Book: Мечта любого мужчины



Купцов Василий

Мечта любого мужчины

Василий Купцов

Мечта любого мужчины

Любимое развлечение Судьбы?

Смеяться над нами!

На горизонте показались верхушки скал, затянутые голубой дымкой. Вот он, Болян-остров!

Пройден путь со славного Посков-Моря через Теплое озеро к Чудь-Морю, а оттуда по реке рукотворной, Древними потомкам в наследство оставленной - в необъятное море Дзинтарное, к острову далекому, издавна злой волшбой окутанному... Гребцы нажимали на весла с утроенной мощью. Разумеется, они спешили, им хотелось, чтобы все побыстрее кончилось. Еще более бурные, противоположные чувства обуревали группу юношей, столпившуюся сейчас у носа огромной ладьи.

Одни из них были бледны, как полотно, другие, напротив раскраснелись, глаза налились кровью. Плотно сжаты губы, скрипят зубы, ладони сжимают рукояти коротких мечей...

Судно бросило якорь в сотне шагов от песчаного берега. Никто не спешил покидать борт, все ждали. Ярко светило летнее солнышко, по небу гуляли редкие белые облака, да и ветерок был не силен, не слаб, а в самый раз... Благодать, да и только! А эти люди чего-то ждут?!

Наконец, дождались. Казалось, живое золото заструилось с вершины скалы вниз. По лицам путешественников мелькнули солнечные зайчики - это солнце отражалось в бесчисленных зеркальных пластинках, покрывавших тело Золотого Змея. Еще пара мгновений - и чудовище совсем рядом, расположилось на песочке, глазки зеленые - живые - рассматривают корабль. Люди замерли в ожидании.

Тишина, нарушенная громким стуком. Головы мореходов на мгновение повернулись по направлению звука - это ходило ходуном весло в руках одного из гребцов, да и самом тело бедняги сотрясалось крупной дрожью... Насмотревшись издали, Золотой Змей пополз поближе к людям.

Вот его уродливая голова уже покачивается над мачтой.

Юноши тут же занялись самым важным для такого случая делом - они быстро рисовали заранее припасенными угольками защитные руны друг другу на лбах и ладонях, скороговоркой произносили священные слова, поджигали перышки и шерстинки, призывая покровителей племен, из которых были родом.

Наиболее заметный из мореходов, в красной, расшитой золотом, рубахе, с седой головой, увенчанной драгоценным венком из Священного Легкого Серебра, сделал несколько шагов по палубе в сторону Змея. После чего обратился к чудовищу, не склонив, однако ж, при этом головы.

- О великий Золотой Змей! - молвил он, - Я, князь Крутена, Дидомысл, приветствую тебя! Мы сделали так, как ты пожелал. Тринадцать лучших юношей, молодых воинов, смелых и здоровых, без единого изъяна - все они здесь, на корабле. Прими эту жертву от нашего народа!

- Пусть молодые мужи сойдут на берег, - прогудело сверху.

Князь сделал повелевающий знак. Юноши, не раздеваясь, один за другим, спрыгнули за борт. Широкие взмахи мускулистых рук, тела легко заскользили среди волн. Прошло совсем немного времени, и юноши выбирались на песчаный бережок. Кто-то выливал воду из сапожков, кто-то пытался отжать рукава рубахи и отряхивал прилипшие к телу мокрые порты. Один из юношей, не обращая внимания на одежду, наводил порядок костяным гребнем в своей длинной гриве, верно являвшейся предметом его гордости...

Золотой Змей на мгновение скрылся под водой. Еще миг, и чудовище появилось уже рядом с молодыми воинами.

Юноши, сгрудившись вместе, замерли в нерешительности. Змей лег кольцом вокруг группы парней, лишь его передняя часть с разинутой пастью и трепещущим раздвоенным языком покачивалась сейчас над головами людей.

- Попрощайтесь со своими, больше вы их никогда не увидите! - велел Змей.

Парни помахали руками в сторону суденышка, каждый прокричал что-то свое. С ладьи ответили горестными криками. Змей повернул голову и молча посмотрел в море, казалось, его взгляд остановился на князе. Дидомысл понял, что их отпускают. Скупой знак рукой. Тут же был поднят парус, ладья рванулась с места, как сорвавшись с привязи - ведь ветер дул сейчас почти точно от Болян-острова к морю, едва не разрывая черное полотнище.

- Летим, как на крыльях, - шепнул один из гребцов соседу. Ладья шла под парусами, руки отдыхали, можно было и поговорить.

- Может, и летим, - согласился второй мореход, - только настоящий-то летун, он, ежели захочет, вмиг нас догонит...

Глаза людей, обращенные на все уменьшающийся контур острова, продолжали полниться страхом.

- Нет, нас отпустили с миром, - произнес первый гребец, то ли для соседа, то ли успокаивая самого себя, - не мы ведь нужны этому пасынку Ящера, не мы, так ведь?

* * *

Три луны назад люди впервые увидели Золотого Змея. Никогда раньше никто ничего не слышал об этом чудовище, не было ни одной сказки, ни единого мифа, в котором упоминался бы Золотой Змей. А тут буквально свалился на голову жителям града Крутена...

Змей прилетел утром. Торговцы, покупатели, стража и, даже, воины бросились кто куда, площадь мгновенно очистилась от народа, едва огромная тень промелькнула над головами. Ящер сделал три круга над городом, затем сложил прозрачные перепончатые крылья и камнем упал на рыночную площадь.

Чудище смело ударами хвоста ближайшие лавки, затем дохнуло огнем на складские постройки, примостившиеся рядом с рынком. Багровое пламя взметнулось прямо к небесам. Змей повертел головой, затем вытянулся свечкой и рыкнул, как гром прогремел:

- Люди! Я, Золотой Змей, и я здесь. И хочу, чтобы вы явились сюда, ко мне, иначе я сожгу все ваши жилища и убью всех вас. Пусть придут все взрослые мужчины. И будет старший из мужей, я хочу говорить с ним и со всеми остальными! Даю вам срок до того часа, когда тень от солнца не начнет удлиняться.

Князь принял решение, не колеблясь - в таких случаях лучше подчиниться сразу. Вскоре отовсюду послышались крики, топот, детский плач да бабье завывание. Это дружинники принялась сгонять граждан на площадь.

Дидомысл велел позвать всех жрецов, мудрецов, знатоков магии и волшебства. В такие мгновения дорог хороший совет. Сам же князь, не теряя времени, отправился к Змею.

"А как вдруг чудище передумает и не захочет тихо дожидаться всеобщего сбора?!" - пронеслось в голову у Дидомысла, - "Я сорок лет оберегал свой народ, я должен все предусмотреть..."

Людские толпы подались назад, князь, напротив, сделал шаг вперед и гордо поднял седую голову. Змей остановил на нем взгляд маленьких зеленых глаз, вгляделся, но ничего не сказал - Дидомысл понял, что чудище решило говорить лишь в обещанный полуденный час. Или, скорее, просто желало, чтобы собрались все жители города.

Один за другим к князю подходили жрецы и мудрецы. Шептали на ухо - увы, все одно и то же. Никто не мог дать совета. Старый мудрец, угадывавший будущее по звездам, тот самый, кто предсказал и Великую Темноту посреди светлого дня, и падение железного камня с Неба, и рождение Великой Сенилы - даже он честно признался, что звезды промолчали насчет явления Золотого Змея...

Удивительно, ведь жители града Крутена издревле поклонялись, в числе других великих богов, и Великому Змею.

Как бы ни менялись религиозные пристрастия на протяжении последних трех сотен лет, Великий Змей всегда входил в Триглав, ему и его сыновьям Горыне, Дубыне и Усыне всегда приносили жертвы, иногда и человеческие. Даже на стягах, что реяли над головами воинов Крутена в походах и сечах, даже на этих черных полотнищах всегда красовался шитый золотом Ящер. Тогда почему Яжа прислал людям этого странного Золотого Змея? Или Золотой Змей был сам по себе, не рода Великого Ящера? Но так определенно не могло быть, ведь все Змеи одного рода...

Люди недоумевали.

Пришел полдень, Змей все молчал. Князь решился:

- О, Великий Золотой Змей! Тень от светила коротка, короче некуда, сейчас начнет удлиняться. Мой народ собрался здесь, мы готовы выслушать тебя, о Великий, и принять то, что послала нам Судьба...

Змей помолчал еще немного, затем повертел головой, с высоты озирая площадь. И, наконец, его пасть открылась, обнажив бессчетную поросль зубов, подобных сверкающим, загнутым внутрь, клинкам.

- Нити судеб людей вашего народа сплелись в один пучок, так решили боги, на вас пал небесный жребий, вы - избраны! И я послан оборвать эти нити...

Змей прервал грохочущий монолог.

Казалось, ожидая ответа.

- Если? - кинул лишь одно слово князь.

- Если вы, люди, не принесете мне большую жертву, - закончил мысль Змей.

- Что или кто будет жертвой? - спросил Дидомысл.

- Мне нужны люди, мужи, молодые, здоровые, без единого изъяна, числом тринадцать, - монотонно прогремело из глотки чудища, - они должны быть смелы, сильны, способны дать потомство, иметь от роду не меньше шестнадцати, и не больше двадцати весен. Если вы исполните мое требование, то больше никогда меня не увидите, я покину ваш мир навсегда!

- Когда и куда должны явиться юноши? - спросил князь.

Увы, в истории Крутена это был далеко не первый случай. Живую дань требовали и чужеземные тираны, и волшебники, и разные чудища. Уже не говоря о богах и тех, кто им служит. Но отдав маленькую частичку себя, народ оставался жить дальше. Судьбы же тех, кем откупались жители Града Крутена, складывались весьма и весьма по разному. Тех, кого требовали чудища, можно было не вспоминать - они шли, обыкновенно, в пищу этим выродкам. Те, кто попадал к жрецам, могли быть принесены в жертву, однако, могли и сами стать жрецами. Красавицы, ставшие женами могущих владык, могли остаться жалкими рабынями, но, бывало - сами устраивали дворцовые перевороты... То же самое ожидало и мальчиков - тираны всегда предпочитали сами растить себе телохранителей из маленьких чужеземцев. Такие становились полководцами, командовали стражей, и - тоже частенько переигрывали все, сами становясь князями!

Что ждало юношей, затребованных Золотым Змеем? Никто не знал. Простой летающий ящер, он ведь поначалу скотом питается, овец, коров ворует... Да и все прочее. Потом случайно человечины попробует, понравится - начинает требовать. Конец один - жертва перед тем, как будет сожрана очередным крылатым людоедом, выпивает кубок с настоем змееморника. Невзрачная на вид травка, совершенно безвредная для скота, но имеющая такую силу супротив чудищ! Через пару дней душегуб, отведав отравленной человечины, подыхает.

Но опыт подсказывал князю, что Золотой Змей не будет есть пожертвованных юношей. Здесь ждать чего-то иного!

* * *

Змей молча разглядывал парней. Все они были высоки, с темно-коричневой от загара кожей, светловолосые, с голубыми или серыми глазами. Рубахи у одних были красиво расшиты, у других - простые, из домотканного полотна. Разнилась и обувка - ведь парней набирали из разных семей - и из бояр, и от дружинников, и из оратаев, и из людей дела гостевого... Первоначальный испуг уже прошел, юноши раскраснелись и были готовы ко всему.

- Следуйте за мной! - приказал Змей.

- А если не пойдем? - бросил с вызовом один из парней в расшитой золотом рубахе. Другие зашикали на него, кто-то попытался потащить силой. Юноша оттолкнул чужие руки, да уселся на песок, - Знай, Змей, я никуда с тобой не пойду. Что хочешь делай, а я буду сидеть здесь, как камень!

- Что ж, воля твоя, - пророкотал Золотой Змей, - сиди, коли решил стать камнем!

- Я - Крутомил, сын князя, и слушаю в этом мире только своего отца. Великий Дидомысл, мой отец, приказал мне прибыть сюда с остальными юношами, дабы княжий сын разделил участь сыновей своего народа... Но знай - тебе я не подчинюсь, и никуда не пойду!

- Всегда было так, за капризы княжьих сыновей платили дети простолюдинов, - равнодушно проскрипело чудище, - я, так и быть, не трону тебя и оставлю здесь, но при том условии, что остальные пойдут со мной!

- Мы пойдем, пойдем! - крикнули несколько юношей.

- Сиди же здесь, жди, - голос Змея почему-то испугал в этот момент молодых людей, казалось, сейчас прозвучит какое-то заклятие или предсказание, - можно, конечно, обратить тебя в камень... Но камни не умеют страдать! Жди, самовлюбленный юноша, может, отец и вернется за тобой!

Голова чудища, маячившая на высоте пяти саженей, наклонилась над непокорным. Из зеленых глаз Золотого Змея посыпались искры. Вспышка яркого света, ярко-красный огонь, пронесшийся над юношами, но, почему-то, не опаливший их тела. Столб пламени устремился в небо, все выше и выше, мимо верхушек скал, прямо к облакам. Змей молча развернулся и двинулся вперед, быстро так пополз - не помышлявшие уже более о сопротивлении парни еле успевали за ним бегом...

А княжий сын остался один на берегу - живой, здоровый. Пламя не тронуло его. Некоторое время княжич сидел на камне, потом встал, начал прохаживаться по берегу. Надо было найти, чем подкрепиться. Ведь отец вернется за ним, обязательно воротится!

* * *

Князь приказал спустить паруса.

Мелководье позволило бросить якорь, и суденышко встало на рейд примерно в пяти милях от Боляна. Разумеется, команда хотела бы как можно быстрей уйти подальше от этого острова, стребовавшего только что человеческие жертвы, но как ослушаться повелителя?! Да и его можно было понять - ведь там остался его сын.

Дидомысл пристально вглядывался, стараясь увидеть, что там - на том острове? Некоторые из мореходов тоже посматривали в ту сторону, но большинство предпочитало смотреть в воду...

Вспышка там, далеко на берегу. Князь вскрикнул в отчаянии. Вздох остальных эхом пронесся по кораблю.

Пришло сознание, что Это произошло, свершилось, молодых парней, коим досталась несчастная доля, уже нет в живых...

- Поднимайте паруса, белые паруса горя!

- скомандовал князь в ярости, седые длинные волосы Дидомысла были распущены в знак траура, и ветер развевал теперь эти пряди, путал их порыв за порывом, - И да будет проклят этот остров, унесший жизнь моего сына, моего первенца! Слушайте все. Я, князь Крутена, велю вам, и всем, кто плавает на море, сорок лет не приближаться к проклятому острову - в знак траура по нашим сыновьям!

- Да будет так... - шелестом пронеслось по кораблю.

Вскоре добрые черные паруса были спущены, вместо них полезли вверх белые полотнища, бледные, как сама Смерть. Судно скользило по волнам, а всемогущий князь сидел в одиночестве на корме, его глаза смотрели туда, где остался его сын.

Вечером Дидомысл позвал ведуна-врачевателя. Пожаловался на боль в левой руке. Старый лекарь пощупал пульс - он был слабым и очень частым, сам повелитель был бледен, кожа посерела, вся покрыта крупными каплями пота. У ведуна всегда был с собой густой состав, приготовленный из мака. Лекарство сразу пустили в дело, боль чуть стихла. Врачеватель знал, что этого недостаточно. Нужны были пиявки, но их, увы, не было. Князь, привыкший следить за каждым шагом своих людей, увидел, на свою беду, пиявок, заготовленных лекарем.

- Золотой Змей может решить, что это насмешки над ним, - покачал головой Дидомысл, - ты, Иггельд, того, пакость эту выбрось!

Никто уже и не помнил настоящего имени старика, только ведовское и знали...

- А вдруг как понадобятся? - забеспокоился врачеватель.

- Будто не умеешь кровь отворять, - пожал плечами князь, - наши отцы и деды лечились просто - банька да рудопуск...

Увы, спускать кровь сейчас нельзя, нужны именно пиявки, не их обычай отсасывать дурную кровь, а тот чудодейственный сок, что выделяли рты кровососок. Один лишь этот сок был способен ослабить хватку зубов Смерти, вцепившихся сейчас в сердце князя. Но не было пиявок...

Широкая грудь князя поднималась и опускалась - все быстрее и быстрее, нарастала одышка. Змей, когда-то в юности выколотый между сосками старого повелителя, то сворачивал, то судорожно разворачивал свои кольца. Тоже "Золотой Змей" - ведь только для княжеской кожи использовали при наколке драгоценный золотой порошок, привозимый с далеких земель. Теперь прекрасное украшение груди Дидомысла смотрелось как зловещее пророчество, столь неожиданно сбывшееся через пятьдесят лет - ведь именно столько минуло с того дня, когда пятнадцатилетний княжич стал мужчиной, с достоинством выдержав все испытания...

Густой маковый отвар дал лишь временное облегчение, вскоре появились новые, раздирающие боли за грудиной.

Седому лекарю стало ясно, что ждать уже недолго.

* * *

На Вечевом Холме собрался народ Крутен-Града. Все оделись в белый траур по уходящему в Вирий великому князю, сорок лет справедливо правившему ими... Что Дидомысла ждет Вирий, что минует его дух сумрачное княжество мертвых, в том никто не сомневался - ведь умер князь в походе, пусть морском, но все ж военном, а все погибшие в войнах да походах попадают сразу в сад небесный, где сидят за одним столом с богами да героями древними.

Никто не обращал внимания на хлеставший с небес крупный дождь, бешенными порывами ветра стегавший людей по лицу и рукам. Погребальная ладья горела ярко, как будто и дождь был нипочем страшному обряду. Сегодня вслед за старым князем вошла в погребальный огонь его единственная, много лет любимая жена.

Разумеется, Дидомысл, подобно своим предкам, мог взять себе любое число жен, но чудак предпочел всего одну, и прошел с ней рука об руку целую жизнь, полную походов, войн и всего-всего, чем славен век повелителя большого народа. А жена? Она осталась верной мужу до конца, добровольно взойдя на костер. Больше никто из людей не был допущен в спутники Дидомыслу, хотя желающих было немало...



- Пусть воля моего отца будет священной!

- провозгласил Младояр, младший сын Дидомысла, ставший, волей Судьбы и Богов, новым князем Крутена, - Сорок лет не приближаться к Болян-острову!

Какие мысли теснились в голове свежеиспеченного князя? Многие только и мечтают, что о кусочке власти над другими смертными. А уж о венце княжеском мечтателей - пруд пруди, только свистни - толпами сбегутся, собственных родителей да детишек малых по дороге потоптав... Младший княжий сын никогда не мечтал о венце, ему и в голову не приходило, что сильный да отважный старший брат вдруг уступит, причем добровольно, свою очередь. Средний же сын Дидомысла погиб год назад в сече.

"Вот так и бывает! Всю юность провел среди ведунов, читая грамоты древние, мудрые, собирался и сам волхвом стать, дальние страны с посохом обойти, все увидеть и все узнать. А теперь все мои планы рухнули... Воевать, приказывать, судить - вот моя судьба, вот что мне предстоит, все то, что он я так ненавижу!" - плакался сам себе на Судьбу Младояр.

"Может, все-таки отправить ладьи к Болян-острову?" - размышлял юный князь, - "Вдруг как Крутомил жив?!

Станет князем, а я - вновь за науки... Хорошо бы! Но - волю отца предсмертную нарушить?! Нет, на такое святотатство идти не гоже..."

* * *

Вот и скалы. Золотой Змей легко заструился вверх между камней. Юноши с трудом карабкались следом, цепляясь за малейшие уступы. Лишь один из парней остался внизу.

- А ты? - спросил Золотой Змей, успевший забраться уже высоко.

- Я... Я... - залепетал бледный, мокрый от пота, как мышь, паренек, - Я боюсь высоты... Ничего не боюсь...

Кроме высоты...

- Да чего там, Починок, не бойся...

Подумаешь - пригорочек! - кричали ему товарищи.

- Нет, ни за что... - выкрикнул Починок.

- Что ж, оставайся внизу, может, это и к лучшему, у нас впереди немало высот, - приняло неожиданное для всех решение чудовище, - и да сбудется предначертанное...

Юноши забирались все выше и выше, а тот, боявшийся высоты, одиноко стоял внизу, его глаза смотрели вверх, на товарищей, выглядевшими для него теперь букашками на горе. Под ногой одного из парней обломился кусочек скалы, паренек взмахнул руками, его подхватили руки товарищей - удержался. А маленький камешек, падая, захватил с собой другие такие же, лавина быстро нарастала, мгновение - и град камней покрыл с головой несчастного юношу, боявшегося скал. Сбылось предначертанное?

* * *

До вершины оставалось совсем чуть-чуть, ну - каких-то две дюжины человеческих ростов, не более. Но забраться выше было невозможно - скала, абсолютно ровная, будто прошедшая руки каменотесов, отвесно возвышалась перед юношами, сгрудившимися на небольшой каменной терраске. Только Змею все было нипочем, он каким-то образом, ну - как муха на потолке, присосался прямо к скале и легко пополз вверх. Некоторое время молча разглядывал ожидавших дальнейшего развития событий молодых людей. Затем спустился вниз, открыл пасть и... Один из юношей оказался в зубах, но челюсти закрылись осторожно, лишь слегка поранив острыми зубами кожу парня.

Золотой Змей, держа молодого воина в зубах, пополз наверх, сбросил его не вершине, спустился за следующим... Вскоре все юноши стояли уже на вершине скалы. Куда было идти дальше? Парням оставалось лишь подтирать друг у друга кровь, сочившуюся из ран. Некоторые зализывали ранки у себя и друзей.

Золотой Змей устремил пристальный взор смарагдовых глаз куда-то в небо. Смарагды эти сверкали все ярче, из них хлынули быстрые вращающиеся зеленые огни, впереди в небе что-то завертелось. Это что-то заиграло всеми цветами, точно радуга, но радуга необычная, в виде огромного кольца, середина которого вдруг стала иссиня-черной. Золотой Змей нырнул в эту кромешную мглу, исчез там. Затем из черноты показалась его рогатая голова, странно, прямо-таки волшебно торчащая из пустого места.

- Там другой мир, - объяснил Золотой Змей, - прыгайте сюда!

Юноши, один за другим, прыгали с разбегу в эту черную дыру. Страх приходилось преодолевать немаленький - ведь, казалось, прыгаешь со скалы в пустоту, в бездну. Один из парней сплоховал, прыгнул, закрыв от страха глаза - и промахнулся. Несколько мгновений раздавался его дикий крик, постепенно затихающий. Звука удара тела о камень здесь, на вершине скалы, слышно не было.

И вот на горе остался только один юноша.

Явно не собиравшийся прыгать.

- Чего ждешь, испугался? - спросила рогатая голова, вновь высунувшаяся из черного желоба.

- Я никого и ничего не боюсь, - ответил юноша, - но здесь мой мир, я в нем родился, в нем хочу и умереть.

Превращай меня в камень, жги огнем - я готов.

- Подумай!

- Я подумал и останусь здесь! - ответил паренек твердым голосом.

- Что же, воля твоя...

Огромная голова скрылась в черноте.

Разноцветный бублик перестал вращаться и медленно погас. Просветлело и место, где только что находился желоб в другой мир.

В этот момент несчастный понял, наконец... Они не могли самостоятельно даже забраться по отвесной скале сюда, на эту высоту. А спуститься?!

Паренек поднял голову вверх. В небе кружили черные птицы. Видно, знали свое дело, ждали...

* * *

Многим не повезло - рыбкой нырнув в черную дыру прохода между мирами, юноши падали с высоты на голый камень. У двоих хлестала кровь из расквашенных носов, большинство отделалось синяками. Лишь один убился насмерть. Не спасла парня могучая руна - именно в висок, где и был ее завиток, ударился несчастный об острый камень...

В этом новом мире небо затянули облака, моросил мелкий холодный дождик. Попав сюда из своего теплого, солнечного мира, да еще и с лета, к тому же, парни были явно не готовы к холоду. Лишь на троих - плащи, остальные довольствовались рубахами да портами. Холод холодом, а впереди зеленела травка, порывы ветра доносили до носов парней странный аромат, больше подобающий зверью, чем муравам. И, судя по тому, что Золотой Змей, не теряя времени, заструился вперед по этой травке, юноши поняли, что их дальнейший путь лежит через эти незнакомые, странные поросли. Один за другим парни бросились вперед - бегом, дабы не отстать от Золотого Змея.

Высокая, по пояс, трава вела себя странно - она как будто льнула к обнаженным частям тел, прилипала, мешала идти.

- Она сосет кровь! - вскрикнул один из юношей, отобрав от ноги побег, ибо трава та была вся в его крови.

Что было делать? Разве что ускорить бег!

Ноги парней задвигались с утроенной энергией, не обращая внимания ни на струившуюся алую кровь, ни на боль в изрезанных щиколотках. Еще мгновение - и юноши оказались на холмике, лишенном кровососущей травы. А Золотой Змей уже устремился вперед. Парни, на ходу отрывая присосавшуюся зелень, бросились за ним.

* * *

Поверхность земли как будто шевелилась.

Ага, понятно, стопы ног почувствовали первые отвратительные прикосновения. Огромные жуки, муравьи и многоножки сплошь покрывали дорогу, по которой приходилось сейчас бежать. Укусы жвал, уколы жал насекомых, отвратительная зеленовато-белесая жидкость из раздавленных ногами хитиновых тел... Один из парней, тот самый, что прокричал про траву, остановился. Его начало рвать, парень упал, окровавленное тело покатилось по земле, вмиг покрывшись шевелящейся массой. Истошные крики остались позади бегущих вперед, навстречу своей Судьбе...

Копошащаяся масса резко обрывалась, как будто кто-то провел черту на земле, которую ни одно членистоногое не смело заступить ни одной из своих шести-восьми-сорока мохнатых лапок.

Но самое удивительное заключалось в том, что остановил свое движение и Золотой Змей, застыв перед открывшимся теперь своеобразным "лесом".

Ватага юношей, воспользовавшись заминкой, восстанавливала силы, грудные клетки парней судорожно вздымались и опускались, рты были открыты, а тела - залиты потом и кровью. Но, к чести юных воинов, ни один из них не потерял меча! И чем дольше юноши вглядывались в раскинувшийся перед ними "лес", тем более благодарили богов за то, что клинки в их руках...

Молодые воины успели повидать светлые, веселые леса своей родины, по рассказам они знали о буйных зарослях на юге, которые невозможно пройти без меча в руках, о хвойных холодных лесах на далеком Севере, в детстве седые старцы рассказывали им сказки о лесах волшебных, с растущими на ветвях хлебами, да зверьми говорящими... Видели парни на своем веку и змей - маленьких, ядовитых и безвредных, ручных. Да еще огромных, способных раздавить в своих мощных объятиях свинью, а потом проглотить ее целиком!

Но вот увидеть перед собой лес, состоящий из ярко раскрашенных, извивающихся тел бесчисленного количества больших и малых змеюк!? Многие из них имели по несколько тел - из толстого, уходящего под землю хвоста веером расходились тонкие "ветви", заканчивающиеся покачивающимися зубастыми головами, с высунутыми раздвоенными языками. И их так много, много... Причудливые узоры меняются на глазах, от них так все и рябит, кружится голова...

Вот пара змеиных морд, у самой "опушки", вот они угрожающе раздули капюшоны возле немигающих глаз. Вот несколько капель яда, упавших из искривленных длинных зубов...

Золотой Змей приподнял голову, затем приподнялась вся передняя часть его туловища, раскрылся пасть. Юношей обдало жаром - это золотая тварь выпустила чудовищную струю пламени.

Потом еще и еще - в нос ударил запах паленого мяса. Это горел "лес", пылали тела ядовитых гадин, падали на землю обгорелые "стволы". Шум трущихся друг об друга извивающихся тел - это "деревья" начали отползать от бушующего пламени. Образовался проход, в который тут же устремился Золотой Змей, выпуская все новые и новые огненные потоки перед собой. Юноши не стали ждать приглашения, они, сгрудившись, бросились вслед за Змеем, обжигая обнаженные стопы дымящимися головешками, оставшимися от ядоносных "стволов".

Вновь шум трения сухой кожи со всех сторон - это лес деревьев-змеюк стремительно замкнулся за людьми, гадины поползли, шипя, на замыкающих шествие юношей. Те не растерялись, в ход пошли мечи. Взмах за взмахом - и кровавые ошметки отлетали во все стороны. Сколько ни пытались гадины укусить хоть кого-то - ничего не получилось, молодые воины дружно держали оборону.

Змеиный лес неожиданно закончился, столь же резко - как и начался. Юноши выбежали вслед за своим золотым вожаком на открытое пространство, стена змеиных тел замкнулась на ними. Бежавший последним неожиданно обернулся. Что вдруг ударило в голову юноше - неизвестно, но он бросился назад, размахивая мечом.

Парни оторопело наблюдали, как их товарищ неистово наносит удары клинком по ближайшему дереву - гиганту. Отрубленные ветви - змеиные головы так и летели в стороны.

- Брось! Аглай! Вернись! - кричали ему товарищи, но он не слушал.

Юноша сделал шаг вперед, вгрызаясь в ядовитые заросли, потом еще шаг, извивающийся кустарник замкнулся за его спиной. Казалось, все было кончено. Но тут произошло то, чего менее всего ожидали молодые герои. На то место, где только что рубился обезумевший Аглай, обрушалась струя пламени. Это Золотой Змей неожиданно вмешался в дело. Заросли расползлись, парни увидели своего товарища, быстрыми движениями срубающего оплетавшие его тело ветви-удавы. Вот он уже свободен...

- Быстрей, беги сюда! - закричали ему.

- Нет, я этих гадин порубаю! Всех изрублю! - закричал в ярости Аглай и вновь набросился на живой лес.

Несколько мгновений - и его уже не стало видно, лес вновь замкнулся за спиной безумца.

-Я давал ему шанс! - прогудел Золотой Змей, разворачиваясь, потом добавил, не спеша двинувшись вперед, - Два раза - это уже слишком...

Из зарослей раздался крик боли и ужаса, потом еще. Люди стояли в оцепенении. Но больше криков никто не услышал, в уши лезло лишь прежнее отвратительное шуршание сухой кожи гадов, да шипение змеиного отродья...

Еще дюжину тысяч шагов юноши прошли вслед за своим страшным предводителем без каких-либо приключений.

* * *

Вновь перед невольными путешественниками зияло черное, в радужном ореоле, отверстие. Золотой Змей молча нырнул во мрак, за ним, не колеблясь, последовали молодые воины. Чего-чего, а оставаться в этом страшном мире, где травы сосут кровь, а на деревьях растут змеи - уж такой мир хочется покинуть как можно быстрей!

- Здесь не так уж плохо, - сказал Лихобор, низкорослый подвижный паренек, весело оглядываясь по сторонам.

Парни сидели на настоящей, даже не пытающейся чего-то там пососать, травке, рядом - росли фруктовые деревья, стоило только протянуть руку... Разумеется, руки были протянуты, изголодавшиеся зубы вгрызались в спелые плоды - кто кусал яблоко, кто жевал инжир, а здоровяк Валидуб, проглатывал, одну за другой, крупные черные виноградины.

- Я должен вас покинуть... Ненадолго, - сообщил Золотой Змей, отдыхайте, ешьте, пейте, спите - здесь вам ничего не грозит. Но только здесь!

Ящер заструился вперед, стремительно меняя цвет на багряный. На молодых воинов пахнуло жаром. Золотой Змей прополз по широкому кругу, выжигая растительность на своем пути.

Несколько мгновений - и люди оказались как бы заключенными в кольцо.

Широкое кольцо, не меньше пары сотен шагов в диаметре.

- Запомните! - предупредил Золотой Змей, - За пределы, очерченные мною, заходить нельзя. Ночью сюда придет смерть, но ей не перебраться через мой след. Она будет подкарауливать вас снаружи...

- Зачем куда-то заходить? - Лихобор окончательно осмелел - ведь Золотой Змей ни разу не одернул его за болтовню, - Нам и здесь совсем неплохо!

Никто и не думал нарушать запрета в тот момент. Ведь впереди было самое приятное, что может только представить себе усталый путешественник глубокий спокойный сон на сытый желудок!

Молодые воины наблюдали, уже с ленивым равнодушием, как Золотой Змей распахнул свои перепончатые крылья.

Мгновение - и чудище уже высоко в небе...

Проснулись парни только вечером. Две огромных светлых луны неплохо освещали ночной ландшафт, отбрасывая причудливые тени. Где-то щебетали птахти, заливался соловей...

Вставать не хотелось, лица обдувал теплый ветерок, такой приятный - не сухой и не влажный, а как раз, как надо!

Красавчик Буслай как будто что-то почуял. Поднял голову, и тут же его тело само приняло вертикальное положение - скачком, будто распрямился сильно натянутый лук в момент спуска тетивы. Беспокойный Лихобор не поленился повернуть голову в ту сторону, куда уставился сейчас Буслай. А юный красавчик уже шел туда, в ту сторону, где из-за толстого ствола выглядывала черноокая круглолицая особа женского полу.

- Эй, Буслай, нам нельзя туда! - окрикнул Лихобор товарища.

Но паренек шел вперед, забыв обо всем на свете. Тем более, что теперь все проснувшиеся смогли лицезреть девушку редкой красоты, совершенно обнаженную, с такой невинной улыбкой, что, казалось, она впервые видит мужчину. Буслай на ходу сбросил рубаху, остановился и улыбнулся. Девушка задорно сверкнула глазками, хихикнула, затем ее ножки изобразили нечто вроде бега на месте - мол, я убегаю, а ты - давай за мной!

- Стой, дружище, Золотой Змей говорил, что ночью приходит смерть... Яромил, вечно заботившийся о друзьях ладный паренек, был уже рядом.

- Кракордил тебя глотай, Яромил, ты ничего не понимаешь! - и Буслай выдернул свою ладонь из рук пытавшегося удержать его приятеля.

- Нельзя, говорят же тебе! - Яромил схватил Буслая за плечи, но через секунду оказался на земле - красавчик небрежно кинул его через бедро.

- Стой! - только и успел крикнуть лежащий, но было поздно.

Буслай, позабывший обо всем на свете при виде манящей его обнаженной девушки, перепрыгнул с разбегу след, оставленный Змеем, напруженное тело юноши совершило прыжок - но девицы уже не было на прежнем месте, она, продолжая хихикать, скрылась за ближайшим валуном. Юноша бросился за ней. Через мгновение раздался жуткий крик. Все вскочили на ноги, готовые бежать на помощь, руки сами схватили мечи...

- Стойте! Стойте! - крикнул Лихобор.

Юноши замерли на мгновение. Его хватило - из-за валуна отлетела прочь человеческая кисть, брызнула кровь.

Затем оттуда же показался шипастый хвост, потом - прикрытая панцирем спина, и, наконец - перед глазами людей предстал весь уродец, сохранивший от прежнего человеческого вида лишь нежные девичьи руки.

Зато голова его напоминала не то что человеческую, даже зверя такого не отыскать, что б сравнить! Разве что жаба, но с шипами, причем жаба давно издохшая и порядком разложившаяся... Изо рта выродка торчала человеческая нога, медленно погружавшаяся внутрь ненасытной глотки жуткого оборотня.

Юноши замерли. Никто не знал, что делать...

- Надо послушаться Золотого Змея! - произнес Лихобор.

Никто ему не возразил, юноши вновь уселись на траву, но теперь никому не хотелось - ни есть фрукты, ни дремать. Подошел, понурив голову, и Яромил.

* * *

Прошла ночь, настал день, ничего не происходило. Запас фруктов был, казалось, неистощим. Млек, прирожденный охотник, ухитрился добыть здоровенного жирного дундука, неосторожно опустившегося слишком близко к людям. Убил камнем, точно попав в голову глупой птице. Съели, как и положено в походе, сырым.



Лихобор пытался извлечь мозг из маленькой головки, устроившийся напротив Валидуб смаковал сердечко дундука.

- Говорят, если съесть сердце зверя, станешь таким же отважным, как его обладатель, - хихикнул Лихобор, - наш Валидуб теперь станет смелым, как дундук!

Парни, успевшие поуспокоиться после недавних потерь, захихикали.

- А ты, а ты... - рот здоровяка открывался, но бедняга явно никак не мог придумать, как ответить.

- А кто съест мозг, тот станет таким же умным! - помог приятелю Млек.

- Точно, - обрадовался Валидуб, - наш Лихобор теперь будет таким же мудрым, как дундук!

- О премудрый дундук! - Сурж делано поклонился.

Лихобор не понял шутки и вмазал шутнику в лоб. Через мгновение собеседники, то ли в шутку, то ли всерьез вцепившись друг в друга, покатились по земле. Остальные решили не ждать особого приглашения и, смеясь, образовалась куча мала...

- Помогите, спасите! - послышалось издалека. Юноши вскочили на ноги, забыв о веселой свалке.

По направлению к ним бежала маленькая девочка. За ней, в десяти шагах несся знакомый уже выродок.

Кажется, ребенок стремился попасть за спасительную черту, проведенную огненным телом Змея. Но буквально за пару шагов до черты девочка упала, схватилась за ступню, попыталась встать - и вновь оказалась лежащей на земле. Стало ясно, что она подвернула ногу и не сможет бежать дальше. А чудовищная жаба - уже совсем рядом.

- Стой, - крикнул Лихобор.

Бесполезно - Валидуб, не раздумывая, бросился на помощь ребенку. Вслед за ним побежал и Яромил. Валидуб перескочил черту, схватил малышку на руки, готовясь бежать назад, и тут... Увы, оказалось, что он держит на руках совсем не ребенка.

Кошмарная голова, имеющая вместо туловища длинные щупальца с присосками - вот что держал сейчас в руках молодой силач. И эти присоски облепили уже все его тело, щупальца сдавили грудь, мускулистая петля захлестнула шею...

- Получай, получай! - кричал Яромил, смело перескочивший в зону смерти вслед за товарищем. Его меч работал сейчас как нож, рассекая смертоносные плети щупалец. Но второй, жабообразный - был уже рядом.

- Стойте, нельзя, все погибнем! - кричал Лихобор, раскинув руки и стараясь сдержать двух своих друзей.

- Да, так погибнем все, - согласился Сурж.

- Но помочь-то надо! - Млек оттолкнул Лихобора и бросился вперед, на ходу поднимая с земли камень.

Бросок! Млек, как всегда был точен.

Камень попал прямо в глаз огромному чудищу, жабообразная голова завертелась, затряслась. Выродок забыл на мгновение о Валидубе и Яромиле, развернулся, членистые ноги понесли уродливое тело туда, где стоял Млек, но прямо у выжженной черты урод затормозил - разом, всеми ногами. В руках молодого охотника был лишь меч. Что делать? А почему бы и нет?! Млек метнул меч так, как метают копье, попав твари прямо между глаз. Брызнул во все стороны зеленоватый мозг. Чудище медленно осело на задние лапы, затем завалилось на землю. Млек подошел поближе, собираясь забрать свой меч, но черты переходить не стал.

Мало ли какую еще хитрость мог подготовить этот оборотень? А вдруг как только прикинулся мертвым? У Млека, само собой, нашлась веревочка, юный охотник, смастерив арканчик, перекинул через межу, набросив на рукоять меча. Раз - и готово, меч вновь в руках хозяина!

Яромил, тем временем, полностью освободил Валидуба от щупалец, разрубив, напоследок, чудовищную голову напополам. Здоровяк, увы продолжал стоять недвижимо. Возможно, действовал какой-то яд. Яромил взвалил приятеля на свои плечи... За роковой чертой тело Валидуба подхватили продолжавшие осторожничать Сурж и Лихобор.

* * *

На следующее утро Валидуб пришел в себя.

Его сила возвратилась куда ей положено - в огромные мышцы рук и ног, в необъятную грудь. Силач ничего не сказал Яромилу, но старался теперь всегда сесть поближе к другу.

Днем вернулся Золотой Змей. Опустился на землю, сложил поблескивающие на солнце крылья, обвел глазами парней, вероятно, пересчитав...

- Следующий отрезок пути вам придется пролететь, - заявил Золотой Змей, добавив, - на мне...

- Я еще никогда не летал на змее! - беззаботно откликнулся Лихобор.

- Что ж, - прогудело живое золото, обернув блестящие глазки на шутничка, - тогда я расскажу, как это делается. Первое правило освободить живот перед полетом. Если кто осмелится опорожниться, находясь на мне, тот пусть пеняет на себя!

Лететь придется долго...

Вскоре пятерка парней, старательно исполнив то, что от них потребовали, уже карабкалась на спину Змея.

Уселись друг за другом, гуськом, каждый - обнявши руками впереди сидящего, обхватив ногами бока крылатого "коня". Первым сидел Яромил, он держался руками за шею Золотого Змея. Развернулись крылья, загудел воздух под их бешенными ударами. Еще мгновение - и парни впервые в жизни поднялись в воздух.

Золотой Змей поднимался все выше и выше.

Юноши поначалу боялись смотреть вниз, потом парни осмелели, дело дошло до того, что Лихобор начал свешиваться набок, выказывая свою отвагу...

А внизу расстилались поля, леса. Вот и облака - Золотой Змей летел сквозь них, не встречая сопротивления, как человек, проходящий через туман - и только! Лихобор пробовал руками схватить "кусочек" облака, но в руках ничего не осталось, даже росы...

Проходило время, полет все продолжался.

У молодых воинов затекли ноги, нестерпимо болели руки. Увы - у них было не так уж много возможностей размять конечности. Разомкнешь руки рискуешь и сам сорваться, и других увлечь за собой в зияющую бездну!

- А почему нельзя ненадолго приземлиться? - спросил Сурж. Вопрос прошел по цепочке, и вот, сидящий спереди Яромил повторил вопрос уже для ушей Змея.

- Люди, живущие здесь, воинственны и могущественны, - объяснил Золотой Змей, - если с неба на их землю опустится чужак, они сочтут это за нападение и начнут войну против меня.

- И ты, всемогущий Золотой Змей, не сможешь с ними справиться? удивился наивный здоровяк Валидуб.

- Они могущественны, их магия - убийственна, к тому же у них есть живые машины, - спокойно объяснило чудище, - с этими механизмами не справиться даже мне, ибо трудно убить то, что не было никогда живым...

- Но ты же можешь попросту улететь?! - воскликнул Лихобор.

- Они тоже умеют летать, - откликнулся Золотой Змей, добавив, - к сожалению...

- Тогда почему они не нападают на нас сейчас? - удивился Сурж.

- Потому что мы пока не нападали на них...

К чести нашей пятерки, воздушное путешествие она выдержала без потерь. Ни у кого не закружилась голова, никто психанул, онемевшие пальцы все-таки не разжались.

Многочасовой перелет закончился, Золотой Змей мягко опустился на земную поверхность вблизи удивительной, ярко-красной скалы, вертикально уходящей куда-то в небо. Юноши скатились со спины чудища, разлеглись на траве. Золотой Змей дал им немного времени для отдыха...

- Здесь пещера, - головы людей повернулись в сторону, указанную Змеем, - в десяти шагах от входа находится Дверь в другой мир. Он замаскирован под большой кристалл кварца. Дальше вы пойдгте одни. Пройдя через двери в другой мир, постарайтесь не медлить, нигде не задерживаться, надо как можно быстрее пройти этот небольшой мирок и нырнуть в другую дверь - такой же кристалл внешне, как и в первом случае. Таких маленьких мирков, расположенных гуськом, всего три. Я буду ждать вас у последней Двери.

Помните - эти Врата действуют лишь в одну сторону! И еще. Пройдя через хрустальную дверь, можно увидеть то, что осталось в покинутом мире. Но что находится впереди, узнать нельзя!

- Это всг? - спросил Лихобор.

- Да!

- А можно узнать поподробнее, что там нас ждет?

- Я сам того точно не знаю, - прогудел Золотой Змей, - известно лишь, что вас ждут испытания.

- Но почему тебе нельзя идти с нами? - спросил Млек.

- А нам нельзя пройти тем путем, которым отправишься ты? - этот вопрос задал уже Сурж.

- Это что, испытание для нас? - предположил Валидуб.

- Нет, не испытание... Я бы хотел, что бы все вы дошли живыми и здоровыми до цели... Слушайте же, я открою вам все! - решился Золотой Змей, - Я отнял вас от вашего народа не для великой жертвы, вы нужны народу, пославшему меня. Только от вас зависит дальнейшее существование великого и могучего народа, имя которого я не могу назвать - у нас есть запрет на это имя... Ваша цель - добраться живыми, пройдя через цепочку подземных миров. Я не могу пойти с вами, потому что едва не погиб, пробираясь через эти малые вселенные в первый раз. Там живут злые, коварные создания, а я для них - всего лишь желанная добыча. Поэтому мне придется пробираться обратно через тонкий мир, или мир духов, как его называют люди. И тут не все просто. Я не могу пролететь через тонкий мир в своем теле, сквозь него может пройти лишь моя духовная сущность. А тело... Тело придется перенести вам, герои, на своих плечах. Не волнуйтесь - оно совсем маленькое, это тело, лишенное тонкой сущности. Более того, вы легко спрячете его в любой котомке. Помните - мое тело - желанная добыча для обитателей подземелий. Храните его!

В противном случае, утеряв или отдав мою телесную сущность, вы попросту не сможете продолжить путешествие по выходу из цепочки малых миров. Дальше придется вновь лететь, причем лететь на мне...

Золотой Змей вдруг поднялся, подобно колонне, из пасти удивительного существа вылетел сияющий золотой шар, тут же, с шипением, унесшийся в глубину голубого летнего неба.

Вспышка - и шар пропал. Юноши стояли в оцепенении. Сверху донесся звук, похожий на гром. Золотая колонна, только что бывшая Золотым Змеем, опала, как бы сложившись сама в себя. На камне лежало лишь небольшое круглое кольцо. Валидуб взял этот золотой бублик в руки, поднял с земли.

- Да оно как перышко! - удивился силач.

- Будем нести его по очереди, - предложил Лихобор.

- Тогда я первый, - кивнул Валидуб, укладывая золотой обруч в котомку.

Юноши направились в пещеру. И точно - недалеко от входа блистал огромный, в рост человека, дымчатый кристалл горного хрусталя. Парни постояли некоторое время, переглядываясь. Сзади, со стороны входа в пещеру, доносились веселые звуки плеска горного ручья, щебетание птиц. Здесь же, в пещере, было сыро и неприветливо. А что там, в новых мирах? К тому же, еще и подземных? Сердца тревожно сжимались, кожа, и так покрывшаяся цыпками в этой холодной пещере, казалось, стремилась сжаться в комок - никому не хотелось идти дальше...

- Мне кажется, пора! - напомнил Яромил.

- Так быстро? - повел плечами Сурж, - Но куда нам спешить?

- Ты же слышал, мы должны спасти целый народ! - удивился Лихобор - для юноши не существовали сомнения.

- А почему мы должны кого-то спасать? - не успокаивался Сурж, - А давайте останемся здесь! Шкурку продадим...

- Но это - предательство! - воскликнул Яромил, - Я на такое никогда не пойду... Валидуб, пошли... Я прыгну первым!

- Но почему предательство? - удивился Сурж, - Мы сами тут невольники, я никакому Змею клятв на верность не давал...

- Я не знаю, может, ты и прав, - молвил Лихобор в растерянности, - но сердцем чую, что надо идти вперед!

- Так пошли же, дружище, - крикнул Яромил, - а он, если хочет, пусть остается!

И Яромил, разбежавшись, прыгнул прямо в идеально ровную, блестящую поверхность. И пропал, пролетев через кристалл-обманку без какого-либо звука. Вслед за ним пошли Яромил, Лихобор и Млек. Сурж, пожав плечами и скорчив гримасу, бочком прошел через врата в другой мир.

* * *

Они сидели в пещере, подобной покинутой мгновение назад. Пещера освещалась светом, проходившим через Врата-кристалл. С этой стороны кварц выглядел совершенно прозрачным.

Помнится, ведь Золотой Змей предупреждал, что врата прозрачны для глаз с одной стороны, но проходимы для тела - только с другой.

Ты все же решил пойти с нами? - одобрительно похлопал по плечу Суржа Лихобор.

- Ну, не бросать же товарищей в беде...

- ухмыльнулся юноша.

- Смотрите! - Млек указал рукой на кристалл.

Было видно, как в пещеру, ту, что осталась в только что покинутом мире, ворвались вооруженные люди, закрытые доспехами с ног до головы. Они принялись обыскивать все уголки, размахивая мечами. А потом... Потом показалась голова огромного дракона. Пасть страшилища открылась, мгновение - и вся пещера залита огнем. Юноши аж прищурились, будто в печь плавильную глядели - и впрямь, там, откуда они только что ушли сейчас оплавлялись камни. Воинам, однако ж, ничего не стало. Через мгновение загадка разрешилась. Один из них, самый высокий, снял шлем. Под ним находился голый череп. Железный!

- Все-таки неплохо, что ты не остался там... - шепнул Лихобор Суржу. Потрясенный юноша ничего не ответил.

Вскоре железные воины-скелеты покинули пещеру, еще немало помахав мечами во все стороны. По всей видимости, они не знали секрета огромного кристалла.

- Но зачем они махали мечами? - нарушил тишину Млек.

- Может, они - слепые? - предположил Сурж.

- Тогда бы они натыкались на стены, спотыкались, задевали мечами камни, - покачал головой Лихобор.

- Тогда почему?

- Возможно, они посчитали, что мы умеем становиться невидимыми... кажется, Лихобор попал на этот раз в точку.

Юноши поднялись с земли и пошли вперед.

Освещенный участок пещеры остался позади. Вскоре глаза привыкли к темноте и обнаружилось, что вся поверхность подземелья светится ровным зеленоватым светом. Таким слабым - не то что цветовых тонов, не то что мелких деталей, даже очертания небольших предметов различить было сложно. Один палец или два - коли сложены вместе - не разберешь. Но если растопырить - так видно, что два...

Молодые воины все шли и шли вперед, не встречая на своем пути ни людей, ни животных. Ровный туннель в скале, камень со всех сторон...

* * *

Юноши разместились по каменным ложам.

Красный гранит.. Отполированная до блеска поверхность спальных мест могла бы рассказать, будь у ней язык, что до наших парней здесь спали бесчисленное множество разумных существ за столь же бессчетное количество ночей. Парни расположились на теплых поверхностях, высунув к костру лишь головы. Как будто здесь - гигантский улей, а они лежат в сотах...

Огонь образовывался из потока горючего подземного газа, имевшего в этом месте естественный выход. А может, умелые коротышки специально привели сюда огонь? Ведь отверстие в потолке пещеры, ведущее неизвестно куда, давало, тем не менее, отличную тягу! Дышать было легко, пахло только каленым металлом, ну - как в кузнице. Каждый из парней собирался спросить об этих чудесах хозяев, но было лень, проще было слушать, в полудремоте, как маленькие человечки рассказывают странные для обитателей наземного мира истории...

- Эта друза изливала щекочущую красноватость, когда я впервые коснулся ее, то аж вздрогнул всеми своими почками, - рассказывал молодой коротышка, - понятно, я полюбил друзу всем сердцем, у меня и в печени не было мысли добыть эти кристаллы.

- И долго ты ходил к той друзе? - спросил рудознатец постарше.

- Так продолжалось шесть раз по шесть снов.

- А что было потом, Гыг?

- Однажды я пришел, но друзы не было, какой-то злодей грубо сколол мою любовь и унес с собой... - голос Гыга как бы захлебнулся, - И я поклялся, если найду обидчика, отрублю ему оба больших пальца!

- Оба больших пальца - не по закону, - напомнил пожилой подземный житель, - к тому же, твои слова слышат чужаки из верхнего мира! Подумай сам, они ведь будут рассказывать потом о жестоких нравах, бытующих среди нашего племени! Что подумают о нас другие народы?!

- Все равно, я найду негодяя и верну себе свою друзу! - не успокаивался коротышка.

- Твоя любовь давно продана какому-нибудь магу в рабство, - насмешливо бросил кто-то из темноты.

- Тогда я найду того мага...

- Какого мага ты ищешь, уж не меня ли? - к огню странной боковой походкой подкрался худой старик в белом одеянии, в какой-то момент он заметил уложенных гостеприимными маленькими человечками на почетные места молодых путешественников, - Никак у нас гости?

- Они под защитой нашего племени, это - наши гости! - холодно произнес пожилой коротышка.

- Разумеется, разумеется, - закивал головой маг, - к тому же я вовсе не враждебен к людям. Они ведь рассказывают так много удивительного. И приносят немало интересных вещей.

- Наши гости устали, мы обещали им гладкий покой! - голос старого коротышки вовсе не смягчился от сладких уверений мага, - Не приставай к людям другого мира!

- Ладно, ладно, я только погреюсь у огня... - пообещал старик.

Некоторое время маг промолчал, делано слушая болтовню коротышек. Но вот диалог подземных человечков зашел в тупик. Старик воспользовался моментом и заговорил.

- Как-то раз через эти пещеры пробирался большой уж, весь из золота, полный чудной волшебной энергии. Я попросил его поделиться со мной его силой, но жадный уж не согласился, более того, он чуть не убил меня, опалив на мне всю одежду...

- Представляю, как ты его попросил... - заметил один из коротышек.

- Попросил вполне вежливо, ну, громко, разумеется, но - как же еще разговаривать с чудовищами...

- И пригрозил?

- А иначе они не понимают!

- Я, будь Ящером, тоже тебя бы подпалил!

- заявил молодой недоросток.

- Твое счастье, - зло ухмыльнулся старый маг, - но я решил - непременно сыскать того Змея! А вы, молодые люди другого мира, не встречали Золотого Змея?

Старик пристально вгляделся в Лихобора.

- Нет, я не встречал! - ответил Лихобор.

Ведун внушал ему отвращение, может, этой бородой - ведь сыны Крутена не носили бород, считая их поганью. В самом деле, после еды в волосах застревают крошки, на них садятся мухи, откладывают свои яйца и выводят желтых червячков... Даже короткие рукава рубахи, такие же короткие, как у маленьких рудознатцев - и те были неприятны на вид. Рукава у рубахи должны быть длинными! Ну, недоросткам - им можно и с такими, будто обрезанными, а людям нормального роста ходить с короткими рукавами - постыдно.

Короткие рукава и борода! Тьфу...

- И я не встречал, - добавил Млек.

- Нет, - бросил Яромил.

- А и встретил бы, тебе не сказал, - пробурчал здоровяк Валидуб.

Сурж промолчал, но не отвел взгляда. За какой-то миг между глазами мага и молодого человека установилось нечто вроде взаимопонимания. И все, маг успокоился, выбрал себе ложе поближе к огню, затем его худое старческое тело едва ли не со скрипом пролезло в ячейку спального места.

* * *

Заснули все - и юноши-путешественники, и хозяева-коротышки. Не спал лишь Сурж, носом чуя, что настал его час.

И - точно, вскоре оказалось, что старый маг лишь притворялся спящим.

Легко - на этот раз без скрипа костей - старик соскользнул с лежанки, крадущейся походкой приблизился к ложам молодых воинов.

Удовлетворенно встретив блеск глаз Суржа, беззвучно кивнул юноше приглашая в сторонку. Сурж легко соскочил с гладкого ложа и пошел за старым магом. Тот отвел его подальше, в глубь пещеры, в небольшой тупичок.

- У тебя есть чего предложить мне, не так ли? - сразу приступил к делу маг.

- Не у меня, но могу поспособствовать, - ухмыльнулся парень.

- Так в чем же препятствие?

- А что я за это буду иметь?

- А что у тебя для меня есть?

- Ты, кажись, - Сурж помедлил, - все тараторил - Золотой Змей, Золотой Змей...

- Он что, в твоей котомке? -насмешливо переспросил старик.

- Не совсем весь Золотой Змей, и не совсем в моей котомке...

- А что же, только хвост? Кусочек?

Чешуйка?

- Нет, всего лишь одна из сущностей!

Старик замолчал, оценивая слова Суржа.

Ведь этот юный наглец и слов таких, вроде "одна из сущностей", и знать не мог. Стало быть - слышал от кого-то, возможно, их говорил сам Золотой Змей...

- А что у тебя есть? - перешел в наступление Сурж, - Может, и не стоит с тобой разговоры вести?

- У меня... Что же, слушай, - и старик, поднеся рот к левому уху юноши, что-то зашептал.

На лице Суржа отразилось сначала удивление, потом - недоверие, затем явная заинтересованность.

- Ладно, рискнем, продадим, так и быть, телесную сущность, пусть этот твой Золотой Змей довольствуется одной духовной... - решился юноша.

- Прибежит и духовная, куда она денется, приползет как миленькая, усмехнулся старый маг в предвкушении.

- Вот как? - спохватился Сурж, - Тогда и цена должна быть повыше!

- Уже договорились, - не уступил старик, - да и сущность эта, как я понял, не у тебя...

- Но я знаю, у кого...

- ... из твоих друзей?

- Только я смогу достать тебе!

- Хорошо, с твоей помощью, - согласился маг, - но ведь они так просто это не отдадут?

- Выкрадем!

- Сделаем проще, у меня есть дурман, вот... - старик извлек из плаща мешочек, - надо подержать над огнем, а потом - дым сам сделает свое дело...

- И я буду так же одурманен, как и они?

Нашел дурака!

- Разумеется, ты не дурак, ты сразу сбежишь, ведь ты не будешь нюхать дым, не так ли?

- Хорошо, идет, - кивнул Сурж, - а недоростки?

- Они спят крепко, натура у них такая - пока сами не проснутся, хоть камнем по лбу стучи - спать будут!

- А потом не обманешь?

- Слово!

- Мало!

- Матерью клянусь! - стукнул себя в грудь старик.

- Лучше силой своей магической!

- Я лучше...

- Нет, ты силой поклянись! - настаивал на своем Сурж.

- Ладно, будь по твоему, - заскрипел зубами старый колдун, - клянусь своей силой волшебной, что исполню все, что обещал.

- Да будет так! - подтвердил Сурж.

Снотворный порошок плавился легко, вскоре от него потянулся сладкий дымок. Сурж начал раскладывать частики дымящейся массы перед головами спящих юношей. Те ли посапывали, вероятно - им снились сладкие сны, кому родители, кому - пирушки, а кому - девушки, последних обнаружить было не сложно...

- Зачем ты окуриваешь своих друзей? - раздался голос за спиной у Суржа. Юноша обернулся - оказывается, безутешный влюбленный коротышка не спал, сейчас Гыг был уже на ногах и стоял рядом.

- У нашего народа такой обычай, - объяснил Сурж, - чтобы они крепко спали!

- Я не верю тебе, длинный человек, - сказал Гыг, - этот порошок дал тебе злой маг.

- Придется поверить, малыш! - старый колдун оказался вдруг за спиной коротышки, обхватив рукой его шею, слегка придушив при этом, - Тихо малыш, пусть они спят, а ты, лучше, посмотри, какие у меня камешки!

И маг сунул под нос коротышки друзу из прекрасных, чистейшей воды, кристаллов кварца, скрепленных у основание, как бы вырастающими из сероватого камня.

- Моя друза! - прохрипел Гыг.

- Была твоя, а теперь моя, - усмехнулся маг, - но если ты помолчишь маленько, может - станет снова твоей...

Маленький человечек умолк, лишь бешено вращая большими круглыми глазами. В этот момент Валидуб зашевелился, видно сонный дымок слабо подействовал на его богатырское тело. Сурж, не раздумывая, выхватил малый кинжал, замахнулся.

- Вставайте, вас убивают! - заорал во все горло Гыг, как раз в тот момент маг, уверенный в том, что молодого коротышку удалось купить, ослабил удушающий захват.

- Замолкни! - прошипел старик, хватая Гыга за крепкую шею руками.

Коротышка, неожиданно извернувшись, вцепился зубами в плечо мага, тот ослабил хватку, рудокоп закричал еще громче, призывая гостей из верхнего мира немедленно проснуться.

Сурж потерял несколько важных мгновений, все еще понадеявшись, что снотворный дым успел подействовать. Но лишь мгновение спустя после раздавшихся повторных призывов коротышки двое из юношей - Лихобор и Млек повскакивали со своих постелей. Дернулся и Валидуб, напоровшись на кинжал Суржа. Силач, лишь слегка порезавшись, перехватил руку предателя. Млек, уже разобравшись в происходящем, прыгнул на мага. Тот выпустил Гыга, тут же осевшего, как мешок, на землю, и бросился вроде бы на помощь Суржу. Валидуб отбросил предателя в сторону, собираясь побороться с магом, пружиной выбросил тело со своего ложа. Но, как оказалось, целью старого обманщика была не помощь Суржу, и не нападение на силача. Маг змеей сунулся туда, где только что спал Валидуб, мгновение - и в его руках оказалась котомка богатыря.

- Там... это... Золотой Змей! - вскрикнул Яромил, успевший подняться к этому моменту.

Но время было упущено. Вор опрометью бросился в один из пяти темных коридоров, сходившихся к Залу Огня.

Млек, Лихобор и Яромил бросились за ним. Коридор разделился уже через десяток шагов. Млек и Лихобор повернули направо, Яромил - налево. Еще пара десятков шагов - и подземный ход перед Яромилом вновь раздвоился. Он, продумав мгновение, выбрал путь налево...

Изрядно поблуждав, заблудившись, и, в конце концов, отыскав друг друга, молодые воины возвратились обратно.

Естественно, маг, хорошо знакомый со здешним лабиринтом, ускользнул...

Валидуб, тем временем, скрутил Суржа, отмахнувшись от пытавшегося помочь Гыга. Самое удивительное состояло в том, что остальные коротышки, несмотря на крики и возню, продолжали безмятежно спать.

* * *

До того момента, пока остальные подземные жители не проснулись, Гыг успел десять раз пересказать все, что видел. Сурж молчал, лишь скрипел зубами. Видать - понимал, что оправдания не помогут, а может - попросту не мог придумать ничего связного...

- Вы можете казнить предателя, - заключил старейшина подземных жителей, выслушав всех по очереди, - но не в наших подземельях!

- Мы уйдем, - ответил за всех Лихобор, - только дайте провожатого!

- Думаю, Гыг не откажется, - усмехнулся пожилой коротышка.

- Гыг не откажется! - повторил молодой недоросток с вызовом, - Гыг пойдет и дальше! Я должен поймать злого мага, у него моя друза...

- Это твое право, Гыг, - согласились коротышки хором.

* * *

Белоглаз привел юношей к следующим вратам кратчайшим путем. Одни за другим парни прыгали прямо в неведомое, Суржа закинул себе за спину Валидуб, миновавший Дверь с такой странной ношей на плечах. Новый мир оказался столь же темен, как и предыдущий. Положение спасало то, что высоко, под самым сводом, горела странная голубая лампа, освещающая место выхода прибытия холодным светом.

- Мне надоело его таскать, - заявил Валидуб, небрежно кивнув на связанного по рукам и ногам предателя.

- Твое право мести! - напомнил Лихобор.

- Передаю право мести всему миру, - покачал головой Валидуб, - пусть свершится по Правде.

- Что же, встанем, братья, в круг, - скомандовал Лихобор, - а ты, малорослый спутник наш, встань посреди, да зажмурь глаза.

Гыг встал в центре круга, старательно зажмурившись, его рука была вытянута вперед - недоросток прекрасно знал, что от него требуется.

- Кружись, кружись, кружись! - повторяли юноши, помогая Гыгу вертеться вокруг своей оси.

- Вот ты! - воскликнул Гыг, неожиданно остановившись и указав пальцем перед собой. Лишь после этого недоросток открыл глаза. Палец указывал между Яромилом и Млекем.

- Вроде, ближе к тебе, - произнес Яромил полувопросительно, полуутвердительно. Чувствовалось, что ему было не по душе исполнить Закон по Правде.

- Пожалуй, да, - согласился Млек, подходя к стоящему на коленях Суржу.

- Пора тебе на Велесовы Поля, - произнес юноша равнодушно, его рука потянулась к мечу.

- Секирой удобнее, - заметил Сурж, стараясь хоть сейчас проявить себя героем.

- Какие нежности... - передернул плечами Млек, клинок взметнулся над головой предателя, лезвие обрушилось на шею Суржа сверху под углом.

Удар был силен, да не ловок. Голова Суржа осталась на месте, хлестала кровь, видны были подрубленные шейные позвонки. Смертельно раненый юноша хрипел, давясь кровью, тело его лежало теперь бессильно на земле. Никто не стал корить Млека - ведь, бывало, и опытный муж не был в силах смахнуть голову с плеч одним ударом, здесь были нужны не совсем те навыки, что в бою - в сече ведь достаточно смертельно ранить! Млек примерился, приложив меч к шее умирающего, будто собирался колоть дрова, размахнулся мечом, как колуном... На этот раз голова была, наконец-то, отделена от туловища.

* * *

Топот ног где-то в темноте. Юноши, как один, повернулись на шум, схватились за мечи. Еще через мгновение в подземные палаты высыпали пара дюжин низкорослых, не выше Гыга, прикрытых железными бронями крепышей. В руках воинов этого мира были копья, тонкие, цельнометаллические, каких наши герои, выросшие среди обилия леса, и представить себе не могли, понятное дело, ведь среди рудокопов даже железо могло быть дешевле дерева...

Четверо против двух дюжин?! Но дело было, казалось, еще хуже. Пока Валидуб, Млек, Лихобор и Яромил, выставив вперед клинки, занимали оборонительные позиции, коротышки выстроились в три ряда по восемь человек в каждом, направив все копья вперед, на наших юношей. Прямо, как те Лины, что становились в линию... В голове у Валидуба и Яромила вновь зазвучали слова, слышанные когда-то от старых воинов:

"Лет пятьдесят тому назад народ Скитальцев, живших намного южнее Крутена, подвергся набегу диких орд с самого юга. Завоевателей было бесчисленное множество, они выстраивались по тысяче воинов в ряд, а всего рядов набралось шестнадцать, и у всех были копья! Чем дальше стоял воин, тем длиннее было у него копье. И вся эта масса двинулась прямо на скитов.

Невежественные лины полагали, что их строй несокрушим. Глупцы, не бывает ничего несокрушимого, особенно - если невозможно изменяться, перестраиваться. Скиты засыпали врагов длинными стрелами, тучами вострых посланцев Смерти, от которых у дикарей с юга не было другой защиты, кроме как небольших щитов. Затем скиты, прекрасные наездники, быстрыми налетами поломали строй линов. А уж лишившись смертоносного щита из копий, южане стали легкой добычей для скитальцев, подставив под их мечи свои плохо защищенные спины... И куда они пошли, эти дикари, ведь, как рассказывают, лины в своем большинстве плохо владели верховой ездой, предпочитая сражаться на колесницах?!

Говорят, они даже без портков ходили, так потом их и называли - еллины беспортошные..."

Но сейчас, в этом подземелье, раскладка сил была явно в пользу копьеносцев. Ведь у юношей не было ни луков, ни быстроногих лошадок, да и перевес врага был шестикратный, ну, если не считать вовсе не вооруженного Гыга. Тем не менее сдаваться молодые воины не собирались.

Копьеносцы сделали два шага вперед и остановились, покачивая древками. Юноши тоже не спешили бросаться на копья, используя дареное время для того, чтобы получше изучить врагов. Их противники росточком едва доставали парням до пояса, тела их были толсты, напоминая деревянные бочонки для засолки да квашения... Руки толстые, но не жилистые, мышцы не бугрились, как скажем, у того же Гыга, всю жизнь не выпускавшего кирки из рук. Ясное дело - эти воины были обжорами и бездельниками! У коротышек были прикрыты бронзовыми пластинами грудь, живот, плечи и бедра - причем только по передней поверхности. Предплечья и голени оставались незащищенными. На головах - плоские шлемы, на завязочках. Лица не прикрыты. Жуткая вонь... Никогда не моются они, что ли?!

- Смотрите, смотрите, они пролили кровь, они принесли жертву своим богам на вашей земле! - послышался голос старого мага, через мгновение показался и он сам, в компании толстячка явно из той же породы, к какой принадлежали и копьеносцы.

Но был он еще толще, с заплывшими жиром щеками, да еще и с золотым шлемом на голове. Местный князь, что ли?!

- Никто не имеет права приносить жертвы на нашей земле, только я! заявил толстяк.

- Это не жертва, он был предатель, убийца и вор! - заявил Гыг, выступив вперед, - Смотри, он напал на спящего, - коротышка указал на Валидуба, - и ранил его кинжалом, вот, вот рана, кровь...

- Никто не имеет права вести на моей земле суд и расправу, только я! надменно бросил золотошлемный.

- Тогда суди! - крикнул Лихобор, - Этот старик украл у нас котомку!

- Да, утащил, пока я возился с предателем, - подтвердил Валидуб и указал на старого мага.

- А у меня он украл друзу, лучшую из лучших! - заявил Гыг.

- Это правда? - спросил князь-коротышка у старика.

- Да, вот она, эта друза... - маг вынул из котомки кристаллы, - И эти узорочья драгоценные я готов принести в дар великому Драгу... - старик поклонился коротышке, - И просить защиты от этих нечестивцев, преследующих меня!

- Что же, - кивнул золотошлемный, - я веду суд праведный, да справедливый, давай сюда твои камешки, а вы, бездельники, - он кивнул своим дружинникам, - убейте этих нечестивцев, они, все равно, даже на жертвы не годятся, слишком велики...

Копьеносцы двинулись вперед, древки пришли в движение, острия кололи воздух. Юноши последовали примеру коротышек, начав рубить пространство перед собой. Еще мгновение, и копья должны были сойтись с мечами.

- А что у меня есть! - восликнул Гыг, вынимая откуда-то из-за пазухи огромный лал, - Ни у кого нет, а у меня есть!

Глаза коротышек как прилепились к самоцвету - Гыг вертел рукой с зажатым в ней камнем, головы копьеносцев поворачивались вслед за движением старателя. На мгновение бронированные толстяки забыли о приказе.

- А - вот! - крикнул Гыг и швырнул драгоценный яхонт за спины подземных воинов.

Алый камень пролетел по дуге, князек и маг попытались поймать его в воздухе, но столкнулись друг с другом, а лал, упав на камень, разбился на осколки. Золотошлемный бросился поднимать их, маг решил не упустить своего, они чуть ли не разодрались. Стоявшие в заднем ряду дружинники повернулись, трое из них опустились на колени, руки шарили по земле. Остальные воины, продолжая держать копья вперед, повернули головы назад, казалось, еще мгновение - и они тоже бросятся за осколками драгоценного камня.

Гыг едва заметно кивнул Валидубу, здоровяк понял, что настал тот, самый лучший, момент. Бросок вперед, Валидуб схватился голыми руками за копья, раздвинул их. А Лихобор, прыгнув под ноги коротышек, покатился по земле, пользуясь моментом.

Толстячки в центре попадали, стоявшие по краям дружинники не смогли развернуть копий, на мгновение смешались... Млек и Яромил заработали клинками, принося смерть каждым взмахом. Валидуб, еще не подняв меча, сломал двоим коротышкам спины, просто растоптав их ногами. Еще миг - и все четверо работали мечами, как оратаи косами на поле. Даже Гыг, схватив одного из дружинников за шиворот, разбил вражью голову об скалистую стену. Другому - вмазал киркой по лбу! Вот пещера и пуста - тот, кто не погиб, сбежал. Разумеется, первым почуял опасность старый маг...

А четверка, нет - теперь пятерка друзей двинулась вперед. Никто не знал, что их ждет...

* * *

- О Великие Великаны, избавившие нас от злого Драги и его убийц! Спасибо вам, и тебе, главный великан, - говоривший эти слова лысый, как коленка, изможденный старый коротышка поклонился Валидубу, сразу признанного здешними обитателями за главного. Его благородный взгляд так и светился благодарной добротой.

Пещера была огромна, не меньше тысячи шагов в ширину, а уж в длину - и взглядом не охватить. Тем не менее она была чуть ли не заполнена собравшимся народом. Оказалось, что коротышек здесь живет уйма - тысячи и тысячи, может - даже тьма...

Видно, им не сладко приходилось под правлением Драги - собравшиеся были, не в пример дружинникам золотошлемного князька, худы, многие измождены, с ввалившимися щеками. Удивительно - горстка мироедов во главе с тем самым Драгой держала в полнейшем рабстве, высасывала все соки из такого многочисленного народа?! Да соберись они вместе, раздавили б дружинников Драги одной массой. Но такое, по всей видимости, и в голову не приходило жителям этого подземелья. К слову сказать, они значительно отличались и внешним видом от народа Гыга - рудокопы были белокуры и белоглазы, жилисты и энергичны поведением.

Эти же - темноволосы и сероглазы, какие-то рыхловатые, неловкие... И смрад стоял в пещере тоже соответственный!

- Это получилось случайно, - бросил Валидуб, гордо блистая глазами.

- О, как скромен великий герой, предводитель великанов! - раздалось со всех сторон.

Разумеется, победа далась парням нелегко. На них дважды нападали из засады низкорослые воины, каждый раз неся потери, а потом еще и выпустили жуткую шестилапую тварь, одним лишь видом своим способную вызвать рвоту... Зверь был непонятный - то ли теплокровный, то ли гад на мохнатых кривых ножках.

Вся белесая кожа - в струпьях, свешивались отовсюду обрывки гниющих кожных покровов, из светящихся кровью маленьких глаз капал гной.

Пасть у твари была велика, лишена зубов, зато - со странными губами, точно, как у пиявки, но - очень, очень большой пиявки! Тварь семенила короткими ножками как попало, не в такт - может, она была просто больна. Или наколдовавший ее маг был болен?!

За ней решил, было, поохотиться Млек, но чудище неожиданным броском сбило юного охотника с ног и собиралось уже присосаться к его ошарашенному личику... Яромил бросился на помощь, схватил руками за морду урода - и закричал от боли - обжегся о какую-то едкую жижу, покрывавшую все тело шестилапого. Но товарища из беды выручил, Млек остался невредим, зато чудище бросилось уже на Яромила. На счастье, подоспел Валидуб, одним махом разрубивший пиявку-переросток надвое.

Лихобор, тем временем, не без помощи Гыга прикончил двоих коротышек, тех самых, которые навели шестилапую тварь на добрых молодцев. Разрубленная тварь еще долго дергалась, вертела головой, стараясь в кого-нибудь вцепиться - пришлось ее разрубить на мелкие кусочки...

* * *

А кончилось все тем, что Валидуб убил в короткой схватке подземного князька, заодно и еще двоих, причем убил в этом самом огромном зале. И схватку эту видели сотни подземных коротышек, поначалу боязливо жавшихся к стенам, а теперь, когда опасность миновало, так громко воспевавших подвиги "великанов".

- Спасибо на добром слове, - поклонился подземным жителям Валидуб, нам пора дальше. Еще не пойман вор, укравший у нас то, что мы должны были сберечь...

- Останься, добрый богатырь! - Закричал старейшина, остальные коротышки - сотни и сотни - попадали на колени, - Ты уйдешь, придет другой злодей и будет снова держать нас в голоде и страхе! Останься, станешь нашем князем, будешь нашим защитником!

Валидуб изумленно вертел головой.

Чего-чего, а стать князем?! Почетно, конечно, но - как-то неожиданно!

- Разве гожусь я, житель верхнего мира, в князья вам, подземный жители? - попытался, было, отказаться от чести Валидуб. Но в голосе его почудилось уже нечто такое - вроде он даже просил: ну, уговорите меня, уговорите!

- Ты только защищай нас! - старейшина неистово кланялся здоровяку, - Ты будешь нашим князем, нашим отцом, нашим богом!

- Ты будешь нашим богом! - кричали коротышки и кланялись, - Ты будешь богом и воссядешь на Трон Великого Бога! Ты будешь вечно защищать нас!

- Какой еще трон? - удивился Валидуб.

- По преданиям, лишь великий герой может воссесть на этот трон, и будет он нам вечным защитником, и пока будет сидеть герой на этом троне, будем мы счастливо жить!

- Трон... - Валидуб почесал в затылке, - Да где же этот ваш трон?

Его последние слова прозвучали уже в полной тишине. Все коротышки, как один, улеглись на каменный пол - лицами вниз. Казалось, от их напряженной молчаливой молитвы напрягся и загустел даже воздух в пещере. И вот началось. Сверху, из того места, откуда до сих пор падал этот волшебный свет, упал, вертикально вниз, золотистый луч света. Луч как бы уплотнился, затем пол в месте падения луча заискрился, залучился так, что пришлось зажмурить глаза.

Когда же молодые воины пооткрывали свои очи, оказалось, что в центре пещеры стоит княжеский трон, весь из камня малахита драгоценного, покрытый узорочьями лучистыми. Трон Бога!

- Взойди, взойди на трон, великий герой!

- закричали коротышки, едва оторвав лица от пола.

- Достоин ли я? - воскликнул вошедший в роль здоровяк.

- Достоин, достоин! - закричали со всех сторон.

- Достоин ли? - повторил Валидуб второй раз.

- Достоин, достоин! - кланялись коротышки.

- Достоин? - спросил, как полагалось по обычаям, в третий раз молодой богатырь.

- Достоин, достоин, будь нашим князем, будь нашим отцом, будь нашим богом! - кричали подземные жители, - Сядь на трон, осчастливь нас, великий герой!

- Я, пожалуй, останусь здесь, - молвил Валидуб товарищам, как бы замявшись.

- Да чего там... - пожал плечами Лихобор.

- Конечно, оставайся... - согласился Яромил.

- А то кольцо золотое, змеево, отыщем, не беспокойся! - кивнул Млек.

- Взойди на трон, взойди на трон! - скандировали коротышки.

- А вам, Великие Великаны, смотреть на это нельзя, - вдруг ошарашил молодых воинов старейшина подземных жителей.

- Хорошо, мы уйдем, - кивнул Лихобор.

- Ворота-то рядом, - согласился Яромил.

- Тогда прощайте! - величественно кивнул Валидуб, уже вошедший в роль князя, отца народа и бога, - Желаю успеха!

- И тебе счастья в твоем княжении! - поклонились товарищу Млек, Лихобор и Яромил.

Гыг, все это время сохранявший молчание, сухо кивнул новому владыке подземного мира. Ворота располагались рядом - малахитовый трон возник аккурат напротив них. Молодые воины, один за другим, прыгнули прямо в сияющую поверхность. Гыг ушел последним, вздохнув на прощание.

* * *

Новый мир встретил путешественников веселеньким оранжевым светом. Опять пещера, но гораздо более веселая, светленькая и чистенькая. Но друзьям было сейчас не до этого. Они всматривались в кристалл, невидимые с той стороны, где остались коротышки, Валидуб и трон.

Что-то было не так. Но что? Вот и старейшина, добрый старичок, подошел вплотную к Вратам, казалось, взглянул в глаза молодым людям и... подмигнул.

- И совсем он не добрый! - воскликнул Лихобор, с изумлением обнаруживая, что старичок теперь выглядит совсем по иному.

- Морок! - воскликнул Яромил.

- Да, морок... - согласился Млек с каким-то равнодушием.

- А где же трон? - кричавшим на этот раз оказался Гыг.

Никакого трона на было. Парни наблюдали теперь, как Валидуба торжественно подводят к пустому месту, сажают прямо на каменный пол... Здоровяк садится с видом княжеским!

- Снова морок... - воскликнул в отчаянии Яромил.

- Я чувствовал, что не так, чуял, но не знал что... Не знал что... Гыг, усевшись на землю, предусмотрительно покрытую кем-то соломкой, схватился руками за голову.

- Что же будет? Что будет? - повторял Лихобор, на лице юноши не было ничего, кроме растерянности.

Коротышки меж тем встали в круг, в центре которого восседал Валидуб, взялись за руки и начали кружить в танце вокруг нового "князя, отца и бога". Раскрашенные охрой и киноварью лица слились в одно, зловеще оскалившееся лицо. Неожиданно танцевавшие остановились и вскинули руки вверх. Это движение повторили все, находящиеся в пещере. Вверх устремились тысячи пальцев, окрашенных полосками - черным и красным. Сверху вновь ударил сноп света, на этот раз мертвенно-белый. Через мгновение свет померк и юноши увидели то или, вернее, того, кем стал их несчастный товарищ.

Собственно, такое они видели совсем недавно. На шести лапах, ободранное и гноящееся...

Яромил с разбегу бросился на врата.

Удар, кровь из разбитой брови... Увы, с этой стороны прозрачный камень был обычным кварцем!

- Судьба... - протянул Млек.

- Какая еще судьба! - Лихобор бросился на товарища с кулаками.

- Тише вы, - остановил драку Яромил, машинально размазывая ладонью кровь по лбу, - нас ведь только трое и осталось... Вернее, четверо! добавил он, взглянув на сидящего в прострации Гыга.

А старичок там, с той стороны Ворот, уже примерял золотой шлем прежнего князька...

* * *

Такого милого, теплого и уютного подземного мирка путешественники еще не встречали. Гладко, до блеска отполированные мраморные стены, свежая солома под ногами, теплый ветерок в лицо. Чего еще не хватает?

- А вот и еда! - радостно воскликнул Яромил, обнаружив уложенные вдоль стены небольшие каравайчики из еще теплого хлеба.

- Не тронь, не наше! - воскликнул Лихобор.

- Такие хлеба кладут для путешественников в коридорах отдыха, вмешался Гыг, - это - нам, это - можно есть!

- А вдруг они отравлены? - усомнился Лихобор, уже ничему и никому не веривший после увиденного только что.

- Хорошо, я проверю, - кивнул Гыг, опускаясь на колени.

Белоглазый достал небольшой камешек, приложил к каравайчику, всмотрелся.

- Яда нет! - заявил Гыг, отправляя каравай в рот.

- А вдруг они заколдованы?! - на этот раз осторожничал уже Млек.

- И это можно проверить... - согласился Гыг, так и не откусив поднесенной ко рту пищи.

Рудокоп действовал на этот раз маленьким яхонтовым оберегом в виде скрепленных вместе кольца и крестика.

Поковырял в каравае, что-то побормотал, сплюнул через кольцо, всмотрелся в плевок.

- Все чисто! - проговорил паренек, уплетая хлебушек за обе щеки.

- А этот, этот проверь! - Млек протянул белоглазу другой каравай.

- И мой тоже... - протянул каравай Лихобор.

- А чего их проверять, - буркнул Яромил, уписывая хлеб за обе щеки, два раза не умирать, а одного не миновать...

Весь хлеб оказался съедобным и совсем не заколдованным. Гыг был прав. Коротышка рассказал, что еду здесь оставляют согласно обычаям, для рудознатцев и путешественников.

Буркнул что-то непонятное о том, что если коли кто найдет свой самоцвет и свое место, то все равно другим достанется... Парни ничего не поняли, да и в сон потянуло. Гыг остался сторожить их сон.

- Должно же быть что-то плохое в этом мирке! - воскликнул Млек, впервые, за многие дни, спокойно выспавшись.

- Да, здесь слишком уж хорошо, - согласился Яромил.

- Есть здесь кое-что неприятное! - обрадовал парней Гыг.

- Что же? Что? - закричали молодые воины, готовые уже ко всему.

- Этот мир довольно... короток! - засмеялся Гыг своей шутке, - Дверь-то в следующий мир рядом.

- Да, действительно... - протянул Млек разочарованно.

- Такой хороший, но такой короткий мирок, - улыбнулся Яромил, - а эти коридоры?

К основному большому тоннелю примыкали другие, поменьше. Они тоже были неплохо освещены, посыпаны песочком и соломкой... Куда они ведут? Какие люди здесь живут?

- Увы, наш путь лежит сюда! - Лихобор указал на огромный кристалл.

- От Врат до Врат - сто шагов, не боле... - пропел Яромил.

* * *

Новое подземелье оказалось абсолютно темным. Черная, обволакивающая тьма со всех сторон, влажный вонючий воздух и странные звуки время от времени, визгливые такие...

- Я здесь, - шепнул Лихобор.

- Ага, вот чья-то рука! - обрадовался Млек.

- А вот чья-то нога и еще кое-что... - повеселел Яромил.

- Это мог кое-что, свое тереби! - хихикнул Лихобор.

- А кто это такой маленький и вонючий? - парни продолжали ощупывать друг друга в темноте.

- Сам ты вонючий! - обиделся Гыг.

- Други, становитесь вкруг, - скомандовал Млек, - спинами внутрь, встали?

- Ага, встали...

Коротышку в середину! - Млек явно входил в роль старшего, - Теперь мечи наголо!

- Мой в стену уперся, - сообщил Яромил.

- Ты думаешь, на нас могут напасть? - спросил Лихобор.

- А что это за звуки вокруг, как сам думаешь?

- У меня от этого скрипа мороз по коже!

- признался Яромил, - Не страх, а так - отвратительно, как железом об...

- Так скребутся тела скрыгов о норы, - прошептал Гыг, - старайтесь не прислоняться к стенам, осторожнее, здесь полно их нор! Надо сдвинуться, Яромил стоит слишком близко к стене.

- Ты что, видишь в темноте? - удивились парни.

- А вы что, не видите? - в свою очередь удивился белоглаз.

- Вообще ничего!

- Так что же раньше не сказали, у меня ведь есть бел-горюч камень, обрадовал молодцов Гыг, - сейчас достану... Осторожней, Яромил!

- Ой! Ай! - вскрикнул Яромил, - Вот, получай, получай... Кусаться, кусаться, я тебе покусаюсь!

Юноша отчаянно рубил перед собой, ругаясь все более непристойно. Но вот появился слабый свет. В руках Гыга блистал небольшой яхонт, освещавший пещеру слабым светом, подобным тому, который дала бы цветущая сирень, случись ей чудом засветиться.

Возле Яромила, на каменном полу валялись куски какой-то твари, не раз и не два порубленной мечом молодца. А голова, отрубленная передняя часть гада, болталась у плеча парня, зубы ее оставались сжатыми, вгрызались в тело Яромила. Гыг среагировал мгновенно, подскочил и разрезал малым ножичком какие-то связки у челюстей твари, после чего голова отвалилась, наконец, от плеча парня.

- Это и есть, как ее...

- Да, это скрыг, - подтвердил коротышка, - они веками сидят в своих каменных норах и ждут...

- Кого ждут? - спросил Яромил. У юноши продолжала сочиться кровь из ран на плече, но он явно стремился показать эдакое пренебрежение к подобным мелочам.

- Тебя ждут, неужели не понятно! - объяснил Лихобор, - Дай-ка мне твою рану посмотреть!

- А чего ее смотреть?

- Я кровь умею заговаривать! - похвастал паренек.

- Давай, давай, заговаривай! - обрадовался Яромил.

Лихобор начал поглаживать руками плечо раненого, поводил ладонью над раной и - о чудо! Кровь остановилась.

- Слово какое знаешь? - спросил Млек товарища с неким почтением.

- Нет, просто само собой получается... - не стал скрывать истины Лихобор.

- Чего же тогда тебя, с Даром, и в жертву Змею? - подивился Млек.

- Все добры молодцы жребий бросали, и я бросал, - пожал плечами паренек, - чем я лучше других?

- Что-то камешек твой меркнет! - заметил Млек.

- Он скоро совсем потухнет, - вздохнул Гыг, - но я его в темноте подержу, полежит-полежит, сил наберется и вновь засветится!

- А как же нам в темноте идти?

- Скрыги осветят...

- Это как?

- Да они же светятся, правда - лишь чуть-чуть.

- Да я и не вижу даже, что чуть-чуть, - покачал головой Лихобор.

- Посидите в темноте, глазки попривыкнут, увидите, - пообещал белоглаз, тщательно обертывая совсем уж померкший бел-горюч камень в какой-то засушенный листок.

Наступила полная тьма. Парни уселись на пол и принялись ждать... Вновь послышались скребущие звуки, почему-то умолкшие, едва Гыг достал свет-камень. Тогда было не до этого, сейчас же появилось время поразмышлять.

- Опять этот скрежет!

- Это скрыги трутся панцирями о камень, - объяснил Гыг по второму разу.

- А чего только что не терлись? Света боятся?

- Ага, - подтвердил белоглаз, - да скоро и сами увидите...

Некоторое время друзья молчали.

- Все равно ничего не вижу, - буркнул Млек, - тебе-то легко, Гыг, всю жизнь под землей!

- Да еще и с глазами белыми, - добавил Лихобор чуть ли не с завистью.

- Все предки мои были белоглазы, и в темноте видеть горазды, уж такова моя порода! - похвастал Гыг, - Неужели и теперь ничего там, впереди, не видите?

- Что-то там светится, - наконец-то прозрел Млек, - какие-то головешки, что ли, торчат отовсюду.

Это скрыги повылазили из нор!

- А они нас видят?

- У них, вроде, и глаз-то нет? - Млек успел, оказывается, рассмотреть отрубленную голову в подробностях еще в то время, пока светил камешек Гыга.

- Они как-то по другому чуют, - объяснил маленький рудокоп, - и еще, берегитесь, они бросаются. Так что когда пойдем, держитесь от стен подальше.

- А как держаться, ведь стен-то не видно? - в голосе Млека сквозило раздражение.

- Так по всем стенам норы, а из них - светящиеся скрыги, - засмеялся Гыг, - а там, где скрыгов нет, там и путь вперед!

- Тогда пошли! - вскочил Млек.

- Нет, пусть глаза свыкнутся с темнотой окончательно, - остановил товарища Яромил, - интересно, как прошел здесь тот старикашка?

- Он Слово, небось, знает, - предположил Лихобор.

- Да, он знает Скрыгово Слово, - подтвердил Гыг.

- Раз уж мы все равно сидим, - начал Яромил, - так поведай нам, малорослый друг наш, откуда взялось твое племя в этих подземельях, и вообще... Расскажи о себе!

- О себе я рассказывать не буду, слишком молод, что б было, чего сказать... Молод, не женат, исходил немало пещер вдоль и поперек... Нашел лучшую из друз, да вот - украли... - коротышка умолк.

- Тогда давай о своем народе!

Гыг помолчал немного, собираясь с мыслями, затем начал сказ:

- Когда-то род наш, рудокопов да рудознатцев, жил на поверхности земли. Люди моего племени много чем занимались - и охотились, и рыбу ловили, и разные чудные вещи руками своими изготовляли. Вещи те дорого ценились великанами, то есть людьми вашей породы. Готовы были отдать за ножи наши да мечи великаны и хлебом, и мясом, да так много давали, что смогли прокормиться рудокопы да кузнецы одним своим умением. А каменья самоцветные тогда тоже в цене были, но не так, как сейчас... Лежали те узорочья у всех прямо под ногами - пойдешь, как говорилось в легендах, в лес по грибы - не знаю, что это такое - так пол-лукошка лалов да смарагдов наберешь...

- Ну ты здоров врать-то, Гыг! - развеселились парни.

- Что, только в сказках грибы бывают? - переспросил белоглаз, - Я так и знал...

- Нет, это узорочья под ногами только в сказках валяются, а грибов в наших лесах видимо-невидимо! - смеясь, объяснил Млек.

- Особо после дождика грибного, - добавил Яромил.

Коротышка так и не понял - шутят над ним, али всерьез о своей жизни сказывают. Покачал головой для порядка, да продолжил свой рассказ.

- Жил среди моего народа один ведун-колдун, жадный-прежадный, злой-презлой... И более всего на свете любил тот колдун узорочья самоцветные, собирал их всю жизнь, да в своей пещере прятал. Смеялись над ним все - чего собирать то, что под ногами валяется? Осерчал ведун, затворился в пещере своей на сорок лет. Ворожил-ворожил, да и нашел Слово Узорочное. Сказал Слово злой ведун, и ушли все камни самоцветные глубоко под землю, в горы каменные. А вместе с теми камнями попрятались от людей и руды полезные, медные да железные, даже камень поделочный, и тот - в земле затворился! Но люди племени моего никогда подземелий не боялись.

Пошли мои предки под землю, вырыли их руки ходы подземные, привыкли глаза их к темноте кромешной. И стали добывать из под земли - и руды медные, оловянные да серебряные, и камень разный, и узорочья находить стали, средь толщи земной жадным колдуном упрятанные... За ту руду, да за те каменья стали давать великаны еще больше еды вкусной да одежды шерстяной да льняной. Решили тогда предки мои научить великанов самим себе руду плавить, да работе всей кузнечной обучили.

А сами еще глубже под землю ушли, в горы каменные, в пещеры потаенные. И занимаемся мы с тех времен только добычей камня, с камнем живем, и камнем живем!

- А что злой колдун? Нашли его? - заинтересовался Млек.

- Накостыляли ему за такие дела? - перебил друга Яромил.

- Нет, говорят, до сих пор злой колдун в своей пещере сидит среди камней драгоценных, не ест и не пьет, а всю силу только от лалов да смарагдов получает... И нет равным тем камням - ни по величине, ни по красоте. Многие ту пещеру искали, которые и нашли... Мало ведь найти, надо еще и покрасть суметь, да уйти живым, что б волшба злая тебя не достала! вздохнул Гыг.

- Небось, и сам ту пещеру искал?

- Все искали... - признался в потаенном Гыг.

- Ну, ничего, может вместе найдем? - улыбнулся Млек.

- Нет, цель жизни моей близка, - покрутил головой белоглаз, - скоро, чую я, кончится мой путь!

- Я тоже слышал сказ о злом карлике, берегущим свои сокровища в пещере потаенной, - вернулся к исходной теме Яромил, - рассказывали старики, что в пещере той ладьи стоят, узорочьями груженные, в одной - лалы, в другой до верху алмасов, в третьей - яхонты, есть ладьи и с смарагдами, и с дзинтарем морским крупным-прекрупным, какого нынче во всех морях сыскать не сыскать! А сами ладьи - какая из дерева черного, какая - из красного, а есть и такие, что целиком из камня зеленого, да голубого, за золотистого...

- А у карлика борода длинная, он ее во все уголки пещеры, как паук паутину, раскидал. Придет кто за сокровищами - карлик сразу чует, как волосинки в бороде дергают, щиплют. Набрасывает бороду, потом кровь высасывает...

- Это ты со сказом про князь-паука перепутал, - дружески хлопнул по лбу Яромил товарища.

- Да и вправду... - засмеялся Млек.

Кажется, на какое-то время молодые воины забыли, где находятся, куда идут и какие опасности им грозят. Но вот волшебство изустного рассказа кончилось, и юноши вновь оказались во тьме кромешной...

Наступила тишина. Парни всматривались в темноту. Теперь их глаза уже отчетливо различали светящиеся оскаленные морды скрыгов, торчащие отовсюду, со стен - от уровня лодыжек людей, до головы и выше - с потолка, свешиваясь вниз да покачиваясь.

- Пора идти! - вновь первым решился Млек.

- Чтобы держаться подальше от стен, надо идти гуськом, - заметил Яромил.

- А впереди пойду я, - заявил Гыг, - раз уж вы такие слепые...

Никто не стал возражать коротышке.

Кажется, парни с поверхности окончательно признали белоглаза сотоварищем, равным среди равных...

- Левую руку на плечо впереди идущему, в правой - меч, - распоряжался Млек, - держаться ближе к правой стене... Но не вплотную!

- Почему к правой? - удивился, было, Гыг.

- Потому что в правой меч, а в левой - шиш! Слева мы беззащитны...

- Но я левша, - заметил Яромил, - конечно, я могу и правой не хуже!

- Тогда пойдешь последним, коли и левой, и правой...

Парни шли, вертя головами то - налево, то - направо. Светящиеся головы выскакивали из пещерок с отвратительным скрежетом, хватали зубами воздух и - втягивались обратно. Первая сотня шагов далась людям без потерь - зато с полдюжины разрубленных гадов слегка освещали теперь их следы.

Кажется, на мгновение была потеряна бдительность...

Когда Млек, шедший сразу за Гыгом, ткнул мечом в чересчур высунувшуюся справа тварь, из той же пещерки вынырнула другая - спаривались они, что ли?! И эта, другая, вцепилась в предплечье парня, острые зубы прокусили кожу, мышцы. Лихобор резанул гадину мечом - рубить, увы, нельзя - можно ведь оставить товарища без руки... Юноша, стараясь освободить Млека от кусачей головы, неосторожно повернулся спиной к стене, наклонился - и этого оказалось достаточно, чтобы в незащищенную спину и ягодицы вцепились сразу две твари. Их долго рубил Яромил, одна из голов настолько сильно сжала челюсти, что ее пришлось выдирать с мясом - увы, с мясом Лихобора, ведь умелый в таких делах Гыг был занят борьбой в другом месте. Почуяв то ли кровь, то ли просто движение, на него сверху свалилась очень крупная гадина. К чести белоглаза, он ухитрился увернуться от зубов, всадил ножик в шею и теперь валял скрыга по полу, не давая тому возможности вцепиться зубами. Млек, не смотря на раненую руку, пришел на помощь коротышке, прижав мечом толстую гадину к полу и аккуратно разрезав ее бронированное тельце.

Еще через сотню шагов парни подверглись следующему групповому нападению. Потом - истекающие кровью, с открытыми ранами юные воины вступали в схватки еще и еще... И вот, наконец, Дверь! Из последних сил кровоточащие куски мяса, еще недавно бывшие ладными парнями, бросились к спасительному кристаллу. Прыжки - все равно куда, лишь бы подальше от этого кусачего ада...

* * *

Врачеватель как будто поджидал их с этой стороны Двери. Едва парни оказались в очередном подземелье, их телами завладел, с полного согласия последних, престарелый ведун.

Удивительно, как умело он зашивал рваные раны, покрывавшие молодых воинов. У Яромила, скажем, грудь была настолько изодрана, что прекрасный Ясный Сокол, выколотый пять лет назад, в День Мужей, знак рода, смотрелся как распотрошенный кур... Лихобор, едва придя в себя, присоединился к лекарю. Стоило юноше провести руками над кровоточащей раной, как кровь прекращала выделяться, а еще через некоторое время края раны сами собой срастались. Врачеватель подивился Дару Лихобора, но отложил расспросы до окончания работы. Как обычно, сапожник оказался без сапог - Лихобор не умел заживлять раны самому себе, ему пришлось довольствоваться лишь искусством нового знакомого, его мазями и травами.

- А вас, чудь белоглазую, лечат травами иными, - приговаривал лекарь, переключившись на Гыга, - их у меня маловато, увы...

- Но и ран у него тоже... - заметил Лихобор, - Маловато!

- Мы мажемся горным воском, - объяснил Гыг, - скрыги не любят запаха черного меда!

- Потому что черный воск смертелен для виевых пальцев, - объяснил лекарь.

- Потому ты так воняешь? - поинтересовался Млек.

- Сам ты воняешь! - огрызнулся рудокоп.

- Просто вы не привыкли, - улыбнулся врачеватель, - здесь, в подземельях, вода предназначена лишь для питья...

- А для чего еще может служить вода? - спросил Гыг недоуменно, - Для ворожбы, что ли?!

- Водой моются, - объяснил Лихобор, неуверенно улыбаясь. Юноша никак не мог понять - всерьез ли говорит недоросток, али насмехается?!

- Как моются?

- Ей обмывают тела жители поверхности, - молвил лекарь, - водой смывают грязь, жир и пот...

- Как водой... Воду оскверняют? Поганым человеческими телами? возмутился Гыг.

- Тела не поганы, это у тебя оно, может, поганое, а наши, ежели помыть...

- Святотатство! - продолжал возмущаться коротышка.

Спор скоро закончился, путешественники, уже полностью истощенные предыдущими приключениями и ранами, один за другим провалились в глубокий сон. Сторожить остался, как уже не раз бывало, удивительно стойкий к лишениям Гыг. Справедливости ради надо сказать, что он был еще и менее других изранен...

Когда Млек и Яромил проснулись, они обнаружили Лихобора и старого ведуна беседующими о каких-то своих, лекарских делах. Первое время они не прислушивались к разговору, осматривая раны - каждый у себя и друг у друга. Ни одна из ран не загноилась, небольшие раны начали рубцеваться, укусы покрупнее оставались чистыми, в них нарождалась свежая плоть. Боли не слишком беспокоили - как видно, лечебные мази делали свое дело. Что же касалось Гыга, так у него и вовсе заросло, юноши едва нашли следы недавних укусов. Удовлетворившись взаимным осмотром, раненые позволили себе прислушаться к разговору двух врачевателей.

- Твой Дар должен служить людям, - уговаривал Лихобора старик, - твои чудо-руки могут спасти бессчетное количество раненых и больных, тебе надо остаться со мной, а не ходить неизвестно куда и зачем... Твой Дар может быть утрачен впустую!

- На меня пал Жребий! - не соглашался Лихобор, - Такова моя Судьба...

- Твой Жребий отправил тебя сюда, а твоя Судьба привела тебя, юноша, ко мне, - усмехнулся ведун, - Следовательно, остаться со мной - это воля богов...

- Не уверен, - покачал головой юноша.

- А я уверен, - голос старика был тверд, - Судьба привела юношу с Даром ко мне, старому врачевателю, твое появление здесь - это ее Перст!

- Вот как... - растерялся Лихобор.

- Оставайся, оставайся, - уговаривал лекарь, - обещаю, клянусь Богами Верхними, Нижними и Древними, Сварог, людей Создатель и Велес, мудрецов Учитель мне в свидетели - твои руки спасут множество жизней, сохранят здоровье страждущим, снимут боль и скорбь!

- Ты приносишь страшные клятвы... - вмешался Яромил, - Зачем?

- Я готов на все. лишь бы руки этого юноши остались со мной!

- Я так нужен тебе? - недоумевал Лихобор.

- Ты нужен будущим раненым и больным! - поправил старик, - И я готов отдать за тебя все что угодно, любой откуп - только назовите свою цену!

- Мы и так должники перед тобой, - признал Яромил, ты вылечил нас...

- Я остаюсь! - решился Лихобор.

- Это очень хорошо, что ты принял такое решение, - удовлетворенно кивнул старый ведун, - тебе будут благодарны тысячи!

- Но я хочу проводить друзей до следующей Двери...

- Разумеется, я тоже пойду с вами, - согласился врачеватель, - тем паче, что возле той двери - мое место, там, где я лечу больных...

- Тогда вперед!

- Да, мы уже здоровы...

- Нет, добры молодцы, - не согласился старик, - я лучше знаю, здоровы вы, или нет. Вам еще пять наземных дней, не меньше, отдыхать!

- Но тогда мы точно упустим злого мага...

- Не упустите, - усмехнулся ведун, - обещаю, маг дождется вас у выхода из подземелий!

- Как? Каким образом? Обещаете? - тут же забросали старика вопросами.

- Иногда я бываю ясновидящим, - загадочно усмехнулся лекарь, почему-то окончательно успокоив тем самым юношей.

- А моя друза, ведь он украл и мою друзу тоже... - зашептал белогаз.

- Все, все найдете на выходе из подземелий, и старика, и все, что было при нем...

* * *

Как мерил время старый лекарь - неизвестно, может, он и впрямь видел через толщи земли да вереницы Дверей - настал ли день в мире ясном, человеческим, явил ли Хорст лико свое людям смертным.

Когда ведун сообщил, что пять дней и ночей минули, юные воины уже были к этому готовы - только не знали, когда это случится точно... Раны юношей зарубцевались - как по волшебству, или, быть может, не обошлось без волшбы, да и Лихобор своими Чудо-руками поработал еще не раз, ускоряя заживление. И вот настал момент расставания.

- Ты давай, учись еще, станешь великим лекарем! - напутствовал Лихобора Млек на прощание.

- Может, еще встретимся... - предположил Яромил.

- Прощай, Лихобор, - сказал Гыг, - чую, не встретимся больше, может когда потом, другими ставши...

- Совестно мне, вы идете дальше, навстречу новым сечам, а я остаюсь тут, в безопасности... - смущался Лихобор.

- Сказано же, твой Дар нужен людям...

Юноши проходили чрез врата на этот раз, волнуясь не больше, чем через соседскую калитку когда-то в своем мире, в далеком Крутене. Привыкли, ясное дело. Новый мир поразил парней - это было уже не совсем подземное княжество, но еще и не светлый мир. Где-то далеко вверху проглядывалось небо, у этого подземелья... не было крыши. Парни находились в каком-то узком глубоком овраге, поросшем мхами да лишайниками. Путь был один вперед, и тройка путешественников выступила навстречу своей судьбе.

Овражек несколько раз петлял, но пока не раздваивался. Возможно, парни шли по руслу высохшей реки...

- Гром и молния! - воскликнул Яромил, когда юноши отошли от Двери на пару тысяч шагов, - Я забыл там свою котомку.

- Теперь уж ничего не сделаешь, - пожал плечами Млек, - плакала твоя котомка...

- Как плакала? - удивился Гыг.

- Да по хозяину! - объяснил юноша.

- Может, Лихобор нашел и догадается перебросить через Врата? предположил Яромил, - Вы подождите меня, я сбегаю - только взгляну, ждать не буду...

- Ну и ладно, посидим, подождем, - решил Млек, - здесь ведь совсем и не плохо, тепло, мягко и никто ни за что не кусает!

Яромил побежал обратно - для юноши бег был делом привычным, его, сына княжьего дружинника, с малых лет приучали все делать бегом. Сначала этого требовал отец, потом их, ватагу малолеток, пестовал старик, мудрый воин, прошедший через сотни битв, но к своим ста годам уже больше ни на что ни годный - разве что учить уму-разуму мальчишек. И он учил - все наказы бегом! Потом была ватага отроков, затем Яромил дорос до дружины княжеской, и везде - бегал, бегал, бегал... Юноша как-то, вместе с сотней молодых воинов, пробежал расстояние от града Крутена до Старого Волока за день, начав пеший переход с восходом Солнца и закончив путь к закату, ни разу не остановившись, не отдохнув, не сменив бег на шаг...

Яромил остановился у Врат. Увы, его котомки видно не было, вероятно Лихобору было не до этого. Яромил вгляделся в кристалл, помахал рукой, хотя разумом юноша прекрасно понимал, что с той стороны Врат ни его самого, ни, тем паче, махающей руки, видно не будет. А что делает Лихобор?

Вот старый лекарь натирает виски Лихобору каким-то составом. Неужели паренек заболел? Странно... Вот у юноши медленно прикрылись очи, он прилег и заснул. Старый лекарь наклонился над спящим, вот старческая рука оттянула веко юноши, обнажив белую часть закатившегося глаза.

Сердце у Яромила тревожно забилось. Что же это? Все - не к добру! Что же сердце, почему оно так и хочет выпрыгнуть из груди?!

Лекарь возвратился с длинным острым ножом. Аккуратно подложил кусок полотна под левую руку Лихобора, разрезал кожу по кругу у локтя. Яромил, весь трясясь от бессилия чем-либо помочь, наблюдал, как лекарский нож последовательно рассекает жилы и сухожилия, вскрывает суставной мешочек... И вот, аккуратно отделанная рука Лихобора - у старика. Он мажет чем-то отрытую часть отрезанной руки, совершенно не обращая внимания на кровь, хлещущую из культи продолжающего лежать без чувств юноши. Вот, теперь отрезанная рука уложена в короб с чем-то белым. А старик принимается за правую руку Лихобора. Все повторяется...

- Ему нужны были только чудо-руки! - ударил себя в лоб Яромил, - Ведь злыдень не раз повторял... "Твои руки спасут многих...".

Юноша стоял у Врат до конца операции, наблюдая, как из его товарища изготавливают своего рода лекарство, инструмент для лечения других раненых. А что дальше? Оставит ли злодей жить Лихобора, или добьет? Увы, заполучив творящие чудеса руки, старик собрал коробы и узелки, закинул за спину и отправился куда-то восвояси, оставив юношу истекать кровью...

* * *

- Ну как, догадался Лихобор перебросить твою котомку? - попытался подколоть товарища Млек.

- Нет, - ответил Яромил серьезно, - Лихобор ни о чем не догадался...

Юноша решил не рассказывать об увиденном своим спутникам. Почему? Все равно ведь ничего не изменишь, а зачем перекладывать горе, и так как бы опутавшее сейчас его быстрые ноги - так зачем и другим делить это? Лихобору легче не станет, а им - будет тяжелее точно! Потеряны уже почти все друзья, все погибли, из тринадцати осталось только двое...

* * *

Жуткая вонь так и ударила в ноздри.

Невероятно тошнотворный запах. Млек и Яромил переглянулись, поняли друг друга...

- Мертвая плоть, - прошептал Млек.

- Не сожженные тела человеческие, гниющие, - подтвердил Яромил, - я такое видывал в походе западном. Мы шли день за днем, а потом натолкнулись на целый город, врагами вырезанный. И все мертвые лежали у домов своих, и покрыты они были желтыми червячками, и дух стоял... Как сейчас!

- Вон, смотри, - указал Млек вперед на труп в каких-то лохмотьях. Мертвец тут же вскочил на ноги и рысью удрал в тьму одного из подземных ходов, - да он живой... Живой мертвый... - голос юноши прерывался.

- Это упыри? - предположил Яромил.

- Это отморозки, они хуже упырей, - объяснил Гыг.

- Хуже упырей?

- А кто такие отморозки? - засыпали вопросами белоглаза юноши.

-Отморозки, это те, кого даже Князь Мира Мертвых на полях кованых держать не захотел, повыгонял с полей на межу, - объяснил Гыг, - худшие из худших... Они по меже бочком-бочком в дальние пещеры и просачиваются, все ходы знают!

- Так мы рядом с Миром Мертвых?

- Да, сейчас - совсем рядом, - кивнул кортышка, - но нам туда нельзя!

- Отчего ж?- усмехнулся Яромил.

- Да обратно не выпустят, это тебе не балаганчик скомороший: "Выход обратно - бесплатно!", - объяснил приятелю Млек.

- Отморозки эти... опасные? - поинтересовался Яромил у Гыга.

- Если поймают - кровь сосать будут, - кивнул белоглазый, - они скопом нападают, один на один и я с любым управлюсь. Трусливы, хоть и бессмертны...

- Бессмертны? - переспросил Яромил.

- Ну если убьешь такого, он как дым, того... рассеивается... И вновь на медные поля попадает, а оттуда его - взашей! Чую, сейчас нас на прочность пробовать станут! - последние слова Гыг произнес скороговоркой.

Юноши ощетинились клинками. И - вовремя.

Сразу из двух подземных ходов, справа и слева, на них набросились с полдюжины упырей. Яромил одним поворотом меча ухитрился разрубить сразу двоих. Обрубки тут же, на глазах, исчезли. Млек кружился, нанося удары налево и направо. По углам пещеры уже горками валялись порубленные ошметки подземных упырей. Вот отрубленная рука скребет черными ногтями камень... Хорошо, что у обрубков глаз нет, а то бы туго пришлось! А вот этот обрубок вдруг рассеялся без остатка, видать добили его хозяина.

Малорослый Гыг ухитрился убить аж пятерых отморозков, напавших на путников сзади. Троих белоглаз зарезал острым ножиком, а двоим, юношам на удивленье, попросту оторвал головы! Мал да силен оказался их новый товарищ...

Горящие кровью глаза оглянувшихся напоследок отморозков сверкнули в темноте пещер - упыри разбежались так же неожиданно, как и напали, будто по команде.

- Сейчас снова нападут! - предупредил Гыг.

- А что делать? - несколько растерялся Яромил.

- Да вперед бегом, кого встретим - посечем! - голос Млека звучал неожиданно весело, казалось, что ему понравилось рубить отморозков.

Юноши переглянулись, их глаза встретились меж собой и договорились, оба рывком бросились вперед.

Бежали не слишком быстро, часто оглядывались - поспевает ли Гыг на своих коротких ножках?!

На пути попалось двое беглых мертвецов.

Взмахи мечей - так ошметки и полетели! Гыг на бегу ухитрился пнуть ногой куда-то в темноту - бряк! Оттуда вывалилось переломленное, как лучинка, тело упыря.

Следующая пещера. Воины остановились, как вкопанные, пораженные удивительным зрелищем. В тупик были согнаны с десяток отморозков, их методично рубил ржавым мечом некто высокий, в черном одеянии, прикрывавшем неизвестного с головой - лишь для глаз были оставлены прорези. Юноши молча смотрели на происходящее.

- Да у него руки мертвеца! - заметил Млек.

- А я и есть мертвец, - заявил незнакомец, закончив работу.

- Такой же, как они? - спросил Яромил.

- Такой, да не такой, - скрежетнул зубами незнакомец, - смотри, что у меня на мече написано!

Странный отморозок поставил свой длинный меч вертикально, воткнув острием в пол пещеры. По все длине лезвия обнаруживалась былая узорчатая надпись.

- Не разберешь! - заявил Яромил, - Да я и рун таких не знаю...

- Здесь написано - "Воздаяние", это - мой меч, им я вершил справедливость, будучи живым, - заявил незнакомец.

- Так ты, этот, я знаю! - кивнул Млек, - исполнитель приговоров...

- Да, я палач, - кивнул мертвец, - был палачом при жизни, вершу правосудие и здесь! Раз за разом, вершу приговоры смертные, ибо все эти отморозки - виноватые...

- Но может кто... Раскаялся? Нельзя же вечно мстить за совершенное когда-то, - неожиданно предположил Гыг.

- Раскаялся? Да им разве можно верить?

Никому нельзя верить! Тем более - здесь...

- Никому не верить - сложно, - возразил Млек.

- Но ведь вы на своей шкуре сейчас испробовали, раскаялись ли те упыри, что нападали на вас?

- Может, кто и не нападал, может, кто сидит себе в пещерке дальней и никого не трогает?

- О, эти раскаявшиеся! - засмеялся мертвец, - Говорю же тебе, здесь никому нельзя верить!

- Не верю, что никому нельзя верить, так не должно быть! - азартно закричал Млек.

- Поверь мне, я докажу!

- Докажи!

- Пошли, я покажу тебе этих "раскаявшихся"!

- Пошли...

И Млек отправился вслед за высоким отморозком. Яромил и Гыг постояли некоторое время в раздумье, подождали... Белоглаз вытащил свои камешки, начал перебирать их.

Яромил шагал по меленькой пещерке из угла в угол.

- Но он сказал - никому нельзя верить! - воскликнул вдруг Яромил да хлопнул себя по лбу.

- Значит, и ему! - понял белоглаз, - Скорее, за ними!

- Но куда? Здесь столько проходов...

- За мной, я чую, куда! - Гыг рыскал, водил носом, как собака на охоте. Взял след - и рванул вперед. Яромил еле поспевал за приятелем.

- Опоздали, добры молодцы! - хихикнул мертвый палач, отрывая рот от горла Млека. Юноша был уже мертв, лицо бледно - знамо дело, кровь повысосали...

Яромил бросился на упыря с мечом, тот лишь ухмыльнулся, даже руки не протянул к своей ржавой железяке.

Паренек уже готов был опустить меч на гнилой череп обманщика, но его остановил окрик Гыга:

- Стой, погодь!

Яромил удержался от смертоносного удара, но дал выход гневу, с размаху пнув ногой в лоб убийце.

- Если ты его убьешь, он снова очутится на мертвых полях, да сбежит оттуда, дорогу-то прознал! - объяснил белоглаз.

- Вот именно, - победно усмехнулся мертвец, - я мертвый, и хуже мне уже не будет, я и боли-то даже не чувствую...

- Ну, ничего, мы тебя, для начала, повяжем, - приговаривал Яромил, связывая зловонные руки убийцы за спиной, - а затем - подумаем, подумаем...

- Не знаю, что делать, но убивать его нельзя! - заявил Гыг, - А если ему руки поотрубать...

- Сам себя ведь убьет, или другие отморозки прикончат, а на медных полях новые руки дадут ведь...

- Значит, надо сделать так, чтобы убить себя не смог, и другие - тоже не смогли бы!

- Давай связанного его запрячем куда подальше, - предложил Яромил.

- Так кричать будет - другие упыри сбегутся.

- Это точно! - согласился юноша и, не долго думая, заткнул мертвецу рот куском его же одеяния, - куда-нибудь в пещеру его, да камнями заложить... Эх, жаль нельзя замуровать!

- Почему нельзя? - удивился Гыг, - Можно!

- Как? Чем? - в свою очередь изумился Яромил.

- Видел я тут малую выемку в стене, - усмехнулся белоглаз, - бери его на плечо, да пошли!

Яромил без труда взвалил мертвое тело себе на плечо, прихватил ржавый меч и побрел вслед за недоростком.

Идти долго не пришлось. Белоглаз указал пальцем на небольшую нишу в каменной стене. Яромил завалил туда связанного убийцу, грубо сбросив с плеч долой. Огляделся по сторонам, покрутил головой.

- И чем его замуровывать будем? - продолжал недоумевать юноша, - вроде нет поблизости ничего такого...

- У меня все с собой, - буркнул Гыг, извлекая махонький мешочек откуда-то из-под одежд.

Белоглаз начал посыпать каким-то блестящим порошком мертвеца, что-то бурча под нос. Падающий сверху песочек странно укрупнялся на лету, сразу превращаясь в камень, причем там, где он касался стены - там и срастался с ней. Еще немного - и отморозок оказался целиком внутри сплошного камня. Последней скрылась его голова - слишком поздно понявшая, что с ней проделали!

- Так и будет здесь вечно? - спросил Яромил.

- Пока кто-нибудь случайно не расковыряет... - уточнил Гыг.

- тогда давай и меч его - тоже в стену...

- Зачем?

- На всякий случай!

Меч был уложен поверху, Гыг еще присыпал сверху, да так искусно, что теперь стена смотрелась сплошной - как будто и не было в ней ниши...

* * *

- Как ты думаешь, что за этими Вратами?

- спросил Яромил белоглаза, - Что нас там ждет? Жизнь или Смерть, Правда или Кривда...

- Тебя, наверное, жизнь, - ответил Гыг, - а я, так точно не умру, пока не отыщу свою Друзу! Чую - найду ее!

- Правда или Кривда? - повторил вопрос уже для самого себя паренек, Так Правды мы и не видывали, одну Кривду...

- Разве тебя обманывали товарищи? - спросил недоросток.

- Нет, вроде - нет...

- А разве тебя обманывал я?

- Нет.

- А тот, который Золотой Змей, он в чем-то тебя обманывал?

Юноша задумался. И впрямь, Золотой Змей ни разу не сказал слова кривды...

- Выходит, зря я это... - признал Яромил, - На самом деле Правды я слышал больше, чем Кривды!

- Ну, так пойдем, посмотрим, что там, за этими Вратами!

- Пошли...

Яромил и Гыг шагнули в блистающую неизвестность огромного кристалла. На мгновение закрыли и вновь открыли глаза...

Это был дневной свет! Не какой-то там волшебный или магически, а настоящий, тот, коим одаривает людей Солнце Ясное... Яромил понял это сразу, хотя света было и не так уж много - он освещал пещеру откуда-то сбоку. Затем юноша окинул глазами и саму пещеру. Кажется, последнюю в веренице пещер, которые пришлось пройти, раз уж она кончалась выходом на поверхность. Ну что это была за пещера! Яромил и представить себе не мог такого великолепия. Все вокруг было белоснежно-белым, вся поверхность пещеры была покрыта идеальными по форме, крупными и мелкими, отражающими свет и блистающими кристаллами. Сверху свешивались огромные грозди белых самоцветов, как гигантские светящиеся сосульки. Рядом серебрился ручеек, вода в нем была чистая-пречистая... Сказка, просто детская сказка...

Гыг стоял на коленях у небольшого грота, с благоговением глядя в стену, где располагалась маленькая ниша.

- Чего это ты? - спросил Яромил.

- Место... - прошептал Гыг, - Место...

- Какое еще место? - удивился юноша.

- Место для друзы, для моей Друзы...

- Тогда пошли искать твою друзу, - пожал плечами Яромил, так ничего и не понявший.

Гыг медленно поднялся с колен и поплелся за товарищем. Идти пришлось недолго. И ста шагов не насчитал Яромил, достигнув выхода из подземелья.

Ветерок, свежий ветерок... Солнце, небо... И Золотой Змей, во всем своем великолепии, сидит, свернувшись кольцами, на самом краю каменистой площадки. Где это они? Вдалеке видны заснеженные верхушки гор, облака совсем близко, некоторые даже ниже той площадки, где сейчас находятся Яромил и Гыг. Понятно - они почти на вершине одной из гор... Но Золотой Змей?

- Прошел лишь один? - вздохнуло чудище.

- Со мной новый товарищ, - молвил Яромил с вызовом в голосе.

- Этот недоросток? Чудь белоглазая?

- Да, этот недоросток! - подтвердил юноша, нарочито растягивая слова.

- Он не человеческой породы, такой нам не годен...

- Вот как? Не годен, стало быть, для тебя?

- Не годен, - подтвердил Золотой Змей, - но если хочешь, возьмем его с собой...

- А, вот он, вор! - Гыг бросился по направлению к краю терраски, - Но он мертв...

Белоглаз повернул лежавшего у края пропасти тело старого вора, вгляделся в мертвые глаза ведуна, затем начал обшаривать его одежды.

- Это ты, Золотой Змей, его, что ли? - спросил Яромил.

- Нет, что ты, - гудящий голос ящера как-то странно прерывался, видимо, это так он смеялся, - я даже благодарен этому старому смертному, он ведь принес сюда, на поверхность, мое тело.

- Но он мертв?

-Он слегка испугался, когда я вернулся в свое тело, - продолжал гудеть Золотой Змей, - сначала удивился, увидев, как из его котомки вдруг появился я! Никак не ожидал, что это случится так вдруг. Начал лепетать чего-то там, Слово ко мне подбирал, а оно никак не подходило. Ну, а в конце концов сам же настолько испугался, что от испуга и помер...

- Но ты ждал здесь?

- Разумеется, ведь этот старик бежал, явно от кого-то удирая, объяснил ящер, - а от кого он мог удирать, украв мое тело? Ясное дело, от того, у кого украл. А у кого он мог украсть? У моих юношей, разумеется. Вот я и ждал здесь!

- Вот она, друза! - воскликнул Гыг, раскрыв, не без труда, замысловатый оловянный сундучок, - Нашел, нашел, вот она, моя возлюбленная!

Белоглаз приплясывал, вертел в руках прекрасные кристаллы, смахивал с них какие-то пылинки.

- И что ты с ней будешь теперь делать? - спросил Яромил.

- Как что? Я нашел свою Друзу, я нашел Место... - и недоросток бросился обратно в пещеру.

Яромил, не спеша, направился за ним.

Даже Золотой Змей, как показалось, заинтересовался происходящим, его блистающее тело заструилось вслед за двуногими в темную пасть пещеры.

Гыг стоял на коленях возле того самого грота, что назвал чуть ранее Местом. Друза была уже помещена в небольшое углубление в каменной стене пещеры, причем казалось, что она там и родилась - настолько все подошло одно к другому. Более того, пещера теперь как бы вся светилась, казалось, что именно этих прекрасных кристаллов не хватало ей, чтобы достигнуть совершенства.

Абсолютная красота!

- Эй, Гыг, ты чего? - Яромил тронул белоглаза за плечо. Оно оказалось неожиданно твердым и горячим.

- Ты чего? Чего? - потерялся юноша, начиная понимать, что с коротышкой что-то происходит.

- Не мешай ему, у каждого свой Путь, своя Судьба! - прогудел Золотой Змей, - лучше отойди подальше, ты ведь один остался, надобно тебя беречь...

И чудовище переползло так, что его блестящее тело расположилось между Яромилом и каменеющим Гыгом. А маленький рудознатец менялся на глазах. Его тело стало почти прозрачным, потом пахнуло жаром, посыпались искры. Еще мгновение - и Гыг превратился в маленькую огнедышащую гору, полыхнул огонь, вверх, подобно воде в на горячих островах, выбросило множество сверкающих камней, они бились о потолок пещеры и падали вниз, а снизу извергались все новые и новые! Неожиданно все стихло... На месте маленького человечка высилась горка лалов, смарагдов и яхонтов. Один из лалов, алый как кровь, упал прямо в руки Яромилу, юноша вертел камень в ладонях, не зная, как поступить.

- Это он тебе на память... - буркнул Золотой Змей, выползая из пещеры, - Захочешь - можешь и других набрать, все равно - разворуют...

Но Яромилу показалось кощунством даже дотронуться до этой горки самоцветных узорочий, совсем недавно бывшей его товарищем...

* * *

- Ну и что дальше? - спросил Яромил, глядя в зияющую под ногами пропасть, - Вот я и остался один... Ты этого добивался?

- Вовсе нет, - молвил Золотой Змей, - лучше было б, если я привел побольше парней! Но нам пора...

- Что, снова бублик над пропастью, а мне в него прыгать?

- Нет, дальше ты полетишь на мне, и лететь нам далеко, очень далеко...

- Понятно, стало быть, надо облегчиться?

- усмехнулся юноша, выученный теперь и науке полета на змеях.

- Здесь, в моем, а теперь - и твоем, мире, нам больше ничто не грозит, - прогудел Змей, - мы можем садиться и взлетать где угодно и сколько угодно!

- Значит, мы у цели?

- Почти у цели, - согласился блистающий, подобно Солнцу, ящер, - еще немного, и конец твоему путешествию, я закончу свой Путь, а ты - получишь награду, о которой мечтает любой мужчина...

- Вот как? - подивился Яромил, усаживаясь на спину чудища, - Расскажешь?

- Да, теперь настало время Правды, - прогудел Золотой Змей, расправляя крылья, - Слушай же...

И Яромил, несясь под облаками на спине чудовища, слушал новую, страшную сказку. Сказку, бывшую Правдой, наконец-то раскрытую перед последним, оставшимся в живых.

* * *

Княжна Власта так и оставалась незамужней, пока не умер ее отец. Согласно обычаю, старый князь должен был уйти на покой и передать жезл власти тому мужчине, кто станет мужем его старшей и единственной дочери. А старику так не хотелось лишаться власти! Власта провела всю юность в тереме высоком, и ни один из молодых парней - здешних ли, либо пришедших из других миров, не смог пройти всех испытаний. Да и правду сказать - мало кому хотелось рисковать головой - а именно такую ставку приходилось выставить на кон претендентам на руку княжны Власты. Это только в сказках - женихов сбегаются толпы... Только три головы красовалось на шестах терема княжны - одного деревенского дурачка, да двух проходимцев, понадеявшихся стать князьями. Больше никто не рискнул - не будем здесь перечислять все те испытания, кои придумал старик-отец, дабы оградить дочь от женихов, а свою власть от притязаний наглецов...

Он ведь и был старик, этот князь, само имя которого Власта, став княгиней, запретила вспоминать. Власта родилась поздно, когда князю было уже за пятьдесят. У него было много жен, но ни одна не рожала. Поговаривали, что семя старого князя было бесплодным. И он, в молодости не обращавший на свою бесплодность никакого внимания, к старости вдруг решил во что бы то ни стало заиметь сына... Пошли чередой лекаря, ведуны да колдуны, местные и пришлые, прилетавшие на больших птицах и малых змеях с далеких миров, ибо княжество, где родилась Власта, находилось, по словам людей ведущих, на самом краю Вселенной, было последним звеном цепочки изведанных миров... Но никто князя не вылечил, пока один местный, совсем молодой, шестнадцатилетний ведун, выученный лесными стариками, не взялся исцелить князя, потребовав при этом поворожить над его любимой женой. После всех его заговоров, трав да растираний любимица старого князя понесла. А юный лекарь куда-то сгинул. Родился не сын, которого так ждал старик-князь, а дочь. Разгневался властелин, дал имя новорожденной такое, что живому человеку носить не под стать... И чем дальше росла дочурка, тем тяжелее на сердце становилось у князя - не только он, все заметили, что лицом княжна точь-в-точь в того юного ведуна, благоразумно убрался в леса темные, далекие! Сгубил старик жену свою любимую, сгноил ее в темнице на хлебе и воде. И дочь держал в тереме, пока не пришел к нему тот, кто уводит смертных на поля далекие, кого - на золотое, кого - на серебряное, а кого - и на медное, по заслугам каждому, по тому, как жизнь прожили!

Явилась к умирающему дочь его, Власта, да получила вместо благословения - проклятия одни. Знающие люди рассказывали, не стерпела дочь, молвила слова обидные отцу умиравшему. И про то сказала, что, мол, сдохнешь теперь, а я, наконец, замуж выйду, да детей нарожаю! Разгневался старый властитель, да Слово сказал злое, и жезл свой заветный разбил при этом - а была в том жезле волшба великая. Потому и Слово Злое сработало. А Слово такое было - никогда Власте не жениться, никогда ее чреслам с мужскими не соприкоснуться, никогда не родить ей, от проклятого семени зачатой! Сказал то Слов князь-отец, да и ушел в миры другие, куда все смертные, в конце концов, уходят...

Только справили тризну по князю, как задумала Власта за муж пойти, указала на первого ее глазам понравившегося парня. Только указала - он и умер на месте, то ли от счастья, то ли, скорее, от волшбы злой княжьей... Другого мужа подыскала себе княгинюшка - тот так перед самым главным и умер, не успев плотью прикоснуться! Разгневалась Власта, да велела свадьбу сыграть сразу с пятерыми парнями молодыми, а то по обычаям запрещено в княжестве не было, княгине, в отличии от баб простых, можно было и по многу мужей иметь. Так все пятеро на свадьбе разом хлебами и подавились...

Еще пуще разошлась Власта, да велела согнать всех мужчин своего княжества, даже мальчиков да тех, кто мамкину грудь сосет, на холм священный, под Богов очи, что и было исполнено. Объявила княгиня, что берет, перед Небом и Землею, всех мужчин княжества своего в мужья себе! Потемнело Небо, померкло Солнце, молнии ударили с туч черных, да разверзлась Земля, и раздался оттуда голос тихий, вроде и шепот, но - все его услыхали: "Кабы не имя твое, баба неразумная, не подействовало бы и Слово Злое, а так - и Боги бессильны Судьбу изменить!". Вновь Солнце на Небе явилось, снова сошлась Земля, только не нашли ни одного мужчины на ее поверхности - все сгинули...

И постигло оставшихся горе великое - ибо не стало в нашей земле мужчин. Да понятно стало - пройдет время, умрут бабы, детей не родив, и - сгинет род человеческий в этих краях... Думали - прилетят с других миров на змеях крылатых - напрасно ждали, затворили княжество силы неведомые, стали горы да моря непроходимы.

Да и по совести сказать, попасть в наше княжество человеку с другой стороны - дело сложное. Сам сейчас на своей шкуре испытал! Говорят, что все люди у княгини Власты под крылом проживающие - все потомки одного мужа и жены его, тринадцать лет в нашу окраину пробиравшихся, и звери, и птицы им помогали, да и Судьба проходы открывала - но то уже другая сказка, ты ее еще услышишь, не раз и не два тебе эту историю бабки-сказительницы перескажут!

Так прошло три весны, в княжестве не родилось ни одного младенца. А женщины все ждали от Власты - что та предпримет? Сама сгубила мужей, сама пусть и выход изыщет! Думала, думала княгиня, со жрицами да ведуньями советовалась, письмена древние те женщины по буквицам разбирали, мудрость искали - не находили, а уж сколько жертв принесено было - и птицы, и коз, и свиней - того и не счесть... Стала Власта сама ведуньей знатной, всю науку волшебную превзошла. И пошла княгиня на то, что не решалась еще ни одна женщина до нее. Призвала она бога богов, повелителя всех волхвов, да князя мира мертвого, в честь которого ей имя дадено было.

Единственный в стране священный белый вол, тот, которому поклонялись, как воплощенному богу на четырех великих праздниках смен светила, эта краса и гордость животного мира - был принесен в жертву по всем правилам и уложеньям. Разумеется, никто и не посмел дотронуться до священного мяса... Но вот череп белого вола был отделен от туши и доставлен в Пещеру мертвых, туда, где хранили пепел, собранный с погребальных костров. И осталась там Власта одна со священной жертвой, и долго призывала она бога богов. И вот, наконец, случилось чудо - заговорила отрубленная глава воловья языком человечьим...

- Не Судьба тебе, гордая смертная, возжелавшая Проклятье Отцовское обмануть, за мужем быть!

- Я смирилась уже, - отвечала княгиня, - но пожалей хоть других баб племени моего, ведь вымрет народ наш!

- Ничего я для вас делать не буду, - отвечал грозный бог устами воловьими, - не гоже мне против проклятий идти, да нити, Пряхой сотканные, рвать!

Поняла княгиня, что не поможет великий бог, но зачем же он тогда вообще ей явился?! Зря ведь не придет...

- Если не ты, то кто?

- Сама дел наделала, сама и правь! - молвила глава воловья, - добудь мужей для жен народа своего.

- Я? Но как?

- Есть путь, но нелегок он...

- Какую жертву я должна принести, что сделать? - спросила Власта.

- Жертвой будут молодость да красота твоя...

- Я готова! - согласилась княгиня тихим голосом.

- Есть обряд тайный в моей Книге, лишь тебе я открою глаза прочесть его, для остальных там лишь пустые места на дощечках... Отдашь и крови своей половину, ее пиявки высосут, потом пусть поймают священную змею...

Умолкла глава воловья навсегда, а Власта, в терем княжеский вернувшись, велела принести Священные письмена. И долго обряду училась, ибо можно было его провести лишь один раз. Потом сделали все, как воловья глава наказала, да написано было на дощечках. Воистину, подтвердилось то, что сказано было - видела Власта в Книге то, что от глаз других смертных, даже великих жриц, скрыто было...

Провели обряд тайный, и родился из крови княгини да малой змейки золотистой огромный Золотой Змей крылатый, то есть я. И послали меня за горы и моря, в другие страны да миры - за женихами. Теперь ты знаешь Судьбу свою и Предназначенье...

- А почему тринадцать нас выбрали? Разве на тебе дюжина человек поместилась бы? - пришла в голову юноше неожиданная мысль.

- Да, я могу взять с собой лишь пятерых, иначе мне не взлететь, согласился с недовыскзанной догадкой юноши Золотой Змей, - но княгиня наказала взять мужей с запасом, потому как все равно не все дойдут. Так и вышло...

И они - Золотой Змей и юноша, все летели и летели над горами да морями, то высоко над облаками, то низко над лесами, едва не цепляя за верхушки сосен. Пролетали реки великие, пугали стаи птиц перелетных, садились на острова зеленые, били дичь непуганую...

* * *

- А вот и бедные, одинокие женщины, - прогудел Золотой Змей, приземляясь на зеленом холме. Отовсюду к пригорочку сбегались женщины и девушки, все в красочных праздничных нарядах, с алыми губами и румяными щеками, и с глазами, горящими очами...

- Ну, теперь они тебя заласкают, - гудение чудища вновь стало прерывистым - смеялся, видать, - ты ведь у них единственный! И все дети этого народа будут твоими детьми. Ну, а мне пора развоплощаться, ибо окончен Путь, ради которого я создан...

Надеюсь, ты не таишь на меня зла, юная игрушка Судьбы?

- Нет, с чего мне быть злым на тебя, ты ведь делал то, к чему предназначался... - пожал плечами юноша, - Но я тебе скажу, все-таки, на прощание...

- Скажи, скажи, - голос Змея стал тоньше, да и сам он начал бледнеть на глазах.

- Знаешь, Золотой Змей, меня никогда не привлекали нежные девушки, признался Яромил, - я всегда любил лишь юношей статных...

- О Боги, о Судьба! - воскликнул Золотой Змей перед тем, как сгинуть.

- Вот видишь, над всеми нами Судьба лишь посмеялась! - криво усмехнулся юноша.

Толпа девушек, дождавшись исчезновения страшного змея, обступила Яромила. Каждая стремилась хотя бы прикоснуться к мужчине, их взоры горящие просили и молили, влекли и соблазняли...

Толпа молодух расступилась. Двое дородных женщин подвели к Яромилу древнюю старуху. Пахнуло драгоценными благовониями. Юноша догадался, что это была Власта, отдавшая молодость, красоту и волшебную силу ради создания Золотого Змея, во имя того, чтобы женщины ее народа вновь рожали детей, ради того, чтобы не прервалась жизнь рода человеческого в этом мире.

- Ну вот, все было не зря, - произнесла старуха и закашлялась, затем рот ее начал судорожно ловить воздух, седая голова откинулась на руки сопровождавших молодиц.

Яромил не смел даже шелохнуться, он лишь опустил голову в почтении.

- Княгиня Власта умерла! - услышал Яромил над своей головой. Юноша кожей чуял десятки, нет - сотни взглядов жгучих женских глаз...

3/2/2000


home | my bookshelf | | Мечта любого мужчины |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу