Book: Радуга после грозы



Радуга после грозы

Дарси МАГУАЙР

РАДУГА ПОСЛЕ ГРОЗЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Ты не поверишь, – Кэт швырнула на стойку бара раскрытый женский журнал.

Джесс Томпсон медленно опустила высокий стакан с коктейлем и уставилась на фотографию, занимавшую всю страницу. У нее перехватило дыхание.

Не может быть!

Она потрогала глянцевитую бумагу и, покачивая головой, провела пальцем по имени, жирным шрифтом напечатанному на развороте. Когда же этот тип перестанет мучить ее?

– Александр Кэлехен, – прощебетала Кэт ей на ухо.

Да, это он. Человек, который занимает все ее мысли последние четыре года.

Она внимательно рассматривала фотографию.

Он шире в плечах и намного красивее, чем ей казалось.

На свете нет справедливости. Этот субъект обладает большей привлекательностью, чем заслуживает, учитывая, какой он человек и что сделал.

Она задумчиво пожевала нижнюю губу. Возможно, Кэлехен приказал отретушировать фотографию, чтобы никто не заметил зубного камня, бородавок, которыми усеяно его лицо, и рогов, торчащих из густых темных волос, потому что он дьявол во плоти! Ни одна женщина не наняла бы этого типа в рекламных целях своей компании, если бы его внешность отражала его мерзкое внутреннее содержание.

– Это сегодняшний номер. – Кэт разгладила ярко-красное платье, облегавшее ее пышные формы, и опустилась на стул. – Увидела его, когда шла сюда. Не могла не купить для тебя.

– Спасибо, – рассеянно пробормотала Джесс, отводя от лица выбившуюся прядь каштановых волос. Меньше всего ей хотелось увидеть в журнале фотографию этого мужчины, но тем не менее она не может отвести от нее глаз.

Часы у него на руке, похоже, золотые; галстук из итальянского шелка, а костюм, сшитый на заказ, вероятно, стоит больше, чем машина ее отца.

Гладко выбритый, безупречно одетый, он производил бы впечатление пай-мальчика, если бы не напряженный взгляд дерзких синих глаз.

– Я знаю, что ты занята по горло, не говоря уже о Дине и всем остальном. – Кэт подняла руку и, пригладив коротко подстриженные черные волосы, сделала знак бармену. – Наша компания отчаянно борется за то, чтобы держаться на плаву, она с силой ударила ладонью по журналу, и браслеты у нее на руке сердито зазвенели, – но это настоящая катастрофа.

Джесс оставила без внимания взволнованные слова коллеги, продолжая разглядывать ненавистное лицо.

– А он вовсе не так красив, как говорят.

Кэт лишь вздохнула, привалившись к стойке бара.

– Почему бы тебе не сказать это ему? – она ткнула пальцем в фотографию Александра Кэлехена, который чарующе улыбался им с журнального разворота.

Джесс вздернула подбородок.

– Я могла бы сделать это.

– Ну, так давай. Сбей спесь со знаменитого короля рекламы.

Ей следует высказать этому самонадеянному типу все, что она о нем думает, но какую пользу это принесет? Он даже не подозревает о ее существовании, не говоря уже об их небольшом агентстве «Кингстон и компания», которое делает отчаянные попытки привлечь к себе внимание делового мира, несмотря на то что на рынке рекламных услуг господствует империя Кэлехена.

Кэт заказала коктейль и повернулась к Джесс.

– Ты не можешь допустить, чтобы этот вульгарный трюк сошел ему с рук, – заявила она, гневно сверкая глазами.

Джесс встряхнулась. Какой еще трюк? Она заставила себя перевести взгляд на надпись под фотографией.

«Холостяк без вредных привычек ищет невесту», – медленно прочитала она, чувствуя, как эти слова эхом отдаются у нее в голове. О нет!

– Неужели он выставляет себя на продажу?

– Нет, черт подери! – Кэт указала пальцем на статью. – Это просто способ расхвалить себя и привлечь женщин-рекламодателей, для того чтобы захватить еще большую часть рынка, на котором он и так занимает ведущее место, – пояснила она и, сокрушенно покачав головой, добавила:

– И таким образом погубить нас.

Джесс открыла рот, но с ее губ не слетело ни слова. Она чувствовала, как к голове, словно кипящая лава, приливает кровь. С нее хватит того, что он уже бесчестно использовал все мыслимые и немыслимые приемы и уловки.

Она вскочила, разгладила серо-коричневый жакет, из-под которого виднелся жилет из белой органзы. Сердце у нее бешено колотилось. Она несколько раз сжала и разжала пальцы. Надо предпринимать какие-то неотложные меры.

Кэт пододвинула к ней стакан.

– Итак, что же мы будем делать? Позовем газетчиков и попытаемся забросать его грязью? Или предадим гласности мотивы этой саморекламы?

Джесс продолжала разглядывать фотографию, пытаясь разобраться с обуревавшими ее чувствами.

Что она хочет?

Она вновь опустилась на стул и сжала пальцы в кулак. Ее самое сокровенное желание – согнуть этого типа в бараний рог и, пока он будет обездвижен, незаметно переманить его самых выгодных клиентов, потому что он заслуживает этого, как и того, чтобы все узнали, какой он хитрый лжец.

Кэт тщательно причесала растрепавшиеся волосы.

– Или попытаться обвинить его в фальшивой рекламе? Думаю, просто так он не остановится.

– Все эти идеи хороши, – стараясь сохранять спокойствие, сказала Джесс и сделала глубокий медленный вдох, обдумывая предложенные варианты. Она перевернула страницу и быстро просмотрела статью. – Но мы мало что можем сделать.

– Только не говори мне снова, что не упадешь духом! – Кэт залпом опустошила стакан Джесс и со стуком поставила его на стойку бара, одновременно сделав жест бармену. – Когда ты наконец вздуешь его?

Джесс покачала головой. Ей мало вздуть его.

Она хочет в пух и прах разнести компанию Кэлехена, а потом собственным каблуком растереть в порошок жалкие остатки его «эго».

Но до этого еще очень далеко, и, судя по тому, как им «везет», ей, возможно, никогда не удастся увидеть поверженного Кэлехена у своих ног.

Рассеянно глядя в зеркало за стойкой бара, Джесс смотрела, как завсегдатаи заполняют зал.

Внезапно она замерла.

– Неужели это…

Кэт быстро повернулась на стуле.

– Да. Он здесь. Александр Кэлехен собственной персоной, – прочирикала она, расплываясь в безумной улыбке.

– Ты знала, что он здесь будет? – слабым голосом спросила Джесс, пытаясь осознать важность этого события.

– Конечно! Я подумала, что тебе пора облегчить душу. – Кэт схватила журнал и яростно потрясла им перед лицом Джесс. – А тут еще этот последний удар, который он наносит нам!

Джесс внимательно посмотрела на отражение в зеркале. Сомнений нет, это он. Человек, мысли о котором не оставляют ее долгие годы, находится с здесь, дышит одним воздухом с ней, слышит ту же тихую музыку, что и она, и собирается ознакомиться с тем же меню.

Глухие удары сердца оглушали ее, в то время как разум пытался постичь значение последних слов подруги.

– Что ты сказала? Ты хочешь, чтобы я поговорила с ним?

Кэт прижала журнал к груди, и на ее губах заиграла победоносная улыбка.

– Преподнеси ему, душечка, то, что он заслуживает. Дай выход своим чувствам. Облегчи душу.

Вредно носить такую тяжесть на сердце. В конце концов, тебе нечего терять!

Джесс круто повернулась и устремила взгляд на предмет их разговора, который был поглощен беседой с группой мужчин в деловых костюмах, направлявшихся в обеденный зал.

В жизни он выглядит еще привлекательнее, чем на фотографии: гладко выбритое лицо с точеными чертами, небольшая ямочка на подбородке и решительная складка губ, которые сулят… У нее нет ни малейшего намерения узнавать, что именно они сулят.

От нее не ускользнуло, что женщины кокетливо поглядывают на него с улыбками, которые показались ей тошнотворными.

– Ну же, давай! Скажи ему, что ты думаешь о нем, – понукала ее Кэт.

Сможет ли она? Джесс решительно вздернула подбородок. Почему бы нет?

Она поднялась и сделала шаг вперед, едва дыша и чувствуя, как напряжено ее тело. Кровь, превратившаяся в неудержимый поток раскаленной лавы, бежала по жилам, опаляя уши, желудок и лицо.

Кэт права. Почему бы ей не сделать это сейчас?

Этот тип, одаривая руководство подарками и шампанским, лишил их будущего, уведя из-под носа ведущую косметическую компанию. Он ухитрился стать темой статьи в женском журнале и на фотографии излучает искренность и добросердечие, которых на самом деле у него нет. А теперь в шикарном костюме входит в ресторан, где она собиралась насладиться заслуженным отдыхом, и размахивает перед ней толстенной пачкой денег!

Терпение у нее лопнуло. Он сам напросился на хорошую выволочку, так что пора ему узнать горькую правду о себе Джесс направилась к противнику, лавируя среди окружавших его людей. Она не предполагала, что он такой высокий. На фотографии этого не было видно. Должно быть, он на голову выше ее, а ведь на ней туфли на высоком каблуке. Тем не менее она решительно вздернула подбородок.

– Кэлехен! – приблизившись, резко проговорила Джесс, крепче сжав стакан, который продолжала держать перед собой.

Что она делает?

Он резко повернулся к ней, глядя на нее дерзкими голубыми глазами.

У нее замерло сердце.

Он невероятно красив, черт побери!

Джесс проглотила внезапно вставший в горле ком, прищурилась и заставила себя приблизиться к нему. Теперь понятно, почему он имеет такой успех у женщин, несмотря на вопиющие недостатки своей личности.

Осмотрев ее с ног до головы, начиная от больших зеленых глаз, отражавших кипевшую в ней ярость, красных губ, которые она крепко сжала, чтобы не разразиться проклятиями, и заканчивая женственными линиями фигуры.

Кэлехен поднял на Джесс яркие голубые глаза.

Ее охватило минутное замешательство.

– Чем могу быть полезен вам, мисс… – вкрадчиво осведомился он бархатным, ласкающим голосом, от которого по ней пробежала дрожь.

Джесс вспыхнула, но, не обращая внимания на предательскую реакцию своего тела, не моргнув, выдержала его взгляд. Вот он – момент, который она предвидела и миллионы раз проигрывала в уме.

Она открыла рот, но гневные слова замерли у нее на губах.

Так не должно быть – одних только слов мало.

Он заслуживает большего, намного большего за тот вред, который причинил ей и ее семье.

Чувственные губы Кэлехена тронула улыбка, отразившаяся в его дерзких глазах.

– Что скажете?

Глотнув воздуху, Джесс снова посмотрела на него и увидела, что его глаза искрятся весельем.

Это было как удар под ложечку. Он смеется над ней! Подумал, вероятно, что она готова боготворить землю, по которой он ступает, или что она еще одна красотка, жаждущая вступить в клуб его почитательниц.

Последнее предположение подстегнуло ее.

Нетвердой походкой она преодолела оставшееся между ними расстояние, затем споткнулась, и ее рука дернулась. Фруктовый коктейль Кэт оросил ему грудь и обрызгал лицо.

Джесс судорожно вздохнула.

– Вы мерзкий, своекорыстный, злобный, лживый, заносчивый подонок!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Алекс изумленно смотрел на стоявшую перед ним молодую женщину. Капли напитка стекали у него с подбородка, и влажное пятно на рубашке вызывало в нем противоречивые чувства.

Заслужил ли он это? Вероятно.

Знает ли он ее? Должен узнать.

Кэлехен провел рукой по подбородку, размышляя о возможных вариантах, но ни один не удовлетворил его. Он уверен, что эту женщину он бы вспомнил. Она слишком хороша, слишком дерзка и слишком нахальна, чтобы ее можно было забыть.

Вероятно, она проводит много времени на солнце, потому что в длинных каштановых волосах, разметавшихся по плечам, проглядывают удивительные светлые пряди. А какие у нее губы, с которых только что сорвались самые нелестные слова в его адрес! Полные, манящие к поцелую, возбуждающие желание.

Похоже, она работает в офисе, но под белым жилетом на ней нет рубашки – волнующая деталь! – а юбка плотно облегает бедра и ноги, давая простор воображению о совершенстве тела, которое она прикрывает.

Алекс перевел взгляд на лицо незнакомки и увидел большие изумрудно-зеленые глаза, широко раскрытые и горящие.

– Мы знакомы? – обратился Алекс к красивой незнакомке.

– Я… – она начала отступать назад, – не прошу у вас извинения.

– Если я послужил причиной вашего расстройства, мне бы хотелось уладить это недоразумение.

Никогда ни в чьих глазах не приходилось ему видеть такую страсть. Словно она собирается броситься в его объятия.., или убить его. В любом случае решение ее проблемы кажется ему гораздо более волнующим, чем очередной обед со своими служащими.

Черт, неужели он не может изменить рутине, которая с каждым днем все глубже засасывает его?

Внезапно она вызывающе вздернула подбородок и дерзко посмотрела ему в глаза.

– Правда? Вам бы хотелось уладить мои проблемы?

Он не смог удержаться от улыбки.

– Конечно! Не каждый день ко мне подходит красивая женщина и начинает разговор столь необычным образом. – Кэлехен засунул руки в карманы брюк. – Может быть, я могу угостить вас другим напитком?

Она плотно сжала красные губы.

– Я так не думаю.

– Кто вы? – спросил он, делая шаг к строптивой красавице.

Этим все не может закончиться, ведь она сама подошла к нему. Алекс поправил галстук, внимательно наблюдая за ней. Он был в растерянности.

В чем дело? Он улыбается, старается очаровать ее, говорит все, что положено в таких случаях, выглядит превосходно…

– В чем все-таки дело?

– Я… – начала она, и тень пробежала по ее лицу.

Он придвинулся ближе, уступая порыву проникнуть в тайну этой женщины и чувствуя неодолимое желание следовать за ней.

– Давайте устроимся где-нибудь в спокойном месте и поговорим.

Джесс сверкнула глазами.

– Я из организации «Женщины против бабников», – сообщила она, поджав губы и уверенно качнув головой. – Делаю репортаж.

Лишившись дара речи, Алекс молча смотрел на нее.

Легкая улыбка тронула ее губы, когда она повернулась и пошла прочь, оставив Кэлехена в остолбенении.

– Что, интересно, это было? – спросил подошедший Лукас, хлопнув его по плечу.

– Не представляю. Но в одном я не сомневаюсь.

Она – это то, что мне нужно.

Джесс направилась к подруге. Голова у нее шла кругом, щеки горели, в ушах шумело.

С ума она, что ли, сошла, купившись на подначки Кэт и подойдя к мужчине, рядом с которым ей меньше всего хотелось быть?

Кэт повернулась на стуле, с невинным видом глядя на нее широко раскрытыми глазами.

– Ну, как прошло?

Джесс отмахнулась, с содроганием вспоминая свое невнятное бормотанье и спокойную реакцию Кэлехена.

– Не спрашивай.

– Со стороны это выглядело неплохо.

Джесс покачала головой. Как может человек, вскармливавший ненависть в течение четырех лет и опростоволосившийся перед лицом своего злейшего врага, выглядеть хорошо?

Как ей теперь, сохраняя достоинство, отомстить этому типу после того, как он понял, что она – полнейшая идиотка? Ведь она уронила себя в его глазах, когда облила его коктейлем и несла совершенную чушь!

«Женщины против бабников»! Как ей это пришло в голову? Но, если бы такая организация существовала, она, несомненно, вступила бы в нее в числе первых – чтобы оказывать поддержку другим женщинами, чей бизнес губят мужчины, прибегая к обману и мошенничеству.

Джесс прикусила нижнюю губу. Остается лишь надеяться, что он уже забыл о ее существовании.

Она провела рукой по жакету, приказывая себе успокоиться. Все. Инцидент исчерпан. Но о еде она даже думать не может, тем более в этом месте.

– Давай уйдем отсюда.

– Ты облегчила душу? – пытливо вглядываясь в лицо Джесс, Кат медленно поднялась.

– Еще бы, – подтвердила Джесс, надеясь, что в ее голосе прозвучала уверенность, которой она вовсе не чувствовала. – Я ему все высказала.

Кэт повесила сумку на плечо и, склонив голову на бок, сказала:

– Ну, не знаю. Не думаю, что тебе удалось заставить его понять.

Джесс шумно вздохнула.

– Тебя там не было. Откуда тебе знать? – Она должна найти способ вступить в конкуренцию с крутыми парнями, заполучить клиентов, которых домогается Алекс Кэлехен, и довести его компанию до краха – как он того заслуживает.

– Итак, если ты снова увидишь Кэлехена…

Джесс воинственно вздернула подбородок. Ни за что на свете она не расскажет Кэт правду о том, что произошло между ней и Кэлехеном. Пусть ее партнерша думает, что она победоносно завершила кампанию «Круши Кэлехена!» и не проявила идиотскую слабость, поддавшись, как все остальные женщины, пагубным чарам этого мужчины.

– Это не проблема, – беззаботно заявила Джесс, зная, что встреча с ним никогда не войдет в ее планы. Ну, возможно, на улице она великодушно подаст ему мелкую монетку, после того как превратит его в нищего.

– Вот и хорошо. Потому что он стоит позади тебя.

Джесс окаменела, но потом расслабилась. Не может быть, чтобы он напрашивался на то, что уже получил, – ведь она вела себя как круглая дура.

– Я не шучу, Джесс, – не разжимая зубов, проговорила Кэт, глядя мимо нее и улыбаясь во весь рот.

– Джесс, – послышался низкий бархатный голос. – Красивое имя. Уменьшительное от…

Сердце у нее ушло в пятки.

Сжимая и разжимая пальцы, она невидящим взором уставилась на подругу, чувствуя, как теплый, дружелюбный тон странным образом действует на нее. Внезапно ей стало нечем дышать.



– Я Кэтрин, – представилась ее бывшая подруга, протягивая руку.

Краем глаза Джесс увидела, как маленькая женская ручка исчезла в его большой ладони, и она немедленно представила, какой сильной, гладкой и чувственной она, должно быть, показалась Кэт.

– Алекс, – вежливо сказал он. – Но, думаю, вам это уже известно.

Кэт кивнула.

– Итак… – начала она и, сделав большие глаза, сердито посмотрела на подругу.

Что ему нужно? – лихорадочно думала Джесс.

Потребовать, чтобы она оплатила счет за химчистку? Или пригласить ее на свидание?

Она круто повернулась к Алексу, чувствуя, что задыхается от проницательного взгляда голубых глаз, которые, казалось, заглядывают ей в душу.

Он слегка улыбнулся.

– Привет.

– Привет, – прошептала Джесс, заставляя себя дышать. – Мне жаль, если у вас сложилось впечатление, будто мне что-нибудь нужно от вас. Мне ничего не нужно.

Кэлехен потер подбородок, и в его глазах вспыхнул огонек.

– Это хорошо.

Она смотрела на его губы, пытаясь понять, что именно он имеет в виду и почему его присутствие вызывает у нее странное жжение под ложечкой.

– Мне бы хотелось сделать предложение… Вы высказали уникальную в своем роде точку зрения, и я крайне заинтересован в том, чтобы исследовать ее во всей глубине.

– Неужели? – сложив руки на груди, Джесс, прищурившись, посмотрела на него. Так вот как он «клеит» девушек? Она ожидала большего от мужчины, который, по слухам, пользуется репутацией изощренного дамского угодника.

– Я был бы признателен, если бы смог ознакомиться с вашими планами на будущее.

– Не представляю, о чем вы говорите, и не намереваюсь тратить ни минуты своего драгоценного времени, чтобы выяснить это. – Джесс схватила сумочку со стойки бара. – Я все сказала, – заявила она, бросив быстрый взгляд на Кэт. – Я не собираюсь попусту терять время на своекорыстных женолюбов, которые стремятся эксплуатировать все и вся вокруг себя. Доброй ночи.

Подхватив Кэт под руку, она устремилась к выходу —Джесс!

Ее имя, сорвавшееся с его губ, поразило ее, как удар в грудь. Она круто повернулась, чтобы посмотреть на мужчину, из уст которого ей меньше всего на свете хотелось услышать его.

– Именно это мне и нужно. Я хочу изменить свой имидж и нуждаюсь в честном совете. Я оплачу ваше время.

– Ну, конечно, – подхватила Кэт, выступая вперед. – Наверное, у вас возникнет желание включить ее в ваш распорядок дня, для того чтобы она могла поминутно указывать, что происходит.

Кэлехен недоуменно моргнул, но затем кивком выразил согласие.

– Да, это неплохая мысль. Мне она как-то не пришла в голову. Я полагаю, что мне нужно руководство со стороны одного из ваших членов в том, что касается моего отношения к женщинам.

Кэт бросила недоуменный взгляд на Джесс, у которой внезапно пересохло во рту. Кэт не знает, что вместо взбучки Кэлехен получил откровенную ложь. Посмотрев на подругу, она заявила:

– Я исполнила свой долг перед организацией «Женщины против бабников», когда поняла, что он заслуживает первого приза как первостатейный негодяй, каким я его считаю.

В широко раскрытых глазах Кэт блеснул огонек понимания.

– Верно, – подтвердила она и повернулась к Кэлехену:

– Я уверена, что ваша любвеобильная деятельность распространяется не только на свидания, но и на все сферы вашей жизни, не так ли, мистер Кэлехен?

Он нахмурился.

– Нет. Возможно. Вероятно.

– Поэтому, если уважаемый член нашей организации найдет время в своем чрезвычайно насыщенном графике обучить вас, как должен вести себя чуткий мужчина нового века…

Джесс замерла, сердито глядя на Кэт, которая слишком быстро влезла в разговор и явно злоупотребляла этим.

Кэлехен обольстительно улыбнулся Кэт и расправил плечи.

– Именно к этому я стремлюсь.

Во что – во имя неба! – Кэт втягивает ее? И почему, интересно, она должна целый день повсюду следовать за ненавистным Кэлехеном и говорить, что он делает не правильно?

Джесс призадумалась. А ведь, возможно, будет забавно поморочить ему голову. Но нет, ничто не заставит ее пойти на это. Она должна руководить своим бизнесом, уводить у Кэлехена клиентов и вести кампанию против его империи.

– У вас нет никаких шансов. Вы самоуверенный сукин…

Кэт схватила куку Кэлехена и с жаром пожала ее.

– Я знаю, что она будет счастлива помочь вам.

Сердце у Джесс ушло в пятки.

– Кэт!

– Ты одна из наших самых активных членов, объявила та, выразительно глядя на Джесс. – Поэтому я уверена, что ты пожертвуешь своим временем, чтобы помочь мистеру Кэлехену изменить его позицию. Господи, Джесс, на свете не так уж много мужчин, которые пытаются чутко относиться к нуждам женщин!

Джесс гневно смотрела на Кэт, слыша оглушительные удары своего сердца. Она шевельнула губами, но во рту у нее так пересохло, что ей не удалось произнести ни слова.

– Не хочешь же ты сказать, что отказываешься помочь женолюбу, который обратился с просьбой оказать ему содействие в решении его проблем? Кэт отвела Джесс в сторону и похлопала по плечу, словно пытаясь таким образом подогреть ее интерес. – Давай же! Ты сможешь присутствовать на его заседаниях, – игриво сказала она, – и на встречах с потенциальными клиентами и персоналом.

Указывать ему на ошибки. Неужели ты не хочешь?

– Хочу? – машинально повторила Джесс и внезапно всем своим существом поняла глубокое значение слов Кэт.

Если у них когда-нибудь появится шанс вступить в конкуренцию с империей Кэлехена, они должны знать, как враг управляет ею. И если ей удастся услышать, что какие-то компании стремятся быть представлены на рынке рекламных услуг, она, несомненно, воспользуется этой информацией и предложит им другой выбор. Конечно, она так сделает!

Джесс прикусила нижнюю губу, чтобы не расплыться в улыбке и сохранить холодное выражение лица. Это бизнес, а когда речь идет о бизнесе с Кэлехеном, все средства хороши. Она снова повернулась к нему.

– Я буду очень признателен, – вежливо сказал Алекс, протягивая ей визитную карточку. – Если вы сможете на день оторваться от своей работы и прийти ко мне в офис.., скажем, в среду, мы обо всем договоримся.

Кэт выхватила карточку из его руки и энергично кивнула.

– Она придет, будьте уверены.

Джесс смотрела, как самый высокомерный и несносный человек в Сиднее неторопливо направляется к своим коллегам.

– О господи! – простонала она, заставив себя двигаться к выходу из модного ресторана. – Я не смогу.

Кэт шла за ней по пятам.

– Сможешь.

Джесс сердито повернулась к ней.

– Что ты наделала? Проснулась утром и решила, что сегодня тебе нужно испортить мне жизнь?

– Не надо мелодрам. Его предложение спасет нас. – Ухмыльнувшись, Кэт взяла ее под руку. Наши молитвы услышаны.

Джесс вздохнула.

– Не думаю, что смогу умышленно уводить у него клиентов… – В таком случае она уподобится ему, а ей меньше всего хочется быть похожей на Александра Кэлехена.

– Ну, а если ты просто откопаешь что-нибудь скандальное о нем самом? Ты сказала, что в статье, вероятно, одна ложь. Достань доказательства.

– Вставлять палки в колеса? – медленно проговорила Джесс, обдумывая предложение подруги.

Она почувствовала, как от мысли, что ей удастся сделать что-то полезное, тяжкий груз спадает у нее с плеч.

– Другого способа нет.

Кэт права. Жаль только, что ей придется общаться с человеком, который вызывает у нее глубокое отвращение.

– Все сложится прекрасно. Ты будешь указывать этому типу на его недостатки, и за это он будет платить тебе!

Внезапно похолодев, Джесс прикусила губу.

– Что, если он действительно хочет измениться?

– А может, это очередной трюк?

– Да, – согласилась она. Именно это они и ожидают от Кэлехена. И, если ей придется проводить время с этим гнусным красавчиком, она будет держать ушки на макушке.

Сколько можно копить обиды! Пора расквитаться с ним.

Александр Кэлехен не узнает, кто нанесет ему удар.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Что это, черт возьми? – Лукас швырнул на стол журнал. – Ты сошел с ума? Чего тебе не хватает? Зачем ради брака выбрасывать на ветер все, что у тебя есть?

Алекс пожал плечами.

– Возможно, тебе нравится быть закоренелым холостяком, но я начинаю уставать от такой жизни.

Его друг наклонился вперед, упершись грудью в стол.

– Ты богат, недурен собой, и все женщины в городе без ума от тебя. Что еще тебе нужно?

– Мне нужно нечто большее.

Тот день, когда ему исполнилось тридцать три года, явился поворотной точкой в его жизни. В этом возрасте его отец был уже женат; пора и ему подняться на новый уровень.

Алекс посмотрел на журнал. Заявив о том, что ищет невесту, он положил начало. Теперь всем женщинам в городе известно, что он серьезно подумывает о том, чтобы остепениться, и поэтому та, которая затронет его сердце, уже будет знать, что у него серьезные намерения.

Он обвел глазами офис Лукаса, в то время как его мысли вновь вернулись к Джесс.

Она настоящая женщина – упрямая, но сексуальная. Ее попытка придерживаться консервативного стиля в одежде дразнит его воображение, вызывая желание увидеть под деловым костюмом страстную женщину, ждущую своего мужчину.

Какой вызов!

Но не для него. Она придет только по одной причине – обучить его искусству искреннего искателя любви.

От мысли, что он снова увидит ее, кровь жарче побежала в его жилах. Интересно, какой она будет? Сильной и волевой, как в прошлый раз? Или более мягкой и снисходительной?

Алекс откинулся на спинку кресла. У этой женщины нет никаких причин для ненависти – она даже не знает его. Пока еще.

Он исправит это положение и выяснит, чем, черт подери, живет эта женщина.

Ему не терпится начать очаровывать Джесс и смягчать ее неприступное сердце…

Он встряхнулся. Нет. У него другая цель.

Время тянется слишком медленно. Черт, целых пять дней! Почему он подумал, что сможет так долго ждать?

Логично предположить, что ей пришлось перестроить свое расписание, но ожидание убивает его. Трудно представить, что он делает что-нибудь не правильно – что-то такое, что мешает женщине по уши влюбиться в него, – но почему-то этого не происходит.

Лукас поднялся из-за стола и прошелся по офису, поглаживая бородку.

– Это бредовая идея. Меньше всего в жизни тебе нужна жена.

– Ошибаешься, Лукас, – Алекс покачал головой, кладя ноги на стол друга. – Мне нужна женщина. Любовница. Подруга. Я хочу вложить в отношения такие же обязательства и время, как в свой бизнес.

– Нет. У тебя масса связей, и – посмотри на себя! – ты все еще холост. И даже улыбаешься.

Алекс опустил ноги на пол и, поднявшись, застегнул пиджак.

– Я не улыбаюсь, когда прихожу домой в пустую квартиру.

– Заведи собаку.

– У меня есть собака. Мне пора жениться, – с этими словами Алекс направился к двери.

И пора показать отцу, что не только в бизнесе, но и в личной жизни он может быть более удачлив.

В отличие от родителей у него будет идеальная семейная жизнь, и он даст своим детям стабильность, которой сам никогда не имел.

Взявшись за ручку двери, Алекс бросил взгляд на друга. Он бы не возражал, если бы кто-то ждал его дома, интересовался тем, как прошел его день, спрашивал, какие у него мечты и планы на будущее.

– Нет, – Лукас кивком указал на журнал. – Скажи, что это шутка.

Алекс покачал головой.

– Уверяю тебя, что буду с дьявольским упорством добиваться этого. Ни за что на свете я не хочу продолжать пустую «веселую» жизнь еще несколько десятков лет. После всех этих разгулов у меня возникает чувство невероятной пустоты.

– Тогда заведи себе девушку. Порядочную. Которая не будет стремиться весело проводить время и не станет покушаться на твой счет в банке.

Алекс взмахнул руками.

– В этом и заключается моя мысль. Если эта девушка окажется такой, как ты говоришь, она станет моей постоянной и единственной женщиной.

Лукас запустил руку в волосы.

– Полагаю, что у тебя, как всегда, есть какой-то рискованный план для того, чтобы добиться своей безумной цели?

– Конечно! – Алекс направился к собственному офису. Я – тот, кто держит все под контролем. И свое будущее устрою сам, используя все средства, имеющиеся в моем распоряжении.

Лукас пошел за ним.

– И что же ты намереваешься делать? Я не люблю сюрпризов.

Алексу приходилось мириться с любопытством Лукаса, который был его лучшим другом, вице-президентом и юристом корпорации и всегда действовал в его, Алекса, интересах.

– Цель оправдывает средства. Я знаю, как мне поступать.

– Что у тебя на уме? – Лукас прищурился, с подозрением глядя на Алекса. – Я вижу, что ты уже задумал что-то.

Его слова не могли не вызвать у Алекса улыбку.

– Ты знаешь, что я пользуюсь репутацией бабника?

Лукас пожевал нижнюю губу.

– Да. Это заявила в пятницу вечером та женщина. Я бы все отдал, чтобы такая женщина подошла ко мне.., но только без стакана в руке! А ее вспышка? Это было вульгарно.

– Она – само совершенство.

– Она – сумасшедшая. – Лукас снова погладил бородку и покачал головой. – Забудь о ней.

– Ни за что. Она великолепна, – задумчиво произнес Алекс, вспоминая горящие глаза Джесс.

– Красивая женщина, безусловно, – кивнул Лукас. – И злющая. И она родила бы тебе чудесных детишек.., если бы только не ненавидела тебя.

– Это не проблема, потому что все, что мне нужно от нее, – это мудрые советы, как избавиться от женолюбия.

– Ты собираешься заставить ее влюбиться в тебя, не так ли? – Лукас прислонился к стене. – Потому что, если она влюбится в тебя, тебе удастся проделать то же самое с любой другой женщиной?

Алекс нахмурился.

– Об этом я не подумал.

– Так подумай. – Лукас сложил руки на груди, и в его глазах блеснул огонек. – Тогда ты смог бы замахнуться на кое-кого поважнее.

Алекс закрыл глаза.

– Наташа Брэдфорд-Джоунз, – медленно произнес он, думая о женщине, которая, не уступая его чарам и ухаживаниям, дразнила своей недоступностью, будучи помолвлена то с одним, то с другим мужчиной.

Однако по неизвестной причине долгожданная возможность сблизиться с ней не приводит его в восторг. Джесс завладела его помыслами.

Алекс почувствовал, как от мысли приволокнуться за Джесс в нем радостно заиграла кровь, и даже перспектива заполучить какую-нибудь другую женщину, возможно даже Наташу Брэдфорд-Джоунз из «Дабл-Бэй Брэдфорд-Джоунз», показалась ему непривлекательной.

– Наташа сейчас свободна, – тихо заметил Лукас.

– Теперь у тебя появляются бредовые мысли.

Лукас взмахнул руками.

– Я ведь знаю тебя. Ты не можешь устоять, когда тебе сопротивляются.

Алекс не собирался спорить с другом. Лукас выслушал его, высказал свою точку зрения, а принимать решение – правильное или не правильное будет он сам.

– А вот и первый вызов. – Лукас отступил в сторону, чтобы Алекс увидел Джесс, стоявшую в холле. – Черт, ну и красотка!

Лукас прав. Она просто потрясающая женщина. И темпераментная. Однако, судя по тому, с какой неприязнью она смотрит на него, ему придется долго улещивать ее, чтобы понравиться, не говоря уже о том, чтобы заставить влюбиться в него.

Он решительно направился к ней.

– Джесс.

– Кэлехен.

Алекс решил оставить без внимания ее холодный тон. Ничего другого он не ожидал. Или все-таки ожидал? Может быть, по-юношески надеялся, что, увидев его, она изменит свое мнение о нем? Что его вежливое обращение и присущий ему шарм помогут растопить ледяную стену, которую она воздвигла между ними?

Но это не имеет значения, ведь она пришла.

Они проведут много времени в тесном общении, что даст ей возможность лучше узнать его и понять, как много она теряет, ненавидя мужчин.

– Это Лукас, мой хороший друг и коллега, сказал Алекс, поправляя галстук.

Они обменялись рукопожатием.

– Рада познакомиться.

Лукас широко улыбнулся и важно выпятил грудь.

– Я слышал, что вы собираетесь направить этого парня на истинный путь.

Джесс равнодушно пожала плечами.

– Сделаю, что смогу.

Столь явное отсутствие энтузиазма вызвало у Алекса улыбку.

Лукас по-дружески шлепнул его по спине и, глядя на Джесс, расплылся в улыбке.

– Оставляю вас с вашим безнадежным учеником.

Она кивнула и посмотрела ему вслед с таким видом, будто ей хотелось, чтобы он остался.

Холодок пробежал по Алексу, когда он увидел, что Джесс с тоской смотрит на уходящего Лукаса.

Неужели он понравился ей? Это будет большим разочарованием. Для нее. В поисках любви Лукас ведет себя еще хуже, чем он, и отнюдь не намеревается изменять ни свою репутацию, ни отношения с женщинами.

Пожав плечами, Алекс устремил взгляд на женщину, которую он нанял, чтобы получить помощь.

Она оделась неброско, стремясь подчеркнуть, что ради него не собирается идти на какие-либо ухищрения, – кремовые брюки, блузка с поясом и темно-серый жакет, который был на ней на прошлой неделе.

Выглядит она восхитительно.

– Вы тоже так думаете? – спросил он, не удержавшись от желания проникнуть в ее мысли. – Что я безнадежный ученик?

Джесс изогнула тонкие брови.

– Вы думаете, что я самонадеянный плейбой, который под благовидным предлогом хочет привязать к себе на целый день красивую женщину?



– Это меня не удивило бы.

– По крайней мере, в честности вам не откажешь.

– То же самое можно сказать о вас?

Алекс сложил руки на груди.

– На самом деле вам совсем не хочется быть здесь, не так ли?

Она не стала отрицать.

– Вы правы, но я надеюсь, что мое время не будет потеряно понапрасну.

Он кивнул, однако намек на деньги неприятно задел его. Но почему? Деньги – это то, на чем держится мир, и женщины всегда думают о том, как обеспечить себя средствами для следующего похода по магазинам.

Алекс достал золотую ручку из кармана пиджака и черкнул какую-то цифру на листке бумаги.

– Какая у вас работа?

– Почти такая, как здесь, – солгала Джесс, и ее голос прозвучал неуверенно и тихо. – Но достаточно обо мне. Давайте поговорим о вас.

Алекс протянул ей листок бумаги. Кто бы ни был человек, внушивший ей такое отношение к нему, он постарался на славу. Джесс не скрывает явного отвращения к работе, которой ей придется заниматься, и к нему. Приходится признать, что Лукас прав. Перспектива укрощения Джесс вызывает у него приятное волнение.

Много ли времени понадобится для того, чтобы постичь этикет серьезных отношений? И много ли времени потребуется ему для того, чтобы научить ее снова любить мужчин?

– Этой суммы достаточно, чтобы вы могли выносить мое общество в течение дня? – сухо осведомился он.

Джесс бросила беглый взгляд на листок.

– Вы настолько богатый сукин сын?

Он не мог не улыбнуться.

– А вы не знали?

Расправив плечи и вздернув подбородок, Джесс сверкнула на него зелеными глазами.

– Ну, конечно. Как глупо с моей стороны. Вы же ; самый заносчивый и высокомерный из всех «шишек» в городе. Удивительно, что еще остались женщины, которых вы не поимели!

Алекс задумчиво потер подбородок.

– Есть парочка, на которых я положил глаз… Но они из хороших семей, с отличным брачным потенциалом, и на этот раз я не хочу все испортить.

Джесс заставила себя улыбнуться, продемонстрировав белоснежные зубы.

– Я сделаю все, чтобы помочь вам понять ошибочность вашего подхода.

Алекс в предвкушении потер руки. Великолепно! Она согласилась заняться первоочередной задачей, несмотря на явное нежелание проводить с ним время.

У него не будет никаких проблем в изучении протокола длительных отношений. Он в совершенстве овладеет им, а затем найдет и заполучит женщину своей мечты, с которой создаст идеальную семейную жизнь.

Вот тогда у него будет все. Кэлехен обретет счастье, которого не сможет лишить его даже отец.

Джесс последовала за Алексом в его офис, глядя на неотразимо сексуальную фигуру. Ей пришлось ущипнуть себя за руку, чтобы убедиться, что это происходит на самом деле. Она переживает свой самый страшный кошмар.

Девушка подумывала о том, чтобы отказаться от встречи с этим типом – уехать из страны, например, или просто не вставать утром с постели. Но она не могла разочаровать Кэт, упорно цеплявшуюся за безумный план сразиться с Кэлехеном и сокрушить его, сделав то, что никому не удавалось.

От одной мысли, что ей предстоит проводить время с Аттилой мира рекламы, у нее стынет кровь.

Джесс затрепетала, увидев его в холле – в потрясающем костюме, идеально облегавшем широкоплечую мускулистую фигуру, с гладко выбритым лицом, на котором выделялись чувственные губы и яркие голубые глаза.

Ее рука прикоснулась к листку бумаги в кармане брюк. По крайней мере, она будет щедро вознаграждена за неприятное общение.

У нее получится. Ей не потребуется много времени, чтобы выудить у Кэлехена правду о его последнем публичном трюке и выбить у него из головы дурацкую идею о невесте. Как будто он это серьезно! Неужели он воображает, что она клюнет на это?

– Миссис Сэмюэлс, это Джесс. Сегодня она проведет со мной консультацию, – спокойно сообщил Кэлехен немолодой женщине, сидевшей за столом напротив ряда двойных дверей. – Джесс, это миссис Сэмюэлс, мой секретарь. Если у вас возникнут какие-либо вопросы или проблемы, обращайтесь к ней. – (Джесс кивнула женщине.) Она – просто чудо, – добавил Алекс, подходя к дверям. – У нее пятеро сыновей, две внучки, и, несмотря на это, ей удается эффективно управлять этим офисом и организовывать мою деловую жизнь.

Джесс метнула на женщину быстрый взгляд и затем посмотрела на Кэлехена. Он говорит так… будто в нем есть что-то человечное.

Алекс распахнул двойные двери.

Перед ней предстал офис, размеры которого больше соответствовали залу заседаний. Невероятно большой стол красного дерева стоял недалеко от огромного окна, из которого открывался великолепный вид на город. С одной стороны находился длинный диван, обитый темно-коричневой кожей, с другой – растения в горшках, произведения искусства и бар.

Алекс повернулся к ней с мальчишечьей улыбкой на лице.

– Нравится?

Заставив себя не смотреть в яркие голубые глаза, Джесс медленно вошла в комнату. Только в самых безумных мечтах она могла вообразить, что можно работать в таком удивительном офисе.

Стараясь справиться с волнением, Джесс повернулась к Кэлехену, подсчитывая в уме уловки, на которые он шел, и клиентов, которых переманил. А сколько жизней он, должно быть, разрушил ради того, чтобы обзавестись всей этой роскошью!

– Пытаетесь преодолеть с помощью всего этого комплекс неполноценности, не так ли? – выпалила Джесс.

Алекс моргнул от неожиданности и прикоснулся рукой к лицу, словно она дала ему пощечину.

– Ну же, – раздраженно сказала Джесс, подходя к окну и пытаясь скрыть восхищение, которое вызвал у нее вид города. – Что вы хотите сказать этим? Что у вас нет таланта, нет характера и вам нечего предложить, кроме кучи денег?

Кэлехен сложил руки на широкой груди.

– Я знаю, что вы здесь, чтобы высказать честное мнение, но…

Джесс почувствовала, как ее охватывает волнение: она попала в точку.

– У вас ощущение нависшей над вами угрозы? прищурившись, пропела она.

Алекс покачал головой.

– Ничего подобного, – возразил он. – Это все для клиентов – показать им, как успешна моя компания и какие талантливые люди работают в ней.

Лично я не возражал бы, если бы мне пришлось работать в клетушке площадью три квадратных метра.

Джесс поджала губы. Ну, еще бы! Неужели он думает, что она поверит ему? Девушка смотрела на раскинувшийся перед ней Сидней, чувствуя себя так, словно она охотится на тигра в его собственных джунглях.

Чтобы успокоиться, она сделала глубокий вдох и резко повернулась.

– Итак, начнем, пожалуй? Вы собираетесь на заседание? Или планируете посетить рабочие места? Я думаю, мне следует понаблюдать за вами.

– Я думаю, что мы начнем прямо здесь. – Кэлехен подошел ближе. – Я покажу вам способы обольщения, которыми пользуюсь, чтобы заполучить женщин, а вы скажете, что я делаю не так, как надо.

Джесс отступила на шаг и прижалась спиной к холодному стеклу. Сердце у нее ушло в пятки.

– Что?

– Я думаю, что, возможно, весь мой подход к серьезным отношениям является не правильным. Он пожал плечами, как будто подобное предположение казалось ему невероятным. – Но давайте просмотрим его, и вы сможете указать мне на ошибки, хорошо?

Джесс открыла рот, но слова протеста замерли у нее на устах. На его чувственных губах играет мягкая улыбка, и держится он весьма самоуверенно.

– Я никогда не видел таких красивых глаз, как у вас, – тихо сказал Алекс с неподдельной искренностью и подошел еще ближе.

С лихорадочно бьющимся сердцем она смотрела, как уменьшается расстояние между ними. Что это? Игра? Ей предстоит испытать на себе его чары? Терпеть его заигрывания?

О господи!

– Они манят меня, – нежно произнес он, наклоняясь к ней.

Джесс ощутила пряный запах одеколона и почувствовала тепло, исходящее от его тела. Легкое дыхание коснулось ее шеи, и сладостная дрожь пробежала у нее по спине.

Алекс уперся рукой в окно над головой Джесс и склонился ниже, глядя в ее глаза так, словно хотел утонуть в них.

Во имя неба, что он делает с ней?

Она ненавидит мужчин. Бабников. Его.

Алекс перевел жадный взгляд на ее губы.

– Скажи же слова, которые я жажду услышать, пробормотал он.

В крови у Джесс вспыхнул жар. Открыв рот, она прерывисто вздохнула, пытаясь заставить себя думать. Этот мужчина опасен для каждой женщины на свете.

Он снова посмотрел на губы Джесс, и в глубине его глаз вспыхнул опасный огонек.

Она инстинктивно провела кончиком языка по губам. Одна-единственная мысль крутилась у нее в голове.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Алекс вдыхал нежный аромат духов Джесс, и запах ванили и корицы возбуждал его чувства с такой же силой, как очарование ее губ.

Так легко просто завладеть этими полными красными губами, которые просто молят о поцелуе. Он чувствует это, слышит глухие удары ее сердца, короткое поверхностное дыхание, видит огонь, вспыхнувший в изумрудных глазах.

Неужели ему удалось разбудить сердце одного из членов организации «Женщины против бабников»? Возможно ли, что она хочет его?

Эта мысль привела Алекса в возбуждение, наполняя его уверенностью, на которую, как ему было хорошо известно из опыта, он мог положиться.

Возможно, за ней не ухаживал знаток своего дела… И теперь, в нем, Алексе, воплотилось все, что она хотела увидеть в мужчине; просто до сих пор она не сознавала этого.

– Скажи же, – вкрадчиво прошептал Алекс, почти касаясь губами ее нежной бархатистой щеки.

Джесс судорожно вздохнула.

Он не смог удержаться от улыбки. Разве ему необходимо знать что-то еще? Может быть, любовь это удача или судьба, но он превратил ее в вид искусства.

Джесс подняла на Алекса горящие глаза и уперлась руками в его грудь.

– Я скажу вам то, что вы хотите услышать, проговорила она, дыша ему в шею. – Немедленно прекратите использовать на мне свои уловки себялюбивого эгоиста!

Она с силой оттолкнула его.

Ошеломленный Алекс отступил на шаг.

– Что?

Прохладный воздух собственного офиса привел его в чувство. А ведь он был уверен, что покорил ее! Все признаки были на лицо – или он просто обманывал себя, потому что хотел увидеть их?

С ней придется повозиться. От этой мысли его обдало жаром.

Алекс прислонился к столу, сложил руки на груди и обругал себя – чем-то он раздражает ее, гладит против шерсти.

– Что я сделал не так? – спросил он, стараясь потушить пламя, вспыхнувшее в его чреслах, и убеждая себя, что Джесс – консультант, а не одна из его женщин. Важно только то, чему она может научить его.

– А что так? – она расправила одежду, глядя на роскошный ковер. – Вы идете в сексуальное наступление, словно вы Божий дар для женщин.

– И?..

– Если вам нужен секс – прекрасно! Если же вы хотите, чтобы женщина не думала о вас как о мужчине, способном лишь кувыркаться в постели, вам следует показать свои истинные мотивы.

Алекс, словно зачарованный, смотрел, как она проводит руками по брюкам, облегающим соблазнительный изгиб ее бедер.

– А вы? Вы считаете, что я кувыркаюсь в постели?

Джесс взглянула на него с холодным неодобрением.

– Я считаю, что, кроме чувственности, у вас ничего нет.

Алекс оскорбленно выпрямился.

– Значит, мне не следует бросать страстные взгляды? Тогда что я должен предложить особе, вызвавшей у меня интерес? – удивленно спросил он, пытаясь подавить улыбку: женщина обучает его тому, что он знает лучше, чем кто-либо другой!

– Себя.

Алекс озадаченно нахмурился. Разве всегда он не предлагает себя? Свое время, связи и деньги?

– Ну, дошло? – Джесс сделала шаг вперед и постучала костяшками пальцев по лбу Алекса. Затем быстро отдернула руку, поняв, что забылась и позволила себе вольность. – Что вы можете предложить кроме секса?

Он улыбнулся.

– Горячий секс?

Глаза Джесс потемнели.

– Кроме горячего секса.

– Но что же еще? – удивился Алекс. Черт, у него нет более сильного желания, чем показать ей, как важен горячий секс – и какое прекрасное ощущение возникает, когда тела, слившиеся друг с другом, танцуют в ритме жизни.

Джесс покачала головой, негодующе глядя на него. Ее пальцы непроизвольно сжались в кулак.

– Итак, что же вы стремитесь найти в серьезных отношениях с женщиной? Чего вам не хватает в ваших загулах?

Алекс невольно улыбнулся. Она становится прехорошенькой, когда сердится.

Он пожал плечами.

– Думаю, что мне не хватает женщины, с которой я мог бы поговорить. Общаться по-дружески.

Которая была бы в моей команде, понимаете?

Джесс смотрела на него, кусая нижнюю губу.

– Как вы думаете, что сначала следует предложить женщине, когда вы знакомитесь с ней? Кроме комплимента?

– Не секс?

Джесс, рассвирепев, направилась к выходу.

– Слушайте, Кэлехен, когда вы решите, что пора прекратить тратить мое время…

Алекс бросился к двери и уперся в нее рукой.

– Ну, хорошо, хорошо.., извините. Просто мне не очень удобно говорить об этом. – Он на мгновение закрыл глаза, старясь припомнить свои похождения. Женщин, которые прошли через его жизнь, беря все, что только можно. – Я попытаюсь найти что-нибудь общее между нами, – медленно сказал он, следя за реакцией Джесс. Эта мысль показалась ему забавной.

Она закрыла глаза, словно считая до десяти.

Наконец посмотрела на него.

– Итак, вы скажете что-то вроде…

Алекс, не отрываясь, смотрел в изумрудно-зеленые глаза, в которых затаилось раздражение.

– Привет! Меня зовут Алекс. Не вас ли я видел вчера в оперном театре?

Джесс мило улыбнулась, и его бросило в жар.

– Ах, да, кажется, я припоминаю. Это ведь у вас непрерывно звонил мобильный телефон?

Алекс не смог сдержать смех.

– Нет. Я – тот, кто сидел позади вас и не видел ни единой сцены спектакля, потому что ваша красота ослепила меня.

Джесс насмешливо подняла тонкие брови.

– Все еще сюсюкаете, как холостяк, завлекающий в спальню красотку?

Он улыбнулся.

– Это неизменно производит впечатление.

Она уперлась руками в бедра и устремила на него сердитый взгляд.

– Если вы не хотите понимать меня, для чего мне тратить время, выслушивая кучу вашей…

– Прекрасно. Я не буду напирать на лесть. Алекс отступил на шаг, давая ей больше места. Что теперь?

– Теперь мы пойдем и посмотрим, охвачена ли каждая несчастная женщина в этом здании вашим сексуальным обаянием.

Он скрестил руки.

– И это проблема? Почему?

Джесс надула губы, как будто желая заставить его с нетерпением ждать ответа.

– Что вы собираетесь предложить своей будущей избраннице, являясь ходячей рекламой секса?

Вы уже изменяете ей с каждой встретившейся вам женщиной. Разве у нее возникнет надежда, что вы когда-нибудь будете верны?

– Но страстный одинокий холостяк…

– Есть просто одинокие мужчины. И есть одинокие с серьезными намерениями.

Алекс поджал губы и нахмурился.

– И в чем разница между ними?

Джесс скрестила руки на груди.

– Можно быть одиноким мужчиной, который ищет любовь и готов взять на себя обязательства, и можно намеренно оставаться холостым и посвятить себя сексу.

– Угу, понял. А вы покраснели!

Она холодно взглянула на него.

– Мне жарко.

– Мне тоже.

– Я думаю, что нам нужно уточнить кое-что. Джесс отвела от лица прядь волос. – Приберегите пылкие взгляды и сексуальные намеки для своих женщин. Мне они ни к чему. По рукам?

Алекс поднял руки, сдаваясь.

– Договорились. Никакого секса для вас.

Удовлетворенная улыбка коснулась ее губ.

– Тогда пойдемте и посмотрим на вас в деле, более непринужденным тоном предложила Джесс.

Алекс отвел глаза.

– Позже. У меня есть дело поважнее.

Она неторопливо направилась к дивану.

– Я подожду.

– Вы пойдете со мной. – Алекс оправил пиджак и открыл двери. От него не ускользнула тень, омрачившая ее лицо.

– Это дело, случайно, не связано с вашей работой? – спросила она.

– Вряд ли.

Джесс сникла.

Алекс бросил на нее быстрый взгляд. Потом поправил галстук и подумал о том, куда они направятся. Это будет идеальное место для предстоящих занятий.

Распахнув двери, Алекс быстро вышел. Замечательно! Он поймет, что представляет собой эта женщина, и убедится, так ли уж она принципиальна и нечувствительна к его чарам, как старается показать.

Интересно, сможет ли он растопить ее ледяной фасад? И что нужно, чтобы полностью разрушить его?

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Как дела? Есть какие-нибудь советы?

Джесс плотнее прижала к уху мобильный телефон, пытаясь сосредоточиться на голосе Кэт. Она смотрела в окно, зная, что это самая невероятная поездка в ее жизни.

Кэт нужны советы? Пожалуйста! Не слушай своих лучших друзей. Не сходись лицом к лицу с врагом, если не имеешь плана отступления. И, конечно, не вмешивайся в любовную жизнь своего заклятого врага. Она грязная, беспорядочная, и ты попадаешь на линию огня.

Джесс бросила взгляд на Алекса, невозмутимо восседающего рядом с ней на заднем сиденье роскошного черного лимузина. Она пыталась не вдыхать насыщенный запах кожи совершенно нового автомобиля – последнего излишества Кэлехена – и не замечать раздражающе опьяняющий аромат его одеколона.

Она остро ощущала его присутствие, понимая, что он, несомненно, обратил внимание на глупый выбор мелодии для мобильного телефона. Ей все еще слышались аккорды «Эдельвейса», предательски выдавшие ее романтический идеализм.

Ну почему она не заменила ее какой-нибудь крутой или хотя бы непритязательной музыкой?

Теперь Кэлехен думает, что она слабохарактерная или жаждет глубоких и серьезных отношений.

Джесс скрипнула зубами. Или ему может прийти в голову, что ей понравилась сцена, которую он разыграл в своем офисе.

Он то проявляет неподдельную искренность в желании отрешиться от своих повадок ловеласа, то буквально обволакивает ее своим порочным обаянием.

Джесс не понимала, что происходит, но чувствовала, что безопаснее оставаться с Кэлехеном на людях, где ничто не отвлекает ее внимания от его тела, глаз, губ.

Он – дамский угодник и знает, как использовать свою внешность, улыбку, низкий бархатный голос, чтобы пробудить в женщине настроение, о котором она даже не помышляла до встречи с ним.

Джесс пожевала нижнюю губу. Но она выжила, несмотря на его наглые поползновения. Абсолютно ясно, что единственное, на что способен этот мужчина, – обольщение… Любовь для него – книга за семью печатями.

Она бросила взгляд на красную розу, лежавшую на сиденье между ними, и, глядя на стебель со следами срезанных шипов, постаралась подавить странное теплое чувство, которое внезапно возникло у нее.

Для нее любовь тоже тайна, но она не скажет ему об этом. Ей тяжело находиться рядом с ним только ради того, чтобы узнать что-нибудь порочащее его или – что было бы лучше – увести от него клиента, если она решит играть по его грязным правилам. И, возможно, ей придется пойти на это.

Кэлехен сообщил, что у него в машине всегда есть одна роза… Она не уверена в том, что он сказал правду. И что означал его взгляд?

Автомобиль, безусловно, впечатляет – большой, роскошный. Другое дело, если бы он принадлежал ей. Но это собственность Кэлехена, и она ненавидит его за то, что он похваляется своим богатством, врожденным вкусом и раздражающе привлекательной внешностью.

– Джесс! – по голосу Кэт было понятно, что она улыбается.

– Прекрасно, спасибо, – непринужденно ответила Джесс. – Приятно, что тебя это интересует. Девушка умолкла. Ей совершенно нечего сообщить подруге, несмотря на то что она провела с этим самодовольным субъектом более часа. – Нет, не сейчас. Я очень занята.

Джесс сжала и разжала пальцы, думая о приятном чувстве, которое возникло бы у нее, если бы ее руки сомкнулись на горле Кэт. Подруга не имеет представления о том, что ей, Джесс, приходится выносить.

– Позвони, как только разузнаешь что-нибудь, настойчиво сказала Кэт перед тем, как прервать разговор.

– Обязательно, – пообещала Джесс. Должен же быть какой-нибудь способ получить то, что ей нужно, и поскорее избавиться от этого опасного парня! Но какой?

Джесс снова исподтишка взглянула на Кэлехена. Ишь! Сидит рядом с ней в костюме от известного модельера, и этот голубой шелковый галстук еще больше подчеркивает голубизну его искрящихся глаз!

Она крепче сжала телефон.

– Сейчас я не могу, – пробормотала она, намеренно понизив голос. – Я работаю. – Отвернувшись от Кэлехена, Джесс прикрыла трубку рукой. Нет, глупыш, – проворковала она. – Позже, хорошо? – Для большего эффекта она сделала паузу. Люблю тебя. До встречи!

Джесс с довольным видом откинулась на спинку сиденья, и легкая улыбка заиграла у нее на губах. Если у него есть какие-нибудь мысли на ее счет, то, услышав этот разговор, он должен понять, что она не свободна.

Черт! Для чего она вообще находится здесь?

– Близкий друг?

Джесс положила ногу на ногу и взглянула на проносящиеся за окном здания. Клюнул! Она постаралась сохранить невозмутимое выражение.

– Возможно.

– Это не мое дело?

– Безусловно. – Джесс взяла розу и начала перебирать пальцами лепестки чудесного бутона. Теперь она в безопасности и может приступить к делу. – Хотелось бы мне сказать, что и ваш лимузин и роза произвели на меня впечатление…

Алекс приосанился и поправил галстук.

– Но вы не можете… Почему?

Она слегка пожала плечами, обрадованная тем, что он попался на удочку. Ей нужно разозлить его, чтобы отвлечься от предательской реакции своего тела.

Это откровенная реклама вашего богатства и искусства обольщения.

– Богатства? Да. Согласен, мой лимузин можно рассматривать как рекламу успеха и финансового благополучия…

– И ваш офис, и этот костюм, и манера поведения – все кричит: «Деньги! Деньги!»

Не выдержав, Джесс повернулась к нему и изогнула одну бровь в надежде, что ей удастся подчеркнуть значение своих слов и презрение, которое он вызывает у нее.

– Но розу нельзя рассматривать как средство обольщения, – парировал Алекс. – Роза, – он взял у нее цветок и повертел его в руках, – это просто романтический жест.

Возможно, он прав. Но она не уступит ни ему, ни своему сердцу, которое взволнованно трепещет у нее в груди. Джесс с трудом проглотила ком в горле.

– Откуда вам знать, что такое романтика? – обратилась она к нему, пытаясь ожесточиться. – Признайтесь! Роза ведь не случайно оказалась здесь.

Это отнюдь не экспромт, рассчитанный на то, чтобы показать женщине чувства, которые вы питаете к ней. Это заранее спланированный, испытанный и верный способ, одно из ваших обычных средств, которое вы используете, чтобы создать иллюзию любви.

Алекс задумчиво потер подбородок, глядя на Джесс подозрительно блестевшими глазами.

Возможно.

Она выхватила у него розу и, размахивая цветком перед его носом, заявила:

– Вы ленивый ухажер, как большинство бабников, которые придерживаются шаблона, приносящего им успех. Женщина для них – просто добыча, цель, к которой они стремятся, а не человек со своими чувствами и запросами. Но женщина хочет, чтобы за ней ухаживал мужчина, который, как она надеется, затронет ее сердце и наполнит жизнь новым содержанием.

– Интересно, это цинизм или романтизм?

Джесс подняла брови. Она снова сказала слишком много. Пожав плечами, она уставилась в окно.

Лимузин остановился у пирса.

– Думайте, как хотите. Но мне кажется, что вы поступите умно, если признаетесь, что вовсе не намереваетесь изменять свои привычки.

Она смотрела на лодки, остро ощущая, что Кэлехен неподвижно сидит рядом с ней. Казалось, он заполнил собой все пространство, и ей стало трудно дышать. Слова беспомощно повисали в воздухе.

– Я стараюсь, как могу. А вы? – проникновенным голосом спросил он. – Вы говорите так, словно убедились в этом по собственному горькому опыту.

Джесс проглотила набежавшую слюну и отрицательно покачала головой. Если Кэлехен воображает, что сможет заставить ее объяснить эту маленькую вспышку, он печально ошибается. Она не расскажет ему, какое роковое воздействие Дин оказал на ее жизнь.

С Кэлехеном она никогда ничем не поделится.

Вдыхая свежий морской воздух, Джесс держалась за борт лодки. Она повернулась к Алексу, намереваясь ни единым движением не выдать подступавшую тошноту.

– У вас здесь встреча?

Они приближались к роскошной яхте, длина которой составляла не менее тридцати метров, Сверкающий белый корпус возвышался над ними как стена.

Сердце у нее замерло. Вот так яхта! Она судорожно вздохнула и попыталась успокоиться.

Не имеет значения, что Кэлехен, возможно, искренен в поиске невесты и виноват только в том, что он псих.

Должна же быть какая-то польза от этого. Что, если тот, с кем встречается Кэлехен, будет искать нового представителя, новый взгляд на рекламу?

Джесс не удержалась и бросила на Алекса быстрый взгляд. Этот широкоплечий, высокий, представительный мужчина обладает врожденным обаянием.

Проклятье!

В уме она скрестила пальцы на руках в надежде, что эта глупая встреча поможет им с Кэт встать на ноги, а потом даст ей повод покинуть корабль в прямом и переносном смысле – и избавиться от Кэлехена.

В бизнесе все средства хороши.

Алекс прошел мимо нее и бросил веревку стюарду, стоявшему на небольшом выступе на корме.

Джесс чувствовала, как на нее давят его самоуверенность и власть. Чувство собственной незначительности наполнило ее, когда лодку подтянули к яхте и Кэлехен, ступив вперед, жестом предложил ей подняться первой. Можно подумать, что он джентльмен, мелькнула у нее мысль.

Она не нуждается в его доброте или внимании, ей нужна.., лишь справедливость.

Он горько пожалеет о том дне, когда вмешался в жизнь ее семьи.

Джесс снова посмотрела на Кэлехена, который улыбнулся ей с таким видом, будто ничего страшного не произойдет, если он будет похваляться своими богатыми клиентами.

Ему нравится дразнить ее, потому что он знает, как ей интересно узнать, кому принадлежит эта чудесная яхта.

– С кем вы встречаетесь? – как можно спокойнее спросила Джесс, осторожно взбираясь по трапу.

Яхта настолько потрясла ее, что ей с трудом удалось сохранить невозмутимый вид. Она быстро оглядела палубы, но не увидела ни одного клиента, которого они с Кэт могли бы украсть у империи Кэлехена.

– Мистер Кэлехен, мы ожидали вас, – раздался радостный голос позади нее.

Сердце громко застучало у Джесс в груди, заглушая жажду мести. Персонал, очевидно, хорошо знает его, и клиент, вероятно, близко знаком с ним.

Какой великолепный удар нанесла бы она ему…

Увести у него из-под носа богатого заказчика!

Палуба была деревянная, гладкая, отполированная и такая большая, что на ней можно было устраивать танцы. Кэлехен уверенно пошел по ней, и Джесс пришлось последовать за ним.

Кают-компания впечатлила ее так же, как размеры и роскошь яхты. Ноги Джесс погрузились в мягкий ворс ковра. В углу стоял рояль; из иллюминаторов открывался поразительно красивый вид на залив.

Несколько мужчин и женщин, выстроившись в ряд, стояли позади длинного дивана темно-кремового цвета, удобно расположенного возле бара. На диване и на креслах никто не сидел.

Кэлехен опустился в кресло.

– Может быть, выпьем что-нибудь? А потом займемся делом.

Стюард поклонился и подошел к бару, в то время как остальные спокойно стояли на месте.

Алекс повернулся к Джесс:

– Чего бы вам хотелось?

Она перевела взгляд с персонала на Кэлехена, пытаясь понять причину его фамильярности с этими людьми.

– Мне бы хотелось знать, что происходит. С кем вы встречаетесь здесь?

Кэлехен обвел рукой собравшийся в каюте персонал.

Кто проделает такой путь, чтобы встретиться с чужой обслугой? В ответ на усмешку Алекса Джесс вздернула подбородок. Ее осенило.

– Это ваша яхта! – с замиранием сердца выдохнула она.

Алекс кивнул и широко улыбнулся.

– Вы притащили меня сюда, чтобы похвастаться своей яхтой? – Ее нетерпеливое ожидание, мечты увести у него крупного заказчика.., все напрасно.

– Как бы вам ни хотелось думать, что я сделал это ради вас… Нет. Я приехал, чтобы отдать распоряжения моему персоналу. В субботу вечером я устраиваю здесь прием.

– Бизнес?

– Да, и немного удовольствия.

Джесс кивнула. Разве Кэт не захотела бы присутствовать на этой вечеринке, даже если бы ей пришлось превратиться в муху, скромно отдыхающую на стене?

– Будьте добры на несколько минут оставить нас с мисс Томпсон наедине, – спокойно обратился Алекс к персоналу, и Джесс не понравилась чувственная нотка, прозвучавшая в глубоком бархатном голосе. – Спасибо, ребята.

Джесс смотрела, как все выходят из каюты. От волнения ей было трудно дышать. Как нелепо!

Спастись из офиса, где их окружали сотни людей, и попасть на яхту, на которой находятся всего лишь пять человек.

Пытаясь унять сердцебиение, она огляделась.

Надо как-то разозлить его, чтобы исчез этот тревожащий ее блеск голубых глаз.

Она стиснула руки.

– Простите, что я высказала ошибочное предположение… Итак, клиента здесь нет? – Ей казалось, что большая каюта уменьшается в размерах, лишая ее воздуха. От пристального взгляда Алекса сердце ее трепетало. – Скажите, своих женщин вы тоже привозите сюда?

Он кивнул, принимая от стюарда бокал.

– Что ж, ваш жест произвел на меня впечатление. – Джесс, не глядя, взяла предложенный ей напиток, сделала решительный глоток, задохнулась и с трудом проглотила обжигающую жидкость. Говори что-нибудь, приказала она себе. – Я уверена, что ваш бездонный карман и роскошный образ жизни впечатляют ваших пассий так же, как меня.

Жаль только, что вам приходится использовать все это в качестве компенсации.

– За что?

– Вы полагаете, я знаю? – Джесс ехидно подняла брови и, неторопливо подойдя к иллюминатору, посмотрела на залив. – Но держу пари, что всем этим вы возмещаете отсутствие у вас человеческих качеств.

Алекс вскочил на ноги.

– Что?

Она повернулась к нему. Мысли одна за другой появлялись у нее в голове, как монетки, падающие в прорезь игорного автомата.

– Вам нечего предложить женщине, кроме денег, демонстрации своего могущества и высокого положения. Это замечательно для любовных интрижек, но не так уж хорошо для серьезных отношений.

Он в изумлении смотрел на нее.

– Вот почему вы не можете удержать женщину.

Вот почему вы так быстро меняете их. И вот почему в поисках невесты вы вынуждены прибегнуть к помощи прессы вместо ухаживания и любви.

– Да что вы такое говорите? – пророкотал Кэлехен, приближаясь к ней и гневно сверкая глазами. Что, интересно, дает вам право…

Джесс мило улыбнулась, стараясь не обращать внимания на его грозный вид.

– Вы.

Он резко остановился и взъерошил волосы.

– Не представляю, почему я привез вас сюда.

По-видимому, любые романтические чувства вам недоступны.

– Мне? – возмутилась Джесс. – Это вы упорно стремитесь обесценить ваши связи, изо всех сил стараясь сделать их бессодержательными и поверхностными.

– А если бы у меня были серьезные намерения в отношении женщины?

Джесс широко раскрыла глаза. Она разговаривает с совершенным тупицей?

Девушка подошла к нему и ткнула в грудь указательным пальцем.

– Вы бы ухаживали за ней. Не мозолили бы глаза роскошными яхтами и лимузинами, не швырялись бы деньгами. Вы бы просто проводили с ней время. Разговаривали. И никакой бутафории. Долгие прогулки, спокойный ужин. Важно только то, что вы, как человек, делитесь с ней своими мыслями и чувствами.

– Это все?

– Нет. Черт подери, Кэлехен, вы когда-нибудь позволяли женщине войти в вашу жизнь? Приглашали ее к себе на романтический ужин? Знакомили ее с родителями? Показывали ей, что в вашей жизни есть место для нее и что она нужна вам?

Губы Алекса растянулись в улыбке.

– Понятно. Итак, вы – романтическая особа.

Джесс покачала головой, боясь, что сердце вот-вот разорвется у нее в груди. Как ему удалось извратить ее слова и обернуть их против нее?

– Мы говорим не обо мне.

Кэлехен откинулся на спинку кресла.

– Но вы женщина, поэтому должны знать, о чем говорите.

– Ну, спасибо.

– Ладно, – сказал Кэлехен, потирая руки.

Джесс смотрела на него, чувствуя, что холодеет. Неужели он хочет сказать, что больше не нуждается в ней? Она ведь не получила того, что ей нужно.

Но как можно убедить его, что он должен позволить ей остаться после того, что она наговорила ему?

И хочет ли она этого?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Джесс стоит его денег. Это удивительная женщина, совершенно несносная.

Он не помнит, когда так приятно проводил время.

Возможно, Алекс несколько увлекся, был слишком настойчив, но результат говорит сам за себя. За последние пять минут он узнал о ней больше, чем за прошедший час.

Алекс понял, что Джесс отличается от других женщин, что его попытки расположить ее к себе с помощью лимузина и яхты оказались тщетными.

Он озадаченно потер подбородок. Ни с одной женщиной из всех, с которыми он встречался, у него не было проблем: его обаяние – или его доходы и щедрость – действовало безотказно… Но с другой стороны, ни одна из них не оправдала его ожиданий.

Возможно, он допускает какую-то незначительную оплошность. Но какую? Неужели Джесс права, и бессодержательные, легкомысленные отношения – результат его собственного поведения?

Неужели все так просто?

Сожаление пронзило Алекса, словно острый нож. Вероятно, не следовало прерывать ее. Он бы узнал даже больше, если бы она продолжила свою речь и нанесла ему еще несколько ран. Но каждое ее замечание отзывалось в его сердце острой болью.

Это оказалось труднее, чем он думал. Одно дело – получать советы от постороннего человека по деловым вопросам, и совсем другое – по личным.

Он не мог предположить, что между ними возникнет такая конфронтация.

Алекс поднял голову и посмотрел на Джесс, стоявшую около иллюминатора. Оценивающий взгляд, которым она окинула его, вызвал у него смутное беспокойство.

О чем она сейчас думает?

Он переступил с ноги на ногу. Размышляет, как еще раз сообщить ему, удачливому бизнесмену, какой он поверхностный человек? Или выискивает новую колкость?

– Я чувствую, что могу еще многое предложить вам, – тихо сказала Джесс приторным голосом.

Алекс скрестил руки на груди, напряженно глядя на нее. Слишком сладкий у нее голосок. Что еще она задумала? Умаслить его, а потом наброситься с нападками на его характер? Алекс снова потер подбородок, предвкушая новую схватку.

– Можете? – осторожно спросил он. Джесс уже дала ему пищу для размышлений, но, быть может, он сам является средством, которое необходимо ей, чтобы избавиться от мужененавистничества.

– Безусловно, – более уверенно ответила она. Нет никаких причин заканчивать сейчас наши занятия. Мы могли бы рассмотреть несколько различных вариантов свиданий и попрактиковаться в том, что вы будете говорить женщине, с которой вам предстоит встретиться. Знаете, я могла бы помочь вам стать более искренним.

Алекс кивнул, чувствуя, как кровь жарче побежала по его жилам. Она подумала, что больше не нужна ему. Но с каждой минутой Алексу становится яснее, что он отчаянно нуждается в.., ее советах.

Ему стало приятно, что Джесс не выражает желания прервать их общение и хочет провести с ним больше времени.., жаждет, вероятно, узнать, почему он пробуждает что-то в ее ледяном сердце.

– Возможно, – равнодушно ответил он, чувствуя, что его бросило в жар.

В зеленых глазах появился решительный блеск.

– Я уже здесь.., почему бы не провести с вами еще несколько часов? Думаю, что могу позволить себе это. Я планировала посвятить вашему обучению весь день…

– Очень мило с вашей стороны, – стараясь не улыбнуться, поддразнил ее Алекс, наклоняя голову и заглядывая Джесс в глаза. Она хочет получить деньги? Или ей, как и ему, нравится пикироваться с ним? – Но я не намерен причинять вам неудобства.

– Никаких неудобств. – Джесс заставила себя улыбнуться. – Я смотрю на это как на испытание собственного характера.

Алекс кивнул. Ну, конечно. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Для него это тоже будет испытанием. Алекс проверит, может ли он помочь Джесс с ее личной жизнью так, как она собирается помочь ему.

Но у Джесс есть близкий друг. Телефонный разговор в машине все еще вспоминался ему. Невероятно, чтобы у женщины, работающей в организации «Женщины против бабников», был мужчина.

А не уловка ли это, чтобы держать его на расстоянии? Он почти уверен, что не ошибается, но ему надо убедиться в этом. Какой смысл помогать Джесс, если она не нуждается в его помощи?

Алекс сжал пальцы в кулак. Она заслуживает большего. Она достойна того, чтобы в ее жизни появился человек, который любит ее – так, как он собирается любить Наташу Брэдфорд-Джоунз.

Наташа красивая, талантливая и стильная. И он всегда думал, что она предназначена ему, что именно она будет его невестой.

Хотя Наташа объявила о своей помолвке с Карлом Тэннерсоном, Алекс не мог выбросить ее из головы. Они вместе учились в университете, и он встречался бы с ней, если бы его бывший приятель Карл не увел ее…

Наташа должна быть его. Если она намеревается создать семью, то должна делать это только с ним.

Наташа воплощает в себе все, что мужчина хочет видеть в жене.

После ее разрыва с третьим после Карла женихом перед Алексом забрезжил свет. Он может завладеть ею. Он просто не хочет рисковать и потерять ее из-за своих повадок холостяка, любящего приволокнуться за женщинами. Ему необходимо знать, что он получит ее. И Джесс даст ему эту гарантию.

Ухаживание за Наташей будет походить на симфонию с правильным сочетанием любви и искренности, с выбором подходящего времени для роскошного ужина и прогулок.

Алексу придется узнать, есть ли между ними что-нибудь общее, разработать план, как предложить себя Наташе, и с помощью Джесс он возьмет ситуацию под контроль – как и все остальное в своей жизни.

Джесс. Он открыл глаза и посмотрел на диван.

Тот, кто ожесточил ее, оказал ему большую услугу.

Ему нужны все ее критические замечания. Он должен заставить свое обаяние работать для того, чтобы покорить только одну женщину. Черт, в то же время ему, возможно, удастся понять, что представляет собой его учительница.

Алекс нажал кнопку рядом с диваном.

– Тогда давайте начнем, – провозгласил он. В этот момент в каюту вошел стюард. – Мы с мисс Томпсон решили остаться перекусить, Джон. Будьте любезны отдать соответствующие распоряжения.

– Остаться здесь? – сухо спросила Джесс.

– Да, – подтвердил Алекс. Подойдя к окну, он встал рядом с ней. У него возникло внезапное желание отослать большую часть команды на берег, поднять якорь и выйти в открытое море – тогда они окажутся наедине. – Лучшего места для обучения искусству любви не найти, не так ли?

Прищурившись, Джесс покачала головой.

Алекс улыбнулся ей. Она ни за что не догадается, что он замыслил… Ему самому не верится, что его порыв обусловлен желанием помочь ей. Но он просто не может подавить его.

Алекс думал, что, вынося его общество, Джесс приносит жертву, видя в нем воплощение всех бабников. У него сжалось сердце от мысли, что она ставит его в один ряд с мужчинами, которые в прошлом причинили ей боль.

Он в свою очередь сделает Джесс одолжение и поможет ей.

У него нет ни тени сомнения относительно своего плана. Ни разу в жизни Алекс не сделал ничего, не убедившись, что все получится так, как он хочет. Он не терпит неудач. И сделает все, чтобы обеспечить успех.

Все что угодно.

Джесс охватил ужас: ей придется обучать искусству любви мужчину, которого она ненавидит больше всех на свете. Хотя, надо признаться, что к Дину она питает почти такие же чувства.

Находиться в тесном общении с Кэлехеном достаточно неприятно, но помогать ему наладить любовную жизнь – просто тошнотворная пытка.

Ей следует радоваться, что она на шаг приблизилась к своей цели – узнать то, что ей нужно.

Она смогла свободно сказать ему, что он самонадеян и высокомерен, но учить его, как установить романтические отношения с женщиной… У нее возникло ощущение, будто летучие мыши набились в ее желудок и, царапая коготками, пытаются выбраться наружу. Ей не следовало предлагать свою помощь.

Джесс схватилась за живот и прислонилась к иллюминатору. Она живо представила все это. Кэлехен с его мерцающими голубыми глазами искушает ее тело. Низким бархатным голосом он нашептывает ей романтические пустяки, практикуясь в искусстве нежной страсти. Его большие сильные руки касаются ее…

Девушку бросило в жар. Его прикосновение было бы таким приятным.., слишком приятным, чтобы пойти ей на пользу.

– Я не могу оставаться здесь, – поспешно возразила она, снова схватившись за живот.

– С вами все в порядке? – Кэлехен внимательно всмотрелся в ее лицо. – Вы плохо чувствуете себя?

Джесс покачала головой, краснея от собственной глупости: она размышляет о хороших качествах этого мужчины вместо того, чтобы сосредоточиться на плохих.

Кэлехен погубил ее семью. Он заслуживает самого худшего, что может быть в жизни – пыток, боли и страдания, – несмотря на то, какие красивые у него глаза или какие чувства вызывает в ней его улыбка.

– Мне нужно сойти на берег, – выпалила она.

– Это из-за качки? – медленно спросил Алекс, прикасаясь к ее плечу. – Джон, принесите, пожалуйста, мисс Томпсон стакан воды и несколько сухих крекеров.

Джесс почувствовала, что ей теснит грудь. Господи, теперь он проявляет участие. Как ей справиться с этим? Каждый ее нерв отозвался на теплое прикосновение к плечу.

Она напряглась, стремясь преодолеть предательскую реакцию тела. Неужели оно не понимает, кто это? И что он сделал? И что должна совершить она, чтобы восстановить равновесие во вселенной?

– Мою мать обычно укачивало на яхте, принадлежавшей нашей семье, – тихо сказал Алекс мягким, успокаивающим тоном. – Просто нужно некоторое время, чтобы привыкнуть к качке.

Джесс с трудом проглотила набежавшую слюну. Качка? Если бы! Яхта огромная, и волнение в заливе почти не ощущается. Ей приходилось видеть волны повыше, когда в трехметровой лодчонке она ловила рыбу в заливе.

Алекс нежно погладил ее по плечу, приведя в еще большее волнение.

Джесс жестом отказалась от его предложения.

Когда она представила, что будет сидеть и есть что-либо, пусть даже сухие крекеры, чувствуя на себе взгляд голубых глаз Кэлехена, ей стало еще хуже.

– Не могли бы мы все-таки возвратиться в офис?

– Безусловно. – Кэлехен убрал руку и поправил рубашку и галстук. – Мне казалось…

Джесс выпрямилась во весь рост и вздернула подбородок, преодолевая ощущение жара, охватившего все тело.

– Там мне будет намного удобнее, – пояснила она. Разделаться со всем этим, мысленно добавила девушка.

Она скрестила за спиной пальцы – на удачу. В офисе больше шансов услышать что-нибудь ценное для их бизнеса, и, если Кэлехен не даст ей эту возможность, Джесс найдет кого-нибудь другого.

Алекс кивнул.

– Мне только нужно поговорить с персоналом относительно субботы. Возможно, на свежем воздухе вы почувствуете себя лучше, – мягко сказал он, озабоченно нахмурившись. – Это займет всего лишь несколько минут.

Джесс кивнула. Так она и думала. Он мог просто позвонить и дать им инструкции по подготовке к субботнему приему, но нет. Ему снова нужно было произвести на нее впечатление.

Итак, он – бабник, которому нужно, чтобы его научили, как стать лучше. Разве для этого было необходимо сажать ее в лимузин и везти на яхту?

Джесс закусила губу, выходя на палубу, залитую солнцем. Неужели Кэлехен действительно верит, что это все, что он может предложить женщине?

Она подошла к поручню и посмотрела на лодки. Сердце у нее сжалось. Печально, если у него были только такие отношения. Но, с другой стороны, он – жуир, высокомерный и самонадеянный холостяк, который не заслуживает иной жизни и, вероятно, никогда не стремился к ней. До настоящего времени.

Предположение Кэт, что идея Кэлехена о поисках невесты является очередным трюком, выглядит довольно не правдоподобно. Его поведение и разговоры дают основания полагать, что он не лжет, говоря о том, что хочет измениться, хотя он явно не торопится соглашаться с ее советами.

Ей не нужно сочувствовать ему. Он просто бравирует своими повадками и ведет себя раздражающе самоуверенно, словно ожидая, что она грохнется в обморок от произведенного на нее впечатления.

О каком впечатлении может идти речь, если он использует женщин в качестве дополнительного средства, которое позволяет ему улучшить свое настроение и в тысячный раз самоутвердиться?

Джесс предпочла отмахнуться от того факта, что женщины используют Кэлехена с той же целью.

Она наклонилась, вглядываясь в глубину синих вод. Он просто потрясающий мужчина, но слишком самонадеянный для того, чтобы иметь серьезные отношения.

Улыбка тронула ее губы. В этом она поможет ему.., собьет с него спесь, сократив поле его деятельности в деловом мире.

Тогда, возможно, ему станет ясно, что он – не пуп земли. Кэлехен поймет, что женщины – нечто большее, чем хорошенькие «трофеи», повисшие у него на руке.

И что она полна решимости вывести его на чистую воду!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Итак, какой самый романтический поступок совершил ради вас мужчина? – С этими словами Кэлехен вошел в лифт и нажал кнопку.

Джесс крепко прижала к себе сумочку, стараясь не смотреть на него. Какой он все-таки красавец!

Но лучше бы ей находиться где-нибудь в другом месте. Кабина слишком маленькая и поднимается так медленно!

Алекс повернулся к ней.

– Я думаю, что это поможет мне в усилиях…

Джесс молча смотрела на него. Что делать?

Меньше всего ей хочется делиться с ним интимными подробностями своей жизни. Она уже была слишком откровенна на яхте, возможно, даже дала ему понять, что он начинает нравиться ей. Ни в коем случае нельзя продолжать это.

Голубые глаза Алекса блеснули, и на губах заиграла легкая призывная улыбка.

Если ей хотелось интимности, она осталась бы на его дурацкой яхте и позволила бы ему очаровывать ее за ленчем.

Джесс смотрела на двери лифта, стараясь не замечать пряного аромата, опьяняюще смешавшегося со специфическим запахом мужского тела.

Она не поддастся слабости. С тех пор как они покинули яхту, обходительность Кэлехена вызывает у нее чувство неловкости, но она не дрогнет и сделает то, что должна сделать, чтобы выполнить работу.

Они возвратились в здание, и Джесс почти физически почувствовала, что удача и успех улыбнутся ей. У нее просто нет уверенности, как далеко она должна зайти, чтобы добиться их. Кэлехен получил все, что у него есть, благодаря своей пронырливости и хитрости. Она не такой человек. У нее есть сердце.

Джесс пожевала нижнюю губу. То, что ее нездоровье взволновало Кэлехена и он проявил тревогу о ее состоянии, возможно, предполагает, что у него тоже есть сердце.

Она не хочет задумываться об этом.

Джесс подняла голову. Гораздо легче было думать о достижении цели, когда она считала его бесчувственным человеком.

– Мистер Кэлехен, я полагаю, что нам лучше сосредоточиться на том, что делаете вы, а не на том, что произвело впечатление на меня, – сухо заявила Джесс, бросив на него быстрый взгляд. Или на том, что не произвело на нее впечатления. Она подавила воспоминания о последнем мужчине, который попытался войти в ее жизнь и разбил ей сердце.

– А разве то, что подействовало на вас, не может оказать такой же эффект на других женщин?

Что сделал мужчина в вашей жизни, чтобы затронуть ваше сердце?

– Мужчина в моей жизни? – переспросила Джесс, нахмурившись. О чем это он?

– Ну да, тот, с которым вы говорили по телефону в машине, – пояснил Кэлехен. Он потер подбородок и прищурился. – Наверное, ему пришлось сделать что-то весьма впечатляющее, чтобы завоевать вас. Ведь вы красивая женщина.

Джесс бросила на него подозрительный взгляд.

От слов Алекса ее бросило в жар.

Комплименты от этого человека? Ни за что, Она должна в корне пресечь это.

– Приберегите лесть для тех, кому она нужна.

Алекс поджал губы, чтобы сдержать улыбку.

– Я уверен, что, хотя какие-то бесчувственные идиоты причинили вам в прошлом боль…

Сердце глухо забилось в груди Джесс, и кровь отхлынула от лица. Неужели он поручил кому-то разведать о ее прошлом и теперь знает, как поступил с ней Дин? Знает, чья она дочь, и просто играет с ней?

– Откуда вам это известно?

Алекс пожал плечами.

– Вы же член организации «Женщины против бабников», не так ли? Разумно предположить, что у вас был неприятный опыт.

Джесс не смогла подавить вздох облегчения, поняв, что он ничего не знает.

– Но вы не можете остаться равнодушной, когда мужчина говорит вам, как невероятно красивы ваши изумрудно-зеленые глаза, как ваши полные губы молят о поцелуе…

Джесс сжала пальцы в кулаки и посмотрела на двери. По спине пробежал озноб, когда она представила, как прижимается к Алексу, а его чувственные губы приникают к ее губам.

Она нервно сглотнула слюну, пытаясь избавиться от дурацких мыслей.

– Уверяю вас, они не молят о поцелуе.

– Позволю себе усомниться.

Джесс бросило в краску. Неужели он находит ее такой привлекательной, что едва может держать себя в руках?

– Вы так отчаянно нуждаетесь во внимании, как можно холоднее сказала она, – что должны очаровывать каждую женщину в пределах досягаемости?

Алекс скрестил руки на груди и улыбнулся.

– Вовсе нет. Я просто пытаюсь применить на практике ваши советы.

Джесс открыла рот, с трудом удерживаясь от проклятий. Какая наглость! Неужели ему мало, что она должна выносить его весь день? Не говоря уже о том, что он поддразнивает ее своими ухаживаниями?

– Тогда не делайте этого. Я ведь пытаюсь заставить вас не прибегать к бессмысленной лести.

– Хорошо. – Двери открылись, и Кэлехен вышел из кабины. – Но вы уверены, что ваши губы не молят о поцелуе? – не удержался он и, не дожидаясь ответа, зашагал вперед.

Джесс последовала за ним, через силу заставляя себя переступать ногами. Кровь у нее горела, пальцы были сжаты в кулаки, зубы стиснуты.

В Кэлехене нет ничего человеческого. Это демон, посланный терзать ее, но, слава богу, ей не нужно быть ангелом.

Это война.

Лукас ждал Алекса в офисе. Выражение его лица красноречиво говорило о том, что его друг отнюдь не повеселился так, как он.

– Что случилось?

Лукас многозначительно посмотрел через плечо Алекса.

Подойдя к столу, Алекс повернулся и проследил за взглядом друга. В дверях стояла самая интригующая женщина на планете – и чертовски заманчивая цель.

Господи, какой у нее темперамент! Ему бы только найти ключик к этой непостижимой душе, и тогда он растопит лед и заставит ее искать любовь, какой она заслуживает.

– Джесс, я уверен, что вы хотели бы выпить кофе, – спокойно предложил он, пытаясь скрыть волнение, которое вызывали в нем ее уверенность, красота и мерцающие зеленые глаза. – Кухня дальше по коридору – третья дверь слева.

Она не сдвинулась с места, переводя взгляд с Лукаса на него и не выказывая никакого желания уйти.

Алекс недоуменно потер подбородок. Что происходит в голове у этой женщины? Иногда он готов поклясться, что Джесс ничего не имеет против него. Но стоит ему подумать об этом, как на него обрушивается ее гнев…

– Если вы заблудитесь, обратитесь к мисси Сэмюэлс. Она поможет вам. Я задержусь всего на несколько минут, чтобы разобраться здесь с делами, а затем мы сможем вновь серьезно разбираться с моей особой.

Полные губы Джесс искривились в принужденной улыбке.

– Я не могу ждать.

Сарказм, которым были проникнуты ее слова, подействовал на каждую клеточку его тела, словно призывный взмах красного флага. Он с трудом оторвал от нее взгляд, раздумывая, как выдержит следующие несколько минут без этого острого язычка и проницательных зеленых глаз.

– Не могли бы вы закрыть за собой дверь? – без обиняков осведомился Лукас, беззастенчиво разглядывая Джесс. В его глазах блеснул одобрительный огонек.

Алекс напрягся. Какого черта! Лукас меньше всего нужен этой женщине.

Он не удержался и посмотрел ей вслед, когда она, волнующе покачивая бедрами, вышла из комнаты и закрыла за собой двери. В глубине души Алекс обрадовался, что Джесс не обратила внимания на Лукаса, который тоже был довольно привлекательным.

– Компания «Си, Джи и Эй» тянет с подписанием контракта.

Алекс устало опустился в свое кресло.

– Не понимаю я эту женщину!

– Сначала они говорили, что их не устраивает то один пункт, то другой, а теперь, боюсь, они ищут альтернативу. Хотят найти кого-нибудь подешевле или с более гибкими оговорками об ограничении ответственности.

Алекс взъерошил волосы обеими руками.

– Она дьявольски смущает меня: то указывает, что я делаю не правильно, то проклинает меня за то, что я – это я.

– Мне кажется, нам нужно подбросить еще какие-нибудь стимулы.

– Стимулы для того, чтобы я понравился ей? Алекс нахмурился. Что еще он может предложить?

Если ее не интересуют его деньги, лимузин, яхта или положение в деловом мире, чем еще можно пробить стену, которую возвела вокруг себя эта женщина?

И как ему разрушить эту стену, чтобы заставить ее вновь встречаться с мужчинами?

– Я говорю о стимулах, которые мы можем предложить «Си, Джи и Эй» для того, чтобы упрочить наши отношения. Ты знаешь, что они возглавляют корпоративный мир. Их ассигнования на рекламу составляют валовой доход небольшой страны. Вот ради чего ты работал.

– Стимулы.., да, – пробормотал Алекс, поглаживая подбородок и перебирая в уме все возможности.

Может быть, в советах Джесс есть рациональное зерно. Может быть, она права в том, что он зарывается. Может быть, он сможет воспользоваться тем, что ему кажется разумным в ее лекциях…

Чтобы прорвать оборону Джесс и достучаться до ее сердца, он будет использовать ее советы.

Лукас кивнул.

– Эта вечеринка в субботу будет иметь успех.

Всем нравятся повышенное внимание и развлечения. Но нам нужно еще поразмыслить над рекламной кампанией. Внести что-то новое, сделать какие-то нововведения, которые заставят их ускорить подписание контракта.

Алекс внимательно посмотрел на друга.

– Великолепная мысль, Лукас. Пусть наша команда поработает над этим. – Он перебрал бумаги на столе. – Что-то новое.., чтобы заставить ее примириться с мужчинами, растопить лед, сковавший ее сердце…

Как приятно было бы почувствовать, что она тает в его объятиях. Как приятно вкусить свежесть ее губ, прижать к себе податливое тело с соблазнительными округлостями и провести по нему руками.

Он очнулся.

– Мне нужно узнать все об этой женщине. В том числе, есть ли у нее близкий друг, – сказал Алекс. В этом вопросе должна быть полная ясность.

Он пригладил волосы, стараясь унять волнение. Не то чтобы это тревожило его. Просто ему нужны все факты.

Лукас черкнул несколько слов в блокноте.

– Я займусь этим. Но скажи мне вот что: ты пользуешься ее услугами, чтобы понять, почему женщины используют тебя в качестве ходячего бумажника; так для чего тебе знать все о Джесс? Ты хочешь переспать с ней?

– Нет, – пробурчал Алекс, делая вид, что разбирает бумаги на столе.

Лукас погладил бородку.

– Так. А ты не подумал, что, если тебе удастся очаровать мисс «Женщины против бабников», ты займешься Наташей, думая в это время о Джесс?

У Алекса потяжелело на сердце. Он поднял голову, пытаясь избавиться от неприятного чувства.

– У меня нет никаких шансов.

– Черт, после этой Снежной королевы любая женщина – твоя! – Сев на стул, Лукас уперся локтями в колени, держа в руках папку.

Алекс не мог не видеть логики в рассуждениях друга. Он тоже так думает. В этом есть смысл.

Джесс бросает ему вызов, и, если он справится, это явится более чем достаточным доказательством того, что он сможет ухаживать за Наташей.

– Было бы великолепно, если бы Наташа появилась вместе с тобой на вечеринке, – ухмыльнулся Лукас. – Это произвело бы впечатление на людей из «Си, Джи и Эй». Сразу после того, как ты покончишь с Джесс.

Алекс нахмурился.

Лукас заглянул в папку.

– С Джесс все будет в порядке – ты не причинишь ей боли. Просто заставь ее понять, как она красива и как приятно быть любимой настоящим мужчиной.

Алекс отрицательно покачал головой и стиснул зубы, почувствовав жар во всем теле.

– Я так не думаю. Нет. Вряд ли это хорошая мысль.

– Если ты не готов… – намекнул Лукас, и в его глазах вспыхнул огонек.

Алекс пристально посмотрел на друга, и его обдало холодом.

– Не в этом дело, – поспешно сказал он, пытаясь понять охватившие его чувства. – У меня все предусмотрено.

– Ты сделаешь это?

Он пожал плечами.

– Я позабочусь о мисс Джесс Томпсон и ее отвращении к мужчинам, а ты сосредоточься на «Си, Джи и Эй».

– Ладно. – Лукас направился к выходу.

– Итак, ты собираешься научить Джесс, как снова полюбить мужчин, и, очаровав ее, уложишь в свою постель?

Алекс, снова нахмурившись, вскочил.

– Я поступлю с ней справедливо. – Он попытался совладать с пламенем, вспыхнувшим в его чреслах от мысли о Джесс в его постели. Подойдя к окну и глядя на раскинувшийся перед его глазами Сидней, Кэлехен попытался справиться со вспыхнувшим в нем желанием.

Она не для него.

Он уже выбрал для себя идеального партнера и не собирается жертвовать прекрасной жизнью с Наташей. Ничто не заставит его сделать это.

Странное волнение, которое он ощущает, возникло всего лишь от вызывающего поведения Джесс. Уже давно никто не оспаривал его власти… Зеленые глаза Джесс, неотразимая улыбка или страсть, которую он слышал в ее голосе, не имеют к этому никакого отношения.

Лукас стоял у двери. На его лице блуждала улыбка, а глаза поблескивали от мысли, что бы сделала Джесс, имей она хотя бы малейший шанс.

– Но будь осторожен. Я бы не захотел, чтобы такая женщина возненавидела меня, – заметил Лукас, открыв папку. – Ты же знаешь – женское презрение и все такое.

Алекс кивнул. Да, в страстности ей не откажешь. Помоги Бог мужчине, который встанет у нее на пути.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джесс прислонилась к дверям офиса, пытаясь вздохнуть стесненной грудью. Ее обуревало желание завизжать.

Ну почему они обращают на нее внимание? Неужели нельзя относиться к ней как к мебели или чему-то невидимому? Тогда она смогла бы получить нужную информацию и убраться от Александра Кэлехена ко всем чертям.

Вечером, вернувшись домой, она наполнит ванну, зажжет свечи и благовония и попытается изгнать из своей памяти все воспоминания о сегодняшнем дне.

Всего один день. Ей нужно вытерпеть всего один день. Она посмотрела на потолок. Это необходимо сделать для Кэт, самой себя и отца.

Кофе. Она нуждается в кофеине.., и небольшой передышке. Для чего ей быть там с ним? Она не скучает по его обществу, назойливым вопросам и губам, зовущим к поцелую.

Он самый несносный су…

– Джесс, мне жаль, что мистер Кэлехен занят, мягко улыбнулась миссис Сэмюэлс и поправила очки. – В течение последних нескольких дней он тщательно планировал сегодняшний день, чтобы ничто не могло помешать вашей совместной работе, но Лукас просто не мог ждать. Хотите чашечку кофе?

На лице Джесс появилась улыбка. Если Кэлехен так заинтересован в ее советах, что он посвятил две секунды своего драгоценного времени, чтобы дать распоряжения миссис Сэмюэлс найти для нее место, то она может сыграть свою роль доброй маленькой романтичной наставницы.

– Очень!

Миссис Сэмюэлс улыбнулась:

– Мистер Кэлехен весьма настойчивый и решительный. Но нам всем нравится это.

– Он кому-то нравится? – Джесс закусила губу, но сказанного не воротишь. Проклятье!

Миссис Сэмюэлс нахмурилась.

– Возможно, у вас сложилось о нем превратное представление. Когда дело касается бизнеса, он очень серьезный молодой человек. Он требователен к себе и другим и обычно получает то, чего ожидает.

– Это предостережение? – спросила Джесс, глядя, как женщина встает из-за стола с видом учительницы, собирающейся отчитать провинившегося ученика.

– Да. Что бы вы ни собиралась делать, он будет ожидать от вас самых высоких результатов. – Жестом она указала на дверь.

– Угу, – протянула Джесс.

Бедный сексуальный молодой Кэлехен. К тому времени, когда он начнет применять ее советы, какой жестокой честностью они бы ни отличались а это всего лишь ее мнение и не обязательно верное, – ее уже здесь не будет.., как и одного из его клиентов. Быть может, даже нескольких.

– Не судите его слишком строго. Он прилагает огромные усилия, чтобы добиться успеха во всем, что делает.

– Хорошо. – Джесс бросила взгляд в глубину коридора, надеясь, что кофейник находится не слишком далеко и ей не придется выслушивать длинную лекцию о достоинствах Кэлехена.

– Отношения с отцом вынуждают его делать это.

Джесс со скучающим видом уставилась на потолок, с трудом заставляя себя молчать. Меньше всего ей хочется выслушивать рассказы о том, что он родился в рубашке, и о «бедах», которые ему пришлось пережить, чтобы последовать по стопам отца.

– Вот как! – фыркнула она. Ах, как трудно вписаться в жизнь высшего класса, когда не нужно ни за что бороться!

Миссис Сэмюэлс хихикнула.

– Вы не понимаете. Когда отец мистера Кэлехена оставил его мать ради другой женщины, это нанесло ему ужасную травму. Он решил сделаться независимым человеком с доходами и богатством не меньшим, чем у его отца. Я думаю, он хотел показать, что ему ничего не нужно от своего родителя.

У Джесс сжалось сердце. Противоречивые чувства овладели ею.

Итак, детство Кэлехена не было безоблачным.

Он сделал себя сам, и у него есть разногласия с отцом. Но это ничего не меняет и не является оправданием.

– Как насчет кофе? – выпалила Джесс, прежде чем миссис Сэмюэлс начала распространяться о его обаянии и человеческих качествах, достойных всяческих похвал. Тогда ей пришлось бы завопить.., или спастись бегством.

– Конечно, – с нервным смешком согласилась миссис Сэмюэлс, будто поняв, что сказала лишнее, и поспешно пошла по коридору. – Я вам все покажу.

Зазвонил телефон, и миссис Сэмюэлс остановилась, глядя на аппарат.

– Я сама найду, – сказала Джесс, стремясь избавиться от секретарши Кэлехена и ее восхищения своим боссом.

Миссис Сэмюэлс кивнула.

– Вы такая милая девушка.

Джесс с трудом выдавила улыбку, не смея поднять глаз.

– Фред! – окликнула кого-то миссис Сэмюэлс. Ты можешь показать, где здесь кухня?

Джесс повернулась и увидела высокого, довольно симпатичного мужчину лет двадцати – двадцати пяти. Он был гладко выбрит; каштановые волосы коротко пострижены в классическом стиле, излюбленном конторскими служащими.

– Ну конечно, – улыбаясь, сказал парень. – Сюда, пожалуйста.

Джесс пошла за ним.

– Вы здесь работаете?

– Да, я помощник администратора. – Фред, одетый в костюм, купленный в магазине готового платья, приосанился. – А вы…

– Интересуюсь тем, чем вы занимаетесь, – сказала Джесс и кокетливо взмахнула ресницами. В каком долгу перед ней Кэт за весь этот кошмар…

Фред остановился в дверях.

– Это кухня.

– Меня зовут Джесс, – представилась она, протягивая руку и мысленно скрестив пальцы на удачу. – У меня консультации с мистером Кэлехеном.

– Правда? И кто же клиент?

Джесс прислонилась к двери. На ее губах заиграла улыбка. Если бы только он знал!

– Я не имею права говорить это, но, если вы назовете имя, я, возможно, кивну.

– «Тейлоре»?

У Джесс затрепетало сердце. Этот парень собирается играть в ее игру… Она знает, что «Тейлоре» ищет представительства. Компания ничего особенного собой не представляет, но Кэт все-таки намеревалась представить предложение рекламировать их новейшую продукцию.

– «Сотел и Коллинз»? «Брэмтон»? «Каули»?

Стараясь сохранить легкую улыбку, Джесс равнодушно посмотрела на молодого человека. Какая удача! Он сообщает ей названия компаний, которые ищут новых рекламных представителей. Ей следовало раньше сбежать от Кэлехена и вытрясти все из этого парня, тогда ей не пришлось бы думать о чувствах, которые испытает Алекс, когда она воспользуется этой информацией.

Сосредоточенно сдвинув брови, Фред потер пальцем нижнюю губу.

– Не то? – разочарованно спросил он и внезапно оживился. – Тогда это, должно быть…

Джесс вытянула шею и затаила дыхание.

Ну же, говори!

Вот оно, избавление. От Кэлехена, от заурядности, финансовых смет, неустоек, резких замечаний отца по поводу ее выбора профессии…

– Привет, Фред. – Голос Кэлехена прозвучал, словно гром среди ясного неба. – Спасибо, что не дал мисс Томпсон скучать, пока я был занят, но теперь я сам займусь ею.

От его тона Джесс похолодела. Неужели Алекс понял, что она задумала? Похоже, он не в восторге оттого, что она разговаривала с этим парнем.

Фред прочистил горло.

– Конечно. Я просто проходил мимо, – он указал рукой в глубь коридора и быстро ушел.

Джесс смотрела ему вслед, жалея, что не может побежать за ним и вытрясти из него название компании. Тогда она смогла бы покинуть территорию Кэлехена и возвратиться к себе.

– Вы еще не пили кофе? – глубоким голосом осведомился Кэлехен, лаская ее взглядом. – Позвольте, я приготовлю его для вас.

– Вы? – Джесс задохнулась от изумления, взволнованная его обжигающим взглядом. Что они с Лукасом обсуждали?

Алекс вошел в кухню.

– Да. Я умею приготовить кофе, заварить чай, сварить макаронные изделия и различные замороженные продукты, которые покажутся вкусными, если вы голодны.

Она вошла за ним, пытаясь подхватить его легкий тон.

– Мастер на все руки.

– Будьте уверены, – подтвердил он и повернулся к ней.

Джесс стало трудно дышать. От его улыбки жаркая волна пробежала по ее телу.

Она прикусила губу. При виде Кэлехена ее охватывает необъяснимое волнение – и растущее желание узнать о нем больше.

Он не может нравиться ей, в смятении подумала Джесс. Только не сейчас, когда она так близка к тому, чтобы узнать имя крупной компании, что позволит ей скомпрометировать его и извлечь выгоду для них с Кэт.

Мысль о далеко не безоблачном детстве Кэлехена и его неладах с отцом преследовала ее.

Джесс вздернула подбородок. Она не из тех, кто легко пасует перед трудностями, и не позволит, чтобы кто-нибудь встал на ее пути.

– Ваша секретарь сказала, что вы в некотором роде соперничаете со своим отцом, – выпалила она.

Улыбка сбежала с его лица, и она почувствовала на себе пронизывающий взгляд голубых глаз.

– Не думаю, что уместно совать нос в чужие дела, которые совершенно не касаются вас.

– Наступила на любимую мозоль? – язвительно откликнулась Джесс, ненавидя себя. Но она не может позволить ему снова очаровывать ее. Ей нужно ненавидеть его. – Миссис Сэмюэлс с готовностью предоставила эту информацию. Наверное, подумала, мне необходимо знать, что у вас есть какая-то глубина.

Алекс прошел по комнате и включил чайник.

– Вы называет это глубиной?

– Несомненно, это придает вам интерес. – Джесс оперлась спиной о стол и сложила руки на груди. Женщины хотят знать о таких вещах.

Он покачал головой.

– Не думаю.

– Боитесь впустить женщину в свою жизнь?

– Ну, ладно, – махнул рукой Алекс. – Вы уже знаете о моем отце. Ни для кого не является тайной, что мы не любим друг друга и что я не разговариваю с ним больше двух лет. Вы пьете кофе с молоком или с сахаром?

Его признание пронзило девушку, словно острый нож. По крайней мере ее отец разговаривает с ней, несмотря на критическое и порой циничное отношение к тому, чем она занимается. У них были жаркие споры о ее решении пойти по пути отца и заняться рекламным бизнесом. Отец отпускал язвительные замечания о том, что молодая симпатичная женщина может найти себе более достойное занятие, и намекал, что она не справится с такой работой, закончит так, как он. Все это до сих пор выводит ее из себя.

Джесс заставит отца гордиться ею, пусть даже ценой своей жизни. Господи, как бы ей хотелось повернуть время вспять! Когда ее мать была жива.

Когда отец брал ее с собой на работу, играл с ней, строил уютный кукольный домик. Когда она что-то значила для него.

Все-таки пусть лучше с тобой спорят, чем игнорируют.

– Я понимаю, что вы испытываете враждебность к отцу за то, что он оставил вашу мать, Джесс с трудом сглотнула слюну. – Но чего вы добьетесь, если станете хуже, чем он?

Алекс пристально смотрел на нее, сжав пальцы в кулаки. У него на лице задергался мускул.

Она не могла отвести от него глаз.

Борьба, происходившая в нем, была так сильна, что от напряженной атмосферы, воцарившейся в комнате, у девушки по спине пробежал холодок.

– Это просто слова, ничего больше, – Джесс помахала рукой в воздухе, словно пытаясь очистить воздух.

Что она делает?

Хочет умаслить его, чтобы узнать название компании и не быть изгнанной из офиса Кэлехена?

Хотя в данный момент мысль избавиться от него кажется ей очень привлекательной.

Он стоял как громом пораженный и смотрел на нее, словно потерял дар речи.

Джесс ничем не обязана ему и меньше всего должна демонстрировать преданность или предоставлять объяснения.

– Извините, – порывисто произнесла она. – Я просто подумала, что между вами есть сходство.

Он бросил вас и вашу мать, стремясь избежать ответственности и выполнения обязательств, а вы…

– Я хочу, чтобы у меня была жена и семья.

– Но вам нужны настоящие отношения? Или чтобы кто-то просто играл роль? – (Кэлехен нахмурился.) – Вы хотите иметь возлюбленную, друга, партнера? Или жену, полученную как трофей? Джесс потрясла головой, пытаясь сосредоточиться. Судя по выражению глаз Фреда, это, должно быть, богатая компания. Невероятно доходная…

Лучше думать о предстоящей работе, чем о боли, затуманившей глаза Кэлехена.

Она встряхнулась. Подошла к столу и взяла с полки две чашки.

– Это я должен сделать, – произнес позади нее Алекс.

– Ничего, – быстро возразила Джесс, чувствуя, как напрягается ее тело от ощущения теплоты, исходившей от Кэлехена. – Я хорошо готовлю кофе.

Я делала его для отца с тех пор, как мне исполнилось семь лет. Почти все время и даже праздники я проводила с ним на работе… – Она умолкла.

Воспоминания о днях, проведенных с отцом, омрачала лишь мысль о частых недомоганиях матери. – В то время он пил черный кофе и клал в него три ложки сахара.

– Он умер?

Джесс отрицательно покачала головой. Взяв кофейник, она наполнила его водой, обрадованная тем, что ей не приходится говорить о его отце.

– Нет, он изменился. Теперь пьет кофе со сливками и без сахара.

– Почему?

Ком встал у нее в горле. Хотелось бы ей, чтобы отец делал это ради здоровья: тогда ему было бы легче помочь.

– Я думаю, что, по его мнению, он не заслуживает того, чтобы наслаждаться приятным вкусом или чем-то сладким.

– Но почему?

Жгучие слезы навернулись на ее глаза.

– Потому что он потерял все, что было важным для него: жену, свой бизнес и человеческое достоинство.

– У него остались вы, – мягко возразил Кэлехен.

От его слов на сердце у Джесс потеплело. Если бы ее отец думал так!

– Меня ему было недостаточно.

Алекс положил руки ей на плечи, чувствуя, как у него заныло сердце от мучительной боли, прозвучавшей в голосе Джесс. Это несправедливо.

Как мог отец игнорировать ее, когда она потеряла столько же, сколько он?

Таким отцом он никогда не будет. В отличие от ее родителя и своего, он станет идеальным отцом.

Ее обвинения в том, что он похож на отца, все еще звучали у него в ушах, холодя сердце. Все эти годы Алекс думал, что он другой, но Джесс права.

Он обращался с женщинами так же легкомысленно, как старший Кэлехен.., и теперь расплачивается за отношения, которые, как у отца, были поверхностными и несерьезными.

Но теперь у него есть Джесс, и он намеревается измениться.

Испытывает ли она чувство негодования, подобное тому, которое вызывает у него отец? Ненавидит ли Джесс отца за то, что он покинул ее? Не это ли явилось причиной, побудившей ее присоединиться к организации «Женщины против бабников»?

– А ваша мать? – тихо спросил он, охваченный желанием обнять ее.

– Умерла, когда мне было четырнадцать лет, глухо сказала Джесс. – Меня отослали к тете.

– Ваш отец?

– Он не хотел видеть меня. Но я решила исправить положение. – Джесс стряхнула с плеч руки Алекса. – Моя тетя была хорошей женщиной, но посещения отца давались мне так же тяжело, как жизнь без матери.

Алекс мог представить, как Джесс ломала голову над тем, что она сделала не правильно, если ее отдали тетке на воспитание. Какими мучительными были мысли, что отец не любит ее.

Она глубоко вздохнула.

– Как вы предпочитаете пить кофе?

Внимательно глядя на нее, Алекс сделал шаг назад. Джесс похожа на него: пытается изменить ход вещей, заставить отца понять, что он совершил ошибку и что он ей не нужен. Ему тоже ничего не нужно от отца. Джесс смогла устроить свою жизнь, в то время как ее отцу это не удалось и до сих пор не удается.

– Это легкий вопрос, – сказала Джесс.

– Черный, с одной ложкой сахара, – улыбнулся он.

– Как я, – устало сказала она, опустив глаза и повернувшись к нему.

Алекс поднял голову, пытаясь поймать ее взгляд. У них больше общего, чем он думал. Джесс разговаривает с ним, как с человеком, а не с образом, который сложился у нее; видит его таким, какой он есть на самом деле.

Господи, он хочет ее!

Она нужна ему.

Осознание этого потрясло Алекса, словно сильный удар, затопив его приятным ощущением тепла. Одних только уроков мало. Ему не нужно ухаживать за этой женщиной только для того, чтобы разрушить стены, которыми она отгородилась от мужчин. И ему не нужна Наташа Брэдфорд-Джоунз.

Лукас прав. Вечеринка на яхте будет идеальным местом для свидания с женщиной, которую он намеревается сделать своей невестой.

Алекс почувствовал, как по нему пробежала дрожь от охватившего его нетерпения. Он не может дождаться, когда рядом с ним будет идеальная женщина. Ему непременно удастся удержать ее навсегда.

Все, что необходимо сделать, – убедить эту упрямицу. И покорить Джесс будет труднее, чем Наташу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Женщинам нужна честность, а не бессмысленная лесть, которую вы предлагаете им, словно конфетку, – держа в руках чашку, наставительно произнесла Джесс, пристально глядя на Кэлехена.

Если бы он упомянул о том, что она так глупо сболтнула ему в момент охватившей ее слабости, Джесс умерла бы на месте. Даже Кэт не знает, что отец отверг Джесс, когда она была ребенком. Не надо было делиться своей тайной с врагом.

Сидя на стуле, Кэлехен наклонился вперед, держа чашку в руках и упершись локтями в колени.

– Ну, конечно, честность, – насмешливо протянул он. – Как будто я могу сказать женщине моей жизни, что в одежде, которую она носит, нижняя часть ее тела напоминает зад бегемота.

Джесс улыбнулась. Кажется, он не принял близко к сердцу то, что она рассказала ему, или умышленно не заостряет на этом внимание, как подобает тактичному человеку.

Она одернула себя. Кэлехен не может быть таким, потому что он – враг, бессердечный, равнодушный, черствый.

Идя напролом, Кэлехен безжалостно погубил бизнес ее отца.

Джесс расправила плечи. Ей известно, кто он и что собой представляет, и несколько ласковых слов, немного доброты и некоторые сведения о его прошлом ничего не изменят.

Она сделала глоток.

– Конечно, женщине нужна абсолютная честность. Ей не захочется выйти на люди, если ее зад похож на нижнюю часть тела экзотического животного, – сказала она, пытаясь сохранить серьезность.

Алекс озадаченно нахмурился.

– Но она обидится. Вы бы обиделись, если бы я сказал, что в этих брюках ваш прелестный задик похож на слоновий?

Джесс, изогнувшись, посмотрела на упомянутую часть тела.

– Но он не похож, – возразила она. По крайней мере, она надеется на это. Дома у нее три пары таких брюк, предназначенных для ношения в офисе.

Кэлехен медленно покачал головой.

– Вот видите, у нас возникло разногласие. Почему бы мне не прибегнуть к невинной лжи?

– Невинная ложь тянет за собой другую, низкую и отъявленную. – Джесс поднялась и провела руками по ягодицам, разглаживая брюки. Ее вновь полоснуло воспоминание о невинной лжи Дина, и старые раны заныли.

Кэлехен той же породы, его девиз – «пользуйся ими и бросай»; для него женщина – это вещь.

Джесс мило улыбнулась:

– Если бы вы были честным, она бы поняла, что может верить вам, что вы любите ее и можете дать совет, который ей нужно услышать.

– Вы уверены? – Алекс снова нахмурился.

– Совершенно уверена. – Джесс почувствовала, как от возникшей у нее коварной мысли кровь жарче побежала по жилам. Если Кэлехен хочет узнать уловки, которые сможет применить к бедным, ничего не подозревающим женщинам, она с радостью предоставит им возможность узнать, какой он подонок. – Попробуйте на мне.

На красивых губах Алекса заиграла улыбка.

– Хорошо, – согласился он, оглядев ее. – Но вы выглядите великолепно в этом костюме.

– Даже мой зад?

– Особенно он.

Она не смогла удержать улыбку.

– Спасибо, но я уверена, что вы способны сделать честное замечание.

– Оно честное. – Алекс откинулся на спинку стула и поставил чашку на стол. Его короткие волосы взлохматились на макушке, и на лице появилось по-мальчишечьи наивное выражение. – Вы красивы.

Джесс почувствовала, как затрепетал каждый нерв в ее теле. Глядя в дерзкие голубые глаза, она делала усилия, чтобы дышать ровно.

– Вы даже не пытаетесь. Ну же, попробуйте, поддразнила она Алекса, допив кофе и поставив чашку на стол. – Должно же быть что-то такое, что вам страшно хочется сказать мне.

Кэлехен медленно кивнул.

– Ну, так выкладывайте. Покажите наконец, что то, о чем я твержу вам, попадает в вашу глупую башку. – Ей отчаянно нужно, чтобы он обрушился на нее со злобными словами, потому что она должна вновь воспылать к нему ненавистью, которую чувствовала утром.

– У вас ведь нет близкого друга, не так ли? спросил Кэлехен.

– Мне нужно вовсе не такое замечание.

– Честность на честность.

– Хорошо. – Джесс проглотила ком в горле.

Бессмысленно обманывать его. – Нет.

Алекс кивнул и слегка улыбнулся.

– У вас слишком длинные волосы.

Она прикоснулась к мягким локонам, обрамлявшим ее лицо. Уже несколько лет после окончания университета она отращивает волосы.

– Хорошее начало, но недостаточно откровенное. – Джесс тряхнула головой, решительно подошла к Алексу и посмотрела ему в лицо. Он все еще слишком добр. – Скажите, что вам не нравится и почему, – потребовала она. – Потому что они похожи на крысиные хвосты? Потому что они неухоженные? Потому что они делают меня похожей на волосатого йети?

Алекс прищурил глаза и заколебался.

Джесс медленно втянула в себя воздух. Не слишком ли она провоцирует Кэлехена? Не удивляет ли его, почему она так прямолинейна и хочет, чтобы он ответил ей резкостью? Не возникло ли у него подозрение, что она скрывает что-то?

– Просто будьте честным, – тихо сказала Джесс.

Алекс медленно кивнул, как будто раздумывая.

– Хорошо. – Он поднялся и посмотрел ей в лицо. Протянув руку, отвел прядь волос ей за ухо. Потому что они скрывают ваше лицо. Вы красивы.

Зачем же прятаться от мира? – Алекс отвел от лица девушки волосы с другой стороны.

Точно электрический разряд пробежал по телу Джесс от прикосновений Алекса, от нежности в его глазах, теплоты в низком мягком голосе.

Она сделала глубокий вдох и закатила глаза.

– Вы опять принялись за старое, – проведя кончиком языка по губам, поспешно сказала Джесс. Мне нужна честность. Никаких прикрас и компромиссов.

– Но я был честен. Вам этого мало?

Джесс кивнула, затаив дыхание и надеясь, что Кэлехен лишь применяет на практике ее уроки.

– Мне бы хотелось поцеловать вас, Джесс Томпсон.

От неожиданности она задохнулась. Его слова звучали у нее в ушах, искушая тело чувственностью, а разум – желанием насладиться поцелуем врага.

Алекс провел пальцем по губам Джесс нежным, как шепот, движением.

Она плотно сомкнула губы и закрыла глаза.

Не может быть, что это происходит с ней. У нее все запланировано, и это не является частью ее плана.

Она – скала, которая обрушится на этого человека и раздавит его так же безжалостно, как он разрушил надежды и мечты ее отца. И ее.

Он должен поплатиться за это.

Алекс провел рукой по ее щеке и, обхватив за шею, притянул к себе.

Возбуждение, возникшее у него от близости Джесс, заставило сердце глухо забиться. Каждая клеточка его тела горела от непривычного ощущения.

Он никогда не испытывал такого чувства.

Но это не имеет значения. Важно, что у него возникло неодолимое желание завладеть ее губами, прижать к себе и почувствовать страсть, которая наполняет Джесс.

Он наклонился и поцеловал ее, упиваясь сладостной мягкостью губ, не оказавших ему сопротивления.

Она такая нежная… Алекс отнял губы, отпуская Джесс. Не слишком ли он спешит?

Они даже не успели поговорить о мужчине, из-за которого она примкнула к «Женщинам против бабников». Меньше всего он хочет нанести ей еще один удар.

Джесс перевела дыхание, пытаясь взять себя в руки и скрыть желание.

– Вы уже закончили, мистер Кэлехен?

Он ошарашенно моргнул и рухнул на стул.

Джесс сердито смотрела на него, и в ее глазах Алекс увидел холодность, которой он никак не ожидал.

– Да, я одинокая женщина, – строго сказала она, – но неужели вы не можете даже на пять минут подавить свои низменные порывы?

– Я… – Алекс отпрянул и провел рукой по волосам. Не может быть… Невероятно! Она проявила все признаки того, что смягчается по отношению к нему. Одни ее губы служили доказательством охватившей ее страсти.

Джесс схватила чашку и, подойдя к раковине, сполоснула ее.

– А теперь, – сказала она, повернувшись к нему так, что волосы разметались у нее по плечам, – если вы перестанете строить из себя донжуана, мы могли бы ознакомиться с вашей компанией.

– Для чего? – с трудом проговорил Алекс, поглощенный мыслями о сигналах, полученных от Джесс. Может быть, ее поведение обусловлено взаимоотношениями, которые были у нее с последним мужчиной, и Алекс напомнил ей о нем?

Или она еще не разлюбила его?

У него сжалось сердце.

– Хочу узнать, чем вы здесь занимаетесь. Это дало бы мне возможность понять, что вы говорите женщинам, с которыми встречаетесь, – пояснила Джесс.

Вытерев чашку, она поставила ее на полку. – Я прошу, чтобы вы честно рассказали о своей работе. Ну, вы понимаете – не превознося свое положение.

Алекс расправил плечи.

– Я – единоличный собственник компании.

– Итак, вы – владелец компании? – Джесс пожала плечами. – Я тоже могла бы иметь компанию, и любой другой человек, заплативший пару долларов за бумагомарание.

Алекс откинулся на спинку стула, пытаясь не выдать охватившее его беспокойство. Если Джесс нужно время, он даст ей столько, сколько нужно.

Главное – не спешить. Постепенно он преодолеет барьер, который она возвела между ними.

– У меня самое крупное рекламное агентство в городе.

– Это вы так говорите, – бросила Джесс через плечо и направилась к двери, соблазнительно покачивая бедрами. – Докажите это.

Алекс стиснул зубы. Невероятная женщина!

Ему нравится, как она использует свой гнев, чтобы защититься от него.

Как он мог рассчитывать на то, что сможет очаровать ее, применяя свои обычные методы? Но она именно то, что нужно.

Он будет использовать собственный опыт Джесс и советы, которые она раздает направо и налево, чтобы покорить ее.

У нее нет никаких шансов.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Он целуется как бог.

Джесс прикоснулась к губам, все еще горевшим от поцелуя. Но то, что Кэлехен знает, как целовать женщину, не означает, что она собирается уклониться от борьбы.

Нельзя отрицать, что поцелуй возбудил ее, но она все еще владеет собой. Конечно, ей понравилось, как его теплые нежные губы завладели ее ртом, но пора возвратиться к действительности.

Александр Кэлехен не для нее.

Он – дьявол в красивом синем костюме, и Джесс поставит его на место, несмотря ни на что.

Только бы это произошло поскорее! Время, которое она проводит с ним, тяжело сказывается на ней.

Как только ей удастся узнать имя крупного клиента, за которым он охотится, она спасется бегством. Это должно случиться до того, как она забудет, кто такой Кэлехен, и позволит ему понравиться ей.

– Как насчет завтрака? – услышала она его голос позади себя.

Джесс обернулась и прищурилась. Неужели он снова хочет продемонстрировать ей тугой бумажник?

– Исключительно в качестве поддержания функций организма и оптимальной работы мозга, – добавил Алекс. – Никаких низких попыток сблизиться.

Джесс улыбнулась. Он правильно угадал причину ее колебаний.

– Если вы сдержите слово.

– Будьте уверены. – Кэлехен последовал за ней к лифту. – В нескольких километрах отсюда есть приятный ресторанчик.

– Я не возражаю против пиццы или гамбургера, заявила Джесс. Меньше всего она хочет чувствовать себя обязанной, если он поведет ее в дорогой ресторан и потратит на нее кучу денег.

– Я внесу это в накладные расходы.

Она повернулась к нему.

– Вы можете позволить себе вносить в накладные расходы оплату услуг инструкторов по обучению искусству романтической любви, которые работают на договорной основе?

– Вот вы, значит, кто. – Алекс нажал кнопку лифта.

Джесс бросила взгляд на панель над дверями.

Какие медленные эти лифты!

– Я чувствую, что занимаюсь именно этим.

– Да, пожалуй. Итак, инструктор, какой мой следующий урок?

Она прикоснулась пальцами к губам, надеясь, что ей удалось напустить на себя задумчивый вид.

– Ну, исходя из моего опыта, честность – самое главное, и, хотя мы уже обсудили это…

– Как вы можете судить, насколько честность важна во взаимоотношениях? – небрежно спросил Кэлехен, прислоняясь к стене.

У Джесс вскипела кровь.

– Я – женщина, не так ли? – вырвалось у нее. Спросите любую женщину, и она расскажет вам о мужчине, который лгал ей и развеял в прах ее мечты.

– Так вам лгали? Он обманывал вас?

– Нет! Да! Нет! – покраснев, огрызнулась Джесс. – Урок номер два – общение. Поэтому расскажите мне, в чем заключается ваша работа.

Она мысленно скрестила пальцы на удачу. Так как Кэлехен самонадеян и самовлюблен, он должен похвастаться крупным клиентом, которого намеревается заполучить. Тем, который нужен ей.

Кэлехен повернулся к ней, пристально глядя в глаза.

– Я президент и директор успешной рекламной компании здесь, в Сиднее. А вы?

Джесс скрипнула зубами.

– Какие у вас мечты и планы?

Теперь она попала в точку. Он должен заманить крупного клиента – очень крупного. Она всегда мечтала о таком.

Звякнул колокольчик, возвестив о прибытии кабины.

Кэлехен шагнул вперед.

– Найти женщину, которую я полюблю по-настоящему, жениться на ней и жить счастливо до конца свих дней.

Двери открылись.

– Прекрасно. – Джесс вошла в кабину. – Но счастливая жизнь до конца дней бывает только в сказках.

– Я знаю несколько пар, которые очень счастливы в супружеской жизни, – неуверенно возразил Алекс.

– Тех, которые будут вместе в беде, в болезни и горестях, вместе состарятся и умрут в один день, любя друг друга?

– Возможно. – Кэлехен нажал кнопку. – Вы полагаете, что, если мои родители развелись, когда мне было восемь лет, я не захочу для себя большего?

Джесс посмотрела ему в лицо.

– А вы думаете, что, так как моя мать умерла, когда мне было четырнадцать лет, я хочу для себя чего-то другого? Я не желаю быть похожей на отца, – с горечью сказала она. – Потому что он не оставил в своем сердце места для дочери.

– И я стремлюсь отдать все, чтобы знать, что это не моя вина, когда что-то пойдет не так.

– Вы сказали когда, – упрекнула его Джесс.

Алекс пожал плечами.

– Я имел в виду если. Я полон решимости не повторять ошибок моих родителей. И женюсь только на женщине, которую полюблю.

Джесс замерла. Значит, где-то в городе есть особа, которая прочитала эту глупую статью и решила соблазнить Кэлехена, заставив его думать, что именно она является женщиной его мечты.

– Как вы узнаете это?

– Узнаю. – Он прислонился к стенке кабины. Я узнаю по тому, как она выглядит, разговаривает, заставляет биться мое сердце, а чресла – ныть.

Джесс устремила взгляд на потолок, подавляя ударившее внутри ее пламя.

– Это романтика.

– Я не женюсь очертя голову. Хочу надеяться, что жена будет понимать меня лучше, чем я сам понимаю себя. Она родит от меня детей, будет иметь свои собственные мечты и делиться ими со мной.

Джесс подняла брови. Нельзя не восхититься его наивной мечтой. Она тоже мечтала об этом, до того как Дин украл лучшие годы ее жизни, променяв их на ложь.

– И она не будет «пилить» меня и надоедать бесконечными вопросами.

Джесс смотрела на Алекса, лишившись дара речи. Кровь у нее закипела. Она забыла, что он холостяк и, вероятно, ни разу в жизни не имел серьезных отношений.

– Вы верите в Санта-Клауса?

Двери лифта открылись, и они вышли.

Засунув руки в карманы, Алекс смущенно посмотрел на нее.

– Почему вы спрашиваете?

– Если каким-то чудом на свете есть женщина, занесенная в перечень ваших желаний, она вам не понравится, – резко сказала Джесс, чувствуя, что краснеет.

– Почему, черт подери?

Джесс медленно шагала рядом с Алексом, вспоминая нежелание Дина делиться с ней чем-либо.

– Потому что, если ей безразлично, где и с кем вы были, это значит, что она не любит вас.

– Верно. Но ведь ради любви мы должны работать так же много, как для заключения деловой сделки, разве не так?

У Джесс вырвался вздох.

– По-моему, любовь не будет любовью, если она является тяжелым трудом. Мне кажется, она приходит сама, когда должна прийти, и ни минутой раньше, что бы вы ни планировали и как бы ни старались.

Кэлехен молча смотрел на Джесс. В его глазах вспыхнул яркий огонек.

Джесс сделала глубокий вдох. Проклятье! Она снова не удержалась и честно высказалась. Ей необходимо проникнуть в его мысли, получить то, что нужно, и убраться отсюда, прежде чем эти чувственные губы и удивительные голубые глаза втянут ее в свои глубины и поглотят.

– Я делюсь с вами житейской мудростью, вот и все, – поспешно сказала Джесс, со страхом чувствуя, что у нее защемило сердце. – Просто если вам в голову приходят безумные мысли, знайте, что я все еще ненавижу вас.

Оказалось, что «Атена» – самый приятный греческий ресторанчик в городе. Они ехали туда довольно долго, но, к счастью, поездка прошла в полном молчании.

Кэлехен погрузился в размышления, и Джесс оставалось только бороться с чувством вины и не спрашивать, почему он молчит.

Она проявила излишнюю жестокость. И дело тут не в его потрясающей внешности. Он – Александр Кэлехен, которому предназначено жениться на какой-нибудь богатой женщине из высшего общества, в то время как она – Джессика Томпсон, партнер рекламного агентства, борющегося за выживание, и у нее множество всяких проблем.

Джесс оглядела ресторан в поисках официанта, который мог бы взять у них заказ. Осталось всего лишь три часа, а потом она навсегда освободится от этого человека.

Сейчас ее главная цель – достойно завершить эту встречу и сохранить все свои умственные и физические способности.

Она не станет еще одной жертвой Кэлехена, не поддастся его обаянию и не потеряет контроля над собой. Холодность, спокойствие и профессионализм – вот что она должна продемонстрировать в оставшееся время.

– Что вы хотите?

Бархатный голос Кэлехена прорвал ее оборону со стремительностью несущегося товарного поезда. Она хочет быть подальше от него. Убежать, прежде чем странные ощущения ослабят ее волю и самообладание.

– Я хочу, чтобы вы перестали мучить меня своим обаянием и обходительностью, – вырвалось у нее.

– Я имел в виду ваш заказ.

Джесс открыла рот. И закрыла его. Опять! Почему она не может держать язык за зубами в присутствии этого мужчины?

– Я возьму греческий салат с оливками, сувлаки из курятины со специями, а на десерт.., интересно, осилю ли я катайфи? Мне хочется попробовать – там орехи и душистый сироп.

Кэлехен откинулся на спинку стула.

– Если хотите, мы разделил между собой салат и десерт.

Джесс кивнула, и Кэлехен улыбнулся ей. Его глаза заискрились, как море в солнечный день.

Стараясь унять сердцебиение, Джесс отвернулась. Что происходит с ее телом? Перед ней враг.

Не к нему должны возникать у нее чувства.

Принесли еду, и они молча приступили к трапезе. Джесс избегала смотреть на Алекса.

– Итак, какому мужчине удалось скрутить вас так, что вы примкнули к мужененавистницам? наконец спросил он.

Джесс положила вилку и осушила губы салфеткой. Не признаться ли ему, что такой организации не существует?

– А кто скрутил вас так, что без моей помощи вы не можете найти женщину, которую хотели бы удержать? – Она поискала глазами официанта со счетом.

– Так вы не скажете мне?

– А вы скажете? – огрызнулась Джесс, вызывающе глядя Алексу в лицо.

– Ну, хорошо. – Кэлехен положил приборы и посмотрел Джесс в глаза. – Как вам уже известно, мои родители не были предметом для подражания.

И я не чувствовал никакой потребности создать семью до моего последнего дня рождения, когда почувствовал, как тикают мои биологические часы.

– Нет… – покачала головой Джесс. – Есть что-то еще…

Кэлехен пожал плечами, и его губы искривились в насмешливой улыбке.

– Ладно. Одна авантюристка «прокатила» ;меня и разбила мне сердце.

– И?.. – Такой человек, как Кэлехен, не стал бы без причины нанимать кого-то для обучения его искусству романтической любви.

Взяв с колен салфетку, он бросил ее на тарелку.

– И у меня возникло чувство, что я отстал от своих друзей, которые женились и обзавелись детьми.

Упершись локтями в стол, Джесс подалась вперед.

– Найти кого-нибудь для брака и семьи – это не то же самое, что заключить деловую сделку или начать рекламную кампанию.

– Нет? – Алекс наклонился, сократив расстояние между собой и Джесс.

– Это происходит естественно, – сказала она, когда вы встречаете человека и чувствуете, что он понимает вас лучше, чем кто-либо другой. Вы хотите состариться вместе с ним, иметь детей и знать, что взгляд, которым он смотрит на вас, никогда не изменится.

Кэлехен посмотрел на Джесс, затем перевел взгляд в глубь зала.

– Там эта женщина! – Он вскочил, но остался стоять на месте.

– Что?

– Она здесь, – непринужденно сообщил Алекс.

Следуя за его взглядом, Джесс повернулась на стуле. Женщина была во всем белом, начиная от туфель на высоких каблуках и костюма от модного модельера и заканчивая жемчужным ожерельем и серьгами. Черные как вороново крыло волосы были уложены на затылке в пучок, макияж безупречен, а манеры – с изрядной долей снобизма превосходны.

– Хороша, – сказала Джесс, отводя волосы от лица и стараясь подавить охватившее ее ощущение холода.

– Наташа Брэдфорд-Джоунз, – тихо пояснил Кэлехен. – Сколько помню, я всегда хотел ее.

Джесс попыталась проглотить ком в горле.

– Почему же вы не здороваетесь с ней? – сухо осведомилась она, надеясь, что, несмотря на сумятицу в мыслях, ее голос звучит спокойно. – У вас все прекрасно получается. Вы узнали, как быть честным, и не злоупотребляете своим обаянием. Попробуйте же новый подход…

Джесс закусила губу. Кэлехен – ее враг, и он заслуживает, чтобы жениться на такой женщине, как Наташа.

– Я так не думаю, – спокойно возразил Алекс, покачивая головой.

– Если она так дорога вам, вы сделаете это, сказала Джесс. Поднявшись из-за стола, она подтолкнула его в спину. Этот человек не будет принадлежать ей никогда. – Ну же, давайте! Чего вы боитесь? Вы богатый бизнесмен и можете многое предложить ей, – настойчиво повторила Джесс, пытаясь заставить его сдвинуться с места.

– Что, например?

Джесс провела по губам кончиком языка.

– Ну, поездки на лимузине, вечеринки на яхте, ваш шарм и манеры, – начала перечислять она. Какая ирония! Она выдвигает на первый план то, что высмеивала и от чего советовала ему избавиться.

– Это все, что я могу предложить женщине?

– Нет, конечно, – тихо ответила Джесс, едва находя в себе силы говорить с ним. – Но я не видела вас с детьми или животными.

Алекс улыбнулся.

– Я люблю детей, и у меня есть собака по кличке Пит.

Она не могла не улыбнуться ему в ответ. Легко представить его с собакой; он играет с ней – большой и лохматой, – и животное смотрит на него с обожанием, которое Кэлехен получает отовсюду.

Джесс опомнилась. Она должна заставить его пересечь зал, чтобы он попал в распростертые объятия Наташи. Тогда Кэлехен оставит ее в покое.

Она посмотрела Алексу в лицо.

– Вы хороший и добрый, ваша душа хочет любить и быть любимой.

Он кивнул, и в голубых глазах отразилась улыбка, от которой его губы сделались еще более манящими.

Джесс снова подтолкнула его к женщине в другом конце ресторана.

– Ну же, идите и поговорите с ней. Пусть она увидит, что, несмотря на ваши замашки донжуана, вы хотите от жизни большего; что она – единственная женщина, покорившая ваше сердце, и что ради нее вы готовы отказаться от холостяцкой жизни.

Алекс неуверенно переступил с ноги на ноги, затем поправил шелковый галстук и провел рукой по пиджаку, облегавшему широкие плечи.

Джесс в изнеможении опустилась на стул.

Улыбка заиграла на ее губах, скрывая сердечный трепет и душевное томление.

Получилось! Мисс Неженка не устоит против его обаяния. Кэлехен решит, что он исцелился, а Джесс отправится домой. Жизнь войдет в нормальное русло, и она сможет снова ненавидеть его Сможет ли?

Все уже не будет по-старому.

Ее жизнь изменится, но она не знает, радоваться ли ей или нет.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Алекс неторопливо подошел к Наташе Брэдфорд-Джоунз, считая удары сердца и остро чувствуя, что Джесс наблюдает за ним.

Все это нереально. Он годами думал о Наташе, сожалея о своем нежелании выказать ей свои чувства, пока не сможет предложить ей что-либо более существенное.

А теперь он может думать только о Джесс.

Она ответила на все его вопросы и даже нашла в нем какие-то достоинства, чтобы вселить уверенность перед встречей с Наташей. Но не мысль о том, что он может покорить Наташу, крутилась у него в голове; его искушало желание завладеть сердцем Джесс.

– Наташа, – сказал он. По крайней мере, ему надо сделать попытку. Ради Джесс.

Она повернулась и, оглядев его, сверкнула темно-карими глазами.

– Да?

Алекс сделал глубокий вдох и сосредоточился на честности, решив не прибегать к своему обычному репертуару.

– Александр Кэлехен. Мы, кажется, вместе посещали курс по деловому администрированию в университете Бонда?

Наташа оживилась.

– Да, – ее тонкие розовые губы растянулись в улыбке. – И я все время слышу о вас.

– Неужели? – насторожился Алекс. В их кругу все зиждется на сплетнях, и он уверен, что его попытки завязать серьезные отношения могут послужить поводом для шуток. – Хорошее, надеюсь?

Она отмахнулась.

– Рада видеть вас.

Он медленно сделал глубокий вдох. Так, не очень хорошее. В горле у него встал ком. Джесс была права. Серьезные женщины стремятся к серьезным отношениям, и им не нужен такой, как он.

Ему придется потрудиться, доказывая, что он способен на сильные чувства.

Что потребуется для того, чтобы убедить Джесс?

Чем скорее он изменит свой образ, тем лучше, и сейчас самое подходящее время и место.

– В субботу я устраиваю на яхте вечеринку для нескольких друзей и клиентов, и я был бы рад, если бы вы пришли. – Алекс с трудом подавил желание отпустить очередной комплимент.

Так как молчание затянулось, он бросил взгляд в сторону Джесс и внезапно с болью понял, как мало времени ему осталось провести с ней.

Наташа прикоснулась к губам пальцем с идеальным маникюром.

– Может быть.

– В память о старых временах, – тепло сказал Алекс, стараясь, чтобы его голос прозвучал беззаботно, – я подумал, что было бы неплохо наверстать упущенное и поближе познакомиться друг с другом, вот и все.

Как ему удержать Джесс? Ей нужна уверенность. Она должна знать, что за ней не будут охотиться, не поймают и не выплюнут. Она хочет чувствовать себя в безопасности.

Безумная мысль пришла Алексу в голову. Он незаметно поманил Джесс.

– Мне интересно узнать, чем вы занимались все эти годы. У вас все хорошо?

– Да, осторожно сказала Наташа.

Ощутив слабый аромат духов, Алекс понял, что Джесс стоит позади него. Он обернулся и быстро схватил ее за руку, заставив встать рядом с ним.

– Джесс, мне бы хотелось познакомить тебя с доброй старой университетской подругой.

– Это… – протянула Наташа.

Алекс заметил, что она холодно разглядывает Джесс и ее скромный деловой костюм. Она не могла не заметить, как красива его спутница.

Рука Алекса скользнула на талию Джесс. Он упивался сознанием того, что единственный раз в жизни принял правильное решение.

– Это моя девушка.

Он почувствовал, что Джесс напряглась. Наташа едва заметно вздернула подбородок, обдумывая услышанное.

Изменит ли Джесс свое отношение к нему?

Алексу захотелось дать себе тумака. Конечно, не изменит. Ей нужно что-то более прочное, что послужит доказательством его перерождения.

А ему нужна хорошая история для прикрытия, чтобы показать готовность взять на себя обязательства. Тогда Наташа поймет, что у него серьезные намерения и что она не станет еще одной зарубкой на изголовье его кровати.

Необходимо неопровержимое доказательство.

Алекс посмотрел на Джесс. Она ответила ему спокойным взглядом и слегка подняла брови.

У него сжалось сердце. Он сильно рискует, делая вид, что ему нравится одна женщина, ради того, чтобы получить шанс завоевать другую.

Алекс расправил плечи и притянул к себе Джесс, чувствуя тепло ее тела. Глядя в холодные глаза Наташи Брэдфорд-Джоунз, он спокойно сказал:

– Простите, Наташа. Я не правильно выразился.

Джесс не просто моя девушка.., она моя невеста.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

– Невеста?

Кэлехен смущенно ухмыльнулся.

– Простите. Я не мог придумать ничего другого, чтобы заставить ее понять, что я серьезно отношусь к.., браку.

Джесс толкнула дверь ресторана и вышла на свежий воздух. Глубоко вздохнув, она закрыла глаза. Видеть, как он пресмыкается перед этой женщиной, было ужасно, но быть втянутой в это – катастрофа.

У Джесс перехватило дыхание, когда Алекс назвал ее своей девушкой. Она едва не скончалась, когда он решил назвать ей своей невестой.

Она сжала пальцами виски, пытаясь унять боль, проникавшую ей в самое сердце. Не ее ли плохие советы явились причиной его невероятно глупого поведения?

Ее затошнило. Вполне вероятно.

Джесс открыла глаза и заглянула в лицо Алексу – Ну и как вам помогло то, что вы сказали, будто я ваша невеста?

– Я показал, что я серьезный покупатель.

– А потом вы планируете сообщить ей, что вы вернули свое приобретение и хотите ее вместо меня? – Джесс отвернулась, не в силах видеть эти голубые глаза, умоляющие ее помочь ему с проблемой, которую она не хочет решать. – И какой же пункт этой сделки, если она состоится, убедит ее в том, что вы добротный, прочный брачный материал?

– Я ведь помолвлен, не так ли? Думаю, что мне придется некоторое время держать вас при себе.

Душа у Джесс ушла в пятки.

– Я занята, – заявила она, не представляя, как сможет провести с ним еще один день, не говоря уже о неделях.

– Вы не пожалеете об этом, – мягко сказал Алекс. – Уверяю вас, мы замечательно проведем время.

– И сколько же, по-вашему, продлится наша помолвка? – осведомилась Джесс пронзительным от страха голосом.

Кэлехен потер подбородок.

– Я думаю, что мы посетим несколько приемов, театральных представлений… Скажем, месяц.

Этого будет достаточно. Потом я разорву помолвку, потому что вы изменили мне. Оставили с разбитым сердцем, нуждающимся в любви и заботе.

– Ни за что!

– Вам нужен будет большой камень – розовый брильянт, например… Вы даже сможете подыскать себе свадебное платье, – он улыбнулся, и в его глазах вспыхнул огонек. – Делайте все, о чем в таком случае мечтают женщины.

Она яростно замотала головой.

– Нет!

– В чем проблема?

Джесс, окаменев, потрясение смотрела на него.

– Я.., ненавижу.., вас.

– Да что вы?

– Я не желаю проводить с вами время для того, чтобы вы обманом заставили эту бедную женщину поверить, будто вы готовы к серьезным отношениям! – выпалила она.

– Я готов, – возразил Алекс. – Кроме того, вы должны признать, что я не стремился очаровать ее.

– Я заметила. Вместо этого вы лгали ей.

– Вы должны помочь мне. – Кэлехен схватил ее за руку и притянул к себе. – Я запутался. Наташа слишком много значит для меня! Ну, пожалуйста.

У нее сжалось сердце.

– Я думаю, что сделала уже достаточно. Мне пора возвращаться домой.

– Останьтесь, – прошептал Алекс. – Мы обсудим все это. Вы сможете сказать, какой я идиот.

В Джесс происходила внутренняя борьба. Черт, она начинает сочувствовать ему, сопереживать. А это ни к чему.

Девушка покачала головой. Ей нужно уйти.

Она должна отомстить за отца и раздавить Кэлехена вместе с его империей.

Она давно дала себе это обещание. Быть может, тогда отец захочет увидеть ее и снова полюбит, как в те времена, когда была жива ее мать.

И она больше не будет одинока.

– Джесс, что ты здесь делаешь? – сидя за столом, заваленным бумагами, Кэт удивленно подняла голову. – Ты узнала какую-то горячую новость, которая поможет нам? Рассказывай!

Джесс скороговоркой перечислила названия компаний, о которых говорил Фред. На сердце у нее было тяжело.

– И все? – покачала головой Кэт. – Неплохо. Но я ожидала большего. – Она посмотрела на часы. Разве ты еще не должна быть с Кэлехеном?

Джесс сердито посмотрела на подругу.

– Он разрабатывает рекламную кампанию для крупного клиента.

– Какого?

– Я не знаю, и, честно говоря, Кэт, мне это безразлично. Если мы хотим добиться успеха, нам нужно делать это по-честному, опираясь на собственные возможности и не прибегая к вынюхиванию и грязным уловкам.

Кэт ухмыльнулась и, упершись локтями в стол, подалась вперед.

– Кэлехен тебе понравился. Должно быть, он парень что надо, если вскружил голову тебе.

– Какие глупости! – огрызнулась Джесс, подходя к другому столу. – Я пришла, потому что сыта по горло этим лживым, самонадеянным типом. Ты представить себе не можешь, до чего он дошел!

Решил, что вместо того, чтобы обучать его искусству любви, я должна стать его невестой.

Кэт с улыбкой выслушала рассказ Джесс о том, что произошло.

– Чудесно.

– Что? – Джесс тяжело опустилась на стул.

– Ты сможешь выуживать из него информацию до тех пор, пока он не устанет от этой игры.

– Я не собираюсь играть в нее, – заявила Джесс, скрестив руки на груди, – потому что не желаю иметь с ним никаких дел.

– Ну же, будь твердой, подруга! Конечно, он псих, и с этим ничего не поделаешь. Отдохни от него, Джесс.., вероятно, ты переутомилась. Если утром ты будешь чувствовать себя так же, что ж, прекрасно. Скажи ему, чтобы он заглох со своей идеей о невесте. Но я не хочу, чтобы из-за тебя мы лишились возможности быстро получить что-либо серьезное. Тебе выбирать.

– Ну-ну, полегче, ладно? – Джесс поднялась и взяла свою сумочку, думая об отмщении за своего отца и.., о Кэлехене.

Кэт потянулась к ней через стол.

– Я не понимаю, в чем проблема. Ты же не нравишься ему. Все это ради того, чтобы он смог заполучить ту женщину.., со снобистскими замашками, которая идеально подходит ему. Так?

Джесс почувствовала, что почва ускользает у нее из-под ног.

– Да. Но…

– Единственная проблема состоит в том, что ты не хочешь, чтобы он был счастлив. Или.., ты ревнуешь.

Джесс вспыхнула и, круто повернувшись, направилась к двери.

– Мне он безразличен, – бросила она через плечо.

– Ты ревнуешь, потому что такой парень, как он, хочет остепениться, в то время как Дин… – прокричала ей вслед Кэт.

Джесс остановилась. Ее глаза гневно вспыхнули.

– Я покончила с Дином.

Дин больше не существует для нее. В квартире Джесс не осталось ни малейшего напоминания о мужчине, который играл ее чувствами и мечтами и оставил ее ни с чем.

Сейчас главное – забыть о Кэлехене на некоторое время, прежде чем принимать какое-либо решение, особенно о том, играть ли ей роль его невесты.

Мне нужно найти ее!

Алекс нетерпеливо мерил шагами офис Лукаса.

Спонтанно возникший у него план тяжким грузом лег на его плечи.

В принципе это была хорошая мысль – не отпускать Джесс, навязав роль его невесты. Он дал бы ей шанс лучше узнать его, да и сам ближе познакомился бы с ней.

Как долго длится серьезная помолвка? Придется спросить Джесс, а потом прикинуть, сколько времени ему понадобится, чтобы затронуть ее сердце так, как она затронула его.

Видимо, Джесс, думая, что ему все еще нужна Наташа, почувствует себя спокойнее в его обществе. Ей не придет мысль, что ради нее он ломает стену, которой она отгородилась от мужчин.

У Алекса потеплело на сердце. Правильно ли он поступил?

Теперь это уже не имеет значения. Он приступил к действиям в отношении Наташи, и теперь ему придется доиграть до конца и надеяться, что он добьется цели – заставит Джесс почувствовать себя в безопасности.

Ему не терпится увидеть лукавые зеленые глаза и милые пухлые губки.

Он заблуждался, думая, что Наташа – та женщина, которая нужна ему. Их встреча не всколыхнула в нем никаких чувств. То была наивная мечта, которую он сохранил во время связей, не давших ему ничего, кроме разочарования.

Алекс прислонился к двери. Будет волнительно заставить Джесс играть роль невесты. Ему живо представилось, как Джесс в белом платье кружится в танце в его объятиях, а он целует ее.

Справится ли Джесс? Растопят ли время и внимание ее ледяной фасад?

– У тебя есть номер ее телефона.

– Она не отвечает. Я все время попадаю на автоответчик.

Лукас откинулся на спинку большого кожаного кресла.

– Скажи мне вот что, – поглаживая бородку, начал он. – Предположим, ты обжегся на мужчинах до такой степени, что примкнул к какой-то темной организации. Ты был бы счастлив, если бы после того, как потратил свое драгоценное время на самого злостного из них, обнаружил, что он проигнорировал абсолютно все, что ты внушал ему?

– Я не налегал на лесть…

Лукас закатил глаза.

– И поэтому ты можешь лгать, что обручен?

Вовлекать ее в свою ложь, чтобы убедить в искренности другую женщину?

Алекс почесал в затылке.

– Вероятно. Во всяком случае, уже поздно. Мне остается лишь найти мою будущую невесту и убедить ее сделать это для меня.

Он повертел в руках рамки для фотографий на столе Лукаса. Нельзя говорить ему об истинных намерениях в отношении Джесс. Это личное.

– С ней у тебя могут возникнуть сложности.

Алекс отрицательно покачал головой.

– Купить можно всех, – возразил он.

– Цена может оказаться слишком высокой.

Алекс пренебрежительно пожал плечами. У него достаточно денег, чтобы заплатить ей любую сумму. Черт, он может купить ей дом… Он улыбнулся. Ради выражения ее лица это стоит сделать!

Ему не терпится узнать, какие новые возражения она найдет, чтобы отказаться от его предложения, но он – опытный переговорщик и сломит ее сопротивление.

– Ты знаешь, где я могу найти ее?

– Я послал Боба из отдела расследований поразнюхать, где она. – Подойдя к факсу, Лукас пролистал несколько бумаг. – Но еще рано ожидать новостей.

– У тебя было три часа.

Лукас сердито посмотрел на него и снова обратился к бумагам.

– Кажется, есть кое-что. Да. Вот оно. Номер ее телефона совпадает с номером некой Дж. Томпсон, снимающей квартиру на Томас-стрит. Она работает в фирме «Кингстон и компания»… Хм, знакомое название.

Действительно, знакомое. Алексу нравилось неприметно следить за конкурентами, чтобы знать, кому может явиться мысль соперничать с его талантливым персоналом или переманить в свою компанию несколько светлых голов.

– Мне кажется, что это рекламная компания.

– Неужели она – «подсадка»? – удивился Лукас. Тогда вполне объяснимо ее желание провести с тобой в офисе как можно больше времени.

Алекс почувствовал, как на него повеяло холодом. Не может быть. Только не его Джесс! Она была слишком нетерпима, слишком откровенна для подсадной утки. Такие женщины обычно вкрадчивы и льстивы, они стремятся держаться в тени, высматривая и вынюхивая.

– Это уже становится интересным, – произнес Лукас. – Возможно, это неплохая мысль – узнать больше о твоей так называемой невесте.

– Да. Сделай это, – с трудом произнес Алекс. А я дам тебе знать, как у меня идут дела с ней.

Опершись руками о стол, Лукас нахмурился.

– Неужели ты намерен продолжать все это? Ах, ну да. Ты не можешь пойти на попятный, потому что Наташа думает, будто ты обручен? По-моему, Наташа великолепно вписалась бы в твою жизнь и стала бы тебе замечательным партнером. И не так уж важно, если ты используешь мужененавистницу для того, чтобы получить то, что тебе нужно.

Алекс напряженно кивнул. Но это важно, потому что ему нужна именно эта мужененавистница.

Он взъерошил волосы. Радостное предвкушение охватило его, точно примитивная тяга к охоте.

– Я собираюсь встретиться с моей невестой и попытаться раскусить ее.

– Только, ради бога, держи язык за зубами. И будь осторожнее. Возможно, она хочет подставить тебя. – Лукас покачал головой, поглаживая бородку. – Она казалась такой приятной женщиной…

– Я думаю, что так оно и есть, – спокойно проговорил Алекс. – Вероятно, все это просто странное совпадение.

Она не сказала тебе, что занимается бизнесом?

– Кажется, сказала… – Алекс подошел к факсу и взял лист со сведениями о Джесс. – Мне это понадобится.

– Что ты собираешься делать?

Алекс направился к двери, стараясь подавить улыбку.

– Я собираюсь посетить мою невесту.

И узнать правду.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Джесс плотно запахнула халат и опустилась в кресло-качалку, слушая – одно за другим – сообщения, которые оставил ей Кэлехен.

Несмотря на многочисленные безделушки и яркие картины, которые она собрала, комната не дышала теплом, которого ей так хотелось.

Голос Кэлехена, полный энергии и настойчивости, наполнял комнату, вызывая у нее дрожь.

Как он может предполагать, что она будет играть эту роль? Неужели в ее глазах он заметил слабость, которую она питает к нему? Понял ли он, что его чары разбиваются не о камень, а о живого, дышащего человека, который снова хочет чувствовать?

– Мистер Дарси! – тихо позвала Джесс.

Черный как смоль кот неторопливо вошел в комнату.

Она взяла его и прижала к груди, уткнувшись лицом в мягкую шерсть.

– Ты единственное существо мужского пола, которое я понимаю.

Джесс откинулась на спинку кресла. Разве она сможет провести с Кэлехеном еще некоторое время? И к тому же в качестве его невесты. Сущее безумие!

Ради чего доводить себя до предела?

Завтра она скажет Кэлехену…

Черт подери, она должна отказаться и забыть о встречах с ним…

Джесс крепче прижала кота к груди. Что Кэлехен собирается делать, она не знает, и ее это не интересует. Главный урок – это честность… Он должен быть честен с той женщиной, если хочет, чтобы у них возникли серьезные отношения.

Наташа и Алекс…. Джесс закрыла глаза, терзаемая мучительной болью. Нет. Она не пойдет туда.

Это бессмысленно.

Он для нее никто.

Никогда она не сможет доверять мужчине, особенно такому, как Кэлехен, который ничем не отличается от бабника Дина.

Ей казалось, что Дин Пирс идеально подходит для нее. Он умел ухаживать, знал, как смягчить женское сердце и доставить удовольствие. Конечно, судебные дела редко позволяли ему проводить с ней уикенды и праздники, но она была довольна.

И только когда Джесс заговорила о том, чтобы съехаться и вместе продолжать дальнейшую жизнь, их отношения начали ухудшаться.

Он не приходил на свидания, не звонил, подарки и чудесные сюрпризы стали редкостью.

Джесс не знала, что сделала не так. Они были вместе почти два года. Неопределенность, длившаяся месяцами, плохо сказалась на ней. Ее стала мучить бессонница, она почти ничего не ела и не понимала, почему он разлюбил ее.

Потом Джесс увидела его в ресторане с другой женщиной. Она последовала за ним и обнаружила, что он направился домой к еще одной женщине.

Сколько их было, Джесс не знала.., и не хотела знать. Оказалось, что она любила мужчину, который волочился за женщинами, чтобы получить все, что они могли ему предложить.

Если бы на самом деле существовала организация, ведущая борьбу с бабниками, Джесс с удовольствием вступила бы в нее…

Звонок в дверь эхом разнесся по квартире.

Джесс поднялась, держа кота на руках. Пришла Кэт, чтобы убедить ее сделать невозможное?

Джесс открыла дверь. И задохнулась от неожиданности.

На пороге стоял Алекс в черном смокинге. Темно-синий галстук подчеркивал синеву его удивительных глаз.

– Кэлехен…

– Джесс, – мягко сказал он, охватив взглядом ее халат и черного кота. – Вам, вероятно, следует начать называть меня по имени, так как мы все-таки обручены и все такое.

Джесс сглотнула набежавшую слюну.

– Только в вашем воспаленном воображении.

– Я бы с удовольствием продолжил обсуждение этого волнующего вопроса, стоя у вас на пороге, но что подумают ваши соседи?

Джесс устремила на него негодующий взгляд.

Сердце тяжело билось у нее в груди. Кэлехен у нее дома? Можно ли доверять ему? Может ли она положиться на себя? Он выглядит невероятно, и каждая клеточка ее тела жаждет его прикосновения.

Что случилось с ее обетом воздержания?

– Прекрасно, – скрипучим голосом произнесла она, отступая назад перед его устрашающе высокой фигурой. – Но поторопитесь.

– Вы заняты?

– Чрезвычайно.

Кэлехен неторопливо прошествовал в гостиную, расстегнул смокинг и лениво опустился в ее любимое кресло у окна.

– Итак, нам надо о многом поговорить.

– Меня интересует только вознаграждение за день, в течение которого вы получали от меня советы.

– Вы ушли после ленча, – возразил Алекс, переводя взгляд с кофейного столика, заваленного последними номерами женских журналов, среди которых он заметил «Красивые дома», на диван с пестрыми подушками. – Как бы там ни было, дело не в этом, – неторопливо сказал Алекс, оглядывая комнату, интерьер которой свидетельствовал о том, что в ней обитает одинокая независимая женщина.

Джесс приложила большие усилия, чтобы избавиться от любых напоминаний о Дине. Ничто не могло навести на мысль о прискорбной истории о мужчине, который ушел из ее жизни.

– Моя главная цель – вы.

– Я? – прошептала Джесс, крепко прижимая кота к груди. Животное принялось извиваться и, вырвавшись из ее рук, быстро убежало.

– Вы нужны мне, – глубоким бархатным голосом объявил Кэлехен.

Джесс проглотила вставший в горле ком и провела по губам кончиком языка.

Кэлехен устремил взгляд на ее губы. В его глазах вспыхнуло обещание, на которое предательски откликнулось ее тело.

– Мне нужно, чтобы сегодня вечером вы сопровождали меня. Пусть весь Сидней узнает, что я нашел свою настоящую любовь.

Джесс моргнула. Другого она не ожидала. Как будто день, проведенный с Кэлехеном, мог изменить его повадки, заставить его влюбиться в нее…

Она решительно вздернула подбородок. Он ничего не значит для нее. Кэлехен – всего лишь катализатор: она вновь начала думать о любви. Да, она романтик. Ей нужно то, чем наслаждались родители до болезни матери: воздушные замки, которые они строили вместе, розы на подушке, перешептывания о чем-то своем, единство душ, о котором она может только мечтать.

– Как я уже сказала вам сегодня утром, – твердо заявила Джесс, – я не желаю иметь никакого отношения к вашей лжи.

– Неужели вы никогда не лжете?

– Только по необходимости.

– Я думаю, что в данном случае такая необходимость имеется. Возможно, вы могли бы считать это проверкой, – Кэлехен откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди. – Я знаю, что вам со мной будет скучно: одни только встречи с клиентами и вечеринки. Но вы не прогадаете, если сделаете то, о чем я прошу вас. Ваше время будет щедро оплачено.

У Джесс замерло сердце. Вечеринки? Клиенты? Она закусила губу. Ей вспомнилось, как Кэт терзала ее, говоря о возможностях для развития их бизнеса, о которых они могли только мечтать; о том, как отреагирует Томпсон-старший, когда он узнает, что они создают компанию, способную конкурировать с Кэлехеном – человеком, который лишил его работы.

– Я даже добавлю бесплатный гардероб для соответствующих случаев, – вкрадчиво пробормотал Алекс.

– У меня есть одежда.

– Тогда наденьте что-нибудь. Мы уходим.

– Я не сказала «да», – медленно проговорила Джесс, борясь с собой.

– Вы же знаете, что согласитесь, – мягко возразил Алекс, глядя на нее с многообещающим блеском в глазах. – Подойдет что-нибудь черное и сексуальное.

Джесс подняла брови, но не смогла разжечь в себе злобу. Черт, ей нравится этот парень! На самом деле нравится, несмотря на его недостатки.

– Я не могу заставлять гостей ждать, – пояснил Алекс.

Джесс посмотрела на него, чувствуя, как колотится у нее сердце. Конечно, она смогла бы разузнать, за какими компаниями охотится Кэлехен, но не ценой своего тела, которое жаждет отдаться ему.

– Сожалею, мистер Кэлехен, но вечером я занята.

Алекс поднялся и оценивающе посмотрел на Джесс, словно пытаясь заглянуть ей в душу.

– Я уступлю только в том случае, если вы согласитесь играть роль моей невесты в течение следующих трех недель. Пожалуйста, – просительно произнес Кэлехен, придавая своему низкому голосу трогательные нотки. – Пожалуйста, помогите мне. Обещаю неукоснительно следовать вашим советам.

– Не знаю… – Джесс закусила губу. – Я даю вам время до субботы, чтобы вы доказали мне, что пытаетесь изменить свои донжуанские замашки.

– По рукам. Почему бы вам не прийти на вечеринку в субботу? Ко мне на яхту?

– Конечно. Я смогу выкроить время.

К субботе Джесс образумится, преодолеет свою влюбленность в Алекса и добудет для Кэт несколько имен. Она сыграет роль невесты так, как он хочет, получит удовольствие от публичных стычек с Алексом, а затем все будет закончено.

Жизнь вернется в нормальное русло.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

– Что, черт подери, мне теперь делать? – Джесс швырнула на стол газету.

Кэт подняла голову.

– Что это?

– Объявление о нашей помолвке.

– Ну, так разве ты не согласилась вчера играть роль его невесты?

– Да. Нет. – Джесс в изнеможении упала на стул. – Я согласилась на испытательный срок. Теперь весь город будет знать, что я помолвлена с самым отъявленным бабником в городе. Зачем нужно было торопиться с этим? – Джесс раздраженно ткнула пальцем в газету. – Я ему ясно дала понять, что не убеждена в искренности его желания измениться.

Кэт сделала глоток кофе из чашки, стоявшей на краю стола.

– Он богат и привык получать то, что хочет, средствами, которые нравятся ему.

– Ну, тогда его ожидает большой сюрприз, потому что после вечеринки я выхожу из игры. Как только узнаю пару имен, уйду. И мне плевать, что произойдет с его имиджем, когда станет известно, что помолвка разорвана через два дня после объявления в газете.

– Молодец. Не твоя вина, что этот мужчина прирожденный лжец, который загнал себя в угол, призвав на помощь неподходящую женщину.

Она резко подняла голову.

– Это я – неподходящая женщина?

– Конечно, ты, – спокойно подтвердила Кэт. Ты же бешеная кошка, а не котенок. Ты ненавидишь его, да?

– Конечно, ненавижу. – Но он нравится ей, и она хочет почувствовать его руки на всем своем теле…

Кэт посмотрела на лежавшие перед ней бумаги.

– Тогда что тебя тревожит?

Покачав головой, Джесс вышла из офиса подруги и направилась к кафе. Чтобы решить такую проблему, нужен шоколадный торт, покрытый сливочной глазурью, с мороженым… Солидная порция притупит ее чувства.

– Джесс!

Глубокий бархатный голос Алекса Кэлехена захватил ее врасплох. Если он знает, где она работает и чем занимается…

– Да? – откликнулась Джесс, стараясь придать непринужденность голосу.

– Так вот где вы работаете? – Он посмотрел на здание, из которого она вышла.

Джесс кивнула. Внезапно ей стало нечем дышать. Он выглядит слишком беззаботным. Значит ли это, что ему ничего не известно? Или Кэлехен все знает и намеревается съесть ее живьем?

– Я не знаком с вашей фирмой. Чем вы занимаетесь?

Что делать? Джесс не может сказать ему правду. Это произведет такой же эффект, как красная тряпка на быка.

– Всем понемногу. А вы что здесь делаете?

– Пришел повидать вас.

Она не смогла сдержать улыбку.

– Я думала, что наше свидание состоится вечером.

– Да. Но я не мог дождаться.

Жаркая волна пробежала по телу Джесс. Каждый нерв в ней затрепетал от слов Кэлехена.

Алекс опустился на колени.

– Джесс, окажете ли вы мне честь быть моей невестой в течение следующих нескольких недель? – Он ловко надел ей на палец кольцо. В удивительных синих глазах затаилась нежная улыбка.

Она перевела взгляд с лица Алекса на брильянт, искрившийся в солнечном свете всеми цветами радуги. В розовом камне овальной формы было не менее двух карат.

Сердце тяжело забилось у нее в груди. Господи!

Если бы это было на самом деле! Если бы это был честный, надежный мужчина, который бы по-настоящему любил ее…

– У нас должен быть испытательный срок. Что заставило вас объявить о помолвке сегодня?

Алекс поднялся и стряхнул пыль с брюк.

– Я не мог дождаться, когда же, наконец, начнется наша помолвка.

– Мне нужно идти. У меня работа.., люди ждут, поспешно проговорила Джесс.

– Конечно. – Алекс наклонился и легким поцелуем коснулся ее губ.

– Зачем? – прошептала она.

– На всякий случай. Вдруг за нами наблюдают?

И он ушел. Оставил ее с лихорадочно бьющимся сердцем и телом, снедаемым неодолимым желанием…

Алекс поправил галстук, чувствуя себя как восемнадцатилетний мальчишка, идущий на свое первое свидание.

Черт, он не имеет представления о том, что замышляет Джесс. После того как прошлым вечером она отказалась присутствовать на его встрече с клиентами, ему пришлось обдумать предположение Лукаса о мотивах Джесс.

Шпион не упустил бы такую возможность; но почему она избегает разговоров о своей работе?

Либо Джесс чрезвычайно умно манипулирует им, либо действительно состоит в организации «Женщины против бабников» и то, что она работает в рекламе, является простым совпадением.

Выражение лица Джесс, когда он надел кольцо ей на палец, не поддается описанию. Сияние глаз и нежность, которой проникнуто все ее существо, делают почти невозможной дальнейшую игру.

Ему пришлось приложить усилия, чтобы уговорить ее выйти с ним на люди. Он хотел признаться, что ему нужна она, а не Наташа, но нужные слова не шли на язык. Еще не время.

Джесс открыла дверь. Длинное черное платье облегало невероятно соблазнительные округлости ее фигуры. Алекс с трудом удержался от желания провести руками по гладкой ткани. Глубокое декольте явило его восхищенному взору заманчивую ложбинку между грудями.

Она зачесала волосы наверх, уложив их на макушке в пучок. Легкие шелковистые пряди, выпавшие из прически, ласково касались ее щек. Темно-красная губная помада подчеркивала блеск изумрудно-зеленых глаз, которые смотрели на Алекса с таким выражением, что у него перехватило дыхание.

Черт, он тонет в этом взгляде. Ему хочется погрузиться в него и нежиться в его тепле…

– Итак? – пробормотал он. – Готовы к испытанию?

– Конечно. Мы идем в какое-нибудь особенное место?

– Ужин в «Бонди айсберге». – Рука Алекса легла ее талию, когда она заперла дверь, и он ощутил, как кровь жарче побежала по его жилам.

Джесс отстранилась и пошла впереди него, чувственно покачивая бедрами. Вся ее спина была обнажена. Платья там просто не было. Каким-то образом оно удерживалось у нее на шее и начиналось от ягодиц, ниспадая до пола.

Он с трудом проглотил набежавшую слюну.

– Вы не очень разговорчивы, – бросила Джесс через плечо. – Решили играть роль сильного, молчаливого героя, чтобы случайно не сказать что-нибудь в вашем духе и не дать мне возможность улизнуть?

Алекс не смог сдержать улыбку. Нужно воздать ей должное за легкость, с какой она разрядила обстановку.

– Возможно. Или просто потому, что ваша невероятная красота вывела меня из равновесия.

– Льстите?

– Немного, – весело согласился Алекс, пытаясь сосредоточиться на ее словах, а не на желании, вспыхнувшем в его чреслах. – Я хочу понять, как вам удается взволновать меня.

– Ой, я забыла сумочку, – воскликнула Джесс, поворачивая назад. – Не знаю, о чем я думала. У меня сегодня весь день голова не работает.

Алекс пошел вслед за ней. Если она хотя бы немного увлечена им, как он ею…

– Извините, что взвалил на вас все это. Я понимаю, что вам неприятно проводить со мной время.

Она пожала плечами и открыла дверь.

– Переживу.

– Надеюсь, общение со мной не вредит вашему положению в «Женщинах против бабников»?

– Я об этом не подумала, – донесся из комнаты голос Джесс.

– А вы подумали о том, что может сказать ваш отец, увидев объявление о помолвке? Наверное, будет трудно объяснить ему ситуацию, – заметил Алекс, глядя на дверь спальни. – Я помогу, если вам нужно, чтобы я поговорил с ним.., об этом. О нас.

Алекс прислушался. Из спальни не доносилось ни звука.

С лихорадочно бьющимся сердцем он направился в спальню Джесс.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Джесс содрогнулась. Слова Алекса поразили ее в самое сердце. Ее охватило чувство раскаяния и сожаления.

Папа. Ни разу с тех пор как Алекс сделал ей «предложение», она не подумала, как отреагирует отец на ее намерение выйти замуж за врага. За человека, который разрушил его бизнес.

Джесс тяжело опустилась на кровать.

– Джесс?

Она подняла глаза на мужчину, стоявшего в дверях. Конечно, если бы отец знал его…

Господи, о чем это она? Это не настоящая помолвка, а игра, которая продлится всего несколько дней. Нет никаких оснований для того, чтобы отец узнал, какой это добрый и мягкий человек, несмотря на его большую тупую голову, которую он носит с высокомерным видом.

Всему придет конец, как только Алекс получит то, что хочет, и она снова останется ни с чем, одинокая и неприкаянная.

Комок встал у нее в горле, и на глаза навернулись жгучие слезы.

– Эй, – прошептал Алекс, подходя к ней. Опустившись на колени, он накрыл ее руки ладонями. – Мне жаль.

Ей тоже. Жаль, что не может угодить отцу; жаль, что ее бизнес не такой успешный, как у него; жаль, что умерла ее мать, а не она.

– Я хочу, чтобы он замечал меня. И то, чем я занимаюсь. Но все, что я делаю, не имеет для него никакого значения. Никакого.

Алекс погладил большим пальцем кольцо, которое подарил ей.

– Вот это он, возможно, заметит.

Джесс кивнула, пытаясь остановить глупые слезы. Все может оказаться еще хуже – если только она не расскажет отцу правду… Но в чем заключается эта правда? В том, что она пытается тайно навредить врагу? В том, что она помогает ему? Или в том, что она не устояла перед его улыбкой и поцелуями?

– Все, что отца волнует, – это то, как он потерял свой бизнес. Он говорит только о том, что справедливость должна быть восстановлена.

Алекс пожал плечами.

– Возможно, на самом деле он винит себя в смерти вашей матери.., и у него такое чувство, будто он не заслуживает процветающего бизнеса…

– Что? – вздрогнула Джесс и, подняв голову, посмотрела в голубые глаза Алекса.

– Думаю, он сознательно разрушал свое дело, пояснил он, поглаживая руки Джесс и наполняя ее своим теплом. – Если бы мне пришлось потерять женщину, которую я любил бы больше собственной жизни… Возможно, я бы сожалел, что тратил время, занимаясь бизнесом, вместо того чтобы посвятить его ей.

– А я? – Джесс закусила губу. Сердце глухо стучало у нее в груди. – Почему он игнорирует меня?

– Может быть, вы напоминаете ему о ней? мягко сказал Алекс. – Потому что он страдает от чувства вины.

Его слова потрясли Джесс, проникнув ей в самую душу. Неужели он прав? Это так просто.., и причиняет меньшую боль, чем мысль, что отец игнорирует ее, потому что она недостаточно хороша.

Джесс высвободила свои руки, потянулась к Алексу и обняла его, отдыхая душой. Он такой надежный, сильный и теплый, и от него божественно пахнет терпким одеколоном.

Нет необходимости распинать человека, который разрушил бизнес отца. В начале своей карьеры Алекс был безжалостен, круша все на своем пути, и отец случайно стал одной из его жертв.

Алекс крепко прижал ее к себе.

– Настанет время, когда твой отец найдет в себе силы, – прошептал он ей на ухо. – Тебе просто нужно верить, что он любит тебя.

Джесс откинулась назад. Сердце ее было переполнено, и слезы вновь заструились по лицу. Почему Алекс такой замечательный? Ведь он должен быть высокомерным, эгоистичным и злым.

– Алекс, – проговорила она и, подняв руку, провела ладонью по его гладко выбритому подбородку, ликуя, что может наконец дотронуться до него. Спасибо.

Он схватил ее руку и пристально посмотрел в лицо.

– Повтори.

– Спасибо тебе, – сказала Джесс, замирая от того, как его пальцы властно обвились вокруг ее запястья.

– Нет, – проникновенно сказал он, отпуская ее руку. – Повтори мое имя.

– Алекс. – Джесс улыбнулась, легонько проводя пальцами по его шее.

Не отводя глаз от губ Джесс, Алекс поднялся и потянул ее за собой. Он упивался ее губами, углубляя поцелуй и пробуждая в ней давно подавляемые желания.

– Я думала, что ты хотел… – прошептала Джесс.

– Тебя.

– Но…

Алекс приложил палец к губам Джесс, заставив замолчать. Большим пальцем он обвел ее рот и прижался к нему губами.

– Боже, я так хочу тебя. Ты красивая, удивительная, невероятная…

– Ты забыл то, что я говорила тебе об излишней лести? Впрочем, немного лести девушкам нравится.

– Скажи мне сколько? – Голос Алекса дрогнул.

Притянув ее к себе, он снова завладел ее губами.

Джесс не могла насытиться им. От его горячих губ чувственная дрожь пробегала по телу; прикосновения воспламеняли ее, лишали способности думать.

Она стянула с него пиджак и, расстегнув рубашку, широко распахнула ее, наслаждаясь ощущением его горячего тела.

Губы Алекса скользили по шее Джесс, усиливая пламя, вспыхнувшее глубоко внизу ее живота.

Джесс судорожно вздохнула, отступила назад и потянула Алекса за собой, увлекая его к кровати. У нее смутно мелькнула мысль, что она должна остановиться. Но тогда у нее никогда не будет этого не будет Алекса, даже на такое короткое драгоценное мгновение.

Она обвила рукой его шею, стаскивая с него рубашку. Лаская губами обнаженное мускулистое плечо, она упивалась глухими стонами, вырывавшимися у Алекса.

Ни один мужчина не приводил ее в возбуждение с такой легкостью, как Алекс. Джесс повернулась и, найдя его губы, приникла к ним.

Большим пальцем Алекс обвел мягкий холмик ее груди и, поймав напрягшийся сосок, сжал его.

Джесс изогнулась. О боже. Это удивительно.

Вожделение и желание – хорошо. Но для любви ее сердце закрыто навсегда.

Предвкушение было божественным. Губ Алекса оказалось достаточно, чтобы свести Джесс с ума; неодолимая страсть, опаляя все ее существо, излилась горячим желанием.

Рука Алекса пробежала по ее спине. Найдя застежку, он расстегнул платье и обнажил грудь Джесс.

– Ax, – вздохнула она, почувствовав, как ее груди податливо легли в ладони Алекса, который с благоговением ласкал их, словно пытаясь сохранить в памяти их форму.

Алекс пожирал Джесс глазами, горевшими страстью и обещанием. Он наклонил голову, и его горячие губы сомкнулись на ее соске.

Потеряв контроль над собой, она впилась ногтями в его мускулистую спину, содрогаясь от желания, которое, точно электрические разряды, пронизывало ее с ног до головы.

– Алекс.

Он откинулся назад, глядя на Джесс так, будто перед ним сокровище. Будто он не собирается ничего делать. Будто он окаменел.

– Бог мой, Джесс, как ты красива! – простонал он и, притянув ее к себе, ухватил губами другой сосок.

Она выгнулась. Ее рука скользнула по его груди к поясу брюк.

– Джесс, мы не должны…

Забыв обо всем, Джесс рванула «молнию» на брюках.

– Нет, мы должны.

– Но…

– Никаких «но», – прошептала она, лаская и доставляя ему удовольствие, возносившее его на невиданные высоты.

– Джесс.., ты.., уверена?

– Да, черт подери!

Алекс застонал и ухватил край трусиков.

Джесс впилась в его губы, и их поцелуй был наполнен страстью, вспыхнувшей, как обжигающее пламя. Платье Джесс соскользнуло на пол.

Она лежала перед ним обнаженная. Рука Алекса легла на ее ногу, поднимаясь все выше. От интимных ласк у Джесс перехватило дыхание.

Дрожь желания сотрясла ее тело, полностью лишив самообладания.

– Алекс, – с мольбой прошептала она.

Затаив дыхание, он скользящим движением вошел в нее.

Джесс содрогнулась от глубокого, сильного толчка. Тело Алекса неистово заходило вверх-вниз.

Она вскрикнула.

Алекс приник к губам Джесс, выплескивая свою страсть, которую она принимала каждой клеточкой своего тела, то проваливаясь в сладостную темную бездну, то трепеща от ослепительных вспышек блаженства, которое захлестывало ее жаркими волнами.

Опустившись на постель рядом с Джесс, Алекс заключил ее в объятия. Прерывисто дыша, он принялся покрывать поцелуями ее лицо – лоб, щеки, веки.

Джесс понимала, что для них обоих это только секс. Он действительно бабник, она знает это, и… он не изменился. И ей не придется продолжать этот фарс после субботы.

Она подавила душевную боль.

– Так какой же твой ответ? – прошептал Алекс.

Джесс медленно втянула в себя воздух, чтобы успокоиться, и положила ладонь на его живот.

– А какой был вопрос?

Алекс провел пальцем по телу Джесс, словно хотел запомнить ее. На его губах заиграла улыбка.

– Гмм, давай подумаем…

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Джесс перевернулась на спину и открыла глаза навстречу яркому солнечному свету, заливавшему комнату. Никогда по утрам она не чувствовала себя так великолепно.

Ночь была волшебной. Они разговаривали, занимались любовью, заказали пиццу, снова занимались любовью и наконец заснули.

Она с наслаждением потянулась, лаская себя мыслью об Алексе и о том, чтобы повторить все вечером наступившего дня и, возможно, следующего.

Это безумие, но они соединились.., и в одном она уверена – это было нечто особенное. Теперь у них другие отношения. Иначе не может быть.

Джесс протянула руку, но Алекса рядом не было. Она дотронулась до подушки, на которой ночью покоилась его голова, и, обнаружив записку, похолодела.

Увидимся вечером.

Джесс закусила губу; обыденность этой фразы больно уколола ее. Где благодарное признание, что ночь, которую они провели вместе, предаваясь ласкам, была волшебной?

Почему он ушел так рано и не разбудил ее?

Она хотела проснуться в его объятиях, услышать сладостную музыку романтических признаний, почувствовать, что происшедшее между ними, имеет для Алекса значение.

Черт, почему ей так хочется, чтобы это не было для него всего лишь одной из его многочисленных интрижек?

Джесс уткнулась лицом в подушку. Это был просто секс. Ничего больше. Великолепный секс с красивым, добрым мужчиной, который, надо признаться, нравится ей.

Сев, она свесила ноги с кровати. Ей нужно было научить Алекса элементарным правилам этикета в спальне, чтобы он избавился от холостяцких замашек: провел ночь – и быстренько сматывайся.

Тогда, может быть, у нее не возникло бы такое чувство.

В горле у Джесс защипало. По крайней мере, Наташа не окажется жертвой подобного поведения, если она, Джесс, скажет Алексу, что оно недостойно.

Ей нужно смириться с тем, что она просто очередная женщина в его жизни.., ничего особенного.

Мистер Дарси вспрыгнул на кровать и свернулся в клубок, не удостоив ее взглядом. Очевидно, он не в духе после того, как заняли его излюбленную сторону постели.

Джесс терзала душевная боль. Она хочет нравиться Алексу. Хочет, чтобы он хотел ее и любил.

Господи, она любит его!

Вскочив, Джесс решительно направилась в ванную комнату, не обращая внимания на боль в животе. Если он серьезно намеревается представить ее вечером в качестве своей невесты, она не разочарует его.

Она будет выглядеть невероятно и сделает то, что он ждет от нее.

Порвать с Александром Кэлехеном будет легко.

Он – враг, он любит другую женщину, и Джесс будет лучше без него.

Плохие новости.

Алекс понял это по лицу Лукаса. Но ему никак не удавалось вызвать в себе чувства тревоги или беспокойства. Его мысли были заняты Джесс и тем, что произошло между ними ночью.

Она была невероятна.

Алекс не сомневался в том, что Джесс долго сдерживала свою страсть. И какую страсть, черт подери! Он все еще ощущал запах ее тела и слабый аромат ванили; мысленным взором он видел ее обнаженное тело на мягких розовых простынях.

Она подобна наркотику, и у него не было уверенности, что он сможет сдержать свои чувства.

Ему хотелось быть с Джесс, но разум управлял его жизнью – и управлял хорошо.

Ради ее блага ему не следует торопить события.

Вероятно, прошлой ночью он не должен был терять над собой контроль. Но ее ласки и объятия лишили его всякой сдержанности.

Она хотела его.

Алекс сделал глоток апельсинового сока, принесенного Джоном, стюардом. Китайские фонарики уже развешены на яхте; позже доставят гирлянды из свежих гвоздик и ромашек.

– У тебя слишком довольный вид, – объявил Лукас, опускаясь в кресло. – Надеюсь, ты не… Господи! Ты же говорил, что не собираешься заходить так далеко с этой женщиной.

– Мне кажется, я влюбился.

Лукас кивнул:

– В Наташу.

– Нет. В Джесс.

– Ты даже не знаешь ее.

– Я знаю достаточно. Она – самая добрая, сердечная и красивая женщина, которую я когда-либо встречал. И она не боится меня, не трепещет в благоговейном страхе… Черт, я нравлюсь ей сам по себе.

Лукас покачал головой, поглаживая бородку.

– Ты нравишься ей, потому что от тебя она может получить все, что хочет.

Алекс откинулся на спинку кресла и широко улыбнулся. Черт подери, это так. И она может дать ему все, что он ему нужно.

Лукас наклонился и схватил его за руку.

– Твоя новая пассия проделала хорошую работу, пока была с тобой. Она не только наставляла тебя в искусстве любви, но и шпионила.

Алекс нахмурился.

– Что?

– Та компания, в которой работает твоя Джесс… Она совладелица. – Лукас согнулся и уперся локтями в колени. – И ты прав. Это рекламная компания.

– Ну и что?

– То, что эта маленькая компания только что увела у нас из-под носа «Сотел и Коллинз», «Брэмтон» и даже «Каули».

– Может, это совпадение? – пробормотал Алекс, чувствуя, что у него сжимается сердце. Не может быть! Неужели Джесс еще одна женщина в его жизни, которая просто хочет использовать его?

– Не будь идиотом. Она обдурила тебя. Все, что ей было нужно – несколько крупных клиентов, благодаря которым она смогла бы пробиться в высшую лигу.

– Не такие уж они крупные, – вяло возразил Алекс. Сообщение Лукаса поразило его, словно острый нож, нанесший глубокую рану.

– Но «Си, Джи и Эй» – крупный клиент. И сегодня вечером здесь появятся другие. Она не должна быть на яхте. Избавься от нее.

Алекс помотал головой, пытаясь рассеять мрачные сомнения, возникшие в его душе.

– Должно быть, это ошибка.

– Спустись на землю, приятель. Нет такой организации – «Женщины против бабников». Я проверил. Твоя красавица – подсадная утка, и ей удалось обвести тебя вокруг пальца.

Алекс медленно поднялся и направился на корму. Опершись на леер, он устремил взгляд на воду зеленую, как глаза Джесс.., лживые, неискренние глаза.

Неужели она такая же охотница, как все остальные? Как личность Алекс просто не существует для всех тех женщин. Его нет. Есть только вырезанная из картона фигура – президент рекламной компании Кэлехен, сын владельца «Дабл-Бэй Кэлехенс», богатый и процветающий прожигатель жизни, у которого нет сердца.

Им он мог предложить только одно, и ему осточертело это.

Но на этот раз все обстоит иначе. Джесс понимает его. Он поведал ей то, о чем никогда никому не говорил.

Не может быть, что она такая, как они.

Лукас хлопнул его по плечу.

– Избавься от этой девушки и сосредоточь свое внимание на Наташе Брэдфорд-Джоунз. Она идеально подходит тебе во всех отношениях.

Алекс качнул головой. Есть только один способ узнать правду. И он воспользуется им.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Джесс стояла на корме, глядя, как Лукас и стоящий рядом с ним мужчина приветствуют прибывающих гостей.

У нее все еще горят губы от поцелуя Алекса.

Когда она поднялась на борт, он схватил ее за обе руки и коснулся губ поцелуем. В ее сердце звучит обещание, что скоро он присоединится к ней.

Искренен ли он или просто прекрасно играет свою роль?

За последние несколько дней Джесс пришлось убедиться, что люди не всегда такие, какими они предстают перед окружающими. Быть может, ей только кажется, что он замечательный человек, а на самом деле в его поведении кроется какой-нибудь подвох…

Возможно ли, чтобы из всех поразительных красавиц, с которыми встречался Алекс, именно Джесс суждено изменить его? Никаких шансов.

Ведь для нее нет места даже в сердце собственного отца!

Какое имеет значение то, что с Алексом ей легче разговаривать, чем с Кэт, или с отцом, или даже с Дином, которого, как ей казалось, она любила?

Алекс никогда не скажет ей три маленьких слова, и мечтать об этом – значит попусту терять время и душевные силы.

– Улыбнись, – прошептал Алекс, обняв ее. Это вечеринка.

Джесс подняла голову. У нее перехватило дыхание, когда она увидела его сияющие голубые глаза, услышала теплые нотки в голосе и почувствовала прикосновение сильной руки. Жаркая дрожь пробежала по ее телу.

Верить ли ему? Дину она предоставляла много шансов, и каждый раз он беззастенчиво обманывал ее доверие. Быть может, Алекс действительно изменился?

Время, которое она провела с ним, спокойные задушевные разговоры, невероятная ночь… Все это должно что-нибудь значить для него.

– Могу я представить тебя гостям?

Джесс кивнула и заставила себя улыбнуться, стараясь не замечать лихорадочного биения сердца.

– Конечно.

– Ты выглядишь потрясающе! – восхитился Алекс и, положив руку на талию Джесс, направился вместе с ней к группе гостей. – Даг Чарлстон, Генри Грирсон и Гэри Андерсон из «Си, Джи и Эй», – сообщил он, наклоняясь к ее уху. – Жемчужина в короне, как говорится. В смысле клиентов, конечно.

– Да-а-а, – медленно откликнулась Джесс, чувствуя неприятное волнение. Кэт хватил бы удар, узнай она, что они здесь. Но Кэт не узнает. На уста Джесс легла печать молчания. В любви и войне все средства хороши. Но войны между ней и Алексом больше нет. – Так они – твои клиенты?

Алекс быстро отнял свою руку. В неярком освещении его лицо казалось непроницаемым.

– Пока еще нет. В настоящее время мы проводим переговоры. Несмотря на то что наши предложения произвели на них впечатление, мы их еще не заполучили. – Тебе бы хотелось познакомиться с ними? – поинтересовался он.

– Мне хотелось бы выпить, – сказала Джесс, устремив глаза на группу людей напротив них. Искушение просто поговорить с ними слишком велико… Она же не собирается рассказывать о них Кэт, потому что знает, как это важно для Алекса. А туалеты у женщин, сопровождающих этих мужчин, сногсшибательные!

– Ну, конечно. О чем я думаю… – дрогнувшим голосом произнес Алекс. Он повернулся и отошел от нее.

Джесс посмотрела ему вслед. Что с ним происходит? Он даже не спросил, чего она хочет выпить…

Она приблизилась к интересующей ее группе.

– Привет, я Джесс Томпсон, – обратившись к женщине в роскошном одеянии из алой парчи, сказала она. – Я просто не могу удержаться. Где вы купили это изумительное платье?

Алекс бросил быстрый взгляд на палубу. Джесс непринужденно беседовала с людьми из «Си, Джи и Эй». Платье соблазнительно облегало ее женственные формы, дразня его воспоминаниями о волшебной ночи, которой не суждено повториться.

Богиня в атласном платье персикового цвета.

Мираж, рассеявшийся как дым…

Все кончено.

Он отвернулся. У него нет сил смотреть, как она получает приз, ради которого так много потрудилась. Даже пошла на компромисс со своими принципами.

Пусть радуется.

– Что-то не так? – Наташа Брэдфорд-Джоунз мягко дотронулась до его плеча.

Алекс замер. Не так? Он едва не свалял дурака, признавшись в любви женщине, которая использует его. Джесс интересовалась им только потому, что могла извлечь для себя выгоду. Так поступали все женщины, которых он знал, включая его собственную мать.

Черт, мать ясно дала понять, что единственная причина, заставившая ее пожертвовать прекрасной фигурой и родить ребенка, заключалась в том, чтобы удержать его отца. Большую пользу это принесло ей! И ему.

– У тебя проблемы с невестой?

Алекс повернулся к Наташе, которая, по всеобщему мнению, была создана для него.

– Да.

Он провел рукой по волосам и скрипнул зубами. Ничего подобного тому, что было у них с Джесс, он не переживал ни с одной женщиной. И вряд ли это когда-нибудь повторится.

Впервые в жизни у него возникло отчаянное желание удержать женщину и пробудить в ней любовь к себе.

– Она разбивает мне сердце, – прошептал Алекс.

– Это заметно. – Наташа грациозно опустилась на стул рядом с ним и сделала знак стюарду.

Алекс прислонился к поручню. Как он был глуп, открыв Джесс свою душу! Все, о чем он рассказал ей, теперь, возможно, обернется против него.

– Виски, – приказал он.

Ему остается надеяться, что ее подъем к успеху будет более гладким, чем его. Но успеха недостаточно, когда ты одинок, Алекс осушил стакан. Его убивает, что он все еще любит ее. Любит, несмотря на предательство.

Он наблюдал, как все новые и новые гости поднимаются на яхту, где нанятый им обслуживающий персонал обносит их шампанским. Ему необходимо пообщаться с ними. Заставить себя улыбаться и смотреть на женщину, которую он любит, зная, что она переспала с ним ради процветания своего бизнеса.

Алекс повернулся к Наташе. Ее глаза показались ему пустыми и тусклыми.

– Можно поговорить с тобой?

– Конечно. Хочешь, найдем какое-нибудь укромное местечко? – игриво сказала она.

Он кивнул, чувствуя, что не сможет взглянуть на Джесс, пока не узнает правду – умышленно ли она отослала его, чтобы извлечь информацию о его клиентах.

Она была права.

Любви нет.

– Здравствуйте, Лукас! Как поживаете? – Джесс протянула руку другу Алекса, оглядывая гостей в поисках мужчины, который заставлял трепетать ее сердце.

Она сыграет роль его невесты, если он хочет только этого, но вопреки всему будет надеяться, что Алекс увидит в ней нечто большее, чем очередную женщину в своей жизни.

– Хотите знать правду? – мрачным, угрожающим тоном осведомился Лукас.

Джесс кивнула, сглотнув набежавшую слюну.

– Конечно. Если вы поделитесь ею со мной.

– А-а-а, вот оно что! Алекс всем делится с вами.

Джесс крепче сжала ножку фужера с шампанским.

– Я не понимаю, – недоуменно произнесла она.

Лукас недоволен? Она отвлекает Алекса от работы?

– Вы достаточно потрудились.

– Что вы имеете в виду?

– Мистер Кэлехен.., чрезвычайно доволен вашими услугами, и он попросил меня завершить вашу сделку. – Лукас достал из кармана конверт и протянул его Джесс. – Полагаю, вы согласитесь, что потраченное вами время достойно оплачено.

Похолодев, Джесс оглянулась. Сердце у нее заныло, дыхание перехватило.

– Я хочу поговорить с Алексом.

– Он высоко ценит советы, которые вы щедро давали ему. Но в данный момент он занят.

– Что? – Джесс схватилась за грудь.

– Он.., на конференции, – заявил Лукас, поглаживая бородку. – Его нельзя беспокоить.

Джесс выхватила у него конверт, круто повернулась и пошла на нос. Слезы жгли ей глаза. Алекс не хочет больше лгать, что они помолвлены, и это хорошо. Но почему, почему он не мог сказать ей об этом сам?

Неужели она вообще ничего не значит для него?

Алекс признался во всем Наташе? Джесс проглотила ком в горле. Это будет означать, что он действительно изменился, научился чему-то… пусть даже ради того, чтобы быть с другой женщиной.

Она распахнула дверь каюты.

Алекс сидел с Наташей на кровати.

Джесс бросилось в глаза ярко-красное платье, облегающее худое тело, и блеск брильянтов в ушах, на шее и на запястьях. Безупречный макияж и элегантная прическа придавали Наташе класс и шик. Она воплощала в себе все, что Алекс ожидал от будущей жены.

Джесс смотрела на него, ощущая на себе холодный взгляд голубых глаз и зная в глубине души, что она больше никогда не увидит его. Эта мысль едва не убила ее.

– Алекс, – проговорила девушка, едва дыша.

Она должна была предвидеть, что у нее нет ни малейшей надежды затронуть его сердце. Она была для него всего лишь очередной победой, которую он одержал, прежде чем остепениться и устроить свою жизнь с другой женщиной.

– Джесс, – в глубоком голосе прозвучала хрипотца.

Алекс наверняка празднует победу: он заполучил Наташу, показав себя чутким, добрым человеком. Джесс знает, что он на самом деле такой.

Она взмахнула рукой.

t– Не вставай. Я просто хотела сказать тебе, что между нами все кончено, – выпалила она. – Как ты подозревал, некоторое время назад я нашла кое-кого другого. У меня не хватало духу признаться раньше… Нас с тобой многое связывало, но теперь, я думаю, нам следует разорвать нашу помолвку.

У Алекса отвисла челюсть. Нахмурившись, он потрясенно смотрел на нее.

– Прощай, Алекс, – сказала Джесс, чувствуя, что сердце у нее вот-вот разорвется. Она стащила с пальца кольцо с розовым брильянтом и положила его на ближайшую полку. – Желаю тебе счастья.

И Джесс оставила Алекса наедине с женщиной, которую он упорно стремился завоевать. Проглотив слезы, она приказала себе идти размеренным шагом, с высоко поднятой головой, несмотря на предательскую слабость в ногах.

Лавируя среди гостей, Джесс поднялась на корму и задержалась возле Лукаса. Моторная лодка уже ожидала ее.

– Надеюсь, вас не затруднит поблагодарить Алекса от моего имени, – обратилась Джесс к Лукасу. – Кажется, он действительно немного занят.

– Вы же знаете Алекса – когда он занят, он занят всю ночь.

Намек, скрытый в словах Лукаса, потряс ее, лишив остатков чувства собственного достоинства.

Алекс рассказал этому человеку об удивительной ночи, которую они провели вместе! Как будто она не заслуживает ничего, кроме мужского хвастовства в раздевалке.

Джесс вошла в лодку и ни разу не оглянулась, пока они добирались до причала. Она сделала страшную глупость – снова отдала свое сердце для того, чтобы оно было разбито.

Но на этот раз жизнь навсегда изменилась для нее.

Она полюбила врага.

И проиграла.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Джесс лежала на кровати, гладя мистера Дарси и наблюдая, как подрагивает его: хвост. Кот громко мурлыкал.

Глаза у нее опухли от слез, тело казалось вялым и тяжелым. Кровать была усеяна скомканными носовыми платками. На полу валялись обертки от шоколада.

Раздался писк будильника.

Пусть пищит.

Больше ничего не имеет значения, и меньше всего – ее работа. Она уже взяла отпуск на неделю, сказав Кэт, что слишком занята с Алексом, чтобы приходить в офис.

Она потеряла все, включая своего врага. А без него жизнь потеряла смысл.

Теперь она плывет по течению, разбитая, уничтоженная, потерянная.

Остается «Си, Джи и Эй», но, несмотря ни что, у нее нет желания разрушать бизнес Алекса. Дело не в мести за отца, не в том, что Алекс использовал ее в качестве развлечения или пробы сил, и не в том, что она снова потерпела неудачу.

Дело в ней, в ее самооценке.

Джесс вздернула подбородок и вытерла слезы.

Она должна утешаться тем, что смогла уйти с достоинством и поступила с ним справедливо.

Она стала лучше после того, как узнала Алекса, полюбила его и потеряла.

Джесс потянулась к очередному носовому платку.

Ей стало бы легче, знай она, что Алекс на самом деле такой поверхностный человек, каким притворяется. Но он любил мать, последовал примеру отца, оправдал ожидания, возложенные на него другими людьми – в том числе и самим собой. И, несмотря на грозное обличье, оказался добрым и понимающим.

Теперь Джесс знает, что Алекс любит кофе с одной ложкой сахара и что у него есть пес по кличке Пит. У Алекса доброе сердце, ведь он оказал ей неоценимую помощь, когда ее мучили тяжелые мысли об отце.

На своем автоответчике Джесс обнаружила шестнадцать сообщений от отца. Алекс был прав.

Отец не стал игнорировать ее, узнав о помолвке с человеком, который вызывает у него ненависть.

Джесс смахнула со стола будильник, устав от его писка. Ей нужно было иначе смотреть на отношения с отцом, и тогда она не беспокоилась бы, любит он ее или нет. Очевидно, все-таки любит.

Итак, Джесс узнала, какая самая большая компания ищет представителя в мире рекламы, и не воспользовалась этой информацией. Она оказалась верна себе – не собственному отцу, не Кэт, а именно себе.

Это приятно.

Ночью она сможет заснуть, как только избавится от навязчивого видения – голубых глаз Алекса и его манящих губ, сильных, теплых рук и крепких объятий.

Джесс поплелась в кухню. Включила чайник.

Наверное, ей следовало ненавидеть мужчин. Тогда она была бы в безопасности, держала бы их на расстоянии и не подвергалась бы риску разбить свое сердце. Но это была бы не настоящая жизнь.

Пусть разверзнется земля и поглотит ее, потому что у нее больше нет сил выносить боль, разрывающую ей душу, пустоту, которая образовалась в сердце, и неиссякаемые слезы, струящиеся по лицу от воспоминаний, роем возникающих в ее памяти.

В дверь позвонили.

Джесс понуро побрела открывать, отводя волосы от лица и поправляя мешковатую рубашку, из-под которой виднелись спортивные штаны.

Пришел отец, чтобы поговорить с ней безапелляционным, как всегда, тоном? Явилась Кэт, чтобы выведать у нее правду и заставить идти на работу?

А может быть, доставили пиццу?

Она открыла дверь.

На пороге стоял Алекс. Темный костюм облегал его широкие плечи, которые она помнила так хорошо, на груди, по которой она пробегала пальцами, белела рубашка, синий галстук подчеркивал цвет глаз.

– Зачем ты пришел? – вырвалось у нее. Ей пришлось закусить губу, чтобы сдержать горькие слезы. Он хочет, чтобы последнее слово осталось за ним? Намеревается устроить ей пытку, рассказав о своих успехах с Наташей?

– Во-первых, «Си, Джи и Эй» заключили с нами контракт без каких-либо возражений и проволочек. Очевидно, никто не пытался обойти нас обманным путем.

– Что? – нахмурилась Джесс.

– Я знаю, что ты из конкурирующей рекламной компании, – произнес Алекс, избегая смотреть ей в глаза. – Ты терпела мое общество, чтобы получить секретную информацию о наших потенциальных клиентах.

Джесс покраснела. Как давно Алекс знает об этом? Неужели все время, которое она провела с ним, он просто подыгрывал ей?

– Во-вторых, меня удивило, почему женщина, выносившая меня только ради секретной информации, не воспользовалась этими ценнейшими сведениями.

Джесс опустила глаза. О господи. Вот оно.

Алекс понял, что она влюбилась в него, и хочет потешить свое эго. Он жаждет смутить ее и причинить еще большее горе, вырвав у нее признание.

– И, в-третьих, почему эта вышеупомянутая женщина, которая ясно и неоднократно высказывала мне свою ненависть, довела до конца первоначальный план и порвала со мной так, чтобы у меня появился шанс с Наташей?

Джесс отступила назад, вцепившись в дверной косяк. Алекс хочет знать правду… Справится ли он с ней?

Она подняла голову и отвела назад волосы, остро сознавая, что выглядит ужасно.

– Я надеюсь, что вы с Наташей будете счастливы.

– Это не ответ.

– Прекрасно, – огрызнулась Джесс, проходя в комнату. – Ты отнял у моего отца бизнес и втоптал его в грязь в своем стремлении продвигаться наверх. У меня были все причины ненавидеть тебя.

– Прости. Я не знал…

– И когда в конце концов мне удалось найти партнера – такую же сумасшедшую женщину, как я, – чтобы сокрушить империю Кэлехена, я ухватилась за этот шанс. Кэт подстроила мне встречу с тобой, и я увидела возможность сбить с тебя спесь.

– А «Женщины против бабников»?

– Просто внезапно пришло на ум. Я ненавидела тебя и всех подобных тебе. Последний мужчина в моей жизни подло обманул меня и безжалостно вернул к реальности.

– Джесс… – сочувственным тоном произнес Алекс.

– Но, – прервала его она, – несмотря на то что наш замысел мог осуществиться, я постепенно начала понимать, что ты тоже человек. И я не хотела причинить тебе боль.

– Почему? – спросил Алекс.

– Потому что… Ну, хорошо, скажу. Ты и так уже знаешь. Как я могла скрыть тот факт, что по уши влюбилась в тебя, как все эти женщины, которые умирают от любви, стоит тебе только приблизиться к ним?

Алекс тряхнул головой, и на его губах появилась улыбка.

– Ты любишь меня?

– Да. Тебя – высокомерного, самонадеянного, самодовольного и самовлюбленного соблазнителя.

Я люблю тебя. Не потому, что у тебя роскошная яхта, лимузин и компания, которая купается в деньгах и успехе, а потому, что ты заставляешь меня смеяться. Ты слушаешь меня. Ты беспокоишься обо мне… Ну, я думала, что беспокоишься.

Алекс схватил ее за руки и крепко сжал.

– Но я действительно беспокоюсь.

Джесс наградила его сердитым взглядом за доброту и беспокойство.

– И я скучаю по тебе. Скучаю по твоим ласкам, поцелуям, объятиям. – Она вырвала свои руки и отпрянула от него. – Вот и все. Теперь ты удовлетворен? Можешь возвращаться к своей безупречной Наташе Брэдфорд-Джоунз и ухаживать за ней, чтобы заключить идеальный брак и наслаждаться безмятежной супружеской жизнью.

– Мне она не нужна.

– Почему? Она – все, о чем ты мечтал.

– Она мне не подходит. – С этими словами Алекс снова приблизился к Джесс, пристально глядя на нее голубыми глазами. – Я постоянно думаю о тебе. О том, какой я был идиот, что пошел с Наташей и разговаривал с ней вместо того, чтобы делать это с тобой.

– Ты не сердишься за то, что я попыталась увести у тебя клиентов? – прошептала Джесс сквозь слезы.

Он опять сжал ее руки и заглянул в глаза.

– У меня множество клиентов, но ты – только одна.

– Алекс… – выдохнула Джесс.

– Джесс, – пробормотал он, притягивая ее к себе. – Я хочу умереть, зная, что ты любишь меня. Я хочу быть мужчиной, которого ты будешь любить всю жизнь. И сделаю все, что в моих силах, чтобы измениться. Скажи, что у меня есть шанс.

Джесс схватилась за сердце.

– Нет.

Алекс опустил голову.

– Нет?

– Я не хочу, чтобы ты изменился, – прошептала Джесс со слезами на глазах. – Я люблю тебя таким, какой ты есть.

Он упал на колени.

– Боже, Джесс! Я не могу поверить. Ты. Мы с тобой. Как мне могло так повезти?

– Что ты делаешь?

– Я прошу тебя носить это кольцо ради меня, сказал он, надевая ей кольцо с солитером на безымянный палец левой руки.

– В качестве чего? – с опаской спросила Джесс.

– В качестве доказательства того, что ты – женщина, которая затронула мою душу. Покорила мое сердце. Стала моей невестой. Ты согласишься выйти за меня замуж?

– Возможно, – тихо сказала Джесс. Алексу не нужно изменяться. Она должна найти его под многочисленными слоями защитной оболочки, которой он окружил себя, чтобы выжить в семье, в бизнесе, со своей привлекательностью и обаянием. Но я думаю, что нам следует лучше узнать друг друга.

– Будем встречаться каждый день, – он поднял на нее глаза. – И я готов делать все, что ты захочешь.

Джесс потянула его за пиджак.

– Встань с коленей и поцелуй меня.

– С удовольствием! – Поднявшись, он схватил ее в объятия.

– Лукас не любит меня, – прошептала Джесс, уткнувшись в его широкую мускулистую грудь.

Эта мысль отравляла ей радость. – Он хотел, чтобы я увидела тебя вместе с Наташей.

Алекс уперся подбородком в ее лоб.

– Лукас встал на мою защиту. Ведь он не знал, как много ты значишь для меня.

Джесс почувствовала облегчение. Она нашла мужчину, который любит ее всем сердцем и душой, а он нашел в себе силы быть самим собой, не таким, как его отец.

Джесс отстранилась от него.

– А мой папа? Как он воспримет эту новость?

Алекс снова прижал ее к себе, с улыбкой глядя ей в глаза.

– С ним не возникнет проблем, как только он поймет, что у его дочки есть мужчина, который будет вечно любить тебя.

– Вечно?

– Да. Я дам тебе все, чего ты заслуживаешь, и даже больше, – заявил он, приникая к ее губам.

Джесс ответила на его поцелуй со всей страстью, захлестнувшей ее тело и душу. Есть на свете справедливость. Ее враг – чудесный, любящий и заботливый человек.

И он не враг больше. Теперь он всецело принадлежит ей.

ЭПИЛОГ

– Жаль, что ее мать не может быть здесь сегодня. – Отец Джесс поднял бокал и улыбнулся дочери и Алексу. – Она бы испытывала такую же гордость, как я, что Джесс нашла любимого человека, с которым разделит свою жизнь.

Растроганная Джесс повернулась к Алексу и крепче сжала его руку. Слезы выступили у нее на глазах. Если отец любил ее мать так, как она любит стоящего рядом с ней мужчину, то ей понятна его боль, уход от действительности и нежелание жить, после того как умерла его жена.

– Я желаю вам огромного счастья, – сказал Томпсон-старший, пригубив шампанского и широко улыбаясь Джесс.

– Спасибо, папа, – откликнулась она, проводя рукой по белому атласу свадебного платья и чувствуя, как у нее сжимает горло.

День прошел замечательно – церковь, брачные клятвы в любви и верности друг другу, а теперь – прием.

Под громкие приветствия гостей отец опустился на стул рядом с Джесс.

– Не могу выразить, как много значит для меня то, что я наконец вижу тебя счастливой.

Алекс протянул руку отцу Джесс.

– Я присмотрю за ней.

– Я знаю, – ответил Томпсон-старший, сопровождая свои слова крепким рукопожатием.

Сердце Джесс наполнилось радостью. Отцу потребовалось некоторое время, чтобы смириться с мыслью, что она полюбила человека, которого он так долго ненавидел. Но теперь все прощено. Бизнес есть бизнес, и то, что случилось с отцом, ушло в прошлое.

Джесс потрогала обручальное кольцо и провела пальцем по кольцу с розовым брильянтом, которое Алекс подарил ей в тот день, когда она должна была сыграть роль его невесты. И вот теперь она, окруженная друзьями и родственниками, сидит рядом с мужем в преддверии совместной жизни.

– Твоя мама выглядит счастливой… И твой отец тоже пришел, – прошептала она Алексу, глядя на дородного мужчину, сидящего с молодой блондинкой за соседним столом.

– С очередной женщиной, повисшей на его руке, – глухо пробурчал Алекс. – Давай поговорим со стариком.

– Для чего? – удивилась Джесс, бросив на Алекса быстрый взгляд.

Он посмотрел ей в глаза и отвел прядь волос, выбившуюся из модельной прически.

– Чтобы узнать, сколько внуков он хочет, чтобы мы подарили ему.

– Соперничеству пришел конец?

– Безвозвратно. Теперь я буду жить своей жизнью.

Джесс наклонилась к Алексу, с обожанием смотревшему на нее.

– Со мной?

– Только если ты признаешься, какие чувства испытываешь ко мне, – вкрадчиво произнес он бархатным голосом. – И ты должна быть честной.

Стараясь сдержать улыбку, Джесс коснулась его губ легким поцелуем. С тех пор как они встретились, Алекс понял, как важна честность.

– Хорошо, – согласилась Джесс, отстраняясь от него. – Ты богатый, самонадеянный, заносчивый предприниматель, обожающий дорогие костюмы, она не смогла не улыбнуться мужу. – Но все равно я горячо люблю тебя.

– И я люблю тебя, миссис Кэлехен, – засмеялся Алекс, целуя Джесс медленным чувственным поцелуем, обжегшим ее губы, словно пламень, и заставившим ее затрепетать.

Ему не терпится сбежать с приема и начать медовый месяц.., начать совместную жизнь, в которой будут безграничная любовь, взаимопонимание и дети. Он жаждет дать Джесс все, что она потеряла. Потому что на самом деле только это имеет значение.


home | my bookshelf | | Радуга после грозы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу