и открыл её. Никаких изменений. Ещё раз присмотревшись, он обратил внимание, что осколок красного кристалла несколько поменял свою форму. Тихомир достал кристалл и начал его осматривать. Некоторые острые грани исчезли. Потёр пальцем одну из оставшихся, и она начала рассыпаться в красный порошок.

– Синистра, – позвал он, – что это значит?

– Без понятия, – откликнулась программа, – возможно, в твоём мире он просто рассыпается. Ну, если следовать тем же фактам с исчезновением металлов.

– Почему-то мне так не кажется.

– Почему?

– Не знаю.

– А! – издевнулась Синистра, – Интуиция!

– Она самая.

На фирме их ждал сюрприз. В бухгалтерии сказали, что денег ему не выдадут, мол, программа кривая. Все разъяснения с директором, поскольку у главного бухгалтера нервный приступ и она в больнице. В приёмной Тихомир просидел два часа, во время которых Синистра ему упорно божилась, что в программе всё сделано идеально. Наконец он попал к директору.

– Молодой человек, – не здороваясь, начал тот, – скажите мне, Вы свою программу проверяли?

– Добрый день, – при неуважительном отношении людей Тихомир любил отвечать им культурно, – программа проходила очень и очень высокотехнологичные тесты.

– Высокотехнологичные тесты!? – мужчина внезапно сделался бордовым, – Так ответе мне, почему в ответ на мою введённую фамилию она выдаёт «Таких козлов у нас не работает», почему на введённую крупную сумму денег она пишет «О, бля», и, наконец, почему после её установки на компьютере главного бухгалтера при его загрузке вместо надписи «Windows ХР» висит надпись «Опять эта стерва меня включила»?

– Потому что они пытались влезть в код программы, – подсказала Синистра.

– Потому что вы пытались влезть в код программы, – невозмутимо повторил Тихомир.

– Куда влезть? – попытался продолжить в том же духе директор, но по некоторым ноткам в голосе было видно, что прыти у него поубавилось.

– В код программы, – продолжал Тихомир, – по договору, подписанному обеими сторонами, при изменениях на рынке или в фирме обслуживать программу должен был я. Для подстраховки я внедрил в тело программы высокотехнологичный модуль, разработанный Российским Центральным научно-исследовательским институтом личной компьютерной безопасности и вычислительных систем высокой мощности с многопроцессоровыми платами на квазиэлектронной основе.

Директор задумался.

– Ну что, – прервал его размышления Тихомир, – мне в суд или в бухгалтерию?

Директор набрал телефон и кинул в трубку.

– Леночка, выплатите деньги этому программисту. Ну и процентов двадцать сверху. Как, за что!? За хорошую работу, конечно.

Тихомир молча удалился, стойко вытерпел на себе косые взгляды работников бухгалтерии, и вышел на улицу.

– А ты молодец, – похвалил он Синистру, – В моём духе, ничего не скажешь.

– Конечно в твоём. От тебя ж и набралась. Скоро с меня и чёрный юмор полезет. Так что или сам меньше своих предсмертных шуточек издавай, или… уж не обессудь.

В сумке опять что-то зашевелилось, и Тихомир достал кристалл. Тот стал ещё меньше. Но как-то не равномерно. С одной стороны виднелась самая настоящая «лапка» с тремя коготками.

– Синистра, мне кажется, из кристалла скоро кто-то вылупиться.

– Давай мы его уничтожим, – взмолилась Синистра.

– Уничтожать невинных существ? Синистра, поимей совесть, – усмехнулся он.

– Уже поимела, и по полной программе.

– А ты ещё и пошлячка. И полная программа, что, Синистра была полной женщиной?

– Не цепляйся к словам. Серьёзно, это может быть опасно. Вдруг из кристалла вылупится… маленький злобный тучник.

– Ты помнишь лапы тучников? У них нет ни перепонок, ни суставов. Так, изгибающиеся в разных направлениях листы. А какие лапы были у уховёрток?

– Просто множество изгибающихся отростков.

– Такие лапки, которую ты видишь на кристалле, не наблюдалось у плазмоидных существ. А из чего состоит сам кристалл? И что он из себя представляет?

– Не знаю. Наверное, аналог человеческого мозга. Отдаёт команды и управляет.

– Тундра. Боюсь, у человека сердце чаще отдаёт команды и управляет.

– Сам ты тундра. Фигня всё это, мозг – он анализирует информацию и льёт в кровь гормоны. Это всё ваши дикарские предрассудки, анахронизмы.

– Анахренизмы, – передразнил её Тихомир, – это ты у нас анализируешь информацию, я её воспринимаю или нет. А если и анализирую, то беру в расчёт те факторы, о которых ты даже и не подозреваешь. Ладно. Забыли. Ты говорила, что тучники, к примеру, не имеют клеточного строения?

– Не имеют. Тело, похожее на единый кусок протоплазмы, держащий свою форму за счёт крепящих разные участки нитей.

– Вот сейчас и проверим. Посмотрим в наш микроскоп.

Тихомир отошёл к скверу, где сегодня уже был, сел на скамейку и достал из сумки обруч. Надеюсь, на эту мелочь никто из прохожих внимания не обратит, подумал он. Поверхность кристалла была идеально ровной. На ней не было ничего, кроме попадающихся изредка микрочастиц грязи. Микроволокна какой-то ткани, песчинки грунта, кусок раздавленной мухи, а при большем увеличении и особо крупные бактерии, наверно наши, Земные. Скорее всего, мощности «микроскопа» не хватало, что б выделить в веществе какую-либо структуру. Но только взгляд перескочил на поверхность лапки, сразу стали заметны складочки, которые при ближайшем рассмотрении были заполнены мелкими клетками. Правда, были эти клетки какими-то… закаменелыми.

– Но откуда у лапки могли появиться клетки? – удивился Тихомир.

– Действительно странно. Сам гриб ведь имеет плазменную структуру.

– Ты говорила, он впитал мою кровь?

– Да, видела собственными, точнее твоими глазами.

– Может быть, кристалл воспользовался генами. Ты же знаешь – генотип человека, это огромное вместилище информации. Насколько я знаю, там зашифрована чуть ли не вся эволюция живых существ от червяка до нынешнего человека.

– В данном конкретном случае – тебя, – поправила его программа, – и что, ты хочешь сказать, что человеческий геном мог как-то интегрироваться с кристаллом гриба.

– Не знаю, что за симбиоз мог получиться, но пока у меня других теорий нет.

Тихомир спрятал кристалл с обручем в сумку и побрёл в сторону дома. Возникала уже ставшая привычной, проблема. Как попасть домой? Точно, как он это часто делал, когда где-то забывал ключи. Перелезть с соседнего балкона. Обычно соседи не возражали. Куда более странной была бы просьба вылезти из дома через балкон. Ведь запасные ключи он всегда хранил в нём. И действительно, сосед провёл его на балкон и он без труда перелез к себе в спальню. Зашёл в зал и обомлел. На его кресле сидела Алина.

– Привет, что ты здесь делаешь? – рассеяно спросил он.

– Ключи принесла, – она кинула ключи Тихомиру, тот их поймал и положил в карман.

– Ты мне можешь объяснить, что происходит?

– Что происходит!? – Тихомир не подумал, что Алина могла его спрашивать совсем не о том, куда его понесло, – Ты меня спрашиваешь, что происходит!? Когда ты прямо заявляешь, что выбираешь его, а ты, мол, милый, извини. Меняешь все номера телефонов, а потом, через пару дней, заявляешь, что ты, мол, меня любишь, но со мной ни хрена не будешь? Ты спрашиваешь, что происходит?

– После того, что ты сделал…

– А что я сделал!? Телефон не отвечал на выходных!? А у тебя есть хоть одно доказательство, что я был с другой бабой? Хоть одно!? А почему тебя не было на этих выходных со мной, почему тебя не было больше чем пол года со мной ни на одних выходных? Почему на всех этих выходных ты была с ним!? И при этом держась один час в пол месяца за ручку слёзно клялась, что ты меня любишь до смерти!? И когда ты меня просишь с ним встретиться для того, что б сказать ему при мне, что ты его!?

Наверное, Тихомир распинался бы ещё очень долго, но в сумке что-то очень уж активно зашевелилось и на свет появилось существо больше всего похожее на маленького шестиногого динозаврика с перепончатыми ушами, покрытого густой шерстью. Существо имело толстую маленькую голову, по форме чем-то напоминающую лягушачью и толстый пятисантиметровый хвост. Динозаврик медленно осмотрелся и пополз Тихомиру на плечо. С плеча он перелез на запястье и устроился на том месте, где должны были располагаться часы, плотно обхватив всеми шестью конечностями руку.

– Что это? – округлила глаза Алина.

– Динозаврик, – Тихомир сказал то, что первым пришло в голову.

– Какой динозаврик? – спросила она.

– Не видишь, что ли? Маленький, – раздражённо ответил Тихомир.

– Я понимаю, что это маленький динозаврик, но откуда он взялся?

– Вылупился из кристалла.

– Слушай, если ты мою морскую свинку подменил таким же динозавриком, то скажи, как её заткнуть.

– Она сама заткнётся. Сегодня к вечеру.

– Как ты меня задолбал со всеми своими фокусами. Ты можешь, наконец, исчезнуть со всеми своими динозавриками и без них! – Алина начала выходить из себя.

– Исчезаем, – шепнула в голове Синистра.

Глава 5

В глазах помутнело, а легкие обожгло горячим воздухом. Тихомир обнаружил себя стоящим в тоннеле из полукруглых каменных арок, находящихся на пятидесятиметровом расстоянии друг от друга. Тоннель был идеально прямым – обе его стороны уходили в бесконечность, вокруг раскинулись своды огромной пещеры.

– Синистра, – все разборки с Алиной сразу забылись. Создавалось впечатление, что он никогда из этого подземелья и не уходил. – Как я понял, мы попали на то место, откуда и исчезли.

– Ага, только дизелёк уже этого… тю-тю.

– Забавно, но другим способом мы с него не сошли бы, да и я б задохнулся. А в самом тоннеле воздух есть.

Тихомир переоделся. Интересно, но зверушка на руке, когда он снимал кофту, лапки разжала, и когда из-под её тельца исчез рукав кофты, вновь прижалась. Уже к кольчуге.

Тихомир активировал линзы и начал рассматривать пещеру. Что-то похожее они видели, когда ехали в дизеле. Поверхность представляла собой каменистую пустыню с редкими выходами на поверхность кроваво-красной магмы. Местами с потолка свисали толстые нитеобразные образования. Иногда они достигали пола пещеры, и из-за них невозможно было рассмотреть что-либо вдалеке. Около выходов магмы Тихомир обнаружил странных животных. Ничего себе! Пещеры обитаемы. Животные были похожи на приплюснутых быков. Только без шеи и ног. Вместо ног у них было что-то похожее на ласты, которые покрывали сплошным рядом обе нижние половины тела и постоянно находились в движении. Животные ластами соскребали что-то с камней, а потом, что-то слизывали. Передвигались они тоже при помощи этих ласт, и причём, довольно быстро. Интересно, зачем им рога, подумал Тихомир, именно из-за них он их проассоциировал с быками. Продолжая наблюдение за этими животными, он обнаружил, что между рогами некоторых из них горят яркие зелёные разряды. Ещё больше он удивился, когда увеличил картинку под ногами.

– Синистра, ты видишь это? Здесь нет мглы.

– Даже мои создатели не могли предположить, что Мглы не будет глубоко под землёй. Тогда бы они не летели далеко в космос, а могли спрятаться здесь. Но откуда здесь взяться животным? Скорее всего, они здесь обитали изначально.

– Ладно, нужно уходить с «железной дороги», а то и ухом моргнуть не успеем, как дизель раздавит. Повторим опыт с сетью.

Тихомир достал меч, отковырнул несколько камешков от пола и кинул их за границы тоннеля. Камешки, долетев до границы тоннеля, звучно стукнулись, как будто обо что-то стеклянное и отлетели обратно. Предположение, что стенки тоннеля окружены каким-то силовым полем или что-то его заменяющее, оказались верны.

– Синистра, я думаю, мы можем попробовать тобой.

– А что остаётся делать? – вздохнула программа.

Тихомир повернул меч остриём к невидимой стенке и попытался её пырнуть. Меч вошёл во что-то как будто прорезиненное и отскочил обратно, чуть не вырвавшись из рук. Тогда Тихомир направил острие меча к преграде и попытался своим весом надавить не рукоять клинка. Стенка прогнулась, но не уступала. Тихомир отошёл метров на пять назад, активировал кольчугу и попытался взять стенку с разбега. Причём в последний момент использовал на ускорение меча силу кольчуги. Раздался грохот, похожий на звук лопнувшего мыльного пузыря, только в сотни раз мощнее. Тихомира отбросило по направлению к противоположной стене. Та его, в свою очередь, отпружинила его на землю. Колечко на пальце (он и не заметил, что оно было там) закололо и Тихомир с трудом, потирая ладонями ушибленные места, встал.

– Чего стоишь? – Синистра была почему-то раздражена, – Сваливаем отсюда.

Тихомир, покачиваясь, вышел за границы тоннеля. Вообще, после «взрыва» температура воздуха не изменилась, но он стал намного плотнее и, вероятно, был более насыщен кислородом, от чего у Тихомира закружилась голова. Не успел он пройти и пяти метров, как из камней показалось явно не миролюбивое животное, больше похожее на полусферу метровой формы с множеством отростков вместо ног. Существо направилась прямо на Тихомира и, не дойдя до него десятка метров, выстрелила чем-то напоминающее стальной пятисантиметровый шип. Меч без труда отбил шип и тот, громко звеня, покатился по камням. Тихомир понял, что убегать от «божьей коровки» бесполезно – метнёт в спину очередным шипом. А улетать тем более. Единственное правильное решение – двигаться навстречу и, причём, с максимально возможной скоростью. Тихомир бросился вперёд. «Божья коровка» в это время как-то натужно дребезжала. Наверное, готовит очередной шип, подумал он. В любом случае, ей это не удалось, Тихомир добежал до неё, и на землю упали дольки рассечённой полусферы. Отдышаться он не успел. Крутанув головой, обнаружил ещё как минимум десятерых «коровок», которые приближались к нему со стороны дороги. Тихомир решил спасаться бегством. От залпа из десятка стальных шипов он не отобьётся никак.

Бежать было относительно легко – почва была ровной, но приходилось иногда перепрыгивать камни и огибать валуны. В самом начале его бегства «божьи коровки» и вправду сделали по нему залп. Синистра на момент активировала защиту, но ни один из шипов не попал в цель. Несколько, высекая яркие искры, чиркнули по камням. Конечно, подумал Тихомир, Синистра могла бы включить защиту и мы без труда разметали бы этих «коровок», но сколько энергии это бы забрало. Энергию надо беречь. Абсолютно неизвестно, что их ждёт впереди. Интересно, а почему меч такой жутко чёрный. Ну, чёрный цвет поглощает весь спектр видимого излучения – это ясно. Но этот цвет – как чёрная дыра. Когда протягиваешь к мечу руку, иногда боишься, что она в нём исчезнет. Скорее всего, Синистра пытается поглотить не только видимый спектр излучения, но и всю энергию, в любых формах, которая находится извне.

– Тихомир, – шепнула Синистра, – Очнись, мы от них уже давно оторвались.

– Ну, да, – согласился с ней Тихомир, держась за бок, – давненько я так не отрывался.

Вот дурная привычка – в моменты опасности отвлекаться на всякие левые мысли. И самое интересное, что руки и ноги при этом исправно функционируют и принимают более менее верные решения. Наверное, мозг что-то химичит, отвлекая эмоции на ненужные мысли, и берёт управление на себя. Что б командовать жёстко, быстро и холодно.

– Вон, уступчик на возвышении, видишь? Над ним что-то типа ниши. Дуй туда, там и передохнешь, – Синистра активировала крылья, без них бы он туда не забрался, и подняла его на уровень ниши.

Сидя внутри, он потихоньку отдышался. С ниши открывался великолепный вид на дорогу, он успел отбежать на такое расстояние, что что-либо конкретное заметить было невозможно. Пришлось активировать линзы и увеличить картинку. «Коровки» облепили нарушенный участок стенки тоннеля, и что-то упорно там мастерили. Внутри круга, который образовали их тела, флуоресцировало неровное пятно, постепенно уменьшающееся в размерах.

– Синистра, – воскликнул Тихомир, – Зря я этих существ обозвал «божьими коровками». Скорее это железнодорожники.

– Ага. Они нам пытались навешать кренделей, за то, что ты поломал рельсы на их дороге.

– А почему нет? Если они, так сказать, обслуживают железную дорогу… Ну, мало ли кто живёт в этих пещерах и, возможно, время от времени разрушает стенки. Железнодорожники отпугивают таких нарушителей, а заодно проводят текущий ремонт путей.

Их беседу прервал динозаврик, сидевший у Тихомира на руке. Ни с того ни с сего он спрыгнул с руки. Причём очень странным образом. Просто свалился, звучно шмякнувшись при этом о каменный пол. Его это нисколько не расстроило, он, похоже, даже получил от этого удовольствие. Динозаврик неуклюже перевернулся на лапки и посеменил к куче мелких камешков, находящихся невдалеке. Деловито в них покопавшись, он выбрал по каким-то причинам наиболее ему понравившийся и с громким скрипом принялся его грызть.

– Чего это он? – удивился Тихомир.

– Похоже, нашему другу нравиться минеральная пища.

– Не знаю, что может с ней делать его желудок, и зачем она ему нужна? В основном камни, такие как тот, который он приходует, это оксид кремния. Очень устойчивое соединение. Да его только плавиковая кислота возьмёт, никакой энергии из такого соединения добыть невозможно.

Существо, между тем, откатило несколько похожих камушков в сторонку, как бы на потом, а с первым в зубах забралось на руку Тихомира, устроилось поудобнее, и продолжило его грызть.

– Люмбрик, – сказал задумчиво он, глядя на динозаврика.

– Почему, Люмбрик? – спросила Синистра.

– Не знаю, помнишь, мы его обсуждали, точнее геном человека. Что там всё от червя до теперешних людей. Так вот червяк по латыни Lumricus. Вот, что-то в голову пришло. Мне кажется, он не опасен.

– Если он сидит у тебя на руке и мирно грызёт камушки, это ещё ни о чём не говорит. Может он тебя потом и убьёт или чё гадкого натворит.

– Не думаю, если в кристалл впиталась моя кровь, то в нём часть моих генов, но, правда, они в каком-то взаимодействии с кристаллом гриба. Интересно, он хоть немного разумное существо или полная животинушка?

Он взял один из камней, поднёс к мордочке динозаврика, поводил им перед его глазами и отчётливо произнёс:

– Камень.

Существо никак не отреагировало. Тогда Тихомир ткнул пальцем тому в бок и сказал.

– Люмбрик.

Тот недоумённо таращился на человека.

– Видно просто животное. Зверёк.

– Проверь, может ли он быть опасен.

– Как?

– Попробуй у него забрать камень, который он грызёт.

Тихомир аккуратно отобрал уже отшлифованный мелкими зубами камушек.

– Камень, – жалобно сказал Люмбрик.

Если б Тихомир мог удивлённо переглянуться с Синистрой, то он бы обязательно это сделал.

– И разумное и, вроде, не злобное, – прокомментировала Синистра.

– Интересно, а если оно будет расти от этих камней, я ж потом и руку не смогу поднять.

– Камень, – опять заголосил Люмбрик.

Тихомир отдал Люмбрику камень и сгрёб в карман все те, которые тот откатил из рядом лежащей горстки.

– Мне кажется, – предположила Синистра, – что у него осталась часть памяти. Часть твоей и часть гриба. Никакое животное не способно к такому быстрому обучению.

– Было б интересно, что б он со временем начал вспоминать. Не так интересна моя память, но память гриба меня бы заинтересовала.

– А меня б не меньше заинтересовала память твоя. Вот бы он проболтался. Про ту ж самую Алину. Там история, наверное, интересненькая была.

– Не твоё дело, – сразу окрысился Тихомир.

– Камень, – затребовал Люмбрик. Он уже оприходовал первый и Тихомир дал ему второй. Люмбрик вырвал камень прямо из рук и принялся усердно грызть.

Ну что ж, подумал Тихомир, может зверушка на что и сгодиться. Он активировал линзы. Железнодорожники уже куда-то подевались, а поверхность дороги выглядела так, будто никаких живых существ там давно не было. Надо осмотреться. Так или иначе, рано или поздно, но из этого подземелья надо выбираться. Прежде всего, осмотреться. Свисающие с потолка нити не дают сделать этого. По-прежнему в разных местах бродят или скребут почву быки. Не известно, опасны ли они, но лучше близко к ним не подходить.

Тихомир встал, спрыгнул на уступ, а с него на землю.

– В какую сторону направимся? – спросила Синистра.

– Если мы хотим выбраться отсюда, то думаю, в сторону, откуда мы прибыли. Пойдём параллельно дороге.

– Что б опять на железнодорожников нарваться, зашибут своими шипами?

– Будем идти на определённом расстоянии от неё.

Самое неприятное было то, что поверхность сплошь и рядом была усеяна камнями разных размеров, и самое плохое – валунами. Каждый валун Тихомир обходил с опаской – неизвестно, что за ним могло оказаться. Местами валуны и земля были покрыты какой-то белой плесенью, похожей на налёт соли. Рассмотрев такой налёт через «микроскоп», он увидел в нём всю ту же плазмоидную (или плазменную) структуру. Что-то родственное грибу. Вероятно, эту плесень и отскребали быки. Но чем питается сама плесень? Светом от выходов магмы? Слабо вероятно. Если б не ночное зрение Синистры, ничего бы Тихомир здесь вообще не видел. Тепло? А жара стояла такая, что будь у Тихомира в руках свечка, он бы её мог унести только в ладошках, в расплавленном виде. Но тепло можно аккумулировать только в холодном мире, а когда постоянно стоит такая жара… Хотя зелёные растения научились перерабатывать в энергию солнечный свет, но то свет. Не всегда он и сильно тёплый. Там другие процессы – фотоны, хлорофилл. Быть может это пресловутое А-излучение? Тихомир часто встречал валуны, равномерно покрытые плесенью со всех сторон, а значит от какого-то фактора, находящегося в определённой стороне, их рост не зависит. Ну ладно энергия для роста, а само питание, так сказать, питательный субстрат? Ни один валун не был деформирован от чрезмерного обрастания плесенью тех или иных его частей. Может из воздуха? Запах был, но ни с чем знакомым ему в жизни Тихомир его сравнить не мог. Но это не значило, что в воздухе ничего не было. Человеческое обоняние приспособлено для улавливания определённого спектра запахов, как глаз видит довольно узкий спектр света, а ухо слышит определённую частоту звука. А вокруг носятся миллионы недоступных запахов, не увиденных картин, и не услышанных звуков. С теми же запахами система ключ-замок. Летит такой запах – ключ, а у меня в носу ни одного подходящего замка нет. Он так и улетает, не открыв ни одного замка. И угораздило же в одном мире собраться трём разным формам жизни – клеточным, плазмоидам и … вообще без атомарной структуры. Эти, последние, самые непонятные. И самые опасные.

Размышляя обо всём этом, Тихомир за одним из валунов наткнулся на быка. Да так неплохо, что чуть не пнул того ногой по морде.

– Тетеря, – яростно заругалась Синистра, – и угораздило меня попасться в руки такому оболтусу. Идёт по месту, где на каждом шагу поджидает опасность и даже под ноги себе не удосужиться посмотреть. Всё где-то летает, мать его за ногу, никогда при детях не выражаясь.

Бык поднял голову и с холодным интересом уставился на Тихомира. Глаза – интересный орган, даже у плазмоидов. Ни с чем не сравнишь, но эмоции всё равно передаются. Может и не зрительно. Действительно, через них выходит какое-то излучение, осязаемое уже мозгом, или чем-то ещё более тонким. Вот почему люди часто чувствуют чей-то взгляд на своей спине. Вперил ему кто-то в спину луч неизвестной энергии, и какие-то загадочные рецепторы его с лёгкостью улавливают. А вот передать этот сигнал в сознание этим рецепторам намного сложнее. Там властвуют другие, намного более мощные, которым человек привык доверять. Те же зрение, слух и обоняние. Но иногда сигнал всё-таки доходит и человек чувствует чужой взгляд. Интересно, но с рождения, наверное, все рецепторы развиты одинаково. Только в процессе обучения в обществе, где принято доверять общеизвестным рецепторам, человек блокирует, и учиться не доверять таким чувствам. Но подсознательно что-то доходит. Интересно, а любовь? Может в человеке есть передатчик и такой энергии, и рецептор, способный её воспринимать. Хорошо, а если одного человека любят сразу несколько, а он никого из них? Выходит тот один испускает излучение во все стороны, а сразу несколько людей могут её поймать. А от любви до ненависти один шаг. Наверноё, как селёдку обожал, переел, а потом страдаешь поносом и её ненавидишь. Рецепторы перегорели от избытка излучения и им надо восстановиться. А могут не восстановиться, а видоизмениться. Для самозащиты психики, и после несчастной любви будут передавать в мозг от этого излучения уже не тёплые эмоции, а чувство ненависти. Ведь один раз от такого излучения рецепторы уже сгорели. Зачем ещё? А материнская любовь? Там, наверное, всё устроено совершенно по-другому.

– Тихомир, – взбесилась Синистра, – Да что с тобой такое? Стоишь как пень. Мы не у тебя дома. Здесь нельзя расслабляться.

Тихомир взглянул на быка. Из его глаз сочился ужас, ласты усиленно скребли землю, а горло издавало жалобные стоны. К его телу прилипли нити, свисавшие с потолка, и медленно тянули его вверх. Тихомир, повинуясь внезапному сочувствию, расправил крылья, подлетел на несколько метров вверх и несколькими взмахами меча перерубил все нити, державшие быка. Испуганное животное зашелестело ластами и скрылось за валунами.

– Ну и зачем это было делать? – возмутилась Синистра, – ты подвергал опасности нас обоих. И ради чего? Что б оставить без пищи хищника, который, возможно, после этого умрёт от голода, или что б спасти какое-то животное?

– Откуда я знаю? Человек хоть и всеядное существо, но в первобытные времена всегда страдал от хищников. Возможно, это древний инстинкт – протянуть руку помощи страдающему от хищника.

– Смотри, доведут нас эти твои древние инстинкты. Не хватало ещё, что б железнодорожники на шум сбежались. Тогда точно несдобровать.

– Камень, – подал голос Люмбрик.

Тихомир дал Люмбрику камень, и они двинулись дальше. Нити, свисавшие с потолка, обходили стороной. Несколько раз подходили довольно близко к выходам магмы, но уже в двадцати метрах от этих огненных образований становилось так невыносимо жарко, что о дальнейшем к ним приближении не было и речи. А так на протяжении суток пути ландшафт не менялся. Всё та же каменная пустыня с валунами, поросшими белой плесенью, лениво бродящими быками и свисающими с потолка нитями. Один раз, издалека, они видели десяток железнодорожников, но те не обратили на Тихомира никакого внимания, толи не заметили, толи находился он слишком далеко от железной дороги.

Очень удивительно во время всего этого путешествия вёл себя Люмбрик. Всю дорогу он грыз камешки. Время от времени, в местах, где камней было особенно много, Тихомир останавливался, Люмбрик спрыгивал с руки и выкатывал ему под ноги интересующие его камешки. Тихомир их складывал в карман и периодически скармливал зверю. Удивительным было то, что Люмбрик абсолютно не набирал вес, хоть уже и съел камней не меньше двух сотен килограмм. При этом он ещё и не гадил, либо делал это так искусно, что Тихомир этого попросту не замечал. Отношение к камням тоже поражало. Один раз он проходил около какой-то россыпи синих минералов. Люмбрик на руке аж затрясся от вожделения и, пока Тихомир не набил камнями все карманы, не хотел отпускать того идти дальше.

Со временем Тихомир заметил, что свисающих с потолка нитей становилось всё меньше и меньше. Потом они исчезли вовсе. Причину он выяснил, когда поднял голову вверх. Потолок находился метрах в пятистах. Либо он поднимался постепенно, либо одним крутым уступом, Тихомир этого не заметил. Ещё через пару часов ходьбы его «бинокль» выхватил далеко впереди отвесную скалу, а потолок успел подняться на пару километров. Поводив взглядом по сторонам, Тихомир отметил, что дорога уходит чёрным тоннелем в эту скалу. Почему-то он подумал, что выход должен быть, и начал сосредоточенно изучать линию, где потолок сливается со скалой. После десятка минут изучения этой поверхности он всё-таки увидел отверстие почти под самым потолком.

– Синистра, – позвал он программу, – по-моему, нам туда.

– Полетели, – хладнокровно ответила она.

Тихомир раскрыл крылья и начал медленно подниматься вверх. За столько времени он относительно привык к жуткой жаре, которая его окружала, но когда они поднялись вверх метров на пятьсот взмолился.

– Синистра, сделай защиту.

Ещё через несколько сот метров, когда они не пролетели и половину пути, заговорила Синистра.

– Не долетим мы. Уже сейчас моя защита не выдерживает такой большой температуры.

Они стремительно полетели вниз. Только около земли Синистра затормозила и мягко опустила его на землю.

– Я думал о такой ситуации, – расстроено сказал Тихомир, – когда мы ехали в дизеле, температура тоже начала повышаться. Дошла до высшей точки, и потом начала опускаться. Но мы были в дизеле. Он мчался Бог знает с какой скоростью. Скорее всего, из-за того, что мы проскочили наивысшую точку на высокой скорости, воздух между вагонами не успел накалиться до температуры окружающей среды.

– Ты хочешь сказать, что обратная дорога отсюда возможна только на дизеле?

– Не знаю, возможно, есть какой-то температурный пояс. Следуя сведениям учёных из нашего мира, везде, где бы они ни бурили глубинные скважины, температура к глубине очень сильно повышалась. Если строение наших миров схоже, то они просто не добурились до той глубины, где температура начала бы понижаться.

– Значит, вероятнее всего, температурный пояс охватывает всю планету. Так что, только на дизеле?

– Ага, пошли к железнодорожникам билет покупать. До Москвы. Как ты думаешь, продадут?

– Продадут, если только билет будет на тот свет.

– В принципе, мы можем направится на конечную станцию дизеля и сесть на него там.

– Но он уже не поедет этим путём. Гриб разрушен, а ездил он туда, скорее всего, именно из-за гриба.

– Кто знает, может там какой-нибудь вокзал. Выберем себе купэшку покруче, наберём пива и до Москвы так сказать, с шиком проедемся, семечки у бабок на остановках покупать будем.

– Да, похоже, другого выхода у нас нет.

Пока они беседовали, на землю опустился странный красноватый туман. Сырости от него не чувствовалось. Запаха не было тоже. Но был он настолько густым, что видимость снизилась до одного двух метров. Пришло время активизировать сапоги, и они повели их по обратному маршруту. Интересно, что они несколько раз натыкались на быков, а те на них не обращали ровным счётом никакого внимания. Лежали, скрутившись в почти идеальную сферу. Даже когда Тихомир в тумане споткнулся и, под бурные ругательства Синистры, упал на одного из них. Создавалось впечатление, что они чего-то или кого-то боятся. Тихомиру, мягко говоря, тоже было не по себе. Никогда не пил валерьянки, подумал он, но сейчас бы пол жизни отдал за одну баночку. Плесень от такого тумана распухла и белыми шапками сидела на валунах. Может этот туман и является той питательной субстанцией, от которой они растут. В любом случае она время от времени издавала тихие хлюпающие звуки. Каждый раз после такого «хлюпа» Тихомир испуганно шарахался в сторону. А потом пространство разорвал рык. Неизвестно на сколько децибел, и на каком расстоянии. То что, это рычал хищник, сомнений не вызывало. И в клеточном и в плазмоидном мире разъярённые голодные хищники рычали точно одинаково. Хищник явно попал в лапы нитей, но до самой смерти его голос не сменялся на жалобный, а становился всё злобнее и яростней. Смелости это Тихомиру не прибавило. В этой адской жаре его начала бить нервная дрожь. Через час они услышали ещё один рёв. Этот длился подольше, и ярости в нём было не меньше. Создавалось впечатление, что он участвует в какой-то драке. Рёв резко оборвался, будто хищнику перерезали горло. Да, местечко не из приятных, а во время прихода тумана тем более.

Минут через двадцать они наткнулись на место драки. На земле, под валуном лежало четырёхметровое существо, увешанное роговыми пластинами. Интересно, что существо имело три рта. Один в виде метрового хоботка с мелкими зубчиками на конце – он располагался на животе хищника. Второй и третий впереди тела, на утолщении, которое можно было назвать головой. Тот, что рассекал всю голову, имел многочисленные десяти сантиметровые клыки, но не имел пищеварительного отверстия. Вероятно, этот рот являлся только лишь орудием убийства. Что б поглотить жертву, хищнику, скорее всего, нужно было применить другой рот, чуть пониже, с многочисленными жевательными роговыми пластинами. Хоботок, надо полагать, служил для жертв с мощным панцирем, чтоб через место, где этот панцирь слабее всего, высосать из добычи все мягкие ткани. Для передвижения по бокам хищника располагались всё те же ряды ласт, а тело заканчивалось длинным хвостом с булавообразным кончиком.

Тихомир уже привык давать названия здешним существам по их аналогам в его мире. Но какой аналог может быть этому хищнику с тремя ртами и длинным хвостом. Таких зверей на родной Земле нет. Разве что… Змей Горыныч. Единственное, что хоть как-то подходит. Интересно, почему упорно приходится думать, как назвать то или иное существо. Наверное, подсознательно понимаешь, что если возникнет опасность и крикнешь: Синистра, руби левого горыныча в шею, то вероятность выжить больше, чем, если бы он закричал что-нибудь типа: Синистра руби левое существо с тремя ртами длинным хвостом, оканчивающимся булавовидным образованием и… Конец объяснения он договаривал бы уже на том свете.

Горыныч был весь утыкан стальными шипами. Нарвался на железнодорожников. Некоторые шипы торчали в панцире, не проникнув в тело хищника, но некоторые. Вместо глаз, к примеру, были две чёрные дыры. Метились гады, не наугад стреляли, а значит, встречались с горынычами и раньше. Железнодорожникам тоже не очень повезло. Десяток из них были размазаны по прилегающим валунам, как видно отлетали от удара булавовидного хвоста, другие же были просто раскушены или раздавлены. Тихомир решил рассмотреть шип, но не смог его вытащить из брони горыныча. Тогда он побродил вокруг и нашёл один на земле. Похоже, шип действительно был сделан из стали. Все признаки на это указывали. Не зная зачем, Тихомир положил шип в сумку, и они двинулись дальше.

После увиденного Тихомир шёл с двойной осторожностью. Но это не спасло его от неожиданной встречи с горынычем. Вероятно, тот каким-то образом ориентировался в тумане и сидел в засаде. Горыныч вынырнул из тумана так неожиданно, что Тихомир никак бы не смог среагировать. Даже рука не успела дёрнуться к мечу. Остался жив Тихомир лишь благодаря неожиданному событию – волосы на спине у Люмбрика встали дыбом, заискрились, и изо рта зверя полыхнула синяя молния. Горыныч застыл в сантиметре от лица Тихомира, а две трети задней части его тела забились в конвульсиях. Тихомир от неожиданности застыл тоже.

– Хорошо, что я не ел несколько дней, – дрожащим голосом сказал он Синистре, наблюдая за тем, как утихают конвульсии задней части тела хищника, – что это было?

Тихомир потрогал застывшее тело хищника перед собой. Твёрдая…

– Камень, – объяснил Люмбрик.

– Так это ты его так уделал? – удивился Тихомир, рассматривая зверька.

– Люмбрик, – утвердительно покачал головой тот.

– Неужели горыныч превратился в камень?

– Не весь, – подала голос Синистра, – только передняя часть тела.

– Но как это возможно? Трансмутация химических элементов?

– А как ты объяснишь, что Люмбрик всё это время трескал камни и не набирал вес?

– Очевидно, он каким-то образом преобразовывал их в какой-то вид энергии, а когда мне грозила опасность, использовал её для атаки. Доказательством этой версии служит то, что не весь горыныч превратился в камень, а лишь его передняя часть.

– Учти, или Люмбрик экономил энергию, или у неё этой энергии совсем не осталось.

Тихомир опустил Люмбрика на землю и, почему-то, как собаке, скомандовал:

– Ищи.

Люмбрик порыскал минут десять и выкатил целую кучу небольших камушков, которые Тихомир запихнул в сумку. После того, как зверь опять устроился на руке, Тихомир поднёс её к полуоткрытой сумке. Люмбрик сразу ухватил ближайший камушек и принялся его усердно грызть. Надо приучить его, что б он сам брал камни, а то в тумане его голос раздавался слишком уж громко.

– А ты говорила, что он опасен, – укорил Синистру Тихомир.

– А с чего ты взял, что он пытался спасти твою шкуру? Скорее всего свою.

– А какая мне разница? При этом моя всё равно осталась цела.

Пришёл момент, когда они дошли до валуна с уступом, от которого, собственно говоря, весь путь и начинали.

– Как пойдём дальше? – спросила Синистра, – Если наугад, то можем приблизится к путям, где нам окажут тёплый приём работники железной дороги.

– В принципе, дорога на большом участке прямая, а сапоги могут не только запоминать маршрут, но и указывать направление. Я примерно помню, под каким углом идёт дорога. Укажем сапогам направление параллельно дороге и для подстраховки добавим пару градусов.

Так и сделали. Шли долго. Почти двое суток. Туман рассеиваться и не собирался. На горынычей не напоролись ни разу, но то, что они хозяйничают в окрестностях, судя по периодически доносящимся рыкам, было несомненно. Несколько раз они попадали в нити, висящие с потолка, но меч без труда их перерубал. Интересный случай произошёл, когда камешки в сумке, куда Люмбрик уже ползал самостоятельно, закончились. Вместо привычного «камень», Люмбрик произнёс слово «ищи». Тогда ещё Тихомир улыбнулся, что, мол, словарный запас зверя пополнился третьим словом. Во время путешествия Тихомир как-то привык к страху и перестал бояться всего этого тумана и того, что в нём жило. Страх, конечно вещь важная. Никакой организм без страха долго бы не прожил. Он заставляет оглядываться по сторонам, впиваться взглядом в каждый уголок пространства, передвигаться медленно и осторожно. Но нервные клетки, отвечающие за это состояние, вероятно, тоже устают, и когда их перенапряжение достигает максимума, организм решает их сберечь на будущее. И страх отступает. Иногда напрасно. Тихомир быстрым шагом обходил один из валунов, когда сверху, из тумана, на него налетело какое-то существо, сбило его с ног, и, через несколько мгновений, он оказался в воздухе. Ничего, подумал Тихомир, доставая меч, сейчас мы этому орлику крылышки подрежем. Он махнул мечём сверху – ничего не происходило. Потом по бокам и снизу. Тоже никакого эффекта.

– Люмбрик, – позвал он зверя, надеясь, что он поможет ему в этой беде.

Тот недоумённо таращил глаза.

Тихомир расправил крылья и попытался двигаться. Ничего не вышло. Он двигался, но совсем не в ту сторону куда хотел.

– Синистра, что происходит, – может программа что-нибудь знает.

– Без понятия. Может, нас держат в каком-то силовом поле? – предположила она.

– Да нет, я отчётливо чувствую, как мы проплываем через туман.

– Но что-то нас держит.

В это время туман начал рассеиваться. Далеко впереди Тихомир увидел каких-то существ, широко размахивающих крыльями, а по соседству с ним, в воздухе извивалось несколько горынычей. Они летели с такой же скоростью, как и Тихомир. Куда же их несут (везут?). Тихомир прислушался к своим ощущениям. Создавалось впечатление, что его кто-то тянет за кольчугу. Он запрокинул руки за спину и на уровне поясницы почувствовал какой-то чужеродный предмет. Что-то типа полувязкой лепёшки. Попытался её сковырнуть, но это оказалось сделать весьма непросто.

– Синистра, может ты подсобишь? – взмолился он, – почему-то мне кажется, что эта штука нас держит.

Меч не без труда подковырнул лепёшку и Тихомир расправил крылья. Ну, наконец, освободились. В это время лепёшка с тихим свистом полетела к летающим существам, а догнав, звучно шмякнулась одному в задницу. Существо обернулось и издало громкий вопль. Сразу пять её сородичей кинулись на Тихомира.

Так, подумал Тихомир, скорее всего, в тумане эти летающие твари прилепили к нему эту лепёшку. Метнули, наверное, потому что краем глаза он видел эту тварь. Сейчас они попытаются сделать то же.

– Синистра, защиту.

Уже на подлёте существ послышался громкий плевок, и серая лепёшка шмякнулась о защиту, медленно сползла и полетела обратно, видно, притягиваемая существом. То не успело увернуться и получило лепёшкой по зубастой морде. Четверо оставшихся не поверили неудаче первой и повторили её попытку. С таким же результатом.

Тихомир, воспользовавшись их замешательством, кинулся в атаку. Пролетев между первыми двумя, он крутанулся винтом с, протянутым в руках, мечём. Одна из тварей оказалась разрубленной наполовину, а вторая с отсечённой головой. Остальные трое пришли в себя, и повели себя довольно грамотно: разлетелись в разные стороны на одинаковое расстояние и одновременно кинулись на Тихомира. Тот взмыл вверх, отходя от удара, но одна из них схватила его за голень. Благодаря штанам, вреда это не причинило, но тварь начала яростно трясти головой. В глазах у Тихомира зарябило и, пока он мечём смог достать до неё, прошло довольно много времени. Он обернулся – их осталось двое. Тихомир понял, что ему дан выбор: либо он убьёт левую и правая ему раскрошит руку, либо убьёт правую и левая ему раскусит голову. Он выбрал левую. В тот момент, когда он её разрубал, вспыхнула молния, и последнее существо каменной статуей полетело вниз.

– Камень, – подал голос Люмбрик.

Тихомир осмотрелся. Внизу туман. Непонятных тварей больше не видно. Туман везде, только с одной стороны видна каменная стенка. Он активировал линзы и начал её рассматривать. Наконец, взгляд его наткнулся на маленькую расщелину. Необходимо было отдохнуть после всего этого дурдома, и Тихомир направился туда. Расщелина оказалась маленькой пещеркой. Метра через четыре, после её начала, она заканчивалась тупиком. Тихомир устало опустился на пол и достал бурдюк с водой.

– Синистра, – позвал он.

– Ну.

– Дай мне поспать.

– Зачем? Мы потеряем много времени.

– Если я не посплю, я просто свихнусь от того количества информации, которое свалилось на мою голову в последние дни.

– Ладно, сейчас отпущу те нервные клетки, которые отвечают за сон.

Внезапно веки Тихомира стали тяжёлыми. Он ещё подивился – оказывается можно так сильно хотеть спать, и стены пещеры исчезли. Он видел сон, когда-то, вероятно, бывший реальностью. Алина сидела у него в квартире около компьютера, а он делал на кухне кофе. Вот она подошла и начала наблюдать за тем, как он это делает. Потом появилось какое-то тепло. Тепло беседы, чувств, эмоций. Наверное, только двое ненормальных молодых людей, встретившись, предпочитают не лежать в кровати, а обсуждать, как можно время из линейной зависимости перевести в трёхмерное пространство. Потом пришло время кровати. Снова тепло, снова чувства и эмоции. Но совершенно другие. Он встал с постели, что бы покурить. Не уходи, кури здесь. Зачем я буду тебя обкуривать. Он подходит к окну, садиться и закуривает, а она надевает его рубашку и, сложив руки на его коленях, кладёт на них голову. Снова тепло, снова чувства и эмоции. И снова совершенно другие. За окном начинает темнеть. Только что было солнце, и вот его уже нет. Он смотрит за окно. Тысячи ворон заслонили солнце. Злорадно каркая, они начинают носиться по улицам и клевать друг друга. Он спешит закрыть окно. Это там, на улице, другой мир. Со злобными чёрными воронами, которые закрыли солнце, с не менее злыми людьми, которые… Это люди превратились в этих ворон. Их становиться всё больше и больше, пока они не заполоняют весь воздух. Он закрыл окно. Сотни ворон бьются об стекло. А здесь тепло и уютно. Стоит остывший кофе в кружках. Не застеленная кровать с тёплым одеялом. Но страшно, что в этот тёплый мир кто-то рвётся. Они прячутся в кровать и накрываются одеялом, чтобы не слышать гогот ворон. Но те разбивают стёкла и начинают носиться по комнате. Обитаемый тёплый мир сузился до маленькой кровати и двух спрятавшихся под одеялом людей. Они жмутся друг к другу, но им тепло. А вороны носятся по комнате. Они разрушают всё то, что казалось когда-то… Вороны разворачивают кружки, из которых когда-то они с Алиной пили кофе, опрокидывают стулья, на которых они с Алиной когда-то сидели и, наконец, начинают стягивать с них одеяло. Мир рушится. Вороны кидаются на Тихомира и начинают его клевать. Он кричит. А Алина, раздражённо отмахиваясь от назойливых птиц, надевает куртку и уходит. Здесь стало слишком неуютно.

– Да не ори так, – зашептала Синистра в голове, – неизвестно как они отреагируют на звуки.

Тихомир открыл глаза. Тысячи ворон пролетали в нескольких метрах от него.

– Что случилось за окном, в смысле, снаружи, – спросил он у Синистры.

– Не знаю, – набычилась та, – спать меньше надо.

Тихомир ещё раз посмотрел на выход из пещеры. Тысячи неизвестных существ с огромной скоростью пролетали мимо пещеры.

– И давно эти… перелётные птицы летают?

– Четвёртый час.

Вылететь во время такого безобразия не представлялось возможным. А где Люмбрик? Тихомир осмотрелся. Ого, он насобирал камней и сложил их в кучку. Высотой около метра, а сам сидел невдалеке и с невозмутимым видом грыз один из них.

– Люмбрик, – мягко сказал Тихомир, протягивая к зверю руку, – Ну зачем тебе столько камней?

– Гробницу себе строить буду, – внезапно ответил Люмбрик.

– Ого, – удивилась Синистра, – в нём действительно просыпается твоя память. Только скажи, что это не твой чёрный юмор.

– Но я так никогда не говорил.

– Значит, просыпается не напрямую, а как-то бессознательно. В любом случае интересно, что будет дальше.

Прошло двое суток, но количество птиц не уменьшалось. Куда они летят? Неизвестно. Тихомир за это время обсмотрел и обстучал все стены пещеры, надеясь, что найдёт какой-нибудь скрытый проход, но, похоже, выхода из пещеры не было. Он нашёл какой-то минерал, похожий на мел и от безделья нарисовал на стене мамонта, убегающего от человека с копьём. Вот хохма будет, если когда-нибудь, кто-то это найдёт. Люмбрик оприходовал все подходящие для него камни и с недовольным видом сидел на руке. Тихомир попробовал его обучить нескольким словам, но тот, как только понял, что его будут учить, общаться с Тихомиром наотрез отказался. Синистра что-то считала. Тихомир пробовал от неё добиться что именно, но программа не признавалась. Вода закончилась, и он уже давно ощущал возрастающее чувство жажды.

Глава 6

К исходу третьих суток, во время того, как Тихомир наблюдал за пролетавшими мимо птицами, те внезапно растаяли, и всё пространство превратилось в белое пятно. Пятно постепенно развеялось, и перед глазами появился… сервант с рюмками. Господи, подумал Тихомир, ну за что мне такое наказание. Где-то на кухне были слышны голоса Алины и Алика. Сейчас главное очень тихо открыть окно и вылететь на улицу. Внезапно морская свинка озабоченно завизжала, и Люмбрик пустил в неё маленькую синюю молнию. Свинка застыла в полушаге с открытым ртом. Тихомир шепотом выругался и осторожно подошёл к окну. Только он ступил за штору, как раздался щелчок, и ногу Тихомира что-то сжало. Тут же загремела какая-то цепь. Капкан. Алик поставил капкан! Да, ещё и прикрепил цепью к батарее. Хотя я бы на его месте, возможно, поступил бы так же. Если бы не штаны с их свойствами, Тихомиру повезло бы меньше. Пока он размышлял надо всем этим, в комнате появился Алик.

– Привет, – невозмутимо поприветствовал он Тихомира, – Не ждал, не ждал.

– Мне почему-то так не кажется, – ответил Тихомир, глядя на ногу в капкане.

В комнату попыталась войти Алина, но Алик её отодвинул рукой.

– Тихомир, тебе не кажется, что кое-кому уже давно пора в дурдом? Ладно, к чему пустые разговоры, давай так – ты сейчас слёзно клянёшься, что больше здесь не появишься, или я сейчас вызываю охрану (только бы это были не те два омоновца, подумал Тихомир) и мы оформляем статью.

– К сожалению, сейчас не всё от меня зависит, и я ничего не могу обещать.

В комнату все-таки ворвалась Алина и направилась к клетке с морской свинкой. Тихомир знал эту её привычку – когда она нервничала, брала на руки свинку, ходила по комнате и гладила её. Тихомир содрогнулся, представив, что сейчас произойдёт.

– А как мы разодеты – прям герой-любовник. Меча ещё только не хватает, – между тем продолжил Алик.

Ну почему жизнь вечно подкидывает такие нелепые ситуации. Ну что ещё сейчас делать?

Тихомир достал меч, перерубил цепь и выскочил в окно, перевернув при этом очередной противень с грибами. Они поднялись в воздух и опустились на крышу дома, где Тихомир при помощи меча избавился от капкана.

– Чёрт побери, Синистра, как избавиться от этой хрени, она ж подумает, что я маньяк.

– Не знаю, ты, вероятно, каким-то образом там прописался.

Тихомир засмеялся.

Она бы этого никогда не допустила. Чёрт, она ведь с ним действительно игралась. Когда он говорил, что если напряжется, то сможет выбить квартирку получше того убожества, в котором он живёт, она категорически заявляла, что на чужую жилплощадь жить не пойдёт. Зато на её территории – чё не понравилось – пошёл вон. Расчётливы всё-таки женщины, весьма. И мозги могут запудрить любовью до гроба. Не такой любовью, при которой живёшь с ней до самой смерти, а такой, от которой самому хочется лечь в гроб. Да побыстрей.

– Алло, – возник в голове голос, – я надеюсь, ты думаешь, как мы домой добираться будем.

– Сейчас день, – ответил Тихомир, – единственный вариант, что бы нас никто не заметил, это подняться на большую высоту и опуститься на крышу моего дома. А там спустимся в подъезд.

Так и сделали. На крыше Тихомир нашёл люк, и они спустились в подъезд. Здесь их ждал небольшой сюрприз. Сколько лет Тихомир жил в этом доме, но никогда выше этажа, на котором жил, не поднимался. А напрасно. Если бы поднимался, то знал, что лестничная площадка на девятом этаже перегорожена металлической решёткой. Ничего не оставалось делать, как достать меч и перерубить навесной замок. Тихомир уже хотел это сделать, как из ближайшей квартиры вышел мужик с сигаретой и баночкой, вероятно предназначенной для того, что б туда стряхивать пепел. Увидев Тихомира, он, не говоря ни слова, застыл на месте.

– Здравствуйте, – нарушил молчание Тихомир.

Но мужик молча рассматривал одежду Тихомира. Потом закурил и, не сводя глаз с Тихомира, присел на корточки.

– Вы не знаете, у кого может быть ключ от решётки? – Тихомир снова попытался завести разговор.

– У меня, – буркнул мужчина.

– А можно Вас попросить э… открыть её.

– Можно, – ответил мужчина, – но меня интересует другое. Последний раз я её открывал две недели назад. Возникает вопрос – как там появился ты.

– Понимаете, – на ходу начал выдумывать Тихомир, – я увлекаюсь аскетизмом. Прожить на крыше две недели. Медитации. Под палящим солнцем и холодной луной. В общем, подверг себя суровому подвижничеству.

– И, наверное, всё мне там загадил, – прервал его мужчина.

– Нет, во время подвижничества запрещается приём пищи, соответственно и э… отдача нулевая. Даже воду можно потреблять только ту, которую снизошлёт небо.

Мужик затушил сигарету, сходил в квартиру за ключом и молча выпустил Тихомира. Тот горячо его поблагодарил и сбежал по лестнице на свой этаж. Попытался открыть свою дверь и обнаружил, что ключи не подходят. А это ещё что за номер? Тогда Алина осталась одна. Без ключей. Точно, квартиру она закрыть не могла. Неужели сменила замок? Опять придётся пользоваться помощью соседей. Тихомир подошёл к соседней квартире и нажал на звонок. Через минуту дверь открылась.

– Добрый день, Валентин Васильевич, мне неудобно Вас просить, но я снова оказался без ключей.

Валентин Васильевич долго рассматривал Тихомира и, наконец, спросил.

– А что это у тебя за наряды?

– Ну, понимаете, мы с друзьями устроили что-то типа маскарада, вот всю ночь и утро гуляли, где-то я ключи и потерял.

– Слушай, – добродушно предложил Валентин Васильевич, – А, может, давай сразу пробьём у меня стенку в коридоре и поставим дверь?

Сосед посмеялся, но Тихомира пустил. Только, оказавшись в своей квартире, он сразу побежал на кухню пить воду. Отдышавшись после «водопоя» он направился к холодильнику. Открыл дверку и поморщился от запаха, за время его отсутствия все продукты испортились, надо будет идти в магазин. Раздался телефонный звонок.

– Да, – Тихомир поднял трубку.

– Привет, Тихомир, это Коля.

– Здоров, Коляныч.

– Слушай, ты куда опять запропастился? И вообще, я никак не могу понять каким образом… Ты сейчас дома.

– Ну.

– Я тут совсем рядом, сейчас забегу.

Тихомир не хотел, что б Коля заходил, но не успел что-либо придумать, да и Колян сразу бросил трубку. И как его запускать? Через балкон? Соседу уже будет, наверное, не до смеха.

Не успел Тихомир что-либо предпринять, как раздался щелчок замка и в коридоре появился Николай.

– Откуда у тебя ключи от моей квартиры? – изумился Тихомир.

– Если б ты был повнимательнее, то обнаружил бы другую связку ключей у себя под зеркалом.

– А почему в квартире вообще поменян замок?

– У меня, между прочим, к тебе вопросов не меньше. Звонит мне Алина, мол, она у тебя в квартире, несёт какой-то бред про твои появления и исчезновения, про какого-то маленького динозаврика.

– Люмбрик, – зверь подал голос и заинтересованно высунул голову из-под рукава кофты.

Николай замолчал минут на пять. Тихомир всё это время молчал тоже. Думал, что сказать, но так и не придумал. Хотя, в принципе, Николаю он доверял как никому другому и если в этом мире у него будет, человек, который хоть как-то поможет бороться с возникающими трудностями, то это не так уж и плохо.

– Камень, – сказал Люмбрик, весь его запас давно закончился.

– Николай, – тем временем произнёс Тихомир, – сядь на кресло и постарайся успокоиться, сейчас я тебе всё расскажу.

Удивительно, но Коля поверил во всё с первого раза. Умел он как-то отделять правду ото лжи, причём даже у совершенно незнакомого человека. И дело тут, как неоднократно думал Тихомир, не только в мелочах мимики, типа движений глаз и почёсывания носа, и даже не в интонации голоса, а в чём-то ещё. Следуя выдуманной Тихомиром теории, могут многие люди улавливать разные виды энергии. Ложь и правда тоже должны иметь какую-то энергетическую окраску, которые некоторые люди могут уловить.

В конце его рассказа, Коля только попросил продемонстрировать крылья и меч.

– Классно, – глаза у него засветились и на этом все вопросы закончились.

– Расскажи теперь ты мне – почему в квартире стоит другой замок?

– А что рассказывать? Позвонила Алина, попросила заехать к тебе… Теорий по этому поводу у меня было много, но ни одна как-то хорошо не складывалась. Потом она рассказала. Тоже дурдом. Пока она, так сказать, сторожила квартиру, я сбегал на рынок и купил замок. А старый пришлось выломать. Одну пару ключей я положил под зеркало, знал, что иногда через балкон лазишь, а одну оставил себе. На всякий случай.

– Пусть они у тебя и остаются. На всякий случай. Слушай, давай выйдем в магазин, мясо долго будет размораживаться, а есть я хочу жутко. Да и Люмбрик оголодал.

На улице они сразу направились на стройку, находящуюся рядом. Камней там было предостаточно. Тихомир пустил Люмбрика, и тот начал искать интересующие его минералы. Внезапно, откуда ни возьмись, перед зверем появился соседский спаниель. Возможно, собака ничего плохого делать не собиралась так как, радостно виляя хвостом, потянула нос к Люмбрику. Тот долго не раздумывал. Маленькая синяя молния и собака превращается в каменную статую. Тихомир выругался, они с Колей собрали все камни, которые выкатил зверь, и поспешили прочь.

Выходя за забор, который огораживал стройку, Тихомир столкнулся с Валентином Васильевичем.

– Добрый день ещё раз, Тихомир, – поздоровался сосед, – Ты не видел моего спаниеля. Слишком он шустрый стал в последнее время. Постоянно куда-то убегает.

– Видел, – ответил Тихомир, сгорая от стыда, – бегала по стройке возле кучи щебня.

– Вот, мерзавка. Ну ничего, сейчас она у меня получит. По полной катушке.

– А зверь твой опасен, он же и человека может так вот, – отметил Николай.

– Да, знаю. Но как мне от него избавиться. Да и жизнь он мне несколько раз спасал. Может со временем ума и наберётся. Я, по крайней мере, на это надеюсь. И вообще, я так понял, он довольно быстро обучается, возможно, мы с ним скоро и разговаривать начнём.

В магазине Тихомир купил три пачки пельменей. Люмбрик опять начал буянить, когда они стояли в очереди. Коля решил купить себе булочку.

– А булочки свежие, – спросил он у продавщицы, протягивая руку к одной из них.

– Привезли пару часов назад, – гордо ответила она.

– Камень, – ни с того ни сего произнёс Люмбрик и тихонько пульнул в булочку маленькой молнией.

– Да нет, свежие, я же говорю, что пару часов назад привезли, – она протянула руку к булочке и, взвесив её в руке, о чём-то задумалась.

И чего это зверя периодически клинит. С ним уже и по улице опасно пройти. Только у себя дома Тихомир почувствовал себя в относительной безопасности. Пока варились пельмени, он наполнил бурдюки водой. Мало ли когда его снова вырвет в тот мир. Как он уже успел заметить, в этом он находился значительно меньше.

Когда ели, Тихомир спросил у Синистры:

– Слушай, так мы можем что-нибудь сделать с Колянской машиной. Мучается всё-таки человек, привык постоянно находиться за рулём.

– Можем. Методов тут много.

– Так, чего ж ты раньше не сказала?

– А чего ж ты раньше не спросил?

– Ну что, – озабоченно спросил Николай, догадываясь, что, возможно, получит положительный результат.

– Дуй за своей машиной, пока я ещё здесь, а там посмотрим. Вроде починить можно, хотя чего-то Синистра недоговаривает.

Николай даже пельмень изо рта выронил. Побежал в коридор, обулся и убежал.

Не успел Тихомир закончить свою трапезу, как раздался дверной звонок. Ну кого ещё принесла нелёгкая. Нет никаких сил ещё с кем-то разговаривать. Тихомир открыл дверь. На пороге стоял Алик.

– Привет, – невозмутимо заявил он, – так и будешь меня на пороге держать, или в дом пустишь?

– Заходи, – он провёл Алика в зал.

– С чем пожаловал? – Тихомир не знал, как начать разговор.

– А ты не догадываешься? Что за комедию ты разыгрываешь? Где морская свинка? Зачем ты подменил её статуэткой? – Алик начал повышать голос и Люмбрик под рукавом зашевелился.

О, Господи, только не это, подумал Тихомир, хватаясь за зверя.

– Алик, я тебя прошу, не повышай голос. Поверь мне, в целях твоей же личной безопасности.

– Ты ещё будешь мне угрожать? – он достал пистолет и начал тщательно его рассматривать.

На психику давит, подумал Тихомир. Он, знал, что у Алика был газовый пистолет. Интересно, пулю кольчуга или штаны ещё хоть как-то нейтрализовали бы. Но газ… Хотя Синистра бы не допустила. Да и Алик не пойдёт на риск пользоваться оружием. Хотя неизвестно, насколько сильно его достал Тихомир. Лишь бы Люмбрик не пускал своих молний. Рука, вроде накрыла его так, что голова находилась прямо под ладошкой.

– Если это месть, то поверь мне, какая-то безграмотная, – продолжал Алик.

– Месть? Алик, ты же меня хорошо знаешь. Зачем мне тебе мстить? Ты отстаивал свои интересы и их отстоял, а я свои. И не отстоял. Какие после этого могут быть доводы на месть. Ясная логичная ситуация. А этот дурдом, в который меня втянуло… Короче, я сам не рад. И выйти из него я не могу, тогда пострадает значительно больше людей, чем просто ты, Алина и Колян.

– Ты мне так ничего и не объяснил. Меня не волнуют какие-то там люди. На данный момент меня волнует жизнь моя и жизнь Алины.

– А ты рассуждаешь как Синистра, – задумчиво сказал Тихомир.

– Так, ладно, я не пришел сюда для того, что б вести беседы с душевнобольным. Конкретно и ясно – появляешься ещё раз у нас в квартире – садишься в тюрьму. Это всё.

– Я тебе тоже ясно и конкретно объясняю – не всё сейчас зависит от меня.

– А я тебе конкретно и ясно объясняю – это уже твои проблемы. Не решишь их – будешь иметь намного крупнее. И не говори, что я, мол, жесток и, мол, без понимания. Сегодня ты подменил свинку статуэткой. Что ты с ней сделал – неизвестно. Может ты маньяк, и использовал её на какое-нибудь жертвоприношение или ещё куда. Откуда я знаю? А что будет завтра? Завтра у меня исчезнет ребёнок? Или жена? Нет, спасибо, всё, что нужно было, я тебе только что сказал.

Алик встал с кресла и вышел за дверь. А ведь он прав. По своему. А по моему нет. За что эта история свалилась на его голову? И перед Алиной неудобно, и перед Аликом и перед тем же Коляном. И перед соседом.

Влетел Николай.

– Всё, машина под подъездом.

Они вышли, Синистра нашептала в голову какую-то октаву, потом они вместе её воспроизвели, и внутри машины послышался какой-то грохот.

– Что случилось? – Коля полез под капот, – Слушай, части исчезли!

– Синистра, – холодно позвал Тихомир, – я слушаю твои объяснения.

– А чего тут объяснять. На данный момент я просчитала только такую октаву. Но это лучше, чем ничего.

– Ты же говорила, что вариантов много.

– Их и вправду много, но этот лучший. Я поменяла всё местами. В этом мире ты находишься значительно меньше времени. Когда мы исчезнем, машина починится, и всё будет в норме.

– Кстати, Николай, а сколько дней я отсутствовал?

– Недели полторы, – ответил тот, не отрывая взгляд от внутренностей автомобиля.

– Так вот, Синистра всё поменяла местами. Единственное, что ей удалось сделать. Здесь я присутствую, максимум половину суток, а в том пропадаю неделями. Как только я исчезну – машина заведётся.

– Ну, хоть так, – вздохнул тот, – не думай, конечно, что я мечтаю типа, когда ты, наконец, исчезнешь. Но это лучше, чем то, что было.

Они поднялись в квартиру, и Тихомир заварил кофе.

– Алик заходил, – обыденным тоном сказал он, разливая кофе по кружкам.

– Да ну, – Николай аж подскочил на стуле, – И что?

– Ничего, так, посидели, поболтали.

– А серьёзно?

– Серьёзно, сказал, что засадит меня в тюрьму, если ещё раз поймает меня у них в квартире.

Глаза Николая медленно полезли из орбит. Сам он превратился из сидящего в бегущего. С копьем, которое целиться в мамонта. Ага, всё ясно. Жалко только любимую кружку в этот момент держал. Здесь наверняка её придётся выкинуть.

Глава 7

Пока Тихомир переоделся, кофе немного остыл, и он решил его выпить. Кто знает, может именно такого количества воды ему не хватит, что бы выжить в этот раз. Хоть и выглядело это несколько смешно. Мрачные своды огромных пещер, на каменной расселине сидит, свесив ноги вниз, сидит человек и попивает кофеёк. Потом он вообще наглеет и закуривает сигарету.

Птицы исчезли. Туман рассеялся и обнажил, ставшую привычной, каменную пустыню. Пещерка, в которой он сидел, находилась в километре от земли. Тихомир допил кофе и поставил кружку на каменный уступчик. Может, кто надёт и будет долго ломать голову, что это за странный такой австралопитек пил кофе и рисовал мамонта.

Тихомир расправил крылья, отлетел на некоторое расстояние от пещерки и начал рассматривать открывшуюся перед ним картину. С левой стороны железная дорога, чёрным тоннелем уходящая прямо в толщу скалы. Впереди и справа каменные стены. Рассматривая их, Тихомир отметил несколько тёмных отверстий – вероятно тоже пещер. Вот их и надо было бы осмотреть в первую очередь.

Первые две пещеры уже метров через десять оканчивались тупиками. В третьей он нарвался на двух существ, тех, которые любили плеваться лепёшками. Зная тактику нападения последних, он без труда с ними расправился. Надо было только подождать, когда их лепёшки отлипли от защиты и полетели им в морды. Этот момент и был идеальным для атаки. Четвёртая пещера заканчивалась маленьким проходом, пролез через который, Тихомир оказался в огромном гроте. Ещё в гроте чувствовалось движение воздуха.

– Синистра, – позвал Тихомир, – мне кажется, что мы на верном пути.

– Возможно, тем более я заметила, что температура в гроте несколько меньше, чем около железной дороги.

– Куда пойдём? В гроте множество ответвлений.

– Мне кажется, что можно попробовать сориентироваться по направлению воздушных потоков. В маленьком проходике, к примеру, он довольно неплохо ощущался.

– Ну да, ветерок говорит, скорее всего, о том, что грот ведёт в какое-то довольно большое пространство. А сам он возник, вероятнее всего, из-за разницы температур. И там, куда мы направляемся, эта температура, похоже, меньше. Это радует, а то вытерпеть эту парилку я скоро буду не в состоянии.

Тихомир обошёл с два десятка проходов, пока не обнаружил один, почти вертикально уходящий вниз. Из отверстия дул небольшой ветерок. Он открыл крылья и начал спускаться вниз. Метров через восемьсот температура воздуха начала существенно понижаться, а вертикальный ход резко оборвался.

Взгляду открылась огромная пещера. В высоту, конечно не очень – метров двадцать, максимум. А так… Бесконечные каменные арки и колонны. Внизу ровная поверхность красноватой жидкости. Тишина жуткая. Поверхность жидкости как лёд – ни ряби, ни волн, ни всплесков. В разных местах пещеры, как маленькие светлячки, горят голубоватые точки. А может это не жидкость, а действительно твёрдая поверхность. Проверять почему-то совсем не хотелось.

– Так, а куда дальше? – спросил он Синистру.

– Не знаю, учти, что рано или поздно, нам нужна твёрдая поверхность. Зачем лишний раз энергию на крылья тратить?

– Хорошо, полетим параллельно железной дороге, сапоги направление помнят.

Интересно, подумал Тихомир, но голос как будто съедается окружающим пространством. По логике, по крайней мере, то, что упорно хотели сказать глаза, его тихий шепот должен был разлететься эхом по пещерам. Создавалось впечатление, как будто разговариваешь, уткнувшись лицом в подушку.

Они летели уже минут двадцать, а в окружающем их мире ничего не менялось. Те же колонны и арки. Ни звука, ни движения. Как в царстве мёртвых.

Первого обитателя здешнего мира заметили на потолке. Зернистая ленточка сантиметров тридцати по ширине и длинной около трех метров бесшумно передвигалась по каменному потолку. Как будто перетекала. Была она настолько тонкой, что казалось, что это лишь изображение. Ленточка бесшумно перекатилась по потолку невдалеке от Тихомира и удалилась. Похоже, она не представляет опасности. Хотя проверять, опять-таки, хотелось не очень.

То, что опасность в мире этих пещер есть, Тихомир убедился чуть позже, когда они пролетали над местом, которое от всех других отличалось зеленоватым тоном. Он становился, что бы выяснить причину. Оказалось, что на поверхности жидкости располагалось какое-то чуть светящееся зеленоватое пятно около десяти метров в диаметре. Пока Тихомир его рассматривал, пятно выстрелило в потолок тонкой светло-зелёной ниточкой. Ниточка прилипла к потолку и начала дребезжать. Тихомир обернулся. По окружности пятна, вокруг него таких ниточек набралось более десятка, и с каждым разом становилось всё больше и больше. Его окружают.

Тихомир достал меч, подлетел к краю пятна и с размаху рубанул мечом по свисающим нитям. Никакого эффекта. Видимо, ниточки действительно состоят из жидкости, если так легко пропустили меч. Конечно, можно пролететь через них самому, но неизвестно, что от них можно ожидать. А между тем бесшумные выстрелы прекратились, и нити начали ветвиться, образуя что-то вроде сетки с квадратными ячейками. А Тихомир висит, как идиот, и не знает, что делать. Раз меч ниточки не берёт, значит надо пролетать самому. Кто знает, может для него они не опасны. Тихомир уже двинулся вперёд, как из руки полыхнула синяя молния. Часть сетки перестала быть ярко зелёной, а значит, стала каменной. В любом случае, Тихомир уже по инерции нес своё тело на этот участок. Сетка разлетелась во все стороны. Она оказалась хрупкой. Ну конечно – каменное образование шириной в доли миллиметра.

Тихомир летел «на всех парах» от пятна, и, находясь уже довольно-таки на большом расстоянии, решил оглянуться. Из его центра бесшумно вылетела толстая зелёная колонна. В мгновение ока она достигла центра потолка, и ударило по нему. Во все стороны брызнула каменная крошка и куски породы метровой величины, а по поверхности жидкости пошла волна, достигавшая потолка пещеры. Тихомир полетел дальше. Естественно, с максимально-возможной скоростью. Поняв, что волна его догоняет, он вжался в потолок. Жидкость приблизилась к нему сантиметров на двадцать и постепенно начала спадать.

– Синистра, с тобой точно не соскучишься. Опять только благодаря случайности я остался жив.

– И я тоже. Боюсь, что такой удар меня бы разрушил.

– Почему-то мне кажется, что это не живое существо, ну, в смысле, не плазмоид. Что бы оно потом делало с жертвой? От жертвы бы ничего не осталось. Кровь с каменной крошкой, разлетевшаяся по всей пещере. Значит, задачей пятна было просто уничтожение пролетающих существ.

– А может, она это со злости так по потолку врезало. За то, что ты часть её сетки разрушил, – предположила программа.

– Может и так. Кстати, тебя не удивило то, как умно себя повёл Люмбрик. Я сам не успел додуматься до того, что он сделал.

– Наверно всё-таки верно моё предположение о просыпающейся памяти. Ну, на подсознательном уровне. Я проанализировала случай в магазине. С булочкой. Ну зачем зверю нужно было устраивать эту нелепую ситуацию? Опасности нет. А, судя по тому, как он часто жалуется на свой скудный рацион, то к энергии он относиться бережливо. Зачем её тратить на булочки? А теперь вспомни себя, когда мы первый раз летели к тебе в окно, и ты помахал мужчине в окне? Зачем ты это сделал?

– Не знаю. Действие вроде абсолютно безобидное. А так… забавно просто получается. Причём, рука сначала помахала, а потом до меня дошло, что я сделал. Так, мелкая вредность. Смешная и безобидная.

– А теперь вспомни, когда ты заставил морскую свинку стихи декламировать.

– Ну, тут уже не очень и безобидная. Хотя, кто знает, может, ей понравилось.

– Я не про это. То, что весточку ты передать хотел, что её помнишь – это другая сторона вопроса. В какую обёртку ты эту весточку закрутил? Если отбросить суть самой весточки – твой поступок характеризуется точно так же – мелкая вредность, забавно, смешно и безобидно.

– Ну и что ты всем этим хочешь сказать?

– Да, ничего. Случай с магазином такой же. Смешно? Да. Забавно? Да. Безобидно? Да. Но действие совершил Люмбрик, а не ты. Или он как-то чувствует твой мозг или часть генов, не знаю. Но то, что поступки он совершает похожие – это точно.

– Ну а в случае с пятном. Где ж тут забавность.

– После всего вышесказанного, случай с пятном выглядит очень просто. Если б ты был уверен, что можешь зверем управлять – типа нажал на кнопку – тот выстрелил, ты бы додумался и им воспользовался. А так ты даже не подумал. Зверь же каким-то образом знает твои поступки, и… всё сделал сам.

Тихомир посмотрел на зверя.

– Люмбрик, – ткнул его пальцем.

– Камень, – возмутился зверь.

– Извини, но пока ничем помочь не могу. Кругом жидкость.

– Ищи, – Люмбрик возмутился ещё сильнее.

– Буду, – согласился Тихомир.

Они полетели дальше. Несколько раз им попадались пятна зеленоватого цвета. Каждый раз Тихомир облетал их стороной. Но некоторые располагались в узких местах. Создавалось стойкое впечатление, что они там расположены, что бы кого-то или что-то не пускать туда – куда-то. Проверяя эту теорию, Тихомир повернулся к одному из пятен левым боком и полетел, везде сворачивая только налево. Полчаса полёта полностью его теорию оправдали. Они явно огораживали какую-то территорию.

– Синистра! – позвал он программу.

– Ну, – недовольный голос, опять что-то считает.

– Мы летаем здесь уже не один час. И везде всё одно и тоже. Колонны, арки и красная жидкость.

– Тебе что, романтики стало не хватать. Вон, слева, пятно. Лети, развлекайся.

Тихомир медленно направился в сторону пятна.

– Эй! – сразу забеспокоилась Синистра, – да, что с тобой? Я же пошутила! Ты, что, дуешься на меня?

– Синистра, если кто-то кого-то не хочет куда-то пустить, то, вероятнее всего, там есть что-то.

– Это ты о пятнах?

– Да, пока ты там что-то высчитывала, я видел их штук двадцать. Все располагаются правильным полукругом и в очень узких участках, там, где пролететь по-другому нельзя.

– Интересная теория. Хочешь, подкину ещё одну?

– Ну, попробуй.

– Что, если там эти существа размножались. Как видно, передвигаются они очень медленно. Когда пятна достигали определённых размеров, то просто не могли продвинуться через узкие участки пещер.

– Ты хочешь сказать, что их теперь там кишмя кишит?

– Не исключаю и такой вариант.

– Однако, моя теория, тоже жизнеспособна. Я думаю, что стоит попробовать рискнуть. Как показал опыт, реакция этих существ довольно медленна. Или они слишком давно ни на ком не упражнялись, или были предназначены для тех, кто медленно плыл по жидкости.

– Реакция у них, конечно, медленная, но, как таковая, наблюдается. Так что, если полетишь туда, приготовься к экстриму.

Тихомир активировал линзы и начал всматриваться вдаль. Внезапно он увидел каких-то существ, плывших по жидкости. Железнодорожники! Перевернувшись на спину, они гребли своими отростками, направляясь в его сторону.

– А эти что здесь делают, – изумился он.

– Может, они спешат на замену погибших на том участке дороги? – предположила Синистра.

Тихомир спрятался за одним из уступов, и подождал, пока железнодорожники проплывут мимо.

– Может, стоило их порубить, они сейчас наиболее уязвимы? – зашептала программа.

– Зачем? Нам нужны лишние неприятности? Интересно другое. Откуда они плывут? И почему пятно их не тронуло? Вообще, встреча с ними доказывает, что проход за пятном есть.

Тихомир разогнался, и нырнул под узкую арку. Пятно отреагировало, но слишком запоздало. Когда Тихомира догнала волна жидкости, она не достигала в высоту и метра. Ещё час они летели, но пятен больше не попадалось.

– Значит, ты был прав, – прошептала Синистра, – но это ещё не значит, что сюрпризы в этих пещерах закончились.

И это было сущей правдой. Часа через два их путешествия, в жидкости начали появляться «рыбы». Сначала Тихомир увидел два, чуть расставленных в стороны, плавника на поверхности. Плавники бесшумно проплыли в десятке метров от него и исчезли за поворотом. Следующая рыба атаковала. Она проплывала на таком же расстоянии, как и предыдущая, но потом вдруг резко изменила направление и нырнула. Тихомир, повинуясь внезапному предчувствию, кинулся в сторону, и не напрасно. Спустя мгновенье на том мете, где он был, жидкость вспучилась и в потолок воткнулась торпеда. Почему торпеда? Форма тела этого существа полностью соответствовала таковой. Плюс десяток плавников, располагавшихся по окружности тела. Внезапно плавники обвисли и начали быстро раскручиваться, стремительно удаляясь от торпеды. Тихомир с трудом успел опуститься, и ласты засвистели у него над головой. Чиркая по стенкам пещеры, они начали медленно опускаться, образуя направленный вниз конус.

Сначала Тихомир хотел подлететь под саму торпеду и попытаться проткнуть её снизу, но потом решил, что безопаснее, вероятно, будет выставить меч вверх. И действительно, как только он это сделал, плавники со свистом отлетели и один за другим полетели к стене пещеры. Приблизившись вплотную к торпеде, он, на всякий случай, ещё раз подставил меч на уровень некогда там располагавшихся плавников. Мало ли, а вдруг там ещё раскручивалось по оси то, что их держало. Потом он рассёк торпеду на две части и отлетел в сторону. Нижняя её часть плюхнулась в воду, а верхняя так и осталась висеть на потолке пещеры.

– Ну и что это было? Живое или неживое существо?

– Неизвестно, – ответила Синистра, – но тактика её атаки показывает, что чаще всего ей приходилось атаковать именно летающих существ.

– А пятна, плывущих по поверхности. Неужели это место охраняется? Но почему мне кажется, что эти существа не машины?

– Вполне возможно, что и живые. Это лучше, чем машины. За машинами нужно следить, менять механизмы и многое-многое другое.

– Ты хочешь сказать, что легче подобрать такую экосистему, которая жила бы сама по себе неограниченное количество лет? Интересное решение. Эта красноватая жидкость под нами – тоже часть экосистемы? Слушай, но машины тоже можно сделать такие, которые бы сами себя чинили.

– Не знаю, какие технологии в них надо вложить. В любом случае это очень сложно. Очень. Возьми хотя бы первую вылезающую при этом проблему. Поверхность машины стирается при соприкосновении с внешними предметами. Живых организмов – тоже, но они регенерируют новую. Представь, как это сложно сделать на механическом уровне. А природа не зря вырабатывала свои механизмы миллиарды лет. Не так там всё и просто.

– А в случае с тобой?

– В моём случае соприкосновения моих металлов с внешними предметами практически не происходит. Я же тебе говорила – основная часть меня – это А-излучение.

– Но эти тоже могли его применить.

– Во-первых, А-излучения в них я не видела, во-вторых, случай с регенерацией тканей, это так, мелочь. Живой организм, к примеру, рано или поздно получает столько повреждений, которые не могут регенерироваться, что вынужден умереть. Но перед этим он может воспроизвести тысячи себе подобных. Поверь мне такое воспроизведение – очень не простой процесс. И не все подобные. Часть с отклонениями, чтобы если возникнут отклонения в окружающей среде, они могли выжить. Всё в живых организмах очень и очень сложно. Я не знаю, в какой степени, и какими науками нужно обладать, что бы сделать что-то подобное искусственным образом.

– Знаешь, ты меня убедила. Либо эта экосистема тщательно подобрана, либо её вырастили.

– Либо всё это нам просто кажется, и мы пробираемся по самой незаурядной для плазмоидного мира системе.

– Это не исключено тоже.

Со временем стали чаще попадаться ленточки. На Тихомира они не обращали никакого внимания, но тот всё равно шарахался от них в стороны. В одном месте ленточки собрались на потолке в таком количестве, что переливались друг через друга. Потом, из-за каменной арки показалась торпеда. Не доплывая пяти метров до скопления, она нырнула, а потом выстрелила из жидкости прямо в центр скопления ленточек. Дальше произошло уже виденное ими, от торпеды отделились ласты и закрутились вокруг её оси, постепенно увеличивая радиус. Когда ласты дошли до стен пещеры, они заскребли по ним, разрывая ленточки на части. Веер начал превращаться в конус, но загибался не вниз, а вверх, аккуратно счищая стены и потолок пещеры от ленточек. От тех в жидкость не летело никаких ошмёток, а значит, ласты каким-то образом утилизировали их. Когда от ленточек не осталось и следа, ласты, не переставая крутиться по оси, втянулись в торпеду, та плюхнулась в воду и, вынырнув метров через пять, поплыла в ту сторону, откуда и появилась.

– Похоже, это действительно какая-то тщательно подобранная экосистема, – прошептал Тихомир, – и зачем они на меня кидаются? Скорее всего, всем существам, до этого времени меня атаковавшим, я и в пищу не гожусь.

– Ты движешься и шевелишься, этого достаточно, – ответила Синистра, – а ещё иногда и размышляешь за много. Схватят, разодрут на куски, а потом уже, таких, как ты, трогать не будут.

– Лучше б все эти хищники передо мной кого-нибудь потрепали.

– Ну, первопроходцем у нас, увы, ты оказался.

После пяти часов полёта они, наконец, увидели твёрдую почву. Всё те же каменные колонны и арки, но жидкость отступила. Тихомир опустился на землю и выпустил Люмбрика.

– Ищи, – скомандовал он.

Зверь сразу начал выкатывать интересующие его минералы. По пещерам прогуливался ветерок, что вселяло надежду.

– Куда дальше? – спросила Синистра.

– Как и раньше – вдоль железной дороги.

Тихомир набил сумку камнями и посмотрел вдаль. Тишина и темнота. Интересно, а может, если идти по направлению к дороге, там можно будет найти какой-нибудь пункт обслуживания дороги. И это оттуда шли железнодорожники. И как они выбираться будут из пещер, ведь летать они, похоже, не умеют, а он сам попал сюда через вертикальный тоннель. Да и вход в пещеру находился на довольно большой высоте. Разве что в пещеры есть другой вход. Или железнодорожники могут проходить через защитное поле дороги и выходить на другой стороне.

Арки постепенно начали сливаться друг с другом, пока не превратились в тоннель. Несколько раз попадались ответвления, и ориентироваться приходилось по еле осязаемому ветерку. Характер горной породы, через которые шёл ход, изменился. Появилось много камней. Большинство из них было с округлыми, будто оплавленными краями. Тихомир поднял один из них и присмотрелся.

– Серебро, – холодным тоном прокомментировала Синистра.

Тихомир положил в сумку особо понравившийся килограммовый слиток. Мало ли, подумал он, может в моём мире денежка слишком сильно понадобиться. Постепенно, слитков становилось всё больше, пока стены пещеры не превратились в монолитное серебро.

– Ничего себе, подумал он, серебряные пещеры. Вот бы на родной земле такую достопримечательность, там бы от туристов отбою не было бы. Стоп. Если ландшафты в мирах одинаковы, значит и серебряные пещеры в его мире есть. И не только эти. И весь этот плазмоидный мир с его обитателями. И, возможно, где-то, дожидаясь своего часа, спит кристаллический. Да, лучше бы учёные не увлекались бурением глубинных скважин. Мало ли чего нехорошего набурят.

– Синистра, – внезапно осенило его, – а в вашем мире есть нефть?

– Никогда не слышала такого слова, а что она из себя представляет?

– В том то и дело, что и наши учёные с этим до конца не определились. Это чёрная маслянистая жидкость по химическому составу представляющая собой смесь углеводородов. В нашем мире она встречается у нас очень часто. На ней, собственно говоря, построена вся наша цивилизация. Помнишь, моё ведро и зажигалку. Они получены путём переработки этой жидкости.

– Это ты вообще к чему говоришь? – не поняла программа.

– Да так, интуиция что ли. У вас, как я понял, её нет вообще. В смысле, не интуиции. Нефти. У нас её очень много. И добывают её из-под земли. Из довольно больших глубин. До некоторого времени считалось, что нефть – это продукт долгого нахождения под землёй каких-то мёртвых организмов или растений. В принципе, так считают и по сей день. Но никаких доказательств этому нет. При детальном исследовании нефти в ней не было найдено никаких остатков каких-либо организмов. Единственными доводами в пользу этой теории было то, что нефть состоит из органических веществ, и что находят её в осадочных породах. Так вот, не так давно, в одной из наших восточных стран искали нефть. Искали там, где она достаточно часто попадалась – на материковом шельфе – всё как полагается, осадочная порода. Пройдя пару километров в шельфе, так и не найдя нефти, наткнулись на гранитные породы, и, уж не знаю по каким причинам, решили пробурить их. Каково же было их удивление, когда под породами оказалось нефтяное месторождение. И какое? Одно из самых больших в мире. Как могли живые организмы попасть под гранитные породы, щитом укрывавшие планету далеко до зарождения жизни? Или нефть не продукт живых организмов, а что-то другое.

– Всё равно не понимаю, что ты этим хочешь сказать, – не унималась программа.

– Я сам не знаю с чем эти факты связать. С плазмоидной жизнью или с кристаллической. Однако, если в вашем мире нет нефти, а миры, как ты сама заметила, похожи друг на друга до ужаса, то что-то это должно означать.

Их разговор прервал какой-то топот, доносившийся впереди. Недолго думая, Тихомир нырнул в одно из ответвлений пещеры, которое метров через двадцать заканчивалось тупиком с выходом на поверхность неизвестной породы. Топот стал громче. Среди него можно было расслышать какое-то непонятное шуршание. Какие-то неизвестные существа проползли (протоптали) по пещере и исчезли. Тихомир выбрался из тоннеля – стены пещеры блестели, как отполированные. А это ещё что за уборщики?

Они шли ещё день, а пещеры не менялись. Всё то же серебро. Больше им никого не встречалось и создавалось впечатление, что ходы мертвы. Правда, ради интереса проверяя несколько боковых ответвлений, они всегда натыкались на тупики. Ничего не оставалось делать, как просто идти вперёд. В конце концов, они наткнулись на решётку. Тихомир, помня, что собой представляла паутина, в нерешительности остановился.

– Статит, – задумчиво сказала Синистра.

– И что это значит? Кто-то поставил решётку из статита на проход? – удивился Тихомир.

– Статит очень странный металл, в свободном состоянии он не встречается. Только в виде решётковидных образований разных размеров. В природе он встречается только в виде его окиси. Причём добывать из окиси сам металл могут только несколько живых организмов. На тот момент, когда меня создавали, наша наука так и не создала технологии для добычи этого металла. А организмы, которые могли расщепить окись статита в неволе жить не хотели. В любом случае, после их обработки, статит преобразовывался в решётковидные образования разных размеров. Таких животных, которые могли создать такую огромную решётку статита, я не знаю. Статит не плавиться, не гнётся, его можно раскрошить в опилки и то с большим трудом.

– Ты хочешь сказать, что эту решётку поставили не разумные существа, а какое-нибудь животное?

– Не знаю, даже если предположить, что животное могло заставить. Естественно, разумное существо, то, как я уже упоминала, в нашем мире таких не было. Они очень агрессивные и в неволе быстро погибают.

– Ладно, по дороге разберёмся, давай, что ли перерубать её, надеюсь, сторожей не будет.

– Ты что не понял!? Я не смогу разрушить его структуру! Когда я перерубаю металлы, я их не расплавляю, не разрушаю. Я просто нарушаю атомарную структуру на месте среза. В этом металле структура настолько плотная, что как бы я не старалась… Даже царапин не нанесу.

Ну, что ж, хоть Люмбрика покормлю, подумал Тихомир, опуская руку со зверем вниз.

– Синистра, а если прощупать стенку. Вдруг внутрь камня прутья далеко не входят?

– Камень!!! – заорал Люмбрик и с разбегу кинулся на решётку.

– А похоже, зверю нравиться этот твой странный металл, – усмехнулся Тихомир.

– И сколько, по-твоему, он эту решётку будет грызть?

– Не знаю. Давай посмотрим.

Прошло минут двадцать и от десятисантиметровой перемычки решётки ничего не осталось.

– Неплохо, – согласилась Синистра.

– Если будет грызть грамотно, нам осталось подождать часов семь восемь, – Тихомир устало уселся возле каменной стенки.

– И откуда, он, по-твоему, грамоте обучен? – шутить ей изволилось, видите ли.

– Оттуда, откуда и я, – Тихомир вздохнул, – Синистра, я тебя прошу, заткнись, пожалуйста.

– Что? – возмутилась программа, – скоро сам у меня слова выпрашивать будешь.

Интересно, всё-таки, почему так не хватает общения именно с людьми. И это при том при всём, что общение с ними Тихомир, мягко говоря, недолюбливал. Ну, есть Синистра – кладезь информации, болтливая и с темпераментом, есть Люмбрик, пусть он и знает всего-то три слова. Нет, их общение, конечно, было необходимо, но ещё больше хотелось общения человеческого. Почему? Может общение с равными? С более похожими. И Люмбрик и Синистра слишком другие. Как ни старались программисты заложить в Синистру хоть крохи человеческого – юмор, непредсказуемость, чувство жестокости и жалости, с полной уверенностью можно было сказать, что их старания закончились полным провалом. Так всё-таки, зачем человеку общение именно человеческое. Почему один он быстро сходит ума? Что ищет он в таком общении? Признание собственных достоинств? Или непризнание? По сути, и то и другое в некотором смысле одно и то же. Да нет, Синистра тоже и хвалила его и оскорбляла, да только это Тихомира как-то особо не трогало. Быть может, нужна какая-то конкуренция с себе подобным. Для чего? Для чего природе понадобилась конкуренция – для развития. Выходит человек, оказавшись в полном одиночестве на долгое время, сходит с ума лишь по прихоти природы. Ей не нужен элемент, который не развивается. Хорошо, а вариант одиночества вдвоём, о котором он всегда мечтал. Да то же самое. Достоверно известно, что, ну полетят, к примеру, на космическом корабле к далёким звёздам два человека… Да через пару лет они друг другу глотки перегрызут. Пусть и информации им о новых загадочных мирах и неисследованных планетах будет поступать выше горлышка. А почему? Наверное, информация общения между двумя человеческими индивидуумами рано или поздно всё равно заканчивается. Они становятся тупиковыми элементами эволюции. Им надо всё равно находиться в динамическом и меняющемся обществе, чтобы соотносить свои психологические характеристики с ним. Конечно, можно наблюдать за жизнью общества издалека, ну, к примеру, по телевизору, но всё равно человек будет стремиться послать туда свой импульс, что бы вызвать там СВОЮ маленькую энтропию. Да, в глубоком подземелье, имея в компании недоделанную программу и непонятного немногословного зверя, такие вещи впервые ощущаются настолько ясно. Можно даже предположить, что будет дальше. Когда чувство одиночества начнёт зашкаливать и мозг, точнее та его часть, которая отвечает за самосохранение организма, в противовес той части, которая решит, что организм для эволюции бесполезен, и жить ему не стоит, сделает человека из Синистры. Он станет с ней общаться как с человеком. Все её ошибки, которые выдавали её, как программу, этой частью мозга будут намеренно пропущены, что бы у Тихомира ни в коем случае не возникло подозрения, что это программа. В принципе, это должно подействовать, особенно, если об этом не задумываться, и довольно на долгое время. И всё равно Синистра не заменит общения с настоящим человеком. К примеру, подумал Тихомир, если б мой мобильник работал, и на том конце связи была бы Алина, это подействовало бы намного эффективнее. Да, программисты вложили много тонких человеческих черт в Синистру, ну, к примеру, обижается она. Да, все эти обиды видны насквозь, как и смены её настроения. Ну разве сравнишь это с человеческими чувствами? Ладно, чему быть, тому не миновать. Попробуем описать в будущем моё психологическое состояние. Постепенно мозг подменит Синистру-программу Синистрой-человеком. На пяток лет этого хватит. Какой пяток? Если и дальше шататься среди плазмоидных и кристаллических монстров потребность в человеческом общении возрастает на порядок. Ещё есть Люмбрик. Мозг, вероятно, тоже захочет сделать из него человека. Но с его, Люмбрика, словарным запасом, это довольно сложно. Варианта два: либо Тихомир начнёт разговаривать с Люмбриком, не обращая внимания, отвечает он или нет (может, и сам за него будет придумывать ответы) или подсознание толкнёт на его обучение. Конечно, если Тихомира и дальше будет кидать между мирами… те пол суток, когда он там находился, вполне хватало. Печально мало, но хоть что-то. И конечно не с тем, с кем хотелось бы.

Тихомир встряхнул головой, выгоняя бесполезные мысли, и взглянул в сторону решётки. А Люмбрик молодец. Вошёл во вкус. Если он и дальше будет выгрызать решётку с такой скоростью, то ждать им не более трёх часов.

Ждать им столько, однако, не пришлось, так как из глубины тоннеля послышался топот. Тихомир встал, активировал линзы и всмотрелся вдаль. В конце тоннеля виделось блестящее существо с сотнями мелких лапок, похожих на изгибающиеся швабры. Швабры усиленно тёрли стенки тоннеля. Либо чистильщик питался серебром, счищая его со стенок тоннелей, либо он явился на какой-то сигнал, пришедший от повреждённой решётки. Тихомир оглянулся. Если постараться, то через решётку можно пролезть. Он подбежал и схватил Люмбрика за хвост.

– Камень, – завизжал зверь, уцепившись четырьмя лапами за решётку.

Тихомир потянул сильнее, но Люмбрик уцепился в решётку ещё больше, схватившись за один из прутьев зубами.

– Синистра! – позвал он, надеясь получить от неё какую-нибудь помощь или совет. Но та молчала.

Ну конечно, подумал Тихомир под воздействием его недавних размышлений, вот они, попытки программистов сделать из Синистры человека. Даже в минуты опасности она обижена. В те минуты, когда она так нужна. Программа бы ответила и помогла сразу же. А вот человек мог бы ещё и подуться. Тонкий ход. И опасный. Но если его задействовали, значит, опасность смерти и остаться только наедине с собой, одинаковы.

Люмбрик по-прежнему не хотел отцепляться от решётки, более того, он пытался её грызть. Тихомир отпустил его и начал втискиваться в прогрызенное зверем отверстие. Когда он оказался на другой стороне, чистильщику до решётки оставалось не более десятка метров. Мало ли что можно от него ожидать, подумал Тихомир, и побежал вглубь тоннеля. Не успел он отдалиться от решётки на расстояние пятнадцати метров, как зверь сзади истошно заорал:

– Люмбрик!

Тихомир остановился и посмотрел назад. Неужели зверь погиб? Он уже успел привязаться к непонятному существу. Стоп. Ещё одна защитная реакция организма. Любовь к некоему маленькому безобидному (безобидному ли?) существу. Во время его размышлений зверь вынырнул откуда-то из-под ног и бросился ему на грудь.

– Люмбрик, – испуганно произнёс он и переполз Тихомиру на руку.

Тихомир погладил зверя:

– В следующий раз обязательно меня слушайся.

Вид пещер совсем не изменился. Тишина стояла мёртвая, за несколько дней пути Тихомир не встретил ни одного живого существа. Участков тоннеля с блестящими стенками не встречалось, и это обнадёживало. Видно, чистильщиков тут не было. Чуть позже, далеко впереди послышались звуки. Какой-то гам. За очередным поворотом Тихомир активировал линзы. На потолке сидело двое существ, похожих на персонажа русской народной сказки про колобка – шары для боулинга с огромными ртами, рассекающими тело наполовину. С трёх боков на одном уровне к телам крепились сорокасантиметровые ласты. Висели и, как позже убедился Тихомир, летали существа с опущенными вниз ртами. Но больше всего поразили глаза. У всех организмов, доселе встречавшихся здесь, глаза были небольшого размера, у этих же, по отношению к телу, огромные. Выходит, механизм их ночного зрения в корне отличался от механизма тех, встреченных за решёткой. А значит, возможно, и места обитания их были различны.

Тихомир прождал около часа, надеясь, что колобки покинут этот участок пещеры, но те явно обосновались здесь надолго. В отчаянии, он выставил вперёд меч, и вышел из-за стены. Колобки, увидев его, громко завизжали и, оторвавшись от потолка, улетели вглубь пещеры. Либо испугались, либо полетели звать кого-то на подмогу. Однако прошёл ещё день пути, а колобков не появлялось. Опять мертвенная тишина. Правда, стены пещер опять стали каменными, что позволило накормить зверя, который последнее время всё чаще жаловался на свой скудный рацион. Потом на стенках тоннелей начал встречаться красноватый мох и маленькие мокрицы, которые в нём копошились. Всё указывало на скорую смену обстановки.

Ещё несколько дней пути, и Тихомир наткнулся на освещённое место. Свет бил из узкого отверстия где-то вверху.

– Не может быть, – подала голос Синистра, которая обиженно молчала все эти дни, – мы не можем находиться так близко к поверхности.

– Чья бы корова мычала, а ты б, Синистра помолчала, – захотелось отомстить программе за то, что она молчала, когда Тихомир её взывал о помощи. Хотя, что ей.

– Давай посмотрим, – не обращая внимания на его слова, предложила она.

Тихомир расправил крылья и поднялся вверх. Свет вначале ослепил. Когда подлетели к источнику света, стало ясно, что это узкий десятисантиметровый лаз, заворачивающий через несколько метров в сторону. Из-за этого ничего невозможно было рассмотреть. Вероятно, рассеянный свет отражался от стенок тоннеля и падал в пещеру. Тихомир начал спускаться и, неожиданно для себя, обнаружил пол в нескольких метрах под собой. А ведь поднимался он довольно долго. Немного постояв, недоуменно почёсывая голову, он понял, что пол поднимается.

– Чёрт, – крикнул он, – Синистра, это никакой не свет. Это ловушка.

В этот момент он ударился головой об потолок. Пол поднимался очень быстро. Меч оказался в руках и Тихомир, не долго думая, вонзил его в поднимавшуюся снизу поверхность. Ничего не произошло, но почувствовалось, что ширина пола не превышает нескольких миллиметров. Уже на коленках, а потом лёжа Тихомир вырезал окружность вокруг своего тела, и его выдавило на свободу. Света в пещере больше не было.

– И надо же было так наивно нарваться, – Тихомир тяжело дышал.

– Если и дальше будешь так стоять, то нарвемся снова, – отметила Синистра.

Тихомир посмотрел на потолок. Тот опускался. Да когда же это всё закончится? Минут двадцать они бежали по тёмным коридорам, пока не налетели на колонию колобков.

Это был небольшой грот, стены которого были полностью облепленный крылатыми существами. Колобки, вопреки ожиданиям Тихомира, не бросились на него, а, дико завизжав, начали носиться по гроту. Постепенно все они исчезли в узкой дыре на потолке. На стенках было множество образований похожих на гнёзда. Свиты они были из каких-то волокон красного цвета. Или же колобки сами могли производить эти волокна или… Или откуда-то принесли.

Тихомир осмотрелся. Пещера, через которую он сюда попал, не считая дыры на потолке, была единственным входом в грот.

– Синистра, может, прорубим ход, и за колобками?

– По логике, если они полетели именно туда, значит, выход там есть.

– Ну да, значительно легче было скрыться в широкий проход пещеры, однако, они, вероятно, знают о той ловушке, в которую едва не угодили мы.

Тихомир подлетел к отверстию, и его сразу обдало ветром. Меч без труда расширил его, и они втиснулись в очередную пещеру. Стены её были покрыты мхом полностью. Через два дня в пещерах стало светлее. Неужели опять ловушка? После очередного поворота Тихомира ослепил свет.

Глава 8

Знакомые места. Сервант с рюмками, морская свинка в клетке. Морская свинка в клетке!? Та же самая! Живая и здоровая. Значит, камень через некоторое время снова превращается в живое. Надо взять на заметку. На будущее. На улице день. Льёт осенний дождь. Тихомир как можно тише подошёл к окну. Наученный прежними ошибками он, в первую очередь, исследовал подоконник. Никаких противней с грибами не было и капканов тоже. Уже неплохо. Он потянулся к ручке, открывающей окно, подёргал её и застыл на месте. Окно было заколочено.

В это время на коридоре послышался какой-то шум. Тихомир осторожно подошёл к двери и начал её изучать. В щели между ней и косяком были заметны два металлических штыря. Дверь закрыта.

– Синистра, – прошептал Тихомир, – ты можешь как-нибудь открыть замок?

– Я сделала бы это, когда нам нужно было попасть к тебе домой. Нет. Мы можем перерезать эти металлические задвижки, но мне кажется, что лучше попробовать открыть окно.

В это время задвижки исчезли сами по себе, дверная ручка задвигалась, и на ошарашенного Тихомира налетели два мужика в бронежилетах с яркими надписями на одежде. Ну конечно, у Алины в квартире установлена кнопка вызова охраны. Он сам когда-то на неё нажал, пытаясь включить свет. Ситуация повторилась, но сулила куда большие неприятности.

Один из охранников сразу схватил Тихомира за руку и начал её выламывать. Кольчуга активировалась, и охранник полетел вверх. Не разминувшись с люстрой, от которой во все стороны полетели осколки, он ударился головой о потолок и, уже в бессознательном состоянии, свалился на пол. В руках у Тихомира появился меч и сделал широкий взмах в сторону второго охранника.

– Синистра, – заорал Тихомир, – не смей их убивать.

В последний момент меч крутанулся в руках и плашмя ударил охранника по голове. Тихомир расправил крылья, разбил мечём окно, и вылетел на улицу.

Быстрее, домой, подумал он. Нужно забрать деньги и документы. За ним будут охотиться.

Путь домой по воздуху занял около пяти минут. Тихомир залетел в окно спальни и побежал в зал. Там, в столе были документы и деньги. В этот же момент раздался грохот выбиваемой двери. Ну конечно, что стоило передать по рации, где его искать. Вот ближайший наряд и вломился в квартиру.

В комнату вбежали двое омоновцев. Ну кто ещё мог ошиваться около его дома? Те самые. Тихомиру стало смешно.

– Стоять на месте и не двигаться! – закричал в это время один из них, направив в его сторону пистолет.

– Ребята, – мягко сказал Тихомир, – я вас прошу, выйдите на минутку. Я всего лишь заберу деньги и документы.

– Обыщи его, – не обращая внимания на его слова, бросил мужчина с пистолетом своему напарнику.

– Стоять! – повысил голос Тихомир, и тот остановился, – я ещё раз повторяю, в целях вашей личной безопасности вам лучше уйти.

В руках появился меч, а за спиной распахнулись крылья.

Омоновцы расширили глаза, открыли рты, но уходить не собирались.

Ну что ж, подумал Тихомир, придётся устроить им небольшую сценку. Пусть потом милиция мучается с версиями, тем более что эти омоновцы его уже видели. Причём оба раза при весьма странных обстоятельствах.

– Я наказываю вас, – торжественно произнёс он, – Орден Рыцарей никогда ещё не прощал тех, кто не исполнил волю их посланника.

Омоновцы никак не отреагировали. Стояли, впившись в него глазами.

– Да не воспротивься Вельзевул! – Тихомир поднял руку с Люмбриком.

В этот момент громыхнул выстрел, Синистра сделала защиту и пуля застыла в сантиметре от лица. Одновременно с выстрелом изо рта Люмбрика полыхнула раздвоенная молния, и омоновцы превратились в статуи.

– Камень, – объяснил происходящее Люмбрик.

Тихомир подошёл ближе, чтоб рассмотреть получившуюся скульптуру. Какой камень? Статит.

– Синистра, но в моём мире нет статита, – удивился он.

– Действительно, – программа задумалась, – вероятно, зверь это правило как-то умеет обходить.

– Может, это у него после того, как он этого статита натрескался?

– Похоже на то, когда в его рационе преобладали камни, то и живых существ он превращал в камни. Мне интересно другое, ты ведь тоже заметил, что морская свинка ожила. Но куда тогда исчезает энергия?

На лестничной площадке послышался шум, по характеру которого можно было предположить, что к омоновцам спешит подмога.

– Синистра, пока мы здесь болтали, к нам почти пришли гости, – Тихомир схватил с полки на столе деньги и документы и выскочил в окно.

Куда теперь? Пролетев пару улиц, он опустился на крышу девятиэтажного дома. Дом стоял на высоком месте и не просматривался с соседних многоэтажек.

– Синистра, – устало вздохнул Тихомир, – в нашем мире есть очень популярная сказка. Называется «Карлсон, который живёт на крыше». В ней тоже фигурирует такой вот «чёрный ангел», только вместо крыльев у него был пропеллер. Он всё время жил на крыше, только иногда залетал к Малышу подзаправиться – поесть варенья.

– На роль Малыша ты, наверное, возьмёшь Алину, – отозвалась программа.

– Ага, а Алик меня вареньем будет угощать. Романтика.

По-прежнему шёл осенний дождь. Одежда заклинателей была герметичной, но волосы на голове промокли, и стало холодно. Интересно, как отреагирует милиция на созданную им скульптуру. Надо было записку оставить, что-нибудь типа «Завещаю поставить эту скульптуру около здания охраны». На самом деле, хорошо, что всё произошло именно так. За дело, вероятнее всего возьмётся какой-нибудь особый отдел по изучению паранормальных явлений. По крайней мере, его лицо не будет развешано по всем подворотням и не будет напечатано в газетах. Ну поколдуют учёные над статуями, не смогут определить металл, из которых он сделан. Потом омоновцы оживут.

Изгой! Тихомира как кипятком облило. Теперь он в этом мире изгой. А в том? Кто его ждёт в том? Горынычи с железнодорожниками да пятна с торпедами. И нельзя попадаться в этом. Всё его снаряжение сразу заберут на изучение, а когда его переметнёт… страшно представить. А если всё поставить на уровень телевидения и прессы? Выложить всю правду и вся страна будет следить за его приключениями. В комнате Алины тогда ждать его будет не капкан и Алик с ружьём, а кинооператор с камерой. Всё равно спецслужбы развернут охоту за его снаряжением. Остаётся только одно – скрываться. Даже посоветоваться не с кем. К Николаю не полетишь, наверняка за ним уже установлено наблюдение. И зачем его подставлять? Повесят ещё на него какое-нибудь укрывательство преступника или что-то подобное. По крышам шататься тоже не годиться. Зима на носу. А ведь ещё надо умудряться поесть, набрать запас воды. Да и помыться не помешало бы. Думай, Тихомир.

Стоп. В городе есть мужской монастырь. Устою божественное явление. Скажу, что борюсь со злом. Архангел, мол. Помогите в войне со слугами дьявола. Они ж верующие и тайну, вероятно, сохранят. Конечно, маленькая неприятность – с собой нет ни одного крестика, да и Люмбрик по виду напоминает скорее маленькое исчадие ада, нежели божественное животное из садов Эдема. Но если поверят, всегда будет место, где можно передохнуть и подкрепиться.

Тихомир поднялся в воздух и полетел в сторону монастыря. Высоко в воздухе он активировал линзы и начал изучать обстановку. С самого края монастыря стояла церковь внушительных размеров. Её часто посещали люди из бренного мира, но сейчас двери были закрыты. Уже хорошо.

Тихомир спустился на купол и подполз к окошку. Внутри шла какая-то служба. Мечём он отковырнул стекло, тихо взлетел под самый купол и активировал защиту обруча. Насколько он помнил, над головой должен был возникнуть нимб.

– Синистра, ты можешь сделать вокруг меня какое-нибудь сияние? – спросил ООН программу.

– Без вопросов.

Тихомир начал медленно спускаться. Когда до пола остался десяток метров, он достал меч и торжественным голосом произнёс:

– Архангел Гавриил приветствует вас, дети Божьи!

С минуту монахи молчали, сосредоточенно изучая Тихомира.

– У него чёрный нимб, – внезапно заорал один из них, – это искуситель явился!

Священник около алтаря извлёк из-под какой-то большой иконы двуручное ружьё и сделал два залпа по Тихомиру.

Синистра активировала защиту, но его всё равно отбросило к стене. Священник уже перезаряжал ружьё и Тихомир, выбив собой ближайшее окно, вылетел на улицу.

Как я мог забыть, что нимб чёрный, подумал он. И откуда у монахов ружьё? Воров отпугивать? Наверное. Картечью патроны, гад, набивал. Знает толк. Ну что ж, план провалился. Остаётся ещё один вариант. Снять квартиру. Но денег на долго не хватит.

Тихомир опустился около одинокого газетного ларька. Продавщица, не спуская с него глаз, долго отсчитывала сдачу.

– Что уставилась, презренная, – выдал он, когда терпеть этот взгляд стало уже невыносимо.

Продавщица быстро отдала сдачу, ещё больше, чем он давал. Тихомир взял газету со сдачей, взлетел вверх и опустился на крыше ближайшего дома. Газета быстро расползалась под дождём, и он просто вырывал кусочки с интересующими его объявлениями и прятал в сумку. На самом деле вариантов было не так уж и много. Квартира должна была быть около дома Алины, чтоб не тратить энергию на дальние перелёты. Кроме того, это должен быть последний этаж и окна должны выходить на какой-нибудь пустырь, что б незаметно туда пролетать.

Мобильник был разряжен. Да толку от него, ведь только он будет включен, его месторасположение сразу будет вычислено. В принципе холодный дождь был Тихомиру только на руку, так как людей на улице почти не было.

Он опустился в тихом дворике и пошёл на почту, где заказал кабинку. Люди странно на него посматривали, но ничего не говорили и не предпринимали. Мир уже и так потихонечку сходил с ума, и людей одетых более чем оригинально в городе всегда хватало.

Наилучшим вариантом оказался старый частный домик в глухом районе. Тихомир не без труда его нашёл. Сам район представлял собой десяток таких же маленьких домиков ютившихся на склоне высокого оврага. Хозяйка, древняя старушка, абсолютно не удивилась внешности Тихомира. Видно, сказывался возраст. Либо ей давно всё было глубоко безразлично, либо в жизни она видела слишком много разных психов. Приятно удивило то, что по окружности крохотного участка вокруг дома росли высокие кусты вперемешку с деревьями. Как объяснила хозяйка, все соседи являлись пенсионерами разного возраста, которых в своё время «выселили» из квартир их дети. Треснувший фундамент, заросшая мхом крыша и колодец около забора. Телефона нет, да и зачем он нужен. Кому звонить? Неприятно, конечно, что отопление печное – всё равно лучше, чем мёрзнуть на улице.

Магазин, который располагался в пятистах метрах от домика, Тихомиру понравился. Сразу видно, что посещает его небольшое количество человек и не так уж часто. Продавщице свой странный вид он объяснил тем, что является приверженцем особой игры. По правилам всем игрокам раздаются роли, согласно сценарию какой-нибудь книжки в духе «фэнтези». Соответственно этим ролям игроки переодеваются, и снимать одежду нельзя – злобный рыцарь Артур может явиться в любой момент и начнётся бой.

Тем не менее, нужны были некоторые мелкие предметы, такие как бритва, мыло и прочее, то есть нужно было отправляться в город. Тихомир покопался на чердаке и нашёл длинную военную шинель времён Великой Отечественной войны. Лучше, чем ничего. Закончив покупки, Тихомир пересчитал деньги. С такими успехами ему хватит максимум на месяц, основную сумму денег он хранил на счёте в сберкассе, но о том, что бы туда пойти не было и речи. Счёт его, вероятно, давно заблокирован. Тогда ему в голову пришла одна мысль: один раз, когда он заходил в ювелирный магазин, то встретил странного субъекта, который вертелся около него и бубнил – золото, драгоценности. Придётся заняться нелегальным бизнесом.

Тихомир зашёл в ювелирный магазин, но на этот раз к нему никто не хотел подходить. Наверное, в этом была виновата его шинель с простреленной грудью. Осмотревшись, он заметил несколько человек, как-то непонятно крутившихся около прилавков. Он подошёл к одному из них и приоткрыл сумку, в которой лежал слиток серебра. Мужчина сразу набрал кому-то по мобильному телефону и предложил Тихомиру подождать на улице. Тот вышел, и только успел подкурить, как на стоянку рядом выехал автомобиль и один из сидящих на передних сиденьях мужчин поманил его пальцем. Тихомир сел на заднее сиденье и, минут через двадцать, они приехали на какую-то заброшенную стройку.

– Ну, показывай, что у тебя? – повернулся к нему мужчина в очках, когда автомобиль остановился.

В руках он держал какой-то электронный прибор.

– А можно определить, из какого металла сделано это, – в его руках появился стальной шип железнодорожников.

Очкарик взял шип и, при помощи прибора начал его изучать.

– Я подозреваю, что это сталь. Но мало ли… – заговорил во время этого Тихомир.

Между тем глаза очкарика что-то напряжённо изучали на электронном табло прибора. Потом он его выключил и включил опять, направил на перстень на своём пальце, а потом снова на шип. Увидев, наверное, тот же результат, он повернул прибор водителю. Тот тоже довольно долго рассматривал показания и, наконец, произнёс:

– Не может быть, но прибор ещё ни разу не врал.

– Где ты взял этот металл? – спросил очкарик.

– Купил дом, начал так сказать реконструкцию начал и на чердаке обнаружил слиток серебра и этот шип. А что?

– Что-то по твоему внешнему виду не скажешь, что ты купил дом. Этот шип состоит из железа на все сто процентов. На все. Такой можно выплавить только в условиях вакуума в космосе. До сих пор никто, насколько мне известно, такие эксперименты не никто проводил.

– Может это метеоритное железо.

– Нет, во всех метеоритах, которые попадали на Землю, были примеси.

– Хорошо, – произнёс Тихомир, доставая из сумки слиток серебра, – А что на счёт этого металла?

– Уже по внешнему виду можно сказать, что это не серебро, – задумался очкарик, крутя в руках слиток, – хотя очень похоже. С другой стороны, я ещё ничего подобного в жизни не видел.

Он опять задействовал свой прибор и изумлённо матюгнулся.

– Не может быть, та же история. Стопроцентное серебро. Такого не существует на нашей планете.

Зато существует на другой, подумал Тихомир.

– Где ты живёшь? – резко спросил водитель.

Так. Начинаются наезды. Что ж, придётся их немного проучить.

– Минск, Парижской Коммуны, 11/337, – Тихомир раскрыл паспорт, подтверждая свои слова.

Вот будет смешно, если они в поисках наживы вломятся в квартиру. Можно голову отдать на отсечение, что в ней уже давно дежурят работники милиции.

– А где купил дом? – ещё резчё спросил водитель.

– В Грандичах, Праздничная, 15.

– А если серьёзно? – очкарик направил на Тихомира пистолет.

Иногда и от Синистры есть толк, подумал он, по крайней мере, можно чувствовать себя уверенно.

– Если серьёзно, я здесь только для того, что бы продать серебро, а не для того, что б рассказывать о своём месте жительства, – спокойно ответил Тихомир.

Водитель, видно, очень удивился, что Тихомир повёл себя так нагло и решил его проучить. Одной рукой он ухватился за шинель, а второй попытался ударить кулаком ему в лицо. Синистра на момент сделала защиту. Кулак не долетел до лица сантиметра, после чего его так отпружинило так, что мужчину развернуло на водительском сиденье вокруг оси.

– Камень, – озвучил всё это Люмбрик и пустил в пистолет синюю молнию.

Очкарик усиленно пытался надавить на спусковой крючок, а Тихомир уже заносил над головой меч для удара. Места в машине было мало, меч рассёк крышу автомобиля, перевернулся в последний момент плашмя и оглушил всё ещё ничего не понимающего водителя. Через пол секунды он уже щекотал за шею очкарика.

– Деньги, – невозмутимо сказал Тихомир, и из шеи очкарика поползла тонкая струйка крови.

– Ты соображаешь, что делаешь? – он, вероятно до сих пор не мог поверить случившемуся, – Маркиз тебе этого не простит.

– Деньги, – повторил Тихомир.

Очкарик достал кошелёк, вынул из него карточки и визитки, и небрежно бросил его Тихомиру.

– И у него тоже, – кивнул он в сторону водителя.

Второй кошелёк упал на заднее сиденье автомобиля. Тихомир оглушил мечём очкарика, открыл дверь и вышел под дождь.

Глава 9

Внезапно дождь прекратился и снизу ударил ослепительный поток света. Тихомир стоял на выходе из пещеры, а прямо перед ним простиралось залитое светом пространство. Постепенно глаза привыкли, и Тихомир получил возможность рассмотреть источник этого излучения. Светились белые камни в нескольких километрах под ногами. Он активировал линзы и увеличил картинку. Камни размером от нескольких сантиметров до полуметра неравномерным слоем распределены по поверхности. Коричневой ленточкой пространство пересекает железная дорога. По всей видимой части дороги расхаживаются железнодорожники.

В поле зрения показался какой-то обломок, летевший, вероятно, откуда-то сверху. Он пролетел мимо дороги и, достигнув камней, излучающих свет, ослепительно вспыхнул. Тихомир посмотрел вверх и, от неожиданности, шагнул назад. Потолок представлял из себя сплошное переплетение гигантских коричневых стволов и зелёных листьев, повёрнутых к свету.

– Синистра, давай рассмотрим поближе.

– Ты думаешь, они не опасны? – спросила она, – я бы лишний раз не рисковала. Дорога видна. Можно спокойно лететь над ней и не влезать ни в какие неприятности.

– А откуда ты знаешь, сколько нам лететь? Я максимально активировал линзы и конца не увидел. Закончиться твоя энергия, допустим, и не скоро, а вдруг предстоит схватка, и что? От неё останутся крохи. Приземляться потом на эти белые камни? Почему-то я уверен, что от меня даже праха для урны не останется, не говоря уже о том, что никто не сможет этот прах собрать.

– Зачем тебе интересно, что б кто-то твой прах собирал? – ехидно усмехнулась программа.

– Раз при жизни по-человечески существовать не получилось, так хоть поле смерти захотелось.

– После смерти жить? Существовать? – не унималась программа.

– Да не цепляйся ты к словам. Может, мне было бы спокойнее, если б знал, что моя урночка с прахом у кого-нибудь на полочке красоваться будет.

– Не беспокойся, может обелиск в Минске поставят.

– Успокоила. Короче, если нам придётся передохнуть пару часиков в этом лесу, то нам нужно знать, что он из себя представляет. Неприятность лучше изучить сейчас, когда ты полна энергии, а я сил, чем в каком-нибудь полуразрубленном состоянием и с твоей сдохшей батарейкой.

– Да убедил, убедил. Полетели, – наконец согласилась программа.

Когда до леса осталось несколько сот метров, Тихомир почувствовал какие-то изменения. К горлу подкатила тошнота, а все части тела стали какими-то лёгкими, почти невесомыми.

– Синистра, – Тихомир остановился.

– Ну.

– Тебе не кажется, что гравитация пошаливает.

– К твоему сведению мы каким-то образом сейчас находимся в невесомости.

– Но как такое может быть? – удивился он.

– Не знаю, может этот лес генерирует такой эффект, может само место… ну, какие-нибудь залежи в породе.

– Короче, ясно. Догадок много, а подтверждений никаких.

Они подлетели к первому стволу. Он изгибался стометровой дугой и уходил в заросли. Ствол был покрыт маленькими веточками с зелёными листочками. Что-то ещё не так. Но что? Тихомир достал бурдюк с водой и задумался. Хорошо, что бурдюк сделан из кожи, и воду можно было выдавить. Будь у него фляга или бутылка, процесс приёма воды, несомненно, усложнился бы. Ну, конечно! Звуки. Их тысячи. Тихие такие и абсолютно незнакомые. Мягкие скрипы, жужжания и поскрипывания. А вокруг множество мелких существ размером от муравья до воробья.

– Наконец в этом дурдоме мы нарвались на нормальную экосистему, как на поверхности, – осматриваясь по сторонам, произнёс он.

– И ты называешь её нормальной? Всё перевёрнуто вверх ногами и на поверхности невесомость, – не согласилась с ним Синистра.

– Камень, – подал голос Люмбрик.

– Ну и где я тебе его возьму? – Тихомир посмотрел на зверя.

– Ищи, – возмутился тот.

Тихомир подлетел к стволу и выпустил зверя. Быть может, здесь есть что-либо входящее в его рацион. Люмбрик, оказавшись у ствола, брыкнулся ногой и стремительно полетел в сторону. Тихомир в это время о чём-то задумался и к тому времени, когда Синистра его окликнула, увидел уже удаляющиеся полные ужаса глаза зверя.

– Люмбрик, – заорал зверь.

Траектория его полёта шла по крутой наклонной по отношению к полу, из-за чего Тихомир его чуть не потерял. Через несколько десятков метров, он догнал зверя и, как только протянул руку, Люмбрик резко изменил направление движения. Наверное, он вылетел за пределы действия невесомости, и его подхватила гравитация. Тихомир до того изумился исчезнувшим из-под руки зверем, что рассеяно остановился. Потом кинулся вниз. Хуже всего, что они находились прямо над железной дорогой, и когда он поймал дико барахтающегося в воздухе Люмбрика, до неё остался десяток метров. Скорость была слишком высока, и они только чудом смогли разминуться с, прогуливавшимся по ней, железнодорожником. Тот даже шип не успел метнуть.

Как только Тихомир принял горизонтальное положение, как в отдалении послышался громкий визг. Визжало существо, внешне напоминающее длинную десятиметровую трубу с плоскими широкими крыльями по бокам. Крылья плавно приподнимались и опускались, но, как понял Тихомир, не это было основной подъемной силой – в трубе что-то крутилось. Из-за очень высокой скорости невозможно было рассмотреть что именно. Двигалось оно тоже… километров сто в час. Не меньше. Труба, вероятно, решила взять его, так сказать с налёту, но Тихомир с лёгкостью увернулся. Труба затормозила, развернулась и атаковала снова. Да так резво, что он сам не заметил, как поток воздуха начинает втягивать его внутрь этого существа. В последний момент он успел расставить ноги по краям отверстия. Трубу это нисколечко не смутило – она с нарастающей скоростью начала подниматься вверх. Тихомир, преодолевая навалившиеся на него перегрузки, достал меч и рассёк стенку трубы и часть чего-то ещё, крутившегося под ногами. Ускорение сразу прекратилось, так же как и поток воздуха. Внезапно, направление последнего изменилось на прямо противоположное. Тихомира отбросило от существа и с высокой скоростью понесло прямо к одному из стволов уже приближавшегося леса. Он пытался притормозить или изменить направление, но об ствол его ударило так, что сознание начало таять. Колечко закололо и в голове сразу же прояснилось. Труба в это время развернулось другим концом. Как двигаться, передом или задом, ей, видимо, было всё равно. Стремительно набирая скорость, она снова начала приближаться к Тихомиру. Тот в самый последний момент отлетел на пару метров в сторону. Существо врезалось в ствол, отчего из его заднего (на текущий момент) конца полетела густая пыль – видимо, перемолотые ветки, которые с треском успела поглотить передняя часть. Тихомир, пользуясь замешательством трубы, бросился в сторону леса, где ветки начинали плестись гуще. Когда расстояние между стволами достигло метрового расстояния, он обернулся. Труба продолжала преследование. Широкие крылья свернулись по кругу, и теперь труба больше напоминала рулон бумаги. Изгибаясь, существо скользило между стволами на довольно приличной скорости. Она была ещё в пяти метрах от Тихомира, а его уже потянуло к ней потоками воздуха. Зря он остановился, ведь дело решали секунды. Тихомир попытался рвануться в сторону, но сопротивление воздуха преодолеть не смог, и, помня уже применённую тактику, расставил ноги, пытаясь попасть на края трубы. Ему это почти удалось.

– Камень, – проговорил Люмбрик, и метровая часть трубы окаменела.

Оставшиеся девять метров, без каких либо последствий, отделились от окаменевшей части и начали её огибать. Это время Тихомир использовал с максимальной пользой. Кинулся в гущу леса так быстро, как только мог. Летел, не оборачиваясь, увеличивая скорость движения, отталкиваясь от стволов руками и ногами. Прошёл час этой безумной погони и Тихомир, наконец, услышал в голове голос Синистры.

– Оторвались, можешь остановиться.

– А ты говорила – зачем в лес. Сама видишь. Похоже, нам только по лесу и придётся идти, точнее плыть.

– Вообще – да. Открытое пространство хорошо просматривается. Если тут водятся такие вот хищники, то лучше идти через лес, – согласилась программа.

А всё-таки интересно этот пылесос… именно. Пылесос. Так вот, как, все-таки, интересно этот пылесос устроен. И как грамотно он атаковал. Похоже, его внутренности имеют строение авиационных двигателей. Интересное эволюционное решение совместить органы для передвижения с пищеварительными и… средством нападения. А крылья исполняют роль рулей. При такой большой скорости, с которой пылесос передвигается, огромная площадь крыльев играет немалую аэродинамическую роль. Тихомир вспомнил, как лихо пылесос развернулся после первой атаки. И способ атаки интересный – присосал так вот человека и… что дальше? Всё просто, пылесос с Тихомиром «на борту» летел в сторону леса. Долетел бы – раздавил его б о ближайший ствол, всосал бы и переварил. Хотя последнее вряд ли. А внутренние пропеллеры, если там действительно пропеллеры? Они, похоже, могут крутиться то в одну, то в другую сторону. Или лепестки, их составляющие, наклоняются под другим углом и пылесос, не разворачиваясь, может лететь в обратную сторону. После, того, как зверь раскулачил его на метровый участок тела, пылесос спокойно продолжил преследование. Почему-то это наталкивало на мысли, что растут пылесосы не в ширину, а в длину. Ну да. Если организм состоит из одинаковых участков тела, каждый из которых может выполнить все необходимые функции, то потеря одного сегмента не так уж и страшна. Сразу можно предположить способ размножения пылесосов. Деление. Слишком длинные, вероятно, делятся.

– Знаешь, Синистра, – задумчиво сказал Тихомир, – у меня были мысли подлететь к пылесосу, это я его так обозвал, сбоку, и разрубить на две части. Очень хорошо, что это были только мысли.

– Почему?

– Да потому что на нас нападал бы уже не один пылесос, а два.

– А что? Вполне возможно. Надо учесть эту вероятность на будущее.

– Если оно у нас будет. Да и не очень, честно говоря, хочется в будущем встречаться с этими пылесосами. Кстати, там железнодорожники были рядом, напал бы на них. Отличная цель – сидит себе на открытом участке, хватай, ешь.

– Либо они из одной и той же компании, либо они механизмы, и в пищу не годятся, – предположила программа.

– Либо они разработали тактику борьбы с пылесосами. Кстати, заметила, как он перемолол ветки, которые случайно попались ему на пути? Мне кажется, что железный шип стал бы колом в его глотке. Хотя, возможно, он просто замедлил бы скорость вращения своих пропеллеров и выплюнул шип без особых последствий для себя.

– Что, хочешь проверить!? – съязвила она.

– Упаси Господь, Синистра, – возмутился Тихомир, – твои шутки иногда мне совсем не кажутся смешными.

– Что-то я не вспомню, что б ты вообще когда-то с них смеялся.

– Вот-вот. Кстати, как ты думаешь, Люмбрик всю свою энергию на пылесоса выложил или экономил.

Тихомир посмотрел на зверя. Тот был перепуган до смерти. Глаза большие, тельце трясётся будто зверю холодно, а лапки сжимают руку так сильно, что (Тихомир только сейчас это заметил) она посинела.

– Люмбрик, – он погладил зверя, и давление на руку уменьшилось.

– Камень, – тихо, как-то запуганно произнёс зверь.

– Откуда мне знать о степени его жадности, – проговорила Синистра, – может он жмот ещё тот.

– Слушай, а откуда ты слова такие знаешь? – поинтересовался Тихомир.

– А нечего в книгах по программированию листы от конспектов оставлять. Сразу ясно, чем ты на лекциях занимался.

Тихомир достал сигарету и чиркнул зажигалкой.

– Только этого не хватало, – расстроено произнёс он, – зажигалка сломалась. Синистра, ты не знаешь какой-нибудь октавы, что бы добыть огонь?

– Конечно знаю, – ответила программа, – да только толку от этого никакого. Ты бы понял почему, если б хоть когда-нибудь в жизни открыл простейший учебник по физике.

А ведь точно, подумал Тихомир. Без гравитации нарушается движение потоков воздуха вокруг огня, и ему просто не поступает кислорода. Да, ещё одно неприятное обстоятельство. Поэтому, наверное, и в космонавты курящих не берут.

– Ладно, давай, что ли двигаться, – тяжело вздохнул Тихомир и спрятал зажигалку и сигарету в сумку.

Идти, а точнее плыть, было довольно легко – хватаешься за ближайший ствол или ветку и отталкиваешься от неё, а траекторию корректируешь уже в полёте. Тихомиру даже начал получать от этого плавания удовольствие. Животный и растительный мир поражал своими красками и разнообразием. Всяческих существ было огромное множество, но в основном они были мелкими и неопасными. Наверное, неопасными. Их даже можно было кое-как систематизировать. К примеру, один раз встретился маленький пылесосик. Такая же, только маленькая труба, с которой Тихомир уже сталкивался, посередине, но в отличие от большого пылесоса, по бокам не плоскости, а две трубочки поменьше, которые крепились к телу маленькими отростками. Вероятно, для маленьких размеров выгоднее использовать на резких поворотах такие вот двигатели, нежели большие плоскости. Так и хотелось поймать этого пылесосика и рассмотреть поближе, но Тихомир не рисковал – мало ли что можно ожидать от этих безопасных на вид животных.

Любопытство, в конце концов, взяло верх, когда на глаза попался огромный цветок кроваво-алого цвета. Как только Тихомир решил подлететь поближе, что бы его рассмотреть, цветок плюнул в него железным шипом. Шип попал в ногу и отскочил в сторону, а в следующую секунду бутон распахнулся. В самой середине цветка сидел железнодорожник. Было видно, что он и цветок единое целое. Либо взрослые железнодорожники подпитываются чем-то от этих растений, либо они появляются на свет из таких бутонов. Интересно, а как они потом попадают на железную дорогу? Если дорога, дизель, цветки и железнодорожники единая система, то должен быть ещё один посредник, так сказать, между небом и землёй, который доставляет этих существ вниз. Или же дорога с лесом где-нибудь соединяются. Так или иначе, теперь ясно, что от таких цветов здесь следует держаться подальше.

На второй день Тихомир столкнулся с тем, что меньше всего ожидал увидеть в этом странном месте. С человеком. Вначале он услышал шум схватки. За одним из стволов человек отбивался от трёх существ ранее Тихомиру ни разу не встречавшихся. Размером они были примерно с индюка. С расставленными по бокам ластами, они крутились вокруг человека, пытаясь достать его какими-то жгутами. Жгуты выстреливали и потом втягивались обратно. Оборонявшийся пытался поймать жгуты киркой. Во второй руке он держал нож, вероятно для того, что бы в случае чего эти жгуты перерезать. Вокруг места сражения уже плавало несколько мёртвых тел индюков и круглых капель их оранжевой крови. Тихомир, не слушая протестов Синистры, сразу кинулся на выручку.

Индюки не ждали нападения сзади, в результате чего один из них сразу оказался разрубленным. Человек взглянул на Тихомира и в недоумении застыл. И напрасно. Один из жгутов впился ему в руку, а индюк начал кружиться вокруг него, наматывая жгут на тело. Руки моментально оказались связанными, и тот смотрел на Тихомира уже с мольбой о помощи. За это время второй индюк метнул в Тихомира сразу два жгута. Они прилипли к кольчуге, не причинив вреда, но существо начало раскручиваться по кругу, пытаясь его обездвижить. Меч перерубил жгуты и индюк, по инерции, полетел куда-то в гущу леса. Когда Тихомир подлетел к связанному человеку, существо уже сидело на его голове. Улететь оно не успело. Человек во время того, как меч пролетал над его головой, посмотрел вдаль, за плечи Тихомира. Тихомир развернулся и выставил меч перед собой. Последний из нападавших налетел на лезвие, как хорошо промаринованный кусок мяса на шампур. Схватка была окончена.

Тихомир посмотрел на связанного. Не совсем он и человек. Формы, конечно, полностью совпадают, но вот цвет кожи… Как у мертвеца. Мертвенно-синий, с резко выделяющимися по тону, тёмными линиями вен.

– Чёрный ангел? – неожиданно спросил он.

– А мы с тобой популярны, – прошептала в голове Синистра.

– Может быть в каком-то смысле и он, но лучше называй меня Тихомиром. Кто ты и откуда знаешь байки про ангела?

– Я? – человек (мертвец?) смутился, – меня зовут Ясень. Я… Я…

Судя по виду, ему больше подойдёт имя Ясинь, усмехнувшись, подумал Тихомир.

– Как и все в деревне, – продолжал он, – меня привёз червь.

– Стоп, – остановил его Тихомир, – какая, к чертям, деревня, какой, на фиг, червь. Начнём с начала. Ты где родился?

– В Минске.

– Тогда ясно, откуда ты про ангела знаешь. Как попал сюда?

– Тучники меня поймали, занесли в тело червя, а он сюда приехал.

Так, подумал Тихомир, что-то явно не сходиться. После того, как он уничтожил гриб, прошло несколько недель. Без воды этот человек бы вряд ли выжил. Выходит он попал сюда значительно раньше.

– Как давно тебя сюда привёз этот червь?

– Не помню. Очень давно. Может лет девятьсот, может больше.

– Девятьсот!? Что-то мне кажется, что ты мне чего-то не договариваешь. Да без воды здесь человек и недели не проживёт.

– Человек – да, но я посвящённый.

– И чем же люди отличаются от посвящённых?

– Посвященные способны усваивать пищу из этого мира.

– А как ты стал посвящённым.

– Этот обряд выполняет исключительно Ярослава, и никто не помнит его самого.

– И что, жил девятьсот лет?

– Посвящённые не умирают от старости.

– В то время, когда меня разрабатывали, таких технологий даже близко не существовало. Может эта Ярослава сама изобрела какое-то средство, – предположила программа.

– Далеко до твоей деревни? – спросил Тихомир.

– Несколько дней пути.

– А здесь ты что делаешь?

– Собираю алмазы.

– Зачем?

– Мы их используем, что бы пробурить тоннель. Ярослава приказывает нам собирать алмазы. Не меньше десяти штук в месяц. Не собравшего ждёт суровое наказание, – Ясинь, связанные в предплечьях руки которого, доставали до сумки, достал из неё несколько необработанных алмазов и продемонстрировал их Тихомиру.

– И где здесь они могут встречаться, я почвы пока под ногами, точнее, над головой, не видел, – поинтересовался Тихомир.

– В лесу часто встречаются выходы на поверхность горных пород.

Значит, Люмбрик похудеть не успеет.

– И много в деревне проживает людей?

– Около пятисот человек. Но большинство людей заняты бурением тоннеля или сбором алмазов. В самой деревне находятся обычно несколько десятков.

– Пятисот? Что-то мало. Тучники унесли за все эти годы намного большее количество.

– Далеко не все проходят отбор, который устраивает Ярослава.

– Отбор? А это, интересно, зачем? И что, потом вы всей деревней смотрите, как человек умирает от жажды?

– Нет. Не прошедших отбор скидывают вниз. Мгновенная смерть. Они сгорают на белых камнях, – равнодушно ответил Ясинь.

– Видать весьма жестокая у них правительница, – шепнула в голове Синистра.

– Жестокость есть в каждом человеке, – отметил Тихомир, отходя от связанного Ясеня, – нужно лишь хорошо подобрать инструмент, при помощи которого эту жестокость из человека вытянуть. Скорее всего, раньше, это чувство было глубоко спрятано.

А может быть, задумался Тихомир, всё намного сложнее. Жестокость ведь тоже разной бывает. Жестокость не спрятана в сознании, зачем организму держать в бездействии столь энергетически активную эмоцию. Жестокость сложна по структуре. Легче разрезать её на кусочки и употребить. Подмешивая в другие эмоции и комбинируя их. Потом, когда сознание сталкивается с опасностью, которую перебороть можно только лишь при помощи жестокости, оно выдирает кусочки из всех необходимых мест и складывает необходимую, на данный момент, мозаику. Вот почему при этом меняются и остальные эмоции человека. Из них повыдирали составляющие их части. Они изменились. А что, может оно и есть такое, сознание. Тысячи маленьких кусочков, каждый с разными свойствами. Комбинируя их можно добиться какого угодно состояния, от доброго ангелочка до жестокого тирана.

– Что будем делать с этим человеком? – прервала его мысли Синистра, – я думаю, что его следовало бы зарубить.

– Не знаю. Сам по себе он кажется безопасным. Запуганный какой-то, зомбированный что ли. Но он всё равно рано или поздно попадёт в деревню. А там, судя по всему, нам придётся несладко. Видно эта Ярослава устроила там свои, довольно жёсткие, порядки.

– Но мы можем скрыться. Лес, как я поняла, большой, – предложила Синистра.

– Согласен, но думаю, что его нужно получше расспросить.

Тихомир подошёл к Ясеню.

– Зачем Ярослава организовала рытьё этого тоннеля?

– Никто не знает. Она не делиться своими планами с жителями деревни.

– И что, все довольны?

– Мало кто, но у неё есть перчатка. Она сожжёт любого, кто ей хоть в чём-нибудь возразит.

– А какова последняя остановка… червя?

– Около деревни.

– Зачем он таскает людей и что возит к грибу?

– Никто не знает. Там где он останавливается и выпускает людей, в земле есть глубокий колодец с непонятной жидкостью. Обычно он набирает жидкость и уходит. Теперь, правда, все поняли, что с грибом что-то случилось – червь не уходит уже слишком долго и жидкость не набирает. Ярослава очень недовольна. В прошлый раз, когда гриб, по рассказам прибывших позже, был почти уничтожен, приток людей извне прекратился, а те, что были в деревне, начали постепенно заканчиваться.

– Что значит заканчиваться!? – удивился Тихомир.

– Я же говорил, что под перчаткой рука у Ярославы слишком горячая. От неё люди гибнут довольно часто.

– Хорошо. С этим всё ясно. На поверхность вы, как я понял, не попадали. Что за деревней.

– За деревней, километров через пятьдесят, начинается Мгла. Что находиться за ней, никто не знает.

– Хорошо, ты нас поведёшь почти до деревни, а там мы тебя отпустим и пойдём дальше.

– Нас? – удивился Ясень, – с тобой что, ещё кто-то идёт? Я пока никого не видел.

– Меня и моего ручного зверя, – Тихомир показал руку.

– Люмбрик, – незамедлительно отозвался тот.

– Хорошо, – согласился Ясень, с интересом рассматривая зверя – но другого пути, кроме как через деревню, здесь нет. Да и дальше Мгла. Хотя чёрному ангелу… А что ты там ищешь?

– В Москву иду. Что ещё чёрному ангелу делать? Так ты говоришь, что пройти можно только через деревню. А что слева и справа от неё? В конце концов, что сзади нас и есть ли отсюда выход?

– Это просто огромный каменный мешок, и единственный выход, за деревней, захвачен Мглой.

– Нам ничего не остаётся делать, как следовать за ним в деревню, – зашептала в голове программа, – конечная остановка дизеля ясна, и нет там никакого вокзала. Не торчать же нам всю жизнь в этом каменном мешке, будем идти дальше, за Мглу. Может куда и придём.

Тихомир молча перерубил связывающие человека путы и задумался.

– Птицы позовут своего хозяина, нам надо спешить, – нарушил молчание Ясень.

– Птицы? А, эти индюки. Что значит, позовут хозяев? – спросил Тихомир, следуя за, уже оттолкнувшимся от ветки, Ясенем.

– Они только выискивают и обездвиживают жертв. Потом приходит хозяин и их ест. Что-то похожее на большую змею. Только очень большую и очень длинную, – на ходу ответил тот.

– А чем вы здесь питаетесь? – поинтересовался Тихомир.

– Всем. Еды здесь навалом. И растительная, так сказать, пища – фрукты. Они часто встречаются на местных деревьях. А животная… Любое животное, которое можно убить. Но мясо нужно обрабатывать на огне.

– Огонь? – возмутился Тихомир, вспоминая свою неудачную попытку потабачить, – Какой огонь может быть в невесомости?

– В деревне мы сделали механизм для спуска вниз. Белые камни там встречаются значительно реже. Есть несколько маленьких. На них и жарим. Осторожно, слева червовик, из него может вылезти червяк.

Тихомир осмотрелся. Слева, на одном из стволов, красовался большой цветок, с которым он уже имел опыт знакомства.

– Будь мы ближе к деревне, я бы его срезал. Червовик сам по себе несъедобен, но жареные червяки это что-то.

Жареные железнодорожники, подумал Тихомир, звучит интересно.

– Так бы и срезал? – спросил он, – Они ж шипами метаются. У меня остались не самые тёплые впечатления после встречи с ними.

– У них максимум, может быть пять штук этих шипов. Увернуться от них не составляет никаких проблем. А потом подходи и срезай. Если, конечно, червяк недозревший. Если почти созрел, то может вырваться и довольно серьёзно атаковать. Хотя и в этом случае я научился с ними бороться.

– Слушай, а невесомость там, вверху, пропадает? То, что её нет внизу, я уже понял, даже проверил.

– В каком вверху? – спросил Ясень.

– Ну, как я понял, вы бурите тоннель вверх? Что бы через него потом попасть на поверхность.

– Нет, мы бурим тоннель над Мглой, параллельно дороге. Той, которая уже тянется по территории Мглы.

– Ты ж говорил, что дорога заканчивается где-то здесь. Что червь вас выпускал, а потом чем-то заправлялся.

Ясень вдруг резко остановился, схватившись за одну из веток руками, и приложил лоб к ближайшему стволу. На лице его появилась тень беспокойства.

– Ты чего? – спросил Тихомир, безуспешно пытаясь схватиться за ту же самую ветку.

– Я так и знал. Хозяин птиц за нами гонится. Насколько я знаю, он редко отпускает своих жертв, особенно тех, которые смогли перебить его птиц. Придётся спускаться вниз, – Ясень оттолкнулся от ствола, но уже по направлению вниз.

– Почему вниз? И как ты определил, что он приближается, я ничего необычного не почувствовал? – Тихомир, наконец, остановился в метрах десяти от Ясеня, налетев всем телом на какой-то ствол.

– При движении он отталкивается от стволов и веток. Вибрация передается на очень далёкие расстояния, – объяснил Ясень не останавливаясь, – внизу стволов меньше, и от него можно оторваться.

Они летели несколько минут и лес начал редеть. К этому времени даже Тихомир, когда ему приходилось оттолкнуться от какой либо ветки или ствола, начал ощущать вибрацию.

– А может давай примем бой, – предложил Тихомир, – вдвоём мы, вероятно, сможем с ним справиться.

– Нет. Во-первых, около хозяина птицы. Много, несколько десятков. Для таких случаев он созывает их всех. Во-вторых, даже твой меч, как я думаю, против него будет бессилен. На самом деле он сделан будто бы из чего-то желеобразного. Руби его, не руби. Толку никакого. Те редкие счастливчики, которые после встречи с ним остались в живых, спасались от него бегством, – Ясень достал откуда-то кошку с тремя изогнутыми металлическими штырями и повесил её на пояс. Когда летишь в невесомости неизвестно куда, это приспособление может оказаться очень полезной, особенно, если попадаешь в поле действия гравитации.

Они долетели до того уровня, где в глаза бил свет белых камней, а расстояния между стволами измерялись десятками метров. Передвигаться стало легче. Оттолкнешься один раз, и летишь, метров тридцать, до следующего ствола. Спустя пятнадцать минут такого планирования сзади появился первый индюк. Не смотря на все старания Тихомира и Ясеня, двигался он в невесомости значительно быстрее. Не долетая Тихомира нескольких метров, птица метнула в него жгут. Тот, не останавливая полёта, обернулся и выставил меч, повернув его плашмя летящему жгуту. Жгут скользнул по лезвию и полетел куда-то в сторону. За это время к атакующему присоединился ещё один индюк. Бок о бок они резко увеличили скорость и стремительно начали приближаться к Тихомиру. Теперь в его сторону полетел уже не один, а два жгута. Первый он отбил мечём, а второй прилип к сапогу. Птица, плюнувшая его, начала стремительно приближаться. Тихомир выждал момент, когда индюк окажется на расстоянии меча, и сделал стремительный выпад. Меч пронзил пустоту, а существо уже делало первый круг около тела, стремясь его окутать жгутом. Это птице не удалось. Как только индюк приблизился на приемлемое расстояние, Тихомир замахнулся мечём, и разрубленная на две части птица полетела в сторону. За это время второй индюк тоже успел подлететь слишком близко, и сейчас пытался атаковать в голову. После взмаха меча Тихомира перевернуло с вниз головой, и он, от души, ударил птицу ногой. Индюк от такого удара стремительно полетел вниз. Он метнул жгут, вероятно, в надежде за что-то зацепиться, но Тихомир его перерубил, и птица, попав под воздействие гравитации, полетела на белые камни.

Ясень во время всей схватки как-то растерянно стоял и смотрел вдаль. Не один я такой припыленный, подумал тогда ещё Тихомир, хотя, прожив на свете столько лет, смотришь, вероятно, на вещи совершенно по другому. Мир ценностей переворачивается. Если считать, что человек рождается в этом мире (и в том тоже) для развития, то этому бедолаге не повезло. Тысячу лет в среде, которая абсолютно не меняется. Не зря, наверное, человеку не дано бессмертие. Это тупик. Рождается человек с определёнными качествами, и, опираясь на них, развивается. Приходит момент, когда исходя, опять таки, из своих личных характеристик, он осознаёт мир и себя. По крайней мере осваивает основные принципы мироздания и взаимодействия с этим мирозданием. Дальше некуда. Любой полученный опыт слишком ничтожен. Только смерть. Если верить в реинкарнацию, то она и есть лучший вариант продолжить развитие. Всё заново, с новыми, так сказать, характеристиками и, возможно, новыми условиями.

– Пошли, – прервал его размышления Ясень и оттолкнулся ногами от ближайшего ствола.

Тихомир еле поспевал за Ясенем, вероятно тот, за сотни лет жизни в этом безумном мире, хорошо приспособился передвигаться по лесу. Пришлось активировать кольчугу и отталкиваться не только ногами, а ещё и руками. Теперь Тихомир не оглядывался, всё внимание и энергию сосредоточил на передвижении вперёд. В какой-то момент он почувствовал толчок в спину, после которого постепенно появилась какая-то сила, тянувшая его назад.

Тихомир обернулся. Сзади летел индюк, тянувший его за жгут. Взмах меча, и нить перерублена.

– Сюда! – закричал Ясень, нырнув в какую-то дыру в стволе.

Вдалеке показалось десятка два птиц и Тихомир, не колеблясь, последовал за Ясенем.

Диаметр тоннеля, в который он попал, был около метра, и птицы, которые попытались туда сунуться, сразу напоролись на выставленный в него меч. Тоннель, а в данном случае это скорее можно было назвать дуплом, имел в длину около пяти метров. Заколов пару птиц Тихомир с Ясенем забились в тупик и напряжённо ждали развития событий. Через четверть часа вибрация стенок увеличилась, и что-то закрыло отверстие в тоннель, отчего в нём сразу стало темно.

– Хозяин птиц, – затрясся от страха Ясень.

Ему было темно, а вот Тихомир, в силу своего ночного зрения, видел, как нечто желеобразное, зеленоватого цвета, поглотило останки разрубленных птиц и начало потихоньку продвигаться внутрь тоннеля. Он осторожно подполз поближе к этому существу и вонзил в него меч. Никакого эффекта.

– Люмбрик, – позвал он.

– Камень, – извиняющимся тоном произнёс зверь.

Ясно, у зверя закончилась энергия. Видать тогда, во время схватки с пылесосом, он не экономил. В принципе, дупло было в стволе полутораметрового диаметра, а значит, сейчас они находились в своеобразной трубе. Можно пробиться наружу через стенку. Но там птицы. Всё ж лучше принять бой с индюками, чем быть поглощённым этим киселём. Тихомир достал меч и вырезал в стенке метровое отверстие, толкнул его локтём, и вырезанная часть поплыла в сторону. В это же время по ушам ударил противный визг, который Тихомир уже когда-то слышал. Ну конечно! Пылесос. И очень кстати. Он осторожно выглянул в отверстие. Тридцатиметровый пылесос медленно и аккуратно втягивал тело хозяина птиц. С другого конца пылесоса ничего не вылетало, но существо на глазах набирало длину. Неожиданно посередине тела образовалась оранжевая полоска, раздался хруст и второй пылесос начал гоняться за летающими вокруг птицами. Значит, слишком длинные пылесосы действительно размножаются делением. Тихомир додумался, что сейчас произойдёт, и поспешно нырнул обратно в дупло.

– Что-нибудь ещё острое, кроме ножа, кошки и кирки у тебя есть? – спросил он у Ясеня.

– Нет.

– Там, снаружи, хозяина пожирает пылесос, скоро, когда он поглотит его полностью, то попытается отсюда и нас высосать.

Ясень, хоть, видимо, и не знал, что такое пылесос, всё понял. Он воткнул кирку и нож как можно глубже в древесину, и привязался к ним верёвкой. Для пущёй уверенности он ещё и кошку зацепил за какой-то уступчик. Тихомир нашёл место, где стенки дупла подходят друг к другу на расстояние, меньшее, чем длина меча и приладил его там. В принципе, они располагались за отверстием, проделанным Тихомиром, и воздушный поток должен был их минуть. Минут через десять желеобразная масса с хлопком вылетела из дупла, и сразу появился ветер. Наверное, Тихомир слишком сильно перестраховался, поскольку устойчивый поток воздуха шёл в основном через люк в пасть пылесоса, и они с Ясенем относительно легко держались за сделанные ими точки опоры. Но вскоре ситуация изменилась. На помощь первому пылесосу пришёл второй, видимо, уже переловивший всех птиц в округе. Существо сделало очень неожиданный ход. Оно присосалось к свободному отверстию и в ушах у Тихомира сразу зашумело. Синистра мгновенно сделала защиту, а он, преодолевая уплывающую в глазах картинку, проткнул мечём стенку тоннеля. Давление было столь низким, что меч выбросило прямо к потолку, а из узкой дыры, выравнивая давление, устремился поток воздуха. Но его всё равно не хватало – пылесосы работали исправно. Тихомир взял меч и начал проделывать подобные отверстия во всех подходящих местах, делая из ствола что-то похожее на решето. В условиях невесомости, бьющие под высоким давлением потоки воздуха, мотали его по дуплу во все стороны. Несколько раз, он чуть не попался под потоки пылесосов. Вскоре давление более менее выровнялось и Тихомир затаился в самой дальней части дупла. Там он предусмотрительно отверстий не проделывал, ввиду чего в этом месте было относительно спокойно и безветренно. Пылесосы буйствовали около часа, потом, видно понимая, что жертву они никакими способами из её норы достать не смогут, куда-то исчезли.

Тихомир осмотрелся. Ясень, привязанный к стенкам тоннеля, безмолвно плавал в воздухе. Глаза вытекли, вены во многих местах порвались, и из них, круглыми шариками, выплывала оранжевая кровь. Одежда мокрая, видно разорвало живот. Он такого низкого давления не пережил.

– Спасибо, Синистра, – произнёс Тихомир, осматривая Ясеня и содрогаясь, что на его месте мог быть и он.

– Надо же, – сразу отозвалась программа, – ты даже спасибо мне удосужился сказать. Такого ещё не было.

А что делать с телом, подумал Тихомир. И вообще, жалко ли мне его? Человек ли он? Как применить в такой ситуации свой дебильный гуманизм, которым его наградила цивилизация, в которой он вырос? Опять столько вопросов и никакого ответа. Гуманизм. Выдуманное понятие или степень развития человеческой личности? Нет, гуманизм продукт общества. Рос бы он с детства один, и не видел бы в жизни ни одного человека, о каком гуманизме может идти речь. Гуманизм по отношению к себе? Смешно. И все-таки, даже если в жизни не видел ни одного человека, а развитие довольно высоко, этот гуманизм должен проявляться. Вот только где добро, а где зло. У каждого общества свои понятия и законы, разные коэффициенты и показатели добра и зла. А значит, не добро и зло могут указывать на присутствие положительных характеристик в человеческой личности. А что? К примеру, они с Алиной. Алина была замужем, когда они полюбили друг друга, и постарались сделать всё возможное, что бы быть вместе. Несомненное зло, с точки зрения общества, в котором они жили. У Алины с Аликом возможно и были когда-то тёплые чувства по отношению друг к другу, но давно прошли, всё, что осталось, просто терпеть друг друга. Из-за чего? Из-за того, что общество должно видеть, что у них крепкая и надёжная семья. А за красивым фасадом здания грязные развалины. Получается это – добро. На хрена общество подчиняется таким тупым законам. Развитие, развитие. Человек, еще слишком глуп, что бы думать и брать ответственность за самого себя. Легче подчиниться установленным законам и соблюсти кем-то выдуманные обряды. Тогда совесть чиста, и можно со спокойной душой жить дальше. Пусть будут похоронены светлые чувства и тёплые эмоции. Подгоним это под какой-нибудь закон, и напрягаться не надо. Добро сделано.

– Помародёрствуем, – сказал Тихомир Синистре, и направился к телу Ясеня.

– Не забудь, кроме сумки, обыскать его карманы, – сразу же поддержала его программа.

– Ясень, – произнёс Тихомир над телом покойника, – ты прожил долгую жизнь и хочется верить, что на том свете тебе будет значительно лучше, чем было в этом плазмоидном мире.

– Щас я заплачу, – всхлипнула в голове Синистра, – даже оркестра не заказали и гроб не купили.

– Заткнись, – зашипел Тихомир.

Да, роскошных похорон не получилось. Кошку и кирку он, на всякий случай забрал себе. В сумке обнаружилось несколько неизвестных плодов и полтора десятка необработанных алмазов. Алмазы очень понравились Люмбрику. Что ж, губа не дура. Минута, и необработанный алмаз превратился в обработанный. Красотища. Как всё-таки меняются приоритеты и ценности в этом дурдоме. Кушай, Люмбрик, кушай. Тело Тихомир вытянул из дупла и толкнул вниз. Не вышло в сырой матушке-земле похоронить, так хоть кремацию устроим.

Сутки спустя Тихомир наткнулся на выход горной породы, а ещё через сутки такие выходы стали попадаться всё чаще и чаще. Чувствовалась смена обстановки. Несколько раз он спускался вниз, где стволы ветвились меньше, и можно было более менее осмотреться. Хотелось спуститься на уровень гравитации и спокойно покурить, но после нескольких жарких перепалок с Синистрой, он решил, что лучше всё-таки потерпеть. Во-первых, зачем подвергать себя лишний раз опасности, во-вторых, не хотелось который раз слушать нудные лекции программы, которое добавила своё третье – мол, здоровье побереги. Тут бы жизнь попытаться сберечь, а уж здоровье…

Слева и справа лес сжимали каменные своды. Уже сейчас расстояние между ними составляло всего несколько километров. Значит, Ясень не врал и по любому придётся наведаться в деревню. Может это и к лучшему, вдруг удастся раздобыть какую-нибудь полезную информацию. Пугала только эта непонятная правительница Ярослава. Что за перчатка у неё? Наверняка какое-нибудь оружие. Как с этим оружием справиться Синистра, неизвестно. И почему эта женщина организовала рытьё тоннеля не вверх, к поверхности, а параллельно дороге. Ясень, сказал, что параллельно, и, в то же время, он говорил, что под деревней находиться конечная станция дизеля. Что-то не сходиться. Или дорога раньше проходила дальше? И деревня не конечная станция дизеля. Но сейчас, из-за Мглы, пройти дальше невозможно. Может быть, может быть.

– Синистра, – позвал Тихомир программу, – давай попробуем разобраться с этой Ярославой, нам, скорее всего, предстоит с ней общаться.

– Я считаю, – деловито отозвалась та, – и пока ничего толкового не просчитала. Слишком мало контрольных точек.

– Надо же, ты даже научилась признавать свои минусы. Слушай, это её оружие, про которое говорил Ясень, на момент катастрофы у вас что-либо подобное было.

– Ясень слишком туманно описал это устройство. Всё, что я поняла, что это оружие одевается на руку. А как оно действует, абсолютно неизвестно. У нас, в смысле в цивилизации атлантов, были сотни видов оружия. Это может быть всё что угодно.

– Странно, что у неё славянское имя, а оружием пользуется она вашим. Хотя про то, что оно ваше, тоже сложный вопрос.

– Она могла научиться.

– Или сменить имя.

– Тоже верно. Есть ещё один факт. Она научилась преобразовывать структуру человеческого тела в плазмоидную форму. Не думаю, что это могло произойти случайно, над этим надо подумать. И хорошо. Если бы этот обряд был прост, то в деревне рано или поздно кто-нибудь бы до него додумался. Я, располагающая огромной информацией и умеющая этой информацией толково маневрировать и то в затруднении решить такую сложную биохимическую задачку.

– Ну, додумался бы кто-нибудь из деревни рано или поздно до такого способа, и что дальше? У неё оружие, ей не составляет проблем устранить конкурентов, – предположил Тихомир не обращая внимания на хвастовство программы.

– Так, от нашего разговора нет никакого толка. У нас слишком мало фактов, чтоб строить какие либо жизнеспособные теории. Следующий вопрос – зачем она роет этот тоннель? Может, всё-таки вокзал есть, и она надеется как-то выбраться на поверхность.

– Тогда у нас одинаковые цели.

Ветки внезапно расступились, и взгляду открылось пространство, зажатое каменными стенами, уходящими вниз. Пространство по всей длине было перегорожено толстой металлической решёткой. За решёткой, в воздухе, плавали двое мужчин, мертвенной синюшностью своей кожи, очень напоминавшие Ясеня. Они сразу заметили Тихомира, и в нерешительности застыли, разглядывая его.

– Кто такой? – наконец слишком уж неуверенно спросил один из них, подплывая к решётке.

Тихомир продемонстрировал крылья, достал чёрный меч, и мужчины удивлённо переглянулись.

– Ну, что, так и будете стоять, точнее, висеть, или, может быть впустите меня, – как ни в чём не бывало спросил Тихомир.

– Нам надо сообщить повелительнице, – произнёс второй мужчина, висевший в воздухе чуть дальше.

– Да, пожалуйста. Я подожду.

Ждать Тихомиру пришлось недолго. Минут через пять снизу послышался противный визг пылесоса, и мужчина, оставшийся дежурить у решётки, без всяческих колебаний пропустил его внутрь.

– Он всегда поджидает тех, кто возвращается с леса, – кивнул головой мужчина в сторону пылесоса.

Пылесос покрутился пару минут, и, видимо, понимая, что поживиться здесь ему будет нечем, куда-то исчез.

– А как вы их называете? – Тихомир решил завести разговор.

– Этого? А! Ветряк, от него сложно избавиться, если сядет на хвост. Особенно в нижнем лесу. Ярослава идёт, – человек вжался в каменную стенку.

А женщинка наработала себе имидж, ничего не скажешь. На Тихомира она произвела довольно интересное впечатление. В последнее время, находясь под постоянной защитой Синистры, он немножко приобнаглел и при встрече с людьми чувствовал себя очень уверенно. Один внешний вид этой женщины так ударил по психике, что язык сразу стал вялым, мысли все поразбежались, наталкиваясь друг на друга, а вся уверенность в своей силе и неуязвимости куда-то испарилась. В женщине чувствовалась власть. Власть, которая пропитывала её веками. Понятно, что все её желания исполнялись здесь беспрекословно, и она другого отношения к себе никогда не знала. И холодная злоба. Её излучали не только глаза, но и сама форма лица. Худое, с острым подбородком, обрамлённое длинными жёлтыми волосами (это на фоне синеватого цвета кожи). На голове лежало что-то наподобие венца, но не обрамлявшего её по всей окружности. Будто несколько жилок колючей проволоки, заканчивающихся около лба. Сто процентов, подумал Тихомир, что это какое-то оружие, либо его часть. Кстати, об оружии. Тихомир опустил взгляд. Руки худющие, обнажённые до плеч. На указательном пальце левой руки двумя кольцами крепилась небольшая, чуть приплюснутая трубка красного цвета. Это, видимо, и была, так называемая перчатка. Длинное платье тоже красного цвета, на фоне серовато синего цвета тела выглядело тоже как-то устрашающе.

– Пойдём за мной, – Ярослава холодно взглянула на Тихомира и повернулась к нему спиной.

Тот молча повиновался. Хоть он и был раздавлен и взглядом и тоном, да и всем видом этой женщины, всё равно подметил, что искорка интереса в её глазах загорелась. В силу своего положения она, вероятно, просто скрывала этот интерес. В деревне совершенно не было домов. В окружающих скалах были выщерблены небольшие углубления, прикрытые серыми полотнищами, которые крепились к камням металлическими штырями. Вероятно, там местные жители хранили свои личные вещи. Не положишь же их просто так. В условиях невесомости малейшее дуновенье ветерка всё разметает. Жителей в деревне, кроме попавшихся по дороге, трёх вооружённых людей, видно не было. Минут через десять они подплыли к пещере, вход в которую был оформлен очень красивым орнаментом и камнями. Много различным минералов, ослепительно сверкающих под приходящим снизу тусклым светом.

– Камень, – глаза Люмбрика расширились, он весь затрясся, и, отцепившись от руки, кинулся в сторону орнамента.

Тихомир поймал зверя ещё в начале его полёта.

– Камень, – опять заныл зверь и полез Тихомиру на спину, думая, вероятно, что там он его не словит.

Ярослава посмотрела на Люмбрика краем глаза, ничего не сказала, и последовала вглубь пещеры. Внутри всё тоже было оформлено красочным орнаментом, но каких либо предметов мебели видно не было. Да и зачем они в условиях невесомости. Пещера заканчивалась большим залом, в центре которого было сооружено что-то похожее на святилище или капище. Круглая выпуклая линза синего цвета десятиметрового диаметра. По окружности непонятные шестиугольные столбы из того же прозрачного синего минерала. Под линзой плескалась какая-то жидкость находившаяся в непрерывном движении.

Ярослава зависла в центре этой линзы, указывая Тихомиру на метровый круг из зелёного стекла чуть в стороне от этого святилища.

– Как зовут? – резко спросила она.

– А Вас? – Тихомира передёрнуло, но язык сам выдал такую язвительную шутку.

– Воспитанный. Из заклинателей?

– А ты нет, выходит не из них.

– Послушай меня внимательно, Черный ангел, – злобно зашептала Ярослава, – если ты думаешь, что у тебя оказался меч, и теперь тебе любой человек не страшен, то ты очень и очень сильно ошибаешься. Одно моё слово. Одно! И амулет, висящий на твой шее, превратиться в безобидную безделушку. Если не убьёт тебя. А потом я тебя превращу в камень. А лучше проведу обряд посвящения, и буду издеваться над тобой целую вечность. Как зовут!?

Ой, какие мы злые, подумал Тихомир. Хотя сам не мог унять дрожь в пальцах после такой атаки. Может, её оружие и вправду эффективнее Синистры, если она ведёт себя столь нагло. Но проверять это напролом лучше не стоит. Конечно, напролом можно сразу же добиться уважительного отношения к себе, а можно и по шее неплохо получить. Так, какие ещё варианты. Вариант запуганного белого кролика. Тоже вряд ли. Все секреты будут выдираться силой, и в конечном итоге она сможет добиться над ним контроля. Вариант деревенского дурня? Ничего не понимаю. Ничего не знаю. Не пройдет. Не с человеком, который больше тысячи лет прожил и, вероятно, слишком многому научился. Нейтральный вариант. Мне всё равно до определённых рамок. На все вопросы отвечаем однозначно и не многословно, грань между врагом и другом, раболепием и презрением. Возможно, наилучший. Возможно. Но попробовать в любом случае стоит.

– Тихомир, – безразлично ответил он, стараясь не смотреть ей в глаза, но и не опуская свой взгляд вниз.

– Как ты сюда попал? – всем телом чувствовалось, как она сверли его глазами, но он старался смотреть куда-нибудь за её плечи.

– Как и все люди в деревне. На черве приехал, – невозмутимо повторил он слова Ясеня.

– Что с грибом? Он погиб? Ты его убил!? – он начала повышать голос, требуя незамедлительного ответа.

– Камень, – объяснил Люмбрик, перелезая со спины на привычное ему место на запястье.

– Кто это? – Ярослава указала пальцем на зверя.

– Люмбрик, – представился зверь.

– Откуда он у тебя взялся?

– Ищи, – снова попытался объяснить происходящее Люмбрик.

– Ты можешь говорить сам, без помощи этого создания? – Ярослава направилась к Тихомиру, чтобы рассмотреть зверя поближе.

Глава 10

Внезапно послышалось какое-то шипение. В глазах сразу потемнело, а голова закружилась.

– Пояс включи! – заорала Синистра где-то на границе сознания.

Тихомир разбил какое-то стекло, наверное, линзу, но она уже не была синего цвета. В голове всё перемешалось, что-то настоятельно требовала Синистра, но Тихомир не мог понять что. Внезапно появились жгуты! Несколько десятков. Его атаковали индюки. Наверное. Странно, что самих птиц не видно. Надо перерубить жгуты, пока птицы не начали кружиться кругами и связывать его. Сколько их! Десятки. Но где сами птицы? Птиц нет. Но есть тучники, а они здесь откуда взялись? Откуда взять тучникам в подземелье. А! Всё ясно. Он не в подземелье. Тучники сидят прямо на здании Академии заклинателей. Как он здесь оказался? Неужели его телепортировало на поверхность. Выходит, тучники атаковали город. Три взмаха меча, и три головы летят на землю, со странным, каким-то металлическим звоном ударяясь об неё. Надо оглядеться, больше вроде тучников нет. А где Девясил или Светлан? Какой-то заклинатель внизу, но он ничего не знает и ничего не говорит. Стоит, как пень, и при этом ещё кого-то смутно напоминает. Опять жгуты. Десятки. Если б не кольчуга, не хватило бы сил их перерубать. Где же индюки? Все люди в городе в панике разбегаються, никто не говорит ему, где спрятались индюки. Что за визг в ушах!? Пылесос? Нет, дизель. Ну конечно, после нападения тучников на город дизель увозит людей вниз, за тепловой барьер. Их нужно спасти. Вызволить. Меч легко вспарывает крышу одного из составов. Там действительно люди, но они настолько запуганы, что разбегаются во все стороны и сами прорывают стенку состава где-то сбоку, ниже. Сколько криков! Что-то ляпается об защиту. Железнодорожники. Один метнул в него целую очередь шипов. Но ведь у каждого из них в запасе только по пять штук? Это какие-то неправильные железнодорожники! Меч плашмя, перед собой, и все они отлетают в сторону. Но железнодорожников слишком много. Люди уже убежали, а значит, нужно драпать самому. Опять жгуты, десятки. Какой-то уступчик на стенках пещеры. Надо отдохнуть.

Тихомир открыл глаза. В них сразу ударил яркий свет. Постепенно зрачки адаптировались и в поле зрения появились облака. Тихомир повернул голову и застонал от боли.

– Проснулся, наконец, – появилась в голове Синистра, – достань из-под кольчуги капюшон рубахи.

Тихомир надел капюшон, и боль в голове немножко утихла. Он осмотрелся. Крыша какой-то многоэтажки.

– Синистра, – позвал он программу, – почему меня перенесло сюда, а не в квартиру Алины?

– Да, – задумчиво протянула та, – натворил ты дел.

Тихомир попытался что-либо вспомнить, но вспоминаться ничего упорно не хотелось.

– Перекинуло нас как обычно, – продолжила тем временем программа, – но, вероятно, Алик готовился к нашему прибытию. Или не он, а какие-нибудь спецслужбы. Так или иначе, в момент, когда мы телепортировались, в комнате был сильный усыпляющий газ. Тебе было достаточно одного вздоха, что бы необходимое его количество попало в кровь. Раньше я с таким газом ни разу не встречалась, поэтому мне было очень тяжело вывести его из крови. Тогда я рискнула, и попробовала немного изменить химическую формулу этого вещества.

– И после этого у меня крышу сорвало, – продолжил за неё Тихомир, – то-то я смотрю, что в голове носятся остатки каких-то воспоминаний. Только все они почему-то связаны с тем миром.

– Ага, я это тоже заметила. В этом городе между домами, столбами, над дорогами тысячи каких-то проводов. Не знаю, для чего они нужны, но ты их перерубил не меньше пяти сотен.

– Меня кто-нибудь видел? – голос Тихомира непроизвольно перешёл на шепот, а щёки залило краской.

– Ну, как тебе сказать, – Синистра, вероятно, издевалась над ним, так как голос у неё был слишком довольный, – опускался несколько раз среди толпы и упорно пытался узнать у них, где прячутся индюки.

– И что они? В смысле люди, индюков, я так понял, я не обнаружил.

– Да разбегались как зайцы. Видел бы ты хотя бы свои невменяемые глаза да судорожные пальцы. Скульптуру медную порубил. Зачем? Знаешь, сколько это из меня энергии вытянуло.

– Какую скульптуру? – спросил Тихомир, сам боясь услышать ответа.

– Не знаю, там табличка на здании была, на ней было написано «Областной драматический театр». А на входе три медных коня с крыльями, для красоты, я так поняла. Так вот, ты их, вероятно, за тучников принял, и пока головы им не поотрубал, не успокоился.

– Не может быть, – он не хотел верить в случившееся. Невольно вспомнилось, как в детстве родители его водили в этот театр, который он всегда искренне ненавидел всей своей душой. Все люди в галстучках, да при платьях. А сами… Фу! Типа культура. Выложить бы на сцене жизнь каждого из них и сразу бы стало ясно, что это за культура. Как будто в грязь пачкаешься, посещая такое место. Может быть, эта детская ненависть и сыграла с ним такую злую шутку.

– Может, – холодным голосом продолжала программа, – а потом ещё у перепуганного милиционера пытался выяснить, где Девясил со Светланом и какая, вообще, обстановка в городе.

– И что милиционер?

– Да стоял, как вкопанный.

– Надеюсь, это всё, – наивно предположил Тихомир.

– Куда там. Начал, утверждать, что знаешь, как добраться до вокзала и полетел билет в Москву покупать.

– Что, вправду? И долетел?

– Не долетел. Как только увидел дизель, точнее местную разновидность этой штуки, сразу начал плести бред, что из него нужно вызволить людей, иначе дизель их увезёт под землю. Крышу в вагоне развалил, и людям начал впаривать про то, что они, мол, свободны, и могут выходить. А люди до смерти перепугались все, кинулись по сторонам. Потом милиционеры появились. Хорошо, что я догадалась сделать защиту, потому что они из какого-то оружия по тебе стрелять стали. Железными шипами, кстати, совсем как настоящие железнодорожники. Только шипы мельче и скорость полёта их довольно высока.

– Это огнестрельное оружие, у вас что, такого не было?

– Нет. В любом случае, тебе каким-то образом хватило мозгов долго не обороняться, а спасаться бегством. Так мы здесь и оказались.

После таких действ, подумал Тихомир, репутацию свою в этом городе восстановить будет крайне трудно. Послышался какой-то шум, и на крыше появилось двое мужчин в спецодежде работников жилищно-эксплутационной службы. В глаза также бросились многочисленные, лежащие на рубероиде провода. Ясно, подумал Тихомир, на этой крыше я тоже все провода умудрился перерубить. И когда успел? Он попытался встать, но понял, что из этого ничего хорошего не получиться. Мужчины в это время его заметили и, в нерешительности, остановились невдалеке.

– Не дёргайся, – зашептала Синистра, – попробую тебя поднять.

Распахнулись крылья и, буквально повисший на них Тихомир, начал медленно подниматься в воздух. По скорости подъёма было видно, что программе этот подъём легко не давался. Впрочем, и ему тоже. Они пролетали над городом на довольно большой высоте, но даже отсюда было видно, что в городе творился переполох. Доносились сирены милицейских автомобилей, а люди внизу копошились больше обычного. Тихомир спустился в дворик снятого им домика и буквально на карачках заполз внутрь. В доме он устало свалился на кровать. От приложенных усилий в голове зашумело, и сознание начало уплывать. Тут же колечко на пальце закололо и в газах прояснилось. Странное обстоятельство. Откуда оно могло взяться?

– Синистра, – позвал он, – откуда взялось колечко? Оно же должно было в этом мире исчезнуть.

– Я тут, пока ты был без сознания, – с укором в голосе произнесла Синистра, – немного поизучала зверя, кой чего просчитала, и поняла, как Люмбрик может обходить правило с исчезновением химических элементов. Ничего сложного, и энергии практически не тянет.

Надо бы узнать, что теперь в городе происходит, подумал Тихомир, может и вправду Коле позвонить. Но тогда его местоположение сразу вычислит милиция, хотя, при перемещении в воздухе на большой высоте его всё равно изловить будет довольно сложно. Тихомир достал дрожащими руками SIM-карту из мобильного телефона и поставил его на подзарядку. Наверное, времени у него было не так уж и много. Если спецслужбы и милиция развернули за ним охоту, то найти его будет не так уж и сложно. Особенно, если учесть, сколько людей его видели. Составить фоторобота, в таком случае, не составляет никаких проблем. Хотя, скорее всего, кто-нибудь умудрился Тихомира сфотографировать. В таком виде здесь его видели только хозяйка дома, на счёт неё можно не беспокоиться, и продавщица из местного магазина. Вот от неё и стоит ждать неприятностей.

– Синистра, – позвал он программу, – сколько времени я был без сознания после всех моих приключений?

– Часа три.

Так, можно предположить, что пока продавщица узнает новости, пока она увидит его лицо в новостях или в газете, то должно пройти от четырёх до шести часов. Не так уж и много. И не так уж конкретно. Самочувствие быстро улучшалось и Тихомир, шатаясь, вышел во двор, что бы набрать воды. Ещё была нужна еда. С этим сложнее. Он опять полез на чердак в поисках хоть какой-нибудь одежды, но, сколько ни копался в старом тряпье, ничего подходящего не обнаружил. Придётся совершать налёт на какой-нибудь магазин. Он спустился, положил в сумку мобильник, и только хотел выйти во двор, как за окном послышался голос, звучащий из громкоговорителя:

– Внимание! Вы окружены! Сопротивление бесполезно! Предлагаем выйти с поднятыми руками!

– Ага, – прошептал себе под нос Тихомир, – и потом унесут с протянутыми ногами.

Он опять залез на чердак, открыл небольшое окошко, и пулей взвился вверх. В ответ снизу застрекотали автоматы, и об защиту шмякнулось несколько пуль.

– Куда-нибудь отдохнуть, – взмолилась Синистра, – энергии не осталось совершенно.

С высоты Тихомир рассмотрел крышу одного из наиболее высоких домов и опустился на неё.

– Восстанавливайся, – произнёс он, обращаясь к программе, – у нас ещё много дел. Надо будет как-нибудь изловчиться и добыть пропитание.

– Этим и занимаюсь, – зло ответила Синистра и замолчала.

Тихомир выпустил зверя. На рубероиде валялось множество мелких камешков. Люмбрик покривился, похрюкал, поперекатывал их из стороны в сторону и, будто вздохнув, вгрызся в красный кирпич, лежащий невдалеке.

– Синистра, – заговорил в это время Тихомир, – а почему усталость ты можешь снять и сон? Голодание лишь частично. А жажду снять не можешь вообще.

– Элементарно, – отозвалась программа, – я могу передавать в твой организм часть своей энергии. Эта энергия может работать на сокращение твоих мышц. Но процесс их сокращения всё равно биохимический. Часть энергии я компенсирую, но выход некоторого количества химических веществ всё равно происходит. Их я компенсировать не могу. В случае с водой всё ещё проще – она выходит из твоего организма вместе с мочой. Новую мне взять неоткуда.

Тихомир подождал наступления темноты и с крыши, активировав линзы, начал рассматривать небольшой киоск на автобусной остановке. Наилучший вариант, ведь магазин атаковать слишком рискованно. На остановке стояло человек десять. Это ещё ничего. Он расправил крылья и ринулся вниз. Люди как-то не успели, что ли, испугаться. Просто стояли и тупо смотрели на него. Тихомир же разбил мечём витрину киоска и начал запихивать в сумку шоколадные батончики, чипсы и прочую мелочь, которая хоть как-то годилась в пищу. Люди на остановке всё-таки пришли в себя, и через некоторое время с их стороны послышались щелчки фотоаппаратов мобильных телефонов. Вот уж, подумал Тихомир, злобный чёрный ангел, похититель шоколадных батончиков и конфет. Да ну их. Он достал из кошелька несколько купюр покрупнее, кинул их под ноги застывшей продавщице и взлетел вверх. Теперь надо сделать несколько телефонных звонков. Наилучшее место для этого, подумал Тихомир, на лету жуя шоколадку, городской парк. В его центре возвышалась какая-то стела высотой метров сто. Неизвестно когда и в честь чего воздвигнутый. Если его засекут через мобильный телефон, то на стелу просто так не заберутся, да и он сможет вовремя сбежать.

На стеле Тихомир уселся, свесив вниз ноги, закурил, вставил SIM-карту в телефон и включил его. Как только мобильник загрузился, послышалось жужжание встроенного вибратора, и на экране вспыхнула надпись, информирующая о приличном количестве пришедших SMS-сообщений. Ладно, сейчас нет времени с ними разбираться. Он набрал номер Николая.

– Привет, Николай. Это Тихомир.

– Здоров, – Коля немного помолчал, и заговорил наивным голосом, показывая ему, что страхуется, – Знаешь, мне необходимо с тобой поговорить с глазу на глаз. Кое-что передать. Мы можем где-нибудь встретиться или может, ко мне залетишь?

Молодец, теперь, если что, скажет милиции, что, мол, хотел устроить встречу и информировать об этом правоохранительные органы.

– Знаешь, Коля, у меня довольно мало времени, и поэтому я хотел переговорить по телефону. Что слышно про мои похождения? Я могу ещё как-нибудь в случае чего зализать свою репутацию или всё так плохо?

– Как тебе сказать. В общем, началось всё с того, что милиция в твоей квартире столкнулась с преступной группировкой, которая контролирует весь город. В средствах массовой информации об этом написали очень мало. А вот народ много что рассказывает. Говорят, была нешуточная перестрелка. До тех пор, пока шишки покрупнее в милиции и в группировке не связались друг с другом и не уладили все разногласия между собой. На счёт сегодняшнего утра телевидение вообще в растерянности. Утром, вероятно, ничего не могли придумать и ничего не говорили и не показывали. Но говорили люди, много кто тебя видел. Пришлось выкладывать хоть какую-нибудь информацию, чтобы, так сказать, население не ныло. Причём каналы как-то не сговорились, не скоординировали свои действия. В результате одни начали давить на массовые галлюцинации, вторые на полтергейст, а третьи на хулиганство, и без всяких объяснений про полёты в воздухе и все остальные паранормальные вещи.

– Жертв хоть не было?

– Нет. По крайней мере, мне об этом ничего не известно.

– Как она?

– Честно сказать на связь не выходила. Ты ведь сам знаешь, что он делает в подобных случаях. Думаю, что лишил её средств связи. Или устроил жёсткий контроль. Висит над ней каждую минуту. Короче не мне тебе рассказывать.

Раздался сигнал, означающий второй входящий вызов. Тихомир посмотрел. Номер неизвестный. Переключаться не стал.

– Скажи, что у тебя. Есть вероятность, что твои приключения закончатся? – продолжил тем временем Николай.

– Не знаю. Но с каждым разом убеждаюсь, что выбраться из подземелья мне будет сложнее, чем кажется. Если вообще удастся. Тебя трогали?

– И довольно неплохо. Извини, но я рассказал всю правду.

Опять работает на прослушку, чтоб сильно потом допросами не доставали. Интересно, что он им сказал на самом деле.

Вдалеке послышались звуки движущихся автомобилей. Что ж, родная милиция работает очень даже неплохо.

– Всё Коля, мне надо уходить, а то, знаешь ли, наши работники правопорядка работают без проволочек.

– Удачи тебе.

Тихомир взлетел и направился к крыше уже полюбившегося ему дома. Интересно, почему Алик не привлёк милицию к его излову. Скорее всего, не хотел превращать своё жилище в исследовательскую лабораторию. Сказал, что Тихомир у него больше не наблюдался. По логике, за квартирой всё равно должны были установить наблюдение, но он этого в том состоянии, в котором оттуда вылетал, не заметил.

Глава 11

До крыши Тихомир не долетел. В глазах привычно помутнело, и в теле почувствовалась лёгкость. Он оказался в пещере с красочными орнаментами. В пещере никого не было. Опять зазвонил телефон. Зазвонил телефон!? Но какая здесь может быть связь!? Неужели Синистра научилась обходить и это правило? Опять неизвестный номер, который тревожил его во время разговора с Николаем.

– Да, – ответил Тихомир на вызов.

– Добрый день, – в трубке раздался елейный мужской голос, – с Вами разговаривает следователь прокуратуры Пришивало Болеслав Андреевич. Если я не ошибаюсь, Вы Тихомир.

– Не ошибаетесь, – произнёс он, удивляясь, как необычно звучит голос следователя на фоне орнаментов пещеры.

– Прошу прощения, что Вас беспокою. Я Вас прекрасно понимаю, Вас и Ваше положение. Однако и Вы должны понимать, что нам следует поговорить. Лучше конечно, что бы мы встретились.

– Откровенно сказать, то даже если бы я сейчас очень захотел с Вами встретиться, то не смог бы.

– Вы меня не поняли. Ситуация, в которую Вы попали, несколько неординарна. В силу этих обстоятельств я обещаю некоторую конфиденциальность. Другими словами наша встреча не будет означать Ваше задержание. Всего лишь разговор.

– Какой интересно смысл такой встречи, если можно поговорить по телефону, – резонно заметил Тихомир.

– Приятно признать, что Вы человек не глупый, а значит, мы быстро найдём общий язык. Мой первый вопрос – где Вы или, если приборы не врут, как Вы туда попали. Ответ на него интересует не одного меня. Наши специалисты в полной растерянности. Наши системы слежения, а ошибаться они не могут, указывают, что Вы находитесь глубоко под землёй. Где-то под Великобританией.

Эк меня занесло, подумал Тихомир, совсем не в ту сторону. А следователь хочет войти в доверие, если выкладывает такие вещи. Ладно, это его работа. Зато информация о местонахождении очень полезна.

– Ваши системы слежения, вероятно, Вас не обманывают. Но если я расскажу, где я, думаю, Вы мне всё равно не поверите.

– Тихомир, если Вы думаете, что ничего странного и необъяснимого в этом мире никогда не происходит, то глубоко заблуждаетесь. Просто такую информацию не выкладывают на публику. Над ней работают специалисты, коим, откровенно сказать, являюсь и я. Ваш случай, правда, несколько выходит за все известные рамки. Не опасайтесь меня, мы ведь тоже гуманны. Сразу скажу правду. В подобных случаях люди просто-напросто становятся нашими сотрудниками.

– Вы предлагаете мне работу? – Тихомир непроизвольно хохотнул.

– А почему нет. Естественно в обмен на информацию, – ответил следователь, самым что ни на есть серьёзным тоном.

– А не проще меня потом ликвидировать?

– Проще, – честно признался следователь, – но жизнь всегда может подкинуть какую-нибудь ситуацию. Такую, к примеру, какую в городе учинили Вы. А человека, который сталкивался с ней в живую, уже не будет. Это существенный минус.

– Что ж, логика в Ваших словах есть, согласен. Тем не менее, говорю Вам откровенно – сейчас я встретиться с Вами не могу.

Лихо, однако, он ко мне подлизывается. В любом случае, он не знает всей, так сказать, ситуации. Его логика в неё не вписывается. Учёные сразу набросятся изучать снаряжение, а Тихомир вместе с ним может в любой момент исчезнуть. И может не вернуться никогда. Такая ситуация им не выгодна. Его снаряжение им будет намного ценнее его собственной жизни.

– Вы, всё-таки можете объяснить, где Вы находитесь? – не унимался Пришивало.

– Дай сюда! – Тихомир вздрогнул и обернулся. В воздухе, злобно сверкая глазами, висела Ярослава.

Тихомир включил громкую связь, необходимо услышать беседу, что бы в случае чего удачно соврать.

– Что это? – Ярослава рассматривала телефон.

– Алло! – послышалось в трубке, – Тихомир, Вы меня слышите?

Ярослава непроизвольно откинула телефон в сторону. Он ударился об стену и полетел в сторону Тихомира, а Ярослава направила в сторону телефона руку с перчаткой.

– Это не опасно, – Тихомир подхватил телефон.

– Алло, – опять заговорил мужской голос, – где Вы?

– Кто живёт в этой коробочке? – спросила Ярослава, рассматривая мобильный телефон.

– Следователь прокуратуры.

– Кто? Он не опасен? – не поняла Ярослава.

– Не сказал бы, но в данном конкретном случае нет.

– Тихомир, – озабоченно подал голос следователь, – Алло, с кем это Вы разговариваете?

– Что хочет это существо? – Ярослава опять забрала телефон и принялась крутить его в руках.

– Ничего, просто оно любит со мной поразговаривать.

– Кто ты такой? – Ярослава обратилась к телефону, который держала в руках.

– Добрый день, – поздоровался следователь, – я следователь прокуратуры Пришивало Болеслав Андреевич. С кем, если не секрет, имею честь разговаривать?

– Вопросы здесь задаю я, – неплохо сказано, особенно если учесть, с кем она разговаривает, – следующего предупреждения не будет. Ты просто умрёшь. Я поняла, что ты следователь прокуратуры. Раньше я таких существ не встречала. Я спрашиваю, кто ты и откуда взялся?

– Э… – промямлил Пришивало.

Действительно, подумал Тихомир, на такой вопрос довольно сложно ответить.

– Откуда ты это взял? – Ярослава метнула на него злобный взгляд.

– Заклинатели дали.

– Зачем?

– Что б советы в дороге давал, – на ходу выдумал он.

– Как Тихомир выжил здесь без воды и пищи? – Ярослава, вероятно, решила проверить, врал ли он ей.

– Я не знаю, где вы находитесь, там что, нет ни воды ни пищи? – спросил Пришивало.

– Почему он не знает, где мы находимся? Ты что до сих пор ему не сказал? – возмутилась Ярослава.

– Нет. В коробочке живут несколько таких существ. Так получилось, что с этим я общаюсь впервые.

– Ты вправду разговариваешь с Тихомиром впервые? – спросила Ярослава следователя.

– Да, – Пришивало отвечал как на допросе, что было совсем неудивительно. С её то голоском, – Я разговариваю с ним впервые.

– Какие знания в тебя вложили заклинатели?

– Э… – опять замялся следователь.

– Это существо, какой-то полный идиот, – сказала Ярослава Тихомиру.

– Какой есть, – извинился Тихомир.

– Ты можешь позвать какого-нибудь другого следователя прокуратуры? Того, кто раньше разговаривал с Тихомиром. – обратилась Ярослава к телефону.

– Но с ним общался только я, – смутился Пришивало.

– Ты же говорил, что там их несколько? Будешь врать – уничтожу, – Ярослава злобно зыркнула на Тихомира.

– Я не вру, не все эти существа следователи прокуратуры.

В это время поступил входящий вызов. Телефон завибрировал и одновременно послышался звук умирающего зомби из компьютерной игрушки, который Тихомир когда-то поставил на входящий во время разговора вызов. Ярослава опять испугалась и отбросила телефон в сторону.

– Он что, умер? – спросила он, рассматривая летящий в сторону Тихомира телефон.

– Нет, просто со мной хочет поговорить другое существо из коробочки.

– Почему оно так дрожит? Ему холодно?

– Нет, просто хочет привлечь своё внимание.

– Оно с тобой раньше общалось?

– Да.

– А почему оно ничего не говорит?

– Для этого надо нажать вон на ту кнопочку, – Тихомир показал пальцем на кнопку на телефоне.

– Жми, – приказала она.

Номер неизвестный. Кто же это ещё? Тихомир нажал на кнопку, отключая тем самым связь со следователем.

– Алло! – знакомый голос. Алина!!!

– Привет. Как я по тебе скучаю. Как ты? У тебя всё нормально? – затараторил Тихомир.

– Сюда, – протянула руку Ярослава.

– Кто это? – спросила Алина.

– Сюда! – повысила голос Ярослава.

– Послушай, – как можно спокойнее произнёс Тихомир, протягивая ей телефон, – это коробочка большей частью всего лишь игрушка. Существа, живущие в ней. Как бы это сказать… Они как бы живут в своём маленьком мире. Это существо всего лишь образ моей возлюбленной. Всего лишь образ.

– Зачем заклинателям было создавать столь сложные вещи? Для того, что б ты поигрался? Не поверю.

– Что б я не свихнулся от одиночества во время долгого пути, – Тихомир выдвинул версию, которая была совсем недалеко от правды.

– Сейчас проверим, – Ярослава обратилась к телефону, – ты тоже следователь прокуратуры?

– Нет, – голос Алины был несколько растерян.

– А кто?

– Я? Возлюбленная Тихомира. Милый, ты меня слышишь. Я тебя люблю, я за тебя переживаю.

Вот молодец, сразу всё поняла. И отлично подыграла.

– Похоже, это действительно бесполезная игрушка. Можешь играться, – Ярослава кинула телефон Тихомиру.

– Поговорим чуть позже, – сказал Тихомир Алине и отключил связь.

– Хотя, что-то всё таки не сходиться, – вслух начала размышлять Ярослава пронзительно его рассматривая, – у тебя есть с кем поговорить. Хотя заклинатели могли об этом и не знать.

Опять зазвонил телефон, издавая при этом какую-то нехитрую мелодию.

– Если твои существа будут меня беспокоить, то я уничтожу твою коробочку, – предупредила Ярослава.

Тихомир активировал бесшумный режим работы телефона.

– То, что ты уничтожил гриб, я поняла. Ведь так?

– Так. По-моему все мои предшественники пытались это сделать. Возможно, мне это удалось сделать это лучше всех.

– Куда ты исчез?

– Со мной происходит что-то непонятное. Иногда меня выбрасывает в какой-то чужой мир. Но там есть вода и пища.

– Тогда ясно, как ты так долго продержался здесь. Ты же говорил, что можешь сам добывать воду.

– Соврал.

Ярослава резко размахнулась и ударила Тихомира по лицу, да так, рассекла лицо. Не успел он протянуть руки к мечу, как перед глазами замаячила перчатка.

– В следующий раз я отрежу тебе руку. И запомни – одного моего слова достаточно, что бы ты лишился своего меча. Впрочем, если ты не знал, то сообщаю, что вместе с мечём ты лишишься жизни. Я этого до сих пор не сделала, потому что ты мне кое для чего нужен. Но я могу пересмотреть свои желания, если ты будешь и дальше поступать в том же духе.

Тихомир медленно опустил руки.

– Что это за мир? Что говорит о нём меч? – как ни в чём не бывало, продолжила она.

Она знает, что он разговаривает с Синистрой! Как это может быть?

– У меня есть догадки, расскажу потом. Сейчас скажу только, что её угрозы не пустые слова, – зашептала в голове программа.

– Меч теряется в догадках. Пока ситуацию не понимает никто. Мир слегка враждебен, но не так сильно как этот.

– Так всё-таки, откуда ты взял зверя?

– Он сам привязался, когда мы сюда, я сюда шёл.

– Сколько лет я здесь живу, но ничего подобного не видела. Он не может быть отсюда.

– Я и не говорю, что он отсюда. Он оттуда, откуда я пришёл. Это место довольно далеко.

– Где?

– Не знаю, как объяснить. Если идти отсюда параллельно дороге, то в том месте, где она врезается в скалу, есть пещера.

– Я была в этой пещере. В ней не водится таких существ.

– В пещере есть решётка из статита, а за ней пещеры заполнены какой-то жидкостью.

– Не врёшь. Знаю эти места. Как прошёл через решётку?

– Её зверь сгрыз?

– Он питается статитом? – по интонации было заметно, что вопрос этот Ярославу интересовал.

– Камень, – встрял Люмбрик.

– Зачем ему камни? – Ярослава вся напряглась.

– Гробницу себе строить буду, – невозмутимо ответил зверь.

– Он умеет разговаривать?

– Нет. Знает только несколько слов. Но иногда, абсолютно не понятно по каким причинам, выдаёт такие вот выражения.

– Так он ест металлы?

– Да, хоть и не все. Больше любит минералы, но какие-то ему нравятся больше, а какие-то меньше.

На Ярославу эти слова произвели очень сильное впечатление. Почему? Она подлетела к стене, извлекла из какой-то ниши жёлтый минерал и подсунула зверю.

– Камень, – произнёс Люмбрик и жадно накинулся на минерал.

– Он опасен? – спросила Ярослава.

– Пока ещё он себя так не зарекомендовал. Сидит себе тихонько на руке и периодически камней просит.

– Ладно, с этим ясно. Что за пещерами с жидкостью?

– Похожая ниша, но животный и растительный мир совершенно другой, хоть и структура строения всех существ похожая.

– Ты там сошёл с червя?

– Да.

– И я догадываюсь как. Почему ты пошёл в эту сторону дороги?

– С другой тупик. Точнее не совсем тупик. Температура возрастает настолько, что пролететь просто невозможно.

– С этим тоже ясно. Ну что ж, придётся тебе поработать у меня на службе. Запомни, одно моё слово и тебя не будет. Но скажу честно. Моя цель – выбраться на поверхность. Я думаю, как и твоя. На поверхности я тебя выпущу – делай, что хочешь. Дальнейшая твоя судьба меня совершенно не интересует. Так что, я думаю, что в твоих интересах со мной сотрудничать. Ладно, сейчас мне надо кое-что обдумать. Вон отсюда. Далеко от пещеры не отходи. Ты сильно пожалеешь, если я тебя не найду, когда ты мне понадобишься.

Тихомир вышел из пещеры и присел возле входа. Мобильный истошно надрывался. Опять следователь достаёт.

– Да! – Тихомир начал злиться.

– Тихомир… – начал Пришивало.

– Если Вы позвоните ещё раз, то я могу остаться без мобильного телефона. Вы это не поняли?

– Извините, но ситуацию я не смог понять вообще. Что это за женщина со мной разговаривала?

– У этой женщины в руках неизвестное мне оружие. Ещё чуть-чуть, и она бы уничтожила телефон. Возможно, вместе со мной. Мой разговор с Алиной, я думаю, прослушать успели?

– С какой Алиной?

– Болеслав Андреевич, – ехидно произнёс Тихомир.

– Извините, такая у меня работа.

– Так вот. Эта женщина здесь не причём. Прошу Вас, не трогайте её. У неё и так проблем выше крыши. Зашёл я к ней пару раз, но больше этого делать не собираюсь. В следующий раз я позвоню сам. Да, и положите мне денег на телефон, а то у меня уже заканчиваются.

Тихомир выключил связь и достал шоколадный батончик.

– Синистра, – позвал он, – что там у тебя за догадки.

– Мне кажется, что она из группы программистов, которые меня программировали в Минске. Только они могли знать, что с мечём можно разговаривать, – сразу откликнулась программа.

– А ты что, не знаешь, как они выглядели? – удивился он.

– Я ж тебе говорила, что мне необходимо было вызреть пару сотен лет. И вообще, до интеграции с человеческим организмом я была глуха и слепа. Так вот, про слово. Вполне может существовать набор звуков, который меня заблокирует или уничтожит. Я подозреваю, что намёк на это был сделан лично мне.

– Слушай, а если ты выключишь своё… подсоединение к моим слуховым рецепторам? Кодовое слово не сработает?

– Я не могу так просто разъединять свои сцепки с твоим организмом, – объяснила программа, – единственное, что я могу сделать, это дезактивироваться на некоторое время полностью. Тогда это самое кодовое слово не подействует.

– Ну вот и отлично, некоторые методы борьбы с ней мы уже нашли.

– О крыльях, мече, ночном зрении, боевых навыках и о многом другом на это время можешь забыть. И я не буду знать, когда включаться.

– Даже если я позову?

– А как я по-твоему узнаю, что ты меня зовёшь, если буду полностью дезактивирована. Если почувствуешь неприятности – говори на сколько времени мне вырубиться. Или, в случае чего, я сама рискну.

– Ладно. Всё ж хоть что-то, чем ничего. Ты не знаешь, почему её так заинтересовал зверь? Особенно его рацион.

– Без понятия, догадок никаких. Может просто удивилась существу, которое в первый раз увидела.

– Мне кажется, если она стремиться попасть на поверхность, то нам придётся идти с ней.

– Я тоже думаю, что это оптимальное решение. Во-первых, мы избежим погони, если, конечно решим сбежать. А местности мы не знаем абсолютно, и, соответственно, шансы будут неравные. Во-вторых, получим много новой информации, которая нам может пригодиться.

– Камень, – подал голос Люмбрик.

Тихомир оттолкнулся ногами от почвы, взлетел вверх, и, воровато оглянувшись, отколупал несколько жёлтых минералов от орнамента. Спустившись вниз, он опять включил телефон, теперь уже, что б прочитать СМС сообщения.

7817816: "Я не знаю, что с тобой случилось, но я очень волнуюсь за тебя. Дай знать о себе, когда сможешь. Алина».

7817816: «Будь осторожен, он поставил около окна капкан».

7817816: «Он хочет натравить на тебя охрану. Заколотил окна и двери в комнате».

7817816: «Хочет забрать телефон, не звони по этому номеру»

7846408: «При вставленной SIM-карте включенный телефон может работать в режиме микрофона». Николай написал. Сто процентов. Попросил телефон у какого-нибудь левого прохожего и написал это сообщение. Что ж, таких подробностей про телефон Тихомир не знал. Раньше.

Надо набрать Алине. По новому, естественно, номеру.

– Привет, Алина. Это Тихомир. Слушай, извини, что доставляю тебе неприятности. Поверь мне, это совсем не по моей вине.

– Я поняла, что ты попал в какую-то очень необъяснимую и странную историю, поэтому не обижаюсь. Скажи хоть что с тобой.

– Я толком не знаю сам, что эта за хрень. Просто периодически меня кидает в какой-то совсем другой, чужой мир. Я связан по рукам и ногам, пока не выполню одно, данное здесь обещание. И даже когда я его выполню, я не уверен, что буду свободен. Большего я пока не могу рассказать. Этот номер прослушивается. Если тебя будут беспокоить из прокуратуры или милиции, сообщай мне. Я просто перестану отвечать на Ваши вызовы. Болеслав Андреевич, это я к Вам обращаюсь.

– Общаешься со своими существами из коробочки? – из пещеры появилась Ярослава.

Тихомир выключил питание телефона.

– За Мглой, в той стороне, куда мои люди роют тоннель, живёт одно существо, – продолжила она, – это существо способно подняться на поверхность. Но для этого ему необходима одна вещь.

Ярослава извлекла откуда-то что-то похожее на пластиковый листик. На пластике была изображена тёмно зелёная шестерёнка.

– Я её называю ключом. Находиться этот ключ поблизости, в неделе пути отсюда есть пещера, поднимающаяся вверх. В этой пещере и лежит этот ключ. Но есть одно но. Температура вверху, как ты сам убедился, поднимается. Я пробовала туда пробраться, но у меня не получилось. Зато получиться у тебя. По крайней мере, мне почему-то так кажется. Через несколько часов мы двинемся в путь.

Ярослава удалилась. Ну что ж, появилась хоть какая-то сумрачная надежда прорваться на поверхность. Интересно только, что на поверхности было нужно Ярославе. Она же плазмоидное существо и для нормальной жизнедеятельности ей нужны хотя бы плазмоидные продукты питания. Сплошные загадки. Но основная цель кое-как обрисовалась. Это уже не бесцельные шатания в поисках вокзала, которого, возможно, и не существует. Что-то конкретное. Как только вынести путешествие с такой вот дамой, периодически страдающей от приступов дикой доброты. Но, деваться некуда.

Послышались какие-то крики, из-за скалы на приличной скорости вылетело двое мужчин. Они пролетели мимо Тихомира, оттолкнулись ногами от каменной колонны и скрылись за уступом. Тихомир посмотрел им вслед, раздумывая, что же могло послужить причиной такой спешки. Внезапно он ощутил сильный толчок в спину, перевернулся в воздухе и, задействовав крылья, остановился. В полусотне метров от него на отвесной скале сидел железнодорожник. Кольчуга спасла Тихомира от первого шипа, второй он отбил мечём. Долго не раздумывая, Тихомир полетел в сторону железнодорожника и, отбив в полёте третий шип, разрубил железнодорожника напополам.

В этот же момент из-за каменного уступчика, цепляясь за стенку извивающимися отростками, вылезло ещё одно такое существо. Его Тихомир с размаху ударил локтём, и оно, переворачиваясь в воздухе, куда-то полетело. Он глянул вдаль и ужаснулся – между двух высоких отвесных скал копошились не меньше сотни железнодорожников. Часть их ползли по стенам, часть отталкивались от одно стенки к другой. В воздухе что-то блеснуло и в его сторону полетело сразу около десятка шипов. Тихомир нырнул за каменный уступ, и шипы со звоном врезались в скалу, выбивая из неё каменную крошку. С таким количеством железнодорожников он не справиться.

– Сюда, – кто-то схватил его за воротник и бросил в сторону от уступа.

Тихомир быстро сориентировался, остановился и осмотрелся. Мужчина, который оттолкнул его от уступа, держась за пробитую шипом руку, летел в его сторону.

– Под вон ту арку, – указал мужчина мечём.

Тихомир схватил его за здоровую руку и потянул в указанном направлении. Крылья позволяли развить довольно большую скорость, по сравнению с той, какую могли позволить себе люди, отталкиваясь руками и ногами от почвы, потолка и стен. Поэтому он подхватил по дороге ещё двух мужчин, спешивших к арке. Когда он почти уже долетел до неё, вокруг засвистели шипы. Сразу несколько их ударилось об кольчугу. Люди, летевшие поблизости, начали поворачиваться в сторону атакующих. Они выставляли навстречу летящим шипам мечи и щиты. Одному из мужчин, которых тащил за собой Тихомир, шип попал в голову, отчего во все стороны полетели оранжевые шарики крови.

Внезапно в проходе арки появилась Ярослава. Она подняла руку с перчаткой и над головой Тихомира полыхнула голубая молния. Обстрел сразу прекратился. Тихомир обернулся. Железнодорожники каменными статуями застыли в воздухе и на стенах. Каменными! Выходит оружие у неё чем-то похоже на Люмбрика. Принцип действия, по крайней мере, очень похож. А кто тогда грызёт камни? Не она же сама.

Из-за скал начали выбираться железнодорожники, не попавшие в радиус действия выстрела перчатки, и обстрел возобновился. Правда, уже куда с меньшей интенсивностью. Тихомир залетел под арку и свернул за каменную колонну, куда шипы не долетали. Там в воздухе висело около двух десятков мужчин и Ярослава.

– Чего это железнодорожники, в смысле червяки, так взбесились? – спросил он у одного из мужчин.

– Просто ты уничтожил гриб, – ответила вместо него Ярослава, – вот они и взбесились.

– Но гриб уничтожали и раньше, возразил он.

– Уничтожали, но тогда у него была возможность возродиться. И он возрождался. А теперь, вероятно, такой возможности у него нет. Дорога не нужна. Вот они все сюда и попёрли. А может, и главного виновника случившегося ищут, – Ярослава кинула на него злобный взгляд.

К краям арки были прикреплены металлические створки ворот, которые сейчас начали закрывать. Когда на них накинули засов, звон шипов о ворота прекратился, а спустя несколько минут о них стукнулось уже что-то большое. Тихомир осмотрелся. Они находились в неком подобии двухсотметрового грота. Ярослава стояла около ворот и задумчиво терла жёлтым камешком перчатку.

– Вот как она камни перерабатывает, – заговорила Синистра, – наш зверь их грызёт, а она как-то стирает об перчатку.

– Отсюда есть выход? – опять спросил Тихомир у ближайшего человека.

Тот молчал. Либо Ярослава приказала никому с ним не разговаривать, либо все они понимали, что причина нападения железнодорожников Тихомир и разговаривать с ним не хотели.

– Надо прорываться к вакцине, – внезапно промолвил один мужчина, – пока они ещё в ошеломлении.

Ярослава, не говоря ни слова, подняла руку, полыхнула молния, и человек превратился в каменную статую. Потом она оттолкнулась от стенки и ударила статую двумя ногами, от чего та отлетела к противоположной стене и, ударившись об неё, разлетелась на куски. Железнодорожники в это время начали усердно скрести ворота.

– Все за мной, – Ярослава подлетела к какому-то неприметному месту, взяла у одного из мужчин меч и начала ковыряться в полу.

Минут через десять она подковырнула кончиком меча круглый люк, который стремительно полетел вверх. Под люком чернело метровое отверстие.

– Тихомир, ты плывешь сзади меня, – Ярослава резко повернулась к Тихомиру.Раздался скрип, и в центре одной из створок ворот показались белесые щупальца железнодорожников. Они каким-то образом прогрызали или протирали металл. Ярослава нырнула в отверстие, жестом приглашая Тихомира следовать за ней. Он, не долго раздумывая, кинулся за ней.

Ход в среднем был метрового диаметра, но местами становился намного шире. Это очень мешало нормальному передвижению. В условиях невесомости постоянно приходилось искать точки опоры. Если Тихомир видел в темноте, то Ярослава и люди сзади него, искали эти точки на ощупь. Минут десять было слышно только напряжённое сопение людей, пытающихся передвигаться как можно быстрее. Потом далеко сзади послышался какой-то звон. Вероятно, железнодорожники прорвались через ворота, а значит, скоро они появятся в тоннеле.

– Все, у кого есть щиты, передавайте их последним. Замыкающие группы пусть вешают один щит на спину, а другой берут в руку. Скоро червяки нас догонят, – закричала Ярослава.

Послышался шум копошащихся людей, а минут через двадцать и звуки начавшейся схватки.

– Не оборачивайся, плыви быстрей, – зашипела Ярослава Тихомиру.

Так они плыли около часа. Сзади периодически доносились крики людей. Вероятно, железнодорожники не отставали и принимали попытки атаковать.

Внезапно Ярослава остановилась. Ход, по которому они плыли, заканчивался тупиком.

– Руби, – обратилась она к Тихомиру.

Тихомир достал меч и вонзил его в указанную Ярославой стенку. В ход сразу хлынул яркий свет. Тихомир увеличил отверстие до необходимого, для проникновения через него человека, размера и, следуя указу Ярославы, протиснулся в него. Он оказался в лесу. Ход выходил из толстого ствола. Сразу за ним из тоннеля показалась Ярослава, а потом и другие люди. По мере того, как они выплывали в лес, вид их становился всё более измотанный, а когда показались мужчины, державшие в руках щиты, то было видно, что многие из них ранены. Всего в живых осталось человек двадцать. Как только выплыл последний – его место сразу же занял железнодорожник. В силу большого диаметра своего тела железнодорожник не мог протиснуться в отверстие и, повернувшись спиной, задребезжал, очевидно, готовясь метнуть шип. Тихомир, подчинившись какой-то мгновенной реакции, с размаху вонзил в него меч. Дребезжание сразу же прекратилось, но через какой-то момент железнодорожник начал неуклюже шевелиться. Вероятно, его оттаскивали другие, что бы получить доступ к выходу.

– Тополь и Велимир, станьте к выходу. Убивайте всех червяков, которые попытаются вылезти из хода. Это должно их задержать на некоторое время, – заговорила Ярослава, – Тихомир, ко мне.

Тихомир молча подплыл к Ярославе.

– Дай зверя сюда.

Он снял зверя с руки и протянул ей. Ярослава взяла Люмбрика и начала вертеть его в руках. Внезапно тот истошно заорал и начал дико барахтаться в воздухе. Тихомир резко протянул руку и поймал зверя, который сразу же успокоился и занял привычное для него место.

– Откуда ты взял зверя!? – зашипела в ярости Ярослава.

– Не твоё дело, – спокойно ответил Тихомир.

Ярослава замахнулась на него ладонью, собираясь дать пощечину, но он её с легкостью поймал и зажал в руке.

– А теперь послушай меня, – холодно сказал он, – я хорошо понял, что я тебе очень нужен. Зачем тогда меня нужно было в тоннеле держать у себя за спиной. Ты впереди, а несколько десятков воинов сзади. По-моему это было самое безопасное место. Как мы, блин, меня бережём! Как маленького ребёнка. И дело тут не только в этой шестерёнке, которую ты не можешь достать. Так вот, хочешь со мной сотрудничать – веди себя как сотрудник, а не как рабовладелец.

Тихомир вывернул руку с перчаткой вверх, крутанул Ярославу вокруг оси, и прижал к себе сзади, тем самым полностью её обездвиживая. Меч и крылья исчезли, а значит, Синистра решила перестраховаться.

– Одно моё слово…и ты умрёшь, – задыхаясь от холодной злобы зашептала Ярослава.

– Что ж ты его не говоришь!? – иронично спросил Тихомир, – знаю, не говоришь, пока я тебе нужен. А потом скажешь. Так вот, я знаю, как поступить, чтобы это слово не возымело должного эффекта.

В это время, в пяти метрах от них, в стволе что-то затрещало, и из древесины полезли белые отростки железнодорожников. Вероятно, они поняли, что находятся внутри ствола, и решили прорваться в другом месте. Тихомир рукой, которой обнимал Ярославу, схватился со спины за её ремень, рванул, раскручивая её тем самым вокруг оси, и оттолкнул в сторону. Привычно протянул руку за спину и ничего там не обнаружил. Синистра вырубилась! Интересно, на сколько? Даже не предупредила. Или предупредила? Просто разговор с Ярославой затмил все мысли. Повезло, что за их разговором следили и воины. Увидев озабоченный взгляд Тихомира, они сразу подлетели к нему. Как только один из них заметил щупальца, вылезавшие из ствола, то сразу вонзил свой меч глубоко в ствол. В это же время в десяти метрах от них показался ещё один железнодорожник. Скорее всего, они начали разрушать ствол сразу в нескольких местах. Люмбрик пульнул в него молнию, и воины в изумлении застыли.

– Дайте хоть кто какое-нибудь оружие, – взмолился Тихомир, обращаясь к воинам.

Кто-то из мужчин кинул ему меч, и очень вовремя. Приближающийся откуда-то шип он отбил рукавом кольчуги. Синяк, конечно, останется, но это лучше, чем остаться с пробитой головой. Тихомир ринулся на встречу летевшему к нему железнодорожнику, и наотмашь рубанул его мечём. Меч вошёл в плоть меньше чем на сантиметр. Сказалось отсутствие Синистры. Он как-то и забыл, что обыкновенный меч не может рубить камни, и что он, никогда в руках меч не державший, абсолютно не владеет техникой его применения. Железнодорожник тем временем задребезжал и плюнул шип Тихомиру в грудь. От такого близкого удара его должно было откинуть от нападавшего, но железнодорожник обвил своими щупальцами ноги и Тихомир остался на месте. Если бы не кольчуга, шип, наверное, пробил бы грудь. Хотя, он и так, похоже, сломал пару рёбер. Щупальца начали прижимать ноги друг к дугу. Вероятно, это тактика железнодорожников – после того, как у них заканчиваются шипы, они давят человека своими щупальцами. Штаны затвердели, сохраняя тем самым Тихомиру ноги. Он взял меч двумя руками, активировал кольчугу, и вонзил меч в железнодорожника, хватка которого сразу же ослабла. Тихомир огляделся. В сотне метров от него кипел бой. Воины, во главе с Ярославой отбивались от железнодорожников. Его, во время схватки отнесло довольно далеко от основной группы.

– Я вижу, всё в порядке? Ну, почти всё, – появилась Синистра.

– Ну, наконец, – обрадовался Тихомир, – меня тут чуть не поубивали без тебя.

Он схватил чёрный меч, расправил крылья и кинулся в атаку. Сразу примерился к трём существам, сошедшихся в схватке с каким-то мужчиной. С одного захода он разрубил сразу двоих, перевернулся по дуге, лишив, таким образом, жизни ещё одного железнодорожника и избавил мужчину от последнего из нападающих. Вместе они поспешили на помощь ещё одному человеку. В этом случае бой оказался сложней. Из отверстий в стволе вылетали всё новые и новые железнодорожники.

– Отступаем в лес, – громко скомандовала Ярослава.

Люди начали медленно передвигаться вглубь леса. Один за другим они прекращали бой и бросались в бегство. В определённый момент так поступил и Тихомир. Оказалось, что по лесу люди передвигаются значительно быстрее железнодорожников. Если те отталкивались от стволов и веток только своими щупальцами, то у людей работали две руки и две ноги. Часа четыре они не прекращали бегство, пока не стало слишком очевидно, что погони нет.

– Отдых, – Ярослава остановилась и сразу же направила руку с перчаткой на Тихомира.

Он схватился за ближайшую ветку и остановился.

– Что, собираешься превратить меня в камень? – не успев отдышаться, он произнёс фразу за три вздоха.

– Откуда ты взял зверя? – похоже, он не хотела уступать свои позиции.

– А откуда ты взяла свою перчатку? – вопросом на вопрос ответил Тихомир. С чего бы это ему было уступать его позиции. Раз борьба началась, необходимо стоять до конца.

– Вопросы здесь задаю я, – Ярослава повысила голос.

Волосы на спине у зверя заискрились, и она сразу же обратила на это внимание. Люди кругом в напряжении застыли.

– Просто мне кажется, что все наши проблемы с червяками из-за него, – продолжила она, кивнув головой на зверя.

– Камень, – возмутился Люмбрик. Он, вероятно, тоже решил показать себя в борьбе за отстаивание позиций.

А что, подумал Тихомир, вполне возможно, что это так. Особенно если учесть, что зверь – это последняя часть гриба и из него, вероятно, каким-то образом можно вырастить новый. Интересно, правда, что это за гриб такой получиться после интеграции кристалла с человеческими генами. Но откуда об этом знает она? И откуда у неё схожее оружие? Ведь по логике, если она из группы программистов, находящихся на момент пришествия Мглы в Минске, то никакого куска кристалла гриба достать она не могла? Гриба тогда ещё не было. Стоп. Но откуда тогда сразу после пришествия Мглы могли появиться тучники. Их же мог питать только гриб. Какой-то полный бред получается. Несоответствие на несоответствии. Но факты ведь есть!

– Надо избавиться от него, – проговорила Ярослава, – иначе все мы погибнем.

– Сейчас, – возмутился Тихомир, – только вот гробницу ему достроим, и сразу избавимся.

– Камень, – согласился Люмбрик.

– Тогда железнодорожники от нас отстанут, – попыталась мотивировать своё решение Ярослава.

– А какие этой версии будут доказательства? – Тихомир, ласково поглаживал зверя, заметив, что тот, как это ни удивительно, всё понимает и начинает волноваться.

– Если б ты сказал, откуда он у тебя появился, то я бы привела доказательства.

– Я тебе уже сказал, что нашёл его по дороге. Да и зачем мне избавляться от такого хорошего оружия. Ты же от своей перчатки не избавляешься.

– Даже если б я захотела избавиться от своей перчатки, я бы не смогла. Так же, как и ты от своего меча. Ты, наверное, не заметил, но я видела, тогда, в деревне, что железнодорожники в основном атаковали тебя.

– Это ещё не доказательство. От зверя я избавляться не буду. Это моё последнее слово.

Тихомир посмотрел по сторонам. После схватки с железнодорожниками уцелело около пятнадцати воинов. Кроме разборок Тихомира и Ярославы, их явно беспокоило что-то ещё.

– Что это за вакцина, которая осталась в деревне? – спросил у Ярославы он и люди сразу как-то встрепенулись.

– Не твоё дело! – сразу же окрысилась она.

– Ты хочешь со мной сотрудничать или как? В один прекрасный момент я могу просто сбежать. Или зверь исподтишка пустит в тебя свою молнию. По-моему, он понял, что ты хочешь от него избавиться, и возможно сделает это сам. Хотя, я с ним могу потолковать. Отговорить, так сказать. Я думаю, что ты мне не так сильно нужна, как нужен тебе я. Так что будь добра, хотя бы на некоторые мои вопросы ответь.

– Вакцина позволяет человеку питаться продуктами этого мира, – наконец она сделала шаг назад, стала немного любезнее, – если вовремя её не принять, то человек превращается в обыкновенного, такого, который был до посвящения. Такой здесь долго не проживет. Но у меня есть достаточный, для нашего путешествия, запас.

– Путешествия? Мы не будем пытаться отбить деревню? – удивился Тихомир.

– Через полторы недели в деревню вернётся основная часть людей, которая сейчас работает в шахте. Они деревню и отобьют. А мы направимся за ключом. Я чувствую, что скоро начнутся неприятности. Нам надо спешить.

– Как железнодорожники попали в деревню? Ведь её и дорогу разделяет гравитация? Или они могли воспользоваться вашим подъёмным устройством?

– Железнодорожники? – Ярослава задумалась, – гравитация? Тихомир, ты мне чего-то не договорил. Эти понятия не в обиходе у заклинателей. Цивилизация атлантов до сих пор жива? Или вы прилетели обратно?

Блин, в мыслях выругался Тихомир, сдал себя с потрохами. Хотя она, в принципе, тоже окончательно подтвердила догадки Синистры о принадлежности её к группировке программистов.

– Я был в особой касте заклинателей, которым были доступны книги, рассказывающие о цивилизации атлантов, – соврал он. Зачем ей всё знать.

– Хорошо, – произнесла Ярослава, – хотя всё равно в твоих ответах что-то не сходиться. Попробуем сотрудничать, в конце концов, цели у нас одинаковые. Для начала необходимо достать ключ.

Ярослава расставила часовых на время отдыха, а Тихомир отдалился от всех в сторонку.

– Подлая дамочка, – прошептал он Синистре.

– Ой, хлебнём мы с ней горюшка, – отозвалась программа, – интересно, врёт ли она о каком-то устройстве или, по её словам, существе, которое, якобы, поднимет нас на поверхность.

– Давай разберёмся. Что может быть нужно такому человеку, как она. Бессмертие? Оно у неё уже есть. Богатство? Что здесь покупать – не знаю. Может быть, ностальгия по той Земле, где она раньше жила? Зелёные луга и голубые озёра. Но она ни словом не обмолвилась о противооктановике в Москве. Может быть ей нужна власть? Она уже правит деревней.

– Может деревни ей слишком мало и она хочет властвовать большим количеством народа? – встряла программа.

– Логично, может она хочет посягнуть на Москву. Там жителей значительно больше. Ну, и Минск, в принципе, ещё есть. Тогда ей тоже нужна ты, чтобы избавиться от Мглы и начать строить новую цивилизацию.

– И последняя версия, – подытожила программа, – за столько лет у неё могла очень неплохо поехать психика. Тут уже ничего не предугадаешь. Мало ли что ей в голову взбрело!

– Сейчас, когда гриб уничтожен, ей по любому деваться некуда. Людей дизель привозить перестанет, а естественная смертность тут, как ты уже, наверное, заметила, имеет место быть. Кстати, про обряд. У неё какая-то вакцина. Ты слышала?

– Атланты не разработали такой вакцины, или мне про эту вакцину ничего не известно.

Подлетела Ярослава. Она непрерывно втирала желтые камешки в перчатку.

– Камень, – жалобно попросил Люмбрик, увидев, что она делает.

– Своему зверю ищи камни сам, – холодно отметила она.

– Ты мне объяснишь или нет, что это за шестеренка, ну, или, как ты это называешь, ключ.

– Всему своё время. Ты хочешь попасть на поверхность, и ты туда попадёшь. Если, конечно, будешь хоть немного слушать меня. И раз уж мы сотрудничаем, будь добр, не разрушай мой авторитет при моих людях. Они станут менее управляемыми. Постарайся отнести разговоры на то время, когда мы останемся вдвоём. А люди нам в предстоящем путешествии очень понадобятся.

– Кстати, – заметил Тихомир, – почему за время нахождения в деревни я не встретил ни одной женщины?

– А зачем они здесь нужны? – холодно ответила Ярослава, – мужчины более крепкие и сильные. К тому же их проще контролировать. Психика у них попроще, а от женщин всегда не знаешь чего ожидать. Это я по себе слишком давно поняла. В нормальном контролируемом обществе достаточно одной единственной женщины.

Эк она, подумал Тихомир, может эта и есть её цель. Построить такую вот цивилизацию. Мрачные перспективы, ничего не скажешь.

– Но ведь они всё равно сюда попадали.

– Они не проходили отбор.

– А это не слишком жестоко?

– Поживи на свете столько, сколько прожила я, и о некоторых вещах начнёшь говорить совершенно по-другому. Я привыкла руководствоваться логикой, а не сердцем. Думаю, что ты знаком с ещё кое кем, кто привык так мыслить.

– Учитывая психи, которые я неоднократно за тобой замечал, не очень заметно, чтобы ты руководствовалась логикой.

– А мои психи не твоё дело, – она сразу начала выходить из себя, – займись своей психикой и, я уверена, найдёшь в себе очень много чего интересного.

– Что тебе нужно на поверхности, – Тихомир попытался перевести разговор в другое русло.

– Надоело быть под землёй, – Ярослава уже разозлилась, и успокаиваться, вероятно, не собиралась, – мы сотрудничаем, и отвечать я буду только на те вопросы, которые могут как-то повлиять на наше путешествие. Приготовься, скоро мы отправляемся в путь.

Тихомир с Ярославой плыли в центре группы. Тихомир попытался с кем-нибудь переговорить, но Ярослава злобно шикнула, и разговор не получился. Сама она всю дорогу молчала. Вероятно, не хотела, что бы её люди видели, каким тоном она иногда умеет разговаривать. Один привал пришёлся на выход каменной породы, где удалось набрать камней для зверя. Прошли сутки, и невесомость исчезла. Появилась гравитация. Тихомир отметил, что этому сопутствовала смена основных составляющих леса – стволов и веток. Они стали коричневыми, без единого листочка. Люди перелазили по стволам, и, как было видно, давалось им это с большим трудом. Неизвестно, как были устроены их плазмоидные тела, но мышцы без воздействия гравитации вероятно немного атрофировались. По крайней мере, те, которые были необходимы при передвижении без невесомости. Участок такого «гравитационного» леса тянулся около двух километров. Было видно, что воины изрядно измотались, некоторые из них срывались вниз, и, если бы не густое плетение ветвей, то могли б улететь гораздо дальше, на белые камни. Тихомир решил не тратить энергию Синистры и передвигался сам. Хорошо, что в детстве он любил лазить по деревьям. Да и по сравнению с этими синекожими людьми всю жизнь провёл под воздействием гравитации и передвижение по ветвям давалось ему лучше всех..

Лес, как объяснила Ярослава, должен был уже вот-вот закончится. Внезапно на группу напали неизвестные Тихомиру существа. Не то, что бы напали. Воины называли их муравьями, хотя Тихомиру они больше напоминали каких-то жуков размером со спичечный коробок. Неизвестно, что побудило этих существ к нападению, и какие они имели цели. Может, просто охраняли свою территорию. Десятками они ползали по стволам и веткам, и кусали людей за руки и ноги. Сейчас, когда эти части тела играли самую важную роль в передвижении по лесу, они были особенно уязвимы. Тихомир, что бы избежать встречи с этими существами, распахнул крылья. Это позволило не касаться ветвей и подстраховывать воинов, которые периодически срывались вниз. Муравьи не уступали, и с каждой минутой их становилось всё больше и больше. Если кто-нибудь из воинов срывался и падал на ветку пониже, там его ждала другая группа муравьев, которая своими действиями норовила скинуть человека на ещё более низкую ветку.

– Чего они хотят? – спросил Тихомир, когда ему пришлось поднимать на более высокую ветку сорвавшуюся Ярославу.

– Там гнездо муравьев. Они нас туда просто не пускают. Сами они не хищники, но пытаются отогнать любого, кто приближается к их гнезду.

– А обойти их никак нельзя?

– Нет, я была здесь раньше. Мы сейчас находимся на километровой полосе леса между скалами. Они не зря здесь поселились. Умертвили лес в начале этого «ущелья» и в конце. Там, где лес мёртвый, гравитация исчезает.

Типа рва с водой вокруг древних замков, подумал Тихомир. Почувствовались первые признаки невесомости и на ветках начали появляться зелёные листочки. Муравьёв стало ещё больше. Теперь они отталкивались от веток и атаковали людей в воздухе. Отбиваться от них, тем не менее, стало легче. Ярослава свернула куда-то в сторону, и через некоторое время они наткнулись на каменную стену. Ярослава объяснила, что необходимо обойти гнездо муравьёв как можно на более далёком расстоянии. Вскоре их стало намного меньше, а потом существа исчезли вовсе. Стало ясно, что они уже пролетели на самом близком расстоянии от гнезда, и теперь, когда группа от него удаляется, муравьи их трогать не будут. Так оно и оказалось. Ярослава даже позволила сделать группе привал, что бы люди могли перевязать укусы муравьёв. Тихомира, благодаря его кольчуге и штанам ни один муравей не укусил, но начали давать знать о себе ушибленные (поломанные?) рёбра. Стало тяжело дышать. Если б не восстанавливающие свойства рубахи, дышать, вероятно, было бы намного тяжелее. Тихомир завис около каменной стенки и включил питание мобильного телефона. Два СМС-сообщения.

8880825, новый номер Алины:

Ты оставил меня и замкнулся сей круг.

Вот и осень пришла вместе с болью разлук

Ты оставил меня и уже навсегда

Облетела листва, отшумела весна.

Мне ходить по земле одиноко средь вьюг.

Мне не знать твоих губ, не ласкать твоих рук

Люди, люди – толпа, но чужие глаза,

Крики, смех и слова – все не те голоса.

Я не плачу давно, но прости это мне.

Я хожу и ищу силуэт твой в толпе.

Нет! Но дрогнет душа, если голос похож.

Дни бегут в никуда, ты не ищешь, не ждешь.

8880825:

Я знаю – ты моя награда

За годы боли и труда.

За то, что я своей души

Не отдавала никогда.

За то, что крылья превратила

Из пламени в холодный дым.

За всё, что у небес просила —

Ты будешь ангелом моим.

Что это её, подумал Тихомир, про крылья писать потянуло. И про ангела. Захотелось похвастаться перед Синистрой про интуицию, но программа видно сама всё увидела и немножко приобалдела. Неужели, всё было всерьёз. Неужели, что бы избавиться от эмоций к Алине, он сам выстроил образ коварной жестокой женщины. Ведь не просто так она шлёт эти сообщения. Ей это не дёшево обходиться, ведь Алик следит за каждым её движением и действием. Раздался звонок. Ага, вот и она.

– Привет, пришёл сигнал, что мои сообщения доставлены, ты включил телефон?

– Да, вот прочитал эти твои сообщения и думаю.

– Про что?

– Про нас. Я всё могу понять. Могу понять, что почти год мы встречались и планировали твой развод, могу понять, почему ты так редко могла со мной встречаться, могу понять, почему ты не подавала на развод, пока не было работы. Не могу понять только одного, почему, когда настали наиболее благоприятные условия для осуществления наших планов, ты сразу пошла на откат.

– Мне выставили слишком жестокие условия.

– Это какие? – удивился Тихомир.

– Алик начал обрабатывать мою мать.

– Она ж его, мягко выражаясь, его недолюбливала.

– Ты же знаешь, что он человек не глупый. А что такое ему психологически обработать пятидесятилетнюю женщину? Ничего сложного, ты бы тоже без труда справился, если б прижало. В итоге она полностью стала на его сторону. Мне было сказано, что в случае, если я останусь с тобой, то с работы меня скинут, а ребёнка заберут.

– Извини, я не знал эти подробности. Слушай, ну что за дурдом. Мы всего лишь хотели быть вместе, но это обязательно кому-то мешало. Мешало всем. Алик над своим авторитетом трясётся… хотя, трясётся так же упорно, как и мы над своей любовью. И почему все, все твои знакомые и родственники и все мои… все против.

– Да просто у нас не было возможности быть хотя бы любовниками, и, тем не менее, все видели насколько у нас всё серьёзно, как переживаем друг за друга, как используем любой маломальский шанс, что бы хоть как-то пообщаться. Как могут тридцатилетние взрослые люди бежать раз в месяц на встречу, что бы обнявшись постоять пол часа под дождём? Никому это не понятно. Все привыкли взвешивать абсолютно другие ценности. У него квартира, у неё машина, у неё зарплата, у него квартплата… к подобным ценностям люди и примеряются. А Алик со всем своим кагалом, как я считаю, вообще другой биологический вид. С их точки зрения это и есть чистые настоящие эмоции. Другое им непонятно. А непонятное пугает. Как можно уйти от очень социально и финансово обеспеченного человека к наиболее низшему в этом плане? Ты знаешь, как мне упорно впаривалось, что ты меня приворожил, зомбировал и психологически обработал. Алик каждую неделю приносил мне на эту тему научно-популярные фильмы.

– Самое интересное, что мне говорили про тебя то же самое. Мол, наколдовала, в церковь сходи, чтоб избавиться и тому подобная хрень.

– Дай сюда телефон, – послышался на заднем плане голос Алика.

– Всё болтаешь со своими существами из коробочки? – к нему подлетела Ярослава.

Тихомир задумался и ничего не ответил. Почему-то стало хреново хреново, как будто что-то в жизни потерялось безвозвратно.

– Со следователем прокуратуры? – не унималась Ярослава.

– Нет, – ответил Тихомир.

– Ну, дай мне с ним поговорить. Нам ещё предстоят определённые трудности, может совет какой дельный даст.

Тихомир набрал номер Пришивало и включил громкую связь.

– Алло, Болеслав Андреевич, с Вами тут моя знакомая хочет поболтать. Вы не против?

– Не против!? – возмутилась Ярослава, отбирая у Тихомира телефон, – а куда он денется?

– Добрый день, – Пришивало попытался изобразить солидный голос.

– Какой день? Я уже тысячи лет не видела ни дня, ни ночи. Это в твоём мире, может быть, существует день и ночь, – Ярославе явно хотелось просто поиграться.

– Можно спросить, где Вы находитесь, если так долго не видели ни дня, ни ночи? – попытался выудить информацию следователь.

– Только что прошли гнездо муравьёв, еле от них отбились. Мои люди пока отдыхают и перевязывают раны.

– Вы где-то в лесу?

– Какой ты догадливый. А где же ещё. В верхнем лесу, сейчас пройдём полосу мёртвого, а через день пути начнётся Белая Навь. Ты встречался когда-нибудь с Белой Навью? Может, посоветуешь, как через неё пройти? В прошлый раз я потеряла там слишком много людей.

– Откровенно сказать в таких местах я не бывал, – признался следователь.

– Ну и какой тогда с тебя толк? Ты вообще, хоть что-нибудь знаешь? – создавалось впечатление, что Ярослава намеренно пыталась вывести Пришивало из себя.

– Ну почему, мои знания по сравнению со среднестатистическим человеком, очень и очень обширны, – начал оправдываться следователь.

– Тогда ответь, кем был Тихомир в то время, пока ещё находился в Минске.

– Насколько я знаю, и это, по-моему, не секрет, он работал программистом.

– Как ты сказал? – Ярослава внезапно оживилась.

– Программы писал, и потом организациям разным продавал.

– Ты работал программистом!? – Ярослава отбросила телефон в сторону, – заклинатели освоили программирование!?

– А что, мы коллеги? – выстрелил Тихомир в яблочко.

– Заклинатели освоили программирование!? Почему ты мне раньше не сказал!? – перешла на крик Ярослава.

– А ты не спрашивала, – спокойно ответил он, – но скажу тебе сразу. Технику программирования атлантов мы не освоили. Наши методы программирования в корне отличаются. Так что, скорее всего, мы просто называем абсолютно разные вещи одним и тем же именем.

Ярослава задумалась о чём-то, подлетела к телефону и взяла его в руку.

– Тихомир, – раздалось из динамика, – мне кажется, что Вы общаетесь с психически ненормальной женщиной.

– Сейчас я тебе покажу психически ненормальную женщину, – заорала она, – уничтожу коробочку, в которой ты живёшь.

– Аккуратнее с выражениями, Болеслав Андреевич, – встрял Тихомир, – она может сломать мобильный телефон. Другого у меня нет.

– Ты знаешь его возлюбленную, – немного спокойнее спросила Ярослава.

– А то! Сам её допрашивал, – похвастался Пришивало.

– Ещё один раз такое сделаешь, – теперь переходить на крик настала очередь Тихомира, – и мобильный телефон сломаю я.

– Эти существа что, могут общаться внутри этой коробочки? – удивилась Ярослава.

– Не просто пообщаться, а конкретно потрепать мне и друг другу нервы, – зло ответил Тихомир.

– Тогда зачем она тебе?

– Чтоб не трепать нервы самому себе. Лучше поделиться своим «хорошим» настроением с кем-нибудь другим.

Поступил входящий вызов. Алик.

– Хочешь пообщаться с ещё одним существом из этой коробочки? – спросил Тихомир Ярославу.

– Их там что, трое!?

– Их там много. Даже не представляешь сколько.

– Интересно. Давай.

Тихомир нажал на кнопку принятия вызова.

– Тихомир, ты меня откровенно задолбал. Если ты…

– А это существо довольно агрессивное, – с интересом в голосе произнесла Ярослава.

– Алло, – послышался голос в телефоне, – кто это? Дайте трубку Тихомиру.

– Какую трубку? Я ему не должна никаких трубок, – Ярославе явно нравилась эта игра.

– Кто это? – голосом дипломата произнёс Алик.

– Кто ты!? Следователь прокуратуры или возлюбленная Тихомира?

– Слушай, красавица, передай Тихомиру, что если он не оставит Алину в покое, то ему действительно придётся общаться со следователем прокуратуры.

– Мы только что с ним вместе пообщались. Крайне интересное существо. Правда, какое-то туповатое. Если не сказать, что тупое.

– Я передам ему эти слова, – пригрозил Алик.

– Зачем, он слышал их из моих уст пару минут назад.

– Слушай, психопатка, ты можешь передать трубку Тихомиру или нет?

– Оно мне не нравиться, – заявила Ярослава, обращаясь к Тихомиру, – его можно уничтожить отдельно, или только вместе с коробочкой?

– На данный момент только с коробочкой.

– Жаль, за такие оскорбления… – Ярослава мечтательно задумалась, – ладно, заканчиваем этот трёп, надо пробираться дальше. Знаешь, я бы уничтожила эту коробочку, но со мной так долго никто не общался таким наглым образом, что мне стало даже интересно. Были бы они живыми, то давно бы уже целовали мои ноги.

В течение следующих суток пути на отряд никто не нападал. Интересно, но этим синекожим людям сон тоже был не нужен. Периодически Ярослава устраивала привалы. Во время них телефон Тихомир решил не включать. Во-первых, неизвестно когда удастся подзарядить батарею, во-вторых, не хотелось пускать сопли. Как никак есть у человека настройка на определённые вещи. Сейчас организм настроился на предстоящие трудности и опасности, активировал соответствующие рецепторы, настроил определённую группу мышц на некоторый вид работы, который им, возможно, предстоит выполнить. Интересно, но такое вот маленькое действие, как чтение СМС-сообщений от Алины, может сбить всю эту настройку.

Полосу мёртвого леса прошли без приключений. Муравьи, видно понимая, что к их гнезду никто пробираться не собирается, не нападали. Воины оказались на редкость молчаливыми людьми. Они не разговаривали не только с Тихомиром, а даже друг с другом. Либо сказывалась жёсткая дисциплина, которую здесь установила Ярослава, либо возраст. Скорее всего, последнее. Наблюдая за ними со стороны, Тихомир отметил, что поневоле создаётся впечатление, будто люди устали жить. В то же время это правило абсолютно не подходило Ярославе. По логике человек с нормальной психикой вполне может устать от жизни. Мир более менее изучен, не сам мир, конечно, но основные принципы мироустройства. Ничто уже не удивляет, не может прибавить значимый объём информации. Это уже к годам шестидесяти. Хотя, опять таки, немалую роль здесь играет коэффициент интеллекта и эмоциональность человека. Но по любому момент, когда жизнь интересует намного меньше, чем прежде, должен наступить момент… потом человека держит на земле только инстинкт самосохранения и боязнь перед неизвестным, то бишь смертью. Возможно, боязнь потерять накопленный за годы жизни опыт. Что же может держать при жизни такого человека, как Ярославу. Вряд ли она так уж боится смерти, сама бы в такое путешествие не отправилась. Но это лишь следствие её эмоциональности. Какая-то цель, достижение которой растянуто таким огромным промежутком времени? Может быть. В отличие от остальных жителей этого плазмоидного мира, возможно, только она имеет какую-то цель.

Через некоторое время лес опять начал меняться. Это был всё тот же красочный лес, но составляющие его ветки и стволы стали другими. Создавалось впечатление, что «сосновый бор» сменился на «ельник». Воины-разведчики, постоянно плывущие где-то впереди, принесли какую-то весть, после которой Ярослава сообщила, что привал будет дольше обычного.

– Что случилось? – подплыл к ней Тихомир.

– Впереди Белая Навь, – Ярослава о чём-то напряжённо думала.

– Это что-то опасное?

– Опасное!? – она явно не умела разговаривать с людьми не на повышенных тонах, – В прошлый раз со мной шли около ста воинов. После Белой Нави их осталось пятьдесят. Это когда я шла туда! Обратно в деревню, пришло только семь человек.

– Злобненько. И от чего люди гибли?

– Что б я знала. Хотя догадки у меня всё же есть. Первая неприятность – какая-то белая взвесь в воздухе. Из-за неё видимость практически нулевая. Люди просто пропадали. Я не знаю, куда они делись.

– А вы не пробовали… ну, не знаю, связать всех участников этой вашей экспедиции верёвкой, что ли.

– Раз ни разу не сталкивался с Навью, так, будь добр, не раскрывай рот. Связали. Так я потеряла сразу пятнадцать человек. Что-то в тумане их потянуло. И очень с большой силой, пока люди опомнились, и один из них догадался обрезать верёвку.

– И что, это неизвестно что похищало идущих последними?

– Нет, хотя, чаще всего. Но было и так, что выхватывало людей прямо из центра группы. Просто туман сгущался и человек исчезал. Туман его куда-то уносил. Когда мы впервые прошли Белую Навь, то на границе наткнулись на останки людей. Кто-то их выложил прямо на нашем пути. А останки представляли собой аккуратненькие обсосанные скелетики. Я не нашла ни одного перелома. Как будто кто-то с невероятной точностью отделил плоть от костей.

– Хирурги буйствовали, – усмехнулся Тихомир.

– Что? – не поняла она.

– Не обращай внимания. Это я так пытаюсь поднять себе настроение.

Ярослава опять о чём-то задумалась.

– Что-то я упускаю, – она взглянула на Тихомира, – ты ведь должен видеть в темноте.

– Есть у меня такое свойство, а что в Нави ещё и темно?

– Если б ты действительно читал книги атлантов, ты понял бы, что я хочу сказать, – Ярослава в упор уставилась на него.

– Ночное зрение устроено на основе излучения, издаваемого предметами. Всякого рода взвесь, к примеру, дым, этому излучению не преграда. Точнее, преграда, но преодолимая, всё зависит от размера частиц такую взвесь составляющую, – подсказала Синистра.

– Всё зависит от качественного, а возможно и химического состава взвеси, я с ней ни разу не сталкивался, – ответил Тихомир Ярославе.

– Я думаю, что ты будешь видеть, не очень хорошо, конечно, но будешь. Значит у нас будут глаза.

– Хорошо, осталось определить тактику передвижения группы. Где мне лучше находиться – во главе отряда, в центре или его хвосте?

– В прошлый раз случаи нападения случались одинаково часто по всей длине группы. Но лес реже. Это позволит сгруппироваться по два человека. Я думаю, что тебе лучше всего будет патрулировать отряд где-нибудь в центре.

– Договорились. Ещё одна просьба. Я заметил как передвигаются твои люди по обычному лесу. Один поворачивает тело вверх, второй вниз, третий и четвёртый налево и направо. В условиях невесомости, когда нападения можно ожидать с любой стороны, это неплохая тактика. Но в условиях нулевой видимости она бесполезна и даже вредна. Я, единственный зрячий в группе, буду информировать людей о надвигающейся опасности. Мне нужно будет говорить, с которой стороны она надвигается. Я не смогу командовать, когда для каждого отдельного человека понятия вверх, вниз, влево и вправо будут различаться.

– Ты хочешь сказать, что все люди в группе при передвижении по Нави должны занимать в воздухе одинаковое положение.

– Именно. Группа будет подобием слепого котёнка. И я, если что, буду сообщать, с какой стороны этому котёнку следует полоснуть когтями.

Белая Навь начиналась сплошной мутной белой стеной. Ярослава нырнула в эту муть первой. Достаточно ей было всунуть в Навь руку по локоть, что бы кисти уже не было видно. Она вошла в стену полностью, оставив снаружи только ладонь, приглашающую взяться за неё ближайшего мужчину. Тихомир решил войти в Навь в нескольких метрах от основной группы. Перед входом Синистра активировала ночное зрение, и он начал всматриваться в белую муть. В глазах сразу проявились белые извивающиеся метровые стволы. Видимость не оказалось слишком хорошей, просто непроницаемая муть превратилась в густой туман, который просматривался максимум метров на шесть. Тихомир окунул в туман руку. Холодно и как-то шершаво, что ли.

– Синистра, – позвал он шёпотом программу, – как интересно отнесутся к этой взвеси мои лёгкие?

– Без понятия, но если следовать простейшей логике, то это место – порождение плазмоидного мира, то бишь не должно реагировать с твоим организмом.

– А как же зверь и моя кровь? Реакция ведь была.

– Была. Но я думаю, что зверь – это просто исключение из правил. По опыту общения с плазмоидными существами ещё при интеграции с Боромиром и … да и по известным мне исследованиям учёных создавшей меня расы, я подметила, что плазмоидный мир не реагирует с клеточным на химическом уровне.

– Ладно, соглашусь. А как же уровень механический?

– В смысле? – недоуменно промямлила программа.

– В прямом! Про пылесоса забыла, который хотел меня размолотить, или про горынычей. Механически они могли меня уничтожить. Я имею в виду, что механические частицы взвеси будут попадать мне в лёгкие.

– Может быть, – задумалась (засчиталась) программа, – но мы так ничего и не узнаем, если ты не войдёшь в Навь.

Тихомир набрал зачем-тополную грудь воздуха и нырнул в белую стену. Подождал несколько мгновений, выдохнул, и сделал аккуратный вздох. Создавалось впечатление, будто попал в едкие клубы дыма от костра. Но в целом дышать можно.

– Тихомир, – услышал он злой шёпот в стороне, – Если ты не появишься около отряда, я выкрикну кодовое слово.

– А мой зверь может выпустить в тебя свою молнию до того, как ты скажешь своё слово, – парировал он, – учти – я сейчас в более выгодном положении, чем ты. Так что перестань сыпать на меня свои угрозы. Мы же с тобой договорились, что будем сотрудничать! Я пока не отказывался от нашего договора. Не гоже так с сотрудникам собачиться.

– Без меня ты всё равно не обойдешься, – Ярослава даже не постаралась хоть чуть-чуть смягчить голос, – так что терпи такую, какая есть. И вообще, хватит этого трёпа. Мы только бесполезно подвергаем себя опасности. Полетели.

– На счёт последнего ты права, – согласился Тихомир, – ответь мне только на один вопрос – если ты ничего не видишь в Белой Нави, то как собираешься ориентироваться в ней.

– Я просто знаю, в каком направлении к двигаться, большего тебе знать не надо.

– Как знаешь. Веди, – Тихомир подлетел к центру группы.

Ярослава, как впрочем, и остальные люди в группе, и вправду ничего не видели в этом тумане. Тем не менее, женщина упорно двигалась по прямой линии. Пыталась так двигаться. Периодически на её пути попадались стволы, на которые в силу своей временной слепоты, она налетала. Столкнувшись с преградой, она облетала её и точно попадала на нарушенную траекторию прежнего полёта. Создавалось впечатление, что её что-то или кто-то ведёт. Вполне возможно, подумал Тихомир, что у неё есть какое-то устройство, указывающее на местонахождение ключа. Мужчины на этот раз не привязывались верёвкой друг к другу, а использовали выдуманную Ярославой тактику. К поясу каждого, начиная от Ярославы, человека была привязана верёвка длиной метра в полтора. Следующий за Ярославой воин просто держался на другой конец верёвки. Такая тактика давала в случае чего возможность верёвку просто отпустить и в то же время не позволяла людям потерять друг друга. В самом начале Белой Нави Ярослава двигалась довольно смело и уверенно, но со временем становилась всё более осторожной и аккуратной.

– Скоро лес закончиться, – объявила она Тихомиру, – и начнётся сама Навь. Там нас и ждут основные неприятности.

Тихомир осмотрелся, но никаких видимых глазу изменений, не заметил. Он решил подлететь ближе к началу группы, что бы увидеть то, что их ожидает. Приблизительно через час он и вправду натолкнулся на нечто из ряда вон выходящее. Ярослава, в очередной раз, оттолкнулась от ствола, и полетела по прямой линии, не встретив на своём пути каких либо преград. Первый, попавшийся ствол, причудливо изогнулся, пропуская её. Также поступили и другие.

– Навь, – проговорила она, – здесь нет леса. В прошлый раз здесь на нас начали нападать. Одна из атак придала нам ускорение, и группу отнесло к какой-то стене. Именно благодаря ней мы смогли пройти через навь. Теперь нашим буксиром будешь ты. Когда увидишь, что моя скорость замедляется, подлетай, бери меня за руку и тяни вперёд. Я покажу куда.

– Лес не закончился, – произнёс Тихомир, осторожно облетая стволы, – он стал живым.

– Что значит живым!? Тихомир, что ты видишь? – она повернула своё лицо по направлению к Тихомиру и попыталась что-либо рассмотреть.

– Стволы изгибаются при приближении людей. Ты просто до них не дотронешься, они уйдут от прикосновения. Изогнуться.

– Не могла себе даже представить, точнее мне тяжело представить, что вокруг меня лес. Иногда мелькают какие-то движущиеся тени.

Да, подумал Тихомир, вот они рецепторы как иногда на сознание действуют. Раньше существование леса Ярославе доказывало зрение. В Белой Нави этот орган свою функциональность потерял. Существование стволов подтверждали тактильные ощущения. Лес не исчез, лес просто лишил людей тактильных ощущений – последнего доказательства своего существования.

Внезапно на одном из стволов слева от Ярославы бесшумно появилась какая-то трещинка. Трещинка стремительно расширилась, и из неё вылетело какое-то существо, внешне напоминающее метровый бутон белого тюльпана. Не то-то вылетело… больше всего это напоминало выстрел. Тихомир схватил Ярославу за руку и нырнул вниз, увлекая туда тем самым всю группу. Тюльпан бесшумно пролетел над головой. На его пути резко появился извивающийся ствол с, вероятно, уже заранее подготовленной трещинкой. Бутон долетел до неё и исчез внутри ствола.

– Что это было? – Ярослава поняла, что это было первое нападение.

– Я так полагаю, – Тихомир, стремительно набирая скорость, потянул её вперёд, – что эти существа, я их прозвал бутонами – уж больно похожи на метровые бутоны белых тюльпанов, если ты таковые ещё помнишь – живут внутри стволов. Скорее всего, они и лес – это одно и тоже существо. Бутон появился из одного ствола, желая видимо, схватить жертву, и, после неудачного полёта его поймал другой ствол.

– Интересно, почему тогда сами стволы не нападают? Им бы ничего не стоило просто-напросто передавить всех нас.

– Честно сказать, у меня создаётся впечатление, что они очень нежные. С такой-то гибкость и скоростью, с какой они извиваются… Такоё чувство, что их можно разорвать голыми руками. Тем более, когда второй ствол поймал бутон, а первый его метал, они располагались на одной линии, – Тихомир отчаянно начал жестикулировать, пытаясь объяснить свои мысли, пока не понял, что это бесполезно, – как будто бутон разогнался по трубе, пролетел часть пути по воздуху и начал гасить скорость в другой трубе.

Беседа отвлекла Тихомира, из-за чего он сам подвергся нападению. Бутон схвати его за ноги, и понёс навстречу стволу. Тихомир не успел отпустить руку Ярославы, и всё группу потянуло за ним. Кроме этого к телу бутона прижало Ярославу, которая стало помехой для рубящего удара. Тогда Тихомир взял меч двумя руками и осуществил колющий удар. Бутон взорвался белой пылью, которая сразу же рассеялась среди окружающего тумана. Тихомира всё ещё несло по инерции к возникающей в «принимающем» стволе трещине, как ствол резко изогнулся в сторону.

– Показывай направление, – яростно зашептал Тихомир, – они становятся всё активнее, не думаю, что их порадовали первые неудачи.

Ярослава молча указала рукой направление.

– Слушайте все, – повысил голос Тихомир, – эти существа, бутоны, уязвимы. Вероятно, имеют обыкновение хватать за ноги. Достаточно возить в них меч, и они рассыплются в пыль.

В это время слева около центра группы появился извивающийся ствол. Сразу же с другой стороны вынырнул из тумана «принимающий».

– Центр группы! Атака слева или справа! – заорал Тихомир, не зная, какой из стволов выстрелит.

Это незнание и спасло людей, так как атака была и слева и справа. Причём одновременно. После того, как стволы выстрелили, сразу чуть-чуть отодвинулись в сторону, вероятно для того, чтобы поменяться ролями – выстрелившему стать «принимающим» и наоборот. Люди среагировали мгновенно – повернулись в указанные Тихомиром сторону и веером начали крутить мечи. Бутоны рассыпались в пыль. Следующий выстрел был по Тихомиру. Создавалось впечатление, что лес каким-то образом чувствует, что он единственный зрячий в группе. Как только снизу появился ствол, Тихомир выставил на встречу раскрывающейся трещинке острие меча, и выстеленный бутон налетел прямо на него. В течение нескольких минут таких выстрелов было ещё как минимум восемь, но Тихомир уже уловил суть тактики этих существ и каждый раз успевал повернуть меч в нужную сторону. Основная трудность заключалась в том, что приходилось бешено крутить головой по сторонам, чтобы вовремя заметить приближающийся ствол. С одно стороны было хорошо, что лес уделил всё своё внимание Тихомиру – остальных членов группы пока не трогали. С другой стороны Тихомир, который одновременно работал в качестве буксира, тянул весь отряд, и передвижение по лесу существенно замедлилось.

– Долго нам ещё, – спросил Тихомир Ярославу, не переставая оглядываться по сторонам.

– Не знаю, – ответила та, – в прошлый раз мы плыли другим путём. Но мне кажется, что эта полоса шириной около двух-трёх километров.

Внезапно из тумана выплыло что-то монолитное. Абсолютно белая поверхность. Границ её, из-за плохой видимости видно не было. Тихомир в нерешительности остановился, и люди сзади, налетая друг на друга, сбились в кучу.

– Сгруппироваться в шар и выставить мечи наружу, – скомандовал Тихомир, удивляясь, почему раньше ему в голову не пришла такая мысль.

– Перестань командовать моими людьми, – зашипела Ярослава, – что случилось? Почему мы остановились?

– Как выглядела та стена, к которой вас отнесло в прошлый раз? – не обращая внимания на шипенье, спросил он.

– Обычная каменная стена, скала. Что, мы на неё натолкнулись?

– Нет, мы натолкнулись на что-то другое. Эта стена абсолютно белая и гладкая. Оставайтесь здесь, а я подлечу и проверю.

– Если что, кричи. Я использую свою перчатку и выстрелю в нескольких метрах от твоего голоса.

– Только аккуратнее. И, что б я был в курсе, в каком направлении последует выстрел, стреляй в пару метрах слева от моего голоса.

Тихомир начал осторожно подплывать к белой стенке. Когда до неё осталось несколько метров, её поверхность вздыбилась, и по поверхности побежали какие-то нитеобразные утолщения. Ещё через мгновение на поверхности стены, прямо напротив Тихомира, появилось чёрное отверстие. Из отверстия стремительно вылетел пучок белых нитей. Обогнув Тихомира по широкой дуге, они соединились за его спиной, заключая Тихомира в некое подобие сетчатой сферы.

– Как дурни попались, – заорала Синистра, – всё твоё любопытство. Хорошо, что я успела включить защиту.

– Это поэтому нити нас обогнули по дуге, – вслух начал размышлять Тихомир.

– Потому, но они невероятно крепкие. Долго я так не выдержу.

Отверстие, тем временем, увеличилось до трехметрового диаметра и начало втягивать сетчатую сферу со всем её содержимым внутрь.

– Давай попробуем эту сеть порубить, – предложила Синистра.

Тихомир подлетел к краю сферы и на наотмашь рубанул мечём по её границе. Перерубленные ниточки обвисли, но их место заняли новые, которые мгновенно выросли из уцелевших. За время этих экспериментов сфера перестала быть сферой. Почти вся она втянулась внутрь белой стены и сейчас Тихомир находился внутри трёхметрового тоннеля, отгороженный от свободы белой сетью сейчас более напоминавшей тюремную решётку. Окружность стремительно уменьшалась.

– Ярослава, – закричал Тихомир, – стреляй.

Выстрел последовал незамедлительно. Всё вокруг заискрилось ярким синим цветом и стена превратилась в какой-то жёлто-серый минерал. Выход представлял собой тридцатисантиметровое отверстие. Пока Тихомир раздумывал, как через это отверстие выбраться появилась Ярослава, которая сразу ухватилась за решётку.

– Как ты умудрилась сюда приплыть? – удивился Тихомир, – От чего ты смогла оттолкнуться?

– От моих людей, – зло ответила Ярослава, демонстрируя верёвку в руке. Она, держась одной рукой за решётку, второй потянула верёвку на себя, и вскоре из тумана появилась вся группа.

– Ну и как ты теперь собираешься отсюда выбираться? – Ярослава с интересом рассматривала решётку.

Тихомир молча поднял меч, приставил к решётке и навалился всем телом на рукоять, отталкиваясь при этом от стенки тоннеля. Решётка не поддавалась. Он активировал силу кольчуги, и одна из перемычек решётки с хрустом лопнула.

– Этот минерал очень прочный, я специально взяла такой в дорогу, – холодно произнесла Ярослава, наблюдая за его бесполезными стараниями, – так что не трать зря энергию меча. Ну перерубишь ты решётку. Всё равно в такое узкое отверстие не протиснешься. А о том, что бы стенку прорубать, можешь забыть вообще. Что делать будем? Через четыре часа камень опять превратиться в то, что было до выстрела, но, как я поняла, это существо очень опасное. Да и мы столько здесь не продержимся. Я, пока мы тебя ждали, потеряла двоих людей.

– Буду искать другой выход, – упрямо проговорил Тихомир.

– Буду тебя ждать, – Ярославу явно беспокоила судьба Тихомира, и это наводило на мысли, что он ей нужен. Очень нужен.

Тихомир развернулся и полетел вглубь тоннеля. Тоннель через пять метров резко уходил вверх, тянулся ещё метра три и выходил двадцатиметровую полость.

Внутри полости, в самом её центре, висел небольшой светящийся шарик, переливающийся разными цветами. Почувствовав каким-то образом Тихомира, шарик молниеносно к нему метнулся. Тихомир, укрываясь от удара, выставил перед собой меч. Шарик ударил в меч с такой силой, что Тихомира начало раскручивать вокруг своей оси. Сделав один такой оборот, он увидел застывший шарик, активировал кольчугу и с размаху ударил по нему острой гранью лезвия меча. Удивительно, но тот от такого мощного удара даже царапины не получил, просто полетел к противоположной стенке, ударился об неё и с ужасающей скоростью полетел обратно. Тихомир еле успел увернуться. Шар резко остановился, замигал синим, вперемешку с красным, цветом и снова атаковал. На этот раз в схватку вмешался зверь. Вымолвив, как обычно, своё любимое слово, он пустил навстречу шарику синюю молнию. Сияние сразу погасло, а шар, пробив защиту Синистры, ударил Тихомира в бедро и разлетелся на тысячи мелких осколков. В каменном состоянии он, а точнее субстанция, из которой он был сделан, вероятно, была намного более хрупкой. Тем не менее, от такого удара Тихомира отбросило к стене, но когда он, не в силах остановиться, ударился в неё, он рассыпалась в белую густую пыль, которая сразу же забилась в лёгкие.

Ребра, которые не так давно срослись и так болели, а после очередной попытки вздохнуть, заныли невыносимо. От недостатка кислорода закружилась голова, и Тихомир включил пояс. Он находился в тумане. До того густом, что даже при помощи Синистры ничего кругом не было видно. Лёгкие не работали, но сработал какой-то рефлекс, рёбра, награждая тело невыносимой болью, начали сокращаться, и изо рта повалили белые, склеенные слюной и мокротой, комья. Не меньше пяти минут Тихомир отплёвывался от этой мерзости, и только после осмотрелся. Он по-прежнему находился в густом мутном тумане. Надо было как-то выбираться отсюда и Тихомир, немного подумав, он двинулся в произвольно выбранную им сторону. Через некоторое время туман начал понемногу рассеиваться и видимость улучшилась. Вскоре показались ветки этого ненормального леса. Хотя, как подумал Тихомир, лес это был скорее нененормальный, если сравнивать его с просто ненормальным, с которым он встречался в этом плазмоидном мире.

Лес изменился. В разных его местах появились пятна более плотного тумана, а сами стволы стали какими-то неживыми. Тихомир осторожно подлетел к одной из веток. Та никак не отреагировала на его приближение. Он ткнул неё мечом. Тот же результат.

– А они и вправду очень хрупкие, – в голове появилась Синистра, – разрубающую силу меча я не активировала, а он пронзил ствол как бумагу.

– Меня не это интересует, – задумчиво произнёс Тихомир, отключив пояс, – лес что, умер?

– Слишком похоже на организацию гриба, – ответила Синистра, – когда ты уничтожил кристалл, он умер. Возможно, у этого существа таким кристаллом был этот шарик.

– … и-и-р, – послышалось где-то в тумане.

Похоже, его разыскивает Ярослава. Тихомир направился в сторону, откуда ему послышался голос и вскоре наткнулся на каменную глыбу. Вероятно, это была та часть неизвестного существа, которая попала под выстрел Ярославы. Он обогнул глыбу и увидел всю группу в месте с Ярославой, всё ещё держащейся за решётку.

– Что ты натворил? – сразу закричала она.

– А что случилось? – невозмутимо, вопросом на вопрос ответил Тихомир.

– Не знаю. Но что-то изменилось. В один момент из стволов вылетело больше сотни бутонов, которые сами по себе взорвались белой пылью. И лес стал какой-то другой. Вот уже минут двадцать мы не видели никакого движения.

– Не знаю, что я сделал, но похоже нападать на нас больше никто не будет.

– Это я и сама поняла, – холодно заговорила Ярослава, – я спрашиваю, что ты там сделал, что весь лес умер.

– Не знаю, – с издёвкой повторил он её слова, – убил какое-то маленькое круглое существо размером с кулак.

Ярослава задумалась. Как видно, женщиной она была не глупой, и все теории могла выстроить сама.

– Полетели, – она протянула руку.

Тихомир взял её, они, вместе с группой, обогнули глыбу и двинулись в указанном Ярославой направлении. Несколько раз воины цепляли собой стволы, но те рвались, будто были сделаны из бумаги. Никто не нападал, но со временем Тихомир заметил, что группу постоянно сносит по отношению к направлению движения под каким-то углом. Кроме того, туман стал редеть. Но ведь когда они входили в Навь, та начиналась сплошной белой стеной. Что-то здесь было не так.

– В прошлый раз в этих местах туман тоже редел постепенно, или оборвался резко? – спросил он Ярославу.

– Ты уничтожил Навь и ещё удивляешься, что происходит что-то странное, зло ответила она.

– Ясно, поредение тумана ещё можно хоть как-то объяснить. Ну мало ли, может, тает, без живого леса, может что-то ещё. Но как объяснить, что группу начинает тянуть куда-то в сторону? Ты не заметила?

– Заметила. Слушай, сосредоточься лучше на передвижении. Чем быстрее мы отсюда выберемся, тем лучше.

Тихомиру аж язык ей захотелось показать. Ой, какие мы умные! Сотрудница хренова. Лучше с Синистрой пошепчусь, хотя та тоже стерва ещё та. Жаль, что у зверя мозгов так мало. Он, как стало ясно с самого начала, доброе и забавное существо. Туман, тем не менее поредел ещё сильнее – вся группа уже могла достаточно сносно видеть. Тихомир по-прежнему служил в качестве буксира, так как от хрупких стволов оттолкнуться было невозможно. В той стороне, куда сносило группу, сначала тихо, а потом всё громче и громче начали доноситься какие-то хрустящие звуки. А потом появился запах гари. Туман сам по себе имел запах дыма, но он уже почти весь исчез, да и запах в корне отличался.

– Что происходит? – недоумённо спросила Ярослава.

Внезапно из зарослей леса появился длиннющий пылесос. Он летел по прямой, прогрызая себе дорогу в зарослях. Пролетел по прямой в десятке метров от людей, и помчался куда-то дальше.

– Ты заметила, – обратился Тихомир к Ярославе, – что он оставил после себя шлейф пыли?

– Заметила. Эти стволы для него не съедобны. Он просто прогрызает себе дорогу. Он испуган! Чего же он мог испугаться?

– Может быть, учитывая появившийся запах гари, где-то в лесу пожар? – предположил Тихомир.

– Какой может быть пожар в невесомости!? Ты что, совсем дебил.

Со временем угол, под которым отклонялась группа от основного направления, увеличился ещё больше, а Тихомир почувствовал, что рука, держащая Ярослава, заныла. Его осенило.

– Ты говорила, что эффект невесомости создаёт лес?

– Да… – Ярослава задумалась, – ты хочешь сказать, что со смертью леса исчезает эффект невесомости?

– Именно. Сначала взвесь начала постепенно исчезать. Гравитация её тянула вниз, она же и с группой такое делает. Потом гравитация добралась до нижнего леса – вот откуда слышен хруст. Ветки ломаются и летят вниз. Небольшие количества вещества белые камни сжигают мгновенно и без дыма. А тут неизвестно какой толщины слой взвеси плюс ветки. Вот дым и повалил.

– Надо лететь быстрее, – быстро сказала Ярослава.

– Как могу, – ответил он, – и думаю, что надо подняться выше, где гравитация, по логике, меньше.

Действительно, поднявшись выше, Тихомир почувствовал, что нести группу стало легче. Но мешали стволы, которые стали попадаться чаще. Кроме этого они стали на порядок прочнее. Вероятно, с высотой их крепость возрастала. Тихомир уже начал менять руки, а после и вообще попросил на ходу накинуть на тело петлю. Притяжение всё нарастало. Синистра начала жаловаться, что скоро от её энергии не останется ничего, а едкий дым лез в глаза и лёгкие. Люди в отряде откашливались от этого дыма, от чего вибрация, которая передавалась по всему звену, доставляла Тихомиру не самые приятные ощущения.

Внезапно Тихомира дёрнуло так, что сознание помутилось, и глаза он открыл только под воздействием вибрации колечка. Осмотревшись, он обнаружил, что его передают из рук в руки воины, опирающиеся на ветки. Температура воздуха была очень высокой, а глаза по-прежнему разъедал дым.

– Ты влетел в полосу леса с твёрдыми стволами. Ничего не подозревая, летел между ветками, пока один из воинов случайно за одну из них не зацепился, – объяснила происходящее Синистра.

Стало ясно, почему так болела поясница. Каждый раз, когда его передавали из рук в руки, в области позвоночника появлялась острая боль. Надо было привязывать верёвку к штанам, а не к пояснице, штаны в случае чего затвердели бы. Но теперь поздно было говорить об этом. Проанализировав своё состояние, Тихомир понял, что передвигаться самостоятельно пока не сможет и, изобразив, что снова потерял сознание, закрыл глаза. Ни о чём думать почему-то не хотелось, и сознание погрузилось в какое-то небытие. Тихомир попытался войти в состояние транса, что бы избавиться от резкой боли, которая периодически появлялась в пояснице. Он представил, как затихают все биохимические процессы в мышцах ног и рук. Появилось знакомое чувство покалывания, будто ноги и руки стали чужими и какими-то ватными. Удивительно, что в такой неблагоприятной обстановке тело так легко слушалось сознание. Тихомир начал гнать волны расслабления по всему организму, пока он не превратился в пульсирующую огненную поясницу, но постепенно расслабление начало захлёстывать и её. Перед сознанием начали появляться мутные бесформенные пятна, а где-то вдалеке появился чей-то голос. Сейчас главное не всматриваться и не вслушиваться. Всё нужно ловить сознанием. Как только пытаешься что-то услышать – голос исчезает, его забивают слуховые рецепторы. То же самое и с видениями, мутные пятна которых пытались принять какую-то форму. По организму промчалась сильная волна, и Тихомира выгнуло. Образно говоря. Никогда ещё раньше ему не удавалось так быстро войти в состояние транса. Он начал осматриваться. Два красных пятна. Одно поменьше в области рёбер. Они срослись, но при этом немного сместились. Тихомир согнал всю энергию в руку, чтоб легче было управлять, отделил часть и направил к красному пятну. На момент он задумался, что лучше, разделить поломанные части рёбер и сращивать их заново, или заставить костную ткань сместиться до нормального положения. Поразмыслив, он пришёл к выводу, что, учитывая, что его тела сейчас мнут и перегибают воины, передавая из рук в руки, лучше будет кости не разъединять. Второе пятно в области поясницы. Такое большое, что рассмотреть что-либо внутри него не возможно. Ну и ладно. Оставшуюся часть энергии Тихомир перегнал в эту точку. А теперь посмотрим, что на улице твориться. Обычно Тихомир кого-то звал. Не важно кого. Кого угодно. Понятно, что образы лишь игра подсознания, но и оно, подсознание, слишком интересная и неизученная вещь. Вот он. Цветок, наверное. Весь какой-то шипастый и извивающийся. Прозрачно-чёрный, с белыми, чуть светящимися прожилками.

– Поможешь? – спросил Тихомир, – у меня слишком мало энергии для моих травм.

– Конечно, – ответил цветок, – ты же идёшь за ключом-шестерёнкой.

В состоянии транса разговоры происходили не на каком-либо языке. Все слова воспринимались образно. Проходили через линзу собственного подсознания. Поэтому было всегда трудно перевести полученную информацию в приемлемый для хранения вид. Чаще всего это же и являлось причиной того, что в памяти после сеансов медитации оставалось очень мало. Наверное мозг человека не способен хранить в себе вещи из ряда вон выходящие из основных принципов мироздания. Сейчас Тихомир увидел звёздное небо. Но оно какое-то серое. Мутное. И только в одно месте какая-то дыра. В ней сверкают звёзды. Настоящие, живые. И чернота космоса совсем другая. Красивая. Тихомир направился к этой дыре. Она становиться всё больше. Звёзды сверкают всё ярче. В какой-то момент происходит как бы вспышка, и серой вселенной больше не существует. Он где-то в космосе. Кругом звёзды и глубокая чернота космоса. Энергия хлещет со всех сторон. С ним поделились. Интересно, как бы такую подачку видел другой человек со своим подсознанием. Наверное, не выход в другую вселенную, а что-то совершенно другое.

– Ты не злой? – спросил Тихомир.

– Нет, – ответил цветок, – а почему ты так спрашиваешь?

– Не знаю. Чаще всего ко мне приходили злые.

– Они не злые. Они другие.

– У тебя есть имя?

– Нет. Хотя раньше меня называли.

– Кто?

– Такое же существо, как и ты.

– А ты кто?

Цветок на минуту замолчал.

– В каком смысле? – наконец заговорил он.

Теперь замолчал Тихомир.

– Хорошо. А кто я?

– Ты сам знаешь ответ на этот вопрос. Ты – форма существования белковых тел.

Из курса школьной биологии, подумал Тихомир. Ещё одно доказательство, что разговор с цветком переламывается через подсознание.

– Хорошо. Кто ты относительно меня, если я форма существования белковых тел.

– Я тебе не смогу ответить. В твоей памяти нет подходящих ассоциаций.

– А что ты мне можешь сказать такого, что бы я понял.

– Мне надо выбраться отсюда.

– Откуда?

– С этой планеты.

– Я могу как-то помочь?

– Ты уже это делаешь.

– Как?

– Идёшь за ключом-шестерёнкой.

– Ты мне будешь помогать?

– Когда смогу.

– Как мне тебя называть?

– Как хочешь. Синистра называла меня Создателем.

– Ты что-то создал?

– Да. Но не то, что хотел.

– А что хотел?

– Разумную форму жизни. Такую, как ты. Извини, мне нужно уходить. Пребывать в тонком мире мне намного сложнее, чем тебе. Я не могу здесь находиться так долго.

Цветок распался на десяток бесформенных пятен, которые начали стремительно таять. Тихомира подхватил какой-то ветер и стремительно понёс к серому пятну с мёртвыми звёздами. Так не хотелось покидать эту красочную вселенную, но сопротивляться ветру было совершенно бесполезно. Вспышка, и Тихомир открыл глаза. Зелёные стволы и невесомость. И довольно темно.

– Очнулся? – хмуро спросила Ярослава, подлетая к нему.

– Ага, – Тихомир с силой оттолкнулся от ближайшего ствола и сделал кульбит в воздухе. Самочувствие было просто прекрасным, какая-то дикая энергия рвалась наружу. Хотелось схватки с каким-нибудь злобным монстром, или головокружительного полёта по лесу.

– Ничего не понимаю, – задумчиво произнесла Ярослава, рассматривая его, – ещё пол часа назад я думала, что ты не выживешь. Как ты это сделал?

– Особое заклятие, – важным тоном ответил Тихомир, – а что здесь произошло, пока меня э… не было?

– Ничего особого. Сложнее всего было цацкаться с тобой, когда была гравитация. Чем дальше мы удалялись от Белой Нави, тем она становилась меньше. Потом исчезла вовсе. Вместе с ней исчез дым. Пол часа назад с тобой стало происходить что-то непонятное. Вначале я подумала, что у тебя остановилось сердце. Потом обнаружила, что сердцебиение всё-таки есть, но очень замедленное. Пока я осматривала тебя, воздух вокруг сгустился. Никогда раньше с таким явлением я не сталкивалась. Не то что передвигаться, вздохнуть было тяжело. А ты, не двигаясь, вырвался из рук и поплыл куда-то, как будто тебя эта плотная среда абсолютно не касается. Минут через пятнадцать странное явление окончилось, а мы догнали тебя в километре от того места, откуда ты уплыл.

– Почему темно?

– Внизу по-прежнему всё в дыму, но сюда он не подымается. Видимо, из-за невесомости.

– Далеко нам ещё?

– Мы почти на месте.

– Тогда поплыли.

Через некоторое время отряд упёрся в скалу и начал двигаться параллельно ей. Сутки спустя лес закончился. Взгляду открылось огромное пространство, залитое светом белых камней.

– Там, – Ярослава указала на потолок в километре над ними.

– Где именно? – спросил Тихомир.

Ярослава молча сняла с головы свою, как её прозвал Тихомир, колючую проволоку, и протянула ему.

– Одевай.

– Зачем?

– Одень и увидишь.

Тихомир снял свой обруч и спрятал его в сумку. Как только вместо него на голове появилась проволока, в поле зрения сразу же появилась какая-то искорка. Он повернул голову, но искорка своего положения не меняла. Он находилась где-то на потолке, куда указывала Ярослава. Так вот, как она ориентировалась в Нави! Это проволока и есть её путеводитель.

– Мне что-либо объяснять, или сам всё понял, – холодно спросила она.

Тихомир решил не отвечать. Он расправил крылья и начал медленно подниматься. На половине пути температура начала подниматься. Под потолком, в том месте, куда указывала искорка, обнаружился вход в пещеру. Тихомир остановился, чтобы собраться духом.

– Что ты остановился? – зло зашептала программа, – ты что, не заметил, что я уже включила защиту? Неизвестно, сколько ещё понадобиться энергии на неё, а ты здесь висишь и мечтаешь о чём-то.

Ну вот, подумал Тихомир, все вокруг какие-то ужасно злые. Или, как сказал Создатель, ужасно другие. Опять потянуло на размышления. Виной всему очевидно страх. Сознание защищается от страха, толкая к размышлениям на всякие, совершенно неуместные в данной обстановке, темы.

Пещера оказалась обыкновенной, самой, что ни на есть, заурядной пещерой. Если не считать температуру за бортом. Узнать бы интересно, сколько там. Жалко градусника нет. С высотой появился тусклый красный свет. Светились камни, накалённые до красна. До стен Тихомир решил не дотрагиваться. Потихоньку стало душно.

– Включай пояс, – заговорила Синистра, – воздух, который находился в защитной сфере, перенасыщен углекислым газом. Окружающий нас кислород слишком горячий, если я его пущу внутрь защитной сферы, ты сразу же сожжёшь себе лёгкие.

Правдивость слов Синистры Тихомиру почему-то проверять не захотелось, и он активировал дыхательную функцию пояса. Пещеры оказались не безжизненны. Неужели ещё одна форма жизни? И опять агрессивная. От защиты отвалилось алое красное пятнышко. Скорее всего, это какая-то субстанция в расплавленном виде. Плевался камень, торчавший из стенки пещеры. От остальных камней он отличался неестественно синим цветом.

– Не знаю, как у него это получилось, но он пропалил мне защиту. Я, конечно, дырку сразу затянула, но с такими успехами на долго меня не хватит, – пожаловалась Синистра.

Тихомир увеличил скорость. Это было опасно – никогда не знаешь, что может ожидать тебя за очередным поворотом, но всё же лучше, чем быть поджаренным заживо. Синих камней Тихомир больше не видел, он летел так быстро, что просто их не замечал. Да и не смотрел на них. Сознание трансформировало полёт в подобие компьютерной игры. Экран. На экране точка – это местоположение шестерёнки. Тормозов нет. И бесконечные тоннели, маневрируя по которым, необходимо выполнить задание.

Внезапно, точка на экране исчезла. Тихомир резко затормозил и остановился.

– Что случилось? – спросила программа.

Тихомир выключил пояс, и в лёгкие грянул горячий воздух.

– Что, не видишь? – она должна была видеть его глазами, – указатель с экрана исчез.

– С какого экрана!? – возмутилась программа, на момент она умолкла. – Точно! Твоё зрение охватывает около ста восьмидесяти градусов. А как же на счёт остальных ста восьмидесяти? Если б у тебя были глаза на затылке, то указатель был бы сейчас там. Вывод – мы пролетели шестерёнку, и сейчас он находиться где-то за твоей спиной.

Тихомир развернулся, и искорка сразу появилась.

– Летим обратно, но не так быстро.

Долго лететь не пришлось. Метров через пятьдесят искорка поползла куда-то в бок. Тихомир направил свой взгляд вслед за ней и рассмотрел на полу пещеры шестерёнку. Он протянул к ней руку.

– Стоять! – заорала Синистра. – Её температура градусов под триста.

– По Цельсию или по Фаренгейту? – издевнулся Тихомир.

– Чего? – не поняла программа, – как нам её взять?

– Люмбрик, – внезапно подал голос зверь.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Тихомир, рассматривая зверя, – ты ведь не хочешь её съесть.

– Люмбрик, – повторил зверь.

– Если бы он хотел её съесть, то, я думаю, сказал бы слово «камень», – вслух предположил Тихомир.

– Люмбрик, – подтвердил его предположения тот.

Раздался плевок, и с защиты сползло алое пятнышко.

– Сделай хоть что-нибудь, – взмолилась Синистра, – мы изжаримся в этой духовке.

Скорее по наитию, чем по логике, Тихомир взял зверя за хвост и протянул к шестерёнке. Люмбрик схватил её передней парой лапок.

– Ищи, – сразу же скомандовал зверь.

Сапоги подсказывали обратный путь, и Тихомир полетел на максимально высокой скорости. Руку, несущую зверя, приходилось периодически менять, так как от шестерёнки исходил сильный жар. К тому времени, когда Тихомир вылетел из пещеры, левая рука начала покрываться волдырями. Надо было быстрей добраться до невесомости, где можно было отпустить Люмбрика и дать время шестерёнке остыть.

Тихомир ринулся вниз, и заметил, что в лесу кипит бой. На Ярославу и её людей напали два пылесоса. На ходу он достал левой рукой меч и, не снижая скорости, вонзил в бок одному из пылесосов. Упёршись ногами в его тело, он покрутил меч вокруг оси и немного расширил отверстие. Разрубать пылесоса не стоило, а вот нарушить его герметичность вполне резонно. В отверстии зашипел воздух и пылесос, изогнувшись, резким движением ударил Тихомира своим хвостом (или передом?). От такого мощного удара его понесло в сторону. Синистра даже не удосужилась сделать защиту или у неё закончилась энергия. Проломав собой несколько веток, Тихомир ударился об ствол и потерял сознание.

Глава 12

В темноте перед глазами появились какие-то пятна. Пятна поплавали по темноте и сложились в белого кота, точнее котёнка с колокольчиком на шее.

– Ты разговаривал с Создателем? – спросил котёнок.

– Да, – ответил Тихомир, – а кто ты?

– Извини, я не смогу ответить. Ты не должен помогать ему.

– Почему? Он твой враг?

– Нет. Хотя, да. Просто мне необходимо его уничтожить.

– Он знает о тебе?

– Да. Но мы не можем общаться. Сейчас появилась возможность делать это через тебя.

– Почему я должен помогать тебе.

– Потому что должен.

– А если я откажусь?

Внезапно появился какой-то вихрь, а точнее небольшой смерч. В мгновение ока Тихомир оказался в центре этого смерча, который начал вытягивать из него энергию. Появилось чувство испуга, от чего на пальце сразу почувствовалась вибрация и покалывание. Тихомир открыл глаза и увидел лицо Алины.

– Ты тоже ассоциативный образ? – спросил он у неё.

– Тихомир, что с тобой? – спросила Алина.

Тихомир осмотрелся. Ну, конечно. Он у неё в квартире.

– А где Алик, – сразу же спросил он.

– Он в командировке. Ребёнок у матери. Так что не беспокойся.

– Не поверю. Чтоб он так вот всё оставил!? Он ведь знает, что я могу здесь появиться.

– Знает, конечно. Он закрыл дверь и оставил открытым окно. Мол, если появиться, пускай летит ко всем чертям. Он не знал, что у меня есть ключ от комнаты.

– Что со мной? – Тихомир попытался подняться, но понял, что сделать это не может.

– Не знаю. У тебя вся спина в ссадинах.

– Спина? В ссадинах? Ты что, меня раздела? – удивился Тихомир.

– Извини, мне нужно было обработать раны.

– О, Господи, – он закатил глаза, – ткань рубахи и штаны обладают целебными свойствами. Они затягивают даже самые глубокие раны за считанные часы. Неси их сюда.

– Я не знала. Я ж хотела как лучше.

– Да знаю я. Ты и по жизни всё хотела сделать как лучше, а сама чуть до гроба не довела. Ладно, извини. Просто сказывается моё плохое самочувствие.

Алина принесла одежду и помогла Тихомиру её одеть.

– Так что же с тобой произошло? – робко спросила она.

Тихомир вкратце рассказал о случившемся.

– Так что, – протянул он, заканчивая рассказ, – последняя наша надежда на то, что мы будем вместе, оборвана окончательно. Теперь даже если он тебя отпустит.

– Самое печальное то, что если б он знал об этой ситуации, то не то, что отпустил – бросил бы. Ведь основная причина его поведения заключалась в обороне его, мужского авторитета да гордости. Ты не знаешь, с какой лёгкостью он собирался со мной расстаться, когда тебя ещё не было, а у него был какой-то вариант. Ой, извини, что я тебе плакаюсь, тебе сейчас совершенно не до этого.

– Да, нормально. Ты не представляешь как, особенного среди всего этого дурдома, в котором я оказался, мне не хватает общения с тобой. Хотя и раньше не хватало. Но сейчас… создаётся ощущение чего-то потерянного навсегда. Каждая минута наших давних встреч воспринимается как нечто светлое, другое. Потерянное. Ладно. Я не хочу тебе причинять беспокойство. Как только немного оклемаюсь, сразу же уйду.

– Какие беспокойства, – Алина старалась сдержать слёзы, – ты исчез, но мы с ним всё равно живём как два тарантула в банке. Надо мной установлен дикий постоянный контроль. Ты можешь мне не поверить, но в некотором смысле мир, который он устроил мне, ничуть не лучше того, в который попал ты. И у меня тоже нет выхода. Точнее он мне его не даст. Он не может понять тебя, думает, что ты всё делал, только чтоб показать насколько ты его круче. И, не дай Бог, так подумают окружающие. Я знаю, что для тебя, образно говоря, схватка происходит в безлюдном дремучем лесу, где я, одетая в одежду охотницы, стану для тебя наградой. А для него это рыцарский турнир с трибунами, полными зрителей, и награда без пышного дорогого платья, аплодисментов зрителей и почестей короля ему на фиг не нужна. Поэтому и боя у вас с ним не получилось – он меня укрыл в замке с драконом, чтоб я никуда не отлучалась, а у тебя нет даже возможности найти к этому замку дорогу. Воевать пришлось мне. Но много ли женщина навоюет против короля и всей его свиты. Даже если бы и ты мне смог подсобить.

– Весёлая сказка, – грустно сказал Тихомир, – только последствия для всех сторон, мягко выражаясь, не очень.

– Я нашла у тебя нечто похожее на мешки для воды, я их наполнила, – Алина резко включила свою «рабочую модификацию», мгновенно превращаясь из мелкого котёнка в холодную расчётливую сущность, – в сумке, извини, что я там порылась, нашла твой мобильник и зарядила батарею. Я могу чем-нибудь ещё тебе помочь, пока ты не исчез. Извини, конечно, сопли соплями, но я не хотела бы, чтобы потом из-за меня ты попал в том мире в какую-нибудь переделку.

– Сколько я здесь лежу без сознания? – спросил он.

– Около четырёх-пяти часов.

– Хорошо, первым делом надо накормить зверя. Похоже его энергия на исходе, а она мне может очень понадобиться. Как я тебе уже говорил – ест он камни. Но не все.

– А он пойдёт со мной на улицу?

– Люмбрик. Камень. Алина. Ищи. – Тихомир посмотрел на зверя в упор.

Зверь поморгал немного, неохотно слез с его руки и посеменил к Алине.

– Не доверяет, – пояснил Тихомир.

Алина схватила Люмбрика и выбежала из комнаты.

– И ты не считаешь себя полным идиотом, после того, что всё ей выложил? – появилась в голове Синистра.

– А какой смысл всё это скрывать? К тому же я доверяю этой женщине.

– Она мне кажется очень не глупой. А не глупая женщина имеет свойство из всякой ситуации извлекать выгоду для себя. Сейчас приведёт ещё какого-нибудь Пришивало или ещё кого похлеще. А ты, в таком состоянии, что сопротивляться не сможешь.

– Ничего страшного. Окно открыто, ты за четыре часа свою энергию расконсервировала. Унесёшь меня в окно и всё.

– Смотри сам, не думаю, что во время полёта ты испытаешь особо приятные ощущения. К тому же мы можем лишиться зверя.

– Ах, мы за зверя обижаемся, – возмутился Тихомир, – а кто-то не так давно очень упорно пыталась уговорить меня избавиться от этого существа.

– Это было.

– Ну так вот. Я отстоял право зверю остаться? Отстоял. И теперь буду распоряжаться им как захочу. И хватит об Алине. У меня такое чувство, что в тебе говорит память той, кто тебя программировал. И это не ревность. Это зависть. Хоть и завидовать здесь, блин, нечему.

– Ты сам себе противоречишь, – удивительно, но программа тоже начала выходить из себя.

– Ни хрена я не противоречу. Люди всегда завидуют другим. Пока сами не окажутся в их шкуре. Всё. Точка. Ты хочешь дальше обсуждать эту бесполезную хрень, или мы будем обсуждать наши дела и положение?

Программа замолчала на несколько минут, а Тихомир за это время отдышался. Интересное всё-таки выражение: выходить из себя. Выходит, что человек в смысле часть человека, обозначенная в этом выражении словом «себя» – это лишь какая-то психологическая оболочка. Основное "Я" скрывается под ней. "Я" рвётся наружу – ведь это истинная его сущность, но оболочка тщательно фильтрует его потоки, пропуская лишь те которые, с её точки зрения, выгодно пропускать. Но вот появляется мощный раздражитель, "Я" начинает кипеть и бурлить, и прорывает оболочку. Человек начинает выходить из себя. И… как говорят многие люди, при этом он показывает свое истинное лицо. Истинное "Я". А выражение: «Держи себя в руках». Только здесь слово «себя» выступает в роли "Я", руки в роли оболочки. Удивительно, но за несколько минут, размышлений о способности людей сдерживать и не сдерживать свои неуправляемые эмоции, Тихомир полностью успокоился и продолжил разговор с Синистрой.

– Как ты думаешь, Ярослава со своими воинами осталась жива после схватки с пылесосами, – спросил он у программы.

– Тебе лучше было не самому додумываться до тактики борьбы с пылесосами, а спросить об этом у людей, прежде с ними не однократно сталкивавшимися, – холодно ответила она, – они и без тебя очень неплохо с ними справлялись. Хотя, твоя помощь, возможно, и переломила бой в сторону группы. Я не всё видела, ты закрыл глаза. Выясним, когда вернёмся. Кстати, когда ты был без сознания там, в верхнем лесу, я, впрочем, как и все, столкнулась с необъяснимым явлением. Ярослава тебе рассказывала. Воздух загустел. Я немного поизучала структуру получившегося образования и ужаснулась. Ничего подобного я раньше не встречала. Между молекулами воздуха, а точнее говоря, между молекулами азота, появились неизвестные мне энергетические связи, абсолютно непохожие на межмолекулярное или межатомарное взаимодействие. Жаль, что ты был в отключке.

– Ну не совсем и в отключке, – ответил Тихомир, – за это время у меня тоже возникло много вопросов. Я медитировал и медитация оказалась довольно интересной.

– Игры подсознания. Ай, как всё серьёзно, – издевнулась Синистра.

– Перестань ты издеваться. Хотя, возможно, что-то из событий и наложилось. Со мной разговаривало какое-то существо. Сказало, что я ему уже помогаю тем, что хочу найти шестерёнку. Ещё, на вопрос, как его зовут, существо ответило, что Синистра называла его Создателем.

– По-моему бред. Я никогда не слышала ни о каком Создателе. Ты был в слишком плохом состоянии, тебе могло привидеться всё что угодно. Хотя изменения в твоём организме я почувствовала. На мой взгляд, он активировал какие-то малоизвестные аварийные системы регенерации тканей. Самое логичное и нормальное объяснение.

– А как ты объяснишь, что я, без всякой посторонней помощи, полетел куда-то в лес, когда весь отряд оказался обездвижен этим густым воздухом?

– А как угодно, – кинула программа, – начиная Люмбриком, который абсолютно неизвестно что из себя представляет, и, заканчивая мной.

– Всё, оставим этот диспут, – вздохнул Тихомир, – ни у кого из нас нет нормальных доказательств к своим догадкам. Что ты скажешь по поводу шестерёнки?

– Металл и всё та же плазмоидная структура, только более устойчивая как к температуре, так и к остальным внешним воздействиям. По моим предварительным расчётам, он и покрепче статита будет. Если за Мглой нас ждёт что-то, способное поднять нас на поверхность, то это скорее механизм, чем живое существо. Другой вопрос, откуда ему здесь, точнее там, взяться. Цивилизация атлантов строилась на А-излучении, а шестерёнка им и не пахнет. Потом прибор, который указывал её местонахождение. В нём излучения нет тоже. Какая-то абсолютно неизвестная мне технология.

Тихомир приподнялся на локтях и обнаружил на журнальном столике свою сумку. Рядом лежала шестерёнка. Он взял сумку и начал копаться в ней. Всё вроде было в ней. Не доставало только головного убора Ярославы. А значит, он остался там.

– Да, – протянула в голове Синистра, – при помощи своей колючей проволоки она нас сразу вычислит. Если только мы не избавимся от шестерёнки.

– После того, с каким трудом мы её достали!? – удивился Тихомир, – Нет уж. Думаю, что она нам пригодиться. Да и без Ярославы мы не будем знать, куда идти.

– Зато неизвестно, что взбредёт в голову этой психопатке. Кодовое слово она может сказать в любой момент, и я от такого поворота событий никак не застрахована. А дорогу мы сами можем найти. Точнее, её и искать не надо – это железная дорога, которая продолжает тянуться во Мгле.

– Но мы не будем знать, что делать, когда дойдём.

– Если дойдём, – поправила Синистра.

– А может ты права. Теперь, когда я достал шестерёнку, я ей больше не буду нужен, и, без всяческих зазрений совести, она произнесёт своё кодовое слово.

– Нет, – засомневалась Синистра, – шестерёнка – это лишь часть проблемы. Подумай, зачем она роет тоннель.

– Что бы обойти Мглу?

– Именно. Ты помнишь, что становиться с людьми, ступившими на территорию Мглы?

– Ну так то люди, а не эти синюшные плазмоиды.

– Не скажи. Нам это неизвестно. Не думаю, что какая-нибудь вакцина могла полностью изменить клеточную структуру на плазмоидную. Скорее всего, она просто помогает желудку переработать продукты плазмоидного мира. Химический состав ведь весьма похожий. А синюшность кожи, возможно, просто побочный эффект. Или какие-нибудь токсины.

– А ведь точно, – осенило Тихомира, – Ярослава говорила, что без своевременного принятия вакцины, синюшные плазмоиды снова превращаются в обыкновенных людей. А значит, тело человека во время пребывания в этом состоянии никуда не исчезает. Иначе откуда ему было бы взяться после окончания срока очередной вакцинации.

– Логично, – согласилась с ним программа, – кроме того, представители плазмоидного мира тоже бояться Мглы. Первыми в наш мир пришли плазмоиды. А потом наши учёные, я имею ввиду атланты, сказали, что плазмоиды убегают от ещё более опасных существ. Помнишь, когда мы сматывались от тучников? Они ведь тоже боялись того чёрного леса.

– А гриб? Он же беспечно рос себе среди Мглы.

– Не так уж и беспечно. Гриб я изучила. Он обладает свойством, вполне похожим на противооктановик. Не знаю, как он это делал. Может, ему привозил какую-то жидкость дизель, и всё дело в ней, может ещё что. Не знаю. Заметила ещё, что стенки тоннелей, по которым передвигались гусеницы, тоже частично нейтрализуют действие Мглы. Ты вообще, понимаешь, к чему я тебе всё это рассказываю? Кто ещё может обладать свойствами противооктановика? Кто ещё вызревал пару сотен лет?

Тихомир задумался.

– Ты, что ли? – наконец произнёс он.

– Какие мы догадливые! – чуть не закричала Синистра, – удивительно, что ты до этого дошёл без своей интуиции и медитаций.

– А почему ты мне об этом раньше не рассказала? – вполне законно поинтересовался Тихомир.

– А смысл? Мы всё равно уже, до твоей смерти конечно, единое целое. Вокруг тебя постоянно действует защитное поле около восьми-девяти метров в диаметре. Оно защищает от Мглы. От самой Мглы, а не от существ, обитающей в ней. Существа, как ты сам убедился, могут нападать. Но без защитного поля тебе достаточно было бы одного прикосновения к почве на территории Мглы, чтобы в момент превратиться в кристаллическую статую. Вот почему только Черный ангел мог дойти до Москвы, никто другой даже из города не смог бы выйти.

– Ты хочешь сказать, что Ярослава хочет попасть к какому-то существу или механизму. Для этого ей надо пройти через Мглу. А мной она хочет воспользоваться как прикрытием? Чтобы не превратиться в кристаллическую статую?

– Дошло!!! – казалось, что Синистра шумно вздохнула.

– А я исчезну через неделю, – беззаботно парировал Тихомир.

– Э… – растерялась программа.

– Восемьдесят шесть умножить на тридцать два и делить на сто тридцать, – начал издеваться Тихомир.

– Двадцать одна целая сто шестьдесят девять сотых, – взбесилась Синистра, – и перестань…

– В какой системе счисления? – не дал ей договорить он.

– В ТВОЕЙ!!! – в голове аж загудело. – Тех систем, которыми оперирую я, ты и близко не поймёшь!!!

В это время в комнату вошла Алина. В одной руке она держала зверя, а в другой пакт с камнями.

– Я вижу, твой поход был небезуспешным, – сказал Тихомир, наблюдая, как Люмбрик, не выпуская изо рта камушек, переползает к нему на руку.

– Ну и умора с этого твоего зверя, – улыбаясь, произнесла Алина.

– Что такое? Опять напакостил?

– Как только я вышла с подъезда. Хорошо, что вокруг никого не было. То есть были, но не люди, у подъезда сидела кошка. Она даже и мяукнуть не успела, как зверь выпустил в неё молнию. Получилась такая красивая скульптура! В натуральную величину. Я её оттянула в кусты. Весь двор у нас засеян травой, и найти там камни довольно проблематично. Единственное место с рыхлой землёй – это цветники под окнами. Как только я выпустила Люмбрика и он начал в ней рыться, как на скамейке под подъездом, как из воздуха, появились местные старушки. Ты бы видел, с каким взглядом они смотрели на Люмбрика! И, что самое интересное, их абсолютно не удивило, что это за существо, и что у него шесть лапок и так далее. Они смотрели с возмущением. С диким возмущением, что зверь портит их цветник. Изъявили желание, чтобы я его немедленно оттуда достала. Пришлось выдумывать, что это особый механизм, приспособленный для чистки огородов от мелких камней. Старушки заохали, и начали крутиться вокруг зверя, не обращая внимания на его злобные взгляды. Через десять минут около цветника собрался весь двор, в основном, конечно дети и пенсионеры, а мне пришлось изображать из моего телефона, Слава Богу, он такой редкой модели, пульт управления. Но одна из старушек оказалась особо наблюдательной и вредной. Она заметила, что одни камни Люмбрик трогает, а другие нет.

– Камень, – воскликнул зверь.

– И что ты ей ответила? – Тихомир подал Люмбрику очередной камень.

– Да, Господи, сказала, что механизм сам определяет, какие минералы для растений вредны, а какие нет.

– А не спрашивали, где ты его взяла?

– Спрашивали. Сказала, что родственник один у меня такой вот изобретатель, а это опытный образец. Поэтому и камни, мол, которые он отобрал, нужно взять с собой и провести тщательный анализ. Так что даже желающие были помочь отнести мне камни домой. Вот! Целый пакет собрали.

– Гробницу себе строить буду, – мечтательно промурлыкал зверь.

– Спасибо, – поблагодарил Тихомир Алину, не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством, тем более, что гость я здесь, мягко говоря, не прошенный, но мне необходимо поесть. В одежде заклинателей я уже почти оклемался. Поем, а одного раза мне хватает на неделю точно – энергию мне Синистра частично компенсирует, и потихонечку полечу. Желательно, что-нибудь покалорийнее.

– Никто тебя не гонит. Тем более я, – произнесла Алина, – останешься здесь до самой телепортации.

Она ушла на кухню, чем-то там погремела и, минут через пятнадцать в комнату начал проникать запах жареного мяса. Этот запах странным образом повлиял на процесс выздоровления. Тихомиру, не смотря на ноющие раны, захотелось встать и пойти на кухню. Делать этого, однако не пришлось, поскольку вскоре на столе появился поднос с едой и… О, Боже, кружка крепкого кофе.

– Конечно, зря мясо, – с трудом проговорил Тихомир, набивая им рот до отказа, – сало, к примеру, или сыр несравненно калорийнее, но…

Дальше он говорить не смог. Только жевать.

– Я так поняла, что Синистра может дать тебе именно энергию, – начала зачем-то допытываться Алина.

– М-гы, – Тихомир утвердительно закачал головой.

– Я так подумала, что энергию в организме дают в основном жиры и углеводы, а белки – что-то типа рабочего механизма, который, производит сокращение мышц. Организмом они синтезироваться практически не могут, а любой механизм в процессе работы изнашивается и требует материала для ремонта. В общем, я предположила, что белок твоему организму в таком состоянии намного больше нужен. А если я ошибаюсь, то ничего страшного не произойдёт – белок может организмом трансформироваться в жиры или углеводы, а вот обратный процесс науке неизвестен.

– А твоя дамочка весьма даже не глупа, – восхищённо заговорила Синистра.

Тихомир резко проглотил не дожеванный кусок.

– Во-первых, она не дамочка, – раздражённо заговорил Тихомир, – во-вторых, не моя, а в третьих – это не твоё дело. И то, что у неё мозги работают на полную катушку, я и без тебя знаю.

– А, – воскликнула Алина, – это ты с Синистрой? Знаешь, на людях с ней поаккуратней, а то со стороны создаётся уверенное впечатление, что ты не совсем нормальный. Да, не обращай на неё внимания. Ешь лучше.

– Поняла!? – обратился Тихомир к Синистре и победоносно нацепил на вилку очередной кусок мяса. Хоть кто-то поддержал его в борьбе с этой наглой программой.

– И ещё, – она достала из кармана какую-то баночку, – я так подумала, что витамины поступают человеку практически каждый день, если он, естественно, питается каждый день. По логике, они должны так же и расходоваться. С твоими успехами, у тебя скоро должен начаться авитаминоз.

– И как я сам раньше не додумался!? – удивился Тихомир, – а ведь всего-то – баночка с витаминами. Знаешь, меня всегда удивляла твоя логика. Сейчас ты отбросила все эмоции в сторону и начала рассуждать о моём организме как об автомобиле. Я сказал, типа, фигня, топливо в бензобаке у меня никогда не заканчивается. А ты сразу вспомнила, что расходуется не только топливо, но и масло, к примеру. И тосол иногда нужно долить, и шины подкачать.

– Знаешь, ассоциативное мышление всегда помогает выявить все небольшие помарки, которые человек не может выявить при прямом подходе. Люди привыкают смотреть на какую-либо вещь под определённым углом, и ни под каким другим. Я считаю, чтобы увидеть какую-то скрытую для глаза обратную сторону, необходимо проассоциировать вещь с другими. Схожими по функциональности, но различными по происхождению.

– Логично. При разном происхождении, но одинаковой функциональности у каждой вещи одна и та же часть будет или снаружи, или, возможно, внутри. Таким образом, увидев эту часть снаружи у одной вещи, будешь знать, что такая часть есть у другой внутри.

– Это на долго? – зевнула в голове Синистра.

– Синистра, Синистра, – вздохнул Тихомир, – раньше это продолжалось часами. Жаль, только, что по телефону. Без жестов, мимики и взглядов терялось огромное количество интересных выводов и информации.

Алина тоже опустила глаза.

– Я никогда не забуду, как нам было здорово вместе. В те редкие минуты. А ещё и эмоции друг к другу приросли…

– Извини меня. Я представляю, как тебе тяжело даётся каждый день здесь, а я тебе всю настройку сбил да рассопливил, – Тихомир взял её за руку.

Он вспомнил, как он когда-то случайно эту руку зацепил. До этого он почти не верил, что родственную энергетику человека можно почувствовать через обычное короткое прикосновение. Тихомир не заметил, как голова Алины оказалась у него на груди, а его руки обняли её талию. Обоняние сразу уловило знакомый запах. Её запах.

– Если мы сейчас исчезнем, она отправится вместе с нами, – злорадно зашептала Синистра, – я не знаю, что ты будешь там с ней делать.

– Да пошла ты!!! – Тихомир резко оттолкнул Алину.

– Что случилось? – Алина сделала шаг на встречу.

– Не подходи, – Тихомир повысил голос, выхватил меч и направил его в сторону Алины.

– Какой радиус действия!? – спросил он программу.

– Толком не знаю, – спокойно ответила та, – думаю, что достаточно прикосновения. Я бы, однако, не рисковала.

Тихомир опустил меч, и устало сел на диван. Сколько они с Алиной общались, никто никогда не давал им провести спокойно хотя бы один полноценный вечер. Что уж говорить о ночи. А ведь так хотелось бы спокойно попить вместе кофе, поболтать от души. Столько, сколько влезет, поваляться в кровати и вместе заснуть. Максимум, сколько им удавалось побыть вместе – это час или два. Успеть сделать всё это за такое короткое время, увы, не возможно.

Алина опять попыталась сделать шаг к нему, и Тихомир поднял меч.

– Не подходи, – медленно, не спуская взгляда с её глаз, повторил он.

– Да ну их всех к чертям! Я пойду с тобой, – она, кажется, обо всём догадалась и грудью начала давить на острие меча. Её глаза, полные решимости, не мигая, смотрели на него, – пусть я умру, но хоть некоторое время мы проведём вместе. На космическом расстоянии от него, от родственников, от всех.

– Алинушка, – он попытался её успокоить, – я понимаю, что тебя здесь поставили таким образом, что ты всем должна. Но и я не без долгов. Причём целой цивилизации и возможно этой тоже.

– Я не буду мешать, я буду только помогать, – голос её начал срываться, а глаза заблестели.

– Неужели ты думаешь, что я не кинусь под пасть первого монстра, который на тебя нападёт? А как я буду себя чувствовать, когда Ярослава будет тебя кормить вакциной, превращая в живого мертвеца? Ведь без вакцины ты там не выживешь.

– Ну хотя бы до следующей телепортации, – она изо всех сил пыталась держать голос, думая, очевидно, что такую, сильную женщину, он с собой сможет забрать.

– Как ты не можешь понять? Ярослава сразу же захочет от тебя избавиться. В её деревне нет женщин. И никакие ультиматумы, поставленные мной, надёжными не будут. Может когда-нибудь, у меня всё образуется. Дойду я до этой Москвы, деньги у меня тогда будут. Свалим отсюда к какой-нибудь матери и всеобщему удовлетворению. А сейчас. Извини. Мне нужно одеть снаряжение.

– Подожди минуту, – грустно сказала Алина, – у меня для тебя есть ещё кое-что. Я знала, что может произойти подобная ситуация, и готовила одну вещь. Правда, для себя. Но тебе это тоже пригодиться.

Она вышла из комнаты и через минуту вернулась в комнату с каким-то, вероятно огнестрельным, оружием. Раньше Тихомир оружия в руках не держал, да и никогда таким оружием не интересовался, поэтому на вид не мог определить, что это такое.

– Вот, – она протянула ему оружие, – это пистолет-автомат.

– Где ты его выкопала? – удивился Тихомир.

– У Алика в сейфе нашла. Ты говорил, что Синистра может сохранить свойства предметов этого мира в том. Огнестрельное оружие, я думаю, может пригодиться. Обоймы, правда, только две, но есть ещё пару коробок с патронами.

– Спасибо, конечно, – Тихомир взял оружие и патроны, – но я никогда не пользовался огнестрельным оружием.

– Да, всё просто. Предохранитель, переключатель на одиночные выстрелы и очередь, и курок. Разберешься, думаю, – она на момент замолчала, и снова предприняла попытку напроситься в дорогу. – Не возьмёшь? Я стреляю значительно лучше тебя.

– Это не важно. От тебя избавиться Ярослава. И я ей никак не смогу помешать. Всё. Не обижайся, но я не могу рисковать. Мне надо уходить. Неизвестно, когда сработает программа телепорта. Не знаю, увидимся ли мы снова, но прощаться всё равно не буду.

Тихомир открыл окно, расправил крылья, и выпрыгнул на улицу. Куда теперь? Опять на какую-нибудь крышу. Каждая клетка организма рвалась обратно к Алине, но рассудок говорил, что так поступать не стоит. Он подставит не только её, но и себя, и весь тот мир. А возможно и этот. Никак не удавалось переключиться на холодные эмоции. Тихомир не выдержал и полетел к стеле в городском парке, вставил SIM-карту в телефон и набрал её номер.

– Алина, – начал он, – ты ведь понимаешь, почему я этого не сделал. И, вообще, надежды слишком мало. Я надеюсь, может у вас с Аликом может всё ещё и образуется.

– Какое образуется, – грустно произнесла она, – он уже адаптировался к такой жизни, завёл любовницу. Находясь дома или сидит в интернете или занимается ещё чем либо, чтобы полностью меня игнорировать. А издеваться надо мной ему просто доставляет удовольствие. Он уже вообще начинает получать удовольствие от такой жизни, понимаешь? И мне деваться некуда.

Связь с Алиной оборвалась, из динамика телефона послышался голос Пришивало.

– Добрый вечер, – поздоровался следователь.

– Что надо? – резко, без приветствия, произнёс Тихомир.

– Я вижу, Вы опять в городском парке.

– Да, знаете ли, понравилось мне это местечко.

– Мы с Вами можем встретиться.

– Можем, в случае, если вы меня обеспечите боеприпасами, – он прикрыл трубку рукой и прошептал Синистре, – ты можешь высчитать приблизительное время нашего исчезновения?

– Очень с большой погрешностью, – ответила она.

– Займись этим.

– Зачем вам боеприпасы? – спросил между тем Пришивало.

– Правду сказать?

– Ну конечно.

– Я думаю, что свинцовые пули будут очень эффективны против пылесосов. Понимаете, они, скорее всего, нарушат их герметичность, а продырявленные пылесосы будут не способны к атаке. Не знаю, правда, будет ли эффективно огнестрельное оружие против железнодорожников, пару сотен которых гоняться за мной, но думаю, что если в работника железной дороги всадить с десяток пуль, то хорошо ему от этого стать не должно. А на счёт индюков у меня сомнений нет вообще. Они довольно небольшие по размеру, и, по логике, их просто должно отбрасывать при попадании. Кроме всего прочего, есть ещё и люди, точнее их плазмоидные аналоги. Среди них у меня тоже есть враг. Меня только смущает одна вещь.

– Какая? – ошарашено спросил Пришивало.

– У огнестрельного оружия есть отдача. Не знаю, что будет при стрельбе в условиях невесомости.

– Какой невесомости? – удивился следователь.

– А-а-а! – продолжал издеваться Тихомир, – в невесомости мне поможет Синистра. Если крылья способны поднимать в воздух меня, то отдача от выстрелов для них будет вообще плёвым делом.

– Тихомир, – голос следователя был спокойным и ровным, – Вы надо мной издеваетесь?

– Ничуть. Вы же просили правду? Вот и получите. Кроме того, в следующий раз, я бы попросил Вас не прерывать мою беседу с дамой.

– Хорошо, Вы получите боеприпасы, но в обмен на информацию.

– Спрашивайте.

– Что искали у Вас в квартире представители криминальной группировки?

– Железо и серебро.

– Почему их могло интересовать железо?

– Потому что слиток, который я им хотел продать состоял из стопроцентного железа.

– То есть, – не понял Пришивало.

– Ferrum. Сто процентов. Ferrum – это химический элемент, один из самых распространённых на Земле. Наиболее богатые месторождения расположены в регионе Уральских гор. Проценты – отражают часть чего-либо по отношению к целому. Извините, конечно, я не учёный, поэтому буду выражаться, как могу. Так вот, сто процентов означает…

– Вы хотите сказать, что у Вас был слиток из стопроцентного железа, – перебил его следователь.

– Почему это хочу сказать, уже сказал.

– Где вы его взяли?

– У железнодорожника. Мертвого, правда. Его Горыныч по скале размазал.

– Тихомир, – прервал его следователь, – мне кажется, что Вы несёте полный бред. У Вас есть хоть одно доказательство Ваших слов?

– А я разжился хоть одной коробкой патронов? Когда будут патроны, тогда я Вам предоставлю кое-что необычное. Вещественное, естественно.

– Хорошо, – согласился следователь, – к какому оружию Вам нужны патроны.

– Не знаю, какой-то пистолет-автомат, сейчас посмотрю маркировку на гильзах.

– Пистолет-автомат? Откуда Вы его взяли?

– Это так необычно?

– Ну…

– Так не задавайте лишних вопросов.

– Синистра, – прошептал Тихомир, – что там у тебя с расчётами?

– Осталось довольно мало времени, – деловито ответила она.

– Сколько мало? Пять секунд или пять веков? – разозлился Тихомир.

– Ну, пол часа. Около этого.

– У Вас пол часа, – сообщил Тихомир Пришивало, – куда подносить, думаю, сами знаете. Позвоните, когда будете готовы.

Тихомир отключил связь. Скорее всего, за ним уже давно наблюдали. Он активировал линзы и начал осматриваться по сторонам. Так. Снайперы. И сколько! Неужели из-за него подняли такую шумиху. Хотя, после того, что он утворил в городе, ничего удивительного. Тихомир осмотрел ближайшие окрестности и насчитал около двух десятков снайперов. Проводя осмотр второй раз, он показал каждому снайперу кукиш. Двое из них не сдержались и ответили ему, правда, не древнерусскими, а новоамериканскими знаками внимания. Во время второго осмотра Тихомир заметил также какую-то бронетехнику с параболической антенной. Вероятно, она вся напичкана аппаратурой. Пытаются уловить какое-нибудь излучение.

– Синистра, ты не можешь узнать, на что настроена эта аппаратура?

– Да практически на всё что угодно, ответила программа, большинство излучений, которые она воспринимает, мне вообще неизвестны. Часть определить могу. Сложненькая штучка.

– Сможешь передать им что-нибудь в… не знаю, световом диапазоне, который человеческому зрению недоступен?

– Конечно, световое и звуковое излучение мне доступны практически в любых диапазонах. Только я не знаю, как передавать.

И вправду, подумал Тихомир, азбуку Морзе она не знает. Но знает язык программирования – Ассемблер. Пусть потом помучаются с расшифровкой, привлекают специалистов и экспертов.

– Передай им двоичным кодом. Ты ж наше программирование освоила. На Ассемблере.

– Что передавать?

– Не знаю. Ну, передай «На Луне живут болваны».

– Большую делать программу? – поинтересовалась Синистра.

Тихомир аж рассмеялся. Конечно! Эту фразу можно вместить в пару строчек кода. А можно…

– Строчек так… ну, скажем, двадцать пять тысяч. Ровно двадцать пять тысяч. И побольше там всяких внутренних циклов и прочих заморочек.

– Они ж её в жизнь не расшифруют. Но это уже их проблемы. Передаю.

Минут через двадцать под стелой появился человек в чёрном пальто и шляпе. Совсем как в фильмах про детективов. Человек помахал Тихомиру рукой, предлагая спуститься, и Тихомир, расправив крылья, спустился вниз.

– Эк Вы, – удивился Болеслав Андреевич, – а можно поинтересоваться, в чём секрет таких полётов?

– А-излучение в сочетании со звуками, – серьёзно ответил Тихомир.

– Тогда ясно, – ответил следователь, – я принёс Вам патроны, что Вы что готовы предоставить мне в обмен.

Тихомир раньше разговаривал с Синистрой про восстанавливающую мантию заклинателей, которая осталась у него дома. Программа сказала, что свойства свои она не потеряет. Но и энергии на долго не хватит, если её использовать, конечно. В лечебных целях.

– Вы обыскивали мою квартиру? – спросил Тихомир.

– Каюсь, обыскивали, – ровным тоном ответил следователь, – увы, положение обязывает.

– Если обыскивали, то должны были найти в шкафу нечто, похожее на сарафан белого цвета.

– С трудом, но припоминаю, – закатил глаза Пришивало.

– Так вот, эта мантия обладает целебными свойствами. Если порезать палец, и завернуть его в материю, из которой этот сарафан сшит, порез затянется за минуты. Думаю, для учёных это будет интересным объектом для исследования.

– Ну, что ж, я думаю, это полезная информация, – сказал следователь, протягивая Тихомиру коробки с патронами, – если можно, ещё несколько вопросов. Как Вы обнаружили наших снайперов?

– Сейчас осень. Температура их тела значительно выше температуры окружающей среды. Приборы, которые находят людей по тепловому излучению уже давно не фантастика.

– Но в такой дали, не вооружённым взглядом, то, что это снайперы определить невозможно.

– А кто сказал, что мой взгляд не вооружён, – Тихомир прищурил левый глаз, отчего следователь почему-то шарахнулся в сторону, – Вы не знаете как это одевается?

Тихомир достал из сумки пистолет-автомат с кобурой и кучей каких-то кожаных ремешков.

– Давайте помогу, – Пришивало, что удивительно, без всяких фокусов, помог Тихомиру надеть кобуру с оружием.

– Ещё вопрос, – продолжил следователь, – во что Вы превратили двух работников милиции в своей квартире? Наши учёные просто развели руками, изучая их.

– Камень, – встрял Люмбрик.

Следователь только сейчас обратил внимание на зверя. С минуту они заинтересованно смотрели друг на друга.

– Кто это? – наконец удивлённо спросил Пришивало.

– Люмбрик, – ответил зверь.

– Что означает Люмбрик? – следователь обратил свой взгляд к Тихомиру.

– Гибридная форма вымершего полипода Lumbricus terrestris, прошедшая генетическую модификацию посредством комбинированной транскрипции рибонуклеиновых дуплетов человеческого организма с плазмоидной формой аналога противооктановика, – абсолютно серьёзно объяснил Тихомир.

– Почему бы нам не сотрудничать более плотно? – добродушно спросил следователь.

– Есть причины. По своей дурости, извините, возможно, по дурости Вашего начальства, а какой-нибудь дурак обязательно найдётся, я могу поставить под угрозу жизнь многих людей. Извините, я не могу так рисковать.

Пришивало щёлкнул чем-то в кармане, и в ушах у Тихомира появился резкий визг. Он схватился руками за голову, не в силах что-либо сказать, и упал на колени. В глазах появились бегущие люди в военной форме, кто-то ему заломил руки и чем-то защёлкнул их на спине, А Тихомир висел как тряпка. Не было желания ни сопротивляться, ни делать вообще что-либо. В мозг нахлынуло какое-то безразличие. Будь, что будет. Лишь бы исчез этот жуткий визг из ушей. Внезапная боль в позвоночнике окончательно погасило сознание.

Глава 13

Очнулся Тихомир от уже привычного покалывания колечка. Кроме того, кто-то его усиленно бил ладонями по щекам. Он открыл глаза и увидел синее лицо Ярославы.

– Очнулся, наконец, – зло сверкнула глазами она, – видно тот мир, в который ты попадаешь, не так уж и безобиден.

Лес и невесомость. Из одного кошмара в другой.

– Что ж, – продолжила Ярослава, – а мы неплохо срабатываемся. Ключ ты достал. Дело осталось за малым – пройти через Мглу. Что это за предмет появился у тебя под мышкой?

– Огнестрельное оружие, – ответил Тихомир, – не думаю, что ты раньше с ним сталкивалась.

– И как оно действует?

– Пока не знаю. Как вы здесь от пылесосов без меня отмахались?

– Спасибо, что подсобил. Обошлось без потерь. Возникла другая проблема. Благодаря тебе, естественно. Белая Навь сгорела, и мы не сможем пройти обратно. Невесомость в тех местах исчезла.

– Другого пути нет?

– Не знаю, – задумчиво ответила она, – пока тебя не было, мои люди здесь всё обследовали и нашли какую-то пещеру. Надо проверить, куда она приведёт. Возможно, там есть выход. Пошли.

– Подожди, дай оклематься. Я ещё толком ничего не соображаю.

– По дороге оклемаешься, – внезапно повысила тон Ярослава.

– По дороге на нас может напасть кто угодно и в твоих же интересах, чтобы я был свеж и полон сил, – холодно ответил Тихомир и отвернулся.

Вот, гад, этот Пришивало. Чем это он его. Наверное, какой-нибудь ультразвук. Поняли, что обычными способами Тихомира не возьмёшь, и решили вот так вот. Внезапно. Ладно, сейчас я ему всё выскажу. Тихомир решил включить телефон, но обнаружил, что его руки сцеплены за спиной наручниками. До меча не дотянуться. Тихомир помаялся, попытался что-либо сделать, но толку от этого не было никакого. Ярослава висела в воздухе чуть вдали от него и с усмешкой за ним наблюдала. Внезапно Люмбрик посмотрел в её сторону, чихнул или фыркнул, и перелез Тихомиру на плечо. Под ухом раздался электрический треск, и зверь переполз Тихомиру обратно на руку. Что он интересно сделал? Во что свою молнию пульнул? Тихомир вспомнил, что в каком-то фильме, главный герой для начала протиснул связанные руки под ногами, а потом уже начал мозговать, как с этой бедой справиться. Как только Тихомир начал выполнять схожий манёвр, цепь на наручниках разорвалась. Он присмотрелся к оборванным звеньям. Они были каменные. Сообразительный всё-таки этот зверь, сделал часть цепи каменной. А камень очень хрупкий. Тихомир достал меч, и аккуратно перерезал сами наручники, которые уже порядком намозолили запястья. Шестерёнки в сумке не оказалось, видимо Ярослава, считая, что она по праву принадлежит ей, конфисковала этот предмет. Да, на здоровье! Тихомир вставил SIM-карту в телефон, включил его, и набрал номер Пришивало.

– Здравствуйте, Тихомир, – сразу послышалось в трубке.

– Ай-я-яй, Болеслав Андреевич, – с укором в голосе произнёс Тихомир, – ну и как мне после этого Вам доверять. Как мы сможем сотрудничать.

– У меня есть начальство, – попытался извиниться следователь.

– Вы поаккуратнее, я ведь Вам говорил, что дурак обязательно найдётся. А Вы только что формально назвали дураками своё начальство. Вас ведь тоже прослушивают, если я не ошибаюсь.

– Ты болтаешь со следователем прокуратуры? – к нему подлетела Ярослава.

– Ага, – ответил Тихомир, – хочешь пообщаться?

Тихомир протянул телефон, который Ярослава сразу же поднесла к уху.

– Алло, – послышалось из динамика, – Тихомир, где Вы?

– Он здесь, – ответила Ярослава, – ты не знаешь, кто это его по голове так неслабо ударил, и какой-то проволокой руки скрутил?

– А, я догадываюсь, что разговариваю с Ярославой, – промямлил следователь, видимо, предчувствуя, каким голосом будут с ним разговаривать, – я тут не причём, хоть это были и мои люди. Ну… как Вам сказать… Работа у меня такая.

– Так это ты!? Но как это может быть!? Ты же живёшь в этой коробочке! – Ярослава задумалась.

– Я…

– Стоп! – перебила его Ярослава. – Отвечай. Где ты живёшь.

– Извините, я не могу сказать свой личный адрес. Это государственная тайна. Мы могли бы встретиться и всё обсудить, – Пришивало начал заикаться, видимо от волнения.

– Я спросила, где ты живёшь! – произнесла Ярослава так, что даже Тихомира обдало холодком, – мне ещё раз повторить свой вопрос?

– Э.. в Минске.

– В Минске!? Так как мы, по-твоему, встретимся, если ты живёшь в Минске, а я сейчас нахожусь глубоко под землёй? Может мы с Тихомиром и выберемся на поверхность, но у меня нет никакого желания с тобой встречаться.

– А как Вы туда попали? – попытался спросить Пришивало.

– Пошёл вон! – бросила Ярослава в трубку и повернулась к Тихомиру.

– Так это никакая не коробочка с существами, – холодно произнесла она, – Заклинатели изобрели средство связи? Ты мне врал!?

– А с какой стати я тебе должен был говорить правду? Ты мне тоже далеко не всё рассказывала.

Ярослава вся побелела, сжала в руке телефон так, что он заскрипел. Тихомир достал пистолет-автомат и начал его поглаживать. Белизна на её лице дошла до апогея и начала спадать. Сдержалась.

– У тебя проблемы с заклинателями? – успокоившись, спросила она.

– Не без того, – ответил Тихомир, – пошли.

Он взял у Ярославы телефон, выключил связь, и они поплыли в указанную Ярославой сторону. Как заметил Тихомир во время путешествия по лесу, воины, после учинённых им разборок с Ярославой, теперь даже побаивались его. Интересно, что они думают. На лидерство он не претендует, а если претендует, то неизвестно, что от него ждать. Лучше хорошо изученное зло, чем неизведанное новое. К тому же, что ему до их судьбы. Все они прекрасно знали, какая у него цель.

Пещера выглядела довольно странной. Несомненно, что она была неестественного образования. Полностью круглое пятиметровое отверстие с расставленными по диаметру идеально ровными метровыми зубцами. Не хватало ещё нарваться на разумную плазмоидную форму жизни. С опаской, влетев в это пещеру, Тихомир обнаружил, что стенки её абсолютно гладкие и очень скользкие. Когда вся группа влетела внутрь, послышался какой-то скрип, и зубцы у входа начали вращаться по окружности.

– Ловушка, – заорал Тихомир и бросился назад.

Ему передвигаться здесь ещё кое-как можно было, помогали крылья, а воины с Ярославой безуспешно пытались оттолкнуться от скользких стенок пещеры. Тихомир не долетел. Вращающиеся зубья превратились в пластины, и вход в пещеру, чем-то напоминая диафрагму фотоаппарата, закрылся. Потом пластины изогнулись и начали вертеться в противоположную сторону. Явно чувствовался принцип пылесоса. Тихомир попробовал сопротивляться воздушным потокам, но вскоре понял, что это абсолютно бесполезно. Он развернулся и, подставляя крылья под наиболее плотные потоки, начал планировать вглубь пещеры. Вскоре он догнал Ярославу с группой воинов. Те дико барахтались в воздухе, но ничего предпринять не могли. Так, подумал Тихомир, для начала надо навести какой-нибудь порядок. Он начал подтаскивать людей друг к другу. Воины догадались, что он хочет сделать, и как только оказывались на близком расстоянии, брались за руки. Вскоре вся группа превратилось в покачивающийся в воздухе ком. Но это уже не было хаотическое скопление барахтающихся людей.

– Что это такое? – Тихомир подлетел к Ярославе.

– Без понятия, я впервые встречаюсь с таким явлением. Сделай что-нибудь.

– Что!? – возмутился Тихомир, – силы моих крыльев не хватит, чтобы не только вас остановить, но и себя. Будем ждать развития событий.

Они летели так ещё несколько часов, а никаких изменений заметно не было. Тихомир, почему-то ожидал, что основные сюрпризы их ждут в конце пути. Не зря же это существо, а он был уверен, что это было живое существо, их куда то… задувает. Да и принцип строения входного отверстия совсем как у пылесоса. Ох, не к добру это. Спустя ещё несколько часов Тихомир заметил, что группа уже не летит в центре тоннеля, отскакивая то от одной стенки, то от другой, она уже скользит по дну этого тоннеля. А значит, они опускаются ниже уровня невесомости. Воины начали сдержанно ругаться, переворачиваясь с одной стороны на другую. От трения, части тела, соприкасавшиеся со стенкой тоннеля, начали нагреваться. Чуть позже один из людей снял рубаху и подложил её под зад. Терпеть такой нагрев стало невозможно, и остальные члены группу поступили так же. Больше всего повезло тем, у кого были щиты. Они, похоже не испытывали никаких неудобств, а может даже получали удовольствие от такого катания. Ярослава покривилась от боли, пытаясь изобразить, что ей этот спуск не доставляет неудобств, но потом всё-таки отобрала щит у одного из своих людей. Дальше хуже. Те, кто подложил под себя одежду, начали постанывать, а Тихомир заметил, что тряпки под ними начинают обугливаться. Тихомир уже хотел предложить людям периодически меняться щитами, как тоннель внезапно закончился и Ярослава, которая находилась в самом начале группы, проехала по скользкому полу и врезалась в отвесную стену. Ей, видимо, пришлось нелегко, поскольку вся остальная группа, один за другим, налетели на неё. Крылья Тихомира резко затормозили, но он не смог избежать участи остальных, и со всего размаху ударился в стену чуть выше. Люди внизу застонали, и начали слазить друг с друга, пытаясь нащупать что-то в темноте. Щиты сыграли плохую роль. Пока Тихомир не мог рассмотреть что-либо в получившейся свалке, но оранжевая кровь виднелась везде. Откуда-то с дальнего уголка пещеры послышалось отчётливое громкое шипенье. Люди сразу затихли, прислушиваясь к шипенью, а Тихомир резко развернулся и посмотрел в сторону, откуда прилетел этот звук. Со стороны тоннеля, через который они сюда спустились, приближались здоровенные жуки с какими-то шарообразными шишками на спине. Приближались они как-то осторожно и очень медленно, из чего Тихомир сделал вывод, что атака будет на расстоянии.

– Что там такое? – из под груды тел послышался голос Ярославы.

Бедные люди, подумал Тихомир, абсолютно ничего не видят. Только слышат, что к ним приближается какая-то смертельная опасность.

– Постарайтесь выстроить линию обороны из мечей и щитов с той стороны, откуда идёт шипение, – почему-то шепотом произнёс Тихомир и достал пистолет-автомат.

Он присмотрелся к рисункам на переключателях и, как он надеялся, снял оружие с предохранителя и переключил в режим одиночных выстрелов. Несомненно, что от жуков ничего хорошего ожидать не приходилось, и Тихомир решил атаковать первым. Он направил прицел на одного из жуков, в то время как соседний вдруг подпрыгнул в воздух, шипение в пещере стало громче, а от спины жука отделился один из шаров и, стремительно набирая скорость, направился в сторону группы.

Наверное, движениями Тихомира управляла Синистра, поскольку он попал в эту летящую мишень с первого раза. От грохота выстрела уши сразу же заложило, а долей секунды спустя, раздался ещё более оглушительный взрыв шара. Шар взорвался, разбрызгивая во все стороны огненные капли. Ясно, где у них слабое место, подумал Тихомир. Жуки были ещё очень далеко, и он направил оружие в сторону одного из них.

– В спину, где у них эти шары, – прокричал он Синистре.

Раздался выстрел и один из жуков взорвался, разбросав своих сородичей по сторонам. Пока Тихомир прицеливался, выискивая следующую мишень, жук, которого не перевернуло взрывом, успел выпустить шар. За время, пока Тихомир повернул дуло пистолета-автомата в его сторону, тот успел подлететь довольно близко. Выстрел Тихомира взорвал его, и всю группу обдало жаром близкого взрыва. Дальше всё стало похоже на какую-то компьютерную игру. Жуки метали шары, которые Тихомир должен был отстреливать, а в удачный момент попытаться подстрелить кого-нибудь из них самих. С каждым отстрелянным существом, интенсивность атаки становилась всё меньше и меньше, и Тихомир, уже было подумал, что справиться, как вдруг неизвестно откуда взялась ещё одна группа жуков. К тому же закончились патроны. Раньше обойм Тихомир никогда не менял, и сейчас, наверное, быстрей бы вырезал себе надгробный крест перочинным ножиком, чем осуществил бы такую замену.

– Что случилось? – прокричала Ярослава, по наступившей тишине она догадалась, что что-то случилось.

– Придётся атаковать вручную, – ответил Тихомир.

Но он не знал, как это сделать. Один выстрел в упор, и, вероятно, даже защита Синистры не поможет. А как их рубить, этих бомбардиров, зацепишь случайно у кого-нибудь шар и поминай, как звали.

Внезапно темноту пещеры разрезала яркая синяя молния, и наступающие жуки превратились в каменные скульптуры. Стреляла Ярослава. Несомненно, её оружие было намного мощнее способностей зверя, поскольку выстрел затронул часть пещеры шириной метров в пятьдесят. Хотя кто знает, сколько камней мог сгрызть Люмбрик.

– Разрушить, – приказала Ярослава своим людям и те, кряхтя, начали подниматься, направляясь в сторону застывших жуков. По всей видимости, после её молнии они тоже должны были через некоторое время ожить.

– Мне кажется, что жуки и тоннель – это одна хорошо организованная система. Жуки питаются тем, что принесёт тоннель, и, вероятно, оказывают какие-то услуги самому тоннелю, – начал рассуждать Тихомир.

В темноте послышались удары мечей о камень. Воины кое-как ориентировались по отблескам догорающих шаров. Но вскоре они должны были погаснуть, и дальнейшей разрушительной деятельностью придётся заниматься Тихомиру.

– Что ты хочешь этим сказать? – раздался голос Ярославы.

– Не знаю, – задумался он, – если мы в пищеварительной системе этого существа, образно говоря, в желудке… то должен быть, прошу прощения, и анус. То бишь, если жуки кого-то едят, то они должны куда-то удалять остатки пищи. Когда мы сюда попали, здесь всё блестело от чистоты, а значит, эти остатки куда-то удаляются.

– Может ты и прав. А если хочешь доказать свою правоту, то приступай к поискам сам. Ты у нас единственный зрячий в группе.

Тихомир вышел на середину зала и начал осматриваться по сторонам. Одно отверстие было под тоннелем, с которого они спустились. Оттуда приходили жуки, и проверять, куда оно ведёт, как-то не хотелось. Второе, в десяти метрах от того места, где они держали оборону.

– Ярослава, – позвал он, – мне кажется, я нашёл выход. Собирай людей.

Отверстие отличалось от того тоннеля, по которому они спускались. Стенки не были ровными, а спуск был намного более пологим. Это особенно удивило, поскольку со временем температура воздуха начала повышаться. Потом появились отблески света, и группа вышла на уступчик, залитый ярким светом. Внизу сверкали белые камни, а вверху виднелся лес.

– Где-то мы вышли, – задумчиво произнесла Ярослава, – но где?

Тихомир активировал линзы и увидел вдалеке железную дорогу.

– Знакомые места, – сказал он, показывая Ярославе на виднеющуюся вдали ниточку, – это дорога. Мне кажется, что лучше нам пройтись по ней.

– А почему не через лес? – спросила она.

– Мне почему-то опять таки кажется, что лес сейчас переполнен железнодорожниками. Они же, вроде, кинулись за нами в погоню. Исходя из этого, железная дорога должна быть пустой.

– Но как мы до неё доберёмся? Разве что ты.

– Разве что я, – продолжил за неё Тихомир, – после спуска в логово жуков в живых осталось только восемь человек. Плюс ты. Девять перелётов я вполне осилю.

Перелёты заняли около часа. Ещё пол часа Тихомир учился вставлять патроны в обойму. Когда это было сделано, начали решать, как лучше идти – по силовому полю или по самой дороге. Идти по самой дороге, в принципе, было намного безопаснее. Исчезала вероятность встретиться с пылесосами. Но как туда попасть. В прошлый раз, когда Тихомир прорвал защитное поле, его очень хорошо отбросило. Хотя… как он мог забыть! Крылья. Тихомир отлетел в сторону, и для начала решил посмотреть, как силовое поле отнесётся к свинцу. Чуть сам не застрелился. Пули отпружинили, и если б Синистра не сделала во время защиту, падать бы Тихомиру с пробитой головой на белые камни. Тогда он решил попробовать уже испытанный им доселе способ. Тем более что места для разгона здесь было значительно больше. Он поднялся над дорогой, чтоб использовать силу притяжения, выставил вперёд меч и спикировал вниз. Поле взорвалось, отбрасывая Тихомира куда-то вверх. Это ничего. Лучше, чем вниз. После этого он спустил вниз Ярославу и воинов. Туда, в принципе, можно было просто спрыгнуть, но не людям, мышцы которых атрофировались под воздействием невесомости. Им даже идти было сложно. Тихомира же дорога устраивала как никогда. Под ногами твёрдая ровная почва, ни тебе каких монстров, ни прочих сюрпризов. Не зря они выбрали этот путь – несколько раз за силовым полем к ним пытались пробиться пылесосы, но у них ничего не получилось. Внутри не было слышно ни звука от их попыток. Несколько раз встречались железнодорожники. Они никак не могли понять, как люди попали внутрь и тупо смотрели, провожая их взглядами. Тихомир, правда, каждый раз напрягался. Он то знал, что железнодорожники способны проникать за силовое поле, но те не предпринимали таких попыток, и вскоре Тихомир успокоился окончательно. Одним из факторов безопасности было и то, что дорога была практически идеально ровной, и далеко просматривалась. Окружающее дорогу пространство со временем начало восприниматься, как аквариум с рыбками. Кто-то там периодически появлялся, плавал, за кем-то гонялся, но проникнуть через «стекло» не мог. Беда пришла оттуда, откуда Тихомир её не ждал. За всё время он ни разу не обернулся назад. Вначале послышался звук. Вокруг была гробовая тишина, поэтому звук он услышал сразу. Тихомир остановился так резко, что идущая за ним Ярослава налетела на него.

– Звук, – многозначительно изрёк Тихомир и поднял палец.

Ярослава обернулась назад, но, вероятно ничего не увидела. А вот Тихомир, после того, как активировал линзы, увидел. Явно, к железнодорожникам спешила подмога с дальних участков дороги. Такая, немаленькая подмога. По всей окружности силового поля.

– Бегите, – сказал Тихомир, – я их остановлю.

– Кого? – удивилась Ярослава.

– Железнодорожники. Тьфу, червяки. Очень много. Вы же двигаетесь значительно быстрее их.

– В невесомости – да, – ответила Ярослава, – но не здесь. Здесь мои люди идут на последнем издыхании.

– Бегите, как сможете. Если у тебя, Ярослава, ещё остался заряд после последнего инцидента, оставайся.

Ярослава блеснула глазами.

– Никогда больше при моих людях так не говори, – прошипела она ему на ухо.

– Я боюсь, что скоро ни тебя, ни твоих людей не будет.

– Удачи, – сказала Ярослава и побежала вместе с воинами.

Тихомир активировал линзы, достал пистолет-автомат и выстрелил. Никаких изменений. Вероятно, пули не долетали. Он подождал ещё минут пять, и повторил выстрел. На этот раз в центре беснующихся железнодорожников вспыхнуло белесое пятно, и одного из этих существ разорвало в клочья.

– Да ты посмотри, как им свинец не нравиться! – восхищённо пробормотал Тихомир Синистре.

Он перевёл оружие в автоматический режим и начал поливать очередями приближающихся существ. После каждой очереди вместо приближающейся толпы возникало облако из ошмётков этих существ, но мгновение спустя в поле зрения опять возникали всё новые и новые железнодорожники. Тихомир уже истратил одну обойму и дрожащими руками поставил следующую. Он не мог сдержать напор, хоть и получил приятный сюрприз, обнаружив неожиданные свойства свинца. Вскоре железнодорожники приблизились настолько, что в Тихомира полетели первые железные шипы. Синистра сделала защиту, а зверь изрёк свою коронную фразу и пустил в сторону железнодорожников совсем даже не маленькую молнию. Передняя часть надвигающейся волны, состоящей из этих существ, превратилась в каменную стенку, а Тихомир, не разворачиваясь, начал давать задний ход. Стенка продержалась меньше минуты. Под напором сотен железнодорожников она будто бы взорвалась. Синистра несла Тихомира по дороге на безопасном расстоянии от них, а он отстреливался уже одиночными выстрелами. Когда патроны закончились он, на ходу начал вставлять патроны в пустую обойму. Хорошо, что Синистра несла его лицом к противнику, ситуация всегда была под контролем. Но что-то он забыл. Ну конечно! Ярослава с воинам. Он посмотрел через плечо. Пока они ещё далеко, но рано или поздно он их догонит. И тогда их догонят железнодорожники. А что, если они гоняться только за ним. Надо было рискнуть. Другого выхода не было.

– Синистра, – закричал Тихомир, – идём на прорыв. Оторвись от них подальше.

Синистра увеличила скорость. За это время Тихомир успел вставить в пистолет-автомат заряжённую обойму. Они остановились, Тихомир выразительно посмотрел на Люмбрика, и тот пустил небольшую молнию в силовое поле. На поле сразу образовалось метровое каменное пятно, которое Тихомир проломил плечом. Вылетев на поверхность, он, в целях экономии энергии Синистры, побежал на встречу железнодорожникам. Когда сотни их оказались у него под ногами, они, вопреки ожиданиям Тихомира, не начали прорываться сквозь силовое поле, а помчались дальше. Тихомир в растерянности остановился. Значит, Ярослава ошибалась, утверждая, что железнодорожники следуют за зверем. Пока он стоял, обжёвывая эту мысль, на месте прорыва, сделанного Тихомиром, появились железнодорожники. Выходит, они, почему-то не хотели прорывать стенку под ним, а пошли в обход. Теперь можно было подняться в воздух, но тогда железнодорожники могут броситься в погоню за Ярославой с её людьми. А можно попробовать их уничтожить. По приблизительным расчётам, под ногами их пронеслось не более двух сотен. Тихомир прицелился и выстрелил в сторону приближающейся толпы. Опять неожиданный сюрприз. Разорвавшись, железнодорожник разметал окружающих, в результате чего десяток из них слетел с дороги и полетел на раскалённые камни. Да с такими успехами на них и патронов придётся потратить совсем немного. Тихомир подождал, когда плотность приближающихся существ возросла, и снова выстрелил. Тот же результат. Прошло минут десять, и Тихомир отстреливал их уже по одиночке – их осталось около пяти. В это время в плечо что-то очень сильно ударило и Тихомира снесло с дороги в сторону. Он завис в воздухе и обнаружил, что несколько железнодорожников подползли к нему с низа дороги. Как он не мог предусмотреть такой ход? Тихомир нажал на курок, но, судя по глухому щелчку, патроны в обойме снова закончились. Ну, что ж, их осталось не так уж и много. С последними можно расправиться при помощи меча. Он начал на дикой скорости, чтобы железнодорожники не успели метнуть в него шипом, крутиться по спирали вокруг дороги, разрубая при каждом витке одного двух существ. Когда всё было закончено, он сел около прорыва силового поля и начал вставлять патроны в обойму.

– Синистра, – позвал он, – неужели железнодорожники как-то чувствуют зверя?

– Люмбрик, – ответил вместо неё зверь.

– Как видишь, – сказала Синистра, – он сам всё сказал.

– Интересно, это последняя волна, или ещё будут.

– Это сказать, думаю, никто не сможет. Что будем делать? Пойдём по дороге, догонять Ярославу, или по силовому полю?

– Теперь то я научен ошибками, буду посматривать назад. Так что пойдём по дороге. А по полю… патронов на всяких пылесосов тратить жалко.

Тихомир влетел внутрь и активировал линзы. Далеко впереди были видны фигурки людей. Он решил не напрягать Синистру, и двинулся к ним быстрым шагом. Скорее всего, далеко группа уйти не могла. Они и в начале боя были еле живыми от гравитации, а теперь, вероятно, и подавно. И действительно, когда Тихомир долетел до группы, она находилась на привале. Воины тяжело дышали.

– Отбился, – тяжело дыша, спросила Ярослава.

– Сотни три-четыре. В живых вроде никого не осталось.

Ярослава округлила глаза.

– Что это у тебя за оружие, если оно так лихо с железнодорожниками расправляется?

– Не такое уж и хорошее. Его ресурс уже наполовину исчерпан.

Люди отдохнули и двинулись дальше. Тихомир попросил Ярославу поторопить их, поскольку опасался ещё одного нападения. Наученный прежними ошибками, он периодически оборачивался и всматривался в даль. Вскоре далеко впереди показалась какая-то оранжевая масса. В этой массе кто-то копошился, вероятнее всего, железнодорожники. Он убедился в этом, когда рассмотреть их можно было уже невооружённым взглядом.

– Это червь, – воскликнула Ярослава, рассматривая железнодорожников, – точнее то, что от него осталось. Червяки съели червя. Ничего не могу понять. Такого ещё ни разу не было.

Тихомир с лёгкостью отстрелял существ, копошащихся в останках дизеля, тем более, что их было немного. Дорога выходила на обширную каменную площадку, с тремя колодцами с неровными краями. Тихомир взглянул в один из них. Внизу, метрах в семидесяти, виднелась какая-то жидкость. За ней, вероятно, дизель сюда и приезжал. Сама дорога продолжалась дальше, но Ярослава свернула в сторону. Они спустились с площадки на более низкое место, и Ярослава устроила привал. Белые камни здесь не покрывали землю сплошным слоем, а попадались довольно редко. Воины сразу притащили к одному из таких камней остатки отстрелянного Тихомиром железнодорожника, разрезали плоть на небольшие куски и при помощи мечей разложили эти куски на поверхности камня. Сам камень был относительно небольшим – около метра в диаметре, но подойти к нему ближе двух-трёх метров из-за жара было невозможно. Вдалеке Тихомир высмотрел висящие сверху верёвки, вероятно, это было устройство, предназначенное для подъёма в деревню. Тихомир поднял глаза, желая увидеть, как отсюда может выглядеть сама деревня. Самой деревни видно не было. Её скрывал лес. Но лес был каким-то не таким. Он был чёрным. Это чернота захватывала само предполагаемое место, где должна была находиться деревня, аккуратным чёрным пятном. Неужели Мгла? Тихомир вернулся к группе.

– С деревней что-то случилось, – сообщил он Ярославе.

– С чего ты взял? – абсолютно равнодушно спросила она.

– На том месте, где она должна располагаться, над устройством для подъёма, лес почернел. Это нормально?

– То есть, почернел, – Ярослава посмотрела в сторону деревни, но ничего аномального, рассмотреть не смогла.

– Не знаю, предположительно это Мгла.

– Что за чушь ты несёшь? За столько лет Мгла не продвинулась и на миллиметр. И как ты мог увидеть? В свойствах меча, насколько я знаю, такого не значится.

– Меч, раз ты так много про него знаешь, имеет свойства к обучению, – Тихомир решил скрыть то, что увеличивать изображение может обруч.

– Ладно. Что-то ты не то видел. Может выход горной породы. Около деревни один такой есть.

Ярославу, тем не менее, выкладки Тихомира несколько обеспокоили, хоть она и не подавала вида. Не прошло и пяти минут, как она подняла не успевших толком отдохнуть и перекусить воинов, и группа продолжила путь. Чем ближе они приближались к деревне, тем больше и больше хмурилась Ярослава. Изменения в настроении затронули и остальных людей. В начале на их лицах читался интерес, желание узнать информацию, видимо, о случившемся в деревне, а потом полное безразличие и обречённость. Наблюдая за ними, Тихомир невольно задумался, зачем человеку дана мимика. С одной стороны абсолютно бесполезная вещь. Но это же сложнейшая система мышц. И их много, что-то около сотни. И какой резкий отрыв от любого животного. Никакая собака или кот или ещё какой-либо представитель животного мира не изобразит на лице столько выражений, сколько сможет изобразить человек. Зачем эта мимика нужна? Ведь жизнь человека – это борьба за существование, и почти все кругом враги. А мимика выкладывает информацию. Это – огромный минус, так как информация очень мощное оружие. Даже если человек научился контролировать свою мимику, она, вероятно, наложила свою печать с неосознанного детства. Ведь о человеке можно очень много что сказать, только увидев его лицо. Скорее всего, если человек с детства много улыбается, череп растёт, а его мышцы тянут определённые точки на костях лицевой части черепа. Потом, увидев такого человека на улице, независимо от его психологического состояния, сразу можно сказать, что он добрый. Это минус, опять таки утечка информации. Кто-то обязательно воспользуется его добротой. Но вот и плюс. В процессе такого пользования опять таки используется мимика. К примеру, как Ярослава налетела на Тихомира при первой встрече! Мимика сыграла далеко не последнюю роль. У него аж коленки тогда задрожали. А окружающий мир с его опасностями? Мимика там бесполезна. Выходит, она создана только для использования её внутри общества.

– Ты оказался прав, что-то случилось, – прервала его размышления Ярослава.

Тихомир поднял голову и активировал линзы. Мгла. Лес был покрыт чёрными кристаллами.

– А почему Мгла раньше не захватила все окрестные места? Тут же нет, этих… гуслей… или гусел?

– Ты узнаешь это позже. Натворил ты дел с этим грибом. Всё меняется. Но Мгла не могла среагировать на убийство гриба!? Они никак не связаны друг с другом! – вслух начала размышлять Ярослава, – что-то случилось ещё.

Ярослава задумалась, рассматривая чёрное пятно над головой.

– Что произошло, тогда… после Белой Нави. Когда ты поплыл, а воздух загустел. Это какое-то заклятие? Нет, ты не издал ни звука, а заклятия без звука невозможны. У тебя есть какие-нибудь догадки?

– Без понятия. У меня были галлюцинации. Всяка хрень в голову лезла, – Тихомир уже давно забыл разговор с Создателем. То, что он упомянул Синистру, которая и духом не слышала ничего о нём, ставили всю медитацию в разряд видений подсознания.

– Ты с кем-то разговаривал? – было заметно, что Ярославу этот вопрос очень заинтересовал.

– Ну, был голос. Ничего толкового он мне не сказал, – равнодушно ответил Тихомир.

– Он не сказал, как его зовут?

– Представился Создателем. Сказал, что хотел сделать что-то похожее на меня. Бред какой-то, в общем.

Ярославу, однако, как кипятком ошпарило. Минут десять она молча стояла, что-то напряжённо обдумывая. Тихомир за это время пытался понять принцип действия устройства для поднятия в деревню. Похоже, это была обыкновенная система рычагов противовесов и канатов приводимая в движение мускульной силой. Это оказалось правдой, так как Ярослава взяла с собой только его и двух воинов и направилась к чему-то похожему на корзину, которую вешают под воздушный шар. Остальные мужчины взялись за канат, натянутый параллельно земле. Как только посадка была завершена, мужчины потянули канат и корзина начала подниматься. Но только расстояние, отделяющее их от земли, превысило несколько метров, как корзина полетела вниз. Тихомиру больших неудобств такое падение не доставило, подстраховала Синистра. А вот Ярославе с её двумя людьми повезло меньше. Сама она потеряла сознание, один мужчина, видимо поломал ногу, так как при попытке встать скривился от боли. Второй, впрочем, тоже не мог подняться, но, судя по выражению лица, просто не мог понять, что случилось, но никаких болезненных ощущений не испытывал. Тихомир сам не мог толком осмыслить ситуацию, как обнаружил, что на людей падает канат, он посмотрел вверх, и увидел вылетающий из леса огромный маховик, видимо бывший когда-то частью устройства для подъёма. Он кинулся вниз и схватил Ярославу за подол платья, а мужчину, повредившего ногу, за рукав. Он успел их оттащить на безопасное расстояние, но за последним воином не мог успеть уже просто физически – его погребли под собой кольца каната, падающего сверху. Маховик ударился об эти кольца и взорвался чёрной пылью. Мгла. Тихомир начал разгребать канат, но когда добрался до воина, тот был уже мёртв. За это время Ярослава пришла в себя.

– Мгла! – повторила она мысль Тихомира, – маховик затронула Мгла. Он стал хрупким, и не выдержал подъёма.

– Или кто-то помог, – предположил он.

– Кто? – взбесилась Ярослава, – во Мгле нет разумных существ.

Ярослава замолчала и задумалась.

– Хотя, – наконец продолжила она, – если она сама кровь разумного существа…

– Что она несёт, – зашептала Синистра, – никаких сведений по этому поводу я не знаю.

– Что значит разумное существо?

– То и значит! – огрызнулась Ярослава, – если ты думаешь, что я ничего не знаю, то очень сильно ошибаешься. Всё я знаю. И то, что ты с другой Земли, за Солнцем, и про твои разговоры с Создателем. И, учти, только я знаю, как воспользоваться шестерёнкой. И Мгла пришла в деревню из-за тебя. Хочешь, я тебе скажу ещё кое-что? Там, на той Земле, ты тоже с кем-то разговаривал. Похожим на Создателя. Идиот! Ты наладил связь, и бой возобновился! Если мы не успеем… Во время прошлого боя образовалась Солнечная система. Благодаря твоим стараниям от этого уголочка космоса может вообще ничего не остаться. И не только от этого. Пробел потянет за собой изменения во всей обозримой вселенной.

Тихомир аж присел от количества полученной информации. Откуда она могла знать о его галлюцинациях, о играх ЕГО подсознания? Или она имеет доступ к информации его подсознания или… Но откуда тогда бред про кровь разумного существа и про вселенную?

– Мне кажется, что ты мне чего-то не договариваешь, – не смотря на то, что с Ярославой, судя по её яростному состоянию, говорить сейчас было практически бесполезно, Тихомир попробовал её расспросить.

– Не больше, чем ты мне! – взбеленилась она, – в любом случае, произойдёт сражение, и от и этой Земли, и от твоей может ничего не остаться. И только я могу это остановись. Так что подумай над этим, вместо того чтобы ломать голову как избавиться от меня. Сейчас отдохну, и полетим наверх. Мне необходимо взять вакцину.

Тихомир использовал оставшееся время для того, чтобы набрать камней для зверя. Пока тот выкатывал подходящие для него камешки, Тихомир включил телефон. Сразу пришло несколько сообщений, но он их не успел прочитать, поскольку сразу поступил вызов от Пришивало.

– Да, – недовольно проговорил Тихомир.

– Тихомир, добрый день, – как всегда вежливо поздоровался Пришивало.

– Болеслав Андреевич, – устало ответил Тихомир, – сколько раз вам можно повторять. Здесь нет ни дня, ни ночи.

– Извиняюсь, никак не могу понять, где Вы находитесь. Как патроны? Пригодились?

– Сотни железнодорожников полегли на бранном поле благодаря им. Огромная Вам благодарность за них. Изучили мантию?

– Мантию? А! Этот сарафан. Крайне интересная оказалась вещь. Но бесполезная. Учёные, конечно, уловили какой-то неизвестный вид излучения. Но не смогли понять даже природы его происхождения. Пока с ним возились, то это излучение бесследно исчезло, и сарафан потерял свои лечебные свойства. Это как конфетку прямо из зубов вырвать. Только появился объект для исследования, как сразу же исчезает. Куда более интересен код программы, который вы передали в парке.

– Не передавал я ничего, – честно ответил Тихомир, – может, оно как-то само от меня изошло.

– Не думаю. Мы запустили отладку. В программе нет ошибок. Нет замкнутых циклов, она не виснет. То есть информация перерабатывается. Но мощности наших компьютеров не хватает. За двенадцать часов самый мощный компьютер, который есть у нас в республике, успел обработать только пол процента кода. С такими успехами…

– Ну так выйдите на международный уровень. Я слышал в мире полно супермега компьютеров, – предложил Тихомир.

– И сдать им всю ценную информацию? Начальство такого не допустит. А то, что информация ценна – несомненно. Только чтоб написать такую программу… Даже если собрать всех программистов с планеты… Я не знаю, сколько им пришлось бы её писать.

В голове довольно хмыкнула Синистра.

– Болеслав Андреевич, – усмехнулся Тихомир, – мой Вам совет. Продавайте эту программу. Вы представляете, сколько денег отвалит за неё ну, хотя бы Соединённые Штаты? Поверьте мне, никакой ценной информации там нет.

– Вы соображаете, что Вы говорите, Отношения Беларуси со Штатами практически враждебные. Чтоб продать информацию врагу!?

– Продавайте, – повторил Тихомир, – поверьте, они очень обрадуются вначале… и очень обломаются потом. Просто, как бы Вам это сказать… Около меня иногда появляется какое-то странное существо. Оно очень любит считать.

– Я не существо. Я программа! – гордо заявила Синистра.

– Так вот оно, – продолжил Тихомир, – очень любит шутки, и программа эта – шутка.

– Ничего себе шутка? Мы уже приняли решение ждать процесс обработки информации столько, сколько надо. Это же на год блокирует лучшую компьютерную технику в республике.

– Вот-вот. Так что продавайте. Пусть блокирует технику в штатах. Только сразу предупреждаю. После окончания обработки могут быть политические неувязочки. Хотя американцы скорее будут молчать, чем так позориться.

Раздался звук умирающего зомби. Звонила Алина.

– Вынужден закончить нашу беседу, Болеслав Андреевич, у меня второй звоночек, – Тихомир принял вызов.

– Привет, – послышался голос Алины, – с кем это ты болтаешь постоянно?

– С кем, с кем. Со следователем. Тебя я надеюсь, он не доставал?

– Нет, больше меня не трогали. Что у тебя слышно? Всё нормально?

Тихомир знал, что беседа прослушивается, и старался говорить так, чтобы его, кроме Алины, никто не понял.

– Ты знаешь, мне очень повезло. У железнодорожников явно какая-то ненормальная аллергия на свинец. Они от пуль буквально взрываются. А с пистолетом-автоматом разобрался. Да и Синистра целиться помогает. Тем не менее произошло что-то странное. Мгла сдвинулась с места. Она захватила деревню, в которую мы шли. Ярослава чуть не убилась, несёт какой-то бред про Солнечную систему, мол ей угрожает уничтожение. В общем, я окончательно запутался. Говорит, что всё из-за меня. Короче пока живой. Что у тебя?

– Алик что-то готовит. Я пытаюсь узнать, что, но ничего не выходит. Ты понимаешь, я не могу многого говорить. Плюс в квартире установлена прослушка. Им. Так что о наших разговорах и не только он в курсе.

– Когда всё закончиться, я что-нибудь сделаю. Обещаю.

– А если не получиться, развали к чертям эту Солнечную систему с этим дебильным социумом, – она пыталась шутить, поддержать Тихомира, но по интонации в голосе было понятно, что удаётся ей это с трудом.

– Пошли, – раздался голос Ярославы, – потом поболтаешь со своими соплеменниками, когда там окажешься.

Тихомир попрощался с Алиной и выключил телефон. Ярослава оставила людей внизу, решив, что их двоих вполне хватит для того, чтобы принести из деревни вакцину. Ёе пришлось нести на руках, пока они не долетели до уровня невесомости. Уже перед самым лесом Тихомир в нерешительности остановился. Он ещё помнил тот лес в после первой переброски. Но этот, по логике, свеженький и реагировать на движения должен быстрее. Он оставил Ярославу неподвижно висеть в воздухе, а сам начал аккуратно подлетать к ближайшему чёрному стволу. Интуиция ему не изменила. Ствол зашевелился и довольно быстро потянулся в его сторону. Меч легко разрезал в, почти метровую толщину, ствол, и отрубленная часть рассыпалась в мелкую пыль, зависшую в воздухе чёрным облаком. Аккуратно Тихомир начал уничтожать ветки и стволы, мешающие попасть в деревню. Скоро, однако, делать это стало слишком опасно. Всё вокруг было в чёрной пыли, которая существенно снижала видимость. Эх, сейчас бы хоть небольшой пылесос на меня напал, подумал Тихомир, всю бы, так сказать, облачность убрал. Как же. Они нападают тогда, когда меньше всего этого ожидаешь. Внезапно, краски сменились. Появились оттенки синего, а видимость существенно увеличилась. Ну конечно. Как он мог забыть про ночное зрение. А Синистра не забыла. Тихомир её даже не поблагодарил, поскольку ничего не успевал соображать среди атак чёрных стволов. Хорошо, что его реакции управлялись программой, сам бы оно ни за что в жизни не отмахался от этих стволов и веток. Он вернулся обратно. Ярослава неподвижно висела в воздухе и ждала его. Вместе они пролетели через пылевое облако к входу в деревню. Когда они вынырнули из пыли, глазам предстала жуткая картина. Мгла застала деревню во время схватки жителей с железнодорожниками, превратив всё это в чёрную застывшую скульптуру. Как видно, люди бы всё равно не отбили бы деревню. В этой застывшей картине железнодорожников было значительно больше, а пол был усеян лежащими, очевидно мёртвыми ещё до прихода Мглы, людьми. Тихомир с Ярославой старались держаться дальше от этих статуй. Тем не менее, и железнодорожники и люди реагировали на них. С какой-то неизвестной избирательностью, и совсем не важно было, были они раньше живыми или мёртвыми. Особенно жутко было, когда с земли поднялся «бывший» покойник с оторванной, вероятно, в бою с железнодорожниками, рукой. Меч Тихомира быстро реагировал на все атаки этих… существ. Удивительным было то, что кристаллические скульптуры помнили свои повадки. Люди отталкивались от земли, направляясь в сторону живых, а некоторые железнодорожники пытались метнуть шипы. По крайней мере, пытались перед этим дребезжать, но, видимо, понимая, что из такой атаки ничего не получиться, кидались «в рукопашную». Вакцина, по объяснениям Ярославы, находилась в пещере, той самой, где на полу находятся разноцветные линзы. В пещере никого не было, а линзы перестали быть разноцветными. Они почернели. Ярослава в нерешительности остановилась.

– Что случилось? – спросил Тихомир.

– Как я могла забыть, – обращаясь больше к себе, чем к нему, произнесла она, – Мгла затронула и инкубатор с бактериями. Они мертвы, и никакой вакцины теперь не будет. Через неделю, или около того, я снова превращусь в смертную.

– А сколько идти до твоего существа?

– Я не помню. Слишком давно это было. Слишком. Тогда всё было настолько быстро, на то время непонятно… Не помню.

На входе в пещеру появился кристаллический железнодорожник. Тихомир решил попробовать испытать на нём пистолет-автомат. В пещере оглушительно громыхнуло, железнодорожника отбросило в сторону, но, похоже, пули никакого вреда ему не причинили. Тогда Тихомир подлетел ближе и разделался с ним при помощи меча. К пещере со всех сторон медленно летели кристаллические статуи. Они как-то чувствовали, что ней есть живые существа.

– Мы здесь ещё что-нибудь забыли? – спросил Тихомир Ярославу, – по-моему, оставаться дальше здесь просто не безопасно. Кажется, они нас чувствуют.

– Что такое, статуи идут сюда? – она оторвала взгляд от линзы.

– Плывут, – раздражённо ответил Тихомир, – если будешь дальше так сидеть возле своего инкубатора, то вскоре я от них буду просто не в силах отмахаться.

Ярослава с силой оттолкнулась от линзы и полетела в его сторону. Увидев, что твориться на входе в пещеру, она сразу же подняла руку с перчаткой и выстрелила. Статуи застыли, превратившись из кристаллических в каменные. Тихомир с Ярославой кинулись в сторону выхода из деревни. Пришлось плыть прямо через скопление застывших существ, отталкивая их руками в сторону. Когда это облако осталось за плечами, послышался какой-то звук, больше похожий на частый стук небольших камешков. Тихомир обернулся, и увидел, что одна из каменных фигур, бывшая когда-то человеком, взорвалась, разбрасывая осколки во все стороны. Секундой спустя стало ясно, что взорвалась не сама фигура, а каменная оболочка, её окружавшая, так как в поле зрения появился кристаллический человек. Очевидно, оружие Ярославы не смогло превратить его в камень полностью, оно лишь окутало его каменной коркой снаружи, которая, не выдержав давления изнутри, через некоторое время взорвалась. Хуже всего, что разлетающиеся осколки зацепили других застывших существ, многие из которых от полученных ударов начали взрываться тоже. Получилось что-то типа цепной реакции, сзади оглушительно громыхали взрывы. Когда один из каменных осколков довольно болезненно ударил Тихомира в спину, Синистра сделала защиту, которой охватывала одновременно и Ярославу. Освободившиеся кристаллоиды (Тихомир в мыслях дал им общее название) сразу же бросились в погоню.

Двигались они не так уж и быстро, но Тихомир значительно замедлил полёт. После того, как они здесь пролетели, следуя в пещеру с вакциной, многие никак не реагировавшие доселе на них кристаллоиды, проснулись и начали атаковать. Ярослава, что удивительно, тоже хотела помочь Тихомиру от них отбиваться, но он её предупредил, что телесный контакт с кристаллоидами, возможно, весьма не безопасен. Сам он отбивался мечём, который крошил существ в мелкую пыль. Пистолет-автомат, он держал в другой руке, но пули лишь отбрасывали кристаллоидов на безопасное расстояние. Вскоре вдалеке показался выход из деревни, но прорубленного Тихомиром сквозь лес тоннеля больше не существовало! Лес, вероятно, пришёл в движение и закрыл выход. Отбиваться от кристаллоидов здесь они долго не смогут.

– Что будем делать? – тяжело дыша спросила Ярослава.

– Не знаю. Долетим, там определимся, – Тихомиру нечего было сказать.

Сзади погоня, впереди смерть. Никаких выходов. От напряжения Тихомир закатил глаза так, что перед ними начали плавать радужные пятна. Сначала они мельтешили с бешеной скоростью, пытаясь сложиться в какую-то фигуру. Потом их движение резко замедлилось, и они сформировали уже знакомый Тихомиру, чёрный колючий цветок. Цветок висел прямо перед взглядом на фоне очень медленно передвигающихся рук Тихомира, пытающихся мечём и пистолетом-автоматом отбиться от кристаллоидов. Создавалось впечатление, что время замедлилось, и Тихомир вздрогнул, услышав яркий громкий голос.

– Это должно было рано или поздно случиться, – говорил цветок, извивающийся в самом центре взгляда.

– Создатель? – спросил Тихомир.

– Ты говорил с ним? – не обращая внимания на вопрос Тихомира, спросил цветок.

– С кем?

На момент цветок исчез и в глазах появился белый котёнок с ошейником, на котором висел колокольчик.

– С Деструктором? – догадался Тихомир.

– Почему ты его назвал Деструктором?

– Не знаю. Наверное, потому что ты – Создатель.

– Ты поможешь мне?

– Деструктор тоже просил меня о помощи. А если я никому не буду помогать, – слова сами появлялись, выражая, вероятно, что-то подсознательное, никогда Тихомиром не контролируемое.

– Нейтральность означает смерть. А смерти не существует, а значит, не существует и нейтральности.

– Кто из вас прав, на стороне того я и стану?

– Если ты идешь туда, значит, справа от тебя буду я, если обратно – справа будет Деструктор. Куда ты идёшь?

– Не знаю. Я не знаю куда идти. Чью сторону принять.

– Значит, ты должен принять наиболее сильную сторону. Это наиболее логично.

– Хорошо. Кто из вас сильнее?

– Каждый из нас силён по-разному. Что тебя интересует.

– Интересует? – Тихомир задумался, хотя, если б что и надумал, выразить не смог. Подсознание само за него говорило.

– Логичным будет предположить, – произнёс в это время Создатель, – что если ты не знаешь, какую сторону принимать, кто прав, кто не прав, то ты должен принять сторону сильную в отношении твоих интересов. Что тебя интересует?

– Мне нужно дойти до Москвы. Я хочу вернуться на свою Землю. Наверное. Или взять к себе её частичку – Алину. Я не хочу, чтоб погибли люди.

– Тогда я сильнее. Но схватка с Деструктором усложниться. Я не собирался сохранять этот кусочек мироздания. Но у тебя шестерёнка, которую ты можешь принести ко мне. Я могу предложить договор. Ты приносишь шестерёнку, а я не буду разрушать Солнечную систему. Ты согласен?

– А если Деструктор предложит мне то же самое?

– Он может предложить. Но ему придётся разрушить хотя бы одну планету в системе, чтобы нарушить последовательность их излучений, которые, накладываясь друг на друга, удерживают меня здесь. А это приведёт к катастрофическим последствиям во всей системе. Кроме этого, он также, как и я здесь, глубоко в недрах планеты и без её разрушения он выбраться оттуда не сможет. А некоторые твои интересы связаны с целостностью этой планеты. Я смогу, постараюсь сохранить на ней жизнь. Всё, мне надо идти. Опасайся его там, на своей Земле.

Цветок исчез, а время резко ускорилось. Создавалось впечатление, что никакого разговора Тихомир и не слышал, мысли по-прежнему были сосредоточены на атаке и на поисках выхода из сложившейся ситуации.

– Тихомир, – Ярослава летела где-то рядом, – что будем делать? Мы почти долетели.

– Не знаю, – прохрипел он в ответ, безнадёжно оглядываясь по сторонам.

Они подлетели так близко, что лес потянул к ним свои чёрные ветки. Тихомир отбил атаки кристаллоидов, которые нападали поодиночке, но вскоре вдали показалась их основная масса. Видимо по дороге в их рядах существенно прибыло, поскольку их было несколько сотен. В основном железнодорожники.

– Мы не справимся, – холодно произнесла в голове Синистра.

– Не справимся, так не справимся, – ответил Тихомир как можно спокойнее и выставил вперёд меч.

Ярослава снова попробовала использовать свою перчатку. Часть существ застыли, но большинство из них обогнули их и, как ни в чём не бывало, поплыли дальше.

– Не трать энергию зря, – кинул ей Тихомир, видя, что такие манёвры бесполезны, – она нам больше пригодятся в ближнем бою.

Внезапно воздух загустел, искривляя видимое пространство. Всё вокруг приостановилось, появился фиолетовый свет, который начал стремительно темнеть. Приход темноты сопровождал низкий звук, изменявший свой тембр вместе с потемнением. Как только звук и темнота достигли своей наивысшей точки, раздался оглушительный взрыв и в глаза ударил яркий свет. Синистра помогла глазам адаптироваться, и Тихомир обнаружил, что выход из деревни, который представлял теперь собой двадцатиметровую дыру, свободен. Во все стороны от него летят осколки чёрного леса. Их с Ярославой, видимо, под воздействием ударной волны, стремительно несло в обратную от выхода из деревни, сторону. Неужели это создатель помог!?

Крылья остановили Тихомира как только он успел схватить за руку летящую рядом Ярославу, и они понеслись в обратном направлении. Кристаллоиды оклемались от взрыва и бросились вдогонку. Тихомир стремительно пролетел через образовавшуюся дыру. Деревья уже начали шевелиться, затягивая образовавшийся проход. Внизу Тихомир заметил группу воинов и спустился к ним. Кристаллоиды, однако, не прекратили преследование, пролетев через дыру и попав под воздействие гравитации, они дождём начали падать вниз. Как видно, вне территории Мглы они теряли свои свойства. Многие из них рассыпались в пыль ещё не долетая земли, но большинство долетали и разрушались только от столкновения с почвой. Воины начали разбегаться по сторонам. Один из них неосмотрительно отступая от падающих сверху кристаллоидов налетел на белый камень и в воздухе сразу запахло горелым. Воин со сломанной ногой тоже пытался увернуться. Это у него почти получилось, но его задел один из осколков разбитого об землю кристаллоида. Он, вероятно, не успел до конца потерять свои свойства, потому что воин, которому небольшой осколок чёрного кристалла упал на руку, затрясся, чёрный цвет начал стремительно расползаться по его коже и одежде. Как только человек стал чёрным полностью, то сразу же рассыпался в чёрную пыль.

Тихомир избежал этой суматохи так как, держа на руках Ярославу, сразу отлетел в сторону и наблюдал за всем издалека. Он не мог ничем помочь разбегающимся людям, поскольку из-за падающих вниз кристаллоидов и клубов чёрной пыли, не очень то и быстро оседающей на землю, практически ничего не было видно, даже при помощи зрения Синистры. Вскоре этот дикий «дождь» начал редеть. Тихомир к этому времени опустил Ярославу в безопасное место и полетел за воинами. Их осталось трое. Они стояли в ста метрах от огромного пятна из чёрной пыли. Тихомир направился к ним, но они, посовещавшись друг с другом, развернулись и побежали в сторону от пятна. Или от него? Пролетая над пятном, Тихомир заметил, что оно начинает менять свою структуру. Толщиной оно было около метра. Что интересно, там, где пыль попала на белые камни, она не сгорала. Изменения заключались в том, что на поверхности пятна начал появляться чёрный блеск, а само оно начало как бы растекаться по рельефу. И скорость такого растекания становилась всё больше и больше. По виду пыль уже напоминала чёрную маслянистую жидкость с блеском. Один за другим на поверхности вспыхивали ярким светом белые камни, появлявшиеся на ней, вероятно, вследствие того, что пятно растекалось и становилось тоньше. Понятно, почему воины кинулись в бег, чёрная жидкость уже почти их догоняла. Что-то эта жидкость Тихомиру напоминала. Но что? Маслянистость, блики света. Неужели нефть!? Как только он так подумал, как вокруг одного из белых камней появилось кольцо огня, стремительно расползавшееся по окружности и выбрасывающая вверх чёрные клубы дыма. Несколько секунд, и огонь охватил всю поверхность пятна. Стало жарко, Тихомир попал под клубы дыма и включил пояс. Когда он вылетел к воинам, тех осталось только двое, вероятно один сгорел. Оставшиеся сидели на безопасном расстоянии от полыхающей жидкости на земле. Было видно, что этот бег им дался непросто. Тихомир внезапно подумал, что он опять что-то забыл. Ярослава! Он поднялся выше, чтобы не чувствовать жара огня, и прямо через дым полетел в сторону, где её оставил. Совершенно случайно, он высадил её на небольшую возвышенность. Горящая жидкость обтекла возвышенность и потекла дальше, выбирая в рельефе наиболее низкие места, а Ярослава лежала на земле без сознания. Он взял её на руки, и теперь уже не через облака дыма, а облетая их, полетел к воинам. Около них он опустил её на землю.

– Синистра, – позвал он, – давай какое-нибудь исцеляющее заклятье.

– На плазмоидах!? Какой смысл атлантам было создавать исцеляющие октавы для плазмоидов? Да и стоит ли её оживлять?

– Кто-нибудь знает заклятье исцеления, – спросил Тихомир у воинов.

– Какие заклятья, – безразлично ответил один из них, – посвящённым не подчиняется искусство заклятий.

Тихомир ещё раз осмотрел Ярославу. Та, вроде дышала. Может оклемается.

– Тихомир, – зашипела Синистра, – я не понимаю, что ты так носишься вокруг неё. Она же враг нам. Не лучше ли как-то воспользоваться ситуацией?

– Не знаю, – Тихомир сам не понял, почему он носиться вокруг своего врага с целью помочь ему, – я вырос в, некотором смысле, гуманном обществе. Срабатывает инстинкт помочь живому существу.

– Давай заберём у неё шестерёнку, а её зарубим, – предложила программа.

– Но она говорила, что только она знает, как выбраться на поверхность, – возразил Тихомир.

– Ай-я-яй! – возмутилась Синистра, – а ты помнишь, какой бред она несла про Солнечную систему. Она врёт. Чтобы ты её не трогал.

– А какие доказательства, что не врёт? Нету? Так же как и то, что врёт! Мы не можем рисковать, не имея никаких доказательств ни того, ни другого. Тем более на карту слишком много поставлено.

– Убедил, – вздохнула она, – оставим всё на волю случая. Если оклемается, то пусть остается, если нет, то заберём шестерёнку и пойдём. Что с тобой случилось во время того, как мы пробивались к выходу из деревни. По состоянию твоего организма я догадалась, что это что-то похожее, на то, что было с тобой после Белой Нави. Совсем, кстати, не к месту, я с трудом управляла твоими руками, хорошо, что это состояние долго не длилось.

– Да не поверишь, – усмехнулся Тихомир, – опять бред в голову про Создателя полез. И про Солнечную систему. Видно, слова Ярославы как-то подействовали.

– На этот раз он про меня ничего не говорил? – ехидно поинтересовалась программа.

– Нет, на этот раз ничего.

– Ты меня уже начинаешь беспокоить со своей психикой. Я понимаю во время отдыха, когда нет поблизости никакой опасности. Да медитируй себе сколько влезет. Но не во время боя с кристаллическими статуями. Мы вырвались только чудом. Если бы ни этот взрыв, сами бы уже обвешаны такими чёрными кристаллами.

– Кстати, это ты такой взрыв устроила?

– Нет. Может быть Ярослава. Надо будет расспросить её, если она вообще в себя придёт.

Ярославой занялись двое её людей. Они лучше знали, как привести её в чувство. Скорее всего, она просто наглоталась дыма, правда, как мог действовать на плазмоидный организм дым, Тихомир не знал. Один из воинов (Тихомир до сих пор не знал их имён) сообщил, что Ярослава жить будет. Пока она приходила в себя, обнаружилось, что пистолет-автомат потерян. В принципе, если они пойдут через Мглу, он им и не пригодиться. Да и от коробок с патронами можно избавиться – в сумке они занимали довольно много места. Тихомир решил набрать камней для Люмбрика и обнаружил, что зверь их перестал есть. Скорее всего, он переработал их в достаточном количестве. Это хорошо – хоть зверь набит энергией под завязку, потому что Синистра израсходовала её довольно большое количество. За полчаса отдыха Тихомир заметил, что пятно кристаллического чёрного леса увеличивается. Мгла не стоит на месте. Но пока она над головой и на землю не спускается.

– Как вы догадались, что нужно убегать от маслянистой жидкости, – он подошёл к воинам, хлопотавшим над Ярославой.

– Когда вы улетели вверх, – один из них встал, – пыль, оставшаяся от маховика тоже превратилась в такую жидкость. Мы решили, что она может быть опасной, решили её сжечь на камнях. Никто не ожидал, что она так хорошо воспламеняется. Её очень небольшое количество очень сильно горело. Мы поняли, что от такого большого количества, которое образовалось в последний раз, пожар будет намного больше.

Ярослава закашляла и открыла глаза.

– Очнулась, – вздохнула в голове Синистра, явно не довольная такому развитию событий.

– Надо идти, – с трудом сказала Ярослава, – Мгла будет наступать.

– Мы всё равно собираемся идти через Мглу, какой смысл спешить?

– Ты не понял. Не территориально! Хотя так конечно тоже. Мгла будет становиться всё активней и активней. Ты наладил связь и теперь, – Ярослава опять закашлялась, – теперь Мгла пойдёт в наступление. Ты хотел спасти Минск? Так вот, надо спешить. Пока Мгла слишком слаба и будет концентрировать внимание только на нас. Чем дальше, тем больше.

– Какую связь? Ты мне можешь хоть что-то объяснить?

– Много будешь знать, скоро состаришься! – она откуда-то знала эту поговорку.

– Ты, я смотрю, знаешь очень много, а старость к тебе так и не приходит, – парировал Тихомир.

– Убью! – Ярослава вся затряслась и, в ярости подняла руку с перчаткой.

Интуитивно Тихомир шарахнулся в сторону, при помощи крыльев, конечно. Те отнесли его метров на пять в сторону, и исчезли, от чего он сразу упал на землю. По звуку было слышно, что молния пролетела где-то совсем рядом.

– В следующий раз я тебя точно убью, – услышал он её голос.

Только сейчас Тихомир сообразил, что его безобидная, на первый взгляд, шутка напомнила ей, что, превратившись в человека, она получит в подарок его свойства. Свойство стареть. И свойство умереть здесь от голода. А Синистра, увидев в какой ярости находиться Ярослава, дезактивировалась. Поэтому и крылья исчезли. Тихомир осторожно поднялся и посмотрел на Ярославу. Та, похоже, успокоилась и поняла, какую ошибку только что чуть не совершила. Ведь лишившись Тихомира, она бы уже навсегда потеряла возможность пройти через Мглу. Его смерть ей не выгодна. Сразу вспомнились слова Создателя. Нет смерти. Загнул он, однако. Всё имеет своё начало и свой конец, как говориться. Хотя, что значит, начало и конец. Взять, к примеру, какой-нибудь материальный предмет. Тихомир огляделся по сторонам. В глаза ему попался моток верёвки, висящий на поясе у одного из воинов. Верёвка может не иметь ни конца, ни начала, если соединить её концы. Опять-таки, слово концы. Почему их два. Значит, если соединить начало с концом. Или нет? Взять конец этой верёвки. Но где доказательство, что это не начало? Понтия начала и конца в случае с обыкновенной верёвкой имеют абсолютно одинаковый смысл. Можно ассоциировать начало с концом, а конец с началом. Интересно при этом перенести случай с верёвкой на человеческую жизнь. Принято считать, что его рождение это начало, а его смерть это конец. Но рождение это конец беременности, к примеру, а смерть… начало конца. Да, бред полнейший, ничего не скажешь.

– Мгла боится белых камней, сюда она не придёт, – к нему подошла Ярослава, которая, похоже успокоилась полностью, – но лес она рано или поздно уничтожит весь.

– Ты знаешь, что если бы уничтожила меня, то автоматически уничтожила бы и себя? – Тихомир решил изобразить обиженного, – учти, что я тоже могу исподтишка метнуть в тебя молнию.

– Я не думаю, что у нас много шансов пройти через Мглу, – а она, похоже, даже не чувствовала за собой вины, – пускай свою молнию, и никогда не узнаешь куда идти и что делать. А времени у нас осталось не так уж и много. Я не собираюсь перед тобой извиняться. Я никогда и не перед кем не извинялась и ты – не исключение. Мы должны идти.

Чёрное пятно над головой расползалось довольно быстро. По крайней мере, оно не отставало от них ни на шаг. Когда белых камней на земле стало меньше, в некоторых местах начала появляться Мгла. Так, окрашенные в чёрный цвет участки почвы. Тихомир сам не заметил, как такие участки уже формировали основную часть поверхности, а нормальная земля попадалась всё реже и реже. Они вышли на железную дорогу, которая была уже полностью захвачена Мглой. Как объяснила Ярослава, они срезали путь, не выходя на место, где обычно останавливался дизель. Это место было уже несколько тысячелетий захвачено Мглой.

Люди в дороге жались поближе к Тихомиру, видимо зная, что вокруг него защитное поле. Ярослава вообще потребовала взять её под руку. Ясно, на что она надеялась. Совсем не смешно было бы оказаться в квартире у Алины вместе с ней. Да и выглядели они совсем как свадебная пара. Когда Тихомир это представил, его так передёрнуло, что он впервые пожалел, что не послушался Синистры, и не зарубил Ярославу, когда та была без сознания. Он, конечно, пытался как-нибудь избавиться от неё, говорил, что в случае опасности не сможет должным образом среагировать, но та, понимая, какая опасность грозит ей, будто приклеилась. А опасности были. Несколько раз на отряд нападали кристаллические железнодорожники. Реагировали они, правда, очень вяло. Видно, находились они в кристаллическом состоянии много сотен лет. Во время каждой такой атаки Тихомир отрывался от Ярославы и отбивался от кристаллоидов, после чего она требовательно его возвращала. Он не мог её убить. От неё зависели жизни многих людей. Один раз по дороге встретился невесть когда и каким образом залетевший сюда кристаллический пылесос. Лежал он здесь, наверное, действительно очень давно, так как на появление людей не отреагировал никак. Вскоре дорога, вдоль которой они следовали, ушла в отвесную скалу. Пришлось разрушать мечём силовое поле, которое на территории Мглы представляла собой блестящую чёрную поверхность. Света, исходящего от оставленного далеко позади поля из белых камней было и так слишком мало, а когда они вошли внутрь дороги, укрытой от окружающего пространства непроницаемым силовым полем, он исчез вообще. Тихомир от этого, конечно особо не пострадал, он то мог видеть в темноте, а вот остальные люди вцепились друг в друга и шли постоянно спотыкаясь. Хорошо, что дорога была относительно ровной и прямой – потеряться на ней было практически невозможно. Ярослава и мужчины часто отдыхали, они не привыкли к воздействию гравитации. Самое время было сейчас избавиться от Ярославы, забрать шестерёнку и идти дальше одному, но Тихомир не решался. Неизвестно было, ведёт ли эта дорога к цели его путешествия, да и в целом. Что эта за цель и что с ней делать, если он её найдёт.

А что делать с двумя воинами. Крайне не хотелось, чтобы они телепортировались вместе с ним. Что делать с ними в его мире. Он их нигде не скроет, также как и Ярославу. Но здесь после его исчезновения им грозит мгновенная смерть. С одной стороны, они уже и так довольно много пожили, с другой… Ладно, время и обстоятельства всё расставят по своим местам.

Тихомиру стало жалко людей, вот уже многие часы идущих в полной темноте, и он решил дать им хоть немного света. К тому же когда за тебя держаться сразу три человека, идти не очень то и удобно. Возможно, какое-нибудь заклятие знала Синистра, но он решил сохранить её энергию. Поскольку Данко строить из себя и вырывать своё сердце Тихомир не собирался, то единственным вариантом оставался мобильный телефон, уровень заряда аккумулятора которого пока ещё находился на довольно высоком уровне. Звук, производимый телефоном при загрузке операционной системы, оказался в тоннеле настолько оглушительным, а последовавший за ним свет настолько ярким, что Ярослава и её люди кинулись в испуге по сторонам. Ярослава выругалась, но, поняв его замысел, сразу же успокоилась.

Сразу посыпались звонки, следователь, Алина. И даже Алик. Тихомир не хотел ни с кем разговаривать. Слишком напряжённая обстановка была вокруг. Каким-то седьмым чувством он ощущал приближение неприятностей. В воздухе завис какой-то едва уловимый гул. Создавалось впечатление, что Мгла действительно оживает. Чувствует каким-то образом Тихомира и его спутников. Через некоторое время гул начал становиться всё громче и громче. Тихомир много раз активировал линзы и всматривался вдаль, но никаких изменений найти не мог. А гул всё увеличивался. Стенки тоннеля начали поблёскивать маленькими желтыми искорками. Постепенно искорок таких становилось всё больше и больше, пока в тоннеле не стало достаточно светло, и Тихомир выключил телефон.

– А не пора ли нам уходить из тоннеля, – прервала его мысли Ярослава, – мы здесь как в ловушке.

– Пора, – согласился с ней Тихомир, – сейчас проверю, возможно ли это.

Он подошёл к стенке и достал меч. Как только он вонзил его в чёрную поверхность, как Синистра в голове зашептала:

– Камень.

– Тоннель по-прежнему идёт сквозь скальную породу, – обратился Тихомир к Ярославе, – ты не помнишь, как долго он идёт через скалу?

– Не помню. Да и не знаю. Меня, в своё время, вёз червь.

Вдалеке полыхнул тоненький жёлтый лучик. Тихомир мгновенно активировал линзы, но ничего подозрительного не обнаружил. Они шли ещё какое-то время, и такой лучик мелькнул ещё раз. И на этот раз Тихомир не успел рассмотреть, что это было такое. А желтых искорок становилось всё больше. На фоне нарастающего гула появился какой-то, чем-то напоминающий электрический, треск.

– Синистра, – позвал Тихомир, – что всё это может означать, ты не улавливаешь никакого подозрительного излучения или ещё чего?

– Что ты сказал? – Ярослава резко остановилась.

– Ничего, – ответил Тихомир, – бурчу себе под нос.

– Я спросила, что ты сказал, – повторила она.

И чего она так среагировала на его слова? Ладно, надо будет потом разобраться.

– Просто размышляю вслух, что это за явление может быть такое, с искорками да лучиками.

Внезапно гул возрос, и пол начал подниматься. Тихомир огляделся. Пол поднимался только под ними. Люди бросились бежать и вал поднимающего пола начал отставать. На его вершине жёлтые лучики мелькали особенно часто. Почему-то Тихомир думал, что эти лучики отнюдь не безопасны. Вскоре один из воинов не выдержал бега и начал отставать. Тихомир рыпнулся было ему помочь (чем?) но Ярослава на него шикнула, что так, мол, все погибнут. Вал понял воина под самый потолок и, не причинив никакого вреда, опустил вниз.

– Какие мы идиоты, – произнёс Тихомир, – это просто волна. У неё нет цели убить нас. Это просто какая-то аномальная волна, идущая по поверхности тоннеля. Бежать в таком темпе мы долго не сможем. Я предлагаю на ту сторону.

Второй воин, ни слова не говоря, последовал его совету и через минуту был уже на той стороне. Потом туда перебежала Ярослава. Тихомир, для пущей безопасности и скорости, распахнул крылья и сиганул в сторону волны. Ему повезло меньше остальных, так как он попал под, мелькнувшую на мгновение, жёлтую ниточку, которая довольно болезненно обожгла ему руку. Одно уже ясно – эти ниточки небезопасны. Волна медленно удалялась. Эта небольшая, а вдруг будет ещё одна?

– Мгла оживает, – послышался голос Ярославы, – я тебе говорила. Она хочет убить нас.

– Почему именно нас? – удивился Тихомир.

Ярослава достала из сумки шестерёнку.

– Потому что у нас это, – ответила она.

– Так ты мне расскажешь, что это за ключ и от чего он.

– Когда мы дойдём, ты всё узнаешь, – холодно произнесла Ярослава.

Пока люди отдыхали, Тихомир снова проверил стенку тоннеля. Снаружи по-прежнему была скала. Пришлось двигаться дальше. Следующая волна настигла их приблизительно через сутки. Она была настолько высокая, что их чуть не прижало к потолку. Кроме этого на её гребне жёлтый лучик прожёг одному из воинов руку. Вообще таких лучиков в течении всего пути становилось всё больше и больше. Все они рисковали упасть замертво в любой момент. Появление смертоносных ниточек ничего не предсказывало. Они просто появлялись то тут, то там, и так же стремительно исчезали. Искорок тоже стало намного больше, ночное зрение Синистры уже давно не было нужно. Вскоре Тихомир пожалел, что не взял с собой со своего мира тёмные очки. Синистра как-то скомпенсировала излишнюю, так сказать, яркость, но сильно это не помогало. Освещение скрасило стены пол и потолок тоннеля и теперь даже Тихомиру пришлось идти практически на ощупь. Ярослава и воины всё чаще уставали и останавливались отдохнуть. Они шли на пределе, а конца скальной породы всё не было и не было.

В этом слепящем свете время и пространство перемешались и в какой-то момент Тихомир почувствовал неладное. Он ориентировался, дотрагиваясь рукой до стенки тоннеля. За левую руку его держала Ярослава которая, в свою очередь, нащупывала противоположную стену. Так вот, если сначала они шли на вытянутых руках, то теперь становились всё ближе и ближе по отношению друг к другу. Тоннель сужался! Но как такое могло быть?

– Ярослава, – позвал Тихомир, – червь мог изменять свой диаметр?

– В каком смысле?

– Ну был, к примеру, четырёхметрового диаметра, а потом стал метрового.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Тоннель сужается. Может черви здесь вырастали и по мере роста продвигались всё дальше?

– Тоннель сужается!? – ужаснулась Ярослава, – он был всегда и везде одинакового диаметра! Он сужается, чтобы раздавить нас! Понимаешь!?

Люди, хоть они и шли с большим трудом, перешли на бег. Если это и бегом можно назвать. Вскоре догадки Тихомира подтвердились. При беге голова начала задевать потолок и бежать стало невозможно. Со временем и идти пришлось пригибаясь, а потом и вовсе ползти на коленках. Тихомир чаще и чаще проверял стенки тоннеля, но выхода не было. И вот, когда передвигались он уже ползком, и Тихомир решил проверить мечём потолок, Синистра радостно закричала:

– Пустота!

Тихомир не спеша вырезал отверстие и протиснулся наружу. Из-за яркого света, который светил в глаза на протяжении последнего времени, рассмотреть ничего вокруг было невозможно. Когда зрение адаптировалось, Тихомир осмотрелся. Какой-то гигантский каменный карман, захваченный Мглой. По застывшим растениям и непонятным животным было видно, что здесь когда-то существовала плазмоидная жизнь. Светился, однако, только тоннель, который превратился в метровую трубу, уходящую куда-то вдаль. Воины и Ярослава отдыхали несколько часов, подкрепляясь какими-то фруктами, которые они, вероятно, взяли с собой ещё около деревни. Ярослава не отпустила Тихомира ни на сантиметр. Когда они собрались, и пошли дальше вдоль бывшей железной дороги, та превратилась в десятиметровый, ярко светящийся и, тем не менее, не излучающий тепла канат. Каменные статуи бывших растений и животных на них никак не реагировали. Творилось что-то не то. По светящемуся канату, время от времени, начали передвигаться шарообразные сгустки. Передвигались они как раз в ту сторону, куда шли люди. Один раз Тихомир заметил свет далеко в стороне от бывшей железной дороги. Он активировал линзы, начал всматриваться. Свет был похож на небольшую искорку. Она внезапно взорвалась сотней таких же, но намного более мелких. Искорки полетали, изменили цвет на белый, и сформировали фигуру белого котёнка.

Глава 14

– Мур-р-р, – сказал котёнок.

– Что? – не понял Тихомир.

Котёнок вдруг потемнел, начал увеличиваться в размерах и менять свою форму. Чернота, на фоне которой он был, позеленела и превратилась в зелёный луг. Сам котёнок превратился в обезьяну с какой-то дьявольской клыкастой мордой. Обезьяна посмотрела на Тихомира и куда-то исчезла. Он осмотрелся и увидел среди сочной зелени яркий фиолетовый цветок. Захотелось подойти поближе и рассмотреть его. Тихомир медленно пошёл в сторону цветка. Внезапно зажужжал вибратор мобильного телефона, Тихомир достал его из кармана и прочитал СМС-сообщение от Алины: «Сзади». Он резко обернулся. В прыжке на него, разинув клыкастую пасть, летела обезьяна. Увидев его взгляд, она как бы растаяла, пролетев через Тихомира. Он начал судорожно оглядываться по сторонам, не выпуская из рук телефон, и медленно продвигаться в сторону цветка. «Слева» – пришло сообщение. Только что слева никого не было, но только Тихомир прочитал сообщение, из воздуха материализовалась обезьяна и накинулась на него. Когтями она расцарапала ему бровь, свалила на землю, и потянулась клыками к шее. Тихомир пытался вырваться, но обезьяна крепко прижала его к земле. На телефон опять пришло сообщение «Глаза». Каким-то образом Тихомир мог его прочитать. Он схватил обезьяну за голову, оторвал от шеи и посмотрел ей в глаза. Обезьяна сразу растворилась в воздухе. Он встал. Вокруг снова никого не было. Левый глаз затёк кровью. Кровь лилась также и из прокушенной шеи, но боли он совершенно не чувствовал. Осторожно Тихомир снова направился к цветку, держа на виду экран мобильного телефона. «Слева». Тихомир резко повернулся и обезьяна, едва материализовавшись, растворилась. Он почти дошёл до цветка, который из фиолетового превратился в чёрный. С колючками. «Прыгай». Тихомир не сообразил сразу, и кинулся в сторону. Вероятно не в ту, потому что что-то его сбило с ног, крепко обхватило волосатыми руками со спины и холодные клыки вонзились в плечо. Теперь боль он почувствовал. Он закричал, замахал ногами, пытаясь что-либо сделать, но обезьяна уже оторвала кусок плоти, выплюнула его в сторону, и снова вонзила клыки. Теперь чувствовалось, что она поддела какую-то кость. Тихомир завернул голову, дотянулся зубами до уха обезьяны, вцепился и рванул. Во рту сразу появился жирный прогорклый вкус. Его начало рвать, а в плече послышался хруст ломающейся кости. Тихомир дотянулся руками до тела обезьяны, попытался, ломая ногти, вцепиться в её тело, но руки вырывали лишь клоки тёмно-рыжей грязной шерсти. Кость сломалась, и левая рука безвольно обвисла.

– Синистра! Помоги! – закричал Тихомир в ужасе понимая, что сам ничего сделать не может.

Обезьяна тем временем вцепилась в предплечье, намереваясь, вероятно оторвать руку.

– Зверь! Люмбрик! – из глаз, перемешиваясь с кровью, потекли слёзы, – ну пожалуйста, кто-нибудь.

Тихомир зарыдал от бессилия. Левая рука упала на зелёную траву, заливая её кровью, а обезьяна с хрустом вонзила клыки в рёбра. Сердце натужно заколотилось, струйками выталкивая кровь из глубоких ран. «Держись, я иду» появилась надпись на экране мобильного телефона. Сам он расплылся, и через мгновенье на его месте появился Алина с нагинатой в руках. Она разбежалась, выставила нагинату остриём вперед, и вонзила лезвие обезьяне в лоб. Хватка сразу ослабла, и Тихомир упал на землю. В глазах появились блики. Сознание начало таять, и он безразлично начал наблюдать за, темнеющем на глазах, небом.

– Иди к цветку, – послышался где-то извне голос Алины, – он мне вреда причинить не может, но и сдержать долго я его не смогу.

Так не хотелось отрывать взгляд от уже чёрного неба! Но его просит Алина. Его Алина… Как только он тряхнул головой, в глазах снова появились блики, которые он с трудом разогнал. Алина держала воткнутую тупым концом в землю нагинату. На другом конце оружия бесилась, нанизанная на голову, обезьяна. Тихомир попытался встать, но у него ничего не вышло. Тогда он, судорожно цепляясь обессиленными пальцами за траву, и отталкиваясь от земли ногами пополз к цветку. За спиной слышались громкие рыки обезьяны.

– Быстрей, – послышался голос Алины.

Но Тихомир слабел с каждой минутой. В последний момент он увидел, что цветок сам потянулся к нему. Он оказался не колючим, а даже каким-то мягким. В глаза опять нахлынула темнота, а когда она исчезла, соображал Тихомир на редкость ясно и чётко.

Он находился в квартире у Алины, висел в воздухе около люстры, окружённый защитным полем Синистры. В квартире творился самый настоящий кавардак. На полу судорожно извиваясь, находилась Ярослава. Он пыталась избавиться от пластмассового ведра, которое невесть каким образом меняло свою форму, пытаясь её задушить. Рядом лежала её сумка. Также в квартире находились двое людей в неизвестной Тихомиру форме и Пришивало. На них напали пластмассовые фигурки солдатиков. Фигурки сокращались, отталкивались от пола, и прыгали на людей. Раньше на стенке в зале у Алины было развешано разное холодное оружие. Теперь на ней чего-то не хватало. Алик держал в руках самурайский меч. Один конец детских колготок обвил ему ноги, второй пытался достать до шеи. Алина отбивалась от офисного кресла нагинатой. Кресло отъезжало на несколько метров, разгонялось и бросалось на неё, а она пыталась выставить на его пути лезвие нагинаты.

Так, подумал Тихомир, обстановка, мягко сказать непонятная. Полтергейст, почти. Если это не сниться. Он заметил, что об защиту Синистры тоже периодически стучаться различные предметы: коробки из под компьютерных дисков, выбивалка для ковра, пакеты для мусора и прочая мелочь.

– Что застыл, – появилась Синистра, – сваливаем отсюда! Не видишь, какой здесь дурдом?

– Надо вытащить её отсюда, – сказал Тихомир.

– Кого!? Ярославу!? Ты что, свихнулся!? Хватай шестерёнку, и летим.

Тихомир подхватил сумку, лежавшую у почти бездыханной Ярославы и полетел к Алине, которая ещё сражалась с офисным креслом. Он разрубил кресло мечём, которое, впрочем, атаку после этого не остановила.

– Цепляйся за меня руками и ногами, – обратился он к Алине.

Тихомир разбил мечём окно, и вместе с Алиной вылетел на улицу. Одна половина кресла, однако, успела как-то прицепиться к платью Алины. Тихомир, повертевшись, отцепил его, и разрубленное кресло полетело вниз. По звуку Тихомир определил, что оно упало на чью-то машину. Неприятно, конечно, но что поделать.

– Что случилось с вещами, – спросил он у Алины, – и что в твоей квартире делает Пришивало.

– Не знаю, вещи взбесились, как только ты появился.

В сумке Тихомира что-то зашевелилось. Он с удивлением засунул туда руку, и что-то его больно ударило током. Тихомир аккуратно раскрыл сумку и посмотрел внутрь. Он едва успел убрать в сторону голову, так как из сумки с бешеной скоростью вылетел мобильный телефон. Пролетев мимо головы, он упал куда-то вниз.

– Да что случилось!? – вслух удивился Тихомир.

Город, вроде, выглядел спокойным. Люди спокойно ходили по осенним улицам, ездили машины. В общем, ничего не предвещало беды, как говориться. Надо отдохнуть и всё обдумать. Тихомир полетел к ближайшей многоэтажке и, уже было собирался, опускаться на её крышу, как рубероид на ней вздыбился. Отдельные его куски оторвались от плит и попытались взять в кольцо его с Алиной. От рубероида он отбился мечём, но, что удивительно, на следующей крыше их ожидал такой же «тёплый» приём. Тихомир застыл в воздухе, раздумывая, что делать.

– Ведро, – задумчиво произнесла Алина.

– Что? – не понял Тихомир.

– Пластмассовое ведро напало на эту женщину, которая телепортировалась с тобой. На Алика напали детские колготки. Они на шестьдесят процентов синтетические. На Пришивало с его людьми напали пластмассовые игрушки, солдатики и резиновая свинка. На меня кресло. Тоже пластмассовое. Потом мобильник. Единственная пластмассовая вещь, которая у нас была с собой. И рубероид.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Все предметы, которые взбесились, были сделаны либо из пластмассы, либо из близкого по составу химического вещества.

– Ты знаешь, последний раз, когда я был в том мире, часть вещества из Мглы попала… как бы сказать. В общем, за территорию Мглы. Это вещество превратилось в жидкость очень похожую по своему внешнему виду на нефть. Все предметы, которые вели себя агрессивно, сделаны из нефти. Про Мглу Ярослава, это та женщина, которая сюда вместе со мной попала, говорила, что это кровь какого-то разумного существа. Перед телепортацией Мгла начала оживать. Не ждёт ли этот мир подобная участь. Не Мгла, конечно. Но представь, что произойдёт в мире, если все пластмассовые предметы взбесятся.

– Прикольно, – отозвалась Алина, – но по виду не скажешь, что в городе твориться что-то не то. Всё тихо и спокойно.

– Может, начинается это не так быстро. Скажем очаг всего этого в твоей квартире.

– Может, мы куда-нибудь спустимся и отдохнём? – заныла в голове Синистра, – я затратила немало энергии на защитное поле.

– Синистра говорит, что ей нужно отдохнуть, – обратился Тихомир к Алине, – но сейчас тяжело придумать место, где нет пластмассовых предметов.

– Почему? – ответила Алина, – есть около речки пару мест. Людей там практически нет и пластмассы тоже.

Они полетели к речке, покрутились там на большой высоте, чтобы их никто не заметил. При помощи своих линз Тихомир рассмотрел укромное, окружённое со всех сторон зарослями лозы, место. На берегу их сразу же атаковала пустая ПЭТ-бутылка и два пластмассовых стаканчика. Тихомир их разрубил мечём, после чего они неподвижно упали на землю. Вероятно, если брать случай с офисным креслом, которое атаковало после того, как его разрубили на две части, всё дело было в размерах. Если разрубить предмет на несколько частей маленького размера, то он больше не будет подавать признаков агрессивности.

– Господи, – воскликнул Тихомир, только сейчас заметив, что Алина одета в короткое домашнее платьице, – ты вся дрожишь!

– Н-н-ничего страшного, – у неё зуб на зуб не попадал.

Тихомир начал снимать кольчугу и рубаху.

– Ты что делаешь, идиот? – возмутилась Синистра, – опомнись, мы можем исчезнуть в любой момент! Тебе что, и так проблем не хватает? Немедленно одевай снаряжение!

– Не твоё дело, – огрызнулся Тихомир.

– Не моё дело!? Пеняй потом на себя! Фиг я тебе потом защитное поле сделаю!

– Ах фиг мне пионеров на церковный хор, так фиг тебе монашек на финскую баню!

– Чего? – не поняла программа.

– А, – махнул рукой Тихомир.

Он протянул восстанавливающую рубаху Алине.

– Одевай. Она герметичная и очень тёплая.

– Не могу, а как же ты?

– Слушай, – Тихомир надел кольчугу, металлические звенья которой оказались жутко холодными, – в последние дни мой организм такие фокусы на себе испытал, что холод он даже не почувствует. Гар-р-р-антирую. И капюшон не забудь одеть. Говорят, что львиную долю тепла тело теряет через голову.

Алина одела рубаху. Была она, конечно, ей велика, но это к лучшему, так как покрывала тело ниже колен. Рассматривая получившееся чудо, Тихомир посмотрел вниз. На ногах Алины были тёплые носки. И больше ничего. Его сапоги ей явно велики и больше мешать будут при ходьбе, чем помогать. Но что сейчас с ней делать? Возвращать её обратно? Как-то совсем не хотелось отдавать Алину в руки прокуратуры. К какой-нибудь подружке? Всё равно найдут.

– Я не пойду туда? – угадала его мысли Алина.

– Я знаю, – мрачно ответил Тихомир, – понаделал я тебе проблем, ничего не скажешь. И действительно, что мне теперь с тобой делать?

– Я пойду с тобой! – Алина сказала это таким тоном, как будто в этом нет ничего удивительного.

– Там слишком опасно, ты можешь погибнуть.

– Лучше погибнуть, чем эти бесконечные разборки с Аликом. Ещё и прокуратура прибавилась. Я просто сойду с ума. Я и так уже чуть не сошла, у меня создается впечатление, что Алик намеренно пытается сделать из меня психа. Самый лучший выход в его ситуации – почему развёлся – потому что жена стала психом. Он уже понял, что жить со мной не сможет, но и простой развод больно ударит по его авторитету, а значит легче нейтрализовать меня. Ты не знаешь, по какому краю я ходила все эти месяцы.

– А как же ребёнок?

– Ребёнок уже почти взрослый. Это раз. Сейчас он у матери, сильно за него беспокоиться не стоит. А представь, если б ты меня доставил обратно в квартиру. Ты же прекрасно понимаешь, что Пришивало не следователь прокуратуры. Он из какого-то секретного отдела. Они могут не остановиться ни перед чем, что бы выудить из меня информацию. А самый хороший способ выбить из женщины информацию – шантаж через её ребёнка. А какой самый лучший способ защититься от шантажа? Не слышать выдвигаемых требований. Тогда шантаж бессилен. Вывод – я должна исчезнуть. Конечно, я волнуюсь за ребёнка, но зато я уверена, что никто из всяких секретных отделов не будет им манипулировать.

– Может ты и права. Но есть ещё Алик. Через ребёнка могут давить на Алика.

– Алик!? – Алина засмеялась, – он полностью на их стороне с самого начала. Он даже сказал им, что я знаю намного больше. Хорошо, что сказал буквально перед тем, как ты появился, а то не знаю, чем бы всё это закончилось. Это же он позвонил Пришивало и сообщил, что ты можешь появиться у меня в квартире.

– Но может тебе лучше затаиться где-нибудь в этом мире? У меня есть деньги. На месяц снимать квартиру хватит, а там разберёмся. Всё-таки в этом мире безопаснее.

– А через месяц ты не вернешься. И что дальше? Нет. Я должна быть участником событий. Кроме того, я очень неплохо разбираюсь в минералах. Ты говорил, что там много красивых минералов, кто знает, может, найду что-нибудь дорогущее. Потом, в этом мире, продам. А когда будут деньги, уеду отсюда куда-нибудь подальше.

Тихомир задумался. Конечно, в том мире она будет помехой, но здесь её тоже не оставишь. Даже если снять ей квартиру, он повеситься, не зная, что с ней происходит. Судя по напавшим на ним стаканчикам и бутылке, можно было сделать вывод, что пластмассовые вещи реагируют только на Тихомира. А вдруг нет! И когда он вернётся, этот мир превратиться в ад. Где её потом искать? Жива ли вообще она будет? Похоже, обстоятельства не давали ему выбора. Её придётся забрать с собой.

В воде что-то плеснулось. Тихомир повернул голову, но заметил только какие-то жёлтые нити с налипшими на них клочками грязи. Моментом спустя, он ощутил, что не может двигаться. Что-то плотно обхватило его грудь. Да так сильно, что дышать стало невозможно. Создавалось впечатление, что вот-вот поломаются рёбра.

– Тихомир, – закричала Алина, – осторожно!

Появилась резкая боль под лопаткой. Тихомир посмотрел на свою кольчугу. Его атаковала леска! Старая рыболовная леска, невесть сколько лет пролежавшая на дне реки. Леска тоже сделана из нефти, она обвила тело Тихомира и теперь пыталась задушить. Хорошо, что ей не хватило мозгов накинуться ему на шею, тогда со всем было бы уже давно покончено. Он попытался что-то сказать Алине, но не смог. Грудь была сжата настолько сильно, что в ней, похоже, не осталось ни грамма воздуха. Если б не кольчуга, она бы давно просто разрезало тело на две половинки. Однако Алина догадалась обо всём сама. Она схватила нагинату и начала лезвием разрезать леску. Тихомир, наконец, вздохнул и повалился на землю. Упавшая на землю леска больше не шевелилась.

– Блин, – выругалась Алина, – у тебя в спине старый ржавый крючок. Его жало прошло как раз между звеньями кольчуги.

– Если б сюда пришёл тот рыбак, который закинул эту донку, чесслово, мало бы ему не показалось, – простонал Тихомир.

– Вот бы он удивился, какая рыба на его донку попалась, – произнося эту фразу Алина резко выдернула крючок и он взвыл от боли.

– Снимай кольчугу, – Алина погладила Тихомира по шее, и это подействовало лучше всякого обезболивающего, – будем тебя лечить. Мало ли инфекция, какая. Надеюсь, восстанавливающая ткань с ней справиться.

Он снял кольчугу и сел на землю. Алина расположилась сзади него и прижалась рубашкой к ране. Пять минут, и пульсирующая боль в спине куда-то ушла, а от раны, по словам Алины, остался только розовый рубец.

– Ну что ж, – сказал Тихомир, – тогда нужно решить проблемы насущные. Еда и одежда. В носках ты по Мгле долго не проходишь, поверь мне. Сейчас с этим будет попроще – есть ты. А у меня есть деньги. Высажу тебя около магазина, а ты купишь всё необходимое.

– Да? – Алина задумалась, – ты не заметил, что моё платье разорвано практически наполовину. Это когда ты от меня пол кресла отдирал.

– Нет, – удивился Тихомир, – я, собственно говоря, на твоё лицо смотрел, а не на платье.

– Ничего страшного, пойду в рубахе. Сейчас такие модницы развелись, что порой сама в сторону от людей шарахаюсь.

– Хорошо. С этим решили. Продукты купить, это не проблема. Только не забудь, что целлофановая упаковка может принести нам потом немало неприятностей. Бери всё в бумажной. Теперь об одежде. Хорошо было бы, конечно, приобрести где-нибудь бронежилет, но думаю, что это слишком затруднительно. Придётся брать обыкновенную. Лучше удобную и ни в коем случае не синтетику.

– Джинсы и кофту, – предложила Алина.

– И ещё куртку, лучше с кучей карманов. В этом мире они для понта на одежду нашиты, а в том понасуёшь туда всякой всячины.

Решили сначала купить одежду, чтоб потом спокойно приобрести продукты. Тихомир опустил Алину в тихой улочке, две минуты отмахивался мечём от целлофанового пакета, который до его появления спокойно лежал на асфальте, взлетел вверх, активировал линзы и начал наблюдать за ней. Большие прозрачные окна магазина должны были мешать его наблюдениям. Однако до магазина Алина не дошла. Как только она перешла дорогу, к ней подошли два милиционера и что-то от неё начали требовать. Ну конечно, девушка в шерстяных носках и в белой огромной рубахе с капюшоном должна была выглядеть слишком странно. Тем более, что на улице достаточно холодно. Столько шатаясь по тому безумному миру, Тихомир привык к странностям. А зря. Придётся Алину выручать. Для пущей эффектности, он активировал обруч, и над головой появился чёрный нимб. Потом он полетел в сторону Алины и милиционеров и, держа в одной руке меч, а в другой нагинату, которую временно ему оставила Алина, начал спускаться.

– Оставьте дитя Божье, презренные, – Тихомир сам не заметил, что с каждым явлением перед людом, он уже входил в какую-то, вероятно, ему наиболее удобную роль.

Милиционеры застыли, разинув рты. Тот, что держал Алину за локоть, так и не отпустил её.

– Орден рыцарей Света может остаться недоволен вашим поведением, – пригрозил Тихомир в мыслях ругаясь на себя, за муть, которую он несёт.

Алину сразу отпустили, после чего один из милиционеров достал из кармана блокнотик и протянул Тихомиру.

– Пожалуйста, можно автограф, – испуганно проговорил он.

Резиновая дубинка на поясе мужчины причудливо изогнулась и, пытаясь достать Тихомира, свалила милиционера на землю. Тихомир молча схватил Алину и поднялся в воздух.

– Ничего не понимаю, – сказал он ей, когда они уже были высоко в небе, – и чего это их так переклинило?

– Ты что, не знаешь? – ответила Алина, – А! Откуда ты мог знать, тебя ж здесь не было. После того, как ты здесь засветился, у тебя появилось куча поклонников. Фотки твои по мобилам пересылают, одеваются похоже. Дискуссии по твоему поводы разные по телевизору ведутся.

– Но ведь я столько гадостей по городу натворил! Ничего не понимаю.

– Да что тут понимать! Людям делать нечего. Только им палец покажи, сразу ухватятся. Даже дьявол стал бы в этом обществе кумиром для многих, достаточно только ему показаться во плоти.

– Господи! – воззвал к всевышнему Тихомир, – только этого мне ещё не хватало.

– Меняй имидж, – издевнулась Алина.

– Будешь издеваться, отпущу, и полетишь вниз, – пошутил Тихомир.

– А я не отпущусь, – Алина действительно держалась за него двумя ногами и руками.

– Ладно, – вздохнул Тихомир, – шутки шутками, а дело мы до сих пор не сделали.

– Так раз милиция нас не тронула, надо было пускать меня в магазин.

– А ты знаешь, скольк