Book: Рожденный толстым летать не сможет!



Василий КУПЦОВ

РОЖДЕННЫЙ ТОЛСТЫМ ЛЕТАТЬ НЕ СМОЖЕТ!

Что-то долго стояла тишина. К чему бы это? Был бы ребенок маленький, позвал бы я старшего братца да наказал — пойди, мол, посмотри, чем младший занимается, да вели немедленно это дело прекратить! У меня детей нет, но есть воспитанник. Ему уже шестнадцать вот-вот скоро, но беспокойства — не меньше, а гораздо больше, чем от младенца малого. И все случаи, когда мой парень затихал, приводили к немалым беспокойствам да заботам. Хотя, конечно, и я сам не сахар, время от времени люблю почудить… Но, как говорил Юпитер — мне можно, а другим — ни-ни!

Алиган сидел на шкафу и читал книжку. По его отсутствующему взгляду можно было заключить, что на этот раз он не просто погрузился в очередной фэнтэзийный мир, он, можно сказать, в нем уже потонул, лежит на дне и пускает пузыри!

— Ну и как? — спросил я, намериваясь тем самым вытянуть сознание мальчишки из глубокого омута фантастики.

— Почему люди не летают как птицы? — вздохнул Али.

— Потому что, в отличие от птиц, многие из них будут какать с высоты прицельно!

— Эх, шутки у тебя, а еще наставник, ну чему ты меня научишь только?

— Так сам напросился, а я — дурак — согласился…

— Вот и объясняй, насчет того, отчего не летают…

— Ты что, милай, Чехова читал?

— Нет, Урсулу…

— Ле Гуиншу? А там чего?

— Да вот колдун, превратился в сокола, ад полетел…

— Ну и что?

— Так вот я и вздыхаю, отчего я…

— Не сокил, чаво не лытаю?

— Ага… — ну, дело плохо — раз не подкалывается, придется расшевелить.

— Ну, ладно, а тебе какое дело?

— В смысле? — удивился Алиган.

— Ну, ты спросил, почему, мол, люди не летают, как птицы. А я — какое тебе дело?

— Как какое?

— Ты ж не человек!

— А-а-а… — протянул Али, — Ну и что, я тоже летать хочу! Может, я только о крыльях и мечтаю!

— Они тебе помогут не больше, чем страусу!

— А я бы все равно полетел!

— Ну, сдвинься еще сантиметров на десять — и полетишь, прямо на пол!

— Какие проблемы? — Алишка «завелся», демонстративно подвинулся, да упал с грохотом прямо на дощатый пол. Раздался треск. Плохо дело — треснула доска.

— Ой, что это? — от таких малостей, как падения с двухметровой высоты задницей на доски Али особых неприятных ощущений не испытывает, ад чего с него взять — тролль, хоть и полукровка, а все одно — деревяшка, да и только!

— А ты еще летать хотел! Да тебя земля не держит, полы, по крайней мере! Тоже мне, Святогор нашелся!

— А вот и полечу!

— Не выйдет!

— Научусь и летать!

— Рожденный… — начал было я.

— … ползать, летать… — перебил меня Али насмешливо.

— Рожденный толстым летать не сможет! — теперь перебил его уже я сам.

— А вот я и не толстый! — обиделся мальчишка.

— А это что? — и я ткнул пальцем в его выпирающее брюхо.

— Это? Это… мой пресс! — нашелся Али.

— Ладно, ладно! — я насмеялся вдоволь, — Пресс так пресс, отдам тебя на завод, будешь там им работать, большие деньги заимеем.

— Фи, наставник, у тебя шутка угловатая и совсем не смешная!

— А у тебя?

— У меня — элегантная!

— Ну и ладно, лети тогда, делай что хочешь, превращайся в сокола, в пеликана, в какаду, в конце концов…

— Да, легко сказать, я еще ни разу не слышал, чтобы тролли обращались в птиц.

— Будешь первым…

— Да, и вот в книжке, там так описано, как будто автор…

— Авторша! — подправил я.

— Ну, авторша, вот она как будто сама превращалась в сокола и знает, насколько опасно это превращение, можно так соколом и остаться! Ведь у птиц маленькие мозги…

— Ну, тебе-то, с твоими куриными, тут бояться нечего, авось — поумнеешь даже!

Али надулся и выбежал из комнаты. Кажется, я переборщил…

* * *

Вечер, очень поздно. Мы слезли с последней электрички и тащимся по платформе. Каждый очередной фонарь, к коему мы приближаемся, тут же гаснет. Я лишь качаю головой. Гасить свет — колдовство несложное, Али это умел, кажется, с младенчества. Фонарики гасит — так это так, почти что автоматически, мимоходом. Или попугать кого хочет. Ничего, идти нам далеко, километров так десять, да все по лесу. Может, кого и напугаем?

Обычно с Али не слишком много хлопот, когда он колдует. Зато когда он просто хулиганит — тут уж хлопот не оберешься. Хотя самые свои большие хулиганства он уже, скорее всего, исполнил. Как вспомнишь — так вздрогнешь. Ну, начало-то было ничего, терпимое, когда он угнал летающую тарелку. Его можно понять — ребенок, все-таки, ему тогда лишь четырнадцатый год шел. Покататься решил, дело житейское. Но вот когда он средь бела дня эту самую тарелку на тот небосреб, то бишь небоскреб, как его, Эмпайер Стейт Билдинг, кажись… Ну да, вот когда он при свете всех камер ту тарелку на самый большой небоскреб посадил — тут уж было о чем забеспокоиться. Дальше — хуже, ведь мой тролльченок инопланетянином представился, с планеты Гога-Гога из Туманности Андромеды. И начал интервью давать. Он тогда, кстати, идеями зеленых увлекался. Вот его и понесло. Интервью по телевидению… И так далее. Ну, мы бы его, само собой, вытащили бы, но, тут как на грех, его мамаша в дело вмешалась. Что дальше — лучше не вспоминать, туго моему воспитаннику пришлось! Но это совсем другая история.

То ли дело сейчас. Живет себе счастливой жизнью, дачка тут у нас вблизи водохранилища. Благодать! Живи себе в свое удовольствие, да фонари на столбах от безделья гаси. Да, кстати о фонарях. Али вообще неравнодушен к лампам дневного света. Помню, как мы в Москву только первый раз приехали, идем себе почти, что по центру. Улица Разина, кажись. Смотрю — надпись горит, глазам не поверил: «херская». Только потом сообразил, что мой сорванец первые семь букв погасил в слове «парикмахерская». Понятное дело, возраст подростковый. Я тогда лишь посмеялся. А он? Затаился, все ждал удобного момента. И дождался! Остановились мы как-то в гостинице в одной, в славном граде Киёве. Выглядываю я как-то ночью в окно, и что вижу? Ну, по-украински «Мебель», то бишь магазин мебельный, будет «Мебля». Ну, разумеется, постреленок первую букву и заколдовал! Народ собрался у магазина собрался, кто хихикает, кто возмущается. А тут еще иностранцы на иномарках подкатили, выяснять начали, перевод спрашивать. Им объяснили — они и поверили, начали автомат искать. Ну, у них там эти самые резинки в автоматах продают… Ладно, ладно, присочинил я, но насчет того, какое слово в ночи горело — истинная правда, можете сами киевлян поспрашивать.

Пока я все это вспоминал, прошли мы лесок, никого не напугали и сами не напужались. Тоска, да и только! Вот и поле, тут всего пара километров до следующего лесочка, может — там чего интересное.

— Смотри, наставник, — показывает мне Али пальцем куда-то вперед. Зрение-то у него ночное не хуже моего. А иногда — и получше, я вот не заметил, а зря. Зрелище было, и впрямь, интересное. Старичок лет эдак восьмидесяти бегал по полю, махая руками и время от времени подскакивая.

— Чего это он? Сказылся?

— Полететь хочет, — я пожал плечами. Разве трудно было самому догадаться?

— Полетать? — Алишка засмеялся, — да куды ему с грыжей!

— Вот на счет грыжи ты зря, — покачал головой я, — и насчет полетать зря смеешься.

— Ой, уморил! Летающий стакан-старикан! — Али хохотал во все горло.

В этот момент старичок, после очередного прыжка, как-то замедлился в падении на землю, отчаянно замахал руками и начал постепенно подниматься все выше и выше. Теперь уже можно было не колотить руками по воздуху, движения его рук стали спокойнее, медленнее и, как-то величавее. Дедуля полетал немного, затем опустился на поле недалеко от нас.

— Совсем я стар стал, — вздыхал дед, — вот взлетел метров на сто, чувствую — выше не смогу.

— И не страшно Вам? — Алиган говорил теперь с нескрываемым уважением.

— Если вниз гляну — страшно становится, сразу снижаться начинаю. Но совсем бояться нельзя — можно упасть и разбиться.

— А раньше как, мог повыше взлететь?

— Раньше — мог, а теперь стар стал. Так и помру, других не научу!

— А что, есть секреты какие? — это уже я заинтересовался.

— Ну, как же?! В любом деле есть свои секреты да тонкости. Казалось бы — чего тут хитрого — прыгай, да руками махай… А на самом деле?! Да я сколько других учу — как об стенку горох. Одна только молоденькая, ей еще только седьмой десяток минул, Матвевна, ну, взлетела пару раз. А больше не хочет — боится. Я, говорит, лучше йогой заниматься буду, не упадешь, по крайней мере…

— А в чем же главный секрет?

— Главное — это повыше подпрыгнуть! — объяснил дед, — Ну, да я заболтался с вами, спать давно пора, у меня режим. Подъем в семь утра, физзарядка. И никаких ужинов!

— А я люблю на ужин яиченку с сальцем, — признался Али.

— Потому ты такой толстый! — все мои попытки посадить тролля на диету пока что кончались неудачей.

— Яйца это хорошо! — вдруг пустился в объяснения дед, — Но их надо долго варить. Получается бульон их яиц, он полезный, с витаминами, его пить нужно…

— Варить как, очистив?

— Да нет же, в скорлупе, в ней — главные витамины! И кальций! Я вот все время бульончик от яиц выпиваю, потому в свои восемьдесят пять лет такой здоровый, работаю, да еще и летаю иногда так…

Договорив, дед развернулся да отправился домой — наверное, соблюдать режим. А мой паренек прямо-таки раскис на глазах.

— Все летают! Даже деды летают. Он ведь даже не волшебник. А я столько волшбы разной знаю, Нет, правда, ну почему — одним можно, а другим нельзя. Я — прирожденный тролль, принц, и — не могу?! Ну, почему?

— Тебе надо сбросить вес…

Роковая фраза была сказана. И сказал ее я, всегда считавший себя знатоком фантастики. Что же, и не старуху бывает эта, как ее, ну, беременность, короче…

* * *

Али сидит уже четвертый час за компом. Лазает по каким-то сайтам, причем — даже и не порнографическим. У меня свой комп, я тут один текст набиваю, страсть какой интересный, вот отнесу в редакцию, напечатают, все читать будут да дивиться, какой я великий писатель.

— Что, новый форум нашел? — лениво интересуюсь, чем занимается тролльченок.

— Угу.

— Что-то особенное?

— Угу.

— Закрытый форум, небось?

— Ага! — так, проняло, верно, есть чем похвастать.

— Сам прошел, по регистрации?

— Куда там, меня бы и близко не пустили бы…

— Что, туда троллей не пущают?

— Да, тут эльфы собираются, и еще маги разные…

— И как ты туда пролез?

— А, помнишь, я диск в Митино купил — хакерский?

— Да, как же, мы там с тобой наблуждались вволю последний раз. Хошь — еще в субботу съездим?

— Неплохо было б… Вот, смотри, здесь коллекция паролей на все случаи жизни. Я и подобрал к этому эльфийскому форуму ключик.

— И как ты там зарегистрировался, с каким ником? «Мотылек», небось, какой-нибудь?

— Не, получше, я там — Дюймовочка-3, — я засмеялся, хотя внутренне ждал чего-то подобного. Для моего толстяка с необъятной талией и жуткой рожицей — самый подходящий ник!

— А почему три? — я решил все же уточнить.

— Да уже две забито, я — третья…

— Ладно, Дюймовочка, пошли лучше купаться!

— Ты иди, а я еще посижу, — помотал рогатой головой мой воспитанник, — к вечеру вода теплее будет…

— Оправдываешься? Ну, ну…

И я пошел купаться один. Кстати, о рожках Али. Ворох волос на его голове, пребывая в сухом состоянии, полностью их закрывает. Рога, в смысле… А вот стоит понырять, намочить голову — и сразу все видно. Обычно на пляже сразу смеяться начинают, да спрашивают — где такие рожки продаются? Оно и понятно — сейчас везде лавчонки с разными там приколами — зубами вампирскими, глазами мертвецкими и тому подобное.

Конечно, бывали и приключения. Как-то мой паренек заплыл аж на середину водоема, а там компания теплая — девки да парни подвыпившие, на лодочке прогуливались. Али увидели, да дразнить начали. Тот — ответил. Да на беду рядом проплывал. Его — веслом по спине, да — хохотать, девки — особливо. Али поднырнул под днище, пасть открыл, да дно лодчонки и прокусил. То-то крику было! И чего только потом не рассказывали. И о том, что чудище, типа Лох-Несского, в Пироговском водохранилище завелось, и про русалку, которую забидели, а та — водяному нажаловалась… Ну, и — само собой — о Снежном Человеке, на этот раз — его озерной разновидности.

Кстати, вот и Али пожаловал. Задумчивый какой-то, сразу — плюх и поплыл. Не иначе, задумал что-то…

* * *

Ночью я проснулся от ощущения, что чего-то не хватает. Так и есть — не хватало моего парня рогатого… Я вышел во двор, слегка размялся, помахав руками. Потом — пошел куда-то вперед, обычно этого бывает достаточно, чтобы найти что-то утерянное или забытое. Так оно случилось и на этот раз. Едва дойдя до шоссе, я заметил широченную фигуру Алигана. Фигура бегала по шоссе, стремительно набирая скорость. Ага, разогнался, замахал руками, подпрыгнул… Э, нет, милый, так аэробусы не стартуют! Точно — у Али ничего не вышло, он грузно плюхнулся прямо на асфальт. Потом встал и повторил все заново.

«Будем считать, что я ничего не видел» — заявил я самому себе и пошел досыпать…

* * *

На утро я застал Али, заснувшего прямо за компьютером. Из лазерного принтера повылазила куча листов, все они были рассыпаны теперь на полу. Понятное дело — тролль опять забыл поставить переключатель на Хьюлетте вверх, пусть теперь сам и разбирается! Кстати, а что там, на листочках?

Я взял один лист наугад. Сверху название сайта. Ого — действительно, эльфийский. А вот и ссылки, целая куча. Так… Беру другие листочки. Формулы какие-то колдовские… Увы, я в магии ни бум-бум. Могу, конечно, простейшую защиту поставить, или костер разжечь, но так ведь это — все умеют. Кстати, да это уже с другого сайта. Непонятно, гоблины, что ли на нем сидят? Ага, вот и Дюймовочкины — что номер третья — вопросы. И — ответы, рекомендации да ссылки. Французский, английский, немецкий… Я все языки эти знаю, токма — читать неохота. И так ясно, что ничего путного здесь не написано.

* * *

Да, подрос парнишка. Упорный стал в своих начинаниях. Цельных трое суток все колдовал и колдовал, все кастрюли мне перепортил, а уж черные коты теперь от него будут за три мили шарахаться — точно!

Сам видел, как в результате очень длинного и сложного заклинания мой Алишка приподнялся с циновки (по всей видимости, забытой одним йогом, скоропостижно ушедшего в астрал — прямо при мне, циновку я решил не выбрасывать — вдруг возвернется оттедова, да с меня спросит…) на цельных три сантиметра! Но, увы, это было самое большое достижение.

Наконец, спустя эти самые штурмовые три дня, Алиган сдался. Подошел ко мне как бы невзначай, попросил запись последней автогонки, ну там, где Шумахер в ограждение втерся. Понятное дело — решил забыться.

— Сначала кастрюли отмой!

— Как скажешь, — молвил паренек покорным таким голоском, типа — ну, пожалейте меня, ну — пожалуйста!

И в комнатах прибери, и на кухне! — я был непреклонен, но надолго меня не хватило, — Ладно, хошь ночью в дракона превращусь, покатаю? ПВО, правда… Все-таки Московская область.

— Не стоит беспокоиться! — отвечал тролльченок гордо, — Я сам!

— Ну, ежели сам, то, как говорится, флаг тебе в руки да перо в …

— Кстати, а ты в дракона превращаешься или воплощаешься? — парня озарила очередная идея.

— Вообще-то, это чисто программные изменения на уровне структуры Вселенной… — я попробовал было что-то объяснить.

— А как воплощаются? — перебил меня Али.

— Это ты у буддистов спроси-расспроси! — тут уж я не выдержал, — Но сначала — уборка и кастрюли.

— Да, сэр! — проорал Али, подражая всем западным боевикам, вместе взятым.

* * *

— Эй, принц, о чем задумался? — окликнул я Али. Для тех, кто не знает, сообщаю, он — действительно принц, причем однажды его, связанного по рукам и ногам, даже короновали, но — это совсем другая история.

— Называйте меня Черный Принц!1 — отозвался тролль со значением в голоске.

— Э, нет, не пойдет, место занято…

— Тогда я буду Черный Принц-2!

— Ну, до Черного Принца тебе еще дорасти надоть!

— А что, я ж не коротышка!?

— В смысле — много знать нужно.

— А… — в голосе Али было только разочарование.

— Так ты чего задумал? Ведь час уже молчишь, чего-то спросить хочешь, ну явно, я же вижу!

— А есть ли здесь поблизости буддисты какие-нибудь? — наконец, «раскололся» мой воспитанник.

— Есть, а как же… Теперь этого добра по Москве и Московской области как кур недорезанных. Яблоку некуда упасть — кругом все буддисты, дзен-каратэисты и ангелы-йоги. Или аггелы… Ну, как из Агни слово такое придумать…

— Сведи меня с ними!

— А сам?

— Ладно… — Алиган обиделся, — Сам так сам… Ты хоть адресок подскажи!

— А вот есть тут поблизости одно местечко, типа храмика. Там даже натуральный буддийский монах имеется, прямо из монастыря Шао-Мяо! — и я описал адрес, ну, сами знаете, пагоду возле Окружной дороги выстроили, да в хламидомонадах желто-говянного цвета вкруг нее толкутся.

— Так я схожу?

— Сходи.

— Один?

— Ты уже большой мальчик!

Ну, разумеется, я не мог отказать себе в удовольствии последить за Али. Но и он оказался не прост, приготовил мне сюрприз. Недаром по сайтам магическим тусовался. Короче — смотрю, сидит поутру Али на постельке, да книжку так внимательно читает. Тихо так, скромно сидит и даже не пукает. Ну, меня, стрелянного воробья, на мякине не проведешь. Чай, не первую тыщу лет живу, живого пацана от дубля отличить уж как-нибудь сумею. Ладно, думаю, считай — фору получил. Я в сарайчик. Нет БМВ! Ну, думаю, дела, что же мне теперь, на велосипеде его, что ли, догонять? Он хоть и гоночный, а супротив мотоцикла… Вернулся в дом, смотрю на дубля, читаю имя автора на книжке. Ага, Фрай. Что-то такое мелькнуло в голове, отбираю сию книжку у дубля Алишкиного, читаю. Вот оно! Тут герои по какому-то Темному пути шастают. А чем мы хуже других? Ничем! Методика, правда, в книжке не описана, да может и сам Сэр Макс ее не знает, только прикидывается… Ну, а я так допру, по смекалке да интуиции! Смекнул я, что делать надо, прикинул тут же на компе, да ступил — на этот самый Темный путь.



* * *

Ну, как сказать? Опоздал я, или уж очень точно на место прибыл. Собственно, когда я вынырнул практически «из ничего» — да посреди улицы, никто особо даже и внимания не обратил. Все вокруг храмика галдели. А там шум стоял. Главный Шао-Мяусский монах что-то такое в полном отрубе причитал, остальные бегали да кричали. Наконец, распахнулась дверь, и оттуда вышел с опущенной головой Алиган. Народ начал смещаться по направлению прочь. Я приподнял БМВ, сел впереди, завел мотор. Али без слов уселся позади, я поднял мотоцикл на дыбы и помчался прочь…

А спустя час, напоив тролля горилкой, я слушал его печальный рассказ. Собственно, начиналось все прекрасно. Доехал, не попав ни в одну пробку. В храм пропустили беспрепятственно. Поговорил с одним, с другим. Подвели к самому главному. Тому самому монаху. Тот, как Али увидел, так и уставился. Потом говорит:

— Ты не человек!

— Как это не человек? — возразил Алиган, — У нас все в правах равны, почитай Конституцию!

— Я вижу, вижу, когда рот открываешь!

— Что видишь?

— Ты чудовище, я тебя раскусил!

— Да неужели?

— А ты открой рот пошире! — предложил монах.

Ну, мальчишка сдуру пасть и распахнул. А монах, видать, заклинание какое-то знал, чтобы морок снимать. Ну, и снял — себе на беду. Расскажу, для тех, кто с моим парнем не знаком. Все дело в том, что у Алигана пасть внутри гораздо больше, чем снаружи. Ну, типа свернутого пространства. Зубы у него огромадные, с мой большой палец каждый, да еще и в три ряда расположены. Ну, обычно Алишка свой ротик простеньким заклинанием маскирует. А тут — попал «как кур во щи»!

— Ракшас! Страшный ракшас! — заорал бравый монах и встал в стойку куратистско-дзюмудистскую.

Кругом народ в испуге бегает, кричит что-то типа:

— Что же делать? Что же делать?

— Всем покинуть помещение храма… Во имя Будды! — приказывает монах, да сам — первым, пример и показывает. Короче, бежал он первым, все встречные двери перед собой ударами рук и ног распахивая, да «Ий-я» приговаривая… Видно, большой мастер восточных единоборств он был, все-таки. Вот и пригодились — навыки-то!

* * *

— Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи? — спросил я Алигана.

— Ты это к чему?

— Может, хватит, того — с полетами?

— Нет, не хватит!

— Но ведь с волшбой все равно не получается, в буддистские монахи тебя не принимают, за Дюймовочку при очной встрече — что 20 июня — тоже вряд ли сойдешь…

— Ничего, я еще книжки почитаю!

— Почитай, почитай, только сначала дубля своего убери!

— Да я уже убрал.

— Куда?

— В шкаф.

— А ежели кто придет, дама какая слабонервная, откроет шкап, а там — зомби скалится?

— А ты слабонервных не приводи!

— Хорошо, буду сначала спрашивать, типа — а были у Вас в роду страдающие нервными заболеваниями да сердечными приступами?

— У О'Генри не так.

— А я это сам придумал!

— Ага, придумал… — не поверил мне Али, — Когда по телеку «Вождя краснокожих» каждые три месяца показывают!

— Ладно, замнем, — я решил сдаться, — а что ты еще в книжках найти хочешь?

— Помнишь, ты говорил о том, чтобы вес снизить, да посмеивался? Это откуда.

— Герберт Уэллс, «Правда о Пайкрафте», — блеснул я эрудицией — как всегда, на свою беду!

* * *

— Но здесь же нет конкретного рецепта! — воскликнул Али, потрясая томиком Уэллса. Кажется, вторым из пятнадцатитомного сочинения.

— Во-первых, там есть ценные указания…

— На счет того, чтобы все компоненты были поотвратительней, яйца — так тухлые…

— Ага…

— Ну, а во-вторых?

— А во-вторых, там содержится ценное предупреждение для толстяков — не ходите дети, в Африку гулять!

— Ничего, я знаю, что делаю…

— А я пока не знаю! Ты чего, хочешь невесомым стать? А как потом летать будешь? Это только в сказках Карлссоны с моторчиками бывают, а в натуре — к электромоторчику еще аккумулятор тяжеленный приложен должон быть. Ведь ты не собираешься становиться Карлссоном с двигателем внутреннего сгорания, или, того паче — с дизелем?

— Во-первых, я не собираюсь становиться полностью невесомым, я точно отмеряю дозу волшебного средства, во-вторых…

— Ты свое во-вторых начал, а мне не дал договорить — мое, в-третьих…

— Ну, договаривай!

— Положи Уэллса на место, между первым и вторым томом, да поровней!

Тролль покорно поплелся к книжному шкафу. Но вложил томик кое-как, мне пришлось сразу же подправлять.

— Скучный ты, наставник, поровней тебе…

— А тебя повеселить, что ли? Хошь, боевой гопак станцую?

— Лучше скажи, где рецепт, такой, как у бабушки автора, достать?

— Так то же вы-дум-ки, фан-та-зия автора!

— Я так не думаю, — Али надулся, — у меня такое впечатление, что все это написано не на пустом месте, автор действительно…

— Ну, милок, и ты туда же? Помнится, как-то в тридцатые годы в Америке сделали радиопостановку «Войны миров», так такая паника по всем штатам началась! Думали — и впрямь марсиане прилетели Землю завоевывать… В этом смысле Уэллс — человек известный, выдумает так, что все верят…

— Ага, выдумки… Он вон — в «Освобожденном мире» атомные бомбы описал, а насчет того, когда первую атомную электростанцию построят, так всего на год ошибся, а писал — за полвека!

— Неужто ты этот роман прочел?

— По правде говоря… Нет… — толстячок смутился, — Но я статью про это читал!

— Раз уж ты такой умный да начитанный, то и ищи сам этот рецепт. У тебя ведь теперь много друзей-колдунов завелось на всех этих сайтах…

— Да… — молвил тролль как-то огорченно.

— Что такое?

— Да доступ вырубили…

— Почуяли чего?

— Не, разругался, меня — и того…

— А ты через удаленный сервер пробовал?

— Как это?

— Да так…

И я полез за компьютер. Али схватил идею, что называется, «на лету», вновь вышел на свой магический сайт, а я, позевав, пошел вертеть спутниковую антенну.

* * *

Алиган что-то такое творил на кухне. Вновь перепачканы кастрюли, везде лежали дохлые жабы, замученные змеи да скорлупки от яиц, издающие характерный запах сероводорода.

— Про гремучих змей я не спрашиваю, но вот ответь, где ты достал тухлые яйца?

— Так на рынке, там все яйца — тухлые!

— Ладно, верю… Тем более, я слышал, есть одно племя, где считают — свежие яйца — несъедобные, их в пищу употреблять нельзя, а вот когда протухнут — так самое оно!

— Целиком и полностью согласен! — парировал Али. Лексики он от меня понахватался, спору нет.

— А ты в рецепте ничего не перепутал?

— Не мешай, наставник… И, вообще, шел бы ты куда в баню!

— Ну вот, из собственного дома гонят… — усмехнулся я, потом прикинул, что мысль про баню не столь уж плоха…

* * *

Кстати, о рассказе Герберта Уэллса. Так сказать, краткое содержание для тех, кто не читал. Жил-был один толстяк, по имени Пайкрафт, и очень он хотел — как впрочем и сейчас хотят все брюхоносцы — похудеть. Чего только не попробовал, пока не упросил автора того рассказа дать ему древний рецепт, из каких-то Индий Заморских привезенный. В коем значилось — что он «для облегченья веса». Попробовал толстячок колдовского зелья, вроде полегче стало, взял — да и выпил все. А рецепт-то, оказалось, не для похудания был, а чтобы силу тяготенья на данном человечке приуменьшить. Короче — совсем бедняга вес потерял. Далее в рассказе описывались злоключения Пайкрафта, о том, как он налаживал быт, шествуя по квартире с различными тяжелыми предметами. А кончилось все просто — придумали ему свинцовые утяжелители в одежду (по автору — «свинцовые подштанники» — весьма забавно, да и от радиации — заодно…), и стал вести толстопуз прежнюю жизнь, объедаясь во всех обжираловках, и никто не подозревал, что на самом деле этот толстяк ничего не весит…

* * *

Напарившись всласть, я попил пивка, не спеша, и вернулся на кухню посмотреть, как там дела у тролльченка. На кухне Али не было. Начал обследовать комнаты, дивясь неожиданно наступившей тишине. Так и есть. Своего воспитанника я нашел в спальне… Под потолком!

— Так… Понятно… — я не спешил, уселся на койку, сложил ладони трубочками и начал разглядывать Али как в подзорную трубу, — Вижу, наблюдаю…

Тролль насуплено молчал, ворочаясь вблизи люстры. Весь тренировочный костюм уже был в известке, на что безответственный мальчишка не обращал ни малейшего внимания.

— Так, значит, знаешь меру? «Я знаю, что я делаю!» — передразнил я тролля, вспоминая забавный сериал про «Кувалду».

— Дай лучше что-нибудь тяжелое, может — свинец какой-нибудь, — попросил Алиган.

— Ага, Уэллса начитался, свинцовых подштанников захотел?

Иногда я бываю жесток. Вернулся я уже не с «чем-нибудь» тяжелым, как ожидал в тщетных надеждах Али, а с длинной веревкой, на конце которой мои руки уже изготовляли петлю.

— Это… что?

— А то!

И я накинул петлю на тролля, повернулся и двинулся из комнаты. Алиган еще не совсем осознал, что происходит. Опомнился он только на дворе, внезапно осознав всю глупость своего положения. Счастье его, что стояла ночь и никто не видел…

А я гордо шагал по дороге, держа в руках веревку. Веревка устремлялась вверх, и там, на высоте трех метров, висел, подобно странному воздушному шарику, мой юный тролль.

— Ты что, так и будешь ходить?

— Да, а что? У меня, может, не было счастливого детства, как у нынешней детворы, шариков тогда не было и подавно. Вот я теперь и поиграюсь!

— А мне что делать? — Али был близок к тому, чтобы разрыдаться.

— А ты повторяй: «Я тучка, тучка, тучка, а вовсе не ведмедь, и как приятно тучке по небу лететь!». Кстати, пчел не обещаю, но вот одно осиное гнездо я давненько заприметил…

— А я вот, на тебя сверху… — и тролльченок потянулся было к молнии на штанах.

— Ну, тады я веревочку отпущу! — усмехнулся я, наблюдая, как мгновенно отдернулась его рука, замыслившая было эдакое хулиганство.

— Давай домой, ну, пожалуйста… — попросил он.

— А куды спешить? После знойного дня прохладу впитываю я…

Да, вот такой я плохой и жестокий! Еще пару часов прогулки с живым воздушным шариком должны были дать необходимый воспитательный эффект!

* * *

Самое гнусное заключалось в том, что мы не смогли расколдоваться — так сразу. Я привязал Али к креслу, он просидел пять часов в подряд в интернете и ничего не нашел. Я звонил всем своим знакомым. Тот колдун, которому я верю больше всех, популярно объяснил мне, что расколдовать в таких сложных случаях может только тот, кто сие волшебство сотворил.

— Ты понял? Вот сам себя и расколдовывай! — и я пересказал парню неприличную сказку про дурака — из сборника Афанасьева, что было не совсем педагогично с моей стороны…

— А, может, кого другого попросить? — додумался, наконец, Али, — Ну, не человека… Другого тролля, старого?

— Где ж я тебе, милай, посреди великорусской равнины тролля найду?

— А я слыхал, что есть… Ну, навроде…

— Чертики, что ли?

— Лешими зовут…

— А ну тебя… к лешему! — усмехнулся я, почуяв, что решение найдено.

* * *

Конечно, найти лешего в лесах Московской области непросто. Короче, пришлось ехать во Владимирскую. Сначала на электричке два часа с гаком, потом еще долго-предолго плестись пешком. Наконец, искомая чаща была достигнута. Али чувствовал себя, как рыба в воде, а когда навстречу начали попадаться заговоренные коряги, то и вовсе расцвел от удовольствия.

— Почему ты раньше сюда меня не водил?

— Да в голову не приходило… Что, нравится?

— Спрашиваешь!

Старика лешего я отыскал под старым пнем. Хорошо так спрятался, не будь у меня многовекового опыта — ни за что бы не сыскал! Но я-то вижу, где сучок, где веточка, а где ручонка старческая, где мох, а где — ушки мхом поросшие…

— Выходи, дед!

— Не выйду.

— Выходи, не обижу!

— А обманешь?

— Когда это я обманывал?

— Все равно не выйду, мне и здесь хорошо, — упирался старый лешак.

— Выходи, дело есть.

— Надо чаво?

— Надо.

— За спасиба?

— Не, я и намазать принес.

— Мед с сахарой, с магазина?

— Сотовый, — я знал, что к чему.

— А еще чаво?

— Еще — шишек!

— Эка невидаль…

— Кедровых!

— Ась?

— Мешок!

Подействовало. Старичок выполз из-под пня и начал деловито перебирать кедровые шишки. Потом уставился на Алигана.

— А это еще что за чудо-юдо?

— Тоже леший, только с дальних земель, — представил я своего воспитанника.

— Дикий он какой-то…

— Так в городе рос да воспитывался… — попытался я оправдаться.

— Оно и видно…

Алиган насупился, но огрызаться не стал.

— Ишь, сопит, чудо заморское, — прошамкал лешак, — не учен, небось, ничему?

— Да нет, кое-чего знает, вот заколдовал сам себя, а теперь расколдоваться не может…

— Эт я и сам вижу, волшба тут человечья, не лесная, она нашему брату, даже заморскому да заморенному такому — все одно — не подходит.

— Помогай дед… Расколдуешь?

— Да, помогите мне, дедушка леший, а я больше человечьей волшбой заниматься не стану! — подал голос, наконец, и Али.

— Ну, мне тебя расколдовать, что два пальца обо…

— Так давай, скорей!

— Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, — прошамкал дед, потом повернулся ко мне, — оставь мальчонку мне на недельку, потом — забирай, коли захочет!

* * *

Через неделю Али возвращаться отказался. Как его расколдовывал старый леший, да учил чему — тоже промолчал. И попросил оставить до конца лета. Что же, оно и к лучшему. Я всегда считал, что летом детям надо жить на природе, подальше от городской пыли. А сейчас приятное с полезным сочеталось — старичок-то Алишку учить взялся, так о лучшем и мечтать не приходится.

30 августа я забрал своего совсем облешавшегося тролля домой. Дед не возражал, кажется, они договорились продолжить обучение следующим летом.

— Ну, как, соскучился по мне? — спросил я воспитанника.

— По тебе? Еще чего! Вот по компьютеру, да по интернету — это да… Очень соскучился!


1999




home | my bookshelf | | Рожденный толстым летать не сможет! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу