Book: Великое кощунство



Купцов Василий

Великое кощунство

Василий Купцов

Великое кощунство

(Общеобразовательная шутка)

Пахло приторно-приятно, почти как в церкви. Рыжий Майк довольно оглядел внутреннее убранство подвала. Да, поработал он на славу! Алтарь, накрытый черной, как сажа, скатертью... Стоп! Почему как!? Сажа как раз очень даже помогла! На алтаре - почти метровый разворот из порножурнала.

Разумеется, лучший алтарь для черной мессы - это тело девственницы, на худой конец - просто голая баба. Они как-то раз попробовали, но ничего путного из этой затеи не вышло - с нее все сваливалось, максимум, на что согласилась тогда Танька - это зажать под мышками две черные свечи. Ребятам показалась, что две свечи - это мало. Тогда Рыжий Майк еще не познакомился с вуду и не ведал, что свечей должно быть, как раз, две! С фоткой симпотной манекенщицы - проще, вот и звезду магическую, пятиконечную, прямо на ней и расчертили, и причиндалы все стоят нормальненько, не сваливаются. В центре звезды - золотой потир, с овощами и магическими травами, залитый кровью цыпленка. С цыпленком особых забот не предвиделось, ведь на всех этих пакетах написано: "ножки цыпленка-бройлера". Сложнее - с колдовскими травами. Никто не знал, какие именно надо туда накладывать, поэтому Майк, справедливо рассудив, что лишние - не помешают, набрал туда всего, что росло возле рощицы. Да, в качестве потира Майк использовал золотой череп. Сам золотил бронзовой краской, аккуратно, кисточкой!

Жаль только - череп пластмассовый, учебный. Когда-то давно, с год назад, Рыжий Майк купил у кладбищенских - за бешеные деньги - настоящий, свежевырытый череп, долго его отмывал... Но Влад, студент-первокурсник, отобрал настоящую черепушку и выдал, "чтоб не ныл", учебное пособие. Да чего там плакать - выкрашенный, пластмассовый выглядел даже лучше! И вообще, все - как надо. Две черные свечи, магический нож, колода карт Таро, купленная у настоящей цыганки, древний помятый бакс, пришпиленный к алтарю магическим кинжалом с рунами на лезвии, жезл, он же канглинг, из здоровенной берцовой кости...

Ничего удивительного, ведь у семнадцатилетнего Майка - уже немалый опыт в этих делах. Около двух лет он ходил в сатанистах, всю науку превзошел, сколько черных месс подготовил - и все - высший класс! Все получалось, его одноклассники доходили до экстаза, извиваясь голыми под звуки похоронного марша, запущенного на магнитофоне сзаду наперед. И кругом - черные свечи, вареные - тоже черные - кошки и прочие приятно щекочущие психику кощунственные штучки. Одно плохо - если с перевернутыми распятиями проблем не возникало, то эти проклятые черные свечи, из-под полы продававшиеся в местной церковной лавке, упорно не желали гореть в перевернутом виде. Воск почему-то всякий раз заливал пламя и сатанинский огонь угасал, не успев разгореться...

Но к десятому классу Рыжий Майк остался один. Одно часть ребят побрила головы и пошла качаться в залы, другая - засела за компы, объявив себя орками. Некоторые даже перестали стричься и мыться, а Валерка, для пущей убедительности, провалялся целый день на помойке, набираясь соответственным духом!

Рыжего Майка не тянуло нюхать пот в атлетическом зале. И не привлекало ходить по улице с развязанными шнурками... Но и сатанизм, увы, явно терял популярность. Попытки привлечь молодежь из девятого класса ни к чему не привели, детки быстро поняли, что заниматься сексом совсем не обязательно в холодном подвале при свете черных свечей, да и все черные кошки в микрорайоне уже использованы по прямому назначению...

Вот тут-то Майк и прослышал о том, что в моду входит язычество. Достал книги, но прочесть не смог, да и впрямь, чего там интересного, в этой Велесовой книге! Да чего говорить, даже в Библии, в Левите - и то больше описания разных там кровавых жертв. Пусть голубей... Наконец, после долгих трудов, достал какую-то дореволюционную книжку с темными взываниями к богам, древним и страшным! Наверное...

Помог случай. Рядом с городом каждое лето копали археологи. Рыжий Майк попытался было напроситься помогать, да его прогнали. Брякнул, что готов работать бесплатно - посмеялись, объяснив, что студенты заранее в очередь становятся, даже билеты на поезд за собственные, трудами заработанные, деньги покупают - лишь бы иметь возможность поучаствовать! Но Майк ходил на раскопки снова и снова, его перестали выгонять, потому как все - заняты делом, а глаза привыкли к мелькавшим рыжим волосам.

А потом нашли Идола. Главный раскопщик, наверное профессор или, даже, академик, рассказал студентам, что именно это страшилище представляло кровожадного бога Каку среди людей, именно возле этой каменной скульптуры с отбитыми ноне крылышками, разыгрывались древние мистерии, ей приносили жертвы, вот этот раскрытый в яростном крике рот вещал от имени великого и ужасного бога, вот эти толстые губы смазывались кровью принесенных в жертву, а длинные уши с отвислыми мочками - наслаждались криками несчастных.

Рыжий Майк понял, что настал его час. Ни о какой охране у археологов и речи не было, золота здесь не находили с начала века. Студенты заставили Майка выучить заповеди: инструмент археолога - лопата, клад археолога помойка, мечта археолога - могила! То, что Идол исчез, обнаружили лишь спустя два дня. Майку ничего не стоило запрятать эту пудовую каменюгу сначала в овражке, а потом - перепрятать еще подальше в лес. Идола искали целый день, на следующий - махнули рукой, на третий - забыли вовсе, случились и другие интересные находки, раскопали какую-ту красочную фреску - с какой-то бабой, собирающей виноград. Винограда отродясь в этих краях не росло, ученые, как водится, разошлись во мнениях, а об украденном Идоле никто уже и не вспоминал. А уж тем паче, никто и не подумал чего плохого на Майка, продолжавшего усердно тереться возле студентов...

* * *

Ну вот, теперь все готово.

Рыжий Майк встал напротив Идола на колени, взял в руки ксерокопии, произнес первые слова-призывы к Древнему Богу Каке, чувствуя себя уже Первым, нет - Верховным (!) Жрецом древнего культа. Надо отдать должное, ведь старшеклассник был не так уж и далек от истины - уж коли он - явно единственный жрец у этого идола, так, стало быть, и Великий, и Верховный по умолчанию! Майк все говорил, говорил, но ничего не происходило, только коленки, непривычные к такого рода положению, болели все сильней. Взывал к Великому Богу, призывал его явиться к нему, недостойному смертному...

Свечи начали притухать, становилось все темнее и страшнее. По спине Майка прошел озноб - он заметил слабое зеленоватое свечение в глубине раскрытой пасти Идола. Пахнуло чем-то древним, тухлым, замогильным. Весь дрожа, Майк повторил призыв к Великому Богу Каке явиться. - Сколько можно болтать! - прошелестело внутри Идола. - А... Что... - переспросил потрясенный Майк. - Жертву давай, жертву! - зло огрызнулся Великий Бог. - Великий Бог голоден, - брякнул Майк с тем подобострастием, на которое только оказался способен, - я мигом, мигом... - А чего звал, коли жертвы не изготовил? - прошелестел Идол сварливо, Жертву хочу, человечью! А то... - Я мигом, я мухой! - Рыжий Майк бросился к лестнице, не дослушав угроз.

* * *

Сколь прекрасно начало осени в Подмосковье, когда деревья раскрашены в разные оттенки, от светло-желтого, до насыщенно-багрового, когда под ногами шелестит первая опавшая листва, а солнце светит все еще ярко и по-летнему весело. Но старшекласснику Майку, претенденту в Великие Жрецы, было не до красот теплого сентябрьского вечера.

"Что же делать, что делать?" - стучало в голове у Майка, - "Нужна жертва, а то хуже будет. Зато - принесу ему жертву, даст он мне великое могущество. Тогда я всем покажу, кто такой Рыжий Майк. Я их всех уделаю! Всем парням п...ды дам, всех девчонок перетрахаю, а всех учителей, ну их..." - и фантазия разыгралась в тот момент не на шутку!

Навстречу шла, качая косичками, Маняша.

"Вот оно!" - сразу просек свою удачу парень, - "Девственница! То что надо!". Невинное кругленькое личико улыбнулось Майку, зашел разговор, через пару минут девчушка была приглашена домой к рыжеволосому "помочь в одном деле с учебой". Все в школе знали, что Маняша - девственница, даже гинеколог, и тот - подтверждал! Возможно, это у ней такое хобби. Другое хобби нашло выражение в шикарном прозвище "Мисс глубокая глотка", коим Маняша гордилась лишь чуть меньше своей девственности, зато явно больше, чем оценками в школе. Ну, отличница, ну - будущая студентка, ну и что? В жизни важно другое, по крайней мере, для представительницы прекрасного пола!

Маняше никогда не нравился долговязый, слабосильный Рыжий Майк, но предложенный полтинник быстро решил дело в его пользу. - Только я очень спешу, - предупредила Маняша, - пятнадцать минут на все! - Только давай сделаем это в подполье! - Зачем?- Романтика! У меня там... - Видела я, что у тебя там! - отмахнулась девчушка, с год назад побывавшая на "черной мессе" в подвале у Майка. - Теперь еще интересней, там у меня Идол! - Нет, в подвале не хочу! - А за сколько захочешь? - Стольник! - отрезал "Мисс глубокая глотка". - Стольник за минет? - возмутился Майк, на секунду забывший конечную цель. - Так ты ж романтики хотел! - Дорого...- Тогда иди к бабе Нюре, она тебе бесплатно отсосет, да еще и огурчиком угостит! - Ладно... - вздохнул Майк, - Стольник так стольник... - Бабки вперед!- Ладно...

* * *

- Ну и колотун здесь у тебя! - высказалась Маняша, спускаясь по деревянной скрипучей лесенке в подвал, - И что, у тебя на таком холоду еще и встанет? - Сначала обряд проведем, - предупредил Майк, - а потом уж... - Давай быстрей свой обряд, я спешу! "Мисс глубокая глотка" повела косичками, демонстрируя полнейшую невинность - хоть в фильм пятидесятых годов! - Ну, ты закрой глаза и открой рот! - хихикнул парень. - Фи... - откликнулась Маняша, но глаза закрыла. - О Великий и Ужасный Древний Бог! - паренек опустился на колени перед Идолом, - Вот тебе жертва, желаннейшая из жертв...

Идол весь аж засветился, из маленьких дырочек в центре раскосых глаз ударили тоненькие красные лучи, подозрительно смахивающие на те, что выпускают лазерные указки. Рот вспыхнул, засветился, но теперь не еле видимым фосфоресцирующим светом, а ярко-зеленым, с веселеньким салатовым оттенком. - Где жертва? Кто жертва? Я хочу есть! - шелестело внутри на разные голоса. - Вот дева юная, невинная! - Рыжий Майк указал на Маняшу размашистым жестом, ну, прям как в кино! - Что? Девица? - голос внутри Идола приобрел гневливый характер. - Да, девица! - Невинная? - Да, невиннейшая! - Да как ты посмел, презренный, предложить мне, после трех тысяч лет голода, такие отбросы! - голос Идола уже не шелестел, он гремел, в такт грозным словам тряслись черные свечи, огонь то разгорался, то - угасал. - Как отбросы? Это же сама невинность?! - Вот именно! Или ты, презренный, не ведаешь, что лучшая жертва - это мальчик, первенец? А женщин, женщин - предлагают только самым заскорузлым божествам! Но ты, наглец, осмелился привести сюда поганую девственницу, не то что не рожавшую, даже не очищенную мужским семенем от скверны прирожденной! - Я пожалуй, пойду, - Маняша заторопилась, вмиг выбравшись по лестнице из подвала, еще через секунду сверху послышался топот бегущих ног.

Но Рыжему Майку было не до того. Весь в холодном поту, старшеклассник крутил мозгами и так, и эдак, силясь понять, где его ошибка. Ведь во всех фильмах, в книгах в жертву всегда пытались принести прекрасных принцесс, девственниц... Их спасали благородные герои. Но это в книгах, в кино. Что сказал Идол?

"Лучшая жертва - это мальчик, первенец"? Точно... И в "Повести временных лет" от варяга требовали мужского младенца... И в этом фильме про древних греков - для хорошего урожая рубали парубка на мелкие кусочки, а потом колосья мазали! Как же его обманули эти проклятые романтики с ихними прынцессами и невинными мурлинмурломами... - Великое кощунство! - зарокотало из сверкавшей, как тот ящик на дискотеке, пасти Идола, - Меня, Древнего Свирепого Бога, оскорбили, унизили, предложили презренную деву девственную... О, как я зол! - Но, может, я смогу как-то исправить дело? - предположил Майк. - Ты?! Да, ты... - в водопадном рокоте появилась некоторая задумчивость, - Это неплохо, ты же мальчик, не так ли? У тебя много братьев? - Нет, я единственный в семье! - Прекрасно, стало быть - единственный, следовательно - первенец... Годен!

Последнее восклицание живо напомнило Рыжему Майку военкомат. Пробежались мурашки по спине, паренек поежился. - К чему годен? - произнесли непослушные губы. - В жертву, мне! - Но я, но я... - Знаю, ты - переросток, но так и быть, удовольствуюсь твоей кровью и плотью! - Но... Но... - Майк искал спасения, - Если ты заберешь меня, кто будет приносить тебе жертвы потом? - Ты прав, - согласился демон, - ты будешь жить и приносить мне новые жертвы... Но сейчас я хочу крови. И ты, мой юный жрец, принесешь мне малую требу, кусочек самое себя! - Какой кусочек? - старшеклассник почувствовал во рту какой-то металлический вкус.- Самый важный, разумеется! Возьми нож! - Нет, нет! - Глупый юный жрец! Когда ты принесешь мне в дар чресла, великое успокоение придет в твою душу, ты забудешь о земных радостях и сможешь полностью посвятить себя служению Высшему, то бишь - мне! - Нет, я не хочу, не хочу! - кричал Майк, но его руки неожиданно начали действовать сами - вот они расстегнули ремень на брюках, спустили молнию, вот эти, еще недавно бывшие столь послушные владельцу предательницы-руки спускают плавки, не смотря на бешеное сопротивление Майка. Вот правая рука берет со стола нож, такой холодный, такой острый... Левая рука, его рука предательница - оттягивает сморщившийся, как бы пытающийся спрятаться, мужской агрегат...

Майк услышал, как Идол смачно облизнулся. Нож резанул по коже в первый раз. Майку удалось извернуться, крови не пролилось, было только чувство прикосновения острого. Но вот ужасный нож пошел на второй заход... - Не-е-ет! - закричал Майк, вертя головой, водя плечами и извиваясь всем телом в тщетных попытках увернуться от кошмарного ножа. - Вот, он, извращенец! - услышал Майк сверху девичий голос, - Это он!

Через пару секунд в подвал свалились два огромных тела, одетых в бронежелеты. Где Маняше ухитрилась так быстро найти милиционеров, осталось загадкой... - Точно, смотри, Павло, он себе уже почти отрезал! - подивился один из оперативников. - Да нет, только начал, - отозвался другой, осторожно забирая из рук Майка жертвенный нож. - Совсем эти детишки с ума посходили! - Это все дискотеки, компьютеры... - Вы спасли меня, спасли! - воскликнул Майк и бросился обнимать милиционера, благо руки вновь начали подчиняться прежнему хозяину. - Точно, извращенец, - оперативник брезгливо оттолкну от себя Майка, ну, пошли, парень! - Да, да, быстрее отсюда! - согласился Майк. - Штаны-то натяни!

Застегивая брюки, Майк заметил, что Идол не только помалкивал, не только не светился, но и вообще, стоял себе тихонько, как будто здесь он совсем ни при чем! - Он сам с собой разговаривал, на разные голоса, - ябедничала Маняша, хотел меня в жертву, уж не знаю, что это такое, но точно - ничего хорошего! - На попытку изнасилования не потянет, - задумчиво произнес первый оперативник, - ни эрекции, ни следов спермы. - Да просто псих! - заключил второй. - Точно, точно, в психушку его! - поддакнула Мисс Глубокая Глотка, Пусть его там доктора покрепче привяжут!

* * *

Через две недели Майк вернулся из дурдома. С каким-то маловразумительным диагнозом, который даже на отмазку от армии не сгодился. Короче - здоров. Дела на него тоже заводить не стали...

Вернувшись, Рыжий Майк обнаружил, что все-все из его подпола растащили. Кто спер Идола, Майку так и не удалось выяснить. Сосед дядя Толя, торговавший на рынке, вдруг припомнил, что видел иностранца, проносившего мимо дяди-толиного места какую-то старую статуэтку с отбитыми крыльями видно, купленную там же, на рынке...

Зато Маняша вся цвела и расцветала.

Теперь за ней закрепилась слава первой красавицы на деревне, все-таки, как-никак, хотели в жертву принести, да принцы спасли. Кажется, ее даже пригласили куда-то на конкурс - то ли большеногих, то ли длиннобюстовых...






home | my bookshelf | | Великое кощунство |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу