Book: Только демон ночью (Часть 3)



Левин Леонид

Только демон ночью (Часть 3)

Леонид Левин

Только демон ночью ... Часть 3

Аннотация:

Потерянна любовь, потеряна Родина, потеряна честь... Потеряно все..., но

дело сделано, как и кто погиб, за что... не волнует уже бывшего Майора.

Кем он стал? Во что превратила его жизнь... Он доживает свое перодившееся

"Я", готов содрать старую, опостылевшую шкуру и исчезнув из проклятого

подвала, возродится заново там где блеск мира богатых, что ослепил и

приворожил его. Жизнь, унижая и ломая, доказала, что основное в ней

деньги, а как они достались никого не интересующая ерунда. Главное, чтобы

имелись и побольше. Несчастный, он никогда не узнает, что только секунды

разделяли его от встречи с прошлым, с любовью, с жизнью...

Часть 3. Исскупление. Глава 29. Неопознанный.

В бюрократическом аппарате мэрии произошла очередная смена власти сопровождаемая суматошной политической компанией по привлечению голосов потенциальных избирателей. Политиканы, поддержанные строительными фирмами, лоббировали постройку дешевого жилья для малообеспеченных семей. Затем выборы успешно завершились, торопиться оказалось некуда и незачем, потянулась волокита с документацией, как водится произошла неувязка со строительной кампанией. В результате пустующие фабричные здания начали сносить значительно позже запланированного срока.

Рабочие обнаружили тело втиснутым между давно позабытыми мусорными баками в самом темном углу запущенного, предназначенного под снос заводского помещения. Прибывшая по вызову полицейская бригада отыскала совсем немного заслуживающих внимания улик. Неизвестный был одет в кожанную куртку залитую черной кровью, дорогую дизайнерского покроя рубашку светло-голубого цвета, джинсы, практически неношенные кожанные туфли. Карманы убитого тщательно выпотрошили то ли побывавшие на месте преступления воришки, то ли сами убийцы. Лицо мертвеца обгрызли крысы, губы и язык прктически отсутствовали, отчего белозубая усмешка казалась неожиданно радостной и добродушной. Горло трупа оказалось рассечено от уха до уха.

Проведенная в участке дактилоскопическая экспертиза показала, что погибший не проходил по базам данных ни одной из правоохранительных организаций, включая ФБР, СИН, агентство по борьбе с наркотиками и, естественно, само полицейское управление мегаполиса. Судя по одежде, убитый явно не относился к категории бездомных, нищих или малоимущих жителей. Мускулистые руки с изящными кистями и тонкими пальцами, целые, неисколотые вены говорили, по крайней мере внешне, о непричастности к наркотикам. Хреново!, - вздохнул полицейский следователь, закрыть дело, свалив на драку пьяных бомжей, не удастся.

Полицейскому детективу уже представлялся очередной безнадежный висяк в виде неопознанного трупа. Пока безымянного, но способного неожиданно оказаться вполне благонамеренным гражданином, приехавшим из сонного захолустного городка подразвлечься в столицу порока. Его, наверняка, ждут и хватятся раньше или позже, всполошившись отсутсвием в оффисе или за стойкой бара. Труп, не раздевая, отправили экспертам, без особой правда надежды получить интересующие следствие данные. Скорее для проформы, выполняя положенные по закону действия.

Пришла ответная почта и детектив вскрыл присланный от паталогоанатома запечатанный коричневый пакет. Вытряхнув содержимое на стол, к своему вящему удивлению, обнаружил не только заключение о причинах, времени и обстоятельствах смерти неизвестного, сами по себе довольно необычные для местной полиции, но и хранившуюся в углублении башмака, под стелькой карточку с номером почтового ящика. Стелька задралась приклеевшись к носку, когда туфель снимали с закостеневшей ноги покойного и белый кусочек картона выпорхнул из укрытия. Его подобрали с пола пинцетом и поместили в полиэтиленовый пакет.

Отложив временно в сторону первую появившуюся по делу улику, полицейский прочитал результаты экспертизы. Верилось с трудом, но на теле не нашли следов борьбы или побоев. Горло жертвы оказалось не перерублено, не рассечено, а перерезано ножом, так восточные люди режут глотки баранам, прежде чем пустить на шашлык. Судя по всему потерпевший не оказывал сопртивления, а отрешенно принял удар судьбы. Как это ему удалось - неизвестно, однако в крови не обнаружили следов наркотиков, снотворного, да и вообще никаких медицинских препаратов. До самой смерти человек обладал завидным здоровьем и находился в превосходной физической форме. Следовательно, как минимум, мог оказать убийцам сопротивление.

Косвенные данные определяли пострадавшего как выходца из стран Средней Азии, Кавказа или Ближнего Востока. Более определенно медики и коронер сказать не могли, ведь лицо оказалось бесповоротно изуродовано. Определить время убийства удалось лишь ориентировочно, в пределах двух - трех недель. Если бы не мэрия, начавшая снос старых фабричных и складских корпусов, под строительство дешевых домов, труп мог спокойно пролежать за баками до полного разложения еще не один год.

На выпавшей карточке обнаружили только отпечатки пальцев зарезанного. Полицейские оформили необходимые документы и произвели выемку содержимого из абонентного почтового ящика. Улов был, на первый взгляд, не богат. Полиэтиленовый кулек модного магазина. Внутри, в заклееном липкой лентой пластиковом футляре находилась компьютерная дискета.

В участке детектив снял с нее отпечатки пальцев, а затем вставил в в компьютер. Диск содержал обычный текстовый файл, занимающий малую часть объёма. Полицейский выбрал подходящую программу и вывел файл на экран. Сначала экран высветил английский текст, затем пошла, прерываемая абзацами и знаками препинания, череда букв неизвестного языка. Пришлось вернуться в начало файла. После пяти минут чтения, полицейский чертыхнулся и полистав записную книжку нашел нужный телефон. Еще через несколько часов дело, тело и все улики были переданы немногословным, безликим, среднего возраста людям из ФБР. Закончив с формальностями детектив облегченно вздохнул и сел писать рапорт начальству. Жить стало чуть легче. Пусть с мертвецом возятся другие. У местной полиции и своих забот хватает, так одним нераскрытым делом станет меньше.

В штаб-квартире ФБР легко определили, что основная часть файла напечатана кириллицей, на русском языке. Да собственно последнее и не составляло тайны. Начало диска давало всю необходимую информацию для прочтения остального содержимого. С этим в ФБР тоже не возникло проблем, поскольку для борьбы с советским шпионажем и наследующей ему мафией, давно и успешно функционировало соответствующее подразделение. Дискету передали в подотдел русскоязычному сотруднику. Тот распечатал текст и сел за перевод.

Не знаю, имею ли право упоминать имя Бога и его Пророка после прожитой жизни. Хотелось бы верить, что Он милостив и простит содеянное. Ведь почти все прикрывалось его святым именем и делалось во имя его.

Теперь пора подвести итоги прожитого, проанализировать ошибки и покаяться в совершенном. Покаяться - не означает раскаяться. Все делалось однозначно сознательно и осознанно. Винить если и можно, то только свой выбор, самого себя.

Надеюсь, читают написанное те кому оно предназначено, профессионалы. Хочу сразу предупредить, что в записках не содержится имен, адресов, информации, позволившей бы продвинуться в поиске тех, кого вы называете террористами. Подобная надежда беспочвенна, как мираж в пустыне. В покаянии нет места предательству. Я вам не друг и не помощник. Я - враг!

Почему же пишу именно вам, своим вчерашним, да и сегодняшним врагам? Просто больше некому. Пусть написанное поможет если не победить, а победить вы не сможете, то понять происходящее. Увидеть явления, с которыми также невозможно бороться как с землетрясениями, цунами или торнадо. Человек смертен, дела и мысли - нет. Вы проиграли. Поняли это или нет, не важно. И записки эти не от бессилия, от избытка чувств. Каюсь не перед людьми, но перед Богом. Если он ...

Почему пишу своим врагам на русском, языке своих заклятых недругов? С одной стороны, чтобы текст не читали мелкие полицейские сошки, которым он не предназначен. С другой..., что вам мой родной язык? Для него не найдешь компьютера, под старинные буквы не созданы редакторы, не переведены программы. Русский, устроит всех, тем более, что и история моего жизненного пути связана с людьми этого языка от начала и до конца.

Проклятый шурави обыграл меня. Не понял я его... Счел его человеком чести, старого закала, а он превратился в обычного современного кидалу... Вот и приходится расплачиваться за ошибки. Плата одна - жизнь. Не смог забрать чужую клади свою. Времени остаётся немного. Скоро за мной прийдут и уведут на заклание. Можно попытаться сопротивляться, но понимаю насколько это бесполезно. Только продлит агонию. В этом случае не сегодня так завтра вчерашние соратники вновь поймают меня и тогда смерть будет ужасна. Подчинюсь воле Аллаха и спокойно прийму положенное....

Ухожу, оставляя вам в наследство ужас, постоянное ожидание неотвратного. Ждите, не зная будет ли это бомба заложенная в самолет, взрыв здания, захват заложника, резня, или восстание одуревших от безделья, обкуренных бомжей. Сделал много, жаль что не прийдётся увидеть результатов. Идет незримая война... Одно наше оружие - деньги, уже сражается с вами, побеждает, покупает ваших людей, политиканов. Закрыв глаза как слепцы идут они за новым поводырем, на запах нефти, на запах раскидываемого вместо приманки золота. За деньги выполняют самую грязную и тяжелую работу, которую не можем пока открыто взять на себя. Если бы настоящие заказчики, истинные работодатели, посмели выйти из тени, показать своё настоящее лицо мир бы отшатнулся... Проще делать дело чужими руками... До поры до времени. ...

Запутано говорю? Непонятны мои намеки? Сможете понять, захотите разберетесь. Нет... значит вам не дано... Умрете в неведении.

Ваши политики прикрывают наш тыл и фланги... Но впереди идут братья по вере... Истовые, исповедывающие строгую религию предков, не принимающие новомодных искажений старинных заветов Пророка. Они безжалостны и беспощадны к неверным, но еще более безжалостны к отступникам от веры. Что взять с гяура? Можно жизнь, можно деньги... У плохого мусульманина можно отнять душу, а она бесценна... Да мы убиваем своих и не дрожит рука. Вы, мягкие, женоподобные душонки поднимаете вопль из-за десятка другого трупов... Конечно, при достойной оплате усилий вопящих. ... Даром запричитают только самые заскорузлые идеалисты, а таких, согласитесь, не так уж много... Вы начинаете по наводке наших лидеров священную войну... против своих вчерашних друзей и союзников, а мы тем временем вырезаем сотни, тысячи плохих мусульман, и ничего, пульс не учащается. Случается погибают и наши бойцы... Их могилы легко отличить по стальным пикам с цветными флажками по числу убитых врагов. Они погибают, думая, что сражаются за веру, за Аллаха, это придает им силы. Вы, наивные, видите в них борцов за независимость...

Попробуйте призвать христиан, иудеев, буддистов к священной войне с инакомыслящими. Ничего господа не выйдет, время радостного перегрызания глоток соплеменникам уже позади. Эти религии своё отвоевали, удобрили кровью почву, стали тяжелыми на подъём. Теперь пришло время Ислама.... Время талибов и вахабитов...

Так что-же, идет действительно религиозная война? Простые, наивные души! Под невидимым руководством моджахеды сражаются за Власть... нашу Власть над миром. Вы своё отправили. Хватит! ... Власть ждёт сильных, новых повелителей. ... Ваши политики ведут страны к гибели, словно неумелые пастухи стада в пропасть. Империи, созданные героями и тиранами выпадают из неловких, корявых рук свинопасов и их деток... Старые религии потеряли страсть, тела их мягки, глаза не алчны, души порочны. Вот почему мы избрали мусульман... Аллах? Если он есть то на нашей стороне. Если нет... Пусть они думают, что есть. Так всем спокойнее... И мне...

Верю ли сам в Пророка? ...

Пора, за мной пришли...

Диск содержал явные намеки на всемирную организацию. Запутанно, невнятно текст излагал основные идеи убитого террориста. Человеконенавистника. Презирающего всех и вся. Жаждущего власти. Пользующегося людьми, их верой, религией в собственных корыстных целях. Рвавшегося к неограниченной Власти, но потерпевшего фиаско и погибшего от руки сообщников. Сумбурное послание не внесло ясности в расследование. Возникли новые вопросы на которые необходимо найти ответы. По косвенным намекам, убитого за неведомое прегрешение террориста можно попытаться связать с участившимися в последнее время странными авариями самолетов. Следы вели в аэропорт.

Для достижения цели следователи ФБР работали на пределе сил и возможностей, всё и все многократно перепроверяли, проводя оперативную разработку возможных фигурантов, опросы свидетелей. В тюрьмах негласные осведомители рискуя на грани провала, провоцировали на откровенность сокамерников, наседки в мафиозных группировках выясняли возможные выходы на террористов. Но всё оказывалось бесполезно. Прочесывалось только доступное для сотрудников контразведки пространство. Все попытки заглянуть в верхние эшелоны власти глохли словно звуки в вате, не находя откликов. С другой стороны, террористкое подполье, тоже оставалось недостежимо, скрыто щитом конспирации и жестоких расправ с предателями, отделенно от жизни большинства Джимэнов религией, обычаями, повадками, одеждой и языком.

Вновь и вновь собиралась и перерабатывалась информация на работников авиакомпаний, пилотов, стюардесс, инженеров, техников. Все данные заносились в компьютерные файлы, все шире охватывая людей, пусть опосредованно, но связанных с разбившимися в океане самолетами....

Глава 29. Старые фотографии.

Мой закуток, кубик отделен от остального мира серыми, в рост человека стенками. Такие же клетушки тянутся вперед и назад, влево и вправо по всему гигантскому посмещению компьютерного центра. В каждой ячейке работает программист, вооруженный компьютером, монитором, принтером и мышкой, другого оружия нам не положено. В отличие от оперативных сотрудников Бюро у меня нет жетона, пистолета, наручников. Только пластиковая магнитная карточка с фотографией, обеспечивающая проход на рабочее мето, да в кафетерий. Не густо, но я рад этой работе, рад причастностью к борьбе с нарушителями закона. Возможно звучит наивно, но это действительно так. Правда и то, что слова Работа на правительство и народ Соединенных Штатов не являются для всех нас пустым звуком, вызывают гордость, сознание сопричастности к сплоченной семье настоящих парней, занимающихся важным, опасным делом. Профессиональная репутация программиста давно уже позволяет мне претендовать на гораздо большую зарплату в частном бизнесе, но я отказываюсь от лестных предложений в пользу Бюро.

Сегодня запарка, пришлось заново создавать и модифицировать разросшуюся базу данных по лицам, так или иначе причастным к таинственной гибели одного из воздушных лайнеров. Агенты потребовали расширить возможности поиска и анализа информации, обобщения по различным критериям малых групп людей. К концу рабочего дня работа уже завершена, осталось протестировать программу, просмотреть результаты и спокойно отправляться домой.

Последний поиск я провел по родному языку фигурантов. Как и предвидел, не обнаружил ни одного представителя группы риска. Для контроля, на всякий случай, впечатал русский, язык своего детства... Программа сработала и на экране монитора появилась фотография человека средних лет, усталого, изрядно потрёпанного жизнью... Мелкого служащего одной из небольших багажных компаний. Решив проверить вывод информации на принтер распечатал файл. Перед тем как отправить листок в ненасытную пасть бумагорезки, решил ещё раз взглянуть на лицо незнакомца. Краска на бумаге успела подсохнуть, не отсвечивала... Видимо человек фотографировался на пропуск, по грудь, напряженно смотрел в объектив камеры. Неожиданно я понял, что где-то уже видел это лицо, глаза... Выхватил из кармана брюк портмане, достал из отделения маленькую, переснятую с маминой, карточку отца. Постаревший, изрезанный моршинами и шрамами, но это был несомнено он.

Мать пронесла старую черно-белую фотографию сквозь все преграды и барьеры эмиграционного пути. Что ни говори, а это единственная память об отце. Вот он, в парадной военной форме, с погонами старшего лейтенанта. Таким и запомнился ей на всю жизнь. Хотя совместной жизни оказалось у них совсем ничего, всего несколько дней, да и те отравлены, опаганены бандитским отродьем. Отец на своём вертолете спас мамочку, вырвал из рук насильников, они бежали под пулями, он отстреливался... Вот и всё, что знаю о нем ... У отца не осталось даже фото на память, так всё нелепо вышло. Наверняка искал нас по всей стране, возможно и в Америку приехал за тем же. Правда вряд ли искал двоих, обо мне ведь он ничего не знал. Таких женщин как мамочка просто так, погодя не забывают и не теряют. Даже сейчас редкий мужчина пройдет не обернувшись ей в след, а в молодости...



Если человек с фотографии действительно отец, то это просто счастье, чудо, подарок судьбы. Мать до сих пор не вышла замуж, естественно, имелись у неё приятели, но ни один не смог заменить отца и потеря оказалась невосполнимой.

Надо торопиться. Нельзя откладывать дело в долгий ящик. Вот на распечатке номер телефона. От волнения дрожат пальцы и приходиться несколько раз перенабирать цифры. Долгие гудки и механический голос компьютера телефонной станции сообщает, что с сегодняшнего дня данный номер дисконнектид... Боже мой! Неужели я вновь потерял его след? Возможно он еще не переехал, не сменил квартиру, может застану если не его то соседей, узнаю новый адрес.

Рабочий день закончился. Натянув плащ и отбив карточку одним из первых я выскочил из здания. Не первый год работая в Манхеттене, я давно отказался от попыток добираться на работу на машине. Оставлял её на паркинге у трэйна, садился в вагон и спокойно читал книгу, изредка созерцая из окна медленно плетущиеся в нескончаемой пробке трафика бесконечные вереницы автомобилей.

Сегодня машина пригодилась бы, но на нет и суда нет. Жильё отца находилось в другом конце города. Прийдется добираться с пересадкой, но ничего не попишешь, это всё равно быстрее чем искать такси и торчать затем на каждом перекрестке под неумолчный стрекот счетчика. Небо затянуло тучами, стал накрапывать дождик. Поднял воротник плаща, поглубже спрятал в карман магнитный пропуск-удостоверение и решительно шагнул в сторону ближайшего подвалообразного входа в метро.

Детские воспоминания воскресили в памяти голубой, блещущий чистотой, московский метрополитен, каким видел его в последний день прибывания в Советском Союзе. Дед упросил мать, считающую часы до вылета, мечтающую оказаться поскорее в самолете, не желавшую ничего вокруг видеть и слышать, отпустить нас с ним в последний раз попрощаться с Москвой, с Россией... Мы прошли по Красной Площади вокруг Кремлевских стен, купив с рук билеты обежали залы Третьяковки, проехались под столицей в вагонах метро, выходя на особо красивых, похожих на дворцы станциях, покатались на длиннющих, увозящих глубоко под землю эскалаторах. Несколько отпущенных нам мамой часов пролетели словно один миг. ... Всё вскоре померкло, забылось... Почему только сегодня я вспомнил тот день?

В цепочке пассажиров, сбежавших по ступенькам облицованного мутноголубым кафелем туннеля добрался к турникету, сунул в щель магнитную карточку, успел добежать к последнему вагону прежде чем захлопнулись двери. Состав тронулся. Обнаружив небольшой просвет в людском месиве, протиснулся к задней, застеклённой площадке, встал около пустующей кабинки машиниста, прижавшись лицом к прохладному стеклу.

Поезд прогрохотал по мрачным, закопченным тунелям освещенным редкими, расписанными графити плафонами и выскочил на поверхность. Эстакада нависала над городом, изгибалась следуя контуру земной поверхности, пересекала улицы и каналы, проскакивала под дробный перестук колес мосты, взбиралась на засеянные домами холмы и опускалась в бывшие лощины. Синий, в серой дымке, проявлялся в стекле силуэт небоскребов деловой части города и, казалось, что дома стоят один возле другого вплотную, не оставляя промежутков для жизни людей, для машин, для трейна. Поезд оставил позади приличные кварталы высоток, университетские пригороды с аккуратными профессорскими коттеджами, спортплощадками, паркингами. Потянулись печальные автомобильные свалки, магазинчики юзаных запчастей, дешевые ресторанчики, дилерства с десятком - другим подержанных стареньких автомобилей. Бедные пригороды открывали свои неухоженные, запущенные зады, ободранные крыши, оборванные, привязанные на живую нитку проволокой, куски фальшивых панелей в лучшие годы изображавших кирпичную кладку. Эстакада проходила местами над крышами, чаще между домов. Иногда казалось, что на изгибе трассы поезд не втиснется в отведенный ему узенький просвет и въедет прямиком в дом, бесстыдно открывающий на всеобщее обозрение сквозь распахнутые настежь окна с мутными стеклами, убогое убранство дешевых комнат.... Дождь усилился и сквозь слившиеся в сплошное пятно капли стало невозможно разглядывать окружающий мир.

Рядом освободилось место, я сел и привалившись головой к стенке вагона закрыл глаза, вспоминая прошлое.

Передо мной мысленно раскрылись плотные мелованные листы фамильного альбома, объехавшего с нашей семьей полмира и воцарившегося в конце пути на полке небольшого, купленного в рассрочку домика. С этим старым, в выцветшей от старости, в голубой, бархатной обложке альбомом, связаны первые осознаные воспоминания детства.

Вот я на руках прабабушки. Старое фото в виде овала вмещало нас обоих, но её лицо почему-то потускнело, печать стала мутной, нечеткой. Плохо помню её, мал был. В памяти остались только добрые мягкие руки подсыпающие в миску ягод крыжовника, малины... Она, фактически выкормила и вынянчила меня в первые годы жизни, когда все остальные, занятые работой и учёбой убегали на целый день, оставив нас с бабкой дома на попечении огромной немецкой овчарки по имени Квинта. Собака отличалась ненавистью к кошкам и великим обжорством. Полосатые минитигры видимо делились между собой информацией о чудовищном звере за версту обходили наш дом. Благодаря Квинте даже я не представлял о существовании проворных маленьких зверушек до первого похода в школу.

Кроме того я не любил спать и есть. С годами это, правда, прошло. Но тогда мой паршивый аппетит был притчей во языцах всей семьи, дальних и близких родственников. Заставить меня открыть рот удавалось только бабке. Над столом висела чудом сохранившаяся с дореволюционных времен огромная хрустальная люстра. Бабуля лупила по хрустальным висюлькам ложкой, я в изумлении и восторге расцеплял губы и очередная ложка манной каши моментально запихивалась в рот. Однажды за бабулей забежала соседка и они, оставив меня на попечении Квинты, умчались в магазин за дефицитными консервами - Бычки в томатном соусе. Уж не помню как дотянулся я до ручки холодильника, но открыл и скормил прожорливой собаке все семейные запасы. Ух она и повеселилась! Еле дошла в свой угол и завалилась спать. Влетело нам всем троим по первое число. Но больше всех досталось бабе ... Бедная бабуля. Она тихо угасла, а я даже не понял, какую великую любовь потерял в жизни с её уходом ...

***

Серые, нечеткие фотографии большой родни прадеда. Его отца совсем маленьким парнишкой насильно забрили в солдаты, оторвали от родного гнезда, обычаев, религии. Вместе со многими другими оказался он в кантонистах, еврейских военных поселенцах, солдатах царской армии. Из кантонистов вышло много толкового народа, прославившего впоследствии Россию - адмирал Макаров, художник Репин тоже из тех корней.

Прадед Моисей в армии прижился, не сломался, не помер. Позабыл правда за время царевой службы язык и религию предков, но сохранил имя, не дал сменить фамилию и не крестился в православие, хотя вначале из-за этого туго приходилось, но потом к его упорству привыкли и оставили в покое. Солдат взрослел, мужал, воевал, участвовал в походах, отслужил двадцать пять положенных лет. По увольнении в чистую остался один как перст. Как отставному служивому солдату, дали прапрадеду в аренду маленькую мельницу на Украине. Бывший солдат освоил новое дело так же старательно и честно как военное. Селяне в начале сторонившиеся инородца, со временем полюбили чужака, доверяли без боязни выращенное зерно. Встретил Моисей в тех краях сироту, вроде себя, закохали они друг друга, да так сильно, что и не заметили как произвели на свет семнадцать душ детей... По одному в год... Без перерыва и остановок, на одном дыхании счастья.

Дальше пошли фотопортреты далеких моих предков, мужественных, стройных, сильных мужчин и красивых, нежных женщин. Мало кого из них я застал на земле. Частью род вымер в гражданскую от тифа да петлюровских сабель, других в отечественную расстреляли фашисты во рвах Харьковского Тракторного завода, выстроенного на пустыре их же трудовыми руками, третьи умерли после войны, задолго до моего рождения. Кто только не вышел из корня Моисеева... попробую вспомнить, воскресить в памяти... Люди разных судеб, характеров, профессий. Ученые и офицеры, шахтеры и инженеры, врачи, аграномы, учителя, даже православный священослужитель оказался среди родни...

***

Дед Витя, ставший заслуженным агрономом ещё перед войной, посвятивший всю жизнь кормовым травам, люцерне, доказывавший, что земля не может бесконечно, без отдыха производить хлеб, хлеб и снова хлеб, что лучше давать землице отдых, восстанавливать травами, да кормить с неё родимой скот душистым нежным питательным сеном, а не сухой ломкой соломой. Отважный человек был, не побоялся перечить самому Хрущеву. Прилюдно, на совещании показал присутствующим невежество самодовольного, малообразованного партийного божка, защитил травополье. Ух, как тот материл, костерил деда Витю! Да не на того напал, не прогнулся ученый агроном перед властью малограмотного самодура. Правда сила ум ломит - выгнали бедолагу с совещания, приехал домой, а дома то уже и нет. С работы уволили, с казенной квартиры - выставили. Хорошо еще собрали майно добрые люди, сховали в сараюшке, не дали разворовать до конца. Но не к тряпкам кинулся первым делом настырный агроном, а подался прямым ходом в лабораторию, спасать семенную, ненаглядную люцерну. Набрал семена в спасенные наволочки и мешочки сколько смог и подался к закадычному другу на Кубань. Вот там они вдвоем подальше от лысого кукурузовода и сеяли потихоньку элитное зерно, спасали культуру.

Пришло время, вернули люцерну на поля, а деда на кафедру института и во вновь обретенную квартиру, куда добрые люди помогли перетаскать из сараюшки добро... Только жена этого уже не увидела. Святая была женщина в тяжелые времена отказалась вернуться обратно на девичью, хорошую украинскую фамилию, не захотела дочке сменить национальность. Гордо ответила мужу Ты моя судьба и стыдиться мне нечего. Пусть и дочка всё знает и гордится своим отцом! Вот так...

Жизнь их любовь не раз испытывала, проверяла. В оккупацию остались жена Вити с дочкой в Харькове, ко всем бедам еще на постое двое немцев в квартире оказались. Но Бог спас. Ни соседи, ни немцы не выдали, не донесли. Хоть соседи знали наверняка, а немцы вероятно догадывались кто есть кто. Когда Красная Армия первый раз, всего на несколько дней, освободила Харьков Витя вывез на саночках семью из прифронтового города, Бои уже шли на окраинах и армейские тылы спешно покидали город.Так впрягшись в саночки и дотащил жену и дочь к своим за Донец, устроил с жильем и ушел воевать дальше. Такой отец для дочки являлся безусловно идеалом, вот и продолжила она его дело, тоже выучилась на агронома.

Донбасская ветвь рода. Баба Груня... Смутно помню красивую даже в старости, статную, властную женщину, главу шахтерской семьи из Макеевки. Только раз и видал её, совсем малой ещё, а запомнил как повелевала сынами. Вымахали сынки, что молодые дубки, здоровые, налитые силой. Вот и нашли себе после армии работу по нраву да по вкусу, мужскую, почетную, опасную - горноспасателями в угольных шахтах. Но перед матерью робели, всё на Вы называли, уважительно. С ними и Миша приезжал, директор школы. Пришел с войны без руки, начал учительствовать, вырастил приёмную дочку. И тихий, добрый, смуглый красавец Наум...

***

Под заветной бархатной обложкой альбома продолжали жить в сохраненных мгновениях сотни лиц и глаз давно исчезнувших людей одетых в диковинные старомодные одеяния, обрамленные заломанными, пожелтевшими от времени бумажными границами бытия, иногда украшенными потускневшей позолотой золотых фирменных штампов местечковых фотоателье.

Ожила, заговорила фотография бабы Двойры, словно вновь слушала в последний раз собравшись за большим праздничным столом не разлетевшаяся еще по миру семья, рассказ о жизни... Такой долгой, простой, трагичной и одновременно героической. Правда сама она не считала собственную судьбу особенной или удивительной, скорее обычной для того времени, горькой, это да...

- Перед войной вышла я замуж за хорошего человека - директора небольшого заводика в Белоруссии. Родила дочку, а через три года, в сорок первом - сынишку. Война началась так неожиданно, так несчастно. Под утро в воскресенье бомбили нас немцы, а мы метались полусонные да раздетые по двору ничего не соображая от страха и неожиданности. Пока мужчины сообразили, поняли что происходит, собрали что под руку попало в чемодан да прибежали на вокзал там уже во всю полыхало, но железнодорожники и заводчане наши, после налета пришли в себя, подлатали рельсовое полотно, растащили разбитые вагоны, подогнали старенький маневренный паравозик-кукушку, вагоны разномастные, сели мы в поезд, но оказалось уже поздно. Отходил поезд уже под выстрелами немецких танков. Еле наши мужчины успели на подножки вскочить. ...

Ехали они однако недолго. Состав успел дойти лишь до первого разбомбленного моста и встал. Над беззащитным эшелоном беженцев роились самолеты с крестами. Опъяненные безнаказанностью, ошалелые носились железные птицы по над самой землей, едва не сшибая крыльми телеграфные столбы. Сквозь чистый, полированный плексиглаз кабин немецкие летчики видели под собой, внизу женщин и детей. Не могли не видеть... Но что предствителям высшей рассы жалкие недочеловечьи особи? Стреляли, бомбили ... Вогоны горели, взрывались, разлетались кровавыми брызгами... В суматохе Двойра с дочкой и младенцем каким-то чудом выскочили, пробились обратно в Минск, а муж не найдя семью и думая, что все погибли, переплыл реку, ушел на фронт. Где и погиб, не зная какие муки выпали на долю родных людей.

- Я одно понимала возле железной дороги - смерть. Кругом пули щелкают, взрывы землю рвут, а я детей подхватила под руки словно кулечки и бегу, бегу, так быстро словно лечу над той землею... Только и думаю себе - не останавливаться. Остановлюсь - пропадем... Так без роздыху и добежала к Минску, а там уже немцы...

Гитлеровцы согнали оставшихся в городе евреев, заклеймив желтыми щитами Давида, в несколько огороженных колючей проволокой кварталов, предварительно очистив их от русских, белоруссов, украинцев. В каждый домишко, в каждую комнатку набилась куча народа, люди теснились по углам, спали на полу. Каждый день способные работать женщины, а именно они составляли большинство среди тысяч несчастных обитателей гетто, печальной серой колонной отправлялись в город. К вечеру поредевшая колона возвращалась, солдаты спокойно, по-деловому отсортировывали и пристреливали обессилевших и тех кто пытался пронести за проволоку жалкие кусочки сьестного. Трупы оставались лежать на ночных затаившихся в страхе и ненависти улицах плоскими темными бугорками до тех пор пока специальным командам из узников не дозволялось забрать и похоронить погибших в общих безымянных могилах.

Не все оставшиеся в гетто выходили встречать уставшую рабочую колону. Многие не доживали до конца дня. Полицаи, эссэсовцы, просто бандиты охотились на людей, отсекая раз за разом от гетто ещё несколько улочек, домов, проулков, убивая всех найденных людей. Заселяли очередной очищенный от евреев кусок района понурыми, безмолвными людьми из сожженных, за близость к партизанским лесам, деревень. В лучшие дома шумно, с выпивкой и застольем вселялись семьи полицаев, не смущаясь, как должное, принимали новое, еще теплое после убитых жильё, словно Иуда тридцать сребреников.

- Я так боялась за детей, но брать с собой на работу могла только одного ребенка, второго оставляла на старика-свекра. Но что значит взять? За ручку с собой не проведешь, увидят конвойные и убьют. Просто так, со смешком, погодя, словно муху прихлопнут.... Сверхчеловеки ... Сердце кровью обливалось как прощалась уходя на работу, что тут поделаешь?

Баба Двойра была жнщина исключительно красивая, статная, высокая и сильная. Это её и спасало. Малышку прятала на своей груди, под широким пальто, что носила теперь не снимая летом и зимой. Девочка таилась словно мышка, только дышала тихонечко. Так и шли они в общих рядах по крестному пути страданий. Работа выпала ей ещё та, не всякий здоровый мужик мог выдюжить, но женщина держалась за неё ради крохотного официального пайка, ради детей и старенького мужниного отца. Работала Двойра в кузне, молотобойцем. Так работала, что мастер-немец, вначале презрительно оравший и обзывавший несчастную всеми известными ругательствами, очень скоро сменил лексикон и тональность. Помогал, подкармливал, не выдавал на расправу обнаруженного в куче наваленного в углу кузнице хлама ребёнка. В конце-концов, мастер если и принимался костерить что-то, то только проклятую войну, перевернувшую с ног на голову все привычные понятия и представления добропорядочного бюргера. Да и то вполголоса, боялся.



Как люди выживали в тех уловиях мне трудно представить даже по рассказам Двойры, но как-то жили, пытались прятаться, обманывать немцев, даже бороться. Существовало, оказывается, в гетто и своё подполье, руководимое коммунистами. Ухитрялись узнавать сводки с фронта, писать листовки, выводить людей к партизанам, портить немецкие автомашины на ремзаводе.

День ото дня, месяц за месяцем сокращалась площадь гетто, число его обитателей. Охоту на людей немцы вели планомерно, по графику, по науке. Несколько раз попадала Двойра с семьей в облавы, но Бог помогал ускользать, затаиться, выжить, перебежать на соседнюю, еще не очищаемую от евреев улицу. Труднее всего удавалось ускользать не от немцев, от своих, еврейских, полицаев. Нашлись в гетто и такие.

Однажды из тайного закутка увидела Двойра как вывели каратели из дома свёкра с грудным внуком на руках, повели было к сараюшке, да потом передумали. Выстрелом в спину убили сразу двоих, не потратили лишней пули. Не дай Бог пережить такое и не сойти с ума, сохранить ясную голову, способность жить и бороться за жизнь. Старик в последнюю секунду попытался телом прикрыть внука, да какое у усохшего от голода старца тело?

Обнаружили их полицаи, убили - немцы. Своя внутренняя еврейская полиция работала на совесть, старалась... За верную службу иудушек расстреляли напоследок, вместе с семьями. Положили в самый последний, верхний слой, на шевелящуюся, стонущую, дышашщую кровавыми пузырями массу людей. Неторопясь пристрелили... и только потом закидали яму. Подобное каратели и в белорусских деревнях делали, убивали сначала невинных людей, потом, за ненадобностью, старост да полицаев, затем - собак. Так и клали...

Но Двойра с дочкой, слава Богу, в ту яму не попали. Однажды не повели на работу колону женщин. Вместо того конвоиры заорали, приказали лезть в кузова грузовиков. Все зарыдали, закричали, заплакали понимая в какие места тее машины их повезут и для чего. Мозг Двойры работал на пределе возможностей просчитывая варианты спасения. Женщина, прижимая к себе дочку, отталкивала полицаев, принимала на спину и голову удары дубинок, но вскочила, как и рассчитала только в предпоследнюю машину и притулилась с краюшку, у самого борта.

Тупоносые, тяжелые, крытые тентами дизельные грузовики ревя моторами ползли пустынными улицами Минска. Пешеходов не видно, жители попрятались, не рискуя высунуть нос, опасаясь глазеть на проезд расстрельной колонны, не желая стать даже случайными свидетелями и соучастниками трагедии. Немцы, презирая тех кого собирались уничтожать и видя отчаяние, бесспомощность, истощенных голодом женщин, не особо утруждали себя конвойной службой. Автоматчики сидели только в кузовах первой и последней машин. Остальные прятались от холода по кабинам вместе с вольнонаемными гражданскими водителями. Те не стреляли, только возили ... Работали.

Двойра хорошо знала город. Представив мысленно маршрут собралась в комок и ждала того, единственного поворота который должен решить судьбу. Вот дорога пошла на взгорбок перед мостиком, затем крутой поворот за дом, обнесённый забором. Задняя машина отстала преодолевая подьём, передняя уже пошла на спуск. Прижав к груди дочку и приказав той молчать, что бы ни произошло, она не раздумывая, одним мощным толчком перекинула через борт своё гибкое тело, откатилась к забору, ударила что было силы в калитку. За калиткой стоял человек. Ей в очередной раз повезло, мужчина посторонился и пропустил беглецов во внутрь двора... Нет он не спас, не предложил убежище. Он просто не выдал, не закричал, не замахал всполошенно руками... Спасибо и за это, на такой поступок в тот день, на той улице, в том городе далеко не всякий бы отважился.

Ночью женщина с ребёнком, сорвав с одежды позорные желтые метки, ушла в партизанский отряд. Нашли они его не сразу. Бродили по лесу, питались корой, оставшимися с лета ягодами, поздними грибами. Плутали, но вышли к своим. Там и закончили войну, пережив карательные рейды, бомбежки, травли собаками, минометные обстрелы. Это уже оказалось не так страшно как в гетто, это - борьба, свобода...

После войны Двойра учила детей в школе, имела много наград за труд, но дороже всех мирных наград была ей партизанская медаль. ... Так и похоронили её с этой медалью на груди на тихом зеленом еврейском кладбище в чужой американской земле.

***

Дождь за окном вагона трэйна прекратился, но медленно пробегающие за стеклом неуклюжие домишки виделись расплывчато, размыто. Не понимая в чём дело я поднес руку к глазам и вытер непонятно откуда взявшиеся слезы. К чему они? Ведь еду к отцу...

Дед Янкель. ... Маленький ростом, в кургузом коричневом пиджачке, кепочке, начищенных хромовых сапогах, вечно торопящийся по своим никому неведомым делам. Чем он занимался всю жизнь теперь уже никто не расскажет. Странная у него вышла судьба, бурная. Не многие родственники знали его историю, а еще меньше говорили о ней. Стеснялись, замолкали ..... По молодости лет, в годы гражданской войны служил Янкель дровяным комиссаром, вроде бы снабжал топливом Москву, встречался с самим Лениным.

Но умом понял то, что не его это власть, чужда большевистская партия, не нужна революция. И тихонько отошел в тень.

В годы Нэпа понял вкус торгового бизнеса, да так втянулся в это дело, что выходить уже и не захотелось. Удачлив был невероятно, ни разу не попался, не сел даже когда Нэп прикрыли, а большинство нэпманов пересажали. Опять ускользнул в тень, затаился на время.

Потом официально числился в захудалой заштатной заготовительной конторке, но в другом мире, мире уважаемых людей вес и влияние имел видимо великое. Иногда ему приходилось туго и тогда бежал к братьям прятать нажитое, и вываливались бывало из газетных неопрятных пакетов пахнущих ржавой селедкой тугие пачки фунтов и долларов. Родичи чертыхались, требовали прекратить аферы, зажить спокойно хоть под конец жизни, но припрятывали, помогали дельцу. Родная кровь, куда от нее денешся. Умер Янкель, так и не успев передать никому секрета своих богатств. Единственный сын бежал от этих разговоров словно черт от ладана, другие родичи и слушать не желали. Сгнили, пропали наверное все эти пачки денег да кольца с браслетами, а может достались случайным чужим людям. Только вряд ли принесли кому-то счастье. ***

Дед Соломон пошел по инженерной линии. Как ни трудно пришлось, но ещё при царе окончил техническое училище, стал электромехаником. Завел постепенно в Кременчуге своё дело, построил на паях с бельгийцами электростанцию, заводик электротехнических изделий. Редкое для старой России это было дело. Настолько редкое, что не имел дед конкурентов. Прибыль шла хорошая, быстро разбогател, приобрел большой дом в центре города, несколько пароходов. Лично Столыпин на ярмарке в Нижнем Новгороде наградил Соломона за отличную продукцию большими серебрянными часами. Потом началась война, наступили тревожные времена, запахло революцией. Кампаньоны-бельгийцы первыми сообразили что к чему и начали сворачивать дело, предлагали и деду уехать с ними в далекую мирную Бельгию, обещали помочь перевести деньги. Куда там. Дед слыл прогрессивным человеком, ждал и верил в революцию, в очищение, свободу ... Остался... Выкупил у кампаньонов их долю... и дождался....

Советы не успели конфисковать у него дома, производства, корабли - сам всё отдал. Оставили его директором бывшего собственного заводика и он полный розовых надежд принялся за работу. Красных вскоре выбили из города петлюровцы, прошел как водится, еврейский погром и деда оставили лежать на берегу Днепра с проломленной головой и выбитыми напрочь зубами. Поленились, не добили, посчитав трупом. Но Соломон выжил, приполз ночью к семье. Петлюровцев вновь сменили красные, а знакомый дантист вставил деду зубы. Предлагал золотые, по-знакомству, но дед благоразумно отказался. Обошелся стальными, простонародными. Красных выгнали белые и контразведка арестовала деда за сотрудничество с красными. Деникинцы были поинтеллигентнее, пообразованнее, били хоть и чаще, но не очень сильно... Во всяком случае до смерти не замучили... вновь сменилась власть и белых прогнали красные. Далеко на этот раз, за море. И надолго.

Красноармейцы освободили деда из подвала деникинской контразведки и сначала всё шло на удивление хорошо. Дантист вновь вставил зубы. Золото, правда, уже не предлагал. Дед руководил своей бывшей фабрикой, рабочие его уважали, жил попрежнему в своём, теперь правда, не собственном доме. Перед отъездом из страны мама показывала мне этот дом, он и сейчас стоит в центре города. Красивый особняк с мраморными колоннами, на первом этаже ювелирный магазин.

Хорошо было недолго, в городе начались обыски, буржуев трясло ЧК, отбирало припрятанное. От ГорЧК утаить золотишко трудно, практически невозможно. Парнишки работали в этой организации всё больше свои, местные. Честные хорошие еврейские мальчики захваченные романтикой революции, с наганами, в кожанных куртках и высоких сапогах.

Жизнь пошла у семейства веселая, днями дед руководил заводиком и электростанцией, а ночи проводил под замком в подвале ЧК. Чекисты уважали деда как человека пострадавшего за советскую власть, но совсем отпустить не решались, не верили, что отдал всё нажитое добро до конца. ... Били правда не очень сильно, можно сказать совсем небольно по сравнению с петлюровцами. Дед упорно стоял на своём, мол, нет уже ничего, всё отдал. Вот даже зубы не золотые, буржуйские вставил, а простые стальные - советские. Месячишко его всего-то и помурыжили, отпустили. Другим местным буржуям повезло меньше, некоторых бдительные чекисты шлёпнули, остальных сослали в северные далекие края.

Заявился Соломон домой, а жена в обморок. Привыкла уже, что он ночи в подвале проводил и домой приходил только обедать перед отсидкой, вначале и глазам своим не поверила. После того как вновь пришла в себя и убедилась, что муж наконец действительно вернулся ночевать в семью, повела благоверного в подвал и вытащила из под разбитого навестившими семью чекистами бочонка из-под квашеной капусты пару колбасок золотых червонцев. Тут уж в обморок рухнул дед, он то истово верил будто за ним и грошика не числиться, потому так стойко и держался. Прийдя в себя, молча взял те колбаски и зашвырнул ни слова не говоря в Днепр, от греха подальше. К счастью жена ему не всё припрятанное сразу решилась показать. Оставшеся было в своё время снесено в Торгсин и спасло семью от голодной смерти во время сталинских колхозных экспериментов, голодомора.

Поняв на вечерних чекистских курсах суть новой власти, Соломон поумнел, понял, что толку не будет, решил не лезть на глаза новой власти, тихонько сменил директорский кабинет на верстак рабочего и тихонько коротал свои дни в качестве электротехника.

Глава 31. Деда.

Дед Гриша - его все звали Деда и очень любили. Он пожалуй вырос самый крепкий из братьев, хоть и родился махоньким, семимесячным. Но выходила паренька мать, вырастила. Догнал братцев и сестричек, пошел вровень, без скидок. Так же как и все проводил всю зиму на замерзшем пруду, самозабвенно, дни напролет, забывая о еде выписывал круги на смодельных, привязанных веревочками к валенкам коньках.

Раз до того накатался, что до дома еле-еле доплёлся уже в глубоких сумерках. Дверь оказалась запертой, в окнах темно, семейство спало. Дед из последних сил стал стучаться в сени, сипло взывая застуженным голосом к родителям, братьям и сестрам. Но всё казалось тщетно. Наконец, когда неугомонный конькобежец вконец сорвал голос, поднялась мать, подошла к дверям и поинтересовалась кого и по какому делу черт занес в их глушь глубокой ночью. У Гриши едва хватило сил сквозь слёзы промолвить Мама, то я Ваш сын Гриша!. На что матушка резонно возразила - Не наш ты, приблудный, наши все уже здесь! Еле уговорил пересчитать заново. Недоверчивая мамаша словам не поверила, но пошла на всякий случай пересчитать свой выводок. Со счетом у неё, по причине малограмотности, были очень большие сложности, считала и пересчитывала по головам спавшую без задних ног команду несколько раз. Наконец недостача обнаружилась и маленького страдальца запустили в теплую избу, отпоили чаем, растерли самогонкой и уложили спать. Выдрать правда выдрали, но это на следующий день.

В том же году дед полностью себя реабилитировал, вытащив из проруби брата Витю. Того коньки занесли к тонкому льду над бившим со дна ключем. Лед треснул и будущий агроном с валенками, тулупчиком и шапкой оказался в полынье. Только Гриша и заметил случившееся. Не растерялся, скинул полушубок, растянул на льду, распластался на нем и пополз к барахтающемуся из последних сил брату, перекинул тому сыромятный кожаный поясок. Витя ухватился за ремешок не только руками, но и вцепился для подстраховки зубами, а Гриша начал его тихонечко вытаскивать на более толстый лед. Лёд под ним скрепел, прогибался, шел трещинками, но младший брат всё тянул, приговаривая Держись, Витенька, держись! Он его до старости Витенькой звал, до самой смерти. Витенька хоть и оледенел весь, но держался. Когда его приволокли в дом, отогрели, отпоили горячим молоком с медом, первые слова были: Гришенька, я тебе теперь всю жизнь пенки отдавать буду! Какое у детей бедного мельника лакомство было? Одни молочные пенки. Так всю жизнь если находил пенку в какао или молоке, всегда спасителю отдавал, это смотрелось немного смешно, но очень трогательно.

Гришин призывной возраст пришелся как раз на весну девятьсот четырнадцатого года. До армии Григорий успел как следует поработать. Денег родительских едва хватило на четыре класса сельской школы. Потом паренька отправили в люди. Начинал дед поденщиком на сельхозработах, батрачил на пана, потом присмотревшись к паровой молотилке упросил поработать сначала подсобником, а постепенно и сам научился управлять столь сложным по сельским меркам аппаратом. Перед самой армией дослужился дед аж до помощника управляющего панским имением. Хотел его хозяин от армии отволынить, но куда там, Григорий, наслушавшись рассказов отца только и мечтал о солдатской славе.

Молодому солдатику-инородцу пришлось бы в армии царя-батюшки совсем туго, да открылся в нём лихой военный дар и удача отличного стрелка-снайпера. На строевом плацу, на стрельбище, в классах словесности дед всюду оказывался лучшим. Послали его в стрелковую школу, где получил за отличную стрельбу шеврон и серябрянный знак. Всё было бы замечательно, уже и пообтерся в армии, обзавелся друзьями, но началась первая мировая война. В самом начале войны стрелковую школу почему-то не тронули, потом - расформировали, а солдат разбросав по запасным батальонам и в начале осени послали на фронт.

***

Глубокой ночью перемесив ногами десятки верст российских, неухоженных, вконец раздолбанных войной дорог, маршевая рота подошла к фронту. Усталых с дороги солдат разобрали хмурые унтера и развели по отделениям. Торопились. На утро начальник дивизии назначил атаку немецких позиций. Дед ждал, когда ему выдадут пусть не снайперскую, обычную винтовку. Да куда там! На пополнение винтовок не хватило и новички получили только по малой саперной лопатке в зеленом брезентовом чехольчике.

Поутру, едва рассвело, пришли офицеры и подготовили батальон к атаке пооделенно. В голове цепочки каждого отделения должны бежать счастливые обладатили винтовок, а за ними по одному, в затылок друг другу, вновь прибывшие, прикрывая грудь и живот стальной лопаткой от немецких пуль. В случае ранения или смерти бегущего впереди, следующий за ним подбирал винтовку с патронами и занимал место в строю. Вот такая простенькая диспозиция, гениальная тактика. За солдатами двигались отделенные унтер-офицеры. За взводами - взводные. Только потом в сопровождении вестовых шли полуротные подпоручики с шашками и револьверами, вслед им, замыкая построение роты следовали сами его благородие ротный со связными.

Солдатики наскоро попили жиденького теплого чайку с сухарями, верующие причастились у полкового попика в старенькой, замаранной окопной глиной рясе. Влага оседала каплями на металле редких касок, пряжках, трехгранных штыках и затворах винтовок. Медленно поднимался серый туман, сквозь который проглядывали колья с колючей проволокой, выгон, околица далекой деревни до которой еще бежать и бежать. Офицеры сквозь зубы поругивали начальство, упускающее самые выгодные для атаки минуты, когда можно незаметно подойти вплотную к противнику в завесе туманной дымки.

Солдаты в сырых тяжелых шинелях безмолвными кучками сгрудились поотделенно в траншеях, перед нарезанными саперами в стенках ступеньками и проделанными в собственных заграждениях проходами. Некоторые тихонько шептали молитвы, осеняли себя торопливыми крестными знамениями, других била нервная дрожь, третьи молча курили в рукав самокрутки, стреляя искорками горящей махорки. До деда долетали слова ротного, оправдывающего перед офицерами задержавшего атаку начальника дивизии, мол тот ждет подхода казаков и желает провести вначале артиллерийскую подготовку.

- Какую подготовку, господа, если в артиллерийских парках снарядов почти что и нет совсем? - Произнес подпоручик из студентов, снимая пенсне и протирая стекла несвежим платком. - Мой университетский товарищ в артиллерии служит, вчера только жаловался...

- Штафирка штатская, Ваш, подпоручик, товарищ, а не кадровый офицер! Распустил слюни словно баба! Наше дело приказ выполнять, а не жилетку мочить... - Оборвал полуротного поручик. Воцарилось неловкое молчание.

- Что же Вы подпоручик в пехоту попали, а товарищ в артиллерию? Поинтересовался второй полуротный, выпускник заштатного пехотного юнкерского училища.

- Что поделаешь, друг мой заканчивал математическое отделение, а я правовед, юрист... С математикой, господа, никогда с гимназических времен в ладах не был. Какой из меня артиллерист?

- Из вас и пехотинец ... такой же... - Пробурчал ротный, кривя презрительно губу.

За позициями раздался дружный залп и над головами пехотинцев прошелестели в сторону немецких позиций снаряды полевых трёхдюймовок. Первая серия снарядов подняла столбы взрывов перед желтеющей брустверами цепочкой немецких позиций, вторая - чуть сзади.

- Как работают! Как работают, черти! Сразу в вилку взяли, немчуру! Слава тебе, Господи! - Радостно закричал ротный. Взобравшись на ступеньки и приставив к глазам бинокль он лучше всех наблюдал происходящее. Раздались новые залпы и разрывы заплясали среди расположения немцев. - Накрыли! Накрыли!

Перекрывая стрельбу трехдюймовок заворчали в воздухе чемоданы - снаряды тяжелых немецких гаубиц. Глухие тяжелые взрывы ухнули в районе позиций русских батарей. Выстрелы прекратились, но немцы продолжали методично, не жалея снарядов долбить артиллеристов. Пыль поднятая над немецкой линией понемногу улеглась, обнажив нечастые воронки, только изредка перекрывающие аккуратные бруствера.

- Это, что всё? - Ни к кому персонально не обращаясь удивленно спросил ротный.

Бывший студент промолчал, пожав обиженно плечами, второй офицер смачно сплюнул себе под сапог.

- Так точно, усё, Ваше благородие. - Рявкнул высунувшийся из землянки усатый фельдфебель, командир телефонистов. - Телефонируют из штаба батальона. Приготовиться к атаке. Казачки прибыли. Будут поддерживать на флангах.

- Ну, с Богом! Вперед за Царя и Отечество!

Засвирестели, залились сигнальные свистки офицеров и унтеров. Подпираемые задними, полезли по ступенькам наверх пехотные отделения, побежали цепочками скользя сапогами по сырой пожухлой осенней траве. Сбоку из лесочка выкатывалась, разворачивалась в лаву, топорщилась пиками казачья конница.

Немцы не стреляли, то ли накрытые успешными залпами русских артиллеристов, то ли покинувшие занимаемые позиции, то ли просто затаившиеся, подпускающие врага поближе. Одиноко и совсем неопасно колыхался в небе поднятый на троссе серый баллон аэростата с кошелкой наблюдателя. Постепенно солдаты успокоились и не слыша смертельного посвиста пуль побежали споро, весело, скатываясь в лощинку разделявшую противные стороны. Кавалеристы, в свою очередь пришпорили коней, намериваясь первыми по такому случаю ворваться в деревеньку.

По дну лощинки протекал незаметный тихий ручеек. Только в одном месте, там где пологий овражек пересекала проселочная грунтовая дорога, воду перекрывал жалкий мосток, скорее гать, составленная из уложенных рядами и сшитых хлипкими досками бревнышек. Сунувшиеся было вброд казаки остановились и начали ворочать коней к мостику, берега ручеечка оказались заболоченными, топкими. Всадники матерились, хлестали коней нагайками, били шпорами. Сотни смешались втискиваясь на узенький мостик. Под ударами десятков кованных копыт строевых горячих коней, бревна, долгие годы выдерживавшие неторопливый бег селянских малорослых трудяг-лошадок, начали расходиться, распуская по мостку щели, брызгающие фонтанами ила и воды. Заржал конек, попав неловко копытом между бревен, рванулся, скинул всадника, выскочил на другой берег хромая, болтая обломанной в бобышке ногой. Второй за ним влетел обоими передними в образовавшуюся дыру и забился, запрокинулся под ноги несущихся следом.

Ударили немецкие пулеметы, забили ровные сухие винтовочные залпы. Немногие выскочившие наверх казаки, пригнувшись в седлах и выставив перед собой тонкие пики, кинулись в отчаянную, смертельную, заранее обреченную на неуспех атаку. На несколько минут им удалось отвлечь на себя огонь противника. Спустившиеся в лощину пехотинцы сгрудились перед ручьем, не зная, что предпринять, ожидая команды. Потерь они пока не понесли так как первый удар немцев пришелся на клубящийся у переправы ворох людей и коней.

- Вперед! Вперед! Бога душу мать! За Веру, Царя и Отечество! Вперед! - Орали отделенные пихая солдат в воду. Серая крупа - безответная русская пехтура безропотно подтыкала полы шинелей за поясные ремни, крестилась, кряхтела, ругалась, но лезла в стылую жижу, продиралась сквозь осоку и камыш, боязливо прислушиваясь к посвисту и курлыканью пролетавших пока поверх голов пуль.

Увидав, что пехота пошла вброд, казачьи офицеры собрали под огнём разрозненые сотни и отскочив от заваленного трупами людей и конскими тушами мостка сунулись в болотистую низину дальше по оврагу. Почва худо-бедно держала людей, но лошади начали проваливаться, вязнуть. Над немецкими позициями зачастили дымки выстрелов, ударила шрапнелью полевая артиллерия. Огонь был мгновенно перенесен на новое скопление кавалерии. Вряд ли из них уцелела бы даже малая часть, но ожили неожиданно русские трёхдюймовки, зачастили очередями, нащупывая вражеские огневые позиции. Прикрыли своих и обреченно смолкли вдруг одна за другой.

Воспользовавшись минутной передышкой казаки развернули коней и потянулись обратно к леску. Склон, казавшийся пологим и безопасным при спуске оказался при отступлении дорогой смерти для многих, раскрывая перед немцами как на ладони медленный бег усталых, роняющих хлопья пены лошадей, спины карабкающихся вверх, упирающихся в стремена всадников, просто ползущих на карачках, потерявших коней, спешенных людей.

- Что же наши стрелять перестали?

- Чего-чего, снаряды вышли. Слыхал, что их благородия говорили?

- Ох молчи, браток, молчи... И так тошно!

Пехоту никто не возвращал, и она, следуя последнему полученному приказу упрямо продиралась вперёд, выходила передовыми отделениями к прикрывающим немецкие траншеи рядам колючей проволоки.

- Ура! Ура! В штыки ребятушки! - Закричали, засвистели унтера и младшие офицеры. Вытянув сабли из ножен пробежали путаясь сапогами в мокрых хлюпающих полах шинелей полуротные, не удержавшиеся по молодому, дурному задору за спинами нижних чинов. Рванулись вперёд за червлеными темляками и георгиевской славой.

Спотыкнулся, завалился на бегу мелко перебирая ногами правовед, выронил саблю и упал в луговую траву, раскинув крестом руки. Пропал, будто и небыло его никогда. Прямо перед Гришей ничком свалился бежавший впереди солдатик, потеряв картуз, воткнув перед падением, словно играя в ножики, винтовку трегранным штыком в землю по самое цевьё и тихо прильнул к земле простреленной головой. Сунув за пояс лопатку, дед стянул через голову упавшего ненужный тому матерчатый патронташ с несколькими обоймами, подхватил винтовку и побежал к колючке.

Возле заграждения суетился оставшийся подпоручик, рубил проволоку шашкой, рассыпая искры, скрежеща клинком о металл.

- Не рубить надо, вашбродь! - Заорал бородатый унтер. - Шинелями, шинелями её закидывай братцы!

На заграждение полетели серые шинели. Через них полезли солдаты. Кто перелазил, а кто и оставался висеть тяжелым серым кулем. Под напором человеческих тел колья не выдержали и повалились пропуская в проходы заметно поредевшие цепочки отделений.

- Ура! Вали ребята! Бей!

Оставившая на кольях серые шинели, зеленея гимнастерками, пехота неравными группками пролезала в проделанные проходы, растекалась, перла на бруствер. Пулеметы смолкли и среди хлопков немецких манлихеров зачастили выстрелы русских трёхлинеек. Деда спокойно, словно на стрельбище выпустил с колена оставшуюся от погибшего владельца в винтовке обойму в мелькающие над бруствером шишаки немецких касок и спрыгнул в траншею.

Близоруко выпучив бесцветные глаза, протянув вперёд руку с пистолетом, вывалился из хода сообщения толстый, налитой жиром немец, с кайзеровскими усами под толстым носом, с витыми серябряными погончиками на плечах тесного мышиного цвета мундирчика. Крича что-то своё распяленным черным ртом толстяк стрелял раз за разом. Рука сжимающая пистолет смешно дергалась, подскакивала после каждого выстрела. Дед видел как ходит затвор, выкидывая кувыркающиеся в воздухе желтые цилиндрики медных гильз, как впыхивает огнём черная дырка ствола.

Врага нужно было убить. Но одно дело стрелять в мишени, в прыгающие шишаки касок, предметы неодушевленные, мало ассоциирующиеся с человеческим телом, налитой жизнью плотью. Другое дело убить человека, пусть даже чужого, делающего какие-то странные телодвижения, пытающегося уничтожить тебя самого. Боли и страха не было, замедленно словно во сне, в перерыве между двумя выстрелами немца дед поднял винтовку и нажал спусковой курок. Боек звонко цокнул по пустому патроннику. Немец снова выстрелил и пистолет, потешно дернув затвором, выкинул очередной цилиндрик гильзы.

- Прямым коли! Нерусскую твою мать! - Раздался откуда то с поднебесной высоты фельдфебельский рев. - Раз! Два!

Вымуштрованные мышцы немедленно исполнили приказ. На Раз! штык с хрустом вошел в серый мундирчик. На Два сдернутое со стального трегранника тело снопом свалилось на дно окопа, зацарапало беспомощно ногтями скрюченных рук глину и затихло. Только мерно раскачивалось на тонком черном шнурке спавшее в горячке боя пенсне.

Отдельные выстрелы ещё щелкали в разных концах траншеи, но основное дело было сделано. Оставшиеся в живых немцы удирали к окраинным домам, откуда поверх их голов уже сыпали очередями сумевшие отойти первыми в суматохе боя пулеметные рассчеты.

Немецкая траншея оказалась чисто обшита по стенкам съемными, потемневшими от дождя и времени, березовыми щитами, блиндажи попросторнее, почище российских. Теперь по всей её длине бродили уцелевшие в бою русские пехотинцы, да несколько чудом выживших в утренней атаке спешенных казаков, прикинувшихся мертвыми и отлежавшихся в траве за тушами побитых коней. Из офицеров в живых не осталось никого и на занятой позиции командовал фельдфебель, так вовремя прооравший деду уставную команду.

Григорий так и стоял опершись на винтовку около трупа приколотого врага. Потом к горлу подошла неудержимая волна тошноты, и ему пришлось отвернуться, чтобы не запачкать лежащего перед ним человека. Когда всё закончилось и спазмы стихли, дед обнаружил возле тела сидящего на корточках рыжего чубатого казака, деловито выковыривающего из неживой руки пистолет.

- Что, земеля, плохо? Небось первый раз? То ничего, быват. Попрывыкнишь...

Закончив с пистолетом, казак снял кабуру с пояса, споро обшарил корманы мертвеца. Переложил всё найденное в свой мешок и затянул горловину узлом.

- Целее будет. Ему уже не трэба.

В руках у казака осталась коробка табака.

- Бери, солдатик, законная добыча. Мы то все одно больше свой, самосаженный, домашний употребляеем. Нам барское баловство не к чему.

- Не курю я... - Начал дед.

- Вот и закуришь! - Оборвал казак. Сунул в холодную потную ладонь пачку и пошел дальше по траншее, внимательно осматривая лежащие тела. Станичник словно в воду глядел - дед стал завзятым курильщиком.

Казалось, что прошло всего несколько минут с того момента как пехота, поднятая свистками в атаку, карабкалась по ступенькам траншеи. Поэтому, Гриша страшно удивился опустившимся сумеркам. Неожиданно почувствовал голод и понял, что уже вечер, что целый день не ел, что выжил в первом бою. В отличие от других дед не скинул шинелку на колючке, она уже оказалась повалена пока он стрелял по засевшим за бруствером немцам. Потому может и выжил. Потерявший с носа пенсне близорукий офицер видел перед собой не светлое пятно гимнастерки, а нечто серое, неясное на фоне траншейной стенки. Так и садил в белый свет как в копеечку. Две пули засели в березке, одна, последняя - в шинели, между проймой и рукавом.

В вечерней темноте на высотку пробился связной, за ним санитары с носилками. Приказ, адрессованный старшему по чину среди занявших высоту был короток. Дед узнал его первым, потому как лично читал оказавшемуся малограмотным фельдфебелю. Под покровом темноты вынести всех раненных и убитых, а затем отойти самим на старые позиции. Другим частям не сопутствовал успех. Понесённые потери слишком велики. Наступление отменяется.

После возвращения на исходные позиции винтовок хватило уже на всех. В роте вновь оказался некомплект солдат, унтеров и офицеров. Гришу, как одного из немногих грамотных солдат, ротный, так и не двинувшийся во время неудачной атаки дальше ручейка, назначил к себе писарем. Пришлось составлять списки убывших по смерти и ранению, вести журнал боевых приказов, раскладку довольствия.

На фронте наступило временное затишье. Обе стороны не имели достаточно сил для наступления, потому закапывались в землю, возводили укрепления, наращивали новые ряды проволочных заграждений. В один из тихих дней позднего бабьего лета в роту на обозной телеге привезли солдатские посылки. По существовавшим в старой армии правилам, вскрывать доставленное должен был сам получатель, а досматривать содержимое входило в обязанности полуротного или фельдфебеля. После злополучной атаки все подпоручики выбыли из строя, кто навеки, кто в госпиталь и посылки взялся проверять лично ротный.

В очередь с другими солдатами Гришу вызвали в занимаемую командиром землянку. Первое, что бросилось ему в глаза это обшитый серым селянским рядном посылочный ящик, стоящий на дощатом, поставленном на сколоченных из горбыля козлах, столе. Сердце ёкнуло. Неужто домашние собрали из своего небогатого достатка? Рядом со столом, развалясь на раскладном офицерском стуле сидел в расстегнутом на безволосой, гладкокожей груди кителе ротный, позади вытянулся фельдфебель.

- Вот, жидок, посылка тебе пришла. Открывай, посмотрим что за кошер матка прислала.

За всю недолгую армейскую жизнь деда первый раз вот так запросто, походя оскорбили. Кровь бросилась в голову, но сдержался, помня назубок дисциплинарный устав, только зубы сжал. Подошел к столу и взрезал обшивку протянутым фельдфебелем трофейным немецким плоским штыком, поддел фанерную крышку ящичка и откинул в сторону.

- Что-то не шибко тебя любит твой кагал! Где же знаменитая фаршированный рибка? Нежний варений курочка? - Ерничая, говоря с утрированным еврейским акцентом поручик залез в ящик и принялся давить, мять толстыми пальцами с жесткими рыжими волосками кулечки и пакетики. Из разорванной серой дешевой бумаги посыпались крошки и обломки домашних сухарей, незамысловатых пряников.

- О, маца, раз-цаца! - Вскрикнул поручик.

- Никак нет, вашбродь, сухари ржаные! - Поправил фельдфебель. Он стоял, отворотя покрасневшее каменное лицо от солдата.

- Рыбка то есть, вот она родная! - Офицер выудил со дна ящика связку сушеной плотвички и красноперок, наловленных меньшой детворой с мельничной запруды.

- Возьму пожалуй к пивку, попробую нерусскую еду. Вот и медок, к чайку. Не солдатская это еда. Баловство! Правильно, фельдфебель?

- Не могу знать, вашбродь! ... Никогда ... не пробовал!

- Ну и дурак, братец! ... Эй, ты, забирай свои сухари... - Рявкнул ротный.

- Сами ешьте, Ваше благородие! - Отрезал дед и повернувшись через левое плечо вышел наружу.

- Стоять! Назад! Под арест его! - Донеслось из занавешенной брезентом дыры входа в блиндаж.

Деда разоружили, отняли ремень и под конвоем отправили на гауптвахту. Дело однако обошлось дисциплинарным взысканием, хотя комроты настаивал на суде военного требунала за неподчинение приказу в боевых условиях, а это уже пахло не столько тюрьмой, сколько расстрелом. Командир полка подошел к делу по-человечески, сам опросил присутсвовавшего при случившемся фельдфебеля, узнал подробности истории с посылкой. Полковник поинтересовался поведением проштрафившегося солдата в бою, ему доложили о заколотом немецком лейтенанте. Признать неправоту своего офицера полковник естественно не мог, не существовало подобного в императорской армии, но и потакать самодуру не желал. Велел наказать властью комроты. Тот и наказал, на полную катушку - поставил на три часа под ружьё.

Стоять под ружьем не мёд и в мирное время. В ранец загружают кирпичи, через плечо скатку шинели, саперную лапатку на пояс, винтовка лежит на плече, опираясь прикладом на ладонь согнутой в локте руки. Солдат стоит по стойке смирно не смея пошевелиться, смахнуть пот, переступить затекшей ногой. Рядом унтер, следящий за экзекуцией. Как увидел нарушение, добавляет время. Не отстоял день, стой другой. Без еды, без перерыва.

Война добавила свои новшества. Поручик ставил солдат не просто в траншее, а на бруствере, на виду немцев. Расстояние между позициями оставалось довольно велико для прицельного огня, но среди немцев всегда находились любители пострелять по неподвижным живым мишеням. Сам отец командир сидел в блиндаже, доверив отделённым унтерам проверять исполнение наказания. Те, надо отдать им должное, не зверствовали, не придирались, то ли по-человечески жалели невинные жертвы самодура, то ли помнили о предстоящих боях, где в отличии от поручика шли в атаку вместе с солдатами и запросто могли схлопотать случайную пулю в спину. Стояли солдатушки без дополнительного штрафного времени, но назначенные три часа - отдай и не дури, тут уж и унтера ничего поделать не могли.

Дед отстоял под пулями первым, пронесло слава Богу, хоть страху натерпелся. Н е успел спуститься в траншею и размять затекшие ноги как его благородие велел забрать осквернённую посылку с давленными сухарями и пряниками. Вяленную рыбу изволил откушать самостоятельно, туда же и медок пошел. Есть оставшееся содержимое дед сам не стал, угостил желающих из солдат взвода.

Прошло время. Сменялись люди в роте. Кого убивало, других ранило, кантузило. За убылью офицерского состава полка, ни разу не водивший людей в атаку ротный, пошел на повышение, стал батальонным командиром. Деда, к великому того удивлению, он забрал с собой из роты в штаб батальона. Назначил для начала связным. В первом же бою новоиспеченный штабс-капитан в который раз показал норов - приказал доставлять донесения в роты не по траншеям да ходам сообщения, а поверху, под пулями. Дед смолчал, деваться всё равно было некуда, бегал весь день, если уж очень жутко становилось - ползал по пластунски, где удавалось передвигался короткими перебежками. Увидев под вечер, в конце боя деда живым батальонный по обыкновению грубо выматерился и провозгласил:

- Твоё счастье жидок. Живи раз повезло. Батальонным писарем назначаю.

Писарь из деда получился отличный, старательный, с красивым почерком. Вел он не только всю штабную документацию, но научился со временем рисовать кроки, отмечать на картах расположение воинских частей, позиции пулеметов, орудий, проволочные заграждения. Так и постигал на практике военное искусство. Штабс-капитан его материл изредка, но особо не изгалялся, понимая полезность для батальона, а следовательно, свою личную немалую от такого положения дел выгоду. Строевым же солдатикам от него доставалось полной мерой. Серую скотинку, что православных, что евреев, что мусульман их благородие за людей не почитал. Желая выслужиться всегда выставлял батальон на трудные, кровавые, рискованные дела, но спину свою от солдатской пули берёг и шел самым последним, хоронясь за цепями. Вместо него с приказами да распоряжениями во время боя бегал дед. Постепеннно батальонные офицеры привыкли к нему, прислушивались к дельным советам, уважали.

Чем дольше длилась война, тем реже батальонный рисковал отходить слишком далеко от добротной штабной землянки, там пил, жрал, спал. По прежнему рьяно, матерясь, не стеснясь присутствия других офицеров проверял содержимое скудных солдатских посылок, отбирая без зазрения совести, что повкуснее. Толстел, нагуливал жиркок, краснел лоснящейся рожей. Развлекался, ставя бессловесное серое солдатское быдло за малейшие проступки под ружьё и даже ставки делал, подстрелят или нет немцы очередного несчастного. Солдаты командира тихо ненавидели, роптали, сидя по траншеям, но сделать ничего не могли. Шла война и расправа с бунтовщиками была весьма жестокой. Полевой суд и расстрел. Всё сразу, в один день.

Потихоньку подошел семнадцатый год. Сначала февраль. Заметенному снегом полку он принес мало перемен. Полк номерной, солдатский, крестьянский, забитый, поголовно неграмотный. Революция, так революция, присматривались, приглядывались поначалу. Бузить не торопились. Всё вроде шло по старому. Только вместо привычных благородий офицеры официально именовались просто господами. Постепенно пошли разговоры про землю, про политику, про партии. Что за партии, никто толком не знал. Не оказалось в полку поначалу партейцев. Но постепеннно добрались, раскачегарили тихую серую заводь.

Летом семнадцатого года русская армия наконец оказалась как никогда прежде хорошо вооружена и экипирована. Всего доставили союзники вдоволь, снарядов, патронов, сапог, хлеба, винтовок, пушек, аэропланов и броневиков. Исчезло только главное - дисциплина, боевой дух и воля к победе. В июльское несчастливое наступление из траншей выскочили только младшие офицеры - скороспелые прапорщики военного времени, далеко не все унтера, да некоторые солдаты из георгиевских кавалеров. Среди них и Гриша, к тому времени старший унтер-офицер и георгиевский кавалер. Георгиевский белый крестик и георгиевская медаль вручили ему солдатские, выдаваемые по решению солдатского сообщества лучшим из своего числа. Ввели такое после Февральской революции. Нижние чины честно и беспристрастно разбирались кто более достоин награды. Только тому и давали. Здесь блат не проходил.

В атаку поднимались несколько раз, да всё одни и те же. И вновь возвращались обратно. Обходилось правда без потерь, уж слишком тщательно, не скаредничая обрабатывала каждый раз перед атакой русская артиллерия окопы противника. Теперь немцам настало время экономить снаряды и патроны, но всё равно солдаты не желали покидать насиженные, хорошо оборудованные позиции ради призрачной идеи захвата неведомых проливов или поддержки до победного конца весьма смутно понимаемой Антаты.

В передовых порядках батальона наконец появился выведенный из себя, злой как черт, размахивающий наганом командир, получивший по телефону нагоняй от полковника. От многолетнего, малоподвижного и относительно спокойного образа жизни он раздался, отрастил брюхо. Китель английского сукна не сходился на талии, из-под брюк выбивался лоскут белой исподней рубахи. Губы ещё жирно лоснились от прерванного столь неделикатно обеда.

- Канальи! Под суд отдам, подлецы! Позорить меня? А ну вперёд, в атаку! Марш! Марш! Господа офицеры, извольте лично вести людей в бой. Кто заволынит пристрелю!

Солдаты по годам вбитой муштрой привычке подчинились, затолпились у штурмовых ступенек. Засвистели офицерские свистки, заорали унтера. Атака может и удалась бы, да переборщил батальонный, не учел какой год идет, а может проспал все события последнего времени в своем блиндаже, под четырьмя крепкими накатами. Увидев молоденького, тщедушного солдатика прижавшегося к стенке траншеи, он схватил его своими похожими на окорока ручищами и вышвырнул вместе с винтовкой на бруствер. Надо же такому случиться. Неслышимая за громом русской канонады свистнула одна из немногих немецких пуль и солдатик кулем свалился на голову штабс-капитану, заливая своего убийцу кровью из простеленной головы.

- Экая падаль! Трус! Скотина! Собаке - собачья и смерть! А ну вперед бездельники, вашу мать! - Заорал взбешенный батальонный и ткнул вывалившуюся из мертвых рук винтовку с примкнутым трехгранным штыком стоящему возле него деду. Тот давно уже ходил вместо винтовки с тяжелым солдатским револьвером в кобуре из толстой кожи на поясе.

Коротким, коли! Раз! Два! - прозвучало в мозгу и Григорий всадил штык в белое пятно на толстом брюхе, чуть повыше портупейного ремня. Штабс- капитан удивленно охнул, выпучил глаза и схватился руками за ствол винтовки, но напрасно, через мгновение ещё несколько солдатских штыков с мокрым хряпом воткнулись в жирную тушу. Солдаты поднатужились и словно сноп на вилах перекинули тело через бруствер.

В тот день ни один из полков дивизии не пошел в атаку на смешанные с грязью немецкие позиции. Летнее наступление захлебнулось не успев начаться. В батальонном рапорте о дневных потерях значились двое, батальонный командир и безымянный рядовой, прибывший с маршевой ротой за день до наступления. Разбираться со смертью штабс-капитана в полку не стали, уж больно одиозной фигурой слыл покойный. Только полковник прошипел вслед увозившей тело обозной двуколке: Доигрался, дурак! ... Прости, меня Господи., снял фуражку и перекрестил высокий облысевший за время войны лоб.

Армия стремительно разваливалась, разлагалась, окончательно и бесповоротно. Солдаты дружно голосовали за мир ногами. Ушел и дед, забрав винтовку, патроны и наган с кабурой. ... На всякий случай. ***

Большевики, не в силах сдержать напор кайзеровской армады, заключили похабный Брестский мир. Немцы пришли на Украину с ордунгом, показательными виселицами, назидательными порками, расстрелами, конфискациями. ... За ними - сечевики Скоропатьского, гайдамаки Петлюры с еврейскими погромами, всеобщими поборами, ночными обысками, шомполами и расстрелами. Выгоняя жевто-блакитных шли красные с мобилизацией, конфискацией, реквизицией и ЧК. Переодически из лесов налетали Зеленые, дезертиры и мелкие атаманчики с умыканием последнего селянского добра, .... Ну и конечно же, махновцы с тачанками, пьяными набегами, грабежами, насилиями и расстрелами. ... Тех вновь сменяли белогвардейцы-деникинцы с шомполами, возвращением помещиков, конфискациями, расстрелами... Расстрел оказался универсальным, широко применяемым независимо от национальной и партийной принадлежности средством просвещения темной народной массы чудом сохранившейся на несчастной земле.

Дед по-перву просто сидел на мельнице, не очень четко понимая закрутившуюся вокруг кутерьму. Но после визитов белых, зеленых и жевто-блакитных вкупе с немцами, оставил ограбленную до нитки мельницу, ушел в Червоную Армию, прикрыв исполосованную задницу крестьянскими портками, а голову соломенным брилем. Беляки лупить георгиевского кавалера постеснялись, а петлюровцы таки выпороли, добиваясь открытия тайных запасов. Ничего так падлюки и не нашли, правда утащили вояки под шумок военную форму и сапоги. Счастье еще, что не обнаружили надежно захованных наград и оружия.

Так Григорий и выбрал из всех колеров - красный, жизнь подсказала. В зарождающейся Украинской Червоной Армии дед оказался восстребован, мало там нашлось поначалу людей способных читать карты, писать приказы, руководить войсками, а он эту науку самоучкой постиг за годы мировой войны. Вот и стал замначальника штаба конной бригады. Мог начальником стать, выше расти, да не торопился в большевики записываться, числился всю гражданскую в сочувствующих беспартийных.

Долгих три года бригада то наступала, въезжая под звуки духового оркестра в освобожденные от деникинцев, петлюровцев, махновцев села, местечки и городки, то отступала, выкатываясь впопыхах тревожных сборов из жилого тепла изб да домишек под натиском отчаянной махновской вольницы, петлюровских синежупанных полков, сичевиков или спаянных великой, лютой, холодной, спокойной ненавистью к красным, затянутых в английские френчи с русскими трехцветными шевронами у плеча, белых офицерских батальонов.

Обездоленная страна не смогла бесконечно выносить ярмо опустошения гражданской войны. Земля молила о пощаде, о зерне. О скорейшей победе какой-то одной силы. ... О мире.

Чересполосица и неразбериха гражданской войны, сумятица в лозунгах и призывах творила подчас весьма авантюрные ситуации. То атаманы с красными дружно били немцев, то вместе с зелеными пинали красных и белых, не успевал селялнин почесать всердцах потылицю как уже Махно оказывался красным комдивом и получал орден от Реввоенсовета. Дикий атаман Григорьев - прослыл красным, глядишь - уже стал опять зеленый, а потом и совсем мертвый. Вот-вот одесский воровской атаман Беня Крик собирал урок на подмогу Красной Армии, не проходит и месяца - красные шлепают Беню у стенки вместе с большинством его урок за отказ воевать на фронте. А тут опять Махно объявляется, уже и не красный совсем, а черный - стопроцентный идейный анархист, борец за крестьянскую безвластную республику. ***

Штаб хоть и кавалерийской бригады - все равно штаб. Это эскадроны легки на подъем. Пропоет труба тревогу - не пройдет и десятка минут уже выскакивают первые всадники за околицу села. Червоному казаку собираться, что босому разуваться. Ноги в сапоги, зипун чи старенькую шинельку на плечи, за спину мешок, на пояс саблю, за спину винтовку, седло на коня, подпруги подтянул, уздечку накинул, шенкеля вставил, всё - готов к походу и бою.

Так уж во всех армиях получается, что штабы отступают раньше, а в наступление идут позже боевых частей. Это нормально. При нормальной войне. Но в гражданскую войну, да ещё с махновцами это весьма и весьма рискованно. Махновцы появлялись стремительно, налетали с визгом, стельбой, взрывами гранат и исчезали, словно сквозь землю проваливались. Тут уж красным медлить не приходилось. Гонялись за врагом - только пар от коней и людей шел. В такой войне неповоротливые тылы, склады да большие штабы излишества. Тылы в бригаде имелись, но их за собой в боях не таскали, обходились тем запасом, что во вьюках.

Штаб - дело другое. Совсем без штаба войску обойтись нельзя - карты, донесения, приказы в военном деле вещь обязательная. Потому из штабных сформировали группу на конях да тачанках с минимумом всего самого необходимого. Но и того набралось более чем достаточно. Секретная часть с парой железных ящиков полных бумаг, две пишущие машинки да при них граммотные дамочки сему премудрому ремеслу обученные. Карты в свитках и папках, цветные карандаши, запасы чернил и перьев, бумаги на довольствие, казна... Да и сами штабные все-же, едрена мать, почище рядовых конников, некоторые из бывших благородий, спать привыкли раздевшись, не говоря уже о дамочках... Такую команду за десять минут не поднимишь и на тачанки вместе с Ундервудами, ящиками и чернильницами не рассадишь.

Начальник штаба, из луганских рабочих больше верил глазам, а не картам, потому помаялся-помаялся, плюнул с горя и скинув всю рутинную работу по оформлению карт и составлению боевых донесений на деда, скакал на коне рядом с командиром бригады, махал шашкой, посылая по необходимости время от времени вестового с приказами своим подчиненным. А штаб... штабу только и оставалось, что догонять свои эскадроны под малой охраной полувзвода выздоравливающих раненных, оставленных лекарем при бригаде, да латанного-перелатанного пулемета Максим с двумя лентами.

Однажды под вечер деда привел штабную колонну в небольшое сельцо. Все селянские дома уже оказались заняты ставшими раньше на постой кавалеристами. Командир бригады разместился на первом этаже стоявшего несколько на отшибе, разграбленного и пустовавшего с революции помещечьего майетка. Только штабные разместились на втором этаже в бывшем панском доме, как прискакали верховые с эстафетой. Дело ясное - тревога и по коням. Появился шанс застать махновцев врасплох, на ночлеге в соседнем селе. Командир возьми да пожалей штабных. Сидите, мол, на месте, а к утру мы за вами так и так вернемся. Да и сами на дневку станем, пора уже дать людям и коням отдых, привести себя в порядок. С тем и умчался.

На второй этаж вела деревянная лестница в два пролета, разделенных площадкой на которой в лучшие времена встречала гостей пальма в кадке и висело большое зеркало в тяжелой резной раме. Пальма давно засохла, выдернутая походя из кадки праведной рукой крестьянского бунтаря, а зеркало, не подошедшее для хаты по причине изрядных габаритов было на всякий случай расколото, то ли в приступе революционного гнева, то ли, чтобы кому другому не досталось, а может просто из молодечества и озорства. Крыша поместья изрядно прохудилась без присмотра, но в дождь вода заливала в основном лестницу и это никого из временных постояльцев не волновало. А так как чаще всего останавливались в здании военные люди всех воюющих сторон, то паркет к третьему году гражданской войны оказался сожжен, обои ободраны, все подьемное - вынесено, вывезено и украдено.

Штабные работнички поначалу обрадовались уходу бригады и решили занять под ночлег первый этаж, но деда как толкнуло что-то. Приказал без разговоров тащить все, включая Ундервуды, железные ящики, дамочек и чернила наверх, а пулемет снять с тачанки и поставить на втором этаже перед лестницей. Выставил охрану часового и подчаска, назначил смену. Люди в охране временно прикомандированные, только долечивались и отправлялись снова в строй, потому все при своих конях. За коней вчерашние селяне переживали больше чем за себя, вот и упросили деда ночевать в тачанках, да на сене. Он спорить не стал - дело ваше, главное караул сменяйте вовремя.

Среди ночи на смену красным в село примчались согнанные бригадой с насиженного места махновцы. Разведка у них работала не хуже бригадной. Враз донесла, что красные ушли по тревоге из села. Те дожидаться незваных гостей не стали, поднялись и резонно рассчитали, что самое безопасное место - то соседнее сельцо откуда толко-только умчалась красная конница.

Вкатились махновцы в село без разведки, все разом. Часовые, надо отдать им должное, не спали, услышали топот, подняли народ. Бойцы полувзвода заняли было оборону, а штабники потащили по лестнице первый из железных ящиков. Под тяжестью людей, железа и секретов три года гнившее дерево первой же ступеньки жалобно захрустело, охнуло и развалилось. Ящик выскользнул из рук писарей и рухнул вниз увлекая за собой в облаках древесной трухи и пыли остатки пролетов и столбы опоры. Люди успели отскочить обратно на этаж.

В зальце влетел подчасок. Проорал только: Махно рядом! и выскочил к лошадям.

- Все штабные - в коридор! Залечь, занять оборону и не дышать. Чтоб не было слышно и видно. - Заорал дед столпившимся перед провалом писарям и машинисткам. - Женщин - в самую дальнюю комнату!

- Что ж нам робить? - Спохватился стоявший внизу возле груды деревяшек начальник штабной охраны.

- По коням, быстрей уводи околицей людей, тачанки и наших лошадей. От всего махновского войска вам никак не отбиться, постреляй для порядку, но не шибко, не останавливаясь. Поторопись алюр три креста к бригаде, пусть идут на выручку. ... Мы наверху затаимся, может сюда не полезут. Давай!

Полувзводный выскочил черным ходом и не прошло и минуты как тачанки затарахтели со двора, сопровождаемые дробным стуком копыт. Махновцы видать поздно заметили бегство красных. По селу поднялась стрельба, визг, топот погони. Дед расположил писарей, вооруженных карабинами и револьверами в глубине коридора второго этажа, а сам вместе с двумя штабными военспецами, бывшими фронтовыми офицерами, залег возле пулемета, держа под прицелом торчащий обломками край лестницы. Все погрузилось в темноту. Никто не проронил ни звука. Затаились и ждали...

Распахнулась от удара сапога дверь и в залу первого этажа с карабинами и обрезами наперевес темными силуэтами вошли несколько человек в селянских свитках и папахах.

- Запалы вогню, Пэтро, бо ничого не бачу.

Защелкало кресало и по стенам побежали тусклые блики от красного огня зажигалки.

- Никого. Вбиглы красножопи...

Через некоторое время в здание ввалилась толпа разгоряченных погоней, усталых, голодных и злых словно черти махновцев. Из их разговоров затаившиеся наверху люди поняли, что основной массе конвойцев удалось пользуясь темнотой оторваться от погони, но несколько человек подстрелили и посекли шашками, в плен не взяли. По повязкам на телах убитых решили, что спугнули заночевавший в селе лазарет и очень расстроились, упустив тачанки с неприменным медицинским спиртом и стриженными сладкими медсестричками. Попробывали было полезть на второй этаж, но обнаружив вместо летницы обломки гнилого дерева, решили, что ничего интересного там не найдут, без лестницы наверх всеравно не залезть, поэтому лучше отложить все дела на утро, потому как на дворе ночь, а проклятые красные согнали с насиженного места не дав выспаться. Натаскали со двора охапки сена, повалились и захрапели. Правда охрану выставить не забыли и меняли ее четко, словно регулярное войско.

Под утро захлопали выстрелы, разнесся в сером предрассветном мареве звук кавалерийской трубы и эскадроны бригады пошли в атаку на село. Тут и дед с пулеметом оказался кстати, добавил огонька. Из окон второго этажа по отступавшей махновской вольнице постреляли как могли из своих стволов и осмелевшие, приободрившиеся писаря. Только дамочки, прильнув к ундервудам, дрожали по углам, зажав нежные ушки розовыми ладошками.

Комбриг опять остался недоволен, хоть и пощипали батьку здорово, но вновь махновцам удалось выскользнуть, вывести основные силы из под удара красной конницы. Хорошо, хоть свой штаб выручили.

Воевали как могли и умели. Но скоро Москве эта волына надоела. Взялись за батьку Махно всерьез, собрали войска, Первую Конную Буденного, красных курсантов и разогнали да порубали основные силы Махно, а сам батька больной и пораненный перебежал румынскую границу. Гражданская война закончилась.

Так или иначе, но красные победили. По тем или иным причинам, но в них поверило, за ними пошло большинство народа, их корни оказались крепче и глубже, ряды сплоченнее, воля сильнее, военное руководство - профессиональнее. Канули, пропали в прошлом стальные шеренги добровольческих офицерских полков, пулеметные тачанки анархистов, широкие будто Черное море шаровары петлюровцев. Стихли перестрелки. Пришел на разоренную украинскую землю какой-никакой, а мир.

Плохи ли, хороши ли были большевики, рассудит история, сравнивая их замыслы, обещания, мечты с результатами свершенного и содеянного, но также с деяниями самодержавных предшественников и демократических наследователей. Так объективнее. Бог им судья, безбожникам.

Перед дедом в Красной Армии разворачивались неплохие перспективы военной карьеры, но уж очень потянуло учиться. Если при царе-батюшке всё техническое образование деда логически заканчивалось на сельском локомобиле, а карьера завершалась на должности механика при сем чуде технической цивилизации, то Советская власть выдала шанс на высшее образование. Новая жизнь требовала, растила свои, молодые, верные кадры техничекой интеллигенции для индустриализации страны. Открывала перед вчерашними малограмотными крестьянскими и рабочими парубками и девчатами двери недоступных прежде институтов и университетов. Пропала, сгинула на время и для евреев процентная норма позорище сначала старой царской, а потом и новой, советской, системы.

Путь в науку для большинства таких как дед в те годы лежал через рабфаки рабочие факультеты, где вчерашние красноармейцы и командиры, рабочие и крестьяне пополняли до приемлемого уровня знания, вынесенные из начальных классов да коридоров. Сдавшие выпускные экзамены рабфака, зачислялись на первый курс университетов, институтов и техникумов.

Дед упросил комбрига Квитко отпустить его на занятия вечернего рабфака. Тот подумал-подумал и согласился. Но так вот сразу терять толкового штабного командира не очень уж и приятно, потому поставил свои жесткие условия. С утра до вечера Григорий готовил себе замену, обучал новичка всему, что познал за долгие годы империалистической и гражданской войн, а вечером прямо со службы верхом на коне, на пару с коноводом отправлялся на рабфак. Красноармеец забирал коня и отправлялся в казарму, чтобы утром вместе с подседланным конем ждать краскома возле городской квартиры.

Среди рабфаковцев люди попадались разные, большинство училось, круто билось с собственной темнотой, необразованностью, постигало азы ученых премудростей, превозмогало себя, видя впереди радостную светлую цель. Другие, барственно поплевывали, пересмеивали старорежимных профессоров, кичились пролетарской незапятнаностью, этаким первородством новоиспеченного гегемона. Запуганные революцией, гражданской войной и всей новой, непонятной жизнью преподаватели рабфака честно отработывали свой пайковый хлеб, старались передать ученикам знания, объясняли, помогали, но труд сей зачастую оказывался далеко нелегким и неблагодарным. За полгода - год требовалось вколотить в необразованные непривычные к умственному труду головы рабфаковцев гимназическую программу точных наук. Предполагалась усиленная самостоятельная работа учеников, но ведь все они днями работали или как дед служили в Армии.

Дед выдюжил, не сломался, пусть спать доводилось по три - четыре часа в сутки. Объединившись еще с тремя такими же одержимыми знаниями парнями они после занятий оставались делать домашнии задания, коллективно прояснять сложные моменты, а совсем уж непонятное - просто зазубривать, откладывая осмысливание на потом, до лучших времен.

В один из таких вечеров встретил дед в библиотеке студентку-медичку Мусеньку. Тоненькую, стройную, с высокой грудью, матовой нежной кожей, с гордо вскинутой точеной головкой увенчанной короной блестящих черных волос, словно сошедшую с виденной однажды в журнале картины грузинской княжны. Мусенька происходила из богатой респектабельной семьи, закончила с золотой медалью классическую гимназию и вначале, наслушавшись всяких страстей от родителей и друзей, здорово побаивалась неотесанных увальней рабфаковцев. Дед долго не решался подойти к буржуазной гордячке, пока случай не помог. Однажды Мусенька набрала в библиотеке столько учебных пособий, что чудовищная стопа книг вывалилась из тонкой ручки и рассыпала богатства мировой медицинской мысли по давно не чищенному паркету библиотечного пола. Один толстенный том, распушив страницы подлетел к сапогу деда и застыл, отражаясь в надраенном до зеркального блеска хромовом голенище.

Молодой краском поднял книгу и с легким полупоклоном вручил Мусеньке. Как оказалось вместе с сердцем, навсегда. Мусенька робко взглянула в карие глаза деда ... и приняла дар. Они поженились и стали на всю жизнь неразлучны в радости и горе. Рука об руку преодолевали все выпадающие на их долю испытания и невзгоды.

Дед отлично выдержал выпускные экзамены, распрощался с кавалерийской бригадой, спорол с военной формы командирские знаки различия и превратился в рядового студента бывшего Императорского Технологического Института. Старая профессура органически не признавала новый контингент студентов, однако, побаиваясь победившего хама, вслух не выражала свои истинные чувства и лишь исподтишка пакостила, тираня на экзаменах, заваливая на зачетах, едко высмеивая каждый промах краснопузых на лекциях.

Не переваривало новых соучеников и старое, кондовое, сохранившееся с дореволюционных времен студенчество. Старые старались во всем отличаться от красных, носили форменные, хорошего сукна студенчесие тужурки с блестящими гербовыми пуговицами, погончики со споротыми императорскими вензелями, фуражки со старорежимными кантами. Некоторые рабфаковцы поддавались на провокации, перли с кулаками в драки, заводили идеологические споры. Только не дед. Постарше других, многое повидавший, семейный, он не лез в бутылку по мелочам, не обращал внимания на придирки, просто делал свое дело как всегда лучше всех. Мусенька как могла помогала, объясняла сложные термины, переводила статьи с немецкого. Её положение было особо сложное, с одной стороны старые признавая своей осуждали за мезальянс; с другой товарищи - относились с изрядной долей предвзятого недоверия.

Времена наступили трудные, голодные, холодные. Оставшись без казенной квартиры, командирского пайка, коня и вестового дед понял, что молодая студенческая семья долго не протянет на более чем скромной студенческой стипендии. Жизнь однако приучила его не пассовать перед трудностями, искать и находить решение в различных жизненных ситуациях. Как ни сложно было в те времена найти приработок, но ему это удалось. Устроился механиком на... шоколадной фабрике. Одной из немногих работающих в медленно приходящем в себя, оживающем после гражданской войны городе. Фабрика получила заказ от немецкой фирмы на производство плиточного шоколада, работала в три смены, вот в ночную смену и взяли деда на работу.

Только утряслось с работой, новая напасть. Некий стукачок-доброволец из отвергнутых Мусенькой ухажеров донес в ректорат Медицинского Института о буржуйском происхождении студентки. Там не стали долго разбираться и быстренько отчислили молодую женщину. Только через год восстановилась она на учебе с помощью комбрига, как жена прошедшего войну красного командира. Доучилась и стала дипломированным врачем.

Дед решил не отставать от молодой жены и последние два курса окончил за один год. На удивление профессуре и сокурсникам. Не просто отсидел, отучился, но один из немногих закончил институт с красным дипломом, с отлично защищенным проектом на звание инженера-технолога.

Новая власть доверяла таким как он, еще бы - выходец из бедной трудовой семьи, бывший солдат, красноармеец, красный командир. Страна выходила из разрухи гражданской войны, восстанавливала железные дороги, заводы, фабрики, флот. Для возрождающегося из небытия Красного флота строились новые корабли, катера, подводные лодки. Заказ на проектирование и поставку дизелей для подводных лодок достался итльянцам, запросившим вполне доступную цену за небольшую партию движков. Весь фокус заключался в том, что по условию договора все изделия должны собираться русскими рабочими под руководством исключительно итальянских инженеров, ими же установлены, опробованы и запущены в строй. На долю покупателей оставалось только несложное техническое обслуживание и мелкий текущий ремонт двигателей. Всё остальное в течении гарантийного срока брали на себя поставщики. То что произойдет после его окончания - их нисколько не волновало.

Никакой технологической документации и чертежей покупка не предполагала. Наоборот, всё должно, по замыслу продовцов, оставаться тайной для русских. Вот почему одним из основных условий контракта являлось абсолютная непричастность красных инженеров и техников к сборке двигателей. Им запрещалось даже находиться в цехе, где монтировались из прибывающих из-за границы деталей и опробывались движки. Таковы жесткие условия контракта. Но большевики не считались с глупостями такими как условия контракта, считая их буржуазными предрассудками. Главное - Стране Советов нужны свои, отчественные двигатели. Вот Партия и поставила перед заводом задачу выкрасть любыми способами чертежи и секреты дизельных двигателей, а затем, прогнав иноземцев, наладить собственное производство. Просто и дешево.

Под видом малограмотных рабочих руководство завода направило на сборку вчерашних рабфаковцев, выпускников института. Дед оказался в их числе. Итальянцы дотошно проверяли работу русских, внимательно следили за ними, запрещали иметь при себе измерительные инструменты, карандаши, бумагу. Аборигенам доверяли только гаечные ключи, отвертки, молотки. Дирекция завода вынужденно соглашалась со всеми требованиями зарубежных партнеров, только бы не задерживались сроки вступления в строй подводных кораблей. В течение дня рабочие не выходили из здания даже на перерыв. Одна беда, в цеху не оказалось работающего туалета и тут уж, ничего не поделаешь, приходилось выпускать работяг за пределы контролируемой зоны. Попав один только раз в общий туалет иностранцы запросили пардону и для них пришлось возвести рядом с цехом отдельный деревянный домик, в который, в свою очередь не допускались русские..

Питание рабочим приносили из заводской столовой в больших жестяных бидонах. В первый день еду предложили и иностранным спецам, те попробывали и вежливо отказались от кислых щей да прелой каши. Ели свои бутерброды, составленные из покупаемых в лавках Торгсина продуктов, презрительно косясь на грязных, одетых в заплатанные лохмотья местных работяг, хлебающих из мятых мисок годящееся только на корм скоту варево. Отведав заводскую пищу итальянцы уже не удивлялись частым отлучкам несчастных аборигенов в туалет. А зря. Туалет тот оказался весьма хитрым. За перегородкой открывался тщательно охраняемый ход в помещение, куда пускали далеко не всех.

Подкладка замасленных рабочих спецовок была снабжена специальными мерительными меточками с одной стороны и гладким куском белой ткани покрытой ровным слоем типографской краски с другой. Молодые инженера снимали таким образом размеры деталей, а сложную конфигурацию отпечатывали плотно прислоняясь к поверхности полой тужурки. Рабочие специального отдела через загаженный туалет забегали в неприметное зданьице и проскочив коридорчик оказывались в светлом помещении с кульманами и чертежниками в белых халатах. За считанные минуты на ватмане по памяти делались наброски, а затем уже создавались рабочие чертежи изделий. Теперь этакое называется промышленным шпионажем, но в тридцатые годы именовали трудовым подвигом. Не успели итальянцы покинуть пределы СССР как завод приступил к массовому выпуску дизелей. Задание Партии выполнили в срок. А не выполнили - на Соловках места хватило бы всем.

Время рвалось вперед... Сложное время. Прошла по стране коллективизация оставив позади миллионы умерших голодной смертью, осиротевших. Своих детей Бог молодой паре не дал, но подняли, выходили в голодмор девочку, удочерили и она отвечала им всю жизнь за тепло и любовь, заботой и лаской. Григория оценили как инженера, доверяли ему сложные производственные задания, зачастую связанные с риском лишиться головы в случае неудачи, от которых другие инженеры под разными предлогами благоразумно отказывались. Звали деда в Партию, но тут уж сам волынил как мог. Кое что в коммунистах ему всё больше и больше не нравилось. Да и спокойней жилось беспартийному во времена ежевых рукавиц, повальных партийных чисток и политических процессов.

В годы войны Мусенька стала военврачем, но с дочкой не рассталась. Упросила, умолила начальство, да так и возила с собой по госпиталям и санитарным поездам. Девочка не чуралась никакой работы, помогала выхаживать раненных, кормила, поила, меняла повязки, читала письма из дому и писала ответы родным.

Сам дед в это время строил Танкоград на Урале. Так уж случилось, что однажды пришлось работать на одной стройке с заключенными Гулаговских лагерей, среди которых неожиданно обнаружилось довольно много бывших соучеников по рабфаку и коллег по работе. Заключенные трудились без выходных, по двенадцать и больше часов ежедневно под строгой охраной, переговорить с ними, перекинуться словом, помочь куском хлеба вначале никак не удавалось. Самое удивительное произошло когда один из расконвоированных зеков, грязный, ободранный подсобник развозивший по бригадам жидкий, еле теплый суп в ржавых бидонах по морозному, огражденному колючей проволокой заводскому двору, заторопился вдруг и пошел рядом.

- Не узнаете, Гриша?

- Не признаю, честно говоря. Помогите, может вспомню.

- Сосед Ваш... бывший, ... по лестничной площадке. Мусенька детишек, жену мою лечила.

- Капитан..!!?? - Вскрикнул было дед, вспомнив бравого, с румянцем вполщеки капитана гозбезопасности, начальника особого отдела одного из номерных заводов на котором пришлось работь в тридцатые годы.

- Тише! Тише! Умоляю Вас! Был капитан, да весь вышел. Заключенный я, заключенный....

- Как же так? ...

- А вот так... То других по анонимкам да по доносам сажал, а потом и меня не миновала чаша сия. .... - Помолчал, задышал тяжело, хрипло, изо всех сил налегая грудью на бечевочную упряжь санок с огромным помятым бидоном. Дед понял как тяжело тащить изможденному человеку груз, попытался помочь..

- Да Вы что? Помогать врагу народа! ... Отойдите и делайти вид, что незнакомы со мной, что просто по пути случайно оказались. Да мы так и так сейчас разойдемся. Одно хочу сказать. И на Вас писали доносы, но я им хода не довал. Рвал и выкидывал... С одной стороны знал Вас хорошо, с другой, жена ваша детишек лечила, а посади Вас... с ней тоже бы пришлось распрощаться. Спасибо ей передайте .... Да, некоторые из доносчиков тоже здесь, на соседних нарах парятся... Вот и всё, прощайте. Наверное в этой жизни больше не свидимся.

Дед сунул руку в карман полушубка, наткнулся на пачку папирос, ничего другого с собой не было, быстро оглянулся по сторонам и ткнул пачку в карман лагерного бушлата. Больше ничем помочь не мог.

Только позже, уже ночью, на снимаемой кварире дошло до него сказанное зеком. Так и не заснул тогда, курил папиросу за папиросой до самого рассвета. Вот оказывается какая цена свободы, счастья - соседство с особистом, жена-врач, а ведь могло сложиться совсем по-другому и таскал бы тогда он в драном лагерном бушлате вместе с бывшими сокурсниками и коллегами железные болванки по покрытому снежными завалами заводскому двору. Выходит и зеки в большинстве своем никакие не враги народа, а невинные и оболганные жертвы доносов, а может сами - вольные или невольные доносчики.

Близился момент пуска завода. Дело оставалось за монтажом прибывшего из Америки огромного портального крана, необходимого для сборки танков. Все детали крана, упакованные в ящиках с английскими надписями уже высились в возведенном среди пустыря здании нового цеха. Не хватало только документации. Судьба распорядилась так, что детали крана и сопровождающие документы шли морем из далекой Америки в Советский Союз на разных пароходах. Металл послали раньше, а документы и чертежи задержались в связи с трудностью квалифицированного перевода с английского языка на русский. Первый конвой проскочил из Рейкьявика в Мурманск без потерь, а второму не повезло, одним из первых затонуло под немецкими бомбами судно с заботливо переведенной документацией.

Деда вызвали к Директору завода. Рядом стояли Парторг ЦК - человек лично ответственный перед Сталиным за пуск предприятия и начальник заводского НКВД. Разговор произошел короткий.

- До пуска осталось ровно тридцать дней. Документация утеряна, на ее восстановление и повторную доставку уйдет не меньше четырех месяцев. Фронт не может ждать. Танки нужны сегодня, завтра будет поздно. Страна ставит перед тобой, Григорий Моисеевич, трудную, но почетную задачу - собрать, смонтировать и пустить кран. На всё - тридцать дней. Управишься - орден, нет... ты знаешь время военное, ... суровое...

- Не управитесь, расстреляем. - Уточнил Начальник НКВД.

- Запомни, Гриша, в твових руках не только собственная жизнь, не только судьба жены и дочки, но и ... наши жизни... За строительством пристально следит сам товарищ Сталин, - добавил Парторг ЦК. - Требуй все, что считаешь нужным, дадим лучших людей, питание, но собери этот чертов кран. Прикинь потребности и возвращайся через час. Мы ждем.

Ровно через шестьдесят минут дед стоял в кабинете со списком в руках. Сначала он перечислил необходимые для монтажа инструменты, приспособления, механизмы. Затем перешел ко второму пункту и зачитал список фамилий.

- Но это же враги народа! Заключенные! - Всполошился Директор завода.

- Это квалифицированные инженеры и техники, которых знаю лично и в знаниях которых не сомневаюсь. - Ответил дед. - Они мне нужны для производства монтажа, наладки и пуска, для руководства рабочими. Другие - не справятся.

- Ты представляешь, что говоришь? А если саботаж, диверсия? - вспыхнул чекист. - Да и как заключенные могут руководить вольными рабочими? Кто их будет слушать?

- Отвечаю за них лично, - Повторил дед. - Гарантировать успех могу только с этой бригадой. Уверен в каждом из них... как в себе. А вот вопросы беспрекословного подчинения - на Вашей совести.

- Я согласен. - Подвел черту Парторг. - Но они ... могут выставить свои условия...

- Думаю эти условия не будут чрезмерны.

- Надеюсь...

Еще через час восемь оборванных, исхудавших людей, испуганно жались в центре директорского кабинета, внезапно сорванных с земляных работ, где под леденящий душу вой ночной пурги долбали кирками неподдатливую землю.

Дед коротко объяснил ситуацию с краном.

- Я никого не заставляю и не неволю, кто не верит в благополучный исход дела, может отказаться и уйти. За остальных я поручусь перед органами безопасности и партией. Можете посоветоваться. У вас есть пять минут.

- Мы согласны. Но, что лично нам сулит успешное завершение столь авантюрного монтажа? - Спросил вышедший через минуту из группы заключенных человек.

- Что, вы хотите услышать? Досрочное освобождение? Пересмотр дел? Это не в нашей власти. - Честно признался Начальник НКВД.

- Мы слышали, что некоторых заключенных посылают на фронт, искупать свою вину кровью. Мы не знаем за собой вины, но просим отправить на фронт.

- Заключенные искупают вину в штрафных батальонах, где выжить весьма проблематично. - Уточнил Парторг ЦК. - Вы это знаете?

- Знаем, но просьба остается в силе.

За столом директора, склонились три головы и только изредка долетало до стоящих в центре комнаты Пятьдесят восьмая статья! Политические! Какие в жопу политические! Главное - План... Фронт... Танки...

- Считайте, что ваше желание удовлетворено. Работать и жить всё это время прийдется в цехе. Там же и спать. Поставим кровати. Дадим белье.... Питание обеспечим по ударным нормам. Чай ... Курево ... Только не подведите. ... Тогда стенка. ***

Люди работали без перерывов и перекуров. Только полностью обессилив, покидали рабочее место, медленно засыпая жевали пищу, самую лучшую, приносимую из директорской столовой, выкуривали папиросу, валились нераздеваясь на койку и забывались коротким сном, чтобы немного отдохнув вновь

вскочить и включится в бешенный ритм монтажа. Сначала инженеры распаковали прибывшие ящики и составили полный список имеющегося, набросали рабочие чертежи, наметили план сборки. Но совершенно неожиданно обнаружились непонятные странные детали. То ли запасные, то ли лишниие, то ли случайно попавшие, то ли не восстребованные из-за отсутствия документации.

Дед еще раз проверил планы и чертежи, поразмыслил и приказал начать сборку. Монтаж крана завершили за двадцать восемь дней. Два оставшихся дня все девять инженеров проверяли и перепроверяли расчеты, просматривали выкладки. До хрипоты спорили, словно на давно забытых мирных планерках. Все вроде оказывалось правильным, обоснованным с инженерной точки зрения, но смущали лишние детали.

Наступил последний день. В простенке цеха стоял положив руку на кабуру револьвера пришедший первым Начальник НКВД. Заключенные инженеры сидели на неубранных из цеха койках, жадно докуривали возможно последние в жизни папиросы. Григорий стоял под многотонной махиной крана. В стекляную кабинку, украдкой перекрестившись, полез по сваренной из металлических прутьев лесенке машинист. Вот он уселся на кожаное сидение и повернул лицо к начальству ожидая приказа. Гриша достал из кармана пачку с последней папиросой, примял бумажную гильзу, сжал мунштук зубами. Прикурил. Затянулся глубоко и взмахом руки дал приказ на пуск.

Зашумели электромоторы, провернулись обильно смазанные шестерни и валы. Кран тронулся с места и плавно заскользил вдоль цеха к первому сваренному броневому корпусу танка, легко подхватил металлическую тушу будущей тритцатьчетверки и поднеся к конвееру мягко опустил на отведенное место. Затем вернулся за цельнолитой башней с установленной внутри пушкой, поднял, пронес и передал в надежные руки рабочих, установивших её на корпусе. Последним взмыл в воздух дизельный двигатель и слегка колыхнувшись опустился в широко раскрытые створки машинного люка. Танк облепили сборщики, вооруженцы, электрики, мотористы. Заискирились огни электросварки, застучали кувалды, обувая танк в гусеницы, натягивая на ленивцы непослушные металлические траки.

Прошло немного времени и свежепокрашенный в защитный зеленый цвет, с красной звездой на башне, заправленный топливом и маслами танк сначала звонко застрелял выхлопом, потом дизель ровно заурчал и боевая машина тронулась от места сборки к отворенным настежь воротам цеха. Завод дал продукцию в срок.

Собравшийся народ апплодировал, обнимал танкистов, люди целовались, плакали от радости, поздравляли друг друга. Директор, Парторг ЦК и Начальник НКВД отправились к прямому проводу докладывать Сталину о сборке первого танка. Только девять человек в темном углу сидели забытые всеми, лишние в этой праздничной суматохе и пили принесенную дедом водку. Когда еще прийдется. Вокруг не оказалось конвоиров, все свои, словно раньше, в счастливые студенческие дни, будто в отчаянные, веселые, бесшабашные времена первых пятилеток и не существует больше деления на врагов народа и вольняшек. Допив водку, люди в изнеможении свалились на койки и заснули. После разговора с Москвой в цех вернулся Парторг ЦК и приказал не будить инженеров до тех пор пока сами не проснутся. Под гул пурги, лязг и грохот металла в работающем на полную мощность цехе, спали люди, свершившие одно из тех малых чудес, что повернули вспять колесо немецкого вторжения, добывшие бесконечно дорогую и желанную Победу.

Они спали сутки, а когда проснулись то впервые нормально неторопясь умылись и поели за все тридцать сумасшедших дней. Начальство вновь прочно осело в кабинетах и не совершало ежечасных набегов в цех. Пришедшие в конце дня конвойные принесли пусть не новое, пусть стиранное-перестиранное, но не лагерное, а военное обмундирование для восьмерых уходящих на фронт.

После войны дед долго искал, но так и не нашел ни одного из тех восьмерых инженеров. Как они погибли, где, неизвестно. Во всяком случае не за колючей проволокой, не лагерной пылью легли в промерзлый грунт с пробитой для верности ломом грудной клеткой и привязанной к ноге фанерной биркой, а в бою с врагом, с оружием в руках.

Начальство сдержало слово и наградило руководителя монтажа орденом. В сорок втором году награды давали очень не густо на фронте, и еще более редко в тылу. Дед сложил вместе бережно хранимые георгиевские отличия и советский краснознаменный орден. Но самой большой наградой послужило разрешение вызвать на следующую стройку жену.

Мусеньку, неожиданно откомандировали из госпиталя и направили в распоряжение заводской поликлиники. Строящийся номерной завод предназначался для выпуска военной продукции и заводская медчасть подчинялась Наркомату Обороны. Больше Гриша и Мусенька не расставались, так и прошли по жизни рядом, рука об руку, помогая и поддерживая друг друга. До самых последних дней звал он её только Мусенькой, она его - Гришенькой. Через много лет в одной могилке их и похоронили.

Глава 32. Владик.

У Соломона вскоре после революции родился сын Владик. Первые, беззаботные, годы детства прошли в богатом родовом гнезде, но вскоре отец перешел из буржуйского сословия в пролетарское, из директора завода превратился в рабочего-электрика, а семья сменила район и место обитания на менее престижное и более дешовое. От всего прошлого богатства остался у пацана только велосипед на котором гонял дни напролет со своим закадычным другом Юлькой, названным так в честь великого полководца Юлия Цезаря.

Капиталистическое прошлое Соломона постепенно забылось новой властью, да и не интересен оказался властям апполитичный перековавшийся электрик, ютящийся с семьей в халупе на окраине городка. Велосипед тоже, хоть и был добрых бельгийских кровей со временем начал стареть, скрипеть, шины износились, всё чаще рвались и не поддавались дальнейшему ремонту. В один прекрасный день Владик с Юлькой загнали чудо прошлого века старьевщику и отправились записываться в аэроклуб на летчиков. По непонятным друзьям причинам приняли одного Владика, возможно комиссию смутило слишком пехотное имя второго претендента на лавры Чкалова. Одновременно с аэроклубом Владик поступил в электротехнический техникум, а Юлька поразмышлял немного и пошел учиться на врача, презрев полководческую карьеру знаменитого тезки. ***

С первыми лучами солнца по протоптанным среди пригородных огородов тропинкам, вдоль берега Днепра сбегались на поле осавиахимовского аэродрома ребята и девчата рабочих предместий, переодевались в голубые чисто выстиранные и наглаженные комбинезоны и строились под звуки горна на поверку. Строгий инструктор выкрикивал по списку фамилии русские, еврейские, украинские, Никого не смущал разноцвет имен и отзывались в ответ одинаково бодрые, крепкие, радостные голоса.

Владик самозабвенно любил летать, смотреть с высоты на медленно проплывающие внизу под крылом У-2 клаптики огородов, крыши домов, широкую синь реки. Сердце пело от счастья и подпевали ему струны и растяжки старенького учебного биплана выкрашенного в зеленую защитную краску, что превращало мирного старикана в сокровенных мечтах курсантов в грозную боевую машину. После разбора полетов будущие пилоты разбегались по учебным аудиториям техникумов и институтов, к рабочим местам заводов и фабрик, в полеводческие бригады ближних колхозов и совхозов, а вечером вновь собирались вместе на теоретических занятиях по матчасти и двигателю, по технике пилотирования и навигации.

Полыхала, смердела мертвечиной, гремела взрывами вдоль границ СССР расползающаяся по земле мировая война, а молодежь, бессмертная, вечная, беззаботная готовилась к победному пролетарскому маршу, к освобождению трудящихся всей земли, угнетенных собратьев по классу во всех странах и континентах. Само собой - Малой кровью, могучим ударом . Ну разве, что легкое необременительное и не выводящее из строя ранение допускалось в тревожных предрассветных снах, да милая санитарка из знакомых девчат, накладывающая белоснежную марлевую невесомую повязку и одаривающая при этом героя нежным взглядом васильковых глаз.

Война мнилась орденами на гимнастерке, добрым взглядом и дружеским рукопожатием сухой ладошки всесоюзного старосты, поощрительным взглядом прищуренных рысьих глаз самого Вождя. Войну крутили в кино, описывали в книгах, играли на сценах домов культуры и театров, переписывали стихами в заветные тетрадки. Молодые войну ждали и не боялись войны, готовились к ней, с её необходимостью и непременностью смирились, заранее уверовав в скорый и неминуемый победный исход. С предчувствием войны свыклись словно с юнгштурмовками, комсомольскими билетами, изучением речей вождей и процессами над врагами народа.

Изредка наведываясь к Грише Владик завороженно слушал рассказы о боях первой империалистической, о революции на фронте, о гражданской войне. Пропускал мимо ушей всё низкое, негероическое, трупное, окопное, относя жуткую правду мировой бойни на счет прогнившего царизма, оставляя в душе только радость конных атак, победный ход красных войск, погони за махновцами, бои с деникинцами, Петлюрой. Не доходила правда старого окопника до молодого восторженного сердца, отлетала словно шелуха от счасливой брони неведения, наивно принимаемой за великую убежденность.

- То было давно. Теперь всё по-другому, мы могучи и непобедимы, молоды и бестрашны, вооружены сильнейшим в мире оружием - идеями Ленина-Сталина, лучшими танками и самолетами советских конструкторов, стальными штыками дивизий пехоты, линкорами Красного флота. Мы неустрашимы, непобедимы, неуязвимы для врага, и нет на земле силы способной остановить наш благородный порыв - доказывал племяник.

Вздыхал бывший унтер, надеялся, что пронесет, обойдется без войны, пусть еще годик, еще два. Видел наивность молодых, боялся бесшабашной удали, беззаветной храбрости и излишней веры. Вспоминал как в четырнадцатом году под всенародные радостные крики, под бравурные марши духовых оркестров уходили на фронт первые кадровые бравые российские императорские полки. Как дружно шли солдатские цепи За Бога, Царя и Отечество! в бессмысленные атаки повинуясь бездушной воле генералов и железной дисциплине, висли потом на проволоке скошенные чужими пулеметами, оставались навсегда засыпанными в траншеях и блиндажах, разорванными в клочья снарядами, отравленными ядовитыми газами. Где они ныне солдаты четырнадцатого года?

Теплой июньской ночью война пришла в их дом. Первые бомбы упали на заводские районы Харькова, Кременчуга. Не дожидаясь повестки побежали Владик с Юлькой в военкомат. Чего им ждать? Один - почти готовый боевой пилот, другой - без пяти минут военврач. Но военком отправил обоих обратно. Первым определился Юлька. В мединституте студентам старших курсов наскоро прочитали дополнительный курс военно-полевой медицины, поздравили с досрочным окончанием и присвоением званий военврачей. Через пару недель новоиспеченный военврач с двумя защитными кубарями в петлицах необмятой, топорщащейся из под жесткого ремня гимнастерки, перепоясанный портупеей с пустой кабурой, в брезентовых летних сапогах забежал проститься с несчастным, невостребованным Владиком. Расставание друзей вышло коротким - эшелон уходил на фронт.

Юльке повезет. Он выживет и, возвращаясь в очередной раз из госпиталя на фронт, веселый и неунывающий пусть и с покалеченной осколками рукой, встретит молодого военврача Женьку, влюбится и женится в течение одного дня, умыкнет её с эшелона и притащит в свою часть. Они пройдут всю войну рядом и вместе вернутся домой. Юля не займет высоких медицинских постов, но к его кабинету в районной поликлинике будут до глубокой ночи стоять очереди верящих только в него одного больных, не желающих записываться на прием ни к какому другому врачу.

Юля проживет красивую и веселую жизнь исцеляя чужие недуги, а на самом исходе, искренне поверив в Перестройку, вместе с большинством народа останется ждать обещанной конвертируемой валюты и светлого будущего, да так и недождавшись, поняв как подло его обманули, умрет от разрыва сердца в чужом безликом кабинете мелкого бюрократа, потеряв работу, веру, заработанные тяжелым трудом деньги. Это всё случится потом, еще не скоро, через много лет после Победы. А в то лето Юлька первым ушел на войну.

Через пару недель после друга вызвали в военкомат и Владика, но вместо желанной авиации направили учиться на артиллериста в Сумское артучилище. Несостоявшийся пилот попробывал шуметь, доказывать, что совершенно нерационально отправлять практически готового летчика в артучилище, но ничего не помогло. Собрав в мешок нехитрый скарб и харчи на дорогу, будущий артиллерист наскоро попрощался с родителями и отправился к месту назначения. Некогда слезы лить да сопли распускать, всего-то делов - пару месяцев и враг будет разгромлен и побежден.

Откуда мог знать Владик, что летчиков уже через месяц боев оказалось гараздо больше чем самолетов, что сотни устаревших бипланов, новеньких скоростных истребителей, тяжелых бомбандировщиков, грозных штурмовиков, стремительных пикировщиков оказались сожженными на местах стоянок в первые же минуты войны. Не догадались рассредоточить самолеты, запрятать их в капониры уцелевшие после сталинских репрессий лейтенанты, оказавшиеся неожиданно для себя на генеральских и полковничьих должностях. Свято помнили и безоглядно верили приказу Сталина Не поддаваться на провокации!. Боялись своего НКВД больше немцев.

Только военно-морское начальство рискнуло нарушить волю Вождя, и привело флот в повышенное состояние боеготовности, а армейцы ... Горели кострами на открытых стоянках, расставленные по ранжиру, самолеты, полыхали невыведенные из ангаров танки, приграничные склады и хранилища. Снова, как в четырнадцатом году армия оказалась без вооружений, запасов, без выбитых чистками командных кадров. Владик, как и тысячи других парней ничего этого не знал и пребывал в наивной уверенности скорого ответного, мощного удара.

Сумское артучилище встретило молодежь опустевшими плацами по которым ветер гонял обрывки газет и некие совершенно гражданские тряпки. Из укрепленных на столбах рупоров громкоговорителей неслись военные бодрые марши. Новоиспеченные курсанты проходили сквозь зев распахнутых настежь зеленых металлических ворот украшенных красными жестяными звездами. Казарменные корпуса оказались безлюдны, ровно как пусты были стоянки тягачей, орудийные парки и конюшни. Училище, сформировав курсантский полк ушло на фронт, освободив место для нового набора. Немногие оставшиеся преподаватели и старшины свехсрочники приняли пополнение, разбили на учебные взводы и батареи, назначили старших.

На следующий день пара фыркающих грузовичков доставила полученное прямо со швейной фабрики защитное обмундирование, пилотки, брезентовые ремни и тяжелые солдатсткие ботинки с обмотками - вместо сапог. День прошел в суматохе получения и подгонки формы, подшивки подворотничков, освоения искусства навертывания портянок и заправки постелей. После обеда подоспели бригады парикмахеров и остригли мальчишеские головы под солдатский ноль. К вечеру те же гражданские грузовички вернулись с грузом старых мосинских винтовок времен Первой Мировой. Их собирали по складам железнодорожной охраны, по осавиахимовским стрелковым секциям, военным кафедрам вузов и техникумов. Подвезли и патроны, аж по три обоймы на ствол.

Утро следующего дня началось с подъема по тревоге и кросса. Владик, спокойно переплывавший Днепр, привыкший в аэроклубе к кроссам и ранним подъемам не сплоховал, но многие еле-еле дотянулись до места сбора, мокрые от пота, сбив ноги неумело навернутыми портянками в кровавые волдыри. Командиры на эти страдания особого внимания не обращали по принципу захочешь жить - научишься. После завтрака начались строевые занятия, стрелковая подготовка, изучение уставов и наставлений. К отбою все свалились на койки без задних ног, смертельно уставшие и измученные.

Новый день не внес разнообразия в курсантскую жизнь. За ним галопом промчался третий, четвертый... Через неделю в училище привезли старенькие защитного цвета трёхдюймовки, с иссеченными осколками стальными щитами, такие же древние зарядные ящики под конную тягу, снаряды, прицелы, буссоли и другое артиллерийское хозяйство, неведомо как сохранившееся после гражданской войны на каких-то тыловых, Богом забытых складах. В добавок к строевой и стрелковой прибавилась артиллерийская подготовка. Ждала курсантов еще и конная, но что-то засбоилось и лошадей для училища пока не набрали.

В конце превой недели училище выстроили на плацу для принятия воинской Присяги. Прошел с обнаженными саблями и застыл знаменный расчет из кадровых офицеров училища. Освобожденное от тесного брезентового чехла забилось на ветру тяжелое алое полотнище, окаймленное тусклой золотой бахромой. Я, сын трудового народа, вступая в ряды Красной Армии торжественно клянусь... разносилось над плацем и напряженные молодые голоса повторяли Клянусь!. Командиры батарей вызывали курсантов по-одному и подпись за подписью заполняли листы бумаги в красных, с гербами папках, занося в невидимые списки одного за другим солдат сорок первого года призыва. Захлопнулась последняя страница, поставлена последняя подпись и духовой оркестр местной фабрики, привлеченный взамен ушедшего на фронт училищного, заиграл новую, только разученную со слуха, из передачи московского радио песню-марш Священная война. Совсем как в былые времена скорой походкой пробежали наскоро обученные линейные и застыли с приставленными к ноге винтовками с примкнутыми штыками.

- Училище! ... Равняйсь! Смирно! К торжественному маршу, расстояние одного линейного, побатарейно...

Ударили в асфальт плаца подошвы казенных башмаков. Поморщился начальник училища. Эх, не так стройно как хотелось бы, не так четко, неслаженно... То ли бывало когда печатали шаг хромовыми сапогами прошлые поколения курсантов... Первый раз парад будущих командиров-артиллеристов проходил перед ним в простых солдатских бутсах, обмотках, обычном, плохо подогнанном солдатском, а не щегольском курсантском обмундировании. Шли перед ним стриженные, наскоро обученный строю, первым основам солдатской премудрости пареньки... Война...

Обычно после присяги курсантам полагался день отдыха, праздничный обед с незамысловатыми армейскими деликатесами вместо перловки и макарон, но в ту присягу сразу после парада продолжились обычные занятия, только строевая подготовка вновь оказалась урезана за счет дополнительных тренировок на орудийной матчасти.

Кременчугские ребята-аэроклубовцы заметно выделялись из общей массы вчерашних школьников, сказывалась военизированная подготовка, да и возрастом они постарше других, как никак, а окончили в то лето элетротехнический техникум, готовились поступать в институты, летные училища. Командиры заметили парней, посовещались с начальником училища и разбрасали ребят по подразделениям, назначив отделенными командирами и помкомвзводами. Владик с гордостью привинтил на черные петлицы под скрещенные пушечки два маленьких рубиновых треугольничка младшего сержанта.

Дни пролетали за днями. Из-за отсутсвие конского состава курсанты на собственных плечах , словно бурлаки вытаскивали из парка на ближний пустырь пушки, копали для них укрытия, окопы, блиндажи. Учились разворачивать к бою, наводить, заряжать, сворачивать батареи и взводы из боевого положения в походное. Преподаватели гнали учебную программу, сжимали, сокращали теорию, давали побольше практики, тренировок. В один разпрекрасный день, когда курсанты потели на практических занятиях вновь ожила пустовавшая конюшня. В стойлах появились золотистые, тяжелые, здоровенные как на подбор артиллерийские битюги. С ними прибыли набранные из конюхов и пастухов ездовые. К нарядам по кухне, к караулам и дежурствам по батарее добавились наряды по конюшне, чистка лошадей, выводка, езда, манеж, а затем и основы джигитировки, но таскать тяжеленные орудия вручную слава Богу прекратили.

Порой Владику казалось, что он служит в армии всю сознательную жизнь, а Днепр, техникум, ОСАВИАХИМ, самолеты существовали в совсем другой реальности, в далеком детском счастливом сне ...

После присяги пробежали плотно забитые учебой и тренировками недели. Война приближалась и сводки Совинформбюро становились всё более туманными и тревожными. Если раньше на политбеседах политруки бодро объясняли временные успехи немцев неожиданностью нападения и предсказывали не сегодня так завтра начало решительного генерального контрнаступления Красной Армии, то теперь больше акцентировали внимание курсантов на стойкости, нерушимости обороны, на отличном владении оружием. Всё чаще проносились над казармой училища эскадрильи немецких самолетов. Если вначале воздушные тревоги случались только по ночам, да и то не каждый день, то теперь немцы летали уже и днем. Целые эскадрильи бомбардировщиков, окруженные юркими истребителями, с зудящим, надрывным звуком проходили в сторону Харькова и возвращались в таком же строгом порядке обратно.

Аэроклубовцы тщетно всматривались в небо ища родимые краснозвездные истребки, верткие Ишачки, Чайки, стремительные ЯКи и МИГи. Не было их... Напрасно на глазок старались ребята определить немецкие потери, рассмотреть пробоины в фюзеляжах, дыры в крыльях, прорехи в построении эскадрилий... Оставалось только бессильно сжимать кулаки, да грозить немцам снизу, словно дулю крутить в кармане.

Иногда защищающая Суммы зенитная артиллерия ставила на пути самолетов врага жиденькую завесу заградительного огня и небо на пути стальных птиц вспухало белыми пушистыми клубками разрывов. Большей частью снаряды рвались выше строя машин и многие курсанты зло ругали зенитчиков мазилами, неправильно определившими высоту полета. Из рассказов повоевавших в Испании и над Халкин-Голом инструкторов аэроклуба Владик один из немногих знал - это не перелеты, а взрывы самоликвидаторов пролетевших мимо цели снарядов. Дело дошло до того, что сам комбат решил объяснить удрученным парням, что попасть в летящий с огромной скоростью и на большой высоте самолет очень сложно, вероятность довольно маленькая и для действенного отражения воздушных налетов требуется высокая плотность артиллерийского огня, которую несколько разрозненных орудий, разбросанных по окраинам Сумм, создать не могли. Зенитчики стреляли скорее для поднятия духа населения, словно напоминая врагам Мы есть, мы живы. Раньше или позже, но отомстим.

В одну из ночей курсантские батареи подняли по тревоге. Полусонные, неотдохнувшие мальчишки механически вскакивали, натягивали под крики старшин и отделенных пропотевшие галифе и гимнастерки, наматывали портянки и обмотки, совали ноги в бутсы и выскакивали в оружейную комнату за винтовками. В отличие от предыдущих тревог каждому выдали полный комплект патронов и по две старые бутылочные гранаты. Старшины раздавали сухой паек, заставляли наполнять фляги водой, забирать с собой вещмешки и шинельные скатки. Приготовления явно отличались от обычных сборов перед учебным выходом в поле или ненавистным ночным кроссом по пересеченной местности. Опасения оправдались - тревога оказалась боевой. Училище вновь посылало на фронт питомцев, но уже не полк, как в первый раз, а только дивизион, все четыре батареи ... последние...

В предрассветной воглой дымке натянутой с Ворсклы битюги тащили орудийные упряжки, зарядные ящики, снарядные фуры, номера расчетов шагали за орудиями в пешем строю. Вместо коротких, приемистых артиллерийских карабинов за плечами колыхались длинные, неуклюжие пехотные трехлинейки со штыками. Перед головными орудиями батарей шли комбаты и только командир училища ехал верхом. Марш предстоял долгий, напряженный. Конского состава не хватало и его приходилось беречь. За походными колоннами батарей понурые крестьянские лошади, мобилизованные в срочном порядке вместе с возчиками в близлежащих селах, понуро тянули на обычных телегах нехитрый училищный скарб, катушки телефонного провода, патронные и гранатные ящики, все не вместившееся в орудийные передки и зарядные ящики. Замыкали построение несколько зеленых полевых кухонь.

Училище втянулось в марш и пошло, пошло, попирая подошвами и ободами колес суммскую землю, не зная еще, что под Киевом немцы замкнули кольцо окружения и курсантами близлежащих училищ командование фронта пыталось затыкнуть многокилометровые дыры вокруг Харькова. Шагавшие в строю не думали, не догадывалоиь, что только немногие из уходящих в рассветную мутную даль стриженных под нулевку парней через долгие годы вернутся на берега тихой родной Ворсклы..

Окончательно рассвело, туман ушел и растянувшаяся колонна училища двигалась под открытым синим небом среди неубранных пшеничных полей и перелесков. На открытых местах людей охватывало волнение, все крутили головами, всматривались в синюю даль неба, прислушивались к ненадежной тишине, способной разорваться смертоносным гулом моторов. Тревожная боязнь словно невидимыми волнами передавалась от людей животным, битюги убыстряли шаг, колонна подтягивалась, сжималась. Напряжение спадало только под кронами очередной опушки леса, скорость движения вновь несколько замедлялась, лошади фыркали, обмахивались подрезанными хвостами, курсанты начинали кунять головами, веки сами собой смеживались и люди брели словно сомнамбулы, распаренные зноем бабьего лета, потные под дерущими шею скатками шинелей, натирающими тело брезентовыми ремнями винтовок, подсумков с патронами, гранатных сумок. То один то другой доставал флягу и, жадно прильнув к прохладному алюминиевому горлышку обтянутой защитным сукном баклажки, вбирал в пересохший рот живительную влагу. Облегчение было кратковременным, вода выходила новым потом, он стекал по лопаткам, спине, пояснице, влажно чмокал в бутсах скомкаными, пропрелыми портянками.

Изредка, на взмыленных конях, проносились офицеры связи и подгоняли, торопили командира дивизиона, от имени командования фронта требовали, приказывали ускорить движение. Полковник устало расписывался на очередном пакете, передавал по батареям приказ подтянуться, повысить темп. Ненадолго это действовало и одинокая колонна убыстряла свой нескончаемый марш. Очередной посыльный убеждался в выпонении приказа и исчезал в мареве дня.

Стояли вдоль дороги поля пшеницы давно перестоявшей все сроки жатвы, но не тарахтели ушедшие на войну вместе с трактористами и комбайнерами трактора, не тянулись за жатками валки сена. Зерно медленно осыпалось на сухую землю из колышимых ветром стеблей на радость и прокорм бесчисленно расплодившихся в ту осень хомяков, сусликов и полевок, еще не знающих, что на следующий год и для них настанет мор и бескормица.

Усталые, идущие без привала люди не выдерживали долго принятого темпа и постепенно скорость вновь падала до прежней. Снова уныло колыхались в замедленном ритме выбоин дороги стволы пушек, замещали одна другую спицы колес, переставлялись натруженные ноги.

Прибитая за ночь влагой пыль поднималась и уже клубилась над колонной, облепляя потные лица зудящей жесткой гипсовой маской, лезла в нос и рот, уши, от неё слезились глаза и свербела кожа под пилоткой. У полковника имелся приказ идти не останавливаясь, без привала, но дивизион не укладывался в жесткий, расчитанный на механизированный марш график движения разработанный в штабе, и безнадежно опаздывал с выходом на заданный рубеж обороны.

У курсантов не оставалось сил двигаться, а у командования фронта не имелось войск оборонять неожиданно оголенный город от наступающих немцев. Дивизион училища, неслаженный, не произведший еще ни одной настоящей боевой стрельбы являлся в тот день единственной призрачной надеждой если не остановить, то по крайней мере задержать рвущегося в прорыв врага. В те летние дни счет шел на отдельные танки, самолеты, роты, орудия собираемые по крохам, и само словосочетание полнокровный артиллерийский дивизион звучало весьма обнадеживающе.

Очередной офицер связи внес новые коррективы в маршрут, обозначив рубеж обороны ещё ближе к Харькову. Колонна повернула и к исходу дня наконец вышла к маленькому хуторку на пригорке, прикрываемому с тыла леском. От высотки с десятком крытых соломой хат открывался вид на развилок шоссейной и проселочной дорог, железнодорожный перегон с переездом и будкой обходчика, поля, пересеченные оврагами.

Курсанты повалились на траву, но не менее измученные командиры заставили подняться, скинуть скатки, составить в козлы винтовки и приняться за оборудование огневых позиций. Возчики с обозных телег притащили лопаты, кирки и ломы. Усталые руки вчерашних школьников дрожали и отказывали повиноваться, рукоятки выскальзывали из мокрых от пота и кровавых мозолей ладоней, но звучал приказ и люди работали, в полузабытьи, механически взмахивая кирками, долбя землю ломами, выбрасывая лопатами жирную черную землю. Выкопав окопы и оборудовав огневые позиции, батарейцы установили в ариллерийских двориках пушки, затащили боеприпасы в укрытия.

Только поздно ночью разнесли по взводам хлеб и горячую кашу с вкраплениями волокон тушенки. Через силу, в полусне, медленно двигая челюстями парни осилили порции и завернувшись в шинели устроились спать в свежеотрытых окопчиках. Бодрствовали только дежурный командир и выставленные часовые из повозочных и ездовых, проведших весь марш не на своих двоих, а на облучках телег и орудийных передках. Усатые дядьки давно забывшие службу и не бравшие в руки винтовок со времен империалистической расселись не особо прячась по краям орудийных двориков, натянули поглубже пилотки, затянули шинели ремнями и принялись сторожить повалом спавшую молодежь.

С утра под пересвист жаворонков и другой сельской пичуги курсанты едва раздирая слипающиеся веки, понукаемые отделенными побежали к колодцу ополоснуться, а оттуда с котелками к кухням за все той же кашей, хлебом и чаем. После еды номера расчетов протерли ветошью и выложили из передков возле орудий позиции огневые припасы для первых залпов, отдельно осколочно-фугасные, шрапнель, картечь. Телефонисты разматывали катушки тяжелого жесткого провода и подсоединяли его к клемам допотопных полевых аппаратов в деревянных зеленых ящиках. Вскоре все батареи оказались соединены между собой телефонной связью, но самое печальное - отсутствовала связь с командованием. Не оказалось на месте ни обещанных войск прикрытия, ни так надоедавших еще вчера и напрасно ожидаемых сегодня, посыльных с приказами. Не было пока видно и немцев. Мирный день начинался в хуторе петушиным ором и скрипом колодезного журавля.

- Что же нам делать? Самим Уходить? Скотину в лес гнать? Майно ховать?- Ходил за хмурым полковником пожилой колхозный бригадир неожиданно для себя оказавшийся главным среди хуторского женского населения. Бабы стояли за жердяными тынами и следили из под белых хустынок за переговорами, решающими в конечном счете судьбу их детей, жилищ, небогатого майна, скотины и прочих составляющих сельской мирной жизни.

- Ну не знаю я, не знаю... Приказ есть приказ и место вполне ясно обозначено - окраина хутора. А будет бой, не будет, как я могу предположить не имея данных о противнике. Может через десять минут прийдет приказание сворачиваться и идти дальше.... - Вяло отговаривался полковник.

- А может через пятнадцать немец подопрет... - продолжил за него бригадир. Пушки ваши стрелять начнут и немцы пожгут усё, людей повбывают, хаты порушат...

- Не исключено, что и так. Забирай детей, баб, скотину, добро и дуй в лес.

- А курей, уточек, гусей, поросяток... Усэ бросить?

- Ну чего ты ко мне пристал? Что хочешь то и делай. Я тебе не хозяин, не голова колгоспу...

- Ты, полковник. Ты - Радянска Влада. Кажи, що робыты...

- Ну, черт с тобой. Мой совет, попрячте вещи какие унести не сможете в ямы. Вы ж их уже наверняка выкопали. Заприте курей и прочую птицу в сараи, а с остальным прячьтесь в лесу, может и пронесет. А не обойдется без стрельбы, то по крайней мере сами живы останетесь.

- То дило! ... А хлопцы твои как... баловать не будут? ... Не если там ... курочку какую...

- За курсантов я отвечаю, а если сами курей или телку для котла дадите, то оформим бумагу и заплачу, не волнуйтесь, деньги у училища есть...

- Ох тее деньги... сегодня они деньги, а завтра?

- За такие разговорчики и под трибунал угодить можно!

- Звиняюсь, товарышу полковник... Так я передам жинкам всэ и насчет курочек распоряжусь...

Когда последние жители, торопливо нахлестывая хворостинами скотину, покидали родной хутор в небе вместе с зудящим звоном моторов появился немецкий разведывательный самолет. Свежевырытые позиции батарей хоть и старались их прикрыть нарезанными на опушке пластами дерна и замаскировать воткнутыми в землю ветвями и молодыми деревцами не остались незамеченными с высоты. Самолет пролетел и заложив вираж вернулся, вновь прошел над позициями курсантов. Зенитных средств в дивизионе не имелось и курсанты только провожали злыми взглядами деловито снующий над их головами воздушный разведчик. Дивизион перекрывал огнем орудий дефеле между оврагами по которому змеились железнодорожная ветка и улучшенная шосейная дорога так необходимые для наступающих немецких войск и интерес летчиков был вполне обоснован.

Воздушный соглядатай повертелся над головами артиллеристов и улетел дальше в сторону Харькова. Снова стало пусто и тихо под синим небосводом, где даже летающая мелюзга замолкла, затаилась в предверии надвигающегося - неведомого, страшного и жестокого. Курсанты и командиры жадно курили, всматриваясь в колышущуюся слоями даль близкого горизонта и надеялись на случай, на удачу, на то, что враг задержится, встанет на дневку, а за это время подойдет пехотное прикрытие и свежие части займут оборону по флангам. Связь с командованием по прежнему отсутствовала и слегка завернутые вовнутрь позиции фланговых батарей опирались только на овраги, за которыми зияла лишь пугающая пустота одиночества.

К обеду над дорогой заклубилась пыль и эта желто-серая завеса зажатая между рваными краями оврагов неумолимо двигалась вперед к позициям училища.

Еще с утра полковник приказал собрать все имеющиеся гранаты и связать по четыре вместе обрывками телефонного провода. В щели, выкопанные на расстоянии пятидесяти - семидесяти метров перед орудийными позициями, засели разведчики из взводов управления, радисты не имевшие раций, все оказавшиеся лишними у орудий или возле отведенных за опустевший хуторок лошадей.

Со стороны пыльного облака постепенно нарастал, оформлялся в мощное звуковое сопровождение звук надвигающегося механизированного войска, разделялся, расщеплялся по мере приближения на гул двигателей автомашин, лязг и грохот танковой брони, треск мотоциклов. Создавалось впечатление, что вражеская колонна решила не останавливаясь, не разворачиваясь к бою, прямо с колес прорвать жидкую ленточку обороны и промчаться дальше к застывшему в ужасе перед нашествием тевтонов, беспомощному и беззащитному распластанному по земле городу-гиганту.

До принятия решения оставались считанные минуты. Полковник не отрывался от бинокля, молча шевелил губами, словно выбирал, взвешивал, пробовал единственную, спасительную команду. Наводчиками первых орудий в каждой батарее он поставил командиров огневых взводов, в отчаянной попытке обеспечить хотя бы четыре полноценных, действительно профессиональных, подготовленных орудийных расчета из двенадцати.

Мотоциклы затрещали, взвыли и рассыпая перед собой веера пулеметных очередей рванулись вперёд на позиции дивизиона.

- Дивизион, к бою! Картечью! Заряд ... Трубка... Дальность ... Угол... Неожиданно звунко, радостным, каким-то юным, мальчишеским голосом закричал, пропел полковник. И тотчас его команду продублировали телефонисты в окопчике командного пункта, через секунды командиры батарей, за ними командиры орудий.

Подносчики подхватили снаряды, номера установили переданные данные, заряжающие вкинули снаряды в разверстые железные челюсти затворов и те мягко чавкнув смазанными частями проглотили первую жратву боя.

Старые пушки имели на вооружении устаревшие картечные и шрапнельные заряды, давно уже считавшиеся непригодными для современной механизированной войны. Утерянное искусство стрельбы картечью и шрапнелью, сохранили только немногие офицеры прошедшие фронты первой мировой и уцелевшие в горнилах сталинских чисток.

Четверть века назад молодй поручик последний раз стрелял картечью по австрийской коннице, и обнаружив среди прибывшего со складов старья картечные и шрапнельные заряды полковник первоначально только выругал про себя интендантов. В учебном процессе картечь и шрапнель давно уже не значились. Однако перебирать не приходилось, боеприпасов имелось настолько мало, что он велел забирать все подряд.

Теперь увидев летящие толпой по дороге мотоциклы и представив на их месте австрийских гусар - неожиданно для себя нашел решение. Остановить эту скоростную ораву жиденьким залпом старых, с малой начальной скоростью осколочных снарядов невозможно. А вот град выпущенных в упор свистящих и воющих картечных пуль мог действенно охладить пыл механизированных наглецов.

Оставалось только самое главное - момент команды. Ни секундой раньше и не позже чем колеса пересекут невидимую смертельную черту. Если поторопиться, то пули потеряв скорость шмякнуться подняв пыль перед немцами, если позже то - по рядам окупантов ударят не успевшие раскрыться стаканы, а не рои набравших скорость пуль, разошедшиеся смертельными конусами.

- Дивизион! ... Три снаряда ... Беглым ... Огонь!

Мотоциклисты влетали на травяной пригорок. Потеряв сцепление с дорожным покрытием колеса пробуксовывали, скорость замедлилась и машины на некоторое время сбились в кучу. Картечь трех последовательных залпов рвала людей, сшибала водителей с кожанных сидений, выкидывала пулеметчиков из колясок, взрезала тонкий металл бутонами искр, пробивала бензиновые баки, выплескивая горящее топливо на резину покрышек, на заправленные в пулеметы патронные ленты.

Как и предвидел командир часть орудийных расчетов не справилась с первой в жизни, трудной даже для опытных огневиков задачей. Половина картечных пуль ушла в небо или зарылась в землю. Но даже оставшегося количества хватило, чтобы покончить практически со всем колесным воинством, догорающим теперь среди месива железа и тлеющей резины. Залп картечью в упор это конечно анахронизм, но и неподготовленная, нахрапистая атака сходу, без разведки - не меньшая наглость.

Несколько запоздалых, удачливых, не особенно рьяных, не рвавшихся в первые ряды мотоциклистов, уносились прочь пригнув к рулям головы в угловатых касках, развевая по ветру прорезиненные серые плащи.

Механизированная колонна остановилась в недоумении, ошеломленная непонятливостью обреченных на поражение красных, их совершенно неуместным сопротивлением немецкой силе. Из брезентовых кузовов транспортных машин выскакивали и строились рядом пехотинцы в мышиных мундирчиках, тягачи растаскивали в стороны полевые гаубицы, танки выползали вперед, прикрывая стальными телами развертывание войск.

Вновь командир дивизиона припал к биноклю, а командир взвода инструментальной разведки к установленной на треноге буссоли. Успех боя сегодня зависел практически только от одного человека, его воли и умения. Все решала стрельба дивизиона как единого целого, а не отдельных, плохо подготовленных батарей.

- Дивизион! Шрапнелью! ... Трубка... Заряд ... Дальность... Угол... Один снаряд... Огонь!

Белые облачка шрапнели вспухли высоко над немецкими танками, бессильно хлестанули градинами по броне и расплющенные, обессиленные скатились в траву.

Второй залп пришелся по отъезжающим пустым автомобилям, порвал тенты, подстегнул шоферню, заставив побыстрее удрать на безопасное расстояние от поля боя. Третий неровно вспух над разворачивающейся в цепи пехотой, но слишком высоко, практически бесполезно. На каждое орудие оставалось всего по три шрапнельных заряда. Командир понимал, что на пристрелку нет времени, последний раз провел корректировку и пушки зачастили, ударили беглым огнем.

Курсансткому дивизиону вновь чертовски повезло и серые фигурки заметались, закувыркались под свинцовым градом, заелозили брюхами по траве, залползая ужами под танки, бронетранспортеры, спасаясь от столь непривычного для них удара с воздуха, всегда так надежно прикрытого самолетами люфтвафе.

Наконец немецкие солдаты не выдержали и побежали вслед за отошедшими транспортерами, оставив на месте остановки колонны с десяток плоско распластанных в придорожной пыли тел. Танки начавшие было расползаться, перестраиваться для атаки, оставшись без пехоты остановились и не решившись идти в бой без прикрытия, открыли неприцельный ответный огонь.Позиция у подножья холма оказалась невыгодной для стрельбы танковых пушек с их ограниченных стальной башней углом возвышения. Вести огонь танкистам приходилось снизу вверх и снаряды рвались то на склоне перед орудиями, то позади, среди хуторских улочек.

Батареи не прекращали огня. Частили, бухали старенькие пушки, чавкали затворы поглощая, заглатывая снаряды и гильзы. После картечи и шрапнели пошли в дело осколочно-фугасные. Взрывы поднимали фонтаны вздыбленной земли между танками, иногда очень близко, совсем рядом, но ни один не попал в цель. Полковник раньше всех понял бесперспективность такой стрельбы, но не давал команды отбой, вел беспокоящий, нервирующий фашистов огонь. Он наверняка знал, что пройдет немного времени и остаток невыпущенных снарядов окажется никому не нужным железным хламом, так пусть же летят они во врага, воодушевляют расчеты. Орудийные номера раскрасневшиеся, потные, горячие поскидывали гимнастерки, нательные рубашки и работали сейчас у станин блестя мокрыми голыми торсами. Люди вошли в ритм стрельбы и дело пошло на удивление слаженно, точно, гараздо лучше чем на последних прошедших в училище занятиях.

Немецкая атака оказалась сорвана, и курсанты получили небольшую передышку. Не догадываясь об отсутствии на батареях противотанковых снарядов, танкисты не решились атаковать позиции русских самостоятельно и потянулись вслед за пехотой, выходя из зоны огня.

Полковник скомандывал Отбой. Уставшие стволы откатившись и выплюнув в последний раз дымящиеся горячие гильзы, успокоились на старомодных высоких лафетах. Курсанты праздновали победу, хлопали друг друга по плечам, захлебываясь делились первыми боевыми впечатлениями. Командир дивизиона приказал зампотылу распорядиться насчет обеда, но поесть горячего им так и не пришлось.

Шутки закончились. Немецкий командир, разозленный потерями, утратой темпа так хорошо начавшегося наступления, наглостью обреченных артиллеристов вызвал авиацию и предоставил пикирующим с диким воем штукам проделать всю грязную работу по уничтожению неожиданного препятствия.

Желтоносые лапотники прилетели неторопливым клином, отсвечивая остеклениями двойных кабин, покачивая кургузыми крыльями, деловито перестроились в круг и пошли падать один за другим в крутое, визжащее, орущее сиренами, наполненное ужасом и смертью пике. Из под прикрытых обтекателями, неубирающихся в полете шасси вываливались кувыркаясь бомбы и неслись к близкой земле под неистовый аккомпанемент пулеметных очередей. В начале налета курсанты еще пытались организовать под командой отделенных командиров некое подобие противовоздушной обороны. Лежа на спине они согласно Уставу дружно задирали в воздух длинные стволы неуклюжих винтовок, залпами били вверх, в синее небо перед желтыми носами самолетов.

Летчики прошедшие Польшу, Францию, Белоруссию и пол Украины отлично знали свое дело. Первые же бомбы заставили даже самых отчаянных побросать оружие и залечь на дно укрытий, прикрывая головы от летящих с трясущихся стен комьев земли, от осколков и щепок разбитых снарядных ящиков, тряпок, мокрых кусков разорванных тел. Штурмовики работали без истребительного прикрытия. В нем просто не было нужды. Никто не мешал пилотам спокойно, словно на полигоне обрабатывать артиллерийские позиции красных. Прилежно отбомбившись, облегченные железные птицы улетели на запад оставив после себя смрад сгоревшей взрывчатки, испятнанную, разрытую воронками землю, перевернутые, разбитые, искалеченные пушки, искромсанные тела артиллеристов.

Оглушенные неожиданной тишиной оставшиеся в живых отрывали от земли чугунно гудящие головы, выковыривали землю и прах из ушей, глаз, ртов, волос, шатаясь вылазили из земляных завалов. Полковник уцелел в аду воздушного налета. Он все видел, все понимал, но не имел права давать своим людям передышку, отдых, даже краткое время для того, чтобы прийти в себя. На смену железным птицам ползло стальное зверьё и надо было поднять всех и всё уцелевшее на отражение этого нашествия.

- Санитарам перевязать раненных! Остальным - к орудиям!

Уцелевшие на командном пункте телефонисты покричали было приказ в онемевшие трубки и поняв бесполезность навек умолкшей аппаратуры, побежали на батареи передавать приказ. Вернувшись обратно с донесениями они поведали командиру печальные итоги налета. Уцелело только четыре орудия из двенадцати. Еще несколько оказалось повреждено, но расчеты пытались привести их в порядок. Остальные безнадежно разбиты и восстановлению не подлежали. Часть запасов снарядов попала под осколки и несдетонировав оказалась просто покорежена и разбросана вокруг воронок.

Потери личного состава подсчитывались, но и так уже ясно, что убита и ранена как минимум половина курсантов и почти все кадровые командиры.

Менее всех пострадала ближайшая к железной дороге батарея. Видимо немцы опасались повредить случайными бомбами так необходимую им ветку. Здесь из трех орудий уцелело два, а на третьем осколком разбило забытый впопыхах в гнезде прицел. Прицел принесли из соседней батареи, где тоько он и уцелел из трех орудий, отлежался в щели вместе с наводчиком. Оттуда же подошли немногие уцелевшие батарейцы, таща с собой винтовки, скатки и пару снарядных ящиков.

Владик командовал в бою рассчетом и радовался вначале всему происходящему, так славно вписавшемуся в его представления о победоносной войне - слаженной работе орудийных номеров, точно рассчитанным командиром училища ходом сражения, одержанной победой.

Во время воздушного налета он вместе со всеми пытался вначале стрелять по несущимся под вой сирен, прямо на него самолетам, даже различал за призрачным ореолом рубящего воздух винта вражеского пилота в стеклянном обрамлении кабины, слившегося с пулеметом стрелка-радиста за его спиной, капли отрывающихся бомб. После первых разрывов, ощутив смертельное пение осколков над головой, помимо воли, вместе с другими рухнул ничком на дно орудийного дворика и лежал моля Бога поочередно то о спасении, то о прилете краснозвездных ястребков, о воздушном бое со стервятниками. Но напрасны оказались молитвы. Может пересохшие от страха губы комсомольца находились слишком далеко от божественных ушей, то ли слишком велики оказались прегрешения, то ли не распростарнялась уже божья власть на металлических демонов, но всуе шептались отрывки услышанных в раннем детстве, так и непонятых, непознанных старинных молитв.

Вмсесте с наступившей тишиной в ровик скатился ошалевший, полуоглогший курсант, исполнявший обязанности телефониста командного пункта дивизиона.

- Командир училища приказал, перевязать раненных и отправить в тыл, а самим приготовиться к отражению атаки. Связь нарушена, теперь каждая батарея ведет огонь самостоятельно. Прорвавшиеся танки уничтожать связками гранат, пехоту стрелковым оружием.

- Почему ты передаешь приказ мне? Есть командир батареи, взводный, командир первого орудия, наконец...

- Нет их. - Коротко бросил посыльный. - Принимай командование, сержант.

Подхватив винтовку Владик кинулся к соседнему орудию, где в бою за наводчика стоял взводный. Орудие оказалось в порядке как и весь расчет за исключением взводного и сержанта, командира орудия, они дольше всех пытались стрелять по юнкерсам и не успели вовремя спрыгнуть в укрытие. Оба попали под пулеметную очередь и теперь лежали рядом, придавленные ненужными уже, неуклюжими винтовками с расшепленными пулями прикладами, в разорванных, залитых темной кровью гимнастерках. Безучастные и безответные ко всему происходящему от сего момента и до вечности.

На месте командного пункта комбата зияла аккуратная круглая воронка и стелился голубой, противно пахнущий сгоревшей взрывчаткой дым.

- Командир! Танки! - Заорали от орудий.

- Батарея! Слушай мою команду! К бою! - Неожиданно громко, совсем по-командирски прокричал Владик.

Какие прицел, дальность, угол возвышения? ... Владик лихорадочно вспоминал заученное, мысленно пересматривал, пролистывал страницы конспектов. Плюнул с горя, припал глазами к подобранному биноклю взводного, зашарил окулярами по полю и отшатнулся от вида неожиданно приближенного, лезущего, мотающего на траки гусениц траву танка. Дульный срез башенной пушки колыхался, ворочался и уставился черной дырой прямо в душу

- Эх, дам прицел сначала поменьше, пусть будет недолёт, но замечу места падения снарядов. - Быстро прикинул установочные данные и передал команду на орудия.

- Батарея! Осколочно-фугасным ... Один снаряд... Огонь!

Три черных столба взметнулись в полстах метрах перед танками. Владик чуть увеличил прицел... Интуитивно вдруг понял, что не пробьют снаряды броню даже если попадут прямо в цель, скорее всего просто расколятся от удара на части, даже без взрыва. Вот если взрыв произойдет под гусеницей, или под днищем...

- Наводить под гусеницы! Два снаряда... Беглым ... Огонь!

На этот раз взрывы ударили совсем рядом, но опять не поразили танки. Они только приостановились на минуту и открыли ответный огонь звонко долбя быстрыми, хлесткими выстрелами башенных пушек. Калибр танкового оружия был поменьше чем у трехдюймовок, но скорострельность и точность огня несравненно выше. Батарея сделала еще нсколько выстрелов и замолкла навсегда. Несколько разрозненных, суматошных пушечных выстрелов прозвучало с других позиций дивизиона, а дальше уже только ухали танковые пушки, трещали немецкие пулеметы и автоматы с подоспевших бронетранспортеров.

Передовые бронированные машины достигли редких одиночных щелей с гранатометчиками. Закопавшиеся в землю люди не пострадали от налета авиации, но теперь война докатилась до них. Из нескольких ячеек выдернулись, подтянувшись на руках неуклюжие фигурки, заметались суматошно по полю боя под перекрестным огнем. Один упал на колени воздев руки к небу и не найдя там опоры, завалился медленно на бок, поджав к груди согнутые в коленях голенастые мальчишеские ноги. Другие побежали назад, к своим, без винтовок, без гранат, испуганно озираясь на бегу, спотыкаясь заплетающимися, негнущимися, потерявшими враз силу и упругость ногами. Танковые пулеметы дружно ударили в спину бегущим, пересекли, пероломили гротескно, кинули на землю, в душистую мягкую траву.

Стальные грохочущие туши шли от закатывающегося солнца, раскидывая перед собой еще более черные чем они сами тени и темные силуэты бежали, закрывая собой всё большее и большее пространство даже раньше чем подминали его блестящие отполированные ездой по дорогам войны траки танковых гусениц.

Тень коснулась одиночной щели на пути танка, и из травы поднялась седоватая голова повозочного дядька, затем рука с неуклюжей связкой из четырех, спутанных проводом гранат. В момент когда насмену тени пришла к окопчику сама стальная громадина, рука толи со стоном, то ли всхлипом не кинула, сунула связку под гусеницу. Траки казалось проглатили, обгладали руку, срезали человеческую плоть и побежали весело дальше, но не долго, ровно столько сколько позволил им замедлитель взрывателя гранаты. Под черным брюхом вспухло пламя, полыхнул взрыв, и танк замер на месте, заструился сначала сереньким, легким, затем тяжелым черным маслянистым дымом из щелей в броне, из откинутого люка башни. Внутри корпуса громыхнуло и через люк в опускающейся темноте вырвался клок розового лоскута пламени.

На позиции второй батареи два не побежавших, усидевших сцепя зубы, гранатометчика с двух строн швырнули связки в бронетранспортер, и он запылал легким бензиновым, растекающимся огнем, выкинул через задний люк пехотинцев, смахивающих с тел жаркие желтые язычки, занятых теперь только собой, бегущих живыми свечками вниз по склону.

- Ребята! Кто живой! За винтовки, в цепь! Приготовить гранаты! - Вопил, заклинал, орал и умолял Владик. Как бы в ответ на его приказ-мольбу застучали в наступающих сумерках по подсвеченных заходящим солнцем силуэтам винтовочные выстрелы, рвануло несколько гранатных разрывов.

Бронетранспортеры приостановили свой тяжелый бег, развернулись и ушли вниз, не рискнув ввязываться в ночной бой. Оставшиеся в одиночестве танки не останавливаясь, на скорости проутюжели позиции батарей, давя уже разбитые орудия, разрывая убитых, раненных, живых. Покрутились немного и убрались прочь вслед за транспортерами.

В наступившей темноте оставшиеся в живых курсанты похоронили в орудийных ровиках погибших товарищей, на растеленных шинелях вынесли к хуторку обмотанных бинтами раненных, погрузились на осиротевшие передки и повозки и тронулись в печальный путь отступления. Двигались быстро, места на конной тяге теперь хватало всем, отдохнувшие кони тянули пустые передки легко, без напряжения. Выводил колонну единственный уцелевший после боя кадровый командир, замначальника училища по тылу. Уже на рассвете, под самым Харьковом их остановил заградотряд из милиционеров, рабочих-ополченцев, тюремных охранников и сотрудников НКВД.

Ошалелый, издерганный, опасный в своём страхе майор с васильковыми петлицами чекиста, размахивая пистолетом набросился с бранью на зампотыла, сорвал с запыленной гимнастерки зеленые интендантские петлицы с одинокой шпалой, тыча стволом под ребра, втолкнул головой в придорожние кусты и выпустил в заросший седоватыми волосами затылок всю обойму.

- Так будет с каждым изменником Родины самовольно отступившем с позиций, бросивших товарищей и матчасть, орудия и снаряды. - Визжал истерически, брызгая слюной из щербатого рта майор. - Вы все тоже изменники! Расстреляю!

Не успевшие даже слезть на землю курсанты и обозники с ужасом наблюдали скорую расправу, не понимая в чем виноват интендант, они сами, сделавшие всё возможное, задержавшие, пусть всего на несколько часов врага, потерявшие убитыми товарищей и командиров, разбитыми, негодными ни к чему устаревшие, давно отслужившие срок орудия.

На шоссе раздалось надсадное завывание двигателя и из предрассветного тумана, освещая дорогу узкими полосками затененных фар выкатился связной угловатый броневичок, притормозил у стоящей колонны, прокатился немного по инерции, остановился и выпустил из броневого чрева коренастого человека в габардиновой гимнастерке с полевыми генеральскими звездами на петлицах.

- Что здесь происходит?

- Расстрелял предателя, труса, пораженца, товарищ генерал!

- Неправда! Убил невинного человека! Зампотыла училища! - С передней повозки спрыгнул старик повозочный и подошел к генералу.

Майор резко повернулся на голос, рванул пистолет, нажал курок, но боек металлически щелкнул по пустому патроннику.

Из броневичка выскочили ещё двое, кинулись к майору, заломили руки, выбили оружие.

- Поосторожнее с пистолетом, майор. А вы, товарищ красноармеец, доложите, что произошло.

- Что тут долго говорить, товаришу генерал. Невинную душу загубил кат. Училище задержало немцив на переезде, танк, броневикы спалилы, мотоциклистив, пехоты до роты положилы. Но нас бомбилы, танки давилы. Усэ начальство побило, пушки наши стареньки, ще с тий вийны уси поразбивало. Мы схоронилы людэй и отступылы, бо стояты большэ нэ було сил. Вот зампотылу один застався, нас выводив, а цэй кат ни слова нэ говоря его вбыв. - Объяснил повозочный на местном суржике, смеси украинского языка с русским.

- Я чоловик вже старый, не боюсь правду казаты, могу и смэрть прийнять, а курсанти вони молоды ще. Им жыть трэба.

- Кто уполномочивал Вас майор вершить самосуд?

- Партия! Товарищ Сталин! - Отбарабанил словно заученный насмерть урок, майор.

- Забрать его. Пусть трибунал разбирается.

- Зачем забырат? Трэбунал здес... - Сказал с кавказким акцентом один из прибывших в броневечке, достал из болтающейся на ремне деревянной кобуры длинноствольный маузер, ловко, одним движением развернул словно тряпичную куклу майора и выстрелил в затылок. - Собака. Таварыщэм Сталиным прикрывается... Изменник проклятый.

- Кто старший в колонне училища?

Курсанты молчали, потрясенные увиденным. Казалось, что после боя с немцами им не удивительна смерть людей от пуль, но то что увидали за последние полчаса вывернуло, смешало все понятие о ценности человеческой жизни, о войне, о людях.

Сидящие сзади батарейцы пихнули Владика в спину, и он оказался перед генералом.

- Командир орудия, ... сержант, замещаю ... временно ... за убылью командира первой батареи. - Сбиваясь доложил генералу.

- Ладно, сержант, не тушуйся, командуй. Веди училище дальше, на сборный пункт. там решат, что с вами делать. Как боевая часть вы конечно сейчас... А будущих командиров-артиллеристов по-глупому терять жаль. Их и так не хватает. Уводи людей сержант.

Коротенькая колонна училища двинулась дальше по пустынному шоссе. Прогрохотала колесами по булыжнику утреннего безлюдного города мимо установленного на перекрестке старого английского танка времен интервенции, вытащенного от полной безнадеги из исторического музея. Прошла город насквозь и влившись в колонну оступающих войсковых тылов отошла с ними дальше за Донец. Здесь фронт на время стабилизировался, и уцелевших курсантов отправили железнодорожным эшелоном за Урал, доучиваться.

Второй раз Владик принял командование батарей уже под Сталинградом в сорок втором. Немцы нахраписто лезли на позиции обессилевших дивизий, отрезанных от путей подвоза подкреплений и боеприпасов полосой замасленной, покрытой пленкой мазута и нефти, взбаломученной взрывами, серой, холодной волжской воды. Бои шли на окраинах города и батарея дивизионных семидесятишести миллиметровых пушек прикрывала танкоопасное направление.

Приземистые, поджарые, длинноствольные пушки на резиновом ходу, внуки потерянных под Харьковом в сорок первом трёхдюймовок, обладали прекрасными боевыми качествами, их подкалиберные противотанковые снаряды запросто прошивали броню средних немецких танков. Беда была в том, что снарядов постоянно не хватало, противотанковых, осколочных, фугасных, ... Да и сама батарея вместо положенных по штату четырех, состояла только из двух орудий с посеченными осколками и пулями щитами и неполными расчетами. Правда, каждый из оставшихся в строю батарейцев прожил на войне не один день, побывал в таких боях и переделках, что мог работать за заряжающего, за подносчика снарядов, а если надо то за наводчика и даже за командира орудия. Люди все подобрались спокойные, недерганные, рассудительные, среднего крепкого мужского возраста, пришедшие в дивизию по мобилизации старших возрастов из сибирских и уральских заводских городков.

Батарея взаимодействовала с батальоном морской пехоты, сформированной из моряков Волжской военной флотилии. В первых боях матросы, необученные сухопутной войне, излишне бесшабашные, обмундированные в черные форменные бушлаты и клеши понесли потери, но постепенно приспособились, сменили бушлаты и бескозырки на защитные телогрейки и каски, научились зарываться в развалины кирпичных домов и выбивать атакующих немцев прицельным огнем винтовок и пулеметов. Враги давили числом, вооружением, танками, не экономили снаряды и мины, их поддерживала штурмавая авиация.

Морпехи медленно пятились к Волге, не сдавая без боя ни одного дома, ни одной более менее пригодной для обороны кучи развалин. Это изрядно бесило непрерывно атакующих гитлеровцев, постоянно теряющих в неприкращающихся ни на минуту стычках людей и технику, а самое главное - темп наступления в такой дразнящей близости от заветной, желанной и ненавидимой матушки Вольги.

Батарея отступала вместе с моряками, укрывалась за разбитыми стенами домов, цементными заборами взорванных заводов, рухнувшими перекрытиями цехов. Последнюю огневую позицию пушки заняли среди недостроенных бетонных блоков силовой электрической подстанции, выставив наружу только дульные тормоза стволов, раньше зеленых, а теперь пятнистых от сгоревшей во время стрельбы краски.

Утром, сразу после откушанного летчиками завтрака, налетели под прикрытием мессеров юнкерсы, кинулись в суматошное пике, стараясь поскорее отбомбиться и смотаться на аэродром до подлета из-за Волги советских истребителей. Времена уже наступили не те что в начале войны и безнаказанно разбойничать немцам удавалось всё реже и реже. Хоть и не такое плотное как хотелось пехоте, но воздушное прикрытие теперь стало делом вполне будничным.

На этот раз немцы не успели закончить обработку позиций русских до подлета ЯКов, замельтешили, скинули последние серии бомб частью на нейтралку, частью на голову доблестному вермахту сосредоточившемуся для атаки на своей части развалин. С немецких позиций в сторону самолетов полетели взрывы проклятий, букеты цветных ракет, но пилотам теперь было наплевать на земные дела, выстроившись в круг, прикрывая пулеметами стрелков хвосты друг дружки и не очень, видимо, надеясь на истребительное прикрытие, штурмовики потянули дымя на форсаже моторами подальше от линии фронта. Мессершмиты кинулись на перехват ЯКов, те приняли вызов, закрутили треща бортовым оружием смертельную круговерть, связали охранение боем, отвлекли от штурмовиков, оттеснили в сторону реки.

Наперерез отходящим лапотникам прорвалась низко, на бреющем пара остроносых зеленых ЯКов, легко догнала тихоходные машины и пронеслась, прошила, развалила защитное кольцо звоном ревущих на мощных моторов, треском очередей пулеметов, резким татаканьем авиационных пушек. Сразу два пикировщика завалились на спину и потеряв опору в ненадежном русском воздухе нырнули в объятия белокрасных кирпичных развалин на немецкой стороне. Ухнуло, взметнулось пламя, взлетели обрывки фюзеляжей. Краснозвездая пара свечкой ушла вверх, перевернулась полубочкой через крыло и кинулась за новыми жертвами, Штукасы не выдержали напора, сломали строй и кинулись врассыпную. Матросы и артиллеристы заорали, заулюлюкали ожидая новых побед, новых черных перьев дыма на немецкой стороне.

Неожиданно от реки подскочили, вывернули кучей мессера, перехватили ЯКов, отрезали струями трассеров от своих подопечных, завернули назад к реке. Один ястребок вдруг задрожал, потерял скорость, клюнул носом, выплюнул клуб дыма и переваливась на крыло скользнул к земле. Из кабины вывалился куль пилота с раскинутыми в стороны черточками рук и ног и понесся вслед за машиной к земле.

- Парашют! Парашют раскрывай! - Орала, рвала, надсаживала глотку с земли пехота. - Родной! Давай, ну давай же!

Осы мессеров бросили второй Як, уходивший за реку и кинулись в охотничьем азарте к беспомошно падающему летчику, тренируясь в стрельбе по воздушной, так кстати подвернувшейся мишени. Трассы скрестились на фигурке и она задергалась, закрутилась под ударами пуль. Неожиданно из ранца летчика вырвалось белое полотнище, хлопнуло, заполнилось воздухом над безжизненно поникшей под стропами фигуркой. ... Немцы улетели. Парашютист, обвиснув в ремнях подвесной системы, безвольно закинув на грудь голову летел подгоняемый неторопливым ветром над позицией батареи и редким, тяжелым дождем падали на землю красные капли.

Полотнище протянуло погибшего до боевого охранения морпехов, и те смогли достать тело только вечером. Завернутого в перкаль пилота положили на орудийный передок, и одна из немногих уцелевших лошадей отвезла его в недалекий тыл.

- Всё же успел перед смертью свалить одного. .. Видел как вогнал в землю. Там их двое, на лапотнике. ... Отомстил за себя. - Обсуждали воздушный бой на земле. - Да, у летчиков век короткий. Им за восемь сбитых немцев Героя дают, да мало кто получать приходит... Жизнь... Нет, братцы, на земле воевать оно проще, привычнее...

Ближе к вечеру вновь позиции бомбили, снова истребители отгоняли немцев, но на этот раз мессера оказались настороже, а ЯКи не столь активны и обошлось без потерь с обоих сторон. Правда немцы кидали бомбы не прицельно, не особо стараясь, торопливо и не нанесли особого ущерба обороняющимся в развалинах домов людям.

Едва улетели на запад самолеты как с немецкой стороны ударили минометы и орудия, потом полезли танки. Железные коробки неуклюже елозили, выискивая проходы среди награмождения кирпича и бетона, норовя протиснуться по остаткам асфальтового покрытия бывших улиц. Батарея не торопилась показать себя и встретила врага кинжальным разящим огнем на предельно короткой дистанции. Один танк загорелся и взорвался на собственном боезапасе, остальные уползали назад, огрызаясь, отстреливаясь, стараясь накрыть обозначившие выстрелами свое расположение орудия. Бетонные основания трансформаторов надежно прикрывали расчеты, и снаряды только выбивали в их серых телах щербатые выбоины с ржавым переплетом арматуры.

Один танк неожиданно накренился и косо съехал кормой вперед в незамеченный погреб или недостроенный подвал. Над поверхностью осталась только нелепо задранная в небо пушка, часть башни и корпуса. Экипаж сначала газовал, пытаясь выскочить из ловушки, скрежетал где-то внизу, под землей, гусеницами, но затем прекратил это бесполезное занятие и танк затих, затаился оставшись в одиночестве на середине нейтральной, разделяющей врагов полосы. Остальные участвовавшие в атаке танки отошли, скрылись среди своих, и над полем боя установилась относительная, по сталинградским меркам, тишина. Батарея не могла расстрелять засевший в ловушке танк из-за малоразмерности оставшегося на поверхности силуэта. Немцы, в свою очередь не могли вытащить танк опосаясь огня советских орудий. Экипаж не высовывал носа, считая себя в относительной безопастности и ожидал захода солнца и прихода помощи. ... Не дождались.

Минут через пять из русской части развалин вышел неторопливой походкой морячок. Где уж раздобыл он наглаженные клеши, бушлатик, голубой воротник-гюйст, бескозырку с лентами - осталось тайной, но шел он к немецкому танку неторопясь морской, вразвалочку походкой, без автомата, лишь с небрежно перекинутым через плечо тощим сидором.

Немцы не углядели в странном пешеходе особой опасности для своих танкистов и не стреляли, возможно не желая вызвать ответный огонь русских, способный ухудшить положение попавших в беду комрадов, а может считая морячка своего рода парламентером.

Матросик взобрался на башню, стукнул пару раз каблуком начищенного ботинка в крепко задраенный люк. Сидящие внутри танкисты выматерили его по немецки, он благосклонно выслушал и удовлетворенно кивнул головой. Отвечать правда не стал, неторопясь развязал сидор, распустил его брезентовое горло и по одной вытянул три темного стекла закупоренные бутыли. Продемонстрировал их наблюдающим в бинокли и стереотрубы немцам, поставил рядом с собой на броню башни.

Не первый день воевавшие люди по обе стороны нейтралки знали, что в бутылях не пиво, не шампанское, не самогон, а коктейль Молотова и стрелять по морячку нельзя. Шальная пуля попав в бутылку спалит содержимым не только его, но и танк, и запертый под броней экипаж. Все ждали дальнейшего развития событий. Одни с ужасом, другие с нетерпеливой радостью за своего лихого маримана. Платя немцам унижением за отступление до Волги, за потопленные корабли, сданные Севастополь, Одессу, Лиепаю, за Таллинский кровавый переход и осажденный блокадный умирающий от голода Ленинград.

Морячок зажал в зубах ленточки бескозырки, отстегнул клапан черных клешей, спустил их, развернувшись голым задом к врагам и стеснительно прикрывая срам от своих навалил на поверженный танк кучу накопленного по счастливому случаю, нерастраченного зря, парящего в холодном воздухе горячего флотского дерьма. Окончив процесс, достал из заветного сидора самопальный, от руки набросанный углем на белом листке портретик великого фюрера, продемонстрировал всем присутствующим и под апплодисменты корешей тщательно вытерев зад, причмокнул плакатик на броню. Натянул брюки, пристегнул клапан, оправил бушлатик, спрыгнул вниз, откатился немного от танка и зло, резко, нервно матерясь шпульнул последнюю добытую из мешка бутыль в башню.

Веселое пламя растеклось ручейками по броне, затекло в смотровые щели, достигло стоящих бутылок. Те хрумко лопнули, добавив огонька и через мгновение на месте боевой машины полыхал костер, из которого неслись отчаянные, жалкие вопли сгорающих заживо людей.

Немцы открыли ураганный огонь и пошли в атаку. Бой длился остаток дня и всю ночь. На следующее утро во время очередного налета пикировщиков бомба завалила Владика вместе со связным и телефонистом на наблюдательном пункте батареи. Живым откапали только его одного и вместе с ранеными моряками вывезли в минуту затишья всё на той же орудийной запряжке к обрывистому берегу Волги.

Тяжело контуженный, без сознания он попал в заволжский госпиталь и проволялся изредка приходя в себя до самого момента завершения Сталинградской битвы, а едва оправившись от контузии вновь свалился с сыпным тифом занесенным в те края завшивленным пленным воинством фельдмаршала Паулюса.

Только через три месяца, уже в давно тыловом городе, строгая Военная медкомиссия щупала его, тыкала пальцами в исхудавшее тело, выслушивала стетоскопами, качала умными головами, совещалась и в результате выдала старшему лейтенанту инвалидность. Владик отдал честь,четко повернулся на каблуке и вышел в коридор, только там зло выматерился, выкинул заветную для многих других бумагу означающую спокойную тыловую жизнь в заполненную комками окровавленных тампонов госпитальную мусорку и самостоятельно двинулся на поиски ушедшего вперед полка.

Война гремела по всему огромному пространству планеты, и в этой кровавой игре нашлось место для еще одного участника, решившего вновь испытать неверную военную судьбу и небрежно бросить на кон единственную принимаемую зловещим крупье ставку. В полку не удивились появлению комбата, не стали вникать в причины отсутствия формального предписания и документов из госпиталя. Пришел и пришел. Значит так тому и быть, может человеку и идти больше уже совсем некуда.

Владик вновь принял батарею на Украине и пошел с ней дальше по непредсказуемым дорогам войны. Вместе с полком он медленно проходил, обнажив голову мимо сельской, покосившейся, бедной, невидной церквушки где немцы из дивизии СС растреляли за какие-то неведомые прегрешения сельскую школу вместе с седеньким учителем в тусклом, потертом пиджачке.

Неизвестно на что рассчитывали фашисты выложив убитых детишек неровной цепочкой вдоль дороги, возможно устрашить, может запугать, унизить. Немцы доигрались и получили сполна, долго еще дивизия не брала пленных, долго материли штабисты разведчиков приносивших документы, карты, оружие, но не приводивших желанных языков. Живые немцы появились только после естественной на войне ротации личного состава, когда убыли по смерти или ранению люди, прошедшие траурным маршем сквозь обезлюдевшее мертвое сельцо.

Дивизия редела, выводилась на переформирование, вновь поднималась по тревоге и уходила в бой. Менялись противостоящие ей противники, разнящиеся упорностью обороны, умением воевать, свирепостью, готовностью биться до последнего. Потрепанных в боях эссесовцев сменяли в обороне полки вермахта, тех румыны, венгры, вновь немцы. Подходил срок, дыры в боевых порядках затыкались ошметками экзотических иностранных легионов, украинцами из СС Галичины, прибалтами с черепами и молниями на черных петлицах ВафенСС. Иногда на другой стороне слышалась русская речь и власовцы в серых мундирах, но с нашивками РОА на рукавах дорого продавали свои никчемные жизни, не ожидая и не прося пощады, схлестываясь грудь в грудь, не сдаваясь в плен и не отходя на поджидающие сзади пулеметы зондеркоманд. Эти схватки оказывались самыми кровавыми и беспощадными, но война перешла свой кровавый водораздел, после Курска наступил перелом и конец сражений теперь всегда был одинаковый - противник откатывался на запад теряя танки, технику, оставляя по пути незарытые разноплеменные трупы, бросая впопыхах награбленное, разрушая дороги, сжигая деревни и взрывая мосты.

Возле венгерского озера Балатон, в ненастную круговерть, когда собранные в кулак тяжелые Тигры и Пантеры эссесманов в очередной раз попробывали переломить ход войны, полк временно попал в котел.

Пушки Владика, под мат батарейцев затащенные через проломы в стене на первый этаж брошенного графского поместья до последнего снаряда сдерживали бронированные чудища. Те снаряды, что легко дырявили средние танки под Сталинградом, Харьковом, в мамалыжных полях Румынии не брали лобовую броню новых монстров, только борт, да и тот не всегда. Наводчики били по гусеницам, разбивали ленивцы, траки, заставляли серые, крестоносные громадины разворачиваться со скрипом и лязгом на распущенных по земле железных лентах.

Бронированные гиганты не желали умирать, их белобрысые, полные молодого задора экипажи арийских сверхчеловеков не смирялись с поражением, верили в фюрера, Фатерланд и великий тысячелетний Рейх. Сталь гудела и сыпала искрами, но даже остановленные, подбитые, тлеющие машины полыхали сквозь серые вихри непогоды огнем мощных длинноствольных восьмидесятивосьми миллиметровых орудий. За танками густо шла эссесовская пехота, падала пробитая осколками и пулями, снова поднималась подпитанная задними шеренгами и перла, перла на зажатый с трех сторон обескровленный полк.

Ударом танковой болванки снесло щит последнего способного стрелять орудия, раскидало по сторонам раненых и контуженых номеров рассчета. Связь со штабом пока держалась, и оттуда пришел приказ уводить оставшихся людей и тягачи. Заканчивался сорок четвертый год и орудий в запасе стало больше чем артиллеристов способных из них стрелять.

Комбат собрал батарейцев и вынося ранненых батарея отошла задворками имения к оставленным в тылу автомашинам. Артиллерия давно уже рассталась к конской тягой, и пушки возили мощные американские студебеккеры. Одну за другой Владик загружал и отправлял сквозь сужающееся горло котла машины с ранеными. Не только своими, но и подносимыми, подходящими, сползающимися из боевых порядков пехоты. Уцелевшие бойцы огневых взводов, разведчики, управленцы занималии позиции вокруг машин, готовые вступить в бой и прикрыть эвакуацию раненных. Закончив погрузку Владик дал команду грузиться бойцам оцепления, отправил предпоследнюю машину и остался вдвоём с водителем последнего, лишившегося пушки тягача. Осмотрелся еще раз, убидился что никого не забыли и заскочил в кабину.

Машина уже разгонялась, когда наперерез выскочили, отчаянно размахивая автоматами человек десять пехотинцев. Новые топорщащиеся серые шинели, чистые шапки, необмятые погоны. Последнее, пришедшее перед самыми боями пополнение, мобилизованное в Западной Украине. Ошалелые, перепуганные, умоляющие глаза... Тащат схватившись за полы шинели стонущего раненного, бледного, с запрокинутой стриженной головой, а сзади надвигаются, трощат постройки, прут не разбирая пути танки.

Владик понял, что это уже не бойцы и толку от необстрелянных, перепуганных новобранцев мало. Выпрыгнул из кабины и помог посадить на кожанное сидение, в тепло раненного. Остальные запрыгнули в кузов. Рядом заурчала, ударила в землю, срекошетила здоровенная болванка немецкого танкового орудия. С боеприпасами у немцев стало не густо и стреляли тем, что попадалось под руку. Водитель, высунувшись по пояс из кабины отчаянно махал командиру рукой.

- Трогай, я в кузов с бойцами! - Заорал, перекрикивая грохот боя комбат.

Студебеккер дернулся и пошел, постепенно набирая скорость. Владик кинулся к заднему борту, закинул руки и начал подтягиваться, ожидая помощи и поддержки от спасенных им людей. Напрасно, те сгрудились возле кабины и совсем не спешили на подмогу.

- Совсем охренели от страху, - подумал старлей. Неожиданно острая боль пронзила запястье и теплая кровь полилилась в рукав гимнастерки. Владик повернул голову и неповерил своим глазам. Озверелый, с распятым черным ртом солдат бил кинжалом его зажимающие спасительный борт пальцы.

- Пошел прочь, сгинь, жидяра проклятый!

Еще удар и Владик покатился по дороге, теряя шапку, разбрызгивая брызжущую из изрезанной руки кровь. Зажимая левой рукой раненную, он поднялся на колени и посмотрел вслед машине, уходящей в полыхающее огнем, отчаянно узкое горло котла.

- За что? За что? Разве это возможно? Может только привидилось? Может вернулся тифозный бред?

Не привидилось. Почти достигнув желанной, удерживаемой пехотой перемычки, практически вырвавшись из сжимающихся стальных клещей, машина вдруг подпрыгнула, вспухла и опрокинулась на бок окрашивая все вокруг желтым ярким полотнищем огня.

- Вот черт! - Голова сразу прояснилась, заныла, запекла, задергала раненая рука. Злость прошла, только на дне сердца остался горький, непонятный, нерастворимый осадок. Владику стало жаль шофера, неведомых ошалелых от страха солдат, новенький студебеккер за который прийдется писать объяснительные бумаги как и за невытащенные из-под огня остатки пушек. Ну да это все потом. Сидя на опустевшей дороге он нашарил в кармане шинели индивидуальный пакет, зубами разорвал вощеную упаковку и перевязал руку. Встал, подобрал откатившуюся недалеко шапку, натянул на голову и пошел в сторону боя, перехватив левой рукой тяжелый ТТ.

- Вот дела, десять сбежало, один сам пришёл! - Встретил Владика командир отходящего стрелкового батальона.

- Не жалей, комбат, толку с них совсем ничего... - Отозвался Владик. - Они раненного в тыл тащили.... ошалели совсем от страха... первый бой.

- Так ты их видел?

- На последней машине отправил ... только видно не доехали. Танк подбил...

- Ладно, разберемся ... по свободе ... Что с рукой?

- Осколками посекло...

- Сам чего остался?

- Не успел впрыгнуть в кузов ... - Владик не смог сказать плохое, мерзкое, постыдное о мертвом, наверняка, человеке, относя происшедшее к несуразицам войны, к нервному срыву необученного, забитого, пережившего оккупацию и попавшего на фронте почти сразу же в кромешный ад жестокого боя, солдата.

Владик выжил в этом бою, и в следующем, и в самом последнем под Веной. Встретил пъяный от счастья и водки Победу, побывал в догорающем, смрадном Берлине и выцарапал на стене Рейхстага имя девушки из Кременчуга о которой неожиданно для себя самого помнил все военные, растянутые цепочкой длиною в жизнь годы.

Глава 33. Эмиграция.

Бегут по рельсам блестящие вагоны трейна, вознесенные над землей металлом эстакады. Мелькают за оконным стеклом зады большого города. Открывают усталому взгляду помойки, лестницы черного хода, измаранные граффити стены. Обветшавшие сомнительные кварталы сменяются новенькими кондоминимумами переделанными из опустевших, заброшенных цехов заводов и фабрик павших в неравной борьбе с коварными азиатскими тиграми. Состав временами ныряет в туннели, снова выскакивает на поверхность, проносится вплотную к стенам краснокирпичных билдингов косо разрезанных железной колеёй под невообразимыми углами, скрежещет колесами на поворотах, притормаживает бег возле станций. Пересадка. Новый вагон, новые воспоминания.

***

Колышат кронами невероятной высоты дубы смыкающиеся в одну темно-зеленую крону над домиками пионерского лагеря, лениво колышит перьевые поплавки речка с желтым песком мелкого пляжа, таинственнен старый сосновый перелесок где покопавшись пару часов вместо опостылевшего дневного сна, можно запросто нарыть пригоршню чудом сохранивщихся со времен войны автоматных патронов, немецкий тесак, а если очень здорово повезет то и парабеллум с навечно заклинившим затвором...

Колышется за стеклом маски голубовато-зеленая теплая вода ласкового Черного моря, открывая неведомое царство морского дна, перевитые коричневыми водорослями камни, снующих по песку усатыми мордочками серебристых с розовым очень вкусных барабулек, пестрых пугливых зеленух, полосатые каменные окуни, терпеливо поджидают в расщелинах скал добычу, таращат выпученные глаза головастые, с огромными пастями, усеяные страшными колючками морские ежи -скарпены; бегут бочком, на растопыренных членистых ногах крабы с готовыми к бою, раскрытыми клыками клешней.

Выстрел и улетает к добыче в ореоле воздушных пузырьков трезубая стрела подводного ружья. Трепещет, свивается, бьётся на гарпуне серебрянное упругое рыбье тело. Синие резиновые ласты взбивают толщу воды вынося на поверхность, к солнцу, небу, сладкому глотку воздуха вперемешку с солеными брызгами втягиваемыми через шнорхель трубки, к качающемуся в волнах берегу дикого пляжа.

Потом все собираются у костра, чистят добычу, разводят костер. Краснеют свареные в морской воде прямо на берегу крабы. Дымится плов из мидий, вялятся на протянутой между кустами леске тушки рыб... Солнце... Небо... Настоенный на выброшенных волной водорослях воздух... Палатка, приткнувшаяся под кривым деревцем на склоне... И так год за годом... Но пришло суматошное перестроечное время с синими тощими курами, водянистой колбасой начиненной розовой туалетной бумагой, серыми мятыми пельменями, очередями.... периодическими вознесениями и проклятиями давно и совсем недавно канувших в пропасть истории забытых вождей. С вечерними кухонными спорами о Горбачеве и его жене.

- Всё, хватит, с меня. - Заявила мама, решительно прервав дискуссию о закупках картошки на зиму. - Никаких мешков, никаких запасов. Осточертело! Вы, что не видите, не понимаете происходящего? Да сейчас хуже чем пятнадцать лет назад, когда собирались уезжать первый раз. Этому безвольному болтуну разве можно верить? Процесс у него пошел! Да у него просто окончательно крыша поехала... Не верите мне, откройте газеты, почитайте вашу обожаемую Литературку, Лесото, Гурова... Мало? Взгляните на рожи в телевизоре.... Утопим жидов в москальской крови! Тоже мало? А напасти одна за другой... Чернобыль, Нахимов, Карабах... Нет, уж, вы как хотите, а мы с сыном уезжаем. Завтра же заказываю билеты на Вену, подаю на выезд...

- Доченька, ну куда же мы без тебя? Едем, так едем, может ты и права. Пацану скоро в армию, а в эту ... с дедовщиной, горячими точками, голодухой... я и сам бы не пошел. - Вздохнув подвел итог дискуссии дед. - Только вот военный билет сдавать, идти в военкомат ... ты уж пойди вместе со мной, поддержи морально. Мама пообещала и очертя голову кинулась в водоворот и суету сборов, поиска информации, спешной распродажи нажитого.

Для отъезда в чужие края требовались деньги и немалые. Нужно платить за отказ от гражданства, платить за билеты, платить за разрешенные законом полторы сотни долларов на отъезжающего, закупать бесчисленные носовые платки, льняные простыни, матрешки, столовые наборы, командирские часы, фотоаппараты, объективы, бинокли и прочую дребедень разрешенную к вывозу и предназначенную для продажи на итальянских блошиных рынках.

В дом приходили люди и уносили книги из домашней библиотеки деда. Некая торговая дама не мелочась забрала гамузом, отсель и до сель понравившиеся корешки подписных изданий вместе с попавшими в тон полками. Тревожно озирающийся тощий молодой человек с хитренькими, плутоватыми глазенками на несвежем сером лице уволок в обмен на тощую пачку денег фамильное серебро, бабушкину шкатулку и мою коллекцию монет. Исчезли мамины серьги и колечки, часики... Вместо них в комнатах появилось небольшое стадо разномастных чемоданов. Бедный, грустный эрдель с поникшим кургузым хвостом залезал в их разверстые пасти, укладывался поверх эмигрантской горькой поклажи и умащивая бородатую умную голову на скрещенные передние лапы смотрел полными слез грустными карими глазами на сборы, на непривычный сумбур в квартире, на нашествие посторонних неприятных людей.

С собакой оказалось проще всего. За его участие в авантюрном путешествии проголосовали единогласно все члены семьи и эрделька мог больше не опасаться остаться один. Знакомый ветеринар за умеренную сумму выправил необходимые для собачьей души бумаги, в досоафовском клубе служебного собаководства члены подкомиссии эрделей похмыкали, погыкали, но решили, что для собаки психологически трудно, практически невозможно, расставаться с владельцами, а травмировать нежную эрдельскую душу фанаты-собаководы ну ни как не могли. Умный пес моментально понял изменение жизненой ситуации и воспрял душой, вновь стал на охрану хозяйского добра, и однажды здорово порвал штаны и заодно мягкие места незванным ночным визитерам.

Для приобретения опыта в торении эмигрантской тропы меня с дедом отпустили сопровождать очередных отъезжающих до Шереметьево-2.

Несколько взятых с боем на Курском вокзале такси, загроможденные чемоданами и сопровождающими подвезли нас к серой ненашинской громаде международного аэропорта. Невиданные ранее колясочки для багажа, иностранные самолеты на летном поле, рекламные щиты заморских фирм...

В самом дальнем углу, возле туалетов, копошилась на стульях, на полу серая, выпадающая из общего праздничного настроя, масса эмигрантов, обремененная горами чемоданов, детей, больных стариков, несчастных перепуганных собак, разношерстных, но одинаково разбухших баулов... В течение дня люди сидели в скорбном ожидании ночи, когда в опустевшем здании, вдали от лишних глаз начинался таможенный досмотр и оформление багажа.

Весь день мы бродили по эмигрантской резервации, прислушивались к разговорам, набирались опыта, пытались понять, что можно, что нельзя, запоминали рассказы о том как побеждали всесильную таможню некие легендарные личности еврейской, да и не только эмиграции.

Советская таможня... Сколько о тебе говорено разного, правдивого и не очень, горького и справедливого, сколько сложено былей и небылиц, составлявших непередаваемый эмигрантский фольклор. Эх, Чоп, Брест, Шереметьево! Эти славные словечки щекотали нервы, заставляли чаще биться сердца. Занятные были деньки.

В кучках эмигрантов рождались легенды об экзотических таможнях, о том как некие Миша и Раечка предпочли самолету и поезду автомобиль Жигули с прицепчиком. Правда, ничего хорошего из этой авантюры не вышло и при досмотре их несчастный автомобильчик бдительные стражи границы разобрали практически на запасные части в поисках валюты и драгоценностей. После досмотра бедные романтики дальних дорог тянули свое транспортное средство через границу наподобие Репинских бурлаков. Промаявшись несколько дней им правда удалось запустить жигуленка, и дотянув кое как до Вены сбыть несчастый механизм по цене металлолома за несколько тысяч шиллингов.

Мы с дедом переглянулись. Шилинги это много или мало? Дед побывал в Австрии во время войны, штурмовал Вену, но о шиллингах успел подзабыть.

Впрочем поездка на автомобиле нам всё равно не светила и мы перебрались к другой группке, где взлохмаченный молодой человек в очках повествовал о том, что всё еврейское население его городка укатило прямиком в Вену на туристических автобусах Совавтотранса.

- Извините, уважаемый, - Вежливо перебила рассказчика аккуратненькая беленькая старушка заботливо уложенная родственниками на сборную туристическую раскладушечку. - Если это так хорошо, то почему все уехали автобусами, а вы таки летите самолетом?

- Ох, вей! Пока я собирался, решал, пока оформлял диссертацию... потом защищал ее. Наконец получил удостоверение кандидата наук... и решился ехать. Вы знаете, к тому времени уже не набралось евреев и на один автобус! Вот приходиться лететь...

- Не бойтесь, молодой человек. Я тоже лечу первый раз в жизни. - Сообщила старушка, счастливо откинувшись на подушку.

Мы протиснулись между грудами багажа дальше, для нашей семейки автобус оказался слишком велик. Да и вообще, интеллегентный, научно-технический Харьков традиционно отправлял космополитов в Вену через Шереметьево-2 под звуки веселеньких маршей в чистеньких вагонах фирменного поезда. Так уж получалось, что беглецам доставались всегда одни и те же номера купе в вагонах состава. Это являлось большим удобством как для бдительных и любопытных чекистов, так и ушлых московских привокзальных рэкетиров, сдиравших последние жировые накопления при перевозке страдальцев в аэропорт. Но что оставалось делать?

- Вы берите три купе, не меньше. - Наставляла нас пышная блондинка в кожанном пальто и оренбургском платке. - В одном будете ехать сами, а в других сложите чемоданы и запустите провожающих.

- Так может нас и провожать окажется некому... - Заикнулся было дед.

- Как так некому? У вас там, что все уже повыехали? Вы вот сейчас, в каком качестве сюда заявились? На экскурсию или помогать вещи тащить?

- Да, вообщем-то вы правы, мы - провожающие. - Признался дед.

- Ну вот, видите, следовательно найдутся люди, которые вас поедут проводить, покрутиться, посмотреть, набраться опыта, решимости. Все мы так - сначала провожали, теперь вот сами... - Она всхлипнула. - Какой я ремонт сделала! Если бы вы только знали. Какие деньги вложила, а зачем?

Мы её поняли и тоже грустно вздохнули. Под руководством неугомонной мамочки всё прошлое лето всей семьей белили, красили, клеили обои. Умудрились перекрасить даже ванну и газовую печку в абстрактный кровавокрасный цвет. Правда когда пришедшая в гости женщина-врач зашла помыть руки и упала от вида наполненной алой водой ванны в обморок мы дружно взялись и вновь отмыли эмаль растворителями до первозданного белоснежного состояния. А воду в ванне держали не нарошно, просто на случай отключения водопровода, без злого умысла. Красную газовую печку вскоре тоже пришлось менять и покупать новую, обычную. От жара патентованная краска пошла лущиться, и получилось будто пятнистое железное чудо переболело ветрянкой. Это было настолько страшное зрелище, что ЖЭК отказался даже принимать ее для сдачи в металлолом.

- Что, и вы тоже? - Затравленно спросила блондинка посмотрев на наши печальные лица. - Это же какое то наваждение. Только еврейская семья делает ремонт, как срывается с места и несется в дальние края все распродав и подхватив жалкие, набитые матрешками чемоданы... Дама жалобно всхлипнула и потянулась за носовым платком.

Так переходили мы от одной группки к другой и дед мусолил в руках знаменитую общую тетрадь, заведенную мамочкой еще до моего рождения, во времена первой, неудачной попытки вырваться за рубеж. Напутствуя нас перед поездкой она несколько раз строгим учительским голосом повторяла:

- Запомните, зарубите себе на носу. Вы едете не кататься, а по жизненно важному делу. Всё фиксируйте, записывайте. Не вздумайте потерять тетрадочку - в ней наше спасение, весь накопленный поколениями эмигрантов опыт. Внимательно следите за Фимочкой, смотрите, что и как он делает. Он умней нас, хотя бы потому, что уезжает, а мы все еще чухаемся.

Персонально для тебя, папа. Не кури в тамбуре и, убедительно прошу, не рассказывай политических анекдотов, а также своих фронтовых историй незнакомым людям. Курение вредно для здоровья. Ты уже не Геракл. Если не веришь - посмотри в зеркало, а нам таскать чемоданы до самой Америки. Политика - еще опаснее. Будет чертовски обидно, если ты, дорогой, на старости лет отправишься в бесплатное турне по Ленинским местам, а нам опять перекроют дорогу за бугор. Да... деньги держи в надежном месте ... застегнутом на булавочку. Присматривай за ребенком... Последнее относилось ко мне...

Советская таможня, как и всё остальное в СССР было естественно самое самое... Самое качественное, передовое, прогрессивное. Самое непредсказуемое. Один месяц она не пропускала колбасы и булочки, другой - лекарства, третий книжек и словарей, почти наверняка не пропускали золото и серебро...

Но вдруг неожиданно оказывалось, что пропускают всё, но только половину. Наверняка ни одна таможня мира не обладала таким обширным, часто меняющимся сводом правил и уложений регламентирущих выскальзывание граждан за границу. Согласно полученной инструкции мы отправились утром на Ленинградский вокзал в здание Главного Таможенного Управления СССР. Наивные, мы мечтали ознакомиться с бюрократическим опусом и сделать выписки в заветную тетрадочку.

Дед втайне надеялся, что вежливый и корректный страж закона объяснит ему почему ветерану войны нельзя взять с собой старенькие мамины ложечки с семейными вензельками и папины столыпинские часы. Мне казалось, что втайне дед ещё не окончательно разуверился в доброте родной Советской власти и надеялся вырвать у чиновника герблёную бумажечку с положительным ответом. ... Наивный старый дедушка. Затравленная, злая, красноглазая тетка со сбившемся набок шиньеном на голове, сорванным голосом орала словно какаду одно и тоже слово Нельзя! и отсылала жаждущих истины к облепленному инструкциями коридорному щиту. Крепко взявшись за руки, чтобы не потеряться в людском водовороте, мы пробились к фанерному истукану и после часа головоломного чтения убедились, что кое-что действительно Можно.

Неожиданно толпа повалила в замурзанную комнатушку, где важный чиновник в парадном мундире давал объяснения и разъяснения своим уже почти бывшим согражданам, отвечал на вопросы особо любознательных. Вопросики задавались самые разные. Мрачный, черный интеллигент, скрестив на груди худые, нервные, жилистые руки, уставившись в пространство за ушами чиновника пылающим взглядом антрацитовых глаз, вопрошал:

- Желаю вывести на память о горячо любимой социалистической Родине Государственный Флаг СССР с гербом и цитатой вождя... Можно?

Все пристуствующие замерли и воцарилась всеобщая тишина. Гудели только мухи и вентиляторы, да матерились за окном родные россейские грузчики на товарном дворе.

- Зачем Вам, ... гражданин, там.... в Израиле наш Флаг? Да ещё с гербом? Впрочем, если вы так страдаете - можете остаться...

Но замученный язвой и боьбой с соцреализмом интеллигент не сдается и отвечает неоднократно выверенной и отрепетированной тирадой:

- Вывешивать в честь приезда высоких советских гостей рядом с флагом государства Израиль, уважаемый!

Чиновник нахмурил лоб, зажал в щепоть подбородок и устремил мефистофельский взгляд на вопрошающего.

- Этот вопрос выходит за пределы моей компетенции. Мне необходимо посоветоваться с руководством. - И ушел советоваться.

Оставшись одни граждане весело перемигнулись - Неплохая идейка! такой оригинальный сувенирчик хорошо пойдет на барахолках Вены и Рима.

Товарищ возвращается и сообщает гражданам, что память о горячо любимой родине придется вывозить в сердце, а флаг оставить там, где ему положено висеть. Герб СССР вывозить за границу нельзя. Все разочарованно вздыхают. Такой бизнес сорвался. Но язвенник не унимается:

- А спортсмены на майках вывозят!

- То спортсмены1 А вы...

- Значкист ГТО! Чемпион ЖЭК по поддавкам и настольному бильярду! Надо будет представлю заверенные документы. В трёх экземплярах, в лучшем виде...

- Спортсмены привозят свои майки обратно!

- Не всегда! По телевизору показывали - дарят соперникам!

- Мне опять придется побеспокоить начальство.

- Идите, идите. Я подожду.

Ожидание затягивается, и собравшиеся начинают роптать. Когда речь уже заходит о физическом наказании слишком умного собрата, дверь открывается и торжествующий чиновник вкатывается обратно за стол.

- Мы посовещались и решили, что выход есть. Вы везете за границу красную материю, бахрому и кисти - всё это разрешено к вывозу и может быть куплено, например, в салоне ритуальных услуг. Покупаете в кооперативном ларьке майку со стилизованным гербом и надписью Перестройка - она не только разрешена, но даже рекомендована к вывозу за пределы СССР. Можете надеть ее на себя. Ну а древко с наконечником, так и быть мы разрешим вывезти как спортивный снаряд - копье. Если конечно, представите справку о наличии спортивного разряда по его метанию. На земле предков Вы всё это сшиваете, собираете и получаете прекрасный и недорогой государственный флаг СССР. Прекрасный сувенир и память о Родине.

Народ попискивает и повизгивает от полученного удовольствия в кулачки. Время потрачено совсем незря.

- Следующий!

Следующий слезно молит о стареньких тарелках с цветочками.

- Это на усмотрение дежурного сотрудника.

- Ой, извините, а Вы не сотрудник?

- Сотрудник, но тому виднее... Моя задача - отвечать на вопросы, а не разбираться с тарелками. - Следующий!

- Извините, пожалуйста! Сегодня четырнадцатого, а пятнадцатого обещали изменение в списках разрешенного... Может Вы нас просветите?

Чиновник делает дикие глаза и изображая великое неведение объясняет, что до пятнадцатого никто ничего не знает и знать не может, ибо это великая тайна есть. Страшная! Государственная!

- Уважаемый! Я уезжаю в час сорок пять пятнадцатого!

- Значит Вам уже будет можно.

- Можно, что?

- Там Вам объяснят! Привезите с собой всё, а то что окажется нельзя оставьте провожающим!

- Большое спасибо!

В коридорчике шум, шепоток После пятнадцатого всё можно! Всё разрешат! Перестройка! Процесс пошел! Женщины потащили мужей в магазины скупать нечто разрешенное, мужики повздыхали и решили, что скорее всего под эту лавочку запретят даже то, что ещё можно четырнадцатого. Мы не стали встревать в дискуссию, вышли на свежий воздух и поехали обратно в аэропорт. ***

Ночью в эмигрантском крыле здания аэровокзала началась суматоха, шевеление, выстраивание забитых чемоданами и баулами тележек в змеящиеся очереди перед таможенными контролерами. Зал наполнился шуршанием шин, приглушенными голосами...

- К бабам, к бабам не становись, идиот! Вон, приличный молодой человек... кажется...

- Слушай, давай к этим девушкам, что-то мужики больно неприветливые...

В одной группке, как сообщили по большому секрету, находился нанятый за приличное вознаграждение эктросенс, гарантировавший девяносто процентов успеха при преодолении таможенного барьера. Прикрыв глаза обвисшими полями широкополой велюровой шляпы он сумрачно вглядывался в контролеров, долго шевелил длинными нервными пальцами... Наконец закрыл глаза и указал на крайнюю стойку. Опекаемые им беглецы покатили тачки к указанному, покрытому жестью прилавку, увенчаному досмотровой рентгеновской камерой. Но не тут то было, за пальцами экстрасенса внимательно наблюдали не они одни. Наперерез рванули сразу несколько тележечных групп, оттеснили везунчиков, заняли места перед ними. Разгорелся спор, тональность злых голосов повысилась до визга, и дело грозило перейти в рукопашную. На шум свары вышел из-за барьера старший смены.

- В чем дело, граждане? Не волнуйтесь, все сдадите багаж. Успеете. Времени ещё много - вся ночь впереди. Вот, кстати, открылся новый пост, прошу Вас. Взялся за обрезиненную рукоятку тачки и подтолкнул к абсолютно пустому, без всякого намека на очередь прилавку.

Экстрасенс вздохнул и пожал плечами, мол против судьбы не пойдешь. Семья уныло побрела за тележкой, не смея вмешаться и изменить роковой фатум. Весь парадокс заключился в том, что наибольшее число пререканий, недовольных и обиженных оказалось как раз среди клиентов вычисленной великим магом и прорицателем стойки, а вот оттесненное от неё семейство оказалось досмотрено быстро и без существенных потерь.

Рядом с нами расположилась семья, которой, по их заверениям, уже любой досмотр был нипочем, столько они бедные натренировались. Готовясь к прохождению таможни сын с невесткой, в порядке психологического тренинга, упросили отставника тестя напялить старенький мундирчик майора железнодорожных войск и изображать бдительного контролера, честно и добросовестно шмонать чемоданы и баулы в поисках недозволенного. Добросовестный старикан принципиально отнесся к порученному делу и так наловчился, что на пятой тренировке вычислил стопроцентно все припрятанные семьей запасы лекарств, колбасы, сигарет, лишнюю баночку черной икорки и дипломы молодежи о высшем образовании, также вроде бы запрещенные к вывозу в чужедальние страны. Старик крепко вошел в роль и на реальном досмотре всё порывался помогать таможенникам оберегать народное добро, те, к счастью семьи, поспешили досадливо отмахнуться от столь неожиданных услуг, а жаль, обнаружили бы мнооого интересного.

Уже в Риме мы вновь повстречали занятное семейство. Их старичок гордо сообщил нашему деду, что неожиданно для всех вывез в боковом кармане пиджачка пару тысяч четвертаками и червонцами. Он так достал таможенников предложениями своих услуг, что те даже формально не стали досматривать ни чемоданы чудаковатого старичка, ни его самого.

Невольную контрабанду обнаружили только в Венской гостинице, перед отходом ко сну. Оказалось, что это накопленные по-немногу, за много-много лет стариковские пенсионные накопления, снятые со сберкнижки и благополучно забытые в пылу тренировочных заплывов. Австрийские банки, к счастью, еще меняли советскую валюту по какому-то невероятному курсу, кажется рубль за шиллинг, раз в десять ниже чем советские официальные туристы в Дунава Банке. Ну да и то слава Богу.

К утру просмотренный багаж оказался сложенным за незримой чертой границы, а эммигранты вновь расселись по креслам, стульчикам и раскладушкам. Снова завязались разговоры, рассказы о великих прорывателях границы... Особенно запомнился один...

Из южного города собирался уезжать деловой кооператор, ушлый, тертый от природы и благотворного влияния окружающей соцдействительности. Начинал сей деятель со строительного техникума, мечтал о великих стройках, но проработав пару лет прорабом поумерил пыл и нашел более достойное применению молодому задору. В общем к рукам кое-что прилипало.

Перестройку сей герой встретил на ура, мгновенно соорентировавшись записался в её прорабы, открыл кооперативчик, но взглянув лишь однажды ненароком в серо-оловянные глаза сотрудников компетентных органов понял, что пришла пора срочно линять. Неудивительно! Стоит только представить огромный, нависший над тобой орган с проницательными оловяными глазами и в форменной фуражке ... Чертовщина конечно, хотя с другой стороны - официально узаконенный идиотизм, но видать беднягу до смерти напугало сие страшное видение.

Деньги у прораба водились и не малые. Но кому они там нужны, советские-то? Переводить в доллары и везти с собой зелененькие - очень опасно, хоть прямо заказывай у КГБ охрану. Но не мышам же оставлять нажитое! Решил страдалец прикупить камушки на вывоз. Вопрос - как их вытащить из страны? Если таможня застукает с подобным грузом, то романтическое путешествие в глубину сибирских руд или на лесоповал стопроцентно гарантировано.

За соотвествующее вознаграждение кооператор нанял ушлого, но прозябающего до поры до времени на инженерной зарплате физика-теоретика. Тот подошёл к решению поставленной задачи творчески, как Ландау с Лифшицем учили, прежде всего определил краевые условия - Родные пределы, параметры и константы - милиция довольно глупа, но натаскана и своего постарается не упустить. Ассимптотику клиента наверняка ведут, но до времени отпускают на вольной веревочке, давая возможность поднакопить жирка, заполучить камушки, а тогда уже повязать тепленького. Решение напрашивалось одно, самому сделать первый ход, навязать врагу собственную тактику и стратегию с матом в эндшпиле.

- Дурак! Нужен настоящий, проверенный, идеологически выдержанный дурак. Возопил теоретик хлопнув себя кулаком по лбу на манер ньютонового яблочка. - Нам нужен подходящий дурак, нетривиальный, принципиальный и вмеру мужественный. Желательно с партбилетом и уж совсем хорошо бы заиметь своего, из евреев.

Сказано - сделано. Кооператор план одобрил и выплатил аванс, остаток отдал единственному посвященному в суть дела человеку, братишке. Невыездному по неким личным соображениям. Тот обязался выплатить автору плана остаток гонорара только в случае полного успеха.

Всё прошло как по маслу. Дурак свое дело сделал наилучшим образом. В ОВИРЕ проблем не возникло, все документы подписывал сам старшой начальник, скромно затеняя блестящие от радостного охотничьего азарта глазенки ресницами. Все штампики поставил, подписал. До скорого, говорит, свидания уважаемый гражданин. Дальше как водится у евреев - билеты, багаж, валюта, аэропорт, досмотр...

В таможне его уже ждали, разве что плакатик кумачовый приветственный не вывесили. Все действующие официальные лица оказались в сборе и развернули действие по заранее намеченному сценарию. Благодаря дураку органы наперед четко знали, что, где, когда и в чем повезёт беглец.

Дураку, естественно совершенно случайно, позволили услышать страшную тайну, нечто такое, что всю ночь бедный промучался без сна в потной скомканной постели. Выходил, бедолага, в пижаме и тапочках на балкон, мусолил папироски, кряхтел, пыхтел, решал вечный россейский вопрос Стучать иль не стучать?. Думал, между прочим и о том, что со стороны эти его метания очень напоминают мучительные раздумия кинематографических героев и полны драматизма. Возможно в будущем поставят об этой ночке фильм. Для воспитания на патриотическом примере неразумной молодежи. Вроде Семнадцати мгновений. Отличный жизненный патриотический матерьяльчик, со вступительным словом чекисткого, усталого начальника.

На утро вместо работы дурачок побежал стучать. Там его, естественно, приветили, обласкали и похвалили. Назвали истинным патриотом и партийцем. Так растрогали, что аж слезы покатились чистыми ручейками по плохо выбритым от волнения щечкам. Докладывал дурашка прерывающимся голоском, сбиваясь:

- Всю ночь не спал... рассвета дождаться не мог. С утра - сразу к вам.

- Не надо так волноваться, дорогой ты наш, настоящий советский человек. Подоброму басил в ответ начальник. - Позвонил бы, и спатки, со спокойной совестью. Вот и на работу не пошел... Ну этот вопрос мы сейчас решим, не волнуйся. Ты где говоришь работаешь?

Начальство выслушало, подцепило рукой телефонную трубку, набрало номер.

- Тихонович? Это Васильев беспокоит... Да, родной, именно тот. Нет, нет, по пустякам не звоню... Хорошо, что сразу не узнал ... Богатым буду.. Заговорщицки помигнул дурачку.

- Тут такое дело... Сейчас у нас твой работник находится... Знаешь такого? Что? Работал? Увольнять собрался? Прохиндей ... лодырь ... пьяница... из партии гнать? Гора компромата... Почему звоню? - Игриво помахивая трубкой, начальство между делом ставило в известность о содержании разговора несчастного стукача. Барину смешно до слез, а тому всё становилось более и более неуютно, холодно, мокро, липко по телу ... под бельишком, ... в паху, ... под мышками... Вдруг дико захотелось вернуться во вчера, забыть всё ненароком услышанное, нырнуть в теплую постельку и рвануть с утречка на опостылевшую работу. Впрочем, разговор наконец принял совершенно иную, благоприятную тональность.

- Увольнять! - Заорал, от шеи к лысине заливаясь жарким багрянцем, чекист. Я тебе уволю! Не позволю обижать хорошего, настоящего советского человека и патриота. Не дам! Для того и стоят органы!

Трубка вновь отчаянно забубнила, заскулила, неразбочиво затявкала.

- Что? Что? Ах спутал, маленько! Фамилия распростараненная... О, передовик... Идейно выдержанный... Ударник... Повысить собрался... Это дело другое. Вот и выставь ему сегодня восьмерочку, да тихо, без шума. Твой человек сегодня у меня поработает... Понятно? Прекрасно... Физкультпривет жене.

- Вот как все хорошо уладилось. - Сообщил потирая сухонькие ладошки начальник мокрому словно мышь новобранцу тихушного фронта. - Вот тебе друг-ситный телефончик, запиши, а еще лучше - запомни. Бегать сюда больше не следует. Чуть, что не нашенское увидишь, услышишь, прочитаешь - немедленно звони. Ну, а мы всегда поддержим, поможем, для того и поставлены товарищем Феликсом Эдмундовичем Дзержинским. Так с тех пор и стоим на страже страны.

Радостный и счастливый засланный казачок убыл домой и заснул, дурашка, с полной подушкой радостных и наивных идеологически выдержанных мыслишек и снов. Как праведник...

Не успела за добровольным внештатным помощником закрыться дубовая дверь учереждения как началась оперативная разработка полученного материала. С другой стороны Теоретик вовремя подбросил информацию разным болтливым персонам, и основной донос получил весомое подтверждение из других источников. Наживка была умело заброшена и оказалась заглотана с радостью и чувством полного удовлетворения.

В день отьезда деловой кооператор широким жестом оставил вдруг все кроме одного, набитые импортными шмотками, чемоданы ошалевшим от удивления и радости родственникам и друзьям. Закинул на плечо кожанную дорожную сумку, взял в одну руку единственный чемодан, в другую атташе кейс и в нарушение всех эмигрантских традиций убыл вместе с сопровождающими в Москву на самолете. Сдавать багаж ему не было нужды, а посему и появился сей счастливчик на досмотре прямо перед рейсом, бодро насвистывая популярный советский шлягер Не кочегары мы не плотники...

Томожня оказалась стопроцентно готова к досмотру клиента. У стойки выстроилася бдительная троица - старший смены, женщина, прикомандированная из органов и молодой стажер, совершенно случайно прискакавшый в тот день из молодежной газеты для написания статьи о геройских буднях таможни.

- Контрабанда? Наркотики? Недозволенные вложения? Валюта.... Драгоценности не указанные в декларации? Что незаконного везем, молодой человек? - Отодвигая бедром в сторну ошарашенного старшего выпалила скороговоркой униформенная мадам, навалясь широкой грудью на коричневый кожаный чемодан.

- Ну, что вы, уважаемая! Ничего такого... Разве же я могу себе позволить! - И посмотрел подлец нагло, до ужаса лживыми зелеными глазками в лицо законспирированному товарищу чекистке.

- Откройте нам ваш чемоданчик, пожалуйста. - Ласково проворковала дама.

- О, пожалуйста, пожалуйста... - Досматриваемый начал шустро отщелкивать замочки атташе.

- Нет! Этот! - Хором поправили его все трое, указав перстами на чемодан.

Сработало!, мысленно завопил прорыватель границы, но внешне не подал виду.

- Конечно, конечно! Только вот найду ключик... где же он задевался?

- Ищите хорошо молодой человек, а то вскрывать прийдется, попортим импортное добро. - Напутствовал старшой.

Несчастный беглец опустил глаза долу, изображая полную расстерянность, неуверенно, словно слепой огладил кожаный бок, вздохнул, залез в портмоне, выудил маленький несерьезный ключик и вставил в никелированный замочек. Взглянул на провожающих, на таможенников заранее прося прощение за возможный конфуз. Среди провожающих пронесся шепоток, кто-то заранее соболезнуя охнул, кто-то любопытствуя из задних рядов вытянул шею, кто не сдержал радостного злорадства Ага! Попался голубчик! Ну так тебе и надо. Не будь умнее всех!

Кожаная пупырчатая крышка медленно откинулась бесстыдно обнажая содержимое для всеобщего обозрения. Таможенная братия сгрудилась вокруг вскрытого чемоданного нутра будто бригада хирургов над операционным столом с очередной безгласной жертвой. Старшой жестом профессионального фокусника извлекающего жирного кролика из совершенно пустого цилиндра выудил тощую стопку маек, трусишек, прочего мужского интима и брезгливо отложил в сторону. Бельишко явно не представляло для искателей сокровищ профессионального интереса. Верхний слой содержимого был вскрыт и оказалось, что всё остальное пространство внутри кожаного красавца плотно заполнено разномастной обувью. Туфлями, ботинками, сапожками, тапочками и кроссовками.

- Зачем Вам, гражданин, столько обуви? - Искренне удивился старшой.

- Понимаете, уважаемый, там, ну куда еду ... воссоединяться... хорошая обувь очень дорога, а я прораб-строитель, человек бедный, размер ноги у меня уникальный... Продал всё нажитое честным трудом советского человека и закупил на последние кровные денежки немного обувки на разные случаи жизни. Ведь можно? Вся обувка моя, без ярлычков, немного даже ношенная...

- Можно, можно. Почему же нельзя? Если на последние кровные, то очень даже можно. Размерчик у Вас, того, действительно редкий. Везите на здоровьеце... Только сначала мы её немножко проверим на наличие... или же обратно, отсутствие контрабандочки. Вы, надеюсь, не возражаете?

- Возражаю, не возражаю, но с вами же не поспоришь... Раз надо так надо. Проверяйте. Только пожалуйста, поаккуратнее. Мне эта обувь тяжело досталась. Ударным, можно сказать, аккордным трудом на стройках областного и районного значения.

Два таможенных пальца, словно белые голые ноги бесстыжей девки проскакали, прощупали содержимое и ткнули в изящные осенние итальянского происхождения сапожки. - Здесь! Наверняка здесь!

Сапоги безжалостно выдернули из общей массы вещей и водворили на свободное пространство холодной металлической поверхности. Старшой лично заботливо прощупал каждый шовчик добротно сработанной пары, пощелкал ногтем по вишневой только слегка поцарапанной подошве, вздохнул непроизвольно с сожалением, покачал головой. - Эх, хорошая обувка, превосходная можно сказать.

- Значит, Вы гражданин, утверждаете, что ничего противозаконного не провозите? Может передумаете, сознаетесь по-хорошему, честно и чистосердечно. Вам и на душе сразу полегче станет... и положение облегчит. - Запела привычно, словно уже на допросе тетка.

- Действительно, - Поддержал тощий, поджарый газетчик, уже набросавший мысленно макет статейки и торопившийся побыстрее воплотить мыслишки в чеканные строки забойного яркого репортажика. - Вы сознайтесь! Это будет так по-граждански, по-н-а-ш-е-н-с-к-и!

- Экий гавнюк! - Возопил в мыслях досматриваемый. - Ну ладно, профессионалы, им положено, а ты, дешевка, чего влазишь? - Но ответил, естественно немного другое.

- Было бы, что - сказал! Видит Бог, сказал! Но, чего нет - того нет! Я человек честный. ... Бедный. ... Пусть бедный, но - честный!

Знакомые лица за барьером окаменели в предвкушении жутко интересного представления, заранее непредвиденного, такого, что можно потом долго вспоминать и рассказывать в хорошей компании под дефицитнейшие коньячок и икорочку.

- Да знаем, всё знаем какие вы все наподбор бедные и честные! - Не удержалась, сорвалась бабенка, ханжески поджав аляповато помазанные тонкие губки.

- Гражданин! Эта пара обуви вызывает у наряда серъёзные подозрения. - Прервал прения старшой. - Её надлежит вскрыть и проверить на предмет контрабанды.

- Как вскрыть? Порезать? А носить потом Карла Марла будет? - Завопил дурным голосом гражданин.

- Полегче, полегче... Не надо о святом в таком тоне и контексте... Вы еще на нашей стороне границы. - Назидательно напомнил комсо-мальчик, нахмурив лобешник и тряхнув взвихренной прядкой непокорных волосенок.

Таможенник усмехнулся. Уж он то наверняка знал, что если и прийдётся эту обувку кому-то носить, то точно не шумящему и негодующему владельцу, коему долго ещё ничего подобного на белы ножки одевать не прийдётся. Но как истинный профессионал подавил улыбочку.

- Не стоит беспокоиться. Если ничего не найдем - зашьем обратно. Вы и шовчика не отышете. Сапожник у нас экстра класса. Такие чудеса выделывает, залюбуетесь. Времени до посадки достаточно, остальных пассажиров другие посты проверят. Приступай, Петрович!

Толстомясый, краснорожий Петрович появился на сцене словно материализовавшийся из воздуха дух, незаметно и вовремя, помял обувку короткими крепкими пальцами заросшими жесткой черной щетинкой, хмыкнул нечто под набрякший синими прожилками нос и сильным, точным ударом скальпеля вспорол жалобно хрустнувший сапожок. Запустил в распор палец, пошевелил удивленно, но ничего не выудил. Следом настал черед второго сапога... Снова ничего. Вроде как сорвалась так хорошо прикормленная, почти ручная золотая рыбка. Пару секунд люди у стойки изображали персонажей знаменитой историко-революционной картины Не ждали! Но быстренько очухались и вскоре бедному импортному чуду пробил последний час.

Петрович, не сдерживая здорового рабоче-крестьянского инкстинкта распарывал все бесповоротно вдоль и поперек.

- Ничего! - Провозгласила женщина, подводя итоги работы и широким жестом сдвинув остатки сапог на край стойки, выложила на прокрустово ложе роскошные адидасовские кросовки.

За час ударной работы бравый мужик превратил в бефстроганов всё содержимое чемодана. После всего ещё минут пятнадцать потратили на перещупывание и перетряхивание остатков и вспарывания чемоданних боков. Время шло, а они всё не верили, не желали верить глазам своим. Ведь всё казалось так хорошо оговорено заранее - где искать - как найти. Уже и камеры телевизионщиков ждали сигнала в соседней душной комнатенке. Как же так? Оперативная наводка оборачивалась стопроцентной туфтой.

Будущий эмигрант сидел на приступке досмотровой стойки обхватив голову руками и тихонько поскуливал. Со стороны сии звуки могли сойти за сдерживаемые безудержные рыдания, уж очень похоже выходило. На самом деле его так и подмывало заржать словно дикий мустанг во всё горло и пуститься отплясывать безумный канкан прямо на рабочем месте трудолюбивой бригады.

Столь интересное действо не осталось незамеченным. Прошедшие весьма поверхностный по такому случаю досмотр остальные пассажиры венского рейса наблюдая работу Петровича вполголоса упоминали какие-то нелепые словосочетания вроде Права человека... Хельсинское соглашение... Перестройка..., ну и прочую интеллегентно-демократическую ерунду. Таможенники наплевать хотели, естественно, на эту кухонную бредятину, но в общем контексте да с учетом подпирающего времени отправления международного рейса выслушивать подобное было малоприятно.

Старшой задумчиво пошкрябал пальцем подбородок и неожиданно его взгляд сфокусировался на ногах досматриваемого обутых в не по сезону тяжелые, добротные туфли на толстой подошве прошитой белым суровым кантиком.

- Здесь! Наверняка здесь! Перепрятал, зараза! Обдурить захотел! Ану, сымай!

- Нет! Мамой клянусь! Ничего у меня здесь нет и никогда не было! - Завопил отчаянно гражданин поджимая под себя ноги. Но увидев сходящиеся с трех сторон парные наряды милиции безропотно позволил Петровичу стащить с ног последнюю пару обуви и оказался стоящим на полу в полосатых веселеньких носочках.

- Ну даёт таможня! - Вырвалось у молодого лейтенанта-погранца. Он вытер платком изнутри донышко фуражки с зеленым околышем и отвернулся. Немудреное словосочетание, сорвавшееся у своего подстегнуло инквизиторов. Отступать им было некуда и некогда. Это последний шанс. Дабы усилить эмоциональный фон, босой эмигрант неожиданно изобразил отчаянную попытку вырвать своё добро из лап палача Петровича. Рванулся к стойке, но был на полпути перехвачен милицией, профессионально схвачен за плечи и руки, развернут на стовосемьдесят градусов и по-базарному отпихнут назад. В приоткрывшуюся щель двери высунолось любопытное рыльце телекамеры, из-за барьера свесились головы провожающих. Страсти накалялись.

- Жаловаться будем! ... Управу найдем! ... В ЦК напишем! ... В Литературку! ... Лесото! ... Горбачеву! - Неслось с отечественной стороны барьера.

Вдруг раздался скрежет скальпеля, звон лопающегося металла и вопль порезавшегося Петровича.

- Кажись есть! - Заорал вурдалак махая в воздухе красным пальцем.

- Есть! Есть! - Радостно поддержала воспрянувшая духом таможня.

- Нашли, ... нашли... - Запричитали, закурлыкали провожающие.

- Всё же, есть! - Цыкнул на пол сквозь зубы лейтенант-болельщик и надел фуражку.

- Что? Что там? - Норовил пролезть под мышку Петровича юнный представитель свободной прессы.

.... Болт .... Стальной ... и ни хрена больше там нет ... - Сумрачно констатировал старшой. Петрович обиженно постанывал и усиленно отсасывая кровь из пораненного в последнем раунде пальца.

- Может он золотой? - Безнадежно вопросил представитель свободной прессы..

- Пилите Шура, пилите! - тут же отозвалась из-за барьера благодарная публика.

Под шумок кагебешница, газетчик и Петрович шустро покинули сцену, юркнув в комнату к невостребованным телевизионщикам. Кошмар! Такой сюжет сорвался. На сцене после бегства прикомандированной, случайной публики остались только таможенник, полупустой чемодан, гора ошметков и босоногий потерпевший. До окончания регистрации билетов и отправления рейса оставались считанные минуты.

- Верни обувь, зараза! - Грузно пошел на стойку клиент.

- Счас, счас, сейминут... - Затрепыхал, заоглядывлся в поисках сапожника старшой. Попытался было сложить из остатков нечто похожее на лапоть, но взглянул, усомнился и бросил безнадежное дело ... - Сейчас, минуточку, подберем подходящее из запасника...

В таможенном запаснике не оказалось ничего близкого к нужному размеру...

- Мне, что, с вашей легкой руки в носках в Вену лететь? Там уж наверняка, журналисты встретят. - Ревел пострадавший.

- Не волнуйтесь! Все восстановим, компенсируем, вышлем... - Лепетал старшой. Нахрен ему нужна такая концовка, да тут ещё в дополнение к кагэбэшному фиаско назревал международный скандал, а там глядишь и поиски крайнего... Нет в носках выпускать за границу человека явно невозможно. Время подпирало...

- Может у провожающих, родственников что-то найдется! - В отчаянии обратился к публике таможенник, прочно насадившись по самые жабры на добротно сработанный мозгами Теоретика крючок.

Провожающие уставились задумчиво на свои туфли. Подходящая обувь нашлась только у одного человека, естественно родного брата отъезжающего. Тот покряхтел, поохал, но согласился во избежание международного инциндента уступить свои пусть не новые, но вполне приличные туфли босоногому брату.

Человек обулся, притопнул ногой, покачал сокрушенно головой. Оставил полупустой, порепанный чемодан на стойке, подхватил кейс и прошел на регистрацию. Пограничник не глядя проштампелевал визу. Самолет взревел моторами и ушел в небо. ***

Камешки свои эмигрант вывез... А счастье? ... Удачу? Рассказчик не знал окончания истории. Все ещё немного повозились в сумеречном свете ночного зала ожидания и заснули приткнувшись в жестких креслах.

Тогда, в ночном Шереметьево все были на стороне удальца, прорвавшего осточертевший барьер границы. Теперь, достаточно понаблюдав подобную публику живьем, в условиях новой жизни, я уже не столь категоричен в своих симпатиях и антипатиях, сейчас уже не так органически противны, по определению, старательные советские таможенники. Что с них взять? Чиновники просто как могли добросовестно делали порученное дело. Правда, зачастую не в тех чемоданах и не у тех пассажиров рылись. Самое крупное ворье гордо шествовало мимо обитых жестью стоек через депутатские залы. Мы тоже махлювали и химичили, но так, по-мелочам, спасая свои жалкие, честно заработанные крохи. Глава 34. Ми пьяче Италия!

Вернулись мы с дедом из тренировочного вояжа полные впечатлений и обобщенного коллективного эммигрантского опыта. Всё завертелось, закрутилось. Время понеслось вскачь, и вот на руках семейства взамен отданных безвозвратно паспортов оказались долгожданные зелененькие визы.

По хорошей семейной традиции об отправке богажа вспомнили в самый последний момент. Может и вообще бы забыли, но дед попытался пристроить в ручную кладь пару электродрелей, почти новый пылесос Уралец и автотрансформатор дабы всё это добро крутилось от половинного по сравнению с советским американского сетевого напряжения, ну и конечно же, свою обожаемую коллекцию логарифмических линеек. Кроме того в чемодан засовывались сверла, нажовочные полотна и другой дефицитный за океаном инструмент. Отказаться от этого добра сердце не позволяло. Вот ещё, отправляться в вояж на необитаемую землю голым и босым. ... Чемодан не выдержал и лопнул. Разразился скандальчик.

- Ты знаешь сколько там стоит обычный напильник? А пылесос? ... В долларах!... Сколько лет нам всем дружно прийдется горбиться на малейшую покупку? Не знаете! А я знаю, мне сведущие люди говорили, да и в газетах читал... Горька чужбина!

В промежутках между сборами в дорогу дед ходил прощаться с березками, пешком вымахивая многие километры по городским улицам, возвращался к вечеру вымотанный, но умиротворенный. В один летний день, он вернулся домой неожиданно быстро, запыхавшийся, довольный. В блужданиях по городу дедушка набрел случайно на знакомца, поведавшего под страшным секретом, что в недалеких Сумах открыли таможню. Очередей нет, никто из отъезжающих о сем событии пока не знает, сплошная благодать. Ящиков - навалом, выбирай - не хочу.

Обзвонив старинных приятелей, дед раздобыл на следующее утро в мелком автохозяйстве автобус за вполне доступную цену. Всю ночь мы с привиредливостью Робинзона Крузо отбирали необходимые для новой жизни вещи и расстаскивали по кучкам. В самой большой оказалось несколько десятков логарифмических линеек разнообразнейших размеров и модификаций, собранных дедом за время долгой преподавательской работы, старенькая пишущая машинка с западающими буковками, пара автотрансформаторов, пылесос, небольшие тисочки, дрели, молотки, натфиля, напильники, ножовочные полотна, сверла... Венчал всё магнитофон Десна с набором кассет с песнями времен Великой Отечественной для деда, моих записей Высоцкого, Дольского и других бардов, маминой обожаемой душки-Пугачевой и лысого Розенбаума.

К счастью для всех, дед согласился с доводами, что в Америке всё еще дюймовая система и наши болты с гайками окажутся лишними. С тяжким вздохом сожаления коробки с отобранным, хорошо промасленным от ржавения крепежом были торжественно отправлены на вечное хранение в стенной шкаф. В собранной женщинами кучке высилась стопочка простыней, наволочек, бельишка.

Утром, до того как любознательные подъездные бабки заняли наблюдательные посты на скамеечках вокруг дома, мы вытащили отобранное барахлишко к дороге и стали ждать автобуса. Старая, наверняка не один раз списанная машина появилась на удивление точно. Веселый парень помог нам втащить добро в салон и, дернув за рычаг, захлопнул дверку. В автобусе всё оказалось нормально, недавно перебранный газовский движок тянул в полную силу, кресла перетянуты новым дермантином, новая резина на колесах. Беда заключалась в полном отстуствии рессор. На городской дороге это еще не ощущалось, но выехав на скромное, раздолбанное грузовиками, латанное перелатанное шоссе областного значения мы обреченно переглянулись. Корпус авто-ветерана немилосердно подбрасывало отбивая зады пасажиров на каждом маленьком бугорке и выбоинке. Говорить, не рискуя потерять зубы, оказалось просто невозможно. Мы включили магнитофон и всю дорогу слушали, вцепившись в сидения, отобранные в загранвояж песни.

В Суммах таможня действительно существовала, но нас там совсем не ждали. Посетители, стопроцентно офицеры убывающие в Южную Группу войск, были настолько редким, заранее предворяемым телефонным звонком из воинских частей явлением, что к моменту нашего прибытия единственный таможенный инспектор еще не появлялся на службе. В переделанном из багажного пакгауза здании находился только начальникиз проштрафившихся партийных работников. Принять наши вещи он однако не мог, по той причине, что просто не представлял как это всё в натуре происходит. Кроме того он сомневался имеет ли вообще Сумская таможня право на отправку вещей эмигрантов.

Дед вытащил старенькую записную книжку, полистал разлетающиеся странички.

- Извините, а кем работает товарищ ....? - Назвал ничего не говорящую мне фамилию.

- О, Иван Иванович! - Сразу оживился начальник. - Вы его знаете?

- Вместе учились в Сумском артучилище, воевали... Он сможет решить вопрос, как вы считаете?

- Он всё сможет.

- Вы уж, пожалуйста, загляните в справочник, найдите номер служебного телефона, а еще лучше просто соедините меня с ним.

- Нет, уважаемый гражданин, этого сделать не могу. Вдруг, ... Сам ..., будет недоволен. Вы уж лично с ним разбирайтесь, а я буду ждать звонка. Позволит начальство принять Ваши вещички, оформим всё по высшему разряду, с милой душей. Не позвонит - не взыщите, но на себя брать отвественность не могу. Дед с блокнотиком отправился к телефону, начал яростно крутить диск наборника, созваниваться с некими Петюней, Васенькой и Николаем, судя по разговорам последними могиканами призыва сорок первого года.

Таможенный начальник только покрякивал да поглядывал на часы, но переговорам не мешал. Возможно ему самому показалось занятным пронаблюдать столь редкую процедуру, да и скучно ведь сидеть целыми днями одному в душном пакгаузе.

Дед неожиданно дозвонился, коротко и четко, словно ставил боевую задачу, объяснил суть дела и получил добро, при условии, что немедленно сержант прибудет к ресторану и выпьет со старым однокашником по рюмочке, пока рабочие займуться укладкой вещичек в ящики. Трубку передали таможеннику, тот выслушал короткое приказание и бросился названивать нерадивому подчиненному, заставив его бросить домашние дела и появиться на службе. Деда на автобусе отправили к ресторану, а рабочих послали выбирать из огромной кучи, наваленных возле железнодорожных путей тарных ящиков, те которые почище и пригодны для упаковки багажа.

Через полтора часика все компаненты таможенного досмотра оказались в сборе. Разрешение получено, дед, немного подшафе, но весьма довольный встречей с бывшим батарейцем доставлен обратно, прибыл инспектор, надевший по такому случаю выглаженную парадную форму и белую рубашку, складские работники притащили три здоровенных ящика. В пакгаузе собрались привлеченные необычным зрелищем работяги, в застекленной конторке уселась багажная кассирша, за столом восседали начальник и инспектор. Ещё бы, ведь Добро на досмотр дал Сам Иван Иванович.

Радостный от возможности услужить начальник вообще решил ничего не досматривать, но с дедом такие шутки не проходили и стол оказался завален далеко не новыми напильниками, трансформаторами и дрелями. Таможенники недоуменно переглянулись. Начальник пожал плечами и прошептал что-то на ухо подчиненному. Тот кашлянул в кулак и произнес. - Пропустить мы это всё конечно пропустим, ничего недозволенного здесь нет. Но позвольте задать Вам один вопрос? На кой черт вы весь этот хлам тащите в Америку? Мне пришлось до Сумм поработать в Бресте, Чопе, но такого нигде не встречал. По-моему зря только деньги тратите. Но дело, в конечном счете Ваше.

Дед пустился в пространные объяснения, но таможенник не проявив интереса к дискуссии, собрал декларации, извинился и ушел а кабинет начальника. Рабочие поплевав на ладони взялись за молотки и принялись шустро заколачивать крышки, а затем обшивать ящики металлической лентой. Осталось последнее, на наш взгляд чисто формальное дело, выписать багажные документы до Вены. Сжимая в руках декларации мы прошли в каморку багажного кассира. Женщина лет так сорокапяти пятидесяти водрузила на нос очки и принялась изучать толстенные железнодорожные справочники. Спокойные, вальяжные в начале поиска движения постепенно стали суматошными, дерганными, неуверенными. Раз за разом кассирша изучала свои бумаги, невнятно шептала под нос, сверялась с написанной в декларациях на двух языках станцией назначения и страной. Вена... Австрия...

- Нет у меня Вены! и Австрии вашей тоже нэма! - Наконец решительно захлопнув книгу объявила касссирша. - Ну совсем нэма! Нэ можу ваш багаж принять и отправить! Всё в моих справочниках кончается Венгрией. Будапешт есть, а Вены нэма!

- Но, милая, Вы же наверняка знаете, что есть такая страна Австрия со столицей в Вене. - Попытался надавить логикой дед.

- Страна такая есть, кто же спорит, а вот железнодорожной станции, согласно моему справочнику - нет! И тарифов, и реквизитов тамошних нет. А раз нет, то и отправить ничего не могу. Я такую ответственность на себя взять не посмею. Вдруг ваши вещи начнут по стране туда-сюда мотаться? Тогда и концов их не найдете.

- Да бог с ними, с концами. Вы не волнуйтесь, просто так и напишите, мол страна - Австрия, город - Вена. Досмотр ящички прошли, таможней опечатаны. Куда они денутся? Конечно дойдут.

- Не могу! - Стояла на своем зловредная тетка. Ее пытались урезонить поочередно начальник таможни, инспектор, даже кстати позвонивший по телефону фронтовой товарищ деда, но всё было напрасно. Честная женщина была непоколебимо словно скала. Таможенники пожали плечами и развели руками, Мол мы свое дело сделали, а это уже не наше ведомство. Пришлось нам втягивать ящики в автобус и несолоно хлебавши везти обратно в Харьков, затирая по дороге шикарно изображенные фламастером адреса места назначения.

Пенсионерки сидевшие на своем излюбленном месте возле подъезда мгновенно учуяли нечто необычное в нашем поведении и подозрительно провожали косыми взглядами каждый переносимый ящик с испятнанными разноцветными подтеками боками.

- И што ш это вы привешли? - Наконец не выдержала и прошамкала самая древняя соседка.

- Да, это так, железяки разные, ... с дачи. - Бодренько попытался отбрехаться дед.

- Какой же такой дачи? Еще вчера и дачи у вас никакой не было? - Вступила соседка помоложе.

- Так не нашей дачи, друзей одних. Им без надобности, вот они нам и отдали...

- Как же, как же... отдали да еще и ящики запаковали, полосочками железными обшили... Да тут одни ящики каких денег стоят.

- А я говорю - железяки разные! - Возопил вконец расстроенный и рассерженный дед, отпустив неожиданно край ящика. Я в одиночку не удержал свой край и деревянная махина рухнула перед перепуганными насмерть старушками. Как ни крепко казалась сбита дощатая конструкция, но железяки действительно запиханные в её нутро проломили бок и с развеселым лязгом раскатились перед женщинами по асфальту.

- Бабоньки, действительно железяки. Ну, извини, Соломоныч, извини. Мы тут промеж собой решили, что посылки какие из-за границы получил, .... импортные. Вон, глядь, по иностранному вроде писано ... А ты и впрямь железяки домой тащишь. ... Хлам всякий... Ох, и достанется тебе когда-нибудь от жены да дочки... ***

Потом, позже, уже в Австрии, Италии, Америке мы не раз благодарили непреклонную тетеньку-кассиршу, избавившую семью от совершенно лишней, добавочной головной боли. Нам не пришлось выкупать за последние доллары абсолютно ненужные ящики, тащить по узкой лестнице на третий этаж в аппартмент. Всё только для того, чтобы распаковав железки никогда больше к ним не прикоснуться. А вполне работоспособный пылесос заодно с цветным телевизором мы прогуливаясь с эрделькой нашли выставленным кем-то за ненадобностью на улицу, буквально через неделю после вселения в аппартмент и притащили к себе, и пользовались преспокойно несколько первых самых трудных лет. Но в Харькове мы об этом, естественно, ещё не знали и болезненно переживали неудачу.

Вопрос с железяками так или иначе уладился, но на повестку дня встал новый, ещё более актуальный. Оказалось, что везти в самолете собаку можно только в клетке. Наш гордый эрдель никогда в жизни не сидел ни под замком, ни в конуре. Он вообще только один раз в жизни на пару часов остался один, без своих собачих родственников. Опыт правда закончился весьма печально, стараясь во что бы то ни было воссоединиться, здоровенный кобель содрал всю обивку с запертых дверей и орал во всё горло так, что мы услыхали родной нежный басок ещё подъезжая на трамвае к дому. Правда, семейный совет решил не наказывать пса, сочтя мотивы его поведения вполне обоснованными. Теперь выбора не было, и предстояло сооружать клетку.

Дальний родственник, собирающийся в дорогу вслед за нами по тому же маршруту, к счастью работал инженером-строителем на предприятии коммунальных услуг, проще говоря на кладбище. Материал у него кое-какой имелся. Фанера, досочки. Вот он и вызвался соорудить временное прибежище для пса. Мы долго обмеряли будущего постояльца рулеткой, до хрипоты спорили о размерах переносного дворца. В результате готовое изделие три здоровенных кладбищенских грузчика с огромным трудом еле втащили в квартиру и установили посередине самой большой комнаты. Поочередно во внутрь забиралась мама, потом бабушка, потом я. В клетке было хорошо, просторно. Залазить отказались только дедушка и эрдель, один сослался на радикулит, а другой только подозрительно обнюхал сооружение, зло зарычал и, гордо подняв короткий хвост, отошел в сторону.

На следующий день мы пригласили на смотрины готовой клетки одного бывалого человека, не раз провожавшего эмигрантов в дальний путь и познавшего все тонкости и премудрости багажного дела. Он немедленно поднял нас на смех, объявив, что такая громадина ни в один самолет не влезет, что клетка, во-первых, должна быть раза в четыре меньше, а, во-вторых, решеточки нужны не деревянные, а сделаные из дюраля лыжных палок. Тут нам инструменты послужили в последний раз. Всю ночь мы дружно резали, сверлили, пилили и клеили деревяшки. За день до торжественного убытия клетка оказалась одобрена и собака, прикормливаемая колбаской, впервые согласилась залазить внутрь.

Мы покидали родные края всё в том же безрессорном стареньком автобусике. Соседки плакали, желали счастливого пути, обнимались с дедом и бабушкой. Те тоже плакали, желали счастливо оставаться и благополучно пережить Перестройку. Прощание рисковало надолго задержать наш отъезд, но тут прибежала длинная, голенастая, страшно худая дворничиха Дуська и проорала надсадно, что в магазине по талонам дают стиральный порошок и сахар. Все мгновенно забыли нас и разбежались отовариваться. Бабуля по инерции было дернулась бежать вместе со своими товарками, но вовремя вспомнила об раздаренных талонах и лишь уселась поплотнее в кресле. Семейство пересчитало места, успокоилось и автобус покатил на вокзал. ***

Всё последующее слилось для меня в сплошной комок отрывочных, суматошных воспоминаний. Рекетиры прицепившиеся к нам на Курском вокзале....

Зал ожидания в Шереметьево-2 заполненный казахстанскими немцами улетающими в Германию и украинскими евреями летящими в Австрию...

Очень красивая девченка, отбывающая с мамой в Австралию и потому страшно гордая...

Ночь перед таможенным досмотром...

Неугомонная мамочка в который раз перебирающая наши неподьемные чемоданы и раздающая лишнее друзьям и родственникам.

Ночной досмотр, когда ошалелый чиновник обнаружил в собачьей клетке нелегально от мамы провозимые дедом пять наиболее любимых логарифмических линеек и дрель. Он очень удивился, тщательно осмотрел, проверил и разрешил пропустить это добро через границу, правда тут уже воспротивилась мама и заставила бедного дедушку вручить сии бесценные сокровища провожающей нас племяннице.

Вообще, своим подбором вывозимых вещей мы так удивили таможенную бригаду, что из всего груза они изъяли только фотографию молодого деда в военной форме. Так, больше для порядка...

А обнаружив в чемодане деда сунутую кем-то впопыхах брошурку на украинском языке Шо треба знаты про венерични хворобы они перестали принимать нас всерьез и пропустили, ограничившись лишь чисто формальным поверхностным пощупыванием содержимого чемоданов. ну что взять с сумасшедших? Пусть уж едут, может хоть там вылечатся...

Опомнился я только в самолете, под тихие причитания мамочки Почему не взлетаем? ... Почему не взлетаем? .... Ох, наверное опять не дадут уехать! Наверняка нас будут снимать с рейса! Правда никого из эмигрантов не сняли, наоборот, добавили совершенно ошалелое семейство горских евреев у которых уже в здании аэровокзала, после прохождения досмотра и пограничного контроля какие-то жулики умудрились свистнуть все документы, включая визы. Выпустить их выпустили, но пригрозили, что ежели австрийцы их откажуться принять, то и обратно в СССР никто их уже не впустит...

Наконец летчики запустили двигатели, их рев и свист почти заглушил негодующие вопли и лай, заключенного вместе с клеткой в багажное отделение, эрделя. Самолет тронулся, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее... Мама счастливо вздохнула и откинулась на спинку сидения. В полете нас обслуживали на удивление вежливые стюардессы, предлагали сигареты, вино и каньяк. Дедуля разошелся и потребовал шампанского. Нашлось и шампанское. Мама пригубила вино, мне досталась шипучая Фанта. Оказалось, что с перепуга мы купили билеты первого класса, выложив за них все полученные от продажи вещей деньги. Вот почему такой сервис. Денег уже было не жаль, а лететь наоборот очень приятно.

Венский аэропорт встретил и навек поразил прежде всего сказочной чистотой туалетов, приятным запахом деодорантов и безлимитным наличием туалетной бумаги. По секрету от всех мамочка, не очень веря в заграницу, везла с собой среди прочего в чемодане упаковки дефицитнейшей, купленной с переплатой советской синевато-серой туалетной бумаги. Бедняга оказалась повержена и сражена насмерть, но бумагу не выкинула, и мы старатеьно пользовали её в Австрии и Италии. К счастью для нас с дедом там она и закончилась, не пришлось тащить эту драгоценную реликвию в Соединенные Штаты.

Ошалелые эмигранты выскочив из туалета, стайкой кидались из стороны в сторону в поисках чемоданов и баулов. Но самым первым, раньше багажа, гуманные австрийские аэродромные служащие вызволили из заключения и торжественно вручили нам эрделя. Тот не терял времени даром, за время пути успел перегрызть пару деревянных реечек в клетке и пока его катили по полю аэродрома орал охрипшим басом, просунув в дыру мокрую от пота и слез морду с красными заплаканными глазами и взлохмаченной, забитой древесными щепками бороденкой.

Чистая, упорядоченная Австрия...

Магазины для бедных Хофферказавшиеся нам уголками сбывшейся коммунистической мечты о всеобщем процветании ...

Уютные пригородние поезда, в которых мы вместе с эрделем ездили на интервью в Вену после того как вежливые полицейские предупредили нас, что сабака оставаясь одна нервничает и гавкает не переставая до нашего прихода. Такое сабаколюбивые австрийцы могли вынести только один раз. Пришлось возить собачьего члена семьи с собой, оплачивая место в электричке и метро..

О это неправдоподобно чистое и функциональное метро с блестящими никелем бесшумными поездами!...

Подземные составы привозили нас на бесконечные интервью в ХИАСЕ, возле которого старички ветераны с орденскими планками на стареньких пиджачках, недоуменно крутили седыми головами на морщинистых шеях разглядывая забитые шикарными машинами улицы. - Такое богатство и всего в одном танковом переходе! ... Эх, старая школа, старая гвардия...

После месяца неопределенности мы наконец втиснулись в самое последнее купэ последнего из трёх задних, забитых эмигрантами вагонов поезда на Рим... На перронне, провожая эшелон, стояли в полной боевой эпикировке австрийские автоматчики с черными винтовками, готовые отразить нападение толи агентов КГБ, толи палестинских террористов...

Неожиданно ведавший посадкой чиновник начал выкрикивать нашу фамилию и маме вручили запечатанные пакеты с документами всех эмигрантов, а заодно поручили раздавать разноцветные полоски изоленты, согласно напечатанным на листах бумаги спискам. О господи! Её просто замучили вопросами Почему Вам на багаж наклеили красненькие ленточки, а нам беленькие? Ну что она могла ответить?

Поздно ночью, переполошив заступившего на охрану нашего покоя эрделя, в вагон ввалились веселые, смуглые итальянские пограничники в мешковатом обмундировании и немедленно устроили прямо в тамбуре мелочную торговлю, скупая у эмигрантов фотоаппараты, часы, носовые платочки, матрешек...

Потом поезд остановился на какой-то малюсенькой станции перед Римом. По вагонам понеслись вопли непонятно откуда объявившихся общественников - Поезд стоит три минуты! Только три минуты! Кто не успеет сгрузить вещи может о них забыть! Мы никого не ждем!.

Все кинулись суматошно выкидывать чемоданы и сумки прямо через окна под ноги итальянских железнодорожников, до глубины души пораженных столь раскованным поведением пассажиров. Самое удивительное, что все действительно уложились за отведенные три минуты, правда ценой нескольких расколотых чемоданов и распоротых узлов с подушками и одеялами. На низенькой платформе вдоль вагонов вырос маленький цыганский табор, но поезд еще долго стоял рядом, будто не в силах оторваться от своеобразных и живописных временных попутчиков, словно немой укор доверчивым душам в очередной раз поддавшимся на крики и вопли живчиков-агитаторов.

Через некоторое время подали автобусы, но меня с эрделем усатый водитель не пускал во внутрь, лопоча, что-то по-итальянски и отчаянно жестикулируя. Наконец до меня дошел смысл подмигивания и подергивания остальных пассажиров уже благополучно забравшихся в автобус. Сгорая от стыда я догадался сунуть в потную лапу коробочку с командирскими часами. О, тут он расплылся в улыбке и бесцеремонно согнав с переднего сидения какого-то мужика, усадил на него нас с эрделем.

***

О, Италия! Ми пьяче Италия! Я полюбил тебя, солнечная, безалаберная, открытая, искренняя, добрая и сентиментальная, жуликоватая и великодушная страна. Земля радостно принявшая эмигрантов и немного поднагревшая на них руки. Порог для одних, ступень для других, трамплин для третьих на тернистом пути в заокеанную, благославенную, чуть-чуть страшноватую Америку. Для четвертых конец, точка, вечный покой на половине дороги.

Италия... великая прошлым, безоглядки живущая сегодняшним днем, катящая мимо в невообразимых драндулетах, фиатах, мерседесах, Испано-Суизах, на трещащих мотороллерах, управляемых очаровательными, стройными словно куколки молоденькими фуриями в раздуваемых ветром миниюбочках.

Мы заявились в Италию не туристами - эмигрантами с совершенно расплывчатым, неопределенным статусом. Формально нас не существовало на цветущей италийской земле. Но мы-то были там... Толклись на площадях и улочках Ладисполя и Нетуно, торговали на Американо, выгадывали гроши покупая овечьи языки и печенку на Круглом рынке. Стояли в очередях за пособием в Банко Национале ди Ливорно.

О пособие! Для нас оказавшихся в чужой стране с жалкими обменными долларами в кармане и незавидной перспективой застрять на полпути в Америку на несколько месяцев если не на всегда, пособие означало очень многое, если не всё. Еду, крышу над головой, жизнь. Этих денег ожидали словно манны небесной, потом раскладывали на кучки, рассчитывали предстоящие расходы чуть ли не на на калькуляторах. Большинство семей их проедали, некоторые, в основном молодые холостяки - пропивали или проигрывали в карты, были и такие. Разные люди обитали в Италии. Но прежде всего пособие требовалось получить...

Наши люди ездили за пособием в Рим. Сначала на электричке Норд от захудалого, расположенного на отшибе, в самом конце ветки, отеля Фламинго, затем на автобусе, судорожно сравнивая названия остановок с записями на клочке бумаги. Совместно ехали представители нескольких семейств, кучей, держа ухо востро, мертвой хваткой прижимая серветку двумя руками к пузу, запуганные насмерть слухами об албанских бандитах вырывающих деньги из рук раззяв. Самые радикальные, правда, везли обратно деньги не в кошельках и сумках, а в носках, разделив пачку лир приблизительно поровну. Совершали эту операцию, естественно, не на улице, а прямо в банке перед вылупленными от удивления глазами изумленного донельзя кассира.

Не успели мы приехать из Вены в Рим, как местные старожилы посвятили нас в особенности местной жизни, пропитали мозги новостями о мафии, ворах, а главное террористах кишмя кишевших среди древних стен итальянской столицы. Особенно боялись последних, слухи о которых словно назойливые мухи витали в настоенном на бензиновой вони и аромате плавящегося от солнца асфальта воздухе вечного города.

Первый раз мы выехали в банк абсолютно не зная итальянского. Все попытки объясняться с аборигенами на английском позорно провалились. Оказалось, что юнные итальянцы относятся к изучению иностранных языков примерно также как и мы сами, если не хуже, справедливо считая, что в Италии вполне достаточно уметь разговаривать на итальянском.

В таких экстремальных условиях достичь банка, расположенного на противоположном конце Рима могли только воистину героические, решительные люди. Мы оказались настойчивы и настырны. Без языка, карты, денег на покупку автобусных билетов доперли таки до банка. Хоть и выехали с огромным запасом времени, но прибыли далеко не первыми. Человек двести успело пробраться сюда со всех концов Аппенинского полуострова раньше нас и подпирало теперь серые банковские стены наподобие одетых в штаны Атлантов. Но разве нас удивишь очередью? Очередь для нас это пара пустяков, словно вода для рыбы. Главное успеть заскочить, занять место перед носом бегущего сзади и нацарапать шариковой ручкой на ладони порядковый номер, сообщенный некоей выборной личностью.

В очереди люди курили, сплетничали, делились информацией, общались, продвигаясь шаг за шагом к заветной цели. В банковскую дверь запускали строго пятерками, и очередь ползла вдоль прокаленной солнцем стены соответствующими размеренными рывочками, извиваясь пестрой живой лентой от пальмочки до мусорных контейнеров.

Всё было пристойно и спокойно до тех пор пока одна дамочка, лет так от двадцати до сорока, рыженькая, приятно округленькая собрала на гладком лобике глубокомысленную морщинку, сделала ротик буквой О и вынув из этого красного О сигаретку задала вопрос своему благоверному.

- Витенька, что это за сумочка стоит? - Спросила и потыкала для убедительности сигареткой в сторону объекта повышенного интереса. Муж дамочки был в тот момент занят делом исключительной важности, обсуждал политические и экономические перспективы Перестройки с соседями по очереди, поэтому вмешательство жены в столь ответственное, чисто мужское занятие вызвало у него небольшой приступ недовольства, этакого раздражения. Он фыркнул неодобрительно носом, осмотрел предмет запроса, и с пафосом и тонкой иронией ответил:

- Саквояж как саквояж. Не знаю естетственно чей, но так и быть, пусть стоит. Ведь курить тебе он не мешает, правда?

- Конечно не мешает, но чем-то меня он нервирует, раздражает. Такой странный саквояжик, синий, довольно большой и стоит сам по себе уже минут двадцать. Никто к нему не подходит, не интересуется... Странно это.

- Действительно, странно. - Заметил некто с бородой. - Все мы свои сумки в руках держим, бережем, а эта новая, красивая, большая и сама по себе.

- Возможно сумка тяжелый, вот её хозяин вместо себя в очереди поставил, а сам так курит в тенечке и в ус не дует. - Высказал предположение жгучий брунет с усами и в кепке.

- Давайте спросим у народа чья это сумочка, всего-то делов. - Вмешался муж оторванный от бесконечных политических дебатов, кои начал вероятно еще на московской или харьковской кухне лет двадцать тому назад.

- Правильно говоришь, дарагой! Найдем хозяина и заставим стать в очередь, вместо сумки. Пусть теперь сумочка отдыхает. Ха-ха-ха. - Засмеялся сияя белоснежными зубами брунет.

- Чья это сумочка стоит, товарищи? ... О, простите, ... граждане, ... то есть, пардон, ... господа.... Вот эта синяя сумка.

Бывшие товарищи и граждане, а ныне господа эмигранты, не сходя с мест вытягивали в сторону сумки шеи, переглядывались, но хозяин не спешил отзываться. Не откликнулся он и на последующие призывные кличи. Дело принимало некий странный, совсем необычный, нехороший какой-то оборот.

Эй, ти, ишак глюхой! Последний раз спрашиваю, чья торба! - Завопил усатый, перекрывая шум Вечного Города.

Очередь потенциальных политэмигрантов смущенно примолкла, от такого неинтеллигентного пассажа, но хозяин всё равно не отозвался.

- А владельца-то у сумочки нет! - Резюмировала востроглазенькая дамочка.

- Ты подойди, посмотри, может её итальянцы выставили за ненадобностью, говорят они имеют такую привычку. Выглядит совсем как новенькая. Проинструктировала она мужа. - Нам пригодится...

Выполняя очередное приказание жены муж послушно подошел к сумочке, ткнул для начала легонько ногой, затем взялся осторожно за ручки и с натугой оторвал от асфальта.

- Это итальяшки туда для вас еще и теливизорчик переносной запихнули. Съязвил дядечка в соломенной шляпе и полотняном пиджачке, с кожаной папкой под мышкой. Вылитый бугхалтер из районного центра.

Полученная от супруга информация исчерпала вертевшуюся в женской головке мыслишку о шикарной дармовой сумке. Дамочка обиженно вздохнула и отвернулась. Но подброшенная ею идейка о безхозной сумке не пропала беследно. Идейки и мысли вообще имеют привычку оседать надолго в аидише компф. Особенно если последняя обрамлена лысиной и увенчана бородой.

Преображенная и расцветшая в сером веществе развитом политическими баталиями, отзвуками последних международных событий, статей в газетах, видением вооруженной винтовками охраны на Венском вокзале, подпитанная воспоминаниями о скоростной выброске чемоданов на безвестном полустанке перед Римом, мыслишка преобразовалась в яркую грозную идею-фикс.

- ... Гм... Гм ... - Прочистил враз пересохшее горло стоящий рядом с нами бородач. - Слыхал я, право, не знаю уж как и сообщить вам, уважаемые, что террористы имеют препоганную привычку оставлять динамитные бомбы... Хм, Хм .... в местах скопления народа... вблизи очередей, например, банков, магазинов. Вот здесь мы как раз и имеем такое скопление... да тем более евреев, ..., политических эмигрантов, между прочим. Здесь банк рядом.... Всё вместе, по моему - исключительно соблазнительно. Просто оптимальные условия для терракта!

Очередь затравленно колыхнулась и покрепче прижалась к стене, чуть растянувшись, но не потеряв ни единого живого звена. Выпавший, позорно ретировавшийся из наших рядов, скорее всего сохранил бы в случае печального исхода свою бренную жизнь, но навеки потерял бы всякую надежду получить в тот день пособие.

- Может это и не бомба вовсе? - Попыталась пофантазировать дама с обширным бюстом, заправленным уже на итальянский, заграничный манер в игривую цветастую маечку. Затрепетала, зарделась от собственной смелости.

- Вот, ви, мадам, подойдите и проверте лично. - Любезно предложил вежливый толстячок с одесским акцентом. - Ми, такую женщину, завсегда уперед пропустим.

- Ах, я бы с удовольствием, господа, но, ничегошеньки, совершеннно ничего не понимаю в бомбах. - Отказалась дама, влипая в стену и прикрывая сумкой наиболее рельефные элементы фигуры.

- Может быть среди нас есть специалист по взрывным устройствам? - Обратился к очереди бородатый.

Гробовое молчание было ему ответом. Даже если кто-то из присутствующих и разбирался в чем-то таком, то не очень торопился афишировать свои специфические знания, вряд ли указанные в заполненных ранее многочисленных анкетах.

Я подумал о деде, тот бы конечно тут же вызвался проверить сумку, но на беду его оставили дома присматривать за эрделем и бабушкой.

- Вообще-то в финскую компанию ... - Задребезжал старческий надтреснутый дисканчик. Высунувшегося из очереди отважного старичка с седым венчиком волос на голове и невыгоревшим следом орденской колодки на стареньком, некогда, в лучшие времена наверняка выходном, пиджачке дюжие зятья подхватили под руки и быстренько отвели в тенек, мол, перегрелся на солнышке, с кем не бывает. По дороге ему пару раз вежливо напомнили о дочках и жене, после чего героический дедулька сразу сник и более не проявлял боевого задора.

Вопрос о специалисте-минере оказался таким образом закрытым, но сумка по прежнему мозолила глаза, отделенная от живой, дышащей очереди абсолютно пустым пространством, заполненным до пределов человеческих сердец магической, сковывающей мысли и движения жутью. Настолько страшной, что даже проходящие мимо беззаботные итальянцы ощущали её незримое присутствие звериным, шестым чувством. Прохожие окидывали окаменевшую, безмолвную очередь подозрительными взглядами и перебегали, на всякий случай на противоположную сторону улицы. Ужас - вещь интернационально заразная.

Теперь никто в очереди не сомневался в наличии бомбы, а кое-кто даже явственно слышал постукивание запущенного часового механизма. Люди уже не шутили, не разговаривали, не обменивались новостями. Все ждали взрыва. Очень боялись. Хотелось смыться, упасть на пузо и по-пластунски, как учил школьный военрук, заползти за угол банка. Если бы в этот момент пошевельнулся, сдал, дернулся хотя бы один из нас, то все моментально кинулись в рассыпную, крича несусветное и захлебываясь слезами, давя и отталкивая друг друга словно обиженные дети из песочницы. Но ни один из эмигрантов не поддался ужасу, не дрогнул, не дал деру, не покинул поста. Очередь продолжала героически переносить жару и молча страдать от присутствия бомбы.

К подъезду банка, словно лубочная тройка Деда Мороза в Новогоднюю ночь сбывающихся желаний, как Жиглов к сидящему в подвале Шарапову, будто золотая рыбка к сказочному деду, очень своевременно и лихо подкатила синяя машинка с сигнальными фонарями на крыше и крупной, броской надписью Карабинери по борту.

Карабинеры, карабинеры... - Прошелестело вдоль очереди. Из синего машинного нутра выбрались два красавца, стопроцентных героя, два великолепных представителя сильного пола в шикарных штанах с широкими красными лампасами, в фуражках с огромными кокардами, блестящих портупеях с лакированными патронташами и большими черными пистолетами в кобурах. Старший обладал вдобавок ко всей этой прелести ещё и огромными, гордо торчащими в стороны черными усами.

Спасены! - Мелькнуло в нашем коллективном мозгу. Но как объяснить этим прекрасным героям женских грёз весь трагизм сложившегося положения? На каком языке поведать о нашем горе, о бомбе, сумке, террористах?

Выбравшись из машины, карабинеры одернули мундирчики, поправили фуражки и став плечо к плечу, размеренными, выверенными десятилетиями усердной практики шагами продефилировали мимо немо страдающей безязыкой цепочки людей. Лишь умоляющие взгляды синхронно поворачивающихся голов сопровождали торжественное шествие законности и порядка. Вот они поравнялись с головой очереди, еще мгновение и уйдут...

Муж первооткрывательницы бомбы, весь какой-то разболтанный и словно размягченный в суставах, выпихнутый женой словно чертик из шкатулки, перегородил дорогу удивленным блюстителям порядка. Опомнившись, дернул головой, приложил вспотевшие ладошки к груди и на прекрасном итальянском, может лишь только с легким московским акцентом, завопил на библейский манер, привлекая внимание представителей властей к страданиям несчастных.

- Синьери карабинери! Экскузи перманенто! Багалье! Террроризмо интернационале! Экстремизмо! Бандито! Динамито! Бомба! - Несчастный сопровождал свой эмоциональный спич прекрасной пантомимой, включавшей в себя предысторию обнаружения сумки с бомбой, описание неминуемого взрыва и страшных кровавых последствий. Перед присутствующими явственно предстали разбросанные тут и там обезображенные тела, лужи крови, перевернутый автобус, полыхающая полицейская машина, языки пламени, вырывающиеся из зарешеченных окон банка... - Спасите, родные! Дети у нас, бамбино, ... ждут! - Закончил он на русском.

Излагаемое мужем сопровождалось заламыванием рук жены и синхронными, на манер китайских болванчиков, кивками голов очередников. Карабинеры прекрасно всё поняли! Глаза их расширились, заскользили по парализованной страхом очереди и замерли на злополучном синем багальо... Руки, отработанными до автоматизма движениями, упали на лакированные кобуры беретт. Мужественно прижавшись спиной к спине сине-красные герои грациозно, ни на миг не теряя из виду сумку и очередь, развернулись и промто, промто оказались в кабине машины.

Из-за опущенного стекла дверки до нас донеслась выпаленная скороговоркой итальянская тирада, возможно последнее прости, а может инструкция на случай взрыва, но всё заглушил рев форсированного двигателя и писк шин. Итальянский фиат еще раз доказал свои прекрасные динамические качества и шустро исчез за поворотом, оставив после себя горечь разочарования и сладковатый запах бензиновой вони.

Первой чихнула и опомнилась мужнина жена.

- Ах, я больше не выдержу этого издевательства! Так в конце концов можно с ума сойти! Мужчина ты, или не мужчина? Сделай же что-нибудь!

Из своего небольшого опыта я уже усвоил, что вопрос о принадлежности к мужскому полу коронный, решающий довод женщин, страшное оружие незаконно захваченное слабым полом и повергающее нас с дедом на всякие нелепые, а порой и глупые поступки по прихоти женщин. Мы, мужчины, не имеем в арсенале ничего и близко стоящего по своему разрушительному воздействию.

- Не скажешь же маме или бабушке Женщина ты или ..., это даже звучит как-то не совсем прилично.

Одним словом, муж понял, что необходимо действовать и задумчиво почесал затылок. Очередь напряглась.

- Если там динамит, то килограммов пожалуй десять. - Ни к селу ни к городу выдал дяденька в пропотевшей под мышками тенниске.

- Интересно, каков радиус поражения при взрыве? - Тут же поинтересовался нестроевого вида очкарик интеллегент.

- Взорвемся - увидишь! - Откликнулся брунет.

- Не знаю как у динамита, но у гранаты вроде метров сто будет. На военных сборах говорили. - Поднапрягшись вспомнил сосед справа.

Дверь банка между тем поглотила очередную пятерку счастливчиков. Но после столь веселенького диалога никто не торопился сделать шаг вперед. Очередь растянулась жидкой, до последней возможности цепочкой, словно поверхностный слой жидкости в капле воды, висящей на кончике подтекающего крана перед тем мгновением когда оторвется и навсегда исчезнет в гулкой прорве водостока.

- Немедленно выкинь бомбу в мусорник! - Возопила командирским голосом дамочка.

Отлично выдрессированный годами супружества муженек, проживший всю сознательную жизнь при командно-административном строе, адекватно реагировал на зов боевой трубы. Вышагивая на негнущихся ногах, с неестественно растопыренными руками и застывшей на губах прощальной улыбкой он оказался у сумки, подцепил ее аккуратно за ручки, приподнял проклятую, и стараясь не болтать донес до контейнера. Преодолев последний из шагов, открыл металлическую крышку и плавно опустил свой страшный груз в пьяняще-вонючее нутро. Осторожно закрыл крышку и возвратился на место. Очередь дружно, с облегчением вздохнула, вытолкнула застоявшийся в легких задержанный на полувздохе воздух. Свершилось!

- Ну ты брат, черт, ... - герой! Ми с тобой должны выпить по этому слючаю. Выпалил брунет.

- Настоящий мужчина! - Гордо сообщила дамочка, нежно оттерла с чела героя пот платочком, прикурила и вставила в онемевшие губы супруга сигаретку.

- Может по этому делу... пропустим вне очереди? - Робко заикнулся один из тех, с большими номерами, что толпились за углом. Возбужденно галдящая очередь то ли не расслышала, то ли не среагировала на робкий демократический писк и снова сжалась в плотную тугую человеческую лаву.

- Знаете, господа, взрыв бомбы в контейнере не будет локализован, наоборот окажется еще более смертоносным. Осколков образуется больше, да и энергия взрыва возрастет. - Неожиданно громко сообщил представительный загорелый под итальянским солнцем мужчина спортивного вида с элегантным калькулятором в руке.

- А вы откуда это взяли? - Окрысилась на него жена героя.

- Несложные расчеты показывают, именно так и должно произойти. Я ведь как-никак физик, кандидат наук! Занимался схожей тематикой... - И поспешно уточнил. - Правда исключительно в теоретическом плане.

Очередь среагировала мгновенно. Бомбе удалось то, что никогда не могла добиться администрация банка. Возле заветной двери жалась к стене очередная пятерка, а само тело очереди в полнейшем порядке задним ходом ретировалось за спасительный угол.

Вдруг к банку этаким ртутным шариком подскочил на коротеньких ножках потненький, с прилипшими к черепу вогкими волосиками эмигрант из нашего отеля. Кинулся радостно к молчаливой пятерке у входа, поинтересовался номерами, расплылся в довольной улыбочке, не опоздал, успел. Стал спокойненько в мертвом пространстве, озираясь по сторонам. Спохватился, забеспокоился...

- Где сумка? Сумка где? Граждане, хорошие... Как же так? Поставил здесь сумочку, побежал туалет искать, а её увели! Горе, мне, горе! Документы, вещи... Всё пропало... В Ладисполи коечку снял, перебираться собрался сегодня и на тебе...

- Не ори! - Не очень ласково прервал стенания один из мужественной пятерки. Синяя сумка?

- Синяя, браток, синяя. Большая такая, тяжелая - потому с собой и не взял.

- В мусорном контейнере она, сукин ты сын.

- Зачем?!!

- А чтоб осколков больше было!

Подошли люди, помогли выудить добро из контейнера, объяснили популярно человеку, что он тут своей сумкой натворил. Понял, не обиделся. Чего там обижаться, дело житейское. В Риме много чего случалось. Могла оказаться и бомба.

Мы вернулись в отель с деньгами, победителями. Еще через несколько дней старенький ржавый микроавтобус перевез нас вместе с чемоданами и баулами в беленький солнечный Нетуно приткнувшийся к синей, окруженной желтыми песочными пляжами бухточке, где на кривой узенькой улочке с труднопроизносимым историческим названием мамочке удалось снять квартиру.

Снять квартиру! Да это равносильно подвигу. Не рассчитаны оказались маленькие приморские городки на многотысячный наплыв руссо эмигранто. В самый последний день бесполезных поисков, в маленьком зальце ожидания мама не выдержала и тихонько расплакалась стоя у стены. На следующий день мы должны были выметаться из номерка отеля Фламинго и будущее нашего семейства казалось беспросветно. Сбив в кровь ноги, обойдя по очереди все известные центры скопления русских эмигрантов, задавая риторический вопрос Здается ли квартира?, всем встречным итальянцам мы в конце-концов потерпели фиаско и в самом далеком от Рима Нетуно, нашей последней надежде. Вот почему слезы медленно катились по опаленному солнцем маминому лицу и капали на мраморные плитки пола.

Но мир не без добрых людей. Один из них, в желтой таксисткой фуражке, сидел на скамейке и неспешно потягивал кока-колу в ожидании прибывающего из Рима поезда. Увидев женские слезы он вскочил и подошел к нам. На его добром круглом лице с натуральным римским носом было написано такое сострадание и сочувствие, а черные глаза глядели столь печально, что мамочка, обычно гордая и принципиально не посвящающая никого постороннего в семейные проблемы, расплакалась и выложила все наши горести как есть незнакомому человеку.

Таксист не остался ждать поезда, усадив нас в старенький Ситроен он, отключив счетчик, возил нас по своим друзьям и знакомым до тех пор, пока не нашел за приемлимую плату жилище у одного знакомого ювелира. Мы были спасены, мы пытались отблагодарить своего спасителя Адольфо, но он только гордо вскинул благородную голову увенчанную форменным головным убором и пожелал нам счасть и удачи в нелегком пути за океан.

Итак мы переехали в Нетуно, обосновались на первом этаже старинного дома и в первое же утро побежали на встречу с Средиземным морем.

Эрдель, впервые увидевший такое обилее воды отважно кидался на увенчанные пеной волны прибоя, кусал их податливую горечь, плевался, потом неожиданно кинулся вплавь к самой большой и крутой. Волна накрыла пса с головой, но он вынырнул и отфыркиваясь, отчаянно загребая лапами, поплыл к берегу. Мы подхватили его у кромки прибоя и вытащили на пляж. Минуту он стоял устало поводя боками, затем отряхнулся, рассеяв вокруг холодную морскую пыль, подергал коротким обрубочком хвоста и возмущенно залаял на море.

С тех пор он не доверял воде, побаивался плавать в одиночку, но когда кто-то из нас шел купаться, пес преодолевал страх и отважно плыл рядом или немного впереди, словно прикрывая своим небольшим мускулистым телом от открытого водного пространства.

Теплыми средиземноморскими вечерами эмигранты дружно ходили на сходки и судорожно сжимая ладони, с замирающим от тревоги сердцем вслушивались в новости, в списки получивших вызов на интервью, статус, транспорт, отказ. После сходок люди еще долго не расходились, кто-то бился в рыданиях, другие радовались приоткрывшейся двери, третьи тихонько рассказывали о женщине, получившей по неведомой причине третий отказ и повесившейся у себя в комнате.

Солнечными теплыми днями мы валялись на пляже или занимались комерцией, пытаясь продавать на диком рынке перед эмигрантской гостиницей привезенное из Союза добро. Чего здесь только не было. Словно провинциальный Универмаг раскинулся на импровизированных прилавочках под синим итальянским небом. Местные жители приходили сюда словно на работу, скупая за бесценок разнообразные матрешки, оптику, бинокли, часы, фотоаппаратуру, столовые наборы, простыни, платочки, перочинные ножики, натфиля, гаечные ключи.... Один, особо удачливый приобретал только совсем уж экзотический товар вроде микроскопа с табличкой инвентарного номера казанского университета, ручного фонарика жужалки или детского спектроскопа с наборами видов пионерского лагеря Артек.

Сопливый, белокурый словно ангеленок малыш бегал с развевающейся лентой отечественных презервативов по уна миле штука. Пожилая итальянка, по виду отставная учительница, увидела, ахнула и прекращая этакое непотребное действо разом закупила всю ленту. На следующий день тот же малыш бегал с новой готовой к немедленному употреблению упаковкой. Бдительная старушка вновь отловила юного негоцианта и попыталась узнать кое-какие сведения о родителях. Все ее попытки потерпели крах, наш человек молчал словно партизан на допросе. Пришлось радетельнице детской нравственности выкупать очередную партию резиновых изделий. И так всю неделю. И продавцы и покупатели толкучки покатывались с хохоту. Кстати родителей пацанчика мы так и не вычислили. Казалось, что кроме изделий Баковского завода и малыша, они ничего не прихватили в эмиграцию.

Иногда на толкучку совершала налет итальянская полиция. Хватала не успевших спрятать товар и убраться нерасторопных торговцев, отводила в участок. Товар конфисковывался и исчезал бесследно, а незадачливых купцов пинком под зад вскоре отправляли на волю.

Неожиданно нашу семью вызвали на интервью в консулат США. Скормив нервному, не желающему оставаться одному, эрделю пару таблеток успокоительного мы на утреннем поезде отправились в Рим.

Синие двухэтажные вагончики пролетали мимо древних акведуков, развалин, мимо современных автострад и возделанных полей, городков и поселков и замедлили свой бег на перекрытых гигантскими навесами перронах Римского вокзала Термини. Выехали мы с огромным запасом времени, с учетом всяких неожиданностей и до самого здания посольства шли пешком по пустынным холодным римским улицам.

Около посольства, однако, мы оказались далеко не первыми. Как обычно сразу же установилась очередь, все получили номера, но воспользоваться ими не пришлось, увы, американцы в эти игры оказывается не играли и вызывали по своему списку, а не впорядке советской живой очереди.

Мама облачилась ради такого торжественного случая в тщательно выглаженную белую блузку с кружевным жабо, серый шерстяной деловой костюмчик изготовленный местной харьковской умелицей по картинкам из парижского журнала мод и купленные по случаю шикарные итальянские туфли. В Харькове такая обувка являлась отчаянной редкостью и покупалась не глядя, без примерки, на одном вздохе. На второй времени не оставалось, могли перехватить вездесущие конкурентки.

На интервью мы шли словно на последний и решительный бой. Уж больно запугали нас рассказы побывавших там раньше эмигрантов, многочисленные отказы, слухи и сплетни о допросах с пристрастием. После всего услышанного даже героический дедуля был готов сдаться, отступить и проситься хоть в неведомую Австралию, Канаду, Новую Зеландию или даже в расисткую, еще боле неизвестную, далекую Южную Африку. Мне, откровенно говоря, тогда это казалось всё равно, а Австралия или Новая Зеландия даже потрясали воображение неведомыми джунглями и увлекательными приключениями. Только мама напряженная словно струна, с бледным, окаменевшим лицом, настроенная решительно, по-боевому, собиралась биться за благословенную, обожаемую Америку до последнего вздоха.

На ломанном русском языке женщина консул предложила всем сесть и успокоиться, а затем через переводчика задала первый вопрос. Не став слушать перевод, мамочка встала и разразилась ответной тирадой на прекрасном английском. Консул внимательно слушала, не перебивала, иногда поощрительно кивала головой, улыбалась. Мама, наконец, закончила свой спич и села.

- Очень хорошо. У вас не будет проблем в Америке. Желаю удачи. - Сказала по-русски консул и дала понять, что интервью окончено.

- А мы? Что же меня не опрашивают? - Заволновался дед.

- Хорошо. Хорошо. - Еще раз повторила женщина, а переводчица почему-то перевела на английский - ОК! ОК!. Нам показали на дверь и семейство вышло на улицу.

- Всё пропало! - Сообщила мать скорбным голосом. - Она не стала нас даже слушать! Это - отказ.

- Но ведь ты говорила без перерыва двадцать минут, не давая ей вставить словечко. - Робко заметила бабушка, человек потрясающего самообладания и выдержки, бывший Ворошиловский стрелок.

- Мама! Какие двадцать минут? Я не успела сказать и трех слов из задуманного...

- Странно, я ведь следила по часам. - Невозмутимо сообщила бабуля. - А мои часы еще ни разу за последние сорок лет меня не подводили.

Впрочим, спорить с мамочкой бесполезно. К тому-же в Нетуно ждал эрдель и если таблетки закончили успокаивающее действие, возле дома нас вполне могли ожидать небольшая толпа из пожарных, полиции и прочих возмущенных блюстителей прав животных.

- Проклятые туфли! Это всё из за них! - Мама с трудом сорвала с ног модные лодочки и сунула в первый попавшийся мусорник. Облегченно вздохнула, пошевелила слипшимися, бескровными пальцами, восстанавливая кровообращение. Как она бедная вытерпела не подав виду эту многочасовую пытку одному Богу известно. Обратно к вокзалу мамочка гордо шествовала в строгом костюмчике от мадам Живопятовой, в кружевном жабо и босиком, попирая крепкими розовыми пятками древние камни мостовых Вечного Города.

Немедленно по возвращению развернулась бешеная деловая деятельность под девизом Где наша не пропадала! Не пускают в Америку, пристроимся в Италии.

Махонький трехколесный грузовичок, больше смахивающий на мотороллер-переросток, приволок тяжеленную аспидную классную доску, и в кухне нашей квартиры были развернуты ускоренные классы английского языка для эмигрантов. Мамина предпринимательская деятельность продлилась до обидного недолго. Через три недели пришли к ее несказанному удивлению сразу и статус и транспорт. Тот же грузовичок, недовольно попыхивая, отволок доску в близлежащую школу, а учащиеся огорченно ворча разбрелись искать другого преподавателя. ***

Мы прощались с Италией в ночном, пустынном зале ожидания аэропорта Леонардо Да Винчи. Собака и багаж были первыми отправлены в самолет, а люди стояли в длинной очереди соплеменников на чартерный эмигрантский рейс. Предстояло еще одно пересечение границы. Согласно правилам каждый имел право взять в самолет по две небольшие сумочки и сдать в багаж два чемодана. Бедные, бедные чемоданы. Мы вскарабкивались втроем на их несчастные крышки, прессовали содержимое, они кряхтели, стонали но застегивались. Шубенки, пиджачки, свитера, лишнее бельишко, все, что только возможно из носибельного оказалось напялено на взмокшие, несчастные тела наподобие листьев капустных качанов. Несмотря на все ухищрения оставался один относительно небольшой, но увесистый рюкзачок со столовыми наборами, ложками, вилками и кофейными, серебрянными, чудом вывезенными, чашечками.

Мама, как всегда решительно, сняла шубку, закинула за спину рюкзачок и вновь облачилась в шубенку. Наклонилась и подхватила в руки сумки с остатками семейного хрусталя и тарелок. Видок у нее стал еще тот. Но и я, наверняка, смотрелся со стороны не лучше. В какой-то страшной бордовой дохе с капюшоном, зимних сапогах, шапке ушанке плюс два баульчика под названием ручная кладь в руках. Это в октябрьском теплом Риме! Пот лил ручьями! Но делать нечего и пошатываясь под бременем эмигрантской ноши мы в общей очереди побрели на посадку.

В начале туннеля, на условной линии государственной границы, по бокам рамки металлоулавливателя стояли вооруженные короткими автоматами пограничники. Сначала прошел я, предварительно выгрузив из карманов всякую мелочишку. Всё обошлось нормально. Следом двинулась маман. Она добросовестно вынула все металлическое из карманов, сняла часы и стараясь не сгибаться под тяжестью поклажи, гордо вошла под рамку прибора. Боже, что тут началось! Мне показалось, что я попал в эпицентр колоколов громкого боя и сирен воздушной тревоги одновременно. Все датчики гудели, свистели, звенели, все лампы мигали тревожным багровым цветом. Итальянские погранцы припали на колени и уставив на бедную мамочку черные тупые стволы принялись оглушительно орать.

Красные словно помидоры от ужаса и жары, взмокшие в своих чукотских нарядах мы были отведены в сторону, под ехидные взгляды оставшихся на свободе соотечественников. Маму разоблачили и осторожно водрузили рюкзачок на досмотровый стол. Господи, уж не знаю чего они ожидали увидеть. Может сообразные нашему облику якутские самородки или уральские самоцветы, но вместо богатств Али-Бабы на столе жалко топорщились мельхиоровые ножи и вилки, производства безымянной харьковской артели, огромная суповая ложка и три жалкие помявшиеся от стального соседства маленькие кофейные чашечки.

Мама заплакала от обиды и позора, вытирая глаза жестким кулачком, размазывая по щекам остатки туши и помаду с губ. Сгрудившиеся вокруг солдаты недоверчиво щупали находку и скалили зубы. Как же, как же, задержали террористку с тупыми ножами.

- Это всё ваше? - Спросил красивый словно киногерой офицер с темными печальными глазами.

- Конечно же моё. - Гордо подтвердила мама. - Остатки нажитого за тридцать лет. - И обвела руками жалкие пожитки.

- Если это ваше, почему же вы прятали за спиной? - Продолжал выяснять ситуацию пограничник.

- Потому, что это третье место, а можно только два... - Снова зарыдала мамочка.

Пограничники стояли вокруг молча, они уже не улыбались, их темные блестящие глаза вновь оказались добры и полны сочувствия, а автоматы заброшены за спину. Переглянувшись со старшим наряда солдаты очень аккуратно собрали обратно весь режуще-колющий груз. Бережно запаковали в невесть откуда взявшиеся бумажные салфеточки наше семейное серебро и поварешку. Вновь завязали горлышко красно-желтого рюкзачка.

Мама вынула платочек и начала вытирать глаза, оттирать со щек черные потеки. Итальянцы скромно отвернулись. Через минуту, без косметики, раскрасневшаяся, успокоившаяся и помолодевшая, словно преобразившаяся, она как всегда молодая, красивая и гордая с вызовом смотрела на окружающий мир.

- Возьмите... Я разрешаю... - Офицер галантно, словно изысканное манто подал маме нелепую цыгейковую шубенку, помог одеть поверх лямочки рюкзака, поддерживая под руку провел к выходу на посадку. Щелкнул каблуками и вскинув руку к увенчанной пламенной гранатой какарде отдал честь. Десятки глаз смотрели на нас уже не со злорадным ехидством, но с откровенной завистью.

Наш, загруженный под самую завязку Боинг, без единого свободного места в салоне, загаженными туалетами и оболдевшими от тесноты пассажирами дотянул на последних остатках горючего до американского штата Мэн и сел на внеплановую дозаправку. Уж больно велик даже для воздушного гиганта оказался перегруз. На землю нашу братию не пустили. Так что впервые мы поздоровались с Америкой через иллюминатор аэроплана.

В аэропорту Кэннеди первыми освободили, естественно животных. Все собаки, получив перед полетом успокоительные таблетки продрыхли весь долгий путь за океан в клетках. Но только не наш эрдель. Он, бедный отчаянно борясь со сном, продолжил и благополучно завершил, начатую еще на борту Аэрофлота работу по прогрызанию темницы. В итоге, когда мы очумелые после досмотра и оформления документов пришли в общий зал, то братья эмигранты встретили нас радостными воплями А, собачка-то ваша, тю-тю, убежала! и тыкали пальцами в усыпанную щепой пустую клетку. Обомлев от ужаса семейство кинулось к людям в форме и мама изложила ситуацию. В ответ нам улыбнулись и улыбка оказалась совершенно иная, до ужаса непривычная широкая и ... доброжелательная!

- О, не волнуйтесь, пожалуйста. - Успокоили люди в форме. - Сейчас мы объявим по всем постам и отделениям. Поставим в известность полицию. Вашу собачку найдут и приведут обратно. Потерпите немного.

- Найдут! Как же... Приведут им... Пристрелят... Да еще штраф заставят заплатить.... Додумались, сабаку с собой тащить! Больше всех надо! - Радостно галдели окружающие. Правда не все.

К нам, убитым напрочь свалившимся горем, расстроенным этой ужасной историей подошла семья уже встреченная родственниками. Дюжие ребята предложили свою, выполнившую задачу, клетку из под громадной всё еще сонной черной овчарки. Клетку огромную и ужасно тяжелую, с ременными петлями по бокам, рассчитанными на четырех бравых братцев-молодцов. Но делать нечего и мы с благодарностью приняли сей дар.

Оставалось дождаться эрделя. Его привели на лассо двое здоровенных полицейских, черный и белый. Вся троица оказалась порядочно взмылена, с бороды эрделя капали на пол слезы, пот и пена , красные, налитые кровью глаза бешенно сверкали, лапы ободраны в кровь о шершавый бетон взлетной полосы. У полисменов на руках багровели царапины от когтей и зубов мужественно бившегося за свободу пса. Увидев этакое мы от ужаса онемели в предверии всяческих несчастий из-за неуважительного обращения эрдельки со служителями закона.

Но всё обошлось более чем благополучно. Офицеры по очереди потрепали собаку по голове, подождали пока мы наденем на героя свой поводок, стянули казенное лассо, которым отловили беглеца возле привезшего нас самолета, сообщили радостно, что пес Вери гуд анд брэйв, попрощались и ушли. Правда через пару минут вернулись с пластиковой мисочкой воды и с умилением смотрели как отловленное животное жадно пьет и не может напиться, ухая и вздыхая, поводя враз похудевшими, обезжиревшими ребристыми боками. На прощание парни посовещавшись порекомендовали не выпускать собаку из клетки до самого выхода из аэропорта, что бы избежать, по каким-то непонятным нам правилам, многодневного карантина.

- Так они вас не оштрафовали? Так вы ничего не платили? - О, удивлению прилетевших с нами людей не было предела.

Просто потрясающе как изменялись, соотвествуя состоянию душ, выражения глаз людей от аэропорта Шереметьева до аэропорта Кэннеди.

В Австрии мы дружным коллективом сгружали вещи по прибытии и загружали в день отъезда. В Леонардо ДаВинчи при нашем задержании ни один сочувственно не взглянул, не подбодрил. В Кэннеди ни одна рука не протянулась в помощь когда мы затаскивали клетку с собакой в автобус. Непонятно, странно, но пустыми, бездушными и бездуховными стали глаза проходящих эмиграцию рядом с нами людей. Люди с которыми вместе волновались на сходках, дрожали перед интервью, летели в забитом беженцами и чемоданами самолете с загаженными донельзя туалетами, теперь воротили носы к окнам, не замечая, игнорируя, презирая наши беспомощные мучения с клеткой на ступеньках автобуса. Может так они поняли прнцип новой жизни? Никто не протянул руку, не помог... Бог им судия. Злость придала силы, мы дружно рванули под команду дедули и вместе с клеткой впали в салон. Поехали...

Бог знает как такое вышло, но вначале нас никто не встречал в аэропорту. Мамина подруга, приехавшая в Америку всего несколькими месяцами раньше то ли опаздывала, то ли не получила оставленное на автоответчике сообщение о нашем прилете. Оказавшись наконец в окружение разорванных, истерзанных чемоданов и баулов в зале аэропорта, мы дружно, подручными средствами отворотили крышку новой собачьей клетки и вытащили наружу несчастного эрделя. Пес еле стоял, дрожа на кровоточащих, стертых подушечках лап. Бедняга страстно желал исполнить свои обычные делишки, но не имел сил идти. Пришлось взять его на руки и вынести, поборов смущение и нерешительность, на газончик перед стеклянными раздвижными дверями.

За нашими манипуляциями с клеткой, чемоданами, собакой внимательно наблюдал немолодой уже человек с широким, добродушным приятным лицом, чуть грустными глазами, в бейсбольной кепке с длинным козырьком на лысоватой, с редкими мягкими волосами голове, кожанной куртке и голубых джинсах. Типичный американец, одним словом. Ну чего пялишься? - С тоской подумал я, - Конечно, бесплатный театр четырех замученных актеров и полумертвой от ужаса происшедшего с ней собаки. Жутко смешно.. Мысленно представил, как весело американцу наблюдать со стороны нелепую возню жалких эмигрантов, перепуганных, красных, вспаренных в своих нелепых, неуклюжих, тяжелых зимних одеждах, беспомощно жмущихся вокруг истерзанного багажа. Пересилил себя и нагло, этак гордо и чертовски независимо, взглянул ответно в глаза прикрытые толстыми стеклами очков.

Господи, как я ошибался! Теплый, печальный взгляд казалось переполнен жалостью, пониманием, состраданием, соучастием... Еще минута и человек, покинув оживленно беседующую компанию подошел к нам.

- Здравствуйте! ... Вы наверно из Харькова? - Совершенно неожиданно спросил незнакомец на чистейшем русском языке. Нам только и осталось, что онеметь от удивления.

- Откуда ... Вы ... узнали? - по обычаю немного подозрительно спросила мама.

- Это же сразу видно! Кто еще может решиться привезти с собой такую прекрасную собачку? Только харьковчане - самые отважные люди в мире. Поверьте, я знаю. Сам из Харькова. Зовут меня Лио. Вы извините, что вторгаюсь в Вашу личную жизнь. Здесь это не принято... но почему Вас никто не встречает?

- Не знаю. - Ответила мамочка и пожала плечами. - Я оставила сообщение на телефоне подруги перед вылетом из Италии, но возможно она его не получила. Да не большая это беда раз мы уже прилетели, переночуем прямо здесь, в зале, а утречком на метро или автобусе поедем в город искать жилье.

- Ну ребята, Вы даете! Зал скоро закроется. До утра. И Вас попросят наружу.

- Ну и что? Одеты мы тепло. Составим в кучу вещички на газончике перед входом и свободно протянем до утра...

- Если ночью бандиты не утащат вещички и не прибьют заодно и Вас. - Продолжил харьковчанин. - Так дело не пойдет. Я забираю Вас к себе. Дом у меня не очень большой, но на пару дней остановиться можно. Места хватит. Сейчас договорюсь с женой и друзьями. Пусть помогут перевезти ваш багаж.

- Ну да, жена ему промоет сейчас мозги, объяснит как тащить свору незнакомцев, да еще с собакой в дом. - Предположила прагматичная бабушка. Дед только тяжело вздохнул, он устал и был глубоко несчастен. - Чужбина...

Эрдель повел на него грустными коричневыми глазами тоже печально вздохнул, а потом во всю пасть зевнул, поудобнее устраиваясь у меня на коленях и видимо вспоминая оставленную далеко-далеко уютную теплую подстилку.

- Всё улажено. Сейчас подгоним машины и погрузим ваши вещички. - Радостно сообщил подошедший Лио.

- Ой, ребята, так Вы тоже из Харькова? - Включилась в разговор яркая блондинка, судя по всему его жена. - Приедем, чайку попьем, поговорим...

В этот момент, словно вихрь из духов и дубленки налетела, затормошила, затораторила, заторопила , заполнила собой все пространство подлетевшая мамина подруга.

- Господи, не опоздала! Мы уже думали, что никогда в жизни не попадем в этот проклятый аэропорт. Понимаешь, это наш первый выезд на машине. Мы два часа крутились по всяким ужасным хайвеям и эстакадам, всё время попадали куда-то не туда. Хватайте быстрее своё добро и бегом к машине. Мы стоим в неположенном месте. - Она победоносно оглядела нас и гордо добавила - На фонарях!

Она бесцеримонно оттеснила Лио и его жену в сторону и потащила за собой, тот только успел передать деду маленький белый прямоугольничек визитной карточки с телефоном и попросил позвонить, сообщить как устроились и не нужна ли его помощь.

Мы позвонили, подружились... Лио щедро дарил людям теплый дар благородного сердца, часто не получая в ответ ровным счетом ничего, да он и не ждал видимо каких-то особых ответных эмоций. Ему просто нравилось делать добрые, приятные людям дела, быть им в чем-то полезным. Это его душа, натура такая. Редкая, кристально чистая и светлая. В тяжелые, полные безнадежного отчаяния дни голос Лио согревал, поддерживал советами и заботой. Потом жизнь начала налаживаться, работа, учеба... мы стали вольно или невольно отдаляться, но все равно от сознания что есть рядом такой Лио, которому всегда можно позвонить, излить наболевшее, на сердце становилось легче, тепло и радостно.

***

Жизнь начиналась с нуля. Первые недели мы спали на покрытом рыжим карпетом полу аппартмента, запихнутого под самую крышу старого билдинга. Благодаря подруге и Богу, наш хозяин, один из немногих, сдавал комнаты семьям с собаками и кошками. Под завывание зимнего ледяного ветра, астматический гул и сопение парового, выключаемого посреди ночи отопления мы пересиливая натуру и часовые пояса пытались забыться в тяжелом сне, кутаясь во всё те же, притащенные на себе одежонки. О, как они нам пригодились когда сгибаясь под тяжестью найденного тащили зимними вечерами обнаруженные на пустынной улице телевизор, стулья, старенький стол. Когда не имея лишнего доллара на автобус пехом перли из самого дешевого магазина в отваливающихся от усталости руках первую покупку тяжеленную тумбочку из прессованой деревоплиты, упакованную в картонный, выскальзывающий из замерзших пальцев ящик.

Сначала устроилась на работу мама, да еще и по специальности, несмотря на грозное предупреждение подружки: Кому нужен здесь твой английский? Тут любой ребенок его знает!. Оказалось нужен.

Мамочка сдавала бесчисленные экзамены, училась и работала. Когда она спала знал только эрдель. Мужественно борясь со сном пес сидел рядом с ней по ночам возле гор книг и тетрадей. Охранял. Тяжело вздыхал когда хозяйка горько рыдала, заучивая наизусть целые страницы из учебника совершенно не лезущей в гуманитарную голову химии, необходимой для получения заветного сертификата на право преподавания. Встречал зимними вечерами после Университета. До нас сразу дошло, что в Америке учиться можно только честно, без дураков, на полной отдаче. Или лучше вообще не браться за это дело.

Мама окончила Университет, я поступил на работу. Жизнь наладилась, пошла более устроенно, спокойно... но .... Эрдель умер... До самого последнего дня он не проронив ни стона, ни разу не выказав страдания, словно ангел-хранитель защищал своих любимых от бед, встречая по вечерам радостным, захлёбывающимся от неизбывного счастья лаем. Умер стараясь не причинять хлопот и неприятностей, просто упал однажды зимой на утренней прогулке и больше не поднялся. ... Умер...

Иногда я по-прежнему вижу его темный силуэт в полосе лунного света на излюбленном месте посредине ковра, с гордо поднятой головой и треугольничками настороженных ушей, слышу осторожные шаги по лестнице вовремя сторожевого ночного обхода...

.....

Поезд дернулся и остановился, динамик объявил станцию. Надо выходить. Вот и прошла перед глазами жизнь. Какими словами смогу рассказать это отцу?

Нет, раньше прильну к нему, поддержу усталого, приведу домой... Разговоры потом... Еще будет время и для них...

Вагонные двери разъехались в стороны и я выскочил на поднятую над землей платформу. Быстрее вниз, по лестнице, а затем, не ожидая автобуса, по заставленной старыми доходными домами улице. Мимо парка с чахлым кустарником и потрескавшимся, с провисшей сеткой теннисным кортом.

Тяжелая, черная незапертая дверь с потемневшей латунной ручкой. Добежал. ... Последние шаги. ... Как бьется сердце.

Спускаюсь вниз по выщербленным, когда-то мраморным, ступенькам, с надеждой жму кнопку звонка, затем отчаянно дергаю на всякий случай ручку двери. Пусто. Опоздал...

35. Последняя глава.

Ах, зеркало, зеркало, нет от тебя покоя, опять задерживаешь меня, вновь замутилась поверхность и поплыли неясные образы. Выпятилась из мутного пятна фигура квартирного замполита, хитрый глаз под козырьком полевой фуражки шустро проскочил по стенам полуподвала беглым взглядом, враз оценил, расплылся, перелился, заново сформировался в самогонно-книжного партайгенносе, тот в следующего... Напыжился, насупил брови, покрутил носом, словно принюхиваясь к несвежим ароматам...

- Непорядок. Слюни интеллегентские. Сопли. Ану, возьми себя в руки, товарищ майор. Подойди к делу с классовых позиций, по-партийному... Ну угрохал сотню империалистических гадов - так туда им и дорога. Отомстил за себя, за нас. Женщины? Дети? Не сумлкевайся, не наши это женщины, не наши и дети. ... Враги... Верной дорогой пошел, товариш!

Сощурился ехидно, прижмурил глаз и спросил внятно, по-деловому. - Хоть куш-то приличный урвал? Дело того стоило... - И исчез, пропал, словно и не существовало их всех никогда.

А в зеркале уже отец с отчимом. Плечом к плечу, оба в парадке, с кортиками, в орденах и медалях.

- Не для того я тебя родил.... - Сказал грустно отец.

- Зря ростил тебя. - Отрубил отчим.

Повернулись кругом, ушли, а следом за ними мать, вся в черном, сгорбившаяся, так и не оглянулась, ни слова не произнесла.

Только не долго пустовало зеркало. Зашлепали, задвигались над золотым зубом губы покойничка Пола

- Брось, майор, все путем, все ништяк, братан. Ну гробанул лохов, киданул чучмеков. Ни хрена! Бизнес есть бизнес! Затот теперь при бабках, а это все упрощает... - Ощерился осколками размозженных десен. - Шустрый ты малый, майор, не оценил я тебя... - Исчез.

- Ты потерял меня навсегда, лейтенант, - Вероника растаяла словно облачко.

- Милый, да ты крутой! Теперь настало наше время... Я пожалуй возьму тебя в долю - Объявилась вдова Пола.

- Проще, проще. Все тихо, братан, все спокойно... Линяй к нам... Вали... Канай... Сваливай! Капуста! Зелень! Баксы! Вот главное в жизни! ... - Орут, заполонили все пространство, рвут в клочья мысли местные деловые, московские, харьковские....

Хватит! Удар по зеркалу рукояткой пистолета враз, вдребезги, оборвал видение, в дребедень, в стекляную пыль обратил проклятый прямоугольник, оставив на стене лишь пустую фанерную рамку. Нет в ней никого никогда не бывало. Всё. Точка. ***

Наверху, со стороны улицы, раздались торопливые незнакомые шаги по лестнице ведущей вниз, в старый загаженный людьми и крысами бейсмант. Тревожно зазвучали в самый неподходящий момент когда пистолет уже вычищен, собран и ритуал прощания с прожитым завершен.

Созревшая личинка зла до тла выжрала нежную плоть человеческой души и разрывала в последнем усилии хрупкую внешнюю оболочку.

Хорошо смазанный затвор передернут, патрон дослан в патронник. Предохранитель снят и пружина готова кинуть ударник в короткий бешенный рывок, вбить в желтеющую шляпку капсуля, воспламенить содержимое добродушного желтенького грибочка-маслючка, выталкнуть струей раскаленных газов тупую безмозглую головку из канала тесного ствола в мгновенный, бесшабашный, неуправляемый и неудержимый полет.

Звонок разорвал напряженную тишину, громыхнул под черепом, ударил по напряженным нервам. Раз, другой, третий.... Открыть? Застрелить? Затаиться?

Ухватился потными пальцами за край стола, сцепил зубы, затаил дыхание, замер словно мышь...

Нет, не до визитеров мне сегодня. Никого не жду и не желаю видеть в последние минуты прошлой жизни. Еще больше затихаю, сдерживаю дыхание, вжимаюсь в стул...

Человек за дверью нервно, долго давит на кнопку звонка, дергает дверь. Ну кому это я вдруг так понадобился? Нет у меня никого... вот разве пистолет... Но и он уже отыграл свое, стал лишним, нежелательным свидетелем.

Шаги медленно удаляются, словно человеку совершенно нехочется уходить. Хлопает входная дверь...

Надо поторопиться. Не нравятся мне незапланированные визиты. Настораживают... Протираю тряпкой, стираю отпечатки пальцев и заматываю в неё же кобуру с пистолетом и патронами. Собираю всё старьё в большой черный мусорный пластиковый мешок и выволакиваю через черный ход к помойному баку. Крошу молотком дискеты, клавиатуру, потроха, хард драйв, так дорого доставшегося компьютера. Прости, но ты мне больше не потребен, а другим совсем необязательно знать тайное содержимое файлов. Немного жалко старичка, привык уже. Но не беда, на месте куплю новый, самый лучший, дорогой, навороченный. Скидываю остатки электроники в короб и отправляю всед за мешком.

Сегодня, впервые за много лет на мне всё новое, чистое, свежее. Из дорогого магазина. Даже непривычно, но это быстро пройдет. Ещё раз ощупываю карман пиджака с новым портмане, золотой кредитной карточкой, чековой книжкой, билетами первого класса до далеких островов. Натягиваю плащ, беру кожаный фирменный брифкейс и пакет с пистолетом. Дверь не закрываю, ключи на столе. Прощай прибежище нищеты.

Старый, переживший свой срок рыдван довозит меня до Брайтона. По бродвоку прохаживается публика и нет никакой возможности завершить задуманное. Оглядываюсь и вижу выставленные вдоль дороги в ожидании уборщиков мусорные баки от которых разит перекисшей за неделю помойкой, перебродившей пищей и прочими ароматами. Выбираю самый зловонный и не таясь, открыто отправляю в черное нутро сверток: Прости друг, но на особые почести и соблюдение задуманного ритуала похорон нет времени.

Вновь возвращаюсь к автомобилю и еду уже прямиком в аэропорт. Еду не торопясь, не нарушая правил, не обгоняя других, вежливо уступаю дорогу торопящемуся деловому люду, приветливо улыбаюсь, машу изредка ручкой. Втягиваюсь, вбираюсь в новый облик, словно леплю себя заново, готовлю к будущей безоблачной и такой счастливой жизни...

Машину оставляю на долговременном паркинге, не пожадничав, оплачиваю стоянку за месяц вперед. Пусть стоит... Там разберутся. Народ здесь ушлый и смекнув, что хозяин не торопится получать своё добро просто утащат старуху, что-бы не занимала дорогое место, на свалку или джанкярд. Бог с ней.

Регистрирую билет, прохожу досмотр, отвечаю на вопросы щерясь в благожелательной приветливой улыбке и по гофрированной трубе прохожу раньше других в лайнер. Ещё бы, первый класс... Снимаю плащ, закладываю в стойку кейс и располагаюсь в кресле. Скоро ланч, напитки, кино... потом сон под теплым пледом, а там солнечные острова, море, яркие женщины... Всё - мое, всё - доступно... В кармане мобильный телефон, на руке Ролекс. Пусть не самый-самый крутой, но вполне... вполне приличный. Почти такой как стучал на мертвой кисте моего хозяина. Упокой Господь его грешную душу.

Нет, положительно в жизни новых русских, что-то такое есть, приятное, кайфовое...

Может вернуться к вдовушке? После отдыха, естественно... И не пустым, а с бабками, с капустой, с зелеными... Войти в долю... Телка она хорошая, толковая... может и принять. Имеет смысл обмозговать это дельце...

Эх, до чего же приятные и спокойные мысли набились в голову...

Запущены двигатели. Межконтинентальный лайнер медленно трогается с места. Проплывают мимо самолеты с яркими эмблемами, огоньки взлетных полос и рулежных дорожек, здания терминалов различных компаний. Сколько раз, толкая загруженную тележку с багажом, я жадно всматривался с земли в стартующие самолеты. Вот, сбылось, лечу...

Самолет разогнался и пошел вверх, плавно и мощно набирая высоту. С легким, мягким толчком спрятались в гандолы тележки колес. В иллюминаторе разворачивалась панорама огромного мегаполиса, пригородов, потом всё заслонила бескрайняя, подернутая рябью волн гладь океана.

Хотелось вскочить и заорать Привет, новая жизнь! На душе радостно и спокойно. Компания крупная, не чиповая. Сервис - превосходный. Стюардесски словно куколки. Полет обещает оказаться интересным. Всё прошлое - в прошлом и забыто, всё правильно, словно так и должно быть.

****

Воздушный лайнер исчез с экрана радара так неожиданно, что несколько секунд уставшие за долгую смену глаза дежурного авиадиспетчера еще представляли его изображение на дисплее, а мозг не спешил поднимать тревогу, возможно подспудно надеясь, что яркая точка вновь возникнет из небытия и ритмично пульсируя продолжит неторопливое, неумолимое движение к другому континенту. Но сигнал пропал и больше не появлялся...

Высланные к предполагаемому месту аварии спасательные корабли, самолеты и вертолеты нашли на покрытой маслом и топливом поверхности океана обычный в таких случаях набор хлама из изломанных сидений, спасательных жилетов, тряпок и остатков багажа. Среди волн кувыркался, то появляясь, то исчезая дорогой новенький кожаный брифкейс.

Спасенных не обнаружили.

Никто из террористических организаций как водится не взял на себя ответственность за происшедшее, и правительственная комиссия, взвесив все известные факты, пришла к выводу об очередной технической, увы, фатальной неисправности. Газеты постепенно устали писать о случившемся, с грустной иронией сообщив напоследок, что на дорогах страны гибнет гараздо больше народа чем в воздухе, а жизнь - вообще опасная штука.

Над неспокойным в это время года океаном вился, рыдал, изнывал от вечного одиночества и страха одинокий демон и не было ему ни прощения, не отпущения грехов вольных и невольных...

Чикаго. 14 апреля 2000.


home | my bookshelf | | Только демон ночью (Часть 3) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу