Book: Сквозь стены



Мор Вики

Сквозь стены

Глава 1

22 декабря, 7.05 утра

Прижатый к металлической решетке, которая окружала когда-то знаменитый отель «Ворт», он стоял впереди толпы из тридцати тысяч человек, пришедших, несмотря на холод, посмотреть, как будут взрывать старое здание.

Завыла сирена, объявляя двухминутную готовность. Мужчина затянулся сигаретой и полыхнул красным огоньком в утренних сумерках. Когда во второй раз завыла сирена, объявляя минутную готовность, толпа притихла.

Он обернулся, стараясь прочитать что-нибудь на лицах замерших в ожидании людей. Молодые и старые, все с одинаково жадным любопытством уставились на старое здание, боясь моргнуть, чтобы не пропустить долгожданный взрыв.

Пятнадцатисекундная готовность. Толпа покачнулась и опять замерла. Мужчина вновь повернулся к отелю, когда, распугав бросившихся врассыпную голубей, прогремел взрыв в юго-восточной части здания, отчего оно покачнулось и стало оседать.

Первым взрывом снесло железобетонные опоры и выбило стальные решетки в восточной части здания, построенного в семнадцатом столетии. Через несколько секунд последовал второй взрыв — в западной части. Сначала обрушилась восточная стена. Потом ничего не осталось от западной стены, повалившейся внутрь.

Четыре секунды — и дальше все пошло как будто само собой. Этаж за этажом, секция за секцией. Когда взорвали опоры в западной части подвала, от большого и довольно крепкого дома, в сущности, уже ничего не оставалось.

Считанные минуты — и отель «Ворт» с его восьмидесятилетней историей исчез в облаке голубовато-серой пыли, оставив по себе лишь воспоминания.

Толпа от души веселилась, наблюдая самый современный способ разрушения. От нее отделилось несколько, по-видимому заинтересованных, людей, и они угрюмо прошествовали к своим машинам.

Мужчина не сводил глаз с последних солнечных лучей. Сквозь поднятую пыль солнце казалось то розовым, то красным. Наконец пыль стала понемногу оседать. Глядя на изменившийся пейзаж, мужчина не улыбался и не хмурился. Наконец он бросил окурок на тротуар, развернулся и пошел прочь. Позади осталась куча строительного мусора.

И труп…

9 апреля, 7.18 вечера

— Года два назад после сильной грозы случилось дорожно-транспортное происшествие. Столкнулись две машины. Дороги были скользкие, видимость низкая, что говорит в пользу непреднамеренного столкновения… Мужчина лет шестидесяти в красном «сабурбане», по-видимому, не заметил ехавший впереди темный «фольксваген», тогда как двадцатидевятилетний водитель «фольксвагена» увидел «сабурбан» и сделал попытку избежать столкновения. Несмотря на все его усилия, «сабурбан» задел «фольксваген», который вылетел с дороги, ударился о телеграфный столб и, несколько раз перевернувшись, упал на вспаханное поле. Первым на место происшествия прибыл молодой помощник шерифа, который тотчас сообщил в офис коронера о смерти водителя «фольксвагена». Естественно, наш представитель отправился осмотреть место трагедии и труп. Поле вспахали всего за день до аварии, и из-за сильного дождя оно превратилось в болото. Молодой офицер предложил свою помощь, поскольку передвигаться по полю в одиночку было попросту невозможно, и по пути обратил внимание на положение головы водителя «фольксвагена». Тела видно не было, и представители закона пришли к заключению, что оно находится под лежавшей на боку машиной. Быстро темнело, офицер зажег фонарик, и, когда наклонился над лежавшей на земле головой, ему открылось зрелище, какое и в страшном сне не увидишь. К несказанному изумлению обоих, глаза на мертвом лице открылись и голова заговорила…

Главный медицинский эксперт и коронер Этан Букер ненадолго умолк и с улыбкой поглядел на смущенно усмехающихся полицейских, у которых был несколько испуганный вид. Такие истории обычно рассказывают ночью у костра, вот только в этой ровным счетом ничего не было выдумано.

Однако долго сохранять серьезность Этан не мог. Он хмыкнул, поправил галстук и продолжил повествование:

— В конце концов помощник шерифа и наш представитель сообразили, что тело водителя провалилось в землю, в которой они тоже тонули чуть не по колено. Пострадавший же радостно заявил, что ему повезло. Когда машина начала переворачиваться, его выкинуло на мягкую пашню, и он отделался легкими ушибами. Как бы то ни было, потребовалось время, чтобы убедить наших людей в серьезности происшедшего и в отсутствии у пострадавшего желания их разыгрывать.

Едва Этан сказал о провалившемся в землю водителе, в публике раздались смешки, которые спустя минуту переросли в громогласный хохот. Этан Букер тоже рассмеялся и сам удивился, когда не удержался и подался вперед со словами:

— Храбрые участники события сейчас среди нас. — Он помолчал, ожидая тишины. — Представляю вам Майка Тейлора и Даниэла Джеймса. Они были так любезны, что позволили пройтись на их счет ради всеобщего удовольствия. А теперь о делах фонда. Джентльмены, позвольте вручить подарки нашим героям, а также тем, кто не пожелал громкой славы.

Под звуки фанфар Этан взялся за подарки, которые были тотчас открыты и показаны всем. У каждого награжденного в руках оказалось по миниатюрной железной голове, что вызвало новый шквал восторга в публике.

— Это на случай, если вы лишитесь своей или нечаянно снесете чужую, — со смехом сказал Букер, хлопая Майка Тейлора по плечу.

— Недолго ждать, Букер, — усмехнулся Майк, доставая крошечные солнечные очки и закрепляя их на подарочной голове. — Совсем недолго…

— Эй, Майк, да она же с тебя сделана, — выкрикнул кто-то из полицейских.

Майк Тейлор изобразил на лице угрозу и подмигнул Букеру.

— Вы еще за это заплатите. Но тут у Этана заработал пейджер, и он нахмурился при виде номера своего офиса.

— Только не сегодня, Майк!..

— Берегись, Букер, — крикнул тот в спину Этану, который быстро зашагал к боковому выходу.

Не прощаясь с приятелями. Этан Букер вышел из здания через заднюю дверь и направился к своей машине. Набрав номер офиса, он включил зажигание, но ждать пришлось недолго. Послышался голос Дорис, его секретарши.

— Большое спасибо, Дорис, — сказал он. — Ты моя спасительница. Фу, устал. Кстати, какого черта ты делаешь так поздно в офисе?

— Работаю. И не стоит меня благодарить, — ответила всевластная царица офиса. — Придется вам перебираться из огня да в полымя.

— Ну что там еще?

Букер сразу понял, что потревожила она его неспроста. Сидя в машине, он слышал, как она зашелестела бумагами, прежде чем ответить.

— Звонил детектив Роджер Скиннер. У него труп. — Она ненадолго умолкла. Он очень просил, чтобы вы сами им занялись. Очень просил!..

Букер стиснул зубы. С такой просьбой детектив Роджер Скиннер, хотя им часто приходилось работать вместе, всего один раз обращался к главному медицинскому эксперту и коронеру, и тогдашнее дело было весьма серьезным.

— Не знаешь, что случилось? Дорис тяжело вздохнула.

— Точно не знаю. Это в отеле «Борт». Ему некогда было разговаривать. Да он и не разговорчивый. Сами знаете…

Букер знал.

— Ладно. Я недалеко. Если он опять позвонит, скажи, что буду до того, как он повесит трубку.

— Звонят, — хмуро отозвалась Дорис, — Кто бы это мог быть?

Букер положил трубку, и тотчас за окном его автомобиля появился полицейский, который взмахом руки показал, как объехать полицейские машины и добраться до того места, где рабочие разбирали руины. Не обманув ожидания Этана, Роджер Скиннер с кислым выражением лица разговаривал по телефону.

Заметив машину Букера, он зашагал к ней и, не тратя время на любезности, сразу взял быка за рога:

— Почему ты отключился?

— Потому что моя секретарша отлично знает свое дело. — Этан улыбнулся, закрывая машину. — А что произошло?

— Парень, который занимается тут расчисткой, нашел кое-что интересное, сказал Роджер и помахал рукой высокому сильному широкоплечему рабочему, который с еще двумя мужчинами разбирал завалы. — Они решили воспользоваться хорошей погодой и поработать попозже. И вдруг наткнулись на тряпку. Парень присмотрелся получше и обнаружил ботинок. Стал раскапывать — труп.

— Твои ребята там? — спросил Букер, шагая к указанному месту.

— Да. Они все осмотрели. — Роджер поднял перед Букером желтую ленту. Пока вопрос один. Откуда труп? Когда несколько месяцев назад взорвали здание, это заняло первую строчку в национальных… Да нет, пожалуй в международных новостях. Надо узнать, не взорвали ли вместе с домом человека, обрушив на него всю эту махину. Короче говоря, на информацию пока табу. Но рабочих не заставишь молчать вечно. Рано или поздно, как ни пугай, все равно кто-нибудь да проговорится.

— Нам повезло? — пробормотал Букер, оглядывая рекламные объявления на заборе. — Если я правильно понял, члены городского совета, едва стало известно о находке, принялись звонить всем начальникам.

— Внизу-то поспокойнее, а, приятель? — в первый раз улыбнулся Роджер. Ладно, шутки в сторону, добро пожаловать к нашему столу.

— Пора браться за дело, — произнес Букер без всякого энтузиазма.

— За твое дело, Букер, — все еще улыбался Роджер. — Слава Богу, это дело твое, а не мое! Этан погрозил ему пальцем.

— Я запомню.

Он отвернулся от полицейского и принялся осматривать руины, в которых было найдено тело. Взрывники неплохо подготовились к своей работе, и дом упал в точности так, как было запланировано, разве что отдельные камешки и кирпичи валялись где попало. Отдельные фрагменты стен уцелели и, поднимаясь до уровня примерно второго этажа, скрывали строительный мусор от посторонних глаз. Команде рабочих потребовалось несколько месяцев, чтобы более или менее расчистить завал и добраться до подвала бывшего отеля. Тут-то один из них и обнаружил труп под упавшими друг на друга панелями, под которыми образовалось немного свободного пространства. Зачем рабочему понадобилось осматривать место, где он заметил ботинок, одному Богу известно. Но он все же полез в укромный уголок, и наградой ему стало малоприятное зрелище.

Труп…

Букер подумал, что если бы он умел заглядывать в будущее, то непременно захватил бы с собой джинсы и простую рубашку, не говоря уж об удобных туфлях. Но ничего не попишешь. Придется работать при всем параде. Не успел он сделать и двух шагов, как испачкал брюки. Несколько минут потратил, чтобы отчистить их, и пошел дальше, уже не обращая внимания на грязь.

Двое парней Роджера собирали улики. Весеннее солнышко окрашивало небо в нежный розовый цвет. Возле трупа на коленях стоял полицейский, который немного подвинулся, когда подошел Этан Букер. Он поднял голову, ловя взгляд медицинского эксперта, и выразительно наморщил нос. — Ну и воняет, не приведи Господи!.. Никакие средства, рекомендованные для борьбы с вонью, не помогали, поэтому оставалось лишь как можно скорее привыкать к особым условиям работы и делать ее по возможности быстро. Букер знал одного полицейского, который жевал табак, прежде чем посмотреть на вскрытый труп. Не табак помогал, помогала привычка, своего рода ритуал.

Сам он не смог подыскать для себя соответствующего лекарства, и, если вонь становилась совсем уж нестерпимой, Букер просто-напросто старался сконцентрироваться на процессе дыхания. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох… Но здесь, под бывшим отелем «Ворт», если учесть состояние трупа, запах был не самый неприятный.

— Пару недель назад было бы намного хуже, — сказал он парню в утешение.

Быстро темнело. Один из полицейских, посмышленее, принес фонарь и завесил вход, обеспечив вполне приемлемые условия работы. Направленный свет падал на высохшее лицо трупа, подчеркивая почерневшие выпуклости.

От отвращения Букер поморщился и чертыхнулся.

— Это ваше профессиональное мнение, доктор? — спросил стоявший за его спиной Роджер.

— Я выразил его в доступных тебе терминах, — парировал выпад Букер и наклонился над трупом.

Роджер широко улыбнулся, но тотчас спрятал улыбку и спросил:

— Что думаешь?

— Он провел тут довольно много времени… — Букер нахмурился, наклонился ниже и заглянул мертвецу в лицо.

В это время Роджер достал из кармана блокнот и стал что-то быстро-быстро записывать.

— Полагаешь, это мужчина?

— Судя по первому впечатлению, похоже… — Букер умолк и попросил у полицейского перчатки. — Однако сейчас ничего нельзя сказать с уверенностью. Точный ответ получите после вскрытия. Правда, на нем вроде бы мужской костюм. Предположительно, это все-таки мужчина. Ну а вдруг кто-то напялил мужскую одежду на женщину? Бывают всякие шутники.

— Меня бы удовлетворили простые «да» или «нет», — прервал его рассуждения Роджер.

Букер не обиделся. Он привык к требовательности детектива и к его манере выражать свои мысли. Зато на него всегда можно было положиться. А это большое преимущество. Правда, работать вместе им приходилось чаще, чем хотелось бы Букеру, но уж это не зависело ни от того ни от другого.

— Характер волосяного покрова тоже говорит в пользу мужчины, — заметил Букер и хмуро уставился на левую руку. Он даже поднял ее, чтобы показать Роджеру. — Видишь обручальное кольцо? Такие обычно носят мужчины. Вот и у тебя такое же…

Роджер сдвинул брови при этом замечании Букера и перестал писать, чтобы посмотреть на кольцо. Бессознательно он покрутил собственное кольцо на левой руке.

— Как давно он тут?

— Могу сказать предположительно. Точно станет известно только после вскрытия. Роджер выразительно посмотрел на него.

— Ладно. Итак, сколько времени, как ты предполагаешь, но не утверждаешь, пролежал тут труп?

— Ну, судя по состоянию кожи, несколько месяцев.

Букер не заметил особых перемен в выражении лица Роджера, но все-таки тот явно помрачнел. К тому же детектив, как он часто делал, попадая в трудное положение, поднял руку и провел ею по лицу, словно умылся.

— Другими словами, не исключено, что труп находится тут с момента взрыва? Или даже был до взрыва?

— Если бы мне было позволено делать предположения, то я сказал бы «да». Он был тут до взрыва. — Букер снял перчатки и, отступив на шаг, похлопал Роджера по плечу. — Могу предположить еще одно. И тебе это наверняка понравится. Убил его, по всей видимости, не взрыв.

— С чего ты взял?

Роджер с невысказанной надеждой во все глаза смотрел на медицинского эксперта. Букер пожал плечами.

— Погляди на него и согласись, что он неплохо сохранился. Руки и ноги на месте. Голова тоже. Наверняка труп спрятали тут заранее, до взрыва. Убийца знал о взрыве, ведь о том, что здание подлежит сносу, было известно многим. И решил, что взрыв уберет следы. Если бы тут работали бульдозеры, никому бы в голову не пришло обратить внимание на какие-то там кости. Он не учел и не мог учесть только одного. Того, что стены упадут так, как они упали, и труп отыщут.

— Тебе не хуже меня известно, какие меры предосторожности предпринимаются перед сносом здания, не говоря уж о том, что все помещения осматривались непосредственно перед взрывными работами, — проговорил Роджер, убеждая в чем-то не столько Букера, сколько самого себя. — Чужой не смог бы его принести.

— Это уж твоя область, не моя, — с добродушной усмешкой заметил Букер.

— Мы закончили. Труп можно унести? Букер кивнул.

— Спасибо. Но сначала надо завернуть его в стерильную простыню, если не возражаешь. Помоги мне. А потом положим его в мешок. Полицейский судорожно сглотнул слюну, и голос у него был тоненьким-тоненьким, когда он произнес:

— Ну конечно. Никаких проблем… Букер вернулся к своей машине и взял из багажника все необходимое для транспортировки тела. Юный полицейский неохотно, но все же помог ему повернуть труп сначала на один бок, потом на другой, чтобы подложить под него простыню, после чего Букер завернул в нее тело и они осторожно положили его в мешок.

Все еще стоя на коленях, Букер пробурчал «спасибо» и застегнул молнию.

— Наверное, теперь займешься им всерьез? — спросил он Роджера.

— Да. Постараюсь как можно больше сделать в ближайшее время, чтобы отбиться от начальства. Иначе мне роздыха не дадут. — Роджер подошел поближе и теперь стоял рядом. — А когда ждать результатов вскрытия?

Букер пожал плечами.

— Позвоню завтра.

— Время не терпит, — напомнил ему детектив и опять стал что-то записывать в блокнот.

— Здорово они насели на вас. Еще и газетчики, наверное, требуют информации?

Роджер кивнул. Он тоже хорошо относился к Букеру и доверял ему, зная, что этот человек его не подведет ни при каких обстоятельствах. Надежный тыл уже немало, когда имеешь дело с убийствами.

Неожиданно губы у него вытянулись в ниточку, а в глазах появилось грозное выражение.

— Похоже, туго мне придется. Букер проследил за его взглядом и крепко стиснул зубы.

— Здорово!

— Уезжай, пока не поздно, — сказал Роджер.



Он похлопал Букера по спине и буквально растаял в облаке пыли.

Букер проводил его взглядом и собрался было последовать его примеру, когда у него за спиной раздался голос, заставивший его замереть на месте.

— Доктор Букер, могу я поговорить с вами? Несмотря на вопросительную интонацию, это прозвучало как приказ, ибо было произнесено мэром города. Маргарита Мейхилл, «вдовствующая герцогиня», была невысокого роста, худенькой и слабенькой на вид, словно изо всех сил старалась походить на маргаритку, уж коли родители нарекли ее этим именем. Ничем — ни вздохом, ни стоном — Букер не выдал своего огорчения, когда делал поворот на сто восемьдесят градусов, чтобы поздороваться с уважаемым мэром. Он всегда думал, естественно держа свои мысли при себе, что матушка Маргариты Мейхилл зло подшутила над всем миром, дав дочери столь нежное имя.

— Миссис Мейхилл, чем могу служить?

— Начнем с того, что вы могли бы убедить меня, будто несчастный, которого тут нашли сегодня, был бездомным, проигнорировавшим предупредительные знаки и погибшим вследствие естественных причин, — пронзительным, но спокойным и довольно властным голосом, привычным повелевать множеством людей, произнесла мэр.

— Хотелось бы, чтобы так оно и было, проговорил Букер, старательно изображая обаятельную улыбку. — Но вы же знаете, моя наука точная. К тому же я еще не сделал вскрытие.

— Чепуха!

Пора ему привыкнуть — улыбки на мэра не действуют. История умалчивала, когда она в последний раз поддалась на такую уловку. Сплетники поговаривали, что ее муж умер, желая сбежать от властной жены. И в данную минуту Букер понимал его, как никто.

— Вы меня слушаете, молодой человек? — Маргарита ткнула в него костлявым твердым пальчиком, и в это мгновение ее губы начали растягиваться в некое подобие улыбки, так как она заметила нацеленные на нее кинокамеры и фотоаппараты. — Не водите меня за нос, Букер.

— Понятия не имею, о чем вы толкуете, — нахмурившись, пробормотал он.

— Все это… Все это безобразие станет жуткой проблемой для заинтересованных лиц, если привлечет внимание общественности, сказала она, с улыбкой кивая толпившимся за ограждением журналистам. — Я должна быть в курсе, чтобы управлять ситуацией и по возможности избегать потерь.

Букер внимательно посмотрел на стоявшую перед ним женщину.

— Надеюсь, миссис Мейхилл, вы не предлагаете мне ничего незаконного?

— Ну что вы! — торопливо проговорила мэр. Она сложила ручки на груди и стала почти похожа на нашалившего ребенка. Но только почти. Не прошло и минуты, как она опять обрела обычный вид и, мельком посмотрев на творцов новостей, повернулась к ним спиной, чтобы ничто не мешало ее переговорам с медицинским экспертом.

— Послушайте. Буду с вами совершенно откровенна. Это происшествие мне уже очень навредило. Даже без ваших чертовых намеков.

— Не понимаю. В чем проблема? Это не первый труп в нашем городе. — Он с любопытством посмотрел на нее. — Или вы сами положили его в подвал? Тогда признавайтесь.

Маргарита Мейхилл поначалу не поняла шутки и слегка надулась. Но ненадолго. Почти тотчас ее губы раздвинулись в улыбке.

— А неплохая идейка для журналистов, как вы думаете, доктор Букер?

Мэр рассмеялась, но ее смех был натужным и совсем не походил на женский смех, скорее напоминал куриное кудахтанье. Она похлопала его по руке.

— А вы не простой малый, Букер. Кто бы мог подумать? Патологоанатом с чувством юмора! Неплохо!..

— Мне положено по штатному расписанию, — сухо произнес Букер.

Отсмеявшись, Маргарита Мейхилл вновь посерьезнела.

— Когда будет произведено вскрытие?

— Завтра утром.

— Хорошо. Подождем. Дайте мне знать в случае чего.

Кивнув ему, мэр отвернулась и, как подметил Этан Букер, старательно избегая журналистов, направилась к своей машине.

Дав необходимые указания санитарам, работавшим на перевозке, Букер тоже пошел прочь, игнорируя крики репортеров и фотографов. Меньше всего ему хотелось общаться с прессой. Скорее бы вернуться к себе домой и принять душ, чтобы смыть здешнюю грязь. День заканчивался не слишком приятно. Но наступит завтра, и, может быть, оно будет лучше, чем сегодня.

* * *

— Вам везет, Букер.

Букер поднял голову от трупа, найденного под отелем «Ворт», которым он занимался, и окинул свою ассистентку Джули Уильяме холодным взглядом.

— И не говорите. Они совершили ошибку, действовали халатно, скажем так, а я должен прикрыть их грех?

— Ага. И умыть руки, — рассмеялась она.

— Ни за что, — отозвался Букер и отошел от стола, предоставляя другому ассистенту Смитти зашить тело и смыть кровь. — Я люблю свою работу.

Смитти фыркнул.

— Надеюсь, ваш «порш» не имеет к этому отношения.

— Нечего всуе поминать мою машину. По крайней мере, она пока бегает, делая вид, будто сердится, сказал Букер, но обмануть сотрудников ему никогда не удавалось.

Смитти продолжал разглагольствовать, как будто пропустив мимо ушей замечание Букера и обращаясь исключительно к Джули.

— Знаете, как говорят о мужчине и его машине? Чем мощнее автомобиль, тем значительнее его хозяин. Вы меня понимаете? Вот возьмите, например, мою машину. Женщина сразу понимает, что я не страдаю никакими комплексами и не боюсь ее разочаровать.

— А мне казалось, она кричит женщине: «Не подходи близко! Этому мужчине нужна вторая мамочка!» — Не обращая внимания на возмущенный и в то же время призывный взгляд Смитти, Джули подошла к Букеру, который как раз в это время мыл руки под краном, и показала ему пластиковый пакет. — Вот, Джо принес. Подумал, может, вы захотите взглянуть. Бумажник нашего парня.

— Там есть имя? — спросил Букер, берясь за полотенце и локтем отодвигая от себя пакет.

Джули покрутила пакет.

— Права, кредитная карточка и все прочее указывают на некоего Гари Гаролдса.

— Полицейские получили о нем сведения?

— Так и знала, что вы спросите. — Джули улыбнулась и взялась за блокнот. Гари Гаролдс был объявлен пропавшим по заявлению его жены, сделанному в декабре прошлого года. Никто не видел его с тех пор и не слышал о нем. По-видимому, его похитили.

— У них есть?.. — заикнулся было Букер, но ассистентка возмущенно перебила его.

— Есть, конечно, — сказала она и вручила то, чего он не ожидал получить, по крайней мере так быстро. — Это от стоматолога специально для вас.

— Спасибо, — пробурчал Этан Букер. — Джон здесь?

— Будет через пять минут. Джули пошла к двери, но Букер ее остановил, и она вопросительно посмотрела на него.

— Вы отлично поработали за столом и в придачу сэкономили нам всем массу времени. — Он кивнул в сторону стола, над которым с сосредоточенным видом склонился Смитти. — Мы оба высоко это ценим. Спасибо!

— Не забудьте о своих словах, когда зайдет речь о повышении по службе или об увеличении жалованья, — рассмеялась Джули и продолжила путь к двери.

Букер посмотрел ей вслед и в первый раз отметил, что у нее изменилась походка. Неуверенной в себе девочки как не бывало. А давно ли она пришла сюда?

Он включил рентгеновский аппарат и вынул из конверта снимки.

— Отличные зубы. Наверное, очень следил за ними.

Букер обернулся и увидел стоматолога, внимательно рассматривающего снимки через его плечо. Джон Сандерсон имел обыкновение появляться и исчезать неожиданно. Иногда это действовало на нервы.

— Что думаете?

— Надо взглянуть на зубы, — сказал Джон, жуя резинку.

С тех пор как Сандерсон бросил курить, он постоянно менял жвачку на конфеты, конфеты на что-нибудь еще. Что тут скажешь?

— Есть еще что-нибудь?

Букер передал Джону Сандерсону несколько бумажек вместе с рентгеновскими снимками из конверта и снимками, сделанными во время вскрытия. Продолжая жевать резинку в ритме старинного детского стишка «Был у Мэри агнец нежный», Джон принялся изучать документы.

— Ладно. Посмотрим.

Джон жевал-жевал-жевал, сравнивая рентгеновские снимки. Прошло часа два, прежде чем он сложил бумаги в конверт. За что Букер любил своего сотрудника, так это за дотошность.

— Он и есть.

Букер внимательно посмотрел на Джона, и тот приготовился исполнить один из своих любимых монологов, но тут в комнату вошла Джули, и при ней Джон не посмел изощряться в остроумии.

— Позвоните, пожалуйста, Скиннеру и скажите, что мы идентифицировали труп.

— Бумажник помог?

— Конечно. Это Гари Гаролдс, — отозвался Букер и еще раз поблагодарил свою ассистентку.

Он подошел к столу, чтобы помочь Смитти положить труп в холодильник. Ему еще предстояло писать отчет.

Переодевшись, коронер Этан Букер закрыл за собой дверь операционной, кивком поздоровался со стоявшими в коридоре детективами, которые что-то выясняли у Билла, эксперта по пожарам, и направился в свой офис. Не успел он усесться за стол, как зазвонил внутренний телефон.

— Доктор Букер, к вам посетительница. Доктором Дорис называла его, только когда имела дело с прессой, городским начальством или членами семьи потерпевшего. Следовательно, нагрянули члены семьи, ибо с остальными он уже побеседовал.

— Благодарю.

Букер удивился, что она больше ничего не сказала, ибо Дорис имела обыкновение предупреждать его о том, что его ждет.

Поняв, что больше ждать нечего, он встал из-за стола, вышел из кабинета и зашагал по маленькому коридорчику, который вел к офису Дорис. Какая-то женщина стояла к нему спиной и разглядывала картину на стене. Букера удивил ее рост. Она была лишь немного ниже его, но худенькая, хотя под простеньким платьицем угадывались красивые формы.

Заслышав шаги, женщина обернулась, и Букера поразил контраст ярко-рыжих волос и молочно-белой кожи. Она протянула узкую ладонь, и ему было приятно ее крепкое рукопожатие.

— Доктор Букер, благодарю вас за то, что уделяете мне время.

— Ну что вы! Чем могу служить? — спросил Этан Букер, завороженно глядя в зеленые глаза женщины.

— Меня зовут Элейн Гаролдс, — кашлянув, сказала она. — Вы… У вас… Мой муж у вас. Гари.

— А-а. — Букер помрачнел. Наверняка Скиннер еще не говорил с вдовой. — Мне очень жаль, миссис Гаролдс. Очень жаль, — повторил он. — Пойдемте со мной.

И Букер отправился вместе с ней в обратный путь по коридору. Возле своего кабинета он остановился и пропустил миссис Гаролдс вперед.

— Садитесь, пожалуйста, — сказал он. Потом сел сам и, поставив локти на стол, подался вперед, ожидая, когда она заговорит. Нежный аромат ее духов уже распространился по кабинету. Букер с удовольствием вдыхал его, не понимая, почему его так удивило появление красавицы в качестве жены Гари, Гаролдса. У многих стареющих мужчин юные жены, а Букер никогда не считал себя ханжой. Однако ему было неприятно представлять ее рядом с немолодым и как будто малоприятным мужчиной, который сейчас лежал у него в морге.

Миссис Гаролдс вынула из сумочки носовой платок и принялась комкать его.

— Вы… Ах… Вы уже знаете? Это мой муж? Это Гари?

— Да, мэм.

— Он был убит? Как?

Букер удивился. Похоже, женщина притворяется, что нервничает. Взгляд у нее прямой и твердый.

— Прошу прощения, миссис Гаролдс, но в данный момент я не имею права об этом говорить. Может быть, вам лучше обратиться к инспектору Скиннеру? Он ведет расследование и расскажет вам все, что сможет.

— Да, конечно, — смутилась женщина и опустила глаза. — Я понимаю…

Букер поймал себя на том, что не сводит глаз с ее длинных, комкающих платок пальцев.

— Он давно… умер?

Букер перевел взгляд на ее лицо. Его смутило выражение ее зеленых как море глаз. Не горе и не желание обрести покой побуждали женщину задавать вопросы, а что-то еще, чего он не понимал и не мог понять.

— Похоже, несколько месяцев назад.

— Еще до того, как взорвали отель? — подавшись вперед, торопливо спросила она.

Букер нахмурился, и женщина опустила голову, делая вид, что борется с подступившими к горлу рыданиями.

— Прошу прощения, этот вопрос не по адресу. Задайте его детективу.

— Понятно, — проговорила она, но в глазах у нее промелькнуло недовольство. — По крайней мере, скажите, он был убит в отеле или где-то еще?

— Я не сказал, что он был убит, миссис Гаролдс. Дело инспектора выяснить, имело место преступление или не имело. — Букер взял ручку и написал на листке из блокнота телефон детектива, но тут в голову ему пришла неожиданная мысль. Но вы ведь уже говорили с ним, правильно? Иначе вы бы не знали о смерти вашего мужа.

Миссис Гаролдс тряхнула головой и не отвернулась, встретив его взгляд.

— Вы правы. Но мне хотелось узнать, что думаете вы о… о смерти моего мужа. Букер внимательно смотрел на нее. В вопросах вдовы его что-то настораживало.

— Миссис Гаролдс, не будете ли вы так любезны…

— Прошу прощения, доктор, за то, что отняла у вас время, — торопливо произнесла женщина, поднялась с кресла и громко высморкалась. Выражение лица у нее было хмурое. — Извините меня, пожалуйста, за назойливость! И спасибо. Я вам очень благодарна. Честное слово…

Букер не успел встать из-за стола, как вдова буквально вылетела из его кабинета. Быстра, подумал он. Жаль, надо было взглянуть на ее удостоверение личности. Только он хотел попросить у нее документы, а ее уж и след простыл. А что, собственно, ему не понравилось? С чего он вдруг заподозрил неладное? И документы. Нет, что-то наверняка было, иначе ему не пришло бы в голову требовать документы.

Он пожал плечами. К счастью, дамочка не из его епархии. Пусть Роджер разбирается. Этот разберется. Может быть, прекрасная миссис Гаролдс балуется на стороне с дружком и не очень-то печалится об исчезнувшем муже?

Черт, пора отдохнуть. Дело плохо, если ему мерещатся детективные истории, подумал Букер, поворачиваясь к компьютеру. Пора писать отчет. Удивительно, сколько требуется всяких бумажек…

* * *

Спустя часа два, когда Букер жевал бутерброд и вычитывал отчет, опять зазвонил внутренний телефон. Не сводя глаз с экрана, он машинально нажал на кнопку.

— Слушаю.

— Пришел детектив Скиннер.

— Давайте его сюда, — пробормотал Букер, стараясь побыстрее прожевать последний кусок.

Через несколько минут Скиннер открыл дверь и постучал по ней согнутым пальцем.

— Привет. Я подумал, у вас найдется несколько минут ответить на вопросы миссис Гаролдс, а заодно и на мои тоже.

Букер нахмурился и поскреб подбородок.

— Опять?

— Ага.

Детектив махнул кому-то рукой, приглашая войти в кабинет. Невысокая красивая женщина лет сорока встала на пороге. Покрасневшие глаза, рыжие волосы. Букер от удивления открыл рот и забыл закрыть его.

Скиннер с любопытством смотрел на Букера, который не сводил глаз со смущенной дамы, в недоумении застывшей на пороге.

— Доктор Букер, позвольте представить вам миссис Элейн Гаролдс…

Глава 2

— К черту все, — прошептала Кинтесса Рейнолдс, стаскивая с головы отвратительный рыжий парик и швыряя его на стул. — Не могу поверить, что это была я!

Всю дорогу до своего дома в пригороде Тесс шипела на себя. Продолжала шипеть, ставя машину в гараж. Даже когда вошла в кухню и бросила ключи на стол, шипеть не перестала.

Никогда и никому она не позволяла до такой степени пугать себя. Никогда! Еще ни один мужчина не пугал ее так сильно, и никогда она так сильно не боялась ни одного мужчины. А теперь… Позарилась на легкий успех?.. Ну зачем ей понадобилось в это ввязываться? Зачем, разыгрывая из себя жену Гаролдса, она отправилась в офис коронера? Информация? Ну да! Жена Гари Гаролдса жаждет знать, что случилось с ее мужем. А если бы явилась настоящая жена? Или если бы Букер все-таки потребовал документы?

До сих пор Тесс почти не задумывалась о своих отношениях с мужчинами. Но когда она обернулась и увидела доктора Этана Букера, то буквально лишилась дара речи. Едва не потеряла сознание. Еле-еле ей удалось взять себя в руки. А ведь надо было еще играть роль, выуживать информацию.

Тесс покачала головой, вспомнив, как сбежала из кабинета коронера, который все-таки заподозрил неладное. Вот было бы здорово, если бы он настоял на своем и проверил ее документы! Счастье еще, что удалось сбежать, прежде чем он успел слово вымолвить. Чудом все обошлось. А договори он фразу, и объяснялась бы она сейчас с полицией. Вот ведь ужас!.. Что бы им она сказала?

Теперь уж наверняка объявилась настоящая миссис Гаролдс, и этот источник информации закрыт. Да ладно…

— Плевать! — громко сказала Тесс. Что же такое есть в этом мужчине, отчего она потеряла способность управлять собой? Тесс не понимала себя. Ну да, он хорош собой. Этого у него не отнимешь. Но ведь не один он такой. Среди знакомых Тесс тоже есть красивые мужчины, однако она не теряет из-за них сознания и никогда не теряла. Ну, высокий… Ну, широкие плечи… Ну, едва заметная седина в коротко постриженных, черных волосах… На вид лет тридцать пять. Синие глаза смотрели на нее прямо, не лукавя. Но было в них… Едва она встретилась с ним, взглядом, как вся затрепетала, словно сказала себе: «Это он».



Это он? Тесс напомнила себе, что такого с ней никогда еще не случалось. Всякое бывало, но такое! Кстати, у нее совсем не было времени подумать. А пораскинуть мозгами не мешает. С чего это она вдруг решила, что перед ней он? А если не он? Если…

Достав из холодильника бутылку с водой, Тесс отправилась в спальню. Пора снять с себя дурацкое платье и одеться по-человечески. Натянув шорты и рубашку, она пошла в кабинет, отхлебывая по дороге воду из бутылки.

Там Тесс тотчас уселась перед компьютером и нахмурилась, принявшись читать послания, присланные по электронной почте. Интересно, кто сказал, что электронная почта бережет время? Вот уж не правда. С одной стороны, так удобнее поддерживать связь с коллегами в других странах. С другой, если не поостеречься, можно потерять много времени, не говоря уж о том, чтобы сберечь его.

Тесс потянулась за мышью и два раза кликнула, чтобы просмотреть всю информацию, полученную, пока ее не было дома. Опираясь на ключевые слова, она отбирала нужные материалы и уж потом проверяла, насколько они срочные. Ее взгляд скользил по меню, пока не задержался на выскочившем слове.

Барсук…

Девушка похолодела и машинально оглянулась на дверь. Никого нет. Тесс постаралась взять себя в руки. Она одна. У себя дома. Или не одна? Сам вид дурацкого слова испугал ее настолько, что сразу сработал рефлекс «дерись или убегай». При одной мысли, что некий человек, известный ей как Барсук, может шагнуть в дом из киберпространства, у Тесс мурашки побежали по спине. Она не представляла, как выглядит Барсук, но он присутствовал в ее жизни в виде черных букв на белом экране.

Тесс вызвала на экран его послание. Она заранее знала, что он скажет. Послания Барсука не отличались разнообразием, и все-таки…

Видел тебя сегодня. Ужасное платье.

Они мертвы. Ты следующая…

Она сама не заметила, как сжала пальцы в кулаки, да с такой силой, что побелели костяшки. Усилием воли Тесс заставила себя расслабиться. Подвигала плечами. Выпрямилась. Снова посмотрела на экран. Послание читалось как злая шутка. Только этого недоставало… Нет, это серьезно. Серьезнее не бывает.

Они мертвы. Ты следующая…

Тесс задумалась, стараясь подыскать ключевое слово. Последние три месяца происходит черт знает что. С тех пор как появилось первое послание. Барсуку, по-видимому, нравится преследовать ее и рассказывать ей об этом. Десять лет Тесс в службе охраны. Казалось бы, все знает. А вычислить его не может. Или ее? Тесс давно поняла, что плохие мальчики не всегда мальчики.

Они мертвы…

Интересно, о ком он пишет, этот умный Барсук? О смерти ее богатых клиентов? О Гари Гаролдсе и Кене Торкелсоне? О бывших исполнительных директорах компании «Рекс Инкорпорейтед»? Оба сделали немало, чтобы фирма заняла главенствующее положение на компьютерном рынке. А потом тихо исчезли. Никакого шума. Тело Кена Торкелсона через два месяца нашли в неглубокой лесной могилке. О Гари Гаролдсе ничего не было слышно до сих пор. И вот…

Наверное, и не нашли бы его, не начнись разборка руин отеля «Ворт».

Тесс потерла виски, чтобы остановить надвигавшуюся боль. Клиенты получали угрозы, а потом исчезали. Ее фирма специализировалась на охране высокопоставленных служащих, в частности директоров больших компаний. И Тесс все делала, чтобы защитить их самих и их семьи. Работая с Гаролдсом и Торкелсоном. Тесс использовала весь накопленный ею опыт, и все же у нее осталось ощущение, что она сделала не все, что можно было сделать больше. Да нет, нечего себя корить. Эти люди сознательно отказались от ее услуг и отправились куда-то в глухомань, никого не поставив в известность, и нет смысла еще раз переживать случившееся. Теперь ничего не поделаешь. Ходили слухи о прекрасных женщинах с силиконовыми грудями. Сказки. На самом деле, никто ничего не знал. Просто двое мужчин исчезли без следа, словно в воздухе растворились.

Покачав головой, Тесс вновь посмотрела на экран компьютера. Угроза, достойная подростков, оставалась на месте. Всей душой желая забыть о ней, вообще о компьютере, Тесс заставила себя отпечатать текст. Едва лист бумаги вылез из принтера, она открыла шкаф и положила его в папку к остальным. И только потом выключила компьютер.

Захватив с собой бутылку с водой, Тесс вернулась в кухню, решив заморить червячка. Она рассеянно достала из пачки несколько крекеров.

Как же раздобыть информацию о Гари Гаролдсе? Он или не он сейчас в морге? А если не он? Ну что еще можно сделать? Кажется, все испробовано.

Когда Тесс вошла в кухню, ее взгляд упал на утреннюю газету. На первой странице внизу крупными буквами было набрано объявление о бале, который как раз сегодня дает полицейский комиссар. Ожидались отцы города. Благотворительный бал был событием года и собирал едва ли не все население города от самых богатых его жителей до обыкновенных служащих. Все были не прочь повеселиться.

Тесс улыбнулась. Правильно. Лучшей возможности не будет. Она взглянула на часы.

Взяв в прихожей сумочку, туфли и ключи, Тесс направилась в спальню — надо достать платье.

* * *

Остановившись посреди коридора. Тесс задрала юбку и стала поправлять швы на колготках. Черт бы побрал дуру-продавщицу, уговорившую купить их. Промучившись минут пять и не добившись положительных результатов, Тесс вздохнула. Ладно, сойдет и так.

Едва она выпрямилась, все еще недовольная неровными швами, как увидела трех мужчин, во все глаза смотревших на нее. Они бы еще рты разинули!.. А ведь и разинули, словно по команде.

Мужчины. Тесс победила в себе желание наорать на них и, распрямив плечи, гордо прошествовала к дверям бального зала, а они продолжали стоять с открытыми ртами. Тесс вошла в зал и остановилась, оглядывая толпу. Две сотни любителей музыки явились сюда, чтобы собрать деньги на нужды благотворительности, впрочем не только для этого. Что ж тут плохого? Тесс тоже с удовольствием заплатила. Собственно, она всегда платила. В зале играл оркестр, играл замечательно. Столики были расставлены вдоль стены, чтобы гостям из тех, кто похрабрее, было где танцевать.

Измученная жаждой. Тесс пробиралась сквозь толпу в поисках глотка воды. Наряд, который она выбрала, мог сразить наповал любого представителя противоположного пола, но Тесс не собиралась никому причинять вреда. Она всего лишь хотела соблазнить мужчину.

* * *

Этан Букер сунул палец за воротничок тесной рубашки. Ужасно! И вновь прислушался к тому, что ему говорила стоявшая рядом блондинка. Улыбнулся, удостоверившись, что не пропустил ничего существенного.

— Ну вот, я сказала Дирку, правила правилами, а если мисс Мохани и дальше не собирается играть в гольф, как все люди, нам придется задуматься. Естественно, Джози Кроуфорд-Макхьюз полностью со мной согласна. — И Мередит Томас-Комбс закивала в праведном негодовании, сложив руки на могучей груди.

Этан Букер решил быть мудрым и промолчал. Ему не приходилось встречаться с мисс Мохани, но он почти не сомневался, что та раза в два изящнее Мередит и, следовательно, никак не может угодить требовательной даме. Букер огляделся в поисках путей к отступлению. Удивительные люди, эти богачи. До сих пор называют своих детей Мередитами и Дирками. Еще эти дефисы. Двойные фамилии… Покачав головой, Букер решил, что нужно немедленно бежать, пока у него еще работают мозги. Безостановочный поток слов Мередит Томас-Комбс мог кого угодно довести до белого каления.

Мать всегда говорила Этану, что женщинам нравятся кавалеры в смокингах. Это еще куда ни шло. Нет, даже прекрасно. И он готов страдать ради прекрасной дамы. Но если единственная женщина, которой нравятся смокинги, желчная Мередит Томас-Комбс, которая ни о ком доброго слова не молвит, то лучше бы он надел старые джинсы с расползшимися швами.

— Вы не согласны со мной, доктор Букер?

Мередит, недавно получившая развод, наконец-то заметила, что доктор обращает на нее меньше внимания, чем ей хочется.

Букер пожал плечами.

— Не знаю. А у нее красивые ноги? И с удовольствием обратил внимание, как Мередит часто-часто заморгала, когда до нее дошел смысл его вопроса, заданного как бы невпопад. Она приложила унизанную кольцами руку к груди.

— О чем вы?

— Да нет, ни о чем, — пробурчал он. Эти миллионеры никогда не научатся адекватно воспринимать шутки. — Пожалуйста, извините меня, миссис Комбс.

Букер сделал несколько шагов в сторону и, оказавшись в толпе, с облегчением вздохнул. Огибая танцевальный круг, он направился к выходу. Распахнутые настежь большие стеклянные двери не препятствовали проникновению в зал прохладного вечернего воздуха. Под порывами неугомонного ветерка на окнах колыхались занавески. Передумав на ходу, Букер решил выйти на балкон. По пути он то и дело кивал, приветствуя знакомых, приятелей и коллег.

Столкнувшись с одним из членов городского совета, от которого во многом зависело финансирование науки, в частности научного центра судебной медицины, Этан Букер остановился, чтобы поговорить с ним накоротке. Уже собираясь идти дальше, он обернулся и наткнулся на взгляд очаровательной женщины с волосами цвета красного золота, якобы небрежно рассыпанными по плечам. Зеленые, как морская вода, глаза в упор смотрели на него. На высокой молодой женщине было вечернее платье из черного шелка, великолепно подчеркивающее ее безупречную фигуру.

Красавица! Букер был не в силах придумать более подходящего слова, которое лучше характеризовало бы незнакомку. Она сделала шаг, другой, и шелк натянулся, притягивая взгляды мужчин к прелестной линии груди и бедер. Ничего не скажешь — красавица!.. И платье великолепное…

Женщина остановилась, и Букер, заметив в ее глазах смущение, поспешил к ней. Он взял ее руку в свою, поцеловал, а потом приложил ее ладонь к своей груди. Ему страстно хотелось удержать ее, потому что она, похоже, собиралась удрать, а этого он никак не мог допустить.

Букер стоял так близко к зеленоглазой красавице, что голову ему кружил аромат ее духов. А она не двигалась, словно у нее и в мыслях не было уходить, и прямо смотрела ему в глаза. Тогда он наклонился к ней и сказал:

— Думаю, вам пора представиться, поскольку теперь мне точно известно, что вы не миссис Гаролдс. С ней меня сегодня познакомили.

Скользнув взглядом по золотистым волосам, он не удержался и дотронулся до них и при этом как бы случайно коснулся шелковистой кожи на шее.

— Должен заметить, ваши волосы идут вам куда больше, чем тот ужасный парик, который вы нацепили, когда отправились охмурять меня.

— Я объясню, зачем приходила. Женщина говорила так тихо, что он едва улавливал произносимые ею слова. К тому же она явно нервничала и все время оглядывалась.

— Вот-вот… Мне не терпится послушать, — сказал Букер, наклоняясь к даме и принуждая ее смотреть ему в глаза. — Признаться, я подумал, что у вас должны быть весьма веские причины вести себя до такой степени по-идиотски или… скажем, по-детски.

От неожиданности Тесс открыла рот, и глаза у нее стали темно-зелеными, как лес в грозу. На мгновение она потеряла дар речи. Похоже было, будто ей очень хотелось что-то сделать, но вряд ли это имело отношение к откровенному признанию. И она наверняка, не собиралась сказать ему, как прекрасно он выглядит в смокинге. По тому, как напряглась ее рука, Этан понял, что больше всего на свете ей, по-видимому, хочется повалить его на пол и хорошенько поколотить.

— По-детски! — в ярости повторила она сквозь стиснутые зубы и постаралась вырвать у него руку, правда безрезультатно. — Вы хотите сказать, что люди ходят в вашу контору из пустого любопытства? Или они таким образом привлекают к себе ваше внимание? Да нет, видно, им не с кем поболтать и они жаждут попасть к патологоанатому на прием…

Букер тем временем не сводил глаз с ее груди, потом перевел взгляд на высокий разрез на юбке. И снова посмотрел ей в лицо.

— Должен заметить, сейчас вы выглядите несравненно привлекательнее, чем днем.

— Как вы смеете?!

У Букера мгновенно посуровел взгляд, и она умолкла.

— Я все время пытаюсь вам сказать… — Злость, появившаяся в его глазах, как будто умерила ее ярость. — Если вы и дальше будете изображать чужих вдов, то рано или поздно угодите за решетку. Не знаю, зачем вам это понадобилось, но с вашей внешностью вы могли бы найти себе другое занятие. Поспокойнее. Боюсь, вы не понимаете, в какие серьезные игры пытаетесь играть.

— Я все прекрасно понимаю, доктор Букер, — горячо возразила Тесс. — И свой дурацкий наряд я выбрала не для того, чтобы по-идиотски, как вы выразились, привлечь ваше внимание. И мне плевать на ваше мнение обо мне. Не сомневаюсь, вам уже пришлось сегодня встретиться с настоящей миссис Гаролдс. Но признайтесь, что я неплохо поработала. И маскарад мне очень помог. Благодаря парику, я узнала у вас то, что узнала. Полицейские правила мне известны, и у тех, кто занимается расследованием смерти Гари Гаролдса, я бы ни словечка не выудила.

Тяжело дыша, Тесс затихла, все еще не в силах побороть злость. Они буравили друг друга глазами. Правда, Тесс, несмотря на высокий рост, все-таки пришлось немного поднять голову, а Этану немного наклониться. Неожиданно он осознал, что под напором нешуточных страстей все еще держит женщину за руку. Ее ладонь пробудила в нем странное беспокойное чувство. А ведь он все еще не знает ни ее имени, ни рода занятий; собственно, он ничего не знает о прекрасной незнакомке, с которой, между прочим, его свело убийство.

Отпустив ее руку, он отступил на шаг и, прищурившись, смерил женщину оценивающим взглядом.

— Зачем вы приходили ко мне? Кинтесса Рейнолдс, выдавая свое смущение, облизала губы и провела рукой по платью, словно стирая его прикосновение. Судорожно вцепившись в сумочку, она посмотрела ему в глаза.

— Не хотите поинтересоваться, как меня зовут?

Букер рассмеялся и, уперев руки в боки, покачал головой. Потом ласково улыбнулся своей собеседнице.

— Вы собираетесь назвать мне настоящее имя или опять что-нибудь придумаете?

— У меня есть с собой документы, — хмуро ответила Тесс.

— Ну уж наверняка, — хмыкнул Этан Букер.

Наступила очередь зеленоглазой красотке прищуриться и смерить его оценивающим взглядом.

— Вы циник, доктор Букер.

— Нет, моя дорогая, так нечестно, — подмигивая Тесс, заявил Букер. — Вам известно, как меня зовут.

— Но я же пытаюсь сказать вам свое настоящее имя, а вы мне мешаете, проговорила Тесс таким тоном, словно перед ней был расшалившийся ребенок.

Изображая предельное внимание, Букер сложил руки на груди и склонил голову набок.

— Ну! Как же вас зовут?

У Тесс вытянулись в ниточку губы, и она на мгновение затаила дыхание. Потом отвела взгляд, словно принимая решение, и вновь посмотрела на Букера.

— Меня зовут Кинтесса Рейнолдс.

— Кинтесса, — повторил Букер, качая головой. — Теперь я вам верю.

— Послушайте, Букер, я же не сама выбирала имя. Это все мама… — И она пошевелила плечами, будто желая освободиться от сковавшего их напряжения. Мама страдала от разочарований. Ей хотелось величия, вот она и отыгралась на мне.

— Ну да, — задумчиво проговорил Этан Букер, все еще продолжая улыбаться. А зачем вы приходили сегодня днем, Кинтесса?

— Зовите меня Тесс, — привычно произнесла она, глядя в сторону и теребя замочек на сумочке.

Женщина явно волновалась, но Букер не собирался облегчать ей жизнь, поэтому молчал в ожидании ответа. Она облизала губы и огляделась. Они стояли возле самых Дверей, за которыми темнела романтическая ночь.

Однако Тесс было не до романтики. Ей не хотелось вступать в романтические отношения с доктором Букером. Но, с другой стороны, она пока еще ничего от него не добилась. А от этого страдает дело. Да и угроза Барсука… Надо что-то предпринимать. Взгляд Тесс скользил по залу, ища на чем остановиться. Оркестр играл вальс, и пары грациозно кружились.

Тесс схватила Букера за руку и потащила в центр.

— Я хочу танцевать. Букер не то чтобы упирался, но танцевать ему явно не хотелось, и они несколько мгновений неподвижно простояли лицом к лицу, осознавая, что вальс требует объятий.

Первым пришел в себя Букер. Когда он положил руку ей на талию и сделал шаг, Тесс показалось, будто ее обожгло огнем, и она поняла, что совершила ошибку, — не надо было тащить его в круг. Но ей и в голову не могло прийти, что стоит ему прикоснуться к ее телу, даже через шелк, и она вся откроется ему навстречу… Здравый смысл изменил ей.

На секунду Тесс зажмурилась, заставляя себя думать о том, как будет купать кошку Сабрину, и вместе с воспоминанием о шелковистой кошачьей шерсти вернулось ощущение реальности. Мокрая кошка выглядит очень жалко. Однако свобода длилась недолго. Не успела Тесс перевести дух, как ей опять стало не по себе от прикосновений Букера.

— Что-нибудь не так? — спросил он, не представляя, очевидно, степени своей власти над чувствами партнерши.

Тесс широко открыла глаза.

— Нет-нет, все в порядке.

Не поверив, он продолжал внимательно смотреть на нее. Закончился вальс. Оркестр заиграл томительную любовную песню. Букер на секунду отвернулся, но только на секунду, а потом вновь прямо и твердо посмотрел на свою партнершу.

— Называться вдовой убитого не только противозаконно, но и отвратительно. Зачем вы приходили? Что вам было нужно?

Тесс задумалась, не зная, как в нескольких словах объяснить сложившуюся ситуацию. Неожиданно она заметила, что ее пальцы на левой руке как будто живут собственной жизнью и, выйдя из-под контроля хозяйки, гладят воротник мужской рубашки. Только этого не хватает. Она кашлянула и подняла на Букера глаза, стараясь не обращать внимания на свои непослушные пальцы. К счастью, Букер то ли ничего не заметил, то ли сделал вид.

— Я — старший офицер и один из основателей «Миллениум секьюрити», выдавила из себя Тесс, решив, что лучше правды ничего не может быть, по крайней мере в сложившейся ситуации. — Мы специализируемся на охране высокопоставленных служащих больших корпораций. Эти люди довольно часто обращаются к нам, получив угрозы или почувствовав опасность как в отношении компании, так и себя лично.

— Вы поставляете телохранителей?

— Не совсем так. — Тесс покачала головой, подыскивая слова, чтобы объяснить высокоумному доктору особенности и сложности своей работы. Естественно, мы занимаемся и телохранителями. Но это только часть работы. Ну, скажем, какая-то компания усмотрела пробелы в охране своих прав или своей собственности. Мы приходим и помогаем организовать такую охрану, которая удовлетворяет современным требованиям. Это охрана и помещений, и компьютерной информации, и сотрудников, жизни которых может что-то угрожать или уже угрожает. Короче говоря, мне предлагаем весь комплекс услуг.

— А почему служащим что-то угрожает?

Тесс пожала плечами.

— По разным причинам. И, кстати, этих причин гораздо больше, чем вы можете вообразить. Существуют даже специальные группы людей, которые угрозами добывают себе хлеб с маслом. Если служащий занимает верхнюю ступень иерархической лестницы и получает большое жалованье, его могут похитить. Кстати, сегодня довольно много просто сумасшедших. Есть еще международный терроризм. Но об этом лучше не вспоминать.

— Так. И вы работали с Гари Гаролдсом? Я правильно понял?

Букер задал свой вопрос тихим ласковым голосом, прозвучавшим как музыка для слуха Тесс. Неожиданно на них налетела парочка, и Букер крепче прижал Тесс к себе, а его рука коснулась ее обнаженной спины.

Она вздрогнула. Пальцы Букера были словно из раскаленного металла. Он уже давно переместил руку на прежнее место, а Тесс все не могла прийти в себя после случайного и недолгого прикосновения.

С трудом переведя дух, она стала вспоминать, когда в последний раз принимала ухаживания мужчины. И не смогла вспомнить. Это было в незапамятные времена, поэтому вполне естественно, что она так остро реагирует на красивого высокого мужчину.

И все? Правда?

Букер что-то тихо прошептал ей на ухо.

— Что?

Нахмурившись, Этан Букер повторил вопрос:

— Гари Гаролдс тоже обращался в вашу фирму?

— А-а-а…

Больше она ничего не сказала. Совсем ничего. Что за чертовщина? В конце концов, основательнице всеми уважаемой фирмы не пристало вести себя, как школьнице. Это же нелепо. Прямо как девчонка на первом свидании. Теряется, краснеет… Неужели один печальный опыт может отравить всю жизнь?

— А-а-а… — протянула она еще раз.

Чепуха какая-то!

Тесс постаралась избавиться от мыслей о Джимми Роджерсе, высоком красавце и дураке. Букер задал ей простой вопрос. Какой? Какой вопрос? Усилием воли она заставила себя сосредоточиться и вспомнить.

— Гари Гаролдс был один из… Тесс помедлила, потому что перед ее мысленным взором появился труп: она видела по телевизору, как в черном пластиковом мешке его несли из руин к машине.

— Гаролдс был один из самых высокопоставленных клиентов, ведь он возглавлял большую компьютерную компанию, на сегодняшний день, пожалуй, одну из крупнейших. И нанял нас, чтобы мы проследили за утечкой информации, стоившей компании миллионы долларов. Мы начали расследование, установили, кто руководил промышленным шпионажем. Через два дня исчезла женщина. Гари Гаролдс, а также вице-президент фирмы Кен Торкелсон стали получать письма с угрозами. Мы охраняли их по высшему разряду, но в один прекрасный день они отправились в горы, где у Гаролдса свой дом…

Тесс умолкла. В сущности, ей было наплевать, зачем двое мужчин инкогнито поехали в горы, и обсуждать это со смущавшим ее покой доктором она не хотела. Слухи ходили всякие. Но чаще вспоминали женщин. Люди, которые хорошо знали Гаролдса и Торкелсона, говорили, что они взяли с собой на уикэнд подружек. Заметьте, подружек, а не жен. Кое-кто намекал, что Гаролдс и Торкелсон были голубыми и поехали в горы, чтобы без помех предаться радостям однополого секса. Тесс не обращала внимания на сплетни и не обсуждала их с коллегами, в том случае если они не несли хоть какой-то полезной информации. И теперь ей не хотелось обсуждать всю эту грязь с мужчиной, который одним своим прикосновением сводил ее с ума.

— Зачем они отправились в горы?

— На какое-то свидание.

К счастью, танец закончился, и это спасло Тесс от дальнейших объяснений. Сказав «спасибо», она выскользнула из объятий Букера и огляделась. Слава Богу, никто ими не интересовался. Еще не хватало, чтобы люди заметили, как она реагирует на близость мужчины.

Тесс нервно облизала губы и внимательно посмотрела на доктора.

— Послушайте, я понимаю, у вас нет оснований верить мне. Но сегодня я приходила к вам, чтобы узнать, был ли там Гари Гаролдс или кто-то другой. И еще мне хотелось выяснить, как его убили. Понимаю, я вела себя по-дурацки. Непрофессионально. Мне еще не приходилось попадать в подобные ситуации. Но у меня есть серьезное подозрение, что тут замешаны люди, занимавшиеся экономическим шпионажем. Это они похитили и убили Кена Торкелсона и Гари Гаролдса.

Букер поднял руку, останавливая поток ее слов.

— Если то, что вы говорите, правда, я понимаю, зачем вам информация, но, увы, помочь не могу. Мне не положено разбрасываться информацией, важной для следствия. Это незаконно и неэтично. Могу сказать только то, что уже говорил днем, когда вы приходили ко мне в контору и были столь очаровательны.

Тесс склонила голову набок и внимательно посмотрела на него.

— А что вы говорили?

— Помнится, мои слова произвели на вас большое впечатление, — сухо ответил доктор Букер. — Я посоветовал вам обратиться к детективу, расследующему гибель Гари Гаролдса.

Тесс покачала головой.

— Доктор Букер, мне хорошо известны правила. И, поверьте, нетрудно заполучить ваш отчет. Но мне важно ваше мнение как эксперта.

— И о чем же, позвольте вас спросить?

Букер наклонился к ней и едва заметно улыбнулся.

Тесс скрестила руки на груди.

— О трупе.

Такого ответа он не ожидал и, отпрянув от Тесс, нахмурился, чтобы скрыть растерянность.

— А я уж решил, что наконец-то займусь живым телом.

В ответ Тесс рассмеялась. Она не желала признаться в том, какую бурю подняло в ней его шутливое предположение. Она огляделась и, стараясь говорить тихо, спросила:

— Не пойти ли нам куда-нибудь, где можно поговорить?

Букер вновь наклонился к ней.

— О чем? Тесс набрала полную грудь воздуха и покачала головой. Ей уже стало понятно, что с ним кашу не сваришь. Но она должна уговорить его помочь ей.

— О смерти Гари Гаролдса. — И, прежде чем он успел сказать хоть слово, Тесс подняла руку, призывая его не перебивать ее. — Я все понимаю. О расследовании говорить нельзя. Но мы ведь можем обсудить то, что находится за пределами вашей юрисдикции как коронера, правильно?

Букер задумался. Как оказалось, надолго.

Уставившись в одну точку, он как будто забыл о том, где находится, не говоря уж о своей собеседнице. Наконец он опустил руки, словно принял решение.

— Ладно. Поговорим. — Выставив указательный палец, Букер едва не задел ее за нос. — Одно «но»… Мы не говорим о том, о чем я не имею права говорить. Согласны?

— Конечно, — торопливо согласилась она. Они пожали друг другу руки, скрепляя партнерское соглашение. Словно электрический ток пробежал по ее телу, и она резко выдернула руку.

— Прекрасно. Куда идем? — Он наморщил лоб и скривил губы.

Но Тесс не дала ему продолжить.

— Я знаю одно неплохое местечко неподалеку. Там подают отличный кофе.

Букер пожал плечами, сделав вид, будто страшно разочарован.

— Если хотите…

Тесс внимательно посмотрела на него.

— Вы когда-нибудь бываете серьезным?

— Если того требуют обстоятельства. Неожиданно взгляд его остановился на чем-то за спиной Тесс, и выражение лица изменилось. Торопливо взяв свою даму за талию, он принялся подталкивать ее в противоположном от объекта своего внимания направлении.

Тесс хотелось обернуться и посмотреть, что изменило настроение Этана Букера. Его подталкивания никак нельзя было назвать нежными.

— Что случилось? — спросила Тесс.

Она все-таки попыталась обернуться, чтобы взглянуть хотя бы на лицо доктора Букера. Но и это ей не удалось.

— Ничего особенного, — сказал он тихим шепотом прямо ей на ухо. Он был так близко, что она ощущала жар его тела, тепло дыхания. — Я сам себе противоречу.

— То есть? — Тесс ничего не понимала.

— Если мы сейчас же не уберемся отсюда, — спокойно произнес доктор Букер, — то мне придется представить вас не только детективу Роджеру Скиннеру, который занимается делом Гаролдса, но и нашему уважаемому мэру. Как вам это нравится?

— На мой вкус, чашечка кофе звучит лучше.

— Вот и мне так кажется, — серьезно проговорил он, упорно пролагая путь к двери.

Букер шел вместе с ней к выходу. Вечер складывался совсем не так, как он ожидал. Собственно, ничего особенного Букер и не ожидал. Она молчала после того, как он дал ей исчерпывающие объяснения, молчала, когда он открывал перед ней дверь, молчала и на улице. Вечерняя прохлада несколько остудила его пыл, и Букер был этому рад.

Какого черта он ввязывается в ее дела? История, изложенная ею, из другого, чуждого ему мира — мира, которого он не знает и не желает знать. Единственный раз Букер выбирался в так называемое высшее общество, когда один из миллионеров был убит из-за нечестной игры. Неужели ей нравятся мужские игры? Или не дает покоя слава мисс Марпл?

Искоса Букер следил за своей спутницей. Уж на мисс Марпл она никак не похожа. По крайней мере, на известные ему киноверсии. Он заметил, что кожа у нее на голых плечах покрылась от холода пупырышками, и не раздумывая скинул смокинг.

Тесс о чем-то глубоко задумалась и вздрогнула, когда почувствовала прикосновение к своим плечам.

— Что вы делаете?

Он поднял руки, будто защищаясь.

— Вы замерзли. И я предложил вам смокинг. Вот и все. Честное слово!..

— Ой! — Она сдвинула тонкие брови. — Извините. Я не хотела вас обидеть. Просто не ожидала…

— От меня рыцарства? — Он удивился. — А я-то думал, вы окружены рыцарями. С такой красотой странно жаловаться на недостаток кавалеров.

— Ну, наверное, вы правы, — сухо произнесла Тесс. — Вот только при чем тут рыцарство? У большинства на уме совсем-совсем другое.

— Вы моралистка. Тесс?

— Нет. Я… — Тесс смутилась и замолчала. Махнув в отчаянии рукой, она резко переменила тему. — Где вы припарковали машину, доктор Букер? Моя вон там.

Они стояли под фонарем, когда Тесс показала на свой зеленый «эксплорер», припаркованный в конце ряда.

— Я следую за вами. Букер наморщил лоб.

— Помнится, это была ваша идея, дорогая? Так что давайте уж я поеду за вами. Или вы сядете в мою машину.

— Ну вот еще.

Тесс сняла смокинг и, пробормотав «спасибо», направилась к своему автомобилю.

Букер ощутил беспокойство, отпустив ее одну. Правда, район тихий. Самый лучший из лучших пригородов. Однако уже темно, а женщина одна, в открытом вечернем платье.

Он видел, как она достала из сумочки ключи, и пошел следом. В конце концов, почему бы ей не подвезти его в своей машине? А он будет спокоен. Букер поднял руку и открыл рот, чтобы крикнуть, но Тесс уже тянула на себя ручку двери. Он все-таки крикнул, и Тесс, услышав его, обернулась.

Раздался взрыв. Сначала ее машина закачалась на месте, а потом подпрыгнула, как дикая кошка. Из нее вырвалось красно-желтое пламя. Повылетали стекла в автомобилях, припаркованных рядом. Тесс приподняло и швырнуло назад, почти на Букера, который успел подойти поближе. Они в обнимку повалились в колючие кусты, окружавшие стоянку.

Букера бросило сначала в жар, потом в холод. Ему показалось, что все его тело усеяно крохотными болевыми очажками, но настоящей боли он пока не чувствовал. Однако помнил о боли и боялся ее. Когда он повернул голову, то обнаружил, что Тесс лежит рядом, положив голову ему на плечо, словно собралась немного поспать. Она была вся в крови. Волосы рассыпались, и тяжелая блестящая прядь закрыла ей щеку.

Когда он убрал волосы с ее лица, решив проверить реакцию зрачков, то услышал близкий вой сирен и понял, что помощь скоро будет. Слава Богу, подумал он. Во рту так пересохло, что он не мог произнести ни звука. И тут до него донесся топот десятков ног.

У Букера дрожала рука, когда он попытался поднять ей веки, и на него самого начала наползать тьма. Он понял, что теряет сознание, и принялся изо всех сил бороться со слабостью.

Нет, он должен понять, жива ли лежащая рядом с ним женщина. Но тьма одерживала победу. Последнее, что Букер запомнил, было лицо Тесс, когда он прошептал ее имя. На ее губах появилась влекущая полуулыбка, и она потянулась к нему.

Попытавшись проглотить застрявший в горле комок, Букер понял, что переусердствовал и очень устал. Он закрыл глаза.

Дай Бог, чтобы она не умерла.

Глава 3

Этан Букер открыл глаза и тотчас зажмурился из-за ослепительного света флюоресцентных ламп, нацеленных как будто прямо ему в мозг. Он застонал. В голове у него словно бил колокол. И бил все сильнее по мере того, как он приходил в себя. Но все-таки потихоньку он опять открыл глаза и огляделся. Рядом стояла медицинская сестра, его давняя добрая знакомая, и улыбалась ему.

Если она улыбается, подумал Букер, мои дела не так уж плохи, и он решил сесть. Сделав над собой героическое усилие, Букер поднялся и спустил ноги с каталки, на которой лежал.

И обессилел. Торопиться не стоит. В голове бухало без остановки. Медицинская сестра Дженни сделала шаг-другой и остановилась прямо перед ним.

— Должна признаться, Этан, всю жизнь мечтала посмотреть на тебя голого, со смешком сказала она, складывая руки на груди и оценивающе глядя на него. Поверь, малыш, мне хватило времени полюбоваться тобой.

— Всегда рад служить, — проговорил Букер незнакомым каркающим голосом. Он поднял руку, чтобы застегнуть рубашку, и бок пронзила чудовищная боль. Дженни, что ты сделала со мной? Я чертовски плохо себя чувствую.

— Ничего, милый. Если бы сделала, тебе не пришлось бы ехать в больницу.

— Все вы так говорите, — отшутился Букер, правда голос у него звучал необычно слабо.

И тело тоже ни на что не годилось. Как правило, ему нравилось перешучиваться с сестричкой. Высокая, светловолосая, живая, Дженни притягивала к себе взгляды мужчин. Но шутки шутками, а Букер не чувствовал к ней влечения. Наверное, с Дженни было то же самое, поскольку она ни разу не дала понять, что ей хочется чего-то большего.

— Это твоя подружка постаралась? — добродушно спросила она и с любопытством поглядела на Букера. — Она твоя подружка?

Букер мигнул.

— Да нет, моя жена.

Дженни громко хохотнула, и у Букера опять словно забили в голове колокола. Боль была почти невыносимая, и он машинально приложил ладонь ко лбу.

— Ой, извини!

Она закрыла рот рукой. Наверное, во всех больницах города сестрички недоумевали по поводу самого известного холостяка-патологоанатома. Какие только истории о нем не рассказывали! И хотя сестрички постоянно шутили насчет его вкусов, многие из них не отказались бы принести себя в жертву, чтобы получше о них узнать.

Букер никогда не признался бы, что шутливые вопросы Дженни доставляют ему удовольствие. Даже стало немного легче. Во всяком случае, с ним ничего страшного и Тесс жива, иначе Дженни не стала бы шутить на ее счет.

— Где она? — тихо спросил он, чтобы не вызывать головную боль.

Дженни опять с любопытством посмотрела на него.

— В коридоре. Хотят сделать рентген, чтобы ничего не упустить.

— Она в сознании?

Букер старательно отводил от Дженни взгляд и не заметил, как она кривит губы в усмешке.

— Пока нет.

Дженни склонила голову набок, чтобы получше видеть кумира младшего медперсонала, потом подошла поближе и, желая его успокоить, положила руку ему на плечо. Усмешка сошла с ее выразительного лица.

— Успокойся, Этан. С ней все в порядке.

Букер собирался ответить, но в этот момент появился его друг и коллега Уилл Тернер, избавивший его от необходимости натужно шутить.

— Хочешь, я научу тебя, как надо выбирать подружку? — с места в карьер спросил Уилл и тотчас принялся смотреть рентгеновские снимки.

— Она не подружка.

Уилл и Дженни быстро переглянулись и одновременно отвернулись от Букера, чтобы он не увидел их улыбок.

— Ладно-ладно. Понимаю. Мы никому не скажем…

Букер хотел сердито покачать головой, но вспомнил об ужасной боли и не стал этого делать, лишь потер ладонью лоб.

— Я умер? Уилл хохотнул.

— Пока нет. Но, когда увидишь Скиннера, пожалеешь, что не умер.

— Здорово, — пробурчал Букер. — Где он?

— Здесь. В приемной, — сказал Уилл Тернер, передавая Дженни снимки и карту. Потом он подошел к Букеру и проверил у него зрачки. — По-моему, ему не терпелось прорваться сюда и допросить тебя по всей форме по поводу происшествия на стоянке. Но я встал на его пути. Выпроводил его и сказал, чтобы без моего разрешения не смел совать сюда носа, иначе я вытряхну из него его полицейскую душонку.

— Спасибо, Уилл!.. — с чувством проговорил Букер и прижал руку к разболевшемуся боку.

Уилл заметил его жест и улыбнулся.

— Ничего не сломано, если ты об этом хочешь спросить. Вот уж повезло, так повезло, ведь ты стоял лицом к взорвавшейся машине подружки.

Букер открыл было рот, чтобы возразить, но Уилл не стал ждать.

— Знаю-знаю. Она не подружка…

— Где она? — спросил Букер, мечтая лишь о том, чтобы скорее оказаться дома, принять аспирин и лечь спать.

По-видимому, его вопрос удивил Уилла и Дженни, но смеяться они на сей раз не стали.

— Ей только что сделали снимки. Мы решили оставить ее и провести обследование, так что, наверное, сейчас она на пути в палату.

— Как она?

Наконец-то Уилл обратил внимание на серьезный тон Букера, и на сей раз даже подобия улыбки не появилось на его лице.

— У нее легкое сотрясение мозга и несколько неприятных ушибов. Но в целом состояние удовлетворительное. Думаю, утром ей будет так же кисло, как тебе сейчас.

Букеру не хотелось жаловаться на боль, которая должна была пройти не раньше чем через несколько дней, и, хотя его мышцы яростно протестовали против любого движения, он встал на ноги, но тотчас ухватился за край стола, потому что комната сразу же закружилась перед глазами.

Уилл поддержал его, и на лице у него появилась неподдельная тревога.

— Ну знаешь. Этан, не так сразу! Неплохо бы тебе тоже провести тут ночь. Букер покачал головой.

— Не могу. Мне надо поговорить с Тесс.

— Скиннер никуда тебя не пустит, пока сам с тобой не поговорит.

— Послушай, Уилл, я понятия не имею, что ему рассказывать. — Букер даже махнул рукой, не в силах выразить свои чувства словами. — Мы с ней познакомились, и я отправился проводить ее до машины. Вот и все. Больше ничего не было. И больше я ничего не знаю.

Букер не упомянул о приходе Тесс к нему в офис, о фирме, в которой она работает, об угрозах и исчезнувших директорах. Он просительно смотрел на Уилла.

— Я только на минутку загляну к ней и спрошу, как она себя чувствует.

Уилл долго смотрел на него, видимо пытаясь сопоставить известные ему факты, и наконец кивнул. Потом написал что-то на листке бумаги и протянул его Букеру.

— Ладно. Вот номер ее палаты. Мы постараемся задержать Скиннера, так что у тебя есть немного времени. А потом сам выкручивайся. Идет?

Букер улыбнулся.

— Уилл, я твой должник.

За его спиной фыркнула Дженни.

— Не забудь еще об одном свидетеле, Джеймс Бонд.

— Не забуду.

Букер похлопал ее по плечу.

Дженни подошла к двери, открыла ее и, делая вид, будто что-то ищет в карте, внимательно оглядела коридор. Прикусив губу, она посмотрела направо, потом налево, кивнула Букеру и помахала ему рукой.

Сказав «спасибо» Уиллу и Дженни, Букер, собрав всю свою волю в кулак, быстро пошел по коридору в противоположную сторону от приемной, где его дожидался Скиннер. Завернув за угол и двигаясь в направлении лифта, Букер не мог даже себе объяснить, почему ему так хотелось избежать встречи с детективом. Пока он должен сам увидеть Тесс и убедиться, что с ней все в порядке. История, которую она поведала, о высокопоставленных служащих, охранной фирме и похищениях сначала показалась ему фантастической. В такую не сразу поверишь. Если бы не бомба, он и сейчас пребывал бы в уверенности, что у нее просто разыгралось воображение. Оказалось, все правда. Очень опасная правда…

Кто-то хочет убить Кинтессу Рейнолдс. Увы, это очевидно, думал Этан Букер. Нажав на кнопку вызова лифта, он стал ждать. Необходимо убедиться, что с Тесс не случилось ничего страшного.

И получить ответы на несколько вопросов.

На шестом этаже кабина остановилась, и двери бесшумно открылись. Букер вышел в коридор и взглянул на таблички на стене, чтобы понять, в какую сторону идти. Мимо прошествовала медсестра и с любопытством посмотрела на него.

Черт бы побрал Дженни! С чего это она вдруг назвала его Джеймсом Бондом? Вспомнив о своем смокинге, Букер понял, почему пробудил любопытство у сестры. Смокинг смокингом, но ведь он к тому же весь в грязи, рукав разорван, да и дырки в нескольких местах. Брюки тоже смотрятся не лучше. Вряд ли великий Бонд позволял себе расхаживать в таком виде. Тем не менее, с опаской приближаясь к палате Тесс, Букер все же ощущал себя немножко агентом 007.

Вновь завернув за угол, он удивился, что никто не охраняет ни этаж, ни ее палату, и нахмурился, недовольный такой беспечностью полиции. В конце концов, не так уж трудно поставить тут хотя бы одного человека.

Когда же Букер толкнул дверь и заглянул внутрь, то с облегчением вздохнул, не увидев посторонних. Конечно, надо было бы принять меры предосторожности, но лично Букеру полицейские были ни к чему. Подойдя к кровати, он внимательно посмотрел на женщину с закрытыми глазами. От длинных густых ресниц на бледные щеки ложились тени. Копна вьющихся золотисто-рыжих волос закрывала подушку, и белая повязка резко выделялась на их фоне. Ей забинтовали почти весь лоб и один глаз. На правой щеке чернел большой синяк, который будет уродовать ее еще несколько дней.

Этан сам не заметил, как поднял руку и нежно коснулся пальцем ее щеки. Тесс пробормотала его имя и потянулась к руке. У Букера сердце перевернулось в груди, так это было неожиданно. Он даже растерялся от наплыва непривычных чувств.

Немного придя в себя, он шепотом позвал ее по имени, и она, как будто услышав, пошевелилась. Со стоном открыв глаза. Тесс тотчас закрыла их, свела на переносице брови и повернула к нему голову.

Опять затрепетали ресницы. Она подняла веки, и зеленые, как морская вода, глаза встретили взгляд Букера, словно взяли его в плен. Облизав губы, Тесс попыталась улыбнуться, но поморщилась от боли и на мгновение затаила дыхание.

— Мы в раю?

— Не знаю, — отозвался Букер. — Помнится, пару раз в жизни меня уже называли ангелом.

— Вы не путаете? Не дьяволом? Тесс пыталась шутить, но голос у нее был скрипучий. Наверняка у нее пересохло во рту. Она судорожно глотнула и стала поднимать руку. Прижала ладонь ко лбу. Поняла, что забинтована.

— Что случилось?

— Как раз об этом я хотел спросить у вас, — заметил Букер, с трудом изображая улыбку, которая получилась довольно мрачной. — Ваша машина взорвалась, когда вы открывали дверь.

— Топорная работа, — пробурчала Тесс. Глаза у нее все время закрывались, но она упорно боролась со сном. Букер нахмурился.

— На стоянке творилось черт знает что. Ведь ваш автомобиль был как раз посередине. У вас есть какие-нибудь соображения насчет того, кто мог это сделать?

— Я подозреваю несколько человек, — сонно отозвалась Тесс, и в ее голосе Букер не услышал страха.

Он почувствовал, что начинает злиться. Что это? Бесчувственность? Шок? Привычка к опасности? Кто-то пытался ее взорвать и его вместе с ней, а она с такой неохотой об этом говорит, чуть ли не засыпает!..

Букер легонько потряс ее за плечо. Потом наклонился к ней и тихонько проговорил на ухо:

— Тесс, я не смогу вам помочь, если вы не назовете хотя бы несколько имен.

— Мне не нужна ваша помощь, — пробормотала она, не открывая глаз. — Я сама о себе позабочусь. Как всегда. Так будет надежнее…

Когда Букер понял, что она заснула, он в недоумении покачал головой. «Я сама о себе позабочусь. Как всегда»… Что она имела в виду? Наверное, это ее эмоциональный опыт, который не имеет отношения к делу.

Глядя на лицо Тесс, Букер чувствовал, что не может просто так повернуться и уйти. Интересно, откуда она взялась? Вопросы, вопросы… Ничего не, поделаешь. Придется ждать, когда она проснется и сможет нормально разговаривать. Букер улыбнулся. Да нет, от такой сотрудничества не добьешься. Если только хорошенько поднажать…

Букер убрал волосы с ее лица и направился к двери. Им очень повезло сегодня. Ей повезло, мысленно поправил он себя. Не помедли она, не отвернись от машины, и покушение удалось бы… Не стоит об этом думать.

Потом он перемолвился несколькими словами с медицинскими сестрами, присматривающими за Тесс, и дал им номер своего пейджера, вызвав понимающие улыбки на их лицах. Вот уж будет разговоров в сестринских! Приняв суровый вид, Букер поинтересовался у улыбающейся во весь рот девицы, можно ли позаботиться о ближнем, не став при этом предметом пересудов? И по тому, как она еще шире заулыбалась, понял, что нельзя.

Направляясь к выходу, Букер едва не валился с ног от усталости. Наверняка Скиннер обидится, если он удерет, не переговорив с ним, но больше всего на свете Букеру хотелось спать. Собственно, это было единственное, чего ему хотелось. С досадой оглядев себя, он подумал, что неплохо бы, конечно, принять душ. Сначала душ, а потом спать.

Он подошел к лифту и, зевая во весь рот, нажал на кнопку вызова. Надо немного поспать, а потом он вернется в больницу и поговорит с Кинтессой Рейнолдс до того, как она покинет больницу. Смешно даже думать, что Тесс задержится тут хотя бы на минуту. Проснется — и только ее и видели.

Бесшумно открылись двери лифта, и Букер вошел внутрь, нажал на кнопку первого этажа и устало прислонился к стенке. Неожиданно ему пришло в голову, что он не может поехать домой на своей машине, ведь их с Тесс привезла в больницу «скорая помощь». Он потер лоб, соображая, как добраться до дому, не обращаясь с просьбой к Скиннеру, и обрадовался, когда вспомнил, что его офис в двух шагах от больницы. Надо лишь обойти стоянку. А там любой подвезет его, стоит только попросить.

Опасливо оглядевшись, Букер покинул лифт и пошел к боковому выходу. Ночь стояла прохладная, и он с удовольствием вдохнул свежий воздух. Усталое тело жаждало покоя, однако прохладный ветерок прогонял сон.

Стоянка была не особенно большой, однако измученному Букеру казалось, что идти надо не меньше двух миль, и, еще раз зевнув, он решил пересечь ее по диагонали. Вокруг не было ни души. Темно.

Когда между деревьями показались огни научного центра, Букер с облегчением улыбнулся. Ему бы побольше сил. И тут он споткнулся о бордюрный камень. Оставалось всего несколько метров. Шагая под деревьями, Букер уже видел в освещенном окне охранника Эрнеста, который, как всегда, совершал обход помещений. Не сводя глаз со знакомых окон, Букер ступил на дорожку, которая вела к входной двери…

В этот момент двое мужчин неожиданно преградили ему дорогу. В одно мгновение Букер оценил свое положение и мысленно выругал себя за дурацкое легкомыслие. Идет в темноте, один — сам напрашивается на неприятности. Подняв руку, чтобы достойно встретить противника, он вдруг почувствовал болезненный удар по голове. И провалился во тьму…

* * *

Тесс очнулась от тяжелого забытья. Во рту было сухо, противно, а голова болела так, что не было сил терпеть. Она попробовала было поднять руку, но боль пронзила все тело, и Тесс вскрикнула. Ее словно побили камнями, а потом еще долго топили в реке.

Медленно-медленно она подняла веки, не совсем понимая, что с ней и где она. Глядя на потолок, Тесс начала вспоминать. И сразу сообразила, почему у нее все болит. Ну да. Она в больнице. Еще одно усилие, и Тесс вспомнила о взрыве. Как же она забыла?

Морщась от боли, Тесс все же подняла голову и, осмотревшись, удостоверилась, что действительно находится в больничной палате. Ее взгляд остановился на мужчине с поджатыми губами, который сидел в кресле и молча смотрел на нее. Полицейский. Вот только допроса ей сейчас не хватает!.. Самой бы разобраться… А то никаких ответов, одни вопросы.

— Доброе утро, мисс Рейнолдс, — сказал полицейский, встал с кресла и подошел к кровати. — Доброе утро! Похоже, вам уже лучше и мы могли бы поговорить.

Поймав ее холодный взгляд, он понимающе улыбнулся. Ему самому не раз приходилось просыпаться в больнице.

— Или хуже? Это ведь как посмотреть.

— Все прекрасно.

Больше всего ее мучило то, что он нависал над ней всем своим крупным телом, но не могла же она сказать ему об этом. Нажав на кнопку и подняв изголовье, чтобы не смотреть на него совсем уж снизу вверх, Тесс приняла почти сидячее положение.

— Насколько я могу понять, вы тут из-за вчерашнего инцидента?

— Если вам нравится называть вчерашний взрыв, вдребезги разнесший вашу машину, инцидентом, это ваше дело, — проговорил он, скрещивая руки на груди. Но вы правильно заметили, что я здесь как раз по этой причине, не считая других.

— Не считая других… — повторила Тесс. У нее возникло дурное предчувствие, и она нетерпеливо огляделась, стараясь вспомнить, заходил к ней Букер или это ей приснилось. Совершенно точно Тесс помнила лишь, как он окликнул ее на стоянке. И все. Был он с ней, когда прогремел взрыв, или сидел в своей машине?.. Она посмотрела на детектива.

— А Букер? Я хочу спросить, с доктором Букером все в порядке?

Детектив удивленно наморщил лоб.

— Насколько мне известно, Букер пришел в себя и прекрасно себя чувствует.

— Кто вы такой? — спросила Тесс, неожиданно помрачнев. Возможно, она все с самого начала поняла не правильно.

— Я — детектив Роджер Скиннер из отдела убийств. С Букером мне приходилось работать много раз!.. Мы с ним друзья.

Внимание Тесс привлекли слова «из отдела убийств». С чего это ею занялся отдел убийств? Во всяком случае, о ее связи с делом Гари Гаролдса им вряд ли известно. И Букер наверняка ничего не сказал о ее появлении у него под видом вдовы Гаролдса. Господи, только бы Букер не пострадал от взрыва, предназначенного ей одной!

Тесс поглядела на детектива и не удержалась от терзавшего ее вопроса:

— Почему мною занимается отдел убийств?

— Я же сказал, Букер — мой друг. Тесс еще больше помрачнела и покачала головой.

— Прошу прощения. Я плохо себя чувствую. Никак не могу понять, чего вы хотите. Ведь вы сказали, что доктор Букер жив и здоров.

— Нет. Мне сказали, что он жив и здоров, — возразил Скиннер и раздраженно поджал губы. — Как оказалось, он решил покинуть больницу, не повидавшись со мной. А теперь его всюду ищут и не могут найти.

— Что? — еле слышно переспросила Тесс и вся похолодела, мгновенно забыв о головной боли и вообще о боли. — Что значит «ищут и не могут найти»?

— Его нигде нет, мисс Рейнолдс, — ответил Скиннер и потер лоб. Раздражение уступило место беспокойству. — Его видели выходящим из лифта. Потом он направился к боковой двери. Его офис тут напротив. Всего лишь пересечь стоянку. Мы решили, что он пошел туда. Надо же как-то добираться до дому. Но там его никто не видел…

— И вы предполагаете, что с ним случилось что-то похуже, чем поездка на такси? — спросила Тесс, не позволяя себе расслабиться и показать, как ей страшно.

Детектив посмотрел ей в глаза, и несколько мгновений они молчали, изучая друг друга.

Наконец Скиннер кивнул.

— Не буду ходить вокруг да около, мисс Рейнолдс. Я навел о вас справки. У вас знаменитая фирма и вы человек уважаемый. Не знаю, что на самом деле случилось вчера с вашим автомобилем, но исчезновение Букера наверняка с этим связано. И с делом Гари Гаролдса тоже.

Тесс выдержала его взгляд и кивнула.

— Значит, вам известно, что Гари Гаролдс был нашим клиентом?

— Известно. Он был убит. Вы можете что-нибудь к этому добавить?

Тесс пожала плечами. Она понимала, чего добивается детектив, но не желала принимать вину за исчезновение Букера на себя. Хватит ей собственных терзаний. И все-таки она не могла относиться без уважения к этому человеку, как, впрочем, уважала любого представителя закона.

— Уверена, вы получили донесение из Колорадо, где Гаролдс исчез. Их компания наняла меня, чтобы я расследовала утечку информации и охраняла его и вице-президента, потому что они оба получали письма с угрозами и на них было совершено несколько покушений…

По выражению лица детектива Тесс поняла, что он читал донесения. Она не могла сказать ему ничего такого, чего бы он не знал. И все-таки порядок есть порядок.

— Гаролдс и его вице-президент совершенно неожиданно для нас отправились в частную поездку в горы.

— И там исчезли.

По его лицу невозможно было понять, что он думает о той поездке.

Качая головой от безысходности, Тесс заново переживала свои тогдашние чувства.

Сколько раз она повторяла Гаролдсу, что не может охранять его, если он все время исчезает Бог знает куда.

— Тело вице-президента Кена Торкелсона обнаружили довольно быстро. Но Гаролдса не нашли, и мы подумали, что его могли похитить. Всякое бывает. Однако никто не предъявил никаких требований. И вот теперь — труп…

— Кого вы подозревали? Тесс подняла руки, словно защищаясь от вопросов детектива.

— Была одна женщина, но она тоже исчезла, причем как раз тогда, когда мы вышли на нее. Мы еще не успели собрать доказательств и выяснить, кто ей помогал.

— Почему же кому-то понадобилось убивать вас? — спросил Скиннер, склонив голову набок и внимательно следя за лицом собеседницы.

Если полицейский решил, что напугает ее словом «убивать», то он определенно ошибся. Тесс улыбнулась ему одной из своих самых очаровательных улыбок. Дело Гаролдса было не первым на ее счету. А в работе всякое случается. Надо иметь крепкие нервы. Она вспомнила о Барсуке, угрожавшем ей расправой, но не пожелала обсуждать с детективом не подкрепленные доказательствами предположения.

— Такова судьба, полагаю.

Взгляд Скиннера стал жестким. Он ухватился за спинку кровати и подался вперед, но выражение его лица не изменилось.

— Не исключено, что вы где-то наболтали лишнего и это стало причиной вчерашнего инцидента. Лично мне все равно, даже если у вас будут каждый день взрывать по машине, но Этан Букер мой друг и он в беде. Более того, попал он в беду, насколько я понимаю, по вашей милости.

Слова Скиннера стерли улыбку с лица Тесс.

— Если бы я знала, где он может быть, я бы обязательно вам сообщила. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы доктор Букер пострадал по моей вине. Я его не похищала. Лучше вам, поняв это, заняться его поисками.

Скиннер был в ярости. Но Тесс выдержала его взгляд.

Тут отворилась дверь палаты, и вошла молоденькая медсестра с подносом. Она широко улыбнулась им и направилась к больной, но перехватила грозный взгляд Скиннера и застыла в растерянности.

— Прошу прощения. Я не вовремя? — по-детски наивно спросила она.

— Нормально, — прорычал Скиннер, поворачиваясь на каблуках и устремляясь к двери. На полпути он остановился и повернулся к Тесс. — Мисс Рейнолдс, не забывайте, что вы не представляете закон. Я-то об этом не забуду. Букера я найду. А вы не путайтесь у меня под ногами, пока я расследую дело Гаролдса.

Детектив исчез, довольно громко хлопнув дверью. Наивная сестричка глядела на Тесс широко раскрытыми от ужаса глазами.

— Вы прогнали его?

— Скорее, мы не поняли друг друга. Тесс стиснула зубы и торопливо встала с кровати. К счастью, она не забыла о своем одеянии и успела принять меры предосторожности, чтобы не выставить себя напоказ.

Юной наивной сестричкой на самом деле была ее помощница и правая рука Джанет Иване, которая любила свою работу и относилась к ней очень серьезно. Глядя на ее маскарад, Тесс подумала, что, похоже, та малость переусердствовала.

Они были примерно одного возраста, но на этом сходство заканчивалось. Высокая и рыжая Тесс смотрелась полной противоположностью Джанет, унаследовавшей от матери, афроамериканки, темную кожу, необыкновенное изящество и экзотические волосы, а от ирландца-отца — зеленые глаза. К тому же невысокая тоненькая Джанет вызывала в мужчинах неодолимое желание позаботиться о нежном, хрупком создании.

Тесс фыркнула. Джанет была не только ее помощницей, но и подругой, которой она безоговорочно доверяла и которая сама могла позаботиться о ком угодно.

С хмурым видом Джанет наблюдала за нервными движениями Тесс.

— Ну а дальше что?

— С Букером беда. Я знаю, — пробурчала Тесс сквозь стиснутые зубы и заглянула в шкаф в поисках какой-нибудь одежды.

— Надеюсь, ты не собираешься сделать то, что, насколько я понимаю, собираешься сделать? — задумчиво спросила Джанет и, не рассчитывая на ответ, прикусила губу, уперев руки в боки. — Думаю, мне не нужно напоминать, что тебя не просто так уложили в больницу, а с сотрясением мозга. Тесс, ты еще не забыла, что это такое? У тебя, кажется, было три сотрясения. Или четыре?

— С этим четыре.

Тесс приложила к себе рваное вечернее платье и пришла в ужас. Собственно, платье ее не очень занимало. Волновало другое. Достаточно ли она прикрыта, чтобы без опаски показаться на улице?

— Мне надо идти.

— В этом?

От Тесс не укрылась насмешка в голосе подруги.

— Нет, черт побери, не в этом. Она швырнула платье в корзину. Потом оглядела палату, ища, чем бы заменить его, и ее взгляд остановился на Джанет в очаровательном халатике медицинской сестры.

Та понимающе наморщила лоб, встретив взгляд Тесс, и покачала головой.

— Знаю-знаю, о чем ты думаешь. Выкини эту дурацкую мысль из головы.

Едва договорив, Джанет исчезла из палаты, видимо не услышав, как Тесс честит ее. Наверняка она отправилась к врачу. Теперь так просто отсюда не выбраться. И Тесс принялась лихорадочно рыться в ящиках шкафа, ища хоть что-нибудь, похожее на человеческую одежду.

Неожиданно дверь распахнулась, и Тесс повернула голову, ожидая увидеть двух дюжих полицейских с наручниками или могучую сиделку. Каково же было ее удивление, когда на пороге вновь возникла Джанет с какими-то зелененькими тряпочками в руках.

Джанет бросила принесенную одежду Тесс, которая, несмотря на боль, успела ее подхватить.

— Надевай.

Тесс хмуро поглядела на нее.

— Где ты это взяла?

В ответ Джанет улыбнулась и пожала плечами.

— Импровизация.

Сочтя за лучшее не комментировать поступок подруги, Тесс стала одеваться под пристальным взглядом Джанет, которая не скрывала тревогу.

— Что за спешка?

— Человек, который в ярости вылетел отсюда, детектив, — ответила Тесс, завязывая шнурки на безразмерных хирургических штанах. — Он сказал, что Букер вчера вечером ушел из больницы и с тех пор его никто не видел.

У Джанет брови поползли вверх.

— Ты говоришь о том красивом враче?

— Я говорю о патологоанатоме, — сухо отозвалась Тесс, со стонами натягивая на себя рубашку. — Скиннер думает, что его исчезновение как-то связано со взрывом.

— А ты что думаешь? — спросила Джанет, помогая подруге застегнуть рубашку.

Тесс вытащила из-за воротника волосы и за неимением ничего другого надела черные туфли на высоких каблуках. Всего мгновение она помедлила, обдумывая ответ на вопрос Джанет, потом тяжело вздохнула и проговорила виноватым голосом:

— Я почти уверена, что Скиннер прав. Если с Букером случилась беда, то лишь по моей вине.

Джанет недовольно скрестила на груди руки и прислонилась к спинке кровати.

— Жалей себя — не жалей, вини — не вини, этим делу не поможешь. И своего прекрасного доктора из беды не вызволишь. Или я не права?

— А вы что предлагаете, мисс Марпл? Джанет негромко хохотнула. Ей в самом деле нравилась дотошная мисс Марпл, поэтому в книжном шкафу на самом видном месте красовалось полное собрание сочинений Агаты Кристи.

— Я очень рекомендую кого-нибудь побить.

— Неплохо, — хмыкнула Тесс и сделала знак Джанет следовать за ней.

Ее подруга была незаменима, когда требовалось развеять тоску и приняться за дело. Скиннер, сам того не зная, очень расстроил Тесс, расстроил даже сильнее, чем она признавалась самой себе. Букер в беде, и накликала на него беду она, Тесс Рейнолдс. Ей было тяжело думать об этом. Но Джанет права. Плачем делу не поможешь. Надо что-то делать. В конце концов, разве не ее профессия защищать людей, попавших в беду?

Букер исчез… Скиннер сказал, что видели, как он вышел из больницы и направился в свой офис, верно чтобы кто-нибудь отвез его домой. Что же случилось на улице? Именно это Тесс собиралась установить, пока с доктором не произошло самое страшное.

Подойдя к двери, Тесс осторожно приоткрыла ее и выглянула в коридор. Когда она обернулась к Джанет, взгляд у нее был твердый. Пора приниматься за дело.

— Придется помочь Букеру, пока он не попал в еще большую беду.

* * *

Джо похлопал по плечу мужчину, лежавшего без сознания на полу угнанного фургона. На самом деле его звали не Джо, однако в выбранной им профессии было удобнее работать под псевдонимом. Так проще. И Джо он назвался, потому что это имя встречается на каждом шагу. Совсем немногие знали, как его зовут на самом деле, но это был его выбор. По крайней мере, работая под вымышленным именем, он мог не бояться, что случайный напарник проговорится где-нибудь в баре, а то и в участке. Или, если обчищенный клиент вдруг решит поднять на ноги свору полицейских, ему не составило бы труда раствориться в воздухе и переждать бучу. Короче говоря, Джо знал что делал.

Вытащив из кармана не приходившего в сознание мужчины бумажник, Джо открыл его. Что-то во всем этом ему не нравилось. Ну, конечно. Смокинг. Причем грязный смокинг. Да и сам мужчина тоже не в лучшем виде. Открыв наконец бумажник, Джо не стал считать деньги, а принялся искать удостоверение личности. Ему и его напарнику было приказано похитить человека, которого привезли в больницу вместе с женщиной по фамилии Рейнолдс. Его фамилии босс не назвал, а Джо не любил загадок. Они обычно чреваты нехорошими последствиями.

И последствия не заставили себя ждать. Изучив водительское удостоверение, Джо тихо выругался.

— Пропади все пропадом.

— Что там? — с беспокойством оглядываясь, спросил Деннис.

Из-за резких движений большое золотое кольцо у него в ухе качалось и сверкало. Джо не нравилось работать с этим молодым придурком, однако на сей раз возможности выбора не представилось, так как вызов был срочным. Ему приказали убрать Рейнолдс. Люди типа Денниса не понимают, что если не хочешь попасться в руки полиции, то одеваться надо скромнее. А то напялят на себя черт-те что — не только человек, но и собака запомнит. Серьги, да еще волосы, выкрашенные во все цвета радуги…

Джо покачал головой и закрыл глаза, потом потер переносицу — это помогало расслабиться. Деннис то и дело беспокойно озирался.

— Что? Мы взяли не того?

— Того, — отозвался Джо, просматривая извлеченные из бумажника документы. — Того самого. А ты знаешь, что он медицинский эксперт?

Деннис состроил хмурую мину.

— Медицинский эксперт? Это кто же?

— Коронер, — ответил Джо не совсем точно, чтобы коротко объяснить Денису, во что они вляпались. Когда он понял, что до паренька дошел смысл, то добавил:

— Врач, который делает вскрытия.

— Парень, который режет трупы, чтобы посмотреть, от чего они умерли? спросил Деннис, с отвращением поджимая губы.

Джо открыл было рот, чтобы что-то сказать, но промолчал. Счастье Денниса; что он придурок, а то Джо запросто мог убить его во избежание будущих осложнений. Нет смысла ему что-то объяснять.

Деннис принял молчание Джо за подтверждение своих слов и сосредоточил внимание на дороге.

— Вот здорово!

— Ну да. Всем надо на что-то жить. Джо никак не ожидал, что его жертвой будет такой человек. Ему не нравилось, когда его заставляли действовать против стражей порядка. Он-то один. И против системы идет один. А это к добру не приводит. В один прекрасный момент система раздавит его, он и моргнуть не успеет, если не поостережется. С его профессией нельзя трогать систему, а то ведь костей не соберешь. Немало такого он перевидал на своем веку. И денег не надо.

— Что будем с ним делать? — спросил Деннис, на большой скорости сворачивая на боковую улицу. — Куда его везти?

Джо заглянул в бумажник.

— Тут написано, что он живет на Тимберлин-стрит.

— Везем его домой? Ты что? За это по головке не погладят, — испугался Деннис. — Мы ведь должны были его… Ну сам знаешь.

— Не знаю. Ты не правильно понял, — резко сказал Джо и выразительно посмотрел на парнишку.

Деннис шмыгнул носом и решил, что лучше ему следить за дорогой. Не дай Бог попасть Джо под руку.

В первый раз в жизни Деннис задумался о том, стоит ли зарабатывать деньги тем способом, к которому он уже начал привыкать. Слишком велик риск напороться на полицейского или свой же…

— Знаешь, парень, дам-ка я тебе совет, — произнес Джо ровным голосом. — Ни за какие деньги не связывайся с полицией. Мы отвезем коронера домой и положим на газончик. Доставим в целости и сохранности. Не хватало, чтобы вся полиция города, а то и штата, ополчилась против нас. Ты понял?

Деннис кивнул, но не повернул головы. И быстро-быстро заморгал, чтобы не заплакать. По спине у него побежали мурашки — он ясно осознал, что попал в беду. Ему отчаянно захотелось оказаться за много миль от Джо и лежавшего в беспамятстве мужчины. Надо поскорей добраться до Тимберлин-стрит, а там только его и видели. О Джо он знает только, что тот живет не в городе, а значит, тоже исчезнет, едва уложит этого кромсателя трупов на газон перед его домом.

По пути к Тимберлин-стрит они не заметили ничего необычного. Перед домом Букера, когда фургон остановился, Джо взял доктора под мышки и аккуратно опустил на травку. Это заняло у него всего несколько мгновений, после чего он захлопнул дверцу и фургон мгновенно растворился в предрассветных сумерках.

Посмотрев на часы, Джо удостоверился, что они провели на Тимберлин-стрит не больше двух минут. Судя по темным окнам, все еще спали. Отдыхали перед новым рабочим днем. Можно рассчитывать, что свидетелей не найдется.

Он перелез на сиденье рядом с притихшим Деннисом и откинулся на спинку, соображая, что напишет в записке, которую обязательно передаст боссу вместе с деньгами за сегодняшнюю экскурсию. Минус, конечно, производственные расходы.

А потом стал думать, что будет делать в свободное время. Теперь у него времени на все хватит.

Его немного огорчило, что и он, умудренный жизнью человек, и мальчишка-панк одинаково отнеслись к возникшей проблеме и к ее решению.

Пора исчезнуть.

И чем быстрее, тем лучше.

Глава 4

Скиннер мерил шагами гостиную Букера, ругая его всеми известными ему словами, и Этан, пытаясь определить, все ли в порядке у друга с головой, довольно мирно наблюдал за его перемещениями. Два раза за одни сутки потерять сознание — такое не часто бывает. Для мозгов не самое большое удовольствие. Еще станешь придурком. Да и больно…

Глядя на не помнившего себя от ярости детектива, Букер благодарил Бога за то, что тот не кричит, вопреки своему обыкновению. Вот было бы ужасно!..

— Не понимаю, — сказал Роджер, словно подводя итог своим раздумьям. — Не могу понять. Ты отправляешься на благотворительный бал, и машину твоей подружки взрывают у тебя на глазах.

Букер поднял было руку, чтобы Роджер учел свою ошибку насчет Тесс, но тот погрозил ему пальцем.

— Не желаю ничего слышать! — И Скиннер опять заходил по комнате. — Мне сообщают, что тебя привезли в больницу, что ты потерял сознание из-за взрыва, что ты на грани жизни и смерти, и я мчусь в приемный покой. И что? Мне говорят: ждите. Жду. Долго жду. Потом соображаю, что меня водят за нос. Иду к тебе. А тебя и след простыл.

— Роджер, позволь, я все объясню, — взмолился Букер. Только теперь он понял, что Скиннер приехал в больницу как друг, а не как полицейский, и почувствовал себя кругом виноватым. Не надо было бегать от него. — Я виноват. Правда. Очень сожалею, что так вышло. Но мне ужасно не хотелось ничего объяснять. Я ведь сам не знаю, что произошло. Поэтому представил себе, как ты будешь меня допрашивать, а я стану бекать и мекать…

Ну извини!..

— Теперь у тебя больше ответов, насколько я понимаю? — Роджер смотрел на него во все глаза. Он уже не ходил по комнате, а стоял возле камина, засунув руки в карманы брюк. — Начни с того, что случилось, когда ты вышел из больницы.

Букер пожал плечами. Что тут рассказывать?

— Мне отчаянно хотелось домой. Я мечтал принять душ и заснуть. Поэтому решил пересечь стоянку и у себя в конторе попросить кого-нибудь подбросить меня домой. Как только я вышел на открытое место, откуда-то появились два парня, схватили меня, стукнули по голове. Я вырубился. Очнулся на газоне перед собственным домом. Рядом стояла миссис Сандерсон, ну, у которой такие зеленые кудряшки.

— И все?

— А ты чего хочешь, черт бы тебя побрал?! Чтобы я всех раскидал, как в кино?

Он разозлился. Детектив ведет себя так, словно Букер свалился со стула, а не получил удар по голове, не потерял сознания, не был похищен и, в конце концов, не был довольно бесцеремонно брошен на землю перед собственным домом. И почему, позвольте спросить? Ответа нет. А ведь так можно расстроить психику даже очень крепкого парня.

— Ты не разглядел людей, которые на тебя напали? Хотя бы одного?

Роджер Скиннер редко терял терпение. Но Букер отрицательно покачал головой.

— Только я хотел помериться силами с одним из них, как другой подошел сзади и стукнул меня по голове. Я потерял сознание. Ужасно неприятно. Но очень просто.

Роджер крякнул и потер кулаком лоб.

— Вряд ли тебе было бы смешно, если бы они вышибли из тебя дух.

— Ты прав. Но ведь не вышибли, — напомнил ему Букер, держась за ребра.

Ему было больно смеяться.

— Не знаешь, кому понадобилось тебя похищать? Никаких предположений?

Роджер не мог остановиться. И хотя он улыбался, но Букера не проведешь. Детектив всегда детектив, даже если пришел с дружеским визитом.

Пришлось ему опять покачать головой. С того самого мгновения, когда он пришел в себя на глазах оторопевшей соседки, Букер только и делал, что напрягал мозги в поисках ответа на этот вопрос.

Зачем кому-то понадобилось катать его по городу? Чепуха какая-то! Ну, покатали. Ну, бросили. В чем смысл?

Наверняка это имеет отношение к Кинтессе Рейнолдс. Однако ему не хотелось говорить об этом с Роджером. По крайней мере, пока.

— А как насчет твоей подружки? — спросил Роджер.

Этот человек был детективом по призванию. И интуиция работала у него отлично.

Букер внимательно поглядел на приятеля.

— Сколько раз говорить, что она не подружка. Не подружка, понятно? И поэтому у меня нет ни малейшего представления, как это все с ней связано.

— И все-таки связано. Определенно, — сказал Роджер и вытянул губы в ниточку. — Сначала исчез ты. Теперь вот она.

— Что?

У Букера огонь полыхнул в глазах. Он сам не заметил, как вскочил на ноги. Даже боли почти не почувствовал. Но все же схватился за бок, сверля взглядом стоявшего напротив него детектива Скиннера.

— О чем ты говоришь? Как исчезла? — спросил он сквозь стиснутые зубы.

— Я-то все правильно говорю, — без тени улыбки произнес Роджер. — Мне известно, что она была в больнице. Доподлинно известно. А теперь ее нигде нет. Врачи не отпускали. Она ничего никому не сказала. Ушла — и все.

Букер сам удивился тому, как на него подействовал рассказ детектива об исчезновении Тесс. Ее не могут найти. А если Тесс схватили те же самые парни? Если его они стукнули по ошибке? Тогда, обнаружив, что это не она, а весьма высокопоставленный слуга закона, они могли струсить. Или просто решили не связываться. Машинально Букер потер затылок.

Он был в ужасе.

* * *

— Скажи мне наконец, что мы будем делать? — шепотом спросила Джанет.

Они взяли машину своей фирмы и ехали довольно быстро по пустынной дороге, но Джанет Иване все равно считала необходимым понапрасну не шуметь.

Теес подалась вперед и стала внимательно смотреть в ветровое стекло на дома, стоявшие за оградой по другую сторону поля. В отличие от Джанет она не понизила голос, когда заговорила:

— Там живет Букер.

— А, — заинтересованно произнесла Джанет и вытянула шею, чтобы получше рассмотреть прелестные домики, со вкусом расположившиеся на природе. Неплохое соседство. Держу пари, этот парень отлично зарабатывает.

— И умеет тратить, — заметила Тесс. Она повернула машину на местную дорогу, укрытую от посторонних глаз раскидистыми деревьями, потом поставила ее на свободное место и выключила газ. — Все, что нам нужно, это перейти поле и перелезть через стену.

— А если у него злая собака? — недовольно спросила Джанет и прикусила губу.

— У него нет злой собаки. Тесс посмотрела на подругу.

— Откуда ты знаешь?

Тесс смерила ее холодным взглядом.

— Неужели тебе кажется, что он похож на человека, который кого-то любит?

Джанет изогнула губы в насмешливой улыбке.

— Время от времени он мог бы любить меня.

Округлив глаза, Тесс покачала головой.

— Видит Бог, мне не нужна помощница, у которой играют гормоны.

Она открыла дверь и, выйдя из машины, без стука закрыла ее, после чего пошла в направлении поля. Джанет не двигалась с места, и вид у нее был несколько растерянный.

Тогда Тесс вернулась и открыла дверцу с ее стороны.

— Ну, остаешься? Я быстренько все там осмотрю и вернусь. А потом мы где-нибудь пообедаем. Идет?

Джанет прикусила нижнюю губу и в раздумье посмотрела на Тесс.

— Сейчас светло. И ты здорово рискуешь. Зачем тебе нарушать закон?

— Ты права. Я рискую. — Тесс не стала кривить душой, видя, что подруга искренне недоумевает по поводу ее поведения. Она понизила голос. — Но ведь мы не собираемся грабить Букера. Я просто хочу посмотреть на его дом. Может быть, люди, которые его увезли, были тут и оставили следы. В дом мы не пойдем. Но мы должны действовать, чтобы как-то выйти на похитителей, прежде чем они что-нибудь сделают с ним. Мы здесь, чтобы помочь.

Джанет кивнула.

— Ты права.

— Оставайся. Я скоро вернусь, — сказала Тесс, собираясь захлопнуть дверцу.

Но Джанет уже выпрыгнула из машины. Недоумение еще не совсем исчезло из ее глаз, но она улыбнулась подруге.

— Вот еще! Не хватало, чтобы я бросила тебя одну после вчерашнего. Нет, я тоже иду. Должен же кто-то присмотреть за тобой.

— Прекрасно!

И Тесс с Джанет зашагали вдоль полосы деревьев, которые окружали поле. Фермеры специально посадили их тут, чтобы дать тень полю и защитить верхний слой почвы от сильного ветра. В сгущающихся сумерках разглядеть двух женщин, одетых в черное, да еще на фоне густых посадок, было не просто. Они быстро приблизились к стене, отделявшей дома горожан от ферм, и пошли вдоль нее. Наконец Тесс остановилась.

— Наверное, это его дом, — прошептала она.

— Наверное? — торопливо переспросила Джанет. — Ты не знаешь?

Тесс смерила подругу холодным взглядом.

— Да. Я знаю. И еще раз — да, это его дом. Так тебя больше устраивает?

— Да. — Джанет вздохнула с облегчением. — Терпеть не могу неопределенность.

Тесс легко взобралась на стену и торопливо огляделась, чтобы убедиться в отсутствии любителей вечерних прогулок. Пока все шло без осложнений. Но, посмотрев на подругу с высоты своего роста, она подумала, что крошка Джанет, пожалуй, не взберется сама на стену, и протянула ей руку. Однако Джанет легко справилась, удивив Тесс, которая не уставала открывать в подруге новые достоинства.

Спрыгнув на другую сторону, они пригнулись к земле и стали внимательно осматривать двор доктора Этана Букера. Шестифутовая изгородь, аккуратно обсаженная кустами сирени, отделяла его владения от владений соседей и шумной улицы. Сад был ухоженный, посередине поблескивал пруд, в котором наверняка плавали рыбки и над которым поднималась из лилий какая-то греческая богиня, время от времени подливавшая в него немного воды.

Тесс призналась самой себе, что ей очень нравится в саду доктора Букера, где царят мир и покой, по-видимому необходимые человеку, который имеет дело с трупами. Иногда сад и дом могут многое рассказать о хозяине. И Тесс поняла, что Букер человек контрастов. Белым днем он занимается чернухой, а черной ночью наслаждается живой красотой, которой заполнил свой отдых.

— Ты со мной? — шепотом спросила Тесс, обернувшись к Джанет.

Джанет кивнула, и Тесс махнула ей рукой, собираясь сделать первый шаг.

* * *

Полли Сандерсон пила чай, стоя возле окна в одной из комнат на втором этаже своего дома. Здесь она устроила себе кабинет, ведь Полли Сандерсон была писательницей, хотя об этом никто в городе пока еще не знал, ибо ей не хотелось навлекать на себя беспокойства, которыми чревато подобное разоблачение. Стоит только сказать, что пишешь книгу, и к тебе начнут относиться как к страдающему редкой болезнью человеку. Нормальные люди станут все время спрашивать, как тебе пишется, что ты сочиняешь нового, когда выйдет следующая книга, сколько книг на твоем счету и так далее, и так далее. А ей очень не хотелось, чтобы люди вторгались в ее жизнь. Ей хотелось написать роман.

Полли оставила службу. Муж у нее умер. Родственников рядом не было. И она нашла в сочинительстве выход своей энергии и своим чувствам. К тому же это занятие оправдывало ее уединенный образ жизни.

Как раз сегодня ее персонажи вышли из-под контроля, и миссис Сандерсон пришлось сделать перерыв в работе. Она оторвалась от компьютера. Впрочем, это и к лучшему. Надо было дать мозгам отдых.

Со вчерашнего дня, когда она обнаружила своего милого соседа без сознания, все свои перерывы Полли проводила возле окна. Три года доктор Букер жил по соседству и ни разу не дал ей повода для беспокойства. Он был добр, учтив, всегда готов оказать помощь и… очень красив. А его голос! Полли Сандерсон очень нравились подобные глубокие, чувственные голоса. Будь она лет на двадцать моложе…

Не нравилось Полли другое. То, что его жизнь как будто небогата событиями. Она обрадовалась, когда он купил спортивную машину, и подумала, что теперь, видно, появятся девушки… Но никто не появился. По крайней мере, Полли никого не видела.

Обнаружив его бездыханным на газоне, Полли мгновенно вдохновилась. Когда она заметила, что он ко всему прочему еще и в смокинге, то подумала, не выпил ли он лишнего. Но все-таки вышла из дому. А подойдя поближе, сразу поняла, что его состояние не имеет к выпивке никакого отношения и что его просто-напросто крепко побили. Она испугалась и тотчас вызвала «скорую».

А потом ей стало известно, что его похитили. Ее охватило волнение. Это было так романтично. Как в романах, холодно одернула она себя.

И вот теперь она опять стояла возле окна, глядя на соседний дом, ибо жизнь Букера, как ей казалось, круто изменилась.

Полли хотела отпить еще чаю, но ее рука замерла на полпути ко рту. Волнующие события следовали одно за другим. Она улыбнулась, заметив двух привлекательных женщин, перелезающих через стену в сад к соседу. Букер был дома. Это она точно знала. Полли хмыкнула себе под нос, представляя, какая удивительная неожиданность поджидает молодого доктора.

Если бы ей хоть на мгновение пришло в голову, что ему грозит беда, она бы непременно вызвала полицейских и подняла такой шум, что посягательницам на чужую собственность не поздоровилось бы. Но интуиция подсказывала ей, что девушки ничего плохого делать не собираются. А интуиция пока еще ни разу не подводила ее. Нет, Букеру ничего не грозит. По крайней мере, в физическом смысле.

С этой мыслью Полли вернулась к компьютеру, но сначала все-таки понаблюдала за девушками, с опаской пробиравшимися между деревьями. Улыбаясь, она подумала о том, что ее сосед даже не представляет, какую оказывает ей помощь…

* * *

Тесс и Джанет, пригнувшись, торопливо перебегали от дерева к дереву, по возможности стараясь держаться в тени. Наконец Тесс прижалась спиной к двери гаража и огляделась. Деревья укрывали дом от посторонних взглядов и даже от любопытных взглядов соседей, которые могли невзначай выглянуть из окна.

Владелица охранной фирмы обратила свое внимание на небольшой ящик — сердце системы сигнализации. Несмотря на спешку, она не забыла прихватить с собой инструменты и теперь откручивала винты, чтобы снять с ящика крышку и заглянуть внутрь него. Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы отключить сигнализацию.

Одолев первое препятствие, Тесс занялась замком на двери. Не в силах больше терпеть беспокойные движения напарницы, нетерпеливо переминавшейся с ноги на ногу у нее за спиной, она обернулась к излишне совестливой Джанет и уперла руки в боки.

— Ну и что?

— Я нервничаю. Тебе это понятно? — прошептала Джанет. — Может быть, ты занималась такими делами и раньше, а мне не приходилось. Это у меня в первый раз. Лезть в чужой сад, потом в чужой дом… Смотри, нарвешься на неприятности.

— Ладно, хватит дергаться. Ты мне мешаешь.

Тесс покачала головой и вновь занялась замком, который оказался далеко не самой сложной конструкции. Ей понадобилось всего тридцать секунд, и дверь поддалась. В сумеречном вечернем свете девушки разглядели две машины и даже смогли определить, какой они марки.

— Ого! — воскликнула Тесс.

Она с одобрением посмотрела на изящный красный «порш». Собственно, Тесс не была автомобильной фанаткой, но ей нравилось все красивое. Не сводя глаз с машины, она подошла к следующей двери. Второй замок занял у нее еще меньше времени, чем первый. И она стала медленно открывать дверь, изо всех сил стараясь не шуметь. Удача не изменила ей, и она бесшумно переступила через порог.

Подождав, когда Джанет последует ее примеру, Тесс затворила дверь, но на всякий случай не стала ее запирать.

Они оказались в кухне. Свет не горел, но на улице еще было достаточно светло. Как прежде сад, так теперь кухня поведала много интересного о своем хозяине. Тесс сама удивилась, до чего любопытно ей было все, связанное с Этаном Букером.

Она переводила взгляд с одного предмета на другой, не упуская ни мельчайшей детали. Горшки висели на декоративных крюках над кухонным столом. Медная посуда отлично контрастировала с темно-синими полками. В дубовом шкафу со стеклянными дверцами стояла великолепная посуда.

Тесс совсем не удивилась, догадавшись, что Букер любит готовить. Ей живо представилось, как он стоит тут, босоногий, в джинсах и расстегнутой рубашке, и варит себе обед. У Тесс тотчас потекли слюнки, хотя голодной она не была. А Этан Букер принял в ее воображении облик, который был ей мил, но она ни за что и никому не призналась бы в этом. Правда, себе признаться пришлось. Сначала надо найти его, напомнила себе Тесс, а потом уж фантазировать.

Выбросив из головы лишние мысли. Тесс двинулась дальше. В комнате был полный порядок, все стояло на своих местах, пыль стерта, вещи не разбросаны. Но это не удивило Тесс. Хоть Букер и холостяк, но наверняка кто-нибудь приходит к нему убираться. Он человек состоятельный, и для него, конечно, не составляет труда найти домоправительницу. Впрочем, он не похож на мужчину, который не умеет сам о себе позаботиться.

Внимание Тесс привлекли фотографии на каминной полке, и она подошла, чтобы посмотреть на них, прежде чем задала себе вопрос, зачем ей это.

Несколько фотографий были детские, черно-белые, с которых смотрел очаровательный младенец, потом щербатый малыш лет шести, окруженный сверстниками. Одну фотографию Тесс машинально взяла в руки. С нее смотрел Этан Букер лет шести-семи — наверное, ученик первого класса. На нем были полосатая рубашка и синие джинсы с дыркой на колене. Ни туфель, ни кроссовок. Держа в руке бейсбольную биту, он улыбался в фотоаппарат во весь свой беззубый рот. Другую руку он положил на шею огромного пса. Рядом сидела, скрестив ноги, веснушчатая девчушка. Тесс сама не заметила, как, словно в ответ, улыбнулась мальчику на фотографии.

— Симпатичный был паренек, — сказала Джанет.

Услышав ее голос, Тесс очнулась. Она, и не заметила, как Джанет встала рядом с ней. Смущенно кашлянув, Тесс приняла деловой вид.

— Да уж.

— Эй, — тихо произнесла Джанет, привлекая внимание Тесс к другой фотографии, которую взяла в руки, чтобы получше рассмотреть. — Интересно, кто это?

Тесс нахмурилась, переведя взгляд на темноволосую женщину с голубыми глазами, улыбавшуюся ей с фотографии, сделанной, по всей видимости, не очень давно. Судя по тому, что ее поставили на каминную полку вместе с остальными, Букер хорошо знает женщину, может быть даже любит ее. Тесс поймала себя на том, что ревнует, и очень удивилась.

Ни одна женская фотография не вызывала в ней подобной реакции, а ведь в ее жизни были мужчины, которых она знала получше, чем Букера, и которые намеренно показывали ей фотографии других женщин, чтобы спровоцировать ее ревность. И безуспешно. А один парень даже явился ей на глаза с другой женщиной. Ну и что? Тесс посмотрела на них, помахала ему ручкой и пожелала счастья. А потом удивила его подружку, когда повернулась к ней и от души поблагодарила. Что же теперь? Стоило ли забираться в дом к человеку, которого она едва знает, чтобы сгорать от желания выяснить, чью фотографию он держит на каминной полке?

Тесс укорила себя за дурацкие мысли и, поставив снимок на место, принялась осматривать комнату. Очевидно, что в доме ничего не тронуто. Пора уходить. Какого черта она медлит? Спрашивая себя об этом, Тесс стояла посреди комнаты и, поджав губы, в недоумении качала головой. В доме никакой информации они не получили.

— Пошли, Джанет, — шепотом позвала подругу Тесс. — Их здесь не было. И мы ничего не узнаем. Надо поговорить со знакомыми полицейскими. И, как мне это ни неприятно, с приятелем Букера. Помнишь, того детектива?

— Неужели ты закончила? — нарочито равнодушно поинтересовалась Джанет, наклоняясь над красивой вазой на журнальном столике. — Может, стоит покопаться в его нижнем белье? Может, он боксер? Или самбист? Или?.. У него дурные привычки?

Тесс от изумления открыла рот, не зная, как реагировать на выпад подруги. Ей не приходил в голову ни один приемлемый ответ, поэтому она молча смотрела на Джанет.

А та, наконец обратив внимание на необычную молчаливость Тесс, обернулась к ней и насмешливо сверкнула глазами.

— Ой, да что ты? Я ведь пошутила. Ну не будь такой моралисткой. Тесс покачала головой.

— Напомни мне расширить психологический тест для принимаемых на работу. Кстати, я не моралистка.

Она направилась в коридор, но шум на втором этаже привлек ее внимание. Тесс застыла на месте, сделав знак Джанет молчать и не шевелиться.

Нужно сказать, что после упражнений на стене у Тесс вновь заныло все тело, однако сейчас она забыла о боли и была готова к любому повороту событий.

Наверху опять зашумели. Похоже, кто-то открывает шкаф и выдвигает ящик, потом задвигает его обратно. Тесс повернулась к Джанет. Беззвучно приказала ей оставаться на месте, а сама отправилась наверх взглянуть, что там происходит. Так как Джанет не выразила ни малейшего удовольствия, поняв приказ, и, судя по всему, не собиралась подчиняться, то Тесс приняла суровый вид и погрозила ей кулаком. На лице Джанет отразились мучившие ее чувства, и Тесс с ужасом осознала, что никогда не простит себе нанесенной подруге обиды. Но сейчас ее больше всего остального заботила безопасность Джанет.

Ей же необходимо подняться наверх и посмотреть, — кто роется в вещах хозяина дома. Очевидно, что не полицейский. Следовательно, другая заинтересованная сторона. Наверняка это люди, которые похитили Букера.

Тесс медленно поднималась по лестнице, осторожно переходя со ступеньки на ступеньку, и одолела уже полпути, как увидела свет в комнате, которая, очевидно, служила Букеру ванной. Нахмурившись, она продолжила путь, но на всякий случай достала из-за пояса револьвер. Если этот человек знает, где Букер, она тоже узнает.

Свет погас, и тень мелькнула в коридоре. Тесс прижалась спиной к стене. Потом, проходя мимо комнат, она заглядывала во все подряд, чтобы не напороться на какую-нибудь неожиданность.

Ее путь проходил мимо комнаты, где ненадолго включали свет, и Тесс удостоверилась, что это ванная.

На стене появилась человеческая тень, и она прижалась к двери. Человек, по-видимому, шел в спальню.

Тесс тоже направилась в спальню, аккуратно переступая с ноги на ногу, и вдруг услышала злобное шипение, заставившее ее остановиться. Поглядев в ту сторону, откуда донеслось шипение, она рассмотрела в упор уставившегося на нее огромного кота.

Слава Богу, не собака, подумала Тесс, а то Джанет убила бы ее. Подняв ногу, чтобы подвинуть кота. Тесс дала ему повод думать, будто с ним хотят поиграть, и тот с удовольствием принял приглашение. Это существо не привыкло, чтобы его прогоняли, поэтому, поняв свою ошибку и прошипев что-то на прощание, по-королевски величественно зашагало прочь.

Тем временем в спальне выключили свет. Тесс встрепенулась. Она осторожно, но упорно двигалась навстречу опасности. К сожалению, дверь в спальню открывалась внутрь, следовательно, она не могла видеть всю комнату. Выставив перед собой револьвер, Тесс огляделась, но никого не заметила и, естественно, решила, что посягатель на чужую собственность прячется за дверью.

Набрав полную грудь воздуха, Тесс постаралась сбросить напряжение. Она бесшумно приближалась к двери, держа в боевой готовности тело и мозг на случай, если кто-то выскочит из недоступного ее взгляду места. Она как будто все предусмотрела, но, когда чья-то рука обхватила ее сзади, вскрикнула от неожиданности. Она боролась с крепко державшим ее мужчиной, не в силах вырваться из его железных объятий и понимая, что ей нужны всего шесть дюймов для маневра.

Держа ее за руки, мужчина вместе с ней повалился на кровать. Тесс крутилась, вертелась под ним, но ему все же удалось выбить у нее из руки револьвер. Тогда Тесс стала примериваться, чтобы ударить его промеж ног, но он предусмотрел это и резким движением раздвинул ей ноги.

— Ублюдок, — прошипела Тесс, вертя головой и мечтая укусить его.

— Спокойно, крошка.

Неожиданно с порога спальни послышался голос Джанет. В темной комнате трудно было понять, что она держит в руках, однако ни незнакомец, ни Тесс не хотели испытывать судьбу. Они притихли, но продолжали бороться, и в комнате слышалось только тяжелое дыхание противников. Джанет приближалась, и Тесс с гордостью отметила, как храбро она идет к выключателю. Раз. В спальне стало светло.

На мгновение Тесс ослепило, и она дернула головой, но потом заставила себя посмотреть на державшего ее мужчину. И застонала от неожиданности. Ее губы изогнулись в довольной улыбке. От страха и следа не осталось.

— Букер, — пролепетала она, не в силах придумать связную фразу.

— Мисс Рейнолдс.

Он тоже сбросил с себя напряжение, но не встал, и она чувствовала на себе его тело. Похоже, ему нравилась его поза, потому что он повернул голову и посмотрел на свои ноги, а также на широко раскинутые ее ноги.

— Как мило, что вы зашли, — насмешливо проговорил он. — Если вам захотелось со мной побороться, почему вы не сказали об этом сразу? Я бы с удовольствием уступил вам победу.

Тесс холодно посмотрела на него. Ее улыбки как не бывало. Правда, себе она призналась, что рада его видеть. Но боялась она за его жизнь якобы не больше, чем за жизнь любого другого жителя города. Вот так-то.

— Не будете ли вы так любезны отпустить меня? — произнесла Тесс сквозь стиснутые зубы.

Букер усмехнулся. Похоже, ему нравилось дразнить ее и он не возражал бы провести всю ночь, лежа на ней.

— Не забывайте, это была ваша идея, не моя.

— Он может пролежать так хоть до утра, хмыкнула Джанет.

Тесс обратила на нее взгляд и увидела, что ее напарница стоит, прислонившись к стене, а в руке у нее кухонный нож.

Букер нахмурился, вспомнив о второй женщине, нарушившей неприкосновенность его жилища. А ведь он был в одном только полотенце, обернутом вокруг бедер. Кашлянув, он скромно отодвинулся от Тесс.

— В следующий раз сообщи заранее, если соберешься привести подругу. Правда, я привык играть один на один, но мне не хотелось бы разочаровывать даму. Или дам, — проговорил он, кивком головы показывая на Джанет.

Но не в его силах было смутить Джанет, которая широко ему улыбнулась, а потом и подмигнула.

Тесс сделала круглые глаза. Какого черта она все время влипает в дурацкие ситуации? И почему-то с осуждением она посмотрела на Букера.

— А вы что тут делаете?

Букер достойно выдержал ее взгляд.

— Я тут живу.

— В самом деле?

Тесс скатилась с кровати и торопливо встала. А потом, злясь на себя и в то же время радуясь, что с ним не случилось ничего страшного, принялась поправлять одежду. От Джанет она отвернулась, чтобы скрыть свои чувства от ее всевидящего ока.

Черт бы его побрал, думала она. Когда Джанет включила свет и Тесс увидела его лицо, она не могла не улыбнуться, такой на нее снизошел покой. Живой и невредимый. Чего еще надо? Злость испарилась, и она почувствовала неодолимое желание прижать его к себе и поцеловать, чтобы окончательно убедиться — он здесь, с ней, никуда не делся. Такая реакция на полузнакомого мужчину не только удивила, но и немножко испугала Тесс. Ничего подобного она за собой, сколько себя помнила, не замечала.

Тесс не нравилось, когда ее пугали.

И она хмуро уставилась на Букера.

— Скиннер явился ко мне в палату и заявил, что вы исчезли. Что случилось?

Букер пожал плечами, не сводя глаз с ее лица. Потом заговорил тихо, не торопясь и не отворачиваясь.

— Из больницы я пошел к себе на работу, а по дороге на меня напали два парня. Стукнули по голове. Возможно, меня с кем-то перепутали. Во всяком случае, они привезли меня сюда и бросили на газоне.

Пока он говорил. Тесс все сильнее хмурилась. Она сложила руки на груди и прикусила нижнюю губу, не понимая, зачем кому-то понадобилось прилагать столько усилий, причем всего лишь для того, чтобы отвезти Букера домой. Похитили ведь не кого-нибудь, а коронера, представителя власти. Даже если это ошибка, то за такие ошибки приходится дорого расплачиваться. Или похитители не ошиблись? Взяли, кого надо, а потом решили не связываться с правоохранительной системой? А может быть, все-таки ошиблись? Когда разобрались что к чему, то отвезли домой — главное, чтобы без лишнего шума. И то и другое рискованно. А зачем кому-то похищать Букера?

Тесс никак не могла избавиться от чувства вины. С сомнением она посмотрела на лежавшего на кровати доктора.

— Вы не знаете, у кого может быть на вас зуб?

У Букера брови поползли на лоб.

— По роду своей деятельности я имею дело с клиентами, которые умерли до того, как попали ко мне. Так что никакого вреда я не могу им причинить.

Тесс не приняла шутку и прищурилась.

— Может быть, брошенная подружка? Или муж подружки? Нет?

— Нет. — У Букера потемнели глаза. — И нет. Немного помолчав. Тесс отвела взгляд. Она все поняла. Причина одна. И эта причина — Кинтесса Рейнолдс.

Она не помнила себя от радости, когда увидела Букера живым и невредимым. Потом пережила шоковое состояние. Теперь, когда шок прошел, опять разболелась голова и заныло все тело. На нее навалилась страшная необоримая усталость. Чувство вины лишь усугубляло ее и лишало Тесс остатка сил. Будучи замешанной в деле Гари Гаролдса, она теперь тащит с собой еще двух человек.

Тесс крепко обхватила себя руками. Потом прижала ладони к вискам, стараясь унять боль. Она устала. Пора отдохнуть. Хорошо бы избавиться от боли.

Не совсем понимая, что делает. Тесс направилась к двери, думая лишь о том, как бы поскорее выбраться отсюда и оказаться в собственном доме и в собственной постели, но тут у нее подогнулись колени. Она вытянула вперед руки, и Букер подхватил ее. Джанет тоже бросилась к подруге, но остановилась на полпути, сообразив, что все еще держит в руке кухонный нож.

Наконец-то и Тесс увидела его.

— Что это?

— Это? — Джанет помялась, потом нервно хихикнула. — Больше ничего не попалось.

Букер хохотнул, и, услышав его голос совсем рядом, Тесс поморщилась, не в силах больше терпеть боль. Глаза у нее закрылись, и она не совсем расслышала, что он сказал насчет жареного мяса…

Тесс посмотрела на его руки и длинные пальцы, обхватившие ее талию. Она чувствовала их тепло. Она чувствовала тепло его тела, от которого ее отделяло всего несколько дюймов. Ей было приятно смотреть на его широкую голую грудь и захотелось улыбнуться.

— Ой! — вскрикнула Джанет, внимательно наблюдавшая за Тесс.

— Что? — с беспокойством спросил Букер.

— Кажется, она отключается.

Тесс молчала, но была абсолютно согласна с Джанет. Врач, осмотревший ее в больнице, назначил ей кучу болеутоляющих. Естественно, у нее не было ни времени, ни желания их купить и принять. И теперь природа брала свое.

И вот у нее нет сил бороться со сном. Она покрепче прижалась к чьей-то теплой груди и что-то довольно зашептала.

И заснула.

Глава 5

Тесс проснулась. Открыла глаза и обнаружила, что спит в своей любимой позе, на животе, широко раскинув ноги. Волосы закрывали ей лицо.

Она моргнула, прищурилась и сквозь плотное облако волос попыталась определить, где находится. Подняла голову и чуть не закричала от острой боли. Ей часто говорили, что второй день еще хуже первого, и теперь она убедилась в этом на собственном опыте. Можно было бы и обойтись.

И все же где она?

Тесс медленно, стараясь не особенно вертеть головой, перекатилась на спину и встретилась взглядом с котом, смотревшим на нее во все свои ярко-желтые глаза. Такого уродливого кота ей еще не приходилось видеть.

Весь он был грязного серо-коричневого цвета с черными пятнами и только лапы — белые, словно он надел крошечные снежно-белые сапожки. Шерсть, правда, блестящая. Да и цвет можно было бы стерпеть.

Но голова! Вот бедняжка. Голова у желтоглазого чудовища была, как у собаки, и совсем не подходила представителю благородного племени кошачьих.

На мордочке кота, вокруг красивых умных глаз и возле рта, тоже росла белая шерсть. И хотя больше ничего необычного в нем не наблюдалось, странное и наводящее на размышления строение головы внушало благоговейный ужас. То ли собака, то ли волк в обличье кота. Где еще такое увидишь?

Кот в свою очередь изучал Кинтессу Рейнолдс так, словно ничего интереснее ему не приходилось никогда видеть. Тесс всегда поражало, с какой легкостью коты дают понять, что они думают о людях, с которыми сталкиваются.

— Генетика была к тебе не очень-то расположена, — сказала она коту.

Если бы у кота были брови, он бы непременно поднял их, услышав замечание Тесс. Вместо этого он встал, повернулся всем телом и, махнув хвостом перед носом Тесс, спрыгнул с кровати. Без всяких умных слов он ясно дал ей понять, что думает о ее дурацком высказывании.

Тесс осталась лежать, размышляя о том, как все же коты отличаются от кошек.

— Отлично. Я вижу, с одним существом вы уже успели сегодня подружиться.

Заслышав голос Букера, Тесс села на кровати, героическим усилием сдержав рвущийся наружу стон. Ей никогда не нравилось разговаривать с мужчинами, лежа в постели.

— По-видимому, он у вас очень чувствительный и умный, — льстиво проговорила Тесс, устремляя голодный взгляд на поднос в руках Букера.

Хмыкнув, Букер поставил поднос на колени своей незваной гостьи.

— Да нет. Он притворяется, чтобы на него почаще обращали внимание. Стоит его забыть на минутку, и он вас оближет с ног до головы. Терпеть не может одиночества.

— Я тоже.

Тесс проговорила это, с жадностью откусывая большой кусок блинчика, намазанного толстым слоем масла.

— Ну, у вас-то наверняка длинная очередь добровольцев перед домом.

Тесс фыркнула и, проглотив первый кусок, тотчас откусила второй. И только тут вспомнила, что у нее нет ни малейшего представления о том, куда подевалась Джанет. Ей стало стыдно.

— Где Джанет?

Букер открыл пакет и, налив в стакан апельсиновый сок, подал его Тесс.

— После того как вы отключились, она перепрыгнула через забор и уехала домой. Вам когда-нибудь говорили, что вы не очень-то надежный телохранитель?

Встретив возмущенный взгляд Тесс, Букер изобразил наивную улыбку.

— Нет? Вот уж не подумал бы. Как вы себя чувствуете сегодня? Вам лучше?

— Лучше. Спасибо, — заученно произнесла Тесс.

Букер напомнил ей о времени, и она выглянула в окно. Солнце светило вовсю.

— Который час?

— Ну, солнышко уже встало.

Он с улыбкой подхватил блинчик, о котором Тесс как будто забыла, и намазал его маслом, после чего отправил в рот, продолжая внимательно наблюдать за Тесс своими серо-голубыми глазами.

— Да не расстраивайтесь. Я знаю, что обычно вы встаете рано. По крайней мере, когда у вас нет сотрясения мозга.

Тесс могла поклясться чем угодно, что он изучает ее, как это умеет делать только врач, не прикасаясь к пациенту и мысленно регистрируя плюсы и минусы в его состоянии. Наверняка он решил, что лучше не трогать ее пока, а то ведь, не дай Бог, может и укусить.

Букер взял еще один блинчик. Он вел себя так, что придраться было совершенно не к чему. Правда, время от времени он склонял голову набок и внимательно вглядывался в нее, улыбаясь обезоруживающей мальчишеской улыбкой. В конце концов он прервал молчание, вопросительно подняв брови.

— Что это с вами? У меня такое впечатление, что вы хотите меня поцеловать.

— Ага. Правильно, — подтвердила Тесс, старательно избегая смотреть на него.

От смущения щеки у нее полыхали огнем. Черт, этот мужик знает, как с ней обращаться, на какие кнопки нажимать. Она ведь в самом деле думала о том, что ей очень хочется его поцеловать. Наблюдая, как он ловко намазывает маслом блинчик, а потом в длинных сильных пальцах несет его ко рту, Тесс не могла отделаться от впечатления, что ничего более эротического ей в жизни не приходилось видеть. А что, собственно, особенного он делает?

Букер прищелкнул языком, радуясь жизни, блинчику и как будто не намереваясь прерывать молчание. А Тесс схватилась за простыню, словно спасаясь от путаницы в собственных мыслях из-за его близости. Она торопливо обвела взглядом спальню, потом посмотрела на свою рубашку. Но рубашки не было. Она точно помнила, что надела вчера черную рубашку. Сунула руки под одеяло. Ноги голые.

Тесс подняла сверкающие яростью глаза на Букера и произнесла не хуже какой-нибудь чопорной дамы из эпохи королевы Виктории:

— Что это значит? Не помню, чтобы я раздевалась.

Букер расхохотался, и его веселый довольный смех никак не вязался с синяками и царапинами, пестревшими у него на лице.

— Мне кажется, нам надо сфокусировать внимание на другом. Все наши беды идут от того, что мы никак не можем поговорить о деле Гари Гаролдса. Помните? Вы собирались рассказать мне, что там было на самом деле, когда мы встретились на балу.

— Еще бы не помнить, — ответила Тесс, покраснев при мысли, что наверняка он сам раздевал ее накануне. — Вы раздели меня. Почему бы нам не сфокусировать наше внимание на этом?

— Я же врач. Да и мне уже приходилось видеть обнаженных женщин, отшутился Букер.

— Разница в том, что ваши женщины, как правило, были мертвыми, парировала, слегка повысив голос, Тесс и тщательно укрылась одеялом. — Может быть, вы не обратили внимание. Но я пока еще жива.

— Почему же? Обратил.

Голос у Букера стал тихим, ласковым, губы изогнулись в нежной улыбке, взгляд не отрывался от лица Тесс. Голубые глаза, опушенные темными ресницами, волновали и словно гипнотизировали ее своим стальным блеском, и она быстро поняла, что всякие разговоры излишни.

Букер отодвинул поднос и наклонился к Тесс, все так же не сводя с нее пристального взгляда. Она почувствовала тепло его тела и поняла, что он хочет поцеловать ее. Решила оттолкнуть его, но не оттолкнула, потому что ей не хотелось этого делать. Тесс привыкла быть честной с собой и теперь не стала себе лгать. Она хотела поцеловать его. Прикоснуться к нему.

И она прикоснулась. Прижала руку к его волосам и прильнула к нему, приоткрыв губы.

А он сначала убрал золотистую прядь с ее лица и только потом прижался твердыми губами к ее губам. Вскоре его губы стали мягкими. Тесс целовала его и думала о том, каково ей будет, когда он обнимет ее… И, словно услышав этот немой призыв, он обнял ее и прижал к себе, потом прижал сильнее, и у нее закружилась голова от неземного блаженства.

Тесс еще успела подумать, что дальше будет, наверное, еще лучше. И все. Она потеряла способность логично мыслить и выражать свои чувства в разумных фразах, потому что с замиранием сердца ощутила кончики его пальцев у себя на щеке, потом на подбородке, потом на шее.

Он оторвался от ее губ и провел языком по подбородку. Потом подсел поближе и, поморщившись от боли, еще крепче прижал к себе Тесс, которая подняла руки, чтобы обнять его за шею, и не сумела сдержать стон. Оба замерли и с сожалением вернулись в реальный мир.

Букер хмыкнул, припав лбом к ее лбу.

— Видать, старею.

С улыбкой Тесс запечатлела поцелуй на его шее.

— Пока еще нет. Просто тебя побили.

— Напоминаю, если ты забыла, что еще и взорвали, — не удержался Букер.

Он отодвинулся от Тесс и подложил ей под спину подушки, чтобы удобнее было сидеть, а потом переставил поближе поднос, предлагая ей продолжить завтрак. Намазав блинчик маслом, он подал его Тесс.

— Ну почему же ты не рассказываешь мне о Гари Гаролдсе и своих соображениях по поводу обнаружения его тела?

Тесс мгновенно переключилась на «тело», живо представив, как оно должно было выглядеть в тот момент, когда его откопали. И еще мгновение назад вожделенный блинчик едва не вызвал у нее приступ тошноты. Тесс аккуратно положила его обратно на тарелку.

— Все зависит от результатов вскрытия. Если он умер в то время, когда взрывали отель «Ворт», то имеющиеся у меня данные бесполезны.

Она взяла стакан с апельсиновым соком и сделала небольшой глоток, стараясь собраться с мыслями и хотя бы на время забыть о сладостном поцелуе, перевернувшем ей душу. От поцелуя к убийству не самый простой переход. Все равно что резко нажать на тормоз, а потом изо всех сил — на газ.

— Но если, — продолжала она после недолгой паузы, — ты думаешь, что его убили в другом месте, а потом подкинули в отель, тогда у меня кое-что есть.

— Полагаю, это другое место вне моего ареала? — спросил Букер.

Тесс кивнула, чувствуя себя немного увереннее.

— И полицейские, и собственные службы компании Гаролдса осмотрели предполагаемое место преступления, то есть домик Гаролдса в горах, и разрешили семье пользоваться им, К счастью, я уговорила миссис Гаролдс запереть его до тех пор, пока там не побывает эксперт.

— Полагаю, тут я должен появиться на сцене? — едва заметно улыбнувшись, спросил Букер.

Тесс с тихим смешком покачала головой.

— Ты всегда в плохом настроении?

— Частенько.

Но она не поверила. Ни на мгновение не поверила. Даже сразу после взрыва он пытался шутить, несмотря на ужасный каркающий голос.

Ей было легко и приятно беседовать с ним.

Пожалуй, чересчур приятно, подумала Тесс, пряча улыбку. От ее хорошего настроения ничего не осталось, едва она взглянула на свои руки. Печаль овладела ею. Поцелуй был неожиданным подарком судьбы, возможно незаслуженным, но Бог простит ей нечаянную радость. Пока эти мысли теснились у нее в голове, Тесс машинально натянула на себя одеяло. Похоже, Букер хороший человек, надежный, заботливый, искренний, несмотря на свой дурацкий юмор. Но это-то как раз и пугает Тесс. Она уже знает, к чему может привести такое чудесное начало… Ведь праздник когда-нибудь закончится.

Тесс в самом деле испугалась. Испугалась власти, которую сидящий на кровати мужчина приобрел над ней. И она закрыла глаза, стараясь выкинуть эти мысли из головы. Ничего не надо. Лучше не начинать, тогда не придется собирать осколки.

Букер видел, как с лица Тесс исчезла улыбка. У нее было отличное настроение, когда он поцеловал ее, а теперь она отдалилась от него. По тому, как она морщила лоб, он мог сказать, что мысли у нее не самые приятные, даже, наверное, очень неприятные. Неожиданно ему пришло в голову, что он не понимает ее. Отчего вдруг такая перемена? Из-за их разговора? И он понял, что ему необходимо знать это и все остальное, о чем Кинтесса Рейнолдс предпочитает умалчивать.

Может быть, не надо было ее целовать?

Букер ничего не понимал и в растерянности покачал головой. Кинтесса Рейнолдс ужасно осложнила его жизнь, в которой до сих пор все было очень просто. Работа, дом и никаких неожиданностей. С его профессией хватает всякого, скучать не приходится, да и времени нет на серьезные романы. А тут Кинтесса Рейнолдс врывается в его кабинет в своем дурацком рыжем парике, одно воспоминание о котором вызвало на губах Этана Букера улыбку.

Всего пара дней, как они знакомы, а сколько всего произошло! Взрыв! Похищение!

А теперь этот поцелуй.

Не в правилах Букера было вот так, без всяких церемоний, целовать в губы женщину, с которой ему и поговорить-то толком пока не удалось.

Что он о ней знает? Ничего. И все-таки… Все-таки в ней что-то такое есть. Ее сотрясают эмоции. У нее горят глаза. У нее россыпь веснушек на переносице. И его тянет к ней, как мотылька на огонь.

Черт! Наверное, он засиделся в своей берлоге. Впрочем, у него было сильное подозрение, что с Кинтессой Рейнолдс не может быть ни легко, ни просто.

Однако ему совсем не хотелось думать об этом сейчас. Наверняка и потом не захочется. Похоже, они не могут побеседовать нормально, как нормальные взрослые люди, не говоря уж о том, что и вести себя нормально, когда встречаются, они тоже почему-то не могут.

Букер встал и, откашлявшись, направился к двери.

— Позавтракай спокойно. Твоя одежда на стуле. Если хочешь, оденься, когда поешь. Спускайся. Я буду внизу. Там и поговорим.

Букер прикрыл за собой дверь, а Тесс тяжело вздохнула и с облегчением откинулась на подушку.

Дело Гари Гаролдса не давало ей покоя. Прежде ей не приходилось терять клиентов, а тут сразу двоих. Похищение. Убийство. Есть отчего расклеиться. Если с мужчинами у нее никогда не ладилось, то уж в профессиональной сфере всегда был полный порядок. И вот на тебе.

Исчезновение Торкелсона и Гаролдса она переживала тяжело. Дело даже не в выгодных клиентах, к которым она относилась к тому же с уважением. Две семьи потеряли любимых мужей и отцов.

Сложное дело. Запутанное. Надо думать, а тут гормоны не дают покоя. Совсем не вовремя. Жизнь не баловала Тесс. Ей все давалось нелегко, наверное поэтому она особенно гордилась тем, чего сумела добиться в жизни. Да уж, добилась. Тесс покачала головой.

Чтобы разобраться с компанией Торкелсона и Гаролдса, ей нужны свежие мозги, и чувства придется отложить на потом. Пора заняться поиском профессионалов, которые сумеют ей помочь с учетом тех немногих фактов, улик, домыслов, которые имеются у нее.

И как на зло одним из самых лучших экспертов, о каком можно только мечтать, был человек, будивший в ней мешавшие делу эмоции.

* * *

Полли опять стояла возле окна. Накануне она легла поздно, потому что дописывала сцену, так удачно подсказанную ей ничего не подозревавшим соседом. В старости есть свои преимущества.

Не надо идти на службу, следовательно, можно долго не ложиться ночью, зато поваляться вдоволь утром. Но все когда-то кончается. Вот и Полли Сандерсон уже позавтракала и немного поработала, следовательно, заслужила перерыв. Ей захотелось посмотреть, не случится ли у соседа что-нибудь еще. Кажется, его спокойной жизни пришел конец.

После того как вечером на ее глазах две молодые женщины перелезли через забор, у Куперов лаяла собака. Это ужасное существо жило по другую сторону от дома Букера и лаяло по всякому поводу и без повода. Все же Полли решила выглянуть в окно и заметила движение во дворе Букера. Хрупкая женщина помедлила под фонарем, и Полли улыбнулась. Значит, другая, с рыжеватыми волосами, осталась у Букера ночевать.

Едва утром показался Букер, как Полли встала на свой пост возле окна. Сосед был в старой рубашке и джинсах. Он не торопясь подошел к калитке и достал из ящика газету. Старая женщина довольно хохотнула, заметив хмурое выражение на красивом лице молодого доктора. Она была готова держать пари, что вина за это лежит на вчерашней рыжеволосой красотке.

Тут миссис Сандерсон пришла в голову неплохая мысль, и она поспешила к компьютеру. Кем бы ни была эта женщина, как раз ее и не хватает молодому соседу и самой Полли Сандерсон.

* * *

Тесс натянула на себя черную рубашку, вытащила из-за воротника волосы, надела джинсы, которые за два последних дня почему-то стали ей велики — но не так велики, как хирургические штаны, — и зашнуровала кроссовки, что оказалось самым трудным. Потом взглянула на себя в зеркало.

Склонив голову на один бок, потом на другой, Тесс обследовала малиновые, но уже желтеющие кровоподтеки на лбу. После ухода Букера она с удовольствием приняла горячий душ, и ей стало немного легче. Когда она в прямом смысле этого слова выползала из постели, то проклинала свое тело на чем свет стоит.

Букер не забыл снабдить свою гостью расческой и зубной щеткой. Наверное, у него часто бывают неожиданные гости, хмуро подумала Тесс. Чего это она злится? Придирается? Тесс одернула себя. Хватит. Какое ей дело до того, как доктор Букер проводит свободное время?

Но разум подсказывал совсем другое, и перед мысленным взором Тесс мелькнула очаровательная брюнетка с фотографии, а потом она вспомнила, как Букер целовал ее самое буквально десять минут назад.

Целоваться он умел. Наверное, опытный любовник. Опытный. Это слово совсем не подходило для того, что внушал ей Букер. Может быть, он привык целоваться с незнакомыми женщинами, сердито сказала себе Тесс, а она не привыкла. У нее другой опыт. Она целуется с незнакомыми мужчинами. Дурацкая шутка, укорила себя Тесс. Вот и чувство юмора ей уже изменяет.

Стоя перед большим зеркалом, она вернулась мыслями к тому, что произошло, десять минут назад. Воспоминания о поцелуе переворачивали ей душу, заставляли забыть обо всем на свете. Реальность опять перестала существовать. Ее губы жаждали вновь ощутить сладостное прикосновение его губ. Тесс вздрогнула. Одна мысль о поцелуе приводила ее в невменяемое состояние. Что же будет?

Она сама не понимала, что на нее нашло, и испугалась. Когда она наткнулась на фотографию, то ощутила укол ревности, зависть к женщине, которая, по-видимому, близка Букеру, иначе он не поставил бы ее фотографию на каминную полку. Ничего подобного ей еще не приходилось испытывать.

— Ну же. Тесс, возьми себя в руки, — тихо сказала она себе, расчесывая волосы. — У тебя нет времени ни на чувства, ни на романы.

Покинув спальню, Тесс направилась к лестнице, все еще чувствуя себя не в своей тарелке. После поцелуя Букер ушел и ни слова ей не сказал. Откуда ей знать, как он поведет себя теперь, после того как поцеловал ее. Нет, поправила себя Тесс. После того, как они поцеловались. Она в этом участвовала точно так же, как и он.

Тесс одернула рубашку, поправила воротничок и распрямила плечи, буквально заставив себя идти дальше. Это смешно, уговаривала она себя. Смешнее не бывает. Они же взрослые люди. А она ведет себя, как малолетняя девчонка. Можно подумать, это первый поцелуй в ее жизни.

Несмотря на всю свою показную храбрость, Тесс замедлила шаги, когда подошла к лестнице, однако себе она сказала, что это простая случайность.

Кот взбежал вверх по ступенькам и встретил ее на полпути, после чего принялся кружить вокруг ее ног. Тесс не сдержала улыбки. Он все делал, чтобы привлечь ее внимание, впрочем, она легко поддалась на его уловки, ведь иначе она могла бы споткнуться и упасть с лестницы.

Тесс остановилась, с улыбкой наблюдая за его ужимками. Потом наклонилась и взяла его на руки. Легче нести его, чем через него переступать. Тесс прижалась лицом к его боку и вспомнила о своей кошке.

— Для такой уродины ты просто чудо.

Спустившись с лестницы, Тесс обнаружила, что Букер стоит возле камина и наблюдает за ней. Взгляд у него был серьезный, и у нее перехватило дыхание. Господи, уж лучше лезть на отвесную скалу, чем беседовать с ним.

В волнении прикусив нижнюю губу, Тесс сделала несколько кругов по комнате, прежде чем уселась в кресло. Она продолжала гладить кота, лишь бы чем-то занять руки и голову. Потом подняла взгляд на Букера и спросила:

— Как его зовут?

— Сильвестр, — ответил Букер без всякого выражения.

Он отошел от камина и уселся на кушетке, подальше от Тесс.

Тесс ехидно улыбнулась.

— В честь пирата?

— Да.

И Букер скрестил руки на груди, не желая вдаваться в подробности.

Это показалось Тесс неприличным, но, в конце концов, они только и делают, что совершают кошачьи маневры вокруг друг друга. Пора приниматься за дело. Чувства надо отставить в сторону. Кто бы ни был виноват в смерти Гари Гаролдса, ему не нравилось то, что Тесс начала расследование. Вот об этом ей надо рассказать Этану Букеру.

Тесс спустила Сильвестра на пол и встала. Подошла к камину и помимо своей воли посмотрела на фотографию черноволосой женщины. Ей с трудом удалось промолчать и не спросить о ней у Букера. Нет, единственный способ избавиться от недомолвок — это прямо сказать о них. Вперед! С этого надо начать. Тесс уперла руки в боки, расставила ноги, и решительное выражение появилось у нее на лице.

Она подождала, пока их взгляды встретятся.

— Букер, я не очень-то умею ходить вокруг да около, поэтому лучше будет, если мы все сразу выясним.

Он наморщил лоб и ничего не сказал. Но и возражать не стал.

— Не знаю точно, что между нами произошло там, наверху… Нет, я не хочу сказать, что о чем-то жалею, но, учитывая сложившуюся ситуацию, думаю, нам лучше забыть об этом.

— А в чем проблема? — спросил он без всякого выражения.

Ладно, не хочет — так не хочет. Опять у нее ничего не получается. Быть чувствительной — значит обрекать себя на страдания. Этому ее научили. Урок был жестокий. Лучше уж обходиться без лишних чувств. По крайней мере, пока.

Тесс гордилась тем, что могла сама постоять за себя. Во всех смыслах. Но ей пришлось долго привыкать к мысли, что если, распахивая дверь, бьешь себя по лицу, то не надо ее распахивать.

Она опять заходила по комнате кругами.

— Это было… — Она умолкла. Ей не хотелось произносить слова, которые могли бы точно определить, что произошло, хотя именно это нужно было сделать. — А теперь мы кружим вокруг да около, словно две собаки вокруг кости.

Букер хмыкнул и как будто немного расслабился. Провел рукой по волосам.

— Ты умеешь объяснять.

Тесс холодно посмотрела на него, но обрадовалась, что он вернулся к своей обычной шутливой манере.

— Не перебивай. Тебя не учили, что нельзя перебивать, когда человек говорит?

— О, прошу прощения, — с насмешливой покорностью проговорил Букер и уселся поудобнее. — Продолжай, пожалуйста.

— Как я уже сказала… — Тесс вдруг подумала, что в комнате стало легче дышать. — Мы не можем ходить кругами, как кошки.

Букер посмотрел на Сильвестра, который расположился рядом с ним и лизал лапу.

— Думаю, она не хотела тебя обидеть, приятель.

— Ну же, Букер, — рассмеялась Тесс и остановилась. — Ты когда-нибудь бываешь серьезным?

— Осторожней, — заметил он с широкой улыбкой. — В прошлый раз именно этот вопрос едва не довел нас до беды.

— Ладно, у нас и без того сплошные беды, — напомнила ему Тесс.

Она села в кресло. Все выяснено. Пора поговорить. Но улыбка не сошла с ее лица, когда она заговорила по-деловому и вполне серьезно.

— Очевидно, люди, замешанные в убийстве Гаролдса, испугались, что мы слишком приблизились к ним.

Букер подался вперед.

— Интересно, кто бы это мог быть? Ты знаешь?

Тесс нахмурилась и покачала головой.

— Понятия не имею. Я ведь уже сказала, что мы заподозрили одну женщину, но она исчезла прежде, чем мы успели с ней поговорить. Мы даже не знаем, с кем она работала.

Букер поставил локти на колени и, сплетя пальцы, подпер ими подбородок. Он не сводил с Тесс внимательного взгляда.

— Знаешь, в такие игры мне еще не приходилось играть, поэтому тебе придется объяснить мне все с самого начала. Если ты раньше не выяснила, кто похитил и убил Гаролдса, то как собираешься сделать это теперь?

Тесс пожала плечами, но не смутилась. В этой области она чувствовала себя как рыба в воде.

— Они взорвали мою машину, рассчитывая покончить со мной. Они похитили тебя. Очевидно, они не собираются терять даром время. А может быть, у них просто нет времени сидеть в сторонке и наблюдать, пронесет — не пронесет? Вероятно, у них сложилось впечатление, что я слишком близко подобралась к опасной информации. И они, наверное, боятся, что я выведу на них полицию. Почему нет?

— Слишком много «очевидно», «вероятно», «наверное», чтобы предпринимать рискованные шаги.

— Согласна, — раздумчиво проговорила Тесс. Сдвинув брови, она вновь вскочила с кресла и зашагала по комнате, заложив руки за спину. В голове у нее проносилась одна догадка за другой, но в конце концов она отбросила их все и покачала головой. — К сожалению, ты прав. Но зачем-то им все-таки понадобилось предпринимать рискованные шаги, чтобы избавиться от нас. Я еще могу понять, зачем избавляться от меня, ведь я с самого начала в этом деле. Но тебя-то они зачем похитили?

— Хороший вопрос, — пробурчал Этан Букер, укладываясь на кушетку.

Он лениво вытянул ноги и положил их на журнальный столик. Руки заложил за голову, вероятно так ему было удобнее. Этан Букер погрузился в размышления. Тесс сразу отметила несоответствие (или соответствие) расслабленной позы и напряженной мысли.

— Возможно, они приняли меня за кого-то другого, — заметил он.

Тесс промолчала, но взгляд у нее был выразительный, и Букер улыбнулся.

— А может быть, им показалось подозрительным, что меня привезли в больницу вместе с тобой.

На лице Тесс появилось виноватое выражение, но она быстро справилась с непрошеными эмоциями.

— У тебя украли бумажник? Букер покачал головой.

— Нет. Знаешь, он лежал у меня на груди, когда я очнулся.

Тесс кивнула. Кажется, что-то начинало проясняться, во всяком случае у нее забрезжила надежда.

— Они узнали, кто ты, и решили не связываться.

Букер криво усмехнулся.

— Дорогая, ты отлично знаешь, как сделать так, чтобы мужчина ощутил свою значительность.

— Надо быть реалистом, Букер, — фыркнула Тесс, игнорируя его насмешку.

Она опять вскочила с кресла и заходила туда-сюда по комнате. Наконец остановилась возле камина и, сложив руки на груди, стала перебирать версию за версией. Говорила она громко, хотя как будто не рассчитывала на слушателей.

— Компания Гаролдса — очень большая компания. Лидер в своей области на рынке. Пока я проводила расследование, количество подозреваемых уменьшилось до двух основных конкурентов, которые крупно выигрывали в случае его смерти.

— Как его смерть повлияла на деятельность компании? — спросил Букер.

— Он был председателем совета директоров. Практически основал компанию и довел ее до сегодняшнего уровня. Из-за его смерти система не могла не пострадать. Никогда ведь не знаешь, справится ли новый руководитель со своими задачами. Захочет ли он идти проторенной дорогой? Или задумает реорганизацию? Выберет новое направление? Всякая неожиданность чревата неприятными последствиями. Ну а уж смерть главы обязательно сказывается на положении компании на рынке, ставит под вопрос ее стабильное существование, угрожает финансам.

Тесс замолчала. В комнате ненадолго воцарилась тишина, и она поймала себя на том, что не отрываясь смотрит на фотографию черноволосой женщины. Только этого недоставало! Она торопливо повернулась к Букеру. Тут ей вспомнилось, как Гаролдс постоянно нарушал ее предписания, и она нахмурилась. Ему словно нравилось рисковать. Или ей так казалось?

— Пока такой человек карабкается на вершину власти, он успевает нажить не один десяток врагов, — продолжала Тесс. — К сожалению, Гаролдс был человеком бессердечным и равнодушным к нуждам своих сотрудников, так что его список врагов наверняка весьма внушительный. Когда Гари Гаролдс исчез, то не только в конкурирующих компаниях, но и в его собственной нашлось бы немало людей, готовых сплясать на его могиле, в случае если бы нашлось его тело.

— Симпатичный паренек, ничего не скажешь, — невесело заметил Букер.

Тесс хмыкнула, припомнив сплетни, ходившие о времяпрепровождении Гаролдса в его печально знаменитом доме в Колорадо.

— Да уж, не любимец народа. Букер внимательно смотрел, как она вернулась к креслу и села в него.

— А что нашли в его доме, после того как он и его вице-президент исчезли?

— Ничего. — Тесс провела рукой по волосам. У нее ничего нет на руках, а дело растет. И вот теперь ее пытались взорвать, а ей совершенно не за что уцепиться. — Дюйм за дюймом осмотрели весь дом, прочесали местность, по крайней мере на расстоянии в полмили — и ничего не нашли.

— Даже отпечатков пальцев? Никакого взлома? Никаких разбитых окон?

Букер поморщился, услышав ее ответ, и опять сел на кушетке, подавшись вперед и с видимым интересом изучая лицо своей собеседницы.

— Отпечатки пальцев принадлежали Гаролдсу и Торкелсону, — сказала Тесс.

Но она тотчас вспомнила, что там были отпечатки пальцев еще двух человек, чьи личности поначалу остались не установленными. Потом, правда, стало ясно, что они принадлежат приглашенным дамам. Букер прищурился, и Тесс поняла, что ее минутное колебание не осталось незамеченным.

Тогда она облизала губы и решила, что не стоит об этом умалчивать.

— Там были и другие отпечатки. Они принадлежали подружкам Гаролдса и Торкелсона.

Она сказала об этом, постаравшись не выдать своих чувств. Может быть, Букер этим удовлетворится и не будет настаивать на деталях?

— Кто они?

Вот так всегда. Тесс даже лотерейные билеты никогда не покупала. С ее удачливостью пустая трата времени и денег.

— Дамы.

Ей не хотелось распространяться на эту тему.

Букер смерил ее непонимающим взглядом и посмотрел на свои руки, изогнув губы в насмешливой полуулыбке. Тесс показалось, что он все-таки понял причину ее явного нежелания говорить о них.

— Ладно.

— Ага, — подтвердила Тесс едва слышно и переменила тему. — Я понимаю, что о некоторых вещах ты не имеешь права говорить, но по крайней мере я могу узнать, был ли он убит там, где его нашли, или в другом месте?

Букер покачал головой. Вряд ли ответ на этот прямо поставленный вопрос мог как-то осложнить следствие.

— Полагаю, он был убит в другом месте. Тесс задумалась.

— Значит, не исключено, что его увезли из Колорадо еще живым?

Букер нахмурился, но кивнул.

— Зачем тащить труп в такую даль? Его могли бросить там же, где бросили Торкелсона.

— Точно, — улыбнулась Тесс, которой нравилось беседовать с ним, распутывая рваные нити, хотя она не желала признаваться в этом даже самой себе. — Значит, что-то случилось по дороге. И они решили подложить труп в отель перед взрывом, надеясь таким образом замести следы.

— Наверное, можно было бы поискать волосы и еще что-нибудь для анализа. В доме, верно, что-то да осталось. Искать надо уметь, сдвинув в раздумье брови, произнес Букер.

Тесс обрадовалась и даже как будто оживилась. Похоже, ей удалось зацепить его за живое.

А ведь ей с самого начала не давала покою мысль, на которую она боялась даже намекнуть.

— А если бы ты осмотрел дом?

— Дом? — переспросил Букер, переводя внимательный взгляд на Тесс. Она кивнула.

— Я ведь тебе уже говорила, что он заперт. Там никого не было все это время. А ты мог бы составить представление о том, где все происходило. Наверняка это не лишнее.

Букер уже хотел отказаться, но Тесс подняла руку, не давая ему сказать ни слова.

— Подожди. Хотя бы подумай. Мы могли бы сразу убить двух зайцев. К тому же я официально найму тебя в качестве эксперта и оплачу все расходы. Твоему ведомству это сэкономит кучу денег, а ты получишь дополнительную информацию, и, может быть, тебе удастся определить, был Гаролдс убит тут или в Колорадо.

— Не знаю, Тесс. У меня и без того полно дел. Каждый день на счету. К тому же не совсем представляю, как это будет выглядеть с этической точки зрения.

— Гари Гаролдс был похищен в Колорадо, а его тело найдено тут, — напомнила ему Тесс. — У тебя все права, и ты никого не ущемляешь.

Букер не успел ничего ответить, потому что в дверь позвонили. У него сразу сделался озабоченный вид, и он пошел открывать. На пороге стоял Роджер Скиннер, который был чем-то очень расстроен или на кого-то злился.

Одно Букер понял в первую же секунду. Случилось что-то очень серьезное.

— Что? — спросил он, не тратя время на обмен любезностями.

— Около часа назад мы нашли машину твоей подружки, — сказал он, входя в гостиную.

Увидев Тесс, стоявшую возле камина, он замер на месте, и на лице у него отразилось неподдельное изумление.

— Какого черта вы тут делаете? Тесс не ответила ему и даже ничего не сказала по поводу «подружки». Сейчас ей было не до этого. Скиннер задал свой вопрос, потому что не подумал. Привело в замешательство и испугало ее совсем другое.

— Что значит, нашли мою машину?

— То, что я сказал.

Они стояли друг против друга в оборонительной позиции. Скиннер слегка раздвинул ноги и непроизвольно сжал пальцы в кулаки, а так как полы его пиджака раздвинулись, то была видна кобура. Он не сводил с Тесс холодного пристального взгляда.

— Ее нашли в полумиле отсюда.

— О нет, — прошептала Тесс, чувствуя, как у нее холодеет все внутри.

Машину нашли пустую, и она сразу поняла, что жизнь Джанет в опасности. От ужаса она как будто потеряла способность двигаться и соображать. Ее мозг, который работал, как хорошо смазанный мотор, вдруг зачихал, заскрежетал, замер на мгновение… Потом все опять пошло как по маслу.

Не говоря ни слова, она промчалась мимо Скиннера, устремившись к входной двери. Но Букер, который внимательно следил за ней, успел ее поймать.

— Куда ты?

Тесс подняла на него глаза, в которых он прочитал ужас и тоску.

У нее не было времени оценить свой страх или озаботиться анализом того, что происходит в ее душе. Она должна действовать. И как можно быстрее. Если они уже не опоздали. Нет, такого не может быть. Не должно быть.

Поэтому в ее взгляде был не только страх за Джанет, но и твердость человека, привыкшего принимать на себя ответственность за чужие жизни.

Тесс даже сама удивилась, как спокойно прозвучал ее голос, несмотря на то что больше всего на свете ей хотелось побыстрее убежать из дома Букера.

— Это те, которые взорвали мою машину и похитили тебя, — холодно сказала она, хотя внутри у нее все кипело от злости. — Теперь им понадобилась Джанет.

Глава 6

Они молчали. Букеру пришлось приложить кое-какие усилия, чтобы затолкать Тесс в свою машину, и теперь он старался не отставать от Скиннера, ехавшего впереди. Скрестив на груди руки. Тесс упорно смотрела в окно, игнорируя сидевшего за рулем мужчину, который старался по возможности мягко одолевать ухабистую дорогу.

Когда они остановились возле полицейских автомобилей с мигалками. Тесс открыла дверцу и, выйдя, громко захлопнула ее, хотя Букер еще не успел выключить зажигание.

Она направилась к своей машине, не обращая внимания на любопытные взгляды полицейских и окаменевшее лицо Скиннера. Стараясь не давать волю страху за жизнь подруги и вообще подавить в себе всякие чувства, Тесс сосредоточилась на машине. Она медленно, методично осмотрела ее снаружи, потом открыла дверцу и осмотрела все внутри.

Наконец неловко уселась за руль, потому что Джанет подвинула сиденье и немного подняла его, приноравливая под свой рост. Тесс пошарила под креслами. Под одним, под другим. Потом пробежала рукой по обшивке.

Открыла ящик для перчаток, бардачок, перебрала бумажки. Ничего нового или необычного. Оглянувшись, она заметила, что Скиннер наблюдает за ней, и стала осматривать заднее сиденье. Ничего. Не может быть. Надо попробовать еще раз. Джанет должна была…

Тесс вновь с хмурым видом уселась за руль и задумалась. Ее руки лежали на руле, и она размышляла о том, почему ничего не нашла в машине.

Все еще пребывая в глубокой задумчивости, она машинально опустила правую руку и кончиками пальцев коснулась бумаги. Наклонилась. Как будто карта.

Тесс огляделась. На нее никто не смотрит. Тогда она сделала вид, будто еще раз обыскивает машину, и осторожно вытащила сложенный лист бумаги. Карта. Тесс бросила на нее еще один взгляд, не доверяя себе. Точно, карта. Ясно, оставлена специально для нее. Тесс торопливо сунула карту под рубашку и прижала к спине джинсами.

Посидев еще немного, всего несколько мгновений, чтобы не выдать себя неосторожным движением, она вышла из машины и тотчас наткнулась на взгляд Этана Букера, не сводившего с нее потемневших глаз.

Не давая воли своим чувствам. Тесс прошла мимо Букера и Скиннера и остановилась возле «порша». Уселась на переднее сиденье и стала смотреть прямо перед собой в ветровое стекло.

Тесс видела, как Букер о чем-то коротко переговорил со Скиннером, а потом направился к ней. Молча сел за руль. Даже когда дверца с тихим щелчком захлопнулась, оба еще какое-то время молчали, стараясь не смотреть друг на друга.

— Нашла что-нибудь? — не поворачиваясь спросил Букер.

— Нет.

Голос у Тесс был бесцветный, как всегда, когда ей не хотелось врать, но она врала. Так лучше. Ей надо делать свое дело. Она не имеет права подставлять Букера.

Он молчал, и Тесс украдкой взглянула на него. Ей показалось, что Букер хочет что-то сказать, но он крепко стиснул зубы и повернул ключ. Мотор заработал.

— Отлично. Я отвезу тебя домой. Всю дорогу до ее дома они молчали, если не считать кратких замечаний Тесс о том, где ехать прямо, а где свернуть. Исчезновение Джанет словно поставило между ними стену, которую они были не в силах одолеть. Тесс прижалась затылком к подголовнику и закрыла глаза, радуясь, что Букеру хватает ума не терзать ее ни вопросами, ни советами. Ей все-таки было приятно, что он рядом, хотя никакого волнения от близости мужчины, как всего час-два назад, она не испытывала.

Чувство вины и беспомощности давило на Тесс и вытесняло все другие чувства. Жизнь Джанет в опасности. И виновата в этом Тесс. Она осознавала свою вину и не оправдывала себя. Но понимала, что и Букер знает об этом, чувствует ее злость и, по-видимому, сопереживает ей.

Ей очень хотелось протянуть руку, коснуться его и объяснить, почему она злится, но как раз этого ей делать ни в коем случае нельзя, по крайней мере она так считала. И, обхватив себя руками, словно защищаясь от холода. Тесс тянула тягостное молчание. Ей казалось, что она тонет в тягучих серых облаках и не может отыскать точку опоры.

Тесс мучило воспоминание о минутной ласке, которой ее одарил сидевший с ней рядом мужчина. Она не могла забыть соединивший их поцелуй. И покой, снизошедший на нее в те несколько коротких мгновений, пока она наслаждалась его близостью.

Слезы едва не брызнули у нее из глаз, и она больно закусила губу, чтобы не расплакаться навзрыд.

Черт! Тесс напомнила себе, как отчаянно старалась не давать волю чувствам. В прежние времена ей удавалось неплохо заботиться о себе без чьей-либо помощи, и в будущем она не собиралась ничего менять в своей жизни.

А сейчас ей была нужна ясная голова. К черту эмоции! Жизнь Джанет зависит от того, насколько хорошо она сумеет справиться с ситуацией.

Букер свернул на дорожку, что вела к дому Тесс. Она вышла и, не глядя на него, сказала:

— Спасибо, что подвез. — После чего с отрешенным видом направилась к двери.

Не обращая на Букера ни малейшего внимания, она поднялась на крылечко, достала ключ и вставила его в замочную скважину. Дверь распахнулась, и Тесс, выключив сигнализацию, прошла внутрь.

Почти тотчас она услыхала мяуканье сиамской кошки, не оставшейся равнодушной к ее появлению в доме, и увидела, как та гордо вышагивает ей навстречу. Забыв закрыть дверь. Тесс опустилась на колени и стала ждать свою любимицу. Сиамские кошки — это сиамские кошки. У них высоко развито чувство собственного достоинства. Вот и Сабрина терпеть не могла, когда ее бросали на несколько дней. Правда, время от времени заглядывала Джанет, чтобы покормить ее, но быстро убегала, а кошке нужно общение. Впрочем, Сабрина уже давно выдрессировала Тесс и, когда ей что-то не нравилось, тотчас давала об этом знать.

Тем не менее Тесс очень любила свою красавицу и не сомневалась в том, что их встречи даже после коротких разлук приносят радость обеим. Кошка имела привычку забираться Тесс на руки, и даже джинсы не спасали ее от острых коготков, поэтому она сама наклонилась за своей баловницей.

Она погладила Сабрину, и Сабрина замурлыкала в ответ, но тут Тесс услыхала шаги Букера и вся напряглась. Сабрина как будто почувствовала перемену в хозяйке и обратила внимание на незнакомца. И тут случилось нечто неожиданное, из ряда вон выходящее: кошка вырвалась из рук Тесс и направилась прямиком к Букеру.

Не веря собственным глазам. Тесс медленно встала с колен и повернулась к ним лицом. Она увидела, как Букер гладит ее предательницу Сабрину, а та в бешеном восторге, прикрыв глаза, мурлычет во весь голос.

Эта картина Тесс не понравилась. Она нахмурилась и поджала губы.

— Вот уж не думал, что у тебя тоже есть кошка, — сказал Букер, почесывая Сабрину за ухом.

А та выгибалась всем своим кошачьим телом, словно исполнительница эротических танцев в мужском клубе.

— Если точнее, то это я есть у Сабрины, — заметила Тесс, качая головой. И, насколько я теперь понимаю, у нее совершенно отсутствует представление о верности…

Тесс умолкла. В конце концов, Сабрина всего-навсего кошка. Букер хмыкнул.

Еще какое-то время Тесс понаблюдала за ними, но вскоре терпение покинуло ее. Умилительное зрелище того, как Этан Букер ласкает кошку и та из себя выходит от наслаждения, оказалось ей не под силу.

Тесс даже себе не хотела признаться, что появление в ее доме Букера одновременно радует и пугает ее. С одной стороны, она хотела, чтобы он был рядом, даже очень хотела. С ним она чувствовала себя легко и естественно. Но как раз поэтому ей не терпелось выставить его вон. Еще час назад она мечтала, чтобы он отправился вместе с ней в Колорадо и помог расследовать запутанное дело. А сейчас ей больше всего на свете хотелось, чтобы он ушел, исчез из ее жизни, пока не кончится весь этот кошмар.

Стало слишком горячо. Наслаждение его близостью уже дорого стоило Тесс. Не поддайся она обаянию Букера и своим скороспелым чувствам, может быть, ничего не случилось бы с Джанет.

Тесс сложила руки на груди.

— Букер, почему ты все еще здесь? У него потемнели глаза, когда он посмотрел на нее, но на ее вопрос, тем более на холодный тон, каким тот был произнесен, он как будто не обратил ни малейшего внимания.

— Пусть этим займутся полицейские.

— Я тоже так думаю.

Тесс повернулась на каблуках и пошла прочь.

Но Букер последовал за ней.

— Ты куда?

— В кухню за аспирином, — ответила она и потерла виски. — У меня голова разламывается.

— Так бывает. Сотрясение мозга.

Он прислонился к стене, все еще держа кошку на руках и почесывая ей за ушком.

Тесс открыла шкаф и стала искать вожделенный аспирин среди множества банок и баночек. Она делала вид, будто Букера нет рядом, когда доставала стакан, наливала в него воду и глотала таблетку.

Аспирин застрял у нее в горле, и Тесс пришлось выпить еще воды. Кстати, смочила рот и ей сразу же полегчало. С головной болью так быстро не справишься.

Поставив стакан в мойку и опершись ладонями на стол, она уставилась в окно. Мысли — одна другой страшнее — теснились у нее в голове, сердце сжималось от страха. Тесс закрыла глаза и постаралась обо всем забыть. Голова должна быть ясной. Аспирин вряд ли снимет чудовищную боль, если ему не помогут нервы.

Когда мужские руки легли ей на плечи, Тесс и испугалась, и растерялась. На минуту она совсем забыла о Букере. Собираясь сообщить ему, что она вовсе не расположена к ласкам, Тесс открыла было рот, но с ее губ сорвался лишь стон блаженства. Опытные руки массировали ей плечи, шею, и Тесс чувствовала, как уходит напряжение, становится легче дышать, проясняются мозги. Букер откинул мешавшие ему волосы и коснулся шеи Тесс, отчего в ней тотчас вспыхнуло желание.

Его пальцы стали горячими, и вот они уже не массировали, а гладили плечи Тесс, которая совсем забыла о головной боли.

Она забыла обо всем на свете и лишь постанывала от удовольствия. А Букер все разминал, тер, гладил ее, и прикосновения мужских рук не только лечили Тесс, но и внушали ей желания, о которых она уже давно старалась не вспоминать.

Наконец Тесс сонно открыла глаза, и Букер медленно развернул ее, привлек к себе, потом крепко прижал, положив руки ей на бедра. Тесс встрепенулась, перехватила его руки и удивилась тому, какие они крепкие. Это совсем не вязалось с нежной лаской, которой он ее одаривал.

Она обняла его за шею, он прижался губами к ее губам, и Тесс даже в голову не пришло его оттолкнуть. Все, что он делал, казалось ей совершенно естественным и не требующим объяснений и извинений, хотя, если вспомнить, они и знакомы-то были не больше двух дней.

Букер нежно касался кончиком языка ее губ, пока Тесс не застонала от нетерпения и сама не прижала его к себе. Его мучительные ласки разожгли в ней огонь, который полыхал тем сильнее, чем дольше он ласкал ее.

Не выдержав, Тесс обхватила его голову руками и прижала к себе, после чего он сдался и поцеловал ее как охваченный страстью любовник.

Его руки подняли на ней рубашку и прикоснулись к голой разгоряченной спине. Ее груди жаждали ласк, и она прижалась к его крепкому телу, хотя бы частично удовлетворяя свое желание соединиться с ним.

А его руки продолжали гладить ее, медленно-медленно продвигаясь в сторону грудей, но пока еще не трогая их. Тесс ни о чем не помнила. Она хотела его, жаждала его, была готова принять его.

Слишком просто, вдруг подумала она. Это была первая мысль, пришедшая ей в голову с того мгновения, как он положил руки ей на плечи.

Тесс отодвинулась. Щеки у нее горели огнем, сердце стучало как бешеное. Она кашлянула, чтобы скрыть смущение. И отодвинулась от Букера, хотя ее тянуло к нему как магнитом.

За спиной была стена. Отойти дальше она не могла, поэтому сложила на груди руки.

Только так она могла уберечь себя от его власти над ней. Тесс хотелось, чтобы он ушел и дал ей возможность заняться освобождением Джанет.

Не в силах выдержать его обиженный взгляд, она нервно облизала губы.

— Букер, неужели у тебя нет никаких дел? Неужели нет ни одного тела, жаждущего твоего внимания?

У него брови поползли на лоб, и она тотчас вспомнила, чьим телом он только что занимался.

— Не обращай внимания, — прошептала она. — Спасибо, что подвез.

Тесс обошла его и направилась к лестнице, которая вела на второй этаж. Ей надо продумать порядок действий, все организовать, подготовиться, напомнила она себе. Главное, стратегия. Но в первую очередь надо выпроводить этого невозможного человека из дому и хотя бы на время забыть о нем.

Услышав щелчок замка. Тесс остановилась на полпути и с облегчением вздохнула. Этот мужчина слишком притягивает ее к себе, и она, как последняя дура, висла на нем, словно тонула и видела в нем свое единственное спасение.

Пора браться за ум.

Все очень-очень плохо складывается. И стихи лезут в голову. А уж если полезли стихи — хуже некуда. Когда Тесс начинала думать поэтическими образами, это значило, что над ее головой сгущаются тучи.

Тесс поднялась по лестнице. Ей необходимо успокоиться. Привести в порядок взбаламученные мысли. Она вошла в кабинет, уселась в кресло. Взялась за телефон и застыла на месте, обратив внимание на электронную почту, пришедшую, пока ее не было дома. Тесс положила телефонную трубку, предвидя, что ее ждет не самое радостное сообщение.

Она стиснула зубы и стала ждать. Для нее уже вошло в привычку искать одно-единственное слово.

Наконец. Вот оно. Она впилась в него взглядом, сжимая в кулаке мышь.

Барсук.

Кликнув по нему «мышью». Тесс прочитала появившееся на экране сообщение:

У меня кое-что есть для тебя.

Приезжай, если не боишься.

Тесс сразу заметила, что он изменил свою манеру. Исчез жутковатый юмор. Барсук перестал рифмовать. Это означает, что началась новая игра.

Опасная игра.

* * *

Стюардесса взялась за микрофон и объявила посадку на самолет, после чего Тесс, взглянув на билет, постаралась запомнить номер своего места и влилась в очередь.

Карта, найденная ею в машине, куда-то подевалась, но Тесс успела посмотреть в ней все, что ей было нужно.

Вежливо улыбнувшись стюардессе, она ступила на борт самолета, отыскала свое место, сунула наверх сумку и села возле окна. Портфель она оставила при себе, чтобы, не теряя даром времени, узнать все необходимое о тех местах, куда ей предстояло лететь. Чтобы получить новую карту, она позвонила своим сотрудникам.

Не успела Тесс расположиться, как кто-то сел рядом. Машинально она подняла голову, чтобы одарить соседа или соседку привычной любезной улыбкой — не доброй и не злой, не ласковой и не холодной, но достаточно отчужденной, чтобы дать понять: ни о каких разговорах о путешествиях, семье, детях речи быть не может.

Улыбка словно примерзла к ее губам, когда она наткнулась на смеющийся взгляд Этана Букера.

Тесс прищурилась.

— Какого черта ты тут делаешь?

Вместо ответа он полез в карман и вытащил сложенную карту, которую тотчас разложил у нее на коленях. Глаза у Тесс стали круглыми сначала от удивления, когда она узнала карту, потом от злости, когда поняла, как он достал ее.

Тесс сунула ее за пояс штанов, перед тем как Букер привез ее домой.

Щеки у нее вспыхнули, даже уши покраснели. Такой ярости она уже давно не испытывала.

— Ты… Ты…

— Ну-ну, — примирительно произнес он. — Вспомни, ты же сама говорила, что я нужен тебе в качестве эксперта. Неужели забыла? Так скоро?

Шут гороховый, подумала Тесс.

— А как насчет этических норм, о которых ты толковал мне? — прошипела Тесс. Больше всего на свете ей хотелось немедленно задушить его. — Ты помнишь? Коронер, юрисдикция, работа…

У Букера изменился взгляд.

— Сейчас все иначе, правда?

Это прозвучало не как вопрос. Это было утверждение, и не из приятных.

Тесс больше не злилась, но и не радовалась тому, что Букер летит с ней вместе. Его присутствие, его знания, несомненно, бесценная поддержка для Тесс. И в то же время его присутствие — беда для нее. С дрожью она вспомнила, как они целовались в ее кухне… Это было всего несколько часов назад.

У нее не хватало слов, чтобы объяснить ему все. Его близость внушала ей ни с чем не сравнимый восторг, и поэтому ее так пугало то, что он летит вместе с нею.

Над жизнью Джанет нависла угроза. Тесс молчала, не в силах противостоять его напору. Она напомнила себе, что должна благодарить Букера за помощь. Отвернувшись от него и скрестив руки на груди, Тесс стала смотреть в окно, чтобы не устраивать бессмысленных пререканий.

— Куда мы летим? — спросил он. Тесс даже не повернулась к нему.

— Ты же сидишь в самолете. Значит, сам должен знать.

Тесс затылком чуяла, что он улыбается.

— Когда я заглянул в карту, мне стало ясно общее направление. Поскольку у меня не возникло сомнений, что полиции ты не доверишься, то мне ничего не оставалось, как присоединиться к тебе. В конце концов, я эксперт, следовательно, могу работать сразу на два фронта… У тебя нет какой-нибудь дополнительной информации?

Тесс с неудовольствием выслушала собственные аргументы и повернулась к Букеру.

— Если тебе было известно лишь общее направление, то как ты попал на один со мной рейс и даже в соседнее кресло?

Букер улыбнулся почти как Чеширский Кот.

— Я старался не отрываться от тебя.

— Ты следил за мной? — скрипуче проговорила Тесс, изо всех сил сдерживая рвущийся наружу смех.

Букер изобразил обиду.

— Знаешь, у меня много талантов, не считая несомненного таланта в судебной медицине.

— Так я и думала, — хихикнула Тесс. — Но следить за мной! Ну же, говори правду. Ты кому-то позвонил и таким образом добыл информацию?

Букер покачал головой и улыбнулся, ожидая, когда она перестанет смеяться.

— Я поехал домой и собрал чемодан, потому что не сомневался в твоем желании улететь первым же рейсом. В туристическое агентство, не отрицаю, звонил, чтобы справиться о рейсах на Колорадо. Но рейсов много, а у меня ни малейшего представления, куда именно тебе надо. Пришлось ехать в аэропорт и ждать тебя. Естественно, я видел, где ты покупала билет, и вычислил рейс.

Как просто, помрачнев подумала Тесс. И логично. С неохотой, но ей все же пришлось признать, что он неплохо поработал.

— Отлично.

Букер наклонился к ней и перехватил ее взгляд. На какой-то момент она испугалась, что он поцелует ее при всех, но он всего лишь прижал указательный палец к ее носу.

— Видишь, я тоже кое-что умею. Он откинулся на спинку кресла, предоставив Тесс ее мыслям. А ей вдруг захотелось, чтобы он поцеловал ее на глазах стюардессы и других пассажиров.

Его голос вернул ее к реальности.

— Если до конца следовать логике и здравому смыслу, то мы, полагаю, направляемся в тот самый дом, из которого похитили Гаролдса и Торкелсона?

Тесс обернулась и внимательно посмотрела на него. У Букера был на удивление довольный и спокойный вид, словно не его ждало смертельно опасное расследование. Потом ее взгляд переместился на его губы, и рот у нее тотчас заполнился слюной.

— Ох…

Тесс отвернулась от Букера, не желая выдавать чувства, которые завладели ею. Она открыла портфель и достала из него папку с нужными документами и справками. Потом закрыла портфель и, используя его в качестве стола, открыла папку.

— Дом Гаролдса расположен вдали от других домов в уединенном месте, сказала она, показывая на лесистый участок на карте.

— Несомненно, так удобнее для интимных встреч с подружками, — без всякого юмора заметил Букер.

Взглянув на него, Тесс убедилась, что он не шутит.

— Да. Думаю, это было одним из важных соображений, когда он покупал дом. Так или иначе, к нему ведут две дороги. Одна приличная, другая — нет. Есть небольшая площадка для маленького самолета.

Букер кивнул.

— У него была лицензия? Тесс покачала головой.

— Нет. Но у Торкелсона была.

— В этом направлении полицейские работали?

Тесс пожала плечами.

— Похитителей не нашли, поэтому думаю, что нет. Да они и не копали так глубоко. Кстати, даже маленький самолет был бы замечен радарами.

— Это мысль, — одобрительно заметил Букер.

— Хорошая мысль.

Тесс удивилась, что говорит это. Ей никогда не нравилось работать с напарниками. Не хотелось ни за кого отвечать. А с Букером другое дело. Но она не стала анализировать, почему так получается.

— Думаешь, они там? — спросил Букер, блеснув глазами.

— Не знаю.

Тесс не сомневалась, что карта была оставлена специально для нее. Что-то вроде карты, на которой помечено место спрятанного сокровища, вот только вместо дурацких камешков там находится живая Джанет. Пока еще это только догадка. Но интуиция подсказывала Тесс, что иначе быть не может. А факты? Никаких фактов. Никаких улик. Только одно — Тесс твердо помнила, что этой карты в ее машине прежде не было. Кто же оставил ее?

Тесс всегда считала себя человеком действия. Ее долг — помочь подруге, попавшей в беду. Нельзя сидеть в сторонке и смотреть, как полицейские работают вместо нее. И все-таки ей пришлось признаться самой себе, что у нее нет и пока не может быть никакого плана.

— Попробовать все равно надо, правильно? — сказал Букер. Тесс кивнула. но?

— Да. Иначе нельзя. Карту оставили не зря, ведь ее прежде не было в машине. И дом Гаролдса — в Колорадо. Все сходится. Простое совпадение? Не очень-то я верю в совпадения.

— Я тоже. — Букер взглянул на карту. — Вот доберемся до дома, тогда, возможно, получим дополнительную информацию. Полагаю, надо будет поискать какие-нибудь знаки, говорящие о присутствии там Джанет.

— Пока у меня почти ничего нет, — сказала Тесс. — Но, думаю, на месте будет легче разобраться.

Букер внимательно посмотрел на нее, и его взгляд потемнел от жалости к женщине, которая готова взять на себя ответственность за всех и вся. Он поднял руку и нежно провел пальцем по ее подбородку.

— Будем надеяться, дорогая.

Сильвестр с такой жадностью поглощал еду, что Полли не могла удержаться от улыбки. Можно подумать, что его никогда не кормят, а ведь Этан Букер по-настоящему заботится о своем любимце. Заметив, что кот прикрыл глаза, она фыркнула. Наверное, достиг нирваны. Если Сильвестр и любил что-нибудь, так это поесть. Неожиданно Полли вспомнила о котятах в доме Мейсонов и покачала головой.

Похоже, Сильвестр еще кое-что любит.

Молодой доктор попросил Полли приглядеть за котом, так как ему надо было срочно куда-то ехать. Конечно же, Полли согласилась, правда из эгоистических соображений. Она не сомневалась, что он едет вместе с высокой красоткой, которая накануне ночевала у него.

Полли погладила Сильвестра по спине, и Сильвестр замер, не зная, то ли поддаться ее ласке, то ли продолжить трапезу. В конце концов он решил налечь на еду, и Полли рассмеялась, заметив, как растерялся кот. Сильвестр — чудо. У него ярко выраженный характер. Такой кот очень бы пригодился в ее книге.

Не желая упустить вдохновение, Полли насыпала коту еще еды и отправилась искать телефон. Этан был предусмотрителен и аккуратен. Около телефона лежали ручка и блокнот. Полли нацарапала для себя памятку.

Никогда не знаешь, что может пригодиться.

* * *

Тесс включила свет, чтобы получше рассмотреть карту, а Букер в это время вглядывался в дорогу и хмурился. Хотя бы заасфальтирована, и то хорошо. Дождь лил как из ведра, и дворники работали на всю мощь.

Автомобиль еле тащился по узкой скользкой дороге. Уже начинало темнеть, и, хотя включать фары было еще рановато, все же они из предосторожности включили их. Мало ли что может быть в таком месте, да еще под проливным дождем.

— Скоро перекресток, — сказала Тесс, не отрывая взгляда от карты и надеясь, что они едут в правильном направлении.

— Где? — с беспокойством спросил Букер.

— Точно не знаю, — ответила Тесс и прищурившись стала вглядываться в ветровое стекло. В боковые окна она не могла ничего рассмотреть. — Ты не можешь ненадолго включить антиобледенитель?

Букер подчинился без слов.

— Ничего не вижу.

Тесс тоже не видела и боялась, что пропустила рощицу. Не хватало сделать такой промах в присутствии Этана Букера. И без того они оказались вдвоем, затерянными в лесу… почти на краю света. Наконец Тесс, не сводившая глаз с обочины, заметила лесок. Потом увидела поворот.

И тотчас указала на него Букеру, стараясь скрыть охватившее ее торжество.

— Вот.

— Думаешь? — усомнился Букер.

— Вон там.

В душе Тесс торжествовала, но внешне оставалась невозмутимо спокойной. В доме Гаролдса она была лишь один раз, но сразу узнала старую полуразвалившуюся ограду с помпезным щитом «Вечнозеленый» и охотничий дом, принадлежавший очень богатым людям до того, как экологи замучили политиков и большая охота стала немодным отдыхом.

Самой Тесс нравилось, что люди стали вести себя цивилизованнее хотя бы по отношению к животным. Она никогда не понимала охотничьих радостей.

Букер остановил машину и поглядел вперед.

— Здесь нет дороги. Две колеи, разве что…

— Дорога, дорога, — стояла на своем Тесс. — Ну же, Букер, я ведь была тут. Это дорога. И я узнаю старую ограду и уродливый щит. Говорю тебе, мы едем правильно.

— Если ты настаиваешь, дорогая…

И Букер медленно повел машину вперед.

— Перестань звать меня «дорогая», — буркнула Тесс, не сводя глаз с карты.

Слава Богу, поворот они отыскали, но впереди еще несколько миль. Гаролдсу нравилось находиться подальше от людей, это уж точно.

— Конечно, милая, — покорно отозвался Букер, вглядываясь в дорогу. Тесс подняла голову.

— Знаешь, если ты не прекратишь, я наверняка сломаю тебе пару костей.

— Удивительное наслаждение даже думать о том, как ты прикоснешься ко мне, — улыбаясь, проговорил Букер, совершенно равнодушный к ее угрозам.

Наверное, он решил, что она шутит.

— Букер, следи за дорогой, — без тени улыбки произнесла Тесс.

Их немилосердно трясло и подбрасывало на ухабах, и Тесс пришлось признать, что дорога тут и в самом деле не ахти какая. С обеих сторон к ней вплотную подходили могучие деревья с уже пробивающейся листвой. Короче говоря, две колеи, до краев наполненные водой из-за весенних дождей. И сверху льет как из ведра.

Тесс оставалось только радоваться, что есть ремень безопасности, который хоть немного, но все же облегчал поездку. К тому же без ремня она бы уже давно вылетела из машины, которую они арендовали в аэропорту. Искоса поглядев на Букера, Тесс проговорила сквозь стиснутые зубы:

— Эй, ты как будто не все ухабы жалуешь своим вниманием! К чему бы это?

— Если хочешь, сама садись за руль, — холодно заметил он, и Тесс обратила внимание на его побелевшие от напряжения пальцы.

Тесс решила, что обижаться не стоит, и снова стала смотреть на дорогу.

— Теперь уже недалеко.

Так и оказалось.

К счастью, из-за дождя и ухабов они ехали медленно, иначе наверняка врезались бы в ограду, — неожиданно появившуюся из-за расступившихся деревьев. Букер нажал на тормоза, и несколько мгновений они молча, не выключая торопливые дворники, смотрели на вставший перед ними дом. В темноте, да еще под дождем, двухэтажный дом казался необитаемым. Лишь молнии освещали мрачное строение, напоминавшее пристанище Дракулы.

— Ничего себе! — вздохнул Букер. Тесс даже не посмотрела в его сторону. Судя по тону, ему не больше, чем ей, хотелось вылезать из машины и бежать под проливным дождем к чернеющему на расстоянии дому. Насколько им было известно, из-за погодных условий электричество отключили во всем районе. И никто не знал, когда его включат снова.

— Хочешь верь, хочешь не верь, но здесь очень красиво, — сказала Тесс, доставая из кошелька ключи. — По крайней мере, когда небеса не дают течь.

Тесс несколько раз подбросила ключи на ладони и тяжело вздохнула. Встретив взгляд Букера, она усмехнулась.

— Ты готов?

— Я почти уверен, что ты получаешь удовольствие от всего этого, пробормотал он. — Ладно. На счете три… Раз…

— Три, — выпалила Тесс и распахнула дверцу.

Она схватила сумку с заднего сиденья и бегом направилась к дому. Все ее движения были точно рассчитаны, под дождем она пробыла не дольше, чем предполагала, и это ее обрадовало.

Спрятавшись под навесом и стряхнув с волос капли воды, она с улыбкой наблюдала, как Букер — где по траве, где по раскисшей земле — торопливо шагает следом за ней. Встав рядом, он отряхнулся, как пес, обдав Тесс тучей брызг.

Ее не спасли даже выставленные вперед руки.

— Это нечестно.

— В следующий раз не будешь смеяться. Букер усмехнулся и, взяв у Тесс ключи, стал открывать дверь. Так как света не было, то ему потребовалось некоторое время, чтобы найти замочную скважину. Дальше все пошло как по маслу, и он распахнул перед Тесс дверь.

Но первым все же вошел сам и провел рукой по стене в поисках выключателя. Как ни странно, свет зажегся. Едва это произошло, как он сделал шаг в сторону, уступая дорогу Тесс. Потом закрыл дверь и поставил сумку на натертый до блеска пол холла.

— Думаю, нам надо сразу же позаботиться о свечах или фонариках, если вдруг свет выключат.

Тесс кивнула.

— Хорошая идея. Я захватила пару фонариков, но свечи все же лучше.

— Пойдем вместе на случай, если нас тут поджидают великаны с гор.

Тесс улыбнулась на его шутку. На самом деле он не шутил, да и великаны были ни при чем. Но коль скоро имеешь дело с похитителями, надо быть ко всему готовым, особенно если тебя уже били по голове, а потом бросали бездыханного на газоне перед собственным домом.

Они отправились в кухню, заглянули во все шкафы и ящики, потом перешли в кладовку. Тесс встала на цыпочки и провела рукой по верхней полке.

И вдруг почувствовала под пальцами что-то мягкое. Кто-то побежал по ее руке, и она застыла на месте, потеряв всякую способность соображать.

Паук.

Тесс вскрикнула и быстро-быстро замахала рукой. От неожиданности паучок потерял равновесие и свалился на пол.

Не теряя времени, Букер обхватил Тесс за плечи и, покачивая ее, проговорил с улыбкой:

— Ну-ну, Тесс, это же всего-навсего паучок.

— Паучок… — протянула Тесс. — Паучище. Чудовище с восьмью лапами.

Букер хохотнул, взял пустой пакет, поймал в него паучка и с сожалением выкинул «страшного зверя» за дверь в непогоду, надеясь, что тот привычен ко всяким условиям.

Тесс не могла сдержать дрожь.

Это было связано с одним из самых ранних воспоминаний. Мать испуганным голосом будила ее по утрам и требовала, чтобы она, не делая резких движений, вылезала из постели. Один раз, тихонько выскальзывая из-под одеяла, она не могла понять, зачем ее будят так рано, и оглянулась.

На одеяле она заметила существо, двух существ, которых приняла за обыкновенных пауков. Но когда повзрослела, то поняла, почему мать так боялась.

Эти так называемые пауки были опаснее самых ядовитых змей. Один укус — и через восемь часов смерть. Тесс знала одну девочку, укушенную пауком. У нее на руке еще долго гнила кожа и остались ужасные шрамы.

С тех самых времен она боялась всех пауков подряд. И неважно, что паук, выкинутый Букером за дверь, даже отдаленно не напоминал смертельных врагов из ее детства. Достаточно того, что у него восемь лап и он паук.

Видя ее неподдельный страх. Этан Букер вновь обнял ее и повел прочь из кладовки. Он усадил Тесс за стол, поискал в шкафу и нашел бутылку с виски, потом принялся искать стаканы. Это заняло довольно много времени.

Налив виски в чистый стакан, Букер подвинул его Тесс и ласково проговорил:

— Выпей.

Тесс нахмурилась.

— Что это?

— Шотландское виски. Она покачала головой.

— Не люблю.

— Ну и что? Выпей и перестанешь дрожать, — сказал Букер. — Как лекарство.

Тесс взглянула на него. Ее била дрожь, возможно из-за сырости, накопившейся в доме. И она решилась. Взяла стакан в руки и опрокинула содержимое себе в рот, как заправский пьяница. Любой техасец позавидовал бы ей.

Виски обожгло ей горло и поползло вниз, согревая ее изнутри. Тесс поморщилась.

— Отвратительно.

— Знаю. Мне тоже виски не особенно нравится, — похлопав Тесс по плечу, с усмешкой произнес Букер. — Оставайся тут, а я поищу свечи.

Тесс кивнула, с трудом вникая в смысл его слов. Она вспомнила, что видела в кладовке еще одну тень. Неужели паук?

Схватившись за бутылку. Тесс плеснула себе виски, поднесла стакан к носу, понюхала, поморщилась и опять выпила содержимое одним глотком.

С легким стуком поставив стакан на стол, она почувствовала, как по ее телу разливается тепло.

А Букер в общем-то ничего, с мечтательной улыбкой подумала Тесс и вспомнила, как целовала его. И опять вся затрепетала. Но на сей раз причиной тому были не воспоминания о коричневых чудовищах.

Она и он были одни в целом доме.

И тут погас свет.

Глава 7

Тесс напряглась.

Одно мгновение, всего одно мгновение она позволила себе оставаться на месте, вглядываясь в темноту. В конце концов, свет могли выключить из-за грозы. Тесс знала, что это объяснение естественное и логичное, Особенно если учесть все прелести непогоды, которые они испытали на себе, пока добирались в эту глушь.

Но могло быть и другое объяснение. И тоже логичное, но чреватое неприятными последствиями.

Медленно, бесшумно она наклонилась и подняла штанину. Достала маленький револьвер. Удобно взяла его в руку.

Такие револьверы ее дедушка называл игрушечными. Они и в самом деле не очень надежны. Из них легко промахнуться, но все-таки какая-никакая защита.

Тесс встала, стараясь не шуметь, но от тихого скрипа все равно не убереглась.

Букер пошел за свечами в другую часть дома. Он не звал ее. Шума она тоже не слышала. Наверное, это добрый знак… Или нет?

Не выпуская револьвера из правой руки, Тесс выскользнула в коридор и, стараясь держаться поближе к стене, направилась к ближайшей комнате. Молния осветила ее, и Тесс мгновенно все увидела и запечатлела в памяти. Она аккуратно обошла диван и журнальный столик и ни разу не наступила на лежавшую на полу медвежью шкуру с головой.

Тесс стало жаль великолепное животное, расставшееся с жизнью по человеческой прихоти, но она постаралась подавить в себе это не вовремя возникшее чувство.

Осторожно переставляя ноги, делая шаг за шагом. Тесс пересекала просторную комнату в направлении лестницы с резными деревянными перилами.

На нее накатило странное чувство, едва она вспомнила ту ночь, когда без спроса вошла в дом Букера и он схватил ее.

Нахмурившись, крайне недовольная собой, Тесс хотела было сделать очередной шаг, как кто-то сзади одной рукой схватил ее за правое запястье, а другой обхватил за талию.

Тесс затаила дыхание, подавив яростное желание закричать, и напряглась в руках противника, а потом как будто обмякла.

Таким образом она хотела ослабить внимание напавшего на нее человека, и ей это удалось.

Она вывернулась из его недружественного объятия и занесла руку для удара. И тут ее ослепил яркий луч фонарика, мгновенно передвинувшийся на лицо захватившего ее врасплох мужчины.

— Тесс, это я, Букер, — торопливо проговорил он, вновь хватая ее за запястье. — Свет погас из-за грозы. У нас пока спокойно.

Все слыша и ничего не понимая, Тесс несколько мгновений не сводила с него глаз, потом с облегчением вздохнула.

И нервно рассмеялась.

— Я хотела тебя ударить.

— Боюсь, не просто ударить. Вышибить из меня дух, — пробурчал он, отпуская Тесс. — Ладно. Я отыскал и свечи, и спички. Сейчас зажжем свечи, разведем огонь в камине и немного согреемся. Согласна?

Тесс кивнула и последовала за Букером к камину. Он зажег свечу и, высоко подняв ее над головой, огляделся. Похоже, неприятности со светом были в этих местах делом привычным, недаром на каминной полке стояло несколько красивых подсвечников. Или? Тесс вспомнила о любимом времяпрепровождении своего богатого клиента Гари Гаролдса. Наверное, они были ему нужны для создания определенного настроения. Это больше похоже на правду.

Букер зажег свечи в подсвечниках, и в комнате стало очень уютно.

Тесс успокоилась. Да и виски, которым ее напоил Букер, оказало свое действие. Она подошла к дивану и переложила подушки, чтобы удобнее было сидеть.

Устроившись с комфортом. Тесс вдруг почувствовала невыносимую усталость. Начало сказываться напряжение последних дней. Почти засыпая, она смотрела, как Букер управляется с камином, перекладывает поленья, зажигает бумагу. И хотя глаза у нее закрывались сами собой, стоило ей увидеть, как на крепких плечах Букера натянулась рубашка, внутри нее полыхнуло желание вновь ощутить его прикосновения.

Глаза у Тесс закрылись, а на губах все еще блуждала колдовская улыбка. Всего одну минуту, коротенькую минуту, она позволила себе помечтать о прилетевшем с ней вместе мужчине. Представить, что будет с нею, если она еще раз окажется в его крепких и нежных объятиях, если он еще раз возьмет и поцелует ее в губы.

— Что ты делаешь?

Тесс очнулась от прекрасного и мучительного сна и покачала головой, чтобы привести себя в чувство.

— Сижу на диване.

— А мне кажется, ты лежишь и к тому же собираешься заснуть, — сказал он.

Букер стоял спиной к камину, и на фоне ярко разгоревшегося желто-белого пламени его высокая фигура выглядела бесконечно привлекательной.

— Было бы хорошо, — мечтательно протянула Тесс.

Она ласково улыбнулась Букеру и мигнула. Потом мигнула еще раз. С каждым разом поднимать веки становилось все труднее и труднее.

Букер покачал головой.

— А я-то думал, ты привезла меня сюда работать. Помнится, ты говорила об объединенных усилиях. И еще что-то о дополнительной информации для моего расследования по делу об убийстве Гари Гаролдса.

— Ну да, — сонно пролепетала Тесс.

Заслышав его голос, она нахмурилась. Что ж, если он такой, то больше она не пустит его в свои сны. И Тесс опять улыбнулась. Закрыв глаза, она стала вспоминать высокого актера с атлетической фигурой и светлыми волосами, который играл полубога в мифологическом шоу. Оно шло каждую неделю по уик-эндам, и Тесс старалась не пропускать его, правда из ее стараний редко что получалось.

Она видела атлета с голубыми глазами и слышала его голос. Вот это голос, подумала она. Такой голос, нежный, низкий, глубокий, можно слушать напролет дни и ночи. И с таким мужчиной можно иметь дело.

Тесс устроилась поудобнее и приготовилась наслаждаться привлекательным зрелищем, как до ее слуха дошел скрипучий голос Букера.

— Мне в высшей степени неприятно беспокоить тебя, мой ангел, — проговорил он, оказавшись вдруг совсем близко, — но ты, увы, лежишь на одной из улик, которую я должен как следует изучить.

Тесс прислушалась. Наконец она открыла глаза и тотчас напоролась на его взгляд. Лицо Букера было всего в восьми дюймах от ее лица, и Тесс то ли в испуге, то ли в растерянности едва не вскочила с дивана.

— Ой! — воскликнула она, поднимая голову. — Я не подумала об этом.

Букер успокоил смутившуюся Тесс, положив ей на плечо руку и улыбнувшись. В его потемневших глазах заплясали веселые чертенята.

— Да не волнуйся ты. Я разговаривал со здешними ребятами после того, как ты в первый раз упомянула об этом доме. Они внимательно осмотрели диван и вообще всю гостиную. Короче, отлично тут поработали. Обещали прислать отчет и содействовать во всем, что потребуется.

Тесс хмуро поглядела на него, стараясь осмыслить сказанное.

— Зачем же ты тут? Он усмехнулся.

— Чтобы приглядеть за тобой.

Тесс громко фыркнула и вновь занялась подушками. Она взбивала их одну за другой и вновь аккуратно укладывала на диван, а потом долго усаживалась, как кошка, подыскивая удобное положение. Тесс занималась собой и, казалось, не обращала ни малейшего внимания на посмеивавшегося над ней мужчину.

— Уходи, — приказала она не очень настойчиво.

— Я устал.

— Еще бы!

Тесс вздохнула и крепко закрыла глаза. Завтра будет тяжелый день. Карта не представляла для нее тайны. Ее не могла оставить Джанет, потому что прежде этой карты в машине не было. Ее оставили люди, похитившие помощницу Тесс, причем сложили так, что в глаза в первую очередь лез именно тот район Колорадо, где располагался дом Гари Гаролдса. Утром надо будет обследовать весь дом снизу доверху. Не может быть, что они не подложили еще какого-нибудь «указателя».

А Букер продолжал что-то говорить, мешая Тесс спать. Наконец его слова дошли до ее сознания, и она нахмурилась. Зачем он тут? Если без его услуг можно обойтись, то почему он не уезжает? Тесс открыла глаза и встретилась с ним взглядом, но не поняла, о чем он думает.

— Букер, что ты тут делаешь? — еще раз и очень тихо спросила Тесс.

Букер долго смотрел на нее. На его лице плясали огненные тени. Потом он медленно протянул руку и коснулся пальцем щеки Тесс.

— Если честно, то сам не знаю. Он и правда не понимал, почему вдруг сорвался с места и помчался следом за едва знакомой женщиной. В конце концов, у него полно работы. Вот и Дорис пришла в ужас, когда он сказал, что возьмет отгулы. Целый год она не могла уговорить его отдохнуть, а теперь была убеждена, что ему не стоило этого делать.

С Тесс Рейнолдс почтенный коронер познакомился всего несколько дней назад, причем при дурацких обстоятельствах. А потом взрыв, похищение. Такого многие пары не переживают и за десятки лет совместной жизни. Тесс Рейнолдс умела за себя постоять, однако за ее независимым поведением Этан Букер разглядел и нежность, и чувствительность, которые она упрямо прятала от чужих глаз.

Букер смотрел в ее глаза, опушенные темными ресницами. Она ждала его ответа, а он вместо слов провел кончиком пальца по россыпи веснушек у нее на лице, увидев маленькую девочку в сидящей рядом с ним взрослой красавице. Тесс прикусила нижнюю губу. Наверное, неопределенность угнетает ее. Букер вспомнил, как она смеется, как шутит.

Он не знал, зачем отправился следом за ней в Колорадо, ведь это могло оказаться опасным, но он отправился. Ему нравилось быть с ней рядом. Ему нравилось то, что она такая разная и непредсказуемая.

— Может быть, ты не будешь так на меня смотреть? — шепотом спросила Тесс. — Мне кажется, будто ты мысленно препарируешь меня.

Букер весело хохотнул.

— А это мысль! Почему бы тебе не раздеться и не показаться доброму доктору? Тесс рассмеялась.

— Испытываешь на мне свои приемы? Букер пожал плечами, делая вид, будто смутился.

— А почему бы и нет?

— У мужчины с такой внешностью не может быть недостатка в женском внимании, — твердо заявила Тесс. — У тебя вид настоящего Казановы.

— Что?

— Ну не надо притворяться. Неужели тебе никто об этом не говорил?

— Не говорил, — недовольно ответил Этан Букер.

— Ну же, не изображай пуританина, — рассмеялась Тесс. — В жизни часто случаются вещи похуже, чем, скажем, сходство с Казановой.

— А… — Букер уселся на пол, и его лицо было всего в нескольких дюймах от ее лица. — Так ты вправду считаешь, что я красивый?

Тесс напряглась, поджала губы и отодвинулась от него.

— Этого я не говорила.

— Ты считаешь меня очень привлекательным? — изменил свой вопрос Букер. Неотразимым?

— Ну… Не совсем так, — протянула Тесс, старательно избегая смотреть ему в глаза.

Букер придвинулся к ней. Тесс отодвинулась. Когда отодвигаться больше было некуда, она села на диване. А Букер смотрел и смотрел, не в силах отвести взгляд, на пухлые розовые губы, которые словно звали его.

— Полагаю, есть только один способ это выяснить, — проговорил он тихим, неожиданно охрипшим голосом, страстно желая полулежавшую на диване женщину.

Тесс набрала полную грудь воздуха. Облизала губы.

— А вдруг я придумала насчет Казановы?

— Да я просто пользуюсь представившейся мне возможностью, разве не так? ничуть не обидевшись, заметил Этан Букер.

Он легко коснулся губами ее губ. Просто коснулся. И всего одно мгновение Тесс сопротивлялась нахлынувшим на нее чувствам, а потом сдалась. Она словно растворилась в мужчине, имевшем неодолимую власть над нею. Наклонив набок голову, Букер раскрыл ее губы. Он касался ее. Он чувствовал ее. И он поднял руку, чтобы провести ладонью по ее щеке, по нежной шее, по шелковистым волосам.

Тесс вздыхала, с радостью подчиняясь ему и требуя от него ласк. Она гладила его руки, плечи. Медленно-медленно вела по ним ладонями, пока наконец не обняла его за шею.

Букер встал на колени и на мгновение оторвался от ее губ. Но Тесс это не понравилось, и она вновь прижала его к себе, с жадностью поцеловала. И он поцеловал ее, проведя ладонями по ее телу, ощущая нежную округлость бедер, упругий живот, круглые груди.

Проведя кончиком языка по ее губам, он поцеловал ее в шею, не отрывая рук от груди. Тесс изогнулась.

Букер языком почувствовал стремительное биение пульса у нее на шее, а под ладонями — затвердевшие соски.

Тесс повернула голову и нежно куснула за мочку уха. Он слышал ее дыхание, когда она тихо, едва слышно, проговорила прерывающимся под наплывом чувств голосом:

— Ох, Казанова…

Букер напрягся. Но Тесс хихикнула и покрепче прижала его к себе. Тогда он поднял голову и заглянул ей в глаза.

— Это не смешно, — сказал он, однако сам не удержался от улыбки.

— А я смеюсь.

— Ну и смейся на здоровье.

Он пристально смотрел на нее, словно стараясь что-то понять, но вдруг нахмурился и уставился на какую-то точку у нее на шее.

— Ты что? — спросила Тесс, не сводившая с него пристального взгляда.

Он как будто еще сильнее нахмурился, когда наклонился над ее шеей, и Тесс тоже склонила голову набок, стараясь разглядеть, что он нашел там интересного.

Тут Букер набросился на нее и стал целовать ей лицо, шею.

Тесс рассмеялась.

— Хватит, Букер. Мне щекотно. Вряд ли Казанове понравилась бы слава мужчины, который щекочет женщин.

Букер поднял голову и насмешливо посмотрел на нее.

— Откуда тебе знать?

— А тебе откуда знать?

— А я и не знаю, — ответил он, трогая кончик ее носа указательным пальцем. — И ты, дорогая, не знаешь.

Тесс хихикнула, но глаз не отвела. Ей было приятно смотреть на него. Более того, даже когда она просто смотрела на него, в ней вспыхивало желание. Наверное, он чувствовал то же самое, потому что они одинаково не могли отвести друг от друга ищущих глаз.

Потом он посмотрел на ее губы, и ему вновь захотелось прижаться к ним губами. Он уже наклонил голову, как вдруг включился свет.

Тесс от неожиданности закрыла глаза. А Букер подался назад, быстро-быстро моргая, чтобы побыстрее привыкнуть к новому освещению.

— Вот так всегда, — пробормотал он. Он взглянул на Тесс. И вновь она показалась ему далекой и отчужденной. Электрический свет словно вернул ее в реальную жизнь. Легонько коснувшись ее щеки, Букер пожалел, что так быстро все закончилось. Тесс же, поерзав на диване, села и, словно защищаясь, обложила себя подушками.

Потом кашлянула и посмотрела на часы.

— Кажется, уже ночь.

— Вроде бы, — отозвался Букер. Тесс встала и торопливо оправила рубашку, после чего, неопределенно махнув рукой, сделала несколько шагов в сторону лестницы.

— Пожалуй, мне надо поискать комнату. Пора спать. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — прорычал Букер, не зная, на что излить свою злость, и соображая, не сокрушить ли ему парочку деревьев.

Вместо этого он со стоном улегся на диван, на чем свет стоит честя Казанову, которого вряд ли когда-нибудь, да еще с такой легкостью, покидала прекрасная дама, наплевав и на него, и на романтическую обстановку, включая жарко пылавший камин.

К черту!

— Ты мог бы подтвердить или хотя бы предположить, что Гари Гаролдса убили рядом с отелем «Ворт» прямо перед взрывом? — спросила Тесс.

Они находились в библиотеке, где она методически просматривала одну книгу за другой на случай, если что-то заложено между страницами.

Проснулись оба рано, долго молчали, испытывая неловкость.

После завтрака они поднялись на второй этаж и стали осматривать комнату за комнатой, шкаф за шкафом, ящик за ящиком в поисках хоть какого-то ключа к загадке похищения Джанет.

Букер последовал за Тесс в библиотеку и теперь сидел в кожаном кресле за массивным письменным столом, проглядывая бумаги. Даже отвечая на вопрос Тесс, он не оторвался от них.

— Трудно сказать. Ясно одно. Труп положили в отель, рассчитывая, что взрыв заметет следы. Чудом он остался невредим. Упади панели не так, а иначе, его совершенно расплющило бы, а может быть, разнесло в клочья. Среди строительного мусора на него никто не обратил бы внимания. Короче говоря, эти люди, кто бы они ни были, неплохо заметали следы и не их вина, что труп сохранился.

Тесс взяла следующую книгу и перелистала страницы.

— Но взрыв уничтожил кожу?

— В общем, да. — Букер нахмурился, просматривая счета. — Ого! Этот парень больше тратил за день, чем я зарабатываю в год.

— Вспомни о своем «порше» и не завидуй, — заметила Тесс.

Она поставила книгу на место и взялась за другую.

— Это подарок, — отозвался Букер. Тесс наморщила лоб и с любопытством посмотрела на него.

— Подарок? Наверное, от друга? Букер долго молчал, потом покачал головой, как будто до него наконец дошел смысл вопроса. Он досмотрел счета и бросил их в ящик.

— Нет. От родственника.

Ага! У Букера есть богатый родственник, который настолько его любит, что подарил ему «порш»! Интересно, подумала Тесс, но решила отложить обдумывание этого вопроса на потом, когда будет покончено с делом Гари Гаролдса. Она сосредоточила свое внимание на более важной проблеме.

— Ну, нашел что-нибудь? Или ничего полезного не оказалось?

— Все полезно.

Букер пожал плечами и наклонился, чтобы открыть нижний ящик. Ему пришлось отодвинуть кресло.

— Кстати, все, найденное рядом с телом и даже на теле, не может рассматриваться как неопровержимое доказательство чего-либо. Был взрыв. Здание обрушилось. Пожар. Время. Однако если мы найдем тут что-нибудь, соотносимое с телом или одеждой трупа в отеле, это поможет детективам в их расследовании.

Тесс скривила губы, прочитав заглавие книги, которую она держала в руках. Похоже, Гаролдсу нравилась неординарная литература.

— Как его убили?

— Выстрелом в затылок.

— Откуда тебе известно?

— Когда я прибыл, его еще не поворачивали и не двигали с места, — объяснил Букер. — Таковы правила. И у нас есть специальные простыни, в которых мы транспортируем трупы, естественно положив их в мешки. В лаборатории при вскрытии мы легко нашли место, куда вошла пуля, и обычные следы вокруг этого места.

— А она вышла? Букер покачал головой.

— Нет. Короче говоря, это был малокалиберный револьвер. Возможно, двадцать второго калибра. И стреляли с близкого расстояния. Скажем, с восьми дюймов.

— С восьми дюймов от головы Гаролдса? — Тесс скривила губы. — А следы — это следы пороха?

Букер кивнул, просматривая следующую пачку документов.

— Они никогда не бывают одинаковыми, поэтому по ним довольно легко определить расстояние. У Гаролдса порох въелся под кожу, так что его невозможно было отделить. Если бы стреляли с более близкого расстояния, то порох отделялся бы. Если бы пороха не было вообще, значит, стреляли издалека.

— Эй, не пора ли нам поесть? — И только тут Тесс сообразила. — Значит, могли стрелять не в отеле?

— Да, — ответил Букер. Он откинулся на спинку кресла и посмотрел на Тесс. — Определенно ничего сказать нельзя. Потом был взрыв, и он многое изменил. Но я не сомневаюсь, что тело переносили с места на место. На одежде почти нет крови. Правда, труп пролежал слишком долго, чтобы я мог что-то утверждать наверняка, но окоченение и мумификация происходили немного не так, как должны были бы происходить, если бы человек умер в том самом подвале отеля «Ворт». Впрочем, был взрыв.

Тесс наморщила лоб. Она хотела и почти боялась задать вопрос, который вертелся на кончике ее языка. Ей показалось, что она ослышалась.

— Мумификация?

— Ну, Тесс, это не совсем то же, что мумия египетского фараона. — Букер хмыкнул, не ожидая такой реакции. — Естественный процесс в сухом климате. Скажем, в подвале. В подвале взорванного здания.

Тесс еще несколько мгновений не сводила с Букера пристального взгляда. Она побоялась даже заикнуться о том, о чем подумала, поэтому вернулась к книгам и, ничего не видя перед собой, вновь стала их листать.

Через какое-то время она сообразила, что листает уже просмотренную книгу.

Букер закрыл ящик.

— Ничего. Я просмотрел все ящики, все папки, каждый листочек — и ничегошеньки.

— Знаю. — Тесс поставила книгу на место и повернулась к нему лицом, уперев руки в боки. — Как ты думаешь, чем мы сейчас занимаемся?

— Надеюсь, ты знаешь.

Он заложил руки за голову и принялся обводить взглядом потолок, думая о том, что следует предпринять дальше. Его взгляд остановился на окне, и пару мгновений Букер позволил себе полюбоваться великолепным видом.

Улыбаясь, Букер наблюдал за парочкой белок, игравших на ветке, на которой уже набухли почки.

— Посмотрим снаружи? Тесс проследила за его взглядом и сердито сдвинула брови.

— У нас нет времени на игрушки. Букер склонил голову набок и проговорил медленно, словно имел дело с упрямым ребенком:

— Дорогая, я имел в виду, что нам надо осмотреть окрестности.

Тесс выпрямилась. Ну конечно же. Это очевидно. Как она сразу не поняла? Тем не менее она не подала виду, что раскаивается в своих словах.

— Ну… Наверное, ты прав.

Они направились к шкафу, достали свои вещи и вышли из дому. Здание было довольно большим и располагалось на поляне, окруженной густым лесом. На краю поляны стоял сарай. Не сговариваясь, они направились к нему, и по дороге Тесс решила, что, пожалуй, и вправду осмотр надо начинать именно с него.

Подойдя поближе, они обнаружили висячий замок, и Букеру пришлось поискать что-нибудь тяжелое, чтобы сбить его. Тесс молча наблюдала за ним. Стоя за его спиной, когда он скинул пиджак, она с удовольствием смотрела на игру мускулов у него на руках и на плечах и, засунув руки в карманы куртки, изо всех сил удерживалась, чтобы не сболтнуть что-нибудь или не броситься ему на шею.

Прошло несколько минут. В конце концов Букер, сбив замок, перевел дух и широко распахнул дверь.

Тесс взяла его пиджак и подала ему, проходя мимо. Сарай оказался просторным, со множеством всяких механизмов, включая небольшой грузоподъемник. Предстояло все осмотреть.

Внимание Тесс привлекла лошадиная упряжь, свисавшая со стены в одном из закутков, вероятно когда-то служившем стойлом.

— Наверное, бывшие хозяева держали здесь лошадей. Но очень сомневаюсь, что Гаролдс продолжил эту традицию.

— Он не любил животных? Букер стоял в стороне, что-то внимательно разглядывая, потом зашел в другое стойло.

— Не любил.

На мгновение Тесс застыла, увидев паука. Но он был такой маленький и безобидный, что она почти совсем не испугалась и даже, поддев его носком ботинка, сама отбросила подальше к стене.

— Гаролдс считал себя великим любовником.

Какое-то время Букер исподтишка наблюдал за Тесс, потом резко развернулся, покинул стойло и приблизился к ней. Остановился рядом.

Едва он направился к ней, как Тесс стала смотреть в другую сторону. Потом она почувствовала, что он совсем близко, и стала ждать. Она не поворачивалась к нему, словно ее что-то очень интересовало на стенке напротив.

Гаролдс считал, что создан на радость женщинам. Природа наградила его привлекательностью, и к тому же он с благоговением относился к своему телу. Женщинам нравилось быть с ним, и он знал об этом.

Имея жену и двоих детей, Гари Гаролдс никогда не оставлял охоту на женщин, но и — чего Тесс не понимала — никогда не помышлял развестись с женой, хотя несколько любовниц всерьез пытались увести его из семьи.

Неприятная часть работы Тесс состояла в том, что время от времени ей приходилось иметь дело с бывшими любовницами Гари Гаролдса, несчастными женщинами, поддавшимися его обаянию.

Марсия была во всех отношениях нормальной женщиной, и в других обстоятельствах Тесс, верно, отнеслась бы к ней по-приятельски. С Гари Гаролдсом Марсия начала работать в совсем юном возрасте. И, кстати, довольно долго проработала в его компании. Первое время она верила, когда он говорил ей о своем «несчастливом» браке, жаловался на то, что вынужден ради детей терпеть семейные узы, что жена не понимает его. Якобы когда-то они любили друг друга, а теперь остались друзьями и больше не делят постель, а ему необходим секс. Необходим так же, как другим необходима пробежка для нормального самочувствия.

Когда он изложил все это своей юной сотруднице, она заглотала наживку и попалась на крючок.

Больше двух лет продолжалась их связь. И вот тут-то жена родила младшего сына. Для Марсии это был как гром среди ясного неба. Но она любила его. И стала во всем обвинять себя. Это не было лишено смысла.

Потом пошли сплетни.

Гаролдсу приходилось бывать в Лас-Вегасе. И один раз он отправился туда с молодой сотрудницей, которой предстояло жить в одном номере с другой сотрудницей.

Когда — через неделю — они вернулись, всем все уже было известно. Девушка пришла в свою комнату после пяти часов утра.

Марсия пришла в ужас. Она была в отчаянии. Устроила Гаролдсу скандал, и конечно же он ни в чем не признался. Однако к тому времени Марсия слишком хорошо его знала.

Кому, как не ей, было известно, что Гари Гаролдс больше всего на свете гордится своим умением доставлять женщине удовольствие. Правда, он был человеком осторожным, никогда понапрасну не рисковал своей репутацией, не любил показухи, но и мимо легкой добычи пройти никак не мог.

Тесс покачала головой, припомнив молодую женщину. Марсия была совершенно подавлена после разрыва с Гари Гаролдсом, но не пожелала бросить работу в его компании, хотя Гаролдсу как будто этого хотелось.

Она осталась. И Гаролдс вскоре привык к ее присутствию в новом качестве. Единственным положительным результатом их связи стало то, что Марсия не боялась с ним спорить. Не раз и не два они сталкивались лбами, и постепенно Гаролдс стал с уважением относиться к молодой и талантливой женщине. Марсия могла бы переспать и со своим следующим боссом, однако после первого разочарования она предпочла добиваться своего умом и трудолюбием.

Тесс нагнулась и, подняв с пола лопату, поставила ее к стене, сама не понимая, почему любовные похождения Гари Гаролдса так досаждали ей, но что было, то было.

Не исключено, ее самое тоже влекло к нему, и она с ужасом думала о том, в какое чудовищное положение могла бы попасть, дай себе волю.

Тесс слышала шорох за своей спиной и радовалась, что Букер не видит ее лица. В общем-то ей нечего стыдиться. Ну, нравился и нравился. Что тут особенного?

Нет, все гораздо сложнее и запутаннее. Гораздо сложнее и запутаннее, чем она признавалась даже самой себе.

— Похоже, тебе он не очень нравился? — тихо спросил Букер.

— Не очень, — призналась Тесс. Она подняла с пола соломинку и повернулась к Букеру, крутя ее в руках.

— Бессердечный ублюдок.

— Зачем же ты работала на него? — У Букера потемнели глаза. — Из-за денег?

— Нет, — пробурчала Тесс. — Деньги никогда не были у меня на первом месте. Мне не нравится и не нравилось, как он вел себя в частной жизни, но ведь я ему не судья. Это, в сущности, не мое дело. Букер кивнул.

— Похвально. Весьма похвально. Вот я бы так наверняка не смог. Тесс пожала плечами.

— Ничего похвального в этом нет. Его компания наняла мою фирму. Вот и все.

— Почему же ты так болеешь за это дело? Тесс подняла на него глаза. Ей и в голову не приходило, что он так хорошо читает в ее душе. Что тут скажешь?

— Да не болею я.

Букер еще ближе подошел к ней и заглянул ей в глаза.

— У тебя с ним что-то было?

Ее взгляд сделался твердым, холодным. Она ожидала прочитать на его лице насмешку или осуждение. Но ничего такого не было. Зато было желание понять. И на сердце у Тесс стало немножко теплее.

Букер улыбнулся, и его взгляд скользнул к ее губам.

— Ты, верно, считаешь себя виноватой в его похищении и гибели?

Тесс удивилась тому, как легко он меняет тактику, будто в самом деле читает ее мысли. Но все же она помедлила с ответом.

— Моя фирма несла ответственность за жизнь Торкелсона и Гаролдса.

— Но они не желали следовать твоим указаниям, я правильно понял?

Тесс кивнула. Ей в самом деле не нравился Гари Гаролдс, и как бы она к нему ни относилась, пусть даже ее влекло к нему, она прекрасно понимала, что он использовал людей, а потом выбрасывал их за ненадобностью. Тесс много раз думала о том, почему она так плохо относилась к нему, до того плохо, что иногда ненависть туманила ей мозги. Возможно, сумей она победить эти свои эмоции, и ей удалось бы подчинить его себе и защитить от смерти. И Торкелсона тоже.

— Тесс, это был его выбор, — напомнил ей Букер. — Если он обратился в твою фирму, значит, представлял степень грозящей ему опасности.

— Мне надо было посильнее на него надавить. Может быть, наорать на него. Заставить прислушаться к себе.

Тесс почти что кричала. Потом она стиснула зубы, спрятала лицо в ладонях и отвернулась. Слезы закапали у нее из глаз. Нет, не из-за Гари Гаролдса, из-за него она ни одной слезинки не пролила.

Слезы она лила из-за двух смертей. Ей были доверены две жизни, неважно кого, а в итоге — две смерти. Она не справилась со своими обязанностями. И люди погибли.

Возможно, Торкелсон и Гаролдс заслужили, чтобы жены с ними развелись, чтобы любовницы их бросили, но они были убиты. Сначала похищены, а потом убиты. И если ей не удалось защитить этих двух мужчин, где гарантия, что она сможет защитить других?

— Ты сделала все, что могла. Чтобы иметь над ним еще больше власти, тебе надо было с ним спать, — сказал Букер без тени на смешки.

Тесс побагровела от злости.

— Иди к черту.

Букер прислонился спиной к стене и скрестил руки на груди. Взгляд у него был прямой и твердый. Такого Этана Букера ей еще не приходилось видеть. Собранный, деловой, нетерпимый к самолюбованию и самобичеванию. Он прав…

— Ну как ты могла его спасти, Кинтесса? Скажи. Ты такая замечательная и непобедимая. Как же мисс Непобедимость собирается спасти мир?

Тесс сжала руки в кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Губы вытянулись в ниточку. Она с трудом удерживалась, чтобы не наговорить лишнего.

— Я никогда не говорила, что могу спасти мир.

— И ты не ответственна за смерть твоих клиентов, — тихо сказал он.

Его взгляд потеплел, и он нежно коснулся пальцем ее щеки.

— Ты никого не подвела. Работала изо всех сил. Обеспечила им максимальную защиту. Но они предпочли действовать на свой страх и риск. Они выбрали свою судьбу и должны были предвидеть последствия. Не кори себя.

— Да, я знаю. — Тесс схватилась за его теплую руку. Больше ей ничего не хотелось. Лишь бы держать его за руку и разговаривать с ним. — Наверное, я слишком загордилась, ведь прежде мне не приходилось терять клиентов. А потом… все случилось неожиданно. Мне самой не нравится, какой я стала после этого.

— Ну конечно. Все правильно. Тебе должно быть плохо… ты же человек, прошептал Букер, обнимая Тесс и прижимая ее голову к своему плечу. — И всегда так будет.

— Вот уж не представляла, что ты такой философ.

— Ну, какой из меня философ, — сказал он и нежно поцеловал ее в щеку. Потом резко отстранился и отошел. — Ну же, работай. Пора за дело.

Тесс рассмеялась.

— Этан Букер, вы хороший человек.

— Моей маме это понравилось бы, — бросил он через плечо.

Букер стал методично осматривать дюйм за дюймом. В конце концов на глаза ему попалась какая-то дверь, по-видимому в кладовку. Петли совсем проржавели, и потребовалось довольно много времени, чтобы открыть ее. Но когда он все-таки открыл ее и заглянул внутрь, то похолодел от ужаса.

— Тесс, иди сюда.

Тесс застыла на месте. Голос у него был такой, что от ее прежнего благодушия не осталось и следа. Она бросилась к нему, раскидывая все, что попадало ей под ноги. Когда же остановилась, то увидела страх и злость у него на лице. А потом проследила за его взглядом. Кладовка была пуста. В ней стоял только один стул, а рядом валялась веревка. Внимание Тесс привлекла фотография, прикрепленная к высокой спинке старого деревянного стула. Фотография привязанной к стулу Джанет с кляпом во рту. На ней все еще был черный костюм, который она надела в день похищения, когда собиралась лезть в дом Букера.

Тесс двинулась было внутрь, протянула руку и тотчас отдернула ее. У Джанет был испуганный взгляд, и Тесс почувствовала, как у нее быстро-быстро забилось сердце. Ей стало больно при мысли, какой ужас переживает ее подруга.

Подошел Букер и вытащил из-под фотографии бумажку.

— Похоже, нам оставили письмо. Тесс нашла в себе силы открепить фотографию. Руки у нее дрожали, когда она поднесла ее к глазам, чтобы запомнить самые мельчайшие детали.

— Ублюдки заплатят за это. Голос у нее был хриплый. Тогда Букер обнял Тесс за плечи и тихонько привлек к себе.

— Читай, дорогая.

Нахмурившись и стиснув зубы, он взял фотографию из рук Тесс и положил к себе в карман, потом подал Тесс записку, написанную неровными печатными буквами.

— Читай.

Она пробежала записку глазами и задрожала всем телом, одновременно испугавшись и разозлившись. За минуту до этого ей казалось, что она напугана. Теперь она была в ужасе.

Тесс посмотрела на Букера, инстинктивно ища в нем утешение. Взгляд его глаз был грозным и твердым, чего она никак не ожидала от добродушного коронера.

— Полагаю, им хочется поиграть с нами, — проговорил он глухим голосом, в котором не было места чувствам.

Только теперь Тесс поняла, каким опасным врагом может быть Этан Букер, если его к этому принуждают.

Она еще раз взглянула на записку.

Рад, что в вашей хорошенькой головке достаточно мозгов и вы нашли мое послание.

У вас сорок восемь часов, чтобы отыскать следующий знак, или вашей подруге перережут горло.

На сей раз вам не придется далеко ехать. Торопитесь.

Барсук.

Тесс провела рукой по волосам, не в силах упорядочить мысли. Барсук поднял ставки, используя жизнь Джанет как залог. Зачем-то ему понадобилось вызывать Тесс на поединок. Зачем? Теперь против нее само время.

А цена?.. Цена — жизнь Джанет.

Глава 8

У Джанет были плотно завязаны глаза. Грубые пальцы одного из похитителей коснулись ее лица, потом губ. Не раздумывая, Джанет укусила эти пальцы, превозмогая боль, которую ей причинили ее движения.

Мужчина вскрикнул и дернулся с такой силой, что чуть было не свернул ей челюсть. Джанет ничего и никого не видела, поэтому не могла насладиться результатом своего бунта. Однако, услыхав стон раненого, улыбнулась.

А тот принялся жаловаться напарнику.

— Вот сука, укусила меня. — Судя по его голосу, он безостановочно мерил шагами комнату. — Ты представляешь, эта сука укусила меня. Надо ее как следует вздуть. Нет, я это так не оставлю.

— Оставишь.

Это был голос третьего мужчины. Джанет лишь изредка слышала его, из чего сделала вывод, что мужчина уходит и приходит, а постоянно с ней находятся двое его помощников.

Он был главным. Джанет почти сразу поняла, кто тут хозяин. Стоило заслышать его голос, и тех двоих, что были с ней, точно подменяли всевластные хамы превращались в заискивающих перед хозяином рабов. Они боялись его не меньше, чем боялась Джанет.

Итак, все на месте.

Джанет завязали глаза сразу же, как вытащили из машины Тесс. Только ночью повязку снимали. А утром ее будил яркий луч фонаря, направленный прямо в лицо и ослеплявший ее как раз на то время, которое требовалось, чтобы вновь завязать глаза.

— Прошу прощения, сэр, — услыхала она хныканье нерасторопного парня. — Она укусила меня.

— За что? Что ты сделал?

Было очевидно, что тихий голос принадлежит образованному человеку, однако именно он внушал ей непреодолимый ужас. Пусть он говорит как цивилизованный человек, но во всем остальном он вандал и дикарь, который пренебрегает законами общества.

Джанет проглотила застрявший в горле комок, и ей показалось, что тот, кого она укусила, сделал то же самое. В комнате стало тихо. Но напряжение было почти осязаемым. Его создавали тщательно подавляемые страх и злость. Боялись она сама и тот обезьяноподобный, который подставил ей свой палец. На секунду ей даже стало его жаль, ведь он стоял лицом к лицу с человеком, говорившим грозным голосом. Но тотчас она подумала, что в наказание за его обращение с ней ему тоже нужно время от времени испытывать страх.

— Я только дотронулся до нее, — в растерянности протянуло обезьяноподобное. — И все. Больше я ничего не делал. Клянусь чем угодно.

Опять воцарилось молчание.

Джанет напряглась всем телом и заставила себя делать короткие вдохи и выдохи, когда поняла, что задерживает дыхание. Сердце было готово выпрыгнуть у нее из груди. Но необходимо любой ценой унять страх, думала Джанет. Если бы хоть глазком взглянуть на то, что происходит в комнате.

Она услыхала стук каблуков по бетонному полу и поняла, что главный медленно приближается к ней. Не зная его имени, она окрестила его Негодяем. Шаги замерли совсем рядом с Джанет, и она медленно набрала полную грудь воздуха.

Что он собирается с ней сделать?

— Извинись, — услыхала она.

— Что?

По реакции обезьяноподобного было ясно, что он потрясен не меньше, чем Джанет.

— Мне надо повторить? — тихо, медленно, словно говоря с упрямым ребенком, спросил Негодяй.

— Нет, сэр, — торопливо произнес обезьяноподобный, и Джанет услыхала его срывающийся голос:

— Прошу прощения, мисс, что дотронулся.

Джанет не понимала, что должна делать. Правила приличия, внушенные ей в детстве, подсказывали ответ, но, учитывая не совсем обычные обстоятельства, в которых она находилась, Джанет не посчитала необходимым следовать правилам и промолчала.

Вскоре она услыхала шорох, словно кто-то провел подметкой по твердому бетону, и вздрогнула, ощутив на своей щеке ладонь Негодяя.

— Мой человек позволил себе излишнюю вольность, никак не определенную моим приказом. Успокойтесь, дорогая, больше он вас не тронет, — проговорил он, стараясь, видимо, изобразить нежность.

Джанет с трудом подавила дрожь, охватившую ее, едва он заговорил своим отвратительным голосом. Его рука гладила ее щеку, потом стала гладить шею, и он продолжал что-то говорить, безбоязненно прикасаясь к ней. От страха Джанет затаила дыхание и вжалась в спинку стула, стараясь подальше отодвинуться от своего мучителя. Она молчала, не желая ни просить, ни плакать, ни кричать. Подсознательно она понимала, что чем сильнее будет ее страх, тем больше распалится Негодяй.

Он положил ладонь ей на грудь и легонько прижал ее. Она закусила губу, и слезы навернулись ей на глаза. Оставалось радоваться, что под повязкой их не видно. Потом он потрогал сосок.

— Вы наша гостья. — Он убрал руку. Джанет услыхала, как он медленно удаляется. Металлический щелчок замка подтвердил, что Негодяй ушел. Джанет выдохнула и опустила голову на грудь. Ей было безразлично, что думают о ней сторожащие ее мерзавцы, и она постаралась восстановить дыхание, чтобы прогнать страх и тошноту.

— Черт, — пробормотал обезьяноподобный.

Услыхав его растерянный голос, она вновь с полной ясностью осознала, что не одна в комнате.

Он медленно вернулся к столу, за которым сидел обычно, и Джанет услышала стук стула о бетонный пол. Мужчины молчали, и на мгновение ей показалось, что они испытали в точности такой же ужас, как и она.

На самом деле Джанет не интересовали их мысли и чувства. Она радовалась, что ушел Негодяй, а остальных двух она как-нибудь стерпит, по крайней мере они не пугают ее.

Больше не пугают, подумала Джанет. Их присутствие даже в какой-то мере успокаивает, если вспомнить об их хозяине.

Джанет сконцентрировалась на дыхании. Глубоко и размеренно вдыхая и выдыхая воздух, она чувствовала, как напряжение постепенно оставляет ее. В конце концов она почти совсем расслабилась.

Но вот страх — другое дело. Негодяй отравил воздух в комнате, и даже после его ухода здесь чувствовалась опасность. Джанет даже показалось, что у нее болит кожа, словно появились нарывы в тех местах, которых он касался.

Ни по его голосу, ни по манерам она ничего не могла о нем сказать. Ей даже в голову не приходило, кто бы это мог быть. Определить его возраст, и то было невозможно. Вот только едва он приходил, как внутри нее поселялся ужас. Наверное, то же самое происходит с обезьяноподобным, который сторожит ее.

Тесс, пожалуйста, поскорей отыщи меня, молча молилась Джанет. Прежде чем это чудовище явится снова.

* * *

Букер внимательно наблюдал за Тесс, когда они шли к машине. С тех пор как они отыскали фотографию, она не произнесла ни слова. Ненадолго вернулась в дом и тотчас пошла в сторону машины.

От него не укрылось, что она побледнела и ее движения стали более порывистыми. Она старательно боролась со страхом, который в ней поселила фотография Джанет, и ей требовалось немедленное действие. И Букер не сомневался, что, если ей придется быть жестокой, она ни на мгновение не усомнится в своем праве на жестокость.

Тесс вставила ключ в замок и повернула его. Замок легко поддался, и она достала небольшой металлический чемоданчик.

Обернувшись, она изобразила на лице удивление, словно совсем забыла о существовании Букера, и, не говоря ни слова, сунула ему в руки чемоданчик, после чего вновь повернулась к машине. Достала второй чемодан и поставила его на землю.

Потом закрыла машину и направилась к дому.

— Пошли.

Букер нахмурился, недовольный ее тоном, но не стал пререкаться. Они принесли чемоданы в библиотеку Гаролдса и положили их на огромный полированный стол. Тесс ловко открыла замки.

Увидев содержимое, Букер присвистнул.

— Черт! Да тут целый арсенал! Она искоса поглядела на него.

— Предпочитаю быть готовой к неожиданностям.

Наклонившись, Букер взял автомат. Магазин лежал рядом.

Тесс торопливо повернулась к нему и круглыми от изумления глазами смотрела, как он управляется с оружием. Она открыла было рот, чтобы запретить ему, и протянула руку, чтобы забрать у него автомат…

А Букер тем временем уже поставил магазин на место. Он заметил, как страх у нее на лице уступает место растерянности по мере того, как он собирает автомат.

— Полуавтомат. Девять миллиметров. Модель семнадцать, — с улыбкой произнес он. Тесс недоверчиво покачала головой.

— Ты же коронер. Откуда ты это знаешь? Букер весело хохотнул.

— Работаю с людьми, которые все время стреляют, вот и поднахватался от них. К тому же в нашем здании расположена специальная лаборатория, которая занимается оружием и, естественно, ранами, нанесенными этим оружием. Ну и, если хочешь знать, я служил в армии. Да-да. А потом в ЦРУ. Приходилось постоянно носить при себе оружие и иногда стрелять.

— Букер, ты не перестаешь меня удивлять. Ты как шкатулка с сюрпризами, медленно проговорила Тесс, еще не оправившись от изумления.

Ласково улыбнувшись, Букер коснулся ладонью ее щеки.

— Буду рад, если мои сюрпризы тебе пригодятся.

Тесс кашлянула и стиснула зубы.

— К несчастью, мы загнаны в угол.

Букер опустил руку и кивнул. Кое-что он уже знал о Тесс Рейнолдс. Эта женщина не оставляет друзей в беде. Присущая ей верность, несмотря на опасность, ведет ее до конца, лишь бы защитить попавших в беду друзей или клиентов от злой воли тех, кто миру и покою предпочитает насилие и войну.

Вот и теперь она на все готова ради Джанет, а ведь ей самой грозит нешуточная опасность.

Они познакомились совсем недавно при странных обстоятельствах, но Букер уже сумел оценить прямодушие и твердость Кинтессы Рейнолдс.

За несколько дней его жизнь решительно переменилась.

Маньяк, называющий себя Барсуком, завел с Тесс игру в кошки-мышки и воспользовался приманкой, которую, как он понимает, Тесс не бросит.

Джанет подруга Тесс.

И Букер молча благодарил Бога за то, что ему было позволено оказаться рядом с Тесс в трудную минуту и приглядеть за ней.

Он вынул записку из кармана рубашки и положил ее на стол возле одного из чемоданов.

— Итак, согласно записке, мы должны искать следующий знак, — сказал он, намеренно обходя вниманием названный в записке срок. — Еще тут сказано, что нам не нужно далеко ехать. Следовательно, следующий знак где-то поблизости.

Пока Букер говорил. Тесс не сводила глаз с записки.

— Пожалуй. Этот дом стоит особняком. Любое расстояние тут — значительное расстояние. — Тесс пожала плечами, перебирая в уме варианты. — Где же этот ублюдок ее держит?

— У тебя карта?

Тесс направилась к двери.

— В портфеле. Сейчас принесу.

Сердце у Тесс стучало как бешеное, когда она бежала по лестнице в комнату, ставшую ее временной спальней. Инстинкт подсказывал ей, что Букер на правильном пути.

Сделав несколько шагов по коридору, Тесс вошла в свою комнату. Портфель стоял на полу. Тесс подняла ее и поставила на кровать. Расстегнула молнию. Карту вместе с еще несколькими документами Тесс положила в папку и теперь почти машинально потянулась за ней. И нахмурилась, ничего не понимая.

Все было на месте, кроме папки с картой.

От страха сердце Тесс забилось еще сильнее. Она вся напряглась, едва не срываясь в истерику, не в силах терпеть постоянный давящий страх. Потом медленно огляделась.

Что еще исчезло?

Ее взгляд ощупывал предмет за предметом. Как будто все на месте. Нет только папки с картой. Тесс от души пожалела, что не захватила с собой револьвер.

А если закричать?

Стараясь держаться поближе к стене, Тесс открыла дверь, огляделась, вышла в коридор и крадучись направилась к лестнице.

Неужели Барсук взял папку? Неужели он в доме и следит за ними? Противоречивые мысли теснились у нее в голове, и страх, не говоря уж о злости, мешал Тесс привести их в порядок.

Она стиснула зубы. Страх перед невидимым врагом лишал ее сил и ввергал в отчаяние. Барсук пытается навязать ей свои правила игры.

Сам того не понимая, садист совершил свою первую ошибку. Кинтесса Рейнолдс не любила проигрывать и уж тем более не любила, когда с нею пытались играть таким образом.

Уголки губ у нее приподнялись. Тесс улыбнулась. Если бы ее кто-нибудь увидел, то не смог бы ошибиться. Тесс улыбалась.

Барсук, видимо, хотел, чтобы она растерялась, потеряв карту и другие важные документы, которые привезла с собой, но он ошибся. К счастью, ее фирма одна из лучших и получить другую карту не составит никакого труда.

Безымянный, безликий человек, назвавшийся Барсуком, хотел испугать ее дурацкой выходкой, но у него ничего не вышло. Единственное, чего он добился, так это небольшого промедления.

Что ж, Тесс все равно обыщет все кругом с картой или без карты. Она найдет следующий дурацкий знак, оставленный Барсуком, а потом найдет его самого, чего бы ей это ни стоило, и тогда посмотрит, будет ли он смеяться.

Ему хочется поиграть? Пожалуйста. Тесс готова играть. Но теперь они будут «играть» не на жизнь, а на смерть, и, если ему все-таки удастся взять приз, Тесс позаботится, чтобы он не слишком этому радовался.

Она едва не кубарем скатилась с лестницы и заставила себя разжать кулаки. Бросилась в библиотеку. Едва войдя, Тесс начала было рассказывать Букеру, что произошло наверху, но увидела, что он стоит, склонившись над разложенной на столе картой.

— Ты взял карту? — бесцветным голосом произнесла она.

— Ага. Она лежала на столе. Я отодвинул чемодан, а она тут, — сказал Букер, не отрывая взгляда от карты и не оборачиваясь. Он изучал ее и прикидывал варианты. Тесс оперлась на карту локтем.

— Я не оставляла ее на столе и отлично помню, как сложила ее, спрятала в папку, а папку убрала в портфель. Она должна была лежать наверху.

Букер посмотрел ей прямо в глаза и понял, о чем она говорит.

— Осмотрю-ка я дом, — сказал он, взяв автомат.

— Мы справимся быстрее, если будем работать вместе, — заметила Тесс и достала свой кольт.

В глазах Букера ясно читалось нежелание рисковать ее жизнью. Однако Тесс сделала вид, будто ничего не замечает, и, к чести Букера, он промолчал. Потом неохотно кивнул.

— Ладно. Ты смотришь наверху. Я внизу.

Тесс пробормотала что-то нечленораздельное и, держа в руках кольт, направилась к двери. Вместе они вышли из библиотеки, и тут их пути разошлись. Она поборола желание оглянуться на Букера, который одним своим присутствием внушал ей удивительный покой, и, хотя придавала этому желанию определенное значение, все же не пошла у него на поводу.

В дом приходили, пока они были в сарае. Одна мысль о Барсуке или его людях, которые шныряют по комнатам и осматривают вещи в отсутствие ее и Букера, приводила Тесс в ярость, хотя она старалась этого не показывать.

Тесс заставила себя сосредоточиться на лестнице и на верхних комнатах.

Ее злило то, что она должна тратить драгоценное время на обыск в доме, когда Джанет ждет ее помощи. Но без этого нельзя. Иначе как поручиться за собственную безопасность? И Джанет не поможешь, и себя угробишь.

Обычно, едва Тесс начинала злиться, как страх исчезал, вот и теперь от него не осталось и следа. Стараясь не шуметь, Тесс быстро поднималась наверх, сконцентрировав все свое внимание на ступеньках лестницы.

Наконец она встала на площадке. Прислушалась. Ничего. Натренированная многими годами работы, Тесс доверяла своим инстинктам, которые сейчас подсказывали ей, что наверху, кроме нее, нет ни души. Тем не менее она скрупулезно обшаривала комнату за комнатой, проверяла шкафы, шпингалеты на окнах, заглядывала под кровати.

В другие комнаты она не заходила раньше, но по толстому слою пыли могла с уверенностью сказать, что в них никого не было, по крайней мере месяц или даже несколько месяцев.

Последней на ее пути была комната, в которой спал Букер. Она учуяла запах его одеколона. Постель он не убрал, и Тесс с жадностью смотрела на смятые простыни, укрывавшие его тело.

Тяжело вздохнув, она отвела взгляд и двинулась в сторону шкафа. Открыла его. Осмотрела. Никого.

Когда она вновь повернулась лицом к кровати, ее мысленному взору предстал как будто лежащий на ней Этан Букер. Тесс словно наяву видела его сильную мускулистую ногу, и внутри у нее запылал пожар.

Понимая, что с ней творится неладное, Тесс покачала головой. У нее есть срочная работа, подруга в опасности, а она тут Бог знает чем занимается.

Подойдя к кровати. Тесс опустилась на колени и заглянула под нее. Естественно, она обнаружила то, что ожидала обнаружить. То есть ничего.

Тесс встала и пошла обратно к лестнице, держа наготове револьвер, хотя почти не сомневалась, что других сюрпризов от Барсука пока не будет. То, что он положил карту на стол, означает не больше того, что означало на первый взгляд.

Он хотел дать им знать, что находится рядом и следит за ними, а также имеет доступ к их информации. Это главное.

Спускаясь с лестницы, Тесс увидела входящего Букера, который остановился, едва заметив ее, и стал ждать, когда она спустится.

— Насколько я понимаю, ты тоже ничего не нашла, — сказал он. Тесс покачала головой.

— Ничего не взято, ничего не передвинуто. Его интересовали только карта и папка.

Они вместе вернулись в библиотеку, и Тесс, усевшись за стол, сосредоточилась на карте.

— Думаю, он хотел показать, что следит за нами.

— Согласен, — отозвался Букер, задумчиво потирая подбородок.

Он обошел стол и, обхватив себя руками, встал рядом с Тесс, которая чувствовала на себе его взгляд.

— Тесс, ты когда-нибудь думала, кто такой этот Барсук?

— Конечно, — сказала Тесс чуть-чуть резче, чем ей хотелось бы.

Его вопрос не расстроил ее, зато из-за его близости у нее путались мысли. Она чувствовала тепло его кожи, и это действовало ей на нервы, ведь она привыкла полагаться только на себя, уже давно привыкла к одиночеству и вдруг по-девчоночьи влюбилась в почти незнакомого мужчину. Более того, мечтает залезть к нему в постель. И все же ей так спокойно и уверенно рядом с ним, что она могла бы и не думать о постели, лишь бы он продолжал с ней разговаривать. Надо же, столько лет возводить высокую и как будто прочную стену вокруг себя, чтобы она рухнула в одно мгновение!

Обычно Тесс долго привыкала к людям, пока начинала им доверять, а с Букером все было иначе. И это ее удивляло, не давало покоя, особенно когда она ловила себя на том, что обсуждает с ним свои мысли, не боясь его недовольства или осуждения. И это нравилось ей.

А вот его физическое присутствие ей мешало. Стоило Тесс взглянуть на него, и приходилось долго успокаивать расходившиеся чувства.

Это внутреннее противоречие требовало разрешения, чтобы Тесс могла работать с полной отдачей.

Тяжело вздохнув, она переключилась на другое. Сейчас, как никогда, от нее требовалась собранность.

— Послания от Барсука начали приходить месяца за два до того, как было обнаружено тело Гаролдса. Мне показалось, что я прошла первый этап в расследовании, когда получила его первое послание.

— Подожди-ка. — Букер поднял руку. — Ты уже несколько месяцев получаешь его послания?

Тесс кивнула.

— Поначалу я думала, что работает взломщик. Кто-то вроде компьютерного хакера. Только когда я получила от него последнее послание, стало очевидно, что Барсук и похититель Джанет — одно лицо. Не исключено, что он имеет отношение к взрыву машины и твоему похищению.

— Ты получала от него послания? — прорычал Букер.

Он закрыл глаза руками, потом провел ладонями по волосам и заложил руки за голову. Поглядел на потолок. Тесс понимала, что он злится и старается взять себя в руки.

— Ладно, — в конце концов произнес он и потер лоб. Ему явно не понравилось то, что сказала Тесс. — Начнем сначала. К чему привело твое расследование?

— Я опросила членов семей, а также друзей и приятелей Гаролдса и Торкелсона. Встретилась с одной очень интересной женщиной, бывшей любовницей Гаролдса, которую зовут Марсия. Естественно, изучила все документы. Кредитные карточки, счета, счета от стоматолога и все прочее. Получила сведения об их телефонных переговорах. Узнала, с кем они разговаривали в последние несколько месяцев. Кто кому звонил.

Букер слушал и кивал.

— Ну и что?

Тесс понимала, чего он добивается.

— Ничего. Я не нашла ничего необычного или имеющего отношение к убийству. Короче говоря, на том этапе я зашла в тупик. Ничего не могла придумать, чтобы выйти из него. Совсем ничего. Все чисто.

— И тут ты получила первое сообщение? спросил Букер, не сводя с нее глаз.

— Да. Несколько плохо зарифмованных, язвительных строчек, — ответила Тесс.

— А ты хотела бы, чтобы язвительные строчки были еще и хорошо зарифмованы?

Тесс отметила про себя, что Букер вновь шутит, хотя смотрит все еще хмуро.

— И что он писал?

— Все время одно и то же. Они мертвы и следующая очередь — твоя.

И вот тут Букер пришел в ярость, у него даже губы побелели.

— И ты пошла в полицию, я полагаю, едва начала получать записки с угрозами?

Тесс покачала головой и подняла руку, зная, что он хочет сказать, и останавливая ненужный поток слов.

— Что я могла предъявить? Конечно же, я распечатала все записки. Даже попросила моих компьютерщиков проследить, кто мог бы посылать мне сообщения. Но даже мои ребята, которые знают все на свете, не выследили Барсука. Этот тип умеет путать следы. У меня не было ничего, кроме плохо зарифмованных строчек свихнувшегося поэта. Что бы мне сказали в полиции? Что у них и без меня много дел? Если даже моя фирма, оборудованная по последнему слову техники, не засекла это чудовище, что может сделать полиция, у которой и техника похуже, и денег поменьше?

По изменившемуся выражению лица Букера стало ясно, что он согласен с ней. Пожалуй, ему даже понравилась ее речь. Или это ей показалось?

— Он связывался с тобой после похищения Джанет?

Букер опирался руками на стол и, если не считать сурового выражения лица и побелевших костяшек пальцев, ничем не выдавал своих чувств. Тесс уставилась на него, стараясь понять, о чем он думает.

В конце концов она отвела взгляд.

— После того как ты уехал. — Ее щеки вспыхнули, едва она вспомнила, что случилось у нее в доме и как он вытащил у нее из-за пояса карту. Он плохо на нее действует, если она не заметила, как он взял карту, делая вид, будто гладит ее. Тесс постаралась выкинуть эти мысли из головы. Дело есть дело. — Я проверила электронную почту. Там было его послание. А в нем издевательское приглашение приехать сюда и взять то, что мне хочется взять.

— Или кого?..

Тесс кивнула. Она уже много думала об этом.

— Впечатление такое, что Барсук явился ниоткуда. Явился — и все. Я же не знала наверняка, что его послания имеют отношение к смерти Гаролдса и Торкелсона. Теперь знаю. Но кто он такой? Зачем ему это понадобилось? Вопросы, вопросы. Я понятия не имею, как на них ответить.

— А чем больше ты узнавала о Гаролдсе, тем больше фамилий появлялось в твоем списке, правильно? — тихо спросил Букер.

Он смотрел в пол, словно о чем-то глубоко задумался, и Тесс позволила себе без опаски любоваться им, как он вдруг поднял голову и улыбнулся, словно застал ее врасплох. У Тесс от смущения округлились глаза.

— А любовница? Та, с которой ты беседовала?

Тесс нахмурилась, не сразу улавливая, что, собственно, ему нужно.

— Любовница? Что тебя интересует?

— Она интересует меня, — сказал Букер, и его взгляд смягчился, едва он перевел его на ее губы. — Она сюда приезжала с Гаролдсом?

— Наверное. — Тесс проговорила это почти неслышно и облизала губы, в очередной раз убеждаясь, как легко коронеру Этану Букеру вывести ее из равновесия. Кашлянув, она отошла и уселась по другую сторону стола. Вот так-то лучше. По крайней мере, к ней вернулся здравый смысл. — Почему ты спрашиваешь?

— Полагаю, она могла бы помочь нам отыскать следующий знак. В доме ничего нет. Может быть, что-то необычное есть снаружи. Мы об этом не знаем, а она знает. — Букер сплел пальцы. — Насколько далеко распространялись поиски, произведенные полицейскими?

— Если не ошибаюсь, они прочесали тут все в радиусе трех акров. — Тесс пожала плечами, обдумывая его вопрос. Она уже поняла, что Букер не задает ненужных вопросов. К чему он клонит? Марсия наверняка скажет, нет ли тут других строений. Тесс одарила его сияющей улыбкой. Он за что-то зацепился. Она это чувствовала. — Доктор Букер, а вы умеете работать.

— Благодарить будешь потом, — тихо проговорил он и посмотрел на ее губы.

Взгляд доктора Букера отлично умел заглядывать в душу Тесс. Она тотчас вспомнила, как он целовал ее и как она млела в его объятиях. Тесс отпрянула и вскочила, больно ударившись о край стола.

— Ox, — не выдержала она, чувствуя себя совершенно по-дурацки. Замечательная мысль, Этан. Я хотела сказать, Букер. Сейчас позвоню ей.

Торопливо отвернувшись, Тесс уселась за массивный письменный стол Гаролдса и стала листать свою записную книжку. Отыскав номер Марсии, она набрала его и стала чертить на столе круги, нетерпеливо ожидая, когда ей ответят. В ту же минуту зазвонил ее мобильный телефон.

Положив ладонь на трубку, Тесс поглядела на Букера.

— Пожалуйста, ответь.

Насмешливо улыбаясь своей колдовской улыбкой, которая сулила Тесс гораздо больше, чем ей сейчас требовалось, Букер кивнул, взял телефон, нажал на кнопку и отправился в коридор, чтобы не мешать Тесс.

Она не смогла бы поддерживать разумную беседу с бывшей возлюбленной Гаролдса в его присутствии.

Наконец в трубке послышался голос Марсии. Тесс обрадовалась и тотчас едва не расплакалась, поняв, что говорит автоответчик. Прослушав сообщение, она продиктовала номер своего телефона и назвала свое имя. Потом положила трубку на место и задумалась.

Нельзя терять даром время. Поиски надо начинать немедленно. Это лучше, чем сидеть и ждать звонка от Марсии. А если она ничего не знает?

Букер вернулся в комнату и положил телефон на стол.

— Дозвонилась? — спросил он. Тесс покачала головой.

— Оставила ей сообщение. Если повезет, она перезвонит. А ты с кем разговаривал?

— С твоей соседкой… которая присматривает за кошкой, — улыбнулся он. — У нее какие-то семейные обстоятельства, и она должна уехать из города. Спрашивала, что делать с кошкой.

Тесс похолодела.

— Надеюсь, — она не отправила Сабрину в питомник? Или отправила? Букер хмыкнул.

— Да нет, не отправила. Она знает, как ты относишься к питомникам. Я договорился. Она отвезет твою кошку к моей соседке. Полли любит кошек и всегда заботится о Сильвестре, когда я уезжаю.

— Какие такие у коронера дела вне города? Прошу прощения, но разве трупы не приезжают к тебе сами?

— Конференции, консультации… как у любого врача, — с усмешкой заметил он, радуясь тому, что Тесс начала шутить. — У нас тоже многое изменилось. Не только у тебя высокие технологии, компьютеры…

— Ладно-ладно. Я очень благодарна твоей соседке, — сказала Тесс и начала собирать со стола свои вещи. — Просто мне не нравится, что в питомнике держат зверей в клетках. Сабрина в клетке! Ужас!

Букер следил за ее движениями, пока Тесс застегивала кобуру, в которой уже лежали два магазина для кольта.

— Кого-нибудь ждешь?

Тесс заглянула ему в глаза. Она не поняла, то ли он недоволен ею, то ли, напротив, доволен. Может быть, обиделся на что-нибудь.

— Мы ведь не знаем, кто может к нам нагрянуть. И нагрянет ли. А если да?

Букер кивнул и занялся своим оружием. Все проверил, все осмотрел. Зарядил. Взял запасные магазины.

— Если нет идеи получше, предлагаю начать с тропинки, которую я обнаружил в кустах за сараем.

Он развернул карту, после чего сложил ее так, как она была сложена вначале, а не так, как ее в спешке сложила Тесс.

От удивления и восхищения Тесс едва не открыла рот. Она даже представить себе не могла, что ее напарник будет так хорош в деле. С ним легко работалось, а подмечать и сопоставлять он, оказывается, умеет не хуже владелицы охранной фирмы.

Сложив карту, Букер повернулся к Тесс лицом.

— Ну пошли, дорогая, — едва ли не промурлыкал он. — Нельзя терять время.

Глава 9

Солнце стояло высоко в небе и уже разогнало утренний туман. День обещал был безоблачным и по-летнему жарким.

Прежде чем приступить к поискам. Тесс сняла куртку и завязала ее рукавами на поясе, а потом стала бегом догонять Букера. Лес был здесь почти нетронутым. Трава, кусты цеплялись за джинсы, и Тесс время от времени вытирала тыльной стороной ладони пот со лба.

— Как ты думаешь, сколько мы сегодня прошли? — устало спросила она, когда ноги отказывались ее слушаться и каждый шаг стал даваться с большим трудом.

— Полагаю, больше миль, чем мне хотелось бы, — не оборачиваясь откликнулся Букер.

Он тоже снял куртку, и Тесс долго, не отрываясь, смотрела на его широкую спину и атлетические плечи. Весенний день обрушил на них настоящий летний зной, и Тесс постаралась отвести взгляд от плеч, но все остальное представляло собой не менее возбуждающее зрелище.

В конце концов Тесс отругала себя за несвоевременные глупости и стала смотреть себе под ноги, что было, в общем-то, полезно. Во-первых, не споткнешься, зацепившись за сучок. Во-вторых, не пропустишь ничего важного.

Три часа они кружили вокруг дома Гаролдса, осматривая все подряд и не пропуская ни дюйма, но их поиски ни к чему не привели. Деревья, кусты, трава. Трава, кусты, деревья. Больше ничего.

Они зашли гораздо дальше полицейских, которые уже побывали здесь после похищения Гаролдса и Торкелсона, и все равно ничего. В записке было сказано, что не придется далеко идти в поисках следующего знака от Барсука, поэтому они старались не отчаиваться. На карту была поставлена жизнь Джанет.

Несколько раз звонил телефон, однако Марсия, бывшая любовница Гаролдса, не проявлялась.

Тесс еще раз вытерла пот со лба и тяжело вздохнула. Она устала, ей было жарко, к тому же очень хотелось есть.

Она считала себя человеком тренированным. Несколько раз в неделю до седьмого пота занималась в тренажерном зале и форму поддерживала.

Но Букер! Коронер, рабочее место которого в кабинете. А он идет себе и идет, твердо печатая шаг, словно каждый день только и делает, что тренируется и бегает по пересеченной местности.

Стиснув зубы. Тесс постаралась выкинуть из головы мысли о шагавшем впереди нее мужчине.

Последний час она держалась только усилием воли. Если он не сдается, то и она не сдастся. А теперь у нее ныло все тело и ноги горели так, что ей было больно ступать. Она не разговаривала с Букером. Все силы у нее уходили на то, чтобы просить, умолять, заставлять себя идти следом за ним. На ее лице застыло упрямое выражение. Брови сошлись в одну линию.

Неожиданно Букер остановился, и Тесс налетела на него, не успев задержать шаг. Испугавшись, она подалась назад. Он повернулся, заглянул ей в глаза и ласково провел ладонью по осунувшемуся лицу.

— Мы ходим уже несколько часов. Пора отдохнуть.

— Спасибо, — едва слышно выдохнула Тесс. Она закрыла глаза, чтобы хоть несколько минут насладиться неподвижностью.

Букер потер ей большим пальцем подбородок.

— Слышишь? Похоже, впереди ручей. Там мы передохнем. И сможем напиться.

— Ох, Букер, не дразни меня, — тихо проговорила Тесс.

Она так устала, что почти простонала эти слова, и Букер хмыкнул, а потом отвернулся от нее и зашагал дальше. Тесс молча последовала за ним, мысленно убеждая себя сделать еще один шаг и еще один…

— Дорогая, я бы не дразнил тебя, — услыхала она голос Букера. Тесс видела только его спину, но различила насмешливые ноты в голосе и не могла не улыбнуться ему в ответ. — Но ведь тебе это нравится.

Его утверждение вновь вызвало в ее памяти соблазнительные образы. Улыбка на лице Тесс сменилась озабоченностью. Как не вовремя все эти мысли. Ну, встретился бы он ей немного раньше или немного позже! А сейчас от дурацких чувств одно только раздражение. Тесс глядела ему в спину и думала о том, откуда у человека его профессии берется такое неистребимое желание шутить и смеяться.

Словно понимая, о чем она думает, Букер неожиданно остановился и повернулся к ней лицом. Коротко посмотрев ей в глаза, он перевел взгляд на губы, наклонился и поцеловал ее. Это продолжалось одно короткое мгновение. Почти тотчас Букер отпустил ее и зашагал дальше.

— Лучше тебе, Букер, не шутить насчет ручья. Мне бы совсем не хотелось тебя убивать, — заметила Тесс, все еще чувствуя на губах его поцелуй.

Этот мужчина сводит ее с ума. Стоит Тесс хоть немного ослабить оборону, и ее мысли тотчас заполняют самые рискованные видения, причем на редкость живые, даже со вкусом и запахом.

Вот и теперь. Он поцеловал ее, и здравый смысл с трудом возвращается к ней.

Она шла и шла за ним по тропинке, постепенно приходя в себя, пока не услыхала журчание воды. Немного приободрившись, Тесс ощутила даже прилив сил. И перестала оплакивать свои ноги.

Зачем, если можно их ополоснуть?

Букер сошел с тропинки и зашагал между деревьями. Тесс пришлось смотреть ему в спину хотя бы для того, чтобы не налететь на дерево и не поцарапать лицо веткой.

Надо сказать, что Букер и тут не забывал о шедшей позади Тесс. Он поднимал низкие ветки, оглядывался, чтобы проверить, не поранилась ли она, не отстала ли.

Хорошо, что нет никакого зверья, вдруг подумала Тесс. Впрочем, от них столько шума, что все, видно, попрятались от страха.

И тотчас забыла о зверьках и насекомых, заслышав более громкое, чем прежде, журчание ручья.

Жара как будто отступила, едва взгляд Тесс коснулся сверкающей ряби воды. Она улыбнулась. Потом рассмеялась, не в силах отвести от нее взгляд.

К черту Букера!

Надо забыть о нем хотя бы на минуту. Погрузиться в воду. Смыть с себя пот. Ощутить ласковое прикосновение к измученным ногам. Что может быть лучше? Это же райское блаженство.

Тесс не медлила ни минуты. Она подошла к самой кромке ручья и, став на колени, набрала в горсть воды и выпила ее, потом набрала еще горсть…

Букер тоже опустился на колени рядом с ней.

Напившись, Тесс уселась на берегу и вытянула перед собой ноги. Она закрыла глаза, и на губах у нее появилась блаженная улыбка.

— Отдохнем несколько минут и пойдем дальше, — сказал Букер.

— Гм, — пробурчала Тесс. Она радовалась нежной ласке солнечных лучей, пробивавшихся сквозь густую зелень, и ее измученное усталое тело наслаждалось покоем и не желало двигаться. Но в то же время ее душе не давало покоя чувство вины. Тело жаждало отдыха, а душа рвалась исполнить долг дружбы.

Открыв глаза, Тесс принялась расшнуровывать ботинки и, искоса глянув на Букера, перехватила его удивленную улыбку. Она догадалась, какая мысль закралась в его красивую голову, но не стала ничего говорить, лишь насмешливо и укоризненно скривила губы.

Сняв один ботинок и один носок. Тесс принялась массировать ногу. Она знала, что все делает правильно. Если сейчас не позаботиться о ногах, то ей не пройти и ста метров. Жжения как не бывало. Тогда она сняла другой ботинок и то же самое проделала с другой ногой.

Тесс терла и терла себе подошвы, пока не почувствовала, что ноги не подведут ее, а потом встала и направилась к ручью. Задержав дыхание, она шагнула в ледяную воду.

— Черт! — не удержалась она. — Холодно!

Закатав джинсы, Тесс сделала шаг, еще один, пока не вошла в воду по колено. Она глубоко вздохнула, наслаждаясь лечебным действием горного ручья на ее ноги. Боль уходила.

Сняв ботинки и носки, Букер подошел к самому краешку ручья, и Тесс озорно улыбнулась, глядя, как большой и сильный мужчина трогает пальцем воду. Она едва не рассмеялась, когда Букер стиснул зубы и шагнул вперед.

— Проклятье! Я и в самом деле решил, что ты неплохо придумала, а ты… проговорил Букер сквозь стиснутые зубы, поворачивая назад и пулей вылетая на берег. Он еще что-то бормотал и умолк, только оказавшись на зеленой травке.

Тесс весело, громко рассмеялась.

— Я хорошо придумала. И ноги у меня почти не болят.

Букер скептически наморщил лоб.

— А у меня ноги как ледышки.

— Что поделать, если ты такая неженка!

Однако холодная вода хороша в меру, и Тесс вернулась на берег. Не торопясь, она приблизилась к Букеру и села на траву рядом с ним.

Обхватив руками колени, Тесс прислушалась к мирному журчанию ручья и тихому шелесту листьев, тревожимых игривым ветерком. Набрав полную грудь вкусного горного воздуха, она стала медленно выдыхать его, ощущая, как вместе с ним уходит напряжение.

Уголком глаза Тесс наблюдала за Букером, который перекатился на бок и теперь лежал едва ли не вплотную к ней. Она посмотрела на его ноги с красивыми длинными пальцами. Никогда прежде Тесс не приходилось обращать внимание на мужские ноги, но в этом мужчине ее привлекает все.

Мысленно встряхнувшись, Тесс перевела взгляд на его лицо и покраснела от смущения, увидев его всезнающую улыбку. Подложив под голову кулаки, он неотрывно смотрел на Тесс.

— Не можешь насмотреться? Тесс прищурилась.

— Почему бы тебе не помолчать?

Чертыхнувшись про себя. Тесс подумала, что ничто не может укрыться от внимательного взгляда ее добровольного помощника, и, сделав над собой нешуточное усилие, смирилась с неизбежным. Все правильно. Ей в самом деле нравится смотреть на него. Но зачем же говорить об этом?

Букер поднял руку и убрал упавшую ей на лицо прядь волос. И Тесс опять обожгло огнем от этого ласкового и недолгого прикосновения. Она вскочила на ноги, но потом снова села.

Букер сел и, приведя Тесс едва ли не в шоковое состояние, взялся за ее ноги и принялся массировать их своими умелыми руками. Тесс не стала сопротивляться.

Более того, она с трудом удерживалась, чтобы не застонать от удовольствия, и закрыла глаза, отдаваясь во власть мужских рук. А его сильные пальцы изгоняли боль из ее измученных ног.

Осторожно опустив на траву одну ногу, Букер взялся за другую. Лишь на секунду Тесс открыла глаза и вновь закрыла их. Медленно-медленно двигались пальцы, и Тесс вдруг ощутила, что подлаживается под их ритм. Она даже не сразу поняла, что он уже не массирует ее. А когда вновь открыла глаза, то увидела, что Букер пристально смотрит на нее.

Наконец его губы прижались к ее губам, и он нежно обнял ее. Тесс легонько вздохнула и опустилась на прохладное покрывало из весенней травы, словно утонув в его жарком объятии. Она затаила дыхание и даже не помышляла об освобождении, вся отдавшись во власть измучившего ее желания.

Она забыла обо всем на свете. Сейчас для нее существовал только мужчина, о котором она уже столько времени мечтала и который постоянно был рядом и тем не менее немыслимо далеко.

Никогда еще Тесс не приходилось испытывать ничего подобного. И это пугало ее. Ей и хотелось его ласк, и хотелось оказаться подальше от него, чтобы привести в порядок мысли.

Тесс всегда раскладывала свои чувства по полочкам. И это было для нее нормально. Но с Букером, как она уже поняла, ничего нормального не предвидится.

Тесс таяла, растворялась, исчезала, подчиняясь его ласкам. Она забыла об усталости и о телефоне, она забыла обо всем на свете, ибо теперь ее вселенной, ее космосом, ее миром был Этан Букер.

Он же не сводил с нее своего серо-голубого ласкового взгляда и видел только ее одну.

Тесс вся раскрывалась навстречу ему… Но в следующее мгновение Тесс сказала себе «нет». Она не могла позволить себе даже маленькую надежду, потому что у этой надежды нет будущего.

Слезы появились у нее на глазах, но она не разрешила им пролиться. Ни на мгновение она не доверится Этану Букеру. Зачем? Хватит с нее сложностей.

Ей не хотелось страданий.

— Знаешь, Букер, лучше это не делать, услыхала она свой голос.

— Ты права, — отозвался он. — Не стоит. Ласковым взглядом он обвел ее лицо, и Тесс почувствовала, как помимо воли тянется ему навстречу. Тогда он коснулся ладонью ее щеки, не сводя жадного взгляда с губ, и сердце Тесс мучительно забилось в предчувствии поцелуя.

— Пора идти. Нам надо осмотреть большой участок еще до того, как стемнеет.

Этан еще раз наклонился над Тесс и коснулся губами ее губ, а она потянулась ему навстречу и со счастливым вздохом закрыла глаза, забыв обо всех своих страхах. Этан покрывал поцелуями ее глаза, щеки, подбородок, шею, и Тесс, отдаваясь его ласке, ждала других ласк…

Застонав, Этан прижался лбом к груди Тесс.

— Пожалуй, мне пора принять холодный душ.

— Ручей недалеко, — попыталась пошутить Тесс.

И тут зазвонил телефон, мгновенно вырвав Тесс из счастливого забытья и вернув в жестокую реальность. Она поймала взгляд Букера, уже привычно рассчитывая на его помощь, проглотила застрявший в горле комок и приготовилась к любым неожиданностям.

Не раздумывая, он отодвинулся от Тесс, понимая, что ей необходимо сосредоточиться.

Она, живо вскочив, нажала на кнопку, прежде чем прижала телефон к уху и ответила.

Тесс еще не совсем пришла в себя после счастливого блаженства в объятиях Букера, однако ее голос прозвучал как всегда твердо:

— Рейнолдс слушает.

— Тесс!

Тесс вздрогнула всем телом, услышав голос Джанет. Потом повернулась к Букеру и посмотрела на него круглыми от ужаса глазами.

— Джанет! Как ты? Где ты?

— Со мной все в порядке, — проговорила Джанет. Ее голос был спокоен, и если бы Тесс не знала подругу много лет, то подумала бы, что она позвонила просто со скуки. Но Тесс отлично знала Джанет и затаила дыхание, потому что уловила в ее голосе неподдельный ужас. — Послушай, Тесс, они захотели, чтобы я позвонила тебе и дала о себе знать. Скорее, это какой-то знак. Ну, типа игры в «три вопроса». Право, не могу сказать точно…

— Какой знак? — перебила ее Тесс, сгорая от нетерпения услышать что-нибудь полезное.

Букер уже стоял рядом, и, как ни странно, его присутствие не мешало Тесс, не отвлекало ее, а, наоборот, помогало сосредоточиться, хотя он почти прижимался к ней, чтобы слышать, о чем говорит Джанет.

Очевидно, они обе разговаривали по сотовому телефону, потому что на линии вдруг послышались шумы, заглушавшие голоса.

Тесс поморщилась и, хмуря брови, плотнее прижала трубку к уху. Словно отвечая на ее тайные мольбы, голос Джанет снова зазвучал громко и ясно, правда она как будто немного торопилась.

— Слушай внимательно, Тесс, — сказала Джанет. — Тебе нужно искать что-то обыкновенное и необыкновенное одновременно. Примерно в часе ходьбы от дома. В записке сказано — к востоку от дома.

— Необычное? — переспросила Тесс и покачала головой, отчаянно стараясь понять смысл на первый взгляд бессмысленного указания. — Джанет, я не понимаю. Что значит «необыкновенное»?

— Тесс, мне не…

Послышался щелчок, и разговор прервался. Тесс отвела трубку от уха и теперь держала ее перед собой, словно не понимая, куда подевалась Джанет, Она прикусила губу, не в силах забыть ужас, звучавший в голосе подруги. Слезы закипели у нее на глазах, но она не дала им воли. Ублюдки, похитившие Джанет, не дождутся ее слез…

Несколько минут понадобилось Тесс, чтобы взять себя в руки. Она боялась выдать себя голосом. Наклонив голову и спрятав лицо за волной золотистых волос. Тесс убрала телефон в сумку на поясе и долго не сводила взгляда с травы, цеплявшейся за джинсы.

Она чувствовала свою вину в страданиях Джанет и злилась на себя за то, что оказалась не на высоте. Скрипнув зубами, она сделала несколько шагов.

Как она позволила себе хотя бы на минуту забыть о Джанет?

Усевшись на землю, Тесс принялась натягивать носки и ботинки. Краем глаза она отметила, что Этан Букер делает то же самое. Он молча завязывал шнурки. Неожиданно их взгляды скрестились, и оба отвели глаза.

Тесс знала, что он испытывает те же чувства — стыд, сожаление, вину. Он понимает ее. И Тесс тяжело вздохнула. Молчание как будто еще теснее сблизило их, и, осознавая это, Тесс все же боялась признаться в этом даже самой себе.

Он понимал, почему она злится. Достаточно было посмотреть на его лицо. Но Тесс это не раздражало. Каким-то образом ему удавалось проникнуть за поставленные ею когда-то барьеры. Для него они не составляли помехи, словно их и не было вовсе.

Он все понимает.

Тесс покраснела и отвела от него взгляд. Она боялась прочитать по его лицу, что он знает даже то, что ему не следует знать.

Зашнуровав ботинки, Тесс встала, торопливо пригладила волосы и негромко окликнула Букера, не поворачиваясь к нему.

— Ты готов?

— Да.

Она направилась к тропинке, с которой они свернули, и прошла несколько десятков шагов, прежде чем сообразила, что за ней никто не идет. Тогда она остановилась и бегом вернулась к речушке, чего-то испугавшись.

Букер стоял там, где стоял несколько минут назад, со сложенными на груди руками, и Тесс вспыхнула, едва сообразив, что он жив и невредим и она напрасно испугалась за него.

— У нас нет времени на шутки, Букер. Что это еще за игра в прятки? — не удержалась Тесс, чтобы не излить на него свое раздражение.

— Ты права. У нас нет времени, — подтвердил он.

Тесс ничего не понимала. Стоит на месте. Не спорит. Что бы это значило? И она огляделась, словно ожидая найти ответ на свой вопрос. Потом ее взгляд вернулся к невозмутимому Этану Букеру.

— Нам надо спешить.

— Куда? — тихо и проникновенно спросил он.

— Искать следующий знак. Джанет похитили, и мне необходимо ее освободить.

— Ты хочешь сказать — нам необходимо. Я правильно понял? Ты здесь не одна, Тесс. Нас двое.

Он опустил руки, и Тесс в первый раз увидела гнев в его глазах. Добродушный коронер умеет злиться, подумала она, но шутить по этому поводу не стала.

— Мы теряем время, когда не пытаемся решить задачу сообща, — сказал Букер.

— Я заварила кашу, — проговорила Тесс, не разжимая губ и боясь голосом выдать захлестнувшие ее чувства. — И мне ее расхлебывать. Я не звала тебя с собой, во всяком случае после того как обстоятельства переменились. Теперь идет совсем другая игра, и у меня нет времени на церемонии.

Букер подошел к ней.

— Ты теряешь время из-за жалости к себе и тем самым ставишь под угрозу жизнь Джанет.

Тесс от неожиданности открыла рот и забыла его закрыть.

— Как ты смеешь? Черт тебя подери, Букер, я только и думаю о ней. Мы здесь не в игры играем, как бы там ни считал психопат, который ее похитил. Пока он заставляет меня играть по его правилам и дает слишком мало времени, чтобы я могла их изменить.

Этан Букер печально опустил голову и вздохнул. Потом задумчиво постучал носком ботинка по камню, выступавшему из травы.

— Тесс, нам обоим известно, что мы имеем дело с опасным преступником. А теперь послушай меня. Если мы соединим наш опыт и наши знания, нам будет проще с ним справиться. Не исключено, что мы даже сможем предсказать его действия. Ты же сама внушала мне это, когда уговаривала принять участие в расследовании. И я уж не говорю о том, что вдвоем мы сможем обследовать гораздо большую территорию.

Тесс вздохнула. Спорить бесполезно. Букер говорит разумно и логично. Наверное, на его месте она сказала бы то же самое, если бы они искали его друга. Она пригладила волосы и кивнула.

— Ладно. Ты прав. Но что ты предлагаешь? Я понятия не имею, с чего начинать.

Букер широко улыбнулся Тесс, радуясь, что не надо больше доказывать свою правоту.

— Думаю, дорогая, нам с тобой пора наметить план действий.

Джанет заерзала на стуле, пытаясь уловить смысл беседы, происходившей у нее за спиной. В помещении было прохладно, однако совсем не холодно, и душу ей леденил тихий голос человека, внушавшего ужас своей очевидной жестокостью.

Что-то изменилось, но Джанет пока не поняла, что именно. Возможно, изменился этот человек, стал жестче. Если еще вчера она считала его просто жестоким, то сегодня поняла, что есть жестокость и жестокость.

После того как она позвонила, с нее сняли повязку, однако на глаза ей падал яркий свет лампы, как в старом детективном фильме во время допроса преступника. Джанет сидела лицом к стене, а ее похитители беседовали за ее спиной. Если бы она посмела обернуться, то все равно ничего не увидела бы, потому что они стояли в тени и были недосягаемы для света слепившей ее лампы.

Именно по этой причине Джанет не осмеливалась обернуться. К тому же подсознательно она чувствовала, что, если повернется, развяжет ему — жестокому тюремщику — руки. Словно даст ему разрешение использовать методы, которых она не вынесет. Джанет еще не забыла, как он трогал ее, и не желала повторения.

Негодяй свихнулся на интеллектуальных играх, которые он с удовольствием разыгрывает с ней и даже с двумя своими прихлебателями, сторожившими ее в его отсутствие.

И повязку он снял, чтобы помучить ее. Любой человек в ее положении, естественно, хочет оглядеться. Он играет с ней. Пытается играть. Хочет превратить ее заключение в игру, и теперь, когда снял с нее повязку, эта игра должна будет перейти на другой уровень, стоит ей только повернуть голову. Если она повернется, то для нее дороги назад не будет. Это Джанет знала наверняка.

Она тяжело вздохнула. Черт, как все запуталось!

Однако Джанет решила, что не даст ему лишний шанс поиздеваться над собой, не доставит удовольствия видеть ее страх, и закрыла глаза. Однако с искушением ей все же пришлось побороться.

Набрав полную грудь воздуха, Джанет усмирила рвущееся из груди сердце и прислушалась к беседе за своей спиной., - Я вернусь завтра, — сказал Негодяй. Джанет услыхала шорох, словно он что-то запихивал в сумку, потом звук застегивающейся молнии. — Если у меня появятся какие-то соображения, я позвоню.

— Не боитесь, что другая малышка не найдет сюрприз?

Джанет показалось, что голос принадлежит тому из ее сторожей, который был поумнее. По крайней мере, он ни разу не тронул ее.

— Наша гостья отлично потрудилась, чтобы на какое-то время занять мисс Рейнолдс и ее приятеля.

Он хохотнул, а Джанет вздрогнула, и по спине у нее побежали мурашки, словно кто-то неожиданно провел ножом по стеклу.

Сердце у нее бешено забилось. Он использовал ее в своей игре. Сама того не зная, она сыграла предназначенную ей роль.

— Как только они найдут то, что ищут, — продолжал он, словно обсуждая план предстоящего бейсбольного матча, — у нас будет пара дней, но не больше, чтобы предпринять необходимые шаги. Мне надо кое-что найти.

— Что? — спросил тот парень, который был поглупее.

Воцарилась гнетущая тишина. Хотя Джанет ничего и никого не видела, она сразу почувствовала, что идиот понял свою оплошность, едва слово слетело с его языка. Тишина. Это длилось почти вечность, и ей показалось, что она слышит, как испуганно бьются сердца у ее сторожей.

— Ты вправду хочешь знать? — удивленно спросил Негодяй, будто в шутку, но с явной угрозой.

— Нет… Нет, сэр. Это не мое дело, — пролепетал идиот.

Джанет слышала, как скрипнул стул, словно с него встал кто-то очень большой.

— Счастливого пути. Позвольте, я понесу сумку.

Джанет улыбнулась. Этому дураку не меньше, чем ей, хотелось избавиться от жестокого хозяина. Но улыбка застыла на ее лице, едва она стала перебирать в уме все сказанное.

Наверняка ее жестокий похититель придумал ловушку для Тесс и Букера и, манипулируя ею, пытается поймать их. Джанет проглотила застрявший в горле комок и, закусив губу, стала молиться, чтобы их миновала беда. Что я сказала?

Глава 10

— Ладно. С Джанет я не очень хорошо знаком, но она показалась мне открытой и умной девушкой. Я прав? — с улыбкой спросил Букер.

Тесс оценила его желание сказать ей что-то приятное.

— Да, прав. Мне всегда нравилось ее прямодушие. И смелость тоже.

— Хорошо. Значит, какая бы ни была ситуация, она постаралась бы передать нам хоть какую-то информацию о себе. Почему бы тебе не повторить, что она сказала? Постарайся все вспомнить.

— У меня хорошая память, доктор Букер. Она сказала, и я цитирую: «Скорее, это какой-то знак. Ну, типа игры в „три вопроса“. Право, не могу сказать точно…»

Букер помолчал, ожидая продолжения, и в конце концов пожал плечами.

— И что ты думаешь?

— Думаю, она передала нам то, что от нее требовали передать, — сказала Тесс. Он хмыкнул и покачал головой.

— Похоже, ты не очень-то любишь шарады.

— При чем тут шарады? Она звонила, чтобы передать нам послание похитителя. Вероятно, она даже читала его по записке.

— Ты действительно так думаешь? — спросил он.

Тесс не понимала, к чему он клонит, но была уверена, что на уме у него что-то важное. В конце концов, не в игрушки же он играл всю жизнь, прежде чем занял свой высокий пост. Она решила отставить в сторону сомнения и прислушаться к нему, поэтому стала вспоминать, что еще сказала Джанет. Нахмурилась, не в силах отыскать ничего полезного для них. Но, верно, он уже до чего-то додумался.

— Пожалуй, вряд ли она читала с листа.

— Ну конечно же. Джанет — умница. Она постаралась помочь нам, насколько это возможно в ее ситуации, чтобы облегчить поиски. Помнишь, она сказала об игре в «три вопроса»?

— Помню. Возможно, это означает… Тесс задумалась. Она была уверена, что они идут по правильному следу, и, как ни странно, именно Букер направляет их обоих куда надо.

— Тебе не кажется, что это необычно, если учесть, что она находится у похитителей? — спросил он и подождал немного. — Три вопроса… Три догадки… Три ответа… Что она хотела сказать?

— Три улицы, три остановки, три дома. — Тесс покачала головой. В этом не было смысла. Отчаявшись, она пожала плечами. — Не знаю. А ты что думаешь?

Букер ходил взад-вперед по берегу. Вид у него был мрачный, хотя на самом деле он всего-навсего сосредоточился на словах Джанет. Тесс теряла терпение. В нормальной ситуации он был нормальным живым человеком, а решая сложную задачу, весь напрягался и становился неприступным. Тесс решила предоставить его самому себе и лишь улыбалась, глядя, как он вышагивает по узкой тропинке сначала в одну сторону, потом в другую.

— Помнишь, этот псих написал, что нам не нужно забираться далеко? Думаю, они где-то здесь. Очевидно, что три дерева, три скворца, три норы ничего нам не говорят. И все-таки она хотела о чем-то нам сообщить. О чем-то важном.

Тесс кивнула, в который раз перебирая в голове слова Джанет. И вдруг ее осенило. Она метнула в него радостный взгляд, и он остановился. Тесс просияла улыбкой и с трудом удержалась, чтобы не броситься ему на шею от восторга. Несколько умерив свой пыл, она сплела пальцы.

— Что? — спросил он. — Ты что-то надумала? Тесс, говори, пока я не бросил тебя в речку. А то буду топить, пока не скажешь.

— Ты считаешь, что они держат ее неподалеку, потому что так интерпретируешь слова психопата-похитителя. Правильно? И ты прав насчет того, что она почти ничего не может нам сказать. Джанет пыталась нам сообщить, что ее сторожат трое мужчин.

Тесс смотрела на Букера с такой надеждой, что ему захотелось ее обнять. Однако, подумав, он решил этого не делать. Зато положил ей на плечо руку.

— Ваш дедуктивный метод, Шерлок, всегда дает великолепные результаты.

Тесс почувствовала, что разрумянилась от его похвалы, и, отвернувшись, позволила себе улыбнуться. И в то же мгновение укорила себя за то, что похожа на влюбленную в учителя школьницу. Улыбки как не бывало.

— Не знаю, Букер, об этом или не об этом она хотела нам сказать. Догадка еще не доказательство.

— Нет, все правильно. Тесс, и ты сама это знаешь. Иначе ее слова не имеют смысла. А что там насчет «обыкновенного-необыкновенного»?

Тесс прикусила губу и задумалась. Насчет троих мужчин она наверняка права. Интуиция ее почти никогда не подводит. И, обхватив себя руками, она задумчиво посмотрела на тропинку, по которой они шли. Неужели то место, где ее держат, как-то связано с тремя вопросами-догадками?

— Она сказала, что ничего не знает. Если это имеет отношение к посланию, то не имеет смысла. Если имеет отношение к трем вопросам, тогда, может быть, она хотела сказать, что понятия не имеет, где ее держат.

— Логично, разве нет? — Букер покачал головой. — Вряд ли они хотели бы, чтобы она знала, где находится. А ты сказала, будто не похоже, чтобы она читала по написанному. А почему не похоже?

Тесс потребовалось несколько минут, чтобы привести в порядок разбежавшиеся мысли и сосредоточиться на вопросе Букера.

— Почему она не читала? Почему не похоже на чтение?

— Ну да, — улыбнулся он. — Почему? Скажем, так. Она не читала. Но она же знает, что с ней рядом трое мужчин. Откуда она это знает? Скорее всего, у нее завязаны глаза, а это значит, что ей приходится полагаться на слух.

Тесс сразу поняла. И взбодрилась. Коснувшись его плеча, она рассмеялась.

— Букер, ты неподражаем. Ты просто гений!

— Спасибо… — Он наморщил лоб.

— Да нет, я серьезно. — Тесс взяла его руки в свои. — Она сказала, что не знает, потому что у нее повязка на глазах. Это наверняка так. И это значит, что она не видела их, не может идентифицировать, следовательно, пока находится в относительной безопасности.

Букер погладил ей руки, понимая, что у нее изменилось настроение.

Ей как будто стало легче.

И взгляд Букера смягчился. Но Тесс высвободила руки и отступила на шаг. Она отвернулась и кашлянула, стараясь не поддаваться его чарам.

— Джанет сказала, что мы должны идти на восток от дома.

— Да, помню, — тихо произнес Букер. Он подошел к Тесс, но остановился все-таки на некотором расстоянии и показал на другую тропинку неподалеку. Если нам надо идти на восток и примерно час, значит, повернем на юго-восток. Так будет быстрее. Мы достаточно проплутали, пока ходили вокруг да около. Наверняка взяли слишком широкий разбег, поэтому пропустили то, что нам хотели подсунуть. А теперь начнем поиск, где сказано, и не будем обращать внимание на посторонние детали.

Тесс кивнула.

Этот коронер отлично работает. Ему не отказывает логика. Он собран и находчив. В их обстоятельствах о лучшем помощнике нельзя и мечтать.

— Хорошо. Начинаем. Как ты любишь говорить, не будем зря терять время.

Пока они добирались до нужного места, Букер почти не заговаривал с Тесс, и она была ему от души благодарна за это. Ей нужно взять себя в руки и собрать разбежавшиеся мысли. И мешало этому не только обаяние Этана Букера.

Ее страшно пугало положение Джанет.

И все-таки Тесс лишь усилием воли отводила взгляд от крепкой фигуры Букера, шагавшего впереди мимо нескончаемых деревьев.

Наконец он остановился, и Тесс воспользовалась счастливой возможностью перевести дух. У нее болело все тело. Дышала она тяжело. Ноги горели огнем.

К тому же последние двадцать минут она мечтала о сочном бифштексе и почти убедила себя, что чует дурманящий аромат жареного мяса.

Тесс подняла глаза и увидела, что Букер смотрит на что-то между деревьями.

— Что там?

Она сама удивилась, как хрипло прозвучал ее голос. Но если Букер и обратил на это внимание, то не подал виду и лишь поднял руку.

— Видишь? Там дом. Я просто проверял, не ошиблись ли мы с направлением. Нет. Мы на востоке от дома. Все в порядке. По крайней мере, мы, как видишь, пришли туда, куда нам было велено прийти.

Тесс сделала еще один вдох и разогнулась. Потом подошла к Букеру и стала вглядываться в даль, пока не увидела дом. Собственно, если так смотреть, то он был недалеко, правда густой лес скрывал небольшую долину, которая намного удлиняла путь.

— Ну что ж, — произнесла Тесс, чувствуя, что к ней возвращаются силы. Во всяком случае, они добрались до нужного места. Значит, теперь они ближе к Джанет. — Когда мы тут проходили, то шли рядом и, видно, много чего упустили, поэтому теперь я предлагаю разделиться.

У Букера потемнели глаза, когда она предложила это, и он покачал головой, даже поднял руку в знак протеста.

— Нет, Тесс. Это слишком рискованно. А что, если нас поджидают?

— Ты, как всегда, прав. Однако мы все же разделимся, но будем держаться близко и не упускать друг друга из виду.

Букер задумался.

— Ладно. Полагаю, у нас нет выбора. Тесс покачала головой.

— Нет. Выбора нет. К сожалению, не мы устанавливаем правила.

— Напомни мне, чтобы я воздал этому парню по заслугам, когда мы отыщем его, — невесело пробурчал Букер, у которого от злости заострилось лицо.

У Тесс брови поползли на лоб. Она в первый раз видела, что он может быть безжалостным.

— Пора начинать, Букер.

Он холодно посмотрел на нее, потом поднял руку и показал на тропинку, которая как будто делала зигзаг, а потом бежала параллельно той тропинке, по которой они шли до сих пор.

— Я пойду по ней, а ты оставайся на этой тропинке. Будем перекликаться каждые четыре минуты. Если один из нас не отвечает, другой возвращается на место последней переклички и продолжает поиск с того места.

— Да у тебя настоящий план.

Тесс провела ладонью по волосам. На тропинку она смотрела со страхом. Однако не собиралась признаваться в этом Букеру.

— Тесс, — тихонько позвал Букер, возвращая ее в реальный мир.

— Что? — переспросила она и повернулась к нему.

Букер не стал терять даром время и прикоснулся губами к ее губам. Поначалу его поцелуй был нежным, как будто успокаивающим, но вскоре стал жадным, словно он наконец дал себе волю. Отпрянув, он заглянул ей в глаза. Его голос почти физически ласкал ее.

— Пожалуйста, будь осторожна. Тесс кивнула, не в силах сказать ни слова. После такого поцелуя… Мигнув, она нахмурилась, потом кивнула еще раз и направилась вперед по своей тропинке. Черт! Этот мужчина знает, как свести ее с ума…

Букер внимательно смотрел на расходящуюся впереди тропинку. По одной, хоть она более ровная и удобная, надо пройти сквозь заросли ядовитого плюща. Постояв и подумав, Букер выбрал более трудный путь, как будто покороче, но заваленный камнями.

Он посмотрел на часы, зная, что наступило время переклички. И улыбнулся. Пунктуальная Тесс окликнула его точно по графику, секунда в секунду.

Единственное, чего он не никак не ожидал, так это того, что она будет использовать в своих сигналах названия различных съедобных блюд. Оказывается, она гурманка.

Свое общение они изначально договорились свести до минимума, так что очень скоро слова, которыми они перебрасывались, уже не могли скрыть их желания. Если до этого Букер лишь время от времени вспоминал о том, что голоден, то после нескольких перекличек понял, что готов съесть быка.

И тогда он задумался, может ли голод явиться уважительной причиной для убийства? Если он все-таки найдет психопата, затеявшего с ними дурацкую игру, то всерьез подумает об этом.

Поднялся ветер. Зашумели иголки на соснах.

Букер стал смотреть на небо, пока сквозь кроны деревьев не разглядел тучи. Он нахмурился. Интересно, где они спрячутся от дождя? В лесу не очень-то приятно пережидать грозу.

Чем ближе солнце подходило к горизонту, тем громче становился вечерний шум. Ночная симфония в других обстоятельствах наверняка внушала бы покой душе, особенно если сидеть в уютной гостиной возле горящего камина и слушать запись на компакт-диске.

А в лесу? И он вспомнил летний лагерь, костер, страшные истории. Увы, то, что происходит теперь, не имеет ни малейшего отношения к детским фантазиям.

Тропинка, по которой он шел, была не очень приметна и то и дело терялась под прошлогодними листьями, кружила между деревьями и кустами.

Вот опять ковер из сосновых иголок. Неожиданно показалась небольшая полянка, укрытая от любопытных глаз низкими ветками. Ему показалось, будто что-то мелькнуло с другой стороны. Возможно, кабан?

Он не очень хорошо рассмотрел животное, впрочем у него не было особенного желания присматриваться. Букер немедленно забыл бы о лесном звере, если бы его взгляд не привлекла странная растительность там, где тот пробежал.

Не имея ни малейшего представления о том, что его может ждать на другой стороне, он держался настороже, не желая стать жертвой чьих-то зубов или когтей. Все равно, чьих. Подойдя поближе, он обнаружил невысокие бетонные стены, почти незаметные в траве, и что-то вроде люка или двери.

— Что бы это значило?

Осторожно двигаясь, Букер не сводил глаз с люка.

«Нужно искать что-то обыкновенное и необыкновенное одновременно».

Он словно слышал голос Джанет. Подземное убежище. С одной стороны, вполне обыкновенное помещение, а с другой — необыкновенное, ибо находится в лесу, далеко от дома, и его назначение непонятно.

Букер решил, что не будет кричать Тесс о находке. Вместо этого он вынул из кармана телефон, набрал номер, который дал себе труд запомнить, когда увидел его в списке телефонов у нее дома на холодильнике, и в ожидании ответа обошел кругом бетонное строение.

Услыхав щелчок, он остановился.

— Тесс, здесь что-то есть.

— Что? — спросила она едва слышно.

— Подземное убежище, — мрачно проговорил он.

Слишком много он видел сумасшедших, которые на все готовы, лишь бы помучить живых людей. Ради Тесс он хотел бы ошибиться, но…

— Что? — спросила Тесс.

Букер слышал, что она замерла на месте, и даже как будто воочию видел растерянность на ее прекрасном лице.

— Ну ты же знаешь. Обыкновенное и необыкновенное одновременно, — тихо напомнил он.

— Да, подходит, — вздохнула Тесс. И Букер представил, как она, задумавшись, проводит рукой по золотистым волосам.

— Послушай, подожди меня. Не ходи туда один.

— Не беспокойся. У меня нет ни малейшего желания попадать в ловушки нашего психа, лишь бы опередить тебя, дорогая… и прославиться, — сказал он, оглядываясь и пытаясь определить, где она находится. Они старались не расходиться очень далеко, поэтому Букер понимал, что ему придется ждать ее от силы пару минут. — Я совершенно с тобой согласен. Нам придется принять все меры предосторожности, прежде чем мы откроем проклятый тайник.

— Спасибо, Букер.

— Ну что ты, дорогая. — Он понимал, как трудно Тесс превозмочь себя и произнести простое «спасибо», и не собирался еще больше осложнять ее положение. — Я тебя жду.

Выключив телефон, Букер несколько мгновений с улыбкой смотрел на него. Что бы Тесс Рейнолдс ни говорила, а она самая настоящая женщина, самая женственная из женщин, несмотря на всю свою силу и ловкость.

Убрав телефон, Букер еще раз обошел бетонное строение. Десятифутовый цементный квадрат был почти незаметен в лесу среди деревьев и кустов. Дверь, скошенный верх. Расположен посреди лужайки.

Вероятно, внизу довольно большое помещение.

Заросли кустов подходили почти вплотную, так что двигаться вокруг бетонной стены приходилось с опаской.

Букер покачал головой, подумав, что вполне мог бы пройти мимо, ничего не заметив. Неплохо придумано. Посторонний ни за что не догадается. Вот и полицейские проморгали. Но для чего все это?

Букер уже слышал шаги Тесс. У нее под ногами шуршали листья и иголки, но, глядя на толстую стену и стальную дверь, Букер подумал, что вряд ли их слышно внутри. Он обернулся к Тесс.

— Ну, что думаешь?

Она встала рядом, хмурая, поглощенная теми же мыслями, что и он. Но ничего не сказала и лишь покачала головой. Потом обошла бункер кругом, то и дело останавливаясь и наклоняясь.

— Не вижу никаких сюрпризов, — нарочито равнодушно проговорила она.

Потом стала осматривать и ощупывать дверь — дюйм за дюймом. Закончив, она опустилась на колени.

— Не понимаю. Зачем это тут?

— Не знаю. — Букер подошел к Тесс и опустился рядом с ней на корточки. Однако, если судить по тому, что ты рассказывала мне о Гари Гаролдсе, удивляться в общем-то нечему.

— Наверное, ты прав, — откликнулась Тесс и провела рукой по металлической петле на двери. — И все-таки. Знаю, он был мерзавцем, но мне не приходит в голову ни одно разумное объяснение. Зачем ему понадобилось это убежище. Ни охоту, ни наркотики он не признавал. Почему такой человек строит убежище. От кого? Или для кого? Для чего? Причем незадолго до собственного исчезновения.

— Поскольку Гаролдс умер, мы, наверное, никогда этого не узнаем, — сказал Букер и повернулся к Тесс. — Думаешь, можно открыть дверь?

Тесс смело встретила его взгляд. Недоумение, потом гордость появились на ее лице, прежде чем она улыбнулась.

— Если я открою, ты съешь меня в качестве стейка?

— Ты только открой, а уж там разберемся. — Он подмигнул Тесс и рассмеялся.

Тесс вынула из кармана что-то, похожее на кожаный бумажник, но это был не бумажник, а футляр с отмычками, которыми она принялась довольно ловко крутить в замке.

Прошло всего несколько мгновений, и до слуха Букера долетел едва слышный щелчок. Тесс довольно хмыкнула и повернула к нему улыбающееся счастливое лицо.

— Сезам, откройся!

Порыв ветра поднял листья и осыпал ими голову Тесс.

— Идет гроза, — сказал Букер. — Нам надо поторопиться, не то промокнем до нитки.

Тесс открыла дверь.

Он достал фонарик, включил его, осветил дыру и сказал:

— Похоже, он не ждал гостей. Ты как думаешь?

Подземная комната была довольно просторной. У одной стены стояло узкое ложе, у другой — большой металлический сундук, поверх которого лежали тонкие матрасы и грубые армейские одеяла. Третья стена была вся в деревянных полках, уставленных бутылками с водой и консервными банками.

Букер взял одну — с бобами на этикетке — и протянул ее Тесс.

— По-моему, ты проголодалась?

— Нет, спасибо. У меня совсем пропал аппетит.

— У меня тоже.

Букер принялся с помощью фонарика осматривать комнату. Стол, три стула. Керосиновая лампа. Пара металлических банок, верно с керосином.

Он нахмурился, когда луч фонарика упал на фотографию, сделанную «поляроидом». Молча подошел к столу и взял ее, помня о возможных отпечатках пальцев. И гневно поджал губы.

— Тесс, — тихо позвал он, ничем не выразив своих чувств.

Букер не видел ее, но слышал, как она подошла и встала рядом. Еще он слышал, как она судорожно проглотила застрявший в горле комок, а потом увидел дрожащие пальцы, когда она потянулась за фотографией.

Это опять была Джанет, привязанная к стулу, очевидно к одному из трех, что стояли в этом подземном убежище. На глазах у нее была повязка. На лице упрямое и сердитое выражение. Рядом на столе часы. Большие электронные часы. Они показывали час дня. Букер взглянул на свои часы. Около пяти.

— У них было достаточно времени, чтобы перевести ее в другое место.

Тесс молчала. Неожиданно она подалась вперед и стала вглядываться в нечто маленькое и непонятное, лежавшее на столе рядом с фотографией.

— Что это? — с нарочитым спокойствием спросила она, показывая пальцем на предмет.

Букер даже не заметил его, настолько был поглощен фотографией. А это были песочные часы высотой примерно в семь дюймов. Отличная работа по дереву с золотыми сверкающими украшениями. Наверняка дорогая штука, более подходящая для роскошного кабинета, чем для лесного убежища, устроенного со спартанской простотой.

Тесс чертыхнулась, глядя, как падают вниз последние песчинки. Они оба не могли отвести глаз от часов. Букер стиснул зубы и сжал пальцы в кулаки. Злость и отчаяние переполняли его.

Вот так они стояли и смотрели, как падают последние песчинки. Последняя… Внизу кучка песка. Все. Время вышло.

* * *

Джанет продолжала делать вид, будто спит, и уронила голову на грудь. Волосы упали ей на лицо, и она воспользовалась этим, чтобы рассмотреть новое помещение, в которое ее привезли.

Черт! А еще говорят, что ей повезло с густыми волосами! Повезло-то повезло, а как быть с ними в такой ситуации? Ничего не видно.

Вскоре после того как Негодяй удалился, ее сторожа вновь сфотографировали ее и вывели наружу, предварительно связав сзади руки и надев повязку на глаза.

Ужасно! Идти по лесной тропинке с завязанными глазами было мукой мученической. Джанет все время спотыкалась и в конце концов упала. Собственно, она не могла не упасть и не могла защитить себя от царапин и ушибов. Вот и щеку поцарапала до крови.

Тот обезьяноподобный, которого Негодяй злобно выругал за приставание к ней, вдруг пожалел Джанет и взвалил себе на плечо.

Джанет скрипнула зубами от отвращения. Голова у нее моталась из стороны в сторону в такт его шагам. Но так как руки были связаны сзади, то у нее не было никакой возможности что-то сделать.

Жаль, ее не тошнит от качки, подумала Джанет. А то…

Мужчина был сильный, мускулистый. Это Джанет поняла сразу, едва прикоснулась к нему ногами и животом. И все же он время от времени кряхтел под ее тяжестью, когда надо было обходить камни или перепрыгивать через них. В первый раз в жизни Джанет обрадовалась, что набрала лишние пять фунтов. Пусть немного, но приятно.

Джанет хихикнула.

— Эй, Джо, она смеется, — пожаловался ее носильщик шедшему впереди парню.

— Ну и что? — с издевкой переспросил тот. — У нас еще пока нет закона против смеха.

— Пусть так, — обиженно проговорил носильщик. — Но она смеется надо мной. Правда. Я знаю.

— Заткнись, Барни.[1] Нам далеко идти, и я не желаю все время слушать твое нытье. И без тебя тошно, — отрезал Джо.

— Барни?

Джанет не удержалась и громко произнесла его имя. Вот уж нарочно не придумаешь! Ей стало еще смешнее. Но чем упорнее она старалась не смеяться, тем меньше ей это удавалось. Поначалу был еще и страх. Кто знает, что может прийти в голову обезьяноподобному великану? Но вскоре и страх не смог помешать рвущемуся изнутри смеху. И Джанет перестала себя сдерживать. Она смеялась и смеялась, пока не задохнулась. Все-таки она висела вниз головой.

— Черт ее подери, Джо! — прохныкал, но на сей раз громче, Барни. Впрочем, говорить было бессмысленно, потому что напарник все равно не услышал бы его за смехом Джанет. — Ты только посмотри, что она делает.

Джанет прикусила губу, и ей удалось приглушить смех. Теперь она негромко хихикала, время от времени взрываясь хохотом.

— Я же сказал тебе, Барни, чтобы ты заткнулся.

Больше Джанет не могла сдерживаться. Она звонко расхохоталась, и на сей раз не в одиночестве. Джо присоединился к ней, и теперь их веселый смех разносился эхом чуть ли не по всему лесу.

Неожиданно Барни дернулся и пошел быстрее, отчего Джанет тотчас стихла. Он сбросил ее со своего плеча, и на одно ужасное мгновение Джанет показалось, что он швыряет ее на землю… Или, что во много раз хуже, с утеса.

И вздохнула с облегчением, когда ее подхватили другие руки; насколько она поняла, руки Джо. Больше ведь никого рядом не было.

Оказывается, взбешенный Барни, словно в какой-нибудь комической сценке, перекинул ее на руки своему сообщнику, который неожиданно для него переметнулся на сторону Джанет, видимо обидев его этим до глубины души.

— Прекрасно. Вот и неси ее сам, — заявил Барни и зашагал дальше.

Джо все еще смеялся, когда сказал Джанет:

— Вроде ты его задела за живое.

Но Джанет сочла за благо промолчать. Джо был поменьше ростом и как будто более субтильный, но весь оставшийся путь он нес ее и ни разу не выказал недовольства, даже не охнул и не вздохнул.

Потом он довольно аккуратно, даже нежно, усадил ее на заднее сиденье машины, и они куда-то долго ехали. Ничего не видя, Джанет в конце концов потеряла ощущение времени.

Когда же они прибыли на место, то с нее опять сняли повязку, и Джанет поняла, что теперь они в каком-то доме. В каком? Вдалеке гремел гром. Гроза. Склонив набок голову, она видела, как удлиняются тени по мере того, как садится солнце.

Негодяй отсутствовал. С Джо как будто установились приятельские отношения. И Джанет решила, что пора заняться приручением своих сторожей. Если они настолько «добры», что сняли с ее глаз повязку, то, может быть, разрешат ей поспать с развязанными руками? Или, по крайней мере, завяжут их не сзади, а спереди?

Она улыбалась своим мыслям, когда заметила, что один из мужчин направляется к ней. Но тотчас закрыла глаза и сделала, вид, будто спит. Тем не менее она поняла, что подошел к ней и остановился рядом Джо.

Легонько взяв ее за плечо, он произнес обычным хриплым голосом:

— Просыпайся, крошка. Пора в постельку. Джанет подняла голову, и глаза у нее округлились от страха, когда она посмотрела на него, в сущности в первый раз за все время. Джо тоже пристально смотрел на нее.

— Маленькой девочке пора спать. Он поддержал ее, помог, встать со стула и повел в спальню. Дом был маленький и больше походил на охотничий домик, в который хозяева приезжают отдохнуть на уик-энд.

Остановившись возле двери, Джо распахнул ее и сделал широкий жест рукой, мол, прошу пожаловать. Джанет обвела взглядом просторную комнату. Старая кровать, видавшая лучшие времена и покрытая стареньким одеялом, стояла возле стены. Всю другую стену занимало окно, завешенное толстыми шторами. Посередине стояло кресло-качалка. Больше ничего в комнате не было.

— На случай, если тебе это интересно, — заметил Джо, прерывая ее размышления, — то окна особо прочные. Если попытаешься их разбить, будет много шума.

— С чего ты взял, что мне это интересно? — безразлично спросила Джанет.

Джо хмыкнул, а Джанет печально вздохнула. Его сообщение было не из приятных.

Неожиданно он потянулся к ее рукам. Вот это уже лучше.

— Ну, так полегче? — спросил он. — Да не бойся ты. Ничего не будет. Просто я подумал, что пора тебе поспать по-человечески.

— Спасибо, Джо, — от всей души поблагодарила его Джанет.

Она не успела обернуться, как услышала щелчок замка в двери, которую заперли снаружи.

И сердце у нее упало. Только сейчас — в первый раз — Джанет по-настоящему осознала, насколько она одинока в своем плену.

Глава 11

Человек, которого Джанет называла про себя Негодяем, собственным ключом отпер дверь дома. Он знал, что нанятый им Джо не понимает, к чему вся кутерьма с переездами и сюрпризами. Гораздо проще покончить с намеченной жертвой сразу. Он прав.

Но есть одна загвоздка.

Если ее убить, то можно и вовсе не отыскать то, что ему было необходимо и без чего он не может чувствовать себя в безопасности.

Один раз он уже заходил в дом и тогда взял карту из портфеля и положил ее на стол. Это воспоминание вызвало у него на лице улыбку. Кому-кому, а ему отлично известно, как подобные мелочи действуют на нервы.

Тесс Рейнолдс не должна успокаиваться. Она должна нервничать. Хорошо бы ей растеряться, засуетиться, может быть испугаться. Если он и дальше сможет хотя бы на шаг опережать ее, то счастливого конца ждать недолго.

Похитив очаровательную подружку, передвигая с места на место предметы, оставляя записки, фотографии, он имел целью поколебать рассудок Тесс Рейнолдс, запутать ее, лишить ясного представления о реальности.

И он собирался продолжать. Тесс должна сдаться.

Она сломается, и ему не составит труда забрать у нее доказательство его вины.

Каким бы оно ни казалось незначительным, однако нельзя постоянно жить под дамокловым мечом. Не дай Бог, какая случайность, и многие годы тайного труда пойдут коту под хвост.

Тогда его или казнят, или посадят до конца дней в тюрьму.

Слишком большой риск.

Солнце приближалось к горизонту, и от мебели в гостиной и кабинете легли на пол длинные тени. Достав маленький фонарик величиной с шариковую ручку, он включил его. Собственно, было еще совсем светло, но для эффективного обыска недостаточно светло.

Он уверенно пересек комнату и направился к лестнице. Начнет он с комнаты Кинтессы Рейнолдс. Поднявшись на несколько ступенек, он наклонил голову и выглянул в окно, проверяя, не идет ли кто, а потом без остановки одолел лестницу и коридор и вошел в комнату, которую выбрала для себя Тесс Рейнолдс.

Внимательно, ничего не упуская, осматривая содержимое комода, он улыбнулся, когда выдвинул ящик с трусиками, лифчиками и ночными рубашками. За пару месяцев изучив консервативные вкусы их хозяйки, он не удивился бы, увидев длинную фланелевую рубашку, зато искренне изумился, обнаружив легкомысленную шелковую пижаму.

Оказывается, он не настолько хорошо изучил ее характер, как ему казалось. Что ж, пижама должна ей идти. Может быть, он еще чего-то о ней не знает?

Ничего не найдя в шкафу, он стал осматривать комнату. Дюйм за дюймом.

Портфель он уже видел, но открыл его еще раз. Обыскивать так обыскивать.

Ничего.

Уперев руки в боки и постояв так несколько мгновений, он задумчиво посмотрел в окно. Куда же она это спрятала?

А может, не привезла с собой? Больше как будто искать негде… Кинтесса Рейнолдс благоразумная и осторожная особа. Наверняка, прежде чем лететь сюда, кое-что припрятала — на всякий случай.

— Ну что ж, мисс Рейнолдс, — громко произнес он, наслаждаясь звучанием собственного голоса в пустой комнате. — Придется дать вам передышку.

Выйдя из комнаты, он вынул из кармана телефон и быстро набрал нужный номер. Как он и ожидал, ответили ему без промедления.

— Не сводите глаз с нашей гостьи. Она может нам понадобиться, — сказал он своему помощнику. — Я возвращаюсь в город. Надо кое-что проверить. Пусть один из вас едет к большому дому и следит за парочкой. Буду завтра утром. В крайнем случае, днем.

Закончив разговор, он, не скрываясь, вышел через парадную дверь и даже не потрудился захлопнуть ее. Сбежал по ступенькам и направился к машине, а потом поехал на маленький частный аэродром, где его ждал самолет.

На душе у него было тревожно. Он хмурился, не понимая, что она могла сделать со столь важной для него уликой.

Черт бы ее побрал!

* * *

— В записке сказано, что у нас сорок восемь часов, — проговорила Тесс, не отрывая взгляда от песочных часов. — А это что значит?

Букер понимал, что она не ждет от него ответа, и попросту убрал часы с ее глаз.

— Тесс, не думаю, чтобы это что-то значило. Мерзавец водит нас за нос. Пугает нас. Старается сбить с толку. Вот и все. Никакого другого смысла в этом нет.

Тесс задумалась над словами Букера. В конце концов, тяжело вздохнув, она неохотно кивнула.

— Ты прав. Он затягивает узел. Ты ведь тоже так думаешь?

Букер положил руки ей на плечи и принялся растирать их, чтобы по возможности снять мучившее ее напряжение.

— Именно так я и думаю. Может быть, он вернется сюда, если интересуется, нашли мы его убежище или нет. А может быть, и не вернется. Но это не важно ни для нас, ни для него. Ты согласна?

Тесс что-то довольно пробормотала, наслаждаясь неожиданным массажем. Она закрыла глаза и позволила себе ненадолго расслабиться. Ей было приятно прикосновение его сильных и умелых пальцев, которые помогали ей успокоиться и вновь обрести форму.

Заметив, что Тесс улыбается и как будто довольна эффектом, Букер принялся тереть ей шею, и она, опустив голову, стояла, покачиваясь всем телом.

Тесс была так близко, что он чувствовал жар ее тела сквозь спортивную рубашку.

Кашлянув, он неожиданно отпустил ее и отступил на пару шагов. Ему надо было немного прийти в себя. Собраться с силами. Вернуться в реальный мир. Близость Тесс мешала ему сосредоточиться.

Тесс широко открыла глаза, потом мигнула, словно заново привыкая к тому, что ее окружало. Нахмурившись, она постаралась упорядочить свои мысли и приготовиться к уходу из подземного убежища.

Что с ней происходит? Как это понять? Мужчина едва прикоснулся к ней, а она уже растаяла, как масло на солнце. Проклятье! Одним своим серо-голубым взглядом он в состоянии сделать так, что она забывает о здравом смысле и начинает мечтать о радостях, о которых пока лучше забыть. Нет, надо поостеречься, иначе… Что иначе? Иначе она попадет в его сети, и тогда уж ей не выбраться из них.

Не глядя на Тесс, Букер подошел к двери.

— Нам надо поторопиться, если мы хотим попасть домой до темноты.

Дорога обратно заняла немного времени, однако им пришлось идти быстро, чтобы успеть, пока солнце не зашло за горизонт. Из-за высоких деревьев с густой кроной тропинка стала почти невидимой.

Вновь Тесс шагала за широкой спиной Букера.

Барсуку слишком нравится играть с ними в кошки-мышки, чтобы он придумал им какую-нибудь пакость на обратном пути. И все же…

Прогулка по темному лесу напомнила Тесс сказки о медведях и лесных чудищах. Она пожала плечами и постаралась забыть о детских страхах. Надо думать о будущем. И Тесс принялась составлять в голове список того, что необходимо сделать в первую очередь.

Она вздохнула с облегчением, хотя ни за что не призналась бы в этом, когда за деревьями показался дом. Никогда еще она не чувствовала себя в такой безопасности, как в эту минуту.

Тесс радостно улыбалась, выходя на полянку, на которой стоял дом, но от улыбки не осталось и следа, едва она заметила открытую дверь.

— Букер!

Она позвала его тихо и только теперь вспомнила, что он не сказал ей ни слова за всю дорогу.

— Что? — спросил он, не глядя на нее.

— Дверь открыта.

Букер остановился как вкопанный, и Тесс, не рассчитав свои движения, налетела на него.

— Мы ведь ее заперли, правильно?

— Да, — ответила Тесс, хотя все было ясно и так.

Они вытащили оружие и сняли револьверы с предохранителей. Соблюдая все меры предосторожности, подошли к крыльцу. Букер первым поднялся на него и пошире распахнул дверь, чтобы внимательно оглядеть холл. Оба прижались спинами к стене.

Наклонив голову, Тесс прислушалась. Потом покачала головой.

Жестом показав, что он должен идти после нее, она вошла внутрь, не дожидаясь его возражений. Мысленно выругавшись, Букер стиснул зубы и скользнул в дом следом за Тесс. Остановился рядом с ней.

Методично, ничего не упуская, они обошли и осмотрели все комнаты и все закутки.

На лестницу Букер ступил первым. Тесс молча следовала за ним.

Выйдя из последней спальни, Букер вздохнул с облегчением и вернулся в комнату Тесс. Когда он заговорил, его голос звучал негромко, однако не из страха перед прячущимся где-то человеком, а просто из осторожности.

— Кто бы это ни был, он уже ушел. Тесс кивнула.

Букер стоял посреди ее комнаты, не сводя глаз с выкинутых из сумки вещей.

— Думаю, мы оба знаем, кто это.

— Да уж. — Букер поставил револьвер на предохранитель и убрал его в кобуру. — Надо осмотреть все замки, хотя у него, как мы теперь можем предположить, имеются ключи ко всем дверям. Нет даже намека на взлом.

— Посмотрим. И приготовим парочку сюрпризов на случай еще одного вторжения, — добавила Тесс, яростно сверкнув глазами. — Тогда нам не придется ни о чем беспокоиться, по крайней мере ночью.

— Время от времени напоминай мне, что тебя лучше не злить, — заметил Букер, наморщив лоб.

Они быстро проверили все окна, не обнаружив в них ничего такого, чего не было бы прежде. Похоже, только входная дверь была открыта.

Тогда Тесс занялась «сюрпризами» сначала для дверей, часть которых они просто-напросто загородили тяжелой мебелью, потом для окон, что было несколько сложнее, но зато явно занимательнее.

Тесс хихикала, когда Букер предлагал что-нибудь, на ее взгляд, остроумное, и не могла не признать, что у него находчивый ум и он умеет, если захочет, доставлять неприятности.

Короче, им пришло в голову разбить несколько лампочек, предварительно завернув их в полотенца, а осколками посыпать пол под всеми окнами. Естественно, это не может остановить человека в ботинках, зато они наверняка услышат шум и успеют приготовить достойную встречу.

Тесс отошла на пару шагов, чтобы полюбоваться работой.

— Хорошо, что нам не надо никуда выходить, а то у нас были бы нешуточные проблемы и с уходом и с возвращением. Букер хохотнул.

— У нас есть время, чтобы наметить план действий. А сейчас пойдем в кухню и поищем что-нибудь съедобное. Я умираю с голоду.

— О Господи, как хочется есть, — вздохнула Тесс и отправилась следом за Букером.

Она смотрела в пол, поэтому не заметила, что Букер остановился, и попала прямо в его объятия. Он положил руки ей на талию.

Тесс посмотрела ему в глаза.

— Что ты делаешь?

— Может быть, ты скажешь, чего хочешь? Может быть, я могу помочь тебе, Кинтесса? тихо спросил он, лаская взглядом ее губы.

У Тесс мгновенно пересохло во рту, и она нервно облизала губы, не в силах отвести взгляд или закрыть глаза. Ей даже не приходил в голову достойный ответ на его вопросы. Тесс не умела противостоять этому человеку.

Ее взгляд не отрывался от его губ, пока он наклонял голову. А когда его губы прижались к ее губам, она со вздохом закрыла глаза и обвила руками его шею. В ее движениях и порывах не было ничего натужного, неестественного, что немного удивило ее. Словно домой вернулась, подумала она.

Кончиком языка он провел по ее полуоткрытым губам, и Тесс всем телом прижалась к нему. Ладонь Этана скользила вверх по спине Тесс, и он целовал и целовал ее, пока она не забыла обо всем на свете…

Этан покрывал поцелуями ее лицо, щеки, потом отыскал губами ее ухо, и Тесс тихонько застонала. А он уже целовал ей шею, и его рука коснулась ее груди и потерлась о сосок, отчего Тесс вся затрепетала.

И тут в ее пустом желудке заурчало от голода.

Сначала Этан замер от неожиданности, потом весело рассмеялся.

— Кажется, есть возражения? Тесс тоже рассмеялась и чмокнула Этана в щеку.

— Может быть, ты сначала меня накормишь?

— Ну, конечно же, дорогая, — с усмешкой проговорил он, обнимая Тесс за талию и притягивая к себе. — Об этом я не забыл. Тебе ведь нужны силы.

Тесс наморщила лоб и покраснела от его двусмысленного замечания, но ничего не сказала, позволив ему взять себя за руку и отвести на кухню.

Они вели себя так, словно договорились не упоминать об убийстве Гаролдса и похищении Джанет, и молча доставали из холодильника припасы.

В душе Тесс была уверена, что психопат Барсук не сделает Джанет ничего плохого, потому что еще не до конца использовал ее в своей отвратительной игре. По какой-то причине он устроил Тесс и Букеру перерыв, но это еще не конец. Скоро «игра» начнется снова. Вероятно, с новыми козырями.

Но сегодня они отдыхают. Тесс сказала себе, что должна воспользоваться передышкой и дать покой телу и мозгу. Она не сомневалась, что, едва вновь покажется солнце, ей понадобятся силы, особенно если Барсук надумает задать им новую загадку. Надумает. Больше ему ничего не остается!

А сегодня у нее есть только Этан. Тесс улыбнулась и поглядела, как он возится у плиты. Казалось, вечность минула с тех пор, когда она в дурацком рыжем парике вошла к нему в кабинет. А на самом деле прошло всего несколько дней. И за такое короткое время он умудрился из Букера стать Этаном в ее мыслях.

Да, теперь она думала о нем только как об Этане.

Этот человек весь свой рабочий день занят темной стороной человеческого бытия. Но, несмотря на многочасовые стояния у операционного стола, имея дело лишь с трупами, он сохраняет завидную энергию, неистребимое чувство юмора и внимательность к окружающим его людям. И еще он умеет слушать. Не всякий может этим похвастаться.

В этот момент Букер обернулся и перехватил взгляд Тесс. Всезнающая улыбка появилась на его лице, а Тесс быстро опустила глаза, словно он застиг ее на чем-то недозволенном. Он ничего не сказал. Лишь молча подошел и поцеловал Тесс в губы, потом в нос, а потом вернулся к плите.

А Тесс продолжала сидеть и наблюдать за ним. Она не стала изображать активность, предпочитая просто смотреть на него. Но прикусила губу, потому что выпуклые мышцы под рубашкой Этана никак не давали ей покоя.

Едва она подумала о том, каково ей будет с ним в постели, и ее тело немедленно откликнулось на это. Почему-то Тесс решила, что Этан наверняка будет замечательным, мудрым, заботливым любовником.

И все же…

Одно дело переспать с мужчиной… Тесс не девственница, и уже давно не девственница, но почему-то мужчинам было нелегко с ней. К своим любовникам она всегда относилась очень хорошо. Всегда думала, будто влюблена в них. И мужчины, которые были с ней, подумывали о семейной жизни. К счастью, каждый раз обе стороны понимали, что не подходят друг другу, прежде чем происходило непоправимое.

Все ее мужчины хотели изменить ее.

Тесс отвернулась от Этана, и слезы вскипели у нее на глазах, едва она вспомнила, как просила их уйти, а у самой комок застревал в горле. Они говорили, что гордятся ее достижениями, а она жаждала независимости. Каждый комплимент, который она получала от двух своих возлюбленных, обязательно сопровождался «но».

В конце концов она дошла до того, что вовсе перестала верить комплиментам, пропускала эту часть мимо ушей и ждала привычного «но».

Оба ее жениха, хотя они так и не стали женихами официально, были отличными профессионалами в своих областях, но им были нужны жены, какие были у их дедушек, чтобы традиционная картина мира, существовавшая в их головах, полностью воплотилась в жизнь.

Глядя на Букера, Тесс подумала, что уж он-то выбрал совсем не традиционную карьеру, но все-таки стал классным специалистом.

А если вспомнить о «порше» в его гараже, то очевидно, что он и не помышляет о женитьбе.

Тесс расстроилась.

Черт! Этого еще не хватает.

Она вздохнула и принялась резать овощи для салата. Этан закончил с сандвичами с ветчиной и сыром, которые подогревал в печи. Из шкафа он достал тарелки и, выложив на них сандвичи, повернулся к Тесс.

— Как салат, дорогая? Тесс улыбнулась ему.

— Почти готов. Будь добр, дай мне масло. Оно в холодильнике.

Букер кивнул, принес масло, открыл бутылку, и вскоре они понесли сандвичи и салат в столовую.

Тесс подцепила салатный листок вилкой и надкусила его. Потом искоса посмотрела на Букера.

А правда ли, что она знает его? И Тесс задумалась. Она знает, как он умеет шутить, знает, как ее волнуют его прикосновения, а что еще? Какой цвет он предпочитает? Какую музыку? Какие фильмы? Какие книги? А его семья? О ней Тесс и вовсе ничего не знала.

Неожиданно она вспомнила. И даже перестала жевать. А кто та прекрасная женщина, фотографию которой она видела у него в доме?

Тесс проглотила кусок. И стала вилкой возить по тарелке, то и дело поглядывая на Букера.

Почувствовав ее взгляд, Букер положил сандвич.

— Ну что, Тесс?

— Ничего, — едва слышно пролепетала она, вновь занявшись едой.

Она взялась за сандвич, не желая говорить.

Ни на мгновение не поверив ей, Букер не сводил с нее внимательного взгляда. Но тоже взял сандвич и стал жевать. Так они и жевали, пока Тесс размышляла о фотографии. Она как будто совсем забыла о красавице, а теперь вот не может выкинуть ее из головы.

Тесс съела все, что было у нее на тарелке, хотя аппетит куда-то подевался, едва ее мыслями завладела незнакомая женщина.

Букер тоже покончил с едой и теперь внимательно смотрел на Тесс. На мгновение ей показалось, что он собирается задать ей неприятный вопрос, но вместо этого он взял тарелки и понес их в кухню.

— Я сам вымою, — бросил он через плечо. Тесс посидела немного, не зная, что говорить и что думать. Потом огляделась, словно ища подсказку. Ее взгляд остановился на камине, и она улыбнулась.

Правильно, надо заняться огнем. Огонь успокаивает, напомнила она себе. Можно не разговаривать и смотреть на языки пламени, чтобы не пожирать глазами Букера. Тесс встала из-за стола и подошла к камину. Открыв стеклянные дверцы, она достала три симпатичных полешка и поместила их в камин. Потом положила туда же газету и поднесла к ней спичку.

Бумага тотчас скукожилась, по ней побежал желтый огонек. Тесс продолжала подкладывать бумагу в жадный огонь. Наконец полено занялось с одной стороны. Сначала огонь был желтым, потом стал красным. От него повеяло теплом.

Тесс села на пол и обхватила руками колени, не забывая время от времени подкладывать газеты, чтобы огонь не зачах. Когда поленья разгорелись на славу. Тесс откинулась назад и стала смотреть на них.

Время от времени она тяжело вздыхала, словно что-то читала в гипнотизировавших ее язычках пламени.

Ей было легко и спокойно. И она даже не подскочила и не вздрогнула, когда услыхала едва ли не над ухом волнующий голос Этана Букера.

— Ты прекрасно выглядишь, дорогая. Тесс улыбнулась и подняла голову.

— Я не слышала, как ты вошел.

— Зови меня Похитителем сердец, — тихо проговорил он, усаживаясь с ней рядом на коврик.

Тесс смерила его холодным взглядом.

— Об этом сердце лучше забудь, если хочешь жить спокойно.

— О, милая, я знаю, как доставить себе удовольствие, — добродушно возразил Букер.

Так как он не сводил с нее призывного взгляда, то Тесс подумала, что, наверное, идея с камином была не лучшей в ее жизни.

Огонь настраивал на романтический лад. Хотелось ласкать и принимать ласки. Хотелось снять с себя одежду и…

Тесс закрыла глаза.

Надо выбросить всю эту чушь из головы. Немедленно, приказала она себе.

Букер придвинул стол поближе и поставил на него два бокала. А из-за спины достал корзинку со льдом, в которой стояла бутылка отличного вина.

— Вино, камин — что может быть лучше? Тесс рассмеялась.

— Ты когда-нибудь бываешь серьезным? Букер, который как раз в это время открывал бутылку, поднял одну бровь и погрозил ей пальцем.

— Вспомни, что произошло в последний раз, когда ты задала этот вопрос!

Но проблема заключалась как раз в том, что Тесс отлично все помнила. Она помнила даже вкус его губ.

И она покачала головой. Не забудь и о женщине на фотографии, сказала она себе.

Букер взял ее за руку и притянул к себе, пока она не оказалась рядом с ним на толстом пушистом ковре. Автоматически Тесс отметила, что они расположились на овечьей шкуре. А потом с облегчением вздохнула, когда поняла, что шкура не настоящая.

Не забыв о подушках, которые до этого лежали на диване, Букер устроил для них обоих очень удобное ложе. И стол был поблизости, так что ему не составило труда налить вино в бокалы.

Один он подал Тесс.

Тесс приняла его, отпила глоток и довольно вздохнула. Вино было очень вкусное.

— Прекрасно.

Она закрыла глаза, пока оно согревало ей грудь и живот и очищало голову от ненужных мыслей. Потом постаралась поудобнее устроиться в подушках.

Букер коснулся пальцем ее щеки, и Тесс, открыв глаза, встретилась с ним взглядом.

Он улыбнулся.

— Не просто прекрасно, а лучше не бывает.

Тесс мигнула, но почла за лучшее промолчать. Они пили вино, и Тесс, подняв бокал, смотрела через него на огонь.

— Тесс, — тихонько окликнул ее Букер. — Что случилось? Что тебя беспокоит?

Но Тесс покачала головой и отпила еще вина.

— Ничего. Правда.

— Ты боишься меня? Тесс фыркнула.

— Вот еще!

— Тогда что?

Она в раздумье посмотрела на него. Спросить или не спросить? Нет. Все равно ведь не скажет правду. И, подумав так, она опять покачала головой.

— Просто у меня много забот.

— Да?

Тесс поняла, что он не собирается отпускать ее ни с чем, но ей вовсе не хотелось говорить о том, что в действительности мучило ее.

— Где ты взял своего урода-кота?

Букер громко рассмеялся.

— Не могу поверить, что ты думала о коте. Тесс пожала плечами.

— Ты спросил, я ответила.

Поставив бокал на стол, Букер придвинулся поближе к Тесс, которая почти лежала на подушках, и устроился рядом. А потом стал медленно водить пальцем по ее руке, державшей бокал.

— Сомневаюсь, что тебя интересует происхождение моего кота, дорогая, повторил он, изображая всезнающую улыбку. — Ну же, скажи доброму доктору, что тебя мучает?

Тесс хихикнула. По-видимому, вино уже немного на нее подействовало.

— Я уже сказала, что меня ничего не мучает, доктор.

— Тогда, значит, ты плохо себя чувствуешь и я должен тебя осмотреть, сказал он, и его рука скользнула к ее запястью.

Рассмеявшись, Тесс отдернула руку.

— Вот еще! Ты ведешь себя хуже шестнадцатилетнего мальчишки.

— А, вот в чем дело! Я для тебя слишком стар, — с нарочитым возмущением проговорил Букер.

— Я не в твоем вкусе. — Тесс холодно посмотрела на него.

— А кто в моем вкусе, дорогая? — спросил он, просовывая пальцы в рукав рубашки и настойчиво лаская нежное запястье.

Тесс лежала, глядя в огонь.

— В твоем вкусе совсем другой тип. Такой, как на фотографии у тебя на камине.

Тесс сама не понимала, как у нее вырвались эти слова, не говоря уж о том, что она мгновенно пожалела о них. Не хотела ведь говорить! Черт! Только этого не хватает. Тесс неодобрительно взглянула на бокал с вином в своей руке и заметила, что осушила его до дна.

Тогда она поняла, что ей в самом деле лучше смотреть в огонь и не стоит поворачиваться к Букеру, тем более что Букер перестал гладить ей запястье.

— Фотография на камине? — в конце концов тихонько переспросил он. И, качая головой, повернулся к Тесс. — Какая фотография?

Ни покоя, ни беззаботности как не бывало. Тесс не на шутку разозлилась. Вот, значит, как! И он такой же, как все! Такой же, как другие мужчины!

«Какая фотография!»

Будто сам не помнит! Или думает, что я слепая!

Тесс высвободила руку и, возмущенная, села на ковре, стараясь держаться подальше от Букера.

— Только не говори, что ты не знаешь, какую фотографию я имею в виду. Я сама ее видела у тебя на каминной полке. Это фотография очень красивой женщины.

Он продолжал хмуриться.

— А какая она?

Тесс почти прорычала в ответ:

— В серебряной рамке… Темноволосая женщина с потрясающими глазами!

— А, — сказал Букер, словно наконец-то понял, о чем идет речь. — Та фотография…

Красивая женщина. Вот ты, оказывается, о чем.

— Ага, об этом. — Тесс прищурилась и скрестила на груди руки. — Хочешь сказать, что забыл?

— Да нет. Просто ты сказала «красивая женщина», вот я и не подумал о ней.

— Не подумал? Как ты мог о ней не подумать? Букер, ее фотография стоит на самом видном месте. Я уж не говорю о том, что она потрясающая красавица. Как ты не вспомнил о ней?

Он пожал плечами. Помолчал. Подумал. Сделал глоток из бокала.

— Я бы не назвал ее потрясающей.

— Извини. — Тесс опустила руки и повернулась к нему. — А как бы ты ее назвал?

— Я бы назвал ее моей сестрой, — улыбнулся Букер.

— А… — Тесс застыла от неожиданности. Она не могла произнести ни слова. Сидела и слушала, как потрескивают поленья, а щеки ей заливал яркий румянец. А… — повторила она, не в силах сказать что-нибудь еще.

Ей очень хотелось куда-нибудь убежать.

И спрятаться.

Глава 12

— Твоя сестра? — переспросила Тесс. Она не знала, что сказать, и надо ли вообще что-нибудь говорить. У красавицы тоже голубые глаза, но не такие живые, как у брата. У обоих темные вьющиеся волосы. Тесс вызвала в памяти облик «соперницы» и поняла, что и ее с Этаном роднит обаяние, притягивающее к ним всех, кто оказывается поблизости.

— Ну да, моя сестренка. — Букер усмехался, ибо ситуация была довольно забавной. — Ее зовут Элиза.

— А… — Тесс поймала себя на том, что в третий раз повторяет свое глубокомысленное «а», и нахмурилась. Поведя плечом, она посмотрела на Этана Букера, проверяя его реакцию. Хватит ему улыбаться. Попытавшись сгладить неловкость, она произнесла:

— Очень красивая.

— Ты это уже говорила, — с улыбкой глядя на Тесс, заметил Букер.

Ладно, если ему нравится смеяться над ней, пусть смеется. Тесс стала разглядывать свои руки. У нее появилось неодолимое желание превратиться в невидимку или исчезнуть с глаз своего добровольного помощника. Однако она понимала, что ей придется пройти весь путь до конца.

— Да, говорила. И я так думаю.

— Модели должны быть красивыми, иначе нельзя, — тихо сказал он, отпил вино и вновь поднял на Тесс изучающий взгляд. — Теперь ты знаешь, откуда у меня «порш».

— Да? — Ей потребовалось довольно много времени, чтобы осмыслить сказанную им фразу. — Сестра подарила?

— Помнишь, я говорил о родственнике? Так вот. Это Элиза. У нее все сложилось как нельзя лучше, ну и захотелось сделать приятное старшему братику. Приготовила сюрприз для моей тогдашней подруги.

— Сюрприз? — рассмеялась Тесс. — И в чем это выразилось?

— Ну, во время дефиле подошла ко мне, обняла и поцеловала в щеку. — Букер хохотнул, вспоминая забавную сцену, от которой в зале все оцепенели. — Моя подруга взбесилась и, конечно же, не поверила, что Элиза мне сестра. Почти сразу же сбежала с капитаном футбольной команды. В следующий раз я услышал о ней, когда у них уже было трое детей.

Тесс наморщила лоб.

— Боже мой, так это же здорово! Букер пожал плечами, не сводя с нее жаркого ищущего взгляда. Потом он посмотрел на свой бокал, напомнив Тесс застенчивого мальчишку, разговаривающего с учительницей, в которую безнадежно влюблен.

— Может быть, да. А может быть, и нет. Это с какой стороны посмотреть.

Тесс поняла, что недооценила сидевшего рядом с ней мужчину, более того совсем его не знает. И свои дурацкие выводы насчет красавицы тоже сделала, даже не попытавшись ничего выяснить.

Вообще-то Тесс никогда не вела себя таким образом, тем более ей не хотелось вспоминать о своих муках. Нервно облизнув губы, Тесс кашлянула и очень тихо проговорила:

— Я поторопилась с выводами, Букер, и прошу прощения. Собственно, все это меня совершенно не касается.

Букер поднял на нее глаза, но она никак не могла решиться встретиться с ним взглядом. Неприятно осознавать, что вела себя дура дурой.

Потом он протянул ей руку и подождал, пока она возьмет ее в свою, а уж потом чуть слышно произнес своим ласковым, бархатистым голосом:

— А мне нравится, когда ты торопишься с выводами, Кинтесса.

Он привлек ее к себе, и Тесс мгновенно ему подчинилась, а он уложил ее на подушки, обнял и прижал к себе. Тесс чувствовала его сильное тело и с наслаждением вдыхала мужской запах, настоянный на долгом хождении по лесу, сидении возле огня и постоянном пользовании лосьоном.

Оказаться в объятиях Этана показалось Тесс делом вполне естественным, не потребовавшим от нее даже намека на борьбу с собой. Она положила руку ему на грудь и щекой прижалась к его боку, с удовольствием чувствуя биение его сердца.

Букер гладил и перебирал ее волосы, отчего Тесс трепетала всем телом. Неожиданно он повернул ее на спину, долго смотрел, потом коснулся ее щеки. Тесс не отводила взгляда. Даже если бы она захотела, все равно не смогла бы пошевелиться. И вдруг она ощутила себя настоящей красавицей. Чем дольше Букер смотрел на нее, тем красивее она казалась себе. По его лицу пробегали тени от ярко полыхавшего камина, и его страстный взгляд из-под тяжелых век и жаркие прикосновения находили отклик в ее теле. В женском теле. В теле его женщины.

— Пожалуйста, Этан, возьми меня, — прошептала Тесс, гладя его заросший за день подбородок.

Никогда в жизни она не произносила ничего подобного. В первый раз подобная просьба сорвалась с ее языка, но она не жалела. Оказалось, что произнести эти слова нетрудно.

Тесс не позволила себе думать ни о завтрашнем дне, ни вообще о будущем. Достаточно того, что может ей дать одна ночь, проведенная с Этаном Букером. Ее сердце оплакивало его потерю еще прежде, чем она соединилась с ним. У них будет всего одна ночь. Это все, что они могут себе позволить.

Букер, не сводя с Тесс глаз, поцеловал ей руку.

— Ты в первый раз назвала меня по имени.

Отбросив сомнения, Тесс почувствовала себя совершенно счастливой.

— У тебя чудесное имя. Оно мне очень нравится.

У Букера потеплел взгляд.

— Ну, пока оно тебе нравится, все в порядке.

Он медленно наклонился к ней, не отнимая ладонь от ее щеки, и легонько коснулся губами ее губ. В этом прикосновении были одновременно обожание и страх, и Тесс приподнялась ему навстречу, стараясь выразить взглядом бушующее в ней желание.

Этан ласкал ее губы, а она вздыхала, молча наслаждаясь его нежной близостью. Потом Тесс прижала к себе его голову и вся подалась ему навстречу.

Медленно, очень медленно Этан провел ладонью по ее телу, погладил ягодицы и вдруг крепко обнял. Она поняла, что он хочет ее.

Этан расстегнул на ней рубашку, распахнул и стал целовать ее грудь, полностью открытую его взору. Тесс помогла ему стащить с себя рубашку, потом хихикнула, когда он запутался с ее лифчиком.

— Я-то думала, ты профессионал.

— Был когда-то, — пробормотал он. Когда рубашка и лифчик были сняты, он взял один сосок в рот и принялся ласкать его языком, отчего у Тесс по всему телу побежали мурашки. Ее дыхание стало прерывистым, хриплым, особенно когда он взялся за другую грудь.

Положив руки ему на плечи, она нахмурилась, ощутив под ладонями ткань рубашки, и он с готовностью подчинился ей, торопливо скинув мешавшую ей одежду. И тотчас возобновил ласки, в которых было что-то такое, чего она никогда не знала. Ему была нужна она, только она, такая как есть, Кинтесса Рейнолдс.

Этан провел рукой по ее животу, и она задрожала всем телом, когда он взялся за молнию и потянул ее вниз.

Она сама потянулась к молнии, желая поскорее сбросить с себя джинсы и почувствовать его целиком, но он перехватил ее руки. Его губы нашли ее губы. Он был смел, горяч, когда прижал ее к подушкам. Но Тесс все еще порывалась что-то сделать, и тогда он прошептал:

— Я сам.

Этан встал рядом с ней на колени и взял в ладони ее лицо. Не торопясь, его руки заскользили по ее телу. Когда его ладони коснулись ее грудей, он тихонько потер большими пальцами соски, и она, вздохнув, обняла его за шею.

В его объятиях она чувствовала себя красивой и смелой, страстной и желанной. Не испытывая ни смущения, ни сомнения, она откровенно наслаждалась неожиданно дарованным ей волшебством.

Этан провел ладонями по ее животу, пока не наткнулся на джинсы. Расстегнул молнию, ремень и стал стаскивать их с нее. Тесс приподнялась, чтобы облегчить ему задачу, а когда потом Этан наклонился и поцеловал ее в живот, она едва не задохнулась от наплыва чувств. Под его ласками Тесс потеряла всякую способность соображать.

Она не помнила, как он снял свои джинсы, как целовал, ласкал ее, как прижимал свои ноги к ее ногам, как гладил и гладил ее, подбираясь все ближе к тому месту, которое жаждало его прикосновений.

Но и Тесс не лежала без движений. Она нежно гладила его, прижимала к себе, выгибалась под ним, ясно давая понять, чего хочет. А хотела она, чтобы он вошел в нее. Чтобы был в ней. Чтобы заполнил ее собою.

Она с трудом переводила дыхание, едва Этан отрывался от ее губ. А потом он взял в рот ее сосок, и Тесс почувствовала, что еще немного, и она закричит от отчаянного желания соединиться с ним. И она закричала, потому что больше не могла себя сдерживать.

А он целовал ее всю, и даже нежные и требовательные прикосновения его рук не могли сравниться с той радостью, которую ей дарили его губы и язык. Пожар внутри нее разгорался все сильнее, и она постанывала, потому что его ласки словно подбрасывали в огонь веток и она поднималась все выше и выше к ни с чем не сравнимому блаженству.

И вот внутри нее раздался взрыв, и ее всю залило горячей волной.

Сначала стихли конвульсии, потом дрожь во всем теле, и только сердце продолжало громко стучать. Тесс провела рукой по волосам Этана, по его шее, по плечам, а он вновь стал целовать ее и на мгновение взял в рот сосок, а потом опять принялся целовать лицо, тело.

Наконец он прижался губами к ее губам, и Тесс почувствовала, что хочет его еще сильнее прежнего. Поцелуй был жадный, требовательный, и Тесс подумала, что, если прямо сейчас он не войдет в нее, она умрет.

И он понял.

Соединился с нею, не отрываясь от ее рта и заглушая рвавшийся из ее груди крик. Тесс помнила только одно. Он здесь. Везде. Вокруг. Внутри.

Она гладила его широкие плечи, спину, задыхалась от наслаждения, чувствуя под ладонями сильное тело. Целовала его потную соленую шею и была счастлива его счастьем.

А потом она почувствовала, что еще секунда, и он выплеснет в нее драгоценное семя. И в тот же миг он весь напрягся, приподнялся над нею и заглушил свой крик, прижавшись ртом к ее шее.

Потом он обмяк, и кожа у него была скользкая и горячая, как у нее самой. Тесс повернула голову и прижалась поцелуем к его щеке. И закрыла глаза.

Этан обнял ее, положил ее голову себе на плечо, и она стала гладить его грудь, потом живот, довольно улыбаясь, когда он вдруг напрягся…

Его рука лежала на ее бедре, и он привлек ее к себе, поцеловал в голову.

— Ты прекрасна, любимая. Тесс радостно хихикнула, не отнимая губ от его груди.

— Держу пари, ты всем это говоришь. Он шутливо шлепнул ее.

— Ты же не все, Тесс.

— Неужели? — переспросила она, опираясь на локоть и заглядывая ему в глаза. — Какая же я, если не такая, как все остальные? Ну, говори!

Мгновенно посерьезнев, он провел пальцем по ее щеке.

— Ты почему-то очень меня боишься. Ее тело напряглось, сердце убежало в пятки, а в душе появились сомнение и недовольство собой.

Вся комната была в желтых бликах от огня в камине, но его глаза скрывала тень, и она не поняла, то ли он шутит, то ли говорит серьезно. Неужели серьезно? Но в это было очень страшно поверить. Неужели Этан решил, что может быть счастлив с нею? Неужели может принять ее такой, какая она есть? Неужели ему не нужно, чтобы она менялась и подлаживалась под его желания?

Тесс убрала с лица прядку волос. Хватит. Она же сказала, что подарит себе эту ночь! Она разделит с ним эту ночь и не позволит себе никаких сомнений. И потом не будет ни о чем жалеть. Ни о чем.

— Принесу-ка я одеяла и подушки, — сказала она, решив не продолжать дискуссию на скользкую тему, чтобы не портить себе праздник.

Тесс встала и направилась к лестнице, когда Этан позвал ее. Пришлось остановиться.

— Что?

Он обвел взглядом ее обнаженную фигуру, освещенную теплым светом живого пламени. Помедлил немного. Потом улыбнулся, словно передумал и решил ничего не говорить.

— Возвращайся быстрей, а то замерзнешь.

— Ладно, — улыбнулась Тесс.

Она стала медленно подниматься по лестнице, давая себе время собраться с мыслями. В своей комнате она взяла две подушки и пару одеял и пошла обратно, но возле лестницы остановилась. Задумалась. Потом закрыла глаза и, тяжело вздохнув, выкинула все сомнения и сожаления из головы.

Если прежде она изо всех сил старалась создавать физические преграды между собой и Этаном, то теперь пришла очередь духовных барьеров. Тесс решила, что не позволит ни сердцу, ни мозгу задавать ненужные вопросы.

Останется только одна преграда.

Та, которую она уже давно возвела вокруг своего сердца.

Барни, большая обезьяна, как называла его про себя Джанет, вытянул короткую спичку. Ему выпало первым стеречь пленницу. Джо ушел сразу же после звонка босса, приказавшего приглядеть за женщиной и ее дружком в большом доме.

Естественно, Барни вызвался отправиться туда, но Джо лишь покачал головой. Потом они довольно долго спорили, пока Джо не предложил тянуть спички.

Барни опасался малышки, ведь ему уже пришлось столкнуться с ней. Но она молчала. Молчала все время, с тех пор как Джо хлопнул дверью в спальне «для гостей». Он-то думал, стоит ей услышать, что Джо ушел, и она начнет кричать благим матом, а она молчала.

Ни разу за ночь даже голоса не подала, хотя он все время прислушивался к тому, что происходит в комнате, и в конце концов заснул под позднее шоу по старому телевизору. Шоу ему не очень понравилось, но он довольно долго крутил ручку и не нашел ничего более подходящего.

Так и заснул с включенным телевизором, порядком замерзнув под легким одеялом.

Он потянулся и зевнул во весь рот, так что челюсти хрустнули. Потом пощупал отросшую щетину и отправился в ванную бриться.

Выйдя из ванной комнаты, он принялся шагать взад и вперед перед дверью в спальню «для гостей», и неожиданно ему пришло в голову, что женщина едва ли не за сутки ни разу не попросилась в туалет.

Он мрачно усмехнулся. Как она справляется? Но все же полез в карман и вынул ключ.

Барни открыл дверь и заглянул в комнату, боясь даже ступить внутрь — не дай Бог, еще нажалуется на него боссу! Правда, после того что босс сделал с нею, вряд ли она вообще будет с ним разговаривать.

— Эй, леди, пора вставать! — проговорил он хрипло.

Барни уже начал закрывать дверь, чтобы не смущать ее и не мешать одеваться, если она вдруг решила поспать с удобствами и сняла с себя одежду, когда его взгляд упал на кровать.

Он помрачнел, стараясь в утренних сумерках определить контуры ее тела под одеялом. Она закрыла шторы, и в комнате трудно было что-нибудь разглядеть. Наконец его глаза несколько освоились с темнотой и он как будто увидел ее.

Машинально он сделал шаг-другой, но быстро опомнился и остановился. Склонив набок голову, он смотрел на спящую женщину. Что-то ему не нравилось.

— Эй, леди, как вы там?

Ничего.

Женщина не подала голоса и не пошевелилась. Он подошел поближе к кровати и прищурившись стал вглядываться в нее. В комнате было так тихо, что он слышал только свое дыхание. Слишком тихо, подумал он и сделал еще один робкий шаг. Может быть, у нее глубокий сон? Подойдя поближе, он сообразил, что она лежит на кровати, но ведь ни разу не шелохнулась… Ни разу…

Барни уже протянул к ней руку, но тотчас отдернул ее. Босс снимет с него голову, если он прикоснется к ней. Но ведь он не собирается трогать ее с дурными намерениями. Он всего лишь хочет разбудить ее, чтобы она пошла в ванную, вот и все, успокоил он себя.

Оставаясь на месте, Барни вытянул руку, не желая ни на дюйм приближаться к ней. Робко коснувшись плеча женщины, он тихонько, чтобы не напугать ее, позвал:

— Эй, леди, просыпайтесь. Вам ведь нужно в ванную?

Его палец ткнулся в одеяло, но она ничего не ответила и не пошевелилась, и Барни помрачнел. Он сделал еще шаг и на сей раз всей ладонью похлопал по тому месту, где должно было быть ее плечо. И у него появилось странное ощущение… Подушка.

— Черт бы ее побрал!

Барни откинул одеяло и от злости скрипнул зубами, когда вместо женщины увидел аккуратно уложенные наподобие человеческого тела подушки. В ужасе он оглядел комнату.

Окно! Барни бросился к окну и раздвинул шторы. Яркое солнце поначалу ослепило его, и он прикрыл глаза, а когда вновь открыл их, то убедился, что окно заперто.

— Черт бы ее побрал!

Что она надумала? Окно цело. Барни вернулся к кровати и заглянул под нее.

Никого.

Он стоял, уперев руки в боки, и оглядывал комнату. В окно она уйти не могла. Это он знал точно. Ей бы сил не хватило его открыть или разбить. Да и шум. Он услышал бы. Дверь Джо запер снаружи.

Его взгляд перемещался по комнате… По стенам, по полу… Неожиданно он уловил что-то. Что? Барни подошел и наклонился. Винт. Он задумался. Потом помрачнел и стал внимательно осматривать пол. Откуда он появился? Неожиданно ему пришла в голову здравая мысль, и он поднял голову.

Ага!

Вентиляционный люк. Такие встретишь разве что в старых домах. И стул как раз под ним. Приглядевшись, Барни понял, что винты практически не привинчены, поэтому один и выпал из дырки.

— Вот чертовка! Да как же ей удалось?!

Барни проговорил это вслух, не помня себя от изумления. Люк был не шире восемнадцати дюймов. Даже речи быть не могло, чтобы Барни влез в него. А малышка сообразительная! Наверное, ей тоже пришлось нелегко, но она все же сумела протиснуться. Скорее всего, добралась до другой комнаты… Они все не заперты. Потом подождала, когда он уснет, и спокойненько вышла из дома.

Оглядевшись, Барни почувствовал, что на лбу у него выступил холодный пот. Хозяину это наверняка придется не по вкусу. Да уж, сэр, ему это не понравится.

Интересно, сколько времени она гуляет на свободе? Барни мог держать пари, что она давным-давно в безопасном месте.

Отчасти он радовался за малышку. Накануне у него появилось предчувствие, что босс не склонен долго с ней возиться. Это удручало его, и он старался не думать о том, что ее ждет. Может быть, Барни и мерзавец, но не убийца.

Он покачал головой и обеими руками пригладил волосы.

— Бог ты мой, да ведь он убьет меня! Как же я ему скажу?

Он не знал, смеяться ему или плакать.

— Все равно, что ни скажу, он не поверит. И прежде не верил, почему же поверит теперь? К черту все! — пробурчал Барни и взялся за телефон.

Набрал номер и стал ждать.

— Джо, у нас проблема, — приступил он прямо к делу.

И замолчал. Долго не мог произнести ни слова, потому что от страха у него пропал голос. В конце концов Джо не выдержал и спросил, что это за проблема.

— Она исчезла.

* * *

Тесс открыла глаза и блаженно вздохнула.

Она отлично помнила, где она и кто обнимает ее, поэтому нежно улыбнулась своим мыслям.

Этан оказался щедрым и неутомимым любовником, и они долго наслаждались близостью, пока не заснули в приятной усталости.

Едва Тесс вытянула ноги, как он, не просыпаясь, покрепче прижал ее к себе и судорожно стиснул пальцы в кулаки, напомнив Тесс грудных младенцев. Она хихикнула, представив темноволосого мальчика в аккуратной пижаме, который, волоча одеяло, расхаживает по дому.

— Над чем смеешься? — спросил Этан.

— Ни над чем, — ответила она и сама не удержалась от вопроса. — Ты в детстве спал под одеялом?

— Да. А что?

Тесс засмеялась, а Этан сказал:

— От детских привычек не всегда легко избавиться.

— Ну и хорошо! — воскликнула она и повернулась к нему лицом. — Доброе утро!

— Доброе утро, дорогая, — пробурчал он, уткнулся ей в шею и замер.

Тесс терпеливо ждала.

Наконец она поняла, что он опять собирается заснуть, и рассмеялась, сбросив на пол простыни, которыми они укрывались, и подставив их разгоряченные тела холодному воздуху. Этан круглыми глазами посмотрел на нее и схватился за простыни.

Но Тесс выскользнула из его объятий.

— Я в душ.

Этан не стал заворачиваться в простыню и закрывать глаза. Вместо этого он загоревшимся взглядом следил, как Тесс берет свой телефон и, голая, идет к лестнице.

— Смотрится здорово! — заметил он и вскочил на ноги.

Он помчался следом за Тесс, которая со смехом побежала вверх по лестнице, и преследовал ее вплоть до ванной комнаты, потому что только тут ему удалось догнать ее и обнять. Раскрутив ее, Этан прижал ее спиной к стене, подарил ей нежный взгляд и поцеловал. Подождав немного, провел рукой по узким бедрам.

— Мне кажется, я должен покрыть тебя, дорогая.

Тесс рассмеялась.

— Грубиян!

Этан в притворном ужасе уставился на нее.

— Я? Нет! Никогда! Такова уж наша мужская задача!

Взвалив Тесс на плечо, Этан внес ее в ванную комнату и поставил под душ, но не выпустил ее руки, чтобы она не вздумала убежать. Он включил воду. Тем временем Тесс позаботилась, чтобы телефон не пострадал от их игр. И они влезли под теплую сильную струю.

Тесс закрыла лицо руками, едва струя ударила ей в щеку, а потом стала убирать волосы, которые лезли ей на глаза.

— Не могу поверить, что это ты, — проговорила она в конце концов, глядя на Этана — Сквозь потоки воды.

Этан хохотнул и взялся за мыло.

— То ли еще будет.

Тесс открыла было рот, чтобы сказать «нет», но слова замерли у нее на губах, едва к ним прикоснулись губы Этана. Он целовал ее, не забывая гладить ее тело, то ли делая вид, будто намыливает его, то ли в самом деле намыливая. Он отыскал ее груди, и его пальцы принялись нежно поглаживать (соски, пока те не затвердели.

Тесс тихонько стонала, наслаждаясь его прикосновениями, целуя его и лаская выпуклые мускулы на его руках.

Они стояли под душем, смывая с себя мыльную пену, когда Этан наклонился и поцеловал Тесс в грудь. Он провел рукой по ее животу, потом его ладонь скользнула вниз, туда, где его прикосновение было особенно желанно.

Едва он раздвинул Тесс ноги и принялся гладить жаркую влажную промежность, как Тесс закинула назад голову и буквально вцепилась ему в плечи. Ее охватил мгновенно вспыхнувший огонь, и Тесс почти в беспамятстве зашептала его имя, а он ласкал и ласкал ее, пока она не содрогнулась всем телом и не закричала в восторге.

Прошло несколько минут, прежде чем Тесс пришла в себя и ослабила хватку, но тут губы Этана вновь нашли ее губы. Он целовал ее до тех пор, пока она вновь не прижалась спиной к стене душа. Тогда он поднял ее ноги и, положив их себе на бедра, легко вошел в нее.

Тесс вцепилась в его шелковистые волосы и каждое его движение, дарившее ей неизъяснимое наслаждение, сопровождала тихим стоном. Потом она обняла его за плечи и стала двигаться с ним вместе, чтобы еще больше усилить наслаждение.

Когда они пришли в себя и их тела перестали трепетать от только что пережитого блаженства, Тесс ласково прижала к себе Этана.

А он придвинул ее к себе, чтобы она встала подальше от стены, и на сей раз действительно принялся намыливать их обоих как полагается.

Тесс смеялась, словно от щекотки.

— Почему ты смеешься? — спросил Этан, встряхивая головой, чтобы убрать с лица волосы.

— С сегодняшнего дня «принять душ» будет иметь для меня еще один смысл, пошутила Тесс и, забрав у него мыло, зашла ему за спину. — Стой смирно.

Этан повернул к ней голову, и взгляд у него был нежный, как никогда.

— Мне нравится, когда ты смеешься. Смело встретив его взгляд, Тесс погладила его по щеке намыленной ладонью.

— А мне нравится, когда ты смешишь меня. Этан коснулся пальцем ее подбородка.

— Тесс, когда я вошел в тот коридор и увидел тебя в дурацком платье и клоунском парике, то сразу почувствовал что-то необычное. Ты понравилась мне. Не знаю, что чувствовала ты, но я сразу обратил на тебя внимание.

— Этан, не думаю, что стоит сейчас… — сказала она и умолкла.

Этан приложил палец к ее губам, и несколько минут они слышали только плеск воды.

— Тесс, не знаю, что ты думаешь и чувствуешь, но между нами происходит что-то необычное.

Слезы появились на глазах Тесс. Ну, что мне делать? — спрашивала она себя. Я ведь даже не мечтала ни о чем подобном. Когда она рядом с ним, то чувствует себя красивой, желанной, неотразимой. И когда в первый раз увидела его в том мрачном коридоре, сердце подсказало ей: это он.

Тесс покачала головой, и ее слезы смешались с водой.

— Ты прав. С нами происходит что-то необычное, но я не уверена, что этого достаточно…

Он взял ее руку и прижал к губам.

— Тесс, я влюбился в тебя.

Рвущееся наружу рыдание застряло у нее в горле. Как бы ей хотелось забыть все горькие уроки, преподанные ей за ее недолгую жизнь. Надо забыть об осторожности и позволить себе любить.

Тесс не отвечала, и Этан отпустил ее руку, а когда она посмотрела ему в глаза, то увидела в них такую боль, что у нее сжалось сердце.

— Этан, пожалуйста.

Забыв о воде и обо всем на свете, Букер схватил полотенце и уже было исчез, но Тесс истошно закричала, и он остановился.

Ей хотелось объяснить ему все, но тут раздался пронзительный телефонный звонок. Тесс поймала взгляд Этана. Это продолжалось всего мгновение, и в их глазах был один и тот же вопрос.

Неужели звонит Барсук, которому не терпится загадать им следующую загадку?

Глава 13

Тесс протянула руку к полке, на которой лежал телефон, и взяла его. Слушаю.

- Тесс, — услыхала она сквозь шум женский голос. — Прошу прощения, что не смогла позвонить раньше. Вы узнали меня? Это Марсия.

Тесс закрыла глаза и с облегчением вздохнула. Потом посмотрела на Этана и поняла, что он уже догадался, кто звонит.

— Марсия! — воскликнула Тесс и, сорвав с крючка полотенце, обернулась им. — Спасибо огромное, что позвонили. Я очень рада. Правда, мы уже, кажется, нашли, что искали, однако не возражаете, если я задам вам несколько вопросов? Я понимаю, что вам не хочется обсуждать ваши отношения с Гари Гаролдсом…

— Не беспокойтесь, Тесс, — перебила ее Марсия. — Я совершила ошибку. Однако это был мой выбор, и я не сломалась. Пожалуй, даже закалилась. Если вы считаете, что я могу чем-то помочь, я все сделаю. И, естественно, буду рада ответить на ваши вопросы.

— Спасибо, Марсия, — сказала Тесс, избегая смотреть на Этана.

Они уже отыскали подземное убежище Барсука, которое стало отгадкой очередной задачки, но неплохо бы заглянуть в будущее, по крайней мере настолько, насколько его можно спрогнозировать.

— Мы сейчас в Колорадо. Не буду вдаваться в подробности, но моя подруга попала в беду и нам хотелось бы знать, нет ли тут других строений, о которых нам неизвестно. Кстати, мы отыскали подземное убежище.

— Неужели? Нашли его барсучью нору, — вздохнула Марсия.

Тесс похолодела. Кожа у нее покрылась пупырышками, словно неожиданно грянул двадцатиградусный мороз.

— О чем вы говорите?

Марсия рассмеялась, совершенно не представляя реакцию Тесс на ее слова.

— Один раз мне довелось ее видеть. И даже побывать в ней. Мы отправились на прогулку. Но нас застал дождь, и Гари привел меня в подземное убежище, которое назвал своей барсучьей норой.

— Почему он так назвал его? Вы знаете? — стала допытываться Тесс.

Ее голос звучал необычно спокойно даже для нее самой, хотя мысли сменяли одна другую с бешеной скоростью. У нее сжалось сердце от страха и нежелания верить в то, что теперь было очевидно.

— Насколько я помню, это связано с его футбольной карьерой в старших классах, хмыкнула Марсия. — Мальчишечьи штучки. Короче говоря, в школе его звали Барсуком.

Тесс едва не задохнулась. Сердце у нее стучало как бешеное. В голове бил колокол.

Машинально она поблагодарила Марсию за звонок и выключила телефон. Она продолжала неподвижно стоять, пытаясь осмыслить информацию, которая оказалась вдруг очень важной.

— Ну что, Тесс? — тихо спросил Этан, который почему-то оказался рядом.

Тесс подняла на него страдальческий взгляд, увидела, как он озабочен ее состоянием, и покачала головой. Она все еще не могла до конца понять сказанное Марсией. Не могла поверить. Тесс смотрела на Этана, и у нее было такое ощущение, словно она оглохла и онемела.

— Звонила Марсия, — с трудом выдавила она из себя. — Бывшая любовница Гари Гаролдса.

— Это я понял, — сказал Этан. Лишь озабоченное выражение у него в глазах выдавало его чувства. Тесс понимала, что он старается быть спокойным, главным образом ради нее. — И что она сообщила?

Тесс набрала полную грудь воздуха. В голове у нее творилось черт знает что, и она никак не могла привести в порядок свои мысли. Прижав руку ко рту, она постояла так несколько мгновений, потом рука упала, и Тесс нервно облизала губы.

— Она сказала, что Гари Гаролдса в школе звали Барсуком.

У Этана глаза стали круглыми.

— О, черт!

* * *

Джанет прикусила губу, стараясь дышать потише. Если будешь сидеть сложа руки, проиграешь, повторяла она себе, и проиграешь не только поединок, но и жизнь. Почти всю ночь она мерила шагами комнату, наблюдая за лунным светом и стараясь отыскать хоть какой-нибудь выход, хоть какую-нибудь лазейку.

Джо ничего не сказал ей, его поведение не изменилось, но, когда он запер дверь снаружи, Джанет поняла: чем быстрее она уберется отсюда, тем лучше для нее.

Она видела его лицо. Специально обернулась и посмотрела прямо ему в глаза, но даже она с ее привычкой запоминать все и вся не смогла бы описать его внешность. Наверное, поэтому он снял с нее повязку. У него было такое невыразительное лицо, что он мог не волноваться за свое будущее.

И все же он разрешил себе один значительный взгляд, по которому Джанет поняла, что ей пора выбираться из плена. И чем быстрее, тем лучше.

И пусть он уверил ее, будто ей ничего не грозит, Джанет не сомневалась, что Негодяй, по воле которого ее похитили, ни перед чем не остановится. Надо быть дурочкой, чтобы не понять это. Джанет похитили, желая сделать из нее приманку и заставить Тесс примчаться в Колорадо. Вот и все. Теперь Тесс там, где ему надо, и жизнь Джанет ничего не стоит в его глазах.

Джанет не могла не волноваться за Тесс, но, с другой стороны, она давно работала с ней и знала, как та умеет за себя постоять. К тому же она почти не сомневалась, что красивый доктор Этан Букер не оставит Тесс в беде. Наверняка они вместе.

Эта мысль помогала Джанет не впадать в панику. В конце концов, Тесс не одна встретится с Негодяем, когда дойдет до дела.

А кто позаботится о Джанет?

Раздвинув шторы, чтобы впустить в комнату лунный свет, Джанет ходила и ходила из угла в угол, стараясь отыскать какой-нибудь выход.

Она все обшарила. Отодвинула старомодную решетку от камина. Потом на глаза ей попалась другая решетка, вентиляционная. Джанет поставила под нее стул. Решетка легко поддалась, но пролезть в нее Джанет не могла при всем своем желании. Дыра была слишком маленькой. Или она была слишком большой для трубы.

Такое случилось впервые.

Никогда еще Джанет не приходилось встречаться с непреодолимыми препятствиями.

Растерявшись, даже запаниковав, Джанет усилием воли заставила себя успокоиться. И стала думать, что сделала бы Тесс, попав в подобную западню. Тесс, конечно, выше ее и, Джанет была уверена, легко сняла бы решетку, но пролезть в дыру тоже не смогла бы.

К тому же, подумала Джанет, даже если влезть в нее, то все равно застрянешь где-нибудь. И придется звать на помощь Барни. Вот уж он взбеленится. А у нее после этого наверняка не останется ни одного шанса на спасение.

И тут ее осенило.

По мере того как идея оформлялась в реальный план действий, на лице Джанет расцветала довольная улыбка. Правда, сказать наверняка, что план сработает, она не могла, но попытка не пытка. Тем более ничего другого на примете нет.

Почему Джо оставил ее с Барни, ведь они оба знали о его не блестящих умственных способностях? Наверное, таким образом он хотел сказать, что дает ей добро на бегство. Что ж, к нему не придерешься, а уж дальше ее дело действовать или не действовать.

Стул остался стоять под решеткой. Джанет открутила ее и вновь прикрутила, но не плотно, даже один винт положила на пол, где только полный идиот не нашел бы его. Потом стащила с кровати простыни и уложила их на подушки так, чтобы создать впечатление, будто она спит, после чего ей оставалось только надеяться, что голливудский трюк сработает.

Еще раз обойдя комнату и все проверив, Джанет задернула плотные шторы на окнах, отчего в комнате сразу стало темно, и приготовилась ждать.

Для начала она залезла в постель рядом с «партнершей» и постаралась немного поспать. До утра Джанет дремала, не боясь проспать и пропустить свой шанс. Впрочем, даже если бы она хотела, заснуть как следует ей все равно не удалось бы, потому что Барни оглушительно храпел. Странно еще, что штукатурка не сыпалась с потолка.

В конце концов стало ясно, что он просыпается, и Джанет, соскочив с кровати, поправив простыни и подушки, тихонько открыла дверь шкафа. Там было темно, хоть глаз выколи. Девушка примостилась в уголке, моля Бога, чтобы Барни не догадался, где ее искать. Кстати, дверцу шкафа Джанет оставила приоткрытой, так как она с самого начала была открыта. А внутри, увы, не оказалось ни ящика, ни коробки, которые могли бы послужить укрытием для нее.

Ей не оставалось ничего другого, как вжаться в дальний угол и молиться, чтобы Барни не заглянул в шкаф. Кстати, она позаботилась вывернуть лампочку на случай, если Барни взбредет в голову зажечь свет.

План Джанет был предельно прост, но другой наверняка не сработал бы. Увидев задернутые шторы и открученную решетку, Барни должен решить, что она вылезла в трубу. Такое часто показывают в кино, а Барни, похоже, много времени проводит перед телевизором. Джанет оставалось только надеяться, что он не задумается о том, насколько такое реально в жизни.

Ей показалось, что прошло несколько часов, прежде чем Барни вышел из ванной. Она боялась, как бы ее не выдало громкое дыхание, и постаралась дышать как можно тише. Несмотря на то что пока все шло как будто по плану, Джанет едва не подпрыгнула от неожиданности, когда в замке повернулся ключ. Прижавшись к стенке и стараясь слиться с нею, она чувствовала, как на лбу у нее выступает холодный пот.

Тем не менее она улыбнулась, услышав, что он робко зовет ее раз, другой. Потом он убедился в ее исчезновении, и Джанет затаила дыхание. Барни что-то бурчал. Она знала, что другого раза не будет. Сейчас или никогда. Или она обретает свободу, или ее жизни грозит реальная опасность.

Джанет закрыла глаза и стала молиться, чтобы прогнать страх. Собственно, глаза она закрыла скорее из детской наивной веры в то, что «если я тебя не вижу, то и ты меня не видишь», хотя громкое биение сердца не давало ей покоя.

У Барни был испуганный голос, и Джанет даже — правда, всего на мгновение пожалела его. Он правильно предвидел, что впереди его ждет ужасное объяснение с боссом, который вряд ли захочет войти в его положение.

При воспоминании о Негодяе, который холодно и расчетливо лапал ее, она с надеждой подумала, что авось Барни удастся наскоро состряпать какую-нибудь правдоподобную историю.

Потом Барни стал звонить по телефону, очевидно Джо, чтобы сообщить ему об исчезновении Джанет. А там и вовсе ушел.

Джанет с осторожностью перевела дух и поудобнее уселась в шкафу. Проведя рукой по волосам, она обхватила коленки и едва не заплакала от радости. Ей с трудом верилось в свое счастье.

План был самый примитивный, а вот, поди ж ты, сработал. Действительно сработал. Барни поверил-таки, что она сбежала, и ушел.

И тут она услыхала металлический скрежет. Барни запер дверь на ключ. Или отпер? Джанет вся напряглась и прислушалась.

Неужели он вспомнил, что не осмотрел шкаф, и решил вернуться? Джанет вслушивалась в тишину, стараясь понять, что происходит снаружи.

Но все было тихо. Прошло несколько секунд, и захлопнулась входная дверь. Джанет вскочила на ноги и, на всякий случай оглядываясь, ступила в комнату. Держась поближе к стене, подошла к окну. Заурчал мотор.

По гравиевой дороге ехал автомобиль.

Когда Джанет осмелела настолько, чтобы выглянуть в окно, то рассмотрела зад свернувшей вправо машины, которая тотчас исчезла с глаз. В первый раз она видела при дневном свете, куда ее привезли.

Что ж, дом как дом. Таких много в горах. А вокруг деревья, деревья, вероятно на несколько миль вокруг.

У Джанет сердце переворачивалось от страха, радости, гордости, возбуждения. Крутнувшись, она подбежала к двери.

— Поверить не могу, что все получилось! Поверить не могу!

Вытирая вспотевшие ладони о джинсы, Джанет нажала на ручку двери. Она не повернулась. Джанет нажала еще раз. Ручка не поддалась. Джанет вскрикнула, не веря себе, и стала изо всех сил крутить ручку.

Дверь не поддавалась.

— Нет! — закричала она. — Проклятый Барни! Черт тебя подери, Барни!

Страх сменился злостью. Злость — яростью. Джанет плакала, кричала, вопила, била кулаками по двери, не боясь, что ее кто-нибудь услышит.

Наконец злость улеглась, и Джанет, тяжело дыша, отступилась.

Она отошла подальше, все еще размахивая руками и нервно кусая нижнюю губу. Из этой ловушки не выберешься.

Вскоре Джанет взяла себя в руки и стала думать, что делать дальше. Зачем он запер дверь? Этого она не могла понять. Разве что по привычке? Или хотел сохранить все, как есть, и показать боссу, что он никак не способствовал бегству пленницы?

Джанет едва не рассмеялась. Ее план наверняка не сработал бы, если бы у охранника было хоть немного мозгов. А этот простак попался на удочку. Позвонил Джо и сказал, что она убежала. А потом запер дверь и уехал.

Теперь они все думают, будто она что есть духу мчится в полицейский участок, а она все еще сидит в той же самой комнате и не знает, как ей быть.

Шекспиру понравился бы такой поворот событий.

Джанет то ли хохотнула, то ли всхлипнула и оглянулась на дверь. В ней вновь поднялась злость. Разбежавшись, сколько было возможно, она бросилась на дверь и стукнула ее ногами точно в центр, но дверь не желала поддаваться.

Зато Джанет ожгло болью. По-видимому, она неудачно повернула ногу.

Хромая, Джанет подошла к креслу и стала осматривать покалеченную лодыжку.

— Проклятье!

Прыгая на одной ноге, она добралась до кровати и повалилась на нее, стиснув зубы, потому что боль стала почти невыносимой.

Только этого недоставало.

Мало того, что она заперта в доме, о котором наверняка никто не знает, так она еще и покалечила себя как последняя идиотка.

Джанет покачала головой.

— Ну, Барни, и откуда только берутся такие добропорядочные преступники? Джанет огляделась. Что делать?

Тесс все еще качала головой, не в силах поверить самой себе. Она налила в кружку кофе и постаралась сдержать дрожь в руках. После громоподобного разоблачения, сделанного Марсией, ей все же удалось доплестись до своей комнаты и одеться.

Этан занялся тем же самым и встретил ее уже в гостиной. Тесс подняла на него растерянный взгляд, стараясь по его лицу прочитать, что он думает, но ей это не удалось. Опять она все испортила.

Свои личные дела Тесс всегда умудрялась усложнить так, что было невозможно отыскать приемлемый выход. Оставался только разрыв.

Этан мерил шагами комнату и задумчиво тер подбородок. Он был вежлив с Тесс, предельно вежлив, обидно вежлив, если вспомнить, как он вел себя в ванной комнате.

Неужели он в самом деле влюбился в нее?

Собственно, Тесс тоже не могла сказать, что он ей безразличен. Даже наоборот. Она слишком много думает о нем. Он постоянно занимает ее мысли, и ей стоило большого труда направить их в другую сторону.

В ее профессии чувства только создают помехи. Из-за них начинается путаница. Можно подвергнуть себя опасности. Даже умереть. Особенно если работаешь над таким делом… Личные отношения могут стать роковыми.

Тесс потерла лоб. Она никак не могла поверить.

Гари Гаролдс жив. Это она повторяла себе постоянно, едва узнала его прозвище от Марсии. И пока только это имеет смысл. Или нет?

Зачем богатому человеку, занимающему верхнюю ступеньку иерархической лестницы в процветающей компании, инсценировать свою смерть? Глупо! Чудовищно! Должно же быть разумное объяснение. Тесс ничего не могла придумать. Разве что Гари Гаролдс сошел с ума.

— Не понимаю, — громко сказала она, правда не столько Этану, сколько самой себе. — Зачем кому-то представляться Гари Гаролдсом? Не думает же он, что сможет занять его положение в компании или получить его деньги! В конце концов, Гари Гаролдс был знаком со множеством людей и они тотчас вычислили бы мистификатора.

Этан остановился. Он засунул руки в карманы и то поднимался на носки, то опускался на пятки, стараясь не встречаться взглядом с Тесс.

— С чего ты взяла, будто кто-то хочет возродить его? Марсия сказала только, что он называл свое подземное убежище барсучьей норой. Твой компьютерный хакер называет себя Барсуком. А если это совпадение?

Тесс прямо посмотрела ему в глаза.

— Вы верите в совпадения, доктор? Этан усмехнулся.

— Да нет. Однако нам нужны доказательства, а не догадки. И детское прозвище еще не повод делать далеко идущие выводы.

Тесс тяжело вздохнула и оперлась руками о край стола.

— Ты прав. Но у нас больше ничего нет. Этан, это дело заняло у меня несколько месяцев. Подумай сам. Каждый раз, когда я находила какую-нибудь ниточку, она обрывалась или я оказывалась в тупике. А теперь что? Теперь кто-то взрывает мою машину, похищает любимую подругу, а я даже не знаю, что все это значит. Кто эти люди? Что им от меня надо?

Тесс была в отчаянии и последние слова проговорила едва ли не шепотом.

Этан, не отрываясь, смотрел на нее несколько минут, потом на его голубые глаза словно набежала тень и он глубоко задумался.

— Кто не пожалел бы труда, чтобы затащить тебя в это место? — спросил он.

— Понятия не имею. — Тесс пожала плечами и принялась кружить по комнате, словно так ей было легче думать. — Несколько ниточек мне удалось ухватить. Я о похищении и убийстве Торкелсона и Гаролдса, если только имели место похищения и убийства. Ужасно. Ужасно, когда чувствуешь себя беспомощной. И мне постоянно казалось, что я на шаг отстаю от тех, кто все это затеял.

— Наверное, так оно и было, — сказал Этан, глядя в сторону. Тесс остановилась.

— Ну, спасибо, Этан. Я очень ценю твою поддержку в столь трудное время.

Этан встряхнулся и повернул к Тесс голову.

— Что?

— Ты только что сказал, что я в самом деле на шаг отставала от преступников.

Тесс мигнула, чтобы не заплакать. Она не понимала, почему он так резко изменился. И словно не замечал ее.

Сообразив, что он только что сказал нечто обидное для Тесс и сам этого не заметил, Этан рассмеялся, потом поднял руку, чтобы остановить поток ее слов.

— Да нет, я не то имел в виду. Правда.

— Тогда что ты имел в виду. Этан? Он вновь заходил по комнате, погруженный в свои мысли.

— Этан! — крикнула Тесс. Ей хотелось проникнуть в его мысли, потому что у нее появилось твердое убеждение, что он думает в правильном направлении. Его энергия зарядила и Тесс, отчего она вдруг ощутила желание немедленно действовать. — Ты сведешь меня с ума! О чем ты думаешь?

— Я полагаю, что Барсук — это Гари Гаролдс. Может быть, Торкелсон. Тесс рассмеялась.

— Не ты ли только что говорил о совпадениях?

Этан махнул рукой, словно предлагая забыть все прошлые высказывания.

— Не думай об этом. Идет? Тесс подошла к столу, выдвинула стул и села.

— Ладно. Забудем. Так что ты надумал? Кроме того, что Барсук — Гари Гаролдс или Торкелсон.

— Пока еще это теория, — сказал он и, заметив раздражение на лице Тесс, хмыкнул. — Ладно-ладно. Слушай. Когда Торкелсон и Гаролдс были похищены, женщин, с которыми они веселились, тут уже не было. Правильно?

— Женщины приехали сюда в собственной машине, а когда… ну, когда они стали не нужны… скажем так… они уехали одни, — пояснила Тесс.

— Верх рыцарства, не правда ли? — пробурчал Этан.

Тесс откинулась на спинку стула и улыбнулась ему.

— Какое может быть рыцарство, когда платишь сотню баксов за час?

— Сотню баксов за час? — переспросил Этан, склонив набок голову. — Черт знает что! Сто баксов в час! Нет, я выбрал не ту профессию!

— Будь я на твоем месте, ни за что не бросила бы свою работу. — Тесс скрестила руки на груди.

— Итак, «дамы» не были свидетельницами похищения. Так я думаю. Свидетелей вообще не было. А потом нашли тело Торкелсона и решили, что Гаролдс тоже умер.

— Этан, но ведь оба трупа идентифицированы, — напомнила ему Тесс. — Ты сам занимался трупом Гаролдса, разве не так?

— Не совсем так, — откликнулся Букер и отрешенно потер подбородок.

— Не понимаю. — Тесс подалась вперед, не сводя с Букера пристального взгляда. — У тебя были труп, бумажник, снимки зубов. Что еще надо?

— Ну ладно. Давай посмотрим на все это с другой стороны. Труп Торкелсона был, скажем так, свежий. Другого слова не подберу. Он был найден довольно быстро и идентифицирован родственниками и патологоанатомом. Я разговаривал с полицейскими, и они сказали, что жена видела его. Снимки зубов тоже совпали. Но не надо забывать, что, согласно отчету коронера, даже этот труп был лишь похож на того человека, которого якобы похитили. Даже его смерть можно было инсценировать. Изменения во внешности дело обыкновенное, поэтому обычно больше полагаются на снимки зубов.

— Но ведь ты видел снимки Гаролдса? Букер покачал головой. Он стоял возле стола и соображал, как бы получше объяснить ей разницу в опознании двух трупов.

— Торкелсона нашли на открытом месте и вскоре после убийства. Мороз отчасти сыграл нам на руку и более или менее сохранил труп. Изменения, конечно же, были, но в общем-то он был узнаваем. Волосы, фигура, зубы. Все соответствовало тому, что мы знали о Торкелсоне.

Труп Гаролдса подбросили в подвал отеля, предназначенного на снос. То есть взрыв должен был уничтожить улики. Все понятно? Если разгребать руины бульдозером, то человеческие кости просто-напросто не заметишь. Но случилось нечто неожиданное. Этого нельзя было предвидеть. Стены упали так, что образовался «пакет», защитивший тело, которое в сухом прохладном помещении постепенно мумифицировалось. Правда, визуальное опознание стало невозможным. Да, кстати, труп стал немного меньше, чем был живой человек.

Тесс прищурилась.

— А зачем преодолевать столько трудностей? Сначала везти его куда-то? Потом подбрасывать в подвал отеля, чтобы уничтожить улики?

— Не знаю, — вздохнул Букер и засунул руки в карманы брюк. — Может быть, где-то произошел сбой? Или они совершили ошибку?

— А снимки зубов? — продолжала допытываться Тесс. — Что с ними? Ты сказал, что они точно указывают на Гари Гаролдса.

— Сказал. Снимки подходят.

Тесс закусила нижнюю губу, обдумывая услышанное. Букер умел быть логичным, этого у него не отнимешь, и еще он умел побуждать других думать логично.

И Тесс кивнула, словно принимая у него эстафетную палочку. Если Гаролдс жив и он тот, кто называет себя Барсуком, тогда он знает, чем она занималась последнее время. Наверное, у него все еще есть доступ к компьютеру компании и охранной системе. Возможно, кто-то помогает ему изнутри. Иначе непонятно, почему ее свидетели исчезали, едва она начинала подбираться к ним.

Кстати, его никогда не беспокоили угрозы, которые он получал, даже когда они касались жены и детей. Вот почему изучение документов оказалось столь неэффективным. Документы.

— О, черт! — вырвалось у нее.

Тесс тотчас поднесла руку ко рту, и глаза у нее стали круглыми от ужаса.

— Ты что-то вспомнила. Тесс? — спросил Этан, внимательно глядя на нее.

— Счета от зубного врача, — пробормотала Тесс, напрягая память. — Я как-то не обращала на них особого внимания. Счета и счета. Все ходят к зубному врачу, правда?

— А что в них не так? — спросил Букер. — В них было что-то необычное? Тесс кивнула.

— За девять месяцев до того, как он… якобы умер, он стал оплачивать счета одного из своих сотрудников, который не Бог весть чем занимался в компании. Я не подумала об этом, потому что Гаролдс иногда делал такие вещи.

— Тогда что же в этом необычного? Тесс встретила его взгляд и наморщила лоб, выражая свое отвращение к человеку, о котором они говорили.

— Обычно Гаролдс оплачивал счета дам.

— А это был мужчина, насколько я понял? Тесс кивнула.

— Я же тебе говорила, от него чего угодно можно было ждать.

— Ты знаешь фамилию дантиста, который выписывал эти счета?

Тесс вся напряглась. Она поняла, что они приблизились к цели. Она чувствовала это.

— Пожалуй, надо позвонить в офис и получить дополнительную информацию. Но где он взял человека, который согласился поработать на него у зубного врача?

Букер подошел к окну и, уперев руки в раму, стал смотреть на открывшийся ему великолепный пейзаж.

— Вот это как раз нетрудно. Надо было только додуматься до этого. А потом Гаролдс стал искать и, в конце концов найдя похожего на него человека, познакомился с ним, может быть подружился. Я исследовал печень. Этот человек не был алкоголиком. Но ведь и необязательно, чтобы бездомный был алкоголиком. Однако у некоторых… у многих проблемы с головой…

Он отвернулся от окна, но остался стоять возле него, опершись на подоконник.

— Судя по некоторым результатам анализов, у этого человека были большие проблемы с головой. Думаю, Гаролдсу не составило труда уговорить его пойти к врачу. Якобы он хочет о нем позаботиться.

Наверное, Гаролдс нашел для него пристанище, обеспечил едой, чтобы этот человек выглядел здоровым. Ему ведь еще надо было подыскать дантиста, который согласился бы на его условия. То есть на переделку челюстей бездомного под челюсти Гаролдса. А для этого тоже нужно время.

Потом все просто. Заменить одни снимки другими не проблема. Если снимки в порядке, никому и в голову не придет копать дальше. Если не ошибаюсь, у Гаролдса почти посередине золотой зуб. Такое трудно не запомнить. Ну, как тебе это?

— Да уж. Пока никаких возражений. Но ты говорил, что есть еще один способ проверки. Какой?

Этан засунул руки в карманы, поглядел на потолок, на пол, скрестил ноги. Потом посмотрел на Тесс.

— Все очень просто. Только нужно время. Тесс положила руку на стол и уперлась в нее подбородком.

— ДНК?

Он одобрительно улыбнулся и кивнул.

— Правильно.

— Но ведь он мертвый, — сказала она, недоуменно поднимая одно плечо. Если Гаролдс, или Кен Торкелсон, или кто-то из них инсценировал свою смерть, то как ты можешь установить личность по ДНК?

Букер рассмеялся.

— Знаешь, сомнения возникают довольно часто. Тест на ДНК самый надежный в таких случаях. Дети-то у них есть? И они не могли не унаследовать какие-то признаки своих отцов. Посмотрим их ДНК, сравним с ДНК трупов и скажем, это их отцы или не их. — У Этана глаза загорелись нетерпением. — Представляешь?

— Я и не знала, что ты такой хитрый, улыбнулась ему Тесс. — Когда начнем?

— Пора сделать несколько звонков, — сказал Этан. — Мои сотрудники могут немного поработать и без меня.

— Здорово!

Тесс помчалась в кабинет Гаролдса. Будет только справедливо, если они воспользуются его техникой после того, как он «набарсучил» с ними.

Она уселась в кресло за письменный стол Гаролдса и набрала номер своего офиса. Когда ей ответила женщина, временно заменившая Джанет, Тесс на мгновение забыла, о чем хотела говорить, но быстро взяла себя в руки. Надо работать, иначе она не сможет помочь подруге.

Назвавшись, Тесс попросила к телефону одного из своих сотрудников. Через несколько мгновений его бас заполнил кабинет, потому что Тесс заранее переключила телефон на «голос».

— Где ты, Тесс?

— Привет, Тим, рада тебя слышать. Она улыбнулась, представив огромного Тима, бывшего полицейского, относившегося к ней по-отечески заботливо. Они были очень разные, но это только помогало в работе.

— А Том где?

— Тесс, Тим, Том? — Этан наморщил лоб. Тесс подмигнула ему и игриво продекламировала:

— «Коли в опасности дом, зови: Тесс, Тим, Том!»

Он покачал головой.

— Это слоган твоей компании?

Тесс хмыкнула и потянулась за ручкой.

— Нет. Мы просто вышили это на подушке и повесили в коридоре.

Букер молчал. Тесс посмотрела на него и, увидев выражение его лица, рассмеялась.

— Шучу, Этан.

— Тебя не поймешь, дорогая, — пробурчал он и отошел от стола.

Подвинув кресло, он уселся в него и принялся стучать ботинком по сверкающему боку роскошного стола.

Хотя бы это, подумал Этан и улыбнулся.

Тесс наблюдала за ним с любопытством.

— Усаживайся поудобнее, чувствуй себя как дома.

— Если это все-таки Гаролдс, — произнес он с ледяным спокойствием, — я достану его.

Тесс не сводила с него глаз. Вновь она растерялась, видя Букера, которого никак не могла определить однозначно. Он — коронер, холодно подумала она. Но когда она мысленно представляла себе коронера, то видела пожилого мужчину с выпуклым животиком, обвисшей кожей и поредевшими волосами.

А Этан был совсем другим со своей густой темной шевелюрой и манящим взглядом голубых глаз, которые наверняка свели с ума не одну женщину и по которым никак нельзя было догадаться, о чем он думает и что собирается предпринять.

Тесс вся напряглась, вспомнив прикосновения его рук, губ, вспомнив, каким нежным и сильным он был ночью.

Ей было жаль, что она не нашла верных слов, когда он признался ей в любви. Она как будто вновь увидела боль в его глазах и отвернулась, жалея, что ей больше не суждено познать радость близости с ним.

Сейчас она видела перед собой совсем другого Этана. Правда, она подозревала о чем-то подобном. Но только теперь это проявилось с полной силой. Темная сторона его личности, о которой она подозревала, но которую совсем не знала. Твердый, расчетливый, хитрый взгляд холодных глаз полностью изменил его внешность, так что Тесс едва узнавала его.

Наконец послышался голос Тома, прервавший ее размышления. Он нажал кнопку на своем аппарате, чтобы все четверо могли разговаривать, не беря в руки трубки.

Тесс кашлянула и изложила суть дела. Кое о чем она умолчала, в первую очередь о своих сердечных проблемах.

— Вот так, ребята. Теперь мы знаем главное в деле Торкелсона-Гаролдса. Думаю, нам известно, кто скрывается под кличкой Барсук.

— Как зовут этого мерзавца? — прогрохотал Тим.

Тесс словно воочию видела его пудовые кулаки и покрасневшие щеки. Тим всегда краснел, когда злился.

Улыбнувшись, она сказала:

— Гари Гаролдс. Или, не исключено, Кен Торкелсон, его вице-президент.

— Какого черта? — воскликнули мужчины. Тесс хохотнула. По крайней мере, они не отключились, не поверив ей.

— Я не шучу, ребята, — сказала Тесс, постукивая карандашом по ладони, и выложила им все, что стало известно ей и Букеру. Когда она умолкла, воцарилась тишина, и Тесс нахмурилась. — Эй, вы еще тут?

— Да-да, — откликнулся Тим и что-то сказал Тому, правда она не поняла, что именно. — Пожалуй, все становится на свои места. Что думаете делать дальше?

Тесс положила карандаш и откинулась на спинку кресла Гари Гаролдса. Встретившись взглядом с Букером, она проговорила с нарочитым спокойствием:

— Господа, полагаю, настало время призвать его к ответу.

Глава 14

Барни беспокойно ерзал в своем кресле, то и дело бросая быстрые взгляды на Джо, а потом вновь долго не отрывал глаз от сцепленных на коленях рук. В конце концов он вскочил с кресла и забегал по подземному убежищу.

Время от времени он ерошил короткие волосы и качал головой, все еще не в силах поверить в реальность того, что с ним произошло.

— Как я объясню ему? Ну как? Он ведь решит, что я виноват. Подумает еще, что я сам, по доброй воле, отпустил ее. Но ведь это не так. Она сама убежала. Как испарилась. Была — и нет ее. Правда-правда. Я тебе точно говорю.

— Да знаю я, — спокойно проговорил Джо со своего места возле стола.

В отличие от Барни он сидел спокойно, закинув одну руку назад, а в другой держа спичку, которой как будто играл… или тренировал пальцы? Он даже не смотрел на перепуганного до смерти парня.

— Барни, успокойся. Сейчас ты все равно ничего не можешь сделать. Сядь, успокойся. Он приедет, и мы все ему объясним.

— Объясним? — взвился Барни, сжимая пальцы в пудовые кулаки. — Я объясню ему, как упустил в его отсутствие девчонку, а он улыбнется и пошлет мне в лоб пулю.

Джо продолжал тренировать пальцы и, словно завороженный их быстротой и гибкостью, не сводил с них пристального взгляда.

— Эй, парень, да ты сам доведешь себя черт знает до чего, прежде чем дело дойдет до дела.

Барни с шумом выдохнул воздух, потом так же с шумом вдохнул его. Джо начал терять терпение. Больше всего на свете ему хотелось усадить великана с куриными мозгами в кресло и чем-нибудь заткнуть ему рот. Он покачал головой и улыбнулся своим мыслям.

— Нет, приятель, он не поверит мне, — наверное, в пятидесятый раз повторил Барни.

Джо решил, что пора закончить с игрушками и заняться Барни, иначе хлопот не оберешься. Он хлопнул ладонью по столу и стремительно развернулся.

— Сядь, малыш. Жаль, у нас тут нет пива, а то я дал бы тебе. Сейчас оно не помешало бы. Ты как думаешь? Сядь, я тебе говорю.

Барни бросился к креслу, с которого только что встал, и сел в него бочком. Он безостановочно качал головой, и глаза у него были круглыми от страха.

— Он убьет меня. Я знаю.

— Послушай, Барни, твои причитания начинают действовать мне на нервы, тихо проговорил Джо и, с удовольствием потянувшись, зевнул.

— А ты как думаешь? Что он сделает, когда узнает, что девчонка сбежала? спросил Барни, беспокойным взглядом обводя комнату, а потом остановив его на своем подельнике.

Джо пожал плечами.

— Понятия не имею, малыш. Но какой смысл заранее себя мучить? Ты меня понял?

— Он убьет меня. Он убьет меня. Я знаю. — Барни все время тер руки о джинсы, словно никак не мог вытереть с них пот. В конце концов он замер и уставился на Джо, который был намного старше его годами. И проговорил шепотом, словно боялся, что его подслушают:

— Ты не думаешь, что он… что он… ну, что он не такой, как все… странный?

Джо буквально впился в него глазами, и его тело стало как натянутая струна, когда он услышал из уст своего недалекого напарника столь необычное для него замечание.

— Ты о чем, Барни?

Парень еще раз огляделся, в самом деле боясь, что их, не дай Бог, подслушают…

— Ну, он, похоже, псих…

Джо мигнул. Эта мысль и ему приходила в голову. В первый раз она появилась, когда босс заплатил ему, чтобы он похитил парня, которого вместе с Тесс Рейнолдс привезли после взрыва в больницу.

Стоило ему обнаружить, что парень коронер, как он, не раздумывая, отвез его домой и оставил на газоне. Потом он отослал боссу его деньги и записку, в которой сообщил, что не работает против представителей закона.

До тех пор босс не показывался ему на глаза и не называл своего имени. А тут позвонил лично. Как он отыскал его в дыре, в которую Джо спрятался, чтобы переждать некоторое время, одному Богу известно. Однако Джо сразу понял, что ему лучше ладить с ним, по крайней мере пока не придумает, как сбежать, иначе можно легко заполучить пулю в голову. Испугался он тогда не хуже, чем Барни теперь.

Ему до сих пор неизвестно имя босса, впрочем он и не прилагал усилий его узнать. Звал его «босс» и излишне не любопытствовал.

У Джо было твердое убеждение, что убивать боссу не в новинку.

На мгновение он подумал, не посоветовать ли парню взять ноги в руки и бежать отсюда, пока босс не вернулся и не обнаружил пропажу. Он и сам был бы не прочь оказаться подальше от этого места.

Джо вытянул губы в нечто, похожее на мрачную усмешку. Да нет. Пожалуй, не мешает подумать… Ну, убежит он. А дальше что? Босс ведь ни перед чем не остановится. Денег у него хватит, чтобы нанять охотников продырявить ему шкуру.

Именно по этой причине он дал девчонке возможность спастись. Он сразу понял, что она умница и не упустит свой шанс, стоит ему только оставить ее наедине с Барни. И оказался прав.

Правильно сделала, что сбежала. Иначе бы ей не миновать расправы. Уж в этом-то Джо не сомневался. Человек, который нанял их с Барни, жестокий сукин сын и к ненужным свидетелям относится, как к отработавшей свой срок жвачке.

Джо покачал головой. С такими людьми опасно иметь дело. В конце концов, что бы он ни натворил в своей жизни, а натворил он много всякого, но убийцей не был и не желал им становиться ни под каким видом.

И Джо повернулся к Барни, все лицо которого было усеяно капельками пота. Видно, молчание напарника испугало его еще сильнее.

— Знаешь, малыш, есть еще кое-что, чего надо бояться.

Барни мигнул. Нахмурившись, он подался вперед и зашептал:

— Нет, приятель, он сумасшедший. Я тебе говорю, если он сам не убьет нас, то втянет в такое дело, что нас все равно убьют. Я тебе говорю…

Взгляд Джо стал ледяным. Если парень не возьмет себя в руки, им обоим грозит смерть. Самое страшное, что малыш прав. Босс действительно сумасшедший. Но дело не только в этом. Ему нравится убивать. И их он тоже убьет с удовольствием, едва заподозрит, что они дурачат его.

Джо не был хорошо с ним знаком и не желал узнавать его лучше, но он не считал себя дураком и ждал только, когда представится удобный случай сделать ноги.

— Барни, думаю, тебе лучше заткнуться и взять себя в руки, пока ты не накликал на себя беду, — сказал он, подкрепляя свои слова ледяным взглядом, словно стараясь пробиться к мужеству парня, который как будто вовсе забыл о том, что свое занятие выбрал по доброй воле.

У Барни дергались губы, когда он смотрел на Джо, но ни одного слова не вырывалось из его пересохшей глотки, и молчание было прервано голосом, от которого у обоих дрожь побежала по телу:

— Я бы последовал его совету, молодой человек, — произнес за их спинами тот, которого не только Джанет считала жестоким негодяем.

Джо похолодел, видя, как белеет от страха лицо Барни. Несколько мгновений все молчали, пока Джо не почувствовал, что еще немного — и он сорвется. Зная, что босс стоит сзади, он был готов к самому худшему. По спине у него тек пот, но Джо подавлял в себе желание обернуться. Подсознательно, да и сознательно, он понимал, что босс ищет любой признак слабости, чтобы уцепиться за него, а дальше…

Не оборачиваясь, он взял спичку и продолжил занимательную игру, одновременно возвращая подвижность онемевшим пальцам. Потом он несколько раз глубоко вздохнул, стараясь делать это не очень заметно.

— Вы вернулись раньше, — сказал он настолько спокойно, насколько мог.

Джо чувствовал, что босс проездил напрасно и очень разочарован, хотя старается этого не показать. И он в ярости.

— Единственное, о чем вам обоим стоит беспокоиться, так это о выполнении моих приказов.

Джо метнул короткий взгляд в Барни. По лицу парня он пытался понять, что делает за его спиной босс. Барни же был белый как мел, а теперь еще его лоб усеяли капли пота. Испуганным взглядом он следил за беспокойными движениями босса.

— Хозяин — барин.

Но Джо не сводил глаз с лица Барни и таким образом определял, где в тот или иной момент находится его сумасшедший наниматель, который безостановочно кружил по подземному убежищу. Джо чувствовал, как сгущается атмосфера, но пока предпочитал занимать выжидательную позицию.

— Где она?

Спрашивать, к кому босс обращается, было нелепо, ибо означало бы признание своей вины. Уж тут-то босс непременно сказал бы, что он слишком много говорит, и выстрелил бы ему прямо в глаз.

Джо серьезно подумал, что пора менять профессию.

Подобные сумасшедшие напоминали ему, что он любит жизнь, а чтобы жить, ему ни в коем случае нельзя замарать себя убийством или соучастием в убийстве.

Ладно, вот разберется с этим делом, а потом на досуге подумает о том, что в жизни важно, а без чего можно обойтись. Пора.

Отложив на некоторое время философствование, Джо ответил как ни в чем не бывало:

— Ночью женщина сбежала.

Джо продолжал делать вид, будто больше всего на свете его интересует спичка. Если он получит пулю в спину, то по крайней мере не будет выглядеть трусом в глазах маньяка.

Ему нужно нейтрализовать злость человека, который стоит за его спиной, но сделать это он мог, только оставаясь спокойным и якобы безразличным к его передвижениям.

— Сбежала? — тихо, почти шепотом переспросил босс, но его кипевший яростью и угрозой голос был отлично слышен во всех углах подземелья. — Не будете ли вы добры объяснить мне, как она умудрилась сбежать?

В любой другой ситуации испуганное лицо Барни наверняка повеселило бы Джо, но сейчас ему было не до веселья, хотя он изобразил некое подобие улыбки, все еще играя своей спичкой.

— Девочка оказалась умницей. Зная, что окно разбить нельзя, она вылезла в вентиляционную трубу. Наверное, там было для нее тесновато, но она ведь на удивление тоненькая и изящная.

Босс отошел к дальней стене и встал там, опустив голову и сжав пальцы в кулаки. Помолчав пару минут, спросил:

— И вы ничего не слышали?

Тут Джо решил, что пора повернуться и поглядеть в лицо боссу. Но увидел он лишь спину, и так было даже лучше, потому что он мог не бояться выказать свой страх. Игра со спичкой больше не требовалась.

— Она не знает дорогу к дому, куда мы ее привезли. Да и дом находится далеко от других домов. И, хотя малышка, несомненно, умна, она все же выросла в городе и ей потребуется довольно много времени, чтобы выйти к людям.

Босс кивнул.

— А тот дом?

Джо отметил, что Барни не сводит испуганных глаз с босса и его широкие плечи дрожат мелкой дрожью. Мальчишка напоминал великана-оленя, попавшего под свет фар на лесной дороге. Нахмурившись, Джо махнул рукой, чтобы привлечь его внимание, и покачал головой. Пора парню брать себя в руки, иначе он погибнет. Стоит только маньяку учуять его страх, и он набросится на него, как волк на ягненка.

Барни несколько секунд выдерживал его взгляд, потом кивнул. На мгновение прикрыл глаза. Открыл их… Опять закрыл… Открыл… Джо видел, как парень борется со страхом, как старается изгнать его из души или хотя бы из глаз.

Одобрительно кивнув, Джо едва заметно улыбнулся. Кажется, дело идет на лад.

— Ничего особенного не происходило. Насколько я понимаю, они беседовали по телефону со своими людьми. Наверное, хотят отыскать девчонку. И нас тоже.

Босс повернулся. Глаза у него сверкали бешенством. Он посмотрел на него, потом на Барни.

— У нас больше нет времени. Пора действовать. Идем сейчас же.

Откинув назад Волосы, он принялся мерить шагами комнату.

— Надо действовать быстро, если мы не хотим еще сюрпризов. Займем дом, убьем этих двоих, а потом разнесем там все по кирпичику, но найдем то, что мне нужно. Сука держит это при себе, иначе она не прилетела бы сюда.

Бессмысленный взгляд Барни переместился на Джо, который вздохнул, без всякого желания принимая на себя ответственность за парня, который был больше похож на самовлюбленного футболиста, чем на закоренелого преступника.

— Мы не можем их убить. — Слова Барни прозвучали четко и ясно в тиши подземелья. Верно, он сам не ожидал от себя такой смелости, потому что тотчас смутился, засуетился, покраснел и стал что-то бормотать, то ли извиняясь, то ли прося о чем-то, то ли… — Я… Нет… Я только хотел… Мы не можем… Не надо… Я не думал…

— И не думай, — отрезал босс, сверля Барни взглядом.

Он взвел курок револьвера и наставил его на парня, а сам оперся на стол и с дьявольской усмешкой процедил сквозь стиснутые зубы:

— Я скажу тебе, что ты должен думать. Понял? А иначе тебя постигнет та же участь, что и тех двоих, которые сейчас в доме.

Босс изрыгал угрозы в лицо Барни, пока не увидел в глазах парня неодолимый ужас и не понял, что нагнал на него достаточно страху.

— Я уже убил двоих. Выстрелом в затылок. Сначала убил одного, потом другого. Так убивают на войне. Лишняя пара трупов ничего не изменит в моей жизни. Моя совесть молчит и, уверяю тебя, будет молчать.

Барни стал белее полотна. Губы у него посинели и тряслись, словно посреди лета началась жестокая зима и он промерз на тридцатиградусном морозе.

— Хватит, — негромко проговорил Джо. Прищурившись, босс перевел на него неумолимый взгляд. Но у Джо в руках тоже был револьвер, и он давно научился прямо смотреть в глаза противнику.

— Босс, вам же надо, чтобы кто-то прикрывал вас с тыла, когда вы отправитесь в дом, — сказал он, кладя руку с револьвером на колени. Однако тот продолжал держать Барни на мушке. — Вы же не хотите получить пулю в спину.

Босс отступил, и взгляд у него, хотя он не сводил его с Джо, изменился. После долгого молчания он кивнул, потом отошел от Барни.

— Пора идти. Скоро стемнеет.

Повернувшись спиной к Барни и Джо, он встал возле кровати и занялся оружием, двигаясь легко и раскованно, словно не он только что грозил расправой. Джо с изумлением наблюдал за человеком, который еще несколько мгновений назад собирался их прикончить, а сейчас как ни в чем не бывало стоит к ним спиной.

Сумасшедший, подумал Джо. Он почувствовал, что у него пересохло и стало кисло во рту. Судорожно сглотнув застрявший в горле комок, он подумал, что одно дело рассуждать о сумасшедших, а другое дело знать, что имеешь дело с сумасшедшим. И он растерялся.

Положение было куда хуже, чем он мог предположить. И в первый раз за свою долгую и разнообразную карьеру он не имел ни малейшего понятия, что предпринять.

* * *

Тесс оторвалась от документов, которые читала, и поглядела на стоявшего возле окна Этана. Уперевшись рукой в раму, он смотрел на лес за окном. Тесс с удовольствием обежала взглядом неподвижную фигуру мужчины, который волновал ее одним своим присутствием. Несмотря на взлохмаченные волосы и мятую рубашку, он все равно умудрялся выглядеть элегантным и привлекательным.

По спине у нее побежали мурашки, едва она вспомнила, как он ласкал ее.

Опустив глаза, она постаралась сосредоточиться на документах, и вдруг поняла, что ничего не понимает… Скоро все закончится, а что будет с ними?

Да ничего, с горечью подумала она. Когда все закончится, они поймут: их соединила опасность. Туман рассеется, они посмотрят друг на друга и осознают, что как были незнакомыми людьми, так и остались.

Если забыть об убийствах, похищениях, угрозах, то что остается? Остаются реальные мужчина и женщина, которые живут в нормальном мире и преданы своей работе. Этан вернется к себе, к своим ежедневным обязанностям.

А она?

В работе Тесс тоже было кое-что от нормальной рутины, но как раз этого было мало. Иногда ей приходилось ни с того ни с сего лететь чуть ли не на другой конец земли. Ее жизнь редко принимала спокойное течение. Какие уж тут мужчины? Какая любовь?

Правда была болезненной, но правда всегда болезненная. Тесс уже пыталась как-то наладить свою личную жизнь, но из этого ничего не вышло. Ей не хотелось вмешиваться в жизнь Этана и менять его характер. Но и сама она тоже не хотела меняться ради него.

Но Тесс не могла отогнать от себя воспоминание о глазах Этана, когда он сказал ей, что как будто влюбился, а она не смогла ответить ему тем же. Всякий раз, стоило ей вспомнить об этом, и у нее переворачивалось сердце. А ведь ей совсем не хотелось причинить ему боль.

С той минуты Этан был сдержан, отчужден, вежлив, словно они всего лишь партнеры и несколько часов назад не были страстными любовниками. Вот так и будет. Она больше не нужна ему. И Тесс отлично понимала, что не бросает он ее тут по одной-единственной причине — из-за угрозы Барсука.

Она подняла голову, и ее взгляд встретился со взглядом Этана. Оказывается, он тоже изучал ее, и она растерялась.

Тесс ничего не могла прочесть в его глазах, а он держал паузу, словно намеренно нагнетал напряжение.

— Похоже, тебе есть о чем подумать. Тесс кивнула. Она была рада, что он заговорил с ней. Они ведь оба в опасности, по крайней мере пока не установят точно личность преследующего их Барсука. Опасность существует, и они просто не имеют права выяснять отношения или поддаваться эмоциям.

— Этан, мне очень жаль. Я не хотела, чтобы так случилось, — тихо сказала она и обрадовалась, что голос у нее не дрогнул. — Мы попали в очень сложное, даже опасное положение и вполне естественно, что потянулись друг к другу.

Он поднял руку, останавливая ее. Потом подошел ближе к дубовому письменному столу, за которым она сидела, сунул руки в карманы и внимательно посмотрел на нее.

— Ты права, Тесс, — отозвался он, и сердце у нее перевернулось от того, каким равнодушным ей показался его взгляд. — Когда люди в опасности, они много чего могут напридумать. Со мной давно ничего подобного не случалось, так что, наверное, я хватил через край… Напридумал… К счастью, у тебя опыта побольше и тебе хватило ума избавить нас обоих от ненужных иллюзий.

Он все еще смотрел ей в глаза, и пауза затягивалась, но Тесс не могла заставить себя произнести ни слова. И тогда он ушел. Резко развернувшись на каблуках, он отправился вон из комнаты, словно все происходившее его совершенно не касалось. Словно не он вытащил у нее из груди сердце и оставил его истекать кровью на столе.

На глазах у Тесс закипели слезы, рыдания сдавили ей горло. Она судорожно вздохнула и закрыла глаза, чтобы не видеть, как он уходит. А на самом деле ей хотелось только одного — остановить его.

Но она его не остановила.

* * *

Джо бесшумно бежал к зарослям кустарника. Вечер стоял прохладный, и ветер холодил его мокрый от пота лоб. Черт! Староват он становится для подобных дел, с грустью подумал опытный наемник.

Оглянувшись, он увидел, что к нему приближается великан Барии. Парень совсем ума лишился от страха. Никак не успокоится. А пора бы. Иначе останется без головы.

Коричневые листья шуршали под ногами, пока он приближался к указанному боссом дому.

Джо недовольно опустил голову. Он намеренно встал между боссом и мальчишкой, чтобы не допустить бессмысленного убийства, пока они бегут через лес.

Никакого четкого плана у босса не было. Он лишь приказал им занять определенные места и ждать сигнала. Когда Джо спросил, какого сигнала, босс уверил его, что он сразу все поймет, когда дело дойдет до дела.

И Джо опять покачал головой. Не нравилось ему все это. Он поглядел через плечо, чтобы проверить, не застрял ли Барни, и увидел его почти рядом с собой.

Хорошо. Пусть мальчишка держится поближе к нему, пока все не закончится.

Они пробирались между густо росшими деревьями, которые цеплялись ветками за одежду и волосы, словно не пускали их. Джо понятия не имел, что это за деревья. Невысокие, кряжистые, с шишковатой корой.

Джо услышал приглушенные ругательства Барни, когда того хлестнула по лицу ветка и оставила красный след на щеке. Ну вот, только этого не хватало. На лице Барни выступила кровь и закапала на землю, правда мальчишка торопливо вытер ее и побежал дальше.

До опушки оставалось всего несколько футов, а там бежать легче. Им надо зайти за дом.

Джо постоянно глядел по сторонам. Где босс? Заметил промелькнувшую между деревьями рубашку, прежде чем бежавший исчез за углом. Сжав зубы, Джо с раздражением подумал, что осталось недолго. Скоро все прояснится. Сколько еще этот сумасшедший сможет скрывать свои намерения?

Замедлив шаг, он дождался, когда Барни догонит его, и они вместе выскочили из чащи, после чего прибавили шагу, желая побыстрее оказаться за сараем.

Прежде чем завернуть за него, Джо проверил, не ждут ли их там. Никого не было. Рядом хрипел Барни, который изо всех сил старался восстановить дыхание.

Пусть паренек отдохнет немного, а уж потом они побегут дальше. Да и ему самому нужна передышка, чтобы собраться с мыслями. Проклятый босс! Что он делает?

Его вопрос недолго оставался без ответа, так как почти тотчас он услыхал выстрелы, нарушившие благостную вечернюю тишину.

Пока он бежал к дому, раздались еще два выстрела. Прижавшись к стене, Джо огляделся. Он слышал голоса людей в доме. Потом повернулся к сараю и сделал знак Барни быть наготове. Мальчишка бросился к нему со всех ног, держа наготове ружье.

— Что там? — прошептал он.

Глаза у него были круглые, и он все время оглядывался. По щекам ручьями тек пот, хотя вечер был прохладный.

— Как в кино. Вот уж не думал, что придется стрелять.

— Не придется, — отрезал Джо.

Теперь боссу было не до Барни, ведь стреляли в доме и совсем рядом. У него побелели и онемели пальцы, сжимавшие револьвер, поэтому пришлось сделать над собой усилие, чтобы ослабить хватку.

Босс совсем спятил, подумал Джо. У него в голове промелькнуло несколько способов, как войти в дом, но он отмел их все. Схватил было мальчишку, чтобы бежать подальше, но подумал, что босс наверняка найдет их, и остался на месте.

Тяжело вздохнув, он сделал движение подбородком, приказывая Барни следовать за ним.

— Пошли. Пора приниматься за дело.

Короткими перебежками они добрались до задней двери дома. Джо держал револьвер наготове и скрипел зубами, осторожно оглядываясь кругом на случай, если их кто-нибудь ждет.

Он увидел, как босс открыл дверь и, прячась за ящиком с углем, целится в кого-то внутри.

Сделав еще две очереди, он выпрыгнул из-за ящика и бросился к двери. Стекло в двери уже было наполовину выбито, и босс вытащил остатки, чтобы отпереть ее.

Откуда только у него силы? Один, не требуя помощи, он отодвинул тяжелое заграждение и распахнул дверь. Джо видел, как он поднял автомат и медленно вошел в дом.

Едва он исчез, как Джо жарко зашептал стоявшему позади него мальчишке:

— Если хочешь выжить и не попасть на всю жизнь в тюрьму, послушайся меня, малыш. — Он поглядел на Барни, желая убедиться, что тот слушает его. — Когда мы будем в доме, не стреляй. Ни за что не стреляй. Слышишь?

Барни торопливо закивал, и лицо у него сделалось серым. Он облизал губы.

— Я не буду стрелять, Джо. Обещаю.

— Отлично.

Джо вновь заглянул за угол. Оттолкнувшись от стены, он побежал к крыльцу, взлетел на него, не видя ничего подозрительного, и заглянул внутрь. Босс был недалеко.

Кивнув Барни, Джо вошел в дом. Прижался к стене, ожидая, когда его глаза привыкнут к сумраку. Вскоре он уже хорошо различал вещи и бесшумно обходил их, если они вырастали у него на пути.

Он отлично видел кухню и гостиную. Босс стоял за большим шкафом, который был отличным укрытием на случай, если женщина и ее дружок решили бы открыть огонь.

Хотелось бы Джо знать, где они прячутся. И, кстати, где босс прошел подготовку.

А пока происходившее на его глазах с каждой минутой становилось все больше похожим на боевик из тех, что показывают по телевизору. Чем больше ружье, тем больше выстрелов, тем реальнее удача.

Джо вытер пот со лба и бегом пересек коридор в направлении маленькой комнаты. Он-то знал, что ключ к успеху заключен в поговорке «чем меньше, тем лучше». Чем меньше насилия и шума, тем лучше. Не привлекай к себе внимания, и выйдешь сухим из воды.

Босс, видно, нарочно поднимает много шума, и, похоже, ему хочется, чтобы в доме пролилось море крови.

Опустившись на колени, Джо следил за тенями, стараясь определить, где находятся Тесс Рейнолдс и ее дружок. Он не видел их и решил, что план босса сорвался. Эта мысль доставила ему удовольствие, и он улыбнулся. Но улыбка быстро погасла.

Какого черта он тут делает?

Глава 15

Джанет беспокойно мерила шагами комнату. Свою тюрьму, как она думала. Пригладив волосы, она едва не зарычала от отчаяния. И вновь обвела взглядом комнату.

Ей до смерти надоело сидеть тут без дела. Все. Хватит. Пора уходить.

План был совсем не плох. И поначалу все складывалось удачно. До сих пор трудно поверить, что Барни не обыскал комнату…

И все же она не может отсюда выбраться.

Не хватало только сойти с ума.

У нее еще побаливала нога из-за неудачной попытки вышибить дверь, но она ходила и ходила кругами, раздумывая, сколько времени ей понадобится, чтобы поднять пол и прорыть выход на волю.

Джанет остановила свой взгляд на окне. Самое уязвимое место. Самое слабое. Ошибиться нельзя. Все остальное Джанет уже пыталась разбить, выбить…

Она терла подбородок, продолжая ходить взад и вперед возле окна, ни на мгновение не сводя с него взгляда.

Наконец она остановилась и тотчас бросилась за стулом, который один раз уже выручил ее. Размахнулась и изо всех сил ударила им по стеклу.

Дерево стукнулось о стекло, и удар был довольно громкий, а потом на нее посыпался дождь из щепок.

Джанет прикрыла глаза, чтобы защитить их, а когда вновь осторожно открыла их, то подалась назад в изумлении, которому не было предела. Стекло было как новенькое, зато стул разлетелся вдребезги и только две ножки, за которые она держалась, остались целыми и невредимыми.

Со злостью отшвырнув их, Джанет тотчас вновь подхватила их и с отчаянием заколотила ими по стене.

Немного придя в себя, она оглядела свою клетку. Ей в самом деле стало казаться, что она в клетке, из которой нет выхода. Если это продлится еще немного, она сойдет с ума.

— Проклятье! — пробурчала Джанет и стала тереть руки, стараясь придумать что-нибудь стоящее.

С этими мыслями она подошла к шкафу и внимательно оглядела его, после чего на ее лице появилась торжествующая улыбка.

Брус.

Оставалось только вытащить его.

Несколько минут упорного труда, и брус, поддерживавший все сооружение несколько десятков лет, был в руках Джанет, которая довольно хихикнула и пару раз замахнулась им для разминки.

Отлично.

Она уже чувствовала вкус свободы, когда встала в исходную позицию, замахнулась и, откинувшись назад, ударила брусом прямо в центр окна, надеясь, что именно здесь его слабое место. В удар Джанет вложила все свои силы.

И ничего.

Она не могла поверить собственным глазам. Половина Америки мучается из-за разбитых стекол, потому что мальчишки играют в бейсбол, потому что есть гольф и иногда случаются бури, а она не может разбить какое-то одно дурацкое окно.

Джанет пришла в ярость. Больше не было женщины, которая пытается выбраться из запертой комнаты. Началась война. Живая женщина против неживого окна. Оно перестало быть просто окном, оно стало окном в свободу.

Поджав губы, Джанет поклялась себе, что выиграет войну.

Заняв исходную позицию, она вновь замахнулась брусом, сконцентрировав на нем всю свою энергию. Не только физическую. Помахав брусом, она ударила им по стеклу. Пробурчав что-то нечленораздельное, Джанет почти нехотя подняла взгляд на окно и увидела, что от центра расходится сеть трещин.

Горячая волна победной радости захлестнула Джанет. Она рассмеялась.

Еще два удара — и сеть расширилась. Однако это еще не свобода.

Джанет подошла к кровати и улеглась на нее, не сводя глаз с окна. Враг пока не побежден. Восстановив дыхание, Джанет решила, что если собрать все силы и ударить по-настоящему, то можно добиться желаемого результата.

Она встала, подошла к окну, внимательно его осмотрела. Укрепилась в своем решении. Размахнувшись брусом, она сфокусировала на окне все свои мысли. Представила, что это вовсе не окно, а Негодяй, реальный враг, жестокий похититель. Она ни разу не видела его лицо, но это не имело значения. Важно было другое. Она ненавидела этого человека всеми фибрами своей души.

Джанет размахнулась…

Стекло разлетелось вдребезги. Осколки в основном попадали наружу, но Джанет все-таки закрыла лицо руками. Не хватало еще пораниться.

Потом она обернулась.

Стекло было разбито. Она обрела свободу, а Негодяй потерпел поражение.

Джанет мысленно молилась, чтобы Тесс и Этан смогли противостоять ему при встрече.

Аккуратно выбив из рамы остатки стекла, она влезла на подоконник.

Спрыгнув наружу, она почувствовала боль в ноге, но это было ничто по сравнению со свободой. В первый раз у Джанет появилась реальная возможность оглядеться.

Она понятия не имела, где находится, но не сомневалась, что Тесс и Этан в доме Гаролдса, где поначалу держали ее самое. Вокруг все было незнакомое. Ни одной приметы, которая могла бы указать, где она и в какую сторону надо идти. Но, так или иначе, она найдет людей и приведет помощь.

Только бы не опоздать. Надо бы сообщить Тесс, что она жива и на свободе, иначе ведь Негодяй использует ее незнание себе на пользу и подвергнет жизнь Тесс опасности.

Больше всего на свете Джанет хотелось схватить мерзавца и заставить его заплатить за все.

* * *

Тесс подошла к книжным полкам и перелистала несколько книг, прежде чем выбрала одну, после чего вернулась на диван, на котором сидела до этого. Она видела, как Этан выходит из библиотеки, и на сердце у нее было тяжело, когда она смотрела ему в спину.

Тесс почти совсем не имела любовного опыта и не знала, как утрясти ситуацию.

Впрочем, она этого и не хотела.

Ее глаза читали слово за словом, но мозг отказывался воспринимать информацию. Она все еще ясно видела искаженное страданием лицо Этана. Она помнила его ласки.

Тесс тяжело вздохнула. Лучше уж так, сказала она себе. Все равно рано или поздно он разочаруется в ней. Она ведь совсем не такая, какой кажется. Ей важна ее карьера. Она любит свою работу. Мужчины всегда разочаровывались в ней, едва понимали, что она не укладывается в их представление о «маленькой женушке».

Тесс перевернула еще несколько страниц, прежде чем поняла, что напрасно теряет время, ведь ее мысли никак не вяжутся с прочитанным. Они с Этаном решили, что лучше им побыть в библиотеке и подождать Барсука там.

Волнение росло, потому что она понимала — ждать придется недолго. Но в библиотеке они хоть не были выставлены на обозрение, как в других комнатах с огромными окнами, где все просматривалось даже из леса.

Тесс поднялась и поставила книгу на место. Слишком она взволнована и расстроена, чтобы читать.

Заложив руки в карманы, Тесс принялась кружить по библиотеке Гари Гаролдса, рассматривая обстановку и безделушки. И ни на мгновение она не выпускала из поля зрения Этана, который теперь сидел за письменным столом, однако не подавала виду, что смотрит на него, боясь отказаться от своего решения защитить его от себя. Этого делать нельзя. Слишком она хорошо к нему относится, чтобы причинить ему боль.

Тесс не позволяла себе подумать, почему ей так важно защитить Этана от себя. Подойдя к окну, она выглянула наружу, но окружающая красота оставила ее безразличной.

Она видела только Этана. Она вспоминала его улыбку, его шутки, его неодолимое обаяние. Тесс тянуло к нему. Она не умела этому сопротивляться, но и сдаваться не желала, боясь не за себя, а за Этана.

Убирая с лица волосы, она думала о том, что ей все в нем нравится и очень недостает его шуток с тех пор, как он умолк. Ведь Этан упорно молчал. Он не произнес ни слова после своего последнего монолога о том, что Кинтесса Рейнолдс якобы права…

Тесс отошла от окна, за которым все равно не могла бы никого разглядеть, и обратила внимание на стеклянную статуэтку, изображавшую влюбленных, слившихся в чудесном танце под неслышимую музыку. Статуэтка была прекрасна. Какая-то неземная, волшебная. Тесс почему-то подумала, что ее нельзя трогать. Она предназначена для того, чтобы стоять на полке и быть предметом любования и восхищения. Одно неосторожное движение — и от красоты и колдовства может ничего не остаться.

Этан не желает с ней разговаривать. И дело не в том, что он наказывает ее. Просто он переживает. И тоже ощущает неловкость.

Время от времени Тесс посматривала на него, потому что ей нравится на него смотреть. Она как будто подпитывалась энергией, глядя на него. Но торопливо отворачивалась, чтобы не встретиться с ним взглядом, в котором бы он мог прочитать призыв. Не прочитал и не догадался, как он нужен ей и как она боится его потерять.

Тесс старалась держать себя в руках, потому что решила, что так лучше для них обоих. Нечего зря терять время и мучить себя. Потом будет еще хуже. Зачем причинять лишние страдания сердцу, которое уже ранено не одним разочарованием? Нет, Тесс постарается сохранить в памяти все, что было так прекрасно в их отношениях. И не надо это портить.

Пусть между ними никогда не будет горечи и злости.

Тесс уже давно решила, что в ее жизни нет места ничему, кроме работы. И дело не в том, что так ей больше нравилось или ей не хотелось разделить свою жизнь с достойным человеком. Просто она не видела для себя иного пути и давно смирилась с тем, что нельзя желать невозможного.

Собираясь отойти от окна, она похолодела, услыхав шум в кухне, и склонила голову набок, пытаясь понять, что там происходит, а потом взглянула на Этана, который тоже замер в ожидании. Их взгляды встретились. Оба знали, что час настал.

Пришел Барсук.

Теперь они узнают, кто скрывается за этим прозвищем и за всем тем злом, с которым им пришлось столкнуться. Гаролдс? Или его вице-президент Кен Торкелсон? Или кто-то еще, кто решил подзаработать на смерти главы фирмы?

Опять послышался шум, даже не шум, а шорох, и Тесс с Букером взялись за оружие. Тесс, вытянув впереди себя руку с револьвером, метнулась к двери. Она осторожно выглянула в коридор, пытаясь определить источник шума.

Этан двигался следом за ней.

— Помни, что сказала Джанет, — прошептал он ей на ухо. — Их трое. И не обязательно все будут в одном месте.

Тесс кивнула. Этан прав и предупредил ее как нельзя вовремя. Она обернулась.

Этан ласково похлопал ее по плечу. Он был совсем близко, и Тесс чувствовала жар его тела. Но это продолжалось всего несколько мгновений.

— Идем, Тесс, — сказал он, выдвигаясь вперед.

Она едва не задохнулась от злости. Еще не хватало, чтобы он погиб из-за своей ненужной храбрости. Наклонившись, Этан шел по коридору в направлении гостиной, и Тесс ничего не оставалось, как следовать за ним, в точности повторяя его движения.

Поняв, чего добивается Этан, она не могла не улыбнуться от удовольствия. Он как будто услышал ее мысли и вел ее в направлении кладовки, где была еще одна дверь. Оттуда отличный обзор.

На четвереньках они миновали гостиную с огромными окнами. Тесс, правда, попыталась что-нибудь разглядеть, но неудачно.

Остаток пути они быстро и бесшумно прошли уже в полный рост. В кухне они остановились возле стены и перевели дыхание.

Неожиданно раздались два выстрела. Одна пуля врезалась в стену в дюжине дюймов над головой Этана.

Он поглядел на след от пули, потом на Тесс.

— У меня перед глазами прошла вся моя прошлая жизнь.

Раздался еще один выстрел, и они прижались к стене, вновь сосредоточив внимание на противнике или противниках.

— Сейчас не время для шуток. В нас стреляют, и это очень серьезно.

Он отпрянул, когда еще одна пуля пролетела между ними и, попав в окно, разнесла его на мелкие осколки. Этан поглядел на окно, потом на Тесс и нахмурился.

— Кто сказал, что я шучу?

Тесс огляделась. Боковая дверь была справа от нее, всего в десяти футах. Самой Тесс было легко к ней подобраться, но вот Этану придется бежать мимо парадной двери и он попадет на линию огня. Пусть ненадолго, но все же станет отличной мишенью.

Тесс покачала головой. Рисковать жизнью Этана она не могла. В конце концов, даже если он в целости и сохранности одолеет дверь, нет никакой гарантии, что снаружи их не поджидают наемники Барсука.

Выстрелы почему-то прекратились. Наступила тишина. Тесс вся напряглась, стараясь расслышать шаги и сообразить, что последует дальше. Что он задумал? Зачем ему все это понадобилось?

— Тесс, — услыхала она голос, донесшийся до нее из гостиной. — Мы не собираемся тебя обижать. Мы только хотим поговорить с тобой.

У Тесс округлились глаза, и она повернулась к Этану, в полной растерянности встретив его ищущий взгляд.

— Тесс, что с тобой? Ты узнала его? Ну же, говори. Не молчи, пожалуйста.

Она медленно-медленно кивнула. Потом облизала губы, потому что у нее мгновенно пересохло во рту. В горле застрял комок. Звучал голос человека, которого уже несколько месяцев считали мертвым. Это был словно зов из потустороннего мира. Тесс не верила собственным ушам.

— Тесс, я знаю, ты здесь, — вновь услышала она голос «мертвеца». — Иди сюда. Нам надо поговорить.

Тесс потрясла головой, словно сбрасывая с себя наваждение. По спине у нее бежали мурашки, сердце сжималось, но напряжение постепенно покидало ее.

Так всегда бывало перед лицом опасности.

— Это Гари Гаролдс. — Она проглотила комок в горле и посмотрела на Этана. — Ты был прав. Ему удалось инсценировать свою смерть.

— Ну же, радость моя, — ласково звал ее Гари Гаролдс. — Перестань глупить. У меня есть к тебе разговор.

Тесс еще теснее прижалась спиной к стене и повернула голову, желая посмотреть, что происходит за дверью. Она видела пригнувшегося Гаролдса, который как раз в эту минуту немного приподнялся.

И тогда Тесс напряглась. Глядя в темные, почти черные глаза как будто без зрачков, она подумала, что видит перед собой человека без души.

Взгляд у него был холодный, твердый, хотя губы кривились в якобы ласковой усмешке. И глаза не улыбались. Они смотрели жестко, злобно.

Они угрожали Тесс.

— Мы же друзья, Тесс, ты не забыла? тихо проговорил он, медленно выпрямляясь. — Я всегда относился с уважением к твоим профессиональным качествам. Разве я помыкал тобой? Разве ты не чувствовала себя мне ровней?

Тесс припомнился когда-то виденный по телевизору олень, которого ослепили фарами на лесной дороге. Ей показалось, что ее взгляд примерз к его взгляду и она не в силах пошевелиться. А он тем временем медленно поднимал руку, в которой крепко держал револьвер.

Уголком глаза она видела и Этана, который, не понимая, что происходит, скользнул взглядом по человеку в гостиной, а потом посмотрел на нее, неподвижно стоявшую под дулом револьвера.

— Тесс, — тихонько позвал Этан.

Он не сводил с нее глаз и что-то нашептывал ей, стараясь вывести из шока.

Гари Гаролдс не умер. Чувство вины, не дававшее ей покоя много месяцев, покинуло ее, и Тесс разозлилась. Зачем этому ублюдку понадобилось инсценировать свою смерть? Зачем ему понадобилось убивать ни в чем не повинных людей? Пока еще Тесс не знала точно, сколько людей он убил, но как он мог быть таким безжалостным к своим родным, к коллегам, к ней, наконец?

Злость сыграла свою роль. Тесс ожила. И хотя взгляд Гаролдса гипнотизировал ее, она изо всех сил старалась внушить себе, что имеет дело с обыкновенным преступником, а не с пришельцем из иного мира.

К сожалению, револьвер она заметила, когда стало слишком поздно. У нее перехватило дыхание. Крик застрял в горле. Она слышала рядом голос Этана. Но Гаролдс уже целился в нее. И глаза у него сверкали. Он словно получал удовольствие в предчувствии выстрела.

Гаролдс нажал на спусковой крючок. Тесс услыхала негромкий взрыв, увидела огонек. Выкрикнув ее имя. Этан бросился к ней. Остальное происходило как в замедленной съемке. Тесс повернула голову и подняла руку, пытаясь остановить Этана. Она хотела сказать ему, чтобы он оставался на месте.

И тут она закричала, завопила что было мочи, потому что опоздала.

Этан бросился к ней, оттолкнул ее. Она упала, больно стукнулась головой. Ей было нечем дышать. А на ней не шевелясь лежал Этан.

Ужас охватил Тесс. Она обхватила Этана, принялась трясти его.

— Этан!

Он застонал, пытаясь высвободиться.

— Извини.

Его шепот заглушил громкий голос в гостиной, где Гаролдс, отдавая приказы своему человеку, кричал. Тесс уловила всего несколько слов, не в силах отвести страдальческий взгляд от Этана.

Однако преступники приближались.

Наконец Тесс нашла на плече рану, из которой капала кровь, но тотчас ее внимание отвлек человек, вошедший в кухню с оружием в руках.

Все еще борясь со страхом. Тесс поняла, что это не Гаролдс, а один из его наемников. Услышав стоны Этана, преступник обернулся и навел на него револьвер. Дуло слегка покачивалось, но было устремлено в спину Этана.

И тут Тесс выстрелила.

Помимо своей воли она отметила ужас в его глазах, когда пуля вошла в его тело, потом он покачнулся и всей своей громадой рухнул назад. Тесс резко сбросила с себя Этана, мысленно попросив у него прощения, а сама не сводила глаз с мужчины, лежавшего всего в нескольких футах от них. Он тяжело дышал, пытаясь зажать рану ладонью. Через несколько мгновений рука бессильно упала, но он не закрыл глаза и бессмысленно смотрел в потолок, хотя Тесс точно знала, что не убила его.

Услыхав, как кто-то его зовет, она поняла, что это Гаролдс, который продолжал что-то приказывать раненому, словно мог своей злостью поднять его на ноги. Он долго кричал на парня, пока не вмешался другой голос.

Тесс повернулась к Букеру. Она опустилась на колени и мгновенно осмотрела раненое плечо. Этан попытался встать на четвереньки, и лицо у него было серое от боли и потери крови.

— Этан, милый, ты как? — шепотом спросила Тесс, вглядываясь в любимые черты.

В ответ на эту неожиданную нежность Этан сделал попытку улыбнуться и даже немного повернул голову, чтобы встретиться с Тесс взглядом. Он открыл рот, видно хотел что-то ей сказать, но лишь кивнул, потому что на разговор у него совсем не было сил.

Тесс закусила губу. Страх за дорогого ей человека соединился с яростным желанием выжить.

— Нам надо отсюда выбраться. Ты сможешь?

Он кивнул и даже встал на ноги, хотя его била дрожь и он шатался.

— А разве есть выбор?

— Ты прав. Выбора нет.

Тесс ободряюще улыбнулась ему, хотя ей вовсе не хотелось улыбаться, глядя на Этана.

Он был бледен. Бледен как смерть. Едва он сделал шаг, как чуть не упал, и ей пришлось поддержать его. Он навалился на нее всем телом, и она повела его к спасительной боковой двери. Тесс скрипела зубами, боясь отпустить Этана и сражаясь с дверью той же самой рукой, в которой держала револьвер.

В конце концов Этан нечеловеческим усилием отодвинулся от Тесс, и она справилась с дверью.

Они вышли на крыльцо, и Тесс тотчас услыхала голоса Гаролдса и еще одного мужчины в кладовке. Хлопнув дверью, Тесс прошептала несколько ободряющих слов Этану и потащила его к сараю. Каким чудом Этан бежал сам, правда опираясь на Тесс, она не понимала.

Гаролдс что-то закричал в ярости, когда вошел в кладовку, но они быстро приближались к сараю. Оставалось совсем немного, когда раздались первые выстрелы.

Уголком глаза Тесс отметила фонтанчики пыли и, чертыхнувшись, в бешенстве оглянулась. Не останавливаясь, она выстрелила в Гаролдса и, естественно, не попала в него, однако добилась своего. Гаролдс спрятался в доме и дал им немного времени, которого хватило, чтобы укрыться в сарае.

По лицу Тесс ручьями бежал пот, и она с трудом переводила дыхание. Этан весил немало, и Тесс показалось, что ноги у нее стали ватными после того, как она пробежала, поддерживая его, несколько ярдов.

К счастью, сарай оказался не заперт и не пришлось терять время на замок, который Тесс, не глядя, бросила куда-то в кусты.

Прислонив Этана к стене сарая, она открыла дверь ровно настолько, чтобы протиснуться внутрь. Будь она проклята, если станет облегчать жизнь убийцам. Пусть сами надрываются, если захотят открыть ее пошире.

Торопливо обернувшись, Тесс поглядела на дом, отыскивая Гаролдса и его людей. Одного она, слава Богу, вывела из строя.

Вновь повернувшись к Этану, она почувствовала, будто ледяная рука сжимает ей сердце. Она тяжело дышал, все еще не оправившись после пробежки по двору.

Глаза у него были полуоткрыты, и под ними уже образовались черные круги. Медленно-медленно он поднял веки и устремил на Тесс нетвердый взгляд, после чего, не говоря ни слова, поднял руку, чтобы она помогла ему подняться и перейти в другое, более безопасное место.

Тесс ласково поддержала его и даже извинилась, когда, проходя в узкую щель, он ударился об дверь больным плечом и застонал.

— Ох, извини, милый. Честное слово, еще совсем немного. Пожалуйста, Этан, не уходи, останься со мной. Пожалуйста, не бросай меня одну.

Этан даже не делал попыток говорить. Он лишь кивал, позволяя ей делать с ним все, что ей заблагорассудится. А что делать? Тесс заглянула ему в лицо. Силы быстро покидали его, и ей было необходимо спрятать его где-нибудь, чтобы она могла не беспокоиться за его безопасность.

Она принялась отчаянно искать хоть какую-то щель, и вдруг ее взгляд различил металлическое укрытие, где была сделана первая фотография с привязанной к стулу Джанет.

Подавив ярость при воспоминании о том, как эти ублюдки мучили Джанет, она потащила Этана к двери, которая оказалась открытой.

Вот и хорошо. Даже замечательно, что они пользуются для спасения укрытиями Гаролдса, которыми он так пугал их поначалу.

Тесс распахнула дверь. Негромко заскрипели металлические петли. Она вновь ласково заговорила с Этаном, прося его прислониться на секунду к стене. Отойдя от него, она взяла несколько лошадиных попон и расстелила их в дальнем углу крошечного помещения.

По крайней мере, здесь Этана не достанут случайные пули. Даже сумасшедший Гаролдс не станет стрелять в железную дверь, а то ведь пуля может отлететь и рикошетом попасть в него самого. Вот было бы хорошо…

Тесс замерла. Сумасшедший? Ну конечно, сумасшедший. Этот человек инсценировал собственную смерть. Убил своего коллегу. И не только его. Разумеется, он сумасшедший. Даже хуже.

Тесс торопливо вернулась к Этану и ласково коснулась его здоровой руки.

— Милый, еще несколько шагов. Вот так, Этан, молодец. Здесь убежище. Обито железом. Слышишь меня? Здесь ты будешь в полной безопасности. Я обещаю. Даю тебе честное слово.

Пока он укладывался на попоны, Тесс в ужасе смотрела на его посеревшее лицо, которое уже заливала мертвенная бледность. Колени у него подогнулись, и, если бы она не поддержала его, он упал бы. Тесс расплакалась, опустилась на колени, не в силах видеть, как боль терзает его тело, — Этан, родной, лепетала она едва слышно. — Пожалуйста, останься со мной. Не уходи…

Она умолкла, заметив, что Этан хочет ей что-то сказать.

Медленно он поднял руку и погладил ее по щеке.

— Останься со мной, Тесс.

Она прижалась к нему. Закрыв глаза, нежно поцеловала его в лоб, нехотя оторвалась от него и заглянула ему в глаза. Он был без сознания.

Горячая слеза покатилась у нее по щеке.

Неожиданно он открыл глаза и посмотрел на Тесс. Голова у него качалась из стороны в сторону, когда он прилагал все силы, чтобы что-то сказать ей.

Тесс погладила его по щеке.

— Не надо, Этан. Береги силы. Он опять попытался покачать головой, но не смог. Голос у него был слабый, хриплый от боли. И дыхание уже стало неровным. Но он перехватил ее взгляд. — Тесс, я люблю тебя.

* * *

У Джо было погано на душе, когда он следил за движениями стоявшего впереди босса. Они с Барни все еще прятались за массивной мебелью в коридоре, а босс ушел вперед и теперь укрывался за диваном в гостиной.

Это же надо, так разговаривать с женщиной! Не веря своим ушам, Джо качал головой, когда сумасшедший пытался уговорить женщину впустить его в комнату, где она была вместе с мужчиной.

Перестрелка продолжалась недолго, и Джо видел, как мужчина спас женщине жизнь.

Наступила тишина. Босс поглядел черными злыми глазами на Барни и приказал ему узнать, что произошло. Бедняга вопросительно поглядел на Джо, но тут босс еще раз рявкнул на него, и мальчишка подчинился.

Когда Барни нехотя вошел в комнату, Джо встал так, чтобы подстраховать его. Слишком далеко все зашло. И теперь ему отчаянно хотелось вытащить мальчишку из пекла. Себя тоже. Пора убираться… Чем быстрее, тем лучше. Пусть босс сам разбирается, если уж ему так приспичило.

А потом раздался выстрел. И Барни повалился на спину, словно большая кукла.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Джо вошел в комнату. Он огляделся. Рейнолдс уволокла раненого через боковую дверь. Босс что-то кричал, но Джо, не обращая на него внимания, бросился к Барни.

— Как ты, малыш? — спросил он, отворачивая пиджак, чтобы взглянуть на рану.

Барни скривился от боли. Дышал он часто и неровно. Ни руками, ни ногами даже не пытался пошевелить, но головой кивнул.

— Ничего.

Джо постарался изобразить улыбку, в ужасе глядя на отвратительную дырочку в плече мальчишки. Но Барни оказался счастливчиком. Пуля не задела ни один важный центр. Правда, кровотечение было довольно обильным.

Встретившись взглядом с Барни, Джо ободряюще улыбнулся ему.

— Все будет в порядке, малыш. Не волнуйся. Сейчас возьму полотенце и прижму к твоей ране, чтобы кровь не текла. Все будет в порядке.

Барни догадывался, что старший напарник пытается его успокоить, но ему хотелось верить Джо, и он кивнул.

— Ладно.

Джо нашел полотенце на вешалке над раковиной и схватил его. Повернувшись, он застыл на месте от неожиданности, налетев на босса.

— Какого черта ты тут делаешь? — спросил тот, окидывая его горящим взглядом. Джо ответил сквозь стиснутые зубы:

— Барни ранен. Хочу его перевязать. Босс даже не взглянул в сторону распростертого на полу Барни, который тяжело, хрипло дышал, а подошел почти вплотную к Джо и с нескрываемой угрозой проговорил, глядя ему в глаза:

— Сейчас не до мальчишки. Надо отыскать женщину и мужчину, пока сука, которую вы, как два идиота, проморгали, не навела на нас полицию.

Джо поднял револьвер и твердо встретил сумасшедший взгляд босса.

— Иди к дьяволу. Сам рой себе могилу, если хочешь. А меня оставь в покое.

Негодяю еще не приходилось получать отпор. И не приходилось видеть револьвер в трех дюймах от своего подбородка. И он угрожающе прорычал:

— Ты за это заплатишь.

— Это ты заплатишь, если не уберешься, — спокойно проговорил Джо.

Его ледяной тон, вероятно, подействовал на сумасшедшего отрезвляюще, потому что тот не стал спорить и бросился к боковой двери.

Не глядя в его сторону, Джо встал возле Барни на колени и положил полотенце на кровоточащую рану.

— Послушай меня. Не бойся. Все будет в порядке. Это я тебе говорю.

Барни глядел на него со страхом.

— Ты не позволишь ему убить тех двоих, правда, Джо?

Черт бы тебя побрал, мальчишка, с твоей неожиданной совестливостью. Не отвечая, он занимался раной Барни, но в конце концов встретился взглядом с парнем.

— Не позволю. Я не собираюсь участвовать в убийстве. — Он взял Барни за здоровую руку. — Подняться можешь?

Барни кивнул. Он застонал, и лицо его побледнело еще сильнее, когда он перекатился на бок и попытался встать на колени.

— Сначала я вытащу тебя, — сказал Джо. — А потом посмотрим, чем можно помочь тем двоим.

Глава 16

Тесс закрыла дверь в убежище, где лежал Этан. Она прижала ладонь к прохладному металлу, не в силах отогнать от себя страх за Этана, без сознания лежащего на попонах. Прислонившись лбом к дверной раме, она постаралась взять себя в руки. Рядом с ним она оставила сотовый телефон. Так. На всякий случай.

Если с ней что-нибудь случится, то он умрет, не имея возможности двигаться. А телефон все же телефон. Позвонит своим, позовет на помощь.

Прежде чем уйти, Тесс убедилась в том, что телефон работает в железном бункере. И все равно оставить его одного ей было нелегко.

Надо быть сильной, напомнила она себе. Надо быть сильной за двоих.

Тесс проверила револьвер Этана, положила его в кобуру и взвела курок собственного револьвера. Пора идти. Ни разу не оглянувшись, она подошла к двери.

Первым делом надо как можно дальше увести Гаролдса. Не хватало еще, чтобы он нашел Этана. Если она даст ему время, то он, несомненно, попытается его убить. Этан для него легкая добыча, ведь он не может постоять за себя. Если Гаролдс сообразит, что Этан в сарае — заперт и без сознания, — он не будет сомневаться, как ему поступить. Возьмет и подожжет сарай, ведь так ему без особого труда удастся выйти и на нее.

Сердце у Тесс сжалось от страха.

Ну нет. Она не позволит Гаролдсу причинить Этану вред. Тихонько подойдя к двери и незаметно приоткрыв ее, Тесс увидела шагающего к сараю врага, который как будто забыл об осторожности и даже помахивал револьвером, словно совершал прогулку по своим владениям. Он еще и улыбался, правда сумасшедшей улыбкой.

Не дожидаясь, пока он что-нибудь предпримет, Тесс выстрелила, и пуля попала Гаролдсу в плечо. Он отпрянул, когда она, разорвав на нем рубашку, вошла в тело, остановился и в недоумении посмотрел на кровь. Тесс выругала себя за промашку. Удача изменила ей. Она-то целилась в сердце, но подвели нервы.

Сделав шаг, Тесс изо всех сил налегла на дверь и закрыла ее. Потом выстрелила еще раз, заставив Гаролдса спрятаться, а тем временем заперла дверь и убежала за угол.

Оказавшись в относительной безопасности, она перевела дух. Потом прижалась спиной к шероховатой поверхности стены и выглянула из своего укрытия. Необходимо определить, где находится Гаролдс.

Однако она не увидела его.

У Тесс от неожиданности округлились глаза. Где он? Где он? Этот вопрос бился у нее в голове, пока она осматривала двор и каждую щель, в которой мог спрятаться маньяк.

— Ищешь меня. Тесс?

Она дернулась и оглянулась на негромкий голос Гаролдса. Он дружелюбно улыбался ей и шел как ни в чем не бывало, правда с револьвером, дуло которого было устремлено на Тесс. Гаролдс неумолимо приближался, продолжая целиться в нее.

— Не пора ли нам прекратить все это, Тесс? — с улыбкой спросил он.

Тесс держала свой револьвер обеими руками.

— Гаролдс, я убью тебя не раздумывая. Берегись! И не подходи ко мне!

— Дорогая, разве так разговаривают со своим лучшим клиентом? — спросил он, наклоняя набок голову и вытягивая вперед одну руку. Он улыбался ей самой обаятельной из своих улыбок и словно ласкал ее взглядом. — Я могу отлично позаботиться о тебе, если ты мне позволишь.

Тесс возмутилась, услыхав «дорогая». Так ее называл Этан, и она отлично помнила его ласковый голос, когда он обращался к ней таким образом.

Скривившись, словно увидела что-то отвратительное, Тесс не сводила с Гаролдса твердого взгляда.

— Ты был моим клиентом, Гаролдс. Был! Понимаешь? А сейчас ты мертв, вот и оставайся там, где должен быть. Я тебя застрелю, и никому не придет в голову поинтересоваться, что тут произошло. А потом брошу твой труп в лесу, как ты бросил труп Торкелсона.

На сей раз улыбка Гаролдса была более натужной, но он все же улыбнулся, даже как будто одобрительно хохотнул.

— Вся разница, дорогая, в том, что в отличие от меня к убийству ты относишься без удовольствия.

— Ублюдок!

— Очень плохо, что ты не хочешь сотрудничать со мной, Тесс, — спокойно проговорил он и в ту же секунду, подняв револьвер, выстрелил.

Тесс отпрыгнула в кусты, бросившись на землю, потом перекатилась подальше, вскочила на ноги и пригнувшись побежала в чащу. Пули свистели над ее головой, попадали в деревья, расщепляли кору, срезали ветки, осыпали ее иголками. А она бежала и бежала, стараясь не обращать на них внимания.

Наконец Тесс остановилась и, спрятавшись за очень толстым деревом, осторожно огляделась.

Сердце едва не выпрыгивало у нее из груди, и она боялась, что ее можно найти даже по его стуку. Стараясь привести в порядок дыхание, она продолжала внимательно оглядывать стоявшие рядом деревья. Несколько успокоившись, она прислушалась.

В лесу было необычно тихо. Даже птицы молчали. Только ветер шумел в игольчатых ветках сосен.

Ветер становится сильнее, подумала Тесс, вслушиваясь в его завывания. Она прикусила губу. В таком шуме нелегко расслышать шаги Гаролдса.

А ему не составит труда отыскать ее.

Еще раз внимательно все оглядев, Тесс постаралась сосредоточиться на деталях, которые могли бы ей помочь. Она сама не знала, что ищет. Ее взгляд скользил по земле, пока не остановился на поваленном дереве, лежавшем на расстоянии футов сорока. Рискованно, конечно. Можно выдать себя. И все же надо попытаться использовать дерево как укрытие, тем более что из-за него куда удобнее осматриваться.

Наверняка Гаролдс сделает круг и постарается выйти у нее за спиной. Тесс огляделась еще раз, не видно ли его. Не заметив ничего подозрительного, она оттолкнулась от дерева и побежала, стараясь не производить лишнего шума, но и не особенно остерегаясь. Ее гнали вперед и страх, и азарт, который всегда появлялся, стоило Тесс вступить в нешуточную борьбу с преступником. Если по правде, то она почти ждала получить пулю в спину.

Однако все обошлось. Тесс буквально рухнула за поваленное дерево и тотчас встала на колени. Закрыв глаза, она быстро привела в порядок дыхание.

Никаких пуль.

Он даже не попытался выстрелить. Прекрасно. И все-таки, если бы он выстрелил, она имела бы точное представление о том, где он находится. Атак приходилось полагаться только на чутье.

Тесс открыла глаза и чуть-чуть приподнялась. Рядом просвистела пуля.

Вот и хорошо, подумала Тесс. Впечатление, что он справа и не очень далеко.

— Мог бы найти и другой способ выяснить отношения, — пробурчала Тесс.

Что делать? Тесс нервно облизала губы, отбросив один за другим несколько непригодных планов. Опустившись на колени, она выстрелила туда, откуда прилетела пуля, и он ответил незамедлительно. Тесс поняла, что он не стоит на месте. Судя по всему, он в самом деле делает круг.

— Хочешь помериться силами, Гаролдс? прошептала она. — Хочешь поиграть? Поиграем!

Тесс совсем успокоилась, потому что в голове у нее созрел план. Пока Гаролдс не обозначил себя, но преследовал ее, мысли у нее путались и она думала только о том, как бы выжить. А теперь все встало на свои места, и Тесс вновь была хладнокровным профессионалом.

Если Гаролдсу нравятся загадки, она не против. Только на сей раз загадывать будет она.

Теперь ее ход.

— Тесс, тебе еще не надоело? — крикнул он, и его голос прозвучал для нее сладкой музыкой.

Она знала, что он продолжает идти. И тоже, не отвечая ему, двинулась вниз по холму, пригибаясь к земле, туда, где лежало довольно много валунов. Она скользила по размокшей земле, падала на колени, но упорно, стараясь не привлекать к себе внимания, двигалась вперед.

— Ну же. Тесс.

По его голосу она поняла, что он начинает злиться, и улыбнулась. А по шуму его шагов она точно определяла, что он тоже идет вниз по холму.

— Скажи что-нибудь.

Тесс нахмурилась. Этот ублюдок и вправду думает, будто может заговорить ее. Она покачала головой. Знал бы он, как она ненавидит его.

— Зачем ты это сделал, Гаролдс? — откликнулась Тесс. — У тебя же было все. Высокое положение, власть, богатство. У тебя была семья. Как насчет жены и детей, Гаролдс? Они думают, что ты умер.

Он хохотнул, а у Тесс мороз побежал по спине. Его реакция никак не соответствовала той ситуации, в которой они оба оказались.

— О моей семье. Тесс, не беспокойся, — довольно проговорил он. Тесс слышала треск веток и радовалась, потому что он шел именно туда, куда она направляла его. — О ней я позаботился. Хорошо позаботился, поверь мне.

— Но зачем ты это сделал? — допытывалась Тесс, опустившись на колени за деревьями и внимательно разглядывая валуны.

— Мне неприятно тебя разочаровывать, — ответил Гаролдс, — но сработала банальная жадность. Вот так-то, дорогая. Ну да, моя компания делала в год миллионы, и промышленный шпионаж стоил нам миллионы. Таким способом мне удалось сколотить состояние. На разнице.

— Ты прав, Гаролдс, — сказала Тесс, не считая нужным скрывать свое отвращение. — Я разочарована. Но, полагаю, мне с самого начала не стоило ждать от тебя слишком многого.

Он рассмеялся, видимо совсем забыв об осторожности. Ветки буквально трещали у него под ногами.

— Ты умеешь работать. Тесс. Я знал, что ты подбираешься ко мне, и, как только представилась возможность исчезнуть, исчез. Представь, Тесс, солнышко в Южной Америке… А какие там женщины!.. Знаешь, я получаю от их оргазма, пожалуй, не меньше наслаждения, чем от собственного.

— Очень великодушно с твоей стороны приносить себя в жертву. — Тесс не удержалась от сарказма. Она была в ярости. Ублюдок!

Закончив с осмотром местности, Тесс глубоко вздохнула и побежала, перепрыгивая через препятствия. Наконец она оказалась на дне небольшой канавки. Тесс огляделась.

Вокруг возвышались валуны и было довольно темно. Прекрасно, подумала Тесс и лучезарно улыбнулась. Остается только надеяться, что ее план сработает.

* * *

Гари Гаролдс остановился и прислушался. Он не спешил. Он наслаждался каждой минутой своей охоты. Добыча того стоила. Кинтесса Рейнолдс.

Гаролдс был заинтригован ею с того самого момента, как заключил контракт с ее фирмой. Его удивляло, что она никак не реагирует на его обаяние, которое безотказно действовало на всех женщин без исключения.

Ему хотелось затащить ее в свою постель и заставить стонать от наслаждения. Мысли об ее обнаженном теле не давали ему покоя и порождали множество самых диких фантазий.

К несчастью, он не учел тогда, что она может отлично работать.

Поначалу он подбрасывал ей улики, которые уводили ее в сторону и мешали понять, кто на самом деле стоит за промышленным шпионажем в его компании. Потом, не сразу, он ощутил, что давление на него усиливается, и почел за благо прекратить игру. Но как? А становилось жарковато.

Вот тут-то ему повезло. В голову пришла гениальная мысль. Если все сделать как надо, то одним ударом можно разрубить все узлы.

Смерть. Пусть все думают, будто он умер, а он возьмет деньги, полученные им от продажи секретов компании, и исчезнет навсегда.

Все было задумано и проделано гениально. И только Тесс Рейнолдс не успокоилась. Она продолжала искать и вынюхивать даже после его «смерти». И теперь у него нет другого выхода, как только убрать ее.

Гаролдс замер, заметив, что Тесс бежит в направлении валунов, и на его губах появилась довольная усмешка. До сих пор он только предполагал, где она может находиться, а теперь знал точно, куда идти. Пусть поглубже зарывается, как барсучиха. Нет ничего приятнее, чем вытащить такую из норы.

Он хохотнул и пошел дальше. Правда, решил не следовать за Тесс по пятам, а сделать круг. Так надежнее. Он еще раз усмехнулся, представив, как она прячется среди валунов.

Помедлив немного возле первого валуна, Гаролдс твердым шагом двинулся дальше. Потом опять постоял немного, осваиваясь с темнотой, и опять двинулся вперед, ища тень своей жертвы.

Пространство внутри валунов было не больше двадцати футов в диаметре. Гаролдс медленно переступал с ноги на ногу. Темнота сгущалась, и он уже больше полагался на слух, чем на зрение. И тут ему опять повезло. Буквально в нескольких футах от себя он услыхал легкий шорох.

Впереди промелькнула белая призрачная фигура, и Гаролдс ни на секунду не усомнился, что это Кинтесса Рейнолдс собственной персоной. Он усмехнулся и бросился за ней. Впереди слышался шорох гальки. Уже близко. Гаролдс прыгнул и схватил Тесс.

Однако в его руках была пустота, она оказалась призраком. Гаролдс растерялся. Он не понял, что произошло.

От мощного удара по голове у него посыпались искры из глаз, и он провалился в темноту. Однако, несмотря на почти полное бесчувствие, Гаролдс все же понимал, что его куда-то тащат, и громко стонал…

На какое-то время он совсем потерял сознание, а когда очнулся, то увидел себя в наручниках под большим деревом.

Голова у него все еще болела, и он тупо смотрел на Тесс, постепенно осознавая свое незавидное положение.

— Я же видел тебя. Белые туфли. Как ты оказалась сзади?

— Твоя вечная проблема, Гаролдс. Недооцениваешь ты женщин. Не уважаешь их. — Тесс усмехнулась и помахала перед его носом белым кружевным лифчиком. Поэтому тебе никогда не взять над ними верх.

* * *

Едва заслышав шум вертолета, Тесс бросилась к нему, оставив Гаролдса одного и даже не слушая, что он кричит ей вдогонку. Никогда еще она с такой радостью не встречала своих партнеров, а ведь они не в первый раз прилетали ей на помощь.

— Вы опоздали, но я все равно рада вас видеть, — кричала Тесс, понимая, что ее не слышно за шумом мотора. Она обняла обоих своих помощников и показала им на сарай. — Этан ранен, и, думаю, тяжело. Первым делом летим в больницу.

Она с такой скоростью помчалась в сарай, что мужчины едва поспевали за ней, и сразу же метнулась к укрытию. Дрожащими руками сорвала со стены ключ и начала нетерпеливо всовывать его в замочную скважину.

Тесс не удержалась от крика отчаяния, едва увидела серое лицо Этана. Коснувшись его, она ощутила смертельный холод и в ужасе повернулась к своим помощникам.

— Ему плохо, да?

— Похоже, что не очень хорошо, — мрачно отозвался Тим. — Не будем терять время. Давай, Том, помоги мне нести его.

И они понесли Этана к вертолету, который ждал их с включенным мотором. Том остался с Гаролдсом до приезда полицейских, а Тим улетел вместе с Тесс.

Полет показался Тесс нескончаемым, но на самом деле продолжался всего несколько минут. Когда они прилетели на место, Тесс была рядом с Этаном все время, пока его не забрали в операционную.

Глядя, как исчезают носилки за крутящимися дверьми, она поняла, что должна принять решение. Одно решение. И вариантов быть не может. Слезы хлынули у нее из глаз. Сердце обожгло болью. Никогда еще ни одно решение не давалось ей так тяжело.

* * *

Рана Этана потребовала хирургического вмешательства. Когда же он немного пришел в себя, то все случившееся вспоминалось ему как в тумане. Он даже не знал, было это на самом деле или только снилось ему. Скорее всего, не снилось.

Он видел рядом Тесс. Слышал, как она говорила ему что-то ласковое. Правда, не помнил, что именно, но знал, что это были нежные слова, потому что его сердце откликалось на них.

Она гладила ему волосы, нежно касалась лба и, держа за руку, нашептывала слова любви.

Когда же он окончательно пришел в себя, то, стараясь казаться как можно более безразличным, спросил медицинскую сестру, не было ли у него посетительницы. Заметив ее понимающий и сочувственный взгляд, он порадовался, что находится в чужой больнице, где его никто не знает.

Сестра кивнула и сказала, что все время рядом с ним была женщина с золотыми волосами. Несколько часов она ждала в приемной, пока из него вынимали пулю. Медсестра специально выходила, чтобы посмотреть на нее, а она то, держась за голову, сидела на диване, то, погрузившись в невеселые размышления, мерила шагами комнату. И потом она все время находилась с ним, пока врачи не сказали, что его состояние стабилизировалось.

Тогда она ушла.

С тех прошло две недели, а она ни разу не объявилась.

Этан оставался в больнице еще несколько дней, потом вернулся домой. Когда у него перестала кружиться голова, стоило ему вылезти из постели, он забрал Сильвестра и выразил Полли свою нижайшую благодарность. Она только улыбнулась и похлопала его по руке, прежде чем проводить до калитки.

Этан все же набрался мужества и спросил о Тесс. Оказалось, та уже забрала свою кошечку.

А к нему даже не зашла.

Так как рука еще не зажила, то его временно заменили другим патологоанатомом, а ему следовало набираться сил и восстанавливать рефлексы.

Поначалу было тяжело даже принимать душ. Вытершись полотенцем, он еле доползал до кровати и засыпал на несколько часов. Потом одевался.

Примерно через неделю Этан Букер с удовольствием осознал, что может бодрствовать пару часов подряд и даже медленно пройтись вокруг дома.

К нему постоянно приезжали друзья, приятели и коллеги, даже родственники заглядывали проверить, все ли с ним в порядке. Никогда еще у него не бывало столько гостей. Дошло до того, что он устал от них. Раненый человек имеет право на покой.

Но друзей он всегда встречал с радостью. Джули привозила ему книжки. Дорис — свои знаменитые лепешки. Роджер Скиннер — видеокассеты, чтобы он не скучал. Тронутый их заботой, радуясь им, Этан Букер все же в первую очередь хотел видеть человека, который у него ни разу не появился.

Тесс.

Шли дни. Этан восстанавливал здоровье. Он уже не чувствовал себя калекой, привязанным к постели. Однако некоторые из друзей поглядывали на него недоверчиво.

Роджер тоже бросал на него странные взгляды. Привыкнув все анализировать. Этан понял, что даже Роджер догадывается, что с ним происходит. А с ним ничего особенного не происходило. Он скучал по Тесс. Но пока не собирался ни с кем делиться своими переживаниями.

Когда же он почувствовал, что силы вернулись к нему, то уговорил большинство своих посетителей навещать его пореже. И вскоре визиты сошли на нет.

Этан обрадовался, что его жизнь вошла в привычную колею, однако теперь у него появилось больше времени для раздумий. И воспоминаний.

И он впал в другую крайность. У него случилась депрессия. Даже Сильвестр, не привыкший к безразличию хозяина, начал сторониться Этана.

Через несколько дней Этан решил положить этому конец. Однажды утром он встал, побрился, приготовил себе завтрак и даже накормил приободрившегося кота.

Пробыв дома пару недель он научился определять шум велосипеда, на котором приезжал почтальон. Вот и сегодня он решил пойти за почтой. По дороге помахал рукой соседке Полли.

— Как вы себя чувствуете, Этан?

— Намного лучше, спасибо. — Он улыбнулся, радуясь теплому солнечному лучу, согревшему ему щеку. — Похоже, день сегодня будет замечательный.

Полли кивнула. Они одновременно подошли к своим ящикам и открыли их. Этан взял письма и стал их просматривать. Он бы никогда в этом не признался, но каждый раз ждал, что получит письмо от женщины, которая почему-то решила исчезнуть из его жизни.

Впрочем, он знал почему.

По крайней мере, думал, что знает. Ведь он видел сомнение в ее взгляде. Она не была уверена в своих чувствах. Не была уверена, что он нужен ей.

Тесс — необыкновенная женщина. Это он понимал. И он понимал ее сомнение.

Или она просто-напросто не любит его?

Ему показалось, что происходит что-то необычное. Оглянувшись, Этан увидел, что соседка сидит на камне и с открытым ртом смотрит на письмо. Выражение ее лица обеспокоило его. И, несмотря на боль в плече, он бросился к ней.

— Полли, что случилось? — в страхе спросил он и автоматически схватил ее за руку, чтобы сосчитать пульс.

Полли медленно повернулась к нему. Глаза у нее были широко раскрыты.

— Не могу поверить.

— Во что, Полли? Что случилось? Этан опустился на колени и собрал разбросанную почту, решив, что его соседка получила печальное известие, которое сразило ее.

Она покачала головой, то улыбаясь одними губами, то хмурясь.

— Это правда? Это не шутка?

— Шутка? — переспросил Этан.

— Я продала ее, — прошептала Полли и подала Этану письмо, которое держала в руках.

Этан сел рядом с ней и взял письмо, понимая, что должен прочитать его. Прочитав, он тоже не сразу поверил. Но перечитал еще раз и радостно рассмеялся. Потом посмотрел на Полли, которая не сводила с него тревожного взгляда.

— Вы написали книгу?

— Две книги.

Несколько мгновений Полли молча смотрела на Этана, а потом вдруг громко рассмеялась. Этан, обняв ее, тоже засмеялся.

И застонал от боли в плече.

Полли тотчас отпрянула.

— О, прошу прощения, Этан. Я совсем не хотела причинить вам боль.

— Нет-нет, ничего, Полли, — ответил он, широко улыбаясь. — Книга. Не могу поверить. Со мной рядом живет писательница, а я понятия об этом не имел.

— Автор, — машинально поправила его Полли, останавливая на нем почти материнский взгляд. — Человек становится писателем, только когда его книга напечатана. Я была автором, а теперь я — писательница.

Она закрыла рукой рот и округлила глаза.

— О Господи! Не может быть! Я — писательница. Нет, писатель. Не могу выразить, как я счастлива. Моя мечта осуществилась.

— Книга, — рассмеялся Этан. Радость Полли развеяла его тоску, которая довольно долго досаждала ему, и вернула хорошее настроение. Он покачал головой, не в силах ответить на вопрос, кто из них больше радуется неожиданной удаче, Полли или он. — А о чем ваша книга?

Полли поморгала, словно вопрос застал ее врасплох.

— О, я написала любовную историю с детективным сюжетом.

Этан удивленно наморщил лоб, глядя на субтильную старушку.

— Любовную историю с детективным сюжетом? Уж не мистер ли Гарднер подсказал вам сюжет? — шутливо спросил Этан.

— Нет. — Полли покачала головой и вновь посмотрела на письмо. — Сюжет подсказали мне вы.

— Я? — не поверил Этан.

Он был поражен. Мало сказать, поражен. Он и любовная история. Какая такая любовная история? Да у него любви, как у его мертвецов. И он почти не встречался с женщинами, пока Тесс…

И замер.

Да и с Тесс у него не было ни одной нормальной минутки. Не было нормального свидания. Не было тихого нормального вечера. Они все время куда-то бежали, куда-то спешили. А теперь она и вовсе исчезла.

Он прищурился и внимательно посмотрел на соседку.

— О чем это вы?

У Полли насмешливо сверкнули глаза.

— Ну, вы вдохновили меня на вторую книгу, молодой человек. Вы и ваша потрясающая рыжеволосая подруга, которая тайком проникла в ваш дом на другой день после того, как я нашла вас на газоне. Первая… Ну та, которую купили… Тоже отчасти списана с вас, но только отчасти.

— Вы видели, как она проникла в мой дом? — воскликнул Этан.

Он услышал только то, что хотел услышать, и не знал, смеяться ли ему или сердиться на Полли. И поерзал ногами, стараясь понять, как ему теперь вести себя, если его без разрешения сунули в книгу.

Полли не сводила с него глаз и уже стала нервничать, видя, что его обуревают противоречивые чувства.

— Но я же знала, что она не причинит вам вред. Этан. Иначе я вызвала бы полицейских. Правда, вызвала бы.

Этан повернулся к ней.

— С чего вы взяли, что она не причинит мне вред?

Полли улыбнулась. Старая женщина знала, хотя никак не могла бы объяснить почему. Некоторые называют это женской интуицией.

— Я знала.

— Не могу поверить, — вновь рассмеялся Этан. — Я в книжке! А я там хороший или плохой?

Полли поджала губы, изо всех сил стараясь не улыбнуться.

— Ну конечно же, хороший. Я имею в виду первую книгу, в которой внешность моего героя списана с вас. А сюжет мой. А другая, которую я только что дописала, вдохновлена вами и вашей подругой. Думаю, она им тоже понравится. Вы на меня не сердитесь? Нет?

Этан покачал головой. Он даже махнул рукой, чтобы Полли поверила ему.

— Сержусь? Да что вы? Это же здорово! — Он склонил голову набок. — А имя? Вы использовали мое имя?

Полли покраснела и умоляюще сложила руки.

— Мне было очень нужно ваше имя. Правда. Вы сами все поймете, когда прочитаете.

— Ого! Мое имя будет в книге! — Он пригладил волосы. — А когда она будет опубликована?

Полли пожала плечами.

— Не знаю. В письме говорится только, что они хотят ее купить. Переговоры продлятся несколько месяцев. Прежде мне не приходилось этим заниматься, но, насколько я слышала в писательских кругах, на это уходит год или даже два.

— В писательских кругах? — Он помрачнел. — А есть писательские круги? Группы? Полли хмыкнула.

— Ну конечно. Есть разные группы писателей. Одни пишут любовные истории, другие детективы, третьи — исторические романы, четвертые — триллеры…

— Вот уж не подумал бы, что у меня такая занимательная жизнь, — пробурчал Этан.

Он искренне не мог понять, что особенного нашла в его жизни соседка, которую он якобы вдохновил на целых две книги. И покачал головой. Ничего-то она не знает. Хотя с его работой не соскучишься, там часто случается такое, что посторонним может показаться интересным, но в его личной жизни полная пустота. Наметился было роман. Так нет. Она бросила его.

— Этан! — позвала его Полли. Этан отвлекся от невеселых раздумий и посмотрел на нее.

— Я слушаю.

Пожилая соседка явно посмеивалась над ним, во всяком случае смотрела на него «понимающим» взглядом, а ему эти взгляды уже до чертиков надоели.

— Я спросила, как поживает ваша подружка? Этан помрачнел, не зная, что ответить. Подружка? А… Она, наверное, имеет в виду Тесс. Забавно, сам он никогда не думал о ней как о подружке. Пожалуй, это слово ей не подходит.

Старательно избегая взгляда Полли, он искал и не находил ответ на ее вопрос. В конце концов, отчаявшись, кашлянул и сказал:

— Полли, она мне не подружка. Полли надолго замолчала, и Этан поглядел на нее, чтобы понять, о чем она задумалась. Для человека ее поколения его ответ мог иметь несколько прямо противоположных смыслов. А чего она ждала? Хотела познакомиться поближе с более молодыми людьми?

— Ну конечно, Этан, — тотчас согласилась она и похлопала его по руке.

Когда он вновь встретился взглядом с Полли, то искренне удивился, заметив понимание в ее глазах.

— Что случилось?

Он отвернулся. Этан всегда был в добрых отношениях со своей соседкой, однако они плохо знали друг друга. И все же сейчас ему показалось вполне естественным обсудить с ней свои любовные проблемы.

Он пожал плечами. Недовольно покачал головой.

— Если бы я знал. Вам ведь известно, что нам пришлось спешно уехать из штата и искать людей, которые похитили ее подругу? Сначала они похитили подругу, потом попытались убить нас. В такой ситуации не до любви. И все же…

— Она нравится вам? Этан кивнул.

— Думаю, нас обоих влекло друг к другу. Нет, не думаю. Знаю. Что до меня, то мне никак не удается забыть ее. И хотя она может позаботиться о себе даже лучше, чем я о себе, мне все равно приятно, что я был там. Со мной происходили самые невероятные вещи. Мне даже с трудом верилось, что это я.

Полли поджала губки, и глаза у нее затуманились. Она вспомнила, как влюбилась в своего мужа.

— Вы влюблены.

Она не спрашивала, она утверждала. Этан подался вперед и, подобрав несколько камешков, принялся кидать их через дорогу.

— Да. Я тоже так думаю. Помолчав, Полли умоляюще сложила на груди руки.

— Что же случилось? Вы не сказали ей о своей любви? Не сказали?

Этан покачал головой и проговорил не без иронии над самим собой:

— Сказал. Правда, сказал, что влюбился в нее. А у нее была такая реакция… Такая… Я не ожидал ничего подобного.

— А… Вы напугали ее, да?

— А как вы думаете, Полли? Я должен был ей сказать или не должен? Полли опять поджала губки.

— Думаю, что должны. Кроме того, сейчас это уже не имеет значения. Ничего ведь не изменить, правда?

— Полли, вы меня обрадовали. Они хихикнула.

— А как вы признались ей в любви? Этан помрачнел, едва вспомнил ту сцену.

— Да ничего особенного не было. У нас не хватило времени на разговоры, потому что вскоре все началось. А потом меня ранили. Медсестра сказала, что она оставалась со мной все время, пока я не пошел на поправку.

— Прекрасно, — улыбнулась Полли и радостно закивала головой. — Это очень хорошо.

— Что хорошо? — не понял Этан. — Она уехала, Полли. Она даже не сказала мне, почему бросает меня. Что же здесь хорошего?

— А вы не попытались узнать? — Она окинула его всезнающим взглядом. Может быть, она любит вас?

— Если она любит меня, то почему бросила? — возразил он.

— Не знаю. — Полли хихикнула и пожала плечами. — Наверное, она бессердечная. — Но тотчас придвинулась к Этану и перестала улыбаться. — А вы любите ее?

Нахмурившись, Этан повернулся к ней. И Полли увидела перед собой обиженного мальчика. Ей стало его жалко.

— Да. Люблю.

— И что вы собираетесь делать? — спросила Полли, словно потребовала ответ с проштрафившегося подчиненного.

Этан растерянно отвел взгляд.

— А что я могу сделать, Полли? Она сама бросила меня. Черт, я даже не знаю, где она теперь. Пару раз звонил ей домой, но никто не отвечает.

— И всего-то? — фыркнула Полли. — Думаю, вы могли бы быть понастойчивее.

Этан весь напрягся, встретив неожиданно жалостливый взгляд Полли.

— Что значит «понастойчивее»? Что еще я мог сделать? Не объявлять же ее в розыск?

— Надо придумать, — сказала Полли и похлопала Этана по руке, прежде чем встать.

— Вы это о чем? — не понял Этан. — И кто будет придумывать?

Полли усмехнулась и гордо выпрямилась.

— Вы забыли, что я теперь писательница? Будем импровизировать.

Мистер Старджен, который жил по другую сторону улицы, тоже вышел за почтой и окликнул Полли с Этаном.

— Что это вы там делаете? Случайно не занимаетесь сколачиванием партии соседей, а? Я присоединяюсь.

Полли рассмеялась и помахала ему рукой. Уже направившись к своему дому, она вдруг остановилась и вновь повернулась к Этану.

— Пошли!

У Этана брови поползли на лоб от удивления. Но он подчинился. Если Полли смогла написать книгу, то, кто знает, что она еще может?

Глава 17

— Итак, Гаролдс убил Торкелсона, — сказала Джанет, сидя в кабинете Тесс, потому что Торкелсон обнаружил, что он обкрадывает компанию на миллионы долларов, продавая ее самые важные секреты?

— Очень похоже на то, — пробурчала Тесс, думая совсем о другом.

Уже два месяца она не виделась с Этаном и не разговаривала с ним. Ей казалось, что со временем боль должна утихнуть. Ей хотелось, чтобы боль утихла, но ее желание не оправдывалось. И Тесс не могла скрыть это от друзей. Она с трудом сосредоточивалась на работе, с трудом заставляла себя делать, что положено, и отгоняла ненужные мысли. Вот и теперь, разговаривая с подругой, она ловила себя на том, что думает не о Гаролдсе и не о Торкелсоне.

— Инсценировав собственную смерть и убив Торкелсона, он как будто избавил себя от подозрений и расчистил поле деятельности. Весь мир думал, что он умер, следовательно, что он не виновен в промышленном шпионаже, похищении и убийстве. Естественно, он одновременно избавился от своей семьи и получил полную свободу действий.

— Пока ты не поймала его, — радостно рассмеялась Джанет и помахала ножкой. — Это почти примиряет меня с тем, что пришлось протопать десять миль, прежде чем я нашла жилой дом с телефоном.

Тесс повернулась к подруге и улыбнулась ей.

— Кстати, уж коли ты сама об этом заговорила, как твои ноги?

Джанет прищурилась и, обхватив себя руками, высокомерно наморщила лоб, прежде чем недовольно ответить:

— Благодарю. Намного лучше. Царапин уже нет и боль почти не чувствуется.

Не в силах сдержаться, Тесс весело хихикнула, припомнив, как Джанет рассказала ей, что вынуждена была залезть на дерево. Иначе она никак не могла определить, где находится. Тесс показалось это забавным. А уж слушая, как она скользила вниз по стволу, сажая себе занозы и цепляясь за плющ, чтобы не упасть, и вовсе не могла удержаться от смеха.

Сама Джанет не получала никакого удовольствия от своих ран, тем более что плющ оказался ядовитым, но сказала Тесс, что ее поступок казался ей тогда героическим, что бы она ни думала о нем впоследствии.

— Геройство геройством, — рассудительно заметила Тесс, — вот только ядовитый плющ надо знать и не лезть туда, где он растет.

Джанет хотела сделать вид, будто сердится, но верх взяло чувство юмора.

— По крайней мере, я получила урок и больше по деревьям лазить не буду, фыркнула она. И сразу вновь посерьезнела, переменив тему разговора:

— А как там Гаролдс? Ты не знаешь, что с ним будет?

Тесс мгновенно перестала улыбаться, и от хорошего настроения не осталось и следа при одном упоминании о Гари Гаролдсе.

— Сейчас ищут его счета. Уже известно, где он скрывался все это время. И еще добывают информацию насчет той женщины, помнишь, которая исчезла? Наша ниточка.

Джанет кивнула.

— Если установят, что Гаролдс убил и ее тоже, то ему предъявят обвинение в трех убийствах первой степени. А так как убийства он совершил в двух штатах, где смертный приговор никто не отменял, то, думаю, ему все равно, в какой суд попадать в первую очередь. Наверное, первым все-таки будет суд штата Колорадо, потому что Торкелсона он убил, по-видимому, раньше, чем бездомного бродягу. Если его признают виновным, то приговорят к смерти. И на том все будет кончено. Если же вынесут более мягкий приговор, то его будут судить у нас в Канзасе. В любом случае ему не избежать суровой кары.

— А известно, кто тот бедняга? — спросила Джанет по простоте душевной.

Она уже научилась вести себя осмотрительно и продумывать вопросы, которые могли смутить Тесс, но тут допустила промашку. Тесс не просто покраснела, она побагровела, словно ее подруга допустила страшную бестактность.

Бродяга погиб на территории Этана Букера, и узнать о нем Тесс могла, только явившись в контору коронера. А она не ходила и не звонила ни в контору, ни домой к Этану с тех самых пор, как вернулась из Колорадо.

— Не знаю. Наверное, Этан уже все выяснил, — произнесла она дрогнувшим голосом.

— Ладно. Будем надеяться, что Гаролдсу предстоит гореть в аду, — горячо проговорила Джанет, меняя тему.

Она не извинилась перед Тесс, ибо уже давно поняла, что в таких случаях лучше делать вид, будто ничего не произошло.

— Его адвокаты наверняка будут подавать апелляции, так что до смертной казни еще далеко! Если его вообще казнят, — негромко сказала Тесс.

Даже упоминание имени Этана причинило ей острую боль. Слезы закипели у нее на глазах, перехватило дыхание, быстрее забилось сердце. Она кашлянула, но все равно сказать все, что она хотела сказать, ей не удалось. Иначе голос наверняка выдал бы ее.

— И то правда, — торопливо произнесла Джанет, поерзав в кресле. К счастью, она вспомнила о новом деле, которым им предстояло заняться, и вскочила. — У нас новое дело! Тим и Том полностью заняты Макферсоном и спрашивают, не возьмешься ли ты за него, пока они не освободятся. Тесс кивнула.

— Я уже почти закончила с «Рекс Инкорпорейтед».

— Прекрасно! — Джанет бросилась к двери. — Я сейчас. Подожди минутку.

Едва Джанет исчезла, как Тесс машинально помассировала затылок, привычно ощущая накапливающуюся боль. Она была рада хотя бы на пару минут остаться наедине с собой. Несколько недель ей не приходилось произносить и слышать имя Этана, и она думала, что стала понемногу успокаиваться и забывать его, но не тут-то было. Тесс сама удивилась своей реакции.

Не в силах справиться с нахлынувшими чувствами, она встала из-за стола и подошла к окну. Стоял чудесный летний день. По тротуарам шли люди. Тесс смотрела на них и никого не замечала, размышляя о своей беде.

Как она ни старалась выбросить Этана Букера из головы, у нее ничего не вышло. Приходится признать очевидное и смириться с ним. На глаза ей попался развевающийся флаг, и Тесс стала фокусировать свое внимание на нем, чтобы вновь войти в рабочее состояние.

Вернулась Джанет.

— Тесс!

— А? — Тесс отвернулась от окна. — Прошу прощения, я не слышала, что ты сказала.

Джанет едва заметно улыбнулась.

— Я принесла тебе папку с документами по тому самому делу, которым тебя просят заняться Тим и Том. Это новое дело. А они пока очень заняты.

— Откуда наш новый клиент?

Тесс была рада, что работы много и нет времени думать о посторонних вещах. Пора забыть о голубоглазом красавце с чарующей улыбкой и мальчишеским обаянием.

Забрав у Джанет папку, Тесс вновь уселась за стол. Просматривая документы, она хмурилась все сильнее и сильнее.

— Из Нью-Йорка, — ответила Джанет. — У тебя это не займет много времени. Клиент хочет обновить систему защиты в своей компании. Он что-то уже потерял весьма ценное и не желает больше никаких потерь.

— Спасибо, — вздохнула Тесс. — Я лечу в Нью-Йорк.

* * *

Дверь открылась, и Гаролдс встал. Обаятельная улыбка появилась на его красивом лице, когда он увидел свою жену.

Ища ее взгляд, он протянул к ней руки.

— Родная, я знал, что ты придешь. Миссис Гари Гаролдс смерила его ледяным взглядом, и он опустил руки, увидев на лице Элейн злость и отвращение.

— Я пришла, Гари, только по одной причине, чтобы передать тебе вот это.

Она сунула ему в руки папку, и Гаролдс, открыв ее, стал читать находившиеся в ней документы. Округлив в изумлении глаза, он посмотрел на свою жену, которая за целых двадцать пять лет ни разу не дала ему повода усомниться в ней и в ее чувствах к нему.

— Что это?

— Этим займется мой адвокат, но прежде я хотела сама поставить тебя в известность, — твердо произнесла она, не сводя с него глаз. Сукин сын слишком долго испытывал ее терпение, и теперь ей было отчаянно жаль потраченных на него лет. — Я подаю на развод.

На его лице появилась ярость, но он быстро взял себя в руки и вновь стал излучать обаяние, которое частенько выручало его даже в более серьезных ситуациях.

— Ты нужна мне, малышка. Неужели надо разводиться именно сейчас?

— Ты не забыл, что тебя нет? Что ты умер? — отрезала Элейн. — Так что развод или не развод, тебе это должно быть все равно.

Отчаяние и ярость завладели Гаролдсом, и он стал рвать документы. Тотчас вперед выступил адвокат Элейн, бывший нападающий футбольной команды.

Гаролдс подался назад, подальше от защитника своей жены, и, пригладив волосы, стал мерить шагами камеру.

— Не могу поверить, что ты, как последняя сучка, собираешься бросить меня. После всего, что я тебе дал.

И вот тут Элейн Гаролдс не выдержала. Она вспыхнула, припомнив все прожитые с ним годы, когда он только и делал, что заводил себе новых любовниц, а с ней и детьми обращался так, будто они были пустым местом. Все! Хватит! Больше он не сможет мучить ее.

И Элейн Гаролдс улыбнулась, радуясь обретенной свободе.

— Прощай, Гари.

Элейн отвернулась, и адвокат открыл дверь. Они вместе вышли из комнаты. Каблучки Элейн твердо стучали по бетонному полу, и еще долго она слышала истерические выкрики своего почти бывшего мужа.

* * *

Полет прошел без приключений, правда был долгим и потому утомительным. Тем не менее у Тесс появилась возможность подумать обо всем, что произошло с ней в недавнем прошлом. И ни к чему хорошему это не привело, потому что она опять разволновалась, не зная, правильно ли поступила. В конце концов ее сморил сон, но и он не принес ей отдыха, потому что она все время видела Этана.

Когда самолет совершил посадку в Нью-Йорке, Тесс проснулась с громко бьющимся сердцем, не совсем понимая, где она и почему рядом нет Этана. Потом она сообразила, что Этан был с ней во сне. Пару часов ей пришлось провести на аэродроме, получая багаж и улаживая формальности. Потом она села в такси и дала адрес отеля, номер в котором ей заказал клиент.

Открыв дверь, она поставила чемодан на пол и тотчас направилась к креслу.

Положив ноги на журнальный столик, Тесс закрыла глаза, не зная, как ей справиться с головной болью. Зазвонил телефон, и Тесс со стоном взяла трубку.

— Слушаю.

— Ты уже добралась? — услыхала она веселый голос Джанет.

— Я только что вошла, — вздохнула Тесс. — Что там еще?

— Поболтать не хочешь? — пошутила Джанет, но, так как Тесс промолчала, не стала ее мучить. — Только что звонили твои клиенты. Встреча перенесена на сегодня. Они хотят пригласить тебя на обед в семь часов.

Тесс устало взглянула на часы. Времени оставалось мало, но еще вполне достаточно, чтобы принять душ и переодеться.

— Прекрасно. Я буду. — Разве человеку нужен отдых?

— Будь здорова! Выпей что-нибудь! — хихикнула Джанет и положила трубку.

Тесс заставила себя встать и со стонами поплелась в ванную комнату.

— Только выпивки мне не хватает! — пробурчала она.

Пребывая в депрессии, Тесс потеряла всякий интерес к одежде и меньше всего хотела произвести впечатление на незнакомых людей, пусть даже будущих клиентов. Но, сообразив, что нельзя бесконечно жалеть себя и оплакивать несостоявшуюся любовь, она надела довольно строгий, но элегантный вечерний туалет и даже всерьез занялась своей прической, Зазвонил телефон. Портье сообщил, что пришло заказанное такси, и Тесс схватилась за сумочку. Всю дорогу она боролась с мрачными мыслями, чтобы войти в форму и достойно изобразить деловую женщину.

Когда такси остановилось возле входа в отель, где Тесс ждали клиенты, она расплатилась с неожиданно дружелюбным шофером и вышла из машины. В регистратуре, следуя указанию Джанет, она назвала фамилию клиента и сказала, что ее должны ждать в ресторане.

Администратор сверился с книгой и, окинув ее оценивающим взглядом, ответил:

— Нет, мадам. Я только что получил новое распоряжение. Они предпочитают обедать у себя. Позвольте, я напишу вам номер.

Тесс уже начала злиться, однако ничем не выдала себя. В конце концов, музыку заказывает клиент. Но обычно она отказывалась встречаться с клиентами в номерах. Атмосфера спальни не способствует принятию трезвых решений.

Клерк подал ей листок с номером комнаты, и Тесс не без усилия изобразила улыбку. Она пересекла широкий холл, подошла к лифту и нажала на кнопку. Всего одно мгновение, и Тесс ступила на нужный этаж.

Поглядев на указатели, она свернула направо и вскоре стучала в дверь названного ей номера. Дверь оказалась приоткрытой. Когда изнутри до нее донесся приглушенный голос, она вошла.

В номере было сумрачно, и Тесс охватило недоброе предчувствие. Впрочем, она не успела разобраться, было оно добрым или недобрым.

Полумрак, приятная музыка, накрытый на двоих стол.

Тесс напряглась и мысленно выругалась. Ей уже приходилось иметь дело с подобными клиентами, и радости она от этого не испытывала, поэтому принялась обдумывать, как бы получше сформулировать отказ от участия в вечеринке. И вдруг услыхала:

— Тесс!

Она похолодела, не веря собственным ушам. Голос Этана. Тесс медленно повернулась.

Этан! Собственной персоной. Когда он вышел на свет. Тесс обвела его медленным взглядом, словно желая удостовериться, что он не снится ей, не мерещится, а, живой и невредимый, из плоти и крови, стоит перед ней и ждет, что она скажет ему. В последний раз, когда Тесс видела его, он был без сознания, бледный, на грани жизни и смерти.

Какое счастье, что он выздоровел!

— Этан! — прошептала Тесс, все еще не в силах поверить своим глазам.

Засунув руки в карманы брюк, он стал приближаться к Тесс, старательно отводя взгляд и криво улыбаясь, из чего она поняла, что он нервничает не меньше, чем она.

Тесс покачала головой, не зная, то ли ей смеяться, то ли плакать.

— Не понимаю, — в конце концов пролепетала она.

— После того как ты уехала и ничего мне не сказала… — Он умолк. Потом поднял руку, видимо желая коснуться ее щеки, но не коснулся. — После того как ты уехала не попрощавшись, я не знал, захочешь ли ты меня еще увидеть. И первый раз в жизни я не знал, что мне делать. — Он кашлянул. — Я только знал, что мне очень плохо без тебя. Страдал-страдал, а потом один друг вернул меня в реальность.

— Значит, тебе принадлежит этот сумасшедший план насчет фирмы? — спросила Тесс и едва не расплакалась.

— Мне, — робко проговорил он. Тесс с рыданиями обвила руками его шею, и Этан, обняв ее, принялся покрывать поцелуями ее лицо, волосы, шею, даже кончик носа. Он крепко прижимал ее к себе и шептал, не помня себя от прилива чувств:

— О, Тесс, радость моя! Я так по тебе скучал.

Тесс немного отстранилась от него.

— Прости меня. Этан.

Поднявшись на цыпочки. Тесс жадно целовала Этана, навсегда прощаясь со своими страхами и сомнениями. Они заново узнавали друг друга, уже не тая никаких секретов, которые могли бы испортить им будущее.

Этан оторвался от ее губ и заглянул ей в глаза. Тесс чувствовала, что он страстно желает ее, и только теперь поняла, как страдала сама, не позволяя себе встретиться с ним.

— Знаешь, Тесс, а я догадался, почему ты уехала, — тихо проговорил он. Поначалу я думал, будто напугал тебя, а потом понял, что это не так.

— Да?

— Не сразу, но я сообразил, что ты хотела защитить меня. Ты хотела держать меня подальше от своей сумасшедшей опасной жизни. Правильно? — Этан ласково улыбнулся. — Но суть в том, что я уже начал привыкать к опасности. И мне даже понравилось. С тобой, разумеется.

Тесс покачала головой и поджала губы. Она хотела было высвободиться из объятий Этана, но он крепко держал ее.

— Этан, ты сам не понимаешь, что говоришь. Ты забыл, что чуть не отправился на тот свет? Это моя вина. Я не должна была позволять тебе ехать со мной.

Он прижал палец к ее губам.

— Родная, в меня стрелял Гаролдс, а не ты. Он виноват. Не ты же спускала курок. Слезы потекли по щекам Тесс.

— Но я не могу перемениться. Хохотнув, он привлек ее к себе.

— Помнишь нашу первую встречу? Тесс фыркнула, представив себя в дурацком рыжем парике, и зарылась лицом ему в плечо.

— Я думала, ты уже забыл.

— Ну, что ты, разве такое забудешь? — рассмеялся он. Но почти тотчас умолк и заглянул ей в глаза. — Как только ты обернулась и посмотрела на меня своими зелеными глазами, я понял, что происходит что-то особенное. Мне словно сердце сказало: «Это она». Как же мне забыть об этом?

У Тесс громко забилось сердце, потому что она вспомнила себя в том же коридоре и свои чувства. Ее глаза наполнились слезами, на сей раз слезами радости, и она улыбнулась голубоглазому красавцу, покорившему ее с первой же минуты.

— Со мной было то же самое. Она помолчала.

— Этан! Я люблю тебя. Он прижался губами к ее губам… Когда он в конце концов отпустил ее, Тесс игриво посмотрела на него.

— А ты придумал неплохой план, чтобы встретиться со мной. Один старался? спросила она, прищурившись и проводя рукой по его волосам.

Этан улыбнулся.

— Да нет.

Тесс кивнула и взъерошила ему волосы. — Мои партнеры помогли?

— Сначала Полли подала идею, — сказал Этан, целуя ее в шею. — А уж потом мы привлекли твоих ребят.

— Не могу поверить, что они предали меня, — рассмеялась Тесс.

— Да они любят тебя почти так же сильно, как я, — пробормотал Этан, продолжая целовать Тесс.

— Да?.. А я рада, что все так вышло. Мне не придется одной заполнять родительскую анкету.

Этан нахмурился. И тотчас его взгляд стал радостным.

— Родительскую?

Тесс хихикнула. Наступила ее очередь шутить шутки. Ничего, Этан это заслужил.

— Ну да. У Сабрины пять котят. Четверо великолепные, все в нее. А пятый… Как ты думаешь, на кого он похож?

— На Сильвестра. — Этан покачал головой. — Ну и шутки у тебя.

— Ага. Но ты ведь все равно меня любишь?

— Люблю.

Тесс сразу посерьезнела.

— Этан, я уже давно потеряла надежду на счастье. Даже не мечтала найти человека, с которым мне будет хорошо. А потом я встретила тебя. Что, если ты узнаешь меня получше, по-настоящему узнаешь, и тебе это совсем не понравится?

— Родная, нас взрывали, били, похищали, убивали… — Он тихо рассмеялся, и Тесс забыла о своих страхах. — Полагаю, более близкое знакомство будет менее опасным.

Людям редко улыбается полное счастье. Кинтесса Рейнолдс довольно легко добилась профессионального успеха, ибо была тверда в достижении своей цели и умела много работать. Зато любовь всегда казалась ей далекой и недостижимой мечтой. И вот теперь мечта оборачивалась реальностью.

Тесс решила, что ни за что не упустит ее.

Примечания

1

мошенник (англ.).


home | my bookshelf | | Сквозь стены |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу