Book: Дороги судьбы



Дороги судьбы

Ольга Найдич

Дороги судьбы

В середине третьего тысячелетия на Земле произошла давно предсказываемая учеными экологическая катастрофа. Это было последствием научно-технического прогресса, в погоне за которым люди утратили чувство самосохранения. К тому моменту, когда Земля стала окончательно непригодной для жизни, люди переселились в другую звездную систему, где было около двадцати планет, значительно меньших по размеру, но с условиями, близкими к земным. В 2674 году Земля столкнулась с гигантским астероидом. Это событие стало именоваться Большим Взрывом и положило начало новому летосчислению.

Памятуя об антропогенной катастрофе, некоторые планеты вообще отказались от использования значительной части технологий. На других планетах достижения науки использовались в основном в области космонавтики и для военных целей, хотя количество войн с начала эры было ничтожно малым.

Шел II век Настоящей эры…

Пролог

— Прошу внимания!

Шум в огромном зале стих, как будто все только и ждали этого момента.

— Мы собрались здесь, чтобы посмотреть на воистину захватывающее зрелище! Сегодня перед вами предстанут лучшие из лучших…

— Лео, послушай…

— …бойцы-гладиаторы, лишь один из которых покинет эту арену…

— Да прервись же ты!

— Внимание — свет!

Ярко вспыхнули огромные прожекторы, освещая арену в центре зала. Она была посыпана снежно-белым песком и окружена прочной прозрачной стеной. Узкий проход, по которому на арену выходили бойцы, был забран решеткой.

— Сегодня перед вами выступят Железный Кулак и Черная Смерть!

— Лео, он сбежал.

— Вы увидите… Что?!

— Черная Смерть. Убил смотрителя и обоих охранников, вышиб дверь.

— …тебя! Найди его! Слышишь? Если он заговорит, если хоть кто-нибудь узнает…

— Он же не может говорить! Он даже думать не может.

— А если сможет, Динк? Что тогда?

Глава 1

Офицерские корпуса Военного Центра Веллии казались серыми и мрачными только снаружи. Внутри кипела жизнь.

Молодой человек, удобно устроившийся на подоконнике второго этажа корпуса ДЗ, писал что-то на листе бумаги, изредка улыбаясь. Теплый ветерок ерошил его темные волосы, бросая на лицо пряди, и паренек то и дело пытался заложить их за ухо, но безуспешно. Он был одет в темно-серую военную форму с синей офицерской нашивкой на груди. Черный уголок нашивки свидетельствовал об особом положении носящего ее. Обычно это означало приближенность данного офицера к одному из членов Военного Совета.

— Эй, Грей, пишешь оду своей цыпочке? — нагло, но дружелюбно окликнул его со двора белобрысый паренек. Он был в точно такой же форме, только нашивка была красная — лейтенантская.

— Отвяжись.

— Нет, ты скажи — это Лина?

Грей закатил глаза и мученически вздохнул. При этом он ухитрился отковырнуть от стены кусок краски и метнуть его в белобрысого. Не попал.

Мимо пропылил взвод измученных долгим кроссом курсантов, возглавляемых бульдогообразным капралом. Капрал рявкал на курсантов так, что слышно было, наверное, от космопорта.

— Тебе-то какая разница?

— Если ты пишешь Лине, то я выиграл пари у Стена.

— А на что спорили?

— Проигравший ставит выпивку всем, кто на тот момент будет в баре.

— Так чего же мы ждем? — Грей моментально сунул в карман недочерченный план какого-то здания и легко спрыгнул во двор. — Разумеется, ты выиграл.

— Ильяго!

К ним бегом приближался запыхавшийся парень.

— Грей, тебя хочет видеть Первый советник. Немедленно!

Юноши переглянулись.

— Кончился мой отдых, — пробормотал Грей. Его друг сочувственно кивнул. — Ну хорошо, иду. Не говори Стену, что выиграл пари, — хочу при этом присутствовать.

Он легко помчался к зданию Управления и уже на бегу крикнул:

— Если спросит Лина — я буду вечером!

Первый советник задумчиво смотрел на стоящего перед ним навытяжку юношу. Конечно, слишком неопытный. Но весьма умный и энергичный. Слегка легкомысленный. Но достаточно исполнительный. Вряд ли он справится, но попытаться все же стоит. Хотя бы потому, что выбор невелик. К тому же Четвертый советник так настойчиво рекомендовал его…

— Офицер Ильяго, вы, конечно, понимаете всю сложность вашего задания. Дрейк… офицер Конхэм был подготовлен лучше вас — не думайте, что это упрек, его ведь действительно готовили по спецпрограмме, — но даже ему не удалось арестовать Призрака или найти доказательства его смерти.

Показалось ему или голос Первого действительно дрогнул при этих словах?

— Да, тал.

— Это потребует от вас очень много сил и времени.

— Да, тал.

— Возьмите у секретаря весь архив по делу и материалы, собранные Конхэмом.

— Слушаюсь, тал.

— Идите.

Грей четко повернулся и вышел из кабинета. «Вот счастье привалило! — растерянно думал он, спускаясь по лестнице. — А я еще надеялся на повышение». Он свернул за угол и дернул ручку черной металлической двери. В приемной никого не было. Очень странно. Куда это Лина отлучилась? Он постучал в дверь кабинета и, дождавшись положительного ответа, приоткрыл ее.

— Можно? — спросил он, просовывая голову в дверь. Подобное поведение противоречило всем правилам и уставам, но это был кабинет Четвертого советника, а Грей, по всеобщему мнению, считался его любимчиком и доверенным лицом. Мало кто знал, насколько серьезнее и тоньше обстояло дело.

— Входи, входи, — пригласил его сидящий за массивным столом Четвертый. Впрочем, он тут же встал. — Ты от Первого, да?

— Откуда вы знаете, тал?

— Послал тебя за Призраком?

Грей промолчал, тем самым как бы повторяя свой вопрос.

— Удивлен? — осведомился советник.

— Немного.

— Всего лишь немного? Ну хорошо, открою тебе секрет — это моя работа. Я имею в виду Призрака.

«Вот так номер! А какого же черта?»

— Я не совсем понимаю, тал, — осторожно сказал Грей. — Зачем посылать меня на заранее обреченное предприятие? Разве я не полезнее здесь?

— А я думал, ты догадаешься, — тонко улыбнулся советник. У него было очень подходящее для таких улыбок лицо — узкое и проницательное. Иногда Грею становилось не по себе от выражения этого лица — как будто советник читает его мысли.

— Боюсь, я не настолько умен, — в тон ему ответил Грей. На самом деле он уже начал догадываться, что замыслил шеф.

Улыбка советника стала шире.

— Мне нравится твоя осторожность. Прекрасное качество для офицера, тем более такого, как ты. Но я объясню. Все должны считать, что ты ищешь Призрака. На самом деле ты должен будешь посетить несколько планет, встретиться там с нашими партнерами и отдать им вот это.

Советник подошел к стене и надавил на ничем не выделяющееся местечко на ней. Рядом кусок панели приподнялся и плавно отъехал в сторону. Тайник. Грей догадывался, что в кабинете у Четвертого есть подобная штука, но не знал, где именно. Из тайника Четвертый извлек небольшой черный контейнер.

— Что это? — поинтересовался Грей.

Советник моментально нахмурился. Его лицо стало серьезным и укоризненным.

— Не спрашивай о том, чего тебе не следует знать, — нравоучительно произнес он. — Просто выполняй приказ. Могу только сказать, что это секретные документы, о которых не знает ни один человек на нашей планете. Ты понял?

— Да, тал.

— И не относись к этому, как к игре. Твоя задача имеет очень большое значение. Сейчас, когда мы так близки к победе…

Грей расслабился. Длинные и торжественные речи были слабостью Четвертого. Он обожал произносить их при большом скоплении народных масс, но тренироваться предпочитал на Грее, и нельзя сказать, чтобы последний был от этого в восторге.

Грей начал работать лично на Четвертого советника сразу после окончания училища и одним из первых был посвящен в заговор на предмет свержения Сената и восстановления власти династии Терради.

Сенат захватил власть над Веллией двадцать лет назад путем военного переворота. Император был казнен, а императрица с новорожденным ребенком бежала с планеты. Оставшиеся в живых сторонники монархии переправили ее на Ригантер, а дальше след ее терялся. Сенат не раз пытался найти беглянку, но то ли прятали императрицу надежно, то ли умерла она — агенты раз за разом возвращались с пустыми руками.

Наряду с Сенатом, принявшим власть над Веллией, существовал Военный Совет. Сразу после переворота Веллия вела несколько войн с другими планетами, поэтому Совет имел огромное влияние на жизнь Веллии. Когда же войны прекратились, он продолжал свое существование по инерции, не собираясь терять былого положения. Постепенно Совет превратился в замкнутый мир, «государство в государстве», занимающийся черт знает чем. Четыре советника официально занимались проблемами обороны и внутреннего порядка, но это не было столь важным, как когда-то, и вот внутри Совета назрел заговор.

Члены Военного Совета Веллии решили вернуть все на круги своя. Грей не был посвящен во все до конца, но подозревал, что инициатива исходила от Второго советника, Третий дорабатывал мелочи, а Четвертый… ну, этот занимался пропагандой. И весьма успешно, так как практически все колонии присоединились к заговору. А может, дело было вовсе и не в Четвертом. Во время правления Терради у императора частенько руки не доходили до многих колоний — а посему там пышным цветом цвели взяточничество и коррупция. С приходом же Сената многие высокопоставленные головы полетели с плеч — фигурально говоря.

А Первый советник, кажется, ни о чем не подозревал.

— Ты меня слушаешь?

— Да, тал.

Грей постарался изобразить полное внимание. Похоже, он пропустил нечто, предназначавшееся непосредственно ему. Во время своей тирады советник успел достать из тайника еще несколько контейнеров и теперь скреплял их по два. Грей понял, что по пути в корпус двери придется открывать ногами. Какие-то умники из правительства посчитали, что фотоэлемент на двери может отрицательно сказаться на здоровье людей. Грей подозревал, что все было гораздо проще — пожалели лишних денег.

— Завтра утром ты сядешь на почтовый корабль и доберешься до Арриды. Можешь сообщить об этом кому-нибудь, чтобы умерить ненужное любопытство. Там встретишься с Леонаксом Маригоном и отдашь ему вот эти два контейнера — черный и единственный коричневый. Рядом с космопортом есть бар под названием «Атакующий сокол», в нем тебя будет ждать Дарк. Он обещал найти хорошего йоки. О расходах не беспокойся, услуги этого человека оплачу я.

— Йоки? Зачем мне охрана?

— Не тебе, а грузу. И не перебивай. Потом ты встретишься с Роем Реджи на Тарусе, Вигано на Кари и моими представителями на Лаконе, Рапиде, Сагоне — посольство в Гатене, — и Наитаке. Запомнил?

— Ага.

— В любом случае я с тобой еще свяжусь. Когда ты доставишь груз, то немедленно вернешься сюда. Первому можешь сказать, что, по проверенным данным, Призрака уже нет в живых. Он тебя все равно не разжалует — не успеет, — ехидно добавил советник. — Так что ступай, мальчик мой, и помни об огромной важности порученной тебе миссии. Кстати, если уж очень хочешь проявить служебное рвение, можешь связаться с Конхэмом и порасспрашивать его. Вы, кажется, дружили?

— Да, мы учились вместе, — небрежно ответил Грей. На самом деле они были не только однокурсниками, но и лучшими друзьями. Но Дрейк работал лично на Первого советника, а Первый был сторонником Сената. Дружбе это не мешало, но начальники, узнав о ней, вполне могли подложить приличную свинью. Несколько месяцев назад Дрейк отправился на поиски Призрака — странного корабля, регулярно нападающего на корабли Веллии. Поганец выбирал исключительно правительственные маршруты, и никто не знал, почему он это делает. Правда, перед отлетом Дрейк намекнул, что Первый мог бы рассказать кое-что о причинах разбоя Призрака, но Первый молчал и очень искренне разводил руками в ответ на любые вопросы. На том Грей и угомонился.

Четвертый о чем-то сосредоточенно думал, поглаживая черный бок контейнера.

— Первому — ни слова, — сказал он, как будто Грей сам этого не знал. — И вот еще что. Не верь никому. Если хоть одна живая душа заинтересуется содержимым контейнеров, то желательно эту душу сразу же того… Ну, ты понял.

— Понял.

— Иди.

— Есть, тал.

Контейнеры оказались тяжелыми, нести их было неудобно. Самое обидное — он вряд ли узнает, что именно находится внутри. Документы-то документами, но что именно? Открыть и посмотреть Грею даже в голову не приходило.

Дарк на Арриде! А он и не знал. Бывший напарник — стажер, теперь осведомитель Четвертого, уже несколько лет не показывался на Веллии. Поговаривали, что его и в живых-то нет. Значит, на Арриде окопался. С трудом открыв дверь в свою комнату, Грей не церемонясь скинул контейнеры на кровать. Ничего, не стеклянные. Теперь следует позвонить Лине и попытаться хоть как-то объяснить причину внезапного отъезда.

Лина Керн. Потрясающе красивая, нежная, соблазнительная девушка. Она была секретаршей Четвертого, так что Грей часто видел ее в начале своей работы. А однажды набрался наглости и пригласил ее на ужин. И — чудо из чудес! — она согласилась. Грей настолько ошалел от счастья, что в тот же вечер ее поцеловал. За что и получил пощечину. С тех пор они стали встречаться постоянно, и сейчас Грей уже был готов сделать ей предложение. Только выполнит это задание.

Грей набрал личный номер Лины, от души надеясь. что она дома.

— Да? — прозвучал в наушниках нежный голосок.

— Лина? Любимая, это я.

— Привет, Грей, — рассмеялась Лина. — Я слышала, тебя вызывал Первый. Ты поэтому мне звонишь?

Грей незаметно вздохнул — «стук» в корпусах распространялся куда быстрее звука.

— Видишь ли, мне поручено одно очень важное задание, — осторожно начал он.

— Ты улетаешь? — разочарованно спросила девушка.

— К сожалению, да.

— Надолго?

— Похоже на то, — грустно ответил Грей. Как он сможет продержаться такое время без нее? Он представил себе расстроенное личико девушки. Белокурый ангел, она была прекрасна даже в слезах.

— Понятно, — вздохнула Лина. — Что ж, приказ есть приказ. Когда ты улетаешь?

— Завтра утром.

— Ты придешь вечером?

— Приду, — улыбнулся Грей, — непременно приду.

Это будет их последняя ночь вместе. А пока он свяжется с Дрейком и приличия ради попробует выудить из него хоть какую-то информацию. Скорее всего Дрейка уже отозвали, но на связь он должен выйти в любом случае. Потом он заскочит в бар к ребятам и попросит кого-нибудь младшего по званию проводить его завтра до космопорта — среди военных ходила примета, что в этом случае улетающему будет сопутствовать удача. Ну а что будет дальше — судьба покажет.

Судьба показала фигу. Дрейк не вышел на связь.

В космопорту Веллии Грей ждал почтового рейса. Рядом сидел Стен, вызвавшийся проводить приятеля. Будучи военными, они привыкли расставаться с друзьями, но все равно каждый раз это было немножко больно.

— Куда ты сейчас? — нарушил молчание Стен.

Грей немного подумал. Имеет ли он право говорить? Пожалуй, пока что да.

— На Арриду. Дрейк в последний раз выходил на связь оттуда.

— И ни хрена он там не нашел.

— Да, возможно. Но если прикинуть — и лететь-то мне особо некуда. А на Арриде у почтовика первая остановка.

Оба опять замолчали. Вокруг них с шумом и гомоном текли нескончаемые потоки людей, разговаривающих на десятках незнакомых языков, вспыхивали объявления, то и дело оживал громкоговоритель под куполом здания. Приходилось напрягать слух, чтобы расслышать собеседника. Но вся эта гудяшая, шумная и пестрая атмосфера имела какую-то особую, странную и необъяснимую прелесть.

— Кстати, а что случилось с Дрейком?

Грей небрежно пожал плечами, стараясь подавить свою тревогу. Но на душе у него было неспокойно. Дрейк не мог не выйти на связь в условленное время. Расспросив тех, кому Дрейк докладывался раньше. Грей выяснил, что его друг молчит уже больше недели. В последний раз он вел себя как-то странно, сказал, что у него есть серьезные зацепки. И еще добавил: «Все так запуталось. Я не уверен, что смогу…» Но что он не сможет, Грей так и не узнал. А теперь Дрейк исчез. Возможно, он нашел Призрака, но по каким-то причинам не может арестовать его. Или, что гораздо хуже, Призрак нашел Дрейка.

Над его головой фыркнул громкоговоритель.

— Грей Ильяго, вас вызывают по срочной связи. Пожалуйста, пройдите в комнату переговоров, первый этаж, коридор Ц.

Грей не спеша поднялся.

— Наверно, дополнительные указания, — раздраженно буркнул он, в душе надеясь, что это Лина хочет с ним попрощаться.

— Ильяго, — представился он в микрофон.

— Офицер Ильяго, включите видеосвязь.

Вот те раз — Первый советник. Грей послушно включил экран и камеру. Советник сидел за своим столом и явно нервничал.

— Вы один?

— Да.

— Прекрасно. — Советник отложил в сторону карандаш, который вертел в руках. — Куда вы собираетесь после Арриды?

— Не знаю, — солгал Грей. — Зависит от того, что я найду на Арриде.

— Думаю, вы там ничего не найдете. Не обижайтесь, Ильяго, — советник изобразил некое подобие улыбки, — но я знаю, что говорю. Лучше летите на Гейлот. И обязательно побывайте на Шанире — Призрак был там частым гостем.



— Дрейк в последний раз тоже выходил на связь оттуда, — осторожно добавил Грей.

Первый отвел глаза.

— Грей, — глухо проговорил он, — я не хотел вам говорить, но понимаю, что придется. Конхэм ухитрился очень близко подобраться к Призраку, даже говорил мне о возможности встречи с ним. Вы этого не знали, конечно. Но один человек — я не буду говорить, кто именно, потому что он уже мертв — он раскрыл Конхэма. Роковое совпадение — несколько лет назад Конхэм арестовал его за двойное убийство, но нашлись смягчающие обстоятельства и хороший адвокат, дали год. Короче, Призрак узнал, кто такой Конхэм на самом деле.

Советник с силой провел рукой по лицу. Грей замер. Он не хотел дальше слушать. Не хотел верить в то, о чем уже догадался. Не хотел…

— Его нашли на Свалке, случайно. — Голос Первого теперь звучал сухо и невыразительно. — Опознали по одежде, настолько было изувечено тело. Вы уверены, что хотите продолжать работу?

Грей хотел ответить, но странный комок в горле не давал говорить, и поэтому он просто кивнул.

— Тогда слушайте. Мы не много знаем о Призраке, но это лучше, чем ничего.

На экране появилось изображение мужчины средних лет в парадной форме военного советника.

— Это Бриэнн Дейни, занявший после переворота пост Третьего военного советника. Пятнадцать лет назад он подал в отставку и вместе с нашим ведущим ученым Максом Хитом покинул планету. Вам, наверное, известно, что мы не отпускаем людей просто так, особенно таких, как Хит и Дейни. Но им удалось сбежать.

Изображение на экране сменилось — теперь это был космический корабль с краткими характеристиками.

— Предположительно, именно на этом корабле они покинули Веллию. Он является нашей собственностью, так что вы должны найти не только самого Призрака, но и корабль. Скажем даже так: корабль в первую очередь. Но я отвлекся. Вскоре Хит погиб. А три года назад Дейни был арестован и казнен на месте за государственную измену.

«Все-таки не сказал: „Мы арестовали и казнили“«, — механически отметил Грей.

— Впоследствии оказалось, что Дейни был не один. Корабль, на котором он сбежал, так и не был найден. А вскоре появился Призрак. Никто не хотел замечать закономерности в его действиях — а она была. Мерзавец убивал всех, кто имел отношение к аресту и казни Дейни. Это месть, самая настоящая месть. Так что если узнаешь что-либо, связанное с Дейни, то будь начеку. Это мы думаем, что Призрак уже почти год как исчез и больше не появится, а он, возможно, просто затаился и выжидает. Понятно?

— Да, тал.

— Мы можем лишь предполагать, кто такой Призрак на самом деле. Скорее всего это достаточно молодой человек — не старше тридцати. Очень умен, вспыльчив, настойчив в достижении цели. Очень вероятно, что он был солдатом, но не рядовым — возможно, офицер армии какой-либо планеты, где шла война. Мы не знаем, когда он связался с Дейни, но, по нашим предположениям, тот имел на него огромное влияние. Вот и все, что нам о нем известно. Грей… Я знаю, какие у вас с Конхэмом отношения… были. Примите мои соболезнования. И непременно свяжитесь со мной, когда обнаружите что-то.

Экран мигнул и погас. Грей еще долго сидел перед ним, не сводя пустого взгляда с черного прямоугольника. Дрейк погиб. Его больше нет. Как просто и страшно это звучит.

Он еще никогда не терял друзей. Родители Грея умерли так давно, что он их даже не помнил. Он почти не чувствовал боли, когда думал о них. А вот сейчас, когда не стало его лучшего друга…

И все из-за Призрака. Из-за этого подонка. Будь он проклят! Ничего, он найдет эту мразь и заставит его заплатить за смерть Дрейка. Обязательно найдет, когда доставит груз.

Когда Грей вернулся в зал ожидания, Стена там уже не было. На столике, за которым они сидели, лежала лаконичная записка: «Мне пора. Удачи». Грей смял бумажку в кулаке и услышал объявление о прибытии почтовика.

Глава 2

Если бы Грея попросили описать Арриду одним словом, он не задумываясь ответил бы: «Пестрая». Маленькая планета, колония Веллии, являющаяся вполне официально главным торговым центром галактики, поражала своим разнообразием и пестротой. Здесь запросто соседствовали огромные многоэтажные здания и грязные лачуги, где ютились низшие слои населения; роскошные рестораны для состоятельных людей и забегаловки, куда нормальному человеку лучше не соваться. А такого многообразия национальностей и религий нельзя было встретить больше ни на одной планете.

Грей сидел в холле громадной гостиницы и тихо нервничал. Его первая встреча должна была состояться пятнадцать минут назад, но Леонакс Маригон никак не появлялся. А Грей еще должен был успеть разыскать таверну, где ждал его Дарк, и в последний раз позвонить Лине.

Но вот, похоже, и он. Заметив у входа высокого человека, чей вид ясно говорил о занимаемом в обществе высоком положении, Грей приподнялся из кресла. Леонакс — теперь Грей уже был уверен, что это именно он, — наклонил голову в приветствии и направился к нему. Вблизи он выглядел еще величественнее, от него прямо-таки веяло властью.

— Прошу прощения за опоздание, — сдержанно извинился он, — дела задержали. Вы — офицер Ильяго, я не ошибся?

— Не ошиблись.

— Вы привезли… м-м товар?

«Товар»? Интересно выражаетесь, уважаемый тал.

— Да, пожалуйста.

Грей выложил на стол два контейнера: черный, как остальные, и маленький коричневый. Такой контейнер был только один и предназначался только Леонаксу.

— Прекрасно. — Леонакс подхватил оба контейнера одной рукой. — Было очень приятно с вами общаться.

Великолепно. Перед встречей Грей больше всего боялся, что Леонакс начнет толковать о важности их проекта и тому подобной ерунде. Нет, проект, конечно, не ерунда, а вот разговоры о нем много пользы не принесут. Грею выше крыши хватало пространных речей Четвертого советника. Пока что все шло просто идеально.

Неприятности начались по дороге обратно. Буквально через пять минут после того, как Грей расстался с Леонаксом, он засек за собой «хвост». Для проверки юноша сделал небольшой круг. Все верно, за ним следят. Ну, советник, накаркал!

Ровной, размеренной походкой он дошел до узкого переулочка, изгибающегося между старым домом и полуразвалившимся забором какого-то то ли завода, то ли склада, не спеша свернул в него и мгновенно, пока преследователь не поспешил за ним, перемахнул через вышеупомянутый забор.

Приземлившись в заросли густой растительности, он тут же приник глазом к самой большой из многочисленных щелей забора. И очень вовремя. Вслед за ним в переулок стремительно свернул невысокий мужчина в черной куртке. Не увидев объекта преследования, мужчина замер на месте и начал внимательно оглядываться. Когда он повернулся к Грею лицом, последний невольно задержал дыхание и постарался не моргать, хотя это было совсем не нужно. Он уже узнал преследователя, так как не раз видел его еще на Веллии. Его звали Джиго. По слухам, Джиго специализировался на убийствах и был знаменит тем, что к его услугам прибегали лишь высшие чины правительства, в основном члены Сената. Отсюда вывод — не наврал Четвертый про врагов, просто малость умолчал об их положении. Не может быть, чтобы советник не знал, кто будет чинить им препятствия. Побоялся испугать своего юного подчиненного. Но даже сейчас Грей абсолютно не испытывал страха от сознания того, что его собираются убить. Для юноши все происходящее было не более чем игрой, и его не смущало, что ставкой в этой игре была его собственная жизнь. Как многие молодые люди, он почти верил в свое бессмертие.

До Джиго, кажется, дошло, что жертва непонятным образом сумела ускользнуть. Он сплюнул на землю и не спеша побрел назад. А Грей все еще сидел в траве за забором и размышлял о дальнейших планах. Стоит ли встречаться с Дарком? Если Джиго не убрался совсем и ждет его на улице, то он может ненароком подставить друга. С другой стороны, если он не явится на встречу, то придется самому нанимать пилота, а денег у Грея было не очень много. К тому же можно было пройти дворами. И вообще, риск — благородное дело. И пошел бы этот Джиго далеко и надолго!

Выбравшись из кустов, Грей отряхнулся, одновременно высматривая в толпе кого-нибудь, кто смог бы показать ему «Атакующего сокола». Наконец его внимание привлек один пилот, находящийся в самой легкой степени опьянения. Грей не спеша поравнялся с ним и пошел рядом.

— Слушай, друг, ты не в курсе, где тут таверна «Атакующий сокол»?

— Это «Ворона», что ли? Вон она, справа.

Таверна эта стояла здесь, наверное, еще до появления на Арриде людей. Небрежно нарисованная над дверью птица с расправленными крыльями была больше похожа на курицу, чем на ворону, а уж тем более на сокола. Грей глубоко вздохнул, прикидывая свои действия после пересечения порога таверны, а затем открыл дряхлую дверь.

Внутри было на удивление чисто. Единственная лампа на потолке, одного возраста с таверной, тускло освещала центр помещения и бар. На большее она была явно не способна, так что в углах стоял мрак. Компания пилотов сидела у окна, сдвинув столы, и симпатичная официантка с неестественно ярко накрашенным личиком принимала у них заказ. Еще несколько столиков было занято, но в основном таверна пустовала. Грей несколько секунд оглядывался, ища Дарка. Бармен за стойкой наблюдал за ним, протирая стаканы.

— Грей!

Ну конечно, Дарк всегда выбирал самые темные углы. Под стать своему имени. Грей не спеша подошел к столику, улыбаясь вскочившему другу.

— Ты совсем не изменился, — ухмыльнулся Дарк, пожимая ему руку. — Выглядишь не старше меня. Ребята еще пацаном не задразнили?

— Зато ты изменился здорово, — ответил Грей. — Три года не виделись, да?

— Три с половиной. Не так уж и мало.

Захваченный встречей со старым другом, Грей только сейчас заметил, что за столом сидит еще один человек. Дарк перехватил его вопросительный взгляд.

— Садись, я вас познакомлю. Кэл, — обратился он к соседу, — это Грей Ильяго, мой друг. Грей, это Кэл. Он будет тебя сопровождать.

— Йоки? Ты шутишь? — изумился Грей, разглядывая мужчину. Он был ощутимо старше самого Грея — чуть-чуть за тридцать. Старая пилотская форма сидела на нем мешком, не скрывая болезненную худобу, черные волосы едва не доходили до плеч, будучи обстрижены чем-то вроде топора. Темная щетина на лице лишь отчасти маскировала изуродованную шрамами щеку.

— Дарк, ты ведь не хочешь сказать…

— Так, — Дарк решительно прервал его, — мы с тобой сейчас разберемся. Кэл, ты не подождешь его на корабле?

Йоки молча встал, взмахнул рукой над глазами, затем коснулся лба и вышел. На левой руке у него не хватало одного пальца.

— Дарк, я тебя очень ценю, ты всегда подбираешь подходящих людей, но на этот раз ты здорово промахнулся.

— Ничего подобного, — одернул друга Дарк. — Ты же его не знаешь!

— А ты что — знаешь?

— Знаю. — Дарк неожиданно опустил глаза. — Я его давно знаю. И тебе он подойдет как нельзя лучше. За тобой ведь уже следят, так?

— Ну…

— Четвертый ввел меня в курс дела. С Кэлом твой груз будет в безопасности, я обещаю.

— А ты уверен, что он сможет его сохранить? Твой протеже не показался мне хорошим… — он подыскал слово, — бойцом.

Дарк хмуро уставился в пол, понимая, что не может рассказать Грею побольше о Кэле, чтобы разрушить его опасения. Он знал, что Грей не предаст… но проблема была в том, что тот мог не считать это предательством. А еще Дрейк — не повезло парню. Но кто же знал, что может случиться такое вот совпадение? Ладно, всему свое время. Потом Грей обязательно узнает обо всем.

— В общем, это не простой человек, — выдавил он. — Это… боевая машина, машина для убийств, можешь так считать.

Грей не удержался и скептически хмыкнул. Дарк уловил эту насмешку.

— Поверь, я знаю. Я видел его в драке — кошмарное зрелище. И он не пожалеет своей жизни ради сохранности груза. Я не просто так говорю, он отдаст за тебя жизнь в прямом смысле слова. Он мне кое-чем обязан… Кстати, он не совсем йоки, просто будет сопровождать тебя и охранять. Сам тоже смотри в оба.

— Все равно йоки. И даже если он тебе что-то должен, это не гарант.

— У него обостренное чувство долга. Если он будет твоим йоки — а он будет, — то в первую очередь будет думать о тебе. Знаешь… в общем, тебе повезло, — закончил он неожиданно бодрым тоном. — Ладно, хватит о нем, еще пообщаетесь. Это правда, что ты арестовал Каси Домирона?

— Ты откуда знаешь?

— Слухи ходят. Лучше расскажи, как ты умудрился это сделать?

Через несколько часов Дарк попрощался и куда-то умотал — вероятно, к ожидающему его шефу. Но чем конкретно занимается Дарк и на кого работает, Грей так и не узнал. Приятель всегда был для него загадкой. Пробормотал что-то невнятное про мальчика на побегушках. Теперь, наверное, они не увидятся еще пару лет. Грей взглянул на часы — у него было достаточно времени, чтобы отыскать центр связи.

Он быстро нашел аккуратный маленький домик за несколько кварталов от космопорта. На Веллии центры связи располагались в современных многоэтажных зданиях… Внутри несколько посетителей сидели перед экранами в наушниках с микрофонами и что-то тихо говорили. Примерно столько же мест пустовало. За прозрачным окошком в стене сидела симпатичная девушка и, скучая, полировала ногти. Заметив Грея, она улыбнулась и вопросительно приподняла брови.

— Веллия, 33201748, — назвал Грей номер офиса, где работала Лина. По его расчетам, у нее сейчас должен быть перерыв, а Грей знал, что его невеста во время перерыва предпочитает никуда не уходить.

Девушка за стеклом быстро побежала пальчиками по клавиатуре и, все так же мило улыбаясь, указала ему на крайний монитор. Он сел в кресло и надел наушники.

— Приемная Четвертого военного советника, секретарь Лина Керн, — прозвучал в наушниках нежный голосок. — Чем могу быть полезна?

— Включи видеосвязь, Лина, — улыбаясь, сказал Грей. — Это я.

— Грей?! — восторженно воскликнула Лина, и экран тут же засветился, показав ее радостно-ошеломленное лицо. — Где ты? Как ты? Я так беспокоилась. Ты на Арриде?

Грей сделал усилие, чтобы не рассмеяться. Лина всегда была до ужаса любопытна.

— Я на Арриде, — ответил он, — но сейчас улетаю.

— Куда?

— Извини, — Грей виновато улыбнулся, — этого я сказать не могу. Сама понимаешь, секретное задание.

Лина надула губки.

— Такое уж и секретное! Да весь ваш корпус знает, куда ты отправился и зачем.

«А вот и не угадала», — подумал Грей.

— Да, но никто не должен знать, куда я собираюсь полететь дальше. Потому что об этом могут узнать и те, кому этого знать не надо. И вообще, хватит о моей поездке. Что ты сейчас делаешь?

— Работаю над проектом — сам знаешь, каким, — многозначительно улыбнулась Лина.

— Ну и как работа?

— Прекрасно! Скорее бы она закончилась, — сказала девушка, и в этом опять был смысл, понятный только им — скорее бы свершился переворот.

— Я по тебе ужасно скучаю, — нежно произнесла Лина. — А ты?

— И я по тебе скучаю.

— Только скучаешь? — кокетливо нахмурилась девушка. Грей иногда поражался — откуда она, выросшая в строгой семье, знает столько женских штучек и уловок, способных заставить мужчину упасть к ее ногам? Хотя это падение было таким приятным…

— Я люблю тебя, — произнес он, зная, что все равно не сможет передать этими простыми словами то чувство, что он к ней испытывал.

— И я тебя люблю, — откликнулась Лина. — Очень люблю.

— Ты сейчас одна? — на всякий случай спросил Грей, хотя видел, что за спиной Лины в приемной никого нет.

— Одна. А что? Ты хочешь сказать что-то секретное?

— Да нет. Просто хотел поговорить наедине. Ты там еще никем не увлеклась?

Девушка звонко рассмеялась.

— Ты ревнуешь?

— Еще как! Ты не ответила на мой вопрос.

— Разумеется, нет. Я ведь жду тебя, Грей. Как обещала. И ты тоже ни на кого не засматривайся, ладно? Я знаю, какие бывают бесстыжие девушки на некоторых планетах. Не смей попадаться в их сети.

— Не попадусь, — успокоил ее Грей. Какая она прелесть, когда ревнует.

— Передай Четвертому, что первый пункт я посетил. Все прошло хорошо.

Лина понимающе кивнула. Грею нравилось иметь с ней общие секреты. И общую цель. Это еще больше сближало влюбленных.

В наушниках раздался мелодичный звон, и Лина встрепенулась.

— Мое время вышло. До скорого, милый!

— До скорого! — улыбнулся и он. Экран погас. Грей расплатился с девушкой-оператором и направился в космопорт На его лице все еще блуждала счастливая улыбка.

Улыбка эта, однако, успела угаснуть, пока он искал корабль. Тот, кто нумеровал доки, явно находился в нетрезвом состоянии. За пятым доком сразу шел восьмой, а за десятым пятнадцатый. За восемнадцатым доком шла глухая стена. Поблуждав по космодрому и полностью осознав свое бессилие в данном вопросе, Грей наконец обратился за помощью к одному из вездесущих мальчишек, крутившихся возле кораблей. Пацан тут же указал на док, который Грей пропустил, так как на нем было написано «11». Подойдя ближе, юноша понял, что неизвестный маляр просто ОЧЕНЬ криво нарисовал девятку. Корабль, стоящий в доке, не производил впечатления скоростного. Грей даже не смог бы назвать модель этого корабля — было видно, что машину не раз перекраивали, пытаясь усовершенствовать.



Поняв, что встречать его никто не собирается. Грей несколько раз ударил кулаком в дверь. Она скользнула вверх, и юноша увидел нацеленный на него ствол бластера. Мгновение спустя Кэл отвел бластер и жестом пригласил Грея войти.

— Интересный у тебя корабль.

— Обычный мелкий грузовик.

— С несколькими каютами? — удивился Грей, осмотревшись.

— Прежний хозяин не занимался перевозками, он просто жил здесь, — пробормотал йоки, шелкая рычажками управления.

— Ты тоже?

— Куда летим?

— На Тарус. — Грей мысленно обругал себя за излишнее любопытство. — Ты управляешь кораблем один? Не очень-то мощная машина.

— У меня очень хороший бортовой компьютер, — сказал йоки, слегка усмехнувшись. — Корабль запросто обгоняет полицейские катера, а ты знаешь, какая у них скорость? На Тарусе будем часов через восемь

«Ну да, как же». Вслух этого Грей, понятно, не сказал. Корыто, называемое кораблем, вызывало в нем представления о тех временах, когда космические корабли еще не могли достигнуть скорости света, не говоря уж о сверхсветовой. Но для каждого пилота его корабль — самый быстрый и мощный, даже если он с земли подняться не может.

— Моя каюта — ближняя отсюда справа, — сообщил Кэл. — Располагайся где хочешь. Дверь открывается нажатием на красный кружок — увидишь сам.

На краю космопорта Дарк, закрыв ладонью глаза от солнца, провожал взглядом корабль. Когда тот превратился в еле различимую точку, он достал высокочастотную рацию, сигнал которой было исключительно сложно перехватить, и быстро набрал длинный номер.

— «Центру» — «Клинок».

— «Клинку» — «Центр».

— Я их свел. Джиго сработал, но объект беспокойства не выказывает. Мне следовать за ними?

— Нет. Ты все сделал. Возвращайся.

— Есть.

В каюте было душно, и Грей приоткрыл дверь на толщину пальца.

— Я знаю, что делаю, — донесся до него тихий и злой голос Кэла.

Грей понял, что дверь придется закрыть, хотя бы из приличия, чтобы не слушать, как йоки говорит сам с собой. Но рука его, дотронувшись до дверной ручки, застыла.

— Ничего ты не знаешь, — сердито ответил другой голос. — Ты не можешь быть йоки, пойми! Ты должен был наняться пилотом.

В рубке никого не было, это точно. Кто же говорит?

— Не ори, — буркнул Кэл. — Услышит…

— Ничего он не услышит, — ответил незнакомый голос, но уже тише. — Если каюта закрыта, он даже взрыв бы не услышал.

— Все равно. Да я не буду йоки — так, сопровождающий.

— Откажись от этой работы.

— Уже поздно. И потом — я пообещал Дарку. Я ведь перед ним в долгу.

— Кэл, мальчик, ты должен меня послушать.

— Я уже послушал тебя один раз. По-твоему, мне нужна эта работа? Мне нужны эти лишние недели? Я обещал тебе подождать и сдержу свое слово. Но больше ты меня не задержишь.

— А ты представляешь, чем для тебя будет работа охранника?

— Не беспокойся, Родж. Всего три недели, не больше, это же немного.

— Но как ты…

Дальнейший разговор перешел в невнятное бормотание с обеих сторон. Но Грею и этого было достаточно. Значит, йоки докладывает кому-то о своем пассажире. И вообще, никакой он не йоки. Здорово. Просто здорово. Ты неудачник, Грей Ильяго, неудачник и дурак, ты это знаешь? О да, он знал. Как мог Дарк нанимать неизвестно кого, даже не профессионального йоки? Он же прекрасно понимал, насколько ответственное задание у Грея, даже Четвертый советник связался с ним не через посредника, как всегда, а лично. Как он вообще умудрился так облажаться? Ведь Дарк всегда относился к подобным заданиям с большой ответственностью, тем более если это касалось друзей. А может, он зря волнуется? Ведь Дарк сказал, что знает этого парня и что беспокоиться не о чем. В самом деле, мало ли с кем он разговаривал? «Паранойя прогрессирует», — уже второй раз за этот день подумал Грей.

Это даже хорошо, что связь на корабле в порядке. Можно будет поговорить с Четвертым и с Линой. Хотя нет, с Линой не стоит. Грею почему-то была неприятна мысль о том, что чертов йоки будет глазеть на его невесту. Хотя он еще и не сделал ей предложения, но не сомневался, что она ответит «да». В конце концов, разве она его не любит? Так что придется поискать место связи на Тарусе или на Кари.

Грей осторожно закрыл дверь каюты, чтобы не вызвать у Кэла лишних подозрений. А если йоки так и будет докладывать кому-то обо всех его действиях? Стоит узнать, кто этот человек.

Юноша скинул ботинки и лег на койку. Сказалось нервное напряжение последних дней, или просто усталость взяла верх, но он мгновенно провалился в глубокий и спокойный сон без сновидений.

Глава 3

Разбудил его негромкий стук в дверь. Грей вскочил, схватился за бластер, потом вспомнил, где находится, и оружие спрятал. Мимоходом взглянул на часы. Основательно он заснул, ничего не скажешь.

— Что случилось? — спросил он у Кэла.

— Садимся, — лаконично ответил тот. — Тарус.

— Уже?

— Я же говорил, что у меня быстрый корабль.

Кэл переключился на ручное управление и начал аккуратно приземляться Тем не менее корабль ощутимо тряхнуло.

— Амортизаторы барахлят, — пояснил он, перехватив недоумевающий взгляд Грея. — Как долго мы здесь пробудем?

— Часов пять.

— А потом?

— На Кари.

На лице йоки на мгновение проступило недовольное выражение. Грей знал причину. Кари являлась спутником и колонией Япха, планеты, занимающей значительное положение среди других планет, а поскольку на Япхе имело место быть такое редкое явление, как теократия, да еще и религия была весьма своеобразной, то в обществе был четко выделенный класс жрецов бога, которому поклонялось все население планеты. И внешним признаком членов этого класса являлась борода. Никто, кроме жрецов, не смел отращивать даже усы. Так что. как ни крути, придется йоки распрощаться со своей щетиной. Представив, как будет выглядеть его покалеченное лицо, Грей даже пожалел беднягу.

Уже выходя из корабля, Грей вдруг вспомнил:

— Слушай, а у тебя связь налажена?

— У меня нет связи, — спокойно ответил Кэл. Дверь за ними мягко закрылась, а Грей никак не мог понять — зачем йоки лжет?

— Да, кстати, — с деланной небрежностью сказал Грей, когда они шли по многолюдной улице, — за нами не было хвоста, пока летели?

— Нет.

— Уверен?

— Абсолютно. — Кэл наконец соизволил повернуть голову и посмотреть на него. — Хвост — за тобой?

— Ага, — спокойно ответил Грей. Неожиданно ему стало смешно — строят из себя этаких крутых парней, как дети малые. Но йоки был до того серьезен, что он старательно подавлял идиотскую ухмылку, так и лезущую налицо. В конце концов он отвернулся и тихонько засмеялся, сделав вид, что закашлялся. Приняв серьезный вид, он обернулся и понял, что йоки просек его хитрость. Ну и пускай.

— А ты давно знаком с Дарком?

— Пару недель.

«Так мало? А Дарк говорил, что знает его давно. Странно получается».

Он кивнул на многоэтажное здание, к которому они приближались.

— Подожди меня у входа, хорошо?

— Сколько?

— Полчаса.

Кэл кивнул и отошел. Грей толкнул тяжелую стеклянную дверь, мимоходом отметив, что здесь, как и на Веллии, двери не были оснащены фотоэлементом. В этом плане Аррида была лучше. В холле его уже ждали. Двое крепких парней в одинаковых костюмах и с практически одинаковыми лицами подошли к нему. Грей не мог не отметить удивительную слаженность движений близнецов.

— Офицер Ильяго?

Он кивнул.

— Следуйте за нами.

Грей шагнул к лифту. Парни при этом ненавязчиво держались по бокам. Оставалось только гадать, всех ли гостей здесь так принимают. До нужного кабинета они дошли в полном молчании. Близнецы вообще были похожи на роботов — ни одного лишнего движения, ни одного проявления эмоций. У дверей парни остановились, причем одновременно. Тот, который говорил с Греем — если это можно назвать разговором, — протянул руку и постучал в дверь.

— К вам прибыл офицер Ильяго с Веллии, — доложил он хорошо поставленным голосом.

— Входите, — раздался из-за двери громкий бас.

Парень открыл дверь, опять-таки не сделав ни одного лишнего движения. Грей подавил в себе раздражение и переступил порог.

— Я ожидал вас раньше, — прогудел тот же голос.

Грей поискал глазами его обладателя. Это было непросто — кабинет напоминал музей своими размерами и содержанием. На полу и шкафах стояли вазы, какие-то черепки, сосуды из грубой глины. Наконец за огромной амфорой Грей разглядел небольшой письменный стол.

— Вы проходите ближе, не бойтесь, — пробасил хозяин музея. Грей аж заморгал — настолько облик говорившего не вязался с его голосом. Это был низенький полный мужчина средних лет с блестевшей в свете лампы лысиной.

— Ну, как вам моя скромная коллекция? — воскликнул он, вскакивая и протягивая Грею свою пухлую руку. — Рой Реджи, к вашим услугам. Можете не представляться, я и так знаю, как вас зовут. Хотите что-нибудь выпить?

— Нет, спасибо, — пробормотал Грей. Жизнерадостный толстяк никоим образом не сочетался со странными парнями, встречавшими его.

— Как вам мои ребята? — словно прочитал его мысли Рой. — Только честно.

Грей попытался сформулировать максимально положительный ответ.

— Они хорошо знают свое дело, — наконец вывел он.

Рой задумчиво посмотрел на него.

— А меня они Иногда пугают, — признался он. — Их ко мне недавно прислали, а я уже собираюсь от них избавиться. Ходят… как неживые. Никогда не знаешь, что у них на уме. Нормальные охранники все же лучше, вы согласны?

«Да это же клоны, — вдруг сообразил Грей. — Ну конечно, потому-то они и двигаются так слаженно».

Клоны широко использовались в охране и некоторых работах, требующих физического труда. Клоны не обладали обширным интеллектом. Они могли запомнить четкую последовательность действий, а при надлежащей подготовке и некоторое количество несложных правил поведения. Самые «сообразительные» клоны служили в охране. Отличало всех клонов полное отсутствие эмоций и беспрекословное подчинение начальнику.

Такие черты возникали только у клонов последних поколений, тех, что выращивались искусственно с самого начала. Наверное, именно это и имело решающее действие. Все клоны состояли на строгом учете, потому что не имели моральных установок и с легкостью могли совершить убийство, разбой или еще чего хуже — если начальник прикажет. Не раз поднимался вопрос о прекращении производства клонов, но никто не хотел лишаться бесплатной рабочей силы. Некоторые религиозные движения объявили клонирование богомерзким и противоестественным делом, но к ним особо не прислушивались.

— Давайте перейдем к делу, — предложил Грей, вынимая из сумки черный контейнер. Рой так и впился в него глазами. «Как наркоман — в пакетик с очередной дозой», — мысленно сравнил Грей. Это было очень удачное сравнение.

— Да-да, конечно, — произнес Рой, не отрывая взгляда от контейнера. — Я полагаю, это весь груз?

Грей кивнул, поражаясь произошедшей с толстяком перемене. Как ему только в голову взбрело посчитать Роя добродушным? Сейчас он более всего напоминал хорька, залезшего в курятник. А Грею вовсе не улыбалось быть курицей. Самое время было вежливо помахать ручкой и сделать ноги.

Близнецы-клоны проводили его до выхода. Снаружи уже было темно — смена дня и ночи на Тарусе происходила стремительно, не размениваясь на утро и вечер, ведь в здешних сутках было всего четырнадцать часов. Свихнуться можно. На улице не было ни души, как будто внезапно объявили тревогу и народ ринулся в убежища. Сама улица выглядела довольно зловеще. На освещение местные власти явно пожмотились. Под единственным горевшим фонарем лежала гора мусора, которой не было, когда они шли сюда.

Кстати, а где йоки? Грей оглянулся по сторонам в поисках Кэла, но не заметил его. Зато заметил компанию из четырех человек, кучковавшуюся за углом. Один из них заметил Грея и махнул ему рукой, подзывая. Идти Грей не собирался, но машинально сделал шаг вперед.

И сразу поплатился за это. Чьи-то руки схватили его сзади за шею, Грей попытался перекинуть противника через себя, но мощный удар под колени швырнул его на мостовую лицом вниз. Нога в тяжелом жестком сапоге уперлась ему в спину.

— Не советую рыпаться, — раздался насмешливый голос, подкрепляя свои слова щелчком взвода бластера. — Не создавай себе и нам лишних хлопот, приятель.

Грей все же ухитрился сбросить со спины ногу противника и, перевернувшись, увидел обладателя ноги. Это был не Джиго. Во имя всех святых, где же Кэл? Неужели это он навел убийц, а сам попросту смылся?

— Кончай его быстрее, — занервничал худой парень со щербатым лицом.

Мужчина, к которому он обращался, с сожалением посмотрел на Грея.

— Извини, парень, но ты сам виноват, — сказал он, наводя бластер. — Зря ты связался с этим, ей-богу зря.

Грей инстинктивно зажмурился в ожидании выстрела, но вместо тихого взвизга бластера услышал шум, грохот падающего тела и сдавленный крик. Он моментально открыл глаза.

Кэл метался среди бандитов, молча, как призрак, и лицо его было абсолютно звериным. Он не дрался, он жестоко и методично убивал их, одного за другим. Двое уже лежали на земле, в том числе и тот, который собирался убить Грея. Раздался хруст, от которого у Грея по спине побежали мурашки, и еще один из нападавших упал со сломанной шеей. Оставшийся в живых бандит бросился наутек. Кэл повернулся, и Грею показалось, что йоки не узнает его и сейчас тоже прикончит. Но в глазах Кэла появилось осмысленное выражение, и Грей быстро вскочил.

— Предупреждать надо, что за тобой охотятся, — рявкнул Кэл. — Мотаем, живо!

— А тебя где черти носили? — парировал Грей, когда они уже мчались по улице. Одинокая женщина на тротуаре шарахнулась в сторону от бегущих парней.

— Меня отвлекали. — Йоки ругнулся и сбавил темп.

— Кто?

— А вот кто!

Выкрикнув последние слова, Кэл прыгнул на Грея, сшибая его на землю. От удара о камень у юноши потемнело в глазах и перехватило дыхание. Йоки навалился на него, матерясь и выхватывая бластер. Грей последовал его примеру, так как по ним уже велся огонь. Из-за броска йоки оба улетели за стоящую на тротуаре машину. Грей успел посочувствовать ее хозяину, но тут же ехидно отметил, что машина стоит в неположенном месте.

— Быстро пересекаем улицу и уходим дворами, — предложил Кэл, отстреливаясь.

— Под таким огнем? Ты спятил!

Светло-голубые молнии рассекали улицу. Обе стороны не жалели усилий и патронов.

— Тоже верно, — мудро решил Кэл. — Ты хорошо стреляешь?

— Лучше среднего.

— А среднее — это как? Ладно, в любом случае оставайся здесь и прикрывай меня, а я иду к ним. — Он мотнул головой в ту сторону, откуда велась стрельба.

— У меня кончается заряд.

— Возьми у меня запасной, — Кэл слегка повернулся, — справа под курткой.

Грей отцепил от пояса йоки запасную обойму и вдруг ощутил на пальцах что-то липкое. При ближайшем рассмотрении и пальцы, и обойма оказались заляпаны кровью.

— Ты ранен!

— Херня, — буркнул йоки. — Пробежаться смогу.

Теперь стало ясно, почему Кэл так матерился в момент прыжка. Грей быстро сменил обойму и дал очередь по противнику. Те тоже не дремали и, как только юноша прекратил стрелять, обрушили на несчастную машину, скрывавшую его, шквал огня. Внезапно выстрелы смолкли. Грей осторожно выглянул из укрытия, но в темноте ничего не увидел. Через пару минут рядом раздались торопливые шаги.

— Не стреляй, это я, — выдохнул йоки, тяжело привалившись к борту машины. — Уходим.

— Эй, ты в порядке? — не на шутку встревожился Грей. Даже в темноте было заметно, как искажено от боли лицо йоки. Грей быстро достал фонарик.

— Слегка зацепило, говоришь? — передразнил он. — У тебя весь бок разворочен, надо срочно в больницу топать. Обопрись на меня и пошли.

— На корабль.

— На какой корабль? Ты же сдохнешь.

Кэл произнес несколько слов на незнакомом языке.

— Я не понимаю.

— Смываться надо, понял?

— А, черт с тобой! Аптечка-то хоть на корабле есть?

Грей старался идти с максимальной быстротой, Кэл тоже ковылял по мере возможности. К счастью, на пути им не попалось ни одного прохожего, который мог бы вызвать полицию. Грею очень не хотелось объяснять произошедшее кому-либо, к тому же он не мог ручаться, что местная полиция не работает на… кстати, а на кого? Ладно, будет время, разберемся. В космопорту они столкнулись с парой пилотов, но те посчитали Кэла пьяным и проводили их свистом.

Дверь корабля была закрыта. Как и следовало ожидать.

— Как она открывается? — Грей слегка потряс Кэла, чтобы прояснить туман у него в голове (самому юноше было хорошо знакомо подобное состояние). — Код или ключ?

Кэл с трудом поднял голову.

— Открой, — нетвердо произнес он.

В первый момент Грей решил, что йоки не понял вопроса, и уже хотел повторить его, но тут дверь скользнула вверх.

— Она реагирует на голос? — удивился Грей, затаскивая Кэла вверх по трапу. Тот неопределенно покачал головой. Когда Грей попытался отвести его в каюту, йоки решительно отстранил его и пошел к рубке, то и дело хватаясь за стены. «Неужели он решил вести корабль?» — изумился Грей. На пульте управления замигала лампочка, но Грей совершенно точно видел, что йоки ничего не нажимал.

— На Кари, — выдохнул йоки, — быстрее. И аптечку… аптечку открой.

Двигатель тотчас загудел; лампочки опять перемигнулись. Корабль задрожал. Грей впервые видел такой совершенный бортовой компьютер на грузовике: чтобы мог самостоятельно управлять кораблем, реагируя на голос, а ведь Кэл дико хрипел. Но потом произошло такое, от чего Грею стало плохо.

— Ты ранен? — громко воскликнул чей-то голос. Тот самый, что спорил с йоки! Но ведь рядом никого нет.

— Идиот! — Кэл взмахнул кулаком.

— Спокойно, мальчик.

На корабле никого не было, Грей мог в этом поклясться. И тут он заметил, что Кэл смотрит под потолок рубки.

— Ты, идиот, ты что делаешь? — с отчаянием простонал Кэл.

— Это ты что делаешь? Бери лекарство. И не психуй, этот юноша нас не заложит. Ведь так?

Грей помотал головой, очумело разглядывая металлическую полусферу под потолком. Голос явно шел оттуда… не может быть…

— Конечно, не заложит, — заявил Кэл, вынимая бластер. Для этого ему пришлось основательно привалиться к двери — та жалобно заскрипела. При мысли, что йоки не шутит, Грей ощутил неприятное шевеление в области лопаток.

— Хватит, Кэл, — спокойно произнес голос. — Ты ведь не убьешь его.

— Ошибаешься, именно убью. И так слишком много свидетелей.

— Нет, не убьешь. И знаешь почему? Ты же его йоки, охранник. Ты должен защищать его ценой собственной жизни, а уж никак не убивать.

Такого растерянного лица Грей в своей жизни еще не видел. Вот что имел в виду Дарк, говоря о гипертрофированном чувстве долга, остается надеяться, что это самое чувство не даст сбой.

— Так что положи бластер. — В голосе была явно слышна насмешка. — Вот так, молодец. А теперь топай к аптечке.

Кэл медленно положил бластер на стол, на Грея он даже не взглянул. Но вместо болеутоляющего он достал из аптечки шанку — универсальное кровоостанавливающее средство, за желто-зеленый цвет нежно прозванное «блевотиной». Через его плечо Грей заметил, что больше в аптечке ничего не было, зато была вторая дверца, с кодовым замком.

— Дай мне обезболивающее, — тихо попросил Кэл.

Голос не ответил. Кэл неловко повернулся и, скрипя зубами от боли, потащился в свою каюту. Грей не спускал с него глаз, ожидая со стороны йоки любой выходки, но Кэл даже не взглянул на него.

— Идиот… — сдавленно пробормотал голос. — Это я не тебе. Да, кстати, раз уж так вышло… Я — Роджер.

— Ты… бортовой компьютер?

— Не совсем так, юноша. Электронный мозг, причем единственный, насколько я знаю, — гордо сказал Роджер. — Не стой как столб.

Грей послушно упал в кресло и попытался убедить себя, что сделал это вовсе не из-за подкашивающихся ног.

— Это же невозможно… у нас еще нет таких технологий!

— Ты веллианин? — некстати спросил компьютер.

— Да, а что?

— Все ясно. Считаете себя самой развитой планетой, да?

Сказать «да» Грей не решился, а врать как-то не хотелось.

— И вы правы, — согласился Родж, прочитав ответ на лице юноши. — Я вполне могу считать Веллию своей родиной. Но не все, что происходит в ее институтах, становится достоянием общественности… уловил?

— Значит, все-таки Веллия. Но ведь тогда ты должен находиться… ну, как раз в лаборатории или в институте каком-нибудь. Только не здесь.

— Должен, — опять согласился компьютер. — Но не обязан.

— Теперь я не понимаю.

— Я — свободно мыслящий электронный мозг. Более того, я обладаю всеми человеческими чувствами и эмоциями. А теперь ответь — могу я иметь точку зрения, противоположную своим создателям?

— Здорово…

— Вот и я так думаю. А учитывая то, что я соединен с кораблем, бегство проблемы не составляло. Как выражается мой юный друг, я вовремя сделал ноги.

Грей вдруг встрепенулся, дернулся к двери:

— Он же ранен!

— У него есть лекарство, — спокойно ответил компьютер. — Не волнуйся.

— Шанка? Да его насквозь продырявило, шанка тут не поможет. Надо садиться и в госпиталь быстрее, если не помрет сейчас.

— Я сказал, не волнуйся. Поверь, скоро он будет в норме.

— Он просил обезболивающее — почему ты не дал7

— У Кэла аллергия на подобные вещи, — невозмутимо объяснил Родж. — Только хуже будет. Потом он меня поблагодарит. Хватит об этом. У тебя, кажется, были еще вопросы?

Грей приказал себе заткнуться и не говорить компьютеру все, что он думает. Он понимал, что машина, пусть и наделенная эмоциями, не в состоянии понять, что такое боль. Он просто принял правила игры, которые диктовал Роджер, и больше не упоминал йоки.

— Почему твои создатели не изготовили еще один электронный мозг?

Родж тихо рассмеялся.

— Отличный вопрос. Дело в том, что перед побегом я постарался уничтожить все данные исследовательского центра. Правда, предварительно я скопировал их в себя. Так что теперь я очень нужен вашему правительству… а оно мне при этом совершенно не нужно. Надеюсь, я был прав, когда говорил, что ты нас не заложишь?

— Конечно, прав, — пробормотал Грей, понемногу приходя в себя. — Мне еще не надоело жить.

— Ну вот и прекрасно. Уживемся. Я, знаешь ли, в курсе ваших дел с Дарком. Похоже, влип ты по самые уши. Кто на вас напал?

— Сам не знаю.

— Очень интересно. А подозрения есть? Ты не беспокойся, Дарк мне все рассказал относительно вашего заговора. Есть в нем что-то странное, на мой взгляд. Так как насчет нападавших?

«С чего бы это Дарк стал трепаться с компьютером?»

— Роджер, не хотелось бы тебя обидеть, но что-то мне не верится, что Дарк обсуждал с тобой заговор.

— Да? Ну так слушай…

И Роджер в деталях изложил весь план Четвертого советника, упомянув между прочим и такие моменты, которые сам Грей не знал. После этого Грей довольно связно описал встречу с Джиго и только что произошедшую стычку.

— Я думал, что это Первый за мной гонится, но он бы не послал разных людей. Получается, что Джиго от него, а остальные взялись непонятно откуда.

— А не мог этого сделать тот парень, с которым ты перед этим встретился?

— Пожалуй, что мог, — задумался Грей. — Но зачем?

— Хороший вопрос. Надо будет над ним подумать. Кстати, Дарк опасался, что тебя могут подставить. Только не знал, кто именно. Соответственно, искать надо среди тех, кому доверяешь. Это первое. Второе. Первый послал тебя за Призраком. Он лично заинтересован в его поимке.

— Я тоже, — хмуро вставил Грей.

— А тебе от этого какой прок? — насторожился Родж. — Дарк мне ничего не говорил.

— Этот подонок убил моего друга. Так что теперь я сам разыщу его и прикончу… чего бы мне это ни стоило.

— Когда это случилось?

— Недавно… недели две назад. Может, три.

— Вот как… — задумчиво протянул Роджер. — Об этом мы еще поговорим. Но я продолжу свою мысль. Итак, Первый послал тебя на поиски Призрака. Зачем ему сразу же после этого убивать тебя? Не легче ли сделать это прямо на Веллии?

— Легче, конечно.

— Отсюда вывод?

— А если не он, то кто же?

— Будем искать. Ты не думай, что я просто так с тобой болтаю. Собственно, Дарк нанял Кэла из-за меня.

— Как это?

— Он считал, что тебе больше требуется интеллектуальная поддержка, чем физическая. Я с ним согласен. Ты явно создаешь кому-то проблему, и то, что Кэл охраняет тебя, эту проблему не решает. Можешь не соглашаться, но, по-моему, ты затронул дела Сената. Недавно по спецканалам прошло сообщение, что один из военных советников занимается грязными делами. Я так и не понял, кто из пятерых, но догадаться несложно. Решено было устранить не этого советника, а тех, кто на него работает.

— Тогда понятно, откуда появились эти гады.

— Есть одна деталь. Были названы имена. И твоего среди них не было. Ты ни при чем. Кто-то очень ловко перевел на тебя стрелки.

До Грея только сейчас начала доходить вся серьезность происходящего. До этого ему казалось, что надо только перехитрить убийц, и все будет в порядке. А тут такая каша заварилась.

— Я не знаю, — с трудом произнес он, растирая затекшую шею. — Никто не знает, что я выполняю это задание. Разве что Лина… нет, она тоже.

— Кто такая Лина?

Грей невольно улыбнулся.

— Моя невеста.

— Понял. Значит, она — вне подозрений. Друзья?

— Никто ничего не знает.

— Но ведь кто-то нанял убийц. И он знает твой маршрут. Я проверил — хвоста за нами не было. Они уже ждали тебя. Может, их действительно навел этот… с кем ты встречался?

— Рой? Зачем? У меня ничего такого нет, только документы секретные… но ведь они такие же, как я ему дал.

— М-да… Ну ладно. Подождем до следующей остановки — если никто не объявится, то это были ребята Роя. А если объявятся — будем размышлять. Тема закрыта. Ты военный?

— Офицер.

— Что у вас происходило за последние годы?

Грей усмехнулся про себя такой резкой смене предмета разговора и начал рассказывать. Остаток дня — если время полета можно было назвать днем — они провели, беседуя о политических событиях на Веллии и колониях, и впоследствии Грей так и не смог понять, как при такой нейтральной теме Роджер умудрился вытащить из него все подробности отношений с Четвертым, Дрейком и Линой. Но Родж заявил, что это его профессиональная тайна, и, как ни бился Грей, вызвать компьютер на ответную откровенность не удалось. Убедившись в тщетности своих усилий, он вернулся в свою каюту, пытаясь угадать, чем обернется для него союзничество с уникальным электронным мозгом.

Советник ударил кулаком по столу с такой силой, что стопка бумаг подпрыгнула.

— Да вы хоть понимаете, что говорите! — закричал он. — Это же бред!

Стоящий перед ним человек терпеливо снес упрек.

— Это не бред, тал. Мы перевербовали одного человека… я не буду говорить, кто он, у стен бывают уши… но он рассказал нам все.

— Господи! — Советник опустился в кресло и обхватил руками голову. — Нельзя допустить, чтобы это совершилось. Срочно отозвать этого… это и ликвидировать.

— Но как вы это объясните, тал?

— Тогда ликвидировать, не отзывая.

Глава 4

Смотри, мы подлетаем к системе Япха, — сообщил Роджер.

Грей поднялся со штурманского кресла, в котором сидел, и шагнул к иллюминатору.

— Вот это да! — выдохнул он.

Нежно-зеленая из-за огромных лесов планета, окутанная розовой дымкой облаков, была настолько прекрасна, что Грей не мог оторвать от нее глаз. Она напоминала огромную жемчужину, покоящуюся в океане космоса и окруженную своими миниатюрными копиями — планетами-спутниками.

— Впервые здесь? — спросил Родж.

— Ага… Которая из них Кари?

— Вон та, вторая слева, ближе к нам. Видишь?

— Да, а ты там был?

— Еще нет.

— Посмотри, она вся покрыта водой, а из суши — только островки. Впервые вижу подобное. Наверное, это единственная такая планета в галактике. На каком из островов космопорт?

— На самом большом, — раздался из-за его спины голос Кэла. — А тебе куда надо?

Грей круто повернулся и едва не столкнулся с йоки нос к носу. Кэл уже расстался со своей щетиной, и лицо его теперь представляло собой поистине кошмарное зрелище. Словно кто-то взмахнул когтистой лапой, целясь в глаз, но промазал.

Однако прошло не более суток с момента отлета с Таруса, а йоки не выглядел тяжелораненым; собственно говоря, он не выглядел раненым вообще. Лишь слегка усталым.

— А ты собираешься меня сопровождать? — спросил Грей, понимая, что Кэл просто делает вид, что он в норме, и не собираясь таскать его за собой.

— А для чего ты меня нанял? — резонно поинтересовался Кэл.

Корабль уже входил в атмосферу Кари, рассекая нежные розовые облака. Кэл перевел его на ручное управление и снизил скорость. Постепенно на самом большом из островов, изогнутом причудливой дугой, проступили очертания космодрома. Корабль описал плавный круг, ища свободное место, и медленно опустился. Сломанные амортизаторы не упустили возможности напомнить о себе, и Грей едва не грохнулся. От внимания Роджера толчок тоже не ускользнул.

— Ты когда корабль в порядок приведешь?

— Успеется.

— Имей в виду, на Лаконе требуют запрос на разрешение посадки. А у нас связь полетела.

— Да-да.

— Что — «да-да»?

— Ну починю, починю. До него лететь почти неделю.

— И левый двигатель проверь.

— Слушай, я тебе что угодно починю, даже внешний вентилятор, только отстань, — зарычал Кэл. — Мы собираемся идти, или как? Жду у таможни.

— Вот так всегда, — заметил Роджер, когда Кэл почти бегом вылетел из рубки. — Пока гром не грянет…

Вигано должен был подойти через пару часов, поэтому Грей с Кэлом решили дойти до берега океана. Вернее, решил Грей. Кэл просто не стал оспаривать это решение. Он опять замкнулся в себе и за все время их прогулки не произнес ни слова.

— В такие моменты я почти верю в бога, — задумчиво произнес Грей, когда они вышли к океану. Ветра не было, небольшие волны тихонько бились о песчаный пляж. Вокруг царила полная идиллия. Невысокие деревья тянули длинные, тонкие ветви почти строго вверх, контрастируя со своими ползучими собратьями. Где-то в зарослях скрывались птицы, это было ясно по нежному щебету, но самих певуний разглядеть было нельзя. За потрясающую красоту природы планеты системы Япха платили соответствующую цену — минимум технологий, никакого оружия, никаких машин, даже обычных наземных. Средством передвижения служили джоки — огромные, добродушные и невероятно тупые существа. Грей однажды видел джока вблизи и не горел желанием повторить эту встречу.

— В какого именно? — подал голос йоки, сбив тем самым со спутника все его романтическое настроение.

— У нас на Веллии один бог.

— А, ну да. Только тогда здесь он ни при чем.

— В каком смысле?

— В наипрямейшем. Ты разве не в курсе, что на Япхе поклоняются Дарону?

— Ну и что? Разве не все равно, как его называют? Бог для всех один.

Некоторое время Кэл сосредоточенно обдумывал это заявление. Грей, не желая мешать ему, наклонился, подобрал несколько плоских камешков. Метнул один в воду. Камень дважды отскочил от поверхности воды. Остальные затонули просто так. Юноша отряхнул руки и выпрямился. Кэл разглядывал горизонт, и было непонятно, размышляет ли он над словами Грея или просто любуется красотой океана.

— А в какого бога веришь ты?

— Я? Да ни в какого, наверное.

— Почему?

— А зачем? Какая мне разница, есть бог или нет? Зачем вообще люди в него верят?

Грей попытался сформулировать свои собственные домыслы на этот счет… и не смог. Он знал, зачем людям нужна вера, но не мог объяснить этого.

— Чтобы переложить на кого-то ответственность, — сам же и ответил Кэл. — Чтобы в случае чего можно было сослаться на неисповедимость путей господних. Чтобы можно было прийти в храм, получить отпущение грехов и успокоить свою совесть. А знаешь, зачем еще он нужен? Чтобы можно было не добиваться справедливости. Потому что если кто-то крепко получил при жизни, после его смерти все будут считать, что теперь ему хорошо. Что он теперь в раю или что-то вроде этого. А значит, можно не беспокоиться и не пытаться хоть как-то отплатить тем, кто виновен в его страданиях. Все исправлено, все по справедливости. Но ведь смерть нельзя исправить! Можно попытаться что-то предпринять, но исправить — нельзя.

— Но ведь можно отомстить, — сказал Грей, пораженный этой тирадой постоянно молчавшего йоки. — Смерть за смерть, кровь за кровь.

Кэл покачал головой.

— Мстить не надо, — тихо сказал он. — Знаешь, месть нужна не мертвым, а живым. Чтобы снять с себя вину за то, что они живы. Но это понимаешь слишком поздно.

Каким-то внутренним чутьем Грей понял, что йоки прав. И еще понял, что ему будет очень трудно понять, что он не виноват в смерти Дрейка. А кто виноват? Призрак? Ведь он тоже мстил за Дейни… как же его звали? Ах да, Бриэнн. Тогда виновато правительство Веллии? Получился замкнутый круг. В его силах разорвать цепочку этой взаимной мести. Надо лишь забыть о том, что друг погиб, что Призрак убил его, а сам еще живет и наслаждается жизнью и, может быть, даже не помнит имени и лица Дрейка. А потом никто не будет помнить. У него уже никогда не будет любимой девушки, дома, детей. Не будет даже могилы. Только безымянное захоронение на далеком Шанире. Возможно, скоро Грей пройдет мимо, даже не подозревая о том, что вот под этой плитой лежит его лучший друг. Как можно смириться с этим?

— Может, пойдем? — как ни в чем не бывало спросил Кэл. — Твой клиент, наверное, уже появился.

На этот раз всю дорогу молчал Грей.

Вигано на встречу не пришел, но прислал вместо себя прелестную девушку, очень похожую на Лину. От этого сходства Грей почувствовал некоторую неловкость, к тому же красотка откровенно строила ему глазки, но ситуацию нечаянно разрешил Кэл, появившись около них. При виде йоки на лице девушки промелькнуло отвращение, и она поспешила уйти. Кэла это, казалось, совсем не задело, из чего Грей заключил, что лицо ему покалечили давно и парень уже привык к своему уродству. Правда, без щетины он выглядел гораздо моложе — старше Грея всего лет на пять. Особенно когда поворачивался правым боком, как сейчас.

— Кажется, у меня мания преследования, — пробормотал Грей, в третий раз заметив человека, идущего за ними уже минут пятнадцать. — Парень в синей куртке, идет по тротуару. А под курткой — бластер, и это при том, что оружие здесь носить запрещено. Даже нас обыскали по прибытии.

Кэл с уважением посмотрел на спутника.

— Ты вообще кто по профессии?

— Офицер пятого отдела.

На лице у йоки отразилась сложная гамма чувств — от замешательства до возмущения.

— Так на хрена ж тебе охрана?!

— А это не мне, — с удовольствием пояснил Грей, — это грузу.

— Сеанит, что ли?

— Скажешь тоже! Просто документы.

— В контейнерах?

— Слушай, ну откуда мне знать, зачем их так упаковали? Мое дело — отвезти. За нами есть хвост или нет?

— Есть, а как же. И не один.

— И?

— И мы сейчас его здорово обломаем. Ты не против небольшой пробежки?

— Бег полезен для здоровья.

— А в данном случае — и для жизни. Пошли через базар, заодно и угол срежем.

Не меняя темпа, они свернули по направлению к торговым рядам, раскинувшимся практически вокруг всего космодрома. Вклинившись в шумную толпу, Кэл незаметно поймал руку Грея и сунул в нее какой-то предмет. Тот украдкой взглянул на него — маленькая коробочка с отверстием в боку.

— Сожмешь — вылетит игла, — шепнул Кэл. — Используется один раз. Поймают — сядешь на два года. А про местную тюрьму мне рассказывали такое, что лучше сразу повеситься, так что в случае чего скидывай. Приготовься драпать.

Подмигнув Грею, Кэл отделился от него и, осторожно раздвигая людей, стал пробираться к стоявшей рядом пирамиде корзин с какими-то непонятными растениями. После той стычки на Тарусе, когда они дрались плечом к плечу, между парнями установилась слабая, пока еще осторожная, но тем не менее какая-то дружба. О полном взаимном доверии речь пока не шла, но, случись что, — и оба прекрасно это знали — призыв о помощи неуслышанным не останется. Их отношения как-то нечаянно перешли грань между наемником и нанимателем, и трудно сказать, кто был тому виной. Может, Кэл, не слишком-то хорошо представляющий себе роль йоки. Может, Грей, нашедший в йоки и его электронном спутнике союзников. Но сейчас Грей чувствовал легкое неудобство из-за того, что Кэл рискует своей жизнью ради каких-то документов и ради него.

Кэл подошел к корзинам, оглянулся, еле заметно кивнул Грею и резко пнул нижнюю корзину.

Произошло то, чего и следовало ожидать. Высокая пирамида накренилась, на одно мгновение зависла в воздухе и наконец рухнула в самую гущу народа. Воздух наполнился воплями пострадавших, смешанными с проклятиями хозяина корзин. Вся прелесть ситуации заключалась в том, что начавшееся столпотворение надежно отрезало Грея и Кэла от преследователей. Правда, ненадолго.

Кэл схватил Грея за плечо и втащил в полотняную палатку.

— Ты узнал их?

— Нет.

Не обращая внимания на удивленные взгляды хозяина палатки и его посетителей, Кэл быстро стащил с себя куртку и заставил Грея сделать то же самое.

— Посиди здесь минут пять, потом иди на корабль, — сказал Кэл, когда они поменялись одеждой. — И подожди меня, я их отведу подальше, чтобы не успели проследить за нами. Пусть Родж готовится к отлету. Все, я пошел.

Парень выскользнул из палатки, быстро проведя ладонью по глазам, и Грей вспомнил, что точно таким же жестом он прощался с Дарком. Интересно, что это обозначает? Отсидев положенные пять минут (за это время любопытный торговец прожег на нем дырку взглядом, но так и не решился ни о чем спросить), Грей спокойно направился в космопорт. Свалку уже разобрали, толпа, пошумев, тоже разошлась. Никого из преследователей видно не было, значит, Кэл успешно отвлек их. На всякий случай юноша заложил круг, но хвоста за собой не заметил. Миновав охрану космопорта, он быстро нашел корабль и поднялся на борт. Кэла еще не было.

— Ты один? — поинтересовался Родж. — А где же?..

— За нами увязались двое, — нарочито легкомысленно пояснил Грей, пытаясь сделать вид, что ему это не приносит никакого беспокойства — так, ерунда. — Кэл их уведет подальше, а потом быстро вернется. Он просил передать, чтобы ты готовился к отлету.

Больше Родж ни о чем не спрашивал, и Грей понял, что компьютер сильно беспокоится за йоки. Хотя что тут страшного? На Тарусе было не в пример хуже.

Спустя некоторое время Грей и сам занервничал. Каким бы профессионалом ни был йоки, но у тех было оружие, к тому же Кэл не совсем здоров. Грей извлек из сумки бластер и стал думать, как бы половчее спрятать его под одеждой. За этим занятием и застал его сосредоточенный, более чем обычно, металлический голос Роджа:

— Быстрее!

Юноша выглянул в иллюминатор и увидел несущегося со всех ног Кэла. Он отчаянно махал над головой скрещенными руками. Роджеру, очевидно, был хорошо знаком этот сигнал, потому что сразу же раздался мощный шум двигателей (действительно, левый слегка постукивал), и корабль оторвался от земли. Кэл головой вперед запрыгнул в закрывающуюся дверь и, сделав кувырок на металлическом полу (при этом основательно громыхнув костями, ботинками и еще черт знает чем), перевел дыхание.

— Ну они меня и погоняли! — выпалил он. — До центра, потом вокруг твоего посольства квартала три, еле ушел. Пушку убери, больше не понадобится. Родж, посмотришь, не дай бог эти гады за нами увяжутся. Ты нормально добрался?

— Да, никого не было.

Кэл поднялся с пола и пригласил Грея пройти в рубку. Юноша занял штурманское место, которое уже считал своим, так как настоящим штурманом на корабле и не пахло. Он уже чувствовал себя здесь как дома, то бишь как в веллианском военном корпусе, тем более что атмосфера на корабле к этому располагала — тот же незаметный хаос, когда убираться некогда, да и незачем. Наушники невероятно древней модели, валяющиеся под панелью управления; толстое железное кольцо диаметром с мужское запястье, разорванное рядом с местом спайки, неизвестно для чего нужное, а может, и не нужное совсем; слой пыли на настенных рычагах экстренного торможения и запасной системы подачи энергии, которыми уже сто лет не пользовались; начерченные от руки карты, лежащие на неработающем экране, и другие вещи, которые надо бы выбросить, да вспоминаешь об этом только тогда, когда имеется другое неотложное дело, и так они и остаются лежать на своих местах.

Кэл деловито проверил курс корабля и откинулся в кресле, закрыв глаза и прислушиваясь к шуму мотора. Постепенно на лице его появилось смутное выражение тревоги. Заметив, что Грей искоса наблюдает за ним, йоки тут же принял невозмутимый вид.

— Ты хоть примерно предполагаешь, кто нами так заинтересовался? — спросил он у Грея.

— Если бы… — уныло отозвался тот. — Может, действительно Сенат? Как ты думаешь, Роджер?

— А?

— Ясно. Ладно, черт с ними. В космосе не нападут, а за неделю что-нибудь придумаем. Ты что, замерз?

Кэл с силой растирал кисти рук, будто согревая их. Услышав вопрос Грея, он поспешно разжал руки и сунул их в карманы.

— Тут действительно немного прохладно, — поспешно встрял Роджер, — я не успел прогреть перед стартом.

Кэл как будто не услышал его замечания. Он потянулся к панели управления. Грей абсолютно не разбирался в сложной технике управления кораблем и поэтому даже представить не мог, чем конкретно занят йоки. Единственной машиной, которой он мог управлять, была обычная наземная, ну и флайер, конечно, как же без него.

— А знаешь, — задумчиво сказал Кэл, обращаясь к Грею, — те парни были не с Веллии. У них глаза типично япханские. Вот и думай, чем ты местным не угодил.

— Или кто имеет такие классные связи, что может задействовать людей с любой планеты, зная при этом твой маршрут. Это может быть член Совета, но скорее всего ты влез в дела Сената, — подхватил Роджер.

Грей вздохнул.

— Боже, ну и влип же я.

— Мы влипли, не забывай об этом.

— Вам-то что…

— А чей корабль светился во время твоих похождений?

— Извини. Я вас подставил.

— Ничего, дело привычное. Поменяем обшивку.

— Разве от этого внешний вид корабля сильно меняется?

— А ты как думал? Смотри сюда. — На экране появилось изображение корабля. — Это сейчас. Предположим, я изменю обшивку вот так…

Грей увлеченно критиковал чудеса «пластической хирургии», как называл это Родж, и вскоре невинное в общем-то обсуждение превратилось в горячий спор на повышенных тонах с переходом наличности. Грей довел до сведения Роджера, что со стороны все его модели будут смотреться на редкость дико, и охрана любого космопорта, увидев раз такое корыто, запомнит его на всю жизнь. Вредный компьютер в долгу не остался и обвинил юношу в полном отсутствии эстетических чувств, да еще намекнул при этом, что Грей не имеет ни малейшего понятия о предмете спора, а сам он является профессионалом в этой области, и вообще, яйца курицу не учат. Насчет «не имеет представления» он был прав, но Грей ни в коем случае не собирался в этом признаваться и напомнил оппоненту, кто из них является венцом творения природы. Тот нагло ответил, что совершенство не имеет границ, назвав при этом Грея зеленым юнцом. Юноша уже хотел высказать Роджеру все, что он о нем думает, но вовремя сдержался.

— Что, патроны кончились? — ехидно спросил компьютер.

— Тебя хрен переспоришь.

— Естественно, у меня же такая практика!

— В смысле… а, понятно.

Грей обернулся к йоки. Тот сидел, закрыв глаза и сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Из закушенной губы сочилась кровь. Юноша моментально вскочил.

— Что с тобой?

Кэл на миг открыл глаза, и Грей отшатнулся от дикой ненависти во взгляде, которым полоснул его йоки. «Померещилось», — подумал он, когда Кэл вновь посмотрел на него спокойным, слегка мутным взглядом.

— Все нормально, — ответил йоки. — Извини, мне надо отдохнуть. Родж, я поставил на автопилот, хорошо?

— Да-да, конечно, иди. Я тут…

Договорить ему не дал тихий, но пронзительный писк. Кэл круто обернулся,

— Что?!

— Грузовой отсек… ничего страшного, просто неполадка. Я сам проверю, слышишь? Стой!

Но Кэл уже выхватил бластер и вылетел из рубки.

— Останови его! — с отчаянием крикнул Родж. — Быстрее!

— Но что случилось?

— Потом объясню. Да не стой ты!

Кэл несся по коридору, на бегу взводя бластер. Родж лгал, он знал это совершенно точно. Кто-то находится в грузовом отсеке. Он затормозил, попытался взять себя в руки, пока не поздно. Но все его мысли уже были заняты только предвкушением убийства. Торопясь, он набрал нужный код, сгоряча промахнулся по кнопке, набрал еще раз. Дверь медленно поползла в сторону. Он отскочил за стену, подождал несколько секунд — для него они были часами. Осторожно выглянул. Ему до смерти хотелось ворваться в темный отсек, найти ЭТО, броситься, разорвать на части. Усилием воли он отогнал это желание. Достал фонарик, вытянул руку, чтобы промахнулись, стреляя на свет. Но выстрела не последовало. Обострившийся слух уловил прерывистое дыхание. Он осторожно посветил туда, откуда оно слышалось…

Маленькая фигурка забилась за ящики, пытаясь спрятаться от света. Огромные фиолетовые глаза в ужасе уставились на него. Он даже не успел удивиться. Только понял, что убивать сейчас нельзя. И заставил себя отбросить бластер подальше.

Стук упавшего оружия отразился эхом от стен полупустого помещения. Кэл рывком схватил незваного пассажира за локоть и вытащил на свет.

Грей, вбежавший за мгновение до этого, с изумлением смотрел на закрывшую лицо рукой от света девушку. Ее серое платье было местами порвано, волосы потемнели от грязи, и Грей автоматически отметил, что на Кари недавно прошел дождь. Она стояла босиком и, даже приподнявшись на цыпочках, едва доставала Кэлу до глаз.

— Кто это?

Кэл резко встряхнул гостью. Она отняла руку от глаз и отшатнулась, увидев его лицо.

— Кто тебя послал? — почти выкрикнул йоки, встряхнув ее еще раз. — Ну? На кого ты работаешь?

Девушка отвернулась от него и увидела Грея. У нее был такой умоляющий взгляд, что молодой человек не выдержал.

— Прекрати, Кэл! Ты же делаешь ей больно.

Йоки повернул голову и Грей почти физически почувствовал исходящую от него волну ненависти. Повинуясь импульсу, он шагнул к нему и схватил за плечо. Кэл мгновенно отпустил девушку, и та метнулась к Грею, почувствовав в нем защитника. Рука Кэла дернулась… к горлу Грея? Но йоки сразу же отпрянул и, как-то ненормально мотнув головой, быстро вышел из отсека. Девушка подняла голову и неловко попыталась улыбнуться дрожащими губами. Грей осторожно обнял ее и повел в рубку.

Родж нисколько не удивился их появлению.

— Все обошлось? — только и спросил он.

— Да. — Грей усадил девушку в кресло и устроился напротив. — Как тебя зовут?

— Ариана.

Похоже, она была блондинкой, но не золотистой, как Лина, а пепельной. Хотя мало что можно было разобрать под толстым слоем грязи, покрывшей ее с ног до головы. Но даже сквозь грязь была видна ее чистая, классическая красота. Платье ее оказалось не серым, а светло-голубым, но в любом случае его вряд ли можно было починить. Девушка нервничала и дергала из него нитки.

— Подожди портить-то, другой одежды нет, — заметил Грей, лихорадочно соображая, что же теперь делать. Одна надежда, что йоки в ближайшее время не появится. Он словно с ума сошел…

Ариана оставила в покое платье и переключилась на собственные пальцы, крутя и выворачивая их так, что Грей начал вспоминать процедуру лечения вывихов.

— Послушай, Ариана, а что ты там делала?

Она тут же сложила руки на коленях.

— Ничего. Я просто хотела долететь до следующей планеты. Я не думала, что вы меня обнаружите.

— Скажи спасибо, что обнаружили, — проворчал Грей. — Нам еще неделю лететь.

Девушка закусила губу.

— Я не знала.

— На самом деле мы бы совершили вынужденную посадку завтра, — влез Роджер. — Двигатель-то барахлит.

— Так ты знал?

— Ну а кто же ее впустил? Я просто забыл о сигнализации, она сто лет не работала А тут в самый неподходящий момент — нате вам.

— Молодец! Умнее ничего не мог придумать?

— Давай прекратим ругаться, а? Лучше подумаем, что с ней делать.

— Во-во, пока Кэл не вернулся. Чего он вдруг взбесился?

— Ничего. Ариана, ты есть хочешь?

— Ага.

— Займись, Грей.

Пока Ариана ела, Грей успел вытянуть из нее почти всю историю, предшествующую ее появлению Она жила в бедной семье и отец решил выдать ее замуж за богатого, но нелюбимого человека. Ариана же любила другого, и поскольку возлюбленный был в отъезде, а день ненавистной свадьбы вот-вот должен был наступить, она собрала вещи и убежала из дома. Но в тот же день у нее украли сумку, где были деньги и документы, и бедняжка, не желая возвращаться, решила тайком пробраться на какой-нибудь корабль. Тут-то ее и засек Роджер, предложивший после небольшого разговора свои услуги.

— Где сейчас твой жених?

— Дома, — девушка передернулась, — где же ему еще быть.

— Нет, я имею в виду, которого ты любишь.

— Мэл? Не знаю. Он не сказал, куда отправился.

— А когда вернется?

— Через семь месяцев.

— И где же ты собиралась его ждать? Ариана пожала плечами.

— Не знаю. Я бы потом вернулась. А пока устроилась бы работать — официанткой или горничной

О том, какая работа досталась бы такой красивой девушке, Грей говорить не стал. И так должна понимать. А если не понимает, то, значит, она просто дура. Или супернаивность. Скорее, все-таки дура.

— У тебя есть родственники на других планетах?

Отрицательное движение головы.

— Друзья, знакомые?

Тот же жест. О чем она думала, когда сбежала?

— И что мы теперь будем делать?

— Возьми меня с собой.

Этого он не ожидал.

— С собой?

— Ну да. Я отработаю, клянусь.

Что она имела в виду, говоря «отработаю»?

— Как ты отработаешь?

— Не знаю. — Она опять опустила голову. Может, это смущение было притворным? А фигура у нее очень даже ничего. «О чем ты думаешь, у нее же есть возлюбленный. Но семь месяцев — долгий срок».

— Грей, мы же не выкинем ее за борт, — опять встрял Роджер. Нигде от него покоя нет, не мог не влезать?

Ариана завертела головой, ища говорящего. Грей вспомнил собственное изумление в аналогичной ситуации.

— Кто это? — шепотом спросила девушка.

— Бортовой компьютер.

Ее и без того огромные глаза теперь занимали поллица.

— Настоящий? А где он?

— В рубке.

— Можно мне посмотреть? Я никогда не видела компьютеров.

Ни хрена себе! В космос лететь собралась, как в соседний город, а компьютера ни разу не видела. Чудо природы. А, ну да, она же карианка, откуда там компьютеры…

Ариана долго разглядывала Роджера и панель управления. При этом она восприняла как должное тот факт, что он разговаривал — она же знала, что компьютер — это «умная машина», так почему бы ему не говорить? Грею с трудом удалось объяснить ей уникальность Роджера и взять обещание никому о нем не рассказывать. Родж при этом непринужденно беседовал с ней и в достаточной мере разрядил обстановку.

— Фантастика, — восхищенно сказала девушка, вдоволь насмотревшись на мудреные приборы. — Как жаль, что у меня дома не было ничего такого.

— Тебе нравится техника?

— Очень.

— Решено, ты остаешься, — заключил Родж. — Хоть кто-то приведет в порядок эту груду железа. Никакой надежды на… э, я тебя всему научу.

— Слушай… — нерешительно начала Ариана, повернувшись к юноше.

— Меня зовут Грей.

— Слушай, Грей, а кто это был? Ну, там…

— А это хозяин корабля, Кэл.

Девушка побледнела.

— С какой он планеты?

— Понятия не имею. А что?

— Я же здесь незаконно, понимаешь?

Тут до Грея дошло. На некоторых планетах незаконное проникновение в дом или личный корабль каралось очень сурово. Кэл мог с чистой совестью сдать девушку властям любой планеты.

— Об этом не беспокойся, — сказал Роджер. — Корабль зарегистрирован на Шанире, а по тамошним законам это не считается серьезным преступлением. И… Грей, я могу надеяться, что ни одно слово не выйдет за пределы этой рубки?

— Конечно.

— Так вот, для того чтобы доказать факт проникновения на корабль, Кэл должен будет пойти в полицию. А там его ждут с распростертыми объятиями, понятно, о чем я? Тем более сейчас он твой йоки и в принятии любого решения ты имеешь право голоса — незначительное, но все же. Я буду на твоей стороне. И вообще, Кэл вовсе не такой мерзавец, каким может показаться.

— Ну надо же, с каких это пор ты стал меня защищать?

Грей и Ариана разом обернулись на голос Кэла; он — с надеждой, она — с испугом. Йоки стоял, привалившись к стене, вид у него был какой-то взъерошенный. Он прошел через рубку и буквально упал в свое кресло.

— Что застыли? — мрачно спросил он у молодых людей. — Рассказывайте: кто, откуда и каким образом.

— Это я виноват, — поспешно встрял Роджер. — Я предложил ей…

— С тобой мы разберемся потом, — оборвал его Кэл. — Я тебя слушаю, — кивнул он Ариане.

Девушка повторила свой рассказ, то и дело оглядываясь на Грея в поисках поддержки. К концу монолога она уже держалась гораздо увереннее.

— Не хило, — подытожил Кэл. — Надо же тебе было выбрать именно этот корабль.

— Я сам предложил ей, — взял на себя вину Роджер. — Да ладно, Кэл, довезем девочку до какой-нибудь планеты, не сдохнем… простите, талисса, не умрем.

Грей мог поклясться, что на лице йоки появилась ехидная усмешка, но это длилось лишь мгновение.

— Ладно, — пожал он плечами, — пусть остается, мне-то что. Она не шпионка?

— Нет, что ты! — в один голос воскликнули Родж и Грей. Последний при этом ощутил себя нашкодившим мальчишкой. На редкость идиотское чувство.

— Ну и хорошо. Грей, ты не отведешь ее в свободную каюту рядом с твоей? Там под койкой коробка со старой формой, посмотри, может, подойдет.

Когда Грей с Арианой ушли, Кэл откинулся в кресле и исподлобья уставился на Роджера.

— Когда-нибудь я разломаю процессор, отвечающий за твою невероятную доброту.

— Все обещаешь, обещаешь… — безмятежно отозвался компьютер.

— И за твой идиотизм! — рявкнул Кэл. — Ты что, не понимаешь, что я мог ее убить?

— Я не подумал.

— А ты вообще думаешь?

Роджер промолчал.

— Извини, — тихо сказал Кэл. — Настроение — ни к черту.

— Очень плохо было?

— Да нет, терпимо.

— Ты лжешь.

— А какая разница?

— Я уже жалею, что уговорил тебя остаться.

— Не переживай. В некотором смысле ты спас мне жизнь.

На мгновение на экране появилось изображение дурацкой ухмылки. Потом она расплылась и исчезла.

Ариана высунула голову из душевой кабины.

— Грей, тут вместо воды какая-то гадость течет!

Молодой человек с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться и не обидеть девушку. Она же не виновата, что жила практически в каменном веке и ничего не знает о вещах, обыденных в его мире.

— Все в порядке, — поспешил успокоить он ее. Наверное, часть эмоций скрыть так и не удалось, потому что на лице девушки появилось очень подозрительное выражение. Точнее, подозревающее. — Это специальный раствор, он смывает грязь гораздо лучше, чем простая вода. И сам лучше очищается.

— Все равно гадость.

— Привыкнешь, — отозвался Грей, чтобы хоть как-то поддержать разговор. Когда он был помоложе, в романтическом сопливом возрасте — так он называл его сейчас, — он не раз мечтал о похожей ситуации’ опасные приключения, погони, перестрелки, спасение прекрасной девушки. Мечты имеют обыкновение сбываться, когда этого не ждешь. Но оказалось, что погоня — всего лишь очень быстрый и не очень героический бег, особенно когда гонятся за тобой, а в перестрелках можно очень даже просто отбросить копыта. Остается спасенная девушка… у которой есть возлюбленный.

Под койкой Грей нащупал коробку и вытянул ее на свет божий, отмахиваясь от облака пыли. Судя по размерам и густоте этого облака, коробка пролежала там лет пять, не меньше. Открыв ее, Грей увидел аккуратно сложенную форменную пилотскую куртку с пометкой «флот Веллии». Подобная форма сошла с производства еще до поступления Грея в военную академию. Под курткой лежали такие же штаны и сапоги. Сапоги Ариане будут велики, ну да ничего, походит и так. Форма вообще в самый раз, явно ушита, словно для подростка. Для полного комплекта не хватало головного убора, то есть кепки. Грей перетряхнул коробку еще раз, но больше в ней ничего не было. Если подумать, где может быть эта проклятущая кепка? Не может же Ариана носить распущенные волосы — этакий ходячий заряд статического электричества. Если форма находится в этой каюте, то она принадлежала тому, кто тут жил. Если бы это был он сам, то куда он мог бы деть кепку? Грей сунул руку подальше под койку и сразу же нащупал нечто мягкое. При ближайшем рассмотрении это оказалась искомая кепка, облепленная пылью до такой степени, что не сразу-то и узнаешь. Пришлось закинуть ее на пару минут в чистящее устройство.

— Грей!

«Надо будет попросить Роджера устроить ей экскурсию по кораблю и вес сразу объяснить».

— Что такое?

— А чем можно вытереться? — Похоже, девушка сильно смущалась, задавая этот вопрос. Грей на секунду представил ее обнаженной, покрытой капельками влаги… Встряхнул головой, отгоняя соблазнительное видение, и напомнил себе, что у него есть невеста.

— Там справа маленькая кнопочка, на ней еще волнистая линия нарисована. Видишь?

— Да.

— Нажимай.

— Ой!

— Если хочешь уменьшить напор воздуха, подкрути ручку под кнопкой.

— Нет, все нормально. Просто немного неожиданно.

«У нее ноги из сапог вываливаться не будут?»

— Ариана, у тебя какой размер ноги?

— А что это такое?

«Приплыли…»

— Ладно, держи одежду.

Из кабинки высунулась маленькая изящная ручка с длинными пальчиками, слепо пошарила в воздухе. Грей усмехнулся, вложил ей в ладонь штаны с курткой. Рука немедленно исчезла. Через несколько секунд послышался изумленный возглас:

— Это что — штаны?!

— Да.

— Ты хочешь, чтобы я это надела?

— А что тут такого?

— Неужели на твоей планете женщинам разрешено так одеваться?

— Попробовал бы кто-нибудь запретить. — Грей поежился, представив себе реакцию какой-нибудь женщины-военнослужащей на подобный запрет. Равно как и любой другой женщины. До чего странные порядки на Кари! Кажется, даже до Большого Взрыва подобного почти не встречалось. Или встречалось? Надо будет интереса ради уточнить у Роджера.

— Кажется, я готова, — неуверенно сказала девушка.

— Тогда выходи.

Пластиковая дверка опять отъехала в сторону, и Ариана шагнула на холодный металлический пол. Грей замер, не в силах отвести от нее глаз.

Она была не просто хороша, она была невероятно, просто неприлично красива. Густые светло-пепельные волосы — он мимолетно обрадовался от того, что правильно определил их цвет с самого начала, — волнами спадали на стройные плечи. Лицо у нее было тонкое, с классически правильными чертами. Если бы он встретил ее в другом месте, то принял бы за аристократку. Ноги с маленькими, как у ребенка, ступнями. Изящная, соблазнительная фигурка только подчеркивалась мужским покроем одежды. «А у нее все на месте», — не удержался от мысли Грей, и ему тут же стало стыдно за собственный цинизм. А еще за то, что в этот миг он забыл о Лине. И пусть мысленная, но это была измена.

— Посмотри, я тут сапоги нашел, — торопливо сказал он, нагибаясь за сапогами и моля бога, чтобы не покраснеть. Ариана села на койку и попробовала надеть один сапог. Повертела ножкой в воздухе, притопнула. Надела второй.

— Ну как?

— Здорово! — Она подняла на него свои большущие глаза странного фиолетового цвета и радостно улыбнулась. — Спасибо тебе огромное. Даже не знаю, смогу ли когда-нибудь отблагодарить тебя. Ты так много для меня сделал.

— Пустяки, — ответил он, а сам подумал: «Чудная девчонка!» — Это теперь твоя каюта. Посмотри в шкафчике, может, еще чего-нибудь найдешь. Я пока пойду, если хочешь, приходи в рубку. Договорились?

Она кивнула.

В рубке Грей застал полный мир и покой — Роджер объяснял Капу национальные особенности жителей Кари вообще и Арианы в частности. Юноша сел и тоже стал слушать.

— …Даже если мы пристроим ее на какую-нибудь планету, мы окажем ей медвежью услугу. Она все равно вернется домой, потому что ее религия приказывает повиноваться воле богов.

— Но она же сбежала!

— Это был порыв. Как только она успокоится и задумается, что делать дальше, то поймет, что возвращение неизбежно. А если она — не дай бог! — встретит кого-нибудь из жрецов Дарона или Дариты, то возвращение будет для нее чревато неприятностями.

— Прежде всего — кто такие Дарон и эта… кого ты еще назвал?

— Япханские боги. У них два бога — Дарон и его сестра Дарита, но Дарон главнее.

— Далее. Что такого страшного в этих жрецах?

— Сразу видно, что ты их никогда не встречал. Кошмарные типы. Как начнут наставлять на путь истинный — мозги вскипают.

— А ты, случайно, не у них учился?

— Что характерно, — парировал Роджер. — им это удается. Я слышал, что раньше они заговаривали людям зубы до такой степени, что те добровольно приносили себя в жертву вышеупомянутому Дарону. Так что любой из них способен уговорить нашу беглянку вернуться, раскаяться и выйти замуж хоть за самого черта. Ну и дома ее, понятно, по головке не погладят.

— И что же ты предлагаешь? — язвительно поинтересовался Кэл. — Бросить все и помчаться искать ее жениха? Да и он хорош — смылся черт-те куда почти на год.

— У них это в порядке вещей. Видишь ли, в этом плане на Кари — да и во всей системе Япха — традиции прямо противоположны нашим. Невеста должна беспокоиться о свадьбе, а жених имеет полное право разорвать помолвку по любой смехотворной причине

— Все с ног на голову. Ладно, черт с ней, за неделю придумаем, куда девать. В крайнем случае, — он усмехнулся, — выдадим замуж прямо на Лаконе.

— Не смешно. К тому же с ней этот номер не пройдет. Опять сбежит — и всего делов. Ариана вообще молодец — заметил, как она держалась с вами? Другая карианка не решилась бы незнакомым мужчинам и слова сказать. Она необычная девушка, понимаешь?

— Ага. Чем она умудрилась тебя подкупить?

Компьютер тяжело вздохнул, и Грей едва не рассмеялся.

— Да ничем, что ты сразу…

— А все-таки?

— Ну, сказала, что очень любит разную технику. Я так подумал — объясню ей, что к чему, может, хоть связь починит. Тебя ведь не допросишься.

— Грей, ты форму нашел? — спросил Кэл, круто развернувшись вместе с креслом и оставив без внимания явный упрек Роджера. На мониторе за его спиной возникла укоризненная рожица. Грей усмехнулся, рожица подмигнула ему и исчезла. Кэл невозмутимо проигнорировал этот обмен мнениями. Все трое прекрасно понимали, что Родж не собирался просить о помощи Ариану, а просто-напросто взывал к совести Кэла. Как оказалось, напрасно.

— Ну?

— Нашел, сапоги, правда, великоваты, а так вполне подходяще. Откуда у вас такой антиквариат, если не секрет?

— С армейского склада Веллии, — отозвался Родж. — Первый хозяин корабля прихватил, когда улетал. Времени не было искать что-нибудь более подходящее, понимаешь, тогда…

— Ты ему еще в подробностях расскажи, — вставил Кэл, недобро глядя на болтливый компьютер. — Кто улетал, когда, откуда, и что потом с ним сделали.

— Прости, умолкаю Так как там наша гостья?

— Устраивается.

— Рискую повториться, но тем не менее — что нам с ней делать? Кто как считает?

— Довезти до Лакона, и пусть катится на все четыре стороны, — буркнул Кэл.

— Я, кажется, объяснял, что произойдет в этом случае.

— Довезти до Лакона и попросить кого-нибудь позаботиться о ней, — предложил Грей. — Я в прошлом году жил там в одной религиозной общине, — он вспыхнул, перехватив насмешливый взгляд Кэла, — не в том смысле, просто искал одного человека.

— Да-да, конечно…

— Так вот, у них очень интересные… да прекрати ты ржать, в конце концов!

— Ладно. — Кэл примирительно поднял руки.

— …интересные жизненные принципы. Ты вообще был на Лаконе?

— Однажды.

— Но только в городах, да?

— Естественно, чего мне в глушь забредать… Роджер издал слабый фыркающий звук.

— А если продвинуться в эту самую глушь на пару дневных переходов, то можно наткнуться на поселение аггинтов. Отсталый, надо сказать, народец, любая планета япханской системы по сравнению с ними — чудо прогресса, но дело не в этом. Понимаешь, они никогда не творят зла. Просто не представляют, как можно предать, солгать, обокрасть, а тем более убить кого-то. Можешь себе вообразить подобное?

Кэл неопределенно передернул плечами — то ли не верил, то ли не хотел отвечать. А Грей продолжал развивать свою идею:

— Они запросто согласятся помочь бедной девушке. Самое главное, что на Кари она не вернется — до города идти по лесу не один день, а места там крайне опасные. А через семь месяцев я за ней прилечу и доставлю к жениху. Ну как план?

— Впечатляет, — признался Кэл. — Если тебя, конечно, не ухлопают за эти семь месяцев. А ты точно знаешь, где находится эта община?

— На склероз пока не жаловался

— Ты должен рассказать мне все, что знаешь про этих аггинтов, — вмешался Роджер. — Я раньше ничего о них не слышал.

— Да о них мало кто знает. Небольшая религиозная секта, живут в заповеднике Ай-Шанга. Проповедуют добро и мир во всем мире, поклоняются богу — не помню, как зовут, — и твердо верят, что все, кроме них, заблуждаются. Знакомая в общем-то картина. Но живут неплохо, мирно, занимаются в основном охотой и земледелием, с чужими предпочитают не контактировать, хотя иногда наведываются в близлежащие города торговли ради. Думаю. Ариане у них будет неплохо.

— Мне твой план нравится. Она согласна?

Грей смутился.

— Да я ее еще не спрашивал, сначала с вами хотел посоветоваться.

— А чего с нами советоваться? — нарочито изумился Родж. — Мы люди маленькие, куда прикажут — туда и летим. Все равно же на Лакон собирались. Это у тебя могут быть проблемы, если дней на пять задержишься — я правильно посчитал? Ничего?

— Отмажусь. Скажу, что на корабле навигатор сломался, сбились с курса, заметили поздно, улетели черт знает куда, короче, что-нибудь придумаю.

— Оп-па, — тихонько протянул Роджер. Грей вздрогнул и поднял на него глаза, Кэл сделал то же самое. — Не туда смотрите, ребята.

В дверях стояла Ариана, переминаясь с ноги на ногу и чувствуя себя, похоже, очень неуютно под пристальными взглядами всего «экипажа». Грей, забыв о приличиях, откровенно любовался миленьким личиком и чудесной фигуркой девушки, несмотря на то что видел ее всего пару минут назад. Кэл же смотрел на Ариану без всякого выражения на лице. Ну, может, с легким недоумением. Грей опомнился и встал, жестом приглашая девушку подойти.

— Талисса, вы восхитительны, — галантно произнес Роджер. — Даже в этой ужасной одежде. Жаль, что я не могу поцеловать вам руку. Вам понравились новые апартаменты класса «люкс»?

— Очень, — тихо, почти шепотом ответила девушка, слегка улыбаясь. — И одежда тоже. Спасибо. Я знаю, что доставила вам много беспокойства…

— Не бери в голову. У тебя еще не появилось никаких планов на будущее?

— Нет.

— Тогда как ты смотришь на то. чтобы пожить несколько месяцев на Лаконе?

— Но я там никого не знаю…

— Не беспокойся. — Грей взял ее за руку, стараясь, чтобы это выглядело как можно естественней. Все же она вздрогнула и слегка дернулась. — Я знаю одних людей, они тебя примут. Согласна? А потом я тебя отвезу обратно к твоему жениху.

Ариана покосилась на Кэла, все еще разглядывающего ее как незнакомое животное. Он усмехнулся и перевел взгляд на Роджера.

— Я… спасибо, Грей, я тебе очень признательна, но не стоит за меня волноваться, я как-нибудь сама.

— Соглашайся, пока предлагают, — сказал Роджер. — Для нас это не беспокойство, все равно туда летим. Ну?

— Хорошо. Я не знаю… я могу быть вам чем-то полезна?

— Ну, ты нарвалась, — усмехнулся Роджер. — Грей, тебе помощница не нужна? Что ты там все время рисуешь…

В другое время Грей не оставил бы без внимания столь неуважительный отзыв о его работе, но в данный момент лучше было промолчать.

— Самому жаль, но это работа для одного.

— Твое дело. Ну что, Кэл, спасешь девушку?

Йоки едва заметно улыбнулся.

— От обработки твоих архивов?

— Точно.

— Конечно, спасу. Я же не садист.

— Талисса, к моему невыразимому огорчению, я лишаюсь вашего общества. Вы не против ремонтных работ?

— Нет. — Девушка пожала плечами. — Только я никогда этим не занималась.

— Ничего сложного. Я тебе вес объясню.

— Когда начнем?

— Да сейчас и начнем, — сказал Кэл, — только настрою антирадар, пока не забыл. У нас левый двигатель погорел, запчасти есть, до Лакона управимся. Ты, как я понимаю, такими вещами не занималась?

— Нет, конечно.

— Научишься. Так, все, пошли. Родж, на сколько можно двигатель отключить?

— На пару часов без проблем. Дальше сложнее.

— Дальше и не надо.

Кэл рывком поднялся из кресла и вышел из рубки. Ариане ничего не оставалось, как последовать за ним, на прощание еще раз улыбнувшись Грею. Юноша улыбнулся в ответ и поводил ее взглядом. В коридоре Кэл подцепил крышку люка в полу и, откинув ее, спрыгнул вниз. Ариана подошла к люку, неуверенно посмотрела вниз.

— Лестницу можешь не искать, ее здесь нет, — сказал Кэл, поднимая сложенные ладони. — Становись. Да смелее, не уроню.

Ариана села на край люка, повисла на руках, а затем мягко соскользнула вниз. Кэл поймал ее и поставил на ноги. Девушка огляделась по сторонам. Небольшой по величине отсек был слабо, освещен, зато сильно потрепан, если только так можно сказать о помещении. Мерный шум двигателей звучал гораздо громче, чем наверху, но при этом не действовал на нервы. Кэл открыл щиток в стене, дернул рубильник, и шум значительно стих. Другой рубильник включил лампы на потолке. Девушка зажмурилась от яркого света. Кэл взял стоящий в углу ящик с инструментами и поставил рядом со смолкнувшим двигателем. Огромный агрегат стоял на возвышении, между ним и полом оставалась небольшая щель.

— Будешь подавать инструменты, — сказал он Ариане. — Берешь тот, который я называю, и кидаешь как можно дальше. Заодно ловишь те, которые мне больше не понадобятся.

Закончив сей краткий инструктаж, он опустился на пол и одним рывком заполз под двигатель, так что Ариана видела только подошвы его ботинок.

— Отвертку с красной ручкой!

Спустя некоторое время девушка не выдержала и все-таки задала терзающий ее вопрос:

— Слушай…те, а почему вы спасли меня?

— Во-первых, я не настолько старше тебя, чтобы обращаться на «вы», — донесся до нее приглушенный голос Кэла. — Во-вторых, почему — «спасли»?

— Ну, вы… ты сказал, от архивов.

— А, архивы, — усмехнулся Кэл. — Лови плоскогубцы!

Ариана ловко перехватила вылетевший инструмент.

— Так почему?

— Пожалел тебя. Знаешь, что такое архивы Роджера? Ты бы сидела и разгребала завалы файлов десятилетней давности, а он бы тобой руководил. Адская работенка, точно говорю.

— Тогда спасибо, — поблагодарила Ариана, хотя и не знала, что такое «файлы». — Мне очень жаль, что я причинила вам столько неудобств, я действительно не хотела.

— Почему ты все время извиняешься?

Ариана удивленно воззрилась на него. Точнее, на его ботинки.

— Потому что я причиняю вам неудобство.

— За это ты уже извинилась.

— Тогда не знаю почему. Принято так.

— Отвертку подай.

— А вы с Греем совсем не похожи.

— А почему мы должны быть похожи?

— Разве вы не родственники?

— С чего ты взяла? — искренне изумился Кэл.

— Он сам сказал, что ты — его йоки. Я думала, это что-то вроде брата.

— Он хотел сказать, что я — его пилот-охранник. Давай плоскогубцы. Теперь подойди к стене справа, где лампа.

Ариана поднялась, чувствуя, как затекла нога. Ее преследовало странное ощущение — будто машинный отсек находится не на корабле, летящем в бескрайнем пустом космосе, а в ее доме. Как будто это просто комната, и сейчас откроется дверь, войдет мать и скажет: «Идем. Отец ждет тебя». Она оглянулась, желая еще раз убедиться в том, что это только запоздалый страх. Двери не было, был только люк в потолке.

— Включи рубильник.

Ариана послушно передвинула рукоятку. Ничего не произошло.

— Вот черт! — озадаченно произнес Кэл. — Похоже, я не там ковырялся. Придется начинать все сначала.

Но сначала начинать не пришлось, потому что в этот момент ожил динамик на потолке (Ариана по незнанию приняла его сначала за лампу и наивно поинтересовалась, почему она не горит) и вкрадчивым голосом Роджера осведомился, не собираются ли они заночевать прямо в машинном отсеке и не забыл ли Кэл, на сколько времени он обещался отключить двигатель. Шесть часов пролетели, как одна минута. Такое иногда бывает в замкнутых помещениях. Кэл сказал несколько слов на языке, которого Ариана не знала, но суть поняла и без перевода, потому что Роджер моментально заткнулся. Кэл легко поднял Ариану к люку — почти выкинул наружу. Через минуту он вылез сам и поспешил к управлению — исправлять курс и переругиваться с компьютером, который, конечно же, не мог упустить такой замечательный повод напомнить компаньону о безответственности и разгильдяйстве.

В этот же день (дни на корабле отсчитывались по стандартным веллианским суткам) Грей с помощью Роджера устроил Ариане небольшую обзорную экскурсию по кораблю. Девушка оказалась понятливой и мигом запомнила все, что ей рассказывали. Кэл отнесся к этому на редкость равнодушно, но Грей уловил брошенные им Роджу слова: «Это будут твои проблемы». Компьютер ничуть не обиделся. А Грей задался вопросом: почему Кэл так наплевательски относится к партнеру? И почему Роджер это терпит?

Вскоре Ариана начала зевать уже слишком откровенно и, смущаясь, попросила закончить знакомство с кораблем. На сегодня, естественно. Прерывать такое интересное дело насовсем она не собиралась ни при каких обстоятельствах. Грей тоже решил пойти спать. Кэл же остался в рубке.

— Нет! Нет! Отпустите меня! Помогите!!!

Глухой, полузадушенный крик Арианы подбросил Грея на кровати. Он вскочил, несколько мгновений нащупывал в темноте ботинки, затем опомнился и пулей вылетел в коридор. Прикрывая лицо от света, он толкнул дверь каюты Арианы…

Кэл, склонившись над девушкой, тряс ее за плечи, а Ариана отчаянно отбивалась, крича от ужаса. На мгновение Грея парализовало. Он не мог поверить, что йоки решился напасть на Ариану. Юноша подскочил к Кэлу и схватил его за плечо, пытаясь оттолкнуть от девушки, но тут же понял, что не рассчитал силы йоки. Одним движением тот швырнул Грея на пол, и в глазах у того потемнело от удара.

— Ах ты… сволочь, — прохрипел он, вставая. — Как ты посмел?..

Кэл уставился на него своим давящим пристальным взглядом.

— Я ничего ей не сделал, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Она кричала во сне. Я пытался разбудить ее. Скажи ему, Ари.

— Все так и было. — Ариана закрыла лицо рукой, но Грей заметил красные пятна на ее щеках. — Мне приснился кошмар…

Кэл передернул плечами и вышел. Почти выбежал. Грей присел на край койки, не веря ни единому слову йоки, но не зная, верить ли Ариане.

— Это правда? — спросил он, поглаживая руку девушки. В другое время она бы отдернула ее, но не сейчас.

— Да… конечно. Мне снятся иногда кошмары.

«И я не допущу, чтобы они превратились в реальность», — добавила она про себя.

— Грей…

— Да?

— Не уходи, пока я не засну… пожалуйста.

Глава 5

Как могут два человека прожить восемь дней на одном корабле, практически не встречаясь? Неизвестно. Но, оказывается, могут.

Грей уговорил Роджера позволить ему покопаться в огромнейшем архиве разнообразных записей, исторических материалов и еще бог знает чего — да так и просидел за монитором весь полет. Разве что Ариана отвлекала его иногда поиграть в какую-нибудь игру, сделанную Роджером специально для девушки. Грей сначала пытался поддаваться, но потом перестал, потому что слишком часто терпел настоящие поражения. Иногда они просто сидели в каюте — его или ее — и разговаривали обо всем на свете — о родных планетах, о жизни, прошлой и будущей, о мечтах и надеждах. Грей чувствовал себя с Арианой так легко, как никогда при общении с Линой. Наверное, потому, что с ней не надо было притворяться, играть в старую как мир игру мужчины и женщины. Ему просто нравилось смешить ее, спорить, смотреть, как она сидит на койке, скрестив ноги, и, оживленно жестикулируя, излагает ему свою точку зрения на тот или иной вопрос.

Но большую часть времени Ариана все же проводила не с ним, а с Кэлом. Она уже наловчилась разбираться в устройстве некоторых механизмов и при работе не ограничивалась подачей инструментов. Ей нравилась работа в машинном отсеке под негромкий гул двигателей. Втайне Ариана считала Кэла счастливым человеком, потому что он был хозяином корабля. Но она вполне довольствовалась помощью ему и знала, что он ценил эту помощь, хотя ни разу не сказал ей об этом. В основном они работали молча, лишь изредка ей удавалось вызвать его на разговор. И хотя собеседник из йоки получился не ахти какой, но он рассказывал девушке о таких вещах, о которых знали очень немногие люди.

— Представь себе планету-пустыню, — рассказывал он как-то во время небольшого перекура. Ариана задумчиво слушала его, лежа на железном полу. — Обитаема только небольшая часть, с самый большой остров на твоем Кари. Там веллианский завод, где разрабатывают и выпускают космические корабли. А все вокруг завалено мусором, потому что на Шанир скидывают технические отходы со всех веллианских колоний, заодно и завод маскируют. Это так и называется — Свалка. Атмосфера искусственная, растений нет. И животных тоже, только крысы на Свалке. Здоровые, по колено ростом. Пластик жрут, на людей иногда нападают. Но редко. Зато если укусят — от заражения запросто подохнуть можно. А по краям Свалки живут люди. В основном вокруг космопорта — обслуживающий персонал, пилоты, работники завода, хотя они в основном прямо на заводе и живут. Но это большинство людей. А так на Шанире преступники прячутся — кто будет там искать. И есть еще мусорщики. Надо тебе, например, деталь достать от корабля, да не простую, а новую разработку, так ты платишь мусорщику, а он тебе приносит со склада. Мусорщики — это просто называют так, не то что у вас. Они смертники. Свалку охраняют зверски, ходить только ночью можно, да и то немногие отваживаются. И не во все зоны. Свалка условно на зоны разбита, по количеству складов. В одни зоны достаточно легко пробраться, в другие почти невозможно. Но все равно идут… и не возвращаются. Почти все мусорщики от полиции скрываются, это же незаконно. Но полиция там так, для вида. Она в их квартал не суется. А если сунется кто — сам виноват, найдут потом на Свалке. Законов там нет.

— Как же там можно жить?

— Можно. Там плохо… зато просто. На других планетах лучше, но сложнее.

— Ты там жил, да?

— Пару лет.

— Скрывался от закона?

— Да нет, просто так получилось. Там не только преступники, есть и просто люди, которые там родились. И живут всю жизнь.

Ариана задумчиво посмотрела на него, гадая, знает ли йоки, какое у него сейчас выражение лица. Она впервые видела на нем то, что можно было хоть и с натягом, но назвать нежностью.

— Тебя там кто-то ждет, да? — И рассмеялась, когда он подозрительно уставился на нес. — Да ладно, по тебе же видно.

Кэл слегка расслабился.

— Да, у меня есть двое дублеров. Дух и… — Он опустил глаза и закусил губу. — И Ченси. Она, наверное, места себе не находит…

— А что такое «дублеры»?

— Это вроде как напарники, только серьезнее. Дублеры — это, можно сказать, одно целое. Думают одинаково, понимают друг друга с полуслова. Мало у кого есть дублеры — мы вообще никому не доверяем настолько А у меня двое.

— Повезло тебе.

— Да. — Он умолк, думая о чем-то своем и, очевидно, очень неприятном.

Ариана сочла за лучшее переменить тему.

— Хотела бы я там побывать.

— Совсем спятила? Женщины там — только шлюхи… за редким исключением. И к тебе соответственно отнесутся.

— Хочешь сказать…

— Именно. Так что забудь об этом. Это у вас на Кари утонченные манеры. — он брезгливо пошевелил пальцами, — а у нас закон один — предай, пока тебя не предали.

И по горечи в его словах Ариана поняла, что Кэл знал, о чем говорил.

Грею не нравилось, что Ариана так много времени проводит рядом с йоки. Он так и не решил, стоит ли доверять Кэлу. Может, Ариана и вправду тогда увидела кошмарный сон… Может, Кэл действительно пытался помочь ей… Но Грей не мог забыть, что йоки едва не убил Ариану в момент ее появления на корабле. И что-то (гордость? упрямство?) не позволяло ему первому нарушить установившийся вежливый бойкот. А Кэлу было все равно, он просто принял заданный Греем стиль общения и ничуть им не тяготился. Роджер и Ариана делали вид, будто ничего не замечают. Однажды Грей решился все-таки поговорить с девушкой — так, на всякий случай, надо же предупредить, что может случиться, если он оказался прав в отношении йоки. Это была их первая ссора.

— Ты просто не хочешь никому доверять! — возмущалась Ариана. — Я тебе говорила — все в порядке. Нет, ты даже мне не веришь. Тебе в голову втемяшилось, что Кэл на меня напал, — и ты упрямо не хочешь никого слушать. Ну чего ты добиваешься? Вам, наверное, лучше было бы просто поубивать друг друга Вот было бы здорово!

— Не мели ерунды! Ты с ним знакома всего несколько дней, а считаешь, что знаешь его. А он, между прочим, никак уж не агнец. Ты его руки видела?

— Ну видела, и что?

— У него же шрамы от наручников! Он преступник!

— Но ты же не знаешь, за что он сидел! И к тому же разве Роджер стал бы иметь дело с бандитом? — выдала девушка убойный аргумент.

Грей подавил в себе раздражение. Она наивна до невозможности! Скажи ей, что в забегаловках Сагона сидят исключительно вежливые и богобоязненные люди, и она с радостью побежит с ними общаться. А чего у них оружие и алкоголем за милю несет? — так это просто недоразумение, ничего страшного. Идеалистка, блин…

— У вас на Кари все девушки такие? — только и спросил он.

— Нет. — Ариана вызывающе вскинула голову. — Другие ведут себя прилично и так, как я, не думают. А ты мне проповеди будешь читать?

— А я еще Лину тихоней называл, — подумал он вслух и тут же осекся. Но было уже поздно.

— А кто это — Лина? — с подозрением спросила девушка.

— Это… ну, это моя… девушка.

Но вместо ожидаемой неприязни (что было вполне ожидаемо, это Грей знал на собственном опыте) на лице девушки появилось обычное удивление.

— Так у тебя есть невеста? — воскликнула она — А что же ты молчал?

— Ну… гм… я вообще-то не думал об этом.

— Ну ты даешь! А она красивая? Хотя нет, не говори, — поправилась девушка, — для тебя она должна быть самой красивой. Вы давно знакомы? И как вы познакомились?

Нет, любопытством она определенно Лине не уступала!

До прибытия на Лакон оставалось всего ничего — полтора дня по веллианскому отсчету. Настроение у всего «экипажа» было хуже некуда. Кэл с Арианой часами пропадали в машинном отсеке — за это время можно было перебрать по винтикам весь корабль. Пользуясь отсутствием йоки, Грей проводил это время в рубке, беседуя с Роджером. Компьютер обожал поболтать, особенно на высокоинтеллектуальные темы. На сей раз разговор зашел об истории человеческой цивилизации. В самый разгар дискуссии Грей услышал, как громыхнул люк в коридоре.

— Подожди, давай уж закончим, — попросил Роджер.

Грей сел на место, внутренне напрягшись. Он чертовски не хотел встречаться с Кэлом, но при этом понимал, что от неприятного разговора не уйти — им надо будет вместе отвести Ариану в поселение аггинтов, а потом возвратиться на корабль. Трехдневный переход по лаконским лесам — предприятие опасное, даже чересчур…

— Привет, Грей! — Ариана подошла к нему, улыбаясь. — О чем у вас речь?

— История человечества, — ответил за юношу Родж. — Присоединишься?

Ариана скорчила смущенную гримасу.

— Что ты! Я кроме истории системы Япха ничего не знаю.

— Ну и какая же у нее история?

— Что значит — «какая»? — удивилась девушка. — Вначале Япх был необитаем, затем Дарон вдохнул в него жизнь, создал людей и… — Она запнулась, обводя взглядом еле сдерживающихся, чтобы не засмеяться, спутников. — Что тут такого?

— Ничего. — Грей наконец стряхнул улыбку с лица. — Извини. Просто я не думал, что у вас такой мрак.

— Что значит мрак? — возмутилась Ариана. — Да, мы не используем технологии, ну и что?

— И про Большой Взрыв, конечно, ни сном ни духом? — вкрадчиво осведомился Родж.

— Впервые слышу.

— Родж. тебе придется провести краткий ликбез, — подал голос Кэл, все это время стоявший у двери. — Выведи человека из мрака невежества.

— Прекрати издеваться! — обернулась к нему Ариана, гневно сверкнув глазами, и добавила несколько слов на языке, которого Грей не знал. Роджер издал протяжное гудение.

— Девочка, ты где таких слов набралась?!

— А что это значит? — поинтересовался Грей.

— Ну не буду же я переводить! — фыркнул Роджер. — Так откуда?

Ариана густо покраснела.

— Ну, слышала…

— Да ты хоть знаешь, что это означает?

— Не знает, — выступил вперед йоки. Он подошел сзади к креслу, в котором сидела Ариана, и положил руки ей на плечи, как бы защищая ее этим жестом от Роджа.

— Так… — протянул компьютер. — Все ясно. Прилично вести себя ты, конечно, не мог.

— Ты бы вообще молчал, а? Моралист нашелся.

— Я, между прочим, такого себе не позволяю.

— Да?

— Да! Хотя уж кто-кто, а я имею полное право обругать тебя так, что покраснеет даже вентилятор.

Грей с Арианой спрятали улыбки. Похоже, Роджера опять заклинило. Кэл же оставайся внешне невозмутимым.

— И за что же, позволь спросить? — провокационно продолжал он.

— Да за все! Например, ты связь мне когда обещал починить? Сто лет назад! Починил? Нет! Ты просто безответственный…

— Тихо-тихо! — прервал йоки разбушевавшегося Роджа. — Насчет связи… Ты, кажется, говорил, что никогда не ругаешься?

Грей не увидел в этом ничего смешного, но Ариану буквально подбросило от хохота. У К зла на лице тоже появилась усмешка. Он подошел к панели управления, щелчком отбросил пластину, прикрывающую само устройство связи, достал из кармана какую-то деталь и воткнул в нее два торчаших проводка.

Лампочки на панели перемигнулись. Кэл задвинул пластину на место и отошел, насмешливо глядя на Роджера. Тот издал полузадушенный хрип.

— Ах ты…

Кэл подошел к хохочущей Ариане и аккуратно прикрыл ладонями ее уши, что еще больше рассмешило всех.

— Ты же не собираешься выражаться непристойно, а, Родж? — издевательски спросил йоки.

— Ты мерзавец! Ты сам это сделал? Нет, не отвечай! А ты, Ариана? Ты тоже об этом знала?

Девушка спрятала лицо в ладонях и расхохоталась пуще прежнего. Грей тоже не смог сдержаться, наконец поняв происходящее. Родж разразился гневной тирадой, смысл которой сводился к следующему — он будет просто счастлив, когда йоки наконец уберется с корабля. При последних словах Кэл вдруг перестал улыбаться и в его глазах появилось недоумение. Роджер осекся.

— Тебе действительно хочется, чтобы я скорее ушел?

— Нет, Кэл, что ты… — Компьютер явно растерялся и теперь сбивчиво оправдывался. — Я хотел сказать — когда вы пойдете провожать Ариану… только и всего. Да, кстати, насчет Арианы…

Девушка подняла голову, вопросительно поглядев на Роджа.

— Что такое со мной?

— Не беспокойся, ты тут почти ни при чем. Ребята, я понимаю, что вы оба гордые и мириться не хотите, но иначе никак нельзя.

Грей и Кэл хмуро уставились друг на друга, затем синхронно отвели взгляд.

— Да что же вы, как дети… Вам три дня по Лакону идти — знаете, что там творится?

— Ну…

— И не просто идти, а еще и ее охранять. Поэтому либо вы сейчас разберетесь между собой, либо все бросаем и меняем курс. Выбирайте, что вам больше нравится.

Воцарилось молчание. Парни все так же стояли, не глядя друг на друга. Ариана тихо поднялась и вышла. Родж тоже не вмешивался, предоставив противникам самим разбираться в их отношениях. Молчание длилось долго.

— Я действительно ничего ей не сделал, — наконец нарушил его первым Кэл. — Просто разбудил.

Грей принял эту ветвь мира.

— Я верю тебе.

— Молодцы, — облегченно сказал Родж. — А теперь пожмите друг другу руки.

На этот раз первым руку протянул Грей. Йоки несильно пожал ее. Ладонь у него была жесткая и холодная.

— Ладно, — неуверенно сказал Грей, не зная, что еще сказать. — Я… пойду, посмотрю, где там Ариана.

Он быстро вышел из рубки, довольный, что нашел себе повод отделаться от йоки. Кэл сел в кресло пилота и переключил корабль на ручное управление — с той же целью чем-то заняться.

— Ты ему скажешь? — тихо спросил Роджер.

— О чем? А… Не знаю Нет, наверное. Посмотрим. Вдруг не понадобится.

— Ты же знаешь, что понадобится.

Кэл поднял голову от приборов, на лице его была нерешительность… и неуловимый страх.

— Родж, пойми — ну какой я йоки? Если он узнает — я просто не смогу работать дальше. А я ведь обещал Дарку, что буду охранять его. И еще… я не хочу, чтобы она узнала. Не хочу ее жалости. Понимаешь?

— Понимаю, — невесело усмехнулся Роджер. — Только и ты пойми — долго так продолжаться не может.

Ариана сидела у стены, обхватив колени руками и уткнувшись в них лицом. Он хочет оставить ее на Лаконе. Она ему не нужна. Ну и пускай. Гордость не позволит ей просить.

Она понимала, что это идиотизм — реветь вот так, сидя на полу, но ничего не могла с собой поделать. Просто не получалось. Столько всего накопилось за последние дни — ужас, отчаяние, робкая надежда и опять отчаяние. Только смирение с судьбой еще не пришло — и это поддерживало Ариану. Смирение — это конец.

От соленой влаги на колене расплылось мокрое пятно. Девушка всхлипнула, тыльной стороной ладони размазав слезы. Как глупо — плакать из-за мужчины, которому ты не нужна. Которому до тебя дела нет. Он никогда не узнает, как сильно она его любит. Как ловит каждое слово, следит украдкой за выражением его лица. Ему это не нужно. На далекой планете у него есть девушка.

Она не хотела любить его. Не хотела. Просто так получилось. Просто рядом с ним она впервые за много дней почувствовала себя в безопасности. Просто ей вдруг стало дорого все, что его окружает.

Она вновь растерла по лицу теплые слезы. Глупо плакать о несбывшейся мечте. О человеке из чужого мира. Он улетит и забудет о ней. А она будет помнить всегда. Помнить первую встречу, оживленные споры, моменты, когда они оставались наедине — как мало их было, чтобы перебирать в памяти всю оставшуюся жизнь! Он рассказывал ей о своем мире, о чужих планетах. Слушал ее рассказы. Всего восемь дней. Нет, ведь здесь считают по веллианским суткам, а это на час больше. Восемь дней плюс еще полдня. И девушка обрадовалась, как будто обманом выхватила у Времени эту половинку. А на Лаконе они будут идти к общине целых три дня. И еще заночуют там. Утром она встанет пораньше, чтобы попрощаться с ним. Может, даже признается ему. Сейчас это так просто представить. Она произнесет: «Я хочу сказать тебе кое-что очень важное. Я люблю тебя. А теперь — прощай». И будет долго-долго смотреть ему вслед. А через три дня искать в небе взлетающий корабль.

— Ариана, а ты что здесь делаешь? — Грей подошел, присел рядом. У него тоже был расстроенный вид. Ариана подняла мокрое от слез лицо.

— Ты плачешь? — удивленно спросил он. — Что случилось?

Не говорить же ему, в самом деле.

— Мне страшно, — ответила она, и это было почти правдой. Ей действительно было страшно расставаться с ними, начинать новую, неизведанную жизнь среди чужих людей.

— Не плачь. Это же так здорово — новый мир, новые люди. — Он неловко обнял ее утешая. — Вот увидишь, тебе понравится там. Вставай.

Девушка поднялась, цепляясь за его руки, уткнулась лицом в плечо… И разрыдалась в голос.

— Все будет хорошо. — Грей гладил ее по волосам, осторожно ведя в каюту. — Все будет хорошо, вот увидишь.

Кэл молча наблюдал за ними из рубки. Ариана, плача, почти висела на Грее, а он ласково обнимал ее и что-то шептал на ухо.

Наверное, они все-таки неправильно поступают. Неправильно. А что еще делать?

Грей вернулся, растерянный и немного смущенный.

— Она боится, — зачем-то пояснил он Капу. — Страшно жить с чужими людьми. Ничего… привыкнет.

— Надеюсь. — Кэл повернулся к нему. — Слушай, насчет завтрашнего. Думаю, не стоит брать с собой много груза. Воды только надо обязательно взять немного, а еду я вам обеспечу. Мы как раз утром приземлимся, только скажи, в каком космопорту. И кстати, покажешь на карте, где именно живут эти твои аггинты.

— Я и сейчас могу показать. Родж, дай карту Ракинвы, северной части.

На мониторе появилась карта небольшой лаконской страны. Грей провел пальцем вдоль границы, затем ненадолго задумался.

— Это где-то в этом районе. Точнее не скажу.

— Так мы что, еще и искать этот поселок будем?

— Нет, я дорогу помню. Да, точно, вот здесь должно быть. Родж, покрупнее нельзя? Вот тут идет дорога, а отсюда надо идти по лесу.

Кэл скептически изучил маршрут.

— Ладно, надеюсь на твою память. Места действительно дикие?

— Да, надо все время быть начеку. И ночное дежурство не помешало бы.

— Нет проблем. Ты с кем-нибудь в паре вообще работал?

— Нет, я больше один. Хотя какое-то время у меня был напарник. Между прочим, Дарк.

Кэл не удивился.

— Да, он мне говорил, что вы работали вместе. Хороший парень.

— А откуда ты его знаешь? — осторожно спросил Грей. Он уже давно хотел задать этот вопрос, но не было удобного случая.

— Ну, это… — Кэл немного растерялся. — Короче, это долгая история. Его наняли найти меня.

Грею пришлось удовлетвориться этим ответом. Честно говоря, он вообще не рассчитывал на ответ. Скрытность йоки настораживала его, заставляя подозревать, что тот что-то скрывает. Но лезть в чужие дела Грей не хотел. Ему хватало собственной секретности. Да… секретности. Грей усмехнулся про себя. Как же заманчиво это звучало когда-то: «секретность», «тайная миссия», «особо важное поручение». Когда-то, когда он только начинал службу. А теперь эта чертова секретность начала ему самому не нравиться. Но он продолжал безоглядно верить своему покровителю, Четвертому советнику, верить в важность и правильность переворота. Если у человека нет идеалов и цели, его жизнь наполовину пуста. У Грея было и то, и другое.

Глава 6

Утром (насколько это можно было считать утром) Грей с Кэлом еще раз обсудили маршрут перехода и собрали вещи. Ариана сидела грустная, не глядя в иллюминатор. Она отчаянно пыталась запомнить все, что ее окружало: рубку, каюту, машинный отсек, коридор, Роджера… Роджера.

— Мне будет тебя не хватать, — тихо призналась она компьютеру. — Я никогда еще не встречала никого, кто так много бы мне рассказывал.

— Мне тебя тоже, детка. Знаешь, я был бы рад, если бы ты осталась на корабле.

— Это невозможно, Родж. — Ариана попыталась улыбнуться дрожащими губами, но улыбка вышла кривой. — Я буду им мешать. Но все равно — спасибо.

— Ари, ты идешь? — крикнул Кэл. Корабль уже приземлился, и спутники ждали Ариану у выхода.

— Прощай! — торопливо шепнула она, вытирая набежавшие слезы.

— Прощай.

Ариана хотела еще что-то сказать, но передумала и быстро, почти бегом покинула рубку. Грей сочувственно посмотрел на девушку и, не сказав ни слова, пропустил ее вперед. Оказавшись на земле, Ариана еще раз окинула взглядом корабль и, отвернувшись, пошла к таможне. Больше она не оборачивалась.

Ровная, наезженная дорога быстро кончилась, и путники свернули в густой лес. Сразу исчезли вес признаки человеческого присутствия, могучие деревья обступили их неприступной стеной, густые ветви не давали пробиться к земле ни единому солнечному лучу. Воздух стал прохладным и сырым, насыщенным тяжелым запахом леса. Можно было поклясться, что здесь еще не ступала нога человека. Грей с трудом узнавал путь, по которому шел когда-то. Не было даже еле заметной тропинки — приходилось пробиваться сквозь густой кустарник, надеясь, что колючие ветви его по крайней мере не ядовиты. Иногда совсем рядом явно чувствовалось чье-то присутствие, слышались тяжелые шаги. Бластер, висевший у бедра, немного успокаивал, но все равно все трое прислушивались к каждому шороху — большинство животных, населявших лаконские леса, были хищными и не брезговали человеческим мясом. Свою роль в безбоязненном поведении зверей играло и то, что Лакон принадлежал к ассоциации планет, отказавшихся от использования технологий и, в частности, оружия. Поэтому особой угрозы от людей животные не ждали. Один раз на дорогу выбежал небольшой гладкошерстный зверь красивого рыжего окраса, с немного печальным выражением на изящной морде. Ариана уже собиралась сказать: «Какая прелесть!» — но тут зверь взъерошился и осторожным, танцующим шагом двинулся к ним, фыркая и скаля отнюдь не изящные зубы. Кэл выстрелил в воздух, что заставило зверя отпрыгнуть. Второй выстрел обратил его в бегство. Больше в первый день перехода их никто не беспокоил.

Когда стемнело, Грей предложил устроиться на ночевку. Ариана вызвалась набрать хвороста для костра, но Кэл выразительно покрутил пальцем у виска, и заявил, что в лес без сопровождения она пойдет только через его труп. Девушка буркнула себе под нос, что это вполне подходит, но йоки не расслышал (или сделал вид, что не расслышал) и сам пошел в чашу. Не было его достаточно долго, и Грей решил набрать сухих веток сам, а чтобы не оставлять Ариану одну, он попросту взял ее с собой. Не успели они пройти и пару шагов, как йоки вернулся с огромной охапкой хвороста, свалил ее на землю и исчез снова. На этот раз его не было еще дольше, но принес он уже не хворост, а тушку неизвестного животного. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что животное тоже хищное, так как травоядному такие здоровые и острые зубы были вовсе ни к чему. Ариана к тому времени уже развела небольшой костер. Кэл освежевал зверька, и вскоре вполне приличный шашлык был готов. Пока Кэл и Грей договаривались, кто первый будет дежурить ночью, Ариана заснула прямо у костра. Грей осторожно закутал ее в тонкое, но теплое одеяло и вернулся к костру. Первую половину ночи дежурил он. Вместе с йоки они перетащили к костру небольшое бревно, чтобы было удобно сидеть дежурящему. Кэл пожелал Грею удачи и лег рядом с Арианой, тут же замерев. Грею показалось, что он сумел заснуть за долю секунды. Неплохое качество.

Сначала спать не хотелось. Как говорится, ни в одном глазу. Грей от скуки начал считать искры над костром. Потом сходил и принес еще хвороста. Опять стал считать искры. Надоело и это. Грей обернулся, посмотрел на спящую Ариану. Она крепко спала, свернувшись клубочком и положив голову на плечо йоки. «Удивительная девушка, — подумал он. — Такая простая, бесхитростная. И доверчивая». Такая доверчивость и до беды может довести. Неужели она не понимает, что нельзя доверять всем подряд? Ей просто повезло, что она не нарвалась на бандитов… или просто на мужчин, желающих развлечься. А если бы его не было на борту корабля? Да нет, Роджер все равно не позволил бы… Черт, да о чем он вообще? Ведь Кэл ничего бы ей не сделал. Он решил верить йоки и теперь старался прогнать прочь все подозрения. Это получалось с трудом. Грей зевнул. Глаза у него начали слипаться. Чтобы отогнать сон, он встал и прошелся вокруг костра. Помогло, но ненадолго.

— Чего бродишь? — тихо, почти неслышно спросил Кэл. Грей повернулся на голос и нос к носу столкнулся с йоки, стоявшим рядом с ним. Грей отшатнулся, затем восстановил равновесие и перевел дух. Он мог поклясться, что не слышал ни единого звука, но тем не менее Кэл умудрился подойти к нему почти вплотную, не сильно при этом напрягаясь.

— Иди спать, я дальше подежурю, — сказал Кэл. — Давай-давай, не то заснешь на ходу.

Спорить Грей не стал, потому что йоки был прав. Он лег рядом с Арианой и быстро погрузился в сон без сновидений, чувствуя тепло, исходящее от лежавшей рядом девушки.

Кэл сидел у костра, обстругивая ножом зеленую ветку. Бездарный способ убить время. На душе у него было скверно. Сейчас вот они отвезут Ари к этим святошам… освободятся от ответственности, так сказать, сбудут с рук девчонку, потом опять мотаться по планетам… Когда же он наконец освободится от Грея, от всех обязательств? Надо уходить, потому что дальше так жить невозможно. А что будет, когда он уйдет? Ничего. Родж почему-то этого не понимает, все твердит о ценности жизни, о том, что люди живут и с худшим. Только это все брехня. Если от тебя нет пользы — незачем тебе жить. Для других так будет только лучше. У корабля будет новый хозяин, а у Роджа — новый партнер, и Ченси с Духом постепенно про него забудут. Может, показаться все-таки им, объяснить, что произошло? Нет, не стоит. Он ведь и сам не знает, что случилось. Кэл отбросил остатки ветки и взял другую. «Дурак неуклюжий, — мысленно ругнул он себя, услышав, как изменилось дыхание спящей девушки, — разбудил-таки».

— Спи, — тихо шепнул он Ариане. Но девушка уже сидела, выпутываясь из одеяла и стараясь не разбудить Грея своей возней.

— Можно, я с тобой посижу? — прошептала она.

Кэл кивнул, девушка на цыпочках подошла к костру и села на другом конце бревна. Несколько минут они молчали, глядя на огонь. Потом девушка поежилась и пододвинулась поближе к костру.

— Холодно? — спросил Кэл.

— Немного.

Йоки бесшумно встал и шагнул к месту, где спала девушка. Вернулся он с одеялом.

— Спасибо, — шепнула Ариана, когда он закутал ее, сидящую, в теплую материю и сам сел вплотную к ней. — Кэл…

— Что?

— Почему ты всегда называешь меня Ари?

— Привычка, наверное. У нас всегда сокращали имена, чтобы быстрее окрикнуть человека. Иногда ведь каждая секунда на счету.

— А где это — «у вас»? Ты вообще откуда? Не с Веллии, да?

— Нет. Я с Корда.

— Никогда не слышала. Это далеко от Япха?

Кэл подбросил в костер еще веток, прежде чем ответить.

— Это ближе к системе Веллии, — наконец сказал он. — Но Корд к ней не относится. Вообще-то он теперь уже ни к какой системе не относится. Корд — это планета-тюрьма, слышала о таких?

Ариана кивнула.

— Ты был заключенным? — Она уже не удивилась бы, если бы Кэл подтвердил это. Но он отрицательно покачал головой.

— Нет, я там просто вырос. Понимаешь, Корд сошел с орбиты лет тридцать назад и переместился в Черный Раскол. — Заметив, что слова эти ни о чем девушке не говорят, он пояснил: — Черный Раскол — это скопление черных дыр, туда невозможно проникнуть. Поэтому Корд просто списали со счетов и оставили там. Через некоторое время среди заключенных произошел бунт, они порушили ко всем чертям здания и укрылись среди промышленных отходов, занимавших большую часть планеты. А охрана — клоны — их там ловила. И вот все эти годы группы бывших заключенных прятались от них, ну и воевали, конечно, ведь там были склады оружия, которое раньше эти же заключенные и производили.

— А как ты туда попал?

— Насколько мне говорили, один раз там разбился корабль, неизвестно каким образом миновавший дыры. Я был единственным, кто выжил… еще ребенком. Одна из групп меня нашла, с тех пор я там с ними и жил, пока не выбрался. — Обычно молчавшего йоки словно прорвало. — Корабль Роджа был вторым, который сумел там приземлиться, и первым, который после этого смог еще и улететь. В тот день меня засекла-таки охрана, когда я крал оружие, они гнали меня почти до укрытия, где мы тогда жили, а потом подстрелили. Тогда я подумал, что грохот и гул, которые я слышал перед тем, как отключиться, мне показались. А очнулся уже на борту корабля, в космосе. Так чудно было видеть своими глазами то, что я считал сказками… Потом пришлось учиться жить по вашим законам, ведь у нас на Корде было все по-другому. А сейчас Корда уже нет, столкнулся с каким-то астероидом. Я тебя, наверное, совсем загрузил, да?

— Нет, что ты, — улыбнулась Ариана. — Так интересно слушать о других планетах… Хотела бы я там побывать! На Веллии, Арриде, Шанире… помню, помню, — она перехватила насмешливый взгляд йоки, — на Шанир мне нельзя. Ну а если с кем-нибудь?

— Смотря с кем. Кстати, Грей собирался на Шанир…

«Но меня тогда уже с ним не будет!» — едва не сказала Ариана, но прикусила язык.

— Я люблю смотреть на огонь, — сказала она вместо этого, меняя тему разговора. — Он так завораживает. Никогда не бывает одинакового пламени. Можно смотреть часами, особенно ночью. Вокруг темнота, холод, а здесь свет и тепло. Иногда мне кажется, что людям следует чаше уходить от цивилизации. Даже нам, хотя какая у нас цивилизация.

— Зачем? — не понял Кэл. — Надо жить там. где живешь. Трудно привыкать к незнакомой обстановке, особенно если она совершенно не похожа на прежнюю.

— Кому как.

Они опять замолчали. Ариана не могла оторвать взгляд от ярко горящего огня. Как здесь хорошо! Вес какое-то нереальное, так не бывает, думала она. Нет, это реальность, самая настоящая жизнь. Только так и стоит жить. У себя на родине, во время редких прогулок по городу, она видела людей, не похожих на ее соотечественников: пилотов космических кораблей, путешественников, тех, кто всю жизнь проводит в движении, рассекая холодные космические просторы, усеянные мириадами звезд. Их жизнь казалась ей одним большим приключением, тем более притягательным, что это было для них обыденностью. Они были людьми из другого мира. И она смотрела на них со стороны и завидовала. И мечтала — хоть и знала, что это не совсем подобающее занятие для девушки ее положения, — мечтала познакомиться с кем-нибудь из них, хоть отчасти приблизиться к этому волнующему миру. Она даже и надеяться не смела на то, что будет когда-нибудь путешествовать вместе с ними… А сейчас она сидит ночью у лесного костра рядом с одним из таких пилотов, плечо к плечу, слушает рассказы о далеких планетах, и она догадывалась, что кроме нее эти рассказы слышали очень немногие люди. Наверное, он сидит так в сотый раз, а она впервые, но это ровным счетом ничего не значит. А рядом спит еще один человек, ее спутник, он тоже один из тех, кому она когда-то завидовала. Ариана посмотрела в сторону Грея, но в тени не увидела его. Она на мгновение прикрыла глаза. Даже прохладный воздух пах как-то по-особенному. Это был запах свободы, самый чистый, самый сладкий. Она хотела только одного — чтобы всю жизнь провести вот так, в дороге, рядом с надежными спутниками. Рядом с ними — а других ей и не надо. Несколько минут она позволила себе помечтать, что было бы, если бы она не осталась у аггинтов… Если бы продолжила путешествовать с ними… А вдруг… Вдруг, когда они придут в селение, он не захочет, чтобы она там осталась? Скажет: «Останься со мной». Ариана вздохнула. Он не скажет. Зачем ему такая обуза? У него есть дело, которое он должен выполнять, есть своя жизнь. Есть девушка, в конце концов. Как-то раз он рассказал ей о той, что ждала его на чужой планете. Он не говорил, что собирается жениться на ней, но Ариана поняла, что он ее очень любит. Как же эта девушка, должно быть, счастлива… Ей бы такое счастье. Может, когда-нибудь и у нее будет такая любовь. Но не скоро. Она не скоро его забудет… Девушка плотнее закуталась в одеяло. Заметив это, йоки подбросил в костер еще веток. Граница света отступила от костра, жар защипал лицо. Ариана закрыла ладонью глаза, чтобы не чувствовать опаляющего дыхания пламени. Но ладонь была недостаточной защитой, и она заслонилась краем одеяла. Зато сразу исчез легкий озноб, охвативший девушку.

Костер прогорел и стих, но темнота не подступала. Напротив, очертания деревьев выступили из черной стены леса и стали более или менее различимы.

— Рассвет? — с сожалением спросила Ариана, сама прекрасно зная ответ на свой вопрос.

— Да, быстро ночь прошла.

Он встал, подошел к Грею и тронул его за плечо. Тот мгновенно сел.

— Подъем?

— Ага, пора. Поддержишь костер пока, хорошо?

— А ты — за завтраком?

— Именно. — Кэл проверил заряд бластера. — Ночью вроде никто нас не навещал, надеюсь, что это не из-за отсутствия животных.

Он быстро исчез в густом, еще едва тронутом рассветной дымкой лесу. Грей поднялся и наконец заметил Ариану, сидящую у догорающего костра.

— Ты когда встала?

— Давно. — Девушка слегка смутилась, но тут же встала и скинула с плеч одеяло. — Пошли за хворостом, а?

— Ладно, только не отходи от меня.

Этот день казался гораздо длиннее первого. Грей с трудом находил памятные места, ориентируясь больше на интуицию. Они шли цепочкой: Кэл впереди, за ним — Ариана, Грей замыкал шествие. Иногда, когда чье-то присутствие недалеко от них становилось слишком явным, путники останавливались и пережидали, пока обитатель леса не уйдет. Если он не только не стремился уходить, но, напротив, приближался, то Кэл оставлял Грея охранять Ариану, а сам уходил по направлению к источнику шума. Как правило, после этого их некоторое время уже никто не беспокоил. Грей не удивлялся такому поведению йоки — нечаянно (или не совсем нечаянно) подслушанный ночной разговор Кэла с Арианой многое ему объяснил. Дарк был прав, когда говорил, что с Кэлом груз будет в безопасности — он просто нашел бойца до мозга костей, который привык жить в опасности и не отступать перед ней. В чем-то он уступал Грею, в чем-то — превосходил его. Но они неплохо дополняли друг друга, не без гордости подумал Грей, и вполне могли бы работать в одной команде.

— Эти зверюги совсем обнаглели, — ни к кому конкретно не обращаясь, произнес йоки, заметив в стороне от дороги следящего за ними очередного «гостя». — Они хоть стаями тут не бегают?

— Смотря какие, — хмыкнул Грей. — Считай, пока нам везет.

— Ну ты утешил. — Ариана тоже подключилась к разговору. — А как же ты здесь один шел?

— Почему один? С Дарком. Это мой бывший напарник, — пояснил он Ариане. — Постойте-ка, одну минуту. Теперь нам направо.

Ориентиром служило сломанное дерево. Правда, Грей был не до конца уверен, что это было именно то дерево, которое он запомнил несколько лет назад, но предпочел не говорить об этом спутникам.

— Отлично. — Кэл раздвинул ветки густого кустарника и придержал их, чтобы Ариана смогла пройти. — Забрались в самые дебри… Хотя теперь понятно, почему твои ар… черт, как их там? короче, почему они ни с кем не общаются. Их просто никто не может найти.

— Ну я же нашел.

— А тебе просто повезло.

— Кажется, я слышу голос Роджера?

Йоки с досадой сплюнул.

— Вот черт… Только ему не говори.

Заслушавшись ироничной перебранкой спутников, Ариана слегка отклонилась в сторону. Она наслаждалась этими моментами, зная, что завтра всего этого уже не будет. Не будет рядом друзей, подкалывающих ее, оберегающих. Не будет рядом Его… Слишком больно думать об этом, ведь пока что разлука кажется еще совсем невозможной! Завтра все придет… Надо будет просто перевернуть эту страницу жизни и начать новую. Да… наверное, когда-нибудь она сможет вспоминать об этом путешествии как просто об интересном, ярком приключении. Девушка сорвала несколько броских красных цветов и с удовольствием вдохнула их аромат. Опасная планета, но какая красивая! Интересно, смогла бы она вернуться к космопорту в одиночку? Пожалуй, если ей не понравится в этой общине… девушка окинула критическим взглядом лес вокруг. Надо иметь бластер… но она же не умеет стрелять. Вряд ли миролюбивые аггинты ее научат. Можно, правда, попросить Кэла или Грея, но тогда придется объяснять, зачем ей это понадобилось… Нет, уж лучше пожить немного у аггинтов, потом Грей заберет ее, а потом… потом начнется еще одна новая жизнь. «Надо же. как повезло, — усмехнулась про себя Ариана, — у большинства людей всего одна жизнь, а у меня будет целых три. Или больше — как повезет. И в каждой из них надо будет бежать, скрываться…» Девушка решительно отогнала назойливую тревогу. Пока что она в безопасности — это главное. А завтрашний день — это завтрашний день.

— Ари, не отходи! — окликнул ее Кэл.

— Да-да, — послушно ответила девушка, догоняя спутников.

Поровнявшись с ними, она прицепила цветы к клапану куртки и сунула руки в карманы, невольно копируя идущего рядом Грея. Ей приходилось идти быстрее, чтобы не отстать от широко шагающих спутников. Это было не очень удобно в больших сапогах, и Ариана мысленно похвалила себя за то, что вечером додумалась напихать в них сухой травы. Спотыкаться она продолжала, но теперь обувь хотя бы не соскакивала с ног. На всякий случай она старалась запоминать дорогу — вдруг пригодится?

К тому времени, когда они остановились на привал, Ариана все-таки решилась попросить одного из спутников научить ее стрелять. Хоть как-то, просто чтобы уметь обращаться с бластером. Она немного подумала, кого именно так напрячь, и наконец остановила свой выбор на йоки. Грей обязательно начал бы расспрашивать о цели этих упражнений, а не могла же она сказать, что собирается удрать от аггинтов в случае каких-либо проблем. Незачем. Он тогда сразу будет предлагать свою помощь, а Ариана почему-то не хотела быть ему обязанной. Дождавшись, пока Грей уйдет искать растопку для костра, она подошла к Кэлу и изложила свою просьбу. Как ни странно, йоки ничуть не удивился.

— Вечером научу, хорошо? Грей сказал, что мы пораньше остановимся на ночевку, чтобы прийти в поселок утром.

— Спасибо, — торопливо шепнула девушка и побежала навстречу приближающемуся Грею.

Вечером Кэл вспомнил про свое обещание.

— Готова?

— К чему? Ах да, совсем забыла. Конечно, готова. Только знаешь… нельзя это сделать подальше отсюда? Ну… чтобы Грей не видел.

Йоки недоуменно посмотрел на нее.

— Не хочу, чтобы он спрашивал, зачем мне это.

— Как знаешь, — пожал плечами Кэл. — Только сама объясняй, куда мы уходим.

Ариана подошла к Грею, сидящему у огня. Костер они зажгли сразу, как только остановились, чтобы вскипятить воду, поскольку взятая с собой кончилась, а обеззараживающие таблетки они благополучно забыли на корабле.

— Грей, я пойду немного погуляю в окрестностях, ладно?

— Одна? Только через мой труп.

— А я не одна, — радостно сказала Ариана, — со мной Кэл. Скоро вернемся, не скучай, хорошо?

И, не дав юноше что-либо возразить или хоть как-то среагировать, Ари убежала к ждущему ее йоки. Грей немного ошалело смотрел ей вслед. Кажется, он считал ее простой и бесхитростной? Уму непостижимо! Наверное, это все-таки у женщин врожденное.

Довольная собой, Ариана пробиралась вслед за йоки сквозь лесные заросли. Они не собирались заходить далеко, но подходящего места для тренировок не было, и им пришлось изрядно покружить вокруг стоянки, прежде чем они наткнулись на небольшую поляну, вполне пригодную для стрельбы.

— Садись, — сказал Ариане Кэл, доставая бластер, и сам сел на траву. — Сначала теория. Это, как ты, наверное, уже догадалась, бластер.

Ариана закусила губу, чтобы не засмеяться в голос.

— Модель «ДПО», что означает «дальнобойный полуавтоматический однозарядный». То есть ты можешь вставить только один блок заряда, а когда он закончится, придется менять. Это не слишком неудобно, зато сказывается на размере. Есть бластеры и более мощные, но они стреляют медленнее. К тому же эта модель наиболее проста в обращении. Не надо тщательно прицеливаться. Тебе будет очень легко научиться стрелять. Теперь детали. Это ствол. Это приклад. В нем блок заряда. — Кэл вытащил блок из бластера и продемонстрировал Ариане. — Это курок. Эта линия — индикатор заряда. Сейчас она не горит, потому что заряд мы вытащили. — Он ловко вбил блок в приклад. — Теперь зажглась. Видишь, она горит до конца, значит, заряд полный. По мере использования она будет укорачиваться. Вот здесь предохранитель — чтобы случайно себе ногу не прострелить. Убрали — поставили — опять убрали. Заряд вынимается вот так. — Он нажал на кнопку, и блок выскочил. — Вставляется просто, только надо сильнее нажимать, а лучше — вообще ударить. Попробуй.

Ариана взяла бластер, чувствуя смесь легкого трепета и восторга. Такая красивая, строгая, холодная игрушка… смертельная игрушка… Она надавила, и блок заряда выскочил ей в руки. А без него бластер такой легкий… Девушка вставила блок назад одним ударом, копируя движение йоки, и протянула ему оружие почти с сожалением.

— Ну что, теперь — практика.

Кэл вскочил с земли, подал руку Ариане и одним рывком поставил ее рядом с собой. Правда, слегка не рассчитал силу, и девушка столкнулась с ним, оцарапав висок о его небритый подбородок.

— Извини. Смотри сюда. Держишь бластер двумя руками, вот так.

— А ты держал одной.

— Я уже давно стреляю, да и рука у меня сильнее. Один палец на курок, только один. Он легко идет. Не так. — Он аккуратно взял ее руки в свои и переставил пальцы. — Теперь целься вон в то дерево. Для этого надо, чтобы вот этот выступ совпал с прорезью. Выше, еще выше. — Не отпуская ее рук, он поднял бластер на нужную высоту. — Стоп. Давай!

Ариана нажала на курок, и бластер тоненько взвизгнул. От дерева отлетел сук. Девушка радостно засмеялась.

— Я попала! Я правда попала! Можно еще раз?

— Пока все не расстреляешь, — усмехнулся йоки.

Ариана тщательно прицелилась в другую ветку и выстрелила. На этот раз она промахнулась и, забывшись, громко выругалась. По-каонийски.

— Сразу никто не попадает, — предупредил ее йоки. — Если сшибешь ветки три, пока не израсходуешь заряд, — считай, ты неплохо учишься. Давай, не останавливайся.

К тому моменту, как заряд кончился, Ариана сбила не три, а семь веток, а несчастное дерево теперь украшали обгоревшие черные пятна. Девушка никогда еще не чувствовала себя такой счастливой. В сумерках они вернулись к стоянке, где Грей встретил их совершенно закономерным, но неприятным вопросом:

— Где, черт побери, вас так долго носило?

Кэл просто промолчал. Ариана же сделала большие честные глаза и ответила:

— Гуляли. Я ведь тебе говорила.

— Да, но вас не было так долго, что я уже не знал, что и думать.

— А мы слегка заблудились. Да ладно тебе, ничего страшного не произошло. Могу я немного погулять? Ведь у аггинтов мне вряд ли выпадет такая возможность.

Лучшего способа испортить всем настроение, чем упомянуть об аггинтах, Ариана не смогла бы придумать даже специально. Грей опустил глаза, чувствуя легкие угрызения совести. Пользуясь этим, Ариана прошмыгнула мимо него и села у костра. Кэл же оставался непробиваемым как для упреков Грея, так и для высказывания Арианы.

— На этот раз первым будешь дежурить ты, — наконец буркнул Грей йоки. Тот молча склонил голову в знак согласия.

— Ариана, ты когда спать ляжешь?

— Я еще немного посижу, — ответила девушка, — а ты лучше ложись сейчас, тебе же еще дежурить.

Когда Грей проснулся, чтобы сменить Кэла, он застал Ариану сидящей рядом с йоки у костра.

— Это называется «немножко посижу»? — иронически спросил он.

— Ну что ты ко мне привязался? — вскинулась девушка. — Я вас, между прочим, последний день вижу! Думаешь, мне очень хочется тратить время на сон?

— Тихо, не шуми, — оборвал се Кэл. — Сейчас сюда кто-нибудь прибежит, вот будет весело. Но тебе действительно пора спать. А нас ты видишь не последний день, потому что мы останемся в поселке на ночь. И потом, Грей собирался за тобой вернуться.

Прислушиваясь к легкому дыханию спящих, Грей размышлял про себя. Да, он вернется за ней. Вернется. Если не будет к тому времени мертв. Может, Лакон и опасная планета, но по крайней мере здесь нет наемных убийц.

Убедившись, что костер будет гореть еще долго, Грей осторожно отошел от стоянки. Он хотел проверить, верно ли выбрана дорога. В темноте было мало что видно, но все же он заметил в стороне несколько деревьев, которые росли из одного места и которые он запомнил со своего прошлого путешествия. Поняв, что идут они правильно, Грей решил не испытывать судьбу и возвращаться на «пост», но тут шевеление за деревьями привлекло его внимание.

Сначала он подумал, что это йоки опять бродит среди ночи. Потом заметил, что тихий шорох слышался сразу из нескольких мест. А потом до него дошло. Он рванулся к стоянке (слава богу, он не отошел далеко), на бегу вытаскивая бластер и снимая его с предохранителя. Выбежав на поляну, он перевел дыхание и с облегчением увидел, что ничего не произошло.

— Ну и какого же черта? — поинтересовался у него Кэл, выпрямляясь и убирая в сторону одеяло.

— Никакого! У нас, кажется, гости.

— Гости? — Кэл моментально вскочил, и Грей отметил, что тот уже держал в руке оружие. — А какие именно?

— Похоже, это вирги. Во всяком случае, только они собираются стаями.

— Так их еще и стая? Да, а кто такие эти… вирги?

— Ну, это… — Грей задумался. Как бы поточнее описать? — Это такие зверьки, небольшие, где-то по колено, пушистые. Хищные, естественно. Поодиночке не страшны, но они собираются стаями по полсотни виргов, и тогда от них черта с два отобьешься.

— Это серьезно. — Йоки рассовал по карманам блоки с зарядами для бластера и подошел к Грею. — Огня боятся?

— А это идея. — Грей быстро набросал в костер побольше веток. Столб пламени жег лицо, но он же не даст виргам приблизиться для атаки. Среди колеблющихся теней Грей различил тени вполне живые, метнувшиеся в темноту. Он покрепче сжал бластер и бросил взгляд на спящую Ариану.

— Разбудим?

— Не стоит, — мотнул головой йоки. — Пока опасности нет, помочь нам она не сможет, а вот испугается изрядно.

Они встали так, чтобы спящая девушка находилась между ними и костром. В темноте кто-то сипло кашлянул и зафыркал. Грей пальнул на звук — фырканье сменилось визгом.

— Что случилось? — Ариана приподнялась, сонно глядя на парней, застывших с бластерами в руках.

— Не бойся, — поспешил успокоить ее Грей. — просто к нам пожаловали гости.

— Гости? — Девушка бессознательно натянула одеяло, точно пытаясь защититься. — Какие еще гости?

— Стая виргов.

К чести Арианы, она знала, что это такое.

— Я могу вам как-то помочь?

— Можешь, если не будешь кричать, — несколько резко ответил Грей. Ариану захлестнула волна обиды, но она смолчала. Сейчас было бы совершенно идиотским поступком возмущаться и доказывать, что она не только не боится, но и хотела бы помочь им отразить нападение зверей.

— Если будет совсем плохо, ты нам поможешь, — спокойно сказал Кэл. — Пока что Грей прав.

Нетерпеливый вирг подбежал вплотную к огню и, опалив шерсть, отскочил. Грей выстрелил в него, не целясь, и промазал. Другой вирг тенью метнулся мимо огня и прыгнул к ним, но еще в полете наткнулся на голубую молнию и без звука упал на траву, почти в ноги к Ариане. Та еле сдержалась, чтобы не отпрянуть. Но — сдержалась. Грей и Кэл подвинулись ближе к ней, закрыв собой почти всю стаю от ее глаз.

— Они будут преследовать нас днем? — спросил йоки.

— Нет. Вирги — ночные животные. Нам бы только до рассвета их сдержать, чуть-чуть осталось.

Но до рассвета, казалось, прошла целая вечность. Грей и Кэл стояли, напряженно всматриваясь в темноту и отгоняя наиболее отчаянных виргов одиночными выстрелами. Ариана не давала погаснуть костру, бросая в него все новые и новые ветки и вытирая выступающие на глазах от жара слезы. Она уже поняла, что обратно через этот лес в одиночку пройти не сможет. Один зверь, забыв про страх перед огнем, бросился на людей, и даже тяжелый нож, метко брошенный йоки, не сразу остановил его. С торчащей из груди деревянной рукояткой, вирг тяжело прошел несколько шагов, упал, но все равно продолжал ползти к людям, пока Грей не прикончил его.

— Они голодные, — как бы оправдываясь, произнес он.

Но вот наконец рассвело. Вирги еще метались вокруг людей, но как-то неуверенно, не предпринимая больше попыток нападать. Постепенно стая начала отступать. Парни не спускали с них глаз, пока последний вирг не исчез за деревьями. Только тогда можно было позволить себе расслабиться.

— Веселая ночка, да? — устало спросил Грей, убирая оружие.

— Ничего, — бодро откликнулась Ариана, — главное — мы целы.

— Это верно. Собираемся?

— А сколько нам осталось идти?

— Час—два.

Ариана заметно погрустнела. Она надеялась, что будет с ними дольше… да к чему надеяться! Все равно они оставят ее здесь, на этой планете, а сами улетят. Она быстро свернула одеяло, засунула его в рюкзак и резкими движениями затянула ремни, вымещая на бездушном предмете свою горечь. Но рюкзаку было все равно. Грей подхватил его и закинул на плечо, прилаживая лямку поудобнее, затем подал руку Ариане и помог ей подняться. Кэл давно уже собрался и теперь ждал их. На его спокойном лице не было и намека на нетерпение; эмоции, как обычно, отсутствовали полностью. «Может, он клон?» — на мгновение подумал Грей, но тут же отбросил эту мысль. Дарк бы предупредил. Да и мыслить Кэл мог вполне самостоятельно. Нет, клоном йоки быть не мог. Грей жестом указал ему направление, и йоки пошел вперед, обогнав его шагов на двадцать.

Ариана шла рядом с Греем, не глядя на него и внешне стараясь казаться беззаботной. Но Грей понимал, что девушка волнуется, если не сказать больше — боится. Он отлично помнил ее срыв на корабле, помнил и опасался, как бы чего не произошло в поселке. Он решил отвлечь ее от неприятных (почему-то он был в этом уверен) мыслей легкой беседой, и девушка ту! же ухватилась за это. Тем не менее вскоре разговор съехал-таки на аггинтов, и Грей в который раз принялся расхваливать жизнь в их поселке.

— Там никто не станет расспрашивать тебя о том, почему ты скрываешься. Максимум, что они захотят узнать — не совершила ли ты какое-нибудь преступление. Со временем ты привыкнешь к их укладу и обычаям Единственно что — тебе придется уважительно относиться ко всем старейшинам и подчиняться им, но это мудрые и справедливые люди. Что еще? Там нет семей, можно сказать, что это одна большая семья. Патриархат, конечно, порядочный, но, — он усмехнулся, — у вас на Кари почти такой же, привыкнешь.

Ариана нахмурилась, услышав упоминание о Кари.

— Грей, а меня там точно не найдут?

— Не беспокойся. А ты уверена, что тебя будут искать?

— Да… конечно. Мой отец меня так просто не оставит… да и жених тоже.

— Ты вообще не собираешься возвращаться домой, да?

Девушка опустила голову.

— Нет, — еле слышно сказала она. — Ни за что Хотя я иногда так скучаю по дому по маме Она, наверное, тоже скучает.

— Ты ее очень любишь, да?

— Не знаю, — пожала плечами девушка и, перехватив пораженный взгляд Грея, беспомощно вскинула голову. — Я правда не знаю! Она такая добрая, мягкая, нежная но иногда мне кажется, что я ей безразлична. Я ей дочь только формально, потому что ей ребенок по статусу положен. Знаешь, она во всем подчиняется отцу, как марионетка, и для меня хочет того же. Она просто не понимает, как я могу сделать что-то против его воли. Может, она и желает мне добра, но если бы она меня сейчас встретила, то, не раздумывая, рассказала бы отцу, где я. Даже не думая, что разрушит этим мою жизнь, — она считает, что такова уж моя судьба, надо терпеть и молиться. А я не молилась с момента побега и знаешь не чувствую ни малейших угрызении совести.

Грей мягко улыбнулся этой вспышке и взял девушку за руку. Она слегка подалась к нему, касаясь его плечом совершенно естественно, без всякого намека на чувственность, а если такой намек и был, то он его явно не уловил. Первое впечатление, произведенное на него девушкой, прошло, и он уже смотрел на нее как на хорошего друга, надеясь, что и она смотрит на него точно так же.

— Как же у такой матери выросла такая непутевая дочь, а? — легонько поддразнил он ее, с удовольствием наблюдая за веселыми искорками, вспыхнувшими в глубине ее фиолетовых глаз. — Тебя, наверное, подменили в колыбели. Совершенно не уважаешь законы родной планеты, как не стыдно!

Ариана рассмеялась — легко, свободно, чувствуя как исчезло охватившее ее напряжение. И вместе с ним ушли все угрызения совести, коловшие ее время от времени. В самом деле, чего стоили эти законы? Ее жизнь — в ее руках.

Подошел Кэл, хмурый и явно над чем-то раздумывающий.

— Кажется, пришли, — сообщил он — Впереди поселок, наверное, это твои. Ты первый пойдешь или все вместе?

Ариана метнула на Грея быстрый и слегка испуганный взгляд и сильнее сжала его руку, но тотчас же отпустила. Юноша понял, что она беспокоится, но не хочет этого показывать. Уважая ее гордость, он не показал что понял это.

— Мы пойдем вместе, — твердо сказал он хотя и понимал, что Ариана предпочла бы сперва убедиться что ее примут в поселке.

— Ну тогда пошли. — Йоки отвернулся и зашагал по направлению к поселку.

Пройдя несколько десятков шагов, Грей внезапно остановился. Ну да, как же он раньше не узнал эту местность! Вот за этим холмом они с Дарком втайне от старейшин, не позволявших жителям поселка пользоваться оружием, расстреливали блок за блоком, отрабатывая прием стрельбы с завязанными глазами. А с того кривого, покалеченного много лет назад ударом молнии дерева ему однажды пришлось снимать маленького ребенка, который залезть смог, а вот спуститься обратно — никак, и ему пришлось долго уговаривать мальчишку не бояться, а потом, когда уговоры ни к чему не привели, самому лезть на дерево и снимать его. Мальчишке потом крепко досталось от родителей и на деревья он больше не лазил. Воспоминания об этом эпизоде вызвали на лице у Грея улыбку, и он наклонил голову, чтобы скрыть ее. Интересно, поменялся ли состав Совета старейшин? Наверняка старый Лоунс уже покинул свое место, а вместо него теперь Зиг или Рамис. И Дорн скорее всего уже стал более уважаемым, чем раньше, когда он был самым неопытным из старейшин. Впрочем, старейшина не может быть неопытным. Просто по определению. А Дорн, несмотря на молодость (хотя какая молодость — почти сорок, это лишь для Совета, где в основном почтенные старцы, он мог показаться юнцом), был крайне энергичен и амбициозен.

Дорога, еще несколько минут назад вспоминавшаяся с трудом, вдруг стала привычной — будто он только вчера шел по ней в поселок. Скоро будет поворот, от которого видны первые дома…

— Кэл! — окликнул юноша йоки.

— Что? — Тот остановился и подождал, пока Грей и Ариана поравняются с ним.

— Тебе придется оставить свой бластер здесь. В поселке нельзя носить оружие.

— Что, просто так оставить?

— У меня здесь тайник. — Грей вспомнил, как они с Дарком пронесли-таки тайно бластеры в свое жилище и как их едва не спалили на этом. Потом они сделали тайник и хранили оружие в нем. — Это недалеко, пошли, я покажу.

Теперь он уже шел уверенно, будто и не покидал эти места на несколько лет. У небольшого — в человеческий рост — холма Грей остановился и несколько секунд не мог найти место тайника — трава, покрывшая холм, преобразила место до неузнаваемости. Наконец вспомнил, ухватил полные горсти травы, рванул — и слой дерна отвалился, открыв ровную металлическую поверхность. Грей размел в стороны землю, нащупал замок, с трудом открыл его — края дверцы все еще придавливала земля.

— Неплохо придумано, — заметил Кэл, глядя на металлическую коробку, вкопанную в землю. — Герметичный?

— А как же! Складывай оружие.

С демонстративным вздохом йоки достал из-за пояса бластер и несколько блоков заряда, подкинул их, как бы прикидывая вес, который наверняка уже наизусть знал, и аккуратно положил в тайник. Ариана во все глаза глядела на оружие, быстро думая, как бы слямзить хоть один блок. Тем временем йоки достал из рюкзака еще один бластер и несколько блоков и добавил к уже лежащему в тайнике оружию. Теперь настал черед Грея разоружаться. Пока он доставал свой боезапас из рюкзака, Кэл отошел на пару шагов и тихо шепнул Ариане:

— Будем уходить, я оставлю бластер и пару блоков, поняла?

Ариана быстро кивнула, едва справившись с нахлынувшей радостью. Он знал, для чего ей нужно оружие, он все понял и решил ей помочь. Теперь она не будет полностью зависеть от этих аггинтов, она вольна уйти из поселка в любое время, и никто ее не остановит, ни один человек. Она сможет не спать три дня, будет жечь костер всю ночь, это отгонит хищников. Но это на случай, если она не сможет жить в поселке. А так, возможно, ей даже не понадобится это оружие.

Грей закидал тайник травой и осторожно уложил сверху слой дерна. Разгладил траву руками. Теперь маленький участок земли стал неотличим от окружающего ландшафта. Ариана подошла к тайнику и не без умысла встала чуть ли не на него.

— Все, пошли в поселок, — сказал Грей, вновь закидывая рюкзак на плечи.

Девушка слегка улыбнулась ему, словно давая понять, что ничего не боится, и пошла. Вот только пошла она не прямо к дороге, а чуть в сторону, к замысловато искривленному дереву.

— Ариана, ты далеко собралась? — насмешливо окликнул ее Грей. — Нам не туда.

— Извини. — Она дошла до дерева и повернула, смущенно глядя на спутников. — Я задумалась.

Догнав Грея, она ненавязчиво взяла его под руку и так и шла дальше рядом с ним, молча. Но внутри она ликовала. И на то ликование были причины — теперь она знала, что от приметного дерева до тайника ровно семнадцать шагов.

Минут через десять неторопливого хода из-за деревьев послышались людские голоса. «Вот и пришли», — тоскливо подумала Ариана, неосознанно крепче цепляясь за Грея. Он же, наоборот, заметно оживился, представляя встречу со старыми знакомыми. И только Кэл никак не среагировал на приближение поселка, будучи погружен в собственные мысли — невеселые, если судить по его виду. Правда, мрачный вид для него был привычен.

Лес расступился как-то сразу и внезапно, открыв взорам путников тот самый поселок, до которого они с таким трудом добирались. Вряд ли теперь кому-нибудь пришла бы в голову мысль назвать его диким. Маленькие аккуратные хижины, сооруженные исключительно из дерева, облепляли широкую наезженную дорогу, проходящую через весь поселок. От нее во все стороны отходили дороги поменьше, тянущиеся к тем домам, что стояли поодаль. Некоторые дома были побольше и покрасивее — очевидно, там жили старейшины. Рядом с домами были небольшие пристройки, использующиеся, по-видимому, для хозяйственных нужд. Никаких машин, только пара деревянных сооружений на колесах, построенных специально для перевозки людей и грузов джоками. Из-за размеров джоков этими повозками было очень трудно управлять. Когда-то, много лет назад, существовал еще один вид животных, на которых можно было ездить — маленькие, ненамного выше человека, подвижные и изящные скакуны. Люди привезли их сюда (да и на другие планеты тоже) еще до Большого Взрыва, но по каким-то необъяснимым причинам весь вид вскоре вымер. А джоки были изначально обитателями Япха, но, расселенные по галактике, тоже чувствовали себя неплохо. Один такой джок как раз стоял у центрального дома, в котором, насколько помнил Грей, обычно проходили собрания общины; стоял, уставившись на незнакомых людей, и, покачивая сонной вытянутой башкой, разглядывал их. Вряд ли он о чем-то думал — джоки, как известно, думать не умеют вообще, но вот удивиться вполне мог.

Женщина, идущая по дороге, ненароком повернула голову в их сторону и споткнулась, да так, что чуть не упала. Не отрывая глаз от странных пришельцев, она что-то резко крикнула и побежала к дому. Из соседних домов выскочили еще несколько людей, и вскоре весь поселок начал сбегаться к дороге.

— Дальше мы не пойдем, — вполголоса сказал Грей. — Надо ждать старейшин. Они решат, можно ли нам войти в поселок.

— А что, могут и не разрешить?

— Нет, конечно, они же все меня знают. Но так требуют правила.

— Понятно.

Однако понятно-то оно понятно, а Грей все же заметил, как нервничает йоки, слегка подергивая правой рукой, словно эта рука непроизвольно пыталась дотянуться до бластера. Да и сам юноша чувствовал себя без оружия не очень уютно, хотя и знал, что уж тут-то ему точно никто вреда не причинит. Поэтому он испытал большое облегчение, когда в толпе людей увидел мелькание белой накидки, отличительного знака старейшин. Люди пытались пробиться вперед, чтобы своими глазами увидеть пришельцев, и поэтому старейшине понадобилось немало времени, прежде чем он смог подойти к ним. Как ни странно, но этого человека Грей видел впервые. Наверное, состав Совета старейшин крепко поменялся за время его отсутствия. Высокий, еще не старый, но уже начинающий седеть мужчина сложил руки перед грудью и коротко поклонился. Грей ответил таким же поклоном, только более глубоким. Кэл и Ариана повторили его движение.

— Мир вам, путники, — негромко, но звонко приветствовал их старейшина. — Что привело вас в наш поселок?

— Да пребудет мир в твоем доме, — ритуально ответил Грей, придав голосу необходимый оттенок почтительности. — Мы пришли к вам с просьбой о помощи. Некоторые старейшины знают меня — я был в вашем поселке несколько лет назад. Разреши мне встретиться с ними.

«Дипломат хренов», — вертелось в голове у Кэла. Он не мог сказать, почему именно. Вертелось — и все тут.

Старейшина между тем опустил руки и теперь пристально изучал гостей, словно определяя на глаз, можно ли доверять им. Грея такие взгляды всегда бесили, но высказывать недовольство сейчас было чревато последствиями.

— Идите за мной. — наконец сказал старейшина, жестом заставив толпу расступиться. — Я провожу вас к Дорну — Хранителю Закона. Он выслушает вашу просьбу.

Дорна Грей знал хорошо и не сомневался, что тот поможет им. Но кто бы мог подумать — Хранитель Закона! Молодей, Дорн! Люди, мимо которых они проходили, прерывали торопливый шепот и разглядывали пришельцев во все глаза. Те, кто был уже знаком с Греем, приветствовали его, другие просто провожали взглядами. Женщины сочувственно смотрели на Ариану — отчасти виной этому была ее мужская форма, грязная и не совсем уместная здесь, где женщины носили длинные платья. Мрачный йоки с изуродованным лицом положительных эмоций у аггинтов не вызывал, что было вполне естественно.

— Грей Ильяго! Да пребудет мир над твоей головой вечно! Я и не думал, что увижу тебя снова.

— Да пребудет мир в твоем доме, Дорн! — не смог сдержать улыбку Грей. — Я и сам не думал, что вернусь.

Старейшина, которого Грей хорошо знал еще со времени своего первого визита на Лакон, быстро шел к ним через двор, жизнерадостно улыбаясь.

— Так что же Привело тебя сюда? Опять служба? — Тут он заметил стоявших позади Грея Кэла и Ариану. — Да пребудет мир над вашими головами! Я — Дорн Лангос, Хранитель Закона, приветствую вас в поселке.

— Да пребудет мир в твоем доме, — ответил Кэл. — Я — Кэл Аррахо, а эта девушка — Ариана. Мы друзья Грея.

За то время, пока они шли к дому старейшины. Грей успел объяснить спутникам, что женщинам здесь не нужно, во-первых, называть свое полное имя, а во-вторых — вообще открывать рот. Ариана хотела было возмутиться, но тут же поняла, насколько это ей на руку.

— Нам нужна твоя помощь, Дорн, — сказал Грей. — Могу я поговорить с тобой наедине?

— Разумеется. Твои друзья подождут нас здесь?

— Само собой.

— Тогда проходи в дом.

Оставшись во дворе, Ариана почувствовала себя еще неуютнее. Ей с первого взгляда не понравился этот поселок. И эти люди. Женщины такие… такие кроткие, смиренные, как на ее родине. И одеты все одинаково. И так же почтительно относятся к мужчинам. А те… Ариане не хотелось задумываться над взглядами, которые кидали на нее мужчины. Однако взгляды эти заставляли ее нервничать. Даже Дорн разглядывал ее, не стесняясь. Может, тут так принято? Сейчас еще ничего, сейчас рядом Грей и Кэл, можно не бояться, но ведь завтра утром их уже не будет. Эти мысли нагоняли на нее все большую и большую тоску, и девушка почувствовала, что вот-вот запаникует. Надо было срочно переключаться.

— А у тебя, оказывается, и фамилия есть? — небрежно поинтересовалась она у йоки.

— Нет. Это не моя.

— А чья же?

— Одного из моих дублеров.

Ариана обвела взглядом столпившихся за оградой людей. Аггинты глазели на них с Кэлом как на редких зверей, выставленных на всеобщее обозрение. Девушке нестерпимо захотелось крикнуть на них, обругать, прогнать прочь. Но вместо этого она просто нашла непрочное место на рукаве куртки и стала дергать из него нитки.

— Перестань, — тихо сказал ей йоки. — Будешь еще больше нервничать. Лучше подумай, как будешь жить здесь.

К своему ужасу, Ариана почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Она поспешно опустила голову.

На крыльце появился Грей, и слабая надежда Арианы на то, что аггинты откажутся ее приютить, исчезла.

— Все в порядке, — сказал он, подойдя к ним. — Он согласился. Сейчас Рита и Салима покажут тебе твой новый дом. Ты довольна, Ариана?

— Да, — прошептала девушка, глотая слезы и молясь, чтобы он этого не заметил. — Спасибо.

Грей замялся, не зная, что еще можно сказать. Но тут подошли две женщины, которых позвал Дорн, и, почтительно поклонившись, увели Ариану. Она растерянно улыбнулась на прощание, затем вспомнила, приостановилась.

— Я приду вечером, попрощаться. Хорошо?

— Ладно. Мы будем вон в том доме, — показал Грей на хижину, куда всегда селили гостей, — но только до полуночи. Ты уже почти член общины, не забывай, а женщинам нельзя выходить на улицу ночью.

— Идиотские правила, — тихонько прокомментировал Кэл, следя за удаляющейся Арианой. Салима и Рита уже вовсю болтали с ней, показывая на дома и на людей — очевидно, знакомили с поселком.

— Некоторый смысл в них все же есть.

— Подчинить? Заставить безропотно выполнять любые приказы? Они же се сломают, Грей, ты, когда сюда вернешься, найдешь абсолютно другого человека. Ладно, куда рюкзаки тащить? В тот домик?

До вечера Грей успел навестить всех старых друзей, услышать все местные новости и рассказать свои. Кэл остался в хижине, будучи временно освобожден от обязанностей йоки. От нечего делать он метал нож в деревянную дверь, в который раз изумляясь глупости аггинтов — зачем запрещать носить огнестрельное оружие, когда есть холодное? Правда, убить можно и без оружия, но тогда какой смысл вообще его запрещать? Когда в двери появилось не менее двух десятков выщербин, он услышал негромкий стук. Кэл пошел открывать, уже зная, кто стоит за дверью.

Ариана еще не надела платье, какое носили все женщины поселка — наверное, пыталась как можно дольше не приравнивать себя к ним. Только сменила большие сапоги на практичные ботинки.

— Кэл? А где Грей?

— Скоро придет. — Йоки открыл дверь, приглашая ее пройти, но девушка вдруг заупрямилась.

— Давай лучше во дворе поговорим.

Кэл пожал плечами, но спорить с ней не стал.

Было уже темно, на небе начали загораться первые звезды. Свежий ветерок перебирал ветви деревьев, и от этого казалось, что лес вокруг тихо разговаривает. Ариана стояла, теребя в руках пояс и не зная, как начать разговор.

— Наверное, сейчас надо сказать что-то вроде «Мне очень жаль расставаться», — наконец произнесла она и тут же грустно усмехнулась. — Извини. Я только сейчас поняла, что все кончилось.

— Это как сказать, — возразил Кэл. — Может, все только начинается?

— Нет… Когда я пробралась на корабль, я думала, что смогу оторваться от своего скучного мира, смогу побывать на других планетах. Это было чересчур самонадеянно, но все же… А теперь я уже точно знаю, что будет дальше. Знаю, что не попаду ни на одну из этих звезд. — Она запрокинула голову, глядя на белые бриллианты звезд в черном небе.

— Попадешь. Считай, что я тебе это обещаю.

— Но ведь это не в твоих силах, Кэл. Я знаю, ты хочешь мне добра, но напрасная надежда — это не добро.

— Хм… Ну ладно. — Он прищурился, думая о чем-то своем. — Завтра с утра придешь нас проводить, хорошо?

— Конечно.

Она хотела еще что-то сказать, но тут послышались торопливые шаги и из темноты вынырнул Грей.

— Слава богу, я боялся, что не застану тебя. — Он пригладил растрепанные волосы. — Как ты? Уже устроилась?

— Да, все в порядке.

Кэл тихо прошел в дом и прикрыл за собой дверь.

— А что ты здесь стоишь? Проходи в дом.

— Нет, не надо. Тут же не принято… — Она засмущалась.

— А, ну да, как я и сам не догадался. Нельзя входить в дом к посторонним мужчинам, да? Молодец, тебе будет легко привыкнуть к здешним правилам.

— Да уж. Совсем как дома. — Голос ее задрожал.

— Ну, что ты?

— Я боюсь!

— Чего ты боишься?

— Не знаю! Я не доверяю этим людям. Не обращай внимания, это я так… Когда вы уходите?

— С рассветом. — Он мягко обнял се. — Не волнуйся, Ариана. Все будет хорошо. Я вернусь и отвезу тебя к жениху. И у вас все будет хорошо. Ну улыбнись же!

Девушка улыбнулась, но улыбка получилась невеселой.

— Ты придешь нас проводить?

— Да.

Где-то поодаль звякнул колокол.

— Полночь. — Ариана отстранилась от него. — Мне пора. До завтра, Грей!

— До завтра.

Йоки в хижине уже достал из рюкзака одеяло и кинул его на пол. Он собирался спать у входа, как и подобает охраннику. Не то чтобы он опасался миролюбивых аггинтов… Просто так привычнее. И спокойнее. Грей немного позавидовал ему. Выполняет себе работу, никаких угрызений совести не испытывает. Он сел на кровать, пытаясь ни о чем не думать. Особенно о том, что оставляет Ариану среди практически незнакомых людей.

— Спи, — буркнул Кэл, ложась около двери. — Завтра выходим рано.

Но уснуть Грей не смог. Перед его глазами стояло лицо Арианы, тщетно пытающейся скрыть отчаяние. Ей предстоит жить здесь целых семь месяцев. Хорошо, что Дорн сразу принял ее в общину. И женщины не оттолкнули девушку, наоборот, окружили ее вниманием и заботой. Юноша покосился на спящего йоки. А может… Может, попросить его оставить Ариану на корабле? Грей со вздохом отбросил эту мысль. Кэл ни за что не согласится. А Роджера здесь нет.

Внезапно ночную тишину прорезал тонкий женский крик, вспыхнул и моментально оборвался. И опять наступила тишина. Этот голос… не может быть!

Дверь, которую йоки не потрудился открыть, а просто вышиб, с грохотом ударилась о стену и криво сползла на землю. Грей вскочил так быстро, как только мог, и помчался за Кэлом. В домах начали загораться огоньки, но Грей не видел их, он бежал, не разбирая дороги, а в ушах у него еще звенел далекий крик Арианы.

Он вбежал в дом, куда поместили Ариану, и, переводя дыхание, остановился на пороге. Что бы тут ни происходило, он опоздал. Кэл стоял у стены с поднятыми руками, глядя зверем на ощетинившихся короткими копьями охотников. Грей знал, что йоки запросто мог раскидать их в разные стороны, но сейчас он, похоже, старался успокоиться. На полу около его ног лежал Дорн и тихо постанывал. Около стены скорчилась Ариана, трясущимися руками стягивая на груди куртку, у которой отлетели пуговицы. Она мельком глянула на него и тут же спрятала глаза.

Грей почувствовал, как в нем начинает закипать глухой гнев. Он шагнул к охотникам, сжимая кулаки, и те посторонились. Они не ожидали агрессии от себе подобных, понял Грей, они даже не смогут проткнуть его копьем.

— Что это значит? — свистящим шепотом спросил он у перевернувшегося на бок Дорна и сам же удивился своему голосу. — Что ты сделал? Говори! — заорал он, хватая старейшину за плечи и тряся, как кот мышь Дорн только отворачивался и закрывался руками. Изо рта у него текла кровь, нос был неестественно повернут

Кто-то мягко тронул Грея за рукав. Юноша обернулся. Перед ним стоял высокий мужчина в белом одеянии. Этот старейшина встречал их вечером на дороге.

— Как могли вы совершить столь тяжкое преступление? — с сожалением спросил он Грея. — Неужели законы нашей общины не дошли до ваших сердец?

Грей ошеломленно уставился на высокого — он что. рехнулся? Но старейшина укоризненно качал головой, а в глазах его была подлинная горечь.

— Вы что… — медленно произнес Грей, понимая, что седой неправильно истолковал произошедшее. — Это же не мы нарушили законы! Дорн, он… Ариана, что здесь произошло? — Он нагнулся к девушке, но она в ужасе отшатнулась от него и закрыла лицо руками. Холодная, слепящая ненависть начала разрастаться в его душе. Грей силой отвел ее ладони и заставил смотреть ему в глаза.

— Что произошло, Ари? — спокойно, но настойчиво повторил он. — Расскажи нам. Пожалуйста.

Девушка тихонько затряслась от рыданий, но глаза ее оставались сухими.

— Я заснула, а когда проснулась, он был здесь, — прошептала она. — Он хотел… хотел раздеть меня, а когда я крикнула, зажал мне рот. Я очень испугалась. А потом ворвался Кэл и начал бить Дорна, потом прибежали остальные, вот и все. Я больше ничего не знаю…

— Ну? — Грей опять повернулся к старейшине. — Что вы на это скажете? Это и есть ваше гостеприимство?

— Она — член нашей общины, — спокойно сказал старейшина. — Дорн имел полное право взять ее. Девушка не смела отказывать ему. Вы оказали ей плохую услугу. Теперь все будут знать, что один из самых уважаемых старейшин пострадал по ее вине. Это очень плохо.

— И ты называл этих мудаков миролюбивыми? — Кэл сплюнул на пол и подошел к Грею, рукой отодвинув копья. — А если бы мы ушли вечером?

Юноша вызывающе глянул на йоки.

— Да, я ошибался, — спокойно признал он. — Но теперь Ариана здесь не останется. Можешь говорить что угодно, но она вернется с нами на корабль. Понятно?

— Я спорю? — Кэл шагнул к съежившейся Ариане и легко поднял ее с пола. — Иди собирай вещи. Мы выходим. А кто имеет что-то против, — он внимательно обвел взглядом собравшихся, — говорите сейчас.

Против никто ничего не имел.

Они уходили из общины в глубокую черноту леса. Жители столпились по обеим сторонам дороги, молча, провожая их недоверчивыми и укоризненными взглядами. Грей не поднимал глаз и чувствовал себя настоящим преступником. Стоило ему посмотреть на Ариану, тихо лежащую на руках у Кэла, как справедливое негодование поднималось в его груди и юноша вскидывал голову, вызывающе глядя на столпившихся людей. Но в их глазах был лишь немой вопрос: «Зачем вы к нам пришли? Зачем обидели?» И Грей опять чувствовал стыд.

На несколько минут он покинул Кэла и Ариану, чтобы достать из тайника оружие. Окажись рядом Дорн, он бы с удовольствием пристрелил его, но вымещать злость было не на ком. Разве что на самом себе.

Вскоре они свернули в сторону от дороги и остановились среди низкорослых деревьев. Кэл осторожно положил Ариану на траву. Она ничего не говорила и даже не шевелилась, лишь неотрывно следила за ним глазами. Грей принялся собирать валяющиеся вокруг в огромных количествах сухие ветки, йоки разводил костер. Почему-то они старались не смотреть друг на друга.

Грей свалил охапку хвороста рядом с разгоравшимся огнем, выбрал ветку побольше и начал ломать ее на мелкие части. Он сосредоточенно смотрел на пламя, как будто оно погасло бы без его взгляда. Со стороны, где лежала Ариана, не доносилось ни звука. Он повернул голову — девушка лежала, закрыв глаза, и, похоже, спала. «Ну и хорошо, — подумал он с нежностью, которая удивила его самого, — бедняжка, и зачем я тебя сюда притащил?»

— Ты не виноват, — тихо сказал Кэл. Неужели он думал вслух?

— А кто виноват? Это я предложил оставить ее здесь.

Кэл повернулся так, что лицо его скрывалось в тени, и Грей не мог прочитать его выражение. Да и вряд ли оно что-нибудь выражало, у этого-то непробиваемого.

— Ничего серьезного не произошло, — рассудительно сказал йоки. Пожалуй, слишком рассудительно. — Дорн не успел причинить ей какой-нибудь ощутимый вред. Сейчас у нее шок, но к утру это пройдет. Надеюсь.

Грей почувствовал злость. Как, оказывается, все просто — «не причинил ощутимого вреда», «к утру пройдет». Ариана, между прочим, живая! И у нее есть чувства! Каково теперь ей будет общаться с другими мужчинами, зная, что любой из них может превратиться в зверя?

Кэлу он это не сказал. Йоки ничем не прошибешь, а уж такими-то пустяками — и подавно. Иногда Грей сомневался, а человек ли Кэл вообще? Роджер и то более эмоционален. Правда, Ариана умудрялась разговорить его, но теперь девушка вряд ли будет так доверчиво относиться к йоки.

— Иди спать, — прервал его размышления ровный, ничего не выражающий голос йоки, — я подежурю. Только… когда я попрошу, сменишь меня, ладно?

И тут Грей понял, что все великолепное спокойствие йоки — элементарная маска. Потому что руки, которые Кэл крепко сжимал в кулаки, заметно дрожали, и йоки тер их друг о друга, точно пытаясь согреть. Но говорить Грей ничего не стал. Просто кивнул.

Юноша лег рядом с Арианой, согревая ее своим теплом, потому что (так он себе говорил) по ночам было адски холодно. И, как ни странно, не испытал никаких чувств по поводу того, что к нему крепко прижимается красивая девушка в разорванной одежде. А девушка тем временем перевернулась на другой бок и улыбнулась во сне.

Ему показалось, что он только что закрыл глаза, но когда йоки разбудил его, была глубокая ночь. Грей попытался встать, но что-то ему мешало. Это Ариана ночью сжала его ладонь своими, да так и держала до сих пор. Он аккуратно разжал тонкие пальцы и отодвинулся. Девушка даже не пошевелилась.

Кэл стоял на коленях, доставая что-то из рюкзака. Это «что-то» позвякивало. Когда он выпрямился, то Грей заметил некоторую напряженность в его движениях.

— Слушай, я… — начал йоки, с трудом подбирая слова. — Я должен уйти. До утра.

Грей не поверил своим ушам.

— Куда ты собрался?

Йоки махнул рукой в сторону ближайших деревьев.

— Это необходимо, пойми, — сказал он. Глаза у него лихорадочно блестели, а по виску стекала капля пота. — Я не могу объяснить… потом, не сейчас. И не ходи за мной. Я еще тебя попрошу… если к тем деревьям кто-нибудь приблизится… отгони, ладно?

Грей кивнул, ничего не понимая и рассчитывая хоть на какое-то объяснение происходящему. Однако Кэл ничего объяснять не стал — просто ушел. В шорохе, доносящемся от деревьев, Грей опять расслышал звон металла. Потом все стихло.

Пару часов Грей просто сидел, тупо глядя на огонь и стараясь не заснуть. Он не мог даже предполагать, что делает Кэл. Ибо поведение того вообще отличалось странностями.

Потом звон металла возобновился — равномерный, будто кто-то с силой дергал цепь… Дергал цепь?! Какую, к черту, цепь? И что вообще там делает этот треклятый йоки?

Справа тоже зашуршало — проснулась Ариана. Она сидела, накрывшись одеялом, и недоуменно оглядывалась по сторонам. Беспокойство за нее на миг вытеснило у Грея из головы все остальное.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — хрипло ответила она, затем прокашлялась, — даже прекрасно. Что это?

— Что? А, это… Это Кэл, — единственное, что он мог ответить.

— А что он делает?

— Понятия не имею.

Ариана с любопытством посмотрела на него — мол, как это «понятия не имею»?

Даже не задумавшись, стоит ли ему вообще это делать, Грей вскочил с земли и быстро пошел к деревьям, на всякий случай сняв бластер с предохранителя. Он не знал, что обнаружит там, хотя был готов практически ко всему. Но, раздвинув ветки кустарника, понял, что далеко не ко всему.

К такому он был не готов.

Йоки лежал на земле, вытянувшись во весь рост. Его руки были прочно прикованы наручниками к одному дереву, а ноги — к другому. Лицо наполовину скрывала маска-кляп. Не замечая Грея, Кэл дергал цепи, пытаясь освободиться, но тщетно — высокопрочный сплав не поддавался. Запястья у него были растерты в кровь и маленькие алые капли стекали по рукам.

За спиной у Грея тихо ахнула Ариана. Этот звук вывел юношу из ступора. Кэл тоже услышал его — он повернул голову и уставился на спутников. Во взгляде его полыхала такая ненависть, что у Грея по спине пробежали мурашки. Он даже не мог предположить, кто приковал йоки к деревьям и зачем, а самое главное — как ему это удалось. Но первой его реакцией было освободить Кэла. Он наклонился над наручниками — Кэл перестал дергать цепи и лежал неподвижно — и понял, что они поставлены на часовой режим. Не подойди он, йоки пролежал бы скованным по рукам и ногам еще часа два. Наверное, сперва надо было освободить Кэла от кляпа, но Грей об этом не подумал. Карта-ключ лежала в шаге от тела йоки. Он поднял ее и быстро воткнул в щель на наручниках. С тихим лязганьем металлические кольца распались.

Он еще успел заметить злое торжество в глазах йоки, прежде чем тот сокрушающим ударом освободившихся ног швырнул юношу на землю. Грей почувствовал, что не может дышать из-за резкой боли в груди. В глазах стояли черные круги. Превозмогая боль, он встал на колени, не в силах понять — почему? Почему Кэл это сделал? Почему вдруг превратился во врага? Что произошло? Хорошо еще, что он освободил ему ноги, а не руки — был бы уже мертвым. Ариана бросилась к нему с взволнованным криком.

— Стой, не двигайся! — отчаянно крикнул он, видя, что она слишком приблизилась к йоки. — Вправо, вправо отойди! Осторожно!

Но было уже поздно. Кэл выкинул ногу вбок, и девушка, споткнувшись, рухнула на землю. Йоки мгновенно захватил щиколотками ее шею и сдавил. Грей рванулся ей на помощь, но даже он не смог разжать страшные тиски. А Ариана хрипела, задыхаясь, и в глазах ее светилась мольба о помощи.

И вдруг все кончилось. Кэл буквально отшвырнул от себя и Ариану, и Грея. Девушка закашлялась, с жадностью глотая воздух. Грей быстро оттащил ее подальше, на всякий случай, но йоки больше не пытался напасть. На несколько мгновений к нему, казалось, вернулся рассудок. Он что-то хотел сказать, но кляп не давал ему этого сделать. Пользуясь моментом, Грей схватил лежащие на земле кандалы и быстро зажал ими щиколотки йоки, заведя цепь за то же самое дерево, к какому она была прикреплена раньше.

«Ну и что же теперь делать? — лихорадочно думал он. — Так и оставить его? Боже, он же с ума сошел, это точно, но как? Почему? И он же знал об этом заранее, конечно, он еще вечером об этом узнал. Про таких говорят — вселился злой дух…» Грей в злых духов не верил, но поведение йоки объяснить никак не мог. Мог только ожидать, что будет дальше.

А Кэл опять начал дергаться, извиваться на земле, но если раньше он делал это для того, чтобы разорвать цепи, то теперь в его движениях не было никакого смысла. Он просто бился в цепях, как рыба, вытащенная на воздух, выгибаясь дугой и выламывая суставы. Сначала Грей просто наблюдал за ним, ничего не понимая. Потом на какой-то миг он встретился с Кэлом глазами и, поймав его взгляд, слепой от боли, вдруг понял, точно молнией озарило. Он уже видел такое у одного из своих друзей.

Это была ломка.

А Кэл был наркоманом.

Где-то через час судороги у Кэла начали стихать. Об улучшении Грею сообщила Ариана, все это время сидевшая рядом с Кэлом и тщетно пытающаяся облегчить его страдания. Сам Грей то и дело отходил, чтобы подбросить веток в костер, не дававший зверям подойти к их вещам.

Йоки действительно стало лучше, если это слово здесь вообще уместно. Он больше не бился, точно в агонии, лишь иногда — все же слишком часто — резко сжимался и закрывал от боли глаза. Ариана нашла ключ-карту и, невзирая на протесты Грея, освободила йоки от наручников. Лишь кляп она оставила из чисто практических соображений — на звук мог прибежать кто-нибудь хищный, например вирги, а что они с Греем против стаи виргов сделают… Она сняла кляп только после того, как Кэл затих и уже несколько минут лежал без внешних признаков ломки. Глаза его были закрыты, и лишь неровное, прерывистое дыхание говорило о том, что он все еще жив.

— Все прошло? — почему-то шепотом спросил Грей у Арианы, глядя, как она осторожно вытирает рукавом куртки (ничего лучше под рукой не нашлось) лицо Кэла. Лицо девушки за эти страшные часы осунулось, глаза покраснели, и Грей заподозрил, что она изо всех сил сдерживала слезы. Женщины всегда так сентиментальны.

— Да. — Она отвечала громко, хотя голос ее и прерывался. — Я думала, это никогда не кончится…

— Как он?

— Не знаю. Такое раньше уже было?

— Думаю, да.

Грей не был дураком и прекрасно понимал, что наручники и кляп Кэл таскал с собой. А значит, он предполагал, что нечто подобное произойдет. Более того, ему вспомнился один эпизод — когда йоки обнаружил Ариану в грузовом отсеке корабля, он вел себя чрезвычайно агрессивно. А потом на несколько часов исчез. Скорее всего тогда у него тоже наступила ломка… и не зря же Роджер запирал аптечку на замок! Скорее всего там были наркотики. Непонятно только, где Кэл ухитрился их достать потом.

Наверняка это была «голубая пыль» — молодой и весьма популярный наркотик, действие которого сопровождалось именно такими симптомами. Дешевая и эффективная отрава вызывала мгновенное привыкание, но многие не верили в это… а потом было уже поздно. Грей знал одного парня, которого «пыль» свела в могилу. Было вдвойне тяжело переживать его гибель оттого, что не было никакой возможности помочь. Все мысли бедняги были об одном — как достать еще наркотика. И ломка у него проходила точно так же — в виде резкого приступа. Кроме «голубой пыли», ни от одного наркотика такого не было.

Кэл наконец зашевелился и открыл глаза. Попытался встать, но на это у него не хватило сил. Вторую попытку пресекла Ариана, удержав его за плечи.

— Лежи, не вставай, — прикрикнула она на него. — Ты еще слишком слаб.

— Что… случилось? — хрипло спросил йоки.

— Это ты нам объясни, — подошел к нему Грей.

Кэл опять закрыл глаза.

— Я разбудил тебя… попросил подежурить… А дальше?

— Дальше ты нас чуть не поубивал.

— Но как же… — Йоки поднял к лицу руки, затем уронил их. — Понятно. Зачем сняли-то?

— Ну ты даешь! Мы должны были спокойно смотреть, как ты лежишь связанный?

— А кто мог меня связать, кроме меня самого? Значит, мне это было нужно. Хорошо хоть кляп не догадались вытащить.

— Просто не успели. Ты мне сразу ногами врезал… а потом Ариану… — Грей сделал паузу.

— Ари? Я тебя сильно… ударил? — В глазах Кэла появился страх.

Девушка смутилась, неосознанно потирая шею.

— Ты меня не ударил. Поставил подножку и чуть не задушил. А потом вдруг отпустил.

— И начал биться в конвульсиях, — дополнил картину Грей. — Так что же все-таки произошло?

Кэлу наконец удалось сесть.

— Я болен, — с неохотой признался он.

— И часто ты вот так?

— Зависит от того, что я делаю, — и, заметив непонимание спутников, пояснил:

— Обычно приступы бывают после резкой физической нагрузки. Как сейчас — сначала долго ничего не делал, а потом вдруг резко рванулся и… ну, пробежал немного.

— Понятно. Давно принимаешь наркотики? — в лоб спросил Грей.

Кэл замялся:

— Я не принимаю.

— Не пудри мозги! — рявкнул Грей. — У тебя была самая настоящая ломка! Какого черта ты не сказал раньше, что ты наркоман?

— Да не наркоман я! О черт! Я действительно не принимаю наркотики. Несколько недель — точно.

— Значит, раньше принимал?

— Не знаю. Правда, не знаю. Но скорее всего — да. Чего ты так уставился? Понимаешь, я где-то полгода назад влип в одну неприятную историю… хотел с одним подонком-торгашом сделку заключить насчет партии оружия, а он меня подставил… Короче, где-то месяц назад я очнулся на корабле и ни хрена не помнил — только обрывки какие-то: как шлялся по городу, как вышел в космопорт, а в голове — ничего. Родж мне помог вспомнить все, что было до этого. Вот с тех пор у меня и началось.

Такое Грей услышать не ожидал.

— И ты не знаешь, что с тобой случилось?

— Нет. И где был, и почему эта… болезнь. И кто мне лицо покорежил.

Не глядя на спутников, Кэл с трудом встал и, пошатываясь, побрел к костру.

— Светает уже, — бросил он через плечо, — скоро пойдем.

К сожалению, еды с вечера у них не осталось, а охотиться Кэл не мог. Решили, что можно остаться здесь на несколько часов — пока йоки не придет в норму и не добудет хоть какую-то кормежку. Ариана стрельнула у Кэла бластер и отправилась тренироваться в стрельбе — настоящей, имеется в виду. Разумеется, под надзором хозяина бластера. Грей тем временем разгреб ветки, которыми были накрыты уголья, и попытался воскресить костер, благо охапка сухих прутиков лежала рядом, под курткой Кэла. Костер раздуваться не хотел и в отместку покрыл лицо юноши тонким слоем пепла.

— Ты еще трением попробуй, — ехидно заметил возникший из ниоткуда Кэл. Грей дернулся, опустил руку на угли, ахнул и принялся растирать руку холодной сырой листвой.

Кэл подошел к кострищу и бросил на траву пушистое тельце убитого зверька, похожего на зайца. Только вряд ли у зайца могли вырасти такие длинные и острые клыки.

— Подстрелил-таки? — удивился Грей. — Ну ты даешь!

Кэл скромно отмолчался. Тем паче что зверюгу подстрелил вовсе не он… Грей ловко поймал летящую к нему в руки зажигалку, высек огонь и поднес к сушняку. Ветки мгновенно занялись. Юноша подложил несколько более крупных, и вскоре костер разгорелся достаточно сильно. Кэл тем временем свежевал зверька, делая это весьма быстро и уверенно, что свидетельствовало о хорошей практике. Завернув внутренности в пушистую шкурку, он положил ее под дерево и забросал ветками. Мясо же разрезал на кусочки и насадил на длинные прутья. Грей заметил, что прутья были тщательно обструганы — ночью очень скучно дежурить, тем более одному. Сам он уже нашел и воткнул в землю у костра несколько разветвленных веточек, чтобы не держать импровизированный «шашлык» в руках. Пока завтрак готовился, он начертил на расчищенном участке земли свой маршрут и вместе с Кэлом попытался рассчитать сроки прилета на каждую планету с учетом задержки на Лаконе.

Подошла Ариана — по неизвестным причинам очень радостная. Правда, причины эти были неизвестны только Грею.

— Я так понимаю, мы идем обратно? — поинтересовалась она. — Или у вас есть какие-то планы?

— Относительно тебя? Нет, план был один, и он с грохотом провалился. Ты как, в порядке?

«Едва не сдохла со страху», — промелькнуло в голове у Арианы, но она лишь улыбнулась и заверила Грея, что ничего серьезного не произошло.

— Держи. — Кэл как ни в чем не бывало протянул ей прут с насаженным на него мясом.

Ариана взяла прут, поблагодарив йоки кивком головы (от пространных вежливых изречений она успела отвыкнуть, не та обстановка), и присоединилась к трапезе.

Покончив с мясом, она закинула прут подальше в кусты и аккуратно вытерла руки широкими листьями. Грей загасил костер, прикрыл его сырой травой. Очень скоро ничто на этой поляне не будет указывать на их стоянку.

«Еще два дня по этому дерьмовому лесу, — уныло думал Грей, шагая след в след за Арианой. — Еще целых два дня! Пожалуй, раньше я сдохну от этого тумана».

Но не сдох. Через два дня вдали наконец замаячили высокие маяковые башни космопорта. Горожане с удивлением косились на странную троицу — небритые парни жутковатого вида с рюкзаками и девушка, одетая — стыдобища-то какая! — в мужскую одежду. Однако задеть их никто не решился, и правильно, потому как даже кроткая Ариана настолько озверела от всех этих взглядов, ахов и охов, а также от того, что люди старались отодвинуться от них подальше, будто боясь испачкаться, что не раздумывая послала бы по всемирно известным адресам кого угодно и во весь голос. Но никто к ним не цеплялся, и поэтому ей оставалось лишь тихо ругаться себе под нос, что порядком смешило ее спутников.

У космопорта произошла небольшая стычка — Грей должен был оставить очередной контейнер с документами в сейфе космопорта, но сейф, как назло, находился на другой его стороне, а космопорт был достаточно обширным. Кэл настаивал на том, что должен сопровождать его, но при всем при этом никто не хотел оставлять Ариану одну. И таскать ее с собой тоже… Да еще Грей высказал дельную мысль, что девушке надо купить хоть какие-то тряпки, ну и чего еще там женщинам надо. Спор продолжался долго, на повышенных тонах, народ вокруг начал не просто оборачиваться, а останавливаться и с интересом прислушиваться. Наконец решено было не выпендриваться, а идти всем вместе. Правда, Грей попытался отвязаться от спутников, когда вспомнил, что пора бы уже выйти на связь с Четвертым, но Кэл с Арианой в один голос зарычали, что он может сделать это и с корабля. Грей сделал вид, что испугался… С горем пополам он оставил контейнер в сейфе, причем хранитель долго не соглашался открывать сейф, откровенно не понимая, что этот бродяга собирается туда засунуть. Грей уже начал жалеть, что не носит с собой карту-удостоверение — посмотреть бы на рожу этого болвана-хранителя, когда он узнает, что препирался с веллианским офицером! — но вместо этого он всего лишь кликнул Кэла. Присутствие йоки сработало безотказно — хранитель не только открыл сейф, но и дважды порывался вызвать охрану. Потом, видя, что Грей действительно всего лишь положил в сейф металлический контейнер, успокоился и больше признаков недовольства не выказывал.

Ариана, встретившая их у выхода, гневным шепотом сообщила, что вместо обещанных пяти минут они пробыли в здании хранилища почти полчаса. Парни тут же изложили ей историю своих злоключений, но основная причина недовольства девушки, как оказалось, была вовсе не в долгом ожидании, а в том, что, оставшись одна, она моментально привлекла к себе внимание лаконийцев. И если женщины просто обдавали ее презрительными взглядами и обходили подальше, то мужское население не упускало случая прицениться. На родной планете Ариана такого не только не испытывала — даже не видела со стороны, поэтому сейчас была вне себя от гнева и стыда. Узнав о происшедшем, Грей тут же начал искать ближайший торговый центр, а Кэл на полном серьезе предложил догнать хамов и набить им морды. У йоки был один универсальный способ решения практически всех проблем. Ариана лицемерно стала отговаривать его, хотя осознание того, что ее защищают двое сильных, красивых парней, существенно улучшило ее настроение и позволило смотреть на окружающих немного свысока.


Сказать, что Родж удивился их возвращению — значит ничего не сказать. После того как корабль перестал трястись от бури эмоций (трястись — в прямом смысле слова), компьютер потребовал подробного и максимально правдивого рассказа о происшедшем. Рассказывать взялся Грей, как наиболее здравомыслящее лицо из них троих. Ариана то и дело перебивала его, когда что-то противоречило ее восприятию истории. Кал лишь подтверждал любые слова, вызывающие у Роджера сомнения. О чем-то пришлось умолчать, что-то приукрасить, но в целом картина сложилась вполне приличная и гладкая. То есть практически неправдоподобная…

— Ответьте мне только на один вопрос. — сказал Роджер, выслушав сие замечательное повествование. — Зачем надо было таскаться туда-сюда, если получается, что девочку вполне можно было оставить на корабле? А?

Грей и Кэл пожали плечами — не глядя друг на друга, но вполне синхронно.

— Вот именно, — с явным удовлетворением подытожил компьютер. — Не говоря уж о том, чего стоила Ариане ваша глупость. И чего могла бы стоить при наихудшем раскладе. Оставьте нас с ней наедине, очень прошу.

— Я думал, она вам тут ни к чему, — признался Грей, когда они с Кэлом покинули рубку и таким образом ушли из зоны досягаемости Роджера.

— А я думал, она тебе мешать будет.

— Там, в поселке… я едва не стал просить тебя забрать ее с собой. Как раз тогда, когда все это случилось. Так что даже не пришлось.

— Не пришлось бы в любом случае. — К изумлению Грея, йоки откровенно улыбнулся. — Видишь ли, утром мы бы все равно забрали ее с собой. И представь, я тоже не знал, как тебе об этом сообщить.

— Что же ты Роджеру не сказал? Он-то думает, что мы вернулись из необходимости.

— Не думает. Видишь ли, когда ты пересказывал ему наши похождения, то так и сказал: «Пришлось взять ее с собой, что же делать-то». Это была ложь. А у Роджа есть такая функция, как детектор лжи. Не знал? Еще бы, он об этом никому не говорит. Я тоже не от него узнал. И на совесть он нам давил с чистой целью поиздеваться.

Грей мысленно посочувствовал Кэлу — нет ничего хуже, чем жить с человеком — или не с человеком, разницы-то, — который видит тебя насквозь. Тут должно быть абсолютное доверие. Правда, Грей хорошо представлял, как можно полностью доверять Роджеру. Электронный мозг обладал искренностью и прямотой, которую нечасто встретишь.

Кэлу Грей эти мысли высказывать на стал. И зря. Потому что уж кто-кто, а тот прекрасно знал — детектор лжи работал только в одну сторону и ничуть не мешал Роджеру вешать на уши собеседникам роскошные гроздья лапши.

— Да, кстати, — вдруг сказал Кэл. — Мне вот интересно — а зачем ты контейнер с собой таскал? Нельзя было его сразу отдать… или на корабле оставить?

— Знаешь такое слово — «тормоз»?

— Ну.

— Так вот, у него есть два значения. И одно из них — перед тобой.

Оставшись наедине с Арианой, Роджер мгновенно сменил тон.

— Надо было мне сразу уговорить их оставить тебя на корабле. Я же как чуял — что-то нехорошее случится.

— Родж, ты же не знал…

— И ты бы таких ужасов не натерпелась. Да не храбрись ты, это перед ними можешь крепиться, передо мной-то не надо. Кошмары по ночам не снились?

— Снились. Дважды…

— Расскажи? От страхов нельзя прятаться, их надо понять и перебороть. Я тебе помогу.

Ариана прикрыла глаза. Ей просто необходимо было кому-то довериться, но Кэл или Грей для этого не подходили. Не то чтобы она им не доверяла — доверяла, еще как доверяла, но лишь Роджеру после такого разговора она не будет вынуждена смотреть в глаза. Как в какой-то чужеземной религии, о которой с отвращением рассказывал ее отец — человек рассказывает все жрецу, прячась за ширмой. Этих жрецов называли каким-то смешным словом… забыла напрочь. Отец запрещал ей даже читать про них. Отец… опять отец! Она уже думала, что забыла про него. Сейчас-то он ничего не посмеет ей сделать… а потом? Ариана решительно пресекла тоскливые мысли и вернулась из прошлого к настоящему. К новым кошмарам взамен старых.

— Мне уже две ночи снится одно и то же. Почти одно и то же. Будто мы опять в лесу. Я просыпаюсь и вижу, что рядом никого нет. Иду в лес — будто меня тянет что-то. А вокруг такой густой туман, что ничего не видно. Мне очень страшно. Долго иду, а потом вдруг деревья расступаются и туман исчезает. И я вижу Грея и Кэла. Они дерутся, и я понимаю, что сейчас Кэл убьет Грея, а я не смогу его остановить. А потом сам умрет, и я останусь одна. Но я ничего не могу поделать! Вот эта беспомощность меня и пугает.

— Хм… Я-то думал, тебя по другому поводу кошмары мучают. Вот оно, значит, как… Тебя просто успокоить или дать детальный анализ?

Ариана слегка развеселилась.

— Сначала анализ, а потом успокой.

— Ладно. Ты сейчас отчаянно нуждаешься в защите. Попав на мой корабль, ты эту защиту получила. Кэл и Грей дали тебе чувство спокойствия, безопасности. Так?

— Так.

— Но потом они решили оставить тебя на Лаконе. То есть в чужой среде, означающей опасность. Может, ты и понимала, что опасности там нет, но это было сознание, а не подсознание. Понимаешь, что я хочу сказать?

— Да.

— У тебя неплохой кругозор, если ты знаешь, что такое подсознание. Так вот, первой каплей было то, что ты почувствовала — ты им не нужна. Ты являешься для них обузой. Это, кстати, было неверно. Говорю на случай, если ты до сих пор так считаешь. Атмосфера в поселке очень напоминала тебе родину, так? Это усугубило положение. Потом еще Дорн… Короче, нервы у тебя были на пределе. Я правильно пока что излагаю?

— Ага. Родж, а ты психолог?

— Да нет, это я просто рассуждаю. Разве что дилетант. Но мой дебют был более чем удачен. Не обращай внимания, это я так. Кэл всегда говорил, что у меня есть одна ошибка в программе — болтливость. Так вот, когда вы ушли из поселка, ты была в шоке…

— Нет, — прервала его Ариана. — Я была испугана, но не в шоке. И знаешь, я была немного рада. Потому что благодаря Дорну я осталась с вами.

— Да? Я тоже рад. Но продолжим. Ощущение защищенности у тебя с тех пор усилилось, потому что Кэл спас тебя от Дорна. И вот тут-то и произошло ЧП. Теперь у тебя в сознании прочно закрепилось то, что Кэл стал означать опасность. И то, что Грей — при всем моем уважении к нему — не смог бы тебя защитить. И теперь ты просто не можешь чувствовать себя в безопасности — ведь тебя, по сути, некому защищать. Ты осталась одна. Хотя подожди, я кое-где ошибся. Тебе ведь снилось, что Кэл убивает Грея, а не тебя. Ты боишься за Грея, а не за себя. Вот это мне не очень понятно. Хотя и правильно.

— Почему правильно?

— Потому что Кэл тебе ничего не сделает. Грею, впрочем, тоже. Иначе он вас убил бы еще там.

— Но у него были связаны руки!

— Думаешь, для него это проблема? Нет, он просто не смог вас убить, потому что его долг — охранять вас. А что касается Грея — он за тебя любому глотку перегрызет, знаешь ты это или нет.

— Я знаю. — Ариана опустила голову, чтобы Родж не заметил, как она покраснела. — Они замечательные ребята.

— Я не помешал? — заглянул в рубку Грей.

— Нет-нет, никоим образом, — вскочила Ариана, гадая, сколько он успел услышать. Но у Грея был до того невинный вид, что девушка разом отбросила все свои подозрения. Не может человек с таким лицом подслушивать. Ну… во всяком случае, этот человек.

— Родж, можно мне связаться с Веллией? Хочу поговорить с Четвертым… и с Линой.

— Конечно, все равно нас не засекут. Только камеру не включай, ладно?

Ариана быстро выскользнула из рубки — не может же она подслушивать чужой разговор. Кажется, Грей действительно по уши влюблен в свою невесту. От зависти, охватившей ее, Ариане стало стыдно. Этой девушке действительно повезло. Грей — прекрасный человек. Будь она на ее месте… О, будь она на ее месте, она была бы счастлива. Любить и быть любимой — что может быть прекраснее? Но к сожалению, она не на се месте. Ариана поспешила выкинуть из головы опасные мысли и шмыгнула в свою каюту.

Грей сел за монитор, нацепил наушники.

— Родж, дай мне Веллию, 33201748.

— Пожалуйста.

Длинные сигналы казались Грею некой разновидностью пытки, придуманной специально для таких влюбленных неудачников, как он. Впрочем, поправил он себя, почему неудачников? Он не неудачник. Совсем не неудачник.

Ну ведь правда?

Наконец приглушенный гудок прервался на середине и далекий, такой далекий, нежный и до боли родной голос произнес:

— Приемная Четвертого военного советника, секретарь Лина Керн. Чем могу быть полезна?

— Лина, — не проговорил, а почти выдохнул он. Последовало молчание, а затем Лина неуверенно спросила:

— Грей? Грей, это ты?

— Я.

— О боже! Как же долго ты не звонил! Где ты, милый? Подожди, у меня экран почему-то не работает.

— Все в порядке, просто у меня сломана камера. Ты-то свою включи.

Через мгновение на экране возникла Лина — еще более прекрасная, чем Грей ее помнил. Глаза ее лучились радостью.

— Ну как?

— У тебя новая прическа?

— Тебе нравится? — кокетливо спросила она.

— Ты прекрасна!

— Спасибо. Когда ты вернешься?

— Уже скоро. Скучаешь?

— Конечно. Я еще свяжусь с тобой через пару дней, а пока соедини меня с Четвертым, хорошо?

— Для тебя — все, что угодно. Пока, любимый.

— До встречи… любимая.

Лина ткнула пальчиком куда-то ниже камеры (Грей знал, что таким образом она переключала канал связи на кабинет Четвертого, но с его стороны экрана это выглядело довольно забавно) и произнесла:

— Тал советник, на связи офицер Ильяго.

— Соединяй.

Лина подмигнула Грею и переключила канал. Экран мигнул, и изображение сменилось — кабинет Четвертого. Хозяин кабинета доброжелательно улыбнулся, но глаза его были холодными.

— Грей? Рад тебя слышать. Почему нет изображения?

— Камера сломана, тал.

— Плохо… Как продвигаются дела?

— Пока все идет по плану. Правда, возникла непредвиденная задержка, но это всего на пару дней.

— Ничего. В остальном все нормально?

— Нет. — Грей решил выложить Четвертому все сразу. — Тал, меня пытались убить.

— Убить? — Четвертый был крайне удивлен. — Кто?

— Не знаю. — Грею стоило больших усилий не вложить в эти слова некоторую долю сарказма. — На Арриде я засек за собой хвост — Джиго. Вы его знаете?

— Конечно, кто ж его не знает.

— А на Кари на меня напала целая группа.

— Может, это были простые хулиганы? — предположил советник.

— Не думаю. Один из них сказал, — Грей напряг память, — сказал, что я зря связался с этим.

— Ты не пострадал?

— Нет.

«Я — нет», — добавил он мысленно.

— Я проверю всех, кто может быть причастен к этому, — заверил его Четвертый. — Главное — не паникуй. И продолжай выполнять задание.

— Есть, тал.

— В следующий раз выйди на связь с Сагана.

— Хорошо.

— Кстати, я договорился с посольством — на Сагоне ты задержишься на день или на два. Они кое-что тебе передадут — пакет документов для меня. Сам понимаешь, постороннему человеку я их доверить не могу. Поживешь прямо в посольстве, там есть номера для гостей.

— Понятно.

— А на Рапиде задержишься часов на двенадцать, с тобой очень хочет переговорить один из моих заместителей. Посмотришь по обстановке. Все.

— Слушаюсь, тал, — негромко проговорил Грей уже в черный экран. Вот так — не паникуй. Легко говорить. А пробежался бы сам Четвертый советник под огнем противника, который имеет преимущество в количестве и людей, и оружия, тогда посмотрим, как бы он не паниковал. Впервые Грей позволил себе такие крамольные мысли. Наверное, сказывалось влияние Кэла и Роджера.

— Ладно, — он встал с кресла, — пойду к Ариане.

— Позови мне Кэла, хорошо? — безмятежно попросил компьютер

Кэл пришел буквально через пять секунд — не иначе, болтался без дела.

— Что случилось?

— Мальчик, мне надо с тобой серьезно поговорить. Это касается Грея и тех, кто его преследует. Но сначала поклянись, что не передашь ему наш разговор.

— Клянусь, — пожал плечами Кэл. — Только прекрати называть меня мальчиком.

— Ты даже не представляешь, в какое дерьмо он влип…

Глава 7

Дорога с Лакона была для всех троих (пожалуй, даже четверых) не в пример спокойнее, чем полет на эту не слишком, как оказалось, гостеприимную планету. Грей с Кэлом умудрились ни разу не поссориться. Ариана же ни с кем не ссорилась и подавно. Правда, йоки то и дело собачился с Роджером, но это воспринималось как должное. На второй же день, когда выяснилось, что хоть каким-то делом занят только Грей, а остальным предстоит смертная скука, Кэл начал учить Ариану управлять кораблем. Девушка была в восторге, и только Роджер сперва относился к этому неодобрительно, хотя причину неодобрения скрывал. Это и послужило поводом для конфликтов с Кэлом. Ариану такое отношение компьютера здорово обижало, но девушка умело скрывала обиду. Потом Кэл с помощью длительного и строго конфиденциального разговора сумел-таки вправить мозги электронному мозгу, и Родж сам начал втолковывать Ариане премудрости навигаторского дела.

— Она делает успехи, как ты думаешь? — спросил как-то Кэл Роджера, дождавшись момента, когда Грей и Ариана сидели в каюте и о чем-то болтали. Сам йоки сидел в пилотском кресле и рассеянно полировал пальцами маленький блестящий рычажок. Он так и не смог до сих пор привыкнуть к тому, что на корабле кроме него есть еще люди. Не хватало одиночества. Правда, если бы его спросили, хотел бы он убрать Грея и Ариану с корабля и больше никогда их не видеть, он не смог бы дать однозначный ответ.

— Делает… Способная девочка, — с примесью горечи сказал Родж.

— Видел бы ты, как она стреляет. Просто талант. Еще чуть-чуть потренироваться — и я могу умыть руки. В охране нуждаться не будет.

— И это успел? — удивился Роджер. — Готовишь по полной программе?

Кэл виновато опустил глаза.

— Все равно в жизни пригодится.

— Брось, передо мной-то не юли. Я же не против, просто как-то неожиданно все это. Она мне нравится, но, знаешь, такая жизнь будет не по ней. Ей надо выйти замуж, нарожать детей, жить себе где-нибудь подальше от крупных городов. Ты же и сам это понимаешь.

— Это ей решать, не мне. И не тебе.

— Я и не пытаюсь ничего решать.

— Все равно ей пока негде жить. А если она не захочет остаться — ее дело.

— Может… — Родж не договорил, но Кэл понял его и без слов.

— Я не останусь.

— Я и не надеялся.

— Не ври. Родж, честное слово, мне и самому жаль, но ты же понимаешь — другого выхода нет.

— Понимаю. А ей ты как объяснишь?

— Может, и не придется. Ты же сам рассказал, что за чертовщина у Грея, — не исключено, что нас просто-напросто прибьют на Рапиде или Сагоне.

— Не накаркай, дурак.

— Иди ты…

Эта концовка разговора была для них чуть ли не стандартной.

Сообщение о том, что Грей останется на Рапиде на целый день, Кэл принял, что называется, «в штыки». Грей немало возмущался таким отношением йоки, считая его чересчур навязчивым и благодаря небеса, что не сказал йоки о предстоящей задержке на Сагоне — тогда бы тот точно разнес корабль к чертовой матери. Но даже здесь Кэл проявил незаурядное упрямство.

— Или ты остаешься на корабле, или живешь там, где я буду иметь возможность охранять тебя, — твердо заявил он. — Одного тебя я не оставлю.

— Ты мне что — нянька?

— Я твой йоки! Я отвечаю за твою жизнь.

— Ты отвечаешь за груз, а он остается на корабле.

— Интересно, что я буду делать с грузом, когда тебя убьют?

— Да не могут меня там убить! Это правительственная военная база, там я в безопасности.

— От кого в безопасности? — Тут Кэл оборвал спор и начал ругаться на каком-то языке, не обращая внимания на присутствие Арианы, которой такое слушать не полагалось. Впрочем, большинство этих ругательств она от него уже слышала, и не только слышала, но еще и успела выучить. Отведя душу, йоки успокоился и махнул рукой на строптивого подопечного. Грей, с откровенным интересом наблюдающий за вспышкой железно спокойного йоки, заикнулся в том смысле, что ему же так будет лучше — Кэл сможет отдохнуть денек от обязанностей йоки. заняться своими делами, может, слетать куда-нибудь. Но Кэл одарил его таким уничижительным взглядом, что юноша смирился. Наконец было решено — Грей может катиться на все четыре стороны, но только взяв с собой рацию, чтобы при малейшем признаке опасности связаться с Роджером. Да и без признаков опасности — просто периодически давать о себе знать. Против рации Грей не возражал.

— А я? — подала голос Ариана.

— Ты — ни на шаг с корабля, — отрезал йоки.

— Хорошо-хорошо.

— И помни — за тобой охотятся не простые бандиты, — вставил Роджер. — Не слишком полагайся на правительственную охрану — кто знает, чьим приказам она будет подчиняться.

— Знаю. Хотя от всех бегать… Так и параноиком недолго стать.

— Ну уж лучше, чем трупом. Родж, ты не можешь приземляться аккуратнее? Мы же отремонтировали амортизаторы.

— Ладно, я соберу вещи. — Грею чертовски не хотелось продолжать спор. Он ушел в каюту и нарочно громко хлопнул дверью.

— Идиот, — прокомментировал Кэл. — Было бы гораздо разумнее остаться на корабле.

— Ему начальник приказал.

— Может, это глупо, — смущенно призналась Ариана, — но мне его начальник почему-то не нравится.

— Знала бы ты, девочка, как он не нравится мне, — со вздохом ответил Роджер. — Но что мы можем поделать?

Грей абсолютно не понимал, что стоит за встревоженностью йоки. База правительственная, охраняется войсками, на ней он будет в полной безопасности. Как Кэл этого не поймет? Жаль, конечно, расставаться с Арианой, но ведь это ненадолго. Она предложила проводить его, но Кэл запретил. Сволочь этот йоки, откровенно говоря, хотя работу знает неплохо и честно старается выполнять. Он искоса взглянул на шагающую рядом «сволочь» — Кэл старательно обшаривал глазами улицу, по которой они шли. На лице его было обычное каменное выражение, чуть согнутая рука касалась бластера.

У ворот базы охрана потребовала у Грея пропуск, которого, естественно, не было. Пока юноша доказывал, что надо всего лишь взять рацию и связаться с начальством, Кэл еще раз проверил исправность рации и скороговоркой повторил наставления Роджера — никому не верь, никуда не влезай, будь осторожен и еще раз никому не верь. Подождав, пока Грей скроется за массивными железными воротами, он повернулся и пошел обратно в космопорт, прикидывая, сколько времени пройдет до того, как его подопечному потребуется помощь. В том, что это произойдет, он не сомневался.

Постепенно напряжение, мучившее его и Роджера, стало проходить. Вскоре электронный мозг осторожно предположил, что опасность, вполне возможно, ждет Грея не на Рапиде, а на Сагоне.

— Может быть, — задумчиво согласился с ним Кэл. — Даже вероятнее. Но и Рапид со счетов скидывать не будем.

— С чего вы взяли, что ему грозит опасность на Сагоне? — спросила Ариана.

— Скажем так — у нас есть основания предполагать.

— Ясно, — пожала плечами девушка, хотя ясного тут ничего не было. — Можно мне выйти?

— Нет, конечно. А зачем?

— Так.

— Это не ответ.

— Я хочу посмотреть на закат, — буркнула Ариана. — Только не надо смотреть на меня, как на идиотку.

— Ну почему же идиотку, совсем не…

Пронзительный писк не дал Роджеру договорить. Кэл напрягся в кресле. У всех троих вихрем пронеслась одна и та же мысль: «Началось!» Родж быстро переключил связь на динамик.

— Я слушаю.

— Родж? Родж, это я.

Кэл с Арианой тревожно переглянулись.

— Что-то случилось?

— Нет, ничего. Просто хочу сообщить, что в ближайшие часов семь на связь не выйду. Так что не беспокойтесь.

— Это еще почему?

— Меня пригласили на конференцию по вопросам применения последних разработок химического оружия, ну ты знаешь их вечные колебания — быть или не быть.

— Вот придурки! — не удержался Роджер. — Им Рауси мало?

— Что такое Рауси? — шепотом спросила Ариана у Кэла.

— Планета, где подобное оружие применили, — ответил он таким же шепотом. — В итоге погибло практически все живое. Вот с тех пор все оружие массового поражения и запрещено.

— Родж, ну ты же сам знаешь этих бюрократов — им главное не результат, а сам процесс, — говорил в это время Грей. — Во всяком случае, я не смогу с вами связаться, пока будет идти конференция. Меня просто не пустят в зал с рацией. Так что не беспокойтесь лишний раз, хорошо?

— А не идти ты не можешь?

— Нет. Там будет очень много народа, не думаю, что кто-то решится напасть.

— Хм… Ну ладно. Удачи тебе.

— Спасибо. Вам того же.

Отключив связь, Родж некоторое время помолчал, очевидно, собираясь с мыслями, а затем обратился к Кэлу:

— Ну и что ты об этом думаешь?

— Он идиот, — равнодушно отозвался тот. — Я не могу сохранить ему жизнь, если он сам этого не хочет. Так что пусть сам принимает решения.

— Зря ты так.

— Может, и зря. А может, и нет. Но это мое дело. Так что пока у нас есть несколько свободных часов, Ари, тебе действительно нравится смотреть на закат?

— Еще как.

На лице йоки появилась азартная усмешка, очень хорошо знакомая Роджеру. И последующие слова Кэла только подтвердили опасения компьютера.

— Тогда у нас есть как раз достаточно времени, чтобы сгонять на Шази. Как тебе, Родж?

— Совсем свихнулся, — обреченно резюмировал компьютер.

— Спасибо. Заводи двигатели.

— Что за Шази? — поинтересовалась Ариана, заразившись энтузиазмом Кэла.

— Увидишь, — пообещал тот.

— Кэл!

— Это маленькая планета. Абсолютно мертвая, хотя и с атмосферой. Но какие там закаты! — Кэл подмигнул ей. — Держу пари, ты запомнишь это на всю жизнь. Было бы время, еще и рассвет бы поглядели.

Час спустя, когда они подлетали к Шази, Ариана уже сгорала от нетерпения. Однако Кэл настоял на том, чтобы до посадки она находилась в своей каюте и не могла увидеть планету в иллюминатор.

— Не хочу портить впечатление, — сказал он.

Но когда корабль приземлился и Кэл зашел к ней в каюту, она увидела у него в руках кусок плотной черной ткани.

— Что это? — осторожно поинтересовалась она.

— Это? — Кэл посмотрел на ткань так, будто видел впервые. — Это повязка.

— Для чего?

— Да не бойся ты. — Он усмехнулся, и Ариане вдруг пришло в голову, что он никогда не смеялся по-настоящему. — Это для полного эффекта. То место, откуда надо наблюдать за закатом, находится в полукилометре отсюда. Поэтому тебе будет лучше завязать глаза, пока мы туда не придем. Поверь, оно того стоит.

— Но как же я пойду?

— Доверься мне.

Идти с завязанными глазами оказалось неожиданно просто, к тому же Кэл все время держал Ариану за руку и не давал упасть, когда она спотыкалась. Девушка была уверена, что они прошли как минимум километра два, когда Кэл наконец остановился.

— Можно? — Она потянулась к повязке, но йоки остановил ее.

— Подожди минутку, ладно?

Девушка пожала плечами. Ожидание затянулось, но вот наконец она почувствовала, как Кэл развязывает повязку.

— Закрой глаза, — попросил он, и Ариана послушно зажмурилась. — А теперь — открывай!

Девушка открыла… и задохнулась от потрясающей красоты окружавшего ее ландшафта. Они стояли на краю скалистого обрыва. Далеко-далеко, до горизонта, простиралась необъятная гладь океана, несшего редкие тяжелые волны к подножию скал. А над океаном горело небо. Красные, оранжевые и багряные сполохи извивались, словно змеи, окаймляя редкие кроваво-красные облака. И в эпицентре этого неистового пожара, плавясь, погружалось в воды океана огненное солнце.

— О Дарита… как красиво… — прошептала Ариана, почти не дыша. Она отчаянно пыталась запомнить навсегда эту картину, запечатлеть в памяти каждый оттенок великолепного заката, каждую вершину суровых серых скал, вздымавшихся справа и слева, каждую волну величественного и спокойного океана. Хотелось плакать от невозможности видеть это каждую минуту своей жизни.

Но вот наконец краски поблекли, солнце опустилось в океан, и девушка с сожалением оторвала глаза от волшебного зрелища.

— Это было… — Она не могла найти достойных слов и попыталась выразить обуревавшие ее чувства жестом. — Это было потрясающе!

— Я знал, что тебе понравится, — улыбнулся Кэл. — Это самая красивая планета, которую я знаю. Пожалуй, даже красивее, чем Корд. Ну что, возвращаемся?

— Уже пора? — Ариана с сожалением поглядела в последний раз на океан и медленно пошла за йоки. Он замедлил шаг, чтобы поравняться с ней, и дальше они шли рядом, молча, и каждый вспоминал то прекрасное явление природы, которое называлось закатом.


— Явились? — весьма нелюбезно встретил их Роджер. — Спасибо хоть, что сегодня, а не завтра.

— Пожалуйста, невозмутимо ответил Кэл. — От Грея ничего не было?

— Нет, не было. А если бы и было — думаешь, я смог бы что-нибудь сделать, когда даже не знаю, где вас искать?

— Я сказал тебе, куда намереваюсь пойти.

— И мне пришлось бы лететь туда, потом возвращаться обратно и ждать вас, потому что там я приземлиться бы не смог, а рацию ты не взял. Очень умно.

— Родж…

— И мы бы потратили чертову прорву времени, чтобы вернуться на Рапид, а Грея бы уже давно пристрелили.

— Родж. — Кэл поднял корабль в воздух и устало посмотрел на компьютер. — Родж, ну почему ты такой зануда? Если тебе что-то не нравится, то скажи прямо, а не цепляйся к каждому пустяку.

Роджер, рассчитывавший на раскаяние йоки, на минуту потерял дар речи, а когда опомнился, Кэл уже покинул рубку.

— Ну и наглость, — только и смог вымолвить он.

— Родж, не сердись, — умоляюще попросила его Ариана. — Там было так здорово!

— Я знаю, девочка, — смягчился компьютер. — Но ему не следовало тащить тебя в такую даль.

— Ты преувеличиваешь, Родж. Ну что могло случиться?

Компьютер неопределенно хмыкнул и промолчал. Он и сам не мог точно сказать, с чего вдруг так взбесился. Он волновался за Грея, к которому уже успел привязаться. Но не столько это, сколько некоторая неопределенность… некоторая напряженность в отношениях всего экипажа уже давно точила ему нервы, если только у машины таковые могли быть. Ему просто было трудно приспособиться к резкой перемене обстановки, к тому, что его младший компаньон, этот сумасшедший мальчишка, так нелепо распоряжается собственной жизнью, что на корабле вдруг появилось столько народу, что события выходят из-под контроля. Проведя краткий, но емкий самоанализ, Родж малость успокоился и даже начал проигрывать легкую печальную песенку на япханском. Сначала Ариана просто покачивала ногой в такт знакомой мелодии, но вскоре уже тихонько напевала трогательную песенку о расставании влюбленных. Мама всегда говорила, что у нее очень приятный голос. «Стыдно быть такой сентиментальной, — сердито укорила себя она, допев последний куплет, и попыталась как можно незаметнее стереть со щеки слезу. — Никто никуда не расстается. Во всяком случае, пока что». Родж заиграл следующую песню, и она начала петь с самого начала. Эта песня тоже была про любовь. Собственно говоря, япханские песни были в основном на две темы — любовь и религия. Религиозные гимны Ариана не стала бы сейчас петь ни за какие коврижки, методом исключения оставался любовный репертуар. В основном про несчастную любовь, но это было вполне логично, что там про счастливую сочинять-то? Она мысленно запретила себе примерять на свой счет печальные судьбы героев и полностью отдалась пению.

Вытянувшись на узкой жесткой койке, Кэл — тоже мысленно — похвалил себя за то, что предусмотрительно оставил дверь каюты открытой.

Они подлетали к Рапиду. Грей не обозначился. Не появился он и тогда, когда они сели, и тогда, когда Родж, не на шутку обеспокоенный, уже начал поддаваться дурным мыслям. Грей не звонил сам и не отвечал на вызов.

И лишь когда компьютер, наплевав на гордость и здравый смысл, уже совсем собрался просить Кэла идти на базу, аппарат связи наконец ожил.

— Привет, — донесся до всех веселый голос Грея. — Не скучали?

— Где ты был, черт тебя дери? — рявкнул Родж. — Мы тут едва не поседели!

— Говори только за себя, — спокойно вставил Кэл, влезая в разговор. — У тебя все в норме?

— Да, все спокойно.

— Когда за тобой приходить?

— Хоть сейчас.

— А не поздно? Уже темнеет.

— Только не говори, что ты боишься темноты.

— Хорошо, жди.

Кэл выразительно посмотрел на Роджа, будто говоря: «А ты волновался», но не произнес ни слова и только с силой закрыл за собой дверь, покидая корабль.

— Конфликт поколений, — признался Роджер. — Вечно забываю, что я ему почти ровесник, а не старше лет на двадцать. Что поделаешь, такова программа, хотя, если бы спросили меня, я бы не стал включать в нее параметры возраста. А он помнит.

— Вы ровесники? — удивился Грей, который решил не выключать связь, пока Кэл не доберется до базы. — Я думал, ты значительно моложе.

— Ну… вообще-то он старше меня на четыре года. Почти на четыре.

— Но ты бы предпочел об этом забыть, да? — вставила Ариана, ухитрившаяся забраться с ногами в пилотское кресло. Правда, ботинки она все же скинула, да и колени пришлось обхватить руками, чтобы удержаться, но в принципе эта поза ее устраивала. В рубке космического корабля девушка чувствовала себя как дома. «Кажется, парень опять был прав, — против своей воли подумал Родж. — Она здесь неплохо смотрится…»

— А в тебе, девочка, в последнее время прорезается некое ехидство, — парировал он. — И вот я все думаю — откуда бы это?

— Побольше уважения к старшим! — шутливо возмутилась Ариана.

— Бабуля!

— Постойте! — не выдержал Грей. — Как это — к старшим? Ариана младше тебя… или получается… — Тут он окончательно запутался. Родж младше Кэла на четыре года… и при этом младше Арианы, а ведь ей только восемнадцать, она сама говорила! — Ариана, сколько тебе лет?!

— Восемнадцать, — недоуменно ответила девушка.

— А тебе, Родж?

— По минимуму или по максимуму?

— Не понял?

— Начало работы или последняя отладка?

— А сам как считаешь?

— Пятнадцать—шестнадцать, где-то так.

— Но тогда Кэл…

— Ему девятнадцать, — спокойно отозвался Роджер. — А что такое?

Грей молчал, переваривая новость. Йоки, которого он уважал, считал бывалым человеком, а поначалу так вообще побаивался, оказался девятнадцатилетним пареньком! Мальчишкой! А выглядел гораздо старше его самого…

— Ты знала? — спросил он, обратив внимание на то, что Ариана не удивилась словам Роджера.

— Ну да, — пожала она плечами. — Он мне сам сказал.

— Занесло в компанию подростков? — иронически спросил Родж.

— Я уже совершеннолетняя, — как-то не слишком весело отозвалась Ариана. — По япханским законам. Да и Кэла пацаном никто не назовет. А вот насчет тебя, Родж, у меня есть некоторые сомнения.

— И какие же?

— Тебе не рановато кораблем управлять?


Кэл, встретивший Грея у ворот базы, никак не мог понять, почему тот так странно смотрит на него. В конце концов он списал это на нервы. Когда знаешь, что тебя собираются убить, вообще может крыша поехать. Но опасности как будто не было. По логике, самый большой риск для Грея был остаться на базе без охраны.

И все-таки Кэла не покидало смутное чувство тревоги. А интуиции своей он привык доверять. И поэтому он вдруг предложил Грею:

— Давай пойдем вокруг центра.

Грей удивленно моргнул. Зачем загибать лишний круг? До космопорта уже рукой подать, осталось только пересечь центральную площадь и небольшой Пятый квартал. Но Кэл настаивал.

— Слушай, я не знаю, как это объяснить, но у меня плохое предчувствие.

— Да брось! Я не верю в такие вещи.

— Зря.

— Идем через центр.

— Грей… — Кэл осекся и махнул рукой. — Ладно. Твоя жизнь.

Грей проглотил упрек. Это и в самом деле была его жизнь. Они прошли через площадь, на которой было довольно много людей, и свернули на узкую длинную улочку Дару-Дэй, что в переводе с коренного рапидианского означало «улица теней». Грей хотел обратить внимание йоки на то, как подходит улице это название, но сдержался, ощутив, как напряжен тот, и решил не мешать йоки работать.

Внезапно Кэл остановился и замер.

— Ты что? — Грей едва не налетел на него.

— Тихо.

Грей тоже обратился в слух, но ничего не уловил. Йоки же быстро достал бластер и проверил уровень заряда.

— За нами идут, — сказал он. Таким тоном, что Грею сразу расхотелось сомневаться в его словах. — Сейчас свернем — и сразу беги. Корабль стоит на седьмой площадке, это слева от входа. И не смей задерживаться, понял?

Грей кивнул.

— Только будь осторожнее, вдруг там уже ждут.

— А ты?

— Я задержу этих, потом догоню тебя. Если не догоню — улетайте без меня. И следи, чтобы на засаду не напороться. В случае чего — сиди, отстреливайся и жди меня. Да кому я говорю, ты же военный.

— Штабной. Удачи.

Кэл быстро взмахнул ладонью над глазами, и Грей понял, что это было ответом на его пожелание. Что ж, хоть одну загадку йоки он разгадал. Дождавшись поворота, он в последний раз оглянулся на Кэла и рванул по извилистой улице. Сзади послышались выстрелы, сначала одиночные, затем началась настоящая пальба. Он еще раз мысленно пожелал Кэлу удачи, потому что она была ему ох как нужна. Он почти позабыл об осторожности и, вылетев на полной скорости из-за очередного поворота, едва успел затормозить и метнуться обратно, увидев впереди темные фигуры. В то же мгновение голубая молния оставила выщербину в стене на уровне его лица. Не глядя, он высунул руку за угол и несколько раз выстрелил, не особо надеясь на успех. К его удивлению, в ответ раздался громкий крик боли. Последовавшие за ним выстрелы были куда как более прицельными, но в него все равно не попали. Несколько минут он вяло отстреливался, соображая, как бы выбраться из этой западни, потом решил подождать, пока противникам не надоест безрезультатный огонь и они не захотят подойти поближе. А пока следовало поберечь заряд. Прекратив стрелять, он затаился, крепко сжимая теплый бластер и почти не дыша. До него доносились какие-то звуки, но он не был уверен, что они приближались. Оставалось ждать.

— Засада?

Грей дернулся и нечаянно спустил курок. Заряд прошил воздух прямо перед носом ловко уклонившегося йоки и ударил в стену дома на противоположной стороне улицы.

— Охренел?!

— Сам охренел — подкрадываться!

— Кто подкрадывался? — возмутился Кэл. — Я бежал за тобой. Неужели не слышно было?

— Нет.

— Да? Ну, бывает.

— Извини, — смутился Грей. — Похоже, в последнее время у меня проблемы со слухом.

— Да нет, просто меня всю жизнь учили ходить без лишнего шума. Забываюсь.

— Ясно.

Сам Грей тоже умел ходить совершенно бесшумно, но делал это осознанно и прилагая некоторые усилия. Впрочем, зная о прошлом йоки, он не был удивлен.

— Так что тут у тебя?

— Впереди несколько человек.

— Понял. — Кэл поменял блок заряда и знаком приказал Грею подвинуться. — Прикрой.

Грей несколько раз выстрелил вслепую, давая йоки возможность покинуть укрытие. Ответный огонь заставил его вжаться в шершавую стену. Теперь перестрелка шла без его участия. Пару раз ему удавалось высунуться, но большой помощи Кэлу он оказать не смог, разве что отвлек на себя внимание. Но он знал, что Кэл справится и сам. Вскоре, как он и ожидал, стрельба прекратилась, и Кэл крикнул, что все в порядке.

— Роджа бы предупредить, — полувопросительно произнес Кэл, когда они мчались по Дару-Дэй. — Вдруг придется уносить ноги?

— Мы их уже уносим. Времени нет болтать, быстрее в космопорту будем.

— Твоя правда.

— Как думаешь, еще кто-нибудь остался?

— Понятия не имею. Вряд ли.

Они вылетели на перекресток и остановились, настороженно оглядывая убегавшие в темноту дороги и соображая, как будет лучше пробираться к космопорту.

— Никого? — тяжело дыша, спросил Грей.

— Не знаю. — Кэл напряженно озирался по сторонам. — Кажется…

Не договорив, он резко бросился вперед, толкнув плечом Грея, и тут же дернулся обратно, будто споткнулся, сильно ударив Грея всем корпусом.

— Ты что, очумел? — машинально воскликнул юноша, пытаясь поддержать Кэла. Но тот продолжал заваливаться на него, и Грею пришлось подхватить его обеими руками. Только когда плечи Кэла коснулись земли, Грей увидел то, от чего у него перехватило дыхание.

Черную обожженную дыру в груди йоки.

— Кэл! — заорал он, не зная, слышит ли его тот. Он уже понял, что йоки принял на себя выстрел, предназначавшийся ему. — Кэл, ну что же ты наделал?

Кэл с трудом разлепил глаза.

— Это… моя работа… придурок… — с трудом прошептал он.

Голубые молнии рассекли воздух. Грей с трудом оттащил Кэла за угол, схватил рацию и начал набирать номер, промахиваясь по кнопкам и набирая вновь. В ожидании соединения он положил голову йоки к себе на колени и пальцами пережал артерию, чтобы унять кровь, забившую фонтаном.

— Да? — услышал он наконец знакомый металлический голос.

— Родж, мы у космопорта, на углу Дару-Дэй, — закричал Грей. — Кэл ранен!

Он услышал, как где-то далеко вскрикнула Ариана.

— Сильно? — спросил Роджер даже не изменившимся голосом.

Грей взглянул на серое лицо йоки, на черную дыру в его груди. Кровь вытекала из обожженной раны, образовав темную лужу на земле. Он уже не раз видел такое и не тешил себя призрачными иллюзиями.

— Думаю… — Он сглотнул. — Думаю, смертельно. Мне одному отсюда не выбраться.

— Минут пять продержишься?

— Наверное.

— Где находятся они?

Со стороны Пятого квартала и улицы Манлар.

— Понял. Жди.

— Чего ждать? — крикнул Грей, но Родж уже отключился. Юноша выглянул из-за угла — тотчас в дюйме от его лица полыхнуло голубое пламя. Он отшатнулся назад, поняв, что выйти ему не дадут. Кэл лежал без сознания, только редкое дыхание говорило, что он еще жив. «Это ненадолго, — подумал Грей, стараясь хоть как-то остановить кровь. — Какой я дурак! Даже шанку с собой не взял». Но, обшарив карманы йоки, он все же обнаружил драгоценный пузырек. Расходуя медикамент как можно экономнее, он смазал рану. Голова Кэла упала набок и из уголка рта потекла тоненькая струйка крови. На несколько секунд Грей подумал, что Кэл уже… он прижал пальцы к горлу йоки, с ужасом ожидая подтверждения, но пульс, хоть и слабый, прощупывался. Грей несколько раз выстрелил, даже не высовываясь, просто чтобы держать врагов на расстоянии. О чем говорил Роджер? Корабль не сможет подлететь сюда, это исключено. Может, он знает кого-нибудь на этой планете и сейчас пытается связаться с ними, чтобы позвать на помощь? Но так долго Кэл не протянет. Даже в одиночку он не сможет прорваться к кораблю, а с раненым это становилось просто нереальным. Мысль о том, чтобы оставить йоки, а самому уходить, даже не пришла ему в голову. Грей посмотрел на йоки — надо же, держится. А ведь наверняка легкое пробито, да и позвоночник, возможно, пострадал. Хорошо хоть кровь больше не хлещет. Он еще раз выстрелил наугад, и, как следствие, в ответ раздалось несколько выстрелов. «Сколько же вас там? — подумал юноша, тоскливо глядя на катастрофически короткую полоску индикатора — И зачем я вам нужен?»

Между тем выстрелы не утихали, но ни один заряд не пролетел в зоне видимости Грея. Это заставило юношу насторожиться — стрельба велась не по нему. Раздался крик — кого-то ранило.

— Кажется, мы не одни, — прошептал он, хотя и знал, что Кэл не слышит Грей не знал, на чьей стороне будут вновь прибывшие, но уже было понятно на чьей стороне они не будут.

Через несколько минут перестрелка закончилась. Грей напряг слух и разобрал тихие крадущиеся шаги. Кто-то шел к ним! Он осторожно передвинул йоки и сел так, чтобы моментально прицелиться и выстрелить в гостя.

— Грей? — услышал он тихий шепот и не поверил своим ушам. Кто ее сюда притащил? И какого черта?

— Грей? Ты где?

— Здесь — Он схватил вывернувшую из-за угла Ариану за руку и дернул к себе. Увидев лежащего Кэла, девушка сдавленно вскрикнула и упала на колени, дрожащими руками пытаясь нащупать у него пульс и определить степень поражения.

— Какого черта ты сюда притащилась? — прошипел Грей. Он не жалел о резкости тона, с каким произнес эти слова, — ей не следовало напрашиваться идти сюда с кем бы то ни было.

Девушка ошеломленно уставилась на него, не находя, что ответить, потом возмущенно тряхнула головой и опять наклонилась к Кэлу. И тут Грей заметил в ее руке новенький бластер.

— Ты одна?

— Да, да, одна, — нетерпеливо ответила Ариана. Первый шок прошел, и теперь она была почти спокойна и сосредоточенна. — Как давно он ранен?

— Минут десять. Кажется, легкое пробито. И артерия задета.

— Дотащишь его до корабля?

— Конечно. Но, боюсь, нам не дадут пройти.

— Там никого нет.

— С чего ты взяла?

— Я их убила, — спокойно ответила Ариана, будто речь шла о мелких надоедливых насекомых. — И в любом случае я буду начеку. А теперь пошли.

Грей поднял тело йоки, оказавшееся неожиданно тяжелым, и против воли вспомнил слова преподавателя-медика из академии: «Мертвое тело всегда кажется тяжелее живого человека». Но Кэл был еще жив. Ариана шла впереди, изредка оглядываясь.

— Где ты научилась стрелять? — спросил ее Грей понимая, что не на Кари.

— Он научил.

— Но почему ты мне об этом не сказала? — Грей старался не подать виду, что обижен недоверием девушки.

— Потому что ты стал бы спрашивать, зачем мне это. А я хотела удрать с Лакона, от аггинтов. Ты не можешь идти быстрее, пожалуйста!

Грей замолчал. У него появилось ощущение что он совсем не знал Ариану. Милой, улыбчивой, мягкой девушки, с которой он путешествовал, больше не существовало. Вместо нее теперь была жесткая и собранная амазонка, без раздумий убивающая людей и не высказывающая по этому поводу особых сожалении. Вот она идет, держа бластер наготове… Неужели она была такой всегда, а он просто не сумел рассмотреть ее истинное лицо? Он не знал, что думать.

Последние метры до корабля они преодолели почти бегом, опасаясь наткнуться на патруль охраны. Родж открыл дверь, даже не дождавшись стука, Ариана зашла в корабль первой. Грей замешкался, стараясь не ударить Кэла о дверь. «Смешно, — не без яда сказал ему внутренний голос. — У него дыра в груди чуть ли не насквозь, а ты так осторожничаешь». Занося йоки в его каюту, он услышал, как Ариана обрисовывает случившееся Роджеру — кратко, сухо, будто медицинский диагноз ставит. Он осторожно положил Кэла на койку, стараясь не делать лишних движений, чтобы ненароком не повредить. Вошла Ариана, держащая в руках несколько ампул и шприц. Лицо у нее было абсолютно спокойным и абсолютно белым.

— Родж сказал, надо сделать инъекцию в сердце. Ты умеешь?

— Конечно. — Он протянул руку, и Ариана торопливо сунула ему лекарства.

— И это все? А чем обработать рану?

— Родж сказал, не надо ничего делать. Будет только хуже.

— Да он что, рехнулся?!

— Грей, он лучше знает.

По стуку двери он понял, что Ариана вышла. Грей торопливо, но аккуратно набрал в шприц прозрачную жидкость. Руки у него все-таки немного подрагивали — раньше ему не доводилось делать такое. Правда, он не был уверен, что поступает правильно — надо было срочно тащить Кэла в больницу, и вообще — какое отношение стимуляция сердечной деятельности имеет к пробитому легкому? Родж сказал… мало ли, что Родж сказал! Грею припомнилась почти аналогичная ситуация на Кари — тогда Кэл запретил обращаться в больницу, да и Родж, поступивший несколько странно, в конечном итоге оказался прав. Будем надеяться, что и сейчас не подведет. Грей коснулся раны и его охватила тревога. Кожа буквально горела. Он потрогал голову Кэла — и едва не обжегся. Что это? Такого не должно было быть! От подобной раны не может начаться мгновенный жар, а такой, какой был сейчас у Кэла, человеческий организм просто не смог бы вынести. Грей в замешательстве уставился на йоки. А человек ли он вообще? Все тот же случай на Тарусе не выходил у него из головы — за несколько часов Кэл полностью исцелился от серьезной раны. Родж знает! Надо будет прижать его к стенке и держать, пока не расколется — образно выражаясь. Но это потом. Сейчас он не мог оставить Кэла одного. Грей оглядел каюту, ища, куда можно сесть, но ничего подходящего не нашел. Кроме койки здесь были только встроенные в стену полки, закрытые на кодовый замок. Тогда он слегка подвинул ноги Кэла и сел на край койки. Он ничего не мог сделать — мог только наблюдать, как Кэл борется со смертью, отвоевывая у нее каждый вздох, каждый удар сердца. И бояться, что один из них будет последним. Он сидел так долго, почти не шевелясь. Мысли его вновь обратились к Ариане. Что она сейчас делает? Рассказывает Роджеру, что произошло? Скажет ли она, что убила человека? И не одного. Или опять будет играть роль слабой девушки, которая нуждается в защите? Кто ее знает.

Дверь тихонько открылась. Ариана осторожно заглянула внутрь.

— Как он?

— Еще жив, — коротко ответил Грей, намеренно сделав акцент на слове «еще». Девушка на мгновение задохнулась, но тут же взяла себя в руки.

— Я посижу здесь, ладно?

— Конечно. — Он встал. — Я пойду побеседую с Роджером… если что, позови.

— Обязательно. — Ариана проскользнула мимо него.


— Ну что? — тревожно спросил Роджер, едва Грей появился в рубке. Тот пожал плечами.

— Пока ничего.

— Слава богу.

— У него жар.

Роджер явно смутился.

— Да, это… бывает.

— Но такого не бывает! Что происходит, Родж? Он живет, хотя уже давно должен был умереть. Ты решил вкатить ему лошадиную дозу кардотина — и это с пробитым-то легким. А такую температуру ни один человек не перенесет. Родж, объясни же мне наконец — что с ним творится? Кажется, я имею право знать.

— А сам он тебе не говорил?

— Конечно, нет! Он вообще никогда мне ничего не говорит.

— Значит, он не хотел, чтобы ты знал, — заключил Роджер. — Извини. Без его согласия я не могу говорить об этом кому-либо.

— Родж, я уже понял, что тут что-то не так. В любом случае я узнаю правду. Почему бы не сейчас?

— Ну что ж… О том, что у него… как бы это сказать… наркозависимость, ты уже знаешь. Насколько я могу судить, наркотик этот — если это, конечно, наркотик — совершенно молодой и радикально отличается от той отравы, какой сейчас травятся наркоманы. Минусы его ты видел, а плюс… плюс у него тот, что он обеспечивает просто фантастическую регенерацию тканей и иммунитет к любого рода токсичным веществам.

— Вот это номер… — протянул Грей — Значит, он не мог умереть?

— Мог, еще как мог. Но если минут пятнадцать продержался — то уже не умрет.

— Господи. — Грей провел ладонью по лбу, без особого удивления ощутив, что ладонь стала мокрой. — Я сам чуть не сдох от страха. Знаешь, это ведь был мой выстрел. Если бы не Кэл — мне кранты. Уж я бы точно не выжил.

— Он бы тоже мог не выжить, если бы вы там подольше задержались. Сердце остановилось бы — и привет. Хорошо, что Ариана вас быстро нашла.

— Да уж, хорошо… Ты знал, что она умеет обращаться с оружием?

— Ну, знал.

— А я сначала подумал, что ты кого-то к нам отправил, а она за ним увязалась… Слушай, что с ней произошло? Она держалась, как будто для нее все это было в порядке вещей. Убила несколько человек и даже не изменилась в лице, когда сообщила мне об этом. Только не говори, что и она наркоманка.

— Нет. Конечно, нет. Видишь ли, — Родж очень тщательно подбирал слова, — у разных людей шоковое состояние проявляется по-разному. Кто-то теряет сознание, кто-то впадает в ступор, кто-то в панику… У Арианы же произошло что-то вроде полного отключения эмоций, если только это можно так назвать. Просто психика не выдержала перегрузки. Сейчас вроде все в порядке. Я бы, конечно, порекомендовал ей полный покой, но какой тут покой.

— Шок… — задумчиво пробормотал Грей. — Возможно. Но, Родж, если бы ты видел, как она себя вела!

— А если бы каюты не были звукоизолированными, ты бы мог услышать, какую жуткую истерику она тут закатила. Так что постарайся об этом не вспоминать.

Не подозревая, что является предметом спора между своими друзьями, Ариана сидела рядом с койкой Кэла, вглядываясь в его серое лицо. Как же так? Ведь еще недавно, какие-то несколько часов назад он был здоров, ходил, разговаривал… Повел корабль черт знает куда, только чтобы показать ей закат солнца на мертвой планете. А теперь… Она протянула руку и осторожно убрала с его глаз черную прядь волос — будто это мешало ему.

— Пожалуйста, Кэл, — прошептала она, — не умирай. Не оставляй меня. Я не смогу жить без тебя, ты же знаешь. Я люблю тебя. Только не умирай. Дарита, умоляю, сохрани ему жизнь! Ты можешь, ты же богиня! Сохрани, а я… — она стерла со щек слезы, — я приду в храм. Я исправлю свою ошибку, Дарита. Только оставь ему жизнь.

Она поерзала на полу, вытягивая затекшие ноги. Сколько раз она вот так сидела, когда Кэл объяснял ей внутреннее строение корабля, заодно проверяя исправность всех механизмов. Теперь кажется, что это было в прошлой жизни. «Он не умрет, — в который раз отчаянно подумала она. — Он просто не имеет права умирать!» Но она знала, что это не так. И все знали. Родж даже не разрешил Грею обработать рану — зачем, все равно бесполезно. Ариана взяла его за руку — ладонь Кэла была тяжелой и холодной, невероятно холодной по сравнению с его телом. Девушка прижалась к ней губами и вспомнила, как однажды он подал ей руку, помогая подняться, а она едва не врезалась в него. Тогда он был небритый и колючий, как еж. Как и сейчас. А она так смутилась, ощутив у себя на лице его дыхание, что была готова провалиться сквозь землю. Но он, кажется, ничего не заметил. Тогда же он учил ее целиться из бластера — держа ее руки в своих и практически обнимая. А когда она тренировалась управлять кораблем, он клал свои руки поверх ее и показывал, как правильно регулировать скорость приземления. Если бы она управляла кораблем по-настоящему, а не тренировалась на симуляторе, они бы, ясное дело, разбились вдребезги. Неужели вот эти воспоминания — все, что от него останется? Эти минуты рядом с его неподвижным телом — все, что ей осталось? Это какая-то ошибка, глупая, жестокая ошибка. Кто угодно может умереть, только не он. Пожалуйста, пусть это будет сон! Пусть она проснется и опять увидит его здоровым.

Ариана прислонилась головой к краю койки, прислушиваясь к его резкому, неровному дыханию. И сама не заметила, как забылась крепким, тяжелым сном.

Проснулась она быстро, тревожно и не сразу поняла, где находится. Казалось, только что она сидела рядом с умирающим Кэлом, глотала слезы и молила Дариту оставить его в живых, а сейчас она в своей каюте, лежит на койке полностью одетая, только ботинок на ногах нет. О боги! Она заснула, заснула там! Как она могла? Наверное, Грей отнес ее в каюту. А вдруг… Она вскочила и босиком вылетела из каюты, забыв обо всем. Вдруг он уже… Нет, только не это! Она подбежала к его двери и уже протянула руку к замку, но голоса, донесшиеся из рубки, заставили ее застыть на месте — Роджер и… Она слушала — и не верила своим ушам. Это галлюцинация, точно галлюцинация, такого не может быть. На негнущихся ногах она вошла в рубку.

Кэл сидел в своем кресле — живой, совершенно живой! Увидев ее, он встал и шагнул навстречу. «О Дарита! — едва не воскликнула девушка вслух. — Дарита, спасибо тебе! Ты совершила чудо!» Никакие слова не могли выразить даже тысячной доли той благодарности, что переполняла ее сердце.

— Ари, я, наверное, должен объяснить… — начал Кэл.

— Нет. — Она быстро подошла к нему, поняв, что он сейчас будет искать какое-то глупое объяснение произошедшему чуду. — Не надо. Я все знаю.

— Да? Трепло механическое, — некстати пробормотал он. — Я слышал, ты применила мои уроки на практике?

— Ой, не вспоминай. — Она залилась краской. — Это был кошмар.

— Что, так косо? — поддразнил он.

— Нет, очень даже метко, — вмешался Роджер. Несмотря на то что Кэл и Ариана стояли достаточно далеко, беседу их он разбирал. — Только потом она закатила такую шикарную истерику! Впервые в жизни видел подобное и, бог даст, больше не увижу.

Кэл покосился на Роджа и ненавязчиво заставил девушку отодвинуться подальше от его микрофонов.

— Но я убила человека! — воскликнула Ариана. — И не одного.

— А зачем же ты училась стрелять? Ари, если бы ты не убила их, они бы убили всех нас. Спасибо, что пришла.

— Кэл, а у тебя есть полное имя? — вдруг поинтересовалась она.

— Я что, так достал тебя сокращением?

— Нет. — Она улыбнулась и наклонила голову, чтобы не смотреть ему в глаза. — Ари мне нравится больше. Ну так есть?

— Меня сразу назвали коротко. Хотя нет, подожди. — Быстрая, как молния, улыбка скользнула по его лицу. — Есть и полное.

— А какое? — с любопытством спросила Ариана. Она наконец рискнула поднять на него глаза и остолбенела от удивления — он смеялся!

— Поклянись, что никогда меня так не назовешь.

— Клянусь. — Она почувствовала, что вот-вот тоже рассмеется.

— Ну хорошо. Кэл — это вообще-то аббревиатура. Сокращение по первым буквам. От «Компактный Электронный Лучеотражатель». Что поделаешь, — мрачно пояснил он, глядя на содрогающуюся от хохота девушку, — у ребят было весьма оригинальное мышление. Назвали в честь любимой игрушки.

— Компактный… электронный… — выдавила она сквозь смех. — А у вас с Роджем общего больше, чем можно предположить!

— Не напоминай! — Он опять рассмеялся. — Я надеюсь, что он уже забыл об этом.

Роджер мог бы сказать, что он никогда об этом не забывал. Ему было прекрасно слышно каждое слово, сказанное ими, хотя они и отошли подальше. Но в данный момент он решил промолчать.

— Ладно, я, пожалуй, пойду еще посплю. — Ариана зевнула, поспешно прикрыв рот ладонью. — А то прям глаза слипаются.

Кэл проводил ее взглядом и обернулся к Роджеру.

— Грей тоже знает?

— Конечно.

— А он… — Кэл поспешно замолчал, так как Грей собственной персоной появился в дверях.

Юноша тщательно скрывал потрясение, но ему не вполне это удавалось. Конечно, одно дело — теоретически знать, что йоки должен поправиться, и совсем другое — видеть перед собой буквально воскресшего из мертвых. Интересно, а следы от ран остаются? Наверное, ведь шрам на лице остался, да и палец новый не вырос…

— Что ж ты раньше не сказал, что почти бессмертный? — дружески упрекнул он Кэла. — Мы-то думали, ты уже все, готов.

— А я и был почти готов, если верить тому, что Родж говорит, — пожал плечами Кэл. — Если бы не вы, я бы тут сейчас не стоял.

— Если бы не ты, я бы тут тоже не стоял, — признал Грей.

— Ну это другое дело, я же твой йоки.

— Ага, ты тогда тоже сказал, что это твоя работа, — вспомнил Грей. — И назвал меня придурком.

— Я? Серьезно? — поразился йоки. — Не помню.

— Да ладно. Я теперь перед тобой в долгу.

— Нет, точно придурок. — Для наглядности Кэл постучал по виску согнутым пальцем. — Это же моя работа.

— Черт с тобой… — Грей поменял тему. — Мы скоро на Сагоне будем?

— Можешь собирать вещички, — гордо ответил Родж. — Видишь эту планету? Сагон.

— Уже? Да, кстати, Кэл, я так тебе и не сказал. Мне придется задержаться на Сагоне.

Кэл подозрительно глянул на него.

— Надолго?

— Да нет, не очень… Ну, на пару дней.

— Я иду с тобой, — спокойно сказал йоки.

— Вообще-то незачем… Да-да, понял, конечно, — быстро поправился он, заметив опасный блеск в глазах йоки. — Мне обещали номер в посольстве, думаю, там усиленная охрана. Заметь, на Рапиде на нас напали по дороге в космопорт, а не на самой базе.

— Посольство Веллии, говоришь? — задумчиво протянул Роджер. — Что-то такое припоминаю… Кэл, ты уверен, что тебе стоит там появляться?

— Я абсолютно уверен в обратном. Но что поделаешь?

— Думаю, ты мог бы сделать так, как на Рапиде, — предложил Грей, внимательно следя за реакцией Кэла. — Не думаю, что мне что-то угрожает непосредственно в посольстве. Это же будет не просто очередное преступление, а весьма серьезный инцидент. «Вошел и не вышел» — такое будет невозможно сделать.

Кэл, хмурясь, молчал.

— Я доведу тебя до посольства, — наконец сказал он, — и немного поброжу вокруг. Как раз будет ночь. Посмотрим, что и как. А потом, если ничего не случится, вернусь на корабль. Устраивает такой вариант?

— Конечно. Слушайте, я вот одного так и не могу понять. Кому это надо? Я же никто, везу какую-то ерунду. Зачем меня убивать?

Он мог поклясться, что Кэл с Роджером обменялись испытующе-задумчивыми взглядами.

— Скажи, — осторожно начал Кэл, — а ты видел то, что везешь?

— Нет, я не имею права вскрывать багаж. Подожди, что ты имеешь в виду?

— Я ничего не имею. Я просто спрашиваю.

— Мой шеф сказал, что это документы. И я ему верю.

Кэл равнодушно пожал плечами, как бы говоря «Ну что ж, значит, все в порядке». Но при этом он избегал встречаться глазами с Греем. И у юноши появились сомнения. Ну не то чтобы очень серьезные… Нет, просто так, небольшое беспокойство. Всего лишь безобидные мысли… О черт, да что это с ним? Как он может не доверять Четвертому? Он всегда верил ему и будет верить. Ведь советник доверяет ему, он посвятил его в заговор, а это о чем-то говорит. Проклятый йоки, вечно ему неймется!

— Родж, ты не мог бы соединить меня с посольством?

— Без камеры, ладно?

— Ладно.

Переговорив с послом — талом Калемом, которого Грей немного знал еще с Веллии, — Грей выяснил, что ему следовало прилететь на пару часов позже. Не понять, хорошо это или плохо. Наверное, все-таки хорошо. Можно будет прогуляться или где-нибудь посидеть. Перед мысленным взором Грея появилась бутылка стека. А что, неплохая перспектива.

— Кэл, меня там так рано не ждут. Как насчет того, чтобы посидеть в каком-нибудь баре?

— В таверне, — поправил Кэл, довольно ухмыляясь. — И я даже знаю в какой.

— Эй, а я? — возмущенно спросила неслышно подошедшая Ариана.

— Ты же вроде спать собиралась, — предположил Кэл.

— Уже не собираюсь. Если вы идете в таверну, то я с вами. Я же никогда в таком месте не была!

— С ума сошла, — буркнул Грей.

— Обещаешь во всем нас слушаться? — не поддержал его Кэл и, перехватив укоризненный взгляд Грея, пожал плечами: — Да ладно, это же не Шанир и не Тапрен.

— Обещаю! — воскликнула Ариана, готовая расцеловать обоих.

Глава 8

Кэл уверенно вел спутников по лабиринту грязных улиц. Сагон был планетой маленькой, но считавшейся третьей по степени риска для тех, кто отваживался туда сунуться. Вторым был Шанир. Первым — Тапрен, где велась непрекращающаяся война между двумя странами. На Сагоне не было войн — там просто собирались не очень миролюбивые люди, особенно в данной стране и в той ее части, куда они направлялись. Местную полицию следовало награждать орденами каждый день за то, что она вообще существует.

Ариана, обещавшая вести себя тише воды, ниже травы, внимательно слушала инструкции Кэла.

— В разговоры ни с кем не вступай. Сиди тихо, от нас ни на шаг. Если какой-нибудь муд… хм, мужик прицепится, не хами ему, но и не теряйся. Сразу говори, что ты не одна из девочек, а пришла сюда со своим парнем.

— Девочки — это проститутки? — поинтересовалась Ариана. Грей, не привыкший говорить о таких вещах с приличными девушками, к которым он причислял Ариану, замешкался, но Кэл кивнул.

— Конечно. Если он не отстанет, укажи на меня. Может, он меня знает. Если же не знает и продолжает лезть — зови нас. Во весь голос. И смотри, чтобы он тебе рот не зажал. Ну это на всякий случай, мы с тебя и так глаз не спустим.

— Чует мое сердце, добром это не кончится, — пробурчал Грей больше для вида.

— Спокойно. Между прочим, хозяин «Красотки Мэнни» — это куда мы идем — настоящий информационный центр. Совместим приятное с полезным. Так, что я еще хотел сказать? Ага, вот. Ари, я на всякий случай покажу тебе несколько знаков, которые мы используем — мало ли в какую заварушку попадем. Смотри: рука ладонью вниз значит «замри»; кулак с выставленным большим пальцем показывает, куда тебе надо быстро двигаться; кольцо из большого и среднего пальцев — «подыгрывай мне»; ладонь вертикально — «выбирайся сам»; кулак тыльной стороной вверх — «спокойно, я тебя вытащу». Знаешь, за что мы любим этот жест? Он всегда выполняется.

— Неплохая выдумка, — заметил Грей, с интересом наблюдавший за движениями рук йоки.

— А главное — полезная. Иногда здесь можно в такую заварушку угодить, что просто так не выберешься. Язык жестов очень помогает. Стойте, мы уже пришли.

— Это и есть то место, куда ты нас хотел отвести? — ахнула Ариана, переступив порог. В слабо освещенной таверне воздух был наполнен запахами табака и слабых наркотиков, которые курили исключительно для расслабления. У стойки бара сидело несколько мужчин, почти все столики были заняты посетителями неопределенного вида, с какими не захочется встречаться в темное время суток, девицами легкого поведения, были даже вполне приличные люди, но что-то в их облике выдавало связь с преступным миром. Грей знал, что на Сагоне всем заправляют две мощные организации — Шона Макгинни и Крейга Сандерса, враждующие между собой. Полиция могла лишь гоняться за их шестерками, но арестовать главарей не решалась. Вся обстановка была в стиле «старины» — деревянные столы, витая лестница на второй этаж («Там комнаты проституток», — пояснил Кэл), нарочито грубо сделанная стойка бара. Кэл выбрал столик у стены, не привлекающий внимания, но очень удобный для того, чтобы наблюдать за остальными посетителями.

— Что будете пить?

— Стек.

— Не знаю, — смутилась Ариана. Парни уставились на нее с интересом. — Я не очень разбираюсь в спиртных напитках.

— Ничего. — Кэл взмахом руки подозвал официантку, которая была скорее раздета, чем одета. — Один стек, один рал и кларионгу для талиссы. И поживее, крошка.

— Ты пьешь рал? Эту дрянь?

— Зато сразу с ног сшибает. Могу я хоть на пять минут почувствовать себя пьяным?

— Конечно. — Только тут Грей вспомнил, что алкоголь, как и любой другой токсин, организм Кэла тотчас нейтрализует. Вот бедняга!

Официантка припорхнула невероятно быстро и, улыбаясь Грею, расставила стаканы на столе, наметанным взглядом определив, кто из клиентов что заказывал. Получив деньги, она без тени смущения засунула их за вырез прозрачной блузки.

— Неплохо, — удивился Грей, попробовав стек. — В такой дыре…

— Это только с виду дыра. Ари, а ты что же?

Девушка перекатывала в ладонях стакан, но попробовать не решалась.

— Смелей.

Очень осторожно Ариана пригубила кларионгу и, распробовав, улыбнулась.

— Здорово.

— Ну вот и хорошо. Сидите здесь, а я пойду поболтаю с Донни. Может, чего полезного узнаю.

Он залпом опрокинул в себя стакан рала, с трудом перевел дыхание и направился к стойке.

Бармен болтал с одним из завсегдатаев, что дало Кэлу возможность спокойно сесть на высокий табурет и только затем слегка постучать по стойке, привлекая внимание. Бармен, не узнав его, с привычным любезным выражением на лице подошел поближе, и тут вышеупомянутое выражение начало с его лица сползать.

— При… при… — заикаясь, вымолвил он.

— Привет, — спокойно поправил его Кэл.

К Донни вернулся дар речи.

— Боже мой, откуда ты вылез?

— Из двери. Почему у тебя такое испуганное лицо, Донни?

— У меня? Ну так… ты себя хоть видел? Да и болтают, что ты умер.

— Вот и пусть болтают, а ты помалкивай. Или ты испуган не поэтому? А потому, что я не умер? -

— Что ты, Кэл! Ты же знаешь, я никогда не был против тебя.

— Надеюсь, ты прав. — Кэл слегка расслабился, что вселило в бармена толику уверенности. — Но я к тебе по другому вопросу. Мне нужны последние новости.

— Тобой очень настойчиво интересовался один парень.

— Это не новость.

— Кто-то указал ему на Ченси.

Кэл мгновенно подобрался.

— Кто?!

— Не знаю. Парень этот по виду таланианец. И очень похож на военного. Соображаешь?

— Давно это было?

— Порядочно. Месяца два назад.

— Ладно. Еще что?

— А что тебя интересует?

— Есть ситуация. Один веллианин. Курьер. Сейчас должен появиться на Сагоне. Знакомо?

— Неужели ты стал наемником?

«Вот оно!»

— Что ты об этом знаешь?

— Он что-то везет. Недавно один человек искал наемного убийцу, чтобы пришить курьера и забрать груз. Но это сложно. Парень — офицер, хоть и не воевал. С ним еще двое, предположительно охрана, предположительно один уже убит. Очень трудная цель. Так ты нанялся?

— Нет. Кто хочет его убрать?

— Заказчика не знаю. Похоже, большая шишка. Организатор — тоже веллианин, раньше здесь не был. Его никто не видел. Почему Веллия устраивает свои разборки у нас?

— Спроси чего полегче. Он уже кого-то нанял?

— Говорят, он обращался к Шону, чтобы нанять Волка. Еще говорят, — продолжил он, бросая участливый взгляд на помрачневшее лицо Кэла, — что Шон его послал очень далеко и надолго. После этого его никто не видел. Это все.

— Негусто. Ну хорошо, хоть что-то.

— А ты каким боком к этому делу?

— Я охрана. Тот, что предположительно убит. Если Шон решит отдать Волку этот заказ, предупреди его.

— Хорошо. Кстати, по слухам, Шон собирается вывести Волка из игры.

— С чего ты взял?

— Слишком фильтрует заказы, переводит их на других. Он из-за этого даже с Беном поцапался, но сейчас вроде все нормально.

— Волк ему этого не простит, — хмыкнул Кэл. — И Бен тоже. Кстати, ты давно его видел?

— Вчера. Может, и сегодня придет.

— Просто замечательно. Донни, я твой должник на всю жизнь.

— Да ладно тебе, это я твой должник. Заходи почаще.

Довольный, Кэл вернулся к своим спутникам.

— Поздравляю, ты теперь местная знаменитость, — заявил он Грею, усаживаясь за столик.

— В каком смысле?

— Некий курьер, веллианский офицер, хоть и не воевавший, с двумя охранниками — молодец, Ари! — один из которых предположительно мертв. Узнаешь?

— Господи…

— Другой веллианин, не местный, ищет наемного убийцу. Ему нужен твой груз. Даже не ему, а заказчику, который, по мнению Донни, большая шишка.

— Сенат. Хоть не возвращайся…

— Далее, — продолжал Кэл. — Новость плохая — он пытался нанять Волка. От него я тебя защитить не смогу. Это профессионал высшего класса. Новость хорошая — по слухам, он был послан куда подальше. Новость плохая — слухи эти ничем не подтверждены, а насколько я знаю Волка, он бы от такой работы не отказался. Если Волк действительно работает на него, то я могу свести тебя с людьми, которые отдадут все на свете, чтобы Волка обломать. Но тогда я умываю руки.

— Это еще почему? — изумленно вскинул голову Грей.

— Не могу работать против Волка. Не думай, что боюсь, — просто мы всегда были на одной стороне. Так что выбирай. Сразу могу сказать, что Волк никогда не покидает Сагон, к тому же когда он узнает, что я на тебя работаю, то точно не наймется. Что будем делать?

— Что и раньше, — пожал плечами Грей. — Пусть все идет своим чередом.

— Логично.

— Кстати, а ты уверен, что тебя не направили по ложному пути?

— Нет. Донни скотина, но меня он не обманет. Я — его крыша, я и еще один парень. Он обязан нам по гроб жизни, потому что мы не даем никому собирать с него дань. И убеждаем других не слишком переживать по этому поводу. К тому же если он меня обманет, то долго не проживет. А если от этого обмана я умру, то его смерть будет очень долгой и мучительной. Он это знает.

— А какое отношение к тебе имеет Волк? — В Грее проснулся инстинкт военного офицера. Волка, наемного убийцу экстра-класса, никто не мог поймать. Но многие очень хотели.

— Мы иногда соприкасались… по деловым вопросам.

— Он же наемный убийца!

— Ну так и я не коммивояжер.

Грей перевернул пустой стакан и с сожалением подумал, что не стоит заявляться в посольство в нетрезвом виде. Придется посидеть просто так.

— Нам определенно везет, — негромко проговорил Кэл, наблюдая за дверью. — Сейчас узнаем точно, заказали ли тебя Волку.

— Как?

— Только что пришел человек, который может об этом рассказать.

Грей повернулся. За столиками рассаживались трое — мощный громила с перебитым носом, тоненькая девушка в простом длинном платье и молодой парнишка, грязный до невозможности. Из громилы и парня Грей мысленно выбрал громилу. И ошибся.

— Лучик! — негромко позвал Кэл. — Иди к нам.

Замешкавшись на мгновение, черноволосая девушка подошла к их столику. Она приветливо улыбалась, но некоторая настороженность не покидала ее. Типичная сагонианка — в глазах улыбка, за поясом нож. Только нож не вязался с ее обликом, оставаясь чужеродным предметом.

— Давно тебя не было, — мягко сказала она. — Бен беспокоился.

— Сядь с нами. — Он представил ей Грея и Ариану. — Лучик, мне нужна твоя помощь.

— Что именно?

— Скажи, чем сейчас занят Волк?

Девушка нахмурилась:

— Странный вопрос, не находишь?

— Может оказаться, что мы на разных сторонах. Вот я и хочу это прояснить. Ну так чем?

— Ничем. Шон не хочет, чтобы он работал.

— Спасибо тебе, золотце! Ты настоящий друг.

— Ты к нам зайдешь?

— Не знаю. Если смогу.

— Кэл, я жду Джоша. Лучше бы он нас вместе не видел.

— Как скажешь. Увидимся. — Он помахал ей на прощание. Лучик еще раз улыбнулась и села за свободный столик.

— Ну все, можешь вздохнуть свободно, — сказал Кэл Грею. — Волк тебе не грозит.

— А кто эта девочка?

— Это местное чудо. Самая добрая и милая крошка на всей планете. Ее даже бандиты не трогают.

— Что, боятся гнева Отца Небесного?

Кэл ухмыльнулся:

— Почему небесного? Вполне земного. Это дочь Шона Макгинни.

— Ого!

— Сразу предупреждаю: если после возвращения на Веллию ты решишь заняться Шоном или Волком — а я уже вижу, что кое-какие мысли у тебя появились, — не смей использовать ее. Тебя просто сотрут в порошок.

— Да я и не думал… — соврал Грей.

— Думал, думал, еще как думал. Теперь постарайся не пялиться на нее слишком активно. Это может быть неверно истолковано.

— Понял. — Грей отвел взгляд от девушки и уставился на пустой стакан. — Она подружка Волка?

— Я не справочник. — Кэл ясно дал понять, что дружба дружбой, а у доверия есть границы. — И запомни на будущее — не существует человека, знающего Волка в лицо. Конечно, кроме Шона.

Грей задумчиво посмотрел на него. А йоки, оказывается, не так уж и прост, как казался. И Волка знает, и Шона. Может…

— А ты, случайно, с Призраком не знаком?

Кэл метнул на него быстрый пронзительный взгляд и тут же опустил голову.

— Я его ни разу не встречал.

Грей насторожился.

— Но о нем ты знаешь?

— Кто ж о нем не знает. — На лице йоки появилось подобие усмешки. — А зачем он тебе?

— Он убил моего друга.

— Правда? — Кэл слегка растерялся. — Когда и где?

— На Шанире. Месяц назад или чуть больше. Дрейк — это мой друг — так близко подобрался к нему, и вот…

— Это не Призрак.

— Что? — переспросил Грей, хотя прекрасно все расслышал.

— Призрака давно нет на Шанире. Он не мог убить твоего друга.

— Откуда ты знаешь?

— У меня свои источники. Очень надежные. Призрак больше не потревожит Веллию. А твоего друга убил кто-то другой. Извини. Сейчас тебе лучше побеспокоиться о своей шкуре, а не мстить. Месть — это ошибка.

— В данном случае?

— Да почти в любом.

Ариана молча прислушивалась к разговору. Грею угрожает такая опасность! А он даже виду не показывает. Как должен вести себя человек, которого собираются убить? Неужели именно так — спокойно и лишь чаше обычного оглядываясь? Она бы сошла с ума, если бы оказалась в таком положении. Знать, что любой случайный прохожий может вытащить бластер и выстрелить в тебя… Кошмар.

— Может, пойдем? — предложил Грей.

— Донни! — Кэл окликнул бармена и. когда тот посмотрел на него, положил на стол деньги. Донни помахал ему рукой и вернулся к посетителю, с которым беседовал.

Отведя Ариану на корабль, Грей и Кэл отправились в посольство. Хотя Кэл и сказал, что Волку их не заказали, Грей постоянно ощущал на спине чей-то взгляд. Он знал, что это игра воображения. Профессиональную слежку он бы не заметил. Кэл тоже нервничал, хотя и не показывал этого. Он очень хорошо понимал, что если организатор убийства обращается к высокопрофессиональным наемникам, их с Греем запросто могут пришить в любую минуту. А, черт с ним, как-нибудь выкрутимся.

— Как ты думаешь, — тихо спросил Грей, — мы выберемся?

— Не знаю. Я буду у здания посольства всю ночь. Сразу дай мне знать, куда тебя поселили, чтобы я смог понаблюдать. Если что — вышвырни из окна что-нибудь потяжелее прямо через стекло. Там бьющиеся стекла?

— По-моему, да.

— Отлично. Если до утра ничего не будет, то я вернусь на корабль. Не забывай иногда давать о себе знать, хорошо?

— Ага.

— Тогда иди дальше один. Не стоит солдатам охраны видеть меня.

Грей не спросил почему. Он понимал, что неизвестный веллианин мог быть и из посольства. Пусть считает Кэла мертвым. Воскресшие в нужное время мертвецы обычно имеют большой эффект.

Дипломатический атташе, который должен был встретиться с Греем, не мог этого сделать. Ну не мог, и все тут. Так, во всяком случае, ему доложили. Со всеми причитающимися извинениями и увертюрами. Раньше Грей без особого труда слопал бы сие известие и не подавился. Но не сейчас. Обследовав номер на предмет жучков и камер (один жучок был, ну что за недоверие, право слово!), Грей открыл окно и, сев на подоконник, чтобы йоки засек его окно, начал обдумывать ситуацию. Он в здании посольства. Никто здесь его не знает, значит, в случае чего никто не поможет. Это минус. У самого здания планировка такая же, как у учебного центра на военной базе Веллии, то есть ориентироваться он сможет даже с закрытыми глазами. Это, несомненно, плюс. А вот стекла в окнах небьющиеся. И этаж последний, семнадцатый — не выпрыгнешь. Минуточку, минуточку… Последний… Грей вышел на балкон и задрал голову — если очень постараться, можно вылезти на крышу. Однако пора бы уже появиться йоки. Грей вытащил рацию и попытался добраться до Кэла так, чтобы сигнал не прошел через корабль. Особой хитрости тут не было, просто следовало очень быстро нажимать на кнопки.

— Да?

— Что-то тебя не видно.

— Зато тебя видно прекрасно. Можешь слезть с окна.

— Знаешь, а я тут жучок нашел.

— Один?

— Да.

— Так это дежурный. Наверняка такое в каждой комнате. Если они захотят за тобой следить, то сделают это без жучков.

— С балкона можно перебраться на крышу.

— С соседнего здания тоже. Кстати, я на нем. Все, отключайся, вдруг нас пасут.

— Это паранойя.

— Это предусмотрительность. Утром позвони.

Япханский посол оглядел лежащую перед ним кипу документов и со стоном помассировал виски. Голова начинала болеть. Черт возьми, пора заканчивать. Уже темнеет. Сейчас было бы неплохо посидеть в приличном ресторане, расслабиться…

— Тал, к вам посетитель.

О Дарон! Ну хорошо, это последний. Он потратит на него десять минут, не больше.

— Просите.

Вошла девушка. Посол скользнул по ней взглядом и поморщился. Хватает же у некоторых совести носить такое… такое непотребство. Мужская одежда! За год, проведенный вдали от родного Япха, он так и не смог к этому привыкнуть.

— Мне нужно попасть на Япх, — без предисловий заявила девушка.

— Обратитесь в отдел виз.

— Вы не поняли. Мне нужно попасть на Япх немедленно.

— Это ваши проблемы, — холодно бросил посол. Что эта девка о себе возомнила? — Без визы вы на Япх не попадете.

— Вы опять не поняли. Это ваши проблемы. Я должна быть на Япхе как можно раньше.

— Да что вы себе позволяете! — Посол уже начал вставать из-за стола, не в силах терпеть такое от женщины, но девушка обдала его презрительным огнем ярко-фиолетовых глаз. Глаз, которые издревле были символом высшей власти Япха.

— Мне надо быть на Япхе, и немедленно! — подчеркнула она. — Обеспечьте это, посол. И не забывайтесь, когда говорите с Кираной Япха!

— Слушаюсь, госпожа!

По всем законам подлости ночью пошел дождь. Кэл шипел от злости, обтекал, но с крыши не уходил. Он не знал, что следует делать в подобных случаях. Вот Волк наверняка умел и от дождя скрываться, и от холода. А на Корде, где прятаться надо было от охранников с приборами, чутко улавливающими тепло, дождь, охлаждающий тело, считался редкой удачей. Да и шел пару раз в месяц. Кэл знал, как лучше всего замерзнуть. А согреваться у него получалось с трудом.

В комнатах Грея горел свет. Иногда было видно, как он подходит к окну. В такие минуты Кэл еле сдерживался, чтобы не крикнуть ему. Любой дурак должен понимать, что снайперу хватит секунды, чтобы прицелиться. Но снайпер, по идее, будет стрелять с крыши. Вот поэтому-то Кэл и мок под дождем.

Рассвет занимался отвратительно медленно, неохотно, будто сами небеса решили затянуть пытку холодом максимально надолго. Моросящий дождь сменился не менее противной сыростью, воздух был просто пропитан водой. За ночь никто не появился. Да и неудивительно — даже киллеры в такую погоду на улицу носа не кажут. Только он может здесь валяться и наблюдать за окнами напротив.

Роджер, узнав о его ночном бдении, наверняка назвал бы его дураком и сообщил бы, что убить Грея могут не только с крыши соседнего дома, но и по-другому — например, постучать в дверь и зайти в номер под каким-нибудь предлогом или вызвать его из номера, заманить в укромное место и без труда разделаться. Это было бы проще. И тело можно было спрятать. Но Кэл знал то, до чего Родж так и не докопался в свое время. Когда он был на Сагоне и некоторое время работал бок о бок с Волком, они именно так убрали одного веллианского военного генерала. История получила огласку. Киллеры рангом поменьше получили прекрасный урок. И теперь Кэл не сомневался, что убийца, нанятый их злым гением, выберет именно этот способ устранения объекта.

Однако не выбрал.

Вспоминая то дело с генералом, Кэл слегка вздохнул. Да, было время… Может, лучше, чем сейчас, а может, хуже. В любом случае, его уже не вернуть. Наверное, все-таки хуже. Он тогда был растерянным, злым и отчаянным пареньком, жажда мести не давала ему покоя. Он выследил этого генерала, но тот почуял неладное и укрылся в посольстве. Ждать Кэл не умел. Он узнал, кто на Сагоне может ему помочь, и пошел напролом. Его не смутило, что Шон Макгинни был королем преступного мира, он просто пришел к нему и попросил о встрече с Волком. Как и следовало ожидать, Шон рассмеялся. Рассмеялись и его приспешники. Но один из тех, кто присутствовал при этом, молодой черноволосый парень, не поддержал веселья. Он уставился на Кэла пронзительным холодящим взглядом, который было невероятно трудно выдержать. Однако Кэл глаз не отвел. И когда он шел обратно в космопорт, этот парень догнал его и предложил помочь. Кэл отнесся к предложению с недоверием, но принял.

За те насколько дней, пока они готовились, Кэл узнал, почему парень помог ему. Они были очень похожи. Почти во всем. Различий было только два — у парня была семья. Не вполне обычная, но была. А Кэл никогда не стал бы наемным убийцей.

Бен был его первым другом в этом непривычном мире. Кэл даже подумывал о том. чтобы осесть на Сагоне. Но подвернулся Шанир. Все же он очень часто наведывался сюда и подолгу жил в одном из неспокойных кварталов, временно работая на Шона. Старик был не прочь заполучить его насовсем, но, узнав про некоторые особенности деятельности Кэла в прошлом, не настаивал на этом.

От сигнала рации Кэл подскочил вверх на высоту собственной ладони. Наконец-то, черт его подери!

— Да?

— Ну как там?

— Никого.

— Когда ты уйдешь?

— Когда ты покинешь номер и больше в него заходить не будешь.

— А я уже ухожу.

— Тогда не забывай иногда звонить.

— Ладно.

Слезая по мокрой пожарной лестнице, Кэл, вдобавок ко всем неприятностям, поскользнулся и ободрал кожу с ладоней.

Он шел к кораблю и думал, что не все, в сущности, так плохо. За Грея, конечно, изведется тревожиться, но зато… Зато у него есть несколько совершенно свободных часов. Интересно, что там делает Ари? Наверное, тренируется управлять кораблем на имитаторе. Надо будет устроить ей пробный полет — одно дело тренажер, другое — реальное ощущение, что ты держишь в руках судьбу корабля. С этими мыслями Кэл ударил кулаком по двери корабля — к чему набирать код, если Родж все равно откроет быстрее, — и зашел внутрь.

В рубке Арианы все же не оказалось.

— Все нормально? — спросил Кэл у Роджа вместо приветствия.

— Как сказать…

— Значит, почти все, — ухмыльнулся йоки, зная о периодически находившем на Роджера философствовании. — А где Ари?

— Не знаю.

Ухмылка медленно сползла с лица Кэла.

— Что значит «не знаю»?

Роджер вздохнул:

— Она куда-то ушла. Еще вчера, почти сразу после вас. Сказала, что ненадолго, но ее все еще нет. Она тебе оставила записку, сказала, что если ты придешь раньше… Кэл, это я во всем виноват. Понимал же, что она лжет, но не решился остановить… Просто не решился, а теперь даже не знаю, что с ней…

Но Кэл не слышал сбивчивых объяснений компьютера. Он держал в руках записку, отказываясь верить тому, что в ней написано, и буквы прыгали у него перед глазами.

«Кэл, я оставляю это письмо тебе, потому что ты сам должен решить, что рассказать Грею, когда он узнает о моем исчезновении. Я очень виновата перед вами; надеюсь, что если вы и не простите, то хотя бы постараетесь понять меня. Я лгала вам с самого начала. Я вовсе не та, за кого себя выдавала. Моя родина не Кари, а Япх. А мой отец — верховный жрец Дарона. Поэтому я должна была стать Кираной, но я не хотела этого. Это кошмарная жизнь, пустая и ненужная, чувствуешь себя марионеткой в чужих руках. Тебе этого не понять, ведь ты волен сам выбирать себе путь… Те дни. которые я провела с вами, были самыми счастливыми в моей жизни, и я никогда их не забуду. Но когда ты умирал, я попросила Дариту сохранить тебе жизнь в обмен на мое возвращение. Я никогда об этом не пожалею. И не пытайся искать меня — ничего не выйдет. Кэл, я… Хочу, чтобы ты знал… Прощай. Ари ».

Несколько минут Кэл просто мял в руках бумагу. Четкий, разборчивый почерк. У нее даже рука не дрожала. Значит, она все обдумала заранее. Но почему? Зачем?

— Что такое «Кирана»? — наконец спросил он.

— Это из япханской религии, что-то вроде олицетворения богини на земле. Как правило, Кираной становится старшая дочь верховного жреца, когда ей исполняется восемнадцать лет. Считается, что она действует от лица Дариты, но вообще-то все знают, что ею управляют жрецы. Участвует в обрядах, в служениях… ну такая живая кукла. Подожди… не хочешь же ты сказать, что Ариана — это Кирана?!

— Нет. — Кэл словно очнулся от транса. — Черта с два! Она просто дура, тупая идиотка, да и я тоже дурак, что не сказал все сразу. Так, быстро проверь, не отправлялся ли какой-нибудь корабль на Япх вчера или сегодня. И попробуй найти Грея.

Он быстро провел по записке сканером, чтобы Роджер мог ознакомиться с содержание.

— Боже мой!

— Черт, я думал, что ты ей все рассказал.

— Я говорил. Она, наверное, не слышала… у нее тогда такая истерика была, она просто ничего не воспринимала… Маленькая дурочка!

— Долго там еще, Родж?

— Вчера япханский посол экстренно отбыл на свою планету, — сообщил Роджер несколько минут спустя. — Не могу поверить…

— Верь, верь… Нашел Грея?

— Нет.

— Тогда летим без него. Заводи двигатель!

— Ты что, собрался лететь за ней? — обалдел компьютер. — Совсем свихнулся?

— Заткнись и лети! — Кэл быстро ходил кругами по рубке, затем упал на пол и начал отжиматься. — Быстрее, черт тебя подери! И так столько времени потеряли.

— Не торопись, — посоветовал компьютер. — Побегай по коридору для начала, а то переход слишком резкий и ломка все равно будет.

— Не будет. Переходи на сверхсветовую.

Лежа на огромной кровати, Ариана бездумно оглядывала свою комнату. Ничего не изменилось за время ее отсутствия. Только коврик у двери исчез. А на окнах появились решетки. Несколько запоздало.

В дверь постучали.

— Войдите, — неохотно сказала девушка. Ей не хотелось никого видеть.

— Дочка!

Мать быстро прошла через комнату и села рядом с Арианой.

— Девочка моя, как же я за тебя волновалась! — Она схватила обе руки дочери и прижала их к груди. — Мы все так переживали! Как же ты могла? А вдруг с тобой что-нибудь случилось бы? Зачем, зачем ты это сделала? Слава Дарону, ты в порядке! Бедная моя, что тебе пришлось испытать. Ну ничего, все позади, теперь ты наконец с нами. Отец почти не сердится, он велел срочно все приготовить, завтра будет праздник…

Ариана смотрела на мать с каким-то новым, незнакомым чувством. Она впервые представляла ее как почти равную.

— Мама, — тихо сказала она, приподнявшись и заглядывая ей в глаза. — Мама, скажи мне… а ты когда-нибудь любила?

— Что за странный вопрос? — удивилась та. — Ну конечно, я ведь люблю тебя и твоего брата.

— Нет, мама, я не об этом. Ты когда-нибудь любила… мужчину?

Рийонела отпустила руки дочери и изумленно посмотрела на нее.

— Разумеется! Я люблю твоего отца.

— А ты никогда не показывала этого…

— Что значит — не показывала? Я всегда почитала его, слушалась, думала так, как он, никогда ни в чем не возражала. Разве ты замечала хоть что-то, в чем я была против него?

— Разве это любовь?

— Так вот оно что! — Рийонела смягчилась и погладила девушку по щеке. — Ты наслушалась этих рассказов, которые так любят пришельцы с других планет… Детка, выкинь это из головы. Для любой женщины главное — почитать своего мужа и слушаться его во всем. Это и есть любовь. Но ты можешь не думать об этом, ведь ты будешь Кираной.

— Мама… — Ариане вдруг захотелось рассказать матери обо всем, как раньше, когда она была маленькой, рассказать, чтобы мама утешила и сказала, как быть. — Мама, ты знаешь, я люблю одного человека.

— Ты говоришь глупости, дорогая. Ты не можешь никого любить.

— Я люблю его, — упрямо повторила Ариана.

— Ты встретила его там, да? — укоризненно спросила мать. — Дочка, ну как же можно быть такой глупой?

— Если бы не он, я бы никогда не вернулась.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Он умирал, а я попросила Дариту вернуть ему жизнь. И она это сделала! А я пообещала ей вернуться. Мы заключили сделку. Представляешь, сделка с богиней! — Девушка не смогла сдержать улыбку.

— Как ты могла! — ужаснулась Рийонела. — Это же кощунство! Благодари Дариту за чудо. Она так милостива, что не наказала тебя за дерзость. Это все из-за общения с чужеземцами! Я лишь надеюсь, что к тебе вернется прежнее благоразумие.

— Мама, а ты даже не спросила, что со мной произошло за вес это время.

— Я не хочу слушать то, что ты скажешь. — Рийонела встала, поцеловав на прощание дочь в лоб. — Воображаю, какими глупостями забита твоя голова. Ты даже не хочешь раскаяться в своем необдуманном поступке. Надеюсь, завтра ты будешь вести себя, как подобает Киране!

Ариана смотрела вслед матери со смешанным чувством горечи и обиды. Мама не понимает ее. Никто не понимает! И вряд ли когда-нибудь поймет. Но такова была цена его жизни, и она была счастлива платить се.

Подлетая к Япху, Родж опять попытался вызвать Грея. Бесполезно. Через иллюминатор уже можно было различить отдельные города и поселки Япха. Кэл прекратил нагружать мышцы упражнениями и теперь торопливо пристегивал к поясу ножны с остро отточенным кинжалом — оружием, которым он владел почти так же виртуозно, как и огнестрельным. Но сейчас ему надо было полагаться в основном на мозги и на удачу. Одежда его уже высохла, только обувь пришлось сменить.

— Не выключай двигатели, — приказал он Роджеру. — Думаю, нам придется очень быстро смываться. Управление будет полностью на тебе.

— Не беспокойся.

— Попробуй перехватить какую-нибудь частоту — есть же у них средства передачи информации, вдруг скажут что-то?

— Сейчас. Ага, так… так… не то… и это не то… стоп!!! О черт!

— Что?!

— Кэл, мне жаль, но ты не успеешь. Сейчас ее провозгласят Кираной, а после этого ты уже не сможешь к ней приблизиться. К храму тебя даже близко не подпустят.

— Черта с два! Где она сейчас?

— На главной площади столицы. Уже идет церемония. От космопорта туда минут сорок ходьбы… хотя если ты побежишь… Смотри, вот план города. Это космопорт, а вот площадь. Запомнил путь?

— Да. Все, жди. — Кэл метнулся к двери, не дожидаясь, пока корабль окончательно приземлится. — Только бы на таможне не задержали!

— Да накроет тебя тьма, мальчик!

На улицах не было никого. Совсем. Ни единой живой души. Но Кэл не замечал этого, как не замечал и того, куда он бежит. Перед глазами у него стоял план города — космопорт — площадь, космопорт — площадь… Вперед, налево, вперед, налево, направо, в переулок, налево, направо, налево… Свернув в очередной — неужели последний? кажется, только что выскочил из корабля! — переулок, он с разбегу влетел в густую толпу, которая медленно двигалась в том же направлении. С трудом расталкивая людей, он начал пробиваться вперед, не обращая внимания на возмущенные возгласы. Людская масса становилась все плотнее, вот наконец закончилась улица, и перед ним открылась площадь, огромная, светлая, окаймленная невысокими домами в один—два этажа. На противоположной стороне площади возвышался громадный и невероятно красивый храм Дариты, почти вплотную примыкающий к домам. А перед храмом… Кэл еще отчаяннее заработал локтями, пробиваясь вперед. Охрана, стоявшая цепью вокруг подножия храма, была призвана сдерживать напор толпы, но никто из стражников не ожидал, что отдельному человеку придет в голову пробиваться в храм с помощью грубой силы.

Ариана, секунду назад глядящая пустыми глазами на огромную толпу горожан и послушно повторяющая вслед за отцом ритуальные слова, задохнулась от неожиданности, не в силах сказать ни слова и лишь молча глядя на человека, прорвавшегося сквозь оцепление. Человека, который должен быть неизмеримо далеко отсюда.

Толпа резко замолчала, не понимая происходящего. Оцепенел и жрец — как посмел простой человек нарушить обряд?! Пользуясь всеобщим замешательством, Кэл взбежал на ступени храма и схватил Ариану за руку.

— Пошли!

— Ты с ума сошел! — Девушка попыталась вырвать руку, но не смогла. — Неужели ты ничего не понял?

— Тебе здесь не место! Все было не так. как ты себе представляешь, я потом объясню, а сейчас нам надо уходить.

— Я не могу! Я отдала себя Дарите!

— Но я тебя ей не отдам!

На несколько мгновений взгляды их столкнулись в безмолвном и отчаянном поединке, длившемся, как показалось обоим, целую вечность. Решимость, страх, страсть, гнев — все смешалось и переплелось в черных и фиолетовых глазах. Казалось, вокруг все замерло — толпа, жрецы, сам воздух.

— Как ты смеешь?! — Дрожащий от ярости голос жреца разорвал яростную борьбу двух взглядов. — Как ты смеешь нарушать священный ритуал?! Прочь отсюда! Ариана!

Жрец протянул руку к девушке, но Кэл, опомнившись, оттолкнул его и, крепко схватив Ариану за руку, потянул ее за собой. Она не сопротивлялась, но когда жрец вновь выкрикнул ее имя, неуверенно попыталась освободиться, наступив нечаянно на подол длинного белого платья — древнего наряда Кираны.

— Иди со мной, черт бы тебя побрал! — рявкнул Кэл.

— Она никуда не уйдет! — прошептал жрец, и в руке у него блеснул красивый ритуальный кинжал, инкрустированный драгоценными камнями. — Она дочь Дариты, ее лицо и тело на земле. Она…

Ариана успела только ахнуть, закрываясь рукой от смертоносного лезвия, ахнуть и закрыть глаза в предчувствии пронзительной боли. Но вместо этого она услышала тошнотворный хруст и еще какой-то звук, а затем глухой стук. Она открыла глаза…

— Не смотри. — Кэл силой повернул ее от чего-то, что было на земле. — Бежим, быстрее!

Пользуясь всеобщим оцепенением, он поволок девушку к одному из домиков, который так плотно прилегал к помосту перед храмом, что не составляло большого труда взобраться на его крышу. Он выбрал единственно правильный путь — улицы были запружены народом, в любой момент их могли схватить, но кто будет преследовать их по крышам? Придя в себя, Ариана уже не раздумывала, что делать, — она мчалась во весь опор, перелетая с одной крыши на другую. Когда путь им преградило высокое здание, они спрыгнули на мостовую. Невдалеке уже слышался гул, нарастающий, как лавина. Люди очнулись от транса и их охватило одно желание — догнать! схватить! сделать что-то! Стадное чувство превратило добропорядочных обывателей в толпу безумцев. И эта толпа приближалась.

— Быстрее! — Кэл схватил Ариану за руку и опять потащил за собой. Девушка задыхалась, но бежала, бежала из последних сил, боясь обернуться и посмотреть через плечо, не видно ли уже их преследователей. За нее это сделал Кэл и по страху, мелькнувшему на его лице, она поняла — видно! Безумный ужас подстегнул се, заставляя бежать еще быстрее, но они не могли убегать вечно и понимали это. Если кто-нибудь решит отрезать им путь к космопорту, живыми им не уйти. Хотя нет! Она — Кирана! Они будут преклоняться перед ней.

— Беги один! — задыхаясь, произнесла она — Они не посмеют тронуть меня, я Кирана.

— Они не получат тебя, понятно?! — крикнул он в ответ. — Только когда я буду мертв!

Ариана не стала с ним спорить. Эти слова и безумие, сверкавшее в его глазах, делали ее счастливой, эгоистично счастливой.

— Космопорт! — воскликнула она, когда они свернули на улицу Майен. — Уже рядом!

Пробежав на полной скорости мимо ошеломленных пилотов, Кэл замахал рукой, сигналя Роджеру. Они влетели на борт корабля, когда тот уже затрясся, отрываясь от земли, и только тут перевели дыхание. Ариана в изнеможении села на пол, откинувшись на стену, Кэл просто прислонился к двери, выравнивая дыхание.

— Целы? — с тревогой спросил компьютер.

— Ага. — Кэл оторвался от косяка и подошел к приборам. Ариана тем временем скрылась в своей каюте. — Я поведу, проложи пока курс. Знаешь, если бы до космопорта было на полмили больше, нам бы был каюк Кстати, возможно, нас так просто не отпустят. Я там кого-то убил.

— Господи, ну как же ты так?!

— Один жрец очень разозлился, когда я захотел увести Ариану. И решил ее прирезать. Что мне оставалось?

— Ты в своем уме? Откуда у жрецов оружие?

— А я знаю? — Кэл досадливо поморщился. — Но у него был кинжал. Неплохой, кстати, с камешками. Мечта любого вора.

— Ритуальный! — ахнул Родж. — Да ты хоть знаешь, кого убил?! Это же… — Он осекся.

— Кого?

— Это же верховный жрец. Все. Теперь на Япхе такое начнется…

— Да мне плевать, что это за жрец. Дальше сам веди, Родж. Пойду разбираться с Ари.

— Только без жертв, — полушутя-полусерьезно напутствовал его Роджер.

В коридоре Арианы уже не было. Он приоткрыл дверь ее каюты — свет не горел, но ему не составило труда услышать ее дыхание.

— Ари?

Раздался шорох, и через несколько мгновений тускло засветилась лампа над койкой. Ариана сидела, подтянув колени к груди и обхватив их руками. Лицо у нее было очень усталым и не выражало никаких эмоций. Когда Кэл сел на койку рядом с ней, она повернула голову и нерешительно посмотрела на него.

— Какого черта ты это сделала? — требовательно спросил он. — Почему никому не сказала?

— Я думала, ты поймешь. — Усталость сменилась возмущением. — Или ты не прочел записку?

— Я все прочел. Ты не могла хоть кого-то предупредить? Будь ты малость поумнее, мы бы не рисковали жизнью.

— Я сделала это, чтобы помочь тебе! А ты еще смеешь кричать!

— Смею! А богиню свою можешь не благодарить, не за что. Я жив благодаря этому проклятому наркотику, он заживляет любые раны. И если бы ты не сбежала тайком, то и сама бы об этом узнала!

— Да какая разница, почему я сбежала! — Ариана сама не заметила, как тоже перешла на крик. Казалось, что воздух в маленькой каюте был пронизан электрическими разрядами. — Все равно это было знаком! На кой черт ты за мной погнался? Теперь Япх ни тебя, ни меня в живых не оставит! Ты убил верховного жреца! Вся планета будет нас искать!

— А меня уже давно ищет целая планета! Со всеми своими колониями! — Он схватил ее за плечи и начал трясти. — Ты, маленькая идиотка, как ты могла7 Ты подвергла свою жизнь такому риску! Я едва успел тебя найти!

— Ну так и не искал бы!

— Черта с два — не искал бы! Я разыскал бы тебя даже в аду!

Не отдавая себе отчета в своих действиях, он впился своими губами в ее губы, отбрасывая все, что могло хоть на миг вернуть им обоим способность думать. И когда Ари ответила ему с тем же отчаянным исступлением, он потерял голову окончательно.

Корабль плыл в просторах космоса, держа ровный курс на Сагон, и если кто-то из любопытных наблюдателей и видел его, он не мог догадываться о том, что происходило за его металлическими стенами.

Глава 9

Проснувшись, Ариана долго не могла понять, где она находится и почему. Потом вспомнила. Утренний склероз был для нее обычным явлением. Она немного полежала в постели, сознательно оттягивая подъем и последующее объяснение с Роджером и Греем, если последний уже вернулся. Но вечно ждать было нельзя. Девушка взяла платье и убедилась, что оно разорвано почти пополам. Вспомнив обстоятельства, сопровождающие уничтожение платья, она слегка улыбнулась. Но платье было жаль, тем более что столь обожаемая ею пилотская форма осталась на Япхе. Пришлось надеть обычные штаны и футболку. Мельком посмотревшись в маленькое зеркальце, она улыбнулась себе, затем перевела взгляд ниже, побледнела, покраснела и поспешила сменить футболку на водолазку.

Собравшись с духом, она открыла дверь и неторопливо прошла в рубку. Там уже сидели оба — и Кэл, и Грей. Девушка не могла не заметить, что вид у них был далеко не веселый. Парни явно размышляли над какой-то неприятной проблемой. Услышав ее шаги, оба подняли головы. Ариана необдуманно встретилась глазами с Кэлом и едва не вспыхнула от того, что прочитала в его взгляде.

— Ариана! — Грей вскочил, — Ну ты даешь! Зачем ты вернулась на Япх?

Девушка метнула быстрый взгляд на йоки, гадая, что он успел рассказать. Тот еле заметно пожал плечами, предоставляя ей самой выдвигать версию произошедшего.

— Мне был знак, — покаянно сказала она. — Знак, что я должна вернуться в храм.

«Я же не лгу. Ну, немножко опускаю детали». Грей глядел на нее, как на сумасшедшую. Кэл насмешливо приподнял бровь.

— Я надеюсь, в дальнейшем нас такие сюрпризы не ждут?

— Нет. Мне больше бежать некуда.

— Поздравляю, девочка, — вмешался в допрос Роджер. — Ты только что своими собственными ручками начала на Япхе государственный переворот. К тебе, Кэл, это тоже относится. Если все пройдет так, как нужно, на Япхе будет демократия.

«Коллеги!» — подумал Грей при мысли о перевороте. Политическая позиция Роджера ему понравилась Демократия — это хорошо. Он как-то упустил из виду, что сам делает все, чтобы на его родной Веллии установилась монархия.

— Демократия? Скорее, обычная гражданская война. Они настолько увязли в своей религии, что о демократки и речи быть не может. Но и переворота быстрого не будет — там сейчас просто некому брать власть в свои руки. Все перегрызутся между собой, — возразил Кэл.

— Пари?

— Ставки?

Родж многозначительно промолчал.

— Это нечестно.

— Не хватило духа согласиться? Я так и думал. Кэл сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Хорошо, Родж.

Грей и Ариана не понимали, что происходит между Кэлом и компьютером, а те не собирались объяснять.

— А что поставишь ты?

— Если ты выиграешь, то не услышишь ни единого слова возражения.

— Это того стоит, правда? Согласен. Следи за новостями.

— Ты просто псих, — тихо сказал Роджер. — Играешь с собственной жизнью, как с колодой карт.

— Ты не хотел бы заткнуться? — оборвал его Кэл, имея в виду посторонних слушателей в лице Грея с Арианой. Роджер намек понял.

— Ладно, продолжим с вашими делами.

Парни как по команде вздохнули. Ари робко поинтересовалась причиной сего вздоха, и Грей, уже давно не скрывающий ничего от девушки, рассказал о том, что произошло перед их отлетом с Сагона.

А вздыхать было от чего. Получив необходимые документы и дождавшись Кэла, он возвращался на корабль. Не прошло и пяти минут, как оба поняли, что ведут за собой «хвост». Причем явно непрофессиональный, так как преследователь открыто шагал за ними, быстро сокращая дистанцию. Они решили просто подождать и посмотреть, кто же это объявился такой любопытный.

Ждать пришлось недолго. «Хвостом» оказался молодой парень, который, догнав их, с дружеским видом кивнул Кэлу. Тот заметно расслабился.

— Джек, какого черта ты нас пасешь?

Парень развеселился.

— Если бы я вас действительно пас, вы бы меня не засекли. Рад тебя видеть. Лучик сказала, что ты вернулся. И сказала, что ты не один. — Он протянул руку Грею. — Джек Ричардс.

Грей пожал его руку и представился.

— Ты просто хотел поздороваться со мной? — спросил Кэл. Джек не обратил внимания на ехидство, содержащееся в этих словах.

— Нет, я просто думал, что ты хотел бы услышать описание того парня, что пытался вас заказать.

— Ты его видел?

— Я — нет, но Бен видел. Он согласился сделать фоторобот. Шон разрешил привести твоего друга в пресс-центр, скажи спасибо Бену. Так что?

— Минутку! — Кэл схватил Грея за плечо и оттащил на пару метров. — Грей, ты сам видишь, что дело серьезное. Может, ты его узнаешь. Но ты должен поклясться мне, что никогда не вспомнишь тех, кого здесь видел.

— Почему? — нечаянно вырвалось у Грея.

— Потому что это очень близкие к Шону Макгинни люди. Он уничтожит любого, кто попытается причинить им вред. А веллианского офицера там вообще не ждут. Понял?

Грей кивнул.

Джек привел их в небольшой дом на границе района. Гатен, будучи страной небольшой и практически полностью заселенной, не был поделен на города. Фактически это был один огромный город, поделенный на огромные районы, имеющие названия и характерные особенности. Район, где был космопорт, назывался Карундом и имел весьма положительную репутацию. Здесь были чистые улицы, никого не убивали и не насиловали среди бела дня. Да и по ночам было относительно спокойно. В некоторые другие районы соваться не следовало в любое время суток, особенно если ты работаешь не на того преступного босса, который этот район «держит». Все это Грею рассказал Джек, который просто не мог идти молча. Информация весьма пригодилась бы, реши Грей привлечь внимание сагонианских органов правопорядка к творящемуся здесь беззаконию, но Кэл весьма недвусмысленно намекнул ему о необходимости держать язык за зубами.

Дом был обычным, ничем не отличающимся от других на этой улице. Только с замком, распознающим отпечаток пальца и роговицу глаза. В обычных домах такого не было. Внутри был хаотический беспорядок, в каждой комнате стояла сложнейшая и дорогостоящая аппаратура и человек пятнадцать работали с ней, не замечая никого вокруг. За одним из компьютеров была та самая девушка, которую они видели в таверне, Лучик, а рядом с ней сидел смуглый черноволосый парень в темных очках. Они о чем-то спорили. Заметив гостей, парень встал.

— Привет, Кэл.

— Привет.

— Не ожидал тебя увидеть.

— Я тоже.

Парень протянул ладонь Грею.

— Бен Ричардс.

— Грей Ильяго.

Пожимая руку парню, Грей заметил его сходство с Джеком. Понятно, они — братья. Лучик подняла голову и приветливо улыбнулась.

— Где это ты так влетел? — спросил Бен, имея в виду шрамы на лице йоки.

— На Арриде. Да это фигня. Когда ты успел про нас узнать?

— Мы почти разминулись в «Красотке». Я пришел сразу после тебя, и Лучик мне обо всем рассказала.

— А я думал, ты ждала Джоша, — обратился Кэл к девушке.

Бен нехотя снял очки и показал огромный «фонарь» вокруг левого глаза. Кэл скрыл улыбку. Взаимная неприязнь Бена и Джоша ни для кого не была секретом. Интересно, сильно они разворотили Донни забегаловку? Здоровый глаз у него был в точности как у Лучик. «Похоже, это одна большая дружная семейка», — подумал Грей.

— Так тебе нужен этот парень? — спросил Бен.

— Конечно. Мне нужно все, что ты о нем знаешь.

— Я ничего о нем не знаю. Он веллианин. Располагает деньгами и связями. Заказал курьера, причем никого, кроме Волка, нанимать не хотел. Сказал, очень профессиональная охрана, да и сам курьер не лох. Еще сказал, что его обязательно надо исполнить на Сагоне, но если не удастся, то последний пункт — Наитака. Потом будет поздно. Курьера нужно убрать, тело уничтожить, а груз доставить ему. Шон долго над этим думал, но решил не ввязываться в политику Веллии. И без того проблем хватает.

— Сандерс?

— Эта сволочь совсем обнаглела. Недавно пустил в расход троих наших парней, которые на него постукивали.

— Бен, следи за речью, — упрекнула его Лучик, озадаченно поглядывая на братца. Тот еле заметно подмигнул ей, и девушка укоризненно поджала губы.

— Прости, детка. Давай продолжим.

— Надо бы связаться с Роджем, — заметил Грей, наблюдая, как Лучик перебирает варианты глаз, носа и других черт лица таинственного веллианина. — Отсюда можно?

— Конечно. — Джек протянул ему интерком — распространенное средство связи, но Грей отказался и вынул рацию.

— Родж? Это я. Мы немного задержимся. Нет, ничего страшного, просто появилась зацепка. Да. Кэл? Нет, он мне ничего не рассказал. А что должен был? Что?! Когда? Но сейчас она здесь? Кошмар. А почему? Спрошу обязательно. Убей ее там от моего имени. А, тогда ладно, не буди. Все. Скоро будем.

Отключившись, он перевел взгляд на Кэл а.

— Ты мне ничего не собирался рассказать?

— Нет.

— Вот как?

— Это ей решать — должен ты знать или нет. Но раз уж Родж тебе все сказал, то я ничего не могу добавить.

— Он не сказал, почему она это сделала.

— И я не скажу. У нее были причины личного характера. Если она захочет, то расскажет.

— Хорошо. — Грею оставалось лишь смириться с тем, что это не его дело. — Господи, вот дурочка! А если бы ты остался у посольства…

— Я не остался. Зачем думать о том, чего не произошло? Ребята, как у вас дела?

— Почти готово. — Лучик не отрывала взгляда от монитора. — Взгляните.

Грей подошел к ней и обомлел. С монитора на него смотрело слегка смазанное, но вполне узнаваемое лицо Крейвна, человека, ставшего доверенным лицом Первого военного советника Веллии.

— Знаешь его? — спросил Кэл, метнув быстрый взгляд на изменившееся лицо юноши.

— Да. Это от Первого. — Мозг Грея постепенно включался в работу. Значит, это все-таки Первый. Как и предполагалось вначале. Сомнений нет. Один вопрос — зачем?

— Кто это — Первый? — поинтересовался Джек.

— Первый военный советник Веллии, — ответил Грей.

— Ого! И чем же ты ему не угодил?

— Понятия не имею. Может, меня просто подставили?

«Ну да, как же! — мелькнуло в голове у Бена и Джека так ясно, что Грей почти услышал это. — А сам ты чист и невинен аки ангел». Он просто пожал плечами, не видя смысла в том, чтобы убеждать их. Пусть судят по себе.

— Мы можем попытаться найти его, — предложил Джек, но Грей отказался. Времени и так было мало. Надо быстрее добраться до Наитаки, потом вернуться на Веллию. Там Четвертый что-нибудь придумает.

— Спасибо, ребята, — сказал Кэл. — Нам пора. Надеюсь, еще встретимся, Бен… Джек.

Парни пожали друг другу руки. Лучик же взяла его ладонь в свою и серьезно посмотрела в глаза.

— Обязательно возвращайся, — сказала она. — Я буду по тебе скучать.

— Спасибо, Лучик.

Бен нежным движением взъерошил волосы девушки.

— Удачи вам, парни.

— М-да, история, — задумчиво произнесла Ариана, выслушав рассказ Грея. Она не слишком разбиралась в подобных вещах, но и без того понимала, что проблемы у Грея очень серьезные. — Похоже, твои начальники играют с тобой, как кошки с мышью.

— С чего ты взяла? — удивился Грей.

— Ну посуди сам. Четвертый советник посылает тебя развезти некие документы. Ты даже не знаешь, какие В это время тебя Первый советник пытается убить тебя. А когда ты сообщаешь об этом Четвертому, он делает вид, что это твои проблемы. Мог бы и побеспокоиться немного. Или я не права?

— Устами младенца глаголет истина, — убежденно сказал Кэл, не обращая внимания на злобное шипение «младенца». — Что-то темнит твой шеф.

— И ты туда же? Кстати, мне бы надо с ним поговорить.

— Вот и говори. Только не сообщай, что узнал этого парня. Просто обрисуй ситуацию. Пошли, Ари, не будем мешать.

В коридоре Кэл аккуратно поймал за локоть Ариану, вознамерившуюся улизнуть в свою каюту.

— Ты чего такая злая?

— Я не младенец!

— Это крылатая фраза. Я не имел в виду ничего такого. Ты явно вышла из младенческого возраста.

Но Ариана продолжала кипятиться.

— Ну что еще?

Вместо ответа она оттянула воротник водолазки и показала ему цепь синяков на плечах и груди.

— Вот это.

— Ого! Прости, — пробормотал он без малейших признаков раскаяния и неожиданно прижался губами к ее шее. Когда он поднял голову, на его лице играла озорная улыбка, а на шее Арианы краснело еще одно пятно. — И не забудь поднять воротник! — бросил он, удаляясь.

— Мерзавец, — улыбнулась девушка ему вслед.

Грей никак не мог решить, какой тактики придерживаться в разговоре с Четвертым. Можно расколоться и выложить ему все свои догадки и подозрения. Это было бы правильным. Более того — так и надо было поступить. Но и в предложении Кэла был смысл. Если рассматривать ситуацию с точки зрения стороннего наблюдателя, то следовало бы не открывать Четвертому всего, что они тут накопали. При мысли о том, что от патрона надо будет что-то утаить, Грей почувствовал себя очень неуютно. Он всегда был полностью предан советнику. Во всем ему доверял. Да и как могло быть иначе? Придется переступить через себя на этот раз, но больше он так не поступит. Никогда. Ни под каким предлогом.

Ладно. Раз решили, то так и поступим. Грей на миг зажмурился, сам не зная почему, а затем попросил Роджера соединить его с Веллией. Почему-то очень не хотелось говорить с Линой. Что за чушь, он ведь так любил ее, так ждал этого разговора! А не хотелось — и все тут. Их любовь с треском переживала испытание разлукой. Но связаться с Четвертым, миновав Лину, было невозможно. Да и она обидится, если узнает об этом. Обижать девушку Грей не хотел. Когда на мониторе появилось ее изображение, он порадовался, что она его не видит.

— Приемная Четвертого военного советника, секретарь Лина Керн, — заученно отбарабанил девичий голосок. — Чем могу быть полезна?

— Лина, это я.

— Грей! — Она ослепительно улыбнулась. — Что у тебя с камерой?

— Не работает.

— Где ты?

— В открытом космосе. — Грей ощутил чувство вины. Она же не виновата в том, что ему не хочется говорить. Она его любит, а он… он просто дурак. — Как у тебя дела?

— Все прекрасно. Когда ты вернешься?

— Не знаю. Наверное, уже скоро. Соединишь меня с Четвертым?

— Конечно, милый! А ты еще позвонишь?

— Если будет возможность.

— Поскорее возвращайся. Соединяю.

Четвертый советник был встревожен. Грей понял это сразу, как только увидел его.

— Грей, как обстоят дела? — быстро спросил он.

— На меня устроили охоту.

— Кто?

— Не знаю. — Грей едва не подавился этой ложью. — Кто-то искал наемного убийцу на Сагоне, а на Рапиде едва не прикончил меня.

Про Кэла он говорить не стал — зачем?

— Плохо. Очень плохо. У тебя опять камера сломана?

— Да.

— Доберешься до Наитаки — и возвращайся. Понял?

— Да, — опять соврал Грей. После Наитаки он собирался наведаться на Шанир.

— У Первого советника есть срочное сообщение для тебя.

«Во как!»

— Лина сейчас тебя с ним соединит. Ни слова ему о наших делах, понял?

— Конечно.

— Придумаешь, что сказать о Призраке?

— Да.

— Будь осторожен. Все.

Экран мигнул — теперь на нем был кабинет Первого советника.

— Ильяго?

— Да, тал.

Значит, вот этот человек приказал убить его. А сейчас спокойно смотрит в глаза. Удивлен, наверное, что его приказ еще не исполнен.

— Как продвигаются дела?

— Я нашел некоторые источники. Если верить им, Призрак больше Веллию не побеспокоит. Думаю, он мертв, хотя точных данных нет. Также я узнал, что его давно не было на Шанире. Вы уверены, что Конхэма убил именно он?

Теперь он мог как-то проще говорить об этом.

— Нет. — Первый задумался. — Возможно, это был кто-то, с ним связанный.

— Я не знаю, где сейчас сам Призрак — если он не мертв, — но собираюсь на Шанир.

— Отлично. Но Шанир придется отложить. У меня есть для вас поручение.

— Слушаю, тал.

— Я хочу, чтобы вы отправились на Пеллинт. В Лангосе найдите человека по имени Иш. Он священник в местном монастыре.

Боже, неужели опять будут проблемы с религиозными фанатиками? Аггинты, потом Ариана… Теперь еще это.

А Первый был неспокоен. Неужели Сенат собирался расформировать Военный Совет? Что-то все они нервничают.

— У меня есть сведения, что этот человек был сторонником монархии во время переворота. Ему должно быть известно местонахождение королевы Айи. Узнайте все. И сразу же доложите мне.

— Понял.

— Вы должны сделать все возможное и невозможное, Ильяго. Я на вас рассчитываю.

— Есть, тал.

— Свободны.

Грей подождал, пока связь прервется, и лишь тогда позволил себе расслабиться. Как, оказывается, сложно говорить с человеком, который хочет тебя убить. Но какая наглость! Он еще и поручения ему дает. А если его прямо сейчас убьют? Где логика?

— Где логика, Родж? — спросил он вслух.

— Ну… можно увидеть, если захочешь.

— А именно?

— Он подумал, что на Пеллинт удобно послать тебя. И на время прервал свою, как ты выразился, охоту. До того, как ты отчитаешься, тебе ничего не грозит. А потом — не обессудь.

— Вот сволочь!

— Куда летим-то?

— На Пеллинт, куда же еще. Первый серьезнее Четвертого.

— Это точно. Позови Кэла, пусть курс поменяет.

— А ты разве не можешь? — засомневался Грей. — Ты же вроде всем управляешь.

— Только на полном автопилоте. Но это слишком сложно да и опасно — удобнее, когда я только помогаю.

— Ну и?.. — спросил Кэл, как только Грей ушел.

— У меня появились некоторые мысли.

— Делись.

— Сенат тут ни при чем.

— Хоть это хорошо.

— Но если я прав, то Военный Совет — это редкостный гадючник.

— А вот это уже плохо.

— В любом случае на Пеллинте вам ничего не грозит.

— Что ж, передохнем немного. Слушай, а может, поговорить с Греем?

— И что ты ему скажешь?

— Пусть не возвращается на Веллию. Что он там забыл? Прибьют ведь рано или поздно. А занятие он себе найдет, все-таки военный.

— Да, но… — Родж осекся, потому что Грей появился в дверях, да еще и не один, а с Арианой. — Не знаю. Потом, наверное. Это подождет. Лететь нам недолго, так что выматывайся отсюда, мальчик мой, а я побеседую наедине с остальными.

— Ладно. — Кэл даже не стал сопротивляться и возмущаться по поводу обращения. — Пойду проверю систему терморегуляции, чтобы ты не говорил, что я не занимаюсь профилактикой. Ари, ты со мной?

— Ага.

— Не так быстро, — осадил их компьютер, — я же хотел и с тобой поговорить, Ариана?

— Еще успеешь, — не дал ей ответить Кэл, выталкивая девушку за пределы досягаемости видеокамер Роджера.

— Никакого уважения, — мрачно прокомментировал Родж, прислушиваясь к громыханию люка, ведущего в машинное отделение. — Ну ничего, так даже лучше.

— О чем ты хотел поговорить? — спросил Грей.

— Ты ведь скоро закончишь свое задание, — начал издалека компьютер, — вернешься на Веллию. Наверняка будешь и отчеты составлять, и друзьям о чем-то рассказывать.

— Роджер, не тяни.

— Понял. Видишь ли, ты уже, наверное, знаешь, что у меня и у Кэла проблемы с вашими властями. Я бы даже сказал, очень большие проблемы.

Грей кивнул.

— Ну так вот. Хочу попросить тебя об одной вещи. Даже не то что попросить. Короче, ты не должен упоминать о нас. Вообще. Представь, что ты нанял обычного йоки, бывшего солдата, со старым космическим кораблем типовой модели. Только не говори про нас Не описывай никому этот корабль, особенно внутреннее устройство. Забудь про людей, с которыми встречался или о которых слышал. Понятно?

— Понятно. — Грей в задумчивости потер подбородок. — А как быть с теми, кто видел меня вместе с Кэлом?

— Не беспокойся, его никто не узнает.

— А… — Грей непроизвольно дотронулся до щеки.

— Да нет, его и раньше никто не видел. Узнать могут корабль, ну и меня, конечно. Ты будешь молчать?

— Разумеется. А что было бы, если бы не стал?

Компьютер не сразу смог найти ответ.

— Понимаешь, — начал он, — от этого зависит наша жизнь. И не только наша. Так что…

— …мне не жить, — закончил за него Грей. — Я вес понимаю. Конечно, я буду молчать.

— Да я в этом и не сомневался.

Ариана привычно спрыгнула в машинный отсек, уверенная, что Кэл ее подхватит. Так оно в общем-то и было Только, поймав ее, он не стал разжимать рук.

— Может, отпустишь? — насмешливо поинтересовалась она.

— А надо?

М-да, раньше за ним такого определенно не наблюдалось.

— А как же система терморегуляции?

— А куда она на хрен денется?

Ари рассмеялась, обвив руками его шею. Как же это здорово — обниматься с ним!

— Ты нарочно все подстроил!

— Естественно, — согласился Кэл, целуя ее.

— Так вот, возвращаясь к вопросу о ваших властях. Я сейчас тебе изложу кое-какие соображения, а потом, может быть, обсудим это вместе с Кэлом.

Грей поудобнее устроился в кресле. Роджер, кажется, решил поговорить серьезно. Давно пора. А то все ждут чего-то, пускают дело на самотек. У него и у самого имелись некоторые мысли по поводу причины злоключений, но одно дело он, а другое — мощнейший искусственный интеллект.

— Начнем с того, что теперь уже ясно — тот, кто собирается тебя убить, знает твой маршрут. Ты о нем никому не рассказывал. Так?

Грей кивнул, мимоходом отмечая, что при серьезном разговоре Роджер всегда предпочитает выстраивать логические цепочки из фактов. «Наверное, привык вбивать что-то в голову тупому йоки», — съязвил он мысленно.

— То есть источником информации в данном случае был Четвертый советник. Это первая версия — убийц нанял он.

— Это невозможно! — вскинулся Грей.

— Возможно все. Не горячись, давай доработаем эту версию. Он посылает тебя развезти нечто — заметь, это он сказал, что ты везешь документы! — и тут же пытается убрать. Зачем? — спросил компьютер и тут же сам ответил: — Чтобы прикарманить твой груз. А получателям сказать, что неизвестные его украли. Вот так.

— Роджер, это нелепо. Мы ведь уже знаем, что убийц послал Первый советник. Ты копаешь не в том направлении.

— Ма-аленькая поправочка! — перебил его Роджер. — Мы знаем, что организатором убийства — прошу прощения, попытки убийства — был его подчиненный. Но про самого советника никто ничего не говорил.

— Не просто подчиненный. Личный помощник.

— Не имеет значения. Он может работать на кого угодно. Такое встречается сплошь и рядом — люди, занимающие высокие посты, имеют своих шпионов почти везде. Да вот тебе пример… хм, это не то. Ну и без примеров все ясно. Но один плюс в твою пользу есть — ты его приближенный, а таких обычно не убирают.

— Хоть на этом спасибо, — съязвил Грей. Нелепыми подозрениями в адрес Четвертого советника Роджер разбудил в нем ядовитость. А также легкое упрямство.

— Теперь рассмотрим другие варианты. Если Крейвн действует от лица Первого советника, то какой мотив? Зачем Первому тебя убивать?

— Чтобы завладеть грузом.

— Да? Но ведь тогда он должен был постараться убить тебя как можно раньше, пока ты еще не все развез. А он активизировался только к концу. Сдается мне, груз служит для отвода глаз. А главная цель — ты.

— А смысл?

— Никакого. Пока что. Но вернемся еще кое к чему — откуда он знает твой маршрут? Кто вообще знал об этом?

— Я, — ответил Грей, отчаянно понимая, что любой человек, которого он сейчас назовет, может оказаться предателем. — Четвертый советник. И Дарк.

— На кого Дарк работает?

— На Четвертого.

— Он сообщал ему о твоем маршруте прямо или через кого-то?

— Прямо. Родж, и вы с Кэлом знаете.

— Но мы-то вне подозрений. Равно и ты сам. Думай, думай, кто еще мог узнать?

— Никто!

Компьютер вздохнул.

— Тогда остается Дарк.

— Дарк? Нет, Роджер, это не Дарк. Он не мог.

— А почему ты так уверен? Да, я тоже не могу себе этого представить. Он просил нас защитить тебя. Но мы же не знаем, что могло произойти потом!

Писк аппарата связи прервал его пламенную тираду. Грей недоуменно смотрел на мигающую красную лампочку, впервые подавшую при нем признаки жизни. Родж не реагировал, растерявшись и не представляя, кому они могли понадобиться.

— Ты ответишь? — спросил Грей.

— А, да. — Родж не стал включать динамик, но экран загорелся, и Грей увидел Бена. Он что-то объяснял Роджеру, при этом то ли оправдываясь, то ли спрашивая о чем-то. Грей не слышал их диалога и даже не мог догадаться, о чем идет речь. Как оказалось, параллельно Роджер разговаривал и с Кэлом. Это Грей понял, услышав шорох из коридора.

— Чего тебе? — Кэл вылез из машинного отсека и подошел к экрану. При виде Бена он удивленно моргнул. — В чем дело?

— Ах да. — Роджер переключился на динамик.

— Что случилось? — спросил Кэл.

— Тут один человек вами очень интересовался, — ответил Бен, явно повторяя уже сказанное. — Искал твой корабль и вас. Но это не тот, о котором мы говорили.

— Как он выглядит? — насторожился Грей. — Можешь описать?

— Я и показать могу, он… э-э-э… согласился подождать немного, пока мы не разберемся. Привести?

— Давай, — кивнул Кэл. — Но хоть не покалечили?

— Обижаешь! Правда, парень шустрый попался, едва Джека не угробил. Мэтт, приведи этого! — крикнул он, обернувшись.

— Ни хрена себе! — ахнули в унисон Грей и Кэл, увидев, как здоровенный парень втащил в комнату Дарка с заломленными за спину руками. — Дарк!

— Помяни черта, — буркнул Роджер.

— Так вы его знаете? — уточнил Бен.

— Знаем, знаем. Можешь отпустить.

Дарк упал на стул, со стоном растирая суставы.

— Извини, парень, — развел руками Бен, — сам понимаешь, страховка.

— Да пошел ты! — скривился Дарк. — Кэл, я тебя убью, ей-богу. Чуть инвалидом не стал.

— Скажи спасибо, что не трупом, — серьезно ответил Кэл. — Зачем мы тебе нужны?

— Это строго конфиденциальный разговор. Разворачивай корабль и возвращайся сюда, на Сагон.

— А больше ты ничего не хочешь? — возмутился Роджер.

— Родж, это дело большой политики. Я тебя не прошу, а ставлю перед фактом. Где мне вас ждать?

— Там, где ты сейчас находишься.

Дарк демонстративно покосился на стоящих рядом Мэтта и Бена, но спорить не стал. Результатом этого злоключения могли стать неплохие связи на Сагоне, а связи Дарк очень ценил. В его работе это было почти главное.

— Только быстрее, — почти попросил он.

Родж кипел, фыркал и успокаиваться никак не хотел. Какой-то сопливый мальчишка будет гонять его туда-сюда, ишь чего захотел! «Большая политика»! От этой большой политики одни проблемы, только и знают, что ребят гробить. Собрать бы всю руководящую верхушку Веллии вместе да произвести прицельный выстрел. Или хотя бы только Военный Совет. Вот где основная мразь! Из четверых советников Родж уважал только одного — Первого. И только его ненавидел. Остальных просто презирал.

Конечно, он вернется на Сагон. Еще не хватало Дарка под удар подставить. Парень ему нравился. Вот только служит не тому, кому следовало бы, но это уже детали. И талант Кэла — выбирать себе знакомых, чьи занятия были компьютеру не по душе. Но и тут он, мягко говоря, был на высоте. Если преступники — то с большой буквы, если мусорщики — то живые легенды. А уж про самого Кэла и говорить нечего… отличился мальчик, отличился. М-да. Несколько лет назад Родж и подумать не мог, что его занесет в такую компанию. Его первый спутник собирался посвятить свою жизнь путешествиям, изучению разных планет, а может, открытию новых. А что тут такого? В других звездных системах остались еще белые пятна, почему бы им не приоткрыть их? И Кэла, тогда еще растерянного, дикого подростка, тоже направили бы по этой дороге. Не судьба. Ну что ж, ему недолго осталось. Может, Ариана будет разумнее?

Однако отказываться от втыкания палок в колеса Кэлу компьютер не собирался. Вдруг да повезет? Сдаваться — последнее дело.

— Ладно, разворачиваемся, — нехотя пробурчал он. — Но я с него за это спрошу.

— Обязательно. — Кэл развернулся к Грею. — Я пойду один.

— А если он захочет со мной поговорить?

— Приведу сюда. Ты останешься на корабле.

Грей махнул рукой и ушел. Настало время действовать. Роджер демонстративно вздохнул и приуныл, что выражалось выключением всех экранов и лампочек, кроме жизненно необходимых.

— Ты чего? — удивился Кэл.

Компьютер опять вздохнул и не ответил. Вздыхал он искренне, понимая, как будет относиться к нему Кэл после того, что он намерен сделать.

— Подумаешь, круг дадим, — неверно истолковал его уныние Кэл. — Мы не так далеко и улетели.

— Да это-то пустяки, — отмахнулся Роджер.

— Тогда что?

Компьютер и дальше продолжал бы разжигать беспокойство спутника, но побоялся, что Ариана, успевшая присоединиться к ним, уйдет из рубки. А ей отводилась не последняя роль в его плане. Родж с болью подумал, что такое участие по отношению к нему Кэл, возможно, никогда больше не проявит.

— Новости с Япха, — нехотя промолвил он.

Ариана вздрогнула.

— Ну и что там? — очень спокойно спросил Кэл.

— Гражданская война.

Воцарилось молчание.

— Я был прав, — отметил йоки. Это звучало как констатация факта — только и всего.

— Да, ты был прав, — согласился Роджер. — Что ж, ты выиграл пари. Можешь вышибать себе мозги.

Кэл побледнел. Ариана смотрела то на него, то на Роджера, не в силах понять смысл этого высказывания.

— Только сначала с Греем закончи, хорошо? — попросил компьютер уже специально для Арианы, прекрасно зная, что Кэл и без того не оставил бы Грея.

— Заткнись, — очень тихо сказал Кэл, пристально глядя на него.

— Да ладно, я и так теперь молчать буду. Признаю свое поражение.

— Вы о чем, а? — испуганно спросила Ариана, понимая, что происходит что-то нехорошее.

— А он что, так тебе до сих пор и не сказал? — очень удивился Роджер.

— Заткнись, Родж, — стальным голосом проговорил Кэл. Родж старался не смотреть на него, и без того зная, какое лицо сейчас у его спутника. Но раз уж начал войну, то веди ее до конца.

— Ну конечно, не рассказал. А ты сама никогда не задумывалась, почему он учит тебя управлять кораблем? Почему хочет, чтобы ты знала этот корабль как свои пять пальцев?

— Заглохни сейчас же! — прошипел Кэл, в ярости сжимая кулаки.

— Не заглохну! Если уж ты решил оставить на нее корабль, то она должна об этом знать заранее. А не тогда, когда ты застрелишься.

— Что?! — ахнула Ариана. — Кэл!

— Ну ты и сволочь! — процедил йоки, с ненавистью глядя на компьютер. Он хотел еще что-то сказать, но передумал и, не глядя на Ариану, вышел из рубки. Девушка рванулась было за ним, но Родж остановил ее.

— Сиди, — резко сказал он, — пусть идет.

— Родж, что происходит? — взмолилась Ари. — Вы что, с ума посходили все?

— Нет, только он. Менталитет у него, видите ли, иной… особенности национального характера. — Последние слова Роджер почти выплюнул.

— Родж!

— Этот придурок собирается покончить с собой.

Ари не верила своим ушам.

— Но почему?!

— Ну, видишь ли, он раньше жил в таком обществе… как бы тебе объяснить… В таком, где ко всему относились очень рационально, в том числе и к собственной жизни. Очень трудные условия существования, любой недееспособный человек был для других обузой.

— Я знаю, в каком обществе он жил.

— Да? — Компьютер взглянул на нее с удивлением. — Ну тогда ты должна понимать, почему он так настроен. Он считает, что больше не может работать мусорщиком или кем он там еще работал — я даже не знаю. Я не могу его осуждать, для него это абсолютно нормально, так делали его друзья, да и он сам всегда был к этому готов. Такая культура. Он не понимает, чем это является для других.

— Да, но это… это же сумасшествие! — Ариана вскочила и заметалась по рубке, паникуя. — Как ты можешь так спокойно на это смотреть?

— А что я могу? Один раз я уже уговорил его подождать, два часа ушло, чтобы он бластер положил. Я тогда сыграл на чувстве долга, мол, он Дарку обязан. Вот он Грея и охраняет. Но время-то идет! Может, ты чего придумаешь?

В голове у Арианы зашевелилась смутная догадка.

— Родж, — очень осторожно произнесла она, — скажи, только честно, — ты специально говорил все это при мне?

— Ну… да, — признался компьютер. — Но ты бы все равно узнала. Он собирался оставить тебе корабль.

«Корабль? Зачем мне корабль без него? Дурацкая идея». Она отвернулась, вцепилась пальцами в спинку кресла. Захотелось повернуть время назад. Ведь все было так хорошо! Неужели он действительно собирается сделать это? И бросить ее? А как же его хваленое чувство ответственности? Нет, что угодно, только не играть на этом. Пусть все решает сам. Ари придала лицу безразличное выражение и повернулась к Роджеру.

— Мне все равно, — нарочито спокойно сказала она. — Это его жизнь, от меня она не зависит.

— Но…

— Я сказала, Родж.

Компьютер тяжело вздохнул, признавая свое поражение.

— Я пойду, если ты не возражаешь.

Кэл не обижался на Роджера. Среди того, что он чувствовал, не было обиды. Непонимание. Боль. Это было. А обида — только на себя. Он скрывал от Роджера то, что с ним происходило в последнее время, вот и поплатился за это. Роджер не стал бы так поступать, если бы знал, что это бесполезно. Как в ту, так и в другую сторону. Если бы знал, что болезнь Кэла прогрессирует. Что в последние несколько дней приступы ломки начинаются просто так, без всякой причины.

И что Кэл, несмотря на это, изменил свое решение. Он решил жить. Жить, пока наркотик не убьет его. Он не принимал это решение осознанно. Оно пришло само, как единственно правильное развитие событий после того памятного побега Арианы на Япх. После изменения их отношений. После ночи, проведенной вместе. Он уже начал осторожно прикидывать, как попросить Ариану остаться с ним на корабле после окончания работы с Греем.

Теперь он не имел на это права.

Кэл механически полировал бластер пальцами. Оружие вселяло в него уверенность. Всякий раз, когда случалось что-то, выбивающее его из колеи, он начинал чистить бластер, разбирать его или просто вертеть в руках. Нехитрое действие помогало сосредоточиться. Сейчас это было особенно необходимо. Надо было соображать, что делать дальше. Ни одной четкой мысли у него не было. Он создавал картину, как из мозаики — что есть, что было. Отдельные факты упрямо не хотели складываться воедино. И ответа на вопрос «Что делать?» не было. Ничего. Это не страшно. Он придет со временем. Должен прийти.

Почувствовав, как корабль приземляется, он сунул за пояс бластер и подошел к каюте Грея. Постучал.

— Я пошел за Дарком, — сказал он.

— Давай. Удачи.

Когда Кэл добрался до пресс-центра (так ребята Шона называли между собой дом, в котором побывали Грей с Кэлом), Дарк там уже освоился и ничуть не походил на пленника, каковым, в сущности, являлся. Мэтт и Джек не дали бы ему покинуть дом, применив, если понадобится, силу, но без надобности к насилию не прибегали. Кэл застал всю четверку за игрой в скрэддл — хорошо переделанные и усовершенствованные карты. Выигрывал Джек. Впрочем, этому прохвосту всегда везло, а в противном случае он мог и смухлевать. Кэл не стал отрывать их от игры, только подошел и встал позади Бена, разглядывая его набор. Остальные уставились на него в надежде, что он мимикой выдаст положение дел. Но Кэл сохранял абсолютно бесстрастное лицо, а затем поднял голову и обвел игроков издевательским взглядом. Те приуныли. Бен ухмыльнулся и поднял ставку. Мэтт чертыхнулся и вышел из игры. Дарк с Джеком переглянулись и рискнули.

В итоге все загреб себе Джек. Бен внимательно присмотрелся к нему, но перед игрой Джек закатал рукава, да и вообще — мухлевал он только при игре с посторонними. Пришлось признать свое поражение.

— А Грей где? — спросил Дарк, поднимаясь из-за стола.

— На корабле.

— Спешу тебя обрадовать — я собираюсь немного полетать с вами.

— Летай. Каюта для тебя найдется.

— А Родж как? Не будет ругаться?

Лицо Кэла ожесточилось.

— Это уж ты сам с ним решай, — отрезал он.

— Поссорились? — догадался Дарк.

— Не важно.

— Понял. Ну что, пока, ребята. — Он пожал руки своим новым знакомым. Кэл еще раз попрощался, и они вышли из дома. На улице уже смеркалось.

— Рассказывай, что у вас происходило.

Кэл кратко изложил ему все, что было с момента, когда корабль покинул Арриду. Дарк слушал внимательно, не перебивая, лишь изредка хмурясь.

— Что ж, этого я и опасался, — сказал он наконец. — Теперь слушай. Вы правильно догадались, за всем стоит Первый советник. Но в открытую идти против него нельзя. Мой шеф примет меры после того, как Грей вернется на Веллию. А пока мы должны его охранять. И вот еще что. То, что он везет, — я не знаю, что это. но очень хочу узнать. Это нечто ценное. Я не могу просить Грея открыть контейнеры, он этого все равно не сделает. Но при опасности ты должен на этот груз наплевать, ты понял? Главное — это жизнь Грея. Его надо уберечь любой ценой! Любой, ясно? Даже если для этого надо будет убить десяток, да что десяток — сотню людей, ты это сделаешь.

Кэл кивнул.

— Хорошо, что ты понял. Я буду тебе помогать, но не стоит заострять внимание Грея на этом. Он не должен знать, что значит его жизнь.

— А что она значит?

Дарк замедлил шаг и очень внимательно посмотрел в глаза Кэлу.

— Тебе, — подчеркнул он, — это тоже знать незачем.

Они уже миновали границу космопорта, когда патруль полиции заинтересовался личностями двух парней подозрительного вида. Средних лет полицейский остановил их и вежливо, но твердо попросил предъявить документы. Его молодой напарник заранее вытащил бластер, не дожидаясь, пока задержанные начнут оказывать сопротивление. Кто их знает, выпустят в тебя заряд да и смоются, ищи их потом… с того света. Эти — ясное дело, бандиты, можно поставить последнюю десятку. А документы чистые, будто только что сделаны. Так скорее всего и есть. Оба полицейских были убеждены, что руки у парней по локоть в крови, да только не арестуешь же их за это! И полицейским пришлось, наступая себе на горло, извиниться и отпустить парней с миром.

— Не привык, чтобы полиция останавливала, да? — поинтересовался Кэл.

Дарк передернулся.

— Конечно. Хотя это не в первый раз. Но очень хочется достать другие документы и показать им.

— Настоящие?

— Те, перед которыми эти служаки будут в струнку вытягиваться. У меня все документы настоящие.

— Верю. — Кэл быстро набрал код на двери корабля и жестом пригласил Дарка войти. На борту корабля Дарк уже был, и не раз, поэтому сразу пошел в рубку.

— Привет! — Грей поднялся ему навстречу. — Какими судьбами?

— Приказ свыше, — отшутился Дарк, улыбаясь. — Я составлю вам компанию. Ненадолго.

Однако при виде Арианы улыбка с его лица исчезла. Девушку он раньше не видел и никто про нее ничего не говорил. «А шеф знает?» — мелькнуло у него в голове. Должен знать, а почему же не предупредил?

— Дарк, — сказал он, протягивая ей руку.

— Ариана.

Дарк переводил взгляд с Кэла на Грея и обратно.

— А она…

— Она с нами, — сообщил Кэл. — Так получилось. И она обо всем знает.

— Вы что, совсем рехнулись?

— А как, скажи, пожалуйста, можно говорить обо всем так, чтобы один из членов экипажа этого не слышал? — раздался ворчливый голос Роджера. — Девочка не глухая и не тупая.

— Я тоже рад тебя видеть, Родж, — съязвил Дарк. — Но я вам что поручил? Соблюдать секретность. А вы с этим не справились.

— На себя посмотри! Кто-то вынюхал наш маршрут. Вот это — утечка.

— Я для того сюда и притащился. Давай выкладывай все, что тут произошло. — И, поймав взгляд Кэла, пояснил: — Хочу знать все точки зрения.

Компьютер начал рассказывать. Ариана, пользуясь моментом, встала, чтобы уйти, но Кэл положил ей руку на плечо.

— Сиди, — шепнул он. — Тебе стоит быть в курсе всего.

Дарк кинул на них неодобрительный взгляд, но промолчал. Родж не упоминал о том, что не имело отношения к Грею, поэтому всех обстоятельств, связанных с появлением Арианы, он не знал. Сделав мысленную отметку расспросить об этом Грея, Дарк вновь переключил внимание на Роджера.

— На Пеллинт я полечу с вами, — сказал он, дослушав, — и на Наитаку тоже. А на Веллию возвращаться не буду. — Тут он запоздало вспомнил о детекторе лжи Роджера. Но делать было нечего, и он подмигнул компьютеру, надеясь, что тот его не выдаст. Роджер все понял.

— А на кой черт тебе с нами лететь? — не понял Грей.

— Приказ шефа.

— Да? Я думал, Четвертый тебя в это дело не вовлек.

Дарк уклонился от ответа. Четвертый действительно не вовлекал его в «это дело». Он просто поручил ему найти подходящего йоки.

Но Четвертый никогда не был его настоящим шефом.

Глава 10

Дарк старался вести себя крайне незаметно, так что Грей как-то даже не задумывался над тем, для чего вообще его прислал Четвертый советник. Ну, для дополнительной охраны, наверное. Ничего серьезного. Дарк не спешил его в этом разубеждать. Он чувствовал, что у Кэла есть сомнения насчет его действительной цели, но тот ни о чем не спрашивал, уверенный, что это не его дело. По большому счету, он ошибался. Но Дарк не спешил раскрывать ему глаза. Он соблюдал высшие интересы и только надеялся, что его друзья не пострадают от этого. Или пострадают не слишком сильно. «Друзья — сильно сказано», — усмехнулся Дарк про себя, тем не менее понимая, что смеяться тут не над чем. Жизнь человека-тени, без друзей, дома, вообще без никого порядком опостылела. Иногда он со страхом ловил себя на том, что не представляет для себя иного. Тогда он особенно остро завидовал другим, тем, кто жил обычной, нормальной жизнью. Чаще всего это бывало в перерывах между работой, когда он расслаблялся и на время терял ощущение риска, азарта, ощущение цели.

Иногда ему хотелось наплевать на все и уйти с работы. Особенно после завершения очередной операции, когда и делал все вроде как надо, и цель была ясна и правильна, а как задумаешься… Всегда ли цель оправдывает средства? Теперь он мог сказать с уверенностью — далеко не всегда.

Но пока все катилось по задуманному плану. Как под откос — и хотел бы, да не остановишь. Остается только наблюдать. Единственное, что не нравилось Дарку, — это присутствие Арианы. Она могла создать неожиданную проблему. Против самой девушки он ничего не имел, она даже была ему симпатична, но складывая плюсы и минусы ее появления на борту корабля он неизменно получал жирный минус. Значит, надо ее удалить. А как? — вот вопрос. Он уже убедился, что Грей и Кэл к девушке привязались. Придется оставить все так, как есть. О черт, ну на хрена ему эта головная боль? Скорее бы закончилась эта операция, тогда он попрощается с парнями и ненадолго уйдет в запой.

Да, но они уже подлетают к Пеллинту. Ребята вообще собираются отправляться в гости к монахам или как?

Грей смотрел на Кэла, небрежно развалившегося в кресле, и размышлял: как это йоки ухитряется взгромождать ноги на приборную панель, не отправив этим самым корабль к черту на куличики?

— Ну что, ребята, собираемся? — заглянул в рубку Дарк.

Грей пошел за контейнером. Подумал, брать или не брать бластер — ведь Родж уверял, что до отчета Первому им ничего не грозит, — но на всякий случай взял. Кэл был уже экипирован и мог спокойно ждать приземления, но у него осталось еще одно дело.

В каюту Арианы он вошел без стука. Она сидела на краю койки, погрузившись в свои мысли и даже не обратив на него внимания.

— Ари.

Она подняла голову. Он не знал, что сказать. Или не знал как.

— Уходите?

— Да.

Она встала, прошла мимо него, потом обратно. Ни к чему этот разговор. Что-то ушло. Они вели себя вежливо и отчужденно, как незнакомцы. Наконец Кэл решился начать.

— Ари, то, что сказал Родж, — неправда.

— Да? — Все то же безучастное лицо. Но легкий проблеск интереса в глазах не дал ему уйти.

— Он не знал… я не сказал ему, я сам был не уверен… Ари, прошу, забудь то, что он наговорил. — Неожиданно для самого себя он шагнул к ней, схватил за плечи и притянул к себе. — Неужели ты думаешь, что я бы тебя оставил?

— Нет. — Она обняла его в ответ, прижимаясь щекой к его груди. — Нет.

Он закрыл глаза, обнимая ее, касаясь лицом ее волос. Сейчас их не смог бы разъединить даже атомный взрыв.

— Я едва не потеряла тебя один раз. Не хочу переживать все это заново.

— Не бойся. Этого не будет.

— Знаю. Теперь знаю.

— Ты останешься со мной, когда все закончится? Она прерывисто вздохнула.

— Я боялась, что ты не попросишь.

— Я люблю тебя, малышка.

— И я тебя люблю.

Они ни о чем не думали. Просто стояли, обнявшись, отгородившись этим объятием от всего мира, от времени и пространства. Но где-то в глубине любви и нежности, которую они чувствовали, пряталось горькое отчаяние — будто они касаются друг друга в последний раз.

— Кэл! — донесся до них окрик Грея. — Кэл! Ты где?

Ари улыбнулась, отстраняясь от Кэла.

— Вот всегда он так… не вовремя. — шепнула она, смаргивая невесть отчего навернувшиеся слезинки.

— Ничего. — Он быстро поцеловал ее. — Я же вернусь.

— Ну смотри, ты пообещал.

— Пообещал. Пока, малышка.

— С чего начинаем? — поинтересовался Дарк у Грея. Поинтересовался чисто риторически, потому что знал, что точного плана действий у его друга нет. Просто признал его положение главного в этой операции. Дарк рассчитывал как можно меньше влезать в его дела, чтобы не получить потом по шее, если что-то пойдет не так. Зачем ему лишняя ответственность? Шеф сказал: «Страхуй», — вот и будем страховать. А Кэл и без того хорошо работает, так что не напрягайся, парень, топай себе рядышком да поглядывай по сторонам.

Грей и в самом деле не представлял, с чего стоит начинать. Монах по имени Иш. Где искать монаха? Конечно же, в храме. А в каком? Почему Первый не сказал? Не знал, наверное. Лангос — город большой. Сколько здесь храмов?

— Сколько здесь храмов?

— Штук пятнадцать, — предположил Кэл.

— Восемнадцать, — поправил его Дарк. — Я тут был.

— Где они, знаешь?

— Да.

— Тогда пошли.

— Ты что, решил обойти все храмы?

— А у тебя есть другое предложение?

— Черт с тобой, пошли.

Наверное, стоило взять напрокат флайеры, чтобы не терять время зря, но Лангос был красивым городом, настолько красивым, что казалось преступлением лететь по нему сломя голову, не имея возможности рассмотреть как следует уникальную архитектуру — древнейшую, времен первых переселенцев — и необычные, нигде больше не встречающиеся растения. Пеллинт привлекал больше туристов, чем все планеты системы Веллии, вместе взятые.

Просвистевший мимо флайер сбил ветку с дерева. «Пока не расшибется — не остановится», — подумал Грей. Гоняют, как сумасшедшие, да еще на минимальной высоте. Но потом вспомнил Веллию и флайерные гонки курсантов военной академии, в которых принимал участие постоянно, и понял, что не имеет права на возмущение. В конце концов, этот флайерист по сравнению с ними — пешеход.

Старое здание храма обветшало, со стен отслаивалась краска, но, несмотря на это, от храма исходила какая-то аура возвышенности, света и спокойствия. Это было действительно святое место. Грей быстро поднялся по ступенькам, Кэл последовал за ним. А вот Дарк задержался у порога.

— Ты что?

Дарк смутился.

— Я… я вас тут подожду. Не хочу туда идти. К тому же я неверующий, мне, наверное, запрещено.

— Нисколько, сын мой. — Тяжелая дверь отворилась, и старый монах в сером одеянии вышел навстречу путникам. — Любой человек может зайти сюда и получить благословение Его. Даже если душа его закрыта для слова Его. Но я вижу, вас привела сюда какая-то цель. Что вы ищете?

— Мы ищем одного человека, святой отец, — вступил вперед Грей. — Он тоже Его служитель. Его зовут Иш.

— Брат Иш? Сожалею, но в нашем храме нет такого человека. Попробуйте поискать в других храмах.

— Спасибо, святой отец.

— Ступайте. Надеюсь, Он вам поможет.

— Этот культ мне нравится, — заметил Кэл, когда они удалились на достаточное расстояние от храма. — По крайней мере здесь не навязывают свою точку зрения. У вас, кажется, такой же?

— Не совсем, но примерно такой. Мне он тоже нравится.

— Да это же маразм! — вдруг выпалил Дарк. — Всепрощение, благословение, мать их! Это чтобы грешить, а потом каяться, так, что ли? Я вот завтра пойду и убью кого-нибудь, а потом раскаюсь, и вроде как невиновен? Дерьмо это, вот что!

— Конечно, — ответил Кэл. — Для того такая религия и существует.

Грей вспомнил, что однажды йоки достаточно подробно обрисовал ему свой взгляд на проблему веры, практически совпадающий с мнением Дарка. Он с ним особо не соглашался, но… может, стоит все-таки прислушаться? Один Кэл мог ошибаться, но теперь оказалось, что он был не одинок в своем мнении. Вот отсюда и произрастает ересь, усмехнулся он про себя. Боже, в какие дебри его потянуло! Нашел, о чем беспокоиться.

Следующий храм был выстроен совсем недавно. В нем не чувствовалось того незримого присутствия чего-то высокого, которое было в старом храме. Иша не было и здесь. Как не было его и в четырех других храмах, которые они обошли.

— Ставлю десятку, что и тут нашего неуловимого монаха не будет, — пробурчал себе под нос Дарк, пересекая порог святой обители. Он уже значительно осмелел, но чувствовал себя достаточно неуютно. Однако по его виду никто не сказал бы этого.

— Мир вашей обители, святой отец, — учтиво обратился Грей к низенькому полному священнику. Наверняка в прошлом это был какой-нибудь земледелец, простоватый в общении и не слишком грамотный. Но сан наложил на него свою печать — лицо священника было как-то по-особому спокойно и умиротворенно. — Мы ищем святого отца по имени Иш. Есть ли такой в вашем храме?

— Иш? Это я, — ответил священник, оглядывая нежданных гостей. — Чем я могу помочь вам?

«Ну слава тебе, господи!»

— Не могли бы мы поговорить с глазу на глаз? — спросил Грей, делая спутникам знак убраться. Те были рады покинуть святое место, но радость радостью, а их подопечному не стоило оставаться одному.

— Оставьте нас, пожалуйста, — с нажимом повторил Грей и, догадавшись, что беспокоит его спутников, добавил: — Это же храм. Здесь мне ничего не грозит.

Кэл с Дарком переглянулись и, пожав плечами, убрались восвояси. Проводив их взглядом, монах опять повернулся к Грею.

— Не знаю, зачем я вам понадобился, но если хотите, мы можем поговорить в моей келье.

Грей кивнул.

— Идите за мной.

Келья, в которую привел его монах, оказалась небольшой светлой комнатой, с кроватью и столом. На подоконнике Грей увидел несколько зеленых растений с еще не раскрывшимися бутонами.

— Келья? — задумчиво произнес он, пытаясь сопоставить это уютное жилище с тем мрачным образом, что он всегда представлял.

— Да, каменные мешки ушли в небытие, — отозвался Иш. — Самоистязание — не самый полезный образ жизни. Грех может быть в душе человека, а не в его теле. Так что вас ко мне привело?

Грей сел напротив монаха, положил руки на стол, следя за тем, чтобы не шевелить пальцами. В академии их учили не показывать собственной неуверенности, даже если внутри все ходуном ходит.

— Я прилетел с Веллии.

По лицу монаха пробежала тень.

— Мне было поручено узнать о местонахождении бывшей королевы Веллии Айи. Мне также известно, что вы располагаете некоторыми сведениями о ее маршруте, когда она покинула Веллию.

Грей выдержал паузу, надеясь, что дальше Иш продолжит сам. Но монах молчал, и лишь выражение его лица говорило Грею, что он на верном пути.

— В ваших же интересах рассказать мне все, — подчеркнул Грей. — В противном же случае…

— А что в противном случае, молодой человек? — поднял голову Иш. — Вы хотите, чтобы я испугался? Не трудитесь. Ваши методы годятся для тех, кто уже боится. А я вас не боюсь. Да и что вы можете мне сделать? Мы не на Веллии. Здесь вы имеете слишком мало прав, чтобы силой заставить меня рассказать вам все. Видите?

Грей постарался придать лицу непробиваемое выражение, но ему это плохо удавалось.

— И тем не менее я вам кое-что расскажу. Только не думайте, что вы меня к этому вынудили, — не обольщайтесь, офицер. Вы ведь офицер, я прав?

— Как вы узнали?

— Рядовому солдату не поручили бы столь щекотливое дело. А служака рангом повыше не стал бы утруждать себя поисками и поручил бы это кому-нибудь из подчиненных. Те, кто вас послал, думали примерно так же. Могу даже сказать, что вы штабной офицер. Война обязательно отметила бы вас.

— Каким образом? — спросил Грей, понимая, что первое впечатление от Иша было ошибочным. Священник оказался человеком необыкновенно наблюдательным и умным.

— У тех, кому доводилось убивать людей или посылать их на смерть, появляется особая пустота в глазах. Мало кто ее замечает, но она есть. И с каждым новым убийством она растет, растет, пока не поглотит душу человека целиком. Между прочим, ваш друг — тот, который без шрама на лице, — уже подошел к критической черте. Не дайте ему перейти ее.

— А тот, который со шрамом? — Грей и сам не знал, зачем задал этот вопрос. Но Дарк? Да нет, это чушь какая-то, что могло быть с Дарком? Он абсолютно нормален, что бы этот священник ни говорил.

— У него все нормально, — пожал плечами священник. — Во всяком случае, мне так кажется.

— А вот здесь вы не правы, — быстро сказал Грей, радуясь, что смог подцепить Иша.

— Я сказал, что сейчас у него все нормально, — подчеркнул Иш. — Что было раньше, я не знаю. Но хватит об этом. Мы говорили про королеву Айю, так?

— Да. Вы знаете, где она находится?

Иш вздохнул.

— Знаю.

— Где?!

— Она умерла.

У Грея перехватило дыхание.

— Как это — умерла? Откуда вы знаете? Вы что, убили ее?

— Потише, молодой человек, — поморщился священник. — Не думайте, что мне легко говорить об этом. Я хранил эту тайну двадцать лет и не могу раскрыть ее за две секунды.

— Прошу прощения.

— Ничего. Тогда, двадцать лет назад, я был уже не молод, чтобы совершать отчаянные поступки, но еще и не стар, чтобы ничего не бояться и руководствоваться чистым разумом. Я поддерживал монархию сердцем и душой, но, как ни стыдно мне сейчас в этом признаваться, я слишком сильно боялся гнева Сената Веллии. И когда мне пригрозили… Я долго сомневался. Клял себя за трусость. Помню королеву — она была такой хрупкой, отчаявшейся, такой прекрасной… У нее были невероятно красивые черные как смоль волосы — до земли — и такие же черные глаза. Кстати, забавно — мне показалось… Да нет, это глупости. Она была еще совсем молодой, одинокой, с ребенком на руках, и она так хотела жить! Ноя тоже хотел жить. И когда она собралась улетать, я внес в ее бортовой компьютер ложные координаты. Я заверил ее, что она будет в безопасности на Маире, с моими друзьями. Когда она благодарила меня за это, я едва не раскрыл ей правду. Но увы… Она улетела. А я остался с этим грехом.

— Боже мой, — потрясенно промолвил Грей. Он даже не подозревал… — Так что, ее корабль просто врезался в какую-то планету? Или астероид?

— Нет, нет, — почти испуганно ответил Иш. Но Грей понял — священник боится не его, а мысли о том, что он мог совершить такое. — Я не мог убить ее так вот прямо. Я направил ее корабль в одно место, может, вы знаете — Черный Раскол. И потом молился, чтобы она пролетела мимо. Но молитвы не помогли — я наблюдал за се полетом.

Грей часто слышал о такой своеобразной форме убийства. Она была весьма популярна — докажи потом, что координаты были неверными! Раскол имел свойство затягивать корабли. Варили мозги у святоши, варили, жаль только, не в том направлении.

— И вам не страшно было посылать ее на смерть? — спросил он.

— Страшно… — Иш горько усмехнулся. — Вы думаете, что страх — это когда ты стоишь лицом к лицу с тем, кого собираешься убить? Нет, страх приходит потом, много позже, когда каждый вечер, ложась спать, знаешь, что она придет к тебе во сне и будет спрашивать: «За что?» — а ты не сможешь ответить. Вот это страх, а то, другое — так, всего лишь неуверенность.

Дарк с Кэлом сидели на ограде храма и искали тему для разговора. Поговорить хотелось. Но о чем?

— Ты долго с нами будешь?

— Пока не отзовут.

— Ясно.

— А из-за чего вы с Роджем поругались?

— Болтает он много.

— А-а.

Поиск темы становился все более вялым. Грей должен был появиться уже давно. О чем он болтает с этим святошей? Не надо было уходить, ну не надо было. А если это ловушка? Да нет, в храме вроде как ловушки не может быть, это святое место. А почему? Убить человека где угодно можно. Пойти за ним, что ли? Или не стоит? Дарк потер глаза ладонью.

— Скорее бы все это закончилось!

— Не говори. Надеюсь, он больше никуда, кроме Наитаки, не соберется.

— Да, только на Шанире его не хватало. А вообще… может, лучше бы ему и слетать туда.

— Ты что-то не договариваешь.

— Я и начинать говорить не имею права. Знаешь, жизнь марионетки иногда так достает!

— Ты сам ее выбрал.

— Тогда мне это нравилось. Представлял себя «человеком-невидимкой», из тех, кто стоит за великими делами, а сам незаметен.

— Ну и как?

— Это действительно здорово. Но приходится слишком от многого отказываться. Например, я не могу иметь семью. Дом. Друзей. Вы с Греем, между прочим, уже выходите за рамки дозволенного.

— Спасибо. Только разве это жертва? Можно спокойно жить и без дома, и без семьи.

— Это для тебя такая жизнь нормальна. А для меня это не жизнь, а существование. Разницу улавливаешь?

— Ага.

— А сам-то ты никогда не хотел бросить это бродяжничество? Дом завести, девушку.

— Дом у меня есть.

— Ну да, низкопробный бордель напополам с девчонкой-мусорщиком.

— Таверна, а не бордель. Таверна с девочками.

— Со шлюхами.

— Без разницы.

— А девушка? Тоже есть?

— Допустим, — уклонился Кэл.

— Тогда еще не все потеряно.

— Ты не меня учи, а сам заведи какую-нибудь.

— А я об этом подумываю, — легкомысленно ответил Дарк. — Кстати, как ты думаешь — с вашей Арианой у меня что-нибудь получится или нет?

— Только посмей — убью.

Дарк бросил на Кэла пристальный взгляд.

— Так вот оно что. А Грей в курсе?

— Нет. И ты бы отстал, ладно?

— Понял. Это серьезно. А вот, кстати, и наш клиент.

— Мой клиент, — поправил его йоки, спрыгивая с ограды навстречу Грею. — Что-то случилось?

Вид у Грея был слегка потерянный.

— Да, случилось.

— А именно? Или нам не положено знать?

Дарк скромно отвернулся. Он уже знал, что сказал Грею Иш. Беспокоило его только одно — о чем священник мог догадаться, увидев их.

— Мне надо было узнать о королеве Айе, вы же знаете. Первый ее так долго искал… А она, оказывается, давно уже умерла. Облом-с.

— Ну и не бери в голову, — посоветовал йоки. — Доложишь ему по полной форме. Только с корабля, чтобы нас выпустили без проблем.

— Сам знаю.

— Тогда потопали в космопорт, — подвел итог Дарк.

Обратно они шли большей частью молча. Грей думал о королеве Айе. Красивое имя. Наверное, она тоже была очень красивой. Он ни разу не видел ее изображения — просто не интересовался этим, а на занятиях в академии, когда они проходили этот период истории Веллии, его не было. Но Иш говорил о ней как о некоем прекрасном, неземном создании, и в то же время как об испуганной, несчастной девушке, оставшейся совсем одной на этом свете. Что она чувствовала, когда корабль затягивало в Раскол? Ужас? Отчаяние? Смирение? Она ведь была на корабле совершенно одна, только с маленьким ребенком. Он не пожелал бы такой смерти никому. Разве это справедливо? Королева была ни в чем не виновата. Почему женщина должна была спасать себя и свое дитя от армии солдат? Кто ответит за ее смерть?

— Ну и как успехи? — встретил их Роджер.

— Хреново.

— Не нашли монаха?

— Королева мертва.

— Сочувствую. Как докладывать будем?

— Так и доложим. Взлетай.

Кэл, не советуясь с компьютером, перевел корабль на ручное управление и мастерски произвел взлет. Мастерски — чтобы Родж не зазнавался и не имел повода сказать, что он сделал бы это лучше. Установив курс, он не стал переключать на автопилот и остался управлять кораблем сам. Роджер благоразумно помалкивал, чтобы не ухудшать и без того кошмарные отношения с партнером.

— Вызови мне Первого, — попросил Грей.

— Подожди, — прервал его вдруг Кэл. — Родж, вруби радар.

Компьютер моментально выполнил его приказ, порадовавшись, что Кэл наконец заговорил с ним. До этого йоки выдерживал строгий бойкот.

— Крейсер в зоне досягаемости.

— Его курс?

— Точно неизвестно, пока совпадает… Ты думаешь?!

— Да. Управление на тебе, я подготовлю орудийную установку. Пока не дергайся.

— Давай быстрее.

Кэл метнул на него испепеляющий взгляд, вылетел из рубки, по пути схватил за руку Ариану и уволок ее за собой.

— Что случилось? — быстро спросил Грей.

— Кажется, нас преследуют. Пока рано говорить с уверенностью, но какой-то веллианский крейсер идет следом за нами с момента отлета. Кэл сейчас готовится встретить его огнем, но надеюсь, это не понадобится. Кто-нибудь из вас принимал участие в стычках в космосе?

— Нет, — ответил Грей.

— Да, — одновременно с ним сказал Дарк. — Но только в качестве пилота.

— Садись. Будешь помогать, если мои системы дадут сбой.

— Родж, неужели это так серьезно?

— А ты как думал? Минутку, они пытаются с нами связаться.

Родж замолчал, принимая сообщение. Через несколько минут крейсеры прибавили скорость, и расстояние между кораблями начало сокращаться.

— Что им надо?

— Требуют, чтобы мы состыковались с ними и не делали при этом никаких глупостей.

— А ты?

— Я их послал. Наверное, им это не понравилось. Но сейчас мы попытаемся уйти от них, а если не получится, то откроем огонь. У нас две автономные орудийные установки, причем из числа последних разработок, надеюсь, Кэл и Ари не подведут.

— Ари? А она-то как…

— Как-как, догадайся с трех попыток! Дарк, я на несколько минут отключусь, активирую защиту, а ты постарайся уйти в отрыв.

— Понял.

— А тебе, наверное, стоит поговорить с Первым советником. Его рук дело, точно говорю.

— Вот как раз с ним и не стоит говорить, — вмешался Дарк. — Когда он получит информацию, то точно прикажет им атаковать. А пока у нас есть шанс смыться.

Не прибегая к помощи секретаря, советник сам набрал номер на устройстве дальней связи и теперь ждал отклика.

— «Беркут-2» на связи.

— Это «Альфа». Как ситуация?

— Мы готовимся атаковать.

— Атаковать?!

— Да, тал.

— Да вы что… — Он на мгновение умолк, пытаясь подавить приступ ярости. — Какого черта? Разве я отдавал приказ атаковать?

— Нет, тал, но…

— Никаких «но»! Немедленно прекратить.

— Тал, у нас больше не будет столь удобного случая. Сейчас мы можем уничтожить его.

— Но… — Советник опять замолчал, напряженно размышляя. А если и правда… Информацию, которая есть у Ильяго, может получить и другой агент. — Хорошо. Уничтожьте его.

— Есть, тал!

Первый выстрел произвел крейсер. Дарк рванул корабль вправо, но слишком поздно. К счастью, стрелявшие и без того промазали.

— Есть шанс смыться? — насмешливо спросил Роджер.

— Шанс всегда есть! — сквозь стиснутые зубы откликнулся Дарк, уводя корабль из-под обстрела. Он накинул скорость и попытался оторваться, но тщетно — крейсер шел за ними, словно приклеенный.

— Почему у вас нельзя управлять орудиями отсюда? Это же страшно неудобно.

— Так уж разработчики постарались. Наверное, чтобы я не смог взбунтоваться, — пошутил компьютер. — Ничего, у ребят и без меня здорово получается.

Очередной выстрел противника попал в цель, и корабль здорово тряхнуло. Дарк коротко выругался.

— Я надеюсь, мы собьем его раньше, чем он нас.

— Насколько я могу судить, он уже потрепан, но надо очень удачно попасть, чтобы совсем вывести его из строя. А для нас достаточно всего пары попаданий.

— Если что — сядем на эту планету. Что это, кстати, за планета?

— Валькона. До нее еще дотянуть надо. Так, Кэл просит, чтобы ты сейчас держался по возможности более ровно, они хотят снести ему орудийную башню.

— Передай, что я постараюсь.

На крейсере расцвело оранжевое облачко.

— Ай молодцы! — восхитился Родж. — Чисто, но это только одна башня.

— Ты как хочешь, а я поведу к Вальконе.

— Давай-давай, только не надейся, что они дадут нам приземлиться.

Дарк замолчал, сосредоточив все свое внимание на управлении кораблем. Крейсер преследовал их, не давая ни малейшего шанса оторваться. Дарк стиснул зубы, увидев, как близко от корабля прошла огненная стрела. Надо срочно сообщить шефу… он не может погибнуть, не объяснив ситуации. Господи, какой бред! Скоро он начнет писать отчеты о своей смерти. Расслабляться после этой операции он будет неделю, не меньше. В одном и том же баре. Будет пить не просыхая с утра до вечера. Утром опохмеляться и снова пить. Пока не начнут мерещиться зеленые чертики. Год назад он никогда не позволял себе выпивать больше строго установленной им же самим нормы. А последнее время ему было уже наплевать на этот запрет.

Нет, ну какова сволочь! Дарк пошел ровно, давая возможность Кэлу и Ариане произвести прицельные выстрелы, затем круто вильнул и ушел от огня крейсера. А защита-то того, барахлит! Еще одно попадание, и им несдобровать. Валькона приближалась, еще пара минут — и они подойдут так близко, чтобы можно было идти на посадку.

— Выровняйся еще раз, — попросил Родж.

Дарк повиновался. Точный выстрел лишил крейсер еще одной башни, Дарк приготовился заложить поворот, но…

Мощнейшим ударом его вышибло с кресла. Истошно завопил сигнал тревоги. Радар отключился, будто его и не было.

— Твою мать! — Дарк поспешно поднялся. — Родж?

Молчание.

— Родж? Родж!!!

Ни звука.

— Господи, нет! Только не это!

— Он вырубился? — ахнул Грей, поднимаясь с пола.

— Нет, черт побери! Ну как же мы без него? Скажи Кэлу.

Грей метнулся к орудийным установкам. Дарк постарался взять себя в руки. Быстро проверил исправность приборов — слава богу, их состояние позволяло приземлиться, но о дальнейшей игре в кошки-мышки и речи быть не могло.

— Родж! — В рубку ворвался Кэл. За ним следовала немного испуганная Ариана. — Что с ним?

— Отрубился. Я сяду на Валькону, если движки не откажут. Они сильно изношены?

— Нет, мы их только недели две назад починили. Тебе помочь?

— Нет. Хотя да, посмотри, нельзя ли включить аварийную систему питания. Сдается мне, что-то где-то перемкнуло, потому Родж и вырубился.

— Ясно. — Кэл скрылся.

Корабль входил в атмосферу. Дарк изо всех сил старался удержать его от крутого падения, но он все равно снижался быстрее, чем хотелось бы.

— Граждане пассажиры, — процедил Дарк, глядя на приближающуюся землю, — приготовьтесь к вынужденной посадке. Убедительная просьба сохранять спокойствие. Кто знает молитву, может приступать к ее прочтению. Спасибо за внимание, сейчас нас основательно долбанет.

С последними словами он нырнул с кресла на пол — уже во второй раз, не преминул отметить он про себя. Грей дернул вниз Ариану и постарался по возможности прикрыть ее собой.

— Кэл! — вдруг рванулась из-под него девушка. — Он же не знает!

— Лежи! — прикрикнул на нее Грей. — Все равно не успеешь. Он знает, что мы приземляемся.

— Нет, я…

Страшный удар не дал ей договорить. Словно огромная рука подхватила ее и играючи швырнула через всю рубку. От удара головой обо что-то твердое перед глазами Арианы мелькнула ослепительная вспышка света, а потом она лишилась сознания.

Глава 11

Первым после падения открыл глаза Дарк.

— С прибытием! — прохрипел он, выбираясь из-под упавшего кресла. Попытался встать, но тут закружилась голова, и он был вынужден почти на минуту остаться на четвереньках. — Есть кто живой?

В углу рубки зашевелился Грей, шепотом матерясь. Дарк наконец поднялся на колени и теперь уныло обозревал мертвую панель управления.

— Ариана! — Грей подполз к лежащей без сознания девушке. — Ты меня слышишь? Очнись! — Он попытался поднять ей голову. — Да что же это с тобой?

Он пытался привести ее в чувство, но тщетно — Ариана не реагировала на его голос и прикосновения, и Грей почувствовал, как нарастает в нем паника. А если это черепно-мозговая травма? Или травма позвоночника, что тогда делать, а? Но вскоре девушка открыла глаза и слабо всхлипнула.

— Ну наконец-то, малышка. Ты меня здорово напугала.

— Я… мы упали?

— Да.

— Но все целы? — Она отстранилась от Грея и села.

— Да вроде как все, только…

— Кэл? Где Кэл?!

— Здесь. — Йоки ввалился в рубку. — Какой мудак корабль вел?

— Я, — спокойно ответил Дарк. — Скажи спасибо, что он не взорвался.

— Спасибо.

— Между прочим, ты еще не видел, как я удачно приземлился.

— Я это почувствовал.

— Ничего, снаружи поглядишь. Я так смотрю, никто сильно не пострадал — значит можем идти.

— Идти? Куда? — спросила Ариана.

— Куда-нибудь. Если они заметят корабль, то обязательно приземлятся. Надо уходить как можно дальше. Никто не заметил, пока мы падали, как далеко ближайший город?

Молчание было ему ответом.

— Ничего, пойдем так. Кэл, ты соберешь все, что надо?

— Сейчас.

— А мы пока можем покинуть корабль, — предложил Дарк.

— Подожди, у тебя кровь, — остановила его Ариана. Достав из кармана платок, она начала аккуратно стирать красный след с его лица. — Чего ты на меня так смотришь?

— Ничего. — Дарк отвел взгляд. Он просто подумал, что до сих пор никто не обрабатывал его раны — да хотя бы царапины! — с такой заботой. Квалифицированные медики в веллианском госпитале, где он валялся почти три месяца, не шли ни в какое сравнение с этой девушкой, кусающей губы из-за необходимости причинять ему боль.

— Все. — Она убрала руку.

— Спасибо.

Корабль действительно приземлился как нельзя более удачно. Дарк умудрился направить его так, что за ним не тянулась полоса поваленных деревьев, и в то же время лес достаточно хорошо скрывал его. Но на удачу полагаться не стоило, поэтому им пришлось покинуть корабль так быстро, насколько это было возможно. Никто не знал, в каком направлении находится ближайший город, а дорог там, куда их занесло, не было и в помине. Это был первозданный лес во всем его великолепии, не потревоженный присутствием людей. Они шли просто так, не разбирая пути, потому что главной целью было уйти как можно дальше от места приземления, все равно в какую сторону. Единственное — надо было запомнить этот путь, чтобы вернуться к кораблю.

Но через некоторое время вопрос о направлении был снова поднят.

— Я предлагаю идти дальше, — сказал Грей. Он прислонился к дереву, водя ладонью по гладкому стволу. — Будем считать, что нас ведет судьба.

— Экий ты фаталист, — усмехнулся Дарк — А по-моему, надо повернуть налево. Тогда будет больше вероятности, что мы не пойдем по кругу.

— Предлагаю жребий. — Кэл поднял с земли кусочек коры. — Если она упадет грубой стороной вверх, идем прямо. Если нет, то сворачиваем.

Кора шлепнулась так, как того хотел Грей.

— Я же говорил, что это судьба, — рассмеялся он.

Они прошли не менее километра, когда лес расступился и перед ними открылся ровный зеленый луг, поросший травой и дикими цветами.

— Как красиво! — сказала Ариана. — Совсем как у нас дома.

— Надеюсь, это не болото.

— А я надеюсь, что дальше будет город или по крайней мере деревня.

Но это были пустые слова. За лугом отчетливо виднелась густая стена леса, такого же, какой они только что миновали.

Внезапно Ариана схватила Грея за руку.

— Смотрите! — воскликнула она, указывая на край леса.

Под сенью первых деревьев неподвижно застыла маленькая белая фигурка. Путники остановились. Фигурка не шевелилась, и было непонятно, живое ли это существо или просто изваянная неким мастером мраморная статуэтка.

— Кто это? — шепнул Грей, не надеясь, впрочем, что хоть кто-то из спутников ответит на его вопрос.

— Вампир, — также тихо ответил Кэл, внимательно присмотревшись к фигурке.

— Вампир?! — Спутники как по команде повернули к нему головы. Они, как и многие другие, считали вальконийских вампиров устаревшим мифом, сказкой, которую рассказывают на ночь детям.

— А ты кого собирался увидеть — лесную фею? — насмешливо поинтересовался йоки. — Это же Валькона.

— Никогда не верил россказням о вампирах.

— Ну и зря. Стойте спокойно, я с ней договорюсь.

Кэл медленно пошел вперед, остерегаясь резких движений. Фигурка — теперь и Грей увидел, что это девочка с невероятно длинными черными волосами, — также сделала несколько шагов ему навстречу. Когда между ними осталось не более двадцати шагов, Кэл остановился и протянул вперед обе руки, показывая вампирше запястья. В ответ девочка провела пальцами по губам. Кэл опустил руки и… засвистел.

Это был странный, переливающийся свист, то усиливающийся до боли в ушах, то мягко стихающий, напоминающий птичьи трели, но при этом наполненный смыслом и интонациями. Спутники Кэла наблюдали за ним, затаив дыхание. Девочка тоже засвистела — вопросительно и чуть удивленно.

Кэл ответил, затем обернулся к друзьям и жестом пригласил их подойти. Интонация его свиста стала слегка извиняющейся.

— Ничего, я знаю ваш язык, — вдруг ответила девочка на веллианском. У нее был чудной щебечущий акцент. Она подошла ближе к Кэлу, и при каждом шаге ее странное одеяние, похожее на множество небрежно накинутых кусков ткани, мягко колыхалось, не стесняя движений и, как это ни странно, не распадаясь на части.

— Тогда, если не трудно, зови меня Кэл, — попросил ее йоки.

— Кайл? — Девочка несколько раз произнесла имя на свой лад, пока один из вариантов ее не устроил. — Хорошо. А меня люди называют Кинтари. Ты тоже можешь называть меня так.

Кэл кивнул. Девочка повернулась к подошедшим и протянула им обе руки ладонями вверх.

— Мое имя Кинтари из рода Айяши, — улыбнулась она Ариане. — Разделите со мной покой моего дома, и да пребудет над вашими головами мир.

— Мое имя Ариана, — девушка накрыла ладонями руки вампирши, — я принимаю твое приглашение, и да пребудет мир в твоем доме вечно.

Поприветствовав Дарка, девочка повернулась к Грею, и он вдруг понял, что она старше, чем показалось ему вначале — отнюдь не ребенок.

— Мое имя Кинтари из рода Айяши, — вновь произнесла она ритуальное приветствие, — разделите со мной покой моего дома, и да пребудет над вашими головами мир.

— Мое имя Грей из рода Ильяго, я принимаю твое приглашение, и да пребудет мир в твоем доме вечно.

У нее были удивительно нежные ладони — мягкие и шелковые, как у младенца. А когда Кинтари подняла на юношу глаза, сердце у него замерло и мягко ухнуло куда-то вниз. Миндалевидные, ярко-желтые глаза с тоненькими вертикальными щелочками зрачков завораживали, лишали сил и воли, обволакивали сознание тонкой и прочной паутиной…

Резкий свист Кэла заставил вампиршу моргнуть и отвести взгляд. Грей с удивлением обнаружил, что у него подрагивают колени. Вампирша что-то растерянно объясняла Кэлу, но, поскольку Грей не понимал ее, он не мог догадаться, о чем идет речь. Однако предполагал, что девушка углядела в нем нечто подозрительное.

— Я нечаянно, — оправдывалась Кинтари, — я не хотела его гипнотизировать. Всего полминутки… Сама не знаю, как так получилось. Он не пострадал, поверь мне, это совершенно безвредно.

— Я знаю, — ответил Кэл, весело ухмыляясь, и из-за этой ухмылки насвистывая несколько невнятно. — Просто мне показалось, что, если тебя не прервать, вы бы так и простояли до заката.

Девочка смущенно улыбнулась.

— Куда вы идете? — Она вновь перешла на веллианский.

— Ищем какой-нибудь город. Наш корабль разбился.

— Здесь нет городов, — сообщила Кинтари. — Только небольшая деревня в кавоте… то есть в двух часах ходьбы, и, думаю, там вам не помогут. Там одни земледельцы. Они ничего не понимают в космических кораблях.

— Нам нужна не помощь, а место для ночлега на несколько дней.

— Тогда вы можете жить в моем доме. — Она посмотрела на них по очереди. — Согласны?

— Благодарим тебя, — сказал Кэл, не советуясь со спутниками.

— Ты уверен? — шепнул ему Грей.

— Это наилучший вариант, вот увидишь.

Кинтари повела своих новых знакомых по незаметной тропинке в густую чащу леса. Грей, так и не понявший, что произошло, шел вслед за ней и по старой привычке старался наступать точно на ее следы. Если бы он делал это сознательно, то скоро сбился бы, потому что вампирша не оставляла следов даже на рыхлой голой земле, по которой они шли некоторое время. Но он шел автоматически, посматривая по сторонам, а втайне любуясь грациозной походкой вампирши. Дарк шел следом, не то чтобы по пятам, но и не отставая. Кэл с Арианой слегка отстали, Дарк тоже шел достаточно далеко, но Грей за них не волновался. К тому же он не был уверен, что йоки не отстал специально — в последнее время Кэл и Ариана стали очень часто разговаривать наедине, не раскрывая никому темы этих разговоров. Интересно, что бы это значило? Но слишком задаваться этим вопросом Грей не стал — мало ли о чем они могли беседовать.

На Веллии таких лесов не было. По правде говоря, на Веллии не было диких лесов вообще. Одни парки да небольшие рощицы, в которых легко было заметить правильную систему посадки деревьев. Но вот этот лес был, несомненно, первозданным, выросшим исключительно по замыслу природы. Подобные леса были и на Лаконе — Грей поморщился, вспомнив подробности их пребывания в лаконских лесах, — но между ними была явная разница. Лаконский лес не был дружелюбен к людям. Даже днем, при ярком свете солнца, каждый шорох в нем предупреждал об опасности. И немало людей осталось в лаконском лесу навечно.

А вальконийский лес беспечно приветствовал любого, вступившего в его чертоги, звонкими трелями птиц да нежным журчанием пробивающихся из-под коряг ручейков. Мелкие звери свободно носились между деревьев, не научившись еще убегать стремглав от опасных двуногих существ. Это было очень странно, учитывая, что вокруг леса должны были располагаться небольшие деревеньки.

— Кинтари, — негромко окликнул вампиршу Грей. Девочка замерла и обернулась, предусмотрительно опустив глаза.

— Почему звери нас не боятся? — Он кивнул на сидевшего в двух шагах и разглядывающего их с невероятно серьезным и задумчивым видом маленького пушистого зверька. — Разве местные на них не охотятся?

Девочка насмешливо улыбнулась, но улыбка показалась Грею фальшивой.

— Конечно, не охотятся. Они боятся заходить в лес. Ведь здесь живу я, а я, если ты еще не понял, вампир. Самый настоящий. — Она оскалилась, обнажив длинные острые клыки на верхней челюсти. — Ну как? Страшно?

Грей покачал головой, пристально глядя на Кинтари, и презрительная усмешка сползла с ее лица.

— Хоть вы не боитесь, — устало сказала она, слегка сгорбившись, и от этого выглядя странно уязвимой, — А эти… тут же убегают, стоит показаться. Глупые, да? Пойдем, уже немного осталось.

Она легко перепрыгнула преграждающее тропинку дерево, необъяснимым образом не зацепившись за его ветви полами своей странной одежды, и Грею ничего не оставалось, кроме как последовать за ней. Только через дерево он перешагнул, благо длинные ноги позволяли. Теперь они шли рядом. Далеко позади раздался серебристый смех Арианы. Кинтари тоже улыбнулась, наклонив голову, и Грей засмотрелся на мягкую, чуть таинственную девичью улыбку. Вдруг прямо из-под ног у него с резким хохочущим криком вылетела яркая пестрая птица и, задев крылом щеку юноши, взмыла ввысь и исчезла в верхушках могучих деревьев. Грей отпрянул, споткнулся и, с трудом сохраняя равновесие, перевел дух. Вредное создание еще раз хохотнуло из кроны дерева.

— Не поранила? — Кинтари аккуратно повернула его голову к свету и придирчиво осмотрела. — Вот так, надо смотреть под ноги. А если бы это была сиярка?

— А кто такая сиярка? — Грею до смерти хотелось, чтобы Кинтари не отнимала рук от его лица. Но девушка уже отвернулась и двинулась дальше, отвечая на ходу.

— Сиярка — это тоже птица, только ядовитая. Она прячется в листьях и ждет, пока кто-нибудь не пройдет мимо. Тогда она старается клюнуть его посильнее. Не бойся, — она заметила, что Грей стал пристально вглядываться в ковер из прошлогодних листьев, — для человека ее яд не смертелен. От него только галлюцинации появляются на несколько часов. Зрительные. Если сиярка клюнет, надо спокойно сесть и ни на что не реагировать. Даже если на тебя выбежит бешеный джок — бывало и такое.

— А если он действительно выбежит?

— Джоки здесь не водятся.

Дарк шел за ними, стараясь выдерживать оптимальное расстояние от обоих парочек, как он называл их про себя, и решал, что он сделает сначала, как только вес закончится, — налакается до потери пульса или снимет смазливую телку и будет иметь ее целую ночь. «Впрочем, можно это делать и одновременно», — мрачно подумал он. И сколько отдыха ему дадут? Раньше он никогда не думал об отдыхе, он жить не мог без работы. Сейчас он не мог дождаться окончания операции. И это ему не нравилось.

— Это мой дом, — гордо объявила Кинтари.

Деревянный дом, сложенный из крупных бревен (Грей впервые видел такое), настолько естественно выглядел среди леса, что ничуть не нарушал его нетронутой красоты. Деревья находились ровно на таком расстоянии, чтобы не затенять его, и, наверное, часть их была вырублена, но это было абсолютно незаметно. Перед домом было кострище, над которым висел котелок. У стены красовалась высокая поленница дров, на ней лежал топор, не очень большой, как раз для не слишком сильной женщины. Два поваленных дерева ждали своей очереди тут же.

— Очень красивый, — не покривил душой Грей. — Ты живешь одна?

— Да, раньше я жила с дедом, но он умер.

Из-за дома неторопливо выбежал зверек, очень похожий на средних размеров собаку. Увидев незнакомых людей (Дарк, Кэл и Ариана тоже подошли к дому и теперь разглядывали его), он настороженно фыркнул и остановился. Кинтари свистнула, и зверек, мгновенно успокоившись, подошел к ней, ласкаясь и поглядывая на чужаков, удивленных его появлением.

Удивление это имело веские причины. Зверек был размером с собаку, покрыт черной блестящей шерстью, на узкой изящной морде то и дело показывался розовый язычок. Еще у него были мягкие пушистые лапы и не менее пушистый хвост. Но на этом его сходство с собакой заканчивалось. Ни у одной собаки не было острого витого рога, растущего изо лба.

— Это тальпин. — Кинтари почесывала зверю уши, а тот закрывал глаза и щурился. — Его зовут Арго.

Она посвистела, и тальпин послушно подошел к гостям и каждого обнюхал. Возле Грея он задержался и начал тереться мордой о его ноги. Не задумываясь, Грей протянул руку и погладил его по голове. Арго мурлык-нул, подмигнул Грею (что повергло последнего практически в транс) и вернулся к Кинтари, оставив на штанине Грея порядочный клок шерсти.

— Ты ему понравился, — обрадовалась вампирша. — Он вообще-то добрый, только очень любопытный. Пойдемте в дом.

Внутри жилище вампирши состояло из двух комнат, большой, с печью и столом, и маленькой, в которой была только постеленная на пол пятнистая шкура какого-то животного, служившая, очевидно, постелью.

— Здесь сплю я, — пояснила Кинтари. — Но места хватит всем.

— Особенно если лечь штабелем, — тихонько прокомментировал Дарк. Кинтари засмеялась, показывая при этом клыки. Зрелище было жутковатое.

— Не беспокойся. Хотите есть? Я сейчас приготовлю еду.

— Я тебе помогу, — встрепенулась Ариана.

Кинтари кивнула:

— Хорошо. Пойдем.

Дождавшись, пока они уйдут, Дарк скинул с плеча мешок и сел на лавку.

— Неплохо, да?

— Ага. — Грей пытался представить, как Кинтари живет здесь: разжигает огонь в печи, делает что-то за столом — у окна ровным рядком стояла глиняная посуда, просто и замысловато расписанная, которую наверняка сделала своими руками хозяйка дома. Над печью висели пучки сухих трав, гирлянды засушенных цветов и плодов.

— Здесь нас точно не найдут, — сказал Кэл. — Я слышал, что вампиры строят свои дома так, что люди не могут найти их, хотя и живут недалеко. Сейчас, кажется, утро — вечером я вернусь к кораблю, чтобы оценить обстановку. Вернусь один, — подчеркнул он. — Исходя из этого и будем решать, что делать дальше. То, что мы задержимся тут на неделю как минимум, ясно и пню, а остальное зависит от того, насколько ты раздолбал мой корабль.

— У тебя хоть запчасти на борту есть? — уклонился от столкновения Дарк.

— Да, с этим все нормально. Если они не высадились, то завтра мы с Ари займемся ремонтом.

— Отлично, а я поищу ближайшую деревню, — решил Дарк. — Вдруг оттуда можно выйти на связь. Кстати, Кэл, а как ты с ней говорил?

Йоки пожал плечами:

— Я просто знаю их язык.

— Но откуда?

— Ну… я знаю одного вампира-полукровку.

— И он тебя научил?

— Да этому не учатся. Язык у них заложен с рождения. Надо обменяться с ними кровью, тогда будешь знать. — И, заметив непонимание собеседников, пояснил: — Когда вампир пьет кровь человека, то их… как бы это сказать… души, что ли, немного сливаются. Ну, например, я чувствую, когда ему плохо, когда что-то с ним случилось, соответственно и он так же меня слышит.

— Здорово.

— Еще как.

Пока Кинтари разводила костер, Ариана мелко резала какие-то непонятные овощи, положив плоскую доску на скрещенные ноги. Или это были фрукты? Она раньше никогда не видела такого. Впрочем, она и вампиров раньше не видела. Она не знала, о чем говорить с Кинтари, да и стоит ли говорить вообще, может, это не принято. Но вампирша первая начала разговор.

— Ты с какой планеты?

— С Япха.

Кинтари на минутку задумалась.

— Кажется, я о ней слышала, — наконец изрекла она. — Это система планет, так?

— Да, но так и главная планета в системе называется. А у спутников свои названия.

— Ты правильно поступила. — Кинтари осторожно раздула пламя. — Не мне об этом судить, но ты не должна терзаться сомнениями. Подумай как следует, и ты сама это поймешь.

Лишь чудом Ариана ухитрилась не уронить доску вместе со всем, что на ней лежало.

— О чем ты?!

— Не знаю. — Кинтари пожала плечами. — Я не ясновидящая. Я просто вижу, что ты терзаешься сомнениями из-за содеянного, хотя все для себя давно уже решила. Прости. — Она тихо засмеялась. — Разве он не сказал тебе, что мы видим других насквозь?

Ариана покачала головой.

— Он — это Кэл?

— Да, он ведь знает о нас. Значит, расскажет. Да не смотри ты на меня так, — воскликнула она, заметив реакцию Арианы на свои слова. — Я вовсе не что-то уникальное. Я просто вижу то, чем человек является на самом деле, вижу его состояние. Некоторые люди тоже так умеют, но они этому долго учатся, а у нас это в крови.

— Извини, — покраснела Ариана.

Кинтари взяла ее за руку.

— Ничего. Просто постарайся понять — я такая же, как и вы. Я смеюсь над проделками Арго, люблю сладкое и ленюсь смахивать пыль с окна. Просто я вижу ваши чувства.

— И мои?

— Ты счастлива. Это главное твое чувство, ну и еще то, о чем я сказала. Ты любишь его. А он тебя. Береги это.

— А ты кого-нибудь любишь?

— Еще нет. Но у меня по-другому. Я знаю, кто мне предназначен. Он этого еще не знает, но потом все равно поймет. Так что я спокойна.

— А среди ребят его нет? — подмигнула ей Ариана. Кинтари смутилась, отводя глаза.

Ариана рассмеялась, и вампирша, пряча лицо, тоже не удержалась от смеха. Тальпин подбежал к ним и ткнулся мордой в колени Кинтари. Она почесала его за ухом, и зверь, довольный, замер.

— Правильно говорят — все бы нам языком трепать.

— А кто так говорит?

— Все. — Ариана скинула овощи в кипящую воду. — По крайней мере, на моей планете.

Они опять рассмеялись. Девушки уже чувствовали себя лучшими подругами.

— Расскажешь, как вы путешествовали?

— Ой, я не знаю. У Грея надо спросить.

— Он честный, — сказала Кинтари. Ариана вопросительно подняла бровь. — Я хочу сказать, он не может что-то скрывать. Кайл и Дарк скрывают, а он не может. Ты заметила?

Ариана задумалась. А ведь и правда… Он рассказал ей все о цели своего путешествия, хотя не должен был. Да и вообще… Как Кинтари ухитрилась понять это? Вампир, надо же.

— Мяса у меня нет, — сообщила Кинтари, прекратив ласкать Арго. Тот, нисколько не обидевшись, начал гоняться за насекомыми, прыгая и дурачась. — Обойдемся овощами?

— Вполне. Будет разгрузочный день. Это полезно. Ты вообще не ешь мяса?

— Ем. Только охотиться не умею — жалко зверей. Арго часто приносит дичь, он это любит.

— Можно попросить ребят поохотиться. Как?

— Отлично. А им не надо корабль чинить?

— Чинить будем мы с Кэлом. Остальные не умеют, — безапелляционно заявила Ариана.

Ближе к вечеру Кэл ушел проверить обстановку в районе корабля. Ушел один, как и обещал. Дарк тоже не стал задерживаться и отправился в поселок. Сперва Кинтари отговаривала его, боясь, что местные отнесутся к чужаку недружелюбно и могут причинить ему вред, но Дарк был непоколебим. Тогда она обстоятельно описала ему путь и даже вызвалась проводить. От последнего он отказался. Заодно он пообещал вампирше купить у жителей поселка еды и кое-каких хозяйственных мелочей. Кинтари не любила общаться с людьми без крайней надобности, опасаясь за собственную безопасность.

Путь был неблизкий, но он все равно сознательно шел медленно. Это давало ему возможность подумать. Вообще-то он не привык думать на темы, не совпадающие с его работой. Но в последнее время такая потребность появилась. Странная и, очевидно, совсем ненужная. Больше всего его занимал вопрос о правомерности собственных действий. Подводить людей под петлю — это как? Не останется ли это пятном на его совести? Его всегда учили, что совесть — понятие абстрактное и зависит прежде всего от правоты свершаемого дела. Но правое ли дело, вот в чем штука. Если верить шефу — а он всегда ему верил, как же иначе, — то безусловно правое. А если не поверить? Если взять да и посмотреть со стороны? Опомнившись, Дарк ругнулся, видя, куда завели его мысли. Нет, пусть все идет так, как идет. Убедившись, что он отошел на достаточное расстояние от домика вампирши, Дарк остановился и вытащил из внутреннего кармана куртки рацию.

— «Центру» — «Клинок», «Центру» — «Клинок», отвечайте.

— «Клинку» — «Центр».

— У нас ЧП. Подверглись нападению со стороны неопознанного веллианского крейсера, пришлось совершить вынужденную посадку на Валькону.

— Кто-нибудь пострадал?

— Корабль выведен из строя, оба объекта в порядке.

— С ними был еще один человек. Кто он?

Ай да хваленая разведка! Даже пол — и тот выяснить не смогли. Дармоеды.

— Девушка, они подобрали ее на Кари, стечение обстоятельств.

— Ты уверен?

— Да.

— Она тесно контактирует с обоими?

«Господи, не надо! Она же такая молодая, такая беззащитная. Ее-то за что?»

— Нет, только с первым объектом.

— Наблюдай и за ней.

— Есть.

— Сколько времени займет ремонт корабля?

— Не могу сказать точно. Сейчас это выясняется.

— Когда будет ясно, сообщишь.

— Понял.

— Конец связи.

Тщательно спрятав рацию, он продолжил неспешно идти. Мозг стремительно обрабатывал полученную информацию. Что будет дальше? Он догадывался, и догадки были весьма паскудными.

И еще одна мысль блуждала в его сознании. А предатель — это как?

Но он не предатель. Он просто выполняет свое дело. Вот и все.

За деревьями забрезжил просвет. Дарк замер и обратился в слух. Да, верно — отчетливо различались голоса. Он зашагал быстрее.

Поселок не был таким, каким он ожидал его увидеть, — бедным и запущенным. Чистые улицы, ухоженные домики, сады, за последними домами простиралось поле. Дарк постоял немного на пригорке, наблюдая за людьми, а затем не спеша пошел к поселку. Вряд ли здесь была межпланетная связь — что полностью соответствовало его планам, — но и об отсутствии современных удобств говорить было преждевременно, тем более что на крышах нескольких домов виднелись антенны.

Он точно определил момент, когда его заметили. Двое бородатых мужчин, негромко переговариваясь, встали вполоборота к нему, не упуская из поля зрения. Все логично — откуда взяться чужаку? Он шел, не оборачиваясь и надеясь, что скоро увидит что-то вроде бара или гостиницы — короче, местный культурный центр. На перекрестке он приостановился, определяя дальнейшее направление, и тут же увидел, что те двое и еще несколько человек направляются к нему. Очень осторожно и даже немного неуверенно. Он специально задержался, давая им приблизиться.

Широкоплечий мужчина («Это будет серьезно». — подумал Дарк) вышел вперед и кашлянул, обращая на себя внимание.

— Доброго вам солнца, — произнес он.

Такую формулировку приветствия Дарк еще не слышал, но, если верить Кинтари, поселок был достаточно изолирован и вполне мог выработать свои нормы и обычаи.

— И вам того же, — нашелся он.

— Что привело вас к нам?

Дарк шустро прокрутил в голове все возможные варианты ответа и решил не темнить. Какой смысл-то?

— Наш корабль упал недалеко отсюда.

В глазах окружающих появилось удивление, граничащее с восторгом. Наверное, корабли тут раньше не то что не падали, но даже и не приземлялись.

— Вы одни?

— Нас четверо, но остальные остались там. — Он мотнул головой в сторону леса. Все тут же повернулись в указанном направлении и стали оживленно переговариваться.

— Далеко ваши спутники? — опять спросил тот же мужчина.

— В лесу, у Кинтари, — необдуманно ляпнул Дарк, рассчитывая, что местные вампиршу знают. Удивление и восторг селян как рукой сняло, на лицах появилось подозрение, а то и откровенная вражда. Дарк, осознав свою ошибку, быстро огляделся на предмет путей к отступлению.

— Так вот ты чего пришел, — угрюмо проговорил молодой парень, надвигаясь на него. Дарк остался стоять на месте, так что тот почти прижался к нему. «Со стороны, наверное, неплохо выглядит», — совершенно не к месту подумал Дарк.

— Я же сказал — у нас разбился корабль, а я хотел найти здесь связь, вот и пришел.

— Ты нам мозги-то не полощи! — рявкнул его оппонент. — Ведьма эта тебя послала. Что ей надо?

— Никто меня не посылал, — разозлился Дарк, понимая, что сейчас придется делать ноги. — И никакая она не ведьма. Если у вас связи нет, то так и скажите.

— Нет. — Парень сплюнул ему под ноги. — Убирайся отсюда. И передай своей сучке, что дров у нас и на нее хватит. Пусть только попробует еще раз к нам сунуться.

Дарк смерил его презрительным взглядом, развернулся и пошел обратно к лесу, все время ожидая удара в спину. Но ничего не произошло. Дойдя до леса, он обернулся — люди стояли, сгрудившись в тесную кучу, и молча провожали его взглядами. Ну и гадючник! Словно в темные века попал. Цивилизация, называется. Кинтари стоило бы перебраться куда-нибудь подальше от этих узколобых.

Когда он вернулся, Кэла еще не было. Остальные сидели во дворе и разговаривали о чем-то. Точнее, говорил Грей, а девушки слушали его. Арго лежал у их ног и играл застежками на ботинках Грея. Увидев приближающегося Дарка, Грей прервался и подождал, пока тот подойдет.

— Ну что?

— Ничего. — Дарк сел на землю рядом с ними. — Они… э-э-э… не слишком дружелюбно ко мне отнеслись.

— Я так и думала, — грустно сказала Кинтари. — Не обижайся. Они просто боятся того, чего не понимают. Когда нас было много, они просто боялись, а сейчас они чувствуют себя сильнее, вот и стараются всячески показать это. Но они все равно боятся.

— А почему ты осталась одна? — спросил Грей.

— Я тут живу, — просто ответила вампирша. — Это мое место Другие не чувствовали это так сильно, вот и смогли уйти. А я не смогла.

— Но зачем им было уходить?

Кинтари тщательно подбирала слова.

— Понимаешь, в один момент человеческий страх перешел в злость. Они совершили ужасный поступок. А потом испугались мести. Но мы не можем мстить. И некоторые из нас испугались, что люди, увидев это, попытаются нас уничтожить. Вот и ушли. — Она посмотрела в глаза Дарку, которого вдруг посетила неприятная догадка насчет дров, и покачала головой. — Не надо я и так знаю. Это не в первый раз.

— Что — не в первый раз? — поинтересовался Грей.

— Угрозы. Но здесь я в безопасности. Не надо больше об этом говорить. Лучше продолжи рассказ.

— Ладно. Так вот, когда я его нашел…

Дарк не слушал его, углубившись в собственные мысли. Что теперь делать? Время поджимало. Поломка корабля могла повлечь за собой серьезные неприятности.

И как он будет потом глядеть в глаза Грею и Ариа-не? Кэл-то поймет, он не такой, как другие люди. Нет, он не будет глядеть им в глаза. Он исчезнет. Просто растворится в толпе, как много раз до этого. Зачем оставаться и ждать, пока его назовут предателем? Он не предатель. Он просто делает свое дело. Он выполняет порученную ему работу.

Он же никогда не сомневался в этом?

Когда совсем стемнело, вернулся Кэл с отчетом о состоянии корабля. Из строя вышло почти все — оба двигателя, энергетическая система, система терморегуляции («Наверное, надо было ее все-таки проверить», — задумчиво произнесла Ариана, а Кэл подавился смешком), система управления, орудийные установки и, что было паскуднее всего, Роджер. Ко всему, кроме него, запчасти имелись, но даже элементарный ремонт должен был занять не менее пяти дней. Делать было нечего. Утешало лишь то, что крейсер не садился на Валькону, а значит, можно было не опасаться неожиданного нападения. Но энергетическую систему отремонтировать было просто, так что можно было перебираться на корабль.

— И думать забудьте, — возмутилась Кинтари. — Будете жить у меня.

Возражать никто не стал, да и не хотел. Кэл и Ариана решили отправиться на корабль с самого утра и провести на нем весь день, а дальше — как получится.

Четвертый советник нервничал. Все шло вовсе не так, как он ожидал. Грей не прилетел на Наитаку в назначенное время. Неужели эта сволочь добралась-таки до него? Нет, ведь его охраняют, да и сам Грей себя в обиду не даст. Осталось совсем немного, вот только он вернется — и можно приступать к последней стадии проекта. Завершающей. Это дело всей его жизни, и как сладко сознавать, что оно удалось в полной мере! Остался еще один, последний тест, для полной уверенности, но он был просто обязан дать положительный результат. Только бы с Греем ничего не случилось.

Подождав, пока все уснут, Кэл осторожно встал и, бесшумно ступая, вышел из дома. Ему не хотелось лежать всю ночь с закрытыми глазами и притворяться спящим. Зачем, если вместо этого можно побродить по лесу, посмотреть, где находится поселок, может, даже дойти до корабля. Нет, к кораблю он сходить не успеет — вдруг кто-нибудь из спутников проснется с рассветом и не найдет его? Последуют ненужные объяснения… Нет, не надо.

Он шел по лесу легко и уверенно, потому что видел в темноте как кошка, а после того происшествия его зрение еще улучшилось. Да и спутник, маленькая голубая планета, кое-как освещал ночную Валькону, бросая на землю причудливые мерцающие тени. В лесу было тихо, не то что днем, лишь какая-то птица кричала вдалеке да со стороны поселка доносились глухие удары — кому-то тоже не спалось.

Он вышел на пригорок, с которого поселок был виден, как на ладони. Черный и безмолвный, он выглядел бы заброшенным, но в одном доме горел свет, а во дворе человек сколачивал что-то из досок. Соседи не реагировали — наверное, спали. А может, это было в порядке вещей. Кэл опустился на землю, разглядывая дома. Интересно, как люди могут жить всю жизнь в одном месте. занимаясь одним делом? Это же так монотонно. Хотя, если бы у него был выбор, он провел бы всю жизнь на Корде. Но это было невозможно. Корда больше не существовало. А если бы и не погиб он, то Кэл все равно не смог бы вернуться. Шанир был очень похож на его родину, но теперь и на него возвратиться он мог лишь ненадолго. И дело было не в смертельной опасности, подстерегающей его на Свалке, и не в преследовании со стороны полиции. Просто она не смогла бы там жить.

Когда Кэл вернулся к дому, было еще темно, но ночная чернота уже сменилась серостью предрассветного утра, когда вот-вот появится из-за кромки горизонта солнце и окрасит бледными тонами край неба. Во дворе, на одном из бревен, сидела Кинтари, неподвижно, скрестив руки перед собой.

— Проходи, — не оборачиваясь, сказала она. Он подошел и сел рядом, глядя туда же, куда и она. — Сейчас начнется рассвет. Я всегда смотрю на него. И каждый раз удивляюсь. Все еще спят?

— Наверное.

— А ты — нет.

Это прозвучало как утверждение.

— Да я вообще почти не сплю.

— Ты знаешь, что это ненормально?

Он кивнул.

— Я сразу увидела, что ты чем-то болен. Только не поняла чем. Может, я смогу помочь?

— Не думаю.

— Откуда тебе знать. Расскажи.

Кэл обрисовал основные симптомы.

— Ты отравлен, — сказала Кинтари. Сказала без сочувствия и без жалости. Просто поставила диагноз. — Это так ясно. Я просто никогда не встречалась с таким, вот и не поняла. Яд у тебя в крови, да? — Она протянула руки и поводила ими вдоль его рук и лица, легко прикасаясь. Кэл не шевелился.

— Я могу вывести этот яд, — наконец сказала она. — Но это займет не меньше года. Ты умрешь раньше. Тебе ведь известно, что ты умираешь?

— Да.

— Наверное, есть какое-то противоядие. Процесс может быть направлен в обратную сторону. Но я не знаю, где искать. Есть, конечно, выход. — Она задумалась. — Ты можешь вернуться туда, где тебя заразили, и поискать там.

— Я не знаю, где это.

— А вот здесь я как раз могу помочь. Когда это произошло и хотя бы примерно где?

— Месяцев семь назад, на Арриде. Но я ничего не помню. Вообще ничего.

— Я могу это решить, — сказала она и, заметив его движение, поспешно добавила: — Но ты должен подумать, надо ли тебе это.

— Что тут думать?

— Хотя бы то, что ты даже не представляешь, что могло с тобой быть. Может, после того, как ты все узнаешь, ты не сможешь смотреть в глаза друзьям. Может, тебе захочется покончить с собой. Подумай, стоит ли оно того.

— Стоит.

— Точно?

— Да.

— Ну что ж. — Кинтари встала на колени перед ним. — Ложись сюда. Голову положи на бревно.

Когда Кэл лег, она взяла его за плечи и пристально посмотрела в глаза. Он почувствовал головокружение, будто его затягивало в бездонную, бескрайнюю темноту, и разум покидал его тело. Потом все ушло. Все. Ничего не осталось. Даже темноты.

— Ты меня слышишь? — спросила Кинтари.

— Да.

Она ослабила хватку.

— Где ты сейчас?

— На Вальконе.

— Хорошо. Теперь ты возвратишься в прошлое. На Арриду. Когда ты там был?

— Месяц назад.

— Сколько времени ты там провел?

— Шесть месяцев и девять дней.

— Зачем ты туда прилетел?

Лицо его исказила гримаса.

— У меня была встреча с торговым партнером. Мы договорились о поставке оружия. Мы сидели в баре, а потом… Потом… Я потерял сознание… да…

— Где ты очнулся?

— Не знаю.

«Неправильный вопрос», — упрекнула себя Кинтари.

— Когда ты очнулся, что было вокруг?

— Темнота… люди… крики…

— Ты возвращаешься туда, слышишь? Ты возвращаешься. Что с тобой происходит?

Он напрягся, терзая свой рассудок. Что происходит? Да… темнота… темнота…

Темнота подземелья. Сырость. Затхлый, отвратительный запах. Люди в клетках — рычащие, кидающиеся на решетки, лежащие в забытьи, потерявшие человеческий облик. Он — один из них. Он не помнил ничего, не знал ничего. У него было только одно — желание убивать. Кого угодно, любой ценой. И он убивал. Сквозь длинный проход его гнали на арену. Там уже ждал противник — такой же злой, бешеный, ничего не помнящий. А вокруг — ревущая толпа. Он запомнил два слова, которые всегда сопровождали его: «Черная Смерть». Смерть сопровождала его. Он нес ее всем, с кем сходился на этой проклятой арене. Сворачивал шеи, вырывал глотки, ломал хребты. У него был даже «коронный номер» — двумя отточенными движениями оторвать противнику голову. Со всех сторон летело «Убей! Убей! Убей!!!» Он слышал этот рев даже после поединка, когда к клетке, в которую его бросали, предварительно парализовав — иначе не приблизиться, — подходил человек со странным прибором. Из прибора вылетала игла и вонзалась в его плоть. Начинал действовать наркотик. Через двое суток он вызовет в нем нечеловеческую злобу и желание убивать. А пока — только страшную боль. Так было всегда.

Иногда подходил еще один человек. Он одобрительно посмеивался. Его он ненавидел больше всего, больше, чем своих противников на арене, больше, чем ревущую толпу. Он не знал почему. Просто ненавидел.

— Ты молодец, — говорил этот человек. — Ты лучший.

— Лео, он тебя не понимает.

— Он все понимает. Правда, зверюга?

Он понимал, понимал не столько слова, сколько отношение к себе этого Лео. Отношение хозяина к зверю в клетке. И ничего не мог сделать.

Но однажды человек с прибором отвлекся и прошел мимо его клетки, забыв дать наркотик. И тогда затуманенный рассудок стал проясняться. Затаившись, он ждал подходящего момента. Когда клетку открыли, чтобы снять оковы, которые надевали для надежности, на случай, если парализующий газ не подействует до конца, он бросился на вошедшего и сломал ему шею. А затем побежал к выходу, озираясь, как дикий зверь. У двери стояли еще двое, он убил и их. Он не знал, что дверь можно открыть поворотом ручки, и выбил се плечом. Так он оказался на свободе.

В дневное время он прятался, а ночами бродил по улицам, искал еду, вспоминал предметы. Через три ночи он снова научился говорить. Он шатался от голода, но продолжал искать что-то — он сам не знал что. Прошел месяц, но память так и не вернулась к нему. И очередной ночью он вышел в космопорт. Ноги сами понесли его в один из доков, и там он увидел корабль. Этот корабль о чем-то ему напомнил. Он подошел поближе и попытался открыть дверь — уже зная, как это делается.

— Немедленно отойдите от корабли! — послышался угрожающий неживой голос. Он уже слышал этот голос — когда? И не двинулся с места.

— Отойдите от корабля! Я буду вынужден… о боже! Кэл, мальчик, это ты?!

Так он вспомнил свое имя.

— Кэл! Кэл! — Это его зовут. Да, кто-то повторяет его имя. Он приоткрыл глаза, выходя из транса.

— Ну что? — Кинтари с тревогой уставилась на него.

— Я вспомнил. — Слова давались с трудом, словно говорил их кто-то другой, а не он. — Знаешь, я все вспомнил.

— Я знаю. — Она смягчилась. — Ты все мне рассказал. Ну и что ты теперь думаешь делать?

— Вернуться на Арриду. Разыскать это место. Убить Лео. Не знаю.

Кинтари провела пальцами по его лицу.

— Только не пытайся изменить прошлое, хорошо? Не жалей о том, что могло бы быть.

— Конечно.

Она улыбнулась.

Стоя на неустойчивой металлической стремянке, Ариана сосредоточенно ковырялась в сплетении полуобгоревших проводов, выясняя, какие из них еще можно было вернуть к жизни, а какие скончались безвозвратно. Стремянка пошатывалась. Фонарик, который девушка держала в зубах, светил тускло и назначения своего не оправдывал. Заменив последний провод, она устало вздохнула и едва не грохнулась.

— Кэл! — позвала она, уцепившись за щиток. — Я все. Включи?

— Сначала отойди подальше.

— Уже отошла, — нагло солгала она.

Секунду спустя загорелся свет.

— Получилось! — крикнула она. — Работает!

— Я сбегаю в рубку, может, Родж… Та-ак, я тебе что говорил? — рассердился Кэл, увидев, что Ариана болтается на стремянке рядом со щитком. — Тебя же могло током дернуть! Это не шутки, пойми.

— Не злись, — попросила Ариана. — Я пустоголовая, безответственная разгильдяйка, сама знаю. Проверь лучше, не заработал ли Родж.

Кэл исчез в люке, но минуту спустя появился снова.

— Ничего, — мрачно сообщил он. — Боюсь, он молчит не из-за отсутствия питания.

— Но мы сможем его починить? — с надеждой спросила Ариана.

— Не знаю. Может, надо просто немного подождать.

— Тогда подождем. — Она осторожно слезла на пол. — Как там двигатели?

— Правый почти готов. Но он ведь не так сильно пострадал. С левым надо будет долго возиться, он вообще какой-то проблемный. А у тебя сажа на щеке.

— Что? — Она инстинктивно потерла щеку, посмотрела на ладонь. — Теперь есть?

— Нет. — Он обнял ее.

— У тебя руки холодные.

— Так согрей их. — Он ловко стянул с нее свитер. Ариана тихо рассмеялась, покрывая поцелуями его лицо и помогая снять куртку.

— Кхм… Вы бы это, хоть микрофоны бы выключили, — раздался смущенный голос.

Ариана отскочила от Кэла с такой прытью, будто ее застукали на месте преступления, и лишь потом сообразила, что в машинном отсеке есть микрофоны, но не видеокамеры. Поэтому свитер она надела медленно и с достоинством.

— Родж, а мы уже думали, что ты сдох, — сообщил компьютеру Кэл.

— Думали или надеялись?

— Не ерничай.

— Как у нас дела? И где все остальные?

— Дела у нас относительно нормально, как сам видишь, а остальные нашли приют у одной гостеприимной вампирши. Так что ты их еще не скоро увидишь. Кстати, ты можешь поточнее оценить ущерб?

— Да, конечно, подожди немного…

— Есть здесь хоть один отсек, который он не прослушивает? — шепнула Ариана.

— Только каюты.

— Нет, ну он что, не мог воскреснуть на полчасика попозже?

Пытаясь хоть как-то отблагодарить Кинтари за ночлег и кормежку, Грей с Дарком распилили на дрова лежащие во дворе бревна плюс притащили еще несколько из леса. После этого Дарк обратил внимание на крышу домика и, когда Кинтари сказала, что во время сезона дождей она протекает, клятвенно пообещал сделать все возможное, чтобы впредь такого не было. Но к выполнению обещания приступил лишь на следующий день. Кэл и Ариана оставили на всякий случай рацию и переселились на корабль, справедливо считая, что каждый день ходить туда и обратно — пустая трата времени. Были, конечно, и другие причины. Таким образом, с Кинтари остались Дарк и Грей, и если Грей наслаждался обществом вампирши, то Дарк с каждым днем все больше и больше мрачнел. К его чести, этого он никому не показывал.

Грей лежал на траве и смотрел в ночное небо. Он уже второй день ночевал здесь, на берегу маленького пруда, пользуясь теплой и ясной погодой. Звезды отсюда казались удивительно большими и близкими, совсем не то что на Веллии. И Майра, спутник Вальконы, светила успокаивающим голубоватым светом, играя на поверхности воды. Все казалось волшебным, нереальным. Он повернул голову — свет в доме не горел и сам дом был теперь незаметен за стеной деревьев. Все спали. Он закрыл глаза, и перед ним возникла Кинтари. Он не знал, почему так часто думает о ней. Не как о любой хорошенькой женщине. Не так, как когда-то думал об Ариане. Было в вампирше что-то странное, необъяснимое. Она всегда держалась с ним ровно и приветливо, так же как и с Дарком. Но в ее взгляде было что-то… Или ему просто казалось? Грей услышал, как рядом хрустнула сухая веточка, и быстро открыл глаза.

У самой воды, освещенная призрачным голубоватым сиянием, молча стояла Кинтари. Стояла и глядела на него. В своем лоскутном белом одеянии она казалась неземным существом, привидением, готовым вот-вот исчезнуть. Он не нашел ничего лучше, чем сказать:

— Привет.

Она не ответила, продолжая смотреть на него открытым, загадочным взглядом. Он слегка смутился, сел, ожидая, что она скажет или сделает. Но не дождался.

— Почему ты не спишь?

— Я не хочу, — наконец улыбнулась она, и от этой улыбки по спине у Грея побежали мурашки. Он не нашел, что ответить.

Кинтари шагнула к нему.

— Что ты обо мне думаешь? — спросила она.

Грей открыл было рот, чтобы ответить… и понял, что не может. Все, что бы он ни сказал, будет звучать слишком пошло, слишком избито, потому что настоящего названия своим чувствам он найти не мог. Он только знал, что никогда прежде такого не было. Все, что было раньше, было лишь бледной копией, тусклым подобием. Он понял это только сейчас. В эту минуту.

Продолжая все так же таинственно улыбаться, Кинтари одним движением сбросила с плеч белую накидку и шагнула в его объятия.

Когда небо посветлело в ожидании рассвета, она поднялась, оставив на его лбу легкий поцелуй. Придя на свое обычное место, с которого она всю жизнь наблюдала за просыпающимся солнцем, Кинтари села в привычную позу и закрыла глаза, слушая Валькону. Она слышала все: и выбегающих из нор зверей, и распускающиеся цветы, и журчащие на камнях ручьи. Первые лучи солнца омыли ее тело, наполняя энергией и светом. Кинтари купалась в этом свете, с восторгом ощущая, как исчезают из ее сознания волнения и тревоги. Ежеутренний ритуал был жизненно необходим для нее, без первых лучей солнца она не могла существовать. Когда-то этот ритуал выполнял весь клан вампиров, они вес собирались на большой поляне, встречая рассвет, и это было так прекрасно! Теперь она была здесь одна. Но каждый раз, когда она закрывала глаза и принимала в себя свет, она чувствовала всех своих сородичей, переплетала свое сознание с их сознанием, приветствуя их. Она знала в эти минуты все: знала, когда кто-то умирал, — и скорбела вместе со всеми; знала, когда рождался новый член их клана, — и наполнялась общим счастьем.

Кинтари улыбалась и кивала головой, мысленно касаясь других вампиров. Она была счастлива, и все они чувствовали это и разделяли с ней ее счастье.

Закончив контакт, она потянулась всем телом, блаженно щурясь. Наступил новый день. Как это здорово1

Грей подошел к ней и сел рядом. Она улыбнулась ему и погладила по руке.

— Проснулся?

Вместо ответа он наклонил голову и поцеловал ее. Кинтари обняла его за шею, едва не мурлыкая от удовольствия.

— Ну и что теперь?

— А что теперь? — Она спокойно смотрела в его глаза. — Ты должен определить свой путь.

— В смысле?

— Выбрать дорогу, по которой пойдешь. Я, например, свою дорогу знаю. Ты, может, тоже знаешь, но сейчас тебе стоит прислушаться к себе и определить ее точнее.

— Это твое мировоззрение?

— Ага. — Она пошевелила плечами, разминая их. — Оно у всех такое, только называется по-разному. Ты только не торопись с решением, оно придет само.

— Осторожней, не грохнись, — крикнул Грей, наблюдая, как Дарк балансирует на узком карнизе. Вот уже третий день он с остервенением работал, перекрывая крышу дома. Грей помогал ему, но вскоре, видя, что Дарку это только мешает, прекратил. Он только что вернулся из леса, куда ходил охотиться, и теперь стоял, закрыв лицо рукой от солнца и с некоторым страхом наблюдая, как Дарк качается на порядочной высоте.

— Ты бы хоть подстраховался.

— Незачем. — Дарк забил гвоздь в доску. Гвозди он принес из поселка, стащив их из незапертого сарая, равно как и молоток. Кинтари взяла с него слово, что он вернет молоток назад. Основная проблема была в том, что изначально крыша состояла из грубо обтесанных досок, связанных между собой веревками, а не сколоченных. Веревки прогнили, так что крыша до сих пор не рухнула только чудом. Пришлось разобрать ее практически целиком и сколотить уже намертво.

Грей пожал плечами и направился в дом, мимоходом подумав, что зря беспокоится. В случае падения Дарк заработает как максимум пару переломов. Да и то вряд ли.

Дарк на минуту прервал работу, проводив его взглядом. Идиотизм какой-то. Ну чего он так злится? Выбрав гвоздь, он с силой ударил по нему. Неужели в поселке не было автоматических инструментов? Были, наверняка были, а он умудрился залезть именно в тот сарай, где лежало такое старье. Если кто-нибудь узнает, чем он тут занимается, со смеху сдохнет. Это надо же! Он, Дарк, чинит крышу дома вампирши. Умереть — не встать.

Хотя, конечно, это лучше, чем заниматься зачистками…

Он почти забыл об этом периоде учебы Всю группу отправили на Тапрен, Веллия тогда поддерживала Ламоту — одну из сражающихся сторон. Ну, не то чтобы поддерживала — скорее, делала вид, что поддерживает. Его включили в одну из бригад, занимающихся зачисткой завоеванных районов. Остальных тоже распределили по таким бригадам, но так, чтобы друг с другом они не встречались. Почти месяц Дарк вместе с десятком матерых головорезов уничтожал все живое на почерневшей от огня и крови земле. Сначала его рвало каждый день. Потом убитые стали ему сниться. Он не спал трое суток, в страхе перед этими снами. На четвертые сутки он просто отключился и проспал восемнадцать часов. Больше кошмары к нему не приходили. С этого дня он равнодушно убивал людей, оказавшихся на пути его бригады.

Вернувшись на Веллию, он увидел что от сорока человек в группе осталось всего пятнадцать. Остальные не прошли. Что стало с ними, никто не знал. Ходили слухи, что пятеро покончили с собой. Зато оставшиеся закончили обучение с блеском.

Забывшись, Дарк хватил себя молотком по пальцу и выругался. Какого черта он вспомнил это время? «Меньше думать надо, — зло сказал он себе, — спать будет спокойнее» Все ему в последнее время не так. Кажется, что Грей смотрит на него, будто в чем-то подозревает, а Кинтари — будто жалеет. Последнее было вообще несуразным плодом воображения.

— Дарк, может хватит на сегодня? Солнце уже заходит.

Вот помяни черта! Вампирша стояла почти под ним и смотрела почти тревожно. «Померещилось» — твердо решил он. С чего бы это? Он кинул молоток на землю и легко спрыгнул вслед за ним, повиснув на балке. Кинтари развернулась и скрылась в доме.

Грей в это время пытался достучаться до корабля. У рации сдохли аккумуляторы, сигнал был слабым, и даже когда Грей услышал чей-то голос, то не смог разобрать ни слова. Дарк некоторое время наблюдал за его бесплодными усилиями, затем отвернулся, незаметно достал из потайного кармана свою рацию и вытащил оттуда один аккумулятор.

— Держи. — Он протянул его Грею. — Как раз один в кармане завалялся.

Грей заменил аккумулятор и вновь застучал по кнопкам. Подсевший аккумулятор, небрежно брошенный им на стол, был тотчас заныкан Дарком, рация которого работала на двух батареях и вполне могла продержаться, если одна из них разрядилась.

— Прием, — раздался из динамика механический голос.

— Родж! — воскликнул Грей. — Ты живой?

«Слава тебе, господи!» — беззвучно, но искренне произнес Дарк.

— Живой, живой, — с некоторым раздражением ответил компьютер. — Не понимаю, чего вы все так удивляетесь?

— Мы не удивляемся. Мы радуемся. А где Кэл с Арианой?

— В машинном отсеке, как всегда. Позвать?

— Ага.

Грей с Дарком услышали, как голос Роджера прогремел на весь корабль. Через несколько минут появились приглушенные голоса Кэла и Арианы.

— Да?

— Вы туда насовсем перебрались?

— Почти. А что такое? — поинтересовался Кэл.

— Ничего. Долго еще нам здесь оставаться?

— Уже почти готово. Кстати, мы завтра к вам нагрянем.

— Надеюсь, это вам не помешает? — вклинилась в разговор Ариана. Похоже, что-то ее здорово развеселило, и она сдерживала смех.

— Рад тебя слышать, — поприветствовал ее Грей. — Вы нам никогда не помешаете, так и передай ему.

— Я все слышу, несмотря на то что кое-кто отталкивает меня от микрофона, — парировал Кэл. — Передавай привет Кинтари.

— Обязательно. До завтра.

Отложив рацию, Грей не смог сдержать улыбки. Он уже соскучился по Ариане, по ее смеху и наивным вопросам. Девушка стремительно ворвалась в его жизнь и успела прочно в ней окопаться. При всем при этом он больше не думал о ней как о женщине. Разве что иногда… и очень недолго.

— Грей, у меня к тебе одна просьба. — Кинтари вошла в комнату и теперь стояла напротив него, лицо ее было необычно серьезным.

— Все, что в моих силах, — пошутил он, но она не приняла эту шутку.

— Мне надо, чтобы сегодня ты спал в доме, — сказала она. — В моей комнате. И еще — не выходи ночью на улицу. И вообще из комнаты не выходи.

Грей насторожился. Просьба вампирши была по меньшей мере странной.

— Я, конечно, сделаю так, как ты просишь, но зачем это?

Она сжала губы, напряженно думая, затем подняла на него глаза.

— Грей, это касается не только меня, поэтому я ничего тебе не объясню. Просто поверь — так надо. Хорошо?

Он кивнул, ничего не понимая, но доверяя ей. Однако эта таинственность неприятно пугала его.

Когда окончательно стемнело, Кинтари развела во дворе костер. Она уже давно нарушала правила клана, пользуясь изобретенной людьми зажигалкой. В этом не было ничего противоестественного, потому что, в сущности, зажигалка была тем же самым кремнем, которым надлежало пользоваться для получения огня. Так она это понимала. Человек во многом остался близок к природе, только маскировал эту близость изо всех сил. Это было глупо, но большинство людей особым умом не отличалось. Вампирша с удовольствием вдохнула запах дыма, едкий и будоражащий инстинкты. Сегодня она кинула в огонь несколько веток аронарии, которая, сгорая, очищала сознание. Это было необходимо. Кинтари знала, зачем она так поступает. Она могла лечить. Разве врач может пройти мимо человека, истекающего кровью, даже если тот не просит о помощи? Вот и она не могла.

Костер горел устойчиво, ровно, можно было не оберегать его от ветра. В одном из окон дома погас свет. Она поняла, что это заснул Грей, точнее, решил заснуть. Вот и хорошо. Убедившись, что костер не погаснет, она встала и тихо прошла к дому.

Как она и рассчитывала, Дарк не спал. Он сидел на лежанке и что-то выстругивал из деревянного бруска обоюдоострым кинжалом, с которым, как она заметила, никогда не расставался. Он не повернул головы, но она точно знала, что он уловил ее приближение.

— Ты не мог бы мне помочь? — сказала она.

Он вскочил на ноги одним гибким движением, напомнив ей хищного зверя.

— Что случилось?

— Я развела костер, но не рассчитала и теперь не могу подвинуть к нему бревно, на котором всегда сижу.

— Пошли, я подвину. — Он вышел из дома впереди нее.

Когда вампирша догнала его, Дарк уже поднимал тяжелый ствол. Двумя рывками он передвинул его к огню и обернулся к ней.

— Так сойдет?

— Да, спасибо. Посидишь со мной?

Он пожал плечами и сел на бревно. Некоторое время Кинтари внимательно смотрела на него, размышляя, как завести разговор, но он заговорил первым.

— Дело было не в бревне, так? Ты что-то от меня хочешь.

Она кивнула, не пытаясь отрицать очевидного.

— Не буду говорить и думать пошлости, поскольку твой интерес явно не из этой области. А жаль. Так что же тебе надо, Кинтари?

— Не мне. Что тебе надо?

Он прищурился, и у Кинтари по спине побежали мурашки. Ей было страшно. Дарк отбросил маску, которую носил в присутствии остальных, теперь это был жесткий, опасный человек.

— Мне? Мне ничего не надо. Во всяком случае, от тебя.

— Мы говорим не обо мне, и ты это знаешь. Посмотри на себя, Дарк. Что с тобой? Нет… — она склонила голову, — ты не Дарк. Как твое имя на самом деле?

— Это не имеет значения. — Он напрягся. Проклятая ведьма, откуда она все знает?

— Это имеет огромное значение. Но пусть будет так. В кого ты превратился?

Он упрямо молчал, не желая ее слушать. Слова вампирши оживляли в нем что-то давно забытое, и он сопротивлялся этому изо всех сил.

— Не закрывайся. — Она коснулась его руки, и он отпрянул. — Мне больно видеть, как ты гибнешь.

— Я не гибну! — Он чувствовал, как его сердце начинает стучать сильнее. Это было вызвано аронарией, но он этого не знал. — Со мной все в порядке. Только не надо лезть с сеансом дешевого психоанализа!

Кинтари глубоко вдохнула, успокаиваясь. Человек, сидящий рядом с ней, боялся. Боялся ее. И себя.

— Дарк, посмотри на себя. Просто посмотри. Что ты видишь? Только не надо говорить, что это чушь. Что ты видишь в своей душе?

— Ничего я не вижу, — зло огрызнулся Дарк, подавляя дрожь в руках. — Ничего!

— Посмотри мне в глаза.

Когда он поднял голову, она постаралась как можно полнее принять в себя все, что видела в нем. От того, что она ощутила, вампиршу пронизал холод ужаса, но взгляда она не отвела. Затем осторожно, сосредоточившись, она начала возвращать ему то, что взяла…

И поняла, что не может этого сделать. Это было бы слишком жестоко. Кинтари закрыла глаза, разрушая связь. Когда она вновь открыла их, его взгляд был холоден и пуст.

— Не возвращай мне призраков, — сказал он. — Я с трудом от них избавился. И то, что со мной сейчас происходит, меня вполне устраивает.

С этими словами он встал и, не глядя на нее, скрылся в темноте.

Кинтари смотрела ему вслед, и по щекам ее катились слезы.


— Ну посмотри же вокруг! — Ариана, смеясь, тянула Кэла за руку. — Как ты не понимаешь! Здесь же так красиво. Успеешь еще насидеться на своем корабле.

Они шли по цветущему лугу, залитому солнцем. Ариана, выросшая на Япхе с его буйной растительностью и вечным летом, радовалась красочной природе Вальконы, как дитя. Ей хотелось побежать по этому дикому, многоцветному ковру, чтобы солнце светило в лицо, а ветер играл волосами. Она никогда не чувствовала такую гармонию со всей Вселенной.

— Догоняй! — Она отпустила его руку и стрелой понеслась по траве, покалывающей босые ноги. Кэл крикнул что-то ей вслед, но она расхохоталась и не подумала останавливаться, зная, что сейчас он бросится за ней.

— Попалась! — Он обхватил ее за талию и оторвал от земли. — И что теперь?

Смеясь, Ариана смотрела на него сверху вниз, и глаза ее лучились счастьем.

В отличие от Арианы, которая просто радовалась возвращению к друзьям и возможности провести хотя бы пару ночей не на корабле, Кэл преследовал вполне определенные цели. Он решил во что бы то ни стало выяснить все, что поможет ему найти нейтрализатор для неизвестного наркотика. Конечно, он мог стараться напрасно, но сейчас для него была важна любая зацепка. И начать он решил с Дарка. Он описал ему все, что помнил, и спросил, где могло подобное происходить.

— Интересная картина, — протянул Дарк. — Почему это тебя интересует?

— Это и есть то место, где я был. — И, заметив удивление собеседника пояснил: — Кинтари помогла мне все вспомнить.

«Ай да вампирша! — едва не взвыл от восторга Дарк. — Ай да умница!»

Приняв по возможности задумчивый вид, он произнес:

— Знаешь, я не уверен, но это очень похоже на подпольные бои. Правда, обычно бойцы дерутся добровольно, но дрянь, которой тебя накачивали, они бы на себе пробовать не согласились. Так что очень даже возможно.

— Бои… Да. Похоже. А ты, случайно, не знаешь, кто на Арриде занимается этим?

— Ну… не то чтобы знаю. Слышал, что с этим связан клуб «Золотая звезда».

— Лео, — произнес Кэл.

— Что?

— Лео. Я вспомнил это имя. Такой человек имеет отношение к клубу?

Дарк был готов носить Кинтари на руках всю оставшуюся жизнь.

— Хозяина клуба зовут Леонакс Маригон.

Глаза Кэла сверкнули.

— Ты знаешь, где это?

Он, конечно, знал, но говорить не собирался. Еще один верный ход — и можно будет отойти в сторону и оттуда наблюдать, как они будут действовать в точном соответствии с планом. Прав был шеф, стратегия — великая вещь.

— Нет, — ответил он, — точно не знаю. Спроси лучше у Грея, он что-то про это говорил.

Выждав момент, когда рядом никого не было, Кэл задал тот же вопрос Грею.

— Подпольные бои? — удивился тот. — Конечно, бывают такие, но я о них ничего не знаю. Это же незаконно.

— А клуб «Золотая звезда»?

— Ни разу не слышал. Где это?

— На Арриде.

Грей покачал головой:

— Извини.

— А имя «Лео» тебе о чем-нибудь говорит? — не сдавался Кэл.

— Да нет…

— Леонакс Маригон.

Грей вздрогнул:

— При чем здесь он?

— Так ты его знаешь?!

— Ну да, я с ним встречался.

— Это хозяин «Золотой звезды», а в ней как раз и проводятся подпольные бои.

— Не может быть! Ты что-то путаешь. Леонакс — это… гм… ну, это один из деловых партнеров моего шефа. Я как раз с ним первым встречался, еще до того, как Дарк нас познакомил.

— Вот как? Скажи, а зачем ты с ним встречался?

— Да как со всеми — чтобы документы отдать. Кэл, ты ошибаешься. Леонакс не может быть замешан в чем-либо противозаконном.

— А может, это ты ошибаешься?

— Послушай…

— Нет, это ты послушай. Что за документы ты ему отдал? Ты ведь даже не знаешь этого! Мне кажется, что тебя просто подставляют.

— Мой шеф не может меня подставить, — раздельно, чеканя каждое слово, ответил Грей.

— А ты проверь. Посмотри, что у тебя за документы — у тебя же еще один контейнер остался, так? Просто посмотри. Тогда мы будем знать наверняка, что все это неправда, что твой Леонакс чист и безгрешен.

— Но я не могу вскрыть контейнер! Мне это запрещено.

— Грей, — йоки пристально посмотрел ему в глаза, — не будь марионеткой.

— Это просто… Ну хорошо, — сдался он, — я вскрою контейнер. Но ты сам увидишь, что ничего такого там нет.

Он зашел в дом и через минуту появился с контейнером в руках. Уходя с корабля, он захватил его с собой, чтобы преследователи не нашли его, вздумай они обыскать корабль. Грей положил контейнер на землю и набрал код замка.

— А код-то ты откуда знаешь, если открывать запрещено? — с любопытством спросил К.эл.

— Один из тех, кому я контейнер передавал, тут же открыл его. А у них всех один код, потому что без разницы, кому я какой отдам.

Замок щелкнул, и Грей, в последний раз обругав себя крепким словом, откинул крышку.

Документов там не оказалось. Грей поднял голову и встретил напряженный взгляд Кэла.

— Я не знаю, что там, — тихо сказал он, глядя на кожаные футляры, заполнявшие контейнер.

— Сейчас узнаем.

Кэл достал один из футляров и открыл его. Внутри, аккуратно разложенные по отделениям, лежали штук сорок маленьких запаянных ампул с желтой маслянистой жидкостью.

— Что это? — спросил Грей, не узнавая своего голоса.

Йоки осторожно вынул одну ампулу, глаза его сощурились и потемнели. Он повертел ее в руках, а затем быстро отломил кончик.

— Стой! А если яд?!

Кэл поднес ампулу к носу и вдруг, вскочив, отбросил ее в сторону, выкрикнув что-то на незнакомом Грею языке. Тот отпрянул, подумав, что Кэл на самом деле распознал в жидкости яд, но йоки схватил контейнер и вытряхнул из него все футляры с ампулами.

— Черт, никакой записки нет, — процедил Кэл.

— Но что это такое?

— Да это же та дрянь! Та, которую мне кололи, я ее теперь точно помню. Твой Леонакс — это Лео! Это он заправляет подпольными боями.

Грей очень медленно сел. Слова Кэла были непонятны ему, чужды, будто тот разговаривал на другом языке. Такого просто не могло быть, все случившееся выходило за рамки его сознания. Леонакс его обманул. Да, Леонакс обманул его. Он думал, что передает ему документы, а это оказались наркотики.

Нет. Это не Леонакс обманул его. Его обманул…

Грею стало трудно дышать. Он поднялся и побрел куда-то, не соображая куда. Ему было невыносимо плохо. Он же был предан Четвертому всей душой, он всегда верил ему, делал все, что тот прикажет.

А тот предал его.

Он был просто пешкой в его игре. Марионеткой! Наркокурьером. Он преступал закон. Как он мог?!

Он не услышал шагов за спиной, но почувствовал, как кто-то схватил его за руку, и остановился. Кинтари смотрела на него с сочувствием. Он боялся увидеть в ее глазах жалость, но не увидел.

— Ты ни в чем не виноват, — сказала она, словно внушая ему эту мысль. — Кайл мне все рассказал. Эти люди воспользовались тобой. Ты просто ошибся в них. Не надо из-за этого убиваться. Сядь.

Он опустился на землю. Кинтари сжала его ладони.

— Скажи, о чем ты сейчас думаешь?

— Я же всегда верил ему. — Слова давались Грею с трудом. — Я никогда в нем не сомневался. Он был для меня всем, во что я верил.

— Ты просто внушил себе это. Если бы он действительно был для тебя всем, ты бы знал его лучше. — Кинтари не была уверена в том, что говорит, но она не знала, как помочь человеку, испытавшему на себе предательство. — Теперь ты знаешь, что он был вовсе не таким, каким ты его представлял. Грей, не держи это в себе. Говори что хочешь, только говори.

— Я всегда шел за ним. Делал все, что он прикажет. Он мог убедить кого угодно в чем угодно. А я на это попался. Все дело было лишь прикрытием для наркобизнеса, так, что ли? Господи, какой же я дурак. Хорошо хоть, не я один. Сколько же народа он так провел. Дарк, когда узнает, будет землю грызть.

С каждой минутой он все больше и больше расслаблялся, горький дурман уходил. Четвертый предал его. Ну что ж, он больше не будет участвовать в его игре. Обойдется. Миссия окончена. На Наитаке его больше не увидят, равно как и на Веллии. Пожалуй, отсюда он полетит на Шанир. Узнает про обстоятельства гибели Дрейка. Потом — потом посмотрим.

Кинтари перебирала пальцами его волосы. Она догадывалась, о чем он сейчас думает, и была рада. Рада, что он наконец узнал правду, а не продолжал идти слепо, повинуясь воле какого-то человека, которому поклонялся. Вампирша не знала, кто этот человек, но ей он представлялся в образе высокого, холодного мужчины, окутанного властью и недосягаемостью. Этот образ не нравился ей. А еще ей было его жаль. Люди так глупо гоняются за властью! Зачем? Власть — это тяжелое бремя, это ответственность, это, наконец, невозможность жить так, как хочешь. Ее отец был главой клана вампиров, и она видела, чего стоила ему его власть. Хорошо, что Грей не думает о власти. Он вообще не такой, как другие люди. Кинтари не могла определить, в чем заключается эта непохожесть, но чувствовала ее. Это ей нравилось.

— О чем ты задумалась? — спросил он. Кинтари вздрогнула. Оказывается, он уже давно наблюдал за ней, а она и не заметила. Другому человеку это бы не удалось.

— О тебе, — легко сказала она. — Не меняйся, хорошо? Оставайся таким, как сейчас.

Он удивился, но ничего не ответил. Кинтари встала, протягивая ему маленькую узкую ладошку.

— Пойдем. Надо же во всем разобраться.

Кэл ждал их на том же месте, рядом с контейнером. Он распотрошил все футляры и теперь запихивал ампулы обратно.

— Они все одинаковые, — проговорил он, не поднимая головы. — Все одинаковые. Ты говорила, может пойти обратный процесс? Но тут нет ни одной, где мог бы быть нейтрализатор.

— Так ты нейтрализатор ищешь? — спросил Грей. — А ты уверен, что он есть?

— Нет. Но ведь должно быть хоть что-то!

— Он может быть у Леонакса.

— Что?

К Грею вернулась прежняя уверенность.

— У Леонакса. Я отдал ему еще один контейнер, не такой, как остальные. Может, это и был нейтрализатор?

Кэл вскочил, глаза его блестели.

— Грей, ты гений! Мне надо вернуться на Арриду. Ты знаешь, где найти этого Лео…накса?

— Нет, но это не проблема. Только…

— Не беспокойся, — по-своему истолковал его замешательство йоки. — Сначала я отвезу тебя туда, куда тебе еще осталось. Время есть.

— Да нет, я не об этом. Если у него не окажется этого нейтрализатора? Или если он его просто не отдаст?

— Отдаст, — заверил его Кэл, жестоко усмехнувшись. — Поверь мне.

— Когда вы улетаете? — тихо спросила Кинтари, до этого молча слушавшая их.

— Да хоть завтра, — ответил ей Кэл.

Эти слова больно кольнули Грея. Завтра? Он всегда знал, что рано или поздно покинет Валькону и Кинтари. Но так скоро?

Вампирша незаметно взяла его руку в свою и легонько сжала, словно ободряя.

— Я надеюсь, вы с Арианой заночуете здесь? — сказала она.

— А мы тебя не стесним?

— Ну что ты такое говоришь, Кайл! Как вы можете меня стеснить?

Она перешла на родной язык и сказала еще что-то, от чего на лице Кэла появилась довольно-таки нахальная ухмылка, и Грею это очень не понравилось. О чем могла сказать вампирша? И вообще, какие у нес отношения с Кэлом? Слишком уж она радовалась его возвращению, да и говорила о нем, как об очень хорошо знакомом человеке.

Видимо, Кинтари почувствовала его сомнения, поскольку укоризненно поглядела на него и отвернулась. Грею стало неловко. Как он мог подозревать ее в чем-то?

Кэл с Арианой заночевали в доме, а Грей, как обычно, остался на берегу озера. Он даже не пытался заснуть, ожидая, что Кинтари снова придет. И она пришла. Легла на траву рядом с ним и долго молчала, глядя в черное небо. Он тоже не произносил ни слова. Потом она повернулась и положила голову ему на плечо, легонько чертя пальцами на его груди таинственные знаки. Грею почему-то казалось, что она пишет то, чего не хочет произносить. Так оно в общем-то и было.

— Скоро рассветет, — задумчиво, будто разговаривая сама с собой, сказала она. — Вон там, за деревьями, посветлеет небо. Сначала чуть-чуть, маленькой полоской, несмело. Потом все небо посереет, а там станет жемчужным. А потом начнет всходить солнце, понемногу. Сначала просто светом, а потом и само покажется, краешком. От деревьев упадут тени, такие длинные, призрачные. Мир изменится. А я впервые не хочу этого. Я бы оставила эту ночь навсегда. Улыбаешься? Я знаю, что это невозможно, я не такая глупая. Но я ведь так хочу этого.

— Я тоже.

— Ты еще не решил, остаться или уйти. Не надо. — Она прижала палец к его губам, когда он захотел возразить. — Не решил. Я это чувствую. Ты решай, не торопись. А когда решишь, скажешь. Но завтра тебя здесь не будет, и ты сам это понимаешь. А сейчас ты здесь. Вот это главное, остальное — ничто.

Не было ни ветра, ни шорохов ночного леса. Были только они двое — и бесконечная, бездонная ночь.

Но настал рассвет.

Кинтари проводила их до корабля. Железная махина вызвала у нее некоторое любопытство, но и только. Даже в мыслях она никогда не покидала Валькону, и назначение летательного аппарата было для нее чужим.

— Прощай. — Она сжала руку Арианы. — Будь счастлива, хорошо?

— Ты тоже. — Ариана улыбнулась вампирше. — Может, еще увидимся.

Кинтари грустно покачала головой.

— Нет. Но это ничего. Все проходит.

С Кэлом она попрощалась на своем свистящем языке. Дарк протянул ей руку, но она лишь пристально посмотрела в его глаза.

— Помни, о чем я тебя предупреждала. И знай — ты всегда можешь меня найти.

Он кивнул.

Наконец Кинтари подошла к Грею.

— Я буду ждать, пока ты не решишь, — сказала она, проводя ладонью по его лицу. — Но что бы ты ни выбрал, не забывай меня, хорошо?

— Я никогда тебя не забуду, Кинтари.

Он наклонился и поцеловал ее, в последний раз сжимая в объятиях хрупкое тело. Когда они смогли наконец оторваться друг от друга, то еще долго стояли, не шевелясь, стараясь сохранить в памяти эти мгновения на всю жизнь.

Когда корабль с мощным гулом оторвался от зеленой травы и поднялся в воздух, Кинтари, закрывая ладонью глаза от солнца, смотрела ему вслед и никак не могла понять — почему то, о чем она знала с самого начала и чего ждала как неизбежного, приносит такую боль? И почему по щекам незаметно, сами собой, ручьями текут горячие слезы?

Глава 12

Дарк вызвался разыскать «Золотую звезду». Оставив спутников разбираться с таможенниками, он вышел из шумного космопорта и, убедившись, что никто не идет следом, быстро завернул в лабиринт узких улочек, оплетающих космопорт со всех сторон. Всегда надо было исключать возможность слежки. Клуб Леонакса Маригона он искать не собирался, потому что и без того знал, где он находится. Сейчас его занимало другое. Остановившись, он вынул рацию и набрал код.

— «Центру» — «Клинок».

— «Клинку» — «Центр».

— Прибыли на Арриду. Пока что все идет по плану.

— Следи, чтобы с Маригоном ничего не произошло. Понял?

— Да.

— По итогам доложишь.

— Есть.

— Конец связи.

Вот, собственно, и все. Особо спешить назад Дарк не стал, так как предполагалось, что он расспрашивает кого-нибудь о местонахождении клуба. Жаль. Он бы с удовольствием убрал Маригона. Это ненадежный человек. Запросто может запаниковать и свернуть дело. Но шефу виднее.

Решив немного подстраховаться, он вел спутников к «Золотой звезде» не прямой дорогой, а заложив небольшой круг, о чем прямо сказал им. Но никто не возражал. Ариана вертела головой во все стороны, разглядывая красочную планету. Они петляли по улицам, один раз Грею показалось, что они наматывают круги, но вскоре Дарк остановился.

— Вот она.

На противоположной стороне улицы яркими золотыми огнями переливалась вывеска клуба.

— Может, стоило все-таки задействовать полицию? — засомневался Грей. — Заодно и арестовали бы его.

— И не только его, — пробурчал себе под нос Дарк, но так, чтобы Кэл услышал. Тот усмехнулся углом рта.

— Грей, нам не арест нужен, а лекарство для Кэла. Не думаю, что копы разрешат нам порыться у Лео в загашниках.

— Тогда вперед.

— Э-э, подожди, — поморщился Дарк. — Ну куда ты ломанулся? Черным ходом да пошустрее, чтобы не заметил никто. Мы же не хотим нарваться на охрану, которая, смею тебя уверить, здесь немаленькая, да и церемониться с нами не будет. Сейчас тихонько пройдем к Лео и поговорим с ним тет-а-тет.

Обогнув здание клуба, они действительно увидели неприметную дверь, рядом с которой мыкался охранник. К счастью, он стоял спиной к незваным гостям и не видел их.

— Я его возьму, — быстро сказал Дарк. Пригнувшись, он подбежал к парню сзади и одним плавным движением схватил его за горло. Охранник дернулся и обмяк.

— Давайте быстрее.

— Может, тебе имеет смысл остаться здесь? — спросил Грей у Арианы.

— Я пойду с вами.

— Как скажешь.

За поясом у Арианы красовался бластер. Тот самый, из которого она убила двоих человек.

Дверь черного хода была не заперта, что было явной халатностью. Дарк первым проскользнул в темный коридор, за ним следовал Грей. Кэл замыкал шествие. Коридор был пустым и мрачным, ни одной двери, сплошные повороты.

Наконец коридор закончился. Они стояли перед массивной стальной дверью, на которой красовался кодовый замок.

— Ну и что теперь? — спросил Грей.

Вместо ответа Дарк подошел к двери и саданул по ней ногой. Сталь загудела, отозвавшись эхом в лабиринте коридора, а Дарк покачал ушибленной ногой.

— Босс, открой, у нас ЧП! — крикнул он.

Спустя несколько секунд дверь отворилась.

— Что еще? — недовольно спросил Леонакс, делая шаг назад. Увидев пришедших, он изменился в лице, но не успел даже пискнуть, поскольку Дарк втолкнул его в комнату и приложил к губам ствол бластера, убедительно призывая к молчанию.

— Рад вас снова видеть, — негромко сказал Грей, входя вслед за ним. — Впрочем, это я исключительно из вежливости.

— Офицер Ильяго?! Что вы здесь делаете?

Дарк отошел к стене кабинета, держа Леонакса под прицелом. Обстановка вокруг была на редкость спартанская: стол, полки с документами, камин да картина на стене. Сам Леонакс оказался притиснут к столу и вид имел достаточно растерянный.

— Что я тут делаю, это не ваше дело, — спокойно продолжал Грей, а Дарк мысленно поаплодировал его тону. — Помнится, я передал вам два контейнера. Скажите, что в них было?

— Вам это незачем знать, — огрызнулся Лео, но Грей будто не слышал его.

— В одном было что-то вроде наркотика, так?

По выражению лица Леонакса Грей понял, что попал в точку.

— А во втором?

— Офицер, вы отдаете себе отчет в своих действиях?

— Полностью. Так что было во втором контейнере?

— Я не собираюсь отвечать на этот вопрос!

— Нет, ты ответишь. — Кэл, до этого стоящий за порогом, шагнул в комнату. — Ты все детально расскажешь, понял?

— А это еще кто? — рявкнул Леонакс.

Кэл поднял голову и в упор посмотрел на него. Сперва Маригон недоуменно разглядывал его, силясь узнать, затем по его лицу разлилась мертвенная бледность.

— Ч-черная Смерть?!

— Не думал, что я вернусь, да?

— Ты же должен был умереть!

— А я и умираю. Но ты ведь мне поможешь, Лео? — Он выбросил вперед руку и сжал горло Маригона. — Ты ведь не хочешь умереть раньше меня?

Леонакс захрипел, и Кэл ослабил хватку.

— Что тебе надо?

— Лекарство.

— У меня его нет.

— В таком случае, позволь тебе посочувствовать. Твоя смерть будет очень мучительна, это я смогу гарантировать.

— Подожди! — крикнул Лео. Дарк и Ариана обменялись понимающими взглядами. Что-что, а уговаривать Кэл умел.

— Я солгал. У меня есть нейтрализатор.

— Вот это другой разговор. — Кэл оттолкнул Леонакса, и тот упал на стол, глотая воздух.

Отдышавшись, он выпрямился и попытался вернуть хоть часть контроля над ситуацией. Это было не так-то легко.

— Да, нейтрализатор у меня есть, — сказал он. — Но есть также и определенные проблемы.

— Что еще за проблемы? — сухо спросил Грей.

— Проблемы со введением этого нейтрализатора. Видите ли… Он напрямую воздействует на гипоталамус, причем действие очень кратковременное, и…

— Короче.

— А если короче, то надо сделать укол в ствол головного мозга, причем достаточно высоко.

— Зачем?

— Откуда мне знать, я же не врач. Спросите у них.

— Но ведь раньше этот наркотик вводили не в мозг?

— Это потом уже, для… — Лео замялся, — для активизации. Но первый укол тебе сделали именно в мозг. Понимаешь, чем это грозит? Одно неверное движение — и ты умрешь прямо здесь. Стоит дернуться от боли…

— Не беспокойся, не дернусь, — сказал Кэл. — А ты уж постарайся не делать неверных движений.

— Но я не могу ничего обещать.

Наступило напряженное молчание. Все хорошо понимали, что этим заявлением Леонакс, в сущности, развязывает себе руки.

Ариана, сидевшая у камина, подняла с пола моток свинцовой проволоки и задумчиво на него уставилась. Затем размотала его и сунула в огонь, наблюдая, как проволока оплавляется и с шипением капает в пламя. Это нехитрое действие, казалось, поглотило ее внимание без остатка.

— Что будем делать? — тихо, чтобы не услышал Леонакс, поинтересовался Грей. — Он тебя убьет.

— Вижу. Но, похоже, у меня нет выхода.

Ариана между тем перевела взгляд на Леонакса, к которому на глазах возвращалась уверенность в себе.

— Маригон, — окликнула она его, — идите сюда.

Дарк отодвинулся, чтобы Ариана не оказалась на линии прицела.

Когда Леонакс подошел вплотную к девушке, она тихо спросила у него что-то. С лица хозяина «Золотой звезды» разом исчезла краска — уже второй раз за несколько минут.

— Ты рехнулась, — прошептал он.

— Ничуть. — Она слегка улыбнулась, но глаза остались холодными. — Но у вас будет прекрасная возможность проверить это. Так что вы решили?

Вместо ответа Леонакс подошел к висящей на стене картине и отодвинул ее в сторону. За картиной оказался сейф. Набрав код, Лео открыл дверцу и достал из сейфа тот самый маленький коричневый контейнер, который Грей отдал ему несколько недель назад. Бросив хмурый взгляд на Кэла, он коротко приказал:

— Сядь за стол и нагни голову.

Кэл молча повиновался. Леонакс достал из контейнера шприц и ампулу, ловко отломал кончик ампулы и набрал прозрачную жидкость.

— Сожми зубами рукав, — опять обратился он к Кэлу.

Тщательно выбрав место на шее Кэла, он проколол кожу и медленно, осторожно начал вонзать иглу. Йоки напрягся, но ни один мускул его не дернулся. Наконец Леонакс ввел содержимое шприца и так же осторожно извлек иглу из шеи Кэла.

Йоки поднял голову… и упал на пол.

— Что ты с ним сделал?! — Ариана вскочила и бросилась к Кэлу.

— Все в порядке, так и должно быть, — поспешил успокоить ее Леонакс. — Скоро он придет в себя Надо только подождать.

Действительно, через несколько минут Кэл открыл глаза и обвел мутным взглядом всех присутствующих.

— Ну что? — еле ворочая языком, спросил он.

— Можешь быть доволен, — сообщил Леонакс. — Ты остался жив. Надеюсь, на этом наше общение закончится?

— Да. — Дарк опустил бластер. — Было очень приятно познакомиться с вами, учитывая обстоятельства.

— Постой, а как же… — возмутился было Грей, но Дарк уже выталкивал его из кабинета.

— Я надеюсь, вы сохраните наш визит в тайне, — бросил он через плечо. — Ведь тайна — она вещь двусторонняя.

— Не беспокойтесь.

У выхода Грей набросился на Дарка.

— Ты что, сдурел? Нельзя было отпускать его!

— Нельзя отпускать, говоришь? — парировал Дарк. — А что, скажи на милость, надо было делать? Арестовать? Да его бы уже завтра отпустили. Его же опекает Четвертый советник! Он просто посмеется над нами, вот и все. Забудь об этом.

— Но кто-то ведь должен остановить его! — Грей остановился, готовый вернуться назад.

— Остановить? Кого ты вздумал останавливать? Четвертого советника? Да ты хоть знаешь, какие силы стоят за Маригоном? Он сотрет тебя в порошок и не поморщится. — Дарк схватил Грея за плечи и жестко встряхнул. — Думай о том, как спасти свою шкуру. Бежим, чего ты стоишь? Маригон — не твой уровень. Никто не позволит тебе прикрыть его дело. Шевелись же, ну!

Ариана, поддерживающая Кэла, который все еще слегка пошатывался, обернулась.

— Грей, Дарк, скорее!

Дарк схватил Грея за плечо, вынуждая бежать быстрее, и догнал ее. Глаза девушки лихорадочно горели, щеки разрумянились от быстрого бега — настолько быстрого, насколько позволяло состояние йоки.

— Что ты ему сказала? — спросил у нее Дарк.

— Ничего.

— А все-таки?

— Я спросила, как долго человек будет в сознании, если капать ему на живот расплавленный свинец.

— Садистка! — расхохотался Дарк. — Признайся, блефовала?

Ариана подняла на него слегка несчастные глаза.

— Я не знаю, — с отчаянием сказала она. — Хочу верить, что блефовала… но я не знаю! Тогда я говорила это совершенно серьезно.

— Не беспокойся, ты бы этого не сделала.

Они выбежали на улицу. Дарк быстро огляделся, выбирая дорогу.

— За мной! — Он побежал к узкой арке, ведущей во внутренние дворы.

Они петляли по грязным, замусоренным переулкам и дворам, перелезая через покосившиеся ограды, стараясь не приближаться к большим улицам. Наконец силуэт одной из башен показался Грею знакомым.

— Мы сможем пробраться на территорию космопорта? — спросил он, останавливаясь перед сетчатым ограждением.

— Да, но Маригон мог предупредить охрану. — Дарк вытащил бластер. — Ждите здесь.

Он подбежал к ограде и, упав, быстро прокатился под сеткой.

— Как ты? — спросила Ариана у Кэла, всматриваясь в его лицо. Глаза у него были все еще мутными, но в целом йоки выглядел более или менее.

— Прекрасно. В жизни не чувствовал себя лучше. Ари… — Он притянул ее к себе и, пользуясь тем, что все внимание Грея было направлено на космопорт, зашептал: — Ари, почему мы до сих пор шифруемся?

— Потому что.

— Убойная логика. — Он быстро поцеловал ее. — Ты уверена, что останешься на корабле? Вообще-то у меня есть квартирка на Сагоне.

— К черту Сагон! Мне безумно нравится твой корабль. Кстати, а у него есть название?

— Есть, но я его не использую — сама понимаешь. Можешь дать новое. Только на корпус наносить не будем, хорошо?

— Хорошо. Я люблю тебя.

— Ари…

Он закашлялся, увидев, что Грей отвернулся от космопорта. Но тот, задумавшись, ничего не заметил.

Из-за катера, стоящего у самой ограды, показался Дарк.

— Сидим, ждем. — Он прислонился к стене и начал стаскивать ботинок. — Патрули туда-сюда шныряют. Маригон постарался, голову на отгрыз даю.

Сняв ботинок, он вытряхнул оттуда приличных размеров камешек и вновь обулся.

— Грей, а куда тебя отвезти? — вспомнил вдруг Кэл. — На Наитаку, я так понимаю, ты не собираешься.

— На Веллию? — предположил Дарк.

— Нет. На Ингвану.

— Куда?! — Дарк едва не подпрыгнул. Грей удивленно посмотрел на него.

— На Ингвану.

Для себя Грей решил надолго там не задерживаться. Если повезет, он уговорит Кэла доставить его еще и на Шанир. Смерть Дрейка не давала ему покоя. Йоки сказал, что его убил не Призрак… но ведь кто-то убил! Он найдет этого кого-то. Грей еще не знал, как он будет искать, но он сделает это. Это меньшее, что он вообще мог для Дрейка сделать.

— Кой черт тебе там надо?

— Не хочу светиться на Веллии. Но мне надо увидеть Лину, а она прилетает туда, когда берет выходной. У нее там друзья.

Дарк отвернулся, рассматривая сквозь сетку территорию космопорта и рассеянно потирая костяшками пальцев верхнюю губу.

— А как же Кинтари? — спросила Ариана.

— Кинтари… Кинтари — это… Кинтари. И потом, не могу же я бросить Лину. Надо поговорить… хотя бы.

Ари тактично не стала продолжать разговор. Она никогда не видела Лину и сейчас была на стороне Кинтари… а может, это было несправедливо?

К тому времени как патрули ослабили контроль и они смогли дойти до корабля незамеченными, на Арриду опустились сумерки. Родж встретил их с явным облегчением, хотя и ворчал, что надо было предупредить его о задержке. Узнав об изменении курса, он ничуть не удивился, потому что знал еще с Вальконы — на Наитаку они не полетят. Он никогда не держал Грея за идиота, сующего голову под гильотину.

И все шло нормально, все — первые два дня. Дарк мысленно поставил крестик напротив выполненного задания, потому что решение Грея лететь на Ингвану лишь вносило коррективы в его план, но не уничтожало его, а Ариана начала терзаться мыслями о скором прощании с Греем. Она еще не решила, как скажет ему о своем решении остаться, тем более что он как-то предлагал ей найти жилье на Веллии. О Веллии теперь, разумеется, речи не шло, но тогда она согласилась. Ведь это было так давно… Что он думает сейчас? Ари не знала и каждый раз откладывала разговор на потом.

На третий день Грей зашел в рубку и увидел, как йоки ругается с Роджером.

— …а я говорю — переключайся! Иначе я просто поведу на ручнике.

— И спалишь двигатели?

— Выдержат.

— А ты выдержишь три дня туда и еще один обратно? Учти, я ведь просто выключусь.

— Выдержу, не беспокойся. В случае чего — Ари подменит.

— О чем спор? — не удержался Грей.

Родж и йоки резко замолчали, а последний еще и обернулся. По лицу Кэла было видно, что Роджу он не уступит под страхом смерти.

— Этот кретин хочет вести корабль до Ингваны самостоятельно, — выплюнул Родж, доведенный почти до бешенства. — Три дня, а?!

— Шесть, — поправил его Грей.

— Так вот именно, что не шесть, а три! Да это корыто треснет от таких перегрузок!

Родж впервые назвал свой корабль корытом. Это стоит занести в историю, подумал Грей.

— А зачем ему это надо?

— Мне, — подчеркнул Кэл, которого очень не устраивало обращение в третьем лице, — это надо, чтобы поскорее тебя высадить.

— Я тебе что, так мешаю?

— О господи! — вздохнул Кэл. — Ты мне не мешаешь. Но мне надо как можно быстрее попасть на другую планету. Вот я и хочу отвезти тебя, а затем лететь туда.

— А что за планета? — больше для порядка поинтересовался Грей.

— Шанир.

Ничего не говоря, Грей сел в штурманское кресло и задумался. Это судьба. Это точно судьба.

— Это судьба.

— Чего?

— Судьба, говорю. Меняй курс, Родж. Летим на Шанир.

Кэл воззрился на него с недоверием.

— Ты не понял. Я доставлю тебя на Ингвану. Это прежде всего.

— Это ты не понял. Я лечу на Шанир. Я найду ту сволочь, которая убила моего друга. Хотел сначала на Ингвану, но в общем-то все равно.

Родж загудел, меняя курс. Гудел он просто чтобы обозначить свою деятельность. Замигали лампочки — большинство по той же самой причине. Кэл же с силой провел рукой по лицу. Этот жест что-то напомнил Грею, что-то… но мысль об этом тут же исчезла, не успев оформиться.

— Спасибо, — сказал йоки, не глядя на Грея. — Понимаешь, для меня это очень важно. Хреновый из меня йоки, да? Весь в проблемах.

— Ну я-то жив, а это и была твоя задача. А что случилось?

— Я тебе говорил, что у меня есть дублер на Шанире. Сегодня с ним что-то случилось. Не знаю что, но ему очень плохо. Может, он умирает. Я должен быть там.

— Откуда ты знаешь?

— Я чувствую.

— Телепатия?

— Да нет, он же вампир. Я ведь тебе рассказывал про связь.

— А, да. — Грей крутанулся в кресле. — Знаешь, это просто невероятное совпадение, — сменил он тему. — Я про Шанир и Арриду.

— Какое тут совпадение?

— Ну вот смотри: я передавал эту… это вещество Леонаксу. И тут выясняется, что ты был именно в его клубе. Совпадение? А теперь тебе надо на Шанир, а именно там погиб мой друг. Тоже совпадение. Вот я и удивляюсь.

— Я в совпадения не верю, — заявил Кэл. — Все как-нибудь взаимосвязано.

— И это очень странно, что не веришь, — ввернул Роджер. — Особенно если учесть, что ты сам — одно сплошное совпадение.

— Как это? — не понял Грей.

— Потом как-нибудь объясню. Судьба — настолько сложная штука, что нельзя во что-то верить или не верить, можно только предполагать. Подумайте над этим, мальчики.

Ариана приняла известие о смене курса спокойно.

— А ты говорил, что на Шанире мне не место, — не преминула она поддеть Кэла.

— Я говорил, что смотря с кем. Не бойся, мою женщину там не тронут.

Дарк тоже воспринял это известие спокойно. Пожал плечами и закрылся в каюте.

Степень его отчаяния можно было приблизительно оценить только по размеру ссадины на его голове, появившейся после того, как он с размаху ткнулся в стену. Звон, который он услышал после этого, Дарк посчитал звоном летящей ко всем чертям операции. Шанир. Господи, за каким чертом его понесло на Шанир? По иронии судьбы это была одна из немногих планет, не попадающая под влияние шефа. И теперь он, Дарк, ничего не может изменить. У него никогда не было провалов. Ни-ког-да. Ни единого раза. Он подыхал, он грыз землю, он проходил сквозь ад, но он никогда не проваливал дело. И сейчас он безумно, до боли в животе боялся запороть это задание.

Но еще больше он боялся, что ему прикажут убрать Грея или Кэла. Или обоих сразу. Он нарушил святое правило — установил с ними близкий контакт. И с Ари-аной. Он уже солгал шефу, чтобы спасти ее, но не был уверен, что спас. Ему обещали, что никто из них не пострадает. Обещали. Дарк верил в это, отчаянно верил, потому что ему было страшно не верить. Те, кто думал, что члены их бригады не испытывают страха, ошибались. Он не раз видел, как ребята из бригады просыпаются от кошмаров, как закрывают лица руками, чтобы никто не увидел в их глазах ужаса. Просто все они преодолевали это. И он преодолевал. Даже сейчас он уже обретал способность мыслить логически. Все не так безнадежно, как казалось. Грей не останется на Шанире. Рано или поздно, но он окажется на Ингване. А там его перехватит «Стрела». Она справится и вернет его на Веллию. «Стрела» прекрасно знает свое дело. Она вообще прекрасна — насколько он мог объективно судить. Красива, чертовски умна и профессиональна. Когда-то они были напарниками, понимающими друг друга с полувзгляда… Единственными агентами, позволившими себе неслыханную роскошь — доверять друг другу.

Когда-то, когда он думал, что способен чувствовать…

А потом он понял, что любое чувство можно убить. Или просто загнать в тот уголок души, откуда оно не напомнит о себе даже призрачной тенью.

Ариана приклеилась к иллюминатору задолго до того, как корабль вошел в атмосферу Шанира. Ей была невероятно интересна планета, которую Кэл почти считал своим домом. Но увиденное разочаровало ее. Даже издалека Шанир выглядел мрачным, серо-коричневым, с редкими вкраплениями темной воды. Он так отличался от ее замечательного розово-зеленого Япха!

Украдкой она взглянула на Кэла — он смотрел на Шанир почти с тоской.

— Не хочешь возвращаться? — предположила она.

— Хочу. Но я возвращаюсь сюда последний раз.

— Но почему?

— Тебе здесь не место.

Глаза Арианы удивленно расширились, и она почувствовала, как ее губы начинают дрожать. Вот так, значит?

— Так ты что — из-за меня?

— Ари…

— Ты отказываешься от этого из-за меня? А меня ты не забыл спросить?!

— Ари, замолчи. — Он прижал ее к себе. — Если я вернусь, то опять стану мусорить. Что ты будешь делать, когда я погибну?

— Ты не погибнешь, — пробормотала она, уткнувшись в его грудь. — Не говори так.

— Но деньги-то нужны. А как, ты думаешь, я буду зарабатывать?

Она нахмурилась.

— А раньше ты кем был?

— Мусорщик. Курьер. Охранник. Контрабандист. Теперь вот йоки. Что тебе больше нравится?

— Что угодно. Я останусь с тобой, кем бы ты ни был. Выбирай любую работу.

— А если я вернусь на Сагон? — осторожно спросил он. — Если буду работать там… я ведь раньше работал на одного человека, по-разному, чаще — груз перевезти, еще там по мелочи… Ты будешь со мной?

— Кэл, ну какой же ты глупый! Я люблю тебя. Будем жить на Сагоне. Только так, чтобы надолго не расставаться, хорошо?

— Конечно, малышка. Как…

Корабль тряхнуло так, что оба они не удержались на ногах и рухнули на пол. Кэл сдавленно выругался, приложившись затылком. Ариана же, которая почти не пострадала, потому как упала прямо на него, успела лишь взвизгнуть.

— Ты что, охренел? — набросился Кэл на Роджа.

— А ты не видел, как эта сволочь… прости, Ари, этот катер нас подрезал? А, ну конечно, ты не видел. Поднимайтесь живенько, а то сейчас ребята прибегут, как оправдываться будете?

— А мы во всем признаемся, — буркнул Кэл, но Ариана уже вскочила, использовав его при этом в качестве опоры.

— Потом, — сказала она.

На Грея шанирианский космопорт произвел тоскливое впечатление. Грязь. Сплошная грязь. На Сагоне и то лучше было. Как тут люди живут? Не живут, а существуют, наверное. Домов вокруг космопорта не было. Просто не было. Лишь внимательно присмотревшись, он увидел за сплошной бетонной стеной низкие крыши, которых сразу элементарно не заметил, привыкнув к высотным зданиям. Надо же… И в этом месте был Дрейк?

Он стоял у выхода с территории космопорта рядом с Арианой и ждал Кэла. Йоки улаживал конфликт с придирчивым таможенником, который углядел какое-то несоответствие в документах. Через некоторое время Грей увидел, как Кэл сунул ему деньги и сгреб со стола бумаги, даже не потрудившись сложить их поаккуратнее. Дарк подошел к йоки и что-то сказал, после чего смылся в неизвестном направлении. Бедлам.

Выйдя за ограду, Грей увидел, что дома все-таки были, хотя и небольшие. Строения из грубого бетона напомнили ему казармы, с той разницей, что казармы на Веллии выглядели не в пример лучше. Серые стены, маленькие окна, жестяные крыши… Местами стояли вообще лачуги, в которых жить было нереально.

Неужели кто-то называет эту помойку родиной?

Отойдя на приличное расстояние от корабля, Дарк нашел укромное местечко между двумя ржавеющими транспортными кораблями и достал рацию.

— «Центру» — «Клинок», «Центру» — «Клинок». Черт возьми, да где же вы?

— «Клинку» — «Центр».

— Объект не собирается возвращаться на Веллию.

— Что?!

— Сейчас мы на Шанире. Но потом он полетит на Ингвану.

— На Шанире — Конхэм, это ясно. А на Ингвану зачем?

— К невесте. — Дарк постарался, чтобы его голос звучал как можно официальное.

— Он знает про базу?

— Нет. Но я не знаю, что он сможет выяснить на Шанире.

— Так… Не беспокойся, даже если он что-то и узнает, это на него сильно не повлияет. И в любом случае его вернет «Стрела». Как второй объект?

— Все прошло нормально.

— Хорошо. Сейчас ты от них отделишься и вернешься на базу.

— Есть.

— Конец связи.

Все так, как он и предполагал.

Ожидая Дарка, Грей решил разузнать о Шанире по максимуму. В конце концов, неизвестно, сколько он тут пробудет.

От Кэла он узнал, что дома вокруг космопорта принадлежат тем, кто в этом космопорту работает. Через несколько улиц начиналась так называемая темная зона — прибежище мусорщиков, бандитов и проституток. За темной зоной была Свалка.

— А военный завод?

— Он в центре Свалки. Все рабочие живут там же. Сюда они приходят очень редко.

— Здесь есть какая-нибудь гостиница?

— Есть. Но если ты хочешь наведываться в темную зону, забудь о ней. Там не любят выходцев из рая.

— Откуда?

Кэл усмехнулся.

— Да это так шутят. Вокруг космопорта — рай. Намек на то, что у нас — ад. Но это просто шутка. Люди из темной зоны сюда ходят — купить что-нибудь или с пилотами потолковать. А отсюда туда редко кто заглядывает.

— А где мне в таком случае можно поселиться?

— У меня. Нет, серьезно. — Он заметил недоумение Грея. — У меня в темной зоне таверна.

— Бордель, — поправил его появившийся Дарк.

— Таверна с девочками.

— Со… а, ладно. Хочу вас обрадовать — я должен возвращаться.

— Прямо сейчас?

— Да. Меня катер ждет. До встречи, Грей… а с тобой надеюсь попрощаться, — повернулся он к Кэлу. — Хотя кто знает.

— Посмотрим. — Они пожали друг другу руки.

— Прощайте, талисса. — Дарк прикоснулся к воображаемому козырьку. Ариана улыбнулась ему и неожиданно поцеловала в щеку.

— Прощай.

Дарк в последний раз окинул их взглядом, повернулся и быстро пошел к катеру. Вот и все. Он так часто прощался, что это стало для него привычным делом. С Греем, может, он еще и столкнется. Даже скорее всего. Кэла с Арианой он надеялся больше никогда не увидеть, потому что это означало бы для них неприятности. Да вообще, какое ему до них дело? Он никогда не интересовался судьбами тех, кого шеф использовал в своих интригах.

Щека его горела.

Таверна, в которой, как утверждал йоки, ему принадлежала половина, находилась на пересечении двух широких улиц — той, что шла из «рая», и перпендикулярной ей. Шикарное местечко… Асфальт на дорогах местами отсутствовал, но дыры были забиты месивом отбросов вровень с уцелевшей поверхностью. Во многих окнах низких домов не было стекол, кое-где наподобие жалюзи были приделаны стальные пластины. У стены стояла полураздетая женщина, кричащая что-то своей подруге через всю улицу. Бородатый парень, проходивший мимо, подмигнул Ариане и заржал. Девушка уцепилась за рукав Кэла. Кричащая женщина умолкла, окинула всю троицу оценивающим взглядом, задержала его на Грее, но предпринимать ничего не стала.

Над самой таверной полыхало голографическое пламя. Выглядело оно совсем как натуральное. Ниже вычурными буквами было высвечено: «Ночной огонь».

— Мое жилье, — с гордостью пояснил Кэл. — Самая лучшая таверна на всем Шанире. Пошли. Надеюсь, Ченси ее еще никому не сбагрила.

Кэл распахнул дверь таверны и вознамерился зайти. Но путь ему преградил здоровенный мужик с озлобленным лицом.

— Мы закрываемся, — рявкнул он и попытался захлопнуть дверь, но Кэл успел подставить ногу.

— Ченси здесь? — спокойно спросил он.

— Тебе она зачем?

— Надо.

— Не зарывайся, умник! Либо говори, либо отвали.

— Дай мне пройти, — подчеркнуто миролюбиво попросил Кэл. Это сильно смахивало на издевательство.

— Проходи, проходи, — усмехнулся мужик и вдруг резко, без замаха метнул руку к лицу Кэла. Тот молниеносно поднырнул под нее и легонько стукнул ребром ладони по бычьей шее. Страж дверей, не издав ни звука, упал на пол. Ари успела лишь ойкнуть.

— Не двигаться! — раздался приказ, отданный звонким женским голосом. — Медленно поднимите руки и положите оружие на пол.

Грей и Ариана подняли руки. Кэл же осклабился в улыбке.

— Ченси, детка, ты всегда будешь встречать меня таким оригинальным способом?

— Ой, Кэл!!!

Рыжая девица отшвырнула в сторону ружье, в три прыжка слетела с лестницы и кошкой кинулась Кэлу на шею. Тот пошатнулся и едва не грохнулся на Грея, но все-таки устоял и закружил девицу, оторвав ее от земли.

— Ты вернулся… вернулся! — радостно восклицала она, смеясь и плача одновременно. — Ты живой!

Ариана стиснула кулаки и отвернулась. В этот момент она ненавидела не только рыжую, но и Кэла.

Грей тронул ее за руку.

— Пойдем сядем куда-нибудь, — тихо предложил он.

Ариана последовала за ним, спотыкаясь и не отводя взгляда от обнимающейся пары. Грей подвел ее к столику, от которого не было видно Кэла и Ченси, но вместо того, чтобы сесть, замер, глядя на человека в десятке метров от себя.

Человека, который был мертв.

— Ты что, привидение увидел? — шепнула Ариана, руку которой он сжал, точно клещами. Он только кивнул в ответ и потащил ее за собой. Подойдя к «привидению», которое стояло спиной, он на секунду замешкался — а вдруг просто показалось?

— Дрейк? — очень тихо позвал он.

— Что? — Тот обернулся и отпрянул. — Грей?! Что ты здесь делаешь?

Грей испытывал не столько радость от того, что друг оказался жив, сколько недоумение — почему он не сообщил об этом? Почему позволил считать себя мертвым?

— Я думал, тебя убили, — сказал он. — Вот и прилетел. А ты, оказывается…

— Я все объясню, — поспешно сказал Дрейк. — Садись. Талисса…

— Ариана. — Девушка протянула ему руку.

— Дрейк. Так вот, я пытался сообщить тебе, что не погиб. Клянусь. — Он заметил, что Грей смотрит на него с недоверием. — Но я не мог сделать это в открытую, ведь тогда узнал бы и Первый, а я не хотел этого.

— Ты инсценировал свою смерть?

— Нет, просто так получилось. А я решил ничего не менять. Грей, не надо смотреть на меня, как на предателя. Это был лучший способ уйти.

— Зачем? — Грей не понимал. — Зачем тебе это понадобилось? Это Призрак тебя заставил?

Дрейк поморщился:

— Не совсем. Но… можно и так сказать. Я не мог больше охотиться за ним. Обстоятельства. Короче, я не жалею, что все так вышло. Надеюсь только, что ты меня не выдашь.

— Конечно, не выдам, — передернулся Грей. — Еще спрашиваешь. А что за обстоятельства?

Ариана слушала их разговор и кусала губы. Кэл встретил Ченси, Грей — Дрейка. Для полной картины она сейчас тоже кого-нибудь встретит. Вот дверь откроется, и войдет отец. И объяснит, что вовсе не умирал. Нет уж, спасибо, обойдемся как-нибудь и без этого.

Ченси вытирала слезы, но они набегали вновь. Она уже не надеялась снова увидеть его. Кэл шептал ей что-то, успокаивая, а она лишь крепче прижималась к нему.

— Где ты был?

— На Арриде. У меня были проблемы.

— Что за проблемы? — Она непонимающе уставилась на него. — Ты ни разу не дал о себе знать. Что с тобой? Ты так изменился, будто постарел лет на десять. Кто это сделал? — Ченси провела рукой по его лицу.

Кэл вкратце обрисовал ей сущность проблем, предусмотрительно сгладив острые углы.

— Какая же он сволочь! — воскликнула она, узнав о подставе торговца оружием. — Если я увижу его, то убью!

— Не надо убивать, я сам. — Он убрал с ее лица прядь рыжих волос. — А что у вас происходило?

Улыбка исчезла с ее лица.

— Кэл, ты знаешь, Дух…

— Он не вернулся, да? — быстро спросил Кэл.

— Да. Ушел позавчера, и до сих пор его нет. Ты пойдешь за ним?

— Конечно. Но еще не стемнело. Потом дашь мне его план. Не надо пока о нем говорить, ладно?

— Хорошо, — пожала плечами Ченси. Она давно изучила форму общения Кэла и Духа, так что теперь не удивлялась.

— Мне нравится твоя прическа. — Он опять коснулся пальцами ее волос. — Решила отрастить?

— Я больше не мусорничаю, — загадочно улыбнулась она.

— Да ты что?! И чему же мы этим обязаны?

— Не чему, а кому, — рассмеялась Ченси. — У меня будет ребенок!

Кэл выглядел так, будто его ударили по голове стальной балкой. Да и чувствовал себя примерно так же. Ребенок? У Ченси будет ребенок? У его Ченси? Он даже не мог представить себе эту бойкую, отчаянную девчонку в роли матери.

— Ты — и ребенок?

— Да, я. Очнись, Кэл! Я всего лишь беременна. Ты что, не знал, что у женщин бывают дети?

— Но — у тебя?!

— Я и сама не представляла. Паниковала поначалу жутко — жаль, ты не видел. А сейчас — ничего.

— Да, но… А отец? Она опять рассмеялась.

— Ты даже не представляешь, кто он! Враг номер один! Я его так люблю! Он вообще-то тебя поймать хотел, когда мы познакомились, но передумал. Я тебе еще все подробно расскажу, но потом. А кто это с тобой?

— Мой друг и, — он усмехнулся, — моя девушка.

— Вот это да! Ты тоже попал?

— Не злорадствуй чересчур.

— Ты что! Все девочки будут в трауре — они так надеялись тебя окрутить.

— Ченси, тебя спасает только беременность!

— Так я этим и пользуюсь.

— Понимаешь, — говорил тем временем Дрейк, — я вышел на человека, который был тесно с Призраком связан. Призрак был его дублером. Точнее, ее. Это девушка.

— Кто девушка, Призрак?!

— Да нет, дублер его — девушка. — Дрейк почти смущенно улыбнулся, чего раньше за ним никогда не наблюдалось. Смущения, то есть. — И… в общем, я с ней живу.

— Ну ты даешь! — восхитился Грей.

— Я уже начал думать, как уйти в отставку, а тут этот случай, ну и все само собой решилось.

— А как же Призрак?

— Нет его. Исчез. И, похоже, больше не появится. Можешь так и доложить — тебя ведь тоже за ним отправили?

— Да. — Грей не стал упоминать о грязных махинациях Четвертого. — А где эта девушка? Познакомишь?

— Конечно. — Дрейк обернулся и бросил острый взгляд на другой конец таверны. — Вот только выясню, что за тип вокруг нее увивается. Она у меня девчонка хоть и стервозная, но красивая, вечно какая-нибудь шваль цепляется.

— Стерва, говоришь?

— Нет. — Дрейк усмехнулся. — Это я просто так. Но поначалу едва меня не прирезала, еле ноги унес. Когда узнала, что я за ее дублером охочусь. Надеюсь, я ее хоть немного перевоспитал. — Он махнул рукой, подзывая девушку.

Грей тоже обернулся и увидел, как к ним идет та самая рыжая девица, держась за руку Кэла. Смутная догадка, зародившаяся у него, еще не успела окончательно оформиться и проникнуть в его сознание, когда рыжая, сияя, подошла к столу и сказала:

— Дрейк, я хочу тебя кое с кем познакомить. Это мой дублер. Кэл, это Дрейк.

Грей отрешенно смотрел, как Дрейк поднимается из-за стола, как что-то говорит, как Кэл отвечает ему, вежливо, но жестко… Нет, это не Кэл… Призрак… Господи, почему? Он же прилетел сюда за Призраком… он ненавидел его… он мечтал найти его и убить…

А тот все это время был рядом с ним.

— Ты жив, — сухо констатировал Дрейк.

— Ты тоже.

— Руку.

Кэл вопросительно приподнял бровь.

— Руку отпусти, — повторил Дрейк, неприязненно глядя, как Кэл сжимает ладонь его подруги.

Кэл усмехнулся, но руку убрал.

— Не беспокойся. Можешь считать меня… э… ее братом.

— Предпочту этого не делать.

— Придется. Видишь ли, я встретил ее раньше, чем ты. Так что тебе придется считаться со мной.

— Я могу и арестовать тебя.

— Ты же умер, — напомнил ему Кэл. — Думаю, ты не захочешь светиться.

Дрейк промолчал. Кэл нехотя перевел взгляд на Грея. Юноша молча смотрел на него, и в его глазах читалось: «Как ты мог?»

— Вижу, ты все уже знаешь, — наконец сказал Кэл Грей кивнул.

Кэл сжал губы и опустил глаза.

— Ладно, — наконец сказал он. — Потом поговорим. Грей, Ари, хочу вас познакомить с Ченси, моей дублершей.

— И моей девушкой, — добавил Дрейк.

— Ченси, это Грей и Ари.

— Дрейк мне о тебе рассказывал, — улыбнулась Ченси Грею. Ариане она ничего не сказала, девушки просто разглядывали друг друга с некоторой долей любопытства.

— Кажется, нам надо выяснить несколько вопросов, — сказал Дрейк. — Садитесь.

Кэл с Ченси сели за их стол, бок о бок, что не укрылось от Дрейка и Арианы.

— Полагаю, всем уже известно, что ты Призрак, — обратился Дрейк к Кэлу. — Я не знаю, где тебя носило все это время, да меня это особенно и не интересует. Но я хочу знать, что ты собираешься делать.

— В каком плане?

— Я пообещал, что не буду преследовать тебя. — Он бросил успокаивающий взгляд на Ченси, которая заметно нервничала. — Но я сделаю это только в том случае, если ты не будешь нападать на веллианские корабли.

— Можешь не беспокоиться. — Кэл сосредоточенно крутил в руках обломок проволоки, валявшийся на столе. — Призрак действительно умер.

— Ты собираешься остаться здесь?

— Нет.

— Почему? — вскинула голову Ченси.

— Потом скажу. Я удовлетворил твое любопытство?

— В основном. Теперь твоя очередь.

Они напомнили Ариане двух хищников, выясняющих отношения. Вот они кружат друг вокруг друга, осторожно принюхиваются… каждый ожидает от другого выпада и заранее готов реагировать. Ей было не по себе.

— Какие у тебя планы в отношении Ченси? — Кэл жестом заставил саму девушку промолчать. — В конце концов, до сих пор за нее отвечал я.

— Я сама могу о себе позаботиться! — воскликнула Ченси.

— Никто в этом не сомневается, — ответил ей Дрейк. — Но… Ладно. Я рассчитываю, что она выйдет за меня замуж.

— Но это же глупо, — возмутилась та. — Кто здесь женится? Мы и так живем вместе.

— А еще, — продолжил Дрейк, — я хочу вытащить ее из этой помойки и жить на Талане. Но не настаиваю, поскольку она слишком любит Шанир.

— Донни был прав, — хмыкнул Кэл, — ты — таланианец. Я буду очень рад, если ты ее отсюда увезешь. Но тоже не настаиваю. Хорошо. Думаю, мы с тобой договорились. Я пробуду здесь недолго.

— Это радует.

— Недолго? — огорчилась Ченси.

Ариана прикусила губу.

— Мы будем часто видеться. Огонек. Не переживай.

Ласковое прозвище, которое когда-то придумал для нее Кэл, заставило Ченси улыбнуться. Но ей было так больно… Она только-только обрела его — и снова теряет.

— Когда ты собирался мне это рассказать? — холодно спросил Грей.

Кэл передернул плечами.

— Сегодня. Я надеялся, что мои знакомые помогут найти твоего друга, но, как видишь, все образовалось само.

— Значит, все это время ты мне лгал?

— Ну а что еще мне оставалось делать? Сказать, что я Призрак? Чтобы ты пристрелил меня? Ты же был уверен, что я убил его. — Он кивнул на Дрейка.

На это Грей не нашел, что сказать.

— Тебя, я так понимаю, послали вслед за мной? — спросил Дрейк.

— Официально.

— В каком смысле?

И Грей, наплевав на предписанную шефом конспирацию, рассказал ему про свои приключения. Про то, как его одурачили. Дрейк слушал не перебивая.

— Ну ты и влип, — подвел он итог. — Я бы на твоем месте тоже не возвращался. Хочешь остаться здесь?

— Нет. Мне еще с Линой надо встретиться.

— А ты не боишься, что она заложит тебя Четвертому?

— Нет, что ты. Она не такая. Она любит меня.

— Не возражаете, если мы вас оставим? — обратился к ним Кэл. — Мне надо собраться.

— Я сохранила все твои вещи, — вскочила Ченси. — Пошли, я покажу тебе карту и его маршрут.

— Ты уходишь? — спросила Ариана.

— Уже почти стемнело, пора. Но я не прямо сейчас иду.

Ариана смотрела, как он и Ченси поднимаются наверх по лестнице. Она впервые испытывала ревность, и это пугало ее до безумия. Она вспомнила, как Кинтари рассказывала ей о самоуспокоении. Дышать медленно и глубоко… «Я не здесь. Я на зеленом лугу. Вокруг цветы и трава. Светит солнце. В лицо дует слабый теплый ветерок. А надо мной — небо. Такое чистое, такое глубокое. Я — часть этого неба. Я растворяюсь в нем. Я невесома. Я — небо…»

Когда Ченси с Кэлом вернулись, она была почти спокойна Но, едва увидев их, она снова почувствовала, как в груди что-то сжалось. На этот раз причиной была не ревность. Причиной был Кэл. Он был одет в черные штаны и водолазку, за спиной у него висело какое-то приспособление, к поясу был пристегнут нож. Лицо его было необычайно (даже для него!) сосредоточено, он слушал быструю речь Ченси и отрывисто кивал. Ариана непроизвольно встала навстречу ему. Первым порывом девушки было броситься к нему и попытаться отговорить от вылазки, но она тотчас совладала с собой. В самом деле, это его долг. Кем бы он был, если бы бросил друга в беде?

Кэл подошел к столу.

— Я ухожу, — сообщил он.

— Удачи, — откликнулся Дрейк, а за ним и Грей.

— Удачи, — прошептала Ариана. Но он схватил ее за руку и оттащил подальше от стола под недоумевающим взглядом Грея.

Отпустив ее руку, Кэл ничего не сказал, просто не зная, как ей объяснить. Но Ари и так все поняла.

— Ты иди, — тихо сказала она. — Только пообещай, что вернешься.

— Ари, я не знаю…

— Не важно, — перебила она, боясь услышать. — Просто пообещай.

— Обещаю.

— Удачи тебе. — Она сморгнула непрошеную слезинку.

— Не плачь. Я всегда возвращался.

Она кивнула. Не отрывая взгляда от ее лица, Кэл поцеловал ее в губы, и она обняла его, запоминая это чувство навсегда.

Когда за ним захлопнулась дверь, она на мгновение зажмурилась, а затем, глубоко вздохнув, открыла глаза и повернулась к Грею. Увидев его изумленное лицо, она пожала плечами.

— И давно это у вас? — поинтересовался он, как только Ариана села рядом.

— Давно… С того дня, когда я вернулась на Япх.

— Ничего себе! Я, конечно, понимаю, но… Не слишком ли много вы от меня скрываете?

— Это я виновата. Просто думала, что ты будешь меня… понимаешь, у меня дома это осуждается. Связь без брака — позор.

— Ариана, но я же не япханец. Мне бы и в голову не пришло осуждать тебя.

— Знаю, но мне все равно было не по себе.

— Ты его любишь?

— Да.

— А он тебя?

— Тоже. Ты правда не сердишься?

— Конечно, нет. Я рад за тебя… за вас.

— Спасибо.

Пригнувшись, Кэл быстро бежал по обломкам стальных свай, прячась за горами мусора и планомерно прочесывая взглядом окружающий ландшафт. Всюду, насколько можно было видеть, возвышались кучи железа, пластика, части корпусов космических кораблей и наземных машин, ржавые конструкции, мелкие детали. Небо было черным; крупные бриллианты звезд едва освещали Свалку, но для Кэла, видевшего в темноте, этого было более чем достаточно. Впервые за последний год Кэл чувствовал себя в родной стихии. До семнадцатой зоны надо было пролезть через восемь рядов колючей проволоки под напряжением — это просто, если знаешь, где лезть; преодолеть огромное — не меньше двухсот метров — открытое пространство — здесь следовало целиком и полностью положиться на удачу; пролезть по узкой норе под грудой тяжелых железных обломков, готовых в любую минуту сорваться и похоронить его под собой — но здесь Кэл руководствовался идеей «Если до сих пор не рухнуло, то и сейчас ничего не будет». От таких идей погибала большая часть мусорщиков, о чем он прекрасно знал, но не слишком над этим задумывался. Сейчас он радовался тому, что с легкостью вспоминал все пути, старые лазейки и хитрости, к которым они с Ченси, а позднее и с Духом прибегали во время своих вылазок. Веселое было время…

Проволока действительно не принесла особых затруднений — просто надо было максимально сосредоточиться и следить за ногами. И не слишком отвлекаться на созерцание обугленного скелета, лежащего рядом. Кэл не знал, кому так не повезло, но некоторые догадки у него были.

Преодолев проволочное заграждение, он быстро достиг Полигона — так прозвали огромную площадку, на которой испытывали новые боевые машины, произведенные на заводе. Некоторые болтали, что здесь же испытывают новые виды оружия на тех мусорщиках, которых охрана поймала живыми. Кэл не верил ни единому слову, но Полигон не любил. На данный момент это была самая опасная часть его пути.

Сидя за столом, Ариана отсчитывала время. Прошло два часа, семь минут и сорок восемь секунд. Грей с Дрейком куда-то ушли. Они сказали куда, но она не запомнила. Она пыталась ни о чем не думать. Кэл был прав, здесь ей не место. Она знала, что он вернется. Он пообещал.

Подошла Ченси и села напротив. Ариана посмотрела на нее и вновь опустила голову.

— Нервничаешь? — помолчав, спросила Ченси.

— Да.

— Это легкий маршрут. Он там много раз ходил.

Ари пожала плечами.

— Я тебе не нравлюсь, — констатировала Ченси.

Ноль реакции.

— Ты ревнуешь.

То же самое.

— Зря.

Ариана подняла голову, но взгляд ее ничего не выражал.

— Я люблю его безумно. Но как брата. Нет, правда, — заметила она недоверие в глазах девушки. — Мы полтора года вместе мусорили. Я и не думала, что когда тебя кто-то бережет, это так здорово. Но он ни разу не хотел переспать со мной. А сейчас я вообще беременна.

— Правда? — Ари слабо улыбнулась. — Это, наверное, здорово.

— Это потрясающе. Хочу, чтобы был пацан. Девкам на Шанире не место. Черт, хватит о ребенке, не то всю ночь о нем буду говорить. У тебя с Кэлом серьезно?

— Очень.

— Класс. Всегда мечтала посмотреть на девицу, которая его заарканит. Слушай, не сиди здесь. Сейчас народ повалит, прицепится к тебе какой-нибудь придурок… Иди наверх, там в конце коридора дверь деревянная с замком — это наша комната. Там Грей с Дрейком должны быть. Ок?

Ариана кивнула и встала.

На втором этаже она увидела длинный коридор, по обе стороны которого были обшарпанные двери. Она догадалась, что эти комнаты принадлежат проституткам, «девочкам», как называл их Кэл. Сейчас там никого не было. Проходя по коридору, она вдруг услышала прерывистый всхлип, донесшийся из-за одной из дверей. Эта дверь была приоткрыта, в отличие от остальных.

Ариана из любопытства заглянула в нее.

Плохо освещенная комната была бедно обставлена, но уютна — насколько позволяли потрескавшиеся стены и пятнистый от плесени потолок. На единственной кровати сидела какая-то девушка, обхватив руками колени. Услышав Ариану, она подняла голову и тоскливо посмотрела на нее.

— Ты кто? — спросила она.

Девушка была совсем молоденькая, моложе Ченси, и очень худая. Темные круги вокруг глаз подчеркивали бледность ее лица.

«Кто?»

— Ариана, — честно ответила гостья.

— Ты новенькая?

— Нет, я… я сюда прилетела с Кэлом.

Девушка, до сих пор не выказывавшая никаких эмоций, кроме вялого интереса, ахнула и вскочила.

— Кэл здесь? — Подбежав к Ариане, она порывисто схватила ее за руку. — Где он?

— Он… он ушел. — Ариана понятия не имела, надо ли говорить девушке правду.

— Куда? — воскликнула та, и тень пробежала по ее лицу. — Куда он ушел? На Свалку?

Ариана осторожно кивнула.

— Слава богу! — выдохнула девушка.

И вдруг расплакалась, громко, навзрыд. Ариана, испугавшись, тронула ее за плечо.

— Что с тобой?

— Ничего, ничего. — Девушка закрыла лицо ладонями. — Господи! Спасибо тебе.

Вытерев слезы, она попыталась улыбнуться Ариане.

— Прости. Я так переживала… Я — Шани.

— Очень приятно, — осторожно сказала Ариана.

— Тот человек, за которым пошел Кэл…

— Твой парень?

— Нет… то есть… он мой друг. Ничего, теперь все будет нормально, я знаю. Давно вы прилетели?

— Сегодня.

Шани кивнула, рассеянно отводя взгляд.

— Ну, я пошла, — сказала Ариана, не двигаясь с места.

— Может, останешься? — неуверенно предложила Шани. Ариана кивнула и села на кровать.

— Ты местная?

— Да. Мои предки живут в «рае».

— Предки?

— Родители.

— Они тебя сюда отпускают?

— Им до меня дела нет, — пожала плечами девушка, забираясь на кровать с ногами. Ариана последовала ее примеру. — Главное, чтобы деньги приносила. Тогда отец, может, не побьет.

— Он бьет тебя?!

Шани обхватила себя руками.

— Только никому не говори, хорошо? А то Дух взбесится… а я не знаю, что с ним отец сделает, он такой сильный… Хватит про это. Ты откуда?

— С Япха.

— Здорово. — Шани зачарованно улыбнулась. — Это красивая планета?

— Очень.

— Расскажи про нее, а?

Ночью таверна заполнилась мусорщиками, пилотами с космопорта, не гнушавшимися темной зоны, и проститутками. Ченси работала за бармена, мысленно обещая платить Духу за эту работу больше, если… когда он вернется. Двое мусорщиков в углу тихо разговаривали с клиентами. Забегаловка Ченси была широко известным местом подобных контактов — об этом позаботился еще прежний хозяин, а Ченси не стала нарушать традицию. Громкая музыка почти не мешала ей, она привыкла к ночной жизни Шанира с детства.

Мэдди, молодая шлюшка, лениво облокотилась на стойку.

— Налей мне чего-нибудь, — попросила она. Ченси плеснула в стакан рала и пододвинула ей.

— Вон того цепляй, — указала она на вызывающе одетого мужчину, громко спорящего с каким-то пилотом. — Вторая комната свободна.

— А у тебя глаз наметан, — хихикнула Мэдди. — Тоже, а?

Ченси, крайне болезненно относившаяся к подобным намекам, так зыркнула на проститутку, что та сочла за лучшее ретироваться в указанном направлении. Спустя насколько минут Ченси увидела, как она ведет клиента наверх. «Сучка», — резюмировала она про себя. Мэдди была наглой и заносчивой, но мужиков цепляла шустро, иначе Ченси не стала бы ее держать. А язык ей все же не мешало бы укоротить. Ченси решительно выкинула девушку из головы и улыбнулась старому однорукому пилоту, которого знала уже лет десять.

— Привет, Дак. Тебе как всегда?

— Давай, давай, детка. — Старик облокотился на стойку и протянул единственную руку за стаканом. Протез он не носил из принципа. — Слышал, твой парнишка вернулся… правда, что ли?

Ченси широко улыбнулась.

— Во дела… А ведь мы его уже похоронили… Ну и куда он делся?

— Ушел, — сказала она с особой интонацией, обозначавшей, куда ушел Кэл. — Дух там пропал.

— Это дело. А муж твой его видел?

— Ага.

— Ну и как?

— Дак, ты старый сплетник. Нормально все. Ты по делу или так?

— А что, хочешь ему работу подкинуть? — Он мелко засмоялся, обнажив желтоватые зубы. — Нет, я просто заправиться. Дай, думаю, заскочу к Огоньку, проведаю девочку.

— Ты один? Да сейчас, сейчас! — закричала она особо нетерпеливому посетителю, шумно негодующему по поводу отсутствия официантки. — Китти, пошевеливайся!

Дак смотрел на нее, прищурив глаз.

— Так один?

— Не, с напарником.

— С Ринком?

— Да какое там Ринк, салажонка мне сунули, говорят: «Научится». А кто учит-то будет, Дак? Не, я вот отчитаюсь — и привет, не нужна мне такая работа. Если уж пахать — так там, где тебя уважают, верно я говорю?

Ченси старательно прятала улыбку. Все время, сколько она его знала, Дак грозился осиротить свою контору по грузовым перевозкам и уйти куда глаза глядят. Излишне говорить, что ни разу эта угроза осуществлена не была.

Мельком глянув на часы, Кэл прикинул, что до рассвета осталось всего ничего. Скверно. Он не сможет бродить здесь днем, охрана в момент засечет. Где же Дух? Кэл знал, что дублер еще жив. Но он также знал, что долго Дух не протянет.

Он рискнул забраться на высокую кучу железных свай, чтобы оглядеться. Недалеко смутно вырисовывался силуэт охранника, и Кэл сильнее вжался в обломки холодного металла. Но вылазка ничего не принесла. Да и что он мог увидеть?

Спускаясь, Кэл мысленно воссоздал план Свалки. Он прочесал пятую зону вдоль и поперек. Духа не было. Неужели он пошел по другому маршруту? Нет, это было бы слишком глупой затеей.

Боковым зрением Кэл увидел, как что-то шевельнулось под грудой мятого железа. Тощая крыса метнулась оттуда с недовольным писком. На миг он замер от охватившего его предчувствия удачи, затем очнулся и быстро побежал туда, пригибаясь как можно ниже.

И еще не добежав, увидел то, что искал.

Дух лежал на боку, скорчившись и плотно обхватив руками голову. Он был без сознания. А с пары шагов Кэл увидел и последнюю деталь, которая сказала ему вес. Толстая бетонная свая придавила парню обе ноги, поймав его в гигантский капкан. Дух не мог поднять ее и, не найди его Кэл, был бы вынужден умереть долгой, мучительной смертью.

Если уже не умирал.

Склонившись над дублером, Кэл потряс его за плечо, но результата это не принесло. Тогда он осторожно перевернул его на спину.

— Хреново дело, — тихо сказал он вслух, увидев, что под головой у Духа лежат темные очки с разбитыми стеклами. У вампиров-полукровок, к которым принадлежал Дух, от травм и болезней обострялось зрение. Настолько, что малейший свет вызывал адскую боль. Надо было это предусмотреть. Но кто же знал! Кэл стянул с себя водолазку и прикрыл глаза Духа. Затем он вынул нож и, прочертив на запястье глубокую царапину, прижал руку к его губам. Это был сильный стимулятор, но, к сожалению, кратковременный. Он только надеялся, что нескольких глотков Духу хватит, чтобы выбраться с его помощью из-под сваи.

Вначале Дух не реагировал, но спустя полминуты его губы дрогнули и он сделал глоток.

— Давай же, — пробормотал Кэл, — пей.

Он знал, что Дух еще не слышит его, но все равно разговаривал с ним. Наконец тот застонал и пошевелился. Кровь стекала с его губ, размазываясь по лицу, когда он дергался от боли. Кэл сильнее прижал к его лицу водолазку, завязав рукава на затылке, и убрал руку. Дух облизнул губы.

— Кайл, — прохрипел он.

— Я это, я. Ноги чувствуешь? — Кэл кое-как замотал руку куском бинта, который всегда носил с собой.

— Не…

— Подняться можешь?

Дух приподнялся на локтях, дернулся всем телом, но свая не пустила его. Кэл поднялся с колен и ухватился за шершавый бетон.

— Тебе ноги прижало, — сказал он. — Я сейчас подниму эту дуру, а ты выползай. Понял?

Дух кивнул, не удержавшись от стона. Ругнувшись, Кэл опять достал из-за пояса нож и сунул рукоятку ему в зубы.

— Учти, сейчас ты ничего не чувствуешь, но потом будет очень больно. Постарайся все же не орать, хорошо?

— Да давай же! — прошипел Дух, стискивая челюсти.

Кэл рванул вверх сваю.

Ближе к утру таверна опустела. Ченси сосредоточенно терла стойку бара грязной тряпкой, то и дело зевая. Последние два дня она почти не спала из-за тревоги за Духа. Теперь к этому прибавилось еще и беспокойство за Кэла. Она солгала Ариане, сказав, что он пошел по легкому маршруту. Ей просто хотелось успокоить эту девушку. На самом деле в Пятую зону, куда отправился Кэл, большинство мусорщиков предпочитали не соваться. Путь туда был сложный и рискованный, по периметру стояла охрана. Она один раз была там, вместе с ним, и едва не погибла. А ведь ему предстоит еще и вытаскивать оттуда Духа.

Сейчас он уже должен быть там при любом раскладе. Да нет, уже должен вернуться. Нашел ли он Духа? А если тот изменил маршрут?

Время шло.

Когда Грей и Дрейк спустились вниз, она быстро глянула на них и опустила глаза, отвечая на невысказанный вопрос. Дрейк подошел к бару и достал бутылку стека.

— На, — он протянул ей стакан с плескавшейся янтарной жидкостью, — успокойся.

— Я спокойна. — Девушка отодвинула стакан. — И мне же нельзя.

Пожав плечами, он взял стакан и залпом выпил. Грей тоже налил себе, но только пригубил.

Внезапно дверь распахнулась. Грей и Дрейк вскочили, Ченси тоже метнулась из-за стойки бара.

В таверну неуклюже ввалился Кэл, поддерживающий тяжело повисшего на нем паренька. Тот прижимал к лицу скомканную черную тряпку и глухо стонал от боли. И лицо, и одежда его были в крови.

— Очки! — закричал Кэл, пригибая голову паренька от света. — Ченси, быстрее!

Ченси ахнула, вихрем метнулась вверх по лестнице, кепка слетела с ее головы. Дрейк сорвал с себя куртку и, подбежав к Духу — кто же это еще мог быть? — набросил ему на голову. Грей стоял в растерянности, не зная, что делать, затем, озаренный внезапной идеей, подскочил к стене и вырубил свет во всем зале. Темнота ударила по глазам, он услышал облегченное «Наконец-то!» Кэла, а стоны Духа затихли. Быстрый стук ног возвестил о возвращении Ченси, которая даже в темноте знала свою таверну как пять пальцев, возня в темноте возобновилась. Послышалось «голову, голову ему держи!», сдавленные ругательства, и Дух коротко, сквозь стиснутые зубы, взвыл. И все опять стихло.

— Включи свет, Грей, — устало попросил Кэл. Грей протянул руку, нащупал на стене выключатель и дернул рычаг.

Все было так же, только Духа теперь держал не только Кэл, но и Дрейк, а на безвольно опущенной голове паренька были сложные непроницаемые очки странной формы. Похоже, Дух потерял сознание.

— Наверх его несите, — суетясь, тараторила Ченси, и сама пыталась поддержать окровавленное тело. — В его комнату, да осторожнее же, черт бы вас побрал!

Кэл с Дрейком потащили Духа вверх по лестнице, ноги паренька при этом с глухим стуком ударялись о ступени. Когда они несли его по коридору, из одной комнаты выбежала девушка в неглиже. При виде Духа она ахнула и прижала руки к лицу.

Не обращая на нее внимания, Дрейк и Кэл внесли Духа в комнату в конце коридора и осторожно уложили на кровать. Ченси тотчас опустилась на колени, проворно расстегивая на пареньке одежду.

— Ему ноги раздавило, — бросил Кэл, опускаясь рядом с ней. Он поддел ножом штанину Духа и разрезал ее, затем вторую, а потом начал осторожно ощупывать его ноги. — Переломов вроде нет, странно, хотя могу и ошибаться… а вот трещины должны быть… хорошо, что он нелюдь, у них гангрены не бывает. Ну ничего, на нем все заживет, как на собаке.

— Дух!!! — Влетевшая в комнату Шани бросилась к нему. — Что с ним?

— Ноги придавило. — Ченси обернулась. — Так, все вон отсюда, мы с Шани его обработаем. Идите, идите! — Она буквально вытолкала остальных за дверь.

В коридоре Кэл увидел Ариану. Не говоря ни слова, она подошла к нему и крепко обняла. Он уткнулся лицом в ее волосы, забывая об ужасах Свалки, о пережитой смертельной опасности.

— Ты был прав, — прошептала она. — Мне здесь не место.

— Ну значит, и мне тоже.

— Долго мы здесь пробудем?

— Пока Грей не захочет улететь. Все-таки я еще на него работаю. Пошли, поговорим с ним?

Все так же обнимаясь, они спустились вниз. Грей уже ждал их, размышляя на ту же тему — когда улетать. Проблема была в том, что выходные у Лины были строго регламентированы.

— Я хочу отправиться на Ингвану сегодня же, — заявил он, как только они подошли ближе. — Иначе придется ждать дней десять. Сможешь?

— Без вопросов.

— Но управлять кораблем будет Родж! — поставила условие Ариана. — А ты будешь спать.

Кэл что-то шепнул ей на ухо, отчего девушка густо покраснела и метнула быстрый взгляд на Грея.

— И это тоже, — со всем достоинством, на какое была способна, произнесла она. Грей тактично сделал вид, что ничего не заметил и не понял.

— А ты не можешь подождать, пока Ченси не освободится? Я бы хотел попрощаться с ней.

— Конечно, о чем речь.

Глава 13

Все когда-нибудь кончается. Его путешествие тоже подошло к концу. Грей уже давно сложил в сумку свои вещи, и теперь каюта стала пустой и безжизненной. Точно такой, какой он увидел ее впервые. Как давно это было… Он закинул сумку на плечо и вышел, тихо закрыв за собой дверь и не оставив никаких следов своего пребывания на этом корабле. Все было как-то не так… Он не раз пользовался услугами наемных пилотов, подолгу жил на их кораблях. Как же вышло, что этот корабль стал ему так дорог, что, покидая его, он оставляет частичку своего сердца?

Роджер пожелал ему удачи и даже сделал попытку пошутить. Но Грей чувствовал, что компьютеру тоже жаль расставаться. Он дотронулся до металлической полусферы, в которую был заключен Роджер, имитируя пожатие руки — жест, которым он привык и здороваться, и прощаться. Здороваться было куда как проще.

Уходя, он не стал оборачиваться. Кэл и Ариана шли рядом, молча, но им и не нужно было ничего говорить. Слова ничего не значили. Вот впереди замаячил вокзал. Не дойдя до дверей, Грей остановился. К чему затягивать?

— Все? — прошептала Ариана, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.

Он кивнул. Девушка прерывисто всхлипнула и обняла его.

— Я буду скучать по тебе! Может, ты оставишь потом свой адрес?

— Где я его оставлю?

— У Дрейка.

— Хорошо. Я тоже буду скучать по тебе.

Ариана улыбнулась сквозь слезы и нехотя разжала объятия.

— Удачи тебе. — Кэл протянул ладонь. — Думаю, мы еще увидимся.

— Надеюсь на это. — Грей уже хотел пожать ему руку, но внезапно его охватило чувство тревоги. Он огляделся вокруг — ничего. Но ощущение усиливалось, и Кэл, уловив тревогу в его взгляде, нахмурился. Грею стало не по себе. «Надо уходить!» — пронеслось в его мозгу, и он уже открыл рот, чтобы сказать об этом, но…

Из-за здания вокзала вылетели флайеры — один, два… восемь! На каждом сидел человек в бронекостюме и целился в них из бластера. Кэл дернулся, пытаясь прикрыть Грея с Арианой и выхватывая бластер, но взвизгнул выстрел, и оружие вылетело из его руки. Распахнулись двери вокзала, и оттуда показались трое людей в темных костюмах. Они не торопясь подошли поближе и остановились.

— Взять его, — вполголоса приказал один из них.

Четверо солдат подскочили к Кэлу и, заломив ему руки за спину, швырнули на асфальт. Ариана бросилась было к нему, но Грей жестко схватил ее за плечи, инстинктивно чувствуя, что этим она может себя погубить. Трое приблизились к ним вплотную, с любопытством смотря на дергающегося на земле Кэла.

— В машину.

Те же солдаты подхватили йоки и бегом протащили к неизвестно когда подъехавшей машине, швырнув его в кузов.

— Кто вы? — резко спросил Грей.

— Добрый день, тал Ильяго. Мы из аппарата внутренних дел Веллии.

Грей почувствовал леденящий холод внутри.

— Но по какому праву вы задержали моего йоки?

Ариана, все еще крепко удерживаемая Греем, подняла голову и уставилась на незнакомцев с такой ненавистью, что Грей постарался незаметно толкнуть ее.

— Вы, очевидно, не знали… Ваш йоки на самом деле был государственным преступником, известным под именем «Призрак». Только что был произведен его арест. Он будет доставлен на Веллию и осужден. А вам, тал Ильяго, я предлагаю проследовать с нами… как и вашей спутнице. Это всего лишь просьба, я не настаиваю. Что вы решили?

Возвращаться на Веллию было опасно. Неизбежно придется разбираться с Четвертым советником… да и Первый не будет сидеть сложа руки. Но там был хоть какой-то шанс помочь Кэлу.

— Конечно, мы полетим с вами, — сказал Грей. — Где ваш корабль?

Ингвана не входила в систему Веллии, но располагалась достаточно близко к ней, чтобы полет не занял много времени. Грей и Ариана, как и следовало ожидать, не составили компанию высокопоставленной троице, а нашли свободную каюту и устроились там, лихорадочно думая, как быть. Грей вспоминал все, что он знал о счетах Веллии с Призраком, и список был немаленький.

— Они казнят его? — спросила Ариана.

Он только кивнул, не в силах говорить ей об этом. Ариана судорожно вздохнула.

— До этого он будет сидеть в тюрьме?

— Да.

— А где она находится?

— В Военном Центре.

— И долго он там пробудет?

— Не думаю, — с трудом сказал он. — Веллии не нужна огласка. Его даже судить не будут… просто приговорят и…

— Но ведь это не по правилам!

— Ариана, о чем ты говоришь! Ты забыла о… — Он бросил быстрый взгляд на потолок и шепнул: — …о Родже. Если хоть капля информации о нем просочится за пределы центра, разразится межпланетный скандал. Разработки искусственного интеллекта были официально запрещены. И, кстати, не вздумай никому сказать о нем.

Девушка взглянула на него с обидой, но промолчала

— Приземляемся, — вздрогнула она, уловив изменения в гуле двигателей.

Грей сжал ее руку, пытаясь уменьшить ее страх. Ариана закрыла глаза и замерла Ее лицо быстро разглаживалось, становилось спокойнее и увереннее. Наконец она открыла глаза и посмотрела на него спокойным, немного надменным взглядом.

— Воспримем это как должное, — холодно сказала она. — Он преступник, хотя и наш друг. Надо подумать и о себе.

Грей, потерявший дар речи от такого внезапного перевоплощения девушки, молча следил, как она выходит из отсека. Корабль мягко качнулся, приземлившись. Она опять задала ему задачку Какая же Ариана на самом деле? Он догнал ее у выхода и взял за руку, но она нетерпеливо высвободила ладонь.

У корабля их встретили четверо военных, стоявших почти по стойке «смирно». Молодой офицер внутреннего ведомства вышел вперед и отдал честь.

— Офицер Крантон, второй отдел. Рад приветствовать вас.

— Офицер Ильяго, пятый отдел, — повторил его жест Грей.

Ариана же, к его удивлению, шагнула вперед.

— Меня зовут Ариана, — застенчиво улыбнулась она, протягивая руку Крантону. Тот задержал ее пальцы в своих чуть дольше, чем полагалось, неотрывно глядя в лицо девушки. Она бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц и опустила глаза.

— Мы доставим вас в Военный Центр, — сообщил Крантон.

Грей кивнул, неприятно удивленный поведением Арианы. Но та, не замечая выражения его лица, снова улыбнулась.

— Это так любезно с вашей стороны, офицер Крантон

— Можете называть меня Диланом.

— Дилан.

«Я сделала чертовски правильный выбор», — думала Ариана, сидя в машине рядом с Крантоном. Внимание молодого человека было в большей степени направлено на очаровательную спутницу, чем на дорогу, а она, тщательно рассчитывая каждое движение и каждое слово, заставляла его проникаться все большим и большим к ней интересом. Когда, прибыв в Центр, он подал ей руку, галантно помогая выйти из машины, уже она задержала свою ладонь в его, а затем быстро отдернула, словно смутившись, что забыла правила приличия. Она вела себя как аристократка, каковой и являлась, но в то же время была необычайно милой и женственной.

Мама могла бы ею гордиться.

Да и не только мама.

— Вперед! — Кэла с силой втолкнули в камеру. Падая, он все же сумел перевернуться и сильно ушиб плечо.

Руки его были скованы за спиной и скреплены короткой цепью с кандалами на ногах. «Перестраховщики!» — зло подумал он. Испугались Призрака. Рывком он встал на колени, подняв голову. Неплохая обстановка. Даже койки нет. Ладно, это мелочи. Дверь была прочной даже на вид. Такую не вышибешь. Да и как тут вышибать, когда он скручен так, что встать не может.

Дверь открылась. На пороге показались трое солдат. Это были не те, что притащили его сюда.

— Призрак, значит? — презрительно спросил один из них. — Так это ты Призрак?

Кэл молчал.

— Крутого из себя строишь? Это тебе не на корабли нападать. Что, трясешься, гад?

— Да пошел ты, — криво усмехнулся Кэл.

Когда они ушли, он уже не усмехался. Он даже не чувствовал разбитых губ. Сил едва хватало на то, чтобы не потерять сознание.

Военные корпуса были все такими же. Грей вошел в свой родной корпус ДЗ, с удовольствием вдыхая запах бетона и пластика. Он узнал бы этот запах где угодно. Мимо пробегали лейтенанты, приветственно кивая ему, а то и громко окликивая. Черт возьми, у него было ощущение, будто он вернулся домой. Его комната словно ждала его, оставшись нетронутой — даже ручка, которую он обронил, уходя, лежала посреди комнаты немым укором. Он поднял ее и положил на стол. Ариана осталась в небольшом корпусе, предназначенном для проживания гражданских лиц. Крантон остался с ней. Уходя, Грей слышал, как он предлагает девушке познакомить ее с Центром, а та, мило улыбаясь, соглашается и благодарит его. Ариана вела себя так, как будто Кэла не существовало вообще. Разве это любовь? Наверное, он просто слишком наивен, со вздохом признал Грей. Прекрасная япханка была сообразительна и быстро сориентировалась в обстановке. Он почти восхищался ее способностями. Вот только Кэла было жалко.

Сегодня к Четвертому его не вызовут. Слишком поздно. Советник никогда не разбирал серьезные дела вечером — за многие годы эту его особенность Грей усвоил хорошо. Значит, у него еще было время подумать, что он Четвертому скажет. Про Роджера он говорить не будет. Равно и про Дрейка, про то, что он узнал содержимое посылок, про Арриду — стоп, а если Леонакс уже отметился и накапал на него? Ничего, он просто скажет, что узнал о наркодеятельности Леонакса первым, и посоветует шефу не иметь дело с таким ужасным преступником. Грей слегка улыбнулся. В основном все должно быть чистым, аки плац перед торжественным парадом — он нанял йоки, кто же знал, что это Призрак. Грей чувствовал, что поступает не лучше, чем Ариана, но у него было оправдание — если он раскроется, то точно не поможет Кэлу. Вот они и летали, выполняя приказ Четвертого. На Наитаку просто не успели, не их вина. Летали-то летали, а каким ветром тебя, голубь, на Ингвану занесло? Каким, каким… То есть как это каким? Приказ Первого шефа — найти королеву Айю. Мог им Иш указать на Ингвану? А как же. Вот и выполняли, старались. М-да. Вроде неплохо. Ну что ж, посмотрим, как наш советник все это проглотит.

Но еще один вопрос так и остался без ответа. Кто их заложил?

Советник сказку проглотил. Даже не поморщился. Грей стоял перед шефом и смотрел на него почти с торжеством. Не вы один можете дурить людей, советник.

— Ты понимаешь, как это может отразиться на твоей карьере? Знакомство с Призраком! Я-то знаю, что он просто обманул тебя, но не все в это поверят.

«Вы же поверили. Разве нет?»

— О Леонаксе забудь. Я уже принял меры. — Голос Четвертого смягчился, будто перед ним стоял ребенок. — Ты оказался прав, он действительно занимался наркоторговлей и подпольными боями. Он обдурил нас, как и Призрак.

«Конечно, шеф. Вы невинны как младенец».

— Я рад, что помог это выяснить, тал. Мне доставить оставшийся груз на Наитаку?

— Нет. Я сам об этом позабочусь. Твое отсутствие может насторожить наших врагов.

— Тал, у меня есть подозрение, что это Первый советник.

— Почему ты так думаешь?

— Тот человек, который пытался нанять убийц, — это Крейвн.

— Вот как? — Советник сел и с неподдельным интересом уставился на юношу. — В принципе, я об этом догадывался. Но здесь он не осмелится причинить тебе вред.

— Мне?

— И всем нам. Думаю, Первый тебя очень скоро вызовет на ковер. Хочешь совет? Скажи, что ты сразу вычислил Призрака, а так долго мотался с ним исключительно из-за поиска его сообщников.

— Но у него нет сообщников.

— Ну и что? У нас он не только признается в их наличии, но и возьмет на себя ответственность за Большой Взрыв. Поверь мне.

Этого-то Грей и боялся.

— Ладно. Пока ты свободен.

— Есть, тал.

Грей вышел из кабинета Четвертого. Лины в приемной не было, как не было ее и тогда, когда он шел сюда. Глянув на часы, он определил, что перерыв у нее уже почти закончился. Сделаем ей сюрприз! Заслышав топот каблучков, он легко скользнул за штору и замер.

Дверь открылась, Лина подошла к столу. Он уже собрался выйти из укрытия, но тут Четвертый громко приказал:

— Лина, зайди ко мне.

Дверь была открыта, и Грею невольно пришлось стать свидетелем разговора. Это было ему не по душе, но обнаруживать себя было слишком поздно.

— Лина, Грей вернулся, — отрывисто произнес советник.

— Я знаю, тал.

Вот так, сюрприза не получилось. Жаль.

— Постарайся узнать, что ему известно о нашем проекте. Надеюсь, ты справишься.

— Я всегда справлялась, тал.

— Молодец. Ты стоишь того, что я тебе плачу. Иди.

Лина вернулась в приемную, закрыв за собой дверь. Подойдя к столу, она вздохнула и потянулась. Странно, Грей до сих пор не показался. Надо бы шефу доложить… Шорох за спиной привлек ее внимание.

— Как ты могла, Лина? — еле сдерживая себя, спросил Грей. — Ты меня обманывала! Лгала мне!

— Грей, это все не так, — попыталась оправдаться она. — Пожалуйста, послушай…

— Ты просто шпионила за мной! А я — то, идиот… — Он горько рассмеялся. — Что ж, теперь буду умнее. Ну ты и сучка!

— Грей! — крикнула она, но он уже вышел из кабинета, не обращая внимания на ее попытки остановить его. Лина закусила губу и села за стол. Что же теперь делать? Она упустила его. Это был чувствительный удар по ее профессионализму. Четвертый будет рассержен, а шеф… шеф разозлится еще сильнее. Доверие Грея уже не вернуть, это и суслику понятно. Плохо. Очень плохо.

Она схватила сумочку и покинула здание Управления. Обойдя его, она остановилась под глухой стеной, где никто не мог ее увидеть, и достала из сумочки мини-рацию.

— «Центру» — «Стрела», — негромко сказала она.

— «Стреле» — «Центр».

— Объект сорвался.

— Подробнее.

— Он знает, что я работала на Четвертого советника.

— Так… Вот что. Не попадайся пока ему на глаза. После того как он перейдет к нам, ты встретишься с ним и убедишь, что именно с Четвертым советником ты и работала.

— Поняла.

— Конец связи.

Лина сунула рацию обратно в сумочку и задумалась. Да-а… Пожалуй, если она сумеет убедить Грея, что обманывала не его, а Четвертого советника, она сумеет наладить с ним отношения. Но делать это, в самом деле, надо тогда, когда кто-нибудь подтвердит ее версию.


Грей бежал по коридорам, кипя от злости. Лина… Он любил ее. Он так ее любил. А она просто шпионила. Гадина. Все они такие, все. Играют в любовь, когда захотят. Но какая актриса! Все разыграла, как по нотам.

А зачем Четвертому следить за ним? Просто так, для проверки? Но он ничего не скрывал от шефа… до сих пор. Хорошо, что он раньше не сказал Лине про Кэла, а то его бы тоже арестовали. Кэл… да, ведь надо как-то вытаскивать его из тюрьмы. Но как? Легально не получится. Никто не выпустит Призрака. Да, а как они узнали, что он — Призрак? Это тоже надо бы выяснить, но потом.

Разработать побег? В принципе это легко. Он мог бы пройти в тюрьму, там один охранник, его можно убрать… двое у входа тоже не шибко важная проблема. Но как он откроет двери? По доброй воле охранники этого не сделают. Как на грех у Грея не было друзей в высших отделах. Ладно. Сперва надо бы повидать Кэла, может, он уже что-то придумал.

Выписывая пропуск и одноразовую карту-доступ мгновенного подтверждения у начальника тюрьмы, он узнал, что охранники — его старые и хорошие друзья. Это было неплохо. По крайней мере он мог рассчитывать на разговор наедине.

Когда Грей шагнул в камеру, ему показалось, будто кто-то плеснул холодной водой в лицо, так потряс его вид друга. Кэл до сих пор был скован, да еще руки сзади были прикованы цепью к ногам, так что он не мог встать с пола и сидел у стены, неловко согнув ноги. Но больше всего ошеломило Грея то, что он был жестоко избит. Лицо йоки представляло собой маску запекшейся крови, одежда местами порвана.

— Кто это сделал? — воскликнул Грей, опускаясь на пол рядом с ним.

Кэл передернул плечами.

— Какая разница.

— Но они же не имели права!

— Грей, ты что, никогда такого не видел?

— Но…

— Хватит. Лучше скажи, что у вас происходит.

— Сам не знаю. — Грей сел, привалившись к стене. — Сегодня должно быть заседание суда по твоему делу.

— Меня там, естественно, не будет.

Грей отвел глаза.

— Да ладно, я понимаю. Они меня осудили уже давно. А как там Ариана?

Это был самый неприятный для Грея вопрос.

— Нормально, — выдавил он.

Кэл настороженно посмотрел на него.

— Грей, ты лжешь. С ней что-то случилось? Ее тоже в чем-то обвиняют?

— Да нет, — нехотя ответил Грей.

— Тогда что?

— Понимаешь, она… Ну, в общем, она связалась с одним из офицеров, — выпалил Грей. — И еще она сказала, что будет теперь заботиться о себе. Вот и все. Кэл…

Йоки сидел, закрыв глаза, и о чем-то думал.

— Кэл, я понимаю, тебе трудно это слышать, но…

— Она не могла предать меня, — тихо и очень убежденно сказал Кэл, не открывая глаз. — Я ее знаю. Я ей верю.

— Ты заблуждаешься, — жестко сказал Грей, на мгновение вспомнив Лину. Ей он тоже верил. И зря.

— Возможно. Но оставь мне это заблуждение. Ты не встречал Дарка?

— Нет. Думаю, он сейчас не на Веллии.

— Плохо. Нас не прослушивают?

— Нет.

— Тогда вот что. Я дам тебе номер, по которому можно связаться с парнями с Сагона. — Он продиктовал девять цифр. — Запомнил?

— Да.

— Если кто-то решит поискать на Ингване Роджера, свяжешься с ними. Они его предупредят.

— Не проще ли мне его предупредить?

— Тебе же будет безопаснее не знать, как с ним связаться. А если все будет спокойно, найдешь его на Ингване.

— Хорошо. Я посмотрю, что можно для тебя сделать, слышишь? Если будет шанс тебя освободить, я это сделаю.

— Спасибо. Может, тебе хватит тут сидеть? Не давай им повода связать тебя со мной сильнее, чем сейчас.

— Да. До скорого.

— Пока.

Закрывая дверь, Грей не мог отделаться от странного давящего чувства — будто это он сам, своими собственными руками сажает Кэла в тюрьму. Он не знал, когда еще раз сможет его навестить, не вызывая ненужных подозрений. И старался не думать о том, каково будет йоки сидеть в этой мрачной камере, не имея возможности даже поговорить с кем-либо, несколько дней. Ведь кроме него никому не понадобится его видеть.

Но тут он слегка ошибался.

В маленькой уютной комнате Ариана, лениво причесываясь, размышляла, какое платье ей сегодня надеть. С достаточно игривым декольте… или это подпортит се образ целомудренной аристократки? Пожалуй, сойдет, если сверху будет накидка. А в нужный момент накидка может элегантно упасть… она проделала это перед зеркалом и осталась довольна. Скоро должен зайти Дилан, он покажет ей Военный Центр. Ариана надеялась, что не встретится с Греем. Одним неосторожным словом он может все погубить. Хорошо, что он скрыл ее связь с Кэлом.

Стук в дверь прервал ее мысли. Она поспешно встала.

— Дилан. — радостно улыбнулась она. — Но ты слишком рано, я не одета.

— Освободился раньше, — пояснил он, входя. — Ничего, если подожду тут?

— Конечно.

Она схватила выбранное платье и побежала переодеваться в другую комнату. Это не заняло много времени. Напоследок она нанесла на виски капельку духов и провела по губам помадой.

— Ты просто прекрасна, — искренне сказал Дилан, когда она вышла к нему.

— Спасибо.

— Идем?

— Да.

Он предложил ей руку, и она наклонила голову в знак благодарности. «Мы чудесно смотримся вместе», — подумала Ариана, неторопливо шагая рядом с ним по тротуару. Оба светловолосые, красивые, с тонкими чертами лица. Идеальная пара. Наверняка все подумают точно так же.

Дилан показывал ей все строения, объясняя, что перед ней, знакомил с некоторыми офицерами. Через некоторое время он уже обнимал ее за талию, а она бросала на него кокетливые взгляды из-под густых ресниц. С военных объектов их разговор плавно перешел на личные темы. Она рассказала ему о своем детстве, о том, как познакомилась с Греем. О Кэле она предпочла упоминать как можно меньше. Он слушал и тоже рассказывал о своей службе. Оказалось, что его родители жили на Рапиде, а сам он, с детства бредивший армией, тайком удрал из дома, чтобы поступить в военную академию.

Проходя мимо тюрьмы, она поежилась и плотнее закутала плечи в легкую накидку.

— Дилан, — мягко сказала она, чуть замедлив шаг, — я хочу тебя кое о чем попросить.

— Все, что хочешь.

— Я бы хотела увидеть Кэла… то есть Призрака, — поправилась она. — Все никак не привыкну, что он — преступник.

— Но зачем тебе это? — нахмурился Дилан.

— Понимаешь, он все-таки спас мне жизнь на Япхе. С моей стороны было бы просто недостойно забыть о нем. Ты ведь понимаешь? — Она с тревогой вглядывалась в его лицо.

— Конечно, понимаю, — успокоил он ее. — Ты у меня такая добрая. Давай завтра, хорошо?

— О, Дилан, спасибо. Я так благодарна тебе.

— Не стоит, дорогая. Только будь осторожна — он все-таки убийца.

— Конечно, буду.

— И еще — ты не откажешься пойти со мной в ресторан? — с надеждой спросил он.

— Разве здесь есть ресторан?

— Мы слетаем в город. Ты не боишься летать на флайере?

— Всю жизнь мечтала!

В прокуренном баре было грязно и шумно. Бармен ловко наполнял стаканы, ухитряясь в то же время разговаривать с кучкой завсегдатаев, расположившихся у стойки. Компания солдат гуляла по полной программе — трос уже лежали под столом, полностью отключившись, еще один собирался последовать их примеру, покачиваясь на скамье и тупо глядя перед собой. Остальные во все горло орали песню про старшину, сочиненную анонимным злопыхателем. Шлюшки мелкого пошиба хихикали у них на коленях. Штатские, лишенные общества девиц, поглядывали на вояк крайне недружелюбно. В воздухе пахло мордобоем.

— Может, тебе хватит? — спросила молоденькая официантка, ставя перед пьяным в стельку парнем еще одну бутылку.

Он помотал головой и нетвердыми движениями наполнил стакан.

— Сопьешься.

— Не сопьюсь, — с трудом пробормотал он.

— Эта — последняя, хорошо? Потом ты пойдешь наверх и проспишься.

— Не-а… — Он опрокинул в себя алкоголь и замер, переводя дыхание. — Бетна, ты не понимаешь. Когда я пью, их нет.

— Кого нет?

— Их. — Он сделал таинственное лицо и огляделся. — Видишь? Их нет.

— Слушай, у тебя уже глюки поехали.

Бетне нравился этот парень, но ей было его жаль. Когда он появлялся в ее баре, то пил, не просыхая, целыми днями. Затем отсыпался и исчезал. Она знала, что он закончит алкоголизмом. Это всегда так происходит. Скольких таких она уже видела — не пересчитать.

— Это не глюки. Они приходят ко мне… приходят. Сейчас их нет, потому что я пью… но они вернутся. Они всегда возвращаются! — Он с грохотом поставил стакан на стол и уронил голову. — Поговори со мной.

— Я и так с тобой говорю больше положенного.

— Еще поговори. Расскажи что-нибудь.

— Да что я могу тебе рассказать? — Она присела напротив него. — Вчера у церкви в соседнем квартале крыша обвалилась. Хорошо, что не во время службы. В Аруре наводнение. Призрака, ну, бандита того, поймали На Япхе война закончилась. У Карна брата по пьяни пришили. А Лити…

— Стоп. — Он поднял голову и больно схватил ее за руку. — Что ты про Призрака сказала?

— Пусти, дурак, больно! Поймали Призрака.

— Когда?

— Не знаю, сегодня только сообщили. Ты чего?

— Сволочь! — с ненавистью выдохнул он.

Бетна удивленно заморгала. Он отставил бутылку и, шатаясь, встал.

— Ты куда?

— Мне пора.

— Тебе отоспаться надо.

— Нет времени.

Ресторан был действительно прекрасным — небольшой, тихий, с легкой музыкой и приглушенным светом. Очевидно, Дилан договорился о столике заранее, потому что такое изумительное место не могло остаться незанятым случайно — на балкончике, увитом плющом, прямо над большим прудом, по которому плавала красивая птица огненной окраски. Дилан галантно пододвинул стул для Арианы, которая поблагодарила его легким кивком, и предоставил ей выбор блюд. Пока она читала меню, высвечивающееся на маленьком убирающемся экране в центре стола, он открыто любовался ее грациозной, полной спокойного достоинства фигурой, аристократическими чертами лица, элегантными движениями. Она была прекрасна. Он до сих пор не мог поверить, что это ему так повезло. Именно ему! Не кому-нибудь другому. Эта восхитительная, потрясающая девушка была с ним. И, кажется, она испытывала к нему симпатию. А он уже был влюблен, влюблен так, что хотелось кричать и смеяться от счастья. Дилан готов был отдать все, что угодно, за ее любовь Как же ему повезло, что она, проведя столько времени с Греем Ильяго, не испытывала к тому никаких чувств.

Неожиданно он осознал, что Ариана уже сделала выбор и теперь ждет его. Он быстро пробежал глазами по меню, отметил первое попавшееся блюдо и послал заказ. Экранчик бесшумно скользнул под поверхность стола.

— Прелестное место, — заметила Ариана, ожидая, пока принесут заказ. — Ты часто тут бываешь?

— Нет, это второй раз. Обычно я бывал в более простых местах. Но я просто не мог не привести тебя сюда.

— Благодарю, — улыбнулась она и понизила голос до заговорщицкого шепота. — Хочешь, кое в чем признаюсь?

— Хочу, — так же шепнул он.

— Я впервые в жизни оказалась в настоящем ресторане.

— Серьезно? — не поверил он.

Ариана кивнула. Глаза ее смеялись.

— Я только однажды была в маленьком кафе.

«И в таверне, но не хватало, чтобы ты об этом узнал», — мысленно добавила она.

— Я постараюсь исправить эту ошибку, — пообещал Дилан.

Четвертый советник быстро просматривал бумаги и подписывал их. Все. Наконец-то. Пробы закончились. Осталось только снять показатели, и можно будет начинать.

Он еще молод. Всего тридцать три. Когда завершится цикл, ему будет сорок восемь. Это сущие пустяки. А потом он будет наслаждаться властью над Веллией и колониями. Что ему Сенат! С армией беспрекословно подчиняющихся зверей он просто сметет его с лица земли.

Грей, конечно, не откажется стать его личным помощником. Да он и не сможет отказаться. Он хороший мальчик, аккуратный, сообразительный и исполнительный. Знал бы он, сколько советник бился над этим его интеллектом! Но результат превзошел ожидания. Парень оказался умницей.

Только бы последний тест не подвел.

Советник был бы очень удивлен, если бы знал, что еще один человек, с которым он хорошо знаком, в эту минуту думает о том же самом.

На следующий день Дилан, как и обещал, согласился проводить Ариану в тюрьму. Пропуск следовало выписать у начальника тюрьмы. Ариана заметно нервничала, но Дилан, понимая ее состояние, деликатно не замечал этого.

— А зачем это вам к Призраку, а? — скорее риторически, полушутливо спросил начальник тюрьмы, заполняя бланк и ставя на нем кривую закорючку, которой он подписывался.

— Талисса решила, что не может просто забыть о человеке, который спас ей жизнь, — ответил Дилан, внимательно наблюдая за Арианой. В кабинете было душно, и она усиленно обмахивалась ладонью. — Ариана, тебе нехорошо?

— Н-нет, — с усилием выговорила девушка. — Кажется, я…

Не договорив, она с легким вздохом покачнулась и упала бы, не подхвати ее Дилан.

— Ариана! Что с тобой? Воды, быстрее! — крикнул он.

Начальник тюрьмы выбежал из кабинета. Через несколько мгновений ресницы девушки затрепетали и она приоткрыла глаза.

— Ты нас напугала, — выдохнул он.

— Здесь так душно, — прошептала она, кинув взгляд на закрытые окна. Дилан тут же бросился открывать их, кляня себя за невнимательность.

— Вот вода! — Вбежавший начальник тюрьмы протянул Ариане стакан с водой. Она сделала несколько глотков, приходя в себя.

— Спасибо. Простите за беспокойство.

— Ну что вы, талисса.

— Ариана, может, отложим посещение тюрьмы? — спросил Дилан.

— Нет, не надо. Я в полном порядке, честное слово. Просто здесь было слишком душно.

— Ну, как знаешь.

Ступив за порог тюрьмы, Ариана поежилась, явственно ощущая негативную энергию, исходившую отовсюду. Дилан показал двум охранникам пропуск, и те, расступившись, пропустили их вовнутрь.

— Они что, близнецы? — шепотом спросила его Ариана.

— Да нет, они клоны.

Сияющие чистотой коридоры чем-то напомнили ей больницу. Откуда-то повеяло холодком, это заставило девушку крепче прижаться к Дилану, но последний ничуть не возражал.

У массивной двери Дилан остановился и, вынув из кармана маленький пластиковый прямоугольник, вставил его в неприметную щель. Что-то щелкнуло, и дверь отъехала в сторону. За ней продолжался все тот же коридор, только теперь в обе стороны от него отходили многочисленные ответвления. Они свернули в третье справа.

Пройдя по узкому проходу и свернув еще раз («Лабиринт!» — пошутил Дилан), они оказались перед решеткой. Сидящий за ней охранник вскочил и отдал честь. Дилан небрежно кивнул ему.

— Вот пропуск, — помахал он документом.

— Понял. — Охранник набрал код, поглядывая в электронную записную книжку. Впустив их, он подошел к стальной двери в стене и громко крикнул:

— Призрак! К тебе посетители. Что-то громыхнуло.

Охранник набрал на двери камеры нужный код и открыл ее.

— Можете войти. Он совершенно неопасен.

Это было бесспорно. Он и встать-то не мог.

Увидев закованного в кандалы Кэла, Ариана крепко сжала руку Дилана, вздрогнув. Кэл поднял покрытое ссадинами лицо и внимательно посмотрел на вошедших. Что-то промелькнуло в его взгляде, но тут же потухло.

— Здравствуйте, — мягко сказала Ариана. Она подняла руку и потерла скулу, сцепив в кольцо пальцы.

— Рад снова видеть вас, талисса, — отозвался Кэл, не глядя на нее. — Что вам надо?

— Кэл, мне очень жаль, что все так получилось. Мне было очень приятно с вами познакомиться, и я никогда не смогу отблагодарить вас за то, что вы спасли мне жизнь. Может, при других обстоятельствах мы могли бы стать друзьями, но…

— …но уже не успеем. Не беспокойтесь за меня, талисса.

Она молчала, разглядывая костяшки сжатой в кулак руки. Потом подняла на него глаза.

— Я буду молиться за спасение вашей души.

— Не слишком усердствуйте, — усмехнулся он и поморщился от боли в разбитых губах.

— В этом нельзя переусердствовать. — Она прищурилась. — И будьте уверены, Дарита услышит мои молитвы. Прощайте.

Когда они ушли, Кэл опустился на пол, улыбаясь. Из трещины на губе побежала струйка крови, но он этого не почувствовал. Если она что-то решила, она это сделает. Он прекрасно знал ее. Ари… Его малышка задумала нечто серьезное и теперь шла к цели с упорством носорога. Она даже имела наглость заявиться к нему в камеру и сообщить об этом, вспомнив несколько жестов, которые он показал ей когда-то.

Но как, черт побери, она собралась его вытаскивать?

В холле своего корпуса Ариана прощалась с Диланом.

— Мне так не хочется покидать тебя, — серьезно сказал он, держа ее за руку.

— Уже поздно.

— Но мы завтра встретимся, да?

— Конечно.

Улыбнувшись, он поднял руку и погладил ее по щеке. Потом их взгляды встретились… Он медленно наклонил голову и припал к ее губам, очень нежно, осторожно и легко, скорее спрашивая, чем утверждая.

— Спокойной ночи, — шепнул он, слегка отстранившись.

— Спокойной ночи.

Она стояла, не трогаясь с места, пока он не закрыл за собой входную дверь. Только тогда она повернулась и, придерживая длинный подол платья, начала подниматься вверх по лестнице. Кто-то преградил ей дорогу. Она остановилась, ожидая, что незнакомец отойдет в сторону и даст ей пройти, а когда этого не произошло, подняла на него глаза.

— Со свидания? — с сарказмом произнес Грей.

Ариана подавила раздраженный вздох.

— Грей, мне надо с тобой поговорить, — серьезно произнесла она. — Давай поднимемся в мою комнату.

— Но мне не о чем с тобой говорить. Что-то ты рановато пришла, а?

— Я была в тюрьме, — тихо отозвалась Ариана, неприятно задетая его резким тоном.

— Значит, ты его видела? — Грей резко втянул в себя воздух. — Скажи, какого черта ты туда потащилась? Да еще с Крантоном! У тебя есть хоть капля жалости?

— Грей…

— Я тоже был у него, — продолжал Грей, глядя ей прямо в глаза. — И знаешь, что он мне сказал? Что любит тебя! И что верит тебе! А ты об него просто ноги вытерла! Сразу прыгнула в койку к Крантону! Да ты не лучше дешевой шлюхи!

Он не увидел мелькнувшую руку, но боль от пощечины обожгла его лицо, словно огонь.

— Не смей так говорить! — крикнула Ариана. — Не смей оскорблять меня! Ублюдок!

Она подхватила подол и вихрем взлетела по лестнице. Грей, все еще держась за щеку, повернулся ей вслед. Какого черта? Он просто высказал ей в лицо все, что думал. И она еще строит из себя святую невинность. Все женщины — проклятые лицемерки. Все!

Оказавшись у себя в комнате, Ариана дала волю гневу. Щетка для волос, ударившись о стену, распалась надвое; за ней последовала книжка и два футляра помады. Потом девушка все же решила взять себя в руки и перестать портить вещи. Грей был не виноват. Она сама внушила ему ошибочное представление о своих действиях. По идее, ей следовало радоваться — если даже Грей поверил, то остальные точно ничего не заподозрят. Но ему все же следовало знать ее лучше!

А Кэл верил ей! Верил! Верил вес это время!

В дверь постучали — тихо и осторожно. «Что ему надо?» — подумала Ариана, не сомневаясь, что вернулся Грей. Она отвернулась, стирая с лица гнев и злость.

— Войдите, — негромко произнесла она, справившись наконец с эмоциями.

Дверь открылась. Гость бесшумно проскользнул в комнату и тщательно прикрыл за собой дверь. Ариана резко повернулась, но это был не Грей.

— Привет, — слегка улыбнувшись, произнес Дарк.

— Что ты здесь делаешь?

Он неопределенно передернул плечами.

— Узнал, что вы здесь. Зашел. — Он прошелся по комнате, остановился у туалетного столика, вертя в руках маленький флакончик духов. Ариана молча наблюдала, как он поднес его к носу, затем поставил обратно. Запах ему явно понравился. Вокруг глаз у него были огромные круги, а лицо… больше всего подходило определение «помятое». Это было крайне не похоже на того Дарка, которого она знала, аккуратного и собранного.

— Из какой помойки ты вылез? — мрачно спросила она.

— Не из помойки. Из запоя. Поверишь, с самого Шанира не просыхал. И дальше бы пил, если бы про вас не узнал.

Ариана не ответила, пристально разглядывая свои ногти.

— Что ты собираешься делать? — наконец спросил он, поняв, что к делу она не перейдет.

— А ты как думаешь? — вызывающе спросила она. — По-моему, я неплохо устроилась. У меня почти завязался роман с Диланом Крантоном, никому и в голову не приходит, что я как-то связана с Призраком. Что еще?

— Это всем ясно. Я имел в виду, что собираешься делать ты? И не вздумай говорить, что ты действительно собираешься остаться с этим офицером, в то время как Кэла расстреляют, — мягко предупредил он, гася ее злость. — Я же знаю, как ты его любишь. Так что ты задумала?

Ариана вздохнула.

— У Дилана должно быть что-то вроде пропуска, чтобы пройти в тюрьму. Мне только надо узнать, где он это хранит, и еще раздобыть бластер. Я уже была в тюрьме, там почти все автоматизировано, только один охранник у камеры и двое на входе, но они меня пропустят, потому что я стащила бланк пропуска у начальника тюрьмы и уже нарисовала его подпись. Так что вот.

— Блеск, — восхищенно присвистнул Дарк. — Сама додумалась или подсказал кто?

— Сама. Только слишком уж все просто, не находишь?

— Нахожу, — кивнул он, садясь на край стола. — Во-первых, это называется карта-допуск. Во-вторых, он скорее всего носит ее с собой. Так положено по инструкции. В некотором плане это хорошо, потому что искать долго не придется. Ты ведь найдешь способ забрать ее, я прав?

Ариана кивнула, понимая скрытый смысл его слов. Дарк знал, что воровских навыков у нес нет — она еще на Вальконе на спор попыталась украсть у Грея из кармана зажигалку, но потерпела полнейший провал. Значит, она должна сделать это, когда Дилан будет спать. В общем, все предельно ясно и просто.

— Далее. Охранника ты собралась просто убить или отключить, верно?

— Не убивать.

— Суть дела не меняется. Код для камеры ты уже знаешь?

— Его могут сменить.

— На всякий случай говорю, что он есть в электронной записной книжке охранника. Если ты наберешь неверный код, поднимется тревога, учти это. Идентификации личности не требуется, наличия карты-допуска достаточно. У нас ведь не слишком серьезная тюрьма, в основном для солдат-нарушителей, кто им будет побеги устраивать. — Неожиданно он усмехнулся. — Представляешь, как начальство паниковало, узнав, что им негде разместить такого преступника? Там ведь только одна более или менее нормальная камера. Сзади, за тюрьмой, есть посадочная площадка, там вас будет ждать катер. Об этом ты тоже не подумала, да?

Она склонила голову.

— Дарк, почему ты мне помогаешь?

— Потому что мне этого хочется. Устраивает?

— Нет, не устраивает. Откуда мне знать, может, это просто подстава? А, Дарк?

— Между прочим, я тут с тобой болтаю абсолютно нелегально. Если мой шеф узнает об этом, нам обоим будет очень несладко, а Кэла ты больше не увидишь. Но хоть так я могу вам помочь. Ведь это из-за меня Кэла арестовали. Я сообщил шефу, куда мы летим, потому что поверил, что его не тронут… зря, конечно, поверил. Так что я у него в долгу, а долги надо отдавать. Теперь ясно?

— Да. Спасибо тебе.

— Тебе спасибо, что не стала обвинять. Я еще завтра загляну, часов в семь. Постарайся быть здесь одна.

— Конечно.

— Тогда до скорого. — Он выглянул в коридор и, убедившись, что там никого нет, исчез, помахав ей на прощание рукой.

Ариана тихонько прикрыла за ним дверь, в душе обрадованная появлением союзника. Надо же, Дарк… Вот уж на кого она ни в коем случае не могла подумать.

На следующий день она ждала его, терзаясь сомнениями — а что, если он передумал? Зачем ему эти проблемы? Но вот раздался стук в дверь, и она бегом кинулась открывать.

— Одна? — Дарк быстро вошел, осматривая комнату.

— Конечно.

— У меня две новости: плохая и хорошая. С какой начинать?

Ариана на миг зажмурилась.

— С плохой, — решительно сказала она.

— Через два дня приговор будет приведен в исполнение.

От лица девушки разом отхлынула кровь.

— Спокойно, спокойно. Я ведь еще хорошую не сказал.

— Ну так говори, — потребовала она.

— У меня есть расписание смены охраны и патруля. — Он вынул из внутреннего кармана куртки сложенные листки. — Так вот, завтра в дневной смене патруля будет один парень, который мне обязан. Он позаботится о том, чтобы не проходить мимо тюрьмы. Двоих охранников у входа лучше всего будет вырубить сразу, потому что они могут наблюдать за всем, что происходит в камере.

— Я могу их застрелить, — сказала Ариана, напряженно раздумывая, — но я этого не хочу. А просто отключить их я вряд ли сумею.

— Это сделаю я. Ты что, думаешь, что я просто буду за тобой наблюдать? К тому же тебе не дадут пронести бластер, придется взять у охранников, а голыми руками ты их не сделаешь. Потом ты вырубишь охранника у камеры, освободишь Кэла и выйдешь вот через этот проход. — Он показал ей узкий коридор на плане тюрьмы. — Здесь вас будет ждать катер. А я тем временем постараюсь сделать так, чтобы ваш взлет остался незамеченным как можно дольше. Главное — ты сможешь завтра достать карту-доступ?

— Да.

— Ты уверена?

— Я должна, — решительно ответила Ариана. — Значит, я это сделаю.

— У вас будет максимум десять минут. После этого пойдет запрос на пост охраны, а охранники его, естественно, не подтвердят. Постарайся не мешкать, хорошо?

— Да. Спасибо, Дарк.

— Не за что. Я буду ждать тебя завтра за восьмым корпусом, это который ближе всего к тюрьме, серое такое здание. Постарайся прийти от полудня до четырех часов.

Грей был почти в отчаянии. Послезавтра Кэла казнят. А он не мог ему помочь. Никто из его знакомых не имел достаточно высокого положения, чтобы хотя бы снабдить его картой-доступом второго уровня. Он еще мог достать пропуск, но такую карту-доступ, которая обеспечит ему свободный проход в тюрьму, не требующий немедленного подтверждения с поста охраны, он найти не смог. Оставался последний путь. Этого он делать не хотел, но, видимо, придется.

Он поднялся на седьмой этаж здания управления и быстро вошел в приемную Четвертого советника. Лины не было. Вот и хорошо. Он не хотел с ней встречаться.

Четвертый был у себя, он неразборчиво ответил на стук в дверь. Грей вошел, и советник сразу же отложил в сторону бумаги, над которыми работал.

— Садись, — коротко сказал он. — Ты вовремя. Я уже собирался за тобой посылать.

— Зачем? — насторожился Грей. Такое внимание со стороны Четвертого сейчас было некстати.

Советник встал и прошелся по кабинету, о чем-то раздумывая, затем опять сел, повертел в руках незаполненный бланк, отложил в сторону. Казалось, в этот момент он принимает некое важное решение.

— Сперва скажи, зачем ты пришел.

— Мне нужна ваша помощь, тал, — сказал Грей. — Помощь? В чем же?

Грей глубоко вздохнул:

— Мне нужна карта-доступ первого уровня… или хотя бы второго.

Советник буравил его взглядом, но Грей даже не моргнул.

— Зачем тебе понадобилась карта-доступ, хотел бы я знать?

— Мне это надо.

— Зачем?

Я хочу освободить Призрака, — нагло заявил Грей.

— Ты что, спятил? — рявкнул на него советник.

— Нет. И вы, тал, мне поможете.

— Я? С какой это стати?

— А с той, что мне известно о вашей причастности к наркоторговле. Только один слух об этом… только один намек — и вы можете распрощаться со своим положением. Вот так. А у меня есть доказательства.

Советник смотрел на него, как на ожившего мертвеца. Грею стало неуютно, но он бы ни за что этого не показал. Он ждал. Сейчас все решится — или советник рискнет и пошлет его куда подальше, или сдастся и поможет ему. Третьего было не дано.

— Ты этого не сделаешь, — наконец произнес советник, в упор глядя на подчиненного. — Ты. Этого. Не. Сделаешь.

— Сделаю. Если вы мне не поможете.

— Ты не можешь этого сделать! — прошипел советник сквозь стиснутые зубы. — Ты не можешь идти против меня!

— Как видите, могу.

Четвертый начал смеяться — глухим, странным смехом, от которого у Грея пошли мурашки по коже.

— Я жду вашего решения, — напомнил он.

— Господи! — проговорил советник, с трудом прекратив смеяться. — Ну почему? Почему? ПОЧЕМУ?!!!

Грей отшатнулся.

— Столько лет, а? Столько лет! Все было хорошо! Все! И в самом конце! Господи, ну почему? Ты не можешь этого сделать, слышишь? Ты должен мне подчиняться! Беспрекословно! Я приказываю тебе — скажи, что все твои угрозы — бред. Слышишь? Говори!

— Это не бред, тал, — твердо сказал Грей, ошарашенный такой реакцией. — И я не обязан вам подчиняться… хоть я и ваш подчиненный. В данном вопросе — не обязан.

Советник усмехнулся, глаза его были почти сумасшедшими.

— Нет, ты обязан. Это твоя природа. Ты не можешь идти против меня, ты ведь сам это чувствуешь. Я — твой создатель! Ты должен подчиняться мне.

— Я не марионетка! — огрызнулся Грей. — Я человек. И я сам принимаю решения, кому подчиняться, а кому — нет.

— Не-ет, ты не человек, — издевательски протянул советник. — Знаешь, кто ты? Ты — клон. Ты клон нового поколения.

У Грея потемнело в глазах.

— Я — человек, — сказал он.

— Клон — это тоже человек… в какой-то мере. А ты, мой мальчик, ты — высшая форма клона. У тебя есть интеллект. И еще какой! Но ты все равно клон и должен мне подчиняться.

— Вы сошли с ума, советник.

— Нет, не сошел, Я создал тебя. Ты рос на моих глазах, проходя множество тестов. Думаешь, все события в твоей жизни были случайными? Ошибаешься! Все было направлено на выявление твоих способностей и возможностей.

Грей покачал головой.

— Ничего этого не было. Вы просто использовали меня в качестве наркокурьера, играя на моем участии в заговоре. Вот и все. А сейчас несете чушь.

— Заговоре? — Советник рассмеялся, на этот раз почти до слез. — Заговоре? Все же ты не так умен, как хотелось бы. Но твоя вера меня утешает. Никакого заговора нет! Это был самый сложный тест для тебя… и ты неплохо с ним справился.

В глазах у Грея потемнело. Он чувствовал, что все сказанное советником — правда. Но как же так? Выходит, вся его жизнь была ложью? Одной большой ложью?

— А как же Лина? — зачем-то спросил он. — Она тоже знала… или вы и ее обманули?

— Конечно, знала, — хмыкнул советник. — Она тоже была тестом. Мне надо было знать, может ли клон испытывать человеческие чувства. Ты меня поразил.

— Это все неправда. Вы… вы просто хотите избежать огласки, да? Поэтому и пытаетесь убедить меня в том, что заговора нет. Вы просто лжете.

Но Грей и сам знал, что это неправда.

— Послушай меня. — Советник внезапно успокоился. — Ты должен принять это. Да, ты — клон. Но ты в большей степени человек, чем все остальные. Ты обладаешь интеллектом, ты принимаешь решения, ты испытываешь чувства и эмоции. Но! Ты все равно клон. И ты должен мне подчиняться. Ты станешь моим личным помощником. Мы сможем запустить в производство… хм, неудачное слово… в изготовление… а, какая разница. Мы вырастим целую армию таких клонов — не обижайся на это слово, оно ведь отражает реальное положение вещей. И все они будут подчиняться мне. Потому что ты и сам должен был заметить — ты подчиняешься беспрекословно не всем начальникам, а только мне. Этого было, кстати, очень легко достичь — всего лишь первая команда, отданная во время постнатального развития. Все гениальное, как говорится, просто. Это мое детище, мой проект. А ты мне поможешь. Верно?

— У вас глобальные замыслы, — негромко констатировал Грей. — И вы их неплохо скрывали, если даже я до сих пор ни о чем не догадался.

Советник довольно улыбнулся.

— А деньги на это вы получали от продажи наркотиков?

— Производства, — поправил его советник. — Это тоже мое изобретение. Лайха. Ты ведь раньше такого не видел?

— Нет.

— Это тоже часть моего проекта.

Внезапно все составляющие сложились в голове Грея в четкую картину.

— Вы собираетесь создать армию… клонов… а потом накачать их этой дрянью. И в нужный момент они превратятся в армию убийц, уничтожающую все на своем пути. Так?

Советник опять улыбнулся.

— Все-таки у тебя прекрасный интеллект. Это было самым сложным. Но результат налицо.

— А что вы будете делать, когда эта лайха убьет всю вашу армию?

— Ну, к тому времени я уже получу все, что мне нужно.

— Власть.

— Да, власть над Веллией. Здесь уже была монархия, так что к этому быстро привыкнут. А потом я создам вторую партию клонов, но они уже будут здоровыми.

— А зачем вы все это мне рассказываете? — прищурился Грей. — Я ведь могу вас выдать.

— Не можешь. В том-то все и дело. Ты мне подчиняешься. Твой порыв уже исчез.

Грей усмехнулся. Покачал головой. Теперь он понимал, почему всегда верил Четвертому, почему не мог лгать ему. Природа, мать ее, брала свое.

Но он также знал, что сильнее природы.

— И все-таки вы дадите мне карту-доступ, тал. Дадите. А потом я решу, оставаться с вами или нет. Как вы уже сказали, я могу самостоятельно принимать решение. А насчет беспрекословного подчинения вы ошибались. Хотите проверить?

На губах советника появилась змеиная усмешка.

— Ты опять за свое? Что ж, я дам тебе карту. — Он швырнул на стол кусок пластика. — Но я запрещаю тебе освобождать Призрака. Понял? Запрещаю. А теперь иди. Когда ты вернешься, ты будешь лучше понимать свою природу.

Не говоря ни слова, Грей вышел. Советник сжал кулаки. Во время всего разговора им владело странное спокойствие. Мальчишка вернется. Должен вернуться. Когда поймет, что не может преступить через его приказ.

А если он все же переступит… Нет, этого не могло быть. Просто не могло. По определению.

Ариана ждала Дилана на центральной площади, нетерпеливо поглядывая на часы. Она чувствовала легкое головокружение и холодок внутри, терзаясь сомнениями — сможет ли она доиграть роль до конца? А вдруг что-то сорвется, вдруг Дилан не пойдет по установленному ею пути? Она опять поглядела на часы — уже прошла минута сверх того времени, на которое он назначил встречу. А вот и он сам — в безупречно отглаженной форме, весь сияющий, улыбающийся, словно его только что наградили медалью. Он подбежал к ней и шутливо наклонил голову в знак покаяния.

— Прости, что опоздал. Были дела жизни и смерти, но я все равно вырвался к тебе, потому что ты для меня важнее жизни.

— А смерти?

— А смерти и подавно. Но не надо о смерти, это слишком грустно.

— Ты обещал показать мне галерею в городе, — напомнила она.

— Раз обещал, то так и будет. Пошли.

Схватив Ариану за руку, он увлек ее к стоянке флайеров, и она, заразившись его весельем, не смогла сдержать задорного смеха.

— Мой экипаж к вашим услугам, талисса, — поклонился он, величавым жестом указывая на флайер. Ариана подобрала длинную юбку и села позади него.

— Приготовилась?

— Да! — воскликнула Ариана, обнимая его за талию.

— Тогда — вперед!

Теплый ветер растрепал ее волосы, откинув со лба челку. Дилан лихо закладывал крутые виражи, пока они не вылетели из Центра, а затем увеличил скорость и поднял флайер высоко над землей.

— Смотри, какая красота! — крикнул он, оборачиваясь к ней.

— Ты сумасшедший! — так же громко, чтобы перекричать свист ветра, ответила ему Ариана.

— Это ты свела меня с ума!

— Сбавь скорость!

— Ни за что!

Когда они приземлились, лицо девушки горело.

— Ты просто псих, — выпалила она, улыбаясь.

Вместо ответа он обнял ее и поцеловал прямо в губы.

Взявшись за руки, они взбежали по ступенькам художественной галереи. Пожилая пара, с которой они столкнулись в дверях, остановилась и проводила их взглядом.

— Ну вот скажи, пожалуйста, как можно так вот носиться? — укоризненно спросила дама. — Того и гляди налетят на кого-нибудь.

— Не будь такой скучной, Мэйдж, — ответил ей муж, обнимая за плечи. — Разве ты не видишь — дети влюблены.

Тем временем «дети» заметно сбавили темп, любуясь произведениями великих мастеров. Дилан оказался большим знатоком живописи и вдохновенно рассказывал Ариане о создании того или иного полотна. Девушка и не заметила, как пролетели три часа.

— Но вот это — просто поразительно! — воскликнула она, останавливаясь у очередной картины. — Я никогда не видела такого мастерства.

Она прочла табличку.

— Ламброк? Я никогда не видела его картин.

Это был не случайный выбор. Как-то раз Дилан обмолвился, что обожает работы художника Арпина Ламброка и, насколько может, собирает их. И сейчас глаза у него загорелись.

— Ламброк — гениальнейший художник прошлого века. Он жил на Арриде и не продал ни одной своей картины. Он мечтал создать свой собственный музей, представляешь? Но после его смерти все картины распродали наследники.

— А здесь больше нет его работ?

— К сожалению, нет.

— Как досадно! Мне бы так хотелось их увидеть!

— Знаешь, — он внимательно посмотрел ей в глаза, — у меня дома есть небольшая коллекция работ Ламброка. Если хочешь, я могу показать их.

Вопрос был не в этом, и оба это прекрасно понимали. Вопрос был в том, пойдет ли она к нему домой? Согласится ли она перевести их отношения в новую плоскость?

Согласится ли она заняться с ним любовью?

Ариана мягко улыбнулась.

— Конечно, хочу, — сказала она. — Пойдем прямо сейчас.

Его квартира — она заметила это сразу, как только вошла, — говорила, что хозяин слишком часто покидает ее. Так мало вещей. Только самое необходимое. И почти нет милых маленьких безделушек, украшений и сувениров — тех, что обычно привозят из поездок, и они накапливаются в доме, потому что выкинуть — жалко, да и дороги как память, а пользы от них — ровным счетом никакой. Только несколько картин висели на стенах, и она не могла не отметить, что они были значительно лучше той, что выставлена в музее. А может, это только ей так казалось. Дилан закрыл дверь, скинул куртку и взял ее жакет.

— Хочешь вина? — неуверенно спросил он, повесив жакет на спинку кресла.

— Хочу.

Он принес бутылку и два бокала.

— За тебя, — сказал он, соприкасаясь с ней бокалами.

— За нас, — поправила она.

Вино сразу ударило ей в голову, и все вокруг стало четким и ярким, а в теле появилась восхитительная, звенящая легкость. Она отставила бокал в сторону и, не раздумывая, приникла к его губам, целуя его нежно и страстно. Он обнял ее одной рукой, отвечая на поцелуй, а второй быстро расстегнул молнию на спине ее платья. Ариана слегка повела плечами, не давая платью упасть на пол. Еще рано. Она должна измотать его, чтобы он заснул потом. Его руки переместились на ее грудь, ласково поглаживая…

«А какого, спрашивается, черта я должна это делать?» — вдруг подумала она. Разомкнув объятия, она протянула руку, нащупала горлышко бутылки и, коротко размахнувшись, огрела Дилана бутылкой по голове.

Несколько секунд она стояла и смотрела на упавшее тело, не в силах дышать. Затем наклонилась и пощупала пульс — живой! Она быстро обшарила его карманы и почти сразу же нащупала в одном из них маленькую пластиковую карточку. Вскочив, Ариана схватила жакет и побежала к выходу, на ходу застегивая платье, но у двери обернулась.

— Прости, — шепнула она, глядя на безжизненное тело.

Она аккуратно прикрыла за собой дверь и спокойно — чтобы не привлекать к себе внимание, — но быстро пошла по коридору, стараясь ни на кого не смотреть.

— Вы что-то сильно интересуетесь этим Призраком, — заметил начальник тюрьмы, выписывая Грею пропуск.

Юноша подавил злость.

— Хочу разговорить его на предмет сообщников, — ответил он.

— А, ну попробуйте. Хотя я сомневаюсь, что вам это удастся, — покачал головой начальник, протягивая Грею пропуск и карту. — Удачи вам.

— Спасибо, — бросил Грей, покидая его кабинет. Он сунул карту-допуск в карман, не собираясь ее использовать.

Охрана пропустила его без проблем. Но, сунув карту в щель на двери, он неожиданно увидел, как загорелся датчик подтверждения. Мгновение спустя он потух. Грей вынул карту и, с нарастающим беспокойством осмотрев ее, в ярости ударил кулаком по двери.

Четвертый советник подсунул ему стандартную карту-допуск!

Он зажмурился, понимая, что все пошло прахом. Он не сможет освободить Кэла, потому что советник наверняка дал распоряжение доложить ему о том, не появлялся ли в тюрьме офицер Ильяго. Охранники уже послали подтверждение. Господи, каким дураком он был! Зачем он доверился советнику!

Все же он вошел в открывшуюся дверь, решив в любом случае встретиться с Кэлом.

— Ну что? — спросил тот, едва дверь камеры захлопнулась за Греем.

Грей опустил глаза.

— Ничего, — глухо сказал он. — Я не смог.

Четвертый советник поднял трубку переговорного устройства.

— Да? Прошел? Это точно он? Нет, все в порядке. Спасибо.

Положив трубку рядом с аппаратом, он прикрыл глаза. Грей не подчинился ему. Не подчинился.

Сохраняя полное спокойствие, он открыл ящик стола, достал бластер и вложил ствол себе в рот.

Секретарша в приемной подняла голову, услышав тихий звук. «Показалось», — решила она и снова углубилась в набор текста.

Дарк уже ждал Ариану, стоя в тени густо посаженных деревьев. Девушка почти подбежала к нему.

— Вот! — Она помахала картой-доступом.

— Умница! Ну что, готова?

— Да! — Она часто дышала от волнения и от быстрой ходьбы.

— Тогда успокойся, бога ради, а то охрана нас спалит. Дыши глубже. — Он внимательно следил, как девушка старается расслабиться и взять себя в руки. — Вот так, молодец. Все будет хорошо, слышишь? Все будет хорошо.

— Да. Все будет хорошо.

— Идем?

— Идем. — Девушка взяла его за руку, и они неспешным шагом направились к тюрьме.

Охранники у входа внимательно разглядели пропуск (по очереди) и расступились, давая им возможность войти. Дарк подождал, пока один из клонов отвернется, и молниеносным движением ударил другого по шее. Не издав ни звука, тот сполз на пол. Его напарник обернулся, но тоже не успел рыпнуться — Дарк работал профессионально.

— Все, беги быстрее, — обратился он к Ариане. которая расширенными глазами глядела на лежащих без сознания охранников. Он вытащил бластер из кобуры одного из клонов и сунул ей в руку. Девушка поспешно спрятала его под жакет.

— Может, еще встретимся. — Улыбнувшись, Ариана протянула ему руку. Но вместо того, чтобы пожать ее, Дарк поднес узкую ладонь к губам.

— Будь счастлива, алаихо, — шепнул он, странно глядя прямо ей в глаза. Затем резко отпустил руку и отвернулся.

Ари смотрела, как он быстро выходит из тюрьмы… Она была удивлена… и огорчена… и растерянна. Неужели он все это время смотрел на нее не так, как она думала? Не как просто друг?

«Я подумаю об этом позже», — сказала себе Ариана. Сейчас надо спешить к Кэлу.

Она побежала по коридору, остановилась у железной двери и осторожно сунула карту-допуск в щель. На миг ей показалось, что карта не сработала, но тут же дверь открылась, и Ариана мысленно поблагодарила Дариту за помощь. Девушка хорошо запомнила коридор, в который надо сворачивать. Перед поворотом, за которым должен был находиться охранник, она замедлила шаг и пригладила волосы, наверняка растрепавшиеся от бега. Затем приклеила на лицо бесстрастное выражение и шагнула вперед.

— Я к Призраку, — холодно сказала она, протягивая охраннику пропуск. Он глянул на пропуск и открыл ей первую дверь. Девушка остановилась перед дверью камеры, нетерпеливо приподняв брови.

— Вам придется подождать, талисса, — извиняющимся тоном сказал охранник. — У него уже есть посетитель.

Ариане стоило больших усилий не измениться в лице. Она не может ждать! Через десять минут ее засекут. Тем не менее она кивнула и со скучающим видом прислонилась к стене, искоса наблюдая за охранником и нащупывая бластер.

Когда он отвернулся, она вытащила бластер и с силой ударила его рукояткой в верхнюю часть шеи. Теперь ей было уже все равно, жив он или умер. Она схватила его записную книжку и, покопавшись в памяти, нашла в ней двенадцатизначный номер, который подходил к замку камеры, а также четырехзначный, который был помечен сокращением «фикс». Девушка надеялась, что это был код от оков Кэла. Набрав код на двери камеры, она поудобнее перехватила бластер, намереваясь разобраться с неизвестным посетителем.

Когда дверь отворилась, она затаила дыхание и резко подняла оружие.

— Ариана? — изумленно воскликнул Грей.

Девушка опустила бластер.

— Привет, — только и смогла произнести она.

Она подбежала к Кэлу и, не обращая внимания на Грея, упала на колени.

— Как ты? — спросила она.

— Нормально. Что ты здесь делаешь?

— Угадай. — Она потянула его за руки. — Поворачивайся.

Кэл с трудом поднял руки, и Ариана быстро нажала четыре крошечные кнопки. Щелкнув, наручники распались. Присвистнув, она повторила эту операцию и с кандалами на его ногах.

— Вставай. — Она протянула ему руку, но он поднялся сам. — У нас есть пять минут, чтобы выбраться отсюда. На заднем дворе ждет катер.

Кэл схватил ее в охапку и поцеловал.

— Я люблю тебя, малышка!

— Я тебя тоже люблю. Бежим.

Она бежала первой, держа в памяти план выхода. Грей догнал ее и схватил за руку.

— Прости. Я был не прав.

— Прощаю, — улыбнулась она.

Кэл зажмурился, когда они выскочили на площадку, залитую ярким солнечным светом. Одинокий катер стоял в самом центре ее, будучи готовым к старту.

— Ты с нами? — спросил Кэл у Грея.

— Нет, у меня остались дела. Удачи вам.

— Тебе тоже.

Они обменялись рукопожатием, а Ариана, поднявшись на цыпочки, поцеловала Грея.

— Еще увидимся.

Пронзительный вой разрезал воздух, и она вздрогнула.

— Это тревога, — воскликнул Грей.

— Скорей! — Кэл схватил Ариану за руку, и они помчались к катеру. Внезапно он остановился и, обернувшись, крикнул: — Грей! Если с нами что-то случится, найди Роджера! Скажи, пусть он откроет тебе семнадцатый файл! Слышишь? Семнадцатый!

Грей следил за тем, как катер, покачнувшись, поднимается в воздух… набирает высоту… «Быстрее же!» — мысленно кричал он.

Воздушные орудийные установки системы охраны со свистящим звуком произвели залп. Грей втянул голову в плечи, но все заряды прошли мимо. Катер ловко маневрировал, уходя из-под огня. Еще залп. Еще. Все мысли Грея сосредоточились на этом катере, который стал уже небольшим пятном в светло-голубом небе. Он уже выходил из зоны досягаемости. Еще немного… чуть-чуть…

В светлом, безмятежном небе беззвучно расцвел огненно-красный цветок пламени. Грей закрыл глаза, и хотя он знал, что это невозможно, что ему просто кажется, на какое-то мгновение сквозь далекое эхо взрыва он услышал крик Арианы.

Он не сопротивлялся, когда подошли двое солдат и, отдав честь, попросили проследовать за ними в здание Управления.

На грязной шанирианской улице прохожие с недоумением глядели на парня, который, вскрикнув, упал на землю. «Наркоман, — думали они, переступая через тело и спеша дальше по своим делам. — Сдох, что ли?»

Дарк прижался лицом к окну радарной станции, не видя ничего, кроме огня в небе. «Алаихо, — прошептал он, задыхаясь от боли. — Алаихо! Любимая!»

Он даже не обернулся, когда услышал шаги за спиной. Лина Керн подошла к нему, положила руку на плечо.

— Шеф ждет тебя, — тихо сказала она.

Дарк кивнул, не отрывая взгляда от неба, в котором ничего уже не было.

— Идешь?

— Тебе не хочется все это бросить? — спросил он, не оборачиваясь. — Жить нормальной жизнью… А?

— Хотелось когда-то, — так же тихо ответила она. — И не раз. Но это мой долг, моя работа. Ты и сам знаешь.

Он кивнул, в последний раз посмотрев в окно. Он знал.

Как знал и то, что он сейчас сделает.

Шеф не глядел на вошедшего агента. Специально. Чтобы тот прочувствовал глубину ситуации.

— Я слушаю ваши объяснения, — холодно сказал он.

— Вы нарушили свое обещание.

Он поднял глаза на парня, забывшего свое место. И сразу понял, что сделал это напрасно. Агент был более спокоен, чем он сам. Это было некстати.

— Не понял?

— Вы обещали, что Призрак не будет арестован. Но его арестовали. Никто, кроме вас, не знал о нем. Вы нарушили свое обещание.

— Не забывайтесь, «Клинок».

— Мне больше не представляется возможным работать на вас, советник.

Советник замер.

— Ты говоришь глупости. Уйти с этой работы невозможно.

— Возможно, — возразил Дарк. — Я передал информацию о вас трем независимым друг от друга источникам. В случае моей смерти они предоставят се на рассмотрение Сената. Но если вы меня отпустите, я клянусь, что ни одна живая душа не узнает об этом Не будет даже намека. И я больше не появлюсь на Веллии.

— Чего стоит твоя клятва?

— Большего, чем ваша.

Советник задумчиво посмотрел на него.

— Дело не только в Призраке, верно? За твоим решением стоит нечто большее.

Дарк внутренне сжался.

— Это мое дело, — ответил он внезапно дрогнувшим голосом.

— А если я тебя просто не отпущу?

— Я сам уйду.

— Я так и думал, — кивнул советник. — Иди. Ты свободен.

Этого Дарк не ожидал. Он с подозрением посмотрел на шефа, гадая, что стоит за его согласием.

— И вы не будете меня преследовать?

— Знаете, «Клинок», несколько минут назад большая часть планов моей дальнейшей жизни полетела коту под хвост. Кажется, я имею право не переживать из-за вас. Идите.

Дарк круто повернулся и вышел, отрезая себе путь назад.

— Ну что? — спросила его Лина, ожидающая в приемной.

— Я ушел.

— Как?

— А вот так. Просто ушел.

— И не вернешься?

— Нет. Прощай.

— Прощай, — тоскливо улыбнулась она ему вслед.

Он не вернется. Ни за что.

Входя в кабинет Первого советника, Грей знал, что просто так уйти отсюда он не сможет. Это было очевидно. Первый наконец получил его в свое полное распоряжение. Он не преминет воспользоваться возможностью впаять ему все статьи, которые только возможно. В лучшем случае он отделается пожизненным заключением. Но скорее всего — смертная казнь. Нечего и надеяться на поддержку Четвертого, хотя имеет смысл припугнуть его. Чем черт не шутит — вдруг поможет. Но это потом. Сейчас Грей стоял перед советником и ждал бури. И она не замедлила разразиться.

— Вы, офицер Ильяго, позорите свое звание! Вы вступили в связь с государственным преступником! Более того, вы помогли ему бежать! Вы нарушили закон, который поклялись охранять!

«Господи, ну что вы так распинаетесь? Скажите сразу — вы рады, что наконец-то до меня добрались».

— Ваше предательство усугубляется тем, что преступления Призрака были направлены непосредственно против Военного Совета. И вы знали это.

Грей молчал. Советник тоже сделал паузу и неожиданно сменил тон.

— Ты ведь понимаешь, что есть и другие обвинения против тебя?

— Но вы их не произнесете, да, тал? — флегматично спросил Грей, думая о чем-то своем.

— Я не могу оставить тебя в живых, и ты это знаешь. Это повлечет за собой катастрофу. Кстати, ты знаешь, что Четвертый советник покончил с собой?

— Нет. Но я не удивлен.

Он и вправду не был удивлен.

— Что-то сорвалось? — прищурился советник.

— Все сорвалось, насколько я понимаю.

— Это радует. Но мое отношение к тебе не меняется. Ты не должен существовать.

Слушая его, Грей поднял глаза… и будто кто-то в грудь ударил, так перехватило вдруг дыхание.

На стене висела картина — двое мужчин, старый и молодой, стояли у здания Сената. Оба улыбались. Молодой — Первый советник, только лет тридцать назад, еще не седой и на лице нет морщин. А старый… Нет, такого просто не могло быть, это всего лишь кто-то похожий, кто-то…

— А кто это на картине? — спросил Грей, когда советник сделал паузу.

— Что? А, это… — Первый не без удивления посмотрел на Грея, но все же ответил: — Это я и мой отец. А что?

Да, интересные задачки подкидывает судьба. Как там Родж сказал? «Одно сплошное совпадение». Наверное, он просто знал.

«…Королева полетела в Черный Раскол…» «…В Черный Раскол невозможно попасть… невозможно попасть… невозможно попасть… Корабль Роджа был вторым, который сумел там приземлиться, и первым, которому удалось улететь…» Как, оказывается, все было просто. Сложи два и два.

А черные глаза — это у него, наверное, от матери.

Если бы Первый только мельком на него взглянул, он бы сразу понял. Почему он не решился? Совесть не дала? Или просто было некогда? А может, он и так не узнал бы его, ведь солдаты окончательно изуродовали его лицо. Или узнал бы все равно, сердцем?

— У вас был роман с королевой Айей? — тихо спросил Грей. — Вы ведь поэтому искали ее? Не потому, что хотели покончить с остатками монархии.

Первый советник аж поперхнулся от такой наглости.

— Я… да как ты смеешь?! Кто тебе сказал такое? Да что ты себе позволяешь, мальчишка! Сейчас же…

— Ваш сын очень похож на вашего отца, — спокойно прервал Грей поток его восклицаний.

Первый советник задохнулся на половине слова, будто в лицо ему выплеснули стакан воды, и несколько секунд так и сидел с открытым ртом, неверяще глядя на стоящего перед ним человека, произнесшего такое. Потом он все-таки закрыл рот и тихим, прерывающимся голосом произнес:

— Как… откуда вы это знаете?

Грей промолчал.

— Вы… вы нашли ее, да? — Его голос сорвался на крик и опять перешел в шепот. — Нашли? Где она, скажите, где она?

— Сожалею, советник, — ответил Грей. — Королева Айя умерла.

Советник обхватил голову руками, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. И Грей почувствовал страх. Ему еще никогда не приходилось видеть такого человеческого горя.

— Я любил ее, — прошептал советник. Голос его дрожал. — Я ее безумно любил. Когда произошел переворот, я просил ее остаться. Но она так боялась за ребенка, что улетела, даже не попрощавшись со мной. Столько лет я искал ее. запрещая себе даже думать, что она могла умереть. А ты… Ты сказал, что мой сын… Где он?

«Как ему ответить? Ну как?» Грей не подозревал, что Первый советник, этот несгибаемый человек, способен на такие чувства.

— Грей, пойми, он — единственное, что от нес осталось. Я его видел только однажды, сразу после рождения, а потом она его забрала. Но я уже любил его так, как только может отец любить свое дитя. Не молчи же, скажи — где он? Я могу обеспечить тебе неприкосновенность, могу открыть счет на любую сумму. Могу даже объявить, что вся заслуга в поимке Призрака принадлежит тебе — сделаешь на этой сволочи карьеру. Только скажи мне, где мой сын.

Вот этого Первому говорить было не надо. Жалость, которую Грей испытывал к нему, исчезла.

— Вашего сына убили, — холодно сказал он. — Сегодня. По вашему приказу.

Мгновение Первый непонимающе смотрел на Грея, пытаясь осознать смысл услышанного. А затем он понял…

Грей больше не смотрел на него — раздавленного горем старика — он просто повернулся и вышел из кабинета, каким-то шестым чувством понимая, что преследовать его никто не будет.

Перед Центральным зданием его ждал Дарк. Грей не удивился, увидев его, — он вообще ничему теперь не удивлялся.

— Ну что?

Грей пожал плечами:

— Ничего. Может, они оставят меня в покое. А может, откроют охоту. Какая разница? — Он поднял голову и, щурясь от яркого солнца, посмотрел на флаг Веллии, развевающийся над зданием. Это был просто кусок материи, раскрашенный кем-то. Как он мог считать его когда-то символом?

На площади не было ни души. Только они двое, да чисто выметенный раскаленный асфальт, да палящее солнце. Даже звуки военного городка были не слышны. Только ветер. Тишина осязаемо давила на плечи, создавая ощущение, что в целом мире не осталось ни единого человека, кроме них.

— Куда ты подашься?

— На Ингвану. Найду Роджера. Надо сказать ему. Как ему сказать?

— Ясно. — Дарк тоже посмотрел на флаг. — Ну что ж… Удачи.

— А ты? — Грей ожидал, что Дарк скажет что-то вроде: «Работать, что же еще?» Но тот молчал, разглядывая асфальт у себя под ногами.

— Новое задание?

— Да нет. — Дарк так и не поднял глаз. — Я ушел.

— Как ушел?

— Совсем. Знаешь… неудачное это было дело, да? Такое все дерьмо оказалось.

— Ты знал, кто я?

— Да. Меня ведь затем к тебе и приставили — охранять, наблюдать…

— Следить.

— И это тоже. Должен же был кто-то докладывать о ходе эксперимента.

— Но ведь Четвертый все время сам следил за мной? — удивился Грей.

— Да при чем тут Четвертый? — Дарк уже не беспокоился о сохранности информации. В конце концов, это будет лишней гарантией для Грея. — Он всего лишь начал проект. Если бы все шло так, как надо, его место уже занял бы Третий.

— Третий?

— Да, Третий. Мой шеф. И не только мой. Он опутал своими сетями весь Совет. Если бы ты прошел все тесты, он убрал бы с пути Четвертого и сам создал целую армию таких клонов… Извини.

— А я, значит, тест не прошел? — Грей прищурился. — И в чем же была моя ошибка?

— Ты пошел против создателя. Главное свойство клонов — беспрекословное подчинение. А ты его переборол. Вот и все. Ты обладаешь всеми человеческими качествами. Теперь проект потерял смысл. Незачем специально делать людей, если их можно просто родить.

— Значит, это не имеет никакого значения? То, что я клон?

— Для всех — нет. Для тебя — как сам решишь. Это ведь твоя жизнь, тебе и выбирать. Никто тебя ублюдком не считает.

Дарк еще немного потоптался на месте, затем вздохнул и выпрямился.

— Ну что… Удачи тебе. Может, еще увидимся.

Он развернулся и неторопливо зашагал прочь по раскаленному асфальту площади.

— Где тебя искать? — крикнул Грей ему вслед. Дарк на миг остановился.

— Не знаю. Может, на Сагоне, — ответил он, не оборачиваясь.

Грей смотрел ему вслед до тех пор, пока Дарк не исчез из виду. Теперь он стоял на пустынной площади совершенно один.

Роджа он нашел на том же месте, где тот и остался. Когда Грей поднялся на борт корабля, он понял, что электронный мозг все уже знает, знает с того момента, как катер с Кэлом и Арианой превратился в сгусток огня. Родж не стал спрашивать ни о чем. Но Грей все равно ответил на его невысказанный вопрос:

— Прости.

Компьютер вздохнул. Это был совсем человеческий вздох, Роджер настолько привык имитировать выражение эмоций, что это происходило теперь без его желания.

— Что ж… Я всегда знал, что он долго не проживет. Да и он это тоже знал. Вот только не думал, что и ее за собой потащит.

Грей поежился.

— Цинично, да? — невесело усмехнулся компьютер, точно так, как это делал часто Кэл. Наверное, теперь уже не было смысла выяснять, кто у кого эту усмешку перенял. — Такова жизнь. Привыкай, парень.

— Он… — Грей сглотнул невесть откуда появившийся комок в горле. — Он сказал, чтобы ты открыл семнадцатый файл. Сказал, это обязательно.

— Конечно. Подойди к монитору.

Грей сделал шаг вперед. Экран мигнул, засветился, и на нем появилось изображение.

Кэл, еще без шрамов на лице и выглядевший так, как и полагалось выглядеть восемнадцатилетнему пареньку, сидел в пилотском кресле. Он выглядел слегка растерянным и долго не мог собраться, чтобы начать говорить. Но наконец он поднял голову — Грею показалось, что йоки посмотрел ему прямо в глаза, — и заговорил:

— Ну, должен поприветствовать тебя, кем бы ты ни был. Если ты видишь эту запись, это значит, что мы с тобой будем знакомы очень хорошо. А еще это значит… — он сглотнул, — это значит, что я умер.

Грей смотрел на его лицо и понимал, что этот паренек, в сущности, не верит в возможность своей смерти. Она будет, но так нескоро, что о ней рано даже думать.

Откуда он мог знать, что ошибается?

— Эта запись является моим официальным и юридически действительным завещанием, если учитывать шанирианские законы, а также то, что никому эта действительность подтвержденная не нужна. Но так или иначе, с этого момента к тебе переходит половина корабля, на котором ты находишься. Другая половина, по справедливости, принадлежит Роджу. Все документы он сделает. Можешь делать с кораблем все, что хочешь, но только с его согласия. Если корабль тебе не нужен, продай кому-нибудь или подари, дело твое. Вот, собственно, и все. Удачи тебе. Да, и еще, — Кэл кривовато усмехнулся, — не забудь оставить свой семнадцатый файл. Прощай.

Экран погас. Грей стоял молча, пытаясь принять новое положение дел. Значит, этот корабль принадлежит ему. Роджер — его компаньон. Он вспомнил, как в первый раз поднялся на борт. Как познакомился с Роджем — Кэл его тогда чуть не пристрелил. Да… Забавно иногда судьба распоряжается. Кстати о судьбе…

— Родж, а ты знал, что Кэл… ну, что его отец — Первый военный советник?

— Знал.

— Тогда почему ты молчал?

— Какая теперь разница? Когда его арестовали, было слишком поздно, и я не знал, как с вами связаться. А до этого… зачем? Для него это не имело никакого значения. Простое стечение обстоятельств.

— А для Первого это имело значение.

— Люди всегда придают слишком большое значение родственным связям. Может, он не стал бы преследовать Призрака, если бы знал, что это его сын. А может, это ничего бы не изменило.

— Знаешь, мне его почти жалко. Потерять сына… это, наверное, в любом случае очень больно.

— Это невыносимо больно, — тихо ответил электронный мозг. — Ты даже не можешь себе представить, как это больно.

— А Ариана… Родж, я ведь так по-настоящему ее и не узнал. Глупо, да?

— Да нет. Просто ты видел в ней то, что хотел видеть. Слабую, хрупкую девушку. А она хотела, чтобы ты считал ее такой. Вот так. Грей, прошу, не надо больше о них говорить, хотя бы пока. Теперь это твой корабль. Куда мы летим? Надеюсь, не обратно на Веллию?

Грей слегка усмехнулся:

— Нет, Родж. На Валькону. Думаю, там меня ждут.


home | my bookshelf | | Дороги судьбы |     цвет текста