Book: Соблазнитель в деловом костюме



Шарлотта Лэм

Соблазнитель в деловом костюме

Первая глава

Солнечным майским утром в зал заседаний вошли четверо мужчин и две женщины. Они расселись вокруг широкого стола красного дерева, занимающего всю центральную часть комнаты. Финансовый директор Джек Роу многозначительно взглянул на часы.

— Он опаздывает. Вы, кажется, утверждали, что именно сегодня он должен прийти пораньше?

— Он не отходил от телефона с восьми утра, — огрызнулась Ноэль Хайланд, директор рекламного отдела. Тон, которым был задан вопрос, явно ее задел. Она подалась вперед, окинув Джека неприязненным взглядом. Ее короткие, жесткие волосы блестели на свету, придавая ей сходство с ежиком, которое только усиливалось благодаря ворсистому вязаному костюму из темно-серой шерсти.

— Он выглядел смертельно усталым, — вздохнула Андреа Уотсон, начальница отдела кадров. Миловидную толстушку в розовом свитере из «ангорки» и белой юбке также уязвил выпад Джека Роу в адрес генерального директора, которому она была предана всей душой.

Обычно она была улыбчивой, веселой, добродушной женщиной, но сегодня, как и ее сослуживцы, казалась серьезной, взволнованной, слегка побледневшей.

Остановившись в дверях, Мэтт Харн окинул взглядом присутствующих. Находился ли среди них предатель, готовый продать его компанию с потрохами?

Кто-то из фирмы определенно замешан в этом, заявил его адвокат Ли Хэмптон десять минут назад. «У тебя здесь троянский конь, Мэтт. Разыщи его и вышвырни как можно скорее».

Мэтту не хотелось в это верить.

Взгляд его ярких голубых глаз скользил по лицам, словно по страницам бухгалтерских отчетов. Если б только в душах людских можно было читать с той же легкостью. Многие ли из них уже подыскивают себе теплые местечки на случай поражения?

Злоба жгла его изнутри. Он работал, как каторжный, создавая эту фирму, отдал ей десять лет своей жизни. Он вложил в нее все, что имел, включая собственную душу.

А теперь кто-то пытается ее отнять.

Что ж, он остановит их, чего бы это ему ни стоило. Мэтт никогда не считал себя безжалостным человеком, но если придется, он готов пойти на все.

Он шагнул в комнату, и собравшиеся за столом люди мгновенно встрепенулись, уставились на него, пытаясь разгадать его чувства.

Андреа доверчиво, с надеждой, улыбнулась. Она обожала Мэтта. Можно сказать, боготворила. Считала его самым умным и самым привлекательным мужчиной из всех, кого встречала в жизни. Несмотря на свое удачное замужество и двоих детей-близняшек, она души в Мэтте не чаяла. Прошлой зимой на званом обеде ее муж Джери заметил, какими сияющими глазами она смотрит на Мэтта, и поддразнил ее:

— Ты зря теряешь время, любовь моя. Этот парень теряет голову от компьютеров, а вовсе не от женщин. И вообще, что вы, девушки, в нем находите? Что в нем такого, чего нет у меня?

— Ничего, дорогой, совершенно ничего, — торопливо ответила Андреа, чтобы не обидеть Джери. Но как бы сильно ни любила она своего толстяка-мужа, все же Мэтт ухитрялся выглядеть великолепно даже в старых потертых джинсах и рабочей рубахе — совсем как кинозвезда! И с ней были согласны буквально все сотрудницы. Ноэль тоже от него без ума. Вообще-то ей еще не встречалась женщина, которой не нравились бы его голубые глаза, шелковистые рыжеватые волосы, обаятельная улыбка и неторопливая, ленивая походка.

В обеденный перерыв, поедая салатики в ближайшем кафетерии, сотрудницы компании наперебой обсуждали красоту Мэтта Харна и способы привлечь его внимание.

Но все их усилия были тщетны.

В жизни Мэтта не было места женщинам с тех пор, как его жена, Эйлин, три года назад умерла при родах. Андреа виделась с Мэттом на следующий день и была поражена тем, как он изменился. Его семейная жизнь складывалась очень счастливо. Они с Эйлин знали друг друга еще со школьной скамьи. Смерть жены стала для него ударом. Андреа пыталась утешить его, но услышала в ответ только одно:

— Ты очень добра, но я не хочу говорить об этом, Андреа.

Бледный и осунувшийся, он уехал и не появлялся в компании десять дней. Вернулся он другим человеком. С тех пор он с головой ушел в работу. Сильно похудел, стал молчаливым и мрачным.

Это беспокоило абсолютно всех, но теперь к нему страшно было подступиться. Милашка Мэтт, Мэтт-весельчак превратился в угрюмого деспота. Его даже начали побаиваться Слава богу, со временем он оттаял. За последнюю пару лет, ко всеобщему облегчению, он стал почти прежним. Начал смеяться, чаще улыбаться и шутить, но где-то в глубине его голубых глаз таилась боль.

Андреа часто замечала, как он смотрит из окна кабинета на серо-голубую полосу Темзы. Его лицо становилось печальным, и ей ужасно хотелось как-то его развеселить, но она боялась снова нарваться на резкий ответ.

— Всем доброго утра, спасибо, что пришли вовремя, — произнес Мэтт, усаживаясь во главе стола. — Я не отниму у вас много времени. Мы все в курсе дела. Кто-то скупает наши акции. У нас уже возникали такие ситуации в прошлом, так что всем ясно, что нашу компанию пытаются захватить. Это серьезное нападение. Деньги потрачены очень большие. Я попросил Рода провести расследование. Сначала мы дадим ему слово, а затем я хотел бы выслушать ваши личные мнения, прежде чем мы перейдем к обсуждению наших дальнейших действий. Согласны?

— Они пытались связаться с тобой, Мэтт? — спросил Джек Роу, слегка изменившись в лице.

Мэтт покачал головой.

— Еще нет, но скоро попытаются. Боюсь, это крутые ребята. Скажи, кто сейчас под нас копает, Род.

— ТТО, — ответил Род Кэдоган.

Это никого не удивило. Все уже слышали, что за этим стоит «Тесмост техникал оперейшнс». Шила в мешке не утаишь. Все крупные фирмы, занимающиеся электроникой, знают друг друга. За последние два года предпринималось несколько попыток захватить компанию Харна с тех пор, как в ней начали разрабатывать дешевую модель компьютера с голосовым управлением. В этом бизнесе во главе угла стоят новые технологии. Мэтт скрывал свои исследования до последнего, посвятив в тайну лишь ближайших коллег, но в конце концов дело дошло до создания компьютера. Количество привлеченных к работе сотрудников резко возросло, и секрет выплыл наружу.

В прошлый раз у Мэтта хватило сил отбиться от хищников, но ТТО — огромная компания, ворочающая такими капиталами, которых у Мэтта не было и не будет. Даже если занять денег для продолжения борьбы, его фирма попадет в зависимость от кредиторов.

Мэтт, естественно, предпочел бы обойтись без посторонней помощи. Но сейчас он оказался между молотом и наковальней. Неужели придется продать дом в Эссексе, который они с Эйлин купили перед свадьбой?

Мэтт жил в лондонской квартире, вполне подходящей по размеру для одинокого холостяка и расположенной в очень удобном районе недалеко от работы. Но его мать и маленькая дочка жили в Эссексе, всего лишь в часе езды. Мать Мэтта переехала в его дом после смерти Эйлин, чтобы присматривать за Лизой.

Глаза Мэтта потемнели. Он долго не мог поверить, что Эйлин ушла, ушла навсегда. Она была полна жизни; такой он ее запомнил — смеющейся, с развевающимися на ветру волосами и взглядом, полным любви.

У него сдавило горло.

Он не должен думать о ней. «Прекрати, — сказал себе Мэтт. — Нечего оглядываться в прошлое. Лучше позаботься о будущем».

Что ж, если дело дойдет до продажи дома, он продаст и собственную квартиру и подыщет что-нибудь подходящее для матери и ребенка. Быть может, им пора поселиться вместе? Ему следовало бы чаще видеться с Лизой, тем более что она уже вылезла из пеленок.

— Так что, видишь, Мэтт, это хорошо спланированная атака! — неожиданно услышал он и, опомнившись, взглянул на Рода.

— Боюсь, что да. — Мэтт кивнул.

Род тяжело вздохнул.

— Тут у меня записано, сколько акций уже продали крупные вкладчики, пенсионные фонды и компании. — Род принялся читать свой список с таким видом, словно это был чей-то некролог.

Он умолк, оторвал взгляд от листа бумаги и мрачно добавил:

— А подготовила все эти сделки Бьянка Милн, директор отдела перспективного планирования ТТО.

Род положил на стол большую цветную фотографию, и все присутствующие дружно уставились на нее.

Джек Роу присвистнул.

— Ну и ну, я бы с такой хоть на край света!

Андреа почувствовала легкий укол зависти. Вот бы ей такую внешность! Она с радостью променяла бы свои темно-русые волосы на эту светлую гриву. А лицо… это не честно. Ну почему некоторым женщинам так везет?

Мэтт слышал о Бьянке Милн, но никогда раньше ее не видел. Он наклонился вперед и взял фотографию.

— Не в моем вкусе, Джек, и вряд ли у тебя что-нибудь бы с ней вышло. Она недотрога… взгляни только на эти глаза. Холодные, как лед.

Андреа просияла. Он так хорошо разбирается в людях!

— Сколько ей лет? — спросил кто-то. — Она кажется слишком молодой для таких дел.

— Хорошо сохранилась, — ответил Род. — Ей исполнится тридцать в следующем месяце.

— Это еще молодая, — уныло заметил Джек. — Где мои тридцать лет?

— Замужем? — с надеждой в голосе поинтересовалась Андреа.

Род покачал головой.

— Нет. Одинока. Говорят, ее последним любовником был сын лорда Мистелла, молодой Гарри Мистелл. Он работал в коммерческом банке, которому ее компания поставляла компьютеры.

Мэтт взглянул на Рода.

— Кто кого бросил, он ее или она его?

— Она. Их фирма заработала на этой сделке несколько миллионов, а организовала все Бьянка Милн. Она рассталась с молодым Мистеллом через пару недель.

Мэтта это не удивило. Он кивнул.

— Он встречалась с ним только ради сделки? — нахмурившись, переспросила Ноэль. — Какой ужас.

Род пожал плечами.

— Может, она его использовала, а может, их разрыв просто совпал по времени, кто знает? Но так говорят. Она проработала в ТТО девять лет и быстро добралась до самой верхушки. Наверняка и внешность помогла, но она, несомненно, умна, упряма и очень честолюбива. Ходят слухи о ее тайной связи с Доном Хестоном, главой компании, но я не знаю, насколько они правдивы. — Род умолк и тихо добавил, — Хестон женат.

— И у него есть дети, — заметил Мэтт.

Рон кивнул.

— Двое, подростки — мальчик и девочка. Хестону около пятидесяти, но выглядит он моложе. Жена его на людях не показывается. Живет в деревне с детьми, у них большой дом в Букингэмшире. Хестон разъезжает по всему миру. А Бьянка Милн частенько его сопровождает.

— Отсюда и слухи, — поддакнул Мэтт. — И что такого, если он получает удовольствие от бизнеса на пару с эдакой красоткой? Ладно, давай теперь об их положении на рынке, Род. Всем внимание. Нам нужно отыскать любую трещину в их броне, любое слабое место. В ближайшие дни я устрою встречу с Хестоном, чтобы понять, чего от них ждать.

Его взгляд снова упал на снимок. У Бьянки Милн холодное, отстраненное, ангельское лицо… но какие мысли скрываются за ее большими зелеными глазами? Как видно, эта женщина привыкла доверять разуму, а не сердцу.

Мэтту вспомнилась покойная жена, такая ласковая, добрая и смешливая — женщина, которая жила сердцем, а не рассудком. Господи, как он скучает по ней! Особенно по ночам в холодной и пустой постели.

Взяв себя в руки, Мэтт снова посмотрел на фотографию Бьянки Милн. Дыма без огня не бывает. Спала ли она с сыном лорда Мистелла ради сделки? Из таких ли она женщин? Род слышал, что она не только правая рука Хестона, но и его любовница.

У девушки с такими спокойными холодными глазами, непременно должны обнаружиться слабые стороны. Неплохо бы их найти. А может, она сама является слабостью Хестона? Вот это выяснить еще полезнее.


Бьянка диктовала секретарше, когда позвонил Дон.

— Готова?

Он не привык растрачивать зря время и слова.

Взглянув на часы, Бьянка с удивлением обнаружила, что уже полдень. Утро выдалось слишком суматошным.

— Да, конечно. Жди меня внизу через пару минут.

Дон повесил трубку, как обычно не добавив ни слова.

— Загони это в компьютер и распечатай, Патриция, а я вечером подпишу.

Патриция с мрачным видом перелистала исписанные страницы блокнота. Эта маленькая темноволосая девушка не любила свою работу. Она была помолвлена и считала дни, оставшиеся до свадьбы, после которой намеревалась уволиться и полностью посвятить себя семье.

Бьянка, помнится, пыталась ее переубедить:

— Какая дикость. Две зарплаты всегда лучше, чем одна, особенно в первые годы брака. Разве ты можешь позволить себе бросить работу?

Но будущий муж Патриции оказался финансовым аналитиком и зарабатывал в шесть раз больше нее.

С самодовольной улыбкой Патриция заявила:

— Деньги нас не волнуют. Тони и без меня сумеет обеспечить семью, и он тоже мечтает о детях. Ему тридцать пять, пора уже. Как и мне. Я люблю детей, и всегда мечтала о собственном доме и саде. Не все же такие трудоголики, как вы.

— Да, я заметила, что работа тебе не нравится. — Бьянка была откровенна. — Будем надеяться, роль домохозяйки придется тебе по вкусу. Но, по-моему, в домашних делах тоже приятного мало. Что ж, напомни, чтобы я подыскала тебе замену.

В следующий раз Бьянка надеялась найти более трудолюбивую секретаршу, а не вялую девицу, интересующуюся исключительно нарядами, собственной внешностью и личной жизнью.

На полпути к двери Патриция оглянулась.

— Когда вы собираетесь вернуться?

— Понятия не имею. Все зависит от реакции Харна. Мы можем быстренько обменяться мнениями и разойтись, или просидим весь день. Просто позаботься, чтобы эти письма были готовы к моему возвращению.

Многозначительно вздохнув, Патриция выскочила за дверь, а Бьянка подошла к большому зеркалу на стене. К счастью, ее собранные в хвост светлые волосы не растрепались, но не мешало бы подновить светло-розовую губную помаду и припудрить нос.

Внешность была ее козырем в игре. Последние несколько месяцев Бьянка присматривалась к Мэтту Харну и знала, что он не донжуан. Но если он такой, как все мужчины, то будет не столько слушать ее, сколько разглядывать, а значит — важно произвести правильное впечатление.

Ее женственные черты, нежный овал лица и стройная фигура резко контрастировали с темно-синим костюмом-тройкой.

Она всегда так одевалась на деловые встречи. Поначалу, стоило мужчинам один раз взглянуть на нее, и они тут же начинали вести себя покровительственно, как с какой-нибудь блондинистой дурочкой.

Это сильно затрудняло ей работу. Бьянке давно надоело отгонять ухажеров и злиться из-за того, что мужчины не воспринимают ее всерьез.

Она по-всякому пыталась добиться, чтобы мужчины относились к ней как к коллеге или противнику, и наконец обнаружила, что лучше всего для этой цели подходит мужской костюм.

Пока они тупо пялились на нее и пытались понять, как же с ней теперь обращаться, Бьянка успевала доказать серьезность своих намерений и добиться, чтобы они прислушивались к ней с тем же вниманием, как если бы она была мужчиной.

Она взяла со стола папку с документами, засунула ее в черный кожаный портфель, огляделась по сторонам, чтобы ничего не забыть, и направилась к лифту.

ТТО занимало большую часть нового, современного административного здания в лондонском Сити. Кабинеты Дона Хестона, его секретарей и помощников располагались на тридцатом этаже. Этажом выше был зимний сад, где иногда устраивались вечеринки для персонала, и роскошно обставленная квартира, предназначенная для Дона или его иностранных гостей, не желающих останавливаться в гостинице.

Дон дожидался Бьянку в длинном черном лимузине с тыльной стороны здания. Крупный мужчина с недавно начавшими седеть курчавыми волосами и тяжелым взглядом пронзительных карих глаз, он выглядел моложе своих лет благодаря ежедневным занятиям в спортзале, гольфу, плаванию, диете и дорогим модным костюмам от лучших дизайнеров.

Усевшись рядом с ним на заднее сиденье, Бьянка попыталась не замечать его хищных взглядов.

— Ты опоздала.

Бьянка и бровью не повела, как будто упрек был адресован не ей.

— Прости, Дон. Я диктовала, когда ты позвонил.

— Хорошо подготовилась?

— Конечно.

Дон кивнул с довольным видом.

— Умница. — Он как бы случайно придвинулся поближе. — Знаешь, такой наряд должен отпугивать мужчин. Я не выношу, когда женщины одеваются по-мужски. Но ты умудряешься выглядеть в нем еще сексуальнее. Надеюсь, Харну понравится; хорошо, если бы он втюрился в тебя, как Мистелл-младший.

Бьянка закусила нижнюю губу. Ей не хотелось вспоминать Гарри.

Дон положил руку на спинку кресла. Бьянка замерла, почувствовав, как он погладил пальцами ее шею.

— Не надо, — прошептала она, не желая, чтобы услышал шофер, и наклонилась вперед, чтобы избежать ласки Дона. Он убрал руку, но их колени продолжали соприкасаться.

Дон с самого начала пытался увиваться за Бьянкой, но до сих пор ей удавалось не подпускать его к себе. Она знала о его связях с другими женщинами, работающими в компании, и не желала становиться частью донжуанского списка. Но он был из тех настырных, решительных мужчин, которые не отступают, не признают отказов и никогда не упустят свой шанс.

Это раздражало, но Бьянка не хотела отталкивать его окончательно. Она уважала Дона, он нравился ей, но был женат. Испытав на себе развод родителей, Бьянка и думать не могла о том, чтобы разрушить семью. Она редко видела его жену и почти ничего о ней не знала. Дон не был примерным семьянином. Он редко появлялся в своем загородном доме. Бьянка слишком хорошо помнила собственное детство, чтобы понимать, как сказываются на детях его долгие отлучки.



Бьянке нравилось возглавлять отдел, занимающийся поиском фирм, которые могли бы стать для ТТО выгодным приобретением. Ей приходилось быть в курсе рыночных цен, скрытых активов компаний и потенциальных возможностей, которые частенько прячут от алчных глаз.

Дон дал Бьянке полноту власти, о которой она даже не мечтала. Женщины редко достигают вершин в бизнесе. Это все еще мужской мир. Именно Дон позволил Бьянке развить ее деловые способности, и она чувствовала себя обязанной.

Естественно, он рассчитывал на ее благодарность, но и не слишком расстраивался, когда она отвергала его назойливые ухаживания.

— Вот уж ледышка, — сказал он с усмешкой, хотя на самом деле вовсе не считал ее холодной женщиной и не оставлял надежд добиться ее благосклонности.

Дон спокойно наблюдал за развитием ее отношений с Гарри, полагая, что это поможет Бьянке заключить сделку с лордом Мистеллом, обожающим своего единственного сына. Их роману пришел конец, когда до Гарри дошли слухи о ее связи с Доном. Бьянка пыталась оправдаться, но Гарри не стал ее слушать. Бледный и злой, он ушел из ее жизни в тот вечер, и больше они не встречались.

— Ты женат, Дон, а я не хочу разрушать твою семью.

— Я уже говорил, наш брак никого ни к чему не обязывает. Я живу, как хочу, и она живет, как хочет! Саре есть, чем заняться: у нее дети, дом, собаки, благотворительность… да мне бы места не нашлось, если бы я решил там поселиться.

Бьянка поморщилась, раздумывая над его словами, но ответила холодно:

— Твой брак — это твое дело, но лично я не собираюсь становиться любовницей женатого мужчины. Это безнравственно.

Дон хохотнул.

— Слишком громкие слова, чтобы быть правдой! Зато Мэтт Харн вдовец и свободен, аки птичка небесная.

— Это деловой обед! Ты же не хочешь, чтобы я соблазнила Мэтта Харна ради покупки его компании!

— Цель оправдывает средства, — неожиданно развеселившись, заявил Дон. — Сколько раз я говорил тебе, что в бизнесе нет места морали? Главное — это деньги. Все остальное не считается.

— Не будь циником!

— Это не цинизм, а здравый смысл. Заполучив технологию Харна, мы загребем кучу денег. Но и сам Харн нам тоже нужен. Он гений. Остальные его разработчики в подметки ему не годятся. Он нужен нам не меньше, чем его фирма.

— Так убеди его подписать контракт!

Дон неожиданно сменил тон.

— Понимаешь, этот человек одинок. С тех пор, как его жена умерла, у него никого не было. А значит, ему давно уже не хватает хорошего секса. Так что будь с ним поласковей, Бьянка. Если понимаешь, о чем я… ну конечно, ты понимаешь! — и он разразился хохотом.

Бьянка окинула его ледяным взглядом.

— Ничего смешного, Дон! Я не буду спать с ним ради этого контракта! Это ты можешь все решать через постель, но я так делать не собираюсь. Я слишком себя уважаю.

Они свернули к отелю «Савой», и лимузин остановился прямо напротив вращающихся дверей. Швейцар открыл дверцу автомобиля, и Бьянке пришлось усмирить свой гнев. Она не могла затеять ссору с начальником перед посторонними.

— Ты совсем не понимаешь юмора, — пробормотал Дон, когда они входили в здание. — Выше нос, милая! И улыбайся. Не забудь, что нам нужна подпись Харна на контракте!

Мэтт Харн и двое его сослуживцев уже приехали и, переговариваясь, дожидались в баре, сидя напротив знаменитых зеркал в стиле модерн.

— Это Харн, — сказал Дон, проходя мимо белого пианино, стоящего в центре длинной, просторной комнаты.

Бьянка шла рядом с ним, чувствуя на себе взгляды трех пар глаз. Ее отражение двигалось навстречу легкой, летящей походкой: гладкие светлые волосы, овальное лицо, расстегнутый пиджак, а под ним — жилет, подчеркивающий высокую грудь и тонкую талию.

Она казалась спокойнее, чем была на самом деле. Дон сильно разозлил ее. Ее дыхание ускорилось, щеки порозовели.

Трое мужчин встали в знак приветствия.

— Рад видеть тебя, Мэтт, — сказал Дон, пожимая руку одному из них.

— Привет, Дон, — с усмешкой протянул Мэтт Харн.

«Вряд ли он испытывает симпатию к Дону, — подумала Бьянка, — да и с чего бы? Мэтт Харн создал собственную компанию, а Дон пытается ее отнять. Дружбой тут и не пахнет».

Секундой позже Дон представил Бьянку. Мэтт протянул ей руку. Его ладонь была прохладной, пожатие — крепким, но быстрым.

Бьянка видела его на фотографиях, но не ожидала, что он произведет на нее такое сильное впечатление.

У него было… Бьянка задумалась, подыскивая верное слово, и выбрала обаяние. Да, именно так. Оно светилось в его ярких, голубых, насмешливых глазах. Этот человек умеет притягивать к себе людей и обладает отточенным, как бритва, умом.

Бьянка всегда остро чувствовала это мгновение — первую секунду поединка, первый взгляд на противника поверх обнаженных мечей.

Иногда сразу ясно, кто победит.

Но не с этим мужчиной. Он не станет играть в поддавки.

Мэтт представил своих коллег, и они обменялись с Бьянкой рукопожатиями.

Покончив с формальностями, все уселись, и к столику подошел официант.

— Что будешь пить, Бьянка? — вежливо поинтересовался Дон. Он чувствовал себя хозяином положения, потому что сам оплачивал этот обед. Дон не упускал ни малейшего преимущества при заключении сделок. Он был игроком, человеком с острым, быстрым, хватким умом и каменным сердцем.

Видя, что Бьянка колеблется, Дон предложил:

— Как насчет шампанского? Для всех, быть может? — Он кивнул официанту, и того как ветром сдуло.

— Как поживает твоя жена, Дон? Я виделся с ней пару лет назад на вечеринке, — мягким, протяжным голосом произнес Мэтт Харн.

— Правда? — равнодушно переспросил Дон. — А меня там не было?

— Нет, — ответил Мэтт, зачем-то взглянув на Бьянку. — Тебя не было. Наверное, был занят где-нибудь в другом месте?

Бьянка замерла. К чему этот многозначительный тон? На что он намекает?

— Это было благотворительное мероприятие, — пробормотал Мэтт. — Твоя жена занималась сбором денег для детей-сирот. Очень милая женщина с приятной улыбкой.

Да, Бьянка поняла, что он пытается уязвить Дона, и, судя по всему, ему это удается.

Но ведь между Мэттом Харном и женой Дона ничего нет?

Официант принес ведерко со льдом и две бутылки шампанского, одну из которых тут же откупорил, и разлил вино по бокалам.

— За наше взаимопонимание, — сказал Дон, подняв бокал. Его улыбка светилась теплом и радушием.

Если речь шла о деньгах, никакие личные чувства не могли помешать Дону. Идя напролом к своей цели, он был способен забыть о страсти, гневе, ненависти.

Бьянке стало любопытно, такой ли человек Мэтт Харн. Он добился успеха; наверняка у них с Доном много общего.

— О, не беспокойся, Дон, я прекрасно тебя понимаю, — отозвался Мэтт, салютуя бокалом в ответ, и Бьянке вновь послышался в его голосе оттенок насмешки.

Дон улыбнулся, сверкнув белыми острыми зубами.

— Отлично, я рад этому. Должен признать, твоя компания — настоящее сокровище, Мэтт, и не скрываю, что хочу ее. А я всегда получаю то, чего хочу.

Он повернулся к Бьянке, и она инстинктивно сжала кулаки, почувствовав его настойчивый взгляд.

Иногда он ее пугал.

Этот момент стал поворотным в их беседе. Мужчины улыбались по-прежнему, но не упускали возможности продемонстрировать друг другу имеющееся у них оружие.

«Давно ли они знакомы?» — размышляла Бьянка.

Она умирала от любопытства, но так и не смогла понять, что связывало их в прошлом.

ТТО скупило треть акций Харна, и это давало им право влиять на политику компании. Но контрольный пакет получить так и не удалось. Слишком много акций было у Мэтта Харна, и он не собирался их продавать. Значительное количество акций имелось и у его сестры. По слухам, она поссорилась с братом. Если их вражда действительно серьезна, ТТО может убедить ее продать свою долю.

Проблема в том, что Анна Харн год назад переехала в Штаты, никому не сообщив свой новый адрес. Бьянка попыталась найти ее, но потерпела поражение.

Сейчас ее разыскивал очень хороший частный детектив. Если он успеет вовремя и уговорит расстаться со своими акциями, захватить компанию будет намного проще.

Глядя на Мэтта Харна, Бьянка пыталась представить себе его сестру. Обладая таким же ярким цветом волос и изяществом движений, Анна Харн должна быть очень привлекательной особой.

Словно почувствовав ее взгляд, Мэтт повернул голову. Его голубые глаза сузились, заблестели. Бьянка вспыхнула и отвернулась; как ни странно, ее сердце забилось быстрее.

Дон наблюдал за ними с довольной улыбкой. Бьянка холодно на него посмотрела. Если он думает, что она согласна с его планами обольщения Мэтта Харна, то пусть лучше не надеется.

Напряженное обсуждение зашло в тупик. Харн намерен бороться до конца, поняла Бьянка. Но чего еще ожидал Дон?

За кофе и ликерами Дон неожиданно предложил:

— Нам надо бы встретиться еще несколько раз. Я уезжаю в Австралию через пару дней, но Бьянка будет… — после многозначительной паузы он продолжил, — …доступна.

Мэтт Харн выгнул бровь, окинув Бьянку оценивающим взглядом.

Закусив губу, она отвернулась. Естественно, он понял это как прозрачный намек.

— С кем еще мне следует пообщаться? — протянул Мэтт.

— Только с Бьянкой, — мягко ответил Дон. — Вам двоим будет проще договориться, чем целой куче парней, правда ведь?

Сгорая от возмущения, Бьянка отвела взгляд. Она боялась сорваться, выплеснуть ярость наружу и, возможно, разрушить все надежды на заключение сделки.

Мэтт Харн предложил:

— Тогда почему бы нам не встретиться завтра за ужином? Ты свободна, Бьянка?

— Она согласна, правда, Бьянка? — вмешался Дон, чтобы не дать ей возможности возразить. — Где и когда?

— Как насчет моей квартиры? — предложил Мэтт Харн. — Мы не сможем обсуждать дела в ресторане, там слишком много посторонних глаз и ушей. Не хотелось бы привлечь внимание журналистов. В восемь, подойдет?

Дон торопливо поддакнул:

— В восемь часов в твоей квартире… в Челси, да? У нас есть адрес. Бьянка придет.

— Буду ждать с нетерпением, — сказал Мэтт Харн, и Бьянка почувствовала его насмешливый взгляд. Она сразу возненавидела Мэтта за презрение и иронию в его глазах, ей ужасно хотелось охладить его пыл, но она боялась разозлить Дона.

Дон заплатил по счету и торопливо поднялся.

— Простите, нам пора бежать. Работы выше крыши. Было очень приятно, Мэтт.

Он схватил Бьянку за руку и увлек за собой.

— Как ты мог? — выпалила она в коридоре. — Ты просто навязывал меня ему! Что, по-твоему, он должен был подумать?

Дон хмыкнул.

— Все, что от тебя требуется, это водить его за нос, пока он не подпишет контракт. То, что ты проделала с Мистеллом-младшим. Я же не прошу тебя переспать с Харном. Просто намекни ему, что ты не против.

Бьянка с яростью взглянула на Дона. Ее зеленые глаза сверкали, как осколки стекла, щеки горели. Она давно уже так не злилась. Дон всегда был циником, почему же его последняя выходка так ее взбесила?

Естественно, она знает ответ. Потому что ей больно было видеть презрение в глазах Мэтта Харна.

— Я ушам своим не верю. Нет, Дон, я не буду делать этого. И Гарри я за нос не водила.

— Ты любила его? — прямо спросил Дон, и Бьянка замялась.

— Он мне очень нравился.

— Но ты не любила его, да? Я давно тебя знаю, Бьянка. Я видел, как ты встречалась с парнями, а потом бросала их. Интересно знать, ты вообще когда-нибудь влюблялась?

— Не твое дело.

— Ни разу, верно? — Он победоносно улыбнулся. — Я не верю, что у тебя ледяное сердце. Где-то подо льдом скрывается пламя, и мне хотелось бы его достать.

— Не выйдет, Дон. И не надейся.

Он рассмеялся.

— Поживем, увидим. А что до Харна, тебе даже незачем заигрывать с ним, просто будь полюбезнее. Вежливость ничего не стоит, правильно? Это всего лишь деловая встреча. Ты сама будешь задавать тон; ты же не дура. А он не похож на насильника.

«Нет, не похож», — мысленно согласилась Бьянка. Но мужчины часто бывают непредсказуемы, и ей не слишком нравилась перспектива ужинать наедине с Мэттом Харном в его квартире. Тем более после намеков Дона.

Надо бы позвонить ему завтра и предложить поужинать в ресторане.

Вторая глава

Весть о том, что представители двух компаний встречались за обедом в «Савое», появилась на страницах нескольких газет на следующий день. Все утро названивали репортеры, но никаких заявлений для прессы сделано не было.

Бьянка несколько часов проработала с Доном, чтобы покончить с текущими делами до его вылета в Австралию. Затем он ушел обедать, оставив ей для прочтения целую кучу документов.

Патриции жених назначил свидание в обеденный перерыв, и она убежала, не допечатав начатое письмо. Бьянка же решила не отрываться от работы даже ради обеда, и поэтому, когда зазвонил телефон, отвечать ей пришлось с набитым ртом.

— Гмм? — промычала она сквозь зубы.

— Я хотел бы поговорить с Бьянкой Милн. — Этот голос Бьянка узнала сразу, еще до того, как он добавил, — Я Мэттью Харн.

Торопливо прожевав, Бьянка ответила:

— Это Бьянка Милн. Здравствуйте, мистер Харн.

— Просто Мэтт. Обедаешь прямо на рабочем месте?

Смутившись и покраснев, она промямлила:

— Э… вообще-то, да. А это так заметно?

— Да. Я тоже. И что ешь?

— Йогурт, яблоко и сыр, — ответила Бьянка, надеясь, что ее голос не дрожит.

— Наверное, это вкуснее, чем моя ветчина и бутерброд с огурцом. Начальник здесь?

— Нет, он вышел.

— А, перекусы за работой не для него, да? Готов поспорить, его сейчас дожидается роскошный обед, сбрызнутый изрядным количеством вина. И как он умудряется работать после этого?

— Дон мало пьет, — солгала Бьянка. — Вы хотите, чтобы он перезвонил вам, когда вернется, мистер Харн?

— Нет, я хотел бы поговорить именно с тобой. Насколько я понял, тебя не прельщает идея ужинать у меня дома.

Бьянка промолчала, не зная, что ответить.

Мэтт рассмеялся.

— Так почему бы мне не заказать столик в хорошем ресторане? Что предпочитаешь?

— Оставляю выбор за вами, — с облегчением сказала Бьянка.

— Ладненько. Я заеду в семь. Увидимся.

— Мой адрес… — начала она, но Мэтт уже повесил трубку. Значит, он знает, где она живет. Но она ведь тоже знает его адрес, так чему удивляться? Естественно, его люди давно следят и за ней, и за Доном. Бьянку это мало беспокоило, поскольку ей нечего было скрывать. Дон — дело другое. Кто знает, что у него за секреты?

Он ворвался в ее кабинет в половине шестого и рявкнул с порога:

— Ты еще здесь? Отправляйся домой и наведи красоту перед встречей с Харном.

Бьянка откинулась на спинку кресла.

— Сейчас пойду. Ты завтра каким рейсом вылетаешь в Сидней?

— Первым, даст бог. Ты будешь сообщать о ходе твоих переговоров с Харном?

— Естественно. По факсу, или по телефону?

— По телефону. По факсу слишком рискованно — мало ли кто прочтет до меня. Я позвоню тебе домой вечером из гостиницы, ладно? — Он повернулся, чтобы уйти. — И еще, Бьянка, надеюсь, ты наденешь что-нибудь повеселее, чем это платье. Я хочу, чтобы к моему возвращению Харн был у тебя под каблуком.

Бьянка сердито взглянула ему вслед.

— Я буду вежлива с ним. Больше ничего не обещаю!

Она вернулась домой через полчаса на такси, а не на метро, как обычно. Большой старинный дом, на верхнем этаже которого жила Бьянка, располагался всего в паре кварталов от станции «Пимлико». Из высоких окон гостиной открывался прекрасный вид на цветущие сады, спускающиеся к реке. Окна спальни выходили во двор; у самой стены дома росла огромная магнолия; ее верхние ветки, усыпанные бледно-розовыми, похожими на свечи, цветами, доходили почти до самого подоконника.

Бьянка распахнула окно, и в комнату ворвался чудесный цветочный аромат. Что бы ни случилось, дома она всегда обретала душевный покой. Пришлось приложить немало усилий, чтобы достичь такого умиротворяющего впечатления — благодаря мягким, пастельным тонам, пейзажам на стенах, книжным полкам, занимающим чуть ли не половину гостиной, отличному музыкальному центру, мягкому освещению и открытому пространству комнат. Здесь Бьянка отдыхала после тяжелых рабочих дней. Здесь она могла быть легкой, свободной, беззаботной.

Дон не был здесь ни разу, хотя часто пытался напроситься в гости. Бьянка не хотела разрушать царящую в доме атмосферу воспоминаниями о приставаниях Дона или о его грубой и агрессивной манере вести дела.

Сначала Бьянка просмотрела почту — счет, магазинный каталог и открытку. Откуда открытка, стало ясно с первого же взгляда. На озере Комо жил ее отец. Бьянка прочитала несколько фраз, написанных его крупным, размашистым почерком. У них все прекрасно; Мария, его вторая жена, и сын Лоренцо, которому вчера исполнилось восемь лет, передают ей огромный привет. Погода отличная; они надеются, что и у Бьянки тоже все в порядке. Простая дань вежливости.

«Только и всего, — с горечью подумала Бьянка, — несколько слов от совершенно чужого человека». Что она знает об отце? С тех пор, как он ушел от ее матери, Бьянка виделась с ним раз пять, не больше.

Зачем он прислал эту открытку? Что заставило его вспомнить о дочери? Может, он чувствует себя виноватым? Бьянка поджала губы. Скоро он снова ее забудет. Как и всегда. Наверняка, пройдет еще несколько лет, прежде чем он вновь напомнит о себе.



Она бросила открытку на кухонный стол и направилась в ванную. После душа она надела черное белье и прозрачную черную комбинацию. Порывшись в шкафу, выбрала черное платье-тунику без рукавов с вырезом «лодочкой» и длиной чуть выше колена. Если Мэтт Харн и питает насчет нее какие-то надежды, лучше уж одеться попроще.

Заплетя в косу свои светлые волосы и закрепив прическу черным бантом с бриллиантовой пряжкой, Бьянка тщательно накрасилась и осталась вполне довольна своим отражением.

Она привычным жестом нанесла по капле любимых французских духов на запястья, за ушами и у основания шеи, как вдруг раздался звонок, и Бьянка, вздрогнув, пролила духи на платье и ковер.

Со стоном она закрыла флакон и поставила его на туалетный столик.

«Не хватало еще, чтобы от меня несло духами, как от проститутки!» — злилась Бьянка, отряхивая платье и размахивая руками, чтобы разогнать стойкий запах.

Почему он так рано? Она еще не готова встретиться с ним, ей нужно время.

«И чего я так психую?» — удивилась она, увидев в зеркале свои потемневшие, испуганные глаза.

У нее за плечами несчетное количество деловых обедов и ужинов. Чем этот-то отличается? «Соберись, — сказала Бьянка своему отражению. — Это всего лишь мужчина. Ты прекрасно управишься с Мэттом Харном».

Звонок раздался снова. Бьянка изобразила на лице непроницаемое спокойствие, глубоко вздохнула, взяла сумочку и теплую кашемировую накидку и пошла открывать.

Мэтт стоял, прислонившись к стене, высокий, стройный и элегантный.

У Бьянки дыхание перехватило. И надо же ему быть таким красивым!

— Я уже начал подозревать, что ты забыла о нашей встрече, — протянул он. Его нахальные голубые глаза блеснули, и Бьянку почему-то бросило в жар. «Что со мной? — сердито подумала она. — Как будто я школьница, впервые в жизни оказавшаяся наедине с мужчиной».

— Простите, — коротко сказала она. — Вы пришли раньше. Я не была готова.

— А теперь готова? — поинтересовался Мэтт, насмешливо выгнув бровь, и Бьянка подумала: «Нет! Мне нужно время. Уходи; приди попозже. Быть может, тогда я сумею взять себя в руки».

Но Бьянка не могла так ответить, потому что это было бы проявлением слабости, а она не имеет право даже намекнуть Мэтту, что может проиграть. Она должна продолжать борьбу, казаться неуязвимой.

Сильнее всего ее беспокоило собственное душевное состояние. Почему этот мужчина так сильно ее волнует? Она никогда раньше не испытывала ничего подобного. Да, иногда ей нравились некоторые мужчины, но она всегда оставалась спокойной.

— Может, мне войти и подождать, пока ты управишься? — предложил Мэтт.

— Нет! — торопливо воскликнула Бьянка, и вновь заметила в его глазах проблеск насмешки. Дрожащими руками набросив на плечи красную кашемировую накидку, она сказала, — Я готова. Идем?

Она заперла входную дверь; Мэтт Харн шагнул в сторону, чтобы пропустить ее к лестнице. В подъезде им встретился один из соседей — молодой парень в джинсах и ярком полосатом свитере. Он с улыбкой кивнул:

— Привет, Би.

— Привет, Джери, — холодно сказала Бьянка, проходя мимо. Этот студент был единственным сыном богатых родителей, избаловавших его до невозможности.

Однажды ночью он явился пьяный и попытался ворваться в ее квартиру. Произошла небольшая потасовка, в результате которой Бьянке все же удалось вышвырнуть его за порог. После этого он еще минут десять барабанил ей в дверь. У него была студия на первом этаже, в которой он играл тяжелый рок, приводя в ярость соседей. Его бы давно уже выселили, если бы дом не принадлежал его любящей тетушке.

На следующий день Джери преподнес ей огромный букет цветов и попросил прощения, но Бьянка с тех пор старалась его избегать. Ей не хотелось, чтобы подобное вторжение когда-либо повторилось.

Мэтт Харн взглянул на нее с улыбкой и тихо спросил:

— Поклонник?

— Надоедливый зануда, — ответила Бьянка, выходя из здания.

Под фонарем стоял белый спортивный автомобиль.

— Это ваш?

Мэтт покосился на нее.

— Нравится?

— Очень, — с завистью призналась Бьянка. Наверняка он стоит целое состояние и ей не по карману. — А какую скорость он выжимает?

— Километров двести сорок, если надавить на педаль.

— Сегодня лучше не надо, — посоветовала Бьянка.

Мэтт открыл и придержал дверцу, пока его спутница садилась в машину. Он с таким оценивающим видом разглядывал ее длинные ноги, что Бьянка внезапно устыдилась своего короткого платья. Она торопливо разгладила подол, пытаясь прикрыть колени. Мэтт усмехнулся.

Наконец Мэтт закрыл дверь и сел на место водителя. Усаживаясь, он слегка задел локоть Бьянки, и она отшатнулась. Тесный салон наполнился легким ароматом его одеколона, звуками его медленного, спокойного дыхания.

У Бьянки пересохло во рту. Она глаз не могла отвести от его рук — сильных, изящных, с длинными пальцами.

Молчание действовало ей на нервы. Когда автомобиль сорвался с места, она спросила:

— Куда мы едем?

— В мой любимый ресторан «Сильфида»… он открылся только в этом году, но готовят там изумительно. Надеюсь, тебе нравится французская кухня?

— Да, — ответила Бьянка. — Странно, что я никогда не слышала о таком заведении.

— Это за городом. В Локтоне. Ты хорошо знаешь Эссекс?

— Не очень. Я знаю, что это к востоку от города, но никогда там не была.

— Удивительное место. Раньше Локтон был деревней. Сейчас это растущий пригород, но в нем еще сохранилась деревенская атмосфера.

— Туда долго ехать? — Бьянка плохо ориентировалась в окрестностях Лондона; она редко покидала центр города.

— В это время нет. Около получаса. А самое замечательное, что мы не встретим там никого из знакомых и сможем спокойно поговорить без свидетелей. — Он рассмеялся. — Хотя на самом деле сплетники везде найдутся. Если уж вы начали скупать акции, и цены поползли вверх, то вскоре всем на рынке будет ясно, что происходит. Но пока ни одна из наших компаний не сделала заявление для прессы, слухи остаются слухами. Чем дольше мы будем молчать, тем лучше. От этих журналистов одни помехи.

— Согласна. Мы тоже не хотим связываться с прессой. — Бьянка взглянула в окно на грязные улицы, по которым они проезжали. Ей еще не приходилось бывать в этой части Лондона. — Где мы? — На тротуарах валялись обрывки газет, смятые пивные банки, упаковки из дешевых закусочных; казалось, сам воздух пахнет гнилью и разложением.

Мэтт удивленно на нее взглянул.

— Ты не была здесь раньше? Это Ист-Энд.

Ей следовало и самой догадаться.

— Не самый приятный район, верно?

— С твоей точки зрения, да. Но в последнюю сотню лет он казался раем для иммигрантов — для евреев, которые бежали из восточной Европы в двадцатые и тридцатые годы, а в наши дни для пакистанцев и индусов, не говоря уже о киприотах и африканцах, в чьих странах идут гражданские войны. Здесь множество национальных магазинчиков и ресторанов — целый мир в миниатюре.

— И в Локтоне так же?

— Нет, Локтон был построен уже после войны. — Мэтт снова улыбнулся, и Бьянка не могла не отметить его обаяние — качество, которое напрочь отсутствовало у Дона. — А ты не из Лондона.

— Нет, я с западного побережья…

— А именно?

— Из Дорсета; а точнее, из Лайм-Региса.

— А, там, где снимали «Женщину французского лейтенанта»?

— Вот-вот. Красивые места.

— И в детстве ты искала динозавров? По-моему, их там множество в утесах у бухты Лайм?

— Да, там находили много окаменелостей. Мы с одноклассниками даже в походы ходили на поиски ископаемых животных.

— И это подготовило тебя к работе с Доном Хестоном. Он и сам вроде ископаемого — типичный эксплуататор, думающий исключительно о деньгах. Современный руководитель должен заботиться не только о получении прибыли, но и о приличных условиях для своего персонала.

— Дон — очень хороший руководитель, мистер Харн.

— Мэтт.

Бьянка окинула его холодным взглядом.

— Мэтт. Дон всегда идет в ногу со временем. Я не могла и мечтать о лучшем начальнике. Он поддерживал меня с первого дня, когда я только пришла в его фирму.

Мэтт усмехнулся.

— Да, я заметил, какой интерес он к тебе проявляет.

На ее щеках выступили пятна румянца.

— И что это должно означать?

— Не пытайся утверждать, что он поддерживал тебя исключительно по доброте душевной, все равно не поверю. Ты красива, и Дон Хестон тебя хочет.

— Что за чушь? Ты из тех мужчин, которые считают, что женщины годятся лишь для одного?

— О, по-моему, женщины годятся для многого, — протянул Мэтт. — Но мы поговорим об этом позже. А сейчас скажи, как ты устроилась к Хестону? Он нашел тебя в машинописном бюро?

Окаменев лицом, она выпалила:

— Нет, я пришла в ТТО после колледжа.

— Какого?

— Я окончила Лондонскую школу экономики.

— Ах, да. Я же читал об этом.

— Мой преподаватель был другом Дона и порекомендовал ему нанять меня.

Городские районы остались позади, и Мэтт Харн притормозил перед поворотом на автостраду.

— М11 — самая короткая дорога до Локтона, — сообщил он.

Бьянка с беспокойством оглядывалась по сторонам. Куда он ее везет? Долго ли еще ехать? Но прежде чем она успела задать вопрос, Мэтт поинтересовался:

— Ты знакома с женой Хестона?

Бьянка подозрительно на него взглянула. Теперь он решил помучить ее разговорами о миссис Хестон?

— Можно сказать, нет. Я видела ее пару раз, но она предпочитает жить в деревне, тогда как Дон всю неделю проводит в городе, а домой приезжает только на выходные.

— По словам Сары, дома он бывает не часто.

Бьянка повернулась к Мэтту, и его лицо показалось ей необычно хмурым в ярком свете дорожных огней.

— Ты хорошо ее знаешь? — Она начала о чем-то догадываться вчера за обедом. Дон изменился в лице после того, как Мэтт упомянул его жену, и у нее сложилось впечатление какой-то недосказанности.

— Нет, я познакомился с ней недавно, но оказалось, что она училась вместе с моей женой.

«Вот оно!» — подумала Бьянка. Если Мэтт Харн так сильно любил свою жену и тоскует по ней до сих пор, встреча с ее школьной подругой должна много для него значить. И надо же было Дону выбрать фирму Мэтта в качестве жертвы именно сейчас!

— Сара Хестон удивительный человек.

Действительно ли Мэтт виделся с ней только один раз, или были и другие встречи?

— Хестон ее недостоин, — пробормотал Мэтт Харн. — Но, может, ты не согласна?

Бьянка равнодушно ответила:

— Я с ней не знакома. Понятия не имею. — Она никому не пожелала бы такого мужа, как этот самовлюбленный ублюдок Дон, но не собиралась откровенничать с Мэттом.

Дон всего лишь ее начальник. А подробности его личной жизни ее не касаются.

Мэтт промолчал и слегка притормозил, собираясь свернуть с автострады.

— Мы подъезжаем. Осталось недолго.

— Мне уже начало казаться, что мы никогда туда не доберемся!

Спустя секунду они оказались в деревне. Дорогу окружили живые изгороди из цветущего боярышника. Тонкий серп луны засиял на безоблачном небе, осветив край леса, наполнив темноту волшебным мерцанием, посеребрив церковный шпиль, окна и крыши коттеджей.

— Потрясающе, — пробормотала Бьянка, и Мэтт снова одарил ее своей очаровательной улыбкой.

Он сбавил скорость перед очередным перекрестком, и в этот момент из переулка, в который они сворачивали, выскочила другая машина. Мэтт ударил по тормозам, чтобы избежать столкновения. Бьянку рвануло вперед, она едва не врезалась в приборную панель, но ее удержал ремень безопасности.

— Придурок! — выругался Мэтт. — Что с тобой? — Он с обеспокоенным видом повернулся к Бьянке и помог ей усесться ровнее. — Ты ведь не поранилась?

— Нет, все в порядке, — хриплым голосом ответила Бьянка, чувствуя, как колотится сердце.

Мэтт внимательно посмотрел на нее, от чего ее сердце забилось в два раза быстрее.

— Ты еле дышишь, — пробормотал он, и у нее пересохло во рту.

— Испугалась, — просипела Бьянка.

Мэтт улыбнулся.

— Я тоже.

Больше об этом неудавшемся столкновении они не вспоминали.

Телефон, установленный между двумя сидениями, неожиданно зазвонил. Мэтт медленно протянул руку и снял трубку.

— Мэтт Харн. — Его голос звучал необычно, как будто ему не хватало дыхания.

Бьянка не могла слышать его собеседника, но почувствовала что-то неладное. Мэтт неожиданно побледнел, хотя в лунном свете она могла и обмануться.

— Насколько это серьезно?

Теперь она убедилась, что Мэтт действительно бледен, как полотно.

— Нет! — резко сказал он. — Пожалуйста, не надо. Я уже еду; буду через полчаса. Вы дождетесь моего возвращения? Не будите ее, пускай спит. — После недолгой паузы он добавил, — Спасибо, миссис Морли. Я уже лечу.

Он бросил трубку и резко увеличил скорость, направив свой автомобиль в просвет между высокими, покрытыми цветами живыми изгородями.

— Послушай, Бьянка, извини, но наш ужин отменяется. Соседка позвонила и сказала, что мою мать увезли в больницу с аппендицитом и будут делать операцию. Но не волнуйся, я где-нибудь остановлюсь по дороге и посажу тебя в такси, чтоб ты могла вернуться в Лондон.

Бьянка торопливо возразила:

— Я и на поезде доберусь. Не переживай обо мне. Надеюсь, операция будет успешной, и твоя мать быстро поправится.

— Я тоже надеюсь, — с чувством ответил Мэтт. — Но сейчас я не о матери беспокоюсь. Моя дочка спит в доме. Полицейские собираются забрать ее на ночь в приют. Я должен успеть их остановить. Они перепугают ее до полусмерти. Она еще слишком маленькая, чтобы что-то понять. Поймет только, что какие-то чужие люди уносят ее из дома посреди ночи.

— Сколько ей?

— Три года. — Шум мотора казался очень громким на пустынной сельской улице. Стрелка спидометра замерла на ста тридцати километрах в час.

— Бедный ребенок! — сочувственно воскликнула Бьянка. — Это будет для нее кошмаром. А соседка не может с ней посидеть?

Мэтт вздохнул.

— Ей восемьдесят лет. Вряд ли она справится с Лизой. Нет, я должен забрать ее, увезти к себе на квартиру, а утром найти кого-нибудь для присмотра за ней. Проблема в том, что мне еще и в больницу к матери нужно съездить, а Лизу туда тащить явно не стоит. К тому же, завтра воскресенье; попробуй еще найди няню в выходные.

— А твоя сестра? У тебя ведь есть сестра?

Он мрачно взглянул на Бьянку.

— Как я понимаю, вы разыскивали ее в надежде выкупить ее акции. Да, у меня есть сестра, но я понятия не имею, где ее сейчас носит. Кажется, где-то за границей.

— А тещи у тебя нет?

— Она умерла в прошлом году. Так и не оправилась после смерти Эйлин. Легла однажды спать и не проснулась — сердце отказало. К несчастью, мне не к кому отвезти Лизу. И у меня, и у моей жены практически нет родственников. Но сегодня я и сам смогу позаботиться о Лизе, хотя с этим вашим захватом у меня забот невпроворот.

— Я бы могла сегодня присмотреть за ней, — неожиданно предложила Бьянка, и тут же пожалела о вырвавшихся словах. Что она знает о детях? И зачем вообще взваливать на себя такую ответственность?

Но отступать было поздно. Сбавив скорость, Мэтт с улыбкой повернулся к ней.

— Ты ангел. Спасибо. Это неоценимая помощь с твоей стороны.

«Что я наделала? — думала Бьянка, глядя в его глаза и тупо улыбаясь. — Я, наверное, сошла с ума. Ничем хорошим это не кончится».

Но как только Бьянка узнала, что дочь Мэтта Харна после маминой смерти живет отдельно от отца, она испытала странное, почти родственное чувство, связавшее ее с этой маленькой девочкой.

Третья глава

Улочки становились все более узкими, плутая среди оплетенных плющом и падубом изгородей, кустов боярышника и бузины, раскачивающихся на сильном соленом ветру.

— Долго еще ехать? Где же твой дом? — спросила Бьянка.

— Недалеко от устья Темзы.

— Но это ведь река, а не море.

— Что?

— Здесь пахнет морем, а ты говоришь, что это река.

— И то, и другое. Это пологая долина со множеством мелких речушек, впадающих в море. Дальше идет кусок берега, который затапливается во время прилива. В отлив по нему можно идти несколько часов, прежде чем найдешь воду. Я здесь родился. Летом я целыми днями только и делал, что рыбачил, ловил крабов, купался и катался на лодке. Мне хотелось, чтобы и у моей дочери было такое же счастливое детство. Мы с женой мечтали об этом… — Мэтт умолк; Бьянка заметила, что его губы задрожали, словно он пытался сдержать плач.

Ей стало жаль его. Чтобы дать ему возможность прийти в себя, она торопливо сказала:

— Похожее детство было и у меня, но только на западе, на побережье Дорсета. Я все теплые дни проводила на пляже. Мама просто замучилась наводить порядок в моей комнате: я тащила домой ракушки, деревяшки, водоросли, камни, цветы, и раскладывала их везде, где только можно, словно дорогие украшения. С морем ничто не сравнится, верно?

— Ничто, — подтвердил Мэтт хриплым от волнения голосом.

— И самое потрясающее, что это абсолютно бесплатно.

Они медленно проезжали по сонному поселку. Магазины уже были закрыты. Несколько подростков, смеясь, вошли в маленькую пивную. Ее вывеска со скрипом раскачивалась на ветру. На вывеске была изображена козлиная голова с огромными рогами и угрожающим взглядом желтых глаз. А может, это была голова дьявола?

— Тут очень вкусно готовят, — заметил Мэтт. — И у них самая сексуальная официантка в Эссексе.

Бьянка рассмеялась.

— Похоже, ты частенько туда заглядываешь?

Мэтт с усмешкой повернулся к ней, и Бьянка убедилась, что он уже справился с волнением.

— А ты как думала? Каждый раз, оказываясь здесь, я захожу в «Козел», чтобы пропустить стаканчик. Хотя не мешало бы появляться почаще. Лиза растет, а я почти ее не вижу; и мать меня уже достала своими упреками.

— Сколько лет твоей матери?

— Шестьдесят три.

— А она не устает от Лизы? Даже молодым мамам бывает очень тяжело с такими маленькими детьми.

Мэтт нахмурился.

— Она не жаловалась.

— Наверное, не хотела тебя волновать. — Бьянка заметила, как исказилось его лицо, и пожалела о своем замечании. — Прости, — торопливо добавила она. — Я не должна была это говорить.

Какая глупость с ее стороны! Как будто мало ему беспокойства из-за маминого здоровья. В шестьдесят три года опасна любая операция, даже такая обычная, как удаление аппендицита, и Мэтт наверняка переживает. Бьянка всерьез разозлилась на себя за свои осуждающие слова. Тем более, она даже не знакома с его матерью. Какое ей дело, хватает ли сил у миссис Харн на то, чтобы воспитывать маленького ребенка?

— Ты считаешь меня эгоистом? — неожиданно спросил Мэтт, и Бьянка прикусила губу.

— Нет, конечно, нет… просто… ну… я не знаю твою мать; возможно, ей очень нравится присматривать за девочкой. Слушай, мне не следовало вмешиваться в твои дела… не обращай внимания.

— Гм, — буркнул он, наморщив лоб. — Ты навела меня на мысль.

— Прости, — виновато сказала Бьянка.

— Нет, ты совершенно права. Я не задумывался об этом. Когда моя мать поправится, я поговорю с ней. Может, мы отдадим Лизу в садик, и это поможет. Или нанять няню?

Бьянка не отважилась комментировать — она и так уже сказала слишком много. Темная равнина по обе стороны дороги была плоской и однообразной; лишь вдалеке Бьянка заметила пасущуюся корову. Эти места казались ей скучными, особенно в сравнении с роскошными пейзажами Дорсета — высокими холмами, цветущими зелеными лугами, древними развалинами и курганами, лесами и рощами, и белыми скалами побережья.

Автомобиль притормозил перед въездом на стоянку у деревянных ворот, ведущих в огромный сад. В свете луны Бьянка увидела красное кирпичное здание с остроконечной черепичной крышей. Полоса деревьев защищала дом от холодного, пронизывающего морского ветра.

Мэтт выключил двигатель и засунул ключ в карман. Они вышли из машины и несколько секунд стояли, глядя на дом: свет горел только в одной комнате на первом этаже.

Где-то вдалеке дышало море.

— Начинается отлив, — сказал Мэтт.

— Откуда ты знаешь? — удивилась Бьянка.

— Слышу — звук меняется. — Он повернулся к Бьянке, его глаза загадочно блестели в лунном свете. — У тебя волосы развеваются на ветру. Так ты выглядишь совсем по-другому.

Она подняла руку, чтобы поправить выбившиеся из прически пряди, но Мэтт остановил ее.

— Не надо. Мне нравится. В женщинах с распущенными волосами есть что-то очень сексуальное.

Бьянка резко повернулась и толкнула створку ворот. Раздался пронзительный скрип, дверь дома распахнулась, и на крыльцо выглянула старушка с красной шалью на плечах.

— А, это ты, Мэтт. Я не думала, что ты появишься так рано. Надеюсь, ты ехал не слишком быстро?

Она заковыляла им навстречу, маленькая и хрупкая, с согбенной спиной и лицом, покрытым морщинами. Даже если бы Мэтт не говорил, что миссис Морли восемьдесят лет, Бьянка сразу угадала бы ее возраст. Годы иссушили ее. Ее маленькие черные глазки смотрели на Мэтта и Бьянку с явным любопытством, но она не задала ни одного вопроса.

— Лиза спит. Я только что звонила в больницу; мне сказали, что твоя мать в операционной. Если хочешь сам позвонить, новости будут известны где-то через час. — Она зевнула, прикрыв рот дрожащей рукой. — Я очень устала. Это случилось так неожиданно. Я очень люблю твою маму; когда она позвонила, у нее был такой ужасный голос. Надеюсь, с ней все будет хорошо.

— Она сильная женщина. Я уверен, она скоро поправится, — сказал Мэтт.

Старушка кивнула.

— Будем надеяться. Что ж, я пойду. На плите остался томатный суп. Мне-то и в голову не пришло что-нибудь вам приготовить. Там молоко и апельсиновый сок в холодильнике, немного сыра и полцыпленка, и еще в кладовке хлеб, который твоя мама пекла. Комната для тебя готова.

— Большое спасибо. Я очень благодарен вам за все, что вы сделали. Давайте, я отвезу вас домой, миссис Морли; вы, должно быть, устали, — предложил Мэтт, взяв старушку за руку и проводив ее до машины.

Обернувшись, он обратился к Бьянке:

— Бьянка, ты подожди меня, а пока выпей чего-нибудь. Я скоро. Миссис Морли живет неподалеку, на другом конце аллеи. Ты, наверное, проголодалась. Как только я вернусь, мы сразу поужинаем.

Она проводила взглядом его спортивный автомобиль, промчавшийся по аллее, словно комета, туда, где за деревьями виднелся темный прямоугольник крыши.

Машина сбавила ход и остановилась, Мэтт вылез, его длинная тень падала на дорогу в серебряном свете луны. Бьянка смотрела на него еще несколько секунд, прислушиваясь к трепету своего сердца, к волнующему жару, нарастающему внутри ее тела.

Что с ней происходит? Как он умудряется производить на нее такое сильное впечатление?

Разозлившись, Бьянка торопливо повернулась и вошла в здание. Она остановилась в прихожей с белыми стенами и черными потолочными балками, слушая шорохи, впитывая атмосферу дома. Где-то очень громко тикали часы. Старые стены поскрипывали. Дом жил и был настороже.

Ее взгляд привлек огромный каменный камин с железной решеткой, облицованный бело-голубой керамической плиткой с изображениями рыбаков и гуляющих в саду дам в длинных платьях. На каминной полке стояла высокая темно-синяя ваза с весенними цветами — сиренью, белыми тюльпанами и желтыми азалиями. Запах сирени казался слишком тяжелым.

Девочка, по-видимому, крепко спала. Сверху не доносилось ни звука.

Бьянка прошла по коридору и оказалась в просторной, современной, очень удобной кухне. В эту комнату с зелеными стенами и ярко-желтыми шкафами приятно, наверное, заходить по утрам — такое сочетание цветов способно поднять настроение даже в самую ненастную погоду.

Она наполнила водой электрический чайник и включила его в сеть, затем достала две кружки из буфета, занимающего почти всю стену. Этот буфет из золотистой сосны, уставленный тарелками, керамическими горшочками и чайничками для заварки, выглядел совсем по-деревенски. Кто выбирал посуду — жена Мэтта или его мать?

Пока чайник закипал, Бьянка заглянула в соседнюю комнату — со вкусом обставленную столовую, посредине которой красовался прямоугольный стол из красного дерева с резными ножками.

Стоя на пороге, Бьянка осмотрела остальную мебель, выдержанную в том же стиле, изящную люстру и потолок, украшенный лепными розами. Комната имела весьма старомодный облик. На длинном журнальном столике были расставлены снимки в серебряных рамочках. Среди них Бьянка заметила и свадебные фотографии: рядом с Мэттом стояла смеющаяся девушка в длинном белом платье и с развевающейся на ветру фатой.

Какой она была, эта счастливая невеста? Ее нельзя было назвать красивой, но она обладала тем типом женской привлекательности, который складывается из хрупкости и чистоты. Ее глаза были огромными и нежными. Казалось, ее любви хватило бы на весь мир.

Почему Мэтт Харн бывает здесь так редко? Если этот дом навевает тягостные воспоминания, то почему не продать его? Или Мэтт до сих пор не смирился с потерей жены?

Бьянка, нахмурившись, отвернулась. Боль утраты лечит только время. Ей это хорошо известно.

Сколько времени прошло, прежде чем она смогла вернуться к жизни после маминой смерти и ухода отца?

Она услышала шаги на крыльце и скрип закрывающейся двери, и поспешила на кухню, к кипящему чайнику.

Мэтта Харна она встретила вежливой улыбкой.

— Что ты хочешь, чай или кофе? И что делать с супом?

— Кофе, пожалуйста; я без него жить не могу. А что касается ужина, тебя устроит суп и салат с цыпленком?

— Вполне устроит.

— Ты очень удобная гостья.

Бьянку обидел его насмешливый тон. Она гневно сверкнула глазами, и Мэтт рассмеялся.

— Чего это ты так смотришь?

— А тебе обязательно быть таким язвительным?

Он удивленно поднял брови.

— Тебе так показалось? Я вовсе не хотел тебя обидеть. Я очень благодарен тебе за то, как ты себя повела. Это огромный талант — уметь приспосабливаться к обстоятельствам. — И он улыбнулся.

Бьянка хотела остаться равнодушной к его очаровательной улыбке, но тело отреагировало помимо ее воли.

— Что? — переспросил он.

— Я согласна с тобой, — пробормотала Бьянка, отвернувшись, чтобы скрыть от него пылающее лицо.

Не обратив внимания на ее реакцию, Мэтт продолжил:

— Слушай, если поставишь суп разогреваться, я сбегаю наверх проведать Лизу, а потом вернусь и сделаю салат.

— Я и сама справлюсь.

— Нет, не надо. Не бойся, я не собираюсь взвалить на тебя всю работу. Ты же моя гостья.

— Ладно, — согласилась Бьянка, зажигая конфорку под кастрюлей с супом.

Проходя мимо, Мэтт неожиданно провел пальцем по ее затылку. Бьянка с яростью обернулась.

— Какого черта ты вытворяешь?

Мэтт удивился:

— Прости; не удержался от соблазна. У тебя очень красивая шея, и мне захотелось ее потрогать.

Взгляд ее зеленых глаз не стал дружелюбнее.

— В таком возрасте пора уже научиться бороться с соблазнами. Не распускайте руки, мистер Харн, или я вызову такси.

Мэтт попятился, подняв ладони кверху.

— Простите, мисс. Я больше не буду, мисс, обещаю.

Он ушел, и Бьянка села, неожиданно обнаружив, что ноги ее не держат. Это могла быть усталость после долгой, изнурительной рабочей недели, но Бьянка знала, что причина в другом.

Она не могла остаться здесь на ночь. Подумать только — она дрожит, как осиновый лист, после одного-единственного прикосновения! Ее неожиданное предложение помощи было вызвано жалостью к Мэтту и к его маленькой дочери. Но откуда ей было знать о подстерегающей ее опасности? Ничего подобного с ней раньше не случалось. До сих пор ей без труда удавалось удерживать мужчин на расстоянии… но и такие мужчины, как Мэтт Харн, ей раньше не попадались.

Он был взрывчаткой, а она — детонатором. Достаточно одной искры, и все взорвется к чертям.

Бьянка глядела в пустоту, пытаясь унять дрожь, успокоить лихорадочно бьющееся сердце и заставить себя дышать ровнее.

Если одно прикосновение вызвало в ней такую бурю, что случилось бы, зайди он чуть дальше?

Слава богу, Дон ничего не знает. Он захотел бы, чтобы она воспользовалась сложившейся ситуацией. Ему бы это понравилось.

Хватит думать. Уж лучше заняться делом. Бьянка заставила себя подняться, быстрым шагом прошлась по кухне, помешала суп, заглянула в холодильник и начала доставать продукты для салата.

К возвращению Мэтта ужин был почти готов. Когда он вошел в кухню, Бьянка размешивала содержимое салатницы деревянной ложкой с ручкой в виде головки ангела. Салат состоял из помидоров, мелко нарезанного огурца, редиски, зелени и соуса, который Бьянка приготовила собственноручно из оливкового масла, уксуса, горчицы и щепотки сахара.

— Я сам собирался это сделать! — воскликнул Мэтт, сунув в рот кусок помидора. — Гмм, отличный соус. Но все-таки, тебе не стоило за это браться. Я пригласил тебя не для того, чтобы ты здесь готовила!

— Но ты ведь заранее не знал, как все обернется. Ты не подашь цыпленка?

— Оставить его холодным, или сунуть в микроволновку?

— Как хочешь. А что с твоей дочерью?

— Дрыхнет, как сурок. По-моему, она способна проспать все на свете. Хотелось бы мне спать так же крепко, а то я в последнее время мучаюсь бессонницей.

«С тех пор, как умерла жена? — подумала Бьянка, глядя, как он ставит в микроволновку деревянное блюдо с цыпленком. — Неужели он однолюб? Бывали ли здесь другие женщины в эти три года, прошедшие после смерти его жены?»

Она поставила на стол поднос с двумя тарелками горячего супа. Мэтт схватил ложку и вдохнул поднимающийся от тарелки пар.

— Пахнет заманчиво.

— Миссис Морли сварила очень вкусный суп; похоже, она положила базилик, а я его очень люблю. — Бьянка села и развернула льняную салфетку.

— Я тоже его люблю и умираю с голоду, — заявил Мэтт с полным ртом.

— И я, — призналась Бьянка, взглянув на часы. — Ничего себе! Уже девять часов. — Вечер пролетел слишком быстро. Ей казалось, что он был наполнен событиями, хотя на самом деле с ней не случилось ничего особенного.

«Ой, только не ври! — мысленно упрекнула себя Бьянка. — Можно подумать, это не у тебя вдруг сердце запрыгало при виде Мэтта!»

Даже в школьные годы она не испытывала подобных чувств к представителям противоположного пола. Она вела себя, как влюбленная девчонка, хотя давно уже вышла из подросткового возраста.

— Может, теперь поговорим о делах? — пробормотал Мэтт, и Бьянка с удивлением обнаружила, что совершенно забыла о цели сегодняшней встречи. Они же должны были обсудить слияние компаний.

Она обязана взять себя в руки! Пора собраться с мыслями, и выбросить из головы глупые фантазии.

Хриплым голосом она сказала:

— Я хотела бы подчеркнуть, что хотя ТТО и стремится завладеть вашей компанией, в первую очередь нам нужны лично вы. Мы восхищаемся вашими способностями, мистер Харн.

— Мэтт.

— Мэтт, — раздраженно повторила Бьянка, недовольная тем, что он отвлекается по мелочам. — Мэтт, ТТО предлагает тебе очень выгодную сделку. Ты получишь огромные деньги на свои исследования, любую помощь, которая только может потребоваться. Если тебе не придется больше заниматься рутинными делами компании, ты сможешь полностью посвятить себя творчеству.

— Суп остывает! — напомнил ей Мэтт.

Бьянка нахмурилась, не понимая, готов ли он воспринять всерьез ее предложение, но покорно уткнулась в свою тарелку.

— Правда вкусно? — спросил Мэтт, и она кивнула, отложив ложку.

Он встал, собрал суповые тарелки и поставил на стол разогретого цыпленка.

— Ты умеешь готовить, Бьянка?

— Умею, но мне вечно не хватает времени. Я обычно покупаю полуфабрикаты для микроволновки и делаю салаты.

— Я тоже. Что любишь, ножку или грудку?

Бьянка нахмурилась.

— Что?

— Я о цыпленке, — пояснил Мэтт. — Какой кусочек тебе положить?

— Ты делаешь это нарочно? — взорвалась Бьянка.

— Что делаю?

— Заигрываешь?

Он казался воплощением невинности.

— Я?

— Естественно, ты. Ты когда-нибудь прекратишь обращаться ко мне таким тоном? Или относись ко мне с таким же уважением, как к любому другому сотруднику, или вообще не говори со мной о делах!

— А Дон Хестон относится к тебе с таким же уважением, как к любому другому сотруднику?

— Да!

Его брови насмешливо поползли вверх.

— Ты хочешь сказать, что он ценит твои мозги? А вовсе не внешность?

— Да! — прошипела она сквозь зубы.

— А знаешь, что многие считают тебя его любовницей?

Да, она это знала; как же не знать того, о чем шепчутся за твоей спиной? Некоторые женщины шептали достаточно громко, чтобы она могла их услышать, но стоило ей обернуться, и их лица становились совершенно невинными, а взгляд был направлен куда угодно, но только не на нее.

Со злостью Бьянка ответила:

— Я не могу заткнуть рты всем сплетникам. Особенно мужчинам вроде тебя, которые так и не научились относиться к женщинам, как к равным. Твоя жена работала? Или ты запретил ей работать после свадьбы?

Его лицо потемнело.

— Не впутывай в это мою жену!

Она вздрогнула от неожиданной резкости его голоса.

Наступила тишина. Бьянка положила на тарелку немного салата и начала есть, не поднимая глаз.

Мэтт последовал ее примеру.

— Прости, я сорвался, — пробормотал он, не глядя на нее.

Она промолчала. Если Мэтт полагает, что может наорать на нее, а потом заслужить прощение легкомысленной попыткой извиниться, то пусть не надеется.

— Не обижайся.

Она окинула его холодным, равнодушным взглядом.

— Я не обижаюсь.

— Улыбнись, и я тебе поверю! — Мэтт и сам улыбнулся заискивающей, дразнящей улыбкой, полной обаяния.

— Ты считаешь себя неотразимым? — ехидно заметила Бьянка, и он весело рассмеялся.

— А я действительно неотразимый?

Она покачала головой.

— Нет, просто притворяешься.

Все же своего он добился — разрядил обстановку. «Он себе на уме, и любит командовать, — размышляла Бьянка, доедая салат, — но это не удивительно. Разве не все мужчины такие же?»

— Пить кофе удобнее в гостиной, — заявил Мэтт, вылезая из-за стола.

Бьянка начала убирать грязную посуду, но он решительно остановил ее.

— Я сделаю это позже.

Бьянка вошла вслед за ним в прелестную комнату, где изысканная мебель восемнадцатого века смотрелась особенно выигрышно на фоне зеленовато-голубых стен и бледно-золотых ковров и занавесок. Кресла, диван и тахта были обиты кремовым бархатом. Если оформлением гостиной занималась жена Мэтта, похоже, она обладала безупречным вкусом. Вот, значит, что она делала после замужества, — подбирала мебель для дома?

«Куча денег… — думала Бьянка, глядя по сторонам, — все это стоит кучу денег».

— Прости, я сорвался, — неожиданно повторил Мэтт. — Я не люблю говорить о моей жене. Я все еще скучаю по ней; это больной вопрос.

Бьянка почувствовала какое-то странное беспокойство, и поняла, что ревнует. «Господи! — подумала она. — Как можно ревновать к давно умершей женщине! Что за ребячество!»

Вслух она сказала:

— Не волнуйся, я все понимаю. Лучше расскажи, как ты основал свою компанию?

— Я несколько лет проработал на разных фирмах, прежде чем решил создать собственную. Поэтому я знаю, какие ограничения накладывают компании на своих сотрудников. Я обещал себе, что никогда больше не стану зависимым, никогда не буду работать над чужими проектами. Что бы ни обещало твое начальство, они запоют совсем иначе, когда получат мою подпись. Они тут же начнут приказывать и не дадут мне заниматься тем, чем я хочу.

Бьянка решительно возразила:

— Поверь мне, Мэтт, это не так. Я точно знаю, Дон очень благосклонно относится к твоей последней разработке, к созданию компьютера с голосовым управлением.

Мэтт с кислым видом спросил:

— А если я переключусь на что-нибудь другое?

Она опешила.

— Ну… ты ведь… наверняка, не захочешь бросить такой многообещающий проект?

— Иногда я прекращаю работать над одной задумкой ради чего-нибудь другого. Я же не робот. Бывает, я захожу в тупик и берусь за что-нибудь другое на пару недель, или даже месяцев. Мне необходимо отвлекаться.

Бьянка отвернулась, нахмурившись, не находя слов. Он прав. Дон разъярится, если Мэтт по какой-либо причине перестанет работать над главным проектом. Ее взгляд упал на часы, и она внезапно вспомнила о миссис Харн.

— Ты собирался позвонить в больницу, — подсказала она, и Мэтт допил кофе и встал.

— Да, операция уже должна была закончиться.

Пока он звонил, Бьянка отнесла поднос с кофейными чашками на кухню и начала убирать со стола. Она загружала посудомоечную машину, когда он вернулся. С тревогой посмотрев на него, Бьянка спросила:

— Как она?

Мэтт казался совершенно спокойным. Он даже улыбался.

— Мне сказали, что она хорошо перенесла операцию, и пока проблем нет. Она крепкая старушенция. Надеюсь, скоро она вернется домой. В любом случае завтра я смогу ее навестить. — Он окинул взглядом сверкающую чистотой кухню. — Тебе не следовало этим заниматься. Я же говорил, что сделаю все сам. Я живу один и привык сам убирать за собой. Ты устала; по-моему, хватит дел на сегодня. Я только включу машину и покажу тебе твою спальню.

Бьянку бросило в дрожь при мысли, что она проведет в его доме всю ночь. Вспыхнув, она промямлила:

— Я… т-только что всп-помнила… у меня нет… ты не мог бы одолжить мне… что-нибудь из одежды на ночь? — Она могла бы лечь спать голышом или в собственном белье, но только не в такой ситуации.

Что если девочка заплачет среди ночи? Как она сможет выйти и успокоить Лизу?

Мэтт спокойно кивнул.

— Конечно. Я дам тебе свою пижаму. — Он задумчиво взглянул на Бьянку. — Моя мать носит фланелевые ночнушки; на тебе такая рубашка будет как парашют. Я выше тебя и толще, так что моя пижама тоже будет велика, но на одну ночь сойдет.

Когда они поднялись по лестнице, в доме было так тихо, что Бьянка неожиданно услышала ровное дыхание спящего ребенка. Ее охватило любопытство. Ей захотелось взглянуть на девочку, но она боялась разбудить ее.

Мэтт толкнул одну из дверей.

— Нравится комната?

Бьянка заглянула внутрь.

— Очень даже уютная.

— Хорошо. Я поищу для тебя пижаму. — Он подошел к соседней двери, и Бьянка вошла вслед за ним в просторную, со вкусом обставленную спальню с огромной старинной кроватью. Окна были занавешены темно-красными бархатными шторами, на полу лежал узорчатый красно-черный ковер, а кровать была накрыта бежевым пуховым одеялом. У стены стоял вместительный шкаф для одежды.

У Бьянки мурашки пробежали по коже. Эту спальню Мэтт делил со своей женой. На этой кровати они спали. На тумбочке в серебряной рамке стояла фотография темноволосой улыбчивой девушки. Каждую ночь, ложась в постель, Мэтт видит рядом со своей подушкой ее лицо. Оно напоминает ему об их любви, не дает угаснуть его горю.

Разве он сможет забыть ее?

Бьянка одернула себя. Какое ей дело до этого? Если Мэтт собирается провести остаток жизни, оплакивая умершую женщину, ее это не касается.

Но три года траура — это уже слишком. Человек должен жить настоящим, а не прошлым.

Мэтт дал ей темно-синюю шелковую пижаму.

— Держи. Можешь надеть одну рубашку, она длинная. — Он взглянул на ее ноги. — Бедра прикроет.

— Спасибо, — буркнула Бьянка и вышла из комнаты. С каждой минутой ей было все труднее выносить его присутствие. Каждый раз, когда Мэтт смотрел на нее, ей казалось, будто он до нее дотронулся.

А может, ей именно этого и хотелось? Чтобы он дотронулся?

— Что-нибудь еще нужно? — крикнул он вслед, и у нее перехватило дыхание.

— Нет, спасибо. — Естественно, в его вопросе не было ничего двусмысленного. Это всего лишь шутки ее разыгравшегося воображения. Она сходит с ума: видит намеки там, где их нет. Возможно, причина в усталости, и в том, что еще до встречи с Мэттом Харном Дон подкинул ей мысль об обольщении. Если бы не Дон с его дурацкими идеями, она бы сейчас так не психовала.

— Вода нужна, на случай если пить захочется?

— О, да, пожалуйста.

— Я принесу.

— Спасибо. — Бьянка не отважилась взглянуть на него, чтобы не выдать своего волнения.

Мэтт спустился на первый этаж, а Бьянка направилась в свою спальню. К счастью, дверь запиралась на замок, и в комнате имелась отдельная, хотя и крохотная ванная. Дожидаясь Мэтта, девушка приготовила себе постель и задернула занавески на окнах.

Мэтт постучал, и она открыла. Протянув ей стакан с водой, он сказал:

— Спокойной ночи, и спасибо за помощь. Если Лиза проснется ночью, я сам подойду к ней, так что не беспокойся. Боюсь, утром она вскочит ни свет, ни заря, но тебе не обязательно вставать так рано. Я одену ее и приготовлю ей завтрак. Но затем мне придется сделать несколько звонков… ты смогла бы посидеть с ней пару часов, пока я буду занят?

— Конечно, с удовольствием.

Он улыбнулся.

— Спасибо. Надеюсь, ты хорошо выспишься.

После ухода Мэтта Бьянка прикрыла дверь и заперла ее, стараясь производить как можно меньше шума. Смыв косметику и расчесав на ночь свои светлые волосы, она надела пижамную рубашку и внимательно изучила свое отражение в зеркале.

Нырнув под одеяло, она выключила настольную лампу, стоящую на тумбочке. По стене напротив скользили тени. Бьянка долго смотрела на них, думая о Мэтте.

Проснулась она внезапно и в первые несколько секунд не могла сообразить, где находится. Затем до нее донесся тихий и жалобный детский плач.

— Бабушка… бабушка…

Моментально все вспомнив, Бьянка отбросила одеяло и помчалась в соседнюю комнату. Лиза сидела на постели, глядя широко распахнутыми глазами на открытую дверь.

Услышав ее испуганный вздох, Бьянка поспешно включила свет, чтобы Лиза смогла ее рассмотреть, и присела на край кровати.

Она оказалась меньше, чем ожидала Бьянка — крошечная девочка с хорошеньким личиком, такими же голубыми глазами, как у ее отца, и коротко остриженными темными волосами.

И она дрожала от страха.

— Не бойся! — ласково сказала Бьянка. — Я дружу с твоим папой и осталась тут ночевать. Я услышала, как ты плачешь.

— Где бабушка? — прошептала Лиза. — Хочу к бабушке.

— Бабушки сейчас здесь нет. Но не волнуйся, она скоро вернется. Ты чего-нибудь хочешь? Или просто проснулась и почувствовала себя одинокой? — Бьянка взъерошила пушистые детские волосики. — Меня зовут Бьянка. А тебя я знаю, ты ведь Лиза?

— Уходи, — темные, густые ресницы девочки намокли от слез. — Ты мне не нравишься, уходи.

— А ты мне нравишься. Какая красивая пижама, она тебе очень идет.

Слегка отвлекшись, Лиза взглянула на свою белую байковую пижаму с рисунком в виде плюшевых медвежат. Ее слезы высохли, а розовые губки изогнулись в довольной улыбке.

— Мишки, — сказала она. — Это я их выбрала.

— Правда? Отличный выбор. Мне тоже нравятся мишки. У меня есть очень старый плюшевый медвежонок, который постоянно сидит на моей кровати.

Лиза заинтересованно взглянула на Бьянку.

— Как его зовут?

— Эдгар. Его мне папа подарил, когда я была маленькая.

Сказав это, Бьянка удивилась собственным словам. Она давно уже забыла, откуда у нее взялся этот медведь.

Как ни странно, теперь этот момент вспоминался ей совершенно отчетливо. Папа наклоняется, чтобы взять ее на руки, усаживает к себе на колени, целует ее и показывает медвежонка, одетого в матросский костюмчик, с белой бескозыркой на лохматой голове.

— С днем рождения, малыш. Это тебе… нравится? Ты будешь любить его?

И она любила. В течение долгих лет это было единственное напоминание об отце, чье имя перестало упоминаться в доме после его ухода. Мама выбросила все его фотографии, одежду и книги. Она была очень сильно обижена на отца, в ее душе копилась ненависть. Бьянке иногда казалось, что именно эта ненависть и стала причиной рака, убившего ее.

Ненависть — это язва, разъедающая плоть и рассудок.

— А мне папа подарил кенгуру, — похвасталась Лиза. — Ее зовут Кенга.

Огромная пушистая зверюга восседала на подоконнике рядом с кроватью.

— Какая красивая, — хрипло сказала Бьянка, надеясь, что Лиза не повторит ее судьбу и никогда не обнаружит, что у нее больше нет отца, а на память о нем осталась единственная мягкая игрушка.

Из глаз девочки снова полились слезы.

— Где мой папа? Хочу к папе.

Бьянка торопливо спросила:

— Разбудить твоего папу? Он спит в своей комнате.

— Да, я хочу к папе, — всхлипнула Лиза.

Бьянка повернулась к двери и увидела Мэтта, стоящего на пороге в темно-красном шелковом халате поверх пижамы.

Как долго он наблюдал за ней?

— Вот твой папа, — сказала она, и девочка, просияв, протянула руки ему навстречу.

Мэтт подхватил на руки свою дочь, крепко ее обнял и поцеловал сначала в макушку, а потом в бледные, мокрые от слез щеки.

— Привет, милая… что случилось?

Бьянка тихонечко ушла. Ей почему-то больно было видеть их вместе. Она чувствовала себя лишней.

Мэтт Харн обладает и богатством, и влиянием, но не способен исцелить свое разбитое сердце или наладить отношения с собственным ребенком. Как он может оставлять ее здесь и спокойно уезжать в Лондон? И каково Лизе? Почему жизнь людей такая сложная?

Бьянка залезла в кровать, но свет выключать не стала. Усевшись и обхватив руками колени, она размышляла о своем отце, Мэтте Харне, Доне Хестоне… вообще о мужчинах, о том, как они живут и как относятся к женщинам и детям.

Этот мир создан для мужчин. Женщины могут найти хорошую работу, могут стать независимыми и добиться успеха. Но в отношениях с мужчинами они до сих пор остаются людьми второго сорта.

Время шло. Бьянка замерзла и собиралась уже лечь и выключить свет, когда в ее дверь постучали.

— Да? — отозвалась она.

Мэтт открыл дверь.

— Она снова уснула.

Сидя на кровати в нескольких метрах от Мэтта, Бьянка почувствовала себя очень неуютно.

— Спасибо, что позаботилась о ней до моего прихода.

Она махнула рукой.

— Пустяки. Она такая милая.

Мэтт улыбнулся.

— Мне жаль, что она тебя разбудила. Слушай, я собрался сварить себе какао… ты не хочешь?

Она кивнула.

— Спасибо, с удовольствием выпью.

— Нет проблем. Подожди минутку.

Мэтт исчез, а Бьянка упала на кровать и с тревогой взглянула на себя в зеркальце.

Ее светлые волосы растрепались и спутались, лицо горело от испуга, а шелковая пижамная рубашка липла к телу, подчеркивая грудь и тонкую талию. Не удивительно, что Мэтт так на нее таращился.

Она начала расчесывать волосы и замерла, услышав звонок. Телефон? Откуда могут звонить в такое время? Из больницы? Наверное, что-то случилось с матерью Мэтта. Вот бедняга.

Но, похоже, это не телефон — звонили в дверь. Удивленная, Бьянка взяла наручные часы с туалетного столика.

Уже полночь. Кто может прийти так поздно?

Она услышала торопливые шаги по коридору, щелчок замка, скрип открывающейся входной двери и тихий шепот — Мэтта она узнала сразу, а второй голос принадлежал женщине.

Бьянка на цыпочках прокралась на лестницу и выглянула вниз. В дверях, почти вплотную к Мэтту Харну, стояла женщина в облегающем кремовом костюме.

— Я не могла не приехать… — сказала она.

Мэтт обнял ее и поцеловал.

Бьянка не верила собственным глазам.

Это была Сара Хестон.

Четвертая глава

Бьянка, дрожа, вернулась в свою комнату и залезла под одеяло. Что понадобилось здесь жене Дона в такое позднее время?

Она живет где-то поблизости. Часто ли она приезжает сюда по выходным? Или Мэтт позвонил ей и сказал, что его мать в больнице, но забыл упомянуть о том, что он не один в доме. Быть может, это совершенно невинный, случайный визит?

Ну да, среди ночи.

— Я не могла не приехать… — сказала Мэтту Сара Хестон и обняла его. А он ее поцеловал.

Бьянка зажмурилась, но эта сцена стояла у нее перед глазами: его склоненная голова, ее лицо, приподнятое для поцелуя. Просто знакомые так себя не ведут. Но из слов Мэтта следовало, что они едва знают друг друга!

Что же он говорил? Будто Сара училась с его женой, и он познакомился с ней недавно.

«Можно ли этому верить?» — спросила себя Бьянка и поняла, что нет. Но в чем же правда? В том, что они любовники?

Сейчас, когда Дон планирует слияние компаний, это обстоятельство тревожит еще сильнее. Как он воспримет известие о тайных встречах его жены с мужчиной, чью фирму он выбрал в качестве жертвы? И что знает Сара Хестон о делах своего мужа?

Должно быть, не много. Живя в деревне и редко появляясь в Лондоне, она вряд ли может следить за деятельностью компании. Обсуждает ли с ней Дон деловые вопросы? Возможно, но сомнительно, поскольку в этом случае он должен полностью ей доверять.

Способна ли она на предательство?

Бьянка слишком мало знала, чтобы строить догадки, но инстинкты подсказывали ей, что она влипла в очень непростую ситуацию.

Нужно ли рассказать Дону?

Об отношениях Дона с другими женщинами сплетни ходили давно. С первых дней работы в фирме Бьянка выслушала множество историй о его похождениях. Дон не был примерным семьянином и предпочитал годами жить отдельно от жены и детей.

Знала ли об этом Сара Хестон? Конечно, «доброжелатели» с радостью делились с ней новостями, изображая жалость и сочувствие, но на самом деле желая всего лишь сообщить о загулах мужа.

Быть может, она нарочно начала встречаться с Мэттом, чтобы отомстить Дону?

Сару можно понять. Любая женщина не выдержала бы, оказавшись на ее месте. Ее боль и унижение были невыносимы. Бьянка сочувствовала бы ей, если бы…

Она с силой прижала ладони к лицу, словно желая стереть воспоминание об увиденном.

Если бы Сара не выбрала Мэтта.

От этой мысли Бьянку бросило в жар.

Нет, дело не в этом; ее не должно волновать, что он делает и с кем…

Спустя секунду в коридоре послышались шаги, и в дверь постучали.

Бьянка сглотнула и опустила руки, пытаясь успокоиться.

— Войдите! — хрипло сказала она и вздрогнула при виде Мэтта, возникшего на пороге.

Он, нахмурившись, взглянул на нее.

— Что-то не так?

— Ты просто напугал меня.

Его голубые глаза потемнели; похоже, Мэтт рассердился.

— Я же говорил, что принесу тебе какао. Так что нечего шарахаться от меня, как от Чингисхана! — Он подошел к кровати и поставил на тумбочку ярко-розовую фарфоровую чашку.

— Спасибо. — Бьянка не могла отвести взгляд от его длинных, гибких, мускулистых рук. Несколько секунд назад он прикасался к жене Дона. Что они делали внизу… разговаривали или любили друг друга?

Хотелось бы ей думать о чем-нибудь другом. Чем бы они ни занимались, ее это не касается.

Взгляд Мэтта скользнул по ее телу.

— На мне эта пижама так хорошо не смотрелась. И мне нравятся твои распущенные волосы… так намного лучше, чем с твоей обычной зализанной прической.

— Я всегда подбираю волосы на работе, — рассеянно ответила Бьянка, думая совершенно о другом. Сколько еще пробудет здесь Сара? Или она намерена провести с Мэттом всю ночь?

— Чтобы отпугивать мужчин? — цинично усмехнулся Мэтт.

От его взгляда Бьянка невольно начала возбуждаться, ее соски затвердели, груди набухли. Ей не хотелось, чтобы он так смотрел на нее, тем более что внизу его дожидалась другая женщина. Но она не могла сдержать инстинктивный отклик своего тела, хотя рассудок твердил ей, что Мэтту нельзя доверять.

— Ты сама стремишься отталкивать мужчин… или этого требует Дон Хестон?

Резкий, язвительный вопрос прозвучал слишком неожиданно. Бьянка ахнула. Она не знала, почему слова Мэтта так сильно ее обидели. Разве он не говорил, что считает ее любовницей Дона? Теперь понятно, кто вбил ему в голову эту мысль. Жена Дона. Страшно подумать, что ему наговорила Сара. Бьянка не могла вымолвить ни слова в свое оправдание; она чувствовала себя униженной.

Не дождавшись ответа, Мэтт протянул:

— Значит, это правда? Что ж, пей свое какао и спи. Ты, наверное, очень устала. Спокойной ночи.

Бьянка готова была его возненавидеть за этот презрительный взгляд и ледяной тон. Какое право он имеет обвинять ее? Он упрекает ее за мнимую связь с Доном, хотя сам крутит роман с его женой. Такое двойственное отношение не удивляло Бьянку, но ужасно злило.

Как он посмел!

Естественно, он понятия не имеет, что Бьянка видела Сару и догадывается об их отношениях. Это его маленький секрет — его и Сары! И при этом он еще строит из себя поборника нравственности.

Бьянка проводила его взглядом. Она чувствовала себя совершенно выбитой из колеи. Сегодня ее жизнь изменилась навсегда. Ее мир раскололся на куски и никогда уже не станет прежним.

Она смотрела на закрывающуюся дверь, слушала торопливые шаги Мэтта. Он бежал к ней. К Саре Хестон.

Ревность была жгучей, как змеиный яд. Но у Бьянки нет права на подобное чувство. Мэтт ей не принадлежит. Они впервые встретились два дня назад. Она для него — лишь случайная знакомая. К тому же Мэтт не может испытывать дружеских чувств к Бьянке, поскольку видит в ней представительницу враждебной компании и считает любовницей Дона, с женой которого у него роман.

Прямо не ситуация, а клубок ядовитых змей.

Бьянка снова взглянула на часы — ночь проходила, минута за минутой. Нужно поспать — завтра она будет чувствовать себя ужасно; она и так смертельно устала, а сна ни в одном глазу.

Взяв розовую чашку, она потягивала густое, сладкое какао, не замечая вкуса, смотрела перед собой невидящим взглядом и никак не могла согреться под теплым одеялом.

Что делать дальше? Рассказать все Дону?

Бьянку знобило, почти лихорадило; мысли путались.

«Соберись! — приказала она себе, отставив пустую чашку и натянув одеяло до самого подбородка. — Ты оказалась здесь только потому, что Дон приказал тебе поужинать с Мэттом Харном. Это деловая, а не личная встреча». Сколько раз в прошлом ей приходилось вести переговоры с владельцами компаний? И ничего подобного никогда не случалось.

Почему на этот раз все по-другому?

Что ж, для начала жена Дона внизу… что делает? Изменяет Дону так или иначе — какое еще может быть объяснение?

Да, придется все рассказать Дону. Он будет в ярости, если узнает, что его жена тайно приезжала сюда, а Бьянка знала об этом и скрыла. Он будет считать это предательством с ее стороны.

Лежа в темноте, Бьянка не слышала ни малейшего звука. Может, Сара уехала?

Она бесшумно сползла с кровати, прокралась к окну и осторожно выглянула из-за занавески. Внизу стояла машина Мэтта. А рядом с ней — темный автомобиль, блестящий, длинный, дорогой. Значит, Сара еще здесь.

Что они делают? Ждут, пока она уснет? И что потом? Поднимутся на цыпочках в комнату Мэтта, чтобы улечься в его кровать? Или займутся любовью внизу?

Ее затошнило. На ковре, на диване… их обнаженные тела, сплетенные в порыве страсти… Бьянку бросило в дрожь от волнующих образов, созданных ее воображением.

Она не слышала ничего, кроме тиканья часов, но ее это не успокаивало. Только в начале третьего она провалилась в сон.

Утром ее разбудили голоса — детская болтовня и густой бас Мэтта, доносящиеся с лестницы.

Бьянка пулей слетела с кровати и бросилась к окну. Машина Сары Хестон исчезла. Бьянка взглянула на часы — еще не было восьми! Сколько же она проспала? Пять, шесть часов? Слишком мало. Она чувствовала себя разбитой, голова гудела, глаза слипались.

Обычно в выходные дни Бьянка отсыпалась за всю неделю, но теперь ей пришлось встать. Она торопливо умылась и оделась, собрала волосы и накрасилась, не переставая зевать. Все это время снизу доносилась Лизина болтовня.

— Не хочу хлопьев, папа, нет! Гелкулес… гелкулес, пожалуйста, папа.

Мэтт выглядел изнуренным, как будто не спал всю ночь… или это Сара Хестон так утомила его своей любовью? Так ему и надо. Пусть помучается.

— Я не умею его варить, малышка. Подожди, на коробке вроде написано.

Услышав шаги Бьянки, Мэтт оглянулся, держа в руках огромную коробку «Геркулеса». Он уже успел побриться и расчесать свои шелковистые медно-каштановые волосы и был одет в синюю рубашку и светло-голубые джинсы. При виде его у Бьянки замерло сердце.

Девочка уставилась на нее, разинув рот.

— Я тебя во сне видела. Ночью.

Бьянка нагнулась и чмокнула ее в макушку.

— Нет, это был не сон, Лиза. Я приходила к тебе прошлой ночью. Меня зовут Бьянка, помнишь?

— Би, — сказала Лиза и захихикала. — Би-би.

— Меня так называли одноклассники, — со смехом призналась Бьянка. — Можешь называть меня Би, если хочешь.

— Ты наезжаешь на людей? — поинтересовался Мэтт.

— Только если они мне досаждают.

— А я? — насмешливо спросил он.

— Би-би, — снова загудела Лиза. — Гелкулес, папа, сделай гелкулес.

Мэтт вздохнул.

— Ладно, попытаюсь.

— Я приготовлю кашу, — вызвалась Бьянка. — На твою долю тоже варить, или только мне и Лизе?

Он с облегчением вручил ей коробку.

— Спасибо. Да, я тоже буду. Я овсянку лет сто не ел. Честно говоря, я завтракаю очень редко. Ты будешь чай или кофе?

— Кофе, пожалуйста.

— А ты что хочешь, лапочка? Апельсиновый сок?

Лиза кивнула, глядя, как Бьянка достает из кухонного шкафа большую миску, насыпает в нее овсянку и наливает нужное количество воды.

— Бабушка делает гелкулес в кастрюле, — с неодобрением заметила Лиза.

Бьянка улыбнулась.

— В чем ни делай, получится одинаково.

Она поставила миску в микроволновку и пощелкала кнопками. Печь зажужжала, и девочка уставилась на нее, как завороженная.

— Крутится, крутится, крутится.

— Правильно, она готовит, но ты не должна ее трогать, чтобы не обжечься. Хочешь фруктов, Лиза?

На кухонном столе стояла фарфоровая ваза с фруктами. Лиза, кивнув, повернулась к ней.

— Банан, пожалуйста.

Бьянка очистила банан, нарезала его мелкими ломтиками и положила на блюдце.

— Спасибо, — пробормотала Лиза, сунув в рот кусочек.

Девочка хорошо воспитана, но в ней есть какая-то чопорность, необычная для такого маленького ребенка — по-видимому, результат бабушкиного воспитания. Играет ли она когда-нибудь с другими детьми? Или проводит дни наедине с бабушкой?

Микроволнушка пискнула, но Бьянка решила подождать пару минут, пока каша остынет. Мэтт налил кофе и уселся за стол, жуя апельсин. Бьянка съела яблоко перед тем, как разложить кашу по тарелкам. В Лизину тарелку она долила молока и подсыпала сахара.

— Мишки, — сказала Лиза, неожиданно улыбнувшись.

Когда Бьянка расставляла на столе тарелки с кашей, до нее наконец дошло, что имела в виду девочка.

— Да, мишки любят кашу… знаешь сказку про трех медведей, Лиза?

Лиза кивнула:

— Расскажи еще раз.

Бьянка начала рассказывать знакомую с детства историю, а Лиза то и дело ей помогала.

— Папа-медведь спрашивает: «Кто сидел на моем стуле?»

Она взмахнула ложкой, и Мэтт пригнулся, когда брызги каши пролетели мимо его уха.

— Эй, осторожнее!

Зазвонил телефон. Мэтт сразу же выскочил из-за стола, как будто только того и ждал. Он не стал снимать трубку на кухне, а вышел в другую комнату.

Может, Сара позвонила? Чтобы избавиться от этих мыслей, Бьянка занялась мытьем посуды и уборкой, а затем умыла Лизу, перепачканную овсянкой.

— Хочу гулять, — заявила Лиза. — Хочу играть в саду.

Выглянув в окно и убедившись, что погода отличная, Бьянка надела на девочку зеленую курточку с капюшоном и желтые сапожки, обнаруженные в шкафу. В таком наряде Лиза стала похожей на эльфа.

Когда они спускались по лестнице, в прихожую вышел Мэтт.

— Прости, это был очень важный звонок. Теперь я должен перезвонить еще нескольким людям… ты не присмотришь за Лизой, пока я закончу? Я попытаюсь управиться побыстрее.

— Ладно. Я поведу ее на прогулку, если ты одолжишь мне какие-нибудь сапоги.

Он нахмурился.

— Сапоги? Не думаю…

— На веранде, — предложила Лиза, — в шкафу, зеленые.

Мэтт выглядел недовольным, но Лиза уже умчалась, и им не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Они обнаружили ее на веранде, примыкающей к кухне.

Девочка с победоносным видом вытащила из шкафа темно-зеленые резиновые сапоги. Бьянка с сомнением посмотрела на Мэтта и увидела, что его лицо побелело.

Она поняла. Это сапоги его жены. Знает ли девочка, что они принадлежали ее умершей маме?

Лиза, сияя, протянула их Бьянке. Она гордилась собой и явно не подозревала об их происхождении.

Бьянка растерялась. Что ей делать? Она видела, что Мэтт расстроен. Похоже, ему совсем не хочется одалживать ей вещь, принадлежавшую его жене.

Но он взял себя в руки.

— Да, пожалуйста, бери, — вежливо сказал он. — Я и забыл о них. — Он снял с крючка штормовку. — И это тоже надень. Возле реки может быть ветрено.

Бьянка не смогла придумать подходящую причину для отказа. Она надела куртку, присела на скамеечку и осторожно сунула ноги в сапоги, надеясь, что они будут ей малы. Но они оказались в самый раз.

— Удобно? — спросил Мэтт, и она кивнула, не поднимая глаз.

— Да, спасибо. Идем, Лиза. — Взяв девочку за руку, Бьянка повела ее через весь дом к двери. — Где здесь лучше гулять? — спросила она у Мэтта.

— Иди направо до конца аллеи и через поле. Так вы выйдете к пойме. Там много птиц, но очень грязно.

Мэтт помахал им рукой с крыльца; ветер трепал его мягкие рыжеватые волосы, раздувал голубую рубашку. Бьянка и Лиза направились вниз по аллее, а когда обернулись еще раз, дверь уже была закрыта.

— Папа ушел, — с несчастным видом заметила Лиза.

— Папа очень занят, но он будет ждать нашего возвращения, — успокоила ее Бьянка, и девочка улыбнулась.

Понизив голос до доверительного шепота, она сказала Бьянке:

— Папа всегда занят. Он живет в Лондоне, потому что слишком занят, чтобы жить со мной и с бабушкой.

Конечно, ей хотелось бы, чтобы ее папа жил с ней. Все девочки обожают своих отцов и скучают без них. Бьянка помнила, как сильно она любила своего папу, и как страдала, когда он ушел.

— Но папа очень тебя любит, — заверила Лизу Бьянка, проведя рукой по ее темным волосам, развевающимся на ветру. Лиза улыбнулась, сверкнув жемчужно-белыми зубами, такими же красивыми, как у ее отца.

Когда они дошли до конца аллеи и свернули в поле, свежий, соленый ветер задул им прямо в лицо. Погода благоприятствовала прогулкам. Поле недавно вспахали, и им пришлось обойти его вдоль высокой изгороди.

Вокруг лежала плоская равнина, поле было похоже на зеленовато-коричневое лоскутное одеяло, а серебристая полоса воды вдалеке сливалась с небом — ярко-голубым с белыми перьями облаков, уносимых ветром.

Лиза то и дело останавливалась, срывая полевые цветы — блестяще-желтые лютики, кремовые примулы, синие колокольчики и белые с розовыми сердечками маргаритки. Вскоре в ее руках оказалась целая охапка цветов. Каждый раз, нюхая их, Лиза пачкала нос желтой пыльцой, и Бьянка не могла сдержать улыбку.

Они вышли на речной берег и остановились, глядя, как чайки и цапли кормятся у кромки воды, разыскивая в грязи червяков, насекомых и моллюсков. Бьянка заметила вальдшнепов, бекаса и стаю ржанок, испуганно взвившихся в небо при виде людей.

Лиза радостно бросилась их догонять. Бьянка помчалась за ней с криком:

— Подожди!

Бьянка бежала слишком быстро. Спустя секунду ее ноги заскользили, и она почувствовала, что падает. Раскинув руки, она с испуганным воплем съехала по крутому склону в мутную воду.

Приземлилась она с громким плеском, бултыхнувшись в самую грязь, и целую минуту не могла опомниться.

Затем перед ее глазами возникли желтые Лизины сапоги, густо заляпанные глиной.

— Ты не ушиблась, Би? — встревожено спросила девочка.

Бьянка со стоном попыталась подняться.

— Кажется, нет.

Лиза захихикала.

— Ты вся грязная. Вся.

— Знаю. — Грязь была не только на лице, руках и одежде — она залепила глаза и ноздри, ее вкус чувствовался даже во рту. Бьянка огляделась по сторонам в надежде найти чистую воду, но вокруг виднелись только грязные лужи и тонкий слой воды, покрывающий речное дно. Внезапно она заметила неподалеку маленький ручеек, впадающий в реку. С трудом дотащившись до ручья она сполоснула руки и начала тщательно умываться, промывая глаза, нос и рот.

Лиза весело скакала рядом, собирая ракушки и распугивая морских птиц.

— Кажется, нам пора возвращаться, — сказала Бьянка, и девочка неохотно побрела за ней.

Они снова обошли поле кругом, на этот раз еще медленнее, потому что облепленные грязью сапоги стали совсем неподъемными и увязали в глине.

Не успели они позвонить, как дверь дома открылась. Мэтт недоверчиво взглянул на Бьянку.

— Боже мой, чем вы там занимались? Плавали в реке во время отлива?

Едва сдерживая злые слезы, Бьянка буркнула:

— Я упала.

— Видела бы ты себя!

Лиза, радостно хихикая, присела на ступеньку и сняла сапоги, а затем помчалась в дом, стаскивая на ходу куртку.

— Ты бы тоже разулась, — предложил Мэтт Бьянке. — Моя мама будет рвать и метать, если эта грязь разнесется по всему дому.

Она прислонилась к дверному косяку и попыталась стряхнуть с ноги сапог, но ей это удалось не сразу. Как оказалось, внутри грязи было не меньше, чем снаружи.

Бьянка чуть не расплакалась.

— Прости, грязь попала вовнутрь. Я испортила сапоги, — прошептала она. Мэтт возненавидит ее за то, что она разрушила вещь, принадлежавшую его покойной жене.

— Ничего страшного. Я давно собирался их выбросить, — спокойно сказал он, наклоняясь, чтобы снять с нее второй сапог.

Выпрямившись, он подхватил Бьянку на руки.

— Что ты делаешь? — ахнула она.

— Я отнесу тебя в ванную. Не хочешь же ты тащить эту грязь в дом; к тому же, тебе нужно вымыться и сменить одежду. Лиза, иди вперед.

— Мне не во что переодеться!

Лиза уже карабкалась вверх по лестнице.

— Би упала в грязь, — распевала она. — Би вся грязная. А я нет.

— Ты тоже вывозилась, как поросенок, — сообщил ей отец. Он бесцеремонно вывалил Бьянку в ванну и поставил рядом корзину для белья. Спокойным голосом он приказал, — Снимай одежду, клади ее в корзину и мойся. За дверью висит банный халат. Когда приведешь себя в порядок, надень халат и отнеси корзину вниз, чтобы засунуть твои тряпки в стиральную машину.

И он закрыл дверь, не дожидаясь ответа. Бьянка слышала, как он обратился к дочери:

— А теперь тебе тоже надо умыться, Лиза.

Несколько секунд Бьянка стояла столбом, сгорая от стыда и ярости. За кого он себя принимает? Как он смеет отдавать ей приказания? Значит, так он управляет своей компанией? Но протестовать бессмысленно. Она все равно не сможет оставаться в грязной одежде.

Она дотянулась до двери и заперла ее на щеколду, а затем начала торопливо раздеваться, бросая одежду в открытую корзину для белья.

Горячий душ был настоящим блаженством. Бьянка извела полфлакона жидкого мыла, избавляясь от запаха грязи и соли, затем тщательно вымыла волосы и ополоснулась, едва не постанывая от удовольствия.

Отжав и расчесав свои длинные волосы, она взяла белый махровый халат и вылезла из ванны.

В доме было тихо. Наверное, Мэтт и Лиза где-то внизу. Бьянка отнесла корзину для белья на кухню, где и обнаружила папу с дочкой.

Лиза с раскрасневшимся, умытым лицом, в ярко-голубой футболке и леггинсах сидела за столом и раскрашивала картинки, а Мэтт рылся в холодильнике. Они дружно повернулись к Бьянке. Лиза радостно воскликнула:

— Би теперь чистая. Я тоже чистая.

Мэтт промолчал, но его живой взгляд скользнул по высокой и упругой груди Бьянки, прикрытой влажной махровой тканью, по ее тонкой талии и длинным босым ногам.

Бьянка попыталась не обращать внимания, но все же кровь бросилась ей в лицо.

Она хрипло буркнула:

— Я засуну одежду в стиральную машину?

— Валяй. Будешь кофе?

— Спасибо. С удовольствием.

Она переложила вещи в машину, засыпала стиральный порошок, который дал ей Мэтт, выбрала программу и запустила стирку. Мэтт стоял рядом и смотрел на нее. От его запаха у нее мурашки пробегали по коже.

Лиза слезла со стула.

— Пойду смотреть мультики, — сообщила она отцу.

Мэтт растерялся.

— А бабушка тебе разрешает?

Девочка энергично кивнула.

— Что ж, поглядим, что это за мультики, — сказал Мэтт, подхватив ее на руки, как куклу. Так это здесь он научился увлекать за собой людей вопреки их желаниям? Он настолько привык командовать собственным ребенком, что применяет этот стиль поведения и в отношениях со взрослыми.

— Пусть Би идет со мной. — Лиза начала вырываться, болтая в воздухе короткими, толстыми ножками, но все ее попытки вызывали у Мэтта лишь снисходительную улыбку. Точно так же он улыбался, когда Бьянка вступала с ним в спор.

— Бьянка будет пить кофе, ты увидишься с ней позже.

Когда они ушли, Бьянка села, раскрыла книжку, которую раскрашивала Лиза, и улыбнулась при виде буйства красок. Дети любят яркие цвета. Рисунки получались не очень аккуратными, но это не имело значения.

Бьянка отхлебнула крепкий, черный кофе, сваренный Мэттом, и вздрогнула, услышав звонок. Она думала, что Мэтт ответит, но телефон все звонил и звонил.

Наконец она сняла трубку.

— Алло?

После длительной паузы Дон Хестон спросил:

— Бьянка? Это ты?

У Бьянки душа ушла в пятки.

— Да, привет, Дон, — прошептала она.

— Ушам своим не верю. Я названивал тебе домой все утро. Потом пытался дозвониться в лондонскую квартиру Харна, но там тоже не отвечали. В конце концов, я решил, что он мог уехать в деревню на выходные. Хотел узнать у него, куда ты запропастилась.

— Ты сейчас в самолете? Я думала, во время полета мобильниками пользоваться не разрешают.

Дон пропустил ее слова мимо ушей. Судя по голосу, он был очень взволнован.

— Господи, я не верил, что ты пойдешь на это. Я сам предлагал тебе переспать с ним, но и подумать не мог… — Он судорожно сглотнул и хрипло продолжил, — Я не могу говорить больше. Перезвоню попозже.

Бьянка, похолодев от изумления, повесила трубку. Услышав шаги, она обернулась, бледная, с широко раскрытыми глазами.

Мэтт смотрел на нее с порога, его лицо окаменело.

— Я слышал, Хестон в Австралии?

— Откуда ты знаешь, что это был Дон? Ты подслушивал? — Эта мысль привела Бьянку в ужас. Теперь Мэтт узнает, что Дон предлагал ей соблазнить его, и станет презирать ее еще сильнее.

Он нахмурился.

— Я не подслушивал. Просто вошел и услышал, как ты обращаешься к нему по имени! Что он сказал тебе? Во что он тебя втянул? Что происходит, Бьянка?

Пятая глава

Бьянка молчала, уставившись на него, дрожа всем телом. Она не могла пересказать ему слова Дона; ему не к чему знать, что думает Дон. Воспоминание о предложении Дона грызло ее изнутри. Бьянка хотела забыть о нем, но оно мучило ее все сильнее.

Мэтт ждал, глядя на нее жестокими, прищуренными глазами. Он презирал ее, и это было заметно. Его отношение обижало Бьянку. Хотя она и считала себя невиновной, ее это ранило.

Он резко спросил:

— Ты звонила ему тайком? Я не слышал, чтобы ты пользовалась телефоном.

— Нет!

— Тогда откуда он узнал, что ты здесь?

У Бьянки перехватило дыхание. Она поняла, что оказалась в ловушке. Да, естественно… почему Дон позвонил ей сюда, если у него не было оснований полагать, что она провела эту ночь с Мэттом Харном?

— Он… он догадался.

Мэтт насмешливо выгнул бровь.

— Догадался, что ты здесь? Он ясновидящий? И как же это ему удалось? Ты попала сюда только потому, что моя мать внезапно заболела. Это стечение обстоятельств… как же Хестон мог догадаться?

Бьянка попыталась отвечать спокойным, уверенным тоном, но у нее не получилось. Голос звучал хрипло, выдавая ее волнение.

— Он пытался дозвониться ко мне домой, а когда ему не удалось, решил спросить у тебя, где я.

— Откуда у него этот номер? Почему он позвонил сюда, а не в лондонскую квартиру?

— Сначала он позвонил на квартиру, а потом уже сюда.

— Как будто он был уверен, что ты со мной, — протянул Мэтт, и хотя его голос смягчился, эти слова прозвучали как пощечина.

Что Бьянка могла ответить? Она опустила ресницы, пряча глаза, полные боли.

— Он ревнует? — Вопрос был настолько резким, что Бьянка невольно вздрогнула, как от удара.

— Нет! — крикнула она в ответ, вскинув подбородок. — Конечно, нет! Тебе не надоело постоянно тыкать мне в глаза моими отношениями с Доном? — На мгновение она умолкла, задохнувшись от гнева, затем выпалила, — Слушай, я работаю на Дона. И все. Ничего другого между нами нет.

Он усмехнулся с явным недоверием:

— Нет? Тогда почему все вокруг думают иначе?

— Кто все? Сара Хестон? — огрызнулась Бьянка и заметила, как изменилось его лицо. Он не ожидал этого вопроса, не знал, что ей что-либо известно о нем и Саре. Не дав ему времени опомниться, она с презрением добавила, — Если уж речь зашла о тайных связях, как насчет тебя и Сары? Ты ее любовник?

Мэтт уставился на нее с таким видом, словно она вдруг заговорила на неизвестном ему иностранном языке.

— Что?

Затем он в три длинных шага пересек комнату и схватил Бьянку за плечи.

Изумленная, она смотрела на него широко распахнутыми глазами. От его прикосновения ее бросило в дрожь. Она слишком остро чувствовала его близость и отклик своего собственного тела.

— Я видела ее, видела вас обоих, — задыхаясь, сказала она. — Прошлой ночью. Думаешь, я не слышала, как она приехала? Сколько времени она пробыла здесь? Всю ночь? Я знаю, что она провела здесь несколько часов. Я не спала и видела внизу ее машину, но к утру она исчезла.

Его губы исказились в злобной гримасе.

— Нечего судить о людях по себе! Не все вокруг такие развратники.

Бьянку передернуло от его презрительного голоса, от холода в его взгляде.

— Я же сказала, я не… не… — она запнулась.

— Я знаю, ты всего лишь его сотрудница.

— Это правда!

— Но он считает тебя своей собственностью. Почему он подумал, что ты могла провести эту ночь со мной? Или он сам приказал тебе соблазнить меня?

Бьянка прикусила нижнюю губу, пораженная его проницательностью.

— Ты бы видела свое лицо, — бросил ей Мэтт. — На нем все написано.

— Я ничего такого не делала! — в гневе воскликнула она. — Разве я вешалась на тебя? Разве предлагала…?

— Переспать со мной? Нет, но как ты справедливо заметила, у меня был неожиданный гость. Сара. Откуда я знаю, как бы все обернулось, если бы не ее приезд? Один бог ведает, почему Хестон гуляет от такой жены. Она приехала, потому что узнала о болезни моей матери. И нет, это не я ей сообщил! Сара очень общительный человек и знакома со многими врачами в Эссексе, в том числе с Анной Браун, которая оперировала мою мать. Анна знает, что Сара дружила с моей женой, и поэтому позвонила ей. Она рассказала, что моя мама очень волнуется за Лизу и боится, что мне придется нанять для присмотра за ней какого-нибудь чужого человека. Анна беспокоилась, что от этих переживаний у матери может подскочить давление. И тогда Сара поехала ко мне, чтобы предложить свою помощь.

Бьянка никогда еще не чувствовала себя таким ничтожеством. Она поверила ему моментально. Его голос, его лицо не могли лгать. Она была несправедлива к нему, и теперь стыдилась этого.

— Прости, — прошептала она. — Я сглупила, заподозрив тебя и Сару. Просто меня очень удивило ее появление среди ночи. А когда ты принес мне какао и даже не упомянул о ней, я решила, что ты хочешь скрыть от меня ее приезд.

— Так оно и было, — Мэтт пожал плечами. — Она очень удивилась, когда узнала, что ты в доме, и попросила, чтобы я не рассказывал тебе о ней. Она боялась, что ты передашь все ее мужу, и у нее возникнут неприятности.

«Сара Хестон совершенно права», — мрачно подумала Бьянка. Дон никогда не поверит, что она проделала длинный путь среди ночи, чтобы помочь Мэтту Харну присмотреть за ребенком. Дон привык видеть в людях только плохое, даже в собственной жене.

Насмешливо поглядывая на Бьянку, Мэтт пробормотал:

— Вижу, ты не споришь. Ты хорошо изучила своего начальника, верно? Он не лучшего мнения о людях и непременно заподозрил бы Сару. Он не заслуживает такой жены, как она.

Бьянка ощутила укол ревности; она не удержалась от вопроса:

— Ты влюблен в нее?

Пальцы Мэтта впились в ее плечо, он с яростью заглянул ей в глаза и хрипло буркнул:

— Ты вообще способна представить себе, что мужчина может восхищаться женщиной, уважать ее, быть ее другом, без всякого секса? Ты продолжаешь отрицать свою связь с Доном… и хочешь, чтобы я тебе поверил, когда сама никак не поймешь, что мы с Сарой всего лишь друзья.

— Ты считаешь Дона моим любовником, потому что тебе об этом сказала его жена!

— Нет. Я же видел вас вместе. Я видел, как он смотрит на тебя. Не знаю, спала ты с ним или нет, но он тебя хочет. Это написано у него на лице.

Бьянка не могла это отрицать. Вспыхнув, она прошептала:

— Но я не давала ему повода!

— Ты могла бы уволиться.

— И загубить свою карьеру? — с горечью воскликнула Бьянка. — Вряд ли я смогу устроиться на такую же должность… женщины редко достигают таких высот, как я. Я люблю свою работу. Я благодарна Дону за то, что он предоставил мне возможность проявить себя. Поверь, в компании полно сотрудников-мужчин, которые только и ждут моего ухода, и будут драться за мое место.

— Если ты останешься, Хестон рано или поздно тебя поимеет. Он известен своей настырностью и упорством. Помнишь, что он сказал в «Савое» пару дней назад? Он всегда получает то, чего хочет.

Бьянка вздрогнула. Да, она знала, что Дон всегда настороже, ждет от нее проявления слабости, ждет шанса влезть в ее постель.

— Он меня не получит!

— Уверена? А может, ты тоже его хочешь. Возможно, твои моральные убеждения не позволяют тебе спать с женатым мужчиной, но не мешают желать его. В этом даже есть какое-то извращенное удовольствие — ты раздразниваешь себя и его, зная, что рано или поздно уступишь.

— Нет! Это ложь! Я не хочу его.

Мэтт сильнее сдавил ее плечи, глядя на ее дрожащие губы.

— Ты утверждаешь это с таким пылом. Ты уверена? При всей твоей скрытой страстности, ты не можешь быть настолько равнодушна к Хестону, как пытаешься показать.

— Может, хватит обо мне?

Бьянка попятилась, но Мэтт рывком притянул ее к себе. Его руки скользнули по ее спине, привлекая девушку еще ближе. Во время этой недолгой схватки ее халат распахнулся, и у Мэтта перехватило дыхание. Он глядел на ее гибкое, стройное тело, на высокую грудь с твердыми розовыми сосками и гладкую белую кожу.

— Ты такая красивая, — прошептал он, опустив голову, и Бьянка почувствовала, как его губы скользят по ее шее. — Не удивительно, что Хестон тебя хочет. Ни один мужчина при виде тебя не способен удержаться от желания. При такой наживке так и хочется угодить прямо в его ловушку. — Он поднял голову и взглянул на нее обжигающим взглядом, а затем поцеловал.

Бьянка пробовала сопротивляться, она пыталась увернуться, извивалась в его объятиях, крепко сжимала губы, но вскоре ее сердце забилось в безумном ритме, а тело охватила волна наслаждения.

Ее глаза закрылись, она качнулась к Мэтту, прижалась к нему, обвив руками его шею. Ладони Мэтта скользнули под ее распахнутый халат, лаская гладкие, налитые груди, пощипывая твердые соски, заставляя ее стонать от удовольствия. В ее теле нарастало жгучее, болезненное желание; она жадно целовала его в ответ, поглаживала его мягкие рыжеватые волосы, отыскала пульсирующую вену на его шее и поняла, что их сердца бьются в едином ритме.

Пронзительный вопль из Лизиной комнаты прозвучал, как гром среди ясного неба. Они оба вздрогнули и шарахнулись друг от друга.

Бьянка заметила, что Мэтт судорожно сглотнул, его рот был приоткрыт, лицо сильно покраснело.

— Лиза, — хрипло сказал он.

Бьянка молча кивнула, завязывая дрожащими руками пояс халата. Она не решалась взглянуть на него. На глазах у нее выступили слезы. Возвращение к обыденности после такого наплыва чувств казалось невыносимой пыткой.

— Я пойду и посмотрю, что случилось. — Мэтт бросился к двери.

Бьянка спрятала лицо в ладонях. По ее дрожащим пальцам текли слезы.

Секунду назад он мог овладеть ею, и она не стала бы сопротивляться. Единственный поцелуй заставил ее совершенно потерять голову, хотя они знакомы всего два дня!

Мэтт презирает ее. Она и сама себя презирает. Всю свою жизнь она была осторожной, хладнокровной, невозмутимой. А сейчас утратила все эти качества, подчинившись ему.

Что он подумает о ней?

Но разве не ясно? Мэтт подозревает, что Дон приказал ей соблазнить его. Наверняка, он проверил эту теорию… разыграл порыв страсти и посмотрел, станет ли она сопротивляться.

И она не только не сопротивлялась, но уступила ему с такой легкостью, что теперь он будет считать ее приманкой в расставленной Доном ловушке и не сможет испытывать к ней ничего кроме презрения.

Шестая глава

Когда Мэтт вернулся, ведя Лизу за руку, Бьянка не смела взглянуть ему в глаза. Ее сердце бешено стучало; она едва могла дышать. После случившегося ее нервы были натянуты до предела.

— Все в порядке? — хрипло спросила она. — Ее мультфильм напугал?

— Нет, просто птица врезалась в оконное стекло и упала. Лиза подумала, что она умерла, но к моему приходу она уже оклемалась и упорхнула.

Он усадил Лизу за кухонный стол и дал ей карандаши и книжку-раскраску.

— Раскрасишь для папы этого попугая? Видишь, какой он разноцветный?

— Попугай. Птичка. Птичка не умерла, — бормотала Лиза, высыпая карандаши из коробки на стол.

— Нет, не умерла, — подтвердил Мэтт.

— Хочу кушать. Скоро обед?

Мэтт взглянул на часы, удивленно вскинув брови.

— Уже проголодалась? И чего же ты хочешь?

— Пиццу, пожалуйста.

Краем глаза Бьянка увидела, как он поворачивается, идет по комнате своей грациозной, упругой походкой, и открывает морозилку.

— Что ж, тут есть замороженная пицца для тебя.

Лиза просияла.

— Пока этого ребенка накормишь, весь день пройдет, — проворчал Мэтт. — Не знаю, откуда у моей матери берутся силы… Я провел с Лизой всего несколько часов, а уже с ног падаю.

Его голос звучал совершенно естественно… как это у него получается? Минуту назад они страстно обнимали друг друга, а сейчас он производит впечатление человека, у которого на уме одни только домашние хлопоты! Или этот поцелуй ничего для него не значил? Некоторые люди умудряются разделять секс и чувства, но Бьянке никогда это не удавалось. Для нее секс был не сиюминутной потребностью, а чем-то более значимым.

Видимо, он думает по-другому… или его способность любить умерла вместе с его женой?

Бьянку захлестывали боль, злость, недоумение. Она встречала множество мужчин, не пропускающих ни одной юбки… неужели и Мэтт из таких? Никогда бы не подумала. Он не похож на людей такого сорта.

Но какое еще может быть объяснение?

Несколько минут в его объятиях перевернули ее жизнь. Она никогда не верила в любовь с первого взгляда, но то, что случилось с ней, иначе не назовешь.

С той секунды, когда Бьянка впервые увидела его в ресторане, ее начало затягивать в чудовищный водоворот, из которого нет спасения. Она не понимала, что происходит, не могла доверять собственному рассудку, не способна была справиться с наплывом эмоций.

— Еще кофе? — спросил Мэтт, и она вздрогнула.

— Что?

— Я собрался выпить кофе… ты тоже хочешь?

— А… а, да, пожалуйста. — Она должна взять себя в руки, а не то Мэтт примет ее за идиотку.

— Что бы ты хотела на обед?

— Пицца меня вполне устроит.

— С салатом?

Бьянка кивнула, все еще находясь во власти переживаний. Она вела себя, как дура — и слова умного не сказала с тех пор, как повстречала Мэтта. Вот он, небось, удивляется, как мог Дон поручить ей такую ответственную работу.

Но он уверен, что знает ответ. Он считает ее любовницей Дона. По его мнению, Дон платит ей за интимные услуги.

— Почему ты так внимательно разглядываешь стену? — протянул Мэтт, и Бьянка, вспыхнув, обернулась.

— Ты прекратишь когда-нибудь цепляться ко мне?

— Что?

— Ты все время насмехаешься надо мной!

— Я всего лишь спросил, почему ты сидишь ко мне спиной, уставившись на стену! Так чего рычать, словно голодный тигр?

— Тигрица, — машинально поправила его Бьянка. — Я ведь женщина.

— Я это заметил, — пробормотал Мэтт, весело поблескивая голубыми глазами.

Ее лицо покраснело.

— И этого тоже не надо! Я уже говорила, что обойдусь без твоих заигрываний.

— У тебя ужасный характер. Что бы я ни сказал, ты только огрызаешься. Я еще ни с кем так много не спорил.

Бьянка заметила, что Лиза на них смотрит. Ее лицо было равнодушным, как обычно бывает у детей, которые только делают вид, что ничего не понимают в разговорах взрослых. Перейдя на французский, Бьянка сказала:

— Ребенок слушает.

Мэтт взглянул на свою дочку и кивнул.

— Намек понял.

Он налил себе кофе, а Бьянка подошла к столу и взглянула на попугая, которого раскрашивала Лиза. Рисунок пестрел красками — красной, зеленой, желтой, голубой и оранжевой.

— Очень красиво, — похвалила Бьянка.

Лиза, с высунутым от усердия языком, взглянула на результат своего труда и удовлетворенно кивнула.

Мэтт передал Бьянке чашку кофе; она начала пить, усевшись рядом с Лизой и загородившись девочкой, как щитом.

Уловка не сработала. Мэтт перегнулся через спинку стула Бьянки, любуясь дочкиными художествами.

— Красотища.

Лиза улыбнулась ему. Она не видела, как его пальцы пробежались по Бьянкиным волосам. Бьянка повернула голову и окинула его сердитым взглядом. Он лукаво улыбнулся в ответ.

Она прошептала:

— Не делай этого!

Мэтт прошептал:

— Чего?

— Сам знаешь, чего!

Его голубые глаза округлились.

— Ах, это!

Он снова погладил ее волосы, затем Бьянка почувствовала прикосновение его прохладных пальцев к своей шее, и по ее спине пробежали мурашки.

Мэтт склонился к ней.

— Разве тебе не нравится? — прошептал он ей на ухо.

Лиза взглянула на них, нахмурив брови.

— Вы так играете? Почему ты говоришь так, что я не слышу, папа? Я тоже хочу играть.

Мэтт рассмеялся.

— Давай играть в шпионов. На что я смотрю? Это слово начинается на букву «п».

Он начал пристально разглядывать книжку-раскраску. Лиза тоже посмотрела на нее и радостно взвизгнула.

— Знаю… попугай. «П» это попугай.

— Умница, — похвалил ее Мэтт.

— А теперь я, папа. Мой ход. — Лиза обвела взглядом комнату, задумчиво кусая нижнюю губу, и сказала, — «С» это…

— Нет, не говори, я сам угадаю. «С» это стол?

Лиза залилась смехом.

— Нет!

Бьянка пила кофе, прислушиваясь краем уха к их игре. Она нервно попыталась прикрыть колени сползающими полами халата, почувствовав на своем бедре взгляд Мэтта.

— Сдаюсь, ты выиграла, — рассеянно произнес Мэтт. — Что это было?

— «С» это собака, — воскликнула Лиза.

Мэтт посмотрел по сторонам.

— Здесь нет никакой собаки.

— Она в моей раскраске. — Лиза перевернула страницу, чтобы показать.

— Ты не должна была загадывать то, что я не видел!

— Зато я видела, папа. «С» это собака!

— Но я не мог ее увидеть в твоей книжке, Лиза. В следующий раз выбирай то, что у меня перед глазами.

— Не хочу больше играть. Я занята. — Лиза с обиженным видом продолжила раскрашивать картинки.

— Пять минут разговора с ней, и я чувствую себя Алисой в Стране Чудес, — пожаловался Мэтт.

Лиза подняла голову.

— Ты не можешь быть Алисой, папа, потому что ты мальчик.

— Вот буквоедка! — Мэтт пошел к двери, зевая и потягиваясь. При виде этого зрелища у Бьянки пересохло во рту, а сердце забилось, как безумное.

— У меня есть кое-какая работа… ты не могла бы понянчиться с ней часок? — спросил Мэтт.

Бьянка кивнула.

— Тебе ведь нетрудно?

— Вовсе нет. Мне нравится присматривать за ней.

Мэтт одарил ее одной из своих фирменных улыбочек. В уголках его ярких голубых глаз появились морщинки, лицо светилось радушием.

— Огромное спасибо. Обещаю, это не займет больше часа. Если я понадоблюсь, Лиза покажет тебе мой кабинет. Обед я приготовлю, когда закончу.

— А почему не я? Ты ведь тоже будешь пиццу и салат?

— Ты такой высококлассный специалист, что у меня язык не повернулся попросить тебя приготовить пиццу! — усмехнулся Мэтт. — Но если ты не против?

— Почему я должна быть против? Кто-то ведь должен этим заниматься.

— Ну, тогда спасибо.

Через несколько минут после его ухода машина кончила стирать. Бьянка переложила свои вещи в сушилку и занялась салатом. В холодильнике оставалось немного латука и пара помидоров, но Бьянка обнаружила в кладовке банку маринованной свеклы и консервированные мандарины, так что смесь получилась странная, но интересная.

Прежде чем поставить пиццу разогреваться, Бьянка уселась за стол и рассказала Лизе сказку о слонятах, которые заблудились в джунглях и нашли дорогу домой с помощью пестрого попугая. Лиза тут же принялась изображать слоненка, пыхтя и фыркая носом.

Пока духовка разогревалась, они с Лизой сыграли в крестики-нолики. Бьянке пришлось приложить немало усилий, чтобы дать Лизе выиграть, поскольку девочка играть совершенно не умела.

Минут через пятнадцать Бьянка поставила пиццу в духовку и с Лизиной помощью навела порядок на столе, а затем велела девочке позвать отца к обеду.

К возвращению Лизы и Мэтта кухня наполнилась аппетитными ароматами плавящегося сыра и помидоров. Бьянка вынула пиццу, разрезала ее на три части и разложила по тарелкам. В Лизину тарелку она добавила салата.

— А ты салат сам накладывай, — сказала она Мэтту.

— Пахнет замечательно. Я редко ем пиццу, а ты?

— Не часто, — призналась Бьянка.

Пицца оказалась очень вкусной — с хрустящей лепешкой, покрытой острым томатным соусом и толстым слоем расплавленного сыра, а салат послужил прекрасным гарниром.

— Круто, — прочавкала Лиза.

— Не разговаривай с полным ртом! — упрекнул ее Мэтт.

Бьянка налила девочке молока. Лиза схватила кружку обеими руками и начала шумно отхлебывать. Судя по лицу Мэтта, ему это тоже не понравилось. Похоже, ему не часто приходится общаться с собственной дочерью.

К концу обеда Лиза уже зевала во весь рот.

— Ей пора спать, — заметил Мэтт с явным облегчением.

— Нет. Я не хочу, — заспорила Лиза, но он сгреб ее в охапку и унес наверх, а Бьянка тем временем начала убирать со стола.

Вернувшись, Мэтт заявил, что после того, как Лиза проснется, он отвезет ее на пару дней к Саре Хестон.

— Она предложила мне свою помощь и умеет обращаться с детьми; Лизе там понравится.

Бьянка возмутилась — как он может отправить Лизу к женщине, которую та даже не знает? Или Сара Хестон уже успела побывать здесь и познакомиться с Лизой? Что на самом деле связывает ее и Мэтта?

— Лучше бы Лизе остаться с тобой, тем более в такое сложное время! Ей сейчас нужно особенное внимание.

Он вспыхнул, как порох.

— Знаю, но благодаря твоей фирме, я по уши завален работой. У меня нет времени возиться с ней.

Сушилка неожиданно отключилась. Бьянка начала вынимать свои вещи.

— Я должна одеться, — сухо сказала она. — Если ты повезешь Лизу к Хестонам, то, может, высадишь меня возле какой-нибудь ближайшей станции?

— Я притащил тебя сюда, я и отвезу обратно, — отрезал Мэтт. — В любом случае мне нужно вернуться в Лондон.

Бьянка не ответила. Резко развернувшись, она ушла, неся в руках стопку одежды. Она оделась, нашла свою сумочку и красную кашемировую накидку, а затем уселась на кровать и задумчиво уставилась в окно. Девочку ей было жаль до боли. Она по себе знала, каково это, когда родному отцу на тебя наплевать, когда он хочет избавиться от тебя и, в конце концов, уходит. Как может Мэтт быть таким черствым и бессердечным?

Когда она спустилась на первый этаж, Мэтта не было видно — скорее всего, он вернулся к работе.

Примерно через час сверху донесся Лизин голосок, и Бьянка бегом помчалась в детскую. Мэтт появился секунду спустя. Девочка, раскрасневшаяся, с сияющими глазами, протянула руки ему навстречу, и он вытащил ее из кровати.

— Я сложил ее вещи. Мы уезжаем.

Лизина спальня выглядела так, словно в ней разорвалась бомба; дверцы шкафов были раскрыты, вещи на полках — смяты и свалены в кучу. Собираясь, Мэтт перевернул комнату вверх дном.

— Хочу Кенгу, — потребовала Лиза, так что Мэтту, прежде чем уехать, пришлось отыскать ее любимую игрушку. В конце концов, он умудрился запихнуть девочку в машину. Лиза устроилась на заднем сиденье, глядя в окно и бубня себе под нос, — Я шпион… «Д» это дерево… «Л» это лошадка…

Ей не нужны были партнеры для игры. Она привыкла к одиночеству и прекрасно умела развлекать себя сама.

— Ты знаешь дорогу к дому Хестонов? — спросила Бьянка.

Мэтт взглянул на нее из-под густых, шелковистых ресниц, позолоченных солнцем. Он был одет в кремовую рубашку, темно-коричневую парусиновую куртку и такие же брюки. Судя по всему, этот костюм был куплен не в дешевом универмаге.

— Они живут в Букингэмшире, но дорога займет не более двух часов.

— А потом тебе придется еще и меня отвозить. Разве ты не собираешься съездить к матери?

Мэтт покачал головой.

— Я полчаса назад звонил в больницу. Она еще не отошла после наркоза, так что мне посоветовали сегодня ее не беспокоить.

Бьянка поморщилась.

— Как жаль; надеюсь, завтра ей будет лучше.

— Медсестра говорит, что многие пожилые пациенты тяжело переносят наркоз. Она обещает, что моя мать скоро поправится; просто ей понадобится больше времени на восстановление.

— «К» это кенгуру, — сказала Лиза. Она помахала игрушкой. — Видишь, папа?

— Да, вижу, дорогая. «К» это кенгуру.

Почти всю дорогу девочка болтала сама с собой на заднем сиденье.

— Ты бывала у Хестонов? — спросил Мэтт.

Бьянка покачала головой.

Похоже, Мэтт ей не поверил.

— Даже когда Сара с детьми ездила отдыхать в прошлом году?

— Нет.

— Вернувшись, Сара обнаружила в доме женские вещи, и поняла, что Дон кого-то приводил.

— Она думает, это была я?

— Ты главная подозреваемая, — с усмешкой согласился Мэтт.

— Это не я, и понятия не имею, кто это мог быть.

Бьянку раздражал его иронический, презрительный тон. Какое право он имеет обвинять ее? Он заявляет, что не любит Сару Хестон, но явно неравнодушен к ней и верит каждому ее слову.

Мэтт недолюбливает Дона… и не только потому, что Дон пытается завладеть его компанией. Бьянка полагала, что причины его враждебности лежат более глубоко. Возможно, и Дон чувствует нечто подобное… подозревает ли он свою жену в связи с Мэттом Харном? Нет, вряд ли. Дон очень высокого мнения о себе и даже представить не может, что его жена способна отдать предпочтение другому мужчине.

Но разве можно в чем-то быть уверенной? На самом деле Бьянка не понимает ни Дона, ни Мэтта. Мэтт Харн до сих пор считает ее любовницей Дона и не скрывает своего отношения к ней.

А что касается Дона, он преследовал ее с тех пор, как она пришла в его фирму, настойчиво и упорно домогался, так и не смирившись с ее отказом.

Но при этом он сам предложил ей соблазнить Мэтта Харна! Как он мог? Бьянка почувствовала подступающую тошноту. Объяснение может быть только одно. Дон относится к ней, как к вещи, а не как к человеку с правами, чувствами и собственными мыслями. Он видит в ней сексуальный объект, который можно использовать в собственных целях. Объект, которым он хочет владеть во всех смыслах этого слова.

Она похолодела, представив себя в его постели.

Лучше умереть. Ее бы вырвало от отвращения, если бы он только прикоснулся к ней.

Бьянка с изумлением поняла, что за последние двое суток ее отношение к Дону совершенно изменилось.

До сих пор, отвергая ухаживания Дона, Бьянка руководствовалась одним только инстинктом. Она не принимала его знаки внимания близко к сердцу, и просто говорила «нет», не злясь и не расстраиваясь. Еще пару дней назад она сказала бы, что восхищается Доном. Проблема заключалась лишь в том, что он не свободен. Она не смогла бы вступить в связь с женатым мужчиной ни при каких условиях. Но Дон ей нравился. Она сказала бы, как говорила Мэтту несколько часов назад, что Дон относится к ней с уважением, что он отличный начальник и очень приятный человек.

Почему теперь все воспринимается по-другому?

Началось все с того момента, когда Дон посоветовал ей соблазнить Мэтта и заявил, что она воспользовалась Гарри Мистеллом ради заключения сделки. Это ее возмутило. Бьянка обиделась… и кто не обиделся бы на ее месте? Мысль о том, что тебя используют в качестве сексуальной приманки, оскорбительна для любой женщины.

Но насколько он был искренен?

Сегодня Дон просто ошалел, когда Бьянка сняла трубку. Как будто поверить не мог, что она действительно уехала в Эссекс с Мэттом. Может, его предложение было всего лишь неудачной шуткой? И поэтому он так удивился, узнав, что она ночевала у Мэтта.

Он был настолько потрясен, что даже не смог продолжить разговор. Наверняка он звонил по мобильнику из самолета, если только его рейс не задержали, и он не застрял в аэропорту. Что ж, если он позвонит снова, то больше не застанет ее у Мэтта, и ему придется начать поиски заново.

— Как быстро она заснула, — прошептал Мэтт.

Бьянка посмотрела на Лизу и улыбнулась при виде ее умиротворенного, румяного личика и засунутого в рот пальца.

— Она кажется такой милой.

— Внешность обманчива, — заявил Мэтт, окинув Бьянку весьма многозначительным взглядом. Она решила не спрашивать, что он имел в виду, дабы не нарваться на очередную ссору.

Они ехали по М25 — кольцевой трассе, проходящей через столичные пригороды, плотный поток транспорта на которой не ослабевает ни днем, ни ночью.

Наконец они свернули на шоссе М1, ведущее на север, но через полчаса покинули и его, направляясь в деревню, где обитало семейство Хестонов.

Бьянка смотрела в окно, на склоняющееся к горизонту солнце. Поля чередовались с полосами деревьев — дубов и ясеней, недавно начавших покрываться листвой; а яблони в садах еще не успели отцвести. В воздухе витали сладковатые, тяжелые, усыпляющие ароматы приближающейся ночи.

— Любопытно, — произнес вдруг Мэтт, и Бьянка вздрогнула от неожиданности. — Каково это работать на компанию-хищника, которая существует за счет поглощения мелких фирм, отнимает у людей работу, разоряет вкладчиков, и все это ради получения прибыли?

— Это ложь! ТТО — передовая, преуспевающая компания. Мы изучаем рынок, развиваем новые технологии. А если и покупаем фирмы вроде твоей, то только потому, что наши компании подходят друг другу и могут взаимодействовать.

— Взаимодействовать? — с иронией повторил Мэтт. — Да, конечно. Так это называет Хестон.

— И это значит, наши компании подходят друг другу!

— Я прекрасно понимаю, что это значит и чего хочет от нас Хестон. Но чего хорошего нам ждать от Хестона?

— После заключения сделки ваши акционеры будут получать большую прибыль. А с поддержкой ТТО ваша продукция завоюет значительную часть рынка.

— Но что я буду с этого иметь, если потеряю свою компанию?

— Я уже объясняла. ТТО хочет, чтобы ты вошел в совет директоров, чтобы ты работал на нас, и тогда ты ничего не потеряешь.

— Кроме моей независимости, кроме моей свободы, кроме возможности самому принимать решения!

— Возможность принимать решения у тебя останется! Ты будешь отвечать за воплощение в жизнь твоих изобретений!

Мэтт рассмеялся.

— Ты меня за дурака держишь? Решения станет принимать Хестон. А я буду прыгать перед ним на задних лапках и выполнять его приказы. У меня не будет ни свободы, ни ответственности. Скажи честно хотя бы раз, Бьянка, какая свобода есть у тебя?

Ей нечего было возразить.

— Почти никакой, но я ведь не определяю политику компании. Мое дело — вести переговоры, торговаться, убеждать. Судьбоносные решения принимает только Дон. Все-таки он начальник.

— И ты принадлежишь ему.

Она остолбенела.

— Я же говорила, нет!

— Что он сказал тебе по телефону?

— Ничего.

— Что-то он должен был сказать. Что именно?

Бьянка замялась.

— Что он пытался дозвониться ко мне в Лондон и…

Она умолкла, и Мэтт ехидно продолжил:

— И спросил, что ты делаешь в моем загородном доме, и спала ли ты со мной?

Бьянка уставилась в окно, не удостоив его ответом.

— Он предлагал тебе переспать со мной, чтобы добиться моего согласия?

На этот вопрос Бьянка тоже не ответила. Она не хотела лгать, но и признать правду не могла.

— Видимо, я угадал, — заключил Мэтт. — А теперь расскажи мне о Гарри Мистелле.

Она до боли сжала кулаки.

— Нет.

— Я в курсе последних сплетен. Вы начали встречаться, затем его отец заключил сделку с Хестоном, и ваши отношения с Мистеллом-младшим неожиданно прекратились. Говорят, ты водила его за нос, а потом вильнула хвостом и упорхнула. Не слишком красивая история.

— Неправда! — со злостью возразила Бьянка. — Это Гарри разорвал нашу дружбу…

— Дружбу? — с иронией повторил Мэтт. — Вот, значит, что было между вами? Просто дружба? А не любовь, нет?

— Дружба, — процедила она сквозь зубы. — Просто дружба.

— И почему же Мистелл тебя бросил?

— До него дошли слухи. Они были лживыми, но он отказался мне верить.

— Слухи о тебе и Хестоне?

Бьянка кивнула.

— Все это ложь. Я пыталась его убедить, но он не стал слушать.

— Дурак. С такими людьми, как он, лучше не связываться. Ты никогда не стала бы счастливой с человеком, который тебе не доверяет и даже не хочет выслушать.

— Думаю, да. Но я была очень расстроена — не слишком приятно, когда тебя называют обманщицей и чьей-то любовницей.

— Кто рассказал Мистеллу-младшему о тебе и Хестоне?

— Не знаю.

— Наверняка, сам Хестон.

У Бьянки отвисла челюсть.

— Дон?

— Он заключил сделку, и Мистелл-младший больше не был ему нужен, а Хестон хотел и дальше использовать тебя в качестве наживки. — Мэтт с насмешкой взглянул на нее. — Со мной, к примеру. Возможно, он уже тогда планировал захватить мою компанию и подослать тебя ко мне. Но сначала ему надо было избавиться от Мистелла-младшего.

Она торопливо возразила:

— Но я же не пыталась…

— Соблазнить меня? — Его голубые глаза заблестели. — А он просил тебя об этом?

Бьянка промолчала. Мэтт, наблюдая за ней в зеркало заднего вида, прекрасно видел отразившееся на ее лице смятение и неуверенность.

— Просил, да? Он ясно дал понять это в «Савое». Намекнул, что ты будешь моей, если я только пожелаю. И часто он выставляет тебя на такие торги?

У Бьянки выступили слезы.

— Никогда. Я была так шокирована и смущена… я сказала, что лучше уволюсь, чем буду кому-то предлагать себя.

— Дай, угадаю, что он ответил. Он заявил, что тебе не обязательно ложиться со мной в постель, надо только притвориться, что ты согласна!

Лицо Бьянки горело, во рту у нее пересохло. Можно подумать, Мэтт присутствовал при их разговоре с Доном! Она слишком уважала себя, чтобы солгать ему.

Молчание затягивалось. Мэтт снял одну руку с руля и нежно пожал ее ладонь.

— Ты не можешь больше работать на этого человека, ты ведь сама это понимаешь? Ты говорила, он относится к тебе с уважением. Может, когда-то так оно и было, но сейчас уже нет. Он обращается с тобой, как со шлюхой, и рано или поздно затащит в свою постель. Ты должна уволиться и уйти от него, даже если это будет означать для тебя потерю заработка.

— Да, знаю, я уже и сама подумывала об этом, — безрадостным тоном призналась Бьянка. — Я люблю свою работу, но мне не нравится, как Дон ведет себя в последнее время. Все началось после моего знакомства с Гарри. Дон словно с цепи сорвался.

— Тебе действительно нравился Мистелл-младший?

— Да, я уже говорила, что начала встречаться с ним не по расчету, а потому, что он мне очень нравился.

— Хестон понял, что это серьезно, и приревновал?

Бьянка со вздохом пожала плечами.

— Не знаю. Но с тех пор он сильно изменился. Все это очень грустно, ведь когда-то он мне тоже нравился.

Мэтт молчал, глядя прямо перед собой. Его лицо с чеканным профилем стало неожиданно серьезным.

— Мы почти приехали. Тебе лучше подождать в машине, пока я отведу Лизу в дом. Нам ведь не нужен лишний скандал?

Бьянка вздрогнула.

— Сара настолько меня ненавидит?

— Ну, скажем, недолюбливает.

— Но это все вранье! Если я объясню ей…

— Она тебе не поверит. Она уверена, что у ее мужа роман с тобой. Не забывай, она лучше знает Дона. Если Сара считает, что он влюблен в тебя, может, она права?

— Я говорила тебе, что это ложь!

— Знаю и охотно верю, но я же не ревнивая жена, которую разлюбил муж. Просто посиди в машине, Бьянка, ладно? Я не хочу, чтобы Лиза оказалась свидетельницей отвратительной сцены. Кстати, я этого тоже терпеть не могу.

Они ехали по длинной, покрытой гравием липовой аллее. Впереди показалось белое здание: более старое и массивное, чем ожидала Бьянка, выстроенное в колониальном стиле, с оштукатуренными стенами, балконом, портиком в центре и лестницей, ведущей к черной дубовой двери.

— Какая красота! — ахнула Бьянка.

Мэтт выключил двигатель и взглянул на дом.

— Разве ты не была здесь?

— Я же говорила. Нет. Ни разу. — Почему он вечно сомневается? Наверное, не уверен в ее честности.

Мэтт вылез из машины и отстегнул Лизин ремень безопасности. Девочка проснулась и захныкала.

— Тсс, крошка. Спи.

На заднем сидении лежал небольшой чемодан. Видимо, Мэтт упаковал его, пока Бьянка с Лизой были на прогулке! Почему он сразу не сказал, что хочет отвезти свою дочь к Саре? Зачем было тянуть до последней минуты?

Мэтт взял Лизу на руки и понес ее вверх по лестнице.

Дверь отворилась до того, как он постучал. На пороге стояла Сара Хестон, очень элегантная, в кремовом льняном платье и с зачесанными назад волосами. Она была слишком поглощена Мэттом и девочкой, чтобы заметить сидящую в машине Бьянку. Мэтт внес Лизу в дом, и дверь закрылась.

Бьянка вдыхала сладкие ароматы сирени и левкоев и любовалась роскошным садом — очень ухоженным, с ровными лужайками и подстриженными кустами в обрамлении пышных пионов, белых и красных роз, синих ирисов. Внезапно занавеска на одном из окон второго этажа сдвинулась, и в окне появилось перекошенное от ярости лицо Дона. Бьянка уставилась на него, не веря собственным глазам.

Занавеска снова качнулась, и Дон исчез, но секунду спустя он выскочил из дома, пулей слетел по лестнице и распахнул дверь машины.

— Дон? Что ты здесь делаешь? Почему ты не в Австралии?

— Как видишь, я никуда не поехал. Как ты оказалась с Харном?

— Он собирался отвезти меня в Лондон. Но сначала забросил сюда свою малышку — твоя жена обещала взять ее на время. Мы как раз ехали в ресторан, когда ему позвонили и сказали, что его мать заболела, а дочка осталась без присмотра, так что я предложила ему свою помощь, пока он не найдет другую няньку.

— И он не терял времени даром? Рассказал тебе эту трогательную сказочку, чтобы ты утешила его в постели?

Бьянка вспыхнула.

— Я не спала с ним! Слушай, почему ты не полетел в Австралию?

Он грубо рассмеялся, его бледное лицо пошло пятнами.

— Я как раз собирался в аэропорт, когда мне передали заявление о разводе! Так что я отменил поездку и примчался сюда, чтобы разобраться с Сарой! И знаешь, что она сказала? Заявила, что хочет развестись, потому что я ей изменяю! Я ответил, что это вранье, и у меня никого нет. — Наткнувшись на скептический взгляд Бьянки, он проворчал, — Это правда! У меня давно уже не было любовницы, и я сказал ей это. И тогда она назвала тебя!

— Меня? — воскликнула Бьянка, — но разве ты не говорил ей?…

— Естественно, говорил! Я говорил, что не спал с тобой, что она не найдет ни одной улики, что все это выдумки, и я могу это доказать. Я сказал, что не дам ей развода, что она ничего от меня не дождется. Она так распсиховалась, что я сразу понял — она врет, и у нее есть другая причина расстаться со мной.

— Какая? — хрипло спросила Бьянка.

— Разве не ясно? Она любит кого-то другого. Я звонил ей вчера ночью, но ее не было. А когда я спросил, где она шляется по ночам, она ответила, что ездила к Мэтту Харну.

Бьянка прикусила губу… стоит ли рассказывать ему о том, что она видела Сару?

Прежде чем она успела что-то решить, Дон гневно добавил:

— Естественно, она наврала мне с три короба о его несчастной дочурке, но из-за этого ни один нормальный человек не попрется ночью в такую даль. Она что, не могла просто позвонить ему? И тут до меня дошло — она хочет развода, чтобы выйти за Мэтта Харна!

Седьмая глава

Земля ушла у Бьянки из-под ног, небо опрокинулось, мир завертелся колесом. Похолодев, она уставилась на Дона.

— Она… она разводится с тобой, чтобы выйти за… Мэтта? — Ее голос оборвался, она с трудом говорила и едва могла дышать.

— Да. — Дон скрипнул зубами. — Этот ублюдок украл у меня жену! Наверное, решил отплатить мне за попытку отнять его фирму. Око за око.

Бьянка покачала головой.

— Мэтт клялся, что между ними ничего нет.

Дон прищурил блестящие от ярости глаза.

— Почему?

— Почему? — тупо повторила Бьянка, не поняв смысл его вопроса.

Дон рассерженно рявкнул:

— Почему он тебе клялся? Не случайно же вы заговорили об этом! Ты спрашивала, были ли они любовниками? Что навело тебя на эту мысль? Ты должна была что-то заметить!

Бьянка почувствовала себя одураченной. Мэтт говорил так убедительно, даже слишком убедительно. Неужели он все время ей лгал? Он обвел ее вокруг пальца… а она поверила ему с такой легкостью!

— Я видела ее в доме Мэтта, и… — Она умолкла, нервно глотнув воздуха, и не решилась продолжить. Как она могла рассказать Дону о словах Сары Хестон: «Я не могла не приехать…», об объятии и поцелуе. Тем самым она только подтвердит подозрения Дона.

— И? — потребовал Дон. — Что дальше? Ты ведь почему-то их заподозрила.

Бьянка не могла не посочувствовать Саре. Дона не назовешь идеальным мужем: он свою семью и в грош не ставил, годами изменял жене. И поделом ему этот развод. Многие ли женщины стали бы так долго терпеть пренебрежение, равнодушие и неверность со стороны супруга?

«Я бы не стала», — подумала она. Дон должен понять, что рано или поздно любому терпению приходит конец.

Судя по озлобленности Дона, решение жены подать на развод потрясло его до глубины души. Но сознает ли он собственную вину? Подумать только, с каким горделивым видом он заявил, что сейчас у него нет любовницы! Он искренне считает себя невинной жертвой. А как же его прошлые похождения? Разве он не понимает, сколько боли и стыда принес Саре?

Дон смотрит на все со своей колокольни. Он — эгоистичный, самовлюбленный человек. Ему даже в голову не приходит взглянуть на ситуацию глазами жены. Возможно, развод вправит ему мозги… но будет уже поздно.

Гневная реакция Дона на угрозу развода доказывает, что когда-то он любил свою жену. И может, в глубине души любит ее до сих пор? Бьянка чувствовала, что он пытается собраться с мыслями и выработать план действий. В бизнесе он всегда умел расправляться с врагами. Он прирожденный боец, и не смирится с решением жены. Он слишком упрям, чтобы сдаться. Именно поэтому он так успешно руководит компанией.

Дон прекрасный начальник, но Бьянка была очень невысокого мнения о нем, как о человеке. Его личная жизнь — сплошной бардак.

Он даже дома строил из себя командира… и никак не ожидал, что в один прекрасный день Сара может взбунтоваться.

Лицо Дона побагровело, левый глаз начал подергиваться в нервном тике.

— Она сказала, что отсудит половину всего, что у меня есть!

По-видимому, угрозы Сары привели его в бешенство.

— И, скорее всего, ей это удастся, — вслух подумала Бьянка. — По закону жена получает дом и равную долю семейного имущества.

— Равную долю? — рявкнул Дон. — Равную долю? Это я создал компанию, а не она! С какой стати я должен что-то ей отдавать? Все эти годы она только и делала, что тратила мои деньги, швыряла их направо и налево, шастала по вечеринкам, покупала дорогие шмотки, отдавала своих детей в частные школы.

«Ага, теперь это Сарины дети, а не его!» — заметила Бьянка. Мягким голосом она сказала:

— Но разве она не вела домашнее хозяйство, не устраивала приемы для твоих клиентов? Она помогала тебе, чем могла, и особенно, как я слышала, в начале твоей карьеры. Естественно, суд это учтет.

Дону это не понравилось.

— Да она даже носа не казала в мой кабинет! Разве справедливо будет, если она отнимет у меня компанию? Это не законы, а какое-то безумие. Она получит дом, детей и, мало того, мне придется на нее работать… работать на собственную жену! Нет уж, увольте! Не хватало мне еще работать на женщину!

— У тебя не будет выбора, если так решит суд. — Бьянке эта ситуация нравилась все больше и больше. Забавно видеть Дона в такой переделке.

— По-твоему, это смешно? — буркнул Дон. — Нет, Бьянка. Здесь нет ничего смешного.

— Но ведь не все так плохо, Дон. Раз Сара не умеет управлять компанией, она, скорее всего, уступит свою долю акций за соответствующую сумму.

Дона эта мысль не успокоила.

— Боже мой! Мне придется занимать деньги, чтобы откупиться от нее; я влезу в долги.

— Наверняка, адвокаты выработают соглашение.

— И заграбастают кучу моих денег! Ты же знаешь этих ублюдочных адвокатов! Сара бы до такого ни в жизнь не додумалась. Она не лезла в мои дела, не интересовалась компанией. Я знаю, кто стоит за ней — эта сволочь Харн!

«И, скорее всего, он прав», — мрачно подумала Бьянка. Мэтт умный, проницательный и, судя по его поведению, очень предприимчивый человек, умеющий извлечь выгоду из чего угодно.

— Мерзавец! — горячился Дон.

Бьянка, молча, согласилась.

— Он сводит счеты, — буркнул Дон. — Я попытался захватить его фирму, и теперь он мне мстит. Он отнял у меня жену и надеется заполучить мою компанию. Бьет меня моим же оружием.

— Вот ловкач!

Дон рассерженно взглянул на нее.

— Ты понимаешь, что, в конце концов, Харн может получить контроль над ТТО?

Заметно было, что Дон не находит в этой ситуации абсолютно ничего смешного.

— Но ему это даром не пройдет, — прорычал он.

— Как же ты его остановишь?

Дон вытер ладонью вспотевшее лицо и посмотрел на Бьянку.

— Ты все знала? Ты тоже против меня, Бьянка? Ты сговорилась с этой сладкой парочкой?

— Конечно, нет! Не сходи с ума, Дон. Можно подумать, весь мир ополчился против тебя.

Бьянке даже стало его жалко. Она видела выступившую на его лице испарину. Его светлый летний костюм, явно предназначенный для поездки в Австралию, весь пропитался потом, а на шее вздулись толстые синие вены. Он выглядел, как человек, стоящий на краю пропасти.

— Дон, на тебя страшно смотреть; остынь! Если ты не успокоишься, тебя удар хватит.

Но он пропустил ее слова мимо ушей, прислушиваясь только к собственной ярости.

— Кто-то ведь из наших шпионит на Харна!

— Не глупи, Дон! Зачем мне это надо?

— Не пытайся меня одурачить. Я на таких делах собаку съел. Один из директоров Харна вот уже пару месяцев продает мне информацию. Я всегда пытаюсь переманить кого-нибудь из враждебной компании на свою сторону.

Бьянка была удивлена и возмущена тем, что до сих пор Дон скрывал это от нее.

— Ты никогда мне не говорил!

— Естественно, нет. Я знаю тебя. Ты назвала бы это неэтичным, нечестным или еще как-нибудь! Но, переманивая человека из другой фирмы, я экономлю кучу времени и денег и узнаю их планы из первых рук. — Он окинул Бьянку ненавидящим взглядом. — Я не ожидал, что ты предашь меня. Но ты ведь предала? Иначе ты не была бы сейчас с ним!

Неожиданно он полез в машину и схватил за руку Бьянку, стаскивая ее с сиденья.

— Прекрати, Дон. Мне больно! — зашипела она.

Он не отпустил ее, а напротив, усилил хватку, впившись пальцами в ее предплечье.

— Ты поедешь со мной!

— Перестань, Дон! С ума сошел?

— Он купил тебя? Сколько он тебе заплатил?

— Нисколько. Не дури. — Бьянка выдернула руку и потерла оставшийся на коже красный отпечаток. — Посмотри, что ты наделал! Я знаю, что ты расстроен, но нечего срывать зло на мне!

Его глаза гневно сверкали на вспотевшем, багровом лице.

— Я жил, как дурак, доверяя своей жене, доверяя тебе. Но хватит! Теперь меня уже не проведешь. Я плачу тебе зарплату, так что ты поедешь со мной.

Они услышали стук входной двери и крик Мэтта:

— Бьянка! Что происходит?

Бьянка обернулась и уже открыла рот, чтобы позвать на помощь, но Дон прорычал:

— Не забудь, что он любовник моей жены!

Она прикусила язык. Что, если он прав? Дон может быть безжалостным ублюдком, да еще и свихнувшимся к тому же, но, похоже, Мэтт не меньший ублюдок и лжец.

Дон торопливо добавил:

— Сколько бы он ни заплатил тебе, я удвою.

— Ой, не надо о деньгах, — огрызнулась Бьянка. — Это все, о чем ты можешь думать?

Мэтт помчался к ним, его ноги заскользили по гравию. Дон напомнил Бьянке:

— Я проталкивал тебя с самого первого дня, когда ты только пришла в мою фирму. Неужели ты бросишь меня именно сейчас, когда мне нужна любая помощь?

Это правда; своей карьерой она обязана Дону. Если Сара Хестон собирается отнять компанию у мужа, что остается Бьянке? В этой борьбе она должна занять сторону Дона. Он слишком много для нее сделал, она обязана его поддержать.

Как только вся эта кутерьма закончится, она уволится. Но сначала подыщет себе новую работу. Так надежнее. Она не собирается проедать свои сбережения.

Дон схватил ее за руку.

— Бежим!

Бьянка покорно влезла на заднее сиденье его машины, а он уселся за руль, прежде чем Мэтт успел их настигнуть.

— Бьянка, ты куда? — крикнул Мэтт через стекло, когда Дон заводил двигатель.

Она не ответила и даже не взглянула в его сторону. Дон нажал на газ, и автомобиль рванул с места так резко, что из-под колес полетел гравий. Мэтт бросился вдогонку и несколько секунд бежал вровень с машиной, что-то крича, но Бьянка не разбирала слов. Она была слишком расстроена, слезы текли по ее лицу, губы дрожали.

Ее тошнило от мужчин, которые обманывали ее, предавали, пытались воспользоваться ею. И Мэтт оказался таким же.

Дон ехал все быстрее. В боковом зеркале на мгновение отразился Мэтт, провожающий их взглядом, но затем машина свернула, и теперь Бьянка видела в лучах автомобильных фар лишь липовые деревья с глянцевыми листьями и осыпающимися бледно-желтыми цветами. В искусственном свете они казались похожими на призраков.

Бьянка открыла окно, чтобы вдохнуть свежего воздуха, и у нее закружилась голова от пьянящего запаха. Прикрыв глаза, она откинулась на спинку сиденья. Никогда еще в своей жизни она не чувствовала себя такой несчастной и знала, что не скоро сможет забыть предательство Мэтта. Он обманывал ее. Отныне аромат цветущей липы станет для нее невыносимым.

— Ты едешь в Лондон? — слабым голосом спросила она.

— Ага, — буркнул Дон. — Нас ждет работа.

Бьянка изумленно уставилась на него.

— Какая еще работа?

Дон выглядел ужасно. Он всегда казался моложе своего возраста, но теперь как будто постарел на добрый десяток лет.

— Я должен поговорить с крупными держателями акций. Нельзя, чтобы они узнали об этом от Сариных адвокатов или из газет. Мы сразу пойдем в твой кабинет, ты составишь для меня список и начнешь их обзванивать. — Его лицо окаменело от напряжения; скулы были обтянуты кожей, губы крепко сжаты. Бьянке и раньше приходилось видеть такое выражение.

Дон — прирожденный боец; победить его не просто. Понимает ли Сара, во что она ввязалась? А Мэтт?

— Дон, это же субботний вечер! — напомнила ему Бьянка. — Многие из них сейчас в ресторане или в гостях, а если кто-то и дома, все равно им сейчас не до этого. Давай, отложим до понедельника?

— Ждать нельзя. Я должен остановить Харна и Сару, пока не стало слишком поздно.

— Может, сначала посоветуешься с адвокатами?

Дон повернул голову и гневно взглянул на Бьянку.

— Ты когда-нибудь прекратишь мне указывать? Это моя компания и моя жена. Я знаю, что делаю.

Бьянка умолкла и за следующий час пути не проронила ни слова. Шоссе было полупустым — люди покидали столицу, а не возвращались в нее. Машина Дона пожирала милю за милей.

Только на въезде в Лондон Бьянка тихо спросила:

— Дон, я очень устала, и ты тоже плохо выглядишь. Может, лучше подождать до завтрашнего утра? Завтра, если понадобится, я буду работать целый день, но не сегодня.

Дон оскалился, словно голодный пес.

— Я должен спасти свою компанию.

— Не сегодня, Дон. Ты до завтра все равно ничего не успеешь. Утро вечера мудренее.

— Утром будет слишком поздно!

— Да нет, что ты! Разводы вообще так быстро не делаются, даже если оба супруга согласны… а ты ведь не хочешь развода?

— Конечно, не хочу! И я буду бороться до конца.

— Не сомневаюсь. — Бьянка с радостью заметила, что он начал успокаиваться. — Но даже в этом случае ты должен разговаривать не с держателями акций и не с адвокатами, а с собственной женой. Сара злится и обижается на тебя, ты должен побеседовать с ней.

— И чего я добьюсь, по-твоему? — взорвался Дон, снова начиная багроветь. — Я же сказал, за этим стоит Мэтт Харн. Словами делу не поможешь. Мы должны переиграть его.

— Дон, кончай орать и начинай думать! Ты должен помириться с Сарой, если хочешь спасти ваш брак. Ты должен успокоиться и остыть, а потом поговорить с ней… а еще лучше, выслушать ее. Я не верю, что она действительно стремится разрушить семью, причинить горе вашим детям. Развод — это конец всему. Пусть она даст тебе еще один шанс.

— Нет времени. Я еще должен слетать в Австралию.

Бьянка не поверила своим ушам.

— Хоть раз в своей жизни, Дон, подумай сначала о жене! Австралия подождет. Сейчас ты должен полностью сосредоточиться на Саре.

Дон, казалось, колебался, и это было что-то новенькое. Бьянка никогда раньше не видела его в таком состоянии. Быть может, он любит Сару сильнее, чем хочет показать? Или просто дрожит за свой кошелек?

— Думаю, я смог бы выкроить минутку для разговора, — с сомнением в голосе заметил Дон, глядя на залитые огнями оживленные улицы Лондона.

— Нет, Дон! Не говори с ней, а выслушай! Для начала скажи, что любишь ее. Скажи, что ты был очень потрясен ее заявлением. Она ведь тебе не безразлична? Поэтому тебя так пугает мысль о разводе?

На его лице выступил румянец.

— Конечно, я привязан к ней, — грубо буркнул Дон. — Мы женаты уже много лет, и у нас прекрасные дети. — Он умолк, смутившись, и пригладил ладонью курчавые каштановые волосы. — Я не представляю свою жизнь без нее.

— Тогда скажи ей это!

— Но даже если она меня послушает, мне придется улететь в Австралию, а тем временем Харн снова запудрит ей мозги.

— Так возьми ее с собой в Австралию. Ты ведь никогда не брал ее в поездки? Вот прекрасный повод начать. Если она будет с тобой, то не сможет быть с Мэттом Харном.

Дон изменился в лице.

— Я не думал об этом, но ты права. Отличная идея. Так я и сделаю — предложу ей слетать в Австралию! Мы сможем отдохнуть вместе после того, как я покончу с делами.

— Обхаживай ее, не оставляй одну, води по ресторанам, дари цветы, проси у нее прощения, объясняйся в любви, и клянись, что не сможешь жить без нее.

К этому моменту они уже приехали в Пимлико. Остановив машину у высокого старинного дома, Дон повернулся к Бьянке. Она и представить себе не могла, что когда-нибудь увидит Дона таким — неуверенным, сомневающимся, почти растерянным.

— Думаешь, это поможет?

— Если постараешься, поможет. Дон, ради бога, забудь о борьбе. Это тебе не война. Это личное.

— И то, и другое, — мрачно заметил Дон. — Личная война.

Бьянка окинула его долгим, серьезным взглядом.

— Я знаю, ты был несправедлив к ней, но ты ведь не хочешь ее потерять?

— Конечно, нет, — буркнул он. — И свою компанию тоже!

Бьянка со вздохом сказала:

— Не надо об этом, Дон. Говори с ней о чувствах, а не о бизнесе. Забудь о своей фирме. Ты слишком долго жил одной работой. Сара — женщина, она хочет услышать, как сильно ты ее любишь. Скажи, что она нужна тебе, что ты раскаиваешься и обещаешь никогда больше не пренебрегать ею.

— Ради всего святого, Бьянка, — проворчал он, покраснев, — ты еще предложи, чтобы я пел под ее окнами серенады! Слушай, да, я люблю ее по-своему… мы много лет прожили вместе, и мне будет не хватать ее, если она уйдет, но я никогда не был дамским угодником. Она прекрасно это знает и не поверит мне, если я начну подлизываться.

Бьянка не сдержала улыбку при виде его сконфуженного лица.

— Поверит, если ты признаешься, что приревновал ее к Мэтту Харну!

— Я не говорил, что ревную ее к этому ублюдку!

— Но ты же ревнуешь?

Дон отвернулся и не ответил.

— Скажи Саре, что она потрясла тебя до глубины души, что ты всегда верил в ее любовь.

Он помрачнел.

— Ну да! Она обхохочется.

— Нет, если ты будешь искренен. Если ты докажешь ей свою любовь. Перестань скрывать свои чувства. Весь смысл в том, любишь ли ты ее, Дон? Если нет, отпусти ее. Не строй из себя собаку на сене, даже если это обойдется тебе в кучу денег. Но если ты ее любишь, скажи ей об этом. — Больше говорить было нечего, дальше пусть думает сам. — Спокойной ночи, Дон, — пожелала ему Бьянка, открывая дверь машины.

Он схватил ее за руку.

— По-твоему, это действительно поможет?

Бьянка кивнула.

— Если только Сара тебя любит, а я уверена в этом. Если она оставалась с тобой все эти годы, то наверняка что-то чувствует к тебе. Я бы на твоем месте сразу поехала к ней, прямо сейчас, не откладывая.

— А если с ней Харн? — буркнул Дон. — Я убью его.

— Не самая удачная мысль, — рассмеялась Бьянка. Она так сильно злилась на Мэтта, что готова была задушить его собственными руками. — Но по морде съездить не помешает. Думаю, твоей жене понравится такое зрелище.

Во взгляде Дона смешалось любопытство, юмор и даже некоторый испуг.

— Ох уж эти женщины! И этих кровожадных хищниц называют слабым полом!

— Некоторые женщины опаснее мужчин! — с улыбкой согласилась Бьянка. — Удачи, Дон. — Она вылезла из машины, а Дон остался, погруженный в раздумье.

Когда через несколько минут Бьянка выглянула из окна своей квартиры, он так и продолжал сидеть, словно пригвожденный к месту, но вскоре опомнился, завел двигатель и уехал.

Стоял тихий и безмятежный майский вечер. Широкая улица опустела, в окнах домов зажегся свет. Ветер с реки раскачивал ветки деревьев, теплый воздух наполнился ароматами ночных цветов. Из соседней квартиры доносился звук включенного телевизора — там смотрели комедию; где-то слушали итальянскую оперу: тенор страстно пел о своем разбитом сердце.

Бьянка решительно направилась в ванную, открыла краны, добавила розовой пены и погрузилась в теплую ароматную воду, запретив себе о чем-либо думать. Эти двадцать четыре часа были сплошным безумием.

Сутки назад она собиралась на деловой ужин с совершенно незнакомым человеком. Она настроилась провести скучный вечер, но была спокойной и собранной.

Затем в машине Мэтта Харна зазвонил телефон, и Бьянку закружил водоворот событий, перевернувший с ног на голову всю ее размеренную жизнь.

Она никогда уже не станет прежней.

Бьянка с неохотой вылезла из ванны и вытерлась, затем нанесла на кожу французский лосьон и надела короткую голубую ночнушку с кружевной отделкой.

Разогрев куриный суп и поджарив гренки, она уселась перед телевизором, бездумно просматривая программы новостей.

Бьянка собиралась уже лечь спать, когда в ее дверь постучали. Кто может прийти так поздно? Или снова студент с первого этажа? Его не так-то просто отвадить; наверное, опять решил ворваться в ее квартиру.

Она неохотно побрела к двери, накинула цепочку и выглянула наружу.

Это был не студент. Это был Мэтт Харн.

Восьмая глава

Бьянка вздрогнула.

— Как ты вошел в дом? Ты же не звонил по домофону.

— Я столкнулся внизу с тем парнишкой с первого этажа, поздоровался с ним, и он меня впустил.

— Я скажу ему, чтобы он никогда больше так не делал! А если бы ты был маньяком-убийцей?! Слушай, я не хочу сейчас разговаривать. Я устала. Уйди, пожалуйста, или я вызову полицию!

— Разве Дон Хестон у тебя? Я не заметил его машину, но может, он нарочно поставил ее где-нибудь за углом?

Бьянка почувствовала, что краснеет, и разозлилась еще сильнее.

— Нет, его здесь нет! Прошу тебя, уходи. Мне нечего тебе сказать.

Она дернула дверную ручку, но Мэтт навалился на дверь всем своим весом, не давая ей закрыться; цепочка натянулась до предела.

— Я могу кричать через дверь, если хочешь. Но тогда меня услышат все соседи.

Как он угадал ее слабое место? Больше всего на свете Бьянка боялась оказаться мишенью для сплетников.

Со злостью она выпалила:

— Не пытайся меня запугать! Не выйдет. Что тебе вообще здесь надо? Зачем ты пришел?

— Разве не ясно? Ты говорила, что Хестон всего лишь твой начальник, а потом уехала с ним. Что я должен был подумать?

— Думай, что хочешь. Меня это не волнует. — Она с силой толкнула дверь, но Мэтт успел просунуть в щель ногу.

— Ууууй! — заорал он. — Ты мне ступню раздавила!

Бьянка чувствовала, как обитатели соседних квартир замерли, навострив уши. Внезапно наступила тишина; смолк телевизор, прекратилось пение. В их собственном подъезде разыгрывался куда более интересный спектакль. Странно, что никто не додумался выйти и посмотреть.

— Ты сделала меня калекой на всю жизнь! — надрывался Мэтт.

— Вот и прекрасно! — огрызнулась Бьянка, растеряв остатки терпения.

Он укоризненно посмотрел на нее.

— Как ты можешь быть такой бессердечной? Я так долго ехал к тебе, Бьянка. Ты должна хотя бы впустить меня и напоить кофе.

— Вот и оставался бы с Сарой Хестон. Она бы тебя и напоила, и накормила. — Бьянка умолкла, а затем ехидно добавила, — Еще и спать бы уложила рядом с собой.

Она тут же пожалела о своих словах. Мэтт сразу поймет, что она ревнует, а ей вовсе не хотелось раскрывать перед ним свои чувства.

Мэтт, прищурившись, смотрел на нее. Интересно, что у него на уме?

— Это он тебе сказал? Что у меня с Сарой роман? Это неправда!

Она горько рассмеялась.

— Чего еще от тебя ждать? Ты сражаешься за свою фирму, готов воспользоваться любым оружием, а Сара давно уже зуб точит на Дона. У вас с ней много общего. Один и тот же враг.

Мэтт покачал головой.

— Сара прекрасная женщина. Поверь, она никогда не станет пользоваться мною… или кем угодно… чтобы причинить боль своему мужу!

Бьянка пристально глядела на Мэтта, жалея, что не может ему доверять. Он казался искренним, но внешность часто бывает обманчива.

— Почему я должна верить тебе? Почему Дон считает, что она собралась разводиться, чтобы выйти за тебя?

— За меня? — удивился Мэтт. — Чушь какая-то. Мы всего лишь друзья. Я вижусь с ней очень редко, и при встречах она больше интересуется Лизой, чем мной. По-моему, в ней больше материнских инстинктов, чем сексуальных. Но брак для нее очень важен… она живет ради дома, детей, семьи. Дон Хестон причинил ей много боли за все эти годы. Наверное, ее чаша терпения переполнилась. Если она хочет развода, я тут совершенно не при чем.

— Дон уверен, что она влюблена в тебя. Она сама ему призналась.

Его лицо окаменело.

— Это ложь. Зачем ей было говорить такое?

— Дон был слишком разозлен, чтобы лгать!

— Это безумие. Слушай, мы не можем больше разговаривать через дверь. Впусти меня, Бьянка. — Он повысил голос. — Ты ведь не боялась меня вчера, когда согласилась остаться на ночь. Я не изменился. Со мной тебе ничто не угрожает.

В доме стояла мертвая тишина. Соседи затаили дыхание, чтобы не пропустить ни единого слова. Завтра они будут шушукаться у нее за спиной. Волей-неволей Бьянка вынуждена была его впустить.

Она с мрачным видом отстегнула цепочку, распахнула дверь, и Мэтт невозмутимо проследовал в квартиру.

Бьянка окинула его ледяным взглядом.

— Не думай, что ты победил! Я впустила тебя только потому, чтобы ты не позорил меня перед соседями!

С гордым и довольным видом он протянул:

— Да, я заметил, как они притихли. Хочешь знать, о чем они сейчас думают?

Он плавно опустился на софу, пригладил свои мягкие медно-каштановые волосы и осмотрел поднос с остатками ужина.

— Чем это пахнет таким вкусным? Суп? Куриный супчик? Отлично. Я умираю с голоду.

— Тогда убирайся искать еду где-нибудь в другом месте! — Бьянка нарочно не стала садиться, давая понять, что их разговор не будет долгим. — Мне вообще не надо было ехать к Саре, потому что там был Дон. Он не отпустит ее без борьбы!

— Рад это слышать. Но чтобы заслужить прощение, ему придется покончить со своими загулами.

— Тебя это не касается!

— Мне нравится Сара. Я хочу, чтобы она была счастлива, хотя ума не приложу, на кой черт ей сдался этот Хестон. Но тебе ведь он тоже нравится? Иначе ты не поехала бы сегодня с ним. И что только женщины в нем находят?

— Я устала повторять, между мной и Доном ничего нет. Он мой начальник, и все. Когда ты наконец поверишь в это и прекратишь язвить?

— А когда ты поверишь, что мы с Сарой не любовники? — Мэтт улыбнулся, его глаза потеплели. — Поверь мне, и я тебе поверю.

От его улыбки Бьянка теряла голову. У нее пересыхало во рту, а сердце начинало биться в два раза быстрее. И началось это с того самого мгновения, когда она впервые увидела Мэтта. Бьянку это ужасно злило. Всю свою жизнь она избегала мужчин, не подпускала их близко к себе, боялась привязаться к ним, стать зависимой.

Любая привязанность несет в себе риск потери. Уход отца испортил жизнь ее матери и отравил ее собственное детство. Бьянка обожала папу, а он бросил ее, не задумываясь, преподав тем самым незабываемый урок.

Глядя на Мэтта потемневшими глазами, Бьянка понимала, что не осмелится привязаться к нему слишком сильно. Если бы еще знать наверняка, что у него ничего не было с Сарой Хестон.

Может, Сара хотела, чтобы Дон ее приревновал? Так ей это удалось. Дона чуть удар не хватил от одного подозрения, что его жена любит другого мужчину.

Или Мэтт лжет? Может, он обещал жениться на Саре, если она разведется с Доном?

Мэтт тихо сказал:

— Мне не хочется говорить об этом, потому что ты потрясающе выглядишь, но в свете вон той лампы у тебя за спиной твоя ночнушка кажется совсем прозрачной.

Бьянка ахнула и помчалась в спальню за халатом. Но на полпути обернулась, услышав шаги, и увидела Мэтта, следующего за ней по пятам.

Покраснев от злости, она повернулась к нему:

— Уматывай отсюда!

Мэтт стоял совсем близко, и, к своему смущению, Бьянка обнаружила, что хочет к нему прикоснуться. Вопреки всему, что наговорил ей Дон, она не могла избавиться от жгучего, неодолимого влечения к Мэтту, но уступать не собиралась. Этого ей не позволяла гордость.

— Не подходи ко мне! — заорала она, и его глаза потемнели, сияя в полумраке, словно сапфиры.

— Я ничего не могу поделать, Бьянка. Поэтому я поехал следом за Хестоном и тобой в Лондон; я не мог свыкнуться с мыслью о том, что могло произойти между вами.

— Я устала повторять…

— Знаю, но все равно ревную тебя к нему. Ты ведь знаешь, что я ревную.

У нее перехватило дыхание.

— Я хочу тебя, Бьянка, — произнес Мэтт низким, хриплым голосом, протянув к ней руки, и она испугано взвизгнула.

— Нет. Не надо! — Но было поздно сопротивляться. Мэтт обнял ее за талию и привлек к себе. Склонив голову, он страстно поцеловал ее в губы.

Перед зажмуренными глазами Бьянки расплывались радужные пятна, голова кружилась от страсти и возбуждения. Мэтт прижался к ней всем телом; Бьянка ухватилась за его куртку и запрокинула голову, уступая напору его поцелуя. Она умирала от желания, тая в его объятиях.

Внезапно ее ноги уперлись в край кровати; Бьянка потеряла равновесие и упала, а Мэтт навалился на нее сверху прежде, чем она успела опомниться. Она застонала от удовольствия и выгнулась ему навстречу.

— Я хотел тебя с той самой минуты, как впервые увидел, — бормотал он, поглаживая одной рукой ее голое бедро, а второй задирая ночнушку и лаская ее груди.

Мэтт опустил голову и провел по ее коже теплым языком, даря ей медленное, мучительное наслаждение. Бьянка уткнулась лицом в его шею и начала покрывать ее лихорадочными поцелуями, чувствуя на губах соленый привкус.

Он начал торопливо раздеваться. Бьянка не открывала глаз, притворившись, будто ничего не замечает.

Она хотела его. Ее бросило в жар, когда Мэтт прикоснулся губами к ее затвердевшему соску.

Бьянка издала восторженный вопль. Она никогда не считала себя чувственной женщиной — на первом месте для нее всегда оставалась карьера, она боялась потерять контроль над собой, стать зависимой от мужчины.

Но сейчас ее чувства проснулись. Пламя страсти, охватившее их с Мэттом, разгоралось подобно лесному пожару. Бьянка никогда в своей жизни не испытывала ничего подобного. Ей стало страшно — это ощущение было слишком быстрым, слишком жгучим, слишком сильным.

Мэтт прошептал:

— С тех пор, как умерла Эйлин, я даже думать перестал о других женщинах. Ты — первая. После ее смерти я был уверен, что никогда больше не смогу полюбить. Я считал, что для меня все кончено. Когда я понял, что влюбляюсь в тебя, я чувствовал себя виноватым. Как будто я предал Эйлин, изменил ей. Но чем дальше, тем было хуже; я уже не мог бороться с собой. Боже, Бьянка, я чувствую себя мальчишкой, как будто это происходит со мной в первый раз. Я дрожу, как осиновый лист… ты заметила?

Да, Бьянка заметила это. Она и сама трепетала от страсти и желания.

Но упоминание о его покойной жене остудило ее чувства, подобно ведру ледяной воды.

Неужели в его мыслях, в его сердце — не та женщина, которую он держит в своих объятиях, а та, которую он потерял и которую оплакивает до сих пор?

Сара Хестон ей не соперница, с горечью поняла Бьянка. Теперь она ему верила.

Ее истинной соперницей была и остается Эйлин. Невозможно состязаться с покойницей. Ревность сводила Бьянку с ума. Ее сердце обливалось кровью. Мэтт не любит ее. Не любит ее так, как любил свою жену.

Он испытывает к ней только страсть, только чувственное влечение, не имеющее ничего общего с любовью. Бьянка уперлась ладонями в его голые плечи и решительно его оттолкнула.

— Нет! — Она сглотнула, перевела дыхание, и продолжила дрожащим голосом, — Я не могу лечь с тобой в постель, Мэтт. Я сейчас сама не разберусь в своих чувствах, но уверена, что это слишком рано. Мы всего несколько дней как знакомы. Ты торопишься и пугаешь меня.

Мгновение Мэтт оставался неподвижным, затем с глубоким вздохом скатился с нее и начал одеваться. Даже поглощенная собственной болью, Бьянка заметила, как дрожат у него руки.

Он хрипло сказал:

— Ладно, ты права. Мне не надо было торопиться. Я потерял голову. Я хотел тебя так сильно, что не мог ждать, и совершил ошибку. Прости.

Нежность в его голосе разрывала ей сердце. Бьянка не нуждалась в его нежности. Она хотела его любви, хотела больше жизни. Мысль о том, что Мэтт ее не любит, казалась невыносимой.

Она села, взяла халат, закуталась в него и опустила голову, пряча лицо.

— Забудь. — И, делая себе еще больнее, равнодушно добавила, — и я постараюсь забыть.

Молчание. Мэтт встал. Когда он заговорил снова, его голос звучал грубо.

— Нам нужно поговорить, Бьянка. Мы сможем увидеться завтра?

— Разве ты не поедешь к Саре?

Похоже, он разозлился.

— Не начинай все заново! Разве ты не слышала, что я тебе говорил? Я думал, ты мне поверила! Клянусь, мы с Сарой всего лишь друзья. Забудь все, что наплел тебе Дон Хестон. Я никогда не был ее любовником.

Теперь Бьянка верила ему. Но пользовалась Сарой, чтобы скрыть свою ревность к его покойной жене. Ревновать к Саре Хестон не стыдно.

Мэтт торопливо продолжил:

— Я знаю, она собралась разводиться, но поверь, это не из-за меня. Я убежден, она любит Дона несмотря на все зло, которое он ей причинил. Некоторым женщинам нравится, когда об них вытирают ноги. Сара взялась присматривать за моей дочкой только потому, что любит детей. Ты должна верить мне, Бьянка! Мне кажется, после общения с Доном Хестоном ты всех мужчин считаешь обманщиками.

— Тебя это удивляет? — слабым голосом спросила она.

— Нет, меня удивляет то, что ты терпела его так долго. Если у тебя осталась хоть капля здравого смысла, ты должна немедленно уволиться.

— Наверное, я уволюсь. Наверное, пора уходить. Как только все это закончится, я начну искать другую работу и напишу заявление.

— Я рад этому. — Мэтт внимательно взглянул на нее и нежно сказал, — Ты бледная, как полотно. Ложись спать, а завтра утром я приду. — Он чмокнул ее в макушку и вышел, закрыв за собой дверь.

Бьянка сползла на ковер и разрыдалась. Все эти годы она так старательно избегала мужчин, способных сделать ей больно.

Ну почему, почему она влюбилась в человека, чье сердце навсегда отдано другой женщине?

Девятая глава

На следующее утро Бьянка вскочила чуть свет, совершенно не выспавшись. Она была уверена, что Мэтт вернется, и хотела сбежать до его прихода.

Невозможно влюбиться за два дня. Это какое-то наваждение, безумный обман чувств. Ее это пугало.

Неожиданно Бьянку охватило желание выбраться за город, подальше от Лондона. Но куда? К тете Сюзанне? Двоюродная сестра ее матери была единственной родственницей, с которой Бьянка поддерживала отношения. Они обменивались поздравительными открытками на Рождество, но виделись не часто. Тетя Сюзанна жила в Ромни-Марш и ни разу не бывала в Лондоне. Бьянка навещала ее очень редко из-за тяжелой дороги — сначала нужно доехать поездом до Эшфорда, а затем долго тащиться на автобусе по болотам.

К счастью, дом тети Сюзанны стоит буквально в двух шагах от автобусной остановки, по соседству с красивой церквушкой в центре деревни.

В такую замечательную погоду поездка будет сплошным удовольствием. Бьянка приняла душ, надела белые джинсы, темно-зеленую шелковую блузку и белый замшевый пиджак и наскоро позавтракала кофе, йогуртом и фруктами. Чтобы не тратить зря времени, она решила доехать до вокзала не на метро, а на такси. На оживленной улице поймать такси будет нетрудно.

Не успела она дойти до угла, как возле нее притормозила машина. Бьянка равнодушно скользнула по ней взглядом, узнала водителя, и ее сердце упало.

Он наклонился и приоткрыл дверь со стороны пассажирского сиденья. Бьянка ускорила шаг, но машина продолжала ползти вслед за ней.

Мэтт крикнул:

— Не заставляй меня гнаться за тобой, Бьянка! Кончай дурить и залезай в машину.

Прохожие начали оглядываться в их сторону. Бьянке не оставалось ничего другого, кроме как уступить. Покраснев от злости, она плюхнулась на переднее сидение, и раздраженно буркнула:

— Когда ты от меня отстанешь?

Мэтт склонился к ней, и она замерла, съежившись на сидении, ее голос испуганно дрогнул:

— Что ты делаешь?

— Пристегиваю твой ремень, — усмехнулся он. — А ты что подумала?

Бьянка думала о поцелуе. На протяжении одного пугающего и прекрасного мгновения она была уверена, что Мэтт собирается ее поцеловать.

Он улыбнулся и приложил указательный палец к ее губам.

— Хочешь, угадаю?

Бьянка обиженно отвернулась, не ответив на его подначку.

Мэтт рассмеялся и завел двигатель.

— Так куда мы направляемся?

— Не твое дело.

— Еще не решила? — усмехнулся он. — Отлично, тогда я повезу тебя на прогулку.

Бьянка торопливо возразила:

— Я еду к своей тете. Она живет в Ромни-Марш. Ты не мог бы подбросить меня до вокзала Черинг-Кросс? А там я сяду на поезд.

— Ладно, я сам тебя отвезу.

Бьянка пришла в ужас при мысли, что ей придется провести с Мэттом целый день. Еще и пяти минут не прошло, как они встретились, а ее уже всю трясет!

— Это очень мило с твоей стороны, но я предпочла бы, чтобы ты высадил меня у вокзала.

Мэтт невозмутимо ответил:

— Я плохо знаю болота, и давно мечтаю туда съездить. А твоя тетя замужем?

— Мэтт, это безумие!

Он повернулся и взглянул ей в глаза; его широкая улыбка была одновременно и насмешливой, и чувственной.

— Да? Почему? Кстати, сегодня утром ты выглядишь очень сексуально. Какая у тебя тонкая талия! — Мэтт уставился на ее грудь, прикрытую облегающей шелковой блузкой.

Вне себя от ярости, Бьянка настойчиво повторила:

— Пожалуйста, отвези меня на вокзал.

— Так просто ты от меня не отделаешься, — заявил он. — Расскажи о своей тете.

Ей было трудно сосредоточиться. Ни один мужчина не производил на нее такого сильного впечатления; она пыталась сопротивляться, пыталась скрыть свою реакцию, не желая выдавать свои истинные чувства.

Бьянка рассеянно сказала:

— Тете Сюзанне почти восемьдесят лет, и она очень приятная женщина.

— Ты вроде говорила, что твоя мама умерла?

— Разве? — Она не припоминала такого разговора. Часы, проведенные в его загородном доме, казались далеким прошлым. С тех пор многое изменилось.

— Но отец жив?

— Да, он живет в Италии.

— Работает там?

— Да, он… — Бьянку захлестнула старая обида на отца, ее голос сорвался, но она тут же овладела собой и спокойно продолжила. — Они с матерью развелись. У него теперь жена-итальянка и сын от нее.

Бьянка отвернулась, почувствовав напряженный взгляд Мэтта, и принялась рассматривать Вестминстерский мост, по которому они проезжали, направляясь в южную часть Лондона. Солнце блестело на поверхности воды; несколько барж медленно проплывали под ними. Вокруг лежал город — башни и шпили казались игрушечными в сравнении с высокими административными зданиями.

— А, — произнес Мэтт.

Бьянка повернулась к нему, и по ее спине пробежали мурашки.

— И что это должно значить?

— Ты часто видишься с ним?

— Нет, — буркнула она сквозь зубы, понимая, что Мэтт догадывается об ее отношениях с отцом, и его догадки, несомненно, верны. Со злостью она сказала, — Я не хочу говорить о нем. Так что давай сменим тему. Как насчет тебя? Расскажи о своей семье.

Он бросил в ее сторону короткий, холодный взгляд.

— Разве ты не все обо мне знаешь, Бьянка? Ваши сыщики раскопали всю мою подноготную, начиная от размера моих носков и заканчивая количеством двоюродных братьев. А к членам моей семьи, естественно, вы испытывали особый интерес, поскольку стремились выкупить все их акции.

Бьянке нечего было возразить; она отвернулась, кусая губу. На его месте она бы злилась не меньше.

— Прости. Я знаю, тебе это неприятно, но тут нет ничего личного — всего лишь деловая стратегия.

— Стратегия Дона Хестона! Ты должна порвать с этим человеком, неужели ты сама этого не понимаешь?

— Сначала я должна найти новую работу. Я не могу сидеть без зарплаты, пусть даже несколько недель! Я не дочь миллионера.

— Устраивайся ко мне. Нам нужны такие люди.

Ее сердце забилось от радости и испуга.

— Спасибо за предложение, — медленно произнесла она. — Можно, я подумаю?

— Да хоть целый день! — отозвался Мэтт, и ей стало еще страшнее.

— Не дави на меня! Я сыта этим по горло!

Они миновали загруженные транспортом, одинаково невзрачные улицы южного Лондона и выехали на шоссе, ведущее к побережью.

— Неужели твоя тетя встает так рано в воскресенье? — поинтересовался Мэтт, когда они проезжали через Эшфорд.

— Она всегда встает рано. А по воскресеньям в любую погоду ходит на утреннюю службу. Ее дом как раз через дорогу от церкви, так что идти недалеко. — Бьянка взглянула на дорожные знаки и торопливо подсказала, — Нам надо свернуть здесь, чтобы попасть на болота.

Мэтт, как ни в чем не бывало, ехал прямо.

— Ты не туда едешь!

— Мне кажется, мы могли бы прогуляться к морю, прежде чем ехать к твоей тете, — невозмутимо заявил он.

Бьянка прикрыла глаза.

— Что ты делаешь? — с любопытством спросил Мэтт.

— Считаю до десяти.

— Зачем?

— Чтобы убедиться, что я действительно хочу тебя ударить!

Мэтт рассмеялся.

— Я не шучу, — заверила его Бьянка. — За кого ты себя принимаешь? Сначала ты потащил меня в Кент, хотя я хотела ехать на поезде; теперь тебе вздумалось отвезти меня к морю! Когда ты прекратишь распоряжаться мной?

— Ты вся взвинчена, — ответил он. — Часок, проведенный на пляже, поможет тебе развеяться.

— Очень умно с твоей стороны, но я хотела бы поехать прямо к моей тете. Ты свернешь на следующей развилке?

Пропустив ее вопрос мимо ушей, Мэтт задумчиво произнес:

— Я обожаю гулять у реки или у моря, а ты? Шум воды, ветер в твоих волосах, ощущение открытого пространства… это так здорово. Поэтому я купил дом в Эссексе. Там я отдыхаю от Лондона. Я хожу на яхте, когда у меня есть время… я не говорил тебе? Когда-нибудь я возьму тебя с собой.

— Ты слышишь меня? Я не хочу на море, я хочу к тете!

— Я слышал тебя, Бьянка. А ты меня слышишь? — Он повернул голову, взглянув ей в глаза. — Я хочу быть с тобой целый день, хочу лучше узнать тебя.

Ее сердце зашлось в безумном ритме. Она, сглотнув, отвернулась.

«Почему я так напугана? — удивлялась Бьянка. — Что в этом страшного? Неужели я не смогу провести несколько часов с мужчиной и не дрожать, как осиновый лист, от каждого его взгляда?»

— Согласна? — мягко спросил он.

— Я собиралась сводить тетю куда-нибудь пообедать. Она редко выходит из дома и с удовольствием поест со мной в ресторане.

— Я доставлю тебя к ней до обеда, — пообещал Мэтт. — Расскажи мне еще о ней.

Убедившись, что ей никуда от него не деться, Бьянка со вздохом поведала ему о тете Сюзанне и о тихой деревушке, в которой она живет.

Она настолько увлеклась рассказом, что и не заметила, как они въехали в маленький курортный поселок Димчерч на южном побережье.

— Может, кофе выпьем, прежде чем идти на пляж? — спросил Мэтт.

Он остановил машину, и они прошлись пешком по узкой улочке до кафе, где кроме напитков продавались ведра, ножи для разделки рыбы и рыболовные сети.

Становилось жарко, и они решили выпить кофе на деревянной веранде, за столиком, покрытым красной клетчатой скатертью. Несколько смеющихся ребятишек промчались мимо них по направлению к пляжу и исчезли в зарослях тростника.

— Я приезжала сюда, когда была маленькой, — сказала Бьянка. — Мы жили все лето в бунгало, и я целыми днями торчала на пляже.

— И какой ты была в детстве?

— Наверное, такой же, как Лиза, — с удивлением призналась Бьянка. Может, поэтому она так привязалась к девочке? Неожиданно она сказала, — Знаешь, ей необходимо чаще видеться с тобой. Я уверена, что твоя мама очень ее любит, но ей нужен ты.

Мэтт нахмурился.

— Она сама тебе сказала?

— Нет, но это и так ясно. Она очень одинока. Она нуждается в тебе, и скучает, когда тебя нет рядом, а ты ведь появляешься не часто?

Он молча глядел вдаль, на сияющую водную гладь. Прислушается ли он к ее словам? Или пропустит совет мимо ушей?

— Ты скучала по отцу, когда он ушел?

— Да, я очень переживала.

— Мне кажется, ты до сих пор на него обижена.

Бьянка пожала плечами, не желая откровенничать перед Мэттом.

— Поэтому ты избегаешь мужчин? Потому что не доверяешь им? Из-за твоего отца?

— Тоже мне психолог нашелся! — Бьянка со злостью вскочила, и Мэтт поднялся тоже.

— Ладно, пойдем погуляем по пляжу, а затем поедем на болота.

На пляже было полно детей, строящих замки, роющих ямы в песке, играющих с разноцветными надувными мячами. Бьянка уселась на песок, сняла носки и кроссовки и закатала джинсы до колен.

— Прекрасная идея, — заметил Мэтт, последовав ее примеру. Они спрятали обувь среди тростника и босиком побрели вдоль берега. Прохладная вода омывала им ноги, волны с шорохом наползали на песок, солнце палило вовсю, и горизонт терялся в жарком мареве.

— В ясные дни отсюда видно Францию, — сказала Бьянка. — Ты и не представляешь, как это близко. Там такие же обрывы, такие же пляжи, такие же деревушки. Мы часто ездили на пароме в Булонь. Я ожидала чего-то необычного, но там все такое же, как у нас.

— Кроме еды.

Она рассмеялась.

— Да. Французы готовят вкуснее, но я предпочитаю английские пикники. Обожаю бутерброды. — Она посмотрела на родителей с двумя маленькими детьми, расположившихся на клетчатом покрывале. Они доставали бутерброды из плетеной корзинки.

— Ты любишь детей? — спросил Мэтт.

Бьянка честно призналась:

— Мне понравилась Лиза. У нас с ней много общего.

Она испугалась, что своим ответом пробудит в Мэтте любопытство, даст повод для вопросов.

Но он ограничился кратким замечанием:

— Да, я вижу. Ей ты тоже понравилась; она так сказала.

— Правда? — Бьянка была тронута.

Они обогнули группу детей, играющих у воды. Девочка в бикини ударила по мячу с такой силой, что он пролетел над их головами. Мальчик в ярко-красных шортах метнулся в сторону в тщетной попытке поймать его.

Он врезался в Бьянку и сбил ее с ног. Мэтт схватил ее, не дав упасть, а мальчишка рухнул в воду, окатив их солеными брызгами.

Дети расхохотались. Мальчик вплавь догнал мяч, швырнул его на берег и, весь мокрый, вернулся к игре.

Бьянка стояла, прижавшись к Мэтту и уткнувшись лицом в его рубашку. Ее сердце забилось быстрее. Она на секунду прикрыла глаза.

Мэтт опустил голову, зарывшись в ее растрепанные на ветру волосы.

— Все в порядке?

— Угу, — прошептала она, жалея, что не может стоять так вечно.

— Твои волосы пахнут морем — солью и свежестью.

Его тело обладало совершенно другим ароматом — терпким, чувственным. Она лихорадочно вдохнула его.

Мэтт хрипло сказал:

— Пойдем, наверное?

— Да, — ответила Бьянка, но они так и продолжали стоять, замкнутые в своем собственном мире, пока их не заставил опомниться детский смех.

— Ну, давайте же, мистер, поцелуйте ее!

Мэтт разжал объятия. Густо покраснев и тяжело дыша, он взял Бьянку за руку и сказал:

— Идем.

Бьянка пошатнулась, но удержалась на ногах. Ее сердце гулко стучало.

Они обулись, влезли в машину и направились в Ромни-Марш. Оба молчали и даже не глядели друг на друга. Эти несколько мгновений на пляже много значили для Бьянки. Может, и для Мэтта тоже?

В деревне Бьянка хриплым голосом объяснила Мэтту, как лучше проехать. Он остановил машину напротив старинной церкви. Овцы паслись среди могил, окружающих каменное здание с колокольней и витражными стеклами в окнах.

— Красивое место, — заметил Мэтт. Теперь его голос звучал как обычно.

— Да, — прошептала Бьянка и поняла, что не может скрыть волнение. — Надеюсь, тетя дома.

Маленький одноэтажный дом был сложен наполовину из кирпича, наполовину из бревен; остроконечная крыша увенчана красной кирпичной трубой. Нижнюю часть трубы оплетала глициния, а палисадник был наполнен розами всех возможных цветов, белыми и фиолетовыми люпинами и целыми зарослями маргариток. Крохотную лужайку скрывал от солнца куст белой сирени; из ветвей доносилось пение дрозда. У Бьянки защемило сердце. Она завидовала царящему вокруг миру и спокойствию, жалея, что не может испытывать подобных чувств после случившегося на пляже.

Они обошли вокруг дома и заглянули в кухонное окно. Тетя Сюзанна пекла пирожки. Первая партия уже остывала на старом дощатом столе в центре побеленной комнаты, совершенно не изменившейся за долгие годы.

Бьянка постучала в окно, и старушка оглянулась, радостно вскрикнула и поспешила к двери.

Маленькая, совершенно седая, она заключила Бьянку в объятия.

— Какая радость! Но почему ты не предупредила, что приедешь? Я не видела тебя целую вечность!

Бьянка, смутившись, начала извиняться.

— Я давно уже собиралась приехать. Простите, что так долго не появлялась. Время так быстро бежит!

Тетя Сюзанна поморщилась.

— Мне это можешь не говорить. Я до сих пор поверить не могу, что мне уже скоро восемьдесят. — Ее взгляд скользнул за спину Бьянки и остановился на Мэтте.

Бьянка робко его представила, и он с теплой улыбкой пожал тете Сюзанне руку.

— Бьянка рассказывала мне о вас; я рад наконец-то познакомиться с вами.

Бьянка густо покраснела, почувствовав на себе тетушкин любопытный взгляд.

— Мне тоже очень приятно, Мэтт, — ответила тетя Сюзанна. — Но жаль, что я не знала заранее о вашем приезде. Я бы что-нибудь вкусненькое приготовила к обеду, а то сейчас у меня есть только салат и холодное мясо. Я мало ем; аппетит уже не тот.

— Поэтому я и не стала звонить, — сказала Бьянка. — Я не хочу, чтобы вы ради меня возились с готовкой. Я хотела сделать вам сюрприз и сводить куда-нибудь пообедать.

Маленькое морщинистое личико, похожее, по мнению Бьянки, на цветок анютиных глазок, осветилось улыбкой.

— Как хорошо! Я не появлялась на людях с тех пор, как ты была здесь в последний раз.

— Так может, съездим в тот же кабачок у дороги?

— Это было бы чудесно, но сначала надо позвонить и убедиться, что у них есть свободные столики. По воскресеньям там яблоку негде упасть. — Вымыв руки, тетя Сюзанна вышла звонить в коридор.

— Она замечательная, — сказал Мэтт.

— Да, правда? — Бьянка прошлась по комнате, стараясь держаться от него на расстоянии, как будто он был динамитом, способным взорваться в любой момент.

Он принялся рассматривать фотографии в рамочках, расставленные на маленьком столике.

— Это ты? — Мэтт взял сделанный на пляже снимок тощей девчонки в купальнике, глазастой и длинноногой.

Бьянка в ужасе попыталась выхватить у него фотографию.

— Не смотри! Я тут совсем плоская!

— Ты очень хорошенькая, — возразил он.

Тетя Сюзанна вернулась с довольным видом. Им повезло: в ресторанчике при старинной гостинице восемнадцатого века нашелся свободный столик. Мэтт их отвез. И он, и Бьянка почти всю дорогу молчали, но тетя Сюзанна трещала, не умолкая, о приходском священнике, о сельском клубе садоводов, о своих старческих болячках и о шумном скандале, разразившемся в этом году в местной женской ассоциации.

По-видимому, у тети Сюзанны много приятельниц и знакомых, — с завистью подметила Бьянка. Но ведь жителям крохотного поселка приходится самим себя развлекать. За них это никто не сделает, в отличие от Лондона, с его театрами и клубами.

Когда они ели салат из креветок, тетя спросила:

— Отец не пишет?

— Прислал открытку пару дней назад.

— Значит, он тебя не забывает.

Бьянка грустно улыбнулась.

— Теперь его заботит новая семья. У его сына был день рождения, и это напомнило ему обо мне.

Она почувствовала напряженный взгляд Мэтта и, вспыхнув, опустила глаза.

Ей не хотелось говорить об этом при нем, но прежде чем она успела сменить тему, тетя Сюзанна продолжила.

— Но разве это не доказывает, что он думает о тебе? Ты его дочь, Бьянка, и он по тебе скучает. Ты не ездила к нему в Италию?

— Нет, — сухо ответила она, не поднимая глаз.

— Очень жаль, Бьянка… я думаю, тебе стоило бы его навестить. У тебя ведь только один отец.

— Это он нас бросил, а не мы его, — упрямо возразила Бьянка, поморщившись от злости.

— Я любила твою маму, но она никогда не была счастлива. Ее замужество оказалось неудачным. Они с твоим отцом не сошлись характерами, и это не только его вина. Честно говоря, я очень ему сочувствую. Он пытался спасти их брак, но когда ему это не удалось, нашел в себе смелость уйти.

Даже не глядя на Мэтта, Бьянка знала, что он не пропускает ни единого слова, и ее это злило.

— Я не хочу говорить об этом, тетя Сюзанна! Мы не могли бы сменить тему?

Тетя Сюзанна печально на нее посмотрела, и Бьянке стало стыдно за свою вспышку. Тетя желает ей только добра. Но зачем ей понадобилось ворошить прошлое при Мэтте!

К счастью, обстановка слегка разрядилась благодаря вовремя поданному горячему блюду — молодой баранине с мятным соусом и зеленым горошком.

Затем последовал вкуснейший пудинг и кофе, который они пили в саду, а Мэтт тем временем рассказывал тете Сюзанне о своем доме и о болотах в Эссексе.

Через час они отвезли тетю Сюзанну домой. Мэтт тактично остался в машине, а Бьянка проводила старушку до входной двери.

— Очень приятный мужчина, — сказала тетя Сюзанна. — И, если я не ошибаюсь, это серьезно?

Бьянка, густо покраснев, возразила:

— Я познакомилась с ним совсем недавно!

Тетя улыбнулась.

— Ладно, не буду больше спрашивать. Прости, если я расстроила тебя напоминанием об отце.

— Нет, это вы меня простите. Я была слишком несдержанной. Все это случилось сто лет назад, и я давно уже выросла. Мне было очень приятно увидеться с вами, тетя Сюзанна. Я постараюсь вскорости опять вас навестить.

— И не забудь захватить своего красавца!

Бьянка не ответила. Она обняла тетю, поспешила к машине, уселась рядом с Мэттом и махала рукой, пока маленькая фигурка тети Сюзанны не исчезла вдали.

Обратная дорога до Лондона заняла не более двух часов. Мэтт остановил машину и пристально взглянул на Бьянку, словно пытаясь проникнуть в ее мысли.

— Поужинай со мной сегодня.

Она покачала головой.

— Спасибо, но я жду важного делового звонка, и вечером мне придется поработать.

— Этот мужик совсем тебя заездил. Чем быстрее ты от него уйдешь, тем лучше.

— Не начинай заново!

— Ладно. Отложим до завтра.

— Завтра я, скорее всего, тоже буду занята.

— Бьянка, не думай, что я так просто отстану. Это важно… и мы оба это знаем.

Ее сердце трепыхалось, словно пойманная в сети рыбина. Она открыла дверь машины, не глядя на него.

— Прости, я спешу.

— Завтра! Я заеду к тебе в семь, — крикнул Мэтт ей вслед.

Поднявшись к себе в квартиру, Бьянка тут же села, потому что ноги ее не держали. Перед глазами стоял Мэтт — его мягкие, шелковистые волосы, позолоченные солнцем, его яркие, насмешливые голубые глаза, его улыбка, заставляющая ее сердце биться быстрее.

Бьянка отчаянно хотела оказаться в его объятиях, дотронуться до него, поцеловать. Когда она вспоминала те мгновения на пляже, у нее начинала кружиться голова. Мэтт Харн разрушил ее душевный покой. Но она боялась пойти на поводу у собственных чувств. Все это может оказаться увлечением, легкомысленным порывом — или с его стороны, или с ее. Такая молниеносная любовь не может быть настоящей, и долго не продлится.

На следующее утро Бьянка встала с рассветом и, как обычно, направилась к себе в офис. Хотя у нее и возникало желание спрятаться в своей квартире, в офисе было безопаснее. Мэтт вряд ли сюда ворвется; от нежданных посетителей ее отделяла целая армия служащих.

На автоответчике обнаружилось сообщение Дона.

— Привет, Бьянка. Через пару часов я таки вылетаю в Австралию. — После небольшой паузы он добавил, — С женой.

У Бьянки отвисла челюсть. Что он сказал?

Дон рассмеялся, и она услышала вдалеке еще чей-то смех. Сара? Или ей показалось? Но это определенно женщина.

— Вот ты, небось, удивляешься! — продолжил Дон. — Да, я еду с Сарой. Напомни мне, когда я вернусь, чтобы я повысил тебе зарплату. Ты была права. Я у тебя в долгу, Бьянка.

Бьянка улыбнулась.

— Всегда пожалуйста, Дон, — произнесла она вслух, хотя Дон и не мог ее слышать.

— Кстати, — добавил он, — захват отменяется.

Бьянка ахнула.

— Я пообещал Саре оставить Мэтта Харна в покое. Она дружила с его женой и очень привязалась к его малышке. Она нашла няню для девочки, так что эта проблема решена. Мы поездим по Австралии после того, как я покончу с делами, и устроим второй медовый месяц. Так что, когда вернусь, не знаю.

Наступила тишина, затем Бьянка услышала чей-то шепот. Дон вздохнул.

— Ах, да, Сара говорит, я должен признаться, что это я сказал Мистеллу-младшему… то есть, намекнул… что между мной и тобой что-то было. Поэтому он тебя бросил.

Бьянка вовсе не была потрясена, хотя ей неприятно было узнать, что Дон опустился до такой лжи. «Как он мог?» — размышляла она, побледнев от злости.

Неуверенным и смущенным тоном Дон продолжил:

— Прости, Бьянка. Это было подло. Но я боялся, что ты уволишься, если выйдешь замуж за Мистелла-младшего. А ты одна из самых ценных моих сотрудников, я не хотел тебя терять.

Его грубая лесть не смягчила гнев Бьянки. Дон говорил о ней, как о коллеге по работе, чтобы скрыть свои истинные побуждения от жены. На самом деле он поссорил ее с Гарри Мистеллом, чтобы приберечь для себя. Жаль, что это сообщение записано на пленку, иначе она сказала бы Дону пару ласковых.

Дон торопливо произнес:

— Честно говоря, я не думаю, что у вас с ним было что-то серьезное. Я был уверен, что ты его не любишь. Иначе я никогда бы так не поступил.

Снова послышался шепот: жена его в чем-то упрекала.

Он вздохнул.

— Я знаю, такое не прощают. Слушай, может, ты напишешь ему письмо и все объяснишь? Скажи, что он может набить мне морду, когда я вернусь.

Естественно, Бьянка не собиралась следовать его совету. Все, что было между ней и Гарри, давно прошло и быльем поросло. В любом случае, жалеть уже не о чем. Ее теперешнее чувство к Мэтту доказывает, как мало значил для нее маленький Гарри.

— Прости, Бьянка, — повторил Дон с заметным облегчением. — Нам пора. Увидимся когда-нибудь… может, через месяц, а то и позже!

Раздался щелчок; дальше шли другие сообщения, но Бьянка прокрутила послание Дона еще раз, чтобы ничего не упустить.

Да, Сара стояла рядом, когда он звонил. Дону удалось вернуть свою жену, и он был от этого на седьмом небе. Но что она ему сказала о своих отношениях с Мэттом?

Где правда? Лгал ли Мэтт… или лгала Сара, когда говорила, что хочет развода, чтобы выйти за него замуж? Но зачем ей это?

Хотелось бы, конечно, знать наверняка, что связывало Сару и Мэтта. Были ли они любовниками? Что ж, теперь Сара сделала свой выбор, и ее отношениям с Мэттом положен конец.

«Какой смысл ломать голову? Это вообще не мое дело», — мрачно размышляла Бьянка. Но… разве можно запретить себе думать?

И вдруг Бьянка замерла, услышав на пленке голос Мэтта. Как он умудряется говорить с такой нежностью, словно ласкает?

— Я только что навестил твое гнездышко и убедился, что птичка уже упорхнула. Господи, ну и рано же ты встаешь! Подозреваю, что ты на работе. Я пытался дозвониться до тебя, но твой телефон был отключен. Я заеду в семь вечера, ладно? Я заказал столик в одном очень интересном заведении. До встречи.

Бьянка сидела, уставившись в окно на голубей, важно расхаживающих по карнизу, серый цвет которого странным образом напоминал их сизую окраску. Но когда они взлетали, их крылья в лучах майского солнца переливались всеми цветами радуги: изумрудно-зеленым, серо-голубым и ярко-розовым.

Ее сердце пело от радости, но все же Бьянка боялась. Когда Мэтт обнял ее позавчера в ее спальне, она утратила контроль над собой в считанные секунды — совсем потеряла голову, сгорала от желания.

Она хотела его и сейчас, в холодном свете дня, в собственном кабинете, сидя за рабочим столом. Ей не нужен был лунный свет, музыка или шампанское… Ее желание было сильным, глубоким, постоянным.

У нее застучало в висках; или это начало мигрени? Бьянка сложила руки на столе и опустила голову, прижав ладони к глазам, отгородившись от яркого майского солнца, пытаясь отвлечься от мыслей.

Обычно понедельник был тихим, спокойным днем, но к счастью, сегодня у нее была куча дел, связанных с отменой захвата компании Харна. Нужно было подшить все документы, удалить ненужные файлы из компьютеров, раздать новые поручения сотрудникам, работавшим над проектом. Отвлекаться было некогда.

По пути домой она обнаружила в газете рекламу туристических поездок в Италию и впервые задумалась о том, что представляет собой вторая жена отца, и на кого из родителей похож ее единокровный брат Лоренцо.

Подумать только, где-то на белом свете живет ее брат, а она почти ничего о нем не знает.

Может, тетя Сюзанна права? Может, пора забыть прошлое, съездить на озеро Комо, познакомиться с Марией и ее сыном?

Будет ли это предательством по отношению к маме? После развода ее мать очень горевала. Она умерла, горюя; ее жизнь была сплошным несчастьем на протяжении долгих лет.

Войдя в квартиру, Бьянка поняла, что ненавидела своего отца вовсе не за ту обиду, которую он причинил ее матери, а за собственную боль, за детство, проведенное с озлобленной, несчастной женщиной. Уход отца наложил отпечаток на всю ее жизнь.

Из-за этого она не доверяла мужчинам. Она не способна была влюбиться даже в Гарри, хотя он очень ей нравился.

Но в последнюю неделю случилось нечто необычное. Она изменилась, хотя и не очень понимала, насколько. Но твердо знала, почему.

Вечер был очень теплым, и Бьянка вся взмокла. Она налила ледяной минералки из холодильника, одним махом осушила полстакана и направилась в душ.

Освежившись, она достала из шкафа белое льняное платье и оделась, все время поглядывая на часы. Мэтт обещал прийти в семь. К его появлению она хотела быть спокойной и непринужденной, а не метаться по квартире, опаздывая.

Когда до семи оставалось несколько минут, ее сердце забилось быстрее, во рту пересохло.

Бьянка допила оставшуюся воду, стоя у окна и высматривая внизу его машину, но к десяти минутам восьмого он так и не появился.

И только тогда она заметила мигающую лампочку автоответчика.

Она бросилась к аппарату, чтобы прокрутить поступившее сообщение, и услышала на пленке резкий и холодный с оттенком нервозности голос Мэтта.

— Прости, Бьянка, сегодня я не могу. Я позвоню тебе, как только освобожусь. Пока.

И все. Его голос оборвался так же неожиданно. Аппарат отключился. Бьянка стояла, белея на глазах, ее сердце сжималось от боли и потрясения.

Он даже не потрудился найти хоть какое-то оправдание, а извинился так грубо и бесцеремонно.

Бьянка застонала. Боже, какой она была дурой! Он пользовался ею. Она была для него всего лишь оружием в его борьбе против ТТО. Мэтт пустил в ход свое недюжинное обаяние, а она проглотила наживку, не заметив крючка.

Где были ее глаза?

Она считала себя хладнокровной и рассудительной, способной раскусить любого мужчину. Но Мэтт без труда обвел ее вокруг пальца. За каких-то два дня он совершенно заморочил ей голову и заставил влюбиться, действительно заставил влюбиться.

Но теперь Дон отказался от захвата его компании, и Мэтт понял, что ему больше незачем притворяться.

Поэтому он ее бросил.

Десятая глава

Вечером Бьянка позвонила отцу и потрясла его до глубины души. Этого и следовало ожидать, поскольку на своей памяти она не звонила ему ни разу.

— Что-то случилось, Бьянка?

— Нет, нет, — робко возразила она. — Просто я… собралась съездить на север Италии и… подумала… ну, что я могла бы заглянуть к вам по пути. Я, естественно, буду жить в гостинице, но жаль упустить такую возможность и не встретиться.

Люк Милн удивленно воскликнул:

— Ты приезжаешь? — Он помолчал, переваривая эту новость, а затем завалил Бьянку вопросами. — Почему ты не сказала раньше? Ты едешь одна или с туристической группой? Это экскурсия по озерам, или ты собираешься посетить только озеро Комо? На сколько дней ты приедешь?

Какая-то женщина возбужденно затараторила на темпераментном, мелодичном итальянском языке. Мария? Бьянка жалела, что не разбирает слов: возможно, Марию привело в ужас грядущее появление на ее пороге незнакомой падчерицы?

— Si, si, — отозвался отец, — Certo. — А затем добавил по-английски, — Мария просит передать, что она очень рада. Она говорит, что ты должна остановиться у нас. Мы приготовим для тебя отличную комнату с видом на озеро и горы; у нас тебе будет намного удобнее, чем в гостинице. И Лоренцо будет счастлив познакомиться со старшей сестрой.

Его слова произвели на Бьянку странное впечатление: до этого момента она и не задумывалась о существовании единокровного брата. Естественно, она знала о нем, но не чувствовала себя старшей сестрой. Обида на отца мешала ей взглянуть на ситуацию глазами Лоренцо. Наверняка, он умирает от любопытства. Любому ребенку было бы интересно узнать о том, что где-то у него есть сестра.

Не хотелось бы разочаровывать мальчика. Внезапно в Бьянке тоже пробудилось любопытство. А вдруг он пошел в отца? Странно подумать, ведь он может быть похож и на нее. Наследственность — великая вещь.

Неожиданно она сказала:

— Я тоже мечтаю с ним познакомиться, — и это была чистая правда. Ее отношение совершенно переменилось: теперь Бьянка стремилась встретиться с братом, хотя в предыдущие восемь лет ей не было до него никакого дела. — И я очень благодарна Марии за ее предложение, но, честно говоря, предпочла бы поселиться в гостинице.

— Нет, нет, остановись у нас, чтобы Мария могла лучше тебя узнать.

— Ну, если ты уверен…

— Мария хочет познакомить тебя со своими родителями; они не поймут, если ты остановишься в гостинице. Итальянцы очень дорожат семейными узами.

— У нее много родственников? — Бьянка вовсе не жаждала встречи с целой толпой итальянцев, которые могут еще и осудить ее за то, что она так долго избегала собственного отца и знать не хотела его жену.

— Да, у нее большая семья.

— Ну… спасибо, но мне не хотелось бы создавать неудобства. — Она все еще сомневалась. Что, если Мария настроена к ней враждебно, но скрывает это от мужа?

— Какие еще неудобства? Мария очень гостеприимна. Ты когда приезжаешь? Будешь лететь самолетом?

— Да, до Милана, а оттуда автобусом до озера Комо.

— Нет, нет, не надо автобуса. Я встречу тебя в аэропорту. Скажи мне только дату и номер рейса.

За всю последующую неделю Мэтт так и не объявился, поэтому, отправляясь в путь в воскресенье, Бьянка сильно нервничала. С раннего детства она практически не общалась с отцом… он оставался для нее чужим; что они смогут сказать друг другу?

Ее жизнь была наполнена горечью по вине человека, с которым ей вскоре предстояло увидеться. Пять, десять лет назад, или даже в прошлом году такая встреча была бы немыслима… но в последнее время Бьянка сильно изменилась.

Бьянка не совсем понимала, что с ней произошло, но ледяная корка, покрывавшая ее сердце, треснула, и это отразилось на ее отношении к отцу. К тому же, ей было любопытно взглянуть на женщину, занявшую место ее матери рядом с отцом, и познакомиться с их сыном, Лоренцо, которого Бьянка ненавидела с той минуты, когда узнала о его появлении на свет, а теперь, как ни странно, мечтала увидеть.

В ее душе все перевернулось вверх дном; и непонятно, почему.

Глядя в иллюминатор на белые облака, Бьянка поморщилась.

Естественно, причина известна! Это Мэтт.

Все очень просто. В тот миг, когда Бьянка увидела его впервые, ее словно громом шибануло, а все дальнейшие события стали лишь отголосками этого потрясения.

Любовь все изменила. Бьянка стала другой и смотрела на мир по-новому. Ее чувства обострились, и это было так необычно для нее, что она сама не могла в них разобраться.

Самолет приземлился. Бьянка вместе с остальными пассажирами миновала таможенный терминал, забрала сумку с вещами и принялась высматривать отца среди встречающих. Секунду или две они глядели друг на друга, не узнавая, но затем Люк Милн набросился на нее с объятиями и расцеловал в обе щеки.

— Бьянка! Ты и вправду здесь; я глазам своим не верю! Мне все казалось, что тебя не будет в самолете, что ты не прилетишь. Я так счастлив!

Он постарел… но что в этом неожиданного? Бьянка изучала происшедшие в нем перемены: он поправился, отрастил животик, его волосы поседели и поредели, надо лбом появилась проплешина. Его лицо округлилось, покрылось густым загаром и сеткой морщин. Она с большим трудом его узнала.

Люк взял ее за руки и шагнул назад, чтобы лучше ее рассмотреть.

— Я еле узнал тебя, и то лишь потому, что ты была единственной блондинкой. Ты так выросла. А я все представлял тебя девчонкой со светлым хвостиком и в узких джинсах.

— Это было слишком давно, — печально заметила Бьянка.

— Да. — Отец вздохнул. — Ну что ж, давай мне свои вещи. — Он решительно отобрал у нее сумку. — Хорошо долетела?

— Да, все было прекрасно. — Она пошла вслед за ним через толпу пассажиров, раздумывая над тем, что если бы он не окликнул ее первым, она так и не разглядела бы его среди сотен людей. Они остались бы незнакомцами. Разве не грустно?

— Терпеть не могу летать; предпочитаю поезда, — Люк Милн поморщился, оглянувшись через плечо.

— А Мария с Лоренцо дома остались? — спросила Бьянка, усаживаясь в его красный фиат, припаркованный на стоянке у аэропорта.

Он кивнул.

— Да. Мария отправила меня одного, чтобы я мог спокойно поговорить с тобой. Нам надо многое наверстать, сказала она.

Разумно. Бьянке уже не терпелось познакомиться со своей мачехой, которую она так долго ненавидела.

Отец вел себя за рулем, как большинство итальянцев — превышал скорость, лавировал в потоке машин, постоянно сигналил, успевая при этом болтать с Бьянкой, размахивать руками и смеяться.

Бьянка смотрела на него и не находила сходства с тем человеком, которого когда-то знала. Но ей нравился этот веселый, импульсивный мужчина. Теперь он стал совсем похож на итальянца. Бьянка не припоминала, чтобы он чем-то выделялся, когда она была маленькой. Он говорил без акцента и вел себя как самый обыкновенный англичанин.

Но после его переезда в Италию, итальянская кровь, унаследованная от матери, взяла верх. Он научился свободно говорить по-итальянски, впитал окружающую его атмосферу, привык жестикулировать и смеяться при разговоре, стал более раскованным и живым.

Бьянке хотелось спросить у него, любил ли он когда-нибудь ее мать, но ей не хватало смелости. Когда он разлюбил ее? Почему их брак не удался? Чья это вина? Его… или ее матери?

Бьянка всегда считала отца виновником развода, но тетя Сюзанна думала по-другому. Она была уверена, что виноваты оба. Их брак оказался одной из тех ошибок, которые совершают люди, не заботящиеся о будущем, путающие увлечение с любовью, принимающие решение жениться, не успев как следует узнать друг друга и понять, во что ввязываются.

Любила ли мама его? Бьянка понятия не имела, хотя прекрасно помнила, как мама горевала после его ухода. Она избавилась от всех его вещей, от любых напоминаний, сожгла в дальнем углу сада его одежду, книги, фотографии, и никогда больше не говорила о нем. Он был навсегда выброшен из ее жизни.

Это ей свойственно — она была решительной женщиной, прямолинейной, жесткой, замкнувшейся в себе, обиженной и на своего бывшего мужа, и на весь мир.

Она больше не вышла замуж, но и счастлива не была. Бьянка считала, что ее мать пережила сильное потрясение, но теперь начала задаваться вопросом: а что изменилось бы, если бы отец не ушел? Или ее мать всегда была такой холодной и неприветливой?

Оглядываясь в прошлое, Бьянка не могла вспомнить, чтобы ее мать когда-нибудь была другой. Поэтому ее брак распался? Бьянка решила при случае расспросить отца. Мать отказывалась говорить о нем, но может, сам он готов обсуждать прошлое.

Они прибыли в Белладжо после долгой и утомительной поездки. Маленький городок был исчерчен узкими, извилистыми улочками, ступеньками спускающимися к озеру. Белые домики, утопающие в цветах, и магазинчики, торгующие самыми разнообразными товарами — от обуви и одежды до бакалеи, были разбросаны по склону горы до самой вершины.

— Не бойся, тебе не придется скакать по ступенькам. Мы живем дальше, на равнине, — со смехом пояснил отец, заметив, с какой опаской Бьянка поглядывала на особенно крутые подъемы.

— Слава богу! Вот старикам, небось, тяжело карабкаться по этим лестницам по несколько раз в день!

— Нет, они привыкли. — Он вновь сосредоточился на дороге, огибающей озеро. Бьянка любовалась отраженной в воде картиной — голубым небом, горными кручами, деревьями и цветущими кустами в садах. Она жалела, что не захватила фотоаппарат… может, стоит купить его здесь? Собственноручно сделанные снимки навевают куда больше воспоминаний, чем открытки или фотографии в книгах.

Особенно, если на этих снимках есть люди.

— Вот мы и дома, — сказал Люк Милн, сбавив скорость, и Бьянка выпрямилась на сидении, с изумлением глядя вперед.

Стоящий особняком дом из розового песчаника был окружен садом, при виде которого у нее захватило дух. Там были цветы всех возможных оттенков: розовые, красные, пурпурные и желтые, росли десятиметровые камелии с цветками размером с доброе блюдце, нежные, пышные азалии и рододендроны, некоторые из которых достигали трех метров в обхвате и тринадцати в высоту.

Ей еще не приходилось видеть ничего подобного. Дом буквально утопал в зелени и казался маленьким, совсем игрушечным, хотя, судя по количеству окон, в нем было не менее четырех спален.

На стенах были закреплены шпалеры, увитые бело-розовым ломоносом со звездчатыми цветками. Маленькие балкончики на окнах второго этажа, огражденные белыми ажурными решетками, были уставлены горшками с оранжево-розовыми, буйно цветущими геранями.

Отец припарковался на узкой, выложенной плиткой дорожке. Когда он вылез из машины, Бьянка последовала за ним, от восхищения утратив дар речи.

Взглянув на нее, отец с гордостью улыбнулся.

— Нравится?

— Очень красиво, — выдохнула она. — Ты занимаешься садом, или Мария?

— Мы всю работу делим пополам — и в доме, и в саду. На этом и держится наша семейная жизнь.

— Вижу, тебе повезло с ней. Сейчас ты счастливее, чем был с мамой?

Он вздохнул.

— Я не хочу говорить ничего плохого о твоей маме, Бьянка. Но наш брак оказался никудышным. Это не ее вина. Мы просто не подходили друг другу. Вскоре я пришел к выводу, что совершенно ее разлюбил. Я долго мучился, прежде чем уйти. Но оставаться было бессмысленно. Меня останавливала только ты. Я чувствую себя виноватым за ту боль, которую причинил тебе, Бьянка. Это единственное, о чем я жалею.

Она промолчала, не зная, что сказать, и, в конце концов, решила сменить тему.

— Я всегда думала, что ты ушел от нас из-за Марии.

— Нет, в то время мы даже не были знакомы. Я встретил ее здесь. Мы уже развелись с твоей матерью, я был свободен, и сразу же женился на ней. Мы очень счастливы в браке. Она научила меня готовить, а я ее — ухаживать за садом. Мы все делаем вместе, болтаем, смеемся. Боюсь, от нас бывает много шума, но наши соседи живут далеко и поэтому не жалуются. А вот и она! Встречает нас.

Дверь открылась. Охваченная внезапным приступом робости, Бьянка увидела полную женщину с густыми и блестящими черными волосами, заплетенными в косу и уложенными короной на голове, с гладкой золотистой кожей и огромными, черными, улыбающимися глазами.

— Наконец-то ты приехала! — воскликнула Мария по-английски и крепко обняла Бьянку, не обращая внимания на ее неуверенность и нервозность. — Я так рада видеть тебя, cara. — В доказательство она расцеловала Бьянку в обе щеки. — Твой отец очень счастлив. И я тоже! Теперь мы одна семья!

Обернувшись, она вытолкнула вперед упирающегося мальчишку, тонкого, как тростинка, с пылающими ушами и нежным лицом.

— Это Лоренцо. Лоренцо, поцелуй сестру.

«Он пошел в мать, а не в отца», — размышляла Бьянка, глядя на него. Черные волосы, черные глаза, смуглая кожа и хрупкая, изящная фигурка, которой, по-видимому, могла похвастаться и Мария, до того как растолстела.

Бьянка склонилась к нему и чмокнула его в щеку.

— Ciao, Лоренцо.

— Ciao, — буркнул он, пожирая ее глазами, и обиженно сказал по-итальянски, — Мама, ты говорила, что она похожа на меня! Но она совсем не похожа! Она блондинка.

— Scusi, Лоренцо, — рассмеялась Бьянка. Она была рада, что не забыла итальянский. Хотя Лоренцо и его мама знали английский, ей хотелось разговаривать с ними на их родном языке.

Следующие несколько дней были наполнены суматошной деятельностью. Бьянка перезнакомилась с таким количеством родственников, что имена и лица перемешались у нее в голове. Но их теплый прием поднял ей настроение и помог почувствовать себя как дома, чего и добивались Мария и Люк.

Ее отец и Мария все время возились на кухне, готовя еду, ухаживали за садом или убирались в доме.

Каждое утро Бьянка объедалась булочками с вишневым джемом, который Мария варила сама из вишен, растущих в дальней части сада. Их цветки уже начали увядать и осыпались с ветвей, словно конфетти.

У нее вошло в привычку неторопливо завтракать за деревянным столом под деревьями, вдыхая немыслимый цветочный аромат. Ей требовалось побыть одной, чтобы переварить новые впечатления.

Лоренцо оказался очаровательным ребенком, очень живым и забавным. Бьянке хватило нескольких часов, чтобы влюбиться в него и в его маму. Все эти годы Бьянка была уверена, что Мария ненавидит ее и стремится оградить ее от отца, но очень скоро убедилась в обратном. Мария с радостью приняла ее в свой тесный семейный кружок; она привыкла к большим семьям и обладала огромным, любящим сердцем, в котором нашлось местечко и для падчерицы.

После завтрака Бьянка обычно помогала Марии готовить овощи к обеду, а затем отправлялась гулять по берегу озера.

— Что-нибудь купить, Мария? — спросила она на пятый день своего пребывания.

— Нет, спасибо, Бьянка. Сегодня будет очень жарко. Не забудь шляпу.

Бьянка, улыбнувшись, надела кремовую шляпу из соломки. Отец купил ее в первый же день, и потребовал, чтобы Бьянка без нее из дома не выходила. У нее были огромные поля и голубая атласная ленточка, развевающаяся на ветру.

Широкополая шляпа не уберегла Бьянку от загара. Ее лицо приобрело гладкий золотисто-коричневый оттенок, светлые волосы выгорели до такой степени, что стали почти платиновыми. Бьянка боялась поправиться от всей той вкуснятины, которой потчевала ее Мария, но пока ее опасения не подтверждались. На ее стройной фигуре отлично смотрелась желтая маечка, оканчивающаяся выше пупка, и коротенькие ярко-голубые шорты.

Во время прогулок Бьянка ловила на себе восхищенные взгляды, но была слишком увлечена окружающими пейзажами, чтобы обращать внимание на мужчин.

Озеро было сказочно прекрасным; оттенки голубого цвета плавно перетекали из одного в другой, сливаясь с небом. Волны лениво плескались у деревянных причалов. День выдался изумительный; Мария права: скоро станет жарко. У Бьянки возникла идея прокатиться на пароме в городок Комо — она до сих пор так и не выбралась туда, хотя очень хотела.

Она сидела за столиком на террасе кафе, чувствуя себя расслабленной и довольной, попивала чай со льдом и сочиняла письмо для тети Сюзанны.

Кто-то подошел к ней, заслонив собой солнце, и она подняла глаза.

Ее сердце замерло. И снова пустилось вскачь.

Это был Мэтт.

Одиннадцатая глава

— Что ты здесь делаешь? — Бьянка растерялась насколько, что готова была поверить даже в случайную встречу.

— Тебя ищу. — Мэтт улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Но Бьянка сумела противостоять его обаянию, ее глаза остались такими же холодными, выражение лица не смягчилось.

— Ты прилетел в Италию, чтобы увидеть меня? Не верю… Скорее всего, у тебя здесь дела. Вы смешиваете бизнес с удовольствием, мистер Харн? — И тут ее осенило. Вообще-то ей следовало подумать об этом сразу, но она была слишком потрясена его внезапным появлением. — Откуда ты узнал, что я в Италии?

— Я пришел к тебе в офис, а секретарша сказала, что ты в отпуске. Вот я и спросил у нее, где ты.

— Она не должна была отвечать! — Но Бьянке даже в голову не пришло предупредить Патрицию. Она не ожидала, что Мэтт заявится к ней в офис. Впрочем, Патриция в любом случае не устояла бы перед его чарами.

— Я ее уговорил, — насмешливо протянул Мэтт. — Не вини ее; я сказал ей, что это вопрос жизни и смерти.

— Она должна была позвонить мне и спросить разрешения!

Официант подошел, чтобы принять заказ у Мэтта. Услышав английскую речь, он произнес:

— Да, пожалуйста, сэр?

Мэтт с улыбкой повернулся к нему и заговорил по-итальянски, снова удивив Бьянку. Сколько языков он знает?

Впрочем, в этом нет ничего необычного. Он бизнесмен и владелец растущей компании. Чтобы продавать свою продукцию в Европе, ему поневоле приходится быть полиглотом.

Воспользовавшись моментом, Бьянка вскочила, схватила сумочку и бросила несколько момент поверх счета, оставленного на столе официантом. Она быстрым шагом пошла по направлению к дому, но Мэтт догнал ее в считанные секунды.

— Снова сбегаешь?

Не глядя на него, она ответила:

— Слияния компаний не будет, так что можешь больше не волноваться. Нам нечего сказать друг другу. Я вообще не понимаю, что ты здесь делаешь.

— Нет, понимаешь! Я должен был увидеться с тобой.

— Зачем? Ты интересовался мною только потому, что хотел сохранить свою компанию, но теперь тебе уже ничто не угрожает. — Бьянка очень старалась казаться равнодушной, но не смогла сдержать горечь в голосе. — Ты ясно дал это понять, когда отменил свидание и даже не перезвонил.

Окинув ее быстрым взглядом из-под ресниц, Мэтт тихо признался:

— Я не смог отвезти тебя в ресторан тем вечером, потому что у моей матери был сердечный приступ.

Бьянка изумленно подняла голову и посмотрела в его потемневшие голубые глаза.

— Ой, прости… и как она сейчас?

— Все еще в больнице, поправляется. Слава богу, это не инфаркт; врачи считают, что это последствие операции.

— Конечно, в таком возрасте это очень тяжело!

— Да, и наркоз мог отразиться на сердце. К счастью, приступ случился с ней еще в больнице, так что ей вовремя помогли, но, должен признаться, я перепугался до полусмерти. Мне позвонили как раз, когда я ехал к тебе.

— Поэтому твое сообщение было таким коротким, — вслух подумала Бьянка.

— Да? — Мэтт поморщился. — Прости, я был слишком взволнован. Я даже не помню, что сказал тебе. Думал лишь о том, как бы быстрее попасть в больницу.

— Да уж, представляю, как ты переживал Бьянка замедлила шаг, и Мэтт поравнялся с ней. Время от времени их руки соприкасались, и от каждого прикосновения по ее коже пробегали мурашки.

Бьянка посматривала на него краем глаза. Он был одет в светло-голубые брюки из хлопка и темно-синюю футболку. Его шея в вырезе футболки была покрыта густым загаром, а руки были усыпаны тоненькими золотистыми волосками. На ярком солнце его медно-каштановые волосы сияли, как золото.

Он повернул голову и взглянул в ее зеленые глаза.

— Ты думала, я потерял интерес к тебе, когда узнал, что захвата не будет?

Бьянка вспыхнула, сообразив, что выдала себя. Разве сможет она теперь притворяться равнодушной?

— А что я должна была думать? Тем более, когда ты не перезвонил.

— Прости, — мягко сказал он. — Маме было очень плохо. Следующие два дня я провел в больнице. Я так боялся потерять ее, что даже есть не мог, а когда ей стало лучше, съездил за Лизой и забрал ее в Лондон. Я решил продать дом в Эссексе и купить что-нибудь поближе к Лондону. Благодаря тебе я понял, что должен лучше узнать свою дочь, и отныне она будет жить у меня. Я собираюсь нанять няню, но все же постараюсь проводить с ней как можно больше времени. Она сейчас здесь, со мной.

Бьянка изумленно огляделась по сторонам.

— Здесь? Где?

— Я оставил ее в доме твоего отца. Его жена собиралась ее накормить, ей показалось, что Лиза голодная.

— Мария в своем репертуаре! — рассмеялась Бьянка.

— Они сказали, что ты гуляешь у озера.

Она раздраженно выпалила:

— Зачем ты вообще к ним поперся! Что они могут подумать?

— Ничего такого, что не было бы правдой, — мягко сказал Мэтт и обжег ее страстным взглядом своих удивительных голубых глаз.

— Не играйте со мной, мистер Харн!

Бьянка бросилась бежать со всех ног и за считанные секунды домчалась до дома. Она оглянулась, увидела, что Мэтт не так уж сильно отстал, и юркнула в один из потайных уголков сада. Здесь Мэтт ее не найдет, и у нее будет несколько минут, чтобы отдышаться перед встречей с Лизой.

Маленькую беседку нельзя было увидеть из окон, но она находилась в пределах слышимости. При звуках Лизиного голоса, доносящегося из кухни, Бьянка была тронута до слез.

Лиза, наверняка, очень рада, что отец взял ее с собой в поездку. Что она успела рассказать Марии? Люк и Мария, небось, умирают от любопытства.

Они спрашивали у Бьянки, есть ли у нее парень, а она соврала, что нет. Конечно, в каком-то смысле это было правдой. Мэтт так и не стал частью ее жизни; их отношения продлились всего несколько дней и закончились в тот вечер, когда он отменил назначенное свидание. А Бьянка, не дождавшись от него повторного звонка, обиделась еще сильнее.

Она взглянула на огромный фиолетовый цветок рододендрона и увидела каплю росы, сверкающую в золотой сердцевинке. Почему отмененное свидание так сильно ее разозлило? Почему она не может разобраться в своих чувствах даже сейчас, уже зная причину?

Бьянка помнила, что в таком же состоянии она была после ухода отца.

Но какая может быть связь между ее детскими переживаниями и сегодняшним днем? Она взрослая женщина, а не ребенок.

А может, та первая потеря навсегда отложилась в ее подсознании? И она отнеслась к Мэтту так же, как относилась к отцу? У Бьянки заныло сердце.

Да, это многое объясняет.

Ее отец исчез, ничего не объяснив, когда она была слишком маленькой, чтобы понять причину. Бьянка так и не смогла преодолеть последствия его ухода и навсегда разучилась доверять мужчинам. Долгие годы она посвящала себя только работе, совершенно забросив личную жизнь. Даже бедняга Гарри, который так сильно ей нравился, не смог пробудить в ней более глубокие чувства. Она слишком боялась любви.

Но Мэтт умудрился достучаться до нее. Она поверила, что может ему доверять, отважилась влюбиться.

А когда Мэтт исчез, эта новая обида наложилась на старую боль от потери отца.

Так ли это? Бьянка разбиралась в бухгалтерских отчетах, умела управлять компанией, но не понимала, что происходит в ее собственной душе.

С озера налетел очередной порыв ветра, и Бьянку осыпало белыми лепестками камелии. Она рассеянно стряхнула лепестки с длинных, загорелых ног.

Шорох за ее спиной заставил ее вздрогнуть. Мэтт отыскал ее.

— Я зашел в дом, но мне сказали, что ты не возвращалась. — Он провел рукой по ее светлым волосам. — Ты похожа на невесту. Вся в белых конфетти.

Задрожав от его прикосновения, Бьянка ответила:

— Это лепестки камелии, сорванные ветром.

Взгляд его голубых глаз скользнул по ее загорелым рукам и ногам, по высокой груди и шее, позолоченной солнцем за неделю, проведенную на озере Комо.

Бьянка почувствовала, что ее соски затвердели. Она надеялась, что Мэтт не заметит, как набухли ее груди под футболкой.

Он уселся на каменную скамью рядом с Бьянкой и со вздохом вытянул свои длинные ноги.

— Я совсем форму потерял… еле дышу после всей этой беготни, и сердце бьется слишком быстро. — Мэтт взял Бьянку за руку. — Чувствуешь? — Он приложил ее пальцы к своей шее над сонной артерией.

Ее сердце забилось в унисон. Она торопливо отдернула руку и, дрожа, уставилась на траву у себя под ногами.

Мэтт взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

— Не убегай больше, Бьянка. Кого ты боишься? Меня? Или себя?

Зеленые глаза встретились с голубыми. У Бьянки перехватило дыхание, она отвернулась, не в силах вынести его напряженный взгляд.

— Не надо!

— Что не надо?

— Не смотри на меня так!

— Ты красивая; я не могу на тебя наглядеться. — Мэтт провел пальцем по ее лицу: от виска к глазу, коснувшись ресниц, и дальше, по теплой щеке ко рту. Там его палец задержался ненадолго, изучая изгиб ее губ, и двинулся к шее.

Бьянка еле дышала; от его медленной, мучительной ласки она чувствовала себя слабой, беспомощной, охваченной желанием.

Мэтт склонился к ней; их губы слились, и Бьянка застонала от удовольствия, крепко зажмурив глаза и обхватив его руками.

Поцелуй разжег в них пламя; они прижались друг к другу так крепко, как утопающие хватаются за своих спасителей ради сохранения жизни.

Бьянка хотела его. Он помог ей вырваться из ледяного плена, в котором она томилась всю свою взрослую жизнь. Он пробудил ее к жизни своим поцелуем, словно Спящую Красавицу, и она боялась потерять его снова.

Бьянка удивленно раскрыла глаза, когда Мэтт увлек ее со скамьи на усыпанную лепестками траву, но он продолжал целовать ее, и она зажмурилась снова. Бьянка ощущала бурлящую в нем страсть, сравнимую с ее собственным желанием, и отдалась безумному наплыву чувств, прильнув к Мэтту, сплетясь с ним руками и ногами.

Внезапно прервав поцелуй, Мэтт уткнулся лицом в ее шею.

— Здесь нельзя, — прошептал он, щекоча губами ее кожу. — Лиза может появиться в любой момент!

Бьянка дрожала, как в лихорадке. Она гладила его волосы, теплые от солнца, и глядела в высокое, синее небо, зная, что никогда не забудет это мгновение: запах цветов и травы, солнечный свет, поцелуй Мэтта и счастье, бурлящее в ней пузырьками шампанского.

— Я люблю тебя, — шептал он. — Я знаю, мы встретились совсем недавно, но я потерял голову в ту самую минуту, когда увидел тебя впервые. Ты была такой красивой, что дух захватывало.

Слезы навернулись ей на глаза.

— О, Мэтт, — прошептала Бьянка, и веря, и не веря. — Только не ври мне, я не смогу этого вынести.

— Я никогда еще не был таким честным! — возразил он своим глубоким голосом.

Бьянка взяла в ладони его лицо.

— Только попробуй не быть честным, потому что я тоже люблю тебя, люблю сильнее, чем это можно себе представить! И тоже с самого первого дня. — Она рассмеялась. — Любовь с первого взгляда! Я никогда в нее не верила, а ты?

Это было очень опасно; Бьянка знала, какому риску она подвергается, знала о возможности потери, измены, предательства, но ее любовь оказалась сильнее страха.

Она будет вечно благодарна Мэтту за то, что он вырвал ее душу из ледяной пустыни, вернул ей солнечный свет и пробудил в ней чувства.

Мэтт простонал:

— Дорогая. — Он пылко поцеловал ее в губы и взглянул на нее затуманенными от страсти глазами. — Я отчаянно надеялся на взаимность, но ты все время убегала от меня, и я ревновал тебя к Хестону.

Бьянка вздохнула.

— Честно, Мэтт, он всего лишь мой начальник. И он мне совсем не нравится. Его приставания действовали мне на нервы, но это случается сплошь и рядом. Дон не единственный мужчина, использующий свое положение, чтобы принуждать женщин к близости. По-моему, такое происходит во всех крупных компаниях. Многим женщинам приходится мириться с этим. Но я до сих пор удивляюсь, почему его жена терпела это так долго. Для нее это было мучением.

Лицо Мэтта помрачнело.

— Мне кажется, она страдала все эти годы… но по какой-то невероятной причине продолжала любить его. Возможно, угроза потерять ее как-то на него подействует, но в любом случае это его последний шанс. Я уверен, Сара разведется с ним, если что-то подобное повторится.

— Он действительно ее любит, я знаю. Он был жутко потрясен, когда она подала на развод. Я никогда не видела Дона в таком состоянии. Будем надеяться, это его чему-нибудь научит. А что касается меня, я уйду из его фирмы, как только подыщу новую работу.

— Ты не хочешь перейти ко мне? Я не занимаюсь захватом других компаний, но ты могла бы возглавить бухгалтерию. Я выгнал главбуха — по словам Сары, он поставлял Хестону секретную информацию. Хестон обещал ему после слияния повышение в должности и более высокую зарплату.

Бьянка поморщилась.

— Ну надо же! Сочувствую, Мэтт. Я знаю, как тяжело сталкиваться с предательством.

— Да, это был шок для меня. Такие люди, как Хестон, напоминают мне змея-искусителя. Из-за них друзья становятся врагами. — Он нежно поцеловал ее в щеку. — Ты согласна на эту работу?

— Конечно.

Его улыбка было яркой, как солнце, выглянувшее из-за туч.

— Вот и прекрасно. Мы сможем быть вместе весь день, а потом возвращаться домой, к Лизе.

Бьянка взглянула на него с подозрением.

— Возвращаться домой?

— Я опять тороплюсь? Мне казалось, ты поняла… я хочу на тебе жениться.

Она с дрожью перевела дыхание, ее зеленые глаза засияли.

— Мэтт, еще двух недель не прошло, как мы познакомились!

— Знаю. Я не думал, что смогу влюбиться еще раз после смерти жены. Я вообще не смотрел на других женщин. Ты произвела на меня такое сильное впечатление, что мне самому не верилось. Я решил, что причина в вине, которое я выпил за обедом. Но при следующей встрече все повторилось — то же замирание сердца, тот же восторг.

Бьянка знала, что он имеет в виду. Ее чувства к нему были такими же сильными.

Мэтт хрипло сказал:

— Чем чаще я видел тебя, тем глубже становилась моя любовь. Я понял, что это серьезно, на третий день. Я уже не мог остановиться, не мог ничего изменить. — Он улыбнулся. — Я хотел тебя так сильно, что ты не поверишь!

Бьянка с дрожью провела по его щеке указательным пальцем.

— Я была очень напугана. Боялась, что такое сильное чувство не может быть долгим.

Мэтт взял ее за руку и принялся покрывать горячими поцелуями ее пальцы и ладонь.

— Я понимаю, но мы должны доверять своему сердцу, Бьянка. Я не хочу больше разлучаться с тобой. Пожалуйста, скажи, что выйдешь за меня.

Бьянке не требовалось время на раздумье. Она забыла об осторожности и здравом смысле, не заботясь ни о чем, кроме своей любви.

— Я тоже люблю тебя. Я хочу просыпаться рядом с тобой, любоваться на тебя, спящего, и будить поцелуем. Я готова жить с тобой или выйти за тебя замуж, как ты захочешь.

Мэтт встал, помог подняться Бьянке и взял ее за руку, серьезно посмотрев в глаза.

— Мне мало просто жить с тобой. Я хочу знать, что ты принадлежишь мне по закону, хочу быть уверен в твоей любви. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты пойдешь за меня, Бьянка?

Спокойно и уверенно встретив его взгляд, она ответила:

— Да, Мэтт.

Удивленный возглас из кустов, заставил их вздрогнуть и оглянуться. На тропинке стояла Лиза в коротеньком красном сарафане. Ее глаза были широко раскрыты от изумления.

Смутившись и покраснев, Бьянка протянула руки ей навстречу.

— Привет, Лиза! Иди обними меня.

Лиза медленно подошла, словно не зная, как себя вести. Бьянка сгребла ее в охапку и поцеловала.

— Ты очень красивая в этом платье; оно тебе идет.

Польщенная, Лиза похвасталась:

— Мне его папа вчера купил в Милане. Мы прилетели на самолете из Лондона. И ели на коленках, как на пикнике.

— Как интересно. А тебе понравилось лететь?

— Я немножко боялась, но папа держал меня за руку. — Лиза посмотрела на отца, и снова перевела взгляд на Бьянку. — Ты будешь моей мамой?

Бьянка покраснела еще сильнее. Хриплым от волнения голосом она спросила:

— А ты хочешь? — и затаила дыхание, понимая, что не сможет выйти за Мэтта вопреки желанию Лизы. Она не сможет обидеть девочку или встать между ней и ее отцом.

Но Лиза кивнула.

— Я всегда хотела, чтобы у меня была мама. А можно я буду подружкой невесты?

Мэтт сделал страшные глаза.

— Тебе нужна подружка невесты? — спросил он у Бьянка.

Лиза умоляюще взглянула на нее.

— Если я буду выходить замуж, мне непременно понадобится подружка невесты, — ответила Бьянка, и Лиза просияла.

— В розовом платье до пола?

— Да, и с розовым венком на голове.

Лиза восторженно ахнула.

— А меня сфотографируют?

— Тысячу раз.

Мэтт взял Лизу на руки.

— В Лондоне мы все будем жить в одном большом доме: ты, я и Бьянка.

— Мама! — поправила его Лиза, и неуверенно посмотрела на Бьянку. — Можно называть тебя мамой? Тогда все в садике узнают, что у меня есть папа и мама.

Бьянка вопросительно взглянула на Мэтта.

— Она будет ходить в детский сад, когда мы вернемся! — пояснил он.

— Это замечательно, — сказала Бьянка Лизе. — У тебя появится много друзей. И я буду очень рада, если ты станешь звать меня мамой.

Лиза никогда не видела свою родную мать и не жила с отцом. Рядом с бабушкой она наверняка чувствовала себя одинокой, несмотря на всю ее любовь.

Мэтт поцеловал Лизу. Она крепко обняла его в ответ и сказала:

— Отпусти меня, папа!

Когда он опустил ее на землю, она пулей сорвалась с места и крикнула:

— Я скажу тете Марии, что буду подружкой невесты!

Бьянка воскликнула:

— Ой, нет…

Мэтт рассмеялся.

— Пускай! Зато нам рассказывать не придется. Она обожает делиться новостями, просто жуткая сплетница.

— Пойдем и мы, — предложила Бьянка. — А то они всей семьей бросятся нас разыскивать!

— Подожди, — прошептал Мэтт, взяв в ладони ее лицо. — Я должен сначала поцеловать тебя. — В его взгляде было столько любви, что Бьянку бросило в дрожь, а ее сердце гулко застучало в груди.

— О, Мэтт, — выдохнула она, не сводя с него глаз. — Я так сильно люблю тебя.

Мэтт целовал ее губы с обжигающей страстью, а Бьянка перебирала пальцами его волосы, обнимая его так крепко, что их тела почти слились, став одним целым. Горячее солнце Италии поливало их своим светом, и будущее было окутано золотистым сиянием.


home | my bookshelf | | Соблазнитель в деловом костюме |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу