Book: В медленном танце



В медленном танце

Линда Конрад

В медленном танце

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Черт бы побрал эту сумасшедшую рыжую дуру!» — выругался сквозь зубы техасский рейнджер Слоан Эббот и, поглядев на часы, заторопился по узенькой улочке к зданию «Хьюстон Ньюз». Там, в застекленном фойе, у всех на виду стояла эта безрассудная Лейни Гарднер, вместо того чтобы дожидаться в своем офисе на двенадцатом этаже, где они должны были встретиться через полчаса.

Они же заранее обо всем договорились! Слоан никогда раньше не служил телохранителем, но хорошо знал правила, предписывающие, чтобы жертва преследования твердо следовала данным ей инструкциям.

От этого зависит ее жизнь!

Накануне Слоан тщательно обследовал каждый уголок здания «Хьюстон Ньюз» и прилегающие улицы и теперь знал устройство всех лифтов, расположение туалетов и систем вентиляции. В подобных делах ему не было равных.

Он долго изучал досье мисс Гарднер, которое ему дал капитан, и, к своему удивлению, отметил, что подробности ее жизни, изложенные в деле, заинтересовали его.

Слоан решил на время отложить свою поездку, из-за которой оставил полицейскую службу, и заняться делом Лейни Гарднер. Лучше охранять красивую комментаторшу, ведущую в газете колонку полезных советов, чем докапываться до правды о собственном происхождении. Кто знает, а вдруг результаты поиска только разочаруют его.

И что же делает эта столь приметная женщина, которую все знают в лицо? Она, не обращая ни на кого внимания, выходит средь бела дня из лифта в открытый вестибюль.

Он без труда узнал ее даже с другой стороны улицы. Конечно, Слоан видел ее фотографии в досье. Лицо мисс Гарднер было растиражировано в газете: в каждой колонке с советами помещалось ее фото. А внешность у нее и сама по себе запоминающаяся: попробуй забудь эти пылающие ярко-рыжие волосы! С такой внешностью сложно затеряться.

Раздраженный донельзя ее безрассудным поведением, он все-таки не сумел удержать улыбку, когда подошел к ней ближе.

Фотографии не могли передать, какова она на самом деле. У нее была стройная аккуратная фигурка, но при этом все необходимые выпуклости наличествовали. Даже свободные брючки и свитер, в которые она была одета, не могли скрыть ее длинные сексуальные ноги и пять футов семь дюймов роста.

Он и сам был немаленьким, но она показалась ему высокой.

Слоан нахмурился, увидев, что Лейни остановилась на виду у всех и принялась смеяться, найдя что-то веселое в словах женщины, которая шла вместе с ней. Ей же велели дожидаться его в офисе, чтобы он проинструктировал ее и проводил домой. Она находится в опасности, ей уже угрожали. Так какого черта она так себя ведет?

Вдруг он услышал глухой щелчок, и через мгновение стекло прямо перед ним рассыпалось на кусочки. Кто-то вскрикнул. Не теряя времени на поиски места, откуда стреляли, Слоан бросился сквозь разбитое окно туда, где, уткнувшись лицом в мраморный пол, лежали обе женщины… и увидел кровь…. Море крови.

В одно мгновение Слоан определил, что обе женщины живы, а Лейни даже в сознании. Она не сопротивлялась, когда он подхватил ее и потащил с линии огня. Сейчас нужно поскорее сделать так, чтобы она оказалась в безопасном месте, пока не раздался новый выстрел. Ее раны он осмотрит позже.

Сбоку зацокали пули.

— Звоните в 9-1-1! — крикнул Слоан окружающим, не сомневаясь, что стоит укрыть Лейни, как выстрелы прекратятся. Мишенью была именно она.

Какое счастье, что он успел предварительно обследовать здание! Слоан с Лейни на руках прошел к запасному выходу, ведущему на паркинг для персонала.

Он остановился перед дверью и осторожно положил женщину на пол. Встав перед нею на колени, он проверил у нее пульс и принялся искать причину кровотечения. Ресницы у нее затрепетали, она открыла глаза. Слоан увидел в них испуг, ужас, но не боль.

Облегченно вздохнув, Слоан приоткрыл тяжелую металлическую дверь и быстрым цепким взглядом окинул стоянку. Слава богу, что солнце светит в лицо потенциальным наблюдателям и слепит их. Теперь у него есть шанс скрыться незамеченным. Он опять поднял женщину и взвалил на плечо.

Она недовольно застонала:

— Моя… моя сестра. Пожалуйста, помогите ей.

— Лежи смирно! Не двигайся, — шепотом прорычал он. — Ей и без нас помогут, как и остальным. А ты все еще в опасности.

Через мгновение Слоан выскользнул из-за спасительной двери и бросился по аллее к месту, где оставил свою машину. Прячась за соседними машинами, он, соблюдая необходимые предосторожности, побежал к своему автомобилю. К счастью, все обошлось.

— Подождите! — запричитала Лейни, теребя обеими руками его рубашку. — Остановитесь. Я не могу…

Он не стал ее слушать, чтобы не терять времени на ответ и не сбивать дыхание, но был рад, что голос женщины звучит бодро. Может, в нее вообще не попали. Через некоторое время нужно будет остановиться и как следует осмотреть ее.

У него не было ни секунды, чтобы решить, следует ли затаиться или наоборот поторопиться, и как не упустить шанс на спасение. Быстро подумав, он все-таки решил как можно быстрее убраться отсюда подобру-поздорову. Слоан нажал кнопку на брелоке автосигнализации и услышал знакомый звук: это запиликал его пикап где-то в двадцати футах впереди.

Никогда раньше ему не приходило в голову, что его сигнализация орет так громко, зато сейчас ее звук показался ему просто оглушительным. Но сожалеть было некогда. Если те, кто их ищет, еще здесь, то звук сигнализации привлек их внимание.

Слоан положил свою ношу на переднее сиденье и закрыл дверцу. В одно мгновение обежав автомобиль, он бросился за руль и только успел вставить ключ зажигания, как по асфальту перед машиной чиркнула пуля.

— Вниз, — приказал он Лейни.

— Мне нужно вернуться. — Лейни подняла голову, когда он нажал стартер. — Моя сестра, все остальные… Я должна им помочь.

— Полиция позаботится о них. А вам следует пригнуться. — Он с силой надавил ей на плечо.

Лейни рухнула на пол, положив голову на сиденье, и теперь была похожа на сломанную куклу. Она выдала ему такой поток ругательств, который он не ожидал услышать от леди.

Мотор взревел, и они на сумасшедшей скорости завернули за угол.

Глубоко вздохнув, Лейни открыла глаза и взглянула на водителя. Сперва она увидела начищенные до блеска кожаные ковбойские сапоги и белую без единого пятнышка ковбойскую шляпу.

Рассматривая ковбоя, увозившего ее, она на миг подумала: а не похитили ли ее? Но прежде чем успела осознать эту мысль, он резко повернул руль, и пикап тряхнуло.

Незнакомец ухмыльнулся и через пару секунд опять выправил машину. Лейни тем временем сумела разглядеть под летним пиджаком из грубой ткани свежую белую рубашку, темно-синий галстук и серебряную бляху, пришпиленную к карману.

И тут Лейни вспомнила. Мать велела ей встретиться сегодня днем с человеком капитана Чета Джонсона. Как же его звали?.. О! Ну да, сержант Слоан Эббот из техасских рейнджеров.

— У нас на хвосте черный пикап, — сообщил он ей, не отрывая глаз от зеркала заднего обзора.

— Нас преследуют? — испугалась Лейни. — Но почему?

Слоан бросил на нее раздраженный взгляд.

— Если вы не поняли, то десять минут назад в вас стреляли.

Лейни вспомнила сухой щелчок, который донесся до нее прежде, чем мир вокруг взорвался. Она стояла в вестибюле. Смеялась над какой-то шуткой, которую ей рассказывала сестра, когда раздался шум. Они с Сюзи упали на пол в ту же минуту. Видимо, пуля пробила стекло рядом с ними.

Сюзи! О господи! Что с ней?

— Пожалуйста, — сквозь шум мотора до него донесся ее жалобный голос. — Остальные… Мы должны убедиться, что с ними все в порядке. Поворачивайте назад.

Полиция уже давно там, — пробормотал Слоан, даже не взглянув на нее. — И «скорая» тоже. Я слышал их сирены. От них там будет больше пользы, чем от нас. — Он опять крутанул руль, и машина завернула за угол.

Ей стоит подождать со своими вопросами. Сейчас лучше держаться покрепче. Лейни ухватилась рукой за сиденье, потому что машина резко повернула налево. Она громко вскрикнула, увидев у себя на рукаве кровь.

Мужчина, услышав ее крик, повернул голову. Вы ранены?

— Я… я не знаю… — Лейни пыталась сохранить равновесие и одновременно ощупать свои руки и ноги. Но никаких повреждений не обнаружила.

— У пикапа тонированные окна, но я различаю в нем, по крайней мере, троих, — сказал Слоан, не дожидаясь ее ответа. — Я пытаюсь от них оторваться. Еще один квартал, и мы выедем на прямую дорогу. Вы можете еще немного продержаться, Лейни?

Другого выбора все равно не было. Она утвердительно кивнула. А что ей еще оставалось делать? Он назвал ее Лейни. В ней родились уверенность и спокойствие. Многие читатели знают ее ежедневную колонку. Но это явно не просто читатель и совсем не случайный человек. Он — служитель закона, техасский рейнджер и ее телохранитель.

— Вы ведь Слоан Эббот, не так ли?

Он в ответ кивнул, но не стал отвлекаться на разговоры. Тормоза завизжали, когда он еще резче повернул налево. Слава богу, что она не видит этой гонки.

Автомобиль опять увеличил скорость, и Лейни почувствовала, что они поднимаются на холм. Теперь впереди будет прямая дорога, подумала Лейни, но куда они едут, она совершенно не представляла. Офис газеты «Хьюстон Ньюз» был расположен в десяти минутах езды от перекрестка, на котором в разные стороны расходилось полдюжины дорог, ведущих в деловой центр Хьюстона. Посмотреть в окно она не могла, а потому совершенно не представляла, где они находятся.

Слоан внезапно протянул руку и, схватив ее за свитер, вытянул на сиденье.

— Пристегнитесь, мисс Гарднер.

Лейни, недовольная, что с ней так грубо обошлись, заворчала, но сделала то, что ей велели. Пристегнувшись, одной рукой ухватилась за ручку дверцы, а другой за сиденье.

Она с трудом восстановила дыхание и про себя молилась, чтобы эта сумасшедшая гонка поскорее кончилась. Слоан лихорадочно маневрировал, обгонял, менял ряды. Лейни молча взглянула на него.

У него был твердый подбородок; темные глаза, не отрываясь, глядели на дорогу. Видя лишь один его профиль, Лейни все же решила, что у него приятная внешность. В другое время она бы с удовольствием познакомилась с таким интересным мужчиной. У ее спутника — и спасителя — было суровое, но красивое, мужественное лицо, он казался сильным и… опасным. Таким и должен быть служитель закона. От этой мысли ей стало слегка не по себе.

Лейни заметила, как он опять взглянул в зеркало заднего обзора, потом машинально перевел взгляд на нее, потом в боковое окно. Хочет убедиться, что черный пикап держится за ними, отставая всего на несколько машин?

Дьявол! Неужели это все действительно связано с теми грязными письмами, которые она получила? Лейни сначала сочла все это просто шуткой, пусть и дурной, но все же шуткой. Она и представить себе не могла, что все окажется столь ужасно.

В полицейском департаменте Хьюстона решили, что имеют дело со сталкером. И дело обстоит в любом случае серьезно. Потому они приняли у Лейни заявление, сняли показания, расспросили ее о сотрудниках и семье, и сообщили, что ничего пока не могут сделать, ведь автор писем никому не причинил вреда. Тогда это выглядело безобидно.

Но эти выстрелы и погоня показали, что все оказалось слишком серьезно. Она благодарила небеса, что за дело взялся давний приятель ее матери, Чет Джонсон. Он принял угрозу всерьез и убедил ее в том, что ей нужен телохранитель, которого он вызвался найти среди своих подчиненных, которые в этот момент были свободны.

Вначале затея показалась Лейни глупой. У нее совершенно нет времени и терпения для такой чепухи. Но ее мать настаивала, и ей пришлось сдаться.

Лейни подумала, что теперь надо бы извиниться перед матерью.

— Черт, — сквозь зубы бросил Эббот. — Опять они на хвосте. Казалось, мы от них оторвались.

Он нажал на газ и из левого ряда метнулся в крайний правый. Не останавливаясь у светофора, он дважды быстро повернул руль налево, пересек разделительный бордюр и поехал по встречной.

«С такими маневрами мы должны оторваться от пикапа, — с надеждой подумала Лейни. Глядя на садящееся солнце, она впервые поняла, что они направляются на запад, в сторону Луизианы. А теперь куда?.. Назад в город?

— Куда мы едем? — с трудом разлепив пересохшие губы, спросила она.

Не обращая внимания на ее вопрос, Эббот полез в карман, достал мобильный телефон, набрал номер и принялся говорить, бросив на нее мимолетный взгляд и сообщив, что звонит в полицию Хьюстона.

Она прислушалась к разговору и предположила, что он беседует со своим начальником, капитаном Джонсоном. Лейни тоже хотела бы поговорить с Четом.

— Так. Код двадцать семь. Остановите его, — сказал он по телефону. Потом закрыл его и убрал.

— Подождите. Я тоже хочу с ним поговорить, — взмолилась она. Извините. — Эббот даже не повернулся и не оторвал взгляда от дороги. — Капитан сказал, что полиция намерена задать вам пару вопросов, но им придется подождать до завтра. Вам сейчас слишком рискованно появляться там.

— Но вы не спросили, как там моя сестра. Я должна знать, что с нею… как там другие.

— Сейчас самое главное спрятать вас и сохранить вашу жизнь. Как только вас там не стало, стрельба тут же прекратилась.

Лейни пыталась успокоиться.

— Итак, куда мы направляемся?

— В какое-нибудь тихое местечко за городом, где никому не придет в голову вас искать.

— Домой? — Ей показалось это замечательным. Никто не станет искать ее дома.

Эббот усмехнулся.

— Ничего подобного, мисс Гарднер. Мне кажется, для одного дня приключений вполне достаточно. — Он не смотрел на нее, крутя руль. — Мы постараемся найти неприметный мотель, где и остановимся. Там мы познакомимся поближе.


Слоан засмеялся, увидев испуг на лице Лейни, когда сказал о мотеле. Ее огромные зеленые глаза наполнились ужасом. Трудно было сказать, что ее больше испугало: мысль о том, что придется ночевать в дорожном мотеле, или перспектива узнать Эббот поближе.

Ему самому доставила удовольствие картина, возникшая у него в сознании. Он представил, как она глядит на него снизу вверх, лежа в кровати мотеля, утопая в неге и с трудом переводя дыхание после занятий с ним любовью. А уж он постарается. Это факт. Но сейчас нужно думать о другом. Прочь эти мысли!

Слоан сосредоточился на том, чтобы ускользнуть от погони. Петляя по улицам, он непрерывно поглядывал в зеркало заднего обзора, чтобы удостовериться, что они оторвались от хвоста. Сталкер вполне мог нанять профессиональных киллеров.

Если это действительно так, то он поступил странно. Большинство сталкеров лишь посылает письма с угрозами. Они стремятся увидеть лицо своих жертв перед тем, как сделать решающий шаг.

В этом случае все было не так…

Слоан нашел то, что искал, в западном Вестхеймере, районе, который давно пережил свои лучшие дни. Паркинг «Трейл мотеля» находился позади здания, и под развесистыми деревьями можно было укрыть машину в надежде, что ее никто не разглядит.

Выключив двигатель, Эббот повернулся к Лейни и замер от ужаса. Ее рукав весь пропитался кровью, а в волосах блестели осколки стекла. Слоан решил было отвезти ее в ближайший госпиталь, а не оставлять здесь в этом мрачноватом здании с посыпанной гравием подъездной дорожкой.

— Вы не ответили мне, Лейни, — дрогнувшим голосом проговорил он. — Куда вас ранили? В вас попала пуля?

Она покачала головой.

— У меня не было возможности вам ответить, вы не дали мне даже пару слов сказать. Странно, что я вообще жива после этой сумасшедшей гонки. Но нет… кажется, в меня не попали. Даже не пойму, откуда столько крови.

— Сидите спокойно, позже я вас осмотрю. Нужно удостовериться, что у вас нет сильных порезов. И постарайтесь не двигаться. — Сердце его забилось при мысли, что нужно будет оставить ее на несколько минут одну. Но ничего другого не оставалось.

— Вы собираетесь здесь остановиться?

Да, пока не выясню, как идут дела, — сказал Слоан, выходя из машины. — Сидите спокойно и ждите меня. Одно неосторожное движение, и осколки из волос могут попасть вам в глаза. — Он заблокировал двери машины и пошел к администратору отеля.

Она затаила дыхание. Стекло попадет в глаза?

Лейни была готова заплакать. Но ее испугала не мысль о том, что она может порезаться, нет. Она вдруг осознала, что кто-то действительно собирался ее убить. Что это реальность, а не выдумка.

Как бы ей хотелось поговорить сейчас с сестрой! Сюзи всегда удивительным образом успокаивающе действовала на нее, помогала ей во всем разобраться и найти правильные ответы. И сейчас, может быть, Сюзи из-за нее сражается за жизнь. От этой мысли Лейни стало еще горше.

А она должна сидеть в этом полуразрушенном мотеле, с этим рейнджером, сильным, смелым, молчаливым и чертовски красивым.

Мысли у нее путались. Какое ей вообще дело до того, как Слоан Эббот выглядит!

Нужно собраться и подумать над тем, что произошло. Кто же ее преследует, в конце концов?.

Сигнализация кликнула, и Слоан открыл пассажирскую дверцу.

— Замок ждет вас, мэм.



Он не позволил Лейни идти самой, а понес ее на руках к двухэтажному зданию, к выкрашенной серой краской двери.

Лейни беспокоили сильные руки, обнимавшие ее тело. Больше ни на чем она не могла сосредоточиться.

Войдя в помещение, Слоан осторожно поставил ее на ноги, закрыл дверь на замок, затем велел Лейни закрыть глаза.

— Зачем? — Конечно, обстановка в мотеле оставляла желать лучшего. Но что он хочет от нее скрыть?

— Просто закройте глаза и спокойно постойте минутку, — приказал Слоан. — Прежде чем мы займемся всем остальным, нужно вытащить осколки из ваших волос, чтобы они не упали на ресницы.

— А-а-а, — дошло до нее. И осторожно прикрыв глаза, она перестала сопротивляться и позволила ему делать все, что он сочтет нужным.

Слоан открыл аптечку, которую прихватил из машины, разложил на салфетке все необходимое и стал осторожно вытаскивать осколки из волос Лейни. При этом он не мог не отметить ее нежную молочную кожу.

Наклонившись поближе, он заметил блестящую дорожку из мелких осколочков у нее на носу.

Эббот осторожно провел ваткой по ресницам Лейни, собирая крошечные стеклышки. Внезапно ему захотелось поцеловать ее нежную щеку, и он занервничал, избегая дотрагиваться до нее лишний раз.

Еще ни одна женщина не действовала на Слоана так возбуждающе. У него вот уже несколько месяцев не было женщин. Да и вообще они не занимали в его жизни особого места. До сегодняшнего дня.

Слоан заскрежетал зубами и продолжил свое занятие. Когда он провел ваткой по ее волосам, то обнаружил, что кровь на них и на одежде уже подсохла.

Мысль, что ей не нужна срочная медицинская помощь, немного успокоила его. И тут Слоан снова с трудом поборол желание погладить ее ярко-рыжие густые волосы. Он опять заскрежетал зубами и осторожно достал из волос еще один осколок.

— Это все, что я могу сделать, — сообщил Слоан. — Вам помочь раздеться?

— Что? — Она от удивления широко раскрыла свои ярко-зеленые глаза.

«О, Господи! Мужчины меня поймут». Он разочарованно пытался придумать, на чем бы сосредоточиться, чтобы только не воображать ее обнаженной.

— Вам нужно снять одежду, и тогда мы посмотрим, где у вас порезы, — наконец нашелся он.

— Я думаю, что справлюсь сама, — усмехнулась Лейни. — Но сначала мне нужно позвонить.

— Никаких звонков, — резко возразил Слоан, подошел к телефону и выдернул шнур.

— Эй! — возмутилась она. — Что это вы делаете?

— Кому вы собрались звонить, Лейни? Бой-френду? — вырвалось у него, хотя он хотел спросить совсем о другом. И какое ему вообще дело до ее парней?

— Нет, у меня нет парня. Я слишком занята для этого. — Лейни внезапно схватила его за руку. — Я хочу позвонить сестре. Мне нужно знать, что с Сюзи все в порядке. — Ее лицо приняло испуганное выражение. — Я только сейчас поняла… Если это не моя кровь, значит — ее. Я не должна была ее там оставлять.

А вы ее и не оставляли. Стреляли именно в вас, а не в нее. И чтобы никто еще не схлопотал пулю, нужно было везти вас, что я и сделал. — Он обшарил карманы в поисках мобильного телефона. — Примите душ и осмотритесь: может вас надо перевязать. Я выйду позвонить капитану, скажу ему, что сейчас вы вне опасности. И спрошу его, как ваша сестра. — И вдруг, вместо того, чтобы успокоить Лейни, Слоан набросился на нее: — Какого черта вам не сиделось в офисе? Вам было велено ждать меня там. Любой, у кого есть хоть немного мозгов, сообразил бы, что нельзя стоять на открытом месте. Ведь вы уже получили письмо с угрозой.

Наконец-то ее проняло. Вместо страха у нее на лице появился гнев.

Лейни прищурилась, ее изумрудные глаза потемнели. Она встала напротив него, уперев руки в бока.

— По-вашему, я должна была прятаться у себя в офисе и ждать, пока меня придет спасать широкоплечий мужик?

Кажется, он не ошибся. У нее стойкий характер. Как у всех рыжих. — Послушайте, леди. С сего момента и до тех пор, пока мы не поймаем этого парня, вы станете мне подчиняться целиком и полностью. Больше вы не будете появляться нигде. Я здесь для того, чтобы охранять вашу жизнь. А теперь будьте послушной девочкой и раздевайтесь.

Лейни шагнула к нему, сжав кулаки. Огонь в ее глазах разгорелся еще ярче, и на мгновение Слоана парализовало жгучее желание. Такого с ним еще не бывало.

Слоан постарался побыстрее убраться из комнаты, пока он еще мог сдерживать себя. Оказавшись на парковке, он облегченно вздохнул и немного расслабился.

Впервые в жизни Слоан пожалел, что выбрал профессию телохранителя. Он бы не стал этим и сейчас заниматься, если бы его не попросил человек, которого он уважает. Все-таки лучше подвергаться смертельной опасности, будучи рейнджером, чем быть сиделкой у темпераментной красавицы.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда за Слоаном закрылась дверь, Лейни почувствовала озноб и слабость. Она разозлилась на него, но зато справилась с охватившим ее страхом и паникой.

Лейни редко ругалась, но сейчас вдруг вспомнила все известные ей слова и была готова их выпалить. Что с ней случилось?

Да, она была близка к истерике при мысли, что ее сестру могли ранить. Но даже это не могло сравниться с чувствами, охватившими ее, когда Слоан стоял перед ней и усмехался. Его взгляд вызывал в ней одновременно ярость и слабость, а еще — давно позабытое желание.

Лейни рассердилась на себя. Как можно быть такой глупой! Сейчас вовсе не до этого.

Ее опять начало знобить. Неужели так велико ее желание?

Может быть, это все-таки последствия стресса, и Слоан к этому не имеет никакого отношения?

Пытаясь прийти в себя и вернуть душевное равновесие, которым она всегда отличалась, Лейни старалась собраться с мыслями и погасить свои эмоции.

Но мысли постоянно возвращались к нескрываемому желанию, горевшему в ореховых глазах Слоана, когда он смотрел на нее.

Лейни не относилась к тому типу женщин, у которых секс вызывал отвращение. Напротив! У нее была парочка сексуальных опытов в юности, но с тех пор прошло уже несколько лет. И она вовсе не собирается прыгать в постель к совершенно незнакомому парню, даже если он спас ей жизнь.

Она велела себе выбросить из головы эти глупости и заняться делом. Нужно расслабиться, отбросить все посторонние мысли и спокойно обдумать происшедшее.

Лейни закрыла глаза, но они тут же открылись. Приказав себе не обращать внимания на озноб, она решила осмотреться. Трясти ее перестало, но теперь заболела голова. Да, более жуткого местечка, чтобы скрыться, подобрать было невозможно.

Ее живое воображение тут же нарисовало ей, что здесь происходило сорок, а то и все пятьдесят лет назад, когда эта обветшавшая мебель была весьма модной. Обои цвета авокадо, золототканые ковры и ужасающих размеров кровать, на которой лежало покрывало с узорами из роз, говорили, что заведение когда-то знавало лучшие дни.

Дешевые кресла, столик с телевизором и стереосистемой, колонки на стене, — все было старомодное, даже антенна. В воздухе стоял застарелый запах табака. Угнетающую атмосферу дополняли тяжелые пыльные занавеси на большом окне.

Лейни заглянула в ванную и нашла в пакете два пластиковых стаканчика, зеленую стеклянную пепельницу и малюсенький кусочек мыла. Все это лежало на углу разбитой раковины.

Два пожелтевших полотенца висели на крючках на стене, а пластиковая занавеска местами была сорвана с металлических колец. Ого-го! Верх роскоши.

Ей вовсе не хотелось оставаться в подобном местечке, но еще раз пережить то, что с ней случилось днем, она вряд ли сможет. Лейни некоторое время подозрительно разглядывала полотенце, потом сняла его с крючка и повязала им голову. Вряд ли в волосах остались крупные осколки, но лучше все-таки не рисковать, пока она будет раздеваться.


Держа в руке две банки содовой, Слоан достал другой рукой из кармана ключ от комнаты. Он осторожно вставил его в замочную скважину, потом толкнул дверь и вошел внутрь.

Он дал ей целых полчаса, надеясь, что этого хватит, чтобы успокоиться и принять душ.

Дверь ванной комнаты была приоткрыта, и до него донесся шум льющейся воды.

— Лейни, это я! — крикнул он, чтобы она не испугалась.

— Подождите.

Шум воды прекратился. Лейни появилась в дверях ванной комнаты. Слоан застыл на месте.

Ее мокрые волосы потемнели и свисали до плеч, с них стекала вода на обнаженное тело, если не считать малюсенького полотенца, которым она пыталась прикрыть наиболее важные его части.

Слоан пристально разглядывал девушку, не в силах отвести глаз от длинных стройных ног, и едва не цокал языком от удовольствия. Как хочется дотронуться до ее нежной кожи… Он с трудом отвел глаза и встретился с ее взглядом.

— Хм-м, — пробормотал Слоан, — извините. Я думал, что вы уже давно приняли душ. Я могу исчезнуть и прийти попозже. — Он мог бы… если бы заставил себя дойти до двери. Но ноги не шли.

Лейни покачала головой.

— Теперь уже все равно. На моей одежде столько осколков, что я решила ее постирать. Кончик полотенца сполз, и она подхватила его руками. — Но сейчас я сообразила, что до завтра она не высохнет. И что мне теперь делать?

— А вы не пытались обернуться простыней?

Лейни, прищурившись, глядела на него.

— Слишком тяжело. Я не смогу так ходить. Придумайте что-нибудь еще.

— У меня в машине есть дождевик, он вас прикроет целиком. Конечно, он немного старомоден, но думаю, сойдет.

На мгновение он опять утонул в этих бездонных зеленых глазах, пристально глядящих на него. Интересно, а что нужно сделать, чтобы они опять потемнели, как тогда, когда она разозлилась? Страсть может придать им такую глубину?

— О, дождевик — это здорово! — Ее сверкающие глаза стали задумчивыми. — Что вы выяснили о моей сестре? — требовательно спросила она, вернув Слоана с небес на землю.

— Капитан Джонсон сказал, что ее увезли в госпиталь. Когда он выяснит ее состояние поподробнее, то сообщит нам.

— О'кей. — Лейни немного расслабилась, но не сдержалась и всхлипнула. — С ней действительно все в порядке? Слава богу!

Лейни выглядела такой несчастной, что ему стало жаль ее. Он не мог понять, что с ним творится. Охватившие его в этот момент чувства нельзя было счесть чистым вожделением.

Слоан собрался выйти и тут вспомнил про банки, которые держал в руках.

— Если хотите пить, возьмите, я принес содовой, — сказал он.

— Да, пожалуй…

На одно мгновение ему захотелось обнять ее, защитить, успокоить, дать ей все то, в чем она так нуждалась. Но он был телохранителем, и так поступать не годилось. Это было против правил. А ему сейчас как никогда надо строго придерживаться правил.

Нужно сохранять дистанцию и достоинство. Этого требует ситуация. Следует помнить, что он — рейнджер.

Слоан положил банки на кровать и вышел из комнаты. Подойдя к машине, он вынул оттуда свой старый плащ и принялся считать до ста. Ему не нужно было собираться с мыслями — он хотел, чтобы немного пришла в себя она.

Когда он наконец вернулся в номер, то обнаружил, что дверь в ванную комнату распахнута, а Лейни в комнате нет.

— Я принес плащ, — пробормотал Слоан и не глядя протянул его в открытую дверь ванной.

Он почувствовал, как она взяла его, потом услышал, как щелкнула задвижка. Через мгновение Лейни появилась на пороге.

Его старый пыльник никогда не выглядел так элегантно. Ему он доставал до колен, а ей был до лодыжек. Лейни застегнула его на все пуговицы и туго затянула пояс.

— Еще раз благодарю. Так лучше, — сказала она, подворачивая рукава. — И спасибо за содовую. Я даже не представляла, что так хочу пить.

— На здоровье. Может быть, вы голодны? В полумиле отсюда есть придорожное кафе, и если вы захотите, мы можем туда съездить.

Теперь он стал вести себя как заправский телохранитель. Он должен не только защищать Лейни от внешней угрозы, но и обеспечивать ее физическое выживание. Если она будет страдать от голода, то это может не понравиться капитану.

Вместо ответа Лейни закрыла лицо рукой.

— Какая там еда! — простонала она и упала на кровать. — Я ни о чем не могу думать, кроме как о Сюзи. Что я сделала со своей сестрой?

Слоан не мог вынести страданий этой женщины. Он сел подле нее и, обняв, прижал ее к себе.

— Я же говорил вам, что вы тут не при чем. Ведь это не вы стреляли в вестибюле, полном людей. И вы этого не хотели. Разве нет?

Она страдальчески взглянула на него.

— Нет, конечно, нет. Но мне нужно было серьезнее отнестись к этим угрозам. Я не осталась в офисе ждать вашего прихода. И моя вина, что Сюзи стояла рядом со мной возле окна.

Видно было, что она очень переживает. Слоан расстроился.

— Успокойтесь. В жизни будет еще много сожалений. Бесполезно сейчас корить себя. Лучше от этого не станет, исправить ничего уже нельзя.

Лейни вдруг показалось, что в его жизни было что-то, что он хотел изменить, если бы представился шанс.

Она взглянула в его глаза и увидела в них горечь, которая тут же исчезла. Он не сказал ей о том, что его мучает. И напрасно. В этом деле она специалист, это ее профессия — слушать и давать советы.

Решив не задавать никаких вопросов о личной жизни, пока не узнает его получше, Лейни выбралась из его объятий.

— Я могу увидеть Сюзи? Вы отвезете меня к ней в госпиталь?

Он отрицательно покачал головой.

— Извините. Капитан велел нам затаиться до ночи. Даже если бы мы с вами и знали, где находится ваша сестра, все равно мы не можем так рисковать.

— Вы хотите сказать, что они снова будут пытаться убить меня? Этот… этот человек может дожидаться нас в госпитале?

— Вполне возможно.

— А кто это был? Кто пытался меня убить?

— Сложный вопрос, — сказал Слоан и, встав, потянулся. — Может быть, мы сначала поедим, а потом все обсудим?

Его опять охватило раздражение. В конце концов, он просто телохранитель. Она для него ничего не значит. Зачем ему вмешиваться в это дело и выяснять, кто он, этот сталкер?

— О'кей, — согласилась Лейни. — Думаю, я вполне могу обойтись салатом.

Слоан кивнул.

— Мы пойдем пешком. Не хочу, чтобы нас выследили, когда мы будем на машине. Вам лучше обуться, мисс Гарднер. — Он усмехнулся. — Но не рассчитывайте найти салат в этой части города. Придется обойтись гамбургером.


Через полчала Лейни все в том же плаще, туго затянутом на талии, сидела в сумеречном свете мексиканского кафе, старательно пряча под пластиковым столиком босые ноги, обутые в туфли на двухдюймовых каблуках.

Что же ей выбрать: тако или энчиледос? Она уже выпила стакан подслащенного чая со льдом и заела его чипсами.

— Кажется, вы хотели салат? — насмешливо напомнил Слоан. — Нам пришлось пройти целых два квартала в поисках этого местечка. Так что заказывайте салат и нечего раздумывать.

Он уже заказал себе еду и теперь с нетерпением ожидал ее выбора.

Лейни достала последний чипе, обмакнула его в томатный соус «сальса» и решила все же заказать энчиледос. Как только капитан Джонсон перезвонил им и сообщил, что Сюзи все еще в госпитале, но состояние у нее хорошее, к Лейни сразу вернулся аппетит.

Слоан откинулся на спинку скамьи, на которой сидел, и положил рядом свою шляпу. Его волосы были того же цвета, что и глаза: теплый каштановый цвет с золотистым отливом. Он был коротко стрижен, но на лоб свисала длинная челка.

Резким движением головы Слоан откинул назад челку, и Лейни с трудом отвела взгляд.

— Похоже, мы можем нажить себе здесь неприятности, — медленно растягивая слова, произнес Слоан.

Интересно, подумалось Лейни, понимает ли он, как ей трудно приходится каждый раз, когда он улыбается? Как она едва сдерживается, чтобы не поцеловать ямочку у него на подбородке?

— Какие еще неприятности помимо пуль из снайперского ружья? — спросила она.

— Вы очень язвительны, мисс, вам это известно? — Слоан сделал глоток пива из бутылки, которую поставила перед ним официантка.

— Ну, извините меня, что я так невежлива с вами. Просто я очень устала и раздражена. Моя сестра в госпитале, отчасти по моей вине. А я сижу здесь в этом огромном тяжелом плаще, который так давит мне на плечи, и думаю о том, что, может быть, ем в последний раз. — В ее зеленых глазах вспыхнул гнев.

Она особенная, не похожая на других, подумал Слоан. Интересно, а как бы другая женщина отреагировала, если бы в нее стреляли? Сошла бы с ума? Большинство женщин бились бы в истерике и рыдали — это уж точно.

— Могло быть и похуже, — философски заметил Слоан.

— Да?

— По крайней мере, теперь о вас есть кому беспокоиться. И есть, кому позаботиться о том, чтобы вы остались живы.

Лейни открыла рот, чтобы ответить, но тут официантка принесла их заказ. Пока она расставляла на столе тарелки, они не проронили ни слова.

Доев последний кусок пиццы, Слоан попросил официантку принести еще пива.

— Вы знаете, что вам некоторое время нельзя возвращаться домой?

Лейни недоуменно взглянула на него и закашлялась.

— Что? Почему нет?

— Мы не сможем обеспечить вам безопасность и адекватную защиту, если вы вернетесь к своей обычной жизни. После того, как вы сделаете заявление полицейским детективам, мы с вами должны скрыться, исчезнуть. — Он смотрел, как она поднимает вилку и нервно сжимает ее. — Можете с чистым сердцем считать это небольшим отпуском. Мы поедем в такое местечко, где вас никто не будет знать в лицо.



— Мне нужно работать. Моя сестра в госпитале, а кто-то должен делать колонку. У меня контракт, люди ждут моих советов.

— А ваша сестра делает колонку?

— Я пишу текст, она оформляет его и помещает в газету.

— Я где-то слышал, что от написания до выпуска колонки проходит не меньше пары недель. Это делается на случай непредвиденных обстоятельств. А что если вы заболеете или если вам понадобится свободное время?

— Для такого случая у меня имеются заготовки. Но все равно без Сюзи нельзя, да и мне нужно самой проследить, чтобы все правильно сверстали.

— Неужели никому нельзя дать инструкции, что нужно делать и где взять материалы? Можно в конце концов воспользоваться электронной почтой.

Лейни поморщилась и тяжело вздохнула.

— Да, конечно, но…

— Прекрасно. Одна проблема решена, — прервал он ее. — Мы велим капитану передать нам ноутбук и послать секретаря в офис за вашими файлами. — Слоан сделал последний глоток из бутылки и отставил ее. — Следующая проблема — найти место, где спрятаться.

— Ну, если уж это отпуск, то почему бы нам не отправиться куда-нибудь на пятизвездочный курорт? — поинтересовалась она, попивая чай. — Может полетим на Гавайи?

— Не думаю, что капитан Джонсон одобрит такой выбор, у него просто не хватит средств. Кроме того, нам нужно место, где никто вас не узнает, вы помните об этом? — Он старался говорить спокойно, тщательно подбирая выражения, чтобы не испугать ее.

Лейни не обратила на его слова внимания.

— А почему капитан Джонсон должен платить за нас? У меня есть деньги. Мы просто воспользуемся моей кредитной карточкой.

Слоан покачал головой.

— Может, это и имеет смысл, если она у вас с собой. А если…

— Господи! Я совсем забыла, что когда началась стрельба, я потеряла свой кошелек. — В глазах у нее вновь возникла паника, и Слоан с восхищением следил, каким темным становится в них зеленый цвет.

— Не беспокойтесь. Я уверен, что детективы его нашли. Но вы все равно не можете пользоваться кредитками. Кредитные карточки легко отследить. Начиная с этого момента нам нужно расплачиваться только наличными. — Хорошо, что у него с собой оказалось несколько сотен долларов. — У одного из моих сослуживцев есть домик где-то в горах, — продолжил Слоан, стараясь своими словами не вызвать у нее тревогу. — Он все собирается его продать, но думаю, не станет возражать, если мы поживем там несколько дней. Что вы на это скажете?

— Мне подходит. — В словах Лейни звучало такое напряжение, что Слоану захотелось сделать что-нибудь, чтобы ее утешить.

Я попозже позвоню ему и договорюсь. Кроме того… — Слоан немного поколебался. Даже если она разозлится, это будет легче вынести, чем ее расстроенный взгляд. И он решительно проговорил: — Нам нужно вернуться в нашу комнату и немного поспать.

— В нашу комнату? — взвизгнула Лейни. — Вы хотите сказать, что мы будем спать в этой конюшне? Вот уж счастье-то!

В ее глазах заполыхал гнев, и Слоан облегченно вздохнул.

— Ну, а теперь вот что, дорогая. Раз вы не хотите там оставаться и у вас нет с собой наличных, я буду рад предложить вам переночевать в моей машине. Пассажирское сиденье раскладывается, — продолжал он, ожидая ее реакции. — Там, конечно, не очень удобно, но это всего на одну ночь. Правда, может быть холодновато. Но надеюсь, вы не замерзнете.

Лейни порозовела от смущения. Она выпрямилась и нахмурилась.

Интересно, сможет ли она взглядом прожечь дыру в стальной двери? — подумал Слоан и сделал знак официантке, чтобы та принесла им счет.

— Хорошо, — проворчала Лейни. — Если вы так настаиваете, то мы оба можем остаться в этой маленькой пещере, хотя вам лучше было бы лечь в ванной. Вам там будет удобнее. Вряд ли нам обоим удастся заснуть, если мы проведем ночь в одной постели.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Ну и какие у вас планы на сегодняшнюю ночь? — поинтересовалась Лейни, когда они вернулись в мотель и Слоан закрыл на ключ дверь их номера. — Где вы собираетесь спать?

Слоан сел на край двуспальной кровати.

— А кровать не так уж и плоха, — заметил он, вытягиваясь около стенки. — Можете сами убедиться, — и он похлопал рукой около себя.

Выражение, появившееся на ее красивом лице, позабавило Слоана. Лейни глядела на широченную кровать, словно это была западня. Тогда он решил изменить тактику.

— Слушайте, спать еще рано. Почему бы вам не присесть и не рассказать мне о вашей работе. Может быть, мы вместе сумеем найти причину, по которой кто-то хочет вас убить. — Он прислонил еще одну подушку к стене и сделал приглашающий жест.

Слоан с трудом сохранял серьезное выражение лица, наблюдая, как она сосредоточенно оглядела себя и, только убедившись, что все пуговицы на плаще застегнуты, уселась на кровать как можно дальше от него.

— Возможно, вы правы. Все равно я сейчас не смогу заснуть.

Он едва заметно усмехнулся.

— О'кей, — Лейни сбросила туфли и устроилась поудобнее, — так лучше. Что бы вы хотели услышать?

— Ну, — Слоан тоже снял ботинки, — для начала расскажите, как у вас обычно проходит день, какие письма вы получаете и так далее. — Он разлегся на подушке, любуясь ямочками на щеках Лейни, но тут же одернул себя.

В моей жизни нет ничего особенного, — вздохнула она. — Вы что, действительно считаете, что это чем-то поможет? Он пожал плечами.

— Кто знает. А как иначе распутать это дело? Да и что еще нам сейчас делать?

В ту минуту, когда Слоан произнес эти слова, ему представилось, чем бы еще он мог с ней заняться.

— Обычно мой день начинается в половине седьмого. Каждое утро мы с Сюзи встаем в это время.

— Вы живете вместе с сестрой? — Он немного поерзал, устраиваясь поудобнее, и попытался сосредоточиться на ее рассказе.

На секунду Лейни растерялась, но тут же продолжила:

— Ах да, вы же ничего не знаете о моей семье.

— Капитан Джонсон сказал мне, что вы не замужем и что ваша мать его давняя приятельница. Я предположил, что вы живете одна или с матерью.

Лейни улыбнулась и положила руки себе на колени.

— Иногда я живу одна, иногда у родителей. Несколько лет назад я купила большой дом в модном районе Хьюстона. Это просторное старинное здание, кроме того, на участке имеется отдельный домик для гостей. Я купила его с мыслью, что сестра с мужем станут жить в гостевом доме. — Она немного нахмурилась, глядя на большую трещину в стене как раз напротив кровати. — Но когда мы туда въехали, я поняла, что им вдвоем будет гораздо удобнее в большом доме. Потому…

— Вы поселились в гостевом доме, — подавляя зевок, продолжил он за нее.

— Да. Домик был таким уютным и очень подходил мне. А Джефф, мой зять, любит устраивать приемы и приглашать множество гостей. Кроме того, когда-нибудь у них появятся дети, семья увеличится, и большой дом окажется им очень кстати.

— Но обоими домами владеете именно вы?

— Да. Кроме того, около года назад я купила еще очень неплохой соседний дом, который продавала жившая там старушка. Она переехала. Через несколько месяцев у моего отца случился удар и я настояла, чтобы они с мамой жили поблизости и я могла за ними присматривать. — Лейни наклонила голову. — Так что теперь мы всей семьей живем рядом.

Слоан не мог представить себе ничего хуже. Он содрогнулся от одной мысли, что рядом с ним могла бы жить куча родственников.

— Рядом, — усмехаясь» повторил он. — Итак, ваш отец жив. Он работает?

— Он парализован и прикован к инвалидной коляске, — печально ответила Лейни.

— А ваш зять… чем он занимается?

Лейни не поднимала глаз, разглядывая свои ноги.

— Сейчас Джефф управляет баром моего отца. Бар не приносит особого дохода. Заведение открыто всего несколько часов в день, кроме выходных. Мама ведет дела, но денег немного.

Слоан ясно представил себе положение дел: Лейни была единственной опорой их семейного клана. Интересно, а она знает, какие разлады бывают в семьях, где деньгами распоряжается один человек?

— Хмм, — начал он, — значит, все ваше семейство живет в домах, которыми владеете вы, и естественно ничего вам за это не платит?

— Я же не могу брать деньги с родственников!

— Так-так-так. И вы — единственный зарабатывающий в семье человек?

— Моя сестра много работает в газете.

— Не сомневаюсь. Но вы являетесь ее начальником?

— Да, но…

— Итак, позвольте спросить, а что будет с остальными без вас?

Ее и без того огромные зеленые глаза стали еще больше. Она принялась комкать в руках угол покрывала.

— Я, конечно, составила завещание, где позаботилась о них. Но думаю, что Сюзи сумеет вести колонку, если я, допустим, заболею. У нее имеется опыт: иногда я позволяю ей писать колонку вместо меня.

— Сдается мне, что все они должны искренне заботиться о вашем благосостоянии.

Как вы можете такое говорить! — запальчиво воскликнула Лейни, после чего вскочила и принялась расхаживать от кровати до двери. — Это же моя семья! Конечно, как и в каждой семье, у нас есть свои проблемы, но это вовсе не значит, что мы не любим друг друга. — Она остановилась и махнула рукой. — Семья — самое главное в жизни. Наверно, и у вас бывают какие-то проблемы в семье. У каждого они есть.

Слоан ничего не ответил, но Лейни поняла все по его красноречивому молчанию.

— У меня нет семьи, — наконец пробормотал он.

— Нет? Нет жены… или бывшей жены… и детей?

— Я никогда не был женат. — Слоан нахмурился и сердито посмотрел на нее.

— Но у вас наверняка есть родители? Или вы осиротели в раннем детстве? — пытливо глядя на него, она присела на краешек кровати.

— Нет. У меня была мать… до пятнадцатого декабря.

— Так ваша мама умерла три месяца назад? — взволнованно спросила Лейни, мысленно коря себя, что затронула эту тему. — Простите, Слоан. Вы были с ней близки? Это для вас большая потеря?

Его глаза потемнели, и он отвел взгляд.

— Не особенно. Я не часто навещал ее. Кажется, в последний раз я был у нее лет шесть назад.

Вслушиваясь в его голос, Лейни поняла, что он впервые говорит о матери после ее смерти. И не смогла удержаться от вопроса:

— Видимо, это не мое дело, но, может быть, вы с ней чувствовали себя чужими, или между вами что-то произошло? Часто в своей колонке я говорю о том, что люди иногда испытывают чувство вины после смерти родственников. Хуже всего, если прежде они не смогли найти возможность примириться, а потом оказывается, что уже слишком поздно.

Теперь поднялся Слоан. Он снял пиджак, и Лейни впервые увидела у него под мышкой кобуру пистолета. Она похолодела. Но прежде ее бросило в жар от вида его стройного мускулистого тела и бедер, туго обтянутых джинсами.

— Вы правы, — бросил он через плечо, вешая пиджак и распуская узел галстука. — Вас это не касается.

Он поставил ее на место. Ей не стоило переходить границы. Что ж, прекрасно.

— У меня в машине есть туалетные принадлежности, — сказал Слоан, снимая кобуру и вынимая пистолет. — Принести вам зубную пасту и щетку? Можете переодеться в мою футболку, если хотите. Вам будет в ней удобнее, чем в плаще. — Он снял бляху рейнджера и положил ее рядом с пистолетом на телевизор.

— Я не стану с вами спать, — раздраженно буркнула она. — Ни в чем.

— Как вам будет угодно. — Он распустил ремень и повесил его на металлическую вешалку. — Не возражаете, если я включу телевизор? Мне лучше спится под легкий шум.

— Вы что, действительно, сможете спать в такой момент?

— Я устал. И вам тоже не помешало бы немного отдохнуть, — угрюмо сказал Слоан. Сексуальные нотки исчезли из его голоса. — Сегодня у вас был трудный день, — продолжил он, садясь на свою половину кровати.

Лейни обхватила себя руками, но тут ее внимание привлекли новости, транслирующиеся по местному телеканалу. На экране шли жуткие кадры, демонстрирующие здание с разбитыми окнами вестибюля. Лейни узнала офис своей газеты.

Когда она повернулась к Слоану, чтобы что-то сказать, тот уже спал. Лейни не могла поверить своим глазам, удивляясь, как он мог так мгновенно отключиться. Хорошо хоть не храпит.

Она встала и пошла в ванную, выключив по пути свет в комнате. Выходя оттуда, оставила дверь слегка приоткрытой, чтобы падающий свет заменил ночник.

Лейни легла на свою половину кровати, подумав, что он занял большую часть постели и стоит ему повернуться во сне, как ей вовсе не останется места. Придется толкать его ночью, чего ей вовсе не хотелось.

На экране шло ночное ток-шоу. Под негромкое бормотание телевизора, старательно отводя взгляд от спящего Слоана, Лейни пыталась обдумать свою ситуацию и понять, какой у нее есть выбор. Похоже, никакого выбора у нее не было.

Чем больше она об этом думала, тем тяжелее становились веки, и глаза закрывались сами собой. Лейни героически боролась со сном, стараясь не потерять контроль над собой. Не получалось. Тогда она решила смотреть телевизор стоя, не выпуская из виду мускулистое тело, лежащее на кровати.


Слоан проснулся от толчка в плечо. Он попытался шевельнуться, но тут обнаружил, что длинные ноги Лейни лежат на его ногах, а голова уютно устроилась у него на плече. Выражение ее лица было таким ангельским, что Слоан невольно улыбнулся.

Он потянул носом и почувствовал женский аромат, смешанный с запахом старого плаща и мыла.

Ее легкое медленное дыхание казалось таким знакомым и близким. Хотя она не походила ни на одну женщину из тех, которые у него были прежде.

Слоан никогда не проводил с женщинами целую ночь. Утро после секса раздражало его. Зачем смешивать ночь удовольствий и утро, когда ты стараешься побыстрее исчезнуть?

Но в сегодняшнем утре было что-то особое. Кто бы мог предположить, что эта женщина вызовет в нем ощущения уюта?

Он не стал долго раздумывать, а провел рукой по ее спутанным во сне волосам и дотронулся до маленького ушка. Расслабленная поза Лейни резко контрастировала с ее сильным характером, о котором он знал из досье известной журналистки.

Кровь забурлила у него в жилах, и Слоану пришлось напомнить себе, что он находится здесь, чтобы защищать Лейни.

Слоан бросил взгляд на наручные часы. Скоро рассвет. Надо связаться с капитаном, пора заканчивать это дело. Следует получше спрятать эту эротичную и сбивающую с толку, такую неожиданную женщину.

Потихоньку, чтобы не потревожить ее, он выбрался из кровати и встал рядом, глядя, как она ворочается, устраиваясь поудобнее. Лейни перевернулась на спину. Несколько пуговиц его старого плаща расстегнулись и открыли на груди кусочек атласной кожи.

И тут в нем проснулся зверь, дикий и неугомонный. Слоан повернулся спиной к кровати, твердя про себя устав рейнджеров.

Следует держаться от нее подальше. С этой мыслью Слоан отправился к машине за туалетными принадлежностями, а потом пошел умываться и принимать душ.


Лейни снился сон. Она стояла под ледяным дождем. Вода капала с волос и крупными каплями стекала по спине. Вокруг клубился холодный туман.

Из этого тумана проступили неясные очертания какого-то мужчины. Лейни не могла различить, кто это, но понимала, что он хочет ее убить. Она искала, куда бы ей спрятаться. У нее было смутное ощущение, что темная, едва различимая фигура, преследующая ее, была ей знакома.

«Не пытайся спрятаться от меня, Лейни», — прошептал этот человек низким голосом.

Кто он? Голос был до боли знакомым.

Может, кто-то с работы? Но почему он желает ей зла? Молодую женщину охватила дрожь, но она гордо подняла голову и не сдвинулась с места.

Время уходило. Сквозь туман она уже различала его горячее дыхание около своего лица.

Лейни повернулась, пытаясь рассмотреть преследователя. И тут вдруг рядом с ней возник Слоан. Слоан? Нет! Это невозможно!

Испуганная и ослепленная, она бросилась бежать. Он позвал ее, и она внезапно ощутила толчок в левое плечо.


Лейни открыла глаза, все еще чувствуя, как учащенно бьется в груди сердце. — Что? Где?..

Слоан тряс ее за плечо.

— Пора вставать. Я только что говорил с капитаном Джонсоном.

Лейни начала приходить в себя. Узнав наконец Слоана, она вспомнила свой сон. Нет, нет, не может быть. Конечно, ее раздражает то, что Слоан командует ею, но он вовсе не представляет для нее угрозу.

Если не думать об угрозе для ее сердца. А может быть, сон был как раз об этом?

Лейни решила, что позже обязательно снова подумает, кто действительно мог покушаться на ее жизнь. Жуткий, пугающий сон мог быть в некотором роде ключом к разгадке. Жаль, что рядом с ней нет Сюзи, которая помогла бы расшифровать его.

— М-м-м… мне только что снился сон, — сказала она, пытаясь унять дрожь.

Не обратив на ее слова никакого внимания, Слоан протянул ей бумажный стаканчик с кофе.

— Извините, что пришлось вас разбудить, но нам еще нужно заехать в несколько мест и сделать массу дел.

— Правда? — Она глотнула кофе и почувствовала себя лучше. — И куда мы собираемся?

— В ближайшее отделение полиции. Там с нами встретится капитан Джонсон. Нам обоим нужно дать свидетельские показания по поводу вчерашней стрельбы.

Потянувшись, Лейни выгнула спину как ленивая кошечка. Слоан подумал, что лучше бы ему обойтись без этого зрелища. Лейни Гарднер казалась такой сговорчивой, уступчивой и сексуальной, как все только что проснувшиеся люди. Ее волосы были растрепаны, а глаза — еще сонные и полузакрытые.

— Идите оденьтесь, — буркнул он. — Я уже готов.

Беспрекословно выполняя его указание, она отправилась в ванную и через несколько минут появилась на пороге одетая и похожая на себя прежнюю.

— Вы не спросили, что мне приснилось. В этом сне были вы и все, что со мной произошло. — Она уперлась руками в бока и, казалось, приготовилась к нападению.

— Сейчас не до того. — Слоан поспешно сунул пистолет под пиджак в кобуру. — Обсудим это позже.

— Хорошо, босс, — пробормотала Лейни. — Но вам не кажется, что вы слишком самоуверенны?

Одной рукой он взял Лейни под локоть, другой прихватил ее пальто и молча повел к машине.

Слоан долго крутился по улицам, проверяя, нет ли за ними слежки. Наконец они подъехали к полицейскому участку.

Здесь у Лейни побольше шансов уцелеть. Вряд ли кто-то станет в нее стрелять, когда она будет в полиции. Хотя во всем этом деле было так мало логики.

Слоан въехал на стоянку для посетителей и припарковал машину, укрыв ее от возможного снайпера. Затем торопливо, прячась за машинами, провел Лейни в здание. Им задали несколько вопросов и направили в нужный кабинет.

— Рад видеть вас обоих, — поднялся им навстречу капитан Джонсон, держа в руке чашку кофе. — Лейни, мама просила передать тебе привет и сказать, что у них все в порядке. Сюзи обработали рану, и через пару дней она будет дома.

Лейни обняла капитана. Глаза ее наполнились слезами, но она сдержалась, выпрямив плечи и гордо вздернув подбородок.

Капитан представил их детективу, который сказал, что хотел бы опросить их по отдельности. Капитан Джонсон со Слоаном вышли в другую комнату, а Лейни осталась, чтобы детектив мог запротоколировать ее показания.

— Итак, ты хоть представляешь, как защитить ее, сынок? — спросил Джонсон.

Слоан кивнул и уселся за старый расшатанный стол.

— Я связался с сержантом Фернандезом сегодня утром, сэр. В его домике в Гваделупе, около Секвейна, есть электричество, и он с удовольствием предоставит нам этот дом.

— Лейни, верно, не очень-то хочется долго находиться вдали от семьи, да и от работы. Слоан раздраженно ухмыльнулся.

— Я это уже знаю. Иногда кажется, что она считает себя невидимкой… или думает, что ее окружает стена и в нее не смогут попасть.

Капитан положил руку ему на плечо.

— Я знаю ее с рождения. Лейни очень талантлива и абсолютно незаменима в своем деле. Но она столько времени посвящает работе и так привыкла давать советы другим, что бывает наивной, когда речь заходит о ее собственной жизни. А семья делает все возможное, чтобы ничего не менялось, — продолжал капитан. — Они стараются ее от всего оградить, чтобы она могла спокойно работать…

— Но этот сталкер представляет собой реальную угрозу, — перебил его Слоан. — Я пытался расспросить Лейни о жизни, чтобы понять, кто бы это мог быть. Предложил ей взять небольшой отпуск и немного отдохнуть, только бы не видеть панику в ее глазах. А вышло, что она больше беспокоится о сестре, чем о собственной безопасности.

Капитан Джонсон улыбнулся:

— Это так на нее похоже. Мы с ее родственниками будем очень признательны тебе, если ты сделаешь все, что в твоих силах, чтобы она чувствовала себя спокойно. Думаю, ей лучше не знать, насколько реальна опасность. После тридцати лет полной уверенности в том, что она сама распоряжается своей судьбой, трудно представить, как она себя поведет, если столкнется с обратным.

Слоан с удивлением отметил, что и сам думает так же. Он чувствовал себя единственным защитником этой упрямой женщины. Нужно только избавиться от своих эмоций, похоронить их. Необходимо защитить Лейни. Это самое главное.

— Я сделаю все, что смогу. Я постараюсь, — твердо пообещал он.

— Мы приложим все силы, чтобы в прессу не попала информация, что стреляли именно в нее. Официальная версия полиции — нелепая выходка какого-то мерзавца, никто не был убит.

— Надеюсь, сами полицейские так не думают? Капитан отрицательно покачал головой.

Мы завели дело и поручили его частному детективу, который будет заниматься только им. Ему передали копии всех писем, которые получила Лейни за последние полгода, а также оригиналы угроз, присланные по электронной почте. Нам усиленно помогают сотрудники газеты.

— Смогут ли они продолжать ежедневный выпуск ее колонки, несмотря на то, что не будет ни Лейни, ни сестры?

— Я позабочусь об этом. Не беспокойся. Твоя задача удержать ее, чтобы она затаилась и нигде не появлялась.

— Нет проблем, капитан. — Слоан прихлебнул уже остывшего кофе. — Сэр, скажите, это похоже на поведение обычного злоумышленника? По-моему, что-то здесь не так.

— Тоже хочешь поучаствовать в расследовании? — Капитан Джонсон вопросительно поднял брови и улыбнулся.

Слоан поморщился, ругая себя, что не сумел удержать язык за зубами. У него есть собственное мнение на этот счет, но сейчас оно не имеет значения. Нужно делать то, что от него хочет капитан.

— Все нормально, сержант. Я полагаю, ты сам кое-что посмотришь, прежде чем уйти, — сказал капитан, словно прочитав его мысли.

— Клянусь вам, что не буду нарушать законов. Закон для меня превыше всего. Я просто высказал свое предположение.

— Я согласен с тобой. — Капитан положил руку ему на плечо и понизил голос: — Опасность, угрожающая Лейни, исходит не от обычного преследователя. Твоя главная цель сейчас, Слоан, сохранить ей жизнь… Ее мать была моей первой любовью, — добавил он после недолгой паузы. — Она слишком много для меня значит. Я обещал ей, что мы поймаем этого сталкера и больше никто не пострадает.

Слоан кивнул. Он понимал, что основная его задача — защитить жизнь Лейни.

Жаль, что Лейни так сексапильна и притягательна. К тому же она любит командовать, а это его раздражает. Надо постараться всего этого не замечать.

Вскоре Лейни в сопровождении полицейского присоединилась к ним и села подле капитана, ожидая, пока Слоан с детективом выйдут из комнаты. Ее опрашивали почти час, и она чувствовала себя измученной, ей была нужна передышка.

— Господи, как я устала! — пожаловалась она, уронив голову на руки, и тяжело вздохнула.

— Я знаю, дорогая. — Капитан Джонсон потрепал ее по плечу. — Что я могу для тебя сделать?

Она подняла голову и слабо улыбнулась.

— Шоколад… кофе… и потом домой.

— Извини. Я могу дать тебе шоколадку и кофе, но домой еще рано. — Чет опустил несколько монет в кофейный автомат у стены, который Лейни заметила сразу, только войдя в комнату.

Откусив и прожевав кусочек шоколада, она улыбнулась старому приятелю матери.

— Хочу поблагодарить вас за все, капитан. Несмотря на то, что Слоан Эббот надменный и самонадеянный тип, ему все же удалось спасти мне жизнь. Неизвестно, что бы со мной стало, если бы не он. Хорошо, что вы сумели настоять, чтобы у меня был телохранитель, — добавила она. — Правда, лучше бы это был не Слоан.

Чет утешающе потрепал ее по руке.

— Кажется, ты готова разорвать его в клочья, дорогая. Слоан не привык работать телохранителем. Он один из лучших следователей среди рейнджеров. И один из самых молодых в истории рейнджеров, получивших правительственную награду.

Вот это да, подумала Лейни. Да он просто восходящая звезда.

— Кроме того, — продолжал капитан, — у меня больше нет свободных людей. Сержант просто собирался в бессрочный отпуск. Потому он один и оказался свободен.

— Он уходит со службы? А почему? Капитан улыбнулся и откинулся в кресле.

— Лучше тебе самой спросить его об этом.

— Вот еще, — обиженно бросила она и надулась. — Мне нужно быть дома. Происходящее выбило меня из колеи. Все это никуда не годится. Неужели я все еще подвергаюсь опасности?

Чет кивнул и хмыкнул. Оставь расследование профессионалам, Лейни. Тебе необходимо делать все, что говорит сержант Эббот. А это значит залечь на дно и не высовываться некоторое время.

Идея прятаться где-то, да еще наедине с сержантом, не нравилась Лейни. Надо же было такое придумать! Чтобы она осталась один на один со столь высокомерным и недалеким человеком. Не могли найти кого-нибудь получше! И к тому же этот великолепный мужской экземпляр вызывал у нее слабость, от которой даже колени подгибались.


Час спустя Слоан загрузил в машину два чемодана и сумку с едой, которые капитан Джонсон привез Лейни из дому. Когда он ставил их в багажник, ему пришло в голову, что мать собрала для Лейни чуть ли не все ее вещи. Но не будут же они так долго прятаться, в самом деле!

Перед этим капитан положил ему в карман тысячу долларов двадцатидолларовыми купюрами. Он проинструктировал Слоана о способах связи, еще раз попросил обеспечить безопасность Лейни, пока они не проверят всех подозреваемых.

А до того каждый, включая ее друзей, коллег и родственников, был потенциальным подозреваемым.

Лейни попрощалась с капитаном и молча уселась на пассажирское сиденье. Слоан со вздохом отметил, что для них начинаются несколько напряженных и бесконечно длинных дней.

— Пристегнитесь, — велел он, поворачивая ключ зажигания.

Лейни состроила недовольную гримасу, но подчинилась.

Несколько минут они ехали молча, испытывая некоторую неловкость. Чего Слоан и опасался. Как он станет защищать ее, если между ними постоянно будет висеть напряжение? Им нужно как-то наладить контакт.

— Мы остановимся позавтракать где-нибудь по дороге, — сказал Слоан, надеясь, что она наконец поймет, что он заботится об ее удобствах и безопасности. — Сначала мне необходимо убедиться, что за нами никто не следит.

— Убеждайтесь. Нам придется провести вместе несколько дней, но мне эта идея не слишком нравится… А кроме того, вы даже не пытаетесь быть немного полюбезнее со мной. Я не голодна. — Она уставилась в окно, демонстративно скрестив на груди руки.

Волна раздражения поднялась в Эбботе.

— Вам нужно поесть, Лейни. Мы остановимся, когда я решу это сделать. — Какая неприятная женщина.

— Останавливайтесь, когда захотите. Кажется, я не являюсь вашей узницей. — Она снова повернулась и вызывающе взглянула на него. Ее глаза засверкали. В них было столько огня, что хватило бы, чтобы сжечь весь Хьюстон.

Лейни Гарднер злила его уже не на шутку. Да, ему нравилась ее фигура, он любовался ею. Но черт бы его побрал, если он станет ей подчиняться! На кону находятся их жизни.

Слоан съехал на обочину и припарковался на стоянке. Лейни, прищурясь, наблюдала за ним.

Ожидание. Желание. Гнев. Страсть. Смесь всех этих чувств поднялась в нем и загнала его в угол, хотя Слоан этого тщательно избегал.

Он расстегнул ремень безопасности и склонился к ней. Лейни скорчила гримасу и отодвинулась. Слоан внезапно приподнял ее подбородок одной рукой и приблизил к ней свое лицо.

— Послушайте, мисс Гарднер. Вы будете делать то, что я скажу, или мы с вами оба погибнем. Вы поняли?

Все-таки она сумела вывести его из себя.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Слоан полоснул по ней взглядом, и Лейни вдруг смутилась.

Она глядела на него, как испуганный ребенок, но он не отнимал руки. Лейни замерла, не способная ни пошевелиться, ни думать, завороженная тем отчаянным безрассудством, которое увидела в его темно-карих глазах.

Несколько секунд Слоан пристально вглядывался в ее лицо. Кажется, он размышлял, как поступить. Пока она пребывала в растерянности, его пальцы вдруг отпустили ее подбородок и нежно коснулись щеки.

Мягкое вкрадчивое прикосновение вызвало в ней необычное ощущение, разлившееся тут же по всему телу. Он провел пальцами по ее волосам, коснулся затылка и ближе придвинул к себе ее лицо. Взгляд его изменился и затуманился страстью.

Слоан вознамерился поцеловать ее. Это желание было так непреодолимо, что передалось ей и зажгло все ее существо.

Она положила руку на его плечо, в то же мгновение он наклонился еще ниже, и их губы встретились.

Лейни обмякла и перестала сопротивляться. Слоан немного отодвинулся назад и улыбнулся.

Кажется, он, как и она, был немного удивлен. Снова наклонившись, он провел языком по ее губам, как бы пробуя их на вкус.

Взволнованная, немного испуганная и совершенно растерявшаяся, Лейни раскрыла губы, и его язык проник внутрь. Когда поцелуй стал настойчивее, ее внезапно бросило в жар.

Она словно воспарила над землей. Куда исчезло все ее здравомыслие? От него не осталось и следа. Страсть захватила Лейни. Тело стало напряженным и заныло.

Одной рукой Слоан добрался до ее груди, обтянутой тонкой блузкой. Лейни неожиданно для себя застонала и выгнулась в его руках.

Вздрогнув, она оперлась дрожащей рукой о грудь Слоана и почувствовала ладонью биение его сердца. Казалось, их сердца бьются в унисон.

Окружающий мир исчез, реальность потеряла очертания. Но Слоан был реальностью. И Лейни еще никогда не чувствовала себя такой живой.

Поцелуями он прокладывал дорожку по ее щеке, нежно спускаясь все ниже и ниже. Она запрокинула голову назад, упиваясь новыми ощущениями. Еще один стон сорвался с ее губ, и она пробормотала его имя.

— Слоан, о-о-о…

Звук его имени тут же вернул его на землю.

— Успокойся. Давай передохнем, — услышал Слоан собственный голос, с трудом осознавая, что с ним происходит и что он говорит. Что с ним случилось? Как он позволил себе забыться?

Его тело, прижавшееся к ней, трепетало. Они оба сгорали от желания. Губы Лейни пахли шоколадом и кофе. Если Слоан не сумеет взять себя в руки, то овладеет ею прямо здесь и прямо сейчас.

— Успокойся, — повторил он опять, приказывая сам себе.

Слоан мягко усадил ее на место, и, сделав над собой титаническое усилие, вернулся на водительское сиденье. Откинув голову назад, сначала вцепился в руль, а потом пристегнул ремень безопасности.

Он сошел с ума. Уход из рейнджеров определенно подействовал на его рассудок.

На мгновение прикрыв глаза, Слоан попытался успокоиться, погасить первобытный огонь, который загорелся в крови, огонь требовательный и инстинктивный, не понятно откуда взявшийся. Большую часть жизни Слоану приходилось прятать свои чувства, подвергать себя лишениям и ограничениям, а потому это дикое, свирепое и первобытное желание было для него новым и незнакомым. А самое главное, совершенно неожиданным.

— У-ф-ф, — непослушным дрожащим голосом выдохнул Слоан. Надо же было хоть что-то сказать.

Бросив взгляд на сидящую рядом с ним женщину, он думал, как лучше выйти из этой затруднительной ситуации. Лейни молчала и не двигалась. К несчастью, он заметил, что пуговицы на ее блузке и пояс на брюках расстегнулись.

Утром в полицейском участке Слоан очень удивился, когда увидел, что она переоделась в модную бирюзовую блузку и брючный костюм. Он попытался объяснить ей, что в дороге они устанут, до хижины несколько часов езды, и лучше надеть джинсы, чтобы ей было удобнее, но она только пожала плечами.

Пока Слоан смотрел на нее и пытался подобрать верные слова, она сидела, гордо выпрямив спину, и не отводя глаз от ветрового стекла. «Такая упрямая и несговорчивая леди, — размышлял он. А какие пылающие рыжие волосы и соблазнительные зеленые глаза».

И опять его охватило совершенно ненужное, путающее планы желание. Борясь с Ним и с видениями, рождающимися в голове, Слоан наклонился и протянул руку, чтобы удостовериться, пристегнула ли она ремень безопасности.

Он сделал это машинально и без предупреждения. Лейни подскочила, всплеснула руками, и он испуганно отдернул руку. Но было слишком поздно. Она махнула еще раз рукой и локтем попала ему по подбородку.

— О… — простонал Слоан и дернул головой.

— Господи! Я, кажется, вас ударила. Что вы делаете?

— Проверяю, пристегнут ли ваш ремень безопасности, — пробормотал он. — И защищаю вас.

— Ясно. Извините, что мой локоть встретился с вашим подбородком. Но знайте, что я и сама могу себя защитить. — Она склонила голову. — Если вы и дальше будете продолжать в том же духе, то сведете меня с ума.

«Интересно, кто из нас первый попадет в психушку?» — подумал Слоан.

Он сидел, потирая подбородок. Лейни опять выпрямилась и сложила руки на груди.

— Так мы будем есть или нет? — насмешливо поинтересовалась она. Ее глаза снова приобрели властное и решительное выражение.

Хорошо, что из них исчезла эта хрупкая беззащитность. Слоан подумал, что тоже голоден, но ему была нужна не пища. Он прикусил язык, чтобы немного прийти в себя, и взялся за руль, потом завел машину и резко сорвался с места.

Господи, сохрани его от всего происходящего!


Лейни обрадовалась, что в забегаловке было многолюдно. Ей казалось, что ее щеки продолжают пылать, как всегда, когда она смущается.

Заказав сэндвич с салатом, Лейни закрыла глаза, стараясь не думать о том, какая она дура, но это не помогло. В голове у нее продолжала крутиться одна и та же мысль: она позволила себя поцеловать. И не только! Она сама поцеловала его в ответ и получила от этого наслаждение. Слоан уставился на нее своими опасными карими глазами, и она растаяла в его руках.

Какая же она все-таки идиотка! Лейни ненавидела себя, вспоминая, как ее словно пронзило током, когда они слились в упоительном поцелуе. Ей никогда в жизни никого так не хотелось, как Слоана Эббота.

Ее грудь до сих пор хранила тепло его прикосновения, губы все еще горели от поцелуя. Тело становилось расслабленным и податливым, когда рядом находился он — такой желанный и не давший удовлетворения.

Наверно, сказывается стресс последних двух дней, когда все в ее голове смешалось — так же, как в жизни. А впрочем, что чувствовал бы любой другой человек, которому пришлось бы пройти через такие испытания?

— Ты будешь есть сэндвич или предпочтешь грезить наяву? — вторгся в ее мысли насмешливый голос Слоана.

Лейни не ответила и откусила еще кусочек. Сейчас они уже выехали из города и находились в безопасности. Кажется, дела пошли лучше. Жизнь налаживалась.

С тех пор, как она его ударила, он в основном молчал. И это ее смущало.

Разве могла она представить раньше, что судьба сыграет с ней такую шутку! Наконец-то ей встретился человек, способный привязать ее к себе одним только поцелуем, и им оказался какой-то техасский рейнджер, который небось и читать не умеет!

Уж не говоря о том, что ее жизнь в опасности, и она не знает, как там Сюзи. Любовь и страсть. Человек в джинсах и белой рубашке, сидящий рядом, — вот и все, о чем она была способна сейчас думать.

Проглотив еще кусок сэндвича, Лейни съела немного картофеля-фри и взглянула на Слоана.

— Здесь неплохая кухня. Спасибо, что остановились, поблагодарила Лейни, решив быть вежливой и любезной, насколько это возможно.

— Ну что ж, поели — надо ехать. Опасно долго засиживаться.

— Вам не кажется, что вы слишком вошли в роль телохранителя и воспринимаете все чересчур серьезно? Не преувеличиваете ли вы опасность? Кто узнает, что мы здесь? Кто нас найдет?

Слоан вытащил из-под стола свои длинные ноги и проигнорировал ее вопросы.

— Я заплачу. Доедайте.

Отправившись к кассе, Слоан бормотал что-то себе под нос. Ему понравился ее насмешливый тон, но он и сам не мог объяснить почему. И уж конечно он не даст ей об этом знать.

Слоан заплатил и ждал, пока крашенная блондинка, сидевшая за кассой, отсчитает ему сдачу. Он старался не смотреть на ее грудь, но верхние пуговицы на ярко-розовой униформе были расстегнуты, как бы притягивая взор.

Лейни выросла рядом с ним.

— Мне нужно в дамскую комнату.

Кассирша перестала жевать резинку и показала,

куда идти. А Слоан взял сдачу и двинулся к выходу, решив подождать снаружи.

Он стоял, прислонившись к входной двери, раздраженно пытаясь не думать о том, что Лейни может сбежать через окно. Но потом решил, что она все же не так глупа. Кроме того, он успел проверить наличие задней двери, пока Лейни сидела за столом, и знал, что другого выхода нет, а окно забито.

Через десять минут томительного ожидания на палящем солнце Слоан пришел к выводу, что стоит подумать, как исправить эту идиотскую ситуацию, в которой они оказались.

Он поскреб подбородок и неожиданно почувствовал боль, которая напомнила ему, что кое в чем Лейни тоже виновата. Она не последовала его инструкциям и не осталась в офисе…

Наконец перед ним появилась Лейни.

— Вы готовы, наконец? — резко спросил Слоан.

Она кивнула, и он взял ее под руку. Обеденный час уже прошел, и посетители разошлись. Пока они шли, Слоан обратил внимание, что стоянка опустела и его пикап одиноко стоит у дороги.

Внезапно его прошиб пот и тоненькой струйкой потек за шиворот. Окружающая тишина и безлюдье показались ему подозрительными.

Слоан заторопился и резко потянул ее за собой, ругая себя, что не припарковался за зданием ресторанчика. Но когда они подъехали сюда час назад, он радовался, что вообще сумел найти свободное место. Видно, у него совсем мозги съехали после этой сцены в машине. Ему хотелось только одного: не оставаться с ней наедине, быть на людях. А потому он пренебрег правилами безопасности.

— К чему эта спешка? — Девушка попыталась вырваться, не успевая за ним.

— Быстро залезай в машину, Лейни, — скомандовал Слоан, практически пробежав последние двадцать футов, таща Лейни за собой, и облегченно вздохнул, лишь когда затолкал ее на сиденье.

— Что случилось? — не унималась она, но он, ни слова не говоря, вскочил на свое место и тут же заблокировал все дверцы.

Слоан повернул ключ зажигания, настороженно оглядываясь вокруг.

— Нам уже давно пора быть в пути, — бросил он и принялся задом выводить машину, выворачивая передние колеса в направлении дороги.

И тут же послеобеденную тишину разорвали звуки ружейных выстрелов. Черт! Эти сукины дети все-таки выследили их! Как это им так повезло?

Резко выкрутив руль в противоположном направлении, Слоан с силой нажал на газ. Пикап взревел и, вихляя по гравию, так что камешки полетели во все стороны, понесся назад, в ту сторону, откуда они приехали.

Слоан бросил взгляд через плечо и обнаружил, что Лейни не понимает грозящей им опасности: она не слышала свиста пуль и не поняла, почему они так резко срываются с места. Слоану полегчало: он не хотел ее пугать. А с ситуацией он справится сам.

— Что ты делаешь, Слоан? — сквозь визг колес донесся до него ее голос. — Ты не туда едешь, не в ту сторону. Я не была в Секвейне, но мы же приехали с этой стороны, куда ты сейчас направляешься.

Не обращая на нее внимания, он бросил взгляд в зеркало заднего обзора, пытаясь разглядеть преследователей. Но дорога позади них была пуста. Слоан утопил в пол педаль газа, машина резко прыгнула вперед, и он перешел на следующую передачу. Если ему удалось оторваться от хвоста, поехав в противоположном направлении, то нужно выжать из этого преимущества все возможное, пока их преследователи не пришли в себя.

— Сбавь скорость! Ты так мчишься, что тебя оштрафуют.

Я знаю, что делаю и куда еду, — огрызнулся Слоан. — Прекрати хоть на минуту командовать, не мешай мне делать свое дело, а сама попробуй хоть немного помолчать.

Она ухватилась за ручку своей дверцы и сморщила нос.

Ты хоть иногда можешь не грубить?

Слоан крепко сжал губы и не разжимал их минут десять, чтобы у него не вырвались слова, о которых он пожалеет. Наконец он решил, что уже можно ехать помедленнее и перестал с силой давить на газ. Кажется, за ними никто не гнался.

Проехав еще четверть мили, Слоан приткнулся на стоянке для грузовиков между двумя громадными трейлерами. Выключив зажигание, он в раздумье принялся барабанить пальцами по рулю, считая до десяти.

— Почему мы здесь остановились? Послушай, Слоан, если ты устал, я с удовольствием сама поведу машину. А может, нам нужна карта? Можно попросить у кого-нибудь из дальнобойщиков.

Он взглянул на нее, опять сосчитал до десяти и откашлялся.

— Ты хочешь знать, почему я так гнал и почему мы едем в противоположном направлении? Хорошо, я тебе отвечу. Потому что наша с тобой цель сберечь свои жизни. Я знаю, как надо вести машину, чтобы избежать нападения, как защититься. Позади ресторана нас ждала засада. Они стреляли в нас, когда мы выезжали со стоянки. Я чудом сумел уберечь нас обоих. Теперь ты понимаешь?

Она открыла рот и тут же захлопнула его.

— Значит у тебя такая интуиция? Такая мгновенная реакция? — насмешливо спросила Лейни. — А я не заметила ничего необычного. И за нами никто не гнался, хвоста не было.

Внезапно Слоан вспомнил слова капитана и промолчал. Но не успокоился — его гнев и адреналин искали выход.

Слоан выругался сквозь зубы. Черт его побери, если он не велит ей замолчать раз и навсегда, предоставив профессионалу делать его работу. Но вместо этого он безразлично пожал плечами и кивнул.

— И что мы теперь будем делать?

Хоть Лейни и выглядела сердитой, Слоан понял, что она опять растерялась. А ему требовалось, чтобы она была сейчас совсем в ином состоянии духа.

— Через несколько минут я должен позвонить капитану. Пусть он пришлет нам другой автомобиль.

Лейни озадаченно глядела на него.

— Зачем ему делать такую глупость? Неужели он так поступит?

— Да, поступит. А йотом мы поедем в Секвейн окружным путем. Самым сложным, который я сумею выдумать. Пусть даже нам придется добираться несколько дней вместо нескольких часов. Другого выбора у нас нет.

Лейни поерзала на сиденье, усаживаясь поудобнее. О, мужчины, они все такие. Ему вовсе не важно, что она думает обо всем происходящем. Главное, что думает он.

Она повернулась к нему:

— Слоан? До ленча… м-м-м… я имею в виду… почему ты меня тогда поцеловал?

В основном, чтобы заставить тебя замолчать, — сказал он неожиданного для самого себя. — Но потом… я потерял контроль.

Лейни медленно провела языком по губам и кивнула.

Они оба потеряли контроль. Разве нет?

Слоан положил руку ей на плечо и нежно погладил. Ему опять безумно захотелось поцеловать ее. Но он же может справиться со своими желаниями! Кроме всего прочего, Слоан был решительно настроен спасти ее хорошенькую головку.

Он убрал руку, вновь вцепился в руль и отвел взгляд.

— Слушай, сейчас совсем не подходящее время для таких разговоров. Мне нужно позвонить капитану.

Он пытался убедить себя, что вряд ли когда-нибудь настанет подходящее время для этого. Но, несмотря на все клятвы и благие намерения, его постоянно тянуло к ней. Чем дольше они находились наедине, тем больше была вероятность того, что однажды они не только станут целоваться, но и зайдут гораздо дальше.

Всякий раз, когда Слоан смотрел на нее, кровь закипала у него в жилах, а тело цепенело. Воображение рисовало ему, как он будет ласкать ее нежную кожу, гладить густые рыжие волосы. И от этих картин он сходил с ума.

— О нас поговорим позже, — твердо заявил Слоан, достал из кармана мобильный телефон и набрал номер капитана.


Лейни даже и не пыталась понять, что происходило в течение следующего часа, с тех пор как они вернулись в Шугарлэнд и сменили машину.

Если можно было назвать машиной этот раздолбанный двенадцатилетний пикап. Слоан так неожиданно позвонил и потребовал заменить ему машину, что у капитана не оставалось выбора. Чет был готов прийти им на помощь, но под рукой у него оказалось единственное авто — принадлежавший его сыну-подростку подержанный фургон.

Там, где пикап Слоана спокойно урчал, эта консервная банка, называемая автомобилем, фыркала, дымила и лязгала. Удивительно, как она вообще не рассыпалась на ходу.

Кондиционер, конечно же, не работал. Передний бампер разъела ржавчина. Глушитель ужасающе дребезжал и дымил. Лейни с трудом втиснула ноги на переднее сиденье. Перепутанные провода и пустые банки из-под содовой перекатывались по полу.

Но Слоан не жаловался. Он перегрузил из пикапа ее вещи, опустил окна, включил CD-плеер, и они оставили капитана, на прощание окутав его дымом из выхлопной трубы. Тинэйджеру было наплевать на кондиционер, но уж о том, чтобы у него была самая лучшая стереосистема, он позаботился.

Лейни подозревала, что Слоан специально включил плеер на полную громкость, чтобы свести разговоры к минимуму. Он выбрал музыку «кантри», а не рок, который она обычно слушала. Но все равно Лейни была довольна.

Они ехали по Техасу проселочными дорогами. Лейни вдруг обнаружила, что большинство мелодий, которые они слушали, лиричны и им хочется подпевать. Ей понравились некоторые песни, слова которых говорили, что нужно начать новую жизнь после неудавшегося замужества, найти новую любовь. Но особенно ее очаровала песня о том, как хорошо сидеть в хонки-тонк баре и пить пиво.

— А что это за бар? — не выдержала Лейни и спросила Слоана.

— Прости? — Тот убавил звук, чтобы расслышать, что она говорит.

— Что это за бар? — повторила она, и он взглянул на нее, словно она только что свалилась с Луны. Лейни попыталась объяснить: — Ну, о котором только что пели?

Он застонал.

— Лейни, твой отец владеет баром. Мне казалось, ты больше должна об этом знать.

— Но я не знаю. Когда я росла, мой отец работал менеджером в нефтяной компании, пока не заболел. А я всегда была очень занята, чтобы ходить по барам. Я прилежно училась в колледже, много занималась, а затем мне пришлось сражаться за свое место под солнцем, делать карьеру Кроме того, я всегда считала, что увлекаться алкоголем — попусту тратить деньги.

— А как же отец стал владельцем бара в Хьюстоне?

Когда я, наконец, выбрала себе занятие и стала вести в газете колонку, моя семья решила переехать в Хьюстон. Мне необходимо, чтобы они были рядом. Старый приятель матери, ваш капитан, одолжил моим родителям денег на открытие собственного дела. Я помогла им определиться, предложив купить бар. Мой отец очень ответственный человек, тогда выбор казался правильным, но…

Она отвернулась и печально покачала головой. Итак, капитан Джонсон поддержал деньгами отца Лейни. Это многое объясняет в их отношениях.

— Тяжело, наверно, иметь собственное дело, — сказал Эббот.

Глубоко вздохнув, Лейни смущенно продолжала:

— Да. Мы хотели, чтобы это был уютный бар по соседству. Пришлось многое переделать. И несмотря на это, заведение всегда выглядело каким-то унылым. А самое худшее…

Слоан не нашелся, что сказать, но ему опять стало жаль ее. Он злился на свое бессилие, когда у нее на глаза наворачивались слезы или в них появлялось вот такое беззащитное выражение.

— Не надо заставлять себя рассказывать то, о чем тяжело говорить. — Слоан даже пожалел, что поставил эту дурацкую песню про бар.

— Нет, — она покачала головой. — Иногда полезно поделиться тем, что тебя гнетет. — Она махнула рукой перед лицом, словно обмахиваясь веером. — Я советую своим читателям для начала быть честными самим с собой, и тогда они сумеет быть честными с другими.

— Когда как. — Слоан пожал плечами. Он всегда считал, что нельзя быть слишком откровенным, особенно если человек говорит о том, о чем лучше промолчать.

Мой отец — алкоголик, — наконец выдавила из себя Лейни. — Он никогда себе в этом не признается, но мы знаем. Я думаю, что и сердечный приступ в такие молодые годы с ним случился именно из-за этого.

— Ну… не думаю, что владеть баром слишком подходящее занятие для того, кто любит выпить или страдает алкоголизмом.

Лейни поморщилась.

— Так и есть. К несчастью, никто из нас не видел этой проблемы, пока он не стал владельцем бара. Тогда-то все и открылось. — Еще раз тяжело и печально вздохнув, она пожала плечами. — Хотя теперь это не имеет никакого значения. — Лейни снова повернулась к нему. — Так ты не знаешь, что это за бар? Ты бывал в нем?

— Я был в нескольких подобных местечках.

— И как они выглядят?

— Ничего особенного. Некоторые вообще отвратительные. Большинство — дешевые, шумные. Обычно в них собираются работяги: ковбои, водители грузовиков и цистерн. Приходят туда, чтобы убить время. Много пьют и много играют. — Слоан поглядел на нее. — Не думаю, что тебе бы там понравилось.

Да и этот разговор — слишком личный, интимный — Слоану не особенно нравился. Если он не будет следить за собой, то разболтается и чего гляди вывернет душу наизнанку. А там нет ничего радостного.

— Не стоит так буквально понимать песню, — пробормотал он и опять прибавил громкость.

Слоан вел машину и, чтобы избежать новых разговоров, тихонько подпевал музыке, льющейся из динамика. А Лейни стала думать, что многое в своей жизни упустила за работой. Много трудилась, а потому не видела ни дешевых баров, ни самой жизни.

Смешно, что женщина, которая давала совет по многим вопросам, сама не имела опыта по проблемам, которые ее просили решать. Хотя… по образованию Лейни была психологом и знала, как и у кого получить ответ на тот или иной вопрос. Она ценила работоспособность и лояльность в семье, о чем и говорила со своими читателями. Но когда дело дошло до ее собственной жизни и до ответа на вопрос, как быть счастливой, вдруг выяснилось, что здесь она — новичок.

Лейни поглядела на Слоана. Он надел темные очки, потому что вел машину против солнца. Может быть, эта поездка даст ей возможность в первую очередь разобраться со своей жизнью, а не станет бесполезной тратой времени, как ей казалось вначале.

Глядя на сильный подбородок спутника, Лейни гадала, станет ли Слоан для нее шансом на настоящие отношения…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Теплый весенний ветерок трепал ее волосы, заходящее солнце грело правую руку. Лейни уговаривала себя, что надо наслаждаться поездкой, а не раздумывать постоянно о мужчине, сидевшем рядом с ней. Но ее мучило любопытство.

Почему его до сих пор не подцепила какая-нибудь смазливенькая техасская девчонка? Слоан без сомнения хорош собой, хотя черты его лица несколько грубоваты и слишком суровы. Но судя по поцелую, он весьма горяч.

Сердясь на себя, что никак не выбросит его из головы, Лейни попыталась сконцентрироваться на пейзаже за окном. Но там не было ничего примечательного. Они ехали по двухполосной грунтовой дороге мимо вспаханных черных полей, готовых к посеву.

Иногда вдали мелькали нефтяные вышки. Некоторые качали нефть, лежащую глубоко под землей, но многие стояли заброшенными.

Время шло, километры наматывались, и Лейни отметила, что пейзаж вдоль дороги стал меняться: ее поразила щедрость красок, множество диких цветов. Когда они въехали на гребень небольшого холма, внезапно она заметила, что цветы растут повсюду.

— Как красиво! — изумилась Лейни.

— Что? — Слоан опять убавил звук.

— Ой, пожалуйста, останови здесь. Я никогда не видела такой красоты.

— О чем ты? Тут нет ничего интересного. Только заброшенное коровье пастбище и несколько нефтяных вышек.

— Цветы. Они изумительны! Только посмотри на них. Оранжевые, желтые, багровые. Разве не хороши?

Слоан нашел дорожку, на которую можно было съехать, и прежде, чем он выключил зажигание, Лейни уже выскочила из машины и бросилась на цветущую поляну.

— Подожди! — крикнул он вслед и, вытащив ключи, тоже вышел из машины. — Лейни, подожди. Ты побежала так, словно никогда прежде не видела цветов, растущих вдоль дороги, — сурово выговаривал он, догоняя ее.

Лейни закружилась, подняв руки над головой.

— Не видела! — Она нагнулась и понюхала какой-то цветок. — Таких уж точно. — И она опустилась на землю.

Он с недоумением смотрел на нее.

— Не верю, что дикие цветы пахнут по-особому. В техасской провинции весной полно таких цветов. Лет тридцать назад был проект озеленения обочин дорог. Теперь в Техасе цветы повсюду. У тебя еще будет время полюбоваться ими. Но, в общем, я согласен, в этом году васильки особенно хороши.

— Васильки. Это они? Фантастика!

— Все, а теперь пошли. Достаточно. — Их машина и так уже слишком долго стоит у обочины, и Слоан начал испытывать беспокойство. — Нельзя, чтобы нас здесь застали.

— Еще пару минут, Слоан! Здесь так спокойно, так хорошо. Почему ты не хочешь присоединиться ко мне? — Она громко засмеялась и откинулась назад. Ее тело исчезло среди цветов.

Впервые Слоан услышал ее радостный смех. Он звучал, как музыка, и был для него слаще тех песен в стиле «кантри», которые он обычно любил слушать.

Чем больше Лейни смеялась, тем более раскованной становилась. Она словно стала моложе, потеряла свою солидность. Казалось, у нее нет никаких проблем. Слоан и сам бы расслабился, если бы не был озабочен тем, как избавить ее от грозившей опасности.

Ее смех вызвал улыбку и у него, что бывало с ним достаточно редко.

Слоан задумался: как сделать так, чтобы на губах у Лейни всегда играла улыбка? Почему он прежде не слышал, как она смеется? Его захлестнуло такое желание, что захотелось упасть в цветы рядом с ней и думать только о том, как доставить ей удовольствие, лаская и целуя эту сказочно нежную кожу. А Лейни станет улыбаться только для него.

Тут ему пришлось раздраженно напомнить себе, почему они здесь находятся. Он потряс головой и протянул руку.

— Уже темнеет, Лейни. Нам нужно ехать. Кроме того, ты испачкала свой дорогой костюм.

Ее смех оборвался, и она скорчила недовольную гримасу. Ухватившись за его руку, Лейни поднялась и позволила увести себя с цветочной поляны.

Она попыталась очистить брюки, но не тут-то было.

— Жаль. Я была так очарована этими цветами, что совсем забыла о костюме.

— Может, стоит переодеться во что-нибудь попроще. Мы с тобой едем в глухую провинцию, дом там совсем простой. Жаль будет, если ты испортишь все свои туалеты.

Но льняные и шелковые брючные костюмы и есть моя обычная одежда. — Она сняла жакет и принялась рассматривать его спинку. — Кроме них у меня есть только спортивная одежда. Но мама ее, конечно, не положила. Ей бы и в голову не пришло, что я стану валяться на земле. Слоан не верил своим ушам.

— А разве у тебя нет джинсов? Мама, наверно, положила тебе хоть одни.

Лейни склонила на бок голову и скосила глаза на последние лучи солнца, садящегося позади них.

— У меня есть только одни простые брюки. От костюма, который я купила, чтобы надевать, когда мой босс устраивает барбекю. Но они все в саже и дырочках от искр. Их я не считаю обычной одеждой.

— А разве у тебя нет рабочих джинсов? Господи, Лейни, ты же живешь в Техасе! Как ты без них обходишься?

— Куда бы я ни направлялась, меня все узнают. Потому я должна всегда выглядеть на все сто. Я же веду колонку в газете, а не владею ранчо.

Слоан проводил ее к машине и усадил на пассажирское сиденье. Потом сел сам и повернулся к ней.

— В следующем городе будет магазин уцененной одежды. Мы сходим туда, когда устроимся в мотеле на ночь. Нужно купить тебе какие-нибудь простенькие джинсы. Чтобы ты не выделялась в Техасе.


Они припарковались на стоянке в мотеле «Спокойный отдых», и Слоан выключил мотор. Он отстегнул свою бляху и сунул ее в карман, чем несказанно удивил Лейни. Она полагала, что он ее никогда не снимает.

— Ты собираешься раздеваться? — насмешливо поинтересовалась она.

Слоан повернул голову и взглянул на нее вдруг посерьезневшими и ставшими совсем темными глазами.

— За нами следят. — Он протянул руку и достал с заднего сиденья белую шляпу.

— Ты думаешь, что белая рубашка с длинным рукавом и белая шляпа сделают нас невидимыми?

Он поколебался, затем положил шляпу на место и снял с крючка свой пиджак.

— Не стоит испытывать судьбу. Сиди тихо. Я сейчас вернусь.

Пока Слоан регистрировал их в мотеле, Лейни оглядывалась вокруг. Они находились в Эдне, штат Техас, въехали сюда по маленькой неприметной дороге. Город, разделенный пополам широким четырехполосным хайвэем, если верить большому щиту у дороги, насчитывал шесть тысяч человек. Судя по указателям и магазинам, Эдна была ориентирована исключительно на туристов, которые приезжали отдохнуть на близлежащем озере.

По крайней мере, мотель «Спокойный отдых» был несколько более современным, чем то ужасное место в Хьюстоне, где они провели последнюю ночь. Неужели с тех пор прошли всего сутки?

Слоан вернулся к машине хмурым и недовольным. Прыгнул на водительское сиденье и тут же захлопнул дверь.

— Дьявол!

Лейни заметила у него в руке ключ от номера.

— Я собирался снять нам две смежные комнаты, — сквозь зубы процедил он. — Но оказалось, что в городе проходит праздник орнитологов: на этой неделе все наблюдают за птицами. И у них осталось всего два свободных номера на разных этажах. — Он протянул ей ключ. — Полагаю, нам опять придется ночевать вместе.

— Но мы можем остановиться в разных номерах, — спокойно проговорила Лейни, забирая ключ. — Или поедем в другой город.

Он неодобрительно взглянул на нее.

— Если мы возьмем разные комнаты, я не смогу спать, беспокоясь, как бы с тобой чего-нибудь не случилось. А ближайший городок, в котором есть мотель, это Виктория. У них тоже может не быть свободных мест. Сейчас там проходит чемпионат Техаса по бейсболу среди высших школ.

Лейни положила руку ему на плечо.

— Все нормально, Слоан. Сумели же мы спать прошлой ночью. Потерпим еще одну.

По его лицу невозможно было что-либо прочесть. Высвободив руку, он завел мотор. Они подъехали к подъезду мотеля, вместе выгрузили чемоданы Лейни и перенесли их в комнату, в которой — слава богу! — был кондиционер. Лейни с изумлением обнаружила в номере две двуспальных кровати. Вот это подарок!

— Ты хочешь сначала отдохнуть, принять душ или поесть? — спросил Слоан.

— Ничего из вышеназванного, — с усмешкой ответила она. — Хочу отправиться в магазин.

— Разве ты не устала? — Он удивленно поднял брови.

— У меня открылось второе дыхание. Так что пойдем. — Когда он нахмурился, Лейни решительно прищурилась. — Ты же обещал.

Магазин был примерно в миле от города. В огромном здании, размером в два футбольных поля, было не протолкнуться от людей. Казалось, каждый житель Техаса, который в данный момент не наблюдал за птицами и не был на бейсбольном чемпионате, решил сегодня вечером посетить этот магазин.

Лейни с довольным видом, хотя и с трудом, прокладывала локтями дорогу, маневрируя среди тяжелых металлических стоек, заполненных женскими джинсами. В Хьюстоне она ходила только в дорогие бутики и универмаги, но там ей не было так весело.

Слоан следовал за ней с невозмутимым лицом, сунув руки в карманы. Она не была уверена, одобряет ли он ее методы делать покупки или едва сдерживается, чтобы не рассмеяться над ее наивностью и неумением.

Как раз, когда Лейни взяла очередные джинсы своего размера, какая-то явно нетрезвая толстая женщина выхватила их у нее из рук и прижала к своей груди.

— Оставьте эти джинсы, — сказала ей Лейни. — Они мои. Я первая их взяла.

Женщина не обратила на ее слова никакого внимания и схватила еще трое пар джинсов разного размера. Лейни подумала, не вырвать ли у нее свои джинсы, но решила, что это было бы грубо… а может, и опасно, и отошла немного в сторону. Через плечо она заметила, что Слоан насмешливо смотрит на происходящие.

Лейни вспомнила, что он так же насмешливо улыбнулся, прежде чем поцеловать ее. Воспоминание об этом поцелуе захватило Лейни. Она попыталась вспомнить хотя бы одного из тех мужчин, что были в ее жизни, чей поцелуй так бы на нее подействовал.

У нее было достаточно приятелей, да и страстных поцелуев хватало. Но спустя несколько часов о любом из них она могла сказать лишь то, что было приятно. Может, очень приятно.

Но это определение не могло охарактеризовать поцелуй Слоана…

Вдруг к ней подошла высокая худенькая женщина с пышными волосами, одетая в черные джинсы-стрейч и пушистый красный свитер.

— Сегодня здесь просто сумасшедший дом. Не правда ли?

Лейни уперлась руками в бока.

— Я тоже так думаю, но что поделать. Была бы со мной сестра! У нас в семье она всегда занимается покупками. Я без нее совсем растерялась.

Пышноволосая брюнетка оценивающе оглядела фигурку Лейни.

— Кажется, у вас тот же размер, что и у моей дочери. У вас ведь восьмерка?

— Да.

— Шестерки и восьмерки лежат в середине зала.

— Спасибо. — Лейни буквально бросилась к стойке и схватила трое джинсов, пока их не забрали другие. Потом выбрала несколько хлопковых рубашек с длинными рукавами и пару футболок пастельных тонов.

— Весьма быстрый шопинг, — пробормотал Слоан.

По дороге к кассам он взял для себя три футболки. Лейни предложила ему посмотреть что-нибудь еще, но он отрицательно покачал головой.

— Нет. Больше мне ничего не нужно.

Ей подумалось, что, несмотря на такую толпу, им удалось на удивление быстро все выбрать. Но когда они подошли к кассам, тут дело застопорилось: всюду змеились очереди.

Через двадцать минут Лейни почувствовала, что устала, у нее заболела голова — верно, от голода. К счастью, перед ними осталось всего несколько человек.

Она бросила взгляд через плечо, чтобы посмотреть, сколько народу стоит сзади, и обнаружила позади себя ту доброжелательную брюнетку, которая помогла ей. Они кивнули друг другу, как старые знакомые, и женщина представилась. Ее звали Ронда Мария Свишер.

Слоан протиснулся и свирепо посмотрел на Лейни, когда она назвала свое имя. За кого он ее принимает? Она прекрасно знала, что нельзя называть свою фамилию.

Женщины принялись обсуждать покупки и пришли к выводу, что джинсы очень удобная и практичная одежда на все случаи жизни. Растягивая слова в характерной для жителей восточного Техаса манере, новая знакомая сообщила Лейни, что нет другого места в штате, где бы шили такие же хорошие джинсы, как здесь.

Они поговорили о танцах и ресторанчиках в техасском стиле, и тут Лейни вспомнила, о чем ей хотелось узнать.

— Вы живете здесь, Ронда?

— Да. Всю жизнь.

— А есть здесь какие-нибудь хонки-тонк бары? И можно ли туда пойти в джинсах?

Ронда сделала огромные глаза и бросила быстрый взгляд на Слоана.

— Неподалеку имеется парочка мест, которые относятся к хонки-тонк. Но я не знаю, вряд ли вы…

— А вы там были когда-нибудь? — перебила Лейни.

— Ну… да. Я была в «Шестизарядном револьвере». По вечерам они каждый час подают разную выпивку, а в первый раз заказываешь бесплатно. У них самое лучшее пиво и текила из двух графств. А два раз в неделю у них караоке. Но не сегодня. Сегодня — белый танец.

— Как вам кажется, мои новые джинсы подойдут для такого места?

Ронда кивнула и рассказала Лейни, как туда добраться. Их беседа прекратилась, когда, наконец, у Лейни со Слоаном подошла очередь в кассу.

Слоан подсказывал Лейни, что следует делать.

— Положи покупки на стойку, — шептал он. — Я заплачу, а ты потом мне отдашь.

— Тебе не кажется, что «Шестизарядный револьвер» звучит забавно? Может, сходим туда?

— Лейни, мы ни в коем случае не должны идти сегодня вечером в какой-то бар. Выброси из головы эти глупости.


Он продолжал ворчать, открывая тяжелую деревянную дверь в «Шестизарядный револьвер» и пропуская Лейни вперед в полутемный зал.

Женщины похожи на питбуля: уж если они во что-то вцепились зубами, их и за уши не оттащишь. Слоан так и не сумел отговорить Лейни от посещения этого придорожного бара.

Чтобы ускорить процесс, он остался возле машины, пока Лейни переодевалась прямо в салоне на заднем сиденье. Слоан не мог не признать, что она выглядела очень хорошенькой в новых, плотно сидящих на бедрах джинсах. Ее округлости, которыми он и прежде любовался, в брюках и пиджаке не были так заметны и притягательны. Темно-синий хлопок сделал ее выпуклую попку еще стройнее. Слоан с трудом отвел глаза.

Лейни надела новую обтягивающую темно-зеленую рубашку с длинным рукавом, которая так шла к ее глазам и выгодно подчеркивала высокую грудь. Вырез на рубашке шел как раз до лифа, притягивая взгляд Слоана. А тот даже ухитрился заглянуть ей через плечо на соблазнительно открывающуюся выемку груди, прежде чем Лейни поймала его взгляд.

Он и так весь день, сидя за рулем, чувствовал исходящее от нее тепло, возбуждающе действовавшее на него. Какого черта она теперь от него хочет!? Собирается его мучить еще и ночью?

Их обдало прохладой кондиционированного воздуха, и когда глаза Слоана понемногу привыкли к полумраку, царившему в баре, он повел ее сквозь клубы табачного дыма и громкую музыку, льющуюся со всех сторон из мощных динамиков. Звучала музыка «кантри». Слоан узнал песню. Это была запись Трэвиса Тритта, популярная несколько лет назад.

— Здесь так темно, — пожаловалась Лейни, крепко держась за его руку и стараясь перекричать громкую музыку. — Ты можешь отыскать свободный столик?

— Иди за мной. Мы пройдем в ресторан. Думаю, стоит поесть.

— Хорошо бы, я умираю от голода.

Молоденькая блондинка, одетая в обтягивающие джинсы и отделанный бахромой топ, встретила их в зале, разделенном на кабинеты. Освещение здесь было немного ярче, чем в баре.

— Ужин для двоих?

— Мы хотели бы заказать сюда и напитки, — попросила Лейни.

Девушка удивленно взглянула на Лейни, словно та попросила подать на ужин жареного кенгуру.

— Вы шутите, — сказала она, вставая на цыпочки и выискивая в зале свободную кабинку. — Пойдемте, я провожу вас.

Слоан положил руку на плечо Лейни, пока они пробирались по залу, пытаясь не отстать от официантки, которая ринулась вперед. Звук его сапог, стучащих по деревянному полу, гул людских голосов, громкая музыка, все смешалось. У Слоана застучало в голове. Слишком много народу, чтобы можно было счесть это местечко уютным.

Он бывал во многих ресторанчиках подобного рода по всему штату. И этот не показался ему чем-то особенным, но Лейни с любопытством озиралась вокруг, словно никогда не видела ничего подобного.

Их провели в маленький кабинет в задней части зала, и Слоан почувствовал запах барбекю, перемешанный с запахом жареного картофеля. Официантка положила перед ними пластиковые папки меню.

— Что вам принести из бара?

— Я хочу попробовать текилу, — заявила Лейни. Официантка повернулась к Слоану, чтобы тот объяснил, что хочет дама.

— Какую текилу? — подмигнула она ему с намеком.

Ее вопрос вовсе не волновал Слоана в эту минуту.

— Лейни, тебе не кажется, что не стоит так резко стартовать? Нужно сначала хоть немного поесть. Почему бы тебе не заказать блюдо, которое можно быстро приготовить?

— Нет, — она взглянула на официантку, внезапно показавшуюся ей очень надоедливой и невыносимой, — я хочу попробовать текилы. Принесите мне бутылку лучшего сорта.

Когда та пожала плечами, Слоан заметил у нее на груди вытатуированную птицу.

— А ты что будешь, красавчик? — улыбнулась она ему и призывно взмахнула ресницами.

Слоан отлично понимал, о чем именно она говорит. Когда он был рейнджером, ему такого не предлагали. Он вспомнил, что снял свою бляху и вообще ушел в бессрочный отпуск. И эта мысль вызвала в нем боль.

Он отрицательно покачал головой, отвечая на ее невысказанный вопрос, и взглянул на Лейни. Мало ему одной головной боли.

— Я за рулем, — хмуро бросил Слоан, — мне только тоник. — Официантка кивнула и повернулась, чтобы уйти, но он ухватил ее за руку. — Принеси пинту текилы, но чтобы она была нераспечатанная.

Девушка отправилась за выпивкой, а перед ними возник тощий подросток, чтобы принять заказ на еду. Парень так пялился на Лейни, что забыл, какие именно сегодня вечером подают особые блюда. Он долго запинался, рассказывая о них, и Слоан уже всерьез решил, что поесть не удастся.

Потом они долго обсуждали меню. Наконец Слоан все же сделал заказ, велев парню принести им две грудинки.

Только Слоан попытался устроиться поудобнее, вытянув ноги под крошечным столиком, как вновь появилась официантка и принесла напитки. Она поставила бутылку с золотой этикеткой, на которой была нарисована голубая агава, бокал со льдом, тарелку с нарезанным мексиканским лимоном и солонку. А ему принесла бутылку тоника, обернутую салфеткой.

— Позови, если захочешь повторить, красавчик. Меня зовут Холли, — сказала она ему и исчезла.

Лейни взяла бутылку и принялась наливать текилу в бокал.

— А для чего соль и лимон?

— С ними пьют текилу. Сначала делают глоток прямо из бутылки, потом быстро обмакивают лимон в соль и закусывают им.

— Что, правда? Как здорово! — Лейни подняла бутылку и сделала большой глоток.

— Ух, ты! Не собираешься ли ты напиться? Разве ты не говорила мне, что никогда не пьешь?

Ей обожгло горло, дыхание перехватило, и от испуга глаза ее сделались квадратными, а лицо приняло нелепое выражение. Она схватила лимон, окунула его в соль и засунула в рот целиком.

Через мгновение из глаз ее брызнули слезы, но она тут же широко улыбнулась.

— Замечательно! — выдавила из себя Лейни. — Кажется, сегодня будет веселенький вечерок.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лейни доела последний кружочек лука и удовлетворенно вздохнула. Ей все безумно нравилось в «Шестизарядном револьвере».

Все, кроме компаньона. Слоан не сказал и двух слов с тех пор, как принесли еду. Он кривил рот при каждом глотке текилы, который она делала.

А Лейни так надеялась, что Слоан хоть немного разомлеет от еды и хорошей музыки, станет чуточку помягче. Но время шло, а он напрягался все сильнее.

Слоану сразу не понравилось ее решение пойти сюда поразвлечься. Ему и так тяжело быть ее телохранителем, а здесь он просто не мог расслабиться. Но, похоже, в ресторанчике ей не грозит никакая опасность.

Лейни же расслаблялась вовсю. Теперь, точно зная, что с сестрой все в порядке, выпуском колонки есть кому заняться, а от тех плохих парней, которые их преследовали, ее отделяют многие сотни миль, Лейни собиралась развлечься и наверстать те удовольствия, которых она сознательно лишала себя большую часть своей жизни. Она не планировала заранее этого небольшого отпуска, этой маленькой свободы, обстоятельства вынудили ее бросить дела. Так что же плохого в том, что она немного отдохнет?

Слоан отложил вилку и взглянул на нее.

— Ты готова уйти?

— Уйти? Конечно, нет. Еще рано.

— Послушай, Лейни. Чем дольше мы находимся в общественном месте среди множества людей, тем легче будет нашим преследователям найти нас. Нам нужно держаться подальше от людных мест и стараться поменьше попадаться на глаза. Тебя запросто могут узнать.

Он старался держать себя в руках.

— О'кей… я думаю, ты прав. Но прежде, чем мы уйдем, я могу кое-куда зайти? Ведь тебе не нужно меня там охранять. Разве не так?

Он прищурился.

— Ты очень сообразительна. Я расплачусь и подожду тебя у входа.

Лейни прошла сквозь толпу к барной стойке и попросила бармена показать ей, как пройти в уборную. Она слегка пошатывалась и неуверенно себя чувствовала, но решила, что все это из-за того, что много времени провела в автомобиле.


Слоан уже в третий раз смотрел на часы, когда дородный малый с вытатуированными на обеих руках змеями толкнул его, входя в бар. Лейни вышла из-за стола уже двадцать минут назад, и Слоан начал беспокоиться.

Для женщины, которая не пьет, она приняла сегодня слишком много — целую пинту текилы.

Он улыбнулся, вспомнив, как разглядывал ее бедра, когда она пробиралась в толпе. Но улыбка тут же погасла, и он нахмурился, когда в памяти всплыла картина, как большинство мужчин в баре обращали на нее внимание и провожали взглядом.

О господи! И какого черта его должно заботить, что каждый парень пялится на нее?

Честно говоря, он уже и не помнил, когда в последний раз ходил на свидание. Зато он помнит, как вел себя, если парни засматривались на его девушку.

А почему же с Лейни по-другому? В последний раз взглянув на часы, Слоан решил, что чувствует себя иначе, потому что вошел в роль телохранителя.

Он посмотрел в сторону дамской комнаты, ожидая увидеть, как Лейни выходит оттуда. Но когда обнаружил ее на танцевальной площадке, почувствовал, что плечи сами собой воинственно расправляются. Она была окружена группой людей, которые пытались разучить какой-то танец.

Стоя в сторонке, он с удовольствием глядел в ее смеющееся лицо. Какой-то тощий пижон подошел к ней и протянул бутылку пива. Лейни широко улыбнулась этому парню и сделала глоток. Какого черта?

Слоан решительно направился в ее сторону.

— Пора ехать, — проворчал он, подходя и обнимая Лейни за талию.

— Эй, мужик, что происходит? — заносчиво спросил тощий. — Я первый ее заметил.

— Найди себе кого-нибудь еще, — сурово бросил Слоан.

Тот с надеждой повернулся к Лейни. Она натянуто улыбнулась, покачала головой и вернула ему бутылку, которую все еще держала в руках.

— Извини, подружка, — он кивнул на Слоана, — я ничего о нем не знал. — Тощий отошел от них и скрылся в толпе.

— Пойдем. — Слоан крепче взял ее за руку и потянул к выходу.

— Что такого, если я выучу новый танец? Я хочу немного побыть здесь.

Он еще раз несильно дернул ее за руку, стараясь избежать сцен и не привлекать внимания.

— Ты слишком много выпила. И сама согласилась, нам пора уходить.

— Я передумала. Хочу танцевать! — Она расстроено глядела на него снизу вверх. — Я опять пленница?

Лейни дернулась в сторону и слегка покачнулась. Слоан стоял, прижав руки к груди и сжав кулаки.

— Собираешься ударить меня, рейнджер Эббот?

Слоан хотел сказать, что это хорошая мысль и теперь он постарается ее не забыть. Но он знает, как ее успокоить и утащить отсюда, не поднимая лишнего шума.

Внезапно Лейни растерялась. Он положил руки ей на плечи и прижал к себе.

— Все хорошо. Все нормально. Один танец — и мы уходим. О'кей?

Лейни смягчилась и положила голову ему на плечо.

— О'кей, — вздохнула она.

Слоан крепко держал ее за талию. Лейни закинула руки ему на плечи и обняла за шею. Он почувствовал ее упругую грудь, и ему в голову пришла мысль о близости.

К счастью, заиграли медленный танец, и Слоан повел Лейни, вдыхая нежный аромат ее волос. Она была такая нежная, от нее пахло свежескошенной травой, и внезапно у него закружилась голова.

Слоан сделал над собой усилие, чтобы не забыть, где они и почему именно здесь. Они же не просто пришли в ресторан отдохнуть. Ее преследовали, на нее покушались. Он ее телохранитель. Он, возможно, единственный, кто может спасти ей жизнь.

Но даже эти соображения не помогали ему Мысль о том, что ее могут убить или ранить, заставила его еще крепче сжать ее в объятиях.

Она тихонько застонала и прижалась к нему еще ближе. Ее горячее дыхание обжигало его шею и вызывало мурашки по всему телу. Не выдержав, Слоан нагнулся и поцеловал ее волосы.

Внезапно медленная музыка сменилась быстрой. Соседняя пара толкнула их и тут же извинилась. Теперь танцевали техасский тустеп.

Слоан взглянул на Лейни и понял, что она близка к обмороку.

— Все. Уходим, — скомандовал он и практически на руках дотащил ее до стоянки.

Благодаря Бога за весеннюю ночную прохладу, он усадил Лейни в машину. Потом быстро сел за руль и вывел автомобиль со стоянки, торопливо окидывая взглядом окружающие машины. Удостоверившись, что Лейни уже задремала, он направился по шоссе, давая себе всевозможные клятвы, что впредь станет держать себя в руках.

Черт побери! Еще ни одной женщине не удалось его одурачить. Д уж этой рыжей и подавно не удастся.


Когда они вернулись в мотель, Слоан попытался как можно тише извлечь Лейни из машины. На стоянке было пусто, и он надеялся, что им удастся добраться до номера, не привлекая внимания.

— Ты можешь идти, Лейни? — шепотом спросил он.

— Конечно, — хрипло ответила она. — Со мной все в порядке. Просто я немного устала.

Лейни с трудом выползла из машины. Ее ноги подкашивались. Если бы Слоан вовремя не поддержал ее, она бы просто рухнула на мостовую.

— Держись, сейчас будем на месте.

Он едва успел запереть машину, как Лейни склонила голову ему на грудь. Ее легкое дыхание щекотало ему шею, отчего он снова напрягся. Хорошо, хоть ведет себя спокойно. Может, все обойдется.

Когда они дошли до номера, Слоану пришлось немного побеспокоить ее, чтобы достать из кармана ключ.

Он прислонил ее к стене и вставил ключ в дверь. Лейни подняла голову и посмотрела на него.

— А ты красивый мужчина, тебе это говорили?

Он хмыкнул.

— Нужно, чтобы тебе кто-нибудь посвятил песню, Слоан. — Лейни буквально скатилась ему в руки, когда он пытался преступить с ней через порог. — Этот поцелуй, этот поцелуй!.. — заорала она во все горло.

Он шикнул на нее.

— Вряд ли Фейт Хилл была бы рада услышать, как издеваются над ее песней.

Он втащил ее в номер и положил на кровать, но Лейни тут же поднялась.

— Ох, у меня голова кружится. — Она взглянула на него. — Но все равно я хочу тебя опять поцеловать.

Слоан повернул ключ, закрывая входную дверь, и накинул цепочку.

— Тебя не тошнит?

— Нет. С этим все в порядке. Спасибо. А почему ты спросил?

Она потянулась к нему, и он в испуге отпрянул.

— У меня есть ощущение, что ночью тебе будет плохо.

— Ни в коем случае. — Лейни сделала неверный шаг. — У меня стальной желудок. — И тут же зажала рот рукой и побледнела. Слоан увидел, что глаза у нее в испуге расширились.

— Об этом я как раз и говорил. Пойдем. — Он потащил ее в ванную, откинул крышку унитаза и наклонил ее голову.

Потом намочил полотенце холодной водой и приложил ей ко лбу.

— Господи, да уйди же ты! — простонала Лейни.

— Ты в порядке?

— Нет. Но все пройдет. Просто оставь меня одну. Ну, пожалуйста…

— Я буду за дверью. Если понадоблюсь, сразу зови. — Он закрыл дверь и пошел к ее нераспакованным сумкам.

Решив достать для Лейни смену одежды, Слоан поставил на кровать ее дорожную сумку. Он долго колебался, прежде чем открыть ее. Но звуки, доносившиеся из ванной, придали ему решительности.

Слоан открыл сумку и аккуратно просмотрел содержимое. Когда же он добрался до шелкового белья, его сердце бешено забилось.

Уф! Какое множество вещей носят женщины!

С трудом оторвав взгляд от черного лифчика, он наткнулся на удивительное ярко-красное кружевное приспособление, которое должно закрывать тело от груди до…

Мужчина запросто может спятить, увидев Лейни в этой вещице, лежащую на постели и ожидающую, когда он ее разденет… Слоан присвистнул и тяжело вздохнул. Он уже и без того сходит с ума, а ему нужно держаться.

Схватив нечто из тончайшего материала цвета лаванды, сочтя это ночной рубашкой, Слоан постучал в дверь ванной.

— Можно я войду? — Не получив ответа, он заглянул внутрь.

Она сидела, прислонившись к стене и закрыв глаза.

— Лейни?

Она застонала, но не ответила.

— О'кей, дорогая. — Он повесил рубашку и протянул к ней руку. — Вставай. Кажется, придется принимать серьезные меры.

— М-м-м, — пробормотала она.

Он начал с того, что разул Лейни. Потом поставил на ноги и снял через голову футболку. Вид ее груди под белым кружевным лифчиком на мгновение лишил его способности шевелиться. Долгое мгновение он просто стоял и разглядывал ее грудь. Наконец, взяв себя в руки, он продолжил свои действия.

Придерживая девушку одной рукой, он другой поднял ее ногу и поставил на унитаз, затем снял джинсы с одной ноги и тоже самое проделал со второй. Потом поставил Лейни под душ, ожидая ее реакции.

Она открыла глаза и взвизгнула.

— Что за… Прекрати! — Она шлепнула его ладонью по рукам. — Хватит, отпусти меня.

— Тебе станет от этого лучше.

Вся мокрая, она так и норовила выскользнуть из его рук. Слоану пришлось сбросить ботинки и тоже встать под душ. Придвинувшись ближе, он взял ее за талию и крепко держал, чтобы она не вырвалась. Душ поливал их обоих.

На мгновение Лейни перестала извиваться и прижалась к его груди. О боги, это была ошибка.

Он стоял в мокрой одежде, прилипшей к телу, и даже сквозь ткань рубашки чувствовал ее бархатную кожу. Горячая волна желания разошлась по его телу, несмотря на льющуюся сверху холодную воду.

Слоан не мог больше выносить этой муки, вызываемой их мнимой близостью. Он крепко притянул ее к себе и понял, что она с трудом дышит.

Это подействовало на него остужающе — лучше, чем любые другие меры.

— Лейни, Лейни, ты можешь стоять?

— Да, — еле слышно пробормотала она.

— Хорошо. Я вылезаю. Когда тебе станет лучше, выходи и вытрись насухо. Я буду за дверью.

Слоан поскорее схватил свои ботинки и вылетел из ванной. Он вытирался уже в комнате, с трудом переводя дух и пытаясь привести в порядок чувства и мысли.

Собрав все силы и стараясь не думать, что едва удержался, чтобы не воспользоваться ее слабостью, Слоан торопливо переоделся в сухую одежду. Когда он находится так близко к Лейни, то забывает обо всем. Обо всех своих проблемах. Обо всем, что обещал капитану Джонсону, и о памяти своей матери. Обо всем.

И что ему теперь делать?


Слоан заставил Лейни принять две таблетки аспирина и запить чашкой крепкого горячего кофе. После этого Лейни забралась в кровать, с облегчением отметив, что комната перестала кружиться. Слоан был так заботлив и нежен, что она едва не заплакала от благодарности к нему и жалости к себе. Даже в своем нынешнем состоянии она понимала, что запомнит эту ночь на всю жизнь.

Было ясно и другое. Она никогда, никогда больше не будет пить текилу. Да и вообще в следующий раз она станет пить только на свой шестидесятипятилетний юбилей.

Слоан убедился, что Лейни пришла в себя, и только тогда выключил лампу. Шторы на окнах были плотными и не пропускали света, в комнате стало темно, но по звукам девушка догадалась, что он лег в свою кровать.

— Спокойной ночи, Лейни. Тебе нужно поспать…

Она хотела что-нибудь ответить, поблагодарить его за то, что он в трудный момент пришел на помощь, но была слишком слаба, расстроена и уже засыпала. Только попыталась открыть рот, чтобы все это сказать, как уже заснула.


Лейни проснулась через некоторое время, перевернулась на бок, чтобы посмотреть на светящийся циферблат часов. Она попыталась поглядеть на руку, но поняла, что у нее страшно болят глаза. Слава богу, хоть не тошнит.

Крепко зажмурившись, она попыталась уснуть. Но в темноте ей стали приходить различные видения.

Сначала ее посетила колибри. Птица была какая-то очень крупная и пугливая, она села ей на лицо. Первым чувством Лейни был гнев, и она прогнала ее. Потом подумала, что это глупо. Что пользы сердиться на безобидную птицу?

Потом Лейни привиделись огромные голубые глаза, глаза, в которые ей так нравилось смотреть. Они были полны сожаления.

Сюзи? Лейни узнала эти глаза, почувствовала, что они принадлежат ее сестре. Но почему? Почему она видит сестру? Она же знает, что рана у Сюзи не очень серьезная и сегодня ее уже должны выписать. Почему же в ее глазах боль?

Как бы в ответ ни этот вопрос, Лейни ясно увидела Сюзи, одинокую и плачущую, словно у нее от горя разбито сердце. Лейни протянула руку, чтобы дотронуться до нее, но не достала.

Но с сестрой должно быть все в порядке. Разве нет? Вокруг Сюзи должна быть вся семья: родители, ее муж, Джефф. Где все они?

Что-то здесь не так.

Они были сестрами, но у Лейни почему-то никогда не находилось возможности подробно расспросить сестру о ее жизни. Всегда возникало столько дел. К тому же Лейни всегда казалось, что Сюзи счастлива, она была уверена, что у сестры все хорошо. У Лейни не возникало даже поводов беспокоиться о своей положительной сестричке.

Но во сне Сюзи была одинока и казалась несчастной. Более того, возникло ощущение, что это происходит с ней уже давно.

Видение исчезло, хотя Лейни стремилась вернуть его. Ей очень хотелось понять и запомнить, что же не так.

Но сон закончился, оставив дрожащую и испуганную Лейни в одиночестве. Она села на кровати и с трудом различила на циферблате время: половина шестого. Утра? Вечера? Когда глаза привыкли к темноте, на второй кровати она заметила Слоана.

Он спал. Значит, еще раннее утро.

Лейни натянула до подбородка теплое одеяло, чтобы согреться, и подобрала под себя ноги. Ей захотелось поговорить с ним, услышать его спокойный, уверенный голос, который скажет ей, что все будет в порядке. Лейни пошла к его кровати и села перед ним на корточки.

Оказавшись к нему так близко, Лейни испытала нешуточное волнение. Она не знала, этично ли будить человека. Особенно этого мужчину.

Лейни осторожно протянула в темноте руку и потрясла спинку кровати.

— Слоан, — позвала она шепотом.

Он мгновенно проснулся и включил ночник.

— Что? Что случилось? — Он полез под подушку и выхватил пистолет. — Ты что-то услышала?

Нет. Ничего плохого, — быстро заговорила она, чтобы его успокоить. — Мне просто захотелось с кем-нибудь поговорить.

Произошло то, чего она не ожидала и не хотела. Лейни сидела на корточках и наблюдала, как Слоан оглядывает комнату, потом убирает пистолет. Одеяло его съехало, открыв голую грудь.

Мускулы перекатывались и играли на теле Слоана под завитками темно-каштановых волос. Боже! До этого мгновения она даже не замечала, как он строен и атлетически сложен.

И тут Лейни вспомнила, как он прижался к ней вчера вечером в душе. И вновь словно ощутила прикосновение его твердых мускулов.

Сердце ее бешено заколотилось.

— Извини, что я тебя разбудила, — смущенно пробормотала она.

— Тебе что-нибудь нужно, Лейни? Может, тебе нехорошо?

Она смутилась. Но что делать? Сказать ему?

— Нет. Немного голова болит, но все равно мне лучше. Спасибо тебе. Ты мне так помог. Позаботился о глупой девчонке.

Он отмахнулся.

— Не стоит. Но если тебе лучше, то что ты мне хотела сказать?

— Ну… я… мне приснился странный сон.

— Сон? Кошмар? И ты разбудила меня, чтобы рассказать мне сон?

— Да… — Лейни смутилась еще больше, — но я подумала, что он может быть важным. Кроме того… Может, ты сумеешь понять, почему мне приснилась колибри? Мне кажется, я их вчера не видела.

Он вопросительно поднял бровь и раздраженно откашлялся.

— Что там с ней?

Лейни пожала плечами.

— Да так, ничего. Это как раз неважно. — Ситуация сложилась затруднительная. С каждой минутой Лейни ощущала себя все в более неловком положении. — Мне также приснилась моя сестра. У нее было такое несчастное лицо, она была совсем на себя не похожа. — Лейни замолчала. Слоан задумчиво потер подбородок, но не произнес ни слова. Она медленно продолжила: — Самое странное, я почему-то была уверена, что ее несчастный вид как-то связан с преследующим меня сталкером.

— Ты думаешь, что здоровье твоей сестры могло внезапно ухудшиться?

— Не знаю. Мне кажется, ее несчастное лицо не было связано с физическим состоянием. — Лейни поколебалась и потом высказала то, чего боялась: — А вдруг этот человек выкрал ее, чтобы добраться до меня?

— Уф! — облегченно вздохнул Слоан. — Просто сон стал продолжением того, что произошло с тобой вчера. — Он взял одежду и спустил на пол ноги.

Лейни вздрогнула от его внезапного движения и отвернулась — на случай, если он окажется совершенно голым.

— Если тебе от этого станет легче, мы можем найти телефон-автомат и позвонить капитану, пусть он все выяснит, — предложил Слоан.

Она ухватилась за его предложение и резко вскочила на ноги.

— А почему мы не можем позвонить отсюда? — Она увидела, что он спал прямо в джинсах, и облегченно вздохнула. — И почему нельзя позвонить по мобильнику?

— Ты даже представить себе не можешь, Лейни, как легко нас можно вычислить таким образом. — Не оборачиваясь, Слоан надел на себя новую футболку. — Одевайся, — велел он. — Мы уже достаточно повеселились. Нужно возвращаться к спасению твоей жизни.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Городок Эдна исчез из виду задолго до того, как Слоан сумел успокоить свои гормоны. Тестестерон и адреналин так и кипели у него в крови. Его бедное тело горело огнем.

Лейни сидела на пассажирском сиденье и ела бекон с яйцом. В руке она держала бумажный стаканчик с кофе, стараясь не расплескать его.

Это все, что Слоан сумел приготовить ранним утром, когда они были вдвоем в этом номере и он видел ее спутанные во сне волосы и ярко-зеленые глаза, такие живые и притягательные. Оставаться спокойным при этом оказалось очень тяжело.

Да он вообще тогда был не в состоянии думать ни о чем, кроме одного: как бы поскорее заняться с ней любовью. Представлял, как ее длинные красивые ноги обовьются вокруг него…

Вот уже два дня Слоан находится в таком состоянии. Вчера вечером, когда она заснула, он сидел возле нее и легонько дотрагивался до пушистых волос, размышляя, что нужно сделать, чтобы хоть немного помочь ей, улучшить ее состояние после опьянения.

Сейчас он вспомнил колибри, вытатуированную на груди у официантки в хонки-тонк баре. Но Лейни не могла заметить эту татушку. Странно, что ей приснилась именно эта птица.

Еще никогда в жизни у него не было столько проблем с женщинами.

— Мы движемся в противоположном направлении? — спросила Лейни.

— Хватит запутывать следы, теперь попытаемся одурачить твоего сталкера. Со вчерашнего обеда за нами не видно слежки. Секвейн примерно в часе езды отсюда на север, туда мы и направляемся.

Она отправила в рот последний кусочек бекона и смяла бумажный стаканчик.

— Это хорошо. Кажется, мне сегодня нужно будет подремать. — Она осторожно потрогала свой лоб, словно у нее заболела голова.

Он внимательно следил за ней.

— Что тебе сказал капитан Джонсон, когда ты с ним разговаривала?

Они остановились, чтобы заправиться и купить еды в магазинчике перед Эдной, и пока были там, Слоан позвонил по телефону-автомату. Когда он все объяснил, капитан захотел поговорить с Лейни.

— Не особенно много. — Она пожала плечами. — Он был у Сюзи вчера вечером и узнал, что сегодня утром ее выпишут. По его словам, она хорошо себя чувствует и рада отправиться домой. — Лейни повернулась к окну и стала глядеть на пролетающий мимо пейзаж. — Она сказала, что беспокоится обо мне.

Горькие нотки в голосе молодой женщины смутили и расстроили Слоана, но он решил не давать волю своим эмоциям.

— Капитан собирается быть в больнице сегодня утром?

— Да. Джефф должен забрать ее домой, но вчера вечером Чет не сумел связаться с ним и поговорить.

— Джефф?

— Я говорила тебе. Это мой зять, муж Сюзи.

— Да, правильно, — припомнил Слоан. — Если Сюзи будет чувствовать себя не очень хорошо сегодня утром, он найдет способ связаться с нами. Я каждый час включаю мобильник в ожидании сообщения. Не расстраивайся.

Она кивнула и потянулась к магнитоле.

— Мне понравился выбор кассет в этой машине. Ничего, если я включу?

— Пожалуйста, — согласился Слоан, но потом вспомнил вчерашний день. — М-м-м… не ставь только про хонки-тонк бар.

Лейни искоса глянула на него, и на губах у нее заиграла легкая улыбка.

— Не беспокойся. Я получила хороший урок. — Зазвучала музыка, и она немного убавила звук. — Но все равно было весело. Разве нет?

Гм! — пробурчал он, не оборачиваясь, но чувствуя, что она следит за его реакцией и выражением лица. — Можно было повеселиться и по-другому.

— Правда? И как, например? Ты как развлекаешься, рейнджер Эббот?

Слоан растерялся и решил сменить тему:

— Если у меня появляется несколько свободных дней, я еду ловить рыбу на озеро в каньоне или на Мраморный водопад. Но у меня уже давно нет свободного времени.

— Понимаю, — сочувственно произнесла Лейни. — А скажи… Где ты живешь? Я иногда встречала рейнджеров у Чета с тех пор, как мы переехали в Хьюстон. Как вышло, что мы прежде с тобой не встречались?

— Я успел побывать в пяти городах Техаса с тех пор, как стал рейнджером. Я так часто переезжаю, что в основном живу в машине.

— Это очень тяжело. И все-таки… где твой дом? Где ты вырос?

Он ухмыльнулся, не отрывая глаз от дороги.

— В Техасе.

— Не понимаю. — Она недоверчиво посмотрела на него.

— Моя мать никогда не знала покоя, — начал Слоан. — Всякий раз, только мы немного устраивались, найдя подходящее местечко, которое можно счесть домом, она собирала вещи и переезжала. В детстве я успел изучить Техас и теперь, можно сказать, знаю его вдоль и поперек.

— Могу себе представить. Но вряд ли ты представляешь, что такое дом и семья. А твоя мать где-нибудь работала?

— Она была официанткой. И очень неплохой. Просто ей нравилось путешествовать, переезжать с места на место, менять окружение. Даже не знаю почему. Хотя, пожалуй, теперь я ее понимаю.

Лейни удивленно подняла брови, но не стала уточнять.

— Могу я спросить о твоем отце? Или твои родители развелись?

— Большую часть жизни я был убежден, что отец погиб в автомобильной аварии, когда мне было два года. — Слоан вовсе не собирался делиться с кем бы то ни было своей свежей болью. Ему самому сначала нужно было немного это обдумать.

— А что же изменилось теперь? — не отставала Лейни.

— Все. — Он прибавил громкость, чтобы прекратить этот разговор.

Лейни удивленно поглядела на него и, кивнув, отвернулась к окну.

Прекрасно. Легче пережить ее обиду, чем обсуждать с ней свое прошлое. Вот уж свалилась еще забота на его шею. Слоан все же надеялся, что через несколько дней так или иначе все рассосется. Эта вынужденная интимность просто добивала его.


Низкорослые кустарники сменились высокими дубами. В открытое окно врывался теплый воздух, стало жарче. Интересно, что ночи здесь холоднее, чем в Хьюстоне, зато днем гораздо жарче. Странная весна в Техасе.

Машин навстречу попадалось немного. Тут и там виднелись фермерские усадьбы. Возле многих домов были разбиты цветники, за домами виднелись ухоженные сады.

Все казалось ей таким домашним и уютным. Лейни умилялась и испытала даже легкую зависть. Интересно, а смогла бы она быть по-настоящему счастливой, живя в большом фермерском доме с мужем и выводком детей?

Ей всегда нравилось жить с родителями и сестрой и заниматься своей карьерой. Внезапно пришедшая мысль о муже и детях немного смутила и расстроила ее.

Раньше у Лейни не возникало желания выйти замуж и завести детей. Качать ребенка, смотреть, как он растет, вытирать ему попу и нос — обо всем этом она никогда не думала, да ей этого и не хотелось. Родители и сестра поглощали все ее внимание и любовь.

Относясь к Сюзи по-матерински, Лейни всегда была уверена, что станет хорошей тетушкой, но не матерью. Она была увлечена своей карьерой, занята тем, чтобы продвигаться вверх по служебной лестнице, и никогда не думала о том, чтобы создать свою собственную семью.

Интересно, каково это — быть замужем и родить своего ребенка? Что тогда изменится в душе? Станешь ли сентиментальнее и мягче? Или приложить ребенка к груди, глядеть, как начинающий ходить малыш тянет к тебе ручки — это удивительное счастье, с которым ничто в мире не может сравниться? Возможно ли, что все остальное по сравнению с этим не имеет никакого значения?

Лейни смахнула набежавшую слезинку и подумала, а только ли от встречного ветра и пыли у нее на глазах появились слезы? Она украдкой бросила взгляд на мужественный профиль Слоана. Интересно, а что он думает о детях?

Опять повернувшись к открытому окну, Лейни ругала себя, что в голову лезут такие глупые мысли. Она знает парня всего третий день, один раз с ним поцеловалась — и сразу размечталась о пеленках и распашонках. Да она же сама об этом как-то писала в своей колонке, внушая тысячам женщин, чтобы они не совершали подобных глупостей!

Кроме того, Лейни была абсолютно уверена, что у Слоана сложный характер. Даже из того немногого, что он рассказал ей о себе, ясно, что его мать сбежала от мужа не от хорошей жизни. Потому нигде и не могла осесть. Лейни знала достаточно подобных семейных историй.

Если это правда, то Слоан совершенно неподходящий человек для семейной жизни. Нечего о нем даже мечтать. Мужчины такого типа редко преодолевают детские психологические травмы, они остаются с ними на всю жизнь. Хорошенькое дело, да они всего лишь раз поцеловались и только. Правда, для нее это был самый впечатляющий поцелуй за всю жизнь…

Лейни немного уменьшила громкость.

— Нам еще далеко?

Через десять миль будет Гонзалес, — не отвлекаясь от дороги, бросил Слоан. — Потом мы переедем Гваделупу, повернем на запад и оттуда еще тридцать или сорок миль. — Он уселся поудобнее. — Я сам там никогда не был. Но мой старый приятель Гейб мне все рассказал. Кажется, найти несложно. — Слоан с любопытством взглянул на нее. — Ты уже столько времени молчишь. О чем думаешь? Пытаешься сообразить, кто из людей, которых ты знаешь, пытается тебя убить?

Лейни опустила голову и сжала ладони.

— Просто замечталась, — ответила она, слегка покраснев, и тут же рассердилась на себя.

Вместо того, чтобы думать о возможном подозреваемом, она размечталась о детях и мужьях!

Когда они проехали мост через Гваделупу и повернули на запад, солнце перестало бить в глаза, и Лейни стала замечать интересные фермы и симпатичные деревушки. Они миновали ферму «Рождественская елка», потом арку из красивых тенистых деревьев. Надпись гласила, что это «Персиковая ферма». Чуть дальше, в пятнадцати милях, на площади в Секвейне она увидела вывеску: «Самые большие в мире орехи пекан».

Чем выше вверх по реке они поднимались, тем гуще и выше становились деревья, растущие вдоль дороги.

— Какие красивые места, — заметила Лейни, когда они притормозили у светофора.

— Что-то я проголодался. Не возражаешь, если мы перекусим? — Слоан свернул на стоянку, посыпанную гравием, и остановился перед овощным прилавком, над которым висело объявление: «Лучший в мире персиковый коблер». Он выключил зажигание и повернулся к Лейни. — Я зайду в магазин, куплю продуктов. А ты возьми пару коблеров.

— Все деньги у тебя.

— О, из головы вылетело. — Он полез в карман и вытащил пачку купюр.

Лейни взяла деньги и открыла дверцу. Слоан с усмешкой глядел, как покачиваются при ходьбе ее бедра. Все-таки она чертовски привлекательна, особенно в этих обтягивающих джинсах.

Он сокрушенно покачал головой. Ну и глупец! То, что они все время находятся вместе, сыграло с ним плохую шутку. Она стала ему необходима. Женщины не входят в его жизнь, чтобы остаться там навсегда. Они приходят и уходят, то же случится и с ней. Так будет лучше.

Итак, теперь ему нужно придумать, как отдалиться от нее, не попав под чары ее полных губ и притягательных глаз. Да! Это главная задача, но еще одна такая ночь, как две предыдущих, и все его рейнджерские навыки будут бесполезны.

Минут через двадцать он сделал все покупки, они выпили свой коблер и выбросили использованную пластиковую посуду в мусорный ящик.

Несколько миль они ехали на запад, потом свернули к реке и увидели рекламу компании по торговле недвижимостью в Сан-Антонио. Пейзаж резко изменился. Деревья смыкались вокруг них. Гравийная дорога привела их в тупик. Дьявол! Кажется, он где-то пропустил поворот.

— Смотри, — повернулась к Слоану Лейни. — Вон за деревьями виднеется дом.

Слоан заметил двухэтажный деревянный дом, скрытый росшими вокруг деревьями и кустами.

Он припарковал машину и отстегнул ремень безопасности.

— Сиди здесь. Я пойду все осмотрю и узнаю, туда ли мы приехали.

— Ну почему? — заныла Лейни, тоже освобождаясь от ремня и открывая дверцу. — Мы пойдем вместе, рейнджер Эббот. Или так или никак. Я пойду туда, куда и ты.


Пробираясь сквозь густую траву и раздвигая нависающие ветки деревьев, Слоан прокладывал ей путь к дому.

Когда они подошли ближе и смогли рассмотреть дом, Слоан подумал, что они заехали не туда. По рассказам Гейба выходило, что у него простая рыбацкая хижина в лесу, но представшее перед ними строение было совсем другим.

Спрятанный между деревьями в излучине реки, этот двухэтажный дом был изящным и ухоженным. Слева находилось крыльцо и парадный вход. Рядом Слоан рассмотрел аллею, служившую подъездной дорожкой. Просто он ее раньше не заметил. Придется вернуться немного назад, чтобы подъехать сюда.

Они направились к входу.

— А домик мне нравится, — сообщила Лейни. — Посмотри, какое крылечко.

Большое, выкрашенное голубой краской крыльцо вело на веранду. Вокруг двух белых плетеных кресел и небольшого плетеного столика стояли медные горшки с голубым барвинком, а ставни, закрывавшие каждое окно, тоже были голубыми. И на каждом окне первого этажа красовались ящики с цветами.

На вкус Слоана все было слишком пряничным. Но Лейни разохалась и разахалась, пока они прошли последние ярды до дома. Указывая на цветы и папоротник среди скал и деревьев, она с готовностью поднялась по ступенькам.

— Подожди, — остановил он ее. — Давай пару минут осмотримся, прежде чем заходить. Я еще не совсем уверен, туда ли мы приехали.

Она обернулась.

— Но это же единственный дом в окрестности. Как нам выяснить, тот он или нет?

Слоан осмотрел входную дверь.

— Должен быть ящик для агентов по недвижимости.

— Вот он! — Лейни указала на маленький металлический ящик, приделанный к двери.

Он еще крепче ухватил ее.

— Давай еще оглядимся. Осторожность не помешает.

Они обошли кругом, тихо ступая по листьям и мху, прокрались под садовым навесом с банками и горшками.

Птица-пересмешник внезапно громко вскрикнула, когда они подошли к лиловым кустам.

— Осторожно, — предупредил Слоан. — Тут где-то близко ее гнездо. Мать может наброситься на нас, если сочтет, что от нас исходит угроза для ее птенцов.

Проверив все окна и не найдя признаков взлома, Слоан медленно стал обходить дом сзади. Воздушные колокольчики вызвонили веселую мелодию. Они вошли во внутренний дворик, где стоял шезлонг и стеклянный столик с двумя металлическими креслами. Слоан слегка толкнул дверь, ведущую из дома во дворик. Она была закрыта.

Вдали блестела речная гладь, и слышался звук бегущей воды, шумевшей на перекатах у скал. Небольшая деревянная пристань на несколько футов возвышалась над водой.

Было тихо, слишком тихо.

— Здесь вообще никого нет. — Лейни попыталась выдернуть свою руку. — Все так, как и должно быть. Может, нам войти в дом?

Она чувствовала, как Слоан просчитывает в голове возможные варианты развития событий. Он что-то неразборчиво пробормотал, отпустил ее руку и опять пошел к главному входу.

Сквозь листву уже пробивался дневной жар. Лейни заторопилась в прохладу дома, стремясь поскорее взглянуть, какой он внутри и немного охладиться.

Слоан набрал на домофоне код, который ему сообщил приятель, потом открыл ключом входную дверь.

— Я войду первым и все проверю. — Он отодвинул Лейни, стирая пот со лба.

Но она поднырнула ему под локоть и бросилась в дверь.

Гостиная, расположенная справа, была такая уютная и домашняя, что Лейни сразу охватила ностальгия по своему дому. Обитая синей тканью софа и два кресла казались такими обжитыми и гостеприимными. Покрытый изразцами камин из белого кирпича возвышался на несколько футов. По сторонам французского окна стояли два развесистых папоротника в горшках. Окно вело в патио.

Лейни тут же пошла осматривать другие комнаты, а Слоан методично проверил все, включая туалет и кладовку. Обшитая панелями кухня находилась в задней части дома. Деревянные полы из широких досок, крашенных под темную вишню, сияющий белый кафель и голубая стойка. Кухня была полностью оборудована, в шкафу стояла голубая и светло-зеленая посуда. Помещение выглядело солнечным и гостеприимным. Все было таким, каким и должен быть настоящий уютный дом.

Лейни подошла к тому месту, где находился уголок для завтрака, представляя себя спокойное воскресное утро с кофе и апельсиновым соком. За кухней располагалась столовая с круглым столом, за которым могли усесться шестеро, но можно было устроить и ужин при свечах для двоих.

Взлетев по ступенькам, Лейни торопливо прошлась по небольшому холлу, открывая по пути двери спальни и ванной комнаты. Когда она дошла до последней двери, то, открыв ее, обнаружила там хозяйскую спальню и ванную. Спальня была не такой большой, как в ее в доме в Хьюстоне, но произвела на нее неотразимое впечатление.

Поблескивающая желтой медью огромная кровать королевского размера, покрытая стеганным одеялом различных оттенков синего, уютные, обитые вощенным ситцем кресла и кружевные занавеси ручной работы — все манило прилечь и отдохнуть. Гигантские подушки аккуратно возвышались в углу на дубовом столике.

Дом. Теплый… и безопасный. Ничто плохое с ними не может случиться, если они будут здесь. Все ее неприятности остались в Хьюстоне и казались далекими и совершенно неважными.

Слоан просунул голову в дверь.

— Ты должна была подождать. Тут могла оказаться засада.

— А не слишком ли он велик? — спросила Лейни, не обращая внимания на его замечание. — Он похож… он похож… — она пыталась собраться с мыслями и подобрать подходящее слово, — на коттедж для медового месяца.

Слоан нахмурился и прошел в комнату.

— Думаю, Гейб сдавал его иногда молодоженам. К несчастью, его перевели в другой город, и теперь дом нужно продавать. — Слоан обошел кровать и подошел к окну. — Отсюда отличный вид на реку.

Лейни отдернула занавеску, ахнув от открывшегося вида.

— Невероятно!

Слоан положил руку ей на плечо.

— Тут есть виды и получше.

Лейни повернулась и поймала его взгляд. Взгляд был напряженным. Она вспыхнула и хотела отвернуться, но не сумела отвести глаз.

Слоан протянул руку и взял ее лицо в свои ладони.

— Ты, верно, устала, Лейни. — Он легонько провел пальцами по ее щекам. — Почему бы тебе не подремать немного, пока я не переставлю машину и не выгружу багаж.

Незнакомые нотки в его голосе и завораживающий взгляд заставили ее замереть.

— Я… я не устала, — пробормотала она. — Могу тебе помочь.

— Я сам справлюсь. — Он медленно опустил руку. — Лучше будет, если ты здесь устроишься, пока я проверю сад. — Идя к двери, Слоан мгновение поколебался и повернул к ней голову. — Пожалуйста, Лейни. Отдохни и позволь мне все сделать самому.

Он вышел в холл, не дожидаясь ее ответа. Что значила эта фраза? Жар, возникший от его взгляда и прикосновений, продолжал пылать в ее теле. Она была готова поклясться, что это были самые впечатляющие мгновения в ее жизни.

Лейни захотелось умыть разгоряченное лицо, и она пошла в ванную. Но великолепный вид из окна привлек ее внимание.

Ясное голубое небо просвечивало сквозь пышную зеленую листву высоких деревьев. Стояла прекрасная пора: весна была во всей своей красе. Яркое солнце светило в стекло, мягко убаюкивая своими нежными обещаниями.

Лейни решила выйти в сад, чтобы послушать птиц и шум реки около скал. Какое чудесное место! Слоан привез ее именно туда, куда ей было нужно.

Ей понадобилась пара минут, чтобы спуститься вниз и выйти через заднюю дверь в сад. С наслаждением вдохнув весенний воздух, Лейни полностью расслабилась. Над ней щебетали птицы, повсюду среди цветов мелькали бабочки.

Она подняла лицо к солнцу и внезапно заметила олененка, пившего из реки. Какой прелестный! Как тут все мирно и спокойно.

Интересно, сможет ли она подойти к нему ближе? Лейни прошла между деревьями и подобралась к реке. Олененок поднял голову, втянул ноздрями воздух и громко фыркнул, затем взмахнул коротким белым хвостиком и поднялся на берег.

Лейни побежала к нему, стараясь не упускать его из виду. Выбившись из сил и начиная задыхаться, она гналась за ним и тут увидела в тени под деревьями рыбака. Она повернула голову, чтобы лучше разглядеть его, и в ту же минуту олененок исчез из виду.

— Привет, — крикнул ей человек в парусиновых брюках и болотных сапогах. На нем была фланелевая рубашка в красную клетку с закатанными рукавами и черная бейсболка, тень от которой скрывала его глаза.

— Привет. Вы видели только что олененка? — спросила Лейни.

— Только что? Нет. Но в лесу полно белохвостиков в это время года. Сейчас охота запрещена, не сезон, и они знают, что им ничего не грозит.

— А вы живете поблизости? — Лейни подошла к воде, заинтересовавшись его удочками и спиннингами.

— Я арендовал на пару недель хижину вниз по реке. — Он кивнул в сторону дома, откуда она пришла. — А это ваш?

Лейни открыла рот, чтобы сказать «нет», когда услышала в кустах позади себя какой-то шорох.

Прежде чем обернулась, она увидела, как глаза незнакомца удивленно расширились и в них мелькнул страх.

В этот миг из-за дерева появился Слоан, схватил ее за руку и крепко обнял.

— Вот ты где, радость моя. А я тебя повсюду ищу.

Лейни попыталась вырваться, но Слоан так крепко держал ее за плечи, что она не могла даже пошевелиться.

— Слоан! Что…

Он прижал ее лицо к своей груди, эффектно прервав ее слова и лишив воздуха.

— Здорово, сосед, — сказал Слоан незнакомцу. — Извини, что моя жена помешала тебе ловить рыбу. Мы молодожены, только что поженились. А сегодня у нас вышла первая размолвка.

Молодожены? Размолвка? Она завозилась в его объятьях, но он только крепче прижал ее к себе.

— А-а-а… нет проблем. Она бежала за олененком, — поведал ему рыбак.

— Она просто хотела, чтобы я бежал за ней, — насмешливо протянул Слоан. — Но сейчас с визитом приедут мои родители, и нам вместо того, чтобы развлекаться в лесу, нужно быть дома.

— А, понятно, я вас не задерживаю, — ответил рыбак.

Она оттолкнула Слоана и наконец освободилась из его объятий.

— Что… — только и успела она вымолвить, прежде чем он закрыл ей рот поцелуем.

Лейни растерянно схватилась за его рубашку, забыв о рыбаке, глядящем на них, и о том, что рассердилась на Слоана, который тащил ее. В голове у нее стало пусто и легко. Она с удовольствием ответила на его поцелуй. От головокружительного тепла его губ, жара и прикосновения его языка ее тело покрылось мурашками.

Не отрываясь, Слоан поднял ее на руки и направился к дому. Через несколько минут они были уже у крыльца. Он опустил ее на землю и открыл дверь.

— Ты сошел с ума? — вскрикнула Лейни, едва переведя дыхание.

— Нет, я просто исполнял свои обязанности телохранителя. — Он ногой открыл дверь, опять поднял Лейни на руки и, захлопнув дверь, закрыл ее на засов. — А теперь я кое-что придумал.

Он направился к лестнице.

— Отпусти меня, — пискнула Лейни. Кажется, Слоан был не в себе. Она чувствовала исходящую от него опасность.

— Не сейчас, — пробормотал он, шагая через две ступеньки.

— Отпусти…

Он упорно шел к главной спальне. Отпустил он Лейни, только положив на кровать.

— Но… подожди хоть минутку, — взмолилась она.

— Сейчас я решаю, — прошептал он и приник к ее губам. — В следующий раз будет твоя очередь.

Он засмеялся, увидев ее удивленный взгляд. Удостоверившись, что она ясно понимает его намерения, он опять закрыл ей рот поцелуем.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Слоан прервал поцелуй. Мгновение он был неподвижен, собираясь с силами, чтобы сделать то, что было необходимо: установить между ними дистанцию. Он не имеет права подчиниться зову плоти. Но, посмотрев на нее, Слоан просто не смог удержаться, ему захотелось поцеловать ее еще раз. Лейни лежала на кровати и улыбалась ему, улыбалась именно так, как ему постоянно представлялось в мечтах все эти дни.

Какой призывный взгляд, черт побери! Она прикрыла глаза и дышала чуть слышно. Его дыхание было прерывистым и частым. Он был ослеплен ею.

Слоану хотелось пристальнее рассмотреть ее, найти каждый потаенный уголок ее тела. Ему казалось, что он уже давно знает ее, знает о ней все. Он столько раз мысленно раздевал ее, представляя себе ее тело, что, казалось, оно знакомо ему до последней клеточки. И все-таки главным было ощущение новизны. Она была ему и знакома, и незнакома.

Он хотел ее… и боролся с этим желанием уже два дня. Но сил, чтобы сдерживаться, уже не хватило. Он до боли прикусил себе щеку изнутри, чтобы не торопиться. Господи, помоги! Он так изголодался, так велико было его нетерпение!

Слоан ласково провел рукой по щеке Лейни. Ее нежная кожа светилась изнутри и казалась фарфоровой.

— Лейни, — дрожащим голосом позвал он.

Ее глаза были закрыты, она не шевелилась. Казалось, она его не слышит.

— Лейни, — чуть громче повторил он. — Я сказал, что сейчас моя очередь, но… если тебе не хочется… не нравится то, что я делаю… если я тебя неправильно понял… пожалуйста, скажи… и я остановлюсь. Через несколько минут будет уже поздно. Я не хочу, чтобы ты потом пожалела.

Наконец она открыла глаза и внимательно поглядела на него.

— Если бы я этого не хотела, меня бы здесь не было, Слоан. — С улыбкой Моны Лизы она склонила голову. — Ты — человек действия. Так что прекращай разговоры и поцелуй меня.

— Ты — моя радость. — Ее слова придали ему смелости, он взял ее руку и медленно, страстно принялся целовать каждый пальчик. Ему показалось, что у них вкус крема и персиков. Он целовал, целовал ее! Целовал именно так, как мечтал об этом. Каждый дюйм ее кожи был таким сладким…

Лейни тихонько застонала. Глядя на него огромными мерцающими зелеными глазами, она облизала губы. Как хорошо, что во время остановки он догадался купить презервативы, подумал Слоан.

А потом он совсем потерял над собой контроль, попросту забылся, подчиняясь только необузданному требованию плоти. Прижав губы к ее нежному запястью, он долго не отнимал их, ощущая биение ее пульса. Это длилось так долго, что их сердца стали биться в такт друг другу.

Слоан принялся целовать ее руку, двигаясь вверх к плечу, выцеловывая каждый дюйм ее нежного тела, при этом не отводя взгляда от ее лица. Она сжала пальцы и тихонько простонала, когда он добрался до ямки локтевого сгиба.

Его охватил волнующий трепет и нетерпение.

Она взмахнула ресницами и тихо позвала:

— Слоан…

Свободной рукой он провел по ее бедрам, поднялся к талии, просунул руку под футболку. Когда он дотронулся до ее горячей нежной кожи, Лейни выгнулась дугой. Потом медленно приоткрыла глаза: они были полны страсти. Слоан также больше был не в состоянии сдерживаться.

Он шумно вздохнул и сорвал с нее футболку. Лейни тянулась к нему всем телом в нетерпеливом ожидании.

Наклонившись к ней, он страстно поцеловал ее. Лейни застонала и изогнулась. Слоан принялся целовать ее шею, спускаясь все ниже, то нежно целуя, то покусывая ее.

Выкрикивая его имя, она схватила Слоана за плечи, притягивая к себе, пока его руки нежно спускались от шеи к ее груди. Ему хотелось услаждать ее, свести ее с ума, чтобы она сгорала от желания, как и он сам.

— Слоан, пожалуйста! — взмолилась она, сгорая от нетерпения.

Да, он хотел наслаждений для них обоих. Ему нужно было только убедиться, что она хочет того же.

Он зубами расстегнул ее лифчик, освобождая грудь. Погладил соски, почувствовал, как они затвердели. Она опять выгнулась дугой.

Он приник ртом к ее груди, опаляя горячим дыханием.

Он ласкал ее, вызывая в ней все новые волны желания и возбуждения. Его руки продолжали гладить ее бедра, пробираясь к заветному уголку.

— О, пожалуйста, пожалуйста, — опять взмолилась она. — Перестань меня дразнить, люби меня.

В ее голосе было то же нетерпение, от которого сгорал он сам.

— Моя очередь, — сказал Слоан. С трудом справляясь со своим безумным желанием, он старался доставить ей как можно больше наслаждений. Медленно расстегнул молнию на ее джинсах и снял их.

Продолжая целовать грудь, он гладил нежную кожу под трусиками. Наконец, он ощутил под рукой горячую плоть, Лейни застонала и словно совсем расплавилась.

Потрясенный глубиной ее страсти, Слоан лихорадочно содрал с себя одежду.

Лейни открыла глаза и дотронулась до него.

— Не торопись, дорогая, — дрожащим голосом попросил он, с трудом сдерживая собственное нетерпение.

На ее лице было написано такое удовольствие, что Слоан был потрясен. Внезапно он почувствовал, что ему важнее выполнить все ее желания, а не свои.

Он принялся стаскивать с нее трусики, и нежная ткань лопнула под его сильными руками.

Лейни вздохнула и неожиданно рассмеялась над его нетерпением. Но потом опять замерла, когда он продолжил свое эротическое путешествие.

Их стоны слились… Полный контроль над ее телом, возможность приводить Лейни в экстаз так переполнили его чувствами, что вытеснили абсолютно все другие мысли.

Он запечатлел нежный продолжительный поцелуй в сокровенном уголке ее тела, и она застонала и вся раскрылась в ожидании его…

— Пожалуйста, Слоан, — под его губами взмолилась она напряженным тоненьким голоском. — Ты свел меня с ума, я больше не могу… я хочу… — выражение ее лица сказало ему больше, чем слова.

— Сейчас, — прошептал он и быстро полез в карман джинсов за презервативом.

Бешеная страсть охватила его, в голове стучали неукротимые молоточки, он не видел ничего вокруг.

Когда Слоан пришел в себя, первой мыслью, посетившей его, была мысль о том, что он находится дома.

На него смотрела очаровательная женщина с колдовским взглядом. Легко вздохнув, она сильнее подалась вперед и прижалась к нему.

— Ты в порядке?

— Нет, — смело и радостно улыбнулась она. — Если ты сейчас не закончишь, клянусь, я тебя убью, Слоан Эббот.

Это было последнее, что он услышал, прежде чем оглушающая волна страсти подхватила его и унесла с собой.

Где-то в тумане он различал ее крики. Потом наконец горячая лава накрыла их обоих, и они забыли все на свете.


Когда Лейни пришла в себя, Слоан лежал без движения. Он был так близко, и ей это пришлось по вкусу. Лейни подумала, что если бы это было возможно, она бы свила себе гнездо возле него и никогда с ним не расставалась.

Слоан перекатился на спину, придерживая ее руками. Теперь Лейни лежала на нем и чувствовала, как бьется его сердце. Нежно поцеловав его в шею, она попыталась собраться с мыслями.

В свои двадцать восемь лет она никогда не знала… никогда не понимала, что значит оказаться рядом с тем самым мужчиной, который тебе нужен. Она даже не представляла, что с ней может быть такое.

Лейни не хотела, чтобы это случилось. Не хотела его любить. Если бы она имела хоть малейшее представление, что ее чувства будут столь пылкими и сильными, она бы не позволила, чтобы это случилось. Но теперь ей казалось, что заниматься с ним любовью — так же естественно и неизбежно, как дышать.

Она прикрыла глаза и тихонько простонала. Что она наделала? Ей нужно было хорошенько подумать, прежде чем доверяться своим эмоциям, когда все в жизни у нее так запуталось. Но что-то внутри у нее перевернулось навсегда.

Слоан был волк-одиночка, человек без семейных уз и склонности к ним. Совершенно не тот мужчина, в которого стоило влюбляться. Теперь ей предстоит несчастное существование — она влюбилась в человека, который не любит ее. Вот что представилось ее воображению.

Лейни хотела подняться, но Слоан обеими руками прижал ее к своей груди.

— Не уходи, — пробормотал он и поцеловал ее в плечо. — Было так восхитительно. Ты неправдоподобна, невероятна, Лейни.

— Правда? — После этого комплимента ее лицо засияло от удовольствия. — Я не была уверена… я сомневалась, что ты… так обо мне думаешь. Кроме того, мы едва знаем друг друга.

— Я начал мечтать о тебе, как только тебя увидел. И мне казалось, что после прошедшей ночи мы знаем друг друга несколько лучше.

— М-м-м, — пробормотала она, целуя его в грудь. — Да, пожалуй ты прав.

— Что-то ты слишком неуверенно соглашаешься. Или у тебя другое мнение? — Он внимательно посмотрел ей в глаза.

— Нет. — Она дотронулась пальцами до его губ, легонько пробежала по ним. — Я чувствую себя немного виноватой. Как я могла прыгнуть в постель к парню, которого знаю всего два дня? Даже если он техасский рейнджер.

— Хочешь сказать, что у тебя такого никогда прежде не бывало? Собираешься вернуться к отношениям «телохранитель и девица в беде»? — В глазах Слоана появилось беспокойство и неуверенность.

Теперь мы уже не можем вернуться к прежнему… даже если бы я и хотела. — Неважно, какое будущее их ожидает, Лейни ни на что бы не променяла эти минуты.

Слоан засмеялся, и она опять почувствовала, как ее охватила новая волна желания.

— Я хочу сказать, что теперь твоя очередь. — Он откинул с ее лица волосы, и легонько провел пальцами по спине. — Только ты не жди очень долго.

— Ты смеешься, — улыбнулась она неожиданно пришедшей мысли. Но почувствовала, что он опять пришел в возбуждение. Как сильно она опять его хочет!

Он напрягся и поднял голову, чтобы посмотреть ей в глаза.

— Слишком рано для тебя? Ты слишком устала? Хочешь есть?

Но бесстыдно жаждущее его тело Лейни выдало ее. Хватит размышлений на сегодня. Она взглянула ему в глаза.

— Может, это ты устал, рейнджер Эббот?

Он медленно поднял ее. Лейни почувствовала, как вновь запылала ее кожа, и кровь быстрее побежала по жилам.

Она приникла к нему, глядя в его лицо, в его глубокие карие глаза.

Слоан ласкал и целовал ее грудь. Он раз за разом вызывал у нее непередаваемый восторг. Потом движения его стали размеренней.

Вскоре она задрожала, упала на него, и они вместе потеряли голову…


Слоан проснулся от яркого солнца. Когда он протянул руку, чтобы дотронуться до Лейни, то почувствовал под рукой только холодную простыню.

Его охватила паника, он резко вскочил и сел на постели. Что-то случилось? Он забылся до такой степени, что сталкер утащил Лейни прямо у него из-под бока?

Но тут Слоан услышал шум душа и, облегченно вздохнув, откинулся на подушку. Слава богу!

До прошлой ночи ему казалось, что немного секса, и он сумеет излечиться от той необычной, несвойственной ему нежности, которую вызвала в нем Лейни.

Она так жестко разговаривала с ним и казалась такой сильной, когда смотрела на него, что он видел в ее глазах только отчуждение и недовольство. Главным в жизни для нее была семья, пусть и не самая лучшая. Его же самого семья интересовала меньше всего на свете.

Но его интересовала Лейни. Он с увлечением наблюдал, как загораются ее глаза, когда она рассказывает о работе или говорит о том, что учится веселиться. Прежде Слоан был уверен, что они совершенно разные, а потому не смогут быть вместе, но после сегодняшней ночи он изменил свое мнение.

Сейчас ничего не имело значения, кроме… Теперь он знал, что чувствуешь, держа ее в своих объятьях.

Может, она и вернется в свой мир, к своей прежней жизни, когда все закончится, но его жизнь теперь навсегда изменилась. Потому что Лейни была с ним, занималась с ним любовью. А между тем, сталкер еще не пойман…

Вдруг из ванной комнаты донесся громкий крик. Слоан сбросил одеяло и ринулся к закрытой двери.

Не став даже стучать, с силой рванул дверь ванной, не зная, чего ожидать.

— Лейни, что случилось?

— Что? По-моему, ты пришел, Слоан. Я не расслышала за шумом воды.

Он откинул занавеску, на которой были белые и голубые рыбки. Лейни стояла под струей воды вся в мыльной пене.

Внезапно он опять испытал безумное желание и вошел в душ, став под струей воды рядом с ней.

— Я подумал, что-то случилось. Почему ты кричала?

Лейни повернула к нему лицо.

— Что ты здесь делаешь? Что с тобой? — она пыталась смыть мыло, чтобы открыть глаза и увидеть Слоана.

Вид Лейни заставлял его сердце громко биться и выскакивать из груди.

— Мне показалось, что с тобой что-то произошло. Ты закричала, — сказал он, прижимая к себе ее скользкое тело.

Я не кричала. — Она повернулась к нему, и мыльные пузырьки покрыли его кожу. — Мне на ногу упала бутылка с шампунем. К тому же, я никогда не кричу.

— Сильно ударила? — Он втянул в себя воздух и почувствовал клубничный аромат мыла, которое теперь покрывало их обоих. — Спорим, я сделаю так, что ты закричишь в ближайшие две минуты.

Слоан ласково шлепнул рукой по ее горячей нежной коже. Она была мокрая, звонкая и вызывала у него дикое желание.

Лейни положила руки ему на плечи, и он принялся яростно целовать ее. Она отклонила голову назад и встретилась с ним взглядом. В зеленых глазах вновь пылала такая страсть, что ее сила удивила его.

— Ну, дорогуша, — сказал он, — обними меня за шею.

Лейни инстинктивно обвила его ногами, и он вошел в нее. Вода била Слоана по спине, она стала холоднее, но его кожа горела огнем желания и могла обогреть все вокруг.

— Слоан… да… пожалуйста… сейчас.

Почувствовав, как она напряглась, он нагнул голову и принялся целовать ее грудь. Она впилась ногтями в его плечи.

— Давай, Лейни, — стонал он, — давай! Все правильно. Я здесь, я с тобой.

Волна наслаждения, подхватившая ее, докатилась до него, захлестнула и понесла вслед за собой. Он застонал.

Возглас ее восторга, зазвучавший у Слоана в ушах, согрел его душу.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Хмм. Покорми меня. — Лейни растянулась рядом со Слоаном на неубранной кровати, нежась в тумане своего наслаждения после изумительного, полного страсти душа.

— Что ты предпочитаешь? — Слоан подмигнул ей. Широко улыбнувшись, он перекатился на бок и лег, подпирая локтем голову. Потом легонько дотронулся пальцем до ее груди, вызвав у нее легкую дрожь.

Усмехнувшись, Лейни села спиной к нему, пытаясь держаться на некотором расстоянии, чтобы вновь не попасть в его горячие объятья.

— Я правда хочу есть. Мне нужна настоящая пища. Ты великолепен, но я не могу обойтись без еды.

У нее возникло желание прикоснуться к нему, захотелось, чтобы он прикоснулся к ней опять, и от этой мысли все ее тело внутри зазвенело и заныло сладкой истомой. Неважно, что она утомилась, удовлетворена. Казалось, он никогда не может ей надоесть.

— Ну-у-у, в этом случае… — Лейни почувствовала, что матрас зашевелился и Слоан приблизился к ней. — Как насчет яиц и тостов?

— А кофе? — Она обернулась, чтобы взглянуть, как он натягивает джинсы на свое длинное стройное тело.

Он застегнул их и обернулся в поисках рубашки.

— Кофе будет непременно.

Он был так красив. Она могла бы целый день сидеть и любоваться им. Такие выверенные движения, такие широкие плечи и мускулистые руки.

Надев, но не застегнув рубашку, которую он наконец отыскал, Слоан прошел в ванную. Из-за неприкрытой двери донесся звук льющейся воды.

Лейни быстро натянула на себя то, что, по мнению матери, должно было заменить ей халат, и пошла за ним.

Прислонившись к двери, она сложила руки на груди.

— А где мы возьмем яйца, хлеб и кофе?

Слоан намылил подбородок.

— Я вчера купил кое-какие продукты в придорожном магазинчике. — Глядя в зеркало, он улыбнулся ей и взял бритву. — Я положил их в холодильник, пока ты была занята болтовней с подозрительным рыбаком.

— Что, правда подозрительным? — сощурилась она. — По-моему это был обычный сосед, который любит ловить рыбу.

— Понятно. А ты пришла к такому мнению, потому что разбираешься в рыбалке?

Лейни подошла к нему поближе, глядя на его отражение в зеркале.

— Я никогда не ловила рыбу. Но он был одет соответствующим образом и держал в руках спиннинг.

Слоан скривился, продолжая бриться.

— Угу. Потому, я полагаю, не имеет значения, что у него на леске не было червя?

От него исходило такое соблазнительное манящее тепло, что она подошла еще ближе.

— Я не знала, что это обязательно. Но он показался таким симпатичным.

Слоан хохотнул.

— Раз уж мы оказались здесь, я приподам тебе небольшой урок и научу ловить рыбу. — Закончив брить щеку, он поднял подбородок и принялся выбривать шею. — Мне придется потратить некоторое время, чтобы узнать, откуда он появился и куда отправился.

Лейни обняла Слоана за талию и прильнула щекой к его спине.

— Почему, рейнджер Эббот, мне кажется, что у нас свидание? Ты попросил меня проводить тебя на рыбалку? Может, устроим пикник? — Скользнув руками по груди Слоана, она почувствовала, как под ее ладонями заиграли его мускулы.

Он повернулся к Лейни и обнял ее.

— Ах ты, задира и дразнилка. Я совершенно не могу ни о чем думать, когда ты так близко. — Лицо у него все еще было в разбросанных тут и там остатках мыльной пены, но глаза уже загорелись страстью.

Прикоснувшись к ней губами, он еще ближе прижал ее к своему сердцу. Кровь заиграла в ней.

Он страстно поцеловал ее губы, а затем шею. Потом его рука скользнула под халат Лейни и нашла ее грудь. Лейни чувствовала цитрусовый аромат крема для бритья. Внизу живота у нее началось томление.

Она прижалась к нему бедрами.

Но тут в желудке у нее заурчало.

— Я понимаю, что ты голодна, дорогая. Тебе сейчас важнее поесть, а все остальное будет потом, — хрипловато произнес Слоан и заставил себя сделать шаг назад. — Лучше мне тебя сперва покормить, я не хочу, чтобы ты умерла от голода, ведь я призван охранять и защищать твою жизнь.

Голова у Лейни кружилась, и по спине ползли мурашки. Слоан опять повернулся к раковине и продолжил умываться.

Он решил взять небольшой тайм-аут. Холодная вода оказалась очень к месту. Да и Лейни не помешает немного охладиться.

Лейни вышла из ванной комнаты и направилась к своим чемоданам. Нужно одеться, пока тело еще слушается. Ведь только что она была готова прыгнуть на Слоана!

Лейни никогда раньше не видела, как бреется мужчина, и сейчас этот процесс показался ей невероятно интимным. Она с наслаждением смотрела, как он водит взад и вперед острым лезвием по своей коже. Она сгребла в охапку джинсы и рубашку, схватила расческу, пытаясь обыденными действиями отвлечься от сексуальных ощущений, охвативших ее.

Они провели вместе последние двенадцать часов, и теперь Лейни было просто необходимо немного прийти в себя. Когда полиция, наконец, поймает ее преследователя и все закончится, Слоан снова вернется к своим делам. Ведь он собирался сделать что-то очень важное для себя, раз ему пришлось уйти из рейнджеров. Нет сомнения, что он захочет завершить отложенное дело как можно скорее. А ей придется вернуться к своей обычной жизни, работе и семье.

Несколько раз Лейни порывалась сказать Слоану, что влюблена в него. Удивительно, но она была готова крикнуть об этом всему миру, рассказать об этом каждому, кто окажется рядом. Она и не представляла, что может влюбиться с первого взгляда.

Но все же что-то останавливало ее. Возможно, мысль о том, что он избегает длительных связей и наверняка постарается уйти, если узнает о ее чувствах. А ей дорога каждая минута, которую они проведут вместе.

Слоан вышел из ванной, заправляя рубашку в джинсы. Взяв ботинки, он посмотрел на Лейни.

— Я освободил ванную. Теперь займусь кофе.

Когда он ушел, Лейни тяжело вздохнула и принялась приводить в порядок свои роскошные рыжие волосы, которые сейчас больше напоминали воронье гнездо. Ей хотелось быть красивой, ведь им было отведено так мало времени, и это время бежало так неумолимо.


Слоан заправлял в тостер ломтики хлеба. Он поймал себя на том, что постоянно мурлычет эту дурацкую песенку про хонки-тонк бар, улыбаясь при мысли о Лейни.

Его забавлял ее интерес к жизни, желание всему учиться, стремление узнавать новое. Лейни была болезненно чувствительна и обидчива, а еще стыдлива и весела. Кроме того, никто другой так легко не краснел и не смущался.

Лейни изумлялась выдающимся событиям, встречающимся в ее жизни, и радовалась тому, что происходило с ее телом.

— Я почувствовала аромат кофе. — Лейни вплыла в кухню и взялась за кофейник. — Кажется, кофе готов.

— Да, мэм. Доставай чашки из шкафчика. Яйца тоже уже почти готовы.

Лейни налила себе кофе, отпила глоток и неторопливо повернулась к нему.

— Мэм? Хитришь? — Она скорчила умилительную гримасу. — Не ты ли самый привлекательный ковбой во всей округе, рейнджер Эббот? — Лейни наклонилась над стойкой и, хлопая ресницами, пристально поглядела на него.

— Ты собираешься насмешничать или есть?

— О, извини. — Она опустила голову и села за стол. — Но ты действительно самый натуральный техасец, таких я больше не встречала. — Она подперла голову руками. — Я не против. Просто констатирую факт. Наоборот, мне это даже нравится.

Слоан поставил на стол тарелки, взял себе чашку и сел.

— Я всегда считал себя чистокровным техасцем. По рождению и по воспитанию. Даже летом работал на ранчо и несколько раз участвовал в родео. — Он взял в рот кусок яичницы. — Только недавно я выяснил, что родился совсем не в Техасе. Мой отец вырос в Иллинойсе, а я родился в Чикаго. — Слоан наконец решился высказать то, о чем он думал.

— Только недавно выяснил? А что написано у тебя в свидетельстве о рождении? Ведь оно должно было у тебя быть, чтобы ты мог пойти в школу.

На мгновение он нахмурился.

— Кажется, маме достал для меня фальшивое свидетельство о рождении какой-то знакомый. Моя фамилия даже не Эббот. Это тоже подделка.

А зачем ей это понадобилось? — поинтересовалась Лейни. — Она пыталась скрыться от мужа, который терроризировал ее?

— Нет, — он отрицательно покачал головой. — Кажется, у нее возникли какие-то проблемы с законом. Она упорно хотела скрыть наше настоящее имя.

— Извини, Слоан. Наверно, тебе было тяжело узнать такие вещи, когда ты стал уже взрослым. И что ты обо всем этом думаешь? — Она откусила тост и ждала от него ответа.

Сейчас Лейни пребывала в своем обычном состоянии профессионального психолога, дающего советы, а потому лицо ее было непроницаемым.

— Я даже не знаю, — наконец вымолвил Слоан. — Я стараюсь об этом не думать. — Всякий раз, когда он начинал об этом думать, ему становилось не по себе.

— Это как-то связано с твоим уходом из рейнджеров?

Черт бы его побрал, что он сейчас заговорил об этом. Нужно было промолчать. Не хватало еще ее в это втягивать. Слоан впервые рассказывал кому-либо всю эту историю и плохо себе представлял, как Лейни отреагирует.

Отставив тарелку и выпив последний глоток кофе, он на мгновение замолчал, не зная, как начать.

— Ты помнишь, я говорил тебе, что моя мать умерла несколько месяцев назад?

Лейни кивнула, пристально глядя на него.

— Когда я приехал в дом матери через несколько дней после ее смерти, чтобы разобрать вещи, я нашел в туалетном столике вместе с другими бумагами адресованное мне письмо. — Слоан встал и принялся расхаживать по кухне от стола к окну. — Это была своего рода исповедь. И то, что мне кажется, можно назвать предсмертной просьбой.

Лейни также встала и принялась собирать посуду. Она отнесла ее в раковину. Даже не оборачиваясь, он чувствовал, что она внимательно на него смотрит. Но Лейни не пыталась прервать его.

Горло у него внезапно пересохло, он откашлялся, чтобы прочистить его, и приступил к рассказу:

— Оказывается, мой отец не погиб в автомобильной аварии. Его посадили в тюрьму.

У Лейни расширились глаза, потом она прищурилась. Но опять не произнесла ни слова, и он продолжил:

— Кажется, родители моего отца были людьми очень обеспеченными. Они считали, что моя мать недостойна их сына, и были против его женитьбы. Когда отец все же женился на матери, они были вне себя от негодования, полагая, что она недостаточно хороша, чтобы войти в их семью. А когда отца арестовали и дали ему тюремное заключение за то, что он в драке убил знакомого матери, они во всем обвинили ее, считая, что у нее были неподобающие знакомства.

— О, Слоан. Какой ужас пришлось пережить твоей бедной матери. — На ее лице было написано искреннее сочувствие, но сейчас он в нем не нуждался. Он не нуждается ни в чьем сочувствии, а тем более в ее.

— Да, ну… возможно. — Слоан отвел взгляд. — Во всяком случае, я полагаю, что бабушка с дедушкой наняли адвоката, чтобы отобрать меня у матери, когда отца посадили. Они говорили, что она не может воспитывать ребенка. Моя бедная мать была бедна. Она была сиротой из Техаса и не получила образования, — продолжал он. — Мама решила уехать в те места, где выросла. Она сменила фамилию, потом продолжала ездить по штату, переезжая с места на место, надеясь скрыться, чтобы власти не смогли найти ее и отобрать меня. Она была уверена, что свекор и свекровь могут нанять частного детектива и разыскать нас. Мама старалась держаться подальше от прежних друзей и тех мест, где ее знали в молодости.

Лейни выключила воду и вытерла руки.

— Тебе, верно, было невыносимо тяжело читать ее письмо. А что стало с твоим отцом?

Он пожал плечами и, стараясь говорить как можно спокойнее, ответил:

— Не знаю. Мама не узнавала. Она скрылась и больше не возвращалась.

— Надо полагать, что все эти годы она испытывала чувство вины, — доброжелательно и сочувственно сказала Лейни. — А она действительно верила, что отец был виновен?

— Что?

— Она и вправду верила, что ее муж убил ее друга?

Слоан как-то об этом не задумывался.

— Я не знаю. — Он подошел к стулу и сел на него верхом, опираясь локтями о спинку. — Думая об этом сейчас, я полагаю, она могла считать, что он не виноват, иначе не стала бы просить меня разыскать его.

— А она попросила?

— Да. Об этой просьбе я и говорил, когда стал рассказывать о письме. Она сообщила мне его имя и попросила разыскать его, хотя прошло уже столько лет.

Лейни кивнула и тихонько села на стул напротив.

— И что же ты? осторожно спросила она.

Сейчас ему не хотелось об этом думать. В его глазах появился страх.

— Слушай, перестань меня мучить психоанализом. — Он встал и со злости ударил по спинке стула. — Я рассказывал тебе все это не для того, чтобы ты меня жалела или давала советы.

— Тогда почему?

Слоан и сам не знал почему. Ему было не по себе, его мутило. — Если бы я знал, черт побери!

Подойдя к окну, Слоан подумал о своем начальнике и тех причинах, по которым он оказался связан с Лейни.

— Мне нужно уехать. Я хочу проверить, где остановился тот вчерашний парень. Позвоню капитану из автомата и сделаю это подальше отсюда. — Слоан повернулся к ней лицом и увидел, что ее изумрудные глаза полны ожидания. — Я оставлю тебе пейджер, чтобы ты могла связаться со мной, если здесь кто-нибудь появится. — Он уклонился от прямого ответа на ее невысказанный вопрос. — Думаю, здесь ты в относительной безопасности, но никуда из дому не выходи. О'кей? Она отвела взгляд.

— Это очень важно, Лейни. От этого может зависеть твоя жизнь.

— Не беспокойся обо мне. Все будет в порядке.

Недовольный собой, смущенный тем, что заговорил о своем прошлом, Слоан быстро собрался и пошел к выходу. Если эта женщина ухитрится сделать так, что ее найдут, потому что она не послушается его, он свернет ей шею, когда вернется.


Испуганная внезапной переменой, произошедшей со Слоаном, Лейни пыталась размышлять, но мысли путались в голове. Лейни молча закрыла за ним дверь и направилась наверх, чтобы немного отдохнуть, а если получится, то и подремать. Но сон не шел. Вместо этого у нее перед глазами вставал Слоан.

Она недоумевала, чем вызвала его раздражение. Казалось, все было хорошо, пока он не начал говорить о своем прошлом.

Используя интуицию и свой опыт решения проблем, Лейни стала анализировать. Она не сомневается, что он испытывает к ней определенные чувства. То, с какой нежностью Слоан глядит на нее, и то, как он занимался с ней любовью, говорит о многом.

Мужчины, подобные Слоану, не станут рассказывать о своих личных проблемах человеку, которому полностью не доверяют. И они не доверятся кому попало. Кажется, его мучает тот факт, что его отец сидел в тюрьме. Если бы Слоан не почувствовал свою духовную близость с ней, он бы однозначно умолчал об этом.

Но он рассказал, значит, доверяет ей и действительно ее любит.

Но когда Лейни попыталась прощупать его более глубокие, скрытые чувства, Слоан взорвался. Такой внезапный гнев скрывает страх того, что кто-то подойдет к нему слишком близко. И что это означает? Неужели он решил, что попался в ловушку, расставленную ею?

Может быть, у него такой способ сохранять дистанцию? Или он хочет напомнить ей, что они будут вместе только считанные дни и не стоит слишком сближаться? А может, он неожиданно вспомнил о своей миссии и ответственности за нее, о своем долге телохранителя?

Так или иначе, ближе у нее никого никогда не было.

Лейни подумала о своей сестре. Как бы ей сейчас хотелось обсудить с ней все происходящее! Сюзи всегда была ее поверенной, и не только в сердечных делах. Они говорили обо всем, обсуждали каждый шаг, который она делала в своей жизни.

Лейни вспомнила свой позавчерашний сон, в котором Сюзи безутешно плакала. Неужели прежде ей никогда не приходило в голову, что сестра может быть несчастлива? Неужели она была так погружена в свои собственные проблемы и дела, что не замечала вещей, которые, возможно, были более важны, чем ее карьера?

Мир вокруг нее изменился. Она звонила Сюзи в больницу из автомата в женском туалете в придорожном кафе, чтобы узнать, как та себя чувствует. Но даже тогда Лейни не спросила сестру о ее душевном состоянии. Она так поглупела от своей неожиданной поездки в провинцию с техасским рейнжером, что не дала Сюзи вставить ни словечка.

Взгляд Лейни упал на белый телефон у кровати. Пора бы поговорить с Сюзи. Теперь она в этом замечательном лесном доме, блаженствует в безопасности и комфорте. И именно теперь ей нужно сделать первый шаг.


Слоан потратил несколько часов, чтобы проверить подозрительного рыболова. Он заехал в пару арендуемых коттеджей, находящихся за рекой, напротив их хижины. Оба оказались жилыми. Перед одним стоял небольшой фургончик и были разбросаны детские игрушки. Машина, стоявшая рядом с другим, была с оклахомскими номерами.

Все казалось обычным и не вызывало подозрения, но Слоан все равно записал номера и решил, что хуже не будет, если капитан их проверит.

Он воспользовался одним из своих мобильных, зарегистрированных на подставное лицо, и позвонил капитану Джонсону. Сообщив ему номера и кое-какую информацию и рассказав о Лейни, он поинтересовался, как здоровье ее сестры. Он знал, что Лейни непременно спросит об этом и будет рада услышать, что сестра хорошо себя чувствует и дома все в порядке.

— Сюзи физически здорова. Теперь уже и не скажешь, что она была ранена. Но… — капитан немного поколебался и замолчал, и Слоан почувствовал тревогу.

— Если она беспокоится о Лейни, капитан, можете уверить ее, что с сестрой все в порядке и она в надежных руках. — Когда эти слова сорвались с языка, Слоан чуть не прикусил его. И тут же ему подумалось, как хорошо было Лейни в его руках. Но черт побери, Слоан до сих пор корил себя, что нарушил свой долг, хотя результаты оказались просто фантастические.

— Я так и сделал, сержант. Но сейчас Сюзи больше всего заботит не это. Капитан откашлялся. — Прошлой ночью исчез ее муж, Джефф.

— Как исчез? Вы хотите сказать, что он скрылся и бросил ее?

— Слишком рано что-либо утверждать с уверенностью, но, возможно, у них были материальные проблемы. Остальные члены семьи ничего об этом не знали. И Сюзи не хотела, чтобы об этом узнала Лейни: ведь у нее возникли эти неприятности со сталкером.

— Я понимаю, капитан. И не стану говорить об этом Лейни. Незачем ей расстраиваться еще больше. Да и Сюзи пусть не расстраивается.

Послушай, опять начал капитан, — дело в том, что я единственный, кто больше всех беспокоится на тему этого исчезновения. Я всегда думал, что Джефф Сэмпсон женился на Сюзи только из-за денег ее сестры. Мне кажется, он ушел сейчас, потому что ему что-то известно о сталкере, который преследует Лейни. И он не хочет выдавать этот секрет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Обратно Слоан ехал лесом. Было душно и влажно. Вдалеке грохотал гром, и черные тяжелые тучи закрыли заходящее солнце.

С тех пор, как он оставил Лейни, прошел такой длинный, утомительный день, что тот неожиданный гнев, который он испытал во время их разговора, уже улетучился. Слоан думал об этом на обратной дороге и решил, что, пожалуй, главной причиной этого гнева было его смущение и запутанность дел. Но была еще одна причина, заставлявшая его нервничать: Лейни стала слишком важна для него, потому он вдруг потерял контроль над собой.

Его всегда мало интересовало, что думают о нем другие. Он не стремился, чтобы его кто-то понимал, но эта женщина все в нем переменила.

Неужели у них может быть общее будущее? Неужели это возможно? Слоан был не в состоянии нарисовать картину, как они будут жить вместе. Но также он не мог представить, что ее больше не будет в его жизни.

А что он может ей предложить? Она известна, богата, у нее любящие родственники и много друзей. В ее жизни нет места для простого техасского рейнджера. У Слоана никого нет, за исключением сидевшего в тюрьме отца, которого он никогда не видел и про которого даже не известно, жив ли он вообще.

Интересно, а вдруг Лейни считает, что яблоко от яблоньки недалеко падает? Ведь его отец обвинялся в убийстве. Не подумает ли она, что сын может быть похож на отца?

Нет, вряд ли, Лейни не такая.

Да и денег у нее не намного больше, чем у него, чтобы считать, будто он охотится за ее деньгами. У него в Хьюстоне есть несколько счетов с приличными суммами, потому что ему не много надо. Для чего ему деньги? У него нет дома. Нет семьи. Он много работает, друзей у него совсем мало. Куда рейнджеру девать деньги?

Но все равно, Лейни из тех, для кого дом и семья — главное в жизни, а он бездомный бродяга, вечный скиталец, техасский рейнджер.

Остановившись у дома, Слоан выгрузил провизию и направился к главному входу. Отдаленная вспышка молнии напомнила ему, что погода в это время года весьма переменчива.

Лейни вышла навстречу, и сердце его радостно подскочило в груди. Господи! Только один ее вид уже волнует и бередит ему душу. А такого с ним никогда раньше не бывало, такого волнения у него никто не вызывал.

— Полагаю, раз ты не посылала сообщений на пейджер, значит без меня все было в порядке, — усмехнувшись, сказал он.

Лейни взяла у него из рук сумку.

— Обошлось без происшествий, — бросила она через плечо и стала подниматься по ступенькам на крыльцо.

— Вот и хорошо. — Слоан последовал за ней в кухню. — Как ты провела день?

Лейни поставила сумку.

— Это надо рассматривать, как извинения, рейнджер Эббот?

— Может быть.

У нее отчего-то заныло сердце.

— Честно говоря, — начала Лейни, мягко коснувшись его руки, — сегодня было слишком спокойно, Слоан. Я… скучала без тебя.

Он купил продукты!

С тех пор как Лейни себя помнила, ей всегда хотелось иметь помощника. Как было бы хорошо, если бы нашелся человек, который станет заботиться о покупках, помогать с домашней работой и немного облегчать груз, который она несет на своих плечах. С кем можно будет посидеть и расслабиться, когда день подошел к концу и дела сделаны.

Но этот человек, предназначенный ей, был вовсе не Слоан. Она с самого начала знала, что он ведет уединенную, беспорядочную, бродячую жизнь. Слоан не станет возиться с ней, когда его миссия закончится, не важно, что этого хочет ее сердце.

У них нет общего будущего, но это ничего не значит. Она должна получить как можно больше радости и счастья в настоящем.

Лейни помогла ему убрать продукты, потом накрыла на стол.

— Надеюсь, ты любишь жареных цыплят? — спросил Слоан.

Даже если б Лейни и не любила их, то сейчас бы ни за что не призналась в этом.

За окнами раздался оглушительный удар грома.

— Кажется, начинается дождь, — сказал она, доставая бисквиты.

— Вероятно. Надеюсь, не такой сильный, чтобы разлилась река.

— А что, может быть наводнение?

— Гваделупа известна своими наводнениями. После весенних дождей она часто выходит из берегов, — пояснил он. — Но возле Секвейна стоят пять дамб электростанции, которые позволяют остановить подъем воды. Когда я оглядывал окрестности, заметил неподалеку водяную метку, в пятидесяти милях вниз по течению. Кажется, дом не должно затопить.

— Слава богу. — Лейни взяла себе куриную грудку. — А чем здесь еще можно заняться, кроме рыбной ловли?

— Рафтингом, плаванием на каяках, — он пожал плечами, — почти всеми водными видами спорта. Но в большинстве своем, как мне кажется, люди приезжают сюда из-за красивой природы и тишины, желая отдохнуть от города.

Лейни воткнула вилку в салат из шинкованной капусты и вспомнила, почему сама уехала из города.

— А ты узнал что-нибудь про этого рыбака? И поговорил с Четом Джонсоном?

Слоан отпил содовой.

— Да, и да, — неопределенно ответил он. Когда она в ответ нахмурилась, он серьезно взглянул на нее. — Все хорошо. Рыбак, кажется, совершенно безобиден. Просто турист из Оклахомы. По словам продавца местного магазина, он приезжает сюда каждую весну.

Лейни едва удержалась, чтобы не воскликнуть: «Ну вот, я же тебе говорила».

— А Чет? Ты спрашивал его, что полиции удалось разузнать про сталкера?

Слоан задумчиво потер подбородок и внимательно взглянул на нее.

— У твоих все в порядке, Лейни, в том смысле, что тебя интересует. Сюзи уже дома, ее выписали из больницы, ей становится лучше. Они все ждут твоего возвращения.

— О, как здорово! Спасибо тебе.

— А что касается полиции, — продолжал он, — они работают над несколькими версиями и с несколькими подозреваемыми.

Раздался новый удар грома, в окна застучал дождь. Лейни испуганно вздрогнула. Слоан поднялся и зажег свет.

— Как считает Чет, это долго протянется? — Сейчас ее беспокоила не гроза, ей было важно узнать, сколько времени она пробудет вместе со Слоаном, прежде чем расстаться.

— Он об этом ничего не говорил. Ты торопишься вернуться к работе?

Честно говоря, Лейни совершенно не думала сейчас о работе, она о ней даже не вспоминала с тех пор, как они уехали из Хьюстона.

— Не совсем. Я уверена, что коллеги как-нибудь выкрутятся, воспользуются моими заготовками.

Но… — Она расправилась с куриной грудкой и принялась за крылышко. — Я просто подумала, а успеешь ли ты научить меня ловить рыбу? И еще мне захотелось немного повозиться здесь в саду. Кажется, тут нужно немного покосить, прополоть сорняки и удобрить цветы.

— Ты любишь возиться в саду?

Она усмехнулась.

— Я привыкла, но в последние годы у меня было мало свободного времени для этого. Пришлось в Хьюстоне завести садовника. Даже если бы у меня и нашлась свободная минутка, то садовник не позволил бы мне трогать ценные растения.

— Если дождь перестанет, утром пойдем на рыбалку, Лейни. А вот в саду завтра будет слишком сыро.

Выражение его глаз изменилось, они потемнели. Слоан провел рукой по ее щеке, потрепал подбородок, а потом коснулся губ. Она почувствовала легкое волнение. Гроза на улице бушевала уже не на шутку. Внутри у Слоана и Лейни тоже зашумела гроза. Потушив свет, Слоан поднял Лейни и понес вверх по лестнице.

Всю ночь они занимались любовью, зная, что им отведено мало времени. Каждый из них молился, чтобы оттянуть неизбежный приход дня и возврат к привычной жизни.


— Полегче, солнышко, — засмеялся Слоан, когда Лейни стала вытаскивать из-за двери удочку и едва не попала ему по голове.

Утром выглянуло солнце. В чулане Слоан нашел шкафчик с рыболовными снастями, вытащил их оттуда и принялся терпеливо обучать Лейни, показывая и объясняя ей устройство удочки и спиннинга. Они сидели за кухонным столом, и он едва сдерживал себя, чтобы не смести все со стола и не взять ее прямо на нем.

Ему все время было мало. Но он понимал, что она устала ночью, у нее все тело болит, и потому сдерживал свое желание, настраивая себя на рыбную ловлю.

— Оказывается, ловить рыбу не так уж просто, — пожаловалась ему Лейни. — Ты уверен, что я смогу научиться рыбачить за один день?

— Ну, если ты захочешь научиться ловить на муху, то одного дня окажется мало. Но мы просто поучимся забрасывать другую приманку, используя спиннинг. Посмотрим, может, нам попадется какая-нибудь глупая рыбка. — Он показал ей, как правильно держать удилище. — Это очень просто, Лейни. Я сам научился ловить, когда мне было шесть лет. Главное, чтобы были удилище или длинный прут, леска и крючок или что-нибудь его заменяющее.

— Ты говоришь, что в шесть лет сам научился? — озадаченно спросила она.

— Да. Некому было меня учить, а мне попался на глаза журнал про рыбную ловлю, который кто-то оставил в ресторане, где работала моя мама. Я еще не мог прочесть многие слова, но по картинкам обо всем догадался.

Он проверил снаряжение, и они отправились вниз, к реке.

— Сначала все снасти у меня были самодельные. Вместо удилища — длинная ветка, вместо лески — нитка, а вместо крючка — булавка. Но все-таки мне удалось поймать нескольких крошечных рыбешек, а уж потом у меня появились настоящие крючок и леска.

Они подошли к берегу реки.

— Какая мутная вода, — заметила Лейни с разочарованием в голосе.

— Во время грозы ил поднялся со дна, вода взбаламутилась. — Слоан почувствовал, что ей хочется вернуться домой, и протянул к ней руку. — Лейни, рыбам все равно, им не важно, что плохо видно. Они — голодные. Наоборот, из-за дождя нам будет легче ловить. Я немного боялся, что придется идти в магазин за живой наживкой.

Лейни просияла, и он увидел у нее в глазах такой неподдельный энтузиазм, от которого у него перехватило дыхание. Она была такой открытой и непринужденной, и это нравилось ему.

Слоан поставил удочки под ивой и огляделся вокруг в надежде найти приманку.

— Лучше нам поискать в саду. Пойдем.

— А что мы ищем?

— Ночных гусениц или червей.

— Каких именно?

Он наконец нашел то, что искал, и показал ей.

— Вот таких червяков. Прекрасная сочная еда для маленьких ротиков окуньков.

О-о-о, протянула Лейни. Было видно, что она смутилась, глядя на длинного извивающегося червя.

Но к ее чести она овладела собой, оправилась от смущения, когда Слоан поднял садовую лопату и корзинку и начал переворачивать землю.

— Ты только посмотри, — улыбалась она удивленно, когда он переворачивал новый пласт земли и доставал оттуда червей. — И сколько нам нужно? Хочешь, чтобы я тебе помогла?

— Думаю, для начала пары дюжин будет достаточно, — решил он, и они опять пошли к берегу.

Слоан показал ей, как насаживать червя на крючок. Он ожидал, что она почувствует отвращение и откажется насаживать живых червей, как поступает большинство женщин. Но, как он уже подметил раньше, Лейни здорово отличалась от большинства женщин. У нее был сильный, решительный характер, упорство и стойкость львицы.

Он насадил червей и одним движением руки забросил леску в реку.

— Видишь? Вот и ты так должна делать. Забрасывай конец лески с крючком повыше против течения, и пусть он медленно спускается вниз, к нам.

Она попробовала повторить его действия, но попала в большое гнездо водяной крысы.

— О господи, — жалобно запричитала Лейни. — Я запутала леску. Нет, у меня никогда не получится, я не сумею научиться ловить рыбу.

Слоан опустил свою удочку, воткнул конец в землю, чтобы она не упала, и пришел на помощь Лейни. Он распутал леску, сделал ее покороче и закрепил.

— Чепуха. Просто ты слишком долго держала леску. — Он нацепил ей на крючок свежую наживку, вложил удочку в руку и встал позади. — В этом деле есть одна небольшая тонкость. Сейчас я тебе продемонстрирую. — Накрыв ее ладонь своей, он широко размахнулся и резким движением забросил крючок в реку. — Теперь поняла, как надо действовать?

Лейни кивнула, неотрывно глядя, как конец лески плывет вниз по течению.

— А как я узнаю, что рыба попалась?

— Ты почувствуешь, что леска натянулась. Когда это произойдет, немного дерни удочку… вот так. — И, продолжая стоять позади нее, он показал ей, как это сделать.

Тут Лейни немного отклонилась назад, коснувшись его груди, и Слоан вдохнул свежий аромат ее волос. Ух! Это было огромной ошибкой. Он опять возбудился. Расстроено застонав от огорчения, Слоан повернулся к ней спиной и нагнулся за своей удочкой.

— Теперь хорошо. Нужно легко, без усилия забрасывать удочку. Теперь поводи леску и немного поддерни ее.

Хорошо, что Лейни так сосредоточилась на ловле и не заметила, что ему стало не по себе.

Насаживая себе на крючок нового червя, Слоан решил, что нужно найти какое-то занятие для ума, чтобы отвлечься от созерцания ее тела. А Лейни следует отвлечь от созерцания удочки. Уж очень она увлеклась. Может, рассказать ей кое-что из того, что он узнал вчера от капитана Джонсона?

Забросив крючок вверх по течению, он посмотрел, чем она занимается.

— Я говорил тебе, что Сюзи себя хорошо чувствует? Так мне сказал вчера капитан.

— Да, — ответила Лейни, ловко насаживая нового червя на крючок. — И я очень этому рада.

Слоан одобрительно кивнул, когда она под его взглядом забросила удочку.

— Кажется, ранения оказались несерьезными. Сначала раны сильно кровоточили, но быстро зажили.

— Хм-м.

Нет, у него явно не получается оторвать ее от захватывающего занятия.

— Сюзи сейчас уже дома. Капитан Джонсон говорит, что даже и не скажешь, что она была ранена.

Лейни вытянула леску и обнаружила, что червяк, которого она насадила, уже исчез.

— Наверно, я что-то делаю неправильно, у меня наживка все время срывается.

— Видимо, ты слишком слабо его насаживаешь. Она нахмурилась, глядя на него.

— А по-другому у меня не получается. Слоан засмеялся.

— Расслабься. Это несложно. Еще немного, и ты научишься. Думай о чем-нибудь хорошем, когда забрасываешь удочку. — Увидев, что у него тоже нет червя на крючке, он нагнулся за новым.

Кажется, червяки не соскакивают, а их объедают рыбы. Если рыба будет глотать червей такими темпами, скоро у нас ничего не останется. Течение после дождя очень сильное, и трудно определить, когда клюет. Еще пару раз забросим, и я пойду опять копать червей.

Лейни попыталась расслабиться. Совет был хорош, но как его выполнить, когда Слоан стоит рядом, так близко от нее.

Кроме того, когда он заговорил о состоянии Сюзи, Лейни испытала чувство вины. Она и сама прекрасно знала, как сестра себя чувствует, поскольку мило поболтала с ней вчера по телефону.

Лейни уже знала от Сюзи, что Джефф исчез два дня назад. Но когда они с сестрой беседовали, он вернулся, удивив их обеих. Итак, у сестры опять все в порядке. Когда Лейни вернется, они с Сюзи продолжат тот разговор.

Но Лейни не хотелось видеть разочарованное лицо Слоана, когда она скажет, что звонила из хижины. Ничего плохого в этом нет, конечно. Лейни была уверена, что невозможно проследить, где она находится, по одному или двум звонкам, которые она сделает домой родственникам. Но все равно… ей не хотелось расстраивать Слоана, тем более что отведенное им время с каждой минутой все больше сокращается. Им осталось быть вместе так недолго.

Слоан немного выпустил леску и одним рассчитанным уверенным движением руки забросил удочку на тридцать футов вверх по течению.

— Видишь? Ты тоже легко это можешь сделать. — Он проследил, как она забросила удочку. — Хм… ты знаешь, что у Сюзи с мужем есть некоторые проблемы? — спросил он, пытаясь немного отвлечь ее внимание от лески.

При этих словах Лейни повернулась к нему.

— Нет… да… я хочу сказать, что только недавно узнала об этом, — запинаясь, ответила Лейни, взволнованная его словами, и тут почувствовала, что леска чуть-чуть дернулась и кончик удочки согнулся.

— Эй! Что случилось? — Удилище в ее руках опять дернулось, но уже сильнее.

— Клюет! — закричал Слоан. Он бросил свою удочку и пришел на помощь Лейни. — Нужно потихоньку тянуть, одновременно выбирая леску.

Через несколько мгновений хорошенькая рыбка с золотыми плавниками на спине и мягким серым животиком билась в иле у берега.

— У меня получилось! Я поймала рыбу!

Слоан с сияющей улыбкой глядел на нее.

— Ты молодец, поймала окуня. Еще один, и у нас на ужин будет жареная рыба.

— Нет проблем. Обязательно, — самодовольно заверила его Лейни.

Слоан осторожно снял окуня с крючка.

— Я отнесу его на кухню. — Он наклонился и протянул ей банку с червями. — Возьми последнего червяка, а я накопаю еще и сразу вернусь.

Она последовала его совету и гордо насадила червяка на крючок.

— Вот увидишь, к твоему возвращению я поймаю еще одного.

— Хвастунишка, — усмехнулся Слоан.

В ответ она засмеялась.

— Ты просто завидуешь, что я первая поймала рыбу.

Он с улыбкой покачал головой.

— Новичкам всегда везет. — Слоан двинулся к дому. — Веди себя осторожно. Можно легко оступиться и поскользнуться на берегу, если зазеваешься.

Если тебя не будет рядом, то гораздо легче собраться, подумала она и пообещала:

— Я буду осмотрительна.

Он скрылся за деревьями возле дома. Целых пять минут после его ухода с лица Лейни не сходила широкая довольная улыбка. Какой сегодня замечательный день! И какой отличный парень Слоан. Рыбалка оказалась замечательным хобби. Может, она будет заниматься ею постоянно.

Лейни старательно следила за удочкой. С каждым разом ей удавалось все больше приблизиться к тому месту, которое она наметила.

Она услышала, как Слоан Пробирается позади нее сквозь кусты.

— Тебе потребовалось немного времени, ты не задержался, — не оборачиваясь, бросила она.

— Не потребовалось на что? — произнес слева позади нее знакомый мужской голос. Но этот голос не принадлежал Слоану.

— Джефф? — Обернувшись, Лейни задохнулась от изумления. — Ты меня до смерти испугал. — Она держала в одной руке удочку, а другую прижала к груди, чтобы успокоить сильно бьющееся сердце.

Извини. — Джефф неуверенно шагнул к ней из кустов. — Никогда не знал, что ты умеешь ловить рыбу.

— Я и не умела. Но я учусь. — Внезапно Лейни почувствовала какую-то опасность, исходящую от него. — А что ты здесь делаешь, Джефф? Что-то опять случилось с Сюзи? Как ты меня нашел?

Джефф отрицательно качал головой в ответ на ее вопросы.

— Я вчера слушал по параллельному аппарату твой разговор с Сюзи. — Нахмурясь, он еще на один шаг приблизился к ней. — Я догадывался, что ты ей позвонишь. Ты всегда была занята только собой, и тебе постоянно требовалось ее внимание. Тебе никогда не приходило в голову, что она может устать, плохо себя чувствовать или ей просто не хочется с тобой разговаривать.

Облако закрыло солнце, и внезапно Лейни стало холодно от набежавшего ветра.

— Отвечай мне прямо, Джефф. Что ты здесь делаешь? — У нее по спине побежали мурашки, а руки покрылись гусиной кожей. Лейни крепче ухватилась за удочку, чтобы сохранить равновесие на скользком иле.

Джефф полез в карман темно-зеленой ветровки и вытащил блестящий черный пистолет.

— Хочу закончить то, что начал. Я понял, что должен все сделать сам. Эти ублюдочные снайперы, нанятые мной, просто неповоротливые идиоты. На этот раз я в тебя точно попаду…

От страха у Лейни все перепуталось в голове. Она никак не могла сообразить, что происходит.

Джефф? Ее зять — сталкер? Он преследовал ее? Угрожал ей?

Ноги Лейни отказывались повиноваться. Колени сжались так, что казалось, хрустнут кости. Ты хочешь, чтобы я умерла? Но… почему?

— Подумай получше, — глумливо усмехнулся он. — Я уже сыт по горло твоей властью и руководством. Кто дал тебе право указывать мне и моей жене, что мы должны делать? То, что ты имеешь деньги и распоряжаешься ими, не означает, что тебе можно распоряжаться нами и нашими жизнями.

— Что? — ошеломленная его словами, Лейни потеряла дар речи. Она не могла вымолвить ни слова в ответ. Откуда у него такая злость? За что он ее так ненавидит? И почему она столько лет этого не замечала?

— Отныне я буду распоряжаться финансами, — прорычал Джефф. — И как только Сюзи получит по твоей страховке два миллиона долларов, она отправится вслед за тобой. Я только дождусь, пока она получит страховку. Его темные глаза сверкали злобным огнем. Джефф поднял пистолет и направил ей прямо в лицо. — Знаешь, я думаю, может быть инсценировать смерть Сюзи, как несчастный случай? Я еще не сошел с ума, чтобы нажимать курок, глядя ей прямо в глаза. — Он кивнул головой, словно рассуждал сам с собой, а потом пожал плечами. — А, впрочем, какого черта! Думаю, убийство Сюзи особенно не испортит мне жизнь. Мысль о двух миллионах ее сильно украсит. Приготовься умереть, Лейни.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Брось пистолет, Сэмпсон! — Из кустов за его спиной вышел Слоан, медленно поднимая свое оружие и целясь в него. — Немедленно!

Джефф резко взмахнул пистолетом, услышав голос Слоана. Лейни в свою очередь вцепилась в удочку, намереваясь ударить Джеффа.

Лучше бы она не шевелилась, мимолетно подумал Слоан. Тогда бы он мог спокойно разделаться с Джеффом.

Но вдруг ситуация резко изменилась. Сделав неосторожное движение, Лейни поскользнулась на скользком берегу и, качнувшись, начала падать. Джефф услышал крик, повернулся назад и выстрелил в нее. Но прежде чем его пуля достигла цели, Слоан тоже выстрелил.

Жизнь Джеффа оборвалась. Ему оказалось достаточно одной пули, попавшей в висок.

В три больших прыжка Слоан достиг тела, убедился, что Джефф убит, и ногой отбросил его пистолет в ближайшие кусты. Потом сунул свое оружие в кобуру и, не переводя дыхания, бросился к Лейни.

— Лейни! — Слоан склонился над ней, встав на колени, — Лейни, ответь мне, где у тебя болит? Куда он попал?

Она неподвижно лежала на боку на краю берега, и Слоан заметил кроваво-красный ручеек, сбегавший от нее к воде.

— Нет, нет! Только не это! — закричал он. — Господи! Боже всемогущий! — взмолился Слоан, осторожно беря Лейни на руки. — Пожалуйста, сделай это для меня, спаси ее!

Кровь была повсюду. Лицо Лейни, ее отливающие золотом рыжие волосы, все было в крови. Она не открывала глаз, и Слоан принялся прощупывать пульс у нее на шее. Он отыскал жилку, которая чуть-чуть билась, и тут Лейни едва заметно вздохнула.

У него застучало сердце.

— Лейни Гарднер, ты слышишь меня? Лейни!? Дыши! Ты не можешь уйти. Я не позволю тебе.

Прижимая ее к груди, Слоан достал мобильный телефон и набрал 9-1-1. Выслушав указания медиков, он попытался найти, откуда идет кровь, но ее было так много, что невозможно было определить очаг кровотечения. Казалось, жизнь Лейни уходит, она угасает прямо на глазах.

— Нет, нет, нет! — в ужасе повторял Слоан, стараясь разглядеть в ее глазах проблески сознания.

Слоан уже лет двадцать не был в церкви, да и раньше ходил туда только в угоду матери. Но сейчас, держа в руках Лейни и дожидаясь приезда «скорой», сержант Слоан Эббот вдруг обратился к Богу, принялся умолять его: «Господи, спаси ее, Господи! Не дай ей умереть, и я клянусь, я…»

Через некоторое время появилась «скорая». Медики занялись Лейни и сообщили ему, что ранение не угрожает ее жизни, но рана в голове сильно кровоточит.

Он смотрел, как ее неподвижное тело грузили в машину «скорой помощи» и пытался упросить их, чтобы они позволили ему ехать с ней. Но тут подъехал помощник шерифа, и Слоану пришлось остаться, чтобы сделать заявление и рассказать о происшедшем, прежде чем отправиться в госпиталь.

Слоан силой проложил себе дорогу и прорвался в приемный покой как раз в тот момент, когда Лейни, опутанную проводами и трубками, вкатили в холл. Он подумал, что ему уже не удастся поговорить с ней, но Лейни увидела его, когда каталку, на которой она лежала, уже увозили.

— Слоан, — позвала она, — подожди, не уходи. Ты мне нужен.

Сестры остановились, Слоан подбежал к каталке и встал сбоку.

— Дорогая, я здесь. Не нужно так кричать, тебя слышно аж в Хьюстоне, — попытался пошутить он.

Она протянула руку, и он нежно взял ее.

— Слоан, слава богу, что ты цел. А что с Джеффом?

Он взглянул в ее глаза и почувствовал, как упало его сердце. Она была бледна, как полотно. Лицо было белым и отекшим, а голова забинтована.

— К сожалению, Джефф умер, Лейни. У меня не оставалось выбора.

— Я благодарна тебе, — задыхаясь и глотая слезы, с усилием сказала она. — Почему я раньше не понимала, что он из себя представляет? Мне нужно поговорить с Сюзи.

Она уже выехала. Вместе с матерью и Четом. — Слоану хотелось сказать о том, что было у него в душе, но слова казались такими тяжелыми и застряли у него в горле.

Врач взглянул на него и пробормотал, что пришло время накладывать швы на ее раны.

Слоан выпрямился и ласково погладил Лейни по руке.

— А теперь нужно, чтобы тобой занялись врачи.

— Ты дождешься меня? — дрожащим голосом, в котором слышалась надежда, спросила она. — Ты ведь не уедешь прямо сейчас в Чикаго, правда?

Я поеду в Чикаго, но не сегодня. Я буду здесь. — Слоан хотел сказать ей, что он сам должен убедиться, что с ней все будет в порядке. Что она нужна ему.

Но впереди была неизвестность. И Слоан знал, что они не предназначены для того, чтобы жить вместе.

— Не волнуйся, дорогая, — вместо этого попросил он. — Просто думай о том, что все будет хорошо, а мы будем дожидаться тебя здесь.


Слоан посмотрел на остатки пива в бокале, который он держал, и допил его. В последние три недели после того, как стреляли в Лейни, его жизнь понеслась вскачь. И кажется, не собиралась успокаиваться в обозримом будущем.

Официантка по имени Мег взяла его бокал и спросила, не принести ли ему еще. Он кивнул и изучающим взглядом окинул бар, занимавший чуть не половину зала. Сзади находился телевизор, транслировавший спортивные игры. Была середина дня, и посетителей было немного. Слоан оглядел нескольких мужчин в деловых костюмах, которым удалось выбраться с работы пораньше, чтобы немного расслабиться, и почувствовал себя здесь чужим. Он просидел здесь уже час в ожидании.

Всего несколько раз в своей жизни Слоан выбирался из штата Техас. Чикаго был просто большим городом, как Даллас или Хьюстон. В них не было особой разницы, но этот большой бар с лакированными деревянными полами и обитыми мягкими креслами не имел ничего общего с барами, в которых ему приходилось бывать. На мгновение он вспомнил, как Лейни хотелось побывать в хонки-тонк баре.

Воспоминание о Лейни вернуло его мысли к тому дню, когда он ее видел последний раз. Лейни выписывали из госпиталя. Ее сестра закончила собирать вещи и вышла узнать насчет кресла-каталки, чтобы спустить Лейни в нем к выходу.

Он слушал, как Лейни рассказывает ему о том, что придумала способ отправлять в редакцию свои колонки из любой точки света. Но теперь она уже не уверена, что может давать кому-то советы, когда она сама так катастрофически ошиблась со своим зятем. Может, стоить подумать о том, чтобы оставить эту работу.

Несмотря на швы на голове, Лейни сияла радостной улыбкой. Ее глаза сверкали, когда она глядела на него, и Слоан подумал, что Лейни стала еще красивее.

Я попросила Чета помочь мне купить нашу хижину, — сообщила она и поделилась своими планами: — Я хочу открыть в ней гостиницу «Ночлег и завтрак». — Лейни не могла усидеть спокойно. На нее волнами накатывала радость. — Мне кажется, что ты больше меня в этом понимаешь. Я хочу, чтобы ты мне помог в этом деле, — продолжила она. — Лейни…

— О, если ты не очень разбираешься в строительстве, то можешь заняться организацией туризма и развлечений, которые мы там сможем предложить. Я уверена, что сумею организовать хорошую рекламу, но поскольку я еще никогда не занималась подобными вещами, мне подумалось, что ты…

— Лейни, остановись…

— Но я уже собралась и готова вернуться в Хьюстон. — Она подняла голову и взглянула на него. — Лучше уехать домой, чем валяться здесь. И потом мы сможем еще несколько часов пробыть вместе, пока будем ехать, разве нет? Тогда все и обсудим.

— Я не поеду.

Улыбка в ее глазах погасла.

— Ты не возвращаешься в Хьюстон?

— Сюзи сама отвезет тебя. А у меня на вечер взят билет из Сан-Антонио в Чикаго. Мне нужно ехать туда.

— А… ну ладно… — Лейни повернулась к нему спиной и занялась своим чемоданом. — Ты решил отправиться туда, чтобы узнать про своего отца? Что ж, хорошо…

Слоан и сам не знал, какой реакции он от нее ожидал, но ее спокойствие вдруг вызвало в нем злость. Может, ему хотелось, чтобы она расстроилась, заплакала или попросила его передумать и побыть с ней еще немного?

Нет, он знал, что так для них обоих будет лучше. Ему тяжко было расставаться с ней сейчас. Но позже и вовсе станет невозможно. Видимо, и Лейни это понимала.

— В таком случае, полагаю, я должна сказать, как благодарна тебе за все, что ты для меня сделал. — Она повернулась и взяла его за руки. — Ты спас мне жизнь… дважды. И научил меня веселиться… научил замечать красоту вокруг, особенно во время путешествия. С тобой я увидела красивые придорожные цветы и дождевых червей. Я многому научилась. Спасибо тебе, Слоан.

— Извини, Лейни, я не могу больше оставаться. Мне нужно продолжить то, что я начал, меня просила об этом мать.

Она пожала ему руку.

— Конечно, ты должен. Уверена, что ты делаешь правильно. Я знала, что тебе придется вернуться к твоей собственной жизни, как только представится возможность. Я просто благодарна тебе, что ты оставался со мной так долго. Ты изменил всю мою жизнь.

— Лейни…

Но прежде, чем он успел поцеловать ее, в палату вошла Сюзи с медсестрой, которая катила коляску. Слоан помог усадить туда Лейни и смотрел, как она с непроницаемым лицом, высоко держа голову, едет по коридору.

У лифта она повернулась к нему.

— Благодарю тебя за все, Слоан. Я никогда тебя не забуду. — Потом двери закрылись, и она пропала…

— Слоан? — Пожилой мужской голос вернул его к реальности, и Слоан осознал, что сидит в чикагском баре перед обитой черной кожей стойкой, а перед ним стоит полупустой бокал пива.

Он поднял взгляд и увидел рядом с собой мужчину, у которого были такие же глаза, как у него, и та же линия рта. Но поредевшие седые волосы и глубокие морщины, прорезавшие лоб и залегшие вокруг глаз, показывали, что Слоан не наткнулся случайным образом на свое зеркальное отражение. Между тем, внешность была до того знакомая, что можно было без сомнения сказать: в их жилах течет одна и та же кровь.

— Роберт Дженсен? — Внезапно в горле у Слоана запершило. Он поднялся с места.

— Да, Слоан. Совершенно ясно, что мы родственники, правда? Нет никакого сомнения. — Мужчина протянул ему руку. — Не знаю, рад ты этому или нет, но я — твой отец.

Горячая рука отца обхватила его ладонь, и он подошел еще ближе.

Я… я … не знаю, что сказать, — запинаясь, произнес Слоан.

Дженсен не улыбнулся и не произнес ни слова, просто стоял, не выпуская его руки, и изучающе глядел в лицо сына. Слоан подметил, что Роберт Дженсен на несколько дюймов ниже него, но они оба были высокими и худощавыми. Он также с восхищением отметил, что его отец одет в дорогой костюм от известного дизайнера, и галстук ничуть не уступал костюму.

— Я не знаю, как вас называть, — пробормотал Слоан.

Отец широко улыбнулся, и лицо его просветлело.

— Будет достаточно, если ты станешь называть меня Роб, пока не узнаешь поближе. — Он отпустил наконец руку сына и обнял его. — Но… надеюсь… настанет день, когда ты доставишь мне счастье, назвав меня отцом.

Слоан смутился:

— Давайте присядем и поговорим.

О'кей, сынок. Мне нужно кое о чем тебе рассказать.

К этому времени Слоану уже многое было известно. Он знал, что Роберт Дженсен и Мэри Джо Плакет поженились тридцать один год назад. Через год в Чикаго у них родился сын, которого они назвали Слоаном. Два года спустя Роберта арестовали и обвинили в нападении и убийстве сотрудника Мэри Джо и ее лучшего друга. Роберту грозило от сорока лет тюрьмы до пожизненного заключения, без возможности помилования или сокращения срока.

А потом, почти через двадцать два года, дело было пересмотрено, и его полностью оправдали.

— Не могу передать, как я обрадовался, когда ты позвонил сегодня утром. Я искал тебя и твою мать восемь лет, с тех пор как вышел из тюрьмы.

— Вас отпустили?

Да. Мои родители — твои дед с бабушкой — оба умерли, не дождавшись моего освобождения. Они не могли мне сказать, почему Мэри Джо скрылась и где она находится. Я решил, что она вернулась в те места, где выросла, в Техас. Но это очень большой штат и там легко затеряться.

Глаза Роба наполнились тоской, стали задумчивыми, и в них заблестели слезы. Слоан слушал его, не перебивая. Помолчав, Роб продолжил:

— Мне тяжело было принять тот факт, что Мэри Джо сбежала, потому что мои родители угрожали забрать тебя у нее. Я знаю, они не любили ее, но я никогда не думал, что они зайдут так далеко и наймут адвоката, чтобы начать против нее дело о лишении родительских прав. — Он с горечью покачал головой. — Хорошо, что я не знал этого, пока они были живы. Мне было бы слишком тяжело с ними встречаться в дни посещений. А теперь ты сообщил мне, что моя дорогая, любимая Мэри Джо навсегда покинула этот мир. Теперь я никогда уже ее не увижу. Нужно время, чтобы я сумел это принять и осознать. — Он опять поднял глаза на Слоана, и лицо его прояснилось. — Лучше поговорим о тебе. Когда я видел тебя в последний раз, я менял тебе подгузники и пытался научить бросать мячик. А теперь… ты такой высокий и сильный… Техасский рейнджер. Я горжусь тобой, сынок.

В ответ на похвалу Слоан задумчиво потеребил подбородок. Он до сих пор не разобрался в своих чувствах, не понимал, как он относится к своему прошлому, которое обрел и… как относится к своему отцу.

— Ты президент собственной компании? — спросил Слоан, стараясь переменить тему.

Да. Шестьдесят лет назад мой дед начал свое дело и основал компанию. Выйдя из тюрьмы, я узнал, что отец оставил мне несколько крупных трастовых фондов. Итак, мне не нужно зарабатывать себе на жизнь. Но я хочу работать, хочу внести свой вклад в семейное дело. — Он улыбнулся Слоану. — Ты — служитель закона. Твой вклад гораздо больше.

— А ты не возмущен тем, что служители закона несправедливо отправили тебя за решетку?

— Нет. — Роб задумчиво покачал головой. — Я просто оказался не в том месте не в то время. Никто лично не был против меня. Они просто делали свою работу, так, как им казалось в тот момент правильным. Мы все делаем то, что нам в этот момент кажется правильным. — Он вздохнул и, протянув через стол руку, дотронулся до Слоана. — Пожалуйста, расскажи мне о себе и о маме. Где вы были все эти годы, как у вас сложилась жизнь?

Слоан медленно вытащил руку.

— Я расскажу о нас попозже. Сейчас я бы хотел узнать о вас с мамой. Где вы встретились? Почему бабушка с дедушкой так к ней отнеслись? — Вопросы так и сыпались из него.

Роб откинулся в кресле.

— Ну что ж, начнем с самого начала. — В его глазах опять появилась грусть. — Мэри Джо была самой красивой девушкой из всех, кого я встречал. У нее были каштановые волосы и карие глаза, длиннющие ноги и плавная походка. Когда она шла, то так соблазнительно покачивала бедрами.

У Слоана заблестели глаза. Этот мужчина говорит о его матери?

— Да, — продолжал Роберт, — я в это время заканчивал университет. Мой прадед тоже закончил его, и наша семья давала гранты их коммерческой школе. Мэри Джо получала небольшую стипендию и подрабатывала в студенческом кафетерии. — Он замолк и улыбнулся своим воспоминаниям. — Прямо такая разбойница, ну пальчики оближешь. У нее были самые высокие оценки среди первокурсников и лучшие рекомендации.

Слоан знал, что мать была упорной, могла за себя постоять. Но о том, что она училась в колледже, он не подозревал.

— Но почему вы поженились? Или это из-за того… что должен был родиться я?

— Нет, сынок. Мама и я очень хотели тебя. Ты родился, когда мы прожили вместе чуть больше года. — Роб поменял положение и облокотился о стол. — Мы поженились, потому что я без нее не мог жить. Мы оба потеряли голову, когда увидели друг друга впервые. Мы были такие упрямые, такие требовательные, властные. Казалось, мы с ней нашли свои половины, потому что были созданы друг для друга. К счастью, твоя мама тоже это поняла, как и я, — продолжил Роб. — И мы были идеальной семьей, а кроме того у нас родился отличный сын. Лучшей жены и лучшего сына и желать было нельзя, Слоан.

— И после всех прошедших лет вы по-прежнему испытываете эти чувства? Продолжаете так думать?

Роб кивнул.

— Думаю, и думал всегда. — Он, не отрываясь, глядел на Слоана. — У тебя ведь тоже есть кто-то, о ком ты так думаешь? В твоих глазах любовное томление и тоска.

Слоан в нерешительности запустил руку в волосы.

— Неважно, что я чувствую и думаю. Это не поможет и ничего не исправит.

— Я тоже так говорил однажды, — сказал Роб и засмеялся. — Мои родители были снобы. Они не могли и мысли допустить, что их единственный сын может жениться на девушке не их круга. Я был уверен, что Мэри Джо не захочет выйти за меня замуж и войти в такую семью. — Он пожал плечами. — Но чудо из чудес, она любила меня…

У Слоана опять запершило в горле, и он откашлялся.

— А тебя эта девушка тоже любит? — осторожно спросил Роб.

К Слоану наконец вернулся голос.

— Я не знаю… еще.


Лейни оттолкнула кресло от стола, где лежали планы по переделке хижины и превращению ее в пансионат «Ночлег и завтрак», которые она изучала. Завтра она станет владелицей дома, подумала Лейни со смесью приподнятого настроения и грусти.

— Я уже почти готова, чтобы идти. — Сюзи вошла в кабинет легкой походкой.

— О, Сюзи! — обрадовалась Лейни. — Я так соскучилась. Как же мне жить потом без тебя? — Девушка встала и обняла сестру.

В последний месяц они многое рассказали друг другу. Теперь Лейни знала, что брак ее сестры с самого начала был несчастливым. Сюзи никогда не чувствовала себя настолько близкой ей, чтобы делиться своими неприятностями и бедами. Что же она за советчик, если не могла даже разглядеть муки и боль своей собственной сестры?

Лейни не знала, что им сулит будущее, но была уверена в одном: их тяжелое прошлое навсегда осталось позади.

Оказалось, что у них с сестрой много общего. У обеих за спиной оказалась несчастная любовь. Первая большая любовь Сюзи закончилась, когда их семья переехала в Хьюстон. Он был не готов связать себя семейными узами и позволил ей исчезнуть из его жизни. Находясь в подавленном состоянии, Сюзи вышла замуж за Джеффа и вскоре пожалела об этом.

Лейни до сих пор не могла себе простить, что не знала, через какие переживания прошла ее сестра. Она ругала себя за то, что была избалованным ребенком, эгоисткой. Судя по тому, что рассказала ей Сюзи, она до сих пор любила того человека, которого потеряла, хотя прошло уже несколько лет.

— Я же выходила всего на пару часов, — удивилась Сюзи. — А между Секвейном и Сан-Антонио есть телефонная связь. — Она засмеялась. — Мы еще наговоримся с тобой. И мама с папой прекрасно будут жить здесь с друзьями.

— Да. Но…

— Мне это нужно, Лейни. Мне нужно быть самостоятельной. Я должна выйти из-под вашей опеки.

Лейни почувствовала боль в груди. Уехать, жить одной, начать новое дело — этого хотела ее сестра, к этому с радостью стремилась. Лейни тоже нужно начинать с чистого листа.

Если она не может быть со Слоаном, значит, ей следует строить собственную жизнь. Ей давно уже пора научиться жить для себя.

В дверь позвонили.

— Я спущусь вниз и посмотрю, кто там, — сказала Сюзи и выскользнула за дверь.

— Кто бы ни пришел, скажи, что я не принимаю! — закричала ей вслед Лейни. — Я не в настроении, не могу сейчас ни с кем разговаривать. Мне нужно собираться.

Она опустилась в кресло и начала просматривать проекты. Утром придет машина и заберет ее стол и другие вещи, которые она перевозит к себе в хижину. Лейни купила ее вместе с мебелью, потому большинство вещей оставляет здесь, в Хьюстоне, забирая с собой только самое необходимое.

Лейни была благодарна предыдущему владельцу, что он не захотел ничего брать из дома. Мебель, которая в нем стояла, очень подходила к нему, особенно кровать, связанная с ее воспоминаниями. Или это были ее воспоминания, которые опять заставляли ее валять дурака.

В дверь тихонько постучали, и Лейни вздрогнула от неожиданности. Кто ее беспокоит? Ведь все знают, как она сейчас занята.

Лейни рывком открыла дверь, готовая резко сказать любому, кто бы ни оказался, что ей сейчас не до болтовни и развлечений. Но слова тут же вылетели из головы. У нее перехватило дыхание, когда она увидела, что за дверью стоит Слоан в своей стетсоновской шляпе.

— Лейни…

Что ты здесь делаешь? — растерянно, но вместе с тем немного раздраженно спросила она. Раздражение прозвучало в голосе, как следствие ее мыслей. Оно вовсе не относилось к Слоану. Но от растерянности она не справилась с собой. Этот проклятый мужчина появился в тот момент, когда она уже была готова расплакаться от того, что уезжает так далеко от своей сестры. — Что, разве я забыла еще что-то подписать? Какое-то очередное заявление для полиции?

Лейни отвернулась, и Слоан почувствовал, как у него задрожали руки. Он так надеялся, что она, по крайней мере, будет хоть чуточку рада увидеть его через столько дней.

— Нет, Лейни. Никаких бумаг. Я просто хотел поговорить с тобой.

— О тебе не было слышно целых три недели, — бросила она через плечо. — Ты даже не удосужился позвонить, чтобы дать мне знать, что нашел своего отца. Я должна обо всем узнавать от Чета. — Лейни повернулась к нему, прищурив глаза. — А ведь я купила хижину. — Она ткнула его пальцем в грудь. — Для сведения, сегодня мы подписываем договор.

— Я знаю, — спокойно ответил он.

— Так-так-так. Ничего не скажешь. — Лейни ощетинилась, изумрудно-зеленые глаза метали в него молнии. Слоан подумал, что она становится еще красивее, когда выходит из себя. — Откуда ты это знаешь? Ты что, меня проверял?

— Да, — просто ответил Слоан и притянул ее к себе. — Я скучал без тебя.

Глаза Лейни стали огромными, она приоткрыла рот. Слоан одной рукой приподнял ее лицо за подбородок.

— Я приехал сегодня, поскольку знал, что завтра ты переезжаешь. Я подумал, может, тебе понадобится какая-нибудь помощь в переделке хижины. — Она продолжала неподвижно стоять, глядя на него, и он продолжил: — Наверно, нам вместе будет сподручнее заниматься этим. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я буду делать это постоянно.

— Постоянно? Ты хочешь работать вместе со мной?

Слоан заулыбался, потом нагнулся и легонько поцеловал ее в губы.

— Для тебя. С тобой. — На мгновение он запнулся. — Я люблю смотреть, как зажигаются от восторга твои глаза, когда я показываю тебе что-то новое. Мы станем вместе учиться смеяться. И полагаю, я сумею приучить тебя, чтобы ты сводила меня с ума и зажигала мою кровь. Ты нужна мне… нужна в любви, нужна в работе… Черт возьми! Ты нужна мне во всем.

Слава богу, он обнимает ее. Слоан не был уверен, что смог бы устоять на трясущихся ногах, не будь ее рядом, а так он держится за нее, раз его не держат собственные ноги.

— Ты самая лучшая часть меня, Лейни, самая дорогая. Я люблю тебя. Я пытаюсь сказать тебе, что прошу тебя выйти за меня замуж. Раздели со мной жизнь.

— Ты хочешь жениться на мне? — Удивлению ее не было предела. — Ты меня любишь?

— Да, я люблю тебя, — повторил Слоан. — Я полюбил тебя с первого же мгновения, увидев, как ты стоишь в вестибюле своего офиса в тот день, когда мир вокруг тебя рухнул.

Она продолжала безмолвно стоять, и у него в груди все заледенело.

— Мне не удается говорить так хорошо, как это делаешь ты, — расстроено сказал он, — но, может, ты дашь мне шанс. Клянусь, я каждый день буду повторять, что люблю тебя, Лейни.

— Я… — Она попыталась освободиться от его объятий, а из глаз брызнули слезы.

— Лейни, пожалуйста, я никогда не стану уезжать от тебя в Чикаго, никогда не оставлю тебя. Я уже тысячу раз ругал себя за то, что ты осталась здесь без меня. Обещаю тебе, что больше никогда от тебя не уеду. Только скажи, что ты согласна выйти за меня замуж. Скажи, что ты тоже любишь меня.

Наконец глаза ее просветлели. Лейни обвила руками его шею.

— Я люблю тебя, — сказала она и засмеялась. — Больше всего на свете. Да, я выйду за тебя замуж!

— Слава богу! — облегченно вздохнул он и поцеловал ее длинным, неторопливым и очень нежным поцелуем. Поцелуем, в который вложил всю свою душу.

— Мне кажется, что я ждала тебя всю жизнь, Слоан, — пробормотала она. — Ты — моя вторая половинка.

Слоан прижал ее еще крепче, закрыл глаза и поцеловал в волосы. Она любит его, любит его таким, какой он есть.

Он наклонился и прошептал ей на ухо: — Несмотря на то, что мы с тобой не очень похожи и ты, возможно, много раз еще пожалеешь, я полагаю, что сумею сделать тебя счастливой.


home | my bookshelf | | В медленном танце |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу