Book: Персидская гробница



Мэйо Джеймс

Персидская гробница

ДЖЕЙМС МЭЙО

ПЕРСИДСКАЯ ГРОБНИЦА

1.

Вдоль пыльной дороги тянулись допотопные печи для обжига кирпича. Над высокими трубами курился дымок, кругом высились горы бурой и красной глины, отвалы золы, кучи гравия и булыжника. Среди неуклюжих сооружений прилепились хибарки курильщиков опиума и землянки бродяг. Все вместе взятое производило зловещее впечатление.

Капитан Махмуд из полиции Тегерана отошел от печи, тень которой скрывала лежащее тело, вытряхнул из мятой пачки сигарету и взглянул вдаль.

- Никогда не видел, чтобы человека душили колючей проволокой, заметил его пожилой напарник. - Что за жуть?

- Зато помогает развязать язык.

- Полагаете, он из местных?

Капитан пригнулся, разглядывая колею от шин.

- Нет, сюда его привезли на машине...А манера действительно варварская...

Это место имело мрачную славу. Не всякий соглашался здесь работать: копать, формовать и обжигать приходилось не столько глину, сколько перегнившие тайком зарытые останки. Капитана это раздражало. Он глубоко затянулся, ожидая возвращения машины, посланной за фотографом.

Тени труб падали на кучи гравия, словно гигантские клинки. Далеко на севере проступали заснеженные горы. Зеленоватое утреннее небо смахивало на гладь пруда у мечети.

Высоко над головами щебетали ласточки, тени их стремительно расчерчивали озаренную зарей землю.

* * *

Чарльз Худ подошел к зданию фирмы "Кристби". Вывеска гласила: "Аукционы антиквариата". Внутри ощущалась атмосфера близкой беды. Каждый выглядел слишком спокойным и беззаботным и держался с неестественной веселостью, скрывавшей нервное напряжение.

- Доброе утро, мистер Худ, - церемонно поклонился привратник, подозрительно буравя его взглядом, словно ожидая неприятностей. - Дивный будет денек, сэр.

- Доброе утро, Хакер.

Поднявшись по лестнице, Худ предстал перед столом мисс Куэйн, весьма независимой девицы, которая лишь устало улыбнулась.

- Как добрались?

- Неплохо. Что нового, Изабель?

- Ничего хорошего. Шеф только что говорил с Римом и теперь ждет вас.

Она посмотрела за спину Худа, тот повернулся и увидел выходящего из соседней комнаты старшего аукциониста Уолтера Янга - добродушного здоровяка с громадными ручищами. Тот мрачно хмыкнул:

- А вот и Чарли! Человек ниоткуда, неуловимый, как лунный свет, но все-таки наш человек.

- Привет, Уолтер! Повернись - ка ко мне, посмотрим, смогу ли я что-то прочитать на твой физиономии сфинкса?

Янг ухмыльнулся, избегая смотреть Худу в глаза. В кабинете второго человека в "Кристби" Ричарда Остина раздался телефонный звонок, и дверь тотчас захлопнули. Янг молча удалился, Изабель покосилась на Худа и спросила:

- Хотите кофе?

- Пожалуй, рановато.

- О, вас приглашают! - Изабель засуетилась, нажала одну кнопку, потом другую. - Пройдите, пожалуйста.

Пропустив его, она поспешно отступила.

Гильдерштейн стоял у стола в глубине.

- Чарльз! Господи, да проходите же!

Зал был одним из красивейших в Лондоне: расписные панели, камин от Эдама, потолок работы Анжелики Кауфман, обширный эркер как раз за спиной Гильдерштейна. Весь он был густо увешан картинами и забит антиквариатом. Не слишком живописным дополнением к этому изобилию служили груды газет и телеграмм на столе.

- Когда же это кончится? Телефон звонит не переставая! Вечерние и утренние газеты, шведское посольство, бразильское посольство! Гильдерштейн обошел стол и протянул руку. - Рад вас видеть.

Худ привык видеть Гильдерштейна невозмутимым, как скала Гибралтара. Этот человек славился своим редкостным чутьем, вот уже двенадцать лет агентство под его началом процветало. Но сейчас на щеках горел нездоровый румянец, под глазами темнели мешки.

- Газеты читали?

- Статью в "Экспресс", озаглавленную "Хаос в "Кристби". Что же случилось?

Гильдерштейн предложил ему сесть и сам с тяжелым вздохом опустился в кресло, прикрыв глаза.

- Ничего подобного я никогда не видел. Никогда! Просто кошмар, другого слова не подберу! Разумеется, мы никому ничего не объясняли. Просто когда объявили номер очередного лота, извинились и сообщили о снятии его с торгов. Выглядело это, конечно, ужасно неловко, но такое вполне в порядке вещей. Естественно, возникла пауза, потом поднялся шум. Ничего особенного. Но кое - кто из публики начал возмущаться и раздувать скандал. Сначала их было только двое, причем женщину никто никогда раньше не видел, потом к ним присоединились другие.

Тут черт принес четверых американцев, а те нюхом чуют сенсацию. Они подлили масла в огонь: публика имеет право знать, в чем дело, и мы и глазом не успели моргнуть, как начался настоящий бедлам.

Я попытался навести порядок в зале, но было поздно. К величайшему сожалению, персонал вовремя не сориентировался, так что следующих лотов под рукой не оказалось. Дьявол, прошло не меньше двадцати минут, пока их подготовили. Понятия не имею, как такое могло случиться. Мы проводим внутреннее расследование. Кошмар, просто кошмар! Ведь на аукционе присутствовали герцог и целых шесть послов!.. Мы полагаем, этот скандал часть какого-то заговора, и шум в зале подняли не случайно. Двое из крикунов пробрались в соседнюю комнату и опрокинули поднос с бокалами шампанского.

- Что-что?!

- Видимо, это стало сигналом. И в зале начался разгром: все вскочили, полетели стулья, началась потасовка, опрокинули один из столов с напитками... Можете представить, какой раздался грохот! И тут начался ад кромешный!..

Гильдерштейн помолчал и закурил.

- В газетах пишут, что в давке пострадали жена пэра и две богатые дамы из Южной Америки. И они не преувеличивают. А дочке шведского посла порвали платье и сломали лодыжку.

- Черт побери!

- Это вероломный удар в спину, Чарльз, заранее спланированный и коварный.

- Кого-то задержали?

Гильдерштейн мрачно покачал головой.

- Никого. Как только началась общая свалка, все незаметно ускользнули. И никаких следов, представляете?! Остались только американцы, они люди известные: Бэтмен, Льюис... Но они утверждают, что протестовали в порыве возмущения, и возможно, это в самом деле так. Полагаю, они тут ни при чем.

- Значит, вас обложили со всех сторон, - протянул Худ.

- Похоже. И это только начало.

Худ только что вернулся из Соединенных Штатов. Пришлось вылететь туда пару дней назад, когда в "Кристби" впервые высказали сомнения по поводу лота, вокруг которого поднялся такой ажиотаж.

Шкатулка слоновой кости размером тринадцать дюймов на семь была исключительным раритетом, соединяя два различных стиля: поздний романский и ранний византийский. Это делало её связующим звеном между двумя эпохами искусства. Слухи о ней дошли до "Кристби" из Нью-Йорка. Владельцем шкатулки оказался американец греческого происхождения, некто Контос, из Инглвуда, штат Флорида. Отставной шестидесятилетний брокер охотно показал её нью-йоркскому агенту "Кристби". Тому удалось заставить старика сознаться, что куплена "эта штука" была у старьевщика за десятку.

Гильдерштейн протянул Худу пачку, тот кивнул и достал сигарету.

- Но кто за всем этим стоит?

- Кто бы им ни был, он явно хочет нас уничтожить. Все прекрасно рассчитано и мастерски исполнено. Ведь появление шкатулки не сопровождалось обычными росказнями, что неизвестный коллекционер решил расстаться с жемчужиной своей коллекции. С таких историй начинаются все грандиозные аферы. Вначале слухи, потом оказывается, что владелец желает остаться неизвестным, чтобы не платить больших налогов. Или до смерти боится ограбления. Или он иностранец, а из его страны запрещен вывоз антиквариата. Или не хочет, чтобы пошли слухи о его финансовых проблемах... Или распродажа коллекций обанкротившегося частного музея...

Ну, разумеется, всегда есть куча документов. Вон в том шкафу целая полка каталогов частных коллекций, все фальшивые. А иногда - находка "только что с раскопок". Если мошенник увидит, что его подделки расходятся не хуже, чем самоделки Доссена, Ван Меегерена или Рухомовского, будьте уверены - "уникумы" начнут появляться один за другим. А в нашем случае ничего подобного! Вещь единственная и неповторимая. Но какой тонкий расчет: чтобы добиться успеха, умнее всего изготовить "связующее звено" - вещь ожидаемую, но ещё не обнаруженную. Вроде той самой шкатулки.

- Но почему слоновая кость? Странный выбор.

- Напротив, очень тонкий! Для экспертизы слоновой кости так и не придумали достоверных методов, идет ли речь о возрасте или чем-то ином. Ее можно просто оставить на солнце, и достаточно древний вид обеспечен. Того же результата можно добиться, если прогреть её в духовке, заполнив жаровню сосновой хвоей. Можно завернуть в кусок кожи и закопать. А если собрать настоящую древнюю пыль - скажем, поскрести обломок античной слоновой кости - и втереть её в трещинки вашей подделки, ни один эксперт не сможет уверенно сказать "да" или "нет". Труднее всего подделать естественный износ. Тот, кто сделал шкатулку - большой мастер своего дела.

- Это не первый случай.

- Нас просто засыпали блестящими подделками! И это губит фирму! Конечно, мы содержим штат экспертов, но не по всем вопросам. Ведь просто невозможно скрупулезно проверять каждый экспонат, никакого времени не хватит! Клиенты просто перестанут к нам обращаться, ведь аукционы проводим не только мы. Да и расходы на экспертов слишком велики. Вы знаете, какая в нашем деле конкуренция!?

Гильдерштейн резко отодвинул стул и зашагал к дверям.

- Пойдемте!

В элегантно обставленной комнате с высокими узкими окнами стояли несколько шкафов со стеклянными дверцами и четыре массивных старомодных сейфа.

Гильдерштейн открыл один из них и вынул амфору с изображением конного лучника.

- Греция. Пятый век до нашей эры.

Протянув амфору Худу, он повернулся к шкафу, где рядами стояли пузырьки и бутылочки, и выбрал одну из них. Кисточкой в пробке, он мазнул по изображению лучника, подождал и протер пятно тряпкой. Поперек сосуда расплылось безобразное пятно.

- Подделка, - горько кивнул Гильдерштейн. - Не слишком хорошая. Вместо глазури - синтетический лак, который легко снимается растворителем.

Он вернулся к сейфу.

- А взгляните на это...

Ту же операцию он проделал с небольшой этрусской вазой. Растворитель на орнамент не подействовал.

- Подлинник? - спросил Худ.

- Да нет, тоже подделка, но классом выше Я бы сказал, гораздо выше. Глазурь из гидроокиси магния, не растворяется практически ничем. Но в процессе обработки глазурь собирается к основанию и ручкам, опытный эксперт может это заметить - именно так мы эту подделку и разоблачили, черт бы её побрал!

Из следующего сейфа Гильдерштейн достал серебряную плакету с тонко гравированной сценой распятия.

- Пятнадцатый век. Символ мира, к которому прикладывались пилигримы. Великолепная вещь, верно?

- Безупречная.

- Увы, их поцелуи, оказались не слишком рьяными. Бесчисленные прикосновения губ изнашивают серебро мягко и нежно, а здесь заметны следы шлифовки, - он поморщился и добавил: - Фальшивые поцелуи святыни, можете себе представить?

Пришла очередь женского портрета на стене.

- Великолепный Хальс.

- Пожалуй, - осторожно согласился Худ.

- Прошел четыре экспертизы - и все же оказался поддельным. Большая часть полотен Хальса до сих пор в частных коллекциях. Но кто-то очень ловко их копирует. Распознать почти невозможно.

- Но вы сумели?

- Тут просто повезло. Тетка Остина живет в Вашингтоне и знакома с владельцем оригинала, - Гильдерштейн сердито раздавил окурок в пепельнице. - А в том сейфе - венецианский кубок пятнадцатого века, прекрасной сохранности. Вот только золотая финифть на кубке - стоматологический компаунд под напылением и лаком. Редкая по тонкости работа. При мысли, как мы рисковали с этим кубком, волосы встают дыбом.

Вернувшись в кабинет, Гильдерштейн выдвинул нижний ящик стола, извлек из него рифленую серебряную вазу с ручками в виде голов туров и осторожно водрузил её на стол.

Худ небрежно скользнул по ней взглядом.

- Так... Бирмингемская работа...

- Персия эпохи Ахеменидов. Пятый век до нашей эры. Бесспорный подлинник.

- Не вижу связи.

Гильдерштейн тяжело взглянул ему в глаза.

- Ее нам предложил тот же посредник, который наградил "Кристби" поддельным венецианским кубком. В Париже его считают "темной лошадкой", у него редко появляется что-нибудь стоящее. Мы решили сделать все, что в наших силах, чтобы определить происхождение подделок. Рассчитывали, что мошенник клюнет, узнав, что кубок продан на аукционе за приличную цену. Пришлось купить его самим под вымышленным именем. И вот теперь - персидская ваза. Возможно, в качестве приманки.

- В каком смысле?

- Мы убедимся, что вещь подлинная, станем брать все, что он предложит, и влипнем так, что потом не выпутаемся.

- Вы хотите сказать, если выяснить, кто ему подсунул вазу, он и будет источником подделок?

- Вот именно. Кто-то явно собрался разделаться с нами. Доказать публике нашу неразборчивость как в подлинности выставляемого на продажу, так и в источниках его приобретения. Еще один скандал вроде вчерашнего - и репутации "Кристби" конец. Совет директоров в полном составе висит на телефоне с самого утра, как только вышли первые газеты.

Гильдерштейн снова закурил и устало откинулся на спинку.

- Чарльз, я прошу вас немедленно лететь в Париж, и разобраться, кто стоит за всем этим.

Ничего другого Худ и не ожидал. Не случайно именно его, а не нью-йоркского агента отправили выколачивать информацию из Контоса. Неприятные задания такого рода были его специальностью, никто не мог с ними справиться лучше него. Во всяком случае, так полагали в громадном синдикате, известном под названием "Круг". Туда входила и фирма "Кристби".

Не глядя на Худа, Гильдерштейн долго молчал, попыхивая сигаретой, и наконец сказал:

- Поездка может быть опасной...

Он явно недоговаривал, но распрашивать не было смысла - это Худ прекрасно понимал.

- Я согласен.

- Отлично! - Гильдерштейн поспешно нажал кнопку селектора. - Изабель, пригласите Остина и Хефнера, и прихватите свой блокнот. Да, и предупредите мисс Прайс, чтобы нас ни под каким видом не беспокоили, даже если окажется, что жене французского посла поставили вчера фонарь под глазом!

2.

Когда американцы облюбовали "Тревел клаб", качество подаваемого "мартини" заметно ухудшилось.

Худ следил, как бармен смешивает ему первую сегодняшнюю порцию. В баре кроме него было ещё только двое. За зеркальными стеклами по Елисейским полям двигался плотный транспортный поток, но внутрь не проникало ни звука.

- Оливку, сэр?

- Конечно.

Худ пригубил коктейль, устроился поудобнее и закурил. Весь день на ногах, но похвалиться нечем. Никто из солидных антикваров понятия не имел о персидской вазе, и вообще за последние месяцы всплыли всего два персидских раритета, оба первых веков нашей эры: терракотовая чаша и агатовая печать. Их дальнейшую судьбу проследить не удалось.

В баре Худ поджидал Майка Мерсье, агента "Круга" в Париже - уже два дня они работали вместе. Выяснилось, что антиквару Пероне, про которого рассказывал Гильдерштейн, принадлежит солидный магазин в лучшей части рю Фюрстенберг. Мерсье удалось познакомиться с работавшей там блондинкой лет тридцати пяти, со вкусом одетой, разговорчивой и при этом весьма недоверчивой.

Из неё удалось вытянуть, что вазу принес какой-то американец, но большего он не добился. Пожилой владелец магазина прихварывал, поэтому с недавних пор делами заправлял новый партнер - корсиканец Сарду.

- Похоже, кампания у него крутая, - добавил Мерсье. - И сам он на учете в полиции.

Сарду жил за счет азартных игр, торговли крадеными машинами и прочих темных дел. Похоже, антикварный магазин служил ему лишь удобным прикрытием...

Мерсье появился, когда Худ уже допивал первую порцию.

- Прошу прощения: час пик. Что пьете? "Мартини"? Мне то же самое.

В прошлом регбист, Мерсье выглядел весьма внушительно: громадный, краснолицый, с ранней лысиной и могучей челюстью. Устроившись за столиком, он наспех поделился с Худом новостями. Три антиквара, с которыми он разобрался за день, не имели отношения к персидским раритетам. Худу тоже нечем было его порадовать. И оба согласились, что пока не продвинулись в расследовании ни на шаг.

Мерсье задумчиво вертел пустой стакан.

- Блондинка кое-что мне рассказала...Сарду бывает в одном заведении в Сен-Жермен де Пре. Там у него девица, о которой блондинка отозвалась не слишком лестно. Как она говорит, из тех, что только помани...

- Так и сказала? - хмыкнул Худ.

Мерсье усмехнулся:

- Неплохо, правда?

- Как называется заведение?

- "Ле Клю". Может, займемся?

- Что это даст? Нас время поджимает. Лучше заняться самим Сарду. Это я беру на себя.

- Договорились.

Мерсье же предстояло выяснить все, что можно, насчет Пероне.

Худ решил встретиться с Сарду в "Ле Клю". Мерсье предупредил его:

- Атмосфера там довольно специфическая. Когда-то там собиралась молодежь, но последнее время их сменили девочки по вызову. Владелец в прекрасных отношениях с полицией. Впрочем, месяцев шесть я туда не заглядывал.



- Ладно, разберемся.

Условившись, кого Худ спросит, и пропустив по второму "мартини", они расстались. Худ зашагал к отелю, наслаждаясь прекрасным парижским вечером. Он думал, что в последнее время город как-то поблек. Ничего похожего на привычную живость, непредсказуемость и темперамент. Жизнь медленно затягивалась тиной. Идеи, новшества - все теперь приходило извне. Невольно вспоминалась дерзкая предприимчивость лондонцев, не говоря уже об энергии, которой бурлил Вашингтон.

А здесь бросались в глаза маленькие магазинчики, пивные бары - копии английских, театрики с нью-йоркскими и лондонскими шоу. Мелькали странные прически и мини-юбки, но не просматривалось ничего французского. Похоже, французы стали подражать банальностям со всего света.

Поднявшись в номер, Худ полежал в ванне, дождался десяти и отправился на другой берег Сены. Заведение под вывеской "Ле Клю" располагалось на улице Драгунов.

Недружелюбным взглядом встретила его брюнетка у входа.

- Кто нужен?

- Мсье Пьер Толе, - имя предложил Майк.

Она кивнула и нажала кнопку. За дверью Худ увидел бар с высокими табуретами и столики с массивными пепельницами. В глубине сидела парочка, поближе - одинокая девушка. Худ сразу закурил и заказал непременный "мартини". Видимо, бар был местом встреч и ожидания, пока освободится столик в ресторане наверху. Он ничем не отличался от любого из бесчисленных баров, в которых приходилось бывать Худу - унылый, дорогой и предельно скучный.

Неторопливо потягивая "мартини", он наблюдал, как собирается публика. Все явно были завсегдатаями: французы, несколько алжирцев, корсиканцы, - ни одного американца.

Он поднялся в ресторан. Зал выглядел внушительно благодаря зеркальному потолку и расписным зеркальным же панелям. Освещением тут не злоупотребляли. Худ сразу понял, что имел в виду Майк под "специфической атмосферой". Посетители явно были знакомы, за некоторыми столиками непринужденность уже граничила с распущенностью. В углу сидела ослепительная красотка, и Худ решил, что она родом с Мартиники.

Время от времени из-за портьеры появлялся мужчина с толстым золотым браслетом на запястье - явно управляющий - и по-хозяйски обходил зал. Официанты обращались к нему "мсье Паскаль".

Худ заказал лососину на рашпере и бутылку анжуйского. Дождавшись, когда поблизости оказался Паскаль, он поздоровался.

- Бон суар.

Тот любезно кивнул.

- Нельзя вас на пару минут?

Паскаль огляделся, сунул в рот сигарету и подверг Худа беглому, но тщательному осмотру. Видимо, впечатление тот произвел благоприятное, так как, поправив и без того идеальную сервировку, он протянул руку.

- Бон суар.

Судя по голосу, он страдал хроническим катаром. Широкая улыбка обнажила ряд золотых коронок.

- Сарду сегодня здесь?

- Пока не видно. А в чем дело?

- Бизнес, - небрежно отмахнулся Худ. - Вас можно попросить, если он появится, передать, что я жду.

Паскаль вопросительно приподнял бровь.

- Дело в том, что я ищу приличный антиквариат и на днях получил кое-какую информацию. Или мне лучше сразу обратиться к нашему американскому другу?

Сверкающий золотом оскал не дрогнул, но улыбка разом потеряла всякое тепло. Паскаль, казалось, окаменел, лишь глаза медленно двигались, заново изучая внешность Худа. Наконец он снова закусил сигарету, кивнул, словно завершая дружескую беседу, и удалился.

Худ проводил его взглядом. За портьерой, где он исчез, явно находилась контора.

Минут через пять в ресторан поднялась целая компания, шумно рассевшаяся за угловым столиком. В зале стало многолюдно, гул голосов становился все громче. Свободных столиков не оставалось.

Худ подозвал официанта.

- Мне кажется, за дальним столиком я вижу мсье Сарду, - решил он блефовать.

Официант всмотрелся в полутьму.

- В самом углу? Да, это он.

Сарду оказался смуглым длиннолицым человеком лет тридцати. Длинный нос, казалось, делил лицо пополам, жесткий рот был сжат прямую линию. Щуплость фигуры подчеркивали громадные манжеты с кроваво-красными запонками и высокий ворот рубашки. В одежде он явно предпочитал оттенки красного.

Худ управился с лососиной и сидел над бокалом вина. Дважды из-за портьеры появлялся Паскаль и недолго беседовал с компанией в углу. Но к Худу он даже не поворачивался. Тому, правда, показалось, что Сарду несколько раз покосился в его сторону, но с такого расстояния можно было и ошибиться. Знакомство, похоже, не состоялось.

Худ черкнул несколько слов и передал записку официанту. Сарду прочел, скомкал бумажку и продолжал беседовать с соседкой по столу. Зато двое громил за соседним столиком тяжелыми взглядами уставились на Худа.

Неожиданно в зале стало почти темно, зато подсветили площадку между столиками, куда вспорхнула девушка-конферансье. Начиналось шоу. Худ удивился, не привыкший, чтобы в подобных заведениях публику ещё и развлекали.

Две красотки в телесном трико довольно темпераментно исполнили акробатический номер. В полутьме Худ разглядел, как из-за хорошо знакомой ему портьеры появилась девушка в шуршащем шелке. Начинался стриптиз.

Рыжая красотка с ногами от самой шеи пыталась выглядеть неопытной и застенчивой. Худ одобрительно кивнул, отдавая должное её мастерству: так и хотелось поверить, что девушка впервые раздевается на публике.

Подергав застежку лифчика, она замешкалась и, покраснев от собственной неловкости, несмело обратилась к мужчине за ближайшим столиком.

- Вы не поможете?

В зале захлопали.

Мужчина, косясь на взволнованно вздымавшуюся грудь, с готовностью принялся помогать. Когда застежка уступила, девица повернулась так, что тиранулась грудью по его лицу, и сбросила лифчик движением плеч. Мужчина протянул руку, но она увернулась.

Такая же проблема возникла с трусиками и, разумеется, с чулками. Последний никак не удавалось отстегнуть, пришлось обратиться за помощью к очередному зрителю, на этот раз пришедшему со спутницей.

- Вы не могли бы?.. - с той же милой застенчивостью она коснулась бедром его локтя. Тот покосился на свою даму и неопределенно пожал плечами, прикинувшись, что происходящее его не возбуждает.

- Пожалуйста... - девушка снова толкнула его бедром.

Мужчина принялся отстегивать чулок, она при этом прогнула ему навстречу соблазнительный животик.

Кто-то задел Худа, тот повернулся, щурясь в полумраке. И обнаружил потрясающей красоты женский зад.

- О, простите! - его обладательница повернулась, и Худ узнал красотку с Мартиники. Казалось, она не хочет отвлекать зрителей от номера, пробираясь к своему столику.

- Присядьте, - предложил он.

- Спасибо, - она устроилась рядом, лицом к площадке.

Некоторое время оба молча следили за программой.

- Девочка просто прелесть, - заметил Худ.

- Вы правы.

- Давно вы здесь?

- Всего неделю. Мы устраивались вместе, - она кивнула на исполнительницу стриптиза.

Худ покосился на соседку и решил, что она сказала правду: чувствовалась неопытность, да и смелости явно недоставало... Но это дело наживное.

Он подозвал официанта. Красавица заказала только сок.

- Выступает ваша подруга?

Она кивнула.

- Проводите меня к ней в гримерную? Хочется познакомиться.

- Это не так просто.

- Проблема в Паскале?

- Нет, он тут не при чем, но он приглядывает за всеми нами. И с ним шутки плохи.

Худ незаметно достал пару бумажек по двести франков и протянул их под столом.

- Я у неё не задержусь. А вы отвлеките Паскаля, ладно?

- Попробую. Первая дверь направо, постучите четыре раза.

Окончание номера приветствовали аплодисментами. Заиграл оркестр, заполняя паузу, красотка поднялась и между столиками направилась к Паскалю. Пока они разговаривали, Худ, держась в тени и не упуская из виду спину Паскаля, скользнул за портьеру. В коротком коридоре за первой дверью справа была другая, побольше, с табличкой "Управляющий".

Худ повернул ручку. Окон в конторе не было. Унылое помещение со стандартным светильником и немытыми желтыми стенами вызывало клаустрофобию. Меблировка соответствовала: стол, стулья, дешевый ковер с прожженной дырой, сейф и металлический шкаф. Приоткрытая дверь вела в туалет.

Худ торопливо просмотрел ящики стола, где кроме множества старых бумаг, чековых корешков и счетов обнаружил также револьвер тридцать восьмого калибра и дубинку со свинцом. Правый нижний ящик оказался запертым. Он осмотрел ящик выше, ища скрытый запор, но ничего не обнаружил. Сейф тоже был заперт. На одной из полок шкафа, за картонными папками, валялась дамская театральная сумочка с несколькими долларовыми бумажками и коробкой из-под зубочисток с порошком, весьма похожим на героин. На полу возле шкафа стоял массивный плоский сверток. Худ решил, что это картина в раме, но времени убедиться в этом не было.

Снаружи донеслось это аплодисментов. Потом тишина. И новые овации...

Время шло, и Худ вернулся к столу. В перекидном календаре некоторые листки были испещрены именами и цифрами, некоторые пусты.

Два последних были исписаны особенно густо. Он вырвал несколько листков и сунул их в карман. На полу за столом валялась картонная коробка. Едва он наклонился, как зазвенел телефон. Всего один звонок - возможно, сняли трубку с параллельного аппарата. Худ бесшумно поднял трубку.

- Кто говорит? - спросил женский голос.

- Бастио, - ответил мужчина.

Худ вернулся к коробке. Упаковку от блока "Лаки страйк" обмотали коричневым скотчем и вдобавок перевязали шпагатом. Но сигарет там явно не было: коробка почти ничего не весила. Худ собрался её распечатать, но тут из коридора донеслись голоса.

С коробкой под мышкой он на цыпочках проскользнул в туалет и притаился за дверью. Кто-то вошел, впустив взрыв аплодисментов из зала.

Потом дверь плотно закрылась, отсекая звук.

Кто-то снял трубку.

- Я предупреждал: раньше завтрашнего вечера не получится, - сказал по-французски сиплый голос Паскаля. - Где тебя искать?

Бастио, видимо, принялся объяснять, поскольку управляющий только время от времени вставлял: - Да... да...

Худ почти не дышал, глядя на дверь напротив, слишком походившую на черный ход. В скважине торчал ключ, но как определить, заперт ли замок?

Когда Паскаль положил трубку, в комнату вошел кто-то еще.

- Звонил Бастио, - пояснил управляющий. - Завтра в шесть. Пока все в порядке.

- А где тот тип? - вошедший говорил по-английски.

- Ты о ком?

- Четвертый столик.

- Разве его там нет?

Очевидно, последовал кивок, потому что Паскаль недовольно хмыкнул.

- И не заплатил...

- Что ему было нужно?

- Он искал Бенджона, - доложил Паскаль. - И спрашивал про Сарду. Тот его не знает. Его вообще никто раньше не видел.

- Ты же говорил, что Бенджон уехал.

- Собирался уехать как раз сегодня.

- Очень на это надеюсь. Вчера он слишком многое себе позволил.

Последовала пауза, потом Паскаль удивленно воскликнул:

- Что за черт? Где же?..

Что-то загремело, Худ поспешно шагнул к двери черного хода.

- Перекройте вход! - рявкнул Паскаль и с треском бросил трубку.

Худ повернул ключ и вцепился в дверную ручку. В комнате слышался грохот выдвигаемых ящиков. Дверь черного хода распахнулась в тот момент, когда в туалет ворвался один из громил, косившихся на него в зале.

Стараясь удержать дверь, Худ уронил коробку. Верзила атаковал сзади, воротник впился в горло. Он увернулся и изо всех сил рванул дверь. Ручка с размаху угодила в глаз громиле, раздался хруст костей, Худ почувствовал, что хватка ослабла и распахнул дверь.

В тесной каморке оглушительно прогремел выстрел. Пуля с визгом рикошетировала от стены. Не дожидаясь продолжения, он взлетел по ступенькам, едва заметным в полумраке. Паскаль топал следом. Первый пролет Худ миновал одним прыжком и приземлился не слишком удачно. Новый выстрел и шею опалила боль.

Господи, - подумал он, - меня задело!

Впереди, в открытой арке, сверкнул клочок звездного неба. Худ кинулся туда, но голова кружилась. Сжав зубы, он пронесся по едва освещенному двору, налетел на мусорные баки, с грохотом раскидав их во все стороны. Сверху кто-то кричал по-французски.

В дальнем углу двора находилась дверь, открывавшаяся изнутри. Держась в тени, Худ нажал ручку прежде, чем его догнали. А вылетев на улицу, пустился во всю прыть.

* * *

- Похоже, это именно то, что нам нужно.

Мерсье положил трубку, черкнул несколько слов и протянул листок Худу. Кабинет Мерсье числился в каталоге шедевров искусства за фрески на стенах и росписи потолка. Из высоких окон открывался великолепный вид на дворец Вандом, сверкавший окнами в лучах восходящего солнца.

Худ словно палку проглотил - мешала перевязанная шея. Пуля Паскаля сорвала кожу - не опасно, но очень больно. И настроение у него было не из лучших.

Начало хоть куда: дюйм в сторону - и его унесли бы ногами вперед!

Все утро они с Мерсье ломали голову, кто же такой "американский друг" Бенджон. Имя несколько раз попадалось на листках перекидного календаря. Выходило, что Бенджон с Паскалем встречались по крайней мере дважды.

Безрезультатно обзвонив девятнадцать отелей, они решили обратиться за помощью к близкому другу Мерсье.

Тот не только работал портье в одном из отелей, но и являлся видной фигурой в профсоюзе работников гостиниц"Золотом ключе". И вот несколько минут назад пришла долгожданную новость. Мерсье постукивал по блокноту карандашом.

- Мистер Ллойд Бенджон остановился в понедельник в номере двести один гостиницы "Лютеция". Убыл вчера. Американец. Карточка уже уничтожена, так что подробностей мы не узнаем, но портье помнит, что билет он заказал до Тегерана.

Худ кивнул.

- Это можно проверить.

Он закурил и отошел к окну, чтобы подумать. В дверь постучали, жизнерадостная секретарша Мерсье вошла с листком перекидного календаря.

- Вы были правы, - она показала на столбики цифр. - Это расписание полетов на Тегеран, соответственно вылет и прибытие.

Мерсье взглянул на Худа.

- Все сходится, - кивнул тот. - Мистер Ллойд Бенджон отправился в Тегеран. Нужно звонить Гильдерштейну.

* * *

Открыв глаза в пять часов утра, Худ обнаружил, что сидит в салоне самолета. Восходящее солнце за иллюминатором багровело кровавым пятном.

- Подать охлажденное полотенце? - спросила стюардесса.

Необычайно милое лицо с золотистой кожей, совершенное, как цветок, склонилось к нему с мягкой заинтересованностью. Интересно, откуда она? Может быть, Токио? Он вспомнил, что её звали Чоко-сан.

- Охлажденное полотенце, сэр? - повторила японка.

- Что?.. Да, спасибо!

Худ только сейчас почувствовал, как надавила шею спинка сиденья. Рану пекло. Он взял с подноса стюардессы одно из полотенец.

Девушка зашагала вдоль прохода, а он уселся снова, затекший от долгой неподвижности. Обычно в воздухе он не спал, но тут поддался убаюкивающему рокоту моторов и словно куда-то провалился. Рейс обслуживали стюардессы-японки, все хорошенькие, как на подбор, но Худ их в глубине души не переваривал. Он ненавидел самолеты из-за стюардесс. Ни один человек из тех, кого он знал, не улыбался так непрерывно, не был так неизменно приветлив, ни один не выдержал бы сотню пробежек вдоль прохода с тяжелым подносом в руках, даже роняли они его с любезной улыбкой, и всегда, что бы ни случилось, ухитрялись выглядеть, как Мисс Вселенная! От этого еда становилась ещё безвкуснее, чем обычно, а все напитки отдавали апельсиновым соком.

Он протер лицо холодным полотенцем.

Под крылом проплывали серовато-коричневые пространства, похожие на ослиную шкуру. Кое-где их вспарывали невысокие горные хребты, почти без снега. На равнинах темнели кратеры, как воронки от бомбежки, от них во все стороны разбегались темные ниточки примитивных оросительных систем.

Позвонив вчера Гильдерштейну, Худ успел на вечерний рейс до Тегерана. Звонок настроил его на тревожный лад. Гильдерштейн был в ярости: скандал продолжал разрастаться. Становилось ясно, что замять его не удастся. Агенту "Круга" в Тегеране Беллами немедленно отправили факс насчет приезда Худа...

Мокрое полотенце несколько улучшило его самочувствие. Стюардесса прошла мимо, проверяя, у всех ли пристегнуты ремни, и самолет начал снижаться. Внизу проплывали пригороды, разделенные на клетки линиями дорог, словно гигантская шахматная доска. Внизу лежала Азия: другие краски, другие запахи. Земля казалась иссушенной и бесплодной.

Худ давно не был в Тегеране. Город расползся в ширину, продвинулся к горам и вытянул несколько щупальцев-улиц с кубиками домов на юг и запад, в сторону пустыни.

С другими пассажирами Худ прошел в здание аэровокзала и остановился, пробуя на вкус первую за утро и оттого горчившую сигарету. По громадному залу разносилось слабое эхо голосов, и даже в этот ранний час в воздухе уже тянуло приближавшейся жарой.

Первые минуты в новом городе! Он так любил их, считая главным украшением своей жизни. Словно стоишь в самом начале пути, на котором ждет множество загадок и сюрпризов, и этот промежуток между тем, что осталось в прошлом, и тем, что ещё не случилось, был богаче ожиданием и предвкушением, чем путь к нему. Каким ни был Худ усталым или разочарованным, этот момент передышки всегда возрождал его заново.



- Чарльз Худ?

Обернувшись на голос, он оказался лицом к лицу с девушкой в белом льняном костюме с очень короткой юбкой. У неё была фигура гимнастки.

- Да, это я.

- Я - Дебора Ансель. Надеюсь, вы хорошо долетели? Мистеру Беллами нездоровится. Я получила известие о вашем прибытии.

- Очень рад.

Она выглядела прехорошенькой и как-то сразу чувствовалось, что сухая деловитость - не её стиль.

Худ давно не встречал девушки с таким оригинальным и жизнерадостным лицом. Карие глаза, волосы коротко подрезаны а затылке и обрамляют лицо двумя скошенными крыльями. Крепкая шея и широкие плечи выдавали спортсменку. Худ сразу решил, что они найдут общий язык.

- Надеюсь, вы не встречаете каждого, кто прилетает к мистеру Беллами в пять утра?

- Летом пять утра - лучшее время.

Акцент был почти неуловим, но Худ не удержался:

- Вы австралийка?

- Как вы догадались? - улыбнулась она.

- Ну, вас легко представить проплывающей каждое утро по четыре мили для разминки перед завтраком.

Теперь она рассмеялась.

- Не совсем так. Я предпочитаю забраться повыше и нырнуть.

- С вышки? Потрясающе!

Она продолжала смеяться, покачиваясь на каблуках. Ноги у неё были сильные и стройные.

- Что с Беллами?

Дебора помрачнела.

- Неважно. Две недели назад по дороге из Луристана он остановился переночевать на обочине. Его решил ограбить какой-то бродяга. Беллами вовремя проснулся, но в схватке его ударили ножом. Рана казалась несерьезной, но потом начало воспаление, так что его придется отправить в Англию на лечение.

Худ вежливо посочувствовал. Объявили выдачу багажа, он прошел таможенный досмотр и иммиграционный контроль, а Дебора уже ждала снаружи возле сиреневого "кадиллака".

- Неплохой взяли темп, - довольно заметил он.

- Это ничего не значит, - Дебора выехала на шоссе и повернула на восток. - Сами видите, какое здесь бестолковое движение. Давайте решим, где вам остановиться. Номер я не заказывала: в здешних отелях мест хватает. Какой предпочитаете: "Дарбанд", "Ванак", "Шимран" или "Командор"? Еще у нашей фирмы есть вилла в предгорьях, примерно в получасе от города.

- То, что нужно.

Дебора одобрительно кивнула.

- Там очень хорошо. Бассейн, кондиционер, прислуга, хороший сад, аудиоаппаратура - все, что душе угодно.

- Прекрасно. А где живете вы?

- В Тайрише. Это чуть дальше по шоссе.

На развилке она повернула на север и наконец-то смогла прибавить ход. Дебора прекрасно справлялась с машиной. Худ достал сигареты и предложил ей, но он покачала головой. Тогда он закурил и откинулся поудобнее. В это утро ему нравилось все: шикарная машина, симпатичная приветливая спутница, солнце и вид на горы.

- Вам объяснили, зачем я здесь?

- Нет.

- Я расскажу, как только приму душ и переоденусь.

Они миновали селение из кособоких лачуг, мечеть с прудом, выложенным зеленой плиткой, старика, ведущего за собой трех ослов. Худ задавал вопрос за вопросом, Дебора охотно отвечала. Она уже два года в Иране работала помощником Беллами и успела полюбить здешнюю экзотику.

- А вы когда-нибудь уже бывали здесь?

- Первый раз - во время суда над Моссадыком. Помню, тогда отличился австралийский репортер: отправил телеграмму в свою газету в Сиднее: "Завтра Моссадыка повесят. Информация эксклюзивная". Газета раструбила это на всю страну. На другой день редактор посылает запрос: "Почему информация до сих пор эксклюзивная? Моссадыка не повесили". Репортер предпочел отмолчаться. Еще через день - новая телеграмма от редактора: "Одно из двух: или сегодня повесят Моссадыка, или вас".

Оба расхохотались.

- Похоже на анекдот.

- Да нет же, это истинная правда!

Дебора притормозила и осторожно свернула на тенистую аллею. В конце её просматривалась вилла - современное двухэтажное здание ослепительной белизны, плавно изогнутое вокруг обширного аккуратного подстриженного газона. Сквозь раздуваемые сквозняком прозрачные занавеси виднелись светлые мраморные полы, от которых, казалось, тянуло прохладой, и мебель в чехлах. Невысокий широколицый слуга в свободном бело-голубом балахоне вышел навстречу.

- Познакомьтесь с Али, - представила Дебора, и слуга ответил широкой добродушной улыбкой.

С одной стороны от входа располагалась овальная столовая, с другой просторный зал с видом на лужайку. Худ окинул взглядом кресла в полотняных чехлах, низкие столики и книжные полки. При виде трех роскошных ширазских ковров он одобрительно кивнул, а персидская ширма в углу выглядела настоящим раритетом.

Зал был обставлен с большим вкусом.

- Там ещё уютнее.

Дебора прошла дальше, в комнату поменьше. В распахнутые двери просматривались зелень газона и синева бассейна. Несколько тентов и шезлонгов ослепительно белели на изумрудной траве. Левее Худ заметил диван-качели с мягким матерчатым сиденьем и пару надувных матрацев. Лужайку окружала стена деревьев.

Другая дверь вела в помещение, замыкавшее левое крыло виллы и выходившее во дворик с колоннадой. Буйно цветущая глициния обрамляла крохотный пруд с фонтаном. Тонкие струйки воды стекали по его замшелым чашам, мелодичное журчание оживляло тишину.

- Если вы не успели позавтракать в самолете, - сказала Дебора, - могу предложить прекрасный чай с медом; лучше вы не найдете во всей Персии.

- Чудесно. Несколько минут в душе - и я вернусь.

- Али, перенесите столик под деревья. Не возражаете, если я немного поплаваю?

- Делайте все, что вам угодно, - кивнул Худ.

* * *

Дебора поднялась на вышку и пробежала по доске, шагнув в пустоту с такой непринужденностью, словно собиралась дальше двигаться по воздуху, легко перегнулась в талии, коснувшись кончиками пальцев стоп, потом почти лениво разогнулась и почти без брызг исчезла в глубине. Худ не успел ещё восторженно присвистнуть, как она вынырнула на поверхность, в два быстрых взмаха подплыла к краю бассейна и ловко подтянулась.

Сняв шапочку, она тряхнула волосами и зашагала к столику под деревьями. Медового цвета кожу усеивали капельки воды, сверкавшие на солнце.

Худ подумал, что такие скромные купальники можно увидеть скорее на соревнованиях, чем на пляже, как, впрочем, и такую грациозную походку. Присмотревшись получше к фигуре девушки, он решил, что не слишком тонкая талия ей даже идет, иначе слишком тяжелой казалась бы грудь.

Нет, она чертовски здорово выглядела.

Набросив на плечи халат, Дебора присела на соседний шезлонг. Худ успел переодеться и теперь блаженствовал в легкой шелковой рубашке с коротким рукавом и светлых шортах.

- Бонза! - заметил он на австралийском жаргоне. - Высший класс!

Она довольно рассмеялась. Лицо её тоже было все в каплях воды, сверкали ослепительно белые зубы, горели пунцовые губы, а белки глаз отливали голубизной.

- Давайте я налью вам чаю, - предложила она. - И расскажите, наконец, в чем ваша миссия.

- Нам с вами предстоит найти человека по фамилии Бенджон. Ллойд Бенджон.

3.

Ллойд Бенджон поставил свой зеленый "шевроле" у входа в офицерский клуб, затянул ручной тормоз и выбрался наружу. Он намеренно развернул машину так, чтобы обеспечить возможность свободного выезда, а ключи оставил на виду, чтобы чертов майор Колон, помешанный на правилах парковки, сразу их заметил.

Покончив с этим, он косолапо зашагал мимо окруженных газонами казарм в сторону блока "А". На ближнем здании красовалась вывеска: "Армия США. Военно-воздушная база Мирзан". Бенджон был высок и массивен, но хотя он весил немало, это был вес могучих мышц. Его плечи и грудная клетка казались чрезмерно выпуклыми, словно он носит бронежилет - что ему и в голову не приходило.

Красивое лицо с рублеными чертами портили глубоко сидящие глаза, блекло-голубые и беспокойные. Густые очень черные волосы чуть вились над покатым лбом и бычьей шеей. Единственное, что смущало - контраст между мощными, не знавшими устали ногами и странно маленькими кистями рук.

Блок "А" был заурядным казарменным бараком. Бенджон перебросил сигару в другой угол рта, открыл решетчатую дверь и зашагал по бурому линолеуму к своему кабинету. Все до единой двери стояли настежь, и ослепительные солнечные квадраты на полу заставляли щуриться.

Кабинет Бенджона был в самом конце коридора, обрамленный с одной стороны американским флагом, с другой - столом дежурного, который при его приближении вытянулся в струнку.

Бенджон кивнул, распахнул дверь и прошел в кабинет. Кондиционер поработал на славу - контраст с духотой в коридоре был поразительный. Бенджон немного постоял, наслаждаясь опасливой почтительностью дежурного, которую чувствовал даже спиной.

Занимавший весь торец сборного барака кабинет когда-то занимал майор Крейс, второй по старшинству офицер базы, и Бенджон не стал ничего менять. Кабинет и так роскошно выглядел: полированная мебель, толстый ковер, бархатные портьеры. В дальнем углу - сейф, холодильник и автомат с газировкой, целую стену занимала подробная карта Ирана. Позади стола красовался комплект американских флагов, окруженный горшками с синей и красной петуньей, а на столе красовалась табличка "Сержант Ллойд Бенджон, ВВС США".

Шагнув было вперед, Бенджон остановился, пригнулся и всмотрелся в поверхность стола.

- Маккон! - рявкнул он.

- Слушаю, сэр! - дрожащим голосом отозвался тот.

- Я приказал до блеска отполировать мой стол? Приказал? Так почему этого не сделали? Черт побери, кто убирал сегодня? Иди сюда и полюбуйся! Вся крышка в пятнах!

Он возвышался над дежурным, как воплощение кары господней.

- На полировку идет лак по три доллара за баллон. Тогда в чем дело?

- Я полировал, сержант, сэр, я...

- Не ври, Маккон! Когда ты заступил?

- В семь, сэр.

- Так-так! - Бенджон презрительно фыркнул. - И телефон ты весь залапал. Или ты думаешь, его поставили тут для того, чтоб ты хватал его своими грязными лапами? Сейчас же чтоб блестел! - взревел он, отправляясь в личный туалет, а когда вышел, дежурный уже заново отполировал стол, протер телефон и теперь на цыпочках удалялся.

Бенджон покопался в почте, отложил одну из бумаг и снял трубку.

- Интендантская служба.

- Дэниелс?

- Да, сержант.

- Распорядись немедленно отправить в магазин для гражданского персонала шесть ящиков "бурбона". И несколько банок лососевого паштета.

- Есть, сэр.

- Телевизоры "филипс" пришли?

- Да, сержант.

- Отправь ещё и телевизор. Да пусть его как следует проверят.

- Сержант, их получили всего три...

- Пусть проверят, я сказал! Ясно?

- Есть, сэр.

- И вот что, Дэниелc: холодильник, который ты мне поставил, - просто дерьмо. Замени его на приличную марку, да покрупнее. И с генератором льда. Передай Камински, чтобы все было готово не позже сегодняшнего вечера.

- Есть, сэр.

- И чтобы работал, как часы.

- Конечно, сэр.

Бенджон, ухмыляясь, повесил трубку. Дэниелc - парень неглупый, а хорошие мальчики всегда играют по правилам.

Оставшиеся бумаги он просмотрел стоя, время от времени делая короткие пометки. Бумажную работу он просто ненавидел и старался любым способом её избегать. Что-то в этом занятии оскорбляло его достоинство, попирало его мужскую натуру, низводя до уровня клерков, бесчисленных ничтожеств, ни на что другое не способных.

Хватало одной принадлежности к штабникам - впрочем, для этого была довольно веская причина. Отсюда легче было держать под контролем грандиозное дело, которое он организовал и которым руководил. Да, черт возьми, теперь он командовал теперь целой торговой корпорацией!

Бенджон нажал кнопку селектора.

- Джейси ко мне...

Когда тот появился, сержант бросил:

- Джейси, завтра прибудут пятнадцать игровых автоматов. Как только примешь, сразу доложи мне.

- Есть, сэр.

- Я хочу, чтобы они были в полной сохранности. Никаких непредвиденных случайностей, понятно?

- Есть, сэр.

- Бензозаправка в Чебеле работает?

- Сержант, я думал...

- Был же приказ, чтобы никаких перебоев! Туда все время заезжают важные чины. Если какой-нибудь тип из посольства не сможет заправиться кого вздрючат? Меня, дурак ты чертов!

- Да, сержант.

- Тогда займись же этим, черт бы тебя побрал! - сжав зубы и играя желваками, Бенджон свирепо посмотрел на Джейси. - А теперь давай сведения по радиодеталям, затребованным восьмой ротой: когда, сколько и каких.

- Вообще или за последнюю неделю?

- Ты хочешь сказать, что данных за неделю у тебя нет?

- Конечно есть, сию минуту будут.

- И поторапливайся, черт тебя возьми.

Бенджон продолжал сверлить спину Джейси взглядом, и только когда дверь закрылась, отбросил окурок. Из стоящей на столе полупустой коробки он достал другую сигару, выдвинул стул и поставил на него ногу, намереваясь заниматься бумагами, пока хватит терпения.

* * *

Бенджон служил в Тегеране уже четыре года. Прежде так долго на одном месте оставаться не приходилось, но развитая им бешеная активность помогала примириться с однообразием. Он сумел прибрать к руках почти весь черный рынок, процветавший под крышей интендантства. Для этого существовала целая система фальшивых счетов по все статьям довольствия, от электроники до спиртных напитков для офицерского клуба. Кроме того, Бенджон контролировал валютные махинации, азартные игры и игровые автоматы на территории базы и в городских увеселительных заведениях, а также большую часть всех перевозок. Это последнее ему периодически запускать руку в интендантский фонд и постепенно повязать все начальство по рукам и ногам денежными ссудами и поставкой деликатесов.

Впервые в жизни у него появились свободные деньги. Не так уж много, но счет потихоньку рос. Экономить он не умел, как не умел сорвать по-настоящему крупный куш. Что делать: это ему не дано. Но все равно на этот раз он неплохо устроился, очень неплохо.

* * *

Объезжая магазины и склады, Бенджон остановил джип перед офицерской столовой и прошел на обычное место, прихватив из стопки у входа журнал. Он очень проголодался. Еще с утра повару был заказан кебаб с рисом, и Бенджон очень надеялся не разочароваться.

Раскрыв журнал, он задумался о поездке в Париж.

Сарду не дурак: когда тот понял, что к чему, уговаривать его не пришлось. Затея с антиквариатом - истинная золотая жила. Бенджон давно подозревал, что упускает роскошные возможности, - так и оказалось. Подумать только, какую греб деньгу пройдоха Малик. Целое состояние заработал на контрабанде древностей! Куда он только не загонял свои черепки, побрякушки и статуэтки: в Штаты и Россию, в Европу и Латинскую Америку! Безумный спрос на это барахло заставил старого мошенника обратиться к Бенджону за помощью.

- Мы можем вместе заработать, сержант. Я слышал, вы человек деловой, он даже не улыбнулся, как большинство иранцев: Малик был не из тех, кто часто улыбается. - У вас на базе транспорт не подлежит контролю, а у меня много чего нужно вывезти. Груз не громоздкий, просто картонные коробки. А там их встретит мой надежный человек.

- Наркотики?

- Ну что вы, сержант. Опиумом сейчас заниматься слишком рискованно. Иногда приходится, но не сейчас.

- Я должен знать, что за груз.

- Даю вас слово, это не наркотики.

- Меня интересует его ценность.

- Пусть вас интересует ваша доля в долларах.

Три первые коробки вывезли без проблем, и четвертую Бенджон решил вскрыть. Там оказались серебряная ваза и два золотых браслета с львиными головами. Он немедленно вылетел во Франкфурт к знакомому антиквару; оказалось, все предметы - персидские древности. Цена, предложенная антикваром, Бенджона поразила. Некоторое время выждав, он вскрыл ещё одну коробку и отвез её содержимое в Париж: там цены были выше, а риска меньше.

Со временем он стал присваивать каждую четвертую коробку.

* * *

Малик был заметной фигурой в Тегеране. Бенджон навел о нем справки и выяснил, что среди иранцев Малик был известен под кличкой "Конвейер". О нем ходили легенды: говорили, что он мог вывезти за границу все что угодно: антиквариат, наркотики, валюту. Крепко сбитый мрачный тип с серым морщинистым лицом, немолодой, сходивший с ума по своей красавице жене...

Впрочем, о ней речь отдельная.

С ним не советовали связываться. Малик не прощал двойной игры. Поговаривали про иранца, который по глупости распустил язык, а потом его нашли за печью для обжига кирпича с ошейником из колючей проволоки.

Может быть, кого-то от таких историй в дрожь бросает, но только не его. Бенджон хладнокровно листал глянцевитые страницы, прикидывая, как поудобнее управиться с Маликом, если до этого дойдет.

Официант принес огромное блюдо риса и громадной порцией жареного на вертеле ягненка. Бенджон проверил, чтобы блюдо было приготовлено по его вкусу.

- Побольше соуса, ты что, не слышишь? Побольше, я сказал! Тебе что, его жалко? Вот, вот... И принеси холодного "будвайзера".

Теперь Бенджон жадно набросился на еду. Тарелка в мгновенье ока опустела, он тут же наполнил её снова. Потом - пирог и кофе, и, наконец, поудобнее откинувшись в кресле, он закурил неизменную сигару. Это гораздо приятнее, чем курить за едой. Паршивая привычка. Однажды беби вздумала это проделать - пришлось влепить ей оплеуху.

Сытый и довольный, Бенджон почувствовал, как просыпается желание. Да, беби - это конфетка! Только представить, как после обильного горячего острого ужина он входит в комнату, убавляет кондиционер, чтобы чуть пропотеть - сами понимаете! И целый вечер заниматься с ней любовью...От таких мыслей шерсть дыбом встанет! Не странно, что она свела с ума старого хрена Малика. Она даже его свела с ума. И что чертовка вытворяет задом!

Ему вдруг вспомнилась девица в нью-йоркской подземке... их прижали друг к другу, и он чувствовал, как её ягодицы трутся по его хозяйству в такт движению вагона. Чуть-чуть, потом еще... Народ в вагон все набивался, так что в конце концов у него чуть штаны не лопнули. Тогда он сидел на мели и неделю близко к женщинам не подходил.

Не почувствовать этого было невозможно, но девица не отодвинулась и продолжала к нему прижиматься, даже когда народ повалил из вагона и давки не стало. Станции пролетали мимо, он испугался, что не выдержит кончит прямо в штаны, как вдруг она просто взяла и вышла на остановке.

На несколько секунд он замер, не веря своим глазам, потом выскочил следом.

Где это было?.. На линии Пелем, к северу от Бронкса - кажется, Бур-авеню или что-то в этом роде.

Он знал одно: не он это начал, так что нечего останавливаться. Уже стемнело. Он попытался охмурить девицу - мол, привет, - но она начала ломаться. Тогда он незаметно пошел следом, пока она не повернула в темный переулок. Там он догнал её, одной рукой схватил за талию, другой зажал рот, и утащил в кусты. Там навалился сверху и стал ждать, пока она не устала сопротивляться. Сердце её колотилось, как бешеное, он едва удержался, чтобы не сдавить ей горло... В тот момент он был на все способен.

До смерти перепуганная девица взмолилась:

- Только не делайте мне больно! Я сделаю все, что хотите, если вы потом меня отпустите!

- Ты прекрасно знаешь, чего я хочу! Сама завела меня в этой чертовой подземке!

Она все отрицала, мол, и не думала его дразнить. Он пришел в ярость.

- Ты, стерва, всю дорогу терлась об меня своим задом. Так что теперь поворачивайся!

Она пыталась закричала, но получила пару оплеух и замолчала. При виде его ярости она пришла в такой ужас, что сама покорно стянула трусики. Черт побери, хорошо пошло! После первого захода она попробовала вырваться, но он тратил времени на разговоры и снова подмял её под себя. Вновь и вновь умоляла она отпустить, но он продолжал делать свое дело, шалея от духа её распаленного тела.

Потом он утратил всякий контроль над собой и, смутно сознавая, что девица лишилась чувств, не мог остановиться и продолжал все глубже вспарывать её обмякшее тело. Лицо её елозило по траве, когда он, зарычав, разжал руки, она мешком свалилась в грязь. Он застегнулся, наклонился и перевернул её. Дыхание едва прослушивалось. Ничего, очухается, - подумал он, забрал деньги из её сумочки и спокойно удалился.

Бенджон потянулся. Сегодня вечером не обойтись без встречи с Зариной. Он повел могучими плечами. Приятную расслабленность сменило внутреннее напряжение, постепенно замыкавшее все его мысли на единственной потребности.

- Эй, парень, подай мне чашку кофе!

Откусив кончик сигары, Бенджон сплюнул его на пол и снова стал думать о Париже.

Есть там некий Франклин Дельгадо, который скупает антиквариат. Богатый черт - один дом чего стоит! Надо бы с ним договориться. Пока хватало дел и без Дельгадо, но он не из тех, кто откладывает дело в долгий ящик.

Опустошив объемистую чашку, он небрежно отодвинул стул. Официант-иранец почтительно распахнул перед ним дверь.

4.

Ахмад Малик пил кофе в комнате с окнами на крышу, - там можно было без помех поговорить с агентом.

Наконец тот ушел, но Малик продолжал неподвижно глядеть в окно. Полученные сведения подтвердили его подозрения: надвигалась серьезная опасность.

Малик шагнул к столу и взялся за кофейник. Оттуда потекла струйка гущи, он с досадой оттолкнул чашку и выпрямился. Малик был невысоким энергичным человеком сорока трех лет с крупной головой и массивным телом. Морщинистое лицо с толстым носом украшали по-детски пухлые губы, розовевшие из-под густых усов.

Он весь состоял из самых противоречивых черт. На первый взгляд человек молчаливый и кроткий, даже унылый, которого, казалось, глубоко возмущали человеческие пороки, он мог так посмотреть своими свиными глазками, что впечатление сразу менялось. В глазах поражала скупая точность, даже отстраненность и бесчувственность. Такие глаза могли бы принадлежать палачу. Становилось ясно, что это человек со стальными нервами, которому неведомы ни колебания, ни сострадание. Но добродушная, терпеливая и всепрощающая мина почти не сходила с его лица, так немало нужно было времени, чтобы понять, что Малик совсем не таков, каким казался.

Он продолжал стоять у окна, переступая с ноги на ногу. Казалось нелепым, что ситуация так неожиданно стала опасной. Под него начал подкапываться молодой и рьяный тегеранский адвокат Рашид Зазани. Малик поначалу не придал этому значения, а когда тот раскопал кое-какие факты, попробовал от него избавиться. Покушение не удалось. Тогда он устроил аварию, шофер погиб, но Зазани отделался легким испугом. Малик немного выждал, потом через некое влиятельное лицо передал предложение о перемирии. Казалось, Зазани угомонился.

Но едва Малик успел удовлетворенно вздохнуть, как вдруг на огромную сумму был оштрафован за неуплату налогов. Решил, что это просто совпадение, он обратился к влиятельным друзьям. Те только развели руками: ничем помочь не могут. Он попытался бороться в одиночку, но чуть не разорился на судебных издержках. Удар был явно подготовлен тем же Зазани, и это вывело Малика из себя.

Неприятностям не было конца. Его обвинили в коррупции. Неслыханно! Малик опять кинулся к влиятельным друзьям, но объяснений так и не получил. В конце концов ему удалось выяснить, что Зазани поддерживает армия, влияние которой в последнее время резко возросло. Друзья Малика растерялись. Помочь ему - значило рисковать своим положением. И Малик затаился, решив действовать в одиночку.

Сегодняшние сведения дали новую пищу для размышлений. Зазани усиленно раскапывал историю с убийством, совершенным по приказу Малика. И вот проныра - адвокат добрался до вдовы убитого! Приходилось рисковать, лишь бы поскорее заткнуть ей рот.

Ресурсы Малика подходили к концу. Еще до выплаты налогового штрафа он вложил деньги в роскошный отель и загородный клуб, строившиеся при тегеранском аэропорту. В долю вошли трое официальных лиц. Когда здания были возведены почти наполовину, правительство закрыло проект, оставив партнеров с контрактом на руках под угрозой банкротства.

Впервые в жизни у Малика возникли серьезные финансовые проблемы.

Он вздохнул. Его ждали столько дел, а он не мог заставить себя сосредоточиться.

Снизу доносилась музыка - одна из пластинок, которые без разбора скупала жена. Ох уж эта Зарина! Вечно поглощена только собой: своей внешностью, своей одеждой, своим телом и своими наслаждениями. Еще до свадьбы он понял, что ей нужно постоянное внимание, но и предположить не мог, что в этом может состоять смысл жизни. Его безумная страсть лишь подтверждала ей по праву занятое места в жизни. Все остальное могло подождать.

Зарина едва исполнилось восемнадцать; хотя они были женаты два с половиной года. Малик считал, что она стала только обольстительнее. От неё было просто невозможно отвести взгляд. После замужества фигура её слегка округлилась, высокая грудь налилась, плечи, шея и нежные ямочки под коленями достигли совершенства. Но талия осталась тонкой, а бедра гладкими и крепкими. И по-настоящему расцвело круглое лицо с густыми черными бровями, белыми мелкими зубками и полным чувственным ртом, выдававшим, что она помешана на сексе.

Она продолжала учиться в колледже, поэтому повсюду валялись учебники и тетради вперемешку с косметикой, бельем и немногими журналами, которые она читала.

Малик вспомнил, как однажды ей взбрело в голову появиться на чисто мужской вечеринке, которую он давал для французских деловых партнеров. Зарина спустилась к ним, завернувшись в только что купленный кусок шелка, с просьбой помочь с домашним заданием по французскому. Конечно, это был только предлог показать себя. Желая добиться своего, она часто пользовалась своим положением "освобожденной женщины ислама".

Ее привычная мина обиженной девочки, от которой Малика уже мутило, могла мгновенно смениться злым ехидством или откровенным хамством. Порой он просто не знал, как управиться с Зариной, и проклинал тот день, когда она попалась на глаза.

Первые месяцы после свадьбы Малик сходил по ней с ума. Ее студенческую блажь считал жаждой знаний, любовь к дорогим тряпкам - признаком женщины со вкусом, а увлечение модной музыкой - болезнью роста.

Со временем он понял, каким тупым, тщеславным и злобным существом была Зарина. Спали они в разных комнатах, но проснувшись, она сразу включала проигрыватель, и Малик знал, что громогласный вой её волосатых любимцев заведен на весь день. Домашние заботы вызывали у неё отвращение, когда он пытался делать замечания, она просто отворачивалась и уходила. Иногда хотелось как следует ей всыпать, но при виде потрясающего тела, матовой кожи, горящего порочной страстью лица и похотливых движений бедер он забывал про все на свете...

Отвернувшись от окна, Малик сел за стол, решив вернуться к делам. Пожалуй, настала последняя возможность рискнуть. Кое-что ещё можно поправить.

В дверь уверенно постучали, слуга открыл и в комнату торопливо шагнул Бенджон.

- Привет, Ахмад! Прячешься от меня? Внизу сказали, что тебя нет дома!

Малик поднялся.

- Я велел меня не беспокоить.

- Да ну? И как дела? - Бенджон тряхнул его руку, пристально глядя в глаза.

Тот пожал плечами: неплохо, насколько это возможно в таких обстоятельствах. Не выпуская руки Бенджона, он провел его к дивану.

- Виски?

Бенджон снял фуражку, уселся и передвинул сигару в другой угол рта.

- Потом. Мне передали, ты меня искал. В чем дело?

Малик причмокнул языком.

- У меня накопилось немало вещей на вывоз. Займешься?

- Конечно, почему бы нет?

- На этот раз пойдет большая партия. Я мог бы заняться этим сам, но дела заели: фабрика, магазины... Ни минуты свободной. Если размер партии тебя не пугает, возьми хлопоты на себя.

Бенджон весь обратился в слух, вглядываясь в лицо сидевшего напротив азиата.

- Темнишь? Что с этой партией не так?

- Да все в порядке. Могу заняться этим сам. Но совершенно нету времени. В чем дело? Не хочешь - просто откажись.

- Не собираюсь. Но хочу знать, с чем придется связаться.

Малик помялся.

- Так, антиквариат. Вазы, украшения с камешками, резные вещицы ничего особенного.

Бенджон поерзал на диване. Жуя сигару, он попытался прикинуть, что задумал Малик. Деловых партнеров недооценивать опасно, а Малик был хитрее многих.

За лакомым предложением что-то явно скрывалось. Морщинистое лицо Малика оставалось непроницаемым. Не мужик, а тоска зеленая, - фыркнул себя Бенджон. Наверное, последнее время Зарина его в постель не пускают...

- Ладно, - расслабился он. - Я займусь.

- Хорошо.

- Кому эта партия?

- Одному другу. Сначала груз придет ко мне, а я его переправлю в удобное для тебя место.

Бенджон понял: Малик хочет сначала осмотреть и переписать находки.

- Согласен...

- Некоторые будут в ящиках, некоторые в свертках, но все нужно доставить в Европу и Штаты. Откуда их забрать, тебе передадут.

- Ящики опечатаны? Товар, небось, дорогой!

Малик взглянул ему в глаза.

- Будет лучше, если все предметы до единого прибудут к месту назначения.

- Не понимаю.

- Из прежних передач кое-что исчезло, сержант.

- Как это могло случиться?

- Заказчики вещей не получили. И, думаю, ты знаешь, где они.

- Ты на что намекаешь? - Бенджон вынул сигару. - Коробки прибыли по назначению.

- Повторяю: часть коробок пропала. Из тех, что я передавал через тебя - шесть или семь.

Бенджон испепелил Малика взглядом.

- Доставлены все, кроме шести или семи? Что, я бомбы подложил в те самолеты? В чем ты меня обвиняешь? Меня на такую дешевку не купишь. Ты попросил меня о помощи, я оказал тебе услугу - по - дружески. Я не обязан был все это делать, ведь я ничего тебе не должен, а деньги твои такого риска совсем не стоили. Теперь у тебя убытки, а я виноват? А ты уверен в тех, кому переправлял добро? Дело твое, запомни только, что все, что ты мне передал, я переправил.

Малик заставил себя разжать судорожно стиснутые челюсти. Но на лице его ничто не отразилось. Вспыхнувшей ненависти американец не заметил, вновь сунул в рот сигару и поднялся, собираясь удалиться. С шумом оттолкнув с дороги столик, он заявил:

- Так что подумай сам, а я такую чушь и слушать не хочу, понял? А своей крупной партией можешь заняться сам!

Малик скрипнул зубами, но Бенджон был ему ещё нужен.

- Я и не думал, что ты так взорвешься! - примирительно заметил он.

Тот долго смотрел на него, потом расхохотался.

- Да ладно, Ахмад! Кто не ошибался? Будем считать, что ничего не было. Давай выпьем и забудем неприятный разговор.

- У меня есть настоящий "Баллантайн", - буркнул Малик.

* * *

Худ гнал сиреневый "кадиллак" по аллее. На шум мотора с крыльца спустился Али.

- Мисс Ансель здесь, Али?

- Да, сэр. Плавает, сэр.

Худ прошел к бассейну. Солнечные блики метались по поверхности взбаламученной воды. Худ присел на корточки, дождался, когда мимо скользнуло загорелое плечо и шлепнул по нему. Дебора по инерции сделала ещё несколько гребков и круто развернулась.

- Привет!

- Двести раз туда и обратно - как раз ширина Ла-Манша?

- Что? - она приподняла над ухом шапочку.

- Я потрясен.

Она улыбнулась, выбираясь наружу.

- Теперь я знаю, как ты развлекаешься.

- Я жду тут целый час, надо же убить время.

В купальнике и шапочке, покрытой каплями воды, она дышала свежестью.

- Я уже знаю, кто такой Бенджон.

- Я тоже.

И оба вместе:

- Сержант ВВС США.

- Я знаю кое-что еще, - добавила Дебора. - В четыре часа он будет в клубе "Толедо".

- Что это за клуб?

- Для американцев. А почему "Толедо", один Бог знает.

- Как ты узнала, что Бенджон там будет?

- От его подчиненных. Они всегда в курсе его передвижений. А тебе не мешало бы быть порасторопнее.

- Сейчас я тебя утоплю.

Она ловко увернулась.

- Умираю с голоду! Я не обедала, ждала тебя.

- Тогда в чем дело? Самое время за столом обсудить твою информацию.

На этот раз Али перенес стол под большой зонтик. Худ снова подумал, что никогда не встречал женщины более естественной, чем Дебби. С ней не было томительного ожидания, пока она приведет себя в порядок. Буквально через несколько минут она была уже одета и причесана.

- Ты мне напоминаешь ангела с картины Боттичелли.

Дебби только улыбнулась.

По ходу обеда она рассказала, что Бенджон уже несколько лет служит в Тегеране и успел превратиться в крупную фигуру.

- Насколько удалось узнать, он очень рослый и такой здоровый, что в двери проходит боком.

- Я тоже понял, что в толпе он не теряется. И он все время носится взад-вперед, как навозная муха.

О его занятиях никто ничего толком не знал.

В отличие от большей части командного состава Бенджон жил не на базе.

- Где-то по дороге в аэропорт Мехраба - точнее выяснить пока не удалось.

Дебора предложила:

- Давай сегодня вечером заглянем в "Толедо"... - и задумчиво добавила: - Там есть бассейн...

- Я вижу, при одном упоминании о бассейне пробуждаются глубины твоей наследственной памяти!

- Просто у меня есть членская карточка, которой до сих пор не было случая воспользоваться.

- Очень кстати. Попробуем познакомиться с сержантом.

* * *

В половине четвертого "кадиллак" уже катил к северным предгорьям, где в шести милях от города в сторону Гульхека размещался клуб "Толедо". Его большие белые здания окружала живописная зелень. Подъездные дороги из мелкого гравия почти не пылили, газоны выдавали тщательный уход. В клубе был обширный ресторан, огромный салон. бистро, бара для мужчин, кинозал, кегельбана и тренажерный зал с роскошными душевыми. Помимо зала с тренажерами к услугам членов клуба были площадка для ручного мяча и теннисные корты. Устав, любители спорта могли от души расслабиться в небольшом баре, располагавшемся на открытой террасе бассейна.

Иранец возле турникета кивнул при виде карточки Дебби и нахмурился при взгляде на Худа. Тот поспешил миновать его, не дожидаясь распросов. Возле бассейна они разделились, чтобы принять душ и переодеться.

Едва Худ успел устроиться за одним из столиков, как появилась Дебби. Он едва не ахнул, но прикусил язык. Такого крохотного бикини даже ему ещё не доводилось видеть. Приподнятая тесными чашечками грудь казалась удивительно высокой; он на миг зажмурился, но когда вновь открыл глаза, черный треугольник пониже плоского мускулистого живота заставил снова их закрыть.

- О, Господи! - воскликнул он. - Что же будет с этими клочками ткани, когда ты нырнешь с вышки?

- Конечно, есть известный риск, - она лукаво ухмыльнулась. - Попозже я переоденусь в купальник поскромнее. Но иногда так хочется пошалить!

Они огляделись.

Время шло к вечеру, жара почти спала. Безоблачное небо не уступало синевой сверкающей воде бассейна. На террасе собралось два десятка военных с женами и подругами, ещё несколько пар развалились на траве или плавали в бассейне. Спасатель в плавках распекал помощника - иранца, с озабоченным видом прошел мужчина в светлом костюме - вероятно, управляющий. Никого похожего на Бенджона.

Худ принес два бокала ледяной "кока-колы".

- Он пришел, - негромко предупредила Дебби. - Идет сюда.

Худ осторожно оглянулся. Приближалась громоздкая фигура в солнечных очках - гора мышц с необычайно выпуклой грудью, квадратной стриженой под бобрик головой и дочерна загоревшей шеей. Бенджон немного косолапил, держа в охапке множество вещей: полотенце, сумку, магнитофон и фотоаппарат. Багровое лицо было надменным, он так неодобрительно смотрел по сторонам, как-будто все вокруг его, и он готов без церемоний вышвырнуть любого, кто ему не нравится.

- Да, это он, - Дебби покачала головой и тихонько добавила: Настоящая горилла.

Не доходя до них, Бенджон остановился и на кого-то уставился. Услышав поспешное "- Здравствуйте, сержант!", он сухо кивнул в ответ и отвернулся. Солнце сверкнуло на монограмме "Л. Д. Б." на его сумке.

- Что будем делать? - спросил Худ.

- Пока подождем.

Минуя их, Бенджон замедлил шаг. Его глаза за темными стеклами явно разглядывали Дебби, пока он их не миновал. Немного выждав, Худ оглянулся. Бенджон устроился за столиком неподалеку, свалив свое барахло на соседний стул. Рядом как из-под земли вырос официант - иранец. Лениво развалившись, Бенджон небрежно продиктовал заказ.

- Есть, сэр, - официант опрометью кинулся прочь.

- "Хозяин" на отдыхе, - ехидно ухмыльнулся Худ.

Когда он отвернулся, Бенджон вновь оглядел Дебби с головы до ног. Та приняла весьма рискованную позу, поигрывая завязками бикини. Тонкие голубые жилки сосудов в ложбинке между её грудями надолго приковали его взгляд. Поправив лямки на плечах, она легко поднялась, бросив Худу:

- Никуда не уходи, - и неторопливо зашагала к вышке.

Непринужденная походка выдавала, что она полжизни провела в воде, и Худ подумал, что мало кто из спортсменок выглядит так привлекательно. Легкое колыхание груди, плавный шаг, широкий разворот плеч просто завораживали.

К столь восхитительному зрелищу Бенджон не мог остаться равнодушным. Он даже приподнялся, пожирая Дебби хищным взглядом. Поравнявшись с ним, она подняла руки, поправляя шапочку, так что грудь поднялась ещё выше. Когда он попытался пошутить, она смерила его невозмутимым взглядом и молча прошла мимо. На противоположной стороне бассейна она плавно свела руки над головой и очень просто, без фокусов, нырнула.

Худ заметил, что Дебби плыла тоже не слишком профессионально и на вид даже неумело, но грациозно развернулась, поравнявшись со столиком Бенджона, выбралась на бортик и отряхнулась, поправляя бикини. Он одобрительно ухмыльнулся: пышная грудь эффектно натягивала мокрую ткань, а треугольник ниже живота смотрелся просто обольстительно. Трюк удался. Бенджон даже снял очки, чтобы ничего не пропустить. Рыжеволосая американка в открытом полосатом купальнике остановилась рядом, но он даже не повернул головы, зато окликнул Дебби:

- Эй, крошка, ты откуда?! Не часто встретишь девушку в такой великолепной форме.

Она лишь улыбнулась.

- Пожалуй, я поплаваю, - предложил Худ, - пусть пользуется возможностью.

- Давайте.

- Если он клюнет, тащите его в бассейн.

- Стоит сменить купальник, - набросив на плечи полотенце, она поспешила в раздевалку, а Худ перебрался поближе к бассейну.

Немного поплавав, он решил, что для первого раза достаточно, он выбрался из бассейна и обнаружил, что рыжеволосая навязчивая дама ещё не успокоилась. Слушая её болтовню, Бенджон рассеянно кивал, время от времени поддакивая. Но тут из раздевалки вышла Дебби, и он круто развернулся, снисходительно пошлепав разочарованную красотку по пышному заду. Она деланно захихикала, но он уже потерял к ней всякий интерес.

Дебби в скромном синем купальнике и шапочке дружески помахала Худу и направилась к вышке, где с самой нижней площадки только что нырнул кто-то из мужчин. Обдуманно неторопливо поднялась она на десятиметровую площадку, и непринужденно замерла на самом краешке, захватывая пальцами ног край доски. Потом вскинула руки - и словно взлетела над водой, как носовая фигура корабля, оседлавшего волну.

- О, черт! - крякнул Бенджон.

В последнюю минуту Дебби разогнулась и почти без брызг исчезла в глубине. Вынырнув, она лениво подплыла к краю и подтянулась, потом, нисколько не позируя, не оглаживая на самых лакомых местах купальник, не стряхивая капель с бедер, просто оттянула шапочку, чтобы вытекла вода. Бенджон не сводил с неё глаз, но она не смотрела в его сторону, не смотрела вообще ни на кого, думая только о новом прыжке. И, постояв немного, снова полезла на вышку.

Рыжеволосая красотка удалилась, и теперь Бенджон сидел на подлокотнике, скрестив ноги и не отрывая от Дебби завороженного взгляда. Впрочем, на неё смотрели буквально все. На этот раз она повернулась спиной, поерзала, держась только на кончиках пальцев, и выполнила потрясающе сальто в два оборота, вызвавшее дружные возгласы одобрения. А кто-то даже громко зааплодировал.

Бенджон встал и зашагал к вышке. Отодвинув спорящих за очередность прыгать с нижнего трамплина, он перехватил Дебби, что-то сказал ей и был вознагражден ослепительной улыбкой. Бенджон принялся темпераментно жестикулировать. Внимательно следивший Худ решил, было, что разговор затянется, однако Дебби снова улыбнулась, кивнула и начала взбираться наверх для нового прыжка.

Отточенный винтовой прыжок с разбега в её исполнении казался самой легкой вещью на свете. Она вынырнула, довольная собой, смеющаяся, и Бенджон бросился к краю бассейна, чтобы помочь ей выбраться. Но Дебби не взяла протянутую руку, а со смехом бросила что-то, явно его поддразнивая. Он сделал вид, что кидается в воду прямо в очках и с часами на руке. Дебби засмеялась. Поспешно бросив часы и очки мальчишке - иранцу, Бенджон обрушился с бортика в воду.

Когда осел фонтан брызг, он огляделся в поисках Дебби и поплыл к ней. Неожиданно неловкая, та не успела увернуться и Худу показалось, что Бенджон прижал её слишком крепко, но она тут же со смехом высвободилась и в два гребка оказалась вне его досягаемости. Движения её были слишком неуклюжими для столь опытной ныряльщицы, но Бенджон явно не понимал, что с ним играют. Фыркая и отдуваясь, разгоряченный видом близкой и недоступной добычи, он преследовал её тяжеловесным размашистым кролем.

Но только когда Дебби без малейшего усилия сделала несколько кругов, он отказался от борьбы и постарался проиграть достойно, посмеиваясь над собой. Она же легла на спину, расслабившись, словно сирена, подстерегавшая жертву.

Жадно глотая воздух ртом, Бенджон медленно подплыл к ней и что-то сказал. Дебби кротко кивнула. К краю они подплыли вместе. Дебби выпорхнула первой, Бенджон подтянулся следом.

Выносливая скотина, - отметил Худ, - нескладная, но выносливая.

Они немного посидели за столиком Бенджона. Тот что-то царапал в блокноте и вел себя с привычной фамильярностью. Потом Дебби подвела его к Худу.

- Чарльз, познакомься с Ллойдом Бенджоном.

- Привет, - бросил Худ.

- Это Чарльз Худ, - представила Дебби.

- Привет, - небрежно отмахнулся Бенджон и повернулся к ней. - Слушай, Дебби, пойдем-ка лучше в бар. Здесь у вас только "кока-кола". Пойдем, малышка, не упрямься.

- Мне и здесь неплохо. Садись, - она показала на свободный стул.

Так ничего и не добившись, Бенджон неохотно уселся и щелкнул пальцами, подзывая официанта. Тот уже перетаскивал его барахло.

- Я вижу, здесь вам все рады услужить, - заметил Худ.

- Не только здесь.

Бенджон сунул сигару в рот, откусил кончик и далеко его выплюнул. Краем глаза Худ заметил, как поморщилась Дебби.

- Англичанин? - Бенджон пустил струю дыма в сторону Худа.

- Да.

- По делам приехал?

- Можно и так сказать. Всего понемножку.

Бенджон искоса глядел на него, ковыряя языком в зубах.

- Как ты оказался в этом клубе? Он только для американских военнослужащих.

- Я его привела, - вступилась Дебби.

- У тебя есть карточка члена клуба, верно? А у него нет. Правда, приятель?

- А приглашение? - спросил Худ.

- Оно ничего не стоит, так что катись отсюда. Этот клуб только для американцев.

Дебби встала.

- Мы и так собирались уходить.

Бенджон поймал её за руку.

- Ни о чем не беспокойся, милая. Будешь моей гостьей. Сейчас выпьем за знакомство. А ты пошевеливайся.

Дебби попробовала вырваться, но безуспешно.

Бенджон криво хмыкнул.

- Отпусти её, - спокойно велел Худ.

Повисла напряженная пауза, Бенджона медленно повернулся в сторону Худа.

- Ты меня слышал?

Бенджон вынул сигару и провел громадной лапой по сжатым в тонкую линию губам.

- Ллойд, ты не думаешь пойти... - к ним спешила рыжая красотка. - О, я не думала, что у вас...

Дебби высвободила руку. Худ сухо бросил:

- Увидимся, - и они зашагали к выходу.

- Ллойд, послушай... - не отставала американка.

- Черт, да отвяжись ты! - рявкнул тот.

Шагая по газону, Худ спросил:

- Адрес есть?

- Он дал телефон, но только в обмен на мой. Чтобы он его потерял!

5.

Солнце клонилось к закату, когда сержант Бенджон покинул клуб "Толедо". Там народ гулял уже во всю. Он предпочитал сидеть на террасе с бокалом в руке и подружкой под боком. Впрочем, офицерские жены и дочери ему осточертели, а жена капитана Лавли сидела в печенках. Он никогда не западал на рыжих, а эта вообще была не из лучших. Ей просто нужно было затащить его в постель, а когда это наконец случилось, она принялась так орать, что он чуть не оглох. И она его совсем достала: сначала никак не могла завестись, а потом принялась ныть, что он её раздавит! Нет, знал он некую Вейр из Арканзаса, та ещё была стерва, сыпала внутрь алюминиевую пудру, чтобы трение было, как у девчонки. И сколько сопляков она так одурачила, а ведь клейма на шлюхе ставить некуда!

А вот австралийка стоит того, чтобы ею заняться. И пусть не думает, что от Бенджона легко отделаться.

Сторож автостоянки уже бежал к зеленому "шевроле". Бенджон небрежно швырнул вещи на сиденье и сел за руль, наслаждаясь подобострастными поклонами слуги, хотя как-будто даже на него и не глядел. Машина набирала скорость, и нарастало напряжение, зародившееся в Бенджоне при виде смелых прыжков лихой девчонки. Ладно, подождет, пока ему есть с кем разрядиться...

Сексуальная ненасытность Бенджона была фантастической. С ранней юности его способности по этой части поражали и даже пугали партнерш. Даже сейчас он едва мог контролировать свои плотские позывы.

В шестнадцать лет в Кэнтоне, штат Огайо, он примкнул к печально известной банде Мендозы и быстро оказался в колонии для несовершеннолетних. Полученный там опыт и закалка потом не раз ему пригодились. В ВВС Бенджон дослужился только до капрала, зато наловчился сбывать казенное имущество на черном рынке. Его обвиняли в нанесении телесных повреждений подчиненным, но доказать не доказали, зато другая история принесла ему благодарность начальства. В Германии, где он служил, грабители в британской форме пытались обчистить фургон, везущий деньги, а Бенджон очень кстати оказался поблизости. Попытка сорвалась, и бандиты прихватили всего пятнадцать тысяч долларов.

Герой-капрал вернулся на родину с "Пурпурным сердцем", отличными характеристиками и без гроша в кармане. Некоторое время он переходил из гаража в гараж, каждый раз вылетая за грубость или драку. Постоянное безденежье осточертело, но заняться чем - то серьезным не лежала душа. Потом один из местных воротил, Кертис Кэтлин, решил сменить телохранителя и остановил свой выбор на здоровяке Бенджоне. Тот быстро разобрался в тонкостях местной политики и законах преступного мира.

Почти два года он наслаждался жизнью, но потом погорел. Распекая Бенджона за промашку, Кэтлин назвал его ненормальным идиотом и получил в ответ крутую оплеуху. Только невероятным усилием воли Бенджон сдержался, чтобы его не прикончить. На этом его карьера в Кэнтоне закончилась. Он прекрасно понимал, что жить ему спокойно не дадут, и предпочел убраться подальше. Именно в Вэйкфилде, где он тогда обосновался, случилось то, что все равно должно было случиться.

Поначалу Бенджону подвернулось несколько выгодных заказов, потом удалось угнать грузовик с трубами, но он не вылезал из долгов, когда встретил Барбару Таскон. Ей только что исполнилось шестнадцать, и думала она только о сексе; девочка была ещё голубоглазой и грудастенькой, и Бенджон сразу положил на неё глаз.

Хотя его намерения шли куда дальше секса. Отец Барбары был крупной фигурой, владел стекольной компанией и контролировал местное судостроение. Возможность шантажа сама шла в руки.

В гостинице городка Латимер, милях в тридцати от Вэйкфилда, Бенджон с Барбарой записались как супруги. Всю ночь он забавлялся, как хотел, попутно снимая её и себя во всех мыслимых и немыслимых позах, и даже смастерил любительский порнофильм. Зная, что её родители - люди глубоко религиозные, Бенджон не сомневался, что они хорошо заплатят, чтобы избежать скандала. План его состоял в том, чтобы вывезти девчонку куда-нибудь на выходные, под каким-нибудь благовидным предлогом смыться и предложить её старикам сделку.

Водительские права Бенджона были просрочены, понадобился человек с машиной. Тогда и подвернулся парень с заправки - Эрл Спратт, который согласился отвезти их в рыбацкую хижину, в которой Бенджон свил любовное гнездышко. Место было уединенное, начни родители артачиться, девчонку можно было продержать сколько угодно.

В двух милях от дома Тасконов был пруд, где Бенджон с Барбарой несколько раз купались нагишом. Там они собирались встретиться, а машина Спратта должна была ждать за пригорком. Тому строго-настрого велели не высовываться, пока Бенджон с девчонкой не появятся. Договорились на семь тридцать, за час до захода солнца.

Вечер выдался тяжелым и душным. Воздух висел над землей, как тягучая патока. Бенджон добрался до условленного места первым, Спратт опоздал на пятнадцать минут и сразу понес какую-то чушь. Он как следует все обдумал и испугался, что их могут обвинить в похищении. Бенджон с ним заспорил. Как случается с безвольными людьми, Спратт проявил безумное упрямство и решил вообще выйти из игры. Бенджон психовал все сильнее, чувствуя, что деньги уходят из рук.

Тут мимо проезжал какой-то коммивояжер в красном "олдсмобиле". Спросив дорогу на Мэрриэт, он прекрасно рассмотрел машину и яростно споривших парней. Это решило дело - едва затих рокот его мотора, как Спратт заявил, что с него хватит, и собрался уезжать.

Бенджон содрогнулся от ярости, схватил Спратта за волосы и вмазал его лбом в приборный щиток. Напоровшись на открытую пепельницу, тот взвыл от боли.

Что было дальше, Бенджон помнил плохо. Перед глазами колыхалась красная пелена, им овладела дикая неуправляемая ненависть. Он продолжал дубасить Спратта головой об что попало, потом выволок его наружу и швырнул о ветровое стекло, так что тело пролетело насквозь и застряло между сиденьями.

Припадок кончился так же внезапно, как и начался. Горло разрывал короткий частый хрип, и состояние было точно такое, как после крутого секса и могучего оргазма.

Дорога была пустынна.

Бенджон был мокр насквозь, его колотила дрожь. Горло саднило, сердце билось, как бешеное. Вспомнив о дочке Тасконов, все ещё ждущей так соблазнительно близко, он взял себя в руки, но потом подумал о коммивояжере - свидетеле их со Спраттом ссоры. Пора было уносить ноги.

Он постарался спрятать тело, потом тщательно осмотрел свою одежду. Следов особых не было, на дороге тоже осталось всего несколько кровавых пятен. Бенджон присыпал их песком.

Водительское сиденье было слишком далеко сдвинуто вперед. Попытка подать его назад не удалась: что-то заело. Пришлось буквально втиснуться за руль. Ветровое стекло было покрыто сеткой трещин. Тронув машину с места, Бенджон попытался прикинуть, что делать дальше, но соображать мешала странная апатия. Впереди лежало прямое и совершенно пустое шоссе, и было время сосредоточиться.

Но через пятнадцать минут произошло такое, что до сих пор его пугало. Он просто отключился. Только что все было на месте: дорога, руль в руках, тело Спратта между сиденьями. И вдруг что-то словно хлынуло в мозг, словно взорвав его изнутри черным кипящим взрывом.

Бенджон пришел в себя от света в лицо.

Светил полицейский, вокруг стояли машины, в том числе "скорая". Санитары укладывали его на носилки, рядом маячила разбитая машина Спратта. Бенджон, как парализованный, не мог шевельнуть ни одним мускулом.

Восемнадцать дней он провалялся в клинике. У него обнаружили сотрясение мозга, перелом предплечья и множество мелких ран. Вскоре последовал визит полиции. Спидометр, как ему сказали, заклинило на девяноста милях, так что он мог считать себя счастливчиком. Ему сообщили о смерти Спратта и задали множество вопросов, на которые он легко ответил. Полиция имела свою версию: авария от превышения скорости - и не мечтала ни о чем, только закрыть дело. Выйдя из клиники, он подался в Канзас-сити, даже не заехав в Вэйкфилд.

И снова он лег в дрейф; снова безденежье, снедающее внутреннее беспокойство и ненасытная тоска по женщинам. С ними ему особенно не везло. После короткого и бурного романа всех их шокировал и даже пугал его ненасытный сексуальный аппетит, и они его бросали. Но он ещё скорее уставал от них. В Айове он гонял грузовики, в Спрингфилде - возил местного бандита и время от времени дрался за него, работай вышибалы и крупье по разным городишкам Иллинойса, а в Индиане даже сбывал наркотики.

Второе убийство тоже, можно сказать, произошло случайно. Бенджон сел на мель в Цинциннати, после того как основательно отделал одного ростовщика, имевшего влиятельных друзей в преступном мире. Из Миннеаполиса пришлось убираться в спешке, бросив машину и все вещи. Стоял апрель, весь день шел дождь, ночная прохлада пробирала до костей. Того, на чью помощь рассчитывал Бенджон, в городе не оказалось.

Угрюмо шатаясь по улицам, он заметил женщину в окне. Под едва завязанным облегающим халатом на ней ничего не было. Это отлично просматривалось на просвет. Она была блондинкой с крепкой грудью и крутыми бедрами. Бенджон словно примерз к тротуару. Вот она повернулась, шелк халата обтянул все то, чем ему никогда не удавалось насытиться. Жадно облизнув губы, он огляделся, выжидая...

Его скрутил такой позыв, что Бенджон даже испугался. Нечего было и думать с ним справиться. Свет в комнате отливал розовым - цвет спальни. Женщина наклонилась, высматривая кого - то на улице, халат распахнулся. При виде голой груди и загадочного темного провала между бедрами Бенджона охватила дрожь. Ждать он не мог.

Он шагнул в парадное и миновал привратника так, словно жил в этом доме всю жизнь.

Потом он не раз думал, что дорогу к цели ему указала какая-то высшая сила. Он поднялся по лестнице черного хода, бесшумно выдавил окно в кухне второго этажа, миновал короткий коридор. Женщина в комнате ходила взад вперед, от этих звуков рот у него мгновенно пересох.

Дверь в глубине коридора была приоткрыта, клин розового света падал на пол. Бенджон вошел, все так же беззвучно. Женщина задергивала шторы. Повернувшись, она увидела его и вздрогнула. Ей было лет под тридцать, две морщинки как будто замыкали рот круглыми скобками. Бенджон знал этот безошибочный признак немалого сексуального опыта, но даже не это, а вид её широких бедер заставил его ноги подкоситься от желания.

- Что вам нужно? Пошли вон! - спокойно бросила она без всякой истерики. И не тронулась с места.

- Ну, раз я уже здесь... - он едва мог говорить, тяжело переводя дух.

Он шагнул к ней. Она отступила. Бенджон протянул руку - она размахнулась и двинула его по зубам. Он даже не почувствовал удара. Колени подгибались, перед глазами все плыло. Он рванул халат, ощутил, как горит её кожа, как затвердели соски, как она сопротивлялась нарастающему возбуждению. Коленом она ударила его в пах, потом ещё раз, но это Бенджона не остановило. Грубо заломив её руки за спину, он швырнул её на постель. Женщина ударилась о спинку и соскользнула на пол с противоположной стороны, но он тут же швырнул её обратно. А через миг вспорол её с такой безумной силой, что они снова едва не скатились на пол.

Потом он отвалился и сполз на пол. Голая нога женщины свесилась рядом с его лицом. Он схватил её за колено - она не шевельнулась.

Бенджон присмотрелся: женщина была мертва. Теперь она уже не казалась ни соблазнительной, ни даже просто симпатичной. И он брезгливо перевернул её на живот.

Пот каплями стекал на глаза, он то и дело вытирал лоб ладонью. Отчаянно хотелось выпить. Бенджон постоял, вслушиваясь в звук вновь разразившегося дождя. На столике у окна лежала сумочка. Он обнаружил сорок девять долларов и сунул в карман. Потом повернулся - и замер.

Она стояла на коленях, перевалившись через край кровати и ткнувшись в скомканные простыни лицом, скрытым спутанными волосами. Халат сбился на шее, обнажив широко раздвинутые ноги и зад. Казалось, наконец смирившись, она предлагала себя. Такого бесстыдного зрелища Бенджону видеть ещё не приходилось. Пот хлынул рекой, его забила дрожь - и вдруг что-то кромешное, бездонное возникло за спиной... безумная слабость и бешеная ярость заполнили его одновременно, и Бенджон ринулся на тело, пытаясь растерзать его и ввинчиваясь внутрь громадным живым штопором.

Казалось, мертвая неподвижность тела передалась ему в совокуплении. Свинцовая тяжесть не давала шевельнуться, и он не сразу сумел вырваться из могильных тисков.

Шатаясь, он поднялся с растерзанного тела жертвы. За окном продолжал лить дождь.

Бенджон покинул квартиру, так никого и не встретив ни на лестнице, ни в холле. На другой день в газетах он прочел, что бывшую стюардессу Гейл Дэвис зверски изнасиловали и убили у себя в квартире. И пережил ужасный шок: там говорилось, что полиция нашла в комнате рюкзак убийцы. Он был пуст, потому что Бенджон выпотрошил его сразу после того, как украл из чьей-то машины, но его потрясло, что только в эту минуту он о нем вспомнил.

Приехав в Сент-Луис, он немедленно завербовался в ВВС.

* * *

За железнодорожными путями Бенджон обогнул пруд и зашагал по тихой улочке к зажатому между двумя магазинами узкому неказистому зданию. Немытая лестница вела к единственной двери на третьем этаже. В прихожей свет не горел, но Бенджон был уверен, что его ждут. Что это было? Быть может быть, неуловимый след её запаха - который всегда заставлял его судорожно глотать воздух, словно рыба на берегу.

Первое, что бросилось ему в глаза в спальне - туфельки и чулки, перекинутые через подлокотник кресла.

И вот оно - юное совершенное тело в черных кружевных трусиках на раскрытой постели, застывшее в ожидании, но делающее вид, что читает журнал. Круглый зад был призывно выпячен, словно крича во все горло: скорее же! Полудетское личико в рамке черных волос, тугие груди, изящный прогиб спины и точеные бедра...

Бенджон невольно причмокнул.

Зарина, как обычно, прикинулась обиженной, глядя снизу вверх большими наивными глазами.

- Заждалась папочку? Папочка немного задержался.

Он присел на край кровати, но ей хотелось продлить игру, и она испуганно отпрянула. Он с ухмылкой протянул руку - она деланно вскрикнула и снова отпрянула, подражая сцене из какого-нибудь фильма.

Бенджон встал и начал раздеваться. Зарина следила за ним, сжавшись в комок. От открывшегося зрелища она приоткрыла рот и тяжело задышала, превосходно имитируя испуг.

Бенджон медленно шагнул к кровати, Зарина отползла было в дальний угол, но тут же поспешила сдаться. Едва не теряя сознания, она откинулась на постель. Руки обвились вокруг его могучей шеи, колени раздвинулись.

- Хочешь?

Зарина захныкала.

- Мне больно, больно! Ой, какой он у тебя большой!

Но причитания быстро перешли в сладостные стоны, её крепкие икры охватили его поясницу, сделав ещё яростнее совокупление тел: она хотела ещё больше, ещё глубже, ещё крепче. Кровать содрогалась и скрипела, ещё стон, хрип, вскрик - и тишина. И тяжкое дыхание обоих.

- Я сейчас, - шепнула Зарина, выскользнула из-под него и потянула на себя простыню. Бенджон отвалился на спину.

Вскоре он почувствовал прикосновение прохладной ткани, потом влажное тугое кольцо губ и тиски пальцев. У него никогда не было проблем с эрекцией, и Зарина тотчас оседлала его, осторожно опустилась - и жалобно застонала. Ей было по-настоящему больно, раз только через минуту она отважилась шевельнуться - приподняться и вновь медленно насадить себя на могучий багор, содрогаясь и сжимая ладонями груди. Потом, двигаясь все смелее, она оперлась на широкую грудь Бенджона и вся отдалась безумной скачке.

Губы приоткрылись в жутковатом оскале, глаза закатились, тело заблестело от пота. Когда он попытался её сбросить, она вцепилась в него, прохрипев:

- Я кончаю... кончаю...

Бенджон бесцеремонно опрокинул её на спину, их тела судорожно бились друг о друга, чавкая от пота, потом она судорожно выгнулась, корчась и ломая пальцы с длинными яркими ногтями.

В этот день у него было слишком много воспоминаний, слишком много возбуждающих мыслей, поэтому Зарина испугалась не на шутку. Он никак не мог насытиться, и едва переведя дух, вновь и вновь хватал её громадными ручищами. Она попыталась было вырваться, но он только зарычал и так рванул её бедра, что чуть не разорвал пополам.

Прошло немало времени, пока миновал этот приступ безумия. Зарина совсем выбилась из сил, а он с удовольствием устраивался поудобнее.

Бенджон чувствовал себя прекрасно. Глядя на нее, он вспоминал девчонку Тасконов. К сексу обе относились одинаково, только у Зарины потребности были куда изощреннее. О таком, что ей нравилось, Барбара и подумать не могла. Он спросил себя, как ей удается водить Малика за нос, четыре вечера в неделю проводя в этой постели. Впрочем, женщины это умеют.

Но в один прекрасный день дверь распахнется, и на пороге появится Малик. Не случайно, заслышав шаги на лестнице, Зарина белеет, как мел, и шепчет, что он убьет их обоих. Ощущение опасности придает их встречам особую остроту. Бенджон не раз рисковал из-за женщин, но эта была особенной. Она была местной, и не просто местной, а женой крупного воротилы и большого мерзавца.

Бенджон тихо и довольно хихикнул.

Квартира, где они встречались, была едва обставлена. Бенджон снял её специально для встреч с Зариной, у которой был свой ключ. Едва подворачивалась возможность, она звонила ему на базу. И никогда не упускала случая.

Район был довольно глухой, если приходилось пользоваться машиной, Бенджон из осторожности оставлял её на соседней улице.

Наклонившись к Зарине, он ласково похлопал её по заду.

- Я сегодня заходил к Ахмаду.

Она сделала вид, что испугалась.

- С чего вдруг?

- Рассказать про нас с тобой.

- Прекрати! - она звонко шлепнула его по губам.

Бенджон захохотал, Зарина устало покачала головой, вздохнула и уткнулась лицом в его волосатый живот.

- Ты не знаешь, что за тип присылает ему столько антиквариата?

Она только зевнула.

- Всякие украшения, вазы и так далее... Ты знаешь, откуда они?

Бенджон понимал, что Зарина вовсе не глупа и неплохо разбирается в делах, хотя Малик обращался с ней как с глупой гусыней. Она умела прикинуться дурочкой и перехитрить старого пройдоху.

- От одного друга.

- Эй, не щекочись!

Она хихикнула.

- Перестань, щекотно! Что за друг? Раз я займусь их отправкой, мне нужно знать.

- Он англичанин. Филип Хелпман.

- И чем он занимается?

- Он археолог.

- Кто?!

- Археолог. Ну, раскапывает всякие древности.

- Так вот откуда у Малика все эти штуки!

Бенджон не сразу понял ценность этой информации. Малику пришлось обратиться к нему, чтобы не потерять транспортный канал. И он был настолько в этом заинтересован, что даже готов к известным потерям. Похоже, он собирался затаиться, полностью перейдя на антиквариат, но затаиться лишь на время. Потому он и молчал о знакомом археологе. Старый сукин сын собирался в одиночку разрабатывать эту золотую жилу.

Да тут можно сорвать хороший куш! Почему не выйти сразу на Хелпмана? И кому тогда нужен будет Малик? Можно будет его сбросить со счета. Черт возьми, какое наклевывается дельце!

Хелпман вообще ничего не будет знать об утечке, потому что своих покупателей у него нет - зачем бы ему иначе Малик. Значит, Хелпман раскопки; Бенджон - перевозка; Сарду - сбыт... И какие их ждут барыши!

- Хелпман сейчас в городе?

- Нет, но скоро приедет.

- Где он остановится?

- Зачем тебе?

Он рванул её к себе и навалился всем весом.

- Ллойд... ты такой тяжелый... не надо...

- Только не говори, что ты этого не хочешь!

6.

Ровно в восемь тридцать лифт остановился на верхнем этаже. Худ поспешно вышел вслед за Дебби и облегченно вздохнул, когда сдвинувшиеся створки дверей оборвали грохот музыки.

- Расстрелял бы автора этой идеи, - сплюнул он.

- Жуткая штука! Кто-нибудь из наших каждый месяц её ломает, но ненадолго. Ремонтники тут как тут.

Дебби в простом шелковом платье - кремовом с коричневым рисунком, стянутом на талии витым поясом, выглядела потрясающе.

Представительство "Круга" в Тегеране - офис фирмы "Линьярд Маккиннон" - занимало половину верхнего этажа здания в деловой части Тегерана. Секретарша дружески приветствовала Дебби, пока они шагали по шикарному ковру к кабинету. Просторную комнату комнату обставили одновременно уютно и очень современно. Стильную мебель и полотна абстракционистов дополнял японский садик у окна, за которым открывалась роскошная панорама гор. Внизу красные двухэтажные автобусы неторопливо ползли вокруг сквера. Появилась секретарша, предлагая чай или кофе.

Худ энергично покачал головой, Дебби тоже отказалась. Когда они остались одни, Худ спросил:

- Однообразие утомляет, верно? Стоит опустить шторы, чтобы не видеть гор, и можно представить себя где угодно: в Брюсселе, Бангкоке или Лондоне."Не угодно чаю или кофе?" Еще полсотни лет - и эта фраза станет обязательной, вроде "Как вы поживаете".

- К тому времени нам уже будет все равно.

Рано утром они отправили Беллами самолетом в Лондон. Накануне Худ отправил Гильдерштейну факс с просьбой разузнать, что можно, насчет Бенджона. На успех рассчитывать не приходилось, но кто знает? У "Кристби" были свои источники информации. А сейчас, стоя с сигаретой у окна, он размышлял вслух.

- Я не верю, что все дело раскрутил Бенджон. Перевозка - да, в его руках, он умеет обойти запрет на вывоз археологических находок. А вот тот, кого мы ищем, прячется в его тени. Кто же он, Дебби, черт побери?

- Будем искать.

- Верно говоришь, начальник! Что от "Кристби"?

- Сейчас проверим.

Дебби позвонила, секретарша подтвердила, что факс заработал. Через несколько минут Дебби с Худом читали ответ Гильдерштейна.

"О Бенджоне никаких сведений. Никто из торговцев антиквариатом никогда о нем не слышал. Его послужной список в ВВС безупречен. Вы уверены, что взяли верный след? Контакты с археологами в Иране нежелательны. Для этого существуют веские причины. Надеюсь услышать наконец что-нибудь конкретное. Гильдерштейн."

- Как тебе это нравится? - мрачно буркнул Худ.

- Похоже, он не слишком нами доволен.

Худ вернулся к окну. Перед самым отъездом Беллами собрал сведения о работающих здесь археологах - двух братьях-американцах и англичанине. Была надежда, что они подскажут, откуда Бенджон мог черпать персидские раритеты. Запрет Гильдерштейна отбрасывал их назад.

- Остается потрошить нашего Мальчика-с-пальчик.

- Очень мило!

- Я хочу наведаться на базу... Может, что-нибудь сумею выяснить в клубе. Ты знаешь кого-нибудь, кто может помочь?

- Я? Уже нет.

Худ не раз спрашивал себя, как может оставаться в одиночестве девушка с такой внешностью; вот теперь он получил ответ и неожиданно ощутил укол ревности.

- Позвоню в час, - хмуро буркнул он, направляясь к выходу.

- Ладно, - понимающе улыбнулась вслед Дебби.

* * *

Свирепый топот сержанта Бенджона по коридору заставлял всех в пределах слышимости втягивать голову в плечи. Бенджон рвал и метал. Бедняга Маккон, которому выпало несчастье дежурить, слышал, как он извергал проклятья, вороша почту. Дежурный понятия не имел, что случилось, и не собирался спрашивать. Он только сочувственно кивал Дэниелсу и прочим, с ошалелым видом вылетавшим из кабинета.

В почте оказались две очень неприятных бумаги. Лейтенанта Нильсон живо интересовался, почему склад номер два забит ящиками, некоторые из которых лежат там больше месяца? Если они до сих пор не отправлены по назначению, то по инструкциии их следует вернуть в пункт отгрузки. И кто заказал столько ненужных материалов? Проклятый Колон! Опять копает под него! Нильсон сам никогда бы не осмелился... Чертов идиот Харрис и его придурки со склада! С ума все посходили! С какими кретинами приходится работать! Если самому не проследить за каждой мелочью, все пойдет прахом!

Капрал Гарри Паско с аэродрома предупреждал, что накануне нагрянул с проверкой майор Колон и наткнулся на списанное оборудование с не истекшим сроком годности. Потребовал документы, которых, конечно, не оказалось. Господи ты Боже! Бенджон мозоль на языке натер, повторяя этому идиоту, как в таких случаях поступать! Подумаешь, инспекция... ребенок справится... А этот олух ухитрился засветиться, да ещё с Колоном!

Сейчас Колон находился в Майсуре, но перед отъездом потребовал объяснений в письменном виде. И Паско спрашивал, как теперь быть. Просто блевать хочется! Бенджон решил лично уладить дело. Доказать, конечно, ничего не смогут, но и просто махнуть рукой на Колона нельзя. Придется с ним разобраться.

Он зашагал к автостоянке офицерского клуба. Навстречу выскочил механик-иранец - тощий, унылый и плешивый тип. При взгляде на свой "шевроле" у Бенджона даже отвисла челюсть.

- Это что такое?! Я тебе приказывал помыть машину? Приказал или нет?

- Нет, сэр.

- Врешь! Не только вымыть, но и масло сменить! Ты хоть это сделал?

Механик нервно крутил в руках промасленную ветошь, уже понимая, что совершил ошибку.

- Да, сэр, масло я сменил.

Бенджон в ярости швырнул сумку на сиденье и поднял капот. Механик что-то бубнил, но он не слушал.

- Сменил, говоришь? А это что? Ну-ка, дай свою тряпку! Вот, вот и вот! Сменил, да? Думал меня провести? У тебя хватило наглости?..

- Я сейчас же сменю масло, сэр. Я был занят с майором Адамсом.

Захлопнув капот, Бенджон ткнул пальцем в царапину на дверце.

- А это что такое? Твоя работа? Поцарапал мне машину, ничего не сделал, а теперь выкручиваешься? Эй, Джейси! Джейси!

Проходивший мимо Джейси обернулся.

- Иди сюда, Джейси. Знаешь этого типа?

- Да, сержант.

- Лишить его входа в солдатский клуб на десять дней. Нет, что я говорю - на пятнадцать дней!

- Сэр, майор Колон разрешил...

- Если я услышу, что его видели просто проходящим мимо!.. Присмотри за этим, Джейси.

- Есть, сэр.

- В следующий раз вычту из жалованья!

- Есть, сэр.

- Черт бы тебя побрал!

Бенджон с ненавистью сплюнул и полез в машину. Только когда он уехал, Джейси с механиком решились перевести дух.

Утро выдалось очень жарким. Бенджон опустил окно, но ветерок полыхал раскаленной топкой. Разбежавшееся по шоссе стадо с сонным пастухом настроения тоже не поправили.

Ярость отступала и накатывала вновь, будоража кровь и затмевая разум. Чертовы ублюдки! Он их приведет в чувство!

Как он ни пытался успокоиться, ничего не получалось, а ведь в это утро ему особенно требовалось самообладание. Следовало хотя бы в общих чертах решить, как вести себя во время предстоящей встречи.

Бенджон вел машину быстро и умело, ловко управляясь с форсированным двигателем.

Хаос на иранских дорогах проблем для него не представлял. Заметив голубой "мерседес", который никак не мог обогнать несколько грузовиков, Бенджон демонстративно прибавил газу и ухмыльнулся, чувствуя, как постепенно напряжение спадает.

Добравшись до центра, он поставил машину рядом с громадой отеля "Командор". В холле толпились постояльцы, слонялись у витрин, пересчитывали багаж или изучали расписание авиарейсов. Почти все кресла были заняты. Бенджон уверенно зашагал к лифтам. Нужный номер находился на пятом этаже, указатель на стене привел его в левое крыло. Он постучал во вторую дверь с краю.

Открыл мужчина с падавшей на лоб русой прядью; розовая рубашка была расстегнута, запонки свисали из манжет. Он вопросительно уставился на Бенджона.

- Мистер Хелпман? Я - Ллойд Бенджон. Нам нужно срочно переговорить. Не возражаете, если я войду?

Хелпман недовольно поморщился.

- Принято звонить, прежде чем являться в номер, верно?

- Случай чрезвычайный. Можно? - сняв с косяка руку Хелпмана, Бенджон бесцеремонно шагнул внутрь.

- Послушайте!

- Да ладно!

В номере на неубранной кроватью валялись вперемешку книги, полотенца и рубашки. Закрыв дверь, Хелпман обернулся и увидел, как Бенджон небрежно бросил фуражку в кучу на кровати и достал из кармана сигару.

- Что вы себе позволяете?

Бенджон откусил кончик сигары и сплюнул его на пол.

- Приятно познакомиться, Хелпман. Полагаю, нам следовало встретиться гораздо раньше.

Тот смотрел на него, не скрывая неприязни.

- Говорите, в чем дело, и покиньте мой номер!

Хелпману было лет тридцать пять. Узкое лицо с крупным носом и серыми глазами выдавало бурлящую внутри нервную энергию. Двигался он быстро и порывисто, то и дело отбрасывая со лба непослушную прядь. Телосложение у него было скорее женственное, особенно манера покачивать тяжеловатыми бедрами и двусмысленная застенчивая улыбочка. Однако голос у Хелпмана был глубоким, низким и превосходно поставленным.

- Хорош бы я был, заявись я сюда и не скажи, зачем, - Бенджон покосился через плечо, обнаружил стул и уселся, дымя, как паровоз. Садитесь.

- Нет, спасибо, я лучше...

- Сядь, черт тебя побери! - рявкнул Бенджон.

Хелпман осторожно присел на краешек стула. Человек опытный, она сразу почуял опасность.

- Знаете, Хелпман, вы бы должны кинуться мне навстречу с распростертыми объятиями.

Ответа не последовало.

- Мы с вами заняты одним и тем же делом, и уже давно. Я не блефую. Антиквариат. Понятно, о чем речь? Я вывожу ваше барахло. Что скажете?

Бенджон пыхнул сигарой и положил ногу на ногу.

- Не понимаю, о чем вы, - покачал головой Хелпман.

Бенджон иронически хмыкнул.

- Имя Ахмада Малика вам что-нибудь говорит? Он действует через меня. Может, напомнить имена, чтобы освежить память? Как насчет Сарду в Париже? Постоянный покупатель, верно? Последний заказ был как раз от него. Вспомнили? А Перретти в Риме?

- Я их не знаю.

- Ну ладно, может, это и так. Но тут буквально все, кто хочет что-то вывезти, пользуются услугами Малика. И вы к нему частенько обращаетесь!

Хелпман поспешил прикрыть дверь в коридор. Он так плотно сжал губы, что они побелели.

- Продолжайте.

- А вам известно, что это незаконно?

Ответа не последовало.

- Отвечайте! - рявкнул Бенджон.

Хелпман вздрогнул и с трудом выдавил:

- Не собираюсь...

- Да? Может, горло болит? Или язык отнялся?

Хелпман молчал, все сильнее бледнея.

- Ну вот что, приятель! Ты влип! Тебя посадят, и все забудут, что был на свете такой великий гений по фамилии Хелпман. А иранская тюрьма - штука хуже не придумаешь. Типам вроде тебя там приходится несладко. Догадываешься, на что я намекаю?

- Пожалуйста, потише!

- Я думал, ты ещё и оглох.

- К чему вы клоните?

- К тому, что тебе стоит внимательно меня послушать! Ты по уши увяз со своим древним барахлом.

- Поймите, здесь тонкие стены! И кто-то может вас услышать.

- Так что, шептаться будем? Вот что, Хелпман: во всем Иране только я знаю, куда отправлено твое барахло. У меня есть полнейший список, понимаешь? - Баньон умел и любил блефовать. - Надеюсь, понял, что без меня тебе конец?

Хелпман молчал.

- И если полиция меня распросит, ты будешь по уши в дерьме.

- Но и вы тоже, - буркнул Хелпман.

Бенджон искренне изумился.

- С чего ты взял? Я только свидетель. И ценный свидетель - ведь без меня им ничего не доказать. Так что у меня на руках все козыри. И я контролирую ситуацию. Тебе понятно?

- Тогда зачем весь этот разговор?

Бенджон вспылил и даже привстал.

- Ты каким тоном разговариваешь? Я спросил - понял?

Хелпман беззвучно шевелил губами.

- Я жду.

- Понял.

- Громче.

- Понял!

- Я не паршивый штатский, а сержант.

- Понял, сержант!

Бенджон откинулся на стуле, немного покачался, пыхтя сигарой и не сводя с Хелпмана пристального взгляда.

- Но я решил тебе помочь, Хелпман. Тебе этого не понять, но я так решил. Ты собираешься и впредь прокручивать такие штуки?

- Ну разумеется, сержант.

- Я так и думал. Значит, у нас общие интересы. Неплохо ведь звучит: общие интересы! Так вот, в дальнейшем иметь дело будешь только со мной. Понятно? И пусть Малик катится к черту. Лишние звенья не нужны. Ты роешь, я вывожу - нет ничего проще. И не советую меня дурачить.

Хелпман нервно хрустнул пальцами.

- Но как вы про меня узнали?

- А это не твое дело, - усмехнулся Бенджон. - Запомни, у меня повсюду свои люди. Когда ты сможешь подготовить первую партию к отправке?

- Через неделю. Насколько я понимаю, Малик предложил вам постепенно переправить все?

- Так было до сих пор. На этот раз через него передашь только первую партию, ясно? Потом сошлешься на проблемы на раскопках. И остальное передашь прямо мне. Мне придется на пару дней уехать, но как только вернусь, мы возьмемся за дело.

- Да, сержант.

- Запиши мой телефон. База, 7176, добавочный 6091. Позвонишь в понедельник, шестого, ровно в полдень.

Бенджон подождал, пока Хелпман запишет, и потянулся за фуражкой.

- Надеюсь, мы договорились. И не пытайся играть со мной, Хелпман. Я тебя крепко держу за задницу. О Малике забудь. Если я узнаю, что ты был у него, полиция получит пару забавных штучек с твоими отпечатками и немало интересной информации.

- Я все понял.

- В понедельник, шестого, в полдень. Забудешь - тебе же хуже.

Бенджон распахнул дверь, стряхнул пепел на пол и оглянулся.

- Рад был познакомиться.

Едва он скрылся за углом, Хелпман закрыл и запер дверь и прислонился к ней, весь дрожа и сжимая ладонями виски. Потом тошнота и головокружение прошли, и он, пошатываясь, вернулся в комнату, где снова замер. Хелпман понятия не имел о существовании Бенджона, появление того стало страшной неожиданностью. Вспоминая свои жалкие попытки сопротивления, он содрогнулся от стыда и отчаяния. Не может быть, чтобы не было выхода!

Машинально покосившись на часы, Хелпман вздрогнул - он опаздывал. Набросив куртку, он бросился к выходу, но тут же вернулся и тщательно запер чемоданы и кейс. Повернув за угол, он вдруг замер - возле лифта все ещё стоял Бенджон. Хелпман хотел было вернуться, но тот его уже заметил. Одновременно открылась дверь лифта. Бенджон приглашающе кивнул.

- Извините, что заставил ждать, сэр, звонок не работает, - пояснил лифтер. - Я уже сообщил в отдел ремонта.

Они вместе вошли в лифт и спустились в холл, не обменявшись ни словом.

Из своего угла Худ заметил Бенджона, выходящего из лифта с незнакомым человеком. Он следовал за ним от самой базы в том самом голубом "мерседесе", который никак не мог выбраться из пробки. И все-таки с риском для жизни Худ успел на его догнать и даже заметил, что Бенджон поднялся на пятый этаж.

Теперь тот шагал к выходу на улицу, а его спутник, длинный, широкий в бедрах и очень загорелый, направился к стойке портье. За кем из них идти? Есть ли между ними какая-то связь? Еще какой-то миг - и делать выбор будет поздно. Спутник Бенджона украдкой глянул ему вслед и подал ключ портье. Худ отметил, что тот повесил его во второй ряд сверху, на первое или второе место справа. Баньон уже вышел на улицу, блондин направился следом.

Худ выждал, пока тот тоже исчез, и с непринужденным видом подошел к стойке.

- Чем могу быть полезен, сэр? - спросил портье.

- Как попасть на авеню Атарод? Лучше пешком.

- Минутку. Вот наш отель... - портье склонился над планом города, объясняя маршрут, а Худ изучал расположение ключа. Дослушав, он поблагодарил и прошел через холл к проходу в бар.

Просторный зал, отделанный голубой и зеленой плиткой, был почти пуст. Пара завсегдатаев расположилась за одним из низких черных столиков. Худ сел у стойки, заказал "кампари" с содовой и неторопливо закурил. В холле как будто никто не обратил на него внимания, но минут пять стоило выждать. Персонал отеля подбирали американцы, значит и техника могла быть американской. Лучше сразу предположить наличие видеокамер.

Один из завсегдатаев, тощий обветренный мужчина лет пятидесяти, дружески кивнул ему поверх своего "мартини" и заметил:

- Сегодня как будто прохладнее.

- Еще успеет разогреть.

- Я только что из Персеполиса. Не бывали там? Если надумаете, я вам советую...

Бармен принес Худу бокал, тот выпил коктейль мелкими глотками, время от времени кивая собеседнику. Тот раздражал, но он заставил себя расслабиться. Вряд ли спутник Бенджона вышел, чтобы вернуться через пять минут. К тому же он мог не иметь никакого отношения к антиквариату.

Наконец бокал опустел.

- Дорожные чеки принимаете?

- Разумеется, - кивнул бармен.

Выписав чек и дождавшись сдачи, Худ дружески кивнул американцу и вышел. Как он и ожидал, в противоположном конце коридора оказалась дверь на лестницу. Поднявшись этажом выше, он вызвал лифт. Найти нужную дверь оказалось нетрудно: та часть коридора, где она находилась, заканчивалась тупиком.

Поблизости никого не было, только несколько горничных заканчивали уборку в соседних с лифтом номерах. Худ уверенно прошел мимо, прихватив табличку "Не беспокоить" - простейшее средство против взломщиков.

Конечно, можно было просто спросить ключ у портье, и в девяносто случаях из ста тот подал бы его. Особо недоверчивый мог спросить фамилию, тогда достаточно было улыбнуться и бросить: "Вильямс". В крайнем случае портье мог заявить, что в номере 510 нет никакого Вильямса. Тогда пришлось бы изобразить удивление: как не проживает? Мистер Джон Вильямс, номер 510, отель "Синай"! Последовало бы объяснение, что отель "Синай" расположен дальше по той же улице. Но рисковать Худ не хотел: вполне возможно, пришлось бы снова появиться в "Командоре", так что следов оставлять не стоило. И без ключа он проблем не предвидел.

Дверь номера послушно уступила, когда он сунул в щель кредитную карточку. Повесив табличку "Не беспокоить", Худ вошел и тщательно запер дверь.

Номер был одноместный. В прихожей стояли два больших чемодана. В комнате беспорядок: повсюду валялись одежда, коробки, журналы и множество бумаг. Ничего многообещающего не просматривалось. На письменном столе валялась неотправленная открытка в Остин, штат Техас, на имя Марты Райт.

"Экспедиция удалась. Завтра снова в горы. Попроси маму заглянуть к Гарри Айзеру. Целую - папа".

Кейс на кровати был набит бланками нефтяной компании "Атлас". Худ просмотрел несколько бумаг: счета на новые бурильные установки. Вернув кейс на место, он послушал у двери, тихо вышел и прошел к двери номера 512.

Когда кредитная карточка снова скользнула в щель между косяком и дверью, из-за угла послышались голоса.

Повернувшись, чтобы не было видно, чем он занят, Худ с силой надавил на карточку. Замок щелкнул, но дверь не подалась: карточка за что-то зацепилась. Он потянул - безрезультатно. Голоса теперь слышались совсем близко. Двое мужчин появились из-за угла и двинулись в его сторону.

Стараясь выглядеть непринужденно, как человек, ожидающий замешкавшегося спутника, Худ незаметно продолжал орудовать карточкой. Оставалось надеяться, что двое, говоривших по-английски, идут не в этот номер. Ключи забренчали возле двери, из которой он только что вышел, и Худ мысленно поздравил себя с удачей. Карточка, наконец, подалась, дверь открылась. Не успел в соседней двери щелкнуть замок, как он уже был в номере 512.

В прихожей горел свет. Худ взялся было за защелку, но та оказалась сломанной. Неудачно: найдя дверь запертой изнутри, неожиданно вернувшийся постоялец обычно спускался к портье и появлялось время незаметно исчезнуть.

В комнате стоял слабый запах сигарного дыма, но пепельницы остались неиспользованными. Похоже, он на верном пути. Конечно, оставался риск, что соседи позвонят портье насчет подозрительного типа в коридоре, но другой случай мог и не представиться.

Худ огляделся. Если в соседнем номере царил беспорядок, то здесь настоящий хаос. Повсюду груды вещей, развороченная постель. Оба чемодана заперты, в ящиках шкафа - ничего интересного, только рубашки и белье.

На ночном столике - несколько книг. Худ подошел поближе. Р. Дж. Брэйтпад, "Персидские древности", том 1. "Бюллетень американского института археологии и искусства Персии"; "Предварительный отчет о начальном этапе раскопок Турень - тепе"; Е. Герфельд, "История Ирана в археологических находках".

Да, в номере 512 жил тот, кого они искали.

В шкафу висела одна куртка - и больше ничего. Обшарив карманы, Худ нашел два конверта, один на имя Филипа Хелпмана, 81А, Пембрук Род, Ричмонд, другой со штампом кредитного общества "Лайонс" в Марселе. Вернувшись в комнату, Худ заметил на полу табличку "Не беспокоить", которую в спешке уронил. И только собрался заняться чемоданом, как из коридора донеслись голоса.

В замке повернулся ключ.

Худ поспешно отскочил от чемодана.

В номер вошли коридорный в полосатой ливрее и с ним ещё двое.

- Что вы здесь делаете? - спросил высокий человек в темном костюме. Этот джентльмен здесь живет?.. - повернулся он к коридорному.

- Нет, нет, сэр! - поспешил заверить тот.

- Тогда кто вы? - все трое, сгрудившись у двери, пристально уставились на Худа. Тот решил, что это, видимо, управляющий и охранник.

- Этот джентльмен даже не с нашего этажа, сэр, - добавил коридорный и троица дружно оглядела комнату, которую, казалось, перетряхнули в поисках ценностей.

- Ну что, попался с поличным, приятель? - хмыкнул охранник. - А ну, говори...

- Минутку! - остановил его спутник.

Худ лихорадочно искал выход.

В проеме двери появились лица зевак, учуявших скандал, и среди них двое, так некстати появившиеся в коридоре несколько минут назад.

- Сюда нельзя! Закройте дверь! - высокий снова повернулся к Худу. - Я помощник управляющего. Вы не имеете права здесь находиться. Как вы сюда попали?

Его французский акцент натолкнул Худа на интересную мысль. Он многозначительно ухмыльнулся, достал сигарету и непринужденно закурил.

- Знаете, неловко признаться...

Охранник иронически хмыкнул.

- Вы не из нашего отеля, верно?

- Нет - нет, - заверил Худ с досадой. - Я просто зашел выпить в здешний бар. Там один тип, порядочный на вид, спросил, не нужно ли мне девочку. И запросил сорок долларов. Мцы сговорились, и все, что от меня требовалось, - это подняться в номер 512 и немного подождать.

Тот тип меня заверил, что дверь будет открыта. Ну, я постучал, а когда никто не ответил, вошел. Дверь и правда оказалась открытой, но прошло уже десять минут, а девочки все нет. Похоже, меня надули, - Худ смущенно потупил глаза.

Помощник менеджера невольно улыбнулся, коридорный отвернулся, тоже скрывая насмешливую ухмылку.

- Не верю! - хмуро буркнул охранник. - Не мешает проверить.

Он проверил карманы Худа, - и ничего не нашел. Вместе они спустились в бар, где подтвердили, что он действительно сидел там и разговаривал с каким-то приличного вида мужчиной. По счастью, тот уже ушел. Оплаченный чек довершил картину. Осталось только поставить охраннику выпивку и вместе посмеяться над тем, как надули простачка. Худу предложили заявить на жулика, если он ещё раз его увидит, и тот благодарно согласился.

* * *

Дебби как раз собиралась на ланч, когда он вернулся в офис.

- Это подождет, - сказал он, мягко развернув её за плечи. - Нужно срочно озадачить Гильдерштейна. Пусть разбирается с Филипом Хелпманом.

7.

Филип Хелпман был наделен потрясающим даром воображения. Это во многом определило его археологические успехи. Наткнувшись на черепок величиной с мизинец, он без труда мог представить поселение, исчезнувшее с лица земли три тысячи лет назад.

Но сейчас воображение ярко рисовало ему катастрофу, к которой должен был привести визит Бенджона.

Отнюдь не лишенный здравого смысла, обычно он соображал быстро, цинично и расчетливо. Но не в тот день. Застряв в потоке машин на авеню Шемиран, он лихорадочно искал решение - и не находил, хотя ситуация требовала немедленных действий.

Хелпман вырос в Александрии, в семье дяди - британского консула, и уже к пятнадцати годам свободно владел арабским. Интерес к истории заставил заодно освоить греческий и латынь. Обучение в Британском археологическом институте было не самым приятным воспоминанием его жизни. Безденежье заставило его жить за счет подружки, и он едва дождался диплома, чтобы немедленно оставить негостеприимный город. Потом он объездил весь Средний Восток, участвовал в британских, американских и французских экспедициях, быстро усвоил тонкости археологии и углубил свои познания в истории. К известным ему языкам прибавились санскрит и персидский. Хелпман получил степень доктора философии и возглавил крупные раскопки, начатые университетом Корнелла.

Друзей у Хелпмана не было - людей он сторонился людей. Всех, кто не обладал талантом археолога, он просто презирал. Коллеги завидовали его наметанному глазу и легкости, с которой он завязывал контакты с местными жителями. Но вот рутины раскопок Хелпман не выносил, не в состоянии примириться с медлительностью принятых методов работы. Послойное снятие грунта со всей намеченной области поисков навевало на него скуку. Он предпочитал поверхностный осмотр, делая выводы на основании редких, но крупных находок - метод, давно признанный ненадежным. Впрочем, в мире археологии он славился блестящим даром предвидения.

Не раз его смелые гипотезы, вдохновленные полетом фантазии, приводили к стычкам с коллегами. Хотя случались и ошибки, чаще всего они блестяще подтверждались.

В одной из экспедиций в Сирии Хелпман впервые попал в историю. Пропала одна из находок - золотое ожерелье. В конце концов выяснилось, что Хелпман его продал, но скандал замяли. Годом позже в Турции он работал в британской археологической партии. Местный специалист, приписанный к экспедиции, занес в каталог шесть ценных бронзовых изделий, но перед отъездом из страны только одно из них было предъявлено властям. К тому времени Хелпман уже покинул Турцию, а пять пропавших украшений позднее объявились в Америке.

В январе следующего года Хелпмана арестовали в Бангкоке по подозрению в несанкционированных раскопках. Два месяца в тюрьме стоили ему членства в Британском археологическом институте.

Теперь Хелпман стал промышлять в одиночку. Он настолько навострился, что мог с первого взгляда отличить осколок касситской погребальной чаши от черепка сосуда из Набатии. В тенях закатного солнца, садящегося за выжженные холмы, он был способен заметить намек на древнюю тропу и наутро убедиться, что обнаружил поселение, тысячи лет занесенное песком.

В выгоревшей рубашке и истрепанных штанах он пересекал пустыни пешком или на мотоцикле, прихватив с собой только канистру с водой и запас горючего. Он не гнушался останавливаться на ночлег в жалких лачугах нищих поселений, кишащих паразитами. И ни одна редкая посудина в их небогатом хозяйстве не ускользала от его внимания. Он внимательно изучал древние предания и скитался вместе с кочевниками, потому что те пользовались теми же тропами, что и доисторические предки. Со временем он научился находить в пустыне воду: ведь с незапамятных времен источники давали приют караванам и паломникам. Для археолога там был рай земной.

И вот в один прекрасный день Хелпман заявил об открытии поселения, которое датировал шестым тысячелетием до нашей эры.

Весь научный мир всколыхнулся, его беспощадно высмеяли. И хотя Хелпман в присутствии специалистов провел все пробы и блестяще доказал свою гипотезу, репутации его это не спасло. В Ираке и Иордании копать ему не разрешали.

Нельзя сказать, что Хелпман был корыстолюбцем. Он абсолютно равнодушно относился к деньгам и обычно понятия не имел о состоянии своего банковского счета. Просто в душе его жила страсть к риску, к приключениям, и ненависть к общепринятым правилам.

В Иране Хелпман пребывал уже два года и успел переправить через Малика немало находок, но основную часть работы хранил в строжайшей тайне. В кургане возле Нейна однажды Хелпману попалась часть свитка, в котором упоминался Навуходоносор, правитель Вавилона (историческим фактом считалось, что Кир, первый царь мидийцев и персов, покорил Вавилон через двадцать четыре года после смерти Навуходоносора). Через полгода после этого Хелпман откопал рельеф с изображением персидского царя - возможно, Дария III, последнего в династии потомков Кира - у саркофага, окруженного охраной.

Когда Александр Македонский разгромил Дария, тот бежал из Персеполиса, бросив сокровища в нынешних ценах на двадцать восемь миллионов фунтов. Александр застрял в Персеполисе на четыре месяца, это позволило Дарию благополучно перевезти остальную часть сокровищ на север. Хелпман нашел свидетельство, что их зарыли близ Раджеса, древнего города к югу от нынешнего Тегерана. А вскоре армия Дария была разгромлена, сам он погиб.

Хелпман кинулся на поиски. Двенадцать месяцев прошли впустую, но наконец к востоку от Тегерана попался мавзолей, разграбленный ещё в древности.

Находка оказалась любопытной. Полуразрушеное кирпичное сооружение было скрыто зданием более поздней постройки, в котором уже в последние годы пристроили склад. Рядом сохранился полуразрушенный домик смотрителя.

Три дня Хелпман осматривал руины, потом киркой пробил одну из стен мавзолея, перебрался через груду древних кирпичей, повел вокруг фонариком и замер.

Луч выхватил из темноты расписную арку, за которыми чернел проход в усыпальницу. Вдоль него громоздились погребальные урны, вазы и чаши. На каменном постаменте стоял саркофаг, частично скрытый рухнувшим сводом. Под пылью и паутиной наметанный глаз Хелпмана опознал почерневшие медь и серебро. И он едва не завопил от радости, увидев на крышке вавилонского крылатого льва и корону.

Вдоль стен, покрытых фресками, стояло множество серебряных ваз, лежали груды украшений, роскошное парадное оружие и золоченый щит с рельефом бородатого героя, побеждающего льва.

Хелпман ходил по усыпальнице и не мог наглядеться.

Там были идолы с жертвенниками у ног, барельефы из чеканного золота, фигурки священных животных из слоновой кости и терракоты, шкатулки с драгоценными камнями. Краски фресок совершенно не выцвели, персидские лучники на них, должно быть, играли роль стражей при сокровищах. Резной рельеф изображал персидского царя, изливающего священный елей на головы распростертых львов.

Под каменной осыпью он заметил две статуэтки жриц Мардука, одного из древнейших вавилонских богов, и часть дощечки с вавилонской клинописью, где выделялись слова "царь" и "здесь".

Неужели он нашел гробницу Навуходоносора?

Во всяком случае, это была царская гробница, хотя и устроенная тайно и на время.

Вне себя от восторга, Хелпман вспомнил о Шлимане, Картере и прочих великих археологах. Да, его находка была им подстать. Перефразируя Шлимана, он мог сказать: "Я заглянул в лицо Навуходоносору".

Для персидской империи Вавилон был постоянным источником смуты. И Дарию, и Ксерксу довелось предавать город огню после крупных религиозных волнений. Эмблема Мардука - наконечник копья - проступала в гробнице повсюду. И Хелпман пологал, что погребение имело особый религиозный смысл.

Кир, покоритель Вавилона, с особым фанатизмом поклонялся Мардуку, и культ этого бога исторически связан с Вавилоном. Жрецы Мардука обладали громадной властью, причем восстановил древние храмы именно Навуходоносор.

Тогдашние религиозные смуты всегда оставались одной из величайших загадок истории Вавилона. По легенде наследники Кира перенесли гробницу Навуходоносора в Персию, чтобы спасти от осквернения и разграбления. Могло случиться так, что отступая перед натиском Александра Великого, Дарий забрал с собой священный саркофаг. Возможно, пытаясь умилостивить бога, который даровал власть их династии.

От сознания, что сделано величайшее открытие всей жизни, Хелпман потерял сон и аппетит. Он был потрясен и напуган до смерти. За святотатство его мог прикончить первый встречный. Даже сумей он вывезти сокровища из страны, что с ними потом делать? Но отступать было поздно. Хелпман содрогался от одной мысли о том, что величайшая находка в его жизни будет валяться в запасниках тегеранского музея.

Он замаскировал вход в гробницу и обосновался в ветхой лачуге смотрителя. В таком уединенном месте можно было спокойно работать, не привлекая внимания, к тому же тяжелых работ не предвиделось. Нужно было только освободить гробницу от обвалившегося грунта. Хелпман собирался все расчистить, сфотографировать, произвести первичную обработку, систематизировать находки и немедленно вывезти все в Тегеран. А дальше дело за Маликом.

Следовало принять хоть какие-то меры предосторожности. Боясь попасться прежде, чем сокровища покинут Иран, Хелпмана не отважился нанять помощника. Книги, фотоаппаратуру и свое скудное оснащение он тщательно прятал, чтобы случайный путник ни о чем не догадался. Немного подготовившись, он договорился с Маликом о переправке большой партии находок. Их постояло постепенно собрать в одном месте.

За последний месяц он уже сделал множество фотографий и вывез в Тегеран два изумительных золотых меча, когда, как снег на голову свалился Бенджон.

* * *

Вернувшись в офис в шестом часу вечера, Худ первым делом позвонил в "Командор". Но оказалось, Хелпман уже убыл.

- Черти побери! Не успел найти, как уже потерял! - Худ с досадой бросил трубку.

- Возможно, ему передали вашу историю - и спугнули.

- Надо было сразу приставить к нему "хвост". Надеюсь, за Бенджоном кто-нибудь следит?

- Наш человек - шофер.

Пришел очередной факс от Гильдерштейна. Дебби прочла его вслух. Информация касалась карьеры Хелпмана, в конце была приписка: "За последние два года сведений нет. Возможно, он поставляет антиквариат, но явно не подделки. Держите меня в курсе. Гильдерштейн."

Девушка задумчиво посмотрела на Худа. Тот протянул:

- Съезжу-ка я в Манджил, где копают какие-то двое. Может, Хелпман один из них?

Дебби кивнула. Им удалось выяснить, что к северу от Тегерана, в долине Сефид Руд, независимо друг от друга ведут раскопки сразу два археолога. Такое случалось нечасто и требовало проверки. Она прикинула время на дорогу в оба конца и разговор с каждым археологом. Получалось, что поездка займет не меньше суток.

- Я велю заправить полный бак, - сказал она и вышла.

Худ позвонил на виллу и попросил Али собрать вещи, рассчитывая заехать примерно через час. Дебби проводила его до лифта. Ее подавленный вид вполне соответствовал настроению Худа, но он пытался шутить.

- Господи, Дебби, твоя юбка почти ничего не прикрывает! Нет, зрелище хоть куда, но как отреагирует полиция?

Она улыбнулась.

- Удачи!

- А ты ныряй поосторожнее!

Она помахала вслед.

* * *

До семи Дебби работала, потом поправила макияж и прическу, выключила кондиционер и погасила свет. Швейцар на крыльце пожелал ей доброй ночи, она тепло ему улыбнулась.

Вечер выдался чудный. Машина летела по безупречно прямому шоссе, далеко впереди над неровным контуром гор разгорался закат. Нажимая на газ, Дебби вздохнула. Почему она не поехала вместе с Чарльзом? Жизнь как-то сразу поблекла...

Она вдруг осознала, что встретила его только три дня назад. Не может быть! А ей казалось, что прошли недели... Неожиданная пустота, возникшая с его отъездом, говорила сама за себя. С ним все изменилось. Ах, черт возьми! И Дебби сжала руль, борясь с искушением повернуть к вилле и забраться в бассейн. А толку что? Без Чарльза ничего не будет...

Она включила радио, диктор объявил "Чай для двоих". Звук саксофона походил на сливки в черном кофе - нежный и спокойный он вернул прежнюю безмятежности...но не совсем.

За окном темнел пряный воздух. Хрипловато шептал саксофон. Юбка, почти ничего не прикрывавшая, сдавила бедра. И внутри медленно разлилась сладкая истома.

Дебби поняла, что влюбилась, но не возражала.

Жила она в элегантном доме в Тайрише - небольшом живописном поселке среди холмов к северу от Тегерана. Просторные лоджии выходили на ухоженную лужайку, внизу располагались встроенные гаражи.

Всего квартир было четыре, по одной на каждом этаже. Садик за домом принадлежал жильцу первого этажа. Этим жильцом была Дебби.

Пока она поставила машину и поднялась к себе, уже стемнело. Итальянка Ева, приходившая убирать квартиру, ещё не ушла. Симпатичная невысокая брюнетка сразу поинтересовалась, не встретила ли сеньорина по дороге мужчину, который приходил уже дважды. Такой здоровенный американец с сигарой в зубах.

- Давно он заходил?

- Последний раз минут пятнадцать назад. Ничего передать не просил, но прежде чем уйти, прошел внутрь и все разглядывал.

Дебби постаралась ободряюще улыбнуться.

- Я его знаю. Все в порядке, Ева.

Девушка явно не поверила, но торопливо подхватила плащ, попрощалась и вышла.

Дебби слышала, как часто стучат по лестнице её каблучки. Итак, сержант Бенджон. Хорошо, что он её не застал. Она поспешила задернуть шторы в спальне, сбросила платье и бюстгальтер и пустила в ванну прохладную воду.

Помедлив, она накинула халат и взялась за телефон. Может быть, он ещё не уехал...

После долгой серии гудков ответил Али.

- Али, это мисс Ансель. Мистер Худ ещё дома?

- Нет, мисс, хозяин уехал.

- Ладно, Али, спасибо. Нет-нет, ничего. Доброй ночи!

Она медленно положила трубку. Под окном скрипнул гравий садовой дорожки. Дебби невольно поежилась, надеясь, что Ева не забыла закрыть заднюю дверь, поплотнее запахнулась в халат и прошла в свою комнату.

* * *

"Кадиллак" повернул в аллею к вилле. Вся машина была в пыли, капот и стекла покрыты следами от насекомых. В свете фар сад с неестественно зеленой травой и неподвижно застывшими деревьями казался театральной декорацией.

Часы показывали половину одиннадцатого. Боль сдавила виски, пыль, казалась, забилась в каждую пору. Тридцать часов впустую! Оба археолога слышали о Хелпмане, но не знали, что тот в Иране, и не смогли дать никакой полезной информации.

Из столовой на лужайку через распахнутые окна падал свет.

- Чарльз!

Худ обернулся. С крыльца сбежала Дебби.

- А ещё спорят, есть ли телепатия! Давно ты здесь?

- Примерно полчаса.

Она казалась несколько растерянной, не такой хладнокровной, как обычно. Простое платье в полоску было помято, она чуть прихрамывала.

- Дорогая, что случилось?

Она нервно отмахнулась.

- Да ничего особенного.

Худ взял её за плечи, немного отстранил и внимательно оглядел с головы до ног.

- Рассказывай!

- Ко мне ломился Бенджон, и я сбежала сюда в надежде, что ты уже вернулся.

- Бенджон? - Худ ясно видел, что она с трудом приходит в себя. - Он что-то тебе сделал?

- Нет, он меня не видел. Я успела сбежать, но, честно говоря, перепугалась. Вчера, ещё до моего приезда, он дважды заходил. Я звонила, но ты уже уехал. А сегодня заявился снова. Хорошо, что я заметила, как он слоняется вокруг! Но представляешь, он забрался в сад и начал взламывать дверь, прекрасно зная, что я дома.

- Ты вызвала полицию?

- Пыталась, но после наступления темноты они не любят снимать трубку, а ждать было некогда: он мог войти в любую секунду. Да, ну и тип! Просто исчадье ада! Пришлось дождаться, пока он не вломился внутрь, чтобы ускользнуть незаметно. И сразу бросилась сюда.

- А что же делал тот болван, который должен был за ним следить?

- Возможно, потерял его.

- Как ты считаешь, Бенджон сейчас у тебя? Тогда с ним пора разобраться.

- Прошу, не надо, Чарльз!

- Как это - "не надо"? Он сейчас там...

- Наверняка уже ушел!

- С тобой все в порядке, Дебби?

Она кивнула, обняла его и прижалась изо всех сил. Они прошли в дом. Потом Худ наклонился её поцеловать.

- Останешься здесь? Тебе здесь будет лучше.

- Мне уже лучше, когда ты со мной.

- Я пыльный. Нальешь выпить, пока я приму душ?

Она счастливо улыбнулась.

- Налью. А потом пойду немного поплаваю.

- О, Боже!

* * *

В баре Худ обнаружил бутылку шампанского и в ведерке со льдом понес её наверх. Дебби стояла у окна в его пижаме, застегнутой на одну пуговицу. Он поставил ведерко возле постели, все ещё дышавшей теплом их любви. Светился только крохотный синий ночник, да багровел закат за окнами.

Он остановился за спиной Дебби, она завела руки назад и притянула его к себе. Худ легонько поцеловал её в шею.

- Я опять заведусь, милая.

- Ничего, я выносливая, - ласково улыбнулась Дебби.

- Ты просто чудо!

И снова они оказались в ещё не остывшей постели. Он расстегнул единственную пуговицу и отшвырнул пижаму.

- О, Господи, как я тебя хочу! - вздохнула Дебби ему на ухо.

Он радостно вошел в нее, и она содрогнулась...

* * *

Ветерок из открытого окна ласкал разгоряченные тела. Пресытившись, они лежали рядом.

- Кажется, так со мной никогда не было. Я просто умираю...

- Когда влюблен, все получается гораздо слаще. Это гораздо больше простого удовлетворения. Наверное, потому так тянутся любить, рискуя получить больше страдания, чем счастья. Но, впрочем, чувствуешь себя по-настоящему живым, только когда испытываешь боль.

Дебби провела по его животу согнутой ногой.

- Но ведь не все мужчины могут так долго... Или просто не хотят?

- Ну, знаешь, с такими внутренними волнами, как у тебя, это совсем не просто.

Она хихикнула.

- Нет, правда. Это ведь дано не каждой женщине. Представь только мои ощущения: как будто волны, словно кто-то пробегает по нему пальцами, пощипывает, трогает... С ума сойти!

- Давай-давай! Чудная лекция!

- Счастливчик тот, кому достанется такое сокровище. Думаю, научиться этому непросто. А большинству такое даже не приходит в голову. Жаль! - Он повернулся и поцеловал её. - Но тебе не о чем беспокоиться. Все получается именно так, как надо.

- И ты уверен, в этом весь секрет? И как раз это нужно каждому мужчине?

- Ну, есть ещё одно... и с ним у тебя тоже все в порядке.

- С чем именно?

- С плотным захватом.

Дебби расхохоталась, Худ выбрался из постели и принес шампанского. Она насмешливо наморщила нос.

- Вот за него-то мы и выпьем!

* * *

Сержант Бенджон поставил машину в тени единственного дерева, выбрался наружу и глянул на часы.

Половина пятого. Такой жарищи в Тегеране давно не было. Эх, поплескаться бы сейчас в бассейне! С той австралийкой, или с Зариной... Хотя в последнее время она стала его утомлять.

Он был в майке, полотняных брюках и сандалетах. Очки то и дело сползали с потного носа, и приходилось вытирать лицо платком, мокрым насквозь. На пустынной дороге ветхий грузовичок ковылял по колдобинам. Вдали окутанный маревом Тегеран напоминал мираж в пустыне.

Бенджон вспомнил, как холодно Дельгадо говорил с ним по телефону. Слишком холодно. Он позвонил в контору, и тот настоял на этом уединенном месте. В этом были свои плюсы. Дорога просматривалась на целые мили вдаль. Если причина в этом...

Чахлая крона дерева почти не давала тени, и за десять минут ожидания Бенджон едва не расплавился.

Наконец вдали из марева появился автомобиль. Даже издалека заметно было, что машина не простая. Бенджон шагнул на солнце, чтобы его заметили. Кремовый "линкольн-континенталь" с зеленым мягким верхом едва двигался, огибая колдобины. На дверцах длиннющего лимузина красовался вензель Дельгадо. За рулем сидел сам хозяин.

Не обращая на Бенджона ни малейшего внимания, он осторожно подвел машину под негустую тень, потом повел подбородком в сторону "шевроле".

- Можно это убрать?

Бенджон поспешно сдал метра на полтора назад, увидел, что "линкольн" все ещё движется вперед, и вынужден был окончательно выехать на солнце. Зато машина Дельгадо полностью скрылась в тени.

- Рад познакомиться, мистер Дельгадо, - с деланным оживлением Бенджон шагнул вперед, протягивая руку.

Дельгадо сунул ему два пальца. Машину он покидать явно не собирался. Длинное хищное лицо было непроницаемым, глаза скрывали темные очки в золотой оправе. Тонкогубая щель рта на высохшей и изборожденной морщинами коже казалась безжизненной, треугольная верхняя губа торчала вперед. Кустистые брови почти смыкались с седыми висками. Одет был Дельгадо исключительно тщательно, на запястье красовались настоящие "картье" на простом белом ремешке.

- Я опоздал на пять минут, - холодно бросил с легким акцентом. Деловая встреча.

- Конечно, конечно! - Бенджон замахал руками, словно извиняясь за свою поспешность. Но тем не менее он понял, что Дельгадо не против иметь с ним дело. А ради этого стоило закрыть глаза на его привычку корчить из себя царя Вселенной.

- Чертовски жарко сегодня...

Дельгадо сухо кивнул.

Бенджон собрался с мыслями.

- Насколько я помню, мистер Дельгадо, тогда в Париже вы заинтересовались перспективой... скажем так, поставки надлежащего количества антиквариата. Надеюсь, вы не передумали? Дело в том, мистер Дельгадо, что сейчас я могу предложить вам это надлежащее количество.

Тот продолжал молчать, непринужденно восседая за рулем. Рука свободно свешивалась с приоткрытой дверцы.

- Вот для чего я попросил о встрече, мистер Дельгадо.

- Понимаю.

Бенджон переминался с ноги на ногу, изнывая от жары. Ему ужасно хотелось опереться на дверцу "линкольна", но мешала рука Дельгадо, и раздражало его упорное молчание.

- Речь идет о регулярных поставках, мистер Дельгадо. Понимаете, множество всяких древностей, и все с гарантией! Все вещи - заглядение! Вы будете довольны.

Казалось, на Дельгадо жара вообще не действует. От него тянуло ледяным холодом. И вдруг высохшие губы шевельнулись.

- Как с вывозом из страны?

Бенджон не сразу сориентировался, подозревая какой-то подвох.

- Что-что? Да, разумеется!

- В Париж?

- Да хоть куда!

Дельгадо кивнул.

- Тогда договоримся. Переправляйте все в Париж, там посмотрим, что я возьму. И обсудим цену.

Бенджон был просто-напросто разочарован. Дельгадо не проявил даже видимости энтузиазма. А он представлял эту встречу совсем иначе. Похоже, пришлось столкнуться с непревзойденно хладнокровным мерзавцем. А переправить все в Париж, вслепую... Дельгадо хочет, чтобы рисковал только он.

- Знаете, мистер Дельгадо, здесь, в Тегеране, моя база. И все находки тоже здесь. Вы понимаете? Так что гораздо лучше, если я покажу вам все прямо здесь, об судим цену, а уж потом я вывезу все, что вас заинтересует.

- Меня это не устраивает. Или Париж - или закончим разговор. И вот еще: судить о качестве находок и цене буду я сам. И обсуждать это ни с кем не намерен. Последнее время появилось слишком много всякой дряни...

- Но это не тот случай!

- И никаких разговоров о транспортных расходах.

Бенджон уставился на темные стекла очков, но увидел только два собственных отражения.

Дельгадо сидел в своем роскошном лимузине, как король. Черт побери, как разговаривать с таким человеком? Что бы ты не сказал, все равно останешься в дураках! Приходится просить о милости...

И он решился.

- Ладно, мистер Дельгадо, пусть будет по-вашему. Если не возражаете, действовать будем через Сарду. Ему я стану пересылать вещи, ему же вы будете передавать деньги. Я думаю за месяц уложиться. Надеюсь, вас это устроит?

Дельгадо кивнул.

- Первую партию рассчитываю отправить в понедельник, шестого. Самое крупное будет в ящиках...

- Что именно?

- Пока я точно не знаю, что пойдет первым. Но уверен, вы будете в восторге.

- У вас сохранился номер парижского телефона?

- Конечно, сохранился. Постойте-ка... - Бенджон полез в карман за записной книжкой.

- Тогда зачем вы позвонили в контору? - голос Дельгадо был сух, как песок пустыни.

Бенджон оторопел.

- Что?

- Я спрашиваю, зачем вы звонили в контору?

В паху Бенджона засвербело.

- Прошу прощения! Я не сообразил...

- Прошу вас в будущем пользоваться только моим личным номером. Всегда.

- Не беспокойтесь, мистер Дельгадо. Больше это не повторится.

Тот коротко кивнул и убрал руку с дверцы.

- Если вы поставите действительно ценные вещи, мы сговоримся. Если нет - забудьте этот разговор.

- Конечно, мистер Дельгадо. Спасибо, что согласились со мной встретиться. Большое спасибо.

Дельгадо включил зажигание. Бенджон отступил на солнцепеке и солнце огнем резануло спину. Мимо с ревом прополз грузовик. Дельгадо погнал машину в городу. Бенджон проводил его угрюмым взглядом.

Вот сукин сын! Взял и уехал, а ты стой тут, как оплеванный. Ни "спасибо", ни "до свидания", даже рукой не махнул на прощанье! Впервые в жизни Бенджон чувствовал себя мелким и ничтожным. Дельгадо ему напомнил Кертиса Кэтлина, но куда более высокого полета. Такого высокого, что дальше просто некуда. Черт возьми, но хуже всего - его ледяное самообладание.

Бенджон долго вытирал шею и лицо, не отводя взгляда от скрывавшегося в знойном мареве "линкольна". Вот дьявол, а тот мерзавец как будто и не потеет!

Он косолапо зашагал к "шевроле", но спохватился, подтянулся и постарался выглядеть как можно более непринужденно. Мы тоже, мол, не лыком шиты!

И тут он краем глаза заметил, что все тот же грузовик разворачивается чуть дальше на дороге. А не тот ли это, что уже проезжал здесь, пока он ждал Дельгадо?

Значит, за ним следят? Очень похоже... Ладно, придется разобраться...

Бенджон влез в "шевроле" и неторопливо устроился поудобнее, давая грузовику возможность проехать вперед. сделал. Челюсть Бенджона воинственно выпятилась. Он чувствовал, как ненависть к Дельгадо перерастает в кипящее бешенство.

* * *

Чарльз Худ прошел больничным коридором, миновал двух сиделок и спустился в холл. Часы над входной дверью показывали десять минут седьмого. Час пик, кругом царила суета. пик.

Худ заглянул к привратнику.

- Разрешите позвонить?

Усевшись в ожидании, пока освободится телефон, он призадумался. Сейчас нужна бы рядом Дебби, но её срочно вызвали в Абадан, в тамошнее отделение "Линьярд Маккиннан". И едва она вылетела утренним рейсом, Худу сообщили, что на окраине нашли их зверски избитого шофера.

Сейчас тот лежал в палате для тяжелобольных с пробитым черепом, раздробленной челюстью и переломанными ребрами. Его нашли в беспамятстве на пустыре. Ни денег, ни документов при нем не оказалось, и полиция долго не могла выяснить, кто он такой. В конце концов дальше на дороге нашли и грузовик, и тогда разыскали Худа.

Худ постарался, чтобы шофера устроили поудобнее. Парень пришел в себя довольно быстро, и Худ уже успел выслушать невнятный рассказ о неудачной слежке. Сначала Бенджон съездил по двум адресам, потом направился по дороге на Гармзар. Шофер пытался ещё что-то объяснить, но не мог - лицо его исказилось от боли. Когда ему дали ручку и блокнот, на листке появились каракули, в которых с трудом можно было разобрать автомобильный номер.

Женщина, звонившая по телефону, углубилась в подробное описание симптомов какой-то болезни, и Худ решил прогуляться по холлу, от которого веером расходились как спицы коридоры. Больница была совсем новая, хорошо оснащенная, а персонал казался знающим свое дело. Минут через пять он вернулся - телефон уже освободился.

Он набрал номер офиса. Ответила секретарша.

- Вы, мистер Худ? Как наш парень?

- Лучше. Завтра переведут в отдельную палату. Послушайте, я попрошу вас позвонить в полицию. Только ничего не говорите про избитого шофера. Cкажите вот что: сегодня вечером какая-то машина, нарушив правила, помяла "кадиллаку" бок. Я записал её номер и хочу узнать имя и адрес владельца. Речь идет о страховке. Нажмите на них как следует. Марку машины я вам не называл. А номер запишите.

- Звонить нет смысла, - заметила секретарша. - Они просто повесят трубку. Лучше сходить в участок.

- Я буду ждать от вас известий.

В кабинете Дебби Худ уселся в кресло с сигаретой и приготовился к ожиданию. Приходилось надеяться, что полиция не задаст лишних вопросов насчет истории с помятой машиной. Против Бенджона не стоило выдвигать никаких обвинений, тем более в избиении, иначе полицейское расследование могло завести слишком далеко. Но вот тревожило, что у шофера пропали все бумаги. Мог ли теперь Бенджон выйти на "Линьярд Маккиннон", а значит на Дебби? Хватило бы путевки или простого конверта с фирменным штампом? Хватит уже того, что он заметил слежку. Если Бенджон уйдет в тень, делу конец.

Сотрудники постепенно разошлись, контора опустело. Наконец вернулась секретарша.

- Получилось?

- Да, но пришлось попотеть!

- Поздравляю!

Она достала листок бумаги. Худ прочитал: "Франклин Дельгадо, 20, авеню Кхайбан, Шах Реза, Тегеран".

- Это адрес его конторы. Кажется, она называется "Меркатор Лайнз".

Худ задумчиво отошел к окну. Неужели это совпадение?

Франклин Дельгадо, глава авиатранспортной компании "Меркатор Лайнз", "прославился" на весь свет тем, что по неопытности скупал копии полотен Эль Греко, Клода де Лорэна и мастеров Возрождения. Что ещё о нем было известно? Худ лихорадочно рылся в памяти. Не он ли на одном из аукционов "Кристби" сорвал торги, оспаривая цену? Несколько лет назад, теперь он ясно вспомнил.

Впервые за последние дни Худ испытал возбуждение ищейки, взявшей след.

8.

"Линкольн-континенталь" выбирался из центра через сгустившийся к вечеру поток машин. Дельгадо с непроницаемым лицом слушал доклад секретаря. Молодой человек в белом летнем костюме пересказывал телефонные разговоры с Лондоном и Нью-Йорком, стараясь ничего не упустить.

Франклин Дельгадо, в прошлом Фрэнсис Дельгаджян, был выходцем из Ливана, из бедной греко-армянской семьи. При первой возможности он эмигрировал в Рио-де-Жанейро, где устроился официантом. Одновременно он открыл маленькую экспортно-импортную фирму. Дельгадо был прирожденным коммерсантом, с ранней юности в нем проявились деловая хватка и чутье.

Не прошло и двух лет, как он рискнул пойти ва-банк: занял довольно крупную сумму и вложил её в импорт аргентинского чая "мате" - излюбленного напитка бразильцев. Крупный куш оказался далеко не последним. Спустя ещё несколько лет он одновременно занимался недвижимостью, авиаперевозками и ловлей рыбы. К тому времени его смело можно было назвать солидным бизнесменом, но по-настоящему крупный и рискованный шанс выпал только после окончания войны.

Однажды Дельгадо оказал услугу Уоррену Хуберу, председателю совета директоров американской военной корпорации - могущественного концерна, субсидируемого правительством. Тот неожиданно узнал, что смертельно болен и протянет не больше нескольких месяцев. И вот Уоррен Хубер, всю жизнь довольствовавшийся относительно скромным жалованьем, пожелал закончить свои дни в роскоши.

В его распоряжении в то время оказались бессчетные излишки военного имущества, в том числе 32 новехоньких транспортных самолета DС-4 и 2 400 трехосных грузовиков. Он предложил Дельгадо все это за десять процентов стоимости. Сделку удалось оформить к обоюдному удовольствию, а через одиннадцать месяцев Хубер скончался прямо у стола с рулеткой во французском казино. Из предоставленного Дельгадо кредита он успел потратить 33 000 долларов. Правда, оставалась угроза расследования насчет судьбы военных излишков, которое велось в Конгрессе, и Дельгадо благоразумно решил перебраться в Европу.

В то время крупные авиакомпании переживали период становления. И самолеты Дельгадо пришлись в Европе как нельзя более кстати. Через два года сеть его авиарейсов охватила не только Европу, но и Ближний Восток, и Африку. В пятидесятые годы он решил заняться перевозками нефти и устроил настоящий бум, спустив на воду флотилию танкеров. Постепенно в распоряжении "Меркатор лайнз" оказалось пять супертанкеров и множество судов помельче. А грузовые авиарейсы Дельгадо охватили весь мир.

Теперь его имя стало известно всему земному шару. Дельгадо женился на бразильской красавице на пятнадцать лет моложе себя, брак оказался вполне сносным. Детей у них не было, и супруги пользовались полной свободой. Женщины охотно оказывали Дельгадо внимание, он был с ними благодарен и щедр. К его услугам были роскошные дома в Париже и Нассау и холостяцкая вилла в Тегеране. Но был ли он счастлив? Нет, жизнь Дельгадо отравляла горечь несбывшихся надежд.

Он потерпел крах именно в той сфере, где особенно рвался преуспеть. Единственной его подлинной страстью был антиквариат и произведения искусства. Пришло это к нему не сразу, с годами, и постепенно вылилось в мечту о личной коллекции.

Слухи о том, что богач Дельгадо скупает такие вещи, вызвал множество предложений. К нему рекой текли картины, скульптуры и древние раритеты. Тянулись "эксперты", "обнищавшие наследники" и "удачливые археологи".

Специально для него организовали несколько аукционов. И в результате он, пройдоха из пройдох, потерял четыре миллиона. Великий бизнесмен был начисто лишен чутья насчет подделок.

Поскольку по натуре он был очень недоверчив, потрошили его не сразу, а мастерски доили несколько лет. Особенно поживились на этом один посредник в Нью-Йорке и двое в Амстердаме. Когда же, наконец, афера лопнула, Дельгадо обнаружил, что законным путем разобраться с ними не может. Ему остались груды фальшивок, не стоивших ни гроша, и беспощадное сознание того, что он стал всеобщим посмешищем.

Для человека с такой гипертрофированной гордостью это были муки ада. Он сделал ещё одну попытку - и угодил в новую ловушку. Купленные за бешеные деньги три полотна Эль Греко были выставлены на всеобщее обозрение, а через год оказалось, что это только копии. И Дельгадо прослыл скупщиком самых дорогих подделок.

Казалось, это предел унижения, но нет! Последовало то, что его просто добило. Пять из восьми холстов голландских живописцев семнадцатого века, подаренных Дельгадо благотворительной организации, были объявлены подделками. Эту убийственную новость он услышал, направляясь на аукцион "Кристби" за полотном Латура, чьи картины крайне редко появлялись на торгах. Чтобы смягчить горечь позора, Дельгадо решил заполучить Латура во что бы то ни стало.

Он страстно торговался, но из-за шума ведущий не расслышал последнюю предложенную им цену и картина досталась другому. И тут же кто-то бросил реплику, что это к лучшему: теперь можно быть уверенным, что картина подлинная.

Дельгадо решил, что его подставили намеренно.

Ничуть не меньше самолюбия была его мстительность. Он затаил ненависть к "Кристби" и не замедлил с ответным ударом, принявшись скупать подделки высшего класса. Еще до истории со шкатулкой Контоса он успел причинить агентству немало убытков, ловко всучив несколько утонченных фальшивок.

Потом в Париже на него вышел известный любитель всяческих махинаций корсиканец Сарду - с предложением купить две персидские вазы. Дельгадо не смог определить, подлинники это или исключительно мастерские подделки. Насчет их происхождения Сарду только буркнул, что привез их некий американец.

На другой день Бенджон сам явился в его парижский особняк, о котором Сарду понятия не имел. Мистер Дельгадо интересуется иранскими раритетами? Откуда о нем стало известно? Да Бенджон лично занимается перевозкой коробок, которыми его снабжает лучший друг Ахмад Малик.

Дельгадо понял, что речь идет о персидских древностях, которые он копил для следующей атаки на "Кристби". И сразу сообразил, что Бенджон собирается провести Малика. Но ему было известно, что Малик - крупная фигура в преступном мире Тегерана, и что в его руках - все каналы утечки антиквариата из страны. Слышал он и о его последних неприятностях, но сомневался, что кто-то рискнет перейти дорогу такому матерому хищнику.

И тем не менее он решил подыграть Бенджону: признал, что предложение интересное, и дал номер телефона холостяцкой виллы в Тегеране. Бенджон был весьма доволен.

Дельгадо тут же начал собирать о нем информацию. Он давно убедился, что полезно знать уязвимые места не только врагов, но и партнеров. Такая информация может никогда не пригодиться, но... Чутье подсказывало, что с человеком вроде Бенджона иметь в запасе козыри всегда полезно.

Ему удалось внедрить своих людей в иранский обслуживающий персонал базы Мирзан. И как раз в тот вечер пришла многообещающая информация.

"Линкольн" двигался медленно, пока Дельгадо не покончил с указаниями секретарю. Тогда он махнул рукой и автомобиль рванулся к дорогому отелю "Дарбанд", одно крыло которого занимали роскошные апартаменты, где временно остановился Дельгадо. Отель располагался в горловине ущелья, и из окон открывался величественный вид на подсвечиваемые прожекторами горы. В комнате с панорамным обзором царили вечерние сумерки. Цветы в многочисленных вазах источали пряный аромат.

Едва Дельгадо устроился в удобном кресле со стаканом виски с содовой, вновь появился секретарь.

- Они ждут, сэр.

- Проводите.

Секретарь вернулся с двумя иранцами, один из которых работал на автостоянке базы. Они со спутником нерешительно остановились в дверях. Дельгадо заставил их сесть и угостил сигаретами. Роскошная обстановка их явно смущала. Смотритель стоянки вырядился в свой лучший костюм с мятыми лацканами, пузырившимися на коленях брюками и старомодной рубашкой. Его привел приятель, который работал на Дельгадо. Оба тараторили по-персидски друг с другом и с секретарем.

- Он очень напуган, - пояснил тот, кивая на смотрителя.

- Здесь он в безопасности.

Секретарь перевел слова Дельгадо, но иранец продолжал испуганно озираться, беззвучно шевеля губами.

- Он обслуживает офицерские машины, и машину Бенджона тоже, - пояснил секретарь. - Жалуется, что тот его все время бранит, вечно наказывает, придирается на каждом шагу. Даже обвинил в воровстве и грозит выгнать с работы.

Дельгадо оглядел иранца с головы до ног.

- Я не вор! - вдруг заявил тот на ломаном английском. - А вот сержант все время увозит ящики из склада при столовой. Увозит и продает. Много продает. И из столовой, и из магазинов. Воруют многие. Только сержант ворует часто и по-крупному. Вот!

Он нашел в кармане два листка с колонками каракулей.

- Все это только за день. И все продано. Всего за один день. И ещё жульничает с бензином. Там крупная афера. Я давно знаю, но молчу - не хочу потерять работу. Сержант у нас - большой начальник. У меня будет много неприятностей. А я их не хочу. Они мне не нужны.

- Никаких неприятностей не будет, - заверил его Дельгадо. - Если потеряешь работу, возьму к себе.

Иранец успокоился и принялся подробно расписывать деятельность Бенджона, пересыпая рассказ проклятиями в его адрес. Он уже пять лет служил на базе, на складе и автозаправке, и, конечно, знал, что тот не один занимался подобными махинациями. Но никогда он не встречал жулика подобного масштаба.

Дельгадо слушал сидя, потом встал и заходил по комнате.

Полученная информация была ценной вдвойне. Теперь он мог заставить Бенджона работать на себя и заткнуть ему рот, вздумай тот его шантажировать или поднять шум насчет его атаки на "Кристби".

Дослушав, он селся напротив и принялся задавать вопросы, выуживая сведения до последней крупицы. Наверняка не все они соответствовали действительности, но большая часть могла пригодиться. Ни одна мелочь не ускользала от его пристального внимания, он не оставил иранца в покое, пока не выяснил весь распорядок жизни базы, новые правила и все происшедшие перемены. В итоге он досконально разузнал о двух главных аферах Бенджона.

Допив виски, Дельгадо поднялся, смотритель тут же вскочил и шепнул, что кое-что не может сказать при людях. Только одному мистеру Дельгадо, только ему...

Глаза его дико сверкали.

Едва они остались одни, он, озираясь, подошел к Дельгадо вплотную.

- Сержант связался с женой Ахмада Малика, - он ещё больше понизил голос. - Если Малик узнает... - схватив себя за горло, смотритель закатил глаза.

- Где они встречаются? - тихо спросил Дельгадо.

Иранец отступил, весь трясясь и отстраняя все дальнейшие вопросы. Он и так наговорил слишком много..

Дельгадо достал две купюры по тысяче реалов. Смотритель жадно схватил деньги, все ещё дрожа от возбуждения и страха.

- Что ни узнаешь, немедленно ко мне.

- Да, сэр.

Дельгадо окликнул секретаря.

- Мартин! Проводи его и возвращайся.

* * *

Малик опустился на колени перед громоздким старомодным сейфом, пересчитал толстую пачку долларовых бумажек, разложенных по сотням, вернул их на полку, вздохнул и снова запер сейф. Взятка намечалась крупная, а гарантий успеха никаких. Зафрулла - всего лишь чиновник службы безопасности, пусть даже не из простых. Но выбора не было.

За плотными шторами в комнате было сумрачно и прохладно. Вокруг громоздилась безвкусная мебель, которая Малику казалась очень удобной: плетеные кресла столетней давности, принадлежавший ещё его матери круглый стол, покрытый красной плюшевой скатертью с бахромой, резной французский буфет. Единственное место в доме, где Малик мог подумать в одиночестве, его любимое убежище. В магазине на первом этаже и в конторе рядом кипела жизнь, которой он не слышал, но чувствовал. И что бы ни случилось, что бы ни пошло не так, он в тот же миг спускался, прежде чем за ним успевали послать.

Малик налил холодной воды из термоса. Ему очень хотелось знать, с чего к нему прицепился английский сыщик Чарльз Худ. Сообщивший об этом Бенджон тоже понятия не имел, в чем дело. Никогда прежде Бенджон так не нервничал, хотя Малик нюхом чуял какую-то фальшь. Но пока Худ шел по их следу, сержант наотрез отказался заниматься перевозкой. Все уговоры разбивались об его тупое упрямство. Некоторые заказы нужно было вывозить немедленно, но Бенджон об этом и слышать не хотел.

Выпив воду. Малик покрутил стакан в руке. Что сказать Хелпману? Пусть подождет? Но Бенджон уверял, что Худ многое успел раскопать. Ну и время настало! Мало было всего остального...

Малик зашагал в свой кабинет. Открыв дверь, он сразу увидел Зарину. Та по-кошачьи свернулась в кресле у окна и смотрела на улицу. Он подумал, что она все более наглеет. Год назад он обнаружил, что она рылась в ящиках стола. Но за год она многому научилась и он теперь понятия не имел, что происходило в кабинете в его отсутствие.

Взгляд Малика скользнул по ногам Зарины.

Юбки её становились все короче, вот и теперь она едва прикрывала бедра.

Большие черные глаза по-детски наивно взглянули на него. Притворно зевнув, она откинулась назад, как будто ненароком ещё выше задрав подол. Все обошлось. Муж ничего не заметил. Его шаги она расслышала издалека и вовремя убралась от стола.

Раздвинув длинные стройные ноги, Зарина подалась навстречу мужу.

* * *

К средине дня жара стала буквально удушающей. Солома липла к потной груди и голым ногам Хелпмана. В наглухо запертой комнате было жарко, как в бане. По телу ползли горячие струйки пота. Жаром тянуло даже от голой лампочки под потолком. Неподвижный воздух был начисто лишен кислорода. Время от времени Хелпман ненадолго распахивал дверь, чтобы проветрить комнату.

Обширное помещение с земляным полом и каменными стенами когда-то служило кузницей. Единственное окно закрывала затянутая паутиной решетка. Кругом валялись ящики, коробки, инструмент, солома, банки с краской. В углу, возле каменной емкости для воды, лежал фотоаппарат и коробки с пленкой.

Хелпман обшарил весь Тегеран, прежде чем нашел это место. Нужно было убежище, чтобы в безопасности проявлять фотографии, паковать находки и оставлять их Малику для отправки.

За зданием ворота глухого дворика выходили к чайной лавчонке, хозяин которой заодно приглядывал за хозяйством. Хелпман проводил свои фургон по узким улочкам, задом сдавал в ворота и упирал двери в дверь бывшей кузницы. Случайных свидетелей можно было не опасаться. Находки перегружались в емкость для воды, сверху надвигалась каменная крышка. Чтобы совершенно их обезопасить, Хелпман вделал в стену стальное кольцо, другое - в пол, и продевал сквозь них толстую цепь. Та плотно прижимала крышку и запиралась на замок.

Ящик с двумя золотыми мечами был, наконец, забит и опечатан. Хелпман отбросил молоток, вытер лицо грязным полотенцем и залпом выпил стакан тепловатой воды, ещё стакан вылил на голову.

Завтра Малик получит мечи. И начнется кошмар.

Хелпман распахнул дверь и опустился на пустой ящик. От беспокойства, духоты и вечной спешки его не покидало сильнейшее возбуждение. Ни на минуту не покидлало понимание того, что нужно как-то избавиться от Бенджона. Но он прекрасно понимал, что остановить такого человека может только смерть. После их роковой встречи в гостинице он не раз об этом думал и постепенно привык к такой мысли. Его открытию не было равных в истории, так что нельзя упустить сокровища из рук.

При одной мысли об убийстве его бросало в дрожь. Хватит у него на это духа? В своем воображении он мог представить что угодно, но делать-то придется самому!

Пронюхай полиция о его махинациях, можно попытаться выкрутиться когда дело касалось поединка умов, он способен на многое; но грубое насилие... От самой мысль о том, чтобы схватиться один на один с Бенджоном, Хелпмана в жаркий день пробирал озноб. Враг был неистов и чудовищен!

Да и как остаться с ним один на один? Разве что заманить в гробницу и там прикончить?

Идея показалась соблазнительной и одновременно пугающей. Рядом с мавзолеем был древний высохший колодец, словно самой судьбой сохраненный для того, чтобы спрятать тело. Присыпать сверху землей из гробницы... Да и кому есть дело до старого колодца?

Его преследовали мрачные, пугающие мысли.

Хватит ли у него духу спуститься под землю с пыхтящим за спиной Бенджоном? Впрочем, выбора не оставалось...

Хелпман снова глотнул воды. Во рту совсем пересохло, язык обжигала горечь страха...

* * *

В "Меркатор лайнз" ответили, что Дельгадо нет в Иране и его планах ничего не известно. Худ понял, что такой ответ одобрен самим Дельгадо. Такие люди предпочитают окутывать покровом тайны даже вполне законные дела. К тому же жизнь в Париже должна была ещё больше приучить его к скрытности. Только там столько телефонных номеров, не фигурирующих в справочниках, и столько людей, предпочитающих уединение.

За конторой "Меркатор лайнз" установили наблюдение. Утром светлый "линкольн" подобрал у подъезда молодого человека и двинулся на запад. Сутолока на улицах Тегерана помешала преследователям; потеряв из виду дорогой автомобиль, они решили попытать счастья в аэропорту, но впустую. Тогда они позвонили Худу, запросив дальнейших указаний. Тот направил их назад к "Меркатор лайнз".

Сидевший в кабинете Дебби Худ сердито сплюнул и отвернулся к окну. Опять не сдвинулись ни с места! Все утро он прождал, пока починят факс. Материал на Дельгадо, который должен был прислать Гильдерштейн, мог хоть что-то прояснить. Однако "Кристби" до сих пор молчали.

Огорченный Худ совершенно забыл, что договорился пообедать с Диком Линдсеем из посольства, и выругался, когда снизу сообщили, что тот ждет. Они отправились в предгорья, в клуб "Шираз", где отлично кормили, а столики стояли в крытой галерее, на свежем ветерке, среди фонтанов. Рядом обедали хорошенькие девушки, но даже это не могло отвлечь Худа от его забот. Линдсей подтвердил, что Дельгадо в городе, но где именно - понятия не имел.

В четвертом часу Линдсей высадил его у конторы. Помахав ему вслед, Худ вдруг заметил, что его "мерседес" исчез. Остались только ключи в кармане. Пришлось звонить в полицию и потерять ещё двадцать минут. От Гильдерштейна по-прежнему ничего. Не выдержав, Худ разразился витиеватым ругательством. Единственное светлое пятно - скорое возвращение Дебби.

Около шести часов вечера секретарша сообщила, что позвонит из поселка Рэйи, южнее Тегерана. Там задержали иранца с дорогим кожаным портфелем, где оказались бумаги, авиабилет на имя Чарльза Худа и конверт со штампом "Линьярд Маккиннан". Полиция интересовалась, работает ли там человек с такой фамилией.

- Портфель? Какой портфель? Постойте, в "мерседесе" была большая кожаная папка... А что с машиной?

Худ прошел в приемную и подождал, пока секретарша объяснялась с полицией.

- Машину пока не нашли. Говорят, у неё крутился один тип. И этот, с папкой, - его помощник. Вам придется съездить опознать папку и бумаги...

- Разве нельзя прислать её сюда?

Снова последовало долгое объяснение по телефону.

- Это необходимо, чтобы предъявить тому человеку официальное обвинение.

Худ тяжело вздохнул.

- Ладно, куда ехать?

В четверть восьмого он спустился в подземный гараж к "кадиллаку". Дебби прилетала в половине восьмого. Если повезет, через час он уже будет на вилле и они вместе поужинают в саду. Потом, конечно, ей приспичит поплавать... Худ изнывал от нетерпения, предвкушая вечер наедине. Ни одна девушка не волновала его так, как Дебби. Еще бы хоть небольшой просвет в этом проклятом деле!

"Кадиллак" катил по проспекту, где уже горели фонари. Вечер был очень тихим, только непривычными казались его южные краски - не дымчато-сиреневые, а золотисто-бежевые.

Потом машина понеслась на юг. Судя по указателям, Верамин и Рэйи лежали на знаменитом Золотом Пути в Самарканд. Пустыня, куда уходила дорога, выглядела довольно мрачно. Да и узкие улицы пригорода глаз не радовали. Здесь было обиталище бедноты. Асфальт потрескался, покрылся выбоинами, в приоткрытое окно то и дело врывались слишком густые и пряные запахи.

Худ сверился с записями на листке из блокнота, и скоро оставил позади последние дома. Впереди на фоне темнеющего неба странным зловещим лесом рисовались трубы печей.

Он сбавил ход, высматривая полицейский пост. Как будто здесь... Вдоль обочины тянулись груды золы, шлака и глины, за ними мерцали костры перед лачугами и шалашами. Здесь жили жертвы опиума и других пороков, подонки и отбросы общества. Свет фар выхватывал из темноты их убогие норы. Место было унылое и довольно зловещее. Но где же полиция?

Дорога вильнула в сторону, вынырнув из ущелья между двумя громадными грудами угля, и "кадиллак" едва не снес застрявшую машину. Худ едва успел затормозить, потом посигналил. Из-за капота выглянул какой-то старик и беспомощно развел руками.

Худ вышел из машины, но едва успел шагнуть вперед, как из-за перегородившей дорогу машины выскочили двое громил. Он сразу все понял. Они стремительно огибали машину, один что-то прятал в руке.

Худ не был вооружен. В кармане оказался только серебряный шариковый "паркер". Пришлось воспользоваться им. Когда на него прыгнул прыгнул первый громила, Худ увернулся, сбил его подножкой, обеими руками всадил авторучку под нижнюю челюсть и рванул.

Наткнувшись на падающее тело, второй нападающий выбросил вперед руку. Что-то рвануло Худа за плечо - он вывернулся и взвыл от боли. Колючая проволока! Он хотел отступить к машине, но его схватили за ноги. Теперь схватка шла в куче золы и угля. Худ сумел навалиться сверху, сдавив противнику шею, но громила яростным рывком его сбросил. Удавка из колючей проволоки уже почти коснулась его лица, но в последний миг Худ успел прикрыться рукой. Теперь он снова оказался сверху, всей тяжестью прижав противника. Тому пришлось бросить проволочную удавку, зато обеими руками он так вцепился в горло, что у Худа потемнело глазах.

Он захрипел, беспомощно шаря руками в воздухе, но тут вдруг нащупал длинные густые усы громилы - и изо всех сил рванул за них.

На миг тиски на горле ослабли и он смог глотнуть воздуха. Но тут же противник вновь сжал тиски своих могучих пальцев и яростно тряхнул головой, пытаясь высвободиться.

Намотав кончики усов на пальцы обеих рук, Худ собрался с последними силами. Пока глаза окончательно не застлала тьма, он заставил себя снова рвануть за усы. Голова противника запрокинулась, рот хищно ощерился.

Худ, задыхаясь, рванул снова - и услышал треск рвущихся губ и дикий вой здоровяка.

Одной рукой Худ загреб горсть золы и угля и сыпанул в разинутую глотку. Громила, задыхаясь, судорожно закашлялся. А он добавил ещё пригоршню, а третью высыпал в глаза.

Пошатываясь, Худ поднялся на ноги. За спиной слышался звук рвоты, рядом кричали, какие-то типы спешили к месту схватки с горы шлака.

Худ поспешил к машине. Мотор урчал на холостом ходу.

Какой-то тип мчался к нему, размахивая ножом. Свет фар выхватил из темноты ещё несколько фигур. Он поспешил дать задний ход - и "кадиллак" влетел задним бампером в гору шлака. Худа тряхнуло, мотор взревел. Сквозь облако пыли невозможно было разглядеть, куда рулить.

Машина, перегородившая дорогу, начала разворачиваться.

Но "кадиллак" задом уже выскочил на шоссе и, мгновенно развернувшись, помчался к городу.

Худ, грязный и измученный, с трудом переводил дух. Распоротые колючей проволокой плечо и правая рука жгла пронзительная боль.

Чьи люди на него напали?

Дельгадо вряд ли знал, что им интересуются.

Бенджон не смог бы затеять ничего подобного.

Так что за банда заманила его ложным телефонным звонком? Должно быть, все-таки Дельгадо. Но как он мог узнать?..

Все это было очень странно.

Давая волю запоздалой ярости, Худ все прибавлял газу. Стремительно промчавшись через центр, он застрял в пробке возле университетом. Хватило времени снять пиджак и галстук, потом осторожно закатать рукав на пострадавшей руке. Едва проезд освободился, он снова надавил на газ и выжал девяносто миль.

Еще под деревьями аллеи его встретила музыка, а первое, что он увидел - идущая навстречу Дебби в коротеньком платьице-рубашке.

- Здравствуй, милый, - наклонилась она к окну машины.

Худ с трудом выбрался наружу.

- Прости, что не смог тебя встретить. Ты потрясающе выглядишь!

Он сразу позабыл о всех переживаниях. Остались только музыка и Дебби.

- Господи, что случилось? - когда он притянул её к себе, Дебби высвободилась, косясь на раны с подсыхавшей кровью. - В чем дело!

- Профессиональный риск, милая!

- Да говори ты толком! Только погляди на себя! Ну и вид!

Наливая приличную порцию виски, Худ коротко пересказал недавние события.

- Надо бы все промыть и перевязать.

Дебби потащила его в ванную, не обращая внимании на протесты прижгла все ранки спиртом, потом помазала кожу йодом, засыпала все стрептоцидом и залепила пластырем.

- Не думай удастся обойтись без противостолбнячного укола. Я знаю по-соседству приличного врача.

Соседский доктор согласился минут через двадцать проездом заглянуть на виллу.

- Но кто стоит за этим? Снова Бенджон?

- Скорее Дельгадо.

- Дельгадо?

- Ты ничего о нем не слышала?

- Франклин Дельгадо?!

- Ты так потрясена, как будто речь о твоем старом друге. Или тебе и в самом деле случалось проводить с ним время?

- Нет, но он этого очень добивался. Очень.

- Расскажешь?

- Да, думаю, так будет лучше.

* * *

Вскоре после приезда Дебби в Тегеран, Беллами устраивал прием. Приглашены были министры и прочие лица подобного уровня.

Дельгадо появился с группой молодых людей, буквально смотревших ему в рот. Они показались Дебби занятными, она охотно присоединилась к их компании, и через предложила съездить куда-нибудь поплавать.

Услышав это, Худ ехидно ухмыльнулся.

Идея понравилась, и несколько машин отправились на поиски ближайшего бассейна.

Дебби оказалась в одной машине с Дельгадо и тремя юношами. Те очень скоро раздумали купаться и попросили высадить их у ресторана. Дельгадо после этого долго кружил по городу, простаивая у каждого светофора. Потом, словно приняв решение, повернул к выезду из города. А на её естественный вопрос, куда они направляются, сообщил, что решил показать ей свою холостяцкую виллу.

- Он ничего себе не позволял, держался вполне корректно. Я не пришла в восторг от предложения, но не выскакивать же на ходу!

Ехали долго. Уже светало, когда машина повернула в укромную аллею, миновала охрану и остановилась перед роскошным комплексом среди скал. Ничего более изысканного Дебби видеть не приходилось.

- Сначала все было прилично, Дельгадо вел себя как джентльмен, но потом очень постепенно и незаметно все изменилось. Мы пили и смотрели какой-то фильм, как вдруг его сменило нечто совершенно неприличное. Я собралась уйти, и тогда все и началось.

Как я ни сопротивлялась, но скоро он меня почти раздел и - это куда хуже - связал.

- Он просто обезумел, словно дьявол в него вселился! Лицо налилось кровью, глаза вылезли на лоб... У него жилы, как стальные тросы! Попробуй, с таким справься! Короче, он меня раздел, сорвал белье и связал таким ремнем с шарами на концах.

- Бола?

- Не знаю, но эта штука впилась в кожу чуть не до крови, пока этот псих привязывал мои ноги к столу... Потом он навалился сверху, но я так дергалась, что путы ослабели, и в самый последний момент я его сбросила... Короче, он все не отставал, и через час я просто выбилась из сил. И он...добился своего. На этом все и кончилось. Он отвалился и лежал, как мертвый. Я кое-как прикрылась остатками одежды - немногим, скажу честно. И попыталась смыться на одной из машин, стоявших перед домом. Но ворота на выезде оказались заперты и охранник отказался их открыть.

- Я была была просто в ужасе, когда он позвонил Дельгадо, однако тот опять стал безукоризненно любезен. Пришлось вернуться в дом, но там он лишь галантно пересадил меня в самую шикарную машину и приказал шоферу отвезти куда угодно. А на прощанье попросил забыть случившееся. Если бы не синяки и лохмотья, я бы решила, что все это просто померещилось.

- И куда же он тебя возил?

- Понятия не имею.

Худ взволнованно дымил сигаретой в открытое окно.

- Дебби, нам нужно его найти! Наверняка там все, что нас интересует. Надо найти это чертово убежище!

- Но как ты хочешь это сделать? Использовать меня вместо приманки?

- Да перестань ты! Лучше попытайся вспомнить.

- Не могу.

- По какой дороге вы ехали? В какую сторону? Вряд ли под Тегераном европейцам принадлежит много домов.

- Как будто к востоку... Это в предгорьях... Езды часа три, не меньше.

- Ты узнаешь местность?

- Конечно, но...

- Возьмем "кадиллак" и будем ездить по округе, пока не найдем. Направление и расстояние - вполне достаточно.

- Не нравится мне твоя затея.

- Почему?

- Боюсь я Дельгадо. Он страшный человек. И тебя он пытался убить.

- Это могли быть люди кого угодно.

- И его тоже.

- Я тоже не один. Так что прямо с утра и начнем. Я предупрежу Али.

- Завтра я не смогу, Чарльз. Весь день придется провести в офисе.

Худ внимательно взглянул на нее. Дебби никогда ещё не пыталась уклониться от неприятной задачи.

- Ладно, я завтра ещё раз займусь базой ВВС, но если ничего не добьюсь, придется пойти по следу Дельгадо. Иного не дано, Дебби.

- Надеюсь, это не понадобится. А теперь хватит разговоров...

9.

Сержант Бенджон захлопнул дверцу "шевроле" и зашагал по улице. Высматривая собор, он недоумевал, зачем Дельгадо назначил встречу в таком странном месте. Оставалось надеться, что указания он понял правильно: направо от авеню Хорасан, сразу за перекрестком.

Стояло утро, но уже донимала жара. Вдоль улицы тянулись магазинчики, лавка чеканщика, сапожная мастерская, лотки торговцев игрушками. Прямо на тротуаре цирюльник брил бороду бандитского виду иранцу.

- Эй, мистер, вам нужен ковер?

За перекрестком никаких признаков церкви он не обнаружил и с досадой вытащил уже влажный платок, как вдруг заметил через дорогу глухую стену с дверью и крыльцом. И в самом деле собор. Значит, он попал куда надо.

Дверь оказалась заперта. Неприметная калитка метрах в трех от неё тоже. Бенджон подергал колокольчик, потом нетерпеливо пнул калитку ногой. Любезно улыбающийся бородач открыл и отступил, пропуская его внутрь.

Бенджон оказался в крытой галерее, тянувшейся вдоль внутреннего дворика с садом. Бородач молча запер калитку и пошел вперед, сделав знак следовать за собой. На скамье под раскидистым деревом сидел Дельгадо. Сад был тенистый и очень прохладный, посреди густой травы пышно цвела клумба. Долетало негромкое журчание водных струй.

- Доброе утро, - холодно бросил Дельгадо.

- Доброе, мистер Дельгадо! Недурно здесь, правда? И такая прохлада! Бенджон одобрительно огляделся.

- Садитесь.

Рядом со скамьей стоял неудобный деревянный стул, явно принесенный из собора. Дельгадо в элегантном шелковом костюме и сверкающих ботинках непринужденно откинулся на спинку. С отвисшей треугольником губы свисала сигарета, почти касаясь выступающего подбородка.

Стул под Бенджоном жалобно затрещал и покосился.

- Похоже, в городе хватает таких уютных местечек, о которых и не догадаешься.

Он сплюнул кусочек табачного листа.

- Прошу прощения. Знал я одного парня в Штатах, тоже все проповедовал спасение души...

- Если не ошибаюсь, сегодня вы займетесь первой партией?

- Совершенно верно. Как только мы расстанемся. Знаете, мистер Дельгадо, у меня уже есть для вас пара шикарных вещиц - золотые мечи. Эх, если бы их видели! С ума сойти! Будете довольны.

Дельгадо свесил руку со спинки скамьи, как когда-то с дверцы своего "линкольна".

- Отгрузкой придется заняться вплотную. Я спешу.

Казалось, тон собеседника Бенджона озадачил.

- Я тоже хотел бы побыстрее управиться с делом.

- Только не рассчитывайте на оплату. Вы по дружбе оказываете мне услугу - вот и все.

Бенджон разинул рот, а Дельгадо продолжал, сверля его ледяным взглядом:

- Вы и так неплохо наживаетесь на черном рынке.

Бенджон попытался взять себя в руки.

- Что все это значит, мистер Дельгадо?

- Ваши аферы на базе Мирзан приносит достаточный доход. Я имею в виду все, что вы крадете и сбываете через Дж. П. Атчария и братьев Мазани.

Казалось, Бенджон окаменел. Он только потел и таращил глаза.

- Продолжать?

- Я... я не понимаю...

- У меня собрано на вас целое дело, где значится все якобы списанное оборудование и материалы, и весь бензин, проданный налево с прошлого ноября.

У Бенджона налилась кровью шея.

- Что у вас собрано? - хрипло переспросил он.

- Целое дело. Могу подарить копию.

- Что вы несете?

- Сами прекрасно знаете.

- Вы ничего не сможете доказать!

- Не прикидывайтесь глупее, чем есть. Зная, где следует смотреть, нетрудно проследить утечку. Я знаю шесть ваших точек сбыта.

- Не понимаю! - тупо повторил Бенджон.

- Назвать? "Керман - экспорт-импорт". Торговая фирма "Иран". И это не считая мелких подрядчиков, вроде "Тахири и сыновья" или "С. М. Нури".

- Чего вы хотите?

- Ваш начальник - майор Колон - очень въедливый тип. Скоро он поймет, что это только цветочки. Потом всплывут ваши штучки с валютой, на складах, в офицерской столовой, в магазинах.

Дельгадо вынул сигарету изо рта, стряхнул пепел и затянулся снова, не отрывая взгляда от Бенджона. Удар был, конечно, силен, но скрытый огонь в бегающих темных глазах подтверждал, что Бенджон был опасным партнером. Вывезя антиквариат, он вполне мог потом занялся шантажом. Хотя теперь можно было успокоиться. Хитрая бестия укрощена.

Бенджон жевал сигару, часто мигал, и все лицо его постепенно наливалось кровью. Потом он странно повел головой и заерзал на неудобном стуле. Дельгадо подобрался, ожидая атаки. Он понимал, как опасно недооценивать силу Бенджона, и приготовился к схватке.

Но тот вдруг обмяк, словно взяв себя в руки. Лишь необъятная грудная клетка тяжело вздымалась. Потом, вынув изо рта сигару, Бенджон с натугой произнес:

- Послушайте, мистер Дельгадо! Что я вам сделал? На какой мозоль нечаянно наступил? Я ведь во всем с вами соглашался! Зачем вы так?

- Я не намерен объяснять.

- Но я хочу понять...

- А не хотите лет пятнадцать за решеткой? За хищения казенного имущества?

Тяжелую челюсть Бенджона выперло вперед.

- Послушайте!..

- И это ещё минимальный срок.

- Но я...

- Минимальный! - сухо повторил Дельгадо.

Бенджон с трудом справлялся с бешенством.

- Ну, я все понял. Так вот зачем ваш дешевый шпик, этот ублюдок Худ совал повсюду нос! А я, дурак, поверил...

Взгляд Дельгадо оставался по-прежнему бесстрастным, но слова Бенджона он тут же взял на заметку. Что ещё за Худ? Какой-нибудь американский сыщик, идущий по следу этого болвана? Надо бы выяснить, кто он такой.

Теперь Дельгадо вонзил свой взгляд во вздувшиеся на шее Бенджона синие жгуты вен.

- Через две недели я буду в Париже...И двадцатого отправлюсь к Сарду за обещанными раритетами. Надеюсь, их там будет много... Достаточно много, вы поняли?

Казалось, сопение Бенджона затопило сад, заглушив все звуки.

- И никаких проколов!

Ответа не последовало.

- Понятно?

- Да, - еле слышно прозвучал ответ.

- А теперь я вас не задерживаю.

Бенджон некоторое время оставался недвижим, потом неловко встал во весь громадный рост. Он почти ничего не видел от душивших его ярости и страха. Дельгадо холодно смотрел на него снизу вверх. Бенджон с трудом заставил себя зашагать к выходу, нащупал щеколду и вывалился в удушливую жару жалкой улочки. Пот заливал глаза, как слезы унижения и ненависти. А может быть, это и были слезы. Но в голове билась единственная мысль:

- Господи, почему я не разорвал этого ублюдка на части?

Он сам не понимал, как так случилось, что он сумел себя сдержать, перенести такое унижение. Уйти с таким оскорблением, подчиниться и промолчать! Нутро сержанта корчилось от ярости, он кусал губы, чтобы не зарычать от бессилия. Ах, сукин сын! Проклятый сукин сын!

Постепенно мысли Бенджона стали приходить в порядок. Как Худу удалось про все разнюхать? И про все ли? В груди горело, как после изнурительного бега, горло хрипело, при каждом шаге болью отдавало в голове.

С Дельгадо он сумеет разобраться. Проклятый сукин сын свое получит. С ним справиться непросто: большая шишка, знает всех и вся. И даже кое-кого из правительства. Придется немало пошевелить мозгами. Но выхода нет: эта бескровная медуза, ублюдок без нервов, должен исчезнуть. Клеща надо давить любой ценой.

Тут новый приступ слепого бешенства заставил Бенджона заскрипеть зубами. Он замер, судорожно сжимая и разжимая кулаки и уговаривая себя:

- Тихо, тихо! Подумай головой, приятель. И хорошо подумай: без плана тут не обойтись. Пока придется подыграть, отправить хоть одну партию. Проблем с этим не будет. Как раз сегодня состоится встреча с Хелпманом. Договорись о следующей партии, отправь её - за это время подвернется способ избавиться от Дельгадо.

Ах, если бы сдавить руками его шею, услышать хруст позвонков...

Бенджон все шел вперед, не глядя под ноги, когда опомнился, оказался в незнакомых трущобах. По обе стороны - облупленные стены, а под ногами вместо тротуара - просто гравий. Куда, черт побери, его занесло? "Шевроле" нигде не просматривался и Бенджон понял, что заблудился.

Он ещё долго и упрямо забирался все глубже, потом сдался и стал спрашивать дорогу. Прохожий, услышав "авеню Хорасан", махнул рукой назад и налево. Когда удалось разыскать машину, ту уже нещадно жгло солнце, ручка дверцы обожгла пальцы, и Бенджон устало выругался.

Давно потухшая сигара так и свисала изо рта, пока он не выплюнул её из окошка. Сержант снова попробовал собраться с мыслями, но тщетно. Бутылка виски под сиденьем тоже нагрелась, но хороший глоток освежил горло, как живая вода. Несколько раз приложившись к бутылке, Бенджон собрался с силами и тронул машину с места.

Даже горячий ветерок смог постепенно прочистить голову.

Вялые мысли кружились все быстрее. Прежде всего нужно выяснить, как Худ сумел так много раскопать. В том, что он из полиции, сомневаться не приходилось. Но как он ухитрился подобраться так близко? Придется поговорить с ним по душам...

У ворот базы пришлось ждать, пока проедут три больших грузовика. Джейси уже ждал у дверей кабинета.

Майор Колон затеял проверку отчетности и цепляется к каждой запятой. Подняли все отчеты, начиная с прошлого января.

- Он дважды вам звонил, сержант, и таким тоном!

Бенджон только сверкнул глазами.

- Еще он прислал инструкцию, с которой нужно ознакомить всех служащих до единого. И немедленно.

- Что ещё за инструкция?

- "О запрете вывоза имущества с базы".

- Ах, он скотина!.. Ладно, Джейси, ты свободен.

Звонок Хелпмана раздался точно вовремя. Бенджон мрачно буркнул в трубку:

- Рад, что ты не забыл. Встретимся в баре отеля "Командор" через полчаса. На первом этаже.

- Я не могу, сержант!

- Два раза я не повторяю. Советую быть вовремя! - рявкнул Бенджон и бросил трубку.

Минут пять он покопался в бумагах, и опять зазвонил телефон.

Бенджон не обратил на него внимания. Чуть позже раздался осторожный стук и в дверь просунулась голова Джейси.

- Майор Колон, сержант. По второй линии.

Бенджон фыркнул.

- Что, он не обедает, что ли? У меня назначена встреча. Скажи, что меня нет.

Джейси замялся. Бенджон взревел:

- Пошел вон! - и швырнул бумаги, разлетевшиеся по столу. Закусив сигару, Бенджон вышел в коридор. Если чертов майор сейчас попадется навстречу - пусть пеняет на себя!

На стоянке у "шевроле" суетился смотритель, протирая стекла и подобострастно улыбаясь.

- Я вам подкачал передние колеса, сержант!

Бенджон покосился, но промолчал, решив, что ленивая свинья научился, наконец, вести себя прилично. Выходит, вздрючка помогла? Запишем на будущее.

- Давай-давай, работай, заднее стекло в пыли. Вот теперь порядок.

Краем глаза Бенджон заметил майора Колона, шагавшего к офицерской столовой. Значит, у него в запасе час. Он пожалел, что майор не женат - так бы после обеда ещё часок повалялся с женой. Но час - тоже неплохо.

* * *

В баре отеля "Командор" царила обычная обеденная суета. Все столики были заняты и даже у стойки не оставалось ни единого свободного места. Кивая знакомым, Бенджон пересек желто-голубой зал, из-за стеклянных стен похожий на аквариум, и в самом конце стойки нашел Хелпмана. Тот натянуто его приветствовал.

- Привет. Как идут дела?

- У меня все в порядке, сержант. Что-то случилось?

- Сначала я выпью виски с лимоном.

Пока Хелпман делал заказ, Бенджон разглядывал его осунувшееся лицо, потную прядь на лбу, заметил легкую дрожь рук. Особенно беспокойными были глаза. Высокий бокал джина на стойке был почти пуст, а вода даже не тронута.

Заняв крайний табурет, Бенджон откинулся к стене. Потом небрежно отложил фуражку, перебросил ногу на ногу и оглядел публику. За соседним столиком недурная грудастая девка. Неплохо с такой порезвиться. Неохотно оторвавшись от нее, он вернулся к Хелпману и сказал, понизив голос:

- Мне нужно поскорее получить следующую партию...

На него уставились беспокойные глаза.

- Мне нечего вам предложить, сержант.

- Что-что?

- Пока ничего стоящего.

- Делай что хочешь. но вещицы мне нужны сегодня же.

- Как это - сегодня?

- Сегодня - значит сегодня.

Хелпман немного помолчал, растерянно облизывая губы.

- Да, но...

Бармен окликнул:

- Виски с лимоном, сэр!

Он поспешно обернулся и придвинул стакан Бенджону.

- Что, гвоздь в заднице? - спросил тот, глядя, как он суетится.

- У меня ничего не готово.

Бенджон сделал глоток, пожевал сигару.

- Слушай, я сказал: сегодня. Ты же знал, что наша встреча назначена на шестое! Сегодня шестое или нет? Мне нужно забрать все, что есть - и побольше! Лучше меня не дразни, пожалеешь!

- Можете сами проверить, - выдавил тот, ставя пустой стакан. Глаза его так и бегали. - Я могу показать вам раскопки.

- Что показать? - не понял Бенджон.

- Ну, место раскопок.

- Конечно. Почему бы нет? Просто отлично! - Он залпом осушил стакан и глубоко затянулся, не сводя глаз с Хелпмана.

- Это далеко?

- Не очень.

- Годится.

- Выпьете еще?

- Что?

- Еще виски?

- Нет, с меня хватит. Поехали.

Хелпман рассчитался, соскочил с табурета и зашагал было за Бенджоном, но вернулся и жадно выпил залпом стакан воды. Пока снова направился к двери, облизывая губы.

* * *

"Шевроле" стоял в самом углу стоянки.

- Направо, - окликнул Хелпман, когда Бенджон направился к своей машине. - Поедем в моем фургоне.

- Чего вдруг? Садись ко мне.

- Я предпочитаю ехать в фургоне. Мне он нужен.

- Хватит спорить, садись, - Бенджон сел за руль, бросив назад фуражку.

Хелпман остался снаружи.

- Машина вам не понадобится, сержант. Я отвезу вас туда и обратно. Не тратьте времени, садитесь в фургон и поехали.

Бенджон подозрительно уставился на него.

- В чем дело? Уж вожу-то я не хуже тебя!

- Поймите, я без фургона, как без рук! Что делать без него в пустыне? Будьте благоразумны.

- Ты все равно вернешься в город. Я подвезу тебя назад. Садись, черт побери!

- Ну, я вернусь не сразу... И вообще о чем спорить? Неужели пару часов вы не можете обойтись без своей машины?

- А что ты против неё имеешь?

- Как что? Я там давно работаю. Местные жители привыкли к моему фургону, а "шевроле" ваш сразу бросятся в глаза. Зачем нам излишнее любопытство?

- Ну и что? А у меня слишком насыщенный рабочий день, чтобы зависеть от чьей-то машины. И сколько можно препираться! Садись немедленно!

Хелпман отказался наотрез, Бенджон вылез из машины, и они продолжали препираться на солнцепеке. Наконец Хелпман согласился, что каждый поедет в своей машине и выехал первым. Сидя в своем "Шевроле", Бенджон гадал, что так взвинтило археолога. Возможно, опиум? Такой бегающий взгляд он видел у тех, кто слишком любил эту отраву.

На бензоколонке, куда пришлось заехать, Хелпман молча угрюмо расхаживал взад-вперед, даже не глядя на заправщиков.

Дорога вела сначала на юг, через Рэйи, потом свернула к востоку, огибая предгорья. Кругом пустыня, никаких признаков жилья, и даже блекло-голубое небо казалось таким же пересохшим, высохшим, как поросшая колючками земля. Дорога была однообразна до тошноты. Пыль от колес фургона не желала оседать, так что Бенджону пришлось изрядно отстать. Из-под колес летел песок, комки земли и гравий, гравий, гравий...

Семнан, Дамгхан, дорога на Хорасан.

Справа тянулась все такая же унылая серо-бурая пустыня, слева в жарком мареве колебались силуэты гор, над которыми плыл в воздухе пик Демавенд.

Фургон Хелпмана, раскачиваясь на ухабах, неутомимо мчал вперед. Тянулись убогие селения, потом рельсы одноколейки. Одной рукой удерживая руль, Бенджон достал термос с холодным чаем и попытался промыть забитый пылью рот. В нем нарастало раздражение: они ехали куда дольше, чем он рассчитывал - гораздо дольше.

Пыль разъедала кожу, одежда пропиталась потом, мысли становились все мрачнее. База, проверка, майор Колон, и сукин сын Дельгадо.

Бенджон изо всех сил старался не думать о Дельгадо. Пыль неприятно скрипела на зубах. Это что, кругосветное путешествие? Упрямо выпятив челюсть, он поднял боковое стекло стекло, прибавил газу и нырнул в клубившуюся впереди тучу пыли. В машине сразу стало нечем дышать, зато она скоро прорвалась на обочину и понеслась рядом с фургоном.

Сержант завопил и дал длинный гудок, но Хелпман даже не замедлил хода, только махнул рукой вперед. Бенджон выругался. Невесть откуда взявшийся грузовик заставил его снова пристроиться в хвост фургону и прилично отстать.

Плюнуть на все и повернуть назад? С мрачным упорством он вцепился в руль, понимая, что слишком далеко забрался.

Кошмарная езда все продолжалась. Терпение Бенджона было на пределе. Идиотизм! Теперь он не успеет засветло вернуться на базу!

Еще пятнадцать миль - и пыльный смерч свернул налево. Теперь под колесами дороги не было вообще, машина прыгала по кочкам, скорость резко упала. Холмы вокруг становились все выше и круче, обрываясь крутыми террасами. Крохотное селение медленно уползло назад. Потом они перевалили на пыльную и удивительно безрадостную равнину, уходившую к горам вдали.

И почти сразу за следующей кучкой хижин Хелпман затормозил.

Впереди белел облупленный домишка, за ним - что-то вроде сарая и силуэт печи с остатками трубы посреди груд битого кирпича. Фургон остановился рядом с сараем.

Едва успев выскочить из машины, Бенджон заорал на Хелпмана:

- Что, черт возьми, за шутки? Какого черта нужно было тащиться в такую даль? Я что, должен взять отпуск? Когда я теперь на базу вернусь, дурак чертов? Да я тебе голову оторву!

- Расстояние - понятие растяжимое, - процедил Хелпман сквозь зубы. Спроси вы, сколько сюда миль, я бы сказал.

- Да кто подумать мог, что тебя понесет на край света!

Закат красиво золотило холмы, стояла тишина. К горам уходила тропа, и сколько видел глаз, ничто не двигалось. Продолжая ругаться, Бенджон недоверчиво вертел головой.

Хелпман вытер потный лоб. Его рубашка пропотела насквозь.

- Пойдемте внутрь.

- А что там смотреть? - зло буркнул Бенджон.

Хелпман криво ухмыльнулся.

- Мне нужно выпить. А вам?

- У меня с собой.

Бенджон пошарил под сиденьем, достал бутылку, хлебнул из горлышки и протянул виски Хелпману.

- Простите, я так не привык.

Сержант презрительно сплюнул и отправил бутылку назад под сиденье.

- Слушай Хелпман, мне ещё ехать назад, и ночевать здесь я не собираюсь. Тащи барахло и грузи в машину. Я что, сюда приперся закатом любоваться?

Тот продолжал стоять, словно окаменев.

- Да что с тобой?

Хелпмана охватила паника. Как он по пути не пытался спланировать свои дальнейшие действия, ничего не выходило. Сама идея неизбежного и близкого убийства приводила его в такой ужас, что он не мог заставить себя думать о деталях. Поездка стала для него не меньшей неожиданностью, чем для Бенджона, и вот они на месте - и что дальше? Ему всегда казалось, что останется время что-то придумать, но теперь потенциальная жертва саам торопила ужасный финал.

- Ничего, - чуть слышно выдавил он. - Пойдемте внутрь.

- Куда?

Он махнул рукой в сторону сарая.

- Туда. Все там.

Бенджон смерил его пристальным взглядом.

- Ладно, пошли.

Тяжелая дверь была заперта на большой висячий замок. Ключ заскрипел в замке, ещё сильнее заскрипели петли. Сарай был пуст, через дыру в крыше внутрь падал свет. В одной стене виднелись двойные двери, другую заменял полукруглый кирпичный купол. Когда-то он возвышался над землей, но давно был занесен пылью и песком. Кирпич растрескался, во многих местах провалился внутрь, купол осел и покосился.

Хелпман прикрыл за собой дверь. Изнутри там тоже были скобы для замка; дрожащими руками он начал его запирать. Как он мог забыть... Если кто-то случайно войдет...

- Зачем это?

- Мимо проходят люди. Мало ли, что им взбредет в голову... Они бедны и вороваты.

На гвоздях у двери висели керосиновые фонари. Хелпман снял их и заправил. Бенджон прошелся по сараю, ничего интересного не обнаружил и вернулся к двери, где Хелпман все ещё возился с фонарями.

- Ты первый раз их зажигаешь, что ли?

- Готово! - археолог протянул фонарь Бенджону.

Тот снова удивленно покосился на него, все больше убеждаясь, что дело нечисто.

- Туда, - махнул рукой Хелпман и исчез в широком проеме купола. Бенджон перебрался через груду обломков и спустился по грубо вырубленным ступеням. В обширном помещении царили мрак. Свет фонарей выхватывал ниши вдоль стен. Проход, ведущий в гробницу, был тщательно замаскирован.

Бенджон покосился на залитое потом лицо спутника. Тот непрерывно облизывал губы.

- Где мы?

- В древнем мавзолее. Как сами можете убедиться, он совершенно пуст. Разграблен сотни лет назад, - пояснил Хелпман.

И вдруг его охватило неудержимое желание показать свою великую находку хоть кому-то, пусть даже Бенджону. Он рассчитывал выиграть лишнее время и что-нибудь придумать. Вдруг на фоне своего величайшего открытия он сумеет ощутить свое превосходство и с легкостью пройдет ужасный миг убийства?

- А дальше что? - не отставал Бенджон.

- Дальше, сержант, я покажу вам мое великое открытие - такое, о чем можно только мечтать!

Заметив его недоверчивый взгляд, Хелпман поспешно прошел в угол и вернулся с киркой.

- Подержите мой фонарь.

Мысли стремительно понеслись в мозгу. Кирка словно сама просилась в руки. Теперь обе руки Бенджона были заняты. Но пусть он сначала увидит гробницу. Хелпман прекрасно сознавал, как это опасно, но не мог противиться своей безумной идее. Для вида постучав киркой в темном углу, он крикнул:

- Сюда!

Потом забрал фонарь, первым пролез в дыру и стал спускаться по ступеням. Под аркой в гробницу он остановился и повыше поднял фонарь.

- Вот саркофаг великого царя, возможно, вавилонского царя Навуходоносора; а вот сокровища, погребенные вместе с ним больше пяти тысяч лет назад.

Луч света высветил золотую маску и корону на саркофаге.

Яркими бликами переливались драгоценности на оружии, посуде и шкатулках, золотые фигурки бросали сверкающие тени. На стенах проступили превосходно сохранившиеся изображения воинов.

- Господи Боже! - выдохнул Бенджон и умолк, медленно поворачивал голову из стороны в сторону, не в силах поверить своим глазам. Он понятия не имел о раскопках, но самые смелые мечты не выдерживали сравнения с действительностью. Он долго не мог подобрать слова, потом все же выдавил:

- Так вот оно - твое открытие?

- Да.

- И кто-нибудь все это это видел? Кроме тебя?

- Конечно, со мной были рабочие.

Врет, - понял Бенджон, - никого с ним не было. И шагнул вперед.

Хелпман преградил ему путь.

- Дальше нельзя. Кровля может обрушиться. Сами видите, один обвал уже был.

Бенджон посветил фонарем.

- Тогда иди ты. Я увезу, сколько смогу.

- Не трогайте ничего... Я уже достаточно вынес наверх.

- Что именно?

- Корону... золотые вазы.

- Но ты же говорил, что ничего не готово.

- Все предметы нуждаются в чистке. Но если вас устроит...

Бенджон, не дослушав, быстро пошел назад.

Он был во власти радостного возбуждения, усталость как рукой сняло. Подобных потрясений он ещё не испытывал. Нужно быть идиотом, чтобы делиться таким сокровищем с Дельгадо. Просто отдать ему часть сокровищ, ничего не получив взамен? Надо быть даже не идиотом, а полным кретином!

Нет, он, Бенджон, оставит все себе. За такие вещи можно выручить не меньше миллиона... Да что там! Пару миллионов, не меньше! Вот это куш!

Ну, Хелпмана придется устранить. Но тут проблем не будет... Господи, два миллиона! И вывезти разом, чтобы никто не знал. Никто...

Уже на лестнице он вспомнил о Хелпмане и обернулся. Тот спешил следом. Бенджон пропустил его вперед. Кирка чиркнула о камень. В мавзолее Хелпман замешкался.

- Надо подняться наверх.

- Поднимайся.

- После вас.

Бенджон выбрался в сарай и снова погрузился в расчеты, лишь мельком покосившись на темнеющую дыру в крыше.

- Вещи там, под мешками, - сказал за спиной Хелпман.

Бенджон шагнул к набросанным в углу пустым мешкам, поставил фонарь и нагнулся. И в тот же миг ужасающий удар обрушился на его голову. Он застонал, обернулся, прикрываясь рукой, и увидел мелькнувшее окровавленное острие кирки, которую занес Хелпман для нового удара. Его лицо казалось белой маской с широко раскрытым оскаленным ртом.

Но нанеся второй удар, он сам завопил от ужаса. Бенджон успел убрать голову и парировать удар рукой. Кирка вонзилась глубоко в плечо, он бешено взревел от боли, вцепился в ручку и вырвал её у Хелпмана.

Тот бросился к двери, подхватил валявшееся там старое бревно запустил в противника. Торчащие ржавые гвозди распороли Бенджону руку по всей длине, досталось и животу. Когда Бенджон ринулся в атаку, Хелпман увернулся и швырнул ему в лицо фонарь. Сержант лишь в самый последний миг успел увернуться. Фонарь упал на пол и погас.

Набычив могучие плечи, Бенджон тяжело дышал и обливался потом. Заметив, что Хелпман пробирается к пролому в мавзолей, все силы он вложил в прыжок.

Последнее, что успел сделать археолог - ударить кирпичом врага в лицо. Но в следующий миг Бенджон с размаху вмазал его головой о стену. Раздался громкий хруст, все тело содрогнулось и обмякло, но Бенджон продолжал молотить его, как тряпичную куклу.

А потом внутри него словно проснулся гигантский локомотив. Он взял разгон, все оглушительнее стуча колесами, и от его непрерывного гудка, казалось, мозг раскололся от боли.

Очнулся Бенджон в темноте. В ноги и спину вонзалось что-то острое. Казалось, боль терзает его тело в тысяче мест одновременно. Где он, что с ним, который час - он ничего не знал. И эта неизвестность крутила и засасывала, словно гигантский водоворот.

Стараясь одолеть головокружение, Бенджон собрался, и память стала постепенно возвращаться. Он лежал в сарае, на груде битых кирпичей, а где-то рядом валялся Хелпман, мертвый и давно остывший.

Он вспомнил гробницу, неожиданное нападение, хруст вражеских костей и больше ничего. Потом он отключился.

Сержант оперся на локоть. В кромешной тьме сарая чуть выделялась только дыра в кровле. Поблизости раздался шорох. Его охватил безумный ужас, но тут же Бенджон понял: крысы. С натугой он уселся и потер виски. Череп пульсировал, как резиновая груша, пульс отдавался в мозгу ударами гонга.

Часы показывали три минуты первого. О Боже, он тут провалялся несколько часов!

Бенджон пошарил вокруг рукой и коснулся застывшего тела. Его охватило такое отчаяние, что он разинул рот и, задыхаясь, глухо нечленораздельно застонал.

Осторожно встав на ноги, он нашел в кармане спички. Тело Хелпмана было неестественно изломано, вместо головы - месиво из окровавленных костей и мозга. Кровью залила всю одежду и обломки кирпичей.

Спичка догорела.

Нащупав стену, Бенджон прислонился к ней и зажег новую. Где-то здесь должна валяться фонарь...

Спичка погасла, он заставил себя зажечь следующую, хотя готов был рухнуть на пол и уснуть.

Фонарь оказался совсем рядом. Невозможно медленно Бенджон зажег его и оглядел себя. Рваная рубашка заскорузла от запекшейся кров. По груди, рукам и животу тянулись вздувшиеся и запекшиеся рубцы. На виске кровь запеклась в волосах толстой лепешкой. Шея опухла и не поворачивалась. Бесконечно равнодушно Бенджон представил, что, если бы он в последний миг не увернулся. Но теперь он понял, зачем Хелпман пригласил его с собой на раскопки.

Чтобы убить.

Еле двигая пробитой киркой рукой, он ещё раз посмотрел на часы. Без пяти час.

Что с ним происходит? Уже час, как он пришел в себя, и за это время едва сумел зажечь фонарь! Давно пора отсюда убираться. Поскорее избавиться от тела, прихватить побольше сокровищ и как следует припрятать остальные.

Задача казалась непосильной. Как набраться сил? Да и времени уже не оставалось. Ничего дурного не предвидя, он не заготовил оправданий для столь длительного отсутствия. А теперь при одной мысли о базе в голове загудел Ниагарский водопад.

Тормоша труп Хелпмана, Бенджон принялся обшаривать карманы. Связка ключей, бумажник, в окровавленной рубашке - какой-то конверт...

Он едва держался на ногах. В голове ревело и стучало, руки отказывались слушаться. Нужно было прийти в себя. И помочь мог глоток другой виски.

Бенджон поплелся к выходу. Ключ оглушительно заскрежетал в замке. Слух резал каждый звук. Дверь распахнулась с таким грохотом, что Бенджон подпрыгнул от неожиданности. Над сараем нависло нечто громадное. И он не сразу понял, что это тень от домика, про который он совершенно забыл. Машина была где-то поблизости.

Лунный свет заливал окрестности. В мертвой тишине далеко разносился скрип гравия под ногами. Найдя машину за углом сарая, Бенджон протянул руку к дверце и увидел, что в ней зажаты ключи, конверт и бумажник Хелпмана. Пришлось собрать всю силу воли, чтобы включить сознание.

Так... Это все в багажник, подальше с глаз.

В багажнике оказалась коробка со всяким хламом. Откуда что взялось? Бросив на неё окровавленные вещи, он открыл дверцу, нашел бутылку виски, жадно хлебнул - и дико заорал: казалось, в желудок хлынул расплавленный свинец. Уронив бутылку на сиденье, он корчился, держась руками за живот.

Тут ему померещилась за сараем какая-то возня. Бенджон замер, позабыв про боль, потом выругался и бросился туда. В колючках что-то чернело, но это оказался не противник: старые доски прикрывали полуразрушенный кирпичный обод колодца. Бенджон швырнул туда камень и долго ждал, пока услышал стук.

Путь в сарай и обратно показался бесконечным. Тело Хелпмана давило, словно камень, невысохшая кровь скользила под руками, расколотая голова мешала. В рубцах на животе пульсировала боль. Добравшись до колодца, Бенджон примостил тело на краю, стараясь не ломать хрупкий кустарник. Толчок - и Хелпман навсегда исчез в черной дыре, послышался треск обрываемых сухих стеблей, потом - глухой удар.

Бенджона начало охватывать отчаяние. Уже без десяти два! Он никогда тут не управится! Но ничто не могло заставить его двигаться быстрее. Словно в кошмаре, когда бежишь на месте, не в силах оторваться от погони. Бенджон знал, что нужно спешить, но то и дело забывал, что следовало сделать.

В сарае остались вещи Хелпмана - комбинезоны, развешанная по стенам одежда, инструмент, пустые бутылки. Все это нужно уничтожить. Свалив все барахло в большую кучу, Бенджон поднес к ней керосиновый фонарь, но едва одежда занялась, поспешно затоптал огонь. Ошибка, страшная ошибка! У него нет времени ждать, пока все догорит!

Взбешенный Бенджон принялся топтать тлеющую кучу хлама.

Заторможенная вялость сменилась лихорадочной спешкой. Он выбился из сил, пот рекой тек по груди, разъедая свежие рубцы. Главное - как следует замаскировать гробницу. Кое-что взять с собой, чтобы заткнулся Дельгадо, остальное придется оставить до лучших времен.

Бенджон опять вышел к машине, впервые ощутив холод ночной пустыни. На кучу вещей Хелпмана он вывалил хлам из коробки: пачки салфеток, баллончики аэрозольной краски, лака, жестянки бисквитов, старые журналы. Потом спустился вниз и сунул туда первые попавшиеся вазы. Поместилось только четыре.

Выбравшись в проход, он принялся поспешно укрывать вход в гробницу досками и брезентом. Теперь его залил холодный пот. Все кругом плавало и кружилось, мысли путались, оставалось только ощущение необходимости спешить. Поднимаясь по лестнице, сержант споткнулся и едва не рухнул вниз, но, облившись потом с головы до ног, сумел удержаться.

И вот он снова у дверей сарая.

О Боже, а фургон? Он забыл про машину Хелпмана! Что делать с ней? Как они спорили, в чьей машине ехать! Ну да, ему не пришлось бы возвращаться. Но что же делать с фургоном? Прятать его времени нет!

Бенджон, задыхаясь, топтался с коробкой в руках, не зная, что делать. Рискнуть и оставить фургон на виду? Ведь Хелпман говорил, что местные жители привыкли к его машине. Потом он сразу же вернется и от неё избавится. А сейчас некогда. И без того придется гнать по-сумасшедшему.

Коробка с вазами легла в багажник. Подогнав фургон поближе к сараю, Бенджон взял с переднего сиденья куртку Хелпмана, запер дверцы и забрал ключи. Потом детально осмотрел сарай изнутри, держа фонарь над головой.

Похоже, сделано все, что можно.

Но уже собираясь сесть в машину, Бенджон содрогнулся от неожиданно пришедшей мысли. А как он выглядит? Ну что же с ним такое делается? Об этом следовало позаботиться в первую очередь! Руки в засохших пятнах крови, наверняка он весь в крови с головы до ног. И слишком поздно спохватился!

Воды нашлось едва на дне кувшина, только чтобы хоть кое-как очистить руки и лицо. Покопавшись в мешке с грязным бельем, Бенджон нашел рубашку и трусы, потом достал аккуратно сложенную запасной комплект формы и переоделся. Но почему в машине оказался мешок с бельем? Он должен был его куда-то сдать? Провалов в памяти становилось все больше. Скатав окровавленную рвань в комок, Бенджон швырнул её в багажник.

Он уже запер замок, когда вдруг вспомнил, что забыл куртку Хелпмана в сарае. Пришлось открывать снова. Часы показывали без четверти три. Холодный пот тек даже по ногам. К утру он должен быть на базе, иначе чертов майор Колон воспользуется случаем. Он только ждет подходящего предлога. Если на утреннем разводе его не будет... Нельзя, чтоб это произошло именно сейчас, когда такое счастье подвалило...

Бенджон вывел машину на дорогу и нажал на газ.

Но от сукиного сына Дельгадо нужно избавиться любой ценой; зачем иначе все эти страдания? Чтобы вся выгода досталась одному ему?

Бенджон склонился над рулем и так погнал машину, как не гонял с юности, когда от скорости зависела сама жизнь. И вдруг снял ногу с газа, вновь накатила чернота. Потом она медленно отступила, и он опять прибавил скорость.

В десять минут девятого машина въехала в ворота базы. Смотритель заметил, что Бенджон поставил её не на обычном месте, а в стороне от офицерского клуба. Он поспешил к "шевроле".

- Доброе утро, сержант.

Бенджон даже не оглянулся, устало зашагав к бараку. Озадаченный смотритель стоянки взглянул на машину. Ее покрывал толстый слой бурой пыли.

10.

Вытирая руки ветошью, иранец медленно обошел "шевроле". За окном на крючке висел комплект сержантской формы, на заднем сиденье валялся мешок с грязным бельем, на переднем - легкая летняя куртка. Бенджон никогда таких не носил, служитель был в этом уверен.

Потом он склонился над багажником. Замок был испачкан чем-то липким, пыль густо села на пятно. Спичкой он поскреб верхний слой. Похоже, кровь. Еще одно пятно было на номерном знаке.

Служитель огляделся. Бенджона нигде не видно, лишь двое офицеров шли к столовой, да один направлялся к складу.

Бенджона не было видно.

Обернув руку ветошью, иранец подергал замок багажника. Тот оказался заперт. Он достал из кармана связку ключей и огляделся снова.

От ворот приближался незнакомый штатский. На месте машины полковника Ван Хувера стоял голубой "мерседес". Пришлось спрятать ключи и отойти от "шевроле". Высокий и широкоплечий, элегантно одетый незнакомец шагал уверенно, словно по привычному маршруту. Он явно не входил в число гражданского персонала, а раз шел без сопровождающего, значит, имел особый пропуск.

То ли кровавые пятна на машине Бенджона, то ли все пережитое за последние дни заставило иранца заключить, что на базу прибыл агент из ФБР. Такую мысль подсказывал вид его тренированного тела и спортивной походки. Агенты ФБР и прежде появлялись на базе с проверками насчет наркотиков, но тех он знал. Этого - нет. Пришлось сделать вид, что он усердно чистит соседнюю машину.

Худ давно заметил иранца, копавшегося у машины Бенджона. Заметил он и то, как тот поспешно отошел. На базу он прибыл так рано, чтобы майор Колон не нашел подходящего повода от него отделаться. Одуревший от безделья часовой у ворот начал было звонить по начальству, но услышав, что Худ знает дорогу, махнул рукой. "Мерседес" Худ поставил на ближайшем свободном месте.

Под ногами приятно похрустывал гравий дорожки, вокруг тянулись ухоженные газоны, солнце ещё не раскалило воздух. Поливные машинки тихонько журчали, сверкая крохотными радугами. Проходя мимо "шевроле", Худ заметил, что тот тоже не мешало бы вымыть.

Служитель выждал, пока незнакомец удалится, и оглянулся. Тот свернул к блоку "С".

Тот знал, что полковник Ван Хувер уехал, раз поставил свой голубой "мерседес" на его место. Ясно, он из ФБР. Иранец подобрался к "мерседесу". Номера, конечно, тегеранские. На воротах стоял его знакомый. Пойти спросить? Вдруг что-то выплывет?

Полусонный часовой при виде него оживился.

- Привет, как семья? Кстати, можешь забрать, - он протянул затрепанный журнал для мужчин. - Ничего себе буфера, верно?

Иранец покосился на обложку, где красовалась голая блондинка.

- Большое спасибо, и за прошлый номер тоже. Не знаете, чей это "мерседес"?

Часовой заглянул в какую-то бумажку.

- Его зовут Худ, к майору Колону.

У ворот сигналил грузовик, часовой побежал открывать, а служитель поспешил вернуться на стоянку. Вчера мистер Дельгадо спрашивал, не появлялся ли на базе человек с такой фамилией, и не распрашивал ли он про сержанта Бенджона. И предупредил, что Худ - шпик. Значит, этот тип в самом деле из ФБР.

Иранец вновь склонился над багажником "шевроле", разглядывая кровяные пятна. Потом, решившись, подобрал ключи. Замок щелкнул, и он обомлел при виде захватанных пальцами и окровавленных бумажника и конверта. Кровь запеклась на дне багажника, картонная коробка была покрыта кровавыми отпечатками пальцев.

Служитель замер; сердце колотилось, к горлу подкатывала рвота. Он ни на миг не забывал, что мистер Дельгадо дал ему две тысячи реалов за сведения о Бенджоне. Теперь ему есть с чем пойти к мистеру Дельгадо. За это он отвалит даже больше... Но следует спешить, ведь завтрак скоро кончится.

Услышав рев мотора подъехавшей машины, он поспешил захлопнуть багажник и сделать вид, что его чистит. Из машины вышел капитан Райан и направился к столовой.

- Доброе утро, капитан.

- Привет, - обернулся Райан. - Проверь-ка, привезли мне новый аккумулятор? Если да, поставь его.

- Конечно, капитан.

Райан ушел, иранец опять полез в багажник "шевроле". Дрожа и превозмогая тошноту, он взял бумажник и конверт. Скоро появится сержант Бенджон и будет поздно...

- Привет сержант!

В панике захлопнув багажник, служитель шарахнулся от машины. Но ничего не случилось. Он осмелился поднять глаза и даже сплюнул: на дорожке встретились сержант Кандецки и трое рядовых. От облегчения подкосились ноги. Никто и не подумал обращать на него внимание.

Что делать? В раздевалку идти нельзя - там вечно ошивались шофера грузовиков, его могли пристроить к делу на все утро. Надо было поскорее убираться с базы.

Неподалеку за кустами у него было укромное местечко для вещиц, забытых пассажирами в машинах. Смотритель выбрал книжку комиксов и завернул в неё находки. Капитан Райан долго проторчит в столовой и в штабе. А если выйдет раньше... скажем, что за аккумулятором пришлось поехать в город.

Через пару минут серый "додж" капитана покинул базу. К счастью, на дороге машин было немного.

Ему никогда не приходилось водит такую машину, только выводить со стоянки или ставить в гараж. Мощный мотор ревел, негодуя на неумелое обращение и добавляя паники. Иранец всю дорогу проклинал свою безумную идею.

К Дельгадо его пустили не сразу. И все вокруг стало совсем нереальным. Сейчас он должен был мыть машины на стоянке. Может быть, уйти, пока не поздно?

Но тут его провели внутрь. Дельгадо в белом купальном халате, курил у окна и махнул рукой на кресло.

- Садись!

Садиться иранец не стал, а на цыпочках прошел к столику и развернул книжку комиксов. Подняв взгляд на Дельгадо, он поразился внезапной перемене. Дельгадо подобрался, словно хищник перед прыжком, морщины прорезали лицо, рот сжался в линию.

- Что это? - спросил он.

- Сегодня я нашел в машине сержанта Бенджона, сэр.

Светлую кожу бумажника всплошную покрывал толстый слой засохшей крови. На общем буром фоне выделялся отпечаток большого пальца и несколько поменьше. Конверт совсем почернел.

Дельгадо долго молча их рассматривал.

- У сержанта одежда в крови, там, в машине...

- Попал в аварию?

- Нет, не авария, с машиной все в порядке. Кровь внутри, сзади... служитель жестом словно что-то приподнял.

- В багажнике?

- Да, сэр. Машина очень пыльная. Сержант ездил так далеко, что вечером даже не прибыл на базу.

Дельгадо подошел к столику и двумя пальцами подвигал комиксы, потом бросил:

- Ничего не трогай.

Он вышел, вернулся с пинцетом, осторожно открыл бумажник и выудил оттуда права с фотографией в углу. Хелпман на снимке смотрел немного в сторону, серьезно и даже мрачно. Права были выданы в Иране. Фамилия сквозь пятна крови не читалась, но что-то всплыло в памяти Дельгадо.

Хелпман, похоже, это он. Неужто гениальный археолог? Теперь он ясно вспомнил все, что было связано с этой фамилией. Выходит, он и был источником Бенджона?

- Я больше не могу ждать, сэр, - взмолился иранец. - Мне нужно вернуться на базу.

Дельгадо рассеянно кивнул, снова склонившись над бумажником. Кредитная карточка. Газетная вырезка с фотографией Хелпмана: "Всего один сезон в Турции!"

- Мне нужно сейчас же вернуться на базу, сэр! Сержант увидит, что меня нет, и будут большие неприятности.

- Я тебя не задерживаю. А это оставь.

- Нет-нет, сэр! - в панике вскричал иранец. - Сержант Бенджон заметит и убьет меня. Пожалуйста, отдайте, сэр!

Дельгадо подтолкнул его к двери.

- Оставь все здесь. Увидишь, ничего с тобой не случится. Не надо бояться.

- Сержант увидит, что вещей нет в багажнике, и скажет майору, что я вор.

Дельгадо улыбнулся.

- Не думаю, что он кому-то скажет.

Уже у двери иранец сделал ещё одну попытку.

- Сегодня пришел Худ из ФБР.

- Они уже знают, что он натворил?

- Он пошел к майору Колону. У сержанта Бенджона будут неприятности... Я бедный человек, сэр. И могу потерять работу.

Дельгадо вывел его в коридор.

- Подожди здесь.

Вскоре он вышел с деньгами в руке и отсчитал три тысячи реалов. Служитель просиял от радости и помчался вниз. В машине он опять дрожал, но не от страха, а от радости. "Додж" он погнал так быстро, как сумел, несколько раз едва избегнув столкновений. Но ближе к базе иранца вновь одолел страх. Уж слишком долго он отсутствовал. Что, если это заметят? Особенно сержант? И проверит багажник?

До самой базы его била дрожь. Большие часы у ворот показывали десять.

Господи Боже! Он вдруг вспомнил, что не запер багажник "шевроле".

* * *

У майора Колона было широкое лицо с носом картошкой, расчесанные на аккуратный пробор волосы и очки без оправы. Держался он сухо и сдержанно. Худу он показался очень похожим на Роберта Макнамару. Вертя между пальцами линейку, он заявил:

- Очень жаль, мистер Худ, но я не могу вам помочь. Есть правила которые я не могу нарушить. Уверен, вы меня поймете.

- Но эти правила не мешают вам вести собственное расследование?

- Об этом я не говорил.

- Короче говоря, майор, я не могу вам рассказать ничего такого, о чем вы не знаете?

- Если у вас есть такое желание...

Худ даже восхищался его изворотливостью. Уже минут двадцать пытался он разговорить майора, и в се без толку: тот предпочитал уходить от ответа.

- Если вы знаете, что сержант пользовался служебным транспортом для контрабанды антиквариата, то наверняка искали его поставщика? Ладно, майор, скажите, до моего появления вы знали о контрабанде?

Колон уставился на линейку, которую вертел в руках, и не сказал ни слова.

- Я не имею права вести расследование по делу, в котором замешан военнослужащий. Поэтому меня интересует не сержант Бенджон; он - только промежуточное звено.

- Все, что происходит вне базы, мне не подконтрольно.

- Тогда все складывается очень удачно. И обмен информацией нам обоим на пользу.

Колонна сморщился, словно куснул лимон.

- Все данные внутреннего расследования секретны. Чтобы с ними ознакомить человека со стороны, нужно разрешение из Вашингтона.

- Так запросите его!

- Ничего подобного я делать не стану. Советую вам самому обратиться в министерство обороны. Если поступит соответствующее распоряжение, я готов пойти вам навстречу.

Майор отодвинул стул и поднялся.

- Вашими сведениями можете поделиться с местной полицией. Они сами решат, представляет ли информация какой-то интерес. И все формальности будут соблюдены. Если когда-то в прошлом здесь и случались нарушения правил и инструкций, то не при мне, мистер Худ. Мой долг - их строго соблюдать.

Майор любезно подал руку.

- Позвольте подписать ваш пропуск... Как, у вас его нет? Капрал, немедленно проводите джентльмена к выходу и прикажите дежурному немедленно явиться ко мне. Счастливого пути, сэр.

* * *

Сержант Бенджон достал из ящика стола бутылку, сыпанул в стакан пригоршню льда, от души налил и уставился на собственное отражение. Сдвинутая набекрень фуражка почти скрывала рану на голове. Но без вопросов все равно не обойдется. Джейси уже косится. Пришлось как можно небрежнее заметить, что накануне перебрал, упал и здорово расшибся. Последовал почтительный смешок.

Со стаканом в руке Бенджон вернулся к столу. Похоже, все обошлось. Правда, вечером тут рыскал майор Колон, но Джейси сообразил придумать инспекцию на складах. Как ни горел майор желанием повидать Бенджона, в кабинете он больше не появился и даже не позвонил. Это сержанту и не нравилось: возникло ощущение тревоги. Майор явно копил силы для удара. Но если посмотреть на дело с другой стороны, оставалось время приготовиться и укрепить свои позиции.

Бенджон заканчивал уже второй стакан, но не мог остановиться. Раны на животе и плече пылали, голова раскалывалась. О походе к врачу и речи не было, приходилось терпеть. И никакого бассейна, пока не заживет! Ох, какой он заведет бассейн, и какой шикарный дом, когда удастся загнать все барахло из той могилы. Два миллиона долларов... или даже больше.

На эти деньги можно купить каких захочешь баб. И к черту ВВС!

Он вновь и вновь проверял, все ли в порядке. Не проходило ощущение, что позабыто что-то важное. Едва войдя в кабинета, он внимательно осмотрел ботинки и нашел на одном кровавое пятно. кляксу. Пришлось тщательно смывать над раковиной. Но ощущение опасности не проходило. Никак не удавалось вспомнить, откуда рана на виске? И как он вообще оказался в сарае? Что, если были и пробелы посерьезнее? Но когда Бенджон пытался напрячь память, голова просто раскалывалась.

Все сильнее тянуло надраться, но он остановил себя. И, ставя на место пустой стакан, вдруг странно дернулся и замер. Куртка Хелпмана! Неужели она так и осталась на сиденье?

В дверь заглянул Дэниелс, Бенджон чуть не подпрыгнул от неожиданности.

- Сержант, там...

Бенджон невидящий уставился мимо и направился к выходу. Он снова обливался потом, и пока шел до стоянки, на форме проступили пятна.

Возле "шевроле" кто-то возился. Бенджон прибавил шагу. Виски сжимал какой-то стальной обруч, в голове вертелись бессвязные обрывки мыслей.

Обогнув машину, Бенджон лицом к лицу столкнулся со смотрителем-иранцем. Тот с искаженным ужасом лицом застыл в странной позе, протянув руку в сторону багажника.

- Какого черта ты тут делаешь?

Иранец проглотил ком в горле и начал что-то лепетать, но Бенджон, не слушая, схватил его за шиворот.

- Ты шарил в машине, скотина!

- Нет-нет, сержант!

- Ты открывал машину, сознавайся!

- Сержант, тут был один человек... Я заметил и решил проверить... Я никогда не вру, сержант! Только проверил, и все!

- Да ну? - Бенджон оскалился в лицо иранцу, тот весь позеленел от страха и даже не пытался вырваться. Рубашка выползла из брюк, оголив худой смуглый живот.

Бенджон в бешенстве как следует его тряхнул; раздался испуганный писк.

- Ты врешь!

- Я правду говорю!

- Тогда скажи, кто это был! Кто?

- Худ. Мистер Худ, сержант! Он приходил к майору Колону!

- Ты врешь, свинья!

- Клянусь, сержант, что это правда! Он приходил сегодня утром! Вы можете проверить!

Бенджон сверкнул глазами в дюйме от потного лица и подергал крышку багажника. Заперто. Махнул рукой - смотритель отлетел в сторону, врезавшись в соседнюю машину.

- Пошел вон!

- Помыть вашу машину?

- Убирайся! Проваливай!

- Слушаюсь, сержант! - иранец обрадованно заковылял в сторону и поспешил убраться за угол.

Бенджон разглядывал ладонь, которой дергал замок багажника. Он была в полузасохших сгустках крови. О, Господи ты Боже! Зато теперь он точно знал, что в багажник никто не заглядывал.

Оглянувшись, сержант вытер ладонь и замок носовым платком, потом обошел машину и заглянул в окно. Куртка лежала на сиденье. Убедившись, что вокруг никого, Бенджон достал её, свернул и засунул в багажник. Теперь проверить, все ли там в порядке. Вазы в коробке, окровавленная форма. Вроде все на месте, Но куда он дел хелмпановские ключи? И снова кровь! Надо её отчистить поскорее!

Опять сдавило горло. Бенджон пытался глотнуть воздуха, но не сумел. Хотелось выпить. Но нужно думать, думать! Все ли в порядке? Как будто да, но до конца уверенности не было. Пробелов в памяти становится все больше а с ними возрастает риск.

Бенджон заставил себя заново проверить весь багажник, припоминая, как и почему там оказались эти вещи. Похоже, все в порядке. Теперь захлопнуть, запереть, подергать. Вот сволочь полицейская! Проклятый Худ подбирается все ближе, наверняка его нанял Дельгадо. Письмо Сарду с советом опасаться Худа пришло сразу после его возвращения из Парижа. Тогда он не воспринял угрозу всерьез, но теперь... Сейчас Дельгадо явно пытается его запугать, делая вид, что решил все рассказать начальству. Проклятый сукин сын!

Стараясь оставаться незамеченным, Бенджон отправился к воротам.

- Были сегодня штатские посетители, ребята?

- Посмотрите по журналу, сержант.

Там в списке оказалась фамилия Худа и запись о цели его посещения и времени.

Солнце пекло вовсю, голова трещала, не отпускала мысль о холодной выпивке. Уже у самой двери своего барака Бенджон даже остановился, получив очередной удар.

Он снова вспомнил о ключах Хелпмана! И вспомнил не впервые, но мысль не удержалась в больной голове и затерялась среди прочих, сумбурных и беспокойных. Теперь, когда все остальное было под контролем, она проснулась с такой силой, что к горлу подкатила тошнота. Где же проклятые ключи? Судорожно пошарив в кармане, он наткнулся на металл. Бенджон обмяк, едва не рухнув на дорожку. Все тело неприятно ныло, но он с трудом заставил себя повернуть к машине, где оставалась бутылка виски.

Нужно было хватить чего-нибудь покрепче - пусть даже теплого и мерзкого на вкус. Несмотря на духоту в машине, его била дрожь. Почти пустая бутылка вся была покрыта кровавыми отпечатками. Он торопливо откупорил её и осушил одним глотком, тревожно озираясь по сторонам. Худо дело: он наделал слишком много промахов, чтобы разобраться с каждым. Бутылка со стуком покатилась обратно под сиденье.

Но и это не все. Барахло из коробки, в которой он привез вазы, так и осталось на куче хлама там, в сарае. Если кто-то войдет... Нельзя этого допустить! Обязательно забрать все лишнее во время следующей поездки. И нужно что-то делать с проклятыми провалами в памяти!

* * *

Франклин Дельгадо завтракал на балконе. От солнца столик защищал тростниковый навес и целый маленький сад с цветущими кустами, лианами и даже пальмой. На белоснежной скатерти были поданы очищенный и охлажденный грейпфрут, яйцо всмятку, вазочка с диетическим мармеладом и несколько ломтиков ржаного шведского хлеба в плетенке. Завершили завтрак две маленьких чашечки черного боливийского кофе.

Закурив, Дельгадо устроился поудобнее и задумался.

Положим, бумажник принадлежит жертве Бенджона. Тогда налицо убийство. Какова в таком случае должна быть линия его поведения?

Видимо, Бенджон помогал Малику переправлять антиквариат, используя транспорт базы. Ему надоела роль простого исполнителя, и поначалу он пытался надувать Малика по мелочам: присвоил несколько партий товара и сумел удачно их пристроить. Потом решил найти в Париже постоянного покупателя. Хотя с самого начала было ясно, что он пытается обойти Малика, парень уехал обнадеженным, и когда потом нащипал крупное дело, обратился Дельгадо уже в Тегеране, рассчитывая на взаимопонимание.

Похоже, он выследил главного поставщика раритетов Малику. Бедняга Хелпман... Почему он не пошел к Малику? Или Бенджон его шантажировал?

Но почему дело дошло до убийства?

Он сам прижал Бенджона, тому срочно пришлось требовать от Хелпмана крупных поставок: сержант слишком боялся разоблачения перед начальством.

Допустим, Бенджон нажал на Хелпмана, а тот заартачился? И дело дошло до драки, во время которой Хелпман был убит. Вполне возможно... Но для Бенджона это конец. Видимо, он не так крепко держал Хелпмана в руках, раз тот нашел силы отказаться. Но тогда почему он сразу не попросил защиты у Малика?

Странно и не так просто, как кажется. В окровавленном конверте лежат снимки каких-то раскопок. Может быть, разгадка в них? Бенджон упоминал о золотых мечах...

А если Бенджон решил присвоить то, что обнаружил Хелпман? Идея интересная! Допустим, Бенджон собирался заняться крупными поставками, а Хелпман решил отделаться от него парой золотых мечей?

Тогда все может быть. Раз дело дошло до убийства, речь явно идет не о каких-то черепках и побрякушках!

Дельгадо так разволновался, что едва докурив сигарету тут же раскурил новую. Но та осталась бесполезно дымиться на отвисшей губе.

Хелпман был гениальным одиночкой. Любую его находку яростно оспаривали светила археологии. Его вечно упрекали в несолидности доказательств и ненадежности методов. Он же устраивал публичные лекции и по большей части выигрывал схватки с противниками. Но в некоторых случаях эксперты разошлись во мнениях, доведя Хелпмана до белого каления. И если он решил отомстить...

Что, если ему удалось совершить настоящее открытие? И он решил представить снимки как доказательство? Не сразу, вначале вывезти находки контрабандой. Ведь Шлиман тоже вывез немало сокровищ Трои. Или Хелпман собирался представить снимки возможным покупателям, чтобы гарантировать подлинность находок? Немало музеев не стали бы задавать лишних вопросов...

Смуглый коротышка-слуга принес телефонный аппарат на длинном шнуре. Звонили из "Меркатор Лайнз". Секретарь сунулся было на балкон, но деликатно удалился. Однако стоило Дельгадо положить трубку, как он вырос словно из-под земли.

Копаясь в содержимом бумажника, Дельгадо обнаружил клочок бумаги с тегеранским адресом и поручил секретарю выяснить, что это такое.

- Это бывшая мастерская - одноэтажная халупа с внутренним двориком. Хелпман в фургоне привозил туда какие-то вещи. Сосед там подрабатывает сторожем. Конечно, он сделал вид, что ничего не знает, пришлось сказать, что я хочу купить эту халупу. И дать ему денег, разумеется. Вряд ли он мне поверил, но ключ нашел. Внутри там груды ящиков, инструмент, солома, упаковочная бумага. Я кое-что оттуда прихватил, - и, положив на стол сверток, секретарь добавил: - Кроме этого, ничего интересного.

Охваченный приятным предвкушением, что его рассуждения оказались верными, Дельгадо развернул сверток. В нем оказалось множество фотографий. Медленно и внимательно он принялся их просматривать, затаив дыхание, словно боясь спугнуть невероятную удачу.

Фотографии запечатлели все этапы работу Хелпмана по раскопкам древней гробницы. Вот отверстие, пробитое в стене мавзолея - даже пыль ещё не успела осесть. Вот арочная галерея, ведущая к основному залу, прекрасно вышли погребальные сосуды вдоль стен. Вот общий вид гробницы с порога, снимки правой и левой её частей. Превосходные фотографии саркофага с трех сторон. И затем снимки каждой находки в том виде, в каком она была обнаружена.

Дельгадо никогда не приходилось сталкиваться с подобными вещами. Он был совершенно потрясен. Губы его непроизвольно шевелились, пальцы дрожали, глаза хищно щурились.

Наконец он поднял взгляд на секретаря.

- Да... Интересные фотографии.

- Хелпман не появлялся в мастерской уже несколько дней.

- Понимаю. Можешь быть свободен. Фотографии оставь.

Секретарь ещё не успел закрыть дверь, а Дельгадо уже вскочил и заходил по балкону, тщетно пытаясь справиться с волнением. Судьба давала ему шанс отыграться за все свои поражения, за весь позор. Задуманный удар по "Кристби" показался вдруг совершенно незначительным. Заняться следовало тем, что изображено на фотографии. Заняться, пока не поздно.

Такая грандиозная находка подобна извержению Везувия. И откроет её миру Франклин Дельгадо, пресловутый собиратель подделок и фальшивок. Он будет купаться в лучах славы, и его противникам придется замолчать! Какие упоительные откроются возможности! И многие эксперты сразу захотят пересмотреть свое мнение о его прежних покупках.

О такой сладкой мести он не смел даже мечтать.

Но сначала нужно найти место раскопок. Ни на снимках, ни в бумагах на него ни намека.

Выжимать сведения из Бенджона слишком опасно. И дело не в Худе, висящем у него на хвосте - речь идет про убийство. Впрочем, и про Худа нельзя забывать: если ФБР возьмет Бенджона, всему конец! Даже если он не их ФБР, это дела не меняет. Бенджон служил в Европе - кто знает, какие за ним числятся грешки? И какая разница, кто и за что его посадит? Пока он нужен на свободе.

Дельгадо в ярости поджал губы. Такой прекрасный шанс - и висит на волоске. Надо выяснить, где эта чертова персидская гробница, и поскорее.

Неожиданно его осенило.

Поразмыслив, он отшвырнул потухшую сигарету и крикнул слуге:

- Пусть подадут машину.

11.

Малик сам поражался своему везению: все его неприятности таяли буквально на глазах. Взятка, на которую он почти не рассчитывал, сработала. Заведенное дело закрыли. Вдова убитого согласилась покинуть Тегеран и вернуться к родителям. Зазани согласился на повышение с переводом в Басру. Судя по всему, зла на Малика он не держал. Гостиничный комплекс, на который Малик уже махнул рукой, вдруг решено было превратить в культурный центр и правительство обещало возобновить финансирование.

Теперь он не ходил, а летал, как на крыльях. А сейчас, разглядывая сержанта Бенджона, с издевкой думал, что тот стал настолько громаден, что скоро перестанет умещаться сам в себе.

- Еще кофейку?

- Какого черта! Я сыт этой дрянью по горло!

Они спорили уже минут двадцать. Ставни выходящих на крышу окон были открыты, но шторы задернуты, сквозняк колыхал их, приятно освежая комнату. В узком кресле под Людовика XV Бенджон не помещался и беспрерывно ерзал, так что дерево скрипело и потрескивало. Малик терпеть не мог запах сигарного дыма, который никак не выветривался и отдавал тлением.

Бенджон выглядел даже не устало, а просто изможденно. Незаживающую рану на виске он объяснил падением. Под глазами у него набрякли мешки, лицо опухло. Он заводился от каждого слова, утверждая, что его завалили работой. Малик прекрасно понимал, что сержант бессовестно врет.

- Вчера в обед тебя видели в отеле "Командор", - заметил он.

- Ну и что?

- Ты разговаривал с одним моим знакомым.

- А ты считал, что я никого в Тегеране не знаю?

- Он человек особенный.

- Кто?

- Мистер Хелпман.

- Ну и что с того? Мне теперь ни с кем и поговорить нельзя?

И тут Бенджон притих. Надо было думать о том, что кругом люди Малика. Вот их и засекли. Мозги его лихорадочно заработали.

- У тебя с Хелпманом дела?

- С ума сошел! Я его почти не знаю. Так, поболтали - и только.

- Мне говорили, что вы спорили.

- Я как-то раз оказал ему услугу.

- Человеку, с которым едва знаком?

- Я сказал, что его почти не знаю! Понял, почти!

- Чего ты орешь? Я голос на тебя не повышал.

Бенджон взял себя в руки, отдышался и заговорил спокойнее.

- Я не ору. Этого типа я несколько раз встречал. И кое-что ему достал. Из дефицита, по дешевке. А он начал выпендриваться. То не так, это не так. Я и сказал ему пару слов.

- Сегодня утром мы должны были встретиться. Он не пришел. Не знаешь, где он?

- Откуда? И почему ты меня спрашиваешь?

Малик воинственно упер руки в бедра.

- Я думаю, ты надеешься из Хелпмана выжать кое-что себе лично. Учти: это для тебя может плохо кончиться. Последний раз предупреждаю: это мой бизнес. И только мой. Понял?

- О чем ты?

- Ты все прекрасно понимаешь!

Бенджон поднялся.

- Похоже, ты окончательно спятил. И ради этого я тащился в такую даль?

- Повторять я не буду. Два ящика, что я прислал, отправлены?

- Я же сказал, отправлены. Но это последний раз! Теперь сам занимайся перевозкой, с меня хватит!

Глаза Малика опасно сузились.

- Это мы ещё посмотрим.

- Смотри-смотри. Теперь можешь все устраивать по своему вкусу. Интересно, что получится.

Схватив фуражку, Бенджон зашагал через комнату, стараясь не запутаться в толстом ворсе ковра.

- Я не хочу больше видеть тебя в своем доме!

- Да пошел ты к черту!

По лестнице он спускался на подкашивающихся ногах, думая только, как бы не упасть.

Мышцы, казалось, превратились в желе, и хотелось спать, по крайней мере, неделю. Нет, ещё больше хотелось видеть Зарину. Или Малик и о ней уже пронюхал? Ну и что он сделает? Они с Дельгадо переправили из страны немало всякого, и наркотиков в том числе. Так что их тоже можно взять на пушку! Ну ничего, он им ещё покажет! Соберет побольше фактов и возьмет за яйца! И эта хитрая пронырливая сучка Зарина наверняка все знает. Нужно будет тряхнуть её как следует.

Да, сладкой сучке придется заговорить. И сегодня же.

* * *

В половине пятого Зарина уже спешила на свидание с Бенджоном. На ней было простое платье неброского бежевого цвета и заурядного незапоминавшегося покроя. В подобных случаях она намеренно так одевалась и старалась каждый раз идти другим маршрутом. Впрочем, в этом районе её никто не знал, так что риска практически не было.

Но в тот вечер она была до смерти напугана. Что случится, если Ллойд узнает о её встрече с мистером Дельгадо? Она боялась случайно проговориться и вызвать его подозрения.

Странно, но страх смешивался с желанием, чтобы он все узнал. Его реакция могла быть ужасна, но как хотелось увидеть его лицо в тот первый миг, когда он все поймет... Увидеть ужасную маску бешенства и ревности... Если бы только этим все и кончилось, если бы не случилось ничего страшнее...

Одна эта мысль уже возбуждало. Разумеется, она не собиралась говорить, но даже просто помечтать об этом так прекрасно! Вообразить, что Ллойд в восторге от того, что Дельгадо сходит по ней с ума. А если расписать ему все подробно и посмотреть на его реакцию?

Зарина давно замечала, что Дельгадо проявляет к ней немалый интерес. Приходя к мужу, он всегда наблюдал за ней, но искоса, и только пробовал тайком шептать на ушко, что она само очарование.

Вчера они втроем сидели за столом, как вдруг рука Дельгадо легла ей на колено. Она ничего не могла поделать и растерянно замерла. Под длинной скатертью Ахмад ничего не замечал. Пальцы Дельгадо медленно поползли вверх по бедру, раздвинули тонкое белье и стали трогать её киску. При этом он как ни в чем ни бывало продолжал беседу с мужем.

У Зарины пылали щеки, она в ужасе ожидала, что муж заметит. Потом не выдержала и поднялась в свою комнату и некоторое время лежала на кровати, зажав ладони между ног и изнывая от желания.

Несмотря на рискованную ситуацию, так приятно было вскружить голову этому могущественному человеку!

Она до сих пор трепетала при одном воспоминании о его шикарной машине, вилле на скалах, громадной постели. Раздевая её, он дрожал от нетерпения. Потом он подложил подушку ей под бедра, раздвинул ноги и принялся так жадно целовать её всю, словно никак не мог насытиться.

Войдя в нее, он не спешил, то и дело замирая, чтобы все длилось дольше, дольше, дольше... Сначала она отнеслась к нему немного снисходительно, уж очень он был стар, но постепенно завелась не хуже чем с Ллойдом. Потом он отвалился и затих, а она исступленно умоляла его не останавливаться, пустила в ход все навыки, а потом с отчаянным стоном оседлала, как Бенджона. И кончила трижды подряд, сама себе не веря, но чувствуя, как волны наслаждения расходятся по телу. С Ллойдом так не было, хотя она, конечно, никогда ему не скажет.

Потом Дельгадо предложил уехать с ним в Стамбул. Она лишь рассмеялась, а он вдруг принялся её умолять. Вот только не забыть, что он просил её узнать, куда ездил Ллойд. Сначала она разозлилась, что он знает про Ллойда и не хочет сказать, откуда. Но чего было злиться? Дельгадо куда умнее Ахмада. А насчет Ллойда ему очень важно знать. Интересно, зачем?

К вечеру жара спала. Зарина шла мимо лавчонок, думая о предстоящей встрече с Бенджоном и заранее заводясь от предчувствия его ласк. Оказалось, что он уже ждет и вышел навстречу.

- Зарина, детка, я так рад тебя видеть!

Но когда она прижалась к нему, он застонал и отстранился.

- Что случилось?

Бенджон заранее приготовил рассказ про драку с бандой грабителей, и при виде его изувеченного тела Зарина ахнула.

- Тебе надо к врачу! Начнется воспаление...

- Потом, потом. Скорее раздевайся, пока я не сошел с ума!

Раздевалась Зарина всегда очень медленно, растягивая удовольствие. Ей нравилось под жадным мужским взглядом одну за другой снимать с себя вещи. Пояс, чулки и туфли она оставляла напоследок и любила в них разгуливать, чувствуя, как в партнере нарастает желание.

- Давай же, крошка!

Бенджон стремительно накинулся на нее, тут же застонал от боли, но не остановился.

Она так ждала встречи, так его хотела, но сейчас словно наблюдая за происходящим со стороны. И к тому же никак не могла забыть о роскошной машине, прохладной коже сидений и белом атласе простыней на вилле Дельгадо... Тот тоже безумно её хотел. И что теперь? В момент совокупления с Бенджоном она думала о предстоящей встрече с Дельгадо... Фрэнком. Он велел называть себя Фрэнк.

Насытившись, Бенджон мгновенно заснул. Никогда раньше с ним такого не случалось. Зарина курила, а он колодой лежал рядом, и когда она перебиралась через него, даже не шелохнулся.

Выбросив окурок, она прошлась по комнате, обшарила карманы одежды Бенджона, нашла деньги и какие-то бумажки. Ничего интересного. Немного постояв в задумчивости, выудила из кармана ключи от "шевроле" и, косясь на спящего, поспешно оделась, взяла сумочку и вышла.

Машину тот оставил далеко от дома, перед овощным магазином. Зарина открыла дверцу, наспех проверила содержимое перчаточного ящика, брезгливо поморщилась и запихнула все обратно. Опять ничего. Пустой багажник недавно явно вымыли. Вот неудача! Ллойд никогда не был слишком разговорчив, тем более сегодня. Ей вряд ли удастся что-то узнать, значит, Фрэнк будет разочарован.

Закрыв замки, Зарина собралась вернуться, но задумалась. Нельзя же сразу сдаться. Это не по ней. Снова забравшись внутрь, она нашла потертую на сгибах карту автодорог Ирана. Какая мерзость! Она ещё к тому же и заляпана чем-то красным! И все-таки на карте просматривался неровный след шариковой ручки. Он тянулся вдоль шоссе на Хорасан, мимо Лазгирда и Дамхана, и кончался неровным овалом в предгорьях. Зарина свернула карту, сунула в сумочку и поспешила вернуться.

Бенджон лежал все в той же позе. Зарина не сразу заметила, что сквозь ресницы он следит за ней. Потом тихо, но угрожающе процедил:

- Ты где была?

Зарина на миг замялась, но тут же скинула платье и невинно уставилась на него.

- Хотела что-нибудь купить, чтоб приложить к твоим ранам. А тут кругом ни единой аптеки!

- Надо же! Ну-ка иди-ка сюда, стерва чертова! Врешь, сука! Врешь, я вижу! Где была? Говори!

- Не надо! Больно!

Бенджон схватил её за плечи.

- Давай-ка, милая моя, поговорим. Тебе придется рассказать про мистера Дельгадо. Думаю, он тебе знаком?

Она попробовала вырваться, но Бенджон только ещё больнее сжал захват.

- Не надо, пусти! Я не виновата! Я не хотела с ним ехать!

- Что-что?!

- Это было всего один раз!

- Что было?

- Я с ним... Я не хотела...

Отвесив пару оглушительных пощечин, Бенджон швырнул её на кровать и, прижав к железной спинке, ударил наотмашь.

Она забилась в истерике.

- Не бей меня, не надо!

Глаза Бенджона полезли на лоб, когда до него дошло, что случилось. О таком он и подумать не мог. Дельгадо и его девчонка! Наверняка все произошло в его роскошном "линкольне"... Да, там все и случилось... И она отдалась этому ублюдку, этому старику... Да он ей в отцы годится! Ее нежное сладкое тело принадлежало этому мерзавцу - шантажисту! Она...

- Ах, шлюха, ты с ним трахалась!

Зарина хотела завопить, но Бенджон стиснул ей горло. Голова её запрокинулась через спинку кровати, глаза закатились, но тут он отшвырнул её и отступил, бессильно уронив руки и задыхаясь.

Корчась от боли под стеной, Зарина тоже пыталась отдышаться. Ее колотила дрожь. С ужасом оглядываясь на Бенджона, она поползла по кровати. Сержант схватил её за руку и опрокинул навзничь, возвышаясь над ней пугающей громадой.

- Рассказывай!

Зарина молчала.

- Рассказывай все, как на духу!

Пришлось заговорить. Но она все же умолчала о просьбе Дельгадо выяснить, куда позавчера ездил Бенджон. Она осмелилась спросить, откуда он узнал. Но Бенджон только хмыкнул и сам засыпал её вопросами.

Он нашел способ избавиться от Дельгадо. И только это в последний момент вырвало его из очередного приступа безумия. Перед глазами встало все, что нужно делать.

Малик получит анонимное письмо. Нескольких намеков вполне хватит. А наш иранский друг сумеет выбить из своей шлюхи признание, что она сошлась с Дельгадо. Зарине хватит ума не признаваться в наличии второго любовника. А если это все-таки случится, он уже будет далеко, а вот Дельгадо отправится на тот свет...

Зарина лежала молча и все ещё дрожала, но похоже, была даже рада такому развитию событий.

Ну погоди же, сука чертова, - подумал он.

- Дельгадо торгует наркотиками?

- Нет.

- Не ври! Торгует, и твой муж тоже. Поставляют в Европу опиум, верно?

- Больше нет.

- Я говорю, не ври мне! Не может быть, чтобы они вместе занимались только старьем.

- У них есть общий бизнес, но другой.

- Рассказывай.

Слушая Зарину, Бенджон все больше убеждался, что сумеет справиться с Дельгадо. Ничего, и не таким рога обламывали!

Зарина как бы случайно коснулась рукой его бедра. Он засопел, пригнулся и одним движением разорвал её бюстгальтер. Швырнув обрывки под кровать, ткнул пальцем в узенькие трусики.

- Долой...

Она послушалась, собралась в комок и отодвинулась подальше, прикрывая руками голую грудь и глядя снизу вверх большими испуганными глазами.

Бенджон только сплюнул и покачал головой.

Эта стерва опять разыгрывала девочку, которая боится изнасилования!

Все его естество встало дыбом, он схватил Зарину, она обвила руками его могучую шею и покорно раздвинула ноги.

* * *

Худ сунул в карман карту и выглянул из машины. Дебби вытирала волосы.

- Честное слово, я бы сейчас целую лошадь съела, - улыбнулась она.

- Лошади нет, но как насчет форелей на рашпере?

- Когда ты меня накормишь, мучитель?

- Чем скорее поедем, тем скорее что-нибудь найдем.

Уже вторую ночь они провели в машине. Сейчас "кадиллак" стоял на спуске к стремительной горной речке. Утро выдалось пасмурное, голубоватые дали затянула дымка, размыв силуэт Демавенда на юго-востоке. Они забрались далеко в предгорья, поэтому стало прохладно. Вокруг буйно пылали маки.

Два дня колесили они по горным дорогам, минуя перевалы, за которыми просматривалась синяя даль Каспия, тряслись по разбитым проселкам, черепашьим шагом ползли над пропастями и накручивали мили горного серпантина. Обследовали все строения, попадавшие на глаза, и все безрезультатно. Вилла Дельгадо словно сквозь землю провалилось.

- Пожевать ничего не осталось? - жалобно спросила Дебби.

Вдоволь наплававшись в чистой холодной воде, она обсыхала, привалившись спиной к валуну и в этом непривычном окружении выглядела настоящей наядой. Худ улыбнулся, любуясь золотистым телом на фоне темной поверхности камня.

Она очень фотогенична!

Отыскав пачку с остатками бисквитов, он вышел из машины.

Губы Дебби были нежными и холодными. Она прикрылась полотенцем.

- А что сказано в здешних законах про мужчин, которые целуют голых женщин под открытым небом?

- То же, что и австралийских: если зайти за валун, то все в порядке...

Через некоторое время Дебби вспомнила про бисквиты.

- Куда теперь? - спросила она с полным ртом.

- Придется спуститься к дороге на Мешхед. Поедем на восток.

- Ладно. Но если сегодня опять весь день пройдет впустую, завтра...

- Придется продолжать. Я должен найти логово Дельгадо, пусть даже придется зимовать в горах.

Она кивнула, он ещё раз её поцеловал, и "кадиллак" покатил вниз по склону, шурша колесами по щебню.

Дорога петляла все ниже. В деревне Худ купил персики, сливы и лепешки, которые назывались "нун". Чуть ниже в сторону отходила наезженная тропа, на которую они свернули напрасно: выбраться обратно удалось только к двум часам. По шоссе на Мешхед особого движения тоже не было. Колонна грузовиков, караван кочевников, устало шагавших рядом с тяжело гружеными ишаками. Черноглазые детишки таращились над тюками вслед машине.

Они углубились в скалистое ущелье, и Дебби вдруг воскликнула:

- Здесь!

Справа виднелась густая роща, совершенно закрывавшая обзор.

- Притормози... Видишь дорогу?

Худ сказал бы, что это скорее тропа, чем дорога, и ведет она скорее всего к кучке жалких лачуг. Но, покосившись на напрягшуюся Дебби, повернул руль.

Дорога вилась между деревьями. На ней едва хватало места такой широкой машине, как "кадиллак". Вокруг стояла непроницаемая и неподвижная зеленая стена. Колеса то и дело попадали в рытвины, казалось, тропа вот-вот оборвется.

- Я уверена - это здесь.

Через несколько минут дорога вильнула в сторону и впереди появились железные ворота с пустой будкой охраны. Странно, но ворота стояли настежь, поблизости ни кого не было видно.

Худ хмыкнул и нажал на газ.

- Воспользуемся случаем...

- Возможно, он знает о нас и это сделано нарочно, - шепнула Дебби.

За воротами дорога сузилась, зато тут было твердое покрытие. Из-за бесконечных поворотов нельзя было отвлечься ни на миг. Худ подумал, что именно на это и рассчитывали строители. Потом они выехали на широкую ровную площадку на склоне горы, метрах в сорока над дном ущелья.

Худ восхищенно охнул и затормозил. Над пропастью к самому краю площадки прилепилось здание в форме лежащего овала, словно расколотого сбоку единственным окном.

Другое озаренное солнцем фантастическое сооружение из камня и бетона прильнуло к могучему боку утеса. Несколько зданий поменьше органично завершали общую картину.

- Ну, разве не потрясающее зрелище? - спросила Дебби.

Газон не был подстрижен, деревья росли в кажущемся беспорядке, однако создавалось общее ощущение естественной гармонии. Также естественно вписывались в пейзаж деревянные скамейки и неприметные каменистые тропинки. Каменная лестница вела к террасе, где сверкала гладь бассейна. Ущелье и горы расплывались в сероватой дымке. Вокруг тишина и безлюдье.

Худ остановил машину у дома-валуна и уже хотел шагнуть в открытую дверь, когда Дебби тронула его за руку.

- Могу вам чем-нибудь помочь, сэр?

Худ обернулся. Говорил слуга - широкоплечий смуглый парень в белом.

- Добрый день! Мистер Дельгадо дома?

- Нет, сэр. Могу я узнать, кто вы?

- Тебе что-нибудь говорили насчет гостей? - спросил другой парень тоже в белом, подошедший с таким видом, словно вокруг никого не было.

- Ничего. Как вас зовут, сэр?

- Понимаете, мы ехали мимо и решили заглянуть на минутку.

В глубине здания Худ заметил такое, что заставило его крепче сжать руку Дебби и потянуть девушку за собой. В великолепном зале огромное окно освещало картину на стене, и Худ едва удержался от возгласа. Он был уверен, что это подлинный Бонар - портрет обнаженной женщины с зеленой вазой. Еще одно пролотно - явно Никола де Сталь. А там, дальше, Вийяр? Худ медленно шел вдоль стены, не зная, что и думать.

- Простите, сэр, но мистер Дельгадо о вашем визите не предупреждал!

Худ не слушал. Он лихорадочно прикидывал: конечно, это копии. Но какая работа! Художник, способный на такое мастерство, приближается по таланту к самому творцу... Но это вновь подделки! Дельгадо просто не мог раздобыть подлинник полотна Вийяра; тот украшал Пти-Пале в Париже.

И тут он вспомнил: несколько лет назад картина исчезла. Ее на время сняли в связи с выставкой, а потом так и не нашли. Деталей он не помнил, но это не могла быть она: ведь Дельгадо знаменит своей коллекцией подделок!

Он вернулся к полотну Бонара. Даже при самом пристальном изучении трудно было усомниться в его подлинности. Четкий мазок, рука мастера, его особая способность передать настроение... Эта подделка - гениальна!

Дебби дернула Худа за рукав, тот оглянулся. Тревожилась она не зря. В комнату продолжали собираться слуги. Встретивший их парень что-то втолковывал на фарси.

Худ перешел к длинной полке, на которой под стеклом лежал золотой скипетр с типичным для Древнего Египта изгибом на конце.

Неужели скипетр Тутанхамона, украденный из Музея древнего искусства в Каире? На этот раз он помнил точно, что скипетр так и не нашли.

Слуги приближались, и на этот раз уже настоятельно требовали:

- Извольте удалиться!

Худ ещё немного помедлил, потом кивнул.

- Видимо, придется заехать в другой раз.

Они двинулись к выходу, стараясь держаться поближе друг к другу. Слуги шли следом. Машина уже тронулась, а они все смотрели вслед.

Худ вел машину медленно, и за поворотом успел заметить съезд к гаражам и мастерской. Слуг уже скрыл край дома и он решил повернуть и притормозить.

- Я возвращаюсь, Дебби. Странные вещи здесь творятся. Хочу убедиться, что я не ошибся.

- Не надо, Чарльз! Там настоящие головорезы.

- Иначе нельзя, милая. Это слишком важно. Нужно взглянуть, что творится в другом здании.

- Сейчас наверняка звонят охране у ворот!

- Пускай звонят, я успею увидеть все, что нужно.

- Не оставляй меня!

- Тогда пошли со мной!

Дебби поспешно выскочила из машины.

- Не хлопай дверцей.

Они осторожно вышли на дорогу и спустились к дому, держась за деревьями. Никого не было видно. Дорожка, окруженная кустарником, вела к зданию.

Худ скомандовал:

- Пригнись!

Они помчались по дорожке. На полпути под деревом, почти касавшимся земли ветвями, Худ огляделся. В здании кто-то был. За окном мелькали фигуры, слышался мужской голос, но солнечные блики мешали различить детали.

У входа они выждали, прижавшись к шершавой стене, потом скользнули внутрь. Как раз вовремя: один из слуг вышел из здания - валуна и замер, осматриваясь.

Худ поманил Дебби к стеклянной двери в большую солнечную комнату, одной стеной которой служила дикая скала.

Стеклянный прозрачный потолок этажом выше был покрыт коврами. В комнате было столько света, что изящная итальянская и скандинавская мебель буквально парила в воздухе. Противоположную стену комнаты занимала стеклянная шахта лифта.

Худ сразу зашагал к картинам. Ближайшей оказалось полотно Хальса "Святой Лука". Казалось, в напоенном светом воздухе от холста исходит сияние. Нет, это не могла быть копия - слишком мощным оказывалось впечатление.

Он напряг память. Да, конечно! "Святого Луку" в 1965 году украли из музея Пушкина в Москве. Дальше висели "Святой Иосиф с ангелом" Фра Анжелико и "Вид с Сан Джорджо Маджоре" Каналетто. Обе картины исчезли во время перевозки после показа в Токио.

- Почему тебя так интересуют эти картины? - спросила Дебби.

- Все они краденые. Взгляни - это Ван Эйк, "Праведный суд", часть огромного полиптиха из гентского собора. Она пропала много лет назад, ещё до войны. Никогда не думал, что когда-нибудь увижу! А Сутин исчез из галереи в Пембруке...

- Я думала...

- Да, большинство похищенных картин как правило рано или поздно где-то обнаруживаются. Но именно в последние годы они все чаще исчезают бесследно. Принято говорить, что украденный шедевр никакой выгоды ворам не принесет. Такие вещи якобы невозможно продать. Так считают и страховые компании, и сами владельцы. Но зачем продавать? Если кто-то хочет получить картину в личную коллекцию, с него можно взять за заказ авансом. Так что мы с тобой наткнулись на крупную рыбу. Очень крупную.

Оба поспешно обернулись на звук шагов: в двери стоял Дельгадо.

Одет он был как всегда безукоризненно: светлые брюки, бирюзовая шелковая рубашка, мягкие туфли. В руке - револьвер, снятый с предохранителя. И полная невозмутимость.

- Что вам здесь нужно?

Худ любезно кивнул.

- Добрый день...Мы проезжали мимо и решили взглянуть на вашу коллекцию.

Это лицо он знал по снимкам в светской хронике. И там, и сейчас оно выглядело совершенно бесстрастно. Дельгадо прекрасно владел собой.

- Руки! Только медленно!

Худ подчинился.

- Вы полицейский?

- Не совсем, но уточнять не стоит.

- На кого вы работаете?

- Сейчас это не важно.

- Видимо, это вы приезжали к Контосу? Теперь понятно... Я вас недооценил!

- Теперь многое понятно не только вам.

Дельгадо дал команду трем подоспевшим здоровякам. Они обыскали Худа и забрали револьвер, записную книжку, ключи и даже сигареты и авторучку. Один проверил патроны в барабане и взял Худа на мушку, а Дельгадо пролистал записную книжку.

- Неплохая к вас коллекция, - заметил Худ.

- Вы о картинах? Это копии. Я ведь специалист по подделкам.

Во взгляде Дельгадо не было и тени усмешки. Маленькие глазки под морщинистыми веками казались странно круглыми и немигающими, как у ящерицы. Худу он не нравился, но следовало признать, что Дельгадо действовал в известном смысле логично. Разочарованный и оскорбленный, он расквитался с обидчиками, собрав коллекцию шедевров. Он никому не мог их показать, но хватало сознания, что они принадлежат ему. В известном смысле он мог утверждать, что отомстил. Прослывший одураченным, он ловко одурачил своих врагов. Худ мог представить, как он любуется величайшими шедеврами и в душе смеется, чувствуя себя отомщенным.

Это можно было понять.

Как никогда раньше Худ понимал, насколько ошибочны утверждения, что никто не станет собирать краденые картины, потому что их никому нельзя показать. В тайном обладании тоже есть глубокое и ни с чем не сравнимое наслаждение. Достаточно быть одиночкой по природе, чтобы создать коллекцию краденых картин.

- Вперед! - скомандовал Дельгадо, вновь наставляя револьвер на Худа.

Тот глазами дал Дебби знак держаться поближе и прикинул, не стоит ли броситься в сторону стоявшего у дома "линкольна", на передумал. Обоим им живыми не уйти. Слуги переговаривались на фарси. Один поспешил в дом-валун, остальные повели туда же Худа с Дебби. Один держался спереди, другой сзади. Вели их к боковой двери, Дельгадо тем временем зашагал к главному входу.

Худ немного отстал, чтобы заставить конвоира приблизиться. Тот ткнул его дулом в поясницу. Худ подобрался для рывка, качнулся влево и схватив конвоира за запястье. Нырнув под его руку с револьвером, одновременно нанес удар в челюсть. Падая, тот успел выстрелить, и пуля ударила в стену.

- Дебби, беги!

Сжимая руку упавшего врага, он толкнул его на того, что шел впереди. Кость хрустнула, пальцы расжались, и Худ выхватил револьвер. Не теряя времени, он бросился вверх по склону вслед за Дебби. Если удастся добежать до деревьев, они спасены.

Дебби стремительной ланью неслась впереди. Позади раздались крики, что-то просвистело, оплело ноги, и Худ полетел в кусты, тщетно пытаясь за что-то ухватиться.

Все вокруг расплылось и поплыло. Издалека донесся крик Дебби. Он приподнял было голову, но тут же снова уронил её на камни. Все тело охватила ужасная слабость, не было сил освободиться. Вокруг зашуршали кусты, и Худа за ноги вытащили на опушку. Он ещё успел заметить оплетшую ноги бола, но тут его огрели по голове и он отключился...

* * *

Привело Худа в чувство удивительно приятное ощущение холодного и мокрого на лбу. Он попытался собраться с мыслями. Здесь Дебби. Это она положила ему на лоб мокрое полотенце. Нужно встать.

Но накатили такая волна слабости и такая боль в затылке, что он уже решил, что ещё раз получил по голове.

- Черт!

- Лучше полежи спокойно.

Худ подчинился, но скоро снова попытался встать. Голова продолжала раскалываться, как от зверского похмелья. Он огорченно протянул:

- Они тебя все-таки поймали...

- Не разговаривай. Один раз ты уже приходил в себя... И тут же снова задремал. Не помнишь?

- Мне уже лучше. Где мы?

Стараясь не делать резких движений, он осторожно огляделся. Комната без окон, умывальник, диван и единственный стул. Он сидел на полу рядом с диваном.

- Мы где-то в доме, куда нас и вели. Нас протащили в ту самую дверь, возле которой ты затеял драку, - улыбнулась Дебби. - Зрелище было потрясающее. Парню с револьвером здорово досталось.

- Но кто метнул бола?

- Какой-то коричневый, как орех, коротышка. Я видела, как он его распутывал.

- Явно индеец. Черт, нам ведь почти удалось!

- Не уверена. Повсюду высоченная ограда и, похоже, собаки... Иди-ка сюда, - Дебби чмокнула его в щеку.

Худ попытался встать - и тут же опустился на диван.

Только минут через пять с помощью Дебби ему удалось добраться до умывальника и подставить голову под холодную воду. Потом он лег лицом вниз на диван, а она стала массировать затылок, шею и плечи. Худ просто лежал, наслаждаясь её мастерством, пока ловкие пальцы снимали напряжение и боль. Когда массаж закончился, он с благодарностью заметил:

- Профессионально работаешь.

- Тебе легче?

- Просто замечательно. Сколько же у тебя всего талантов?

Одеться удалось без неприятностей - мышцы слушались, тяжесть в голове прошла.

- Во время твоего прошлого приезда картины тут были?

- Некоторые. Но тогда я в этом здании не была... и вообще, мне было не до того.

Одеваясь, Худ напряженно размышлял. Они узнали слишком много, и Дельгадо живыми их не выпустит. Местные умельцы легко организуют любой "несчастный случай". Или они просто бесследно исчезнут, а местная полиция пальцем не пошевелит, чтобы отыскать следы.

Запертая дверь казалась не слишком массивной, но была сделала из крепкого дерева. Стены - глухие и голые, бетонный пол тоже не оставлял зацепки для фантазии. Диван сюда засунули по случаю - ну кто станет спать в помещении без вентиляции? Похлопав по карманам, Худ убедился, что они совершенно пусты.

Из-за двери доносились приглушенные голоса. Нужно было поторапливаться.

- Дебби, пожертвуй мне бюстгальтер!

Девушка встревоженно взглянула на него.

- Зачем?

Худ ласково её поцеловал.

- Не бойся, милая, я не сошел с ума. Бюстгальтер нужен мне для дела. Получится - не знаю, но попробовать стоит.

Дебби продолжала непонимающе смотреть на него, и Худ нетерпеливо ухватил застежку через платье.

- Сломаешь! - сразу встрепенулась она, спустила лиф и расстегнула бюстгальтер. Худ ухмыльнулся.

- Так гораздо лучше.

- Что ты придумал?

Худ сосредоточенно щупал тонкое кружево, потом безжалостно рванул его.

- Вот то, что нужно, - он показал Дебби изогнутую проволочную дужку. Прекрасная отмычка!

Она следила, как он изгибает проволочку, используя спинку стула. Но прислушавшись у двери, он озадаченно покачал головой.

- Там что-то происходит. Толком не разберу, но что-то необычное. Как только выберемся, двигайся прямо к машине. Понятно?

- Да. Чарльз, я...

- Что?

- Я тебя люблю.

Он сжал её в объятиях.

- Ну, пожелай нам удачи. Она сейчас обоим очень пригодится.

Пока Худ ковырялся в замке, ему дважды пришлось менять форму отмычки. Но вот раздался долгожданный щелчок. Он осторожно нажал на ручку и заглянул в открывшуюся щель. Никого видно не было, но совсем близко спорили возбужденные голоса.

Еще немного приоткрыв дверь, он выдохнул:

- Бенджон!

В зале с картинами Бенджон о чем-то ожесточенно препирался с Дельгадо. Напротив просматривалась ещё одна дверь, снабженная двумя сложными замками.

Бенджон уже не говорил, а рычал.

- Хватит запугивать, Дельгадо! Слабо тебе меня заставить!

- С меня тоже хватит! - прокричал тот в ответ.

Худ поманил Дебби и на цыпочках проскользнул в дверь, шепнув:

- Держись у стены...

В зале что-то с грохотом рухнуло, Дебби отпрянула обратно в комнату, потом осторожно двинулась вдоль стены. За окнами смеркалось, и Худ удивленно осознал, что день кончается. В полутемном зале метались тени. Бенджон ревел:

- Я знаю, вы с Маликом заправляете контрабандой наркотиков! А ты к тому же - крупнейший скупщик краденых картин, вот!

- Да ты с ума сошел!

- Попробуй, повтори это ещё раз! Господом клянусь, Дельгадо, у меня есть, что сказать, и ты будешь меня слушать, нравится тебе это или нет!

- Я выслушал достаточно, теперь послушай ты! Я заплатил Хелпману вперед, поэтому все, что там найдено - мое!

- Врешь, сукин сын! Ты даже не знаешь, где он копал! И понятия не имел даже о тех двух мечах!

- Последний раз тебя предупреждаю...

- Там все мое, Дельгадо! Я собираюсь вывезти все вещи, до последних черепков, и не пытайся помешать мне!

- Только тронь - я тебя уничтожу! Понял, Бенджон? Я тебя раздавлю!

- Ну ладно, у меня есть кое-что в запасе. Если Малик это узнает, тебе конец!

И воцарилась тишина. Худ с Дебби вжались в стену. Потом заговорил Бенджон.

- Слушай, Дельгадо, убери свою игрушку... Я из тебя душу выну, прежде чем...

- Марш к стене!

- Ты меня слышал? Я тебе...

- Ты убил Хелпмана, и у меня есть доказательства. Их примет любой суд. И убил ты не только его, но и Худа с его девкой!

- Что-что?

Голос Дельгадо срывался и дрожал от возбуждения.

- Убил и Худа, и его подружку! У меня хватит доказательств, чтобы посадить тебя на электрический стула! Марш к стене!

Худ ещё успел шепнуть:

- Держись поближе ко мне - у него револьвер.

И тут громыхнул выстрел, взревел Бенджон и лязгнул металл: похоже, Дельгадо выронил оружие. Худ осторожно заглянул в зал. Теперь оттуда долетали звуки схватки и проклятия. По потолку и стенам бешено метались тени. Тела катались по полу, метались, снова падали, и вдруг Дельгадо прохрипел:

- Нет... нет!..

Захрустели кости...

Дебби впилась ногтями в плечо Худа, но тот даже не заметил. В мертвой тишине раздавался только хрип. Потом затих и он.

Гигантская тень метнулась по потолку прямо к ним. Затопали неверные шаги.

- Господи! - задохнулась Дебби.

Бенджон шел, тупо озираясь. В полумраке зала, сверкающий от пота, он казался чудовищной глыбой. Тяжелые плечи и голова клонились вперед, словно под тяжестью невидимого груза, глаз видно не было. Худ приготовился к отпору, но Бенджон внезапно качнулся в сторону и пропал. Раздались странные звуки.

- Нужно отсюда убираться, - шепнул Худ и они прислушались, затаив дыхание.

- Ничего не слышно. Наверное, ушел.

Худ потихоньку подобрался к двери. В зале стояла тишина. Белели спинки кресел, просматривался стол с опрокинутой лампой, темный угол за диваном. Бенджон мог оказаться где угодно: за мебелью, в углу. Велев Дебби оставаться на месте, Худ осторожно шагнул вперед,

Дверь в противоположной стене стояла настежь, за ней во тьме терялся коридор. Ни звука. Где же слуги? или Дельгадо отослал их, чтобы не подслушивали? Он был чересчур уверен в себе, в том, что сумеет запугать Бенджона...

В глубине зала Худ нашел Дельгадо.

Труп лежал в темной луже, половина черепа была вдавлена внутрь. Окровавленная тяжелая лампа валялась рядом. Вокруг - полный разгром: мебель перевернута, вазы разбиты, безделушки разбросаны.

Где-то вдали послышались тяжелые шаги.

Худ проскочил темный коридор и выглянул за дверь. Там оказался выход. Он поманил Дебби, застывшую в дверях.

- Скорее! Надо торопиться, пока он чем-то занят. Иди прямо к машине и сиди тихо. Я догоню.

- Пойдем вместе!

- Без ключей мотор не завести. Я быстро. Иди!

Убедившись, что снаружи никого, Худ выпроводил Дебби и вернулся к телу.

Брюки Дельгадо были захватаны окровавленными пальцами, карманы вывернуты. Их содержимое валялось на полу. И никаких ключей.

Худ огляделся. Ни письменного стола, ни секретера.

Казалось, в доме все затихло. Худ постарался вспомнить ссору Бенджона с Дельгадо. Что значили слова о раскопках? Возможно, Бенджон убил Хелпмана, чтобы завладеть его находками. Но что тогда искал он на вилле Дельгадо? Вместо того, чтобы скрыться с места преступления, он занимался тщательными поисками. Что он искал? Улики! Те самые, которыми грозил Дельгадо: улики на убийцу Хелпмана!

Оставалась ещё одна дверь. За ней новый коридор, тоже темный.

За ним оказался кабинет. На солидном письменном столе горела лампа. Бенджон успел неплохо поработать: стулья валялись вверх ногами, ящики стола вывалены на пол.

Что-то поблескивало под одним из стульев. Худ наклонился. Две слипшиеся вместе фотографии, какая-то гробница с саркофагом на переднем плане. Раскопки?

Худ присвистнул.

Наспех проверив ящики и не найдя ключей он повернулся, собираясь уходить, и смахнул на пол пресс-папье. Под тяжкой мраморной игрушкой была упрятана заляпанная кровью карта. Внимание Худа сразу привлекла неровная линия вдоль дороги на Мешхед.

Снаружи долетел чуть слышный крик. Неужели Дебби? Новый крик, рев мотора - и Худ рванулся через зал к выходу. В проеме двери он столкнулся со слугой, тот, падая, вцепился ему в ноги. Еще кто-то с криком спешил на помощь.

Худ заметил исчезающую за поворотом машину и с мрачной иронией подумал: раньше нужно было орать и звать на помощь! Развернувшись, он с размаху рубанул ребром ладони лежащего по шее - тот обмяк.

Неподалеку стоял светлый "линкольн". Он прыгнул через борт, протянул руку и каким-то чудом нащупал ключи. За спиной вспыхнул свет. Не тратя ни секунды, Худ отпустил тормоз и нажал на газ.

Машина рванулась вперед. Включив на ходу фары, он мчался по извилистой дороге, с трудом удерживая мощный "линкольн" на поворотах. Худ попытался вспомнить, что за машина у Бенджона. Кажется, "шевроле"...

Из темноты показались открытые ворота. Охранник корчился на обочине, держась за живот. Он махнул рукой, но Худ пронесся мимо, даже не притормозив. Ветви хлестали по стеклу, но он газовал, рискуя не вписаться в будь поворот.

Вот и шоссе. Справа вдали мелькнули красные огни.

Бенджон?

О Господи, где карта? Худ лихорадочно зашарил по карманам. Нет, слава Богу, здесь!

Остановившись на обочине, он проследил маршрут. Если красные огни принадлежали машине Бенджона, значит едет он именно туда. Но что, если он знает более короткий путь? Худ заскрипел зубами.

Гнаться за ним или нет?

Так ничего и не решив, он вырулил на шоссе и прибавил газу. Но тут же вынужден был сбросить скорость - дорога оказалась сильно разбитой. Худ выругался сквозь зубы. Проклятый Бенджон! Красные огни исчезли - сержант был воистину адским водителем! Как только удалось ему захватить Дебби?

Предгорья постепенно сменились холмами, потом однообразной каменистой пустыней. Порывы ветра несли песок и пыль, оседавшие на губах и секшие в глаза. Из темноты проступили огни Семнана. Машина оставила позади огни реклам, городскую суету и запахи, потом дорога повернула вправо. В Семнане сходилось два шоссе, и оба - из Мешхеда. То, по которому мчался Худ, вело в Тегеран.

"Линкольн" подпрыгивал на ухабах и проваливался в рытвины. Худ старался гнать во всю и упорно боролся с рулем, чтобы не слететь на обочину. Глаза слезились от пыли, он боялся пропустить поворот.

Впереди маячили холмы, к ним направо в кромешную тьму уходил разбитый проселок. Выглядел он таким заброшенным, словно никуда не вел. Худ притормозил, сверяясь с картой. Получалось, повернуть нужно именно туда.

Немного поколебавшись, он свернул с шоссе и осторожно прибавил ходу. Проселок вел к горам. Мелькнуло бедное селение, за ним другое. Теперь "линкольн" мчался в кромешной тьме. Худ начинал терять терпение, но упорно продолжал поиск, пока свет фар не отразился от стекла - откуда ему взяться посреди унылой, как само отчаяние, равнины? Впереди были какие-то постройки и рядом - машина!

Худ затормозил. Что за машина, неужели "шевроле"? Да, он все-таки нашел!

Но радость тут же сменилось тревогой. Жива ли Дебби?

Непроницаемая тьма казалась ещё чернее по контрасту со светом фар. Худ выключил свет, вышел из машины и затаил дыхание. Стояла почти нереальная тишина, затихли даже цикады, испуганные ревом мотора. Приблизившись к стене, он заглянул в окно. Внутри темно. Дверь оказалась заперта, машина пуста.

Глаза привыкли к темноте и теперь заметили свет в щелях двери сооружения побольше. Худ потянул дверь на себя, и громкий скрип разорвал тишину.

Откуда-то справа пробивался свет, слабо освещая внутренность сарая. Худ присмотрелся: свет шел из пробоины в кирпичной стене, судя по виду, очень древней. Шагнув в ту сторону, Худ наступил на что-то круглое, со стуком покатившееся по полу. Несколько баллонов с аэрозолями валялось на полу, и там же - пачки "клинекса", журналы и даже плитки шоколада типичный американский хлам.

Стараясь не шуметь, Худ стал перебираться через груду обломков кирпича, но замер - свет двигался ему навстречу.

Присев на корточки, он лихорадочно зашарил вокруг в поисках оружия. Нашелся только увесистый обломок бревна с торчащими гвоздями. А в следующий миг из дыры вылез Бенджон с фонарем в одной руке и револьвером в другой.

В полумраке он смахивал на здоровенную гориллу. Из-под расстегнутой рубашки выбивалась густая черная шерсть. Заметив Худа, он моментально вскинул револьвер. Худ отскочил и махнул бревном. Гром выстрела, стук упавшего оружия и рев Бенджона раздались почти одновременно.

Бросив фонарь, он кинулся на Худа. Тот попытался провести свой коронный удар, но сержант его блокировал. Оба рухнули на груду кирпича и Бенджон попытался ударить Худа в пах коленом, тот же навалиться сверху и ухватить за горло. Но силы противников были равны, и ни один не мог взять верх.

Бенджон все-таки умудрился сбросить Худа, тот приземлился на карачки и тут же мощный удар ногой чуть не свернул ему челюсть.

Худ рухнул навзничь, и хотя в последний миг ухитрился сгруппироваться, встать он уже не сумел и чуть не потерял сознание. А Бенджон наступал, что-то подняв над головой.

Он уклонился от удара, но левую руку пронзила дикая боль. Она заставила встряхнуться и Худ увидел обломок бревна с окровавленными гвоздями, только что вырванными из его руки, вновь занесенный для удара.

В памяти эхом прозвучал последний крик Дельгадо, и Худ собрал все силы. Бенджон рычал, оскалив зубы, лицо заливал пот; он сделал шаг вперед, готовясь нанести решающий удар, и Худ невольно отшатнулся, на что-то наступив.

Это была кирка, которую он тут же подхватил. Худ из последних сил махнул ей снизу вверх - и острие с хрустом вонзилось в глаз Бенджону.

Тот опрокинулся вниз головой головой в пробоину в стене. Раздался звон стекла, фонарь погас. Худ замер, безоружный, едва не падая от головокружения. Кирка исчезла вместе с Бенджоном.

Стало слышно, как тот возится на битом кирпиче. Потом мрак разорвала вспышка и громыхнул выстрел. Значит Бенджон опять нащупал револьвер.

Ориентируясь по звуку, Худ в ожидании пригнулся. Чиркнула спичка, осветив руку со свернутым в трубку журналом. Мелованная бумага не хотела разгораться, но было ясно, что скоро у Бенджона окажутся и револьвер, и факел.

Худ отступил подальше в темноту, стараясь не оступиться на обломках.

Вот пламя осветило фигуру Бенджона и револьвер в его руке. Худ затаил дыхание - дело принимало совсем скверный оборот. Не сводя глаз с противника, он шарил вокруг в поисках оружия, прекрасно понимая, что через миг его ничто уже спасти не сможет. Но под руку не попадало ничего, кроме баллончиков с аэрозолем!

С решимостью отчаяния Худ сорвал с одного из них крышку и поднялся во весь рост. Под ногами загремели кирпичи, Бенджон обернулся - и Худ нажал на кнопку. А в следующий миг чудовищная вспышка озарила сарай. Факел в руке Бенджона и его голова превратились в огненный шар.

Нечеловеческий рев вырвался из могучей глотки, но Худ, не теряя времени, схватил ещё баллончик, и пламя охватило всю гигантскую фигуру.

Такого эффекта Худ не ожидал. Он покрутил в руках баллончик.

Лак!

Откуда ему было знать, что пару дней назад рядовой Маккон полировал этим лаком стол сержанта Бенджона!

Огромный живой факел рухнул прямо на очередной баллончик, который с оглушительным треском взорвался. Раздался последний отчаянный вопль - и пылающая груда на полу больше не шевелилась. Теперь горели тряпки и бумага, огонь стал подбираться к стенам сарая.

Худ пробрался к пробоине в стене.

- Дебби! Ты здесь?

- Да!

Он спустился по лестнице и обнаружил её привязанной к стене.

- Ты в порядке, милая? - он крепко прижал её к себе.

- Нормально, не волнуйся. Я даже не надеялась, что ты с ним справишься!

Худ развязал веревку, и Дебби обняла его, но тут же отшатнулась.

- Ты ранен, Чарльз!

- Подержи минутку, - он отдал револьвер и перевязал руку носовым платком. Дебби погладила его лицо, отбросила со лба слипшиеся волосы.

- Но как ты нас нашел? Знаешь, там внизу - настоящая пещера Али-бабы. Столько сокровищ! щами! Он собирался все их вывезти. Куда-то в Южную Америку...

- А в кругосветное путешествие он тебя не приглашал?

- Ты льстишь Бенджону, милый. Его намерения были совсем не так серьезны.

- Ну, я смогу предложить кое-что получше. Только, пожалуй, не сейчас. По-моему, наверху пожар.

Сарай затянуло густым дымом. Огонь с кучи хлама перебросился на деревянные стены и становилось ясно, что скоро пламя охватит всю постройку. К двери им пришлось пробираться едва не ползком.

Тела Бенджона в дыму видно не было.

Тьма словно стал ещё гуще. Очертания "линкольна" едва угадывались. Худ уже распахнул дверцу, когда позади раздался оглушительный треск и фонтан искр взлетел над провалившейся кровлей.

В машине Дебби прижалась к нему, вся дрожа. Худ её успокоил:

- Все прошло, милая; все уже позади...

* * *

Гильдерштейн довольно откинулся на стуле и закурил.

- Ну что же, дело сделано... Чарльз, вы как всегда прекрасно справились.

За окном сияло солнце, сквозь плотно прикрытые окна долетал уличный шум. Худ не успел позавтракать и теперь предвкушал предстоящий обед. Совещание продолжалось все утро, так что в комнате плавали клубы табачного дыма. Все участники из Скотланд-Ярда, Секретной службы, Министерства иностранных дел и военно-воздушный атташе американского посольства уже ушли, и Худ нетерпеливо ожидал возможности последовать за ними.

- Надеюсь, больше никаких Бенджонов вы не припасли? Не хочется лишний раз испытывать судьбу.

Гильдерштейн многозначительно подмигнул. За последние часы в его глазах проснулся прежний блеск.

- Вам стоило остаться в Тегеране. Такая сенсация! Подобного открытия не было со времен находки гробницы Тутанхамона. И мы могли по праву получить свое, причем на льготных условиях! А что теперь?

Худ хмыкнул.

- И это ваша благодарность!

- Насколько мне известно, вы вернулись не один?

Худ глянул на часы.

- Совершенно верно, как раз сейчас мисс Ансель едет сюда, и мы вместе отправляемся обедать. Бассейн в Уэмбли... или что-то в этом роде.

На аскетическом лице Гильдерштейна мелькнула кислая гримаса.

- И часто вы встречаетесь в бассейнах?

- Последнее время регулярно.

- И как?

- Ну, потрясающе! Чему там только не научишься! Рекомендую секс в два с половиной оборота...

Довольно оглядев шокированного Гильдерштейна, Худ зашагал к дверям.

- Знаете, - улыбнулся он, уже взявшись за ручку, - вы слишком засиделись в своем кресле.

- Я вас не задерживаю.

- И слишком много возитесь со всяким старьем...

- Убирайтесь!

- В два с половиной вам не потянуть, но в полтора - рискните!

- Ну что же это такое!..

- Ну ладно, только больше не покупайте гипсовых Давидов!

Гильдерштейн пошарил по столу, чтобы запустить в Худа чем-нибудь потяжелее. Тот, смеясь, поспешил выскочить за дверь.

- Чарльз! Ты готов?

Он обернулся. В приемной стояла Дебби в крохотном платье в бело-голубую полоску.

- Господи, Дебби, я думал, что самую короткую в мире юбку уже видел, но ты превзошла все ожидания!

Она лишь улыбнулась, и оба поспешили навстречу радостям любви.


home | my bookshelf | | Персидская гробница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу