Book: Понять друг друга



Линдсей Амстронг

Понять друг друга

Глава 1

Поместье называлось «Лидком-Плейс», занимало двести акров на склоне горного хребта и находилось всего в часе езды к югу от Сиднея.

Старинный дом с кремовыми стенами и каменными террасами, окружавшими его по периметру, был построен на вершине холма, и из его окон открывался потрясающий вид.

Элегантная девушка, стоя на самой верхней террасе, напряженно вглядывалась в даль. Со стороны могло показаться, что это поместье — стильное и красивое — принадлежало ей. Впрочем, сравнительно недавно так и было.

Дочь знаменитого академика Уолтера Харриса и его супруги Барбары, дамы с большими связями, Доминика получила отличное воспитание и посещала самые престижные школы.

Однако после смерти ее отца благополучие семьи Харрисов сильно пошатнулось, что повлекло за собой продажу «Лидком-Плейс».

Энгус Кейр — новый владелец поместья — предполагал увидеть погруженную в траур девушку, а вовсе не безмятежно-спокойное создание, представшее его взору.

Доминика была немного выше среднего роста, темноволосая, с гладкой белой кожей и красиво очерченной линией подбородка, украшенного пикантной ямочкой. Глаза ее, темно-голубые, окаймляли не правдоподобно длинные ресницы, а разделенные на прямой пробор волосы падали тяжелой шелковой волной ей на плечи.

В руках девушка держала соломенную шляпу и картонную папку. На ней было струящееся розовое платье длиной до середины щиколоток. Мягкость ткани не скрадывала, а, напротив, подчеркивала очертания ее почти античной фигуры и красоту потрясающе длинных ног. Лайковые туфли на низких каблуках идеально подходили к платью. Энгус Кейр машинально отметил безупречную форму ее бюста и атласную мягкость кожи.

Она двинулась ему навстречу и протянула руку.

— Мистер Кейр? Я — Доминика Харрис. Как поживаете? Сначала я собиралась попросить моего поверенного проделать эту процедуру, но решила, что должна выполнить ее сама. Добро пожаловать в «Лидком-Плейс».

Энгус Кейр слегка прищурился. Эти слова были сказаны вежливым, ровным голосом, впрочем, он другого и не ожидал.

— А как вы поживаете, мисс Харрис? — откликнулся он, принимая протянутую руку. Ее рукопожатие оказалось твердым, коротким, деловым. Право, не стоило утруждать себя.

Доминика Харрис задумчиво взглянула на стоящего перед ней мужчину. Через агента по торговле недвижимостью она довольно долго вела с этим человеком войну по поводу стоимости поместья. И только острая необходимость продать какую-то часть семейной собственности, причем быстро, чтобы спасти от разорения мать, заставила Доминику согласиться на предложенную им цену, гораздо меньшую, чем та, на которую она рассчитывала. За время переговоров у нее сложилось впечатление об Энгусе Кейре как о жестком дельце, причем Доминике он представлялся гораздо старше. На самом деле ему, видимо, лишь недавно перевалило за тридцать.

Перед ней стоял высокий мужчина с коротко подстриженными густыми темными волосами, одетый в безупречно сшитый светло-серый костюм с голубой рубашкой и темно-синим галстуком. В его фигуре с широкими плечами и узкими бедрами было нечто внушительное. Двигался он с ленивой хищной грацией. Но самым притягательным в его внешности были внимательные пепельно-серые глаза. Доминика подумала, что эти глаза, должно быть, ничего не упускают из виду.

— Откуда взялось название поместья? — поинтересовался Энгус Кейр. Доминика улыбнулась.

— Моя бабушка носила фамилию Лидком, — коротко ответила девушка.

— Здесь очень красиво, — заметил Энгус, оглядываясь по сторонам. — Значит, расставание с этим прекрасным поместьем вас не слишком угнетает?

Доминика повернула медный ключ в замке тяжелой двустворчатой двери и толкнула ее, приглашая гостя войти.

— Немного, — созналась она. — Но сейчас отдыхать было бы некогда — я слишком занята.

— И в какой области, если не секрет?

Доминика мельком взглянула на Энгуса и первая вошла в холл.

— Я модельер детской одежды. У меня собственная фирма, которая уже успела завоевать популярность. Нас завалили заказами, и я подумываю о том, чтобы начать расширяться. Возможно, хотя не наверняка, вскоре я также займусь спортивной одеждой для женщин…

Энгус Кейр не скрывал своего удивления. Вначале он принял ее за очаровательную светскую бабочку. Видимо, ему следовало побольше узнать об этом прославленном семействе, как и о самой Доминике.

— Простите, но почему все переговоры велись от вашего имени, а не вашей матери? Ведь дом зарегистрирован па нее.

Доминика положила шляпу на красивый круглый столик красного дерева.

— Моя мама и сестра Кристабель — чудесные люди, но несколько непрактичные. Таким был и папа. — Она заметно погрустнела. — Не знаю, откуда у меня деловая хватка, но мои близкие были счастливы предоставить ведение дел мне. Мама оформила на меня доверенность. Вот тут у меня составлена опись, — продолжила Доминика, быстро переходя на деловой тон.

— У вас должна быть ее копия.

И она взглянула на него своими изумительными голубыми глазами.

— Да, вот она. — Кейр достал из внутреннего кармана пиджака несколько сложенных листков.

— Как вам известно, дом продавался с обстановкой, но вы любезно согласились, чтобы мы оставили себе кое-какие семейные реликвии.

— Все правильно, — кивнул Энгус.

— Думаю, нам следует вместе все осмотреть, чтобы в будущем избежать любых недоразумений.

Энгус взглянул на нее без тени улыбки, и внезапно ему стала ясна природа непонятного раздражения, охватившего его в первый момент встречи: ему хотелось получить хоть какую-то власть над этой невозмутимой, безмятежной и чертовски привлекательной девушкой. Почему? спрашивал он себя. Чтобы иметь возможность познакомиться с ней поближе?

Судя по всему, он не произвел на девушку особенного впечатления, тогда как с ним все обстояло наоборот. Это внутренне позабавило его, и он решительно настроился во что бы то ни стало изменить положение дел.

— Так мы и сделаем, мисс Харрис, — улыбнулся Энгус. — И если во время осмотра вы захотите забрать что-то еще, дайте мне знать. Я буду счастлив пойти вам навстречу.

Брови Доминики удивленно взлетели вверх.

— Вы очень любезны, но едва ли это произойдет, — медленно проговорила она, словно не зная, верить ему или нет.

— Тогда, пожалуй, приступим, — предложил он.

Осмотр включенных в перечень вещей занял примерно час. Несмотря на то что Энгус уже бывал здесь раньше, он не мог не торжествовать при мысли, что этот волшебный дом с захватывающими дух видами, планировка которого позволяла максимально использовать естественное освещение, принадлежит ему. Пусть даже лишенный части семейных сокровищ Харрисов.

Дом имел свой собственный неповторимый характер. Но дело не в том, что интерьер его мог украсить глянцевые страницы журналов, посвященных дизайну жилых помещений. Стили и эпохи перемешались здесь самым невероятным образом, но главное — здесь было необыкновенно уютно и спокойно.

— Вы, я полагаю, не женаты, мистер Кейр? прервала его мысли Доминика.

— Вы правильно полагаете, мисс Харрис. Но как вы догадались?

Они задержались у окна гостиной, наслаждаясь живописным видом. Доминика украдкой взглянула на стоящего рядом мужчину. Его высокий рост, и фигура, и лицо — приятное в целом, хотя сжатые губы и циничное выражение пепельно-серых глаз говорили о непреклонном характере, — к удивлению девушки, вызвали у нее неподдельный интерес.

Прекрасный экземпляр мужчины в расцвете сил, подумала Доминика со странным неловким чувством. И с запозданием вспомнила, что он задал вопрос.

— Гм… Если бы мой муж покупал дом, я ни за что не осталась бы в стороне, — насмешливо заметила она, пожимая плечами. — Но, с другой стороны, без жены проще — она наверняка захотела бы здесь все переделать, а это стоило бы новых денег.

— Не думаю, что я позволил бы своей жене переделывать что-либо в «Лидком-Плейс», мисс Харрис.

— Неужели? — удивилась Доминика.

— Именно так, — подтвердил он спокойно и добавил:

— Мне здесь нравится все как есть.

— А… — Доминика рассеянно обвела взглядом комнату. Он видел, что гордость за дом борется с ней с неприязнью к человеку, который не позволил бы жене проявлять индивидуальность. — Ну что же… Уверена, вы хотите осмотреть тут все в одиночестве, и потому покидаю вас. Вторые ключи висят на крючке в буфетной.

Но Энгус неожиданно произнес:

— Вы не согласитесь пообедать со мной, мисс Харрис? По дороге сюда я заметил ресторан, на вид довольно приличный.

Доминика нахмурилась.

— Вы очень добры, но.., э-э.., мне необходимо вернуться на работу. — Она взглянула на свои наручные часики и произнесла с мимолетной улыбкой:

— Спасибо, но мне в самом деле пора бежать.

— Неужели вы никогда не обедаете? — усомнился он.

— Я обедаю буквально на бегу, но вы это вряд ли поймете. — Она шагнула к двери.

— Тогда как насчет ужина сегодня вечером? настаивал Энгус. Доминика молчала, лихорадочно пытаясь найти подходящую отговорку, но каждая секунда молчания красноречиво свидетельствовала о том, что сделать это не так-то просто. Или вы всегда едите на бегу, мисс Харрис?

Доминика внутренне сжалась — слишком откровенный сарказм прозвучал в его вопросе. Она спросила себя — почему ей так не хочется больше видеться с этим человеком? Неужели это инстинктивная реакция на неуловимую связь, которая возникла между ними с первого момента их встречи? Энгус Кейр не скрывал своего интереса и, судя по всему, привык получать желаемое. Она же заранее была готова невзлюбить этого человека, принимая во внимание войну, которую они вели по поводу стоимости поместья. Но разве можно не реагировать на его близость и остроумные замечания, которые он делал, пока они ходили по дому?

Энгус Кейр, несомненно, обладает определенным магнетизмом. Невозможно было не восхищаться его телом, руками, исходившим от него запахом дорогого одеколона… Но что самое главное — он заставил ее вспомнить о том, что она женщина.

— Нет, я не всегда ем на бегу, мистер Кейр. Дело в том, что мне нелегко было решиться на продажу «Лидком-Плейс». Скажу больше: я испытываю к вам неприязнь. И считаю, что лучше нам на этом прекратить знакомство.

Доминика подумала, что в сказанном ею действительно есть доля правды. В его пепельно-серых глазах появилось одновременно дерзкое и скептическое выражение. Доминику внезапно охватила тревога. Он наверняка догадался о ее истинных чувствах.

Она вскинула подбородок, спокойно посмотрела на пего и хладнокровно произнесла:

— Всего хорошего, мистер Кейр. Не думаю, что мы когда-нибудь снова встретимся. Мой поверенный сможет разрешить любые проблемы, если они вдруг у вас возникнут.

Не дожидаясь ответа, она взяла шляпу и направилась к машине. Спиной она чувствовала его взгляд, но ничем не выдала своей досады. Укрывшись в автомобиле, она повернула ключ зажигания, но мотор ответил ей гробовым молчанием.

— Заводись же, черт тебя возьми! — воскликнула Доминика, повторяя попытку. И снова без результата. Она едва удержалась, чтобы не ударить по рулевому колесу кулаком.

Энгус Кейр, не сводя с нее глаз, хищно улыбнулся и неторопливо направился к ней. Доминика вылезла из машины и, не удержавшись, громко хлопнула дверцей.

— Стартер барахлит, — констатировал Энгус несколько минут спустя. — Странно, что у вас прежде не было с ним неприятностей.

Доминика, все еще негодуя про себя и энергично обмахиваясь шляпой, задумалась.

— Теперь я вспоминаю, что в последнее время мотор как-то странно шумел. Вы сможете его отрегулировать?

Энгус ответил не сразу. Его забавлял властный тон Доминики, которая разговаривала с ним так, словно он был обычным механиком. Он мог бы с легкостью исправить неполадку, но не собирался этого делать.

— Боюсь, это не так просто. Но я буду счастлив подбросить вас до города, мисс Харрис. — Он вытер платком руки и закрыл капот. — Вот только.., я умираю от голода.

Доминика с раздражением посмотрела на него.

— Я готов также отбуксировать вашу машину до ближайшего гаража, где вы сможете договориться о ремонте, — добавил Кейр.

Она перевела взгляд на его автомобиль — мощный «рейнджровер» последней модели, несомненно способный дотащить ее видавший виды седан до гаража. И процедила сквозь зубы:

— Вы привыкли, что удача всегда оказывается на вашей стороне, не так ли, мистер Кейр?

— Нет, конечно, — возразил Энгус. — Но я уверен, что после обеда в приятной обстановке вы почувствуете себя намного лучше.

Ресторан располагался в саду, под арками, увитыми виноградом. В этот жаркий день он казался особенно уютным. В живой изгороди, тянувшейся вдоль дороги, пели птицы, в траве стрекотали цикады. Круглые столики были покрыты желтыми льняными скатертями.

Не советуясь с ней, Энгус заказал графин легкого местного вина. Это вино, а также восхитительная домашняя отбивная и ароматный пирог действительно настроили Доминику на более благодушный лад. Она даже решила, что вела себя неучтиво, и сочла нужным несколько загладить свое поведение.

Она добросовестно поддерживала разговор на каждую из предложенных им тем — о книгах, о спорте, о политике, а затем вдруг поймала себя на том, что рассказывает ему о своей работе.

— Одежду, — начала она, — мы выпускаем под торговой маркой «Примула». Мы ориентируемся в основном на девочек от четырех до двенадцати лет. Двенадцать — это верхний предел для большинства девочек, когда они еще способны оценить прелесть воздушных, женственных изделий.

Энгус в замешательстве уставился на нее. Доминика усмехнулась.

— Позже они пытаются выглядеть как можно более взрослыми.

— Как вы это определили? Изучали рыночный спрос?

— Нет, просто вспомнила свое детство и огляделась вокруг.

— А с чего вы начали? С найденной в гараже старой швейной машинки?

— Ну нет, — поморщилась Доминика и запнулась, потому что их взгляды встретились, и она ясно прочитала в его серых глазах недоверие, которое ее несколько озадачило. Она нахмурилась, но Энгус ничего не стал объяснять, и она продолжила:

— После университета, где я изучала дизайн и маркетинг, мы с подругой решили организовать собственное дело. Прикинули, на что спрос больше, арендовали студию, пригласили еще нескольких портних и начали производство. Я занимаюсь моделированием, маркетингом и деловыми вопросами, моя подруга — пошивом одежды.

— Звучит весьма профессионально, — пробормотал он. — А где вы добыли начальный капитал?

— Бабушка Лидком оставила мне небольшое наследство, кроме того, я взяла заем в банке, который уже полностью погасила. Теперь мы имеем твердый, хотя и не баснословный доход. Недавно я заключила весьма выгодные контракты с двумя крупными универмагами. Производство придется расширять, но все равно я уверена, что доходы резко возрастут.

— Похоже, ваше детище стоило вложенных в него усилий, мисс Харрис, — подытожил Энгус.

— Спасибо. — Доминика внезапно вздохнула. Хорошо бы только… — Она замолчала и отпила немного вина из своего бокала.

— Мне интересно вас слушать, — заметил Энгус. — Как человек, который сам начинал с одного допотопного грузовика в глухой провинции и создал на этом транспортную империю, я восхищаюсь вашей предприимчивостью и здравым смыслом.

Доминика нахмурилась, пораженная внезапной догадкой.

— Кейр… Так вы имеете отношение к транспортной компании «Кейр и Конвей»?

Энгус молча кивнул.

— О господи, почему же мне до сих пор не приходило в голову, что вы тот самый Кейр? — воскликнула Доминика, обращаясь скорее к себе, чем к нему. — Если бы я только знала, я бы не уступила ни пенни от первоначальной суммы, которую мы просили за «Лидком-Плейс».

— Я согласен, что о другой стороне следует знать как можно больше, мисс Харрис, — серьезно заметил Энгус Кейр. — Но вам бы это ничего не дало. Я заплатил за поместье сумму, которую считал реальной.

Доминика мрачно взглянула на него.

— Я так и знала, что это была неудачная затея.

— Пообедать со мной? — спросил он, не скрывая улыбки.

— Именно, — подтвердила она.

— Можно дать вам совет? — Он по-прежнему смотрел на нее с нескрываемой иронией. — Никогда не жалейте о том, что уже сделано и чего нельзя изменить. Этот совет приемлем как в бизнесе, так и в личной жизни. Вам пришлось бы ждать годы, чтобы получить за «Лидком-Плейс» желаемую цену.

Доминика отодвинула тарелку и пожала плечами.

— Возможно. У меня в самом деле не было выбора. Ну что же, мистер Кейр… — добавила она, подражая материнским интонациям, — большое спасибо за обед, но мне действительно пора, и…

— Доминика, оставьте ваши аристократические замашки, — сухо перебил Энгус.

Она в недоумении уставилась на него.

— Не понимаю, о чем вы.

— Я уверен, что вы все прекрасно поняли. К тому же я успел заказать кофе.

— Если вы намекаете, что я…

— Пытаетесь указать мне на мое место? Используете великосветский тон, предназначенный, чтобы держать плебеев в узде? — процедил он. — Да, я имел в виду именно это. Возможно, вы сами не отдаете себе отчет, по дело еще в другом. Вы склонны задирать нос, а эти красивые голубые глаза смотрят на меня так, словно я — пустое место.



Она резко втянула в себя воздух.

— К вашему сведению, — продолжил Энгус, — я отлично знаю, какой хаос царит в делах вашей матери. Даже продажа поместья, которая только устранит угрозу неминуемого разорения, не решит всех ее проблем.

Доминика смотрела на него, утратив дар речи.

— Мне известно, что дом, где ваша матушка проживает в настоящее время, пришлось заложить, чтобы покрыть неудачные инвестиции, сделанные вашим отцом. Сумма, вырученная от продажи поместья, пойдет на то, чтобы выкупить закладную и погасить проценты.

— Но как… Как вы?.. — Доминика просто не находила слов. — Как вы смели? Не знаю, как вы обо всем этом проведали, но, если вы думаете, что это заставит меня отнестись к вам с большей симпатией, вы ошибаетесь! Я… — Она раздраженно замолчала, поскольку в этот момент к ним подошла официантка.

— Симпатизируем мы друг другу или нет — для бизнеса это не имеет никакого значения, — сухо заметил Энгус, разливая кофе по чашкам.

— Вы так думаете?

Он не ответил, но его пепельно-серые глаза переместились с ее густых темных волос на гладкую белую шею и руки. Он отметил, что кисти рук у Доминики очень узкие, изящные, а на мизинце левой руки поблескивает необычного вида золотое колечко, затейливо сплетенное из золотой проволоки. Затем он перевел взгляд на ее рот и молча принялся изучать его.

Доминика резко опустила руку на колени и подавила дрожь негодования и странного волнения, вызванного его близостью. Она отлично поняла, что имел в виду Энгус Кейр, — один его выразительный взгляд сказал ей многое. То, что возникло между ними, едва ли можно было назвать «симпатией». Взаимная симпатия не имела ничего общего с физическим влечением к мужчине, которое охватило ее снова, как только он, сняв пиджак, начал цеплять ее машину буксировочным тросом. Для него это упражнение явно не было тяжелым, что позволило Доминике оценить совершенство его мускулов.

В гараже она молча наблюдала, как Энгус договаривался о сроках выполнения ремонта. В отличие от своей спутницы он превосходно разбирался в моторах, что заставило механика с уважением внимать каждому его слову.

Во время обеда на Доминику особенное впечатление произвели его руки. В ресторане он снова снял пиджак, и его кисти оказались длинными и красивой формы. Энгус носил простые часы на коричневом кожаном ремешке. Доминика несколько раз ловила себя на том, что находит его руки довольно мускулистыми, но изящными…

— Допускаете ли вы близкие отношения между деловыми партнерами? — прервал ее размышления Энгус.

— Только не с деловыми партнерами. Абсолютно исключено, — отчеканила Доминика.

— Это похвально, — заметил он. — Я снова восхищаюсь вами, мисс Харрис. Но я вовсе не предлагал вам прыгать ко мне в постель. Мне хочется, чтобы мы получше узнали друг друга, вот и все.

Доминика почувствовала, как горячая волна приливает к шее и щекам, по, не обращая на это внимания, проговорила холодно:

— Может, вы и не предлагаете прыгать в постель, по разглядываете меня чересчур откровенно. А я нахожу это.., неприемлемым.

Энгус громко рассмеялся.

— Уверен, большинство мужчин смотрят на вас именно так, Доминика.

Ее глаза вспыхнули.

— Вы ошибаетесь, мистер Кейр. У большинства моих знакомых мужчин несколько более.., выдержанные манеры.

Он скривил губы.

— Ну, по крайней мере вы знаете, как я к вам отношусь. Кстати, ваша мать, кажется, владеет еще кое-какой недвижимостью — в Блэктаупе. Это большой товарный склад, не так ли?

— Да, — Доминика моргнула, пытаясь уследить за ходом его мысли. — Мы сдаем его в аренду разным предприятиям.

— Продайте его.

— Зачем? — опешила Доминика. — Аренда по крайней мере приносит устойчивый доход…

— Сами того не зная, вы сидите на золотой жиле, — нетерпеливо перебил Энгус. — В окрестностях Блэктаупа намечено строительство дороги, и это уже причинило целому ряду компаний в округе головную боль. Им приходится распрощаться с планами по расширению или перебираться в другой район. Занятие не из дешевых. Поэтому здание в центре района они оторвут с руками. И не уступайте ни пенни от этой суммы…

Он достал из кармана рубашки черную ручку и на обратной стороне счета написал несколько цифр. Доминика уставилась на них, нервно сглотнула и, подняв на него широко раскрытые глаза, проговорила сдавленно:

— Вы шутите! Я хорошо знаю цены на недвижимость…

Он нетерпеливым жестом остановил ее.

— Все меняется. Это развитой промышленный район, и новая дорога сделает его более доступным. Вы даже сможете повысить цепу, играя на интересе потенциальных покупателей…

— Но.., откуда вам все это известно? — спросила Доминика после паузы.

Энгус в ответ только усмехнулся:

— Я тщательно собираю такого рода информацию.

— А вам самому случайно не требуется лишняя площадь в этом районе?

— Нет, Доминика, не требуется. Иначе неужели я стал бы вас консультировать?

Они посмотрели друг на друга — она напряженно, он насмешливо. Наконец Доминика проговорила смущенно:

— Я все-таки не совсем понимаю, зачем вам потребовалась информация о складе. Вы ведь покупаете только «Лидком-Плейс».

Энгус ответил не сразу:

— Это связано некоторым образом с суммой, в которую он мне обошелся.

— Но вы сказали… — ее голос дрогнул, — что заплатили цену, которую считали реальной.

— Да. Принимая во внимание все обстоятельства.

Ее замешательство мгновенно сменилось презрением. Он определил это по ее глазам и брезгливо поджавшимся губам. Она еще не успела заговорить, а он уже знал, что она собирается сказать.

— Это неслыханно! Вы, кажется, гордитесь тем, что воспользовались нашим отчаянным положением?

Он пожал плечами.

— В жизни временами приходится поступать по закону джунглей. Но если вы послушаетесь моего совета по поводу склада и если часть доходов разместите согласно моим предложениям, ваша матушка будет полностью обеспечена. Она даже сможет вести привычный образ жизни.

Доминика судорожно вздохнула, борясь с бурлившим в груди негодованием. Но что, если он прав? — подумала она вдруг. Ее мать нуждалась в помощи. Да, иногда Барбара Харрис была особенно непрактична, частенько с ней случались и приступы снобизма, словно за ее плечами по-прежнему маячило огромное состояние ее предков. Но видеть ее несчастной было решительно невыносимо.

Доминика медленно проговорила:

— Пожалуй, я воспользуюсь вашими советами, мистер Кейр.., если только вы не ожидаете за них какого-либо вознаграждения.

Ее голубые глаза смотрели на него в упор.

— Ваше тело в обмен на мой финансовый опыт?

— Иначе непонятно, зачем вам все это нужно, спокойно заметила Доминика.

— А если вы угадали?

Доминика поставила чашку на стол и резко поднялась. Она была на волосок от того, чтобы залепить ему пощечину. Когда она уже готова была развернуться на каблуках, Энгус тоже встал и произнес:

— Доминика.., я не стану рассчитывать на вознаграждение такого рода. Но я хотел бы поближе познакомиться с вами, это правда. А что, если и вы получите удовольствие от знакомства со мной?

— Пригнали твою машину, Доми!

Доминика подняла голову от стола. Было семь часов вечера того же дня. Она и ее партнерша Наташа Уайт задержались на работе, тогда как остальные сотрудницы давно разошлись по домам.

Доминика не верила своим ушам.

— Не может быть! Они сказали, потребуется день или два, чтобы достать нужную деталь.

— И тем не менее, — улыбнулась Наташа, твою машину только что пригнал шофер компании «Кейр и Конвей» и просил передать тебе, что, следуя инструкциям своего шефа, он сам разыскал деталь, проследил за ее установкой и доставил машину владелице. Ах да, счет за ремонт любезно оплачен все тем же шефом.

Доминика обвела взглядом студию, с ее артистическим беспорядком и высокими полукруглыми окнами, не в силах вымолвить ни слова.

— Дорогая, — продолжила Наташа. — Помнится, ты отзывалась об этом Эигусе Кейре в крайне нелестных выражениях, но ты уверена, что он не рыцарь в сияющих доспехах?

Доминика хотела ответить, но Наташа не дала ей такой возможности:

— Учитывая, что наша колымага для перевозок недалеко ушла по состоянию от твоей машины, и еще учитывая… — она красноречиво посмотрела по сторонам, — сколько изделий нам нужно срочно доставить клиентам, тогда как нанять машину сама знаешь, сколько стоит…

— Остановись! — со смехом перебила ее Доминика. — Ты права. Но мне вовсе не улыбается быть обязанной этому человеку.

Наташа, невысокая жизнерадостная блондинка, присела на край рабочего стола и пристально посмотрела на Доминику.

— Похоже, он купается в деньгах. — Она пожала плечами и окинула подругу и компаньонку проницательным взглядом. — Да что такого произошло между вами?

Доминика нахмурилась, потому что встреча с Энгусом Кейром все больше начинала приобретать нереальные черты. На обратном пути в Сидней они почти не разговаривали, и к Доминике снова вернулась ее обычная невозмутимость. Она достаточно успокоилась, чтобы просто поблагодарить Кейра за обед и помощь с машиной. И все равно у Доминики осталось впечатление, что он смеялся над ней. А это недопустимо.

— Я сама не знаю, Наташа. Но он почему-то действует мне на нервы.

Вечером дома ей пришлось повторить это уже при матери и сестре.

Двадцатидвухлетняя Кристабель, которая была моложе Доминики на три года, по-прежнему жила с матерью на Роуз-Бэй в доме с видом на залив. Близость к шикарным магазинам Даббл-Бэй и то, что она жила здесь на протяжении последних двадцати лет, заставляли Барбару Харрис время от времени заявлять, что она скорее умрет, чем расстанется со своим домом, хотя он явно был слишком велик для нее и Кристабель.

Барбара никак не хотела мириться с тем, что Доминика некоторое время назад перебралась на собственную квартиру. После смерти Уолтера Барбара безуспешно пыталась вернуть дочь домой. Но Доминика знала, что они с матерью гораздо лучше ладили на расстоянии. Однако изредка она все же проводила выходные у матери и сестры или ночевала в старом доме.

Кристабель, всегда безмятежно-спокойная и интересующаяся только наукой, умела отгораживаться от переменчивых настроений матери. Она заканчивала исторический факультет университета, занималась в магистратуре и одновременно работала референтом у известного автора исторических романов.

Доминика часто с нежностью думала, что ее младшая сестренка, тоже темноволосая, но невысокая и хрупкая, живет в своем собственном, далеком от реальной жизни, мире. Но сегодня за ужином Кристабель неожиданно сказала:

— Продажа недвижимости в Блэктауне действительно могла бы положить конец всем нашим проблемам.

Доминика поморщилась. Только что она рассказала о ключевых моментах своей встречи с Кейром, после чего ее мать лишилась дара речи.

Впрочем, ненадолго.

Протянув руку к бокалу с вином, Барбара проговорила срывающимся голосом:

— Это потрясающе. Я спасена! Разве только… Она пытливо взглянула на старшую дочь. — Тебя что-то беспокоит, дорогая?

— В некотором роде, — уклончиво ответила Доминика. — Во-первых, я не знаю, можно ли этому человеку доверять. Во-вторых, он навел справки о нашем безвыходном положении и снизил цену на поместье.

— В любом случае его сегодняшнее предложение с лихвой все окупает. Кто он, кстати? — поинтересовалась Барбара.

Доминика назвала имя. Барбаре оно явно ни о чем не говорило.

— Пожалуй, я приглашу его к нам на ужин.

Есть, наверное, веская причина, которая заставила его предложить свою помощь…

— Нет! Постой, мама, — вмешалась Доминика. Прежде чем мы станем принимать его, позволь мне навести о нем справки. И еще, я хотела бы сама разузнать все о ценах на недвижимость в Блэктауне. Хорошо?

— Ну что же… — нерешительно протянула Барбара, но тут Кристабель внезапно забарабанила пальцами по столу. Мать и старшая сестра повернулись к ней.

— Наверное, это он, — загадочно произнесла Кристабель и нахмурилась.

— Энгус Кейр, ты говоришь, его зовут? Это ему принадлежит транспортное агентство «Кейр и Конвей»?

— Ему, — мрачно подтвердила Доминика. — Ты что, знакома с ним?

— Нет, но я собирала о нем информацию для книги Боба, которая называется «Новые деньги».

— Ах, так он — джентльмен в первом поколении… — разочарованно произнесла Барбара и отправилась на кухню готовить кофе.

Доминика и Кристабель переглянулись, и Доминика вздохнула с облегчением. Ничто не могло остудить пыл матери лучше, чем термин «новые деньги». Но она не могла удержаться от того, чтобы не выспросить у Кристабель кое-какие подробности.

Сестра пожала плечами.

— Он родился и вырос на западе страны на овцеводческой ферме. Кажется, его мать бросила их с отцом, который работал на ферме гуртовщиком и не мечтал о большем. Но Энгус нарушил традицию. В школе, которую он временами посещал, он проявил недюжинные способности и…

— ..начав с одного старого грузовика» создал собственную транспортную империю, — закончила за нее Доминика.

— Он стремительно расширяется, уже заключает сделки за морем, — задумчиво проговорила Кристабель. — Думаю, он хорошо знал, о чем говорил, когда давал совет насчет нашей недвижимости в Блэктауне. Но тебе он как будто не нравится?

Доминика посмотрела в темные умные глаза сестры.

— Я.., не знаю почему, по он заставляет меня нервничать.

Кристабель задумчиво произнесла:

— С другой стороны, знать, что мама счастлива, обеспечена и снова вращается в своем привычном кругу, было бы таким облегчением для нас, правда?

Доминика взглянула в сторону кухонной двери.

— Да, Кристи, — согласилась она, — но, пожалуйста, удержи ее от всяких контактов с Энгусом, пока я кое-что не улажу.

— Ладно, — пообещала Кристи. — Если мама снова о нем заговорит, я скажу ей, что он сын гуртовщика и даже не имеет высшего образования.

Сестры понимающе улыбнулись друг другу.

Прошло три недели, в течение которых Доминика отослала Энгусу Кейру чек за ремонт своего автомобиля и узнала все о строительстве дороги в Блэктауне. Чек вернулся к ней разорванным пополам без какого-либо сопроводительного письма, что крайне возмутило Доминику. Как она и предполагала, его оценка их блэктаунской собственности оказалась абсолютно точной. У надежного агента Доминика узнала, что их склад с недавних пор начал представлять собой большую ценность.

Как-то днем ей на работу позвонила мама и сказала, что пригласила нескольких друзей на коктейль сегодня вечером и будет очень рада, если Доминика тоже выберется.

— И ты сообщаешь мне об этом в последнюю минуту? — удивилась Доминика, не отрывая взгляда от кипы счетов.

— Ты же знаешь, солнышко, какая я рассеянная.

Я была абсолютно уверена, что пригласила тебя, а потом вдруг подумала

— дай на всякий случай проверю, и правильно сделала!

— А кто придет?

Мама перечислила несколько знакомых имен и добавила, что спешит одеваться.

— Хорошо, мам, спасибо, но я очень занята, могу немного задержаться. До встречи. — Доминика положила трубку и вновь погрузилась в дела. Через два часа, вспомнив о вечеринке, она в спешке приняла душ и задумалась над подходящим нарядом. В конце концов Доминика влезла в свое любимое черное платье. Оно было коротким и облегающим, с узкими бретельками, перекрещивающимися па спине. Наряд она дополнила ниткой старинного бабушкиного жемчуга. Решив, что времени на борьбу с колготками не остается, тем более что для них было слишком тепло, она сунула ноги в черные открытые босоножки на низких каблуках.

Доминика не была большой любительницей маминых вечеринок, поэтому припарковалась у дома на Роуз-Бэй не в самом лучшем настроении.

И настроение ее нисколько не улучшилось, когда среди гостей она обнаружила Энгуса Кейра.

Глава 2

Доминика остановилась как вкопанная и лихорадочно обвела взглядом гостиную, выискивая Кристабель. Встретившись с ней глазами, она выразительно кивнула на Энгуса Кейра, но сестра в ответ только беспомощно пожала плечами.

Доминика снова посмотрела в сторону Энгуса Кейра и увидела, что он успел повернуться к ней, и по насмешливому взгляду пепельно-серых глаз поняла, что мимическая сцена между сестрами не осталась для него не замеченной.

Барбара уже спешила к дочери — маленькая, хрупкая, в новом роскошном платье для коктейля из голубого шифона. Светлые мамины волосы были по-новому подстрижены и изысканно уложены, грим нанесен с особой тщательностью, а ногти покрывал свежий лак. Старшая дочь сразу догадалась, что ее матушка провела сегодня не один час в салоне красоты.

Барбара Харрис выглядела счастливой и довольной и успела заразить всех присутствующих своей жизнерадостностью. В гостиной царила атмосфера беззаботного веселья.

Схватив Доминику за руку, она подвела ее к Энгусу.

— Вот наконец и она, мистер Кейр! Я знала, что Доми меня не подведет. Постой здесь, солнышко, я принесу тебе шампанское.

Доминика глубоко вздохнула.



— Привет! — Ей удалось небрежно улыбнуться. Как поживаете? Встреча с вами для меня в некотором роде сюрприз.

— Я догадался. У меня все хорошо, спасибо, вежливо ответил Энгус. — Я правильно понял, что вы предостерегали в отношении меня вашу матушку?

— Да, вы абсолютно правы, — ответила она сдержанно, умудряясь сохранить внешнее радушие и принимая у мамы из рук бокал. — Если бы я знала, что вы здесь, я надела бы высокие каблуки.

Энгус Кейр скользнул взглядом по ее фигуре в коротком черном платье вниз к босоножкам, затем снова поднял глаза вверх, задержался на обнаженных плечах и груди, выступавшей под тонкой черной тканью, и посмотрел на нее в упор.

— Почему?

— Доми всегда нелегко найти мужчину подходящего для нее роста, мистер Кейр, — объяснила Барбара. — Ты ведь это имела в виду, милочка?

— Именно это, — подтвердила Доминика, чувствуя себя полной дурой. — Большое спасибо, что заплатили за мою машину, но, право, не стоило так себя утруждать.

— О чем речь? — навострила уши Барбара, но, к счастью, в этот момент ее отвлек кто-то из гостей.

Барбара отошла, оставив Энгуса с дочерью в напряженном молчании. Он сегодня вечером надел темный костюм, белую рубашку и простой темно-серый галстук. Было в его внешности нечто такое, отчего Доминика почувствовала себя абсолютно беспомощной. Они не виделись три недели, но за это время избавиться от мыслей о нем Доминика так и не смогла. И сейчас она молча смотрела на бокал, который держала в руке, пока он не сказал:

— Вы выглядите потрясающе.

Доминика в замешательстве подняла на него глаза и инстинктивно провела рукой по волосам.

— Я так торопилась, что даже не успела причесаться.

Его губы тронула легкая усмешка.

— Такие волосы, как ваши, будут выглядеть роскошными в любой ситуации. — Он остановил взгляд па тяжелой массе ее темных волос, затем твердо посмотрел ей в глаза. — Даже в постели.

— Пожалуй, с ними и правда не так много хлопот… — Она закашлялась.

— Все эти три недели я думал о нас с вами, Доминика.

Она подняла ресницы, их взгляды встретились. И шумная гостиная дома на Роуз-Бэй перестала для них существовать, когда они обменялись этим долгим, красноречивым взглядом.

Обоим стало ясно, что они предпочли бы остаться в комнате одни. Доминика с изумлением обнаружила, что каждой клеточкой тела отвечает на страстный призыв Энгуса. Ей нравилось скрещивать шпаги с этим человеком. Нравилось состязаться с ним в остроумии и одерживать над ним верх в словесном поединке. И в то же время она с радостью — Доминика вдруг осознала это отправилась бы с ним в постель. И доказала бы, что ни в чем не спасует перед его мужскими совершенствами.

Но когда от этих безумных, чуждых ей мыслей ее щеки уже начали покрываться густым румянцем, на помощь подоспела Кристи.

— Извините, — проговорила она вежливо. Доминика отвела от Энгуса Кейра глаза, успев, однако, с удовлетворением отметить, что он раздраженно повел плечами в ответ на это неожиданное вмешательство. Доминика представила ему сестру и услышала в ответ, что они уже знакомы.

— Как оказалось, вы были правы насчет Блэктаупа, мистер Кейр, и мы очень признательны вам за помощь… — начала Доминика.

— Мои дорогие! — перебила ее Барбара, неожиданно вырастая перед ними.

— Надеюсь, вы не о бизнесе толкуете? Я думаю, сейчас не место и не время. Можно посвятить этому специальный вечер. Вы ведь придете к нам ужинать в пятницу, Энгус? — Она посмотрела на него умоляюще.

— Я бы с удовольствием, но, к несчастью, в пятницу должен лететь в Перт. Но следующая пятница отлично подойдет, спасибо.

Барбара взглянула на него с признательностью, но Доминика поджала губы, не в силах скрыть свое раздражение.

— Не согласитесь ли вы поужинать со мной сегодня, Доминика? — неожиданно произнес Энгус. Мы могли бы подробнее поговорить о Блэктауне.

— Сожалею, — ответила она машинально, — но на сегодня у меня другие планы.

— Ох, как жаль, — вздохнула Барбара. — Ну что же, давайте пройдемся немного. Энгус, вы позволите познакомить вас с моими старыми друзьями? — И с этими словами они отошли.

— Ну… — протянула Кристабель, — а вот это действительно проблема.

— Что? — рассеянно спросила Доминика.

Кристабель мягко улыбнулась.

— Доми, воздух буквально раскалился докрасна вокруг вас двоих. Еще немного — и пришлось бы вызывать пожарных.

Доминика застыла в недоумении, затем овладела собой и сказала недовольно:

— Кристи, этот человек меня раздражает. Подумай только, мама называет его Энгусом.., а он ее Барбарой!

— Кажется, я знаю, почему он тебя раздражает.

Доминика удивленно взглянула на сестру.

— Правда?

— Угу. Он не твоего типа. Ты обычно симпатизируешь более.., скромным мужчинам. — Кристабель сдержанно улыбнулась. — Тебе свойственно стремиться к лидерству. Ты с детства привыкла вести себя так. Поэтому вы иногда ссоритесь с мамой, поэтому ты решила во что бы то ни стало добиться успеха с «Примулой», поэтому ты иногда бываешь надменной с людьми. Но я не думаю, что в личной жизни это правильная линия поведения.

Доминика машинально взяла с ближайшего столика второй бокал с шампанским и посмотрела на младшую сестру с нескрываемым уважением.

— А я думала, что ты живешь исключительно наукой, Кристи, — восхитилась она. — И давно ты изучаешь меня?

На этот раз Кристабель лукаво улыбнулась.

— Уже несколько лет, — призналась она. — Но я бы ничего тебе не сказала, если бы не видела, как вы с Энгусом Кейром высекаете друг из друга искры. Она запнулась. — Ты можешь потом пожалеть, если не дашь волю своим чувствам. Думаю, ты заслуживаешь чего-то большего, чем просто работа.

— Он тоже так считает, — угрюмо сказала Доминика.

— Так позволь себе. Тебе пришлось нелегко, особенно после смерти папы.

— Нет, Кристи, ничего не выйдет. Если бы все сложилось иначе… — Доминика пожала плечами, кто знает? Но в настоящих обстоятельствах это будет выглядеть так, словно я выплачиваю ему выкуп.

— Как хочешь. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

В течение следующего получаса Доминика обдумывала слова сестры, и это занимало все ее мысли. Ей пока удавалось избегать общения с Энгусом, хотя было уже ясно, что в кругу материнских друзей он чувствует себя абсолютно естественно и вызывает повышенный интерес к своей персоне. Неожиданно она оказалась с ним рядом и присоединилась к общей беседе, когда где-то неподалеку отчетливо послышался приглушенный голос Барбары.

— Кейр и.., нет, второе имя я тоже раньше не слышала.., сколотил огромное состояние, — растолковывала она кому-то. — Хотя по нему никак не скажешь, что он джентльмен только в первом поколении.

Гости затаили дыхание, но через несколько секунд разговор возобновился, и Доминика вздохнула с облегчением. В следующую секунду она приняла неожиданное для себя решение.

Она повернулась к нему лицом и, вмешавшись в его разговор с кем-то из гостей, промолвила:

— Я передумала насчет сегодняшнего вечера. Я поужинаю с вами, если ваше предложение остается в силе. Проблема в том, — очаровательно улыбнулась она, — что я умираю от голода, и чем скорее мы отправимся, тем лучше.

Только в его «рейнджровере», уносившем их прочь от дома Барбары, они смогли заговорить без обиняков.

— А как насчет ваших прежних планов на сегодняшний вечер, Доминика?

Она провела ладонью по волосам.

— Вообще-то я собиралась сделать кое-какую работу по дому. Но это всегда можно отложить на потом.

— Поверьте, — сказал он сухо, — вы вовсе не обязаны отказываться от свидания со стиральной машиной из-за неосторожных слов вашей матери.

— Со стиральной машиной я разберусь позднее, Энгус. — Она впервые обратилась к нему по имени. — А если серьезно, я нахожу ее слова.., непростительными Он ничего не ответил и молчал до тех пор, пока они не уселись за столик в выбранном им ресторане. Обстановка здесь была изысканной. Каждый столик стоял в отдельной нише, обшитой деревянными панелями. Бордовые кожаные кресла были необычайно мягкими, а ноги посетителей по щиколотку тонули в ворсистом ковре цвета спелой дыни. Настенные канделябры струили неяркий свет, на столах горели свечи.

Возле их ниши стояла напольная фарфоровая ваза с лилиями и ландышами, насыщая воздух нежным ароматом. Доминика знала, что это один из самых дорогих ресторанов в Сиднее, в который тем не менее невозможно попасть, не заказав предварительно столик. Неужели Энгус Кейр был настолько уверен в ее согласии? Или же благодаря своему богатству и щедрости он здесь всегда желанный гость?

Энгус внимательно посмотрел на нее поверх пламени свечи.

— Вы и правда были так озабочены работой по дому, когда первый раз отклонили мое приглашение?

Доминика обхватила ладонями запотевший бокал минеральной воды.

— Откровенно говоря, нет. Я… — Замявшись, она пожала плечами. — Иногда вы застаете меня врасплох.

— И что вы предлагаете мне предпринять по этому поводу?

— Не торопите меня, мистер Кейр, — посоветовала она и тут же прикусила губу. — Послушайте, мне жаль, что вы слышали те мамины слова.

— Доминика… — Его глаза вспыхнули насмешливым блеском, — Поверьте мне, я не настолько чувствителен. Меня ничуть не задевает, когда обо мне говорят как о «джентльмене в первом поколении».

Она нахмурилась.

— Наверное, это задевает меня. А кроме того, я думаю, что у вас в душе все же инстинктивно шевельнулось неприятное ощущение.

— Вы правильно думаете, — подтвердил Энгус. Но оно было мимолетным.

— И еще, — с некоторым трудом выговорила Доминика, — слова моей сестры о том, что временами я делаюсь очень похожа на маму, пусть и ненамеренно, заставили меня почувствовать себя неуютно. Словно я делю всех на людей нашего круга и на остальных. Но это абсолютно неверно!

Энгус откинулся назад.

— Спасибо вам за это… — Он серьезно посмотрел на нее. — Но повторяю, если вы решили, что я болезненно реагирую на подобные замечания, вы ошибаетесь. Мне тридцать шесть лет, — добавил он сухо, и от задворок Тибубуры меня отделяет долгий путь.

И пожалуйста, не извиняйтесь больше.

Тут подоспел официант с закусками. Доминика выбрала кальмаров, которые оказались выше всяческих похвал.

— Впрочем, в вас действительно есть некоторый внутренний снобизм, до которого вашей матушке далеко, — внезапно заметил Энгус. У Доминики широко раскрылись глаза.

— На что вы намекаете?

— Вы наверняка считаете, что слишком хороши для меня, Доминика, раз решились полностью игнорировать взаимное влечение, которое мы почувствовали в первую минуту нашего знакомства.

Вместо того чтобы взорваться — видимо, еда и умиротворяющая атмосфера подействовали на нее благотворно, рассудила Доминика, — она откинулась на спинку кресла и оставалась в таком положении, пока не принесли горячее блюдо. Энгус не сделал попытки добиться от нее какой-либо реакции на свое заявление и лениво наблюдал за ней, свободно откинувшись в кресле.

— А вдруг у меня есть мужчина? Разве это не было бы достаточной причиной, чтобы вас отвергнуть?

— Естественно, — признал Энгус. — Хотя, будь у вас что-то серьезное с мужчиной, для вас было бы несколько обременительно испытывать такие чувства к кому-то еще, вы не находите?

Она мрачно взглянула на Кейра, что не произвело на него ни малейшего впечатления. Он продолжал таким же ровным тоном:

— Но сейчас в вашей жизни никого нет, Доминика.

— Откуда вам это может быть известно? Не говорите только, что ваша страсть к сбору информации простирается и на мою личную жизнь! — воскликнула девушка.

— Меня с готовностью просветила на этот счет ваша матушка. У нас состоялся с ней длинный разговор. Мне известно, что Кристи погружена в свою науку, как в свое время ее отец. И мне известно, что у вас были поклонники, но ни с одним из них не дошло до чего-то серьезного. Ваша мать объясняет это тем, что вы чересчур независимая личность, что в общем не так плохо для девушки.

Доминика изо всех сил пыталась сосредоточиться на бифштексе.

— Вы не согласны с этим утверждением? — наконец спросил он.

— Только не из уст моей матери, привыкшей считать, что она лучше других знает, как им следует жить.

— У вас часто случаются столкновения?

— Представьте, да. Только не говорите, что у вас с вашей матерью никогда не было ни малейших разногласий… — Она замолчала и зажмурилась. — Извините, я сказала это, не подумав.

— Видимо, вы тоже занимались сбором информации, Доминика, — произнес он с легким смешком. У нее порозовели щеки.

— Я не ставила себе такой цели. Это Кристи работает референтом у одного писателя, который пишет о вас книгу.

— Вот как. И что еще она обо мне раскопала?

Доминика пожала плечами.

— Что вы в школе проявляли недюжинные способности. А вы… — Она запнулась. — Вы так и не нашли свою мать?

— Нашел, но к тому времени она уже умерла.

— Простите, — прошептала Доминика с искренним раскаянием.

— Она действительно отказалась от меня.

— У нее могли быть серьезные основания.

— Не сомневаюсь. У отца был тяжелый характер, а после ее ухода окончательно испортился.

Но давайте вернемся пока к вашей матери.

— Иногда она доводит меня до белого каления.

Она прекрасно знает, что мы еще далеко не выпутались из наших финансовых затруднений, но я с ужасом думаю, во что ей обошелся этот вечер.

Новое платье! А французское шампанское, а все прочее? Но если бы вы видели ее с детьми-инвалидами — она устраивает для них концерты, если бы вы знали, как предана она была моему отцу и как переживает за нас с Кристабель.., вы любили бы ее и восхищались ею. Я…

— Достаточно. Картина вполне ясна, — остановил ее Энгус. — Вы последуете друг за другом на край света, но при тесном общении жизнь превращается в кошмар.

Доминика взяла бокал и с облегчением откинулась на спинку кресла.

— Вроде того.

— Ну что же, — пробормотал он, — может, наконец поговорим о нас?

Она взглянула на него поверх бокала.

— О чем именно?

— Вы не откажетесь потанцевать со мной после ужина?

— Я… — Она смущенно замолчала. — Где?

— Здесь. В одиннадцать часов начнется дискотека.

Доминика взглянула на свои часики и с удивлением обнаружила, что уже почти одиннадцать.

— Ладно, — произнесла она решительно. — Возможно, тогда мне окончательно удастся… — Она смущенно замолчала.

— Загладить оплошность вашей мамы? — подсказал Энгус.

Доминика пожала плечами и немного растерялась, когда он сказал, широко улыбнувшись и блеснув глазами:

— Я постараюсь, чтобы этот опыт не стал для вас слишком неприятным.

— Я не то имела в виду…

— Разумеется, нет, — перебил он ее с серьезным видом. — Вы очень стараетесь, доказывая, что не считаете себя выше меня.

Она стиснула зубы, затем склонила голову набок и холодно оглядела его.

— Надеюсь, вы хорошо танцуете, мистер Кейр?

— Это вам решать, мисс Харрис, — вежливо ответил он, не пытаясь скрыть улыбки.

В одиннадцать часов деревянные ширмы раздвинулись, и за ними открылась пещера Аладдина.

Доминика уже бывала в этом ресторане, но на дискотеку не оставалась ни разу, и интерьер в виде грота, освещенного крошечными яркими фонариками, явился для нее сюрпризом.

Энгус Кейр оказался превосходным танцором.

Просто невозможно было оставаться бесстрастной в его объятиях, тем более что сама Доминика любила и умела танцевать. Но она не собиралась отбрасывать прочь осторожность и бездумно отдаваться во власть музыки — хоть это было и нелегко. Ей пришло в голову, что если она намеревалась и дальше держать его на расстоянии, то совершила непростительную тактическую ошибку.

С другой стороны, стоило ей задвигаться в такт музыке, соприкасаясь с ним телом, как она ощутила неведомое доселе возбуждение. Доминика казалась себе гибкой и изящной в руках Энгуса, его ладони словно подчеркивали стройность ее талии, а кожа под его пальцами обрела особую бархатистость. Прикосновение его крепкого стройного тела заставляло ее дрожать от предвкушения чего-то необыкновенно приятного…

Чувственный ритм, под который они танцевали, только усугублял положение. Он будоражил кровь, заставлял двигаться с особой, вызывающей грацией. Доминика вдруг почувствовала себя необыкновенно сексуальной в облегающем черном платье, которое оттеняло белизну и гладкость ее кожи.

Энгус ласкал ее спину и плечи, не отрывая от нее возбуждающего взгляда. Этот взгляд говорил Доминике, что вызов, который она безотчетно бросала Энгусу во время этого танца, был им замечен и он непременно использует его против нее в будущем. Пепельно-серые глаза обжигали ее нежную атласную шею и ложбинку бюста, как это могли сделать его руки или губы.

Когда мелодия сменилась, Доминика сделала над собой усилие и стряхнула наваждение.

— Пожалуй.., мне лучше сесть.

Энгус не сразу отпустил ее, и Доминика некоторое время стояла в его объятиях, пытаясь понять природу могучей силы, неудержимо влекущей их друг к другу. Внезапно вспыхнувшая в его глазах ирония сказала Доминике, что ей придется принять все меры предосторожности, чтобы окончательно не попасть под воздействие чар едва знакомого человека, который так умело пользуется своим обаянием.

Но в следующее же мгновение она поняла, что больше всего ей хочется сбросить босоножки, обхватить его руками за шею и, откинув всякую сдержанность, еще раз окунуться в волны чувственного ритма. Ей даже пришло в голову, что хорошо бы оказаться вместе с ним в каком-нибудь уединенном месте…

Она нервно сглотнула и отвела глаза, чтобы не видеть лукавой улыбки на губах своего партнера.

Энгус Кейр, кажется, снова прочитал ее мысли.

Она попыталась отстраниться. Его руки на мгновение крепче сжали ее талию, скользнули вниз к бедрам, а серые глаза сказали, что он отлично понимает стоявшую перед ней дилемму.

Когда Доминика вернулась за столик, ее дыхание уже успело выровняться, смятенные чувства несколько успокоились, и она с удовольствием согласилась на дополнительную порцию кофе.

— А это в самом деле интересно, Доминика, нарушил затянувшуюся паузу Энгус.

— На что вы снова намекаете?

Он молча окинул ее взглядом, а потом сказал:

— Вы продержались всего один танец. Вы чего-то испугались? Неужели своей реакции на мою близость?

Она опустила ресницы, обдумывая варианты ответа. Начать оправдываться? Бесполезно, мрачно решила она и, отбросив назад волосы, взглянула ему прямо в глаза.

— Предоставляю вам самому найти отгадку, мистер Кейр. Но я буду благодарна, если вы после кофе отвезете меня домой. Завтра у меня много работы, и я хочу выспаться.

— А вот это вам вряд ли удастся сделать, — передразнил он ее.

Доминика с трудом удержалась от того, чтобы не ответить колкостью, и заставила себя твердо встретить его насмешливый взгляд.

— Я не люблю повторяться, Энгус, но.., не торопите меня. Мы видимся всего второй раз, да дело не только в этом. Мне трудно избавиться от ощущения, что я плачу собой за ваши услуги.

— Я консультировал вас безвозмездно, — ответил он резко. — И вы вольны распоряжаться вашими доходами по собственному усмотрению. Можете воспользоваться советом любого консультанта в городе. Я не жду от вас благодарности.

— Мама смотрит на вас как на спасителя, пробормотала она. — Ее признательность…

— Ваша мама сама пригласила меня в гости.

— Значит, сами вы не собирались со мной больше встречаться? — разочарованно протянула Доминика.

— Наоборот — я непременно намеревался позвонить вам. Просто эти три недели меня не было в стране, — ответил Энгус.

— И что вы собирались мне предложить?

Он окинул ее неторопливым взглядом.

— Свидание. Вы предпочли бы ужин? Кино?

Пикник на побережье? — перечислял он с откровенной насмешкой в глазах. — Это для вас не слишком заурядно, Доминика?

— Нисколько, — девушка лучезарно улыбнулась. Значит, пикник на побережье? Здорово! Можно расслабиться на природе, да и обойдется дешевле.

— Мне было семнадцать, когда я впервые увидел море, — неожиданно признался Энгус. — Тогда у меня почему-то навернулись на глаза слезы. Это было началом настоящего романа. Я до сих пор, когда есть время, устраиваю пикник на берегу, в каком-нибудь уединенном месте.

Улыбка сбежала с лица Доминики, и она проговорила сдавленно:

— Я сегодня уже не первый раз допускаю бестактность.

Энгус Кейр промолчал.

— Я выросла у моря и не могла оценить, насколько мне повезло. Я.., согласна поехать с вами на пикник.

— Завтра я собираюсь устроить себе выходной, Нат, — объявила Доминика на следующее утро.

Наташа удивленно взглянула на нее. — Я прекрасно знаю, что у нас времени в обрез… — Доминика виновато посмотрела на гору платьев, которые еще предстояло выгладить и уложить в коробки. Но, к сожалению, я взяла на себя обязательства, от которых не могу уклониться.

— Что-то связанное с благотворительностью?

— Не совсем.

— А имеет к этому отношение наш принц на белом коне? — невинно спросила Наташа.

— Да, но как ты догадалась? — нахмурилась Доминика.

— Все утро ты была необычно рассеянной.

Точь-в-точь как в тот день, когда обедала с ним. (Доминика стиснула зубы.) — И что же тебе предстоит?

— Отправляюсь с ним на побережье. Но, возможно, завтра снова пойдет дождь, — Доминика с надеждой взглянула на окно, за которым шел проливной дождь.

— Прогноз на завтра благоприятный, — бодро изрекла Наташа и добавила:

— Не волнуйся, я со всем великолепно справлюсь сама. Так что не терзай себя и повеселись на славу.

— Спасибо, — мрачно пробормотала Доминика.

На следующее утро, когда Доминика проснулась, ее комнату заливало яркое солнце. Она со вздохом прижала к себе подушку. Мысль о том, что ей предстоит провести целый день с Энгусом Кейром, а тем более на уединенном побережье, не на шутку ее тревожила. Доминику искренне тронуло его признание в любви к морю, но она в то же время отдавала себе отчет в упрямом, лишенном логики стремлении не поддаваться чарам этого человека. Но это вовсе не значило, что она считает себя выше его. Тогда в чем же причина ее беспокойства?

Доминика резко села и уткнулась подбородком в колени. А если в ней говорит интуиция? Нечто неуловимое подсказывает, что Энгуса Кейра следует сторониться. Пожав плечами, Доминика решила принять этот день таким, каков оп будет, и встала, чтобы освежиться под душем и одеться.

Ровно в десять она уже ждала Энгуса в фойе своего дома. На ней были белые шорты и очаровательная голубая кофточка, которая ей очень шла. Под расстегнутой кофточкой виднелся такого же цвета купальник. Наряд дополняли синие парусиновые туфли, золотые серьги в виде колец и кокетливая белая кепочка.

Она захватила с собой плетеную темно-синюю корзину и небольшую сумку-холодильник, хотя Кейр и предупредил, что о еде позаботится сам.

Тем не менее Доминика накануне вечером испекла морковный пирог, уложила в корзину немного фруктов, сыр, бутылку минеральной воды и термос с ароматным кофе.

В три минуты одиннадцатого к подъезду ее дома подкатил уже знакомый темно-зеленый «рейнджровер». На Энгусе были замшевые шорты и светло-зеленая рубашка спортивного покроя. Он окинул Доминику задумчивым взглядом, затем на его губах промелькнула тень улыбки, и он протянул ей руку.

Она пожала ее и поинтересовалась:

— Означает ли это, что смотр строя завершен?

Он продолжал удерживать ее руку в своей.

— Вы потрясающе выглядите, Доминика. Даже погода сегодня отличная, хотя я опасался, что сбудется ваше предостережение и удача на сей раз повернется ко мне спиной.

Она беззаботно рассмеялась и, не в силах подавить пробежавший по телу легкий трепет предвкушения, шутливо заметила:

— Вы и сами неплохо выглядите, Энгус. Удалось вам найти достаточно пустынный берег?

Берег оказался не совсем пустынным, выручало то, что день был будний. Полукругом высились зеленые утесы, на золотой песок набегал, пенясь, восхитительный прибой. Сверху пригревало теплое солнышко. После того как они искупались, Энгус установил зонт и расстелил плед рядом с небольшим каменистым мысом. Затем начал доставать еду… Холодного цыпленка, хрустящие рогалики, греческий салат со сливочной брынзой «Фета» и сочными черными маслинами… Сервировку дополнили фарфоровые тарелки, столовые приборы с яркими пластмассовыми ручками, бокалы с оловянными ножками, льняные салфетки и ведерко для охлаждения вина.

Доминика молча наблюдала за этими приготовлениями, расчесывая мокрые волосы.

— Очень впечатляюще для холостяка, — пробормотала она, доставая крем от загара.

— Я не заслужил ваших похвал. Это постаралась моя экономка.

Доминика улыбнулась.

— А если бы вам пришлось полагаться только на самого себя, что бы вы сделали, чтобы не умереть от голода на берегу моря?

Он отбросил со лба влажные темные волосы и обвел глазами пляж.

— Прыгнул бы в автомобиль и доехал до ближайшего «Макдоналдса».

Доминика рассмеялась.

— Я бы не возражала. Обожаю гамбургеры.

Энгус сокрушенно взглянул на разложенные яства.

— Вот тебе и раз. Это разобьет сердце миссис Браун.

— Ни в коем случае. Обещаю отдать должное ее мастерству. Я обожаю холодных цыплят и салаты, а икра выглядит просто божественно.

Энгус молча достал вино. Минералку они уже успели выпить, утоляя жажду после купания. Доминика с трудом оторвала взгляд от его темно-синих купальных шорт с красной каймой и широких плеч, покрытых бронзовым загаром.

— Для человека, который впервые увидел море в семнадцать лет, вы на удивление хорошо плаваете.

Он штопором вывинтил пробку из бутылки и ответил негромко:

— Вы тоже прекрасно плаваете. — Он разлил вино по бокалам. Она молча взяла бокал из его рук и сделала глоток. Повисла напряженная пауза. Может быть, нам стоит сменить тактику? Не будем пытаться вести светскую беседу, угощая друг друга любезностями, — предложил Энгус.

Он поставил перед Доминикой тарелку и положил в нее кусочки цыпленка и салат. Доминика сделала над собой усилие и произнесла:

— Я собиралась спросить, ночевали ли вы уже в «Лидком-Плейс», но потом передумала.

— Я переберусь туда в следующие выходные.

— Значит, вы собираетесь жить там постоянно?

— Почему вас это удивляет?

— Сама не знаю, — призналась Доминика. Можно было предположить, что такой бизнесмен, как вы, предпочтет жить в Сиднее.

— Я сохраню за собой городское жилье и действительно собираюсь большую часть времени проводить в городе, но.., простите меня… — Он иронически взглянул на нее. — Мне предстоит многое изменить в «Лидком-Плейс». Я собираюсь привести в порядок пастбища и выращивать племенной скот. Обнесу поля новой оградой, поправлю плотину… Еще я планирую приобрести несколько скакунов и, возможно, попробую разводить тонкорунных овец.

— Бабушка Лидком когда-то держала крупный рогатый скот. Думаю, она выслушала бы ваши планы с восторгом. Значит, в душе вы все-таки немножко фермер?

— Очевидно, — пробормотал Энгус. — Мне в юности хорошо удавались две вещи — перегонять стадо верхом и разбирать и собирать автомобильные моторы.

— Кто бы мог подумать… — Доминика вдруг замолчала и нахмурилась. — Но три недели назад вы не смогли починить мой мотор.

— Видите ли… — Энгус неторопливо доел цыпленка и аккуратно положил на тарелку нож и вилку. — На самом деле я мог бы его наладить — на какое-то время.

— Так почему же вы этого не сделали? — возмутилась Доминика.

— Виноват, мэм…

— Только не начинайте снова! — предостерегла она.

— Мне хотелось пообедать с вами, вот, собственно, и все, — сказал он просто.

— На войне и в любви все средства хороши, так, что ли? Поэтому у вас сейчас такой самодовольный вид, Энгус Кейр?

— Ну что же, можно и так сформулировать. Он оглядел ее с головы до ног. — Между прочим, сейчас вы похожи на очаровательную, хотя и довольно суровую русалку, способную довести человека до погибели.

Почему-то от этих слов Доминика невольно расслабилась.

— Вы не откажетесь провести со мной выходные в «Лидком-Плейс», Доминика? — (Она замерла, на миг даже перестала дышать.) — Неужели вам неинтересно увидеть поместье таким, каким мечтала его видеть ваша бабушка?

— Это единственная причина, по которой вы меня приглашаете? — выговорила наконец Доминика.

— Нет. Я собираюсь угостить вас ужином, устроить танцы и прогулку по побережью… — Он обвел взглядом пляж. — Мы можем покататься верхом. Все это поможет нам получше узнать друг друга.

Глава 3

Наступил час отлива. Несколько нетерпеливых чаек дожидались неподалеку, чтобы поживиться остатками их трапезы, и громко спорили между собой из-за будущей добычи. Доминика смотрела па их красные лапки и блестящие бусинки глаз и чувствовала, как ее словно плащом обволакивает влажное тепло. Берег опустел, последний замешкавшийся рыбак поспешно собирал свои вещи.

— Вы приглашаете меня не для того, чтобы почувствовать себя полновластным хозяином владений и совратить меня в моем старом доме? — спросила Доминика и сама не узнала свой голос.

— Совратить вас? — Он скептически пожал плечами. — Как? Силой?

— Откуда мне знать, каким способом вы привыкли получать удовольствие?

— бросила она дерзко. — Но…

— Я сам вам скажу, — перебил он, обжигая ее уничтожающим взглядом. — Я привык в первую очередь доставлять удовольствие даме.

Она с досадой пожала плечами, не в силах скрыть смущение.

— Пусть так. Но зачем мужчине и женщине проводить выходные вместе, если не для секса? И вы не подумали, что возвращение в поместье воскресит во мне печальные воспоминания?

— Этого не случится, если вы действительно такая реалистка, какой хотите казаться, Доминика. Вам до сих пор удавалось то, чего так откровенно жаждет ваше тело.

Доминика привстала на колени и уперла кулаки в бедра.

— Знаете, почему я поехала сегодня с вами?

— Догадываюсь, — процедил он, вытягивая ноги и небрежно подпирая голову рукой. — Хотели пожалеть обездоленного мальчика, заплакавшего при виде моря. Но на самом деле — чтобы доказать, насколько вы неуязвимы для влечения, которое мы испытываем друг к другу.

Доминика втянула в себя воздух.

— И еще… — Он сел, не отрываясь глядя в ее негодующие голубые глаза. — Думаю, мне доставит удовольствие ощутить себя владельцем «Лидком-Плейс», особенно если эта поездка положит конец покровительственному поведению, которое вы так умело демонстрируете, Доминика Харрис.

Доминика вскочила на ноги. В следующую секунду Энгус вынырнул из-под зонта и привлек ее к себе.

— Только не говорите, — произнес он еле слышно, сжимая в объятиях оцепеневшую Доминику, что мы, после того как сняли одежду, не думаем непрерывно об одном и том же.

Яркий румянец, заливший ей щеки, был красноречивее всяких слов. Кейр улыбнулся. Благоразумие и моральные принципы, привитые с детства, требовали от Доминики опровергнуть эти домыслы. Она собиралась заявить, что они вовсе не обнимают друг друга, это он обнимает ее, и без ее согласия. Но то самое чувство, которое искрой вспыхнуло между ними два дня назад, снова воспламенило ее. Только теперь Доминику прикрывало гораздо меньше одежды. И его шорты не могли скрыть необузданное желание здорового мужчины.

Ее сердце забилось сильнее, когда его руки скользнули вверх к ее груди, прикрытой купальником. Но следующая мысль, мелькнувшая в голове, была: «Довольно!» Ни одному мужчине не позволено дотрагиваться до нее против ее воли без того, чтобы… Что?

Добиться от нее ответной реакции, пусть чисто инстинктивной, заставить ее восторженно ахнуть, потерять голову. А эти сильные, прекрасные руки оказались еще и очень мудрыми и нежными: они сумели высвободить ощущения, которые поднимались в ней волнами чистого восторга.

Энгус еще крепче прижал Доминику к себе, и она услышала, как он прошептал ее имя. В следующую секунду его губы отыскали ее губы, и она отдалась поцелую с неожиданной для самой себя страстью.

Остановил их удар грома. Сверху закапали первые редкие капли дождя. Какое-то время они с недоумением смотрели вверх на черную грозовую тучу, набегавшую с моря.

Энгус отстранился от нее и пробормотал со сдержанной иронией:

— Какие еще вам нужны доказательства?

Но не успел ни один из них сказать еще хотя бы слово, как дождь хлынул в полную силу, а тучу алмазным зигзагом перечеркнула молния. Доминик и Энгус, не сговариваясь, схватили в охапку вещи и бросились к дорожке, ведущей на автостоянку. И когда они шлепнулись на мягкие передние сиденья «рейнджровера», гроза уже бушевала вовсю.

— Ой, с меня вода бежит ручьями прямо на сиденье, — простонала Доминика, дрожа, и смахнула со лба мокрые волосы.

— Возьмите вот это… — Он потянулся назад и достал легкий жакет с подкладкой из клетчатой фланели. — И полотенце, и плед — все промокло насквозь.

— Спасибо, но как же вы?

— Я быстро согреюсь. Вы, кажется, говорили, что захватили с собой кофе? Это единственное, о чем не подумала миссис Браун.

— Да! И еще морковный пирог. — Доминика торопливо закуталась в жакет и открыла свою корзинку.

Через пять минут она протянула ему чашку дымящегося кофе и кусок морковного пирога на бумажной тарелочке. Налив кофе себе и отрезав второй кусок, она откинулась на сиденье.

Он поставил чашку на приборный щиток, попробовал пирог и сказал:

— Послушайте, Доминика, я не хочу, чтобы между нами оставались недомолвки.

— Я… — неуверенно пробормотала она.

— Я хочу сказать, что вы виноваты в этом не больше моего. Потому что никто из нас не смог устоять. Если вы не желаете признаваться ни в чем остальном даже самой себе, признайтесь хотя бы в том, что поцелуй был потрясающий!

— Вы правы, — промолвила она после небольшой паузы, в течение которой гроза начала стихать. — Но идти до конца мне, во всяком случае, не хочется пока…

Он вытянул руку вдоль спинки ее сиденья и посмотрел на нее со спокойным любопытством.

— Вы хотите, чтобы я пришел к вашей маме на ужин в пятницу? — неожиданно спросил Энгус.

Доминика внутренне сжалась, предчувствуя очередной обмен колкостями. Грозу уносило в море, и напряжение снаружи спадало, тогда как в салоне оно, наоборот, сгущалось. Доминика сделала над собой усилие и подняла глаза на Энгуса.

Я не позволю этому человеку заманить меня в постель, подумала она. Не допущу, чтобы меня захлестнула волна чувственности, хотя нельзя отрицать, что сделать это будет не так-то просто. И пока не улажу мамины дела, ни за что не начну с вами встречаться, так и знайте, Энгус Кейр!

В этот момент бледный солнечный луч пробился сквозь тучи и осветил салон автомобиля.

Доминика в замешательстве смотрела на перемены, которые происходили за стеклом. Переведя взгляд на Энгуса, она увидела, что вместо презрительной усмешки, которой она от него ожидала, в его глазах заплясали опасные огоньки.

— Меня всегда восхищало в людях упорство, даже если оно противоречит моим интересам, пробормотал ее спутник. — Но если вы возомнили, что опасность позади, вы ошиблись. Я сдаваться не намерен. Итак, ужинаем мы с вами и вашей мамой в пятницу — да или нет? А то, если предпочитаете, я могу поужинать с ней наедине…

— Нет, — выпалила Доминика и испытала сильное желание застрелить его, потому что в его глазах она прочитала откровенную насмешку.

— Если вы действительно опасаетесь, что я начну подбивать ее на что-то рискованное, то полагаю, вам просто необходимо присутствовать на ужине.

Она стиснула зубы.

— Хорошо.

Кейр взялся за ключ зажигания.

— Вы позволите доставить вас домой?

Он выехал с автостоянки, но, притормозив у поворота на главную дорогу, снова посмотрел на нее.

— Ну что, этот день не оправдал ваших ожиданий?

— Это был, — ответила она с угрюмой искренностью, — самый замечательный день за последнее время.

— Не может быть! — пробормотал Энгус. — Так и хочется положить эти слова под подушку, чтобы ночью увидеть сладкие сны, мисс Харрис.

— Вы невозможный человек, — сказала Доминика. — Вы хоть сами это знаете?

— Женщины награждали меня разными эпитетами, но такого среди них не встречалось.

— Им, должно быть, просто не хватало характера, — парировала Доминика.

— Возможно, — согласился он. — Подумать только, какое счастье, что я с моим раздутым самомнением наконец встретил такую, как вы.

На этот раз у Доминики хватило благоразумия уклониться от спора. Вместо этого она сказала дипломатично:

— Погода снова наладилась. Наверное, она все-таки окончательно на вашей стороне.

От пикника на побережье до ужина у мамы оставалось десять дней передышки. После пикника Доминика рассталась с Эпгусом вполне дружески. Он не предложил ей встретиться в этот промежуток времени и настоял на том, чтобы она оставила себе жакет. Пока он помогал ей выйти из машины и передавал ее вещи, у нее создалось впечатление, что он спешит и мыслями перенесся куда-то уже в другое место.

Она поблагодарила его со сдержанной вежливостью, попрощалась и вошла в свой подъезд, не оглядываясь назад.

Когда Наташа на следующий день захотела узнать, как прошел пикник, Доминика только отшутилась. Она не позволяла себе ни малейшего намека на расслабленность, работала сосредоточенно и плодотворно и через несколько дней придумала модель спортивного костюма, который привел Наташу в восторг.

Она также упаковала жакет Энгуса и отослала его в главный офис компании «Кейр и Конвей» на другой же день после пикника.

На третий день она по пути с работы заехала за почтой и обнаружила довольно увесистую посылку, пришедшую на ее имя. Дома она скинула туфли, приготовила себе чай и, развернув пакет, увидела внутри две книги. Записки не было, однако на оберточной бумаге она обнаружила логотип компании «Кейр и Конвей».

Первая книга оказалась великолепно изданной историей моды, и Доминика с жадностью погрузилась в чтение.

Другая была романом. Доминика вспомнила, что они с Энгусом говорили об этом романе за обедом на обратном пути в Сидней. Доминика вскользь заметила, что хочет почитать его, но не успела купить, а он сказал, что прочитал уже половину и получает большое удовольствие.

Еще через три дня она получила новую посылочку, уже не такую тяжелую, с прежним адресом отправителя. На этот раз пакет содержал диск и короткую записку от Энгуса, в которой он выражал надежду, что она одобрит его выбор. Доминика вставила диск в плеер и перенеслась в мир экзотической джазовой музыки, на фоне которой перекликались тамтамы и дудка.

Но как ей быть с этими подарками? Книга о моде подсказала ей несколько фасонов для детских платьев, а также новые интересные цветовые сочетания. От романа она не могла оторваться, а мелодия постоянно звучала у нее в голове, и она напевала ее с утра до вечера. Так что Энгус едва ли мог придумать что-то интереснее, признала Доминика. Он, как видно, не пропускал мимо ушей ни одного ее слова.

Доминика невольно задумалась о том, что могло бы заинтересовать Энгуса. И над тем, не следует ли ей ответить любезностью на любезность.

Она долго смотрела на маленькую акварель в художественном салоне недалеко от своей студии.

Акварель представляла сценку из провинциальной жизни. На ней был изображен кактус и молодой гуртовщик верхом на лошади. Но не пробудит ли это болезненные воспоминания?

Затем Доминика стряхнула с себя оцепенение и решила, что проблема не в том, чтобы засыпать его ответными дарами, но как и когда поблагодарить его за подарки.

За три дня до ужина у мамы ей представилась такая возможность. Но пришлось минут пятнадцать объяснять по телефону разным людям, кто она такая, прежде чем ее соединили с Кейром, что изрядно подкосило ее уверенность в себе и заставило усомниться в правильности своего намерения.

Когда Энгус наконец взял трубку, его голос звучал как-то растерянно.

— Доминика?

— Да, Энгус. Извините, что отвлекаю вас, но…

— Не извиняйтесь, — перебил он. — Мне следовало дать вам прямой номер, но сейчас я действительно немного занят.

— Ах.., ну что же… — Она сознавала, что говорит холодным, отчужденным тоном, но никак не могла изменить его. — Я постараюсь покороче.

Спасибо большое за книги и диск. Мне все понравилось. Но я звоню еще и по другой причине. Я получила предложение по поводу нашей блэктаунской собственности. Цифра немного меньше вашей, но зато…

— Тогда не соглашайтесь, — решительно произнес он.

Доминика перевела дыхание и вежливо возразила:

— Позвольте мне закончить. Да, немного меньше… — Она сказала, на сколько именно. — Но зато они предлагают очень выгодные условия соглашения, крупный залог, обещают перевести деньги в течение месяца, так что…

— Они надеются этим заставить вас согласиться на цену ниже подлинной стоимости, Доминика. Назовите им мою цифру и не уступайте ни пенни.

— Не уверена, что у меня хватит духа, — призналась она. — Словно отказываешься от синицы в руке ради журавля в небе…

— Подумайте о том, сколько новых платьев и бутылок французского шампанского сможет купить ваша мама на разницу в цене, — посоветовал Энгус.

— А вы уверены, что они непременно… — импульсивно проговорила Доминика и беспомощно замолчала.

— Если они и откажутся, то обязательно появятся другие. Пришло время проявить твердость характера, Доминика, хотя, разумеется, решать все равно вам. Послушайте, извините меня, мне надо сейчас идти, но вечером в пятницу мы увидимся.

Телефон замолчал, и Доминика возмущенно уставилась на трубку. Не только потому, что он закончил разговор первым, но и потому, что он использовал против нее ее собственные слова о твердости характера.

В пятницу, когда Доминика приехала па Роуз-Бэй, нервы ее были натянуты как струны. И тут обнаружилось, что маменька устроила настоящий маленький банкет. На горячее были приготовлены свинина, запеченная с молодым картофелем в листьях салата, седло барашка с травами в горчичном соусе и гарниром из сладкой моркови и свежей спаржи.

На десерт — ягодный мусс, настоящая симфония из земляники и черники, щедро сдобренный кремом.

На старинной кружевной скатерти красовались сервиз севрского фарфора, свечи в тяжелых георгианских подсвечниках, а в большой фарфоровой чаше плавали лепестки камелии.

Первой реакцией Доминики было раздражение. Мама всегда превосходно готовила и передала ей свои таланты, тогда как Кристабель, начисто лишенная кулинарных способностей, вряд ли приложила здесь руку. Но с тех пор, как благосостояние семьи пошатнулось, Барбаре пришлось отказаться от помощниц по хозяйству, к которым она привыкла и без которых никогда не обходилась. Так что, хотя приготовление изысканных блюд и далось ей сравнительно легко, уборка, полировка серебра и хрусталя наверняка отняли у нее последние силы.

Чувство вины быстро вытеснило раздражение, и Доминика обрадовалась, что пришла пораньше.

— И как ты все успеваешь! — сказала она, вместо приветствия целуя и обнимая мать. — Почему бы тебе не понежиться немного в ванне? Я сама все закончу, времени еще предостаточно. А пока ты одеваешься, я принесу тебе бокал шампанского.

Обычно так поступал отец, и Доминика увидела, как в маминых глазах блеснули слезы. Доминика снова обняла ее и прижимала к себе до тех пор, пока опасность, что Барбара расплачется по-настоящему, не миновала.

— Иди, дорогая, — мягко подтолкнула ее Доминика. — Я не сомневаюсь, что сегодня вечером ты будешь выглядеть на все сто.

Свечи сгорели наполовину, на столе стояли ликеры и кофе, когда речь наконец зашла о бизнесе.

Первой эту тему затронула Барбара. Возможно, смелости ей придал успех, который имел устроенный ею ужин. Угощение было необычайно вкусным. Доминика, одетая в шелковую блузку цвета спелой пшеницы и узкие черные брюки, приносила блюда и незаметно уносила тарелки. Ее темные тяжелые волосы были сегодня высоко собраны в узел, а гладкую шею обвивали несколько золотых цепочек. Наряд удачно дополняли черные босоножки на тонком высоком каблуке.

Кристабель ради сегодняшнего случая выбрала голубое льняное платье без рукавов, искусно расшитое спереди серебристыми блестками. Барбара выглядела необычайно элегантно в строгом желтом костюме. И вообще женщины из семьи Харрис, отметил про себя Энгус, поигрывая кофейной ложечкой, не только красивы и элегантны.

Они общительны, умеют разговорить гостя, создать непринужденную атмосферу, а их внутрисемейные отношения естественны и полны юмора.

Однако он не мог не заметить и то, что в красивых глазах Доминики время от времени появляется настороженное выражение. Скованными казались и ее движения.

Несомненно, напомнил себе Энгус, что именно на старшей дочери лежат все тяготы проблем Барбары. Так что, когда хозяйка сказала: «Энгус, обычно мы пьем кофе в гостиной, но вы ведь не будете возражать, если мы останемся здесь, чтобы посовещаться», он ответил, тепло улыбаясь, что ничуть не возражает, и вынул из кармана темно-синего костюма несколько листков бумаги.

— Я набросал здесь кое-что, — начал он, — Некоторые соображения, которые могут вас заинтересовать, в основном в связи с продажей вашей блэктаунской недвижимости, но, думаю, сейчас это даже не самое важное.

Он бросил взгляд на Доминику.

— Я последовала вашему совету в связи с предложением наших первых покупателей. Пока ответа от них не последовало. Можно взглянуть на ваши заметки?

Энгус передал ей бумаги. Она начала читать и почти сразу же вскинула на него глаза.

— Нет! Извините, забыла сразу вас предупредить… — Она запнулась и взглянула на мать в некотором замешательстве.

— Что такое? — насторожилась Барбара.

— Мы надеялись, что мама сможет сохранить этот дом…

— Это абсолютно непрактично, — отрезал Энгус.

Все молча смотрели на него. Он выглядел не просто элегантным, его окружала аура спокойной уверенности и силы.

— Налоги непомерно высоки. Одно содержание дома таких размеров требует огромных расходов. Он замолчал, потому что Барбара что-то сдавленно пробормотала, затем продолжал снова с прежней непоколебимой уверенностью:

— Если вы, Барбара, продадите этот дом и склад в Блэктауне, то не только разделаетесь с вашими долгами, но и — если с умом сделаете вложения — сможете приобрести что-нибудь немного меньших размеров, тоже с видом на залив. Вы обеспечите себе стабильный доход на всю жизнь, не останетесь в одиночестве в огромном доме, если Кристабель, к примеру, выйдет замуж, и сможете даже время от времени себя баловать.

Потрясенное выражение на лице Барбары Харрис, которое заставило Доминику стиснуть кулаки под столом и метнуть уничтожающий взгляд на Энгуса, начало медленно меняться.

— Каким образом? — потрясение спросила Барбара.

— Например, вы сможете путешествовать, провести зиму в Париже или лето в Испании, а может быть, вам захочется посетить музыкальный фестиваль где-нибудь в Ирландии или устраивать собственные музыкальные вечера, не ломая голову над тем, где взять денег. — Он замолчал и обвел комнату взглядом. — С вашим безупречным вкусом вы вполне также сможете заняться торговлей антиквариатом или живописью. — Он снова остановил взгляд на ее лице. — Уверен, ваш муж был бы счастлив знать, что вы живете в комфорте и занимаетесь тем, что любите.

Барбара Харрис глубоко вздохнула и обвела взглядом гостиную.

— Вы правы, — сказала она дрожащим голосом. И хотя этот дом бесконечно дорог мне, я послушаюсь вашего совета.

— Просто не верится, — сказала Доминика, когда они с Энгусом стояли немного позже у ворот.

Она устало провела ладонью по лицу. — Мне казалось, что мама должна сохранить за собой дом.

— Я тоже так считал до того, как с ней познакомился и понял, по какой причине она так за него держится, — ответил Кейр. — Кроме того, всему свое место и время. Мне повезло, что сегодня я сумел уловить подходящий момент.

Доминика неловко улыбнулась. Они стояли прямо под фонарем, и она впервые разглядела в его волосах несколько серебряных нитей.

— Завтра я переезжаю в «Лидком-Плейс». Вы могли бы приехать хотя бы на день, — предложил Энгус. — Я проведу там все выходные, даже всю неделю, и хотел бы показать вам кое-что. — Он пожал плечами. — Звонить предварительно не обязательно, приезжайте в любое время…

— Я…

— А сейчас вам нужно как следует выспаться. — Он вынул руку из кармана брюк и легко коснулся пальцами ее подбородка. — Вам это не помешает, дружище, — шутливо добавил он.

Через пару минут Доминика смотрела вслед отъезжавшему «рейнджроверу». Но прошло еще несколько минут, прежде чем она смогла вернуться в дом.

Все субботнее утро Доминика удивлялась перемене, произошедшей с Барбарой. Она словно родилась заново, на этот раз более спокойной и зрелой личностью. Было очевидно, что мама не просто примирилась с жизнью без Уолтера Харриса, но и обрела новую цель. Она даже начала составлять список вещей, которые предполагала взять с собой, проявляя при этом несвойственную ей сдержанность. Затем они втроем обсудили, куда именно Барбара хотела бы перебраться.

Перед обедом Доминике позвонил на мобильный ее агент и сказал, что у него на руках оформленное должным образом предложение по поводу блэктаунского участка. Покупатель давал цену, названную Энгусом, и подтверждал все прежние условия сделки.

— Так Кейр был прав! — с некоторым благоговением сказала Кристабель.

У Доминики словно камень с плеч свалился.

Но это состояние продолжалось только до тех пор, пока она не вернулась вечером к себе домой.

Она поняла, что в долгу у Энгуса Кейра, и не только из-за его финансовых советов. Он взял на себя труд понять ее мать и повлиял на нее самым благотворным образом.

Доминика ясно увидела, что проблема теперь заключалась в следующем: если она решит отблагодарить Кейра, это может быть только на его условиях, и никак иначе. Например, она может поехать на выходные в «Лидком-Плейс». Она в свое время решила не встречаться с ним, пока не устроится мамина жизнь. Теперь это дело улажено, но у Доминики все еще оставалось какое-то предубеждение против Энгуса Кейра. Что-то удерживало ее от того неизбежного, чем обречено было закончиться их более близкое знакомство.

И все же, рассуждала Доминика, будет невежливо не сделать даже попытки поблагодарить его.

И что плохого может случиться, если она проведет завтра несколько часов в «Лидкоме»?

На другое утро, подъезжая часов в одиннадцать к поместью, Доминика увидела на площадке перед домом чей-то автомобиль. Она еще не успела затормозить, как из-за угла появилась шумная компания: Энгус, мужчина и женщина примерно его лет и трое детей. День был ясным, погожим, и с холма хорошо был виден Сидней, подернутый голубой дымкой.

Прежде чем открыть дверцу автомобиля, Доминика задумалась — не помешает ли ее присутствие хозяину дома? Если они хорошие знакомце Энгуса, то в кругу его друзей пойдут разговоры.

Тут ей пришло в голову, что она приняла как должное то, что у Энгуса нет подруги, без особых на то оснований. Но пути назад не было. Доминика выбралась из машины. Ради сегодняшнего визита она надела длинный льняной сарафан, отделанный великолепным кружевом, и черные открытые босоножки на низком каблуке. Вдруг один ребенок — девочка лет восьми — подбежал к ней, восклицая:

— Ой, как красиво! Мама… — она оглянулась через плечо на женщину, — я тоже хочу такое платье.

Все засмеялись, а Энгус выступил вперед, чтобы познакомить своих гостей. Оказалось, что его друзья — Питер и Лорейн Бэйли — провели в поместье целое утро и уже собираются уезжать.

— Мы умирали от желания посмотреть его приобретение, — призналась Лорейн Бэйли Доминике. И взяли с Энгуса слово, что он непременно устроит новоселье. Но у детей сегодня в школе праздник, и мы не можем дольше задерживаться.

После некоторой суматохи они усадили в машину своих отпрысков и, помахав руками на прощание, укатили. Энгус опустил руку и посмотрел на Доминику.

— Значит, вы все-таки приехали. А заодно всех очаровали, не только Абигайль, — заметил он, и в его глазах мелькнула улыбка.

Доминика пожала плечами.

— Только благодаря своему платью.

— Не только, — возразил Кейр и ничего больше не добавил, но его серые глаза быстро охватили ее фигуру, затем вернулись к распущенным волосам и нежному овалу лица.

— Я приехала с конкретным планом действий, сказала Доминика, сдерживая невольную дрожь.

Он удивленно поднял брови.

— Представьте себе! — Доминика подошла к багажнику своего автомобиля, открыла его и достала корзину, сверху прикрытую клетчатой салфеткой. — Я приготовлю вам обед.

— Это совсем не обязательно, Доминика.

— Но мне очень хочется, — застенчиво ответила она.

— Какой-нибудь кулинарный шедевр? — предположил Энгус.

— Разумеется. Это гамбургеры! И еще я захватила несколько бутылок пива — на случай, если вы еще не успели им запастись…

Доминика замолчала, потому что он со смехом взял из ее рук корзинку и произнес:

— Вы просто чудо, мисс Харрис. Да я сейчас на все готов ради стакана холодного пива.

Он сел за кухонный стол, а Доминика начала готовить гамбургеры, продукты для которых привезла с собой, разогревать булочки и крошить салат.

— У вас нет сейчас чувства, что вы вернулись в прошлое? — неожиданно спросил Энгус.

Доминика махнула деревянной лопаткой над сковородой, на которой жарилась пара яиц.

— Нет, и еще я очень благодарна вам, Энгус.

Моя жизнь пошла гораздо легче, а мама превратилась в совсем другого человека.

Она покосилась на него через плечо и начала рассказывать блэктаунские новости. Энгус слушал молча, не сводя с нее глаз.

— Я должна была поблагодарить вас за все, что вы для нас сделали, — пробормотала она беспомощно.

— Надеюсь, это не единственная причина, по которой вы приехали, Доминика…

Она отвернулась к плите, ловко поддела яйца лопаточкой и разложила их на разрезанных булочках.

— Вот! Готово. Можно я достану поднос? — Она кивнула на шкафчик. — И почему бы нам не пообедать в саду?

—  — Доминика…

Доминика с гордостью разложила на тарелки гамбургеры с роскошной начинкой из яиц, ананаса, ветчины и салатных листьев, переложила на тарелки картофель, который успел поджариться, затем снова повернулась к нему лицом и встретилась с ним взглядом.

— Что-то до сих пор заставляет меня.., опасаться вас, Энгус. Не знаю, что именно, но тем не менее это так. И я не знаю, зачем на самом деле приехала. Знаю наверняка только то, что должна была поблагодарить вас за книги и диск.

— А вам не кажется, что вы сражаетесь с ветряными мельницами?

Она пожала плечами и скрестила на груди руки.

— Я хотела бы подумать… Здравый смысл велит мне слушаться интуиции.

Он быстро улыбнулся.

— А моя мне подсказывает, что вы не любите упускать инициативу из рук. Но нельзя допустить, чтобы ваши кулинарные шедевры остыли.

Он встал и подошел к шкафчику, чтобы достать поднос.

— Расскажите, кто такие эти Бэйли, — попросила Доминика. Они сидели на лужайке, со всех сторон окруженные розовые кустами.

— Я познакомился с Питером много лет назад, в вечернем экономическом колледже. У нас сразу обнаружилось много общего. С тех пор мы дружим. Я был у него шафером на свадьбе, крестил Дарси — это старший сын. Сейчас Питер — преуспевающий адвокат, а Лорейн — страстный цветовод, держит свой цветочный салон.

— Мне они понравились.

— Мне они тоже нравятся.

— И много у вас таких друзей? — спросила Доминика.

— Немного, но есть. Видимо, я представлялся вам человеком крайне необщительным? — В его серых глазах промелькнуло скептическое выражение.

— Вас нетрудно вообразить кем-то вроде одинокого волка… — проговорила она опрометчиво.

— Неужели вам так трудно поверить, что в действительности я совершенно нормальный человек? — сухо парировал Энгус. Доминика поднялась со своего стула. — Вот вы уже и готовы сбежать назад в город,

— процедил он, откидываясь на спинку садового стула из тикового дерева.

— Обязанность свою выполнили, долги, как вам представляется, заплатили.

— Я так и знала, что без этого разговора не обойдется.

— Нет, не знали, — возразил он и тоже встал. Вы придумали это удобное оправдание, потому что боитесь дать волю своим чувствам. По одной из двух причин. Вам нравится быть хозяйкой положения, Доминика, или же вы действительно считаете, что слишком хороши для меня.

Она застыла на месте, а он продолжал:

— Но поверьте, дорогая моя, я предпочитаю, чтобы мои свидания с женщинами приносили удовольствие обеим сторонам, и если вы так недосягаемы для простых смертных, тогда почему не возвращаетесь в город?

Доминика так и поступила. Гордо прошествовала к своей машине и рванула с места. Она доехала почти до самых ворот, находившихся в полумиле от дома. Она была так зла, что едва не задавила стоявшую на дороге херфордширскую бурую корову.

Резко затормозив, Доминика оглянулась и увидела стадо великолепных животных, мирно пасущееся на лужайке. Зрелище, которое заставило бы бабушку Лидком заплакать от радости. Она заметила также недавно прорытый канал, и возведенный скотный двор, и несколько новых изгородей и вспомнила, как в пятницу Энгус говорил, что собирается ей что-то показать. И ее сердце дрогнуло. Доминика развернула автомобиль и поехала назад.

Кейр по-прежнему сидел в саду на том же месте. Доминика заметила в его руке свежеоткупоренную бутылку пива. Он оглядывал свои владения, но взгляд его при этом не выражал особой радости.

— Возможно, я и правда люблю командовать и могу произвести впечатление заносчивой, но еще ни один мужчина не вызывал во мне таких чувств, Энгус, и поэтому я.., в растерянности. Если вы согласны дать мне время и помочь.., свыкнуться с этим, то я.., очень оценила бы это.

Долгое время он продолжал сидеть не шевелясь, и сердце у Доминики упало. Но вот он неторопливо поднялся, поставил бутылку на стол, повернулся к ней и молча протянул руку.

Глава 4

— Я думаю, этого достаточно, — промолвил Энгус некоторое время спустя, нехотя отрываясь от губ Доминики.

— Не могу с вами не согласиться, — ответила девушка, не делая, однако, попытки высвободиться из его рук. Вместо этого она коснулась кончиками пальцев шрама над его левой бровью. — Откуда это у вас?

— Упал с лошади на изгородь из колючей проволоки.

— Вам еще повезло, что глаз остался цел.

— Гмм… Если мы заговорили о глазах, то ваши просто изумительны. А с распущенными волосами вы напоминаете прелестную голубоглазую цыганку. — Он погрузил пальцы в ее густые пряди.

— Сначала это была русалка, — напомнила Доминика.

— И обе представляют серьезную угрозу моему душевному равновесию, о чем свидетельствует тот факт, что я не нахожу в себе сил отпустить вас.

Она со смехом прижалась к нему.

— А мне почему-то вовсе и не хочется, чтобы меня отпускали, так что вам разрешается поцеловать меня еще раз, Энгус Кейр.

Он взглянул на нее, прищурившись.

— Или, — скептически улыбнулась она, — это окажется для вас чересчур тяжким испытанием?

Вместо ответа Энгус припал к ее губам. Но когда он разделался с ней — Доминике почему-то пришло в голову именно такое выражение, — она поняла, что ее легкомысленные слова о тяжком испытании обернулись против нее.

То, что началось с игривого дружеского любопытства, снова превратилось во всепоглощающее пламя. Возможно, она ожидала, что повторится их первый поцелуй, последовавший после ее возвращения… Но теперь все было по-другому. Это не был спокойный поцелуй-приветствие, это был страстный поцелуй людей, изголодавшихся друг по другу Когда Энгус прижал ее к себе снова, в ответ она обхватила его и принялась целовать его губы и шею. Его пальцы безошибочно отыскали ее грудь, и Доминика почувствовала себя соблазнительной сиреной или обольстительной голубоглазой цыганкой и испытала несказанный восторг.

Она начала страстно отвечать на его поцелуи и не подумала протестовать, когда его руки скользнули ей под сарафан и обхватили ее обнаженную талию, затем нащупали бедра. Она упивалась ощущениями, которые в ней вызывали эти ласки, и позволила своим ладоням исследовать его плечи и грудь под рубашкой.

У нее промелькнуло в голове, что его кожа необыкновенно гладкая па ощупь. Мягкая щетина на его подбородке нежно царапала ей щеки.

Следующей ее мыслью было, что человек, способный заставить ее испытать невероятный чувственный экстаз, — сам по себе олицетворенный соблазн. Она касалась губами его прекрасной загорелой шеи, чувствуя, как трется ее грудь о его тело, ловила отблески страсти в его пепельно-серых глазах. А его волшебные руки заставляли ее задыхаться от восторга и прижиматься к нему все теснее…

Но когда Энгус нехотя отстранился, как было ей оправдать охватившее ее ощущение опустошенности и утраты? Как было ни обращать внимания на то, что она вся горела и едва держалась на ногах, а внутри нее поселились томление и неудовлетворенность?

— Я понимаю, что.., вы имели в виду, — наконец сумела выговорить она, приглаживая волосы и расправляя сарафан.

Энгус взял ее за руки и сжал их в своих.

— Что?

— А разве вы… — она запнулась, — не доказали мне сейчас, что я играю с огнем?

— Если и так, — ответил он спокойно, но она заметила, что у него на щеке мелко дрожит мышца, — то ведь костра не зажечь без спички. — В глубине его глаз мелькнула улыбка. — Разрешите, я все-таки покажу вам своих коров.

Доминике понадобилось несколько мгновений, чтобы вникнуть в смысл его слов. Она тряхнула головой.

— Отличная идея. Я едва не переехала одну. Но не волнуйтесь, все в порядке, мы благополучно разминулись.

Почти все поместье они обошли пешком, лишь доехали на «рейнджровере» до пастбища. Кейр рассказывал ей о своих планах, а Доминика делилась с ним информацией, которая осталась у нее с прошлых лет. Она рассказала, где стояли изгороди и располагались загоны, как один из загонов размыло паводком, как заморозки уничтожили посевы, с которыми экспериментировал ее отец. Показала место, где она в возрасте четырех лет свалилась в ручей.

— Мне за это здорово влетело, — вспоминала она с усмешкой. — Я тогда не умела плавать, и родители страшно перепугались. Я всего лишь хотела поймать рыбу, и хотя в нем глубины всего три фута, течение там всегда было сильное. Меня выловили в этом самом месте. — Она указала на груду скользких камней. — Я была вся грязная, мокрая и никак не могла откашляться.

— Значит, в детстве вы любили приключения?

— Думаю, я была сущим наказанием, особенно в подростковом возрасте, — созналась она после недолгих колебаний. — А вы?

— Боюсь, что я тоже, если принять во внимание, сколько раз меня наказывали. Но хорошо помню день, когда отец понял, что ему со мной уже не справиться.

Они сидели на покрытом травой пригорке неподалеку от «рейнджровера».

— Вы его любили? — внезапно спросила Доминика.

— Нет.

— Даже сейчас, после стольких лет?

— Все равно. Я старался убедить себя, что он был таким из-за ухода матери. Это и правда его еще больше ожесточило… Но я ничего не мог с собой поделать.

— Понимаю, — медленно проговорила Доминика. — У вас было очень тяжелое детство?

Он пожал плечами.

— В нем было достаточно плюсов. Если вы любите свежий воздух, физические упражнения, лошадей, борьбу с непогодой, засуху и проливные дожди, если вас влечет первобытная природа и романтика неосвоенных земель, это может стать сказкой. Все это было мне близко, — произнес он задумчиво. — Но хотелось большего…

Некоторое время Доминика наблюдала, как он окидывает взглядом зеленые плодородные луга, и наконец сказала:

— Это поместье вам, наверное, кажется игрушечным по сравнению с местами, где прошло ваше детство.

Он покосился на нее.

— Может быть. Но хотя я владею всевозможной недвижимостью в разных концах света, это — первый кусок земли, который принадлежит лично мне и с которым я могу делать все, что захочу.

Доминика почувствовала, что эти слова ее не на шутку растрогали.

— Вы переночуете здесь? В вашей прежней спальне, в вашей старой постели, — спокойно предложил Энгус.

Она отвела глаза, вгляделась в прозрачные тени облаков, скользившие по пастбищу, и темно-зеленые силуэты высоких старых сосен, посаженных ее предками, и поняла, что ничего не хочет так сильно, как остаться. Но она сомневалась, хватит ли у нее сил, чтобы ночевка эта носила только платонический характер.

— А вы не будете иметь ко мне претензий, если я поймаю вас на слове?

— спросила она напрямик. — В своей комнате, в своей постели…

— Доминика… — Он произнес ее имя так, будто каждый его слог был ему чрезвычайно дорог. Нет, не стану. Я слишком рад вашему обществу, чтобы ставить условия. Но если вдруг я позволю себе какие-нибудь глупости, можете немедленно остановить меня пощечиной.

— Я скорее не уверена в себе, — сдержанно произнесла она. — Только не смейте надо мной смеяться, Энгус Кейр!

Он притянул ее К себе и повел в направлении автомобиля.

— Это называется давать волю рукам, — строго заметила Доминика. Они сидели в гостиной на толстом ковре, прислонясь к массивному дивану, и смотрели на огонь в камине. Здесь, на склоне горы, воздух был гораздо прохладнее, чем внизу, тем более что к вечеру небо затянуло тучами. Рядом на столике в ведерке охлаждалась бутылка вина.

Доминика держала бокал в руках, но Энгус, кажется, потерял к вину всякий интерес. Его руки лежали у нее на плечах, а длинные пальцы легко поглаживали ей шею.

— Мои руки хотели бы обхватить вас всю, но они воздержатся.., на какое-то время.

— И хорошо. Потому что ужин вот-вот будет готов.

— Да, мэм. Могу я тут что-нибудь сделать?

— Можете — накройте на стол.

Доминика поставила бокал и нехотя поднялась.

— Или вы готовы забыть об ужине, который я с таким трепетом приготовила? — с притворным негодованием спросила она.

— Я вас понял, — ответил Энгус серьезно. Сейчас принесу еще вина.

Доминика обнаружила в его холодильнике множество припасов, но ужин приготовила непритязательный — макароны с сыром и салат. Пока они ели, она спросила, как он намерен справляться с хозяйством и почему не внес ни малейших изменений в обстановку дома.

— Мои вещи все еще лежат в коробках в гараже, — объяснил он. — А миссис Браун приедет только завтра. Она останется здесь на несколько дней, чтобы все распаковать и нанять несколько работников из местных.

— Значит, бесценная миссис Браун здесь с вами не поселится? Между прочим, могу подсказать ей несколько кандидатур.

— Спасибо. Но поскольку я собираюсь подолгу оставаться в городе, ее услуги понадобятся мне там. Кроме того, она не любит жить в деревне.

— А где.., вы живете в городе? — спросила Доминика с любопытством и смущенно махнула рукой, — Я просто хотела узнать, в собственном доме или в квартире, у залива или…

— У залива, на северном берегу, в пентхаусе с чудесным видом на воду. А что собой представляет ваше жилище?

— В моей квартире одна спальня, окна выходят в сад, но залив не виден. — Доминика замолчала и окинула взглядом привычный интерьер своего старого дома.

— Он все же не совсем во вражеских руках, спокойно произнес Энгус.

— Я знаю. — Она заложила за уши густые пряди волос, падавшие ей на плечи.

— Но вы вдруг отчетливо осознали, что лишились его навсегда, ведь так?

— Я осознала, что чувствую себя оторванной от корней. Папа обычно любил сидеть вот здесь, где сейчас сидите вы. Воскресными вечерами мы всегда ели на ужин макароны с сыром — я даже не сразу поняла, когда их сегодня готовила, что делаю это по привычке.

Он посмотрел на нее долгим взглядом, встал и подошел, чтобы помочь ей выйти из-за стола, взял за руку и повел в гостиную, усадил в уютное кресло и придвинул скамеечку для ног. Затем подбросил в камин полено и поставил в стереопроигрыватель какой-то диск.

— Музыку я распаковал сам, — застенчиво улыбнулся Энгус и разлил по бокалам оставшееся вино. — Отдыхайте, а я пока приготовлю кофе.

Комнату наполнила чарующая музыка Мендельсона.

— Какая красота, — блаженно вздохнула Доминика и, закрыв глаза, откинулась на спинку кресла. Через некоторое время какой-то посторонний звук заставил ее пробудиться от грез.

— Вы в самом деле любите музыку, — констатировал он, опуская поднос на стол и присаживаясь на край скамеечки. Доминика поспешно сдвинула ноги, чтобы освободить ему место.

— Да. Так же как и вы, я полагаю. Тот африканский диск просто чудо. Некоторые его мелодии прочно засели у меня в голове.

Он засмеялся и разлил кофе по чашкам, затем откупорил бутылку коньяка и добавил понемногу в каждую чашку.

— По-вашему, мне необходимо подкрепиться спиртным? — удивилась Доминика.

— Вы сейчас выглядите намного лучше, — отметил он. — Уже не такой сосредоточенной.

Доминика осторожно сделала первый глоток.

— Как продвигается ваш бизнес? — спросил он, помолчав.

— Я продала модель костюма для аэробики в несколько магазинов спортивной одежды. Через неделю начинаем прямые поставки. — Доминика вскинула голову. — Я нанимаю новых швей и закройщиц… — Она замолчала и внезапно встрепенулась. — Завтра мне придется вставать ни свет ни заря! В девять часов люди начнут приходить на собеседование.

— Ничего страшного, — небрежно произнес он. В ночь па субботу я останусь в городе. В Ботаническом саду вечером будет концерт Моцарта, хотите пойти?

— Вы только ради этого проведете выходной в городе?

— Не только, есть еще кое-какие дела.

— Я бы пошла с удовольствием.

— Тогда я заеду за вами. Начало в восемь, значит…

— Приезжайте к шести, вместе поужинаем. Это сэкономит время. — Она внезапно зевнула и с шутливой подозрительностью посмотрела на чашку с кофе.

— Пора спать, — Энгус поднялся. — Одолжить вам тенниску?

Доминика встала и огляделась.

— Нет, спасибо, я обойдусь этим…

Она взяла со стула арабскую кашемировую шаль, которую принесла с собой из автомобиля и без которой редко куда-либо выезжала.

— Это пелерина? — спросил он шутливо.

— Не пелерина и не попона, а пашмипа, — объяснила Доминика. — Едва ли не самый красивый и полезный предмет моего гардероба. — Она пропустила мягкую струящуюся ткань сквозь пальцы, затем развернула шаль во всю длину.

— Что такое пашмина?

— Это тончайший кашемир. В этой шали кашемира семьдесят процентов, а тридцать — шелка. В наши дни у каждой элегантной дамы непременно должна быть такая шаль из пашмины, — добавила Доминика, лукаво блеснув глазами.

— Ага… Но я все же до сих пор не вполне представляю, каким образом ее надевают…

— Наподобие индонезийского саронга. — Она снова встряхнула шаль и обернула ее вокруг себя. — Вот так.

Энгус ничего не сказал, но когда Доминика подняла на него глаза, то безошибочно догадалась, что он сейчас представляет, что па ней, кроме этого куска ткани, больше ничего нет… Она быстро размотала шаль и скомкала ее в ладонях.

Энгус продолжал молчать, но невозможно было не почувствовать властную силу его мужской притягательности. Весь воздух был наполнен ею.

Очертания его лица, падавшие на лоб темные волосы, шрам над бровью, атлетически сложенное тело, воспоминания о его прикосновениях заставили ее дыхание участиться, а тело жаждать новых ласк. Она поняла вдруг, что, даже если запрется в своей спальне и ляжет в свою постель, эти ощущения вряд ли оставят ее в покое.

Доминика беспомощно разжала пальцы, и шаль скользнула на пол. Наконец Энгус заговорил, перебегая взглядом с ее волос то на губы, то на грудь:

— Мы можем решиться на это, Доминика, если только вы завтра утром не раскаетесь.

— Откуда мне знать, что будет утром?

Энгус улыбнулся, но его глаза остались серьезными.

— Если вы не уверены, давайте подождем до тех пор, пока.., ваша голова не прояснится. Спокойной ночи, моя дорогая.

Он немного помедлил и, не дождавшись ответа, широко улыбнулся — слишком растерянной и разочарованной выглядела Доминика. Он шагнул к ней и легко поцеловал ее в губы.

— Идите спать, — и с этими словами вышел.

Вечером в четверг Энгус позвонил ей домой и сказал, что не успевает на завтрашний ужин в шесть часов, но, если она возьмет такси и приедет в Ботанический сад, встретит ее там.

— Хорошо, — согласилась Доминика, надеясь, что разочарование в ее голосе звучит не слишком откровенно.

— Мне очень жаль, что так получилось, Доминика. Но, — продолжал он, — я должен лететь рано утром в Сингапур. Произошло кое-что непредвиденное, и до семи у меня весьма плотный график встреч.

— Ничего страшного, — бодро ответила Доминика. — Можно встретиться на набережной… Она назвала точное место.

— Хорошо. И может быть.., после концерта превратим обед в ужин?..

— Конечно. До встречи. — Она положила трубку и задумалась.

Утром в понедельник Доминика покинула «Лидком-Плейс» впопыхах. Заснула она только на рассвете, и так глубоко, что Энгусу пришлось несколько раз стучать в дверь, чтобы ее разбудить.

Доминика быстро приняла душ и, спустившись на кухню, обнаружила завтрак: ветчину, яичницу, тосты и крепкий чай. Сам Энгус тщательно побрился, его глаза жизнерадостно блестели, и весь его вид демонстрировал бодрость. Несомненно, он успел прогуляться на свежем утреннем ветерке.

А у Доминики под глазами залегли тени, она не успела накраситься, у нее ничего не нашлось, чтобы перехватить на затылке волосы, и платье на ней, естественно, было вчерашнее. И то, что это причиняло ей беспокойство, и ее страх опоздать на работу — все это его явно забавляло.

— Вы, Доминика, вряд ли жаворонок, насколько я могу судить. — Серые глаза весело блеснули.

— Ошибаетесь, — пробурчала она сердито, — и я по утрам бываю энергичной и веселой, но только не сегодня.

— Почему вы ничего не едите?

— Моя пищеварительная система еще не проснулась.

Энгус коротко рассмеялся и придвинул ее тарелку к себе.

— Попробуйте съесть хлеб с медом, — посоветовал он и принялся уплетать ее порцию яичницы с ветчиной.

Доминика уставилась на него.

— Это вы второй раз завтракаете или…

— Второй, — с готовностью согласился Энгус. У меня сегодня очень насыщенный день, и я терпеть не могу, когда что-то пропадает зря.

— Вы меня поражаете! Неужели вы все это способны съесть?

— Доминика… — Он, все еще смеясь, отложил нож и вилку. — А чего вы хотите? Чтобы я выбросил завтрак в ведро или.., целовал вас до тех пор, пока вы не посмотрите на мир веселее?

Она загадочно улыбнулась и принялась намазывать масло на хлеб.

— Побыстрее доедайте мой завтрак, пока я не передумала. — Она потянулась за медом. — Через пять минут я должна выезжать.

Доминика вернулась в настоящее и огляделась.

Она разговаривала по телефону в своей спальне с темно-розовыми обоями, таким же ковром на полу, покрывалом цвета спелой клубники на двуспальной кровати с горой подушек в разноцветных наволочках. Спинка кровати, тумбочки и трюмо были старинные, красного дерева, привезенные из «Лидком-Плейс», так же как висевшие на стенах картины и высокое зеркало в углу прихожей. На тумбочке среди книг лежали альбом для эскизов и несколько отточенных карандашей, потому что вдохновение часто посещало Доминику, когда она сидела в кровати, утопая в подушках.

Доминика поймала себя на том, что поглаживает свои руки, как это делал Энгус перед тем, как они расстались в понедельник.

— Будьте осторожны за рулем, — попросил он на прощанье.

И с этими словами вложил ей в ладонь роскошный бутон кремовой розы. Горло у Доминики сжалось, а к глазам подступили слезы, хотя она сумела удерживать их до тех пор, пока не села в машину и не поехала. Тогда пара слезинок все же скатилась по ее щекам. О чем были эти слезы?

Конечно, ответ на этот вопрос был однозначным.

Но готова ли она была признать, что с каждым днем влюбляется в Энгуса Кейра все сильнее?

Следующим теплым тихим вечером она сидела на набережной недалеко от здания Оперы. Энгус опаздывал.

Доминика надела длинную прямую черную юбку и темно-синюю рубашку с короткими рукавами.

Губы она накрасила алой помадой — это было единственное яркое пятно во всем ее лице, — волосы распустила, ноги обула в легкие кожаные туфли.

Мимо спешили на концерт люди, но летели минуты, а Энгус не появлялся. Постепенно людской поток поредел и иссяк, и Доминика почувствовала себя одинокой и забытой.

Но вот он показался! Остановился в нескольких шагах от нее, и, пока они молча смотрели друг на друга, Доминика почувствовала, как все начинается снова. Одного его присутствия было достаточно, чтобы она погрузилась в сладкие грезы. Все ее чувства оцепенели под воздействием его мужской силы и взгляда внимательных пепельно-серых глаз.

Энгус шагнул к ней и, протянув руку, провел кончиками пальцев по ее щеке и подбородку. Доминика зажмурилась, поцеловала его ладонь и уткнулась головой ему в живот. Они оставались так минуту или дольше, словно все между ними было уже сказано, а то, что не сказано, блекло перед этой душевной и физической близостью.

Ощущение близости стало еще сильнее, когда они после концерта рука об руку направились к его «рейпджроверу», зачарованные не столько музыкой Моцарта, сколько обществом друг друга.

По дороге к Доминике они говорили мало, и не успели войти в дверь, как бросились друг другу в объятия. Началось все с поцелуя, долгого и томительного, который постепенно перешел в поцелуй пьянящий и пылкий, опустошающе чувственный, ставший торжеством всего плотского.

Прерывисто дыша, Энгус нетерпеливо расстегнул и стянул с ее плеч темно-синюю блузку.

Его взору предстал кружевной черный лифчик, туго обхвативший нежную грудь сливочного цвета. Он провел пальцами от ее тонкой талии вверх, а она запрокинула голову назад от удовольствия, предоставляя ему полную свободу действий.

— Ты понимаешь, что за этим последует, Доминика? — проговорил он с усилием спустя некоторое время.

Она молча взяла его за руку и повела в спальню. Там он закончил раздевать ее, поднял на руки и положил на кровать. Когда он лег рядом, Доминика вся дрожала — не от холода, а от страсти, которую они наконец выпустили на волю. Она испытывала лихорадочное возбуждение, прежде ею не испытанное, восхитительное и в то же время пугающее…

Словно почувствовав это, Энгус некоторое время сдерживал ее, бережно лаская, произнося ее имя и легко целуя, пока она не успокоилась. И тогда снова сосредоточил внимание на чувствительных участках ее тела.

Доминика упивалась его силой и нежностью и наслаждением, которое доставляла ему, не говоря о наслаждении, которое он дарил ей. Темп нарастал, и она уже едва переводила дыхание, а ласки становились все более бурными, и вот это мучительное наслаждение взорвалось, и она почувствовала себя незащищенной и истомленной восторгом. И утонула в его объятиях, радуясь тому, что все ее ощущения разделены им в полной мере…

Они поужинали в два часа ночи. Энгус оделся, а на Доминике был только шелковый пеньюар цвета ванили и под ним такая же ночная рубашка.

Она заранее приготовила ужин — куриное рагу со сладким луком и испанский салат с тунцом. Она откупорила бутылку кларета и подумала, что никогда еще так не нуждалась в бокале хорошего вина. Доминика чувствовала, что после случившегося ей уже не удастся оставаться прежней.

— Можно?.. — заговорил наконец Энгус.

Она настороженно взглянула на него из-под опущенных ресниц.

Он подхватил ее па руки и опустил на кушетку. Потом вернулся за бокалами, сел и посадил ее к себе на колени. Доминика вздохнула и отвела взгляд, впитывая в себя тепло и спокойствие, исходившие от его рук.

— Меня до сих пор не оставляет чувство, что я падаю вниз с обрыва, — пробормотал он, приглаживая ей волосы. — И это прекрасно.

Доминика закрыла глаза, испытывая громадное облегчение.

— Я чувствую то же самое. Словно я в одиночку упала с огромной высоты.

Энгус приподнял подбородок Доминики и поцеловал в губы. Она утонула в этих пепельно-серых глазах, бережно дотронулась до его шрама, затем провела кончиками пальцев по щеке.

— Не знаю, что мне с собой делать, пока тебя не будет рядом.

Он перехватил ее пальцы и поцеловал их.

— Я уеду только на три дня.

— Это все равно что тысяча лет.

— Ты права, — согласился Энгус. — Почему бы тебе не поехать со мной?

Она выпрямилась и взяла со столика бокал с вином.

— Прежде всего, у меня нет билета.

— Это я как-нибудь сумею устроить.

Она взглянула на него с некоторым сомнением.

— Сейчас я не смогу оставить работу…

— Но из этих трех дней только один будет рабочим.

— Не для меня. Мне придется работать все выходные, но главное… — Она отпила вино и снова прижалась к нему. — На самом деле у меня просто нет сил, как моральных, так и физических, чтобы ехать куда бы то ни было, тем более в Сингапур.

Он негромко рассмеялся.

— Поверь, мне самому придется собрать все силы, чтобы отправиться в путь.

Она сделала еще глоток и неожиданно спросила:

— Ты знал, что это произойдет сегодня?

— Нет. А ты?

— Нет, — медленно выговорила Доминика. — Хотя я всю неделю об этом думала.

— Возможно, мы начинаем влюбляться друг в Друга?

По ее телу пробежала дрожь, она повернула голову и взглянула ему прямо в глаза.

— Да. Да, но… — И замолчала.

— Не стоит делать поспешные выводы? — подсказал Энгус.

Она промолчала, затем кокетливо улыбнулась.

— Мне кажется, что я должна, если только во мне имеется капля здравого смысла… — она помедлила и сделала суровое лицо, — покрепче заарканить вас и дотащить до ближайшего алтаря, мистер Энгус Кейр!

Наступила мертвая тишина. Затем Энгус рассмеялся и ответил ей в тон:

— А сидящий рядом с тобой мужчина будет всегда любить тебя за эти слова.

Он привлек ее к себе и поцеловал. После этого вся скованность Доминики исчезла, и она смогла наконец съесть свой ужин. Они сидели рядом и разговаривали ни о чем. Но атмосфера была теплая и по-своему прекрасная, и эта ночь, как поняла Доминика позже, воплотила в себе суть их отношений. Непринужденное, веселое общение, которое согревало сердце, но составляло разительный контраст с фейерверком их страсти, которую они испытывали друг к другу.

— Мне надо идти, — наконец сказал он, взглянув на часы. — А ты снова ложись в кроватку. — Он встал, помог ей подняться и в который раз заключил ее в свои объятия.

— Так и сделаю, — пробормотала Доминика, переплетая пальцы на его затылке и целуя его в уголок рта. — Берегите себя, мистер Кейр.

— И вы себя, мисс Харрис. — Он погладил ее по волосам и провел руками по ее телу под тонким шелком, отчего она задышала неровно и уткнулась головой ему в плечо. У нее едва не закружилась голова от воспоминаний о том, что они совсем недавно делали в постели… В следующую секунду они одновременно отстранились друг от друга и обменялись смущенными улыбками. — Не думай, что мне легко.

— Я вообще не могу думать. — Доминика стиснула кулаки. — Не стоило тебе ко мне прикасаться.

— Я не мог устоять. — Он взял ее за руки, поднес по очереди каждую ладонь к губам, заглянул ей в глаза и произнес едва слышно:

— Я вернусь, Доминика. Ничто не удержит меня вдали от тебя надолго.

Доминика вернулась в постель и заснула почти немедленно. В десять часов ее разбудил звонок в дверь. Придерживая на груди пеньюар и пытаясь закрутить на затылке волосы, она открыла дверь.

На площадке стоял служащий из цветочного салона с огромным букетом роз — и без карточки. И самым удивительным в них помимо аромата и прохладной бархатистой прелести лепестков, были цвета — розовый, белый и клубничный, словно розы были специально подобраны в соответствии с цветовой гаммой ее спальни.

Совпадение? Доминика медленно вернулась в комнату с цветами в руках. Или продуманный выбор в ознаменование того, что здесь произошло?..

Она поставила розы в вазу, еще раз приняла душ и полетела на работу словно на крыльях.

Последние недели они все свободное время проводили вместе. Доминика открывала в Энгусе все новые и новые черты характера.

Особенное наслаждение ей доставляло узнавать подробности из его прошлого. Оказывается, несмотря на то, что учился Энгус от случая к случаю, он имел степень магистра экономики. И несмотря на свое многомиллионное состояние, он терпеть не мог, когда зря пропадала еда, и был просто одержим манией чинить все на свете.

— Ты, видимо, умеешь быстро запоминать огромное количество информации, — заметила она однажды. Было воскресное утро, они провели ночь в ее квартире после позднего ужина и танцев и теперь неторопливо вкушали поздний завтрак, просматривая газеты. Ее замечание было вызвано скоростью, с которой он прочитывал газетные листки.

Энгус поднял на нее глаза. Он сидел в одних шортах, босиком.

— Это правда. Мне повезло, что отец очень любил книги — это было едва ли не единственное его достоинство. Он выписывал их коробками — беллетристику и научные издания на всевозможные темы, — и я прочитал каждую из них.

— А как насчет музыки? От кого в тебе такая любовь к ней?

— В отце ее не наблюдалось, так что, видимо, я получил ее от матери. Но музыку любил и наш землевладелец. И еще он… — Энгус помедлил, часто спорил с отцом по поводу того, что мне нужно продолжить образование. Все предлагал отправить меня обратно в школу. Однажды он отыскал у букиниста полный комплект детской энциклопедии и подарил мне на день рождения.

Доминика смотрела на него и слово воочию видела маленького мальчика, жаждущего знаний и глотавшего любые книги, которые попадались ему под руку…

Энгус вывел ее из задумчивости:

— Как видишь, я не только джентльмен в первом поколении, но и самоучка в придачу.

— И весьма незаурядный, — заявила она.

— Насчет незаурядности ничего не могу сказать, в данный момент мне хочется проявить свою незаурядность.., в совсем другой области, — пробормотал он, отбрасывая газету и пожирая Доминику глазами.

На ней была только короткая шелковая ночная рубашка цвета спелой вишни на бретельках.

Вскоре она обнаружила, что на ней уже совсем ничего нет.

— Я уже успел соскучиться, — признался Энгус, притягивая ее к себе.

— По.., прошло самое большее часов шесть, заметила Доминика.

— Ты хочешь сказать, для тебя это слишком часто? — спросил Энгус, проводя ладонью по ее ноге.

— Может быть… Я, видимо, из тех девушек, кому достаточно одного раза в ночь, если ты меня понимаешь. Но если у тебя все это так серьезно, я постараюсь… — Она запнулась.

— Ко мне приспособиться? — предположил он.

Доминика увидела в его глазах опасные огоньки и поморщилась.

— Почему у меня такое чувство, что придется взять свои слова назад?

— Понятия не имею, — ответил он и положил руки ей на талию.

— Энгус, стоит тебе ко мне прикоснуться, и я забываю обо всем на свете. Где ты научился так обращаться с дамой?

— Все решает практика, мадам, — серьезно ответил он.

— Неужели ты вычитал это в книгах?

Его глаза на мгновенье вспыхнули.

— А вот это большой секрет.

Однажды вечером Энгус пришел к Доминике на ужин — она пригласила заодно и Наташу с приятелем — и застал ее в полной растерянности.

— Что-то случилось? — догадался он, как только она открыла ему входную дверь.

— У меня на кухне отключилась перемолка, — ответила Доминика полным драматизма голосом. Сточная труба забита, я не в состоянии приготовить ужин. И никто не может подсказать, кого вызывать — электрика или водопроводчика. Впрочем, они в любом случае смогут прийти только завтра.

— Доминика, успокойся, — со смехом сказал Энгус. — Я бы посоветовал тебе в первую очередь переодеться.

Доминика взглянула на себя в зеркало. На ней по-прежнему были кремовые джинсы и серо-коричневая рубашка, в которых она ходила на работу.

— Я чувствую себя беспомощной и никчемной, и это приводит меня в бешенство!

Он обнял ее за плечи и проговорил с усмешкой:

— А я-то думал, ничто и никто не в состоянии лишить тебя твоего царственного спокойствия, Доминика. За исключением меня. — Он окинул ее выразительным взглядом. У Доминики порозовели щеки.

— Мне сейчас не хватает только подобных намеков!

— Ну, а если я починю твою перемолку, могу я рассчитывать на награду?

— Э.., какого рода награду? И почему ты так уверен, что сможешь ее починить?

— Готов спорить, что сумею, — усмехнулся он.

Доминика какое-то время размышляла над его словами.

— Ладно. Как насчет… Нет, пусть это будет сюрприз. Но у тебя совсем мало времени, — добавила она деловито.

— Мне ничего не остается, как согласиться на твои условия, — сказал Энгус и начал закатывать рукава сорочки.

— Ну… Может быть, вот это хоть немного облегчит твои труды? — Она привстала на цыпочки и чмокнула его в губы.

— Согласен считать это первым взносом, — заявил он, обнимая ее. — Можешь пока принять душ и переодеться.

Через десять минут он пришел к ней в спальню с бокалом шампанского и известием, что система перемалывания пищевых отходов в полной исправности.

Когда Наташа и ее приятель ушли, Доминика предложила Энгусу обещанную награду. Она показала ему, как носят пашмину, когда на теле нет никакой другой одежды, и эта демонстрация закончилась, как и следовало ожидать, глубоко за полночь.

Сонно лежа в его объятиях, она высказала предположение, что Энгусу на этот раз просто повезло поломка, видимо, была не такой уж серьезной.

Он промолчал, но в течение следующей недели починил фен, таинственным образом переставший включаться, автоответчик и видеомагнитофон, в котором внезапно пропал звук. Впрочем, он не мог не указать ей, что видеомагнитофон нуждался не столько в ремонте, сколько в правильном с ним обращении.

— О боже, именно такого мужчины мне не хватало всю жизнь! — восторженно воскликнула Доминика.

— Да уж, — снисходительно кивнул он. — Мне еще не приходилось видеть, чтобы кто-то был настолько не в ладах с техникой.

— Тогда лучше сосредоточься на вещах, которые я делаю хорошо, — посоветовала она.

Они вели этот разговор в машине по дороге в гости, куда в тот день так и не попали, потому что он круто развернул «рейнджровер» и направил его прямиком к своему дому.

Глава 5

Спустя три месяца после того, как Доминика и Энгус впервые провели ночь вместе, Наташа загадочно произнесла:

— Доминика, ведь сегодня у тебя день рождения?

— Увы, мне исполнилось двадцать шесть, подтвердила Доминика и, подняв голову от компьютера, подозрительно посмотрела па подругу. Ты ведь сама сегодня утром подарила мне открытку… — она кивнула на поздравительную открытку, стоявшую у нее на столе, — и чудесную пару вечерних кружевных перчаток.

— Все правильно. Но это неминуемо померкнет…

Но сперва скажи, — проговорила Наташа, стоя спиной к окну, — Энгус сегодня уже звонил тебе?

— Нет, но скоро позвонит, — радостно ответила Доминика. — Он сегодня утром возвращается из Малайзии.

— Как, однако, парень много путешествует, прокомментировала Наташа. — Но, Доми, правда ли, что твоя машина снова сломалась, и на этот раз весьма основательно?

Доминика кивнула, и радостное выражение сменилось удрученным.

— Автомеханики заявили, что она отжила свой век и мне нужна новая, но другое дело — могу ли я ее себе позволить.

— Думаю, тебе больше не придется забивать этим голову, — заметила Наташа.

— Что ты имеешь в виду? — насторожилась Доминика.

— Судя по всему, твои мучения с постоянным ремонтом сегодня закончатся.

Доминика встала и подошла к окну.

— Мне все-таки непонятно, о чем идет речь, но… — Но тут она замолчала и ахнула, потому что внизу, прямо под окнами студии, стоял новенький серебристый джип, перевязанный розовыми лентами, украшенный огромным бантом на крыше и серебристыми воздушными шарами в форме сердечек с надписью «С днем рождения!». — Глазам своим не верю, — прошептала Доминика. — Он не стал бы… Это для кого-то другого.

— Сомневаюсь. — Наташа порывисто обняла Доминику. — Крошка, ты все-таки сильно зацепила этого парня, что меня нисколько не удивляет.

Ты всегда выглядела великолепно, а сейчас смотришься и вовсе сногсшибательно. Впрочем, вы друг друга стоите.

Доминика прижала ладони к пылающим щекам.

— Но это невозможно! Машины не дарят на день рождения! — воскликнула она.

— Послушай меня, — с мудрым видом произнесла Наташа. — На свете полным-полно девушек, включая и меня, которые пойдут на что угодно, лишь бы только хоть раз в жизни мужчина ради них решился на такой жест. Я вижу, как ты последнее время порхаешь. А поговорив с ним по телефону, и вовсе забываешь обо всем на свете.

Теперь, главное, сама все не испорти. Вы оба вспыльчивые люди. Между прочим, разве это не практичный подарок? И разве он не может себе его позволить? Пойдем, я помогу тебе распаковать эту посылочку, пока у нас под окнами не собралась демонстрация.

— Нет, постой, я прежде проверю! — воскликнула Доминика и потянулась к телефонной трубке, но тут же раздраженно бросила ее, потому что Энгус еще наверняка не, успел вернуться в свой офис. В этот момент в дверях появился посыльный и передал для мисс Харрис сверток, внутри которого оказалась связка автомобильных ключей и золотой брелок с красиво выгравированными буквами Д и X.

— Какие еще тебе нужны доказательства? спросила Наташа, не отрывая глаз от ключей.

Доминика тихо выругалась.

— Хорошо, иду!

Вечером мама устраивала торжественный ужин по поводу дня рождения Доминики. Дом на Роуз-Бэй еще не продали, и хотя уже наметилось несколько потенциальных покупателей, Барбара уговорила дочь позволить ей отметить этот праздник в доме, который так долго был ей родным.

Доминика уступила, по не потому, что ей так уж нужен был этот праздник, а потому, что мама по-прежнему выглядела более счастливой, чем прежде. Но Доминика настояла, чтобы в этот раз Барбара заказала еду в ресторане и для тридцати гостей, которые были приглашены на ужин, был организован шведский стол.

Когда Доминика вернулась после работы домой в новом автомобиле, пребывая по-прежнему в растерянности, то обнаружила на автоответчике послание, оставленное секретаршей Энгуса. Ей сообщалось, что мистер Кейр, к сожалению, задерживается из-за неотложных дел и приедет сразу на Роуз-Бэй, а не заедет за ней, как они предварительно договаривались.

Не на шутку раздосадованная, Доминика села на кровать. Она привыкла, что ей на автоответчике оставляет сообщения секретарша Энгуса, поскольку он нередко «задерживался из-за неотложных дел», и до сих пор принимала это спокойно.

Но сегодня Доминике нужно было обязательно вернуть Энгусу его подарок и объяснить, почему она вынуждена это сделать, прежде, чем они отправятся отмечать ее день рождения.

Но вдруг ей пришло в голову: эти «неотложные дела» не оттого ли образовались, чтобы помешать ей поступить именно так? Она скрипнула зубами, но время шло, и она нехотя начала одеваться, твердо решив доехать до маминого дома на такси.

Через полчаса, освежившись под душем, надушенная, накрашенная и одетая, она взглянула на свое отражение в бабушкином зеркале и осталась довольна. Ее наряд состоял из двух частей: лифа медно-абрикосового цвета без бретелек и длинной юбки из того же китайского шелка, расклешенной от колен. Выглядело все вместе необычайно элегантно. На шею Доминика надела старинную золотую цепочку с рубиновым кулоном, а волосы собрала в тугой узел на затылке. Это придало ей величественный, неприступный и более зрелый вид.

Внезапно по окну забарабанили крупные капли, начался дождь, и Доминика вспомнила, что ей еще нужно вызвать такси. По опыту она знала, что ничто так не замедляет работу таксистов, как проливной дождь, особенно в это время суток и особенно в пятницу. Она все равно сделала попытку заказать такси по телефону, но ее предупредили, что машина прибудет не раньше чем через полчаса.

Значит, через час, вздохнула Доминика. Ничего не оставалось, как воспользоваться подарком Энгуса. Доминика взяла свою сумочку, пашмину, связку ключей с золотым брелочком и, помедлив мгновенье, вышла.

Ехать под проливным дождем было нелегко, кроме того, всю дорогу Доминика напряженно размышляла, как могли три месяца блаженства с Энгусом привести к ситуации, которая напоминала столкновение с кирпичной стеной. Доминика пребывала наверху блаженства и не пыталась скрыть свое счастье от родных и знакомых. Несколько раз их вместе фотографировали для газет.

Они даже как-то вдоволь посмеялись над одной статьей: «Великосветская подруга парня с Дикого Запада». Они и на людях не в состоянии были скрыть электрический разряд, который постоянно пробегал между ними, а наедине их страсть нисколько не шла на убыль, напротив — росла. Кристи радовалась за них, а Барбара начала осторожно интересоваться — скоро ли зазвучат свадебные колокола? В ответ Доминика обычно смеялась и пожимала плечами, не особенно задумываясь над мамиными комментариями. Но сейчас…

Она сердито стиснула зубы, потому что темно-зеленый «рейнджровер» Энгуса уже стоял на автостоянке. Дождь все продолжался, хотя уже не такой сильный. Доминика вспомнила, что не захватила зонт, и сделала единственное, что могла: набросила на себя сверху пашмину и быстро побежала к входной двери.

Когда Доминика распахнула дверь и ворвалась внутрь, раскрасневшаяся и запыхавшаяся, прямо перед собой она увидела Энгуса и свою маму. Та пришла в восторг и, сердечно поцеловав дочку, пожелала ей счастливого дня рождения. Но Энгус медлил. Его глаза впились в Доминику, и она, уже собравшись размотать свое покрывало, замерла.

Он медленно проговорил:

— Ты сейчас похожа па загадочную индийскую принцессу, Доминика. С днем рождения, дорогая моя.

— Спасибо. — Она наконец размотала дрожащими руками покрывало. — Спасибо за заботу, Энгус, но машину я принять никак не могу. — Она протянула ему ключи с золотым брелоком. Зазвучала мелодия «С днем рожденья тебя», Кристи потащила Доминику в гостиную, где тридцать человек пели в ее честь, подняв бокалы, и Энгус опустил ключи в карман пиджака. У него в самом деле не было выбора, потому что Доминика тотчас начала обходить гостей, в первую очередь старых друзей семьи, и все по очереди обнимали ее и дарили подарки. Энгус остановился рядом с Кристабель, которая, как обычно, приступила к нему с расспросами, стремясь узнать новые подробности его биографии для книги своего патрона.

Когда они столкнулись у стола с угощением, он пробормотал негромко:

— Я чем-то обидел тебя, Доминика?

Она пожала плечами и принялась накладывать на тарелку рис с пряностями и жареные креветки.

— Мне бы большее удовольствие доставил букет цветов.

— На букете далеко не уедешь, — заметил он сухо.

Она надменно взглянула на него из-под ресниц.

— Это уж мое дело.

После десерта они снова оказались рядом. Невозможно было бы игнорировать его совсем, это бы вызвало пересуды и встревожило маму. Тем более сегодня, когда Барбара решила не только отпраздновать день рождения старшей, но и поблагодарить обеих своих дочерей, Доминику и Кристабель, за все, что они сделали для нее после смерти Уолтера Харриса.

И Доминика жестом пригласила Энгуса за свой столик и приветливо улыбнулась ему, когда он уселся. Она даже завела оживленный разговор с ним и другими двумя гостями, которые вскоре отошли к буфетной стойке, чтобы взять себе еще порцию восхитительного десерта.

— Я мог бы подарить тебе бриллианты или жемчуг, — предложил Энгус, словно их первоначальный разговор не прерывался. — Какая разница?

— Никакой. — Доминика съела кусочек лимонной меренги и промокнула губы салфеткой. — Я бы их тоже вернула.

— Что же мне позволено тебе дарить?

— Цветы, книги, музыкальные диски… — Она сделала рукой неопределенный жест. — Может быть, слоника для моей коллекции. Скажем, я бы обрадовалась небольшой картинке с изображением слона или…

— Очевидно, это урок хорошего вкуса, который великосветская подруга дает мальчику с Дикого Запада? — перебил Энгус, продолжая улыбаться, но теперь это была улыбка тигра, готового к прыжку.

— Не угадал, — не дрогнув, сказала Доминика.

И, преодолев внутреннее сопротивление, заставила себя продолжить:

— Это урок того, как не дать женщине почувствовать себя.., содержанкой. Вот и все.

— Значит, жене и невесте купить автомобиль можно? — взвился Энгус. — Но нельзя помочь подруге в затруднительной ситуации, используя день рождения как предлог…

Доминика на миг прикрыла глаза.

— Машина мне очень нравится, и… — Доминика беспомощно запнулась, — это был чуткий жест, но.., он обошелся тебе в тридцать тысяч долларов.

Как ты не видишь?

— Я вижу, что к нам идет твоя мать, — вздохнул Энгус, поднимаясь. — Принести тебе еще десерт, Доминика? Миссис Харрис, пожалуйста, садитесь на мое место. Вам что-нибудь принести?

Позвольте поблагодарить вас за чудесный вечер в честь Доминики.

Барбара отказалась от сладкого и с чрезвычайно довольным видом опустилась на стул рядом с дочерью.

— Какой он милый, — произнесла она с восхищением. — Вы замечательно смотритесь вдвоем.

Должна сознаться, я гадала сегодня — подарит он тебе на день рождения обручальное кольцо?

И пытливо посмотрела на Доминику.

Подыскивая слова для ответа, Доминика вдруг поняла: что бы она ни говорила, именно тут кроется главная причина ее досады. Она тоже в сокровенном уголке сердца надеялась, что Энгус в ознаменование ее дня рождения и их любви подарит ей обручальное кольцо…

Она проглотила комок в горле и произнесла, изо всех сил изображая беззаботность:

— Но, мама, прошло всего лишь три месяца.

— Я помню, солнышко, но тем не менее… Барбара взмахнула рукой, явно собираясь пуститься в рассуждения по этому поводу, но очевидно передумав, сказала:

— Но что-то он должен был тебе подарить? Не томи меня, дорогая!

— Я… Он подарил мне новый автомобиль, беспомощно выговорила Доминика. — Его подогнали к моей студии, он весь был в розовых ленточках и воздушных серебряных шариках. Но я…

Барбара заморгала и произнесла с благоговейным трепетом:

— Не может быть!

— Не сомневайся, — ответила ее дочь. — Но я, конечно же…

— Как чудесно! И как романтично — розовые ленточки, серебристые шарики! Доминика, ты хоть понимаешь, как тебе повезло?

Энгус тем временем вернулся к столику и остановился за их стульями, не привлекая внимания. Он не только слышал слова матери, но и заметил раздраженный взгляд дочери. Доминика явно не получила поддержки там, где ее ожидала.

Не замечая Энгуса, она заявила:

— Но это стоило ему уймы денег.

— Все относительно, дорогая, — возразила Барбара. — У него их действительно уйма. А чего ты ждала? Букета цветов? Едва ли он ограничился бы этим, ведь он без ума от тебя, Доми.

— Вы с Наташей твердите одно и то же, — буркнула Доминика и, подняв глаза, увидела наконец Энгуса. Он ничего не сказал, но с тем же успехом мог бы прокричать: «Какие еще тебе нужны доказательства?»

До полуночи она продолжала играть роль преданной дочери, не переставая надеяться, что мама на этот раз не затеет танцы. В этот вечер ее ожидал и приятный сюрприз. Кристи представила ей молодого человека с каштановой кудрявой шевелюрой и застенчивой улыбкой. Он глаз не спускал с Кристабель, которая сегодня была необыкновенно хороша в аквамариновом платье, более шикарном и открытом, чем те, что она носила обычно.

Но Доминика не успела разузнать подробнее об избраннике сестры, потому что в четверть двенадцатого подали кофе и шампанское, погасили свет в комнате и внесли именинный торт с двадцатью шестью свечами.

Едва Доминика успела задуть свечи и начала разрезать торт, как Энгус снова оказался рядом и заявил, что хочет сказать несколько слов.

— Я предлагаю тост за Доминику, которая привносит радость в жизнь всех своих друзей, — произнес он, обращаясь к гостям, и тихо добавил, устремив на нее пепельно-серый взгляд:

— А в мою в особенности.

— Правильно! Правильно! — поддержали его присутствующие с энтузиазмом и той особенной теплотой и благосклонностью, которыми люди готовы одаривать влюбленную пару.

— Ты, кажется, решил, что все закончилось? натянуто произнесла Доминика спустя примерно полчаса, усаживаясь в его «рейнджровер».

— Ты хотела еще задержаться? — спросил он с откровенной иронией. — Все гости уже разъехались.

Доминика старательно избегала встречаться с ним взглядом. Она слышала, как Энгус договорился с Кристабель, чтобы та поставила машину Доминики в гараж, когда там освободится место.

— Я вовсе не то имела в виду, — пробормотала она.

— Тогда лучше скажи прямо, что ты имела в виду, — отрывисто произнес он.

— Не надейся, что я сейчас расположена привнести радость в твою жизнь, Энгус, — заметила она едко. — Куда мы едем?

— Ко мне домой, — ответил он. — У меня толстые стены на случай, если тебе захочется продолжать нашу ссору.

Доминика стиснула зубы, борясь с желанием закричать на него, но тут Энгус достал что-то из кармана и положил ей на колени.

— Я хотел отдать это тебе, когда мы останемся одни, — сказал он спокойно.

Это была небольшая коробочка. Доминика развязала золотой шнур, сняла крышку и увидела маленькую золотую филигранную брошь в виде слоника с сапфировыми глазами… Она некоторое время смотрела на нее, затем отвернулась к окну, чтобы Энгус не увидел, как у нее по щекам заструились слезы.

Они проехали до его дома в молчании, и весь путь Доминика прилагала героические усилия, чтобы справиться с бурей нахлынувших на нее эмоций.

Доминика уже хорошо знала квартиру Энгуса в пентхаусе, она стала для нее практически вторым домом. Комната, которой они пользовались чаще всего помимо спальни, была небольшой, с темно-зелеными обоями и кожаной зеленой мягкой мебелью.

Пол покрывал толстый бежевый ковер, стены украшало множество картин. Они играли здесь в шашки, слушали музыку, смотрели телевизор и читали. А иногда дарили друг другу любовь.

Сюда Энгус и привел Доминику. Он сбросил пиджак на спинку стула и предложил ей чего-нибудь выпить.

— Спасибо, нет, — дрогнувшим голосом ответила она, глядя, как Энгус развязывает галстук и отправляет его вслед за пиджаком. — Я понимаю, что обидела тебя, — добавила она, — и чувствую себя просто ужасно, особенно после этого… — Она повертела в руках коробочку с брошью. — Но я не могу принять от тебя автомобиль, Энгус, потому что уверена, что не должна этого делать.

— Твоего мнения, кажется, никто не разделяет.

— Но это касается только меня, и больше никого, — возразила она. — Как же мне объяснить, чтобы ты понял? Я не хочу быть благодарной тебе ни за что, только за тебя самого и за то, что мы значим друг для друга. — Она вскинула ресницы и заглянула ему в лицо. Их разделяло всего полметра, но сейчас эти полметра казались несколькими милями.

Доминика видела это по его твердо сжатым губам, слышала в его интонации, когда он произнес:

— Ты действительно думаешь, что мне безразлично твое огорчение из-за того, что ты не можешь позволить себе новую машину?

— Меня это не так уж огорчает. Да, я в настоящий момент не особенно расположена выкладывать крупную сумму, — призналась Доминика. Мне предстоит закупать новые швейные машинки, оплачивать труд новых работниц, а прибыль начнет расти не скоро, если начнет вообще. Но я бы как-нибудь выкрутилась. Я не нищая.

— Это я навел тебя на такие мысли?

Она тяжело вздохнула и села.

— Просто я чувствую себя…

— ..обязанной, — закончил он и сел рядом. — А если бы я предложил тебе автомобиль напрокат?

И ты могла бы сбросить со счетов часть расходов, если заодно будешь пользоваться им для нужд своей фирмы.

Доминика удивленно раскрыла глаза.

— Ты серьезно?

— Абсолютно, — сухо подтвердил он.

— Тогда я.., меня бы это устроило, — пробормотала она неловко. — Мне и самой это приходило в голову, я имею в виду — временно взять автомобиль напрокат.

Он продолжал сверлить ее пристальным взглядом.

— Но мне ужасно жаль, если я тебя обидела, повторила Доминика.

Он долго молчал, затем усмехнулся уголком рта.

— Есть способ загладить обиду.

— Какой же? — невинным голосом спросила Доминика.

Энгус встал, вставил диск в плеер и погасил свет. Потом подошел к ней и протянул руку.

— Можно пригласить вас на танец, мадам?

Она тоже встала и шагнула в его объятия.

— Невозможно танцевать с вами, мистер Кейр, и одновременно на вас обижаться, — через несколько минут констатировала Доминика.

— Понятно. — Он провел ладонью по ее волосам и вытащил из них шпильки. — Ты хочешь сказать, что, дождись я этой минуты, приняла бы от меня машину?

— Нет… Но мне было бы еще труднее отказаться.

— А как насчет.., этой минуты? — Он провел руками по ее спине и нащупал молнию лифа. — Мне еще во время ужина пришло в голову, что твое платье состоит, оказывается, из двух половинок и что под верхней половинкой у тебя наверняка ничего нет. Безумно хотелось проверить… — Энгус потянул застежку молнии вниз, и лиф легко соскользнул ему на руки.

— Я оказался прав! — Он позволил лифу упасть на ковер.

— Едва ли тебе подобало предаваться таким мыслям в гостях и особенно в доме моей матери, — пробормотала Доминика прерывающимся голосом, потому что в этот момент он обхватил ладонями ее грудь.

— Подобные мысли преследуют меня утром, днем и вечером, неважно, рядом ты или нет. — Он положил ладони ей на талию, и они продолжали танцевать, но его прикрытые веками глаза жадно следили, как колышется ее грудь. Доминика чувствовала, что с трудом переводит дыхание. Впрочем, она прекрасно понимала, что он бросает ей вызов.

— Плохи мои дела, — хрипло пробормотала она, запрокидывая голову, чтобы взглянуть ему прямо в глаза. — Но сейчас я хочу сказать, что это наслаждение — танцевать с тобой вот так. Еще когда мы танцевали в первый раз, мне пришло в голову, что хорошо было бы оказаться с тобой вдвоем в укромном месте…

Она провела руками по его плечам, обхватила его лицо ладонями и быстро поцеловала в губы, после чего, закрыв глаза, продолжала плавно покачиваться под музыку.

— Как это случилось? — спросил Энгус, подперев голову рукой. Он лежал с пей рядом на широкой кровати под белоснежной простыней. В комнату заглядывало солнце, играло па серебряной антикварной настольной лампе. Кровать помещалась на помосте на бескрайнем бархатном ковре жемчужно-серого оттенка. В углах комнаты заботливыми руками миссис Браун были расставлены вазы с изумительными белыми лилиями.

Увидев впервые эту спальню, Доминика восхищенно ахнула, но Энгус со смехом заявил, что не имеет к ней никакого отношения. Здесь уже было все в точности так, когда он купил эту квартиру. Доминика ответила, что это настоящая королевская опочивальня, и добавила, что никогда не спала на помосте и на этой кровати пристало спать принцессе.

Тогда Доминика впервые подумала о других женщинах, которые, несомненно, присутствовали в его жизни до нее, и призналась себе, что еще многого не знает об Энгусе Кейре…

— Как случилось? Ты имеешь в виду, как это мы проснулись на заре, хотя легли очень поздно?

Я думаю, мы были так заняты чем-то другим, что забыли задернуть шторы, — серьезно предположила она.

Энгус вгляделся в ее лицо. Темные волосы падали ему на глаза, на подбородке появилась легкая щетина. Он потянул простыню вниз и медленно провел пальцем вдоль ложбинки ее бюста.

— Как это мы сумели так увлечься? Ведь приехали сюда совсем в другом настроении. Вот что я имел в виду, мисс Харрис.

— Ах, это… — Доминика сморщила нос. — Вы очень мудро сделали, что уступили силе моих аргументов, мистер Кейр.

— Не знаю насчет мудрости… Но готов признать, что уступил какой-то силе.

— Могу я внести предложение? — спросила Доминика прерывистым голосом, потому что его пальцы двигались по ее груди все с большей настойчивостью.

— Какое же? — Он поднял на нее глаза, которые опасно блеснули. Затем их выражение изменилось, и он провел рукой по ее волосам. — Насчет вчерашнего вечера, Доминика…

Но она прижала пальчик к его губам.

— Я как раз хотела предложить… Давай считать прошлый вечер перевернутой страницей.

Она увидела, как сомнение промелькнуло в его глазах, но вслух он сказал:

— Не прогуляться ли нам на пляж? Искупаемся, а потом поедем в «Лидком-Плейс» и останемся там ночевать.

Доминика испытала громадное облегчение.

— Звучит заманчиво.

К вечеру они приехали в поместье. Некоторое время назад Доминика договорилась с пожилыми супругами, присматривавшими за домом и садом уже много лет, что они будут делать это и в дальнейшем. Она же распорядилась, что и где сажать весной, решила, что необходимо купить новую стиральную машину, и заново отделала спальню, в которой они с Энгусом обычно проводили ночь.

Короче говоря, Доминика чувствовала себя полноправной хозяйкой в доме своего детства.

Поскольку Энгусу редко удавалось выбраться в поместье, пришлось отремонтировать старый коттедж, стоявший на приличном расстоянии от дома. Через какое-то время там поселился управляющий, седовласый прихрамывающий мужчина лет шестидесяти, которого наняли заниматься делами фермы в отсутствие хозяина.

На огороженном поле была высажена люцерна, в амбаре обосновались два великолепных представителя альпакской породы — баран и овца.

Доминика окрестила их Наполеоном и Жозефиной, сокращенно Нап и Жози. Но особенной любовью управляющего пользовались три лошади, которых к тому времени приобрел Энгус.

Временами Доминика испытывала угрызения совести, оттого что могла наслаждаться прелестями поместья, тогда как мама и Кристабель были лишены такой возможности.

Сидя с ногами в глубоком кресле, Доминика вспомнила о минувшем дне рождения и об одной вещи, которую вчерашние переживания и эмоции как-то заслонили. Да, в истории с машиной она одержала победу, но как быть с обжигающим осознанием того, что в действительности она надеялась получить от Энгуса обручальное кольцо?..

Она покосилась на Энгуса — он лежал на кушетке в поношенных джинсах и старой черной тенниске и читал газету.

— Расскажи мне о других женщинах, с которыми ты встречался до меня, Энгус, — неожиданно для самой себя произнесла Доминика.

Он взглянул на нее поверх газеты и нахмурился.

— Зачем? И с чего ты вдруг спросила?

Она пожала плечами и иронически улыбнулась.

— Просто так. Захотелось знать. Моя сестра, например, считает, что меня прежде привлекали исключительно робкие, неуверенные в себе мужчины.

— Она шутливо закатила глаза. — Представляю, что ты можешь на это сказать.

Энгус немного расслабился.

— А сама ты с ней согласна?

Доминика пожала плечами.

— Раньше я над этим не задумывалась, но мой отец был академик, историк, и мое окружение состояло из.., не то чтобы робких, скорее погруженных в мир своей науки мужчин. А с такими мужчинами мне приходилось оставаться сильной и независимой. — Она поморщилась и заглянула ему в лицо. — А у тебя когда-нибудь было с другими женщинами то же, что сейчас у нас с тобой?

— Нет. Но женщины были. — Он задумчиво посмотрел на нее. — Хотя я бы не сказал, что всех их объединяло какое-то одно качество, будь то робость или еще что-нибудь.

— И много их было?

Энгус помедлил и улыбнулся несколько мрачно.

— Ты хочешь, чтобы я назвал их всех по именам? А у тебя много было мужчин, пусть даже робких?

— Нет, — ответила Доминика спокойно, сдерживая растущее раздражение.

— У меня был всего один роман, да и тот продолжался недолго.

Энгус сел и бросил газету на пол.

— Доминика, у меня были женщины, мне все же тридцать шесть лет, и я испытываю естественное влечение к противоположному полу. Но на самом деле их было не такое уж и множество, поскольку я очень занятой человек. А такой, как ты, не было ни одной, Он встал, пересел на скамеечку для ног и, протянув руку, коснулся ее щеки.

— Некоторые значили для меня больше, чем другие, — спокойно продолжал он. — Но ни одна из них не была так дорога, как ты.

«Тогда почему ты не берешь меня замуж, Энгус?» Этот вопрос крутился у нее в голове, дрожал на губах, но она так и не сумела заставить себя задать его. А когда он заговорил снова, Доминика обрадовалась, что не сделала этого.

— Ты, наверное, не догадываешься, но когда некоторое время назад ты назвала меня одиноком волком, то была не так уж далека от истины.

Единственное, на что я мог полагаться, чтобы выбраться из захолустья, были мои руки, голова и мечта. Но иногда я оглядываюсь назад и спрашиваю себя: а стоила ли игра свеч?

— Почему? — прошептала Доминика, и к ее глазам вдруг подступили слезы.

— Почему? — Он отвернулся и посмотрел на огонь. — Независимость прекрасная вещь до тех пор, пока любое подчинение не становится для тебя невозможным. — Он посмотрел ей в глаза, и в его взгляде промелькнула ироническая улыбка. Мне кажется, мы с тобой в этом похожи, Доминика, вот почему временами между нами случаются разногласия.

Доминика вздохнула, но, прежде чем она успела что-либо ответить, он произнес:

— Впрочем, я устал, да и ты тоже, и сейчас я ничего не могу придумать лучшего, чем лечь с тобой в постель — чтобы просто обнимать тебя, и согревать, и чувствовать, что ты рядом. Пойдем?

Не дожидаясь ответа, он подхватил ее на руки и понес в кровать.

Доминика временами задумывалась над тем, много ли осталось в Энгусе от паренька из захолустья. Легче всего его было принять за сельского жителя, стоило Энгусу сесть на лошадь.

Доминика сама ездила неплохо и всегда любила лошадей, но Энгус относился к ним с особым трепетом. Он купил чистокровных кобыл, две из которых были идеально выезжены, так что ездить па них было одно удовольствие. Этому они и посвятили следующее утро.

Энгус вел третью кобылу в поводу, потому что она еще не ходила под седлом. Он объяснял Доминике главные требования, предъявляемые к породистым лошадям, — быстрота, темперамент, надежность. Эти качества ценились не только в рабочих лошадях, на которых перегоняют скот, но именно они делали лошадей годными для поло и разного рода скачек.

Доминика кто-то спросила Энгуса, не доводилось ли ему самому принимать участие в скачках.

Тогда они ехали в сопровождении Люка Кинга, управляющего, и Энгус обменялся с ним смеющимся взглядом.

— Да, — сказал он. — Я купил свой первый грузовик на премию, которую получил за скачки.

— А ты случайно не вышел тогда в чемпионы? полюбопытствовала Доминика.

— Он был одним из лучших наездников, каких мне только приходилось видеть в жизни, мэм, пробормотал Люк из-под низко надвинутой на глаза потертой широкополой шляпы.

Этим утром они отправились на верховую прогулку вдвоем. Доминика надела поверх рубашки стеганый жилет, но Энгус, кажется, не замечал прохлады и был в своей любимой рубашке цвета хаки и старых джинсах. Пока они подъезжали к загону, он разговаривал с пугливой молодой кобылой, которая фыркала и косила глазом на стадо, словно с женщиной. Доминика несколько раз улыбнулась, слушая его:

— Красавица моя, я понимаю, как тебе хочется сломя голову убежать от этих странных созданий, но ты должна показать, насколько ты их умнее.

Доминике пришло в голову, что эта сцепка яркий пример того, как обращается Энгус с женщинами. Она заставила себя вспомнить слова, сказанные им прошлой ночью. Он предостерегал ее? Хотел сказать, что, может, и считает их отношения особенными, но еще слишком рано строить серьезные планы на будущее?

Доминика тревожно передернула плечами.

Прошло и правда всего три месяца. Но может быть, его слова заключали в себе нечто большее?

Наверняка он собирается рано или поздно создать семью, обзавестись детьми… Доминика отметила, что он прекрасно ладит с детьми четы Бэйли, которые часто наведывались в «Лидком-Плейс». Так почему же в ее душу снова вкралось беспокойство?

В следующую секунду Доминика почувствовала, что ее лошадь резко рванула вперед. Не успев натянуть поводья, она вылетела из седла.

Падение не было тяжелым, землю в этом месте покрывала мягкая, упругая, как подушка, трава. У Доминики только на миг перехватило дыхание, но она тут же поднялась, с облегчением обнаружив, что все кости целы.

Энгус почти в ту же секунду оказался рядом, спрыгнул на землю и, удерживая одной рукой лошадей, другой обнял ее, и она почувствовала, что его сердце бьется почти так же учащенно, как ее собственное.

Позднее, когда Доминика осталась одна в своей комнате, она приняла решение. Да, она способна примириться с тем, что ему требуется время.

Да, время необходимо им обоим, и ему, пожалуй, в большей степени, чем ей. Так что стоит подождать. Ничего, решила Доминика, заглушая внутренний голос, который упрямо спрашивал: а что, собственно, ей еще остается?

Глава 6

Прошло еще четыре месяца. Зима была на исходе. Они провели вместе чудесный отпуск, катаясь на горных лыжах. Однажды, еще примерно месяц спустя, Энгус позвонил Доминике на работу и сообщил, что через полчаса заедет за ней.

— Зачем?

— Ненавижу август в городе, — сказал он.

— Как и большинство людей, живущих в южном полушарии, — со смехом откликнулась Доминика.

— Но не те, кто живет вблизи экватора.

— На что ты намекаешь? — Она беспокойно завертела в руке карандаш.

— Давай уедем отсюда.

— На экватор? Энгус, тебе чего-то не хватает?

— Да. Тебя в купальнике на берегу океана на тропическом острове, где можно только купаться, лакомиться фруктами и любить друг друга.

Доминика заколебалась.

— Звучит очень заманчиво, но.., я не могу… Она обвела взглядом свою студию, где вовсю кипела работа. — Понимаешь ли…

— Разве вы не говорили на днях, мисс Харрис, что ваша империя моды процветает?

— Да, говорила, — осторожно согласилась она. Но даже если я и смогу вот так сорваться с места, придется все равно заехать домой и упаковать вещи…

— Это уже сделано.

— Ты о чем?

— Я приготовил все, что может понадобиться на тропическом острове, а это не так уж много.

Так я заеду через полчаса, хорошо? — попросил он жалобным голосом.

— Подожди, ты что — купил мне одежду? строго спросила она.

— Угу. Хотя и предпочитаю видеть тебя без нее.

Впрочем, нет, это не совсем верно, — заворковал он в трубку. — Раздевать тебя — вот одно из основных удовольствий моей жизни. Ты об этом догадывалась?

Доминика почувствовала, как кровь прилила ей к щекам. Она беспокойно огляделась по сторонам и увидела, что Наташа старательно отводит взгляд.

— Хорошо, — пробормотала она дрогнувшим голосом. — Я поеду. Но это шантаж.

— На самом деле это что-то совсем другое, — заверил ее Энгус, и она услышала в трубке его тихий довольный смех. — Значит, через полчаса.

— Да. — Доминика положила трубку и повернулась к Наташе.

— Конечно, поезжай, — беспечно махнула та рукой. — Хотя не понимаю — почему это одним людям достается все на свете? Меня вот дальше кино никуда не зовут.

Доминика поморщилась.

— Но мне кажется…

— Доми, я справлюсь, хотя нелишне будет сказать мне, куда ты отправляешься и на какой срок. Давай быстренько пролистаем твой ежедневник, пока он не явился и не умыкнул тебя на край света.

Они провели пять волшебных дней на острове Данк, служившем некогда пристанищем легендарному путешественнику Банфилду. И все опасения Доминики на время растворились в сказочной атмосфере острова с его изысканными синими бабочками, первозданным тропическим лесом, по которому можно было кататься верхом, и очаровательными пляжами. Доминика беззаботно носила купленную Эпгусом одежду и купальники — это не вызывало никаких мыслей, поскольку все вещи оказались очень милы. Но впервые именно здесь Доминика увидала Энгуса Кейра, которому требовалась помощь, чтобы стряхнуть с себя напряжение.

— Что с тобой? — спросила она на третью ночь, когда, проснувшись, увидела его не рядом с собой в постели, а на террасе, созерцающего залив Браммо при лунном свете.

— Не могу заснуть, только и всего.

Доминика встала, подошла к нему и нежно обняла его за талию.

— Думаешь о делах?

— Не то чтобы особенно. — Он взглянул вверх на темную глыбу горы Куталу. — Ты могла бы представить себя на месте Банфилда?

— Думаю, его образ жизни был серьезным испытанием для его жены Берты, хотя, как написано на ее могиле, она последовала бы за ним на край света. Ты хочешь сказать… — она задержала дыхание, — что мог бы бросить все и стать кем-то вроде Банфилда?

Он уткнулся подбородком ей в волосы.

— Иногда это кажется таким соблазнительным…

— Думаю, большинство людей, приезжающих на Данк, чувствуют то же самое, — сказала она как можно спокойнее. — Такая здесь красота и романтика. И особенно когда вспоминаешь, что Банфилд приехал сюда из-за своего плохого здоровья, которое восстановил полностью. Но это лишь мимолетное настроение.

— Конечно, ты права, — сказал он, по, как ей показалось, несколько отчужденно.

На другое утро после завтрака они сидели за столиком около бассейна, на дне которого были выложены мозаикой синие бабочки. Перед ними расстилался пляж, окаймленный кокосовыми пальмами, грациозно склонявшимися к воде. Волны ритмично накатывали на песок. Здесь, под защитой рифов, не было прибоя, и в гладкой, блестящей поверхности воды, как в зеркале, отражалось покатое лесистое подножье горы Куталу.

Они собирались воспользоваться приливом и поплавать, затем отдохнуть на берегу, после чего поиграть в гольф. После обеда предполагалось прогуляться до фермы и прокатиться верхом вдоль южного побережья. Внезапно Доминика сказала:

— Ты сейчас где-то далеко-далеко, Энгус. Просто думаешь о работе или тебя волнует что-то конкретное?

— Да. — Он стянул с себя тенниску. — Нам предстоит крупная сделка. До сих пор я использовал для перевозок наземный транспорт, но теперь подумываю купить небольшую грузовую авиалинию и постепенно развивать ее.

— Он пожал плечами и поморщился.

— Но тебя эта идея не слишком воодушевляет?

— Воодушевляет, тем более что для нашей компании эта сделка чрезвычайно выгодна, — рассеянно сказал он, встал и потянулся. Доминика отметила, что даже сейчас, после шести месяцев близких отношений, у нее по-прежнему захватывает дух, когда она видит его в одних плавках. Предлагаю доплыть до мола. Полезно для фигуры.

Доминика сбросила саронг, оглядела себя и засмеялась.

— Неужели я начинаю толстеть?

— Не похоже. — Он окинул взглядом ее фигуру Когда мы туда доберемся, я покатаю тебя на катере вокруг Пуртабоя.

Пуртабой был самым маленьким островком в заливе. Доминика сказала, что она в восторге от его предложения, но ей вдруг пришло в голову, что магия этого места не оказывает на Энгуса такого же воздействия, как на нее. Жизнь снова вывела Энгуса на перепутье. Покупка «Лидком-Плейс» была таким перепутьем, но, возможно, поместье предков Доминики не оправдало его надежд… Или…

— Идем же, — позвал он, спрыгивая на песок.

Как следует сосредоточиться на своих мыслях Доминика смогла только вечером, когда переодевалась к обеду. Энгус пошел в контору отправить несколько факсов, и они договорились встретиться в гостиной.

Даже здесь, на острове Данк, вечерами в августе бывало прохладно, и Доминика надела плотную рубашку с длинными рукавами и брюки из плиса. Ремешок от брюк в виде серебряной цепочки, который она надела сверху, свободно спускался ей на бедра. Когда она сунула ноги в серые мягкие туфельки на плоской подошве, ее снова поразило, что Энгус выбрал для нее вещи, которые пришлись ей не только по вкусу, но и точно по размеру.

Но когда Доминика села за туалетный столик, чтобы причесаться и подкраситься, она увидела в своих глазах, устремленных на нее из зеркала, невысказанный вопрос. Если Энгус стоит на перепутье, а о его внутреннем напряжении свидетельствовали и бессонница, и стремление постоянно чем-то себя занять, не имеет ли это отношения к ней, Доминике? Может быть, для него настало время, думала она, медленно проводя по волосам щеткой, принять окончательное решение? Но что она может сделать, чтобы помочь ему принять решение в свою пользу? Может быть, следует первой объясниться ему в любви?

Доминика положила щетку и со вздохом поднялась. Разве то, что происходило между ними последние несколько месяцев, не было уже само по себе объяснением в любви?

Энгус ждал в гостиной и, увидев ее, поднялся с дивана. Нет, ошибиться было невозможно — глаза его при ее появлении вспыхнули особенным светом. Он смотрел на нее так, словно не существовало ни гостиной, ни приятной мелодии, которую кто-то наигрывал на пианино, ни звяканья бокалов и шума разговора. Все будет хорошо, заверила себя Доминика. Все должно быть хорошо.

Но она ошиблась.

Прошло еще два месяца, Энгус снова стал прежним, хотя и был чрезвычайно занят по работе. Их отношения продолжались своим чередом.

Дом на Роуз-Бэй наконец продали, и Барбара с Кристи перебрались в город. Костюм для аэробики, придуманный Доминикой, имел такой успех, что ее засыпали заказами и наперебой упрашивали создать собственную линию спортивной одежды. Она придумала название для новой спортивной серии — «Водолей».

Почти в это же время Кристи призналась Доминике, что она и Ян Холмс, молодой человек, сопровождавший ее на день рождения сестры, к которому она чувствовала искреннее расположение, негласно обручились.

— Ян хотел бы прокричать об этом с вершины горы, — сказала Кристи, демонстрируя сестре обручальное колечко с сапфиром, которое она носила пока на ленточке под платьем. — Но я уговорила его подождать, пока мама не устроится окончательно.

Доминика обняла младшую сестру.

— Дорогая моя, как я за тебя рада. Он очень славный.

— Мы не станем торопиться со свадьбой. Яну еще полгода проходить практику. Он ведь вот-вот станет врачом… Забавно, однако, — добавила Кристи, — я была уверена, что вы с Энгусом нас обгоните.

— Мы еще не достигли нужной стадии. — Вот все, что Доминика могла ответить на беспокойный вопрос в глазах сестры.

Еще неделю спустя Доминика и Энгус ночевали у него в пентхаусе, но утром, когда она проснулась, его не оказалось рядом. На подушке лежала записка, в которой Энгус сообщал, что совсем забыл предупредить ее, что уезжает на две недели в Перт и Дарвин.

Рядом с запиской лежал бутон розовой розы.

Доминика села, откинула назад волосы, обвела взглядом жемчужно-серое великолепие его спальни. На этот раз цветы были только в единственной вазе, стоявшей на столе, — розовые розы. И неожиданно для себя она заплакала навзрыд, застигнутая врасплох невыносимой болью, какую ей еще не случалось испытывать.

Примерно через полчаса Доминика приняла душ, оделась, застелила кровать свежими простынями, как всегда делала перед приходом миссис Браун. Розовый бутон она поставила обратно в вазу, а на подушку положила письмо для Энгуса в запечатанном конверте. Затем неторопливо обошла квартиру, собрала свои вещи: несколько книг, альбом для эскизов, музыкальные диски, одежду, сложила все в зеленый потертый саквояж, непрерывно благодаря Бога, что миссис Браун до сих пор не появилась. Последний раз огляделась кругом, вышла и бросила ключ в почтовый ящик.

Спустя два дня она летела в Европу вместе с мамой.

Два месяца мать и дочь провели за морем, закупая ткани и набираясь новых впечатлений и идей. Доминика главным образом пыталась справиться со своим разбитым сердцем и в то же время не испортить маме отдых. Барбару крайне расстроило сообщение Доминики, что у нее все кончено с Энгусом, но страдание в глазах дочери заставляло ее не касаться этого предмета.

В Италии они подписали контракт с текстильным магнатом, отец которого дружил когда-то с Уолтером Харрисом. Граф Эмилио Строцци был не женат, светловолос и хорош собой, владел palazzo на берегу озера и в придачу ко всему имел пылкий темперамент. Его фабрика производила фантастические ткани, вследствие чего он и Доминика быстро пришли к деловому взаимопониманию.

Эмиль, как он просил называть себя, искренне желал, чтобы их взаимопонимание в делах перешло и на сферу личных отношений. Но все три недели, что они жили в Италии, она весело отклоняла его попытки с ней сблизиться. Это нисколько не охладило пыл Эмиля, и он пригласил мать и дочь в свое palazzo, чтобы они познакомились с его матерью и провели выходные с семейством Строцци. Доминика не нашла причины, чтобы отказаться от приглашения на традиционный бал в честь сотой годовщины основания текстильной компании Строцци.

Вот только Доминика не сразу сообразила, что Эмиль — один из самых завидных женихов в Италии и что на другой же день она неминуемо окажется на страницах газет стоящей рука об руку с графом Эмилио, который смотрит на нее недвусмысленным взглядом. Обозреватели светской хроники собрали богатую жатву и поместили еще серию фотографий, на которых Доминика и граф были запечатлены вместе обедающими. Газеты придирчиво допытывались, кто эта неотразимая австралийка, которая вознамерилась похитить сердце одного из самых выдающихся сынов Италии.

Но Доминике удалось уехать домой, так и не поддавшись на ухаживания графа и не разбив его сердце. Она быстро забыла итальянского магната, и ей не пришло в голову, что светские сплетни и фотографии могут достичь берегов ее родной Австралии. Но они достигли.

Наташа первая заставила Доминику встревожиться, поздравив ее с романтическим знакомством и заметив, что итальянский граф выглядит почти так же великолепно, как и Энгус Кейр.

Впрочем, сказав это, она быстро прикусила язык.

Но Доминика только пожала плечами и неопределенно улыбнулась.

— Подожди, пока не увидишь шикарные ткани, которые я закупила у графа Эмилио, Наташа. Когда глядишь на них, просто слюнки текут.

Наташа замялась.

— Энгус звонил — то ли из Перта, то ли из Дарвина, на другой день после твоего отъезда. Он сказал, что не может тебе дозвониться, а автоответчик отключен.

Доминика подняла глаза.

— Прости меня, Наташа… Я оставила ему письмо, но он нашел его, только вернувшись домой.

— Не могу поверить, что между вами все кончено, — призналась Наташа грустно.

— Я сама не могу… — Доминика беспомощно замолчала.

— Значит, итальянский граф тут ни при чем?

Доминика недоуменно заморгала.

— Ты шутишь? — спросила она недоверчиво.

Наташа развела руками.

— Но все выглядит так, слово причина именно в нем.

— Что за ерунда, — пожала плечами Доминика. Наши отцы были знакомы, встречу с ним устроила для меня мама, в противном случае я имела бы дело только с его служащими. Мы несколько раз обедали вместе, и мама все время была с нами, и на балу тоже.

— Когда читаешь газеты, создается другое впечатление.

Доминика с досадой щелкнула языком, но больше ничего не добавила.

Через несколько недель Доминику пригласила в гости супружеская пара, которая провела два года в Америке и отмечала свое возвращение на родину. И муж и жена работали на телевидении Марк Додсон диктором, а его жена Селия, с которой Доминика училась в школе, режиссером. Они вели светский образ жизни и до отъезда в Штаты приобрели широкую известность благодаря вечеринкам, которые обожали устраивать.

Настроение Доминики не очень располагало к веселью, но она искренне любила Селию, да и Додсоны, видимо, были единственными людьми в Сиднее, кто не знал о ее романе с Энгусом. Кроме того, Доминику не покидало ощущение, что она должна сделать что-то, чтобы взять себя в руки и вернуться к прежней жизни. Подавленное настроение начинало отрицательно сказываться на работе, как раз когда требовалось быстро воспользоваться успехом, который принесли ей начинания в области спортивной моды.

Был чудесный воскресный день. Собираясь в гости, Доминика надела блузку цвета слоновой кости с кружевным воротничком и черную юбку в складку с кремовыми розами. Хотя уже наступил январь, середина лета, она решила взять с собой пашмину на случай, если похолодает, а волосы заколола изящной бронзовой заколкой.

Для Селии она наготовила ее любимой сырной соломки, упаковала ее в красную фольгу и перевязала пакет ленточкой. Такую же ленточку она повязала вокруг горлышка бутылки шампанского для Марка.

В Касл-Хилл Доминика поехала на серебристом джипе, который Энгус, как казалось, давным-давно подарил ей на день рождения. Он теперь официально принадлежал Доминике, поскольку на полученные после продажи дома на Роуз-Бэй деньги она выкупила автомобиль у Энгуса.

Додсоны владели участком в несколько акров земли — они оба были без ума от лошадей — и большим садом. Барбекю жарили под высокими старыми деревьями с густыми кронами, между которыми были протянуты провода с разноцветными фонариками.

Подруги встретились, как всегда, тепло, у обеих накопилось много новостей, и самая главная среди них была та, что Селия ждала ребенка. Среди двадцати с лишним гостей Доминика увидела много знакомых лиц.

Один из гостей произносил шутливый тост в честь хозяев, когда на веранде появился опоздавший гость. Так Энгус Кейр впервые увидел Доминику Харрис после двухмесячного перерыва, смеющуюся, с бокалом шампанского в руке.

Он нашел, что Доминика нисколько не изменилась: высокая, гибкая, с горделивой осанкой, чудесной кожей и по-детски округлым личиком, одетая с непринужденной элегантностью — одним словом, потрясающая девушка. Она, кажется, от души развлекалась, словно их роман, закончившийся ее письмом, в котором она благодарила Энгуса за все и сообщала, что ей пора двигаться дальше, не оставил в ней глубокого следа. Она повернулась, услышав, как Селия здоровается с ним, и Энгус с невольным удовлетворением отметил, что она заметно побледнела, а ее пальцы сжали ножку бокала с шампанским.

Селия начала представлять Энгуса гостям.

Оказывается, они познакомились только неделю назад, на поло. Доминика пожалела, что ей не пришла в голову подобная идея, но уже в следующую секунду он оказался прямо перед ней, и нужно было сказать что-нибудь…

— Привет! — Она повернулась к подруге:

— Мы уже встречались.

— Замечательно, — обрадовалась Селия. — Тогда я оставлю Энгуса с тобой ненадолго, Доми, и пойду похлопочу на кухне.

— Э.., может быть, я помогу тебе?

— Ни в коем случае. Займи пока этого славного парня, — попросила Селия и, пританцовывая, удалилась.

— Значит, мы только встречались? — Энгус произнес это негромко, но с такой оскорбительной насмешкой в голосе и взгляде, что Доминика заметно вздрогнула и отвела глаза.

— Энгус, здесь не время и не место пускаться в воспоминания.

— Полностью с тобой согласен, — процедил он. Я только позволю себе полюбопытствовать, прежде чем мы предадимся беззаботному веселью. Очевидно, ты сочла, что итальянский граф ближе тебе по социальному статусу, чем я?

Она, онемев, смотрела в его серые глаза. Но тут к ним подошел Марк и завел разговор о чистокровных лошадях, и до конца этого нескончаемого вечера Энгус и Доминика сторонились друг друга. Энгус все это время старательно изливал свое обаяние на коллегу Селии, миловидную блондинку примерно его лет, которая пришла в гости без кавалера.

При первой же возможности, когда это уже не могло выглядеть невежливо, Доминика покинула вечеринку и направилась домой. Она чувствовала себя совершенно разбитой. Спустя несколько миль машина вдруг закапризничала, и Доминика, к своему ужасу, поняла, что у нее спустила шина.

Она умудрилась затормозить на обочине, и, когда вышла, ее глазам предстало печальное зрелище.

Было уже темно, хотя и не так поздно, и дома здесь стояли, должно быть, вдали от дороги — Доминика не увидела ни одного огонька. К тому же резко похолодало, подул ветер, и она поспешно закуталась в свою пашмину.

Но вскоре тьму прорезал свет двух фар. Доминика взмолилась, чтоб это был кто-то из гостей, возвращавшийся с барбекю.

Машина оказалась хорошо знакомым ей темно-зеленым «рейнджровером». Она затормозила перед ее джипом, и человек, вышедший оттуда, заставил ее подумать, что сегодня, должно быть, особенно несчастливый день по ее гороскопу.

— Ну-ну, — промолвил Энгус Кейр, пиная носком ботинка шину. — У тебя нет чувства, что это уже происходило в какой-то другой жизни, Доминика?

— Да… Нет то есть… — промямлила она беспомощно.

Энгус хищно улыбнулся.

— Интересно… Из двадцати гостей судьба именно мне предназначила помочь даме в беде.

Не сомневаюсь, что ты понятия не имеешь, как менять колесо. Но может быть, вы предпочитаете, чтобы я ехал своей дорогой, мисс Харрис? Конечно, другие тоже будут возвращаться, только я не уверен, что скоро.

— Нет! — воскликнула она с некоторым испугом, который не в силах была скрыть.

— Хорошо. Фонаря, я полагаю, у тебя нет? Женщины редко держат под рукой полезные вещи.

Он открыл заднюю дверцу «рейнджровера», достал мощный фонарь и велел Доминике держать его повыше. Затем поднял крышку ее багажника, вынул все необходимое и принялся за дело.

Разумеется, он сделал все быстро, умело и молча, только обронил, что, скорее всего, она где-то напоролась шиной на гвоздь.

Пока Доминика светила ему фонарем, ей хотелось сказать ему очень многое, но она не находила в себе смелости. Наконец он закончил, убрал инструменты в багажник и вытер руки носовым платком.

— Теперь ты можешь ехать домой, а я, пожалуй, подкачаю свои покрышки. До свидания.

— Энгус! — воскликнула она в отчаянии. — Ты все не правильно понял.

Он вскинул брови и скользнул глазами по ее пашмине, чем воскресил в ней всевозможные воспоминания и вогнал в краску.

— Насчет социального статуса.., это… — Она запнулась и проглотила слюну. — На самом деле…

— Я не думаю, что сейчас время и место для запутанных разбирательств, Доминика, — перебил он ее. — Если ты уверена, что хочешь что-то объяснить, тогда поедем ко мне домой, где можно сделать это по крайней мере с комфортом.

— Нет… — Откровенное презрение, которое выразил его взгляд, подействовало на Доминику двояким образом. Во-первых, она почувствовала прилив мужества, во-вторых, укол совести. — Но если захочешь поехать ко мне и выпить кофе, я… попытаюсь все объяснить.

— Доминика, помнишь, как ты решила пообедать со мной, только чтобы загладить оплошность своей матери?

Они посмотрели друг на друга в упор, и она сердито сжала губы, погасила фонарь и протянула ему.

— Мое предложение все еще остается в силе, Энгус Кейр, — спокойно проговорила она. — А принять его или пет — дело твое.

С этими словами она села в автомобиль и поехала, оставив его стоять па обочине. Минут через десять он последовал за ней.

Доминика приготовила кофе и, поставив его на поднос вместе с тарелкой печенья, отнесла в гостиную.

— Проходи, — сказала она, открывая ему дверь. Да, я забыла поблагодарить тебя за то, что ты сменил колесо. Я действительно этого ни разу не делала и едва ли сумела бы справиться сама, как ты совершенно правильно заметил.

— Если ты еще раз окажешься в подобной ситуации в это время суток, просто закройся в машине и воспользуйся сотовым телефоном, — посоветовал он.

Энгус прошел за ней в гостиную, но в дверях на миг остановился, словно заново знакомясь с привычной обстановкой. У Доминики ничего не изменилось. Удостоверившись в этом, он сел напротив нее в кресло и, пока Доминика разливала кофе, хранил молчание. Она протянула ему чашку и, когда он отказался от печенья, опустилась на диван и посмотрела ему прямо в глаза.

— Как поживаешь?

Он пожал плечами.

— Спасибо, прекрасно. А ты?

— Тоже. Как обычно, страшно занята на работе.

А как твои лошади и… «Лидком-Плейс»?

Энгус молчал; брови его были сдвинуты, а у губ проступили жесткие складки. В его упорном, проникающем в самую душу взгляде читалось циничное недоверие к тому, что она способна вести ни к чему не обязывающую светскую беседу, словно они не были некогда так беспредельно близки, как только могут быть близки мужчина и женщина.

— Ну хорошо, — пробормотала она, чувствуя, что разговор не клеится. — Обойдемся без банальностей. Я ушла потому… — Она запнулась, взглянула на него, поставила чашку на столик внезапно задрожавшей рукой и поняла, что невозможно сейчас назвать ему истинную причину, так же как невозможно было сделать это тогда.

Как объяснить мужчине, что хочешь от него семью и детей, а не одних только плотских утех, без того, чтобы не обнажить душу и не открыть ее для новых страданий?

— Потому что… — Она вздохнула. — Как бы мне ни было хорошо с тобой, Энгус, для меня пришла пора.., двигаться дальше. Мой бизнес быстро развивается, но сейчас решающий момент, он требует от меня сосредоточенности, полной отдачи.., а твое происхождение тут вовсе ни при чем.

— И нет ничего проще, чем перейти из моей постели в постель Эмилио Строцци? — Его выражение было оскорбительно-насмешливым. — Видимо, с ним ты в состоянии совмещать работу и удовольствие?

— Я… — Доминика поднялась, с облегчением чувствуя, как на помощь ей приходит спасительный гнев. Она проговорила холодно:

— А это не твое дело, Энгус. — И, бросив взгляд на часы, добавила:

— Мне жаль, но уже поздно. Если ты не против, я хотела бы сделать кое-что, чтобы приготовиться к завтрашнему дню.

Она потянулась за его чашкой, чтобы поставить ее на поднос, но он схватил ее за запястье и тоже встал. Их взгляды скрестились. Глаза Доминики пылали яростью, но она не произнесла ни слова.

— Может быть, тебе, как будущей графине, правится думать, что ты легко можешь от меня отделаться, — процедил он сквозь зубы. — Но нам осталось разрешить один маленький вопрос. Интересно, он заставлял тебя чувствовать, что ты.., падаешь с огромной высоты, о чем ты сказала мне как-то в этой самой комнате?

Доминика приоткрыла рот.

— А знает он, какие ты любишь прикосновения и какие именно ласки доставляют тебе такое сильное наслаждение, что ты просишь меня остановиться?.. Ты танцевала с ним обнаженная? Его глаза пригвоздили ее к месту, а рука по-прежнему сжимала ее запястье. — Знает он, что ты считала один раз за ночь вполне достаточным, пока мы с тобой не доказали обратное?

— Это мерзко! — выдохнула Доминика, попеременно бледнея и краснея.

— Но это правда, — грубо сказал он. — Или ты прошла со мной подготовительный класс и намерена применить полученные знания с другим мужчиной? Ты ведь не отличалась особой опытностью, когда впервые легла со мной в постель…

Но ученицей оказалась способной, тут тебе нужно отдать должное.

Сделав нечеловеческое усилие, Доминика вырвала руку и ударила его по щеке. Ладонь словно обожгло, а она, тут же осознав содеянное, страшно побледнела. Ее потрясло то, что отношения между ними дошли до такого ужаса. Из глаз хлынули горячие слезы и побежали по щекам, она жестом отчаяния поднесла руку к губам. Энгус все смотрел на нее, у его рта мелко-мелко дрожала мышца. Затем он закрыл глаза и привлек ее к себе.

— Доминика, ты выйдешь за меня замуж?

Доминика откинула назад волосы. Она лежала на своих разноцветных подушках под простыней, и не только постель была в полнейшем беспорядке, но и вся спальня. Повсюду валялась ее сброшенная впопыхах одежда вперемешку с его одеждой. Если они и воспламеняли когда-то друг друга, все, что было прежде, померкло перед неистовым накалом страсти, которого они достигли, даже ненавидя друг друга.

— Зачем?

Энгус сидел, опираясь спиной на подушки, она лежала рядом, и он, не глядя па нее, поглаживал рукой ее волосы.

— А разве не в этом все дело?

Доминика осторожно вздохнула.

— Строцци были давними друзьями родителей.

Эмиля я ни разу в свою постель не приглашала, а без приглашения он тем более не мог там оказаться, как бы ни хотел. Я понятия не имела, что наше с ним появление в обществе вызовет такой ажиотаж… И, разумеется, у меня и в мыслях не было таким способом вызвать твою ревность.

— Я не то имел в виду, — ответил он спокойно. Хотя мне трудно описать состояние, в которое привели меня эти фото. — Он все продолжал гладить ее по голове. — Я хотел сказать, разве ты ушла от меня не поэтому?

Доминика упорно избегала встречаться с ним взглядом.

— Если ты сумел догадаться об этом, Энгус, я могу сделать вывод, что сам ты этого не хотел. И, по-моему, с тех пор ничего не изменилось.

— Нет, изменилось. Если мы и доказали, что чувствуем что-то друг к другу, то именно сейчас, несколько часов назад, и именно так, что… Иными словами, неужели ты после этого сможешь уйти?

Доминика невольно вздрогнула. Он лег рядом с ней на подушки, осторожно взял в ладони ее подбородок и заглянул в глаза.

— Думаю, нам не остается ничего другого, как пожениться.., или провести наши жизни, томясь друг по другу. Если ты не смогла позволить итальянцу стать моим преемником, то со мной случилось то же самое: после твоего ухода я не могу смотреть ни на одну женщину.

В его словах звучала неумолимая логика, и тем не менее с каждой секундой надежда услышать то, о чем Доминика мечтала, стремительно таяла.

— Черт побери! Не только же это нас объединяет! — воскликнул Энгус.

И стал перечислять одно за другим все, что они делали сообща, — все книги, которые оба прочли, любимую ими музыку, совместные поездки, шахматные партии, в которых так и не был определен сильнейший, любовь к танцам и прочее и прочее.

Доминика, слушая его, невольно начала улыбаться всем забавным штучкам, которые он воскресил в памяти. Энгус даже припомнил, как она сказала однажды, что ей нужен мужчина, знающий толк в кухонной и прочей домашней технике.

Все правильно, думала Доминика, но сможет ли их брак переломить нечто более серьезное, о чем он не упомянул? То, что они никогда не строили планы на будущее, ни разу не заговорили о свадьбе, о возможности иметь детей, просто ни разу не посвятили друг друга в свои ближайшие планы?

Возможно, ей следовало проявлять больше инициативы, а не жить своей жизнью, позволяя ему беспрепятственно жить своей?

Но как быть с ее главной ошибкой? Тогда, на острове Данк, она понимала, что его гложет что-то, чем он не хочет делиться с ней. Изменится ли что-то после свадьбы? Найдут ли они в себе достаточно любви и доверия, чтобы сделать невозможными тайны друг от друга?

— Я не знаю, — ответила она откровенно. Энгус оторвался от изгиба ее шеи и, вскинув голову, заглянул ей в глаза. — Но, — продолжала Доминика, дотрагиваясь пальцем до шрама около его брови, — если ты всерьез хочешь жениться на мне, Энгус Кейр, что мне еще остается делать, как не ответить согласием?

Через две недели они поженились.

Глава 7

Подвенечное платье Доминика выбрала простое, белое, а на голову надела длинную струящуюся вуаль. Ей трудно было бы описать, что она почувствовала, став, наконец, миссис Кейр.

Впрочем, она знала, что нервничают они оба, она ощущала напряжение в высокой фигуре Энгуса. Но когда церемония завершилось, то радость матери, сестры, Наташи и других подруг, которую они выразили искренне и бурно, несколько ее успокоила. Они-то по крайней мере не сомневаются, что Доминика поступила правильно.

Несмотря на спешку, Барбара Харрис успела организовать для новобрачных праздничный завтрак в ресторане с видом на залив и вложила в выбор блюд всю душу. Перед тем как попрощаться, она отозвала дочь в сторонку и наказала ей быть счастливой, потому что каждому видно, что она и Энгус созданы друг для друга.

На медовый месяц Энгус по просьбе молодой супруги должен был отвезти ее в «Лидком-Плейс», где они собирались провести две недели. Дорогой они в основном молчали, но, войдя в дом, Энгус обнял ее и, крепко прижав к себе, сказал:

— Ты оказала мне честь, Доминика. И я еще никогда не видел тебя такой красивой…

Все будет хорошо, подумала она уже во второй раз, обнимая его. Все непременно будет хорошо…

Доминика и не подозревала, как соскучилась по поместью — она не была здесь уже три месяца.

Эти две недели, в течение которых она училась чувствовать себя замужней женщиной и привыкала к Энгусу, стали благословенным оазисом их жизни.

Он уделял огромное внимание мелочам, наполняющим их быт. Так он купил ей щенка. Доминика назвала его Бадди. Впрочем, скоро стало понятно, что главным хозяином песик считает Энгуса.

— Такое чувство, что меня он только терпит. Когда тебя пет поблизости, он хоть как-то на меня реагирует, но рядом с тобой я нисколько не котируюсь, — смеялась Доминика.

— У меня в детстве был точно такой, — признался Энгус, — мы с ним не расставались, — Так для кого из нас ты его купил? — притворно возмутилась Доминика.

Энгус улыбнулся и пощекотал щенку толстое брюшко.

— Нам обоим. Между прочим, мы в самом ближайшем будущем станем счастливыми родителями.

— Не хочу противоречить тебе, Энгус, но это не так.

— Ну, приемными родителями. Жозефина вот-вот принесет потомство, и Нап очень нервничает.

И действительно на другой день Жозефина родила малышку, которую Доминика тут же окрестила Эльбой.

Эти две недели они много катались верхом.

Энгус сажал Бадди перед собой на седло, и они объездили все поместье вдоль и поперек.

Доминика впервые дала полную волю своим садоводческим наклонностям, которые унаследовала от бабушки Лидком. Чтобы удовлетворить свою страсть, она с помощью Энгуса вскопала грядки и посадила душистые и лекарственные травы. Она готовила вкусные блюда и радовалась, что у нее есть время, которое позволяет ей посвящать себя этому занятию.

Вечерами Доминика часто садилась за пианино, обнаружив, что детские уроки крепко засели в памяти, да и мамины музыкальные гены тоже не дремлют. Энгус же, лежа на диване, слушал ее игру и казался абсолютно счастливым.

Однажды вечером, когда они сидели перед растопленным камином, а Бадди мирно спал рядом в корзинке, Энгус сказал:

— Кажется, идея оказалась не такой уж плохой.

Доминика сделала вид, что размышляет над его словами.

— Пожалуй, нет…

— Не слышу уверенности в вашем тоне, миссис Кейр.

— Судить еще немного рановато, но пока все… замечательно.

— Я рад, что ты это сказала. Иначе я мог заподозрить тебя в холодности.

Его руки как раз находились под ее джемпером, и он начал нежно поглаживать ее живот и грудь. Доминика кокетливо вскинула брови.

— Не похоже, что ты находишь меня холодной.

Он усмехнулся и убрал руки.

— Не знаю, как ты, но я чувствую себя женатым мужчиной, и мне это нравится.

— Мне тоже. По правде сказать… — она блаженно потянулась, — я чувствую себя восхитительно.

Энгус окинул ее долгим взглядом.

— Выглядишь ты и правда восхитительно…

Однажды они заговорили о будущем и сообща решили продать и пентхаус Энгуса, и квартиру Доминики и купить новую квартиру, чтобы жить в ней, вернувшись в город. В поместье они задумали разбить теннисный корт и рано или поздно непременно съездить в Тибубуру, чтобы Доминика увидела места, где вырос Энгус.

Но вот две недели пролетели, и молодожены вернулись в город, оставив Бадди на попечение Люка.

Вскоре Энгус должен был отправиться в деловую поездку дней на десять на восточное побережье Америки. Он просил Доминику составить ему компанию, и она уже было собралась, как вдруг Наташа объявила, что берет отпуск. Она столько раз безропотно выручала Доминику, что той совестно было просить подругу отложить отъезд, тем более что Наташа уже оплатила путевку и билет. Разумеется, о том, чтобы им обеим оставить работу одновременно, не могло быть и речи.

Пока Доминика растолковывала это Энгусу, он пристально смотрел на нее с непонятным выражением в глазах. От этого объяснения ее становились все сбивчивее, а затем вообще иссякли. Она беспомощно уставилась на мужа и пробормотала:

— Ты ломаешь голову, зачем женился на мне, если я не собираюсь сопровождать тебя в твоих поездках?

Энгус пожал плечами.

— Нет, я понимаю, что так сложилась ситуация. Его губы тронула слабая улыбка. — Я думал: всегда ли тебе будет хотеться быть деловой женщиной?

Доминика потерла лоб.

— Я не особенно над этим задумывалась. Наверное, нет. По крайней мере, я не собираюсь совмещать работу с материнством. Но «Примула» и юный «Водолей» для меня в некотором роде все равно что дети…

— А что, если нам стать деловыми партнерами?

— Каким образом?

— Я куплю в твоей фирме долю и, скажем, поставлю человека, который займется коммерческой стороной, а ты сможешь по-прежнему продолжать заниматься моделированием. Так у тебя высвободится много времени, чтобы быть просто женой.

Она несколько раз открыла и закрыла рот, но никак не могла найти нужные слова. Энгус улыбнулся.

— Подумай над этим, пока я буду в отъезде. Это всего лишь идея.

В отсутствие Энгуса Доминика была очень занята и, хотя они постоянно созванивались, испытывала смутное беспокойство. Через пять дней после его отъезда Доминика вдруг поняла, что главная причина ее беспокойства кроется не столько в том, что Энгуса нет рядом, сколько в его предложении стать деловыми партнерами. Доминика и правда прежде всего замужняя женщина, чей муж — деловой человек и часто уезжает по делам за границу. Она рвалась за него замуж, это неопровержимая истина! Но.., и Доминику удивило, какое объемное место занимает это «но» в ее голове.., уступить часть своей маленькой империи, пусть даже Энгусу, будет несказанно трудно. Но можно ли рассчитывать на то, что он оценит эту жертву? Видимо, она до сих пор не уверена на сто процентов в мотивах, побудивших его жениться на ней…

Как-то ночью Доминика размышляла над этим, лежа без сна. Встав с кровати, она приготовила себе бутерброд и налила сока, не прекращая внутренний диалог. Приходилось многое принимать в расчет, говорила она себе. Без успокоительного воздействия, которое Энгус оказывал на нее своим присутствием, вполне естественно, что она почувствовала себя одинокой. Вполне естественно также, что она переживала определенный кризис после блаженных двух недель в поместье. За неполный месяц она вышла замуж, не успев опомниться, пережила восхитительный медовый месяц и вновь осталась одна.

Доминика вздохнула, собралась с силами и посмотрела в лицо простому факту: если бы тогда она не решилась на отчаянный шаг, не оставила бы Энгуса, он мог так и не предложить ей стать его женой…

Доминика еще раз тяжело вздохнула и вернулась в постель. На следующее утро она, однако, сумела уговорить себя, что просто страдает от одиночества и безумно скучает, а все остальное — сущие пустяки!

В тот же вечер позвонил Энгус и сказал, что придется продлить поездку еще на неделю: из-за финансового кризиса в стране началась неразбериха, и пострадал один из филиалов его компании.

Доминика заверила мужа, что все понимает, но, когда положила трубку, первой ее мыслью было: «Ничего не изменилось!»

Энгус вернулся в пятницу, и они провели выходные в поместье, пребывая в блаженном дурмане. Доминика снова на время забыла о своих переживаниях и решила воскресить в их памяти воспоминания о первых днях знакомства. В тот день Доминика надела платье цвета розовых камелий из полупрозрачного шифона, то самое, которое было на ней во время их первой встречи. Энгус вспомнил об этом, начав расстегивать на нем пуговицы.

— А я помню, — сказала Доминика, глядя на его склоненную темноволосую голову, — как ты смотрел сквозь это платье, словно его вовсе не существовало.

Энгус взглянул на нее, и его глаза хищно блеснули.

— Да, но ты вела себя как недоступная принцесса, — поддразнил ее Энгус.

— А разве ты не вел бы себя так же на моем месте?

Он выпрямился, и платье соскользнуло с ее плеч. Под ним на Доминике был кружевной лифчик цвета шампанского и такие же трусики. Платье упало на пол, и Энгус произнес:

— Тебе следует быть снисходительнее к бедным мужчинам, Доминика. Хотя с другой стороны… — Он потянул вверх край лифчика, и она вскинула руки, — теперь я приветствую такое поведение. Я за то, чтобы ты вела себя как можно высокомернее и надменнее, если какой-нибудь субъект вдруг начнет пялиться на тебя подобным образом.

Он стянул с нее лифчик, но Доминика не сразу опустила руки с переплетенными над головой пальцами.

— Вижу, что ты еще больше похорошела, пока меня не было, — сказал он мрачно, упираясь взглядом в ее налитую грудь.

— А что ты еще видишь? — поинтересовалась она, в свою очередь хищно улыбаясь.

— Что тебе придется поплатиться за свою нескромность. Ты решительно вознамерилась довести меня до безумия, Доминика, — пробормотал он.

— Именно так, — поддакнула Доминика севшим голосом и отвернулась. Она распустила волосы, приподняла ногу, поставила стопу на кровать, согнув колено. И взглянула на него с отчетливым вызовом в потемневших голубых глазах.

Энгус сел рядом, не притрагиваясь к ней. Она откинулась на подушки, приподняла бедра, стянула с себя трусики и отбросила кружевной комок в сторону. Он протянул руку и провел ладонью по ее животу, затем пальцы переместились к треугольнику темных кудрявых завитков внизу.

— Если я и вел себя в тот день дерзко, то все же оказался прав насчет всего этого великолепия, которое скрывалось под платьем, — пробормотал Энгус едва слышно.

— Мне тут судить трудно, — отозвалась Доминика. — Но если это правда, то мои совершенства крайне нуждаются в том, чтобы ты запечатлел па них свой знак качества, Энгус, — призналась она жалобно.

Они оба засмеялись, после чего бросилась в объятия друг друга. Уже под утро, усталые, но счастливые, они погрузились в блаженный сои.

Первые дни после возвращения Энгус не поднимал вопрос о приобретении доли в бизнесе Доминики. Она показала ему квартиры, которые успела осмотреть, и очень обрадовалась, когда ему понравилась именно та, которая ей самой пришлась по душе больше всего, — с видом на залив и садом па крыше.

Энгус немедленно купил квартиру и предложил Доминике отделать ее по своему вкусу. Пентхаус он намеревался продать вместе с обстановкой — разумеется, оставив себе свою коллекцию картин. А квартиру Доминики собирались купить Ян и Кристи.

— Может быть, у тебя есть какие-нибудь пожелания насчет отделки? — спросила его тем же вечером Доминика.

Энгус немного поразмыслил.

— Мне нравилась эта комната. — Он обвел взглядом самую маленькую в пентхаусе комнатку, служившую ему кабинетом. — И еще мне нужно место, чтобы повесить картины. Все остальное на твое усмотрение.

В качестве свадебного подарка Доминика купила Энгусу тот этюд с гуртовщиком, который ему очень понравился. Оп же купил ей обручальное кольцо с овальным рубином в окружении бриллиантов. Увидев кольцо, Доминика восхищенно ахнула, и до сих пор его красота заставляла ее задерживать дыхание.

— Хорошо, будь по-твоему. Мне придется порядком потрудиться, — заметила Доминика. Они только что вернулись с концерта и ужинали в его кабинете в пентхаусе бутербродами с сыром и чаем.

— Ты подумала над моим предложением насчет «Примулы» и «Водолея»? — небрежно спросил он.

Доминика затаила дыхание и, сделав над собой усилие, посмотрела ему прямо в глаза.

— Да, подумала. Но решила пока оставить все как есть.

Энгус ответил не сразу. Какое-то время он, глядя в пространство, вертел в руках чайную ложечку, затем пожал плечами.

— Делай как знаешь. На твое усмотрение.

— Ты только что сказал это, — напомнила Доминика, — когда речь шла об отделке квартиры. И у меня почему-то такое чувство, что тебе не очень-то нравится это «мое усмотрение». Или мне только кажется?

Он поднял глаза на ее нахмуренное лицо и произнес мягко:

— Если ты не хочешь выпускать свое дело из рук, тут нечего обсуждать.

— А ты мог бы выпустить из рук «Кейр и Конвей»? Кстати, я все собиралась спросить тебя, кто такой этот Конвей?

— Так звали моего отца.

— Мне казалось, ты не очень-то любил его, Энгус…

Энгус глубоко вздохнул, как бы обдумывая нечто, озадачившее его.

— Все равно он был моим отцом, — произнес он наконец. — Нет, я бы не расстался с «Кейр и Конвей». Но мне никогда не приходится заниматься двумя делами одновременно.

— Я справлюсь, хотя нашу семью мне не хочется называть «делом», — сказала Доминика, чувствуя, как по спине ползет холодок.

— Тогда все в порядке, миссис Кейр. — Он откинулся назад и, прикрыв глаза веками, окинул взглядом ее фигуру в сером облегающем платье, которое она надела на концерт вместе с бабушкиным жемчугом. — Иди сюда, сядь рядом. Может быть, тогда мне придет на ум более удачное определение.

Она помешкала, потом слегка улыбнулась.

— Мне уже предложили одно.

— Да? — Он усмехнулся. — Какое же? И кто его предложил?

— Наташа. Она назвала ее по старинке: «супружеские обязанности».

— Ну… — Он негромко рассмеялся. — Это только одно из определений. А ты в самом деле воспринимаешь нашу близость как обязанность, Доминика?

— Гмм… — Она встала, сбросила туфли и примостилась с ногами рядом с ним на кушетке. — Не совсем. — Она сморщила носик. — Нет, я назвала бы их захватывающим и рискованным занятием.

— Насчет захватывающего я согласен, но что тут такого рискованного? — несколько удивленно спросил Энгус.

Доминика помедлила. Ее голова лежала у него на плече, и она не видела выражения его глаз.

— Риск в том, что.., я не знаю точно, о чем ты иногда думаешь.

— Я то же самое могу сказать о тебе.

Доминика рассмеялась.

— А я-то полагала, что я для тебя — открытая книга. Оказывается, нет?

— Доминика… — Он взял ее за руку и благоговейно прикоснулся к колечку с рубином. — Нет. Но я не считаю, что нам следует из-за этого тревожиться или огорчаться. Мы независимые личности, и иногда даже приятно удивить самых дорогих и близких.

Доминика вскинула голову и посмотрела ему в лицо, и перед ней отчетливо замаячил путь к отступлению. В конце концов, если существуют сферы, куда он не допускает ее, так у нее тоже есть свои запретные зоны.

— Если ты считаешь это правильным, я постараюсь удивлять тебя время от времени, — шутливо проговорила она, несмотря на то, что холодок по-прежнему оставался с ней, и она не знала, как от него избавиться.

— Представляю себе. Кстати, мне пришло в голову очень удачное определение для тебя. Как насчет «Художник-Модельер, Который Безраздельно Владеет Моими Мыслями И Чувствами»? Все слова с большой буквы.

— Гм. — Доминика задумалась и решила, что юмор — единственный выход для нее. — Немного длинно, но в общем неплохо. Для тебя я тоже кое-что придумала: «Исполнительный Директор, В Чьем Присутствии У Меня Подгибаются Колени».

— Так уж и подгибаются?

— А ты не заметил?

— Честно говоря, нет. Может быть, стоит проверить не откладывая?

— Не стесняйся, — пригласила Доминика, блеснув глазами.

— А что, если ты пустишь в ход все свои чары? Он подозрительно взглянул на нее. — Твой вид не внушает доверия.

— Проверь, Энгус, — сказала она серьезно. — А если хорошо справишься с работой, может быть, даже заслужишь повышение.

— Какое?

— Скажу, когда придет время, — загадочно заявила она и поднялась. — Офис находится там. — И проследовала босиком в спальню.

— Доминика. — Энгус остановил ее, придержав за талию, когда на другое утро они расставались, чтобы отправиться каждый по своим делам.

Они стояли в прихожей перед дверью. На Энгусе был светло-коричневый костюм, бежевая рубашка и темно-зеленый галстук. Доминика оделась более нарядно, чем всегда, в прямое желудевого цвета льняное платье с отделкой из золотисто-коричневой замши, а волосы уложила на макушке — сегодня она обедала с директором большого магазина женской одежды.

— Да? — Туфли на Доминике были на низком каблуке, поэтому ей пришлось взглянуть на него снизу вверх.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

— Замечательно. А что? — Ее взгляд был ясным и невинным, хотя под глазами залегли легкие тени.

— Вчерашняя ночь прошла.., несколько бурно.

Она пожала плечами.

— Я не тепличное растение.

— Нет, — согласился он довольно сухо. — Но все же я несколько увлекся.

— Может быть, в этом отчасти виновата я? — небрежно спросила Доминика, хотя на самом деле так не думала. Она все продолжала гадать, какие побуждения владели Энгусом. Был ли в его поведении более глубокий смысл, скрытый за любовной игрой? Эту игру она проиграла, пусть и в самом огненном финале, а потом страсть растворилась в нежности, и он ласково гладил ее гибкое тело и успокаивал душу, и казалось, что они ни разу не были настолько близки…

— Конечно, — пробормотал Энгус, — но я виноват, что потерял контроль… Давай пообедаем с тобой сегодня. — Он поднес ее руку к губам. Доминика слегка вздрогнула. Она не сказала ему, почему оделась с такой тщательностью.

— Гмм… Сегодня никак не получится. У меня деловая встреча. Зато на ужин я приготовлю ваше любимое блюдо, мистер Кейр.

Она почувствовала, как его пальцы быстро сжали ей руку, и затаила дыхание. Губы Энгуса расплылись в довольной улыбке.

— Неужели гамбургеры?

— С салатом и авокадо, как ты любишь.

— Ты настоящая волшебница. — Он выпустил ее руку и наклонился, чтобы поцеловать в губы. Ступайте с Богом, миссис Кейр.

Несмотря на то, что вечер прошел очень уютно, с гамбургерами и пивом на ужин, и что жизнь потекла своим чередом, где-то в глубине сердца Доминики поселился холодок.

Они переехали в новую квартиру, а выходные проводили в поместье. Доминика взяла в фирму еще одну сотрудницу и уже несколько раз сопровождала Энгуса в его поездках, и вначале это доставляло ей удовольствие. Но потом они оба решили, что если поездки будут носить чисто деловой характер и большую часть времени Доминика окажется предоставленной самой себе, то лучше ей все-таки оставаться дома.

Прошло еще два месяца, и Доминика все отчетливее начала чувствовать, что плывет против невидимого течения. Она впервые поняла, как напряженно работает Энгус и насколько трудно ему забывать о работе. Она видела, как иногда среди ночи он мерил беспокойными шагами спальню, разговаривая по телефону, а вернувшись в кровать, не находил нужным рассказать ей, в чем дело.

Случайно Доминика узнала, что Энгус не так давно отразил попытки конкурента перекупить одну из его компаний. Она прочла об этом в газе-. те и спросила его о подробностях. Он пожал плечами и ответил, что это всего лишь последствия широкой известности, ничего более.

Они отдавали дань светским развлечениям, довольно часто принимали гостей, чаще всего деловых, но, даже имея под рукой бесценную миссис Браун, Доминика начала находить это несколько утомительным.

Другая причина, из-за которой Доминика частенько чувствовала себя усталой, заключалась в том, что ее бизнес стремительно развивался и, даже несмотря на увеличившийся штат сотрудниц, она нередко выбивалась из сил. Воплощалось в жизнь то, о чем она мечтала прежде, чем встретила Энгуса и вышла за него замуж… И, сама не зная, как это получалось, и не замечая тревожных симптомов, Доминика начала все чаще оставаться дома, когда Энгус уезжал, и, следуя его примеру, с головой уходила в работу.

Их по-прежнему страстно влекло друг к другу, по-прежнему им нравилось одно и то же, и в обществе друг друга они все так же находили огромное удовольствие. Они любили и смеялись вместе, но факт оставался фактом — каждый из них жил собственной, обособленной жизнью, как до свадьбы.

И, как часто бывает, все рухнуло в один момент из-за сущей безделицы.

— Энгус, ты мог бы сводить завтра эту очередную банду незнакомцев в ресторан? Извини, дорогой, но у меня нет сил делать лучезарное лицо ради посторонних людей, а тем более для них готовить, — сказала она жалобно.

Они только что закончили ужинать на крыше, где Доминика расставила кадки с цветущими кустами, лимонными и апельсиновыми деревцами, повесила неяркие фонарики, тут и там установила маленькие изящные статуи.

— Пусть этим займется миссис Браун, — предложил Энгус, нехотя отрываясь от бумаг, которые он сосредоточенно просматривал. — Ей не впервой.

— Знаю, но все-таки… — Она замялась. — Мне будет неловко, если я все свалю на нее.

— Почему бы тебе не взять завтра выходной?

Доминика сидела в кресле с ногами. Она потянулась, чтобы взять со столика чашку.

— Я бы с удовольствием… — и, подавив зевок, отхлебнула кофе. — Но у меня завтра одна важная… — она загнула палец, — или нет, две.., даже целых три встречи.

— Доминика!

Она замерла с чашкой у губ и пристально взглянула на мужа, озадаченная его странным тоном.

— Что случилось?

— Эта «банда незнакомцев» очень важна для меня. Не хотелось бы вести их в ресторан. Я предполагал принять их у нас. И мне неважно, как ты это устроишь, но это то, что от тебя требуется.

Доминика поставила чашку на столик и медленно встала. По ее щекам вдруг неудержимо заструились слезы. Не веря собственным ушам, она услышала, как кричит, словно торговка рыбой. Она не потерпит, чтобы ей приказывали, она не его подчиненная, она устала развлекать нужных незнакомцев, до свадьбы она сама распоряжалась своим временем, и это устраивало ее куда больше!

Энгус отложил бумаги и тоже встал. Его губы сжались в жесткую прямую линию.

— Ты знаешь, что на самом деле с тобой происходит? — резко спросил он. — Ты переутомилась, потому что слишком много работаешь. Но я никак не возьму в толк, почему ты считаешь, что должна столько работать? У тебя нет острой нужды в деньгах, да и человечество не обеднеет без твоих усилий.

Доминика побледнела, несмотря на загар.

— А что ты можешь предложить мне взамен?

Стать домохозяйкой, которая ночью ложится с тобой в постель?

— Ничего подобного, — сурово возразил он. — Я уже говорил, ты можешь передоверить хозяйство миссис Браун.

— Но я не хочу передоверять все миссис Браун!

Хочу запечатлеть собственную индивидуальность на всем, что мы здесь делаем, чтобы чувствовать себя как дома. Хотела бы, если бы была расположена к этому. — Она раздраженно огляделась по сторонам. — Но если нет у меня такого желания, почему я должна заставлять себя?

— Значит.., ты не чувствуешь себя здесь дома? спросил Энгус, прищурившись.

— Нет! Большую часть времени я чувствую себя бесплатной домработницей. — По ее щекам безудержно бежали слезы. — Мы так и не съездили в Тибубуру, так и не устроили теннисный корт в поместье, мы ни разу не обсудили вопрос о детях! И что бы ты там ни говорил о сюрпризе для любимых и близких, я не больше прежнего знаю, о чем ты сейчас думаешь, и это меня угнетает.

— Потому что у тебя не хватает времени узнать, парировал Энгус хлестко. — Ты не хочешь тратить на это время. Как же ты сумеешь справиться с детьми, если устаешь даже от общения со мной?

— Да не в этом дело! — вскричала Доминика. Ты не позволяешь мне проникнуть в твои мысли.

Ты так и остался одиноким волком, Энгус. Думаю, потому ты и не делал мне предложения до тех пор, пока я не ушла от тебя.

— Ну что же, — проговорил он. — Раз ты такая мудрая, объясни, зачем ты вышла за меня замуж, Доминика?

— Я-то знаю, зачем. Вопрос в том, зачем ты женился на мне! Вот когда найдешь на него ответ, тогда мы и решим, стоит ли наш брак того, чтобы его сохранить, или нет. А пока я беру отпуск за свой счет.

И Доминика торопливо вышла из квартиры, прихватив с собой только сумочку и ключи от машины. А Энгус даже не сделал попытки остановить ее.

Глава 8

Доминика поехала па свою старую квартиру, охваченная отчаянием и острым чувством нереальности всего происходящего.

Кристи и Ян, которые должны были пожениться через месяц, попросили разрешения пожить в этой квартире па условиях аренды до тех пор, пока не накопят денег, чтобы приобрести ее официально, и Доминика, разумеется, с радостью пошла им навстречу Но пока квартира пустовала — Кристабель до свадьбы предполагала жить с мамой. Обстановка сохранилась прежней, за исключением ценных безделушек, которые Доминика частично перевезла назад в поместье, а частично па новую квартиру. Кровать была застелена чистыми простынями, в шкафу висело несколько ее платьев. Пройдя на кухню, она заварила крепкий чай.

Затем она села в гостиной, чтобы подумать о будущем. Но в голове крутилась только одна мысль — Энгус позволил ей уйти. Он не остановил ее! Как и тогда, когда она вернулась из Европы, не попытался разыскать ее и связаться с ней.

Посидев немного, Доминика легла в кровать и полночи проплакала, а потом заснула, так и не придя ни к какому решению. Но едва рассвет озарил старые деревья в сквере под ее окнами, Доминика резко села и внезапно отчетливо увидела единственно возможное решение своей проблемы…

Ей понадобилась неделя, чтобы претворить свой план в жизнь, и всю эту неделю Энгус не давал о себе знать. Доминика тоже не пыталась связаться с ним. В конце недели она поехала в «Лидком-Плейс» и решила ждать его там, сколько бы времени на это ни потребовалось.

Энгус приехал через четыре дня. Три предыдущих дня Доминика провела в хозяйственных хлопотах: возилась в саду, гуляла с Бадди, навела порядок в шкафах и переделала прочие домашние дела. Как ни странно, на душе у нее было спокойно.

Утром четвертого дня она решила подстричь газон — супружеская чета, которая занималась садом, взяла отпуск, а Люк уехал на целый день в город. Энгус однажды показал ей, как обращаться с газонокосилкой, и это действительно оказалось несложно. Доминика даже знала, как проверить, заправлена ли косилка бензином. Резервуар оказался полным. Включался агрегат проще простого нажатием кнопки.

Через десять минут переднее колесо угодило в ямку между газоном и дорожкой. Доминика тщетно пыталась вырулить, давала задний ход — ничего не помогало. Мотор заглох, и косилка застыла на месте, сильно накренившись набок.

Доминика попыталась вытащить машину из ямы своими силами, но с тем же успехом она могла стараться передвинуть с места на место Тадж-Махал.

Тяжело дыша, со слезами на глазах, Доминика сдернула с головы шляпу и разразилась ругательствами, которые заставили Бадди лечь и уткнуться носом в лапы. Доминика не удержалась и пнула косилку ногой, когда сзади раздался голос Энгуса:

— Пинка надо дать тебе, Доминика, а не несчастной машине.

Она повернулась так стремительно, что чуть не потеряла равновесие, и нервное напряжение последней недели затопило ее недавно обретенное спокойствие.

— Не смей смеяться надо мной, Энгус Кейр! выкрикнула она истерично. — И не воображай, что имеешь право называться мужем — тебя никогда нет рядом в нужный момент!

— Но я как раз рядом, Доминика, — заметил он.

— Да? — Она уперла руки в бедра. — Сегодня здесь, завтра нет. Но мне ты ничуточки не нужен! Она яростно сверкнула глазами.

Энгус молча окинул взглядом ее желтую тенниску, рабочие брюки из плотной ткани, тяжелые ботинки, растрепанные волосы, следы слез на лице. Сам он был одет с подчеркнутой официальностью — в белую рубашку, черные брюки и серый галстук.

— Возможно, я могу понадобиться косилке, пробормотал он и, почти не прикладывая усилий, выправил колесо, вытянул его из рытвины и нажал пусковую кнопку. Агрегат бодро затарахтел. По-моему, ты рассердилась преждевременно.

Доминика зажмурилась, стиснула зубы, затем повернулась к нему спиной и пошла к дому. Прошло минут пять, прежде чем Энгус нашел ее на веранде. За эти пять минут Доминика начала приходить в себя и ужаснулась тому, что натворила.

Энгус вышел из-за угла дома и остановился у стола, за которым сидела Доминика, положив ноги на рядом стоящий стул. Долгое время никто из них не говорил ни слова.

Энгус выглядел безупречно, как всегда, но Доминика решила, что он несколько бледнее обычного и что у его губ появились тонкие морщинки.

Впрочем, возможно, ей это только показалось.

Она отвела глаза.

— Извини, но ты уже знаешь, как расстраивают меня бытовые неурядицы. Попробую начать снова. Привет!

— Привет. — Он помедлил. — Да, я знаю. — (Она пожала плечами.) — Возможно, ты просто перегрелась на солнце.

Она кивнула, не находя слов и сил, чтобы даже шевельнуться, не переставая мучительно гадать что, если она потеряла его навсегда? И этот разговор — прощальный?

— Принести тебе сока или минералки?

— Да, пожалуйста… Я подожду здесь. — Доминика наконец обрела дар речи.

— Я скоро вернусь.

Доминика энергично принялась обмахиваться шляпой. Через несколько минут Энгус появился снова с подносом, на котором стояли два запотевших стакана с соком и лежала пачка печенья.

— Спасибо. — Она взяла стакан и сделала большой глоток. — Наверное, ты не ожидал увидеть меня здесь, Энгус, но…

— Я знал, что ты здесь. — Он сел напротив. Доминика немного удивилась. — Мне сказал Люк, кроме того, я знал о всех твоих передвижениях после того вечера…

— Но… — Она растерянно замолчала.

— У меня было много дел, — продолжал он. Рассказать тебе?

Она затаила дыхание.

— Энгус, есть кое-что, о чем я хотела сказать тебе первая, и.., пожалуйста, не принимай близко к сердцу то, что я тогда наговорила.

— Доминика. — В серых глазах застыло мрачное непреклонное выражение.

— Да, но я хотел бы первый сказать то, что собирался.

Ледяной ужас сжал сердце Доминики.

— Но я действительно…

— Нет. — Он протянул руку и накрыл ладонью ее кисть, лежащую на столе. — Я хотел сказать, что впервые в жизни понял своего отца.

Доминика уставилась на него в оцепенении.

— Потому что уже два раза я пережил такого же рода утрату, какую пережил он. Она замораживает душу и окружает ее чем-то вроде небьющегося стекла, тогда как внутри все остается очень хрупким. Теперь я понимаю, почему отец был таким.

Потому что, несмотря на все разногласия, и неважно, кто из них был прав, а кто виноват, он так любил мать, что не в силах был ни полюбить кого-то еще, ни забыть ее. Теперь я наконец-то понял это, потому что со мной произошло то же самое.

Доминика провела языком по губам и почувствовала, что сердце забилось несколько иначе — это уже не похоже на беспорядочную барабанную дробь.

— Другая моя проблема заключалась в том, что я не способен никому довериться, и виной этому вся моя предыдущая жизнь. Да, до недавнего времени «одинокий волк» безраздельно царил в моей душе, как ты совершенно справедливо заметила.

Доминика нахмурилась и сделала еще один глоток из стакана.

— Я пыталась найти тебе оправдание… — Она взглянула ему в глаза. — Но все время мне казалось, что тебе нужно от меня только одно…

— Твое тело? — подсказал он негромко.

— Да. — Она закрыла глаза. — Иногда в наших отношениях на первое место выступала физиология… Ведь поэтому ты в глубине души и не хотел жениться на мне?

— Нет. И в глубине души я как раз хотел жениться на тебе. Я просто не мог не думать… — Он помолчал и вздохнул. — Я поклялся однажды, что никогда не окажусь в ситуации, в которой оказался мой отец.

Доминика почувствовала, как по ее спине пробежал озноб.

— Но… — продолжал Энгус, — за последние несколько дней, после того как я не смог заставить себя сделать то, что на самом деле хотел сделать тем вечером больше всего на свете, — любым путем помешать тебе уйти, и как только снова почувствовал, что душа начинает застывать, я понял, что должен бороться с этим.., и бороться за тебя. А занят я был, собственно, вот чем…

Доминика слушала его молча, с растущим изумлением. Энгус фактически полностью реорганизовал свою империю. Он назначил на свое место другого исполнительного директора, правда сохранив за собой место президента компании.

И хотя он в конечном счете должен был по-прежнему оставаться ее главой, всю деловую часть своей деятельности собирался свести к минимуму

— Я хотел быть откровенным с самим собой до конца, — слабо улыбнулся он.

— Я уже говорил тебе, что давно шел к этому. Сердце просило каких-то перемен. Меня не оставляло чувство, что пора двигаться дальше. — Он помедлил и посмотрел по сторонам. — Поэтому я купил поместье. Но чего-то все-таки недоставало, и постепенно я начал понимать, чего именно, в то самое время, как приобрел «Лидком-Плейс». Я встретил тебя. Но у меня не хватало смелости рассчитывать, что я сумею удержать тебя, Доминика.

Доминика ладонью смахнула скатившуюся на щеку слезинку.

— Но в то же время.., разве я сильно ошибусь, если скажу, что ты всегда держала наготове запасной вариант? — произнес он осторожно.

— Что ты имеешь в виду? — прошептала она.

— После того как мы поженились, я все думал, что была одна только причина, по которой ты так цеплялась за свою «Примулу» и посвящала столько времени работе. Ты приберегала ее в качестве спасательного люка?

Она поморщилась и принялась разглядывать розы.

— Я должен признаться, — произнес он угрюмо, что это воскресило все мои сомнения. Эти сомнения усилились еще больше, когда ты продемонстрировала свою независимость, отказавшись принять от меня в подарок автомобиль.

Наконец-то Доминика подняла на него глаза.

— Ты прав, Энгус, — пробормотала она. — Да, я думала о работе как о спасательном люке, но только потому… Можно кое-что сказать тебе? Знаешь, когда я впервые поняла, что хочу выйти за тебя замуж? Когда ты подарил мне на день рождения машину, а не обручальное кольцо.

— Вот что?.. — Он крепко стиснул ей руку.

— Да. И поэтому я подняла такой шум. Еще.., продолжала она сдавленно,

— я чувствовала… Она махнула рукой. — Ты словно стоял на распутье, и я думала, что это связано со мной.

— Так и было. — Он с тоской взглянул на нее, и Доминика шмыгнула носом.

— Но это ничем не кончилось! Я все старалась понять — как люди могут быть настолько близки и все-таки не делать окончательный шаг. Потом я узнала, что Кристи и Ян тайно помолвлены, а потом проснулась утром с розовым бутоном на подушке, но в одиночестве. Ничтожные пустяки, но это были соломинки, сломавшие спину верблюда.

Вот почему я тогда ушла.

— И ты не могла сказать мне обо всем этом?

— Нет. Если у тебя имелись свои сомнения, Энгус, то и у меня имелись свои.

— А не было среди них такого, что придется связать свою жизнь с пареньком из захолустья? В его глазах сверкнули искорки юмора.

— Ты до сих пор не веришь мне, да?

Искры в его глазах погасли.

— Я иногда наблюдаю, как ты ходишь и разговариваешь, держишь себя с людьми, как озаряешь комнату своим присутствием, изяществом и весельем, отмечаю в тебе привитую с детства благородную сдержанность и понимаю, что есть в твоей душе некий заповедный уголок, в который мне никогда не проникнуть. И вспоминаю, что свой первый в жизни костюм купил только в двадцать два года, в комиссионном магазине.

Доминика снова зажмурилась. Никогда в жизни не была она так растрогана.

— Единственное, что скрыто в моем заповедном уголке, Энгус, — это страх, что ты не любишь меня так, как я люблю тебя, — пролепетала она. Вот почему я так держалась за свою «Примулу».

Я не могла не думать над тем, почему ты не сделал мне предложения намного раньше. А потом, когда мы поженились, я все время чувствовала, что ничего не изменилось и что наш брак скорее отдалил нас друг от друга. — Ресницы ее задрожали. — Но я вдруг очнулась и поняла свою ошибку.

И тоже.., кое-что поменяла. Энгус, я не говорила тебе, но несколько недель назад мне предложили купить мою долю в «Примуле», и вот — я продала ее.

Он резко поднялся и, обойдя стол кругом, приблизился к ней.

— Тебе не обязательно было это делать.

— Нет, обязательно, — твердо ответила она. Наташе новый компаньон понравился, и я по-прежнему буду рисовать для них модели, но я хочу, чтобы ты знал — неважно, нужна я тебе теперь или нет, — для меня больше не существует ни спасательных люков, ни попыток быть женой на полставки.

Он обнял ее и крепко прижал к себе.

— Нужна ты мне или нет — это не предмет для обсуждения, Доминика, — пробормотал он дрогнувшим голосом. — Ты будешь нужна мне всегда. — Он поднял голову и заглянул ей в глаза. — Кажется, мы, не сговариваясь, пришли к одинаковому выводу? Но не могу выразить, как ужасно я чувствую себя оттого, что столько времени был таким дураком и вынудил тебя пойти на этот шаг.

Она потрогала шрам около его брови.

— Не надо, Энгус. Когда я подписала последний документ, я словно родилась заново. Я и не сознавала, в какую обузу это все превратилось, даже если не принимать в расчет, что это разъединило нас. У меня все меньше и меньше оставалось времени и вдохновения, чтобы заниматься тем, что мне действительно нравится.

— Все равно я был слепым дураком и думал только о себе!

Она нежно поцеловала его.

— Энгус, ты уже достиг в жизни многого. Но если тебе снова станет тяжело — ведь прошлое отпускает нас с неохотой, — просто вспомни, что у тебя есть я и я тебя люблю.

— Что это тебя так рассмешило? — спросил он несколько позже. Их соединение снова было иным, таким же бурным, как всегда, но на этот раз, после того как они раскрылись друг перед другом и от этого чувствовали себя более свободными, близость обрела небывалую одухотворенность.

Она погладила его обнаженное плечо и прижалась к нему под простыней.

— Я подумала о том, что моя хваленая сдержанность покинула меня дважды за один день.

Они лежали на одной подушке, повернувшись друг к другу лицом. Энгус провел ладонью по ее шее.

— Я люблю тебя, даже когда ты пинаешь газонокосилку ногами. Я люблю тебя в такие моменты еще сильнее, если это вообще возможно. Когда ты на взводе, когда мечешь в меня молнии. Ну, а насчет второго раза, когда ты потеряла свою хваленую сдержанность… — (Доминика затрепетала.) Не случилось ли это минут тридцать назад, в этой комнате, в моих объятиях?

— Да, Энгус. Но разве у меня есть хоть один шанс, когда ты всерьез задаешься целью разрушить ее?

— Доминика… — Он внезапно замолчал и прижал ее к себе. — Знаешь, что я сделал после того, как ты ушла?

— Нет…

— Я позвонил приятелю, у которого есть спортивный самолет, и попросил его слетать со мной в Тибубуру. Утром мы были там, и я пошел на могилу отца. Я обошел там все, хотелось еще раз увидеть места моего детства. Затем мы полетели в Ньюкасл, где похоронена мать… И я сказал им обоим, что они станут продолжать жить во мне… и в тебе, даже если мне придется перевернуть мир вверх дном, чтобы вернуть тебя. И что их печальная судьба и мое неприкаянное детство переродятся в нас, как заброшенная земля, которая наконец расцветает. Потому что твоя неповторимая личность и то, что ты сотворила со мной, делают тебя единственным человеком, без которого я не могу жить.

Доминика проглотила ком в горле, но слез удержать не смогла.

— Спасибо тебе, Энгус… — Ее лицо вдруг просияло. — Должна признаться, что и ты сделал меня совсем другой женщиной.

Был уже полдень, когда Энгус и Доминика поднялись. Они вместе приняли душ, и поскольку Доминика ощущала себя совсем новой женщиной, то надела свой самый любимый наряд — алый шелковый топ с узкими бретельками и широкую длинную юбку. Этот наряд всегда заставлял ее чувствовать себя раскованной и счастливой. Волосы она перехватила на затылке ленточкой и не стала обременять себя обувью.

На палец она надела обручальное кольцо, которое не надевала уже больше недели.

— Такое чувство, что весь мир родился заново, отметила она с радостным удивлением.

— А мне наш дом и сад кажутся настоящим царством. А ты… — он посмотрел на нее, — моя несравненная загадочная индийская принцесса и вольнолюбивая цыганка в одном лице. В этой одежде ты выглядишь сногсшибательно.

— Я и чувствую себя сногсшибательно — благодаря тебе. Знаешь, я как-то подумала, что из тебя получился бы недурной арабский шейх.

Энгус скептически оглядел себя. На нем были потертые джинсы и рубашка цвета хаки.

— При чем тут одежда? — возразила Доминика. Дело в твоем непреодолимом мужском обаянии.

— Не в тот ли это было день, когда мы впервые встретились? — Он вскинул брови.

— Именно в тот, — подтвердила она серьезно.

— Но тогда ты ничем этого не показала…

— Это потому, что мы едва успели познакомиться. — Она сделала притворно-надменное лицо и посмотрела на него свысока. Оба звонко рассмеялись.

— Я знаю, что однажды уже сделал это, и последствия оказались ужасными, но все-таки розы — стоящая вещь. — И Энгус сорвал с куста изумительную розу и протянул ей.

Доминика вдохнула ее аромат, затем подняла к мужу лицо и сказала просто:

— Мир.., и любовь.

Энгус взял ее за руку.

— Мир и любовь, Доминика, — согласился он. Навсегда.


home | my bookshelf | | Понять друг друга |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу