Book: В твоих объятиях



В твоих объятиях

Дженис Мейнард

В твоих объятиях

Глава 1

Сара вытерла платком влажную шею и подумала об архитекторе-садисте, который построил в тропиках аэропорт без кондиционеров. Расстояние от самолета до здания аэровокзала не превышало триста метров, но пока она дошла, одежда ее успела прилипнуть к телу, а голова начала чуть-чуть трястись.

Когда привезли багаж, она забрала свои сумки, положила их на стойку и наблюдала, как местный грубоватый таможенник рылся в ее вещах, а затем жестом подозвал следующего, стоящего за ней в очереди.

Вздохнув, она засунула вещи обратно в ранее аккуратно уложенные сумки и с раздражением застегнула их.

От жары ей почти стало дурно. Что будет, если ее никто не встретит? Как ей удастся найти Джонатана Мэтьюза? У нее ведь нет даже адреса. Сара подумала, что ей легче будет обнаружить встречавшего, когда толпа немного рассеется.

Свойственные ей оптимизм и самоуверенность существенно уменьшились за последние две недели. Когда ее пригласили в кабинет шефа и с сожалением сообщили, что в связи с уменьшением финансирования ее должность упраздняется, она приняла такое известие как личное оскорбление. Пожилой джентльмен с бородой – глава лингвистического отделения в колледже, где она работала, чувствовал себя очень неловко. Во время беседы, как ни странно, ей пришлось убеждать его, что подобное неприятное событие в ее карьере – еще не конец света.

Теперь, усталая и одинокая, она начала сомневаться, что ее решение взяться за новый вид деятельности, было правильным.

Когда толпа поредела, она заметила высокого загорелого мужчину, внимательно осматривающего каждого, проходящего через таможню. Может быть, он ищет ее? Она хотела подойти к нему, потом передумала, решив, что будет неловко, если это окажется не он. Мужчина совершенно не походил на профессоров, которых она встречала раньше. Через несколько минут зал почти опустел. Загорелый самоуверенный мужчина продолжал нетерпеливо ходить вдоль дальнего конца зала. Сара решила, что он, наверное, действительно Джонатан Мэтьюз.

Недовольная сложившейся ситуацией, Сара поднялась и медленно направилась к молодому человеку. Он не видел ее, так как смотрел в одно из окон на летное поле, как будто пытался выяснить, не остался ли тот, кого он встречал, в самолете. Сара откашлялась и спросила:

– Мистер Мэтьюз?

Он медленно, как бы нехотя, обернулся, и она замерла от удивления. На нее смотрели блестящие, проницательные, такого же зеленого цвета, как у нее, глаза, только холодные и недружелюбные.

– Да. – Низкий голос звучал резко, почти грубо.

Она немного успокоилась, по крайней мере она не ошиблась. Приятно улыбнувшись, она ответила:

– Я как раз та, кого вы ищете.

Он оглядел ее от макушки до покрашенных розовым лаком больших пальцев, вылезавших из босоножек. Щеки у Сары покраснели, но она сдержалась и больше ничего не сказала. Улыбнувшись, он медленно произнес:

– Я весьма польщен, но боюсь, такого просто не может быть.

Сарказм, прозвучавший в его голосе, потряс ее. Обычно она отличалась сдержанностью, но его наглость вывела ее из себя.

– Я не пытаюсь подцепить вас. – Сара надеялась, что ее тон покажет всю невероятность его предположения. – Если вы Джонатан Мэтьюз, то вы, должно быть, ожидаете именно меня. Вы ведь получили телеграмму от Кэти. Я Сара Джордан, ваш новый сотрудник.

Услышав имя, он мысленно застонал, не ожидая увидеть вместо молодого ученого в очках и джинсах красивую девушку с густыми шелковистыми каштановыми волосами, собранными в узел на макушке, и прекрасной линией шеи. Девушка выглядела одновременно невинной и соблазнительной. Он постарался проигнорировать влечение, которое почувствовал, глядя на нее. Нахмурившись, Джонатан недовольно ответил:

– Да, я получил ее сообщение, в нем сказано: «Посылаю нового сотрудника С. Джордан. Прекрасные рекомендации». Я думал, Сэм или Стивен. Во всяком случае, не красотка, которая выглядит так, как будто только что выскочила из глянцевого журнала.

– Незачем ругаться, – холодно остановила его Сара. – Я знаю, что вы хотели взять на должность секретаря мужчину, но моя сестра не смогла найти мужчину, который знал бы французский и умел хорошо печатать на машинке. Когда я недавно потеряла работу, она предложила мне ваш вариант.

Несмотря на явное раздражение, в его глазах появилась заинтересованность. Внимательно глядя на нее, он произнес:

– Вы, конечно, понимаете, что отсутствие работы и родственные связи с агентом не могут служить блестящей рекомендацией.

Сара ответила:

– Я согласна, что со стороны выглядит не совсем красиво, но я действительно достаточно квалифицированна, и на самом деле претендентов мужчин на секретарскую работу не было.

Он пробормотал, посмотрев на нее:

– Давайте уйдем отсюда. Нет смысла спорить на такой жаре, тем более что самолета отсюда не будет до завтра.

Без видимых усилий он поднял ее сумки, и они вышли из здания.


Сара поморщилась, когда он небрежно швырнул ее сумки в запыленную старую «тойоту», стоявшую у дверей здания аэропорта. Нетерпеливо указав ей на дверцу, сам он подошел к двери водительского сиденья. Очень осторожно Сара опустилась на горячее сиденье и с трудом постаралась закрыть дверцу. Когда ей это удалось, она со вздохом облегчения откинулась на спинку и бросила взгляд на сидящего рядом мужчину, заметив усмешку на его приятном лице. Правда, усмешка исчезла так же быстро, как и появилась. Когда машина двинулась, приятный ветерок ворвался через окно.

– Ехать придется долго, – предупредил он, – вы можете расслабиться и отдохнуть.

Сара кивнула. Буйство красок за окном радовало глаз. Она удивленно подняла глаза, когда за поворотом дороги увидела щит со словами: «База Военно-Воздушных сил США». Заметив ее удивление, Джонатан повернул голову и, улыбнувшись, спросил:

– Неожиданно, да? Кажется, что мы находимся на краю света, а оказывается здесь есть морская база США и Карибская релейная станция Би-би-си.

Чей-то веселый смех привлек внимание Сары. Большая группа девочек и мальчиков в разноцветных рубашках играли в знакомую игру.

– Это школьники, – объяснил Джонатан, – по цвету рубашки можно определить, из какой школы ребенок.

Он успокоился, и тон его стал вежливым, почти дружеским. Похоже, он взял на себя роль туристического гида. По крайней мере она увидит кое-что на Антигуа, философски размышляла Сара, и если ей придется завтра улететь, то так тому и быть. Незаметно она поглядывала на сидящего рядом мужчину, тонкие, длинные и сильные пальцы которого лежали на руле. Рубашка из хлопка, заправленная в синие брюки, очень шла ему. Прямые и густые волосы, такого же цвета, как у нее, светлые с красноватым оттенком, выгоревшими на солнце прядями ниспадали на плечи. Сара подумала о том, как приятно погрузить пальцы в его густую шевелюру. Прикрыв глаза, она выпрямилась, удивившись направлению своих мыслей. Такие фантазии обычно одолевают только подростков.

У нее перехватило дыхание, когда Джонатан резко свернул в сторону, чтобы не врезаться в такси, которое неожиданно остановилось перед «тойотой». На дороге не была обозначена средняя линия, и все ездили весело, беззаботно и совершенно беспорядочно, что заставило Сару крепко держаться за ручку дверцы.

Еще до приезда на остров Сара знала, что тут левостороннее движение, как в Британии, но привыкнуть к новой реальной ситуации оказалось не просто.

Время от времени она непроизвольно вздрагивала, когда Джонатан, подъехав к перекрестку, поворачивал, как ей казалось, не в ту сторону.

В какой-то момент он заметил ее беспокойство и понимающе улыбнулся:

– Непривычное направление движения действует на нервы. Первую неделю я тут ездил, как черепаха, но постепенно привык. Надо только быть очень внимательным.

Когда они приблизились к городу, количество машин увеличилось, и Джонатану пришлось сосредоточиться на дороге. Саре очень понравился главный город острова Сент-Джонс. Он начинался в гавани и занимал окружающие ее холмы. Живописные магазины узких улочек выставляли свои товары на тротуары. Несмотря на усталость, ей хотелось выйти из машины и все рассмотреть поближе.

Через несколько минут они оставили шумный город позади и опять оказались на скоростном шоссе. В молчании проехали большую часть пути, и когда Сара взглянула на своего спутника, выражение его лица приняло суровый и отрешенный вид. Какие бы мысли ни занимали его, они, безусловно, не относились к приятным, печально подумала Сара. Он опять превратился в того мрачного незнакомца, которого она встретила в аэропорту.

А Джонатан мысленно ругал себя. Какого черта он дал себя уговорить и пригласил ассистента? Его старый приятель по факультету истории в Мемфисе убедил его, что помощник значительно облегчит процесс создания книги. Он даже предложил, что сам свяжется с агентством и позаботится обо всех деталях. Однако Джонатан не мог поверить, что сидящая рядом с ним женщина способна стать полноценным работником. Если она предполагает, что ее работа будет занимательной прогулкой по Карибским островам, то ей придется разочароваться, со злостью подумал он.

Джонатан нахмурился и заерзал на сиденье. Он ни в коем случае не хотел признать, что большая часть его раздражения связана с влечением, которое он испытал, когда Сара впервые заговорила с ним. Такая ситуация ему совсем не нужна.

Сара между тем продолжала рассматривать пейзаж за окном и удивилась, когда машина замедлила ход и повернула налево.

– Пристегнитесь, – предупредил Джонатан, – здесь кончается асфальт.

– Я думала, что вилла стоит на главной дороге! – изумленно воскликнула Сара.

Во время поездки Джонатан сказал ей, что они остановятся в небольшом комплексе домиков под названием «Вилла Кариб».

– Мы как раз едем по главной дороге, – сухо ответил Джонатан.

Дорога была просто ужасной, под колеса попадались камешки размером с мячик для гольфа. Машину бросало из стороны в сторону, когда они попадали в очередную яму. После того как они проехали около километра, у Сары возникло ощущение, будто все кости ее сдвинулись с места. Тряска, похоже, совсем не мешала Джонатану. Он спокойно вел машину, очевидно, уже привыкнув к ухабистой дороге.

Когда они проехали поворот, Сара вздохнула с облегчением. Аккуратными большими буквами на небесно-голубой стене значилось «Вилла Кариб». Она боялась увидеть лачуги, полные грызунов, но вилла выглядела вполне цивилизованно. Джонатан погудел, и молодой парень открыл ворота. Заехав внутрь, Джонатан оставил машину перед зданием, которое, очевидно, считалась главной конторой.

– Подождите в машине, – бросил он.

Сара откинулась на сиденье, обмахиваясь лежавшим рядом журналом. Жара угнетала, хотя окружающий ландшафт выглядел привлекательным. Десять или двенадцать маленьких домиков, выкрашенных в пастельные тона, располагались недалеко друг от друга на огороженной территории, высокие грациозные пальмы создавали тень. С удивлением она обнаружила маленький бассейн. Яркие цветущие кусты около дверей каждого домика напоминали о том, что вилла находится в тропиках.

Так же неожиданно, как исчез, появился Джонатан с бутылками кока-колы в каждой руке. Сара удивленно смотрела на него.

– Наслаждайтесь, – передал он ей ледяную бутылку, – одно из немногих привычных удобств, которое тут можно найти.

Сара прикрыла глаза и с удовлетворением вздохнула, когда холодная жидкость проникла в горло. Джонатан терпеливо ждал, пока она опустошила бутылку до последней капли.

– Пойдемте. Машину мы оставим тут.

Вытащив сумки из багажника, он пошел не оборачиваясь, предоставив ей возможность следовать за ним. Перед одним из небольших домиков Джонатан остановился, нашел в кармане ключ, легко открыл дверь и жестом предложил ей войти.

– Здесь, – вызывающе объявил он. – Уверен, вы сможете устроиться тут на одну ночь.

Смесь замешательства и злости появилась в глазах у Сары. Он не доверял ей и решил, что она обязательно будет высказывать свое недовольство.

– Я уверена, мне тут понравится, – холодным тоном ответила она, проигнорировав его скептицизм и не став с ним спорить.

Комната ей понравилась. Чистенькая и уютная, она имела достаточно простую обстановку. Светло-зеленые стены благоприятно действовали на глаза. Небольшой вращающийся вентилятор, укрепленный под потолком, поддерживал в комнате прохладу. Белые нейлоновые занавеси на обоих окнах создавали приятную домашнюю атмосферу. Шкаф, полки и зеркало у одной из стен да аккуратно застеленные две кровати, между которыми стоял маленький ночной столик, составляли мебель комнаты. Единственный овальный коврик на бетонном полу лежал между кроватями. Дверь сбоку вела в небольшую, но удобную ванную комнату.

– Здесь очень мило, – сказала Сара.

– Хорошо, но особенно не привыкайте. Вы уедете, как только будет возможность попасть на самолет.

– А говорят, что галантность вышла из моды, – иронически заметила Сара.

Проигнорировав последнее замечание, Джонатан продолжал:

– Я бы посоветовал сразу принять душ и немного отдохнуть. Обед будет примерно через полтора часа. Я зайду за вами. Между прочим, – кивнул он на еще одну дверь с саркастической улыбкой, – эта дверь ведет в мою комнату. Предполагалось, что мне и моему ассистенту будет удобно работать в сообщающихся апартаментах. Напомните, чтобы я дал вам ключ от нее вечером.

Когда он ушел, Сара вздохнула, плюхнулась на ближайшую кровать и лежала, бесцельно вглядываясь в потолок. Джонатан казался ей очень странным человеком. Мысль о нем была последней, перед тем как она погрузилась в тяжелый сон, лишенный всяких сновидений.

Проснувшись примерно через час, она почувствовала себя вполне отдохнувшей, но полностью дезориентированной. Звук льющейся воды, который раздавался за дверью, вернул ее к реальности. Испуганно взглянув на часы, она быстро сбросила одежду и пошла под душ.

Когда раздался короткий стук в дверь, она сидела на кровати и рассматривала журнал, который привезла с собой. Беспокойно проведя рукой по еще не совсем высохшим волосам, собранным в пучок на затылке, она посмотрела на дверь.

Войдя в комнату, Джонатан бегло взглянул на нее и жестом предложил выйти на улицу. Он захлопнул дверь из комнаты, убедился, что она заперта, и они вдвоем молча пошли к самому большому зданию на территории. В одной части дома жил владелец виллы с семьей, в другой находились кухня и общая для всех жильцов столовая. Столовая, расположенная в переднем углу здания, состояла из двух наружных стен ниже человеческого роста, красивая узорчатая металлическая решетка простиралась до потолка, и создавалось такое ощущение, как будто вы находитесь на свежем воздухе.

Увидев такую красоту, Сара радостно улыбнулась. Они сели за маленький столик недалеко от двери. Только несколько столов из двенадцати были заняты. Почти тотчас же улыбающаяся темнокожая девушка принесла им стаканы с водой и исчезла в кухне.

– Вода здесь безопасная. Можете пить, сколько хотите, – посоветовал Джонатан, – но не пейте в других местах.

Все обращения Джонатана к ней ограничивались приказами или советами.

Через несколько секунд он добавил:

– Боюсь, здесь нет возможности выбора и надо быть благодарным, что еда съедобна и безопасна.

– Я люблю почти все, – мягко ответила Сара.

Официантка вернулась с несколькими блюдами на подносе. Поставив тарелки на стол, она удалилась. Осторожно Сара попробовала мясо, напоминавшее говядину, но необычного вкуса. На столе были фасоль, рис, ломтики белого хлеба и ваза с нарезанными кусочками манго.

Доев последний кусочек манго, Сара улыбнулась Джонатану:

– Очень вкусно. Я никогда раньше не ела манго.

Джонатан рассеянно кивнул и, доев сам, проговорил:

– Если вы закончили, мы можем идти.

Липкая жара уже не казалась такой ужасной, хотя прохлады не чувствовалось. Ей захотелось опять принять душ и завалиться в постель. Как будто прочитав ее мысли, Джонатан заметил:

– Я посоветовал бы вам лечь спать пораньше. К жаре надо привыкнуть. Я зайду за вами в восемь, мы пойдем завтракать. Спокойной ночи. – И он исчез за углом домика, направляясь в свою комнату.



Глава 2

Сонно моргнув, Сара открыла глаза. В какой-то момент среди ночи она очутилась под простыней, и впервые простыни показались ей мягкими и прохладными. Яркий солнечный свет, проникавший сквозь тонкие занавеси, заставил ее подумать, что она проспала. Но, взглянув на будильник, поняла, что только начало седьмого. Несколько минут она наслаждалась непривычным ощущением беззаботности, но затем ей захотелось выйти из дома. Быстро приняв душ, Сара оделась. Она уже поняла, что в такую жару нельзя ходить с распущенными волосами, поэтому собрала их в пучок на макушке и закрепила шпильками.

Критически осмотрев себя в зеркале, она решила, что выглядит свежей и отдохнувшей. Если нужно будет, она наденет что-нибудь более подходящее для путешествия, перед тем как Джонатан повезет ее в аэропорт. Засунув ключ от комнаты в карман, она открыла дверь и вышла из дома. Солнце уже поднялось, но утренний ветерок ее приятно овевал.

Повернув лицо к солнцу, она втянула в себя прекрасный аромат цветов.

Зная, что уже через несколько часов она будет по дороге домой, Сара решила насладиться моментом. Даже Джонатан Мэтьюз не мог помешать ей получить удовольствие.

Взглянув на часы, показывающие около восьми, Сара поспешила обратно. Обойдя домик, она очень смутилась, увидев своего несостоявшегося шефа у двери своей комнаты с весьма недовольным видом.

– Где, черт возьми, вы пропадали? – сердито спросил он.

– Я осматривала окрестности. Сейчас ведь нет еще восьми часов, – недовольным голосом ответила Сара.

– Вам следовало бы хоть кому-нибудь сказать, куда вы пошли.

– Я не знала, – вызывающе взглянула на него Сара. Джонатан покачал головой и пробурчал:

– Пойдемте завтракать.

Открытая столовая выглядела так же прекрасно, как в предыдущий вечер, но завтрак оставлял желать лучшего. Взглянув на остывшую яичницу, Сара ограничилась бананом и парой ломтиков хлеба с маслом. Помечтав о чашечке крепкого кофе, она мысленно усмехнулась, глядя, как Джонатан стойко допивал тошнотворно-сладкий сок – единственный напиток на столе.

Судя по выражению его лица, даже он не смог привыкнуть к отсутствию элементарного комфорта.

Ели молча и, когда Сара закончила есть и вытерла губы салфеткой, Джонатан отодвинул свой стул к стене и внимательно посмотрел на нее. С трудом выдержав его взгляд, она вдруг услышала:

– Я решил оставить вас тут.

Удивлению ее не было предела. Она молча продолжала смотреть на него.

– Если я теперь отошлю вас обратно, пройдет не менее трех недель или месяца, пока не приедет другой сотрудник, а у меня нет лишнего времени. Я буду откровенен с вами, мисс Джордан. Я не люблю работать с женщинами. На них нельзя положиться, и они всегда чем-нибудь недовольны. Вы пройдете испытательный срок. Как только вы устроите истерику или обидите кого-нибудь из здешнего персонала, вы не успеете и глазом моргнуть, как окажетесь в самолете.

Сара не знала, считать ли себя оскорбленной или просто рассмеяться.

Он не может серьезно верить всему, что говорит. Если он не шутит, его ждут сюрпризы. Она никогда особенно не гордилась своими достоинствами, но, конечно, не даст повода этому неандертальцу уволить ее с работы.

Джонатан продолжал внимательно рассматривать ее, с нетерпением ожидая ответа. Она улыбнулась и спокойным тоном произнесла:

– Я уверена, мы с вами сработаемся, мистер Мэтьюз.

Если ее мягкий ответ и вызвал у него подозрение, Джонатан не показал и вида. Откинувшись на спинку стула, он в течение нескольких минут объяснял, в чем состоит его деятельность и чем она сможет ему помочь.

Изумлению Сары не было предела. Перед ней предстал совсем другой человек. Когда Джонатан начал рассказывать о своей книге, его энтузиазм заражал и вызывал такой интерес, что Сара почувствовала желание сразу взяться за работу. Прервав его рассказ, она спросила:

– Значит, вы пишете исторический роман, а не академическое исследование?

Джонатан кивнул:

– Верно. Молодой английский офицер действительно существовал, и вся информация об английской оккупации острова документальна, но отношения между людьми и повседневная жизнь будут вымышленными.

Сара удивленно спросила:

– А зачем же вам французский переводчик?

– Главный герой книги Джеймс Троктон женился на юной француженке и привез ее на Антигуа. Я обнаружил ее дневники, и, как вы сами понимаете, они написаны по-французски. Мой французский позволяет только разобраться в ресторанных меню, так что вам придется напечатать перевод ее дневников, а также перепечатать текст книги.

– А вы не пользуетесь компьютером?

– Ненавижу их, – ответил он резко. – Я знаю, что мои слова звучат архаично, но я все пишу ручкой.

– Очень интересно, – она улыбнулась, – а когда мы начнем?

Джонатан хитро посмотрел на нее.

– Надеюсь, что вы останетесь в таком же хорошем настроении и вечером. Я боялся, что вы попросите отпустить вас домой.

Сара промолчала, и Джонатан быстро поднялся со стула.

– Мы можем начать прямо сейчас. Я люблю использовать прохладные утренние часы.

Когда они пошли к домику, чтобы собрать все необходимое, Джонатан как будто нехотя заявил:

– По крайней мере у вас хватило ума привезти с собой нормальную одежду. Местное население достаточно терпимо относится к невероятной одежде туристов, но женщины предпочитают традиционные туалеты. Здесь, на вилле, если хотите, можете ходить в шортах, но для поездок по острову ваши туалеты будут вполне подходящими.

Взяв солнцезащитные очки, фотоаппарат, блокноты и флягу, которую Джонатан всегда брал с собой, они заперли коттедж и отправились в путь.

По дороге к машине он познакомил Сару с мистером Симпсоном, приветливым местным джентльменом, владельцем виллы.

Разочарованно Сара обнаружила, что они миновали город Сент-Джонс и направились к южной оконечности острова. Джонатан протянул ей небольшую карту.

– Как видите, есть более прямой путь к Английской гавани, но я подумал, что вам будет интересно проехать по фиговой дороге.

– А они здесь растут?

Джонатан рассмеялся:

– Нет, насколько я знаю. Это шутка, на Антигуа фигами называют бананы.

Джонатан неожиданно свернул в сторону, стараясь не переехать появившуюся на дороге маленькую собачонку. Левое колесо, съехав с асфальта, подняло тучу пыли, влетевшую в открытое окно машины. Поморщившись, Джонатан спросил:

– Не открыть ли нам заветную флягу?

Когда Сара повернулась и наклонилась за флягой, свалившейся на пол у задних сидений, он почувствовал себя неловко, увидев боковым зрением обнаженную часть ее спины. Достав флягу, она села на свое место и предложила Джонатану попить воды. Вернув ей флягу со словами благодарности, он с интересом наблюдал, как ее губы касались того самого места фляги, где только что находился его рот. Он прекрасно понимал, что с ее стороны жест был совершенно непроизвольный, но он сильно взволновал его.

Примерно через сорок минут после начала поездки они добрались до Английской гавани. Сара вздохнула с облегчением. Она постоянно ощущала мужскую силу, исходившую от Джонатана, и пребывание в ограниченном пространстве автомобиля рядом с ним делало путешествие не очень спокойным. Пока они парковались и потом шли к входу в Нельсоновскую верфь, Джонатан кратко изложил ей историю места, куда они прибыли.

– В 1700-х годах Антигуа считалась не только важной базой британского флота, но и одной из самых удобных естественных гаваней мира. С 1784 по 1787 год здесь обосновалась главная ставка адмирала Нельсона.

Сара видела, как Джонатан заплатил за вход, и последовала за ним на берег, где в тени разместились продавцы местных изделий, на столах которых лежали различные товары – от мужских рубашек до ювелирных украшений. Все торгующие женщины казались полусонными от жары.

– Я думала, тут будет гораздо больше народа, – промолвила Сара.

– Сейчас не сезон. Толпы туристов бродят тут с середины декабря до начала мая. Особенно много их в апреле, когда проходит Парусная регата.

Небольшую полоску земли, тянущуюся вдоль моря, занимали около дюжины зданий.

Джонатан коснулся ее руки и указал на самое большое здание, над дверью которого виднелась прикрепленная к ней женская фигурка, обычно украшавшая нос кораблей.

– Здесь располагался знаменитый магазин «Коппер-энд-ламбер». Его заботливо реставрировали и превратили в отель. Другие здания используются почти так же, как и в старину. Владельцы яхт предпочитают ремонтировать их тут, а здешняя молодежь имеет возможность обучаться традиционным для острова морским специальностям.

Они поднялись на деревянный порог здания, известного как Дом адмирала. Он остановился, перед тем как они вошли в дом.

– Здание ничем не примечательное, и в нем решили устроить музей, – объяснил он.

Сара с удовольствием провела бы в музее несколько часов, разглядывая стеклянные витрины и читая плакаты. Пока Джонатан беседовал с хранителем музея, она рассматривала все экспонаты от оружия и одежды до украшений из костей китов.

Саре не хотелось покидать Английскую гавань, когда Джонатан решил, что пора уезжать. Если у нее хватит смелости, она сможет арендовать машину и в свой свободный день попутешествовать по острову.

По дороге к машине Сара заметила большие камни, стоявшие по берегам небольшого канала.

– Это руины?

– Не совсем. Здесь приводили в порядок корабли, их переворачивали и устраняли повреждения. Имея возможность ремонтировать корабли и запастись всем необходимым, Англия постоянно держала целую эскадру кораблей в Карибском море.

По извилистой дороге они поднялись на гору. Одиноко стоящее здание на вершине горы служило когда-то сторожевой башней. Джонатан прошел мимо лестницы, ведущей вниз в паб, и провел Сару на второй этаж, где находился ресторан. Через большое распахнутое окно открывалась панорама всей гавани.

Во время изысканного ленча, который состоял из тыквенного супа и жареных омаров, Джонатан развлекал Сару, продолжая рассказывать об истории острова.

– Место, где мы сидим, использовалось как станция наблюдения за появлением неприятельских кораблей. Развалины, мимо которых мы проезжали, – все, что осталось от старых солдатских казарм.

Сара ела с удовольствием. Казалось, Джонатан отказался от присущей ему сдержанности. Когда они пили кофе, к ним подошел хозяин ресторана и заговорил с ними. Сара с интересом слушала его мягкий, типичный для Вест-Индии говор с явным британским акцентом.

Пока Джонатан расплачивался по счету, Сара вышла, чтобы сделать несколько снимков. После того как она сфотографировала гавань, она влезла на невысокую каменную стенку и направила фотоаппарат прямо вниз, пытаясь запечатлеть волны, с шумом и брызгами разбивавшиеся о камни.

На обратном пути Сара поняла, насколько она устала. Жара изматывала, на борьбу с ней уходили силы и энергия. Она с огромным удовольствием откинулась на спинку сиденья и, закрыв глаза, подумала о том, что за целый день они так и не приступили к работе. Насколько она могла понять, поездка должна дать ей возможность оценить все прелести острова.

Вернувшись в свою комнату, Сара прислушивалась к звукам, доносившимся из другой половины дома, и пыталась догадаться, какая срочная работа заставила Джонатана поторопиться к себе сразу после обеда.

Может быть, он просто не хотел проводить время с тобой, Сара Джордан, ехидно говорила она себе. Она старалась убедить себя в том, что отношения с работодателем не обязательно продолжаются в нерабочее время, но ей не удавалось подавить чувства боли и обиды, вызванные его безразличием.

Глава 3

Опасаясь проспать и навлечь на себя недовольство босса, Сара проснулась раньше, чем зазвонил будильник. Несколько минут она предавалась ленивому безделью, прислушиваясь к птичьим голосам за окном. Если бы не ее мрачный шеф, у нее было бы почти праздничное настроение.

В ближайшие недели ей придется следить за собой. Джонатан очень привлекательный мужчина. Ни за что на свете она не хотела бы влюбиться в него.

Внешне никаких признаков смятения чувств и происходящей в ней внутренней борьбы она не показывала. Перед Джонатаном она предстала спокойной и нерешительной. Его собственные чувства, вопреки его воле, безошибочно реагировали на ее мягкую и чувственную красоту.

– Если вы закончили, мы можем начать работу, – довольно резко обратился он к ней.

Сара внутренне содрогнулась от его жесткого тона. Видно, настроение его не улучшилось с прошлого вечера. Ни слова не говоря, она поднялась и последовала за ним к их домику.

Они зашли в его половину коттеджа, и Сара с любопытством оглядела комнату, которая была почти в два раза больше, чем ее. Комната выглядела не обжитой, хотя Сара знала, что он тут жил уже около месяца.

Зная об отношении Джонатана к компьютерам, она очень удивилась, когда он вытащил из ящика вполне современный портативный компьютер и, держа его в руке, прошел через общую дверь в ее комнату.

– Я уверен, вам будет удобнее работать у себя в комнате, – произнес он, не поворачивая головы.

Не желая показывать свою заинтересованность, Сара с невозмутимым выражением на лице начала просматривать рукопись. К счастью, крупный и отчетливый почерк его читался легко. Джонатан терпеливо ждал, пока она прочтет первую часть, затем вопросительно взглянул на нее.

– Есть вопросы?

– Нет, пока нет. Я не думаю, что возникнут какие-либо проблемы.

– Очень хорошо. У меня есть кое-какие дела, так что я оставлю вас. Если будут какие-то неясности, просто переходите к следующей главе. Увидимся вечером перед обедом.

Вежливо и холодно улыбнувшись, он прошел через соединяющую их комнаты дверь и плотно закрыл ее за собой. Через минуту Сара услышала его монотонное насвистывание, когда он проходил под окнами.

Не заинтересоваться написанным было невозможно. Но хотя она с жадностью внимательно прочитывала каждое слово, работа продвигалась быстро, и стопка рукописных страниц уменьшалась на глазах.

Она как раз вставила новый диск и сохранила последнюю напечатанную страницу, когда с шумом распахнулась дверь и вошел Джонатан. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он невероятно раздражен.

– Черт возьми, – зарычал он, – я совсем не предполагал, что вы проведете тут весь день. Я нанимал сотрудника, а не раба.

Она не отдавала себе отчет в том, что именно ее внешность вызвала его раздражение. Сара заметно побледнела, несколько прядей волос, выбившись из пучка, влажными локонами прилипли ко лбу и шее. Синие круги под глазами говорили о переутомлении.

– Пойдемте, – сухо приказал Джонатан, – вам надо пообедать, если вы не собираетесь принять мученическую голодную смерть.

На следующий день Сара завтракала одна. Джонатан либо поел раньше, либо вообще пропустил завтрак. Место его оставалось пустым, хотя Сара задержалась за столом дольше, чем обычно. Возвращаясь в коттедж, Сара увидела Джонатана, небрежно прислонившегося к ее двери.

Глядя на него, Сара почувствовала, как покраснели ее щеки и испуганно забилось сердце. Волосы его были еще мокрыми после душа, подбородок свежевыбрит. Желтая рубашка из хлопка с короткими рукавами оттеняла его загорелые мускулистые руки, а пара узких хорошо выстиранных джинсов плотно облегала бедра.

Намеренно или нет, он излучал такую ауру мужской силы, что у Сары сразу возникло сексуальное влечение, лишавшее ее покоя.

– Доброе утро, Сара, – приятным голосом приветствовал ее Джонатан.

– Доброе утро, мистер Мэтьюз, – ответила Сара.

– Вам не кажется, что формальности в нашей ситуации нелепы? – Он мягко улыбнулся, чем напомнил ей ленивого кота, рассматривающего мышь, которую надеялся съесть на обед.

– Думаю, что вы правы...

– Джонатан, – настаивал он.

– Джонатан, – добавила она сдержанно.

– Теперь, когда проблема решена... – Он забрал ключ из ее бесчувственных пальцев и открыл дверь в ее комнату. – Сегодня мы попробуем работать по моему расписанию. Я принес небольшую часть дневников Селесты. Вы легко сможете закончить перевод до ленча, если не раньше. Потом я бы хотел, чтобы вы поплавали в бассейне и, может быть, поспали.

В борьбе со здравым смыслом Сара потерпела поражение, поэтому она язвительным тоном спросила:

– Может быть, вы скажете мне, когда надо чистить зубы и что мне надеть к обеду?

Лицо Джонатана потемнело, но у него хватило самообладания, чтобы пропустить ее слова мимо ушей.

– Попробуйте понять меня правильно, – мягко начал он, – к климату острова надо привыкнуть. Если вы будете продолжать в таком темпе, как вчера, вы скоро будете без сил лежать в кровати, а я окажусь без ассистента.

Значит, вот в чем дело, подумала Сара. Единственное, что его интересовало, – чтобы я находилась в форме для работы. А, собственно говоря, какие еще он мог иметь интересы? Она осознала свои глупые несбыточные надежды, шевелившиеся у нее в сердце, и твердо решила от них избавиться. С ее стороны было бы полным безрассудством позволить себе привязаться к Джонатану. Она поклялась держать свои эмоции в узде и рассматривать Джонатана исключительно как работодателя. Тогда она не будет чувствовать себя обиженной и сможет вернуться домой целой и невредимой, когда окончится ее контракт.



План можно было назвать очень хорошим, если бы ей удалось игнорировать тихий внутренний голос, который утверждал, что уже слишком поздно.

– Вы будете размышлять весь день, или я подвергаюсь молчаливому воздействию? – с удивлением спросил Джонатан.

Сара покраснела и тихо проговорила:

– Вы правы.

– Молодец, – прореагировал он, улыбнувшись, – у меня на сегодня назначена встреча за ленчем, так что я вернусь только после полудня. Может быть, вечером мы поедем знакомиться с окрестностями.

– Очень приятно. – Голос ее звучал спокойно и совершенно невыразительно.

– Хорошо. А сейчас я уезжаю. Желаю хорошо провести день. – Он подозрительно посмотрел на нее и вышел.

Как и предполагал Джонатан, Сара закончила переводить первую часть через пару часов. Она могла бы закончить и раньше, если бы не прерывала печатание, ревниво размышляя о том (или вернее о той), с кем встречался Джонатан.

Лениво плавая в бассейне в свое удовольствие, пока ее нос не порозовел от холода, Сара вылезла из бассейна и растянулась на своем полотенце. Выжав воду из волос, она расчесала их и распустила по плечам.

Лежа на животе, она чувствовала, как солнце прогревает ей спину и сушит волосы, превращая их в золотистое облако. Самое невероятное ощущение благополучия охватило ее, и она задремала в состоянии эйфории под шелест пальмовых листьев.

Джонатану пришлось хорошенько потрясти ее, прежде чем она открыла глаза и попыталась сесть. В другое время она, наверное, заметила бы глубокое искреннее беспокойство в его глазах, но в тот момент она чувствовала только дрожь в висках и ужасную боль в спине.

– Как давно вы уснули? – спросил Джонатан.

Сара заморгала и неясно пробормотала:

– Недавно, только после ленча.

– Черт, – выругался Джонатан, – сейчас уже почти пять часов.

Непонимающими глазами Сара смотрела на него, моргая, чтобы удержать слезы. В ее состоянии ей особенно трудно давалось переносить его злость.

– Если вы будете на меня кричать, я уйду к себе в комнату, – предупредила она, как обиженный ребенок, но как только она попыталась встать, все вокруг закружилось и она провалилась в темноту. Джонатан подхватил ее и быстро отнес в домик. В течение последующих нескольких часов все на вилле пребывали в панике.

Мистера Симпсона послали за доктором, а бедная Селина бегала вся в слезах, получив от Джонатана нагоняй за то, что не разбудила Сару.

Миссис Симпсон предложила помочь молодой американке, но Джонатан отказался от ее услуг. Он мягко смазывал соком алоэ ее пылающую спину и морщился каждый раз, когда она стонала от боли.

Приехавший доктор диагностировал сильные солнечные ожоги и возможный солнечный удар.

– Самое главное, мистер Мэтьюз, чтобы она пила как можно больше жидкости. Ей будет очень плохо в ближайшие несколько часов, но не стоит слишком сильно волноваться. Если сделаете все, что я посоветовал, она скоро поправится.

Перед уходом он велел Селине приготовить много льда и большой кувшин фруктового сока. К счастью, во время всей суматохи Сара оставалась без сознания. Непривычное выражение нерешительности появилось на лице у Джонатана, перед тем как он начал снимать с нее купальный костюм, а затем уложил ее на прохладные свежие простыни.

Вместе с Селиной они весь вечер регулярно меняли ледяные пакеты и обтирали губкой ее пылающий лоб, прислушиваясь к ее беспокойному бормотанию. Почти каждые полчаса Джонатан приподымал ее голову и заставлял проглотить несколько глотков жидкости. В конце концов, к утру Сара заснула спокойным сном.

Джонатан вздохнул с облегчением и лениво откинулся на спинку стула, который он придвинул к ее кровати. Взгляд его переходил от раскрасневшихся щек к золотисто-рыжим волосам, разметавшимся по подушке. Потом он прикрыл глаза и позволил себе задремать. Чуть позже какой-то тихий звук разбудил его.

Длинные Сарины ресницы поднялись, и затуманенным взором она взглянула на него.

– Привет, соня, – улыбнувшись не очень естественной улыбкой, произнес Джонатан.

Взгляд ее немного прояснился, она как будто с трудом узнавала его.

– Джонатан? – слабо произнесла Сара.

– Никто другой, – улыбаясь и предвидя ее возможные вопросы, объяснил он. – Вы были больны, но сейчас уже все позади. Вам следует отдохнуть и хорошо выспаться.

Она беспокойно пошевелилась, но от внезапной острой боли в спине у нее перехватило дыхание. В глазах появились слезы, и Джонатан взял ее за руку.

– Сара, – мягко произнес он, – если вы можете повернуться, я смогу еще раз протереть лосьоном спину и ноги.

С его помощью она перевернулась на живот, и Джонатан осторожно прикрыл ее простыней до пояса. Так же осторожно он начал протирать лосьоном обожженную спину, и хотя каждое прикосновение отзывалось болью, облегчение от лосьона она почувствовала немедленно. К тому времени, когда он вернул простыню на место и начал смазывать ноги, глаза ее опять сомкнулись, но до того как уснуть, она взяла его за руку.

Проснувшись в следующий раз, Сара увидела яркий солнечный свет, проникавший через занавески, Джонатана в комнате уже не было. На его месте сидела Селина и что-то шила. Услышав, что Сара пошевелилась, девушка встрепенулась.

– О, мисс Сара, – радостно воскликнула Селина, – как хорошо, что вы уже проснулись. Мы так беспокоились о вас, – продолжала она на английском языке с очень сильным акцентом, – мистер Мэтьюз дежурил здесь всю ночь, сам заботился о вас и никому не разрешал заменить его.

Вдруг Сара сообразила, что лежит под простыней совершенно голая, и весь смысл сказанного Селиной дошел до нее и привел в ужас. Щеки у нее стали малинового цвета, и когда открылась дверь и вошел Джонатан, она со стоном спрятала лицо в подушку.

Селина тут же выскользнула из комнаты, а Джонатан удобно уселся на стул, стоящий рядом с кроватью.

– Доброе утро, Сара, – поприветствовал он ее, стараясь чтобы голос его звучал, как обычно, – вам стало лучше?

– Намного лучше, – промямлила Сара, все еще уткнувшись лицом в подушку.

– Я думаю, вы не расположены сейчас беседовать, – насмешливо добавил Джонатан, – поэтому я вас покидаю.

Когда он подошел к двери, она неслышно вздохнула с облегчением, но передышка оказалась очень короткой. Он неожиданно повернулся и с блеском удовольствия в глазах сказал:

– Между прочим, эта ваша родинка выглядит очень сексуально.

Глава 4

Следующие два дня прошли сравнительно спокойно. Сара читала, отдыхала и ела легкую пищу у себя в комнате. Несмотря на запрет Джонатана работать, ее притягивал к себе дневник юной француженки, и несколько часов каждый день она проводила за переводом.

Джонатан время от времени заглядывал к ней, узнавал, как она себя чувствует, но к ней не заходил. Селина приносила кувшин свежевыжатого сока и помогала протирать лосьоном спину и ноги.

На третий день Сара уже чувствовала себя здоровой, только спина немного болела. Одеваясь к завтраку, она думала о том, в каком настроении ее встретит Джонатан. Во время ее выздоровления он старался держаться подальше от нее, и хотя его отсутствие огорчало ее, здравый смысл убеждал, что такое поведение с его стороны позволит ей легче сохранять дистанцию.

Джонатан доел уже половину завтрака, когда Сара зашла в зал, и с явным удивлением посмотрел на нее.

– Я ведь сказал, что вам надо оставаться в постели несколько дней, – сухо выдал он.

– Доброе утро, между прочим. – Сара вздохнула, потом добавила: – Я уже хорошо себя чувствую, Джонатан, правда.

Он с сомнением оглядел ее, затем слегка улыбнулся.

– В таком случае вы можете поехать со мной сегодня.

Дюжина вопросов вертелась у нее на языке, но она не задала ни одного. Если он хочет оставаться таинственным, пусть так и будет.

Пока Сара собирала все необходимое, Джонатан подъехал на машине.

Когда они, проехав по ужасной дороге, добрались до шоссе, Джонатан смягчился и изложил свой план поездки.

– Мы поедем к моему другу Дэнису – на другую сторону острова. Он теперь руководит маленькой школой при церкви. Дэнис совсем молодой, ему всего двадцать четыре года, но местное начальство им довольно. Очень трудно найти квалифицированных людей, согласных работать здесь за небольшие деньги. Многие учителя получают часть денег от церкви или частных фондов в США, но, как и везде, денег не хватает.

Вскоре Джонатан оставил машину у церкви и пригласил Сару выйти вместе с ним. Часть первого этажа ближайшего здания еще не застроили, и она представляла собой большую тенистую площадку для игр. Джонатан указал ей на скамейку и предложил:

– Посидите здесь, в тени, а я поищу Дэниса.

Сара уселась, прислонилась к прохладной стене, закрыв глаза. Воздух тоже был достаточно прохладным, иногда даже дул слабый ветерок. Через несколько минут к ней подошел Джонатан с приветливым молодым человеком.

– Сара, я хочу представить вам Дэниса Ферьера, моего близкого друга. Дэнис, это Сара Джордан, мой новый ассистент.

– Очень приятно с вами познакомиться, мисс Джордан. Моему другу повезло, большая удача – иметь такого красивого ассистента.

Сара благодарно улыбнулась.

– Я тут познакомилась с некоторыми вашими учениками, мистер Ферьер. Они очаровательные...

Но Джонатан перебил ее:

– Я знаю, у тебя много дел, Дэнис, так что мы не будем мешать. Еще раз спасибо за помощь.

Сара взяла с собой блокнот, но Джонатан не просил ее записывать какую-либо информацию и даже не взял с собой фотоаппарат. Школа казалась Саре странным местом, совершенно не связанным с книгой, и она никак не могла найти подходящее объяснение поездке.

Когда они оказались на шоссе в потоке машин, Джонатан усмехнулся и взглянул на Сару.

– Я вижу, – он рассмеялся, – вы не можете понять, зачем мне нужны сведения о начальной школе.

– Вам, вероятно, все интересно, – лукаво предположила Сара.

– Нет, серьезно, – улыбнулся Джонатан, – мне сегодня действительно не понадобилась ваша помощь. Я просто подумал, что вам полезно будет проветриться после трехдневного затворничества на вилле. Я встречался с Дэнисом по делам моего отца. Отец является членом клуба в Штатах, который хочет оказать помощь школе. И Дэнис сообщил мне, в чем именно нуждаются дети и что нужно для строительства.

– Я рада, что вы пригласили меня. Моей матери будет интересно узнать о школе.

– Она учительница?

– Была учительницей в течение примерно двадцати лет. А сейчас она директор средней школы в Атланте. Ей нравится ее новая работа, но я знаю, она иногда тоскует по непосредственному общению с детьми.

Джонатан посигналил левый поворот и ловко пересек шоссе.

– А ваш отец? Чем он занимается?

– Он работает администратором в одной из больших авиакомпаний в Атланте. Когда-то давно, до женитьбы, он был пилотом, но после моего рождения перешел на кабинетную работу, чтобы больше бывать дома. Аэропорт в Атланте расширяется, и он вполне доволен работой.

Сара вытянула ноги и искоса взглянула на Джонатана.

– Я думаю, хватит о моей семье, теперь ваша очередь.

– Особенно нечего рассказывать. Я служил в армии. Мы с братом жили в разных местах в Штатах и еще не менее чем в шести разных странах.

– Вы с братом очень близки? – с любопытством спросила Сара.

– Раньше были, – сухо ответил он.

Очевидно, ее невинный вопрос оказался ему неприятен. Его беззаботная манера моментально исчезла, и остаток обратного пути они проехали в молчании. Уже знакомый охранник улыбнулся Саре и протянул ей в открытое окно машины цветок, когда они въезжали на территорию виллы.

Джонатан припарковал машину на обычном месте у главного здания, и они по дорожке прошли к домику. Когда Сара достала ключи и открыла дверь, он быстро проговорил:

– Я сегодня должен уехать. Мы будем работать завтра.

Не успела она ответить, как он исчез, оставив ее ошарашенной около двери. Зайдя в свою комнату, Сара услышала его быстрые шаги в доме и захлопнувшуюся за ним через минуту дверь.

Расстроенная, Сара вытащила булавки из прически, и направилась в душ. Было время ленча, но есть ей совершенно не хотелось. В комнате стояла жара, платье прилипло, настроение стало подавленным. До сих пор новая работа не казалась ей привлекательной, а самого Джонатана она совсем не могла понять. Каждый раз, когда лед в их отношениях начинал таять, какое-то ее неосторожное слово или действие мгновенно замораживало его. Сара не относилась к разряду женщин, привыкших к постоянным легким победам, но отношение Джонатана ее обижало.

Сидя на кровати и расчесывая мокрые волосы, она уныло размышляла, чем бы ей заняться в оставшуюся часть дня. Работу Джонатан не оставил, а лежать на солнце ей еще нельзя. Сара решила написать письма.

Родители ее не отличались сентиментальностью, но она знала, что им будет интересно узнать, как она устроилась на новом месте.

Рассеянно покусывая кончик ручки, соображая, как лучше описать Джонатана, она услышала стук в дверь.

– Привет, Джонатан, старина. Я... – улыбающийся молодой человек остановился в дверях и неуверенно произнес:

– Простите, мадам. Я думал, что здесь живет Джонатан Мэтьюз...

Сара прервала его торопливые извинения.

– Да, вы правы, но комната Джонатана с другой стороны, а сейчас его нет дома. Может, я смогу вам помочь? Я его ассистент.

Гость одобрительно свистнул и усмехнулся.

– Вот хитрец! Неудивительно, что он слишком занят, чтобы ездить на рыбалку.

Сара покраснела от его доброжелательного шутливого комплимента.

– Тут нет моей вины. Я приехала всего несколько дней назад.

Она отступила в комнату и предложила.

– Не зайдете ли выпить что-нибудь холодное? Похоже, вам не повредит.

– Большое спасибо, мадам.

– И, пожалуйста, не называйте меня «мадам», а то я чувствую себя старой тетушкой. Зовите меня Сара.

– Благодарю, Сара. – Он шутливо поклонился и поцеловал ей руку. – Дэниел Морган к вашим услугам. Обычно меня зовут Дэн, но я откликаюсь на любое имя.

Сара протянула ему стакан сока.

– Мебели тут недостаточно. – Она усмехнулась и жестом предложила ему сесть на одну из кроватей.

Преувеличенно вздохнув с облегчением, он подложил под голову подушку и растянулся на кровати, положив одетые в джинсы ноги на покрывало.

– А откуда вы знаете Джонатана? – спросила Сара. – Вы живете тут поблизости?

Дэн отрицательно покачал головой.

– Не совсем. Мой отец работает в одной из местных больниц. Он доктор. А я приехал в гости. В прошлом месяце я закончил университет в Лос-Анджелесе, а осенью начну заниматься в юридической школе. Мой отец и отец Джонатана вместе служили в армии, и наши семьи знакомы уже давно. Я немного удивлен, увидев вас тут. Насколько я знаю, Джонатан ожидал ассистента мужчину.

– Он действительно не очень доволен, – подтвердила Сара, – но выбор оказался ограничен: либо я, либо никого – и он сдался.

– Мне кажется, он принял правильное решение, – усмехнулся Дэн. – А знаете что, – он остановился, как будто ему пришла в голову гениальная идея, – если вы свободны, пока Джонатана нет, почему бы нам с вами не прокатиться немного? Я знаю пару мест, которые интересно посмотреть, а после мы могли бы пообедать в каком-нибудь отеле. Что вы на это скажете?

– Звучит заманчиво, – улыбнулась Сара, – дайте мне только минутку, чтобы переодеться.

– Не стоит. Здесь привыкли даже к пятнам пота на одежде. Вы прекрасно выглядите.

– Хорошо, – согласилась Сара, – тогда поехали.

При виде автомобиля Дэна Сара постаралась сдержать усмешку. Старый ржавый «плимут» выглядел как вчерашний полуразвалившийся автобус, но Дэн, казалось, не замечал его ужасного вида и держался абсолютно уверенно при своем транспортном средстве. Сара молча уселась на место пассажира впереди, моля Бога, чтобы они целыми и невредимыми вернулись на виллу.

– Вы уже побывали в англиканском соборе? – спросил Дэн.

– Нет, – ответила Сара, – я видела его только издали по дороге из аэропорта, но мне очень хотелось бы увидеть его поближе и еще многое в городе, если будет время.

– Ладно, – согласился Дэн, – я буду рад устроить для вас персональную экскурсию по городу.

Старый автомобиль успешно продвигался по запруженному шоссе, хотя, глядя на него, представлялось, что он вот-вот развалится на глазах. Бесконечные комические монологи Дэна о городе и его обитателях заставляли Сару все время смеяться. Когда они проезжали благоустроенные окрестности города, Дэн объяснил:

– Многие местные богачи предпочитают жить здесь. Как видите, чудесное место.

Сара с благоговением осматривала прекрасное деревянное внутреннее убранство собора. Ее удивляло, как такое огромное здание сохранилось, несмотря на разрушительную силу ураганов и землетрясений. Осмотрев все углы и закоулки алтаря, они с Дэном вышли и пошли по кладбищу, то и дело останавливаясь, читая интересные надписи на надгробиях. Высокие ели с длинными иголками создавали приятную тень.

Сара присела перед невысоким старым обелиском.

– Посмотрите, что тут написано, Дэн. «Энн...» я не могу разобрать фамилию «Умерла по дороге из Англии 23 апреля 1727 года». Интересно, что привело ее сюда?

– Кто знает, – ответил Дэн.

Они направились к южным воротам кладбища и вышли побродить по городу.

Потом они решили, что наступило время обеда. Выбранный Дэном отель показался Саре неинтересным, он выглядел как любой шикарный отель. К счастью, в меню явно чувствовалось влияние местной кулинарии, и у Сары буквально слюнки потекли, когда она увидела аппетитные блюда на соседних столиках. Очевидно, местный повар умело применял свои способности, чтобы поразить посетителей. В меню не предлагалось ничего из того, что ей успело надоесть на вилле. Дэн состроил смешную гримасу, глядя, как она с восторгом уплетала креветочный салат. Название соуса в меню написали неразборчиво, но Сара наслаждалась едой, не вдаваясь в подробности и оставаясь в неведении. Смеясь, Дэн присоединился к ее мнению.

– Я всегда остерегался задавать слишком много вопросов. Предпочитаю не знать, что все деликатесы состоят из насекомых.

Доедая сочные креветки, Сара изобразила на лице испуг. Когда они покончили с едой, Дэн предложил потанцевать. Оркестр играл странную смесь американской поп-музыки и стремительных мелодий Карибских островов. Дэн танцевал с прирожденной грацией и, скользя по деревянному полированному полу, Сара получала большое удовольствие.

В одиннадцать часов она с явным сожалением вымолвила:

– Мне жаль, Дэн, но нам пора ехать домой.

Хитро улыбнувшись, он ответил:

– Думаю, что вы правы. Я совсем не хочу, чтобы гнев Джонатана обрушился на мою невинную голову.

В молчании они проехали по морскому берегу, наслаждаясь видом лунного сияния над морем.

Было уже поздно, когда они наконец достигли виллы. Дэн оставил машину внутри ограды, и они вместе подошли к Сариному домику. У двери Дэн притянул ее к себе и нежно поцеловал.

– Я провел чудесный день, Сара. Мне бы хотелось вскоре увидеть вас еще раз.

– Я тоже буду рада, Дэн, – улыбаясь, ответила Сара. Пожелав ему шепотом спокойной ночи, она проскользнула в комнату и зажгла свет.

– Удивлен, что он не зашел вместе с вами.

От голоса Джонатана у Сары перехватило дыхание, она обернулась и увидела его лежащим на кровати с заложенными за голову руками и с презрительным выражением на лице.

– Что случилось, Сара? Он вас бросил? Вы бы лучше сказали мне, что вам одиноко, и я с удовольствием согревал бы вашу постель по ночам.

– Вы меня оскорбляете, – голос ее дрожал, – и почему вы находитесь в моей комнате?

Холодными глазами Джонатан рассматривал ее бледное лицо.

– Я заволновался, когда никто не ответил на мой стук. Я подумал, что вы заболели. А когда я понял, что вас нет дома, то попытался кое-что выяснить. Мистер Симпсон сказал, что вы уехали с сыном доктора. Ловко сработано, Сара.

– Я думаю, что моя личная жизнь в свободное время не должна вас касаться, – глядя ему в глаза, раздраженно произнесла Сара.

Он вскочил с кровати, его ленивая спокойная манера моментально исчезла, от него исходила такая злость, что Сара почувствовала ее на расстоянии. Сквозь стиснутые зубы он процедил:

– Пока я вам плачу, все, что вы делаете, касается меня.

– Вы просто сошли с ума!

– Вполне возможно, – ответил он, злобно рассмеявшись.

И вдруг плавным движением он обнял ее за плечи и прижал к себе. Одна рука его скользнула по ее спине, другой он, захватив прядь ее волос, повернул и поднял ее лицо. Его губы встретились с ее губами. Он целовал жестко и яростно. Сара оставалась неподвижной в его объятиях.

Любая ее ответная реакция была парализована его яростью. Руки его сжимались все сильнее, и она протестующе заворчала.

Пробормотав какие-то извинения, Джонатан поднял голову, уставившись невидящим взглядом на неподвижную девушку. В глазах его промелькнуло выражение горечи, но он опять наклонился и приник к ее губам.

Теперь поцелуй его стал мягким, как бы умоляющим об ответе. Кончиком языка он провел по ее губам и, помимо ее воли, они раскрылись, позволяя ему проникнуть в рот. Она задрожала, ей показалось, что нервы ее растаяли, и вся Вселенная для нее ограничилась Джонатаном и его нежным поцелуем.

Она почувствовала прохладу, когда он вытащил ее блузку из юбки и положил ладонь на спину. Каждое прикосновение его руки обжигало кожу. Мурлыкая от наслаждения, она обвила руками его шею и еще ближе прильнула к нему.

Ничем не сдерживаемая реакция Сары разрушила последние остатки самоконтроля Джонатана. Он поднял ее на руки и перенес на кровать. Когда он лег рядом с ней на узком матрасе, она почувствовала, как он возбужден.

Желание Джонатана нарастало с каждым мгновением. Он пытался сдерживать себя, но поведение девушки и соблазнительный аромат, исходивший от ее кожи, не позволяли ему остановиться.

Очень осторожно он снял ее сандали и стал нежно гладить шелковистую кожу на обнаженных ногах. Затем настала очередь юбки и блузки, и на ней остались только кружевные трусики.

Медленно, даже нерешительно он погладил ее талию и начал продвигать руку вверх. Когда Джонатан коснулся груди, Сара застонала и притянула его голову поближе к себе. Их губы встретились опять, на сей раз настойчиво и требовательно.

Сара не услышала неожиданный стук в дверь.

– Уйдите в ванную, – произнес он, всовывая ей в руки одежду, и пытаясь пригладить волосы.

Запершись в крошечной ванной комнате, пытаясь побыстрее одеться, Сара прислушивалась к тому, что происходило в комнате.

– О, вы здесь, мистер Мэтьюз. Так как мне никто не открыл дверь в вашей половине, я решил зайти сюда, попросить мисс Джордан передать вам одно сообщение, оно только что пришло по факсу из Штатов.

Сара слышала, как Джонатан поблагодарил мистера Симпсона и старался объяснить ему, что он хотел починить вентилятор в комнате мисс Джордан. Оба пожелали друг другу спокойной ночи, и до нее донесся звук захлопнувшейся двери.

Глубоко вздохнув, она вышла из ванной. Минуту Джонатан смотрел ей в глаза, затем сухо произнес:

– Я думаю, нам обоим следует забыть о происшедшем эпизоде. Я приношу свои извинения. Долгое время я был лишен женского общества и боюсь, что сегодня вечером просто потерял голову. Могу вас уверить, что больше подобного не повторится.

Он остановился, как будто ожидая ответа от Сары. Она же не могла даже открыть рот. Несколькими вежливыми словами он превратил их любовное свидание в нечто совершенно иное, что доставило ей ужасную боль. Не говоря больше ни слова, Джонатан прошел мимо нее, открыл дверь, ведущую в его половину, и плотно закрыл ее за собой.

Глава 5

На следующее утро Сара специально оставалась в постели, пока не кончилось время завтрака. От вчерашнего напряжения и бессонной ночи ее тошнило, и мысль увидеть Джонатана в таком состоянии казалась невыносимой. Прохладный душ и искусный макияж устранили почти все видимые следы бессонной ночи.

Около девяти часов раздался стук в дверь, и она замерла в нерешительности. Ругая себя за трусость, она уверенным шагом прошла через комнату и открыла дверь.

Страхи ее оказались напрасными. В дверях стояла Селина, а не Джонатан. Она передала Саре пачку бумаг, сложенную записку и ушла по дорожке, хихикая, как обычно. Сара закрыла дверь, нехотя развернула записку и прочла ее: «Пожалуйста, из двух черновиков составьте текст, убрав все совпадающие абзацы. Я заеду за вами вечером около семи часов. Нас пригласили на прием в Американское посольство. Вечерний туалет обязателен. Джонатан Мэтьюз».

Сара долго смотрела на записку, потом скомкала ее и бросила на кровать. Почувствовав облегчение от мысли, что ей целый день не придется встречаться с Джонатаном, она постаралась пока отбросить все мысли о предстоящем вечере, хотя понимала, что будет ощущать неловкость и смущение, но выбора у нее не оставалось.

Несколько часов она с интересом печатала материал, потом немного вздремнула. Поев пораньше, она вернулась к себе и напечатала последние несколько страниц. Ей нравилось редактировать текст. Кончив печатать, она собрала все листы и аккуратно уложила их в папку.

Взглянув на часы, поняла, что ей надо собираться на вечерний прием.

Душ немного успокоил ее нервы, но в животе у нее что-то дребезжало, когда она втирала лосьон и припудривала влажную кожу.

Сара долго расчесывала волосы, пока они не затрещали от образовавшегося электричества, и оставила их распущенными. Платье она надела простое, но изысканное. Его посоветовала взять с собой ее сестра Кэти. Сара только один раз его надевала. Сшитое из шелка, оно сохраняло прохладу и совсем не мялось. Одевшись, она подошла к зеркалу. Почти белое, оно обрисовывало все изгибы тела. От талии ткань падала мягкими складками. Глубокий треугольный вырез на спине придавал платью утонченное изящество, а длинный разрез на левой стороне юбки позволял время от времени видеть гладкую загорелую кожу бедра.

Ей нравилось ощущение скользящего шелка на голой коже, но стоило ли ей щеголять в таком откровенно чувственном наряде?

Состроив рожицу своему отражению в зеркале, она пыталась ответить на вопрос, будет ли она соблазнительно выглядеть в глазах Джонатана.

Сара больше не могла себя обманывать. В прошлую ночь ее реакцию вызвали не только его искусные ласки. С их первой встречи она влюблялась в него все сильнее, поэтому и ответила такой бурей чувств на его объятия.

Как бы упорно и настойчиво Сара ни собиралась сопротивляться происходящему, ей стало ясно, что она любит Джонатана.


На следующий вечер, когда на стук Джонатана Сара открыла дверь, все тщательно построенные им планы моментально рухнули. Она выглядела сногсшибательно. Все изгибы ее женственной фигуры, почти не скрываемые складками белого платья, любого мужчину бросили бы в холодный пот, а смотревшие на него ясные глаза выражали совершенную бесхитростность. Он быстро и смущенно отвернулся, опасаясь, что она заметит его восхищенный взгляд.

Саре же казалось, что холодная война продолжается. Джонатан пробормотал какое-то неразборчивое приветствие и, резко повернувшись, пошел к машине. Сара последовала за ним, задумчиво глядя на его широкие плечи. Он всегда выглядел очень мужественным, но в вечернем костюме от него исходила такая аура мужской энергии, которая создавала совершенный хаос в ее душе.

Они ехали молча, погруженные в свои мысли. Лунный свет превращал окружающий ландшафт в волшебную картину. Дорога извивалась параллельно берегу, и временами виднелась сверкающая поверхность воды с огоньками рыбачьих шхун и больших кораблей.

Джонатан крепко сжимал руль и всеми силами старался не обращать внимания на соблазнительный аромат Сариной косметики. Она неподвижно сидела рядом, и он искоса внимательно рассматривал ее.

Иногда тонкие пряди ее золотисто-рыжих волос, которыми играл ветер, оказывались у него на плече, и тогда ему больше всего на свете хотелось остановить машину и погрузить лицо в мягкую золотистую копну ее волос.

Ворота посольства неожиданно возникли перед их глазами. Джонатан передал приглашение и личные документы охраннику. Другой сотрудник посольства в униформе предложил припарковать машину, и они поднялись по короткой лестнице к главному входу. Вечеринка была уже в полном разгаре. Хотя большинство собравшихся представляли американцы и европейцы, в толпе попадались и лица жителей Антигуа. Джонатан познакомил ее с несколькими гостями, имена которых она тут же забыла, и очень обрадовалась, увидев Дэна, приближавшегося к ним с бокалами в каждой руке.

– Мне кажется, вам обоим следует выпить, возьмите. – Дэн подмигнул Саре и передал каждому по бокалу белого вина.

Джонатан улыбнулся молодому человеку.

– Я знал, что мы встретим вас тут. Вы никогда не упустите возможность пообщаться с женской половиной человечества.

Дэн усмехнулся.

– А вы сами? По-моему, вы завладели самой красивой женщиной на острове. Рад снова увидеться с вами, Сара.

Невинная шутка Дэна заставила Джонатана помрачнеть. Он коротко извинился и отошел от них. Глядя на его удаляющуюся спину, Сара заметила Дэну:

– Я чувствую себя тут совсем лишней.

Дэн ободряюще обнял ее за плечи.

– Что он потерял, то я приобрел. Между прочий, я уже сказал, что вы выглядите сегодня великолепно, дорогая? Просто восхитительно!

Она рассмеялась, так как он удачно пародировал популярного комика. Легкий, доброжелательный юмор Дэна – как раз то, что ей сейчас требовалось, чтобы отвлечься и успокоиться. Он переходил с ней от одной группы гостей к другой, представляя ее и рассказывая анекдоты. Сара восторгалась им. Несмотря на свою юность, он держался легко и уверенно.

В те минуты, когда Дэн не смотрел на нее, Сара внимательно наблюдала за Джонатаном. Он успел потанцевать с разными партнершами. В настоящий момент он танцевал с невысокой черноволосой женщиной, чей красный наряд подчеркивал ее почти цыганскую внешность. Сара видела, как женщина обняла Джонатана за шею и опустила голову ему на грудь, когда оркестр, заиграл медленный танец.

Она понимала, что возникшая у нее боль в груди вызвана обычной ревностью и буквально подпрыгнула, когда Дэн неожиданно зашептал ей на ухо:

– Мадлен Гартфорд, дочь американского посла. А вы что думали? Со мной она не стала бы общаться, а Джонатан – совсем другое дело. Я думаю, она его рассматривает как кандидата в мужья номер два с первого дня, как только он появился на острове.

– А что произошло с мужем номер один? – небрежно спросила Сара.

– Она вышла замуж за богатого старикашку, который оказался достаточно хорошо воспитанным, чтобы исчезнуть через несколько месяцев после свадьбы, оставив ее весьма богатой свободной молодой вдовой.

Глядя на танцующую пару, можно было заключить, что Джонатан не возражает против планов Мадлен. Они выглядели вполне подходящими друг для друга.

Обернувшись к Дэну, Сара заставила себя улыбнуться и предложила:

– Давайте потанцуем.

Он, похоже, уловил ее настроение и не заводил разговора во время танца. Через минуту высокий темноволосый мужчина прервал их танец. Рауль Лафитт оказался французским эмигрантом, чьи щедрые и достаточно банальные комплименты не развлекали ее, но они звучали достаточно искренне, чтобы укрепить ее самоуважение.

Потом они присоединились к Дэну и его знакомой, Дебре Рэндал – медсестре Красного Креста, работавшей в клинике отца Дэна. Вначале Дебра явно смущалась, но потом успокоилась и своими остроумными рассказами вызывала у всех смех. Саре стало ясно, что Дебра по уши влюблена в Дэна, но она не знала, осознает ли ее отношение к нему сам Дэн. Может, стоит им немного помочь, подумала она.

Взяв еще один бокал шампанского у проходящего мимо официанта и стараясь выглядеть легкомысленной, Сара обратилась к Раулю:

– Тут стало слишком душно. Может быть, выйдем в сад?

Театральным жестом поцеловав ей руку, он ответил:

– Желание дамы – закон для меня, пойдемте.

Луна уже залила окрестности серебристым светом. Без труда между кустами и деревьями они обнаружили тропинку, которая привела их к фонтану в центре сада. Вскоре после того как они уселись на краю фонтана, Рауль наклонился и поцеловал ее. Движение его, столь изящное и естественное, Сара восприняла как должное. Губы Рауля были теплыми, поцелуй мягким и многозначительным, ощущение от его рук, обнимавших ее, оставляло приятное впечатление, но ничего похожего на восторг от поцелуев Джонатана. Рауль опустил руки и довольно спокойно спросил:

– Никакой искры, малышка?

– Простите, Рауль. – Сара смущенно нагнула голову, понимая, что ее неожиданное приглашение выйти в сад и привело к поцелую. Он улыбался, зубы его сверкали в темноте.

– Ваше сердце занято сыном доктора?

Сара отрицательно покачала головой.

– Нет. Дэн очень хороший парень, но нет.

Рауль не настаивал. Он видел, что Сара приехала на прием с Джонатаном, и прекрасно понял, что ее интересует другой мужчина. Он сжал ее плечи и поцеловал в лоб.

– Не стоит беспокоиться, милая, я с удовольствием буду вашим другом.

Глаза у Сары наполнились слезами. Она просто дура. Двое добрых и интересных мужчин относятся к ней с уважением, оба дали ей понять, что считают ее весьма привлекательной. А она позволила себе увлечься человеком, который либо ворчит и хмурится, либо вообще ее не замечает.

Они молча посидели несколько минут, потом Рауль предложил вернуться в дом. Сара согласилась, хотя и не жаждала возвращения, предвидя необходимость наблюдать за Мадлен с Джонатаном.

Дебра и Дэн сидели за столом и увлеченно беседовали. Подошедшие Сара и Рауль уселись рядом, и скоро все четверо всерьез обсуждали вопрос о том, у кого из дам самый странный наряд.

Джонатан мрачно смотрел на веселую четверку, сидевшую у французского окна. Весь вечер он чувствовал себя, как в аду. Он упорно придерживался своего плана не обращать внимания на Сару, но каждый новый партнер, с которым она танцевала, был для него как нож в сердце.

Сару, как ему казалось, нисколько не огорчало его отсутствие. Чертов французский художник Лафитт вертится вокруг нее, как собачонка. Звуки Сариного заразительного смеха доносились до него из другого конца зала. Видит Бог, сам он предоставлял ей мало оснований для веселья и смеха.

Ловкий француз не упускал возможности увлечь Сару. Его обязанность как ее шефа – оградить Сару от такого назойливого ухажера, тем более что Дэн, видимо, не пытался ей помочь. Джонатан вдруг резко встал, удивив сидевшего рядом собеседника.

Решительно пройдя через весь зал, он обратился к Саре:

– Нам пора ехать, Сара.

Она приветливо улыбнулась ему.

– Не будьте брюзгой, Джонатан. Еще рано, а мне тут очень хорошо. Если вам надо уезжать, Рауль будет рад отвезти меня домой, правда, милый?

Она наклонилась к нему и нежно похлопала француза по руке. У Джонатана подскочило давление. Он взял ее под руку и не слишком вежливо заставил встать.

– Нам следует возвращаться. Не забывайте, завтра с утра нам надо работать.

– Совершенно верно. – Сара наклонилась и шепотом поведала, обращаясь к сидевшим за столом: – Джонатан никогда не забывает о работе. – Она сделала ударение на слове «никогда».

Она попыталась резко выпрямиться, но тут сверкающий танцевальный зал закружился перед ее глазами. Пришлось позволить Джонатану обхватить ее за талию и употребить все оставшиеся силы, чтобы переставлять ноги, пока они не дошли до входной двери. Сквозь окутавший ее туман она слышала, как Джонатан извинялся перед послом. Но даже в таком состоянии она ощущала волны ненависти, исходившей от высокой темноволосой женщины – хозяйки приема.

Они подождали на ступенях, пока подали их машину. Джонатан помог ей забраться на переднее сиденье и перегнулся через нее, доставая ремень безопасности. Сара вдохнула аромат его мужского одеколона и почти во сне наклонилась и поцеловала его в щеку. Джонатан замер, потом тихо выругался, пристегнул ремень и осторожно убрал складки мягкого шелка, перед тем как захлопнуть дверцу машины.

Через минуту они проехали мимо охранника у ворот и направились по дороге к океану. Он почти застонал, когда Сара, откинув голову на сиденье, начала что-то очень тихо напевать. Ее маленькая рука, легко преодолев небольшое расстояние между ними, осторожно похлопывала его по ноге.

Джонатан проглотил подступивший к горлу комок и еще сильнее вцепился руками в руль. Сара возненавидит себя на следующее утро, если только сможет вспомнить все, что происходило ночью. Он весь вечер наблюдал за ней и видел, что она выпила не более трех бокалов шампанского. Можно предположить, что Сара не привыкла пить и пьянела, видимо, от одного бокала Шабли.

Но, черт возьми, он совсем не уверен в том, что сможет вести себя как джентльмен и игнорировать ее нежные сексуальные призывы.

Джонатан вздохнул с облегчением, когда увидел знакомые очертания виллы, в то время как Сара, доверчиво опершись на его руку, спала безмятежно, как младенец.

Проснулась она только когда он выключил мотор. Во время сна шелковое платье соскользнуло с плеча, и кожа на груди мерцала в мягком лунном свете. Она обвила руками его шею и прильнула к его губам со всей страстью. Джонатан совершенно растерялся. Женщина, лежавшая в его объятиях, казалась каким-то фантастическим существом, слишком прекрасным, чтобы быть реальностью. И он погрузился в зовущую и приятную фантазию.

Собрав последние остатки здравого смысла, он сообразил, что машина остановилась в таком месте, где любой прохожий мог их увидеть. Он отвел ее руки от своей шеи и осторожно попытался растолкать ее.

– Сара, мы уже приехали.

– М-м... – Она кивнула просыпаясь.

Издавая звуки, которые напоминали наполовину стон, наполовину смех, Джонатан выскочил из машины, обошел ее и поторопился открыть дверь рядом с Сариным сиденьем, пока она опять не уснула. Обхватив ее одной рукой за талию, он помог ей пройти пару шагов и осторожно прислонил к стене, а сам рылся в ее кошельке, разыскивая ключ.

Зайдя в комнату, он закрыл дверь и поднял ее на руки. Даже в полусонном состоянии она чувствовала напряжение в руках, которые ее держали.

– Вы опять сердитесь на меня? – Она прищурилась, стараясь в полутьме разглядеть выражение его лица.

Джонатан глубоко вздохнул.

– Нет, Сара, я не сержусь. Просто помолчите, пока я все устрою.

Он отвернул покрывало и осторожно опустил ее на кровать. Не успел он выпрямиться, как Сарины руки дотянулись до его шеи и потянули вниз.

– Пожалуйста, останься со мной, Джонатан. – Ее хриплого шепота было достаточно, чтобы заставить забыть все его разумные намерения.

Он сбросил туфли и опустился на колени рядом с кроватью. С особой нежностью он погладил ее золотистые, рассыпавшиеся по подушке волосы и, опустившись на кровать рядом с ней, стал целовать ее. Целовал он нежно и продолжительно, отчего его собственное желание возросло до предела.

Сара ощущала себя, как в невесомости. Проникший в кровь алкоголь приглушил все, что заставляло ее сдерживать свои чувства, и она отвечала Джонатану со всей страстью впервые полюбившей женщины.

Джонатан осторожно спустил ее шелковое платье до талии, приподнял ее бедра и, наконец, избавился от него окончательно. Он наклонил голову и поцеловал ее загорелую кожу на груди, такую же мягкую и нежную, как только что убранный шелк. Сара изогнулась дугой и тихо вскрикнула, когда его зубы нашли сосок на ее груди. С закрытыми глазами она пыталась найти пуговицы на его рубашке и расстегнуть их. Он рассмеялся, помог ей справиться с пуговицами и высвободился из мешающей ему одежды.

Сарины стоны наслаждения слились со вздохом Джонатана, когда он прижал ее к своей горячей, покрытой волосами груди. Она похлопывала его по спине и задохнулась, когда он повернулся, и она оказалась лежащей на нем. Его руки проникли внутрь ее трусиков, обхватили ее попку, и она почувствовала всю силу его желания. Она протянула руку к его поясу, но он остановил ее и соскользнул с кровати.

– Одну минутку, милая.

С трудом найдя в темноте дверь в свою комнату, он лихорадочно начал рыться в несессере, разыскивая маленький пакетик из фольги. Он никоим образом не мог знать, предохранялась Сара или нет, и в теперешнем ее состоянии вряд ли можно ждать от нее разумного ответа.

Наконец он нашел то, что искал, и быстро вернулся в комнату.

– Сара? – В комнате воцарилась поразительная тишина. Он сел на край кровати и нагнулся, собираясь ее поцеловать, и вдруг услышал равномерный тихий звук, который напоминал спокойное посапывание. Джонатан замер в изумлении. Не веря своим глазам, он свалился ничком на постель, и плечи его вздрагивали от беззвучного смеха. С ним такого никогда не случалось, поистине анекдотическая ситуация.

Он резко встал и укрыл ее голые плечи покрывалом. Сара еще глубже уткнулась лицом в подушку и блаженно улыбнулась во сне. Большим соблазном для него была ее беспомощная фигурка на кровати, и Джонатан с трудом боролся со своим искушением. Но одно дело заниматься любовью с чуть опьяневшей женщиной, и совсем другое – со спящей. На его совести и так уже много грехов.

Он еще раз посмотрел на нее, потом медленно побрел в свою комнату и плотно закрыл за собой дверь.

Глава 6

Сара осторожно приоткрыла веки и потянулась рукой за часами. Одного движения оказалось достаточно, чтобы в голове у нее что-то затрещало. Она еще никогда не чувствовала себя так ужасно. Сара всегда плохо переносила алкоголь и, как правило, ограничивалась одним стаканом вина, но ее здравый смысл, видимо, покинул ее вчера вечером.

Она могла вспомнить, что происходило на приеме, но только до определенного момента. Все случившееся после него заволокло туманом, но даже если только часть того, что осталась в памяти из событий второй половины вечера, произошло в реальности, ее ждут большие неприятности. Присутствие Джонатана в своей постели она помнила слишком ярко, чтобы оно могло быть только сном.

Она посмотрела на часы и застонала, не веря своим глазам. Уже больше десяти! К счастью, сегодня воскресенье. Еще в первые дни ее приезда они с Джонатаном договорились о нерабочих днях, в которые она могла делать все, что ей заблагорассудится.

В первую очередь она должна любым способом избежать встречи с Джонатаном. Очень осторожно выбравшись из кровати, Сара направилась в ванную. Ей показались очень громкими звуки льющейся воды. Но когда она одевалась, в комнате Джонатана стояла тишина.

Внезапно ей в голову пришла спасительная идея. Если ей удастся связаться с Дэном, можно будет предложить ему покататься на машине. И если повезет, она сможет провести день вдали от виллы. Ей необходимо прийти в себя, прежде чем встретиться с Джонатаном.

Миссис Симпсон с радостью предоставила ей телефон. Судьба улыбалась ей, и Дэн снял трубку после первого гудка.

– Сара, – радостно произнес он, – я не ожидал услышать вас так рано.

– Я подумала, Дэн, не согласитесь ли вы организовать для меня еще одну экскурсию?

– Конечно, с удовольствием. Честно говоря, я немного удивлен. Я думал, что вы все еще сражаетесь с головной болью.

Сара поморщилась. Вероятно, она вела себя вчера еще хуже, чем ей казалось.

– Действительно, Дэн, вы недалеки от истины, но я проглотила аспирин, а погода такая хорошая, что жалко сидеть дома.

Дэн понимающе рассмеялся.

– Я не возражаю. Я просто хотел убедиться, что вы не преувеличиваете свои возможности.

– Я в порядке, – заверила его Сара.

– Как скажете. Берите купальник, а я через двадцать минут заеду за вами.

Она вернулась в комнату, засунула в большую пляжную сумку полотенце, купальник и еще всякие мелочи. Выглянув за дверь и убедившись в том, что на дороге никого нет, Сара вышла за ворота.

Ей не пришлось долго ждать, Дэн сдержал слово, и вскоре они уже тряслись по скверной дороге по направлению к шоссе. Взглянув искоса на Дэна, Сара приняла неожиданное решение.

– Может быть, нам стоит заехать за Деброй?

Удивленно подняв брови, Дэн усмехнулся и одобрительно сказал:

– Хорошая идея.

В маленькой квартирке Дебры, пристроенной к клинике, телефон отсутствовал, так что им пришлось подъехать к ее дому, и Сара поднялась в квартиру.

Услышав приглашение, Дебра с сомнением посмотрела на Сару и спросила:

– А я не буду среди вас лишней?

– Послушай, Дебра, – серьезным тоном произнесла Сара, – мы с Дэном только друзья. Если хочешь знать правду, я думаю, что вы с Дэном очень подходите друг другу. Дебра покраснела, улыбнулась и молча пошла собираться. Потом они вместе подошли к машине, где сидел Дэн. Сара хотела уступить свое место Дебре, но не знала, как сделать так, чтобы девушка не смутилась.

Дэн, казалось, искренне обрадовался, увидев Дебру.

– Как поживает моя самая любимая медсестра?

Усмехнувшись смущенно, Дебра ответила:

– Прекрасно, только я никогда не буду вашей медсестрой. Вы ужасный пациент.

Дэн постарался изобразить на лице глубокую обиду, однако затем рассмеялся, когда женщины обменялись понимающими взглядами.

– Вы хотите поплавать? – бодрым голосом спросил Дэн.

Не согласиться было просто невозможно. Ни малейшего дуновения ветерка снаружи. А в машине, несмотря на включенный на полную мощность кондиционер, жара стояла нестерпимая.

Машина двигалась на запад вдоль берега и свернула только тогда, когда все признаки цивилизации остались позади. С правой стороны всеми оттенками синего сверкало Карибское море, с левой простирались бесконечные зеленые поля с редкими каменными башнями, которые сохранились от старых сахарных мельниц.

Когда же наконец они свернули с шоссе, Саре показалось, что они заблудились, выехав на совершенно разбитую грязную дорогу через кустарник. По сравнению с ней дорога, ведущая к вилле, могла считаться вполне цивилизованной.

Дэн знал, что делал. Через несколько минут дорога вывела их из кустарника, и они оказались на самом изумительном пляже, который Сара когда-нибудь видела. Пляж граничил с роскошными строениями и искусственным бассейном.

– Похоже на чей-то личный пляж, Дэн, – неуверенно произнесла Сара.

– Действительно, так оно и есть, но владелец живет здесь только в сезон и не возражает, если мы посещаем его пляж. Здесь, наверное, есть охранник, но я его никогда не видел.

Дэн припарковал машину в тени, и все трое направились к берегу. Вода, омывавшая белый песчаный берег, поражала своей прозрачностью, можно было рассмотреть маленькие ракушки, лежавшие на дне.

Расстелив свои полотенца, они, не сговариваясь, кинулись в воду. Сара уплыла довольно далеко, перевернулась на спину и блаженно качалась на волнах.

Отсюда издалека берег выглядел, как поздравительная открытка. Яркие красные цветы сияли на фоне голубого неба.

Сара слышала крики и смех Дебры и Дэна, догонявших и поливавших друг друга. Она надеялась, что их взаимоотношения окажутся прочными. Они оба казались ей идеальной парой, чего нельзя сказать о ней и Джонатане, да и парой их вообще нельзя считать. Джонатан совсем не походил на мужчин, которые обычно нравились Саре. Она привыкла к людям, которые относились к ней более мягко и внимательно.

Ее защитный крем быстро смывался в океане, и ей пришлось вернуться на берег, вытереться и смазать лосьоном обгоревшую спину. Дебра и Дэн вскоре последовали за ней, ч все они улеглись на солнце, лениво беседуя о разных пустяках.


У Джонатана с утра настроение оставляло желать лучшего. Он расстроился, когда обнаружил, что Сары нет дома, и совсем разозлился, когда выяснил, с кем она уехала. Ему не стоило большого труда выяснить, куда они поехали. После нескольких телефонных звонков и недолгого размышления Джонатан уже знал, где их искать. Дэн – большой любитель пляжной жизни, и не один день провел именно в том месте, куда решил направиться Джонатан.

Никто из троих не слышал шума подъехавшей машины. Дэн спокойно спал, расположившись между двумя женщинами, и у Джонатана внутри что-то непривычно сжалось, когда он заметил, как мало расстояние между загорелым плечом молодого человека и более бледным плечом Сары. Джонатан тихо прошел по песку и уселся рядом с Сарой. Открыв баночку с лосьоном, он налил его немного в свою ладонь и начал осторожно втирать лосьон ей в спину. А Саре снился изумительный сон. Сильные руки Джонатана массировали ее плечи, опустились до талии и ниже. Сара буквально мурлыкала от наслаждения. Резкий крик чайки разбудил ее и вернул к реальной жизни.

– Привет, спящая красавица, – раздался приятный голос Джонатана.

Сара постаралась быстро подняться и дико покраснела, так как бретельки купальника соскользнули, обнажив одну ее грудь. Джонатан, улыбаясь, завязал ей бретельки на шее, и кончиками пальцев нежно провел по затылку. А потом, к полному ее удивлению, наклонился и осторожно поцеловал в губы.

– Что вы здесь делаете, Джонатан? – Для самой Сары голос ее звучал глухо и неуверенно.

– Даже мы, тяжело работающие авторы, имеем право иногда отдохнуть, не правда ли? Когда отец Дэна сказал мне, что вы уехали на целый день, я подумал, что могу найти вас и присоединиться. Надеюсь, вы не возражаете?

– Нет, конечно, нет, – смущенно пробормотала Сара и взглянула на своих спутников, которые безмятежно спали, несмотря на ее тихую беседу с Джонатаном. Мысленно она просила их проснуться и помочь ей преодолеть смущение, вызванное присутствием Джонатана.

А он с невозмутимым видом расстелил на песке полотенце, снял рубашку и шорты, оставшись в черных плавках. Сара постаралась изобразить на лице равнодушие, когда он улегся рядом с ней.

О Господи, он выглядел потрясающе! Ее эротические воспоминания о прошлой ночи оставались все еще очень яркими, и она с трудом заставила себя не поддаться искушению – поцеловать его в мускулистую грудь.

Произошло ли что-нибудь серьезное прошлой ночью? Ей очень хотелось это выяснить, но она понятия не имела, каким образом. Она тихо вздохнула и повернулась, стараясь успокоиться.

Джонатан искоса взглянул на Сару. Она казалась ему совсем спокойной. Возможно ли, думал он, что только он один охвачен пламенем невероятного влечения к лежащей рядом девушке? В прошлую ночь она радостно отвечала на все его ласки, но он хотел бы знать, какой окажется ее реакция в другой ситуации, когда она будет в здравом уме и трезвой памяти. Он понимал, что ведет себя глупо, и его поведение приведет к плохому концу, но в данный момент отказаться от нее он уже не мог. Ему следовало найти к ней какой-то более мягкий подход и молиться, чтобы он сработал.

Вскоре Дэн и Дебра проснулись и очень обрадовались, увидев Джонатана, особенно после того как узнали, что он привез с собой еду. Все четверо перенесли вещи в тень от деревьев на краю пляжа, и Дэн, не теряя времени, начал изучать содержимое сумки Джонатана.

– Джонатан, вы просто угадали наши желания. – Дэн усмехнулся, с удовольствием раскладывая мясо и сыр на толстые куски испеченного дома хлеба.

– Миссис Симпсон приготовила все для меня. Конечно, ей пришлось увеличить все вдвое, когда она узнала, что вы будете есть с нами.

Дебра захихикала, а Дэн постарался изобразить на лице обиду.

– Нечего смеяться над человеком, у которого хороший аппетит. Нам, растущим молодым организмам, надо хорошо питаться.

Легкомысленная, сдобренная шутками беседа продолжалась и во время еды. Так как Джонатан привез ленч, исчезла необходимость возвращаться в город. Насытившись, все четверо перебрались опять на солнце. Благодаря легкому юмору Дэна, беседа не затихала, несмотря на сохранявшееся напряжение между Сарой и Джонатаном.

Поближе к вечеру Джонатан предложил поехать куда-нибудь пообедать и потанцевать. Идея его встретила всеобщее одобрение. Быстро собравшись, Джонатан подвел Сару к своей машине, а потом обратился к Дэну:

– Может быть, вы съездите переодеться и заедете на виллу часа через полтора. Мы сможем потом поехать на моей машине.

Встретив взгляд Дебры, Сара одобрительно кивнула. Возможно, Джонатан и не собирался присоединяться к Саре в ее попытках помочь молодой паре, но так получилось. Одновременно его предложение усложнило ситуацию для Сары, так как она оставалась вдвоем с Джонатаном по дороге домой. Натянув юбку и топ поверх купальника, она почувствовала себя очень усталой и совершенно не расположенной объясняться с Джонатаном.

Как только они выбрались из заросшей кустами дороги на шоссе, приятный прохладный ветерок проник через открытое окно. Сара прислонилась к дверце и прикрыла глаза. Джонатан не любитель пустых разговоров, так что он, наверное, не будет возражать, если она подремлет.

Джонатан усмехнулся, когда понял, как быстро Сара отключилась. Он надеялся по дороге домой поговорить, выяснить отношения и разобраться в создавшейся ситуации, но решил, что Саре необходим отпуск. Уже то, что Сара сидела рядом с ним, для него было настоящим счастьем, он впервые ощущал какое-то непонятное чувство удовлетворения.

Она проснулась, когда они свернули с шоссе. Джонатан приветливо улыбнулся, и сердце ее дрогнуло. Ей стал очень дорог сидящий рядом с ней мужчина, его близость согревала и радовала Сару.

– Простите, что я уснула. – Сара старалась, чтобы голос ее звучал безмятежно.

– Вы, вероятно, нуждались в отдыхе после прошлой ночи. Вы были очень измучены.

Сара поморщилась. Неужели ей не дадут забыть о ее поведении на приеме?

А Джонатан продолжал говорить уже совсем о другом.

– Я думаю, нам имеет смысл поехать в отель «Эспланада». Там по воскресеньям очень хороший оркестр, а выбор кондитерских изделий всегда на высшем уровне.

– Я не знала, что вы сластена, – подразнила его Сара.

– О, конечно, Сара. Вы правы, я большой любитель всяких сладостей, – произнес он и так многозначительно взглянул на Сару, что она покраснела с головы до пят.

Его хитрая улыбка явно показывала, что он имел в виду не только пирожные. Она отчаянно искала возможность сменить тему, и с большим облегчением обнаружила, что они подъезжают к вилле.

Не успел Джонатан припарковать машину, как Сара выскользнула из нее и, бросив ему через плечо «Увидимся позже», направилась к дому.

– Почему бы вам не надеть то белое платье, которое было на вас вчера, – проговорил он ей вдогонку.

Захлопнув дверь своей комнаты, она опустилась на ближайшую кровать. Сара с трудом сохраняла деловые отношения с Джонатаном даже тогда, когда он вел себя резко, но теперь, когда он пытался очаровать ее, она совершенно теряла способность сопротивляться.

После длительного прохладного душа она почти пришла в себя. Вероятно, она слишком бурно реагировала на изменения настроения Джонатана. Без сомнения, он просто старался сгладить их прошлые разногласия, чтобы спокойно работать в дальнейшем.

Она все еще укладывала свои мокрые волосы, когда появилась Дебра.

– Заходи, я уже почти готова.

Дебра не могла скрыть своего волнения.

– Сара, я не танцевала уже несколько месяцев. Надеюсь, что я не все позабыла.

Сара снисходительно рассмеялась.

– Я уверена, Дэн с удовольствием покажет тебе все, что ты забыла.

Обе женщины выглядели великолепно. Темные волосы и бронзовый загар Дебры выгодно смотрелись на фоне ее желтого платья, а Сара просто ослепляла своей красотой, надев синее платье из джерси с маленькими белыми кружочками. Оглядев друг друга, они решили, что все в порядке, и постучали в дверь, ведущую в комнату Джонатана. Дэн ответил на их стук долгим свистом.

– У нас будут сегодня проблемы, Джонатан, неизвестно, кому из нас больше повезет, – глядя на девушек, шутливо произнес Дэн.

– Мне кажется, проблемы вас не пугают, – поддразнила его Сара.

– Неудивительно, меня ведь сравнивают с Фредом Астером, – ответил Дэн с наигранной скромностью.

Все трое громко засмеялись над его хвастовством и вся компания весело направилась к машине.

Для Сары вечер оказался волшебным. Хорошее настроение у Джонатана сохранялось, а присутствие Дебры и Дэна смягчало напряжение, которое постоянно возникало, когда Сара оставалась наедине с Джонатаном.

Отель «Эспланада» оправдал все обещания Джонатана. После дня, проведенного на пляже, аппетит у всех был отличный, и они сразу взялись за еду. Глаза разбегались при взгляде на выбор морских яств. В конце концов, каждый из них выбрал свое любимое блюдо. На столе стоял испеченный в домашних условиях хрустящий вкусный хлеб, и, окончив еду, они решили отложить десерт на более позднее время.

Оркестранты только рассаживались, поэтому компания, желая размяться, прошла на пирс. После невероятного количества огней в городах Штатов, к которому они все привыкли, небо в Антигуа казалось волшебным. Несколько минут они в безмолвии наслаждались его красотой.

– Я помню, что видела такое небо, когда гостила у дедушки, – вымолвила мечтательно Сара. – У нас была ферма в нескольких километрах от ближайшего города, и по вечерам он брал нас в поле, мы укладывались на одеяло, и он рассказывал нам истории про разные созвездия – Орион, Кассиопея, Скорпион. Я думала, что он изобретал их специально для меня. И только когда я выросла, я узнала, что они действительно существовали давным-давно.

Джонатан засмеялся:

– Я могу представить себе, как вы выглядели маленькой. Два больших глаза и хвостики на голове.

– Смотрите! – изумленно закричала Дебра.

Все четверо с интересом наблюдали за метеоритом, который, оставляя огненный след, медленно пересек небо. Закрыв руками глаза Дебры, Дэн сказал:

– Загадай желание, только хорошее.

Сара загадала свое желание. К сожалению, разумная рациональная часть ее сознания насмехалась над ее мечтами. Никакого будущего у ее отношений с Джонатаном быть не могло.

Услышав мягкие отчетливые звуки оркестра, разносившиеся над водой, они вернулись в отель. Меняя время от времени партнеров, обе пары с удовольствием танцевали почти час.

Дебре нужно было уходить – на следующий день рано утром она дежурила, так что вскоре они покинули отель и вернулись на виллу. Тихо пошептавшись несколько секунд, стараясь не разбудить обитателей виллы, Дэн и Дебра попрощались с Джонатаном и Сарой и уехали на машине Дэна.

Сара в нерешительности стояла у машины, подбирая подходящие слова для прощания. Джонатан, похоже, разделял ее неловкость. Он закрыл машину, и они молча прошли к домику. У Сариной двери он взял у нее из рук ключ и открыл дверь.

– Мы очень хорошо провели день. Завтра в девять часов утра, если вас это устраивает, мы начнем работать.

Он быстро поцеловал ее в губы и исчез за углом дома.

Укладываясь спать, Сара пыталась привести в порядок свои мысли. Как только ей начинало казаться, что она раскусила Джонатана, он каждый раз удивлял ее новой стороной своей личности. Следует признать, что сегодняшний Джонатан нравился ей значительно больше, чем колючий и саркастический, но она не знала, который из них ближе к реальности и что ждет ее в дальнейшем.


Через несколько дней Джонатан опять удивил ее совершенно неожиданным предложением. Они только что пообедали и пошли к своему дому. Вдруг он взял ее за руку и остановил.

– Я думаю, что мы заслужили отдых, – усмехнулся он.

Удивленно подняв брови, Сара спросила:

– Но сейчас только двенадцать часов, шеф?

– Ну и что, просто день сегодня слишком хороший, чтобы сидеть дома. Давайте поедем на пляж.

Сара удивленно переспросила:

– Вместе с Деброй и Дэном?

– Нет, вдвоем.

Она молила Бога, чтобы Джонатан не слышал, как часто забилось ее сердце. Она не знала, как поступить, но Джонатан настаивал:

– Неужели так трудно решить? Да или нет?

Сара все еще нерешительно переминалась с ноги на ногу и чувствовала, что ее молчание обижает его. Вздохнув, она наконец согласилась:

– Через пятнадцать минут я буду готова, – сказала она.

Улыбка, которая появилась у него на лице, заставила задрожать ее колени.

У себя в комнате она сняла платье, влезла в зеленый купальник, натянула сверху желтую рубашку и вылинявшие шорты. Достала старые спортивные туфли, пляжную сумку, сунула в нее все необходимое и постучала в комнату Джонатана на две минуты раньше, чем обещала.

Когда она зашла к нему в комнату, у нее перехватило дыхание. Джонатан тоже оделся в старые вылинявшие джинсовые шорты, дыры в которых выглядели почти неприлично, белую хлопковую рубашку. Через незастегнутую рубашку проглядывала его загорелая, заросшая волосами грудь.

Засунув ключи в карман, а полотенца в сумку, он поторопил Сару:

– Мы теряем драгоценное время. Поехали скорее.

Остров Антигуа был совсем небольшой, но Джонатан удивил ее опять, выбрав незнакомую дорогу. Миновав ряд скромных жилищ и несколько крутых и плавных поворотов, они подъехали к берегу. Показав рукой в направлении полуразрушенной пристани, Джонатан важно провозгласил:

– Наша яхта ждет нас.

Сердце у Сары замерло. Маленькая деревянная лодка уныло покачивалась у края дырявого пирса.

– Вы серьезно?

Джонатан рассмеялся, не проявляя сочувствия к ее испугу.

– Не волнуйтесь. Я еще не погубил ни одного пассажира.

Вытащив вещи с заднего сиденья машины, Сара последовала за ним, осторожно выбирая место, куда можно поставить ногу. Вблизи лодка казалась такой же ненадежной, как издали.

– Джонатан, – возмутилась Сара, – посмотрите – на моторе ржавчина.

Он легко прыгнул в лодку и протянул ей руку.

– Разве вам мама не говорила, что нельзя полагаться на первое впечатление?

Затаив дыхание, она медленно ступила на дно лодки, содрогаясь от страха, когда лодка качалась и подпрыгивала на волнах.

– Мама советовала мне не доверять красноречивым пижонам.

– Не будьте таким ребенком. Можете довериться мне. Она осторожно присела на растрескавшийся пенопласт, который служил сиденьем, и пробормотала:

– Почему-то ваши слова не действуют успокаивающе.

Ничего не ответив, он протянул ей спасательный жилет.

– Наденьте, чтобы соблюсти морское правило.

После короткой паузы он неуверенным голосом спросил:

– Вы не страдаете морской болезнью?

Склонив голову, Сара тихо засмеялась.

– Вам не кажется, что вы поздно задаете подобный вопрос?

Он явно огорчился.

– У меня в сумке есть таблетки, они помогают при укачивании. Может, вам стоит принять одну?

Она отрицательно покачала головой.

– Я уверена, все будет в порядке. Я спокойно перенесла воздушные ямы в самолете и я очень любила кататься на карусели. У меня никогда не было проблем.

– Будем надеяться, что и сегодня их не будет, – опять усмехнувшись, произнес Джонатан.

Несмотря на ее опасения, Сара призналась, что Джонатан хорошо умел управлять лодкой. С первого раза мотор послушно завелся и звучал вполне нормально, по крайней мере для неопытного уха.

Когда они отплыли от берега, Джонатан постепенно увеличил скорость, и вскоре они стрелой понеслись по воде. Лодка шла почти параллельно берегу, и Сара с интересом смотрела на меняющийся пейзаж. Ей редко приходилось кататься на лодке, и она наслаждалась большой скоростью.

После нескольких минут бесполезной борьбы с непослушными волосами, она вытащила из кармана гребень, и в конце концов смогла собрать все развевающиеся пряди в один хвост. Джонатан, казалось, совсем не замечал ее присутствия. Взор его устремился куда-то за горизонт, слабая улыбка блуждала на лице. Очень редко Сара видела его таким умиротворенным.

Минут через двадцать они обогнули небольшой мыс и приблизились к тихой безлюдной бухте. В путеводителях по Антигуа указывалось, что на острове есть триста шестьдесят пляжей, по одному на каждый день в году. И трудно найти более прекрасное место, чем то, куда прибыли они. Сверкающий белый песок отделял зелено-голубоватую воду от яркой тропической растительности и безоблачного голубого неба.

Джонатан направил маленькую лодку к берегу и остановил ее только тогда, когда мотор зашуршал по дну. Бросив якорь, он повесил ботинки себе на шею и прыгнул в воду, оказавшись в ней почти по пояс.

Протянув руку Саре, он сказал:

– Давайте, я вас отнесу.

Она покраснела.

– Не валяйте дурака. Так происходит только в кино.

Он печально покачал головой.

– Вы меня обижаете. Я хочу, чтобы вы знали, что в школе я выжимал больше ста килограммов.

– А мне кажется, что вы меня оскорбляете, – нахмурилась Сара.

– Прекратите сопротивляться, – проговорил Джонатан и обхватил ее за талию. Когда он ее поднял, ей оставалось выбирать: либо сдаться красиво, либо вырваться и смешно плюхнуться в воду.

Очутившись у него на руках, она постаралась сжаться в комок, а его приглушенный возглас «уух», когда он чуть не свалился опять в воду, испугал ее.

Когда они достигли берега, и он довольно бесцеремонно бросил ее на песок, оба задыхались.

– Я говорила, что ничего хорошего не получится.

– Потому что вы препятствовали моему желанию отнести вас.

Недовольное выражение его лица заставило Сару, помимо ее воли, рассмеяться. А он, подозрительно взглянув на ее распростертую на песке фигуру, вернулся на лодку, поправил сбившееся сиденье и достал большой красный с белым пляжный зонт. Сара смотрела на него с восхищением.

– Мой личный Робинзон Крузо, – шутливо произнесла она.

Он засунул глубоко в песок палку от зонта, покачал ее из стороны в сторону и, убедившись, что она стоит достаточно устойчиво, прикрепил к ней зонт. Сара встала, сняла шорты и спросила:

– Это значит, что я не могу греться на солнце?

Джонатан вытащил из сумки полотенца и расстелил их в тени зонтика.

– Это значит, что я не хочу оказаться виновным в еще одном вашем солнечном ожоге. Кроме того, такая прекрасная кожа не должна стать морщинистой и постаревшей от солнца.

Как бы между прочим брошенный комплимент тронул сердце Сары.

– Я позаботилась о себе – взяла с собой защитный крем.

– Я не сомневался, – на лице у него играла буквально дьявольская усмешка.

Пока она в недоумении смотрела на него, не зная, как реагировать на быструю смену его поведения от галантности к грубости, Джонатан снял рубашку и шорты и остался в синих плавках. Сара невольно покраснела.

Ущипнув ее за нос, он шутливо произнес:

– Кто последний, тот дурак.

– Что за ребячество? – воскликнула Сара.

Легко подпрыгивая, Джонатан побежал к воде, бросив ей через плечо:

– Так говорят все неудачники.

Она с интересом наблюдала, как он медленно нырнул в чистую, как кристалл, воду и быстро поплыл.

Не желая долго оставаться в одиночестве, она аккуратно сложила вещи на полотенце и подошла к воде. Вода была настолько прозрачной, что она видела розовый лак на своих ногах. Почувствовав прохладную воду на горячей коже, она вздрогнула, но уже через несколько секунд удовлетворенно вздохнула. Прекрасно. Она нырнула и уверенно поплыла к Джонатану, который жестами показывал ей остановиться.

– Не плывите дальше. Течение здесь очень сильное. Я сейчас вернусь.

Сара лениво качалась на волнах, когда он приблизился к ней. Хитро взглянув на него, она спросила:

– Насколько я понимаю, вы были и в команде пловцов тоже?

Он откинул мокрые волосы со лба.

– Да, все четыре года. Плавание стало моей единственной защитой от полного пренебрежения.

Лежа на спине, Сара медленно шевелила ногами, дотронувшись нечаянно до его ноги.

– А вас что, не уважали?

– Конечно. Я был настоящий книжный червь. Читал все подряд: научную фантастику, историю.

– А любовные романы? – подразнила его Сара. Усмешка у него на лице превратилась в хитрую ухмылку.

– Я не думаю, что школьники употребляют такие термины. Если только вы не имеете в виду эротические сценки из «Плейбоя».

– О, перестаньте.

Он пожал плечами.

– Вы спросили, я ответил. Мне неохота вдаваться в воспоминания.

– А в вашей жизни существовала реальная девица, похожая на героинь «Плейбоя»? – настаивала Сара.

Он закрыл глаза и мечтательно вздохнул.

– Мэри Энн Дупински, три года она была победительницей фестиваля «Яблоневый цвет».

– Вы все придумываете, – стараясь говорить сердито, с трудом сдерживая смех, сказала Сара.

– Нет, никто не мог придумать кого-либо, похожего на Мэри Энн, она считалась богиней.

– И что же произошло с богиней?

– Последнее, что я знаю о ней: она в телевизионной передаче рассказывала, что имплантация искусственной груди разрушила ее семейную жизнь.

Сара вдруг почувствовала уверенность в том, что он просто дразнит ее, и прекратив разговор, медленно поплыла к берегу.

Игривый Джонатан еще более опасен. Она готова влюбиться в сурового и необщительного Джонатана, как же могла она сопротивляться легкомысленному и остроумному молодому человеку?

Они оба улеглись на свои полотенца: Джонатан на спине, Сара на животе. Она вполне оценила его предусмотрительность. Без зонта она не могла бы долго оставаться на пляже, не помог бы и защитный крем. Наступила самая жаркая пора, и даже в тени тела их высыхали моментально.

Она положила голову на руку и погрузилась в легкую дремоту. Крики чаек смешивались с шумом прибоя. Через несколько минут по ровному дыханию Джонатана она определила, что он крепко спит. Сара повернула голову и искоса посмотрела на него. Одной рукой он прикрыл глаза, грудь его поднималась и опускалась равномерно. Физически он самый привлекательный из всех ее знакомых. Его окружала такая аура мужественности, на которую реагируют, и женщины и мужчины, а женщины считают немного опасной и непреодолимо притягательной.

Вздохнув, она закрыла глаза и опять погрузилась в сон.

Проснувшись, Сара увидела глаза Джонатана. Подперев голову рукой, он внимательно изучал ее. Нервничая, не зная, как долго он смотрел на нее спящую, она села.

– Я делала какие-нибудь глупости? – спросила она, стараясь не выказывать своего смущения.

– Нет, но я делаю, – хриплым голосом ответил Джонатан, скривив губы.

Она наклонилась и довольно сильно дернула его за волосы.

– Ой! – вскрикнул он негодующе. – За что?

С. некоторым облегчением она заметила, что хищный блеск в его глазах исчез.

– Прекратите флиртовать со мной. Это не ваш стиль.

Он моментально сел, чтобы лучше ее видеть, и нахмурился.

– Откуда вы знаете, какой у меня стиль? Вы считаете, что у меня плохо получается?

– У вас получается слишком хорошо, и вы прекрасно знаете себе цену, – насмешливо ответила Сара.

Улыбка опять появилась на его лице, и он медленно произнес, самодовольно растягивая слова:

– Тогда в чем проблема?

– Проблема в том, что вы мой шеф.

– Но ведь только временно.

– И вы очень плохого мнения о женщинах.

К нему тотчас возвратился хищный блеск глаз.

– Может быть, вы заставили меня изменить свое мнение.

Она не знала, что ему ответить. Как поступила бы любая уважающая себя женщина, загнанная в угол, она встала и убежала. Горячий песок обжигал ее ступни, и только зайдя в воду, она вздохнула с облегчением. Проплыв несколько метров, она перевернулась на спину и мельком взглянула на берег. Джонатан все еще сидел под зонтом, но даже на таком большом расстоянии она ощущала на себе его взгляд.

Качаясь на волнах, Сара опять пыталась разобраться в путанице своих эмоций. Она не предполагала, что Джонатан жил как монах. Его поцелуи опытного мужчины говорили о многом. Два раза они оказывались на грани близких отношений. Если бы спросили ее мнение, она сказала бы, что человек, так страстно увлеченный работой, вероятно, остается страстным и в других видах деятельности. Ей нетрудно представить Джонатана в постели рядом с чувственной Мадлен.

Когда руки и ноги у нее устали, она поплыла к берегу. Пройдя по песку, Сара улыбнулась и, показав на простирающийся перед ними простор, заметила:

– Здесь просто невероятно красиво. Как вы обнаружили такое место, Джонатан?

Он пожал плечами.

– Я много ездил по острову, когда попал сюда впервые. Купил лодку у старого рыбака, который уверял меня, что уходит на пенсию. Вероятно, я заплатил намного больше, чем она стоила.

– Трудно поверить, – усомнилась Сара.

Он угрожающе нахмурился:

– Не ругайте наше транспортное средство. Опершись на локоть, она мечтательно произнесла:

– Мы почти как Адам и Ева.

– Только без фиговых листиков и змеи.

– Перестаньте. А вы могли бы на несколько месяцев отказаться от современной цивилизации? Жить, как бродяга, на пляже?

Он вполне серьезно задумался над ответом на ее легкомысленный вопрос.

– Мне бы понравилось. Если бы я мог взять с собой чемодан книг... и выбрать подходящего партнера.

Сара сделала вид, что не обратила внимания на последнюю фразу, опасаясь выяснять подробности о «подходящем» партнере. Пересыпая песок сквозь пальцы, она спросила:

– Вы когда-нибудь видели фильм Диснея «Шведская семья Робинсон»?

– Точно не помню, может быть. Тот фильм, где воюют с пиратами?

Она рассмеялась.

– Мужчины всегда помнят только о насилии.

– А что вы запомнили? – спросил он, скривив губы в усмешке.

Сара вдруг пожалела, что начала разговор.

– О, ничего особенного. – Ей уже не хотелось продолжать.

– Что же? – настаивал Джонатан. – Я обещаю, что не буду смеяться.

Она села, обхватила руками колени.

– Момент, когда они наконец поняли, что в ближайшее время их никто не собирался спасать.

– А дальше?

Сара смотрела вдаль на корабль, скользивший у линии горизонта. Направленный на нее внимательный, изучающий взгляд Джонатана нервировал ее. Она говорила медленно, как будто заново переживая свое первое впечатление от кинофильма.

– Три брата и отец потратили много дней, строя жилище. Оно располагалось на ветвях огромного дерева, там было три или четыре уровня, я не помню точно. После того, как они показали матери кухню, муж повел жену в спальню. Он уложил ее на кровать, сам присоединился к ней, потом потянул за какую-то веревку, и крыша поднялась вверх. Он сказал, что благодаря его устройству они смогут вместе каждую ночь смотреть на звезды.

Она помолчала, потом вздохнула.

– Я думаю, что это самая романтическая картина, которую я когда-либо видела.

Обратив внимание на Джонатана, она с удивлением заметила, что он больше не смотрит на нее. На щеках его заиграли желваки, и в голову ей пришла унизительная мысль: вдруг он подумает, что она пыталась его соблазнить. Откашлявшись, она уже совсем другим тоном продолжила:

– Еще мне очень нравится сцена, где страус состязался со слоном. Глядя на нее, нельзя удержаться от смеха.

Совершенно неожиданно он повернулся лицом к Саре и провел пальцем по всей длине ее руки.

– Скажите мне, вы видите себя женой и матерью?

Она утвердительно наклонила голову, невероятно удивленная его вопросом.

– Да, конечно. Я думаю, большинство женщин видят себя в такой роли.

Он продолжал постукивать пальцем по ее руке. Она поежилась, а он улыбнулся, следы грусти сделали его зеленые глаза более темными. Голос стал хриплым, и она не могла угадать, какие чувства его одолевали.

– Пойдемте еще поплаваем. Солнце садится, и уже не будет так жарко.

Он встал и протянул ей руку. Взявшись за его руку, она поднялась и чуть не задохнулась. Ей показалось, что он собирался ее поцеловать. Момент прошел, и она уговорила себя, что ей померещилась проскочившая между ними электрическая искра.

Держась за руки, они подошли к океану и вместе вошли в воду. Отпустив ее руку, Джонатан красивым кролем быстро поплыл на глубину. Медленно и лениво Сара последовала за ним. Они оставались в воде около часа, иногда плавая рядом, иногда догоняя друг друга. В конце концов, Сара первая сказала, что выходит на берег:

– Пока мои пальцы еще окончательно не съежились от холода.

Джонатан убрал мокрые волосы и усмехнулся, зубы его блестели на загорелом лице.

– Как скажете.

И вдруг она взвизгнула, когда он поднял ее обеими руками и осторожно начал подталкивать в сторону берега. Щека ее оказалась прижата к его груди, и она слышала равномерные и сильные удары его сердца. Одна его рука поддерживала ее снизу, другая – обнимала за плечи.

Когда они оказались на мелком месте, Сара повернула голову и осторожно посмотрела на него.

– Теперь я уже могу идти.

Он не обратил внимания на ее слова, лишь зачарованно смотрел на ее мокрый купальник, облегающий грудь.

– Джонатан, – повторила Сара, почти задыхаясь, – можете отпустить меня.

Щеки у него покраснели, но ничего членораздельного он произнести не мог. Она легко похлопала его по щеке и еще раз сказала:

– Я говорю, что вы можете меня отпустить.

– О-о-о... – Он отпустил левую руку, так что она смогла стать ногами на дно.

Другая его рука медленно, но непрерывно прижимала ее к себе. Только тонкий слой ткани разделял их тела, и она безошибочно ощущала его естественную реакцию на такую близость.

Слепившее ей в глаза солнце не позволяло разглядеть выражение его лица.

– Джонатан? – неуверенно позвала его Сара.

Он вздрогнул и постарался еще сильнее, как только возможно, прижаться к ней.

– Я должен это сделать, – пробормотал он.

«Это» означало поцелуй, который по горячности мог соперничать с тропическим солнцем. Он прильнул к ее губам с жадностью погибающего от голода человека. Она ответила, неожиданно перестав сдерживать захлестнувшие ее чувства. Самый чувственный поцелуй в ее жизни оказался удивительно нежным.

Рука Джонатана непроизвольно похлопывала ее по спине, окружающая вода создавала чувственную атмосферу. Когда Сара окончательно потеряла способность мыслить, он неожиданно отпустил ее губы и уперся лбом в ее шею, грудь его тяжело вздымалась.

Мягко, но настойчиво он отвел ее руки, отодвинул ее от себя.

– Выходите из воды, – молвил он своим обычным голосом, – я вернусь через несколько минут.

И уплыл вдаль.

Сара несколько мгновений смотрела ему вслед, потом вышла на берег.

Солнце уже почти зашло за горизонт. Она разобрала зонтик и аккуратно сложила все вещи в две полотняные сумки. Окончив с делами, она уселась на полотенце и начала читать книжку, которую привез Джонатан.

Как будто пытаясь наказать себя, Джонатан плавал очень долго, стараясь избавиться от преследовавших его демонов, но напрасно. Его мучила боль и тоска, как будто он потерял что-то, что ему никогда и не принадлежало. Проведенный с Сарой день он посчитал ошибкой. Изолированные от мира, они оказались в опасной близости.

Он уверен, что его чувства гораздо серьезнее, чем просто похоть, но до конца понять себя не мог.

Ему пришлось буквально заставить себя задать ей вопрос о детях и браке, для того чтобы убедиться в том, что Сара совсем не похожа на тех женщин, с которыми ему случалось переспать. Все они разделяли его отрицательное отношение к браку.

Он никогда не искал развлечений в обществе женщин, подобных Саре, хотя, надо признать, сложившуюся ситуацию нельзя причислять к развлечениям. Впервые в жизни его твердокаменный цинизм столкнулся с идеалистическим мечтателем и оказался побежденным. Сара Джордан заслуживала спутника, который бы знал, что значит романтика, и который разделял бы ее розовые мечты о будущем. Ей нужно значительно больше, чем человек, который знает, как жить в одиночестве, и фактически ничего не знает о совместной или семейной жизни.

Она пробудет на острове еще несколько недель. Может, он сможет получать удовольствие от общения с ней и, реально оценивая ситуацию, расстаться, когда придет время.

Он всегда считал себя самодостаточным и вполне порядочным человеком. Безусловно, он сможет поддерживать чисто профессиональные, хотя и дружеские отношения с ней, уговаривал себя Джонатан, в глубине души сознавая, что только отдаляет неизбежное. Наплававшись, он вернулся туда, где ему хотелось находиться постоянно. Когда он миновал прибой и поднялся на берег, Сара подняла глаза от книги и с хитрой улыбкой повторила его вопрос.

– Пытались установить рекорд?

Ее насмешка задела его, он внутренне содрогнулся. Казалось, что его порядочности и самоуверенности окажется недостаточно, чтобы справиться с ситуацией. И никакого значения не имело то, что Сара не относилась к тем женщинам, которые охотятся за мужчинами.

Он слишком стар, чтобы верить сказкам, а тем более фильмам Диснея, а она была слишком особенной, чтобы он ее мог разочаровать.

Глава 7

Для Сары лениво проведенный день оказался переломным моментом в их отношениях с Джонатаном. Характер его не изменился за один вечер. Он оставался нетерпимым и иногда даже грубым, но немного изменилось его отношение к Саре. Он больше улыбался. По утрам он часто казался искренне обрадованным встречей с ней. У него появилась привычка поддразнивать ее шутя, просто для того чтобы заставить покраснеть.

Саре нравился смягчившийся Джонатан, но ее очень расстраивало, что он, по-видимому, перестал интересоваться ею как любовницей. Больше не было горячих поцелуев. Правда, иногда казалось, что ему трудно придерживаться выбранной им линии поведения – избегать даже случайных физических контактов. В редкие моменты Сара замечала, что он смотрел на нее каким-то странным взглядом, но он быстро менял выражение лица, до того как ей удавалось его понять.

Чем больше времени она проводила с Джонатаном, тем больше ей хотелось довести до конца то, что им не удалось закончить.

У нее не оставалось иллюзий относительно возможного будущего с Джонатаном. Он не тот мужчина, который вызывает мечты о свадебных колоколах. Она прекрасно понимала, что ничего хорошего ее не ждет, если она станет его любовницей. Но чувственность его изогнутых в усмешке губ и исходившая от него мужская сила заставляли ее не думать о последствиях.

Была какая-то печальная ирония в том, что по мере того, как возрастало его уважение, исчезал его интерес к ней как к женщине. «Я хотела бы взять то, что он предлагал. Разбитое или по крайней мере раненое сердце было бы ценой, но у меня хотя бы остались воспоминания о близости с ним», – убеждала себя Сара.

Ей хотелось знать, в чем причина потери интереса к ней, не связана ли она с Мадлен. Она знала, что Мадлен звонила Джонатану, несколько раз, но он никогда о ней не говорил. Сара предполагала, что у них могла быть любовная связь, но она предпочитала сомневаться.

Если их сексуальные отношения из пламенных превратились в тлеющие, то служебные отношения улучшались с каждым днем. Джонатана явно радовал и удовлетворял объем работы, которую они сделали со времени ее приезда.

Сара со своей стороны беспокоилась, что написание книги подходило к концу, и, значит, приближалось время отъезда и расставания с Джонатаном.

После дня, проведенного на пляже, они сразу взялись за старые ветхие церковные книги, которые предоставил ему пастор. Большинство из них писались на английском, но некоторые на французском языке. Каждую из них Сара прочла внимательно, отмечая, что могло бы заинтересовать Джонатана. Почти все книги представляли coбой записи рождений, бракосочетаний и смертей, но один толстый том оказался журналом конца 1700-х годов. Джонатан признался, что у него не хватило бы терпения разбирать неразборчивый сложный почерк и старинные выражения. Сара читала ему вслух некоторые разделы, а он делал заметки и записывал ссылки. Сара же обращалась к нему за помощью при переводе некоторых терминов и сокращений.

В один из очень влажных дней Джонатан предложил перебраться из жарких комнат на берег бассейна. Они поставили шезлонги, маленький столик в тени и продолжали спокойно работать.

Сара получала удовольствие от интимной обстановки. Джонатан, сидя в кресле рядом с ней, целиком погружался в работу. Ветер трепал его волосы, и он каждый раз нетерпеливо убирал их рукой со лба. Ему пора было постричься, и она подумала, не предложить ли ей свои услуги. Она представляла себе, как ее пальцы погружаются в его шелковистую густую шевелюру.

Сара продолжала читать старый журнал и восхищаться тем, как тщательно описывались происходившие давным-давно события и участвовавшие в них люди. Однако давно умершие герои не шли ни в какое сравнение с сидящим рядом с ней живым интересным мужчиной.

Она вложила закладку в старый фолиант и положила его на стол.

– Я поплаваю немного в бассейне, чуть-чуть остыну.

– Неплохая идея, – согласился Джонатан, но не пошевелился, чтобы присоединиться к ней.

Сара выскользнула из одежды, оставшись в купальнике, беззвучно нырнула в воду и медленно поплыла вдоль бассейна.

Джонатан мрачно, невидящим взглядом смотрел на лежавшую перед ним страницу, хотя за последние полчаса он не прочел ни одной фразы. Ему очень хотелось нырнуть в бассейн, но он опасался, что не сможет устоять перед искушением, прижмет ее мокрое тело к себе и будет беспрерывно целовать.

Его решение оставить Сару в покое оказалось гораздо более трудновыполнимым, чем он мог предположить. Видит Бог, он жаждал ее, но не мог даже подумать о том, как ей будет тяжело, когда отношения закончатся, другого варианта не могло и быть. Ей, конечно, хотелось иметь семью и детей, а он не приспособлен ни для того, ни для другого. Что он знал о семейной жизни? Почти ничего. Он так долго вел холостяцкую жизнь, что не мог даже представить себя живущим в семье.

Будучи порядочным человеком, он обязан оставить ее в покое. Через несколько недель она уедет домой, и какой-нибудь более подходящий мужчина предложит ей то, что он, Джонатан, ей предложить не может. Его невеселые мысли прервал веселый голос.

– Джонатан, вы идете? В воде просто замечательно!

– Нет, – ответил он не очень уверенно, – мне надо съездить в город и кое-что сделать. Я, вероятно, увижу вас попозже вечером.

Удивленно она смотрела, как он собирал все материалы. Она впервые услышала, что у него в городе есть какие-то дела. Наоборот, у нее создалось впечатление, что он собирался работать до конца дня.

После его поспешного исчезновения Сара еще немного поплавала, вылезла из бассейна и улеглась на солнце. Хорошо, если бы он позвал ее с собой. Хотя на вилле и вполне удобно, сегодня ей очень хотелось выбраться отсюда. Ее одолевало беспокойство, ей нужно отвлечься от эмоционального тупика в ее отношениях с Джонатаном.

Она не могла позволить себе опять звонить Дэну. Он и Дебра несколько раз приглашали ее на прогулки, но она не хотела им мешать.

Вернувшись в комнату, Сара приняла душ и надела лимонно-желтый топ и разноцветную юбку. Посмотрев в зеркало, она убедилась, что одежда подходит к ее загару и что ее внешний облик ничего не говорит о ее внутренних проблемах.

Возможно, мне не стоило скрывать свое отношение к нему и вести себя с ним более откровенно, думала Сара. В конце концов, мне уже двадцать семь, вполне достаточно для того, чтобы понимать, что не всегда отношения между женщиной и мужчиной бывают идеальными. Может, он и не очень любит меня, но моей любви хватит на двоих.

Две причины удержали ее от предложения ему разделить с ней ночью постель. Первая – вполне реальное опасение, что Джонатан откажется. Его теперешняя отстраненность могла быть искусственной, но вполне возможно, что он просто потерял интерес к ней. Вторая, хотя и старомодная причина, заключалась в том, что, по ее мнению, не она, а мужчина должен сделать первый шаг.

Если Джонатан действительно хочет близости, он первый должен проявить инициативу.

Бросив последний недовольный взгляд на женщину в зеркале, она постаралась выкинуть все мысли о Джонатане из головы и взяла конверт, который получила от сестры. Кэти прислала ей целый пакет ответов на ее резюме. Ей надо просмотреть их все и решить, какие из них представляют для нее интерес.

Больше всего ее заинтересовало письмо из университета Эмори в Атланте. Приятно будет жить опять недалеко от родителей. Ее не устраивало только то, что в университете ей предлагали неполную нагрузку. Однако в сопроводительном письме сообщалось, что может появиться возможность получить и полную нагрузку. Интернациональное разноязычное население Атланты увеличивалось с каждым днем, и во всех колледжах и университетах расширялись лингвистические факультеты.

Сара села за портативный компьютер и начала составлять ответное письмо. Она попросит назначить ей собеседование, а потом будет решать, что ей делать. Запечатав конверт и опустив его в почтовый ящик вблизи коттеджа Симпсонов, она почувствовала себя гораздо лучше.

Сара отличалась решительным характером, но запутанные отношения с Джонатаном просто сбивали ее с толку.

Когда она вечером пришла обедать, то с трудом сдержала удивленный возглас, увидев сидящего за столом Джонатана.

– Вы успели сделать все свои дела? – спросила Сара.

– Да. – Щеки его покраснели, и он старался не встречаться с ней взглядом.

Подошла Селина и поставила на стол напитки и тарелки.

Джонатан поблагодарил ее, и каждый из них принялся за еду.

– А чем вы занимались сегодня? – спросил он, стараясь, чтобы голос его звучал небрежно.

– Я кончила печатать главу, которую вы дописали вчера, и отправила письмо в университет Атланты, в котором просила назначить мне дату собеседования по поводу работы. К тому времени я уже вам буду не нужна, ведь мы уже закончим книгу.

– Понимаю. – Джонатан очень сосредоточенно размешивал ложечкой чай. – А если вас не возьмут на работу в университете?

– У меня есть другие варианты. Я буду искать до тех пор, пока не найду то, что меня интересует. А пока смогу зарабатывать частными уроками, я уже пробовала. И хотя я, конечно, не хочу всю жизнь прожить за чужой счет, родители будут счастливы, если я еще немного поживу с ними.

Джонатан не знал, как справиться с неожиданно пронзившей его болью.

Вот напротив него сидит Сара и хладнокровно планирует свое будущее, а он буквально разрывается на части.

– Я сегодня видел в городе Дэна. Мы договорились повезти вас и Дебру в ближайшее воскресенье на Ширлевские холмы. Там по воскресеньям местные власти устраивают концерты на открытом воздухе, и вы обязательно должны там побывать, пока не покинули Антигуа.

– Очень заманчиво послушать концерт, – воскликнула Сара, не в силах сдержать вспыхнувшую радость. Джонатан фактически предлагал ей появится вместе в обществе. Мы будем не одни, и присутствие Дэна и Дебры сможет помешать мне совершить какую-нибудь глупость, размышляла Сара.

Следующие несколько дней тянулись для нее невероятно медленно. Сара внимательно наблюдала за Джонатаном, надеясь увидеть возвращение его прежнего внимания к ней, но его отношение оставалось приятным и совершенно лишенным всякой романтики.

Утро воскресенья выдалось ярким и невероятно красивым. Сара погрелась на солнце, помыла голову, сделала маникюр и педикюр. Руки у нее дрожали, так что она испачкала лаком пальцы. Она волновалась больше, чем девушка, которая собирается на свой первый бал.

Мысли о Джонатане преследовали ее непрерывно. Она пыталась уговорить себя, что месяц, проведенный в обществе интересного мужчины, обострил ее чувства, но в глубине души она знала, что действительно полюбила Джонатана.

Чем больше времени она проводила с ним, тем больше восхищалась им. Несмотря на грубоватую внешность и вспыльчивый характер, он был добрым человеком. Его дружба с Дэном отличалась доброжелательностью и вниманием. Он проводил много времени с ним, несмотря на то что их встречи отвлекали его от работы. Сара обратила внимание и на его безукоризненно вежливое обращение с юной официанткой Селиной. Сара знала, что он оставлял ей больше чаевых, чем принято. Только с ней он обращался странно и неровно. Непонятно было и сегодняшнее приглашение: то ли это жест вежливости, то ли нечто большее. Ответа она не знала.

Однако выглядеть она должна лучше всех. Летнее платье цвета бледной лаванды с узором из маленьких цветов, с широкой юбкой чуть ниже колен и с воротом, отделанным изысканным кружевом, наверняка сразит Джонатана. Сара надушилась любимыми духами, а затем заплела французскую косу, оставив несколько кудрявых прядей вокруг лица. Она готова, дело теперь за ним.

Дэн и Дебра приехали вовремя. Сара пригласила их к себе в комнату и постучала в дверь к Джонатану, сообщив, что они готовы к отъезду. Дэн настаивал на том, что на сей раз он должен вести машину. Значит, Саре и Джонатану придется поместиться в маленьком пространстве на задних сиденьях. Ну что ж! В тесноте, да не в обиде! У Сары сердце каждый раз сжималось, когда рука Джонатана успокоительно поглаживала ее плечи на дорожных ухабах.

Наконец, они достигли вершины холма, где уже раздавалась музыка. Оркестр играл шумную энергичную версию хорошо знакомой мелодии. Сара усмехнулась, когда прочла на рубашках оркестрантов надписи, заказанные, по-видимому, спонсором концерта.

Дэн расстелил одеяло на небольшом пятачке травы, и все четверо устроились на нем. Сара с большим интересом наблюдала за публикой. Лица обитателей острова перемежались с лицами туристов из разных стран. Молодые парочки держались за руки, а пожилые жители Антигуа играли в местную игру, называемую «варри».

Очень скоро от аромата мяса, жареного на открытом воздухе, потекли слюнки и разыгрался аппетит. На тарелках, которые они купили, лежали большие куриные грудки, молодой картофель и кукуруза. Джонатан принес из бара ромовый пунш. Несколько минут они молча наслаждались вкусной едой и музыкой.

– Осторожно, не шевелитесь, – обратился Джонатан к Саре и кончиком пальца снял с ее подбородка каплю соуса.

– Спасибо, – хриплым голосом ответила Сара. Глаза Джонатана потемнели, и она почувствовала, как настоящая искра влечения проскочила между ними.

Дэн и Дебра не обращали на них никакого внимания, целиком поглощенные спором о том, кому идти за следующей порцией вина.

– Я пойду, – неожиданно выразил желание Джонатан и быстро поднялся. – Сара вдруг обнаружила, что ее сжатые кулаки лежат на коленях и заставила себя расслабиться.

Наконец Джонатан вернулся с напитками, и Сара уже пришла в себя.

У Джонатана дрожали руки, когда он передавал Саре ее стакан с белым вином. Черт возьми, думал он, она сводит меня с ума. Вот сидит рядом в скромном, но потрясающе элегантном коротком платьице, а я только и мечтаю о том, чтобы снять его и прижаться к ней.

Когда они закончили свою трапезу, солнце уже садилось в океан. Окружающая их толпа притихла, оркестр заиграл более спокойную и тихую музыку.

Дэн и Дебра держались за руки. Сара внимательно наблюдала за ними и вздрогнула от неожиданности, когда Джонатан обнял ее и притянул к себе.

Сердце ее забилось с невероятной частотой, и она только молила Бога, чтобы он не заметил ее волнения.

Все четверо в умиротворенном настроении наблюдали за изменением освещения на небе – от оранжевого и золотистого до густо-синего и лилового, предшествующим темноте.

Хотя большинство любителей музыки собирались пробыть на холме до полуночи, Дэн и Джонатан собрали тарелки, отнесли их на свалку, а Сара и Дебра стряхнули и сложили одеяло. Вернувшимся мужчинам Сара улыбаясь сказала:

– Большое спасибо за поездку. Я бы не променяла ее ни на что на свете.

Оркестр заиграл оригинальную версию старой, хорошо известной песни «Вот для чего нужны друзья». Сара печально улыбнулась и подумала, что независимо от того, будет у нее что-нибудь с Джонатаном или нет, она никогда не пожалеет о своем приезде на Антигуа. У нее в жизни останется множество интересных воспоминаний о пребывании на этом чудесном острове.

По дороге домой все молчали, каждый погруженный в свои мысли. Саре еще совсем не хотелось спать. Рука Джонатана за ее спиной и мягкое прикосновение его пальцев к затылку заставляли ее испытывать радостное волнение.

Дэн и Дебра высадили их на вилле, но сами выходить из машины не стали. Сара облегченно вздохнула. У нее не осталось сил, чтобы вести разумный разговор. Джонатан в молчании шел с ней рядом по дороге к коттеджу и остановился около ее двери.

– Сара. – Голос Джонатана дрожал, с приглушенным стоном он обнял ее и начал лихорадочно целовать. Она не сопротивлялась, наоборот, еще сильнее прижалась к его груди и проявила столько страсти, что он попытался притянуть ее еще ближе к себе, дав ей почувствовать всю силу своего желания.

Потом он мягко отодвинул ее от себя, и она увидела его лицо, искаженное от напряжения.

– Сара, – произнес он голосом, в котором звучало и страстное желание, и горькое сожаление.

Она не могла понять причину таких противоречивых чувств. Он наклонился, еще раз поцеловал ее коротким и нежным поцелуем и, бормоча себе под нос ругательства, быстро пошел к своей двери.

Пошатываясь, Сара открыла дверь и, не зажигая свет, бросилась на кровать. Она находилась в таком лихорадочном возбуждении, о котором только читала в книгах и никогда не верила в его реальность.

Беззвучные слезы текли по щекам. Почему он так со мной поступает?

Ответа она найти не могла. В конце концов, измученная до предела, не раздеваясь, она провалилась в беспокойный сон, наполненный эротическими сновидениями.

Среди ночи Сара проснулась, в голове трещало, губы пересохли, глаза наполнились слезами. Быстро приняв душ, она скользнула под простыню и заснула уже без всяких сновидений.

Джонатан и не пытался уснуть. Стойко выдержав ледяной душ, он сел за работу. Неожиданно ему ужасно захотелось поскорее закончить книгу, считая, что чем раньше он расстанется с источником искушения, тем лучше.

В последующие два дня Сара еле справлялась с печатанием того, что Джонатан успевал написать.

Он почти все время работал у себя в комнате, общаясь с Сарой только при крайней необходимости.

Она знала, что он получил факс от издателей, которые высоко оценили первую часть книги и с нетерпением ждали продолжения. Сара разделяла их оценку и хотя понимала, что ее мнение субъективно, считала, что книга Джонатана будет иметь успех не только в академических кругах. Его стиль напоминал Джеймса Миченера, погружавшего читателя в обстановку того времени, которое он так старательно описывал.

К счастью для Сариных уставших пальцев, в среду за завтраком Джонатан сообщил, что уезжает на рыбалку на целый день.

– Отец Дэна заедет за мной, так что вы можете воспользоваться моей машиной, если захотите. – Он протянул ей ключи от машины и добавил:

– Бензина там достаточно.

– Спасибо, папочка, – съязвила Сара.

– Простите. – Он виновато улыбнулся, стараясь скрыть смущение. – Я пойду собираться. Увидимся вечером.

– Всего хорошего. – Сара задумчиво смотрела ему вслед. В каком-то смысле его отъезд давал ей передышку, чтобы прийти в себя и успокоиться после воскресной поездки.

Доев завтрак, она вернулась к себе в комнату, нашла пару удобных для прогулок туфель и направилась туда, где обычно стояла маленькая «тойота». С опаской глядя на машину, Сара произнесла:

– Привет, приятельница, на сегодня мы с тобой остались вдвоем.

Она уже знала все дороги на острове, но вести машину ей придется здесь впервые. Надо быть очень внимательной и ездить медленно и весьма осторожно.

Все оказалось легче, чем она предполагала. Большое число поездок в качестве пассажира принесло свою пользу, и ей уже не казалась такой трудной езда по левой стороне. Она добралась до города и оставила машину на маленькой площадке для парковки. С удовольствием предвкушала она прогулку по незнакомому городу, прогулку без определенной цели.

Знакомясь с городом, она пошла по направлению к гавани, на набережную Рэдклиф. Обычно там пришвартовывались несколько круизных лайнеров одновременно. И пассажиры могли прямо с корабля попасть в торговый центр, где масса дешевых магазинчиков предлагали различные заманчивые товары. Сара знала, что местные жители очень гордились своим торговым центром, но ей казалось обидным, что туристы ограничивались только прогулкой по набережной и не видели ни города, ни невероятно красивого острова.

Проголодавшись, она решила зайти в булочную, где их когда-то с Дэном так вкусно кормили. Сидя за столиком и лениво потягивая лимонад, она вдруг беззвучно застонала, увидев на лестнице выхоленную фигуру Мадлен Гартфорд.

– Мисс Джордан, – громко произнесла Мадлен, – как приятно вас встретить. Я собиралась приехать к вам на виллу, но теперь нет необходимости.

Сара слабо улыбнулась в ответ.

– Я удивлена, что вы запомнили мое имя. Вам, наверное, приходится встречаться с большим количеством людей.

– Да, действительно, но дорогой Джонатан не перестает вас хвалить. Он очень доволен вашей работой.

Внутренне вздрогнув при словах «дорогой Джонатан», Сара пробормотала что-то нечленораздельное.

– Не будьте такой скромной, Сара. Я уверена, вы знаете себе цену. И поэтому мне трудно сказать вам то, что я собираюсь.

Она деликатно выдержала паузу, затем продолжала:

– Джонатан сумел оценить вас, как очень хорошенькую простенькую девушку, Сара, но мне бы не хотелось, чтобы вы его внимание приняли за что-то большее. – Обманчивая заботливость в голосе Мадлен резко контрастировала со злым блеском в ее глазах. – Джонатан солидный мужчина, у него большой жизненный опыт, – с кошачьей улыбкой продолжала Мадлен. – Он и я – мы хорошо понимаем друг друга. Птицы одного полета, можно сказать. Я считала своим долгом предупредить вас, чтобы вы не дали себя очаровать. Вы понимаете, о чем я говорю?

Сара продолжала молча смотреть на нее. Мадлен, видимо, и не ожидала ответа. Грациозно поднявшись со стула, она поправила свою элегантную прическу.

– Так приятно было поболтать с вами, – закончила она свой монолог и так же неожиданно исчезла, как и появилась, столкнувшись по дороге с официанткой, которая несла Саре сандвичи.

– Если вам не трудно, заверните мне их, – неуверенно попросила Сара, – я не так голодна, как думала.

Официантка вежливо кивнула, и Сара пошла за ней вниз по лестнице. Позже она бесцельно бродила по магазинам, но день потерял для нее всю прелесть. Она, конечно, не настолько наивна, чтобы верить всему, что наговорила ей Мадлен, но настроение ее испортилось. Сарины сомнения, касающиеся ее взаимоотношений с Джонатаном, возникли вновь. Утратив интерес к покупкам, она медленно вернулась к машине.

Не имея никакой определенной цели, не думая о том, куда направляется, Сара поехала в сторону моря и, в конце концов, свернула с шоссе, заметив маленькую, очень уютную бухту. Она села в тени эвкалиптов, медленно развернула и откусила сандвич и долго невидящим взглядом смотрела на пенящиеся волны океана.

Слова Мадлен причинили ей боль. Неприятное ощущение от мысли, что Джонатан и Мадлен говорили о ней, не покидало ее. Воображение рисовало, как Мадлен и Джонатан наслаждались в объятиях друг друга и посмеивались над ней. Беспокойно поеживаясь, она покрошила остатки сандвичей птицам, бродившим у края прибоя.

Как бы ни относилась Сара к знойной темноволосой Мадлен, она не сомневалась, что именно такие женщины, как Мадлен, больше подходят Джонатану.

Неприятная встреча с Мадлен напомнила Саре о бесперспективности ее положения. У меня совсем другие цели в жизни, твердо говорила она сама себе, чтобы тратить свои чувства на человека, который меня не любит. К сожалению, сердце ее не хотело подчиняться разумной логике.

Глава 8

Джонатан находился в расстроенном и немного озабоченном состоянии. И все из-за Сары. Она вела себя очень странно. Началось все в среду вечером. Он не мог понять, в чем причина случившегося. Обычно жизнерадостная и открытая, она как-то замкнулась и почти не разговаривала. Теперешнее ее поведение он ничем не мог объяснить. Она не спорила с ним, не выдвигала никаких гипотез, и создалось ощущение, будто огонек у нее внутри погас.

Джонатану недоставало ее доброжелательной улыбки. Может, его сюрприз вернет Саре ее улыбку. Он решил преподнести его за обедом в пятницу.

– Сара. – Джонатан, как всегда, старался, чтобы голос его звучал небрежно, но его выдало какое-то необъяснимое волнение.

– Что? – Она подняла на него глаза, но мысли ее явно витали где-то далеко.

– У меня для вас маленький сюрприз, надеюсь, он вас обрадует. Мы с вами в последние дни работали, как черти, и заслужили отдых. Будет просто преступлением, если вы, забравшись в такую даль, уедете, повидав только один этот остров. Другой остров, Сент-Киттс, находится всего в нескольких километрах от нас, и я уверен, он вам понравится.

Он остановился, ожидая ее комментариев, но она только смотрела на него пристальным взглядом, который приводил его в замешательство.

– Я заказал для нас комнаты в отеле на острове Сент-Киттс. Что вы скажете?

Выражение лица у Сары оставалось безмятежным, хотя мысль лихорадочно работала, пытаясь понять, что скрывалось за опасно привлекательной идеей Джонатана.

– Джонатан, – глубоко вздохнула Сара, собираясь с силами. Ей было противно произносить вслух свои мысли, но она считала, что должна все сказать. – Я весьма ценю ваше предложение, но вам не обязательно брать меня с собой. Если вам хочется отдохнуть и расслабиться, может вам стоит поехать с Мадлен?

Он взглянул на нее с удивлением.

– Вы что, не в своем уме? Я лучше отдохну в пруду с пираньями.

Джонатан смотрел на нее так, как будто она совсем лишилась рассудка. Может, я действительно лишилась рассудка, подумала Сара.

– Так вы хотите ехать или нет?

Сара усмехнулась, раздраженный тон вопроса напомнил ей прежнего Джонатана, встретившего ее в аэропорту.

– Я с удовольствием поеду на остров Сент-Киттс. Думаю, мне там будет очень интересно.


До острова надо было лететь самолетом, билеты на который Джонатан заказал на понедельник. Увидев самолет, на котором им предстояло лететь, Сара вздрогнула. Уж очень хилым и недостаточно прочным выглядел он. Как-то не верилось, что он сможет поднять в воздух небольшую группу пассажиров.

К счастью, полет оказался недолгим и проходил совсем низко над океаном. Сара почти не успела насладиться ощущением полета, когда вдруг перед глазами появились окутанные облаками склоны Сент-Киттса. Вулканические горы, покрытые буйной растительностью, сменялись удобными пляжами, расположенными вдоль всей береговой линии.

Саре показалось, что они сейчас разобьются, когда пилот резко повернул самолет влево и посадил его на крошечной взлетной полосе.

Если аэропорт на Антигуа показался Саре малопривлекательным, то на острове Сент-Киттс его вообще не существовало. Таможенные процедуры заняли не более десяти минут, и Сара с Джонатаном направились к стоянке такси.

Громкий голос окликнул их еще до того, как они подошли к машинам. Джонатан улыбнулся и помахал в ответ рукой. Он познакомился с Ричардом, водителем такси, в прошлую поездку и созвонился с ним заранее.

Ричард уложил их сумки в багажник и отъехал от тротуара, скрипнув колесами. Широко улыбнувшись, он спросил:

– Ну и куда мы направляемся?

Поскольку их отель располагался на другом конце острова, Джонатан предложил осмотреть столицу острова – Бас-Тер. Живописный город, застроенный белыми зданиями в колониальном стиле, с широкими улицами, обсаженными пальмами, поражал чистотой и живописностью. В центре города на площади высилась зеленая викторианская башня с часами. Владельцы магазинов вели себя безупречно вежливо. Убаюкивающее состояние атмосферы очаровало Сару.

Она купила кожаную книжную закладку ручной работы для отца и маленькую акварель для сестры Кэти. Пока продавец заворачивал ее покупки, она подошла к Джонатану.

– Джонатан, мне попалась брошюра о жизни обезьян в здешних тропических лесах. Мы собираемся туда поехать?

– Как хотите. Но я действительно планировал такую поездку, – ответил он улыбаясь.

Они вышли из магазина и вернулись на площадь. Ричард ждал их в машине, стоявшей в тени огромной кокосовой пальмы, и мирно дремал.

Сара чувствовала приятную усталость, с удовольствием откинулась на спинку сиденья и стала любоваться полями сахарного тростника, мимо которых они проезжали. Остановив машину у небольшого прилавка, Джонатан купил два стебля тростника.

Сара взяла их с нерешительностью, и Джонатан подзадорил ее:

– Куда девалась ваша склонность к приключениям?

Наклонив голову, Сара спросила:

– А что мне с ними делать?

Джонатан начал объяснять:

– Снять верхнюю твердую оболочку, прокусить, пожевать стебель и проглотить сок. Бывает очень вкусно со стаканом рома.

– Наверное, – согласилась она, криво усмехнувшись. Когда она проделала все манипуляции с тростником, липкий сок потек у нее по подбородку. Раньше, чем она успела вытереть его, Джонатан наклонился и слизнул сок, проговорив с улыбкой:

– Сладко, как конфетка.

Сара покраснела, а Ричард громко рассмеялся.

Отель, расположенный на склоне холма, который возвышался над уютной бухтой, назывался «Рассвет», и Саре очень понравилось его романтическое название.

В комнатах были все современные удобства. Конечно, Джонатан не мог позволить себе платить за такие шикарные апартаменты в течение всего их пребывания на Антигуа, и Сара решила насладиться каждой минутой, проведенной в такой непривычной обстановке.

Они договорились с Джонатаном встретиться около семи часов и пойти обедать. А пока Сара приняла теплый, очень приятный душ и, свернувшись калачиком под большим пушистым пледом, уснула, убаюканная равномерным шумом кондиционера.

Сидя в соседней комнате, Джонатан слышал звук льющейся воды и мучился, представляя себе Сару под душем, воображая, как струи воды обтекают ее изящную и крепкую фигуру. Застонав, он встал, открыл стеклянную дверь и вышел из комнаты. Каждая комната на втором этаже имела свой балкон. Джонатан растянулся на шезлонге, задумчиво глядя на водную гладь.

На поездку сюда Джонатан возлагал большие надежды. Он хотел провести время с Сарой, дать ей возможность лучше узнать его, а затем перед отъездом признаться, что он привязался к ней и договориться о встречах в будущем в Штатах. О дальнейшем он не задумывался. Однако он не хотел с ней расставаться навсегда и старался изо всех сил сохранить возможность видеть ее и после отъезда. Он не мог позволить ей подняться на самолет и просто помахать ему ручкой.

Сара уже ждала его, когда Джонатан постучал в дверь: дыхание ее участилось, и колени подкосились при виде элегантного красивого мужчины, стоящего у двери.

А Джонатана поразил прекрасный облик Сары, особенно ее волосы, которые она распустила. Масса золотисто-рыжих локонов струилась по ее плечам, рождая в воображении Джонатана эротические видения.

Зал ресторана с низкими потолками, освещенный свечами, выглядел весьма импозантно. Огромные плоские окна издавали иллюзию киноэкрана. У Сары потекли слюнки от одного чтения меню. Вежливый официант в ярком пиджаке принял их заказ – какое-то незнакомое Саре местное блюдо и жареная рыба-меч. Она удивленно подняла брови, когда Джонатан заказал бутылку шампанского.

– Мы заслужили ее. Книга еще не окончена, но конец уже виден.

Его невинные слова испортили ей хорошее настроение. Время, которое они могли проводить вместе, катастрофически уменьшалось. Мысли о днях, когда ей придется жить вдали от него, она воспринимала болезненно.

Казалось, он почувствовал изменение ее настроения и постарался сменить тему на более оптимистичную. Его мягкий и добрый юмор, легкое поддразнивание развеяли ее меланхолию, и обед, прерываемый ее смехом и его веселыми шутками, проходил приятно и интересно. Она увидела такую сторону характера Джонатана, о которой раньше могла только подозревать. Они рассказывали друг другу истории из своего детства и анекдоты из взрослой жизни. Он расспрашивал о ее пристрастиях, о том, что ей не нравится, о любимых кинокартинах и книгах, и охотно рассказывал о своих привязанностях. Если бы она не была уже по уши влюблена в своего спутника, она обязательно влюбилась бы в него в этот вечер.

Когда, справившись с жирным сырным пирогом, они пили ароматный кофе, Джонатан протянул через стол руку и погладил ладонь Сары. По всему ее телу разнеслись возбуждающие сигналы. Он мягко постучал пальцами по ее руке.

– Может быть, потанцуем? Нам следует израсходовать кое-что из съеденных сегодня калорий.

В танце он вел ее с невероятной мягкостью и бережностью. Она опустила голову ему на грудь и медленно двигалась в такт музыке. Рука Джонатана гладила ее по спине ласково и нежно, и она вдруг почувствовала себя любимой.

Сара понимала, что это только иллюзия и ничего больше, но ей очень хотелось, чтобы все было на самом деле. Джонатан терял самообладание. Вместо характерного для него рационального мышления в голове профессора царил полный хаос. С большой неохотой он заставил себя вспомнить о своем плане.

– Я думаю, нам лучше пойти в номер и пораньше лечь спать. Ричард заедет за нами в девять утра, и мы поедем осматривать остров.

Сара споткнулась, когда слова Джонатана, несмотря на ее мечтательное состояние, дошли до нее. С бессмысленной улыбкой на лице она последовала за ним к их столику. Пока он подписывал чек, Сара взяла свою сумочку и подошла к большому аквариуму с тропическими рыбами, вмонтированному в стену рядом с баром.

Джонатан присоединился к ней, и она заметила, как он старался не дотронуться до нее. У дверей ее номера он быстренько поцеловал ее, и уже через несколько секунд она услышала щелчок двери, которую он закрывал, войдя в свою комнату.

Медленно двигаясь по комнате и собираясь укладываться спать, Сара удивленно хмурила брови. Ей показалось, хоть такое было невероятно, что Джонатан флиртует с ней. Она повертела головой, прогоняя от себя подобные мысли. Джонатан слишком уверен в себе, чтобы прибегать к таким ухищрениям. Он принадлежит к типу мужчин, которые легко получают то, что хотят, уговаривала себя Сара. Но, прижав колени к груди и закутавшись теплым одеялом, она не могла сдержать улыбку, когда вспоминала нежность, с которой Джонатан обращался с ней весь вечер.


Во вторник с самого рассвета день выдался совершенно изумительный, такой, о котором пишут в путеводителях. Сара попросила принести ей легкий завтрак в номер и съела его, сидя на балконе и наслаждаясь утренним солнцем. Вдали в океане виднелись красные и желтые лодки любителей ранней рыбной ловли.

Джонатан предупредил ее, что им придется много ходить пешком, поэтому поверх купального костюма она натянула легкие штаны цвета хаки, блузку без рукавов и удобные теннисные туфли. Сложив все необходимое в сумку, она вышла в холл и постучала в комнату Джонатана. Он пригласил ее зайти. Уже готовый к выходу, он заканчивал причесывать волосы, еще мокрые после душа.

Взгляд ее упал на огромную кровать с беспорядочно разбросанными простынями. А перед ее мысленным взором предстал обнаженный Джонатан, лениво растянувшийся на них. Она виновато отвела глаза и покраснела, когда встретилась с взглядом Джонатана в зеркале. Он легко догадался о причине, заставившей ее покраснеть.

Больше чем половину ночи он сам мечтал о том, как хорошо, если бы в постели рядом с ним лежала Сара. Темные круги у него под глазами явились следствием таких фантазий.

Ричард громко приветствовал их и спросил о дальнейших планах.

– Мы хотим поехать на гору Мизери, – ответил Джонатан.

– А у меня есть право голоса? – притворяясь обиженной, спросила Сара.

Джонатан похлопал ее по колену.

– Вам понравится, доверьтесь моему опыту.

Она отрицательно покачала головой.

– Так говорят все хитрые политики, – и повернувшись лицом к водителю, спросила: – А вы как думаете, Ричард? Мне понравится на горе Мизери?

Широкие плечи Ричарда затряслись от смеха. В его голосе с легким акцентом, типичным для жителей Вест-Индии, слышалось явное удовольствие.

– Вы ее никогда не забудете, милая леди, я вам обещаю.

Обмен шутками определил настроение целого дня. Ричард оказался замечательным гидом, знавшим свой остров размером около пятидесяти километров в длину и только десять километров в ширину и вдоль и поперек. Историю каждого километра Ричард рассказывал, как роман.

Сегодня их машиной служил древний «лэндровер», и Сара боялась, чтобы он не развалился при подъеме на склон горы. Когда дорога кончилась, Ричард припарковал машину и помог Джонатану вытащить все необходимые вещи.

– Увидимся через пару часов. Наслаждайтесь путешествием, – весело произнес Ричард.

Джонатан громко рассмеялся, дернул Сару за косичку и пообещал:

– Я позабочусь о вас, леди, я обещаю.

Дорога была трудной, и они часто останавливались попить воды. Сара потеряла счет времени и не очень обрадовалась, когда Джонатан объявил, что они достигли края кратера.

– Кратера? – переспросила Сара, причем голос ее поднялся на октаву.

– Я что, забыл сказать, что мы на вулкане?

– Вы заплатите за свой обман, мистер Мэтьюз, вот увидите, – проворчала Сара.

Он взял ее за руку.

– Бросьте злиться. Нет смысла останавливаться, если мы уже забрались так далеко.

Не давая ей времени протестовать, он повел ее к краю кратера и показал, как надо хвататься за ползущие растения и за корни во время спуска в кратер.

На дне они подобрали странные разноцветные камни, и Джонатан прочел ей краткую лекцию по местной геологии. На дне кратера царила атмосфера какого-то мрачного очарования, и Сара с удовольствием выбралась на край кратера, после чего они вместе спустились с горы.

Ричард, как и обещал, ждал их. Со вздохом облегчения Сара забралась на заднее сиденье. Ричард дал задний ход, проехал несколько километров, потом, как всегда неожиданно, с шумным треском остановил машину напротив летнего кафе.

– Кафе принадлежит моему кузену, – объяснил Ричард, – он приготовит вам прекрасный ленч.

Сара усмехнулась.

Когда они сели за столик, официант-подросток принес каждому по бокалу кока-колы. Улыбнувшись Саре обаятельной улыбкой, он спросил:

– Не хочет ли юная леди попробовать наших горных цыплят?

До того как Сара сообразила, что ответить, Джонатан отрицательно покачал головой:

– Нет, она не хочет.

– Откуда вы знаете? А может мне понравится.

С хитрой усмешкой Джонатан пояснил:

– Горными цыплятами здесь называют лягушачьи лапки.

Официант засмеялся над выражением отвращения на Сарином лице и спокойно принял заказ. Качество еды оправдало обещания Ричарда. Им подали салат из креветок и только что испеченный хлеб, еще сохранивший тепло печки. Потом они поговорили с владельцем кафе и посмотрели фотографии шести его внуков.

После ленча их ожидало путешествие в тропический лес. Опять Ричард припарковал машину, и Сара с Джонатаном пошли пешком. Дорога теперь была без подъемов и почти всюду тенистой. Непрерывный визг обезьян интриговал Сару.

– Откуда тут взялись обезьяны?

– Французские поселенцы привезли их с собой для развлечения, а потом, когда остров стал британским, они выпустили их в леса.

Они шли, почти не разговаривая, любуясь бурной растительностью под деревьями и яркими птицами на них. Миновав очередной поворот, они увидели достаточно большой пруд у подножия маленького водопада.

Несколько человек с удовольствием плавали в его прохладной воде. Сара и Джонатан, не теряя времени, сняли все, кроме купальников, и присоединились к плавающим. Как ни странно, присутствие чужих людей не разочаровало Сару. Наоборот, она легче переносила опасное сумасшествие, которое овладевало ею каждый раз, когда она оставалась наедине с Джонатаном. Они плавали и резвились, как дети, и беззаботное настроение, возникшее утром, не покидало их.

Высохнув слишком скоро, они вернулись прежней дорогой через лес и подошли к машине. Ричард обещал еще одну интересную остановку. Проехав весь остров, они поднялись на гребень горы, и им вдруг показалось, что они попали в давно ушедшие времена. Кроме грубого асфальта под ногами, никаких признаков человеческой деятельности не было заметно. Вокруг простирались зеленые холмы, цветущие бугенвилии и гибискусы, а далеко внизу переливами синего и зеленого на солнце мерцала поверхность бесконечного океана.

Не в силах сдержать восторг, Сара повернулась к Джонатану:

– Вы бы хотели построить здесь дом? Представляете себе, какой вид открывался бы перед вашими глазами каждое утро?

Джонатан же любовался совсем другим видом. Сарины глаза блестели от возбуждения, щеки порозовели от солнца, от легкого ветра на вершине горы, платье обрисовывало формы ее красивой фигуры.

Джонатан улыбнулся и отвел прядь волос от ее глаз.

– Я не могу представить себе ничего более привлекательного, – подтвердил он.

Низкий, глубокий тембр его голоса действовал на нее завораживающе. Ей казалось, что она видит в его глазах любовь, но она боялась поверить увиденному.

Ричард, довольный тем, что Саре понравился его родной остров, продолжал его расхваливать.

– Остров Сент-Киттс – очень спокойное красивое место. Вы можете быть кинозвездой или рыбаком, никто здесь вас не потревожит. Мы ценим уединение.

Всю обратную дорогу в отель Сара не произнесла ни слова. Безмятежность и красота маленького острова успокоили ее, и ей не хотелось расплескать свое впечатление. Страхи и неуверенность, преследовавшие ее последнее время, исчезли, и ей казалось, что она обрела новые силы.

Джонатан смотрел на Сару, на ее улыбку, такую же загадочную, как у Моны Лизы. Он много бы отдал, чтобы узнать, о чем она думала.

Солнце уже почти село, когда они вернулись в отель. Джонатан передал Ричарду все счета и достал Сарину полотняную сумку из машины.

– Вы так же устали, как и я? – спросил он Сару.

– Мне кажется, я последую обычаю, принятому на Карибах, и немного посплю днем, – зевнув, ответила Сара.

– Спите сколько захотите. Мы можем сегодня пообедать чуть позже.

Сбросив одежду, Сара наслаждалась тонкими струйками душа и благодарила судьбу за наличие горячей воды на крошечном острове. Она заставила себя не уснуть, пока высушила волосы, после чего нырнула в уютную постель и в тот же миг заснула.

Проснулась она уже в полутьме. Включив свет, стала рыться в своей сумке, разыскивая чистое нижнее белье. Рука ее наткнулась на шелковую грацию, лежавшую на самом дне сумки. Грация кофейного цвета имела вставку из кремового кружева. Она считалась самым соблазнительным предметом из ее нижнего белья. Сара взяла ее с собой не без задней мысли. Надев грацию, она подошла к зеркалу. Ноги ее как будто сразу стали невероятно длинными, и вся фигура выглядела очень стройной и возбуждающей.

К счастью, она уже успела загореть на Антигуа и не было необходимости надевать колготки. Она смазала лосьоном ноги, влезла в босоножки на высоких каблуках и подошла к шкафу.

Кроме белого платья, которое она надевала на прием в посольстве, в шкафу висело еще одно, очень оригинальное – черного цвета, хотя вообще она редко носила черные вещи. Глубоко вырезанные проймы оставляли обнаженными плечи. Узкий золотой поясок подчеркивал ее тонкую талию, а юбка плотно облегала бедра.

Энергично расчесав щеткой волосы, она разделила их пополам, а затем скрутила в пучок на затылке. Легкий макияж, золотые небольшие кольца в ушах, немного духов, и она готова.

Опасаясь растерять свою решимость, она быстро подошла к телефону и набрала номер комнаты Джонатана, потом, вытерев вспотевшие от волнения ладони о юбку, она стала ждать его стука в дверь.

Сердце Джонатана замерло, когда Сара открыла дверь. Перед ним стояла стройная утонченная искусительница. Сара улыбнулась, и его сердце вернулось в нормальное состояние.

Глядя на него, Сара внутренне усмехнулась. Он выглядел так, как будто его огрели топором по голове. По-видимому, ее маленькое черное платье было удачной находкой.

Сам Джонатан выглядел весьма элегантно. Легкий пиджак бежевого цвета не скрывал его мужественной фигуры.

За обедом они почти не заметили вкуса съеденного. Джонатан даже не дал ей возможности заказать десерт.

– Пойдемте танцевать. – Голос его хрипел от подавляемых эмоций.

Она потеряла счет времени – так долго они танцевали. Реальность окружающего мира отступила. Для нее существовал только сильный молчаливый мужчина, который находился рядом с ней, и она была благодарна слабому освещению в зале. Джонатан так сильно прижимал ее к себе, что она чувствовала каждый удар его сердца.

Когда руководитель оркестра объявил о последнем танце, оба оглянулись вокруг в изумлении. Зал опустел, в нем остались только несколько официантов, накрывавших столы для завтрака.

Бормоча невнятные ругательства, Джонатан повел ее к их столику. Он подписал чек, и они вышли на улицу, в благоухающую ночь. В молчаливом согласии они пошли по тропинке к океану. Сняв обувь, они также молча бродили у края прибоя, время от времени останавливаясь, если волны оказывались слишком близко. Сара очень огорчилась, когда Джонатан повернулся и направился обратно к отелю. Вечер кончался, а Джонатан даже не поцеловал ее.

Он слегка поддержал ее за руку, когда она влезала в туфли, потом надел свои. Почти все огни в отеле уже погасили, освещалась только дорожка, ведущая к входу.

Они остановились у дверей Сариной комнаты. Мрачное лицо Джонатана при слабом освещении в холле выглядело как маска. Наклонившись, он осторожно поцеловал ее в щеку. Сара прореагировала отчаянным непроизвольным движением. Она схватила его за руку, умоляюще глядя ему в глаза.

– Джонатан? – Голос ее дрожал, и в ее вопросе он услышал всю силу ее любви к нему.

Он закрыл глаза, как будто от боли. Секунду, которая казалась им вечностью, они стояли в нерешительности. Когда он наконец поднял веки, Сара буквально задохнулась. Все его глубоко спрятанные чувства, которые он всеми силами старался подавить, отражались в его глазах, зеленых, как джунгли.

Она так и не знала, кто из них двинулся первым. Неожиданно они оказались в ее комнате. Джонатан целовал ее с жадностью изголодавшегося человека. Она слышала звук расстегиваемой молнии, и почувствовала прохладу обнажившейся спины. Уверенными движениями он сдвинул платье с ее плеч, затем сосредоточенно вытащил шпильки из прически, небрежно бросил их на пол и распустил ее шелковистые волосы. Отойдя на шаг, он продолжал держать ее за руку.

– Вы такая красивая. – Голос его прозвучал тихо и хрипло.

Сара покраснела, стоя молча перед его восторженным взглядом. В его глазах она увидела желание, требовательность и еще что-то, что она не решалась назвать.

С дразнящей улыбкой она прикоснулась к узлу его галстука.

– Мне кажется, он может нам помешать.

Теперь настала ее очередь помочь ему раздеться. Кинув его пиджак и галстук на стул, она начала по очереди расстегивать пуговицы на его рубашке. Кончиками пальцев она могла чувствовать биение его сердца. Он вздрогнул, когда ее руки скользнули по его коже, сбрасывая рубашку.

Когда она коснулась пряжки на его ремне, он застонал и схватил ее за руку.

– Как ты думаешь, сколько я смогу вытерпеть? – пробормотал он пошатываясь.

Сара только улыбалась, когда он поднял ее на руки и понес к кровати. Мир для нее перестал существовать. Остался только Джонатан и то, что он делал. Он сбросил с нее платье, и она застонала, когда его мускулистое тело прижалось к ее горячей коже.

На ней все еще была грация. Он провел языком по ее кружевному краю у шеи и задохнулся от запаха духов. Спустив тонкие бретельки грации, он наклонил голову и стал целовать ее в грудь.

Сара вскрикнула от наслаждения и, не глядя, протянула вперед руку и убедилась в безошибочном доказательстве его страсти. Джонатан замер, потом перевернулся на спину, увлекая ее за собой.

Сара наслаждалась возможностью касаться его тела губами, языком, руками. Нежная щедрость ее поведения превосходила все его ожидания. Он чувствовал, что теряет контроль над собой. Неожиданно резким движением он прижал ее к постели и сбросил остатки одежды. У Сары перехватило дыхание, когда его пальцы оказались у нее между ног. А он, раздвинув ее ноги, одним сильным движением погрузился в нее.

Сара вскрикнула и вцепилась ногтями в его спину, когда первые волны восторга захлестнули ее.

Джонатан на мгновение застыл, а затем стал проникать все глубже и глубже, пока оба они не почувствовали, что летят над землей.

Опять и опять среди ночи они тянулись друг к другу, иногда мягко и нежно, иногда с отчаянием людей, у которых впереди очень мало времени.

Когда первые лучи солнца появились на небе, Джонатан прижался к Сариной спине, положил руку ей на грудь, и они, усталые и умиротворенные, погрузились в крепкий предутренний сон.

Глава 9

Телефонный звонок разбудил Сару. Еще не проснувшись окончательно, она подняла трубку.

– Алло, – произнесла она тихим голосом.

– Простите, мисс Джордан. Мистер Мэтьюз просил разбудить вас и напомнить, что ваш рейс сегодня в десять часов утра.

– Благодарю вас. – Она положила трубку и посмотрела на другую половину кровати. Не считая нужным проверить ванную комнату, Сара поняла, что в номере она одна. В глубине души она и не удивилась, что Джонатан ушел. Дэн предупреждал ее, она и сама убеждала себя в ненадежности Джонатана. Но ее своенравное сердечко пыталось надеяться на лучшее, и теперь ей приходилось расплачиваться за свою наивность.

Побледневшая, внешне спокойная, она оделась и сложила вещи. Перебросив сумку через плечо, не глядя на дверь Джонатана, она спустилась вниз ждать Ричарда. Взяв себе чашечку кофе с тележки, она отвернулась от подноса с пирожными. Даже мысли о еде были ей неприятны. Джонатан появился через минуту в темных очках и с мрачным выражением на лице. Пробормотав короткое приветствие, он прошел мимо Сары к стойке, чтобы расплатиться за проживание в отеле.

Ричард, как всегда, появился вовремя и своими шутками и рассказами уменьшил напряжение по дороге в аэропорт. Тепло попрощавшись с ним, Сара и Джонатан поднялись в самолет. Так как самолет прилетел с другого острова, свободных мест в нем оказалось немного. Сара прошла вперед, а Джонатану пришлось занять место на несколько рядов дальше.

Во время краткого перелета до Антигуа и автомобильной поездки до виллы Сара находилась в состоянии оцепенения. С Джонатаном они общались только при крайней необходимости.

Приехав на виллу, они расстались, и каждый пошел в свою комнату.

За ленчем Сара внимательно наблюдала за Джонатаном. Она ждала, что он заговорит о происшедшем прошлой ночью, но не очень надеялась на разговор. Так оно и вышло. Для него случилось просто маленькое приключение, без сомнения, самое обычное, с горечью думала Сара. Когда они собирались уходить, в столовую вошла миссис Симпсон.

– Как хорошо, что я вас застала, мистер Мэтьюз. Вам пришел факс, когда вы отсутствовали.

Джонатан развернул листок, прочел и неожиданно побледнел.

– Джонатан, в чем дело? Что-нибудь случилось? – Она притронулась к его руке.

Джонатан непроизвольно вздрогнул от ее прикосновения, и Сара, удивившись его реакции, отдернула руку. Ей оставалось только беспомощно смотреть, как он резко поднялся и молча ушел.

Следующие несколько часов она мучилась от отвращения к самой себе. Его холодное безразличие и отказ от сочувствия разрывали ее сердце на части.

Беспрерывно ей вспоминалось самое неприятное. Несколько раз в течение прошлой ночи она шептала ему о своей любви и ни разу не услышала его признаний. И хотя он считался большим специалистом в английской лингвистике, любовником он оказался необычайно молчаливым. И у него, видимо, была причина. Он старался не сказать ничего такого, о чем бы он потом пожалел. Ее вид в тот вечер соблазнил его, он потерял контроль над собой, но не собирался придавать серьезное значение небольшому приключению. Сейчас он без сомнения ожидал женской эмоциональной сцены и хотел ее избежать.

Когда раздался стук, она отрешенно посмотрела на дверь, потом встала и на негнущихся ногах подошла к двери. Джонатан внутренне содрогнулся, увидев выражение лица Сары, ее глаза, как будто совсем пустые. Не ожидая приглашения, Джонатан прошел мимо нее и сел на одну из кроватей.

– Нам надо поговорить о том, что произошло вчера ночью, Сара.

Щеки ее моментально порозовели, но кровь быстро схлынула, и она выглядела усталой и печальной. Она старалась не встречаться с ним взглядом, а руки теребили край ее юбки. Прикусив губу, она произнесла тихим голосом.

– Мы оба знаем, кто виноват прошлой ночью. Я была бы благодарна вам, если бы мы просто забыли о происшедшем.

Джонатан вздрогнул, боль пронизала все его тело. Горечь, прозвучавшая в ее словах, подействовала на него сильнее, чем он мог предположить. Случилось то, чего он больше всего опасался, Сара его возненавидела. Он глубоко вздохнул и заставил себя не возражать и ни о чем не просить.

– Ладно, если вы так хотите.

Он встал и начал беспокойно ходить по комнате. Когда он заговорил, слова его звучали неуверенно, как будто он сомневался, стоит ли их произносить.

– Я хочу попросить вас об одолжении, – неприятная гримаса исказила его физиономию, – хотя я понимаю, что не имею никакого права просить вас.

Неожиданно он остановился, засунул все свои пять пальцев в густую шевелюру и, разозлившись на себя, продолжал:

– Черт, я совсем запутался. Слушайте! Письмо, которое я сегодня получил, оно от моего брата Джоэля. Он женится в субботу и хочет, чтобы я присутствовал на свадьбе.

Лицо у Сары просияло, выражая искреннюю радость.

– Это же замечательно, Джонатан.

– Да, конечно, – все еще напряженным голосом произнес ой, – я хочу, чтобы вы поехали со мной.

– В качестве громоотвода, да? – уже почти весело спросила Сара.

Он рассеянно кивнул и умоляюще взглянул на нее.

– Я просто не хочу все испортить.

Она знала, как важна для него поездка к брату, и всем сердцем хотела ему помочь.

– Не беспокойтесь, пожалуйста, я с удовольствием поеду с вами.

Ее ответ подействовал на него успокаивающе.

– Большое спасибо. Нам надо вылетать в четверг. Они хотят, чтобы мы присутствовали во время всех церемоний.

Последующие несколько дней они работали почти так же, как раньше, но Сара чувствовала внутреннее напряжение между ними. Джонатан иногда заходил к ней в комнату, чтобы ответить на ее вопросы или проверить кое-что из того, что она печатала. В остальное время он оставался у себя в комнате, работая над книгой, вероятно, до поздней ночи.

В среду вечером Сара в нерешительности рассматривала содержимое своего шкафа. Миссис Симпсон постирала их вещи, и Сара хотела взять с собой самую большую свою сумку. Свадьба должна состояться в Литл-Рок, и она понятия не имела, что из вещей может ей там понадобиться, поэтому решила взять с собой почти все свои вещи.

Их самолет в Майами вылетал утром в четверг. Джонатан заказал места в первом классе, так как только там он мог уместиться со своими длинными ногами. К сожалению, в салоне первого класса было много свободных мест. Сара предпочла бы заполненный пассажирами шумный салон. Откинув спинку кресла после взлета, Сара закрыла глаза и притворилась спящей.

Взглянув на Сару, Джонатан поморщился. Она показалась ему очень бледной и ужасно усталой. Ему безумно хотелось обнять ее, уничтожить все, что мучило ее, но он сдерживался. Для нее пусть он будет бесчувственным грубияном. Он надеялся, что она успокоится и вскоре забудет об их неудавшихся взаимоотношениях, и он избавится от чувства вины, которое преследовало его.

У него есть работа и достаточно большой крут друзей. Жизнь его будет продолжаться, как и раньше. Возможно, со временем он тоже избавится от воспоминаний о Саре.

Он беспокойно заерзал в кресле. Даже сейчас яркие воспоминания о волшебной ночи на острове Сент-Киттс действовали на него возбуждающе.

Стюардесса вышла из-за занавески с подносом в руках и предложила различные напитки. Сара мрачно наблюдала за тем, как хорошенькая молодая блондинка пыталась шутя флиртовать с Джонатаном. И хотя он ничем не поддерживал ее флирта, она не могла остановиться. Его окружала такая аура мужской уверенности в себе, которой большинство женщин не могли противостоять.

Сара никогда не любила полеты, и нынешний не составил исключения. Час, проведенный ими на таможне при проверке ручной клади, стал сплошной нервотрепкой, а когда они прошли в соседний зал, оказалось, что следующий рейс, на котором они должны лететь, откладывается. После последнего перелета Сара чувствовала себя нездоровой, усталой и уже жалела о том, что согласилась на поездку, мучаясь не только от того что вынуждена сидеть рядом с хладнокровным молчаливым Джонатаном, но и от непрекращающейся зубной боли.

Дождливая погода, встретившая их в Литл-Рок, очень хорошо соответствовала Сариному настроению. Пройдя в маленькую туалетную комнату, она постаралась привести себя в порядок: причесалась и чуть подкрасила губы. Когда она проходила мимо Джонатана на свое место, она с сочувствием заметила, что руки Джонатана вцепились в поручни кресла.

Сердце ее смягчилось, когда она увидела такую не типичную для него нервозность. Однако она не позволила себе поддаться добрым чувствам. Он уже взрослый, уговаривала она себя, и он не нуждается в ней ни для чего, кроме кратковременных развлечений.

Саре не стоило никакого труда узнать Джоэля Мэтьюза, когда они вошли в здание. Он был юной, более мягкой копией Джонатана. Рядом с ним стояла маленькая кудрявая блондинка, которую он крепко держал за руку.

Оба брата смущенно улыбнулись, идя навстречу друг другу через толпу, и наконец сдержанно обнялись, что растрогало Сару до слез. Такие же слезы показались на глазах невесты Джоэля.

Джоэль с гордостью представил ее:

– Это Келли, Келли Делтон.

Джонатан поцеловал ее в щеку и представил Сару. Все вчетвером весело беседовали, пока не появился их багаж. Семья Келли жила в тихом пригороде Литл-Рок. Так как дом у них небольшой, большинство приезжих гостей поселились в одном из отелей в центре города. После спокойного обеда, который, несмотря на бывшую размолвку между братьями, прошел в очень дружелюбной атмосфере, Джоэль отвез их в отель.

Договорившись о встрече на следующее утро и пожелав Саре и Джонатану спокойной ночи, Келли и Джоэль уехали домой.

После их отъезда Сара в смущении слышала, как Джонатан менял заказанный для них один номер на два, тем самым показав ей свои чувства и намерения яснее ясного. В лифте присутствие мальчика-лифтера освобождало Сару от необходимости разговаривать с Джонатаном. Зайдя в свою комнату, она со вздохом облегчения закрыла за собой дверь. Она не хотела даже знать, где находится комната Джонатана.

Усталая после долгой дороги, Сара, сбросив туфли, прошлась по мягкому пушистому ковру. Она не понимала, почему путешествия на самолете такие утомительные. Чувствуя себя как выжатый лимон, она решила понежиться в ванне, после которой, уложив гору подушек на диван, Сара устроилась поудобнее и стала смотреть по телевизору интересный старый фильм. Когда в конце фильма герои клялись в вечной любви до гроба, она захлюпала носом. Счастливая любовная история на экране резко контрастировала с ее неудавшимся романом. Наконец она встретила мужчину, от поцелуев которого у нее размягчались кости, а он не только боялся чего-то постоянного, но отказывался даже от легкой любовной интриги.

Печально вздохнув, она выключила телевизор, лампу и перевернулась на живот, решив провести ночь в воспоминаниях, а завтра начать новую жизнь.

На следующий день Сара и Келли позавтракали в маленьком кафе, пока оба брата подбирали костюм для Джонатана. Улыбнувшись сидящей напротив молодой женщине, Сара заявила:

– Келли, пожалуйста, не думайте, что вы должны меня развлекать. Я знаю, что у вас масса дел, а я с удовольствием поброжу по городу одна.

– Я должна признаться вам, Сара, – конфиденциально сообщила Келли, – если я не уйду сегодня из дома, боюсь, что мы с мамой перессоримся окончательно.

Понимающе усмехнувшись, Сара спросила:

– Настолько плохо?

– Хуже не бывает, – мрачно ответила Келли. – За последние две недели у нас не было единого мнения ни по одному вопросу.

Сара рассмеялась, глядя на удрученную физиономию молодой женщины. Ее открытость, жизнерадостность и откровенность понравились Саре, и ей сразу стало легко с ней общаться.

Когда Джонатан с братом, закончив приготовления к свадебной церемонии, пошли играть в гольф, женщины направились в большой современный супермаркет, недавно построенный в городе. Келли оказалась опытным покупателем. Сара еле успевала за ней, бегавшей от одного прилавка к другому в поисках необходимого для свадьбы. Но и ее энергия, в конце концов, иссякла.

За вкусным ленчем они смеялись и весело беседовали, как старые добрые знакомые. Отказавшись от десерта и заказав кофе, Келли вдруг стала серьезной.

– Я так рада, что вы с Джонатаном приехали. Джоэль боялся, что Джонатан не простит ему прошлого.

Сара кивнула.

– Джонатан тоже боялся, – криво усмехнувшись, добавила Сара. – Вы знаете, в какой-то мере я и приехала сюда по той же причине. На случай, если вы окажетесь фатальной женщиной, неравнодушной к мужчинам.

Келли хихикнула:

– Разве я похожа на женщину-вамп? – И уже серьезно рассудила: – Я не могу обвинять Джонатана, что он чувствовал себя скованным. Прежняя женитьба Джоэля была, конечно, ужасно неприятной.

Добавив сливки в кофе, Сара ответила:

– Как видно, с тех пор вкусы у Джоэля в отношении женщин улучшились на сто процентов. Даже посторонним видно, как он вас обожает.

Келли покраснела.

– Он такой внимательный, Сара. Он не хочет сразу иметь детей. Он опасается, что они свяжут меня, а я всегда хотела иметь большую семью. Мне придется переубедить его.

Каким-то уголком своего сознания Сара улавливала, что Келли продолжала говорить, но мозг ее захлестнула волна ужаса. Она вдруг поняла, что ни она, ни Джонатан не предохранялись. Они настолько потеряли контроль, что ни о чем не могли думать. Тот факт, что до сих пор она не подумала об их беззаботном поведении, говорил, насколько она поглощена своей страстью. Взволнованный голос Келли, наконец, достиг ее сознания.

– Сара, с вами все в порядке? Вы так побледнели.

Отчаянно пытаясь вернуть самообладание, Сара успокоила ее.

– Все в порядке, – соврала она, – просто немного болит голова.

По настоянию Келли они вернулись в отель, чтобы Сара могла отдохнуть, хотя она не чувствовала себя уставшей. Когда Келли ушла, Сара попыталась разобраться в своих противоречивых эмоциях. Вероятность беременности была невелика, и только недели через три она сможет что-то узнать. Несмотря на волнение и испуг, где-то в глубине души теплилось маленькое чувство радости от мысли, что у нее может появиться ребенок от Джонатана.

В пять часов она заказала чашку кофе и свежие фрукты в номер. Поддавшись уговорам Келли, Сара купила не одно, а два новых платья, выбрав для репетиции шелковое, бежевого цвета, с широкой юбкой от талии. Оно прекрасно сидело и смотрелось менее шикарно, чем платье для свадьбы.

Джонатан слегка улыбнулся, когда она открыла ему дверь.

– Вы выглядите потрясающе, Сара.

Его спокойный комплимент пролил бальзам на ее израненное сердце. По какому-то молчаливому согласию они отложили все свои проблемы и решили от всей души веселиться на сегодняшней церемонии.

Репетиция состоялась в маленькой церкви на окраине города. Члены семьи Келли оказались приятными и общительными людьми, а друзья Джоэля – явно состоятельными и щедрыми. Сара сидела в одном из последних рядов церкви и наблюдала, как невысокий седой распорядитель свадебной церемонии пытался навести хотя бы относительный порядок.

Джонатан как ближайший родственник находился в центре церемонии. Сара незаметно наблюдала за ним, видела, как он смеялся и шутил, развлекая гостей. Братья общались легко и непринужденно, на них приятно было смотреть. Проведенный вместе день устранил все старые обиды. Сара никогда еще не видела Джонатана таким счастливым.

Когда репетиция закончилась, все гости поехали в близлежащий ресторан на праздничный обед.

Сара сидела между двумя друзьями Джоэля: нордического типа блондином и высоким долговязым мужчиной с большой рыжей шевелюрой. Они ввязались в шутливое соревнование за ее внимание, осыпая ее щедрыми комплиментами и многозначительными намеками, заставляя Джонатана страдать от ревности. После всех празднеств Сара возвращалась домой. Он знал, что ее отъезд оставит у него в душе незаживающую рану очень надолго, а возможно, и навсегда.

По дороге в отель Джонатан выглядел спокойным. В слабо освещенной машине Сара видела, что его руки крепко держали руль. Она собрала все свое мужество и решилась прервать молчание.

– Мне вечер очень понравился. Друзья Келли и Джоэля оказались интересными ребятами.

– Да, я видел, как вы общались, – с горечью ответил Джонатан.

Сердечко у Сары дрогнуло от радости, уловив нотки ревности в его голосе. И она решила провести эксперимент.

– Мне очень понравился Джим, блондин. Он родом из Атланты и обещал позвонить, когда я приеду навестить родителей.

После долгого молчания Джонатан произнес небрежно:

– Он кажется симпатичным парнем.

И маленькая надежда, зародившаяся у нее в сердце, исчезла. Никаких признаков ревности. Значит, Джонатану все равно, она может танцевать даже на стопе с любым из гостей завтрашней свадьбы, а он и глазом не моргнет.

Отдав ключи от взятой напрокат машины служителю отеля, Джонатан с Сарой прошли в опустевший холл. Сарины каблучки громко стучали по мраморному полу. Когда они подошли к лифту, Джонатан кивнул головой на бар в углу зала:

– Если вы не возражаете, я выпью что-нибудь перед сном.

– Хорошо. – Сара нажала кнопку своего этажа. Дверь лифта бесшумно открылась, и она зашла в лифт.

– Спокойной ночи, Джонатан, – с трудом сдерживая волнение, произнесла Сара.

Не будучи в состоянии выдавить из себя улыбку, он тихо ответил:

– Спокойной ночи. Увидимся завтра.

Не очень твердо держась на ногах, Джонатан заказал кружку пива, хотя желания пить на ночь пива он не испытывал. Он просто боялся, что, поднимись с Сарой вместе в лифте, он не сдержится и не сможет расстаться с ней. Ему ужасно хотелось провести у нее эту последнюю ночь, но усилием воли он остановил себя.

Несмотря на бессонную ночь, Сара встала рано. Свадьба была назначена на десять часов, но она обещала Келли приехать в церковь пораньше, чтобы помочь ей. Джонатан, зашедший за ней, в парадном костюме выглядел великолепно. Сердце ее екало, и она призвала все свое самообладание, чтобы не показать вида и спокойно вести себя.

Свадьба прошла прекрасно. Погода способствовала хорошему настроению, и простая церемония покорила всех своей трогательностью. Когда священник произнес обычные слова о доверии и любви, у многих на глазах появились слезы, включая и Сару.

Джонатан не мог отвести глаз от Сары, когда она шла по залу в платье с кружевами, подчеркивающими ее хрупкость. Однако он знал, что Сара обладала силой воли и решительностью, которые сочетались с внутренним ощущением радости жизни. Он молил Бога, чтобы он помог ей в ближайшее время.

В последний момент у него не хватило мужества. Он собирался поговорить с Сарой после возвращения в отель, но не мог больше ждать. Решил, что лучше не откладывать разговор, а провести его в присутствии чужих людей, тем самым облегчив свою задачу. После того как новобрачные, обсыпанные рисом, уехали, он отвел Сару в тихий тенистый уголок церковного двора.

– Все прошло хорошо, правда? – обратилась к нему Сара.

– Да. Большое спасибо за то, что вы поехали со мной.

– Вы не должны благодарить. Я провела здесь очень приятные дни.

Джонатан поднял глаза к небу, рассматривая белый след самолета на синем небе.

– Я подумал, Сара, – начал он серьезным тоном, потом остановился, откашлялся. Сара замерла, с удивлением глядя на него.

– Вам нет никакого смысла возвращаться со мной на Антигуа. Перед отъездом мы почти кончили книгу, и я уже справлюсь сам. А у вас будет возможность полететь в Атланту на собеседование.

Сара стояла молча, чувствуя как ее мечты и слабые надежды превращаются в прах. Она пыталась что-то сказать, но в горле у нее пересохло и слова произносились с трудом.

– Вы уверены? Может, все-таки мне вернуться вместе с вами?

– Мне кажется, нет необходимости. Я заказал билеты, один для вас в Атланту на сегодня и для меня на завтра на Антигуа.

Он вытащил из кармана конверт и протянул его Саре.

– Вот ваш последний чек вместе с премиальными.

Сара покачнулась, кровь отхлынула от головы, и лицо ее невероятно побледнело. Джонатан мысленно выругал себя за непродуманные слова.

– Черт возьми, Сара. Вы ведь знаете, что я ничего такого не думал.

Ее улыбка пронзила его до мозга костей. К ней вернулся дар речи.

– Мне приятно было работать с вами, Джонатан. До свидания.

Она повернулась и быстро ушла. Когда он увидел ее в следующий раз, она, улыбаясь, помогала матери Келли укладывать свадебные подарки в одну из машин.

Джонатан предложил кому-то из гостей довезти их в отель, а потом в аэропорт. Переодеваясь у себя в комнате, он думал о том, стоит ли ему зайти к Саре. Может, он сможет ей все объяснить. Бог свидетель, его притягивало к ней с такой силой, которая выворачивала его наизнанку, но у них нет будущего. Если бы он женился на ней, он бы сделал ее жизнь несчастной. Разумнее оставить все как есть. Он считал, что отказывается от нее для ее же блага.

Сара благодарила судьбу, что родственники Келли ехали вместе с ними в аэропорт. Ее внешнее спокойствие было ненадежно и хрупко, как стекло. Только невероятным усилием воли она не позволила себе развалиться на мелкие кусочки. Ей необходимо держать себя в руках, хотя бы до тех пор, пока она не поднимется на борт самолета.

Когда они приехали в аэропорт, посадка на рейс в Атланту только начиналась. Она распрощалась с родственниками Келли, Джонатан зарегистрировал Сарин билет и оформил багаж. Он нервничал, когда передавал ей посадочный талон. С вымученной улыбкой, любезным голосом, который для него самого звучал фальшиво, он проговорил:

– Еще раз спасибо за все, желаю счастливого полета.

Несмотря на все ее усилия, слезы блестели в ее глазах, когда она произнесла:

– Всего хорошего, Джонатан.

Голос у нее был хриплым, но она гордо подняла голову. Она не позволит ему увидеть, какую глубокую обиду он ей нанес. Механический голос, звучавший по радио, вернул ее к действительности. «Заканчивается посадка на рейс 473 до Атланты».

Чуть-чуть улыбнувшись, Сара повернулась к регистрационной стойке. Джонатан боролся со своим здравым смыслом и потерпел поражение. Отчаянным движением он схватил ее за плечи и повернул к себе лицом. Не встретив сопротивления, он обнял ее и прильнул к ее влажным губам. Сара тихо застонала. Все окружающее, весь аэропорт мог сгореть дотла, и она бы ничего не заметила. Она находилась в его объятиях, чувствовала биение его сердца рядом со своим. Ее кошелек и дорожная сумочка, оставленные без внимания, упали на пол, когда она обеими руками обхватила его шею. Он прижал ее к себе еще сильнее, так что кости затрещали, потом резко повернулся и быстро пошел по залу, так, как будто все демоны ада мчались за ним по пятам.

Глава 10

Атланта, обвеваемая волнами августовского тепла, изнемогала от жары. Сара любила этот благодатный южный город, устремленный в будущее, но сохранивший следы славного прошлого. Однако она должна признать, что вторая половина лета – не самый привлекательный сезон в Атланте.

Прошло ровно четыре недели, три дня и два часа с того момента, когда она рассталась с Джонатаном в Литл-Рок. Боль не утихала, хотя она и уверяла себя, что в конце концов все пройдет. Только благодаря упрямству ей удавалось сохранять самообладание в дневное время, но ночами она чувствовала себя ужасно. Ее либо мучили кошмарные сны, в которых действовал Джонатан, либо, будучи не в состоянии заснуть, она вспоминала их совместные прогулки и свои ощущения, когда он был рядом.

Родители понимали, что с их дочерью что-то происходит, но ни о чем ее не расспрашивали. Она ценила их тактичность, но решила подыскать себе собственное жилье.

Собеседование в университете, состоявшееся две недели назад, прошло успешно. Хотя она еще не получила официального ответа, ей намекнули, что место останется за ней. Занятия должны были начаться в середине сентября, так что у нее оставалось время найти до начала работы квартиру. Она съездила домой, с помощью Кэти упаковала свои вещи.

С удовольствием Сара выбрасывала полные коробки того, что считала ненужным. Ей хотелось начать новый этап своей жизни с новыми вещами. Чем меньше ей приходилось упаковывать, тем лучше. Мебель для новой квартиры они уже купили вместе с сестрой.

Сара остановила свою маленькую красную «хонду» перед небольшим белым домом, расположенным в тихом районе вблизи университета Эмори. Выйдя из машины и закрыв ее, Сара с интересом осмотрелась вокруг. Разнообразие растений обещало, что весной здесь будет цветущий сад.

Открытая входная дверь означала, что риэлтер Агнес Вирхам уже приехала. Сара удовлетворенно улыбнулась, поднимаясь по ступенькам. У входа стояли качели, старомодная скамья-качалка, достаточно широкая, чтобы на ней поместились два взрослых человека.

– Мисс Джордан, заходите. – Быстрая энергичная женщина средних лет, местный риэлтер, пригласила Сару в дом. – Я думаю, вам тут понравится. Старая леди, хозяйка дома, умерла, а так как ее семья не живет в городе, они хотят его быстро продать. Мне только вчера сообщили о доме.

Молча Сара переходила из одной комнаты в другую. Хотя дом был старый, но очень уютный и в очень хорошем состоянии, даже при отсутствии мебели в нем чувствовался какой-то жизнерадостный веселый дух. Агнес терпеливо ожидала, пока Сара окончит осмотр, затем убедительным тоном заговорила.

– Я знаю, что вы хотели снять квартиру, но цена за дом просто сказочно низкая. При нынешнем уровне арендной платы следует хорошо подумать, стоит ли каждый месяц выбрасывать на ветер такие деньги. Если первичный взнос для вас велик, мы попытаемся что-нибудь придумать.

– Когда я должна дать окончательный ответ?

– Я могу подождать до завтра, но потом я должна буду приглашать других клиентов.

Сара глубоко вздохнула.

– В любом случае я позвоню вам завтра утром около десяти часов.

Дамы обменялись номерами телефонов и распрощались. Сара была почти уверена в своем решении. Ее бабушка оставила ей небольшое наследство, и его вместе с процентами вполне достаточно для первого взноса, даже останется еще приличная сумма на обустройство.

Еще одно дело ей оставалось сделать, до того как принять решение. На машине она проехала в незнакомый район города, где находилась большая, хорошо оборудованная аптека. Когда она вышла из аптеки, в сумке у нее лежал прибор для определения беременности в домашних условиях. Задержка хоть и небольшая, всего десять дней, но проверить не мешало. Через несколько часов тест подтвердил ее опасения. Она беременна.

Опустившись на кровать, Сара изумленно смотрела на свое отражение в зеркале. Она выглядела, как обычно. И вдруг такое серьезное событие, которое должно изменить всю ее жизнь. Нежно провела она рукой по своему, пока еще плоскому животу. Они оба, она и Джонатан, вели себя как безрассудные подростки, и вот к чему привела их беспечность.

В какой-то момент она подумала о том, чтобы связаться с Джонатаном, но тут же отказалась от своего решения. Он достаточно явно показал свои чувства.

Возможно, когда ребенок станет старше, Джонатан может захотеть увидеться с ним, но сейчас придется справляться с проблемой самой.

Она не торопилась рассказывать обо всем родителям. Нужно время, чтобы справиться со шквалом эмоций, обрушившимся на нее. Сара знала, что для них такая новость станет большим ударом, но она уверена, что они всегда ей помогут.

Риэлтер очень обрадовалась, когда услышала, что покупка дома состоялась. Она оформила все необходимые документы, и Сара могла переехать уже в конце августа. Таким образом, до начала занятий у нее оставалось больше двух недель, чтобы распаковать вещи и устроиться в новом доме.

Кэти позвонила через несколько дней и спросила:

– Ты ждешь какую-нибудь посылку из Антигуа? Она пришла на мой адрес.

Сердце у Сары забилось сильнее от волнения.

– Нет, я не жду. Наверное, от Джонатана. У него не было адреса моих родителей. Может быть, ты откроешь и посмотришь, что там лежит.

После нескольких минут молчания, во время которых Кэти открывала коробку, раздался ее голос.

– Небольшая сумка, и в ней, похоже, твои вещи.

– Наверное, то, что я там оставила. А записки нет?

– Нет, я не вижу. Ты в порядке, Сара? У тебя какой-то странный голос.

– Все в порядке. – Сара попыталась добавить легкомысленные нотки к своему голосу. – Мне ничего из присланных им вещей не нужно сейчас. Захватишь их с собой в следующий раз, когда соберешься в Атланту.

Сара думала, что уже пришла в себя, но после звонка Кэти вся боль и злость вернулись с новой силой. Джонатан даже не потрудился написать несколько слов. Он, вероятно, вообще поручил миссис Симпсон отправить посылку.

Всю следующую неделю она устраивалась на новом месте. Хозяева дома согласились на меньшую сумму, так что у нее появилась возможность купить занавеси, ковер, обстановку в гостиную и мебель для спальни. Когда она ходила по магазинам одна, то приценивалась к коляскам и другим детским вещицам.

Родители и несколько старых школьных друзей помогли ей с переездом. Тут же расставили всю мебель по местам, мать застелила новую кровать белыми простынями с кружевами, а отец заполнил холодильник всем необходимым. Друзья хотели помочь ей распаковать коробки, но Сара отказалась, сердечно их поблагодарив. Ей хотелось остаться одной в своем новом доме. Она устала, но уже думала о том, чтобы не переутомляться.

После того как она приняла успокаивающий душ, Сара нашла свои любимые кассеты и включила проигрыватель. Когда звуки знакомой мелодии заполнили пространство, она лениво растянулась на полу, с удовольствием погрузив пальцы в толщу золотисто-бежевого ковра, который покрывал пол всего дома.

Раздался звонок в дверь и Сара удивленно подняла брови. Кто-то из друзей, наверное, что-то забыл. У нее не возникло никаких предчувствий, когда она открывала дверь. При виде Джонатана в голове у нее помутилось.

– Привет, Сара! Могу я войти?

Она отпустила ручку двери.

– Да, да, конечно.

Тысячи различных мыслей промелькнули в ее мозгу. Какого черта я в дырявых джинсах и вылинявшей рубашке? – была одна из них.

Джонатан предстал перед ней в накрахмаленной отглаженной рубашке, брюках цвета хаки со стрелками и начищенных кожаных ботинках, напоминая картинку с рекламы американского образа жизни. При более внимательном рассмотрении она заметила, что он похудел и под глазами появились складки, наверное, от усталости.

Джонатан впервые видел Сару в джинсах, и ему очень понравилось, как вылинявшая ткань облегала ее фигуру. Рубашка на ней сидела свободно, однако не мешала рассматривать ее красивую грудь.

С трудом он заставил себя сосредоточиться. Как раз сейчас он не должен отвлекаться. Сара молча внимательно смотрела на него и не выглядела весьма обрадованной его приездом.

– Я должен поговорить с вами, Сара. – Он сидел на краю дивана со сцепленными между коленями руками. – Я долго готовил свою речь, так что, если можно, не прерывайте меня, пожалуйста, дайте мне выговориться.

Она кивнула, находясь во власти противоречивых эмоций. Сидя на стуле напротив него, она очень нервничала, не зная, чего ей ждать от него.

Тяжело вздохнув, он уставился взглядом в пол на ковер и начал:

– Я знаю, что вел себя, как последний негодяй. Вы должны поверить, что самым тяжелым решением в моей жизни явилось решение расстаться с вами. Я думал, что смогу забыть происшедшее между нами, но не смог. Я не могу спать, не могу есть. Я все время жду, что вы зайдете в дом.

Он неожиданно умолк, откинулся на подушки и схватился за виски.

– Может быть, налить вам что-нибудь выпить? – довольно жестким голосом спросила Сара.

Он слабо улыбнулся.

– Да, и если у вас есть, дайте аспирин.

Она встала и прошла в кухню, чувствуя его взгляд у себя на спине. Найдя коробочку с лекарствами, она налила стакан лимонада и вернулась в гостиную.

Джонатан сидел с закрытыми глазами, и вид у него был невероятно утомленный.

– Джонатан?

Он открыл глаза, протянул руку за стаканом, проглотил таблетки и поставил стакан на стоявший рядом кофейный столик.

Сара вернулась на свой стул и стала ждать продолжения его речи. Ладони ее повлажнели, а сердце работало с перебоями.

– Может быть, я лучше начну сначала? – смущенно вымолвил Джонатан и, почесав висок, продолжал: – Больше тридцати лет я привык жить в одиночестве. Мы с Джоэлем находились вместе, отца почти никогда не было рядом. Когда я стал старше, то решил, что мне нравится жить в одиночестве. Никто меня не проверял, я ни перед кем не должен отчитываться, меня все устраивало. Пока вы не появились и не нарушили мое спокойное существование.

Он посмотрел прямо ей в глаза очень серьезным взглядом.

– Я не хочу больше быть один. Вы нужны мне, Сара. Я так сильно люблю вас, что не могу даже представить себе время, когда я вас не любил, и я был совершенным идиотом, решив расстаться с вами.

Он остановился, как будто ожидал ее реакции. Затем поспешно продолжал, нервничая и не успевая договаривать слова.

– Я уже интересовался возможностями преподавать здесь в Атланте. Профессорская зарплата не очень велика, но издатель считает, что я получу неплохие деньги за книгу. И у меня есть кое-какие сбережения. Я хочу, чтобы мы поженились.

Сара еле сдержалась, чтобы истерически не рассмеяться. Месяц назад она прыгала бы от счастья, услышав предложение Джонатана. Но теперь все иначе. Она безумно боялась, что он передумает, узнав о ребенке. Джонатан вдруг сам почувствовал какой-то страх. Он был убежден, что Сара неравнодушна к нему, но выражение ее лица испугало его, он не мог понять, в чем дело. Ее длительное молчание взвинтило его нервы до предела.

– Все не так просто, Джонатан. – Сара беспомощно пожала плечами. – Есть тысячи вещей, которых мы не знаем друг о друге.

Он побледнел.

– У тебя есть кто-то другой? – Вопрос прозвучал весьма жестко.

Сара нахмурилась.

– Конечно, нет. Неужели ты думаешь, я была бы с тобой, если бы в моей жизни существовал кто-нибудь другой?

– Прости, – пробормотал он. Сара взяла на себя инициативу.

– Скажи честно, Джонатан, как ты относишься к семейной жизни? Мы ведь не уверены, что наши взгляды совпадают.

Он вздрогнул от вопроса, и сердце у Сары замерло. Он подыскивал нужные слова, понимая, что от его ответа очень многое зависит.

– Я не уверен, что готов быть отцом семьи, честно говоря, я никогда не думал о подобном.

Ее молчаливое внимание подхлестывало его.

– Я считаю, что мы смогли бы обсудить все наши проблемы.

Сара вздохнула, понимая, что с ее стороны было не очень честно задавать такой вопрос. Мрачно улыбнувшись, она, стараясь не выдавать своих чувств, произнесла:

– Прежде чем мы продолжим разговор, я должна еще кое-что сказать. Я беременна, Джонатан.

Моргнув, он застыл в неподвижности.

– Как? – В его голосе слышалось недоверие, гримаса исказила его лицо.

Язвительно глядя на него, Сара ответила:

– Как обычно. Ни ты, ни я не предохранялись в ту ночь. Не беспокойся, – добавила она запальчиво, – я не виню тебя. Я в состоянии справиться со случившимся самостоятельно.

Покраснев от злости, Джонатан почти закричал:

– Ты бы мне не рассказала?

– Не знаю, – честно ответила Сара, – для меня это тоже неожиданно. Но я твердо знаю, что ребенок мне нужен.

– Но я тебе не нужен. – Его глаза вызывающе блестели.

Она прикусила губу, стараясь найти самые убедительные слова.

– Я считаю, что люди делают ошибку, если женятся только из-за ребенка. И мне кажется, что мы знаем друг друга совершенно недостаточно, для того чтобы связать себя постоянными узами.

– Ты не веришь, что я очень сильно люблю тебя? Ты думаешь, что я тебя брошу? – Голос его звучал резко и холодно.

– Послушай, Джонатан, – умоляюще посмотрев на него, произнесла Сара, – ты ведь сам сказал, что тебе нравится жить одному.

– Я говорил «нравилось», в прошедшем времени.

– И все же найти жену – совсем не то же самое, что создать семью.

Нахмурившись, он мрачно спросил:

– Что же ты предлагаешь?

– Я думаю, нам обоим нужно время, чтобы привыкнуть к мысли о ребенке, и ты должен решить, сможешь ли быть счастливым, если свяжешь себя.

– А тебе известно, какова длительность эксперимента?

Сарказм в его голосе буквально обжег ее оголенные нервы. Она отрицательно покачала головой и, глядя на него, подумала, что он выглядит так, как будто готовится задушить ее, а не взять в жены.

– Нет, конечно, – прошептала Сара, – поживем – увидим.

Она не могла спокойно смотреть на выражение беспомощности у него на лице. Встала, подошла и села рядом с ним. Сердце ее захлестнула волна любви к этому большому, красивому и совсем запутавшемуся человеку.

– Я очень люблю тебя, Джонатан, и для меня невероятно много значит то, что ты приехал сюда.

Он застонал, обнял и притянул ее к себе. Когда его большие руки проскользнули под ее блузку, она провела пальцами по его спине, бормоча какие-то теплые слова. Потом глубоко вздохнула и почувствовала невыразимое наслаждение от возможности обнимать его и не думать о том, что надо скрывать свои эмоции.

Джонатан встал, поднял ее, одновременно спрашивая хриплым голосом:

– Есть в этом доме хотя бы одна кровать?

С дразнящей улыбкой Сара ответила:

– Она только что куплена и ждет, чтобы мы ее обновили.

– Идея для меня звучит чертовски заманчиво, – проворчал Джонатан, продвигаясь в направлении, указанном Сарой, и ногой открывая дверь.

Сара сумела полностью оценить предусмотрительность ее матери, когда Джонатан отвернул покрывало и мягко опустил ее на свежие гладкие простыни. С бесстыдным любопытством наблюдала она, как он снимал с себя одежду. При виде его совершенной мужественной фигуры у нее перехватило дыхание.

Сара задрожала от возбуждения, когда он присоединился к ней в постели. Он не торопился снять с нее одежду, а дразнил своими прикосновениями и поцелуями, от которых ее переполняли любовь и нежность.

– Джонатан, – взмолилась Сара.

Он остановился, когда губы его коснулись нежной кожи около ее шеи, и снял с нее блузку, потом нежно заключил в свои большие ладони ее упругие маленькие груди. Через секунду губы его оставили влажный след на животе, у самого пояса ее джинсов. Сара тихо застонала, когда он, расстегнув молнию на джинсах, просунул руку под ее трусики и снял их.

Облокотившись на локоть, внимательно глядя на нее, обнаженную на постели, он восторженным голосом произнес:

– Ты просто восхитительно красивая!

Голос его дрожал, а пламя страсти в его глазах буквально опалило Сару. Она дотянулась до его руки, потянула ее к себе и, легонько прикусив зубами один из его пальцев, прошептала:

– Я хочу оставаться всегда красивой для тебя.

Внезапно Джонатан отвел обе ее руки за голову, вторая его рука уверенно лежала у нее на животе. Хитро ухмыляясь, он произнес:

– Мне кажется, ты будешь самой сексуальной беременной женщиной в мире.

Пальцы его скользнули ниже, и Сара всхлипнула, когда они намеренно проникли в сокровенное место. Как только он, наконец, отпустил ее руки, она легонько подтолкнула его так, что он перевернулся на спину, и она начала ласкать его. Страстный жаждущий поцелуй заставил исчезнуть последние остатки ее мыслей, и они оба погрузились в восторженное ощущение единения.

Вскоре сон завладел ими. Проснувшись через несколько часов, Сара увидела лунный свет на кровати. Грудь Джонатана ритмично поднималась и опускалась, и она осторожно провела кончиком пальца по его щеке и подбородку. Пробормотав что-то невнятное, Джонатан вдруг резко поднялся и сел.

– Слава Богу, это не сон.

Он притянул ее поближе к себе и поцеловал еще теплую после сна щечку.

Сара хорошо поняла смысл сказанных им слов. Так же, как и он, она проснулась с невероятным чувством благодарности за то, что теперь присутствие Джонатана в ее постели оказалось реальностью, а не еще одним – лихорадочным сновидением.

Утолив мучившую их жажду, они занимались любовью медленно, нежно, с нескончаемой радостью. Джонатан опять и опять вел ее за собой к вершинам наслаждения, откуда они оба возвращались в реальный мир.

Было уже поздно, когда они наконец выбрались из кровати. Джонатан успокаивал ее:

– В новом доме, где отсутствуют часы, трудно встать вовремя.

Сара смеялась над его беззаботным отношением ко времени. Она быстро привыкла к фигуре Джонатана в новой кухне. Он умело жарил яичницу, стоя в брюках, небрежно повязанных кухонным полотенцем.

Сара напевала что-то вполголоса, намазывая маслом хлеб для тостов.

Острая боль пронзила ее совершенно неожиданно. Заболел живот, и она почувствовала влажность между ног. Сдержав испуганный крик, она молча прошла в ванную комнату, сняла джинсы и увидела пятна крови. Шатаясь от ужаса, она, спотыкаясь, вернулась в кухню.

– Джонатан! – Паника в ее голосе испугала его, он обернулся и замер, увидев выражение ее лица.

– Мне кажется, я могу потерять ребенка. Нам надо ехать в больницу.

Она прижимала руками свой живот, и он вдруг почувствовал такой страх, какого не испытывал никогда раньше. Очень осторожно усадив Сару на стул, он выключил плиту и помчался в спальню за рубашкой, ботинками и ключами от машины.

Устроив Сару в машине, он на бешеной скорости доехал до ближайшего пункта скорой помощи. Медсестра выслушала сбивчивые объяснения Джонатана и увела Сару. Джонатан остался разбираться с регистраторшей и целым ворохом бумаг. Ему пришлось соврать, отвечая на менее важные вопросы, на другие он вообще не ответил и почувствовал себя совершенно беспомощным, когда признался, что не знает никаких подробностей.

Выпив несколько чашек жидкости, которая только напоминала кофе, он бесцельно ходил взад и вперед по бесцветной комнате. Очевидно, строители считали, что люди здесь настолько поглощены своими проблемами, что не обращают ни на что внимания.

Через два часа терпение его почти исчерпалось. Он уже не знал, что делать, и горел желанием растерзать бедную регистраторшу, когда в комнату вошел высокий худой доктор. По его лицу ни о чем нельзя было догадаться. Подойдя к Джонатану, он улыбнулся и спросил:

– Вы мистер Мэтьюз?

– Да.

– Мисс Джордан в палате 512 в восточном крыле. Вы можете зайти к ней.

– Как она? – спросил Джонатан и услышал, что голос его дрожал.

Доктор нахмурился.

– Как будет с беременностью, неясно. Ультразвуковое исследование не показало никаких проблем. Но вы, конечно, знаете, что выкидыши сейчас очень часты. Кровотечение – нехороший признак. Мы оставим ее тут до завтра, сделаем еще кое-какие анализы и тогда решим, что лучше предпринять.

Джонатан поблагодарил доктора и медленно вышел из комнаты. Несколько секунд он простоял у лифта, пытаясь сообразить, какую кнопку ему следует нажать.

Сердце его сжалось в комок, когда он увидел ее, тихо войдя в приоткрытую дверь палаты. Она лежала неподвижно на огромной больничной кровати, лицо ее покрывала бледность. Он сел на стул рядом с кроватью и дотронулся до ее руки.

– Сара?

Глаза ее медленно открылись, и она улыбнулась.

– Я так рада, что ты здесь. Я хотела попросить тебя подняться со мной, но подумала, что тебе будет неловко присутствовать при процедурах.

– Мне жаль, что ты этого не сделала, – проговорил он.

Она сжала его руку.

– Доктор говорил с тобой?

– Немного. Он сказал, что ты вне опасности.

Губы у нее задрожали.

– Я так боюсь. Я больше всего в жизни хочу сохранить ребенка. Доктор сказал что-нибудь еще?

Джонатану очень хотелось успокоить ее, и в то же время он знал, что она надеялась услышать от него правду.

– Он сказал, что кровотечение – нехороший симптом. Они проведут еще несколько анализов, и тогда решат, что делать. Завтра мы, наверное, узнаем побольше.

Он не мог придумать, что можно еще сказать, чтобы успокоить ее. Заметив, что глаза ее закрываются, он наклонился и поцеловал ее. Она виновато улыбнулась.

– Прости. Мне сделали укол, и я все время засыпаю.

– Отдыхай спокойно. Я буду тут, поблизости.

На следующий день в полдень врач сказал, что Сара может вернуться домой, но прогноз остался не очень ясным. Она должна лежать, вставать только в туалет. Джонатан видел, как она побледнела, когда поняла, чего они опасаются. И невероятно смутилась, услышав совсем нескромный вопрос Джонатана. Но оба они вздохнули с облегчением, когда пожилой доктор, слегка улыбнувшись, уверил, что их сексуальные отношения не могли стать причиной случившегося.

Медсестра не разрешила Джонатану везти коляску с Сарой к машине.

– Больничные правила, – объяснила она, пожав плечами.

Несмотря на Сарины протесты, он не позволил ей выйти из машины, а, взяв на руки, отнес в дом. Приготовив суп и сандвичи, Джонатан стоял над ней, как страж, пока она все не съела. Потом уговорил ее немного поспать.

Он убрал все в кухне и бесцельно бродил по дому. Обнаружил в гостиной несколько коробок с книгами, которые, вероятно, должны стоять на книжных полках, и решил их расставить. Сара, наверное, потом все переставит по-своему, но ему надо чем-нибудь занять себя.

После полудня он съездил в магазин, купил овощи. Усадив Сару на диван перед телевизором, сварил пару картошек и быстро приготовил салат.

Убедившись, что Саре пока не нужна помощь, он вышел во двор, чтобы на маленькой печке гриль поджарить мясо. После обеда они посмотрели взятый напрокат фильм и рано улеглись спать.

Проснувшись среди ночи, Джонатан протянул руку и убедился, что кровать пуста. Он нашел ее в темной гостиной на диване. Она сидела, прижав колени к груди, и тихо плакала.

– Сара, дорогая, в чем дело?

Он сел рядом и обнял ее дрожащие плечи. Она теснее прижалась к нему, и он с ужасом обнаружил, что руки и ноги у нее холодные, как лед. Он похлопывал ее по спине, шептал ободряющие слова любви, в то время как ее слезы капали ему на грудь. Когда всхлипывания прекратились и ровное дыхание убедило его, что она уснула, он нежно поднял ее и отнес обратно в кровать. Он лежал рядом, крепко обнимая ее, пока сон не сморил и его.

Следующие два дня прошли без всяких происшествий. Он чувствовал, что ей очень неприятно его обращение с ней, как с инвалидом, и его взволнованное ожидание каждый раз, когда она находилась в ванной, ужасно раздражало ее, но он ничего не мог поделать ни с тем, ни с другим.

Она пару раз разговаривала с родителями, когда они звонили и, как ни удивительно, ей удавалось говорить спокойным и жизнерадостным тоном, однако после каждого разговора она долго плакала. Каждая оброненная ею слеза разрывала его сердце на части.

Он понимал, что в конце концов ей придется открыть родителям правду, но боялся, что необходимость признаться родителям в беременности вызовет напряжение, опасное в ее состоянии.

Через неделю после ночной поездки в больницу Сара призналась в том, что беспокоило ее более всего. Джонатан находился в маленькой комнатке, укладывая в стиральную машину снятые с кровати простыни, когда услышал, что Сара зовет его. Испугавшись, он бросил все и поспешил в гостиную. Скрестив ноги, выпрямив спину, Сара сидела на диване с красными и распухшими глазами.

Он остановился, убрал волосы с ее лба и ласково спросил:

– Что случилось, дорогая? Тебе плохо?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет, я в порядке.

Не понимая ее настроения, он сел на стул, который стоял у кофейного столика.

– Ты можешь мне объяснить, что тебя беспокоит?

Сара засопела, нижняя губа у нее дрожала.

– А что, если я не смогу начать мою новую работу?

– Я надеюсь, они смогут понять ситуацию. Так ты этим так расстроена?

Она скомкала платок у себя на коленях. Неожиданно он понял, чего она опасается.

– Ты беспокоишься о деньгах?

– Я не смогу получить больничный лист на работе, которую я даже не начинала. – Губы у нее дрожали, слезы опять потекли из глаз.

Глядя на ее несчастное лицо, Джонатан не мог сдержать улыбку. Он пересел на диван рядом с ней, обнял ее за плечи.

– Я обещаю, с деньгами я все улажу.

Она повернулась лицом к нему.

– Но ты не можешь сидеть здесь и нянчиться со мной до самого конца?

– Во-первых, я думаю, все будет хорошо, а во-вторых, почему бы и нет?

– У тебя ведь есть своя работа.

Он глубоко вздохнул. Пришло время открыть его последний секрет. Он перебирал ее пальчики.

– Я говорил тебе, что выяснял возможности работы тут, в Атланте. Но я не сказал тебе, что я уволился с моей прежней должности. Я решил, что если ты не согласишься выйти за меня замуж, я найду тут жилье и буду добиваться тебя, пока ты не передумаешь.

Глядя на его сконфуженный вид, с которым он признавался в своих планах, удивленная Сара не могла удержаться от смеха. Он обнял ее, опасаясь, что у нее опять начнется истерика.

Когда к ней вернулась способность говорить, она покачала головой и, стараясь быть серьезной, произнесла:

– Насколько я понимаю, ты хочешь сказать, что наш несчастный ребенок родится у двух безработных родителей.

Он уткнулся носом ей в шею.

– Похоже, что так, – пробормотал он.

Дыхание у нее участилось. Руки его сжимали ее ребра, а ставшие весьма чувствительными груди тосковали по его прикосновениям.

– Джонатан, – прошептала она, – ты ведь знаешь, доктор сказал, что мы не можем... Голос ее замирал от смущения.

Он поднял голову, насмешливая улыбка перекосила его лицо.

– Разве мы не можем поцеловаться? – невинным голосом спросил он.

Она прикрыла глаза, когда его пальцы оказались под ее пушистым свитером и безошибочно нашли заманчивые поверхности.

– Разочарование – не самое приятное чувство, – предостерегающе произнесла Сара, и голос ее напоминал стон.

– Хлебные крошки могут оказаться праздником для голодающего, – хриплым голосом пробормотал Джонатан, – и очень хорошо, что ты перестала носить лифчик, чтобы уменьшить количество стирки.

Он посадил ее себе на колени и снял с нее свитер. Волосы ее, высвободившись из хвостика, рассыпались по щекам. Обняв обеими ладонями ее упругие груди, он сквозь зубы проскрежетал:

– Ты, кажется, права.

Она чувствовала его возбуждение, и ей хотелось кричать от безвыходности сложившейся ситуации. Подняв ее на руки, он направился в спальню. Стараясь ее успокоить, он пообещал:

– Я только подержу тебя.

Когда он опустился на постель рядом с ней, Сара преследовала другие намерения. Не обращая внимания на его протесты, она сдвинула его эластичные трусы и прикоснулась руками к его возбужденной плоти.

– Сара, – произнес Джонатан приглушенным голосом. Казалось, что он задыхался. Она улыбнулась, поцеловала его грудь и попыталась успокоить его:

– Ты так заботишься обо мне все время. Пожалуйста, позволь мне что-то сделать для тебя.

Последняя четкая мысль, промелькнувшая у него в голове, до того как туман окутал его, была о том, что Сара оказалась совсем не такой наивной женщиной, как он предполагал.

На следующее утро Сара позвонила своим родителям и попросила их вечером прийти к ней. Несмотря на явное неудовольствие Джонатана, она не захотела, чтобы он присутствовал при ее разговоре с родителями. Он был против и чувствовал себя очень некомфортно, но считал, что в сложившейся ситуации Сара имеет право решать так, как считает нужным.

Почти два часа он бесцельно гонял на машине по городу, пока, наконец, зазвонил его мобильный телефон. По дороге к дому он побил все существующие рекорды скорости, и, не застав машину родителей у входа в дом, так и не понял, обрадовался он или разочаровался.

Сара сидела на своем уже привычном месте, на диване. Две пустые чашечки стояли на кофейном столике. На всякий случай улыбнувшись, он вопросительно взглянул на нее и успокоился, когда слабая, но радостная улыбка озарила ее лицо.

Плюхнувшись рядом с ней на диван, он спросил:

– Ну как?

Она молча опустила голову ему на колени. Взъерошив пальцами ее волосы, он повторил свой вопрос.

– Тебе пришлось очень плохо?

– Нет, могло быть хуже. Мама плакала. Отец сохранял суровость и молчаливость. Но в конце концов удалось поговорить.

Джонатан вздохнул.

– Жаль, что ты не позволила мне присутствовать.

– Да, ты прав, – согласилась она, – я сказала им, что ты хотел быть при разговоре.

– Ну, а что дальше?

– Я пригласила их на обед через пару дней, чтобы дать им время свыкнуться с моим положением.

– Они, наверное, стали бы спокойнее, если бы мы были помолвлены, – сказал он, чувствуя себя виноватым, так как понимал, что пытался за их счет решить свои проблемы.

Она потерлась щекой о его джинсы.

– Давай просто подождем и посмотрим, что будет, – очень тихо промолвила Сара, – просто подождем.

Что-то сжалось у него в груди, когда он услышал ее ответ.

Следующее посещение врача было назначено ровно через две недели после первого, панического. Джонатан не знал, обуревали ли Сару такие же противоречивые эмоции, как его самого. Дополнительные анализы должны прояснить ситуацию и дать ответы на вопросы, о которых они, может, не хотели знать и даже, возможно, боялись услышать.

В день визита в больницу он помог Саре помыть волосы под душем, после чего сидел за ее спиной на кровати, сушил их и расчесывал, до тех пор пока гладкие ровные пряди, как шелковый занавес, не опустились ей на плечи.

Все время он пытался уговорить себя, что в подобных обстоятельствах, зная, что им предстоит, только развратник может возбуждаться, но логические рассуждения мало помогали. Расправляя ее густые шелковистые волосы, касаясь пальцами ее шеи, он чувствовал себя как неопытный подросток. И только невероятная нежность, которую он испытывал, позволяли ему скрывать свое состояние от Сары.

Когда они подъехали к больнице, оба молчали. К его большому огорчению, Сара попросила Джонатана подождать внизу. Он хотел поспорить, но ее испуганный взгляд и смертельная бледность заставили его согласиться.

Позднее он никак не мог вспомнить, как прошли часы в ожидании ее возвращения. Он нервничал, ходил по комнате, очень жалел, что не курит. Просматривал глянцевые журналы, не понимая, что он читал. Иногда замечал других посетителей, но большую часть времени молился. Он не был искушен в молитвах, но надеялся, что его неумение Бог не поставит ему в вину.

Когда, наконец, медсестра пригласила его пройти, он медленно последовал за ней, в груди стоял ком, ладони стали влажными от волнения.

Сара сидела на стуле в небольшой кабине за занавеской. В ответ на его беспокойный вопросительный взгляд она отрицательно покачала головой.

– Доктор еще не приходил.

Он сел на свободный стул и взял ее за руку, которая показалась ему холодной, как лед, и он осторожно растер ее. Через минуту тот же доктор, что и в прошлый раз, зашел к ним. Джонатан почувствовал, как задрожали ее пальцы. Пожилой доктор ободряюще улыбнулся.

– Я перейду сразу к делу. Мы сделали анализы крови и провели ультразвуковое исследование. По всем данным для вашего срока беременности все идет нормально.

У Джонатана закружилась голова, однако уже через секунду он встал, поддерживая Сару. Она переспросила:

– Вы уверены, доктор?

– Настолько, насколько можно быть уверенным. Я советую вам еще пару недель поменьше двигаться. Я думаю, что кровотечение – просто случайность и никакой опасности нет.

Они поблагодарили доктора, Сара еле сдерживала слезы. Когда он вышел, они молча кинулись друг к другу с чувством невероятного облегчения. Через пару минут Джонатан, посмотрев по сторонам, разыскал салфетку и вытер ей слезы.

– Давай скорее поедем домой, дорогая.

После эйфории, охватившей их в больнице, Сара становилась все молчаливее. Доктор разрешил им вести себя без всяких ограничений, но Джонатан не мог избавиться от томительного чувства страха. Сара уснула моментально, а он еще долго лежал, размышляя, что с ними будет дальше.

На следующее утро во время завтрака Сара оставалась необычно тихой. Когда она наконец заговорила, сердце его сжалось от неприятного предчувствия.

– Джонатан, – нерешительно заговорила Сара, – я думаю, мне нужно какое-то время побыть одной. У меня все перепуталось в голове. Сначала я чувствовала себя брошенной и ужасно одинокой. Потом вдруг ты появился, а я ощутила невероятное счастье, а теперь мне просто нужно время, чтобы привести свои мысли в порядок.

Он заставил себя не возражать.

– Хорошо, – неохотно произнес Джонатан, – но с одним условием – ты не будешь трогать коробки. Я помогу их разобрать на следующей неделе.

А сам подумал о том, что, возможно, у них с Сарой и не будет общих дел на следующей неделе. Она сказала, что любит его, но сейчас для нее самым главным был ребенок, и она не очень высоко оценивала его способности как отца семейства. Он отчаянно боялся, что она захочет строить свою жизнь без него.

Джонатан помог ей убрать посуду после завтрака, потом побрился. Глядя в зеркало, с иронией подумал, что ему по крайней мере следовало бы сменить белье.

Сара стояла в гостиной, перелистывая одну из книг. Она посмотрела на него снизу вверх, как будто ожидая, что он скажет что-нибудь. Джонатан пересек комнату, наклонил голову и мягко, нетребовательно поцеловал ее в губы. Еще до того как она смогла прореагировать, он выпрямился, и протянул ей листок бумаги.

– Здесь сказано, где я остановлюсь. Позвони, когда будешь готова. Я люблю тебя, – проговорил он и быстро вышел из комнаты.

Сара слышала, как тихо закрылась входная дверь и внезапно почувствовала, что совершает непростительную ошибку. Она быстро прошла через комнату, рывком открыла дверь и застыла в изумлении, увидев сидящего на скамейке Джонатана.

– Ты не ушел? – не то спрашивая, не то утверждая проговорила Сара, и волна неожиданной радости заполнила ее душу.

Он пожал плечами и совсем просто ответил:

– Я не мог. Оставил кое-что.

– Что? Твои ключи?

– Нет. Мое сердце, мое счастье, мое будущее.

Простота и уверенность в его голосе развеяли последние мучившие ее сомнения. Глаза ее затуманились слезами.

– Мне так жаль, Джонатан. Я должна была доверять тебе. Но я так напугана твоим прежним отношением ко мне. Когда ты отослал меня из Литл-Рок, я чуть не умерла от горя.

Джонатан встал, лицо его оставалось серьезным.

– У тебя есть основания для осторожности. Я вряд ли пригодился бы в качестве модели для рекламы идеального мужа и отца. Но ты должна мне верить. Когда я думал, что ты могла потерять ребенка, я понял, что малыш нужен мне больше всего на свете. Пожалуйста, выходи за меня замуж.

Она сделала шаг к нему, и он встретил ее на половине пути. Объятие его было сильным и очень нежным. Сара смотрела на него снизу вверх, сквозь слезы, как сквозь туман.

– Ты ведь знаешь, я не могу отказаться.

Джонатан усмехнулся, в уголках его глаз появились слезы.

– Мне не хочется признаваться, но, кажется, я окажусь невероятно заботливым мужем и отцом.

Она прижалась к нему, сердце ее не могло вместить огромную радость.

– Ты не представляешь, как я счастлива.

Он немного отодвинулся, взгляды их встретились и, как клятву, он произнес:

– Я люблю тебя, Сара. С того момента, когда ты сошла с самолета. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты оставалась всегда счастливой.

Она улыбнулась.

– Ты уже сделал.

Она взяла его руку и приложила к своему еще плоскому животу.

– Наш ребенок зачат в любви, и это самое большое счастье.


home | my bookshelf | | В твоих объятиях |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу