Book: Весенняя коллекция



Весенняя коллекция

Джудит КРЭНЦ

ВЕСЕННЯЯ КОЛЛЕКЦИЯ

1

Такая уж я исполненная оптимизма идиотка – рань была несусветная, а я уже мчалась по дороге от станции подземки в офис. Можете мне поверить, нет человека, который может быстрее меня передвигаться по нью-йоркским улицам. Зовите меня Гуттаперчевой Фрэнки Северино, но будьте уверены – толкаться и локтями прокладывать себе дорогу мне ни к чему. Мне столько лет приходилось ездить из Бруклина в Манхэттен, что я изобрела свой собственный способ просачиваться сквозь толпу. Будь я мужчиной, из меня вышел бы гениальный полузащитник.

Поднимаясь на лифте в офис модельного агентства «Лоринг», где я работаю, я просто кожей чувствовала, что сегодня – тот самый день. Приснившийся мне ночью сон о том, как я получаю из Парижа долгожданный факс от Некера, был такой невероятно реальный – словно это не сон, а правда, – что, когда я проснулась, сердце у меня колотилось от волнения. Я была словно окрылена надеждой и, как боевой петух перед боем, – победа или смерть, – выскочила из кровати, оделась за десять минут и помчалась к подземке, на ходу дожевывая булочку.

Факса не было. Лоток для бумаг был пуст, и сама проклятая машина самодовольно покоилась на столе, жаль только, слишком высоко, не то я пнула бы ее ногой, как автомат, в котором кончились сигареты. Иначе как топором с ней было не справиться, и мне пришлось отступить. Утешало одно – на мне были ковбойские сапоги, так что хоть звуковой эффект удался.

С трудом уговорив нашу норовистую и капризную кофеварку выдать мне чашечку кофе, я отправилась в главный зал агентства «Лоринг», туда, где в рабочее время за круглым столом сидели на телефонах семь диспетчеров. Там же находится сводное расписание работы моделей. Весь день диспетчеры, каждая из которых отвечает за десять-пятнадцать девушек, принимают заказы, уточняют расписание, сверяются с компьютером. «Обстановка самая обыденная, – подумала я, – и все же именно здесь в любой момент может быть вписана новая страница в историю чуда и волшебства, и начинается это с обыкновенного звонка, одного из тех, которые так исправно принимают диспетчеры». Когда я только начинала здесь работать, я тоже была диспетчером и на каждый звонок отвечала с внутренним трепетом. Теперь мне двадцать семь лет, я второй человек в агентстве, и мало что вызывает у меня трепет.

В диспетчерской было довольно прохладно, поэтому я так и не сняла старенькое драповое пальто и пару свитеров, которые натянула поверх своей обычной униформы, состоящей из колготок, леггинсов и жилета, затянутого узлом на талии. Я решила, что в такое промозглое январское утро самое теплое место в агентстве – это огромное кожаное кресло за столом моей шефини. «Да, Джастин соорудила себе небольшую, но весьма удобную крепость», – подумала я, уютно устроившись с чашечкой кофе в зоне слышимости телефонного звонка, который сообщил бы о приходе факса. Моей начальнице, несравненной Джастин Лоринг, тридцать четыре года, она – бывшая модель, у которой хватило ума оставить свою карьеру на самом пике и обзавестись собственным агентством. Она наняла меня на работу семь лет назад. Это было для меня как нельзя более кстати, потому что неудачное падение – где же еще, как не в подземке – положило конец моей карьере танцовщицы. Я училась в Джуллиарде, занималась современным балетом, но после травмы обеих коленных чашечек смогла бы танцевать только диско.

Сидя в кресле Джастин, я размышляла о том, что человеку со стороны никогда не придет в голову, насколько важно то, чтобы у владельца модельного агентства был собственный стиль, единственный и неповторимый. Во главе всех процветающих агентств города стоят личности, и у каждой – свой собственный имидж, причем какой угодно – от святоши до сутенера. Какой стиль у Джастин? Хороший вопрос. По многим качествам она идеально подходит на роль вожатой отряда девочек-скаутов, она наделена всеми необходимыми для этого добродетелями, от нее словно исходит ощущение силы и надежности, человек она прямой, удивительно способный и очень спокойный. За таким человеком любой, даже я, пойдет по узкой горной тропе или не испугается попасть под обвал – найдут обязательно!

С другой стороны, Джастин слишком великолепна для девушки-скаута. Если тридцать четыре – возраст зрелости, в чем я лично сомневаюсь, зрелость принесла ей новое очарование, сделала ее гораздо более соблазнительной, чем в юности. Лет с восемнадцати до двадцати пяти она сияла на модельном небосклоне и была стопроцентной американской красавицей, этакой королевой студенческого бала. Можете себе представить: глаза совершенно невозможной голубизны, черты лица до того безукоризненные, что их и описать невозможно, быстрая очаровательная улыбка и легкие ямочки на щеках.

Теперь от Джастин глаз не отвести, никогда не подумаешь, что когда-то она была типовой красоткой. Глаза у нее все того же волшебного цвета, но взгляд часто задумчивый и даже сосредоточенный. Улыбается она теперь нечасто, зато в улыбке этой нет автоматизма, который вырабатывается от постоянной работы с фотографом. Выражение ее лица постоянно меняется, наблюдать за ним удивительно приятно, оно словно отражает работу мысли. Она для меня – идеал женщины, входящей в лучшую пору своей жизни, и самые достойные из мужчин, небо тому свидетель, согласны со мной. Но она отвергает их одного за другим. Иногда я с трудом сдерживаю ярость, слушая, как она объясняет с дьявольским спокойствием, чем ее не устраивает очередной кавалер.

Наверное, свою привычку просто отмахиваться от проблем, с которыми ничего нельзя поделать – будь что будет! – Джастин унаследовала от своих англосаксонских предков. Я, наоборот, если вижу какой-то недостаток в мужчине ли, в обстоятельствах ли, всегда на него бросаюсь и начинаю бороться с ним, не жалея ни сил, ни средств. Главное – исправить! Это у меня в крови – мои предки с обеих сторон итальянцы, да к тому же южане.

Скорее всего именно потому, что у нас такие разные подходы к жизни, мы отлично сработались. Это, наверное, и послужило причиной того, что я довольно быстро стала не только правой рукой Джастин, но и ее ближайшей подругой. Я завожусь в одну минуту, и это позволяет Джастин при любых обстоятельствах оставаться невозмутимо-прекрасной. Именно я знаю, когда пора наводить порядок, помню, кому надо устроить выволочку и никогда не верю банальным истинам насчет того, что надо иметь мудрость принимать то, что изменить невозможно. Принимать, как же! Это не для тех, кто вырос в Бруклине!

– Ты что, всю ночь здесь сидела? – Голос Джастин прервал мои размышления.

– Как ты меня напугала! – завопила я, прихлебывая остывший кофе. – Я пришла ни свет ни заря… И сейчас думала… Впрочем, вряд ли тебя это заинтересует…

– В этом ты абсолютно права, подруга.

– Обожаю, когда ты так выражаешься. – Даже в паршивом настроении не могу смотреть на нее без улыбки. – А ты-то сама что здесь делаешь в такую рань?

– Все из-за бессонницы.

– У тебя бывает бессонница?

– Да, мышонок, даже у меня. Но этой ночью со мной творилось что-то невообразимое. Едва мне удавалось заснуть, меня тут же начинали мучить кошмары. В конце концов до меня дошло, что, раз поспать нормально все равно не удается, лучше отправиться сюда и поработать в тишине и спокойствии. Теперь-то я вижу, что из этого тоже ничего не выйдет.

– Во всяком случае не при мне. Я что-то места себе не нахожу.

– Естественно, из-за этого проклятого конкурса.

– Из-за чего же еще?

Джастин вздохнула и посмотрела на меня, как смотрят на капризного ребенка.

– Нечего глядеть на меня сверху вниз, – возмутилась я. – Ты отказываешься признаваться в этом, но сама ведь прекрасно понимаешь, как это важно. Пойду, пожалуй, сварю себе еще кофе. Хочешь кофейку?

– Безумно. Да хранит тебя господь, дитя мое.

Суетясь над кофеваркой, я думала о том, с чего началось это проклятое ожидание факса из Парижа. А началось все месяца три назад. Некая дама по имени Габриэль д’Анжель прибыла в Нью-Йорк с предложением ко всем модельным агентствам. Габриэль – помощница одного типа, Жака Некера. Да-да, того самого швейцарского миллиардера, который является главой «Ля Груп Некер». Он владеет четырьмя крупнейшими ткацкими фабриками, двумя ведущими домами моды и целой кучей знаменитых косметических и парфюмерных компаний. О нем знают даже обыватели. «ГН», так все называют его концерн, решил недавно раскрутить модельера Марко Ломбарди и открыть новый дом моды. Меньше чем через две недели в Париже будет показана первая весенняя коллекция Ломбарди.

– Я приехала в поиске новых лиц, – сказала нам с Джастин эта француженка. Кстати, по-английски она говорит безупречно. – Мне нужны девушки неизвестные, насколько, естественно, это возможно в модельном бизнесе, девушки, никогда не работавшие в Париже, но не совсем новички – то есть, даже если они еще недостаточно натренированы, это не должно быть заметно. – Я безуспешно пыталась поймать взгляд Джастин. Габриэль безусловно принадлежит пальма первенства среди всех блестящих, изысканно одетых и до безобразия самоуверенных дам, с которыми мне доводилось встречаться. – Искать их я буду, – продолжала она, – во всех агентствах города, а лучших – снимать на видео. Троих из них выберут для участия в показе первой весенней коллекции Марко Ломбарди, а одной из них суждено стать воплощением стиля Ломбарди, его лицом. – Она высокомерно улыбнулась. – Полагаю, вы, американцы. назовете это конкурсом, мне же это представляется современной версией суда Париса.

– А какие конкретно у вас планы относительно той малышки, которой посчастливится стать победительницей? – спросила Джастин, и в ее голосе мне послышалась настороженность. Я даже мысленно вскинула брови от удивления. Что могло ее насторожить?

Едва стало известно о конкурсе, все в мире моды умирали от любопытства, решая, что сулит работа с Ломбарди. Почему же Джастин не радуется тому, что у новичков появится такая потрясающая возможность заявить о себе?

– Я совершенно уверена, что вы, мисс Лоринг, понимаете, что на весенних показах всеобщее внимание будет приковано именно к первой коллекции Ломбарди, – ответила ей Габриэль д’Анжель, позволив себе малую толику изумления в голосе. – Победительнице будет предложен долгосрочный эксклюзивный контракт, и она окажется в центре рекламной кампании, которая развернется по всему миру.

– Эксклюзивный? – переспросила Джастин резко. – Но, если победительница будет действительно хороша, объясните мне, чего ради ей связывать себя с новым модельером?

«Какая муха укусила Джастин? – думала я озадаченно. – Никогда раньше она не вела себя так с перспективным клиентом».

– Контракт гарантирует победителю конкурса три миллиона долларов в год в течение последующих четырех лет, – ответила д’Анжель. Слова ее были сухи – чуть ли не скрипели на зубах, и она явно рассчитывала, что это сообщение положит конец расспросам.

– Не думаете ли вы, что риск слишком велик? Неизвестная модель работает на молодого модельера? Ломбарди может оказаться просто пшиком, – упорствовала Джастин, на которую, казалось, двенадцать миллионов не произвели никакого впечатления. Я с трудом сдерживала себя – так мне хотелось ввязаться в разговор, хотя бы жестом выразить свое отношение, но я прекрасно понимала, что, даже если Джастин и совершала ошибку, она не хотела, чтобы ей мешали.

– Мсье Некеру часто приходилось рисковать, прежде чем он добился своего нынешнего положения, – заметила француженка. Теперь она уже не давала себе труда сдерживаться.

Но Джастин стояла на своем.

– Да, естественно, «ГН» привлечет к себе внимание этим поиском талантов, так что, возможно, мероприятие стоит двенадцати миллионов, даже если у новенькой ничего не получится и вам придется заменить ее на уже раскрученную модель. – Теперь она говорила почти враждебно.

– Мисс Лоринг, мы намереваемся разрабатывать концепцию «Дома Ломбарди» именно так, как задумал мсье Некер, – сказала Габриэль с возмущением, и никто не мог бы винить ее за несдержанность. Мне ужасно захотелось вскинуть руки и заорать во весь голос. Как только Джастин может говорить с эмиссаром Некера так грубо и пренебрежительно?

– В Париже после Лакруа ни один новый дом не имел успеха, – продолжала Джастин, слегка пожав плечами, – мне всегда казалось, что так умеют делать только французы. – А с тех пор прошло немало времени.

– Мисс Лоринг, если ваше агентство не заинтересовано в конкурсе… – С замиранием сердца я смотрела на то, как Габриэль д’Анжель поднимается, явно собираясь уйти.

– О, вы прекрасно знаете, что я не могу сказать вам «нет», – перебила ее Джастин. – Я составлю список наших самых перспективных моделей и пришлю его вам в отель.

Как только француженка вышла, я в недоумении обернулась к Джастин:

– Черт подери! Ты что, с ума сошла?

– Тебе непонятно, почему я не лизала кончики ее туфель?

– Если хочешь знать – да! У меня от твоих речей чуть сердечный припадок не сделался! Пусть прицел слишком дальний, возможно, они не выберут ни одной из наших девушек, все равно ты не имела права так с ней разговаривать. Ради всего святого, она же не белых рабынь набирает! Для кого-то это шанс из шансов, и тебе прекрасно это известно.

– Я считаю, что все эти… конкурсы… они отвратительны… постыдны… возможно, просто пагубны…

– Слушай, да уймись ты! – Я наконец взорвалась, слишком долго мне пришлось сдерживаться, пока Джастин нападала на француженку. – Весь модельный бизнес – это погоня за талантами, из года в год, и ты знаешь это не хуже меня!

– Допустим, мне было невмоготу терпеть, как эта выскочка снисходит до меня, – сказала Джастин, сделав вид, что не понимает меня.

– И мне было противно, Джастин, но, черт подери, какое отношение это имеет к делу? Любая самая зеленая из наших моделей плюнет на нас, если агентство откажется участвовать в этом некеровском конкурсе.

– И именно поэтому, мышонок, я не могла сказать ей «нет». Поверь, это было единственной причиной.

– Ты что, идиоткой прикидывалась? – спросила я в полном недоумении. – Владелицей агентства, которой ни до чего дела нет? Слава богу, что я никогда раньше не замечала за тобой ничего подобного.

– Все когда-то бывает впервые, Фрэнки, – ответила Джастин, и взгляд у нее был какой-то упорный и непроницаемый. Я ничего больше не понимала, а Джастин ничего не собиралась объяснять. С тех пор на эту тему мы больше не говорили.

Наша кофеварка наконец-то справилась с поставленной перед ней задачей, я налила Джастин чашку кофе и отнесла ей в кабинет. Пусть поработает спокойно. За последние несколько месяцев газеты столько писали о конкурсе моделей для Ломбард и, сколько не писали бы, даже если бы Мадонна решила выйти замуж за принца Монако Альберта, нося под сердцем дитя от принца Чарльза. Время шло, решения «ГН» все не было, и нью-йоркские агентства уже изнемогали в ожидании вердикта.

Только глава модельного агентства «Лоринг» сохраняла полную невозмутимость. Я маниакально не отходила от факса, а Джастин даже не давала себе труда поинтересоваться, есть ли какие новости из-за границы, хотя ей прекрасно известно, что каждую пятницу я ужинаю с четырьмя коллегами – Кэси д’Агустино, Салли Мулхаус, Джози Стайн и Кейт Джеймс из конкурирующих агентств, то есть из «Люнеля», «Форда», «Элит» и «Вильгельмины». Все мы пятеро вынуждены поддерживать приятельские отношения, и похожи мы на пятерых недоверчивых донов мафиози, которым приходится общаться в интересах дела.

Наша так называемая дружба зиждется на аксиоме «Враг моего врага – мой друг». Обо всем этом я думала, сидя уже у себя в кабинете. Взгромоздив ноги прямо на стол, я судорожно глотала опостылевший кофе и с тоской мечтала о булочках. До начала рабочего дня еще добрых полчаса, тогда поднимется суета, начнут трезвонить телефоны, и я смогу послать секретаршу купить что-нибудь пожевать.

Да, у Кэси, Салли, Джози, Кейт и у меня – общий враг. Под врагом подразумеваются клиенты, то есть все, кто пользуется услугами наших агентств, – журналы, рекламные фирмы, дома моды, даже благотворительные шоу. И на всех переговорах агентства не дают спуску клиентам, всякий раз оговаривая такси, которое должно отвезти модель на работу.

И, естественно, мы не спускаем друг с друга глаз. Кто, например, первым отважится бросить вызов общественному мнению и подпишет контракт с тринадцатилетней красоткой? А кто норовит тайком переманить чужую модель? Доказать можно немногое, но подозревать…

Да, мирок за кулисами модельного бизнеса мелок и низок, но все же мы нужны друг другу, хотя бы для свободного обмена сведениями. Всем нам надо знать, кто из козлов-фотографов пристает к девочкам, кто из клиентов имеет привычку задерживать платежи, предпочитая держать деньги в банке подольше. И еще – кто из гримеров и стилистов носит с собой несколько лишних граммов героина или кокаина и, самое главное, какая из моделей начала принимать наркотики.



«Кто из девочек резко теряет в весе?» С обсуждения этого вопроса начинаются все наши ужины. Мы беседуем и о лишнем весе, обсуждаем новейшие диеты, делимся впечатлениями о личных тренерах, хореографах, дерматологах, выводим на чистую воду тех заказчиков, которые за дополнительную работу расплачиваются платьями с показов и экономят на сверхурочных. Вокруг наших девочек крутится полно всякого дерьма и заразы.

И если бы кто-то из нашего пятничного комитета или из другого агентства, не входящего в этот союз, получил известия от Некера, то все остальные были бы немедленно оповещены.

Так что сейчас никто не мог знать больше, чем знаю я, разве что факс пришел сию минуту и его не успели прочитать. Все, я, кажется, дошла до ручки, еще немного, и свихнусь окончательно. Ну нет, сходить с ума в одиночку я не согласна. И я без стука распахнула дверь в кабинет Джастин.

– Слушай, а вдруг люди Некера передумали и решили не связываться с неизвестными моделями? – выпалила я, решив все-таки загрузить подругу проблемами, которых она так старательно избегает. – Еще две с половиной недели, и будет поздно – показ начнется.

– Что-то я в этом сомневаюсь, Франческа, – ядовито процедила Джастин. – Тогда они будут выглядеть полными идиотами.

Ага, значит, теперь я стала Франческой? Только моей мамочке разрешалось называть меня так, и Джастин это прекрасно известно. Это имечко было дано мне при крещении, и я борюсь с ним всю сознательную жизнь.

– Позвольте спросить, почему вас, мисс Лоринг, совсем не мучит неведение? – Джастин ненавидит обращение «мисс» почти так же сильно, как я – имя «Франческа». – Да, понимаю, тебе эта затея сразу не понравилась, ты относишься к ней как к какому-то мошенничеству. Не устаю поражаться тому, как тебе удается держаться в стороне, но объясни ты мне ради всего святого, почему?

– Да, я против этого конкурса, против ажиотажа, – сказала Джастин уже вполне серьезно. – Девочки, которых выберет «ГН», должны быть очень закаленными, чтобы с честью выйти из тех испытаний, которые ждут их в Париже. И двух из трех ждет жестокое разочарование. Проигрыш может подорвать их уверенность в себе, а модель, потерявшая веру в себя, работать больше не сможет. Не кажется ли тебе, что в нашем бизнесе и так достаточно поводов для разочарований? А тут еще шумиха вокруг «ГН», тарарам на весь мир. Проиграть тихо и незаметно им не дадут.

– Пожалуй, в чем-то ты и права, – нехотя признала я. – Но… двенадцать миллионов! Да, это суровая игра, но и приз немаленький. Большинство девушек за такой шанс готовы насмерть биться.

Тут зазвонил один из телефонов. Что-то рано сегодня начался трудовой денек. Джастин махнула мне рукой и сама взяла трубку.

– Агентство «Лоринг», – сказала она. – Доброе утро.

Увидев, с каким озабоченным видом Джастин слушает, что ей говорят, я решила, что какая-то из моделей тяжело заболела.

– Что? – переспросила Джастин вдруг севшим голосом. Ей что-то ответили, и я заметила, как сначала ее словно передернуло от отвращения, а потом в глазах мелькнуло выражение… испуга. Джастин боится? Нет, это уж совсем невозможно. И тут лицо ее исказилось от ярости. – Повторите, пожалуйста, – мрачно попросила она и стала что-то записывать в блокнот. – Что, никаких дополнительных условий? Странно. Я извещу вас. Когда приму решение, вот когда. – И она шмякнула трубку на рычаг.

– Господи, что случилось?

– Я знала, что так и будет! Я с самого начала это подозревала! Другие попытки не удались, и он решил достать меня так. Дьявольская хитрость! Они прекрасно понимают, что я не могу отказаться… Возможно, они уже сообщили прессе…

– Джастин! Прекрати! Что за бред? Какая «дьявольская хитрость»? Кто тебя решил достать? – Никогда раньше я не видела Джастин в таком состоянии. Что случилось с моей суровой и непоколебимой девочкой-скаутом?

– Звонила Габриэль д’Анжель. В «ГН» выбрали Эйприл, Джордан и Тинкер. С Ломбарди будут работать они. – Она с трудом сдерживалась.

– Но… но… – У меня едва ворочался язык. – Но это же наши! Все трое – наши модели!

– Надеюсь, ты не думаешь, что нам повезло? – с горечью сказала Джастин. – Неужели ты считаешь, что из десятков моделей эти действительно лучшие? Он задумал это с самого начала… потому что остальные попытки провалились. Этот подонок решил влезть в мою жизнь через бизнес!

– Джастин, ты что, спятила? – Я не могла понять ни слова.

– Это все Некер! Жак Некер, мерзкий, низкий человек! Он пойдет на все, чтобы заполучить то, чего пожелал. Как только сюда прискакала д’Анжель, я сразу поняла, что это часть его плана, но и представить не могла, как далеко он способен зайти. Черт бы его подрал, это просто немыслимо…

– Некер?.. Джастин, я ничего не понимаю. Ты несешь какую-то чушь!

Мне с трудом удалось вклиниться в ее страстную тираду. Она наконец соизволила взглянуть на меня, перевела дыхание и попыталась успокоиться. Было видно, как она собирается с мыслями, гнев уходит… Она явно решила раскрыть мне какую-то тайну.

– Фрэнки, он – мой отец. – Фразу эту она выпалила так быстро, словно торопилась поскорее покончить с этим.

– Твой… кто? – До меня с трудом доходил смысл ее слов. – Что ты несешь?

– Этот выродок Некер, этот мерзавец – мой отец. Учти, Фрэнки, ты – первая, кому я об этом сказала.

– Но… но… Джастин, послушай, это же чушь какая-то…

– Только не надо меня ни о чем расспрашивать, – продолжала Джастин. – Это я не могу сейчас обсуждать, возможно, никогда не смогу. Никакой это не бред. Я действительно его дочь, и да поможет мне бог! Я не желаю иметь с ним ничего общего, ни за что и никогда, а теперь он нашел способ достать меня, и мне не отвертеться.

– Послушай, Джастин…

– Никаких вопросов, Фрэнки!

– Ну, хорошо, хорошо! Я не буду говорить о тебе и о… – Я замолчала, чтобы хоть немного собраться с мыслями. – Я не могу понять одного. Каким образом то, что в «ГН» выбрали именно наших девушек, ставит тебя в… в зависимость от этого… человека. Слушай, давай представим себе самое худшее. Ты в состоянии понять, о чем я говорю, Джастин? – Я старалась говорить предельно спокойно. – Три наши девушки отправятся в Париж показывать коллекцию Ломбарди, и одна из них получит в награду горшок с золотом. Что в этом плохого?

– Ты не все знаешь, ты не слышала, что сказала д’Анжель в конце разговора, Фрэнки! – возмутилась Джастин. – Главное условие – чтобы я лично сопровождала девушек. – Она говорила с таким негодованием, словно от ее слов могло что-то измениться. – Хуже того, я не только должна сопровождать их, но д’Анжель, а на самом деле сам Некер, хочет, чтобы мы были в Париже через три дня.

– Что? Но до показа еще две недели!

– Вот именно. Ты бы ее слышала! Как она лгала и притворялась, разыгрывая из себя добрую волшебницу, а ведь ей наверняка известно, что все это – сплошной обман. «Таким образом у девушек будет достаточно времени, чтобы освоиться и войти в курс дела». Каковы хитрецы! Они еще пообещали выплатить девчонкам по сотне тысяч долларов только за участие в показе Ломбарди! Даже Иман и Клаудиа столько не получают. Две с лишним недели жить в «Плаза-Атене» за счет «ГН», и лимузины к вашим услугам! Габриэль отлично известно, что новеньким не дают больше двух дней на акклиматизацию. Ясней ясного – эти две недели нужны Некеру, чтобы меня сломить, так что, Фрэнки, не обманывай себя. Вся затея служит одной только цели.

– Кажется, они все предусмотрели, – сказала я наконец, заставив себя отвлечься от проблем отцовства и пытаясь рассмотреть возможные варианты ведения дел.

Их не было. Не можем же мы отказываться от такого шанса, который судьба дарит трем нашим девушкам, и чувства Джастин здесь в расчет не идут. Да, Джастин загнали в угол. Несколько мгновений мы смотрели друг на друга – может, есть какой-то выход? Молчание затянулось, и я встала.

– Джастин, мы впустую тратим время. Рано или поздно тебе все равно придется выяснить с ним отношения, а сейчас надо сообщить девочкам, что они едут в Париж.

– Сделай это сама, Фрэнки, – сказала Джастин понуро. – Мне надо подумать. Знаю, что нет необходимости говорить об этом, но, надеюсь, ты понимаешь, что все должно остаться между нами.

– Естественно, дурочка ты моя. – Я чмокнула ее в макушку и отправилась в свой кабинет, плотно прикрыв за собой дверь. У стола я остановилась – не могла заставить себя подойти к телефону. Меня била дрожь, почему-то кружилась голова. Потрясение было столь велико, что в голову лезло только одно слово, то, которым я обозначала все серьезные повороты судьбы. Карамба!


2

– Все в порядке, мсье, – сообщила Габриэль д’Анжель Жаку Некеру. Разговор происходил в его кабинете в парижской штаб-квартире «ГН».

– Проблем не возникло?

– Никаких, мсье. Мисс Лоринг было почти нечего сказать, и она, разумеется, согласилась.

– Ну а условия договора? Она их обговаривала?

– Нет. Она была просто потрясена. Как я и полагала, все было для нее полной неожиданностью. Отвечала она односложно и вопросов не задавала никаких. Я позвоню ей завтра, когда она придет в себя, и договорюсь окончательно. Тогда мы и пошлем им контракт.

– Перед тем как будет готов пресс-релиз, сообщите мне о том, как прошел разговор. Да, и с самим релизом я хотел бы ознакомиться.

– А мсье Ломбарди, ему-то можно сказать? Он каждый день спрашивает у меня, к какому решению вы пришли.

– Ломбарди потерпит, – сказал Жак Некер и кивком дал понять, что разговор закончен.

«Что ж, потерплю и я», – думала Габриэль д’Анжель, покидая кабинет шефа. Но она все равно узнает, почему, просмотрев километры пленки и ее собственные заметки о нескольких десятках моделей из лучших агентств Нью-Йорка, Жак Некер так быстро остановил свой выбор на троих из них. Три модели, и все из одного агентства. Да, эти девушки – лучшее, что могло предложить агентство «Лоринг», отличные модели, но – ничего выдающегося. Отчего же его выбор был так поспешен, почему он отказался рассмотреть другие предложенные ей кандидатуры?

Задача не из легких – узнать, зачем ее послали в Нью-Йорк, если все, что желал Некер, она могла исполнить, просто-напросто отправив в агентство «Лоринг» факс с просьбой прислать фотографии. И почему эта малоприятная женщина, Джастин Лоринг, не выказала ни малейшей радости по поводу свалившейся на нее удачи? Ей выпадает миллионный выигрыш, а она только раздраженно хмыкает в ответ, вот и вся благодарность. Да, тут много непонятного, но Некеру об этом рассказывать не следует, пусть думает, что она, как всегда, держит ситуацию под контролем.

Но самое удивительное – почему Жак Некер проявляет столь непосредственный интерес к тому, кто именно примет участие в показе весенней коллекции Ломбарды? Идея использовать никому не известных манекенщиц принадлежит именно ему. А теперь он еще и требует держать его в курсе того, как идут переговоры.

И в Нью-Йорк послали именно ее, Габриэль д’Анжель, лицо в «ГН» значительное, хотя ее миссию мог с успехом выполнить любой стилист.

За двадцать лет работы в «ГН» Габриэль д’Анжель прошла путь от машинистки до помощницы самого Некера, решающей все административные вопросы, и добилась она этого благодаря своему уму, проницательности и трудолюбию. К сорока годам она достигла прекрасной формы, выглядела безупречно как и должна выглядеть женщина, на которой не лежит бремя семейных забот и которая преуспела в карьере. Она получила доступ в круг самых известных модельеров Парижа и принадлежала к самым высокооплачиваемым сотрудникам «ГН». Неуверенность не покидала ее. Габриэль так до конца и не могла представить себе, что же будет показывать Ломбарди. Но одно неизменное убеждение успокаивало Габриэль: она знала, что и на этот раз ее знания и опыт помогут ей сделать правильный выбор. Но, взглянув на себя в зеркало, поправив прядь своих блестящих идеально постриженных волос, мысленно одобрив безукоризненные линии нового серого костюма, она не почувствовала удовлетворения от своего почти совершенного вида.

* * *

Оставшись один, Некер встал и подошел к огромным окнам своего кабинета, расположенного на верхнем этаже здания «ГН» на авеню Монтень. Он смотрел на голубое январское небо и думал о том, что… Почему не трубят фанфары? Почему не реют праздничные флаги? Почему не цветут каштаны? В Париже должна быть весна!

Слева виднелся окруженный деревьями Рон-Руан и Елисейские поля, справа, совсем неподалеку, бежала Сена, и в ее быстрых водах отражалась радостная голубизна неба. Прямо напротив сверкали купола Гран Пале и Пти Пале, за ними расстилались сады Тюильри, а дальше – Лувр.

Но красоты Парижа не могли унять его волнения. Надо прогуляться, отвлечься. Жак Некер сказал через интерком секретарше, что сегодня уже не вернется, сел в свой личный лифт и спустился вниз.

Минут пятнадцать он шел куда-то наугад и думал только об одном: Джастин приезжает! Он все еще не мог в это поверить, не мог себе представить, что это правда. Слова, это всего лишь слова. В голову лезли только идиотские мысли, например, о том, что все может сорваться. Самолет Джастин разобьется, или он сам попадет в автокатастрофу, так и не дождавшись ее приезда, или, в конце концов, настанет конец света. Огненная колесница, Судный день…

Но здравый смысл все-таки победил, и Некер решил, что, если он купит дочери какой-то подарок, сейчас же, немедленно купит нечто реальное и весомое, то, что можно потрогать руками, это поможет ему самому осознать происходящее, убедить себя в том, что через три дня она приедет.

Да, она никогда не отвечала на его письма, даже не читала их, но теперь-то она понимает, что они увидят друг друга, будут друг с другом говорить. И судьба не вправе отказать ему в этом. Едва узнав о ее существовании, а было это всего несколько месяцев назад, он с нетерпением ждал встречи с ней.

Он просто обязан сказать Джастин, что считает самым постыдным поступком своей жизни то, как он обошелся с ее матерью. Все тридцать четыре долгих года он проклинал себя за то, что бросил Хелену Лоринг. Им было тогда по девятнадцать лет, Нью-Йорк, студенческая жизнь, и вдруг она поняла, что беременна. Он в панике бежал, бежал в Швейцарию, оставил Хелену одну-одинешеньку. И трусость его непростительна. Наказание было тяжким, но он заслуживал и большего. В самые мрачные моменты он думал о том, что его жена, бедняжка Николь, не могла родить именно потому, что ее, женщину, которой он был верен до самой ее смерти, не миновала кара, уготованная ему.

Жак Некер никогда не был человеком религиозным и полагался лишь на то, в чем сам мог убедиться. Но теперь он взывал к тому самому господу, в которого не верил. «Прошу тебя, – молился он, – сделай так, чтобы дочь моя была снисходительна ко мне. О прощении не прошу – я недостоин его. Хочу я лишь одного – узнать ее. Она – единственное дитя, которое мне было суждено иметь. Так позволь же мне быть с ней рядом, видеть ее лицо, слышать ее смех».

У него были фотографии Джастин, множество альбомов, которые он рассматривал каждый вечер, но он не знал о ней ничего, кроме того, что она выросла, преуспела в бизнесе и никогда не была замужем. Он даже не знал, была ли Джастин счастлива, но почему-то именно на этот вопрос он больше всего хотел получить ответ.

Он шел, не замечая ничего вокруг, и женщины с любопытством оборачивались на высокого блондина с седеющими висками и задумчивыми голубыми глазами. И каждая думала: не француз, это точно. Судя по покрою костюма и ботинкам – англичанин. А может, норвежец или швед? Или богатый американец? Вряд ли. Слишком уж уверенно он себя чувствует в толкотне парижских улиц, здесь ему все знакомо – даже на витрины не смотрит. Но наверняка это человек значительный, о знакомстве с таким можно только мечтать, или даже знаменитый, лицо у него как будто знакомое.

Некер огляделся и понял, что дошел до рю де Монсо, почти до самого парка Монсо. «Отлично», – подумал он и направился к роскошному особняку с зашторенными окнами, у дверей которого висела скромная медная табличка: «Кремер и сыновья».

– Мсье Филипп дома? – спросил он у слуги, открывшего дверь.

– Разумеется, мсье Некер. Мсье Лоран и мсье Оливье тоже здесь.

– Прекрасно.

И отец, и оба сына были торговцами французской мебелью, их фирма была известна в мире. И все, что они выставляли у себя, было только высшего качества.

Занимались они антиквариатом, и предлагаемый ими товар был не только подлинным и в отменном состоянии, нет, это были истинные произведения искусства той степени безупречности, какая встречается лишь в бриллиантах чистой воды. Но неужто кто-то может предпочесть горстку камешков паре шкафчиков работы самого Буля за двадцать миллионов долларов, которые принадлежали когда-то королям Франции?

– Рад вас видеть, Жак, – сказал, входя в приемную, Филипп Кремер, быстроглазый, круглолицый человечек с обворожительной улыбкой и кустистыми бровями. Его дед, Люсьен Кремер, открыл свое дело в 1875 году. – Позвольте мне предложить вам что-нибудь выпить.



– Нет-нет, Филипп, благодарю вас. Вы же знаете, я никогда не отказываюсь. Но сегодня у меня к вам серьезное дело, а поболтаем как-нибудь в другой раз.

– В другой раз? Ну что ж, в другой так в другой. Постараюсь вам помочь, Жак, хотя, признаюсь, мне будет нелегко. Сами знаете – для нас беседа с клиентом – это самая приятная часть работы. А дело действительно серьезное?

– Подарок даме.

– Вот как! – Он на мгновение задумался. – Это действительно серьезно. Начнем осмотр?

– Да, пожалуй. – И Некер быстрым шагом направился в один из залов. Ориентировался он здесь отлично, потому что давно собирал антикварную мебель. Оба поколения Кремеров и работали, и жили в этом особняке. Они занимали четыре квартиры с двумя лифтами и бассейном, а их изумительный товар был выставлен в девяти огромных залах.

– Вас интересует семнадцатый век или восемнадцатый, друг мой? – осведомился Филипп.

– Еще не знаю. Пойму, когда увижу, – рассеянно отозвался Некер, протискиваясь между инкрустированным секретером времен Людовика XV и позолоченным креслом из Версаля, чтобы получше рассмотреть часы, вставленные в отделанную бронзой вазу зеленого китайского фарфора.

– Может быть, что-нибудь небольшое? – предложил Кремер. – Для подарка лучше подходит какая-нибудь безделица. Мебель требует соответствующего места. Или вы можете предположить, куда ее поставят?

– Да-да, вы правы, – рассеянно согласился Некер, продолжая осматривать подсвечники, чернильные приборы, вазы, шкатулки, табакерки. Но нет, того, что ему было нужно, он не находил. На минуту он остановился около лиможского сервиза для шоколада, окинул взглядом картины, гравюры и бра, висевшие по стенам. Он шел по залам, где каждая вещь была сделана не позже 1799 года, находил многое из того, чем соблазнился бы сам, но ничего подходящего для Джастин найти не мог.

Кремер, с трудом сдерживая любопытство, следовал за ним в почтительном молчании. Неужели это тот самый Жак Некер, который мог возвращаться раз пять-шесть, часами осматривая тот или иной предмет, сосредоточенно и внимательно, как это делает истинный знаток и коллекционер, прежде чем решался его приобрести. Сегодня он походил на ребенка, который бродит по магазину игрушек не в силах решить, на чем остановить выбор. Он уже отверг штук сто разных редкостей, которые была бы счастлива иметь любая женщина.

– Ага! – воскликнул наконец Некер и остановился. – Вот оно! Я знал, что найду у вас то, что надо. – И он указал на небольшой письменный столик, который, казалось, влетел сюда по воздуху. Он был невообразимо изящен и столь же невообразимо живописен, украшенный везде, где только возможно, так что почти не видно было его богатой резьбы. Столешница и передние панели выдвижных ящичков были отделаны медальонами севрского фарфора, расписанными букетами и гирляндами цветов в пастельных розово-голубовато-зеленых тонах. – Он ей подойдет, это ее цвета.

Кремер задумчиво смотрел на столик, который был куплен им совсем недавно на женевском аукционе. Это был bonheur-du-jour, письменный столик середины восемнадцатого века, сделанный незадолго до смерти его первой владелицы, мадам де Помпадур, и являвший собой отменный образчик мебели, созданный в то время, когда лучшие краснодеревщики Франции старались угодить изысканному вкусу маркизы, которая столь долго владела сердцем Людовика XV.

– Да! – восторженно воскликнул Некер, любовно оглаживая столик. – И как раз нужного размера. Он так невелик, что поместится где угодно. Филипп, не могли бы вы доставить его немедленно? Я сейчас запишу имя и адрес. Он должен быть отправлен самолетом в Нью-Йорк, разумеется, с курьером. Сумеете организовать? Отлично. У вас найдется чистая карточка? Отлично, благодарю вас. – Он на мгновение задумался, потом написал несколько слов и положил карточку в средний ящик. – А теперь прошу меня извинить, но мне надо вернуться в офис. – Некер поспешно пожал Кремеру руку и поспешил удалиться.

Услышав, как хлопнула за ним входная дверь, Кремер вдруг понял, что его старый приятель даже не поинтересовался ценой своего приобретения. А этот столик мог доставить ему много приятных минут – Филипп тут же представил себе, как рассказывал бы его историю своим постоянным клиентам, которые наверняка бы им восторгались, но по здравом размышлении, пожалуй, решили бы, что вещь столь небольшая, хоть и изысканная, не стоит тех миллионов, которые за нее просят. Эта жемчужина появилась в его салоне только пару дней назад, никто в Париже ее еще не видел, а она уже продана! Да еще в Нью-Йорк! Конечно, он всегда говорил, что, покупая лучшее, вкладываешь деньги удачно, сколько бы это лучшее ни стоило, но – увы! – в необходимости этим торговать есть свои неудобства. Он чувствовал себя так, будто у него увели из-под носа красавицу, с которой он только что познакомился.

Зато как приятно видеть своего старого друга безумно влюбленным!


3

Джастин поручила мне собрать всех трех девушек, чтобы мы могли сообщить им сногсшибательную новость, но я еще минут десять не могла двинуться с места и так и стояла посреди своего кабинета, ловила ртом воздух и словно молитву повторяла «Карамба!», пытаясь прийти в себя. Да, преподнесла мне Джастин сюрпризик! В конце концов я взяла себя в руки и дала указания диспетчерам, которые к тому времени уже сидели у своих компьютеров.

Как только Эйприл, Тинкер и Джордан освободятся, немедленно доставить их в офис, послать за ними такси, велела я, стараясь говорить обычным деловым тоном, так что никому и в голову не пришло спрашивать меня, к чему такая спешка. А мне самой казалось, что я наблюдаю за происходящим словно через кисейную занавеску, что я смотрю пьесу и агентство со всеми служащими – на сцене, а я сижу одна-одинешенька в зрительном зале.

Да, я пыталась усвоить, что Джастин – дочь Некера, до меня таки дошло, что раз она сама об этом сказала, то это правда, но осознать это я не могла никак. Я не испытывала ни удивления, ни обычного любопытства касательно того, давно ли и как она об этом узнала. Новость меня так ошеломила, что для других эмоций в моей душе просто не было места.

Я на автопилоте просуществовала до того момента, когда все три девушки собрались наконец в кабинете Джастин. Вид у них был озадаченный, потому что то, что их забрали после работы и доставили обратно в агентство, было случаем беспрецедентным. Увидев, что мы обе их поджидаем, они стали судорожно соображать, что же они такого натворили. Но Джастин не стала держать их в неведении.

– Тинкер, Эйприл и Джордан! Вас троих отобрали для участия в показе парижской коллекции Ломбарди, – сообщила она, изобразив на своем лице широченную улыбку. – Примите наши поздравления! Мы все гордимся вами.

Они исполнили все, что полагается при получении титула «Мисс Америка» или, к примеру, «Мисс Тяжеловес», – стали друг друга обнимать, целовать, визжать и прыгать, непрерывно крича при этом: «Не могу поверить!» и так далее. А Джастин сидела и безучастно ждала, пока я приведу их в чувство.

– Дамы! Прошу вас сесть и выслушать меня! – заорала я. Обычно моделей называют девочками, но я при каждом удобном случае называю их дамами, чтобы напомнить им, что есть еще и огромный мир вокруг. – Итак, дамы, мы не будем сейчас утомлять вас подробностями, но беспокоиться вам не о чем – Джастин будет в Париже с вами. Вы улетаете через три дня, так что у вас будет две недели на знакомство с городом и с работой у Ломбарди. Известите своих домашних и не забудьте взять с собой теплые вещи. С настоящего момента вам запрещается покидать Нью-Йорк и даже ходить на свидания. Учтите, я говорю совершенно серьезно!

Я пристально смотрела на них, ожидая, что кто-то из них начнет сокрушаться и умолять дать возможность проститься с мамочкой или с возлюбленным, но – улыбки не погасли, слезки на глаза не навернулись. «Какими бы резонами Некер ни руководствовался, но выбрал он на редкость честолюбивых девушек», – подумала я, стараясь не встретиться взглядом с мрачно и холодно наблюдавшей за происходящим Джастин.

* * *

Прошлым вечером Джастин вызвала меня к себе.

– Вещи собрала? – осведомилась я. – Завтра ведь улетаешь. – Эти несколько дней она меня избегала, хоть и могла бы уж догадаться, что я не стану у нее ничего выпытывать. И я с трепетом ждала, когда же она отправится в Париж и развяжется с этим делом. Не может же она вечно прятаться от Некера, тем более, вполне вероятно, что он вовсе не такое чудовище, каким она его себе представляет. Честно говоря, в глубине души я надеялась, что она переменит свое отношение к старику папашке. Неужто человек, который затеял многомиллионное предприятие только для того, чтобы взглянуть на свою дочурку, может оказаться полным негодяем?

Войдя в ее кабинет и почувствовав, что атмосфера немного разрядилась, я решила, что Джастин действительно угомонилась. «Подружка моя приходит в норму», – подумала я, взглянув на нее.

– У меня для тебя сюрприз! – сообщила Джастин и расплылась в улыбке, какой я у нее не видела с тех пор, как позвонила Габриэль.

– Ой, Джастин, только не это! Я получила достаточно сюрпризов на весь 1994 год, а ведь идет только первая его неделя.

– Ты улетаешь в Париж, Фрэнки. Завтра.

– Ты же прекрасно знаешь, что я не могу лететь с тобой и держать тебя за руку. Кому-то надо и за агентством присматривать.

– Можешь не волноваться, я здесь отлично со всем справлюсь, – ответила она с мерзкой улыбочкой.

– Ты не можешь не ехать!

– Это кто так решил?

Я стала приводить всевозможные доводы, и приводила их до тех пор, пока не поняла, что мне ее не переубедить. Действительно, в том, что касалось самой Джастин, она и вправду была обманута, причем низко, так что Некеру она не должна ровным счетом ничего. К чести ее должна отметить, что она одарила меня двумя чемоданами, набитыми туалетами от Донны Каран, выбранными ею лично специально для меня и необходимыми, по ее мнению, в путешествии, во время которого мне предстоит быть дуэньей наших девочек. Видно, мои наряды отставной балерины, которые так долго терпела Джастин, никак не подходили представителю солидного агентства, были недостаточно, как она тактично выразилась, «взрослыми». Будто я никогда не догадывалась, что мой стиль ее не устраивает!

«Так что тебе остается только собрать дома свою косметичку», – радостно сообщила она. А как мне объяснить все Некеру? Очень просто. Когда мы уже вылетим, она пошлет д’Анжель факс, в котором известит о постигшей ее тяжелой болезни, из-за которой она оказалась вынужденной заменить себя мной. Всем известно, что при воспалении среднего уха летать категорически запрещается, в этом ее уверил ее личный врач, с которым она проконсультировалась.

И что я могла на это ответить? Начнем с того, что Джастин – моя начальница и я не могу ослушаться ее приказа. Кроме того, поняв, что ничего поделать нельзя, можно легко убедить себя в том, что поездка в Париж может оказаться повеселее рутинной работы в Нью-Йорке. Так что прошу меня понять, но я почти простила Джастин еще до того, как она закончила свои объяснения. Да еще эти чемоданы… С той секунды, как я о них узнала, меня стало разбирать любопытство. А вдруг одежда от Донны Каран даст мне новый стимул, которого у меня давно уже не было в моих вечных леггинсах и шерстяных рейтузах? Наверное, только скупость мешала мне самой обзавестись новым гардеробом. А теперь я вроде как и ни при чем.

* * *

Штурман сообщил, что мы набрали высоту, я отложила в сторону номер «Аллюра», который листала до этого, откинулась в кресле, прикрыла глаза и стала размышлять о том, как же сильно я ненавижу Пола Митчелла. Не знаю, существует ли человек по имени Джон Пол Митчелл на самом деле, но если да, то я уж как-нибудь его повстречаю и засвечу ему между глаз. Знаете эти рекламные фотографии его продукции, где волосы у девушки развеваются так, как они просто физически не могут развеваться? Волосы, которые хочется съесть как конфетку или намотать на руку и вырвать с корнем. А текст! Ну кто такие тексты пишет? «Волосы, струящиеся волной… Живущие в Гармонии со светом, мерцающие во тьме… Волосы, напоенные силами Земли… Только Пол Митчелл поможет вам в этом…» Слушайте, а ваши волосы мерцают во тьме? Они что, могут фосфоресцировать? И чем это они «напоены»?

И почему это меня бесит именно Пол Митчелл, который всего-то хочет зашибить деньгу, продавая всякие салонные примочки, которые, к примеру, якобы облегчают расчесывание волос (слушай, Пол, ты о гребенках вообще слыхал?), а отнюдь не невинные этюды Хельмута Ньютона, где перевозбужденные доберманы наскакивают на девушек в «Шанели», которые вызывают у меня лишь понимающую улыбку?

Раз в месяц я чувствую себя обязанной просмотреть все свежие журналы, наши и иностранные (поверите ли, итальянский «Вог», добравшись до Нью-Йорка, стоит уже тридцать три доллара!), и выискиваю все фото наших девушек, работающих в Европе. С этим справилась бы любая из диспетчеров, но я предпочитаю делать это сама – так я всегда в курсе того, что нового у европейских стилистов-визажистов, а они посмелее наших нью-йоркских.

Но это был день борьбы с Полом Митчеллом.

По причинам, которые я изложу позже, ни одна из моделей не будит во мне комплекса неполноценности, но одна реклама Митчелла – и я как с цепи срываюсь. Не могу удержаться – мчусь домой и проверяю, может ли моя грива хоть отдаленно напоминать струящуюся волну. А волосы у меня длинные, по пояс. Каштановые, совсем немного в рыжину, но никакого сходства с бриллиантами, не мерцают, и все тут, правда, выполняют возложенную на них функцию – укрывают голову и, кроме того, служат мне утешением с тех пор, как я перестала танцевать. Ухаживаю я за ними, не призывая на помощь «элементы Земли», мне годится обычный детский шампунь.

Убедившись, что волосы у меня не «от Пола Митчелла», я не задерживаюсь у зеркала. Мне и без зеркала известно, что нос у меня в папочку – итальянский, являющийся самой заметной частью моего лица, тонкий, длинный, с горбинкой, – одним словом, аристократический в европейском понимании этого слова. Нос, перед богом и людьми, почти а-ля Софи Лорен, текстовик Пола Митчелла вынужден был бы признать хотя бы это. А глаза у меня карие, в маму, вот они-то как раз мерцающие, не в пример волосам.

Но на главном вопросе Пола Митчелла, живет ли мое лицо «в Гармонии со светом» (Пол, детка, мы обычно пишем «гармонию» с маленькой буквы), я прокалываюсь. Откуда, черт подери, мне это знать? Я обычно смотрю в зеркало при искусственном освещении, а не при солнечном свете, а «гармония» – слово само по себе нейтральное. Я никогда его не слышала применительно к себе. «Обрати внимание на Фрэнки, парень: на редкость гармоничная штучка!» Нет, ничего подобного и близко не было.

Женщины не из мира моделей часто спрашивают у меня, не действует ли на меня «удручающе» то, что я столько времени провожу среди признанных красоток. Они не имеют в виду ничего оскорбительного, просто пытаются поставить себя на мое место. Дело все в том, что с шести до двадцати лет, то есть тогда, когда формируется личность, я танцевала, и за эти годы поняла манекенщиц так, как их не может понять практически ни одна женщина. Будучи танцовщицей, я, как и любая состоявшаяся модель, с ходу проходила все испытания на «ура». Я тоже была рождена «созданной, чтобы стать совершенством». Господи, я ведь прекрасно помню, что это значит – достигать всего, что нужно, без малейших усилий.

Когда мне было семнадцать и я была в последнем классе, меня приняли на танцевальное отделение в Джуллиард. Нас было меньше ста, отобранных из тысяч претендентов. И тогда я узнала, что у меня идеальная для современной танцовщицы фигура: отменно длинные руки-ноги, природная выворотность, удивительно сильная спина и потрясающая гибкость. Кроме того, у меня на редкость подходящие глаза – огромные и широко поставленные. Можете считать меня нескромной, но три года в Джуллиарде меня просто распирало от незаслуженной гордости.

Так что – нет, если меня спрашивают, что я испытываю, общаясь с моделями, могу сказать, что я всеми клеточками своего дивного тела чувствую, что, если девушка родилась именно с тем, что необходимо ей для работы, значит, ей просто улыбнулась удача, вот и все. Мне ведь отлично известно, что модели не сами создали то сочетание всех необходимых и волшебных качеств, при помощи которых они могут заворожить весь мир.

Я придерживаюсь той теории, по которой, когда дитя рождается, к его колыбели слетаются феи, те, кто отвечает за безупречную кожу и длинные ноги, те, кто распределяет пухлые губки и точеные носики, феи огромных глаз и нежных овалов, красивых рук и тонких талий. Очень-очень редко, примерно один раз на десять миллионов, все до одной, за частым исключением феи ровных зубов, решают одарить своими дарами одну и ту же девочку, часть из этих благословенных созданий растет в благополучном западном мире, и некоторые из них решают стать моделями. В этом нет ничего сверхъестественного, просто именно так, наугад, работают природа и феи.

И внешность модели – это благословение, пусть и незаслуженное, такое же, как, к примеру, мои сногсшибательные ноги. Они у меня стройные, длиннющие, ступни узкие и сильные, с идеальными пальцами. Даже мизинцы одной длины с остальными. Росту во мне пять футов семь дюймов, а нога – аж десятого размера. Если бы не эта проклятая травма, ноги были бы моей стартовой площадкой в мир звезд танца. Когда мне было шесть лет и я начала заниматься танцем с Марджори Мациа, у которой была студия в Шипсхед Бей, в миле от того места в Бруклине, где мы жили, об этом я и не подозревала.

В молодости Марджори была великой Мартой Грэм, а прозанималась я с ней восемь удивительных лет. Я была такой тощей, что надо мной смеялись все одноклассники, но я знала, что для танцовщицы худоба – главное преимущество, так что гордо задирала свой длинный нос кверху и не обращала на них никакого внимания.

В старших классах я ходила в школу Марты Грэм на Манхэттене, ехала на подземке через весь город и в поезде учила уроки. Именно Марджори Мациа убедила меня, когда я закончила лучшую в Бруклине публичную школу имени Абрахама Линкольна, попытаться поступить в Джуллиард…

Стюардесса предложила мне еще шампанского, но я отказалась. Интересно, только я одна так своеобразно реагирую на полеты? Если лететь надо больше часа, я начинаю вспоминать всю свою предыдущую жизнь. Может, это из-за чувства опасности, которое знакомо даже опытным путешественникам, но в дальних полетах я начинаю думать о том, как же мне повезло в жизни во всем, начиная с родителей, чьим единственным недостатком был выбор имени, которым они меня наградили. Они назвали меня Франческа Мария, и мне от него всегда не по себе – есть в нем что-то обязывающее, почти полусвятое, а это ни к чему католичке, которая отошла от церкви в столь юном возрасте, что даже не удосужилась пройти конфирмацию.

В первый же день в Линкольне я сообщила всем, что меня зовут Фрэнки. Меня долго дразнили, но имя осталось. Родители мои были не в восторге от такого перевоплощения, но в конце концов сумели, как всегда, убедить себя в том, что все, что я делаю, великолепно. Я была единственным ребенком, появившимся на двадцатом году их брака, когда они уже отчаялись иметь детей. Маме было сорок, отцу – пятьдесят, так что воспитывали меня, как будущего далай-ламу. Старики мои умерли пять лет назад – погибли в автокатастрофе. Слава богу, что они хотя бы были вместе.

Я так и живу в нашей шестикомнатной квартире на Брайтон-Бич, почти у Кони-Айленда. Квартира на девятом этаже, и из нее открывается потрясающий вид на океан. У меня есть балкон, на котором отлично помещаются несколько шезлонгов, так что вечерами, когда я сижу там, слушая шум волн и крики чаек, а над головой у меня звездное небо, мне нетрудно себе представить, будто я на палубе собственной яхты. Джастин считает постыдным, что я до сих пор живу в Бруклине. Ей кажется, что мне было бы гораздо лучше в крохотной супердорогой квартирке на Манхэттене – она ничего не понимает в атмосфере.

Родители мои страстно любили море, поэтому не стали жить на Десятой авеню, а выбрали этот дом. Достаточно только спуститься на лифте, и ты оказываешься в ста метрах от пляжа. Вода отличная, песок белоснежный. Неужели можно сравнивать с этим 70-ю улицу?

В моем детстве это был в основном еврейский район, а так как мой папа решил, что ближайшая католическая школа слишком плоха для его драгоценной дочурки, он послал меня в Линкольн, где в дни еврейских праздников я часто оказывалась единственным ребенком в классе. В школе я только однажды влюбилась серьезно, причем в еврейского мальчика, но мой единственный брак – увы! – был с католиком, хуже того, с мрачным ирландцем.

Интересно, как это получается, что ты растешь и сама по себе узнаешь, что мир полон мужчин, которых не следует принимать всерьез? Мужчин, которых следует пускать в общественные места, написав у них на лбу: «И пробовать не стоит». Интересно, почему за версту чуешь, что твоя подружка встречается не с тем, с кем надо, а свой собственный Страшный суд не умеешь распознать?

Моего звали Слим Келли. Он был и есть отличный спортивный журналист в «Дейли ньюс», и, когда я его видела в последний раз, он был похож на молодого Пэта Райли – такой же сильный, целенаправленный, поэтичный. Так что, сами понимаете, я была обречена. Я была от него без ума и, только прожив с ним полгода, утомилась от его дурного характера. Три года спустя, при разводе, мы так устали от бесплодных попыток сохранить семью, что единственным предметом обсуждения было то, кто останется завсегдатаем в «Большом Эде» (это наш любимый бар). Подкинули монетку, и победа осталась за мной. С тех пор прошел год, и все это время я живу по собственной воле совершенно одна. Называйте это как хотите – добродетелью, воздержанием, безбрачием.

Мужчины меня не интересуют. Ни один.

Да и к чему они, если есть «Большой Эд»? С социализацией у меня все в порядке. Джастин от этого только зубами скрежещет: она предвидит, что я там стану вечным символом одинокой бабы.

А лучшим в Бруклине баром «Большой Эд» стал главным образом из-за кухни миссис Эд. Мексиканские закуски, жареные ребрышки и «крылышки Буффало», хрустящие куриные крылышки, такие острые, что их обязательно надо перед употреблением окунать в сырно-сметанный соус. Джастин уже указывала мне на то, что из-за этих крылышек я прибавила после развода пару килограммов, на что я ей ответила, что, решив встать на путь безбрачия, нужно подыскать себе какую-то равноценную замену, иначе превратишься в мегеру. Она вообще иногда ведет себя со мной так, будто я не менеджер, а модель, для которой лишние два килограмма – дело подсудное.

И зачем я только вспомнила про «крылышки Буффало»! Даже в первом классе самолета между подачей напитков и ленчем проходит целая вечность.

Теперь же, после двух порций гусиной печенки и двух порций икры (одну мне отдала Мод Каллендер), я чувствую себя гораздо лучше.

Мод, которая при посадке сама уселась рядом со мной (а у нашей направляющейся в Париж компании собственный отсек в первом классе), не потребляет ничего калорийного, сидит на пожизненной диете, чтобы не набрать ни сантиметра лишнего. Пожалуй, она права, если учесть, что одевается она как денди времен короля Эдуарда и ее специально пошитые костюмы так изысканны, что их и одеждой трудно назвать. Она носит обтягивающие брюки тончайшей английской шерсти, рубашки с жабо и то, что, по моему разумению, называется галстук-самовяз. Она является воплощением возвращения к Оскару Уайльду, но у нее по крайней мере никогда не возникает проблем, что надеть. На самом деле идея гениальная – тем более с ее ногами и с ее упорным характером. У Мод хватает сил быть непрерывно на работе и оставлять дела еще и на выходные.

Мод присоединилась к нам, когда Макси Амбервилль, главный редактор «Цинга», журнала, который почти сравнялся в популярности с «Вог», прослышав про показ Ломбарди, так им заинтересовалась, что решила сделать о нас главную статью в номер. Поручено это было Мод, которая постоянно пишет для «Цинга», и Майку Аарону, их ведущему фотографу. Они должны сделать что-то вроде «Простодушных за границей». Статья будет начинаться нашим отлетом, а заканчиваться описанием церемонии награждения победительницы.

Джастин согласилась на этот репортаж только потому, что они с Макси близкие подруги и она не могла ей отказать. Я тоже люблю Макси, но мне совершенно ясно, что Мод уселась рядом со мной именно для того, чтобы весь полет меня пытать. За ленчем она начала с невинного вопроса: «Как это моделям удается поддерживать такую форму?» Меня так и подмывало ответить, что те, у которых нет ни булимии, ни анорексии, сидят на кокаине и, естественно, курят по пять пачек в день.

На самом деле среди моделей действительно всегда есть наркоманки. Если это серьезно, они в конце концов теряют и здоровье, и внешность. И, пока они идут к своему печальному финалу, с ними становится очень трудно работать: они опаздывают на съемки, хамят другим девушкам, ругаются с фотографами, а через несколько месяцев или лет, в зависимости от количества принимаемых ими наркотиков, сходят со сцены, какими бы красотками они ни были.

Девушки же высшего класса, так называемые супермодели, хотя, возможно, мы должны падать перед ними ниц и называть их богинями, блюдут себя и строго следят за формой, потому что их карьеры целиком зависят от того, удастся ли им удержаться на Олимпе. У каждой из них есть личный тренер, почти все носят годами пластинки для зубов (все из-за капризной феи ровных зубок) и каждый день звонят своим мамочкам. А еще у каждой не меньше полудюжины кожаных курток, несчетное количество джинсов и штук по семьдесят облегающих платьев от Аззедина Алайи, которые мне все кажутся одинаковыми.

Для меня всегда были загадкой ежедневные звонки домой – откуда столько образцовых дочерей? – но потом я поняла, что они все просто еще очень юны.

Последние три дня я все думаю, кто же именно отобрал из двадцати поясных фотографий, посланных Джастин, Эйприл Найквист, Джордан Дансер и Тинкер Осборн. Был ли это сам Жак Некер, или Марко Ломбарди, или Габриэль, а может, вообще кто-то неизвестный? Но выбрали самых высоких – у Тинкер и Джордан росту пять футов одиннадцать дюймов, а в Эйприл почти шесть футов. Кроме того, они, кажется, подбирали их по контрасту: Эйприл – блондинка, Джордан – темноволосая и «цветная», а Тинкер – рыженькая. Как бы то ни было, хоть все они и новички, но в них достанет честолюбия сопротивляться соблазнам Парижа.

Через каждое нью-йоркское агентство проходит около семи тысяч девушек в год, из них отбирают для обучения человек тридцать, после чего с четырьмя-пятью подписывают контракт, но большинству из них не суждено стать звездами. Но даже среди звезд сейчас только пятеро известны во всем мире: Клаудиа, Линда, Кейт, Наоми и Кристи. И я совсем не уверена, что всем известно, что у Кристи фамилия Терлингтон. Такая вот лотерея!

Вот через проход от меня сидит Эйприл Найквист. Она из Миннеаполиса, столицы американских блондинок. Меня могут спросить: «А почему именно Эйприл?» Начнем с того, что благодаря скандинавским генам, которые ничем не разбавляли в течение тысячелетий, у Эйприл такие пшеничные волосы, что сам Пол Митчелл визжал бы от восторга. Кроме того, кажется, что Эйприл даже дышит другим, только свежим воздухом, и ее классически правильное лицо озаряется лишь улыбками, из-за которых она выглядит даже моложе своих девятнадцати.

Эйприл стала работать, едва закончив обучение, хотя и не так много, как нам с Джастин хотелось бы. У нее царственный тип красоты, а он нелегко продается.

– А как обычно живут модели? – спросила меня Мод своим низким располагающим к беседе голосом, словно раскрывая мне некую тайну, а не пытаясь выведать, шлюшки они или нет.

– Насколько мне известно, половина живет в Нью-Йорке в одиночестве, половина – с приятелями. Некоторые снимают квартиру напополам с подружкой. – Терпеть не могу, когда со мной обращаются как со специалистом по моделям, но я так давно варюсь в этом, что знаю, что говорю, так что пусть уж лучше Мод получит информацию от меня.

Стюардесса принесла очищенных омаров. Я с надеждой взглянула на Мод, но, кажется, омары входят в ее диету. Так что я сосредоточилась на своем омаре, заметив краем глаза, что сидящая рядом с Эйприл Джордан Дансер отвергла своего взмахом руки и занялась захваченным с собой пакетиком со здоровым питанием.

Когда Джордан серьезничает, она называет себя черной, хотя как-то сообщила мне, что кожа у нее того медово-коричневого оттенка, который бывает у освещенной восходящим солнцем молодой ольхи. Я высказала сомнение насчет того, что она хоть раз в жизни провела ночь в лесу, и сказала, что мне ее кожа напоминает травяной чай с молоком и сахаром, но в деталях я не особенно сильна.

Мы с Джастин питаем сильные надежды, что Джордан пойдет далеко и докажет наконец, что темнокожая женщина может быть признана всем миром, как, например, признаны восточные красавицы. Джордан – этакая смуглая Ава Гарднер – может выглядеть просто красивой женщиной, перешагнувшей через представления о расе и цвете кожи.

Джордан двадцать два года, она дочь армейского полковника, выпускница Корнелла, преуспевшая во французском и гораздо меньше в истории искусств. Она умна, сосредоточенна и кажется более зрелой, чем ее ровесницы. В ее движениях есть такое благородство, что мне порой хочется, глядя на нее, послать ей вслед воздушный поцелуй.

Тем временем Джордан покончила с правильным питанием и задремала. Мне нравится смотреть на нее, любоваться мягкими округлыми линиями, которыми так богато ее лицо: изогнутые брови над глубоко запавшими веками, длинные вытянутые глаза с газельими зрачками, овальные ноздри и ровный прямой носик, тонко очерченный рот. Волосы у нее темно-каштановые, в мелкий завиток и убраны со лба. Думаю, никому и в голову не придет спросить: «А почему именно Джордан?»

– Фрэнки, – шепнула мне Мод Каллендер, – а тебе не кажется, что моду придумали только для того, чтобы женщины расстраивались, открывая свой шкаф? Может, это всемирный мужской заговор, вынуждающий женщин тратить деньги на пустяки?

– Знаешь, Мод, во всем мире денег на моду тратится больше, чем на оружие. «Красота вместо войны» – вот мой девиз.

– Я этого не знала, – недоверчиво ответила она, хотя на мою статистику можно положиться.

– А ты знаешь, что американки тратят около трех миллионов долларов в год только на средства от волос на ногах? – продолжала импровизировать я.

– Ну, это всем известно, – снисходительно согласилась она. Совершенно ясно, что Мод привнесет свои предубеждения в нашу историю про простодушных за границей, но это меня не волнует. А волнует меня Тинкер Осборн.

У нашей третьей модели слишком уж много было в прошлом психологических проблем, и мы с Джастин лучше всех знаем, что ее успех под вопросом, хотя из всех наших девушек у нее самый большой потенциал.

Мы были в трансе от ее пробных фотографий. Все есть – и красота, и обаяние. Чуть волнистые волосы того светло-рыжего цвета, которого венецианские женщины добивались пять веков назад, высушивая намазанные хной волосы под палящим южным солнцем, безупречная кожа и огромные серебристо-серые глаза. Не глаза, а лунные озера. В них столько души, столько тайны, сколько ни у Эйприл, ни у Джордан и быть не может. Глядя ей в глаза, хочется с ней общаться, быть рядом. Но без косметики ее лицо – как чистый холст, оно – словно альбинос-хамелеон на бумажном листе. Визажисты должны молиться на такие лица.

Тинкер из Теннесси. Все детство она участвовала в детских живых картинах, а сами знаете, что там приходится терпеть детям.

Этим она занималась до двенадцати лет, а в переходном возрасте – гормональная буря, все лицо в прыщах, громадная прибавка в весе. И продолжалось это шесть лет, пока она не стала такой, как сейчас. Школьных друзей у нее не было, достижений в учебе – тоже. Слава богу, она любила читать, это и спасало ее, когда мир, в котором она росла, отверг ее.

– Только в выпускном классе, – призналась мне однажды Тинкер, – я осмелилась снова читать журналы мод и стала пробовать новые прически и макияж. Я подумала тогда: а вдруг мне удастся вернуть себя прежнюю, вдруг я смогу быть фотомоделью и снова стать победительницей? Поэтому я и пришла сюда.

Не помню, вслух я застонала или сдержалась. Из всех причин, по которым становятся моделями, поиски себя – наихудшая. Я принимаю любые честолюбивые надежды – от мировой славы до браков с рок-звездами. Самые сильные и удачливые занимаются этим просто ради денег, и, думаю, это лучшая из причин. Но поиски себя! Неужто не понятно, что работа, в которой зависишь от такой переменной, как внешность, никогда не поможет девушке обрести ту себя, на которую можно положиться!

Мы с Джастин отлично поняли, как эмоционально ранима Тинкер. Но еще мы знали, что она будет обходить агентство за агентством, пока кто-нибудь не подпишет с ней контракт. И тогда мы решили взять ее и опекать, насколько это будет возможно.

Когда появилась Габриэль д’Анжель, Тинкер только что закончила обучение. И мы с Джастин предпочли бы, чтобы «ГН» выбрал кого угодно, только не Тинкер. Она даже не начала еще работать, а теперь на нее свалится коллекция высокой моды, да еще в безумной атмосфере весенних парижских шоу. И меньше всего ей нужна шумиха вокруг нового лица Ломбарди. Но поделать мы ничего не можем – «ГН» сделал свой выбор.

По крайней мере Париж посмотрит.

– А можно мне еще омара? – сказал за моей спиной Майк Аарон, который занимал сразу два места, потому что на одном из них он разложил свою бесценную аппаратуру.

И так, безо всякого «пожалуйста», он получил вторую порцию, которую я попросить постеснялась. Естественно, Майк Аарон меня не узнал. Когда я поступила в Линкольн, он учился в выпускном классе и был капитаном футбольной команды, капитаном баскетбольной команды, председателем мотоклуба и старостой класса. Не человек – легенда!

Именно по Майку Аарону я сходила в школе с ума. Теперь, столько лет спустя, должна признать, что это было не просто сумасшествие. Я любила Майка Аарона долгие годы, любила, когда он уже кончил школу и исчез, любила с той юной, чистой и безудержной страстью, которой никогда не испытывала к своему мужу, Слиму Келли. Ну как можно было быть такой идиоткой? И вот я встретила его снова, и каким нахалом и негодяем он оказался! Меня раздражает тот заряд веселья, который от него исходит, бесит та легкость, с которой ему удается обаять всех девушек. Наверное, он долгие годы практиковался перед зеркалом, чтобы добиться эффекта естественности. Не доверяю я его широченной улыбочке, его имиджу отошедшего от дел гангстера – весь в потертой коже и с килограммами харизмы. У этого ублюдка даже волосы как от Пола Митчелла!


4

Пичес Уилкокс лежала на ковре в своей спальне в «Плаза-Атене» и, держа над собой зеркало, внимательно себя разглядывала. Потом медленно присела, помогая себе только мускулами живота и не отводя взгляда от зеркала, и наконец расплылась в довольной улыбке.

Как два месяца назад и обещал ей в Нью-Йорке доктор, лицо ее выглядело и в лежачем, и в сидячем положении одинаково. Ни морщинок, ни складок. Естественно, она не стала смотреться в зеркало, наклонившись над ним. Сделай она это, и день был бы безнадежно испорчен. Интересно, все ли женщины понимают, что в пресловутой позе наездницы выглядишь лет на пятнадцать старше? Только действительно юная девушка может позволить себе быть наверху и не беспокоиться об обвисших складках. А собственное удовольствие – что ж, им лучше поступиться.

Да, подумала Пичес, как давно я позволяла себе это в последний раз, и позвонила горничной, чтобы та принесла травяной чай, грейпфрут и сухарик, то есть ее обычный завтрак. Да, кое-что ни за какие деньги не купишь, даже за пятьсот миллионов, которые душка Джимми оставил ей свободными от налогов и всяких опекунских глупостей. Детей у них не было, Фонд Уилкокса уже существовал, так что Джимми хотел, чтобы она имела все, что пожелает. У нее и так было многое – отличное здоровье, великолепная кожа, прекрасные волосы, восхитительная задница. Но он хотел обеспечить ей еще и счастливое будущее.

Бедняга Джимми так и умер, не поняв, что есть кое-что, чего не купишь за деньги. Пичес попыталась представить себе что-нибудь вещественное, но на ум ей пришли только авианосец, национальный парк и швейцарское гражданство. Недвижимости у нее предостаточно, на море ее мутит, и она гордится тем, что она из Техаса. Но верно говорят, ценится больше всего нематериальное. Например, чтобы сны снились только хорошие или чтобы снова ей было сорок шесть. Но ни то, ни другое невозможно. Время от времени кошмары мучат даже ее, хоть и совесть у нее чистая, и сорок седьмой день рождения, неожидаемый и неотмечаемый, прошел две недели назад. Юность недостижима, как недостижим Марко Ломбарди, которого следовало бы в аду приколотить ржавыми гвоздями к раскаленной плите за все то, что он с ней сделал.

Нет, это по меньшей мере унизительно – ей, женщине, которую почитают за честь развлекать все знаменитые и влиятельные люди, так страдать по какому-то итальянскому модельеру, к тому же на двенадцать лет ее моложе. Будто не было понятно, что он настолько великолепен, что поддаваться на его чары просто безвкусно.

Да, страсть нельзя побороть даже за деньги, мрачно размышляла Пичес. А то, что она испытывает к Марко, другим словом и не назовешь. «Если бы он не был так напорист, ничего не случилось бы», – думала она, натягивая леггинсы.

«У Пичес Маккой Уилкокс просто не может быть проблем с мужчинами», – твердо сказала она себе, принимаясь за ежедневную гимнастику, за которой следовало полчаса занятий на тренажере. Она держала одинаковые тренажеры во всех своих четырех домах и во всех отелях, где задерживалась больше чем на ночь.

Ей всегда везло на мужчин, начиная с папочки, который держал дилерскую сеть «Кадиллака» от Хьюстона до Далласа. Родители одарили ее обожающими ее братьями без всяких зануд сестер, у нее была такая череда поклонников, что понадобились годы, чтобы разбить сердце каждому из них, и в конце концов она решила выйти за душку Джимми, который никогда, до самой смерти, которая настигла его три года назад, даже не взглянул на другую женщину. Джимми, естественно, занимался нефтью, ведь иначе больших денег не сделаешь, если только не занимаешься недвижимостью, эстрадой, развлечениями или не придумал какую-нибудь компьютерную ерунду.

Полгода она преданно горевала по Джимми, а потом стала путешествовать, а чем еще заняться женщине в ее положении, если она не желает притворяться, будто ее интересуют всякие дурацкие комитеты? Два летних месяца на вилле в Кап-Феррат, сентябрь в Венеции, праздники в Нью-Йорке, после Рождества – Сен-Мориц и, конечно же, время от времени несколько дней на ранчо в Техасе.

Она всегда оказывалась в Париже весной и осенью, во время показа коллекций моды. Здесь-то она и повстречала Марко Ломбарди, вспомнила Пичес, с трудом сдерживая ярость. Если бы только у нее хватило соображения остаться в Техасе, если бы не гонялась за модными парижскими тряпками, то и знать бы не знала о существовании этого негодяя. Вышла бы спокойно замуж за какого-нибудь приличного человека, заказывала бы одежду на выездных распродажах Неймана и не отличала бы Седьмую авеню от авеню Монтень.

Пичес истово старалась поддерживать свой легкомысленный облик. Она обожала шик и в погоне за ним приглушила естественные краски своего лица, остригла свои роскошные белокурые волосы, перестала улыбаться во весь рот и боролась со страстью покупать то, что носят по-настоящему богатые дамы.

Шик приобрести нетрудно, надо только прислушиваться к дельным советам, но, черт подери, она решила оставаться сексуальной до шестидесяти, нет, лучше до шестидесяти пяти, а шик и сексуальность плохо сочетаются. Полюбит ли ее Марко, если в ней будет больше шика? Нет, это бредовая мысль. Он мог бы ее полюбить, если бы ей было двадцать пять или даже тридцать, а сейчас ей оставалось лишь довольствоваться тем, что он давал ей, а именно: самым замечательным в ее жизни сексом и бесконечным и бессмысленным итальянским целованием рук. О господи, когда он склонял над ее рукой свою голову с длинными кудрявыми волосами, и эти пушистые ресницы, эти приоткрытые губы, очерченные слишком красиво для мужского лица, эта оливковая кожа… Черт подери, ну почему он не голубой! Был бы он голубым, она могла бы трепать его за волосы, и дразнить за то, что он слишком хорошенький, и забывать о нем, едва он покидал бы комнату.

Но Марко вызывал в ней такое сексуальное возбуждение, которое проходило лишь на несколько минут после их занятий любовью и еще утром, когда она делала гимнастику. Никогда раньше она не подчинялась мужчинам, никогда не просила их любви. Она увидела его сбегающим по лестнице у Диора около года назад и попросила продавщицу представить их друг другу, что было, судя по выражению лица бедной женщины, чем-то из ряда вон выходящим. А она вдруг пригласила его на коктейль, отлично понимая, что ее гости произведут впечатление на кого угодно, а тем более на помощника модельера.

Марко пробыл у нее всего полчаса и вел себя так спокойно и уверенно, что наутро все приглашенные дамы звонили ей и завистливо спрашивали, где она его нашла. Уходя, он спросил, пойдет ли она с ним как-нибудь вечером поесть гамбургеров в «Джо Аллен».

Вот так все и началось, вспоминала Пичес, слезая с тренажера и переходя к гантелям. Он рассказывал ей, как учился в Риме, в Академии изобразительных искусств, как спустя несколько лет понял, что лучше заниматься не историей архитектуры, а архитектурой человеческого тела. Он бросил академию и пошел в ученики к Роберто Капуччи, модельеру, малоизвестному в Америке, но очень популярному в Европе и в Японии.

– Существует всего несколько способов постройки зданий, а здания удовлетворяют первейшую человеческую потребность – в жилье, – объяснял он ей в шуме и толчее бара, где французская молодежь знакомилась с американским образом жизни. – А одежда – это тоже первейшая потребность, но вариаций здесь множество. Почему существует столько способов прикрывать плечи, грудь, туловище, ноги и способы эти не меняются уже столько веков?

Пичес отлично помнила, что не смогла дать вразумительного ответа. Когда она на него смотрела, у нее словно атрофировался мозг и она превращалась в чисто плотское существо, ей нужен был его член и больше ничего. Но техасское воспитание, привычка держать поклонников в напряжении – все это отучило ее делать первый шаг. Старые привычки не вытравить. Поэтому Марко целую неделю издевался над ней, ведя себя изысканно-почтительно, пока не дал наконец ей то, чего она вожделела.

Пичес Уилкокс отложила гантели – чего доброго, она еще вышвырнет их в окно и они попадут в какого-нибудь прохожего. Марко уже пять дней не отвечает на ее звонки. Как он смеет?

* * *

«С чего это я стал шарить по карманам в поисках сигарет, ведь я три года как не курю?» – раздраженно подумал Марко Ломбарди. И год уже к ним не тянет. А сейчас вопрос с весенним показом решен, образцы почти готовы, неужели ему хочется начать работу над чем-то новым, что будет еще более шутовским, чем у Жан-Поля Готье, вульгарнее, чем у Версаче, еще абсурднее и авангарднее, чем у Вивьен Вествуд? То есть над коллекцией, которая будет такой шокирующей и скандальной, что пресса не сможет обойти ее стороной?

И Марко поспешно вышел из студии. Прочь, прочь тревожные и беспокойные мысли. Его задержала секретарша, строгая и некрасивая француженка средних лет.

– Мсье Марко, вам следует ответить на звонки. У меня уже набрался длинный список тех, кому надо позвонить сегодня. Мадам Уилкокс снова звонила.

– Скажите мне, мадам Эльза, как вы думаете, что со мной такого страшного случится, если я им не перезвоню? – спросил Марко, и голос его был сама нежность.

– Я… но вы же сами знаете, как это важно, – сказала она, стараясь быть строгой. – Не перезвоните сегодня, они останутся на завтра, да еще новые прибавятся.

– Вы смотрели «Унесенные ветром», мадам Эльза?

Она устало взглянула на него. Да, никогда раньше она не работала с таким непредсказуемым человеком. Он пытался заставить ее звать его по имени, но она отказалась, но в конце концов позволила уговорить себя на компромисс, отстояв хоть долю нормальности. Всем известно, итальянцы – они как дети, надо делать на это скидку. Она прекрасно понимала, что он слишком полагается на свою внешность, но гордилась тем, что так и не стала одной из его восторженных поклонниц.

– Конечно, видела, – ответила она, думая при этом, что все-таки надо заставить его постричься. Серьезный модельер не должен выглядеть как юный студент и носиться по Парижу в твидовом пиджаке и с шарфом, замотанным вокруг шеи.

– Тогда вы наверняка помните последние кадры фильма, когда Скарлетт говорит себе, что завтра будет новый день и волноваться она будет завтра, или что-то в этом роде. Видите ли, я сегодня не в настроении никому звонить. – И Марко одарил секретаршу многозначительной улыбкой, мол, пусть это останется нашим маленьким секретом. – Мне надо прогуляться, исчезнуть на время. Может, я просто нервничаю, а, мадам Эльза? Разве это не естественно? Вы не нервничаете за меня?

Она нехотя кивнула. Она давно работала с модельерами и волновалась перед каждым показом, но все же телефонные звонки…

– Но ведь нам с вами беспокоиться не о чем, так ведь? – Марко наклонился над ней и посмотрел ей прямо в глаза. – Все модельеры Парижа сходят с ума от волнения два раза в год, зачем же нам быть как все? Давайте-ка сменим тему, мадам Эльза. – И он легко похлопал ее по руке. – Как мне нравится ваше имя! Оно словно звенит. Эльза… Да, вам повезло, и вашему мужу тоже.

– Благодарю вас, – сказала она, с трудом сдерживая благодарную улыбку. – Вы же знаете, это имя досталось мне от бабушки.

– Старый мир – добрый мир. Оно вам идет. Если бы платьям давали имена, как раньше, я назвал бы свою первую модель «Эльза» в вашу честь. А теперь я оставляю вас стражем ворот. Сдерживайте натиск варваров!

– Но что, если мсье Некер снова позвонит? – спросила она с тревогой. – Или мадам Уилкокс?

– Ах, мадам Эльза, ну о чем вы спрашиваете? Вы женщина не только очаровательная, но и изобретательная. Придумайте что-нибудь, я целиком полагаюсь на вас. Неужели мсье Некер может решить, что я должен сидеть здесь целыми днями, как школьник? Вдохновение – оно везде. А мадам Уилкокс ничего не говорите, я исчез, и все тут. До завтра, мадам Эльза!

И Марко удалось-таки обойти эту строгую серьезную женщину, посаженную в его приемной Некером специально для того, чтобы Марко был под наблюдением. Понадобилось всего несколько дней, чтобы выявить ее самые большие достоинства: стройную фигуру, отличной формы уши и ее имя и неизменно отдавать им должное. Некеру она больше служить не сможет – теперь она повинуется только приказам Марко.

Мастерские и студия Марко располагались в доме на рю Клеман-Марр, неподалеку от штаб-квартиры «ГН». Уже направляясь к выходу, он вдруг вспомнил про платье, которое разорвал вчера на примерке, и помчался в мастерскую, где над этим платьем трудилась теперь несравненная мадам Жинетта, работавшая до войны с Ланваном, а после войны у Диора, пока ее не переманил Сен-Лоран. Уже лет пятнадцать она не работала, но Некер уговорил ее немного помочь именно с этой коллекцией. Она сидела, склонившись над платьем, Марко вошел и нежно приобнял ее за плечи.

– Ну что, радость моя, дело продвигается?

– Вы же не хуже меня знаете, как трудно даются шифоновые складки, – устало ответила она, снимая очки.

– Вы не хотите, чтобы я посмотрел на чудо, которое вы сотворили?

– Вам надо только узнать, удастся ли мне спасти платье, – проворчала она. – Надо было поаккуратнее рвать его вчера, шов разошелся в нескольких местах.

– Вы совершенно правы! Надо было с самого начала поручить его вам, тогда ничего бы не случилось. Но, признайтесь, дорогая моя, швы были просто отвратительные. Я просто вышел из себя.

– Вы – итальянский сумасшедший, – упрекнула она его. – Мсье Диор никогда себе такого не позволял.

– А мсье Сен-Лоран?

– Слова грубого никогда не сказал. Настоящий джентльмен. – Но даже когда Сен-Лоран был молод, а она еще вполне реагировала на мужское очарование, он не умел говорить так ласково, как этот мсье Марко. Ох уж эти итальянцы! Какие взгляды, какие улыбки, невозможно устоять. Особенно против этого.

– У вас прелестные руки, мадам Жинетта, – сказал Марко, поглаживая ее пальцы.

– Обычные руки, – смутилась она. – Руки старухи. – И она попробовала убрать их, но он не отпускал.

– Нет-нет! По ним видно, что работа ваша может быть лишь изумительной. – И он один за другим стал целовать кончики ее пальцев. – А можно мне все-таки взглянуть на шов? Брависсимо! Вы все спасли. Это платье станет жемчужиной коллекции.

Она растаяла от гордости и застенчиво улыбнулась ему. Он словно возвращает ей молодость.

– Да, умели раньше работать! До завтра, радость моя, я на вас полагаюсь.

Спускаясь по лестнице, Марко думал, что по крайней мере еще неделю Жинетта не будет капризничать и грозить уйти, жалуясь на возраст и усталость. А если повезет – то и две. Когда надо будет делать примерки с манекенщицами, без этой старой карги ему не обойтись.

Пожалуй, надо было надеть пальто. На улице было так солнечно, и он решил, что еще и тепло. Но нет – обычная парижская погода, стыло, сыро и солнечно. Он завернул в маленькое итальянское кафе и заказал двойной эспрессо.

Господи, как же хочется отдохнуть! Но об этом ближайшие две недели не стоит и мечтать. А потом – или полная победа, или провал. Показ всему миру – журналистам, дилерам, Си-эн-эн. А еще – «Вог», «Цинг», «Базаар» и все газеты, от «Нью-Йорк таймс» и «Фигаро» до маленьких провинциальных листков.

Как же он раньше не задумывался над тем, что кутюрье выставляет себя на суд перед всем миром? Актер может сыграть первую роль, и никто о ней не узнает, если только это не будет полным успехом. Будущий чемпион по теннису может проигрывать первые матчи, и никто над ним не станет смеяться. Но все женщины считают, что они разбираются в моде.

О моде столько и говорят и пишут, каждая новая коллекция встречается с восторгом или с убийственным равнодушием. Ею интересуются все – от главного редактора «Эль» до девчонок-продавщиц.

Вот-вот наступит момент, к которому он шел всю жизнь, неужели он не справится, спрашивал себя Марко. Интересно, все модельеры так мучаются перед первым показом?

Увы – спросить об этом не у кого, модельеры, как певцы-соперники или как боксеры перед поединком, ни с кем не делятся сокровенным. Марко попытался представить себе кого-нибудь из великих модельеров, мучающихся неуверенностью, и не смог. Нервные припадки Сен-Лорана стали традицией, он – мученик моды, умирающий на кресте ради каждой новой коллекции, но второго такого быть не может.

Марко заказал еще один эспрессо, радуясь тому, что бар пока что пуст. Он бросил недоделанными сотню дел, нужно ведь проверить каждую мелочь. А он даже не знает, кто будет показывать его модели. Черт возьми, зачем только Некер вмешался, устроил этот идиотский конкурс, тоже мне суд Париса! Зачем ему три несмышленые девчонки, ему просто необходимы манекенщицы с именем – они умеют показать любое платье, на них сразу обращают внимание фотографы.

Задушить бы этого Некера! Как смеет этот швейцарец навязывать ему свой собственный вкус? Да, деньги его, но почему он все решает только сам? Он и место выбрал – салон красоты в подвалах «Рица».

– Это должен быть настоящий праздник, Марко, – заявил Некер. – Вечерний показ, смокинг или черный пиджак, потом – фуршет. Только так и надо представлять что-то новое. Внимание и прессы, и покупателей будет сосредоточено прежде всего на известных модельерах, а нам надо, чтобы они запомнили тебя. Так что надо выделиться.

Откуда, черт подери, это известно Некеру? Он бизнесмен, удачливый бизнесмен, и только. Он же не дизайнер, не художник.

И все же этот сукин сын действительно чертовски умен. И отлично понимает, что Марко – рабочая лошадка и надо держать его на скудном пайке. И никуда не денешься – чтобы представить новую коллекцию, нужны деньги, причем немалые.

– Ты будешь получать жалованье, Марко, причем весьма и весьма солидное. Но я не намерен давать тебе долю от прибыли. Во-первых, прибыли может и не быть, и «ГН» идет на риск, поддерживая новое имя. И я рискую – так легко потерять деньги на моде. Каждое платье будет обходиться нам дороже, чем мы сможем за него получить. На раскрутку серии готовой одежды может уйти года два, а до духов если и дойдет дело, то еще через несколько лет. Я признаю твой талант, Марко, но бизнес есть бизнес.

Марко всю жизнь работал на других, это был его единственный шанс делать вещи под своим именем, поэтому ему пришлось согласиться. Но он припомнит еще Некеру то, что он не пожелал поделиться с ним даже крохами со стола.

Он вдруг понял, что снова полез в карман за сигаретами. Да, эти часы наедине с собой его не успокоили, а только завели еще больше. Развлечься бы с кем-нибудь. Сколько времени он не занимался сексом? Пожалуй, недели две.

Да, нужна женщина, только какая-нибудь попроще, которую не надо обольщать. Просто разрядиться бы, сбросить напряжение. Это возможно только с проституткой, а Марко предпочитал не пользоваться их услугами.

Он стал перебирать в уме разные варианты. Нет ни сил, ни времени искать кого-нибудь, кроме Пичес. Она ему надоела за полгода, слишком в ней сильны собственнические инстинкты, к тому же она до тоски доступна. Неужели когда-то она показалась ему если не совсем недосягаемой, то хотя бы той, которую надо завоевывать? Ведь он тогда даже пытался вести с ней полуинтеллектуальные беседы – так хотел произвести на нее впечатление. А оказалось – только пальцем помани.

Впрочем, это то, что ему сегодня нужно, – раздвинутые ноги и никаких вопросов. Он набрал номер, убедился, что она в отеле, и отправился туда.

* * *

Пичес с довольной улыбкой положила трубку. Она сказала Марко, чтобы он тотчас приходил, но не предупредила его, что устраивает коктейль для целой группы техасских туристов, которые уже сидели в ее гостиной и поедали черную икру.

– Мадам Уилкокс в большой гостиной, – сказал Марко открывший ему дверь официант. А Марко-то надеялся, что она уже надела один из своих шелковых халатов и ждет его в малой при льстивом свете крохотных бра. И как же удивился он, увидев, как она отошла от нескольких гостей, стоявших у камина, и направилась к нему. В этот вечер она была Екатериной Великой – алый бархатный костюм, шитый золотом жилет, кружевные манжеты.

Он приник к ее руке, поцеловал внутреннюю сторону запястья, понимая, что лишь одной ей понятно, что это говорит о той степени близости, которую нельзя выказывать на публике.

– Шампанского? – предложила она, одарив его любезной улыбкой.

– Почему ты не предупредила, что у тебя гости?

– Марко! – Она взглянула на него с притворным изумлением. – Здесь полно твоих потенциальных клиентов. Можешь очаровывать их весь вечер.

– Я пришел сюда не платьями торговать.

– Неужели? – удивилась она, ведя его к гостям. – Иди же, познакомься с Сельмой и Ральфом Андерсенами из Форт Уорта! А это – милейшие Бетти Лу и Хенк Кертис из Хьюстона. Позвольте вам всем представить Марко Ломбарди. Он – модельер, и скоро о нем заговорит весь Париж!

Марко пожимал руки толпе техасцев, решив, что уйдет отсюда немедленно, уйдет молча, даже не попрощавшись с Пичес. Он залпом выпил порцию скотча и потянулся за другой.

Пичес наслаждалась ситуацией – ее гости просто не обращали на него внимания, они были так рады пообщаться друг с другом, что просто улыбались чудаку-иностранцу и тут же забывали о нем. Марко, по-французски говоривший практически свободно, но так и не достигший легкости с английским, стоял в сторонке и наблюдал за триумфом Пичес. Да, она прекрасно понимает, что на фоне ее собственного великолепия ее пусть и дорого одетые приятели выглядят унылыми провинциалами. И Марко разозлился не на шутку. Она что, решила, что он и ужинать останется в этом паноптикуме?

– Мне надо поговорить с тобой, – сказал он, подойдя к Пичес и решительно взяв ее за локоть.

– Но сейчас это совершенно невозможно!

– Я иду в спальню. Приходи туда.

– Ни за что!

– Ты что, хочешь скандала?

– Не глупи, Марко!

– Сейчас я его устрою и уверяю тебя, о нем станет известно всему Техасу.

– Ты что, меня шантажируешь?

– Я тебя предупредил, – ответил он, направляясь к дверям, которые вели в малую гостиную, расположенную перед спальней. Через несколько минут туда зашла и сияющая Пичес.

– Теперь ты доволен? – спросила она тоном, каким обычно говорят с капризными детьми. – И что же ты продемонстрировал, кроме своей невоспитанности?

– Закрой за собой дверь.

– Я возвращаюсь к гостям, – сказала она, поворачиваясь к нему спиной.

Он оттолкнул ее в сторону, запер дверь и с такой силой схватил ее за руку, что она вскрикнула.

– Я хочу тебя, и немедленно!

– Черта с два! Я буду кричать! Марко, отпусти меня сейчас же!

Он прижал ее к двери.

– Прекрати! Отпусти меня! – Она сама не верила тому, что происходит.

– Ну уж нет, – пробормотал он и поволок Пичес к кровати. Она пыталась сопротивляться, но он, держа ее запястья одной рукой, другой задрал ей юбку и стянул с нее кружевные трусики. На ней остались только пояс с чулками.

– Пусти меня! – кричала она.

– Там так шумно, что они вряд ли тебя услышат. Можешь визжать, сколько тебе будет угодно. – И он стал расстегивать «молнию» на брюках.

– Нет, Марко, нет! Остановись! Не делай этого!

– Да не притворяйся ты, я же знаю, ты просто дрожишь от желания. – Он раздвинул ее ноги и лег на нее, придавив собственным телом. А она колотила его кулачками по спине и пыталась вывернуться.

Когда он вошел в нее, жаркая сухость ее лона словно опьянила его, и он уже не слышал ее криков. Он чувствовал лишь одно – волну наслаждения, нахлынувшую на него. Он не остановился бы сейчас даже под дулом пистолета. Все длилось лишь несколько мгновений, и вот он уже зарычал по-звериному в припадке экстаза.

Когда все было кончено, он приподнялся и заглянул ей в лицо. Глаза ее были закрыты, и выражение лица было какое-то незнакомое.

– О, не волнуйся, сейчас и ты кончишь, – прошептал он, переводя дыхание. – Сейчас, сейчас, я знаю, как ты любишь.

Она открыла глаза, и он увидел, что она в ярости.

– Только дотронься до меня, и тебе не жить, – холодно сказала она.

– Давай без мелодрам, – лениво ответил Марко. Пусть себе злится, этим его не проймешь. Ни одна женщина так не сходила по нему с ума, как эта.

Пичес вырвалась наконец из кольца его рук и поднялась на ноги.

– Убирайся! Немедленно убирайся! – приказала она.

– Знаешь, ты такая милая, милая и смешная. Ты только посмотри – выглядишь ты совершенно безукоризненно, даже прическа не растрепалась. Ну иди же сюда, давай я тебя побалую. И ты кончишь – отлично кончишь, даже лучше, чем в прошлый раз, обещаю тебе. Ты поэтому и злишься, этого тебе и не хватает, красавица моя, – продолжал уговаривать он. Но Пичес повернулась к нему спиной, натянула трусики, оправила юбку, взглянула в зеркало и вышла вон из комнаты.

Марко тихо выругался про себя, потом быстро встал, застегнул брюки и поспешил к выходу. Пока дворецкий искал его шарф, он успел услышать смех Пичес, развлекавшей своих гостей.


5

Может, Джастин и следовало бы испытывать некоторые угрызения совести – она так внезапно отправила Фрэнки в Париж, но она успокаивала себя тем, что новый гардероб и перспектива бурной деятельности встряхнут Фрэнки и, возможно, выведут ее из спячки, в которую она впала после развода.

«Да, – думала Джастин, бесцельно бродя от диспетчерской до своего кабинета и обратно, – давно было пора что-то с ней делать. Кто знает, что бы стало с бедной девочкой, если бы о ней вообще никто не позаботился? Пожалуй, что-нибудь в этом роде следовало придумать еще год назад, да как-то не складывалось». Она и уговаривала ее, и пыталась над ней подтрунивать, потом докатилась до того, что стала ее самым банальным образом пилить, но все было напрасно. Ослица упрямая, ее просто с места невозможно сдвинуть, слишком уж крепко она стоит на своих роскошных ногах, являющихся к тому же предметом ее неизбывной гордости. Джастин терпеть не могла, когда кто-то так легкомысленно ставил крест на собственной жизни.

Такая красотка – и лицо, и фигура, а относится к себе, как мачеха к Золушке. Впервые оказавшись с Фрэнки на улице, Джастин была потрясена, поняв, что та просто не замечает взглядов мужчин, восхищенных ее энергией, осанкой, удивительным, неповторимым обликом. Черт возьми, эта девчонка просто не имеет себе равных. Да, она сохранила балетную форму и так высоко несет свою головку, что кажется, будто ей это позволено свыше. Эта негодяйка каждое утро тратит двадцать минут на макияж, который был бы виден даже с балкона третьего яруса, а потом собирает волосы в пучок и, не глядя в зеркало, закалывает их парой шпилек.

Будь Фрэнки моделью, Джастин уволила бы ее за первый же лишний килограмм. А как она умудряется скрывать свои роскошные волосы! Слава богу, хоть паранджу не носит! Лицо у нее удивительное – не просто хорошенькое или красивое, оно живое, выразительное, притягивающее к себе, а Фрэнки будто и не подозревает, что она не как все. У нее одна драма в жизни – то, что на танцах пришлось поставить крест. Неужели ей не ясно, что современная деловая женщина, которая является на работу в таком виде, будто она собралась на утренний балетный класс, нуждается в услугах психотерапевта? Ладно, бог с ней, с этой Фрэнки, у Джастин и своих забот хватает.

Джастин прислушалась к голосам в диспетчерской. Все, как всегда, на телефонах, но чувствуется некая рассеянность, словно они действуют автоматически, а не ловят ухом любую могущую оказаться значимой интонацию.

Она тысячу раз говорила им, что, умей они объяснить, почему какая-то модель не пользуется спросом, она узнала бы о будущем не меньше, чем узнавала, поняв, кто именно сейчас особенно популярен. И получить такую информацию можно только от диспетчеров. Что это, затишье после праздников? Такого не бывает – фотографы работают круглый год. Но Джастин вовсе не хотелось идти и самой во всем разбираться. Бог и с ними, с диспетчерами.

Ей было почему-то… тревожно, будто должно случиться что-то ужасное. Чушь какая! Наоборот, самое время вздохнуть с облегчением. Она, словно парализованная двумя противоположными желаниями – скрыться или бороться с поднятым забралом, с трудом дождалась отъезда девушек во Францию, решив все-таки избежать расставленной для нее ловушки. Да и теперь, когда Фрэнки, девочки и команда «Цинга» отправлены, она понимала, что ничего еще не решено. Может, проблема в этом? Так или иначе, но без Фрэнки в агентстве стало пусто и неуютно. С ней Джастин привыкла обсуждать дела, делиться впечатлениями о том или другом человеке, зная, что за стены кабинета разговор не выйдет, в общем, полагалась на эту чертовку Фрэнки во всем.

А что, если Некер прилетит в Нью-Йорк и явится к ней?

Черт! Джастин вскочила на ноги, сердце у нее бешено забилось, будто он уже стоял в дверях. От этой безумной мысли она просыпалась по ночам уже три дня подряд. Джастин плотно прикрыла дверь и уселась за свой необъятный стол. Только здесь она чувствовала себя хозяйкой. Надо все тщательно обдумать, сурово приказала себе Джастин, иначе это станет у нее навязчивой идеей. Чего она добилась, не поехав в Париж? Только протянула время. Она всегда умела трезво оценивать ситуацию и сейчас отлично понимала, что встреча с Некером неизбежна. Так что сейчас она не действует, а сопротивляется, а это противоречит ее жизненным принципам.

Обычно она ведет себя иначе. Не прячется, открыто высказывает свое мнение, не тянет с принятием решений. Ей нравилось видеть себя настоящей деловой женщиной, хозяйкой собственной судьбы.

И все же, думала Джастин, фундамент, на котором она строит свою жизнь, имеет трещину. Когда ей было тринадцать лет и у нее только-только начались первые месячные, мать сказала ей, что ее отец, который, как она думала, погиб во Вьетнаме, жив.

– Он был моим первым возлюбленным и оставил меня, как только я поняла, что беременна. Больше я его не видела. Я вынуждена рассказать тебе об этом, потому что ты стала женщиной, Джастин, и можешь забеременеть. Ты должна знать, что любой мужчина, даже если ты думаешь, что он любит тебя, может сделать такое с тобой, Джастин. И тебе нельзя забывать о том, какой урок получила от жизни я.

– Но кто мой отец? – пытала она мать. – Каким он был? Как он мог тебя бросить? Где вы познакомились? Долго ли ты его знала? – Вопросам ее не было конца, пока она наконец не поняла, что мать, сколько бы Джастин ни убеждала ее, что имеет на это право, больше ничего не расскажет ей об отце.

– Про этого человека, – всегда отвечала Хелена, – тебе, дорогая, знать ничего не нужно. Я хотела только предостеречь тебя. Если бы ты была мальчиком, я могла бы вообще тебе ничего не рассказывать. Тема закрыта, Джастин. Думаю, я имею право остальное оставить при себе.

«Да, – подумала Джастин, – мама была замечательной женщиной, только очень упрямой».

Когда Джастин подросла, Хелена Лоринг рассказала ей кое-что еще. Джастин узнала про то, как мама взяла себя в руки, оказавшись в полном одиночестве и с ребенком во чреве. Сняв со счета деньги, которые она откладывала, получая их на дни рождения и зарабатывая что-то в каникулы, она отправилась рожать в небольшой городок под Чикаго, где никто ее не знал. Желая быть независимой, она скрыла рождение Джастин даже от собственных родителей и рассказала им об этом только несколько недель спустя. И еще сказала, что сама во всем виновата, поэтому собирается воспитывать ребенка без посторонней помощи.

Когда Джастин было три недели, Хелена нашла милую и порядочную женщину, которой и поручила заботы о малютке, а сама пошла работать продавщицей в лучший универмаг города. Работала Хелена Лоринг так упорно, что скоро стала заместителем заведующего, потом заведующей секцией и наконец дослужилась до исполнительного директора всего универмага.

Джастин знала, что мать любила ее больше жизни и отвергала всех поклонников, которые пытались за ней ухаживать. У нее были друзья – семейные пары и одинокие женщины, но всем им она дала понять, что после смерти горячо любимого мужа она решила больше никогда не выходить замуж…

– Риск. – Джастин сказала это слово вслух, и на нее нахлынули все те чувства, которые она испытывала, думая об этом. Ее мать была чересчур скрытной и тем, что было у нее на душе, делилась только с дочерью, да и то как бы вскользь. Дедушка и бабушка Джастин умерли, когда она была еще ребенком, и других родственников, кроме матери, у нее не было. В школе ее любили, но тайну своей матери она не раскрыла даже ближайшим подругам, потому что не могла никому доверять в таком тесном кружке, где все сплетничали обо всех. В старших классах все знали, что первая красавица школы Джастин Лоринг, у которой не было недостатка во внимании со стороны мальчиков, может в лучшем случае весело потрепать кого-нибудь по щеке, не более того.

В семнадцать лет Джастин нашел агент из «Вильгельмины», и она переехала в Нью-Йорк, твердо помня наставления своей матери. Правда, из любопытства она завела несколько романов, но первый же из них только подтвердил слова мамы. Несколько раз в жизни Джастин готова была влюбиться, но всякий раз отношения расстраивались, не став по-настоящему серьезными. В ее жизни всегда было много мужчин, но все они существовали как бы на периферии, а главным всегда была ее работа в агентстве.

Когда Джастин исполнилось тридцать, она было собралась пройти курс психотерапии, но решила, что это займет слишком много времени, а пользы от него, судя по ее подругам, немного. Она даже подумывала, не выйти ли ей замуж за более-менее подходящего человека, а потом быстро развестись, чтобы пройти обычный ритуал. Тогда бы никто уже не задавался вопросом, который она постоянно читала в глазах окружающих: почему она не выходит замуж? Но от этого ее удержали гордость и здравый смысл, и еще то, что она и без развода чувствовала себя полноценной личностью. Пусть люди думают о ней все, что угодно, – ей наплевать. Да, конечно, у ее матери было довольно однобокое представление о мужчинах, но, понаблюдав за перипетиями любовной жизни своих манекенщиц, Джастин пришла к выводу, что на мужчин полагаться нельзя, что мать права и выражение «хороший мужчина» – это просто нонсенс.

Несколько месяцев назад, когда мама поняла, что жить ей осталось недолго, она позвонила Джастин домой и сказала ей, что ее отец – Жак Некер.

– Почему ты решила рассказать мне об этом сейчас? Мне уже, слава богу, тридцать четыре года, – сказала Джастин, которую это и удивило, и рассердило. – Мне не нужен отец, которого я не знаю. Ты что, забыла, я выросла без него. И зачем ты так долго ждала, мама, целых двадцать лет, если все равно собиралась мне об этом рассказать?

– Я не собиралась ничего тебе рассказывать, дорогая. Тебе знать и не надо было, а он этого не заслужил. Я понятия не имела, что с ним, пока он не преуспел и о нем не стали писать повсюду. Когда он женился, я ждала, что у него появятся дети. Шли годы, и я узнала, что детей у него нет. Теперь, когда мой конец близок, я по-другому смотрю на вещи и понимаю, сколького я из-за него лишилась. Он забрал у меня мою жизнь, Джастин, а я, девочка, не верю, что нас ждет что-либо после смерти. Поэтому я решила отомстить ему. Только это меня хоть немного утешит.

– Как отомстить, что ты, мама?

– Альбомы с фотографиями, – ответила мать, презрительно рассмеявшись.

– С фотографиями? С какими… с моими?

– Да. Начиная с той, которую сделали, как только ты родилась. Фотографии, на которых я тебя купаю, еще совсем крошку, твой первый день рождения, ты в детском саду, в школе, в детских спектаклях, лучшие снимки, сделанные, когда ты была моделью… Все альбомы теперь у него. Мне они больше не понадобятся.

– Почему?!

– Пусть он поймет, чего лишился в жизни. Пусть пострадает… С моими страданиями это не сравнить, но все же… Мне этого будет достаточно. Разве непонятно?

– Но что… Что он сделает? – спросила она, пораженная жестокостью, звучавшей в голосе матери

– Дорогая Джастин, а что он может сделать? Он не может ни обидеть тебя, ни помочь тебе. Ты, как и я, не зависишь от мужчин. Но я могу представить себе, что он будет чувствовать, и мне этого достаточно, чтобы умереть спокойно. – Мать долго молчала, измученная разговором. Уже позже, когда Джастин приехала к матери, чтобы провести с ней последние дни, она увидела на ее губах улыбку победительницы. Ее поддерживала мысль, что она все-таки нашла способ отомстить Некеру. После этой беседы Хелена Лоринг замкнулась в себе, с Джастин почти не разговаривала, ни улыбка эта таилась в уголках ее губ почти до самой смерти, которая наступила через несколько дней.

Письма от Некера стали приходить спустя неделю после смерти матери. Джастин долго думала, что делать, а потом решила просто отсылать их назад нераспечатанными. Так она чтила память покойной, так и только так она могла отблагодарить ее за то, что мать отдала ей лучшие годы жизни, которую разрушил Жак Некер.

* * *

Сидя у камина в гостиной, Джастин подумала о том, что редко она так рада бывала очутиться дома. Ничего необычного в агентстве не произошло, и ни к чему ей было так выходить из себя.

Она наконец расслабилась, дом баюкал ее, успокаивал. Куда бы она здесь ни взглянула, везде она видела результаты тяжелого десятилетнего труда. Дом она купила три года назад, когда цены на недвижимость в Нью-Йорке немного упали, и ни секунды об этом не жалела, даже выписывая каждый месяц огромный счет по закладным. «Удивительно приятно, – думала Джастин, прихлебывая чай, – иметь свой собственный дом, который стоит здесь уже сто лет, в котором жили многие поколения людей».

Правда, после ста лет эксплуатации дом был в таком состоянии, что нуждался, как выразился агент по продаже недвижимости, «в заботе и внимании». Будь он в отличном или хотя бы в хорошем состоянии, Джастин не могла бы позволить себе купить четырехэтажный дом в районе 60-х улиц. «Забота и внимание, черт подери!» – думала Джастин, продолжая любоваться мраморной каминной доской. Если бы ее бедный домик был человеком, его немедленно следовало бы положить в больницу, а потом отправить месяца на три в санаторий.

Крыша была в порядке, об этом она позаботилась сразу, как переехала, но все остальное было приблизительно в том же состоянии, в каком было при покупке. Она сделала только косметический ремонт, переклеила обои и расставила свои любимые викторианские безделушки так, чтобы необходимость капитального ремонта не бросалась в глаза.

На аукционах и в антикварных лавках Джастин всегда привлекали вещи немодные, потрепанные, часто сломанные – потертые коврики и подушки, зеркала с потемневшей от времени амальгамой, мебель с облезлой позолотой, то есть все то, что торговцы называли, пожимая плечами, «траченым».

Возможно, это была защитная реакция на весеннюю свежесть и безупречность девушек, которых она видела каждый день, а может – на безликие современные интерьеры, в которых не было даже намека на ностальгию по прошлому, но стоило Джастин увидеть стул или лампу, которым нужно было пристанище, и она тут же брала их под свою опеку.

Но всему есть предел. Даже Джастин в конце концов оказалась загнанной в угол дышащим на ладан отоплением, еженедельно протекающими трубами и кухней с ванной, настолько старомодными, что домработницы задерживались у Джастин всего на несколько месяцев, хотя их просили только убираться и оставлять какой-нибудь ужин в холодильнике. «А этого не скроешь никакими викторианскими безделушками», – мрачно думала Джастин, ожидая прихода строительного подрядчика с отличными рекомендациями.

Ну откуда она знает, что он ее не оберет до нитки? Интересно, почему про подрядчиков это известно заранее? Чем они заслужили столь устойчивую репутацию? Если когда-нибудь Джастин и жалела о том, что не замужем, так это сейчас. Переговоры с подрядчиком должны ложиться на плечи мужчины, а не женщины, хотя бы до тех пор, пока не появятся на свете первые подрядчики-женщины. «Для этого, и только для этого нужен муж», – думала она.

Тут раздался звонок в дверь, и она пошла открывать. Хотя бы пунктуален, но он таким и должен быть, это же лучший способ произвести благоприятное впечатление, получить работу и начать дырявить стены и полы во всех комнатах, а потом исчезнуть, не отвечая на телефонные звонки и оставив ее с таким кошмаром, за который уже ни один другой подрядчик не возьмется. Да, эти штучки ей известны, но она тоже кое-что приготовила, напомнила себе Джастин, открывая дверь.

– Мисс Лоринг? Я – Эйден Хендерсон, – сказал мужчина, неожиданно радушно улыбнувшись. «Очень умно, – подумала Джастин, пожимая ему руку. – Человек несведущий даже может поначалу принять его за порядочного».

Джастин отличалась умением оценивать людей с первого взгляда, она интуитивно чувствовала человека, только мельком на него посмотрев, и научилась при ближайшем знакомстве уже уточнять для себя детали.

Эйден Хендерсон казался человеком честным, надежным, сведущим. «А каким ему еще казаться? – подумала она подозрительно. – Как еще маскироваться подрядчику? Честный вид – это оттого, что у него открытый взгляд, голубые глаза, симпатичный сломанный нос, хорошей формы голова и еще много чего. Он приятен на вид, но не чересчур красив, что было бы подозрительно. Он высокого роста, что, увы, внушает доверие – по статистике, чем выше кандидат, тем больше у него шансов победить на выборах; крепкого сложения, у него очки в роговой оправе – а, вот откуда впечатление надежности. Очки – это отличная деталь», – холодно отметила она, готовая поспорить, что со зрением у него все в порядке.

Хуже всего то, что и одет он был со вкусом – как бы человек физического труда (а у подрядчиков труд физический?), но имеющий некоторое образование. В меру поношенная спортивная куртка, приличный твидовый пиджак, расстегнутая у ворота темно-синяя рубашка – этот Эйден Хендерсон не такой уж простак. Наверное, он работал над своим имиджем долгие годы.

– Я в восторге от вашего дома, – сказал он, когда она вешала его куртку на вешалку.

– Как вы можете что-нибудь говорить, не осмотрев его? – спросила Джастин настороженно.

– Им можно восхищаться, и не осматривая его внутри, – рассмеялся он. – Снаружи он отлично сохранился. Много ли в округе осталось таких домов?

– Наверное, тысячи, – бросила она через плечо, ведя его в гостиную. – Или десятки тысяч.

– Вовсе нет. Обычно люди сносят наружную лестницу на первый этаж и делают вход прямо с улицы.

– Правда? Что ж, рада за них. Хотите чаю? – спросила она как можно суше.

– Это было бы здорово, спасибо, – ответил Хендерсон, идя за ней на кухню. – Боже мой!

– Да, – сказала Джастин, не сдержав улыбки. – У многих ли сохранилась та плита, которую установили сто лет назад?

– И даже тот же самый чайник.

– Нравится? – спросила она.

– Ужасно! Это что-то потрясающее – словно путешествуешь во времени. Рей Брэдбери наоборот. Можно? – спросил он, усаживаясь за кухонный стол.

Джастин ждала, когда закипит чайник, и краем глаза наблюдала за подрядчиком. Для Армани слишком американец, профессионально классифицировала она, для Ральфа Лорена резковат, для Кальвина Кляйна, безусловно, крупноват, Тимберленд любит авантюризм. Может, «Мэн»? Нет, там надо что-нибудь экстравагантное. Для чего бы он подошел? «Мальборо» – наверное. «Докерс»? Пожалуй. «Господи, ну он же не модель, – напомнила она себе, заваривая чай, – он подрядчик, хитрый, вероломный и изворотливый».

– Вы давно владеете этим домом? – спросил Эйден Хендерсон, кладя в чай сахар.

– Четыре года, – ответила Джастин, садясь за стол.

– А какие работы вы собираетесь произвести?

– Чем меньше, тем лучше. Я бы вообще тут ничего не трогала, но мне сказали, что кое-чем просто необходимо заняться.

– Вашему мужу тоже нравится все викторианское?

– К счастью, мне не надо советоваться с мужем по вопросам интерьера. Или чего-нибудь еще. Скажите, мистер Хендерсон, а одежду вам выбирает жена? – спросила она неожиданно для себя самой.

– Нет. Она ушла в лучший мир.

– Ох, простите… я не знала…

– Она не умерла, – поспешно добавил он. – Она ушла к парню, который все шьет себе на заказ. «Сулка». И «Данхилл», кажется.

– Понятно.

– Такова жизнь, – бодро сказал он. – Хорошо, что детей не было. У вас есть дети?

– Конечно, нет.

– Я не обидел вас своим вопросом?

– Теоретически – нет, но, поскольку я только что сказала, что не замужем, то, наверное, да.

– Я понял, что вы замужем. Про вас иначе и не скажешь. Если, конечно, вы не лесбиянка.

– Вышло так, что нет, но что это за вопрос? Вам что, нужна такого рода информация о людях, которые собираются нанять вас на работу?

– Мисс Лоринг, подрядчику надо рассказывать все. Иначе как он поймет, что именно вам нужно?

– Мне нужны тепло в доме и горячая вода, – ответила Джастин, не сдержав улыбки.

– Это я вам обещаю, – уверил он ее. – С этого надо начинать. Но вы, возможно, поймете, что хотите чего-нибудь еще.

– Ага! Теперь вы начнете уговаривать меня переделывать то, что я вовсе не собираюсь переделывать.

– Ни за что. Можем остановиться на отоплении и горячей воде, – серьезно сказал Эйден Хендерсон. – Я беру десять процентов за то, что договариваюсь об объеме работ, нанимаю хороших исполнителей и слежу за тем, что они делают. Работы у меня достаточно, и сюда я пришел по просьбе ваших друзей, которые считают, что вам нужен подрядчик. «Срочно нужен», – так они сказали. «Она в отчаянном положении, Эйден, пожалуйста, постарайтесь ей помочь».

– Где вы учились? – спросила вдруг Джастин, лишь бы не говорить о том, как необходимы ей его услуги.

– В университете Колорадо. Я из Денвера.

– Футбол? – саркастически хмыкнула она. Ковбой, поэтому и выглядит таким стопроцентным американцем.

– Нет. Легкая атлетика и бокс. И, естественно, лыжи.

– Разумеется. Как это я сразу не догадалась, что вы не могли не заниматься лыжным спортом.

– Какая сложная фраза. А что вы, собственно, хотели этим сказать?

– Наверное, я просто завидую людям, которые могут позволить себе кататься туда-сюда по горам, вызывая при этом всеобщее восхищение. Я начала работать с семнадцати лет.

– И чем вы занимались?

– Была манекенщицей.

– Я так и подумал. Честно говоря, ваша фотография висела у меня над кроватью, когда я был студентом.

– Если вы знали, то зачем же спрашивали?

– Это было… дайте сосчитать, сейчас мне тридцать шесть, значит – шестнадцать лет назад. Вы были потрясающим ребенком. Но сейчас вы настолько красивее, что может показаться, что вы просто другой человек.

– Только отопление и горячая вода, ничего больше!

– Все еще думаете, что я собираюсь вас раскручивать? Послушайте, – сказал Эйден серьезно, – давайте я найду вам другого подрядчика, а мы начнем все сначала.

– Что начнем?

– Мне кажется, что вы поняли.

– Серьезно? – спросила Джастин с иронией.

– Совершенно серьезно. – Он снял очки и внимательно на нее посмотрел. – Абсолютно серьезно.

– Нет, – ответила Джастин. «Я же стараюсь быть благоразумной, – думала она, – и руководствоваться только здравым смыслом, какое к этому имеет отношение его шрам над бровью и еще один, чуть побольше, – на подбородке, из-за которых он кажется таким симпатичным, таким надежным человеком, ну прямо Харрисон Форд». Спортивные травмы? Следы боксерских боев? Автомобильная катастрофа? И тут Джастин с ужасом поняла, что ей безумно хочется об этом узнать.

– Нет? Что – нет? – спросил Эйден, смущенный ее прямым ответом.

– Мне не нужен другой подрядчик. Считайте, что вы наняты.

– Отлично. А теперь я могу пригласить вас поужинать?

– Это совершенно другое дело.

– И каков будет ответ?

– С удовольствием принимаю приглашение. – Первое впечатление всегда верное, напомнила себе Джастин, делая страшное умственное усилие, и вообще не правильно, не по-американски относиться к человеку с предубеждением только потому, что он – представитель сомнительной профессии. Это все равно что не участвовать в голосовании потому, что не доверяешь политикам. В корзине могут попасться и хорошие яблоки.

– Завтра?

– А почему не сегодня? Я умираю с голоду. И микроволновая печь у меня сломалась, – соврала Джастин.

– Нельзя пользоваться микроволновой печью в такой кухне. Пробки вылетят.

– Значит, плохо мое дело, да?

– Это плохо только для Ист-Сайда. Итальянская кухня? Тайская? Мексиканская?

– А вы едите… мясо? – спросила Джастин. Ей почему-то захотелось оставить его здесь, на кухне, в ее доме.

– Конечно. И мартини пью.

– Кажется, мне необходим бифштекс. Я немного… ослабла.

«Кокетничаешь, – сурово сказала себе Джастин, – кокетничаешь, как старая полковая лошадь». Она стала кокетничать, как только его увидела, хотя он, естественно, об этом и не подозревал. И ей не было стыдно ни капельки.

– Я тоже. Но это – приятная слабость.

Джастин смотрела на его руки, пытаясь все-таки опомниться. Но руки у Эйдена были большие и мягкие, надежные. У него замечательные пальцы. Ей захотелось взять его руки в свои. Джастин взяла со стола очки Эйдена и посмотрела в них, но ничего разглядеть не могла – все расплывалось. Значит, настоящие. Она положила очки обратно и вдруг подумала, какой у него беззащитный вид. Беззащитный, добрый, несет с собой тепло и горячую воду… Кто осудит ее за то, что она его наняла?

– Бифштекс я могу приготовить прямо здесь, – предложила она, сообщая о том, что пришло ей в голову несколько секунд назад. – Конфорки пока что работают, а бифштексы у меня есть. В буфете – бутылка джина. А еще – вермут и даже… – Она судорожно пыталась придумать что-нибудь еще.

– Даже?

– Даже маринованные луковки для коктейля. Могу сделать «Гибсон». У меня прирожденный талант к коктейлям.

– За «Гибсон» я все отдам.

– Значит, решено? – спросила Джастин с видом гостеприимной хозяйки. Эйдену Хендерсону предстояло попробовать единственное блюдо, которое она умела готовить. А детали контракта они обговорят позже.


6

Мы только вошли в вестибюль, который был словно пропитан ароматом сигар и дорогого одеколона, и я сразу же поняла, чем здесь пахнет. «Плаза-Атене» – один из самых роскошных пятизвездочных отелей мира, но притягивает он отнюдь не только состоятельных калек, которые раскатывали в своих инвалидных колясках по всему холлу.

Я совершенно уверена, что год назад, когда я была в Париже и жила за углом, в далеко не столь роскошном «Ла Тремуаль», типы здесь собирались те же. Этакие плейбои-космополиты, явно неженатые, которые сидят в холле, что-то пьют, посылают какие-то факсы, куда-то звонят, а на самом деле поджидают компашки вроде нашей. «Плаза» расположена на авеню Монтень, как раз напротив «Диора», рядом полно других домов моды, так что это отменный наблюдательный пункт – все новенькие манекенщицы непременно оказываются здесь.

– Детки, за мной! – сурово сказала я своим подопечным, и мы отправились на регистрацию. В Париже я бывала – ездила ознакомиться с французскими агентствами, но в роли опекунши выступаю впервые. Тут-то мне и удалось проявить свои недюжинные способности. Даже не поворачивая головы, я поняла, что мы стали событием дня. Оно и понятно: разве можно отвести взгляд от трех высоченных девок в обтягивающих брюках и тяжеленных армейских ботинках – их все манекенщицы носят зимой.

Наконец мы добрались в сопровождении изголодавшихся по чаевым посыльных, тащивших багаж, до третьего этажа, где и располагались наши номера. Я сначала проводила в их апартаменты девушек, а уж потом отправилась к себе. Только Джордан сохраняла невозмутимость, обе другие же резвились, как щенята, – распахивали дверцы шкафов, восхищались букетами цветов, вазами с фруктами, запотевшими бутылками шампанского в ведерках со льдом, щупали расшитые атласные покрывала, а чертов Майк Аарон запечатлевал все это для «Цинга».

Следует признать, ведет он себя безупречно. Работает спокойно и ненавязчиво, и девушки уже не замечают его присутствия. Они забыли, что про них снимают эпический репортаж, и ведут себя так, будто и не существует его постоянно нацеленного на них объектива. А мне хватает волнений и без этого стеклянного глаза, который ловит тебя в самые неподходящие моменты.

– Репортаж совсем не про меня, – заявила я ему еще в аэропорту Кеннеди, – а про девочек. Так что держитесь от меня подальше, Аарон. Терпеть не могу, когда меня фотографируют.

Он взглянул на меня с тем выражением лица, которое, по-видимому, должно указывать на глубокую обиду. «Черт возьми», – думала я, вспоминая, каким он был в школе. Честно говоря, он превратился из стройного, высокого и чертовски хорошенького юноши в еще более красивого мужчину. Темные волосы, темные глаза… лицо из моих девичьих снов… Счастье, что у меня уже выработался иммунитет. Так что я не позволю собой командовать! А то эти «великие» фотографы ведут себя так, словно они здесь цари и боги.

– Макси мне сказала, – возразил Майк, – что Джастин – тоже мой персонаж. Джастин осталась в Нью-Йорке, так что выбора у меня нет, ты за нее, детка. Слушай, а почему ты стесняешься объектива? Стоп! Понял! Это ты из-за носа, да?

Он схватил меня за руки и развернул лицом к свету, после чего стал меня внимательнейшим образом изучать. Я чувствовала себя выставленной на продажу подделкой, только вот подделкой чего? Казалось, он говорил мне всем своим видом: «Не путайся под ногами, здесь я решаю, а не ты».

– Со шнобелем все в порядке, – наконец соизволил успокоить меня он. Я так оскорбилась за свой нос, что даже не успела ничего возразить, а он продолжал как ни в чем не бывало:

– У половины итальянских аристократок точно такие же, – заявил он. А то я не знаю! – Американские женщины ничего не понимают в носах. Я тебе все это объясню, когда у меня выдастся свободная минутка. Может, тебе и стоит сбросить килограмм-другой, детка, но меня лично привлекают женщины с пышными формами. И, кроме того, ты совсем не похожа на этих девочек-моделей. Ты будешь являть собой контраст между моделями и обычными людьми, так что читательницы будут соотносить себя с тобой.

После чего этот наглец одарил меня своей беспроигрышной улыбкой, словно намереваясь поразить меня, простую смертную, чтобы я не успела возмутиться и покорно приняла свою участь – быть Такой же, Как Все. Улыбнись он мне так лет сто назад, когда я была юной идиоткой, я бы рухнула без сознания… Прямо ему в объятия. Я была тогда не из тех, кто упускает представившуюся возможность.

Но теперь я другая – годы пролетели, страсти улеглись.

– Джастин много лет была моделью, Суперигра, – ответила я как можно сдержаннее. – Я – простая служащая, так что правила меняются.

– «Суперигра»? Меня так никто не называл со школы.

– Аарон-Суперигра, гордость школы имени Авраама Линкольна, – хмыкнула я и послала ему одну из своих убийственных улыбочек. – Всегда готовый к победе! Я помню, как вы проиграли «Эразмусу». И все из-за тебя. Ты лично продул. Помнишь последний решающий бросок? Какой был мяч! И не долетел-то всего немного. Не повезло, а, Суперигра? Или нервы сдали?

– Ну ты и стерва!

– Одно очко и проиграли тогда. Поздравляю! Так что оставь-ка мое лицо в покое.

И он таки оставил его в покое. Во всяком случае, улыбку свою на мне больше не испытывал, а если я и попадала в кадр, то не крупным планом. Думаю, ему больше не хотелось слушать мои воспоминания о его спортивной карьере. Даже у отличных игроков бывают черные дни, а в том сезоне он играл, не считая матча с «Эразмусом», фантастически.

Я оставила Майка и Мод с девочками, которые высыпали на балкон и упивались первыми глотками парижского воздуха. Служащий отеля, не отходивший от меня ни на шаг, сопроводил меня в мой номер.

– Господи, что это?

– Мадам д’Анжель распорядилась приготовить это для вас.

Номер был огромный. Необъятных размеров полукруглая гостиная с тремя высоченными парами дверей на балкон, две спальни с громадными гардеробными и роскошными ванными комнатами, да еще сортир для гостей в коридоре у входа.

– Мадам д’Анжель не знала, какая из спален понравится вам больше – с окнами на авеню Монтень или во двор, поэтому она выбрала номер с двумя, – объяснил он. – В той, которая выходит во двор, тише.

– Но откуда цветы? – И я указала на расставленные повсюду вазы.

– Не знаю, мадам, я не читал карточек. – И он пожал плечами, как это умеют делать только французы. – Позвольте прислать вам горничную, мадам?

– Да, конечно, естественно. И еще – валиум и воды со льдом. Большую синюю таблетку, а не маленькую желтую.

– Мадам?

– Нет-нет, это я так. – До меня наконец дошло, что все это предназначалось Джастин. Когда же она послала факс, что не прилетает? И когда об этом узнал Некер? Наверняка не раньше сегодняшнего утра, иначе вокруг меня не было бы сейчас такого количества цветов, что я даже забеспокоилась, не подхвачу ли сенную лихорадку посреди зимы. Ладно, Фрэнки, лови миг удачи, переселят тебя завтра в чулан, и привет.

– Мадам д’Анжель оставила письмо для передачи вам лично в руки, – сказал он, уходя.


"Дорогая Джастин!

Добро пожаловать в Париж! Надеюсь, вы с девочками долетели успешно и уже устраиваетесь. По поручению мсье Некера приглашаю вас и трех дебютанток на неофициальный ужин, который состоится у него дома в восемь вечера. К семи сорока пяти за вами пришлют автомобиль. Если вам что-то понадобится, обратитесь к управляющему. Ему поручено выполнять все ваши поручения.

С нетерпением жду сегодняшнего вечера.

Искренне ваша Габриэль д’Анжель".


Я дважды перечитала записку. Совершенно ясно – это приказ, и ослушаться его нельзя. Какой этот Некер хладнокровный – через Габриэль пригласил Джастин на общий ужин вместо того, чтобы самому попытаться с ней встретиться.

Что же делать? Девочки придут в восторг – приглашение на ужин в первый же вечер в Париже! Право, глупо было бы ожидать, что Некер просто позвонит Джастин по телефону. Пожалуй, вечеринка действительно самый удачный вариант первой встречи.

Итак, поразмышляв, я пришла к выводу, что это самый лучший план. Есть только одно «но» – Джастин нет в Париже. Или, вернее, два – ее нет, а я есть.

Оставив горничную распаковывать чемоданы с новой одеждой, которой я так еще и не видела, я вышла в коридор. Номеров комнат девушек я не запомнила, но надо же найти их и предупредить про ужин. У лифта я заметила Майка, склонившегося над рукой стоявшей ко мне спиной блондинки. «Наш пострел везде поспел», – мрачно подумала я и поспешила пройти мимо.

– Фрэнки, подожди! Позволь тебе представить бедняжку Пичес Уилкокс, – остановил меня Майк.

Я обернулась поприветствовать самую веселую вдову в мире, которая выглядит так, словно ей по-прежнему и надолго лет тридцать шесть, не больше.

– Привет, соседка! – проворковала она. – Как замечательно – мы все живем на одном этаже. Я читала про этот конкурс Золушек в журнале «Женская одежда» и с нетерпением жду бала. Мне бы хотелось устроить для вас всех вечеринку – познакомить девушек с милейшими молодыми людьми.

– Великолепная идея! – ответил за меня Майк Аарон. – Пичес каталась на лыжах и повредила себе пальцы, – сообщил он, внимательно разглядывая ее руку, – поэтому ей пришлось уехать из Сан-Морица – лыжную палку ей сейчас просто не удержать.

– Знаете, какое это разочарование – торчать в отеле, когда все катаются с гор? – И она расплылась в улыбке, и как я ни критически настроена, но вынуждена признать, что не знаю, как насчет дружелюбия, но зубы у нее точно настоящие.

– Бог ты мой! – ответила я, блеснув собственными зубками. – Терпеть не могу таких ситуаций.

– Майк фотографировал меня для статьи о самых знаменитых женщинах Техаса, – объяснила она. – Так мы и познакомились. Как замечательно, что мы столкнулись здесь.

– Обожаю подобные совпадения.

– Я тоже, – согласился Майк, бросив на меня сальный взгляд. – Ищешь девочек?

– Похоже, таков мой удел.

– Они в комнате Мод, предаются воспоминаниям о том, как теряли девственность. Мне пришлось уйти – не выношу жутких подробностей.

– Благодарю, Аарон, – сказала я и двинула по коридору.

– Комната триста одиннадцать, – крикнул он мне вдогонку.

Я постучалась в дверь триста одиннадцатого номера, дымясь от гнева. У моих девочек еще никто никогда не брал интервью. Они и понятия не имеют о том, как журналист, а особенно Мод Каллендер, может исказить или процитировать в другом контексте совершенно невинную фразу. Она открыла дверь и, увидев меня, нахмурилась. Она была без сюртука, а ее ботинки на пуговицах валялись на полу. Мои подопечные сидели там же и пожирали огромные сандвичи, запивая их кокой.

– Девочки, вас ознакомили с правами допрашиваемых?

– Просто удивительно, – ледяным тоном сообщила мне Мод. – Все трое оказались девственницами. Кто бы только поставил на такое?

– А разве не поэтому статья в «Цинге» называется «Простодушные за границей»? – поинтересовалась Джордан, взглянув на меня искоса и незаметно подмигнув мне.

– Мы думали, что именно поэтому нас и выбрали, – добавила Эйприл, приподняв свою чудесную головку, которой не хватало только тиары. – Во всяком случае, я так думала.

– Меня целовали, – сообщила Тинкер. – «Поцелуй душ», так, кажется, он его назвал. Это считается? Случилось такое только однажды, и мне не очень понравилось.

– Не позволяй такого больше никогда! – отрезала Джордан. – Всем известно, это первый шаг в пропасть.

– Но это было в Новый год, – объяснила Тинкер.

– Нашла оправдание! – сурово заметила Джордан. – Предлог всегда найдется. Новый год, день святого Патрика, выборы президента – говори им «нет», и точка.

– А все-таки наша беседа была совсем не бесполезной, – заявила Мод. – Теперь по крайней мере я знаю, что вы трое – изощренные лгуньи, правда, проку мне от этого никакого – доказательств все равно нет.

– Сегодня мы четверо приглашены на ужин к мсье Некеру, – сказала я девочкам. – Так что думайте, что наденете. И встаньте, пожалуйста, с пола. Да, я надеюсь, что больше вы не будете наедаться сандвичами, по крайней мере до показа.

Взгляд Мод мне совсем не понравился. Я просто могла прочесть ее мысли о том, что не в моих силах заставить девочек соблюдать диету. Откуда-то она знала про мои лишние полтора килограмма. Черт, она права. Меня тут же посетило кошмарное видение – девочки, заказывающие еду в номер.

– После ужина, – услышала я собственный голос, – я сажусь на диету. Я полагаюсь на то, что вы трое будете за мной следить и поддержите меня собственным примером.

– Ты сядешь на диету в Париже? – не поверила своим ушам Мод и потянулась за блокнотом. – Можно, я это запишу?

– Мод, статья не обо мне, а о них.

– Она, как всегда, о том, что будет интересно Макси Амбервилль, – сказала Мод. – А она нас не ограничивала. Мы с Майком приглашены?

– Нет. Приглашение поступило от Некера, а ему ничего не известно про «Цинг». Извини.

– Оно и к лучшему. Мне хочется как следует выспаться. А с Некером я успею связаться. – Мод расстегнула жилет и, потягиваясь, стала его снимать.

Впервые с начала нашего путешествия я увидела ее расслабившейся. Просто в брюках и блузе с жабо она выглядела одетой не страннее, чем мы все, и в тысячу раз симпатичнее. Без своего костюма, спокойная, с растрепанными волосами, она казалась просто хорошенькой. Я присмотрелась к ней повнимательнее и поняла, что ей лет тридцать девять, не больше. Сюртук и жилет скрывали ее фигуру, а она оказалась на удивление женственной – тонкая талия, большой бюст, крутые бедра. Без униформы она уже не выглядела полумальчиком.

– Вымоталась, – сказала она. – Разницу во времени и так трудно выдержать, а тут еще беседы с детишками веди. Хочешь сандвич?

– Нет, спасибо, – с сожалением отказалась я. На самом деле моя диета уже началась. Терпеть не могу выражения «женщина с пышными формами», а когда этот следопыт Аарон сказал так про меня, меня так и передернуло.

– Диетическую коку? – предложила она, жестом приглашая меня присесть.

– С удовольствием, – ответила я и села. Я решила, что лучше поддерживать с Мод приятельские отношения. – Мод, я понимаю, тебе нужно многое узнать для статьи, но, может, ты не будешь торопиться, со временем ты узнаешь девочек лучше. Они вообще-то неплохие девчонки, просто пуганые. Все относятся к ним так, будто модели и не люди. Скажи, почему, например, тебе так интересно, девственницы они или нет? Сейчас ведь девяностые на дворе, кому до этого есть дело?

– Года два назад мне бы и в голову не пришло об этом спрашивать, а теперь ведь только и разговоров что о чистоте и воздержании. А модели – они же пример для других девушек. Так что если среди них найдется одна-две девственницы – это уже значимо, а три – просто новость на первую полосу.

– Теперь понятно. Только, знаешь, рано тебе еще рассчитывать на их откровенность. Для всех окружающих они – диковинные зверьки, для всех, кроме них самих и их агентств.

– Они и есть такие, – возразила она. – Из десяти миллионов женщин ни одна на них не похожа, они – просто ошибки природы.

– Наверное, да, Мод, но они-то в этом не виноваты. Ты постарайся разглядеть в них не диковинных зверьков, а удивительных, неповторимых существ. И, кстати, думаю, то, что ни одна из них не курит, – факт не менее удивительный, так что лучше напиши об этом, а не об их сексуальной жизни.

Будем надеяться, я ее направила на верный путь. По крайней мере, хоть поболтали по-приятельски. Правда, ни один агент не поверит в то, что журналист может оказаться другом. Слишком часто мы обжигались.

Когда я наконец вернулась в свои хоромы, обе постели были разобраны, лампы зажжены, а в гостиной в камине горел огонь. Я зашла в одну из гардеробных и остолбенела, увидев то, что распаковала горничная.

Да, Джастин, видно, действительно мучилась чувством вины. Чего здесь только не было – платья, брюки, пиджаки, два длинных пальто – одно верблюжьей шерсти на алой подкладке, другое вечернее, черное кашемировое, на черной атласной подкладке. Пар шесть туфель, шарфы, сумки, перчатки, а в комоде – белье и колготки. И все это изысканных расцветок – от черного до цвета слоновой кости с небольшими вкраплениями красного, темно-зеленого и тускло-коричневого, надевай что хочешь, все равно попадешь в тон. Остается надеяться, что Джастин купила все оптом. Правда, мы, налогоплательщики, отлично знаем, что обедов задаром не бывает, и «Донны Каран» задаром – тоже. Чем же мне придется за это расплачиваться?

* * *

Это я выяснила довольно скоро.

– А что вы здесь делаете? – прошипела Габриэль д’Анжель. Она стояла за спиной слуги, открывшего нам дверь особняка Некера на авеню де Суфрен неподалеку от Марсова поля.

– А разве Джастин не послала вам факс? – Я была удивлена не меньше.

– Какой факс? Мы никакого факса не получали.

– Не может быть, – только и смогла выговорить я. – Она послала его, как только убедилась… – Только бы выиграть время! Я в панике забыла, что надо говорить.

– В чем убедилась? Мсье Некер ожидает мисс Лоринг.

– Это, конечно, неприятно, но, когда доктора говорят, что лететь нельзя, лететь нельзя. Надеюсь, вы, Габриэль, это понимаете. И – благодарю за прекрасные цветы, хоть они и предназначались не мне. Я обязательно расскажу Джастин, сколь они великолепны. – Так! Слава богу, вспомнила! Гнойное воспаление уха. Вспомнить-то вспомнила, но почему она не послала факс? – Одна надежда на то, что антибиотики помогут, – добавила я, – и она успеет прилететь перед показом. С воспалением среднего уха шутки плохи, вы согласны, Габриэль? Ну же, девушки, входите, – поторопила их я. – Габриэль вовсе не хочет, чтобы вы мерзли на пороге, правда, Габриэль? – И, не дожидаясь ее ответа, я втолкнула их внутрь. – Главное, что девочки здесь, целые и невредимые, да, Габриэль?

– Разумеется, – ответила она, снова обретя свое олимпийское спокойствие. – Добро пожаловать в Париж! Я счастлива видеть вас здесь.

Она пожала им руки, а я, присмотревшись к ней повнимательнее, поняла, что ей ничего не известно о намерениях Некера. Она еще была немного озадачена тем, что девушек опекает не сама хозяйка, а ее заместительница, но разочарование Некера должно быть в тысячу раз сильнее. Как же Джастин могла так меня подвести? Она поклялась, что пошлет факс, как только самолет поднимется в воздух. Что, черт возьми, ей могло помешать?

– Мсье Некер ждет вас наверху, – сообщила Габриэль. – Мы поднимемся на лифте. – Тут я наконец огляделась по сторонам и поняла, что мы находимся в огромной, как зала для танцев, комнате с черно-белыми мраморными полами. Если это прихожая, то каков же весь особняк? Здесь же была и лестница, широченная и роскошная, похожая на парадную лестницу в Белом доме, и мне было совершенно непонятно, почему мы не можем подняться по ней. Это наверняка дольше, а мне хотелось, чтобы время все тянулось и тянулось, и лучше бы моя встреча с Некером не состоялась никогда, но – слуга уже принимал наши пальто.

И все же в поездке на лифте был свой смысл. Видимо, «наверху» значило «на самом верху», а в особняке, кажется, не меньше пяти этажей. Лифт наконец остановился, и я попыталась спрятаться за девушек. Все мы пятеро соревновались в вежливости и стали пропускать друг друга вперед, а эта суматоха была мне только кстати.

Наконец мы разобрались, и я взяла себя в руки и приготовилась к встрече с отцом Джастин. Смело взглянув вперед, я не увидела никого. Передо мной была лишь огромная зала со стеклянной стеной, за которой мерцали огни Эйфелевой башни.

Мы с девочками стояли пораженные, никак не ожидая увидеть перед собой этого стального гиганта, словно сошедшего со страниц Жюля Верна. Девчонки просто кинулись к огромному стеклу и стали, восторженно чирикая и выгибая шеи, любоваться видом. Я осталась рядом с Габриэль.

– Жюль, – обратилась она к дворецкому, – где мсье?

– Не знаю, мадам.

– Пойдите скажите ему, что гости прибыли. – Она была явно удивлена, не застав его здесь. Мне-то все сразу стало понятно – Некер нервничает не меньше моего. И пытается спрятаться, как я только что пряталась в лифте. Нет, даже не так! Он нервничает, как нервничала бы Джастин, будь она здесь, так что мне-то чего беспокоиться? Я всего лишь посредник.

Эти логические рассуждения меня немного успокоили. Но тут вошел Некер, и мне сразу стало хуже. У него был такой взгляд – в нем были и радость ожидания, и испуг, и стеснение, и надежда – у меня просто сердце разрывалось. Он замер в дверях, перевел взгляд с меня на девочек, потом снова на меня и быстро подошел к Габриэль.

– Где мисс Лоринг? – спросил он.

– Вам все расскажет мисс Северино, – ответила она.

– Мисс Северино? – Он механически пожал мне руку. – Мисс Лоринг задерживается?

– Именно так, мсье Некер, задерживается. Но задерживается в Нью-Йорке, а не в Париже. Не понимаю, почему она не сообщила вам, видимо, факс не дошел. Джастин больна, и больна серьезно, у нее воспаление среднего уха. Врачи не разрешили ей лететь – она принимает антибиотики. Она просила меня передать вам, как ей жаль, что все случилось в последний момент. Как только ей разрешат лететь, она немедленно примчится. А пока что она послала меня вместо себя…

– Ее нет в Париже? – Это был даже не вопрос.

– Нет, к сожалению.

Он не поверил. Я сразу это поняла, хотя старалась как могла, а лгунья я прирожденная. Мне поверил бы кто угодно, но только не Некер. И глаза у него сразу потухли, хотя по виду его и заподозрить нельзя было, что он только что получил удар ниже пояса.

– Она послала вместо себя вас? – Он просто повторил мои слова, словно речь шла просто о передаче полномочий.

– Ну да, разумеется. Я заместительница Джастин, так что это вполне естественно. Все в спешке, полчаса на сборы, я ведь не собиралась лететь, так что можете себе представить… – Я выдохлась. Что я могла ему сказать, как обнадежить?

– Вот как. Понятно. Очень жаль. Надеюсь, она скоро поправится. Во всяком случае, замечательно, что вы здесь, искренне рад приветствовать вас у себя. Надеюсь, вы хорошо устроились? – Он глубоко вздохнул и улыбнулся мне – приветливо, но формально. – Позвольте мне предложить вам что-нибудь выпить, мисс Северино, а потом вы представите меня юным леди.

«Ага, – думала я, идя за ним, – теперь мне понятно, откуда у Джастин это нечеловеческое спокойствие, это самообладание – все от Некера». Короче, если бы этот парень оказался моим далеким и незнакомым папочкой, я бы прыгнула ему в объятия, не задавала бы никаких вопросов, все забыла бы и все простила, и не потому, что он такой богатый, а потому что он – просто первый сорт. Стильный и, кроме того, один из самых привлекательных мужчин, каких мне доводилось видеть.

Теперь уже и девочки увидели Некера и направились в нашу сторону. И тут вдруг я вспомнила, что для них это знакомство тоже очень важно. Никому из нас не известно, какую роль Некер будет играть при выборе модели для «Дома Ломбарди», но ясно, что не последнюю.

Первой шла Эйприл, шла легко и естественно. Она отлично выбрала платье – простое облегающее черное шелковое платье, а к нему – нитка жемчуга, лучшее обрамление ее изысканного лица. Волосы были зачесаны назад и спадали с плеч свободной волной, прямо как у Алисы в Стране чудес. Эйприл безупречная и безукоризненная!

Некер пожал руку Эйприл, а следующей на очереди была Тинкер. Я все гадала, какое из своих воплощений выберет она для сегодняшнего вечера, будет ли она звездой моды или маленькой сироткой, мечтающей, сидя верхом на радуге. Она явилась сказочной принцессой, облаченной (про Тинкер нельзя сказать «одетой») в белое атласное платье, такое же простое, как у Эйприл, но короткое и с длинным рукавом. Волосы нежными завитками обрамляли ее лицо, и в них было воткнуто несколько розовых бутонов. Тинкер многому научилась от гримеров, которые с ней работали. Сегодня вечером у нее были только подведены глаза и губы накрашены бледно-розовой помадой, больше никакого макияжа. Выглядела она двенадцатилетней, но опасно-серьезной и сосредоточенной, одной из тех девочек, которых родители во избежание проблем стараются поскорее выдать замуж. И тут вдруг я поняла, что движется она по-прежнему плохо. Ее походка не говорила «Взгляните-ка сюда!», нет, она шла так, будто больше всего хотела, чтобы на нее не обращали никакого внимания. Но не из-за застенчивости, а оттого, что она всегда витала где-то в неведомых другим местах. Но, когда она подошла поближе, я заметила, что губки у нее дрожат, а в глазах притаился страх.

Следующей была Джордан. Она затмила всех. На ней была длинная мягкая туника с высоким воротником и широкие брюки из алого бархата, на ногах серебряные плоские босоножки, в ушах – огромные серьги с горным хрусталем. Две другие девушки были в туфлях на каблуках и поэтому выглядели гораздо выше Некера. Только Джордан была с ним вровень. Но она обошла других не из-за своего сногсшибательного костюма. Все дело было в ее поведении. Она вполне могла быть хозяйкой, а Жак Некер гостем. И вела она себя так естественно, что трудно было поверить, что она оказалась в этой комнате всего несколько минут назад. Другим девушкам Некер пожал руки, а Джордан – поцеловал, чему она вовсе не удивилась.

Я спокойно уткнулась в свой бокал, а Некер пытался разговорить Эйприл и Тинкер, расспрашивал их об их жизни. Джордан же спокойно отошла в сторону и подошла к резному столу, уставленному безделушками, осмотрела их и пошла дальше бродить по комнате, не обращая на остальных никакого внимания. Интересно, Джордан стесняется или просто решила не занимать внимание Некера в самом начале вечера?

Я понимала, что интересует ее наверняка не мебель. Что до меня, то мне все показалось одинаковым. У меня такие музейные вещицы вызывают только скуку, все время кажется, что где-то уже такие видела. Самым прекрасным в комнате был, безусловно, вид из окна, но я слишком нервничала и не могла им любоваться.

Подали ужин. Некер посадил меня справа от себя, на место, предназначавшееся Джастин. Джордан он пригласил сесть слева, а остальным предложил располагаться, где им будет удобно.

Я услышала, как Джордан спросила:

– Эта картина на слоновой кости, неужели это Жан-Марк Винклер, мсье Некер?

– Да, – удивленно ответил он. – Эта лошадь принадлежала одному из князей Лихтенштейнских. Как вы узнали?

– В колледже я писала работу о мадам де Помпадур и, в частности, о том, как она повлияла на декоративное искусство.

– Но декоративное искусство процветало и при следующем Людовике, – заметил он и улыбнулся точь-в-точь как Джастин.

– Один Людовик всегда ведет к другому, – засмеялась Джордан. – Я продолжала заниматься самостоятельно и вдруг поняла, что Людовик XVI интересует меня не меньше, чем его предшественник… Я даже и представить себе не могла, что в частном собрании могут находиться такие прекрасные образчики обоих периодов.

– Я начинал собирать свою коллекцию, когда это было еще не модно, – пояснил Некер.

– Никогда не думала, что Жозеф или Лелю могут быть не модными. Они вне моды, – сказала Джордан с чувством.

Я молча выпила за успех безнадежного дела. Ясно, куда она клонит, но у нее ничего не получится, бедняга сейчас расстроен до глубины души. Главное, что Джордан поддерживает беседу, – это снимало ответственность с меня. А я, к ужасу своему, поняла, что просто ничегошеньки не знаю ни про мебель, ни про старину.

Ужин затянулся, и я была страшно благодарна Габриэль, которая вскоре после того, как он закончился, высказала предположение, что мы устали и, наверное, хотим спать. Было уже начало двенадцатого, и я даже не могла сосчитать, сколько часов назад мы покинули Нью-Йорк.

В машине девчонки непрерывно хихикали, и только поэтому я не заснула. Джордан трещала, на мой взгляд, совершенно непонятно по-французски и пыталась подружиться с Альбером, нашим чинным шофером. «Сначала Некер, теперь шофер», – лениво думала я. И тут машина остановилась. Девушки выскочили наружу. Я открыла глаза и огляделась. Никакого отеля и близко не было видно.

– Где это мы, черт возьми? – спросила я.

– «Ле Бэнь Душ» по требованию юных леди, – ответил Альбер, распахивая передо мною дверь.

Даже я, отшельница, слышала про этот известный и, как сказали бы мои девочки, «прикольный» ночной клуб. Тут бывают все – наркодельцы, золотая молодежь, рок-звезды. Расположен он в здании, где в начале века были бани, но вряд ли с тех пор там переменилась атмосфера. Во всяком случае, сюда ходят не помыться.

– Велите им сию же минуту возвращаться! – завопила я.

– Но, мадам, они уже внутри.

Вот стервы! Задушила бы их собственными руками. И я ринулась за ними.

– Снимите фуражку и идите за мной, – велела я Альберу. – Я не могу идти туда одна.

– Мадам! – попытался возразить он.

Я сорвала с его головы фуражку и бросила ее в машину. Отличный сопровождающий, может, только зубы чуть длинноваты. Я прошла за ним мимо трех охранников, или вышибал, или кто там охраняет вход от нежелательных посетителей, или, наоборот, пускает только нежелательных посетителей – все зависит от точки зрения.

– Можно еще двоим за ваш столик, дамы? – спросила я, испепеляя взглядом Джордан. Девушки сидели почти у самой танцплощадки (видно, это место для почетных гостей) и пока что в одиночестве.

– О, Фрэнки! А мы думали, тебя уже и пушками не разбудить, – ответила Джордан, не моргнув глазом. – Иначе мы тебя бы ни за что не бросили.

– Благодарю за заботу. Буду помнить об этом, когда в следующий раз прикую вас к батарее.

– Ну пожалуйста, Фрэнки, не злись! – вступила Эйприл. – Ты же тоже когда-то была молода.

– И ты у меня дождешься! Ладно, девочки, пошли!

– Ну хотя бы один танец, – услышала я мужской голос. Какой-то парень тут же подхватил Эйприл и потащил за собой. Другой пригласил Тинкер, а еще двое никак не могли поделить Джордан. Больше я ничего не успела разглядеть, потому что кто-то вытащил танцевать и меня.

В отель мы благополучно добрались на рассвете. Нужно ли говорить, что рядом со мной девочки выглядели просто ползунками, которые только пробуют ходить?


7

– Что случилось с Джастин? – спросила Кэрри, одна из диспетчеров. Это было на следующий день после того, как Фрэнки и ее подопечные улетели в Париж.

– Может, она получила наследство от кузена, о существовании которого и не подозревала? – ответила Доди, тоже диспетчер. – Она напевала сегодня утром что-то удивительно знакомое, а когда я спросила у нее, что это, сказала, что сама не знает. Потом я вспомнила: это старый хит «Могла бы быть весна». Странно, да? Джастин обычно не поет.

– Может, на нее погода действует? – предположила Джоанна, третий диспетчер. – Кто-нибудь слышал прогноз?

– Ожидаются заморозки, – вздохнула Кэрри. – Может, Джастин из тех, кто отлично чувствует себя перед бурей? Если похолодает еще немного, следует закрыть город – просто из любви к людям.

– Хорошо бы завтра объявили вынужденный выходной из-за мороза. Помните, как было в школе? – мечтательно сказала Доди. – Когда можно было весь день сидеть дома и смотреть все сериалы подряд… Господи, почему это ушло безвозвратно?

– Все могут идти домой, – сказала Джастин, заходя в диспетчерскую. – Сегодня пятница, скоро и так конец дня. Вряд ли случится что-то, с чем я не справлюсь.

Благодарные диспетчерши убежали домой, а Джастин выключила везде свет и уселась в их комнате, положив ноги на круглый стол. Она любила оставаться одна в своих владениях. Отсюда открывался отличный вид на город и на улицу, ведущую к Централ-парку. А за Гудзоном садилось красное зимнее солнце.

Джастин устроилась поудобнее в кресле и прикрыла глаза. Она просто купалась в волнах счастья. И непонятно, с чего это у нее такое настроение. Разве что в бифштексе с кровью есть магическая сила, о которой она и не подозревала раньше. Эйден оказался отличным поваром – он даже салат приготовил. А какой «Гибсон» он ей сделал! Да, такие вечера надо позволять себе время от времени – капелька джина, что-нибудь вкусное на ужин, тихая беседа у камина, поцелуй на ночь (кажется, их было два, сначала один, довольно долгий, потом другой – короткий, или наоборот?).

Как хорошо, что она выслушала Эйдена – он осмотрел подвал и сказал, что надо немедленно менять печь. Утром он уже позвонил секретарше Джастин и сказал, что у его поставщика есть как раз то, что нужно, так что, наверное, новую печь уже установили. Она вовсе не собиралась торопиться, но прогноз погоды просто удручающий, да и Эйден убедил ее, что медлить нельзя.

Интересно, а какая сейчас погода в Париже? Может, Фрэнки уже надела новое пальто?

Фрэнки! О господи, она же забыла послать факс Габриэль!

Джастин вскочила с кресла и стала шагать взад-вперед по комнате. Никогда раньше она не позволяла себе быть такой безответственной! Господи Иисусе, что же это такое? Это совершенно, абсолютно непростительно. Послала лучшую подругу в пасть к льву и никак о ней не позаботилась!

Так, в Нью-Йорке сейчас пять часов вечера, а сколько же в Париже? Прибавляем шесть, получается одиннадцать. Можно послать факс прямо сейчас, но все равно он опоздал. А вдруг Некер об этом еще не знает? Как бы не так! Он мог и самолет встречать.

Джастин попыталась вспомнить, чем она занималась вчера. Весь день она была злая и раздраженная, а потом, забыв отправить факс, пошла домой, спокойно попила чаю, пришел подрядчик, она провела удивительно приятный вечер и легла спать. Сегодня весь день она была на работе, и факс стоит рядом, а она вспомнила о нем только сейчас. Да достаточно было просто позвонить вчера Габриэль д’Анжель, вечером, когда самолет приземлился. Факс удобнее, потому что лгать на бумаге проще.

Где-то в этих событиях и кроется причина, по которой она не послала факс. Джастин считала себя женщиной хладнокровной, которая просто не может позволить себе иррационального поступка. Наверное, дело в ее мрачном настроении, в постоянном параноидальном страхе – а вдруг Некер появится здесь, просто войдет в комнату и все? Этот страх преследует ее с тех пор, как был объявлен этот чертов конкурс Ломбарди. Когда позвонила д’Анжель, Джастин просто не смогла сказать ей «нет» и лишить девушек такого шанса. Но нет, она может доказать, что не позволит собой манипулировать. И это она ему продемонстрировала!

– Ага! – воскликнула наконец Джастин. Значит, факс она не послала специально. Она знала, что Фрэнки сможет справиться с ситуацией, а еще знала, что Некер поймет – его так тщательно разработанный план провалился.

«Какое же у меня продуктивное подсознание, – с гордостью подумала она. – Оно само сообразило, что мало послать Фрэнки, надо еще „забыть“ послать факс!»

– Отличное выступление, детка, – вслух похвалила себя Джастин. Она еще несколько минут бурно радовалась, потом, когда возбуждение спало, вдруг почувствовала, как похолодало в комнате, и перешла в свой кабинет – там не так дуло. Взгляд ее упал на фотографию, стоявшую на ее письменном столе, – мать держит ее, совсем крошку, на руках. Фотография настолько знакомая, что Джастин привыкла ее не замечать, Но сейчас она взяла ее в руки и стала внимательно разглядывать.

Взяв в руки увеличительное стекло, Джастин стала изучать лицо матери. «Да, Хелена Лоринг была настоящей красавицей», – отметила она профессионально бесстрастно. На этой фотографии ей чуть больше двадцати. Тридцать три года назад она, если бы захотела, могла бы стать манекенщицей.

Но это было бы слишком рискованно с маленьким ребенком на руках. Мать выбрала другой путь, более надежный. Она стала служащей универмага. Джастин вдруг подумала о том, на какие жертвы пришлось пойти матери ради того, чтобы ее дочка получила отличное воспитание.

Джастин ходила в лучшую частную школу города, ей всегда разрешалось приводить в дом гостей, ее учили балету и фигурному катанию, летом ее посылали в замечательный лагерь в Мичиган, у нее всегда были самые хорошенькие платьица. Она готова была заплакать – как же мать любила ее, любила, оберегала и никогда не требовала платы за свою любовь. Многие ли дочери могут похвастать тем же? Что бы она ни сделала Некеру, это и сравниться не может с тем, на что он обрек маму.

Мама дожила до того времени, когда дочь ее встала на ноги и даже завела свое дело. Мама сама всегда работала на других, ее очень ценили, но это совсем не то. Она всегда учила Джастин заглядывать вперед, думать о том, чем она займется, когда перестанет быть манекенщицей, и Джастин с двадцати с небольшим стала интересоваться бизнесом.

Но у нее были преимущества, которых не было у других девушек, – поддержка матери, это во-первых, и свой собственный верный взгляд. Она всегда присматривалась к лучшим манекенщицам, старалась разглядеть ту малость, которая отличает просто хорошую манекенщицу от будущей звезды.

Найдя Лулу, которая только начинала работать гримершей у одного из фотографов, она поняла, что из нее можно сделать звезду. Она уговорила застенчивую юную девушку сняться сразу у трех фотографов и сама в один вечер превратилась из модели в агента. Лулу стала сенсацией сезона, в первый же месяц ее фотография появилась на обложке «Базаара», но у Джастин дела шли трудно. Ее очень поддержали те сбережения, которые ей удалось сделать за восемь лет работы манекенщицей, но все же именно Лулу стала для Джастин стартовой площадкой. Потом ее соблазнил Голливуд, и она затерялась в сонме тамошних звезд, но к тому времени модельное агентство «Лоринг» уже твердо стояло на ногах.

Джастин подошла к окну, за которым светился огнями город, полюбившийся ей с первого взгляда. Это – город севера, и в мороз он становится только ярче, словно сверкает под ледяным ветром. Как она не хотела уезжать из Нью-Йорка, когда после четырехмесячного обучения агентство послало ее в Париж – повышать квалификацию. Интересно, задумывались ли они когда-нибудь о том, что творится с девушками, которых они отправляют на обучение в Европу? Теперь она сама так делает, она знает, что агентство должно так поступать, так заботливые родители отправляют любимое чадо в колледж, стараясь не думать о том, что там может с ним стрястись.

Но даже Вилли не могла предположить, что, посылая юную Джастин Лоринг на полгода в Париж, она толкает ее в руки самого мерзкого в мире мужчины. Никому, даже Фрэнки не рассказывала она о Марко Ломбарди.

Марко, тогда он работал младшим ассистентом у Ланвена, был всего на год старше ее, но уже преуспел в науке соблазнения. Даже если бы это была всего лишь бурная, но короткая связь, от которой остается лишь горечь разочарования, она все равно не забыла бы его, ведь он стал ее первым мужчиной. Но ему было мало ее сердца и тела, он завладел ее душой. Он стал для нее царем и богом, а потом, когда убедился в том, что она готова для него на все, потерял к ней интерес. С невозмутимостью ставящего опыт ученого он сказал, что, чтобы доказать свою любовь, она должна отдаться его лучшему другу. Слава богу, у Джастин хватило тогда сил бежать из Парижа, вернуться в Нью-Йорк, но прошли годы, прежде чем она окончательно смогла оправиться. Марко Ломбарди удалось лишить ее невинности и надолго подорвать доверие к людям. А может, она так до конца и не оправилась от этого.

Теперь, семнадцать лет спустя, Джастин понимала, что в том, что сделал с ней Марко Ломбарди, не было ничего собственно личного. Ей случалось потом встречать его в обществе других женщин, и он всегда вел себя так. Главное для него – овладеть женщиной, а потом уничтожить ее.

Не стоило ли предупредить об этом девушек? Джастин много думала об этом, но потом решила, что ее увещевания только подогреют их любопытство. Какая женщина устоит перед Марко, перед соблазном стать его избранницей, войти в его мир? Но той, которая станет лицом «Дома Ломбарди», Джастин обязательно расскажет все, это она решила твердо.

Джастин тяжело вздохнула. Нет, не будет ей покоя, пока все они не вернутся домой целыми и невредимыми. А теперь – горячая ванна, чашка крепкого чая и роман прошлого века, причем со счастливым концом – вот что ей нужно!

Выйдя из такси у своего дома, Джастин с удивлением увидела, что внутри что-то происходит – на двух первых этажах горит свет, а за занавесками видны какие-то мужские силуэты.

– Что случилось? – закричала она, вбегая в холл.

– Мы сливаем воду из труб, – ответил какой-то рабочий. – Скоро закончим.

– Что? Что сливаете? Кто вам разрешил трогать трубы?

– Эйден, – ответил рабочий и поспешил вниз.

– Где он?

– В подвале, – ответил рабочий и исчез. Еще одна безумная дамочка – такие везде встречаются, в любом доме.

– Что, черт подери, здесь происходит? – заорала она Эйдену, не успев еще спуститься с лестницы.

Эйден, голый по пояс, что-то делал внизу.

– Джастин! – воскликнул он, поднимая голову. – А я все думал, куда вы запропастились. Нам надо слить всю воду, чтобы не разорвало трубы. Морозы продержатся дня три. Мэр отдал приказ – работать будут только аварийные службы.

– А где, черт возьми, новая печь? Вы поклялись, что к вечеру она будет установлена! – кричала она. – Только поэтому я и разрешила вам продолжать работу!

– Поставщик прислал не ту печь, – объяснил Эйден. – Она слишком велика. Когда я позвонил этому идиоту, выяснилось, что он перепутал серийные номера, – с возмущением закончил он.

– А что со старой печью? – спросила Джастин, уставившись на то место, где она раньше стояла.

– Она развалилась на части, когда мы ее отсоединяли, – спокойно сказал Эйден. – Когда мы поняли, что прислали не ту печь, старую уже сняли. Собрать ее снова невозможно.

Сегодня Эйден отменил три встречи, переговоры о крупных заказах, и все для того, чтобы поставить этой удивительной, чудесной женщине новую отопительную систему, а теперь сидит здесь в полном кошмаре. Слава богу, он много лет назад работал водопроводчиком и кое-что смыслит в трубах, иначе дело бы было гиблое. Но он подрядчик, у него под началом множество людей, он должен действовать, а не посыпать голову пеплом.

Джастин уселась на ступеньки и разрыдалась.

– Я доверила вам свой дом, – всхлипывала она. – Доверила, и смотрите, что получилось. Теперь мой дом, мой милый дом, он замерзнет! – И она уронила голову на колени и завернулась в пальто, хотя в подвале было тепло.

– Джастин, прошу вас, не рыдайте так, вы мне сердце разрываете. Обещаю вам, ваш дом не замерзнет. Да, будет холодно, но все останется цело. Могло разорвать трубы, но сейчас все в порядке. Я сам проверил все трубы.

Эйден стоял над ней и через силу заставлял себя продолжать:

– Джастин, проблема только в том, что вы не сможете здесь жить, пока я не установлю новую печь. Не будет ни тепла, ни горячей воды. В субботу и воскресенье новую печь достать негде. Она будет не раньше понедельника.

– О-о-о! – Она заплакала еще горше. Эйден присел рядом с ней и попытался успокоить. Он стал гладить ее по голове, но она оттолкнула его руку.

– Не дотрагивайтесь до меня! Вы… вы злой, нехороший человек! – пробормотала она сквозь рыдания. – Пришли сюда, и посмотрите, что вы наделали – превратили мой милый, уютный дом в руины. Ну зачем, зачем я только вас послушала? Как я могла быть такой идиоткой! Где я теперь буду жить?

– Черт! Вы совершенно правы! Я должен был проверить новую печь перед тем, как снимать старую. Какая преступная неосторожность! Я так хотел поскорее установить все до морозов, торопил рабочих, отменил другие заказы…

Джастин наконец взяла себя в руки и перестала плакать.

– Так в этом все дело? Вы хотели оказать мне услугу? – спросила она, утирая слезы платком. – И переусердствовали?

– Да… Я хотел сказать… да какая разница, что я хотел сказать! Я сел в лужу, а почему – это уже неважно. Я вас подвел и никогда себе этого не прощу!

– Это я вас не прощу!

– Знаю, – понуро согласился он. – Да и к чему вам меня прощать? Разве что…

– Разве что? – презрительно спросила она. – Какое еще может быть «разве что»?

– Ну, если представить себе такую безумную вещь – вы решили быть великодушны и дали мне еще один шанс, самый последний. Вы могли бы провести уик-энд в любом отеле города, за мой счет, разумеется, и, может быть, когда-нибудь я смог бы вернуть ваше доверие.

– И почему это, позвольте спросить, я решу так поступить?

– Не знаю, не могу придумать никакого убедительного довода. Я просто подумал, а вдруг, чудом… это будет возможно?

Джастин искоса взглянула на Эйдена. Это тот самый мужчина, который завоевал ее доверие вчера вечером, а она ведь столько лет не доверяла мужчинам. Пожалуй, без рубашки… он кажется ей еще привлекательнее… Только он сломал ее печь и оставил ее дом без отопления на несколько дней. Правда, без злого умысла… С каждым может случиться… Если она простит его, то тогда нечто приятное, то, что возникло вчера вечером, может иметь продолжение. А если нет – дом этим все равно не натопишь. И она не любила поступать невеликодушно.

– И другого шанса вам не потребуется? Ни при каких обстоятельствах? – пробормотала она задумчиво.

– Нет! Никогда! Я буду вашим вечным должником!

– Ну…

– Джастин, ну, пожалуйста! – взмолился он.

– Терпеть не могу отелей, – мрачно сообщила она. – Они меня удручают.

– Вы можете поехать ко мне! У меня в центре города верхний этаж. Вы там можете со мной и не встречаться, если не захотите.

– Хмм-мм. – Это ее явно не убедило.

– А на завтра я возьму билеты на стадион. Они не отменят игру, не посмеют!

– Да? – Сомнения в ее голосе поубавилось.

– У меня полно еды, я буду вас обслуживать, готовить вам, подавать чай, смешивать коктейли, «Гибсон» или «Текиловый рассвет», все, что пожелаете. Мы будем гулять по окрестностям – устроим себе маленькие каникулы. А если выпадет достаточно снега, сможем покататься на лыжах…

Джастин подняла голову, положила ему руки на плечи, заглянула в глаза, словно только упоминание о лыжах качнуло чашу весов в его пользу. Он сидел на корточках и от ее прикосновения чуть не упал. Вскочив на ноги, Эйден поднял и ее тоже.

– И кровать будете разбирать? – спросила она тоном капризной принцессы. – Терпеть не могу разбирать кровать.

– И простыни буду менять каждый день!

– Что еще?

– Обещаю, что не дотронусь до вас и пальцем, – сказал Эйден. – Клянусь матерью!

– Вот это уже лучше, – шепнула Джастин. – Но что, если…

– Если что? – затаив дыхание, переспросил он.

– Нет-нет, ничего. Просто мысли вслух. – Он выглядел таким озадаченным, что она с трудом сдержала улыбку. Нет, мужчины совершенно безнадежны. Какие они патетичные! Неужели она похожа на любительницу «Текиловых рассветов»? Ему многое предстоит узнать о ней. И почему-то к ней снова вернулось хорошее настроение.

– Пожалуй, пойду соберу вещи, – сказала Джастин, выскользнув из его объятий. Поднявшись в свою промерзшую спальню, она снова стала напевать. Маленькие каникулы, что ж, неплохая идея. Так много приходилось работать в последнее время, а дома, даже если бы было тепло, было бы так скучно. Даже с хорошей книгой.


8

Что же это на меня нашло, удивлялась Джастин, сидя в такси, которое, похоже, было одной из последних машин, направляющихся в центр. Вестсайдское шоссе было уже закрыто, и они пробирались какими-то окольными путями, известными только жителям Трибеки. Снегопад начался еще до ухода рабочих. Эйден проверил снова все трубы, а потом она заперла дверь и бросила на дом прощальный взгляд.

«Я могла бы сейчас сидеть в уютном гостиничном номере, – думала Джастин, – предоставленная заботам безликих официантов, горничных, телефонисток, заказала бы себе в номер цветы, скупила бы все свежие журналы в киоске…» Но нет, она подчинилась чужому порыву, позволила себя уговорить и теперь оказалась пленницей человека, о существовании которого узнала только вчера и который к тому же только что ее довольно серьезно подвел.

Какой-то чердак в Трибеке… И как она могла согласиться? Она терпеть не могла верхних этажей, хотя, когда она впервые оказалась в Нью-Йорке, чердаки были писком моды. Можно себе представить – что-то уродливое и ультрасовременное, стальные перекрытия и все трубы наружу. Такие помещения годятся только под мастерские или киностудии. Люди должны жить в нормальных комнатах, а не в бывших фабричных цехах, где все разнесено по разным углам. Этот Эйден Хендерсон вполне мог установить душевую на кухне – просто чтобы продемонстрировать, что и такое возможно. Она один раз с ним поужинала, пару раз поцеловалась. А теперь – еще и окажется в занесенном снегом медвежьем углу, и с кем? – с человеком, который только что все переломал в ее доме. Она что, заложница, жертва стокгольмского синдрома?

Почему она так легко ему поддалась? Наверняка Эйден удивился тому, как быстро она согласилась на его предложение. Она же могла сказать, что у нее все дни расписаны и она не может освободить себе весь уик-энд. Господи, она, наверное, сошла с ума! Катастрофа с отоплением так ее поразила, что она позабыла про все условности.

Джастин украдкой взглянула на Эйдена. Он сосредоточенно указывал таксисту, который, казалось, понятия не имел, как добраться до Трибеки, а тем более до Лейт-стрит, дорогу. И куда подевалась его любезная улыбочка? Десять шансов против одного, что он никогда не учился в университете Колорадо, и тысяча против одного, что он появился у нее дома не для того, чтобы угодить ее друзьям, которые его порекомендовали.

Ну какой подрядчик приступает к работе на следующий же день? Только тот, у которого нет других заказов. Тот, у которого отняли лицензию и который вынужден работать нелегально! Она не спрашивала у него удостоверения, не позвонила в мэрию за подтверждением, что такой-то работает по лицензии. Поверила его честному лицу, тоже мне, ковбой с перебитым носом. И это она, Джастин Лоринг, которую обычно трудно провести, доверилась первому впечатлению, позволила себя заинтересовать, даже немного… очаровать. И чем – умением этого так называемого подрядчика просто-таки излучать спокойствие и уверенность! И ведет он себя так, будто и не подозревает о своем обаянии. Классический приемчик! Все пройдохи держатся именно так.

А снег валил все сильнее, просто настоящая метель. Джастин закуталась в свое белое шерстяное пальто, отделанное овчиной, натянула старую вязаную шапочку почти на глаза и в панике стиснула руки в меховых перчатках. У нее даже ноги стали мерзнуть, несмотря на теплые ботинки и шерстяные носки. Значит, так: если Эйден Хендерсон поведет себя хоть чуточку подозрительно, она сбежит с этого чертова чердака и доберется до благ цивилизации, даже если придется ехать в подземке.

Почему Джастин все время молчит, удивлялся Эйден, пытаясь за разговорами с таксистом скрыть свое смущение. Она забилась в уголок и выглядела почти испуганной. Неужели после пары случайных поцелуев она боится, что он станет ее домогаться? Он и представить себе не мог, что она примет его безумное предложение провести с ним уик-энд. Он просто хотел ее утешить. Господи, а чистые простыни-то у него найдутся? Будем надеяться, что миссис Брэди удосужилась днем убраться и принесла белье. И что такое «Текиловый рассвет», черт бы его побрал? Дева Мария, сама Джастин Лоринг! Наверняка ей есть чем заняться, должно быть, у нее полно всяких блистательных знакомых, и немудрено – такая у нее работа. Что за работа, Эйден представлял себе весьма отдаленно, знал только, что почему-то теперь принято, чтобы женщины становились год от года все стройнее и выше.

Ему все это снится, или Джастин сама его подначивала там, в подвале? Может, для нее это экзотическое развлечение? «Как я провела уикэнд с подрядчиком, или Путешествие в низы». Что ж, в таком случае он ее удивит. Он пригласил ее только из чувства ответственности. Ей надо было где-то провести время, а отели, как она сказала, ее удручают.

А его удручает перспектива убить ни на что два дня. Надо было вспомнить, что при виде женских слез он теряет рассудок. Собирался провести два дня в тишине и спокойствии, заняться проектом освещения фабрики на Лонг-Айленде, посмотреть футбол по телевизору, а теперь связался с этой Анной Карениной, которая сидит, укутанная в свою овчину, с таким видом, словно кто-то собирается выкинуть ее из саней в сугроб. Неужели он действительно обещал стелить ей кровать? Вот уж нет! Пусть только заикнется об этом, он тут же проводит ее до подземки, купит ей жетон, и пусть она отправляется тосковать в гостиницу.

Такси наконец остановилось, Эйден помог Джастин выйти и подхватил ее чемодан. Пока он расплачивался, она огляделась вокруг. Ничего утешительного – плохо освещенная улица, домина, похожий на заброшенный склад. Они молча поднялись в скрипучем лифте на самый верх. Эйден отпирал дверь, а Джастин недоверчиво принюхалась. Странно – пахнет мореным деревом и еще чем-то, кажется, олифой. Он легко поддержал ее за локоть, чтобы она не споткнулась на пороге, и включил свет. Джастин вошла и замерла у двери.

– Ох! – выдохнула она удивленно. – Это невероятно!

– Ага, – согласился он. – На это ушло семь амбаров, три больших и четыре поменьше, все заброшенные, построенные еще в восемнадцатом веке. Я купил их в Индиане практически за бесценок. С ума схожу по дереву. Здесь использовано семнадцать разных сортов.

– Но вы сказали, что это чердак. – Она с облегчением рассмеялась.

– Технически – да.

– Это был чердак когда-то, а теперь это… огромный… Что? Амбар? Хижина? Ранчо? Конюшня? Всего понемногу! – Джастин бродила по огромной комнате, открывала двери в другие, поменьше и с низкими потолками.

– Я построил это своими руками, так что называйте как хотите. – Эйден был польщен. Его дом поражал всех, но ей, казалось, он действительно понравился. Может, она даже пальто наконец решится снять? Он подошел к огромному камину, сложенному из старого камня, в котором лежали наготове поленья.

– Вы это сами построили? – спросила Джастин, стягивая перчатки. – И сколько на это ушло времени?

– Почти семь лет, – ответил Эйден с гордостью. – Я работал всю неделю, жил неподалеку, так что здесь бывал в основном в выходные. Но когда я нашел дерево – тополь, и дубовые балки, и орех, – оно само подсказало мне, как это должно выглядеть. Со старым деревом нельзя ошибиться – оно тебя направляет. Я даже проводку никому не мог доверить. Чувствовал, что это все мое, не мог отдать в чужие руки. Даже жаль было, когда дело дошло до мебели, это значило, что работа заканчивается.

– Но кто занимался интерьером? – Она еще раз обвела глазами комнату – почти деревенская мебель, на стенах – американские примитивисты и еще – стеганые разноцветные покрывала, на полу – грубые домотканые ковры.

– А никто. Я просто искал то, что сюда подходит. Мне повезло, особенно с покрывалами. То, которое над камином, – его сшила моя прабабка, а остальные я нашел в Новой Шотландии. Теперь здесь можно жить, если, конечно, не бояться холода. Здесь даже летом прохладно.

– Новая Шотландия – это там, где ловят лосося?

– Именно. Если это намек, то я, пожалуй, отправлюсь на кухню, посмотрю, что можно придумать на ужин.

– Я с вами. – Джастин не терпелось взглянуть на кухню.

– Мы так не договаривались! Я же обещал, что буду вас кормить, а на кухне в вас могут проснуться хозяйственные инстинкты, и кто знает, куда это заведет. Я лучше сам там разберусь. А вас я провожу в комнату для гостей, располагайтесь, как вам будет удобно.

Оказавшись в крохотной уютной спальне, окна которой, казалось, должны выходить на Альпы, Джастин стала быстро разбирать чемодан. «Пожалуй, здесь не так уж и ужасно. Во всяком случае, много интересной мебели», – говорила она себе, дрожа от волнения. Если по дому можно судить о его хозяине, то Эйден, вполне вероятно, именно таков, каким показался ей вчера. А из этого следует, что она не окончательно сошла с ума, и это утешает. Утешает и то, что он терпеливо трудился над этим домом семь лет. Терпение – штука хорошая. И дерево – тоже. А терпеливая работа с деревом – дело вообще замечательное.

Эйден, оказавшись на кухне, обнаружил, что миссис Брэди приготовила ирландское рагу, которое оставалось только подогреть. Он поставил жаровню в духовку, чтобы оно не подгорело, и открыл бар. Кажется, Джастин немного успокоилась. Когда она наконец сняла свою шапочку и распустила волосы, он просто был сражен ее естественной, не выставляемой напоказ красотой. Никакая тщеславная дамочка не стала бы прятать волосы под такой шапкой, даже в самую лютую стужу. Неужели женщинам свойственно не только тщеславие? А может, даже Джастин надоедает смотреть на себя изо дня в день?

Он взял поднос, поставил на него несколько стаканов, ведро со льдом, бутылку текилы, подаренную ему на Рождество года два назад, и кувшин с соком, потом подумал и достал еще вишни-мараскино. Внеся все это в комнату, он поставил поднос на журнальный столик у камина и уселся на огромный кожаный диван.

– Что это? – спросила Джастин, выйдя из своей комнаты. На ней были розовые рейтузы, толстые шерстяные носки и свободный белый свитер с надписью «Нью-Йорк Джайентс».

– Пока ничего, но будет то, что я обещал, «Текиловый рассвет».

– Ого, – буркнула Джастин, воздерживаясь от комментариев.

– Смотрите – сначала я кладу лед, потом лью текилу, затем добавляю апельсиновый сок, он – как солнечные лучи, а сверху я кладу вишенку, она изображает восходящее солнце. Угощайтесь!

– Но солнце бывает красным только на закате, – заметила она, беря стакан.

– А на Гавайях?

– Понятно. – Так вот он какой, «Текиловый рассвет». Мало чем отличается от водки с соком. – У меня какое-то странное чувство, – шепнула вдруг Джастин. – И не очень приятное.

– Что такое?

– Здесь есть кто-то еще, – тихо и испуганно сказала она. – За нами наблюдают. Не двигайтесь, делайте вид, что ничего не заметили.

– Руфус, выходи! – позвал Эйден. – Она хорошая.

Откуда-то выплыл огромный белый персидский кот и медленно подошел к ним. Он был невероятно красив, даже для перса. Он просто царил в комнате.

– Боже мой! – воскликнула Джастин.

– Подобные комплименты ему нравятся. Руфус стесняется женщин, настоящий кот холостяка. На самом деле он считает себя собакой. Может, потому, что он кастрат – трудно держать дееспособного котяру в городе. Иди сюда, детка, позволь представить тебе Джастин. Вы не боитесь кошек? Аллергии на них нет?

– Никакой, – ответила Джастин. Она обожала кошек и умела расположить их к себе – главное, сидеть неподвижно, будто вам все равно, даже не смотреть на кота. Эти изумительные непонятные животные могут смириться со всем, кроме недостатка внимания.

Руфус, перевернувшись в воздухе, прыгнул Эйдену на колени.

– Вы когда-нибудь видели, чтобы коты такое вытворяли?

– Просто потрясающе, – согласилась Джастин. – А больше котов у вас нет? Знаете, у Хемингуэя было штук тридцать кошек. Их ценил даже Пикассо – он говорил, что бог создал жирафа, слона и кошку. А про людей он не упоминал.

– Руфус не позволил бы мне завести другого кота, он очень ревнив. Поэтому он делает вид, что вас не замечает, а краем глаза все время за вами наблюдает. Он видит в вас угрозу.

– Бедняга! Скажите, что ему нечего волноваться, – улыбнулась Джастин. Руфус уже поглядывал на нее с любопытством, так что оставалось немного подождать. Джастин с удовольствием завела бы кошку, но одинокая женщина с кошкой – это слишком пошло.

– У вас случайно свитер именно с этой надписью или вы болеете за «Джайентс»? – спросил Эйден.

– Конечно, болею, как и все. «Джетс» слабаки, но, по-моему, все Нью-Йоркцы чувствуют себя обязанными смотреть матчи обеих команд. Жаль, что завтра играют и те, и другие – «Джетс» в Буффало, а «Джайентс» в Далласе. – И они понимающе переглянулись. – Я всю неделю злилась по этому поводу. Ну разве можно так составлять расписание! Кретины! Лучше всего было бы поставить два телевизора рядом и смотреть оба матча.

– Это можно устроить.

– Ой, Эйден, правда?

– Я уже все подготовил, – гордо сообщил он.

– А вдруг выиграют и те, и другие? Бывают же чудеса на свете.

– Выпьем за это!

– Ах, да!.. Да, это нечто… Мягко, ароматно, и пьется легко.

– Кажется, это слишком крепко.

– Ерунда! Можно вишенкой закусить.

– Джастин… – вдруг сказал он с надеждой.

– Да? – Она невинно улыбнулась. Какие синие у него глаза, даже кажутся почти черными, пока он на тебя не посмотрит. И взгляд такой сияющий, как играющая в лунном свете волна.

– Съешьте еще одну вишенку, – сказал он хрипло, – они такие маленькие.

– Вы знаете, как угодить даме. – Он обещал, что пальцем до нее не дотронется, вспомнила Джастин. И наверняка сдержит свое обещание. Как же трудно бывает с некоторыми мужчинами. Ну ладно, лучше соблюдать условности, чем пренебрегать ими, но где-то должна быть золотая середина. Она откинулась на спинку дивана, решив, что как-нибудь справится с этой дилеммой. Сквозь полуприкрытые веки она наблюдала за Эйденом и думала о том, каково это – поцеловаться с ним, поцеловаться по-настоящему, а не чмоканье в щечку, как вчера вечером. Это как открыть баночку черной икры и сначала попробовать немного крохотной перламутровой ложечкой, а потом еще и еще…

Господи! Джастин распахнула глаза. Наверное, он что-то подмешал в коктейль, она никогда раньше так не мечтала. И контроль над собой никогда не теряла. И она стала прихлебывать таинственную смесь осторожнее.

Эйден смотрел на огонь и тихо гладил кота, радуясь тому, что тот остался третьим с ними. Джастин в своем необъятном свитере, так много скрывающем и в то же время дразнящем, так хороша, что лучше не оставаться с ней наедине. Кто она – коварная соблазнительница или ангел чистый и безгрешный? Он едва владел собой, но – обещание есть обещание.

– Проголодались? – спросил он, вставая с дивана.

– Чертовски!

Они ели рагу и подогретый хлеб и почти не разговаривали. Руфус съел своего тунца, напился молока и мирно дремал под столом, но Джастин чувствовала, как он изредка терся головой о ее ногу. Она могла бы незаметно подложить ему кусочек мяса, но решила, что подкупать его – дело недостойное. Кот – это, конечно, очко не в ее пользу, но она хотела честно завоевать его расположение.

Джастин вдруг поняла, что чертовски устала. Сначала долгий день в агентстве, потом катастрофа с печью, бесконечная поездка по городу… Так что она даже не стала дожидаться кофе, едва добралась до своей комнаты, переоделась в пижаму и тут же заснула.

Где-то посреди ночи она внезапно проснулась от какого-то странного прикосновения. Спросонья ей показалось, будто какая-то огромная змея обвила ее грудь. Она лежала не шевелясь, даже боясь вздохнуть, и пыталась понять, где она. Почему так странно тихо, не слышно привычного городского шума, не видно света с улицы, и что за странное существо с ней рядом?

– Помогите! – тихо взмолилась она, боясь потревожить змею. – Кто-нибудь, помогите! – Змея шевельнулась и поползла выше, к ее горлу. Неужели она сейчас обовьется вокруг шеи и задушит ее? Она открыла рот, собираясь завизжать, и тут кот, мяукнув, уткнулся в нее своим холодным носом.

– Ах ты, негодник! – возмутилась она и, схватив Руфуса за шкирку, подняла его над головой. – Как ты посмел? Решил поспать со мной, да? Решил дружить? Жаль, что Эйден не видит, какой ты коварный. Знаешь, ты, пожалуй, выбрал не лучшее время. Отправляйся-ка, откуда пришел. – И она столкнула кота на пол. – Только не вздумай возвращаться! – приказала Джастин.

Руфус легко прыгнул обратно на кровать и прошелся по ней, снова устроившись у нее на груди, явно не собираясь трогаться с места. А ведь Джастин даже его не прикармливала!

– Убирайся, паршивец! – прошипела она, жалея о том, что не знает, к каким командам он приучен. – Вниз! На пол! Вон! Мерзкий кот! – Наконец он переместился – устроился у нее на подушке и уткнул нос ей в шею. «Наверное, я сказала что-то не то», – решила Джастин и снова попыталась его столкнуть. А он ласково, по-дружески потерся об ее руку. Так может продолжаться всю ночь, поняла она. Может, он и кастрат, но память генетическая в нем осталась.

Все бесполезно, кроме одного, а это абсолютно немыслимо. Но Руфус от нее не отставал, и у нее уже не было выбора. Джастин включила ночник на столике и вылезла из кровати. Халата она найти не могла, поэтому просто завернулась в одеяло и выглянула в окно. Не было видно даже фонарей, ничего, кроме хлопьев снега. «Словно в хижине где-то в горах, – подумала Джастин. – Ничего себе каникулы!» Руфус подошел к ней, потерся об ее ноги и стал подталкивать к двери.

– Да, да, все поняла, – проворчала Джастин и отправилась на кухню. Там она достала из холодильника молоко и налила полное блюдце. Руфус стал быстро лакать. – Скажи спасибо Джастин, – сказала она ему.

Но он словно не слышал ее, поглощенный молоком. Теперь надо отступать. Джастин тихо-тихо, почти неслышно стала выходить из кухни. Она была уже у двери, когда Руфус вдруг снова прыгнул к ней и стал урча тереться об ее ноги. Он меня выдрессировал, догадалась Джастин. Она приняла неверное решение и оказалась именно там, где ему было нужно. А теперь он решил с ней поиграть.

– Отправляйся к своему хозяину, – сказала она и, подхватив его под живот, взяла на руки. Бесшумно открыв дверь в комнату Эйдена, она попыталась сунуть Руфуса внутрь. Но не тут-то было! Он вцепился когтями в ее пижаму, и ей никак не удавалось высвободиться. «Не стоит приручать кота, – подумала Джастин, – если не хочешь, чтобы он стал твоим».

Она стояла у открытой двери, не зная, что делать. Она слышала спокойное дыхание Эйдена, а по мерцающему циферблату его часов могла понять, где он лежит. Спал он крепко, не шевелясь. В борьбе с котом она обронила где-то одеяло. Что делать – взять Руфуса к себе и не спать всю ночь или отдать его Эйдену? Может, если она занесет кота в комнату, он услышит запах хозяина и уйдет-таки спать к нему, как настоящий преданный друг?

Джастин бесшумно вошла в комнату и повернула голову Руфуса в сторону Эйдена. Никакого эффекта. Тогда она подошла поближе и опустилась на ковер у кровати. Что же такое с этим котом? Отсюда даже она чувствовала запах Эйдена, запах, похожий на запах свежих теплых булочек с медом. Спящий мужчина пахнет или лучше, чем днем, или вообще не заслуживает внимания. Жаль только, что заранее этого обычно не узнать.

Прошло несколько минут, Джастин поняла, что замерзла, несмотря на пригревшегося у нее на коленях кота. Может, отнести его в гостиную, подложить поленьев в камин и прикорнуть на диване? Или поискать халат Эйдена? Или разбудить его, чтобы он сам разбирался со своим котом? Наверное, это самое разумное. Но она только что не правильно повела себя с котом, и ошибаться с мужчиной ей вовсе не хотелось.

А может, ничего в этом предосудительного нет? Эйден вел себя весь вечер по-джентльменски. Не превратится же он в подлеца только из-за того, что она полюбилась его коту? Ой, она совсем запуталась. Странное здесь все-таки место. А Руфус стал лизать ее прямо в ухо. Нет, это уж совершенно невыносимо. Она поднялась на ноги, наклонилась к уху Эйдена и громко сказала:

– Просыпайтесь!

Руфус немедленно прыгнул на кровать, свернулся калачиком около своего хозяина и спокойно задремал. Эйден открыл глаза и, притянув ее к себе, крепко обнял.

– Я только что видел тебя во сне, – шепнул он, целуя ее в губы. – А теперь ты пришла.

– Ради всего святого! – ответила она. – Мне надо было как-то избавиться от этого проклятого кота.

– Джастин, тебе не надо оправдываться, – рассмеялся он и снова поцеловал ее. – Господи, да ты вся дрожишь. Где твой халат? Залезай под одеяло. Милая моя, девочка моя, как же ты замерзла. Сейчас я тебя согрею.

– Это все кот! Он пришел ко мне в комнату, хотел ласки, потом заставил меня напоить его молоком и не желал слезать с рук. Я ему явно нравлюсь больше, чем ты, и он просто вынудил меня разбудить тебя.

– Естественно, – согласился Эйден.

– Правда!

– Это еще прекраснее, чем рождественское утро! Господи, какая ты вкусная!

– Ты тоже. Но это все из-за кота.

– Да-да, из-за кота, успокойся.

– Хорошо еще, что ты хоть с этим согласен, – сказала Джастин между поцелуями.

– Со всем согласен. Ты прекрасна, я тебя обожаю. Ты хоть согрелась?

– Немного, – ответила она задумчиво.

– Но недостаточно, да?

– Да.

– Тебя надо всю согреть.

– Наверное, да. На всякий случай, – сказала она скромно.

– Я в этом совершенно уверен. Только, знаешь, ты не согреешься по-настоящему в этой дурацкой одежде. Она задерживает холодный воздух. Так что лучше ее снять.

– Ну и сними.

– Не могу.

– Почему? – выдохнула она.

– Я обещал, что не дотронусь до тебя пальцем.

– Ты обещал это вчера.

– А что, это… меняет дело?

– Конечно, – нетерпеливо шепнула она. Он ее нарочно мучает. Кот и мышка. Кот и мужчина. О, силы небесные!

– А можно я сначала скажу, что люблю тебя?

– Можно, – смиренно позволила Джастин, выскальзывая из пижамы. Есть предел ее терпению, что с этим человеком, что с его котом, и этот предел наступил.


9

Проснувшись, я все еще танцевала. Мне казалось, что я так и не останавливалась, хотя лежала тихо-мирно в кровати. Неужели я протанцевала весь день напролет? Чувствовала я себя просто потрясающе! Выпрыгнув из кровати, я подбежала к окну, раздвинула шторы и увидела, что день солнечный, а авеню Монтень вся увешана флагами, словно приглашающими всех желающих прийти сюда и потратить побольше денег. Потом я взглянула на часы. Половина первого. Семь с половиной часов сна после ночи танцев – и разницы во времени как не бывало. На завтрак мне захотелось только грейпфрут и чашечку кофе. Ура, я открыла новую диету, и она называется клуб «Ле Бэнь Душ». Взглянув на себя в зеркало, я решила, что полкило уже сбросила. Неудивительно, что в этот клуб ходит столько народа.

Я приняла душ, вымыла голову и снова забралась в кровать. Так расслабиться можно только в отеле, когда нет срочных дел, не надо никуда спешить. Париж никуда не денется, а девчонки, я уверена, еще спят. У них нет моей танцевальной закалки, а уж про стиль я и не говорю. Когда я стала вспоминать со всеми подробностями свой вчерашний триумф, зазвонил телефон.

– Фрэнки? – Звонила Габриэль. Я постаралась ответить так, будто она меня разбудила. Она не стала утруждать себя извинениями и продолжала:

– Марко Ломбарди просил, чтобы вы привели девушек к нему в мастерские сегодня днем.

– Что? – Сонное настроение как рукой сняло. – Мои девочки будут работать с ним почти две недели, а прилетели они только вчера, как вам известно.

– Ерунда, – отрезала она. – Я договаривалась с Джастин, и в контракте было указано, что она будет с ними все время. Теперь контракт нарушен.

– Это Некер велел вам позвонить мне? – спросила я, уже вне себя от ярости. Разговоры о «нарушении контракта» всегда приводят меня в такое состояние.

– В этом не было нужды. Сегодня я с ним не разговаривала, но, Фрэнки, вы прекрасно понимаете, что у вас есть некоторые моральные обязательства. Ломбарди просто хочет посмотреть на девушек, оценить их способности, о работе речи не идет. Одним словом, Марко хочет понять, чего можно от них ожидать. В конце концов, успех коллекции во многом зависит от них.

– От троих из тридцати? Все зависит от Ломбарди, а не от них.

– И тем не менее, – настаивала Габриэль, – опыта у них нет, поэтому Ломбарди нервничает. Не забывайте, Фрэнки, одной из них предстоит работать с ним несколько лет, а они пока что даже незнакомы.

– Послушайте, Габриэль, либо речь идет о нарушении контракта, либо он просит об одолжении, так что вы уж решите, что выбираете. Джастин отсутствует, потому что больна, так что можете привлечь к ответственности меня.

– Но морально…

– Габриэль, не говорите со мной о морали. Этот номер не пройдет. Я сделаю все, что в моих силах, потому что вообще-то я милый и доброжелательный человек. Но, боюсь, девушки так измотаны, что сегодня им, возможно, нужен отдых. Сами понимаете, такая разница во времени.

– Но вчера у них нашлись силы пойти танцевать.

На мгновение я лишилась дара речи. Не ожидала, что Альбер, наш галантный сопровождающий, который тоже, кстати, танцевал, нас заложит. Но, видно, он должен докладывать обо всем начальству.

– Всем известно, что физические упражнения помогают преодолеть разницу во времени, Габриэль, – ответила я холодно и невозмутимо. – Я зайду к девушкам и сообщу вам о результатах через час.

Черт, как же я ненавижу шантаж! Но у Габриэль были серьезные основания. Была бы я Марко Ломбарди, я бы тоже сгорала от нетерпения. Да, у него есть еще двадцать семь манекенщиц, но на самом деле он может быть абсолютно уверенным только в наших троих.

Если бы Ломбарди уже имел свой дом моды, он бы давно знал, с кем ему предстоит работать, особенно если бы он понравился девушкам. Будь он знаменитым кутюрье, девушки бы бились за право участвовать в его показах. А пока он неизвестен, ему приходится довольствоваться теми, кто сейчас свободен. Когда супермодели (как же я ненавижу это слово!) поднимаются на вершину Олимпа моды, они предпочитают уделять модельерам как можно меньше внимания. Да, конечно, они профессионалки и работяги к тому же, но их просто приучили себя идеализировать и относиться к себе слишком серьезно. Тоже мне Майклы Джорданы и Чарльзы Баркли!

Будь я модельером, я бы предпочла выставлять свои работы на манекенах или просто на вешалках, чем проходить через весь кошмар работы с манекенщицами. Слишком давно я в этом варюсь, все знаю – и про истерики за пять минут до показа, и про скандалы моделей со своими дружками. Так что я со злорадством решила, пусть его, этого Ломбарди, хочешь с ними возиться – возись.

Очень скоро они станут такими же капризными и неуправляемыми, как Карла, Амбер, Шалом, Бранди, но пока что они в моей власти. Мы с Джастин давно признались друг другу, что ничего удивительного не видим в сообщениях о полтергейстах, устраиваемых чаще всего девочками-подростками.

Я обзвонила всех троих и велела им быть готовыми через час. Потом позвонила в регистратуру и справилась о том, где мне найти Майка Аарона и Мод Каллендер, которые имели полное право присутствовать при встрече. Они сидели за ленчем внизу, в «Реле Плаза», этаком парижском подобии венецианского бара «У Гарри», так что их я известила. Потом я попыталась дозвониться в агентство, чтобы и Джастин была в курсе событий. Там к телефону никто не подошел, но у меня не было времени беспокоиться по этому поводу.

Как только Эйприл, Джордан и Тинкер узнали, почему я их разбудила, они тут же стали рваться в бой – так им не терпелось увидеть коллекцию и, кроме того, хоть об этом они и помалкивали, произвести впечатление на Ломбарди. Ведь скорее всего именно он, а не Некер будет выбирать, с кем он станет работать дальше.

Оставалось только сожалеть о том, что Джастин так и не удалось выведать у Габриэль, кто именно здесь заказывает музыку. Мы знали только, что выберут одну победительницу, но кто будет выбирать – это для нас было загадкой. Одеваясь в темно-зеленый шерстяной костюм, в котором я выглядела почти всемогущей, я подумала, что, даже знай я, как все будет происходить, это бы мне мало помогло – ведь я болею душой за всех троих.

Нас шестерых ждали два лимузина. До мастерской Ломбарди было меньше квартала, но раз в контракте сказано, что лимузины предоставляются, значит, они предоставляются.

Габриэль ждала нас в крохотном холле, и мы все поднялись наверх – я, Майк и Мод, девушки сзади. Джордан чуть приотстала. Она что, опять задумала какой-то супервыход? И кто это ее научил, что звезда всегда появляется последней? Интересно, а какой он, этот Ломбарди? Как-то раз я видела его на фотографии в каком-то журнале мод, но было это несколько лет назад. Лица помощников знаменитых модельеров почти неизвестны публике, ведь модельеры стремятся выставить напоказ только себя и вообще стараются умолчать о том, что работают с ассистентами.

Носит ли Марко Ломбарди белый смокинг, так любимый многими модельерами, или носит пиджак на майку, как Кальвин Кляйн или Джордже Армани, или это роскошно одетый, изысканный джентльмен вроде Оскара де ла Рента? Но я никак не представляла себе, что он окажется таким, каким я его увидела.

Да, этот парень великолепен. Все мы, даже те, кому не посчастливилось родиться итальянками, знаем про итальянских мужчин. А когда они – жгучие брюнеты и похожи на флорентийцев эпохи Возрождения, как Марко Ломбарди, это вообще ни с чем не сравнимо. Ломбарди выглядел моложе, чем я ожидала, двигался легко, как танцовщик, и красив он оказался настолько, что порядочная женщина вроде меня может глядеть на него только с завистью, жалея о том, что такая красота досталась мужику. На нем были обычные поношенные джинсы, старая розовая рубашка «Брукс Бразерс», ярко-красные носки и потрясающе элегантные коричневые туфли. Он выглядел настоящим денди, который отлично умеет играть со своей одеждой. Интересно, а как он одевается для встречи не с толпой американцев, а с кем-нибудь наедине?

Габриэль пыталась представить нас по-французски чинно, Марко вел себя по-итальянски шумно и восторженно, поэтому то, что могло быть напряженным моментом, прошло легко и весело, и я чувствовала, как мгновенно расслабились мои девочки.

Они сразу оказались во власти его обаяния. А он увидел в них красоту, изыск, изящество и давал понять это взглядом, улыбкой, жестом. «Такие красавицы, просто совершенство!» – восторгался он и тут же стал вести себя с ними как безобидный мальчишка-шалунишка, поддразнивать их, шутить.

– А вы, – сказал он уже серьезно, повернувшись ко мне и взяв мои руки в свои, – вы оказались просто подарком, нежданным сюрпризом. Я ожидал увидеть некую даму постарше и не столь… – И тут он изобразил в воздухе некую фигуру с пышным бюстом и осиной талией. – Неужели из такой женщины решили сделать дуэнью! Роковая ошибка! Опасаться меня следует прежде всего вам, а не этим милым цыпляткам.

Я чувствовала, как расплываюсь в улыбке. Как приятно получить комплимент от знатока. Надеюсь, я не покраснела, и еще надеюсь, что Майк Аарон не стал запечатлевать этот момент. «Пышные формы», еще чего!

– Марко, – вмешалась Габриэль, – может быть, хватит обмениваться комплиментами в коридоре?

– Разумеется, – ответил он чуть раздраженно. Видно, ему тоже не очень по нраву ее командирские замашки.

И мы перешли в комнату, которая служила ему примерочной. В углу стояло несколько манекенов, но платьев видно не было. Девочки сняли свои парки, и я с удовольствием отметила, что все они оделись наилучшим образом – обтягивающие брюки, которые уже произвели сенсацию в холле «Плаза-Атене», и под стать им свитера, такие тонкие, что сквозь них просвечивали даже ребра и легко угадывался размер бюста, хотя бюстгальтеров на них и не было. На всякий случай для большего эффекта они все надели сапоги с высоченными каблуками типа «Поберегись, раздавлю!», но, полагаю, ни одна из них не надела трусиков. В общем, они меня не подвели. Только свитера у них были разного цвета – на Эйприл светло-голубой, который подчеркивал цвет ее глаз, на Джордан – белый, отлично оттеняющий ее кожу, на Тинкер – черный, который, казалось, был выбран случайно, но на самом деле именно в нем у нее был такой невинный вид, а якобы безыскусно (как бы мне научиться такой безыскусности?) собранные в пучок ее волосы так и хотелось распустить по плечам.

– Когда мы сможем посмотреть платья? – нетерпеливо спросила Мод.

Марко взглянул на нее удивленно и почти возмущенно.

– Платья? Еще не время, синьора. До показа еще две недели, коллекция не готова, да и будь она готова, я бы ее не показал.

«Не так-то прост этот парень, Мод», – с тихим злорадством подумала я. Девочки стали разочарованно ахать и охать, не обращая внимания на мои предупреждающие взгляды. В такие моменты я кажусь себе лесничим, в ведении которого находится стадо диких, но по сути своей удивительно беззащитных животных, чего-то вроде помеси антилопы с жирафом. Когда они оказываются среди обычных людей, а на каблуках они выше мужчин среднего роста, они кажутся особями какого-то необыкновенного вида. Они словно из другого мира, сидят иначе, не знают, куда девать свои бесконечно длинные ноги, и даже, как сейчас, переговариваются между собой на каком-то недоступном нам языке.

– Но что же они будут вам показывать? – упорствовала Мод. – Я поняла, что вы хотите, чтобы они примерили ваши платья.

– Вовсе нет, синьора, – ответил Марко. – Я просто хотел увидеть, как они умеют носить что угодно. Неважно, что на них надето, важно, как они умеют это подать.

– Ну и? – с вызовом спросила она.

– Например, я могу дать им свою одежду, всегда интересно, как женщина носит мужскую одежду, и попросить их примерить то, что им понравится, и передать свое к этому отношение. – Он взял свой твидовый пиджак и длинный шарф, лежавшие на стуле, и протянул их Эйприл, потом, немного подумав, добавил еще красный шерстяной жилет, который, вероятно, надевал под пиджак. – Вон там комната, где вы можете переодеться, – сказал он.

– Мне надо использовать все? – спросила Эйприл невозмутимо.

– Как пожелаешь, bella, – ответил он, улыбаясь ей, как старой приятельнице. – Ты ничего не можешь сделать не так, это же не экзамен.

Эйприл вышла, а Марко стал обсуждать с Майком достоинства различных фотоаппаратов, а я тем временем быстро соображала. Все понятно, Марко хочет проверить, как девушки двигаются.

Манекенщицы могут быть потрясающими красавицами, но только немногие умеют ходить по подиуму. Показы мод стали в последнее время настоящими шоу – театр вперемежку с цирком, и, чтобы привлечь внимание публики, просто расхаживая по подиуму, нужен особый талант. Девушки должны быть обворожительны, как Этель Мерман, зажигательны, как Джозефин Бейкер, и блистательны, как Марлен Дитрих. А Марлен Дитрих неповторима. Великие манекенщицы – прирожденные эксгибиционистки, у них просто не должно быть страха сцены, они умеют так поводить плечами, вертеть попками и тянуть носочек в туфлях на каблуках, что даже я поражаюсь. Им приходится играть перед тремя сотнями обезумевших фотографов, слепящих их вспышками, и перед тысячью профессиональных модельеров, чье суждение о продемонстрированном платье во многом зависит от того, как оно было показано.

Я сидела и чувствовала свою полную беспомощность. Если бы я могла зайти в ту комнату, объяснить девочкам, что происходит, подсказать, как себя вести! Стоп, но разве вчера у Некера девочки не показали, что умеют себя подать? Моя работа состояла в том, чтобы обеспечить их контрактом, я не обязана вводить их и дальше в профессиональную жизнь, а сейчас мои девочки действительно оказались на конкурсе, и гораздо более серьезном, чем вчерашний.

Появилась Эйприл. Она обмотала жилет вокруг шеи, и он свисал с одного плеча, как короткая пелерина. Волосы она решила убрать и затолкала их под жилет, так что их почти не было видно. Руки она засунула за пояс брюк и выставила локти вперед. Она шла на нас быстро, подбородок вверх, никакой улыбки. Колени при шаге почти заплетались одно за другое, бедра раскачивались из стороны в сторону. Обычно она – королева, но сейчас перед нами была уличная девчонка, наглая и развязная. В нескольких метрах от нас она резко остановилась, развернулась на каблуках и замерла с улыбкой, которая, казалось, говорила: «Да пошли вы!..»

– Ну и ну! – воскликнул Майк. Так, кажется, принято выражаться у фотографов, но в голосе его я уловила чуть обиженные нотки. Даже камера его словно встала на дыбы. Эйприл ушла точно так же, виляя задницей, как заправская шлюха, и тут же вернулась. Волосы ее были распущены по плечам, она вновь была королевой.

– Я забыла свитер, – сказала она скромно.

– Браво, Эйприл. Ты отлично умеешь шляться по улицам.

– Только когда это уместно. Просто в мужской одежде есть что-то… это меня заводит. Странно, правда? – мило улыбнувшись, сказала она.

– Ничего странного, – успокоил ее Марко, потрепав по руке, как заботливый дядюшка. – А теперь ты, Джордан, будь так любезна… – И Марко указал ей на импровизированную уборную. Джордан неохотно направилась туда, всем своим видом показывая, что ей не нравится быть средним ребенком.

Джордан отсутствовала в два раза дольше Эйприл. Появилась она в пиджаке, крепко стянутом у пояса шарфом. Воротник пиджака был поднят, она уткнулась в него подбородком. На ней были черные очки. Шла она, задумчиво уставившись в пол, не вынимая рук из карманов, полностью погруженная в себя. Ступала она ровно и размеренно, ставя ноги почти параллельно. Я сразу увидела кинозвезду, которая занята собственными мыслями и хочет только одного – пройти незамеченной сквозь толпу зевак. В полуметре от Марко Джордан остановилась и, высвободив одну руку, приспустила очки и взглянула на него. Одарив его улыбкой, которая говорила: «Берегись, детка, я еще тобой займусь», она так же медленно удалилась.

– Боже! – прошептал он.

– Ага! – согласился Майк, судорожно меняя фотоаппарат.

– Теперь твоя очередь, Тинкер, – сказал Марко.

Тинкер взглянула на меня холодно и понимающе. «Если бы она была первой, – подумала я, – все было бы не так плохо, но после Эйприл и Джордан что может бедняжка изобразить?»

Мне показалось, что Тинкер готовится целую вечность, я с трудом удерживала себя, чтобы не пойти выяснять, не случилось ли чего. Наконец дверь распахнулась, появилась Тинкер, и я сразу поняла, почему она возилась столько времени. Она боролась со своими проклятыми волосами, и теперь они свисали по плечам с той небрежностью, которой может достичь только опытный парикмахер. Она была по пояс обнажена, только обмотала вокруг шеи шарф Марко.

Очень неплохо, но Тинкер так и стояла в дверном проеме, безжизненно опустив руки. «Иди же, – взмолилась я, – ради всего святого – иди!» Это же не стриптиз, надо показать походку! Идиотка, волосы – они же не ходят! Наконец она подняла руки и намотала на них концы шарфа. Я с облегчением вздохнула.

Тинкер подошла к нам, походка никакая, на лице – только выражение паники. Она превратилась в хорошенькую девочку, которая забыла надеть свитер. Я не верила собственным глазам! У этой девчонки таланта и красоты больше, чем у девятнадцати из двадцати наших моделей, она обворожила нас с Джастин с первой минуты, мы несколько месяцев учили ее, как вести себя перед камерой, а она даже пройти нормально не может!

И именно в Париже, всего перед шестью вполне миролюбиво настроенными зрителями она ведет себя, как отмороженная, едва ноги передвигает, спасибо, что не падает. Тинкер наконец остановилась и как зомби взглянула поверх наших голов. Ни финального взгляда, ни жеста. В комнате стояла тишина, если не считать того, что Майк, слава богу, непрерывно щелкал затвором. Наконец Тинкер развернулась и отправилась в примерочную, один раз таки споткнувшись.

Самое худшее – то, что все мы за нее переживали. Она нас как бы посвятила в свои проблемы. А значит, это может случиться и на публике. Она провалит любую модель, даже гвоздь программы.

– Я буду с ней работать, Фрэнки, – тихо сказал мне Марко. – Ей надо немного поупражняться. Не волнуйся, я смогу ей объяснить, что от нее требуется.

– Откуда ты найдешь время? – спросила я потрясенно, ведь я ждала, что он откажется с ней работать.

– За две недели до показа времени никогда нет, но я буду его выкраивать. Она очень красива. Немного уверенности в себе – и все будет в порядке.

– Спасибо, Марко, – все еще не веря собственным ушам, шепнула я. Не помню, была ли я когда-нибудь и кому-нибудь так благодарна. Нет, он совсем не похож на других мужчин.

Я велела девушкам одеться побыстрее, попрощалась с Марко и Габриэль, и мы спустились вниз. На улице было холодно и темно, и я обрадовалась поджидавшему нас лимузину.

– Эйприл, дорогая! Ты не забыла? – раздался мужской голос.

– Тинкер, я здесь! – крикнул другой.

– Фрэнки, мы ждем. Давай скорее, мы продрогли до костей!

– Джордан, почему так долго? – вопрошал еще какой-то парень во весь голос.

Что это за парни, которые так фамильярно нас приветствуют из окон своих машин, а один даже с мотоцикла? Я непонимающе уставилась на них. Дверца одной из машин распахнулась, и ко мне с объятиями подбежали трое молодых людей. У них оказались удивительно знакомые руки. Так это наши партнеры по танцам из «Ле Бэнь Душ»! Я судорожно пыталась вывернуться, чтобы не дать поднять себя в воздух.

– Что вы здесь делаете? – спросила я как можно строже. Майк Аарон стоял в сторонке и с ухмылкой наблюдал за нами.

– Фрэнки, несравненная наша. Мы же договорились, что повторим все сегодня вечером!

– Ты обещала! Я мечтал об этом весь день.

– Пойдем, детка! Консьержка объяснила нам, где вы, но не сказала, что нам придется столько времени ждать на морозе. Идем же, радость моя!

– Нет! – заорала я всем троим сразу. – Это исключено!

Совершенно не помню, чтобы я назначала свидание с этими жеребцами. Ну, может, и говорила что-то, но вскользь. Мне было не до этого – я танцевала. Увлеклась… Сами понимаете. Хотя… это может быть очень забавно! Кроме того – лучший способ потерять граммов пятьсот лишнего веса. Или даже семьсот.

– Ну-ка, парни, отойдите в сторонку, – сказал Майк, подойдя к нам, и обнял меня за плечи. – Вы сейчас беседовали с моей женой, а сейчас мы отправимся домой, и она по дороге объяснит мне, что, собственно, произошло вчера вечером. Надеюсь, объяснение будет удовлетворительным, иначе неприятностей ей не избежать. Кстати, парни, хотелось бы с вами познакомиться. У вас документы с собой?

Мои поклонники, разочарованные, но не слишком удивленные, куда-то испарились. Видно, такое с ними случалось довольно часто.

– Ну, солнце мое, изложи мне свою версию. Обещаю судить непредвзято, – сказал Майк, трясясь от смеха.

– Благодарю, благодарю вас, мой господин, я обязана вам по гроб жизни. Самой бы мне не справиться, а вы – вы такой большой и сильный. Чем я могу отплатить вам? – стала ерничать я.

– Можешь не язвить. Я хотел оказать тебе услугу.

– Черт, наверное, поэтому вы и решили испортить мне вечер.

– Который ты собиралась провести в столь сомнительной компании? – полюбопытствовал Майк.

– Это мои старые школьные друзья, – пояснила я. – Они перепутали время встречи.

– Что ж, будем надеяться, что остальные, кто бы они ни были, доставят девушек обратно в целости и сохранности, – задумчиво сказал Майк.

Я бросилась к машине и заглянула внутрь. Никого! Пока я разбиралась со своими поклонниками, девушки растворились в парижской ночи со случайными знакомыми из «Ле Бэнь Душ», причем один из них – на мотоцикле! Майк и Мод не сводили с меня глаз.

– Ну разве их удержишь? – сказала я как могла философски.

– Как ты думаешь, что они задумали? – спросила Мод.

– Ужин в маленьком бистро, потом – какое-нибудь артистическое кафе на Левом берегу, где полно студентов, долгие разговоры – в общем, все, что положено девушкам их возраста испытать в Париже.

– Ну да! – согласился Майк. – А может, они набредут на магазинчик, где вслух читают стихи или слушают классическую музыку? Может, пойдут в оперу? Или на балет? Париж – это пир культуры!

– Кто знает? – ответила я. Я слишком волновалась, так что мне было не до его шуточек. Мечтала я только об одном – добраться до отеля и утопиться в одной из двух своих ванн.

Единственное, что я никак не собиралась делать, – так это звонить Джастин. Мне не хотелось беспокоить ее и рассказывать, что Тинкер не умеет двигаться. Не надо ей пока что ничего об этом знать. Марко позанимается с Тинкер, и, быть может, все встанет на свои места. Совершенно не надо Джастин знать о том, что девочки гуляют по Парижу сами по себе. И вообще, пошла она к черту, эта Джастин! Гнев мой был совершенно праведным.

Это она должна отвечать за все, она должна быть тут, а не я! Чья это была безумная идея послать девушек заранее? Ее, и только ее! А я отдувайся, сгоняй их в стадо, но ведь невозможно удержать трех девчонок, каждая из которых норовит куда-то улизнуть. Я должна лгать, изворачиваться, сходить с ума от беспокойства, оберегать их от проныры Мод – и все это потому, что у Джастин не хватило духу встретиться с собственным отцом. Какая чудовищная несправедливость!

И, кроме того, черт подери, мне все еще хотелось танцевать!


10

– Я должен был увести тебя от них, – сказал Том Страусс чуть позже, уже в кафе «Флор». Они были почти одни. Внизу, на застекленной террасе и в залах первого этажа, было столпотворение, шум и дым, и он не стал даже искать свободный столик, а сразу повел Тинкер по скрипучим ступенькам деревянной лестницы наверх, где они и нашли приют на потертой кожаной банкетке у видавшего виды столика.

– Зачем? – спросила Тинкер, устало глядя на него. Том был американец, из той компании, с которой они познакомились в «Ле Бэнь Душ» накануне вечером. Она много танцевала с ним, но поговорить было некогда.

– Затем, что ты так чертовски печальна.

– Не надо, – чуть слышно выдохнула Тинкер.

– Сегодня ты не такая, как вчера вечером. За ужином Эйприл и Джордан веселились и были счастливы, а ты становилась все грустнее, хотя этого никто, кроме меня, не заметил. Тинкер, пожалуйста, скажи, что случилось?

– Не твое дело. – Голос ее задрожал.

– А я хочу, чтобы стало моим.

Тинкер обратила к нему свой ангельский лик.

– Пошел ты… – сказала она и залилась слезами. Сотрясаясь от рыданий, она спрятала лицо на плече Тома и плакала беззвучно и горько – он это скорее чувствовал, чем слышал. Он обнял ее дрожащие плечи и, крепко прижав к себе, бормотал что-то утешительное, пока она не сбросила его руку, овладев собой достаточно, чтобы заговорить:

– Эти суки… так меня подставить… Я не могу этого делать, я не хотела, они меня заставили…

– Кто тебя заставил? – спросил он.

– Все они! – Еще один страшный всхлип.

– Все они заставили тебя что?

– Дефиле, – наконец удалось произнести Тинкер.

– Дефиле? Ничего не понимаю, – сказал, окончательно запутавшись, Том Страусс.

– Конечно, не понимаешь, что ты вообще знаешь об этом!

– Так объясни.

– Я ведь даже не знаю тебя, – ушла в сторону Тинкер.

– А что, у тебя тут есть еще кто-то, с кем можно поговорить? – настаивал он.

Тинкер жалобно шмыгнула носом и признала его правоту. Все, кого она знала в Париже, были там и видели ее унижение, все, кроме этого любопытного упрямого парня, который настолько заинтересовался ею, что предоставил жилетку, чтобы она могла поплакать, который так внимательно наблюдал за ней, что заметил ее подавленность за ужином, чутко уловив так тщательно скрываемое настроение и поняв, что Джордан и Эйприл сводят ее с ума своим восторгом и довольством собой.

– Ну ладно, если тебе так хочется знать, – нехотя сказала она, вытирая слезы. – Сегодня у Ломбарди мне пришлось делать дефиле на подиуме, и я доказала свою полную, абсолютную и совершенную несостоятельность.

– А что такое дефиле на подиуме?

– Это… это особый способ носить одежду, собственная манера, я думаю, это свой неповторимый способ предлагать… словом, делать дефиле – это все равно что уметь вести мелодию. Или ты можешь, или не можешь. Так вот я не могу. О черт, я просто не могу!

– Ты хочешь сказать, что тут нужен особый талант?

– Нет, не совсем так, это другое – надо не иметь талант, а быть талантом, быть особенной изнутри и уметь радоваться этому, забавляться этим, обыгрывать это… ты понимаешь, – нетерпеливо сказала она, – раззадоривать, не оставлять равнодушными, заинтересовывать собой всех, кто на тебя смотрит, чтобы никто не мог глаз отвести. В одних девушках это есть, в других нет. Во мне нет.

– А я думал, достаточно просто быть красивой.

– Что и показывает, как много ты понимаешь, – угрюмо ответила Тинкер. – Все девушки красивы, красота задана, красота – это основа, азбука; те, кто добирается до вершин, умеют подать себя как личность. Они обыгрывают свой образ и становятся знаменитыми героинями мира моды. Людям кажется, что они близко знают Наоми или Клаудию, они считают Наоми очаровательно капризной и озорной, дразняще искушенной, они думают, что она умеет наслаждаться жизнью и все у нее получается легко и приятно, все, что она ни делает; а Клаудию они считают воплощением чистоты, ангелом, сказочной принцессой, прекрасной и совершенной, настолько выше всех остальных, что ей удается остаться абсолютно невинной в самых крошечных бикини – все думают, что она оказывает чудесное благоволение, позволяя грубой публике увидеть свой золотистый маленький пупок.

– Так кем же, черт побери, они считают тебя? Ливерной колбасой? – взорвался Том Страусс. Он никогда не встречал такой действительно красивой девушки – и вот она делает все, чтобы развенчать и принизить себя.

Тинкер глубоко вздохнула, медленно покачала головой, показывая, что разговор окончен, и, опустив голову на руки и ссутулившись, спряталась в облаке своих венециански-золотых волос. Но Том решил, что они должны договорить, он не собирался позволить ей сидеть здесь и молча киснуть – в этом знаменитом зале, пропитанном аурой всех, кто в течение нескольких веков приходил сюда и разговаривал друг ,с другом среди этих стен.

Том Страусс не испытывал трудностей со словом, как это часто бывает с художниками. Когда ему было девятнадцать лет, охотник за талантами из рекламного агентства заманил его к себе с факультета изобразительных искусств, где он учился, и следующие восемь лет своей жизни он был арт-директором рекламного агентства и столкнулся с творцами рекламных слоганов, имея дело больше с идеями, чем с образами. Все это время он жил очень экономно, откладывая большую часть неуклонно растущих заработков, ибо твердо решил еще до тридцати провести год-другой в Париже – чтобы раз и навсегда выяснить, может он или нет осуществить мечту всей своей жизни – стать настоящим художником, а не просто хорошо продающимся.

Он посмотрел на опущенную голову Тинкер, на ее прикрытые глаза и продолжил расспросы:

– То, что ты говоришь о работе на подиуме, это ведь касается самовыражения, так?

– Наверно, – буркнула Тинкер, допивая оставшееся в бокале бренди. – Хватит об этом, ладно? Пожалуйста.

– Так что же такое ты?

– А ты?

– Я первый спросил, – сказал Том.

– А я не хочу играть в эту глупую игру.

– Ладно, ладно, я начну. Я – мужчина, я – американец, из Чикаго, я был преуспевающим арт-директором нью-йоркского агентства, я хочу быть художником и надеюсь, что, возможно, стану, я еврей, но не религиозен, я не женат, но не собираюсь вечно таковым оставаться, у меня две младших сестры, обе еще учатся, я сын матери – профессора истории искусств и отца – доктора…

– Стоп! Я поняла, – перебила его Тинкер. – Я – девушка, и я – красавица.

– Что это? Вся жизнь в одной строке?

– Ну, я из Теннесси. Может, – Тинкер наконец слегка улыбнулась, чуть повернувшись к нему, – если бы я родилась в Чикаго, я бы больше стоила. Ну, моя мать – ушедший от дел методистский священник – что бы это ни значило.

– Ты не упоминаешь о своей профессии, – сказал он, стараясь не показывать, как подействовала на него ее улыбка. Он чувствовал себя так, словно им выстрелили из пушки прямо в бескрайнее голубое небо и земли совсем не видно. – Разве то, что ты модель, не является частью твоей индивидуальности?

– Только если в тебе есть то, что делает тебя особенной – я тебе объясняла. А во мне этого нет.

Том Страусс заказал еще бренди.

– Предлагаю выпить, пока мы не преодолели твой временный кризис. Это похоже на название песенки в стиле кантри: «Я нашел в Теннесси красивую девушку, которая не знала, кто она». Это просится в строку – в самом деле, из названия можно сделать целую песню.

Тинкер хихикнула и впервые посмотрела на него с интересом. Еще вчера, танцуя с ним, она обратила внимание на то, что он выше – такое не каждый день встречается, но тогда она не выделила его из толпы. Потом она выяснила, что он не лишен привлекательности. Определенно недурен. Как это она раньше не заметила? И его внешность была необычайно выразительной.

Спутанные темные волосы (их все время хотелось пригладить), круглый чувственный рот, а эта ленивая усмешка – отличные зубы и тонкие лучики морщинок в уголках длинных миндалевидных темно-карих глаз, а абсолютно неотразимая манера постепенно изгибать и поднимать брови – положительно, этот Том Страусс не так прост. Он выглядит так, словно в одиночестве думает о всяких интересных и забавных вещах и никому о своих мыслях не рассказывает. И вдруг что-то во всем этом ее зацепило. «Если у него есть что сказать, я, пожалуй, послушаю», – решила она.

– Давай поработаем с твоим детством, – предложил он.

– Я не люблю вспоминать свое детство.

– Но это и есть индивидуальность, – настаивал Том. – Несчастливое детство автоматически дает индивидуальность, это практически не обсуждается. Отчего ты была несчастна?

– Я не могу сказать, что была несчастна, я говорю только, что не люблю о нем вспоминать. О, перед тобой бывшая королева живых картин, – скривившись, сказала Тинкер. – Я привыкла быть звездой. Я достигла вершин задолго до первой менструации. Ну, разве не смешно и не трагично? Когда я была увенчана короной «Маленькой мисс Теннесси» в категории до трех лет, это было мое седьмое выступление в живых картинах – и всегда я была лучше всех. Через десять лет у меня было уже сто шестьдесят кубков и корон – все это я завоевала, когда мне не исполнилось и двенадцати.

– Но это ужасно! Тебя подвергали такому напряжению, заставляли участвовать в конкурентной борьбе задолго до того, как ты была готова с этим справиться! Ты же была совсем малышкой – это чудовищно!

– Я так не думаю, – нахмурилась Тинкер. – Я ведь не знала другой жизни. О, ты не можешь себе представить, как торжественно все это происходило и какой значительной персоной я себя чувствовала! И мне было не с чем сравнивать – кроме школы, и, конечно, обыкновенные дети меня не любили – да и как они могли меня любить? Мне казалось, что мне на это наплевать, ведь в гонке, в которой я участвовала, я была победителем – мне завидовали, мною восхищались, меня баловали… ты не представляешь, что это такое!

– Все же, – осторожно сказал Том, – похоже, ты была слишком мала, чтобы, как-то судить об этом.

– Мама считала, что эти конкурсы для меня полезны, – голос Тинкер стал певучим и мечтательным. – Она говорила, что они дадут мне нужное самоощущение. И почти каждое воскресенье мы вдвоем выезжали на какой-нибудь конкурс. Она была в разводе, не слишком стремилась к общественной жизни и много времени посвящала мне.

Том неопределенно-ободряюще хмыкнул.

– Прежде чем попадешь на собственно конкурс, нужно пройти десятки региональных предварительных, – продолжала Тинкер, вспоминая. – И по всем категориям… «Самая красивая», «Самая очаровательная», «Майская мисс Мемфис», «Лучше всех одетая», «Самая фотогеничная»… нет им числа. И разумеется, все они посвящены тому, как ты выглядишь, а не тому, кто ты есть; но вести себя ты должна прекрасно. Все конкурсантки надевают специально для этого сшитые платья, которые стоят сотни долларов, и разница лишь в том, как они их носят. Мама обычно завивала мне волосы, подкрашивала губы, накладывала румяна и слегка подводила глаза, чистила меня и полировала… Одевала в кружевные воздушные платьица пастельных тонов с пышными рукавами и таким количеством оборок, что иногда юбка оказывалась шире, чем вся я была в длину, и банты в волосах – к каждому платью. Каждую неделю я получала пару новых чисто белых туфелек с белыми атласными бантиками и белые гольфы с оборочкой… и я побеждала и побеждала… десять лет я царила… я была звездой, настоящей звездой.

– А потом что случилось? – спросил Том так осторожно, словно говорил с лунатиком.

– Переходный возраст. Все это я потеряла меньше чем за полгода. Предоставляю детали тебе, но, коротко говоря, я превратилась в жуткую уродину. Я не могла в это поверить. Я… я сбежала из дома. Я не могла видеть маминого разочарования. Разумеется, я убежала недалеко, всего лишь к тете Анни и дяде Чарльзу. Она – мамина сестра, у них не было своих детей, и они были мне рады, несмотря на мой омерзительный вид. К этому времени у мамы появилась личная жизнь, и она не возражала. Наоборот, для нее это было облегчением. Возможно, тетя Анни спасла меня. Она преподавала английский, благодаря ей я начала читать… почти исключительно этим я и занималась следующие шесть лет. Я прочла все романы, что были в библиотеке. Чтение и школа.

– А потом красота к тебе вернулась?

– Красота вернулась, но я не могу делать дефиле.

– Но ты же должна была ходить в живых картинах, – возразил он.

– В том-то и дело, – сказала Тинкер, тряхнув головой и вдруг оживившись. – Детские живые картины – нечто абсолютно противоположное работе на подиуме. В живых картинах я ходила, как автомат, как заведенная игрушка – хорошая, очень хорошая маленькая девочка в наилучшей, наиприличнейшей позе, маленькая принцесса делает смотр войскам. Я стояла совершенно прямо, с высоко поднятой головой, поднятым подбородком, смотрела строго перед собой, и я научилась не вертеться, даже не касаться своих волос – судьи терпеть не могли малейшего проявления открытой сексуальности – на конкурсе «Самая очаровательная юная мисс Нэшвилл» Лолита бы не котировалась. Я была живой куклой, с руками, едва касавшимися рюшечек платьица, – махать руками было нельзя, ножки в третьей позиции, улыбка, приклеенная к лицу… Кукла, Том, кукла, а не ребенок, и уж конечно, никакая не личность… даже не «Мисс Конгениальность». Важна только внешность. И эта наука так въелась в меня, словно я все эти годы тренировалась в русской олимпийской команде гимнастов или воспитывалась как будущая королева Англии. Ты видел хоть одну фотографию, где королева сидит – что бы там с ней ни происходило? Я знаю, что у принцессы Дианы начались неприятности, как только она показала публично, что в ней есть некоторая игривость. Я стараюсь измениться, но мое тело не может. Кажется, это называется «мышечная память».

– Тебя дрессировали, как собачку! – Он вздрогнул от возмущения.

– Думаешь, я не понимаю? Головой я прекрасно понимаю, в чем проблема, но бывает, что все знаешь и ничего не можешь в себе изменить.

– Так за каким же чертом ты бьешься головой о стену, если ты уверена, что с этим ничего не поделаешь? – Том в волнении ударил кулаком по столу.

– Это единственное, что я умею делать. И сейчас я должна понять, есть ли у меня шанс. Я хочу опять победить, – просто сказала Тинкер.

– Боже мой! Кажется, я никогда не слышал ничего более безумного!

– Может быть – для тебя, но я так не думаю, – сказала она тоном, не допускающим возражений.

Том оценил решительное выражение ее лица и замолчал. Хотя Тинкер и жаловалась на недостаток индивидуальности, характер у нее явно был не слабый. Она обладала очень яркой индивидуальностью, но сама не ведала об этом и, если сказать ей, наверняка не поверит. Как она рассказала свою историю, без глянца, без жалости к себе, объективно, не скрывая своих страхов и своих ран, но и не упиваясь ими, не прося ни совета, ни помощи. На такое способен только сильный человек – даже если она и абсолютно не права по отношению к себе. Индивидуальность у нее есть – даже если ей совсем недоступен флирт. Да и зачем ей? Такой красивой девушке наверняка флиртовать не приходилось.

– Я ни с кем не говорила об этом с тех пор, как попала в Нью-Йорк, – с некоторым удивлением сказала Тинкер, – только немножко с Фрэнки. То есть я никогда в жизни никому так много о себе не рассказывала. Теперь ты обо мне все знаешь… наверное, ты думаешь, что я совершенно зациклена на себе и в голове у меня только идиотские дефиле на подиуме, которые никак не могут быть интересны человеку с мало-мальскими мозгами…

– Я сам тебя на это раскрутил, ты не заметила? Как же ты можешь говорить, что мне неинтересно?

– Я думала, ты изображаешь такого хорошего слушателя, чтобы усыпить мои подозрения, – сказала Тинкер, устремляя на него лучезарный взгляд; в уголке ее рта мелькнула еле различимая тень улыбки.

– Какие подозрения? – с запинкой спросил он. «О господи, как я ошибся, – она умеет флиртовать», – подумал Том, вдруг ощутив укол острой ревности ко всем несчастным козлам, с которыми она флиртовала – должно быть, их было сотни, что бы она там ни говорила про чтение книжек и библиотеку. Может, она и таблицы умножения не знает. Может, она просто выдумала эту историю, может, она патологическая лгунья, о господи, я схожу с ума, зачем ей нужно мне лгать, ведь все, что она говорила, было совершенно упоительно, особенно эти белые гольфы с оборками…

– Подозрения, – объяснила Тинкер, – которые могли у меня появиться, если бы ты пригласил меня в свою мастерскую посмотреть твои работы. Ведь все художники так делают? Я читала об этом.

– Читала об этом? – промямлил он, чувствуя себя круглым дураком.

– Я раньше не встречала настоящих художников. – Теперь Тинкер лучезарно улыбалась. Наклонив голову, она взяла его руку и стала внимательно изучать. – Краски под ногтями нет, – наконец объявила она словно бы с сожалением.

– Посчитай мой пульс, – сказал он, кладя ее пальцы на запястье.

– А какой должен быть нормальный? – серьезно спросила Тинкер. – Меня не учили оказывать первую помощь, я так и не вступила в скауты – не было времени.

– И ты совершенно ни на что не годна, да? – Он старался, чтобы голос не выдавал его чувств, хотя ему не хватало воздуха, а пульс под ее пальцами прыгал как сумасшедший.

– Именно, – с готовностью согласилась Тинкер. – Именно это я и пыталась тебе объяснить. В этом мире, дьявол его побери, мне нет места – даже на подиуме.

– А что, если я найду тебе применение? Поможет? – Он недоверчиво вслушивался в собственные слова – неужели он ее соблазняет? Но это не в его стиле, флиртовали всегда с ним – всю жизнь так было.

– Этот вопрос мог бы опять возбудить у меня подозрения, будь я подозрительна; но я не подозрительна. Я доверчивая, простодушная, наивная, беспомощная деревенская девчонка из Теннесси, – весело сказала Тинкер, чувствуя, что непонятно почему в душе что-то меняется, тьма рассеивается, мрачные тени исчезают.

– А, черт, ты выиграла – отпусти пульс!

– Выиграла что?

– Меня – если хочешь.

– Ну, я еще не знаю, откуда же мне знать? – рассудительно сказала она.

– Так пойдем смотреть мои картины?

– Когда?

– Сейчас.

– А почему бы и не сейчас, – сказала Тинкер, изо всех сил стараясь сдержать рвущуюся наружу радость.

* * *

– Только обещай мне одну вещь, – сказал Том, медля повернуть ключ в дверях своей мастерской на Левом берегу, на верхнем этаже старинного здания на ничем не примечательной улочке, расположенной в Шестом районе Парижа. – Обещай, что ты не будешь говорить о моих картинах. Ничего. Как я понимаю, ты еще не научилась делать вежливые и осторожные замечания, какие принято отпускать в мастерских художников.

– А невежливые можно?

– Об этом я не подумал. Нет, – резко добавил он, – обычно считается, что нужно хвалить картины вне зависимости от того, что о них действительно думаешь.

– Открывай дверь. Я совершенно не разбираюсь в искусстве, я и в себе-то не могу разобраться, так что моего суда тебе нечего бояться.

Тиккер удивилась, как вдруг Том стал уязвим. То он хотел, чтобы она увидела его картины, теперь он не хочет знать, нравятся ли они ей. Неужели все художники превращаются в такую вот стыдливую мимозу, когда доходит до того, что надо показать свои картины? И все вообще люди, даже те, что кажутся столь уверенными в себе, показывая свою работу другим – пусть это один-единственный человек, – становятся такими уязвимыми? Эта мысль вертелась у нее в голове, пока Том нашаривал выключатель. Наконец свет вспыхнул, осветив комнату с неровно оштукатуренными светлыми стенами и разрисованным цветными пятнами полом; высокая пирамида из сетки белого металла поддерживала стеклянный потолок.

Комната была большая; ее пространство разгораживали старинные ширмы в стиле арт-деко.

Самым крупным объектом в ней было огромное овальное старинное ложе, задрапированное куском белой ткани и украшенное старинными же подушками; вокруг него располагались три обогревателя. Ложе стояло на сильно потрепанном персидском ковре, а несколько свечей на полу явно были призваны заменить камин.

– Не слишком уютно, – сказала Тинкер, вздрагивая от обилия белого цвета. «Где-то здесь, за одной из этих ширм, должен быть мольберт, – подумала она, – а еще – кухня и какая-нибудь ванная, и даже клозет – или художники обходятся без клозета?»

– Эта мастерская – само совершенство, – возразил он. – Совершенство. Я мечтал о такой всю мою сознательную жизнь и не думал даже, что мне посчастливится найти что-то подобное. Она предоставляет максимум возможного света в темном городе… Такая мастерская – просто невероятная удача. Наверное, ты удивляешься, почему Париж? Почему я последовал этому давно вышедшему из моды, устарелому клише – податься в Париж и стать художником, вместо того чтобы сделать это в Нью-Йорке, где происходят главные события искусства? Но в Нью-Йорке я сделал свою карьеру в рекламе, там мои друзья из мира рекламы, там я достиг успеха в рекламе. Мне нужно было оттуда уехать, начать с чистого листа, оказаться в другом мире. Почему Париж? По разным причинам – глубинным, не поверхностным. Наверное, я что-то читал, а может быть, и все, что я читал, звало осуществить давнюю мечту во всей полноте – не просто съездить посмотреть, но вжиться в эту жизнь всем моим опытом, воплотить эту банальную старомодную романтическую фантазию насчет художника на парижском чердаке – примерно так, и если у меня ничего не получится, я по крайней мере буду знать, что сделал все, что можно, – с полным погружением, а не наполовину…

– Если ты хочешь продолжать стоять на пороге и произносить речи, пытаясь отсрочить неизбежное, то лучше давай вернемся во «Флор» – там хоть потеплее, – сказала Тинкер, со смехом глядя на его ноги, прочно вросшие в порог, словно идти дальше было опасно.

– Черт, ты, наверно, замерзла. Пойду включу обогреватели. – Том двинулся к ложу.

– Я хочу наконец посмотреть картины, а ты мне не даешь, – сказала Тинкер, расстегивая парку. Она поняла, что на самом деле в мастерской было не так уж и холодно – ощущение холода давало изобилие белых поверхностей. Картины стояли на полу у стен, и она направилась к ним.

– Пойми, – нервно сказал Том, – дело в том, я считаю, что между чистой репрезентативностью и чистой абстракцией лежит громадная территория, которую и нужно осваивать. Большинство художников занимаются разрушением, расчленением, ну и, конечно, поисками каких-то новых путей творчества, нежели традиционная станковая живопись, но я не стану чертыхаться только оттого, что ад нынче в моде. Что я делаю? Я стараюсь поймать, ну, пытаюсь воссоздать память, понимаешь, как поэзия передает чувства, уже отстоявшиеся и воспроизведенные спокойно, на холодную голову, так и я стараюсь передать какие-то свои особенно важные воспоминания, какие-то безусловно значимые моменты моей жизни в красках. На самом деле…

– Замолчи, – сказала Тинкер. – Ты мне мешаешь.

Она медленно продвигалась вдоль стен, останавливаясь у каждой картины, она не судила и не сравнивала, ибо у нее не было достаточной для этого подготовки. Она просто позволяла этим картинам входить в себя, она впивалась в них глазами, наслаждаясь буйным пиршеством роскошных сочных звучных красок, покрывавших каждый дюйм холста и выплескивавшихся на широкие деревянные рамы, которые служили как бы продолжением картин.

Образы, созданные Томом, были одновременно волшебно знакомы и странны. Это было как песня – некий ритм, которому почти невозможно сопротивляться, мощный чувственный призыв – у Тинкер возникло острое желание касаться этих картин, погрузиться в них, трогать рукой неровную, густо записанную поверхность, чтобы убедиться, что эти чудесные, счастливые, танцующие цвета не ускользнут от нее, не исчезнут…

– Их хочется съесть, – пробормотала она про себя.

– Что? – спросил Том от порога, к которому, похоже, окончательно прирос.

– Так, глупое замечание, – ответила Тинкер.

– Что ты сказала, черт побери?

– Я сказала, что их хочется съесть, черт побери! Что, у нас уже отменили свободу слова?

Том вспыхнул от удовольствия.

– Я знаю, что это глупо… – начала Тинкер.

– Это прекрасно! – Он подскочил к ней и, подняв роскошную гриву ее волос над воротником парки, нежно поцеловал короткий завиток, приникший к нежной коже на шее. – Но прекрасное мгновение – это лишь одна проблема, – засмеялся он, слегка дернув завиток. – А как я запечатлею память об этом мгновении без того, чтобы написать тебя?

– А что тебе мешает написать меня? – спросила Тинкер, уперев руки в бока. – Разве я сказала, что не буду позировать?

– Но я не пишу портретов. Я никогда не рисовал человека, реального, сидящего прямо передо мной.

– Почему? – спросила она удивленно.

– Ну это обязывает или по меньшей мере предполагает некоторую меру сходства, а это всегда меня пугало, – Том сел на любимого конька. – Это ставит некий предел, некие установленные границы, это имеет уже тысячелетнюю традицию как одна из самых древних форм искусства – и неизбежно ведет назад, к изображению зверей и охотников на стенах пещер и вырубанию из камня богинь плодородия.

– Но если придавать сходство немодно, потому что так делали веками, то пиши иначе, в своем стиле. Я ничего не имею против того, чтобы ты нарисовал меня на стене своей пещеры, – сказала Тинкер как бы в шутку, но в то же время явно не соглашаясь с ним. – Но мне бы не хотелось, чтобы ты воссоздал меня, неважно, на холодную или на горячую голову, в образе какой-нибудь полной дряни и потом задавал себе вопрос, почему позволил мне исчезнуть, когда я была рядом и предлагала позировать. Я не хочу быть «значимым моментом» твоей жизни, что всплывет через годы в какой-нибудь комбинации цветов.

– О!

– О? И это все, что ты можешь сказать? – поддразнила она. – Когда речь идет о твоей работе, о том, чего ты хочешь и чего не хочешь добиться, ты очень разговорчив; так скажи хоть пару слов типа «спасибо, да» или «спасибо, нет» на мое предложение, от которого я бы на твоем месте не отказывалась.

– Какой ты оказалась… искусительницей, – сказал он, не в силах сдерживать смех. – Приходишь сюда, заявляя, что ничего не понимаешь в живописи, тут же составляешь суждение о моих картинах и вот теперь хочешь заставить меня по твоей команде изменить манеру письма.

– Так что же? Мы свободные люди в свободной стране. И что ты намерен делать?

– А как ты думаешь? – спросил он, бережно беря ее за плечи и медленно покачивая. – Разве у меня есть выбор? Разве я могу выбирать? Я буду делать только то, что ты хочешь. – Он обнял Тинкер и, наклонив голову, поцеловал ее в губы. – Ведь это первое, чего ты хочешь, правда?

– Пожалуй, – согласилась она.

– И второе, и третье… – Он целовал ее снова и снова, поцелуй следовал за поцелуем, пока оба они не начали дрожать, стоя в объятиях друг друга по-прежнему в центре комнаты. – Что еще, – бормотал Том между поцелуями, – что еще ты хочешь, чтоб я сделал?

Тинкер застенчиво покачала головой, стараясь что-то выразить глазами.

– Теперь решать мне? – догадался он.

Она кивнула, закрыла глаза и вновь потянулась к нему губами.

– Я боюсь, – прошептала она.

– Если я еще раз тебя поцелую, мы упадем, – сказал Том, подхватил Тинкер на руки и перенес на громадное ложе, туда, где обогреватели создали хрупкий оазис тепла. Бережно уложив ее – лишь ноги остались на полу, – он сел рядом. Тинкер не открывала глаз.

– Эта парка, – громко сказал он, – давай снимем парку…

По очереди поднимая ей руки, он с трудом освободил ее от громоздкой верхней одежды, хотя сама она никак не помогала ему и вообще не подавала признаков жизни. Теперь она лежала на спине, затянутая в свитер и лосины, обутая в ботинки – каждый дюйм ее длинного изящного тела скрыт в тесной темнице из черной шерсти, ткани-стрейч и кожи. Она полностью расслабилась – казалось, что она без сознания. Склонившись к ее ногам, Том одну за другой освободил их от ботинок и штрипок лосин.

– Я не знаю, что еще можно сделать, – сказал он неподвижному телу, приподнял его и переместил на ложе, чтобы она могла вытянуться во весь рост. Затем сбросил туфли, лег рядом и, заключив в кольцо своих рук, обнимал бережно и нежно, убаюкивая теплом и спокойствием своего большого тела. Он лежал неподвижно, слушая дыхание Тинкер и вдыхая едва различимый нежный аромат ее волос. Ритм ее дыхания изменился, и Том понял, что она уже не притворяется спящей, а действительно уснула.

Через несколько минут Том тихо высвободил руку. Он никогда еще не чувствовал себя таким бодрым. Рука немного затекла, хотя Тинкер была очень легкой. Бесшумно двигаясь, он выключил яркий верхний свет, укрыл ее паркой и бережно закутал ее ноги в какой-то свой старый свитер – как в спальный мешок. Затем принес стул, зажег все свечи, что стояли в блюдцах на полу, и стал смотреть на спящую девушку.

Бежали минуты, а он все смотрел на нее, смотрел так, как невозможно было, когда она бодрствовала и отвлекала его игрой глаз и постоянно меняющимся выражением лица. Теперь Том-мужчина уступил место Тому-художнику. Он всматривался в редкостный цвет ее волос, что пышно обрамляли прекрасно вылепленный лоб – они казались бледно-коралловыми; такой цвет он раньше видел только внутри некоторых раковин, цвет скрытого пламени, благородный и изменчивый, алый, рожденный пламенем свечей. Ее брови и ресницы были словно бы нарисованы гениальным каллиграфом, а изгиб свежих полных губ даже во сне казался высокомерно-победным. Ее профиль был очаровательно чист. Каждая черта – закругленный подбородок, прямой нос, линии щек – словно бы выточена с удивительно точным соотношением кости и плоти, ни на миллиметр больше или меньше.

Время шло, Том погрузился в мечты. Когда-нибудь – он точно знал это – он будет писать эти мгновения, которые провел, глядя на спящую Тинкер. Он будет писать их снова и снова. Еще непонятно, как он воссоздаст их, каким образом ему удастся перенести на холст этот удивительный, не поддающийся словам всплеск чувств, которые он испытывал сейчас, сидя при свечах в своей белой мастерской и охраняя покой этой чудесной сказочной спящей красавицы, смутно различимой в неярком пламени свечей.

Он понимал только, что важна каждая секунда и каждая деталь; все – и тихое гудение обогревателей, и тень ее ресниц, упавшая на щеку… А сходство… нет, в его живописи не будет сходства, там будет нечто большее – по крайней мере для него.

Красота Тинкер – это лишь часть случившегося с ним чуда. Он хотел дать ей что-нибудь, хотел с каждой минутой все сильнее. Он чувствовал свою глубинную связь с нею, связь, не поддающуюся логике, невыразимую словами. Ее прелесть ударила ему в голову, подобно только что открытому шампанскому – он откликнулся всем своим существом. Может быть, потому, что он так ясно представил себе ее прелестной маленькой девочкой, у которой была настолько ужасная жизнь, что она пока не осознала этого. Может быть, потому, что она так откровенно и безжалостно рассказала ему о себе, может быть, потому, что она была так проста и безыскусственна и словно бы не ведала о своей прелести, может быть, от почти детского чуда ее поцелуев, от аромата ее волос или даже от ощущения сильных ее плеч у него под руками…

Внезапно он поднялся и бесшумно направился к стенному шкафу, где хранил рисовальные принадлежности. Взяв папку белой бумаги и мягкий карандаш, он вернулся на свой стул. «Это будет просто мгновенный портрет, как на вечеринке», – подумал он; он делал такие с ранних лет – врожденный талант, которым он никогда не гордился, но она хотела сходства, и по крайней мере это он может ей дать. Он работал ловко и уверенно, набрасывая голову Тинкер до плеч, наполовину укрытых паркой. Закончив набросок, посмотрел и покачал головой. Да, это Тинкер, безусловно Тинкер, все самое главное в Тинкер, это безусловно ее портрет – но сколько еще художников могут сделать то же самое? А фотоаппарат, возможно, сделает еще лучше. «Но есть кое-что такое, что я могу сделать, а камера не может», – подумал Том и нарисовал вокруг наброска огромное сердце. Для Дня святого Валентина было рано – он предстоял через пять-шесть недель, но какого черта? «Моей Валентине», – начертал он под рисунком и уже хотел подписаться, как вдруг обнаружил, что хочет, страстно хочет добавить еще три слова. «Я люблю тебя», – приписал он.

– Черт меня побери, – сказал он вслух, в сильном удивлении. – Как же это получилось? – Том Страусс встал со стула и начал мерить шагами студию. В знакомом, родном и безопасном пространстве студии он чувствовал себя сорванным с якоря, как корабль, выброшенный в штормовое море, как корабль, уносимый течением. – Как же это получилось? – повторил он, продолжая шагать. Наконец остановился, вцепившись руками в оконную раму, и стал смотреть на парижские крыши и трубы, едва видимые в слабом свете луны. Сердце его успокоилось. Это случилось, неважно как, понял он. И куда бы его ни повело это новое чувство – он пойдет. Слишком захваченный эмоциями, чтобы думать о сне, и несколько смущенный тем, что не знает, что делать дальше, он подошел к ложу, на котором спала Тинкер, и лег на ковер, глядя сквозь ночное небо на новые горизонты, открывшиеся ему.

– Почему ты улыбаешься? – спросила Тинкер.

– Я… я не слышал, как ты проснулась.

– Долго я проспала?

– Не знаю точно, час или чуть дольше, – сказал он, усаживаясь на полу.

– Спасибо за то, что укрыл меня, – Тинкер, лениво потягиваясь, стала выбираться из-под парки. – Это, должно быть, смена часовых поясов.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он, волнуясь.

– Так, словно я проспала несколько дней. Словно заново родилась, словно цыпленок, только что вылупившийся из яйца.

– Ты хочешь сказать, что ничего не помнишь?

– М-м… нет, – сказала она задумчиво. – Боже ты мой… добрый, милосердный… Я только помню, что смотрела твои картины, а потом, после этого… провал. Скажи, а кто снял с меня ботинки?

– Фея, – сказал Том, сел на ложе, обнял ее и поцеловал. – Это тебе ничего не напоминает?

– Я не уверена… пожалуй… немножко. – Казалось, она пребывает в сомнениях.

– А тебе это нравится? – спросил он и поцеловал ее еще раз, до дрожи. «Не надо было позволять ей спать, – подумал он, – нельзя было выпускать ее из объятий, теперь мы уже не дышим в унисон. Но, с другой стороны, если бы она не уснула, разве смог бы я так быстро понять, что я ее люблю?»

– Нравится? Да, очень, – ответила Тинкер. – Очень нравится.

– Ты все еще боишься?

– М-м, – недоверчиво протянула Тинкер. – Я действительно так сказала?

– Ты совсем ничего не помнишь?

– Ну… может быть… Я не могу сказать с уверенностью. – Она улыбнулась коротко и лукаво, давая понять, что готова играть с ним, пока не устанет. «Она опять возвращается к флирту, автоматически используя технику, которая в прошлом приносила успех, – отметил Том, – но я ей не позволю». Он решил, что она действительно смущается, и подумал, что снять это можно только шоковой терапией.

– Я кое-что для тебя приготовил, – сказал он, подчеркнуто от нее отстраняясь и наклоняясь за наброском, который он оставил на ковре. – Вот тебе сходство, – сказал он, протягивая ей набросок и поднося свечу, чтобы она могла как следует разглядеть его.

– О! – удивленно сказала Тинкер и наклонила голову, чтобы в тусклом пламени свечи прочесть написанные там слова. – О, – снова сказала она изменившимся голосом – почти без голоса. – Это правда, Том?

– Да, помоги мне господи.

Он затаил дыхание. Мгновение Тинкер сидела молча, по-прежнему наклонив голову. Наконец он поставил на пол свечу, положил набросок обратно на ковер и, одним пальцем приподняв ей подбородок, повернул ее лицо к себе. Его сердце подпрыгнуло – у нее на глазах блестели слезы.

– Я понимаю, что ты боишься, но все же помоги мне, – сказал Том. – Для тебя это хорошая новость?

Тинкер кивнула; слезинки выкатились из глаз и потекли по щекам.

– Я тебе нравлюсь? – спросил он. Сначала она покачала головой, но затем решительно кивнула. – Я тебе не просто нравлюсь, а очень нравлюсь? – перевел он. Она кивнула еще более определенно. – А ты могла бы… когда-нибудь… полюбить меня? – спросил он так тихо, что если бы она не захотела отвечать, то могла бы притвориться, что не расслышала. Тинкер заставила себя посмотреть ему в глаза и наклонила голову – короткий кивок, молчаливое, но безусловное «да». А потом она кинулась к нему на шею, обеими руками обняла его и потянула вниз, так что они оказались лежащими рядом. А потом она приподнялась и стала горячо целовать Тома в лицо и в шею.

– Здесь, и здесь, и здесь, – бормотала она, неожиданно страстно впечатывая губы в каждый доступный ей дюйм его лица, пока он не засмеялся, потому что она щекотала ему ухо и нечаянно заехала локтем в подбородок.

– Подожди, – выдохнул он, ловя ее руки и удерживая их. – Что же дальше? Тинкер, милая Тинкер, пожалуйста, скажи мне. Я же знаю, ты умеешь говорить, когда ты в настроении, ты ведь разговаривала со мной раньше.

– А что обычно ты делаешь дальше?

– При чем здесь обычно, сегодня все необычно. Я впервые в жизни влюбился.

– Я тоже.

– Наконец-то ты это сказала! – с торжеством воскликнул он.

– Нет, не сказала.

– Ты сию секунду сказала, что влюблена в меня, – настаивал Том.

– Нет, не сказала. Ты пришел к такому заключению. Я, Тинкер Осборн, люблю тебя, Том Страусс. Вот теперь сказала. Уфф… и сразу стало легче.

– Повтори!

– Заставь меня, – поддразнила она.

– А, так ты просишь об этом, ты этого хочешь, да?

– Это угроза? Или обещание? – проворковала она.

– О, Тинкер, ты хочешь свести меня с ума, правда ведь?

– Время покажет, – ответила она, стаскивая свитер. – Время покажет, и скоро, – повторила она, сбрасывая лосины и с улыбкой вытягиваясь на белом ложе во всем великолепии своей юной, нежной красоты.

Сдерживая дыхание, Том кончиком пальца притронулся к розовому бутону ее соска и тотчас почувствовал, как он отвердел.

«Безумец, настоящий безумец», – думал он, сбрасывая одежду. Она сведет его с ума, она вернет ему рассудок, она заменит ему весь мир.


11

– Фрэнки в ярости, – пожаловалась Эйприл Мод Каллендер, когда они столкнулись в вестибюле у доски объявлений. – Тинкер сегодня не ночевала здесь, и она ведет себя так, словно я в этом виновата, – а с каких это пор я стала хранительницей нравственности?

– А когда ты в последний раз видела Тинкер? – с интересом спросила Мод.

– Вчера за ужином. Потом она ушла с одним из этой компании, а мы с Джордан поехали в другой клуб и несколько часов танцевали. Теперь Джордан тоже ушла, и я осталась в полном одиночестве. Фрэнки звала после ленча пойти в Лувр, говорила, что мы еще недостаточно ознакомились с французской культурой. «Недостаточно ознакомились!» Слова-то какие! Так же моя бабушка говорила о Бетховене, когда мне было двенадцать лет. Фрэнки слушать не хочет, когда я объясняю, что в Париже, должно быть, найдется и более приятное занятие, чем смотреть эти бесконечные картины. Фрэнки превратилась в тирана, а я – ее единственная жертва.

– Лучше вместо этого пообедай со мной, – предложила Мод. – Я покажу тебе настоящий Париж, ну, во всяком случае, его маленький кусочек. Я уже много лет наезжаю сюда, порой надолго, и на то, чтобы узнать этот город хорошо, у меня ушло немало времени. И ты удивишься, узнав, как мало времени я провела в Лувре.

– Спасибо, Мод, господь услышал мои молитвы и послал мне тебя. Я пойду оставлю записку Фрэнки. Встречаемся внизу через пять минут, о'кей?

– Отлично.

«И действительно отлично», – подумала Мод. Она почти отчаялась застать кого-нибудь из девушек одну, без их вездесущей бонны мисс Северино. Первое правило работы любого интервьюера – это избавиться от бонны. И неважно, что это за бонна – официальный представитель по связям с общественностью, гид-переводчик, друг-любовник, сестра, мать, даже ребенок. Присутствие третьего лица для интервьюера меняет все: он уже не так свободно задает вопросы, а интервьюируемый, в свою очередь, отвечает не так открыто. В атмосфере официального интервью никогда не достигнешь того, что может дать свободно текущая беседа – обе стороны сознательно или бессознательно ведут себя так, словно все гувернантки мира сидят в углу, опустив глаза и делая вид, что читают журнал.

«И, кроме того, великолепно, что именно Эйприл первая ускользнула из-под присмотра Фрэнки», – подумала Мод. Она выделила Эйприл как наиболее вероятную претендентку на контракт с Ломбарди с самого начала, с момента встречи в аэропорту. Эйприл была классом выше остальных. Эйприл была моделью чрезвычайно высокого класса, она воплотила в себе тип красоты, признанный во всем мире, в котором соединились хорошие манеры и социальная стабильность.

Мод Каллендер происходила из старинной семьи с Род-Айленда, богатой связями и филантропическими традициями – а также собственностью, разбросанной по всему миру. Ее личный доход был более чем достаточен, чтобы жить припеваючи; ее работа давала ей определенную известность, а это самое главное для одинокой женщины, которая стремится участвовать в светской жизни Нью-Йорка. Мод всю жизнь поддерживала веру в классовость и проповедовала это непопулярное в современном мире понятие. «Интересно будет, – думала она, – побольше узнать об Эйприл». Девушка сложена так, что выглядит как королева, эта ее элитарность и стала ее второй натурой, но о ее внутренней жизни это говорит не больше, чем о Грете Гарбо говорят фильмы с ее участием.

Надо показать ей Левый берег, решила Мод. Все эти девушки пока побывали лишь в нескольких роскошных магазинах, в этом шикарном отеле и в тех клубах, куда их водили. Нет, Фрэнки не на что будет жаловаться – хотя она, конечно, будет ворчать.

Меньше чем через полчаса Мод и Эйприл свободно расположились в крошечном уютном русском ресторанчике под названием «Ла Чайка», спрятавшемся на рю дель Аббе дель Эпе, маленькой извилистой улочке в глубине квартала на Левом берегу. Мод швырнула на спинку свободного стула свое темно-зеленое двубортное пальто-поддевку с рядами блестящих пуговиц, высоким воротником и широким подолом. На ней был черный костюм из тонкого сукна. Приталенный пиджак был надет на зеленый вышитый жилет, служивший отличным фоном для кружева ее белой рубашки с тугим галстуком. Свои короткие волосы она начесала на лоб, и всем своим обликом Мод очень походила на какого-нибудь оксфордского лорда из девятнадцатого века – тонкого, остроумного и обаятельного. Только змеящаяся по ее груди золотая цепочка и умело подведенные глаза выдавали в ней женщину, причем женщину весьма привлекательную. Эйприл, серьезная и даже чуть-чуть мрачная, была в розовом кашемировом свитере, и единственным ее украшением была нитка жемчуга на шее. Волосы ее лежали по плечам как золотистая накидка. Изысканная, безукоризненная и такая грустная…

– Что случилось? – осторожно спросила Мод.

– Это нечестно! – взорвалась вдруг Эйприл. – Я не хотела говорить, где Джордан, но она с Некером – можешь себе представить? Он позвонил ей сегодня утром и предложил прогуляться по Версалю. Ее одну! Из-за того, что она что-то знает о французской мебели, у нее теперь появилась отличная возможность завоевать расположение Некера. Тоже мне, фаворитка! – Ее праведный гнев чуть поутих, когда она смогла наконец выговориться.

– Если конкурс настоящий, то это никак не должно повлиять на твои шансы, а я думаю, что он настоящий, судя по тому, какие деньги затрачены, – уверила ее Мод.

– Откуда ты знаешь? Некер – хозяин «Дома Ломбарди», его слова будет достаточно.

– Этого не случится, потому что ты подходишь для этой работы идеально, Эйприл, – сказала Мод совершенно искренне. – Ты девушка уникальная. Я уже говорила Майку, что в своей статье больше всего собираюсь писать о тебе, и предупредила его, чтобы он сделал побольше твоих фотографий крупным планом. Так уж я работаю – подаю материал со своей точки зрения.

– Идеально подхожу? Ой, Мод, спасибо! Хотелось бы мне думать, что ты права.

«Какой у нее по-американски наивный голосок, – подумала Мод, – почти детский, звонкий и высокий».

– Я знаю, что я права, – сказала она Эйприл. – Я видела тебя вчера у Ломбарди. У Джордан нет твоего шарма, и походка у нее не такая сексуальная, а бедняжка Тинкер просто провалилась. Как удачно, что я сегодня на тебя наткнулась – ты мне расскажешь о себе поподробнее. Тебе нравится местная кухня?

– Ой, здесь просто здорово, так… богемно. Я не знала, что в Париже есть русские ресторанчики. Никогда не знала, что селедку можно подавать под разными маринадами. Но мне еще надо оставить место для пирога с курицей.

– Я обязательно напишу, что у тебя отличный аппетит, – сказала Мод, наблюдая за тем, как Эйприл ест. Хорошо, что они пошли в «Чайку», это такое уютное гнездышко. И разговаривать здесь удобно, официанты не снуют туда-сюда.

– Я везучая, могу есть все. В детстве меня кормили так скучно и невкусно, а это – просто пир!

– Расскажи мне немного о своей семье, Эйприл. Чем занимается твой отец?

– Папа? Он у меня такой милый! Он банкир, но работа у него довольно скучная. Моя мама – она многолетний чемпион местного гольф-клуба, и еще она занимается благотворительностью – «Центром планирования семьи» и всяким таким. Ну, мы все катаемся на лыжах, играем в теннис, ходим на яхте… обычный набор. У меня классные родители, – сказала Эйприл, закрывая тему.

– А братья-сестры есть?

– Брат и сестра, оба замечательные. Скучно, да? Никакой экзотики, мы – обычная семья, верхушка среднего класса, как написано в моем учебнике социологии. Ничего увлекательного, так что писать тебе здесь не о чем.

– Но твои родители отпустили тебя в Нью-Йорк и разрешили стать моделью, разве в этом нет ничего необычного?

– Ха! Да они даже не пытались меня удержать. Естественно, они предпочли бы, чтобы я училась в университете, но я несколько лет участвовала в местных показах мод и зарабатывала неплохие деньги. Им пришлось смириться с тем, что, когда мне исполнилось восемнадцать, я решила попробовать заняться этим всерьез.

Мод поразилась тому, как изменилось обычно такое спокойное лицо Эйприл – оно стало страстным и решительным, что указывало на то, что не все далось ей так просто.

– Ты всегда была первой красавицей школы? – неожиданно спросила Мод.

– Ну…

– Эйприл, это не проверка на скромность. Мне интересно, что повлияло на твою жизнь.

– Наверное, я всегда знала, что я… Господи, как же я не люблю говорить «красивая», но я хочу что-то собой представлять, поэтому не могу забывать о своей внешности. Я очень честолюбива, Мод, хоть и предпочитаю это скрывать. Я хочу чего-нибудь достичь в жизни! Хочу что-то собой представлять!

– Как и все мы. Я тебя отлично понимаю.

– Вот что меня убивает – так это то, что я получаю меньше заказов, чем девушки менее красивые, чем я, – продолжала Эйприл. – Не по объективным меркам. Здесь дело в диапазоне. Я не хамелеон, как Тинкер, которая может поворотом головы изобразить из себя все, что захочешь. Во всяком случае, Джастин с Фрэнки охарактеризовали мою проблему именно так. Что делать, если ты можешь выглядеть только самой собой?

– А может, тебе стоит видеть в этом не недостаток, а преимущество? Честно говоря, я удивляюсь, почему ты не пробуешь экспериментировать со своей внешностью, ведь ее можно менять – косметика и одежда могут сделать что угодно. Ты не можешь изменить строение тела и рост, вот, пожалуй, и все… Я даже думаю, а подходит ли тебе агентство «Лоринг», правда, я плохо в этом разбираюсь. А что, если они не прилагали усилий, может, им достаточно твоей внешности и они не хотят искать новые возможности? Ты когда-нибудь об этом думала?

– Но они такие замечательные! – горячо возразила Эйприл. – Я была на седьмом небе от счастья, когда Джастин подписала со мной контракт.

– Того, что они замечательные, для карьеры может быть и недостаточно. Но я могу и ошибаться, – пожала плечами Мод. – Скажи, как ты думаешь, почему Габриэль д’Анжель выбрала для конкурса тебя, если у тебя такой маленький диапазон?

– О, тут удивляться нечему, моя походка – это мое секретное оружие. Отличный контраст с моим до тоски чистым и невинным видом. Мне повезло, что я умею ходить.

– Эйприл, а вчера почему ты решила изменить прическу?

– Мне показалось, что надо что-нибудь другое. Иногда мне просто тошно от своего такого обычного вида. Как правило, я стараюсь обыграть свои белокурые локоны, но иногда в меня словно бес вселяется. Ты знаешь такую манекенщицу – Кристен Макменами? Нет? Так вот, у нее такое решительное лицо, и выразительное, почти красавец мужчина. Она ничего не могла добиться, пока не сбрила брови и не стала носить странный белый грим. И вот в таком виде, мол, а идите вы все куда подальше, она в один вечер стала звездой. Никто никогда не видел, как она улыбается. Теперь она супермодель – у нее совершенно новый тип красоты, и все модельеры мечтают с ней работать. У нее имидж андрогина. При этом она замужем, у нее есть ребенок. Ну как мне с этим тягаться?

– А почему тебе хочется выглядеть странно? – спросила Мод, пришедшая в восторг от того, как Эйприл себя анализирует. Наверное, она многие годы просматривала все модные журналы и сравнивала себя с девушками на фотографиях.

– Потому что мне надоела эта приевшаяся всеамериканская внешность. Это так скучно! Я выгляжу холодной, этакой Снегурочкой, но, хуже того, внутри у меня все неспокойно. Ты понимаешь, что это значит? Сегодня нужен поцелуй смерти. У меня нет этой хандры, этого уныния. Помнишь Кейт Мосс в рекламе «Обсешн»? Вот где хандра! Она вылезает голая из кровати, наверняка с похмелья, ее дружок с ходу делает снимок, и вот – она королева уныния! А потом она приводит себя в порядок – и на подиум, на обложки всех журналов, и пожалуйста – девочка Кальвина Кляйна, типичная американочка. Она почти убеждает, что она американская аристократка, а не коротышка-англичанка с помоечными патлами. – В голосе Эйприл звучала неприкрытая зависть.

– Эйприл, дело не в том, что ты слишком традиционна, – возразила ей Мод. – Ты смотришь на себя как бы со стороны и недооцениваешь свою внешность, как, впрочем, и любая профессиональная красавица. Не встречала ни одной, которая бы не выискивала у себя недостатки и не преувеличивала бы их. Ты все время с кем-то соревнуешься, а тебе пора привыкнуть к тому, что ты неповторима, У тебя редкая красота, и она останется с тобой до конца жизни. Эта красота классическая, она вечна. Забудут Кристен Макменами, Кейт Мосс перестанет быть суперзвездой, а ты – ты же американская Катрин Денев.

– Я даже не знаю, кто это такая, – сказала Эйприл, просияв.

– Это французская кинозвезда, ее боготворит вся страна, она подруга Ива Сен-Лорана, а много лет назад она была его музой. Ты наверняка знаешь ее в лицо.

– О, да, конечно, – сказала Эйприл. – Я не видела «Индокитай», ведь это она там играет, но я помню рекламу… Пожалуйста, Мод, давай больше не будем говорить о моей внешности.

– Договорились. – Мод обвела глазами зал. Эйприл, казалось, совершенно не замечала, как на нее смотрят остальные посетители. Эта девочка так привыкла к поклонению, что для нее оно стало естественным, как воздух. – Расскажи мне о своих поклонниках, – попросила она, сменив тему.

– Это второе, о чем я не люблю говорить, – ответила Эйприл, улыбнувшись. – Но я знала, что ты задашь этот вопрос.

– Почему не любишь? Мужчины наверняка сходят по тебе с ума.

Эйприл улыбнулась еще шире. Кто бы мог подумать, что Мод такая милая! Один на один с ней совсем не страшно, и так приятно было узнать, что статья в «Цинге» будет главным образом о ней… Эйприл решила, что о таких приятных вещах она подумает, когда останется одна.

А сейчас ей приятно сидеть и вести взрослую дамскую беседу. С Тинкер и Джордан так не поговоришь – им она совершенно неинтересна. Они трое оказались вместе случайно и поняли, что лучше изображать из себя подружек, но в глубине души они не могли доверять друг другу, потому что каждая хотела победить, а контракт с Ломбарди подпишет только одна.

– Если я скажу что-нибудь «не для печати», пожалуйста, не пользуйся этим, – сказала Эйприл осторожно. – Или это выражение используют только в кино?

– Все не предназначенное для печати останется строго между нами, – уверила Мод Эйприл. Своего положения в мире журналистики она достигла потому, что никогда не подводила тех, кого интервьюировала. И с ней соглашались разговаривать те, кто отказывал другим журналистам.

– Помнишь, ты позавчера нас спрашивала, девушки ли мы, и тут вошла Фрэнки и прекратила беседу? Ну… я бы все равно не призналась в присутствии остальных, потому что они бы стали смеяться. Я выгляжу довольно свободной и хочу, чтобы они думали, будто у меня есть личная жизнь. Но… ты можешь и сама догадаться, но это не для печати, короче… у меня ее нет.

– Ты хочешь сказать, в данный момент? – осторожно уточнила Мод.

– Нет, вообще. Я ищу подходящего парня… У меня никого еще не было, – медленно сказала Эйприл.

– Ты еще так молода… – сказала Мод.

– Не в этом дело. Мне уже скоро двадцать. Дело в другом, а в чем – я не понимаю. Мне нравятся мужчины – но просто как люди, меня к ним не тянет, понимаешь, физически. Может, я встречалась не с теми, но стоит мне поцеловать кого-нибудь на прощание – и он тут же лезет ко мне. Это просто отвратительно! Послушать моих подружек – мужчины самые удивительные существа в мире. Я этого не понимаю! И никогда не понимала.

– А ты кому-нибудь давала шанс пообщаться с тобой поближе?

– Пару раз, – призналась Эйприл. – Я себя заставляла. Я им позволяла – ну, ты, наверное, понимаешь, – я позволяла им почти все, но не могла этого выдержать до конца. Они обещали, что будут использовать презервативы, будто дело в том, что я боюсь забеременеть или заболеть СПИДом, и я никак не могла им объяснить, что останавливаюсь на полпути только потому, что не могу терпеть эту… эту мерзость. Наверное, лучше было и не пробовать! Они потом становились такими ужасными. Наверное, я не могу их винить. В лучшем случае они называли меня динамисткой, но, черт подери, я не собиралась их динамить, просто думала, что надо попробовать, может, мне это понравится. Но у меня ничего не получалось.

– Значит, ты никогда…

– Нет. И не хочу! Может, это ненормально, но я такая, какая есть. Естественно, все думают, что в один прекрасный день я выйду замуж. Мама, наверное, и свадьбу продумала. Но я не думаю, что это когда-нибудь произойдет. Слава богу, я еще молода, и они меня не торопят. Но ты ведь никогда не выходила замуж, Мод? Как тебе это удалось?

– Я прислушалась к собственному естеству. Если ты подождешь немного, люди в конце концов привыкнут к тому, что ты не замужем. Конечно, когда ты не сногсшибательная красавица, тебе легче.

– Теперь ты притворяешься скромницей, – поддразнила ее Эйприл, почувствовав себя удивительно легко. Она раскрыла свою тайну, а Мод ни капли не удивилась. – У тебя такая потрясающая внешность! Ты не похожа на других, ты удивительно хороша, у тебя свой собственный стиль. Жаль, что у меня не хватило бы смелости одеваться так же.

– Откуда ты знаешь? Может, ты когда-нибудь сама себя удивишь.

«Да, – подумала Мод, – ты можешь удивить нас обеих». Она решила узнать об Эйприл побольше, и ей это удалось. Но в глубине души она не могла не думать о том, что все женщины, которых она когда-нибудь любила, были женщинами этого типа. Но ни одна из них не была таким совершенством. Ни одна из них не была Эйприл.


12

Жак Некер и Джордан Дансер прогуливались по садам у малого Трианона, откуда Версальский дворец не был виден. Зимнее солнце высоко стояло в безоблачном бледном небе, и было так тепло, что Джордан даже откинула капюшон своего длинного красного пальто.

– Это мое самое любимое место, – сказал Некер. – Здесь нет никакой пышности. Вон в том маленьком павильоне, в бельведере, сидела Мария-Антуанетта, когда к ней прибежал паж и сказал, что парижане идут на дворец. Это был последний счастливый день в ее жизни. Этих садов она больше никогда не увидела. Сегодня даже не верится, что все это случилось больше двухсот лет назад.

Джордан остановилась и прислушалась к пению птиц, сидевших на голых ветках. Где-то вдалеке работали садовники, готовя сады к весенним посадкам.

– Как тихо, – сказала она. – Даже не верится, после шумного Парижа… Мне кажется, что я сейчас в мире Марии-Антуанетты, и вся дрожу – ведь всем известно, как все это закончилось. Но скажите, – спросила она удивленно, – почему мы не пошли в сам дворец? Когда вы позвонили сегодня утром, я решила, что мы направляемся именно туда.

Задавая этот вопрос, Джордан думала о том, что удивлена она не только этим. Но она не стала бы рассказывать этому всемогущему человеку, что, приняв его приглашение, она еще целый час раздумывала, правильно ли она поступила. Да, она с самого начала старалась произвести впечатление на Жака Некера, но цель у нее была одна – выиграть конкурс. Он человек безусловно интересный, но меньше всего она хотела бы завязывать с ним какие-либо отношения. Вести себя надо по-деловому. Если, боже упаси, он пригласил ее, намереваясь за ней поухаживать, они оба окажутся в неловком положении. Но разве можно было от такого приглашения отказаться?

– Для меня эти сады – сердце Версаля, – ответил Некер. – Сам дворец пышен и пуст. В нем есть величие, но нет жизни. После революции мебель конфисковали и растащили, гобелены и картины оказались в музеях, а все, что осталось, сейчас пытаются отреставрировать. Если привидения существуют, а я в это верю, то они здесь, в садах, а не среди пустых стен.

– Мы что, ищем встречи с привидениями, – спросила Джордан, – или вы в душе роялист? Вы бы хотели реставрации монархии? Может, вы из тех, кто поддерживает претендента на французский трон, и ждете, что он займет его и дети его будут счастливы в своих браках, – это же так умилительно?

– Откуда у вас эти секретные сведения? – улыбнулся Некер, с восторгом глядя на Джордан. Ее короткие курчавые волосы развевались на легком ветерке, а бледно-голубое небо словно оттеняло ее лицо. На фоне голых деревьев Джордан была как факел, от которого может вспыхнуть все вокруг.

– Главным образом из «Хелло!», – ответила она. – Это английский журнал, в котором очень серьезно освещаются все подробности жизни королевских фамилий Европы. Я люблю рассматривать фотографии и думать о том, что английской королеве следует расстрелять своего парикмахера, а бельгийской – сжечь весь свой гардероб. Но я не только критикую, у меня есть и любимчики – например, леди Сара Армстронг-Джонс, дочь принцессы Маргарет, которая на бракосочетание принца надела широкие штаны и всех сразила наповал. Ах, это жизнь из сказки.

– Вам нравятся сказки? – спросил Некер, думая о том, что прогулка эта приносит ему почти столько же боли, сколько удовольствия. Он пошел бы сюда с Джастин, смотрел бы, как она гуляет по его любимым местам, задавал бы ей те же самые вопросы, узнавал бы ближе свою дочь, а не это прелестное создание, про которое он знает так же мало, как и она про него. Но лучше уж пусть кто-то сейчас заменит ему его дочь, а она единственная из девушек, кто проявил хоть какой-то интерес к французской истории.

– В девяти случаях из десяти они интереснее реальности.

– Давайте присядем на минутку, – предложил Некер. – Вы не замерзнете?

– Если бы и замерзла, все равно бы присела, – ответила Джордан, радуясь тому, что можно передохнуть. Некер даже не замечал, что шел слишком быстро. – Готова поспорить, что придворные дамы отлично разминались, просто прогуливаясь здесь… Интересно, как у них хватало сил переодеваться по пять раз на дню, не говоря уж о том, что они успевали еще танцевать, флиртовать, играть в карты и интриговать?

– Может, вечная борьба за первенство не позволяла им замедлить темп.

– Немного похоже на мою работу, – рассмеялась Джордан. – Кроме, пожалуй, флирта, игры в карты и интриг.

– Расскажите мне что-нибудь о Джастин Лоринг, – вдруг попросил Некер. – С ней легко работать?

– Я думаю, она лучше всех, – ответила Джордан. – Ужасно жалко, что она заболела и не смогла прилететь. Уверена, она бы вам понравилась. Но с Фрэнки мы тоже можем быть спокойны.

– А почему вы сказали, что она лучше всех? – настаивал он.

– Я ей полностью доверяю, она никогда не злится, клиенты не могут ее запугать, и у нее нет любимчиков. Она всегда встает на защиту своих девушек.

– Как вы думаете, Джордан, она счастливый человек? Она реализовала себя или ей чего-то не хватает? Я имею в виду, как личности?

– Наверное, я не могу ответить на этот вопрос, – ответила Джордан, про себя удивившись. – Джастин не показывает своих чувств, мсье Некер, она очень сдержанная женщина. Она заботится обо всех нас и никогда не дает поводов для сплетен.

– А почему вы сказали, что доверяете ей? – спросил он. – Что такого она сделала?

– Доверие – странная вещь, некоторые люди его внушают, некоторые – нет. Я не считаю себя тонким психологом. У Джастин безукоризненная репутация в деловом мире, и, пожалуй, это единственное, что я знаю наверняка. Фрэнки – ее лучшая подруга, поэтому, если вы интересуетесь личной жизнью Джастин, вам лучше спросить у нее.

– Я предпочитаю знать как можно больше о людях, с которыми веду дела, – сказал Некер, отвечая на вопрос, который Джордан не задала вслух. – Это часто оказывается полезно.

– Есть одна вещь, которая очень много для меня значит, – Джастин предлагает меня клиентам, даже если они не просили подыскать «цветную девушку», как сейчас обычно выражаются. В большинстве агентств делают так, только когда клиент настаивает именно на этом, а Джастин старается устроить меня всюду, где это возможно.

– «Цветная девушка»? Этого выражения я не слышал и думал, что официально говорят «афроамериканцы».

– Готова поспорить, что к единому мнению по этому вопросу не придут никогда. Люди будут всегда спорить о том, как это называть, не оскорбляя ничьих чувств.

– Извините меня, – поспешно сказал Некер, – я не хотел показаться бестактным. У нас, швейцарцев, то же самое, то есть есть итальянские, немецкие, французские швейцарцы, но…

– Но вы все белые. Повезло Швейцарии.

– Прошу меня простить, я, должно быть, вас обидел.

– Никоим образом! – улыбнулась Джордан. – На эту тему мне есть что сказать, но мне редко удается встретить белого человека, который может говорить со мной об этом без смущения.

– Я не смущаюсь, и мне интересно.

Джордан внимательно посмотрела на Некера и увидела в его глазах неприкрытое любопытство, которое люди, желающие быть вежливыми, предпочитают скрывать. Она вдруг почувствовала, что ей с ним удивительно спокойно. Ничто не указывало на то, что он питает к ней сексуальный интерес. Ее не смущал ни его уверенный вид, ни его привычка задавать вопросы, на которые он всегда ждал ответов. Она проникалась уважением к этому человеку и вдруг поняла, что доверяет ему и может говорить с ним открыто.

– Возьмем, к примеру, слово «черные», которое иногда даже пишут с большой буквы, – сказала Джордан. – Многие люди, и я в том числе, продолжают настаивать, что они – черные американцы, а не афро-американцы, потому что они уже так далеки от Африки в культурном смысле, их предки поселились в Америке намного раньше, чем многие американцы, и не чувствуют связи с Африкой. С другой стороны, многие черные американцы считают меня недостаточно черной.

– Я совсем запутался.

– Я тоже. Недавно я читала один английский журнал, посвященный черным женщинам, и там говорилось, что существует тридцать три оттенка черной кожи – от цвета слоновой кости до иссиня-черной. С ума сойти! Кто и как считал оттенки кожи? В том же самом журнале рассказывается про Рошумбу, черную топ-модель, которую называют Верной Сестрой, потому что она носит короткую стрижку – афро и крайне отрицательно отзывается о тех черных топ-моделях, которые сказали ей, что согласны были бы выпрямить волосы или изменить форму носа ради того, чтобы попасть на обложку «Вога». Да на это согласилась бы любая белая манекенщица, и при этом она бы не считала, что предает свои шотландские или итальянские корни. Наверное, сама того не подозревая, Рошумба, а имя ее в переводе с суахили значит «красавица», взяла на себя обязанности верховного судьи и решает, кто достоин называться «черным». Ей самой не надо идти на компромиссы, она великолепна, и три номера «Спортс Иллюстрейтид», в которых она сфотографирована в купальниках, – тому подтверждение. Так что мне остается довольствоваться тем, что я не Верная Сестра и не истинно черная.

– А не можете вы быть цвета кленового сиропа, или яблочного сидра, или капучино, или чая с молоком, или…

– Это что, швейцарский юмор, мсье Некер? Хорошо, что вы не упомянули молочный шоколад. – Джордан покачала головой и озорно на него взглянула. – Я могу продолжить. Например, шотландское ячменное виски со сливками – очень подходит, правда? Хотя настоящий ценитель ячменного виски не добавляет в него даже льда.

– Я хотел задать именно этот вопрос, – настаивал Некер. – Так что не уходите от ответа.

– А ответ такой – незачем тратить время попусту, пытаясь определить свой оттенок кожи, все равно его не изменишь. Но тем не менее хоть я и стараюсь не беспокоиться об этом, я всегда об этом помню. Вы можете подумать, что быть черным – значит просто быть черным, но оттенок кожи на самом деле имеет огромное значение. – Джордан старалась говорить откровенно, как говорила бы с собственным отцом, потому что чувствовала, что Некера не устроит меньшее.

– А почему? Чем светлее – тем лучше?

– Все не так просто, – продолжала Джордан, тщательно подбирая слова, – хотя, конечно, светлый оттенок предпочтительнее, особенно для женщины. Но, мсье Некер, дело не в реакции белых, гораздо важнее то, как к этому относятся другие черные. Черные так же, как и белые, замечают все отличия. Мне отлично известно, что, когда на меня смотрит черная женщина, она думает о том, с кем спали мои бабки и прабабки. То есть то, как я выгляжу, указывает на то, сколько во мне крови белых. Так всегда бывает, когда дело касается расы, мсье Некер. Когда меня разглядывает другой черный человек, я понимаю, что он осуждает всех моих предков. Но и я сама задаю себе те же вопросы. Кто были эти белые предки? Любили ли они моих черных предков или просто пользовались ими? Наверное, мое семейное древо было очень ветвистым, но я никогда об этом не узнаю… Это печально, горько и обидно.

– Я даже не задумывался…

– Большинство людей не задумываются, – ответила Джордан. – Я совсем не собиралась выступать с такой речью.

– А теперь расскажите мне о своих родителях, – попросил Некер. – Расскажите, как вы росли.

– Мой отец – кадровый военный, полковник Генри Дансер. Он с блеском закончил Академию Вест-Пойнт и понял, что армия станет ему родным домом, если он не будет нарушать правила. Он человек жесткий, авторитарный и помешанный на карьере. Он настоял на том, чтобы я закончила колледж, и только после этого разрешил мне работать, но перед тем, как я подписала контракт, он разузнал все про агентство «Лоринг», а потом добрых два часа расспрашивал саму Джастин. Ему не нравится, что я манекенщица. Из меня хотели сделать воспитанную и образованную девушку, настоящую гордость семьи. Моя мать целиком посвятила себя отцу – она видит в нем будущего генерала, и, возможно, она права. Сегодня она полковничья жена, а в один прекрасный день станет генеральской, и она мечтает о том, что я тоже стану женой военного, а меня тошнит только при мысли об этом.

– А что в этом такого ужасного?

– Ох уж эти швейцарцы! Мне нужны возможности, а не страховой полис. Я жила в девяти военных городках, я знаю, что такое дисциплина, знаю, как понравиться жене начальника, и не хочу иметь с этим дела.

– Вам это кажется унизительным?

– Нет, скорее скучным. Там все завязано на подчинении и умении нравиться тем, у кого в руках власть. Если бы я вышла замуж за подающего надежды черного офицера, которого бы одобрили мои родители, моими подругами были бы жены офицеров того же звания. И мы всю жизнь вместе поднимались бы по служебной лестнице, приглашали бы друг друга в гости, обменивались бы кулинарными рецептами, если, конечно, один из мужей не пошел бы резко на повышение или, наоборот, задержался бы в каком-нибудь звании, тогда жене пришлось бы обзаводиться новыми друзьями. Только представьте себе такое!

– Чересчур регламентированная жизнь, даже для швейцарца, – рассмеялся Некер.

– А жизнь черных вообще очень регламентирована. В колледже моей соседкой была потрясающая девушка по имени Шарон Коэн. Мы часами разговаривали о том, каково быть еврейкой и каково быть черной. Она как-то сказала, что хотела бы однажды представиться Джордан Дансер, чтобы никто не понял, услышав ее имя, что она еврейка. А я сказала Шарон, что хотела бы пожить неделю в ее обличье и узнать, как ты себя чувствуешь, когда тебя не относят к определенной категории в ту самую минуту, когда ты входишь в комнату, то есть еще до того, как ты назвала себя. И здесь Шарон было нечего мне возразить.

– А с кем вы общаетесь? – осторожно спросил Некер.

– В колледже я встречалась только с черными парнями, честно говоря, так мне было проще. Мне не надо было быть постоянно настороже – ведь в кампусе все всем известно. Теперь я хожу на свидания с кем мне захочется. Проблема не в этом. Вопрос в том, что я буду делать, когда стану старше, когда моя карьера манекенщицы закончится. Мне надо позаботиться об этом уже сейчас, – сказала Джордан, – а не лет через шесть-семь.

– Но те же проблемы стоят перед всеми манекенщицами, вне зависимости от того, белые они или черные.

– Это так, но большинство из них надеется на то, что подвернется что-нибудь подходящее. Белые девушки могут тешить себя надеждой, они к этому привыкли. А я просто не смею на это полагаться. В нашем бизнесе мне, чтобы пробиться, надо быть намного лучше белых девушек, потому что у них будет много шансов, а у меня – лишь несколько. Я должна быть совершенно особенной, иначе мне ничего не добиться, и еще – я должна с этим смириться, потому что кому нужна закомплексованная черная манекенщица? Я должна делать вид, что не замечаю того, что я черная, чтобы люди могли чувствовать себя со мной комфортно.

– Все это кажется таким сложным.

– Это так и есть, – убежденно ответила Джордан. – Можете мне поверить.

– А вы строите планы на будущее?

– Должна, но я еще не думала об этом серьезно. Может, мне надо будет попытаться открыть собственное дело? Возьмем, к примеру, Иман. Она работала двадцать лет, а теперь открывает косметическую фирму. Она – живая легенда, она жена Дэвида Боуи, ей уже тридцать девять, но она получает сорок тысяч долларов за один показ, а когда Иман на подиуме, других девушек просто не замечаешь. Да, у этой черной женщины есть все, но она уникальна, единственная из миллиарда, богиня из Найроби. Имею ли я право надеяться на собственное дело или лучше выбрать более легкий путь и искать мужа? Может, я поступлю как идиотка и выйду замуж за рок-звезду, или за актера, или за чемпиона мира по боксу, а потом мой брак распадется, потому что такие браки недолговечны. Или мне выйти замуж за черного миллионера, выйду из-за денег и из-за положения в черном высшем обществе…

– А вы думали о том, что можете встретить просто хорошего парня, не знаменитость и не миллионера, станете его женой и будете жить обычной жизнью? – спросил Некер, внутренне улыбаясь тому, как серьезно обсуждает Джордан свои матримониальные планы.

– Конечно, и такое может случиться, – согласилась Джордан, – но не думаю, что я могла бы долго довольствоваться этим. Вы просто не понимаете, как мне невероятно повезло, у меня столько преимуществ – семья, образование, внешность, – которых нет у большинства черных девушек. Меня благословило небо, да, признаю, это меня испортило, дало новые возможности. Все, кого я знаю, считают, что я достигну чего-то в жизни, а не стану просто женой и матерью. Я сама на это надеюсь. Неужели вы думаете, что я буду плыть по течению и подцеплю первого более-менее подходящего парня или, хуже того, влюблюсь в какого-нибудь белого и испорчу жизнь себе и ему?

– А почему вы в этом так уверены?

– Потому что в глубине души каждый из нас немного расист, – ответила она спокойно.

– Джордан, вы действительно верите в то, что только что сказали?

– Да, черт побери! Я сама расистка! Я ненавижу пуэрториканцев, и черных бандитов ненавижу, и белых, которые беснуются на стадионах, тоже ненавижу, так что можете себе представить, что будет, если я выйду замуж, войду в белую семью и стану вечным кошмаром для своей свекрови?

– А вы не преувеличиваете? Может, люди, узнав вас поближе, будут смотреть вам в душу, а не на вашу кожу?

– Узнав поближе… – да, возможно. Мне хочется так думать – я знаю, как ко мне относилась Шарон, и многие другие мои соученицы, и девушки из нашего агентства, но мы не выходим замуж за братьев друг друга.

– А ваша внешность, Джордан, может, она поможет вам перешагнуть расовый барьер?

– Вы шутите? Такого вопроса я не ожидала даже от швейцарца. Внешность здесь никакого значения не имеет. Вы представить себе не можете, как все сложно и без смешанных браков. В Нью-Йорке на улицах можно увидеть множество красивых черных девушек. Меня еще не узнают повсюду – я не Наоми Кэмпбелл, не Тайра Бэнкс и не Вероника Уэбб, ладно, оставим только Наоми – она единственная черная модель, которую знают почти все, так что мне надо быть очень осторожной в таких вещах, о которых вы даже не задумываетесь. Терпеть не могу сюрпризов.

– Что вы имеете в виду? – озадаченно спросил Некер.

– Ну, например, в колледже я не стала вступать в студенческую общину… Я не хотела быть одной из немногих черных в общине белых и не хотела вступать в общину черных, поэтому занималась только тем, что могла делать, не вступая ни в одну из них.

– А может, вы просто чересчур чувствительная?

– Возможно, – пожала плечами Джордан, – но это упрощает жизнь. Например, в Нью-Йорке я хожу только туда, где меня знают, или туда, где меня представят должным образом. Я никогда не пойду в незнакомую парикмахерскую без человека, который знает владельца или парикмахеров. В хорошие магазины я хожу только с белыми подружками. Если меня приглашает в ресторан белый приятель, я туда иду, а с черным я пойду, если он знает метрдотеля или часто там бывает. Вы удивлены, мсье Некер?

– Да.

– Это не ваши проблемы. Но мне нужно поговорить о них, особенно если меня слушают с таким вниманием. Сегодня я ответила на столько вопросов и рассказала вам о том, что и не думала с вами обсуждать, но, кажется, вам это было интересно. Я только не могу понять почему. Почему вы меня расспрашивали? Неужели потому, что я одна из трех манекенщиц, с которыми ваша компания подписала контракт? Мне все-таки так не кажется…

– Нет, не поэтому.

– Тогда в чем же причина?

– Я просто подумал… если бы у меня была дочь… если бы я ничего не знал о ее жизни… я бы хотел расспросить ее обо всем – о ее проблемах, о ее надеждах, о ее мыслях… Это не праздное любопытство.

– Но у вас ведь нет дочери?

– У нас с женой не было детей…

– Мне очень жаль, – сказала Джордан.

– Мне тоже. Очень. Я не похож на вашего отца, которому ближе мальчики. Если бы я мог иметь одного-единственного ребенка, я бы хотел, чтобы это была дочь, дочь, о которой я мог бы заботиться…

– Если бы она у вас была, она бы сказала вам, что проголодалась, – рассмеялась вдруг Джордан, заметившая, как он погрустнел.

– И я тоже, – сказал он и поднялся. – Давайте вернемся к машине. Неподалеку от дворца есть отличный ресторанчик. И я знаком с хозяином.

– Во Франции я чувствую себя как дома. Может, в меня вселилась душа Жозефин Бейкер?

– Сомневаюсь. Для этого вы недостаточно черная, – усмехнулся Некер.

– Это детали.


13

Факс принесли, едва я кончила завтракать.


"Полагаю, тебе известно, что жизнь в Нъю-Йорке парализована из-за снегопада. Несколько раз звонила, но тебя не было – где-то ты развлекалась. Повезло – гуляешь в Париже, а я мерзну в Нью-Йорке. Мне звонить бесполезно – я живу у друзей, дома у меня проблемы с отоплением. Контора закрыта, съемки отменены, самолеты не летают. Все сидят по домам. Завидую – ты в теплом отеле. Надеюсь, девочки все схватывают на лету и беспокойства не причиняют. А ты, надеюсь, ведешь себя прилично и на провокации не поддаешься.

Люблю, целую. Джастин".


Веду ли я себя прилично? Тинкер испарилась с каким-то никому не известным парнем, Эйприл заколдована Мод, Некер обхаживает Джордан, а эта мерзавка советует мне вести себя прилично!

Но Джастин взбесила меня не только поэтому. Почему она не сообщила, у каких она друзей? Я их всех знаю и всем могу позвонить, что, думаю, им отлично известно. Ну и что, что город парализован, контору так просто не закрывают! Я не собиралась звонить ей, но ведь как-то я должна с ней связываться в экстренных случаях.

Что случилось с нашей рассудительной Джастин? Она меня окончательно подкосила, а мне хватает сейчас волнений из-за Тинкер. Мы прилетели два дня назад, а она уже провела ночь с каким-то незнакомцем. Ничего себе, утешительная новость. Она ведь такая ранимая, кто знает, что случилось с ней после вчерашнего провала у Ломбарди. Какой подонок этим воспользовался? Даже спросить не у кого.

Я все еще терзала в руке факс, когда столкнулась в фойе с Майком Аароном.

– Ага! Вот ты где, Фрэнки! Слушай, так дальше продолжаться не может. – Он схватил меня за локоть, так что мне просто пришлось остановиться.

– Доброе утро, Майк, у тебя что-то случилось? – спросила я. Меня назначили в нашем крохотном коллективе старшей, я здесь за все несу ответственность и не могу вести себя как ребенок. «Поднимись над суетой!» – вот мой девиз, когда я на людях.

– Ты сегодня в окно смотрела? – спросил он вдруг.

– Да, а что?

– Сегодня свет просто удивительный. Такого второго дня уже не будет – сама знаешь, какая в Париже обычно бывает погода в это время. При таком солнце и надо снимать девушек – как они знакомятся с Парижем, а я не могу найти ни одной из них! Даже Мод куда-то исчезла. Что, черт подери, происходит?

– Они, кажется, с цепи сорвались. Ты сам видел, что случилось вчера вечером.

– Я думал, ты за них отвечаешь, – сказал он.

– И отвечала. Но судьба распорядилась иначе.

Я совершенно не собиралась лгать Майку и делать вид, будто знаю, где девочки. Тайн у меня и без этого хватает. Не может их сфотографировать при солнечном свете – пусть фотографирует хоть в заброшенной шахте. Проблемы «Цинга» меня не волнуют.

– Ну и какая из тебя дуэнья? – хмыкнул он.

– Отвратительная. – И я развела руками, давая понять, что совесть меня не мучит. – Никогда не мечтала о карьере гувернантки. Не обучена.

– Это все равно что работать со съемочной группой на отдыхе, – возмутился Майк. – Актеров увозят куда-нибудь подальше от дома, селят в гостиницу, и они начинают вести себя так, будто их привычной жизни больше не существует, и все. Что они творят! Совершенно не думают о последствиях. Раз им не надо спать в собственных постелях, их уже ничто не держит – эти дряни превращаются в диких зверей, вырвавшихся из клеток. Это похоже на массовый приступ истерии.

– Но дикие звери, в отличие от манекенщиц, ведут себя вполне предсказуемо, – продолжила я. – А Париж – это даже не тихая, спокойная клетка. Думаю, даже если случится худшее из возможного, перед показом они все-таки объявятся. – Я испытывала какое-то извращенное наслаждение, рисуя происходящее в самом черном цвете и делая вид, будто меня не волнует судьба моих подопечных. Терпеть не могу, когда меня называют «дуэньей».

– Ну и пошли они к черту! – сказал он с отвращением и сменил тему:

– Может, пойдем куда-нибудь перекусим?

– Почему бы и нет? Здесь или где-нибудь еще?

– Мне надо выбраться из этого проклятого отеля, иначе я задохнусь. Давай пойдем погуляем и по дороге съедим по сандвичу. Может, на часок и в Лувр заглянем. Надо же сделать хоть что-нибудь полезное.

– Идет. На самом деле я сама хотела затащить сегодня Эйприл в Лувр.

– Я в Париже был уже раз двадцать, а туда так и не заглядывал. Все время что-то мешало.

– Пойду возьму пальто. Встретимся здесь.

– Не забудь надеть туфли поудобнее, – мрачно предупредил он.

Идя к себе в номер, я размышляла о невероятной галантности, с которой он пригласил меня на прогулку. Ленч со мной – да, видно, Майку Аарону совсем сегодня не везет. Почему я согласилась – ума не приложу, наверное, потому, что мне самой совершенно нечем заняться. В гардеробной я случайно взглянула в зеркало. Господи, ну зачем я себя обманываю! Вид у меня – как у старшеклассницы, которая собирается на первое свидание.

Я с ужасом смотрела на свое отражение. С ужасом и… волнением. Как же мне надоело быть старушкой Фрэнки, добропорядочной дуэньей двадцати семи лет! Как собаку назовете, так она и… Нет уж, спасибо!

А сегодня я разволновалась не из-за нынешнего Майка Аарона, типа с дурным характером и дурными манерами, нет, я просто представила себя четырнадцатилетней девчонкой, которая все отдала бы за прогулку с Майком по Парижу. Часто ли людям представляется возможность осуществить детскую мечту? Ну же, Фрэнки, тебе просто необходимо передохнуть!

Я быстро просмотрела свой гардероб и остановилась на черном свитере и черных обтягивающих брюках. Получилось довольно сурово. И, кажется, я смотрелась чересчур тонкой, если, конечно, это возможно. Надо уравновесить все прической. Хорошо, что вчера я вымыла голову!

И я вытащила черепаховые шпильки, которыми были заколоты волосы. Может, Джастин права, и я зря не пользуюсь преимуществами, данными мне самой природой. Наверное, даже сама Марта Грэм одобрила бы сейчас мой вид. Она умела использовать свои волосы в танцах! Верблюжье пальто на красной подкладке нараспашку, красный шарф, мои любимые черные сапоги на низком каблуке – и я готова! Результат потрясающий, но во всем наряде нет ничего специального, нарочитого. Еще минут десять я красила глаза – и я уже похожа на опасную искусительницу, хотя, кажется, я только и сделала, что оделась подобающим для прогулки образом.

Выйдя из лифта, я, незаметно покачивая бедрами (это мог бы понять только опытный учитель танцев), направилась к Майку. Он меня не узнал.

– Ну что, идем? – спросила я.

– Фрэнки?

– Извини, что я задержалась. Звонила Габриэль, и мне пришлось лгать напропалую.

– Фрэнки!

Я взглянула на него весело и чуть свысока, словно он был моим младшим братишкой.

– Ты что-то забыл?

– А? – Он никак не мог оправиться от потрясения.

Все-таки мужчины такие примитивные создания!

– Я спросила, не забыл ли ты чего-нибудь, – терпеливо повторила я, натягивая перчатки и тщательно разглаживая каждый палец, совсем как Марлен Дитрих.

– Нет, нет, я – ничего. – Мы вышли из отеля, и у меня появилось сильное подозрение (а в таких вещах я редко ошибаюсь), что от ярлыка «дуэнья» я избавилась раз и навсегда. Даже если собаку назвали не правильно, раз в год у нее бывает ее день, а сегодняшний день – точно мой!

– Куда отправимся? – спросил Майк, когда мы оказались на улице.

– Давай спустимся по рю Бийяр к реке, – предложила я. – Так мы сократим путь и пройдемся вдоль Сены.

– Ты неплохо знаешь Париж.

– Я часто бывала здесь со своим первым мужем, – нагло солгала я, идя как можно быстрее, хотя это и трудно, когда в голове у тебя звучит вальс.

– С первым мужем? – переспросил он с любопытством. – Я его знаю?

– Слим Келли.

– Спортивный журналист? – В голосе его слышалось уважение.

Интересно, ну почему мужчины реагируют так, что все их мыслительные процессы так легко просчитать? Моим мужем мог быть Тед Коппель, но это не вызвало бы такого фурора, как имя Слима, живой легенды журналистики, о чем он сам никогда не уставал мне напоминать.

– Угу.

– Слим Келли был твоим первым мужем, а кто же второй?

– Я с ним еще не встретилась. Но, поскольку я развелась только год назад, надежда на эту встречу у меня еще осталась.

– А как насчет третьего?

– Время покажет, – бросила я через плечо, направляясь к площади Согласия.

– Господи, Фрэнки, нам обязательно так мчаться? – жалобно спросил Майк.

– Ты сказал, что задыхаешься в отеле, и я решила, что тебе надо поскорее проветриться.

– Я не говорил, что хочу со скоростью света мчаться мимо самого прекрасного в мире вида.

– Можешь говорить что угодно, – ответила я, замедляя темп. – Боюсь, ты просто немного не в форме.

Он на меня уставился, вернее, попытался уставиться, но моя грива вкупе с моей очаровательной ухмылочкой (говорила ли я, что зубы у меня почти такие же замечательные, как и ноги?) просто парализовала его взгляд.

– Не дразни меня, – только и сказал он.

И мы пошли дальше вверх по реке. А за ней открывался потрясающий вид города с торчащим вверх фитилем Эйфелевой башни. Голубое бесконечное небо сияло над элегантными старинными зданиями, каждое из которых было своего неповторимого серого оттенка. У меня было то беспечное настроение, с которым я обычно брожу по Кони-Айленду, только здесь вместо белоснежного песка и океана были чудеса архитектуры. Ну что ж, главное – не надо выбирать, что мне нравится больше.

– Ты еще не проголодалась? – спросил Майк.

Я остановилась и посмотрела по сторонам. Через улицу – птичий рынок, прямо перед нами – Иль де ла Сите и башни Нотр-Дам. Значит, мы каким-то образом умудрились проскочить Лувр, что так же невозможно, как не заметить Пентагон.

– Наверное. Пока ты не спросил, я об этом не думала. Смешно, но в Париже я думаю о еде в последнюю очередь.

– Это я заметил. Если и дальше так пойдет, ты станешь такой же тощей, как наши девочки.

– Разве это плохо?

– Я тебе все объясню, когда мы прекратим эту сумасшедшую гонку. На другой стороне улицы есть место, где можно поесть, туда-то мы и пойдем.

– Как скажешь, Супер… парень.

– Поосторожней!

– Ты обидчивый, да?

– Нет, просто голодный.

Мы устроились на застекленной террасе ресторанчика под названием «Бистроке», и я стала рассматривать меню.

– Боюсь, здесь не подают сандвичей, – заметила я.

– Это была фигура речи.

– Как и «пышные формы», да? – поинтересовалась я, изучая меню.

– Так я и знал! Ты поэтому все время задираешься? Ну, признайся, ты не можешь простить мне этих «пышных форм». Фрэнки, это был комплимент!

– В наших краях это оскорбление, мазила.

– Пышные формы – это то, за что приятно подержаться, обо что можно согреться морозной ночью, это сексуально, это возбуждает. Понимаешь, возбуждает!

– Прекрати орать.

– Разве я только что не сказал тебе, чтобы ты не тощала? – Он навалился на стол. – И я именно это имел в виду! Я был женат на манекенщице. Никто не умел носить тряпки так, как она, но, господи, к ней нельзя было даже прислониться, одни локти и больше ничего! Ляжки у нее были как две острые сабли, об задницу можно было набить синяков, в ее груди нельзя было зарыться.

– Так зачем же ты на ней женился?

– Если бы я только знал! В постели она напоминала железного кузнечика. Я был тогда зеленым юнцом, и мне почему-то это нравилось.

– Да-да-да! Твоя вторая жена наверняка тоже была манекенщицей. Все вы, фотографы, такие.

– Я не женился второй раз.

– Умный ход.

– Так ты простишь меня за… «пышные формы»?

– Ты мне напоминаешь Слима Келли. Он называл пиццу «пирожком» и умолял меня не злиться, потому что когда он был ребенком, то все самое вкусное называл «пирожками». Он просто не мог понять, что меня тошнит от этого слова.

– Обещаю, что больше никогда не буду говорить про «пышные формы». Но при одном условии.

– При каком?

– Если ты не будешь называть меня «мазилой».

– Ой, Майк, извини! Не думала, что это тебя заденет. Ведь это дела столь давних дней. Я совершенно не хотела быть бестактной.

– Понимаешь, Фрэнки, – сказал он сквозь зубы, – все игроки когда-нибудь да промахиваются. Билл Брэдли говорит, что труднее всего ему было заставить себя забыть последний бросок в финале 1971 года, потому что еще двадцать лет ему об этом напоминали все таксисты. А Билл Брэдли – сенатор.

– Ты пытаешься меня убедить в том, что совершенных людей не бывает? – недоверчиво спросила я.

– Ты ведь привлекательная женщина, так?

– А я все ждала, когда ты это заметишь. Шнобель и все такое…

– Черт подери!

– Все-все, я тебя прощаю, – поспешила добавить я и рассмеялась – такое у него было выражение лица. – Я не в силах выслушивать новые извинения и рассказ о том, какой у меня аристократический нос. Кстати, я обожаю свой нос и ценю его выдающиеся качества. Понял, Майк?

– Иногда я кажусь себе полным идиотом.

– Тонкое наблюдение. Мы будем заказывать?

Когда два человека, уже привыкшие подтрунивать друг над другом, объявляют перемирие, всегда возникает некоторое замешательство. О чем им теперь говорить, если они решили перестать наконец пикироваться?

Мы с Майком погрузились в изучение меню и делали это весьма сосредоточенно и серьезно, как два заправских ресторанных критика.

– Есть предложения? – спросил он наконец.

– Может, рагу?

– Какое рагу?

– Боюсь, выбрать будет трудно – здесь их три. А ты что скажешь?

– Бифштекс с жареным картофелем – тут уж не ошибешься.

– Мне то же самое, но без картофеля.

– Один бифштекс?

– Ну… с фасолью.

– Принято. – И он заказал на том французском, который мы оба учили в Линкольне. – Вино? – спросил он.

– Да, пожалуй, стаканчик красного. – Я обычно не пью за ленчем, но пропади оно все пропадом.

Официант наполнил наши бокалы, и он поднял свой.

– За нас, прогульщиков, – провозгласил он, указывая на улицу за окном. – Если уж прогуливать, так здесь.

– За прогульщиков! – поддержала я.

– А ты в школе прогуливала? – спросил он, когда мы чокнулись.

– Только один раз, и предупредила маму заранее, чтобы она не волновалась, если позвонят из школы и спросят, что со мной.

– Да, ты, должно быть, была сложным и неуправляемым подростком.

– Ага, – хихикнула я. – В следующей жизни я буду Мадонной. А в этой я была домашней кошечкой, кошечкой, занимающейся балетом.

– А что случилось? Почему ты не танцуешь?

– На третьем курсе Джуллиарда я здорово упала и повредила колени. Можно танцевать с кровоточащими ступнями, а с больными коленками – нет.

– В баскетболе то же самое.

– Так ты поэтому не стал профессионалом?

– Очень мило с вашей стороны.

– Нет, я серьезно спрашиваю, без шуточек.

– Знаю, поэтому и мило. Знаешь, Фрэнки, не хочу тебя разочаровывать, но я был просто героем школы, не больше. Среди старшеклассников наберется тысяч двести таких игроков. Пятьдесят тысяч играют уже в университетских командах. И только пятьдесят из них каждый год попадают в НБА. О тридцати из этих пятидесяти никто никогда не узнает, а человек десять становятся обещающими новичками. Такой вот отбор.

– Значит, это почти так же трудно, как стать топ-моделью.

– Никогда про это не думал.

– Будешь теперь относиться к ним чуточку более уважительно?

– Наверное, да, – задумчиво сказал он. – Но спортивная карьера – это, пожалуй, потруднее, чем позировать перед камерой.

– Забудь о том, что труднее, подумай о том, чего это стоит – добраться до вершины.

– Возможно, ты права. Просто всегда кажется, что работа модели такая… несерьезная.

– Майк, так нечестно. У топ-моделей борьба за выживание, за это, признаю, ими слишком много восхищаются, с ними слишком носятся, им слишком много платят. Но они – неотъемлемая и важнейшая часть огромной индустрии, они превращают все в потрясающее шоу, искрометное, как фейерверк, и такое же мимолетное. А когда все заканчивается, поверь, очень быстро, если они не успели вложить деньги в какое-нибудь прибыльное дело, им остается только перелистывать старые блокноты. То же происходит и с баскетболистами. Представь себе Клаудию Шиффер как Шакилла О'Нила моды.

– Ничего себе! Я рад за Билла Брэдли и его политическую карьеру.

– Я тоже.

– Ты хочешь сыра или десерт?

– Спасибо, нет. Я бы погуляла еще, пока солнце не зашло.

И мы гуляли вдоль реки, которая, с ее четырнадцатью мостами, всегда будет самой красивой улицей этого древнего города. Иногда мы хотели свернуть на какую-нибудь боковую улочку, но Сена манила нас назад. Она притягивает как магнит, и не только туристов, но и тех, кто прожил в Париже всю жизнь.

Мы ничего не покупали, разве что по чашечке кофе, никуда не заходили – ни в музеи, ни в галереи, не листали книги на лотках, не разглядывали ничего более значительного, чем витрина зоомагазина, говорили о всякой ерунде, и, когда солнце уже зашло, мне стало казаться, что мы почти подружились.

– Становится холодно, – сказал Майк. – Давай возьмем такси и поедем в отель, выпьем чего-нибудь. Может, тебя ждет известие из бюро по розыску пропавших душ.

– Да, хватит прогуливать, – вздохнула я. – Но это был удивительный день.

– Один из лучших, – согласился он. Мне показалось, что он тоже вздохнул, но я могла и ошибиться, что, по правде говоря, меня бы крайне удивило.

Когда мы вошли в залитый светом «Реле Плаза», то увидели за столиком у бара Тинкер, Эйприл, Джордан и Мод.

– Явились наконец! – возмущенно сказала Эйприл.

– Тебе давно было пора объявиться, – хмуро сказала Мод Майку.

– Где это вы были? – спросила Джордан обиженно.

И только Тинкер восхищенно воскликнула:

– Фрэнки! У тебя сногсшибательные волосы!

Мы с Майком переглянулись.

– Естественно, мы были в Лувре, – сказал он.

– И ни одной из вас я там не увидела, – сурово добавила я.

Да, пожалуй, мы подружились.


14

Подойдя к входной двери агентства «Лоринг», Джастин затаила дыхание и прислушалась. За дверью стоял обычный шум – разговоры, полуистерические вскрики, злорадный смех, – там наверняка целая куча манекенщиц. «Нет, ни в коем случае нельзя показываться им в таком виде», – подумала она в панике и полезла в карман за вязаной шапочкой. В коридоре было довольно тепло, но Джастин натянула шапочку на глаза, словно пытаясь спрятаться. Потом подняла меховой воротник своего пальто и замотала шарф так, что видно было только кончик носа. Замаскировавшись таким образом, проскользнула в приемную и, не замеченная никем, шмыгнула к себе в кабинет. Там она облегченно вздохнула и заперла за собой дверь.

Она отлично представляла себе, как выглядит – губы покраснели и распухли, щеки горят, вокруг глаз черные круги от недосыпа, волосы, высушенные без фена, которого у Эйдена нет, висят как пакля. Видок подгулявшей дамы. Но чувствовала она себя просто изумительно. Они так и не пошли на стадион, не меняли простыни, тем более не убирали кровать, ели от случая к случаю, а душ, который они принимали вместе с Эйденом, вызывал у нее отвращение, потому что мыло убивало запах его тела.

«Прекрати немедленно», – строго сказала себе Джастин, судорожно пытаясь как-то украсить себя при помощи косметики из ящика своего стола. Ничего не помогало. Она достала из бара запотевшую бутылку шампанского и прижалась к ней своей пылающей щекой. Нет, помочь может только долгий крепкий сон в собственной постели. Но ей совершенно не хочется спать в собственной постели… «Хватит!» – приказала себе Джастин и звонком вызвала секретаршу.

– Доброе утро, Филис.

– Джастин! Не знала, что ты уже здесь. Сейчас подойду.

– Нет-нет, оставайся на месте и держи оборону. Просто просунь мне под дверь факсы от Фрэнки.

– Ничего нет, Джастин, я только что проверяла.

– Не может быть!

– Сама удивляюсь. Они улетели четыре дня назад. Я звонила в телефонную компанию, проверяла, есть ли связь с Парижем, все нормально. Хочешь, я позвоню ей в отель?

– Нет, пока не надо. Еще что-нибудь есть?

– Опять звонил Дарт Бенедикт, хотел пригласить на ленч.

– Не обращай внимания. Филис, слушай, пока нет ничего срочного, будешь просто получать мои указания. У меня полно работы, и, пока никто не взял меня за горло, я бы хотела спокойно с ней разобраться. – Про лицо и говорить нечего, но как бы она объяснила Филис свой наряд? Глава агентства не ходит в розовых рейтузах и белом свитере. Надо будет днем съездить домой переодеться.

– Хорошо, Джастин.

Город потихоньку приходил в себя, но некоторые улицы все еще были занесены снегом. Но шум за дверью кабинета красноречиво говорил о том, что все девушки, которые не успели получить чеки в пятницу, явились в бухгалтерию с квитанциями, на которых было указано, с кем, почем и как долго они работали. Обычно это происходило допоздна по пятницам, но на прошлой неделе большинство из них поехали из-за снегопада сразу домой, а сегодня у них получился неожиданный выходной – студии фотографов только начинали снова функционировать.

Черт! Главная сложность для агентства в том, что дела тем успешнее, чем больше и дороже работают девушки, а от этого растет и без того немалая сумма кредита. Нет, Джастин никогда не успокоится по поводу кредита. Она нянчилась с ним, как с единственным наследником королевского рода, – берегла, лелеяла, вовремя кормила. В «Лоринге», как и в других агентствах, платили девушкам раз в неделю, но деньги от клиентов поступают не сразу. Раз в три месяца ей сообщают сумму ее задолженности, но в последнее время все стараются выплачивать деньги как можно позднее, и это – постоянный повод для волнений. Надо бы разобраться, но – не сегодня.

«Девушки добрались сюда сквозь заносы и снегопад, – думала Джастин, стоя у окна. – Это свидетельствует о том, что все они в отличной форме. Волноваться надо, когда модель не приходит за причитающимися ей деньгами».

Для девушек, о которых скоро придется волноваться, день выплаты был единственным днем, когда они отвлекались от своей бурной жизни, состоящей из работы, внимания, ухаживаний, вечеринок, сплетен, секса и наркотиков. Те, кто уже не давал себе труда следить за собой, в эти дни предпочитали наркотикам алкоголь. Но если девушка не пришла за деньгами – все, пожарная тревога, значит, дело серьезное, а не мелочи вроде похмелья, прибавки веса, отказа от работы, отмены встречи в последнюю минуту, беспричинных рыданий или синяка под глазом. Значит, здесь уже кокаин. Или, как это часто случалось в последнее время, героин.

Джастин не могла смириться с тем, что ничего не может с этим поделать. Ни нотации, ни ужасающие примеры из жизни, ничто не могло удержать девушку от наркотиков, если она вставала-таки на этот путь.

«Интересно, почему это я думаю о таких мрачных вещах на следующее утро после упоительного уик-энда? – удивилась Джастин. – Может, организм требует компенсации после переизбытка счастья?» Джастин перебрала в уме все причины и решила, что чего-то не хватает и это что-то связано с Фрэнки. Она даже больше злилась, чем волновалась. Интересно, не хватает физического присутствия Фрэнки или общения с ней? Без ее веселой суеты агентство какое-то не такое. У Фрэнки просто нюх на моделей. Она в каждой девушке по-прежнему видит новые возможности, еще одну историю про Золушку, фантастический поворот судьбы. Но Фрэнки занимается этим только семь лет, а она – семнадцать, и за эти годы она видела слишком много разбитых судеб.

Каждый раз, принимая на работу способную девочку, Джастин с болью в сердце думала о том, что с ней станет через десять лет. Может, старые раны не давали ей спокойно читать журналы мод, которые так быстро меняли свои предпочтения: то лицо сезона – бледногубая женщина-вамп с огромными глазами, то немка-блондинка, потом секс-бомба брюнетка, затем типично американское веснушчатое личико, а теперь обезумевшие редакторы, готовые на все, лишь бы держать читательское внимание, объявили, что истинно новым имиджем стала еще одна вамп, на сей раз с алым ртом, вытравленными волосами и глазами, слишком много повидавшими.

Ну какая разумная женщина будет каждый месяц платить деньги, чтобы ей еще раз показали, как далека она от немыслимого, совершенно искусственного и к тому же постоянно меняющегося идеала? Наверное, только коллективное безумие позволяет издателям сбагривать эту чушь, которую они публикуют только для того, чтобы все покупали тряпки и косметику. Но безумие это поразило не только Америку. Даже в якобы благоразумной Франции сейчас издается штук тридцать модных журналов.

«Как было бы здорово плюнуть на все и уйти, – подумала Джастин. – Не вникать в судьбу еще одной многообещающей, выкинуть в корзину все модные журналы, собрать вещички и махнуть в Новую Зеландию, в страну, где кажется, что ты снова погружаешься в спокойные и благоразумные пятидесятые. Не покупать новую одежду – того, что у меня есть, хватило бы в Окленде на всю жизнь. Загар будет единственным макияжем. Даже Си-эн-эн смотреть не буду, – пообещала себе Джастин. – Продам агентство, вложу деньги в надежный новозеландский банк, буду жить среди зеленых лугов и… разводить овец…»

Джастин недоверчиво покачала головой. Она как-то видела по телевизору стрижку овец, и ей это не очень понравилось. Да, настроение ни к черту, но Новая Зеландия – это не выход из положения.

Может, дело в Эйдене? На три дня весь мир замкнулся для нее на одном-единственном человеке, она была словно на острове, где царили только мир и любовь. Сегодня утром она никак не хотела уходить. Эйден буквально вытащил ее из кровати – ему надо было отправляться чинить ее печь. Словно нельзя было с этим подождать! Что он будет значить для нее, что уже значит сейчас – но нет, не из-за него она решила купить билет в Окленд.

Может, она впала в уныние из-за своего дела? Взглянула на него после своего восхитительного уик-энда по-новому? Иногда ей казалось, что, что бы она ни делала, как ни старалась бы защитить и оберечь своих девушек, обеспечив их при этом карьерой, всегда кто-нибудь да скажет: «Да, понятно, как же иначе казаться хорошей?»

Джастин, вспомнив про давние обиды, стиснула зубы. Она вела дела четко, насколько это возможно, если ты работаешь с женщинами. Но она сама – женщина, поэтому никакие сексуальные предпочтения никогда не мешали ее работе. Чаще всего все неприятности происходят там, где главы агентств – мужчины. Нельзя никакому мужчине нормальной сексуальной ориентации давать такую власть над женщинами.

«Да, – думала она, – надо издать закон о мужчинах в модельном бизнесе…» Но разве может быть закон, запрещающий девушкам торговать своей внешностью? Или закон, запрещающий использовать их изображения для привлечения покупателей? Только представьте себе страницы рекламы без фотографий. Американскому образу жизни придет конец. Реклама, издательское дело, мода, косметика – ничего не будет, потому что не будет покупателей.

«Нет уж, – уверила себя Джастин, – если я пошла в модельный бизнес, я в нем и останусь и буду работать честно».

Джастин нажала кнопку звонка секретарше.

– Филис, ты совершенно уверена, что факса от Фрэнки не было?

– Только что проверяла. Ничего.

– Спасибо. Не забывай и дальше проверять.

– Ты не собираешься отвечать на звонки? Дарт Бенедикт снова звонил.

– Нет. Я тебя предупрежу.

Вы что, решили мне таким образом отомстить, мисс Северино? Наказать меня за то, что я не поехала в Париж? Даже факса не послала? То, что я осталась дома, – это не повод для игры в молчанку. И это после нескольких тысяч долларов, потраченных у Донны Каран? Ах ты неблагодарная, дурно одетая, толстая и наглая дрянь!

Джастин стала мрачно ходить вокруг стола. Фрэнки что, не понимает, что ей необходимо знать, как идут дела? Разве можно так наплевать на ее чувства? Но ведь на ее ответственности три девчонки! Как они там, в Париже? Вдруг они уже подцепили себе каких-нибудь сомнительных ухажеров? Как их встретил Ломбарди? Как они устроились? Ни строчки, ни звонка, ничего. Может, самолет попал в Бермудский треугольник?

И Джастин, схватив листок, яростно нацарапала на нем:


"Что происходит? Как вы? Где ты и чем занижаешься? Ответь немедленно.

Джастин".


– Филис, пожалуйста, пошли это Фрэнки сейчас же.

– Я перепечатаю, – сказала секретарша, взяв листок.

– Посылай как есть.

Какая же вредная девка, думала Джастин, расхаживая взад-вперед по комнате. Она не рассказала Фрэнки, как оказалось, что она – дочь Некера, и поэтому Фрэнки берет ее измором, держит в неведении, надеясь выпытать то, до чего ей нет никакого дела… А который сейчас час в Париже? Наверное, вечер, скоро ужин. Они наверняка все сидят в отеле… Может, позвонить? Джастин стала судорожно думать, что бы она сказала Фрэнки, если бы решила связаться с ней лично, а не посылала факс, который отлично может скрыть твое настроение.

Вернулась Филис.

– Наверное, она послала ответ сразу же. Он уже пришел.


"Только что получила твое цветистое послание. Думала, ты забыла про нас, развлекаясь со своими «друзьями». На твой вопрос отвечаю, что все в добром здравии, устроились великолепно, девочки счастливы, работают. Серьезных проблем пока нет. О себе сообщаю – сижу в номере, мою голову хной. Буду заниматься этим еще пару часов. Если хочешь узнать подробности, позвони.

Фрэнки".


Возмутительно! Фрэнки отлично знает, что делает. «Серьезных проблем пока нет». Это значит, что мелких предостаточно! Джастин скомкала факс и швырнула его на пол. Естественно, проблемы будут! Пошлите трех неопытных девчонок в Париж, и у вас будет куча проблем!

Но почему Фрэнки ни слова не написала о Некере? Она прекрасно понимает, что больше всего Джастин хотела узнать именно о нем. Да, она не позволила ему давить на себя, хитро рассчитала, как держаться от него подальше, но это вовсе не значит, что ей не хочется выяснить, как, например, он отреагировал на ее отсутствие, какое впечатление произвел на Фрэнки, о чем они говорили… Все мелкие подробности, которые ей интересны и которые Фрэнки нарочно опустила!

Нет, в Париж она звонить не будет. У нее есть чувство собственного достоинства. «Но разве друзья не должны помогать тебе преодолевать его?» – грустно подумала Джастин. Теперь, поняв, почему она мучается все утро, она почувствовала себя еще хуже. Она-то пыталась себя уверить, что Некер ей совсем безразличен, что ее даже не интересует мнение Фрэнки о нем. Вот вам целительная сила умения разбираться в себе.

* * *

Два часа спустя, улучив момент, когда почти все ушли на ленч, Джастин, не замеченная никем, выскользнула из агентства. Такси довезло ее только до угла, и к дому она пробиралась через сугробы. В доме было по-прежнему холодно, но она с радостью услышала, что кто-то работает в подвале.

– Мадемуазель Лоринг?

– Да? – Джастин удивленно посмотрела на поджидавшего ее человека в темной униформе. Он протянул ей папку с какими-то документами.

– Мадемуазель не затруднит подписать все листы в подтверждение того, что посылка доставлена в полной сохранности?

– А в чем дело? – спросила Джастин растерянно и стала оглядываться по сторонам, ища Эйдена.

– Доставлено от Кремера, – сказал он, улыбнувшись, и показал на огромный сверток, стоящий у входа.

– Я ничего не заказывала у Кремера и даже не знаю, кто это такой, – нетерпеливо отмахнулась Джастин. – Уберите это… просто уберите!

– Это невозможно, мадемуазель. Я получил указание доставить это лично мадемуазель Лоринг.

– Ох, господи… У меня нет времени даже спорить с вами… ладно, оставляйте. – Джастин лихорадочно прислушивалась к голосам в подвале. Там ли Эйден? Она быстро просмотрела бумаги, подписала их и распрощалась с посыльным. На сам сверток она даже не взглянула, решив, что это какая-то шутка Фрэнки, может, она сложила туда всю свою старую одежду, что ж, пусть это забирает благотворительный фонд. И Джастин направилась к лестнице в подвал.

– Эйден здесь? – крикнула она.

– Он на втором этаже, – ответили ей.

Она помчалась наверх и вдруг замерла, услышав, как Эйден напевает что-то, возясь с трубой в ее ванной. «Что же ему сказать?» – подумала Джастин, смутившись. После утра в агентстве ей показалось, что прошла целая вечность с того момента, как она проснулась в его постели. Она просто развернулась, прошла в спальню, села перед зеркалом и сняла шапочку. Потом машинально взяла щетку и стала расчесывать волосы. Сердце у нее бешено колотилось, она даже не решалась взглянуть на собственное отражение. Пение прекратилось, и она услышала шаги у себя за спиной, но продолжала, не оборачиваясь, заниматься прической.

– Просто ужас что такое, – сказал Эйден, забирая у нее щетку. – Наверное, лучше будет их подстричь. Коротко, под мальчишку. Это я во всем виноват – фена нету. Я тебя сам подстригу. От меня масса пользы. И ни цента сверху.

– Дурак! – расхохоталась она, откидываясь в его объятия.

– Как ты думаешь, тебе будет не очень больно, если я тебя поцелую? У тебя губы такие… воспаленные. Но я так по тебе соскучился, я думал о тебе все утро, можно, я просто покажу, как нежно я умею целовать?

– Не знаю, – жалобно пробормотала Джастин. – Мне даже ходить больно…

– От этого есть только одно средство, – сказал он. – Собачья шерсть. – Взяв на руки, он отнес ее на кровать и стал осторожно и нежно целовать.

– Эйден! – попыталась высвободиться Джастин. – Эйден, ради всего святого…

– Да, дорогая?

– Запри дверь!

– Уже запер. Значит ли это, что тебе чуточку лучше? – спросил он, улыбаясь, а потом снял с нее пальто и стал заботливо укрывать ее одеялами – в комнате было еще очень холодно.

– Только не дразни меня, а то… – пригрозила она, распахивая объятия.

– Да не такой я парень, чтобы дразнить свою милую, просто я хотел убедиться, что ты мне рада. А теперь скажи, пожалуйста, тебе как хочется – медленно-медленно и нежно или, наоборот, быстро? – спросил он заботливо, снимая с нее сапоги и леггинсы. Потом он разделся и сам, не обращая внимания на холод. – Или бросим монетку?

– Ох… – только и смогла выговорить Джастин. Нет, это невозможно, ведь они только что провели в постели целый уик-энд. Но – она хотела этого снова, быстро, немедленно, безо всяких разговоров.

Эйден забрался под одеяло и заглянул ей в глаза.

– У меня идея! Я просто буду ласкать тебя, и ты решишь, что тебе больше хочется, угу?

Джастин только кивнула. Она чувствовала прикосновение его руки, чувствовала, как он пальцем дотронулся до ее клитора. И тут она вдруг сдвинула ноги и приникла к нему, а через несколько мгновений все ее тело уже сотрясал оргазм.

– Что ж, сообщение было информативным, – сказал он, когда она пришла в себя и лежала, расслабившись, в его объятиях.

– Со мной такого никогда не случалось! – воскликнула Джастин смущенно.

– А теперь случилось.

Джастин задумалась.

– Это ты во всем виноват, – сказала она наконец.

– Надеюсь, радость моя, – сказал он, с улыбкой глядя на ее зардевшиеся щеки. – Теперь ты хотя бы согрелась, – добавил он и притянул ее руку к своему члену.

– Боже мой! – изумилась она. – Я же совсем забыла про тебя. Ты же не можешь оставаться в таком состоянии.

– А тем более работать, – согласился он.

– Ты, кажется, говорил что-то про «медленно и нежно». А это… так и будет?

– Ты даже ничего не заметишь, – уверил ее Эйден. – А если будет больно, я сразу перестану.

– Ну разве можно отказаться от такого предложения? – прошептала Джастин, раздвигая бедра, и тут поняла, что снова хочет его, страстно хочет.

* * *

– Я спала? – удивленно спросила Джастин, почувствовав, что Эйден поцеловал ее в ухо. Она открыла глаза и поняла, что даже не представляет, который сейчас час и какое число.

– Всего несколько минут. Ты так крепко заснула, что мне было ужасно жалко тебя будить, но мне нужно идти работать, а я – лежу у стенки.

– Господи, мне же тоже нужно работать! Я заехала только переодеться. Ой, Эйден! – воскликнула Джастин, вскакивая на ноги. – Что ты со мной сделал? – И она взглянула на себя в зеркало на туалетном столике.

– Как обидно, стараешься-стараешься, а об этом забывают в ту же секунду.

– Дурачок! Я хотела спросить, что ты сделал с моим лицом? Даже не знаю, как мне краситься, – сказала Джастин, глядя на свои пылающие щеки и сияющие глаза.

– Оставь все как есть, дорогая. Если кто-нибудь удивится, скажи, что ходила к косметичке и та переусердствовала.

– Ты отлично во всем разбираешься. – Джастин вдруг почувствовала укол ревности. А раньше она никого не ревновала. – Наверное, ты часто раздавал подобные советы?

– Никогда. – Он притянул ее к себе. – Я не занимаюсь любовью со своими клиентками – это мое правило. И водопровод не подсоединяю собственноручно, а вызываю слесарей, но сегодня – исключение. Поняла?

– Да, – сказала она тихо и недоверчиво.

– Почему такая подозрительность? У тебя нет ведь для этого никаких оснований.

– Почему я должна быть в этом уверена?

– Не должна. Но со временем убедишься в этом.

Джастин смущенно выскользнула из его объятий и потянулась к крему, стоявшему на столике. Она всегда презирала ревность, и теперь ее же в этом и уличили.

– Курьер тебя дождался? Ты подписала бумаги? – спросил он, одеваясь.

– Курьер? – переспросила она.

– Ну да, я сам его впустил. Выглядел он вполне прилично. Он собирался ждать тебя на улице, но я его пожалел. Он сказал, что должен был доставить посылку несколько дней назад, но из-за нелетной погоды он не мог попасть в Нью-Йорк.

– Попасть в Нью-Йорк? А откуда он?

– Из Парижа. Я думал, что это что-то, чего ты ожидаешь.

– Совершенно таинственная история, – пожала плечами Джастин, подводя брови.

– А ты не хочешь узнать, что там? Доставлено в собственные руки и покрыто тайной!

– Пожалуй, – пробормотала она, сосредоточенно перебирая флаконы.

– Я тебе помогу, самой тебе это не распаковать. А потом, если это так необходимо, ты вернешься в агентство. А ты заметила, что здесь потеплело?

Джастин быстро поставила флакон на место.

– Ой, Эйден! Правда! Как здорово!

– Новая печь заработала, – сказал он с облегчением. – Может, отметим это и возьмем полдня отгула?

– У нас только что были каникулы, – заметила Джастин.

– Нет, это было божественное провидение, а сейчас совсем другое дело.

– Интересно, мне когда-нибудь удастся тебя переспорить?

– Раз в год – обещаю. Ну что, будешь дальше пудрить личико или хочешь все-таки узнать, что в посылке?

– Может, ты сам ее распакуешь, а я пока приведу себя в порядок?

– Договорились.

«Раз в год, – подумала Джастин. – Ничего себе!» Но как мило он это сказал, как естественно! Неделю назад она о нем ничего не знала. Неделю назад она и о себе ничего не знала.

Несколько минут спустя, переодевшись в темно-серые шерстяные брюки и свитер в тон, Джастин подошла к Эйдену, возившемуся с посылкой.

– Да, упаковано на славу, – сказал он. – Ничего подобного в жизни не видел. Помоги мне, дорогая.

Эйден и Джастин осторожно высвободили наконец сюрприз и поставили его на ковер. Увидев столик, они замерли в изумлении – благородство его линий и изящество резьбы говорили сами за себя красноречивее, чем это мог бы сделать специалист-искусствовед.

– Боже мой, это просто невероятно! – сказал наконец Эйден.

– Я боюсь до него дотрагиваться, – прошептала Джастин. – Здесь какая-то ошибка. Это не может быть для меня.

– Я видел сопроводительные документы. Ошибки быть не может. Я сам хотел расписаться, но этот парень сказал, что мадемуазель Лоринг должна сделать это лично. Посмотри на ножки – это как райский сикомор, а резьба! – Эйден наклонился над столиком и стал разглядывать фарфоровые медальоны. – Какая работа! Джастин, это музейная вещь.

– Каким убогим выглядит теперь все остальное, – сказала Джастин отстраненно. Этот столик на вытертом коврике в прихожей был похож на чистокровного рысака, которого поставили в конюшню на постоялом дворе.

– Взвесь все, прежде чем им пользоваться, – задумчиво произнес Эйден. – Он в изумительном состоянии. По тебе ли такая вещь? У тебя что, день рождения?

– Нет.

– Может, откроешь ящики, там наверняка есть карточка.

Джастин стояла не шевелясь. Эту дорогую и бесполезную игрушку мог прислать только Некер.

– Так ты знаешь, кто его прислал? – стараясь говорить равнодушно, спросил Эйден.

– Теперь ты меня подозреваешь? – съязвила Джастин.

– Знаешь, такую мебель не зря называют «бесценной». Я изучал декоративное искусство. Но даже бесценная мебель имеет свою цену. Он может стоить миллионы.

– Не будь смешным!

Джастин встревоженно открыла все три ящичка, но они были пусты. Под столешницей было еще три отделения, и в среднем она увидела белый конверт. Открыв его, она быстро взглянула на записку.


«Считаю часы. Н.».


Джастин сунула записку обратно в конверт и кинула его в ящик.

– Дорогая, ты не должна мне ничего объяснять, – сказал Эйден, глядя на ее помертвевшее лицо. – Мы оба взрослые люди, и прошлое остается прошлым. Но если есть в твоей жизни кто-то для тебя важный – а я вижу, что ему ты важна, – я хочу знать, насколько серьезно ты к нему относишься. Я говорю об этом из чувства самосохранения, хотя, боюсь, думать об этом уже поздно.

– В моей жизни никого нет, – сердито ответила Джастин.

– Если ты так говоришь, значит, так оно и есть.

– Кажется, я тебя не убедила, – сказала она с укором.

– Я только сейчас понял, как мало о тебе знаю.

– Я знаю о тебе не больше, чем ты обо мне.

– Мне никто не посылает безумно дорогих подарков, можешь поверить на слово.

– Эйден, это мерзко.

– Просто так оно и есть.

«Нет, я ничего ему не скажу», – думала Джастин. Да и что она о нем знает? Секс – это не то, из-за чего можно доверять мужчине. И зачем ей делиться с ним своей самой сокровенной тайной? Если хочет думать, что у нее богатый любовник, пусть думает.

– Мне надо вернуться в агентство, – холодно сказала она. – Буду тебе очень благодарна, если ты уберешь эту штуку с дороги, чтобы рабочие об нее не споткнулись.

– Я увижу тебя сегодня вечером?

– Наверное, нет. Мне нужно побыть одной.

– Хорошо. Делай, как тебе нравится, – сказал он сдержанно. – Но не забудь послать тому, кто преподнес тебе это чудо, благодарственное письмо.


15

Марко Ломбарди беспокойно и бесцельно бродил по своей мастерской. Он был в панике и хотел от этой паники избавиться, поэтому и ходил из угла в угол. Дни шли за днями, приближая показ, и беспокойство его все росло. Все годы, когда он был всего лишь ассистентом модельера, он был уверен в своем таланте и считал, что ему не хватает только финансовой поддержки, чтобы явить его миру. Теперь, когда меньше недели отделяло его от возможного успеха, ему казалось, что все его планы рушатся. Его словно всего трясло от предчувствия провала.

Этим утром он распорядился, чтобы всю коллекцию принесли в мастерскую. Его не волновало, что в большинстве моделей недоставало завершающих штрихов: вышивки были не готовы, пуговицы не пришиты, «молнии» не вставлены, даже некоторые швы были только наметаны. Он судорожно просматривал кучи платьев и костюмов, швыряя половину из них на пол. «Лучше ничего не показывать, – в ярости объяснил он пораженным сотрудникам, – чем показывать то, что несовершенно. Унесите все это, – велел он, – и никогда не показывайте мне это отрепье». И женщины суетливо подбирали с пола модели, чтобы тихо повесить их на вешалки в швейных мастерских и ждать, когда его настроение переменится.

Марко вызвал манекенщицу, на которой он примерял свои модели, великую Жанин, нанятую с огромным трудом Некером, и велел ей примерить все, что пощадил его гнев. Жанин, тридцатипятилетняя профессионалка с безупречной фигурой, с потрясающим спокойствием стояла на помосте, а он сдирал с платьев рукава, отпарывал воротники, перекалывал юбки. Жанин мысленно обдумывала рецепт нового блюда, это был ее излюбленный способ развлекать себя во время утомительных примерок, и вдруг заметила, что Ломбарди остановился перед ней.

– Мне было бы значительно проще, если бы вы хоть чуточку интересовались происходящим, Жанин, если бы не выглядели так скучно, если бы вы не были в глубине души глупой и бездарной клушей и могли заинтересоваться творческим процессом.

Жанин посмотрела на него с тем же выражением лица, может, только чуть презрительно приподняв брови, расстегнула обтягивающее жемчужно-серое платье, сняла его и, аккуратно свернув, отдала Марко. Все в примерочной замерли.

– Прощайте, мсье, – сказала Жанин твердо и сбросила туфли. И, даже не воспользовавшись приготовленным для нее халатиком, покинула помещение.

Спускаясь по лестнице в раздевалку, где лежала ее одежда, Жанин думала о том, что без труда может найти работу, на которой будет выслушивать только комплименты. Ни один модельер, в какую бы депрессию ни впадал он перед показом, никогда не высказывал претензий ей, Жанин. Этот молоденький итальянец не добьется успеха, и даже его хорошенькое личико не может извинить его грубости. Много лет еще будут вспоминать о том, как отвратительно он себя ведет. Жанин мечтала только об одном – поведать о случившемся своей ближайшей подруге, которая примеряет модели у Шанель.

В примерочной никто не решался заговорить. Марко швырнул платье одной из женщин.

– Ну что вы уставились? Делать больше нечего? – завопил он. – Унесите платье и продолжайте работать. А вы, мадам Эльза, найдите другую манекенщицу для примерок, только манекенщицу, а не старую корову.

Прошло уже несколько часов, но мадам Эльза все еще не могла никого найти – все были заняты подготовкой к весеннему шоу. Марко был настолько разъярен, что не мог ничего делать, кроме того, ему было противно, что он так унизил себя в присутствии своих же сотрудников, поэтому ему пришлось просто дожидаться прихода Тинкер Осборн.

Девчонка задерживается уже на три минуты! В припадке минутной слабости он пообещал научить ее двигаться, а она даже не соизволила явиться вовремя. Ярость его перешла все границы, когда он выглянул из окна и увидел рыжее облако ее волос. Тинкер стояла на тротуаре прямо у входа и обнималась с каким-то молодым человеком.

Тинкер наконец высвободилась из объятий Тома и, дрожа от страха, стала подниматься по лестнице в ту комнату, где, как ей сказали, находился Марко Ломбарди. Это оказалась та самая комната, где она с таким треском провалилась. Постучавшись, она вошла.

– Ты опоздала, – сказал он, не поднимая головы от стола, на котором были разложены образчики тканей.

– Ради бога, извините! Я спешила, но мы… я не могла поймать такси.

– Вы живете в «Плазе» именно потому, что она прямо за углом, – сказал он ледяным тоном. – И здесь ты должна быть в полном моем распоряжении, или ты об этом уже забыла?

– Нет, я не забыла… Мы сидели за ленчем с приятельницей и… официант долго не приносил счет…

– Я видел твою приятельницу из окна. Не морочь мне голову! Такие девчонки, как ты, – притча во языцех всех показов. Не успеваете сойти с самолета и глотнуть парижского воздуха – и словно с цепи срываетесь, готовы лечь под первого встречного. Надеюсь, перед приходом сюда ты как следует вымылась.

– Все совсем не так…

– Рассказывай кому-нибудь другому, что это твой давно пропавший брат, кузен, дядюшка… У вас, девушек, стыда так же мало, как и воображения! Раздевайся!

– Что?

– Раздевайся. Мне нужна манекенщица для примерок.

– Но вы говорили… моя походка…

– Глупости! Мне не следовало соглашаться. Как бы то ни было, сейчас мне нужен кто-то для примерок. На этот раз лифчик не снимай и не веди себя так, будто готовишься стать стриптизершей. Раздевайся, или можешь улетать в Нью-Йорк сегодня же, мне все равно. Такая, как ты есть, ты ни на что не годишься.

Это все Некер! Некер всучил ему эту зануду Жанин, Некер все время ставит ему условия, которые только мешают творчеству, Некер заставляет его работать с этой идиоткой, которая придумывает тупые извинения. Господи, ну почему все ему мешают?

– Ну же, пошевеливайся! Да положи ты куда-нибудь свои дурацкие тряпки! – заорал Марко.

Тинкер судорожно стягивала с себя свитер и мини-юбку. Неужели это тот человек, который в прошлый раз всех их очаровал? Расскажи она кому-нибудь, ей просто не поверят. Но у нее нет другого выхода, надо делать все, что он скажет, иначе… Иначе ее снимут с конкурса и она потеряет свою, может быть, единственную возможность…

– Встань к свету, спиной к зеркалу, – велел Ломбарди, продолжая рассматривать образчики тканей. – И, ради всего святого, сними ты эти сапоги, – добавил он, поднимая голову. – Сделай шаг вперед и остановись. – Он смотрел на нее почти отсутствующим взглядом, и Тинкер показалось, что она превратилась в манекен. Она перестала дрожать, к ней вернулась железная выдержка, которую воспитывали в ней с детства.

«Слава богу, что я избавился от этой коровы Жанин», – думал Марко, а воображение его уже работало над имиджем Тинкер. Одного взгляда Марко на другую манекенщицу было достаточно, чтобы понять, что он настолько привык к Жанин, что даже перестал ее замечать.

Идеи приходят к модельеру по тысячам каналов, никто не может работать в вакууме, и, кто знает, может, трудности у Марко возникли именно потому, что ему надоела Жанин, а не потому, что он разуверился в себе.

А эта – с волшебными волосами, юной кожей, которая не нуждалась в макияже, такая невинная, с телом, совершенно ему незнакомым… Да, она будила его фантазию.

Он часто спрашивал себя, манекенщица ли добавляет в каждую модель что-то от себя или, наоборот, модель заставляет манекенщицу саму меняться? Иногда побеждает одно, иногда – другое, но модельер не знает, чего ждать, пока не увидит воплощение своих идей на манекенщице.

Продолжая изучать Тинкер, Марко подумал вдруг о том, что в его коллекции совершенно нет кружева. В последнее время кружево казалось ему чем-то чересчур дамским, но скорее всего это было из-за Жанин. Но в этой девочке было нечто так и зовущее к кружеву, на ней оно бы смотрелось совсем по-другому. И он стал разматывать черное кружево, лежавшее на столе. Оно было сложного рисунка – какие-то цветы на фоне виноградных лоз, – но шелковое и легкое, почти невесомое.

Марко набросил кружево на плечи Тинкер, словно окутав ее прозрачным облаком, а потом отошел в сторону, чтобы рассмотреть получше. Как жалко, что он не может выпустить ее на подиум так, только в кружеве! Видна была бы только красота ткани – ни швов, ни кроя, ничего, оно бы подчеркивало стройность и изящество девушки, черное отлично контрастировало бы с ее белоснежной кожей, копна рыжих волос оттеняла бы это… Но какая богатая женщина станет платить за то, что может купить сама в любом магазине и забавляться этим по собственному разумению?

И Марко стал закалывать ткань тут и там, подчеркивая плечи, намечая линию рукавов и большой вырез. Спину он обнажил почти до талии, а два свободных конца, завязанные на поясе в бант, свисали до пола почти как шлейф. Он посмотрел в зеркало. Кружево спадало вниз, создавая иллюзию полета. Но волосы – с ними надо что-то делать, их слишком много, они спорят с тканью.

– Волосы надо заколоть, – сказал Марко. – Ты взяла с собой шпильки?

– Нет.

– Надо приходить подготовленной, – сурово заметил он. – Не шевелись. – Марко нашел коробочку шпилек, оставленную Жанин, и, развернув Тинкер, стал закалывать волосы, упавшие ей на глаза. И тут только он взглянул на ее лицо, которое не выражало вообще ничего. Она была словно чистый холст, а он считал, что невыразительность для манекенщицы еще хуже, чем избыток темперамента. Черт бы ее подрал! Если бы ему было нужно безжизненное лицо, он мог бы работать и с Жанин. Но теперь ему нужна именно эта идиотка!

– Никто раньше не моделировал платья на тебе? – спросил он.

Тинкер отрицательно хмыкнула.

Эта дурочка все еще сердится, понял вдруг Марко. Ей надо небо благодарить за то, что она оказалась здесь именно сейчас, а она дуется! Никакого профессионализма! Ладно, придется ее очаровывать.

– Как странно! – сказал Марко почти ласково. – Да, ты не умеешь двигаться, но, когда стоишь, ты – само вдохновение. А это не всем дано. Ходить можно научить любого, и я не забыл о своем обещании, но многие ли из моделей могут похвастать тем, что вдохновили художника?

Тинкер смотрела куда-то за его ухо.

– У тебя усталый вид, – сказал Марко сочувственно и приподнял пару прядок ее волос. Она даже не моргнула.

Да, пока не уделишь ей должного внимания, она к жизни не вернется. Марко запустил обе руки ей в волосы и стал легко массировать ей голову.

– Тебе надо расслабиться, – прошептал он, а пальцы его продолжали нежно гладить ее волосы. – Правда, сесть тебе пока что нельзя. – Пальцы его спустились к ее шее – он знал, что это должно быть удивительно приятно. – Теперь лучше? – И он стал закалывать волосы в пучок.

– Я же сказала, что со мной все в порядке, – сказала Тинкер, даже не пошевелившись. Чтобы не выдать захлестнувшего ее гнева, она впилась ногтями себе в ладони.

«Какая упрямая», – подумал Марко, возвращаясь к столу, чтобы взять еще кружева и доделать перед платья. Она злопамятна и враждебна, ее прощение трудно заслужить. Он бы прогнал ее, но сейчас это невозможно. С ним только что случилось что-то совершенно неожиданное и важное.

Новые, свежие, неожиданные идеи пришли к нему, он видел их так ясно, что не надо было даже делать эскизы – он и так это не забудет. И источником этих идей стала Тинкер.

В девчонке есть настоящий класс! Сначала он не понял этого, но теперь – он будет делать свои модели, исходя из нее. День работы с ней – и у него появится куча набросков, которые дополнят и улучшат всю его коллекцию. Они привнесут ту оригинальность, которой, он давно знал, только боялся себе признаться, и недоставало.

Марко совершенно успокоился, он чувствовал, что наконец его посетило то, ради чего он работал столько лет. На него снизошло чудо, и снизошло благодаря этой девчонке.

Он повернулся к ней. Она стояла без движения, руки, плечи, шея были прикрыты кружевом, только спереди не было ничего, кроме полоски бюстгальтера. Перед должен подчеркнуть тело. Вечернее платье надо обыграть. Это будет история девичьего тела, обнаженного выше талии.

Марко расстегнул бюстгальтер и осторожно вытянул его из-под прихваченной булавками ткани.

– Я был не прав. Под кружевом не должно быть ничего. – Она словно не заметила этого. Марко приколол длинный кусок ткани спереди. – Здесь – приталено, на спине – вырез и бант… Да, но формы еще нет.

Марко заколол булавками перед, натягивая кружево так, чтобы не было ни одной морщинки, и отошел в сторону, чтобы полюбоваться плодом своего труда. И тут вдруг фокус его зрения сместился, и он увидел Тинкер так, как мужчина видит женщину. Сделав шаг вперед, он положил руки на ее грудь, мягкими полушариями выступавшую из-под кружева. И это уже не имело никакого отношения к примерке.

Тинкер стояла так же неподвижно – она была настолько вне себя от ярости, что не решалась даже пошевелиться. Что делать – позволить ему так ее ласкать и получить то, что ей надо, или послать его к черту, содрать с себя платье – и вон отсюда, вон из Парижа, распрощаться с конкурсом? Других вариантов нет. «Победа, – решила Тинкер, – я выбираю победу». И тут Марко легко, почти незаметно коснулся ее сосков. Тинкер машинально отступила в сторону.

– Не волнуйся, – успокоил ее он, сделав вид, что ничего не понял. – Их никто не увидит так близко, можешь быть уверена… Они такие нежные, розовые… Только я знаю, где они… Они больше и чувственнее, чем мне показалось в прошлый раз… но они будут почти невидимы, и в этом будет тайна, загадка! Эти свиньи фотографы с ума сойдут от тебя и от этого платья. И от других, которые я сделаю для тебя, – тоже. Ты станешь звездой, Тинкер, даю тебе слово.

– И много ли стоит оно, ваше слово? – спросила Тинкер холодно и недоверчиво. Она вдруг поняла, что победила Марко Ломбарди – слишком уж дрожал его голос, слишком вдохновенно он говорил о том, что будет делать модели на нее, это слишком походило на правду, вернее, на ту правду, на которую он был способен.

– И ты еще спрашиваешь? Все в моей власти. Эти решения принимаю я и никто другой.

– Вы обещали научить меня ходить и пока что не сдержали своего слова, а теперь уверяете, что я стану звездой показа. Когда я пришла, вы меня оскорбили, а теперь обещаете небо в алмазах. Как я могу на вас рассчитывать?

– Пока ты не пришла, я был в мерзком настроении. Признаю, я все выплеснул на тебя, – сказал он, бесясь от того, что ему приходится извиняться перед манекенщицей. – Ты только представь себе, в каком я сейчас состоянии.

Тинкер смотрела на него по-прежнему с вызовом, и глаза ее мерцали серебряным светом, как звезды.

Марко стал нехотя думать, чем бы ему доказать свою искренность, и тут вспомнил, что настолько увлекся, что даже не показал ей платье, которое только что сотворил. Это ее убедит! Он стал рыться в ящиках туалетного столика в поисках бижутерии и наконец нашел то, что надо, – пару сверкающих серег.

– Давай я тебе покажу, – сказал Марко, подойдя к Тинкер и надевая на нее серьги. – Повернись, только очень осторожно, и посмотри на себя в зеркало.

Тинкер в изумлении уставилась на собственное отражение. Такой она себя никогда еще не видела. Она была похожа на некое создание, пришедшее из другой эпохи – эпохи роскоши и величия. Это была не девочка, нет, изысканная дама, рожденная, чтобы носить бесценные кружева и умопомрачительные драгоценности. Кожа ее светилась сквозь кружево такой белизной, какой даже сама Тинкер не ожидала увидеть, глаза ее сверкали ярче, чем камни в ее ушах, а волосы были уложены так умело, как даже она сама бы не смогла их уложить.

Тинкер не могла глаз отвести от собственного отражения, а Марко стоял за ее спиной, нежно гладил ее шею и шептал:

– Видишь, какая ты красавица, дорогая? Разве это не доказательство? Как я могу без тебя обойтись, ведь ты звезда, прирожденная звезда! Думаешь, такое часто встречается?

Тинкер нетерпеливым жестом убрала его руку. Взглянув на него в зеркало, она увидела, что глаза его затуманились от наслаждения, словно он ласкал ее сейчас, сам того не осознавая.

А он размышлял о том, что даже в этом великолепии видно, что она совсем неиспорченная и в ней есть тщеславие и рвение, те качества, из-за которых он ее и выбрал. В тот день, когда девушки пришли с ним знакомиться, он пообещал себе, что обязательно развлечется с Тинкер – его всегда привлекали малодоступные девушки. Джордан и Эйприл очаровательны, но, на его вкус, чересчур они искушенные.

Но, когда появилась Тинкер, перепуганная, не знающая, как скрыть смущение, он тут же возбудился и представил себе, как она опускается перед ним на колени… наверное, она будет делать это через силу, но от испуга не сможет сопротивляться. Он сообщит ей о том, что ему нужно, она дрожащими пальцами расстегнет ему брюки. Медленно, неохотно она склонится над его возбужденным членом и с трудом разомкнет пересохшие губы. Она будет чуть неуклюжа, очаровательно неумела, не будет знать, что и как делать, а он будет упиваться ее невинностью, не станет наставлять, задержит свой оргазм и наконец даст несколько недвусмысленных указаний, после чего наконец забудется в наслаждении. Из всех способов победить женщину этот был у Марко излюбленным. А потом он будет обучать ее, пока она не поймет, как удовлетворять его полностью, пока не выучит все его привычки. А когда она превзойдет эту науку и не будет столь невинной, он передаст ее какому-нибудь другу. Например, Дарту Бенедикту в обмен на какую-нибудь услугу…

– Марко?

Возглас Тинкер прервал его фантазии.

– Марко! А как же моя походка? Ведь я пришла сюда, чтобы научиться двигаться, а не чтобы наблюдать, как ты любуешься на собственное отражение. Когда ты начнешь учить меня ходить по подиуму?

Он раздраженно вздохнул и вернулся в настоящее.

– Ты вообразила, будто не умеешь ходить, – объяснил он Тинкер. – Но проблемы просто нет. У тебя руки-ноги на месте, ты ходишь всю жизнь. Тебе не хватает только правильного к этому отношения, и здесь дело не в том, как ты ходишь, а как ты себя ощущаешь. Наверное, ты решила, что это – дар от бога, которого у тебя нет. Ты ошибаешься, и я это докажу. Ты умеешь танцевать?

– Танцевать?

– Да, танцевать.

– У меня даже диско не получается, потому что я не знаю, как это делать.

– Ты когда-нибудь брала уроки танцев?

– Нет.

– Так я и думал. Я хочу, чтобы тебя научили танцевать танго.

– Какого черта? – завопила Тинкер негодующе. – У меня обе ноги левые, так что ничего более бессмысленного я и представить себе не могу.

– Послушай, пожалуйста, меня. Я испробовал танго на девушках, у которых были те же проблемы, и всем им это помогло. Ты слишком молода и не знаешь, что танго – это танец страсти. Это наглый и властный танец, но прежде всего он страстный. И любой человек, даже ты, Тинкер, научившись танцевать танго, впитывает в себя эту страсть. Тогда, идя по подиуму, ты будешь двигаться в собственном внутреннем ритме, воспринятом у танго.

– Чушь!

Марко, не обращая на нее внимания, поставил кассету в магнитофон.

– Завтра весь день мы будем работать с моими ассистентами, которые будут воплощать мои идеи, – пояснил он. – А потом мы будем работать каждый день после обеда, до дня показа, если придется. По утрам ты будешь брать уроки танго у сеньоры Варга. Это восхитительная женщина, лучший учитель танго во всем Париже. Она будет учить тебя мужской партии, потому что тебе надо уметь ходить вперед, а не назад, как обычно движется женщина в танго. Ты будешь танцевать три часа каждое утро, а по ночам тебе будет сниться танго, и, когда я буду с тобой работать, я буду ставить кассеты с танго. Когда танго будет у тебя в крови, ты переменишься так, что сама себя не узнаешь, а пока что слушай музыку, а я выну булавки.

Тинкер недоверчиво покачала головой. А в это время музыка заполнила комнату. Да, очень ритмично, но как это даст ей ощущение движения? Не станет же она танцевать на подиуме! Неужели Марко хочет просто сделать из нее манекенщицу для примерок и она должна будет утром учиться танцевать танго, а вечером «вдохновлять» его? И что из этого выйдет хорошего? Научится ли она чему-нибудь, что доставит ее в один ряд с Джордан и Эйприл, или это просто жестокая шутка жестокого человека?

Марко наконец высвободил ее из кружевной сети.

– Одевайся и присядь ненадолго, мне надо поговорить с тобой. Танго – танец нетрудный, но очень четкий. В нем нет ни одного лишнего движения. Все ясно и четко, поэтому ты легко научишься, тебе не надо будет думать, что делать, а этого ты боишься больше всего. Импровизировать не придется. Сами движения этого танца настроят тебя на нужный лад. Толстая старуха становится опасной соблазнительницей, когда танцует танго. Ты научишься держать все тело – от затылка до кончиков пальцев. Надо только следовать правилам, и ты не ошибешься.

– А какие это правила? – спросила Тинкер, заинтересовавшись против собственной воли. Лучше всего в жизни она умела следовать правилам.

– В танго ты привязана к земле. Это танец на полу, здесь не надо порхать. Ступня всегда на полу, а когда надо сделать движение, ты только приподнимаешь каблук. Колени всегда немного согнуты. Ритм всегда один – медленно, медленно, медленно, быстро. Больше ничего и знать не надо. Согнутые колени, медленно, медленно, быстро, быстро, медленно – разве это трудно?

– Слишком уж просто.

– Вставай, ты уже достаточно отдохнула. – Марко выключил магнитофон. – Я сейчас покажу тебе основные движения, и ты сама убедишься, насколько все просто. На каждый такт свое движение.

– Я буду за мужчину?

– Нет, я поведу, но ты все поймешь. Ноги вместе, подтянись, плечи прямо, но не вытягивайся, как солдат, голову держи гордо, глаза распахни, но не улыбайся. Я пройду с тобой основным шагом без музыки.

Марко встал рядом с Тинкер и положил ее левую руку себе на плечо.

– Смотри через мое плечо, а не на меня. – Он взял ее другую руку в свою. – Теперь согни колени. Еще!

Тинкер, глядя в угол комнаты, чувствовала себя полной идиоткой.

– Когда я скажу «медленно», сделай шаг назад правой ногой, а когда снова скажу «медленно», сделай шаг назад левой ногой.

Они сделали два шага.

– Держи колени согнутыми! А теперь, когда я скажу «быстро», еще шаг назад правой ногой, следующее «быстро» – шаг влево левой ногой. Потом, на «медленно» – придвинь правую ногу к левой и остановись.

Он провел ее, поддерживая и не давая ей упасть.

– Вот и все, – сказал Марко. – Ты только что прошла основным шагом.

– Ты меня держал.

– Потому что мы двигались медленно и ты могла потерять равновесие. С музыкой все быстрее и легче. Теперь еще раз без музыки. Я хочу, чтобы ты со мной вместе говорила вслух «быстро» и «медленно».

– Это еще зачем?

– Прекрати стесняться, как школьница. Медленно! Медленно! Быстро, быстро, медленно, черт подери! Уже лучше. Еще раз! И снова! – Он провел Тинкер по комнате раз двадцать, пока она наконец не стала делать движения автоматически.

– А теперь под музыку, – сказал Марко.

– А нельзя подождать до настоящего урока? – в панике взмолилась Тинкер.

– Нельзя. – Марко включил магнитофон и вернулся к Тинкер. – Разве эта музыка не зовет тебя к танцу?

– Нет!

– Ты врешь! Все, а теперь замолчи. Пошли!

Они кружили по комнате под звуки танго. Тинкер почти сразу почувствовала ритм и очень скоро поняла, что танцует, действительно танцует! Она почувствовала себя кошкой, наглой, уверенной в себе кошкой, которая не позволит чужакам заходить на свою территорию. Музыка стала ее партнером, она вселяла в нее силу и легкость, музыка заставила ее забыть, что она не умеет танцевать. Пока звучит музыка – она может все! Все!

– Все! Хватит, – сказал Марко, подведя ее в танце к дивану, и отпустил ее. Они оба повалились на диван. – Можешь немного передохнуть. Ну, как тебе? Не хочешь признать, что я прав? Ты ведь на самом деле танцевала сейчас танго.

– Знаю, – сказала Тинкер, сияя от удовольствия. Она вся вспотела, пот тек у нее по лбу, но шее.

– Возьми. – Марко протянул ей платок. Она вытирала лицо, а он вдруг услышал ее запах и от этого возбудился. «Лучшей возможности не представится», – подумал он сквозь марево желания и быстро расстегнул брюки. Быстрым неожиданным движением он схватил ее за руку и столкнул на пол.

– Возьми в рот, – приказал он.

– Нет! – закричала она во весь голос и подалась назад.

– В здании никого нет. Ну же!

– Черта с два!

Ее сопротивление распаляло его еще больше. Все так, как он и хотел.

– Ты когда-нибудь брала член в рот? – спросил он, наслаждаясь звучанием собственных слов. – Доводила ли так мужчину до оргазма? Конечно, нет. Но все когда-то бывает впервые.

– Пусти! – Тинкер изо всех сил пыталась вырваться, но он не пускал ее.

– Сначала возьми в рот. Ну, попробуй! Я тебя так не отпущу. Посмотри на него. Посмотри! – Он потянул ее за руки и заставил наклониться. – Как я могу тебя отпустить, когда он в таком состоянии? Когда ты возьмешь его в рот, ты же будешь властвовать надо мной, глупая ты девочка. Хочешь?

– Властвовать? – пробормотала Тинкер, перестав сопротивляться.

– Я научу тебя тому, что даст тебе власть над всеми мужчинами.

– Да? – удивленно спросила Тинкер. – Правда?

– Да.

– Ты сдавил мне руки, – пожаловалась она.

– Наклонись и возьми его в рот, – потребовал он хриплым голосом.

– Мои руки… я не могу пошевелиться… – Она чуть не плакала.

Он отпустил одно запястье и освободившейся рукой стал толкать ее голову вниз. Тинкер напрягла шею, и он сосредоточился на том, чтобы пересилить ее. И тут она быстрым движением схватила его за яйца и сжала их изо всех сил.

– А-а-а! – завопил он, корчась от боли.

– Ты, грязная скотина! Если ты еще хоть раз до меня дотронешься, я тебя убью! – И она вцепилась в него уже обеими руками. – Я больше никогда не останусь с тобой наедине. Или ты хочешь работать без меня? Я могу уйти или остаться, выбор за тобой!

– Останься, – простонал он.

– Я так и думала, что ты это выберешь. Надеюсь, теперь мы друг друга поняли.

– Пусти!

Тинкер последний раз сжала руку.

– Знаешь, чем я была знаменита в школе, Марко?

– Иди ты к черту!

– Лучше всех в городе крутила яйца. До завтра!

И Тинкер, все еще дрожа, но победно улыбаясь, удалилась. А Марко долго еще не мог пошевелиться.


16

Если бы я держала пари, то ставила бы на Тинкер.

Была пара дней, когда Ломбарди сообщал нам, что очень занят, у него нет времени на девушек и Тинкер ему не нужна. Меня очень заботило, что он не держит данное ей обещание, но тогда это время использовал Майк, в чьем распоряжении оказывались все три девушки сразу, и он, кажется, отснял столько пленок, что хватило бы на десять номеров «Цинга». И вот вчера Ломбарди выбрал для специальной подготовки Тинкер.

Я ничего об этом не знала, пока он не позвонил мне полчаса назад, когда я завтракала, и не сказал, что у нее новое расписание – по утрам уроки танго, а днем – работа в его ателье. Я спросила, могу ли быть чем-нибудь ему полезна, но он сказал, что уже договорился и один из лимузинов выделен персонально Тинкер, так что больше ничего не требуется. Нет, нежелательно, чтобы фотограф присутствовал на уроках танго, и тем более Майку не стоит мешать работе Тинкер с Марко. Нам надо оставить ее на попечение его, его сотрудников и сеньоры Варга и не беспокоить его расспросами – времени у него в обрез.

Естественно, я тут же переговорила с самой Тинкер, которая, как ни странно, была у себя в номере и принимала ванну. Она уверила меня, что справится с нагрузкой.

– Расписание у тебя чересчур плотное, – предупредила я. – Почти каждый вечер ты проводишь со своим парнем с Левого берега. Теперь тебе надо будет еще танцевать все утро, а днем – стоять неподвижно на примерках. Это безумно тяжело, Тинкер. Было бы лучше, если бы ты перебралась обратно в отель, тогда хотя бы по вечерам ты могла бы отдохнуть, выспаться как следует в собственной кровати… Наверное, не надо тебе напоминать, сколь многое поставлено на карту. Я отвечаю за тебя, Тинкер, да и ты сама за себя отвечаешь. Сама знаешь, что сказала бы на это Джастин.

– Ой, Фрэнки, мне наплевать! Говори что хочешь, мне просто необходимо быть с Томом. Только он один меня держит в форме. Если бы ты его знала, ты бы поняла.

– Так познакомь нас.

– Обязательно, обещаю. Но не сейчас. Прошло так мало времени… Я хочу, чтобы сейчас он был только со мной.

– Тинкер, я от всей души надеюсь, что ты действительно такая сильная, – сказала я, обеспокоившись не на шутку. Тинкер вся пылала любовью и честолюбием, доводы рассудка здесь бессильны. Если она решила запалить свечу не только с обоих концов, но еще и посередине, я могу остановить ее, только заперев под замок. Нам с Джастин отлично известно, что в ней таится магическая сила, теперь это понял и Ломбарди. Может, действительно именно Том вызволил эту силу из-под спуда?

* * *

Я размышляла о том, как поделикатнее сообщить о таком развитии событий Эйприл и Джордан, и тут по гостиничному телефону мне позвонил Майк Аарон.

– Фрэнки, а сегодня еще один потрясающий денек.

– О, ради бога, можешь опять вывести куда-нибудь девочек, – обрадовалась я. – Мне неважно, какая погода, все они в твоем распоряжении, за исключением Тинкер – ей надо работать. – Какая разница, сколько никому не нужных фотографий он сделает.

– Нет, я позвонил не поэтому. Я ужасно переживаю о том, как мы всех обманули.

– Ты о чем?

– Ну мы же всем сказали, что были в Лувре. Я просто испереживался. Неужели ты не понимаешь – мы сделали вид, что в культурном отношении выше остальных, не имея на это никакого права. Я считаю, что это просто аморально.

– Уверяю тебя, никто об этом и не вспоминает. – Что это с ним?

– А мне кажется, что они только и думают, что вот, мол, Фрэнки с Майком были в Лувре, а мы нет. Это видно только фотографу – читается в их взглядах. И взгляды у них такие грустные, будто они лишились чего-то важного.

– Это может вырасти в серьезную проблему, – согласилась я, чувствуя, как бешено бьется мое сердце.

– Так вот, я подумал, может, мы с тобой сегодня сбежим и тайком сходим в Лувр вдвоем? Так мы избавимся от обмана, хоть никому об этом и не расскажем.

– Хмм-м.

– По-моему, это единственный выход, а ты как думаешь?

– Не знаю, этично ли это, – задумчиво сказала я. – Ты все-таки солгал, а это может стать новой ложью, покрывающей старую. Может, тебе стоит посоветоваться с раввином? – «Легко ты ничего не добьешься, Аарон», – подумала я.

– Иисусе!

– Пожалуйста, если ты можешь к нему обратиться.

– Фрэнки, позволь пригласить тебя сходить со мной в Лувр.

– С удовольствием, – согласилась я. – Но почему ты сразу так не сказал?

– Тогда могло бы показаться, будто я назначаю тебе свидание.

– А разве это не так? – Я хотела выяснить все до конца, пока не умерла от волнения.

– Ну… да, так. Но свидания – я сто лет их никому не назначал. Это… как-то по-детски.

– В наших краях – нет. Ты зря переехал в город – оторвался от корней. На Манхэттене все делается шиворот-навыворот. Мы в Бруклине по-прежнему ходим на свидания.

– Может, мы обсудим это при встрече? Мне нравится слушать, как ты объясняешь, что со мной не так, но мне хотелось бы еще и видеть, как ты это делаешь. Так беседа деградирует до того, что моя мама называет «висеть на телефоне».

– Встретимся в холле через час.

– А побыстрее никак нельзя? У тебя было занято, иначе я позвонил бы раньше.

– На подготовку к свиданию уходит никак не меньше часа, – строго сказала я, скача вокруг телефона как сумасшедшая.

– Верю тебе на слово.

– До встречи.

Я повесила трубку и помчалась в гардеробную. Когда позвонил Ломбарди, я уже приняла ванну и расчесывала свои практически новые волосы. После нескольких осторожных попыток я осмелилась наконец использовать достаточное количество хны и превратилась в рыжеволосую даму. Надо признаться, получилось довольно мило. Нет, черт подери, просто сногсшибательно!

«Донна, – молча молила я, – помоги мне, я раньше никогда не была рыжей. Мне нужен твой могучий ум, Донна, мои мозги мне отказывают». И я стала бродить вдоль вешалок, стараясь смотреть на одежду глазами рыжеволосой девушки.

Зеленый… Здесь его множество оттенков, но неужели я дебютирую в качестве рыжей именно в зеленом, который носят все рыжие в мире? Нет, я собираюсь сказать новое слово среди рыжих. Именно среди рыжих, а не среди шатенок, платиновых блондинок и брюнеток, некоторыми из которых я уже была. Джастин была ко мне на редкость великодушна, но, когда я отвергла все очевидные варианты, осталась только туника из плотной ткани с брюками в тон. У туники был воротник-хомут и широкий пояс, и то и другое из шерсти плотной вязки совершенно завораживающего цвета – не совсем лилового и не совсем синего, скорее цвета баклажана, чуть в бордо и черный.

Я приложила тунику к лицу и даже без примерки поняла, что выбор сделан безошибочно. Этот цвет оживлял оттенок волос (это может оценить только художник). «Я почти приблизилась к недосягаемым высотам, установленным Полом Митчеллом», – думала я, красясь. Мысли мои метались в хаотическом беспорядке. Свидание! И он еще придумал какой-то кретинский повод, а это гораздо красноречивее, чем если бы он просто позвонил и сказал: «Послушай, может, в Лувр сходим? Все равно заняться нечем», что было бы вполне в его стиле.

Факт. Майк Аарон после недели ежедневных встреч захотел встретиться со мной наедине да еще тайком от других! Разве это не является хотя бы незначительным показателем увеличения, пусть и в малой степени… его интереса ко мне?

Натянув свой исключительный баклажановый наряд, я подумала, что если и начинать жизнь рыжеволосой дамы, то именно сегодня. На уши – огромные серебряные кольца, они подходят к пряжке, на запястье – широкий серебряный браслет. Черное пальто я перекинула через руку, на ногах – черные сапоги. Взглянув в зеркало, я удивленно покачала головой. Ну почему я столько лет одевалась как начинающая балерина? Это давно уже не моя роль. Я – зрелая женщина, и притом опасная.

– Фрэнки, это просто свидание, – строго сказала я своему отражению. – Просто свидание. Нечего терять голову. Люди часто ходят на свидания. В этом нет ничего особенного. Обычный способ провести время. – Звук собственного голоса разволновал меня еще больше. Обычно я не разговариваю сама с собой вслух.

В холл я спустилась совершенно замороченная и с трудом удержалась, чтобы не надеть темные очки. Это было бы слишком – я и без этого чувствовала себя драматической актрисой. Майк стоял спиной к лифтам и нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Я остановилась на мгновение и, пока он меня не заметил, оглядела его с ног до головы. Он выделялся из толпы, но не за счет роста или того энергетического поля, которое распространял вокруг себя. В нем было много примечательного – замечательная форма головы, наглый выступающий вперед нос, четко очерченный рот, мускулистая шея, на которой, кстати, не висело ни одного фотоаппарата. Господи, помоги!

– Я опоздала? – спросила я, появляясь в его поле зрения.

– Нет, даже на полчаса раньше.

– Тогда почему у тебя такой вид?

– Какой?

– Нетерпеливый.

– Понятия не имею. Черт! Привет, Джордан! Привет, Эйприл!

– Фрэнки! Что ты сделала с волосами? – восторженно воскликнула Эйприл.

– Боже мой! Это сногсшибательно! А откуда у тебя такой прелестный костюмчик? – спросила Джордан.

– Извините, девочки. Фрэнки некогда болтать. Поторопись, Фрэнки, парни из лаборатории не будут ждать бесконечно.

– Из какой лаборатории? – полюбопытствовала Эйприл.

– Из фотолаборатории. Макси Амбервилль прислала факс – она хочет, чтобы Фрэнки просмотрела контрольные снимки и высказала свое мнение. – И он подхватил меня под руку.

– А можно, мы пойдем с вами? – живо заинтересовалась Джордан.

– Макси меня живьем съест, если я буду показывать манекенщицам контрольные снимки. Могли бы знать об этом. До скорого, девочки.

– Может, пообедаем вместе? – предложила Эйприл. – Я могу предупредить Мод, она к нам присоединится.

– Никак невозможно, – твердо сказал Майк. – Нам с Фрэнки надо разведать парижскую канализацию, так что сегодня мы без обеда. Отправляйтесь вдвоем по магазинам, устройте себе выходной. Я вас основательно замотал.

– Канализацию? – удивленно переспросила Эйприл, но мы уже вышли из отеля и ловили такси.

– Сколько раз еще тебе придется солгать, чтобы не лгать про то, про что уже солгал, – не смогла удержаться я.

– Я уже сомневаюсь в своих способностях. Как ты думаешь, они догадались?

– Они никогда ни о чем не узнают, – успокоила его я. – Я сама чуть было тебе не поверила.

– Но в Париже действительно знаменитая канализация, и многие туристы ее осматривают.

– Этим мы займемся после Лувра, – предложила я, – чтобы ты не волновался.

– Может, как-нибудь в другой раз. Там темно и наверняка полно крокодилов, как в Нью-Йорке. И потом, канализация не считается, она не дает такого чувства превосходства, как поход в Лувр.

– Но это же указывает на то, что ты интересуешься историей, археологией и санитарией. А что наша цивилизация без санитарии? Так что это указывает еще на три области, в которых мы их обошли. У девочек разовьется комплекс неполноценности – зачем ты только заговорил о канализации? Ты заметил, какое у Джордан было выражение лица? Она была впечатлена.

– Придется мне тебя проучить, чтобы ты больше надо мной не смеялась.

Наверное, я вложила в свою саркастическую улыбку чересчур много магической силы рыжеволосых, потому что Майк бросился меня целовать, и так, что я словно сознание потеряла, потому что следующее, что я помню, – это то, что такси остановилось. Неужели мы целовались всю дорогу до Лувра?

– Фрэнки! Открой глаза. Мне надо расплатиться с шофером.

– Подкупи его, и пусть он уходит, а мы останемся здесь.

– Я бы так и поступил, но он уже остановил счетчик, и полицейский смотрит на машину подозрительно, а вон какая-то парочка ждет, когда такси освободится. Нам придется выйти. Отпусти меня хотя бы на минуточку, дурочка моя милая.

– Не могу. Могла бы – отпустила бы, но не могу. – Я на самом деле не могла. Полжизни я ждала, чтобы почувствовать такое, но даже представить себе не могла, что это будет… нет, словами этого не описать.

– Радость моя, мы в Лувре.

– Почему в Лувре?

– Мы туда идем, ты что, забыла? У нас свидание.

– Правда? – Я напрягла память. Майк Аарон целовал меня несчетное количество раз. Он называл меня красавицей, и милой, и деткой, а теперь еще хочет, чтобы я помнила про свидание?

– Правда. Свидание по-бруклински.

– Наверное, так оно и есть, раз ты так говоришь. – И, тяжело вздохнув, я открыла глаза. Медленно расцепила руки, которыми обнимала Майка за шею, и отпустила его, вернее, почти отпустила, и стала целовать его подбородок и шею, пока он пытался достать бумажник. «У него такая шея – ее можно целовать целый день, и не надоест», – думала я, нехотя от него отодвигаясь. Мне казалось, что, если я перестану его целовать, случится что-то ужасное.

Майк, похоже, испытывал нечто подобное, потому что умудрился одной рукой достать бумажник и расплатиться с шофером, а другой крепко держал меня за талию. От такси до входа в Лувр он вел меня, крепко обняв обеими руками за плечи и целуя в макушку. Идти так довольно трудно, но в Париже на это никто не обращает внимания. На эскалаторе нам пришлось разъединиться, но мы все равно держались за руки, а внизу мы встали у первой же свободной стены и снова стали целоваться, пока не стало окончательно ясно, что надо либо это прекращать, либо разыгрывать феерическую сцену прямо на глазах у всех, пришедших осмотреть крупнейший музей Европы.

– Мы только бросим взгляд, – шепнул мне Майк на ухо, – быстренько все осмотрим, раз уж пришли сюда.

И мы подошли к карте, указывающей расположение всех ста девяносто восьми залов Лувра.

– Можно заглянуть в гробницу Сфинкса, – предложил он. – Там наверняка никого нет. Или посмотреть пирамиду Аакхтихотепа, склеп времен Пятой Династии. Наверняка туда заходит не больше десяти посетителей в год.

– Это совсем не похоже на Лувр. В античном отделе Метрополитена наверняка есть нечто подобное, – заметила я, напрягая то, что осталось от моих мозгов. – Получится, что мы не увидели ничего того, что есть только в Лувре, и что мы ответим, если нас спросят?

– Но только подумай, как уютно это звучит – склеп, гробница. Они будут в нашем полном распоряжении.

– Майк, – сказала я предостерегающе, поняв, что у него на уме.

– Это не запрещено законом, радость моя. Мне просто необходимо тебя поцеловать.

– Мне тоже, но я не могу кататься по полу в общественном месте, – с сожалением сказала я. – Слушай, а может, быстро сбегаем посмотрим на Венеру Милосскую и Нику Самофракийскую? Ведь это самые популярные экспонаты.

– Тогда надо зайти и к Моне Лизе. Шедевр из шедевров.

Можете мне поверить, в Лувре ничего быстро не делается, если только вы не захватили с собой ролики. Эти карты, на которых все кажется близко, страшно обманчивы. Пока мы шли от Венеры Милосской к крылатой Нике, а потом к Моне Лизе, нам пришлось обойти почти весь музей. Взглянув на толпу, которая обступила какую-то картину, и решив, что это наверняка и есть Мона Лиза, мы вышли в длинную галерею с окнами на Сену. Называлась она Большая галерея и вела, если верить указателям, к выходу.

– Теперь я точно знаю, почему никогда не ходил сюда раньше, – сказал Майк. – Это место чересчур велико для меня. Больше часа в музее – и уже невозможно воспринимать то, что видишь. А мы, боюсь, превысили этот лимит.

– Ну почему я не послушалась тебя и не согласилась на гробницу? – простонала я.

– Потому что ты – настоящая леди, тонкая и изысканная, и я тебя за это уважаю.

– Я – леди? И ты меня уважаешь?

– Да, но мне не хотелось бы, чтобы ты слишком долго оставалась такой.

– А когда ты хочешь, чтобы я перестала ею быть?

– Я тебе скажу, вернее, мне даже не придется говорить, ты сама поймешь.

– Прекрати со мной так разговаривать, а то я становлюсь словно не в себе, а мы даже еще не вышли отсюда.

– Не в себе? Голова кружится? Хочешь, я возьму тебя на руки?

– Нет, не в этом дело. Просто рассудок теряю. – Я взяла его руку, поднесла к своим губам и лизнула ему ладонь.

Он подпрыгнул вверх метра на полтора.

– Не делай так!

– Я просто хотела показать, что я имею в виду.

– Это нечестно. Я тоже знаешь что могу устроить, прямо на глазах у всех! Ох, Фрэнки, как ты думаешь, этот зал когда-нибудь кончится?

Мы неслись как сумасшедшие и только успевали читать имена на стенах.

– Джотто, Фра Анжелико, Боттичелли, Беллини, Ван Дейк… Только не смотри, не останавливайся, а то мы отсюда никогда не выберемся. У них что, нет сострадания к ближним? Они что, даже представить себе не могут, что у людей есть другие дела, помимо рассматривания картин? Черт бы побрал этих французов, если они в тебя вцепились, нипочем не отстанут.

– Кранах, Гольбейн, Тьеполо, Гойя… – Я стала задыхаться, потому что мы почти бежали.

– А тебе не кажется, что мы пропустили выход? – спросила я некоторое время спустя и остановилась – вокруг уже никого не было.

Мы в ужасе переглянулись. Не видно было даже служителей, а за нами простирался бесконечный зал, конец которого можно было разглядеть только в телескоп. Перед нами был зал с Эль Греко и другой конец здания, окна которого выходили уже на сады Тюильри и две лестницы, одна, судя по указателям, к скульптурам, другая – к Галерее этюдов.

– Наверное, мы умудрились его проскочить. Или это ловушка, и никакого выхода здесь нет, – мрачно сказал Майк.

– По какой лестнице пойдем?

– Я не верю ни одной. Так можно проблуждать весь день. Когда я был бойскаутом, нас учили возвращаться тем же путем.

Я разрыдалась.

– Детка моя маленькая, не плачь. Я понесу тебя на руках, – сказал он, прижимая меня к себе.

– Нет… нет… у меня все в порядке с ногами, я могу идти… Я просто представила тебя в бойскаутской форме… Ты, наверное, был такой хорошенький… – всхлипывала я.

– Ты просто устала, вот и все.

– Признайся, что ты был хорошенький, – потребовала я сквозь слезы.

– Ну, не знаю, наверное. Если ты перестанешь плакать, я подарю тебе свою детскую фотографию.

– Нам что, действительно придется идти в обратную сторону? – спросила я жалобно.

– Или заночевать здесь. Слушай, у меня идея. Если ты не хочешь, чтобы я нес тебя на руках, тогда просто гляди в пол, а я тебя поведу. Ты устала из-за картин, мелькающих перед глазами.

– Ладно. Я прикрою глаза рукой. Пусть думают, что у меня разболелась голова от переизбытка впечатлений. Кажется, это называется синдром Стендаля.

Майк оказался прав – обратный путь был легче. Я умудрилась все-таки одним глазком взглянуть на волшебного Боттичелли и царственные руины Тьеполо. Грех было не взглянуть, раз уж мы здесь оказались.

– Вот указатель «К выходу»! – воскликнул Майк после того, как мы прошли добрых полмили.

– Ну на него-то мне можно посмотреть?

– Нет, а то у тебя сердце разорвется. Мы могли свернуть направо сразу после Фрагонара и спуститься по лестнице прямо к буфету. Этот чертов указатель повернут в другую сторону, поэтому мы его и пропустили.

– Буфет? – переспросила я в ужасе. – Ты что, собирался пропустить буфет?

– Теперь тебе понятно, почему из меня не вышло командира бойскаутского отряда? – спросил он уныло.

Мы съели по два огромных сандвича с ветчиной и сыром и с божественным французским хлебом, выпили по две чашки кофе с молоком и спустились по лестнице около выхода, которого я уже и не чаяла увидеть.

Мы стояли на улице, дышали живительным воздухом, и тут я вдруг поняла, что почему-то ужасно стесняюсь. Взглянув на Майка, я увидела, что он мучается приблизительно тем же. «Что теперь?» – спрашивали мы себя – ведь уже не было Лувра, из которого надо выбираться.

– Свидание еще не кончилось? – спросила я с вызовом. – Потому что если нет, то решать, что делать дальше, положено молодому человеку. У нас в Бруклине принято так.

Он засиял и потащил меня на стоянку такси, где даже была пара машин, потому что ленч еще не кончился.

– «Дю Лувр», – сказал он водителю.

– Тебе мало было? – недоверчиво спросила я.

– Это совсем другой Лувр, на Левом берегу. У нас будет день Лувра. Я так понял, что бруклинские девушки предоставляют решать все мужчине.

– Но они тоже имеют право голоса.

– Если тебе не понравится, Рыжик, мы туда не пойдем.

– Рыжик?

– А ты думала, я ничего не заметил?

– Ой, а я забыла!

– Ты просто думала о другом.

– Как это я забыла? А тебе нравится?

– Я просто обожаю твои волосы. И еще твой лоб, брови, глаза, нос, губы, особенно губы. Ты мне нравишься вся – с головы до пят. Каштановые волосы или рыжие – это неважно. Ты великолепна.

– Тебе слишком многое нравится, – пробормотала я осторожно. Он что, шутит?

– Едва-едва. Меньше – это слишком мало, чем больше любишь, тем лучше.

Такси остановилось у какой-то скромной гостиницы на набережной Вольтер.

– Что это? – спросила я.

– «Отель дю Лувр», названный так из-за вида на Лувр.

– А почему мы сюда приехали?

– Я же сказал, чем больше любишь, тем лучше. Но тебе решать.

– Майк Аарон, сейчас полдень! – возмущенно воскликнула я.

– Тебя это беспокоит?

– Ты хочешь туда зайти, снять номер и…

– Безумно хочу. Это единственное, чего я хочу. А ты?

– Но…

– Что?

– Это все еще свидание?

– Нет, Фрэнки, если мы поднимемся в номер, это будет уже не свидание. Не знаю, как ты это называешь, но для меня это вопрос жизни и смерти.

– Ох! – только и сказала я, обмирая от счастья.

– Это значит да или нет?

– Сначала поцелуй меня, – предложила я.

– Нет, я хочу, чтобы ты решила без поцелуев… От поцелуев ты становишься слишком импульсивна. А я каждый раз, когда тебя целую, влюбляюсь все больше и не хочу, если ты сейчас не пойдешь со мной, влюбиться еще сильнее.

– Ты ничего не говорил про любовь, – прошептала я.

– А ты не догадалась?

– Естественно, нет! – негодующе сказала я. – Ты всегда окружен самыми красивыми в мире девушками, как же тебе не влюбляться в них?

– Не получалось. Хотел, да, но не любил. Наверное, ждал такую немыслимую, вздорную и упрямую девчонку из Бруклина, такую, как ты. Вернее, не «как ты», а тебя…

Он замолчал и задумался. А я, я просто затаила дыхание.

– Я люблю тебя, не знаю, человека, личность… Люблю, как ты думаешь, как шутишь, твое ощущение того, что хорошо, а что нет, твою дурацкую манеру держаться… Ты знаешь, кто ты, и ведешь себя так. Мне нравится, что рядом с тобой я чувствую себя полноценным человеком, нравится то, что мне хочется о тебе заботиться. С тобой мне кажется, что я вернулся домой, по-настоящему домой.

– Но… – Все происходило так быстро, что я все еще не могла в это поверить.

– Но что?

– Когда мы встретились, ты был так груб, и обедали в «Бистроке» мы только потому, что не могли найти девочек…

– Ты что, не знаешь, что любовь – это безумная лотерея, Фрэнки? Сначала я сам себе не верил. Но уже в аэропорту почувствовал, что ты создана для меня. А тебя саму это не пугает?

– Нисколечко, – сказала я, глядя ему прямо в глаза, чтобы он мог убедиться, что я не лгу. – Я в тебя влюбилась, когда ты учился в выпускном классе. И продолжала любить. Знала, что это бессмысленно, но – продолжала.

– Правда? Так и было?

– Конечно. Половина девчонок в школе думали, что тоже в тебя влюбились, но я знала, что у меня это по-настоящему. Ты – любовь всей моей жизни.

– Да будет так, – сказал он и обнял меня так крепко, как это возможно на заднем сиденье такси. – Отныне и вовеки. Я наконец нашел тебя. Ой, Фрэнки, девочка моя потерявшаяся. Не хочу тебя пугать, но школу я кончил много лет тому назад. Тебе не кажется, что это надо отпраздновать?

Что мы и сделали. Весь день и часть вечера мы провели в огромной кровати в комнате с окнами на Сену. Мы почти не разговаривали. Мы отправились вместе в такое увлекательное путешествие, в котором слова не нужны. Я не могу из скромности рассказывать вам подробности, но… Впрочем, это неважно. Скажем так: когда мы с Майком занимались любовью, я поняла, что никогда раньше я не была по-настоящему с мужчиной.

В конце концов я заставила себя встать и с трудом объяснила Майку, что наше отсутствие будет замечено остальными. Мы вместе приняли душ, оделись и поздравили друг друга с тем, как мы здорово похожи на тех, кем были утром, хотя и стали совсем другими. В такси на обратном пути мы сидели довольные и умиротворенные. «Если бы, – подумала я, – в четырнадцать лет я знала, что этот день наступит, я могла бы спокойно ждать его все эти годы. Но как бы долго тянулось время…»

Вся компания, за исключением Тинкер, сидела, как обычно, в «Реле» за столиком у окна.

– Лучше не приближайся ко мне, – предупредил меня Майк, когда мы выходили из такси. – Реклама нам ни к чему.

– Тогда отпусти, пожалуйста, мою руку.

– Ну и как знаменитая канализация? – спросила Джордан, когда мы сели за столик, и рассмеялась, но мне было на это наплевать.

– На самом деле мы ходили в Лувр, – сказал ей Майк.

– В Лувр? – с подозрением переспросила Мод Каллендер. – Правда? Снова в Лувр? Наверное, видели Мону Лизу?

– Нет, вокруг нее было слишком много туристов, – ответила я.

– Так всегда и бывает, – согласилась она. – Очень верное замечание.

– Конечно, вы ходили в Лувр, – захихикала Эйприл. – На вас это прямо написано. На обоих.

– Но ведь Лувр, кажется, закрывается гораздо раньше, – заметила Джордан.

– Все нормально, Джордан, – успокоила ее Мод. – Я тебе потом все объясню.

– По их остекленевшим глазам видно, как действует великое искусство, правда, Мод? – не унималась Эйприл.

– Мы прошли всю Большую галерею, – возмутился Майк. – У нас просто синдром Стендаля.

– Вы прошли всю Большую галерею и остались живы? Это не просто редкий случай, он достоин внесения в анналы, – расхохоталась Мод. – Знаешь, Майк, я ожидала от тебя большего.

– Действительно прошли, черт подери! – упорствовал Майк. – Туда и обратно.

– Говори что хочешь, – смилостивилась Мод. – Наверное, там вы и набрели на фонтан молодости. Вы оба выглядите лет на десять моложе, если только такое возможно в вашем возрасте.

– Нет, Мод, я с тобой не согласна, – возразила Джордан. – Мне кажется, что Фрэнки с Майком выглядят… изнуренными… утомленными, почти умученными… Поздравляю, Фрэнки! Повезло тебе!

– Не собираюсь я сидеть за одним столом с такими циничными людьми! – возмутилась наконец я. – Вы все просто ревнуете!

– Ага! Попалась! – захлопала в ладоши Джордан.

– Господи! – воскликнул Майк, вскидывая руки. – Неужели для вас нет ничего святого?

Он схватил меня в охапку, и мы выскочили в холл. Они смеялись так громко, что это было похоже на истерику. И тут я поняла, что мне совершенно на это наплевать. Мне хотелось рассказать всем – кассирам, официантам, посыльным, администратору, людям в холле, всему Парижу, да и всему миру, как Фрэнки Северино и Майк Аарон любят друг друга.


17

«За последние несколько дней было столько всяких волнений, что, пожалуй, можно заодно и встретиться за ленчем с Дартом Бенедиктом», – решила Джастин. Ей надоело придумывать отговорки и откладывать встречу, кроме того, она в таком состоянии, что ей просто необходимо хоть как-то отвлечься. Ей даже было слегка любопытно, почему этот человек, глава крупного агентства, так. настойчиво приглашает ее на ленч. Очевидно, что ему что-то от нее надо, иначе он не был бы так настойчив, но, во всяком случае, не было никакого намека на домогательства с его стороны. «Да если бы и был, – мрачно подумала Джастин, – Некер и Эйден уже заполнили лакуну, так что никто больше ее не интересует».

Как Некер посмел послать ей этот безумно дорогой столик? Это же совершенно очевидная взятка, замаскированная под подарок. В этом столике все кричало о роскоши, в которой она утопала бы, если бы не упрямилась. Джастин днем не было дома, иначе она бы отослала подарочек назад. Правда, тогда его бы следовало как следует упаковать и застраховать, потому что, как заметил Эйден, вещица эта очень дорогая.

Она не желает быть чем-нибудь обязанной Некеру! Джастин подняла почти невесомый столик и отнесла его в кладовку, которой никогда не пользовалась, и сделала вид, что его не существует.

Но тем не менее она все время думала об этом столике. Будто Некер сам дотянулся великанской рукой до ее дома и водрузил в него столик. Он существовал, нет, жил в темной комнате и словно стоял у нее перед глазами. Она отчетливо представляла себе фарфоровые медальоны, расписанные нежными букетами цветов. А средний медальон с гербом, три башни, увенчанные короной, – забыть его невозможно. Если бы это был подарок не от Некера, она бы обязательно стала выяснять, кто был его первым владельцем.

Если бы она увидела такой столик у антиквара, естественно, по разумной цене (правда, он был в тысячи раз изящнее вещей, которые обычно ее привлекали), она, наверное, не смогла бы устоять. «Тогда, – подумала Джастин, – она поставила бы его к себе в спальню и любовалась им».

Может быть, даже писала бы за ним иногда и думала о женщинах, которые сидели за ним когда-то и писали письма своим возлюбленным, или приглашения на бал, или записки портнихам. Наверное, когда-то он был сделан для дамы изысканной, привыкшей к роскоши. Сомнений нет – столик сделан настоящим мастером, вынуждена была признать Джастин. И злость ее направлена не на подарок, а на дарителя.

Она не хотела этого столика! Этот таинственный предмет словно пришел из другого мира, из жизни, ей совершенно незнакомой, ему место в музее, а не в самом обычном доме. Ну и что, что он прелестен! Этот столик вторгся в ее жизнь, чего Некер и добивался. Джастин казалось, будто он подарил ей роскошную тиару – одной рукой опустил ее на колени, а другой водрузил ей тиару на голову и сказал, что она должна носить ее каждый день, хочет она того или нет.

Некер все рассчитал заранее, потому что послал столик еще до снегопадов, скорее всего тогда, когда позвонила Габриэль д’Анжель и сообщила, что три ее манекенщицы отобраны на конкурс Ломбарди. Его поспешность указывала на то, как уверен он в ее согласии, как легко собирается войти в ее жизнь.

«А Эйден, он мало чем отличается от Некера», – мрачно думала Джастин, и у нее сжималось сердце. Эйден тоже вторгся в ее жизнь. Она впустила в дом незнакомого подрядчика, а потом он сломал ее печь, увез к себе и сделал ее своей рабыней. Ни один мужчина не будил в ней таких глубоких чувств. Страсть, всепоглощающая и неукротимая, охватила ее, и несколько дней она была полностью во власти этой страсти. Но разве это дает ему право вмешиваться в ее личную жизнь? Он сказал, что ему не нужно «никаких объяснений» по поводу столика, но на самом деле он ждал их.

Но почему, черт подери, то, что ты заходишься от одного взгляда этого человека, должно означать, что тебе надо рассказывать ему все самое личное? Разве это не пример того, что мужчины добиваются одного – подчинить себе женщину? Именно поэтому она всегда боялась за девочек-манекенщиц, которые попадались иногда в лапы подобным «любителям», заставлявшим их делать такое, о чем нормальная девушка даже помыслить не может.

Она не доверяла самой себе, поэтому не хотела больше видеть Эйдена. Она не сможет рассеять его подозрения, не рассказав о Некере. А если она примет его предложение поужинать, как он ее просит, она сможет думать только о том, прилично ли будет сразу после ужина заняться любовью. Но, призналась себе Джастин, вопросы приличия ее уже не волнуют. Можно просто быстро совокупиться на коврике у двери, сразу, как только он войдет в дом. А потом еще раз… Разум пытался убедить тело, что оно попало в страшную зависимость, но этих мыслей Джастин боялась безумно.

Да, пожалуй, сейчас подходящий момент для встречи с Дартом Бенедиктом. Он не отец, не любовник и не друг. Он человек влиятельный, о нем ходит множество сплетен, но встретиться с ним она может совершенно спокойно. Он производит впечатление человека холодного и независимого. Совсем недавно она имела глупость считать, что тоже обладает этими качествами.

* * *

Дарт Бенедикт был человеком, рассчитывающим все далеко вперед. Он обладал даром холодно и точно оценивать все обстоятельства не только своей, но и чужой жизни. В конце семидесятых он, блистательный молодой человек лет двадцати пяти, женился на Мэри Бет Боннер, крупной девице с совершенно непримечательной внешностью и безукоризненными манерами, наследнице богатых родителей. Мэри Бет, привыкшая только к незначительным проявлениям интереса со стороны самых скучных из молодых людей ее круга, была поражена тем, что смогла обратить на себя внимание Дарта. Он мог выбрать любую из ее подружек, даже несмотря на то, что занимался модельным бизнесом, занятием, к которому в ее консервативном окружении относились с большим подозрением.

Кроме довольно значительного состояния, у Мэри Бет были такие достоинства, как хорошие манеры, отсутствие воображения, пониженный сексуальный интерес, любовь к сельской жизни и отличная самодисциплина, что гарантировало, насколько это возможно, что она не растолстеет и не станет алкоголичкой. Самым же главным, кроме, разумеется, ее состояния, было то, что Мэри Бет была ревностной католичкой. Чтобы жениться на ней, Дарт перешел в католичество, зная, что Мэри Бет обеспечит ему те тылы, которые он хотел иметь, – семейную жизнь, прочную и огражденную от финансовых невзгод.

Дарт вырос в Филадельфии, и обоснованные претензии его семьи на древность рода и положение постепенно сводились на нет разводами, алкоголизмом и неудачными вложениями капитала. В последние годы учебы в Пенсильванском университете Дарт отдалился от своих родителей и занялся поисками способа надежно обеспечить свое будущее.

За стенами аудиторий ему не было равных. Он пользовался успехом у самых недоступных девушек курса. Они ходили за ним толпой, но относились к нему не как к возможному возлюбленному, а как к другу, с которым советовались, к чьему мнению прислушивались. Дарт считал, что у него просто дар общения с женщинами. Кроме того, он был знатоком женской красоты. Он сразу отличал среди множества хорошеньких и очень хорошеньких немногих, наделенных подлинной красотой. Сексуальные аппетиты у него были неуемные, но он удовлетворял их только с хорошенькими, а не с красавицами. После окончания университета Дарт получил место в модельном агентстве, убедив двух самых красивых девушек курса заняться этим вместе с ним. Он сразу решил, что это работа для него.

Вскоре после того, как Дарт женился на Мэри Бет, он взял у нее некоторое количество денег и открыл собственное агентство «Бенедикт». Мэри Бет обустраивала жизнь в графстве Ферфилд, а Дарт звонил ей каждый день. Поначалу он решил, что вернется к своим привычным сексуальным развлечениям где-нибудь через полгода после медового месяца, и впервые в себе ошибся. Он выдержал меньше трех недель, и сиесты с молоденькими манекенщицами в его нью-йоркской холостяцкой квартире возобновились. Но в остальном он от своих планов не отступал. Мэри Бет вскоре забеременела, ездила за покупками в Гринвич, редко бывала в Нью-Йорке и работой мужа почти не интересовалась.

С тех пор прошло почти двадцать лет. Дарт Бенедикт и его жена Мэри Бет были столпами коннектикутского общества, у них было шестеро детей от шестнадцати до трех лет, и Мэри Бет, обожающая мужа, как в первый год их супружества, ждала еще одного ребенка. Квартирка Дарта была тщательно охраняемой тайной, и ни одна из сотен девушек, которых он туда приводил, не ожидала от отца шестерых детей большего, чем он готов был дать.

«Жизнь удалась», – думал Дарт Бенедикт, сидя в ожидании Джастин Лоринг. Они с Мэри Бет основали настоящую династию. Кроме того, женился он так разумно, что сумел сохранить тот островок свободы, о котором другим мужчинам остается только мечтать. Наркотики – да, он иногда балуется ими, но только как знаток, готовый поделиться лучшим из лучшего с теми из своих подружек, которые сами этого хотят. А какой настоящий мужчина может отказать себе в женщинах, таких разных и таких прекрасных? Он построил всю жизнь на удовольствии и, расставаясь с девушкой, всегда направлял ее на путь бизнеса. Так что обе стороны от обмена только выигрывали.

Лишь в одном он еще не удовлетворен. Дела у него шли в гору, но и амбиции возросли. В его агентстве было три женских подразделения, мужское и детское, филиал в Голливуде, а также контакты с агентствами Парижа и Милана. Но «Форд», «Элит» и «Люнель» опережали «Бенедикт». Он бесился от того, что владеет всего лишь четвертым из ведущих агентств мира. Быть четвертым – удел неудачника. В нем все видели человека, преуспевающего в области, которая стала сейчас на пике популярности, но сам Дарт никак не мог смириться с тем, что, работая в мире моды уже двадцать лет, он так и не стал безусловным лидером.

«Нет, с этим нельзя смириться», – подумал он, поднимаясь навстречу Джастин.

– Джастин, ты прекраснее, чем всегда, – сказал он совершенно искренне. Он был готов почти на все ради того, чтобы она сотрудничала с ним. Ей нет равных в работе с начинающими, а сегодня в моде совсем молоденькие модели. Недавно несколько весьма многообещающих девчонок подписали контракт с «Лоринг», а не с его агентством, потому что их мамаши решили доверить своих дочерей именно Джастин, хоть ее агентство и меньше. А у Джастин отличный нюх на находки, порой, вынужден был признать Дарт, даже лучше, чем у него. Она заключала контракты с девушками, которых он не взял, и делала из них чуть ли не звезд. Например, он отверг Эйприл Найквист, потому что решил, что такие классические блондинки сейчас мало пользуются спросом. Он решил, что рынку довольно одной Дэрил Ханна, и теперь локти себе кусал с досады.

– А над тобой не властно время, Дарт, – сказала Джастин тоже искренне. Лет десять назад волосы Дарта начали седеть, но остались такими же густыми. Он был достаточно красив – про таких мужчин думаешь, что он должен быть отменным наездником, удить рыбу и лазать по горам.

– Я был удивлен и польщен, когда твоя секретарша позвонила и сказала, что ты сможешь прийти на ленч. Я был уверен, что ты уже давно в Париже со своими девочками. Поздравляю, Джастин! Вот это победа! Когда я услышал, что ты всех обошла, я сначала ушам своим не поверил. Такое небольшое агентство, и вдруг – все три кандидатуры! Но, когда победа заслуженная, я первый это признаю.

– Я была удивлена не меньше твоего, а может, и больше. – «Не пригласил же меня Дарт Бенедикт на ленч только за тем, чтобы поздравить», – подумала Джастин.

– Слушай, а почему ты не в Париже? Я бы на твоем месте опекал своих девочек как родная мать.

– Господи, Дарт, но не могу же я взять и бросить агентство на две недели. Фрэнки отлично со всем справится.

– Легендарная Фрэнки Северино! Тебе повезло, что у тебя есть такая Фрэнки.

– Наверное, да, – согласилась Джастин и обратилась к меню. «Легендарная»? Что он имеет в виду? Насколько Джастин было известно, Дарт никогда не встречался с Фрэнки. Сама она виделась с Дартом главным образом на приемах, куда их обоих приглашали. В модельном бизнесе люди предпочитают держаться подальше друг от друга.

– Сколько еще твоих девушек будет участвовать в показах?

– Четыре или пять… Сам знаешь, они все решают в последний момент.

– У меня двенадцать человек улетают послезавтра в Милан. Во всяком случае, должны по плану… Когда это было, чтобы сумасшедшие держали в руках клинику, а, Джастин? Пять лет назад, нет, даже два года назад, если я говорил, что летит двенадцать девушек, двенадцать и летело. А теперь у них загруженное расписание, слишком много работы, плохо переносят перелеты. А если они не снимаются для телевидения, то, значит, заключили контракты с косметическими фирмами и не имеют права участвовать в показах. Им столько платят, что деньги их теперь будто не интересуют.

– Не забудь про девушек, которые летают на побережье на кинопробы. – «Если Дарт решил поболтать перед тем, как перейти к делу, что ж, я охотно поддержу беседу», – решила Джастин.

– И ты мне об этом рассказываешь! Именно это произошло с Элси, которая три года верой и правдой служила Шанель. Карл Лагерфельд всегда делал для нее свадебный наряд, так что можешь себе представить, что он испытывал, когда она в последнюю минуту отказалась. Даже захоти она вернуться, он ее больше никогда не возьмет назад.

– Элси? А что за роль?

– Что-то, от чего отказалась Джулия Робертс, а она отказывается от десятков сценариев. Она оставила мне записку у своего диспетчера, духу не хватило сообщить мне об этом лично.

– Наверное, ты для них как властный папаша, – сухо заметила Джастин.

– Может быть, – задумчиво ответил Дарт. – Но разве молоденьким девушкам не нужен отец? Посмотри на себя, Джастин. Тебе сейчас сколько, лет тридцать с небольшим? Но у тебя аура матери, той, которая печет замечательный хлеб и варит супы на всю семью. Думаю, что у тебя главное – не твои замечательные деловые способности, а то, что ты умеешь создать атмосферу доверия и спокойствия, дома, очага, поэтому твое агентство и процветает.

– Спасибо, Дарт. Если это и так, то делаю я это неосознанно, но, может, оно и лучше. Здесь фальшивки не пройдут. – И Джастин заставила себя улыбнуться. Супы варить – еще чего!

– Знаешь, Джастин, я за тебя немного беспокоюсь. Вот ты тут сидишь в Нью-Йорке, хотя тебе надо было бы быть в Париже и следить за тем, чтобы с девочками было все нормально. Но ты не можешь оставить агентство, потому что, кроме Фрэнки, тебе положиться не на кого. Ведь твои диспетчерши не могут руководить агентством вместо тебя, так? И знаешь, о чем мне это говорит? О том, что администрация у тебя никуда не годная. Разве ты сможешь расширить агентство в таких условиях?

– Спасибо за заботу, Дарт, – холодно ответила Джастин. – Но мне удается мало-помалу расширяться, и эти темпы меня совершенно устраивают – мне важна надежность. И еще – я сама себе начальник, и меня это устраивает. Каждому свое.

– Мне вполне понятны твои чувства, Джастин, я сам долго придерживался того же мнения. Но я ничего толком не добился, пока не стал нанимать нужных сотрудников, пусть это было мне не по карману, и передавать им часть своих обязанностей. Как только я думаю о том, что сам Некер выбрал всех трех манекенщиц из твоего агентства, а ты даже не поехала в Париж… Этот человек владеет двумя домами моды! Боже мой, да ты могла пристроить к нему кучу девушек, если бы сумела его обаять. Я бы не стал упускать такого шанса.

– Дарт, а почему ты думаешь, что девушек отбирал не Ломбарди? – спросила Джастин, побледнев.

– Мы с Марко Ломбарди старинные приятели. Можно сказать, ветераны войны за моду. Он пришел в такую ярость, когда Некер просто всучил ему твоих девочек, что не выдержал, позвонил мне и полчаса жаловался. И как ты можешь быть уверена, что наш общий друг, этот пройдоха Марко, ведет себя порядочно по отношению к ним? Откуда ты знаешь, как они сами себя ведут, а? Нам-то с тобой отлично известно про искусы Парижа, да?

– Фрэнки держит меня в курсе, и пока что никаких проблем не было. – Джастин постаралась, чтобы голос ее звучал легко и весело. Какое право имеет этот хрыч совать нос в ее дела?

– Что ж, честь Фрэнки и хвала, но я бы на твоем месте плюнул на Нью-Йорк и отправился в Париж. На самом деле я действительно уезжаю через несколько дней. Что прямо касается того, о чем я хотел с тобой поговорить, Джастин.

– А я все гадала, когда же ты перейдешь к делу, – сказала Джастин, не пытаясь скрыть ироничную улыбку.

– Ты приняла мое приглашение, и наверняка тебе любопытно, зачем это я пригласил тебя на ленч.

– Немного любопытно, Дарт, но согласилась я главным образом из вежливости. Неприлично было столько раз отвергать твое любезное приглашение.

– Я не стыжусь быть настойчивым, Джастин, ты же знаешь, «Бенедикт» – большое агентство. Я управляю огромной, хорошо отлаженной машиной. Мы работаем во всех отраслях моды и на комиссионных зарабатываем огромные деньги, но мне кажется, что наш потенциал еще не исчерпан. У нас есть возможности роста, и сейчас наступил самый для этого подходящий момент.

– Так в бой, Дарт! – подбодрила его Джастин. – Вперед, к победе!

– Будь, пожалуйста, серьезна, Джастин. Я бы хотел купить агентство «Лоринг» за очень хорошую цену и заключить с тобой долгосрочный контракт на твоих условиях, по которому бы ты работала в нем управляющей. Это обоюдовыгодное предложение. Ты получишь крупную сумму денег, будешь продолжать заниматься своим любимым делом, но с тебя будет снят груз финансовой ответственности. Не будет больше ни выплат по пятницам, ни беспокойств насчет кредита, ни забот о том, что твой лучший диспетчер уйдет и уведет с собой лучших девушек – это будут проблемы «Бенедикта», и «Бенедикт» легко с ними справится. Ты будешь делать то, что тебе так нравится, – находить способных девушек и делать из них звезд.

– Обоюдовыгодное предложение, говоришь? А перед кем я буду отчитываться, Дарт?

– Ты будешь руководить собственным подразделением. И, естественно, ты сможешь взять с собой Фрэнки.

– Но перед кем я буду отчитываться?

– Ну, в конечном счете время от времени мы с тобой будем советоваться, но в контракте будут обговорены те случаи, когда ты будешь вправе наложить вето на мои предложения.

– Значит, отчитываться я буду перед тобой, и по некоторым пунктам за тобой же будет последнее слово. Я правильно поняла?

– Правильно. Не могу же я выложить кучу денег за твое агентство и дать тебе абсолютный карт-бланш. Это было бы нелогично. Но нет причин, которые могли бы помешать нам прийти к решению, удовлетворяющему нас обоих.

– Ничего не получится. Меня это не интересует, Дарт.

– Послушай, Джастин, ты даже не обдумала как следует мое предложение. Не отвечай сейчас, взвесь все хорошенько. Позволь только спросить: неужели ты не понимаешь, что ты раба собственного агентства? Дела в нем ведутся по старинке, ты будто живешь в квартире над своей лавкой. Я же всегда могу перепоручить все своим помощникам, смотаться к Мэри Бет и расслабиться в кругу семьи. А когда у детей каникулы, мы даже устраиваем себе отпуск на месяц или даже на полтора.

– Мне, чтобы расслабиться, достаточно уикэнда.

– Не надо хорохориться, Джастин, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты еще очень молода и можешь выбрать приличного парня, тебе надо выйти замуж, завести детей, купить загородный дом, путешествовать. Я могу и дальше перечислять возможности, и все это так же реально, как салат, который ты сейчас ешь. Весь мир перед тобой, а ты замкнулась на своем агентстве. Это ненормально.

– А еще я могла бы сама себе шить, Дарт. Я сама решу, как мне обустроить свою жизнь, – резко сказала Джастин. Некер, Эйден, теперь еще это дерьмо ей будет советовать!

– Слушай, нам обоим ясно, что говорю я об этом, преследуя и собственные интересы. Мне действительно нужен твой талант, – невозмутимо продолжал Дарт. – Если ты не хочешь сразу продавать агентство, мы можем договориться иначе, стать деловыми партнерами, что избавит тебя от финансовых проблем, мне даст возможность использовать твои мозги, и ты еще будешь получать процент от прибыли, которая, я уверен, у нас будет.

– Извини, Дарт, но я не хочу работать с партнером. Мне нравится быть независимой.

– И я тебя за это уважаю, Джастин. Но ты же понимаешь, что под твоим началом дело, которое держится на двух женщинах. А если кому-нибудь взбредет в голову предложить Фрэнки вдвое больше, чем она получает у тебя? Она зарабатывает семьдесят пять тысяч в год и, полагаю, вполне заслуживает ста пятидесяти.

– Откуда, черт подери, тебе известно, сколько она получает? – спросила взбешенная Джастин.

– Я ее спрашивал. И я тот самый человек, который предложил ей вдвое больше. Можешь не говорить, что я ублюдок, бизнес есть бизнес. Я просто понял, что, если сам этого не сделаю, это сделает кто-нибудь другой.

– Она мне ничего не рассказывала.

– Наверное, не хотела, чтобы ты подумала, что она просит прибавки, которая тебе не по карману. Но может так случиться, Джастин, что она передумает. Как я уже говорил, настойчивость приносит свои плоды.

– Послушай, Дарт, ты действительно хочешь узнать, почему я, несмотря на выгодные условия, которые ты предлагаешь, не хочу с тобой работать?

– Конечно, хочу, потому что пока что это кажется довольно бессмысленным, а ты ведь разумная женщина.

– Заниматься модельным бизнесом может только тот, кого действительно заботит, что будет с девушками, тот, кто видит в них личности, каждая из которых ценна и неповторима. Сейчас слишком многие из моделей не получают контракта, если не переспят с важным человеком из агентства, или не получают заказов, если не переспят с клиентом. Молодые женщины, идущие в модели, и так хлебают достаточно дерьма по поводу своего веса, внешности и выдержки, так что их сексуальную жизнь можно оставить в покое.

– И как же ты можешь заниматься делом, в котором творятся такие ужасные вещи?

– Потому что кто-то, как ты сказал по поводу Фрэнки, должен этим заниматься, и я хотя бы ограждаю их от этого.

– Так ты у них что-то вроде матери-хранительницы? – спросил он мерзким тоном.

– Дарт, позволь мне привести один пример. В нашем городе есть агентство, в котором девушки неофициально делятся на три группы. Есть так называемые «Неприкосновенные» – те, кто уже достаточно знаменит и может получить контракт где угодно. Их никто не беспокоит, их балуют, как принцесс, и никогда не требуют от них сексуальных услуг. Есть вторая группа – «Потенциальные». К ним приглядываются, стараются разглядеть их возможности. Если таковые имеются, они становятся «Неприкосновенными». Остальные, опять же неофициально, переводятся в третью группу, в так называемый «Батальон».

– Откуда ты все это взяла?

– Из «Батальона», – продолжала Джастин, – какой бы ты хорошенькой ни была, на вершину не попадешь. Им это, естественно, не объясняется, но им суждена карьера самая обыденная – работа в каталогах, иногда – для календарей, словом, всякая мелочь, нужная каждому агентству. Они не работают для высокой моды, не снимаются на телевидении, не участвуют в показах, но они зарабатывают неплохие деньги и трудятся на благо агентства, добывая нужных заказчиков…

– Джастин, таких девушек полно в любом агентстве, включая твое собственное. Только обывателям неизвестно, сколькие из манекенщиц становятся так называемыми супермоделями – десятка два из сотен девушек или из тысяч – если считать тех, кто работает за пределами Нью-Йорка.

– Владелец агентства, о котором я говорю, – сказала Джастин, словно не услышав его слов, – рассматривает «Батальон» как свой личный гарем. Когда он хочет кем-то… попользоваться, он просто сообщает, когда и куда явиться. Либо они повинуются, либо им предлагают покинуть агентство. Ведь недостатка в моделях среднего уровня нет, так ведь, Дарт? Пока девушка не оказалась в назначенном месте, она не знает, будет ли там наедине с хозяином, или с ним будут и другие девушки, или мужчины, которых ей предложат обслужить, или девушки, с которыми ей предложат поразвлекаться. Там бывает полно наркотиков, причем самых разных, и очень вероятно, что она будет их употреблять, возможно, впервые в жизни. Да, забыла сказать, все это обычно происходит днем. Самое удивительное, что владелец агентства, устраивающий такие… ленчи, счастливый супруг и отец, настоящий столп общества. Более того, его жена ни о чем не подозревает. Ни у кого не хватило бы духу рассказать ей об этом.

– И ты действительно веришь этим сплетням? Где ты наслушалась такой чуши?

– Да везде об этом говорят, Дарт, везде. Вот поэтому я и не хочу ни с кем сотрудничать. Никогда не узнаешь, что лежит под камнем на заднем дворе, пока не переедешь в дом.

– Ты вольна поступать как хочешь, – пожал он плечами. – Если тебе так нравится, оставляй все как было. Но лучше закупи себе побольше шерстяных штанов, они тебе понадобятся долгой холодной зимой, когда задует ветер, а другие агентства начнут переманивать у тебя диспетчеров и моделей.

– Пока что мне удавалось выжить и в шелковых брючках. Ты не будешь против, если я уйду без кофе? Мне пора в лавку.

– До свидания, Джастин. Когда я буду звонить Марко, обязательно расскажу ему о нашей встрече, ему приятно будет услышать про старую подружку.

Джастин вышла из ресторана, даже не подав ему на прощание руки. Когда он только упомянул «пройдоху Марко», она сразу поняла по его тону, что он намекает на то, что знает все подробности ее позорной связи с Ломбарди. Такие типы, как эти двое, никогда не упустят случая похвастаться друг перед другом своими победами. Но к чему Дарту было использовать это оружие столько лет спустя, да еще перед тем, как завести разговор о покупке агентства? Разве по-настоящему умный человек не понял бы, что на это следует намекать в последнюю очередь? И скорее всего умный человек не стал бы угрожать ее агентству после того, как она дала понять, что ей известно про ленчи в его холостяцкой квартирке?

Нет, решила Джастин, все гораздо проще. Дарт Бенедикт не видит разницы между ней и девочками, за которыми охотится. Он пытался действовать так же, как действует всегда, – угрожать и обещать награду одновременно. Только хотел он употребить ее мозги, а не тело, вот и вся разница.

По дороге в агентство Джастин пыталась выбросить Дарта Бенедикта из головы. Он заполучил врага, и она заполучила врага. И хватит с нее деловых ленчей. Сандвич с тунцом на рабочем месте – и довольно.

В конце дня секретарша положила ей на стол письмо от Фрэнки. Оно пришло ночной почтой «Федерал Экспресс» из Парижа.


"Дорогая моя Джастин!

Я не хотела посылать тебе факс, потому что боялась, что его кто-нибудь прочтет, несмотря на пометку «личное», и в офис я звонить не хотела, чтобы не отрывать тебя от работы, но мне просто необходимо сообщить тебе, что я так счастлива, что просто не знаю, что с собой поделать Я как безумная ношусь по своим апартаментам и все никак не могу поверить, что это действительно произошло! Мы с Майком Аароном любим друг друга. Ох, Джастин, я не могу спать, не могу сидеть на месте, ничего не могу делать, поэтому и пишу тебе, единственному человеку, которому я могу доверять, и надеюсь, что это меня хоть немного успокоит. Я влюбилась, можешь себе представить такое? До сегодняшнего дня я и не подозревала, что он тоже меня любит. Знаешь, почему я всегда говорила о нем гадости? Наверное, ты и не догадывалась, а я так хотела скрыть, что влюбилась в него еще в школе. Джастин, он просто удивительный! Жалко, что я не умею писать стихи или, на худой конец, прозу и не могу выразить свои чувства. Майк – это моя мечта, которая сбылась. Я даже не подозревала, что человек может быть так счастлив. И ты была совершенно права насчет моих волос и одежды, не знаю, насколько, это помогло ему обратить на меня внимание, но, во всяком случае, не помешало. Мы провели вместе весь день – утро в Лувре, а потом до вечера мы были в «Отель дю Лувр». Да, Джастин, да! Теперь об этом знает вся наша компания, они не могли ничего не заметить, когда мы встретились в баре. Ты понимаешь, что этого не случилось бы, если бы ты не послала меня сюда? Просто страшно представить! Но я держу все под контролем, работу не забросила, так что не беспокойся. Сегодня утром я послала тебе факс про Тинкер, с тех пор ничего нового не произошло. Разве что у нас с Майком. Мы… Мы с Майком! Не знаю, что из этого выйдет, но даже если ты не веришь в бога, все равно молись за меня, Джастин! Молись о том, чтобы это не стало парижским вариантом курортного романа. Не думаю, что я когда-нибудь смогу от этого оправиться, особенно после того, что произошло сегодня днем. Желаю тебе испытать такое же счастье! Я так по тебе скучаю! Люблю, целую.

Фрэнки".


Джастин несколько раз перечла письмо, а потом подошла к окну и прижалась к холодному стеклу лбом. «Господи, – подумала она, – сделай так, чтобы все было хорошо».


18

– Я пытаюсь отнестись к этому разумно, – объясняла Эйприл Мод, с трудом сдерживаясь. – Пытаюсь это принять, говорю себе, что жизнь на этом не кончается, что я и не надеялась победить, что статья в «Цинге» очень поможет моей дальнейшей карьере, но на самом деле я так расстроена, просто не знаю, что делать… – Эйприл рухнула на кровать Мод и разрыдалась.

Утром, как только они проснулись, Фрэнки зашла в комнаты Эйприл и Джордан и сказала каждой, что теперь они будут меньше видеть Тинкер, потому что она будет брать уроки танго и работать с Ломбарди. Фрэнки хоть и пыталась убедить девушек, что это совершенно не значит, что Тинкер выиграет конкурс, но у нее ничего на вышло. Джордан приняла новость с достоинством, а Эйприл, даже не сняв халата, тут же побежала за утешениями к Мод, которая сидела в кровати и читала «Интернешнл геральд трибюн».

– Марко Ломбарди надо четвертовать! – воскликнула Мод. – Эйприл, девочка моя, не рыдай так! Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, действительно понимаю. И знаю, как это для тебя важно. Помнишь, я рассказывала тебе, что моя статья построена на том, что выиграешь ты? Пока что ничего не изменилось. Если выйдет все иначе, я покажу, что все было направлено против тебя, что конкурс был подстроен. Ну-ка, накинь на себя покрывало, ты вся дрожишь. Вот так-то лучше, а теперь вытри нос. Ты завтракала?

– Да, перед самым приходом Фрэнки.

– Хочешь немного кофе, чтобы согреться? Он еще не остыл, а в комнате довольно прохладно. Во Франции не понимают, что такое настоящее центральное отопление.

– Нет, спасибо. – Эйприл немного успокоилась и только изредка всхлипывала.

– Ломбарди просто лишил тебя шанса бороться за контракт. И Джордан тоже. Ты понимаешь, почему это произошло? – продолжала успокаивать ее Мод. – Тинкер наверняка отдалась ему, когда пришла на урок, иначе и быть не могло. Может, она сама и подала ему эту идею, кто знает, на что она способна? Но лучше бы было, если бы Ломбарди постарался скрыть, что уже сделал свой выбор, лучше бы он объявил об этом после конкурса. Бесстыжая тварь! Неужели он не понимает, что после шоу абсолютно всем будет ясно, что выбирать надо было тебя?

– А ему на все наплевать, – задумчиво сказала Эйприл. – Джордан не слишком расстроится, она особенно и не надеялась на победу – она ведь цветная. Она сама говорила мне об этом еще в самолете. Подумать только, я еще беспокоилась, что Некер пригласил ее в Версаль, а беспокоиться надо было из-за Тинкер. Но, черт подери, если бы игра велась честно, моделью Ломбарди могла бы стать любая из нас, даже Джордан.

– Эйприл, дорогая, Джордан права, она бы ею не стала. Это должна была быть ты.

Мод глядела на Эйприл с обожанием. Какое лицо! Она настолько красива, что в ее внешности нет места состраданию, которое бывает написано на других, не столь совершенных лицах. У Эйприл такие безукоризненные черты лица, что и споров никаких быть не может.

– А тебе не кажется… – начала было Мод и замолчала.

– Что? Что ты хотела сказать?

– Что, возможно, Ломбарди сказал правду – Тинкер действительно вдохновила его на создание новых моделей, и он именно поэтому работает с ней каждый день. Тогда понятно, почему он не стал притворяться – потому что еще ничего не решил, и тогда мы слишком спешим с выводами, Эйприл! В конце концов, Тинкер танцует свое дурацкое танго только несколько часов в день, а танцевать танго и ходить по подиуму – совсем не одно и то же. История еще не закончилась, и у тебя все шансы победить, я просто уверена в этом!

– Ты правда так считаешь или просто хочешь меня утешить?

– Я не стала бы внушать тебе напрасную надежду, Эйприл. Я действительно думаю, что ничего не решено, и, когда ты появишься на подиуме, все всем станет ясно.

– Ой, Мод, как же я тебя люблю! У тебя одной мозги работают. – Эйприл бросилась Мод на шею и чмокнула ее в щеку.

– Эйприл, ты даже представить себе не можешь, как мне приятно.

– Приятно? – Эйприл пристально посмотрела на Мод. – Тебе приятно, когда тебе говорят, что ты гений?

– Мне приятно, когда ты меня целуешь. Даже в щеку. Я впервые почувствовала прикосновение твоих губ.

– Ой!

– Не отодвигайся от меня, Эйприл. Ты же понимала, что рано или поздно я это скажу.

– Я… я об этом не думала, – пробормотала Эйприл и натянула покрывало на плечи.

– Ни разу? Тебе это и в голову не приходило? – мягко спросила Мод.

– Ну… может быть… наверное… я же не дурочка… В общем, после того, как я рассказала тебе про свое отношение к мужчинам, я стала думать о том, как ты устраиваешь свою жизнь, и поняла, что ты… я не совсем была уверена, но… ну, ты понимаешь, о чем я. Наверное, это из-за того, как ты одеваешься, иначе мне бы и в голову не пришло…

– И тем не менее ты каждый день гуляла со мной по Парижу. Ты понимаешь, о чем это говорит?

– Это говорит о том, что я тебя не боюсь и не считаю тебя хуже других, что бы ты ни делала. – И Эйприл нервно хихикнула.

– Я это поняла и оценила, но дело не только в этом, Эйприл, а в том, в чем ты боишься себе признаться. Эйприл, послушай меня, не отворачивайся, ты давно уже не маленькая девочка, ты настоящая женщина, и тебе хочется узнать, каково это – быть с другой женщиной… ты думаешь об этом все время, не так ли, дорогая моя? Эйприл, ничего нет противоестественного в том, что ты думаешь об этом. Ты сама говорила, что мужчины тебе не нравятся, ты пробовала с ними, но так и не смогла преодолеть отвращения. Ты можешь так и оставаться девой, Эйприл, но это не значит, что ты перестала быть человеком из плоти и крови, и выбор у тебя есть.

– Ты рассуждаешь так логично, – пробормотала Эйприл.

– А это и есть логично. Нелогично то, что у нормальной молодой женщины нет никакой сексуальной жизни. Это жестоко, жизнь превращается в наказание. Я понимаю, что ты чувствуешь себя выродком, и мучаешься от этого. Сколько ты еще собираешься терпеть?

– Я даже не могу об этом думать, все так запутано… – И Эйприл погрузилась в молчание. Она опустила голову, чтобы не были заметны покрасневшие щеки, и стала разглядывать свои дрожащие руки. Но с кровати не встала.

– Ах, Эйприл, Эйприл, – сказала Мод дрожащим голосом и погладила Эйприл по голове. – Конечно, ты запуталась, и так и будет продолжаться, пока ты не попробуешь хотя бы однажды заняться любовью с женщиной и не узнаешь, подходит тебе это или нет. Лучше, если это будет кто-то опытный, кто-то, кто знает, что ты еще девушка, и не ждет от тебя фонтана страстей, кто вообще ничего не ждет. Как ты думаешь, многие ли подходят под эту характеристику?

Эйприл рассмеялась, и Мод поняла, что она немного расслабилась.

– Ты же сама прекрасно знаешь, что давно пора в себе разобраться, иначе бы ты тут не сидела. Ты почти приняла решение, дорогая. И рано или поздно это случится. Только не поддавайся безумным порывам и не делай этого с незнакомками. Лучше всего, чтобы первый раз это было со кем-то, кому ты доверяешь, кого знаешь так же хорошо, как знаешь меня, кто тебя понимает. Милая, нежная Эйприл! Я обещаю быть ласковой и внимательной, я не стану тебя ни к чему принуждать, а если ты захочешь остановиться, я остановлюсь и не стану дуться, как это обычно делают мужчины. Торжественно обещаю, что буду повиноваться всем твоим желаниям. Мое отношение к тебе не изменится. Не можешь же ты так и жить дальше, ничего о себе не узнав. Доверься мне, дорогая. Сейчас тебе достаточно только сказать «да».

Эйприл повернула голову и искоса взглянула на Мод, потом наклонилась к ней и быстро поцеловала ее в щеку. Она была слишком смущена и не могла вымолвить ни слова, даже не могла шепнуть «да». Сколько ночей она пролежала без сна, думая о Мод Каллендер? Сколько восхищалась она этой умной, тонкой, остроумной женщиной, к которой привязывалась день ото дня все больше и больше… Она даже не осмеливалась представить себе такое… Нет, если честно – осмеливалась, но тут же гнала от себя эти мысли! Но теперь она ничего не боялась, она чувствовала, что о ней заботятся, ею восхищаются, и еще – она просто умирала от желания попробовать…

– Иди сюда, Эйприл, – шепнула Мод, снимая с Эйприл покрывало и обнимая ее за плечи. – Ложись на подушку, закрой глаза и думай только о своих ощущениях. Не надо, не напрягайся, я просто хочу поцеловать тебя.

Мод целовала Эйприл нежно – сначала в лоб, почти у линии волос, потом ее губы скользнули ниже, к мочкам ушей, к подбородку. Она почувствовала, как обмякло тело Эйприл, услышала, как она вздохнула облегченно, но по-прежнему продолжала целовать только лицо Эйприл. Она испытывала особое наслаждение от того, что заставляла себя сдерживаться.

Время от времени Мод бросала взгляд на Эйприл, на ее прекрасные и бесстрастные черты и просто не верила себе. Неужели она ласкает то лицо, которое боготворит? Наконец Эйприл разжала губы, и тогда Мод провела пальцами по ним, движения ее были так легки, почти неосязаемы, и вот уже Эйприл жадно приоткрыла рот, словно пытаясь поймать нечто ей самой неизвестное. И только тогда Мод поцеловала ее в губы.

Она чувствовала, как Эйприл тянет свои губы к ее, но все время словно ускользала от них, ожидая, когда губы Эйприл станут еще требовательнее. И скоро, раньше даже, чем ожидала Мод, Эйприл обхватила ее голову руками и притянула ее к себе. Они слились в долгом, бесконечном поцелуе. Мод решила, что дождется, чтобы Эйприл первая стала играть языком, поэтому целовала ее почти невинно. Сначала Эйприл лизнула ее легонько, потом язык ее стал требовательнее, и наконец Мод, дав себе волю, стала отвечать на ее ласки. А рука Мод скользнула под ночную рубашку Эйприл и нащупала крохотный возбужденный сосок.

Мод целовала Эйприл и ласкала только одну ее грудь, зная, как возбуждающе это действует. Она прислушивалась внимательно к дыханию Эйприл, и, когда оно участилось, Эйприл вдруг шепнула: «Не останавливайся!» – и приникла к Мод теснее. «Нет, – подумала Мод, – я не буду торопиться, не дам Эйприл довольствоваться немногим, как, видно, бывало у нее с мужчинами».

Наконец Мод почувствовала, что Эйприл сжала ее голову и стала тянуть ее вниз, давая понять, что хочет, чтобы Мод целовала ей грудь, но сделала вид, будто ничего не поняла.

– Пожалуйста, ну пожалуйста… – выдохнула Эйприл.

– Чего тебе хочется, радость моя? – шепнула Мод. – Скажи, чего ты хочешь, скажи словами.

– Поцелуй мою грудь! – взмолилась Эйприл, и Мод, взглянув на нее, увидела, что та уже перестала смущаться. Но не успела Мод наклониться, Эйприл уже передумала и, сев в кровати, обеими руками обняла Мод.

– Расстегни свою пижаму, – велела она. – Я хочу сама ласкать тебя. – И не успела Мод обнажить груди, Эйприл приникла к ней страстно и стала гладить и ласкать их, сначала неумело, но потом все увереннее и увереннее. Она приникла к ним, воображая себя то младенцем, то мужчиной, и вдруг поняла, что она – женщина и хочет большего.

– Мод, Мод, что мы делаем?! – воскликнула она.

– Ты хочешь другого? Скажи, скажи это словами.

– Мод, но я… я не знаю этих слов.

– Знаешь.

– Прошу тебя, у меня нет больше сил терпеть.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – Мод была неумолима. Только так можно заставить Эйприл познать самое себя.

– Между ног… рукой, языком… неважно! Скорее!

– Нет, только не скорее, нельзя спешить, особенно в первый раз, – шепнула Мод. – Сними ночную рубашку и ложись под одеяло. – Эйприл послушалась, а Мод тем временем сняла пижамные брюки. – Ты ласкала мою грудь, а я твою еще нет, – сказала она сурово. – Это несправедливо, ведь я столько о ней мечтала, с ума сходила, глядя, как ты ходишь без лифчика в своих обтягивающих свитерах… Лежи спокойно, дай мне на тебя полюбоваться… О, какие у тебя напряженные сосочки! Радость моя, ты просто создана для этого…

Мод легла так, что рот ее был на уровне груди Эйприл, а руками она могла ласкать все тело Эйприл. Целуя ее грудь, Мод осторожно положила ладонь ей на живот и стала ждать, не оттолкнет ли ее Эйприл. Но Эйприл только выгнулась дугой и откинула одеяло, открыв свое великолепное тело.

– Да, да! Ниже, ниже! Я не могу больше терпеть! – стонала Эйприл. И она стала толкать Мод вниз, крича:

– Ну же, Мод, ну! – Эйприл сама раздвинула ноги и требовательно, совершенно забыв, что хотела во всем подчиняться Мод, сказала:

– Целуй меня там!

Мод сползла вниз и приникла ртом к влажному лону Эйприл, а потом осторожно, помня о том, что Эйприл еще девственница, просунула в манящее отверстие палец. Эйприл завыла от восторга и стала толкать пальцы Мод еще глубже. Потом вытащила их и тут же запихнула внутрь снова.

– Сильнее же! Еще! И целуй меня, целуй!

Мод отдалась этому занятию, забыв обо всем и прислушиваясь только к ощущениям Эйприл. Давая девушке то, чего она, сама о том не зная, ждала так долго, Мод словно сама получала наслаждение. И Эйприл была ненасытна. Когда Мод немного замедляла ритм, Эйприл понукала ее, словно скакуна, и, наконец заметив, как девушка выгнулась дугой, Мод поняла, что Эйприл близка к оргазму. Движения ее стали быстрей и резче, потом ее подруга замерла на мгновение и, издав дикий, безумный вопль, достигла высшей точки экстаза.

Когда девушка наконец замерла удовлетворенно, Мод подняла голову и посмотрела на нее, не зная еще, чего ожидать – смущения, стыда, удивления. Глаза Эйприл сияли из-под полуприкрытых век, и она, улыбаясь, облизывала запекшиеся губы.

– Подожди минутку, Мод, любовь моя, подожди минутку, и я сделаю все, чтобы тебе тоже было хорошо. Я буду благодарна тебе до самой смерти…

– Послушай, дорогая моя, это вовсе необязательно… Я умею обходиться сама.

– Ты не понимаешь – я сама хочу этого. Я сделаю это тебе, а потом снова ты мне, или мы будем делать это одновременно. Я ведь еще новичок, Мод. Подумай только, сколько всего у меня еще впереди. Ну, иди же сюда, поцелуй меня!

«Она не только будет равной мне, – подумала Мод, – скоро, очень скоро она получит от меня все, что я смогу ей дать. Она неутомима. Лучше уж я получу все, что смогу сейчас, пока она не заинтересовалась другими женщинами. Когда мы вернемся в Нью-Йорк, она станет самой популярной из девушек. Я ей не нужна, но она об этом еще не догадывается».

И Мод, повернувшись к Эйприл, поцеловала ее в губы.


19

Каждое утро Жак Некер просыпался с ощущением, что было бы лучше, если бы он вообще не ложился спать. Его преследовали ночные кошмары, а проснувшись, он не мог их вспомнить и только чувствовал, будто его всю ночь тащили куда-то волоком. Он был удручен до последней степени, но тем не менее никак не мог вспомнить, что же его мучило во сне. За последнюю неделю это настолько прочно вошло в его жизнь, что стало реальнее всех его достижений и осязаемей, чем любая принадлежащая ему вещь.

Страшная аура ночных ужасов только слегка рассеивалась, когда он, с трудом заставив себя пройти через обычные утренние процедуры, направлялся к себе в офис. Неделя показов весенних коллекций неумолимо приближалась, и он даже находил некоторое облегчение в чрезмерных заботах, принимая не только все самые важные решения по управлению своей огромной империей, но и следя за мелочами, которые обычно находились в ведении его сотрудников. Он вникал во все подробности организации показа в «Рице», требовал отчета о том, достаточно ли доставлено горшков с цветущими деревцами, следил за ходом подготовки декораций, настаивал на изменениях в меню, даже лично дегустировал вина, – словом, вел себя так, будто его волнует только одно – успех коллекции Ломбарди. Он работал допоздна, сводил с ума подчиненных, заставляя их вносить изменения в уже утвержденные планы и оттягивая насколько возможно момент, когда приходилось возвращаться домой.

Если бы бедняжка Николь, его жена, была бы жива, он каждый вечер вынужден был бы отвлекаться. Николь тратила всю свою энергию на то, чтобы хотя бы раз в неделю устроить ему какой-нибудь праздник, и от него ждала того же. Он помнил, как она расстраивалась, когда они ужинали вдвоем чаще, чем раз в неделю. Если ее расписание не было составлено на полтора месяца вперед, она чувствовала себя заброшенной и ненужной. Некер знал об этом и, как бы ни был загружен работой, каждый вечер, приняв душ и переодевшись, отправлялся на очередной ужин или прием. Это было то немногое, что он мог для нее сделать, потому что он не любил ее так, как это было в начале брака, и не дал ей детей, которые могли бы стать смыслом ее жизни.

Некер вдруг подумал, что, будь Николь жива, он не рассказал бы ей о мучающих его кошмарах. Они перестали делиться друг с другом своими заботами и проблемами года через два после свадьбы, когда стало ясно, что ее жизнь состоит прежде всего из визитов к портнихе, ленчей и общения с декораторами, а его – из дел.

Прошло всего несколько недель после смерти Николь, и Некер стал получать вдвое больше приглашений на ужин, чем при ее жизни. Он от них отказывался и только время от времени приглашал нескольких друзей к себе на ужин, главным образом для того, чтобы показать окружающим, что не превратился в мрачного отшельника. Он не собирался жениться снова, но все хозяйки парижских салонов за ним охотились, и у каждой была своя кандидатура – разведенная дама или вдова – на роль второй мадам Некер.

Они считали немыслимым, что такой баснословно богатый и еще не старый человек, да к тому же красавец, может долго оставаться без новой привязанности.

Но Жак Некер выказал такую полнейшую незаинтересованность, что все, кроме его самых старинных приятелей, оставили попытки устроить его жизнь. В редкие моменты, когда его начинало тяготить одиночество, он жалел, что не поддался уговорам свах и не выбрал себе какую-нибудь милую и приятную спутницу жизни, энергичную особу, которая не стала бы довольствоваться таким минимальным набором, как яхта, замок и вилла, а вывозила бы его на сафари, в горы кататься на лыжах и заставляла бы его отдыхать и «наслаждаться жизнью».

Но он не хотел повторять тот сюжет, по которому шла его жизнь с Николь, – ужины, клубы, встречи из года в год с одними и теми же людьми. Еще не зная о существовании Джастин, он довольствовался тем, что пополнял свою коллекцию, читал книги по истории искусств и летал в Цюрих, Амстердам, Милан или Лондон, посещал последние выставки и аукционы антиквариата.

Сам он не стал музейным экспонатом только потому, думал Некер, что сексуальные желания в нем еще не угасли. Он не хотел заводить постоянную любовницу, предпочитая досуг с самыми изысканными девушками по вызову. Это не приносило радости, но оказалось средством весьма эффективным. Почти каждый вечер он выплескивал накопившуюся энергию, играя в своем клубе в сквош, и часто ужинал там же со своими партнерами по игре.

Удар, который нанесла ему Джастин, не приехав в Париж, выбил его из колеи на несколько дней. Как-то утром по дороге в офис он вдруг спросил себя, а почему он до сих пор не поинтересовался ее здоровьем. Поднявшись к себе в кабинет, он тут же позвонил Фрэнки и спросил, выздоровела ли мисс Лоринг.

– Точно не знаю, – ответила Фрэнки. Этот вопрос застал ее врасплох, и она даже не могла придумать, что соврать.

– Как такое возможно? Разве вы не созваниваетесь ежедневно?

– Нет, – сказала Фрэнки, придя в себя. – У Джастин под началом еще семьдесят моделей. Она знает, где мы, знает, что девушки работают, а в остальном она полагается на меня, поэтому в ежедневных отчетах нет никакой необходимости.

– Мисс Северино, я считаю вас очень опытным человеком, но я удивлен тем, что, хотя до показа коллекции Ломбарди осталось меньше недели, мисс Лоринг считает, что для нее важнее находиться в Нью-Йорке, где ничего особенного сейчас не происходит.

– Не знаю, что бы такого она могла здесь сделать, с чем не справилась бы я, – твердо ответила Фрэнки. – У Тинкер, как вам известно, нет ни минуты свободной, а про Эйприл и Джордан Ломбарди сказал, что займется ими, только когда все платья будут готовы. Он совершенно ясно дал понять, что не хочет, чтобы его беспокоили. Тинкер рассказывает, что он работает как сумасшедший над новыми моделями и вся его команда ему помогает. Его мастерские не закрываются ни днем, ни ночью. Джастин здесь только мешалась бы под ногами.

– Это вопрос чести! – Некер сам удивился напыщенности своей фразы. – Отсутствие мисс Лоринг указывает на то, как несерьезно она относится к контракту с Ломбарди. Надеюсь, она прибудет хотя бы на показ.

– Да, конечно! Возможно, даже раньше, – успокоила его Фрэнки.

– Вы все заняты? – спросил Некер уже более дружественным тоном.

– Девочки кончили работу с фотографом из «Цинга» и теперь просто убивают время. Мод Каллендер, журналистка «Цинга», и Эйприл осматривают Париж, а Джордан по своему обыкновению пропадает в музеях. Вчера она опять весь день провела в музее декоративного искусства. Кажется, он стал ее излюбленным местом в Париже.

– Оказывается, вы все ценительницы прекрасного.

– А что нам еще остается, мсье Некер? Девочки не могут позволить себе наслаждаться изысками французской кухни – следят за фигурой, а в магазинах сейчас только то, что осталось от зимней распродажи. Все фильмы, даже по телевизору – на французском, для долгих прогулок сейчас слишком холодно, а хороших спортивных клубов в Париже нет… Интересно, как парижанкам удается держать себя в форме? Так что остается только искусство. На этой неделе весь мир моды готовится к показам, а наши девушки остались невостребованными. Кроме Тинкер.

– Вы правы. Я об этом не подумал. Вы тоже входите в культурный десант?

– Я провожу свободное время в Лувре.

– Отличное занятие!

– Спасибо, – ответила Фрэнки с достоинством. – Впечатлений мне хватит на всю жизнь.

Повесив трубку, Некер долго сидел, пытаясь собраться с мыслями. Эта невозможная девчонка, Фрэнки Северино, осмелилась солгать ему, у нее даже хватило наглости жаловаться, а он ничего не мог с этим поделать. Господи, как же больно! Не унижение, не стыд, не разочарование, нет – просто боль, боль и обида.

Десятки тысяч людей в эту минуту работают на него, создают духи, ткани, и для них его слово закон. А какая-то девчонка, которой известна вся правда, так ему ничего и не сказала. Он уже не верил в то, что Джастин приедет на показ, как не поверил с самого первого мгновения в известие о ее болезни. Это такая же ложь, как то, что Фрэнки исследует Лувр. Может, Эйприл с журналисткой и осматривают достопримечательности, но единственное, что действительно похоже на правду, так это то, что Джордан ходит в музей декоративного искусства.

Там собрано множество предметов мебели и изысканных безделушек, некоторые залы обставлены именно так, как это было много лет назад. Посетителей там немного, и она может сидеть там подолгу, представляя себя совсем в ином мире. И тут вдруг Некер представил себе, как Джордан ходит вокруг, рассматривает эти удивительные, манящие, романтичные комнаты и не может войти в них, потому что проход перегорожен бархатным шнуром. Это заставило его забыть на время про услышанную от Фрэнки ложь, и боль отступила, растворилась где-то.

Он хотя бы может подарить день счастья Джордан, подумал Некер. Когда она объяснила ему, с какой осторожностью она ведет себя в окружающем мире, он понял, что она ни за что не пойдет в антикварный салон рассматривать вещи, которые не может купить. Только на редкость наглые туристы позволяют себе прийти к антиквару или те, кто достаточно богат и понимает, что можно «только взглянуть», даже если не собираешься покупать. Но такие обычно приходят в сопровождении постоянного клиента. Торговцы блошиных рынков богатеют именно за счет того благоговейного ужаса, который внушают настоящие антикварные магазины.

Некер попросил секретаршу соединить его с Джордан.

– Мисс Северино сказала мне, что вам понравился музей декоративного искусства. Я его хорошо знаю, но меня ужасно раздражают служители, которые ходят за тобой по пятам, будто бы боясь, что ты собираешься что-то украсть. Не хотите ли вы зайти со мной в салоны, где можно осмотреть вещь по-настоящему, потрогать ее, полюбоваться ею вблизи? Там совершенно не обязательно покупать.

– Ой, я мечтаю об этом!

– Я могу заехать за вами в три часа. Вас это устроит?

– Конечно!

После разговора с Джордан Некер позвонил Кремерам, чтобы договориться о визите. Секретарь сказал, что, к его огромному сожалению, всех троих мсье Кремеров сегодня не будет – они будут на трех аукционах в разных местах, но мсье Жан, их заместитель, почтет за честь помочь мсье Некеру и его гостье, мадемуазель Дансер.

Обычно он никогда заранее не извещал Кремеров о своем визите, но на этот раз он специально позвонил предупредить, потому что, появись он неожиданно в сопровождении изумительно красивой цветной девушки, даже вышколенный персонал Кремеров может на долю секунды выказать свое удивление. А он хотел оградить Джордан от подобных проявлений любопытства. Да, она умна и даже мудра, но почему ему так хочется заботиться о ней, оберегать ее? Уж не видит ли он в ней замену так и не появившейся дочери? – подумал Некер удивленно.

* * *

«Как странно, – думала Джордан, – что Жак Некер позвонил именно тогда, когда я почувствовала себя совершенно одинокой». Тинкер ускользнула в заоблачные выси, Эйприл и Мод вечно чем-то заняты, у Фрэнки и Майка своя жизнь, вот счастливчики, так что рядом никого нет, кроме Пичес Уилкокс, которая вполне любезна на людях, но, когда они с Джордан встречаются в холле, рассеянно улыбается и торопится пройти мимо. Но Джордан не держала зла на Пичес. Каждому – свое.

Джордан так и так собиралась пройтись днем по антикварным лавкам. Она видела несколько на улочках Левого берега, это были маленькие неприметные магазинчики, но, боже мой, что выставлено в их витринах! В Париже она почувствовала себя дома, в восторженных взглядах, которые на нее бросали, не читалось ни намека на то, что она другой расы, и поэтому Джордан совершенно успокоилась и позволила себе заглянуть в некоторые лавки, где поняла, что больше всего на свете антиквары любят поболтать.

Они были как гостеприимные хозяева, и казалось, что главное для них – встретить посетителя и побеседовать с ним. Так что Джордан быстро расслабилась и поняла, что совершенно необязательно что-нибудь покупать, но все же не устояла перед изумительным набором десертных тарелочек, сервизом для горячего шоколада, двумя вазами и несколькими гравюрами, а торговцам, когда беседа заканчивалась покупкой, казалось, было все равно, приобрела она что-то или нет.

Джордан так все это нравилось, что она даже стала мечтать, как будет жить в Париже, работать моделью, пока будет позволять возраст, копить деньги, как настоящая француженка, и в конце концов откроет собственный магазинчик. Но потом, почитав газеты, она узнала о новой волне ненависти по отношению к черным иммигрантам из Северной Африки и о большом проценте французов, которые обвиняют черных в экономических трудностях, преследующих страну.

Да, пожалуй, дома у нее возможностей больше, поняла Джордан. Но, идя по улицам, она парила душой, чувствуя на себе восторженные взгляды, которыми европейцы провожают красавиц любой расы.

* * *

– А витрины нет? – удивленно спросила Джордан, когда они с Некером подъехали к особняку Кремеров.

– Они слишком известны, и витрина им просто не нужна. Это то место, куда вы не попадете, если не знаете уже о его существовании. Но, если вы просто подойдете к двери и позвоните в звонок, они будут с вами исключительно милы и любезны.

– Так что в чем-то они не отличаются от обычных антикваров?

– А вы ходили по лавкам? – спросил он, стараясь не выказать своего удивления.

– Совсем немного. На Левом берегу. У меня в чемоданах мало свободного места, но я его уже использовала. Мне даже показалось, что им не очень хочется, чтобы я что-то покупала.

– Вы совершенно правы. Представьте себе, что вы всю жизнь что-то собираете, выискиваете, уговариваете продать вам то-то и то-то, а потом вам приходится продавать свои трофеи, чтобы заработать на жизнь. Думаю, это должно быть пыткой, но антиквары согласны на это. Уже третье поколение Кремеров занимается этим. Конечно, часть сокровищ они оставляют себе, чтобы не умереть от горя. Как-то раз я сказал Филиппу Кремеру, что он мучает себя так же, как балерина, которая должна танцевать, превозмогая боль, но он только рассмеялся. На самом деле у него действительно удивительный нюх. Я уверен, что у него есть вещи получше, чем у меня.

– А как же манекенщицы, которые должны морить себя голодом и ходить на каблуках, делая вид, что ничего нет проще? Всегда что-нибудь да найдется. А каковы недостатки вашей работы?

– Никогда об этом не задумывался. Наверное, их просто нет, – удивленно засмеялся Некер.

– Вам повезло. Каждый метр ткани похож один на другой, каждый флакон духов – тоже, вам не приходится иметь дело с уникальными вещами. Разве что ваши дома моды… Но, если модельер с чем-то не справился, его всегда можно заменить. Главное – это имя.

– Так точно. Поэтому я и ставлю сейчас на Ломбарди. Может, войдем внутрь?

– Я пока что присматриваюсь, как настоящий антиквар, – мило улыбнулась Джордан, и шофер распахнул перед ней дверцу. Она была одета в безукоризненно сшитый брючный костюм и свитер – все в темно-коричневых, шоколадных тонах. На этом фоне кожа ее просто светилась, как светится она у белой женщины, одетой в платье черного атласа.

– Мсье Некер, мадемуазель, рады вас видеть! Прошу вас, проходите! – приветствовал их мсье Жан, который знал об антиквариате столько, что при необходимости Кремеры могли спокойно оставлять салон на него.

– Джордан, это мсье Жан, – сказал Некер по-английски. – Мсье Жан, это мадемуазель Дансер, любительница старины.

– Счастлив с вами познакомиться, мадемуазель. Могу ли я предложить вам кофе? Или что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо. Может быть, позже. Джордан, вы хотите посмотреть что-нибудь определенное?

– О, нет… Я просто поброжу здесь, – ответила Джордан ошеломленно. Она даже представить себе не могла, что столько бесценной мебели, драгоценностей, безделушек может находиться в одном доме, вернее, в холле одного дома. Нет, не бесценной, поправила себя Джордан, потому что все здесь выставлено на продажу. Разве то, куда она заходила раньше, может сравниться с этим великолепием?

Целый час Джордан и Некер просто бродили по девяти залам особняка, и Джордан почувствовала себя как дома. Пара кресел из Версаля – на них можно было сидеть, – какая женщина купит стул, не испробовав, удобен ли он? Часы времен Людовика XVI из белого мрамора с позолотой с тремя подсвечниками предназначались для повседневного использования, по ним можно было узнавать время, зажигать свечи, когда темно.

Интересно, а этот взгляд на то, что могут позволить себе приобрести самые богатые люди в мире, отравит ей радость от собственных маленьких находок, спросила себя Джордан. Будет ли она сравнивать свои милые чашечки для шоколада с позолоченными часами и жалеть о том, что чашечки не столь хороши? «Нет», – решила она. Не сравнивает же она свою одежду с вечерним платьем за десять тысяч долларов, которое она недавно демонстрировала. Почему-то эти вещи никак между собой не связаны.

Джордан уселась поудобнее в широком удобном кресле и прикрыла глаза, наслаждаясь запахом дерева, воска и еще чего-то, возможно, роз, которые стояли повсюду в небольших стеклянных вазах. Некер рассматривал резьбу на столике, стоявшем неподалеку. И в этот момент распахнулась незаметная дверь в стене и в зал вошел человек в темной форме.

– О, мсье Некер! – сказал он по-французски. – Мсье Жан сообщил вам, что столик мадам де Помпадур благополучно доставлен мадемуазель Лоринг? Я имел честь лично сопровождать груз в Нью-Йорк. Представьте себе, задержка на четыре дня, и все из-за снегопада! Но я не спускал глаз с контейнера, за исключением, естественно, того времени, когда мы были в воздухе. Мадемуазель Лоринг лично расписалась в получении, я настоял на этом. Надеюсь, он ей понравился, мсье, это музейная вещь!

– Да-да, благодарю вас, – торопливо ответил Некер. Курьер вышел, и в комнате воцарилась тишина, совсем не похожая на ту тишину, которая была здесь до его появления.

«Джастин и Некер! Так вот в чем дело», – подумала Джордан, у которой от изумления перехватило дыхание. Значит, вот почему для поездки в Париж выбрали их троих! Письменный столик, принадлежавший когда-то любовнице Людовика XV, – это же миллионы долларов! Наверное, он безумно влюблен в нее, поэтому и расспрашивал о ней в Малом Трианоне. И тут ее изумление сменилось болью и горечью. Ну почему, почему так заныло сердце? Ее совершенно не касается, что Джастин и Некер… Нет-нет! Это невозможно! И тут Джордан поняла, что ревнует. Ревнует Некера? Но он для нее никто, просто человек, с которым она может говорить свободно, человек хороший и порядочный, отнесшийся к ней с интересом. Может, дело в его деньгах, в его могуществе? Если бы так! Она помнит его большую руку, которой он поддерживал ее под локоть, ей нравятся его седые виски, нравится звук его голоса, его быстрая, почти мальчишеская улыбка, его грустные глаза. Господи, какая же она дура! «Ты попалась, девочка», – подумала она. Но нельзя же так и дальше сидеть. Слава богу, что она не хвасталась своим французским. Теперь надо просто сделать вид, что она не поняла ни слова из того, что говорил курьер. Нет ничего труднее, чем сыграть непонимание, но что ж, придется.

– Наверное, уже пора идти, – сказала Джордан, поднимаясь с кресла. – Столько прекрасных вещей… Это был удивительный день.

– Конечно, пойдемте, если вы больше ничего не хотите посмотреть… – ответил Некер, взяв себя в руки. Он повел ее к выходу, они попрощались с мсье Жаном и направились к машине.

– Анри, – сказал Некер шоферу, – отвези нас, пожалуйста, в «Риц», ко входу со стороны Вандомской площади.

– В «Риц»? – удивленно переспросила Джордан. Разве он не сводил ее туда, куда обещал? Когда же закончится этот проклятый день?

– Думаю, нам обоим надо немного выпить, – сказал он мрачно.

– Наверное… Чтобы отвлечься от французской мебели. Меня всегда мучит жажда после того, как я разглядываю всякие редкости.

«Ну, болтай же о чем-нибудь, – понукала себя Джордан, – потому что Жак Некер не может сказать ничего, чему бы я поверила, а еще нескольких минут молчания я не выдержу».

В «Рице» они прошли в бар с бархатными диванами и видом на зимний сад.

– Давайте сядем в углу, – предложил Некер, беря Джордан под руку. – Что вы пьете на закате? Шампанское? Только умоляю, не говорите, что чай.

– Что ж, шампанское, – согласилась Джордан.

Официант принес два бокала с шампанским, и Некер поднял свой.

– За ваше здоровье, – сказал он почти официально.

– Как здесь тихо, – заметила она, чтобы прервать молчание. – А где посетители?

– Переодеваются к ужину. Они спустятся через полчаса. Но в отеле сейчас мало народа. Все журналисты, пишущие о моде, в Милане. Но. через час здесь все равно будет так шумно, что нельзя будет даже расслышать друг друга. Джордан, я думал…

– И очень зря! – перебила она его. – Разве можно думать, когда пьешь? А можно мне еще бокал шампанского?

– Конечно. Я тоже с вами выпью. Официант, еще два шампанских и орешки. Джордан, я знаю, что вы говорите по-французски.

– Откуда… я хотела сказать, почему вы так думаете?

– Джордан, не говорите ничего, просто выслушайте меня. Я видел, как вы отреагировали на слова курьера. По вашему лицу я догадался, что вы поняли каждое слово, я заметил, как вы удивились, но потом решили проявить такт и сделали вид, что не говорите по-французски. А потом у вас было только одно желание – поскорее убежать. И теперь вы знаете, что я послал Джастин в подарок столик.

– Меня это совершенно не касается, – торопливо возразила Джордан. – Вам не надо ничего мне объяснять, я ничего не хочу знать. И никому об этом не стану рассказывать, даю вам слово.

– Джордан, прошу вас, будьте моим другом! Мне надо с кем-то поговорить о ней.

– Послушайте, мсье Некер…

– Сколько раз я просил вас, называйте меня Жак!

– Я не собираюсь говорить о Джастин, и если вы привезли меня сюда для этого, то – зря. Мне жаль, Жак, действительно жаль, я – ваш друг, но я ничего не хочу слышать. Потом вы бы сами стали жалеть об этом. Что бы ни произошло между вами, вы бы стали раскаиваться в том, что говорили об этом со мной. Я оказалась в неподходящем месте в неподходящее время и узнала о том, что меня не касается. Так что пусть все останется как есть.

– Я не стану винить вас за то, что вы делаете слишком поспешные выводы.

Джордан отхлебнула шампанского, взглянула на зимний сад и не стала выказывать своего удивления. Она все сказала. Жак Некер забрал из ее руки бокал и поставил его на стол. А потом наклонился к Джордан и заглянул ей в глаза.

– Джастин Лоринг не любовница мне, Джордан. Она моя дочь.

– Это невозможно! – воскликнула Джордан. Некер сидел не шевелясь и не сводил с нее глаз, и тут она вдруг увидела сходство, сразу подмеченное Фрэнки. Лед в ее сердце растаял, но успокоения это не принесло. Только возникло откуда-то ощущение пустоты.

– Да, – сказала наконец Джордан, переварив наконец поступившую информацию. – Да, конечно… Если бы я присмотрелась повнимательнее…

– Может быть, теперь вы позволите мне поговорить с вами? Прошу вас, Джордан, очень прошу. Об этом не знает никто, кроме нас и, я почти уверен в этом, Фрэнки Северино. Но она делает вид, что и не подозревает об этом, а я уважаю ее преданность Джастин. Я схожу с ума, Джордан, я себя не узнаю. По ночам меня мучают кошмары, я не могу работать, я просто в отчаянии. Вот поэтому мне абсолютно необходимо поговорить с вами. Помните, вы спросили, есть ли у меня дети, и я ответил, что у нас с женой детей не было. Но я сказал тогда не всю правду… Прошу вас, Джордан, позвольте мне рассказать вам об этом!

Джордан взглянула пристально на Жака Некера и увидела перед собой человека в беде, человека, который хотел только одного – чтобы его выслушали. Возможно, потом он действительно возненавидит ее за это, но сейчас она не могла ему отказать. Нельзя отворачиваться от человека, который так страдает, вот и все.

– Так в чем же заключается правда, Жак? – спросила она мягко. – Что произошло?

– Несколько месяцев назад я даже не подозревал о существовании Джастин, – начал рассказывать Некер. – Я и не думал, что у меня есть дочь! И решил, что так и умру бездетным. Хелена, мать Джастин, не сообщила мне о ее рождении. Мы расстались, когда я узнал, что Хелена беременна. Я ее бросил. Тогда я был никчемным юнцом, отвратительным, мерзким трусом. Нам тогда было по девятнадцать лет, но это меня не оправдывает. Хелена не хотела, чтобы я знал о ребенке, и в этом ее нельзя винить. Узнав, что она умирает, она решила послать мне фотографии моего единственного ребенка. И какие фотографии, Джордан! Альбомы с младенчества до того момента, как она ушла с подиума. Да, Хелене удалось мне отомстить!

– Отомстить? А может, она хотела подарить вам еще один шанс?

– Нет, Хелена настроила Джастин против меня. И делала это, наверное, всю жизнь. Естественно, я сразу попытался связаться с Джастин, но она не желала иметь со мной ничего общего. Она отсылала назад мои письма нераспечатанными. И я мог ее понять. Так что я придумал этот конкурс для Ломбарди и послал Габриэль д’Анжель в Нью-Йорк. Я знал, что Джастин, как владелица агентства, будет принимать в этом участие. По контракту, который она подписала, она должна была приехать в Париж вместе с вами… Господи, какой же я идиот! Почему я не понял, что так я от нее ничего не добьюсь? Какого черта эта идея пришла мне в голову?

– Да, дьявольский замысел, – улыбнулась Джордан. – Сказать, что Джастин не выносит давления, значит, ничего не сказать. Мне кажется, вы такой же.

– Да, конечно, да. Поэтому в последний момент она сделала вид, что заболела, и послала вместо себя мисс Северино.

– Значит, воспаление среднего уха…

– Она и не собирается приезжать, Джордан! – воскликнул Некер. – Никогда. Она не желает иметь со мной дела.

– Никакого?

– Никакого.

– Я бы никогда не смогла решить так, – задумчиво сказала Джордан, – но Джастин… Она человек очень твердый, и, если еще и мать ее так воспитывала с самого детства, я понимаю, почему она так себя ведет. Она может быть очень упрямой. Мы все ее побаиваемся, можете мне поверить. Но это же все полное безумие! Вы не можете этого так оставить! Вы же ее отец. Но почему вы сами не полетели в Нью-Йорк?

– Ну и как, по-вашему, она на это отреагирует? Сначала я так и собирался сделать. Джастин ненавистна даже мысль обо мне. Я не могу заставить принять меня как отца – слишком поздно.

– Не знаю… не уверена. Может, вам и надо было встретиться. Одно дело знать, что у тебя есть отец, и совсем другое – увидеть его воочию. Она не может отвергать вас бесконечно. Вы умеете убеждать, Жак. Я думаю, что, появись вы сразу, когда только узнали обо всем, это помогло бы, но сейчас момент упущен.

Джордан дотронулась до его руки, словно желая смягчить горечь своих слов, и быстро ее отдернула. «Еще один неверный жест, – подумала она, – и меня здесь не будет». Она на минуту задумалась, а потом продолжила:

– Не думаю, что уже слишком поздно… ведь прошло всего несколько месяцев. Вам не надо было ставить себя в такое положение. Но такая ситуация не может продолжаться долго, это противоестественно.

– Я бы оставил ее в покое, – торопливо сказал Некер, словно не услышав ее последней фразы, – если бы увидел ее хоть раз, если бы поговорил с ней и убедился, что она действительно хочет, чтобы я оставил ее в покое.

– Вы хотите только увидеться с ней, и все? Я не совсем понимаю вас.

– Я хочу с ней увидеться и поговорить. Я так мало знаю про ее жизнь. Конечно, я наводил справки, но что могут сказать факты? Почему красивая женщина тридцати четырех лет живет одна, почему у нее нет ни мужа, ни детей? И в чем виноват я? Возможно, во всем.

– Ничего себе! Успокойтесь, Жак, сосчитайте до десяти. У вас слишком богатое воображение. Подумайте об этом по-другому. Знаете, а я даже завидую Джастин. Она успешно ведет дела, владеет собственным агентством, она интересный человек, у нее множество друзей. Мне она никогда не казалась несчастной или недовольной жизнью. И еще она молода и красива. Миллионы женщин с радостью поменялись бы с ней местами. Готова поспорить, что она завтра же вышла бы замуж, если бы захотела, и тут же забеременела бы. Джастин добивается всего, что ей нужно. Вы когда-нибудь думали об этом?

– Нет, не думал, – улыбнулся Некер будто через силу, но настроение у него действительно улучшилось. – Достаточно трезвого взгляда умной женщины, чтобы мужчина почувствовал себя идиотом. Полным идиотом!

– Не могу с вами не согласиться, – ответила Джордан, с облегчением заметив, как изменилось выражение его лица.

Она пыталась представить его юношей, в панике бросающим забеременевшую от него девушку, и не смогла. В нем было столько силы, даже сейчас, когда ему пришлось обратиться к ней и поделиться тем, что камнем лежало у него на душе. Как же одинок этот человек, если делится самым сокровенным с девушкой, которую почти не знает? Очень одинок… Наверное, так же одинок, как она сейчас… А может, она чувствует себя одинокой именно потому, что он выбрал ее своим доверенным лицом?

– Жак, у меня есть идея, – вдруг сказала она. – Не предпринимайте ничего издалека, это похоже на игру в «испорченный телефон». И не говорите об этом ни с кем. Дождитесь показа Ломбарди, а потом спокойно летите в Нью-Йорк. Там вы так или иначе увидитесь с Джастин. И у вас все получится – я просто чувствую это.

– Хороший совет, – сказал он, помолчав немного. – Я приму его, но при одном условии…

– Послушайте, вы вовсе не должны слушаться моих советов! Я просто говорю, что вы можете сделать! – воскликнула Джордан. – Зачем мне ваши условия? Вы или сделаете то, что следует сделать, или нет! Я не ваш советник, я просто ваш друг.

– Черт, я совсем не то имел в виду. Я просто хотел иметь возможность поговорить с вами снова, если буду чувствовать себя неуверенно… вот и все условие, то есть не условие… Прошу вас, разрешите мне встретиться с вами, если мне это будет необходимо.

– Ну… – Она не могла заставить себя сказать «нет» и знала, что не должна соглашаться. Ей и так будет безумно трудно забыть его. Трудно? Да просто невозможно!

– Благодарю вас, – сказал он, приняв ее нерешительность за согласие. – Совещание закрыто. Хорошо. А как вы относитесь к китайской кухне? Фрэнки мне сказала, что вы все боитесь французской кухни. Обещаю низкокалорийные китайские блюда.

– Вы совершенно не должны снова меня угощать, – сказала Джордан. Черт, неужели у нее не хватает духу даже отказаться от приглашения на ужин? Ну, прямо сумасшедшая белочка, запасающая на зиму ядовитые орешки.

– Но имею право, если мне хочется?

– Имеете, – со вздохом сдалась она, – и можете. Знаете, какая между этими выражениями разница, Жак? Я объясню вам за ужином.


20

Пичес Уилкокс пробормотала что-то вежливое насчет того, что устроит для нас вечеринку, но это было в день нашего приезда в Париж, и я не придала ее словам значения. Она не показалась мне дамой, которая с радостью будет развлекать трех очаровательных крошек лет на тридцать ее моложе, а тем более организовывать прием в их честь. Но Пичес меня удивила – на сегодня назначен коктейль.

Может, когда у тебя такая куча денег, чужие молодость и красота тебе не помеха, или ты чувствуешь себя Елизаветой II и знаешь, что, кто бы ни находился в комнате, королева Английская все равно ты. Примерно что-то подобное происходит со мной, потому что я хожу сейчас, убежденная в собственной исключительности, что объясняется тем, что мы с Майком любим друг друга, а все остальные люди на Земле живут неполноценной жизнью, но, по счастью, об этом и не подозревают.

Есть, правда, еще и Тинкер, которая тоже влюбилась, во всяком случае, ей так кажется. Но разве можно сравнить ее такое незрелое чувство к Тому Страуссу с той любовью, которую я испытываю к Майку с четырнадцати лет? Да, я, конечно, хвастаюсь, но кто бросит в меня камень? На следующее утро после того, как Джастин получила мое письмо, она позвонила мне и очень мило восторгалась. Она немного знает Майка, он ей нравится, и она всегда отмечала его работы.

Клянусь вам, слушая, как она рассказывает про то, что безумно рада за меня, я представляла себе, как она уже мысленно планирует свадьбу, думает, какого оттенка подобрать мне платье, и волнуется по поводу того, что мне придется оставить работу после рождения ребенка.

Я не сказала ей, что не стоит беспокоиться о том, о чем и разговор еще не заходил. Должна признаться, меня и саму посещали подобные мысли. Но я себя останавливаю и начинаю думать по принципу «живи сегодняшним днем», который мы с Майком по обоюдному согласию приняли. Это молчаливое соглашение было достигнуто, когда я была сама на себя не похожа, потому что со мной обычно такого не бывает. Правда, в последнее время я уже и не знаю точно, какая я на самом деле. Мне все труднее рассуждать логично, и я совершенно не справляюсь со своей работой, которая заключается в том, чтобы следить за девочками и едва ли не держать их под домашним арестом.

Мне, естественно, пришлось рассказать Джастин про разговор с Некером и про то, что он ждет ее к показу. Она замолчала так внезапно, услышав про это, что я не стала говорить про то, что уверила его в этом. Да, я трусиха, но я же все равно поняла, что Некер мне не поверил.

День показа приближается, и я решила ежедневно видеться с Тинкер и проверять, в каком она состоянии. Поймать ее можно только после ее урока танго, потому что я не имею права вмешиваться в священнодействие, которое творится в ателье у Ломбарди, и не могу рассчитывать на то, что мне удастся застать ее, когда она заскакивает в отель принять ванну и переодеться. Видно, мастерская Тома не предоставляет необходимых удобств, но, когда Тинкер наконец кончает работать с Ломбарди, что бывает обычно поздно вечером, она мчится к своему художнику. Могу себе представить, что бы она сказала, если бы я решила им помешать.

Мне по-прежнему не особенно нравится этот Том Страусс, хотя, кажется, он не слишком похож на современного искателя приключений. Он не плейбой, не испорченный сынок богатых родителей и не стареющий миллионер; он не фотограф, не ученик фотографа, не служащий модельного агентства, не дизайнер и никак не связан с кино; у него нет «порше», титула или делового компаньона, умирающего от желания пригласить Тинкер поужинать у него дома. Другими словами, он вовсе не так ужасен, как те, кого удается обычно подцепить безголовым девчонкам-манекенщицам на улицах Парижа, но я никак не могу поверить, что он не пользуется ею тем или иным способом. Все и всегда пользуются манекенщицами. Ну, сходил бы он по ней с ума, если бы она не была моделью? Стали бы сексуальные безумицы валяться у ног Пикассо, если бы он был простым маляром?

Танцевальная студия сеньоры Варга находится на какой-то улочке между площадью Мадлен и вокзалом Сен-Лазар. Слава богу, что в нашем распоряжении осталась еще одна машина с шофером!

Сеньора – тощая дама лет пятидесяти пяти, и выглядит она так, будто никогда не покидала Буэнос-Айреса. Носит она узкую черную миди-юбку с разрезом до бедра и черную блестящую блузку. Ее гладкие волосы разделены пробором посередине, а сзади уложены в пучок, украшенный старинными шпильками с драгоценными камнями.

Такой осанки, как у сеньоры, я не видела ни у кого, но ростом она едва по плечо Тинкер. Когда они танцуют и Тинкер ведет, видно, что делает она это, превосходя саму себя. Ей не дана таланта танцевать. Моему опытному глазу видно, что, даже когда сеньора идет назад, она все равно ведет Тинкер, а Тинкер этого даже не осознает. Сеньора Варга, как ни старается, просто не может быть ведомой кем-то таким неопытным, как Тинкер. И, думаю, ей раньше никогда не приходилось учить женщину танцевать мужскую партию.

Естественно, они разучивают американское танго. Даже хорошему танцору нужно не меньше полугода, чтобы осилить аргентинское. А я все никак не могу понять, как изменит этот танец походку Тинкер. Да, это танец ритмичный, страстный, дерзкий, но как это будет смотреться на подиуме?

А Тинкер день ото дня все бледнее. В танце она вновь обретает свою замечательную способность быть тем, что хочет увидеть зритель, но это исчезает, как только смолкает музыка. И я вижу хрупкую возбужденную девушку, исполненную почти безумной решимости, которая к тому же недосыпает. Может, это и странно, но она сейчас красива как никогда. Ее дивные глаза сияют еще ярче, чем обычно, и она в восторге от моделей, которые сейчас создает Ломбарди. У нас нет времени обсуждать их подробно – сеньора не дает своей ученице даже дыхание перевести, – но Тинкер считает, что работает он вдохновенно. Будем надеяться, что это так и есть.

* * *

Пичес Уилкокс никак не думала, что это безумие будет продолжаться. Она была изнасилована в своей собственной спальне Марко Ломбарди, он унизил ее, даже ударил… а она его по-прежнему хочет, причем безудержно. Для нее стало наваждением каждое мгновение той сцены, которая произошла несколько недель назад. И она снова и снова стонет при воспоминании об этом, Но не от унижения, а сокрушаясь о том, что она сама так рассердилась, что не позволила ему удовлетворить ее. Повторяя про себя его слова: «Сейчас, сейчас и ты кончишь… я знаю, как ты любишь», она готова была локти себе кусать от злости на саму себя.

Может, последнее удовольствие освободило бы ее от него, а может, она бы мучилась отвращением к себе, ненавидела бы себя за свою слабость. «Нет, хуже все-таки остаться возбужденной и неудовлетворенной, – сказала она себе. – Ты сохранила остатки собственного достоинства, а с чем осталась – с дамскими снами…» Пичес Маккой Уилкокс не нравилось просыпаться посреди ночи с ощущением, что, проспи она еще несколько секунд, оргазм, к которому она почти приблизилась во сне, наконец случился бы.

Пичес никак не могла придумать, как, не унижаясь, восстановить свои отношения с Марко, и тут вдруг вспомнила о вечеринке, которую пообещала устроить для девушек-моделей. Как раз то, что нужно! Марко обязательно должен быть на коктейле в честь девушек, тем более что Жак Некер тоже приглашен.

Пичес и чета Некеров вращались в Париже в одном кругу. Она не стыдилась признать, что не успели похоронить Николь, как она положила на Жака глаз, это вполне естественно. Но ни ей, ни еще двум десяткам дам их круга добиться ничего не удалось. Да, этот швейцарец, высоченный и сексапильный, отлично подошел бы на роль ее второго мужа. Она бы быстро отучила его гореть на работе. Ее безошибочная интуиция подсказывала ей, что в постели Жак страстный любовник. Да, это, пожалуй, большая потеря, и прежде всего для него самого, что он выбрал жизнь магната-монаха, ведь вокруг него столько возможностей. Но швейцарцы такая особенная нация, про них ничего нельзя сказать наверняка. Может, он по-настоящему любил покойную Николь?

Пичес решила не думать о том, что через несколько часов снова увидит Марко, и стала в последний раз просматривать список приглашенных. В нем было около пятидесяти человек: ее французские друзья, те, кто не уехал в горы; лучшие из ее американских друзей, которые уже прибыли в Париж в ожидании весенних показов; милейший Дарт Бенедикт, только что позвонивший и сообщивший о своем приезде; естественно, все три девушки, неизвестный Том Страусс – дружок Тинкер, Фрэнки, Майк и Мод. Она сказала Джордан и Эйприл, что они тоже могут привести своих кавалеров, но они отказались. И она не видела необходимости приглашать кого-то специально для них. И так довольно трудно простить им их красоту и молодость.

«Да, женщина я замечательная», – без ложной скромности призналась себе Пичес. Она провела несколько часов в обществе девушек-красавиц и выдержала испытание с честью. Она внимательно наблюдала за тем, как они свободно, может, даже немного вызывающе движутся, как невозмутимо несут данные им свыше очарование и грацию, и почти искренне восхищалась ими.

Но одно можно все-таки купить за деньги, и она отлично знает, что красота не вечна, а у этих девушек никогда не будет достаточно денег, чтобы поддерживать ее должным образом. Скорее всего они растолстеют после стольких лет изнурительной диеты и, как большинство бывших моделей, займутся торговлей недвижимостью. Можно по пальцам пересчитать девушек, которые в двадцать восемь лет еще работают, самой молоденькой из них, Тинкер, уже восемнадцать, а через десять лет она, Пичес, будет еще в самом расцвете. Когда тебе сорок семь лет, пятьдесят семь уже тебя не пугают. Все равно молодость прошла.

Да, Джордан, Эйприл и Тинкер обречены, если им повезет, жить где-нибудь в пригороде и воспитывать детей, а о прошлом им будут напоминать только пожелтевшие листки старых ежедневников. «Да, конечно, одной из них может повезти, и она удачно выйдет замуж, но это не так-то просто», – подумала Пичес и вздохнула с облегчением – ей-то уже повезло.

Больше всего она завидовала старушке Фрэнки, работа которой никак не зависит от ее внешности. Она обаятельна, умна, энергична и долго еще продержится на плаву.

Интересно, что бы она отдала за то, чтобы стать такой же юной и прекрасной? – подумала Пичес. Чтобы стать девушкой, которая одним взглядом могла бы свести Марко с ума? «Четыреста миллионов долларов, и ни цента больше», – решила она, поразмыслив. Что оставило бы ее с сотней миллионов, или с ежегодным доходом в шесть миллионов, этого достаточно, чтобы жить прилично, не покупая, естественно драгоценностей и картин. Господи, да она бы даже ранчо продала в таком случае, оно все равно только деньги жрет, а бывает она там редко.

Да, самая красивая из них, безусловно, Джордан, но Пичес ни за что бы не согласилась быть черной. Слишком уж много препятствий возникает тогда на пути. Она не расистка, нет, просто реально смотрит на вещи, подумала она и переключилась на меню, состоявшее из икры, паштета из гусиной печенки, крабового суфле и копченой лососины. Нет, пожалуй, обычной обслуги будет недостаточно, надо вызвать метрдотеля. Сегодня удобный случай показать Марко, чего он чуть было не лишился.

* * *

На всех приемах, которые Пичес давала, обязательно наступал такой момент – будто что-то щелкало, – когда она чувствовала, что теперь наконец ей можно расслабиться. Происходило это, когда достаточное количество гостей уже было представлено друг другу (а Пичес умела это делать безукоризненно) и все начинали непринужденно общаться. Остальные приглашенные прибывали так быстро, что не могли рассчитывать на то, чтобы быть представленными, если на то не было особой причины.

Именно тогда она и понимала, что вечеринка в разгаре и гости могут знакомиться сами, подобное найдет подобное, и любой гость может прервать беседу и перейти в другую часть зала. На этом работа хозяйки заканчивалась. Столы всегда ломились от закусок и разнообразной выпивки, и Пичес была вольна, как любой из гостей, переходить от одной группы к другой, прислушиваться к сплетням, узнавать что-то полезное, принимать комплименты.

На этом приеме момента, когда можно будет расслабиться, не ожидалось. Марко Ломбарди, сам того не зная, был единственным почетным гостем на повестке дня, и щелчок мог случиться только после того, как он понял бы, что ему необходимо заслужить ее прощение.

«Все остальное – только фон», – думала Пичес, одеваясь к приему. Весь день она провела, прибегая ко всем возможным косметическим ухищрениям, и теперь просто лучилась здоровьем и красотой, подчеркнутой самыми опытными визажистами и парикмахерами. Большинство, если не все ее французские приятельницы наденут что-нибудь элегантное черное, и американки тоже. Не придумано еще лучшего способа не ошибиться в выборе одежды.

Пичес остановила свой выбор на белом костюме от Сен-Лорана. Он был сшит специально для нее и идеально облегал ее стройную миниатюрную фигурку. Стоил он двадцать пять тысяч долларов, и покрой пиджака и брюк белой шерсти с атласной отделкой был так безукоризненно строг, что она могла надеть с этим костюмом свои бриллианты… «Нет, пожалуй, надо ограничить себя в выборе», – подумала Пичес и нехотя сняла с лацкана пиджака свою любимую брошь. На шее у нее уже сверкало пять бриллиантовых ожерелий разной длины, подобранные так, что смотрелись они как одно широкое колье. Уникальные бриллианты сияли у нее в ушах, а на запястьях красовалось три браслета. Несколько сот каратов бриллиантов чистейшей воды, категории "Д". Пичес понимала, что гости не будут рассматривать ее украшения в лупу, но на меньшее она не согласилась бы. На руке у нее было одно-единственное кольцо, обручальное, с камнем в сорок два карата.

«Ну, разве я не великолепна! – подумала Пичес и улыбнулась собственному отражению в зеркале. – Это же мой вечер, черт подери!» И, услышав, что прибыли первые гости, она быстро приколола брошку обратно.

Пичес ожидала, что девушки появятся все вместе, чтобы поддерживать друг друга, что французы придут, как обычно, вовремя, а американцы опоздают, и была приятно удивлена, увидев, что большинство французов и американцев пришли одновременно – одетые в основном в черное, в изысканных украшениях. И вечер начался с радостной суматохи, которая так льстит хозяевам. На полчаса ее огромная гостиная наполнилась возбужденными разговорами тех, кто давно не виделся и был рад возобновить знакомство, шутками, смехом, сплетнями. Официанты едва успевали разносить шампанское. И вдруг все замерли. Пичес повернула голову к двери, решив, что это пришли три девушки. Но там стояла одна Джордан, и причиной наступившей тишины было ее внезапное появление, поразившее всех.

Пичес взяла себя в руки и, гостеприимно улыбаясь, пошла навстречу девушке, одетой, как и хозяйка, в белое. На ней было простое белое атласное мини-платье и черные атласные туфельки, а в волосах белая гардения. Единственным украшением были крохотные клипсы-пуговки. Пичес почувствовала себя базарной торговкой рядом с убийственно элегантной Джордан.

Она провела Джордан по комнате, знакомя ее с другими гостями, и напоминала себе неуклюжий катерок, ведущий на буксире красавицу яхту. Краешком сознания Пичес заметила, что французов Джордан приветствовала по-французски, вызвав возгласы восхищения, которыми награждают французы тех, кто говорит на их языке с хорошим произношением и правильной интонацией.

Заметив, что в комнату вошел Жак Некер, Пичес безо всяких церемоний отошла от Джордан.

– Жак, я не смела верить, что ты придешь! Самый знаменитый отшельник во всем Париже! Я потрясена, – сказала она, целуя его в обе щеки.

Он наклонился к ней и мягко улыбнулся.

– Неужели ты думаешь, что я такой бука, что не приду на прием в честь моих манекенщиц?

– На другие мои приемы ты не приходил, – заметила она.

– И на приемы к остальным – тоже. Ты выглядишь восхитительно, Пичес. Страшно рад тебя видеть.

– Пойдем, я познакомлю тебя с некоторыми из моих американских друзей. Все они – потенциальные клиенты Ломбарди, – сказала она, беря его под руку.

– Спасибо за то, что ты блюдешь мои интересы, – ответил Некер, окидывая быстрым взглядом комнату, – но, пожалуй, я сначала пойду спасу Джордан. Кажется, эти мужчины готовы съесть ее живьем.

И Пичес осталась стоять в одиночестве у входа в гостиную, а Некер прошел сквозь толпу, помахал рукой нескольким знакомым и подошел к Джордан.

– «Спасу Джордан»? – пробормотала Пичес удивленно и обиженно. – От чего, черт подери?

– И долго ты так стоишь и разговариваешь сама с собой? – спросил Дарт Бенедикт, обнимая ее за плечи и разворачивая к себе лицом.

– Дарт, дорогой! Как я рада тебя видеть!

– Боже мой, Пичес, ты никогда еще не выглядела лучше! Мэри Бет просила обязательно передать тебе привет. Что нового в жизни, красавица моя?

– Всего понемножку, – ответила Пичес, чуть улыбнувшись. «Ничего» – так отвечать было просто нельзя.

– Хм-м, видно, у тебя есть какой-то славный приятель, только не думай, что я не разузнаю, кто он. Теперь скажи мне, где почетные гости? Мне не терпится их увидеть.

– Двое из них еще не появились, можешь себе представить? Это же просто невежливо. А вон там стяжает комплименты Джордан Дансер.

– Что ж, очень корректный выбор. У Некера хороший нюх, – признал Бенедикт. – Думаю, среди топ-моделей найдется место еще для одной, максимум двух черных девушек.

– А у Джордан есть шансы стать одной из них?

– Прежде чем ответить на этот вопрос, я должен узнать ее получше. Но, судя по тому, как она умеет собрать толпу, она может получить первый приз. Марко уже здесь?

– Не заметила, – ответила Пичес рассеянно. – Пойдем, я тебя всем представлю.

– Не беспокойся, любовь моя. Я знаком с доброй половиной присутствующих и могу сам о себе позаботиться.

И Дарт Бенедикт, как и ожидала Пичес, направился в сторону Джордан. А на Пичес хлынула новая волна гостей. Мод Каллендер, одетая в черный бархатный сюртук и отделанную кружевом блузку, была единственной, которую Пичес, решив, что она мало с кем знакома, представила нескольким гостям.

– А девочек что, нет? – спросила Мод, когда они вместе шли от одной группы к другой.

– Пришла только Джордан.

– Не могу понять, что случилось с Эйприл, – сказала Мод озадаченно. – Она сказала, что пройдется по магазинам, но ей давно пора вернуться.

– А Тинкер? Они что, за временем не следят?! Черт подери, всем известно, что почетным гостям следует приходить вовремя.

– Почему Фрэнки их всех не собрала? – удивилась Мод.

– Фрэнки самой еще нет, – сказала Пичес оскорбленно. – Никудышная из нее получилась дуэнья.

– Но, Пичес, вы должны быть снисходительны – ее сейчас волнуют вещи более важные.

– И что это?

– Майк Аарон, естественно. Вы что, ничего не знаете?

– Глупости, Мод. Майк может заполучить любую, кого…

– Можете держать пари, если не верите, – ответила Мод. – О, Кики, радость моя! Мне столько надо тебе рассказать… Пичес, можете обо мне не беспокоиться, я поболтаю с Кики…

Пичес взяла с подноса бокал шампанского, залпом его осушила и обвела взглядом собравшихся. Все происходящее показалось ей вдруг совершенно нереальным. Что это за толпа орущих, смеющихся, сплетничающих, едящих и пьющих разодетых людей и почему она всех их собрала здесь?

– Миссис Уилкокс, я Том Страусс. Тинкер сказала, что мы встретимся здесь. Благодарю вас за ваше приглашение.

– Так вы и есть таинственный поклонник! – воскликнула Пичес, придя в себя. – Наконец-то! Мы все давно мечтали на вас взглянуть. Что ж… теперь понятно, почему Тинкер так часто исчезает.

– Вы меня смущаете, – ответил Том, улыбаясь ей легко и раскованно.

– По вам это незаметно, – ответила Пичес. – Вы, наверное, хотите знать, где ваша подружка?

– Она обещала, что ради исключения не опоздает. Всю неделю Ломбарди работает с ней допоздна, так что я ее почти не вижу, а если и вижу, то падающей с ног от усталости. Она засыпает, когда парит ноги. Душераздирающее зрелище.

– Не волнуйтесь, они, наверное, уже в пути. Вам-то должно быть известно, что такое вдохновение.

– Естественно. Сотни раз я засиживался за работой до рассвета, но мне не надо утром бежать на урок танго.

– Если она победит, то старания окажутся не напрасными.

– А если нет, миссис Уилкокс? Извините, наверное, мне не следовало так говорить.

– Зовите меня Пичес. Если она не победит, то хотя бы будет уверена, что сделала все, что могла. Разве вы занимаетесь не тем же?

– Да, я отдаю работе все силы. Послушайте, это, должно быть, Джордан Дансер. Боже! Теперь мне ясно, почему Тинкер так волнуется из-за нее. А что это за пожилой человек, который ее опекает?

– Опекает?

– Ну да, вон тот высокий блондин с седыми висками. Он от нее не отходит.

– Вы имеете в виду Жака Некера?

– Точно. Я должен был его узнать по описанию Тинкер. Пожалуй, это немного уменьшает шансы Тинкер, как вы думаете?

– Вы все придумали, Том. Об этом и речи быть не может. – И Пичес обернулась туда, куда смотрел он.

– Почему? Может, вы и правы, но кто будет принимать решение? Я так понял, что это никому не известно, но мне кажется, что скорее всего это будет выбор того, кто всем владеет.

– Том, ну сами подумайте, выберет ли серьезный бизнесмен лицом нового дома моды черную девушку, какой бы красавицей она ни была?

– Возможно, вы и правы… Но это не мешает ему опекать ее.

– Кажется, это действительно так, – сказала Пичес медленно, словно разговаривая сама с собой,

– Пичес, извините за опоздание!

– Пичес, мы никак не могли поймать такси!

Она обернулась и увидела Фрэнки под ручку с Майком. У обоих вид был романтически-взволнованный и довольный одновременно.

– Как хорошо, что я не стала держать пари с Мод, – сказала Пичес, глядя на них. – Когда это с вами случилось, Майк?

– А я думал, уже все всё знают. Надо тебе почаще заглядывать в «Реле», сплетни рождаются именно там, – ответил Майк со смехом.

– Но это, как я понимаю, не сплетня? – спросила Пичес.

– Думаю, нет. А ты как думаешь, дорогая? – обратился он к Фрэнки.

– Затрудняюсь ответить, – сказала она, заметив, как недобрым огоньком блеснули глаза Пичес.

– Очень умно с вашей стороны, Фрэнки, – заявила Пичес. – Даже у меня не хватило бы денег, если бы решила ставить по десять долларов на каждую девушку, которая решала, что ей удалось заполучить Майка Аарона. По моим наблюдениям, ему все надоедают месяца через два, максимум через два с половиной. Я, кажется, продержалась целых три, правда, Майк? И считала это большой удачей, учитывая привычки Майка.

– Это было семь лет назад, Пичес, – спокойно сказал Майк. – Тогда ты еще не была такой сукой. А я не был влюблен и не скрывал этого, если ты помнишь. Пойдем, радость моя, выпьем чего-нибудь.

Пичес прикусила губу. Кажется, это самый мерзкий из приемов, которые она устраивала. Все роскошно проводят время, а она только злится.

Глядя вслед удаляющимся Фрэнки и Майку, Пичес заметила девушку, эффектно застывшую в дверях. Судя по росту, казавшемуся еще больше из-за туфель на высоченной платформе, это была какая-то манекенщица, но Пичес совершенно неизвестная. Лицо у нее было смертельно бледным, красная помада на губах казалась почти черной, глаза были густо подведены, а платиновые волосы острижены совсем коротко и торчали во все стороны. Платье ее походило на видавшую виды ночнушку какой-то шлюхи. Оно было из черного атласа и муслина, с глубоким, почти до середины груди вырезом, кое-где продранное и с подолом, который лохмотьями свисал вниз, а кое-где был разорван до бедер. Ее потрясающе длинные и стройные ноги были видны почти целиком, а черные чулки, над которыми виднелась полоска кожи, были прихвачены алыми подвязками. Да, она была похожа на какое-то беспутное, почти развратное, но божественное создание.

Все головы повернулись к ней, все разговоры смолкли.

– Пичес, прошу простить за опоздание, но этот великий парикмахер провозился со мной целую вечность, – сказала она удивительно приятным голосом. Под пристальным взглядом присутствующих она прошла через всю комнату и подошла к хозяйке. Она была словно пришелица из другой жизни.

– Эйприл!!!

– Вернее, то, что от нее осталось, дорогая. Надоело мне быть приличной девочкой. Вам нравится? – И Эйприл картинно замерла, расставив ноги в стороны и запрокинув голову. – Мне кажется, это просто божественно. Ни за что не поверите, во что мне обошлось это платье. Оно стоит почти столько же, сколько эти восхитительные туфли.

Тишина заполнилась наконец шумом голосов – каждый высказывал свое мнение. Молчали только Мод, которую словно парализовало, Фрэнки и Майк, направившиеся назад к Пичес, и Дарт Бенедикт, тут же подскочивший к Эйприл.

– Эйприл, – сказал он торопливо. – Я – Дарт Бенедикт. Ты – настоящее «Лицо сезона»! Великолепно! Гениально! Потрясающе! Прими мои поздравления! Но ты сделала только первый шаг к вершине. Я помогу тебе довести это до совершенства. Мой парижский филиал устроит тебе обложку французского «Вога», итальянского и, может быть, американского в следующем месяце, и все, что ты пожелаешь. Но действовать надо быстро. Завтра утром я к тебе заеду.

– Но… но как же Джастин? Ведь так… так нельзя поступать.

– Ничего подобного! Ведь ты работаешь для себя. А с Джастин у тебя контракт на работу с Ломбарди. Тебе надо раскручиваться немедленно. А у нее недостаточно опыта, и она не сможет сделать то, что я…

– Не разговаривай с этим человеком, Эйприл, – сказала Фрэнки, отодвигая его в сторону. – Он не имеет никакого права вести с тобой переговоры. У тебя контракт с агентством «Лоринг». Более того, после показа Ломбарди ты, возможно, будешь занята на последующие четыре года…

– Я сделаю Эйприл знаменитой через несколько дней, – перебил ее Дарт, снова придвигаясь к Эйприл. – Лоринг этого не может. Эйприл, ты же не рабыня, а Джастин даже нет здесь. А у вас, Фрэнки, хоть вы и незаменимы, нет моих связей. Значит, завтра в девять, Эйприл?

– Да… конечно… – взволнованно ответила Эйприл. – Ничего страшного не случится, если я разведаю обстановку. Кто-нибудь знает, где Мод?

– Я здесь, – ответила Мод, подходя к ним.

– Дорогая! – Эйприл обняла Мод за плечи и, внимательно посмотрев ей в глаза, поцеловала ее в губи. – Надеюсь, ты понимаешь, что все это – твоя заслуга. Без тебя у меня никогда не хватило бы на это смелости.

– Я никогда не советовала тебе менять внешность! – воскликнула Мод. Она никак не могла поверить, что Эйприл теперь не классическая красавица.

– Ты привыкнешь, дорогая. Я не изменилась и докажу тебе это, – рассмеялась Эйприл и снова поцеловала ее, медленно и с наслаждением. – Ну, разве все не так, как прежде? Послушайте, вы можете биться за меня, сколько вам будет угодно, а мы с Мод пойдем выпьем шампанского.

– Господи! – ужаснулась Фрэнки.

– Не знал, что Эйприл лесбиянка, – задумчиво проговорил Дарт Бенедикт. – Очень интересно. Старушка Мод сразу это вычислила.

– Наверное, здесь, в Париже, вода особенная, – расхохоталась Пичес. Она внимательно наблюдала за встречей двух подружек, как, впрочем, и все присутствующие. Да, прием обречен на успех. О нем будут говорить по всему городу. Завтра ее телефон будет звонить без умолку.

– Да нет же, Пичес, она всегда была ею, просто не догадывалась об этом, – возразил Дарт. – И все это как нельзя вовремя. Она вызывающе прекрасна, даже не би-, а трисексуальна, чуть зловеща и до мозга костей эротична. Мы все ищем нового направления, ждем кого-то, кто не будет второй Синди или этой пастушкой Клаудией. Эйприл будет так знаменита, что даже мне это трудно представить.

– Мне интересно, что скажет Марко, когда ее увидит, если, конечно, он соблаговолит почтить нас своим присутствием, – сказала Пичес, уже не в силах скрывать свое нетерпение.

– Он только что появился, – ответил Дарт, глядя поверх ее головы и кивком приветствуя Марко, который с Тинкер под руку направлялся к ним.

Мужчины обнялись, а рядом с ними стояли Пичес, Фрэнки и Майк. Никем не замеченный, Том Страусс выглядывал из-за спины Майка.

– Помнишь девушку, про которую я тебе рассказывал по телефону? – сказал Марко Дарту. – ~ Позволь тебе представить мою музу Тинкер Осборн. Как она тебе нравится, друг мой?

– Твой вкус улучшается, хотя я думал, что с ним уже ничего не станется, – ответил Дарт, целуя Тинкер руку. – Теперь мне понятно, из-за чего Марко сходит с ума, – добавил он, не выпуская руки Тинкер из своей и говоря так, будто они были наедине. – Мы все гадали, сможет ли он в конце концов прервать работу и привезти вас на прием. Мне совершенно очевидно, почему он не торопился, – ему просто не хотелось делиться своим восторгом с толпой малознакомых людей. Марко, ну разве можно быть таким жадным?

– Когда мужчина находит женщину своих снов, Дарт, он хочет, чтобы она всегда была рядом. Но когда эта женщина вдохновляет его к творчеству – тогда ее вообще не хочется отпускать. Руки прочь, друг мой! – сказал Марко, обнимая Тинкер за талию. – Я тебе о ней только рассказывал, а отдавать ее тебе я не собирался.

– Тогда тебе не следовало нас знакомить. Тинкер, я только что предложил Эйприл встретиться со мной завтра и поговорить насчет фотографий на обложки ведущих журналов, и она согласилась. Думаю, для вас я мог бы сделать не меньше. Не присоединитесь ли вы к нам завтра в девять? Я хочу, чтобы работники моего парижского филиала вас увидели и дали несколько советов о том, как вас лучше всего можно подать.

– У меня в десять урок танго, но я…

Том Страусс вышел из-за спины Майка и сбросил руку Марко с талии Тинкер, а потом схватил Марко за плечи и начал его сердито трясти.

– Если ты, сволочь, еще раз до нее дотронешься, я разорву тебя на части!

Марко без предупреждения толкнул Тома в грудь, а Том ответил ударом в челюсть. У Марко потекла из губы кровь, и Майк с Дартом бросились их разнимать. Им это удалось, а Фрэнки кинулась через всю комнату к Некеру и стала что-то шептать ему на ухо.

– Тинкер, – мрачно сказал Том, – где твое пальто? Мы идем домой.

– Том! Как ты смеешь так себя вести? Ты что, обезумел?

– Мы уходим, – продолжал настаивать он.

– Но… но я только что пришла! – возмущенно воскликнула Тинкер.

– Ты приходишь домой и падаешь от усталости, потому что весь день простояла на ногах. Что, ноги больше не болят?

– Нет, – ответила Тинкер со слезами на глазах – так ее обидел его грубый тон. – Ну, болят, и что? У меня всегда все болит. Но это совершенно не значит, что мне не хочется немного развлечься. Ох, Том, ты все испортил. А я так хотела тебя со всеми познакомить.

– Ничего, они переживут. Мы едем домой.

– Том, вы не можете увести мою почетную гостью, – резко заметила Пичес.

– Дама не хочет уезжать, – сказал Дарт Тому. – Может, хватит на сегодня скандалов?

– Это наш маленький возлюбленный, Дарт, – презрительно заметил Марко. – Разве ты не знаешь, они обычно ужасно ревнивые.

– Немедленно прекратите! – крикнула Тинкер, которая была уже на грани истерики. – Просто пре-кра-ти-те!..

– Все в порядке, Тинкер. – Некер подошел к ней и взял ее под руку, а Фрэнки стояла рядом. Том, Марко и Дарт замолчали, услышав его властный голос.

– А теперь прошу вас всех оставить Тинкер на несколько минут со мной наедине. Мне хочется узнать, как она справляется со своими нагрузками. – И он взглянул на Дарта. – Мистер Бенедикт, Эйприл, Тинкер и Джордан подписали со мной контракт, который заканчивается после показа Ломбарди. И я не хочу, чтобы вы их отвлекали. Вы меня поняли?

– Мсье Некер, уверяю вас, я…

– Я все сказал, мистер Бенедикт. Если, конечно, вы заинтересованы в том, чтобы вести в дальнейшем дела с моими компаниями. А теперь, Тинкер, давай пойдем в соседнюю комнату и спокойно побеседуем.

Пичес обвела взглядом оставшихся. Марко стоял, мрачно стиснув зубы, и не желал даже смотреть в ее сторону.

– Пожалуй, мне пора вернуться к роли хозяйки, – сказала она и, развернувшись, направилась к остальным гостям.

– Полк из засады? – фыркнул Дарт, обращаясь к Фрэнки. – Отличная тактика, но срабатывает только один раз. Даже Некер не может быть всегда и везде.

– Мод умрет от горя, узнав, что она пропустила, Бенедикт, – сказал Майк. – Придется мне ей все рассказать. Читатели «Цинга» придут в восторг, узнав про вашу деловую хватку.

– Главное – не переврите мою фамилию. Марко, пойдем что-нибудь выпьем.

– Наконец мы остались втроем, – сказала Фрэнки. – Том, я – Фрэнки Северино, а это Майк Аарон.

– Привет! Мне очень неловко, но я просто не мог стоять и смотреть, как эти два подонка делят Тинкер, как кусок мяса. А она даже не понимала этого… Черт, неужели так будет всегда – лесть пополам с дерьмом, неужели все всегда будут хотеть ее использовать?

– Боюсь, что эти двое мерзавцев довольно типичны, – сказал Майк грустно. – Но ведь не всегда все так, а, Фрэнки? Фрэнки! Опять она куда-то исчезла! Наверное, обиделась на меня. Пичес тоже штучка, ничего не скажешь. Ну, Том! Нет, официант, никакого шампанского. Два скотча и никакого льда.

* * *

Все! С меня хватит! Сыта по горло! Я смылась с этого проклятого приема и пошла звонить Джастин. «Слушай, – сказала я ей, – Эйприл сделала из себя какую-то межгалактическую шлюху, но я никак не могла это предотвратить. Так или иначе, но она станет открытием сезона. Но здесь Дарт Бенедикт, он пытается переманить наших девочек, и, если ты немедленно не вылетишь сюда следующим рейсом, ему это удастся. Пока что остановить его сумел только твой старик. Эйприл и Тинкер готовы были встретиться с ним хоть завтра. Как? Я сказала Некеру, что Дарт уводит твоих девочек. Отцу и этой информации достаточно. Он взял дело под свой контроль. А еще дружок Тинкер хотел убить Ломбарди, но, к несчастью, ему это не удалось. С Тинкер тоже проблемы. С ней что-то не так. Уверена я сейчас только в Джордан. Мы с тобой можем жить в одном номере. Жду тебя завтра. Пришлю машину. Собирайся».

Я была в такой ярости, что даже не стала дожидаться ее ответа и сразу же положила трубку. Я знала, что завтра же она примчится. Сколько можно перекладывать всю ответственность на меня?

Наорав на свою начальницу, я вдруг вспомнила, что прием еще не закончился и мое присутствие там необходимо. Но мне было нужно несколько минут, чтобы прийти в себя. Итак, думала я, у Майка с Пичес был роман семь лет назад, ну, это можно пережить. Но что там она говорила про других девушек? А он – он ничего не отрицал. Он сам мне говорил, что девушек у него было много, но никого из них он не любил. Не могу же я стать одной из тех, в ком он разочаровался. Остается верить, что у него ко мне что-то другое, что я именно та, которую он искал всю жизнь, иначе я испорчу все, что есть между нами. А для меня это стало смыслом жизни. Но камень на душе у меня все-таки остался.

Надавав себе кучу полезных советов, я прорыдала целых пять минут, после чего подкрасилась и вернулась на праздник. Неужели еще сегодня утром я ждала его с нетерпением?


21

Джастин смотрела на телефонную трубку так, словно усилием воли могла уничтожить ту информацию, которую только что узнала. Пытаясь оттянуть время, она стала думать о том, что Фрэнки посмела бросить трубку, даже не дождавшись ответа. Просто грохнула ее на рычаг! Бунтовать вздумала, да еще и грубить! И это после того, что она для этой нахалки сделала! Возьми девчонку на работу, опекай ее, раскрой перед ней душу, назначь ее своей правой рукой, пошли в Париж, купи ей чемоданы тряпок, благодаря которым на нее обратил внимание мужик, который иначе и не взглянул бы в ее сторону, и она отплатит тебе черной неблагодарностью и так исполнится сознания собственной значимости, что еще будет тобой командовать! «Собирайся! Я пришлю за тобой машину!» Ничего себе!

Но, как ни упоительно было перебирать все грехи Фрэнки, Джастин не могла сосредоточиться только на этом. Так что пришлось все-таки обдумывать полученную информацию. Невозможно даже представить себе, что Эйприл выбрала себе имидж шлюхи. Насчет того, что что-то случилось с Тинкер, ничего не известно – есть только подозрения Фрэнки. Ломбарди верен себе.

Так что беспокойство пока что вызывает только Дарт Бенедикт.

– Филис, – сказала Джастин, вызвав секретаршу, – закажи мне билет на ближайший самолет в Париж, а если билетов нет, скажи, что я могу стоять в проходе или сидеть в клетке в багажном отделении, где обычно перевозят собак.

Дарт Бенедикт! Этого следовало ожидать. Естественно, этот мерзавец примчался в Париж за неделю до начала показов исключительно для того, чтобы переманить ее девушек. Скольких он переманил у нее в Нью-Йорке! А диспетчеры! Кто из них сейчас делает копии компьютерных файлов, собираясь смыться под покровом ночи, унося с собой бесценную информацию? Есть у нее агентство или все уже развалилось? И разве это не ее вина?

Если бы она не дала понять Дарту, что ей все известно про его послеобеденные оргии, если бы она водила его за нос и делала вид, что польщена его предложением вести дела вместе с ним, если бы она сказала, что примет решение после того, как посоветуется со своим банкиром, ничего бы такого не произошло. Дарт любезничал бы с ней еще полгода, она уж сумела бы потянуть время. Нет, ей приспичило продемонстрировать твердость, дать понять, что она не желает с ним сотрудничать. Куда только подевалась в тот проклятый день ее природная сообразительность? И вовсе не из-за Дарта, а из-за Эйдена. Нет, на самом деле и с Эйденом она поссорилась из-за Некера. А теперь Некер, если верить этой вредной девчонке Фрэнки, снова вошел в ее жизнь и умудрился оказать ей неоценимую услугу.

«Ладно, – подумала Джастин, – настал момент привести дела в порядок. Взглянуть на все холодно и бесстрастно». Она взяла листок бумаги и написала: «Что делать». Потом вывела жирно единицу и подчеркнула ее. А потом долго сидела и растерянно смотрела на свою запись. Нет, лучше записать все, что делать не надо, тогда все остальное станет ясно само собой.

– Последний билет на завтрашний самолет твой, – сказала Филис по внутренней связи. – Пять девушек ждут тебя, чтобы разрешить проблемы, которые возникли у них с диспетчерами.

– Скажи им, что я освобожусь через полчаса. Я разбираю свои бумаги, – ответила она и стала записывать.

"Чего нельзя сделать:

1. Оставаться в Нью-Йорке, зарыть голову в песок и сидеть так, пока не кончится показ.

2. Помешать девочкам общаться с Бенедиктом. Заточить их в подземелье.

3. Не встречаться с Некером в Париже. Стать невидимкой.

4. Не жить в одном номере с Фрэнки и не выслушивать всю чепуху про нее и Майка Аарона.

5. Молиться".

«Пожалуй, список не так уж и велик», – решила Джастин, перечитав его. Можно вычеркнуть только четвертый и пятый пункты. К сожалению, она должна признать, что умирает от желания слушать Фрэнки, несущую чепуху про Майка. А помолиться никогда не помешает.

Но что же все-таки необходимо сделать? Она порвала листок на четыре части и бросила его в корзину, а на чистом листе она написала только два слова:

«Позвонить Эйдену».

Итак, подумала Джастин, мысленно потирая руки, больше ничего не остается. Если она не справляется с собственным агентством, может, надо попробовать сделать что-то со своей жизнью, тем более она больше и дня не может выдержать, не поговорив с ним. Нет никаких причин, по которым ей следует отказывать себе в удовольствие услышать его голос.

Она послала сообщение на его пейджер и сказала Филис, чтобы та присылала по очереди всех ждущих ее девушек. Разбираясь со второй из них, она узнала от Филис, что Эйден Хендерсон перезвонил.

– Джози, извини, пожалуйста, звонит мой мерзкий подрядчик, – сказала Джастин. – Мне придется говорить с ним крайне резко.

Джози вышла из кабинета, и Джастин сняла трубку.

– Привет! – сказала она весело.

– Если бы ты не позвонила сегодня, – сообщил он, не пытаясь скрыть радости, – я бы пришел к тебе в контору и оттаскал бы тебя за волосы. И как бы все это выглядело?

– Я боялась, что случится что-то в этом роде, а мне надо блюсти свою репутацию, – ответила Джастин беззаботно.

– Я все еще намерен это сделать, если ты не согласишься встретиться со мной вечером.

– Ты что, хочешь меня запугать?

– Вот именно.

– Тогда сдаюсь. По дзену это значит, что победа за мной. Поэтому я и позвонила первая, это дзен по телефону.

– Я умею проигрывать. Где ты хочешь поужинать?

– Ну… теперь с отоплением все в порядке, поужинать можно где угодно, хоть на кухне.

– Это даже удобнее, – согласился он. – Что мне принести?

– У меня холодильник пустой. Это первая заповедь, если хочешь питаться по дзену. Принеси все, что тебе взбредет в голову… Есть такая пословица: «Если ученик голоден, еда появится сама». Как насчет омаров, свинины в кисло-сладком соусе, риса с овощами и жареных ребрышек? И, само собой разумеется, горчицы и побольше всяких соусов.

– Откуда ты знаешь, что китайская кухня по-американски опять в моде? Принято. В семь?

– А может, в шесть тридцать?

– Могу быть в шесть.

– Отлично. До встречи!

– Пока.

Джастин сидела и, сама того не замечая, плакала от радости, а потом звонком вызвала Джози.

– Джастин! – удивилась девушка. – Он что, нагрубил вам?

– Нет, я его поставила на место, – презрительно фыркнула она. – Но эти подрядчики – дьявольское отродье, все до единого.

– Знаю. Как говорит моя мама: «Нельзя жить ни с ними, ни без них».

– Совершенно верно.

* * *

– Ты не забыл даже сладости! Все пошло наперекосяк именно тогда, когда в китайских ресторанах перестали подавать сладости. Эйден, у тебя талант выбирать еду на вынос.

– Это целая наука – уметь делать то, что придется.

– Слушай, я проболтала весь ужин, а ты только кивал время от времени. Да ты хуже креветки, они хотя бы не жуют.

– Ты хочешь узнать мое мнение или спрашиваешь совета?

– Естественно, я жду хоть каких-нибудь комментариев, – сказала Джастин, помрачнев. Она рассказала ему все, раскрыла все тайны, а он только кивал и иногда удивленно приподнимал брови. – Очевидно, что мне надо лететь в Париж, но что тогда делать с Некером? Ты бы как поступил?

– Ты действительно хочешь узнать, что бы делал я? А вдруг тебе это не понравится? Ведь я не жил твоей жизнью, не знал твоей матери.

– Все равно хочу.

– Начнем с того, что я не стал бы ничего усложнять. Я бы оставил ошибки моих родителей в прошлом, отвечал бы на письма отца, встретился бы с ним и сам бы решил, поддерживать общение или нет, а не стал бы мстить ему вместо покойной матери.

– Типично мужское решение! – с негодованием воскликнула Джастин.

– Ты сама хотела услышать мое мнение, – спокойно ответил он.

– А что ты называешь «ошибкой» моей матери? То, что она забеременела?

– Не притворяйся идиоткой. И я не виню ее за то, что она не сообщила ему о твоем существовании. Что еще ей оставалось делать, ведь он бросил ее! Но позже, когда она узнала, где он, наверное, ей следовало попытаться познакомить вас.

– Из-за денег? – спросила Джастин, не веря собственным ушам.

– Чтобы вы смогли установить свои собственные отношения, радость моя. У тебя был бы отец. Она должна была поступиться собственной гордостью, а не держать тебя при себе, не мстить так Некеру.

– Но мама должна была ему отомстить, Эйден. Да, такова человеческая природа. Она стольким пожертвовала ради меня, сделала все, чтобы дать мне воспитание и образование.

– Мне кажется, что ее месть – не слишком красивый поступок именно по отношению к тебе. Если бы твоя мать не умерла, ты бы до сих пор не знала, кто твой отец.

– Некрасивый поступок! О, нет, ты к ней несправедлив. Она же посвятила мне всю жизнь! – воскликнула Джастин, все больше сердясь на него за то, что он отказывался признавать заслуги ее матери.

– А кто сказал, что мать должна всю жизнь посвящать детям? Часть жизни – да, безусловно, но не всю. Послушай, Джастин, мне кажется, твоя мать слишком хорошо справлялась со своей работой и, значит, не могла не любить ее. Я знаю, как ты относишься к своей работе, и готов поспорить, что в этом она была очень похожа на тебя или ты на нее. А ты наверняка ничего не знала про эту часть ее жизни. Твоя мать была очень упряма, и, может быть, даже тебе во вред.

– Но она стольким для меня пожертвовала!

– Джастин, я понимаю, почему она так поступала, – ответил Эйден, продолжая гнуть свою линию. – Но ведь если бы она нашла в себе силы попробовать разделить заботы о тебе с твоим отцом, она бы от многого себя освободила. Кто знает, может, она бы вышла замуж, родила бы еще одного ребенка. Но она приняла решение, которое не оставляло шансов на нормальную, здоровую жизнь. Одно я знаю точно – было бы лучше для тебя, если бы у тебя был отец, а во всей этой истории меня заботит только твое счастье.

– Но ты делаешь одно допущение, а именно, считаешь, что много лет назад, когда его жена была еще жива, Некер захотел бы общаться со мной. Возможно, он захотел бы избежать такой неловкой ситуации.

– И ты можешь предположить, что человек, у которого нет других детей, отвернулся бы от собственной дочери? Но так или иначе твоя мать должна была сообщить ему о твоем существовании. А если бы он никак на это не отреагировал, ей не следовало бы вообще тебе о нем рассказывать.

– Ты меня с ума сведешь! – закричала Джастин.

– Я просто говорю то, что думаю. Ты же сама просила меня об этом.

– Меня бесит, что ты такой разумный и рациональный, обо всем рассуждаешь, сравниваешь вещи совершенно несравнимые. Типично мужская реакция. Ты не берешь в расчет чувства, страсть, в конце концов! – Джастин как с цепи сорвалась. – Если бы все люди были такими, в жизни не было бы ни трагедий, ни конфликтов, все решалось бы так просто – ведь дважды два всегда четыре.

– И это действительно так. Всегда.

– Все, я больше не буду с тобой об этом разговаривать. Ты не знал мою маму и даже представить себе не можешь, какая она была замечательная. Ты видишь только обратную сторону. И, кроме того, ты еще не дал мне совет, как вести себя в Париже.

– А ты его и не получишь. Придется тебе самой принимать решения. Женщина, которая может отослать назад столик мадам де Помпадур, сама разберется с такой мелочью, как вновь обретенный отец.

– Откуда ты знаешь, кому он принадлежал? – поразилась Джастин.

– Я определил по гербу. Не смог сдержать любопытства. Женщина с самым изысканным вкусом лично его заказала.

– Интересно… а как ты думаешь, она им пользовалась?

– У нее было несколько замков, маркиза имела страсть к вещам, и ее сокровищ хватило бы на трех королев, но мне кажется, что именно этот столик она держала у себя в спальне.

– Почему ты так решил?

– Когда я до него дотронулся, он завибрировал по-особенному. Не шучу.

– Правда?

– Правда. И еще одна странность. Когда я разбирался с трубами в твоей ванной, я проходил через спальню и заметил, что там как раз есть место для такого маленького столика. Ты могла бы сидеть за ним по ночам и писать мне любовные письма.

– А почему это мне должна взбрести в голову такая глупость?

– Потому что ты очень заботливая. Ну, представь себе – ты просыпаешься посреди ночи и видишь, что я лежу рядом и крепко сплю, а ты вдруг понимаешь, что тебе просто необходимо сказать мне, как ты меня любишь. Но будить меня нельзя – мне ведь так рано вставать. Так что единственное, что ты можешь сделать, – это написать мне письмо и положить его рядом с бритвенным прибором.

– Какая трогательная фантазия.

– Это не фантазия, Джастин, – ответил Эйден, покачав головой. – Я покажу тебе это место в спальне, и, если ты не признаешь, что там просто необходимо поставить столик, я…

– Что – «ты»?

– Я приготовлю тебе еще один «Текиловый рассвет». Причем немедленно.

– Звучит соблазнительно, – сказала Джастин, глядя на него. Какой он честный. И надежный. В общем, мировой парень… А еще красивый. Такой красивый, что просто сердце разрывается. Наверное, это потому, что у него нос перебит, А глаза? Да они еще голубее, чем у нее самой. И еще он такой мужественный… Нет! Только не это, во всяком случае, не сегодня. Ну-ка, вспомни, ты даже позвонила первая. У женщины должна быть гордость. Это совершенно необходимо. Женщин без гордости мужчины не уважают.

– Мне надо собираться, – твердо сказала Джастин. – Завтра я улетаю в Париж. Нельзя же и пить, и собираться.

– А сколько тебе времени нужно, чтобы собраться?

– Откуда я знаю? Это же Париж, там будет столько людей из мира моды. Не могу же я не глядя побросать вещи в чемоданы, как делают в кино. Мне нужно все обдумать, взять несколько черных платьев на выбор, – объясняла Джастин, – а еще туфли, косметика, лак для волос… витамины… лекарства…

– Ты будешь говорить, что делать, а я буду тебе помогать. Я помогу тебе сосредоточиться. И составлю список, пока ты будешь решать, что взять. А еще буду складывать вещи так, чтобы они не помялись. Мы управимся за полчаса.

– Никогда в жизни я не собиралась за полчаса, даже если это была поездка на пару дней.

– Но у тебя никогда не было такой веской причины разделаться с этим поскорее. Потому что, когда все наконец будет упаковано, мы с тобой займемся любовью.

– Хо! – Джастин никак не могла собраться с мыслями. Гордость… гордыня… кажется, это греховное чувство…

– Ты против?

– А можно поменять дела местами? – спросила она рассмеявшись и поцеловала его. – Собираться будем потом! – Джастин встала из-за стола и, взяв Эйдена за руку, потащила его наверх.

– Разумное решение, – сказал он на лестнице. – Ты права насчет меня, я слишком рассудителен. Может, дважды два не всегда четыре. Слушай, как тепло у тебя в спальне! Я, пожалуй, разденусь.

– Мы с тобой поговорили, и мне стало легче, хоть ты и не сказал, что мне делать, – крикнула Джастин из ванны, где она торопливо стаскивала с себя одежду. Войдя в комнату, она рыбкой юркнула в постель.

– Нет уж, советовать я тебе не буду, – заявил Эйден, без лишних церемоний присоединяясь к ней, и посмотрел на нее с такой нежностью, что Джастин даже опустила глаза от смущения. – Но я хотел спросить тебя совсем о другом. Как ты посмотрела бы на перспективу выйти за меня замуж?

– Думаю… наверное… я могла бы… – забормотала Джастин, уткнувшись носом ему в плечо, – рассмотреть… это предложение.

– А сколько тебе нужно времени, чтобы решить?

– Да я уже решила, – ответила она как можно беззаботнее.

– Джастин!

– Но сообщу свое решение позже.

– Когда?

– Найдем время… Может быть, когда мы узнаем друг друга получше или когда Руфус согласится делить тебя с другими.

– Джастин! – И он угрожающе наклонился над ней. – Так да или нет?

– Хорошо, хорошо. Ну, да. Ты доволен?

– Доволен? – завопил он, – Может, это и звучит банально, но я счастливейший человек в мире! Такое объяснение подойдет? Или я начну подыскивать другие слова, стану думать и…

– Нет, будет вполне достаточно, если ты просто скажешь это еще раз. Насчет счастья – это очень подходящая формулировка. Не будет ли банально, если я скажу «и я тоже»? Или – «я люблю тебя больше жизни»? – Джастин сказала это совершенно серьезно. – Так не слишком банально?

– У меня неплохое воображение, – сказал Эйден, чуть не плача от радости.


22

– Думаю, вам будет интересно узнать, что мисс Лоринг находится на пути в Париж, – сказала Фрэнки, когда ее соединили с Некером.

– Вы уверены?

– Она позвонила мне перед самым вылетом. Она будет здесь вечером, если по нью-йоркскому времени, значит, завтра придет на генеральную репетицию.

– Рад узнать, что она чувствует себя лучше, – сказал он ровным голосом.

– Я тоже, – сказала Фрэнки, удивленная тем, что известие воспринято так холодно. Она так обрадовалась, что может наконец сообщить о приезде Джастин, позвонила ему, как только самолет поднялся в воздух. А Некер говорит с ней сухо и по-деловому. – Спасибо, что вы вчера поговорили с Тинкер, – рискнула продолжить разговор она.

– Честно говоря, я был крайне удивлен, узнав, как ведет себя Ломбарди. Замечательно, что он увидел в ней источник вдохновения, но нельзя же заставлять ее работать каждый день так подолгу. И еще уроки танго! Неужели вы не могли этому воспрепятствовать, мисс Северино?

– Я пыталась, мистер Некер, поверьте. Но Тинкер просто одержима работой, и я не могу с ней ничего поделать. Я каждый день спрашиваю, все ли у нее в порядке, и она всегда отвечает, что все отлично.

– Тем не менее вам следовало мне позвонить и все рассказать.

– Я не знала, уместно ли вас беспокоить… – «А он ведь еще не знает про Тома, – подумала Фрэнки. – Или знает?»

– Позвольте мне самому об этом судить.

– Конечно, мистер Некер. Теперь я буду иметь это в виду, – ответила Фрэнки покорно.

Повесив трубку, Жак Некер долго сидел задумавшись. Естественно, теперь Джастин мчится в Париж, испугавшись Дарта Бенедикта. На этот счет у Некера не было никаких иллюзий. Но она будет здесь, рядом, на расстоянии вытянутой руки, и между генеральной репетицией и показом у него возникнет множество возможностей как бы случайно с ней увидеться. И она это отлично понимает.

Как же ему поступить? Его дочь даже не догадывается о том, как мучает его прошлое. Она знает о нем только то, что рассказывала ей ее мать. Какой он упрямый осел – даже не подумал, что Джастин, должно быть, настроена против него.

Да, пожалуй, он повел себя так, как вести себя ни в коем случае не следовало, и был слишком настырен. Зачем он только придумал этот конкурс Ломбарди! И этот проклятый столик – снова идиотская ошибка! Теперь он знает о Джастин многое, чего не узнал бы никогда, если бы не Джордан.

Из того, что рассказала Джордан, он понял, как оберегает Джастин свою независимость, как стремится всего достигать сама. Она твердо следует своим идеалам, она человек верный и преданный настолько, что может показаться упрямой. Он так хорошо ее понимает, потому что сам такой же. Или это Джастин такая же, как он? Неужели дочь, никогда не видевшая своего отца, может унаследовать его характер? Впрочем, это неважно. Теперь, поставив мысленно себя на ее место, он понимал, что его домогательства, ловушки, которые он расставлял, только затруднят сближение.

«Нет, новой ошибки допустить нельзя», – решил Некер. Он оставит Джастин в покое и пальцем не пошевельнет, чтобы устроить с ней встречу. Разве что они столкнутся неожиданно нос к носу.

Джастин несколько месяцев назад узнала о нем и отлично понимает, на что он готов ради нее. Но она отвергла все его попытки завязать с ней отношения. Не читала его писем даже из любопытства. Если она действительно так к нему относится, ее нельзя заставить это отношение переменить. Так что следующий ход за ней. Если, конечно, он будет сделан, этот следующий ход.

* * *

Едва оказавшись в «Плаза», Джастин немедленно приступила к действию. Кинув чемоданы в спальне, она позвонила Эйприл и попросила ее прийти немедленно. Эйприл, пораженная решительным тоном Джастин, повиновалась, не сказав даже, что они с Мод как раз собирались пойти поужинать.

– Боже мой! – воскликнула Джастин, целуя ее в обе щеки. – Не знаю, узнала бы я тебя на улице, но мне нравится.

– Правда? Я думала, ты придешь в ужас! – облегченно вздохнула Эйприл, в присутствии Джастин стараясь держаться не слишком развязно.

– Вовсе нет. Иногда такая внешность, как у тебя, видна окружающим только в одном ракурсе. Я всегда видела тебя классической блондинкой, этот тип привычен всем. Теперь в тебе не осталось ничего классического. Ты выглядишь так, как не выглядит никто, а для топ-модели эта совершенно необходимо. Мне даже обидно, что не я это придумала.

– Мод считает, что я выгляжу слишком странно, – сказала Эйприл.

– Но Мод ничего не смыслит в наших профессиональных делах, – сухо ответила Джастин. – Ты не этакая кисейная светловолосая барышня, ты страстная блондинка, и этого не скроешь. Тебе нужно только заняться прической, все остальное просто великолепно. У тебя сейчас волосы почти как у панка, а это мы уже проходили, и назад возвращаться незачем. Дай-ка я посмотрю, что именно сделал парикмахер. – Джастин запустила пальцы в то, что некогда было роскошной гривой, но, как она ни старалась, волосы торчали в стороны, как у какого-нибудь зверька из комикса.

– Тебе делали химию после краски и стрижки? Нет? Только уложили? Тогда нам повезло. Фрэнки, посмотри у меня в косметичке, там должны быть гель и расческа.

И все трое отправились в ванную, там Эйприл усадили на крышку унитаза, и Джастин, намочив ей волосы, стала втирать в них гель.

– Понимаешь, Эйприл, не стоит подчеркивать все сразу – люди просто не будут знать, на что смотреть. У тебя сейчас подчеркнуты глаза и рот, поэтому с волосами не стоит выделывать ничего особенного. Сделаем из тебя денди.

Она сделала Эйприл пробор и убрала волосы со лба. Осталось несколько прядей, из которых получился локон, подчеркивающий ее аккуратные ушки и изумительный овал лица. И тогда густо накрашенные губы и глаза вместе со строгой ультрасовременной прической создали эффект чего-то очень изысканного и удивительного.

– Посмотрись в зеркало, – сказала ей Джастин. – Нет, в то, которое во всю стену, чтобы оценить эффект.

– Господи! Это божественно… но тебе не кажется это… слишком… мальчишеский вид?

– Ты никогда не выглядела более женственной, – честно призналась Джастин. – Мужская стрижка на девушке с таким ртом и огромными глазами создает ощущение сексуального напряжения. Этого не добиться ни длинными волосами, ни кудряшками. Немного в духе Берлина тридцатых годов, да, но ничего мальчишечьего в этом нет. Так, а теперь рассказывай, что там у вас с Дартом Бенедиктом?

– Он подошел ко мне на приеме и сказал, что, если я потороплюсь, он устроит меня на обложку «Вога».

– И он это может. Через два дня после показа устроить тебя на обложку «Вога» сможет даже швейцар из нашего отеля, потому что фотографы «Вога» сами будут за тобой бегать. Но не думаю, что тебе будет хорошо в его агентстве.

– Мод сказала то же самое… Она слышала о нем какие-то странные вещи.

– И все это правда. Если тебя интересуют подробности, могу рассказать. Так или иначе, после того, как показ пройдет, ты будешь вольна уйти из моего агентства. Пока же я была бы тебе крайне признательна, если бы ты держалась подальше от Дарта.

– Ой, Джастин, я не собираюсь уходить от тебя! Ни за что! Не будь я в агентстве «Лоринг», я бы ни за что не оказалась в Париже и так и оставалась бы глупой, запутавшейся девчонкой.

– Но это все только грим, Эйприл. Не переоценивай свои силы. – Джастин была озабочена всплеском эмоций Эйприл.

– Ах, да… Пусть обо всем остальном тебе расскажет Фрэнки. Пока, Джастин. Спасибо за прическу. Мне пора – Мод ждет.

Эйприл выскочила из комнаты, а Фрэнки затряслась в беззвучном хохоте.

– Прекрати! Что тут смешного?

– Ох, господи, – едва могла выговорить Фрэнки, – ох, господи помилуй! Она вывалила все перед полусотней людей, а тебе сказать боится.

– Вывалила? Что? Эйприл? Эйприл – лесбиянка?

– Во всяком случае, в настоящий момент.

– Она что, с Мод?

– А с кем еще?

– Черт! Я пропустила самое забавное. Могла хотя бы намекнуть, когда звонила.

– Я решила, что будет лучше, если ты выяснишь все сама. Этакий сюрприз!

– Гм-м. Наверное, я почувствовала это, поэтому подсознательно выбрала мужскую стрижку.

– Вижу-вижу. Ты снова на страже, – сказала Фрэнки ехидно.

– А ты разве не этого хотела?

– Ой, Джастин, да я просто так рада тебя видеть, что никак не могу решить, плакать мне или смеяться.

– Не делай ни того, ни другого, мышка моя! Ну что, теперь займемся Джордан?

– Зачем? Она единственная не доставляла никакого беспокойства.

– А в случае с Тинкер, по-видимому, поздно что-нибудь предпринимать?

– Да ее все равно нет. Она у Тома.

– У Тома? А Том – мужчина или женщина, Фрэнки?

– Очень приятный молодой человек. Они, цитирую, «безумно любят друг друга».

– И давно это началось?

– На второй день после нашего приезда.

– Фрэнки, кажется, дуэньи из тебя не вышло.

– Я же говорила, это не моя стезя. Но, честное слово, я старалась.

– С Тинкер повидаемся утром. А пока что давай закажем ужин в номер.

– Чтобы ты могла расспросить меня про Майка? – воодушевилась Фрэнки.

– И это тоже. Но сначала я расскажу тебе об Эйдене.

– Об Эйдене?

– Это мой будущий муж, – пояснила Джастин. – Эйден Хендерсон.

– Ты же даже не знаешь человека по имени Эйден.

– Скоро две недели как знаю.

– Какая-нибудь другая девушка, наверное, может обручиться с парнем, которого знает почти две недели. Но только не ты. Ты не из таких. Слушай, парень появился у меня, а не у тебя. Прекрати надо мной издеваться.

– А разве похоже, что я издеваюсь?

И Фрэнки впервые после ее приезда стала рассматривать Джастин. Да, она упустила из виду некоторые изменения во внешности: сияющие глаза, то, каким тоном подруга сказала «Эйден», какая-то новая легкость – все это говорило о том, что хоть и невероятно, но это правда.

– Карамба! – вскричала она.

– Отлично тебя понимаю. Я сама не могу в это поверить.

– Но… но… как это случилось?

– Он сломал печь в моем доме, а потом… Сложно объяснить, но одно повлекло за собой другое, и это было неотвратимо.

– Ага, старый сюжет. Сломал печь, говоришь? Типичный случай совместимости на молекулярном уровне. Это могла быть, к примеру, кофеварка. Так-так! Слушаю тебя внимательно.

* * *

– Интересно, лифт давно не работает? – спросила Джастин, когда они одолели четвертый пролет, поднимаясь по лестнице в квартиру сеньоры Варга.

– Когда я была здесь, он уже не работал. Так что, возможно, лет десять. Ничего удивительного, что сеньора Варга производит впечатление железной женщины. Мы пришли. Не звони, она не запирает дверь, так что мы войдем тихонечко и подождем, пока она не даст Тинкер немного передохнуть.

Они вошли и сели, не замеченные никем, у двери. Минут пять они наблюдали за танцующей парой, потом сеньора их увидела и нехотя отпустила Тинкер, сказав в ее адрес несколько слов похвалы.

– Джастин! Ты здесь! – воскликнула Тинкер. – Я так рада тебя видеть, ты просто представить себе не можешь, все так удивительно, я никогда в жизни не была в таком восторге, ты видела, как я танцую, сегодня у меня последний урок, как тебе, у меня действительно получается, я даже поверить не могла, что получится, подожди, ты еще увидишь то, что сделал Марко, он почти все закончил, у нас была последняя примерка специально для меня, ой, Джастин, столько всего происходит, прошлой ночью я не могла заснуть, Том пытался заставить меня съесть бифштекс, но я не могла проглотить ни кусочка, только суп и хлеб, больше желудок ничего не принимает, это, наверное, из-за эндорфинов, от них пропадает аппетит, я все время думаю про других моделей, с которыми мы сегодня встретимся на генеральной репетиции, Карен, Карла, Хелена, Некер их всех заполучил, даже Клаудию, Кейт и Линду, все топ-модели, самые настоящие, он заплатил им в три раза больше, потому что иначе никто не работает у неизвестных дизайнеров, даже для «ГН», это будет так здорово, работать вместе с ними, я буду первой, с меня начнется шоу, это очень ответственно, но Марко считает, что я справлюсь, и я должна справиться, Джастин, просто должна, так построено шоу, мое первое платье, подожди, ты его увидишь, Марко начинает с вечерних платьев, а не с каждодневной одежды, оно шифоновое, дивного кораллового цвета, пять пышных юбок разной длины, как во фламенко, они разлетаются в разные стороны, оно вот так вырезано на спине и вот так спереди, хорошо, что я сейчас худее, чем обычно, бретельки тонюсенькие, и еще пелерина вся из шелковых розочек восхитительного бледно-желтого цвета, дойдя до конца подиума, я ее снимаю… нет-нет… Что я говорю, не в самом конце, пораньше, повернувшись к фотографам, и я ее не стаскиваю, я ее приподнимаю и бросаю за спину, чтобы показать, какая она легкая, я все время тренировалась…

– Сядь, Тинкер, – тихо сказала Джастин.

– Ой, нет, я не могу сидеть, мне легче стоять, если я сяду, мне потом будет трудно встать, а сеньора Варга хочет, чтобы мы позанимались еще полчаса, а потом я поеду к Марко, она любит все доводить до совершенства, я хотела выучить еще один танец, что-то еще, кроме танго, но она не разрешила, сказала, что я не готова, самое глупое – что я никогда не смогу танцевать с мужчиной, потому что умею только вести, разве не смешно, такая глупость, а самое глупое – так это то, что танго все равно никто сейчас не танцует, правда, Джастин?

Джастин встала и положила руки Тинкер на плечи.

– Сядь, Тинкер, ты переутомилась.

И Тинкер разрыдалась.

– Нет-нет, я не устала, – продолжала говорить она сквозь слезы. – Я и Тому говорила то же самое, сегодня утром он не хотел выпускать меня из дому, а теперь ты, тебе хочется, чтобы я была уставшей, ты не понимаешь, я не могу уставать, это невозможно, остался только один день, весенняя коллекция, все будет завтра, я не могу всех подвести, Марко так говорит, я не могу их подвести, ты понимаешь, Джастин, ты знаешь, как это бывает, ты понимаешь, правда? Фрэнки, а ты понимаешь?

– Возьми ее за другую руку, Фрэнки, – сказала Джастин, беря Тинкер за руку. – Надо немного отдохнуть, Тинкер, тогда завтра все пройдет отлично. Ты перевозбудилась, вот и все. Денек отдохнешь, ночью выспишься, и завтра все будет хорошо, ты будешь в лучшей форме, но тебе надо отдохнуть, ты понимаешь, Тинкер?

– Да, но сеньора…

– Я с ней попрощаюсь за тебя, а ты, если захочешь, придешь к ней после показа. А теперь мы поедем в отель и уложим тебя отдохнуть.

– А Том?

– Мы привезем Тома в отель. Он поможет за тобой ухаживать. Фрэнки поедет за ним, как только мы уложим тебя в постель. Если ты не ляжешь, Тинкер, Фрэнки не сможет поехать за Томом. Я поговорю с Марко, он все поймет, так часто бывает, на генеральной репетиции кто-нибудь выйдет за тебя, последняя примерка ведь уже была, так что они без тебя обойдутся, так ведь, Тинкер? Ну, так-то лучше, слезки, слезки, высыхайте. Фрэнки, у нас впереди эта чертова лестница, бери ее пальто, отлично, едем в отель, поешь горячего супа, а завтра будешь в форме, Тинкер, тебе просто надо отлежаться.

– Но ты поговоришь с Марко, обещаешь? Ты ему объяснишь?

– Да, Тинкер, можешь быть уверена, с Марко я поговорю.


23

Когда Джастин, Майк и я вели Джордан и Эйприл к лифту, который должен был отвезти нас на подземный этаж «Рица», где завтра вечером будут демонстрировать весеннюю коллекцию Ломбарди, я заметила, что стараюсь не дышать. На сегодня была назначена генеральная репетиция, где Эйприл и Джордан должны были оказаться в одной компании с ведущими топ-моделями мира.

День был и без того долгий, а самая трудная часть его только предстояла, репетиция начиналась в восемь вечера. Мы и так опаздывали из-за пробки на площади Согласия.

Кажется, это было не сегодня утром, а тысячу лет назад – мы с Джастин отвели Тинкер в ее номер, заставили ее съесть принесенный туда ленч. Когда мы заглянули к ней уже перед отъездом в «Риц», она крепко спала, а Том, сидевший в кресле у кровати, охранял ее.

– Интересно, какую услугу оказывает Некер нашим девочкам, заставляя их работать со всеми этими звездами? – спросила я Джастин еще днем, когда она вернулась в отель после разговора с Марко, сияющая, как человек, который сделал наконец большое и важное дело.

– Этот садист-недоумок больше не будет нам досаждать, – сообщила она.

Ее голубые глаза никогда еще так радостно не сияли, белокурые волосы казались заряженными собственной энергией, и у меня самой настроение поднималось, когда она озаряла все вокруг своей улыбкой.

– Придется с этим смириться, – ответила тогда Джастин, сразу посерьезнев. – «ГН» пригласил звезд, чтобы придать коллекции Ломбарди нужный статус. Журналисты считают, что лучшие модели работают на лучших показах. Но в данном случае это может оказать нам дурную услугу – наши три девочки на таком фоне будут выглядеть еще неопытнее, чем есть на самом деле.

– Постарайся увидеть в этом и преимущества, – посоветовала я ей. – Фотографам и издателям, возможно, надоели чересчур знакомые лица, модели, от которых знаешь, чего ожидать, и они будут с интересом смотреть на наших девочек. Лица у них свежие, малознакомые, а пресса писала о конкурсе довольно подробно. Все они не уступают красотой топ-моделям, просто они еще не знамениты. Знаешь, чем популярнее модель, тем ближе конец ее карьеры.

– Может, ты и права, – сказала она с сомнением.

– А может, права ты, – мрачно ответила я. – Но ведь если даже наши девушки не покорят мир моды сразу, большого значения это не имеет – соревнуются-то они между собой. Остальные будут просто демонстрировать модели. Так что нам волноваться – для нас ситуация беспроигрышная.

– Не верю я в это, – сказала она, покачав головой. – Беспроигрышные ситуации – это миф, слишком прекрасный, чтобы быть правдой.

Нашу беседу прервал звонок администратора, который сообщил, что Габриэль д’Анжель находится внизу, в холле, и хотела бы подняться к нам. Она появилась, немыслимо изящная в своем черном костюме, и объявила, что мсье Некер просил ее быть до окончания показа нашим ангелом-хранителем. Хотите верьте, хотите нет, но я была на таком взводе, что даже была рада ее присутствию, хотя, если подумать, как она могла бы помочь нашим девочкам не раствориться в звездном сиянии Клаудий, Линд и Ясмин?

– Я рада, – сказала Габриэль, пожимая руку Джастин, – что вы наконец выздоровели. Судя по вашему виду, болезнь пошла вам только на пользу.

– Антибиотики часто так действуют, – спокойно согласилась Джастин.

– Как наша бедняжка Тинкер?

– Мирно спит.

– Она придет в себя к завтрашнему дню?

– Да, несмотря на то, что сделал Ломбарди. А кто выйдет вместо нее сегодня?

– Нам поможет Жанин, манекенщица, которую Марко использовал раньше на примерках. Она очень предана мсье Некеру.

– Одного я не понимаю – почему генеральная репетиция начинается так поздно? – сказала Джастин. – Восемь часов вечера – это же просто невозможно. Мы что, всю ночь там будем сидеть?

– «Риц» никак не соглашался пустить нас раньше. Дело в том, что они и так назначили немыслимую цену за то, что мы будем целые сутки использовать их бассейн. Будто у кого-нибудь будет время плавать во время недели весенних показов! А косметический салон, расположенный рядом с бассейном, мы будем использовать как гримерную и раздевалку. С последним клиентом они обещали закончить к семи.

– А как же постояльцы отеля, которые захотят сделать прическу завтра?

– Завтра отель будет предоставлять желающим машину с шофером, они договорились с салоном «Александр». Все это, разумеется, будет оплачивать «ГН». Еще несколько месяцев назад я говорила, что гораздо дешевле будет устраивать репетицию не в самом отеле, но Марко настоял на своем, чтобы и девочки, и костюмеры ознакомились с местом заранее.

– Хоть на это у него ума хватило, – пробормотала Джастин.

– А вы представляете себе, насколько все будет отличаться от обычного показа? – спросила Габриэль. – Обычно показ длится сорок минут, стоит двести тысяч долларов, а потом – никакого фуршета для издателей. Этот показ продлится менее получаса, а стоит более полумиллиона.

– Подробностей нам не сообщали, – ответила Джастин, стараясь не выказать свою заинтересованность.

– Будет парадный ужин по высшему разряду. Шампанское и икра будут поданы перед началом, ужин – после показа. Приглашены только самые важные клиенты и пресса. Обычно бывает около двух тысяч человек, завтра – только триста, плюс самые известные фотографы. Ведь «ГН» очень много денег тратит на рекламу. Ни один из серьезных издателей не пропустит показ Ломбарди. Мы специально устроили все в таком узком кругу, но денег мсье Некер не пожалел.

– А как подиум? – спросила Джастин, не желая поддерживать разговор о тратах, на которые пошел Некер.

– Команда от «Беллуар и Жаллот» начнет готовить площадку сегодня ровно в семь. Сначала накроют бассейн и установят подиумы. Они будут располагаться кругами, в центре которых поставят столики для гостей, так что все места будут в первом ряду.

– «Беллуар и Жаллот»?

– Это фирма, которая занимается сценой, освещением, столиками, местом оркестра, то есть всем, что необходимо на больших приемах.

– Оркестр? – спросила я. – А не ди-джей?

– Дорогая моя Фрэнки, это будет непохоже на обычный показ, которые давно выродились в банальные шоу. У Лагерфельда в прошлом году играли что-то вроде «Не люблю я коротышек», а начиналось все с песенки «Врубите музыку погромче!».

– Господи! – Я просто ушам своим не поверила, услышав такое из изящно накрашенного ротика Габриэль.

– Марко, – продолжала она, – решил, что он сделает все иначе, назло тем, кто называет себя «мастерами дискотек». Поэтому он уговорил Некера пригласить группу «Чикаго».

– Но это же американская рок-группа конца семидесятых! – удивилась Джастин. – Почему именно их?

– Марко их обожает, – сказала Габриэль, пожав плечами и явно давая понять, что не разделяет его пристрастий. – Он договорился, что группа будет дополнена другими музыкантами и певцами, и просил их как бы воссоздать музыку тридцатых годов, но по-новому. Всего будет двадцать музыкантов, не считая вокалистов.

– А его модели, это что, тоже воссоздание тридцатых годов? – спросила Джастин. – Не думала, что он будет воровать… заимствовать из столь далекого прошлого.

– Я их не видела, – довольно резко ответила Габриэль. – Ничего не знаю, может, он создает новую нейтронную бомбу или ботиночки на пуговках. Отделу рекламы он велел работать под лозунгом: «Веселье, свежесть, очарование».

– Вы их не видели? – переспросили мы с Джастин хором.

– Марко был слишком занят творчеством, у него не было времени мне что-нибудь показывать. А модели, которые были в работе, он показывать вообще отказался.

– Но, если их не видели даже вы, то как же отдел рекламы, он что, работает втемную? – спросила я, впервые с нашего знакомства проникшись состраданием к Габриэль.

Она только пожала плечами – мол, я и не такое видывала.

– Только дюжина модельеров известна всему миру. И не отдел рекламы будет решать, войдет ли в их число Марко. Но я, хоть и не видела его моделей, знаю достаточно, чтобы уверить вас: он пустил в ход все козыри.

– Значит, – медленно сказала Джастин, – тема соблазнения.

– Именно. – Габриэль поглядела на Джастин по-новому. – Соблазнение. А что еще это может быть, если сцена, несмотря на траты, занимает весь подземный этаж «Рица», переоборудованный под открытое кафе, украшенное тысячью яблоневых и вишневых деревьев в цвету? Марко хочет вызвать призрак весны, весны тридцать четвертого или тридцать шестого года.

– Но этого времени уже никто не помнит, – удивилась я.

– В этом-то и дело. Настоящее не слишком вдохновляет, правда? Марко хочет, чтобы это был какой-то воображаемый год, когда ни у кого не было причин беспокоиться о будущем или сожалеть о прошлом. Обман чувств начнется, когда журналисты войдут в отель с холодной парижской улицы, а окажутся в искрящемся весной холле.

– А вы знаете, что за музыку будет играть «Чикаго»? Что-нибудь новое, аранжированное под тридцатые? – спросила я.

– Неужели вы подумали, что они будут играть свое? – пришла в ужас Габриэль. – Нет-нет, их – только аранжировка. Марко не доверил бы музыкантам такое важное дело. – И Габриэль вынула из сумочки блокнот. – Вот названия нескольких мелодий, которые будут играть перед началом: «Мы с тобою под дождем», «Жду любви», «Голубая луна», «Я мечтаю о тебе»…

– Спасибо, достаточно! – воскликнула Джастин, как и я, заходясь от хохота. Даже Габриэль улыбнулась. – Сентиментально до слез, но если это не поможет настроить публику на доброжелательный лад, тогда ничто уже не поможет. Значит, это будет Париж несбывшейся весной, музыка из лучших голливудских мюзиклов, ужин в «Рице», все топ-модели… Марко не сможет сказать, что его коллекция провалилась, потому что смальца не хватило.

– Смальца? – переспросила Габриэль.

– Это такой жир, – пояснила я, но она опять ничего не поняла.

– Это синоним слова «очарование», – добавила язвительно Джастин.

– А я-то думала, что у меня безукоризненный английский, – пробормотала Габриэль. – Жир? Наверное, это идиома.

– Идиома, – согласилась я. – Это понятно только американцам. – В такие моменты я понимаю, почему сшитая на заказ одежда во Франции приносит четыре миллиона убытков ежегодно.

– Но, – напомнила мне Габриэль, – сегодня может быть сделан первый шаг к созданию духов Ломбарди. А рынок духов – это семь с половиной миллиардов долларов в год. Мсье Некер планирует на много лет вперед.

Разговор был прерван появлением Эйприл и Джордан, а вслед за ними пришли Майк и Мод. У девочек уже начиналась предпремьерная лихорадка.

– Чем нам заниматься до репетиции? – жалобно спросила Джордан. – Ванну с пеной мы уже приняли, ногти накрасили по два раза, ноги побрили, головы вымыли, боюсь, теперь можем начать выщипывать брови и не остановимся, пока все не выщипаем.

– До отъезда в «Риц» еще целых два часа, – сказала Эйприл слабым голосом. – Я не ела весь день и умираю с голоду, но боюсь, что меня вырвет, если я проглочу хоть кусочек.

– У меня идея, – сказал Майк. – Вы играете в покер? Нет? Только я, Мод и Фрэнки? Ничего, мы вас научим. И будем играть на деньги.

Джастин кивнула мне одобрительно, мол, ты сделала отличный выбор. Я не решилась оспаривать очевидное и позвонила, чтобы в номер принесли карты и каких-нибудь закусок.

Следующие два часа пролетели за покером. Скоро все успокоились и даже стали есть, а Джордан, как она утверждала, новичок в покере, еще и выиграла долларов триста. Майк сидел рядом со мной, сделал несколько снимков, но в основном был занят тем, что подсматривал ко мне в карты.

– Прекрати жульничать, – возмутилась наконец я.

– Но твои карты – мои карты, дорогая. У нас все должно быть общее. Хочешь взглянуть в мои?

– Хочешь сказать, делиться надо всем?

– Вот именно. – Я уже собиралась заглянуть к нему в карты – я не могла сопротивляться его улыбке и взглядам, которые он на меня бросал, но тут возмутилась Мод.

А сейчас мы уже не вспоминали, как веселились всего час назад. Мод и Габриэль спустились раньше, потому что лифт не мог вместить нас всех, а мы зашли впятером – мы с Джастин и Майком сзади, Джордан и Эйприл впереди, плечи расправлены, головки гордо подняты – они просто излучали уверенность в себе. Отличались они только прическами – темные кудряшки у Джордан, платиновая стрижка у Эйприл. И тут сработала вспышка Майка, и я заметила, что они крепко держатся за руки.

– Бессердечное животное! – прошипела я.

– Такой снимок пойдет и на обложку, – шепнул он и, когда двери лифта открылись, сделал еще один.

– Вперед, подружка! – подбодрила Джордан Эйприл, вдруг улыбнувшись, и девочки шагнули в сиреневый от сигаретного дыма вестибюль. Вдалеке кто-то носил позолоченные стульчики, стояли три манекенщицы, такие известные, что узнать их можно было по одной-единственной черте, сновали какие-то люди в черных комбинезонах, то ли рабочие «Беллуар и Жаллот», то ли костюмеры.

– Что нам сейчас делать? – спросила я Габриэль.

– Девочкам надо сообщить Марко о своем приезде. Я о них позабочусь.

– Нет, я, – сказала Джастин.

– За сцену не допускаются посторонние, а вы не заняты собственно в показе. Сегодня здесь будет сумасшедший дом. Мне очень жаль, но вам придется подождать здесь, Джастин. Я думала, что вы это поняли.

– Какая чушь! Я пойду вместе с девочками, Габриэль. И Фрэнки тоже. Мы им понадобимся. И, естественно, Майк с Мод.

– Майк и Мод – да. Но вас с Фрэнки туда не пустят.

– Может, вы пойдете и спросите у Марко?

Минуту спустя Габриэль, удивленная до крайности, вернулась.

– Он сказал, что вы обе можете пройти, только при условии, что не будете ему мешать. Извините, Джастин, я не знала, что для вас сделано исключение.

– Ничего страшного. Вы и не могли про это знать. Вперед! Майк, не забудь – никаких фотографий мисс Шиффер обнаженной или в белье. Ее можно застать в неподобающем виде, но такие снимки слишком дорого стоят.

– И черт с ней! – ответил мой возлюбленный.

Тут «Чикаго» заиграл свою версию «Гуди-Гуди», и это было очаровательно. Играли они очень быстро, синкопированно, но – какой ритм! – устоять невозможно. Что-то в этой музыке предвещало легкость, радость и веселье. Все вокруг заулыбались, а Джордан с Эйприл даже стали пританцовывать.

– Неплохо, – сказала Габриэль одобрительно.

И мы пошли в косметический салон, из которого вышла отличная гримерная. На огромных мраморных прилавках визажисты и парикмахеры разложили свои причиндалы, освещение было великолепное, а банкетки, которыми заменили кожаные кресла, позволили освободить место, чтобы девушкам было удобно переодеваться.

Мы остановились в дверях, и тут я подумала, что никогда раньше не видела столько топ-моделей вместе. Я привыкла к тому, что в «Лоринг» они заходят поодиночке. А теперь я видела их толпой, и они, казалось, подзаряжаются друг от друга энергией, отчего их власть над простыми людьми достигает невиданной силы. Они создавали вокруг себя атмосферу самосозерцания, и эта была их привилегия. Они были окутаны ощущением собственной избранности, здесь и сейчас это они были призванными. Правил, которые распространяются на других женщин, для них не существовало. Их лица, хоть и очень молодые, несли на себе печать чего-то неведомого, недоступного здешнему миру. Должна сказать, что комната, набитая топ-моделями, производит впечатление гораздо более сильное, чем закулисная толчея на вручении «Оскара».

– Эйприл! Джордан! Хватит глазеть! – одернула их Джастин. – Через полгода вам обеим это надоест точно так же, как уже надоело им. Да у них на лицах все написано: «Новый день – новый доллар в копилку».

– Убедительно, босс, – пробормотала Джордан, не в силах отвести глаз от девушек, живописно расположившихся в гримерной. Халатики накинуты на плечи, ноги закинуты на мраморные прилавки, кто-то болтает друг с другом, кто-то по телефону, пьют кока-колу и минералку, рассматривают свои ногти, подкручивают ресницы, несколько человек читают, одна или две – в очках, какая-то группа обсуждает что-то оживленно, и никто не интересуется тем, что надо будет показывать – раз за работу у неизвестного модельера платят втрое, значит, его модели – полный кошмар. Кто-то закуривал, кто-то тушил сигарету, кто-то затягивался, и я в тысячный раз возблагодарила небо за то, что три моих подопечных оказались некурящими. Несколько девушек помахали Майку рукой, несколько – Джастин, но все они словно не заметили Джордан и Эйприл. Мы здесь давно и надолго, казалось, хотели они дать понять, выказывая полное отсутствие интереса, мы внутри, а вы снаружи, так что не забывайте, вы здесь всего лишь подмастерья, которых наняли на денек.

– Где Ломбарди? – спросила Джастин.

– Может, вон за теми девушками, – сказал Майк, показывая на шестерых манекенщиц, стоявших в ряд спиной к нам. Все они были одеты в одинаковые пиджаки изумительного жемчужно-сиреневого цвета, приталенные и с узкими плечами.

Джастин, приобняв девочек за плечи, повела их к Марко.

– Джордан и Эйприл здесь, – сказала она Марко, сидевшему за столом, на котором было разложено множество аксессуаров.

– Они опоздали, – заметил он, не поднимая головы.

– Парижские пробки, – сообщила она, и не думая извиняться.

– Отведи их к их костюмеру, – сказал Ломбарди Джастин. – Наденьте шляпы, – велел он, Поворачиваясь к манекенщицам, и я увидела, как ассистенты надели тесные фетровые колпаки на головки шестерых самых высокооплачиваемых моделей мира. Каждая шляпка была украшена белой розой, а юбки легких костюмов были разной длины – от самого коротенького мини до почти макси, но все – расширяющиеся книзу. Девушки были в бежевых колготках и черных лодочках. И просто невозможно было решить, какая длина юбки предпочтительнее. Марко встал и поправил Кейт Мосс юбку на талии.

– Богиня! – проворковал он.

– А на нас и не взглянул, – жалобно сказала Эйприл, когда мы протискивались сквозь толпу назад. – Даже не поздоровался.

– К вам это никакого отношения не имеет, – успокоила ее Джастин. – Он еще подойдет. А неплохая идея насчет разной длины, – призналась она мне.

– И нашим, и вашим, – ворчливо заметила я, но, должна признать, если длина юбок является до сих пор предметом споров в мире моды, Марко явно высказал свое мнение.

Наконец мы добрались до двух рядов вешалок, рядом с которыми были написаны на картонках имена Эйприл и Джордан. Девчонки нетерпеливо кинулись к ним, не обращая внимания на протестующую костюмершу. Они рыскали по вешалкам, как гончие, преследующие зайца, возбужденно что-то выкрикивали, а Майк их фотографировал. Они в этот момент очень походили на обезумевших покупательниц, дорвавшихся до распродажи.

– Девочки, я вас умоляю! – одернула их Джастин. – Ведите себя прилично!

– Вы только посмотрите! – кричала Эйприл. – Мохеровая накидка, красная, как пожарная машина, на подкладке розового атласа и платье в тон подкладке. Умереть можно!

– А у меня наоборот – накидка розовая, а платье красное! – воскликнула Джордан.

– Ого! – завизжала Эйприл, доставая бальное платье сиреневого атласа без лямок и с широкой юбкой. К нему был плетеный пояс цвета шоколада и крохотное приталенное болеро с коричневыми блестками. Платье прямо для юной Софи Лорен.

– У меня такое же, – сказала Джордан, доставая вешалку с таким же платьем темно-коричневого цвета с сиреневым поясом и болеро в сиреневых искрах. – Мы что, близняшки?

– Не знаю. Ой, какое пальто! – заверещала Эйприл, показывая нам пальто легчайшей серой шерсти и к нему платье из белого шелка. – В таком можно хоть замуж выходить… А у тебя, Джордан?

– Такое же пальто цвета зеленых яблок и бирюзовое платье… Посмотрите, какой желтый бархатный пиджак и к нему платье для коктейля из розового шифона! Бархат – весной? Но он такого замечательного цвета! Джастин, ты когда-нибудь видела такой сочный желтый цвет?

– Дай померить, – попросила Джастин, расстегивая свой пиджак.

– Ни за что. Ты его испачкаешь… Есть еще голубой, он почти того же фасона… – Джордан кинула бархатный пиджак Джастин и стала дальше рыться в разноцветной куче одежды с таким видом, будто у нее оставалась последняя минута в жизни на покупки. – Вы только посмотрите, для каждого платья – пальто или пиджак, даже у коктейльных и бальных платьев накидка, болеро или пальто… Наконец хоть кто-то понял, что женщины всю жизнь проводят в помещениях с работающими кондиционерами. Боже мой! Вы на это взгляните!

Джордан вцепилась в бальное платье из клетчатой тафты пастельных тонов.

– Юбка с кринолином! Глазам своим не верю! А накидка – вы когда-нибудь видели такой очаровательный розовый цвет! – И она, набросив накидку на плечи, замерла у зеркала. – Ни за что это не сниму!

Эйприл издала победный клич индейцев. Тут шум и гам, который подняли наши девочки, привлек всеобщее внимание, и даже звезды отправились исследовать то, что висело на их вешалках и что они до сих пор игнорировали. Скоро весь зал был полон девичьих голосов – они возбужденно рассматривали наряды, сравнивали их, разочарованно вздыхали, находя изредка что-то темно-синее или черное. От их невозмутимости не осталось и следа, и они упивались палитрой ярких весенних красок.

– Девушки! – крикнул Марко, вставая. – Не меняйтесь платьями! И не меряйте чужое. Немедленно прекратите! Если будете вести себя прилично, обещаю, когда их сфотографируют, я их вам отдам и вы с ними вдоволь наиграетесь. На всех хватит и восхитительного розового, и бледно-желтого, и ярко-зеленого. А сейчас немедленно повесьте все на места. Слушайтесь костюмеров. Теперь пусть Карен, Кейт и Шалом наденут свои первые номера, и побыстрее, пожалуйста.

– Этот червяк сейчас просто умирает от счастья, – шепнула мне Джастин, натягивая на себя сиреневое шифоновое платье Джордан. – Девочки сейчас совершенно уверили его в успехе. Обычно им наплевать на то, что они показывают. – Она укуталась в накидку фиалкового цвета с воротником из гофрированной тафты и такой же отделкой понизу. – Как я выгляжу? Это я или не я?

Но я была слишком занята, пытаясь влезть в темно-синий костюм Эйприл с шелковым воротником и такими же манжетами, поэтому не могла ей ответить.


24

Сквозь сон, улетучившийся тут же безвозвратно, я услышала, как кто-то звонит мне в номер, и, чертыхаясь, вскочила с кровати.

– Какого черта? – рявкнула я через дверь, давая понять, что нарушили мой бесценный сон.

– Это Том. Я не хотел будить вас, Фрэнки, но Тинкер очень просила.

– А который сейчас час?

– Три часа дня.

– О господи! Том, подождите, я только надену халат.

Умываясь и быстро чистя зубы, я думала о том, как долго спала. Мы вернулись в отель в семь утра, потом еще позавтракали как следует в моей гостиной, но так заспаться! Представляю, что бы сказала по этому поводу моя мама.

– Бедняга Том, – сказала я с состраданием, выходя к нему в гостиную. – Тинкер, наверное, умирает от любопытства. Я была уверена, что встану раньше, поэтому даже будильник не завела. Никто не появлялся, даже Майк?

– Нет. Я сидел у двери, открытой в коридор, чтобы никого из вас не пропустить. Но видел только Пичес, а она ничего не знает.

– Вы спали? – спросила я.

– Глаз не сомкнул. Лежал на покрывале рядом с Тинкер, намотав себе на руку пояс ее халата, чтобы она незаметно не выскользнула из постели, но все время боялся ее толкнуть, поэтому старался не спать.

– Нравится вам мир моды?

– Это было не самое неприятное занятие.

– Как она себя чувствует? – спросила я, боясь услышать ответ.

– Говорит, что полностью пришла в себя. Она бесится, потому что я не выпускаю ее из кровати, только в ванную.

– Больше не несет всякий бред?

– Это уже не бред… скорее нетерпение, с которым она не может справиться.

– Послушайте, Том, вы единственный, кто ее видел постоянно. Как вы думаете, не принимает ли она наркотики? Она ведь в очень странном состоянии.

– То, что это не амфетамин, – точно. Многие в нашем рекламном агентстве были на амфетамине, но они не распадались после работы на куски, как Тинкер. Может, этот мерзавец дает ей какой-нибудь другой наркотик, но я ничего не замечал. Сеньора Варга? Ей-то зачем давать Тинкер наркотики? Это могло бы помешать ей сосредоточиваться на проклятом танго. Мне кажется, что ее заводит только желание победить. Она почему-то думает, что, если она пройдет по подиуму и выиграет этот чертов конкурс, она обретет себя. Она все время твердит: «Я хочу подняться на подиум, просто подняться и сделать все, что нужно».

– Так обычно и бывает, Том. Лучшие манекенщицы – они, как породистые лошади, не могут дождаться показа. Если их не сдерживать, они выскочат все вместе и будут пихать друг друга локтями.

– Значит, у нее та же болезнь. Прошу вас, Фрэнки, пожалейте меня! Сходите к ней и расскажите ей все про вчерашний вечер. Я с вами разговариваю и засыпаю на ходу.

– Ложитесь на кушетку. Я пойду к Тинкер, и мы вместе что-нибудь съедим.

Я накинула пальто на халат и выскочила в коридор. Тинкер лежала на подушках, одна нога у нее была привязана к спинке кровати, телефон стоял в другом углу комнаты, и она ужасно напоминала героиню комиксов, которую привязали к рельсам перед идущим поездом.

– Да, надо признать, Том знает свое дело, – сказала я, развязывая ее и с трудом удерживаясь от смеха.

– Я убью этого подонка! – хрипло прошипела Тинкер. – Ты даже не можешь себе представить, что он вытворял вчера. Психопат и садист!

– Ты несправедлива к нему. Он делал только то, что велели мы. Не свирепствуй, Тинкер. Том верный и преданный человек.

– Вы все подняли слишком много шуму, – возмущалась Тинкер, расхаживая взад-вперед по комнате. – Со мной все в порядке, разве не видно? Какая тварь ходила в моих платьях?

– Эй, Тинкер! Я помню, что ты даже чертыхаться не могла и думала, что «черт» пишется через "о". – Тварь! Неудивительно, что Том говорит, что она бесится. – А в платьях твоих была Жанин, манекенщица для примерок, которую Марко уволил. В ней есть шик, но она какая-то унылая. Правда, в твоих платьях это было незаметно, это действительно лучшие модели коллекции.

Я хотела ее успокоить, но все, что я говорила, было чистой правдой.

– Марко оказал тебе большую честь, Тинк. Твоя костюмерша все приготовила, ждут только тебя. Твои юбки были Жанин немного длинноваты, но это неважно. Даже без них показ был бы сенсацией сезона. Это гениальная коллекция, такой не было много лет. Все от нее в восторге. Ты была абсолютно права – Марко гений, как ни противно мне это признавать.

– Я же тебе говорила!

– Это было как глоток свежего воздуха, нет, как смерч, и продолжалось все до утра.

– Так я и знала! Рассказывай дальше!

– В моделях есть то, о чем мечтают в мире моды, – наверное, это совершенно новый подход. Ничего похожего на работы других, и его чувство цвета – мы с Джастин дрались из-за того, кто будет мерить платья Эйприл и Джордан. Мне было наплевать, дорогие они или нет, они меняют тебя, льстят, манят к себе. И при этом все это можно носить. Не было ни одного скучного платья. Просто ужасно – я хотела бы иметь все эти платья, а не могу позволить себе даже одно. Никогда я так не заходилась от тряпок. Это как секс! Нет, даже лучше!

– А что Эйприл с Джордан? – спросила Тинкер резко. – Как они выглядели?

– Ну…

– Говори же, Фрэнки! Черт подери! Я должна знать правду! – настаивала Тинкер.

– Они были потрясающие. Каждая по-своему. Естественно, такие наряды украсят любую.

– Я буду еще лучше.

– Наверняка.

«Не надо с ней спорить», – подумала я, внимательно присматриваясь к Тинкер. Даже если она и принимает наркотики, со вчерашнего утра ей просто неоткуда было их взять, и даже после такого отдыха она не очень изменилась.

Обычно у Тинкер на лице выражение тихой, задумчивой радости. Сегодня, пытая меня, она была вся – внимание и нетерпение и как бы внутренне готовилась к тому, что должно произойти вечером. Ее обычно бледное лицо разрумянилось, глаза сверкали, может, даже чересчур, даже волосы казались рыжее обычного. «Переработала, – подумала я, пытаясь прогнать страхи, – переработала, а тут еще премьерная лихорадка. Она успокоится, когда мы приедем в „Риц“. Ей придется успокоиться».

– Я хочу что-нибудь заказать в номер, Тинкер. Ты что будешь есть?

– Ничего, черт подери… Почему это все вбили себе в голову, что я голодная? Том меня все время кормит насильно. Я уже набрала полкило, – сердито заявила Тинкер.

– Нельзя набрать полкило за сутки, – сказала я рассудительно. – Полкило – это восемь тысяч дополнительных калорий.

– Но как я могу сжигать калории, если я все время торчу в этой проклятой кровати? Послушай, Фрэнки, еще есть время для последнего урока танго! Позвони сеньоре Варга и скажи ей, что я сейчас буду.

– Тинкер! Вот что тебе сейчас совершенно ни к чему, так это еще один урок танго. Ты могла танцевать и во сне.

– Мне надо разогреть мускулы, – продолжала умолять Тинкер, раздеваясь и бегая по комнате в поисках одежды.

– Нам через два часа с небольшим надо быть в «Рице», – сурово сказала я. – Тебе следует принять душ, поесть чего-нибудь и успокоиться. Ты еще недостаточно отдохнула, а впереди долгий вечер. Из отеля ты уедешь вместе со всеми. Я посижу здесь, пока ты будешь в ванной. А потом пойдем ко мне в номер и будем играть в покер, как вчера.

– Я сама туда приду.

– Нет, я тебя подожду.

Тинкер бросила на меня испепеляющий взгляд и хлопнула дверью ванной. Я позвонила к себе и попросила Тома разбудить Джастин.

– Тинкер в ярости… требует еще одного урока танго. Спросила, какая «тварь» была в ее платьях.

– Она бормочет, как вчера?

– Нет, уже не так, получше, но она все равно не в себе. Том не думает, что она что-нибудь принимает, а я… я не знаю.

– Черт бы побрал это расписание! От этого кто угодно свихнется. Ома успокоится, когда начнется показ.

– Ты действительно так считаешь?

– А у нас есть выбор, Фрэнки? Пока Тинкер стоит на ногах, мы не можем лишать ее шанса.

– Разбуди всех, ладно, Джастин? И приготовь карты. Мы придем, как только она примет душ.

– Фрэнки… Ты нервничаешь?

– Не больше, чем ты, детка.

– А нам ведь сегодня не работать. Приходи скорее. Тебя не хватает.


25

Две машины с шоферами подъехали к служебному входу «Рица». У двери стояло несколько крепких парней в темных костюмах с красными галстуками.

– Кто это? – спросила Фрэнки.

– Это «Ле Крават Руж», «Красные галстуки», – ответила Джастин. – Отлично обученные охранники, которые не пускают сюда нежелательных личностей. Ими все пользуются. Вчера их не было. Думаю, у главного входа их гораздо больше. На весенние показы всегда пытается пролезть без приглашения куча народу.

Джастин шла первой. Один из охранников подошел к ней с охапкой изумительных букетов.

– Мадам Лоринг?

– Да?

– Эти букеты – манекенщицам, а конверты для вас, мадам Северино, мадам Каллендер, мсье Страусса и мсье Аарона. – И он протянул ей пять белых конвертов. Она открыла один – там было приглашение и карточка с номером столика.

– Нам это не понадобится, – ответила Джастин молодому человеку. – Мы идем с девушками.

– Очень сожалею, мадам, но мсье Ломбарди велел сегодня не пропускать за кулисы никого, кроме манекенщиц.

– Когда он отдал этот приказ?

– Сегодня утром, мадам.

– А кто прислал цветы?

– Не знаю, мадам. Когда мы прибыли, цветы уже лежали у консьержки.

– Эйприл, в букете есть карточка? – резко спросила Джастин.

– Погоди-ка… да… Это от мистера Некера. Там написано: «Желаю удачи!» Какие восхитительные цветы! Какой он милый… Я чувствую себя балериной!

– Мне необходимо поговорить с мсье Ломбарди, – сказала Джастин охраннику.

– Ничем не могу вам помочь, мадам. Сожалею, но это невозможно. Мсье Ломбарди просил его не беспокоить.

– Где ваш начальник?

– Я здесь старший, мадам Лоринг. Офис закрыт до завтрашнего дня. Так что все жалобы принимаю я. Очень сожалею, мадам, но это невозможно.

– Девочки, идите! – сказала Джастин. – Мне надо найти Габриэль. Мы придем, как только сможем. Тинкер, твои вешалки рядом с Эйприл. Просто иди за девушками.

И Джастин ушла вместе с Фрэнки, Мод, Томом и Майком. Через час безумных поисков и бесполезных телефонных звонков им стало совершенно очевидно, что Ломбарди сделал так, чтобы на этом показе они были только зрителями. От начальника охраны Джастин добилась одного – он пообещал сообщить девушкам о том, что произошло. Вернувшись, он сказал, что мадемуазель Осборн просила передать – они отлично сами со всем справятся.

– Господи! – воскликнул Том. – Это все из-за меня.

– Нет, из-за меня, – успокоила его Джастин. – Завтра она будет прежней Тинкер, Том. Ничего необычного здесь нет. Знаешь, это как капризный ребенок, который первый раз идет в школу и не хочет, чтобы его целовали и напутствовали на виду у всех.

– Может, нам лучше подождать в баре? – предложил Майк. – Мне повезло меньше, чем остальным, – я не смогу фотографировать за кулисами. Вы об этом подумали?

– Бедняжка! – фыркнула Фрэнки. – Все фотографы такие – жалеют прежде всего себя.

– Дети, не ссорьтесь, – примирительно сказала Мод. – Мы все в одной лодке. Давайте постараемся пока что не швырять друг друга за борт. Это мы всегда успеем сделать. Я иду с Майком. Нам надо девать куда-то целый час.

– Если только охранники пропустят нас в бар, – заметила Джастин.

* * *

Компания из «Лоринга» и «Цинга» мрачно сидела в баре «Рица» за столиком, откуда был хорошо виден вход. Все, кроме Мод, выбравшей свой обычный скотч, пили минералку и травяной чай. Они почти не разговаривали и следили за тем, как прибывают приглашенные, каждого из которых осматривали «Ле Крават Руж», одетые по такому торжественному случаю в смокинги и красные галстуки-бабочки.

Что касается Мод, то ей было здесь гораздо лучше, чем среди закулисной истерии. Прошлой ночью она набрала там достаточно материала, большую часть которого все равно не могла использовать. Ну сколько можно описывать отлично отлаженную суматоху, нервничающих манекенщиц и бесстрастных костюмерш, то, как мгновенно переодеваются девушки, безжалостно швыряя на пол великолепные, но уже использованные наряды, оставив за дверями такое старомодное чувство, как стыдливость?! Сколько можно описывать невозмутимых парикмахеров, склоняющихся над девушками со щипцами и расческами, или гримеров в пластиковых поясах, к которым прикреплены их кисточки и краски?! Пробыв там несколько минут, перестаешь обращать внимание на все, кроме красоты девочек, а ее Майк запечатлел вчера вечером.

– Послушайте, – сказала вдруг Фрэнки, – мы что, решили прийти туда последними? Мы так и будем сидеть здесь? Эй, постойте! Вы что, оставили меня расплачиваться по счету?

* * *

– «Ночь и день»? Какого черта они играют это старье? – спросила Тинкер у Джордан.

– Это тема вечера, дорогая моя, – бросила через плечо Джордан. – Ты просто слушай, и сама все поймешь.

– Мне это не нравится, – сказала Тинкер упавшим голосом.

– Подожди, ты привыкнешь.

– Я не могу под это танцевать. Это какой-то мерзкий фокстрот.

Джордан резко повернулась. Тинкер, голая по пояс, стояла, стиснув кулачки, и лицо ее было перекошено от злобы.

– Это просто музыка для гостей, Тинкер. Не обращай внимания.

– Для гостей? Здесь что, прием? Будь они все прокляты, они что, не понимают, что это вопрос жизни и смерти? Как они могут глушить нас этой тухлой музыкой? Вы что все, бесчувственные? Да это просто оскорбительно! Пойду скажу этим ублюдкам, чтобы они заткнулись.

– Не надо, Тинкер, я сама это сделаю. Оставайся тут, ты же совсем раздета. Эйприл! Пойди сюда, поговори с Тинкер, а я пойду скажу «Чикаго», чтобы они перестали играть.

– Что-что?

– Делай, что тебе говорят! Слушай, – и Джордан, наклонившись к Эйприл, зашептала ей на ухо:

– С ней что-то не то. Ради бога, не отпускай ее от себя. Хоть силой держи.

– Поняла.

И Джордан бросилась искать Ломбарди, которого нашла смеющимся над чем-то с Клаудией и Линдой, уже одетыми в свои первые платья.

– Марко, у нас проблемы с Тинкер.

– Боже, неужели опять? – простонал он. – Что теперь?

– Не знаю, но она странно себя ведет. Она просто не может слушать «Чикаго», ее прямо всю выворачивает. Тебе надо поговорить с ней, меня она не слушает.

– Думаешь, у меня нет сейчас других дел, кроме как беседовать о ее музыкальных вкусах? Неужели надо дергать меня именно сейчас?

– Да, если ты хочешь, чтобы шоу состоялось.

– Прошу прощения, красавицы мои. Я скоро вернусь.

И Марко вразвалочку пошел за Джордан.

– Ну, Тинкер, что за проблемы? – спросил он. Тинкер сидела, скрючившись, на стуле, а Эйприл массировала ей шею. – Опять жалуешься? Даже в последнюю минуту?

– Проблемы? – повторила Тинкер. – Никаких проблем. Я не выйду на подиум под эту мерзкую музыку, но ведь это не проблема, а, Марко? У тебя есть кому отдать мои платья, правда? Пусть их наденет эта коротконогая французская тварь, потому что для меня эта гадость – не музыка, и никто меня не заставит под это работать. Не знаю, что они себе думают, но это никакое не танго.

– Тинкер, но не могла же ты думать, что они будут играть танго, – сказал Марко, побледнев. – Я тысячу раз тебе говорил, что уроки танго дают тебе только правильное отношение к собственному телу, чтобы ты поняла, как держать себя, как себя воспринимать… Господи, мы же столько об этом беседовали!

– Не помню, – упрямилась Тинкер. – Мне нужно танго, Марко, тебе понятно?

– Тинкер, нам надо серьезно поговорить, – сказал Марко, выдавив из себя очаровательную улыбку. – Пойдем со мной, дорогая, мы найдем тихое местечко и все обсудим.

– Я пойду с вами, – сказала Джордан. – Я уже одета.

– Нет, мне будет легче уговорить ее наедине. Здесь просто слишком много народу, слишком шумно, все курят. Можешь на меня положиться, я столько лет возился с психующими манекенщицами.

– Джастин наверху… Может, послать за ней? Или за Фрэнки?

– Уверяю тебя, Джордан, в этом нет никакой необходимости. Не забывай, я работал с Тинкер две недели и отлично знаю все ее настроения.

– Здесь дело не в настроении, – настаивала Джордан.

Не обращая на нее внимания, Марко взял Тинкер за руку, накинул ей на плечи полотенце и увел ее из зала через вестибюль в комнаты, предназначенные для косметических процедур. Они вошли в одну из массажных, и Марко уселся на покрытый простыней массажный стол.

– Здесь лучше? – спросил он, жестом приглашая ее сесть рядом. – В соседней комнате огромная ванна-джакузи, в которой может поместиться восемь человек, но тут спокойнее, правда, Тинкер? Садись, дорогая.

– Только на минутку, – сказала она угрюмо, кутаясь в полотенце.

– Тинкер, бедненькая ты моя! Извини, пожалуйста, за оркестр. Если бы ты пришла вчера вечером, мы бы все уладили, я велел бы им все изменить и они играли бы только танго.

– Теперь поздно. Я не стану выходить на подиум.

– Но это же твой самый главный в жизни шанс, Тинкер! И ты так замечательно теперь ходишь. Тинкер, мы же с тобой знаем, что у тебя лучшие платья, ты будешь звездой шоу.

– Мне нужно танго, – повторила она.

Марко внимательно на нее посмотрел. Эта упрямая дура его совсем не слушала. Если бы он мог ее задушить, то сделал бы это с радостью, но она была ему нужна, просто необходима!

– Конечно, Тинкер, – ласково сказал Марко. – Нет проблем. Так что… не знаю, как ты, радость моя, но что до меня, то я, пожалуй, глотну «Богини», чтобы успокоиться.

– «Богини»? А что такое «Богиня»? – мрачно спросила Тинкер.

– Это коктейль, восхитительный коктейль. Честно говоря, его изобрели специально для манекенщиц. Как бы они ни волновались, «Богиня» помогает им почувствовать себя легко и раскованно, помогает собраться перед шоу. Знаешь, мир моды – это такое безумие. Даже модельеру хочется глотнуть «Богини» перед показом. Все топ-модели его пьют, им всегда нужно что-нибудь успокаивающее.

– Я видела фотографии, – сказала Тинкер, потихоньку успокаиваясь. – Последняя затяжка, последний глоток шампанского – секрет супермоделей. Значит, они и «Богиню» пьют?

– Естественно. Только не на глазах у фотографов. Это секрет для посвященных. На, понюхай. – Марко достал из кармана маленький флакон, открыл крышку и протянул его Тинкер. Она осторожно принюхалась.

– Алкоголем не пахнет.

– Там его почти нет… В основном травы. – Он поднес флакон к губам и замер. – Извини, Тинкер, дорогая, у меня отвратительные манеры. Я должен был предложить сначала тебе. Пока у нас еще есть время, на, попробуй.

– Ой, я не знаю… Может, бокал шампанского?

– Глупости! «Богиня» гораздо лучше и действует дольше. Шампанское даст тебе смелости выйти на подиум, но оно быстро выветривается. «Богиня» действует во время всего показа, а потом – никакого похмелья, это из-за трав. Сделай глоточек.

– Ой, ну ладно, если ты советуешь… – Тинкер смочила губы. – У этого нет никакого вкуса, Марко. И не пахнет. Как это?

– Я же сказал, belissima, это очень хорошее успокаивающее средство. А теперь, позволь, я глотну.

– Тебе не надо выходить на подиум перед сотнями людей, Марко, – сказала вдруг Тинкер с коварной улыбкой. – Тебе это совсем не нужно. И вообще, то, что называется «Богиня», должно предназначаться женщинам. – Она поднесла флакон к губам и сделала несколько больших глотков. – Осталось совсем чуть-чуть, – хихикнула она. – Забирай.

Марко взял почти пустой флакон и сунул его во внутренний карман.

– Как ты себя чувствуешь? Лучше?

– Гораздо лучше. Ой, я так расслабилась. Как быстро действует, просто удивительно. Почему ты мне раньше не рассказывал про «Богиню», Марко? Ты что, приберегал ее для кого-нибудь еще?

– Признаюсь, Тинкер, милая, я оставил ее для себя. Сама понимаешь, что значит для меня сегодняшний показ. Но сейчас я вижу, что тебе это было нужнее.

– Ты ангел, Марко! Никогда не забуду, что ты для меня сделал!

– Только знаешь, Тинкер, если ты кому-нибудь об этом расскажешь, они все захотят «Богини», а осталось совсем немного. Обещай, что ты не расскажешь об этом никому. Особенно Эйприл и Джордан, а то они обвинят меня в том, что ты моя любимица… Они и так уже это думают. Понимаешь, да?

– Конечно, понимаю. Никому ни слова не скажу. «Богиня» нужна мне, а не им. Ведь всю работу сделала я, правда? Весь день на ногах, уроки танго, я даже не жаловалась, только тебя вдохновляла. Я заслужила «Богиню», потому что я лучше всех, да?

– Да, дорогая моя, да! – Он взглянул на часы. «Богиня» подействовала быстро, и Тинкер отлично ее восприняла. Глаза у нее сияли, а жажда внимания и восхищения, которой славится «Богиня» и которая помогает манекенщицам на подиуме, не только появилась, но и превзошла все его ожидания.

– У нас есть еще немного времени, Тинкер, любовь моя. Нам пока не надо возвращаться в зал, – нежно сказал Марко. Это его последний шанс остаться с ней наедине, последняя возможность отплатить ей за то, как она к нему относилась, не подпускала к себе и мерзко над ним шутила.

– Ой, как хорошо… Я такая счастливая – я плыву – кажется, я сейчас все могу. Я не боюсь подиума.

– Тинкер, а ты знаешь, почему некоторые девушки так сияют, что кажется, они выплескивают свою красоту на подиум, а другие, не менее красивые, остаются незамеченными?

– Из-за «Богини»?

– Не только, любовь моя. «Богиня» тоже помогает, но есть кое-что еще.

– Тогда я и этого хочу, Марко! – Тинкер вся вытянулась, глаза у нее горели, даже веснушки выступили.

– Для этого сияния нужны двое, belissima, здесь необходим мужчина.

– Гример?

– Нет, дорогая, не гример, а мужчина, который любит манекенщицу, который разрешает, нет, позволяет ей принять его в рот и удовлетворить его перед тем, как она выйдет на подиум. Ничто другое не может дать девушке этого сияния. Это – все равно что любовь.

– Никогда о таком не слышала, – сказала Тинкер, нисколько не удивившись. – Правда, я и о «Богине» не слышала… Так многое можно узнать, правда, Марко?

– Хочешь, я это сделаю для тебя, Тинкер? Хочешь, разрешу, нет, позволю тебе удовлетворить меня так, чтобы, кроме «Богини», у тебя было еще и внутреннее сияние?

– Я не знаю… Ты думаешь, это правильно, Марко?

– Конечно, дорогая. Тебе я обязан всем, ты это заслужила. Положи свою руку сюда, почувствуй меня, да, он уже большой, это потому, что ты рядом, но ты должна держаться обеими руками, так ты сама ощутишь, как он растет. Это все для тебя, mi amore, все для тебя, но ты должна это взять только в рот и только тогда, когда я скажу, поняла?

– Да, – прошептала Тинкер. – Я поняла.

– Опустись на колени у моих ног, – приказал он голосом, внезапно охрипшим от возбуждения. «Жаль, что она сама этого хочет», – подумал он, но после такой дозы «Богини» вряд ли можно было ожидать сопротивления. Но она наконец-то стала его рабыней, а в этом есть свое удовольствие. Если было бы чуть побольше времени, что бы он заставил ее делать… – Опустись к моим ногам. А теперь наклонись. – И Марко подтолкнул ее голову к своему разбухшему члену. – Возьми в рот, а потом выпей все до капли. Не останавливайся ни на мгновение. Я уже почти готов. Да, да, так, теперь сильнее, старайся, детка, ты должна выпить все до капли, ты должна заслужить его, это сияние.


26

– Вот она! – воскликнула Эйприл. Тинкер быстро шла к ним в полотенце, накинутом на голову и чуть прикрывавшем грудь. Щеки ее пылали, по лицу блуждала блаженная улыбка.

– Тебе лучше, детка? – с тревогой спросила Джордан.

– Все отлично! – ответила Тинкер, сияя, и уселась за гримировочный столик. – Да что значит, в конце концов, еще один показ? Надо просто собраться и все сделать. Главное – это как ты себя ощущаешь.

– Это тебе Марко объяснил? – спросила Эйприл, пораженная произошедшей с Тинкер переменой.

– У него это так просто получается.

– Ради бога, дайте мне заняться вашим лицом, – нервно сказал гример. – Вы что, не понимаете, вы же первая, а я к вам даже не приступал. Вы что, хотите задержать показ?

– Право, мне очень стыдно, – мило сказала Тинкер. – Я немного перенервничала. Но теперь все в порядке. Делайте что хотите. Я вся ваша. – Она закрыла глаза и расслабилась, продолжая улыбаться, пока он не попросил ее приоткрыть рот, чтобы накрасить ей губы. Наклонившись к ней, он стал аккуратно наносить помаду.

– Кому-то сейчас очень повезло с этой малюткой, – пробормотал он, почувствовав запах спермы.

Скоро Тинкер была готова. Волосы ее естественной волной спадали на плечи, а одета она была в почти прозрачное шифоновое платье кораллового цвета.

– Не могу понять, почему мне так холодно. Вы тоже мерзнете? – спокойно спросила она.

– На это коротенькое платьице ушло метров сто ткани, – сказала Эйприл. – Возьми накидку. Ой, Тинкер, она легкая как пух. Даже не верится.

– Знаю, – рассмеялась Тинкер. – Правда, здорово? Джордан, пожалуйста, подай мне полотенце, я не хочу мять накидку. О! А вы себя видели? Вы такие красивые – просто плакать хочется. Жаль, что меня вчера здесь не было… Вы вместе выходите?

– Нет, сначала Джордан в коричневом и сиреневом, а потом я в сиреневом платье с коричневым болеро. Марко хочет сразу подчеркнуть, как важен в этой коллекции цвет. Он говорит, что, поскольку Джордан черная, а я белая, они сначала подумают, что мы показываем совершенно разные платья, и только потом все поймут.

– Марко замечательный, – вздохнула Тинкер. – Он меня так успокоил, но я готова… готова ко всему.

– Как ему удалось привести тебя в чувство? – с любопытством спросила Джордан.

– Так странно, Джордан, на самом деле я почти ничего не помню… Просто поговорил со мной, и все. – Тинкер на секунду нахмурилась, а потом, улыбнувшись, перестала ловить ускользающие воспоминания.

– Девочки! Девочки! – раздался голос Марко. – Все по местам. Через три минуты начинаем. Сюда, ко входу. За занавес, побыстрее, следите за ногами, не наступайте на подолы. Туфли надеть, сигареты выбросить, шампанского больше не пить. Порядок вы знаете. Вперед, девочки!

– Кажется, он имеет в виду нас, – нервно сказала Джордан. – Поцелуй меня, Тинкер. И ты тоже, Эйприл, детка. Ну, удачи нам всем! Что они играют? Такое знакомое, прямо на языке вертится…

– Опять «Гуди-Гуди», – сказала Эйприл. – Наверное, это самое подходящее.

Независимо тряхнув головой, Тинкер запустила руки в море шелковых розочек и пошла вперед. Она стояла, прямая и легкая, прекрасная до невозможности, и смотрела на Марко, словно видела его впервые.

Джордан, стоявшая за Тинкер, не выдержала и взглянула в дырочку в занавесе. У нее дыхание перехватило при виде шикарной публики, заполнившей зал. Сотни пар глаз, привыкшие к показам и готовые как к фурору, так и к провалу, смотрели на подиум.

Прошлой ночью Джордан освоилась с круговыми подиумами, но о присутствии публики даже не думала. Она отошла от занавеса и попыталась собраться. «Дыши глубже, – велела она себе. – Дыши глубже». Тинкер стояла спокойно, отстукивая такт ногой, и легко улыбалась.

Оркестр заиграл «Задумчивую леди», и Марко подтолкнул Тинкер вперед.

– Иди! – приказал он.

Тинкер оглянулась на него озадаченно.

– Но это не танго, – пробормотала она.

– Не время шутить! Помни, о чем я тебе говорил. Ну, вперед!

Тинкер чуть недовольно пожала плечами, поправила накидку на плечах, подтянулась и грациозно выпорхнула на подиум.</