Book: Любовница по вызову



Любовница по вызову

Мэгги КОКС

ЛЮБОВНИЦА ПО ВЫЗОВУ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Софи проснулась с ужасным предчувствием, что сегодня у нее все пойдет кувырком. Утро не задалось, начиная с того, что она перемазала зубной пастой пижаму, и заканчивая кружкой кофе, едва не опрокинувшейся на новое платье. И это вдень свадьбы лучшей подруги… Конечно, свадебные торжества Софи не любила, а если честно, то просто терпеть не могла, но ведь ближе Дианы у нее никого не было, и уж если той после целого года усилий наконец удалось затащить Фредди под венец, самое меньшее, что могла сделать Софи, — это постараться выглядеть на церемонии достойно.

Однако, судя по всему, удача от нее катастрофически отвернулась. Она почти доехала до отдела регистрации браков, когда в двигателе машины что-то сперва зашипело, затем застучало.., а потом настала зловещая тишина, и автомобиль благополучно испустил дух на обочине дороги. Софи ничего не оставалось, как накинуть пальто и отправиться дальше пешком. Звонить и звать на помощь было некого, потому что аварии ее страховка не покрывала и к тому же — кто бы сомневался?! — она ухитрилась оставить мобильный телефон на столике в прихожей.., рядом с сумочкой, где лежал кошелек. Так что даже такси было не вызвать.

И, стуча каблучками по серым лондонским тротуарам и мрачно сжимая в руке зонтик, потому что ко всему прочему с самого утра сегодня зарядил дождь, она как раз думала о том, что хуже, наверное, уже быть не может, когда сверкающий «роллс-ройс» неожиданно пронесся мимо.., въехал прямиком в лужу глубиной с хороший бассейн и с ног до головы окатил Софи грязной водой. Девушка застыла как вкопанная, вне себя от ярости, созерцая свое бежевое пальто, превратившееся в мокрую тряпку, и дорогущие туфли в тон, теперь напоминавшие цветом асфальт, и громко выругалась. Да не один, а целых три раза подряд, со всем пылом выплескивая скопившееся раздражение.

К своему удовлетворению, она заметила, что лимузин остановился у обочины, и, ни секунды не колеблясь, бросилась к нему, готовая высказать водителю все, что она о нем думает. О, он не скоро забудет ее гневную отповедь, это точно! И уж если самой Софи суждено прибыть на свадьбу лучшей подруги в таком виде, точно она ночевала в каком-нибудь болоте, так пусть и у этого наглеца день будет испорчен до самого вечера!

Когда она приблизилась, седоволосый шофер с покаянным видом выбрался из автомобиля.

— Мне очень жаль, мисс. Мы торопились, и я заметил грязь слишком поздно.

— И что с того? Я тоже тороплюсь.., но, как видите, не порчу другим людям день своей неаккуратностью. Вам надо было ехать осторожнее! И что теперь прикажете мне делать? — Озябшие пальцы стиснули ручку зонтика. Ноги в промокших насквозь туфлях понемногу превращались в ледышки.

— Вернись за руль, Луис. У нас нет времени. Я и так опаздываю.

Лишь заслышав этот холодный, властный голос, Софи догадалась заглянуть в машину. При виде чеканного профиля и идеально подстриженных светлых волос за затемненным стеклом по спине внезапно прошел холодок, не имевший ничего общего с отвратительной погодой. Судя по резкому тону, владельцу лимузина было в высшей степени наплевать на Софи и ее проблемы, и при одной этой мысли девушка начала закипать.

— Как вам не стыдно! — выкрикнула она. — Я тут стою, мокрая насквозь, в перепачканном пальто, потому что ваша машина окатила меня грязью, а вы только о себе и думаете! У вас даже духу не хватило выйти и извиниться!

— Мисс.., позвольте вам помочь. Мы могли бы вас подвезти до места…

Пока смущенный водитель пытался, как мог, искупить грубость своего босса, пассажирская дверца внезапно открылась, и хозяин автомобиля вышел наружу, взирая на Софи с таким видом, словно она была докучливой мухой, которую он никак не мог отогнать. Рослый и широкоплечий, в длинном черном плаще, он мог бы смутить кого угодно. Зеленые глаза, ясные, как изумруды, изучали девушку без малейшего проблеска эмоций.

— Чего вы от меня хотите? Вам не следовало идти так близко к обочине, да еще и в такой нелепой обуви. Вы сами во всем виноваты.

В нелепой обуви? Покосившись на свои модельные кремовые босоножки на шпильках, на которые она разорилась только ради сегодняшнего торжества, Софи взорвалась от ярости:

— Да как вы смеете? Моя обувь не имеет к вам ни малейшего отношения! И как я могла предположить, что какому-то идиоту вздумается меня утопить? Наглости вам не занимать, это уж точно!

— Повторяю… Чего вы от меня хотите? Мне вернуть вам деньги за туфли или оплатить химчистку? Говорите быстрее. Я и без того потерял слишком много времени, пока вы тут кричали, как базарная торговка.

Только сейчас в его речи девушка уловила легкий акцент. Датский? Впрочем, это не имело значения. И уж тем более не давало ему права после всего, что случилось, осыпать ее оскорблениями.

Когда же он потянулся за бумажником, Софи и вовсе побледнела от гнева.

— Не нужны мне ваши чертовы деньги! Вам что, даже в голову не пришло, что просто вежливо извиниться было бы достаточно? Мне.., мне вас даже жаль, знаете ли. Ездите в своей роскошной машине, прячетесь за темными стеклами и думаете, что весь мир у ваших ног! Ну, так катитесь своей дорогой, и не дай вам бог опоздать на вашу драгоценную встречу так же, как я явно опоздаю на свою! Но если опоздаете.., постарайтесь не забыть, из-за чего это случилось, хорошо?

Она развернулась на каблуках, чтобы идти, но рослый блондин неожиданно перехватил ее за запястье.

— Если уж денег вы не хотите, то, может быть, вас подвезти? Луис высадит сперва меня, а потом доставит вас по любому адресу. Этого будет достаточно?

И как он только не подавился, когда ей это предлагал?.. Злость толкала Софи на безрассудства, и, вырвав руку, она с вызовом уставилась на мужчину широко распахнутыми голубыми глазами.

— В отсутствие извинения я готова удовлетвориться вашим предложением. — Софи сложила зонтик и влезла в машину, презрительно нахмурившись, когда владелец лимузина постарался устроиться на сиденье как можно дальше от нее. Похоже, опасается подцепить что-нибудь заразное…

Захлопнув дверцу, он резким, напряженным голосом заявил:

— Когда я выйду, скажете Луису, куда вам ехать.

Девушка не удостоила его ответом и отвернулась, глядя, как за окном проплывают залитые дождем лондонские улицы, и думая о том, простит ли ее Диана за то, что она явится на свадьбу с опозданием, да еще и в таком ужасном виде.

Пару минут спустя «роллс-ройс» остановился у знакомого здания, и Софи вздрогнула от неожиданности: она ведь еще не успела назвать водителю адрес. А когда ее светловолосый спутник открыл дверцу, девушка недоуменно встряхнула головой.

— Погодите, это я здесь выхожу. Я иду на свадьбу к подруге.

Холодные зеленые глаза смерили ее с аристократическим презрением.

— Вы идете на свадьбу Дианы Фитцуолтер? — требовательным тоном поинтересовался он.

Откуда он знает? И откуда он вообще знает Диану? Софи похолодела, внезапно осознав очевидное. Он тоже приехал на эту свадьбу!

— Вы знакомы с Дианой? — с трудом выдавила она.

— Она мой личный секретарь, так что, разумеется, я с ней знаком.

Так он — Доминик Ван Стрэтен? Миллиардер, на которого работает Диана? Тот самый, который, по словам подруги, не способен улыбнуться, даже когда курс акций взлетает до небес, делая его еще богаче? Но с какой стати Диана пригласила его на свадьбу, ведь на церемонию не звали никого, кроме самой Софи и одного приятеля Фредди в качестве свидетелей?

Даже ее невозмутимая, уверенная в себе подруга признавалась, что робеет перед своим боссом и остается на этой работе только потому, что ей платят там отличные деньги.

На подгибающихся ногах Софи выбралась из машины, неохотно пробормотав:

— Ну, а я подруга Дианы… Софи.

Доминик не улыбнулся в ответ и даже не подумал представиться. На каменном лице не было и намека на улыбку. Да и с какой стати ждать чего-то иного? В этом мужчине тепла не больше, чем в айсберге.

Пригладив пальцами влажные волосы, Софи взглянула на часы и обнаружила, что они опоздали уже на пять минут. Доминик скользнул по ее лицу взглядом, полным нетерпеливого раздражения, и широким шагом направился вверх по ступеням.

В вестибюле их встретила сияющая, но порядком встревоженная Диана, рука об руку со столь же взволнованным женихом.

— Софи! Слава богу! Да что же с тобой случилось? — Подруга окинула ее испорченный наряд изумленным взглядом.

Метнув неприязненный взгляд на своего хмурого спутника, девушка пожала плечами:

— Машина сломалась, пришлось идти пешком. Я тебе потом расскажу. Нам, наверное, уже пора?

— Да, конечно. Боже, как я волнуюсь! Рада вас видеть, Доминик. Спасибо, что согласились прийти. Никто не думал, что приятель Фредди подхватит грипп… Если бы не вы — мы остались бы без свидетеля. Ну, пойдемте, нас уже ждут…

Церемония была очень трогательной, но за все время на лице Доминика не отразилось и тени эмоций. Он даже ни разу не улыбнулся, и это ужасно нервировало Софи. Когда они подошли, чтобы расписаться на брачном свидетельстве, вид у мужчины был такой сумрачный, словно он подписывает чей-то смертный приговор.

После церемонии Диана с мужем устраивали обед в «Хилтоне» для ближайших друзей, и Софи втайне понадеялась, что Доминик туда не поедет. Находиться рядом с этим человеком было ей невмоготу, словно ее затянули в жесткий корсет, не дающий нормально вздохнуть.

Мечты, мечты… Полчаса спустя она повторила себе эти слова, стоя рядом с ним в холле отеля, — и тут же поперхнулась шампанским, которое пили за здоровье новобрачных. Как ни странно, именно Доминик похлопал ее ладонью по спине, чтобы унять кашель.

— Позвольте, я подержу ваш бокал, — предложил он, — пока вы приведете себя в порядок.

— Софи, дорогая, с тобой все хорошо? — Встревоженная Диана тут же поспешила на помощь.

Смаргивая с ресниц выступившие слезы, Софи кивнула, изо всех сил желая, чтобы земля разверзлась под ногами и поглотила ее как можно скорее. Ну что за паршивый день! Как только вернется домой — сразу запрет дверь на все замки и съест целую коробку конфет, чтобы хоть немного утешиться…

— Все хорошо, спасибо. Просто попало не в то горло.

— О, смотри, кто приехал! Это же Кэти с Дэвидом. Извините, я вас на минутку оставлю…

И Диана упорхнула вместе с мужем, оставив Софи наедине с Домиником. Кажется, Софи чувствовала бы себя уютнее даже в клетке с голодным тигром или с удавом.

— Церемония прошла удачно, как вам показалось? — Софи даже застонала про себя, когда эти слова сорвались с губ. Ну вот, теперь я выражаюсь как персонаж из какой-то дурацкой пьесы! Наверное, лучше бы оставить всякие потуги на вежливость и просто стоять молча рядом с этим неприятным типом. Но она никогда ему не простит, если его грубость и нелюдимость испортят Диане весь праздник.

— Вам нравятся свадьбы? — неожиданно поинтересовался он.

На угрюмом лице по-прежнему не было ни намека на улыбку, и Софи с вызовом уставилась на него в ответ.

— Нет. Если честно, я их терпеть не могу.

— Почему?

Ей никогда прежде не доводилось говорить на эту тему с посторонними, и теперь Софи оказалась в затруднении.

— Мне там всегда.., как-то неловко. Так что, по-моему, Диана и Фредди правильно сделали, что не стали устраивать пышную церемонию. Обычно, когда два семейства вынуждены сойтись вместе, возникает такое напряжение… К тому же приходится общаться с людьми, которые тебе совсем не нравятся.

Она едва успела договорить, когда вдруг с ужасом осознала — что она только что сказала.

Но, как ни странно, Доминик вовсе не выглядел оскорбленным. Наоборот, губы его даже слегка растянулись в улыбке, полностью преобразившей замкнутое лицо.

— Я так понимаю, Софи, вы сами не замужем?

— Верно. — Она представила, что сейчас он наверняка думает: «Ни минуты в этом не сомневался!», и слегка покраснела. Девушка знала, что хотя она и не дурнушка, но красавицей ее тоже назвать трудно, а уж после того как этот мужчина обозвал ее базарной торговкой… Понятно, какое мнение о ней у него сложилось.

Впрочем, вслух он ничего не сказал, зато продолжал рассматривать Софи так пристально, точно перед ним был какой-то редкий экземпляр инопланетной фауны. Ей хотелось только одного: сбежать в гардероб, схватить в охапку свое перепачканное пальто и уехать домой. Но ради Дианы нужно было терпеть: нельзя же испортить лучшей подруге праздник!

— Вы должны позволить мне оплатить расходы на химчистку, — заметил он неожиданно.

Софи невольно поежилась: ей не нужны были ни его деньги, ни неожиданная любезность.

— Послушайте, мистер Ван Стрэтен, я вам не нравлюсь, и вы мне тоже, так что давайте не будем говорить ни о какой оплате и притворяться лучшими друзьями.., когда нам обоим этого совершенно не хочется! Кстати, почему вы вообще согласились стать у Дианы свидетелем?

Если ее резкость и выбила Доминика из колеи, он не подал виду.

— Она попросила меня о любезности, и я согласился. Вас это так удивляет, Софи?

Больше всего ее удивило, что он снизошел до того, чтобы запомнить ее имя, не говоря уже о том, чтобы продолжать вежливый разговор после всех гадостей, что она наболтала.

— Если честно, то да. Вы мне не кажетесь человеком, готовым на любезности.

— Вот как? И каким же человеком я вам кажусь?

Эпитеты холодный, черствый и высокомерный так и рвались с губ, но девушка прикусила язык.

— Слишком самодостаточным и эгоистичным, чтобы замечать кого-то вокруг себя, если хотите знать правду. — Кажется, это прозвучало еще хуже. Гораздо хуже — судя по тому, как он внезапно нахмурился.

— Вы, я вижу, не любите смягчать свои слова. Неудивительно, что вы до сих пор не замужем. Мужчины ничего не имеют против легких пикировок время от времени, Софи, но стервы никому не нравятся.

— Я не стерва! — Это правда, она порой могла и вспылить, но только в ответ на несправедливость. К примеру, как сегодня утром, когда роскошный лимузин Доминика угробил ее новое пальто и туфли… А, между прочим, зарплата учительницы не так уж велика!

Поджав губы, Софи заставила себя сдержаться, мечтая лишь о том, чтобы наконец вернулась Диана и помогла сгладить неловкость.

— Я не стерва, но не стесняюсь говорить начистоту. Если бы не любезность вашего шофера, мистер Ван Стрэтен, вы бросили бы меня на обочине, перемазанную в грязи, а сами спокойно отправились бы на свадьбу моей лучшей подруги. И никакие ваши слова и поведение с того момента пока не заставили меня пересмотреть свое мнение.

— Я же спас вас от удушья.

Голубые глаза Софи изумленно распахнулись.

— Какое удушье? Я просто поперхнулась шампанским!

— Так значит, по вашему представлению, я чересчур самодостаточен и эгоистичен, чтобы помогать другим людям?

— По пословице, дела говорят сами за себя.

— Тогда вам нет нужды беспокоиться, что придется терпеть мое общество за обедом. Я больше не стану вам его навязывать.

С этими словами Доминик резко отвернулся от Софи и двинулся прочь. С бьющимся сердцем она увидела, как он о чем-то говорит с Дианой. У подруги на лице отразилось огорчение, и Софи тут же отругала себя за несдержанность.

И что ей стоило придержать язык? Ведь сегодня такой праздник… Можно было забыть на время о собственных обидах. А она взяла и все испортила!

И хотя Доминик Ван Стрэтен не вызывал у Софи ничего, кроме гневного презрения, она все же нашла в себе силы покаяться перед лучшей подругой:

— Это я его прогнала.

Софи глотнула шампанского и сморщила нос, не вполне уверенная, что напиток ей по вкусу. Впрочем, учитывая размеры ее зарплаты, тут не было причины для беспокойства: подобная роскошь ей все равно не по карману.

— То есть как это — прогнала? — Озадаченная, Диана нахмурилась. — Доминик не тот человек, чтобы кто-то мог его прогнать. Уж скорее, наоборот! Он просто сказал, что у него срочные дела. Я даже не удивилась: он вообще почти никогда не отдыхает от работы. Но мне так жаль.., ведь именно он оплатил все это!

— Твой босс оплатил свадебный обед? — ужаснулась Софи. А она-то упрекала его в эгоизме…

— Он сам на этом настоял. Все, включая шампанское. Конечно, работать с ним тяжело, но он может быть очень щедрым, когда захочет.

— Правда? — Софи виновато потупилась. Конечно, она не виновата, что он такой обидчивый. И вообще, он первый начал: обозвал ее стервой! Или рассчитывал, она спустит ему это с рук? И все же сегодня у Дианы был праздник, и та явно жалела об уходе своего босса…

Софи не смогла заставить себя промолчать.

— Диана, послушай, это я виновата, что он ушел. Мы поссорились с самого начала. Его автомобиль окатил меня водой из лужи, вот почему у меня пальто в таком виде. А потом я наговорила ему гадостей…

При виде того, как переменилась в лице подруга, Софи охватило жгучее чувство вины.

— Я же не знала, что это он оплачивает обед. Иначе я бы сдержалась.

— Ох, Софи, ну как ты могла? — Диана полезла в сумочку за телефоном. — Сейчас я позвоню ему, извинюсь и попрошу вернуться. И если ты не будешь вести себя с ним как положено, считай, нашей дружбе конец! Поняла?



— Может, мне лучше уйти?

Конечно, это было трусостью, но если Доминик вернется и для Дианы так будет лучше… Софи была готова на все.

— И думать забудь! — Рассерженная Диана схватила подругу за руку. — Ты останешься здесь. И не забудь извиниться перед Домиником.., слышишь меня, Софи? Я не позволю тебе испортить мне праздник. Ты не имела никакого права ему грубить!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Никогда прежде Софи не ощущала себя такой униженной. За обедом она тщательно избегала даже смотреть в сторону Доминика.

Когда она, запинаясь, выдала свои извинения, у него даже не хватило вежливости принять их как положено. Он лишь высокомерно процедил в ответ:

— Я готов вас простить, Софи.., только ради Дианы. — После чего продолжил разговор с Фредди, словно девушки вообще не было рядом.

И сейчас, исподволь изучая его чеканный профиль, Софи думала лишь о том, как она презирает этого мужчину. Конечно, для счастья Дианы она была готова на любые жертвы, но время от времени все же задавалась вопросом: а стоит ли их дружба подобного унижения?

Наконец, покончив с обедом, гости переместились в бар, где одетый во фрак пианист негромко наигрывал джаз. Софи начала прикидывать, как скоро можно будет извиниться перед подругой и уехать домой. Стоя чуть поодаль ото всех с бокалом вина в руке, она даже не заметила, как к ней подошел Доминик.

Некоторое время он просто стоял и молча смотрел на нее, так что по коже даже пробежал холодок. Софи строго напомнила себе, что пообещала Диане больше не выходить из себя. Но, боже, как это было непросто. Наверное, бритвы глотать и то легче, чем общаться с этим мужчиной!

— Развлекаетесь? — спросила она и тут же покраснела, осознав, что ее вопрос можно истолковать превратно.

— Вижу, вы не слишком рады моему появлению, Софи. — Уголок его рта дернулся в усмешке. Девушка упрямо пялилась на черные пуговицы его пиджака. Что угодно — только бы не смотреть в эти неестественно зеленые, гипнотизирующие глаза…

— Почему вы так решили?

А вот это уж точно звучит двусмысленно. Черт! Совершенно невозможно нормально общаться с этим мужчиной… Но тут, взглянув поверх плеча Доминика, Софи поймала выразительный взгляд подруги и вздохнула. Да, конечно, она помнила о своем обещании.

С трудом сглотнув, Софи даже сумела выдавить на застывших губах подобие улыбки.

Доминик был явно удивлен, но тут же обернулся, обнаружил Диану у себя за спиной и недовольно нахмурился. Женщины с более неприятным характером, чем эта Софи, ему встречать еще не доводилось. Но у нее красивые глаза и сексуальный рот, и хотя ее дурные манеры выводили его из себя, она пробуждала в нем желание. Неторопливо попивая вино, Доминик прищурился в предвкушении, как переведет их словесные баталии в совсем другую.., горизонтальную плоскость. Такая женщина наверняка окажется горячей в постели.

Неожиданно это желание вытеснило из головы все прочие мысли, так что Доминик уже не мог думать ни о чем другом, кроме как о том, чтобы поскорее оказаться с ней наедине. К утру она и думать забудет о том, как пыталась выцарапать ему глаза.

— Ваш бокал почти пуст. Может, еще немного шампанского?

Прежде чем Софи успела ответить, Доминик подал сигнал проходившему мимо официанту. А когда он повернулся и окинул ее пристальным взглядом, девушку внезапно окатила волна такого горячего, неодолимого желания, что она с трудом удержалась на ногах.

Да что с ней такое творится? Ей ничуть не нравится этот самодовольный, наглый тип! Наверняка все дело в шампанском, она просто слишком много выпила, вот и все. Так что надо быть поосторожнее и не наделать глупостей. Она и без того успела выставить себя полной дурочкой.

— Думаю, мне не стоит больше пить, — заметила Софи осторожно, очень надеясь, что стоящий рядом мужчина не заметил ее предательского румянца. — Я не слишком привыкла к спиртному.

— Если вы не пьете, тогда у вас наверняка должны быть другие пороки. Интересно, какие?

В его голосе неожиданно зазвучали такие чарующие нотки, что Софи не смогла заставить себя отвернуться. Ей хотелось ответить какой-то колкостью и хоть немного сбить с него спесь, но в горле неожиданно пересохло.

— Софи? С вами все в порядке?

Он прикоснулся к ней. Положил руку на локоть и слегка сжал. Но Софи показалось, словно он пометил ее клеймом. Все чувства пришли в смятение, кожа под его пальцами вспыхнула огнем. Да что же это такое? Когда она смотрит на него, то не чувствует ничего, кроме отвращения. Но когда ощущает прикосновения, то почти сходит с ума от удовольствия…

— Все нормально. Мне просто стало немного.., прохладно.

— Прохладно? — Доминик изумленно поднял брови. В баре было душно, и он видел, как раскраснелась девушка. У него не было сомнений, что она чувствует сейчас то же самое, что и он. И решение их общей проблемы — только одно. — Как вы собирались сегодня ехать домой? — обманчиво отстраненным тоном поинтересовался он, поймав испуганный взгляд ее голубых глаз.

— Домой? — Боже, она окончательно утратила способность к связной речи. Превратилась в какую-то бормочущую идиотку! Софи постаралась взять себя в руки. Интересно, он что, хочет ее подвезти? — Попрошу кого-нибудь из друзей Дианы или возьму такси.

— Я хотел предложить вам.., альтернативу… — Доминик придвинулся ближе и кончиками пальцев приподнял ее подбородок. Это прикосновение заставило Софи содрогнуться. Сердце готово было вырваться из груди. На пару мгновений весь окружающий мир перестал существовать, остались только они вдвоем. — Возможно, вы не отказались бы провести в этом отеле ночь — вместе со мной?

— Ночь? — выдавила она с трудом, гадая, как удается этому мужчине всего парой слов напрочь лишить ее равновесия. Но это же не всерьез! Наверняка он лишь пытается отыграться за то, что она ему нагрубила.

Она взяла его за запястье, отводя руку в сторону.

— Вы, наверное, совсем за дурочку меня считаете, если верите, что я попадусь на такую уловку. Я вас раскусила, мистер Ван Стрэтен! Вы просто хотите меня проучить за то, что я не стала перед вами унижаться и кланяться, как все остальные.

Доминик рассмеялся. Ему и в голову не могло прийти, что она воспримет это именно так. Ну, ничего, он сумеет ее переубедить…

— Вы ошибаетесь, Софи. Это не игра. И я совсем не жду, чтобы вы «унижались и кланялись». Я только хочу, чтобы вы провели со мной эту ночь. Очень хочу. Вам это понятно?

Он видел смущение в ее взгляде, и румянец на скулах, и нервный жест, которым она пригладила волосы. Это лишь усилило его желание. Он мягко провел ладонью по щеке девушки.

— Понятно? — повторил он очень мягко.

Доминик снял с Софи туфли. Сидя, сцепив руки на коленях, на краю постели, она дрожала, как озябший котенок, когда он опустился перед ней на пол. Она хотела, чтобы он ее поцеловал. Хотела этого так сильно, что каждая мышца ныла от напряжения. И сейчас, завороженная, следила за тем, как он снимает с себя пиджак и галстук, расстегивает верхние пуговицы на рубашке, а затем медленно, не сводя с нее взгляда, проводит ладонями по ее бедрам.

Голубой шелк сминался мягкой волной по мере того, как его руки поднимались все выше и подол платья задирался, приоткрывая кремовый пояс и чулочные подвязки. Что подумает Доминик о ее слишком сексуальном нижнем белье? Что она, вероятно, рассчитывала на такое окончание вечера? Но это же не правда… Софи даже застонала от огорчения, а Доминик с призывной сексуальной улыбкой принялся не торопясь отстегивать подвязки и так же медленно.., медленно.., спускать чулки по ногам.

Возбуждение бурлило у мужчины в крови. Соблазнять очаровательную женщину — это Доминик считал одним из самых больших удовольствий, он был искушен в этом искусстве так же, как в зарабатывании миллионов. Он умел замедлиться, когда нужно, чтобы довести партнершу до той точки, пока она сама не начнет умолять о продолжении.., и превосходно умел создавать чувственное напряжение.

Однако сейчас именно он томился все сильнее — по ее прикосновениям, жаждал их так сильно, что почти сходил с ума. Чувствуя напряжение Софи, он наконец стянул с нее трусики, а затем придвинулся ближе, принимаясь ласкать ее.

О боже, да! Только не останавливайся! Софи сама не понимала, что с ней происходит, наслаждение оказалось столь сильным, что она едва не лишилась чувств. Жар расходился волнами по всему телу, соски сделались слишком чувствительными, она едва могла дышать. Закрыв глаза и запрокинув голову, девушка полностью отдалась ощущению блаженства.

Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Земля уходила у нее из-под ног…

Открыв глаза, Софи обнаружила, что Доминик уже снял с себя рубашку и теперь стягивал брюки. Она жадно пожирала его взглядом: он был само совершенство. Широкие мускулистые плечи и грудь, подтянутый живот, узкая полоска шелковистых светлых волос… Софи невольно облизнула губы.

На этот неосознанно эротический жест Доминик ответил таким жадным, властным взглядом, что у девушки закружилась голова. Потянувшись к ней, он наконец накрыл ее пересохшие губы поцелуем, дразня и возбуждая одновременно. Затем ловким движением стянул с Софи платье и расстегнул бюстгальтер.

— Ты восхитительна. — Ладонью он накрыл полную грудь с розовым соском.

— Ты тоже. — В ответ Софи коснулась его живота, и от удовольствия у нее даже перехватило дыхание.

— Да, — послышался голос Доминика. — Да, Софи, прикасайся ко мне. Я хочу, чтобы ты меня касалась…

Этот приказ словно распахнул у нее внутри невидимые ворота. Софи принялась ласкать мужчину уже без всякого стеснения, наслаждаясь его низкими, хрипловатыми стонами. Он опять начал ее целовать, и она даже не сопротивлялась, когда затем он увлек ее на постель.

Он был так немыслимо привлекателен… Это заставляло забыть обо всем, даже о том, что они враги и у них нет ничего общего, кроме этого безумного сексуального влечения, вспыхнувшего так неожиданно и соединившего их. И когда Доминик принялся целовать ее грудь, обхватывая губами соски, Софи окончательно перестала задаваться ненужными вопросами, отдаваясь блаженству момента.

В конце концов, многие ее подруги поступали именно так. Они верили в то, что женщина имеет право получать удовольствие от секса, и не испытывали по этому поводу ни малейшей вины.

— Ты готова, Софи? — прошептал Доминик ей на ухо, теснее прижимаясь к девушке всем телом. — Ты впустишь меня к себе?

Когда мужчина уверенно и осторожно развел в стороны ее бедра, Софи провела ладонями по его спине, впиваясь ногтями в кожу, если наслаждение становились особенно острым.

— Да, котенок, вот так… Я хочу почувствовать твои коготки.

Доминик был далеко не новичком с женщинами, но даже для него нынешние ощущения стали неожиданностью. Он не мог насытиться ее телом. Даже испарина на коже казалась сладкой амброзией на вкус…

Экстаз, который он испытал, чувствуя, как она стонет в его объятиях, был ни с чем не сравним. И прежде чем наконец отпустить ее от себя, Доминик заглянул в голубые глаза Софи с такой счастливой улыбкой, какой он никогда не улыбался прежде ни одной из своих любовниц.

— Ничего не хочешь мне сказать, котенок? — поддразнил он мягко. Зеленые глаза искрились довольством.

Софи чуть слышно вздохнула.

— Иногда слова не нужны… — И опустила ресницы, чтобы не выдать того, что чувствовала в этот момент.

Софи уже собиралась выходить из дома, но ее задержал курьер, доставивший посылку. Озадаченная девушка расписалась, а затем поспешила на работу, оставив коробку в прихожей. Она едва успела на автобус, чтобы доехать до своей школы.

В автомастерской за ремонт машины заломили такую цену, что у нее не осталось другого выхода, кроме как начать пользоваться общественным транспортом. На новый или даже подержанный автомобиль денег у нее тоже не было.

Впрочем, думала она сейчас не об этом, а о том, каким кошмаром обернулся для нее день свадьбы Дианы.., и как неожиданно этот день завершился.

И как она могла так себя повести? До сих пор Софи не верилось, что она с такой легкостью угодила в сети Доминика Ван Стрэтена. Проснувшись поутру в одной постели с ним, она не стала будить мужчину, наскоро умылась, оделась и поспешила сбежать. А какой смысл в долгих прощаниях? Она прекрасно понимала, что они оба не могут не жалеть о том, что произошло.

Нет, Софи точно поступила правильно. Она избавила от неловкости их обоих. Он наверняка тоже испытал облегчение, когда проснулся и не обнаружил ее рядом.

И сейчас, в понедельник утром, Софи была рада встретиться со своими учениками, бойкими и непоседливыми шестилетними ребятишками, чьи звонкие голоса и смех как нельзя лучше отвлекали от ненужных мыслей. До сих пор стоило ей вспомнить Доминика, как внизу живота что-то предательски сжималось. Девушка не могла понять, как мог этот человек, которого она даже толком не знала, оставить о себе столь яркое впечатление.

Никогда прежде у нее не было романов на одну ночь. Хорошо хоть Диана и Фредди ничего не знают…

— Расскажите нам сказку дальше, мисс!

— Что? — Постаравшись выбросить из памяти датчанина-миллиардера, который так прочно занял все ее мысли, Софи, виновато зардевшись, улыбнулась малышам, собравшимся вокруг. — На чем мы остановились?

— Злой серый волк хотел съесть бабушку! — напомнила девчушка со светлыми кудряшками.

Удивительная ирония судьбы, заметила Софи про себя. Она читает детям сказку про Красную Шапочку и Серого Волка — и думает при этом только о Доминике…

Посылка была первым, что она увидела, вернувшись домой. Софи сняла с себя синий пуховик и перенесла коробку в гостиную. Сзади обнаружилась наклейка с названием одного из самых дорогих и модных магазинов одежды, и девушка нахмурила брови. Кто мог ей оттуда что-то посылать?

Уж точно не родители и не старший брат… У нее была самая обычная работящая небогатая семья, и подобные подарки там были не приняты. Открыв посылку, Софи затаила дыхание, разглядывая содержимое.

Там было пальто.., такое же бежевое, как у нее, только из чистого кашемира, с шелковой подкладкой. И в точности подходило ей по росту и по размеру. Положив его на потертый диван, Софи принялась рыться в поисках записки от отправителя, хотя, кажется, она и без того поняла, кто именно это мог быть.

Наконец она обнаружила красивую визитку с золотым тиснением. Девушка даже застонала вслух. С какой стати Доминику посылать ей такой роскошный подарок? Он что, пытался ее оскорбить или заставить чувствовать себя дешевкой? Что, если он солгал, когда заявил, что не пытается отплатить за резкие слова? Может быть, это всего лишь жестокий урок?

Да, конечно, Доминик Ван Стрэтен был превосходным любовником, но это никак не меняло того факта, что они с Софи — из разных миров. Так что же, он хотел заплатить таким образом за сексуальные услуги? Может, они и занимались любовью, но он все равно оставался наглым и высокомерным типом!

Сперва Софи хотела запаковать пальто и просто отослать его обратно, но затем передумала. На визитной карточке обнаружился адрес и телефон — как ни странно, домашний, а не рабочий.

Подрагивающими пальцами девушка стала набирать номер. Что он о себе возомнил, этот Доминик? За кого он ее принимает, если думает, что она покорно примет такой подарок? Ну что ж, его ожидает большой сюрприз…

— Резиденция мистера Ван Стрэтена, — ответил вежливый мужской голос на другом конце провода.

Софи представилась и попросила к телефону Доминика, с трудом справляясь с нервным возбуждением. Уже назвав собственное имя, она пожалела, что не добавила: «подруга его помощницы Дианы». Если этот тип вообще не вспомнит, кто она такая, ей останется лишь сгореть со стыда.

— Софи, какой приятный сюрприз!

По телефону его голос звучал куда сексуальнее, чем она ожидала, и это полностью выбило девушку из колеи. Она тут же вспомнила его дразнящий шепот: «Ты готова, Софи?», и краска тут же прилила к щекам.

— Мне жаль, что я не могу сказать тебе того же. Доминик. Насчет пальто, которое ты мне прислал…

— Надеюсь, оно тебе впору? Размер мне пришлось угадывать, но обычно у меня это неплохо получается.

Обычно? Рассерженная и уязвленная одновременно, Софи постаралась взять себя в руки.

— Речь не о размере. Ты не имел никакого права мне его посылать! Особенно только ради того, чтобы меня оскорбить…

— Оскорбить? — Доминик был в полном недоумении.

— Да, конечно! А зачем еще ты мог мне сделать такой подарок? Хотел отплатить за услуги? Ну, так знаешь, что можешь сделать со своим кашемиром?.. Я завтра же отошлю тебе его обратно, как только доберусь до почты!

— Мой водитель нечаянно обрызгал тебя из лужи, Софи.., ты помнишь? Я просто пытался искупить свою вину. Все остальное — лишь плод твоего разыгравшегося воображения.

— В пятницу на свадьбе у Дианы ты свою вину почему-то искупить не пытался. Доминик, если я и была так глупа, чтобы с тобой переспать, это не означает, что я полная идиотка. Мне не нужны твои подарки! И каковы бы ни были твои резоны, я ничего от тебя не приму и не хочу быть тебе обязана.



Доминик знал немногих женщин, которые сочли бы себя оскорбленными в такой ситуации. Точнее, нет, он не знал ни одной. Всем его подружкам нравилось, когда он тратится на них, даже если они сами купались в роскоши.

И сейчас, несмотря на эту нелепую ссору, он вновь почувствовал, как кровь быстрее заструилась по жилам. Эта женщина была открытой и страстной в постели. Он не собирался ее оскорблять, напротив, рассчитывал на новую встречу, как можно скорее.

Когда в субботу утром он проснулся в одиночестве, то решил, что у нее наверняка нашлись какие-то срочные дела. Иначе почему она не осталась рядом? Ни одна женщина никогда не бросала его вот так! И он ни на миг не сомневался, что она жаждет встретиться с ним вновь. Да и разве могло быть иначе? Когда она позвонила, Доминик решил, что пригласит ее на ужин сегодня. Ему никак не удавалось выбросить Софи из головы. Вот почему на визитке он написал свой адрес и номер телефона.

— Почему ты считаешь, что будешь мне чем-то обязана, если примешь подарок? — удивился он. Хотя уж лучше бы так. Давно уже ни одна женщина не привлекала его настолько сильно. Наверное, придется переспать с ней еще пару раз, прежде чем он сможет избавиться от наваждения, с типичной мужской прямотой заявил себе Доминик. Если только она даст ему шанс…

— Потому что это правда.

Софи устала от этих бессмысленных пререканий, да и урчащий желудок напоминал, что с утра у нее крошки во рту не было, так что этот разговор следовало закончить как можно скорее. Завтра она вернет пальто Доминику, и точка. А сегодняшний вечер она лучше потратит на то, чтобы придумать, откуда взять денег на новую машину.

— В общем, — заявила она, разглядывая репродукцию Дега на стене, — желаю тебе спокойной ночи. Я устала, голодна, а мне еще на завтра готовить задания…

— Задания?

— Я работаю учителем.

— Диана мне не говорила.

Странно, чтобы такой человек взялся обсуждать ее скромную персону со своей помощницей… Софи вздохнула.

— Меня это не удивляет. До свидания, Доминик.

— Почему ты сбежала в субботу утром? Софи не имела ни малейшего желания обсуждать с ним субботнее утро и тем паче вечер пятницы.

— Можешь мне не поверить, Доминик, но обычно я не сплю с кем попало. Это было в первый раз.., и надеюсь, что в последний. У меня выдался нелегкий день — я сама не ведала, что творю. Можешь быть уверен, что больше я тебя не побеспокою.

Именно в этом Доминик и сомневался. Достаточно вспомнить ее длинные стройные ноги.., и как она царапала ему спину ногтями в порыве страсти.., и как сводила с ума своими стонами… И что, вообще, она имела в виду, когда сказала, будто «не ведала, что творит»? Что считает ночь, проведенную с ним, ошибкой? Это уязвило его в самое сердце.

— Если тебе не нужно пальто, почему бы не привезти его самой? Зачем доверять почте? — обманчиво ровным тоном поинтересовался он.

Софи прикусила губу.

— Привезти его к тебе? — Она не сомневалась, что ослышалась.

— Завтра.., после работы. У тебя ведь есть мой адрес на визитке.

— Зачем это тебе, Доминик?

— Я хотел с тобой поговорить насчет Дианы.

— Насчет Дианы? — Софи недоуменно сдвинула брови и уставилась в пол. Половицы давно уже требовали покраски.., и неожиданно девушку охватило возмущение. Нет, она очень любила свою работу — но порой жалела, что труд учителя не оплачивается лучше. Это позволило бы ей не экономить на всем и жить чуть комфортнее.

— Я хочу сделать ей свадебный подарок.., что-нибудь особенное. И подумал, что ты можешь дать мне совет.

Софи не знала, что на это ответить.

— Ну, так как? — поторопил ее Доминик.

— Разве ты до сих пор ничего ей не подарил?

— На той неделе я был по делам в Сингапуре и не успел подобрать ничего подходящего.

Однако все же оплатил свадебный обед, с неохотой напомнила себе Софи. Диана говорила, что ее босс — щедрый человек. Впрочем, эту мысль она тут же отмела с изрядной долей раздражения.

— Уверена, что в моих советах ты не нуждаешься. — Софи пожала плечами. Неужели он до сих пор не понял, что она не хочет иметь с ним ничего общего? Да и какой интерес у него самого может быть к такой девушке, как она?

— Вы с ней подруги, ты знаешь ее вкусы. Это могло бы мне помочь. — В его голосе звучала почти гипнотическая настойчивость, и против воли Софи почувствовала, что готова сдаться.

Она сказала себе, что для Доминика их ночь наверняка ничего не значит: он привык так обращаться с женщинами. И она тоже постарается больше об этом не думать и навести порядок в своих изрядно растрепанных чувствах.

— Неужели тебе больше некого попросить? — Софи ощущала себя утопающим, который хватается за соломинку. Черт возьми, она нервничала при мысли о новой встрече с Домиником! Но ведь это так естественно… Обычных девушек не часто приглашают к себе домой миллиардеры. Даже если бы они не спали вместе, она все равно сходила бы с ума от беспокойства.

— А ты не можешь сделать для лучшей подруги даже такой мелочи? — Доминик давил на нее без зазрения совести.

— Могу. Конечно, могу. — Софи наконец сдалась. — Я приеду. Во сколько?

— Я пришлю за тобой Луиса на машине. До завтра, Софи.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Решительно прижимая к себе коробку с пальто, Софи миновала стеклянные двери и вошла в стильно отделанный холл особняка, последним усилием воли пытаясь успокоить нервную дрожь.

Она вовсе не рвалась вновь встречаться с Домиником Ван Стрэтеном. Если бы ей сейчас предложили выбор, пожалуй, она предпочла бы скорее взойти на гильотину. И ни поездка на лимузине, ни вид этого слишком роскошного дома не доставили ей ни малейшего удовольствия.

Но когда двери перед ней распахнулись, навстречу тут же поспешил пожилой седоволосый мужчина в темном костюме, и ей ничего не оставалось, как выдавить вежливую улыбку.

— Здравствуйте, я Софи Далтон. У меня.., назначена встреча с мистером Ван Стрэтеном.

— Да, разумеется, прошу вас, входите, мисс Далтон. Мистер Ван Стрэтен ожидает вас в гостиной. Позвольте взять ваше пальто.

Софи и рада была бы отказаться, но демонстрировать характер перед незнакомым человеком ей не хотелось, чтобы не выглядеть капризной, глупой девчонкой, так что она вручила ему пальто, а затем, стараясь не глазеть по сторонам, вслед за дворецким двинулась вперед через роскошную просторную прихожую, по выложенным мрамором полам. Впустив ее в комнату, слуга неслышно прикрыл за спиной массивные двери.

Доминика Ван Стрэтена Софи заметила сразу: он стоял у камина с самодовольной улыбкой на губах. О чем он думал, интересно знать? Наверняка радовался, что сумел заставить ее поступить так, как ему хотелось.

Софи едва удержалась, чтобы не попятиться. Этот мужчина ее откровенно пугал. Изумрудные глаза разглядывали девушку холодно и отстранение, и она сказала себе, что, должно быть, совсем сошла с ума, если согласилась сюда прийти. Хватит и того, что она переспала с ним в первый же день знакомства. Такое унижение… Она прикусила нижнюю губу.

— Я принесла пальто.., как и обещала. — Вот и все, что ей удалось выдавить из себя.

— Вижу, — подтвердил Доминик.

Воцарилось неловкое молчание, и Софи судорожно принялась придумывать, под каким бы предлогом ей уйти отсюда поскорее, когда мужчина внезапно заметил:

— Почему бы тебе не присесть? Насчет пальто мы поговорим потом.

— Тут не о чем говорить. — И, пытаясь не выдать своей растерянности, девушка положила коробку на журнальный столик.

— И все-таки присядь. Выпьешь что-нибудь? Пить ей не хотелось и садиться тем более.

Единственное, о чем мечтала Софи, — это поскорее вернуться домой. Но она все же заставила себя опуститься на диван и сложила руки на коленях, как школьница. Окидывая взглядом эту великолепную, элегантную, богато обставленную комнату, она лишний раз ощутила свою полную неуместность здесь.

Даже одета она была совсем неподходяще: Софи так и не переоделась после школы, оставшись в темно-красном свитере, длинной черной юбке и ботинках на низких каблуках. И она намеренно не стала поправлять макияж. Так что пусть Доминик не думает, будто она пытается предстать перед ним в более выгодном свете. Софи его мнение ничуть не интересовало.

— Ничего не нужно, — сказала она ровным тоном. — Я выпила кофе, перед тем как за мной приехал твой шофер.

— Я говорил не о кофе. Хочешь виски или бренди? На улице холодно. Это поможет тебе согреться.

Впрочем, что бы он ни говорил, в глубине души Доминик сомневался, что спиртное способно отогреть эту ледышку, которая сидела сейчас перед ним. Такой холодности он не ожидал, и его всерьез задевало, что девушку, похоже, не впечатляет ни он сам, ни его великолепный дом.

Только увидев ее вновь, Доминик внезапно осознал, что скучал по ней. Несмотря на всю неприязнь, которую излучала Софи, он находил ее хорошенькой — с этими огромными голубыми глазами и милыми темными кудряшками. По телу прошел разряд, стоило ему увидеть ее в дверях. Но он до сих пор не мог понять, с какой стати так увлекся девушкой, которая даже не скрывает своей неприязни к нему. После бурной ночи, что они провели вместе, это уязвляло его самолюбие.

— Нет, спасибо. Ты сказал, что хочешь выбрать подарок для Дианы?

Из кармана юбки Софи достала сложенный пополам листок бумаги и, поднявшись с места, протянула его Доминику.

— Я тут набросала пару идей. Конечно, я не знаю, сколько денег ты готов потратить, так что мои предложения могут тебе не подойти…

Доминик сдержанно усмехнулся, взял список у нее из рук и тут же отложил на стол, даже не взглянув. Софи охватило негодование.

— Ты даже не посмотришь?

— Позже.

Что значит «позже»? Зачем он тогда вообще позвал ее сюда?

— Кстати, насчет этого пальто… — неожиданно начал Доминик.

Софи смущенно зарделась, вновь садясь на диван.

— Что?

— Ты его хотя бы примерила?

Девушка пристыженно опустила глаза, не желая в этом признаваться. Конечно, она не удержалась. Пальто сидело на ней просто превосходно, и дорогой кашемир так красиво облегал фигуру… Но ни за что на свете она не скажет об этом вслух!

— Дело не в том, мистер Ван Стрэтен…

Он не мог поверить, что она вновь перешла с ним на «вы». С какой стати ей вздумалось после недавней близости возводить все эти преграды между ними?

— Доминик, — поправил он. — Мы друг друга достаточно близко узнали, так что можешь называть меня по имени.

Голубые глаза возмущенно уставились на него.

— Мы друг друга совершенно не знаем! Несмотря на.., все, что между нами случилось. Я же сказала по телефону, что не могу принять пальто. Что было, то было, но теперь нам лучше обо всем забыть. Это не имеет никакого значения.

— Сделай мне такое одолжение, Софи. Примерь его.

И, к полному изумлению девушки, он извлек пальто из коробки и протянул ей с таким видом, словно и не слышал недавних возражений. Даже мысль о том, чтобы ему повиноваться, привела ее в ужас.

— Доминик, я…

— В чем дело, Софи?

— Я не могу мерить это пальто!

— Почему? Что с ним не так?

— Ну зачем ты настаиваешь?

— Потому что мне этого хочется.

— Какая глупость…

Это и правда выглядело нелепо. Софи внезапно почувствовала себя полной дурочкой. Зачем она так упрямится, ведь он прав: ничего плохого не случится. Она все равно не собирается принимать пальто в подарок, так что примерит его, а потом сразу уйдет домой.

Но когда Софи неохотно поднялась с дивана и подошла к мужчине, ее охватил внезапный трепет. Он был совсем рядом, и эта близость ударяла в голову, как вино.

Доминик накинул пальто ей на плечи, а затем мягко развернул лицом к себе, и его взгляд пронзил Софи, точно молнией, заставив замереть на месте. В зеленых глазах пылал такой огонь желания, что она ощутила, как все плавится у нее внутри, и ноги поневоле подкосились.

Доминик не мог отвести взгляда от ее рта. Эти припухлые, чуть тронутые помадой алые губы будили в нем ненасытное желание. Он чувствовал, как его охватывает страсть, не поддаться которой было почти свыше его сил. Но если он уступит своему желанию, то лишь напугает Софи до полусмерти…

Или все же нет? Глядя в ее потемневшие глаза, ощущая, как она дрожит в его объятиях, Доминик внезапно осознал, что девушка далеко не столь холодна к его чарам, как старается показать. И сейчас ею владело то же желание, что и им самим.

Это вызывало ощущение головокружительного торжества — куда больше, чем любая успешная сделка. Очень скоро Софи вновь окажется в его постели, и на сей раз все будет еще лучше, и вместе они разбудят вулкан страстей, который не скоро затихнет.

Взяв себя в руки, Доминик отступил на шаг, демонстративно окидывая Софи взглядом. Восхитительное кашемировое пальто ей очень шло, и он решил, что, несмотря на все ее возражения, девушка обязана принять его подарок.

— Взгляни… — С этими словами он подвел ее к зеркалу, висевшему над камином. У девушки краска прилила к щекам и в глазах вспыхнули искры.

Глядя на свое отражение, Софи отчаянно пыталась взять себя в руки, она уже не могла отрицать, что стоящий рядом мужчина привлекает ее. Как вообще она могла такое допустить? Но сейчас, когда он стоял за спиной, обнимая ее за плечи уверенными, сильными руками, Софи могла думать лишь о том, как эти руки будут скользить по ее обнаженной коже. Она с трудом удерживалась на ногах.

Наконец она заставила себя встряхнуться и отошла обратно к дивану, сбрасывая пальто на подлокотник.

— Мне нужно идти. Правда…

Девушка обернулась, скрестив руки на груди. Нельзя, чтобы этот мужчина увидел, как болезненно заострились соски у нее под свитером, нельзя показать ему, как сильно он действует на нее. А сейчас тело предавало ее все сильнее с каждой секундой.

— Я хочу, чтобы ты оставила пальто себе.

Его голос звучал хрипловато, взгляд изумрудных глаз казался слегка плывущим, затуманенным от желания.

— Нет.

— Да, Софи. Я купил его для тебя и хочу, чтобы ты его носила.

Если она будет и дальше продолжать этот нелепый спор, то сделает только хуже. С явной неохотой Софи вновь взяла пальто в руки, разглаживая ладонью мягкую ткань.

— Хорошо. Спасибо. Но вообще-то я не принимаю от мужчин дорогих подарков.

— Так, значит, я первый? Отлично. И кстати.., у тебя есть парень? Ты встречаешься с кем-нибудь?

Софи изумленно уставилась на него.

— Нет. Но какое это имеет…

— Я приглашаю тебя завтра на ужин. Луис заедет за тобой в половине восьмого.

— Но ты ведь уже получил список подарков для Дианы. Зачем нам ужинать вместе?

Зеленые глаза Доминика предупреждающе сощурились.

— Не шути со мной, Софи. Ты прекрасно понимаешь, зачем я тебя пригласил.

За простыми, внешне вежливыми словами крылось такое чувственное напряжение, что девушке внезапно сделалось не по себе. До сих пор она была убеждена, что Доминик подарил ей пальто, только чтобы унизить, заставить ощутить себя дешевкой, но теперь осознала, что ошиблась. Он явно ожидал чего-то большего.

— Ты меня не приглашал. — В голубых глазах вспыхнуло негодование. — Ты мне приказал!

— Мне все равно, как ты истолкуешь мои слова. Я просто хочу, чтобы к приезду Луиса ты была готова. Это ясно?

Вот теперь он показал ей свое подлинное лицо. Наверное, таким привыкли видеть Доминика Ван Стрэтена его подчиненные и деловые партнеры. Этот мужчина привык всегда и во всем добиваться своего.

У Софи подкосились колени. Разве кто-то может противостоять такому напору? Ей невольно вспомнились рассказы Дианы о том, как ее босс во всем добивается успеха. В этих словах можно было не сомневаться: достаточно взглянуть хотя бы на немыслимо дорогие картины, украшавшие стены комнаты. Этот человек никогда и ни в чем не знал отказа…

— Ты высказался предельно ясно. Но никто не смеет мне приказывать сделать то, чего я не хочу! Ты понял?

Доминик засмеялся, и звук этого смеха подействовал на Софи совершенно неожиданно. Перед внутренним взором внезапно возникли образы обнаженных тел, сплетающихся на шелковых простынях, и… Боже правый, как вообще она может думать о чем-то подобном?!

— Ладно, иди, рая уж ты так торопишься. Но завтра ты придешь на ужин, договорились?

Жаль, что жизнь нельзя отмотать назад, словно кинопленку. Ей следовало уйти сразу же, как только она отдала ему список для Дианы. Ей не следовало примерять это чертово пальто. А теперь у Софи совершенно не было сил противостоять этому слишком притягательному мужчине…

Она тяжко вздохнула, гадая, какую цену придется заплатить за это безумие.

— Тогда только ужин. А потом я вернусь домой. И точка.

— Ты и правда так думаешь?

И вновь в его голосе звучала насмешка. Холодок предвкушения пробежал у девушки по спине.

— Именно так.

— Софи.

— Что такое?

Она обернулась уже от самых дверей, и при виде улыбки на губах Доминика у нее невольно перехватило дыхание. Это нечестно, что он так умело пользуется своим обаянием и привлекательностью. Нечестно, что он использует это как оружие против нее. Ей надо было уйти, не дожидаясь его следующих слов…

— Пожалуйста, завтра надень что-нибудь более женственное. Ради меня.

Софи пришлось закусить губу, чтобы с уст не сорвался совершенно неженственный ответ. Она ушла, так и не сказав ни единого слова.

На следующий день Доминик улетел в Манчестер по делам: он присматривал там землю для постройки элитных жилых домов. Другой застройщик предлагал владельцам участков не менее выгодные условия, и чтобы помешать сделке, Доминику пришлось приложить всю свою хитрость, ум и чутье.

Встреча продлилась пять часов. Из конференц-зала он вышел с подписанным контрактом и голодный как волк. Пообедал в одном из лучших ресторанов города и наконец сел на самолет, чтобы вернуться в Лондон.

Весь день, несмотря на напряженные переговоры и обилие дел, его мысли постоянно возвращались к Софи, и каждый раз теплое томление наполняло все тело, заставляя желать, чтобы день как можно скорее закончился и он наконец смог увидеть ее.

Он уже и припомнить не мог, когда в последний раз предвкушение секса так сильно его возбуждало. Но они с этой девушкой были идеальными партнерами в постели. Доминик не собирался спешить. Он будет поддразнивать Софи, играть с ней, заставит изнывать от желания, чтобы она так же сходила по нему с ума, как и он по ней…

Вернулся домой Доминик Ван Стрэтен в отличном расположении духа.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Дважды за этот день, утром и в обеденный перерыв, Софи выскальзывала из школы, чтобы позвонить Доминику. Оба раза она попадала на автоответчик и так и не оставила сообщения. Отказаться от приглашения на ужин заочно показалось девушке уж совсем недостойным: он потом будет презирать ее до конца жизни. Может, у Софи и были свои недостатки, но трусость к ним явно не относилась.

Вспоминая прошлый вечер, Софи никак не могла понять, что же заставило ее принять приглашение. Она была как под гипнозом… Но теперь, при свете дня, вся эта затея казалась чистым безумием. Конечно, невозможно было отрицать, как сильно привлекает ее Доминик, и все же они совершенно не подходят друг другу.

Они настолько несовместимы, что это попросту нелепо! У Софи даже на покупку подержанной машины не хватало денег, и в социальном плане между ними настоящая пропасть, да и вообще, он ей попросту несимпатичен. Честное слово. И в его интерес к себе девушка тоже не верила. Скорее всего, миллиардеру просто захотелось чего-то новенького, решил поразвлечься с «рабочей девчонкой»…

Нет. Чем больше Софи думала об этом, тем сильнее крепла решимость заявить Доминику прямо в глаза, что такие игры ее не интересуют.

Лучше бы она сказала ему, будто у нее есть друг. Но лгать Софи не умела, даже ради собственного спасения. Так что в конце концов девушка решила, что, так и быть, вечером приедет вновь в этот дом — только ради того, чтобы с порога заявить хозяину: она передумала.

Успокоив себя таким образом и убедившись, что здравый смысл ей по-прежнему не изменяет, Софи вернулась в свой класс и с увлечением занялась с малышней рисованием.

Вечером, когда Софи вновь оказалась у дверей знакомого дома, хлынул дождь, и девушка невольно поежилась в своем тонком черном плаще. Надевать подаренное Домиником пальто она не стала намеренно, точно так же, как и не подумала надевать на себя нечто «женственное», как он ее просил, натянув простенький черный джемпер и джинсы. А какой смысл наряжаться, если она все равно пришла, только чтобы сразу попрощаться?

Но как только Доминик Ван Стрэтен возник на пороге, неотразимый в безупречном черном смокинге, озаренный сиянием свечей, зажженных в холле, решимость Софи поколебалась, и она поспешила отвести взгляд.

— Я не буду заходить, — пролепетала она, особенно остро сознавая в этот момент невзрачность собственного наряда. — Я пришла, только чтобы сказать, что не смогу сегодня с тобой поужинать. Я подумала на досуге.., и у меня появились сомнения.

Синие, как незабудки, глаза сияли на бледном лице, капельки дождя поблескивали в темных волосах. Разочарование и злость охватили Доминика: он так ждал эту женщину сегодня, с самого утра, был так полон предвкушением… И что она делает? Отказывает ему! К такому миллиардер не привык. Никто и никогда еще не отвергал его ухаживаний, и Софи Далтон не станет первой в этом ряду.

— Не стой под дождем. — Он распахнул дверь пошире, сделав вид, будто не слышал ее слов. — Промокнешь.

Софи неохотно подчинилась. Обстановка богато обставленного холла лишь усилила ее ощущение, что она здесь совершенно лишняя. Это был другой, совершенно непривычный и незнакомый мир.

Доминик повернулся к ней, окидывая девушку таким взглядом, словно она была картиной, к которой он приценивается на аукционе.

— У меня в гостях друзья, которые хотят познакомиться с тобой, Софи, — заметил он и указал на дверь, ведущую в гостиную. — Неужели ты и их лишишь своего общества?

— Друзья? — От волнения у Софи закружилась голова. — Я думала, будем только мы с… — Она с трудом сглотнула под насмешливым взглядом зеленых глаз. — Ты не сказал, что планировал званый ужин.

Она сначала побелела как мел и тут же зарделась, чувствуя себя совершенной идиоткой из-за того, что призналась Доминику, будто рассчитывала на интимный вечер с ним наедине.

— Так ты надеялась, мы останемся вдвоем? — Голос мужчины звучал обманчиво мягко, и он подступил слишком близко, так что Софи сделалось не по себе. От него так хорошо пахнет… Сердце забилось как бешеное.

— Нет!

Сильнее всего в этот момент Софи желала только одного: чтобы мраморный пол расступился и наконец поглотил бы ее. Что угодно лучше такого унижения!

— Ни на что я не надеялась! Я же пришла, чтобы отказаться…

— А я хочу, чтобы ты осталась, Софи. — Это прозвучало почти как приказ.

Нет. Никаких шансов. Она не желала встречаться с его друзьями, такими же разодетыми богачами, в своем скромном наряде школьной учительницы. У нее после сегодняшних занятий даже краска еще оставалась под ногтями! Подумав об этом, девушка невольно убрала руки за спину.

— Я правда не могу. Спасибо за приглашение и за то, что прислал за мной Луиса. Я просто не хотела говорить это на автоответчик…

Он восхищался ее упорством и цельностью натуры. Но… Доминик Ван Стрэтен не привык к отказам. И к тому же не сомневался, что эту девушку влечет к нему так же сильно, как и его к ней.

— Позволь мне взять твой плащ. — И, к полному изумлению Софи, начал подчеркнуто не торопясь расстегивать пуговицы, одну за одной.

Девушка вспыхнула.

— Я же сказала, что не останусь на ужин!

Непроницаемые зеленые глаза оценивающе взглянули на тонкий джемпер, подчеркивающий контуры высокой груди, на полоску кожи между свитером и поясом джинсов… Может, это был и не шикарный костюм «от кутюр», и не самый женственный наряд, какой он мог представить, но Софи выглядела в нем немыслимо привлекательной.

— Я же не одета к ужину…

— Не страшно. Ты скоро узнаешь, что моим друзьям прощается очень многое. Никто и глазом не поведет.

Даже если бы девушка ему и поверила, все надежды развеялись бы как дым, едва она переступила порог гостиной. Группа людей, оживленно беседовавших с бокалами в руках, затихла при их появлении, и все взгляды устремились на Софи. Она тут же ощутила себя лишней. Что бы она ни делала, как бы ни притворялась, эти люди все равно никогда не примут ее за свою.

Если бы Доминик еще не держал ее так крепко за талию… Но теперь отступать было слишком поздно.

— Друзья мои, это Софи. Она заехала, только чтобы сказать, что не сможет остаться на ужин, но я сумел ее разубедить.

Подобная откровенность слегка покоробила Софи, хотя, конечно, слова Доминика объясняли ее затрапезный вид. Однако куда сильнее девушку задело неприкрытое любопытство в глазах всех этих людей. Какой-то мужчина лет пятидесяти с двусмысленной улыбкой предложил ей вина.

— Должен сказать, Доминик ничего нам о вас не рассказывал, малышка Софи. Как вы вообще ухитрились с ним познакомиться?

— На свадьбе. — Ее спутник ответил сам, так что Софи не успела и рта раскрыть.

— Вот как? И на чьей же? — Мужчина выразительно поднял брови. — Я слышал, лорд Баррингтон выдал недавно свою дочь за какого-то биржевого брокера из Сити. Хотя мы с Эмили там не были, мы ведь уезжали на Барбадос…

К их группе присоединились еще несколько человек, но Софи не могла принять участия в разговоре: эти люди, случайно или преднамеренно, игнорировали ее. Они сыпали какими-то именами, упоминали события, о которых она не имела понятия… Все это лишь усиливало ощущение, что она здесь совершенно лишняя.

Больше всего Софи хотелось вернуться к себе домой, вытянуться на диване, включить музыку, почитать книгу, зажечь ароматические палочки. Обычно этот ритуал помогал ей сбросить груз дневных забот и расслабиться. Для одинокой девушки такие вещи особенно важны.

Когда Доминик неожиданно сжал ее руку, Софи вздрогнула. Их близость и без того волновала ее слишком сильно, но сейчас у нее едва не подломились ноги.

— Софи, Маркус спрашивает, чем ты зарабатываешь на жизнь.

— Я преподаю, — отозвалась она не без вызова.

— Повезло вашим ученикам. — Во взгляде Маркуса мелькнула снисходительная насмешка. — И какой вы ведете предмет?

— Все понемногу. — Девушка пожала плечами, отнимая руку у Доминика. — Я учительница в начальной школе.

— А, ну тогда все ясно.

— Что именно?

— Я просто хотел сказать, вы слишком миленькая, чтобы управляться с трудными подростками, дорогуша. Верно, Доминик?

— Не советую заблуждаться на ее счет. — Зеленые глаза с ироничным вызовом уставились на Софи. — Под этой овечьей шкурой прячется настоящая тигрица.

Девушка глотнула вина и сразу поняла, что это было лишним. Алкоголь растекся в крови жаркой, пьянящей волной.

— Доминик, — обратилась она к своему спутнику, и по выражению лица стало ясно, что с ней сейчас лучше не спорить. — Мы могли бы поговорить наедине?

— Конечно. — Он подхватил Софи под локоть и отвел в сторону. — В чем дело?

Доминик уже понял, что ей не доставляет удовольствия ни этот вечер, ни общение с напыщенными идиотами вроде Маркуса. Жена Маркуса, Эмили, была совсем другим человеком, теплым и радушным, но, к сожалению, она не смогла сегодня приехать, и все пошло наперекосяк.

— Я правда не могу остаться на ужин. Мне пора.

— Тебе здесь не нравится, да?

Софи чуть заметно покраснела. Почти нетронутый бокал вина она поставила на столик у стены, а затем вновь обернулась к Доминику, который все это время пристально и неулыбчиво наблюдал за ней.

— Мне неловко среди твоих друзей, — проговорила она наконец. — Ты же видишь. У меня с ними нет ничего общего.

— Ты слишком дешево себя ценишь, Софи. Ты преподаватель, образованная женщина… Неужели ты не в состоянии пару часов поддерживать легкую светскую беседу?

— Послушай, Доминик.., я устала. У меня был трудный день, и единственное, чего мне теперь хочется, — это прилечь и отдохнуть. Спасибо тебе за приглашение, конечно, но я с самого начала полагала, что идея не слишком удачна.

Он не хотел ее отпускать. Достаточно было окинуть взглядом это гибкое, изящное тело, заглянуть в огромные васильковые глаза — и искры желания вспыхивали с неожиданной силой.

— Когда я смогу тебя увидеть?

Такой прямой вопрос застал девушку врасплох. Он что, серьезно? Зачем вообще она могла ему понадобиться? Неужели все это только потому, что она не спешит уступить по первому же требованию?

— Ты же очень занятой человек. И я…

— Я не собираюсь обсуждать с тобой свое расписание, Софи. Ты видишь, как я раздосадован из-за сегодняшнего вечера. Если ты сама выберешь время для нового свидания, я сделаю так, чтобы ты вспоминала о нем с удовольствием.

Софи взглянула на Доминика в упор и поразилась, заметив жилку, напрягшуюся на виске. Неужели для него это так важно?.. Когда он был настолько близко, она ничего не могла с собой поделать, жар желания пульсировал во всем теле, от него подкашивались ноги и кружилась голова. Сохранить хотя бы видимость хладнокровия стоило девушке неимоверных усилий.

— В пятницу вечером. — Она потерла внезапно озябшие пальцы. — Я свободна в пятницу вечером.

— Во сколько у тебя заканчиваются занятия?

— Зачем это тебе?

— Я заеду за тобой вместе с Луисом. У меня встреча в Суффолке с шести до восьми, и я собирался там заночевать. Ты можешь присоединиться. Передохнешь в отеле, прогуляешься, примешь ванну, а потом в полдевятого мы поужинаем вместе. Что скажешь?

Что я скажу? Софи была в панике. Я только что узнала себя с совсем новой стороны. Неужели я так безрассудна, что соглашусь провести с этим мужчиной еще одну ночь? И не просто с каким-то мужчиной.., а с тем, кто мог позволить себе купить тот отель, где они будут ночевать, и еще десяток таких же.., с мужчиной, который ей совершенно не подходил… Что скажет Диана, когда узнает?!

— Доминик, спасибо за приглашение, но…

— Ты же не собираешься мне отказать?

Ясно, что такая возможность ему даже в голову не приходила. И почему только из всех женщин он выбрал именно ее? Да, конечно, в постели им было божественно хорошо, но Софи не тешила себя иллюзиями: для мужчин такие вещи мало что значат. И у Доминика наверняка было немало красивых женщин.

Софи не принижала свои достоинства. Но она трезво смотрела на жизнь и понимала, что мужчины вроде Доминика Ван Стрэтена, привыкшие, что весь мир брошен к их ногам, обычно не назначают свиданий простым школьным учительницам. Тем более таким, что живут в самой нефешенебельной части Лондона и на ужин частенько покупают себе лапшу в пакетиках, потому что не успевают приготовить ничего получше.

Нет, женщины, с которыми привык иметь дело Доминик Ван Стрэтен, обедают в модных ресторанах и заказывают только зеленый салат, чтобы не набрать лишних ста граммов веса. Они делают себе пластические операции у лучших хирургов, чтобы сохранять молодость и красоту… И все же сейчас, когда Доминик пожирал ее взглядом, Софи внезапно осознала, что эти отговорки больше не годятся. Она не могла ему отказать.., просто потому, что не хотела ему отказывать. И все прочее не имело значения.

— Ты правда хочешь за мной заехать в пятницу? — Она заправила за ухо локон шелковистых волос.

Доминик чуть заметно расслабился.

— Я всегда говорю правду.

— Хм… — Софи пожала плечами и неожиданно заулыбалась. — Вот уж не знаю, что скажут мои коллеги, когда увидят твой лимузин.

— А тебе не все равно?

Она подняла на него глаза, и улыбка стерлась с приоткрывшихся губ. Всякий раз, когда она смотрела на Доминика, у Софи перехватывало дыхание.

— Все равно. — Она не стала уточнять, что в школе у нее не было близких подруг. Ей нравилось держаться чуть в стороне. — Это мое личное дело.

— Отлично.

— А теперь я пойду.

— Хорошо. — Но, вопреки словам, голос Доминика звучал так напряженно, словно он пытался удержать ее рядом любой ценой.

— В половине четвертого. — При мысли о новой встрече Софи внезапно охватило волнение.

— Что? — У него был вид человека, внезапно пробудившегося от сна. От очень эротичного сна…

— Ты спросил, во сколько я заканчиваю… В половине четвертого.

— Сейчас я попрошу дворецкого принести твой плащ.

Глядя Доминику вслед, Софи не могла не восхититься тем, как безупречно смокинг обтягивает его широкие плечи и подтянутую фигуру. Этот мужчина всем своим видом излучал ауру власти и силы. Ее невольно пробрала дрожь предвкушения, и соски вновь напряглись под тканью, так что Софи пришлось обнять себя за плечи, чтобы это скрыть. Сейчас ей казалось, что вечер пятницы никогда не наступит…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Торопясь из школы с сумкой и рюкзаком, оттягивавшим плечо, Софи издали заметила сверкающий, царственный «роллс-ройс», и сердце пропустило удар.

Луиса за рулем она заметила почти сразу и, на тот случай, если Доминик наблюдает за ней в окно, сбавила шаг: не хватало еще, чтобы миллиардер решил, будто ей не терпится оказаться с ним рядом. На самом деле спешила девушка лишь потому, что задержалась на лишних десять минут.

Неожиданно ее перехватила коллега — Барбара Балд, преподававшая математику, — которая чуть шею себе не свернула, пытаясь разглядеть, кто сидит в этом роскошном автомобиле.

— Какие планы на выходные, Софи?

— Встречаюсь с друзьями. А у тебя? — Девушка почувствовала, что краснеет, но старалась казаться невозмутимой. Судя по пытливому взгляду Барбары, ей это не слишком-то удалось.

— Эта машина за тобой приехала, да?

— Извини, Барбара, я спешу. Увидимся в понедельник.

Когда она подошла к лимузину и Луис вышел, чтобы взять ее сумку, Софи по-прежнему чувствовала, что коллега с любопытством наблюдает за ней. Жаль, что Доминик не выбрал для встречи более неприметного места. Улица, где располагалась ее школа, была не слишком удобна для парковки «роллс-ройсов», и наверняка сейчас не одна только Барбара следила за происходящим. К понедельнику в учительской только и разговоров будет о том, с кем же в пятницу уехала Софи.

Пассажирская дверца приотворилась, и Доминик окинул девушку долгим оценивающим взглядом.

— Опаздываешь.

Он злился? Уже передумал брать ее с собой? Софи застыла на обочине как вкопанная, досадуя сама на себя, что так спешила поскорее вновь его увидеть. Нет, повторила она себе в который раз, социальная пропасть между ними непреодолима.

— Меня задержал завуч, — пояснила она, чувствуя, как под его взглядом у нее зачастил пульс.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет. Он просто предупредил меня, что не следует читать шестилетним детям философские трактаты.

При виде озадаченного лица Доминика Софи не смогла сдержать улыбки.

— Я пошутила.

— Очень забавно. Садись в машину, нам пора ехать.

Интересно, есть ли у него вообще чувство юмора? Поудобнее устраиваясь на сиденье лимузина и окидывая взглядом роскошную отделку — красное дерево, кожаные подушки, мягкие коврики под ногами, — девушка в который раз усомнилась, не совершает ли она самую большую ошибку в своей жизни. Но тут Доминик улыбнулся ей, и все сомнения мгновенно испарились. Этот мужчина действовал на нее слишком сильно, она ничего не могла с этим поделать, и невозможно было противостоять электрическим разрядам, проскальзывавшим между ними.

— Как прошел твой день? — вежливо осведомился он.

— Шумно. — Софи усмехнулась. — Тебе когда-нибудь доводилось выдержать несколько часов в окружении болтающих без умолку шестилеток?

Она отчаянно пыталась заставить себя расслабиться, но пока что это никак не удавалось. Даже улыбка на губах застыла как гримаса, и все тело сделалось напряженным, словно внезапно онемело.

Это никуда не годилось. Нельзя было позволять, чтобы он так действовал на нее.

— Нет. — Мужчина с серьезным видом покачал головой. — Такого со мной никогда не случалось.

Она все-таки согласилась поехать… Только теперь Доминик наконец смог расслабиться и подумать о вечере, который их ждал впереди. Он сходил с ума от желания всякий раз, когда думал о Софи Далтон. Весь день прошел в предвкушении этого свидания, и он даже мысли не допускал о том, что планы могут сорваться в последний момент. В конце концов, женщины никогда не отказывали, если он их куда-нибудь приглашал.

Любые возникающие сомнения Доминик тут же старался отмести. Но если говорить правду, за свои тридцать шесть лет он еще ни разу в жизни не ощущал такой неуверенности, как с этой женщиной. А неуверенность он ненавидел сильнее всего на свете.

Для человека, привыкшего с легкостью заключать миллионные сделки, подобные ощущения были в новинку. Выросший в богатой семье, Доминик привык пользоваться всеми полагавшимися привилегиями, и радости секса он открыл для себя в неполных шестнадцать лет. Обычно ему было довольно только взглянуть на понравившуюся девчонку, чтобы та упала к его ногам.

Повзрослев, он научился использовать оба доступных ему оружия: свою мужскую красоту и деньги, так что единственным затруднением в общении с женщинами была разве что проблема выбора. Он не успевал устать от одной, как другие уже выстраивались в очередь, чтобы занять место его подружки.

Впрочем, со временем работа стала интересовать Доминика куда сильнее. Должно быть, сказывалась пресыщенность. Рисковые сделки были вызовом и требовали куда большей затраты ума и сил. Так что за последние два года у него не было ни одной постоянной партнерши, только случайные связи, и он об этом ничуть не жалел.

Но теперь, искоса любуясь точеным профилем Софи, он чувствовал, как его охватывает желание, противостоять которому он не мог.

— А что там, в Суффолке? — внезапно поинтересовалась она, расстегивая куртку. В машине было слишком жарко.

У Доминика ушло несколько секунд, чтобы сосредоточиться для ответа. Теоретически простой красный джемпер с воротом на пуговичках никак не мог считаться сексуальной одеждой и уж точно не выдерживал сравнения, к примеру, с шелковым бельем, но почему-то на Софи он смотрелся именно так. Мягкая шерсть облегала высокую полную грудь, и у него невольно перехватило дыхание. Мужчине пришлось сглотнуть, прежде чем он сумел наконец ответить.

— Человек, с которым я сейчас веду дела, — хозяин этого отеля. Там очень красиво, куда спокойнее, чем в Лондоне, и первоклассная кухня. Немало достоинств, как тебе кажется?

— Да.., похоже.

Софи сняла куртку и положила ее на подлокотник между ними, и тут ее сумочка упала на пол. Они с Домиником потянулись за ней одновременно, и на мгновение взгляды их встретились. Софи вспыхнула от желания и предвкушения близости. Это был один из самых чувственных моментов в ее жизни.

Ему хотелось ее поцеловать. Доминик и сам не знал, как сумел удержаться, но несколько секундой не мог думать ни о чем другом, кроме ее нежных горячих губ. О том, как они раскроются по его воле. О том, как он позволит себе прикосновения, на которые имеет право только любовник.

Будь они сейчас где угодно еще, только не в его машине, с Луисом за рулем, — он не смог бы взять себя в руки. Но сейчас у Доминика попросту не было выбора. Стиснув зубы, он подал Софи ее сумочку, пытаясь совладать с полыхающим внутри пожаром. Судя по румянцу у девушки на щеках, она чувствовала сейчас то же самое. И она тоже не могла дождаться, когда они наконец останутся наедине.

Сказав себе, что намерена сполна насладиться жизнью в этом отеле, переделанном из старинного особняка, где в номерах удивительно искусно сочетались все современные удобства и старомодная роскошь, Софи расслабилась в ароматно пахнущей ванне.

Можно было никуда не спешить: с Домиником они договорились встретиться только в половине девятого, так что у девушки оставалось достаточно времени, чтобы привыкнуть к окружающей обстановке. Она прекрасно осознавала, что Доминик рассчитывает с ней переспать — иначе зачем бы он позвал ее с собой! — но странным образом чувствовала сейчас, что ей этого недостаточно. Конечно, она тоже его желала. У нее мурашки шли по коже при одной лишь мысли о поцелуе. Но ей хотелось верить, что она может быть ему интересна и сама по себе. И хотелось, чтобы он понял, что обычно с мужчинами она себе такого не позволяет.

Конечно, к двадцати шести годам у Софи было немало романов. Но лишь с одним мужчиной она «дошла до конца». Стюарт. За доверие и преданность он отплатил ей тем, что, напившись, переспал с невестой своего же лучшего друга. И хотя потом он умолял о прощении, Софи немедленно с ним порвала.

Она не раз повторяла себе после этого, что пережитый опыт не нанес ей никаких душевных травм. Но, видимо, это было самообманом, иначе почему вот уже год, как она ни с кем не встречалась? И не то чтобы у нее не было возможностей… Просто Софи не хотелось вновь пережить что-то подобное. И вот теперь…

Впрочем, Софи не была наивной школьницей и прекрасно понимала, что Доминику не нужны никакие постоянные отношения. Только горячий секс в случайном отеле. Мимолетный каприз богача…

В девять вечера, когда Доминик так и не объявился в столовой, Софи достала из сумочки книгу. Но как она ни старалась, сосредоточиться на чтении ей не удалось, слова прыгали перед глазами.

Пять минут спустя подошел официант и передал, что мистер Ван Стрэтен просит его извинить: переговоры затянулись дольше, чем планировалось, так что мисс Далтон пока может заказать себе ужин. Софи с облегчением отложила в сторону книгу и, покосившись но сторонам, неуверенно взялась за меню.

Она одновременно чувствовала волчий голод и невыносимую тревогу, от которой желудок завязывался узлом. Ожидание начинало действовать на нервы, и девушка все чаще повторяла себе, что эта поездка была ошибкой. Но тут внезапно Доминик оказался рядом, улыбаясь привычно, механически, как человек, которому часто приходится это делать, без всякой искренности и теплоты.

У Софи упало сердце при мысли, что он скорее предпочел бы поужинать в одиночестве, чем с почти незнакомой женщиной, с которой к тому же наверняка не знает, о чем говорить. Теперь она уже жалела, что с такой тщательностью подбирала наряд на вечер: маленькое бархатное черное платье с жакетом и брошью с фальшивым рубином. Красный камень оттенял ее темные волосы и голубые глаза. Софи даже наложила немного теней и подкрасила тушью ресницы.

— Я опоздал, извини. Ты уже сделала заказ? Доминик сел напротив, окидывая Софи таким отстраненным, холодным взглядом, что она вновь сказала себе, что ей не следовало никуда с ним ехать.

— Нет, только собиралась. Встреча прошла не слишком удачно?

Ее проницательность поразила Доминика. Обычно ему куда лучше удавалось скрывать свои чувства. Но сегодня ему пришлось иметь дело с давним соперником по бизнесу, и переговоры оставили неприятный осадок. Возможно, он совершал ошибку, стремясь достичь успеха в делах любой ценой… Он задумался об этом впервые — глядя в алчные, беспощадные глаза своего оппонента. Неужели со стороны кто-то мог точно так же воспринимать и его самого?

Нет, встреча и впрямь прошла неудачно. Ему не нравилось задумываться о подобных вещах. И теперь Доминик с удовольствием отвлекся, разглядывая свою спутницу. Ее скромный наряд не приоткрывал ничего лишнего, но белоснежная кожа в вырезе платья наводила его на самые неприличные желания и мысли.

— У меня есть правило никогда не смешивать бизнес и удовольствия, Софи. Так что мы не станем портить себе вечер, обсуждая мои дела. Кстати, тебе идет это платье.

Этот неожиданный комплимент прозвучал так, что Софи даже вздрогнула от неожиданности. Ее словно окатили ледяной водой. Этот мужчина порой пугал ее до полусмерти сочетанием неприступной холодности и жадного желания, которое читалось в его изумрудных глазах.

— Спасибо. Я купила его в прошлом году на распродаже… — Софи прикусила язык, но было поздно. Признаться человеку такого сорта, как Доминик, в том, что лучший ее наряд куплен по дешевке, — это было все равно что.., пригласить его на завтрак в рабочую столовую! О чем она только думала? Она же не на посиделках с подружками! Она сидит с миллиардером в пятизвездочном отеле…

— Тем не менее, — без тени улыбки проронил Доминик, — оно выгодно подчеркивает твой цвет кожи и фигуру.

Легче от такого ответа Софи не стало. Вместо того чтобы загладить ее оплошность, реплика собеседника лишь подчеркнула непреодолимую пропасть между ними. Сейчас у нее не было сил даже притвориться, будто она голодна.

— Думаю, мне лучше вернуться домой. Ты явно жалеешь, что меня пригласил, да и вообще, идея была не самая удачная. Я преподаю в начальной школе, Доминик, и веду самую обычную жизнь. Я не общаюсь с людьми твоего типа и ничего не знаю о твоем мире. Конечно, сейчас я тебе вроде как в диковинку, но для меня это унизительно. Поэтому, чтобы избавить нас обоих от неловкости, предлагаю просто забыть обо всем и расстаться. Что скажешь?

Последние слова она договаривала торопливо, чувствуя, как неудержимо краснеет — особенно когда на губах Доминика заиграла усмешка.

— Ты совершаешь большую ошибку, если полагаешь, будто я жалею о своем приглашении. Я очень рад, что ты сейчас со мной. Если не считать этих вечерних переговоров, я весь день ни о чем другом не мог даже думать. И не надо говорить о «диковинках», этим ты унижаешь нас обоих. Софи, я встречаюсь лишь с женщинами, которые мне интересны.., и не только в постели. Я не стал бы терпеть бессмысленной болтовни ради хорошенькой мордашки. Хотя в твоем случае я готов сделать исключение. Особенно в постели. Правда, там, я полагаю, нам будет уже не до разговоров.

Софи почувствовала, как румянец начинает жечь ей щеки. На решетке гриля, наверное, и то было бы не так жарко. У нее задрожали губы.

— Неужели тебе нечего на это сказать? — поддразнил он.

Такое редко с ней случалось, но сейчас Софи и впрямь лишилась дара речи. Голос внезапно отказался ей подчиняться.

— Так мне.., остаться? — выдавила она наконец.

— Разумеется, — подтвердил он с улыбкой и взял в руки меню.

В гостиничном номере с задернутыми шторами было темно, но, когда Софи потянулась к выключателю, Доминик перехватил ее руку. Запах его туалетной воды и жар тела действовали на нее как наркотик, вызывая головокружение и дрожь в коленях.

— Я рад, что мы отказались от десерта, — поддразнил он, обхватывая ладонью затылок девушки и прижимаясь к ее губам.

Его дыхание было теплым и невесомым, как крылья бабочки, и Софи внезапно осознала, что больше не чувствует пола под ногами. Она была пьяна — но не от спиртного, потому что не выпила за ужином ни капли. Близость этого мужчины действовала на нее сильнее, чем алкоголь.

— Сексуальная малышка Софи. — Он улыбнулся, вновь прикасаясь к ее губам.

Касание было совсем легким, но девушка застонала, тут же подаваясь к нему навстречу. Доминику не требовалось подсказок: он давно был готов взять то, чего жаждал так сильно.

Его ладони ласкали тело Софи без стеснения, наслаждаясь изгибами груди, бедер, ягодиц. Он притянул ее к себе еще теснее, чтобы она смогла убедиться, как сильно он желает ее. От такого напора Софи почувствовала, как все внутри у нее плавится, точно в жерле вулкана.

Он увлек ее к огромной кровати, и, запинаясь, девушка последовала за ним. С легким шорохом упала на пол одежда. Сняв с себя пиджак и рубашку, Доминик склонился над Софи, освобождая ее от платья и покрывая поцелуями каждую пядь кожи.

Время словно застыло, сгустившись вокруг них. Боже.., почему она так слаба перед желаниями этого мужчины? Так слаба, что готова дать ему все, что он пожелает. Она так никогда не делала. Не спала со случайными мужчинами, как бы сильно они ее ни привлекали. Но сейчас у нее бурлила в жилах кровь, и она жаждала этой близости каждой клеткой своего тела.

Доминик целовал Софи яростно и жадно, одновременно расстегивая на ней бюстгальтер. Едва прохладный воздух коснулся сосков, они тут же заныли от возбуждения, и Софи выгнулась, обнимая Доминика за шею, лаская его плечи, спускаясь ниже, к пояснице.

Она была такой настойчивой, такой доверчиво-открытой… Ее женский запах сводил Доминика с ума. Как он мог позволить заманить себя в такую ловушку? Он спрашивал себя об этом, проникая в пышущий жар ее тела, наслаждаясь ее хрипловатыми чувственными стонами. Как могло случиться, что эта скромная, самая обычная девушка стала вдруг для него такой необходимой?

Впрочем, сейчас Доминику не нужны были ответы. Он целовал Софи, ласкал ее грудь — поражаясь лишь тому, как мог столь долго обходиться без этого ни с чем не сравнимого наслаждения.

Все прошлые романы были не в счет: как легкий бриз в сравнении с ураганом. Эта женщина будила в нем такую глубинную, потаенную страсть, о которой он никогда прежде и не подозревал.

И теперь Доминик не собирался отказываться от того, что так неожиданно получил. И пусть Софи не думает, что все ограничится только случайным сексом в номере отеля. У него были совсем другие планы…

— Доминик! — Она прерывисто дышала, выгибаясь под ним. — Доминик, ты сводишь меня сума… Я больше.., не могу…

— Не сдерживайся, — и мужчина вновь припал к ее губам, чувствуя, как Софи содрогается на волнах экстаза, и сам достигая пика вслед за ней, с яростным коротким возгласом наслаждения.

Затем он опустился рядом на постель, проводя рукой по коротким волнистым волосам с нежностью, которой даже сам от себя не ожидал. Ему хотелось заниматься с ней любовью всю ночь напролет, пытаясь выпить ее до дна, до последней капли. Но он сознавал, что все равно не сможет до конца утолить свою жажду.

— Хорошо, что ты не вернулась домой? — Он дразнящее улыбнулся.

Доводилось ли ей когда-нибудь в прошлом испытывать нечто подобное? Настолько остро сознавать собственное и чужое удовольствие, которым, кажется, был насыщен даже воздух в этой комнате? Нет, никогда. Софи зажмурилась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы. Ничто в прошлом не могло сравниться с сегодняшним наслаждением: ее тело наконец обрело то, чего жаждало так долго.

Вероятно, Доминик сможет поутру подняться с постели и жить дальше, не испытывая ощущения, словно его лишили чего-то очень важного в жизни. Но Софи сомневалась, что ей это когда-нибудь удастся.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда Доминик, проснувшись, не обнаружил Софи рядом, он был не просто удивлен: кажется, такого потрясения он еще никогда не испытывал. Он даже поднялся, чтобы проверить ванную, но ее не было и там тоже. Как такое возможно? Ни одна женщина в прошлом не позволяла себе бросать Доминика вот так, даже не заботясь о его желаниях.

Они занимались любовью всю ночь и заснули лишь под утро, усталые, но так и не насытившиеся сполна. Сам привыкший вставать рано, Доминик рассчитывал заняться делами, не потревожив спящую Софи, а потом позавтракать с ней вместе часов в девять. И ведь он сказал ей об этом, разве нет?

Расхаживая по небольшой уютной гостиной, мужчина был вне себя от бешенства. Его тело до сих пор помнило страсть, сжигавшую их обоих. Он ничего не хотел так сильно, как повторения вчерашнего вечера.

Но Софи была непредсказуема, как снегопад в июле.., она сама устанавливала для себя правила. Доминик не привык гоняться за женщинами, он терпеть не мог ощущать свою зависимость. Этой ситуации пора было положить конец.

Софи шагала, опустив голову, по берегу реки, даже не замечая белоснежных лебедей, скользивших по воде. Она вообще ничего не видела вокруг себя, не чувствовала нежного аромата, предвещавшего близость весны.

Ни за что на свете она не вернется, чтобы завтракать с Домиником.

Пожалуйста, передай джем.., и кстати.., спасибо за три оргазма.

Она не смогла сдержать смущенный стон. Что же она наделала? Как могла повести себя столь несдержанно?

Софи понятия не имела, что делать дальше. Ей не хватало опыта представить, что можно после секса остаться просто добрыми приятелями и относиться к происшедшему как к развлечению. Как же другим женщинам такое удается?

Если бы ее вещи не остались в отеле, она прямо сейчас направилась бы к ближайшей станции, чтобы вернуться в Лондон. Можно было бы даже оставить Доминику какую-нибудь записку. Поблагодарить за чудесный вечер… Показать ему, что она современная здравомыслящая женщина и легко относится к подобным интрижкам.

Вот только что-то подсказывало Софи, что Доминика это отнюдь не обрадует.

А ведь стоило еще подумать о том, что скажет Диана, узнав, что лучшая подруга ухитрилась переспать с ее боссом…

Погруженная в глубокую задумчивость, Софи вернулась в отель и не сразу заметила в холле Доминика, сидевшего в уголке за столиком с газетой и чашкой кофе. Увидев девушку, он поднялся и сам направился к ней.

— Мы разве недоговаривались, что позавтракаем вместе в девять?

Под взглядом его ледяных глаз Софи невольно поежилась. Но как же он хорош собой!.. Гибкий, мускулистый, худощавый, в синем свитере и черных джинсах, Доминик казался воплощением мужественности. И даже в этой простой на вид одежде он по-прежнему излучал ауру богатства и власти…

— Ты же сам говорил, что собираешься поработать. А мне захотелось немного пройтись.., так что я просто выпила чаю с тостом. Извини.

— Ты могла бы сперва спросить, устраивает ли меня твое решение. Если уж я с кем-нибудь о чем-то договариваюсь, то не привык, чтобы люди меняли мои планы.

Он проговорил это таким раздраженным тоном, что, несмотря на смущение, Софи чуть не рассмеялась. Давно уже никто не отчитывал ее, как провинившуюся школьницу.

— А я не привыкла оправдываться за каждый свой шаг! Или спрашивать разрешения, прежде чем выйти на прогулку! — Сердитые искорки вспыхнули в глубине васильковых глаз.

— Я ничего не говорил о разрешении. Куда ты ходила? — Поймав любопытный взгляд кого-то из служащих отеля, Доминик подхватил Софи под локоть, увлекая ее к своему столику.

Софи с досадой высвободила руку.

— Я не знаю. Я не смотрела по сторонам. Мне просто хотелось подышать воздухом. Это что, преступление?

— Ты всегда так бурно реагируешь на самые невинные вопросы? — Голос Доминика был полон иронии, и девушка тут же смутилась.

Она и сама не знала, почему так вспылила. Она попросту не знала, как реагировать на этого мужчину, на свое влечение к нему, которое ощущала так остро, даже в этот самый момент. Ей хотелось обнять его, прижаться теснее и…

— Софи?

В полном смятении она отвела взгляд, чтобы он ничего не сумел прочесть у нее по глазам.

— Я немного нервничаю. Извини.

— Тогда почему бы тебе не снять плащ и не присесть? Я закажу еще кофе.

Девушка повиновалась без лишних слов: мысль о чашке кофе внезапно показалась ей необычайно привлекательной.

Она старалась не смотреть на Доминика, расположившегося напротив. Странно, что он не горит желанием поскорее отправиться в Лондон. Она была уверена, что ему уже не терпится вернуться, ведь он такой занятой человек, и немало людей наверняка требуют его внимания…

— Может, расскажешь, почему ты так нервничаешь? — невозмутимо поинтересовался он.

— Если честно, у меня просто нет опыта в подобных вещах. Обычно я так себя не веду. — Голос Софи звучал едва слышно. — То есть.., не обычно.., на самом деле я вообще в первый раз…

— Легла в постель с едва знакомым мужчиной?

Девушка кивнула, облизывая губы.

— Я рад это слышать.

В его тоне звучали такие собственнические нотки, что Софи даже поежилась. Глядя на нее и чувствуя, как пожар желания вновь разгорается в крови, Доминик ощутил неожиданный приступ ревности при мысли, что она могла бы принадлежать кому-то еще. Это было совершенно новое, непривычное чувство. Вызов, который до сих пор ему не доводилось принимать.

— Но ведь у тебя в жизни были мужчины?

— Да, но я не.., это не значит, что я…

— Хочешь сказать, что не ложишься в постель с мужчиной без обязательств, так, Софи?

Она говорила совсем не о том! Софи пришла в отчаяние. Теперь Доминик решит, будто она пытается заявить на него какие-то права, раз уж он с ней переспал!

— Я вела речь совсем о другом. Мы могли бы сменить тему?

Доминик не верил своим глазам: она и вправду покраснела. Теперь ему еще сильнее хотелось вновь оказаться с ней в постели, — это зрелище оказалось неожиданно возбуждающим. Он мысленно начал просматривать свое расписание на неделю, пытаясь выкроить время для новой встречи.

— Мне кажется… А, вот и кофе! — И Софи засуетилась, с преувеличенным вниманием расставляя чашки, сахарницу и сливки. Все это время Доминик не сводил с нее пристального взгляда, и она вновь почувствовала себя на взводе.

— Софи…

Ей поневоле пришлось прерваться — таким властным был его голос. Она распахнула глаза.

— Что?

— Мне кажется, ты почему-то уверена, будто после сегодняшнего я больше не захочу с тобой встречаться.

Именно об этом она и размышляла в этот самый момент. По спине у девушки прошел холодок.

— Ты ведь очень занятой человек, Доминик. По словам Дианы, ты и в Англии-то редко задерживаешься дольше недели. И я тоже работаю. То есть не так, как ты, конечно, но все равно… У меня нет времени на романы.

— Нет времени или желания? — Он вопросительно изогнул бровь.

Стюарт. Подарить мужчине всю себя, только чтобы потом оказаться втоптанной в грязь, обманутой… Предательство слишком горько уязвило Софи. Так можно ли ее винить, если она больше не хочет никому доверять?

Доминик Ван Стрэтен — из породы плейбоев. Такие мужчины меняют женщин, как перчатки. И неважно, что одним своим взглядом он заставляет кровь бурлить у нее в жилах. В людях она ценит искренность и надежность. Поддаваться минутным увлечениям — это до добра не доводит.

— Желание тут ни при чем. Я же сказала, что много работаю. Налить тебе кофе?

Он должен быть доволен, рассуждала Софи про себя. Доволен тем, что она не оказалась одной из этих женщин-липучек, которые не дают мужчинам проходу. Он получил удовольствие.., то есть, конечно, им обоим было хорошо в постели. Так почему бы на этом и не остановиться?

— Ты ошибаешься, если думаешь, что я больше не хочу с тобой встречаться.

И вновь властная сила в его голосе заставила Софи содрогнуться. И этот жесткий, пристальный взгляд… Он был совсем другим, когда ласкал ее в постели, когда возносил к высотам наслаждения.

— Я буду занят ближайшие три дня, но смогу освободиться вечером в среду. Приезжай к ужину.

Он хоть отдает себе отчет, насколько холодно звучат его слова? Как приказ… И хотя физически ей было почти невозможно устоять перед ним, Софи не собиралась сдаваться. Она не какой-нибудь щенок, готовый броситься к хозяину по первому зову!

— В среду я занята. — Она поднесла чашку к губам. — У нас будут занятия допоздна, мы готовимся к Пасхе.

Доминик с трудом подавил нетерпение. Софи говорит правду или намеренно дразнит его? Она выслушала его приглашение с равнодушным видом, а потом отказалась. Она хоть понимает, сколько женщин все на свете отдали бы за эти несколько часов с ним наедине? Наверное, нет. Но неприятнее всего для Доминика было осознавать, что, если бы Софи и знала, это ни на йоту не поколебало бы ее решимость. Похоже, эта женщина помешана на своей работе. Другого объяснения он не видел.

— Тогда как насчет четверга?

Он собирался пойти со знакомыми в клуб, но готов был пожертвовать этим ради Софи.

Его голос звучал все так же холодно, и девушка поморщилась. Она не собиралась уступать только потому, что он этого требовал. Пусть поищет себе для развлечений кого-нибудь еще!

— В четверг у моей подруги день рождения. Это была чистая правда, но Софи видела, что Доминик не верит ни единому слову. Он даже негромко выругался себе под нос.

— Ну, так когда ты будешь свободна, чтобы мы могли встретиться? — Изумрудные глаза недовольно блеснули.

Софи едва не поперхнулась кофе.

— Если честно, Доминик, я думала, что на этом мы поставим точку. Ну.., ты ведь занятой человек, а я совсем не из твоего круга. Так что.., в общем…

— Позволь мне кое-что прояснить, Софи, — уверенно перебил ее Доминик. — Я чувствую, когда женщина получает удовольствие от моих прикосновений. И я слышал, как вчера ты стонала в моих объятиях. Поэтому мне показалось, ты будешь не против увидеться со мной опять. Я прав?

Этот мужчина явно не привык, чтобы ему в чем-то отказывали. Наверное, большинство людей попросту не осмеливались… Но хотя Софи была мучительна мысль о том, что он так легко подчинил ее себе, она не могла и отрицать правоту его слов. Она хотела быть с ним. И это желание оказалось куда сильнее голоса здравого смысла.

— Я честно не могу ни в среду, ни в четверг. Но я свободна в пятницу.

Доминик с облегчением выдохнул, чувствуя, как напряжение покидает его.

— В пятницу я приглашен на банкет в Сити.

— А-а.

— Мужчины должны быть в смокингах, так что тебе понадобится вечернее платье. Это проблема?

Учитывая ее небогатый гардероб.., да, конечно, это было проблемой.

— Возьму что-нибудь у подруги, — пробормотала она смущенно.

— Я позвоню Эмили, своей хорошей знакомой, и она поводит тебя по магазинам. Так будет проще.

— Доминик, у меня нет на это времени! И денег.., уж если на то пошло. Учительская зарплата не рассчитана на такие покупки. — Ну вот, она сказала об этом вслух. Софи почувствовала, как жаркая краска вновь приливает к щекам.

Он улыбнулся.

— Позволь мне сделать тебе такой подарок. Я буду счастлив… — И его взгляд выразительно прошелся по контурам ее фигуры.

У девушки перехватило дыхание.

— Ты же помнишь, я не принимаю дорогих подарков от мужчин.

— Я не просто какой-то мужчина, Софи. Давай наконец мы это признаем: я твой любовник.

Сплетни в школе в понедельник расползлись еще больше, чем опасалась Софи: похоже, Барбара неплохо постаралась. Девушка, как могла, уклонялась от расспросов коллег до конца занятий. Но затем, уже на выходе, столкнулась с Виктором Эдвардсом, директором школы.

— Я так понял, вы скоро собираетесь от нас уходить? — Он поправил на носу очки в металлической оправе.

От изумления девушка чуть не оступилась на лестнице.

— Простите?

— Ну, Софи, не часто наших преподавателей встречают после работы на «роллс-ройсах». Либо мы вам слишком много платим — но, увы, я знаю, что это не так, — либо вы вознеслись в некие возвышенные сферы, недоступные прочим смертным.

Софи очень уважала директора школы, хотя многие считали его занудой. Он был человеком справедливым и не склонным к поспешным суждениям. И теперь она не смогла сдержать вздоха облегчения, когда увидела улыбку у него на губах.

— Конечно, я пошутил. Вы отлично работаете, и нам было бы жаль вас потерять. А на слухи не обращайте внимания. Скоро сплетники найдут себе какую-нибудь новую тему для пересудов.

— Спасибо, Виктор. Если честно, мне все это очень не по душе.

Они немного поговорили о подготовке к Пасхе. Софи была тронута тем, как близко к сердцу директор школы принимает все ее заботы.

— Вы разумная девушка, — произнес он наконец. — Я верю, что вы сделаете неплохую карьеру. И не стесняйтесь обращаться ко мне, если возникнут какие-то трудности.

— Спасибо.

— Ну что ж, тогда до завтра. — И он двинулся к выходу.

Софи с теплой улыбкой посмотрела ему вслед.

Завернувшись в пушистое банное полотенце, Софи выскочила из душа, чтобы ответить на телефон. Сердце забилось учащенно при мысли, что это может быть Доминик.

Но нет. Голос оказался незнакомым. Женщина представилась как Эмили Кэткарт… Та самая «хорошая знакомая», чью помощь Доминик ей обещал при выборе платья.

— Слушаю вас. — И Софи поудобнее устроилась в кресле, пытаясь выровнять дыхание.

— Доминик попросил меня связаться с вами. — Эмили явно не привыкла терять времени даром. Голос звучал бодро и деловито. — Так когда мы пойдем за покупками?

Интересно, как она отреагирует, если Софи скажет, что передумала? Хуже того — как отреагирует Доминик? Наверняка придет в ярость. Нет, Софи не могла себе такого позволить.

— Завтра я не могу, но вот в среду в обед — пожалуйста. Я договорюсь с кем-нибудь из коллег, чтобы меня подменили на пару часов.

— Отлично, тогда в среду я за вами заеду.

— Надеюсь, не на «роллс-ройсе»? — Софи постаралась спросить это как можно небрежнее, но внутренне поморщилась от такой перспективы. Однако Эмили лишь тепло засмеялась в ответ, и девушка сразу прониклась симпатией к этой незнакомой женщине.

— Что вы, конечно, нет, моя дорогая. Я вожу самый обычный джип. Очень удобно, когда живешь в деревне… А что, Дом заявился к вам в школу на лимузине?

Софи невольно заулыбалась.

— Да. И в той части Лондона, где я работаю, к «роллс-ройсам» не то чтобы очень привыкли…

— Доминик говорил, что вы учительница, а Маркус назвал вас очаровательной… Вы с ним встречались в тот вечер, помните, когда вам пришлось так рано уйти… В общем, думаю, мы без труда подберем что-нибудь подходящее к пятнице. Давайте ваш адрес, и я подъеду в среду к часу дня. Годится?

— Очень любезно с вашей стороны, Эмили. Благодарю.

— Не за что. Мы с Домиником — старые друзья. Так что никаких проблем, моя дорогая.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Она опять опаздывала. Доминик не скрывал своего нетерпения, продолжая вести какой-то бессмысленный разговор с гостями и не отводя напряженного взгляда от входа. Он хотел, чтобы Софи приехала на банкет вместе с ним в его лимузине, но девушка отказалась, сославшись на учительское собрание в школе.

Доминик с досадой взглянул на часы. Почему она не отказалась идти на это собрание? Почему она не считается с его требованиями? Постаравшись подавить раздражение, он вновь сосредоточился на разговоре.

В тот самый момент, когда Доминик уже почти смирился с тем, что Софи не придет, он наконец заметил ее в дверях. Эмили говорила, что они выбрали очаровательное платье, но к такому зрелищу он оказался не готов.

Софи стояла рядом с официантом, который проводил ее в банкетный зал. На ней было черное шелковое платье-футляр до пола, так изящно облегавшее все изгибы тела и приоткрывавшее кремовую белизну плеч и ложбинку груди, что невольно захватывало дыхание. Доминик был далеко не единственным, кто любовался девушкой в этот момент.

Он вежливо извинился перед остальными и двинулся к ней навстречу, сгорая от нетерпения и сам удивляясь собственной реакции. Он не помнил, когда в последний раз так остро реагировал на близость с женщиной. Доминик всегда превосходно засыпал, но сейчас вот уже пятую ночь ворочался без сна, мечтая только о Софи. Такое впечатление, будто девушка, с которой он провел всего две бурные ночи, опоила его каким-то приворотным зельем. И сегодня он твердо намерен был увезти ее к себе. Он не станет слушать никаких отговорок. Она нужна ему.

— Извини, что задержалась, — проговорила Софи, глядя на него своими васильковыми глазами. — Собрание затянулось, а я никак не могла уйти раньше. Начало нового финансового года, и все такое… — Она внезапно осознала, что он смотрит на нее слишком пристально и без улыбки.

Неужели сердится за опоздание? Девушка занервничала, исподволь косясь на прочих гостей. Но ей и правда необходимо было присутствовать на собрании. И без того слухи до сих пор не улеглись, не хватало еще дать пишу для новых сплетен.

Она вновь повернулась к Доминику и внезапно осознала, что он пожирает ее взглядом. И тут же тело отозвалось болезненным напряжением и волной жара, прокатившегося с головы до ног. Этот мужчина… Ей почти невыносимо было находиться с ним рядом, так сильно действовало его присутствие на Софи.

— Ты пришла, все остальное не имеет значения.

По-прежнему без улыбки он обнял ее за плечи и повел в соседний зал в тот самый момент, когда объявили, что гостей ждут за банкетным столом.

Полчаса спустя, сидя за столом вместе с прочими приглашенными, Софи никак не могла оторвать взгляд от Доминика. В профиль, с этими светлыми волосами, он напоминал какое-то греческое божество, из тех, чьей красоте мог отдать должное только мрамор.

Все жаждали его общества, и, наблюдая за тем, как он царствует в своем кругу, девушка лишний раз убедилась, что никогда не сможет приблизиться к этому мужчине настолько, чтобы затмить для него всех остальных.

При этой мысли Софи потянулась за бокалом и отхлебнула вина чуть поспешнее, чем следовало бы, так что несколько капель пролилось на платье. Она попыталась промокнуть пятно льняной салфеткой.

Доминик незаметно коснулся ее бедра рукой, и от прикосновения девушка вздрогнула, словно от ожога, — таким ошеломляющим было желание, которое она ощутила в этот момент.

— Мне нужно в дамскую комнату. — Она встала из-за стола, смущенная тем, что все взгляды тут же устремились на нее, и с изумлением обнаружила, что Доминик также поднимается с места.

— Прошу нас извинить, — бросил он в пустоту, ни к кому персонально не обращаясь, — но моя спутница, похоже, нуждается в помощи.

— Тебе ни к чему…

— Как раз наоборот, мне это необходимо. — Его жаркий шепот обжег ей щеку. Доминик повел Софи к выходу из зала.

Без лишних слов Софи ускорила шаг, пока наконец не оказалась перед дверью с табличкой «Комната отдыха». Каково же было ее удивление, когда Доминик вошел следом за ней в это уютное, пахнущее цветами помещение с зеркалами и пуфиками вдоль стен. В его глазах было столько неприкрытой страсти, что девушка задрожала, не в силах отвести взгляд. Когда он протянул к ней руку, она подалась навстречу, словно во сне.., как будто этот мужчина загипнотизировал ее и напрочь лишил собственной воли.

— Тебе нельзя быть здесь.., нам не следует… — Она не смогла договорить: Доминик закрыл ей рот обжигающим поцелуем, и все мысли о сопротивлении вылетели у Софи из головы. Она была словно кукла в его объятиях, безвольная и покорная, не пытающаяся протестовать, даже когда он принялся ласкать ее грудь, болезненно напрягшуюся под тонкой тканью платья.

— Ты выглядишь потрясающе, — пробормотал он, целуя Софи в шею так, что искры пронзили все ее тело.

И прежде чем девушка нашлась, что ответить, он вновь смял ее губы жадным, страстным поцелуем — и тут же отстранился, как ни в чем не бывало, поправляя свою безупречную прическу.

Для Доминика эта женщина была воплощенным искушением, сказочной сиреной, чьему зову он поддавался всякий раз, когда слышал его. Он желал ее все сильнее, настолько, что сидеть рядом с ней на банкете и не иметь возможности прикоснуться сделалось совершенно нестерпимым. Он не слышал ни единого слова из того, что другие говорили ему за столом, и не помнил, что им отвечал.

Мысль, которая впервые зародилась у него еще в Суффолке, теперь оформилась окончательно, и Доминик понял, что больше не в силах ждать. Это стало навязчивой идеей, и он был полон решимости воплотить ее в жизнь как можно скорее.

— Я хочу, чтобы вечером мы поехали ко мне. Нам нужно кое-что обсудить.

Нахмурившись, Софи провела ладонями по груди, оправляя платье. От винного пятна не осталось и следа. Она ничуть не удивилась: его высушил жар их тел.

— О чем ты хотел поговорить? — Как ни старалась, она не могла сосредоточиться. Голова по-прежнему кружилась после недавних поцелуев.

— Сейчас не время и не место. — В его голосе звучало напряжение. Доминик одернул пиджак, вновь делаясь холодным и отстраненным.

Как ему это удается? Софи была потрясена. Только что он кипел от страсти, а теперь, миг спустя, выглядит таким равнодушным… Ее даже охватило искушение испытать его выдержку, соблазнить, спровоцировать, проверив силу своих женских чар.

— Банкет ведь затянется допоздна? А я с утра хотела успеть в бассейн, так что мне нужно встать пораньше. Нет, лучше поеду сразу домой.

Доминик не верил своим ушам. Она опять отказывает ему! Боже, да что эта женщина с ним творит? Никогда прежде никто не заставлял его ждать, не вынуждал о чем-то просить. Он усомнился бы в собственной привлекательности, если бы не помнил, что в постели Софи точно так же сгорала от страсти, как и он сам. Если она просто пытается раздразнить его, чтобы крепче заманить в свои сети, то это ни к чему, он и так увяз с головой… Нет, ему любой ценой требовалось завлечь ее сегодня к себе.

— У меня в доме есть бассейн и найдутся купальники для гостей. Так что это не проблема, можешь плавать сколько угодно.

С этими словами он повернулся к выходу. Софи возмущала небрежность, с которой он отдавал приказы, как будто ее собственные желания не имели вообще никакого значения. Она уже совершила такую ошибку, встречаясь со Стюартом, когда в угоду ему то и дело жертвовала собственными интересами. И чем он ей отплатил? Нет, больше никогда и ни перед кем она не станет так прогибаться.

— Я не хочу плавать у тебя дома, Доминик! Я хочу вернуться домой и пойти утром в бассейн, как всегда по субботам.

Эта неожиданная вспышка застала его врасплох. Обернувшись, он смерил девушку ледяным взглядом.

— Ты так цепляешься за свои привычки, что не можешь ими пожертвовать, даже чтобы побыть со мной?

— Может, для тебя это и глупость, но только не для меня! Разве ты стал бы отменять ради меня назначенную встречу?

Впрочем, раздражение Софи вмиг улеглось, едва лишь она заметила на губах мужчины знакомую сдержанную улыбку.

— Разве тебе мало доказательств того, как сильно я хочу быть с тобой, Софи? Сегодня я мог бы вернуться домой, чтобы поработать. В воскресенье мне нужно лететь на пять дней в Женеву, чтобы заключить там миллионный контракт, от которого зависит работа для сотен людей. Переговоры будут долгими и сложными, так что подготовка жизненно необходима. Это важно для меня.., и все равно я предпочту провести это время с тобой. Как еще мне заставить тебя поверить в мою искренность?

Софи пристыженно отвела взгляд. Разве теперь она сможет ему отказать? Конечно, ночь с Домиником доставит ей куда больше удовольствия, чем поход в бассейн. Настоящая проблема была в том, что всякий раз ей все труднее расставаться с ним. Как далеко это может ее завести? Рано или поздно сексуальное напряжение между ними пойдет на убыль.., и с чем она останется тогда?

Девушка чуть слышно вздохнула.

— Если так, то я поеду с тобой, Доминик. Но на завтра у меня нет сменной одежды. Мы могли бы сперва заехать ко мне?

— Разумеется.

Он вновь выглядел холодным и отстраненным, и Софи пожалела, что им придется сейчас возвращаться на этот напыщенный банкет, вместо того чтобы сразу поехать домой. Ей так хотелось, чтобы в его глазах вновь вспыхнул знакомый огонь желания…

— Ах, да. Доминик…

— В чем дело?

— Спасибо за это чудесное платье.

— Я рад, что тебе оно по вкусу, Софи.

На что девушка совершенно не рассчитывала, так это на внимание журналистов. Фотографы, конечно же, снимали всю церемонию вручения премий, но затем вспышки засверкали у того стола, где сидели они с Домиником.

Еще больше Софи смутилась, когда тот привлек ее к себе, дразняще шепча на ухо, так, чтобы больше никто не услышал:

— Улыбнись, как будто ты от меня без ума. Она была готова провалиться сквозь землю.

Чужое внимание всегда ее смущало, вот почему она ненавидела свадьбы и любые подобные торжества. В себя она пришла уже в машине, когда они наконец вырвались из этого кошмара.

Они вернулись в особняк Доминика, сперва заехав к ней за вещами. Софи почувствовала, что умирает от усталости. Устроившись на диване в гостиной, девушка обхватила обеими руками бархатную подушечку-думку и прижала к себе, закрываясь ею, словно щитом. Совершенно детский жест… Но в машине Доминик опять сказал, что хочет поговорить о чем-то важном, и теперь ее снедала тревога.

— Бренди? — спросил он, подходя к бару.

— Нет, спасибо. Я так устала, что, если выпью хоть каплю, тебе придется нести меня в постель на руках.

Она тут же осеклась, едва смысл собственных слов дошел до нее. Доминик обернулся с улыбкой на лице.

— Ты можешь ничего не пить, но сама идея мне нравится.

Он опустился на диван рядом с ней, и его близость, жар тела, пьянящий мужской запах мгновенно ударили ей в голову, заставляя чувствовать себя беспомощной и слабой от желания, над которым Софи не имела никакой власти.

— О чем ты хотел поговорить? — Пересохшие губы почти не слушались.

— Мне пришла в голову одна мысль.

Софи еще крепче прижала к себе диванную подушку. Она была так напряжена, что спина отзывалась острой болью на любое движение. Усилием воли она заставила себя немного расслабиться.

— Какая мысль?

Прежде чем ответить, Доминик отхлебнул бренди из бокала с таким задумчивым видом, что у девушки невольно прошел по спине холодок.

— У человека в моем положении множество обязательств, Софи. Богатство — это ответственность. Что бы там многие люди ни думали, я не могу просто сидеть и бездельничать, раздавая приказы направо и налево. По большинству вопросов мне приходится самому принимать решения. Я стараюсь добиваться совершенства во всем. Не терплю посредственности. То, что человек делает, он должен делать хорошо. Согласна?

В своей профессии Софи точно так же стремилась быть лучшей, так что ей оставалось лишь кивнуть.

— Не столь давно я пришел к выводу, что мне не обязательно идти по жизни в одиночестве. Более того, мне было бы приятно иметь рядом человека, который разделил бы эту жизнь со мной. Вот я и подумал о тебе, Софи.

— Обо мне? — У нее внезапно пересохло в горле. К чему он клонит?

— Да, о тебе.

Отставив бокал на журнальный столик, Доминик развернулся к девушке лицом, не сводя с нее пристального взгляда изумрудных глаз.

— Я устал от коротких, ни к чему не обязывающих связей. Я хочу, чтобы ты переехала ко мне, Софи, и стала моей постоянной любовницей.

Потрясенная, девушка уставилась на него. Подобное ей и в голову не могло прийти! Он что, всерьез полагает, что она на такое пойдет?

— Ты хочешь.., сделать из меня содержанку? Во взгляде Доминика сквозило нетерпение.

— Что плохого, если я стану заботиться о тебе?

— Я не хочу, чтобы обо мне заботились! У меня есть дом и работа. Почему я должна от этого отказаться?

Она невыносима! Доминик был в ярости. Эта женщина уязвляла его самолюбие с первых же минут знакомства. Как она может так вести себя с ним?!

— Ты осознаешь, что я предлагаю тебе возможность, за которую с радостью ухватилась бы любая девушка? Подумай хорошенько, Софи. Ты ни в чем не будешь нуждаться. Мы станем повсюду ездить вместе. Ты увидишь мир, будешь жить в неге и роскоши. Что в этом такого ужасного?

Он совершенно ничего не понимает. Отчаяние охватило Софи. Он думает, что может купить за деньги все, что захочет. Но он так и не предложил того, чего на самом деле жаждало ее сердце.

Затем девушке в голову пришла новая, еще более пугающая мысль.

— Это что, шутка, Доминик? — Наверняка он просто решил над ней посмеяться. Миллиардеры не предлагают таких вещей простым школьным учительницам.

Кровь отлила у него от лица.

— Нет, Софи, никакая это не шутка. Я все трезво взвесил и говорю совершенно серьезно.

— Но так же нельзя!

Она вскочила на ноги и обернулась к Доминику, скрестив руки на груди.

— Почему? — Он смотрел на нее без всякого выражения, и это пугало сильнее всего.

— Ты не можешь говорить серьезно. Между нами пропасть, Доминик. Зачем я вообще тебе нужна? Я весь вечер сегодня была не в своей тарелке, не знала, что сказать, смущалась… Я терпеть не могу, когда меня фотографируют! Я вообще не люблю чужого внимания. И последнее, что мне нужно, — это связь с таким человеком, как ты.

— Я тоже не ищу чужого внимания!

— Да, потому что оно само находит тебя… Взгляни на вещи трезво. Я тебе совершенно не подхожу. Ты можешь выбрать себе кого-то получше…

Софи ни словом не обмолвилась о том, что, если бы в предложении Доминика прозвучало хоть немного больше страсти, она не отвергла бы его с ходу. Но она прекрасно видела, что этот мужчина не питает к ней никаких чувств. Все, что есть между ними, — это невыносимое сексуальное притяжение, с которым они не в силах бороться. Но этого недостаточно для прочных отношений. И к тому же девушке вовсе не хотелось лишаться своей свободы. Независимость дарила ей куда больше уверенности в себе, чем близость с мужчиной.

— Я не ищу «кого-то получше», мне нужна именно ты, Софи. Подумай. Тебе не придется работать, ты ни в чем не будешь нуждаться, пока ты со мной. Все, что мне нужно взамен, — это чтобы ты была рядом, когда понадобишься. Неужели это так невыносимо?

На мгновение ей даже стало жаль Доминика. Он и впрямь был уверен, что может купить за деньги все что угодно. Неужели ему никогда не приходило в голову, что женщина может полюбить его просто так? Его самого, а не кошелек…

Он хотел, чтобы она была рядом. Для секса, вероятно, и еще для выходов в свет, как сегодня, когда ему понадобится спутница. Но в эмоциональной близости Доминик не нуждался.

Софи вновь опустилась на диван и опять прижала к груди подушку.

— Наверное, я должна быть польщена твоим предложением, Доминик, но я не хочу быть ничьей любовницей. И не собираюсь бросать работу. Я люблю ее не меньше, чем ты любишь свою, и ни на что не променяю.

И вновь целостность ее натуры поразила Доминика. Он и поверить не мог, что на свете существуют такие женщины, как Софи.

— Хорошо, тогда как насчет того, чтобы продолжать работать — и жить со мной? Мы могли бы подумать, как это лучше устроить. Тогда ты бы согласилась?

У Софи сжалось сердце. Где-то в глубине души у нее теплилось желание обрести настоящую любовь, несмотря даже на то, что один раз ей пришлось пережить предательство. Она ценила независимость, но пожертвовала бы ею ради истинного горячего чувства. Однако Доминик никогда не полюбит ее. Она получит все что угодно, но только не это.

— Пойдем лучше в постель. — Софи тронула его за руку. Пусть она и не согласна переезжать к нему, но это не значит, что притяжение между ними хоть слегка ослабело.

Доминик был зачарован страстью, полыхавшей в этих голубых глазах. Еще ни одна женщина не смотрела на него вот так — мгновенно пробуждая в нем ответный огонь.

— Софи, я не могу думать сейчас ни о чем другом, но сперва хочу услышать твой ответ. Ты согласна жить со мной?

Она не сводила взгляда с его лица, несмотря даже на то, что на глаза навернулись жгучие предательские слезы. С усталым вздохом Софи опустила плечи.

— Прости, Доминик… Мой ответ — нет.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Софи внутренне напряглась, услышав досадливый вздох Доминика. Он высвободил руку и встал с дивана, чтобы позвать дворецкого. Она тотчас поднялась следом, уверенная, что он хочет отправить ее домой.

— Уже поздно. — Голос звучал отстраненно и холодно. — Эндрюс проводит тебя в гостевую спальню, а утром покажет бассейн, как я и обещал.

Значит.., он не хочет больше с ней спать. Она стала ему отвратительна!

— Пожалуйста, Доминик, не надо так…

Невзирая на боль, Софи попыталась улыбнуться. Даже сейчас ее страсть к этому мужчине не ослабевала, пожирая изнутри, как лихорадка. Казалось, ураган эмоций вот-вот собьет ее с ног, и девушка поражалась, как он может оставаться так непоколебимо спокоен.

— Ты хочешь, чтобы я занимался с тобой любовью. Но любовницей моей стать не желаешь!

Доминик с трудом удерживался, чтобы не сжать Софи в объятиях, но гордость и гнев заставляли его скрывать свои чувства. Если он уступит, у них будет яркая, страстная ночь и он сможет хоть отчасти утолить ненасытную жажду… Но он не собирался сдаваться, пока не добьется своего. Он видел, что она точно так же сгорает от желания, и был готов использовать даже шантаж.

— Ступай, Софи. А если не сможешь заснуть, — тогда еще раз обдумай мое предложение. Возможно, к утру наш союз покажется тебе более привлекательным.

Обычно подобная надменная самоуверенность легко выводила девушку из себя, но сейчас она не могла выдавить ни слова. Кровь бурлила в жилах так жарко, что она почти утратила рассудок.

— Доминик, я…

— Сегодня мы не будем больше говорить об этом. А, вот и Эндрюс…

— Да, сэр?

— Я хочу, чтобы вы проводили мисс Далтон в гостевую спальню, а поутру — в бассейн. Доброй ночи, Софи, и приятных снов.

В присутствии дворецкого Софи была вынуждена смолчать и направилась вслед за ним на второй этаж. Посреди лестницы она обернулась. Доминик наблюдал за ней с усмешкой, и ей тут же захотелось броситься обратно, вцепиться в него, умолять, чтобы он занялся с ней любовью. Этот мужчина лишал ее остатков воли… Но все же Софи нашла в себе силы отвести взгляд и уйти прочь.

Удивительно, как ей удалось заснуть хоть ненадолго в эту ужасную ночь… Но сейчас, наслаждаясь купанием в роскошном, отделанном в римском стиле бассейне, выложенном синей и белой мозаичной плиткой, и солнечным светом, льющимся сквозь застекленный купол крыши, Софи ощутила неожиданный прилив бодрости.

Плавать вот так, в одиночестве, было наслаждением, так что она не могла не признать некоторых преимуществ богатой жизни.

Но она же не думает всерьез над тем, чтобы принять предложение Доминика, верно? Конечно, она способна поддерживать разговор почти на любую тему — работа обязывает как-никак, — но она не из тех женщин, что обучены устраивать светские рауты и вообще вести себя как подобает спутнице миллиардера.

Да и что скажут родители? Отец, как обычно, не станет стесняться в выражениях и обзовет Доминика никчемным бездельником, раз тот не хочет жениться на Софи, а мать будет плакать и причитать.

Нет, оборвала себя девушка, подплывая к бортику, вопрос не в том, как ее связь с Домиником воспримут другие люди. Вопрос в том, что по этому поводу думает она сама?

Конечно, она желает его — но разве одного только секса достаточно? И не лишит ли она себя чего-то важного в жизни, если согласится? Шанса найти настоящую любовь…

— Доброе утро, Софи.

Она открыла глаза и обнаружила, что он идет прямо к ней, высокий, неприступный, источающий ауру силы и власти.., и у девушки словно мотыльки затрепетали крылышками где-то глубоко внутри. Она пригладила влажные волосы.

— Доброе утро.

— Хорошо спалось, я надеюсь?

Он не скрывал иронии. Софи же не могла скрыть своей реакции на этого слишком привлекательного мужчину.

— Кровать очень удобная, спасибо. Да, я прекрасно выспалась. — Голос звучал, как всегда, вызывающе.., хотя и не слишком убедительно.

Доминик не мог отвести взгляда от ее соблазнительного тела, отслеживая каждый изгиб под купальником. Сам он спал очень плохо. Посреди ночи пришлось принять ледяной душ, но даже это не помогло, он встал поутру совершенно разбитым. Его сводила с ума мысль о том, что Софи совсем рядом — и так недоступна. Она хоть подумала над его предложением?

То, что эта женщина имела над ним такую власть, выводило Доминика из себя. Он никогда и никому подобного не позволял и всегда одерживал верх над любыми противниками. Отец с детства учил его не поддаваться эмоциям, и он считал, что это отличный совет.

Но теперь все шло не так, как он привык. Он слишком сильно желал Софи. Она была очаровательна, бойка на язык, образованна. Ему надоели пустые короткие интрижки, он хотел, чтобы рядом был кто-то, с кем можно поговорить, поделиться чем-то важным, обсудить свои планы. Доминику требовалась спутница, с которой он мог бы разделить свой успех.

— Ну что… — Он присел на корточки у кромки. — Как насчет завтрака?

Софи лишь сейчас осознала, что умирает от голода. Доминик протянул ей полотенце.

Очень медленно она двинулась по ступенькам к нему навстречу, чувствуя, как он пожирает ее взглядом. Подойдя ближе, Софи невольно затаила дыхание, уверенная, что сейчас он ее поцелует… И едва не застонала от разочарования, когда Доминик отошел, едва набросив полотенце ей на плечи.

— Завтрак накрыт в столовой, — бросил он уже с порога. — До конца коридора, налево, затем направо. Я буду ждать.

В джинсах и в простой белой рубашке Софи прошла в столовую и обнаружила Доминика в кресле с газетой. Вокруг суетилась, накрывая на стол, приземистая смуглокожая женщина в черном платье с белым передником — видимо, экономка.

— Софи.., проходи и садись. Мария принесет тебе чай или кофе. Что ты предпочитаешь?

— Пожалуйста, чай.

Доминик встал и отодвинул для нее стул.

— А как насчет еды? Надеюсь, ты не из тех женщин, которые с утра клюют только фрукты или вообще морят себя голодом?

Софи была поражена небрежной легкостью его тона и невольно улыбнулась в ответ.

— На фруктах я бы долго не протянула. Нет, я завтракаю нормально. Вот только готовить обычно себе не успеваю, меня этим балует только мама.

Сам Доминик вырос в семье, где мать была слишком занята светской жизнью, чтобы уделять внимание семье, так что даже не представлял себе, что такое завтрак, приготовленный материнскими руками, и сейчас ощутил короткую вспышку зависти при виде оживленного лица девушки.

Наверняка своим детям она всегда будет готовить сама…

Из задумчивости его вывело вежливое покашливание экономки, и, спохватившись, он поспешил распорядиться насчет чая и еды.

— Ты часто видишься с родителями? — поинтересовался он, чтобы поддержать беседу.

— Пару раз в месяц. Увы, чаще не выходит: работа отнимает слишком много времени. А еще разные курсы самообразования… Но родители все понимают. Они многим пожертвовали, чтобы я могла закончить университет.

Должно быть, они славные люди… Доминику стало и впрямь интересно.

— А чем занимается твой отец?

— Он строитель. И я все время беспокоюсь, что он уж чересчур надрывается на работе. В прошлом месяце потянул спину и не мог ходить почти две недели.

Чувствуя на себе пристальный взгляд мужчины, Софи слегка поежилась и принялась расправлять на коленях салфетку.

— А твой отец? — негромко спросила она.

— Он бизнесмен. Уже на пенсии, но все равно никак не может угомониться… — Доминик улыбнулся, и у девушки тоже потеплело на душе.

Но когда она спросила про его мать, взгляд изумрудных глаз подернулся пеленой, а лицо словно закаменело.

— Она все время в разъездах. У нее очень много дел, и мы почти не видимся.

Трудно понять, переживал ли он из-за этого, или ему было все равно. Софи сочувственно вздохнула.

— Быть родителями, мне кажется, это такой тяжелый труд… Лично я снимаю шляпу перед теми героями, кто на это решился. Как посмотришь, сколько сил отнимают даже шестилетки у меня в классе, — просто волосы седеют!

— Но.., ведь ты хочешь иметь детей?

От такого прямого вопроса ей сделалось неловко.

— О, еще не скоро! Сперва надо выйти замуж, а я пока не нашла никого, кто… — Она осеклась. Кажется, они опять возвращались к болезненной теме.

— Мне пришла в голову одна мысль, и я хочу, чтобы ты ее обдумала, — заявил Доминик, глядя на нее в упор. — Как насчет испытательного срока в полгода? Потом, если тебя что-то не устроит, мы разойдемся, и я не стану тебя удерживать. Так тебе будет удобнее?

Сердце зачастило, сбиваясь с ритма.

— Но зачем нам вообще жить вместе? Почему бы не встречаться время от времени, как многие другие пары?

Потому что этому помешает их слишком забитое расписание. Они вообще почти не смогут видеться. А так он сможет брать Софи с собой в поездки. Ей это понравится. А со временем он сумеет ее убедить, что карьера для женщины не так уж важна…

— Потому что так будет лучше для нас обоих. Это огромный дом. Вдвоем нам не будет тесно. И почему ты так упрямишься, словно я предлагаю тебе нечто непристойное?

— Ты не понимаешь этого, потому что не понимаешь меня, Доминик! Я люблю свою квартиру и свою работу…

— Ты сохранишь и то, и другое, даже если переедешь ко мне. Что скажешь, Софи?

— А если я соглашусь… — у нее внезапно пересохло во рту, — чего ты от меня потребуешь, Доминик?

Он ответил, не задумываясь ни на секунду:

— Чтобы ты была моей спутницей и любовницей, разумеется. А ты как думала?

При этих словах Софи вновь ощутила, как ее охватывает жар. Стать его любовницей… Она не могла думать ни о чем другом.

— Если я соглашусь.., то я не брошу работу. Я готова с тобой жить, но мне нужна свобода. Независимость я ни на что не променяю, понимаешь?

Доминик постарался не выдать охватившего его облегчения и восторга. Конечно, пусть она ходит на свою работу. Но вот насчет независимости… Осознав, как много он готов ей дать, она вскоре поймет и то, что именно он здесь хозяин и его желания должны исполняться в первую очередь. А когда ему нужно будет уезжать по делам, он потребует, чтобы она сопровождала его повсюду… Иначе какой смысл в их сделке?

— Значит, договорились?

Он потянулся через стол и взял ее за руку, сжимая тонкие пальцы девушки с ощущением собственника.

Софи твердила себе, что, должно быть, совершенно сошла с ума, если согласилась.., но отступать было поздно. Она с трудом кивнула.

— Мне нужно немного времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью, прежде чем я перееду. Хорошо?

— Сколько?

— Неделю.., или, может, две… — Ее вновь охватили сомнения.

— Я даю тебе ровно семь дней, а затем пришлю кого-нибудь за вещами.

— Но твои близкие и друзья, Доминик… Что ты им скажешь?

Он предпочел ответить вопросом на вопрос:

—А ты?

— Нет смысла говорить. Это ведь.., не настоящие отношения. — У Софи было такое несчастное лицо, что Доминик невольно сжал ее пальцы сильнее.

— Ошибаешься. Это будут нормальные отношения. Твоим родителям не о чем тревожиться: я позабочусь о тебе и ты ни в чем не будешь знать отказа. Я предложил срок в полгода, только чтобы ты не чувствовала себя как в ловушке. Так что можешь рассказать всем, кому пожелаешь.

— Так значит, своих ты поставишь в известность?

Да, он им скажет. Хотя их это едва ли обрадует. Особенно мать, когда та узнает, что его избранница из простой рабочей семьи. Отец, по крайней мере, не был таким снобом, хотя и он не придет в восторг.

— Конечно.

Софи сильно сомневалась, что придется по душе родителям Доминика, если они когда-нибудь встретятся. Но сейчас у нее было довольно и иных забот, так что она выбросила эту мысль из головы.

В понедельник на работе Софи все еще никак не могла прийти в себя. Она каждую минуту ждала звонка от Доминика со словами, что он передумал и все это было просто нелепой, чудовищной ошибкой. Когда он так и не позвонил, Софи не знала, радоваться ей или огорчаться.

Зато пришла открытка от Дианы, с Кипра, где они проводили медовый месяц, и при виде знакомого почерка Софи стало дурно, словно она глотнула неразбавленного виски натощак.

Диана будет в ужасе! Ее не было всего две недели — и за это время лучшая подруга успела сойтись с ее собственным боссом…

— Как провела выходные, Софи? — Медоточивый голосок Барбары Бадд прервал ее размышления.

Притворившись, будто читает объявление на стене, девушка пожала плечами.

— Неплохо. А ты?

— Ничего интересного. Как поживает твой богатенький приятель?

Чувствуя, что начинает закипать от злости, Софи обернулась.

— О чем это ты?

— Не делай вид, будто не знаешь. Тот парень на «роллс-ройсе»… На твоем месте я бы в него вцепилась зубами и когтями — только бы вырваться из этой дыры!

Ни для кого не было секретом, что профессию учителя Барбара выбрала отнюдь не по призванию: просто недобрала баллов на экзамене в юридический — вот и решила пойти на педагогику. Софи от всей души жалела детей, у которых та вела уроки.

— Это мое личное дело, Барбара, так что, пожалуйста, оставь меня в покое.

— Ну, конечно, ты ведь настолько выше нас, прочих смертных…

И с этими словами она удалилась, задрав нос, словно ее оскорбили в лучших чувствах.

Софи со вздохом направилась в свой класс. По крайней мере, там она чувствовала себя уютно и в безопасности.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Доминик позвонил Софи и попросил встретить его в аэропорту вместе с Луисом. В Женеве он пробыл почти неделю, и девушка сама не ожидала, что будет так сильно скучать. Все эти дни она ни о чем другом не могла и думать, попытки сосредоточиться оканчивались полным крахом.

Она искренне старалась стряхнуть наваждение. Не хватало еще стать одной из тех дурочек, которые шагу без мужчины не способны ступить! Так что Софи ходила гулять с подругами, пыталась развлекаться… Ничего не помогало. Она часами напролет сидела дома и слушала романтическую музыку, не в силах ничем занять руки.

Сейчас Софи нервно листала какой-то журнал в зале ожидания аэропорта, то и дело оправляя на себе пальто — то самое, подаренное Домиником, — и думала, как же странно все повернулось. Еще недавно она и поверить не могла, что когда-нибудь рискнет связаться с мужчиной.., а теперь красится и прихорашивается, готовая полностью изменить свою жизнь.

— Софи.

Она вздрогнула, заслышав его голос, и вновь поразилась, как же потрясающе он выглядит, в темном плаще поверх делового костюма, со слегка взъерошенными светлыми волосами и едва заметными кругами под глазами. Софи хотела броситься навстречу, но ноги отказали, так что оставалось только стоять и беспомощно улыбаться…

За эти дни Доминик вымотался куда сильнее, чем сам готов был признать. Бесконечные встречи и сложные переговоры отняли почти все силы. У него оказались беспощадные противники, и пришлось призвать на помощь весь свой ум, опыт и деловую хватку, чтобы в конце концов заключить контракт.

Мысль о Софи поддерживала его все это время. Больше всего ему хотелось разделить свой триумф с ней, прочесть одобрение в васильковых глазах. Он был счастлив, увидев ее в аэропорту, и оценил то, что она надела подаренное им пальто.

Сегодня ночью в постели он окончательно убедит Софи в том, что их решение не было ошибкой. После этого она уже не сможет и думать о том, чтобы уйти.

— Ну, как ты? — Ему с трудом удалось сохранить в голосе привычную невозмутимость.

— Хорошо. — Софи застенчиво посмотрела на него. Больше всего ей хотелось кинуться Доминику на шею и поцеловать, но она не была уверена, что это покажется ему уместным.

Всегда такой спокойный, сдержанно-суховатый, привыкший командовать людьми, Доминик Ван Стрэтен был явно не из тех людей, что располагают к панибратству. Софи порой совершенно терялась, не зная, как с ним себя вести.

То, что они двое вообще оказались вместе, выглядело настоящим чудом. Но что из этого может получиться дальше, девушка не могла даже предположить.

— А что, поцелуя при встрече мне не полагается? — с улыбкой поинтересовался Доминик, наклоняясь ближе.

Смущенная, Софи привстала на цыпочки и чмокнула его в щеку.

— Что, и все? — Мужчина нахмурился. — Если это показатель того, как ты по мне скучала, то я огорчен.

— У тебя усталый вид. — Софи ухватилась за первое пришедшее на ум оправдание.

— Но я все же не настолько устал, чтобы не показать моей женщине, как мне ее не хватало…

И не успела Софи опомниться, как его губы прижались к ее губам, горячие, жадные, и кровь тут же быстрее заструилась по жилам. Она приоткрыла рот, чувствуя, что задыхается и ноги подкашиваются от головокружения.

Наконец прервав поцелуй, он коснулся большим пальцем ее подбородка.

— Хм.., возможно, ты чуть-чуть по мне и скучала, я вижу…

— А как.., как твоя работа? — Девушка отступила на полшага. Голос у нее слегка дрожал.

— Неплохо. Но работу я сейчас с тобой обсуждать не хочу. Я мечтаю добраться до дома, выпить чего-нибудь и лечь с тобой в постель. Ты же останешься сегодня?

В его устах все звучало легко и просто, но у Софи было такое чувство, словно она пробирается по минному полю. Она слишком быстро привязывалась к этому мужчине. Если она не находила себе места уже сейчас, то что же произойдет, когда они решат расстаться через полгода? Уж лучше держаться слегка на расстоянии. Так будет проще для них обоих.

— Думаю, тебе надо отдохнуть. А я вернусь домой и приеду завтра, если хочешь.

То, что она пыталась выдерживать дистанцию между ними, одновременно пугало и раздражало Доминика. Она что, просила у кого-то совета, пока он был в отъезде? Может, кто-то из подруг наговорил ей глупостей? В таком случае, чем скорее она к нему переедет, тем лучше! Пора уже Софи понять, что у людей масса предрассудков насчет богачей, но далеко не все из них справедливы, а друзья порой бывают завистливы и предвзяты.

— Глупости! Я всю неделю ждал нашей встречи, а ты хочешь уехать домой? Ничего не желаю слышать. Ты сейчас поедешь ко мне!

Эта властность действовала Софи на нервы. Ей и самой больше всего на свете хотелось не расставаться с Домиником, но, когда он приказывал таким тоном, девушка начинала бунтовать. Что он вообще себе воображает? Как какой-нибудь феодал!..

— Доминик.., может, ты и привык требовать все, чего желаешь, но пора бы научиться спрашивать. На дворе двадцать первый век! Я вольна делать то, что пожелаю. Я тебе не рабыня!

Он досадливо вздохнул, приглаживая рукой волосы.

— Поверить не могу, что мы начали ссориться через пару минут после встречи! Ладно, согласен, мне следовало сперва у тебя спросить, хочешь ли ты остаться. Так вот, я спрашиваю. Ты хочешь или нет?

Доминик слишком устал, чтобы и дальше держать на лице маску невозмутимости. В его взгляде было столько неприкрытой страсти, что у Софи внутри все сжалось от предвкушения. Ей казалось, ее уносит в море неумолимой волной отлива…

— Ты уверен, что не слишком устал?

— Я же не инвалид. Я всего лишь вернулся из деловой поездки. — Он усмехнулся уголками губ. — Я докажу тебе, что ничуть не утомлен, как только мы доберемся до дома.

Густо залившись краской, девушка последовала за Домиником к выходу из аэропорта.

Его спальня была просторной, с огромной кроватью под балдахином в середине, и Софи растерялась, непривычная к подобной обстановке.

Впрочем, очень скоро ей стало не до этого, едва лишь Доминик снял пиджак и галстук и направился к ней с недвусмысленной улыбкой на губах. Да, если что-то и было общее у них двоих, то только желание, которое они испытывали друг к другу.

— Что ты делаешь? — нервно спросила она, когда Доминик бесцеремонно подтянул ее к себе поближе.

— А как ты думаешь? — Его руки ласкали ее повсюду, без стеснения касаясь самых интимных мест. — Я хочу узнать тебя заново, Софи Далтон.

От одних звуков его голоса, такого сладко-тягучего, как мед, Софи начинала сходить с ума. Сейчас ей не было дела ни до его богатства, ни до положения в обществе… Когда васильковые глаза встретились с изумрудными — в них отразился просто мужчина, которого она желала всем сердцем.

Подняв руку, она пальцем очертила контур его губ, и, перехватив запястье, Доминик поцеловал ее ладонь. И тут же он вновь принялся целовать Софи, заставляя ее окончательно терять голову от страсти. Доминик Ван Стрэтен был не просто успешным дельцом и богатым человеком, он еще и умел сводить женщин с ума.

Но и в его собственных глазах сейчас была та же страсть, та же жажда. Возможно ли, что он не настолько бесчувственный, каким хочет казаться, гадала Софи. Возможно ли, что а глубине души он так же сильно стремится к любви, как и все прочие люди, включая ее саму? Софи отвечала на его поцелуи, даже не замечая, как они вместе подходят к кровати, торопливо освобождаясь от одежды, чтобы поскорее остаться обнаженными.

Светловолосый и идеально сложенный, Доминик напоминал сейчас греческого бога. Свет лампы играл на его коже, подчеркивая выпуклости мышц. Софи не могла им налюбоваться. Опустившись на постель, он привлек ее к себе, уже готовую следовать его малейшим прихотям и желаниям, такую же распаленную страстью, как и он сам.

Внезапно он застыл, сжимая ладонями бедра девушки.

— Постой, Софи, нам нужно предохраняться. Нельзя рисковать.

При этих словах он ощутил совершенно нелепую вспышку желания иметь ребенка именно от этой женщины, но поспешил подавить ее в себе. И тут же Софи улыбнулась в ответ, погладив его по плечу — Не беспокойся. Я принимаю таблетки, потому что у меня болезненные месячные…

Она смутилась и покраснела, оттого что была вынуждена говорить с ним на столь интимные темы. Но тут же желание вновь захлестнуло их жаркой волной, и они забыли обо всем, кроме своего стремления стать как можно ближе друг к другу.

Доминик ласкал ее тело, сам едва не сходя с ума от каждого прикосновения. Страсть взрывалась в нем раскаленным вулканом и превращала кровь в густую лаву. Софи склонялась, целуя его плечи и грудь…

— Вот теперь я вижу, что мне здесь рады, — с легким смешком прошептал он, перебирая в пальцах волосы Софи, а затем сжимая в ладонях ее лицо. — Мы ничем не отличаемся друг от друга. — Он всматривался в ее взволнованное раскрасневшееся лицо. — Мы оба — страстные и ненасытные. Разве это плохое сочетание?

— А ты любишь страстных женщин? Ведь наверняка и до меня у тебя были… — Девушка ощутила внезапный приступ ревности.

— Конечно, были, но ни одной из них не сравниться с тобой, Софи.

— А у меня до тебя был только один мужчина. Ты догадался?

— Если ты о своем сексуальном опыте, то нет. Ты потрясающая. И способна свести с ума кого угодно. Довольна?

Женщины всегда будут взирать на Доминика с вожделением. Софи не была уверена, что сможет с этим смириться. До Стюарта Софи не знала, как болезненна может быть ревность. Сперва она презирала девушку, с которой бывший бой-френд ей изменил, затем заставила себя просто не думать о ней. Но таких мучений себе она больше не желала. Если она увлечется Домиником, то обязательно будет страдать. В десять раз тяжелее, чем прежде… У такого мужчины, как он, всегда будет масса поклонниц.

— Я не напрашивалась на комплимент, честно…

Они лежали бок о бок на роскошной постели, и Софи неожиданно почувствовала себя слабой и уязвимой.

— Думаю, чем скорее ты переедешь ко мне, тем лучше, — неожиданно объявил Доминик. Конечно, он был человеком широких взглядов, но почему-то в этот момент ему было неприятно думать, что до него у Софи был мужчина, что он мог точно так же возбуждать ее. — Подумай, куда бы тебе хотелось поехать в первый раз. — Он нежно провел пальцем по ее щеке. — Нам нужно побыть вместе, чтобы лучше узнать друг друга.

При этих словах девушке невольно вспомнилась Диана. В понедельник подруга вернется. Как она воспримет эти новости? Будет радоваться или рассердится?

— Софи? — окликнул он мягко, когда она молча уставилась куда-то в сторону.

— Не знаю, — протянула девушка. — Надеюсь, что поездка совпадет с пасхальными каникулами, иначе я просто не смогу вырваться.

Для Доминика это звучало дико. Будь на то его воля, он завтра же заставил бы Софи подать заявление об уходе! Что это еще за странные правила?!

— Нелепость какая-то, — он не скрывал возмущения.

— Нет, Доминик. — При виде его упрямо сдвинутых бровей у Софи сжалось сердце. — Это жизнь. Учителям приходится держаться за свою работу. Да я и сама не хотела бы, чтобы меня кто-то подменял на время отъезда. Малыши очень привязчивы и боятся новых людей. Я не хочу их огорчать.

— Так у тебя что, вообще не бывает отпусков? — Доминик нахмурился еще сильнее.

— Почему? На школьных каникулах, как у всех. Но в другое время я стараюсь не пропускать занятий. Дети…

— Ты всегда была таким трудоголиком? Едва эти слова сорвались с уст, Доминик о них пожалел, потому что и сам относился именно к этой породе людей. Но это было сильнее его: он уже ревновал Софи к ее шестилеткам.

— Я всегда мечтала преподавать, с самого детства. Так почему бы мне не любить свою работу?

— А как насчет своей семьи? Озадаченная, Софи уставилась на него.

— Конечно, я не против, но до этого еще очень далеко.

Теперь пришел его черед отвернуться, уставившись в пустоту.

— Я тоже хочу когда-нибудь завести семью.

Работа всегда была для меня смыслом жизни… Но ведь надо думать и о будущем.

Софи смущал весь этот разговор, ведь когда Доминик говорил о женитьбе, то явно имел в виду какую-то другую женщину, а не ее. Проглотив обиду, она заставила себя улыбнуться.

— Сейчас я бы лучше подумала о настоящем.., а ты?

— Читаешь мои мысли. Браво!

И прежде чем девушка успела пошевелиться, он повернулся, нависая над ней и глядя прямо в глаза, отчего у Софи тут же сердце забилось как бешеное и в крови вспыхнул фейерверк обжигающих искр.

— Доминик.., что ты делаешь?

— Показываю, как я рад тебя видеть. Я же обещал…

И он приник к ее губам дразнящим, медленным, полным затаенной страсти поцелуем, от которого оба никак не могли оторваться.

— Погоди-ка, дай мне присесть.

Диана рухнула в ближайшее кресло, заметно побледнев под своим средиземноморским загаром.

— Позволь, я кое-что уточню. Ты говоришь, что, пока я была в отъезде, вы сошлись с Домиником и он попросил тебя переехать к нему? Что между вами вообще произошло? Мне казалось, ты его терпеть не можешь!

Софи поставила на столик две кружки кофе и попыталась улыбнуться.

— Если честно, Диана, то я и сама толком ничего не понимаю. Настоящее безумие… Никогда не думала, что такое может случиться со мной.

— Наверняка у него что-то на уме.

Диана раздраженно царапала длинными ярко-красными ногтями потрепанную обивку кресла. У Софи от волнения перехватило дыхание.

— О чем ты говоришь?

— Ну, подумай сама! Ты, конечно, хорошенькая.., но при этом всего лишь учительница начальных классов. А он — суперуспешный, супербогатый, суперпопулярный бизнесмен, который живет в самом престижной квартале Лондона и читает биржевые сводки для развлечения, как другие люди — детективные романы. Софи, очнись! Я тебя обожаю, и ты просто прелесть.., но все-таки не Мэрилин Монро!

Эти слова, подобно лесному пожару, оставили только пепел и головешки от гордости и самоуважения Софи. Иногда Диана бывала такой жестокой… Девушке казалось, вместо подруги она видит сейчас перед собой незнакомку.

— Значит, так ты обо мне думаешь, да? — проговорила она, задетая до глубины души.

— Что значит «так»? Софи, да он просто хочет с тобой переспать, вот и решил подмаслить всеми этими обещаниями! Увидел, что ты не из тех, кто прыгает в постель к первому встречному, и решил соблазнить. А как только добьется своего, сразу бросит тебя и погонится за следующей!

— Я уже с ним переспала, к твоему сведению.

Софи была на грани слез. Она никогда не думала, что так разочаруется в подруге. Скрестив руки на груди, она продолжила:

— И, кстати, он предложил мне к нему переехать уже после этого.

— Не верю!

Диана поднялась с места, испепеляя Софи презрительным взглядом.

— Зачем ему нужна ты, когда к его услугам столько настоящих красавиц? Знаешь, сколько девиц названивают ему каждую неделю? Ты просто нарываешься на неприятности, Софи. Он никогда не будет тебе верен! Зачем это ему?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

«Он никогда не будет тебе верен! Зачем это ему?» Слова подруги причинили Софи невыносимую боль, в особенности потому, что после прошлой ночи она почти убедила себя в том, что небезразлична Доминику, что для него это не просто случайный каприз.

Сердце девушки разрывалось от горя. Она впустила этого мужчину в свою душу, открылась перед ним, позволила себе его полюбить. Но Диана парой небрежных фраз разбила все ее мечты и надежды.

— Почему ты думаешь, что Доминик не может мною увлечься? — спросила она, стараясь не выдать своих чувств.

— Не хочу тебя обидеть Софи, но в этом все дело. Ты живешь совсем в другом мире, ты не знаешь Доминика так, как его знаю я. Уж лучше узнать правду сейчас, чем позже, когда он разобьет тебе сердце.

Неужели именно поэтому он предложил испытательный срок на полгода? Наверное, сам сомневался, что сможет хранить верность. Да, конечно, сейчас он увлечен, но наверняка понимает, что долго это длиться не может.

— Ты хочешь сказать, он непостоянен с женщинами?

— А сама-то ты как полагаешь? С внешностью Доминика и с его деньгами.., зачем ему останавливаться на ком-то одном? Он еще молод, у него все впереди…

— Но ведь он же сам хочет, чтобы у нас были постоянные отношения! Ты меня знаешь, Диана.., я не верила, что найду мужчину, который будет мне небезразличен. Но Доминик мне дорог. Так неужели ты не можешь просто порадоваться за меня и пожелать счастья, как я желала этого вам с Фредди?

Пару мгновений Диана молчала, а затем бросила на Софи уничтожающий взгляд.

— Да кем ты себя возомнила, если надеешься, что стоит тебе только щелкнуть пальцами, и такой мужчина, как Доминик, упадет к твоим ногам?! Вот так взять — и в мгновение ока вознесись из нищеты к роскоши! Нам с Фредди пришлось трудиться в поте лица, чтобы хоть чего-то достичь.., а ты получишь все на блюдечке!

Софи не верила собственным ушам. Она всю жизнь работала, как и отец с матерью, не покладая рук, она была из рабочей семьи — в отличие от Дианы, которая никогда не знала настоящей бедности. Если у них с Фредди и были денежные проблемы, то лишь оттого, что оба не умели жить по средствам.

Теперь девушке стало ясно, что подруга ей попросту завидует. Это было хуже пощечины…

— Мне очень жаль, что ты так считаешь, Диана. Но теперь, когда ты высказалась, думаю, тебе лучше уйти.

— Да! И Доминику, когда его увижу, я тоже скажу все начистоту!

С этими словами Диана вылетела из квартирки Софи. Впрочем, та сильно сомневалась, что бывшая подруга рискнет поставить под угрозу свою карьеру, которой очень дорожила, только ради удовольствия наговорить боссу гадостей.

— Так значит, ты уговорил малышку Софи жить вместе? Должна сказать, я снимаю перед ней шляпу. Ей удалось то, что не удавалось ни одной другой женщине. Ты уверен, что это именно то, что тебе нужно, Доминик?

Эмили Кэткарт наблюдала за своим собеседником с теплой улыбкой. Конечно, ее потрясла новость, что Доминик собирается съехаться со своей любовницей… И еще больше она была изумлена, когда узнала имя этой счастливицы: Софи Далтон, та самая скромная учительница, которой Эмили помогала выбрать платье для банкета.

Интересно, отдает ли себе отчет Доминик в том, какое впечатление эта новость произведет на знакомых? Доминик Ван Стрэтен вот уже несколько лет считался одним из самых завидных холостяков, и на него шла настоящая охота. Потенциальные невесты и их матери не стеснялись в средствах, чтобы достичь цели. Теперь их ждет разочарование…

— Ты же знаешь, Эмили, я не принимаю необдуманных решений. Да, я уверен, что именно этого и хочу. И что бы кто ни говорил, это мне пришлось уговаривать Софи, а не наоборот. —Его губы изогнулись в усмешке.

— Так она сопротивлялась?

— Совершенно верно.

— Тогда извини, но я спрошу напрямую… Ты влюблен в нее, Доминик?

Сама Эмили не видела никаких иных объяснений, хотя это и казалось невероятным.

Но для Доминика слово «любовь» было пустым звуком: отец с детства учил его сдерживать эмоции. Он осознавал, что Софи его привлекает, что она умна и лишена притворства. Он встретил ее в подходящее время — когда устал быть один и захотел найти себе спутницу. Удачное сочетание факторов, только и всего. При чем здесь любовь?

— Ты так надолго задумался над моим вопросом, Доминик… — Эмили обеспокоенно наблюдала за своим другом.

— Она мне нравится. Она очаровательна, и мне с ней не скучно. Думаю, наши отношения могут продлиться довольно долго.

— Но ведь она совсем неопытна и ничего не знает о том мире, в котором ты живешь!

— Она справится, я всему ее научу.

— А как же ее собственная работа? По-моему, она ее очень любит. Неужели ради тебя она согласится этим пожертвовать?

Сильные пальцы сжали узкую ножку бокала. Этот вопрос тревожил Доминика чуть сильнее, чем он хотел показать.

— Ей придется смириться, — объявил он наконец, и зеленые глаза вспыхнули стальным блеском.

Дожидаясь в гостиной, пока Доминик закончит говорить по телефону, Софи все еще пыталась успокоиться после разговора с Дианой. В ее словах была своя правота. Строить отношения с Домиником будет очень сложно.

Получится ли у нее разделить свою жизнь на две такие разные половины — между этим роскошным особняком и школой, где она работает? И что скажут коллеги, когда узнают? Уж если лучшая подруга не смогла удержаться от зависти, то какова же будет реакция остальных?

Нервно разминая пальцы, Софи прошлась по комнате, разглядывая изящные безделушки на полках — сувениры из самых разных стран мира. Похоже, Доминик объездил весь свет, а вот она никогда нигде не была, если не считать школьной экскурсии во Францию.

На каминной полке девушка заметила одинокую открытку и, чуть помявшись, взяла ее в руки.

«Доминику в день тридцатишестилетия, — значилось там. — С наилучшими пожеланиями от родителей».

А он и не говорил Софи, что у него день рождения, просто пригласил на обед, который сейчас готовила экономка. И почему его родители настолько скупы на теплые слова и поздравления? Неужели они всегда так обращаются с сыном? Она даже невольно вздрогнула, поставив открытку обратно на камин.

Как только Доминик вошел в комнату, Софи сразу обернулась к нему: он притягивал ее взгляд, как магнитом. Сегодня он выглядел еще лучше, чем обычно, в простых голубых джинсах и синем кашемировом свитере, облегавшем мускулистые плечи.

— Я и не знала, что у тебя день рождения, — смущенно улыбнулась она.

— Я его не праздную, так что неважно.

— Почему? — Софи насторожилась. Доминик ответил не сразу, пожимая плечами, чтобы отогнать странное чувство неловкости, охватившее его в этот момент.

— Почему? Потому что не хочу. Вот и все. — Ему и самому не понравилось, как раздраженно звучит его голос.

— Это не причина. Мне кажется, то, что ты становишься на год старше и при этом здоров и благополучен, — достаточный повод для праздника. Я всегда отмечаю дни рождения и даже отпрашиваюсь с работы по такому случаю. А мама печет мне пирог.

— Тебе повезло.

Сарказм в его тоне заставил ее болезненно поморщиться. Но Софи сказала себе, что не должна обижаться.

— Если бы ты мне сказал про свой день рождения, я бы сама что-нибудь испекла для тебя.

— Да испеки, ради бога, если тебе так хочется. Он подошел к бару и плеснул себе виски.

Софи наблюдала за ним, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

— Почему тебе так не нравится эта мысль? — спросила она как можно мягче.

Доминик развернулся, поднося стакан к губам. Глаза его были холодны как лед.

— А зачем? Я могу заказать себе торт в лучшей кондитерской Лондона или даже во Франции.

— Но это же совсем не то! — Уязвленная, Софи не верила собственным ушам. — Ты что, неспособен понять, насколько подарок, сделанный с любовью, стоит дороже купленного за деньги?

— А при чем тут любовь?

Выражение его лица не смягчилось ни на йоту. Софи была потрясена до глубины души.

— Я не имела в виду.., то есть… — Она пришла в отчаяние, лишь сейчас осознав, что для Доминика смехотворна сама мысль о любви между ними. На глаза навернулись слезы.

Отставив в сторону бокал, он подошел и обнял ее за плечи.

— Конечно, испеки для меня пирог… Я уверен, он будет замечательным.

Но с этими словами он явно запоздал. Софи с трудом сдерживала рыдания, и Доминик тут же пожалел, что позволил себе сорваться. Но у него был трудный день: из Женевы пришли плохие новости насчет заключенной сделки, которую пытались сорвать конкуренты, и теперь назревала очередная поездка в Швейцарию.

— Не имеет значения, — вздохнула Софи. — К чему тебе мои скромные подарки, когда ты можешь купить все самое лучшее в элитных магазинах? Отпусти меня, Доминик. Я поеду домой.

Он тут же убрал руки.

— Я пригласил тебя к обеду. — Его разозлило то, что она вновь пытается взять над ним верх, даже после того, как он сделал шаг к примирению. — И нам надо поговорить насчет твоего переезда.

— Я передумала насчет обеда. Судя по твоему настроению, в одиночестве тебе явно будет лучше.

— Не уходи. Мне завтра опять придется лететь в Женеву. Я не знаю, сколько там пробуду, и твой переезд придется отложить до моего возвращения. — Доминик внезапно понял, что нашел наилучший выход. — А знаешь что? Поехали со мной! Конечно, переговоры будут длиться весь день, но я найму машину с шофером, ты покатаешься по городу, а вечер мы проведем вместе.

Софи было жаль его разочаровывать, но она покачала головой.

— Не могу. Завтра дети устраивают пасхальное представление для родителей. Мы давно к этому готовились. А на следующий день повторяем его для всей школы. Я буду очень занята. И она отвернулась, закусив губу.

— Ты что, забыла о нашем уговоре? Мои интересы для тебя ничего не значат? Или свою работу ты всегда будешь ставить во главу угла?!

Он не желал видеть в ее решении ничего, кроме простого упрямства, и Софи это уязвляло.

— Я не против компромиссов, Доминик. Но отменить Пасху я никак не могу. Спектакль очень важен для малышей, и никто, кроме меня, не справится с подготовкой. Я никак не могу взять выходной в такой день.

Ей была невыносима мысль, что он опять уезжает, едва вернувшись, но сказать об этом вслух Софи не решалась. Доминик не жаловал открытые изъявления эмоций, ему не нужна была ее любовь. Он желал Софи и привык всегда получать желаемое, любой ценой. И чем больше она об этом думала, тем яснее осознавала, что их отношения обречены на провал.

Доминик устремил на нее ледяной взгляд.

— Так ты со мной не поедешь?

— Я же сказала, что не могу!

— Хорошо. Но когда я вернусь, нам надо будет серьезно поговорить.

Он передумал? Он больше не хочет с ней встречаться? Софи внезапно осознала, что не сможет дождаться возвращения Доминика. Ожидание сведет ее с ума.

— Давай поговорим сейчас, зачем откладывать?

Доминик видел, как она огорчена, и когда заметил, что у Софи дрожат губы, то догадался, о чем она думает. Наверное, боится, что он решил с ней расстаться.

У него и в мыслях не было подобного, он всего лишь хотел обсудить кое-какие условия… Однако сейчас Доминик сказал себе: пусть она подождет, это пойдет ему только на пользу.

— Нет. Поговорим, когда я вернусь. Так ты останешься на обед?

С разбитым сердцем и гордо поднятой головой Софи направилась к выходу. Уже на пороге она обернулась, окидывая взглядом неподвижную фигуру Доминика у камина, где красовалась одинокая поздравительная открытка.

— Не останусь. Желаю тебе удачной поездки.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Софи не находила себе места при мысли о том, что бросила Доминика в одиночестве в такой день. Похоже, ни богатство, ни привилегии так и не принесли ему счастья. По крайней мере, вид у него в тот вечер явно был не самый радостный.

Но почему его не поздравляют друзья? Это не принято в их кругу? Или они просто не знают?

Наверное, родители приучили его к таким отношениям. Но это совсем не значит, что ему не понравился бы теплый, веселый праздник…

Она даже хотела позвонить ему и вернуться, но передумала в последний момент. А вдруг он отправился к какой-нибудь стильной красотке, из тех, о ком говорила Диана? Вдруг он решил отметить свой день рождения с ней?.. При этой мысли Софи застонала от досады.

Ее не успокоила даже горячая ванна. Она легла в постель и еще долго ворочалась без сна.

Положив телефонную трубку, Доминик устало потер ноющий висок. Ему стоило огромных трудов отложить поездку в Женеву на пару дней, и теперь он сказал себе, что заслужил небольшой отдых.

Вчерашний вечер был ужасен: он не попробовал почти ничего из приготовленных Марией деликатесов и лег спать в отвратительном настроении. В какой-то момент он едва удержался, чтобы не поехать к Софи и не попросить ее вернуться. Но он не привык и не умел просить прощения.., и в конце концов так и остался дома.

Но сегодня — совсем другое дело. Он решил подготовить для девушки сюрприз.

На игровой площадке Софи стояла, плотно запахнувшись в куртку, и с завистью наблюдала за резвящимися детишками, которые даже не замечали холода.

— Мисс, вам там кто-то машет рукой, — внезапно окликнул ее один из учеников.

Девушка обернулась в ту сторону и обнаружила у ворот Доминика, наблюдавшего за ней.

Воротник плаща был поднят, и на таком расстоянии она не могла различить выражения лица.

Так он не улетел в Женеву? Софи неожиданно охватил страх. Поблагодарив мальчика, она направилась к воротам, на ходу приглаживая растрепанные волосы.

— Доминик! Как ты здесь оказался? Я думала, ты в Женеве.

— Я отложил поездку. Ваш директор мне сказал, что ты на площадке. Я хочу забрать тебя после занятий. Хочешь, выпьем где-нибудь кофе?

Хотя вчера они поссорились, но Софи была слишком рада видеть его вновь, чтобы искать причины для отказа. Она улыбнулась.

— Конечно. Занятия закончатся через час. Он тоже улыбнулся, покосившись на играющих детей.

— Вижу, у тебя тут полно хлопот.

У него было непривычно неуверенное выражение лица, словно он ожидал резкого отпора, и сердце Софи растаяло. Она засмеялась радостно и беззаботно.

— Не то слово! И им-то хоть тепло, а я стою и превращаюсь в сосульку…

— Тогда постараюсь тебя согреть, когда ты закончишь, — пообещал Доминик, и глаза его потемнели от желания. Софи тут же вспыхнула в ответ.

— Мне надо идти. Их нельзя надолго оставлять одних.

— Я буду ждать…

Луис открыл дверцу «роллс-ройса», чтобы помочь Софи выйти из машины, и девушка с любопытством огляделась по сторонам. Она редко бывала в этой части Лондона. В здешних дорогих бутиках скромная учительница ничего не могла купить себе на свою зарплату. Интересно, куда же Доминик поведет ее пить кофе?

Но вместо кафе он направился к ювелирному магазину, и Софи невольно замедлила шаг, особенно когда прочитала надпись на вывеске: «Поставщики королевского двора».

Она обернулась к Доминику.

— Куда ты меня ведешь? Мы же собирались пить кофе.

— Я хочу купить тебе кое-что из украшений.., чтобы скрепить нашу договоренность. Ты не против? Я позвонил и договорился заранее, нас там ждут.

Такого девушка не ожидала. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы привыкнуть к этой мысли. Накануне Доминик был хмурым и неприветливым, она думала, он вообще готов отказаться от идеи жить вместе. Она ждала, что он вот-вот объявит ей об этом…

Но теперь у него было совсем другое лицо.

— После вчерашнего… Я думала, ты больше не захочешь, чтобы я к тебе переезжала, — призналась она.

Поскольку сам он точно так же сомневался в чувствах Софи, сейчас Доминик ощутил прилив удовлетворения. Она все еще готова жить с ним, хотя он и вел себя как идиот! Если бы она передумала, он был бы в отчаянии. Он просто не знал бы, что делать, впервые в жизни…

Когда сегодня на площадке он увидел ее с детьми, это странно подействовало на него, точно внутри растаяла корка льда. Она так тепло улыбалась… Он не мог ее потерять!

— У нас ведь был уговор. И я не собираюсь от него отказываться. Я этого хочу.

Втайне Софи ждала совсем иного ответа. Она знала, что Доминик — человек чести, но хотела услышать сейчас слова привязанности и любви. Ее взгляд затуманился.

— Постой, Доминик. Прежде чем ты станешь делать мне подарки, давай сперва поговорим о нас.

На красивом лице отразилось недоумение.

— О чем нам еще говорить, Софи? Мы знаем, что чувствуем друг к другу. Я хочу, чтобы ты перебралась ко мне, и чем скорее, тем лучше.

— Об этом я и говорю, Доминик! Ты принимаешь решения, даже не посоветовавшись! Мне будет неудобно жить у тебя, оттуда слишком далеко до работы. Я буду тратить вдвое больше времени на дорогу!

— Ну и что? У тебя будет машина. Неужели она все-таки передумала? Доминик был в ужасе. И зачем городить столько сложностей на пустом месте? Этого он искренне не мог понять.

— В твоем районе ужасные пробки…

— Ты раздуваешь проблему из пустяка, — нетерпеливо перебил он. — Если не хочешь водить автомобиль сама, тебя будет возить Луис.

Доминик пока не собирался говорить об этом Софи, но он твердо решил, что заставит ее бросить работу, как только она к нему переедет. Тогда исчезнут и все сложности. Он хотел, чтобы Софи отправлялась с ним во все поездки, и не собирался оставлять ее в Лондоне. Ему слишком не хватало ее тепла.

Софи едва удержалась, чтобы не расхохотаться вслух, представив, как станет каждый день добираться до школы на «роллс-ройсе». Похоже на сцену из комедии абсурда… Но, судя по серьезному лицу Доминика, тому это даже не показалось странным. Она была права на его счет в тот первый день, когда они только познакомились: богатство слишком отдалило его от простых людей с их житейскими трудностями…

Она с радостью закрыла бы на это глаза, если бы только он ее любил. Но он просто желал Софи, и это было совсем другое дело.

Хочет ли она стать очередным его приобретением, одной из тех дорогих безделушек в шкафу? Софи прекрасно знала ответ на свой вопрос.

— Доминик, я не хочу никаких драгоценностей. Пусть Луис отвезет меня домой. Если нет — я вернусь на метро.

Гнев и непонимание смешались воедино, ударяя ему в голову.

— Ушам своим не верю! У нас же был договор!

Софи охватило разочарование. Он злился лишь оттого, что не мог получить желаемого. Если бы он сказал, что она ему нужна.., что она ему небезразлична.., она еще могла бы согласиться. Она бы даже позволила себе поверить, что со временем Доминик полюбит ее по-настоящему. Но сейчас на его лице она видела только оскорбленное выражение человека, который не привык выслушивать отказы.

— Некоторые договора нуждаются в уточнениях, Доминик. Мы с тобой очень разные, у нас ничего не выйдет. Ты воспринимаешь отношения слишком прагматично, исходя только из собственной выгоды, а я нет. Хотя мне в прошлом и причинили боль, я все равно мечтаю о любви, и мне все равно, будет ли этот человек бедным или богатым. Наверное, ты сочтешь меня наивной, но это то, чего я хочу. Если верить словам Дианы, ты быстро найдешь утешение, так что я за тебя спокойна. Не надо меня подвозить. Я доеду на метро.

И прежде чем Доминик нашелся, что ей ответить, Софи развернулась и решительно зашагала прочь.

Что Софи имела в виду, когда сказала, что он быстро найдет утешение?

Расхаживая по своему просторному кабинету, Доминик смотрел на косые струи дождя, бьющие по стеклу, и жалел, что они не могут смыть его тоску.

Он все еще перебирал в памяти их разговор, от первого до последнего слова. Она сказала, что он слишком прагматичен. Она сказала, что хочет любви и ей все равно, будет этот человек богат или беден.

Из-за этой последней фразы он потерял сон. Он хотел, чтобы Софи полюбила его. И когда понял это, то испытал настоящий шок. Значит, вот, чего он хотел: любви Софи… Он устал от одиночества. Ему не хватало тепла.

Он вспомнил также, что Софи упоминала о Диане. Значит, они обсуждали его. Это не пришлось ему по душе.

Не раздумывая, он прошел в приемную. Его секретарь разговаривала по телефону и жестом попросила босса подождать. Каково же было ее удивление, когда вместо этого он с угрожающим видом склонился над ней, вырвал трубку из рук и бросил ее на рычаг.

— Что ты наговорила Софи? — В его глазах мелькнул опасный блеск. И судя по тому, как залилась румянцем Диана, он понял, что она рисовала его отнюдь не в лучших красках.

— Не знаю, о чем ты, Доминик.

Диана старалась не удариться в панику. Она знала характер Доминика: он легко мог вспылить, но через пару минут успокоиться, а потом купить ей дорогой подарок за хорошую работу.

— Ты сказала ей, что я встречаюсь с другими женщинами? — Он шел к цели напролом, не выбирая выражений.

Доминик прекрасно понимал, что сам виноват во всем, что случилось. Прошло уже два дня, как они расстались с Софи, и у него было время подумать. Ему не слишком понравилось то, что он о себе узнал. Но еще больше он терпеть не мог, когда о нем говорят не правду.

Да, у него были друзья среди женщин, но он ни с кем не встречался. И никогда ни к кому не привязывался так, как к Софи.

— Я сказала, что женщины часто звонят тебе на работу, — наконец признала Диана. — Но я никогда не утверждала, что это твои любовницы.

— Но будь ты на месте Софи, что бы ты подумала, услышав такое?

Диана не успела ответить. Доминик обошел ее стол кругом и остановился, упершись ей в лицо мрачным взглядом.

— Мне кажется, ты говорила и еще кое-что. Не слишком лестное… Это так?

Загнанная в угол, секретарша вымученно вздохнула.

— Доминик, пойми, Софи — простая учительница и очень наивна во многих отношениях. У нее возникла какая-то нелепая идея, будто ты хочешь, чтобы вы жили вместе. Естественно, я постаралась привести ее в чувство.

— Естественно.

Доминик сам не понимал, как ему удается сдерживаться.

— Если Софи сказала, что я этого хочу, почему ты ей не поверила? Разве прежде она тебе лгала?

Ему было больно за Софи. Такая щедрая и прямодушная, эта девушка заслуживала куда лучших друзей, чем Диана.

— Она же сама мне говорила, что не хочет серьезных отношений! Прошлый приятель ей изменил с невестой своего лучшего друга, и Софи была в ужасе. Она не верит в любовь. Она даже ко мне на свадьбу не хотела идти! И пришла-то туда вся в грязи с головы до ног, как будто в канаве валялась…

Диана и сама понимала, что говорит гадости, но сейчас была слишком зла на Софи за то, что та поставила ее в неловкое положение перед боссом. Что до Доминика, то теперь он видел свою секретаршу в совершенно новом свете, и эта картина ему очень не нравилась. Он всегда гордился тем, что на него работают лучшие из лучших, но в данном случае явно совершил ошибку.

Сам Доминик не стремился к тому, чтобы служащие его любили, но преданность считал очень важной чертой. Диана только что показала, что готова с легкостью предать подругу. И к тому же она солгала, когда утверждала, будто он интересуется другими женщинами, кроме Софи…

— Думаю, тебе следует извиниться перед подругой, — жестко заявил он наконец. — Скорее всего, она тебя простит. Но я очень надеюсь, что больше она не станет иметь с тобой никаких дел. Что касается твоей работы, то нам надо серьезно поговорить. Завтра в десять утра, в моем кабинете. Советую не опаздывать.

И прежде чем Диана успела хоть глазом моргнуть, Доминик вышел, хлопнув дверью.

— Софи.., мы можем поговорить?

Ровный голос Виктора Эдвардса пробился сквозь туман, окутывавший сознание девушки. Она отвлеклась от статьи, которую читала, и подняла глаза.

— Конечно.

Он провел ее в свой офис и предложил кофе. Софи не знала, что и подумать, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. Увы, в последние дни ей это не очень хорошо удавалось.

Неделю назад они с Домиником расстались. Он больше не звонил, не пытался ее отыскать. И каждый день тянулся для нее, как вечность…

— С молоком и один кусочек сахара, как вы любите. — Мистер Эдвардс лучезарно улыбнулся, усаживаясь за стол. — Сколько вы у нас проработали, Софи? Три года, кажется?

Софи недоуменно заморгала, не понимая, к чему он клонит.

— Кажется, да.

— И вам у нас нравится?

Девушка съежилась, ожидая самого худшего.

— Да, очень. Что-то не так? Вы недовольны моей работой?

Ей было страшно в это поверить. Софи обожала заниматься с детьми и видела в этом свое призвание.

— Напротив, мы вами очень довольны, — заверил ее директор. — Нет, не волнуйтесь, все в порядке. Именно поэтому я вас и позвал. Речь идет о месте в другой школе, которое могло бы вас заинтересовать. Мне будет жаль расставаться с вами, но я забочусь о вашей карьере…

Мистер Эдвардс помолчал, перебирая бумаги, затем добавил:

— Должность освободится только через полгода. Пока они подбирают кандидатов. Если хотите, я устрою вам встречу.

Софи с горящими глазами приготовилась выслушать все подробности…

Обдирать обои в гостиной было нелегким занятием, но девушка решила начать новую жизнь и с энтузиазмом взялась за дело. Когда в дверь позвонили, ей было жаль прерывать работу, но она все же пошла открывать, на ходу вытирая ладони о старые джинсы.

— Диана!

Софи не знала, рада она видеть подругу или нет. Они действительно были очень близки и через многое вместе прошли, так что девушка искренне жалела об их ссоре. А сейчас Диана стояла на пороге со смущенной улыбкой и букетиком весенних цветов в руках.

— Я вела себя как настоящая стерва. Извини. Я хочу, чтобы мы опять стали подругами. Ты меня простишь? — И она протянула цветы Софи.

Девушка неохотно приняла букет. Она сомневалась, что сможет доверять Диане, как прежде. Та наговорила ей слишком много обидных слов, которые можно было простить, но сложно — забыть.

Софи поднесла цветы к лицу, стараясь не давать волю эмоциям. С тех пор как они с Домиником расстались, она часто принималась плакать без всякого повода. Настоящий фонтан слез…

— Мне нужно подумать, Диана, — проронила она негромко.

Блондинка нахмурилась.

— А можно мне войти? Неудобно разговаривать на пороге.

— Я делаю ремонт, тут беспорядок.

— Ничего. Я ведь пришла посмотреть на тебя, а не на твой дом.

Софи прошла на кухню, поставила цветы в вазу, затем обернулась к гостье, скрестив руки на груди. Та, как всегда, была безупречна в своем красном деловом костюме, и рядом с ней Софи в вытертых джинсах и старой рубашке чувствовала себя Золушкой.

— О чем ты хотела поговорить?

— Помимо извинений? О Доминике.

— А что насчет Доминика? — Софи постаралась, чтобы голос звучал ровно, не выдавая эмоций.

— Он любит тебя. —Что?

— Я говорю, он тебя любит! Я наболтала кучу гадостей, потому что позавидовала тому, как все у вас получилось. Ему не звонят никакие женщины, Софи, только друзья. Я три года у него работаю, уж я-то знаю!

Но Софи почти не слушала Диану. Ее интересовали только самые первые слова. Зачем эта глупая ложь? Доминик не может ее любить! По мнению Софи, он вообще был неспособен на любовь.

— Хватит, Диана. Пожалуйста, уходи. Мне нужно еще успеть в магазин до закрытия, у меня нет времени на болтовню.

Софи двинулась к дверям, но Диана неожиданно ухватила ее за руку.

— Прекрати! — Софи взорвалась от возмущения.

— Ты идиотка!

— Как ты меня назвала? — Софи уставилась на бывшую подругу в полном изумлении.

— Ты меня совсем не слушаешь. Я говорю, Доминик любит тебя! Или тебе все равно?

Если бы это могло быть правдой… Но Софи не сомневалась, что Диана лжет. Доминик ей даже ни разу не позвонил! Какая уж тут любовь?

— Откуда ты набралась этих глупостей?

— Да он места себе не находит всю последнюю неделю. С ним и в лучшие-то времена нелегко, но теперь стало просто невозможно. Знаешь, что он меня чуть не выгнал?

Диану до сих пор пробирала дрожь после того разноса, что ей учинил Доминик. Она получила последнее предупреждение не вмешиваться в его личную жизнь. Стоит ей хоть раз оступиться, и он ее тотчас уволит!

— ..А теперь каждый день спрашивает, не виделась ли я с тобой. Пожалуйста, Софи, поезжай к нему. Вас обоих пора привести в чувство.

Неужели это правда? Девушка не смела даже надеяться. И все равно, почему же Доминик ей не звонил? Или во всем опять виновата его гордыня?

Софи ведь бросила его, когда он хотел сделать ей подарок. И пусть у нее были все причины так поступить, все равно он почувствовал себя уязвленным. Внезапно Софи вспомнила ту сухую открытку, что прислали ему родители на день рождения, и ее сердце наполнилось жалостью.

— Я.., я не могу без приглашения… А вдруг он занят? Вдруг у него гости? Вдруг…

— Софи! — Диана улыбнулась. — Перестань подыскивать оправдания и просто поезжай. Только сперва переоденься и подкрась губы. Я тебя подвезу. Мы все равно встречаемся с Фредди в Гайд-парке, так что мне по пути. Ну же, бегом!

— Только сперва мне нужно кое-куда заехать, ладно?

Диана шутливо подтолкнула ее в спину.

— Конечно. Давай быстрее!

— Мисс Далтон, какой приятный сюрприз. — Дворецкий с улыбкой распахнул дверь.

Девушка взволнованно переминалась на пороге, прижимая к груди большую белую коробку.

— Добрый день. Я хотела узнать, дома ли Доминик?

Если его здесь не окажется, Софи сомневалась, что у нее хватит смелости прийти еще раз. Даже сейчас она с трудом удерживалась, чтобы не развернуться и не обратиться в бегство.

А вдруг он ее совсем не любит? Вдруг Диана ошиблась?

— Да, мисс. Мистер Ван Стрэтен в гостиной. — И дворецкий пригласил ее войти.

— Он один? — В волнении она закусила губу.

— Да, мисс.

Эндрюс с улыбкой проводил ее до гостиной и приоткрыл двери. Вдохнув поглубже и по-прежнему сжимая в руках коробку, Софи переступила порог.

Доминик сидел в кресле с закрытыми глазами, на коленях у него лежала газета, где-то негромко играла музыка. Софи тихонько затворила дверь, но, когда замок щелкнул, мужчина тут же обернулся на звук и уставился на гостью так, словно она была призраком.

— Софи. — Ни на лице, ни в голосе не было и намека на улыбку.

Смущенная, девушка шагнула к нему навстречу.

— Я понадеялась, что застану тебя дома. — От волнения голос звучал чуть хрипловато. — Ты не против?

— Против? — Он сбросил газету на пол, растерянно проводя рукой по волосам. — Конечно, нет!

На секунду у Доминика перехватило дыхание. Он думал о Софи, мечтал о ней.., и вдруг она появилась здесь, рядом. Он не мог в это поверить! Если это сон, то я не хочу просыпаться…

— Я тебе кое-что принесла.

Она с улыбкой поставила коробку ему на колени и сняла крышку. Там оказался пирог, политый глазурью.

— Это надень рождения. — Софи зарделась. — Я подумала, тебе будет приятно. Жаль, конечно, что я не сама испекла, но, честно говоря, кулинар из меня неважный, так что, может, оно и к лучшему…

— Софи!

— Да, Доминик?

Он поставил коробку на пол и поднялся с кресла. Оробев, она отступила на шаг.

— Ты пришла только ради пирога?

— Нет. — Девушка отчаянно пыталась найти нужные слова. — Я хотела извиниться, что бросила тебя в тот день. Ты хотел сделать мне подарок. Но все случилось так быстро, я вдруг испугалась… Тем более что ты.., ты никогда не…

— Я люблю тебя, Софи. Я от тебя без ума. Мне следовало сказать тебе это еще тогда, но я тоже испугался.

— Правда?

— Любовь делает человека уязвимым. Я никогда не позволял себе такого. Я слишком боялся…

— Не нужно бояться, — нежно отозвалась Софи. — Я тоже тебя люблю. Так что мы оба одинаково уязвимы. Мы вместе, Доминик.

Шагнув вперед, он с улыбкой коснулся ее щеки.

— До встречи с тобой я не верил в любовь. Это застало меня врасплох.

Вместо ответа Софи привстала на цыпочки и прижалась к его губам. Желание тут же вспыхнуло в груди Доминика. Но прежде чем заняться с Софи любовью, он хотел узнать, зачем она пришла к нему сегодня. Ведь он уже не надеялся вновь увидеть ее.

— Откуда ты узнала, что я в тебя влюблен? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.

— От Дианы. Она пришла и обо всем мне рассказала.

Это его не удивило. Конечно же, Софи простила подругу. Доминик почувствовал, как в груди разливается тепло.

— И еще… — сказала она, немного помолчав. — У меня будет новая работа.

— Вот как? — Доминик невольно насторожился. Это было больной темой для них обоих.

— Да, в новой школе в Вестминстере. Они могут взять меня через полгода.

— Полгода? — Доминик схватил ее за руку и привлек к себе. — Значит, у нас будет время для медового месяца?

— Что? — Софи показалось, что она вот-вот лишится чувств.

— Конечно. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Софи. Женой, а не любовницей.

У девушки от радости сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Ты.., уверен?

— Я всегда говорю лишь о том, в чем уверен. Так ты выйдешь за меня замуж?

Софи не надо было долго думать над ответом.

— Конечно!

Впервые в жизни Доминик не пытался скрывать охвативший его восторг.

— Слава богу! Знаешь, ты просто убила бы меня отказом.

Одна лишь мысль о том, чтобы причинить боль возлюбленному, была невыносима для Софи.

— Никогда, Доминик! Ни за что на свете! Но.., если это возможно.., я бы хотела очень скромную свадьбу.

Она затаила дыхание в ожидании ответа. Каково же было облегчение девушки, когда Доминик негромко засмеялся.

— Я знаю, что ты не любишь пышные торжества. Все будет так, как ты захочешь. А теперь расскажи мне о своей новой работе…

— Я могу уволиться уже сейчас, и тогда у нас будет несколько месяцев, чтобы привыкнуть друг к другу. К тому же Вестминстер совсем рядом. Отсюда я смогу ходить на работу пешком.

Доминик вздохнул, не скрывая облегчения.

— Значит, это судьба.

— Что именно? — Софи таяла в его объятиях.

— Ты и я. Сама судьба свела нас вместе.

— Ты в это веришь? — Она затаила дыхание.

— Я поверил во многое, что раньше мне казалось невозможным, с той поры как встретил тебя, любовь моя.

И прежде чем она успела произнести в ответ хоть слово, Доминик склонился и поцеловал свою невесту.


home | my bookshelf | | Любовница по вызову |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу