Book: Участь полицейского



Участь полицейского

Кризи Джон

Участь полицейского

"Лица" многоликого Джона

Критика вообще не слишком жалует авторов детективных романов, но все же редко кому из них доставалось от них так, как Джону Кризи. И персонажи у него "картонные", и действие развивается в ущерб психологической достоверности, и никакой "атмосферы" и т. д.

Однако, пожалуй, объяснять поистине фантастический успех Кризи у читателей исключительно дурным вкусом последних было бы крайне несправедливо и легкомысленно. После смерти писателя в 1973 году подсчитали, что он создал более 550 романов и повестей, и по всему свету разошлось 60 миллионов их экземпляров на 26 языках. Даже для нас, привыкших к большим тиражам, эти цифры более чем впечатляющие, а уж для Западного мира – просто невероятные. Итак, критики не желали признавать достоинств писателя, коллеги же избирали его президентом ассоциаций и клубов, а читатели неизменно расхватывали его книги и с нетерпением ожидали новых, даже не всегда зная, что полюбившиеся им Джон Кризи, Энтони Мортон, Майкл Холлидей, Гордон Эш, Джереми Йорк, Дж. Дж. Меррик, Норман Дин, Абель Ман, Питер Мэнтон, Патрик Джилл и еще добрая дюжина писателей (Кризи использовал 28 псевдонимов!) – одно и то же лицо. Так в чем же все-таки секрет популярности этого многоликого автора? И что за человек он был?

Джон Кризи родился 17 сентября 1908 года в небольшом городке Саутфилдс (графство Суррей) в бедной многодетной семье (Джон был седьмым из девяти детей). Отец, Джозеф Кризи, работал каретником, но как ни бился, семья не вылезала из нужды. Особенно несладко приходилось перенесшему полиомиелит Джону – он и ходить-то научился только к шести годам. Болезнь и страдания, ощущение собственной непохожести на других и даже ущербности, конечно, не могли не повлиять на характер будущего писателя. Думается, именно в первых впечатлениях детства следует искать истоки мечтательности, удивительного романтизма Кризи и в то же время его знаменитого упорства, стремления во что бы то ни стало доказать окружающим, что он чего-то стоит.

О том, что из него может выйти профессиональный писатель, Джон впервые услышал в десять лет от школьной учительницы. С тех пор юный Кризи безоговорочно уверовал в свое предназначение. А признания меж тем оставалось ждать еще долгих четырнадцать лет. Один Бог знает, сколько унижений он перенес за это время. Больше всех потешались над честолюбивыми замыслами мальчика родные, считавшие его страсть к сочинительству обыкновенной блажью. В четырнадцать лет Кризи пришлось оставить школу и пойти работать. Чем он только ни занимался – был и почтальоном, и церковным служкой, и чернорабочим, но нигде подолгу не задерживался, поскольку ни один хозяин, естественно, не желал платить жалованье "бездельнику", занятому исключительно собственной писаниной.

Однако мечты о литературе долго оставались мечтами – все издательства дружно отвергли первые девять повестей Кризи, хотя начинающий автор добросовестно рассылал их куда только мог. Наконец в 1932 году его десятое детище, детективная повесть "Семью семь", все же увидела свет. С тех пор Кризи окончательно решил жить только писательским трудом. Более удачливые и состоятельные его коллеги обычно печатали по одному-два романа в год, но Джон, разумеется, не мог позволить себе подобной роскоши и решил писать две вещи в... неделю. Этому правилу он оставался верен всю жизнь, вплоть до глубокой старости, и лишь в последние несколько лет выпускал по книге в месяц. Даже приобретя роскошный замок с сорока двумя комнатами и "роллс-ройс" (это ли не заветная мечта бедняка!), Кризи упорно продолжал писать шесть тысяч слов ежедневно, что и принесло ему славу самого плодовитого писателя в мире.

Трудно, конечно, предположить, что, работая с такой бешеной скоростью, можно создавать шедевры. А Кризи, будто нарочно дразня критиков, признавался, что в середине недели делает еще и перерыв на партию в крикет! В конце концов, такая поразительная трудоспособность не может не вызывать большого уважения. И она же всегда поддерживала веру писателя в собственные силы. В январе 1961 года журнал "Чтение для всех" привел любопытный эпизод. Однажды кто-то из особенно ревностных почитателей таланта Кризи сравнил его со Львом Толстым (не в философском, естественно, плане), и тот с улыбкой ответил: "О, я все-таки намного дисциплинированнее бедняжки Толстого. Я-то каждый божий день сижу за письменным столом, а вот он иногда давал себе поблажку". Очень забавный анекдот, но, как видим, и удивительно красноречивый. Кризи, надо думать, прекрасно отдавал себе отчет, что ничего подобного "Войне и миру" никогда не напишет, да и не ставил себе такой цели. У него был свой жанр. Однако, в каком бы жанре ни работал писатель, литература, как известно, – плод не только таланта, но и труда. А в этом отношении Кризи, безусловно, было чем гордиться. Уж кто-кто, а он поистине был великий труженик!

Впрочем, писателя частенько упрекали, что он превратился в своего рода фабрику детективов, и в конце концов ему пришлось-таки объяснить, каким образом он ухитряется, не опускаясь ниже определенного уровня, так много печататься. Оказывается, сделав первоначальный набросок новеллы, Джон Кризи откладывал его в сторону и принимался за следующую вещь, к наброску же возвращался не раньше чем через полгода, когда будущий сюжет окончательно выстраивался в голове, обрастая деталями, начинал жить собственной жизнью. Творческий процесс шел непрерывно. Кризи обсуждал замыслы с друзьями и знакомыми, никогда не оставляя без внимания добрый совет или интересную мысль, так что порой с того момента, когда он писал первую строчку, и до отправки готовой рукописи в издательство проходило около года. По его собственному признанию, иногда в работе находилось до 15 – 16 произведений одновременно, но, конечно, на разных стадиях обработки. После смерти писателя (в 1973 году) в его портфеле обнаружили довольно много и почти завершенных книг, и набросков. Так что обвинения в излишней торопливости и небрежности, пожалуй, были не очень справедливыми.

Удивительное обилие псевдонимов Кризи – тоже, разумеется, не случайность. Писатель Энтони Мортон, автор знаменитой серии о приключениях Барона, разительно не похож на Дж. Дж. Меррика, создателя криминальных романов о шефе отдела уголовных расследований Скотленд-Ярда Джордже Гидеоне, а немного сентиментальный Майкл Холлидей весьма смутно напоминает куда более "жесткого" Джона Кризи в повестях о суперинтенданте Уэсте (последнюю серию он подписывал своей настоящей фамилией). Зато творчество Кризи почти не поддается анализу, и не только из-за гигантского объема (это бы еще куда ни шло), а просто потому, что в нем как будто уживаются несколько очень разных писателей, причем разных и по манере, и по уровню таланта. Кризи мог одновременно создавать и полнокровные криминальные романы, и чуть ли не комиксы вроде похождений достопочтенного Ричарда Роллисона (Тофф). По этой же причине очень трудно говорить и о его творческой эволюции, хотя с годами он, безусловно, стал создавать больше серьезных вещей и, следуя рекомендациям критики, более тщательно разрабатывал психологический рисунок свой романов и повестей. Чисто условно его произведения можно, пожалуй, разделить на романтические и квазиреалистические (именно "квази", поскольку даже в тех случаях, когда сюжетная основа, казалось бы, вполне реалистична, главный герой все же остается личностью не только неординарной, но и возвышенной).

Романтизм, вообще говоря, генетически заложен в жанровую основу детектива, поскольку развился он в первую очередь из романтической литературы прошлого столетия. Среди предшественников – мастеров криминального жанра – Александр Дюма и Вальтер Скотт, Уилки Коллинз и Эжен Сю, несравненный Эдгар По и еще многие, многие другие. Но у Кризи эта генетическая связь чувствуется особенно сильно. Таков уж, очевидно, был склад его характера. Впрочем, не будь Кризи романтиком, он бы, вероятно, никогда не стал писателем. Если не насмешки родственников, то отвергнутые девять книг наверняка убили бы в нем всякую надежду и отвратили от неблагодарной писательской стези. А романтики – народ стойкий и никак не склонный отказываться от мечты. К слову сказать, скорее всего именно эта черта характера побудила Кризи выступить инициатором "Альянса всех партий", ратовавшего за создание правительства, которое состояло бы из лучших представителей всех политических партий и групп. С такой программой писатель дважды баллотировался в парламент, но, естественно, безуспешно.

Положа руку на сердце, у автора этих строк сложилось довольно стойкое впечатление, что "квазиреалистические" вещи Кризи писал в основном из чисто деловых соображений, уступая настояниям критики и веяниям времени, но душа у него больше лежала к романтике. Однако коммерческий успех всегда был для писателя очень важен, и пренебрегать вкусами наиболее прагматично настроенной части публики он не мог. Очень характерно, что образ одного из популярнейших героев Кризи, суперинтенданта Роджера Уэста, был создан на основе скрупулезного изучения результатов опросов американских читателей. Кстати сказать, именно после этого писателем всерьез заинтересовались в Соединенных Штатах, и с тех пор ему там неизменно сопутствовал успех, а Уэст наряду с другим героем "квазиреалистических" романов, Джорджем Гидеоном, стал одним из наиболее почитаемых детективных персонажей...

Кризи, безусловно, можно упрекнуть во многом: и в излишней патетике, и в искусственности некоторых сюжетов, и в недоработанное™ и упрощенности части персонажей, и в бесконечных стилистических погрешностях. Тем не менее это, бесспорно, очень своеобразный писатель, и значительная часть его наследия вполне стоит того, чтобы быть переведенной на русский язык, – благо есть из чего выбирать.

Мари Виталь

Глава 1

Роджер Уэст нагнулся к сидевшей рядом жене:

– Как тебе нравится фильм?

– Ш-ш-ш-! – шикнула она.

Тихонько сжав в темноте ее руку, Роджер почувствовал то же волнение, что и двадцать лет назад, когда они только-только поженились.

Он снова посмотрел на экран и попытался сосредоточиться на развитии действия, но нет, вымышленные персонажи занимали его гораздо меньше, чем замершая в напряжении супруга, не трогала и пламенеющая зеленью первозданная красота ирландского пейзажа. Роджер был счастлив, что фильм доставляет жене такое удовольствие, – им слишком редко удавалось сходить куда-нибудь вместе, в последний раз такая возможность представилась несколько месяцев назад. И вот сейчас, поужинав в маленьком ресторанчике в Сохо, Роджер и Джанет смотрели премьеру в одном из самых роскошных кинозалов Вест-энда. Роджеру было хорошо, тем более что эпизоды на экране сменялись достаточно быстро и он не боялся уснуть.

Когда герой, довольно привлекательный, но не отягощенный излишним нравственным багажом малый под проливным дождем появился на пороге стоявшего на отшибе домика, где в полном одиночестве находилась героиня, молодая ирландка, Роджер сразу сообразил, что будет дальше. Ну конечно: неосторожно распахнув дверь, девушка с ужасом смотрела на гостя, а тот с сардоническим хохотом бросился на нее.

Публика, затаив дыхание, следила за отчаянной схваткой, происходящей под ритмичный шум дождя, барабанящего по узким окнам. И в этот-то драматический момент под экраном появилась бегущая строка. Роджер несколько раз скользнул по ней глазами, прежде чем до него дошел смысл фразы: "Если суперинтендант Роджер Уэст находится в зале, его просят безотлагательно пройти в кабинет директора".

Строка погасла, и Роджер почувствовал, что жена беспокойно заерзала рядом.

– Роджер... это объявление...

– ...для меня, черт возьми!

Уэст окинул взглядом зал и порадовался, что от главного прохода их отделяют всего три человека.

– Даже на один вечер не могут оставить тебя в покое! – жалобно проговорила Джанет.

– Да, не везет, но тебе вовсе незачем идти со мной.

– Все равно вечер испорчен.

И Джанет начала ощупью искать сумку под сердитое ворчание соседей, которым шепот и возня мешали смотреть фильм.

– Мне наверняка придется ехать в Ярд, так что лучше останься, дорогая, – шепнул на ухо жене Роджер.

Он нежно сжал ее руку и выбрался в главный проход. Под экраном снова появилась бегущая строка, и несколько зрителей проводили суперинтенданта любопытными взглядами. У двери с надписью "Выход" к нему подошла контролерша.

– Вы мистер Уэст?

– Он самый.

– Прошу вас, не могли бы вы дать мне автограф?

Роджер не смог сдержать улыбку и, быстро нацарапав на протянутом ему листке бумаги свою фамилию, поспешил уйти, не слушая благодарностей девушки. Из кабинета директора навстречу ему вышел молодой человек в безукоризненно сшитом костюме.

– Мистер Уэст?

– Совершено верно. Директор...

– Это я. Мне сообщили по телефону, что за вами выслана машина, и кассирша только что предупредила, что вас уже ждут.

– И это все? Вас ничего не просили мне передать?

– Нет, сэр.

– Отлично. Я очень сожалею, что мое присутствие доставило вам лишние хлопоты.

– Пустяки, зато мне наконец-то представился случай посмотреть на вас "живьем".

Воодушевление молодого человека немного удивило Роджера, но, уже спустившись на несколько ступенек огромной лестницы, он обернулся и с любопытством спросил:

– А что случится с героиней в конце фильма?

На сей раз удивился директор:

– Она найдет то, чего не заслуживает, – хорошего мужа.

Они спустились в фойе, где гигантские афиши сегодняшнего фильма тревожно поглядывали на не менее впечатляющие анонсы программы будущей недели.

Любопытный взгляд кассирши проводил Роджера до самой машины, у задней дверцы которой стоял полицейский в форме.

Суперинтендант раскланялся с директором и, повернувшись спиной к кинотеатру, поспешил забыть об испорченном вечере.

В ответ на приветствие полисмена он буркнул что-то неопределенное и тут же поинтересовался:

– Вы из какого округа?

– Из Западного, сэр. Мы, как всегда, патрулировали квартал и получили по рации приказ заехать за вами.

Кивнув водителю, одетому, как и его спутник, в униформу, Уэст склонился над приборным щитком и снял трубку радиотелефона:

– Говорит суперинтендант Уэст. Прошу соединить меня со службой информации.

Ждать пришлось довольно долго. Полицейские исподволь разглядывали знаменитого сыщика из Скотленд-Ярда. Наконец в трубке послышался знакомый голос дежурившего в этот вечер старшего инспектора Тома Торна:

– Мне очень жаль, что нам пришлось испортить вам отдых, мистер Уэст. Но вы, наверное, здорово удивитесь, узнав, что это из-за актера, игравшего главную роль в фильме, который вы только что смотрели, Дэнни О'Хары... Он подвергся нападению у себя в квартире и тяжело ранен.

– Где он сейчас?

– В госпитале Сент-Джордж, но все еще без сознания. Вам придется поехать к нему на квартиру по особому распоряжению "командора".

Торн явно не без умысла сделал ударение на последних словах, но Роджер тщетно ломал голову, с какой такой стати Коппел, начальник отдела по расследованию уголовных преступлений, решил поручить это дело именно ему.

– Кто сейчас на месте происшествия?

– Петерсон из окружной полиции Вест-энда. Я предупрежу его, что вы едете.

– Да, прошу вас.

Роджер положил трубку радиотелефона и пересел на заднее сиденье патрульной машины.

– Вы знаете, куда ехать? – спросил он водителя.

– Да, сэр. Этот дом называется "Бэннок Тауэрс". Он стоит на углу Бэннок-стрит параллельно Бекли-сквер.

– Тогда поторопитесь, но только так, чтобы мы всей компанией не угодили на тот свет.

Роджер удобно откинулся на спинку сиденья и расслабился. Когда машина разворачивалась, его внимание привлекла длинная афиша с изображением Дэнни О'Хары. В фильме актер играл роль беспечного любителя приключений, способного шутя выпутаться из самого затруднительного положения... А в жизни? Что за беда на него свалилась и в каком виде он сейчас лежит на больничной койке?

Роджер хорошо знал небоскребы на Бэннок-стрит – в последние месяцы, расследуя целую серию таинственных ограблений, он нередко бывал в том районе. Может быть, потому-то Коппел и взвалил это дело на него?

Массивный треугольник небоскреба Бэннок Тауэрс, выросший на углу узкой улочки, казалось, давил своей внушительной массой на все окружающие здания. Все три его входа соединялись между собой подземными и воздушными проходами. Вне всякого сомнения, этот ансамбль создал один из самых экстравагантных модернистов Лондона. Благодаря тщательно продуманной системе освещения ни один уголок огромных холлов не оставался в тени, и в то же время свет отнюдь не бил в глаза и, без сомнения, не стеснял ни жильцов, ни их посетителей. Кроме того, архитектор позаботился, чтобы окна здания сливались с внешней поверхностью стены. Таким образом, никакой грабитель-акробат не нашел бы здесь ни единого выступа. Кроме того, "Оллсэйф инкорпорейтед" – наиболее крупная и, пожалуй, лучшая в стране страховая компания – предоставила владельцу здания свои знаменитые электронные системы сигнализации. По всему этому здешние жильцы (хотя в наше время никто не может чувствовать себя на сто процентов застрахованным от взлома) были, бесспорно, надежно защищены от нежелательных посещений, возможность таких посещений сводилась здесь почти к нулю.



Полицейский кордон из молодых атлетов в касках, преувеличенно подчеркивающих их и без того не маленький рост, перегородил движение на забитой машинами улице. Впрочем, тут в основном стояли как раз полицейские машины.

Водитель Роджера остановился у бровки тротуара. Одновременно рядом затормозило такси, и сердитый пассажир выскочил на мостовую.

– Это еще что за представление? – завопил он.

– Произошел несчастный случай, сэр, – спокойно пояснил детектив в штатском. – Вы живете в этом доме?

– Разумеется. Неужели опять одно из этих проклятых ограблений?

– Прошу вас, сэр, назовите мне свою фамилию.

– Не раньше, чем вы ответите на мой вопрос!

Но в это время Роджер вышел из машины и на ходу бросил детективу:

– Вернитесь-ка лучше к подъезду! – и решительным шагом направился к дому.

Узнавший его часовой молча поклонился, и Уэст исчез в подъезде, провожаемый изумленным взглядом жильца.

В тишине роскошного холла возле открытой двери лифта дежурил еще один полицейский. Увидев знаменитого ярдовского следователя, он шагнул навстречу:

– Мистер Уэст?

– Собственной персоной.

– Мистер Петерсон в квартире две тысячи семь на двадцатом этаже. Он ждет вас.

Роджер кивнул, вошел в узкую кабину и, нажав кнопку, стал в утешение себе вспоминать, как в прошлом году ездил в Нью-Йорк и Майами-Бич во Флориде, где небоскребы гораздо выше, чем в Англии, а потому местные жители проводят значительную часть своего времени в таких вот поездках между этажами.

Наконец лифт замер и двери бесшумно растворились. В ту же секунду Уэст услышал крик: "Задержите его!", а в следующую увидел растрепанного мужчину с диким взглядом и револьвером в руке.

Все это произошло так быстро, что до Роджера не сразу дошел весь драматизм положения. В первое мгновение ему показалось, что он все еще смотрит фильм. И прежде чем суперинтендант оправился от удивления, незнакомец ворвался в лифт, стукнул его по голове рукояткой револьвера, выстрелил в кучу преследователей и нажал на кнопку первого этажа. В полубессознательном состоянии Роджер увидел, как дверцы лифта затворились перед носом у двух полицейских.

Уэст оказался в двойном плену. Словно откуда-то издалека до него донесся повелительный голос:

– Ложись, да поживее!..

– Что?..

– Заткнись! Я сказал: поживее!

Незнакомец навел на Роджера дуло револьвера и вывернул ему руку. От острой боли сознание суперинтенданта прояснилось. Он скользнул на колени и взглянул на табло. Еще семь этажей...

Увидев цифру 1, Уэст попытался вспомнить, чему соответствует нижняя кнопка – лифт мог остановиться как на первом этаже, так и в подвале, служившем жильцам гаражом.

Кабина замерла. Едва ее дверцы скользнули в стороны, незнакомец перегородил проход и тщательно прицелился в суперинтенданта. В его решительном, мрачном взгляде Роджер прочел свой смертный приговор. Не надеясь на успех, Уэст покатился по полу и вцепился в ноги незнакомца. Он услышал выстрел, но боли не почувствовал, зато почти тотчас же одна нога бандита, распрямившись, словно пружина, ударила его в висок. Но на этот раз Роджеру удалось не потерять сознания, он лихорадочно подумал: "Противник вооружен, а значит, будет стрелять снова". И в самом деле: дуло медленно приближалось к нему – такими же рывками, какие он сам, Уэст, совершал в узкой кабине в отчаянных попытках уклониться от смертоносной игрушки. Внезапно револьвер перед его глазами описал широкий круг. Роджер, как в тумане, увидел очертания нескольких фигур, услышал приглушенные восклицания. Рядом началась ожесточенная борьба. Суперинтендант с трудом поднялся на ноги. Двое полицейских сцепились с противником Уэста, пытаясь выбить у него из рук револьвер. Еще несколько бежали к ним от наружного входа в здание на выручку. Роджер в полном оцепенении наблюдал за происходящим.

– Вы ранены, сэр? – спросил у него один из подбежавших.

Суперинтендант с трудом заставил себя покачать головой.

– Но ваш лоб...

Уэст медленно поднес руку к виску. На пальцах была кровь.

– Он ударил меня ногой. Пустяки.

Голова у Роджера кружилась, и он на мгновение зажмурился. Но дурнота скоро прошла, и он снова открыл глаза. У его врага наконец-то отобрали оружие. Совершивший этот подвиг полицейский тут же приковал его наручниками к собственному запястью.

– Отправьте его наверх! – крикнул Уэст. – Там есть раненые?

К нему подошел запыхавшийся полицейский.

– Мы еще ничего не знаем, сэр. Мы услышали выстрел и хотели подняться, а тут как раз подошел лифт.

– Да... это было как нельзя кстати...

Роджеру захотелось сесть и немного отдохнуть, но его сразу потащили к лифту. Дверь закрылась, и Роджер прислонился к стене совсем рядом с пленником. Впрочем, на сей раз в кабине, на голову возвышаясь над последним, стояли надежные телохранители.

На двадцатом этаже лифт замер. Дверцы его растворились, и суперинтендант вздрогнул: преступник, расшвыряв всех вокруг, опрометью бросился по пустынному коридору, волоча за собой прикованного к его запястью полисмена. И тут все кончилось мгновенно. Полисмен, наверное, инстинктивно, двинул злоумышленника локтем в живот, и тот, подскочив, согнулся пополам.

А к ним уже спешила небольшая группа людей в штатском, во главе которых суперинтендант без труда узнал Петерсона – широкоплечий огромного роста инспектор был фигурой заметной. К нему притягивали взгляд не только могучее сложение, но и бледно-голубые, почти прозрачные глаза и настолько светлые волосы, что на первый взгляд Петерсон казался альбиносом.

– Так вам все же удалось не дать ему скрыться? – улыбнулся он Уэсту. Бледно-голубые глаза скользнули взглядом по раненому виску коллеги, но инспектор явно решил сначала покончить с делами. – Нам есть о чем всерьез потолковать с этим типом – из больницы только что сообщили, что Дэнни О'Хара скончался от ран.

– От всего сердца благодарю за это Господа Бога, – горячо проговорил задержанный с сильным ирландским акцентом.

Глава 2

Роджер был достаточно хорошо знаком с Петерсоном и знал, что тот как ревностный пресвитерианец не допускает никаких вольностей во всем, что касалось религии. Так и сейчас, услышав, что ирландец благодарит Небо за смерть О'Хары, инспектор пришел в бешенство:

– Не стыдно так кощунствовать?

– Послушайте, вы!..

Верзила-полицейский резко дернул наручники, сковывающие его с ирландцем, и тот покорно замолчал. Тем временем Петерсон взял себя в руки.

– Отведите его в столовую и поставьте двоих людей караулить. Мы займемся им попозже, – уже спокойнее приказал он.

Как только задержанный и его охрана скрылись из глаз, инспектор с улыбкой повернулся к Роджеру:

– С шумом же вы нынче появились на сцене! Ну-ка, давайте посмотрим вашу рану. Кровь все еще течет.

Он остановил проходившего мимо полицейского:

– Вы не видели в будуаре какой-нибудь аптечки?

– Да, сэр.

– Отлично, значит, туда и отправимся. А вы попытайтесь раздобыть кофе, ладно?

И, взяв Роджера под руку, инспектор повел его в квартиру О'Хары. Она оказалась как раз напротив лифта... Услышав, что у них за спиной остановилась кабина, оба следователя обернулись, и Уэст увидел сердитого жильца, с которым столкнулся на улице. Тот, в свою очередь, при виде окровавленного лица Роджера тихонько вскрикнул и, как и в прошлый раз, проводил суперинтенданта удивленным взглядом.

В квартире номер 2007 Петерсон помог Роджеру удобно устроиться в кресле.

– По-моему, вы едва держитесь на ногах. Передохните немножко, – проворчал он.

Уэст машинально поднял глаза и в зеркале напротив увидел собственное отражение: рваная рана на виске, пурпурно-красная струйка крови, стекающая по мертвенно-бледной щеке, окровавленный ворот рубашки... Ясно, что так удивило сердитого жильца и почему Петерсон вдруг превратился в няньку.

Голос инспектора доносился до Роджера как сквозь толстое стекло:

– Вы похожи на привидение. Может, лучше...

– ... поехать домой? – слабым голосом закончил вместо него Уэст. – Нет... – он невольно вздрогнул. – Но я все же видел смерть слишком близко, Петерсон. Честно говоря, до сих пор не возьму в толк, как он ухитрился промазать. Дайте мне несколько минут, чтобы оклематься, договорились?

– Хотите капельку коньяку? Это вас мигом взбодрит.

– Да нет, скорее окончательно доконает. Помогите мне снять пиджак. Как только я промою рану, все пройдет...

– Подойдите поближе к раковине! – перебил его Петерсон.

Он помог Роджеру подняться на ноги и дотащиться до умывальника, который уже успел наполнить водой. Роджер закрыл глаза и тут же снова явственно увидел перед собой дуло револьвера. Его передернуло.

Добровольный санитар, сделав вид, будто не заметил этой минутной слабости, промыл ему рану.

– Так... повернитесь немного... Вы потеряли много крови... Мои ребята уже навели порядок, а этому типу даже полезно малость подождать – это поубавит ему нахальства. Так, наклонитесь еще чуть-чуть. Вроде бы все в норме. Вам повезло – швы накладывать не надо. Мне остается только продезинфицировать все как следует.

Роджер чувствовал себя уже лучше. Тупая ноющая боль уходила, и в голове прояснилось.

Наложив на висок суперинтенданта полоску пластыря, Петерсон подвел итог:

– Ну вот, теперь у вас вполне приличный вид. А сейчас мне бы все-таки очень хотелось узнать, как все это случилось.

Роджер в двух словах описал происшедшее, а потом в свою очередь задал вопрос сам:

– Когда вы приехали?

– В начале девятого.

– И это вы попросили меня вызвать?

– Ошибаетесь, ничего подобного мне и в голову не приходило. Поверьте, я счастлив вас видеть, но, по-моему, и сам вполне мог бы справиться с этим делом, – без всякой враждебности отозвался Петерсон. – Так что приказ исходил непосредственно от большого босса.

– Что это он вдруг так?

– Понятия не имею, его решения вообще часто "окутаны тайной".

– Верно. Однако, как правило, дают неплохие результаты. Но на сей раз я просто не понимаю, зачем одно дело должны раскручивать сразу два следователя. Как вы справедливо заметили, вполне хватило бы и вас одного. Может, шеф просто рассудил, что я тут "свой человек", коли недавно распутывал два ограбления в этом же доме? Кстати, вы мне еще ни слова не рассказали о том, как конкретно все произошло.

– Что ж, все было очень просто: портье услышал сигнал вызова из квартиры номер две тысячи семь, но не смог связаться с жильцом по телефону. В ожидании нас он поднялся наверх, открыл дверь своим ключом и обнаружил на кухне окровавленного О'Хару. Тот лежал на полу без чувств, с разбитой головой. Вероятно, он так и умер, не приходя в сознание. Мы с ребятами приехали сюда через двадцать минут. Гостиная и спальня были перевернуты вверх дном. Похоже, тут и в самом деле дрались не на жизнь, а на смерть.

– И вы в квартире никого не обнаружили?

Прежде чем Петерсон успел ответить, в дверь постучали.

– В чем дело?

– Кофе, сэр.

– О, прекрасно!

Молодой полицейский поставил на столик поднос с дымящимся кофе и вытащил из-под мышки аккуратно сложенную белую рубашку.

– Где вы ее раздобыли? – удивился Петерсон.

– Сосед из квартиры рядом сам предложил ее мистеру Уэсту. Он примерно того же роста.

– Поблагодарите его от меня, – поспешил Роджер успокоить молодого человека, явно опасавшегося, что ему нагорит за самоуправство.

– А его жена сварила кофе.

Суперинтендант взял чашку и с удовольствием вдохнул аромат живительного напитка. Он уже почти пришел в себя и радовался, что работать предстоит на пару с Петерсоном, чье умение хладнокровно фиксировать каждую мелочь не раз выручало коллег в трудную минуту.

– Как с осмотром места преступления? – спросил инспектор, прежде чем его подчиненный вышел из комнаты.

– Мы уже собрали кое-какие сведения, сэр.

– Выкладывайте!

– На кухне и в ванной несколько отпечатков пальцев задержанного.

– Хорошо... но откуда вы знаете?..

– Получили образчик, дав ему портсигар.

– Отлично, Ломас, продолжайте.

– А как ведет себя арестованный? – вмешался Роджер.

– Тих, как ягненок, сэр. Глядя на него, даже трудно вообразить, что он может буйствовать. Уверяет, будто никогда бы не посмел поднять руку на полицейского, а вас, сэр, принял за одного из приятелей О'Хары.

– Среди моих друзей он никогда не числился, – сухо заметил суперинтендант, и, когда Ломас ушел, озадаченно добавил: – Но каким образом этот ирландец мог забраться в квартиру?

– Вот тут я вынужден признаться, что совершил крупную ошибку. Приехав сюда, мы, по правде говоря, нисколько не сомневались, что в квартире нет никого, кроме О'Хары и портье, а на самом деле все это время парень играл с нами в прятки.

Теперь Роджеру стало ясно, почему инспектор так долго не решался рассказать ему правду.

– Если бы Коппел и без того не решил поручить это дело вам, – продолжал Петерсон, – после эдакого ляпсуса он бы наверняка отбросил последние сомнения. Наш приятель затаился в чулане между кухней и ванной. Дверь в этот чулан так плотно прилегает к стене, что мы и не подозревали о его существовании. Стало быть, при наличии некоторой везухи и хладнокровия этот тип вполне мог ускользнуть, и никто бы даже не узнал о его присутствии. Ни одна живая душа не увидела, как он выскользнул из чулана. И он успел добраться до самой двери. Но, к счастью, в это время один из моих ребят вышел из комнаты. Преступник, полагаю, подумал, что это просто какой-нибудь любопытный, и понял ошибку, только оказавшись под дулом револьвера. Представляете, как он перепугался!

– Похоже, этот парень мастак по части игр с оружием. Хорошо, что мы его поймали. Но, может быть, теперь, когда я вполне пришел в себя, мы могли бы поглядеть, что к чему?

– Отдохните еще немного. Дело идет как по маслу, а ребята заняты обычным делом: отпечатки, фото...

– Можете не продолжать. – Роджер отхлебнул горячего кофе и прицокнул языком. – Лучшее лекарство.

Он в первый раз огляделся вокруг и с любопытством воззрился на стены, задрапированные серым и зеленым шелком в позолоте, удобные кресла, туалетный столик, уставленный всякой косметикой, и огромное зеркало. Все это напоминало гримерную или будуар какой-нибудь известной актрисы.

– А на что похожи остальные комнаты? – осведомился Роджер.

– Пусть это будет для вас сюрпризом. Можете посмотреть хоть сейчас...

Уэст медленно поднялся – голова больше не кружилась. Инспектор распахнул дверь, и они смешались с толпой деловитых детективов и экспертов. Подойдя к одной из дверей, Роджер почувствовал на себе интригующие взгляды Петерсона и еще двух полицейских. Что в самом деле за сюрприз тут его ожидает?

Суперинтендант повернул ручку, толкнул створку двери и сразу увидел несколько собственных изображений – зеркала, расположенные на стенах под разными углами, копировали каждое его движение. Уэст оказался в толпе двойников. Гигантская кровать под покрывалом стояла посередине комнаты и тоже отражалась в зеркале, покрывающем всю поверхность потолка.

– Нравится? – брезгливо морщась, спросил Петерсон.

– Не очень. Должно быть, тут творились престранные вещи...

Он подошел к большому окну. Оттуда открывался вид на уже знакомый Роджеру внутренний дворик над бассейном. Здесь круглый год цвели миниатюрные кустарники, и мощная, хотя и невидимая система искусственного освещения создавала иллюзию, что дом стоит на Ривьере или где-нибудь на Багамах. Такая роскошь наверняка обходится любителям подобных иллюзий недешево.

– Это спальня О'Хары? – спросил Уэст, вернувшись в большую комнату.

– Нет.

– Довольно любопытная черта характера жертвы... Вы не находите? А где на него напали?

– В гостиной.

– Пойдемте.

Они повернулись спиной к странной комнате, и, пока шли по коридору, Роджер мысленно набрасывал план квартиры. Входная дверь – на вершине огромной буквы "L", напротив нее холл, справа "будуар" и комната с зеркалами, а слева – маленькая комнатка, гостиная и столовая. Ответвление коридора ведет на кухню и в ванную, напротив которых располагаются две комнатки прислуги.

В гостиной все еще возились эксперты. Здесь царил полный хаос. От настенной библиотеки осталась только рама – казалось, в самую ее середину угодил снаряд. Книги и полки валялись на полу. Стулья были перевернуты, а в бледно-зеленом кожаном кресле зияла огромная дыра, из которой торчали пружины. Изрезанный ковер был скомкан в углу комнаты на куче битого стекла и фарфора. Роджер обратил внимание на две неплотно прилегающие одна к другой половицы.

– Значит, ограбление! – воскликнул он.

– Похоже.

– Другие помещения в таком же виде?

– Только то, что рядом.

Петерсон отвел Роджера в комнату, где еще два эксперта, стоя на коленях, изучали резную спинку старинной постели. И здесь на полу валялся матрас, равно как и ящики придвинутого к стене секретера. Бумаги и прочее содержимое ящиков были перемешаны в ужасающем беспорядке, словно тут только что прошел тайфун. Несмотря на это и на все повреждения, причиненные мебели, эта комната была единственной, носящей отпечаток хорошего мужского вкуса.



– Что вы делаете? – спросил Роджер экспертов.

– Пытаемся открыть тайник, сэр. Он должен быть где-то внутри – мы обнаружили у изголовья стальную пластинку.

– Но решили действовать осторожно, чтобы ничего не сломать, – добавил второй.

– Отлично. Когда закончите – придете с докладом, – сказал Петерсон начальственным тоном. – Хотите заглянуть в кухню, мистер Уэст?

Его столь церемонное обращение к коллеге, бесспорно, объяснялось присутствием подчиненных.

– Готов следовать за вами, – улыбнулся Роджер.

В просторной ультрасовременной кухне пятна и полосы засохшей крови указывали, с каким трудом раненый добирался до кнопки сигнализации.

Когда они снова вышли в коридор, Петерсон показал суперинтенданту отмеченную большим крестом поверхность стены.

– Чулан – здесь. Как видите, его невозможно заметить невооруженным глазом. А вот, наконец, и столовая. – Прежде чем повернуть ручку двери, он вполголоса спросил: – Ну как, вы в состоянии допрашивать пленника?

– Мы и так слишком долго оттягивали это. Я поговорю с ним первым, но, если сочтете необходимым, можете без лишних церемоний вмешиваться в ход допроса.

Установив таким образом надлежащую иерархию, но постаравшись при этом не задеть самолюбия коллеги, Роджер толкнул дверь в комнату, где под охраной двух полисменов сидел человек, едва не застреливший суперинтенданта Отдела по расследованию уголовных преступлений и подозреваемый в убийстве Дэнни О'Хары.

Глава 3

При виде двух следователей задержанный, сидевший не отрывая взгляда от двери, вскочил и замер по стойке смирно, заставив прикованного к нему стража проделать то же самое.

Ирландец был среднего роста, но благодаря широким плечам и крепкой грудной клетке казался человеком могучего сложения.

– Вы его обыскали? – спросил Роджер.

Детектив указал на коробку, которую держал под мышкой:

– Да, его револьвер и два ножа тут.

– Тогда наручники можно снять.

Немного поколебавшись, полицейский достал из кармана маленький ключик и освободил запястье пленника. Второй полисмен тут же встал перед дверью, но ирландец не шевельнулся.

– Я старший следователь суперинтендант Уэст, – представился Роджер.

– Простите, что ударил вас по голове, сэр, – поспешил извиниться пленник с самым смиренным видом.

– Если бы вы меня убили, то оказались бы в тюрьме за убийство без смягчающих обстоятельств.

– Еще раз прошу прощения, сэр.

– Как вас зовут?

– Донован... Патрик Донован, сэр.

– Где вы живете?

– В графстве Корк.

– А точнее?

– В Лири, маленькой деревушке милях в десяти от Корка. Вряд ли вы когда-нибудь слышали это название.

– Когда вы были там в последний раз?

– В прошлый понедельник, сэр.

– Вы и живете и работаете в Лири?

– Разумеется, сэр.

– Ваша профессия?

– Я автомеханик, сэр, и – не стесняюсь сказать – хороший.

– Надо полагать, лучший в Лири?

– И даже во всем графстве!

– А что вас привело на этой неделе в Англию, Донован?

Хотя вопрос был задан спокойно, как бы между прочим, арестованный нахмурился.

– Я хотел повидать дочь.

– Как ее зовут?

– Мэри-Элин.

– И давно она в Англии?

– В будущем месяце исполнится ровно год.

– Вы ее часто навещаете?

– Нет. По правде говоря, я в первый раз приехал в Лондон, с тех пор как работал тут перед армией, лет десять назад, а то и больше.

– В каких частях вы служили?

– В Королевской артиллерии, сэр.

– Хорошо. Ну а теперь объясните мне, почему вам вздумалось повидать Мэри-Элин именно теперь.

– Я просто не мог не приехать... У девочки неприятности.

– Вот как?

– Она даже написала мне, что не хочет больше жить, а коли дочь заявляет такое родному отцу, значит, с ней стряслось что-то серьезное. У вас есть дочь, суперинтендант?

– Увы, нет.

– Тогда вы не сможете понять.

– И... и вы виделись с Мэри-Элин по приезде в Лондон?

– Нет, сэр.

– Вы знаете, где она сейчас?

– К несчастью, нет.

– А можете вы мне объяснить, зачем пришли в эту квартиру?

– Я надеялся узнать у мистера О'Хары, где мое дитя.

– Не понимаю, откуда мистер...

– Видите ли, Мэри-Элин работала у него кухаркой.

– Сколько же вашей дочери лет?

– Только что исполнилось восемнадцать.

– Ив такие-то годы она работает кухаркой?

– Мэри-Элин отлично справляется с делом, сэр, у нее есть диплом и все такое.

Роджер тихонько вздохнул.

– И сколько же времени она проработала у О'Хары?

– Около шести месяцев, сэр, а до этого была в очень приличном семействе.

Уэст вдруг резко сменил тему.

– Почему вы набросились на О'Хару, Донован? – совсем другим тоном спросил он.

Донован помрачнел и сжал кулаки. Впервые с начала допроса Роджер почувствовал, что он снова сможет поддаться своему, без сомнения, буйному темпераменту. Наверное, то же ощутили и остальные. Один из полисменов придвинулся к арестованному, второй, у дверей, шевельнулся. Петерсон напрягся, готовый в случае необходимости прикрыть Роджера. Невозмутимо спокойным внешне оставался лишь сам Уэст.

– Это гнусная ложь! Я не нападал на О'Хару, да и вообще за всю свою жизнь никого пальцем не тронул!

– Короткая же у вас память, Донован. Надо полагать, рана у меня на виске вам тоже ни о чем не напоминает?

– Право слово, упрек справедлив, сэр. Еще тысячу раз прошу прощения.

– В таком случае позвольте повторить тот же вопрос.

– Клянусь вам, суперинтендант, что "и разу в жизни не поднимал руки на этого мерзавца.

– Но кто же тогда?..

Роджер окинул изучающим взглядом твидовый костюм, руки и лицо арестованного – нигде ни малейшего следа крови. Между тем, убийца никак не мог не запачкаться.

– Признайтесь, – посоветовал Уэст, – вы ведь находились в квартире и...

– Этого я и не пытаюсь отрицать, сэр, но, клянусь святым Михаилом, здесь был еще какой-то тип. Только я его не видел. Впрочем, если позволите, я все вам объясню. Приехав в Лондон, я позвонил О'Харе, и, когда я спросил, где Мэри-Элин, он пригласил меня сюда. Я тут же поехал...

– Откуда вы звонили?

Ответ последовал незамедлительно и без тени колебаний:

– Из гостиницы возле Пэддингтон-стэйшн.

– Продолжайте.

– О'Хара сразу же заявил, будто Мэри-Элин сбежала, ни слова не сказав ему о том, куда направляется.

– И вы поверили?

– У меня не было ни малейших оснований сомневаться в его искренности. И вот, как раз когда он рассыпался в уверениях, будто сделает все возможное, чтобы разыскать Мэри-Элин, в дверь позвонили. О'Хара пошел открывать, оставив меня на кухне. Какой-то незнакомый мне тип прямо с порога вцепился ему в горло, вопя как сумасшедший: "Где Мэри-Элин? Отвечайте сию минуту, или я сверну вам шею!" Тут-то и началась жуткая драка.

– Вы не пытались их растащить?

– Чего ради? Хотя О'Хара, сволочь такая, больше получал, чем давал сдачи, что верно, то верно. И очень скоро он начал умолять своего противника прекратить и признался, что знает, где девочка. Тут-то я и понял, что О'Хара – самый бессовестный лгун на всем свете.

– Ну... и что же он рассказал о вашей дочери?

Задавая вопрос, Роджер вдруг сообразил, что его коллеги с таким вниманием следят за рассказом Донована, что, если бы тому опять вздумалось попытаться броситься наутек, они бы не успели вовремя собраться и преградить ему дорогу.

Щеки ирландца покраснели от возмущения, а кулаки конвульсивно сжались.

– О'Хара, по его собственному признанию, отправил Мэри-Элин к какому-то врачу в районе Уайтчепела. Тот за большие деньги обещал избавить ее от ребенка... С каким бы удовольствием я придушил этого подонка, если бы только мог до него добраться в тот момент!

– Да... только вместо этого вы предпочли раскроить ему череп!

– Нет, сэр. Во время драки я улизнул в чулан, и потом мне стоило немалых трудов оттуда выбраться. О'Хара и его гость снова принялись колошматить друг друга, потом раздался долгий стон, и все смолкло. Тут я малость перепугался, тем более что в моем чулане было темно, как в гробу, и мне никак не удавалось выйти.

Донован, тупо уставившись в одну точку, машинально вытер вспотевший лоб. В комнате наступила напряженная тишина. Молчание снова прервал Роджер.

– А что еще вы слышали? – вкрадчиво осведомился он.

– Чуть позже начался жуткий грохот.

– Вам не показалось, что там несколько человек? Может, до вас доносились обрывки разговора?

– Нет. Я решил, что парень, который дрался с О'Харой, устроил весь этот тарарам один. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем снова все стихло. Кто-то прошел мимо моего укрытия, потом хлопнула входная дверь.

– А дальше?

– Я пытался открыть замок чулана, сэр, но когда он наконец поддался, в коридоре кто-то был. Я понял, что сейчас выходить опасно, и стал ждать удобного случая. Остальное вы знаете.

Роджер тяжело вздохнул.

– Да, остальное мне известно, – сказал он. – Кстати, почему вы приехали в Англию с револьвером, Донован?

– Чтоб защищаться, если на меня нападут, черт возьми!

– А кто мог на вас напасть?

– Меня предупредили, что Лондон так и кишит всякими бандитами. И, судя по тому, что со мной произошло, совет был хорош.

– Не верю. Вы прихватили оружие совсем с другой целью...

Не успел Роджер договорить, как Донован нагнулся и, отшвырнув попытавшегося было преградить ему дорогу полицейского, стремглав бросился к двери.

Роджер дернулся, и Донован, видимо, ожидая прямого нападения, бросился на него. Но суперинтендант ловко скользнул в сторону и поставил ему подножку. Ирландец во весь рост растянулся на полу. Петерсон схватил его за шиворот и, вывернув руку, заставил подняться на ноги. Захват дзюдо явно не понравился Доновану, и, морщась от боли, он безропотно позволил надеть на себя наручники. И снова стал выглядеть кротким и смиренным, будто ничего не произошло.

– Отвезите его на Кэннон-роу, – приказал Роджер, – и найдите врача. Пусть проведут экспертизу так, чтобы я смог предъявить ему предварительное обвинение. – Суперинтендант посмотрел на Петерсона – нет ли возражений, но тот не отводя глаз смотрел на арестованного. – Пусть с ним поедут четыре человека, и лучше возьмите не патрульную машину, а фургон.

Донована увели.

– Мне даже в голову не приходило, что он попытается еще раз сыграть такую скверную шутку, – признался Петерсон, переводя дыхание. – Однако вы как будто ожидали нападения!

– Более-менее, – скромно подтвердил Роджер. – Ну как, по-вашему, правду он говорил или нет?

Петерсон пожал плечами.

– Кто знает? Но сдается мне, Донован отлично знал о делах своей дочки.

– И приехал в Лондон, чтобы убить О'Хару?

– Вполне возможно, почему нет?

– По-моему, он был с нами откровенен, но до известного предела. У меня смутное ощущение...

– А-а-а, знаменитая интуиция?

– Гм... Знаете, Петерсон, я думаю, времена, когда оскорбленные отцы мчались наказывать дочь или убивать бессовестного соблазнителя, давно канули в прошлое. Мне кажется, что Донован, узнав, в чем дело, прихватил с собой револьвер, чтобы припугнуть О'Хару и выкачать из него как можно больше денег. Впрочем, заключение экспертов скажет нам, обнаружены ли отпечатки пальцев Донована в гостиной и спальне. Если да, то наш ирландец наврал с три короба...

– Эксперты уже дали заключение, сэр. – Это произнес детектив, только что вошедший в комнату. – В самом деле, в гостиной несколько отпечатков Донована, но там все перебил не он, потому что прикасался только к двери и к внутренней поверхности чулана. Зато на перевернутой мебели и в кухне много отпечатков какого-то другого мужчины.

– Мы, – сказал Уэст, – должны как можно скорее поймать этого таинственного посетителя. Насколько я понимаю, проще всего это сделать через Мэри-Элин. Поэтому ее надо разыскать как можно скорее. Тем более, что девушке, возможно, грозит нешуточная опасность. Предупредите ребят из Уайтчепела и попросите у них список аборт-мастеров квартала... – Помолчав, Роджер добавил: – А что вы обнаружили в спинке кровати?

– Ничего, сэр. Там действительно есть тайник, но он оказался пустым.

Роджер пожал плечами. Сейчас его больше всего занимал другой вопрос: где скрываются Мэри-Элин и убийца Дэнни О'Хары? Если последний все же не Патрик Донован.

Глава 4

Мэри-Элин спала в одной из комнат большой квартиры, занимающей весь верхний этаж современного здания на Сент-Кэтринс Доке, иными словами, в самом сердце Лондона. Сквозь приоткрытое окно сюда долетал приглушенный гул машин и отдаленные стоны корабельных сирен.

Мэри-Элин спала. А тем временем несколько детективов уголовного отдела вместе с районной полицией тщательно прочесывали Уайтчепел, обыскивая все "заведения", "дома отдыха", подвалы и чердаки, короче, каждое помещение, где мог бы работать врач, подозреваемый в более или менее темных махинациях. В общей сложности надо было обойти сто семь домов, а против адреса квартиры, в которой сейчас отдыхала Мэри-Элин, значилось: "Неподтвержденные слухи. Действовать очень осторожно".

Когда два инспектора в штатском позвонили, дверь им открыла женщина лет сорока в халате, наброшенном на пижаму. Некоторое время она молча разглядывала полицейских, потом устало проговорила:

– Пожалуй, вам лучше войти.

– Мы офицеры полиции, мэм.

– Так я и думала.

Женщина закрыла за ними дверь и проводила в маленькую комнату, где тихонько играло радио. Книжные стеллажи занимали здесь всю поверхность стен, весь ансамбль комнаты производил впечатление строгого комфорта.

– Мне бы следовало заранее знать, что рано или поздно это случится, – спокойно заметила хозяйка дома, выключая радио. – Но прежде всего я хотела бы кое-что уточнить...

– Прошу прощения, – перебил ее младший из детективов, – мы тоже с самого начала хотели бы предупредить вас, что вы вовсе не обязаны давать показания. Мы пришли только задать вам несколько вопросов.

– Я полагаю, у вас есть ордер на обыск? – глядя ему прямо в глаза, спросила женщина.

– Разумеется, мэм.

– В таком случае, прежде чем вы начнете обыскивать мою квартиру, я должна предупредить вас о некоторых особенностях этого дома...

Она предложила полицейским сесть и сама опустилась в кресло напротив.

– Меня зовут Айви Мэллоуз, миссис Айви Мэллоуз. Сейчас здесь три пациентки. Все они пришли ко мне в полном отчаянии, и я помогла им, сделав то, что полиция, несомненно, назовет "искусственным выкидышем". Ответственность за все несу только я одна, но из гигиенических соображений мне приходится пользоваться услугами дипломированных медсестер и квалифицированного анестезиолога, который в свое время работал в хороших больницах. Хочу сразу поставить вас в известность, что не выдам ни этого врача, ни покровителей моих пациенток. Все три молодые женщины сейчас еще спят, и я бы очень попросила вас не тревожить их.

Коллега молодого детектива, невыразительный мужчина средних лет, явно смутился.

– Вряд ли это будет необходимо, мэм, – пробормотал он.

– Благодарю вас. А теперь перейдем к делу. О чем вы хотели меня спросить?

Молодой инспектор протянул миссис Мэллоуз фотографию, найденную несколькими часами ранее у Донована.

– Эта юная особа у вас, мэм?

Она быстро взглянула на фото и кивнула:

– Да, у меня.

– Надеюсь, вы понимаете, мэм, что мы должны убедиться в этом сами? – сказал детектив постарше.

– Пожалуйста. Идемте за мной.

Миссис Мэллоуз повела своих незваных гостей по длинному коридору. Толстый ковер совершенно заглушал шум шагов. Наконец женщина осторожно толкнула какую-то дверь. Детективы увидели небольшую узкую комнатку. Ночник мягко и ненавязчиво освещал темные волосы, полудетское личико и закрытые глаза Мэри-Элин. Слушая ровное дыхание девушки, детективы оглядели комнату – несмотря на запах хлороформа, она гораздо больше напоминала девичью спальню, чем больничную палату, и была обставлена кокетливо и со вкусом.

Один из детективов удовлетворенно кивнул, второй хмыкнул, и все трое, так и не проронив ни звука, снова вернулись в комнату с книжными стеллажами.

– Можно воспользоваться вашим телефоном, мэм?

– Конечно. – Она показала, где стоит аппарат.

– Прошу прощения, не могли бы вы еще раз повторить свое имя?

– Мэллоуз, миссис Мэллоуз.

Детектив постарше набрал номер окружного полицейского управления, и вскоре еще несколько его коллег начали тщательно обыскивать квартиру миссис Мэллоуз. Точнее, две квартиры, соединенные вместе, но так, что в случае необходимости их можно было снова разделить, не нарушая планировки дома. В общей сложности тут было шесть отдельных комнат и сверхсовременная операционная. Везде царила поразительная чистота. Без всякого сомнения, полицейские обнаружили одно из лучших заведений такого рода, и, хотя закон отнюдь не поощрял абортов, не было ничего удивительного в том, что эта подпольная больница значилась в списках как обычный дом отдыха.

Роджер Уэст вел машину по узким улочкам пустынного в этот час столичного центра. Он ехал мимо массивного здания Национального банка, мимо Сырьевой биржи, легко узнаваемой по фасаду, выстроенному в неогреческом стиле, мимо множества высоких узких зданий, где хватало места и управлениям международных банков, и страховым компаниям, и торговым фирмам. При свете фонаря Уэст заметил "бобби", проверяющего замки магазинов по одну сторону улицы. Одинокий блюститель порядка, охраняющий ночной город. Еще ему встретились три машины такси, причем две из них были не заняты, а больше Роджер не видел ни души до самого Олдгейта. Там, на площади, его внимание привлек человек, прислонившийся к старому фонтану. Вероятно, пьяный. Уэст притормозил, но прежде, чем он успел остановиться, на площадь выскочила патрульная машина и подобрала незадачливого бродягу.

За Олдгейтом, там, где дорога расширяется, Роджер свернул в сторону реки и затормозил у совсем недавно построенного офиса полицейского управления. Часовой, дежуривший под фонарем, освещавшим вывеску с крупной надписью "Полиция", поспешил распахнуть дверцу машины.

– Мистер Уэст?

– Совершенно верно.

– Мистер Кэмпбел ждет вас на втором этаже, сэр.

– Спасибо.

Роджер вошел и сразу же увидел двух молодых людей в наручниках, ожидающих своей очереди у приоткрытой двери в кабинет, где дежурный сержант в это время, вероятно, записывал показания их приятеля.

Вахтер, поздоровавшись с суперинтендантом, сказал, где найти старшего инспектора Кэмпбела.

Карабкаясь по узкой лестнице, с обеих сторон огражденной перилами, Роджер вспоминал новые здания Скотленд-Ярда, которые в глубине души сравнивал с недавно отремонтированной больницей.

Наконец он толкнул дверь и увидел дежурившего в эту ночь Кэмпбела. Волосы старшего инспектора уже изрядно поседели, но лицо оставалось по-юношески жизнерадостным.

– Давненько же мы с вами не виделись, мистер Уэст!

Подбородком он указал на высокого темноволосого мужчину, стоящего несколько в стороне. Темные глаза с удивительно длинными ресницами, правильные черты лица, стройная фигура – молодой человек казался слишком красивым, особенно для полицейского.

– Мы с сержантом-детективом Пилом как раз говорили о вашей Мэри-Элин. Пил с одним из своих старших товарищей ее только что нашел.

Кивнув молодому человеку, Роджер спросил:

– Как она себя чувствует?

– Спокойно спит. Должен особо заметить, сэр, что я повидал немало заведений такого рода, но все же осмелюсь утверждать, что в стационарной больнице Мэри-Элин не получила бы более квалифицированной помощи.

– Ну так скажем, ей повезло.

– Тот, кто ее туда устроил, несомненно, выбрал один из лучших "домов отдыха" в Лондоне.

– А дорого стоит лечение?

– По внешним признакам – да, но...

Видя, что сержант-детектив колеблется, Роджер ободрил его:

– Прошу вас, продолжайте.

– Так вот... Эта женщина, миссис Мэллоуз, хозяйка заведения, не произвела на меня впечатления человека, думающего только о том, как бы выжать побольше денег из пациенток.

Роджер не стал возражать, и Пил осмелился пояснить, что он имеет в виду:

– Скорее похоже, эта женщина вкладывает в дело всю душу, словно выполняет своего рода миссию, предназначение, и не извлекает из этого больших материальных выгод.

– Я встречал подобные характеры, – задумчиво проговорил Роджер. – Даже на суде они остаются полными решимости, и видно, что сразу после освобождения непременно примутся за старое.

– Я полагаю, мы должны...

– ...Составить обвинение?

– Право же... По-моему, это очень досадно, сэр...

Роджер опустился в кресло и изучающе посмотрел на Пила. От него не укрылось, что Кэмпбел с насмешливым любопытством наблюдает за этой сценой, ожидая, что он, Роджер, поставит на место молодого полицейского, вздумавшего вмешиваться в ход следствия со своим личным мнением. Наверняка занимало его и то, каким образом этот последний выпутается из щекотливого положения.

Но и суперинтендант, все еще страдающий от раны и чувствующий себя не очень уютно в чужой рубашке, был совсем не прочь отвлечься от важных дел. Впрочем, подумалось ему, тут нельзя проявлять излишнюю суровость.

Лет двадцать назад, еще только начиная работать в полиции, он сам пытался соперничать с Кэмпбелом, в то время сержантом-детективом. И сейчас ему показалось, что между тогдашним Уэстом и нынешним Пилом немало общего. Так же, как когда-то страдал он сам, Пил наверняка мучается от ужасного "недостатка": красивого молодого мужчину, будь он в униформе или без, никто никогда не принимает всерьез. Сколько же лет самому Роджеру отравила его красота! Даже теперь, при седине в светлых вьющихся волосах, многие коллеги считают его "прелестным дитятей Ярда" и нет-нет да вспоминают прилипшую к нему когда-то кличку "Красавчик".

Все это промелькнуло в голове суперинтенданта в считанные секунды. Внезапно он повернулся к Кэмпбелу:

– Можете вы на время передать мне сержанта Пила? Я хочу, чтобы он раскопал все, что только можно, об этой миссис Мэллоуз.

– Разумеется, суперинтендант.

– Превосходно. В таком случае, Пил, принимайтесь за дело. Я хочу знать, сколько лет она занимается этим делом, на чем основана ее репутация, сколько ей платят за каждую операцию, кто ее прикрывает в финансовом отношении, сколько девушек прошло через ее руки, сколько, из них умерло или пострадало от последствий ее вмешательства... Короче, всю подноготную. Ясно?

– Вполне, сэр.

– Отлично. – И, выдержав небольшую паузу, Роджер спросил: – Вам не удалось выяснить, когда Мэри-Элин попала в "дом отдыха" миссис Мэллоуз?

– Сегодня утром, сэр.

– А кто ее туда отправил?

– Миссис Мэллоуз отказывается отвечать на этот вопрос.

– Ответит, если ей пригрозить тюрьмой. Я хочу получить рапорт обо всем, что вы узнаете о Мэри-Элин, не позже завтрашнего утра. – Уэст смерил молодого человека суровым взглядом, догадываясь, что тот испытывает к нему отнюдь не теплые чувства, и спокойно проговорил: – Кстати, могу вам сообщить, что, кажется, знаю, кто устроил Мэри-Элин к миссис Мэллоуз, – не кто иной, как Дэнни О'Хара.

– Киноактер... – выдохнул Пил.

Кэмпбел едва сдержал готовое сорваться ругательство, а Роджер невозмутимо продолжал:

– А значит, мы расследуем дело, так или иначе связанное с убийством. Поэтому вам придется действовать с особой проницательностью, Пил. То, что вы выясните, может оказаться просто бесценным.

– Я вас понял, сэр.

Кэмпбел выпрямился.

– Прекрасно. Принимайтесь за дело, да поживее, – сказал он, – а я, так и быть, засяду за рапорт для суперинтенданта. Завтра утром мы внесем все необходимые дополнения. А если вам понадобится что-то проверить, мой мальчик, можете без колебаний обращаться ко мне.

Сержант-детектив отдал честь старшим по званию и вышел из комнаты. Глядя ему вслед, Кэмпбел беззлобно усмехнулся:

– Можете не сомневаться, что он не упустит ни единой мелочи. Итак, дело О'Хары взвалили на вас? Я слышал краем уха, что вы уже задержали подозреваемого номер один? – И, кинув выразительный взгляд на пластырь, украшавший висок суперинтенданта, добавил: – Правда, я слышал также, что вы оказались чуть ли не на волосок от смерти...

– Да, все могло обернуться очень худо, – проворчал Роджер и постарался сменить тему: – А вы об Айви Мэллоуз что-нибудь разузнали?

– Пока мы не располагаем ничем, кроме непроверенных слухов.

– Поставьте у ее квартиры охрану, ладно? Мне бы хотелось также, чтобы ее пациенток посмотрел квалифицированный специалист. Если он сочтет это возможным, Мэри-Элин лучше перевести в больницу куда-нибудь неподалеку от Вест-энда. Никто из соседей случайно не видел, чтоб О'Хара приходил в эти дни к миссис Мэллоуз?

– Поскольку это личность очень известная, моим ребятам было нетрудно навести справки, но ответ отрицательный. А кстати, если тот, кого вы загребли, не убийца, то кто он такой?

– Все равно потенциальный преступник, – буркнул Роджер, вставая. – А теперь мне пора домой – завтра утром снова придется просыпаться ни свет ни заря.

Кэмпбел тоже поднялся, и суперинтендант дружелюбно заметил:

– Вы все молодеете, Джимми!

– Вашими бы устами... Как поживают Джанет и мальчики?

– Джанет неплохо, а что до мальчиков, то теперь это уже взрослые юноши.

– Моим сыну и дочери только-только перевалило за тридцать, а они уже наградили меня шестью внуками! Ох и быстро бежит время! Кланяйтесь от меня Джанет, Красавчик.

– А вы от меня – Флоренс, – ответил Роджер, радуясь, что представился случай вспомнить прежние дни.

Он снова сел за руль и поехал к себе на Бел-стрит, в Челси. Вылезая из машины, он невольно посмотрел на приборный щиток – опять около часа...

Роджеру нравилась эта улица с ее немного провинциальным видом: справа и слева от проезжей части – деревья, за ними – ухоженные садики и палисадники, скрывающие от нескромного взгляда, может быть, не слишком привлекательные, но зато надежные и удобные дома.

Двери его гаража были открыты: знак внимания к главе семьи со стороны Джанет или кого-то из сыновей.

Поставив машину в гараж и закрыв дверь, Роджер взбежал по ступенькам крыльца и толкнул дверь, стараясь как можно меньше шуметь. В привычно мягком освещении холла он замер, вглядываясь в темноту настежь распахнутых комнат. Откуда-то из глубины слышались тихие всхлипывания Джанет.

Глава 5

Роджер снял шляпу и пальто и аккуратно повесил на место, а потом решительным шагом направился в гостиную, откуда доносились рыдания. Переступив порог, он увидел силуэт жены, четко выделяющийся на фоне окна в глубине комнаты и освещенный фонарем с улицы. Джанет, плача, ждала его возвращения.

Роджер медленно подошел к креслу, в котором полулежала его супруга, и с наигранной веселостью проговорил:

– Привет, Джейн! Вот уж не думал, что в такое время ты еще на ногах!

Он нежно погладил волосы жены, но она продолжала плакать, и Роджер шепнул:

– Что случилось, дорогая?

Она пробормотала что-то сквозь слезы, и Роджер лишь с трудом разобрал: "Не знаю..."

Он пододвинул кресло, уселся напротив жены и взял ее руку, безвольно лежавшую на спинке кресла. Черты такого знакомого ему лица в темноте различались довольно смутно, и взгляд Роджера скользнул по халатику Джанет и стоптанным, но удобным тапочкам – он вспомнил, что сам подарил их жене на Рождество несколько лет назад.

– Ты досмотрела фильм до конца?

Она кивнула.

– Ну и как? Понравилось?

– Это было... совсем неплохо...

– А героиня нашла хорошего мужа?

Роджер прикусил язык, сообразив, что этого-то спрашивать и не следовало, но было поздно.

– Перестань надо мной издеваться!

– Но, уверяю тебя...

– Не спорь, я отлично знаю, что ты никогда не принимаешь меня всерьез!

– Извини, но я почему-то об этом даже не догадывался!

Джанет нервно рассмеялась:

– Это оттого, что ты давным-давно перестал мной интересоваться!

– Ты так думаешь?

Он ответил машинально, чувствуя, что тонет в волнах усталости и растущего раздражения.

Джанет высвободила руку, которую он все еще держал в своей, и отбросила со лба непокорную прядь, скрывавшую часть ее лица. Глаза Роджера уже привыкли к густому сумраку, окутывавшему комнату, и теперь он ясно видел ее лицо. В неверном свете фонаря морщинки исчезли, и лицо Джанет казалось совсем молодым. Сейчас перед Роджером сидела не зрелая женщина, а юная девушка, которую он когда-то привел в этот дом в день свадьбы...

– Джейн... – смущенно прошептал он. – Мне очень жаль, если я и вправду тебя обидел... В последнее время мне никак не удается побыть с тобой так часто, как хотелось бы...

– И даже если мы идем куда-нибудь вместе, им непременно нужно прервать это уединение! Неужели в Скотленд-Ярде больше некому поработать ночью?

Роджер промолчал, но жена продолжала настаивать:

– Почему вся неприятная работа сваливается именно на тебя?

– Ты несправедлива, – слабо возразил Роджер. – По-моему, ты прекрасно знаешь, что все мы дежурим по очереди.

– И однако Алек Шарп, хотя намного моложе тебя, почти все вечера проводит дома... Равно как Билл Слоан и... я почти уверена, что могла бы перечислить всех твоих коллег. По неизвестной мне причине вся работа в неурочное время автоматически падает на тебя. Я бы очень хотела знать эту причину, Роджер!

– Возможно, ночные преступления особенно сложны, и один я в состоянии разобраться...

– Нет, не думаю, что дело в этом.

– Кажется, ты лучше меня знаешь, в чем?

– Да, знаю. Ты нарочно предлагаешь своим коллегам заменять их в ночные часы.

Роджер ошарашенно вытаращил глаза.

– Я? – воскликнул он. – Но послушай, Джейн, с чего бы я стал это предлагать?

– Чтобы как можно меньше бывать дома и избежать таким образом долгих однообразных вечеров со мной!

Роджер был настолько потрясен, что на мгновение потерял дар речи. В голове смутно промелькнуло: "Что бы она ни говорила, я должен действовать спокойно и не поддаваться раздражению".

Но Джанет его молчание окончательно вывело из себя:

– Вот видишь! Ты даже не пытаешься возражать!

Он не знал, как себя вести. Усталость брала свое, а всего через несколько часов придется снова приниматься за работу. Однако оставить жену в таком состоянии, просто повернуться и уйти спать, наплевав на ее отчаяние, Роджер тоже не мог. Он смутно угадывал, что Джанет вся дрожит и скоро опять начнет плакать... Если у нее начнется истерика, ему ни за что не справиться самостоятельно... Господи, что делать?

– ...Я тебе надоела, – с горечью говорила между тем Джанет, – и просто не понимаю, чего ради ты продолжаешь разыгрывать комедию. Лучше уж разом покончить с этим смехотворным браком.

Роджер понял, что надо действовать. Решение пришло само собой. Да, это будет спасительно для них обоих!

Он резко встал и, глядя на жену с высоты своего роста, ледяным тоном отчеканил:

– Ты совершенно права, моя дорогая. Я тоже не понимаю, зачем нам жить вместе, если дело обстоит именно так.

Джанет замерла, вне себя от удивления.

– Такты... признаешь?.. – выдохнула она.

– Да, я признаю, что с моей стороны верх идиотизма, вернувшись домой в час, до конца ночи слушать весь этот бред!

Роджер снова сел рядом с женой, взял ее за подбородок и долго смотрел в глаза, потом поцеловал и не разжимал объятий, пока не почувствовал, что Джанет немного успокоилась. Наконец он отпустил ее и тихонько шепнул:

– Ты права, дорогая, я уже много лет тебя обманываю. Зачем мне оставаться с тобой, если мне гораздо приятнее проводить время со жмуриками, наркоманами и пьяницами? Одно удовольствие чуть не каждый день созерцать разбитые витрины, взломанные сейфы и прочие потрясающие картины! Вот только не понимаю одного: каким образом тебе удалось раскусить мою игру? А я-то был уверен, что обвел тебя вокруг пальца!

Джанет рассмеялась и расслабилась. При этом она нечаянно коснулась его раненого виска. Мгновенно ожившая боль пронзила все тело Роджера, и он, застонав, осел в кресле, прижавшись к жене. На долю секунды ему показалось, что он теряет сознание.

Он услышал голос Джанет, почувствовал, как ее руки поддерживают его, не давая упасть, и наконец оказался в кресле, из которого только что выскользнула испуганная жена. Комнату неожиданно залил свет, и Роджер инстинктивно прикрыл глаза рукой.

– Бедный ты мой! – в ужасе воскликнула Джанет.

Она быстро зажгла ночник и выключила люстру.

– Что случилось? И подумать только, что я тут несла чепуху, ни о чем не догадываясь... Роджер... это серьезно? Может, позвать врача? Или ты позволишь мне осмотреть рану самой?

Джанет умолкла, сообразив, что речь ее сумбурна, и в полной растерянности смотрела на мужа.

И тут же у них за спиной послышался голос Мартина, их старшего сына:

– По-моему, наш бедный старый папа очень не прочь всерьез отдохнуть.

– Скуп! Как ты смеешь? – укоризненно воскликнула Джанет.

– И крепкий чай с двумя таблетками аспирина ему тоже не повредит. Что ты об этом думаешь, пап?

С этими словами он поставил на столик рядом с родителями поднос. Крепкая фигура юноши очень подходила к его обрамленному всклоченными волосами некрасивому, но добродушному лицу со сломанным носом.

– Тебе очень скверно, пап? – спросил он, тревожно глядя на отца.

– Да нет, все в порядке, – слабым голосом отозвался Роджер. – Рана поверхностная, просто я еще не совсем оправился от шока.

– Ты был у врача? – спросила Джанет.

– Ян Петерсон отлично обработал рану, а по мне гораздо лучше попасть в руки к нему, чем к полицейскому хирургу. – Роджер отхлебнул горячего чаю и удовлетворенно вздохнул. – Кажется, полегчало. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь один из наших сыновей окажется умнее родителей!

Джанет снова расплакалась.

– И все это время я несла ахинею... Ну почему ты сразу не остановил меня? – сквозь слезы проговорила она.

– Ну-ну, хватит, мама, не начинай все сначала, – вмешался Мартин, нежно обнимая мать за плечи. – Папе на сегодня волнений достаточно. – И с наигранной веселостью он добавил: – А теперь, если вы в состоянии обойтись без меня, я, пожалуй, снова засяду за работу, хотя подобный образ жизни глубоко презираем в наше время.

Прежде чем сын вышел из комнаты, Джанет уже спокойным тоном спросила:

– Чем это ты увлечен в такое позднее время, Скуп?

– Рисую. Я уже собирался лечь спать, но вдруг почувствовал вдохновение. Услышав, что папа вернулся, решил не показываться сразу вам на глаза, пока напряжение малость не спадет... Спокойной ночи!

Мать сделала вид, будто собирается дать ему оплеуху, и Мартин со всех ног бросился прочь. Мгновение спустя они услышали, как он тихо поднимается по лестнице.

Роджер допил чай и проглотил три таблетки аспирина, а Джанет расшнуровала ему ботинки.

– Хочешь, я все же взгляну, как твоя рана?

– Не стоит. Завтра утром попрошу сменить повязку, как только приеду в Ярд.

Джанет кивнула и ушла, заявив, что надо еще приготовить постели.

Роджер удобно откинулся на спинку кресла. Висок ныл, но головокружение прошло. Увидев, что его ботинки аккуратно поставлены рядом с камином, он улыбнулся и с нежностью подумал о жене. Неужели в последнее время он в самом деле уделял ей слишком мало внимания и довел до такого приступа отчаяния? А Скуп, услышав, что мать плачет, нарочно не ложился спать, ожидая, когда она успокоится... Его появление внесло в комнату ноту свежести и окончательно рассеяло напряжение... Как жаль, что его картины не имеют никакого успеха, а заняться чем-нибудь другим он упрямо не желает. Зато Ричард, который наверняка сейчас спит сном праведника в комнате, смежной с братниной, преуспевает во всем, за что бы он ни взялся.

Роджер с трудом встал и тоже побрел к лестнице. Джанет уже стояла на верхней площадке.

– Потушить внизу свет? – спросил Роджер.

– Да, я больше не буду спускаться.

Джанет говорила совершенно спокойно. Значит, отошла окончательно, ну и слава Богу. Роджер никогда не понимал толком ни ее забот, ни огорчений, и сейчас не мог больше думать ни о чем. Скользнув под одеяло, он с облегченным вздохом положил голову на подушку. Почти тотчас же Джанет выключила свет, и Роджер мысленно поблагодарил ее за это. Медленно погружаясь в сон, он вдруг вспомнил, что так и не рассказал домашним о гибели О'Хары, ну да ладно, успеется.

Роджер уснул, забыв, что через несколько часов ему придется снова ехать на работу, допрашивать Донована и, главное, познакомиться с Мэри-Элин.

Глава 6

Роджер открыл глаза. В бледном свете утра до него долетали шум уличного движения, крики детей, шарканье по тротуару. Некоторое время он прислушивался к непривычным для него после пробуждения звукам, еще не понимая, что опоздал в отдел. Он быстро повернул голову, но тут же острая боль в виске пронизала тело, а будильник закачался перед глазами, увлекая за собой всю обстановку комнаты. Когда головокружение прошло и предметы замерли на обычных местах, Роджер обнаружил, что уже половина десятого.

Джанет не стала его будить.

Однако ярдовское начальство могло воспринять мирный сон до позднего утра как серьезное упущение в службе. Роджер почувствовал, что у него портится настроение. Он приподнялся, но не успел встать, как зазвонил телефон у изголовья постели. Уэст снял трубку, но Джанет опередила его, подойдя к аппарату в холле.

– ...Еще не встал, – услышал Роджер.

– Хотел бы я знать, почему! – сухо ответил мужской голос. – Мне нужно видеть его немедленно!

Это Коппел, начальник отдела уголовных расследований, который настоял, чтобы делом О'Хары занялся он, Роджер. Резкому, вспыльчивому и чрезмерно требовательному шефу было очень непросто угодить, и Уэст порой спрашивал себя, почему такому неуживчивому человеку доверили пост, требующий дипломатии, иначе без этого качества из следователей, и так перегруженных работой, никак не выжмешь больше, чем они могут дать. Роджер не испытывал к Коппелу ни малейшей симпатии и, услышав ответ жены, не мог не почувствовать тайного удовлетворения.

– Если это так срочно, мистер Коппел, – спокойно проговорила Джанет, – то почему бы вам не приехать к нему сюда? Я твердо намерена не выпускать мужа из дома по крайней мере до тех пор, пока его не осмотрит врач.

– Врач? А что у вашего мужа? Насморк?

Джанет сделала вид, будто не замечает иронии.

– Роджер ранен при исполнении служебного долга, – все так же невозмутимо ответила она.

– Никто не сообщил мне об этом.

– Так вы приедете, мистер Коппел?

– Подумаю. До свидания.

В трубке щелкнуло. Наступившую тишину нарушил робкий голос Джанет.

– Я правильно поступила, милый? – неуверенно спросила она.

– Коппел давно заслуживает хорошего урока. Я тебе очень благодарен. Теперь мне незачем торопиться. У тебя на кухне не найдется случайно чашечки чаю?

– Получишь через две минуты!

Роджер удобнее уселся в постели. Голова гудела, но острая боль прошла. Суперинтендант закрыл глаза и стал обдумывать события минувшей ночи. Ход расследования интересовал не только Коппела.

Осторожно приподнявшись, Роджер снял трубку и попросил соединить его с Петерсоном. Ждать пришлось недолго.

– Алло, Красавчик! – проговорил знакомый голос. – Мне только что сообщили, что вы еще не показывались на работе.

– Верно, и шеф никак не возьмет в толк, почему.

– Я все написал во вчерашнем рапорте, странно, что он его не прочитал. Вы хотите узнать что-нибудь еще?

– Как там Мэри-Элин?

– Проснулась и, кажется, в хорошей форме. Тем не менее врач настоятельно посоветовал ей полежать в постели хотя бы до вечера. Что, разумеется, нисколько не помешает нам задать ей ряд вопросов.

– Так вы их еще не задали?

– Нет, я подумал, что вы предпочтете заняться этим лично.

– Что ж, займусь, и в первую очередь, – сказал Роджер.

На лестнице послышалось звяканье чашек, и Уэст подумал, что жена наверняка слышит этот разговор.

– Есть что-нибудь новенькое от Пила из Вест-энда?

– Нет, мы получили только его предварительный рапорт.

– А Донован подписал показания?

– Копию вчерашнего допроса.

– Вы не нашли в квартире ничего такого, что могло бы навести на след второго гостя О'Хары?

– Нет, но бесспорно одно: О'Хара сам открыл ему дверь. Похоже, что за весь вечер к нему больше никто не приходил. Мы расспрашивали соседей, но ни один из них не видел, чтобы возле этой квартиры болталась какая-нибудь подозрительная личность. Тем не менее мы все же продолжаем выяснять это дело, но только придется отложить его до вечера: днем большинство жильцов работает.

– Если О'Хара сам впустил к себе человека, которого мы разыскиваем, значит, они были знакомы... – скорее для себя, чем для собеседника, пробормотал Роджер. – Спасибо, Петерсон, зайду к вам, как только смогу.

Он повесил трубку в тот момент, когда Джанет толкнула дверь и вошла в спальню с подносом, на котором дымились две чашки чая.

– На сей раз ты не сможешь отрицать, что я тебя вывела-таки на чистую воду!

– Что?

– Тебе гораздо приятнее гоняться за подозрительными типами, чем спокойно сидеть дома! – Джанет рассмеялась и поспешно добавила: – Я пошутила... Но неужели тебе и в самом деле так необходимо ехать?

Роджер проглядел газеты.

– Они еще ни слова не написали о Мэри-Элин, – проворчал он.

За чаем Роджер подробно рассказал жене все, что знал об убийстве О'Хары. Джанет молча слушала. Сейчас она была совершенно спокойна и как будто избавилась от переживаний прошлой ночи.

– Мне нужно увидеться с этой девушкой и допросить ее, – подвел итог Уэст.

– Потому что, по-твоему, это никак нельзя доверить кому-то еще? А тебе не приходило в голову, что другие тоже вполне в состоянии поговорить с ней и извлечь из допроса все, что можно? Нет, мне бы следовало сразу сообразить, что ты так обращаешься со мной вовсе не потому, что устал от моей кухни... Все от твоей непоколебимой уверенности, что ты справишься лучше, чем кто бы то ни было!

– Короче, ты считаешь меня жутко самоуверенным типом?

– Ты попал в самую точку, мое сокровище! Хочешь еще чаю?

– С удовольствием. Я...

Телефонный звонок не дал ему закончить. Снимая трубку, Роджер шепнул: "Вероятно, опять Коппел..."

– Алло? Уэст у телефона.

– Проснулись наконец? – спросил Коппел.

– Только что.

– Ваша жена говорила о враче. Он у вас был?

– Еще нет, но не думаю, что он заставит меня весь день пролежать в постели. К тому же мне срочно нужно еще раз допросить Донована и съездить к девушке, которая, как мне сказали, тоже уже проснулась.

– Все это вы сделаете после того, как повидаетесь со мной.

– Хорошо, сэр.

– И не канительтесь слишком долго. Вы же знаете, что я терпеть не могу ждать!

Коппел повесил трубку, и Джанет, вопросительно глядя на мужа, протянула ему еще чашку.

– Как я рад, что на его прошлый звонок ответила ты! – сказал Роджер. – Можешь не волноваться, твои слова его ничуть не задели!

Немного помолчав, он задержал руку жены в своей и ласково спросил:

– А ты-то как, Джейн? Только честно!

Джанет долго смотрела ему в глаза. Спокойный, открытый взгляд жены сказал Роджеру, что она не станет отделываться полуправдой. При дневном освещении, хоть утро и было пасмурным, она уже не казалась ему юной, но, несмотря на глубокие морщинки, лицо ее оставалось для него по-прежнему привлекательным.

– Все в порядке. Сегодня утром я встала даже довольно легко, что случается очень редко. Иногда я просто не понимаю, что меня удерживает от того, чтобы завыть в голос! Нет-нет, – быстро добавила она, словно угадывая вопрос, готовый сорваться с губ мужа, – я и сама не знаю, почему. И не то чтоб я могла упрекнуть тебя в чем-то определенном... Скорее, это результат долгих печальных вечеров, проведенных в ожидании. Меня уже почти можно причислить к категории заброшенных жен...

– Да, – вздохнул Роджер, – я тебя понимаю, Джейн.

– Прошу тебя, только не пытайся обещать мне что бы то ни было! Для меня и так было огромным облегчением поговорить с тобой на эту тему. А кроме того, теперь я знаю, что Скуп...

Глаза Джейн наполнились слезами.

– Он был великолепен, – горячо проговорил Уэст. – Но нам надо поговорить обо всем этом подробнее, как только я выкрою несколько свободных часов.

– Мне бы тоже этого хотелось, но я понимаю, что сейчас ты должен полностью погрузиться в работу. Однако порой я просто...

Джанет не договорила, прислушиваясь.

– Что случилось, Джейн?

– Кто-то подошел к двери. Готова спорить, что они снова попытают счастья...

– Ты о ком?

– О репортерах и фотографах, которые с раннего утра осаждают наш сад. Мне пришлось заключить с ними соглашение, пообещав, что, если они прекратят галдеж до десяти часов, ты снизойдешь до коротенького интервью и сообщишь хоть какую-нибудь незначительную мелочь о ходе расследования. Надеюсь, ты не откажешься выполнить мое обещание?

– Нет, не откажусь, – вздохнул Роджер. – Попроси их только подождать еще двадцать минут, и тогда я смогу уделить им пять.

Джанет, облегченно улыбаясь, вышла из комнаты. Уэст услышал, как она спускается по лестнице.

Роджер принял душ, быстренько побрился и ровно через двадцать минут вышел на улицу. На тротуаре столпилось по меньшей мере полтора десятка репортеров обоего пола. К ним, разумеется, присоединилось и немало зевак.

– Всем привет! Как видите, я еще жив. Вопросы есть? Кто-то из журналистов весело расхохотался:

– Повернитесь, пожалуйста, в профиль, сэр. Я хочу сфотографировать ваш пластырь.

– Чем вас ударили? – спросил голос с сильным американским акцентом. – Или...

– Это работа Донована? – перебил его, судя по всему, француз.

– Да, он стукнул меня ногой. Впрочем, за это и арестован.

– Мистер Уэст, – крикнула женщина-репортер, – вы не очень-то искренни с прессой. Не может быть, чтобы вы и в самом деле ничего не знали о мотивах преступления!

– Уверяю, вас, мисс, что я, напротив, сказал чистую правду.

– Однако вам отлично известно, что О'Хара соблазнил дочь Донована, и этот последний...

– Нет, мэм! Мне это не известно. И на вашем месте я бы поостерегся печатать в "Миррор" подобные инсинуации. Доновану запросто может взбрести в голову подать на вас в суд за клевету.

– Вы шутите? – поддержал коллегу другой журналист. – Донован не посмеет судиться, даже если мы напечатаем крупным шрифтом, что он убийца.

– Вы напрасно пытаетесь добиться от меня подтверждения. Ничего подобного я не скажу. Меня и так наверняка ждут неприятности за разговор с вами. Тем не менее, хочу сразу уточнить, что еще не знаю ни мотивов преступления, ни того, что привело вчера Донована в квартиру О'Хары.

– Уж не хотите ли вы сказать, что причину убийства надо искать на стороне? – осведомился американец.

– Не исключено.

На этом Уэст покончил с интервью. Вернувшись в дом, он почувствовал чудесный запах жареного бекона. Значит, Джанет сочла егр достаточно окрепшим для плотного завтрака. А он и в самом деле здорово проголодался.

После завтрака Роджер еще раз просмотрел газеты и за кофе снова обсудил подробности происшедшего с Джанет. Сейчас ему казалось почти невероятным, что ночью у жены был такой приступ отчаяния.

Пока он шел к гаражу, все еще болтавшиеся возле дома фотографы нащелкали новую дюжину снимков. И куда они только девают все эти пленки! Роджер сел за руль и поехал на Кингс-роуд. До чего же этот новый девятиэтажный дом портит вид! Все меняется. Изменился и Скотленд-Ярд. За несколько месяцев Роджер попривык к новому помещению и вполне освоился с ним, но все же не мог не жалеть в глубине души о старом здании. Впрочем, он не мог отрицать, что современное оборудование экономит массу времени.

По дороге в кабинет немногочисленные коллеги, с которым Уэст сталкивался в коридорах, с любопытством разглядывали пластырь, украшающий висок суперинтенданта. На рабочем столе он сразу увидел кучу досье. Похоже, инспекторам и сержантам, как и он, занятым делом О'Хары, придется немало покопаться в бумажках.

На видном месте лежали три записки – сообщения для суперинтенданта, полученные за последние двадцать минут: "Просьба позвонить мистеру Петерсону", "Просьба позвонить на Кэннон-роу", "Просьба немедленно явиться к начальнику отдела".

В первую очередь он решил позвонить на Кэннон-роу и выяснить, как там Донован.

– У телефона Уэст, – сообщил он дежурному суперинтенданту.

– Ну наконец-то! – обрадовался тот. – Когда вы заберете от нас этого психа?

– Что, буянит?

– Вы смеетесь? Этот тип социально опасен. Может, его давно пора к судье? Мне просто не терпится, чтобы ребята из Брикстона избавили нас от этого удовольствия.

Брикстон – тюрьма для подследственных, куда судья наверняка решит отправить Донована.

– Вы хотите сказать, что судья еще не вынес решения? – с удивлением воскликнул Роджер.

– Нет, черт возьми, и вам это отлично известно! Всякий раз, как я звоню Петерсону и его ребятам, они отвечают, что и пальцем не шевельнут, пока не получат ваших распоряжений!

– Дьявольщина! Ладно, я сейчас же займусь этим делом.

Повесив трубку, Роджер вызвал из соседней комнаты дежурного. В кабинет вошел молодой человек в безукоризненном элегантном синем костюме – старший инспектор Уоттс.

– Надо срочно отправить Донована в суд Вест-энда, – сказал Роджер. – Узнайте, кто из судей дежурит и в котором часу он им займется. Я попытаюсь успеть до двух часов, но если не получится, запишите фамилию судьи, наладьте связь с Петерсоном и попросите отсрочки на неделю с содержанием в тюрьме предварительного заключения. Все понятно?

– Да, сэр.

– Если я кому-нибудь понадоблюсь, пусть перезвонят Коппелу. А потом мне надо будет съездить в Уайтчепел.

– Вы хотите допросить дочь Донована, сэр?

– Вот именно.

Как только Уоттс ушел, Роджер снова снял трубку и попросил соединить его с Петерсоном. Ожидая инспектора, он раздумывал, что чудом избежал катастрофы. Ведь любой подозреваемый в течение суток должен предстать перед следственным судом, который выносит решение о его ближайшей участи. Если бы Роджер не успел отправить Донована в суд до закрытия слушаний, пришлось бы специально искать судью и собирать людей. Все это влетело бы в копеечку избирателям, а для полиции обернулось пустой тратой драгоценного времени. Какое счастье, что он решил сразу же позвонить на Кэннон-роу!

Голос Петерсона прервал размышления суперинтенданта. Роджер сообщил ему о принятых мерах.

– Прекрасно, а то я уже всерьез начал волноваться, – признался Петерсон. – Вчера вы сказали, что займетесь предварительным слушанием сами. Но, скажите, почему вы так долго тянули с этим делом?

– Строго между нами, у меня это совершенно вылетело из головы!

И в это время Уэст услышал в коридоре тяжелую поступь. Кто-то медленно приближался к его кабинету, и Роджер сразу понял, кто именно.

– Я вам перезвоню, – быстро сказал он Петерсону, вешая трубку.

И не успела та лечь на рычаг, как дверь напротив стола Роджера распахнулась, а на пороге выросла внушительная фигура Коппела.

Глава 7

При виде шефа Уэст вскочил и замер, так и не успев снять руку с телефона. Коппел захлопнул за собой дверь с такой яростью, что даже стекла задрожали, и в бешенстве двинулся к столу Роджера.

У шефа криминального отдела была внушительная фигура, а густые брови, нависшие над проницательными глазами, даже в обычное время придавали ему довольно свирепый вид. Сейчас же, когда его буквально трясло от ярости, суперинтендант сразу понял, что грозы не миновать.

– Какого черта? Что с вами стряслось, Уэст?

– Что вы имеете в виду, сэр?

– Вы не подчиняетесь моему приказу, хотя я подчеркнул его срочность! – прогремел Коппел, но, увидев, что Роджер не дрогнул, осведомился: – Вам что, не передали моих распоряжений?

– Немедленно явиться к вам в кабинет? Передали, сэр. Я...

– Так почему вы не явились?

– Я полагал, что сначала должен составить полный рапорт. Иначе я не смог бы доложить вам о последних данных. Мне нужно было также...

– Я хочу, чтобы мои приказы выполнялись точно, без рассуждений! – зарычал Коппел.

– ...исправить крупное упущение, – закончил Уэст с прежним хладнокровием.

– Упущение? Какое еще, к черту, упущение?

– Я забыл подготовить Донована к предварительному слушанию.

– Забыли???

– Я рассчитывал, что этим займется окружная полиция, совершенно упустив из виду, что вчера обещал сам решить этот вопрос.

Коппел задохнулся от негодования:

– А как с этим сейчас?

– Я только что отдал все необходимые распоряжения, сэр.

– Ладно... все лучше, чем никогда. А что вы еще запамятовали?

– Насколько я знаю, больше ничего, сэр. Но сегодня утром я потерял много драгоценного времени, и теперь наверстать упущенное будет нелегко.

– Да, вы так долго прохлаждались, что тот, кого мы ищем, уже наверняка удрал. Представляю, как он радуется – такое везение выпадает нечасто! Если я доверил это дело вам, Уэст, то лишь потому, что рассчитывал на решительные действия. Я надеялся, что расследование попало в надежные руки. Эта работа – не для муниципальной полиции, потому что тут могут возникнуть осложнения не только в нашей стране, но и за границей. Мне уже трижды звонили из Нью-Йорка и из Голливуда. Я не сомневался, что, избрав человека с трезвым умом и хорошей международной репутацией, сумею предотвратить неприятности. И вот благодарность!

Наступило тяжелое молчание. Наконец Коппел нетерпеливо бросил:

– Ну?

– Я понимаю, в каком положении вы оказались, сэр, – медленно, даже с преувеличенным спокойствием проговорил Роджер. – И полностью одобряю ваше решение немедленно снять меня с этого расследования. Это нетрудно сделать под предлогом, что мое вчерашнее ранение оказалось серьезнее, чем сначала показалось врачу. По крайней мере, лицо Скотленд-Ярда не пострадает.

"Что за черт дернул меня за язык?" – подумал суперинтендант и в то же время порадовался, что смог хотя бы взять себя в руки и говорить рассудительно.

Под изучающим взглядом Коппела он вспоминал, как тот разносил недисциплинированных старших офицеров. Такое не раз случалось у него на глазах. Хорошо еще, что нынешняя сцена происходит без свидетелей.

– Вы хотите, чтобы я снял вас с расследования? – еще больше нахмурясь, спросил Коппел.

– Нет, сэр.

– Тогда что вы тут болтаете?

– Я никого не хочу разочаровывать: ни вас, ни Скотленд-Ярд... ни себя самого, сэр.

– Не сомневаюсь. Удалось вам раскопать хоть малейший намек на личность убийцы?

– Ни малейшего. И это несмотря на многочисленные отпечатки пальцев... Ясно только, что это не профессионал, иначе он действовал бы намного осторожнее.

– Разве что был пьян...

– Ну, и если нарочно решил наследить побольше.

– Допустим. И каковы же ваши дальнейшие планы?

Эта фраза означала молчаливое прощение. Уэст понял, что шеф отпустил ему грехи.

– Собираюсь поговорить с дочерью Донована, сэр.

– Думаете, она знает имя убийцы?

– Во всяком случае, знает, от кого забеременела.

– В наше время это вовсе не обязательно. Но все-таки попробуйте. А потом?

– К несчастью, я еще не успел ознакомиться со всеми подробностями. Вы совершенно правы: я слишком долго тянул резину.

Роджер живо представлял, как Петерсон и его люди все утро допрашивали жильцов Бэннок Тауэрс. И продолжают допрашивать сейчас. А еще несколько десятков детективов рыщут по всей округе, добросовестно выискивая каждую мелочь. А он, Уэст, спокойно проспал все утро! Но тут же в его голове мелькнула другая картинка: Джейн и ее упреки в том, что он слишком уверовал в собственную незаменимость!

Коппел не стал прерывать его горьких размышлений.

– Слушайте, Красавчик, – наконец проворчал он, – если у вас и в самом деле болит голова или вы слишком устали, чтобы продолжать расследование, признайтесь сразу! Подумайте 6 том, что, если мы в ближайшие дни не получим результатов, Скотленд-Ярд забросают грязью.

И тут до Роджера внезапно дошло, что так беспокоит Коппела. Больше всего тот боится, что потускнеет репутация Скотленд-Ярда, а вместе с ней и других полицейских формирований. И суперинтендант вдруг почувствовал симпатию к этому суровому и требовательному человеку. А он-то воображал, будто хорошо знает шефа!

– Я буду держать вас в курсе, – сказал Роджер и нарочно добавил: – Спасибо, сэр.

Коппел покачал головой и отвернулся. Но не успел он выйти из кабинета, как суперинтендант снова заговорил:

– Можно задать вам вопрос, сэр?

Коппел пробормотал что-то вроде "валяйте".

– Как вы думаете, сэр, скоро ли нам следует ожидать реакции кино– и телемира?

– Понятия не имею, Уэст. Министр внутренних дел меня очень торопит, а его, насколько я понимаю, подстегивает "Бритиш филм Индастри". Как вы знаете, это очень мощная корпорация. Кроме того, там умеют делать рекламу, и не исключено, что к нам постараются привлечь как можно больше внимания.

Теперь Роджер знал, почему Коппел поручил расследование именно ему: чтобы избежать международного скандала и неприятных последствий для Скотленд-Ярда. Во время своих многочисленных командировок за границу Уэст всегда умел приковывать к себе внимание публики, и вот теперь ему предстояло играть незавидную роль куклы-неваляшки. Оставалось выбрать: гордиться этим обстоятельством или жаловаться на судьбу. Роджер предпочел бы гордиться.

После ухода Коппела он обдумывал все возможные "за" и "против". Его размышления прервал телефонный звонок. Суперинтендант снял трубку, но его опередил дежурящий в соседней комнате старший инспектор:

– Уоттс слушает. Мистера Уэста нет в кабинете, но я могу передать ваше поручение. Назовитесь, пожалуйста.

– Меня зовут Греаторекс. Реймонд Греаторекс... – Позвонивший немного помолчал, словно для того, чтобы дать собеседнику время осознать, с кем он имеет честь беседовать. Роджер и в самом деле чуть не присвистнул от удивления, ибо Реймонд Греаторекс был одним из наиболее популярных в Англии киноактеров. – Я располагаю сведениями о покойном Дэниеле О'Харе и думаю, что они весьма заинтересуют мистера Уэста. Примерно до половины седьмого вечера я пробуду на студии "Борили".

– Обязательно передам это мистеру Уэсту, – пообещал Уоттс. – Спасибо.

Закончив разговор, инспектор вошел в кабинет шефа и увидел, что Роджер кладет трубку на рычаг.

– Я хочу, чтобы два-три человека немедленно поехали в студию "Борили". И пусть не спускают глаз с Греаторекса до моего приезда. Если он звонил оттуда, содержание разговора уже может быть известно сотням людей. Если вы сейчас свободны, то поезжайте с ребятами, если заняты – пошлите вместо себя Билла Слоана. Нельзя терять ни минуты.

– Понял, сэр.

– Если кто-нибудь спросит, чего ради вы там торчите, сошлитесь на расследование убийства О'Хары. Но главное, не теряйте из вида Греаторекса.

Уоттс вернулся к себе в кабинет, чтобы отдать необходимые распоряжения, а Роджер по селектору связался с шефом.

– Коппел слушает.

– Говорит Уэст, сэр. Реймонд Греаторекс хочет, чтобы я заехал на студию "Борили" и повидался с ним до половины седьмого вечера. Но сначала я все же хочу съездить к дочери Донована.

– А до тех пор вам бы следовало приставить к Греаторексу охрану.

– Мои ребята уже едут туда. Но у меня есть еще одно дело...

– Давайте выкладывайте!

– Я бы хотел знать, действительно ли Донован работает в гараже деревушки Лири примерна в десяти милях от Корка. Возможно, будет лучше, если вы сами позвоните в Дублин и попросите выяснить этот вопрос?

– Хорошо, я этим займусь.

Роджер повесил трубку и пять минут спустя уже ехал в сторону Уайтчепела. Часы показывали почти полдень, и суперинтенданту страстно хотелось раздвоиться, чтобы успеть одновременно и к Мэри-Элин и к кинознаменитости. Но, раз уж это невозможно, он почел за благо сперва навестить девушку. Движение в центре было очень оживленным, и по контрасту Роджер сразу вспомнил пустынный облик тех же улиц прошлой ночью. Теперь же тяжелые грузовики на подступах к Олдгейту и Уайтчепелу изрядно задерживали машину. Зато у него есть время, по крайней мере, поразмыслить и оценить звонок Греаторекса, чей уверенный, хорошо поставленный голос все еще звучал у него в ушах.

Добравшись до цели, Роджер свернул с шоссе и поставил машину у главного входа в Берн Корт. Обнаружив на окраине Уайтчепела одно из самых элегантных в Лондоне зданий, Уэст немного удивился. Атмосфера Берн Корта напоминала ему о Швейцарии. Большая часть дома была деревянной, а фасад украшали балконы. Белая и голубая краски еще не очень пострадали от лондонских туманов и дыма.

В холле дежурили двое полицейских в форме и детектив в штатском. При виде Уэста "штатский", несомненно, работающий в окружной полиции, почтительно поспешил навстречу:

– Добрый день, сэр.

– Здравствуйте. Что новенького у миссис Мэллоуз?

– Она выходила за покупками, но недавно вернулась. Минут двадцать назад заезжал торговец мукой, потом пришли двое женщины, одетые как медсестры. Вышел только торговец. Да, и еще, сэр, – добавил он, увидев, что Уэст собрался уходить, – сержант-детектив Пил готов доложить вам о результатах своего расследования.

– Где он сейчас?

– В окружном управлении, сэр.

– Передайте ему, чтоб подъехал сюда через полчаса и подождал. Я поговорю с ним на обратном пути.

– Хорошо, сэр.

По тому, как детектив улыбнулся, Роджер подумал, что он, наверное, дружит с Пилом. Не менее роскошный, чем в Мэйфэйре, лифт бесшумно доставил суперинтенданта на пятый этаж. У коридора, ведущего к квартире номер 5с, стоял еще один полицейский в штатском.

– Здравствуйте.

– Добрый день, сэр.

– Все в порядке? Ничего подозрительного?

– Нет, сэр. Я пойду вместе с вами?

– Да, пожалуйста.

Дверь открыла очаровательная ямаиканка в белой шапочке и безукоризненно белом халате.

Роджер спросил миссис Мэллоуз. Очевидно, девушка уже получила соответствующее распоряжение хозяйки, потому что сразу же провела посетителей в гостиную, где уже побывали сержант Пил и его спутник. Айви Мэллоуз сидела у секретера. На ней был шоколадного цвета костюм, который, судя по элегантности и изяществу линий, стоил немалых денег.

– Как себя чувствует Мэри-Элин? – спросил Роджер, поздоровавшись с хозяйкой дома и представившись.

– Она очень утомлена.

– Насколько я понимаю, в ее положении это вполне нормально?

– Я хотела сказать, что девушка как раз отдыхает и лучше всего ее сейчас не беспокоить.

– Но мне говорили, что она проснулась...

– Да, но теперь снова задремала, а я должна вам сказать, мистер Уэст, что сон – самое лучшее лекарство.

– Не спорю, но мне необходимо поговорить с девушкой немедленно.

Взгляд миссис Мэллоуз потемнел:

– Неужели это и в самом деле так необходимо?

– Боюсь, что да.

– Сомневаюсь, что Мэри-Элин сможет вам помочь, мистер Уэст. По-моему, у вас сложилось ложное впечатление об этой девушке. Надеюсь, тем не менее, вы поймете, что я не позволю вам ни малейших замечаний, которые бы ее травмировали.

– Вы готовы назвать имя человека, который направил ее вам? – спросил Роджер "полицейским" голосом.

Миссис Мэллоуз улыбнулась.

– Увы! Это тоже строго конфиденциальные сведения, – извиняющимся тоном произнесла она.

– Сколько у вас обычно бывает пациенток?

– Примерно до десяти в неделю. Могу я попросить вас еще раз, мистер Уэст, оставить Мэри-Элин в покое? Ей очень нужно как следует отдохнуть, – повторила она.

– Простите, мэм, но вынужден настаивать на своем.

Сообразив, что препираться бесполезно, миссис Мэллоуз пожала плечами и повела Роджера с полицейским в комнату больной. Все трое вошли туда вместе.

Маленькая хрупкая девушка лежала на боку спиной к посетителям. Миссис Мэллоуз нагнулась и тихонько взяла ее за плечо.

– Мэри-Элин... проснитесь...

Не получив ответа, она еще раз, уже сильнее, потянула плечо больной, но опять безуспешно.

Тишина, наступившая в комнате, вдруг показалась нестерпимо тяжелой.

Миссис Мэллоуз обернулась и посмотрела в глаза суперинтенданту полным ужаса взглядом.

Глава 8

Роджер медленно приблизился к постели Мэри-Элин и приподнял лежавшую на одеяле руку девушки.

– Нет, этого не может быть... – жалобно простонала миссис Мэллоуз у него за спиной.

Уэст сжал бесчувственную руку, пытаясь найти пульс. Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем он ощутил под пальцами слабое, едва заметное биение крови. Суперинтендант мгновенно повернулся к потрясенной женщине:

– Зовите врача! Быстро!

– Но...

– Я сказал: быстро! И скажите своим медсестрам, чтобы зашли сюда, только по очереди.

Уже у двери миссис Мэллоуз обернулась.

– Уверяю вас, ни одна из них не могла причинить вреда Мэри-Элин, – почти простонала она.

– Но кто-то же привел ее в такое состояние!

Через полуоткрытую дверь в коридор Роджер услышал, как хозяйка дома отдала распоряжение о враче и окликнула:

– Ребекка, суперинтендант хочет задать вам несколько вопросов.

– Хорошо, мэм.

Молодая ямаиканка грациозно вошла в комнату и замерла. Темные глаза скользнули взглядом по безжизненной руке, свисающей с постели, и недоверчиво уставились на суперинтенданта.

– Миссис Мэллоуз говорит, вы хотели меня видеть, сэр.

– Так и есть, Ребекка. – Роджер немного подумал. – Сколько раз за утро вы входили в эту комнату?

– Три раза, сэр.

– Как себя чувствовала пациентка?

– В первый раз, около половины восьмого, она еще спала. Я не стала ее беспокоить и тихонько вышла, потому что доктор настаивает...

Девушка умолкла, нервно прикусив губу. Но Роджер сделал вид, будто не замечает ее смятения.

– Перейдем ко второму разу.

– Было восемь часов, и Мэри-Элин только что проснулась. Я дала ей чашку чаю, а сама пошла за завтраком. Скажите... она ведь придет в себя, правда?

– После этого вы возвращались сюда?

– Да, забрала поднос с посудой после завтрака.

– Девушка все еще бодрствовала?

– О, разумеется!

– И больше вы не приходили?

– Нет, сэр. У меня начался перерыв, а когда я снова приступила к работе, доктор...

Медсестра снова смущенно умолкла.

– Как вас зовут, дитя мое?

– Ребекка Смит, сэр.

– Сестра Смит, вы дважды упомянули о "докторе". Кого вы имеете в виду?

Впервые с начала допроса девушка попыталась уклониться от ответа. Роджер видел, что она глубоко взволнована.

– Прошу вас, отвечайте, – мягко проговорил он.

– Уверяю вас... это... это получилось невольно...

– Что вы имеете в виду?

Как при перекрестном допросе, Уэст задавал вопросы так, чтобы не направлять свидетеля и не подсказывать возможный ответ. Он догадывался, что от внимательного уха за дверью не ускользает ни единый звук.

– Ну?

– Я говорила о... о миссис Мэллоуз, сэр.

– Вы ее и в глаза называете доктором?

Девушка повернулась к двери, словно моля о помощи, и в то же мгновение в комнату вошла Айви Мэллоуз. Ласково улыбнувшись медсестре, она ледяным тоном объяснила Роджеру:

– Ребекка сказала правду, персонал и в самом деле часто называет меня доктором. Я пытаюсь их от этого отучить, но безуспешно. Девушки знают, когда-то я была дипломированным гинекологом, и считают несправедливым, что мое имя вычеркнули из списков. Для своих служащих я по-прежнему остаюсь врачом.

– А что думаете об этом вы сами, мэм?

– Я вполне сознательно нарушила закон и за это была жестоко наказана. – Айви Мэллоуз подошла к Мэри-Элин, пощупала у нее пульс и опять повернулась к суперинтенданту. – Доктор Гэлбрейт приедет с минуты на минуту. Быть может, вы продолжите допрос в другой комнате?

– Нет, – отрезал Роджер. – Сестра Смит, выдавали сегодня какое-либо лекарство этой больной?

– Нет, сэр.

– Даже аспирина или безобидного снотворного?

– Я бы сказала вам об этом, сэр!

– Благодарю вас, можете идти. Теперь попрошу другую сестру, миссис Мэллоуз.

– Сестра Требизон ждет в коридоре, суперинтендант.

– Прошу вас, позовите ее.

Вторая медсестра оказалась пухленькой симпатичной брюнеткой невысокого роста и разительно отличалась от гибкой красавицы ямаиканки.

– Вы заходили в эту комнату сегодня утром? – спросил Роджер.

– Нет, сэр.

– Вы уверены?

– Я бы помнила об этом, сэр, тем более что эта больная не числится в моем списке.

– Это вы готовили для нее чай или завтрак?

– Честно говоря, нет, сэр.

Роджер повернулся к Айви Мэллоуз.

– Вы можете мне сказать, кто этим занимается?

– Конечно... у нас есть кухарка.

– Она сейчас на кухне?

– Конечно.

– Если вы ничего не имеете против, я бы хотел поговорить и с ней.

– Здесь?

– Ну да!

– Послушайте, суперинтендант, не лучше ли оставить больную...

– ...На милость того, кто снова попытается ее отравить?

– Не может быть, чтобы вы и в самом деле подозревали...

– По-моему, кто-то пытался заставить эту девушку навсегда умолкнуть, мэм. Если врач не станет возражать, я намерен перевезти ее в такое место, где ей не будет угрожать опасность. Таким образом, никого не придется больше подозревать в дурных намерениях.

Роджер заметил, что его слова возмутили медсестру, а на лице миссис Мэллоуз отразилось огорчение.

– Сходите за кухаркой, сестра, – слабым голосом сказала она.

Оставшись наедине с полицейскими, миссис Мэллоуз молча стояла, не отводя глаз от Мэри-Элин. Вскоре дверь открылась и в комнату вошла толстая краснощекая женщина. Трудно было поверить, что природа способна окрасить человеческие волосы в такой ярко-оранжевый цвет. Черты лица кухарки ясно говорили о ее ирландском происхождении. На круглых щеках и ядовито-зеленом фартуке виднелись следы муки.

– Я суперинтендант Уэст из Скотленд-Ярда, – заявил Роджер не столько, чтобы представиться, сколько желая сразу же внушить свидетелю должное почтение. – Ваша фамилия?

– Миссис Морин О'Мали, – ответила кухарка, и не понятно, чего в ее выговоре было больше, ирландского акцента или насмешки.

– Спасибо. Скажите, сегодня утром завтрак для той больной готовили вы?

– Само собой. И я даже добавила ей от себя еще одно яйцо и большой ломоть бекона. Сестра Смит сказала, что девочка здорово проголодалась и что она к тому же ирландка.

Голубые глазки кухарки лукаво блеснули.

– Кто-нибудь помогал вам готовить?

– Хотела в я взглянуть на этого "кого-нибудь"! Неужто вы думаете, я без посторонней помощи не смогу накормить девчушку, тоненькую, как мизинчик? Тут вообще всего ничего – восемь-девять порций, а вот когда я работала в "Ройял"...

– Спасибо. Кто-нибудь, кроме вас, был сегодня на кухне?

– А если и так? Что я, не могу предложить полисмену перекусить?

– А к вам не приходил какой-нибудь гость?

– Да, но он пробыл тут всего минуточку...

– А это случайно не та минуточка, когда вы готовили завтрак этой больной?

– Право слово... теперь, когда вы сказали, я припоминаю, что вроде бы да.

– Кто этот человек?

– Просто земляк. Мне его послал родственник из Дублина. Парень торгует мукой, и, должна признаться, его приход меня очень порадовал. Но почему вы задаете мне такие вопросы, суперинтендант?

– Потому что я хочу знать, не мог ли приятель вашего родственника подмешать к завтраку яд, а если это сделал не он, то кто?

Кухарка собралась было дать волю своему ирландскому темпераменту, но в дверь позвонили и почти тотчас же миссис Мэллоуз ввела в комнату доктора Гэлбрейта. Это был мужчина средних лет, одетый со строгим вкусом. Кивнув Роджеру, он наклонился над больной.

– Пусть все выйдут, мне нужна только медсестра, – сказал он, пощупав пульс.

Кухарка торжествующе посмотрела на Роджера.

– Можно мне зайти туда, где вы готовите? – спросил суперинтендант, когда все они вышли в коридор.

– Пожалуйста, но сразу скажу, что такой чистенькой кухоньки вы не найдете на всех британских островах!

И она нисколько не преувеличила: небольшая, но модернизированная кухня сияла образцовой чистотой. Миссис О'Мали показала Роджеру, где стоял поднос с завтраком Мэри-Элин и где сидел ее гость, после чего без лишних колебаний признала, что, при желании, он вполне мог насыпать какого-нибудь порошка в кофе или в тарелку с яичницей.

– С тем же успехом нечто подобное могли бы проделать и вы, воспользовавшись тем, что я отвернулась. Хотите чашечку кофе, суперинтендант?

– Спасибо, не сейчас.

Выйдя из кухни, он усмехнулся и покачал головой.

Заключение врача было кратким, но исчерпывающим:

– Этой больной дали изрядную дозу морфина. Наркотик, несомненно, подмешали к пище. Я сильно сомневаюсь, что жизнь девушки под угрозой, но распорядился немедленно перевезти ее в больницу. Насколько я понимаю, вы будете держать ее под наблюдением, пока опасность не минует окончательно?

– Разумеется, – кивнул Роджер. – Я отправлю вместе с ней своего человека и вызову женщину-полицейского дежурить в палате. Вы совершенно уверены, что морфин подмешали к пище?

– Не может быть сомнений. На теле никаких следов инъекций.

Мужчины с нескрываемой враждебностью сверлили друг друга взглядом. Гэлбрейт, видимо, предпочитал молчать и отвечать на вопросы полицейского как можно более кратко. В свою очередь Роджер колебался, не решаясь допрашивать врача так, как ему бы хотелось. В конце концов он счел, что сейчас есть проблемы и поважнее, а кроме того, Гэлбрейта наверняка удобнее расспрашивать о "доме отдыха" миссис Мэллоуз либо у него в консультации, либо дома. И Роджер отложил серьезный разговор с доктором на потом.

– Я еще зайду к вам, – сказал он. – Вы намерены поговорить с доктором Мэллоуз?

– Вы хотите сказать, с миссис Мэллоуз? Да, мне нужно сообщить ей результаты обследования и предупредить, что ее больная перебирается в больницу.

– Позвольте сначала поговорить с миссис Мэллоуз несколько минут мне.

Врачу пришлось уступить, но было видно, что это вызвало у него раздражение. Роджер направился в кабинет хозяйки квартиры. Когда он толкнул приоткрытую дверь, миссис Мэллоуз повернула к нему измученное лицо. Очевидно, эта история ее достаточно вымотала.

– А знаете, закон совсем не всегда бывает жесток, – отеческим тоном заметил Уэст. – Доктор отвезет Мэри-Элин в больницу, а значит, вам пока нечего опасаться судебного расследования. Но мне бы хотелось в ближайшее время еще раз побеседовать с вами.

– Конечно, конечно...

– И еще одно: вы знакомы с Реймондом Греаторексом?

– С киноактером? – Она вдруг испугалась. – Должно быть, он знал О'Хару... если вы намекаете, что он поставлял мне пациенток, я отвечу: нет, ничего подобного!

Казалось, миссис Мэллоуз говорит искренне, но у Роджера пока не было возможности в этом убедиться. Ему очень хотелось поверить ей, но любой полицейский знает, как опасно поддаваться собственным впечатлениям. Стоит на мгновение расслабиться – и, возможно, упустишь случай, от которого зависит исход расследования. Поэтому суперинтендант решил держаться настороже, выбрав из длинного списка подлежащих проверке деталей лишь наиболее существенные. Рутинную работу вполне могут проделать его подчиненные, сам же Роджер воспользуется более тернистыми тропками, а иначе до истины не добраться. Когда он выходил на улицу, возле дома остановился лимузин "скорой помощи". Стоящий тут же Пил, увидев, шефа, бросился к машине Уэста и распахнул переднюю дверцу.

– Спасибо, – поблагодарил Роджер, садясь за руль. – Устраивайтесь рядом.

Пока сержант садился, Уэст связался по рации с информационным центром:

– Я еду на студию "Борили" и беру с собой сержанта Пила. Предупредите управление Вест-энда. Скажите также мистеру Коппелу, что дочь Донована накачали снотворным, но мы пока не можем сказать определенно, что ее хотели убить. А кроме того, пусть управление Вест-энда попытается раздобыть приметы ирландца, который сегодня утром заезжал в Берн Корт и побывал в квартире номер 5с. – Суперинтендант сообщил необходимые подробности о торговце мукой и положил трубку.

Пил, подождав, пока он закончит разговор, захлопнул дверцу.

– Ну, что вам удалось выяснить? – спросил Роджер, заводя мотор.

– Сомневаюсь, что разузнал все до конца, сэр, но история вполне правдоподобна. Миссис Мэллоуз живет в Берн Корт уже четыре года, то есть переехала туда одной из первых. До этого Она содержала "дом отдыха" в другом месте – с тех пор, как примерно семь лет назад ее имя вычеркнули из медицинских списков.

Пил умолк, ожидая нового вопроса.

– А за что ее исключили из списков?

К величайшему удивлению Уэста, сержант ответил незамедлительно :

– Выписала наркотики, зная, что их перепродадут наркоманам. Полиция не стала ее преследовать – в те времена законы по борьбе с наркоманией еще не были так суровы.

Роджер на мгновение сосредоточился на дороге – возле площади, которую они пересекали, машины шли сплошным потоком. Разговор возобновился, лишь когда они свернули к Олдгейту и Сити.

– Это было ее первым нарушением? – спросил Уэст.

– Первым осуждением, сэр.

– Хорошо, продолжайте.

– Миссис Мэллоуз занимает нынешнее положение уже три с половиной года. У нее вполне приличный счет в банке, и, насколько мне удалось разузнать, плата в ее заведении не выше, чем в обычном доме отдыха, хотя за лекарства приходится платить отдельно. Медсестры получают жалованье по общему тарифу. Пациенток бывает примерно по десять в неделю. И пока что ни одна не погибла. В случае каких-либо трудностей или осложнений миссис Мэллоуз вызывает доктора Гэлбрейта. Иногда она пользуется услугами других врачей, но только если отсутствует этот ее консультант.

– Ясно. Картинка довольно прозрачная. Вы хорошо потрудились, сержант... А теперь извините, но мне придется все внимание отдать дороге – уж очень не терпится поскорее увидеть Реймонда Греаторекса.

Минут двадцать спустя Роджер услышал радиосигнал и включил громкоговоритель.

– Сообщение для суперинтенданта Уэста... Старший инспектор Уоттс сообщает, что на Реймода Греаторекса только что совершено покушение... Конец связи.

Глава 9

Старший инспектор Джереми Уоттс искренне восхищался Роджером Уэстом. Он ценил не только умение шефа четко вести расследование, но и его знаменитый нюх – Роджер часто полагался на интуицию, и она его ни разу не подводила. За долгие годы службы под началом суперинтенданта Уоттс крепко уверовал в необыкновенный дар Уэста предчувствовать опасность и вовремя принимать меры.

Поэтому, услышав от шефа, что Реймонду Греаторексу угрожает беда, Уоттс, не раздумывая, помчался на студию "Борили". Его ничуть не взволновало, что приказание Уэста также основано исключительно на предчувствии и что, если это предчувствие не оправдается и они напрасно посеют панику среди актерской братии, весь Скотленд-Ярд будет потешаться и над суперинтендантом, и над ним, Уоттсом.

Вскоре после пополудни полицейский "хэмблер" с Уоттсом и сержантом-водителем подъехал к студии телефильмов. По дороге старший инспектор успел связаться с местной полицией, вовремя вспомнив, что студия расположена на границе графства и, следовательно, не зависит от муниципальных сил охраны порядка. Он выяснил, что охрану "Борили" обеспечивает крупная страховая компания "Оллсэйф Инкорпорейтед". Ее персонал, состоящий в основном из отставных следователей, тесно сотрудничает с местной полицией, и, судя по всему, обе службы полностью доверяют друг другу. Помимо обычной работы, "Оллсэйф" следит за сохранностью костюмов актеров и актрис, оберегает павильоны от налетов юных вандалов и охраняет покой "звезд" от назойливого любопытства публики.

Уоттс выяснил также, что с шефом охраны, отставным суперинтендантом Дэвидом Сэнделлом, следует обращаться так, словно он все еще занимает важный пост в полиции. Когда старший инспектор позвонил Сэнделлу и сообщил о своем приезде, тот не преминул предупредить его, что любого, кто впервые переступает порог "Борили", охватывает странное ощущение, будто он оказался в особом мире, живущем по своим собственным законам.

И в самом деле, когда "хэмблер" довез Уоттса до места, старший инспектор подивился тому, что узрел. Высокие стены, выкрашенные в белый цвет, отделяли от внешнего мира четыре огромных строения, где располагались основные подмостки, два небольших домика, предназначенных для администрации, и множество рассыпанных тут и там павильонов. Чуть на отшибе стоял невероятных размеров ангар. Там, понял Джереми, ставились уличные декорации, воспроизводящие самые разные эпохи английской цивилизации.

У главного входа на студию, за высоченными стальными воротами дежурили четыре охранника в серой униформе и кепи с крупной надписью "Оллсэйф". Как только какая-нибудь машина въезжала в пределы "Борили", к ее ветровому стеклу на самом видном месте прикреплялась зеленая карточка (на обратном пути ее, тоже стало понятно старшему инспектору, следовало вернуть).

Один из охранников оставил служебную будку и заглянул в машину к полицейским:

– Нас только что предупредили о вашем приезде, инспектор. Обогните первое здание, там вас уже ждут и проводят к мистеру Сэнделлу.

Уоттс уже начал нервничать, но он знал, что стоит кому-то из служащих "Оллсэйф" заметить его дурное настроение, потом об этом придется горько пожалеть. Как только под "дворник" сунули зеленый пропуск, шофер медленно покатил по аллее мимо длинной цепи трейлеров, на одном из которых было написано: "Реймонд Греаторекс". Обогнув указанное здание, они остановились возле служащего "Оллсэйф". При виде полицейской машины тот приветливо замахал рукой. Уоттс узнал старого знакомого по Скотленд-Ярду и сразу успокоился.

– Привет, Чарли! – крикнул он, высунув голову в окошко автомобиля.

– Добрый день, сэр. Почти как в старые добрые времена, правда? Сейчас я вас провожу к мистеру Сэнделлу.

– Вы не знаете, где сейчас Реймонд Греаторекс?

– В третьей студии, сэр. Но сегодня к нему лучше не подходить даже на пушечный выстрел.

– Это еще почему?

– Греаторекс терпеть не может статистов, а нынче снимают сцену, где целая толпа изображает бунт.

– Бунт?.. – удивился Уоттс.

Чарли толкнул дверь вытянутого в длину здания, внутри оказавшегося точной копией оборудованного по последнему слову техники полицейского участка. Напротив двери с надписью "Бюро жалоб", у которой явно скучали два "отставника", инспектор увидел табличку "Начальник службы безопасности". Туда и направился Чарли и, постучав, открыл дверь.

– Старший инспектор Уоттс, сэр, – доложил он и, пропустив Джереми в кабинет, исчез.

Удобная комната сразу понравилась инспектору, оценил он и подробные карты местности, покрывающие стены. Дэвид Сэнделл, пожилой ладный блондин в хорошем костюме, чуть привстал из-за массивного стола и, сдержанно улыбаясь, предложил сесть, но руки не подал.

– Может быть, сядете, старший инспектор?

Немного поколебавшись, Уоттс принял предложение и тут же приступил к делу:

– Мы очень обеспокоены, поскольку есть основания предполагать, что убийца Дэнни О'Хары попытается расправиться и с Реймодом Греаторексом.

– Мы? А не слишком ли вы обобщаете, инспектор?

– Честно говоря, я имел в виду мистера Уэста, – признался Уоттс.

– Надо полагать, это одно из его знаменитых "предчувствий"?

– Мистер Уэст настолько обеспокоен, что счел нужным послать меня и еще двух агентов следить за всеми передвижениями актера. Сам суперинтендант задержался у начальника отдела и приедет немного позже.

Судя по всему, эта тирада не произвела на Сэнделла сильного впечатления. Тем не менее он включил селектор и приказал дежурному удвоить охрану третьей студии, потом, удобно откинувшись в кресле, с наигранным безразличием спросил:

– Вы, наверное, хотите сами отправиться на место?

– Может быть, мы пошлем моих ребят на выручку вашим, а я тем временем попытаюсь изложить вам суть дела?

На сей раз начальник охраны нажал другую кнопку, и в дверях тут же вырос часовой.

– Проводите двух офицеров полиции в студию номер три, к мистеру Греаторексу. Речь идет об особом наблюдении.

– Но актер не должен ни о чем догадываться, – поспешил уточнить Уоттс.

– Само собой разумеется, – кивнул Сэнделл, провожая глазами часового.

Уоттс вдруг подумал, что дисциплина в "Оллсэйф" куда выше ярдовской, и то, что у Сэнделла такая маневренная связь с подчиненными, очень поможет делу.

А начальник охраны уже снова включил селектор:

– Пусть нас больше не беспокоят. – Подняв глаза на собеседника, он добавил: – Я слушаю вас, мистер Уоттс.

– Нам пока неизвестно, кто убил О'Хару. Это мог быть человек, у которого актер увел подружку, или отец этой подружки, или какое-то третье лицо. В последнем случае мотив преступления остается неясен. Однако, как бы то ни было, мы рассчитываем, что сведения, которые сообщит нам Греаторекс, существенно продвинут дело.

– С чего вы взяли?

Уоттс пожал плечами:

– Честное слово, не знаю. Мистер Уэст не счел нужным посвящать меня в детали.

– Но в конце-то концов, стоило ли устраивать переполох, даже не представляя толком, что к чему?

Уоттс чуть не вспылил. Ему ужасно захотелось напомнить Сэнделлу, что ни его фирма, при всем ее могуществе, ни даже местная полиция не имеют ни малейшего права не только вмешиваться в ярдовское расследование, но даже жаловаться. Однако он вовремя сообразил, что, заупрямившись, его собеседник может изрядно навредить следствию, и Роджеру Уэсту придется расхлебывать всю эту кашу. Проглотив обиду, инспектор примирительным тоном попросил:

– Может быть, вы мне опишете сцену, в которой снимается сейчас Реймонд Греаторекс? Там должен быть какой-то бунт...

– Греаторекс играет роль очень богатого промышленника, который решил уволить со своего завода несколько тысяч рабочих. Эти последние, подстрекаемые агитатором, врываются в зал, где в полном одиночестве размышляет Греаторекс, и... Одним словом, взгляните-ка на это сейчас сами.

Мужчины одновременно встали и, выйдя из здания охраны, сели в белый "ягуар" Сэнделла. Машина на полной скорости помчалась к третьей студии. По пятам за своим спутником Уоттс миновал длинный коридор и оказался перед дверью, над которой горела табличка с красной надписью: "Входить на красный свет строго воспрещается". Однако Сэнделл решительно толкнул дверь.

В зале возле камер суетились техники, рабочие волокли огромные кабели, время от времени поглядывая на сцену. У дальнего окна комнаты, обставленной в викторианском стиле, Реймонд Греаторекс невозмутимо созерцал ему одному видимый пейзаж. Никто из деловито сновавших вокруг людей не обращал на актера ни малейшего внимания.

Уоттс, впервые увидевший знаменитость вблизи, восхитился его величественной осанкой и приятным лицом.

Маленький человечек, сидевший на складном стуле с надписью "Постановщик", давал последние распоряжения ассистенту, а тот выкрикивал их в мегафон. Подняв глаза, Уоттс заметил, что примерно на половине высоты от пола по стене тянутся своего рода антресоли из подвижных деревянных и металлических конструкций. Там стоят прожекторы, высвечивающие каждое движение актеров. На одной из платформ техник что-то пояснял ассистенту в наушниках. Неожиданно раздался возглас: "Тихо! Начинаем!" – и, словно по волшебству, на площадке воцарилась тишина. Заурчали камеры, помощник режиссера выкрикнул номер дубля, и, как только он ушел, за окном без всякого предупреждения послышался гомон толпы. Злобные крики мужчин, звон разбитого стекла звучали все громче, словно толпа быстро приближалась. Но Греаторекс по-прежнему неподвижно стоял у окна, и в облике его было что-то почти патетическое. Шум перерос в грохот, казалось, толпа вот-вот взбесится, уже явственно слышались угрозы. Какая-то женщина истерически кричала: "Убейте его! Смерть тирану!". Наконец окно разлетелось вдребезги, и Греаторекс отшатнулся, с удивлением разглядывая свои окровавленные руки.

– Черт, что за... – начал Уоттс.

– Тихо!

– Так надо по сценарию, – шепнул ему на ухо Сэнделл.

В окне появилось лицо какого-то мужчины, и одновременно в дверь отчаянно забарабанили. Греаторекс посмотрел на другой выход, но, видимо передумав, встал перед сотрясаемой ударами дверью. Брошенный в окно кирпич, отскочив от стола, упал к его ногам. В ту же секунду замок поддался и рассвирепевшие люди, ворвавшись в комнату, окружили все так же невозмутимо спокойного Греаторекса. Камеры передвинулись, и на мгновение на площадке все стихло. "Рабочие" сверлили глазами "промышленника". И тут он впервые заговорил:

– Предупреждаю, если вы сейчас же не уйдете из моего дома, я закрою этот завод навсегда.

Кто-то из "бунтовщиков", стоявших у самой двери, насмешливо хмыкнул:

– Завод будет работать, даже когда вы умрете!

– Ну что ж, могу вам сообщить, что в моем завещании есть распоряжение ликвидировать его и передать клиентуру конкурирующей фирме Мидленда, – сухо заметил "промышленник". – Так что все это кипение страстей к добру не приведет. Отправляйтесь-ка восвояси по домам.

– А что будет, если мы согласимся? – недоверчиво спросил немолодой "рабочий".

– Бесполезно, – крикнул другой, – мы уже не сможем удержать толпу. Мистер Стерн, если хотите спасти свою шкуру, удирайте, пока не поздно!

Но тут под давлением толпы в комнату ворвалась еще одна группа "рабочих". Камеры снимали их со спины – как сплошную стену угрожающе поднятых кулаков. Яростные крики становились все громче, напряжение явно нарастало. Кто-то словно наугад швырнул камень, за ним полетел другой и попал в голову актера. Греаторекс рухнул как подкошенный, а камень с глухим стуком упал на площадку.

Уоттс услышал гневный вопль стоящего рядом Сэнделла:

– Это же настоящий кирпич!

Начальник охраны, как на пружинах, рванулся вперед, расталкивая подошедших к сцене техников, но бросивший камень рабочий уже отступил в толпу и затесался среди других статистов. Уоттс попытался было добраться до охранников и показать им беглеца, поспешно пробирающегося сквозь толпу, но быстро сообразил, что все его усилия тщетны. Оставалось лишь надеяться, что этого типа схватят, прежде чем он выберется за пределы студии. Если охранники "Оллсэйф" и вправду такие асы, какими себя считают, они сделают это.

И одно Уоттс знал точно: он никогда не забудет перекошенного страхом круглого лица, голубых глаз, толстых губ и сломанного носа кинувшего кирпич.

Сэнделла нигде не было видно. Вероятно, он помчался к себе в кабинет объявлять всеобщую тревогу. Понимая, что сам он ничего не сможет сделать, инспектор закурил и вернулся к Греаторексу. Несколько молодых людей с трудом сдерживали плотное кольцо любопытных. На иссиня-бледном лице раненого под левым глазом явственно выделялась глубокая рана. Склонившиеся над ним мужчина и женщина растерянно переглянулись.

– Не может быть, чтобы он умер, – прошептала женщина, – не может быть...

Глава 10

Первое, что Роджер Уэст увидел, оказавшись в студии, – это вынырнувшие из-за угла две полицейские машины. Обе, не останавливаясь, промчались мимо. У ближайшего здания возле "скорой помощи" толпились люди.

К Роджеру подскочил охранник.

– Что вам тут надо? – рявкнул он.

– Суперинтендант Уэст, – буркнул Роджер и сунул ему под нос удостоверение.

– Прошу прощения, сэр. – Охранник повернулся к коллеге, сидящему на мотоцикле. – Эй, Джеймс! Проводи-ка эту машину к третьей студии, да поживее!

– Реймонд Греаторекс уже на "скорой"? – спросил Роджер.

– Нет, сэр, пока еще в медпункте.

– Ну что ж, тогда поедем прямо туда.

Они остановились возле "скорой". Распахнутые задние дверцы машины приходились как раз напротив деревянного крыльца павильона, на каждой стороне которого было крупно написано: "Медпункт".

Роджера немного удивило, что актера сразу же не отвезли в ближайшую больницу. Поблагодарив мотоциклиста "Оллсэйф", он вошел в холл и среди взволнованных мужчин и женщин увидел Уоттса. Тот тоже заметил шефа и быстро пошел ему навстречу.

– Ну, как он? – спросил Роджер.

– Похоже, останется жив.

– Да? Это настолько серьезно?

– Был один очень скверный момент, так что пришлось тащить его в кислородную палатку. Врачи опасаются, что поврежден череп, но, к счастью, у них тут хорошее оборудование.

– Преступника поймали?

– Нет, ему удалось скрыться. Самое обидное – то, что я видел, как он бросил камень, и даже успел рассмотреть лицо, но не смог задержать. Но его физиономия будет стоять у меня перед глазами, пока мы не посадим ее обладателя под замок.

– Какие меры безопасности были приняты до вашего приезда?

– По сути дела, никаких.

Уэст удивленно вскинул брови:

– Что, Сэнделл отказывается сотрудничать?

– Сомневаюсь, чтобы после всего случившегося он мог это себе позволить. Правда, должен признать, что, когда несчастье уже произошло, Сэнделл молниеносно объявил всеобщую тревогу. Но, несмотря на все его усилия, повторяю, преступник удрал. Я нисколько не сомневаюсь, что покушение было тщательно подготовлено и рассчитано по минутам.

Пока Уоттс рассказывал шефу о своих впечатлениях, в холле появилась очень красивая девушка в платье викторианской эпохи. За ней следовали, по-видимому, ее восторженные поклонники. Скорбно застыв посередине холла, она с дрожью в голосе проговорила:

– Где он? Я непременно должна его увидеть!

– Сейчас я узнаю, возможно ли это, – поспешил на помощь красавице один из поклонников.

Наблюдая за этой сценой, Уоттс продолжал доклад:

– Преступник точно знал сценарий и не сомневался, что сможет ускользнуть. Впрочем, обвинить статистов в том, что они помогли ему скрыться, нельзя. У самой стены, окружающей студию, обнаружен фирменный грузовик. Кто-то наверняка позаботился, чтобы эта удобная машина ждала беглеца у павильона, а потом помогла ему взобраться на стену. Надо думать, по другую сторону стены стояла еще одна машина.

– Откуда вы все это знаете?

– Кто-то видел, как беглец садился за руль грузовика, который потом нашли у стены. Узнав об этом, парень из "Оллсэйф" доложил шефу. Я успел прочитать рапорт за несколько минут до вашего приезда.

– А машину на дороге никто не заметил?

– Это выясняет местная полиция.

– Вы составили словесный портрет?

– Еще не успел, сэр.

– Так займитесь этим поскорее. – Роджер повернулся к Пилу, который все это время не отступал от него ни на шаг. – Как только мистер Уоттс покончит с портретом, отвезите его в полицейское управление и скажите, что нужно срочно передать его в каждый участок и распространить по телетайпу. Потом отправляйтесь в Скотленд-Ярд и ждите моих распоряжений.

Пил вышел. В другом конце холла появился человек в белом халате и быстрым шагом направился к актрисе. Заметив его, та немедленно схватилась за сердце.

– Как он себя чувствует, доктор? – простонала она. – Прошу вас, скажите мне правду!

Роджер, как и все свидетели этой сцены, застыл, очарованный красотой актрисы и ее умело принятой позой. Но на врача все это уже явно давно перестало действовать.

– Выживет, – сухо бросил он.

– Поклянитесь!

– Могу вас заверить только в одном: Греаторекс не сможет работать как минимум несколько недель.

– Но это ужасно!

– Это только предварительное заключение. После рентгена и консультаций специалистов мы получим более подробные данные.

– Так он при смерти? И вы не позволяете мне войти к нему, хотя бы на минутку?!

– Если будете так буйствовать, то уж точно не позволю.

Угроза подействовала мгновенно – актриса успокоилась. Когда врач собрался возвращаться в палату, Роджер предъявил ему удостоверение, и тот кивнул, предлагая идти следом. Они вошли в тесную прихожую. Сквозь открытую дверь Роджер увидел другую, более просторную комнату. Врач остановился.

– Я не могу разрешить вам идти дальше, суперинтендант.

– А у вас есть на это право?

– Есть. Я здешний врач, моя фамилия Андерсон.

– Но как же так, мистер Андерсон? Какой-то молодой особе вы обещаете, что проведете ее к больному, и в то же время не подпускаете к нему полицию?

Врач смутился.

– Это совсем другое дело. Они снимаются в одном фильме и...

– Как себя чувствует ваш пациент?

– Сейчас он спит. Мы накачали его снотворным.

– Мне все же очень хотелось бы взглянуть на него поближе.

Андерсон недовольно покачал головой, но все же проводил Роджера в комнату, где две медсестры и еще один врач дежурили у постели Реймонда Греаторекса. Раненый спал глубоким сном, и несмотря на забинтованную голову и мертвенную бледность, его лицо оставалось очень красивым. Недаром же он был одной из самых модных "звезд".

– Он что-нибудь сказал? – без особой надежды спросил Роджер Уэст.

К его величайшему удивлению, Андерсон кивнул:

– Да, но всего одну фразу, мы все ее расслышали. Вот она: "Эти сволочи Донованы".

Обе сестры и второй врач молча кивнули, подтверждая, что слышали то же самое.

– И больше ничего?

– Ничего.

– Благодарю вас. Не стоит беспокоиться – я найду дорогу сам.

Вернувшись в холл, Роджер столкнулся с той же молодой актрисой и на сей раз узнал эту "восходящую звезду". Зрители впервые оценили ее талант и красоту после удачного выступления в какой-то авангардной пьесе.

Суперинтендант вышел из медпункта, мысленно повторяя слова Греаторекса и раздумывая, что они могли значить. Уоттс протянул ему карандашный набросок, и Роджер увидел круглое широкоскулое лицо, сломанный нос и густые вьющиеся волосы. Внизу инспектор дописал то, чего не смог передать карандаш: волосы рыжевато-белокурые; цвет лица румяный; рост примерно пять футов десять дюймов; плотного телосложения, широкоплечий; одежда: плащ, шарф и потрепанная кепка (сценический костюм, который легко заменить).

– Пил уже уехал, забрав копию, сэр. Набросок не совсем точен, но, пожалуй, поможет нам задержать этого типа. Я лично узнаю его в любом виде.

– Нет, ваш рисунок не так уж плох, а описание очень подходит парню, который сегодня заезжал в Берн Корт и, видимо, подсыпал снотворного Мэри-Элин.

– Вы хотите сказать?..

– Ох, совсем забыл, что вы не в курсе.

И Роджер вкратце рассказал инспектору об утреннем происшествии.

– А теперь, – закончил он, – вам надо показать этот эскиз ирландской кухарке миссис Мэллоуз. Если она признает своего торговца мукой, мы сделаем большой шаг вперед.

Уоттс повернулся, собираясь как можно скорее выполнить поручение, но суперинтендант остановил его.

– Возьмите мою машину, – предложил он, – так вы скорее доедете. А я потом попрошу кого-нибудь меня подбросить.

Инспектор ушел, а Роджер, бредя по студии наугад, все раздумывал над словами Греаторекса. Решив, что суперинтендант заблудился, один из охранников поспешил предложить ему помощь.

– Вы не знаете, мистер Сэнделл все еще у себя? – спросил у него Роджер.

– Сейчас узнаю, сэр. Если хотите, мы можем пойти туда вместе.

По дороге молодой человек решил поддержать беседу.

– Вы слышали последние новости про совершившего покушение, сэр?

– Нет, а вы?

– Кое-что. Его рабочую одежду нашли в дальнем углу у самой стены. А по другую сторону – отпечатки шин на обочине дороги. Ребята с ног сбились, отыскивая улики, но, похоже, парень обвел нас вокруг пальца. Надо думать, сейчас он уже далеко отсюда!

– Еще бы!

Возле автостоянки охранник остановился.

– Да, шеф все еще у себя. Вот его машина – как раз под окном кабинета.

Через две минуты Роджер уже обменивался рукопожатием с Дэвидом Сэнделлом, начальником службы безопасности студии "Борили". Даже не будучи тонким психологом, можно было легко догадаться, что Сэнделл пребывает в самом отвратительном настроении.

Подойдя к столику, где были разложены потрепанная одежда преступника и увеличенные фото следов шин, Роджер улыбнулся:

– Быстро же вы все это раскопали!

– Можете обойтись без реверансов! – взорвался Сэнделл. – Я сам отлично знаю, что если бы воспринял ваш совет более серьезно, ничего подобного не случилось бы! Впрочем, работай я по-прежнему в Скотленд-Ярде, тоже немедленно почуял бы опасность, узнав, что Греаторекс снимается в сцене бунта. Надо было проверить каждого статиста, не говоря о посторонних... Здешняя работа здорово отупляет. Хочешь не хочешь, а привычка преодолевать только видимые препятствия быстро дает себя знать. Предупреждаю вас, Красавчик: когда уйдете в отставку, ни за что не беритесь за это паршивое дело. Покроетесь плесенью и начнете ненавидеть себя самого.

Это признание настолько удивило Роджера, что он просто не смог найти ответа и смущенно пошутил:

– Зато перегрузки плохо действуют на сердце.

Сэнделл насмешливо улыбнулся:

– А вы все такой же. Дипломатия и обаяние. Вы знаете, почему этот тип напал на Греаторекса?

– Не то чтобы знаю... скорее чувствую, что Дэнни О'Хара и Реймонд Греаторекс связаны какой-то темной ниточкой. Тут пахнет крупной игрой. Они были близкими друзьями?

– Как бы не так! Люто ненавидели друг друга. Обоим всегда нужны были одинаковые роли, лучшая гримерная и лучшая гримерша. В глубине души я их понимаю: когда два известных актера из кожи вон лезут, работая в диких условиях, вполне естественно, что время от времени они впадают в истерику.

– А из-за женщин они не ссорились?

– Такие слухи всегда распространяются очень быстро, тем не менее я ни разу не слышал ничего подобного. О'Хара никогда не был сердцеедом, зато Греаторекс не пропускал ни одной юбки.

– Как по-вашему, не могли они ввязаться в какую-нибудь аферу? Скажем, затеять не совсем законное дело?

– Сомневаюсь, но, если хотите, попробую навести справки. Вы серьезно думаете, что убил О'Хару и напал на Греаторекса один и тот же тип?

– Сам не знаю, что и думать. Но странно все-таки, что оба случая произошли почти одновременно, да еще Греаторекс получил по голове сразу после того, как позвонил мне и сообщил, что располагает важными сведениями об убийстве О'Хары.

– Простите, я не совсем понимаю...

– Ясно, что кто-то подслушал этот телефонный разговор.

Сэнделл скептически покачал головой, и Роджер подумал, что он, очевидно, всегда принадлежал к категории полицейских, которые продвигаются вперед очень медленно и никогда не доверяют инстинкту, даже если тот возник в результате многолетнего опыта и нередко мог бы подсказать правильный путь. Какое счастье, что Коппел дает ему, Роджеру, полную свободу и не мешает полагаться на собственное чутье всякий раз, когда оно дает о себе знать. Но разве это объяснишь такому человеку, как Сэнделл?

– С моей точки зрения, кто-то из окружения Греаторекса держал в руках обоих актеров. Работая вместе, оба наверняка общались с одними и теми же людьми. После гибели О'Хары убийца имел основания подозревать, что Греаторекс угадает мотив преступления и попытается связаться с нами. И сегодня утром, услышав, как актер звонит в Скотленд-Ярд, молодчик решил нанести удар прежде, чем свидетель расскажет нам все, что ему известно.

Сэнделл задумался.

– Да, но все это только предположения. А следствие не может полагаться на интуицию, даже вашу. Может, ваши озарения распространяются и на личность убийцы?

– Нет, но Уоттс, видевший его довольно близко, набросал портрет. Вот он. – И Роджер протянул начальнику охраны листочек с рисунком инспектора. – Вдруг вы узнаете какого-нибудь техника или постоянного статиста?

Сэнделл схватил рисунок, и на лице его отразилось сначала удивление, потом бешенство.

Он вскочил и, достав из шкафа досье, в свою очередь вручил Уэсту фотографию:

– Я прекрасно знаю этого типа. Он работает в "Оллсэйф", и зовут его Джеймс Донован.

Глава 11

С первого взгляда Уэст понял, что на фотографии – тот, кого он ищет. Роджер снова вспомнил последние слова Греаторекса и тут же подумал об арестанте, запертом в следственной тюрьме. Надо будет выкроить сегодня время и заскочить в Брикстон. Может, удастся вытянуть из него что-нибудь новое... Но прежде всего необходимо размножить и пустить по участкам фотографию Джеймса Донована.

Как бы ни был виноват Сэнделл, ухитрившийся взять на работу подобного субъекта, Скотленд-Ярд должен поблагодарить его хотя бы за фотографию и пускай неполное, но все же достаточно красноречивое досье.

Уэст посмотрел на шефа охраны:

– Вы можете в рекордный срок доставить это фото в информационный центр?

– Сейчас же пошлю мотоциклиста.

Сэнделл позвонил и передал приказ дежурному.

– Можно от вас позвонить? – снова спросил Уэст.

– Пожалуйста! К тому же, с вашего позволения, я уйду минут на десять. Узнаю, нет ли чего-нибудь нового и поищу парня, с которым дружил этот Донован. Правда, не стоит слишком тешить себя надеждами: все приятели Донована, как и он, ирландцы, и никто из них ни за что не выдаст земляка.

Сэнделл вышел, оставив суперинтенданту досье Джеймса Донована. Роджер тут же позвонил в Скотленд-Ярд. Диктуя дежурному приметы преступника, он поразился, до чего они подходят торговцу мукой, заезжавшему в Берн Корт.

– Распространите это повсюду как можно быстрее, а когда вернется инспектор Уоттс, скажите ему, что у нас теперь есть фотография и его портрет-робот больше не потребуется. Еще я бы хотел, чтобы все поступающие сведения впредь сообщались не только нашим службам, но и сюда, мистеру Сэнделлу. Все понятно?

– Разумеется, сэр.

– Хорошо. Есть что-нибудь новое?

– Дочь Патрика Донована еще не пришла в сознание, но прогноз врачей вполне оптимистичен.

– А Патрик? Как прошли слушания?

– Нам дали недельную отсрочку. Арестованный принял это спокойно.

– Мистер Коппел у себя?

– Сейчас нет, сэр. Насколько мне известно, полчаса назад он ушел куда-то с двумя крупными шишками из австралийской полиции и вернется не раньше чем через час.

– Ладно. Не забудьте передать мое поручение Уоттсу, как только он вернется.

Роджер повесил трубку и удобно устроился в самом лучшем кресле, что были в "офисе" Сэнделла. Ему вдруг пришло в голову, что сейчас неплохо было бы выпить чашечку чаю. Он открыл дверь и выглянул в коридор. По обе стороны тянулись боксы из звукоизолирующего и непробиваемого стекла. Да, видать, злоумышленники тут не побуянят. Увидев сквозь стекло Роджера, один из охранников "Оллсэйф" поспешил предложить свои услуги:

– Могу я быть чем-нибудь вам полезен, сэр?

– Не раздобудете мне чаю?

– Одну минуточку, сэр, сейчас принесу.

Суперинтендант вернулся в облюбованное им кресло.

Сэнделл что-то долго не возвращается, прошло гораздо больше десяти минут. Но Роджер вовсе не жаждал его появления, пусть бродит как можно дольше – все равно на то, чтобы хоть немножко разобраться в событиях дня, уйдет не меньше часа. Когда все происходит так быстро, полицейскому проще простого упустить из виду какую-нибудь важную мелочь. И Роджер решил составить список лиц, так или иначе замешанных в этой истории. Он вытащил старый блокнот и написал:

1. Дэнни О'Хара (ныне покойный).

2. Мэри-Элин Донован – пока не пришла в сознание после большой дозы морфина, который ей мог подсыпать (?)

3. Джеймс Донован, служащий охраны "Оллсэйф" в студии "Борили", где он совершил покушение и чуть не убил Греаторекса.

4. Реймонд Греаторекс – который позвонил нам и сообщил, что кое-что знает об убийстве О'Хары.

5. Патрик Донован – назвался отцом Мэри-Элин. Возможно, хотя и не доказано, что он брат или близкий родственник Джеймса Донована.

6. Миссис Айви Мэллоуз.

7. 8. Медсестры Смит и Требизон.

9. Кухарка Морин О'Мали.

10. Доктор Гэлбрейт – загадочная личность. Крайне сдержан.

11. Мужчина, по утверждению Патрика Донована, приходивший в квартиру О'Хары.

12. Анестезист.

Внизу Роджер отметил, что надо навести справки о докторе Гэлбрейте, и, положив карандаш, увидел дежурного с чаем и бисквитами.

– Звонил наш суперинтендант мистер Сэнделл и просил передать, что задержится еще минут на двадцать, сэр, но был бы очень рад, если бы вы согласились подождать, – сказал охранник.

– Хорошо, подожду.

Снова оставшись один, Роджер отхлебнул чаю, который оказался гораздо лучше ярдовского, и стал прикидывать, много ли получает Сэнделл. Вместе с пенсией муниципальной полиции его заработок, вероятно, весьма недурен. И тут же Уэст с удовольствием подумал о внезапной перемене в отношении к нему начальника охраны "Оллсэйф".

Продолжая пить чай, Роджер снова набрал номер информационной службы Скотленд-Ярда:

– Попросите управление Вест-энда разузнать все, что можно, о докторе Гэлбрейте – это врач, которого миссис Мэллоуз вызывала сегодня утром.

– Сейчас, сэр, но...

– В чем дело?

– Прежде чем вы повесите трубку, я должен сообщить, что с вами хочет поговорить один из ваших людей.

– Соедините меня с ним.

Это не мог быть Уоттс – тот наверняка еще едет в Лондон. На другом конце провода раздался знакомый голос с сильным ирландским акцентом.

– Что случилось, О'Брайен? – спросил Уэст.

– Звонила миссис Мэллоуз, сэр, и просила, чтобы вы перезвонили ей как можно скорее.

– Вы записали номер?

– Да, Уайтчепел двадцать два – сто сорок семь.

Роджер отметил в блокноте номер и, узнав, что ничего нового больше нет, повесил трубку. Некоторое время он посидел с закрытыми глазами, прокручивая в голове все сведения о квартире номер 5с в Берн Корт, потом, пустив в ход сведения Пила и собственные впечатления, набросал в уме характеристику миссис Мэллоуз. Наконец, убедившись, что не упустил ни единой мелочи, набрал номер. К телефону долго не подходили, и Уэст уже собирался повесить трубку, когда услышал прерывающийся голос Айви Мэллоуз.

– Вы оставили свой телефон и просили... – начал Роджер.

– Суперинтендант Уэст! Спасибо, что позвонили. Простите, что я так запыхалась, – у одной моей пациентки начался эпилептический припадок. К счастью, все обошлось. Я только хотела вам сказать, что случайно вспомнила фамилию ирландца, который приезжал сегодня утром к Морин. Его зовут Донован, и, кажется, они уже встречались раньше. – Голос миссис Мэллоуз звучал устало. – Если бы вы знали, как я хочу, чтобы вся эта грустная история поскорее окончилась, суперинтендант!

– Не сомневаюсь, мэм.

– Вы что-нибудь знаете о Мэри-Элин?

– Девушка все еще спит, но врачи уверяют, что она будет жить.

– Великолепная новость. По крайней мере, меня не станут обвинять в убийстве этой девочки.

– До сих пор вам вообще не предъявлено никаких обвинений, – напомнил Роджер. – И однако вы все еще не назвали того, кто отправил к вам Мэри-Элин.

Миссис Мэллоуз довольно долго молчала, наконец в трубке снова послышался ее утомленный голос:

– Вы прекрасно знаете, что я не могу открыть профессиональную тайну, суперинтендант.

– Я полагал, что, коль скоро вы больше не принадлежите к медицинскому корпусу...

– Для меня это не повод обманывать доверие больных.

– По-моему, вам надо хорошенько обдумать этот вопрос, миссис Мэллоуз, – посоветовал Роджер. – Если вы и в самом деле, как уверяете, не играли никакой активной роли в том деле, которым сейчас занимается полиция, то вам решительно нечего опасаться и, следовательно, ваши сведения будут обнародованы только в том случае, если полиции придется вызвать вас в суд как свидетеля обвинения.

Айви Мэллоуз не ответила, и Роджер продолжал:

– Вы не слышали по радио последний выпуск новостей, мэм?

– Честно говоря, нет. А почему вы спрашиваете?

– Просто тогда вы могли бы узнать, что у нас уже есть приметы Донована.

Миссис Мэллоуз опять долго молчала.

– Да-а, суперинтендант, – в конце концов проговорила она, – вы хотя бы не пытаетесь скрывать свои мысли. Что ж, спасибо за прямоту.

И оба одновременно повесили трубки. Некоторое время Роджер задумчиво смотрел на телефон, потом вернулся к своим заметкам. Чуть позже, взглянув на часы, он решил, что если Сэнделл еще немного задержится, разговор придется отложить. До Лондона ехать целый час, а он, Уэст, хотел бы еще повидать суперинтенданта местной полиции.

Роджер встал, собираясь дать последние указания своим людям, допрашивающим сейчас персонал студии, но дверь распахнулась, и Сэнделл, обогнув рабочий стол, тяжело опустился в кресло.

– Узнал целую кучу новостей, – с трудом переводя дух, сказал он. – Похоже, у меня под носом творилось черт знает что, а я об этом даже не догадывался. Но сначала могу рассказать вам о том, что знаю довольно давно, – мой шеф, сэр Винсент Поль, только сейчас позволил открыть вам тайну.

Сэр Винсент Поль был очень известной личностью в мире кино и пользовался в Великобритании огромной популярностью.

– Вот уже несколько недель, – продолжал Сэнделл, – у нас на студии идет настоящий саботаж. В лабораториях мы обнаружили, что многие отснятые пленки полностью уничтожены. Представляете, какая там сейчас атмосфера?

– Но почему вы держали это при себе?

– Я подчинялся приказу сэра Винсента Поля, который больше всего хочет избежать огласки. Между Америкой и континентом такая конкуренция... А кроме того, "Бритиш филм индастри" уже настолько ослаблена, что дурная реклама может ее просто доконать.

– Я не совсем понимаю...

– Да подумайте же! Если фильмы перестанут выходить в срок, не будет сборов. А как только влиятельные круги узнают, в чем дело, никто не захочет давать нам кредит, никто не станет подписывать контракты... Потому-то сэр Винсент и считает, что мы должны покончить с этим делом келейно.

– И... вы добились успеха?

– Увы, нет. Тем не менее нашим экспертам удалось выяснить, каким воспламеняющимся веществом пользуются вредители. Это порошок, который, подобно фосфору, воспламеняется под воздействием воздуха. Все, на что попадает этот порошок, в считанные секунды превращается в костер. До сих пор у нас его использовали только в лабораториях, где обрабатываются отснятые пленки, но не исключено, что поджигатели на этом не остановятся. В последнее время предосторожности ради я велел удвоить число огнетушителей в павильонах.

Роджер не счел нужным упрекать Сэнделла за излишнюю скрытность – напротив, его порадовало, что начальник охраны "Оллсэйф" наконец-то заговорил откровенно. В то же время, припомнив последнюю беседу с Коппелом, Уэст заподозрил, что сэр Винсент Поль обо всем рассказал его шефу, взяв с него слово держать дело в строжайшем секрете и ничего не говорить даже подчиненным.

– Вы можете составить для меня подробный рапорт? – спросил Роджер.

– Разумеется.

– А теперь расскажите мне о том, что тут творилось без вашего ведома.

Роджеру смутно подумалось, что он выбрал не самый удачный момент для подобных просьб, поскольку пока что Сэнделл производил впечатление человека, явно не способного справиться со своими обязанностями. Почему он оказался не на высоте? Возможно, на плечах шефа охраны лежит слишком большая ответственность, и он просто не в силах должным образом анализировать каждую проблему?

– Как мне удалось выяснить, – заговорил Сэнделл, усилием воли подавив вспышку раздражения, – в последнее время О'Хара и Греаторекс питали друг к другу особую неприязнь. Дело в том, что Голливуд решил выбрать одного из них на главную роль в очень выигрышном фильме. Победитель должен получить фантастический гонорар, и группа американских постановщиков, приехавших в нашу страну, как раз собиралась сообщить о решении жюри. Только не спрашивайте меня, который из конкурентов стал бы счастливым избранником!

– Это и в самом деле объясняет их взаимную враждебность, но... – задумчиво пробормотал Уэст.

– А вдруг этот Греаторекс, надеясь устранить опасного соперника, нанял кого-то и приказал устроить О'Харе трепку? Тогда приятели жертвы вполне могли ему ответить. Ну, как вам моя теория? – спросил Сэнделл, но, почувствовав, что гость не проявляет ни малейшего энтузиазма, тут же сердито переспросил: – По-вашему, такого не могло быть?

– Могло, конечно... но я думаю, не было ли еще третьего претендента... который решил избавиться от обоих актеров и таким образом получить вожделенную роль.

– Вполне логично, но, насколько я знаю, только О'Хара и Греаторекс способны справиться с этой ролью, а потому других даже не пробовали.

– Тем не менее тут стоило бы немного покопаться, как по-вашему? Кстати, кто эти американские постановщики?

– Я могу узнать их фамилии и название гостиницы, в которой они остановились. Но только мне потребуется время.

– Хорошо, перезвоните мне тогда в Скотленд-Ярд. А теперь я должен ехать, да поскорее. – Он встал. – Вы, вероятно, будете составлять рапорт для своего начальства...

Сэнделл не дал ему договорить:

– ...И раз уж мне все равно придется корпеть над бумажками, может быть, я буду так любезен и сделаю копию для суперинтенданта Уэста? Вы это имели в виду?

– Две копии, если можно. И наконец, не одолжите ли вы мне машину с шофером?

Через десять минут Роджер попросил шофера остановиться возле Центрального управления полиции графства. Тамошний суперинтендант подтвердил уже известные Роджеру сведения о покушении на Греаторекса. Кроме того, он узнал, что у актера действительно поврежден череп, но все необходимое уже сделано и дальнейшая судьба раненого не внушает опасений.

– Как вы думаете, не съездить ли мне сейчас в больницу? – спросил Роджер.

– Только напрасно потеряете время – Греаторекс придет в сознание не раньше чем завтра. – Немного поколебавшись, суперинтендант местной полиции осторожно спросил: – Как у вас сложились отношения с Сэнделлом?

– Лучше, чем я мог предполагать.

– Он слишком далеко зашел и вовремя понял свои ошибки. Все эти так называемые начальники охраны просто смешны. Надо ж было ухитриться взять на работу такого типа, как Джеймс Донован! Либо на всем свете нет большего кретина, чем Сэнделл, либо он влип в слишком хитрую для него историю. Ведь этот Джеймс Донован, знаете ли, самый настоящий бандит. Был наемником в Кении. Может, Сэнделл принял его на службу, опасаясь каких-то крупных неприятностей? Наверняка, покопавшись, вы найдете тут что-нибудь очень полезное для следствия.

Глава 12

Добравшись до Скотленд-Ярда, Роджер вышел из машины, поблагодарил водителя и исчез в недрах нового здания.

Едва он успел войти к себе в кабинет, как на его пороге вырос озабоченный Уоттс. Роджер умоляюще поднял руку:

– Дайте хоть дух перевести!

Он уселся за стол, но, заметив нетерпение и растерянность инспектора, сдался:

– Ну, в чем дело? Меня разыскивает шеф?

– Не то слово. Велел не задерживаться ни на секунду.

– Вы не знаете, зачем я ему понадобился?

– Нет, сэр. Ясно только, что это связано с делом О'Хары.

– Ладно. Вы узнавали о Мэри-Элин?

– Она наконец проснулась, но ничего не знает и, похоже, вообще не понимает, в чем дело. После допроса девушка опять уснула.

– Кухарка видела фото Джеймса Донована?

– Об этом лучше спросить Пила, сэр.

– Ну что ж, давайте ему позвоним.

Роджер протянул руку, но, прежде чем он снял трубку, телефон зазвонил. Суперинтендант отступил и сделал знак Уоттсу ответить вместо него, полагая, что не стоит еще больше злить Коппела.

Но, против ожидания, трубка не задрожала от начальственного рыка, и Уоттс радостно сообщил:

– Это как раз сержант Пил, сэр.

– Давайте мне его. Алло, Пил, что нового?

– Вне всякого сомнения, человек, приходивший сегодня в Берн Корт, – Джеймс Донован. Я так задержался, потому что мне пришлось ждать кухарку, – пока я добирался, она ушла за покупками. Так вот, либо Джеймс Донован ей наврал, сказав, что приехал от родственника, либо это она нас обманула.

– По-моему, пока нам не стоит верить ни тому, ни другому. А значит, надо выяснить, не замешана ли в деле кухарка. Попробуйте разузнать о ней все, что можно: друзья, привычки и... короче, вы сами знаете нашу рутину. Попытайтесь также навести справки об обоих Донованах и о Мэри-Элин. Но пока не связывайтесь с ирландской полицией – шеф уже звонил туда и ждет результата.

– Вот как? – Молодой человек не мог скрыть удивления – он и не подозревал, что большой босс иногда тоже участвует в расследованиях.

Повесив трубку, Роджер решил запереться в кабинете, чтобы снова обдумать все происшедшее и попытаться взглянуть на дело под другим углом зрения. Так много всяких неожиданностей! Например, история с поджогами в "Борили" – новый и ужасно неприятный аспект дела, и заниматься им придется безотлагательно.

– Вы успели перепечатать мой рапорт? – спросил он немного погодя у Уоттса.

– Да, сэр. Он на столике у вас за спиной.

Роджер взял объемистую папку. На одной из страниц он обнаружил фотографию Джеймса Донована, а под ней – подробное описание беглеца. Фото Мэри-Элин и ее отца тоже были аккуратно вклеены в дело.

Суперинтендант удовлетворенно кивнул и, сунув досье под мышку, вышел. Идя по бесконечно длинным коридорам, он так глубоко погрузился в размышления, что даже не замечал попадавшихся навстречу коллег.

Уже подойдя к двери начальника отдела, он вдруг подумал, что если Патрик – брат Джеймса, он, возможно, знает, где прячется тот, кто едва не убил Греаторекса.

Секретарша Коппела имела обыкновение без разговоров выставлять за дверь всех, кто, по ее мнению, только отвлекал шефа от дела. Однако при виде Роджера она облегченно вздохнула:

– Мистер Коппел вас ждет!

Уэст посмотрел на секретаршу так, будто и не слышал ее слов.

– Будьте любезны, позвоните старшему инспектору Уоттсу в мой кабинет и попросите его выяснить, не знает ли тот Донован, что сидит в Брикстоне, где может прятаться второй.

– Мистер Коппел вас...

– Вы поняли, о чем я вас просил?

– Разумеется, однако...

Но Роджер, не слушая возражений, постучал в дверь шефа и, услышав привычное ворчание, вошел.

Он оказался в светлой, просторной и очень удобной комнате, в центре которой за рабочим столом внушительных размеров восседал шеф. Услышав, что дверь отворилась, Коппел поднял глаза, но по выражению его лица Уэст не смог определить, в каком настроении он пребывает.

– Добрый вечер, сэр.

– Садитесь. Вы уже арестовали Джеймса Донована?

Нападение не обескуражило Роджера, и он просто покачал головой.

– Уоттс ни за что не должен был его упускать!

– Он разделяет ваше мнение, сэр.

– А вы – нет?

– Джеймсу Доновану крупно повезло, сэр. Но если бы не Уоттс, мы бы до сих пор не знали, за кем охотимся.

Коппел, по-видимому, успокоился:

– Не стоит выгораживать своих, Уэст. Уоттс не первый год работает в Скотленд-Ярде и уж как-нибудь мог бы остановить убегающего.

Он подождал ответа, но Роджер упорно молчал.

– Что вы думаете об этом деле?

– Пока оно не очень-то ясно, – признался Роджер. – Но я бы выделил три основных момента. Во-первых, Мэри-Элин подсыпали снотворного в "доме отдыха" миссис Мэллоуз. Во-вторых, на двух актеров совершено нападение, и для одного из них это закончилось трагически. Заметим в скобках, что Греаторекс, бесспорно, знал Донованов и имел основания их опасаться. – Уэст помолчал, ожидая, что шеф потребует объяснений, но, не дождавшись, продолжал: – В-третьих, Греаторекс и О'Хара со дня на день должны были узнать решение американского жюри, выбиравшего актера на главную роль в очень престижном фильме. Кроме того, избраннику обещали огромный гонорар. Таким образом, вы были совершенно правы, сэр, предполагая, что дело получит международную огласку.

– Можете обойтись без комплиментов. Все равно я вижу, что вы блуждаете в потемках и даже до сих пор не уверены, что Мэри-Элин играла какую-то роль в жизни обоих актеров.

– Конечно, я ни в чем не уверен, и у меня очень мало шансов когда-либо добраться до истины, если мне по-прежнему придется идти на ощупь в поисках фактов, которые мне просто-напросто не сочли нужным сообщить.

– Что вы имеете в виду, Уэст?

– В первую очередь историю с поджогами на "Борили". Сэнделл удосужился поставить меня в известность, только получив особое разрешение сэра Винсента Поля. Значит, это сэр Винсент подстегивал министра внутренних дел?

Немного поколебавшись, Коппел кивнул:

– Да, но я не знал, что речь идет о поджогах. Это очень серьезно?

– Сэнделл, видимо, сильно обеспокоен. Он обещал представить мне подробный рапорт. – И, решив не углубляться в детали, суперинтендант закончил: – Завтра я этим займусь.

– Превосходно. – Коппел изучающе посмотрел на Роджера и вдруг спросил: – Как ваша голова?

– Спасибо, намного лучше.

– Да, я вижу, трупная синева уже прошла, а то утром на вас было страшно смотреть. – И, слегка замявшись, он почти смущенно добавил: – Я хотел бы задать вам один сугубо личный вопрос...

Роджер нахмурился, но промолчал.

– Как ваша жена?

– Если вы имеете в виду...

– Нет, я спрашиваю без всяких подковырок.

– Джанет нужно как следует отдохнуть.

– Со стороны мальчиков сложностей никаких?

– Абсолютно. Правда, Мартин не особенно преуспевает, но ни он, ни его брат не доставляют нам ни малейших хлопот.

– В таком случае, только вы один виновны в том, что миссис Уэст нуждается в длительном отдыхе. Я тут заглянул в список ваших ночных дежурств. Кстати, вы давно их не просматривали?

– Да, сэр.

– Так я избавлю вас от лишней возни.

С этими словами Коппел пододвинул Роджеру листок бумаги с отпечатанными на машинке колонками цифр.

– В течение последних девяноста двух дней, то есть трех месяцев, вы руководили ночными расследованиями сорок восемь раз и, помимо всего прочего, только дважды за тринадцать недель брали выходной. – Коппел сурово посмотрел на суперинтенданта. – С чего это вас охватила такая жажда деятельности?

Роджер подавил закипавшее в нем раздражение и бесстрастно проговорил:

– Скорее всего, это просто вошло в привычку, сэр.

– Неужели вам никогда не хочется немного отдохнуть среди домашних?

Тот же вопрос ему задавала Джанет, но только сейчас Роджер понял глубину ее отчаяния. А может быть, она плакала от одиночества и до этой ночи? Что, если и в самом деле он, не отдавая себе в том отчета, отдаляется от дома, потому что каждодневная суета Скотленд-Ярда все больше и больше превращается для него в жизненную потребность, засасывает и не отпускает? Только два выходных за три месяца! Попробуй кто-нибудь из его подчиненных выкинуть такой фортель, он бы живо излечил его от излишнего рвения. Это-то и проделывает сейчас Коппел с ним самим! Подумав о шефе, Роджер вдруг понял, что тот дал ему достаточно времени на размышления, хотя обычно не отличался терпением.

– Решайтесь, Красавчик! Так есть у вас какие-нибудь основания все время торчать на работе и почти не появляться дома?

– По правде говоря, нет... никаких... Я просто не могу отключиться от работы. – Уэст слабо улыбнулся. – Допустим, я попросил бы вас избавить меня от этого расследования... Что бы вы сделали? Пожали плечами и назначили другого?

Роджер умолк, и в наступившей тишине до него вдруг дошло, что никогда прежде он не сидел вот так напротив шефа и не разговаривал с ним по душам. Пристально посмотрев на Коппела, суперинтендант впервые заметил у того глубокие морщины у глаз и губ. Что это, печать возраста или постоянной и слишком тяжкой ответственности?

– Если я вас правильно понял, это моя вина? – наконец проговорил Коппел.

– Нет, – поспешил успокоить его Уэст. – Вина самой системы. Очень трудно отказаться от расследования, когда постоянно говоришь себе, что должен быть готов в любой момент, что именно ты отвечаешь за все...

– Это верно, мы привыкли чувствовать себя незаменимыми.

– Возможно.

Роджер не успел подавить зевок, как зевнул снова.

– Вот что, Красавчик, расскажите мне в двух словах, как обстоят дела, и отправляйтесь домой. Отдохните как следует, а утром позвоните и честно скажите, как себя чувствуете. Не хватало еще, чтобы у вас началась депрессия!

– Договорились, сэр. Спасибо.

Позже, много позже суперинтендант Уэст поймет, что с этого дня его отношения с шефом навсегда изменились. Под грубой оболочкой служаки он обнаружил сердце доброго и отзывчивого человека.

– Ну, – буркнул Коппел, – так собираетесь вы докладывать или нет?

– Что ж... так вот, у меня сложилось впечатление, что ни Мэри-Элин, ни "дом отдыха" не играют важной роли в этой истории. Более того, все сведения, которые мы сможем из них извлечь, не помогут прояснить загадку. Я чувствую, что тут должен быть какой-то другой мотив преступления, хотя пока нам тут не за что уцепиться. Возможно, кто-то пытается уничтожить "Бритиш филм Индастри". Но я не особенно в это верю – слишком фантастично... к тому же не объясняет, почему кто-то задумал избавиться от О'Хары и Греаторекса.

– Я уже получил сообщение из Дублина. В Лири действительно есть семейство Донован. Патрик работает в местном гараже, а его брат и дочь уехали на заработки в Лондон. Дочь – та самая Мэри-Элин, которую вы нашли у миссис Мэллоуз. Однако, по словам нашего врача, она никогда не была беременна. Таким образом, можно не сомневаться, что девушку просто захотели изолировать на несколько дней. Очень плодотворная тема размышлений для вас, Красавчик. Но это еще не все: О'Хара тоже уроженец Лири.

– Вероятно, нам придется послать кого-нибудь в эту ирландскую глубинку... Но, по-моему, сэр, самое главное – поскорее установить личности поджигателей с "Борили".

– Ну, уж до завтра это как-нибудь потерпит. – Коппел что-то нацарапал в блокноте. – Утром я свяжусь с пожарной бригадой.

А Роджер уже задумался о Лири.

– Значит, О'Хара и Донованы жили в одной деревушке... Интересно, а что, если и Гэлбрейт...

Он непроизвольно потянулся к телефону:

– Вы позволите?

Коппел кивнул, и Уэст набрал номер информационной службы:

– Говорит Уэст. Я бы хотел, чтобы доктора Гэлбрейта из Уайтчепела немедленно доставили в отделение Вест-энда. Я скоро туда подъеду. Это очень срочно.

Роджер медленно положил трубку, чувствуя на себе пристальный взгляд Коппела. Сердце его отчаянно стучало.

– Гэлбрейт прекрасно знал, что Мэри-Элин вовсе не беременна. Вы его не вызывали до меня, сэр?

– Нет, я об этом не подумал, но вы совершенно правы. Как вы решили поступить с этой Мэллоуз и ее персоналом?

– Ими я займусь после того, как поговорю с Гэлбрейтом. На всякий случай Берн Корт лучше пока держать под охраной.

Забыв об усталости, Роджер выпрямился:

– И еще одно, сэр...

– Да?

– Джеймс Донован работал в "Оллсэйф", и суперинтенданта тамошнего уголовного отдела очень удивляет, что Сэнделл взял его на службу. Вы не могли бы проверить досье Сэнделла?

– Дэйв Сэнделл? Хорошо.

Роджер пошел к двери, а вслед ему послышался ворчливый голос Коппела:

– Поберегите силы, ладно?

В коридоре Уэст неожиданно поймал себя на том, что улыбается. Он зашел в свой кабинет узнать, нет ли чего нового, потом спустился в буфет. Часы уже показывали половину девятого. Решительно, он совсем потерял чувство времени. Проглотив скудный ужин, Роджер позвонил Джанет. К телефону подошел Скуп и порадовал его известием, что мать ушла к соседке. Прекрасно, значит, хотя бы сегодня вечером она не будет страдать от одиночества.

В пять минут десятого сержант-водитель повез суперинтенданта в Вест-энд. Машина шла быстро, но это не мешало Роджеру любоваться огнями Канти-холла, нового филиала Шелл, и звездами фестиваля Холла, сиявшими в безоблачном небе. Весь ансамбль отражался в Темзе, такой спокойной сегодня, что она казалась мокрой от дождя дорогой. За пределами Сити, всего в получасе езды, стоял дом доктора Гэлбрейта. Теперь хотя бы часть фактов увязывалась в логическую цепь. Мэри-Элин не была беременна – значит, как справедливо заметил Коппел, кто-то позаботился на некоторое время убрать ее с глаз долой. Но тогда ей грозит очень серьезная опасность.

Рация затрещала, и Роджер нагнулся, прислушиваясь.

"...Сообщение для суперинтенданта Уэста".

Он схватил аппарат и нажал кнопку.

"Говорит служба информации. Для вас сообщение из Вест-энда, сэр. Дом доктора Гэлбрейта охвачен пламенем. Есть основания подозревать, что сержант Пил и доктор находятся внутри. Пожарные уже на месте. Конец связи".

Роджер машинально выключил рацию и долго смотрел на дорогу. Во второй раз за сегодняшний вечер он почувствовал полное бессилие перед чередой слишком быстро сменяющих друг друга событий. Но очень быстро мысль о сержанте Пиле, попавшем в смертельную западню, вытеснила все остальные.

Глава 13

Несмотря на свой довольно робкий характер, Мартин Пил всегда мечтал стать полицейским. Но и добившись желанной цели, он, случалось, не раз сгорал от нетерпения. Особенно когда приходилось заниматься рутинной работой и слишком долго ждать настоящего дела. В такие дни Пилу было особенно трудно выдерживать постоянное напряжение неурочных рабочих часов. Из-за них он никак не мог распорядиться свободным временем по своему усмотрению. Даже не будучи особенно тщеславным, сержант знал, что нравится женщинам. Но из-за вечных дежурств ему никогда не удавалось закрепить успех и на этом фронте: после одного-двух свиданий обязательно приходилось звонить и откладывать встречу. А потому Пил вечно бегал в поисках новой подружки, и хотя клялся, что ничто и никогда не заставит его жениться, холостяцкая жизнь уже становилась ему обременительной.

Незадолго до того как Пилу пришлось участвовать в расследовании под началом суперинтенданта Уэста, он как раз встретил на редкость приятную молодую женщину – полуангличанку-полунорвежку. Мартину очень хотелось познакомиться с ней поближе, но уже дважды свидание приходилось отменять, и теперь он почти потерял надежду. Девушка работала на таможне лондонского порта, и Пил знал, что с завтрашнего дня у нее три выходных, он чувствовал, что если опять придется извиняться в последнюю минуту (а именно так неизбежно и выйдет!), он снова останется один, с разбитым сердцем.

Тем не менее сержант не мог не признать, что это расследование его очень занимает, и невольно убедил себя в том, что именно он в конечном счете распутает дело. К примеру, если кухарке Морин О'Мали что-то известно... или доктору Гэлбрейту... или даже Айви Мэллоуз... Сумев получить от них важные показания и ускорив таким образом развязку, Пил покажет, на что он способен, и, чем черт не шутит, получит наконец вожделенный чин инспектора, а заодно и несколько свободных дней в месяц.

По дороге со студии "Борили" он стал раздумывать об отношениях между доктором Гэлбрейтом и Айви Мэллоуз. Мартин уже знал, кто, в свою очередь, проводит несколько вечеров в неделю у доктора на Линкс-энд. Затем сержант сосредоточил внимание на кухарке. Будучи малым объективным, Пил не мог не признать, что Уэст взял на себя большую часть работы, но не терял надежды выжать из подозрительного трио достаточно впечатляющие показания, чтобы повлиять на ход следствия.

Пил уже выяснил, что ирландка каждый день с восьми до шести работает в "доме отдыха", а кроме того, время от времени подрабатывает по вечерам в маленьком ресторанчике неподалеку. Проведал он и о том, что у миссис О'Мали есть своя клиентура, для которой она тоже иногда стряпает ужины. У сержанта сложилось впечатление, что в свои почти пятьдесят лет кухарка очень неплохо зарабатывает и, скорее всего, предпочитает не сообщать о побочных доходах налоговой инспекции. Этим обстоятельством он и решил воспользоваться, чтобы нагнать на ирландку страху и заставить рассказать все, что ей известно.

Когда сержант подошел к домику кухарки, было уже почти семь часов вечера. Домик стоял на узкой улочке совсем близко от Берн Корт. Впрочем, и до Линкс-энд, а значит, до квартиры доктора оттуда тоже рукой подать. В сущности, это была даже не улица, а тупичок, упирающийся в высокую стену какого-то склада. По обе стороны этого тупичка стояли такие же дома, как и принадлежащий миссис О'Мали: хорошенькие, свежевыкрашенные, с нарядными балкончиками, дома эти сначала строились для работников причала, теперь же принадлежали частным владельцам.

Пил оставил машину у въезда в тупик и пешком пошел к дому номер семь, стоящему в его дальнем конце. Ни в одном из окон свет не горел, но сержант все же несколько раз стукнул в дверь медным молоточком. Никто не отозвался, и хотя Пил почти не сомневался, что в доме никого нет, он долго ждал, чувствуя на спине любопытные взгляды соседей миссис О'Мали, наблюдающих из-за занавесок. Убедившись наконец, что не добьется толку, сержант вернулся к соседнему дому и тоже постучал. Почти тотчас же дверь открыла невысокая хрупкая женщина и недоуменно воззрилась на него.

– В чем дело?

– Вы не знаете, где сейчас миссис Морин О'Мали? – Пил лукаво подмигнул женщине. – Она должна сообщить мне кое-что очень важное.

– Морин? Вы наверняка ошибаетесь. Она никогда не стала бы заниматься такими грязными делами...

Она смущенно умолкла, но полицейский и не думал сердиться.

– Защищаете подружку, да? – он насмешливо улыбнулся. – Но если мы не встретимся сегодня вечером, у нее могут быть крупные неприятности.

– Какие, например?

– Не упрямьтесь, крошка, скажите мне, где она!

– Не смейте меня так называть!

– Но вы же и в самом деле птичка-невеличка.

– Ну и странный же вы полис! Кстати, о Морин... Надеюсь, вы, по крайней мере, не собираетесь ее забрать?

– Если миссис О'Мали не станет фокусничать, никто ее и пальцем не тронет.

Чуть-чуть поколебавшись, женщина решилась:

– В конце концов, с чего бы мне делать из этого тайну? Морин хотела пройтись по магазинам, а потом собиралась к доктору. По пятницам она всегда готовит ему ужин.

– Вы имеете в виду доктора Гэлбрейта?

– Разумеется, кого же еще?

– По правде говоря, я не думал о каком-то определенном враче.

– Как это похоже на полицейского! Сплошные мускулы и ничего в голове!

Тихонько хихикая про себя, Пил вернулся к машине.

Он сел за руль и задумался. Глупо приставать к миссис О'Мали с вопросами о Гэлбрейте прямо у того на квартире – кухарка может заупрямиться и не сказать ни слова. Пожалуй, лучше всего подождать, пока она выйдет от врача. Сержант взглянул на часы: девятый час, скоро совсем стемнеет. За весь день Пилу так и не удалось поесть, и он решил, что сейчас самое время перекусить. Только нужно, чтобы в его отсутствие кто-то понаблюдал за домом Гэлбрейта. Сержант позвонил в управление, и Кэмпбел, который сегодня снова дежурил, пообещал:

– Пришлю на часок двух агентов, но не задерживайтесь ни минуты.

Убедившись, что его коллеги из своего "форда" прекрасно видят подъезд доктора, Пил уехал. С каким удовольствием он сейчас вернулся бы домой и съел специально для него приготовленный ужин! Ради этого он готов был забыть о работе, но нет – это слишком долго, придется ограничиться бифштексом в каком-нибудь паршивом баре. В конце концов Пил все же решил заехать домой переодеться, а потом поужинать в "Стейк-хаус" на Уайтчепел-роуд.

Сержант вернулся к дому врача за пять минут до назначенного срока и узнал, что Морин О'Мали вошла в дом и пока оттуда не выходила. Прежде чем отпустить помощников, Мартин спросил:

– Как по-вашему, мистер Кэмпбел не одолжит мне кого-нибудь еще на часок-другой?

– И не мечтайте. Сегодня ночью мы ждем очередного налета "бинго-бойз".

Этим именем полиция окрестила банду хулиганов, известных в основном нападениями на "бинго-холлы" – залы игральных автоматов. Воришки грабили кассу и машины, а потом беспрепятственно удалялись. Кэмпбел, давно охотящийся за этой компанией, узнав от какого-то информатора, где "бинго-бойз" собираются устроить очередной налет, отправил готовить встречу им кого только мог. Сообразив, что в случае осложнений положиться ему будет не на кого, Мартин приуныл.

Он оглядел Линкс-энд. В противоположном конце улицы, на пустыре дети играли в мяч. Окна в домах зажигались одно за другим, наконец, последними загорелись они в доме Гэлбрейта.

Кухарка вышла в половине десятого – немного позже, чем думал сержант. Она явно спешила. Сидя в машине на углу улицы, Мартин увидел, как она нервно оглянулась на дом, из которого только что вышла, и чуть ли не побежала. Пил шестым чувством ощутил что-то неладное. Может, миссис О'Мали выставили за дверь? Кухарка быстро прошла мимо, не заметив ни Пила, ни полицейской машины. Подождав, пока она свернет за угол, сержант поехал следом. Друг за другом они миновали улицу, повернули на проспект, а потом в аллею, ведущую к тупичку Морин. Мартин потихоньку приближался к ирландке. Наконец, поравнявшись с ней, он выскочил из машины и негромко спросил:

– Вы куда-нибудь торопитесь, Морин?

Миссис О'Мали споткнулась и, чуть не растянувшись во весь рост, испуганными глазами уставилась на полицейского. Пил подумал, что еще никогда и ни у кого не видел такого озадаченного выражения лица.

– Ну-ну, не волнуйтесь, – проговорил он, – я всего-навсего хотел вас спросить...

Договорить он не успел. С быстротой молнии ирландка выбросила руку, и металлический каркас сумки ударил Пила по лицу. Пока сержант ощупывал рассеченную скулу, миссис О'Мали развернулась и побежала прочь. Мартин слышал, как эхо ее шагов стихает вдали. Долг велел преследовать беглянку, но он был просто не в силах превозмочь боль. Шатаясь, сержант побрел туда, где, как ему казалось, оставил машину, но наткнулся на кирпичную стену. Удар получился настолько сильным, что Пилу почудилось, будто его голова разлетелась вдребезги. Он снова покачнулся и упал.

Боль понемногу стихала, но Мартин еще боялся пошевельнуться. Застыв в неподвижности, он обдумывал свое положение. Прежде всего надо смыть с лица кровь, встать и позвонить в управление. Если бы только Кэмпбел мог его видеть!.. От боли тело казалось неподъемным, но Пил все-таки попытался сесть.

Услышав приближающиеся шаги и опасаясь нового нападения, сержант открыл глаза, но тут же с ужасом понял, что ничего не видит, а значит, не сможет даже защищаться. Звук шагов замер, и кто-то тихонько вскрикнул.

– Что с вами? – спросил уже знакомый Пилу голос соседки миссис О'Мали. – Нет-нет, не двигайтесь!

Мартин услышал треск разрываемой ткани, потом что-то мягкое коснулось щеки и его руку прижали к импровизированной повязке.

– Попробуйте сесть поудобнее, – сказала неожиданная помощница.

Она помогла сержанту прислониться к стене. В это время к ним осторожно приблизилась еще одна женщина.

– Надо отвести его к врачу, – предложила она. – Он может идти?

– Сначала мне надо сообщить к себе в управление... – слабым голосом проговорил раненый.

– Не раньше, чем врач сделает перевязку. Попробуйте лучше встать.

После многократных попыток, с величайшим трудом Пил, к которому все-таки вернулось зрение, поднялся на ноги и медленно, опираясь на плечи обеих женщин, побрел к дому доктора Гэлбрейта. Когда они дошли до крыльца, вторая женщина сказала, что вход в консультацию – с другой стороны дома и дверь там всегда открыта. Вскоре раненого привели в кабинет, и соседка побежала разыскивать врача, а добровольная медсестра начала промывать рану. Через некоторое время Пил с радостью убедился, что глаз под разбитым веком не пострадал. Это подтвердила и соседка миссис О'Мали:

– Скула у вас рассечена до кости, но глаз цел. Всего несколько швов, и...

Она вдруг замолчала, и Мартин, окинув комнату удивленным взглядом, увидел на пороге очень красивую женщину. У нее были медно-рыжие волосы, полные яркие губы и невероятно длинные ресницы.

– Они спят, – растерянно проговорила незнакомка. – Оба сидят в столовой за накрытым столом и спят крепким сном...

Глава 14

Женщины недоуменно переглянулись. Пил медленно встал, придерживая компресс на поврежденной щеке, и нетвердым шагом побрел в комнату напротив кабинета, где горел неяркий свет. На пороге он остановился. Круглый стол, покрытый кружевной скатертью, украшали свечи в великолепных подсвечниках, в серебряном ведерке охлаждалась бутылка белого вина. Доктор Гэлбрейт спал, откинувшись на спинку стула, а миссис Мэллоуз сидела напротив, опустив голову на скрещенные руки.

– Еще два покойника... – пробормотал Пил.

Он достал из кармана связку ключей и, выбрав нужный, протянул его соседке миссис О'Мали.

– Откройте мою машину. Справа есть кнопка радиотелефона. Нажмите ее. Передайте, что срочно нужны врач и уголовная полиция. Скажите еще...

– Я все поняла...

Как только шаги обеих женщин затихли, в доме наступила странная тишина, но Мартин вздохнул с облегчением: сейчас его просьбу передадут Кэмпбелу и уж теперь-то долго ждать помощи не придется. Потом он вспомнил о Морин и тихонько выругался: чертова ирландка отравила эту пару...

И тут сержант вдруг сообразил, что понятия не имеет, живы ли сидящие за столом мужчина и женщина. Он приподнял голову Айви Мэллоуз и долго вглядывался в ее лицо. Наконец губы женщины чуть-чуть шевельнулись. Слава Богу! Пил склонился над Гэлбрейтом. От его прикосновения врач едва заметно вздрогнул. Мартин осторожно приподнял его веко – зрачок, кажется, нормальный. Значит, это не морфин. Но сейчас так много новых снотворных, что без экспертизы ни за что не выяснишь, что именно проглотил спящий. Пока ясно одно: кухарка подсыпала что-то в еду обоих врачей, как она уже проделала это утром с Мэри-Элин. Видно, Морин – спец по таким делам. Но что ее заставило так поступить?

Внезапно под столом раздался негромкий взрыв. Пил вздрогнул. Когда он наклонился, приподнимая угол скатерти, в коридоре послышался второй такой же звук. Комнату начало заволакивать дымом. Подол платья Айви Мэллоуз вспыхнул.

Еще не понимая, что происходит, Мартин отодвинул стул. При виде горящих чулок он едва не потерял голову. Пил стал тянуть застежку молнии на платье женщины, стараясь не слишком торопиться и не поддаваться панике, спустил бретельки с ее плеч и сорвал остатки одежды. В тот же миг Мартин заметил, что его плащ тоже горит. Взвалив женщину на плечо, он повернулся к выходу.

Но там уже вовсю бушевало пламя.

Сержант вспомнил все, что знал о пожарах: не устраивать никаких сквозняков, накрыть огонь одеялами... Но, оглядевшись вокруг, он понял, что это невозможно.

Пил, шатаясь, добрался до окна и, увидев, что оно приоткрыто, толкнул раму плечом. Тело миссис Мэллоуз ногами вперед скользнуло вниз. В последнюю минуту полицейский заметил, что ее волосы горят, и прижал их рукавами. Наконец бесчувственное тело упало в уголок газона среди цветущих кустиков карликовых роз. Пилу удалось сбить огонь, но волосы женщины еще дымились.

А подкрепления все не было... Одежда Пила горела, дым резал глаза, и пересохший рот судорожно хватал раскаленный воздух.

Сержант повернулся к Гэлбрейту.

Пламя уже охватило костюм доктора, равно как и комнату, коридор, да и, наверное, почти весь дом.

Но Мартину и в голову не пришло отступить к окну, выскочить и этим спасти свою жизнь. Как завороженный, он смотрел на врача, превращавшегося в живой факел. Его голова...

Пил упрямо попытался стянуть с себя плащ. Пальцы невыносимо жгло, а вокруг он видел все то же – языки огня, лизавшие пол, камин в дыму и дверь. Где-то вдалеке послышались удары колокола. Пожарные? Давно пора! Если бы только ему удалось подтащить Гэлбрейта к окну, вытолкнуть на улицу... Адская боль пронзила позвоночник, дышать стало совсем невозможно... Пил уже не видел ни стола, ни сидящего за ним Гэлбрейта – только клубы красноватого дыма, разъедающие глаза. Он снова услышал звон колокола, на сей раз совсем близко, и еще какой-то шум, смутно различил что-то большое и красное за окном, силуэты бегущих людей... где-то что-то поднимали с земли... А еще... Колени его подогнулись, и Пил рухнул на пол. Бушующее пламя сменила полная тьма, и, отогнав нестерпимую боль в обожженном теле, пришло благодетельное забвение.

Пил больше ничего не чувствовал, не слышал даже потрескивания огня, пожиравшего все вокруг.

* * *

Когда Роджер Уэст прибыл на место пожарища, мощные брандспойты уже заливали кучку догоравшего пепла – все, что осталось от дома доктора Гэлбрейта. Всю улицу запрудили машины – полицейские, пожарные, "скорая помощь"... Человек двадцать "бобби" сдерживали толпу любопытных. Чуть поодаль взрослые помогали стайке ребят забраться в грузовик.

Как только Роджер вышел из машины, Кэмпбел отделился от кордона и пошел навстречу. Роджеру он показался постаревшим лет на десять.

Кэмпбел протянул Роджеру холодную как лед руку.

– Пил погиб, – сообщил он.

– Вы уверены?

– Увы! Если бы я только...

Суперинтендант почувствовал, что Кэмпбел на грани нервного срыва. Роджер и сам был потрясен, но заставил себя вспомнить, что полицейские, пожарные, солдаты и другие люди, чья работа в любой момент может привести к насильственной смерти, погибают каждый день. И те, которые остаются, не имеют права поддаваться отчаянию, иначе они не смогут выполнять свой долг. Почему же такой старый служака, как Кэмпбел, вдруг сломался?

Вокруг уже начали собираться журналисты и фотографы, жаждущие уловить хотя бы обрывки фраз, произносимых полицейскими, и сделать несколько снимков.

– Как миссис Мэллоуз? – спросил Роджер тихо, чтобы его не услышали посторонние.

– Спасена. Ему удалось вовремя вытащить ее из пекла.

– Кому "ему"?

– Пилу. Он выбросил миссис Мэллоуз из окна и вернулся в комнату, конечно, надеясь спасти Гэлбрейта. Инвалид, живущий в доме напротив, все видел.

Подошел молодой журналист:

– Вы говорите, что сержант Пил спас женщину и вернулся в горящую комнату, чтобы попытаться вытащить оттуда врача?

– Потом... – начал Кэмпбел устало.

– Ну почему же? – вмешался Роджер. – Совершенно верно, сержант Пил спас женщину и погиб, вытаскивая из огня мужчину. Это свидетельствует...

– ...О чертовском героизме! – в свою очередь перебил его Кэмпбел.

Роджера ослепила вспышка фотоаппарата. Он не стал отчитывать фотографа, а лишь увел своего спутника на противоположную сторону дороги.

– Что там за люди садятся в грузовик? – спросил он.

– Соседи, которых мы хотели эвакуировать. Пожар бушевал с такой силой, что мы опасались, как бы огонь не перекинулся на окружающие дома. Но капитан пожарников говорит, что теперь такая угроза миновала. Когда я приехал, здесь был просто ад.

– Воображаю... Дом подожгли нарочно?

– Пока трудно сказать что-то определенное...

– Да нет, это почти наверняка поджог, – сказал молодой человек в форме пожарника. – Никогда не поверю, что пожар мог так быстро охватить весь дом, если с самого начала не было нескольких очагов в разных местах. Однако чтобы найти доказательство, придется прокопаться еще несколько часов.

– Как быстро вы приехали?

– Меньше чем через десять минут после вызова.

Кэмпбел, сначала слушавший молча, счел нужным пояснить:

– Какая-то женщина позвонила по радиотелефону Пила, вроде бы он сам ее попросил. Сначала она говорила совершенно спокойно, потом вдруг закричала: "Пожар! Дом доктора горит!". В это время я как раз зашел в отдел информации и все слышал. Мы не стали терять ни минуты, но все-таки приехали слишком поздно...

– Вы нашли эту женщину?

– Да. И отправили в участок вместе с еще одной. Впрочем, та сама пожелала ее сопровождать.

– Их уже допрашивали?

– Нет, я... – Кэмпбел смущенно умолк.

Роджер повернулся к капитану пожарников:

– Мы можем вам чем-нибудь помочь?

– Нет. Позаботьтесь только, чтобы толпа не прорвала кордон.

– Договорились. Завтра я хочу получить подробный рапорт. И чем раньше, тем лучше. – Взяв под руку Кэмпбела, он добавил: – Ну, поехали. Мне не терпится поскорее добраться до вашего кабинета.

Старший инспектор муниципальной полиции кивнул, и они пошли к машине. Теплый ночной воздух был пропитан запахом гари. По пути репортеры забрасывали обоих полицейских вопросами, но те делали вид, что не слышат.

– Это Уэст! – крикнул кто-то. – Я его узнал!

– Вы уже поймали убийцу О'Хары? – подхватил другой голос.

– Эти проклятые легавые всегда выгораживают влиятельных клиентов... – бросил третий.

Приказав своему шоферу ждать его у полицейского управления Вест-энда, Роджер устроился на заднем сиденье другой машины рядом с Кэмпбелом.

Старший инспектор вытащил из кармана фляжку виски и протянул Уэсту, но тот покачал головой. Кэмпбел сделал большой глоток.

– Самое оно, – сказал он, отдышавшись, и каким-то тусклым, бесцветным голосом добавил: – Это я виноват в том, что случилось с Пилом. Он просил меня прислать помощника, а я хотел отправить как можно больше ребят на облаву – нам сообщили, что "бинго-бойз" опять готовят налет. Если бы я только мог предполагать...

– Да ну, перестаньте причитать! Просто вы не сумели сразу оценить, какое из двух дел важнее. Каждому из нас случалось хоть раз в жизни сделать подобную ошибку.

Роджер немного помолчал, давая коллеге взять себя в руки.

– Расскажите мне все подробно, Джимми.

Кэмпбел вздрогнул:

– Пил узнал от соседки Морин О'Мали, что ирландка работает сегодня вечером у доктора Гэлбрейта. Подождав, пока она выйдет, он пошел следом, но, как только он попытался заговорить, кухарка ударила его по лицу сумкой и глубоко рассекла скулу...

К тому времени, когда они приехали на место, Роджер знал о зловещем приключении Пила почти все.

В небольшой комнатке, предназначенной для допросов, они нашли соседку Морин О'Мали миссис Адамс и соседку доктора Гэлбрейта миссис Фэйрли. Женщины пили кофе.

– Они сидели за столом и крепко спали... – пробормотала рыженькая миссис Фэйрли, очевидно, не в силах забыть эту странную картину.

– Вы не могли бы сообщить нам другие подробности? – обратился Роджер к миссис Адамс.

Ему понравилась сдержанная, почти суровая красота этой женщины, особенно довольно необычный оттенок ее голубых глаз.

– Нет, я уже рассказала все, что мне известно, – почти высокомерно ответила миссис Адамс.

– А почему вам вздумалось идти за сержантом-детективом? Женщины не так уж часто следят за полицейскими...

– Особенно я!

– Так почему же?

Ответ последовал мгновенно и без колебаний:

– Я хотела предупредить Морин, что ее ищет полиция.

– Но почему вы ей просто не позвонили?

– У меня нет телефона, а тот, что на углу улицы, вечно сломан. Но Морин вышла от доктора раньше, чем я предполагала, поэтому я все видела издали. – Она ненадолго умолкла, потом, нервно передернув плечами, продолжала: – Морин казалась совершенно обезумевшей: она ударила вашего сержанта сумкой по лицу и со всех ног бросилась бежать. А из рассеченной скулы сержанта захлестала кровь...

С трудом подавив волнение, миссис Адамс снова рассказала все, что видела, и согласилась ответить на следующие вопросы. Роджер узнал, что ее муж и сын работают по ночам на электроцентрали, а дочь недавно вышла замуж и живет на юго-западной окраине Лондона. Поэтому миссис Адамс, бывает, сидит часами совсем одна. Миссис Фэйрли, соседку доктора, она прежде не знала.

– Вы сможете вернуться домой?

– Я полагаю, вы поставите охрану у дома Морин?

– Конечно.

– Я не боюсь полицейских... – Миссис Адамс вдруг расплакалась. – Такой красивый мальчик... И видели в вы его потом...

Она закрыла лицо руками, и стоявший рядом Роджер никак не мог найти слов утешения.

– Я займусь ею, – предложила миссис Фэйрли. – Мы поедем ко мне. Только дайте нам машину.

Роджер распорядился, чтобы обеих женщин усадили в автомобиль с шофером, и приказал поставить охрану не только возле жилища Морин О'Мали, но и у дома миссис Фэйрли, а потом позвонил в больницу, куда перевезли Айви Мэллоуз.

– До завтра она не сможет ни с кем разговаривать, – сказала сиделка. – В палате дежурит женщина-полицейский, но вам это, должно быть, уже известно?

– Да, спасибо.

Роджер повесил трубку и молча посмотрел на Кэмпбела. Уже перевалило за полночь, и оставалось лишь уехать домой. Суперинтенданта снова охватила усталость. Продолжая бодрствовать, он все равно не ускорит ни ареста ирландки, ни хода расследования. А утром, быть может, найдется время поразмышлять...

Глава 15

На всякий случай Роджер все-таки заехал в Скотленд-Ярд и просмотрел рапорты подчиненных. Он убедился, что приметы Морин О'Мали даны достаточно точно, и узнал, что Реймонд Греаторекс, все еще не способный выдержать допрос, уже внесен в список подозреваемых. О беглеце Джеймсе Доноване пока не было никаких новых сведений. От Сэнделла известий тоже не поступало, но, по правде говоря, он и не мог успеть что-либо предпринять так быстро.

Роджер закрыл досье и положил его в кейс, потом написал записку Уоттсу и отправился домой.

Как и вчера, в холле горел свет. Уэст осторожно закрыл за собой дверь и прислушался, вглядываясь в темноту гостиной. Он почти слышал всхлипывания Джанет, но, слава Богу, то был лишь плод его воображения.

В кухне стоял поднос с бутербродами, бутылка пива и стакан молока. Роджер проглотил два бутерброда с ветчиной, выпил молока и пошел наверх. Проходя мимо комнат сыновей, он не заметил под дверью ни единого лучика света, зато Джанет подняла голову с подушки, прежде чем он успел скользнуть под одеяло.

– Роджер! С тобой ничего не случилось?

– Да нет.

– Как голова?

– Я о ней почти забыл.

Уэст нагнулся и чмокнул жену в лоб:

– Спокойной ночи, дорогая.

– Завтра опять уедешь ни свет ни заря?

– Нет, если только не вызовут.

– Тем лучше.

Джанет тут же уснула, и очень скоро муж последовал ее примеру.

Утром он, как всегда, проснулся в отличной форме. Джанет еще тихонько посапывала, и Роджер посмотрел на часы. Половина восьмого. Значит, он проспал больше пяти часов. Не желая тревожить жену, Уэст тихонько встал. Обычно Джанет в семь часов уже на ногах, но сегодня пусть еще подремлет – лишний отдых ей совсем не повредит.

Увидев на лестнице высокую стройную фигуру Ричарда, он вздрогнул от неожиданности. Юноша завязывал пояс халата. Отец и сын, взъерошенные и небритые, сейчас были очень похожи.

– Привет, пап!

– Привет, сынок. Рано же ты сегодня вскочил. Попьешь чаю вместе со мной?

– Ладно, но я ужасно тороплюсь. Свидание с девушкой. Днем мы оба работаем, а по вечерам она еще и учится, вот мы и решили встретиться утром и поиграть в теннис или поплавать. Сегодня пойдем в "Ривер-клуб".

Чайник закипел.

– Я ее знаю? – поинтересовался Роджер, возясь с заваркой.

– Я вас познакомил, когда мы со Скупом устраивали вечеринку, но вряд ли ты запомнил. Ее зовут Венди.

– Очень милая невысокая девушка с хорошей фигуркой и тонкими чертами лица. Волосы темные, коротко остриженные. Носит мини-юбку, – профессиональным тоном перечислил Роджер.

Ричард вытаращил глаза:

– Так, значит, это правда, что отец-детектив может быть опасен?

И, немного помолчав, молодой человек смущенно добавил:

– Можно задать тебе вопрос, пап?

– Что ж, валяй, сынок!

– Я заметил, что в последнее время мама немножко нервничает. Вот я и... подумал, не сможешь ли ты увезти ее куда-нибудь на пару недель... Маме очень нужно отдохнуть, но без тебя она никуда не поедет.

– Мы постараемся уехать, как только я закончу расследование.

– Это было бы просто замечательно, пап. К тому же и тебе давно пора отдышаться. Как твоя голова?

– Останется у меня на плечах. А что у тебя с работой, сынок?

Ричард работал в частной телекомпании и мечтал стать продюсером. Но говорил он о своих надеждах и мечтах так, будто все уже было у него на мази.

Отец и сын, оживленно болтая, выпили несколько чашек чаю. Неожиданно Ричард вскочил:

– О, мое свидание! Пора бежать. – И, уже взбежав на несколько ступенек, напомнил: – Так ты попробуешь взять отпуск, правда?

Роджер, улыбаясь, проводил его глазами. Джанет еще не встала. Он достал досье О'Хары и снова углубился в изучение рапортов, телефонных разговоров, показаний свидетелей, заметок полицейских и, наконец, своих собственных.

Потом он подумал о Пиле.

От грустных мыслей суперинтенданта отвлекли шаги Ричарда, возившегося в коридоре, и стук почтового ящика. Минуту спустя младший сын Роджера появился на кухне с кипой газет в руках. Он уже успел надеть шорты и майку и сунуть под мышку теннисную ракетку. Ричард читал первую полосу газеты и казался очень взволнованным.

– Ты был там, пап?

– Да, но я подъехал позже.

Роджер потянул к себе газету и увидел снимок обгорелых развалин дома, а рядом – Кэмпбела и самого себя. Внизу были фотографии Айви Мэллоуз, доктора Гэлбрейта и не очень четкая, хотя и увеличенная, фотография ирландской кухарки. Под фотографией была надпись: "Миссис Морин О'Мали – свидетель, разыскивается полицией для допроса". А через всю полосу шел набранный крупным шрифтом заголовок: "Что это, обычный пожар или преднамеренное убийство?".

Роджер отодвинул газету и посмотрел на Ричарда:

– Опоздаешь, сынок!

– Уже ухожу. – И, еще раз взглянув на газету, сын проворчал: – Представляю, как это напугает маму... Особенно потому, что она знает: это расследование ведешь ты.

– Знаю.

Ричард вышел, и почти тотчас же хлопнула входная дверь. Оставшись один, Роджер еще раз быстро проглядел досье, а потом поднялся в спальню.

Джанет наконец-то проснулась. Роджер хотел было вернуться на кухню, но увидел Мартина, зевающего на пороге своей комнаты.

– А-а-а, Скуп, пойди-ка завари маме чай.

– Сейчас, пап.

– Здравствуй!

– Доброе утро, пап.

Через час Роджер уже сидел за рулем и ехал в Скотленд-Ярд. Он знал, что если бы появилась какая-то новая информация, ему бы сразу позвонили домой. Ночью шел дождь, все небо покрывали свинцово-серые тучи, рекламные огни отражались на мокром асфальте, и прохожие с мрачной решимостью шлепали по лужам. Роджер ехал очень осторожно. Он видел, как какой-то мотоциклист, поскользнувшись, едва не угодил под колеса машины.

Приехав в Скотленд-Ярд к десяти часам, суперинтендант заметил, что у всех его коллег необычно торжественный вид. Когда кто-то из полицейских погибает при исполнении долга, в коридорах этого заведения всегда царит особая атмосфера – словно каждый дает себе молчаливую клятву наказать виновного.

Видимо, услышав шаги шефа, инспектор Уоттс вытянулся по стойке смирно в дверном проеме.

– Добрый день, сэр. Мы задержали кухарку.

Сердце Роджера забилось быстрее:

– Как и когда?

– В аэропорту. Собиралась лететь в Дублин девятичасовым рейсом.

– Отлично! И где же она?

– В "зале ожидания". Я подумал, что вы захотите допросить ее первым.

– Конечно, но... почему мне не позвонили раньше?

– Приказ большого босса, сэр.

– Что???

– Он велел, чтобы до одиннадцати часов вас никто не смел беспокоить.

– Вот как?.. – пробормотал Роджер. Он хотел что-то добавить, но, передумав, склонился над рабочим столом. – А кроме этой, есть еще какие-нибудь новости?

– Эксперты категорически утверждают, что пожар был устроен с преступной целью. Предварительное заключение уже у вас на столе, а младший советник мистер Рейсон приедет сюда в полдень.

Рейсон был одним из пяти советников Министерства внутренних дел. Это ему обычно поручалось составлять экспертные заключения для Скотленд-Ярда, и Роджер, хорошо знавший Рейсона, считал, что ему можно полностью доверять. Рейсон ни за что не стал бы писать даже предварительное заключение, не проверив до конца каждую мелочь.

– А еще?

– Реймонд Греаторекс все еще в критическом состоянии. О Джеймсе Доноване ни слуху ни духу, зато Сэнделл звонил, что посылает вам письменное донесение. – Уоттс указал на тоненькую папку на углу стола: – Все тут, сэр.

– Отлично.

Роджер вытащил из кейса досье О'Хары.

– Перечитайте все еще раз и поищите, нет ли там какой-нибудь мелочи, которая вас удивит, или чего-то такого, что вы совершенно упустили из виду.

Потом он позвонил Коппелу, но секретарша ответила, что шеф у директора Скотленд-Ярда. Роджер положил трубку, раздумывая, почему его всегда так раздражает эта женщина.

– Я спускаюсь к Морин О'Мали, – сказал он. – Предупредите, что я иду.

В здании было несколько "залов ожидания", и, добравшись до номера три, куда отвели ирландку, Роджер решил сначала заглянуть в глазок.

Бывшая кухарка Айви Мэллоуз полулежала в кресле, но, несмотря на закрытые глаза, суперинтендант понял, что она не спит: веки подрагивают, во всей фигуре что-то напряженное, как будто Морин держится настороже. Женщина-агент, сидя чуть поодаль, читала (или делала вид, что читает) журнал.

К суперинтенданту подошел дежурный сержант:

– За все время она ни разу не шевельнулась, сэр.

– А что-нибудь говорила?

– Нет. Только смотрит, как баран, будто не понимает, о чем ее спрашивают.

– Врач был?

– Еще нет, сэр.

– В таком случае немедленно вызовите его.

– Хорошо, сэр.

Роджер толкнул дверь и заметил, что Морин О'Мали еще больше сжалась, – ни дать ни взять затравленный зверек. Глаза ее совсем запали, и глубокие морщины, казалось, подчеркивали скорбное выражение лица.

Женщина-агент вытащила блокнот и ручку, но Роджер сделал знак, что это пока не нужно, и подошел к миссис О'Мали. Во весь свой высокий рост возвышаясь над креслом, он разглядывал задержанную, которая тихонько шевелила губами, вздыхала и то и дело украдкой вытирала глаза тыльной стороной ладони.

– Почему вы их отравили? – бесстрастно осведомился Уэст.

Она не ответила.

Роджер пододвинул стул, сел на него верхом и нагнулся к самому лицу ирландки:

– Ломать комедию бесполезно, миссис О'Мали, это вам нисколько не поможет. Я хочу знать, почему вы вчера подсыпали в свою стряпню отраву.

Морин посмотрела на суперинтенданта пустыми глазами, как будто смысл вопроса до нее не дошел.

– Вы ведь знаете, что по вашей вине погибли два человека?

Глаза ирландки наполнились слезами, но она не проронила ни звука.

– А вам известно, что за такие вещи полагается пожизненное заключение?

По щекам кухарки заструились слезы, но она уже больше не пыталась их вытирать. Казалось, несчастная перенесла такой шок, что, хотя и слышит вопросы, не в состоянии открыть рот. Но возможно ли это? Уэст в полном недоумении смотрел на Морин, представляя, по показаниям миссис Адамс, как она выходила из дома доктора Гэлбрейта. Почему она ударила Пила? От страха? Может, и сейчас ей мешает говорить панический ужас?

– Вы знаете, что виновны в смерти доктора Гэлбрейта? – продолжал настаивать суперинтендант.

Морин попыталась заговорить, но издала лишь несколько бессвязных звуков.

– И если миссис Мэллоуз не перенесет ожогов, ее смерть тоже ляжет на вашу совесть.

Ирландка посмотрела на Роджера и шевельнула губами. Все ее тело судорожно задергалось. Невольно складывалось впечатление, что женщина борется с нервным параличом, и Роджеру вдруг стало ее жаль. Хорошо, что он догадался вызвать врача! Только бы тот явился поскорее...

В первый раз с начала допроса суперинтендант отвернулся от арестованной и посмотрел на охранницу:

– Она все время такая?

– Да, сэр, она не...

– Это гнусная ложь! – распрямившись, словно пружина, вдруг крикнула Морин О'Мали. – Я никогда никого не убивала! Слышите? Я лишь хотела, чтоб они немножко поспали. Вы бы и сами могли догадаться, что я ни за что не стала бы причинять вред доктору. Она всегда была так добра ко мне... Я не хочу, чтобы она умирала! Не хочу! Бог мне этого не простит!

Глава 16

Морин О'Мали казалась живым воплощением самого безутешного отчаяния, в голосе ее звучало неподдельное горе. И у суперинтенданта появилась надежда, что теперь допрос пойдет нормально, скоро женщина во всем признается.

– Доктор и в самом деле замечательная женщина, – кивнул он.

– Ангел милосердия! Если есть на земле святые, то доктор Мэллоуз – точно, одна из них, сэр.

Наконец-то ее лицо утратило напряженное выражение. Глядя полицейскому в глаза, Морин добавила:

– Скажите, она ведь не умрет?

Роджер чувствовал, что охранница наблюдает за ними. В то же время он решил, что ирландка вовсе не притворяется, а значит, излишнюю жесткость проявлять не стоит.

– Миссис Мэллоуз в очень тяжелом состоянии, но врачи не теряют надежды.

– У нее глубокие раны?

– Только на руках и на ногах, больше ничего.

– Благодарение Богу! – Ирландка набожно перекрестилась, но тут же, видимо, о чем-то подумав, с тревогой посмотрела на суперинтенданта. – А лицо?

– На нем не останется ни единого шрама.

– Вы сняли с моей души тяжкий камень, сэр.

Морин снова откинулась в кресле, и Роджер повернулся к охраннице:

– Принесите нам чаю, хорошо?

Как только женщина вышла, Уэст окинул ирландку изучающим взглядом. Щеки немного порозовели, но глаза затравленно бегают.

– Вы хотели ее убить? – внезапно спросил Роджер.

Кухарка возмущенно вскинула голову:

– Какой жестокий вопрос! Вы же сами знаете, я готова жизнь отдать за нее!

– Я знаю лишь, что по вашей милости...

– Это не я устроила пожар!

– Не будем пока об этом. Зачем вы их усыпили?

Морин, не отвечая, отвела глаза.

– Если вы ничего не расскажете, доктора Мэллоуз, возможно, снова попытаются убить.

Ирландка задохнулась от ярости и, вцепившись в подлокотники кресла, крикнула:

– Вы что, издеваетесь надо мной?!

– И не думаю. Кто-то поручил вам подсыпать в еду снотворного, пообещав, что оба доктора всего-навсего немножко поспят. Я не ошибся?

– Нет.

– Но на самом деле они должны были сгореть во сне!

– Клянусь, я ни о чем таком даже не догадывалась...

– И теперь, раз миссис Мэллоуз осталась в живых, логично предположить, что убийца снова захочет ей нанести удар.

– В больнице до нее никому не добраться! Там она в безопасности! – воскликнула Морин.

– Это, судя по всему, человек упрямый и решительный и ради того, чтобы достигнуть цели, наверняка найдет ловкий ход. Поверьте мне, жизнь доктора Мэллоуз в ваших руках. Так кто же убийца, миссис О'Мали?

Она наклонила голову, перекрестилась и, как будто молясь, зашевелила губами. Роджер мысленно пожелал, чтобы охранница задержалась еще на несколько минут, – интуиция подсказывала ему, что ирландка вот-вот сдастся. Суперинтендант с любопытством вглядывался в лицо миссис О'Мали, и неожиданно до него дошло, что между кухаркой и Джеймсом Донованом существует большое внешнее сходство. Тот же широкий лоб, густые брови, нависшие над глубоко посаженными глазами, и нос, настолько приплюснутый, что кажется сломанным.

Морин продолжала беззвучно молиться.

– Джеймс Донован ваш брат, не так ли? – вкрадчиво произнес Роджер.

Шевелящиеся губы миссис О'Мали замерли. Казалось, ирландка почти перестала дышать.

– Так, значит, всем верховодит Джеймс? – снова спросил Уэст.

– Да... Джеймс.

– Ваш брат? – настаивал полицейский.

– Да. – Она вцепилась в руку суперинтенданта. – Я вам ничего не сказала, верно? Вы сами узнали?

– Разумеется.

– Поймите, это мой родной брат. Я не могу его предать.

– Где он, О'Мали?

– Не знаю.

– Ну теперь-то какой смысл обманывать? Вранье только усугубит ваше положение.

– Ну что вы ко мне пристали? Не знаю я ничего!

– Когда вы его видели в последний раз?

– Вчера утром, в "доме отдыха".

– Значит, это он был тем другом, которого вам якобы порекомендовал родственник?

– Разве я не имею права солгать, защищая собственного брата?

– Давайте поставим вопрос иначе: зачем вам лгать, выгораживая брата, который хочет убить доктора?

Морин не ответила. Губы ее кривились, и было видно, что сейчас она снова заплачет. Надо было немного подождать, дать ей время взять себя в руки. И Уэст опять от души пожелал, чтобы охранница помедлила еще несколько минут.

– Так это Джеймс дал вам снотворное? – наконец нарушил затянувшееся молчание Роджер.

– Да, Джеймс, мой родной брат.

– А почему он решил избавиться от обоих врачей?

– Я не могу поверить, что он этого хотел.

– А как он вам объяснил, что их нужно ненадолго усыпить?

– Сказал... что хочет посмотреть какие-то бумаги...

– Джеймс собирался войти в дом, пока хозяева спят?

– Вот-вот. У доктора Гэлбрейта вроде были какие-то опасные документы. Джеймс мог из-за них попасть в тюрьму. И он просто хотел выгадать часок-другой, чтобы спокойно обыскать дом. Но врачи не должны были пострадать. Я дала им тот же порошок, что и Мэри-Элин. А ведь она пришла в себя, правда?

– Короче говоря, вас ввели в заблуждение. Поэтому, если вы скажете наконец всю правду, вас накажут не слишком сурово. Но только правду, слышите? Я хочу знать, какое преступление совершил Джеймс и чем они с Патриком занимались здесь, в Лондоне.

– Патрик и без того уже в тюрьме! Как будто нам мало неприятностей! Я ничего не знаю, суперинтендант, ровным счетом ничего! Оба они вляпались в какую-то историю, сначала Патрик, потом Джеймс... Брат попросил меня помочь, и я попыталась. Но больше мне ничего не известно. Вчера вечером Джеймс позвонил и уговаривал подсыпать докторам снотворного, но мне и в голову не пришло, что он хочет их смерти. Уж в этом-то клянусь святым Патриком! Я только думала, что они должны спать, пока Джеймс будет копаться в бумагах. Да я и сейчас уверена, что он не замышлял ничего дурного. – Ирландка вдруг выпрямилась и крикнула в лицо Уэсту: – Нет, он бы никого не стал убивать! Только не мой брат Джеймс!

– Но если не он, то кто? Патрик-то уже в тюрьме.

– Откуда мне знать? Повторяю вам, только не Джеймс.

– Тогда скажите мне, где он. Если Джеймс не виновен в поджоге, ему нечего опасаться.

– Я не такая дура, чтобы выдать вам брата, даже если бы знала, где он прячется!

– Думаю, у вас все же хватит ума понять, что, возможно, он и в самом деле виновен и жизни миссис Мэллоуз по-прежнему угрожает опасность.

– Вы никогда не заставите меня поверить, будто Джеймс замышляет зло против доброго доктора!

– Если Джеймс невиновен, – пробормотал Уэст, как бы разговаривая сам с собой, – значит, его кто-то шантажирует и принуждает к преступлению. В таком случае мне необходимо разыскать Джеймса, чтобы вырвать его из когтей настоящего преступника...

– Это вы-то станете его спасать???

– Сам он никак не сумеет выпутаться. Он...

Роджер умолк. С той же ясностью, с какой в Морин О'Мали он угадал урожденную Донован, суперинтендант вдруг понял, что во всем Лондоне для Джеймса Донована есть лишь одно надежное укрытие: квартира номер 5с в Берн Корт. Никому даже в голову не придет искать его там, и он, хотя вход в дом охраняет полиция, вполне может проникнуть туда через внутренний дворик или черный ход.

– Джеймс прячется в квартире 5с в Берн Корт, – твердо произнес он вслух.

Глаза ирландки наполнились слезами злости и отчаяния:

– Вы просто дьявол! Вы читаете мои мысли... Но ведь я ничего не сказала, это вы все сами...

Роджер пошел к двери. Теперь ему хотелось, чтобы охранница пришла как можно скорее. Она стояла в коридоре с подносом... рядом с Коппелом.

– Теперь можете войти, – сказал ей шеф уголовного отдела.

Роджер отступил, пропуская женщину, и тут же подошел к Коппелу.

– Я все еще раздумываю, почему Греаторекс сказал: "Эти сволочи Донованы"...

– Как вы догадались, кто она такая?

– По лицу. Они с Джеймсом очень похожи.

– А укрытие братца вам тоже подсказала ее физиономия? Признайтесь, что сказали наугад. – Коппел улыбнулся. – Полагаю, вы собираетесь съездить туда сами?

– В первую очередь надо усилить кордон вокруг Берн Корт – если Донован и в самом деле там, не стоит давать ему возможности проскользнуть у нас между пальцами. А кроме того, я хочу проверить еще одну-две мелочи.

– Например?

– Заключение врача, смотревшего Патрика Донована. Потом надо выяснить, как идут дела у Греаторекса и миссис Мэллоуз, просмотреть показания свидетелей пожара, рапорт Сэнделла... короче говоря, все.

– И вы совершенно уверены, что, заложив всю информацию в свою черепную коробку, сможете нажать кнопочку и получить результат? Морин О 'Мали вам больше не нужна?

– Нет, сэр.

Они вместе пошли по коридору.

– Вот что, Красавчик, – сказал, прощаясь, Коппел, – если я вам понадоблюсь, звоните без колебаний. С этим делом необходимо покончить как можно скорее. Директор Скотленд-Ярда взбрыкивает от нетерпения. Сэр Винсент Поль в свою очередь жаждет узнать, действительно ли "Бритиш Филм Индастри" грозит опасность. Я пообещал им обоим, что вы закончите расследование в ближайшие двое суток.

– Надеюсь, вы не ошиблись, сэр.

И Роджер бодро зашагал к себе в кабинет. На душе у него было легко – суперинтендант уже не сомневался, что Коппел изменил прежнее к нему отношение. По дороге Уэст заглянул в службу информации и приказал усилить наблюдение за домом миссис Мэллоуз. Вернувшись в кабинет, он сразу же вызвал Уоттса.

– Результат медицинского обследования Патрика Донована уже у нас?

– Я получил его всего десять минут назад, сэр. Этот тип в таком же здравом рассудке, как вы и я.

– Отлично. Никаких хронических болячек?

– Цирроз в начальной стадии, сэр. Вероятно, сказывается неумеренное пристрастие к ирландскому виски.

– Ладно. Есть еще что-нибудь новое?

– Мистер Рейсон приехал, сэр.

– Пошлите его ко мне.

Рейсон, маленький кругленький человечек с багрово-красным лицом, едва обменявшись рукопожатием с суперинтендантом, по обыкновению сразу приступил к делу:

– Вы были совершенно правы, мистер Уэст! Вчерашний пожар вызван воспламеняющимся порошком, который имеет свойство взрываться под воздействием воздуха через некоторое время после того, как попадет на какую-нибудь поверхность. Он очень быстро распространяется в атмосфере и выделяет много тепла. Так что насчет вашего пожара у меня нет ни малейших сомнений. Кстати, слышал, что вы расследуете еще и покушение на известного киноактера?

– В самом деле. Ноя не понимаю, почему...

– А вы знаете, что в небольших количествах этот порошок используют в кино? Скажем, для имитации пожаров. Но я нисколько не сомневаюсь, что человек, знакомый с его действием, может найти ему массу других применений. Он... а впрочем, извините, вероятно, я отклонился от темы...

– Напротив, это как раз то, что мне хотелось услышать. Вы не знаете, как бороться с такими пожарами?

– Если успеть вовремя, это очень просто. Достаточно обычного огнетушителя. Но стоит огню распространиться – пиши пропало. Я присутствовал при экспериментальных испытаниях и сам видел, как двухэтажный дом сгорает за какие-нибудь пятнадцать минут.

– Видно, так и получилось вчера.

– Не сомневаюсь.

Распрощавшись с Рейсоном, Уэст отправил Уоттса собирать сведения о производителях и торговцах взрывающимся порошком и, оставшись один, погрузился в изучение рапорта Сэнделла. Начальник охраны "Оллсэйф" лаконично излагал, что взял Джеймса Донована на службу благодаря его репутации человека отчаянной храбрости и при этом трудолюбивого. Он знал, что Донован был наемником в Кении, но не считал это недостатком, скорее наоборот. В функции Донована входила в основном охрана площадок – ему полагалось следить, чтобы посторонние не подходили слишком близко. Чаще всего неприятности там случались ночью – есть немало любителей спутывать провода и разбрасывать декорации, подготовленные к утренней съемке. Донован всегда выполнял свои обязанности добросовестно и ни разу не проявлял особого интереса ни к О'Харе, ни к Греаторексу. До вчерашнего дня он также не участвовал в массовках. На отдельном листке Роджер увидел рапорт о случаях саботажа на студии, но не нашел там ничего нового. Сэнделл лишь сообщал, что ведется осторожное расследование.

"Теперь, – подумал Роджер, – самое главное – выслушать Греаторекса и миссис Мэллоуз. Но тут придется подождать".

Интересно, почему Донованы так возненавидели обоих актеров?

Только после обеда Уэст окончательно составил план действий и позвонил Коппелу.

– Я собираюсь выманить Донована из Берн Корт, сэр, – сказал он и, немного поколебавшись, добавил: – Очень важно проследить, куда он отправится.

– Это ваше расследование, Красавчик! Только не упустите добычу.

– Положитесь на меня, сэр.

Тем не менее он сомневался: не слишком ли велик риск? Конечно, иногда необходимо дать преступнику некоторую свободу передвижения, но Джеймс Донован преступник не совсем обычный. С одной стороны, он хладнокровный и изобретательный убийца и на свободе опасен, поэтому спокойнее было бы держать его под замком. Но с другой стороны – у Роджера нет никакой уверенности, что, оказавшись за решеткой, Донован заговорит.

А кроме всего прочего, даже не известно наверняка, что он прячется в квартире миссис Мэллоуз.

Так, обдумывая все "за" и "против", Роджер добрался до полицейского управления Вест-энда. Кэмпбела на месте не оказалось, но заменявший его дежурный суперинтендант предложил Уэсту интересный план операции. Берн Корт должны окружить два кордона полицейских в штатском. Связываться между собой они будут по радиотелефону, таким образом, караулящие у выходов смогут сообщать приметы каждого, кто выйдет из дома, не покидая при этом поста, у которого в любой момент может появиться преступник.

– Мы перекроем весь квартал, так что вам совершенно не о чем волноваться, Уэст.

– Честно говоря, у меня все равно душа не на месте. Самое главное – чтобы Донован не мог ни удрать, ни заподозрить, что за ним следят. Мне очень важно выяснить, куда он отправится. Но как его выманить из Берн Корт?

– Думаю, если он действительно там, то держит связь с внешним миром. И мы могли бы этим воспользоваться: поручить кому-либо, кому он доверяет, позвонить в Берн Корт. Пусть он предупредит преступника о нашем приближении. Вопрос в том, как найти такого человека...

Роджер задумчиво посмотрел на собеседника.

– Я знаю, кому Донован поверит, – задумчиво проговорил он. – Своей сестре. Остается лишь найти женщину, способную сымитировать голос Морин О'Мали.

Глава 17

На то чтобы найти подходящую женщину-агента и научить ее точно скопировать голос и интонации кухарки, ушло всего полтора часа. И теперь Роджер с нетерпением наблюдал сквозь стекло телефонной будки, стоявшей в коридоре Скотленд-Ярда, как его "ученица" набирает номер телефона миссис Мэллоуз.

Трубку сняла, очевидно, одна из медсестер.

– Резиденция миссис Мэллоуз. Я вас слушаю.

Женщина-агент нарочито вздохнула и призвала на помощь все свое искусство.

– Мой брат тут? – спросила она.

На том конце провода наступило короткое замешательство.

– Не понимаю, что вы имеете в виду, – бесстрастно проговорил голос в телефонной трубке.

– Слушайте меня внимательно, девочка. Я ужасно рискую, предупреждая Джеймса, но вы все-таки скажите ему, что полиция собирается прочесать всю квартиру и нельзя терять ни минуты.

– Но... откуда вы знаете?

– Меня вызывали на допрос в Скотленд-Ярд, и я кое-что слышала. Быстро предупредите моего брата!

Имитаторша положила трубку и повернулась к Уэсту. Тот, улыбаясь, распахнул перед ней стеклянную дверь:

– Отличная работа, дитя мое. Если Донован не попадется на удочку, значит, его оттуда не выманить никакими пирогами.

Теперь оставалось только ждать, клюнет ли рыбка, и Роджер решил вернуться к себе в кабинет – работа поможет скоротать ожидание. Суперинтендант еще раз просмотрел досье и вдруг увидел оставленную Уоттсом записку: "Мистер Коппел желает срочно поговорить с вами".

Роджер вспомнил все, что Коппел рассказал ему о деле, намеки на волнение в мире кино, объясняющие торопливость шефа. "Бритиш Филм Индастри" в самом деле оказалась в тяжелом положении, и если преступника не удастся обнаружить и посадить за решетку в ближайшее время, ей грозят более чем серьезные неприятности.

Уэст машинально подошел к окну, но увидел лишь узкую полоску неба, зажатую между двумя небоскребами. Как это не похоже на тот вид, которым он наслаждался из окна своего прежнего кабинета в старом здании полицейского управления! Роджер вспомнил набережную и раскинувшуюся за ней Темзу. Изменчивая и капризная река, то спокойная, то бурная, то серая, то голубая, как небо, казалось, отвечала его думам и текла в унисон с ними. Здесь же суперинтендант не видел ничего, кроме стекла и бетона. Разве это может родить хоть какой-нибудь отзвук в душе?

Услышав звонок, он бросился к телефону.

– Ваша хитрость удалась, Уэст, – бесстрастно сообщил дежурный старший инспектор службы информации. – Зверь вылез из норы.

Роджер заволновался:

– Вы уверены, что это действительно Джеймс Донован?

– Он немного изменил внешность, но это бесспорно он. Один из бывших коллег по "Оллсэйф" опознал его по походке. Парень торопится, видимо, боясь слежки, но наши ребята хорошо знают свое дело. Не беспокойтесь, они его не упустят.

– Да, уж пожалуйста! И сообщайте мне о каждом его шаге!

Роджер вытер пот со лба. Его лихорадило. И в то же время интуиция подсказывала, что зловещая тень нависла над новой жертвой. Но теперь-то кому может грозить опасность? Знаменитое чутье, не раз предупреждавшее Уэста о готовящемся преступлении, на сей раз его явно подводило: суперинтендант не знал, кого именно попытается прикончить Донован. "Эти сволочи Донованы...". Что же все-таки имел в виду Греаторекс?

Он хотел было вернуться к окну, но опять зазвонил телефон.

– Уэст слушает.

– Здравствуйте. Как я рад, что наконец-то вас поймал!

Роджер сразу узнал голос: Ян Петерсон.

– Привет. Что нового?

– Мы выяснили, что О'Хара прятал в спинке кровати.

Уэст тут же подумал о наркотиках, но решил оставить догадку при себе.

– И что же это было?

– Банкноты и золото.

– Не может быть!

– Да-да, никаких сомнений. Правда, невооруженным глазом ничего не увидишь, но эксперты высказались однозначно. Очевидно, О'Хара потихоньку ввозил в страну золото и иностранные деньги.

– И где же он все это брал?

– Вероятно, в Соединенных Штатах.

– Он туда часто ездил?

– Понятия не имею. Но ведь всем известно, что актеры то и дело мотаются туда-сюда. Эта публика никогда не сидит на месте.

– Не думаю, чтобы это правило распространялось на О'Хару. – Роджер ненадолго погрузился в размышления. – Вы уже узнали что-нибудь о его привычках? Например, бегал ли он за юбками?

– Да вроде бы нет. Пока у нас нет ни намека на это, если, конечно, не считать комнаты, которую я вам показывал.

– Ах да! Комната с зеркалами... Сэнделл утверждает, что О'Хара почти не появлялся в женском обществе... и вы тоже не обнаружили ничего подобного... Скажите, Ян, а много у него бывало гостей?

– Тучи. Совсем забыл сказать вам об этом. В основном, правда, телевизионщики, съезжавшиеся со всего света. В определенном смысле можно сказать, что О'Хара превратил свой дом в гостиницу, а кроме того, все время устраивал вечеринки, тянувшиеся чуть ли не до утра. Не сказал бы, что подобное поведение мне нравится, но, говорят, в тех кругах это вполне нормально. Могу я еще чем-нибудь вам помочь?

– Найдите имена и адреса гостей О'Хары, а заодно разыщите слуг.

– У него не было другой прислуги, кроме Мэри-Элин, но администрация Бэннок Тауэрс предоставляет жильцам дома временный персонал.

– Проверьте все, что сможете, а я в свою очередь наведу справки в "Борили".

Роджер попрощался с Петерсоном и попросил телефонистку соединить его с Сэнделлом, а сам по внутреннему телефону немедленно позвонил шефу.

– Поручая мне расследование дела О'Хары, сэр, высказали, что "Бритиш Филм Индастри" переживает трудный период, – начал он без всяких предисловий.

– Совершенно верно.

– А руководство компании не называло вам каких-либо определенных причин этого?

– По-моему, я уже рассказал вам все, что знаю. Компания то и дело теряет контракты – как здесь, так и за границей, многие актеры уезжают попытать счастья за океаном, техники ни с того ни с сего устраивают забастовки, что, конечно, сказывается на окупаемости фильмов. "Бритиш Филм" всерьез опасается, что вот-вот прогорит и вся ее клиентура переметнется к американским конкурентам. – Может быть, они боятся еще и того, что их проглотит какая-нибудь крупная фирма. Есть еще, конечно, более мелкие компании, но у них – ни веса, ни размаха...

– Но, черт возьми, почему вы не сказали мне всего этого раньше! – воскликнул Роджер и тут же смущенно добавил: – Прошу прощения, сэр.

– Мне это было не известно.

Зазвонил внешний телефон, и суперинтендант поспешил закончить разговор:

– Я буду держать вас в курсе всех событий, сэр. Кстати, слухи о контрабандном ввозе в страну золота и валюты подтвердились, и все это тоже касается дела О'Хары.

Шеф издал изумленное восклицание, но Роджер уже повесил трубку и одновременно снял другую, даже не успев сообразить, с какой удивительной согласованностью работают его руки и мозг.

– Скажите, Дэйв, у О'Хары была личная секретарша?

– Нет, но на студии есть девушка, которая занимается всей перепиской "звезд".

– Как по-вашему, у О'Хары часто бывали иностранцы? Может, она знает?

– Я попрошу ее проглядеть бумаги за последние полгода. Правда, я и сам слышал, что у него останавливались многие знаменитости с континента. Но, насколько я помню, там речь шла о своего рода соглашении.

– О каком именно?

– О'Хара требовал оплаты за жилье и дополнительные услуги.

– Какие же?

– Да ну, Красавчик, не прикидывайтесь таким наивным!

– Я не прикидываюсь, а хочу получить четкий и ясный ответ!

– Так вот, многие дебютантки – пожалуй, даже слишком многие! – воображая, будто смогут получить хорошую роль, пройдя через спальню, договаривались с О'Харой. Тот, в свою очередь, обещал в случае чего позаботиться о них.

Роджера охватила глубокая радость: теперь не придется искать, кто сколько лет финансировал Берн Корт. Наконец-то части головоломки начинают складываться в общую картину!

– Почему всего этого нет в вашем рапорте?

– Послушайте, все это – личное дело О'Хары, не имеющее ни малейшего отношения к его карьере, и решительно никого не касается. Не забывайте, что в мои обязанности входит только охрана студии.

– А в мои, представьте себе, – найти убийцу О'Хары. Или вы об этом не знали? Утаивать подобные сведения – еще хуже, чем дать Доновану возможность удрать!

– Я не позволю вам разговаривать со мной таким тоном!

– Ах вот как! Вы полагаете... – Роджер прикусил язык, вдруг сообразив, что Сэнделл больше не работает в полиции. Сейчас надо вспоминать не его промахи, а то, что Дэйв не раз по собственной инициативе сообщал бывшим коллегам ценные сведения. Сменив тон, Уэст уточнил: – Мне бы хотелось, чтобы вы узнали фамилии гостей О'Хары. Часа через полтора я к вам заеду.

– Постараюсь сделать все возможное, – буркнул Сэнделл, очевидно, не меньше Роджера жаждавший не доводить дело до серьезных столкновений. – До скорого.

Оба одновременно повесили трубки. Жара в кабинете Роджера становилась невыносимой, но больше всего его угнетало тревожное ожидание.

Сидевший в смежной комнате Уоттс отворил дверь и сунул голову в кабинет суперинтенданта.

– Что случилось?

– Служба информации получила новые сведения о Джеймсе Доноване, сэр. Он сел в автобус "Грин Лайн", а там в маршруте фигурирует студия "Борили". Значит, мы, пожалуй, можем не сомневаться, что Донован едет туда. Как вы считаете, сэр?

– Судя по всему, так и есть. Я тоже собираюсь там побывать, и, главное, успеть раньше Донована. Вы узнали расписание автобуса?

– Он выехал с Виктории в четырнадцать пятнадцать и подъедет к "Борили" в пятнадцать сорок шесть.

Роджер поглядел на часы:

– Отлично, я сумею его опередить.

Уэст пересказал Уоттсу сведения, полученные от Коппела и Петерсона, и впервые в жизни увидел, как его помощник сердится.

– Хорошенькое дело! Они что ж, думают, вы сможете продвигаться вперед при том, что вам не решаются сообщить важнейшие сведения?

– Хороший вопрос. Но тут возникает еще и другой. Коппел, несомненно, хочет одного: чтобы я поскорее закончил расследование, зато Сэнделл, возможно, заинтересован в продолжении саботажа. Его положение в "Борили" позволяет следить за тем, чтобы дело оставалось в строжайшей тайне, а в обмен он вполне может получать проценты.

– Да, место у Сэнделла для этого вполне подходящее.

– Итак, я поеду в "Борили" и попытаюсь прояснить это дело, а вы сидите на телефоне. Я прихвачу с собой шофера и сержанта.

И Роджер сразу вспомнил о Пиле, с которым ездил на студию в прошлый раз. По выражению лица Уоттса он понял, что и у того мелькнула такая же мысль. Трудно привыкнуть к тому, что Мартина Пила больше нет в живых...

– Кто сегодня дежурит?

– Гринвуд и Смит – в вашем полном распоряжении, сэр.

– Хорошо. Пусть подождут меня пять минут.

Вскоре он уже наблюдал, как водитель полицейского "форда" искусно лавирует в густом потоке машин. Гринвуд, устроившийся рядом с Уэстом на заднем сиденье, включил рацию и через каждые пять минут принимал сообщения о движении автобуса, в котором ехал Джеймс Донован.

– Интересно, – не удержался он от вопроса, – зачем этому типу понадобилось ехать на "Борили"? Можно подумать, он нарочно сует голову в петлю.

– Меня мучает тот же вопрос, – признался Роджер и про себя подумал: "Надеюсь, мы поймем причину его странного поведения до того, как будет слишком поздно".

Роджер сам не понимал, откуда у него такое острое предчувствие беды.

– А мистер Сэнделл знает, что мы едем к нему? – снова спросил Гринвуд.

– Если и да, то не я его предупредил. Сэнделл ждет меня позже. Не прекращайте связи со службой информации и передайте приказ оцепить студию, чтобы, войдя туда, Донован уже не смог выбраться. Пока я буду в кабинете Сэнделла, вы поедете в местное полицейское управление и проследите, чтобы каждый, кого пошлют на студию, прихватил с собой два огнетушителя. Делайте что хотите, но позаботьтесь, чтобы огнетушителей, в случае чего, хватило на всю студию!

– Вы полагаете... – начал Гринвуд.

– Как только справитесь с поручением, доложите мне о результатах, – оборвал его Роджер, и по его тону было ясно, что разговор окончен.

Глава 18

С первого же взгляда Роджер увидел, что атмосфера на студии ничуть не изменилась. Охранники "Оллсэйф" в серых униформах стерегли главный вход, на стоянке было множество машин, а небольшие грузовички деловито сновали между павильонами. Но тут же на глаза ему попались два детектива из Скотленд-Ярда и еще двое – из местной полиции. Роджер остановил машину у крыльца здания охраны и, уже толкнув дверь, вдруг подумал, что в ближайшие полчаса ничего не узнает о том, что происходит снаружи и не получит ни одного сообщения из Скотленд-Ярда. Впрочем, за эти полчаса Донован еще не доберется до студии, и к его приезду каждый полицейский и охранник успеет занять свое место, так что можно не беспокоиться.

Роджеру пришлось довольно долго ждать у двери Сэнделла. Шеф охраны, вероятно, хотел доказать, что у себя на территории хозяин он. Что ж, в таком случае он напрасно терял время – суперинтендант давно привык не обращать внимания на такие мелочи.

Наконец дверь в кабинет отворилась, и охранник из "Оллсэйф" пригласил Уэста войти:

– Мистер Сэнделл освободился, сэр.

При виде Роджера Сэнделл встал, но руки не подал. Оба мужчины смотрели друг на друга с неприкрытой враждебностью.

Сэнделл протянул Уэсту две машинописных страницы:

– Вот список посетителей О'Хары.

– Сколько их?

– Двадцать шесть.

– За полгода?

– По одному в неделю. Каждые трое из четверых – американцы.

Просмотрев список, Роджер узнал несколько фамилий известных режиссеров и продюсеров. Возле каждого имени значились дополнительные сведения.

– Хотите взглянуть на другой список?

– А что там?

– Фамилии старлеток.

Уэст взял протянутую бумагу и отметил, что четыре девушки числятся под псевдонимами, а две другие фигурируют в списке дважды.

– Но мужчины во всех случаях разные, – проворчал он. – Представляю, сколько времени у вас ушло на розыски!

– Не так уж много. Главное – знать, что ищешь. Дэнни оставил в студии блокнот, где записывал все свидания. Да и вообще у меня есть дела поважнее, чем заставлять ждать почтенных представителей Скотленд-Ярда!

Последняя фраза прозвучала явно вызывающе, но Роджер по-прежнему предпочел не замечать выпадов Сэнделла.

– Весьма разумно с вашей стороны, – сказал он. – А сколько еще ненадежных среди ваших людей?

Сэнделл побледнел от бешенства:

– Что вы имеете в виду?

– Как по-вашему, многие ли охранники в курсе махинаций Донована и скольким он платит за молчание?

Шеф охраны вцепился в подлокотники кресла, у него явно не хватило выдержки взять себя в руки.

– Вы намекаете на то, что я позволяю своим людям работать на какого-то бандита и обделывать темные делишки у меня под носом, а сам и в ус не дую? – свистящим от злости голосом проговорил он. – Какова же, в таком случае, моя собственная роль?

– Порой труднее всего заметить как раз то, что творится под носом, – небрежно бросил Роджер.

Шеф охраны чуть совсем не задохнулся от ярости:

– Вы хотите сказать, что я, зная о делишках Донована, нарочно не вмешивался?

– Вам лучше знать.

– На сей раз я точно выпущу вам потроха, Уэст, – проговорил Сэнделл, медленно поднимаясь с кресла.

– На вашем месте я бы сначала хорошенько подумал, – нахмурился Роджер. – Неужели вы полагаете, что, если бы я подозревал вас в соучастии, мы оба сейчас мирно сидели друг против друга? Я бы просто вызвал вас в управление и допрашивал, пока вы не выложили бы всю правду. В этом деле у нас на руках уже два покойника, гибель полицейского, пожар, который едва не спалил всю улицу, два свидетеля в больнице, причем в таком состоянии, что не способны давать показания, и при этом за расследованием пристально следят миллионы людей! Вы что ж, считаете, что при таком раскладе я, подозревая вас, мог бы позволить себе рисковать?

Возразить было нечего, и Сэнделл снова сел.

– Вам очень идет роль утомленного заботами скептика, – проворчал он и, достав сифон, залпом выпил стакан содовой. – Хотите?

– Почему бы и нет? Вы кого-нибудь подозреваете? – снова спросил Уэст, отхлебнув глоток.

– У Донована есть два приятеля. Я за ними наблюдаю, но пока не обнаружил ничего подозрительного, разве что один из них живет в уединенном домике в самом отдаленном конце студии. Там в стене есть калитка, но она слишком узка для машины.

– Вы следите за этой калиткой?

– Да, двое моих людей там.

– А сообщили об этом местной полиции?

– Честно говоря, нет...

– Может быть, вас не затруднит сделать это сейчас?

Вместо ответа Сэнделл охватил трубку и набрал номер суперинтенданта Марша из полицейского управления графства. Ожидая, пока тот подойдет к телефону, шеф охраны тихонько пробормотал:

– Везет вам, Красавчик... Сам не знаю, что меня удержало оттого, чтобы разбить вам физиономию... Но если вы пытаетесь выставить меня в дурацком виде... Алло, мистер Марш? Один из моих служащих, приятель Донована, живет на территории студии, двое ребят уже охраняют его дом, но, может быть, вы пошлете им в подкрепление из своих?

Некоторое время он молча слушал, потом посмотрел на Роджера.

– Да, он здесь.

И Сэнделл протянул трубку Уэсту.

– Алло, Билл?

– Приветствую вас, Роджер. Думаю, вам будет интересно узнать, что ваш "клиент" вышел из автобуса "Грин Лайн", не доезжая двух миль до "Борили", и пошел в местный гараж. С минуты на минуту я жду дополнительных сведений. Кстати, мы нашли для вас пятьдесят огнетушителей, и они в вашем полном распоряжении.

– Отлично. И предупредите меня, как только узнаете что-нибудь новое.

– Подождите... мне как раз звонят...

Через несколько секунд в трубке снова послышался голос Марша:

– Парень сел на мотоцикл и действительно направляется к "Борили".

– Ни на секунду не теряйте его из виду!

– Можете на нас положиться. По-вашему, он едет к домику приятеля?

– Возможно, хотя не исключено, что побоится угодить в ловушку.

Роджер положил трубку и перевел взгляд на встревоженного Сэнделла.

– Донован приближается, – объяснил он.

– Ну, так мы его встретим. Вы пойдете?

– Дэйв... я не хочу, чтобы ваши люди показывались ему на глаза, но пусть будут готовы вмешаться в любой момент. Кроме того, их он тут же узнает, а моих ни разу не видел. Может, вы их предупредите? А заодно передайте пожарным, дежурящим у каждого огнетушителя, чтобы держались наготове.

– Чего вы ждете? Повторения того, что случилось вчера ночью?

– Да, я этого опасаюсь. Но самое главное – чтобы Донован встретился с тем человеком, к которому он сейчас едет.

– Ко мне он точно не подойдет, если я правильно понял ваш намек. И попытайтесь только оттереть меня в сторону во время облавы – я с вас шкуру спущу!

Роджер вышел, улыбаясь. Добравшись до аллеи, ведущей к главному входу студии, он увидел ярдовскую машину, на которой недавно приехал сюда. Из машины выскочил Гринвуд. По его виду суперинтендант сразу понял, что приближается решающий момент. Заметив шефа, сержант незаметно указал большим пальцем через плечо. Роджер посмотрел в ту сторону – на стоянке машин затормозил мотоциклист. Незнакомец был такого же крепкого сложения, что и Джеймс Донован, одет в спецовку и держал в руках сумку из плотной ткани, наверное, с инструментами, и как только он ушел, Гринвуд подскочил к суперинтенданту.

– Охранники у входа не могли не узнать Донована.

– Вероятно. Но попробую-ка я опередить его.

Роджер видел примерно полдюжины полицейских из Скотленд-Ярда, с наигранным равнодушием бродивших у павильонов. Но действительно ли на студию приехал Джеймс Донован?

Подождав, пока мотоциклист скроется за углом здания, Уэст побежал следом. Краем глаза он видел, что несколько его подчиненных тоже бросились в погоню. Заглянув за угол, Уэст обнаружил, что человек в спецовке спокойно направляется к огромному павильону, тому самому, где был ранен Греаторекс. Красный грузовичок с надписью "Пожарная охрана студии "Борили"" медленно катил неподалеку.

Донован, наверное, все-таки исчез в павильоне, и Роджер вошел туда почти по пятам за ним.

На площадке, освещенной прожекторами, несколько человек перетаскивали декорации. На полу в полном беспорядке валялось множество проводов. Роджер посмотрел наверх, туда, где стояли прожекторы, но в слабом свете невозможно было что-либо рассмотреть и ни единое движение не выдавало постороннего присутствия.

Донован направился к металлической лестнице, и по его уверенной походке было видно, что он знает, куда идет.

Роджер и трое его людей замерли на месте, когда он, подойдя к лестнице, неожиданно обернулся и швырнул что-то на пол. Почти тотчас же раздался негромкий взрыв, и ослепительно-белая вспышка на мгновение приковала Роджера к месту. Потом он услышал скрип металлической лестницы и голос одного из детективов рядом:

– Я его вижу, сэр!

– Что он делает?

– Копается в сумке.

– Пусть включат все прожекторы. Я хочу, чтобы павильон был освещен как следует!

Множество голосов подхватило приказ суперинтенданта, и вскоре Роджер уже мог различать переплетение металлических конструкций под потолком. Но сверху тут же послышался насмешливый голос:

– Прожекторы вам не помогут, Уэст!

– Послушайте, Донован! – крикнул Роджер. – Вам уже никак не сбежать. Так что сдавайтесь и идите вниз!

Ирландец только выругался. Он балансировал на металлической лестнице высоко под потолком, вне пределов досягаемости для полицейских и, кроме того, держал в руке револьвер.

Один из детективов начал осторожно взбираться по лестнице. Донован неторопливо прицелился, и грохот выстрела наполнил павильон. Раненный в плечо детектив потерял равновесие и со стоном упал.

– Следующий, кому вздумается сюда лезть, получит пулю в голову. Это касается также и вас, суперинтендант!

– Но вы ведь должны понимать, что это лишь вопрос времени, Донован. В конце концов мы вас накроем. Так что не усугубляйте своего положения и спускайтесь сюда.

– Это невозможно, Уэст, но могу вам дать три минуты, чтобы убраться отсюда. Иначе и вы, и ваши люди заживо поджаритесь.

Значит, он задумал спалить студию!..

– Слышите, Уэст? Никто не сможет отсюда выбраться. – Донован помахал в воздухе прозрачной, видимо, пластиковой сумкой. – Через пожар, и его никаким пожарникам не потушить! Подумайте и хоть раз в жизни проявите благоразумие!

– А зачем вам понадобилось жечь этот павильон, Донован?

– Мне это доставит величайшее удовольствие!

– Перестаньте нести чепуху и спускайтесь!

– Вы уже потеряли одну минуту, – предупредил мощный голос акробата. – Пытаться выиграть время – бесполезно. Я не хочу ничьей смерти, но из-за вас и не подумаю отказываться от своих планов.

– А ведь он не шутит... – прошептал какой-то механик.

– У меня для вас два пистолета-огнетушителя, сэр, – сообщил подошедший Гринвуд.

– Суньте их мне в карманы.

– Вы потеряли еще пятнадцать секунд, Уэст.

– А вы не боитесь сгореть первым, Донован?

– Смеетесь? Я-то знаю, как отсюда выбраться, и никто не помешает мне сжечь этот барак. Позволив мне войти сюда, вы совершили крупную ошибку – надо было арестовать меня в автобусе или у входа. Я правильно прикинул, что вас больше всего интересует, куда я пойду и с кем встречусь. Ну же, убирайтесь, пока еще есть время! Осталась всего минута, Уэст!

Двери остались открытыми. Роджер не мог видеть их, но чувствовал легкий сквозняк и угадывал, с какой поспешностью убегают перепуганные рабочие сцены.

– Донован! – крикнул суперинтендант. – Даю вам последний шанс. Спускайтесь сейчас же, или...

Донован выгнулся, и его левая рука описала широкий круг в пустоте. Прозрачная сумка с глухим стуком шлепнулась на пол между ступеньками. Из нее медленно высыпался легкий порошок. Наступившую тишину разорвал резкий, сардонический хохот Донована:

– Ну, Уэст, собирайте! Ваши руки тут же сгорят!

– Вот так он и устроил пожар в Уайтчепеле, – прошептал Гринвуд.

А Донован продолжал бесноваться высоко под потолком.

– Уэст, чего вы ждете? Ответьте на мой вызов! Почему вы не пытаетесь собрать то, что я "просыпал"?

Все замерли. Детективы растерянно смотрели на своего шефа.

Роджер медленно подошел к куче порошка на полу и, подняв голову, посмотрел на Донована. Тот уже приготовил вторую пластиковую сумку...

Глава 19

Вытащив из кармана пистолет-огнетушитель, Роджер Уэст склонился над кучкой уже дымящегося порошка и накрыл ее густой шапкой пены. Ребята из его отдела о чем-то переговаривались, но слов было не разобрать. В это время у павильона затормозила машина, послышался шум шагов. И снова наступила тишина. Роджер и Донован молча мерили друг друга взглядами.

– Идите сюда и сдавайтесь, – отчеканил наконец Уэст, – никакого пожара не будет!

– Вы...

Задыхаясь от злобы, Донован швырнул еще несколько пакетов, и те разлетелись по всей сцене, рассыпая смертоносное вещество. Но за каждым взрывом следовало тихое шипение огнетушителей, и очередной пакет накрывала густая пена.

В тот миг, когда в павильон вошли Сэнделл и его вооруженные огнетушителями люди, Роджер, а за ним еще два детектива начали подниматься по лестнице.

– Следите за крышей, – не оборачиваясь, бросил суперинтендант.

Он карабкался вверх, не отводя глаз от того места, где прятался Донован. И вдруг случилось именно то, чего он больше всего опасался: в воздухе снова просвистела пуля и, стукнувшись о ступеньку рядом с его головой, отскочила. Когда Уэст добрался до первой площадки, вторая пуля пробила деревянную обшивку у самой его руки. Роджер пробежал по площадке к следующей лестнице. Услышав торопливый стук башмаков у себя над головой, он понял, что Донован тоже решил сменить позицию.

Суперинтендант посмотрел вниз.

По меньшей мере два десятка людей заливали пеной кучки дымящегося порошка. Сэнделл и суперинтендант местной полиции Марш, задрав головы, с тревогой смотрели вверх. Где-то вдали послышался сигнал тревоги.

Снова грохнул выстрел, и пуля пробила металл у ног Роджера. Сэнделл опрометью выбежал из павильона, а Уэст стал взбираться на вторую площадку. В нескольких метрах от него Донован с револьвером в руке бежал по узенькому парапету к окну. Неожиданно он обернулся и опять выстрелил. Роджер инстинктивно нагнулся, и эта пуля тоже пролетела мимо. Поглядев вниз, суперинтендант увидел, что Гринвуд и еще один детектив спешат ему на помощь. Между тем Донован опять прицелился, и Роджер, уже добравшийся до второй площадки, быстро откатился в сторону. На сей раз пуля вырвала у него из рукава клок ткани.

Ирландец медленно отступил и ударил в оконное стекло каблуком. Оно разлетелось вдребезги. Донован перехватил револьвер и рукояткой выбил висевшие на раме осколки, потом перелез на крышу и, опираясь о раму, опять прицелился. Так как Роджер уже успел встать, он, видимо, решил больше не тратить пуль понапрасну. Их разделяло всего сорок футов, и суперинтендант вдруг вспомнил другого Донована, который лишь чудом не убил его на месте. Брат того Донована наверняка не совершит подобной ошибки...

Из оцепенения Роджера вывел отчаянный вопль Гринвуда:

– Да нагнитесь же!

Уэст пригнулся и снова замер, скованный страхом. Над головой что-то прожужжало, и он увидел, как Донован, пошатываясь, уцепился за раму, чтобы не упасть. Когда Роджер наконец вскочил и подбежал к окну, ирландец бежал по плоской крыше, по-прежнему сжимая в руке револьвер. Неожиданно перед ним выросла огромная, угрожающая фигура Дэйва Сэнделла. Шеф охраны тоже был вооружен и не отрывал глаз от бегущего преступника. Донован, то и дело оглядываясь, кинулся к пожарной лестнице. Но прежде него там появился один из ярдовских детективов.

Ирландец огляделся и понял, что путь к отступлению ему отрезан. И, к удивлению Роджера, двинулся в сторону Сэнделла.

– Не упорствуйте, Донован! – крикнул суперинтендант. – Вы все равно проиграли!

Но ирландец как будто не слышал. Он пристально смотрел на приближающегося к нему начальника охраны "Оллсэйф". Отступать тому было некуда: всего один шаг – и он неминуемо полетит вниз. Глаза Донована вылезли из орбит, губы дрожали.

– Сэнделл! – крикнул Гринвуд.

– Не стреляйте! – в тот же миг завопил суперинтендант Марш, появляясь на другом конце гигантской крыши, и почти тотчас еще громче: – Уэст! Остановите его!

Весь облик Сэнделла выражал неуклонную решимость прикончить Донована. Допустить этого было нельзя. Но Уэст стоял неподвижно, даже не пытаясь вмешаться, и, когда за спиной у Сэнделла появился Гринвуд, сделал ему знак не шевелиться.

– Остановите его, он меня убьет! – истерически крикнул ирландец.

Но Сэнделл, вместо того чтобы выстрелить, бросил револьвер Роджеру и, вытянув руки, пошел на Донована. Тот немедленно вскинул оружие. Роджер мысленно попросил Небо, чтобы он не ошибся в подсчете пуль.

Курок щелкнул, но выстрела не последовало.

Сэнделл уже добрался до ирландца. Тот попытался было ударить своего бывшего шефа, но опоздал. Сэнделл ухватил его запястье и резким движением вывернул ему руку за спину.

– А теперь ты выложишь суперинтенданту Уэсту всю свою историю, иначе для начала я сломаю тебе лапу! – угрожающе прорычал он.

И, чтобы не быть голословным, слегка дернул вывернутую руку Донована. Преступник взвыл от боли.

Взглянув на Роджера, шеф охраны добавил:

– Вот уникальный шанс выслушать его исповедь, суперинтендант.

К этой минуте на крыше собралось не менее дюжины детективов – всем хотелось поближе взглянуть на укрощенного злоумышленника.

– Если вздумаешь тянуть и выведешь меня из терпения, я могу слегка оступиться – и мигом спикируешь вниз, – продолжал угрожать Сэнделл. – Вряд ли мне удастся тебя удержать, а до земли чертовски далеко.

Лицо Донована заливал холодный пот.

– Вы, легавые, вообще никогда ничего не понимаете, – насмешливо прохрипел он. – У вас под носом богатеи лопатой гребут золото, а вы...

– Ближе к делу! – оборвал его Сэнделл.

– Вы должны преследовать не меня и моего брата, а таких людишек, как О'Хара. Преступники не мы, а они.

– Вы прикончили О'Хару и отправили в больницу Греаторекса, – бросил в ответ ему Роджер. – Так что в роли палачей выступали совсем не они.

– Но их преступление хуже любого другого! Они пачкали все, к чему прикасались. А молодые порядочные девушки, которых они сбивали с пути своими лживыми обещаниями! Они... Если в только вы всерьез относились к своим обязанностям, то давно бы разобрались, что к чему. О'Хара с Греаторексом заправляли самой крупной в стране контрабандой золота и валюты. Их дружки, такие же шикарные типы, привозили все это сюда и получали хороший процент плюс девочку на сладкое. А несчастные дурочки воображали, будто им обеспечена блестящая карьера! О'Хара и Греаторекс делали вид, будто терпеть друг друга не могут, а на самом деле работали на пару, как два ярмарочных шулера. За последний десяток лет они сколотили немалые денежки...

Воспользовавшись тем, что все его внимательно слушают, ирландец вдруг выбросил ногу и резко ударил Сэнделла по щиколотке. Это оказалось настолько неожиданным, что начальник охраны "Оллсэйф" вскрикнул от боли и ярости, отпустил пленника и, оступившись, полетел в пустоту...

Роджер не успел посмотреть, что случилось с Сэнделлом, потому что Джеймс Донован, размахивая последним пластиковым пакетом, бросился в его сторону.

Но Уэст поднырнул под него и ухватил нападающего за ноги. Оба покатились по крыше. Суперинтендант задыхался и мысленно ругал подчиненных, слишком медливших с помощью. Донован отчаянно брыкался. Наконец Уэст увидел чьи-то ноги. Ирландца, несмотря на его дикое сопротивление, подхватили, и Роджер услышал знакомый голос:

– Все в порядке, Уэст?

Толстяк Марш помог коллеге встать, потом, заметив, что тот едва стоит на ногах, посоветовал:

– Передохните немножко, я вас поддержу.

Крыша, небо и все вокруг завертелось с головокружительной быстротой. Уэст изо всех сил вцепился в руку коллеги. В голове у него гудело.

Наконец чертовски медленно вещи вернулись на свои обычные места, и Роджер увидел, что два детектива держат Донована, а остальные, сбившись в кучку, смотрят вниз.

– Что случилось? – удивленно спросил он.

– Сэнделл соскользнул с крыши, – пояснил Марш.

Уэст был потрясен.

– Он разбился?

– Нет, успел схватиться за карниз.

– А нельзя ли как-нибудь...

– Нет, отсюда до него никак не добраться. Но пожарные уже едут. Так что остается только ждать.

– Что-то я никак не могу взять в толк, почему эти двое... – проговорил Роджер, кивая в сторону Донована и невольно вспоминая его схватку с начальником охраны "Оллсэйф".

– ...так ненавидят друг друга? Это и в самом деле загадка.

Уэст медленно подошел к краю крыши и увидел Сэнделла, вцепившегося в небольшой выступ в стене. В эту минуту внизу остановилась пожарная машина. Увидев лестницу, с раздражающей медлительностью ползущую вверх, Роджер отвернулся – он не мог больше смотреть на искаженное страхом лицо Сэнделла и его побелевшие от напряжения пальцы, которые вот-вот отпустят опору.

Неожиданно, сам не зная почему, Уэст взглянул на стоящего неподалеку охранника в форме "Оллсэйф". Тот что-то доставал из кармана. Пожарная лестница ужасающе скрипела, но на мгновение все прочие шумы заглушил рокот пролетающего над студией самолета. Роджер не отрывал глаз от охранника и увидел, что тот вытащил револьвер. Рядом с ним никого не было, и каждый смотрел лишь на Сэнделла и медленно ползущую к нему лестницу. Уэст вдруг сообразил, что охранник хладнокровно целится в своего шефа. Он набрал полные легкие воздуха и что было сил крикнул:

– А ну, бросьте револьвер, черт вас возьми!

Роджер не осознал, как далеко слышно его голос, но несколько полицейских повернули головы. Убийца на секунду заколебался, и тотчас же послышался ликующий вопль. Толпа внизу бешено кричала и аплодировала.

Сэнделл наконец-то ступил на лестницу.

Охранник еще немного помедлил, но, видя, что за ним наблюдают, сунул в карман револьвер и побежал прочь.

* * *

"Что означает это покушение? – думал Роджер. – И кто так страстно жаждет избавиться от шефа охраны "Оллсэйф"?"

Глава 20

На студии "Борили" все опять обрело прежний вид, и даже в большом павильоне уже работали камеры, а актеры и техники заняли рабочие места. На посту у главного входа дежурили четверо новых охранников. И ничто, кроме их суровых лиц, не подсказало бы любопытному прохожему, что совсем недавно на студии шла отчаянная охота за преступником и что полицейским пришлось гоняться за ним по крышам.

Джеймса Донована отвезли в Скотленд-Ярд. Теперь он ждал допроса. Пока ирландца обвиняли лишь в том, что он серьезно ранил Реймонда Греаторекса.

Тот же суд должен был вынести обвинение Морин О'Мали, подсыпавшей опасный наркотик доктору Гэлбрейту и миссис Мэллоуз.

Врачи наконец разрешили допросить последнюю. А с Мэри-Элин полиция уже разговаривала, но без толку – девушка почти ничего не знала.

Охранника из "Оллсэйф", который хотел стрелять в своего шефа, а также и еще двух его коллег, признавших, что работали на Джеймса Донована отвезли в полицейский участок. Сам Джеймс пока молчал.

Роджер успел немного передохнуть после погони по крыше и теперь наблюдал за Сэнделлом, разговаривающим по телефону. Шеф охраны сидел, положив локти на стол, и, казалось, уже забыл о своем недавнем приключении на фасаде главного павильона. Оторвав от него взгляд, Роджер позвонил Коппелу и сообщил, что расследование окончено, осталось уточнить лишь кое-какие мелочи.

Так, остался невостребованным список гостей О'Хары, хотя вся эта грязная история оказалась правдой. Однако теперь, после смерти актера, она уже была не важна. Поломать голову придется над другим. Например, из каких соображений подручный Донована решил покончить с Сэнделлом? Не вполне прояснился и вопрос с контрабандой.

Размышления Роджера прервал сердитый рык – видимо, слова собеседника на другом конце провода чем-то не понравились Сэнделлу.

– Если бы я это знал, то сказал бы вам! Да, Уэст здесь... Да, через час вы получите подробный рапорт, но, конечно, при условии, что до тех пор он меня не арестует.

Сэнделл повесил трубку и посмотрел на Роджера:

– Сэр Винсент Поль воображает, будто может порвать контракт с "Оллсэйф". Он, видите ли, убежден, что я оказался не на высоте. Черт возьми, а ведь я и вправду чуть не спустился вниз гораздо быстрее, чем хотелось! – Немного помолчав, он вдруг добавил уже совсем другим тоном: – Если бы вы не приехали сюда с такой кучей огнетушителей, наша деревушка сейчас превратилась бы в груду дымящихся развалин...

– Может быть, хоть теперь вы мне все объясните?

– Неужели вы до сих пор не поняли? Великий детектив колеблется?

– Вы тоже неплохой детектив, а кроме того, распутываете это дело уже полгода. Стало быть, вы не могли не сделать какие-то выводы, пусть даже без доказательств.

– Донован раскололся, а? – вместо ответа спросил Сэнделл.

– Он рассказал только то, в чем хотел убедить меня, но это вовсе не обязательно правда. Забудем о том, что вы утаили сведения, которые могли повлиять на ход расследования, и сосредоточимся на другом. Квартира Дэниеля О'Хары явно служила чем-то вроде штаба контрабанды, куда поступали золото и валюта, но дальше-то что? Донованы ненавидели обоих актеров, но причин этой ненависти я пока не знаю. Гэлбрейт и миссис Мэллоуз тоже играли в этом деле важную роль, но опять-таки каким образом они были связаны с делом о контрабанде, мне не известно.

– Скромняжка, – иронически фыркнул Сэнделл, но в его голосе больше не было ни малейшей враждебности. – Все это на самом деле очень просто – надо только найти ключ. Правда, я должен признать, что сам потратил на поиски много времени. Зато теперь все как на ладони. История начинается с того момента, когда О'Хара и Греаторекс устроили любовное гнездышко для богатых развратников и начали грести за это немалые деньги. Не довольствуясь достигнутым, они стали требовать, чтобы гости привозили им золото и контрабандные монеты. И спокойно торговали этим по бешеным ценам.

– Но субчикам, конечно, нужны были посредники?

– Вот именно: И вы догадываетесь, на кого пал их выбор?

– На Донованов?

– Я гляжу, вы стали жуть каким прозорливым на старости лет! Да, на Донованов. Чего я не знал, когда брал Джеймса на службу, так это того, что он жулик из жуликов. Они с братцем продавали контрабандные деньги в Лири, куда приезжает много туристов. Но со временем у братьев разыгрался аппетит. Зная, что актеры финансируют "дом отдыха" миссис Мэллоуз, и надеясь раздобыть сведения, которые при случае пригодились бы против партнеров, они пристроили туда кухаркой сестрицу. А еще раньше с той же целью дочь Патрика Мэри-Элин должна была провести несколько дней в "доме отдыха". Узнав об этом и опасаясь, что девушка по наивности может разболтать какие-то их секреты, Донованы приказали сестре накачивать ее снотворным.

– На редкость милые люди эти Донованы, – пробормотал Марш, до того молча сидевший в уголке.

– Да, семейка и в самом деле очень дружная. Что же касается саботажа на студии, то О'Хара и Греаторекс надеялись таким образом без особых хлопот завладеть "Борили". Да, у сэра Винсента Поля были серьезные конкуренты! Но Донованы все время тормошили своих покровителей, требуя все более сногсшибательные проценты. В конце концов актерам пришлось от них отказаться.

Роджер молча кивнул.

– Ну как, дело проясняется? – спросил Сэнделл и, не ожидая ответа, продолжал: – Теперь война была объявлена, и каждая враждующая сторона наблюдала за другой. Но Донованы оказались проворнее и нанесли удар первыми. О'Хара открыл дверь, не ожидая ничего дурного, а Джеймс уходил его до смерти. Удирая, он не забыл прихватить с собой добычу – деньги и золото.

– Все это мы разыщем. Но почему они сочли опасными Гэлбрейта и миссис Мэллоуз?

– По-моему, те слишком много знали.

* * *

– Да, – устало подтвердила Айви Мэллоуз склонившемуся над ее больничной койкой Роджеру. – Мы поняли, как действует механизм всей этой грязной аферы. Один из Донованов приносил деньги Морин либо для передачи в Ирландию, либо на хранение. Морин быстро сообразила, что мы в курсе ее махинаций. Знала она и то, что наше положение становится все безнадежнее с каждым днем: я нарушала закон, а Хьюг Гэлбрейт помогал мне в случае осложнений. Мы бы никогда не посмели заговорить, но после смерти О'Хары стало ясно, что рано или поздно все же придется открыть правду. В тот вечер, когда случилось несчастье, мы уже решили поговорить с вами и собирались вместе вам позвонить. Должно быть, Морин слышала, как мы это обсуждали. – Голос больной совсем ослаб и перешел почти в шепот. – Теперь все кончено, и это большое облегчение для меня. Если бы только Хьюг остался жив...

Роджер не мог найти слов.

* * *

В половине седьмого того же вечера Роджер вошел в кабинет ожидавшего его шефа. Сейчас, когда расследование благополучно завершилось, тот уже не выглядел угрюмым. Предложив суперинтенданту сесть, Коппел достал бутылку виски, сифон и бокалы.

– Налить вам двойную порцию?

– Нет, напротив, совсем чуть-чуть.

– Итак, оказалось, что речь шла не о какой-то честолюбивой фирме, решившей проглотить "Бритиш Филм Индастри", а о самой обыкновенной уголовщине? – спросил Коппел, передавая Роджеру бокал.

– Совершенно верно, сэр.

– И вам удалось распутать дело...

– Сэнделл разобрался в нем первым.

– Ему бы следовало поговорить с вами раньше, но не стоит на него слишком сердиться. А кстати, кто пытался его убить?

– Пока не знаю, но, кажется, Сэнделл закрывал глаза на множество темных делишек. Вполне естественно, что кто-то мог захотеть избавиться от опасного свидетеля.

– Самое главное, что расследование окончено. Когда вы собираетесь предъявить обвинение миссис Мэллоуз?

– По моему, мы не можем сделать этого – нет доказательств. Правда, у меня в досье лежит рапорт, который я мог бы направить...

– Бросьте... Не надо быть излишне мстительным. К тому же сомневаюсь, чтобы у этой женщины возникло желание снова нарушить закон, по крайней мере в обозримом будущем. Между прочим, я разговаривал с сэром Винсентом Полем, и он выразил нам глубочайшую признательность.

Коппел немного помолчал.

– Панихида по Пилу будет послезавтра, – добавил он.

Роджер допил виски.

– Я обязательно приду.

– А теперь доставьте мне удовольствие: отправляйтесь в отпуск на три недели, и без возражений.

– Я согласен, сэр.

* * *

Джанет поджидала возвращения мужа у окна спальни. Увидев ее счастливую улыбку, Роджер с бьющимся сердцем распахнул входную дверь. Жена сбежала по лестнице и бросилась ему на шею. Прижав ее к себе, Уэст чувствовал, что недавние слезы Джанет сблизили их еще больше, а каникулы окончательно восстановят семейную гармонию. На мгновение в пустоте возникло лицо Айви Мэллоуз, но тут же исчезло.

– Садись и выпей аперитив, – предложила Джанет. – Ужин будет готов через двадцать минут. Как я счастлива, что вся эта история позади и ты, слава Богу, жив-здоров!

Роджер опять подумал о сержанте Пиле. Ужасная гибель, но ведь ремесло полицейского требует не только веры в собственные силы, а еще и самопожертвования...

Да, ему, суперинтенданту Уэсту, крупно повезло, что снова удалось избежать смерти... И Роджер, отогнав печальные мысли, чокнулся с Джанет.


home | my bookshelf | | Участь полицейского |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу